/ / Language: Русский / Genre:love_history

Очаровательная незнакомка

Эйна Ли

Молодой скучающий повеса Руарк Стюарт увидел с палубы парохода юную всадницу неземной красоты — и скука моментально сменилась охотничьим азартом. Решив добиться незнакомой красавицы во что бы то ни стало, он сошел на берег. Однако знакомство этого опытного покорителя женщин с очаровательной Энджелин Хантер обернулось не совсем так, как было задумано…

Эйна Ли

Очаровательная незнакомка

Глава 1

Чернокожий мальчишка, сидевший у самой воды, вскочил на ноги, заслышав резкий гудок, разорвавший воздух. В тот же миг из-за поворота медленно выплыла «Красавица Байо». Коричневые воды Миссисипи пенились вокруг огромного красного гребного колеса, приводившего судно в движение.

Мальчик стремительно пробежал мимо людей, собравшихся на берегу, и взлетел на вершину невысокого холма. Там, у небольшого местного кладбища, в одиночестве стояла молодая женщина.

— Пароход уже подходит, мисс Энджелин! — крикнул он.

— Спасибо, Обби.

Энджелин Хантер проводила глазами мальчика, бегом возвращавшегося назад к реке, и снова перевела взор на могилу матери.

Моник Скотт умерла во время войны от холеры. Семья не располагала достаточными средствами для того, чтобы похоронить женщину в надземной могиле — вещь абсолютно необходимая в болотистой Луизиане. Поэтому ее останки сожгли вместе с останками других жертв эпидемии, обрушившейся на местных жителей, и без того изрядно пострадавших от войны. Там, где покоился их прах, был водружен обломок скалы, и теперь на нем в ряду других имен значились даты рождения и смерти несчастной француженки, высеченные грубым резцом. При взгляде на соседнюю могилу лицо молодой женщины потемнело. Это была могила ее мужа.

— Скатертью дорога, Уилл Хантер, — пробормотала она сквозь зубы. — Мама всегда считала, что о мертвых нельзя говорить дурно, но, честное слово, во время войны погибло слишком много хороших людей, чтобы проливать слезы по такому ублюдку, как ты!

О своем несчастном браке Энджелин всегда вспоминала с горечью. Уилл Хантер, беспутный пьяница и игрок, был закадычным другом ее отца. Несколько лет он настойчиво добивался ее руки. В начале войны, когда все местные мужчины отправились сражаться, Уилл намеренно прострелил себе ногу и таким образом избежал этой участи.

Целый год Энджелин отчаянно пыталась наладить дело на ферме Скотткрофт, но без мужской помощи это была непосильная задача. Доведенная до отчаяния, она вышла замуж за Уилла, хотя ей было всего восемнадцать, а ему — на двадцать лет больше. Девушка полагала, что со временем сможет полюбить его.

В первую брачную ночь он лишил ее девственности, после чего жестоко избил. Досталось и матери Энджелин. Вся вина несчастных женщин состояла в том, что они пытались помешать ему унести из дому последние деньги. Затем этот жестокий и трусливый негодяй отправился в постель к своей любовнице.

В течение месяца Уилл палец о палец не ударил, чтобы помочь на ферме. Он прекрасно проводил время, днем напиваясь, а ночью требуя удовлетворения своих супружеских прав, пока его любовница, в порыве пьяной ревности, не всадила ему в сердце огромный нож. Так Уилл нашел свою смерть — в объятиях рыдающей подруги.

Крупные капли дождя застучали по земле, мгновенно превращая ее в грязь. Энджелин подняла голову и натянула капюшон поверх длинных черных волос, струившихся у нее по плечам.

— Прощай, мамочка! — с грустью прошептала она.

Слезы и дождь смешались на ее лице. Она отвернулась от дорогой ей могилы и начала медленно спускаться по тропинке к реке.

Защищенный от дождя навесом, Руарк Стюарт стоял на средней палубе. Он уже изрядно устал от бесконечной игры в покер. Впрочем, до Нового Орлеана оставалось всего два часа. Руарк крепче сжал твердыми, чувственными губами гаванскую сигару и с наслаждением вдохнул ее терпкий аромат. Глубоко затянувшись, он медленно выдохнул дым, серые волнообразные кольца потянулись к небу.

Вынужденное ничегонеделание наводило на него скуку, и он устремил взор своих темных глаз на речной берег. Сколько еще таких берегов будет впереди, подумал Руарк с раздражением и начал прикидывать: а не лучше ли сойти в Натчезе и проделать остальной путь до Сент-Луиса по железной дороге?

Внезапно его лицо утратило выражение скуки — на берегу он узрел черного жеребца. Держась за поручень, Руарк двинулся по палубе и, облокотившись на деревянные перила, подался вперед, чтобы получше рассмотреть коня. Несмотря на то, что на спину жеребца было накинуто ветхое одеяльце, Руарк мгновенно оценил его стать. Чистокровный конь! Он изумленно усмехнулся. Вот уж не думал, что здесь, далеко на Юге, можно встретить такое великолепное животное!

Опытный капитан «Красавицы Байо» направил ее к берегу, и вскоре борт судна мягко коснулся земли. Матросы проворно сбросили канаты двум ожидавшим на берегу мужчинам — высокому негру и пожилому белому. Рядом с ними стояла негритянка в ярком красно-фиолетовом тюрбане.

Мужчины ловко обмотали концы канатов вокруг стволов деревьев и перекинули с парохода деревянный трап. Негр подвел к нему жеребца и завел его на пароход. Затем оба мужчины заторопились назад, на берег.

Ссутулившись под дождем, белый мужчина подхватил два стареньких саквояжа и обернулся, поджидая молодую женщину, медленно спускавшуюся с вершины холма. Впереди нее бежал мальчик.

Руарк увидел, как женщина, дойдя до кромки воды, остановилась, обняла негра и негритянку и поцеловала мальчугана. В это время капюшон упал с ее головы, и Руарк невольно присвистнул от восхищения — так хороши были ее волосы, черные и блестящие как вороново крыло.

Затем она начала подниматься по трапу вслед за мужчиной, несшим ее саквояжи. На полпути женщина остановилась и бросила прощальный взгляд на холм у реки. Дождь намочил ей волосы, и теперь влажные, пряди создавали некий атласный нимб вокруг ее головы. Тяжело вздохнув, она продолжила свой путь по трапу.

Через несколько минут и трап, и канаты были убраны. Послышался веселый гудок, и «Красавица Байо», запыхтев, вновь устремилась вперед по могучей Миссисипи.

Дрожа, несмотря на духоту, Энджелин стояла на палубе и с грустью наблюдала за тем, как постепенно увеличивается расстояние между пароходом и берегом. Взмахнув на прощание рукой, она увидела, как три вымокшие от дождя фигурки помахали ей в ответ.

Затянувшись в последний раз дорогой сигарой, Руарк выбросил окурок. Тот описал в воздухе грациозную дугу и скрылся в пенистых волнах. После этого Руарк покинул палубу и возвратился к прерванной игре. Его одолевали думы…

Сложив руки на груди, Энджелин в отчаянии огляделась. В крошечной каюте не было ничего, кроме пары грубых коек, расположенных одна над другой, и маленького передвижного умывальника, на котором стояли щербатый кувшин и таз. Хоть бы крошечное оконце или иллюминатор! Но даже их не было…

Молодая женщина зажгла лампу. Ну что же, решительно сказала она себе, придется с этим мириться. Они не могут себе позволить более дорогую каюту на верхней палубе. Проезд до Сент-Луиса, да вдобавок еда и стойло для Храброго Короля практически истощили их и без того скудные средства.

Сняв мокрый плащ, Энджелин повесила его на один из вбитых в стену крюков. С него стали стекать струйки дождевой воды. Девушка взяла с умывальника таз и подставила его под плащ, чтобы вода не растекалась по полу.

Генри Скотт, отец Энджелин, вошел вслед за дочерью в каюту и опустил на пол два саквояжа.

— Ну, мы тут отлично устроимся! — как всегда жизнерадостно, объявил он. — Все наладится, детка, поверь мне!

— Надеюсь, — с грустью отозвалась Энджелин.

Она села на койку, где матрасом служила тонюсенькая соломенная подстилка.

— Пойду-ка я взгляну на конягу, — сказал Генри и поспешно удалился.

Он понимал, как удручена его дочь тем, что им пришлось оставить свой дом, но не находил нужных слов, чтобы ее утешить.

Храбрый Король, встревоженный тем, что очутился в незнакомом стойле, которое к тому же постоянно трясло от качки, беспокойно фыркал и бил копытами о палубу.

Генри потрепал жеребца по шее.

— Ну-ну, парень, — успокаивающе проговорил он — певуче и чуть картаво, за последние сорок лет так и не сумев избавиться от своего шотландского акцента.

Зайдя в стойло, он принялся чистить коня пучком соломы. Движения эти ласкали и успокаивали животное. Вскоре жеребец уже настолько пришел в себя, что стал методично жевать грубый корм, пока Генри продолжал поглаживать его блестящую шерсть.

Несколько минут после ухода отца Энджелин просидела неподвижно. Перспектива сна на короткой койке, с которой наверняка будут свисать ноги, повергла ее в такое уныние, что она даже всплакнула. Подавленное настроение навело и на другие грустные мысли. Если бы только были живы мать и брат!.. Но Роберт пропал без вести в Виргинии, а мама умерла дома. Двое из многочисленных жертв войны…

Да, много солдат погибло на войне, подумала девушка. Причем с обеих сторон — и конфедераты, и янки. Ее лицо снова омрачилось. А сколько жен янки умерло от голода или от недостатка лекарств…

Энджелин прикрыла глаза, чтобы отогнать неприятные воспоминания, но слезы выкатились из-под ее опущенных ресниц и поползли по щекам. Почувствовав влагу на плечах, Энджелин поняла, что мокрые волосы намочили ей одежду. Она поспешно вскочила и вытерла слезы. Нет смысла сидеть и предаваться грустным мыслям, раз ничего нельзя изменить. Может быть, отец прав и им действительно удастся начать новую жизнь в Миссури.

Она распаковала саквояжи и развесила скудную одежду на крючках. У нее осталось лишь два платья — бальное из голубого атласа и простое повседневное из бело-розового канифаса. Энджелин тут же дала себе слово, что, как только они получат первый доход с конного завода, она купит себе новое платье.

Вытерев волосы, девушка тщательно причесалась и переоделась в простую блузку и юбку. В каюте не было стульев, поэтому в ожидании отца Энджелин прилегла на койку и почти мгновенно уснула.

Над рекой уже спустилась мгла, когда Генри, наконец, вернулся в каюту. Он зажег лампу, и его дочь тут же проснулась.

— Папа, неужели ты до сих пор ходил в мокрой одежде? — попеняла ему Энджелин. — Так и простудиться недолго!

В синих глазах Генри мелькнула лукавая усмешка.

— На этот счет у меня есть надежное средство, детка. Хлебну глоточек — и никакая простуда уже не страшна!

Энджелин недовольно покачала головой. Ну что с ним поделаешь? Хуже ребенка, честное слово! Мечтателем был, мечтателем и остался. Где ему осознать всю серьезность создавшегося положения? Ведь они потеряли все! Все, кроме Храброго Короля…

— Ты прекрасно знаешь, отец, что у нас нет денег на твою выпивку.

Ну, никакого чувства ответственности! Да это кого угодно выведет из терпения…

Генри знал — если дочь обращается к нему «отец», значит, он впал в немилость. Он подмигнул ей, порылся в кармане и извлек оттуда два крутых яйца.

— За свои денежки я получил не только капельку в стакане, но и еще кое-что.

Энджелин в восторге всплеснула руками:

— Яйца!

На щеках девушки появились две прелестные ямочки. Она не видела яиц с тех пор, как они с отцом зарезали последнюю курицу, а было это несколько месяцев назад.

Проворно очистив яйцо от скорлупы, она вонзила зубы в неожиданный деликатес.

— А соли ты не догадался принести? — спросила она с набитым ртом.

— Не стану утверждать обратное. А вот что моя девочка скажет насчет сандвича?

Генри запустил руку в другой карман и вытащил два смятых куска хлеба, между которыми примостился толстый ломоть сыра.

Энджелин пришла в еще больший восторг:

— Ох, папа, это же настоящее пиршество!

Генри улыбнулся от удовольствия, снова услышав это ласковое обращение. Тем временем Энджелин торопливо заглатывала толстые ломти хлеба, стараясь не уронить ни крошки. Глаза отца, наблюдавшего за дочерью, засветились любовью. Ну, вылитая мать — такие же длинные черные волосы и глаза цвета сапфира, те же изысканные, нежные черты лица. Только в Энджелин, к счастью, нет той хрупкости, которой отличалась его обожаемая Моник. По мнению Генри, не в пример большинству женщин его дочь обладала редкой силой и стойкостью. «Кельтские корни сказываются», — с гордостью подумал он. А затем, припомнив, как она остра на язык и как не одобряет того, что называет его «причудами», мысленно добавил: «Ну и суровость шотландской бабки, конечно».

Энджелин закончила трапезу и протянула отцу вторую половину сандвича.

— Это тебе, папа.

Генри затряс головой:

— Да я уже поел там, наверху. Они дают кучу еды бесплатно — вместе с выпивкой, конечно.

— Это правда, папа? — недоверчиво спросила Энджелин.

— Ну, с чего я стал бы тебе врать, девочка?

— Потому что хочешь, чтобы я съела все.

Генри нахмурился:

— Все пилишь и пилишь. Ну, в кого ты такая зануда? Не иначе как в свою бабку Скотт, упокой Господи ее душу! То пилишь человека за дурной поступок, и вдруг на тебе — уже в следующую минуту пилишь и за хороший! Чего ж дивиться, что не находится смельчака, который бы рискнул жениться на тебе, — философски заключил Генри, обильно уснащая свою речь любимыми шотландскими словечками.

— Вроде твоего дружка Уилла Хантера, так, что ли? — парировала Энджелин, не в силах оставить выпад отца без ответа.

Печальный опыт замужества научил ее одному — брак не может решить никакие жизненные проблемы. В ту же минуту, чтобы загладить свою резкость, она ласково улыбнулась отцу. В отношениях этих двух людей, искренне любивших друг друга, постоянно перемежались резкие выпады и мгновенное прощение.

— И потом, папа, как же я могу выйти замуж, когда мне нужно заботиться о тебе? Война сделала нищими всех моих знакомых мужчин. Да и кто из них способен мириться с твоими причудами? Придется, видно, поискать себе какого-нибудь богатого янки на Севере!

Однако Генри не поддержал шутливого настроения дочери. Энджелин встала, поцеловала отца в щеку и начала заворачивать в полотенце остатки сандвича и второе яйцо.

— Это я съем завтра.

— Делай, как хочешь. Впрочем, ты всегда так и делаешь.

Генри снял пальто и повесил на крючок.

— Пожалуй, можно чуток соснуть. — И он забрался на верхнюю койку.

— Ты проверил, как там Король? — спросила Энджелин.

Генри зевнул и закрыл глаза.

— Ага. У него все отлично, детка.

— Спокойной ночи, папа.

Он заснул прежде, чем она погасила лампу. Ей же мешали уснуть нестерпимая духота и постоянное дребезжание всех восьми котлов парохода. Проворочавшись в постели целый час, Энджелин поняла, что попытки ее тщетны. Наверное, она достаточно выспалась днем. Надев туфли, молодая женщина тихонько выскользнула за дверь.

Ночной воздух, словно освежающий бальзам, коснулся ее пылающих щек. Дождь, наконец, прекратился, и река пребывала в странной неподвижности, лишь гребное колесо нарушало тишину. Серебристый мох, свисавший с деревьев на берегу, был залит таинственным лунным светом, а сверху, из главного салона, доносились волшебные звуки вальса, порой заглушая противное дребезжание машин.

Закрыв глаза, Энджелин начала медленно покачиваться в такт музыке. Ей представилось, что она танцует котильон в объятиях прекрасного кавалера. Собственно говоря, она не танцевала уже четыре года и даже почти забыла, как это делается. Вся во власти своей фантазии, Энджелин подняла руку на плечо воображаемому партнеру и начала грациозно двигаться по кругу, подчиняясь ритму лившейся сверху мелодии. И вдруг почувствовала, как ей на талию легла чья-то ладонь, а поднятая рука утонула в твердом и теплом пожатии. Энджелин открыла глаза. Перед ней возникло красивое мужское лицо и пара смеющихся темных глаз — живое воплощение ее фантазии.

— Мне кажется, это наш вальс, моя леди.

Энджелин невольно с удовольствием отметила бархатный тембр голоса незнакомца. Смущенная тем, что он застал ее врасплох, она немного нервно рассмеялась, но, тем не менее, позволила ему закружить себя в танце. Они заскользили по палубе.

Вскоре Энджелин уже весело смеялась, не обращая внимания на то, что и она, и ее кавалер иногда спотыкались о какие-то тюки и корзины, громоздившиеся у них под ногами. Энджелин снова закрыла глаза, и вся отдалась этой неожиданной радости — кружению в объятиях красивого и умелого партнера.

Но вот вальс закончился. Энджелин медленно открыла глаза.

— Благодарю вас, сэр, — проговорила она и одарила его ослепительной улыбкой.

Он нехотя опустил руки и церемонно поклонился.

— Не припомню, когда бы я так наслаждался танцем.

Хрупкая иллюзия мгновенно рассеялась — по акценту мужчины Энджелин догадалась, что он не южанин, а проклятый янки. Взволнованная и в то же время разочарованная, девушка поспешила уйти, не произнеся более ни слова. Руарк Стюарт довольно усмехнулся. Он был чрезвычайно рад тому, что лицо женщины оказалось под стать ее блестящим черным волосам, которые он так хорошо запомнил. Он понял, что только что держал в объятиях само совершенство. «Надо разузнать побольше об этой обворожительной женщине», — решил он.

Энджелин снова стало жарко, и ее щеки запылали. Вообще-то, по правде говоря, этот румянец объяснялся не только жарой, но и смущением. Да, она повела себя как настоящая дура перед лицом этого янки, кто бы он ни был. К ее собственному удивлению, ноги сами привели девушку прямо к стойлу Храброго Короля. Жеребец радостно заржал, приветствуя ее, и Энджелин подошла поближе, чтобы его погладить.

— Ну, как ты тут, дружок? — нежно заворковала она и обняла коня за шею. — И что ты думаешь обо всем этом?

Храбрый Король испытывал от ласки удовольствие не меньшее, чем от хорошей порции овса. В ответ на действия хозяйки он потерся длинной мордой о ее щеку. И вдруг в эту идиллическую картину ворвался чей-то голос:

— Я, наверное, должен чувствовать себя неловко — один в компании двух таких красивых существ!

Энджелин мгновенно узнала этот голос. Она опустила руки и взглянула на незнакомца.

— Истинная правда, сэр, тем более что в эту компанию вас никто не приглашал.

Она намеренно произнесла эти слова чуть нараспев, в типичной южной манере, стараясь дать ему понять, какая дистанция их разделяет.

— Тогда позвольте мне хотя бы представиться.

Незнакомец вежливо поклонился:

— Руарк Стюарт, моя леди, ваш покорный слуга.

Энджелин подавила улыбку.

— Если это в самом деле так, мистер Стюарт, вы выполните мое желание и покорно удалитесь.

Руарк с шутливым ужасом схватился за сердце:

— Я не верю своим ушам! Неужели вы заставите меня удалиться, даже не позволив вначале узнать имя прекрасного видения, которым я любуюсь? О, сжальтесь же надо мною, очаровательная леди!

— Этого прекрасного коня зовут Храбрый Король.

Его темные глаза засветились теплым светом.

— Вы же понимаете, очаровательная леди, что я имел в виду не коня, а вас.

Энджелин невольно улыбнулась. Ей никак не удавалось оставаться равнодушной в его присутствии. Какой обаятельный негодяй!

— Меня зовут Энджелин Хантер, сэр.

Руарк взял ее руку и поднес к губам.

— Очень приятно, мисс Хантер.

— Миссис Хантер, — поправила она, отнимая руку.

На его лице отразилось мгновенное разочарование.

— Я видел, как вы поднимались на борт. С вами был мистер Хантер?

— Нет, сэр, это был мой отец. Я вдова.

На минуту их взгляды встретились, и Руарк тут же перевел взор на жеребца.

— Ваш спутник чрезвычайно красив.

Энджелин улыбнулась:

— Должна предупредить вас, что мой конь так же не любит янки, как и я. Им частенько приходилось страдать от его копыт и зубов.

Гортанный смешок Руарка заставил Энджелин невольно поежиться от удовольствия. Он шагнул вперед и потрепал жеребца по шее.

— Настоящий красавец, правда?

Руарк внимательно изучал широкий лоб и длинные, стройные ноги коня.

— Вы когда-нибудь ездили на нем?

— Только когда ему было два года. А потом началась война, и для подобных развлечений не осталось времени.

В ее глазах и голосе явно чувствовалось презрение.

— Мы были слишком заняты, хороня своих павших.

Руарк искоса взглянул на свою собеседницу:

— Миссис Хантер, я уже побывал на этой войне и не имею ни малейшего желания начинать все сначала.

Его взгляд был тверд, а в голосе слышалась категоричность.

Он снова обернулся к жеребцу:

— Так вы говорите, что на нем никто не ездил с начала войны?

Говоря это, он внимательно изучал зубы коня.

Четыре года войны научили Энджелин хорошо разбираться в человеческой натуре. Из этого краткого обмена репликами она вынесла твердое убеждение, что за внешним обаянием Руарка Стюарта скрываются сильная воля и железный характер. Он явно себе на уме и очень решителен. Энджелин чувствовала, что, если разозлить этого человека, он может стать беспощадным врагом.

Ее гордости был нанесен еще один чувствительный удар — девушка поняла, что с этой минуты перестала интересовать Руарка. Все свое внимание ее новый знакомый перенес на жеребца. Присев перед ним на корточки, он тщательно провел рукой по ногам жеребца, проверяя, все ли там в порядке.

— От него было потомство?

Энджелин кивнула:

— Только один жеребенок. Вы же знаете, шла война.

Руарк взглянул на девушку, и в его глазах блеснул лукавый огонек.

— Да, Шерман[1] был прав. Война — это настоящий ад.

Он снова обернулся к коню.

— И что случилось с этим жеребенком?

— Во время войны его реквизировали для армейских нужд. А Короля я спрятала, чтобы они не забрали и его тоже.

Окончив осмотр коня, Руарк выпрямился и вышел из стойла.

— Сколько вы хотите за этого жеребца?

Изумлению Энджелин не было предела.

— Я не собираюсь продавать Храброго Короля! Мы везем его на Север. Надеемся основать там конный завод.

Руарка это ничуть не обескуражило — любое деловое предложение нужно всесторонне взвесить. Он улыбнулся:

— Может быть, мы обсудим это за завтраком?

Энджелин стала неприятна самоуверенность этого человека. В ее глазах сверкнул гнев. Сжав кулаки, она коротко бросила:

— Не думаю, мистер Стюарт. Я уже сказала — Храбрый Король не продается!

С этими словами она круто повернулась на каблуках и бросилась к себе в каюту.

Глава 2

В неверном свете утра Энджелин покинула каюту, чтобы проверить, как дела у Храброго Короля. Палуба была окутана густым серым речным туманом, который, смешиваясь с жарким дымом топок парохода, создавал удушливую пелену.

Когда тяжелая ночная мгла спустилась над рекой, капитан, не желая рисковать и боясь налететь на корягу или наткнуться на мель, подвел «Красавицу Байо» к берегу и пришвартовался у Батон-Руж. Фонари, свисавшие с ее бортов, тускло светились. Они должны были служить предупреждением другим судам, рискнувшим отправиться в путь по ночной реке.

Обуреваемая тоской по дому, Энджелин стояла на нижней палубе, держась за низкий поручень, — благодаря ему грузы не могли сползти за борт.

С соседнего болота послышался хриплый крик аллигатора. Энджелин инстинктивно отпрянула и скрестила руки на груди. Несмотря на духоту, она задрожала — такую реакцию всегда вызывали в ней эти страшные чешуйчатые чудовища. Какое счастье, что она уезжает от гнусных рептилий! Энджелин от души понадеялась, что саквояжник[2]-янки, купивший Скотткрофт, будет каждое утро находить на своем лучшем газоне целый выводок этих очаровательных существ. «Что посеешь, то и пожнешь», — с упреком напомнила она себе. Не следует желать людям зла, иначе это зло может обратиться и на тебя. Казалось, пора бы усвоить этот нехитрый урок.

Энджелин начала ходить взад и вперед. В путешествии по реке ей явно не хватало движения. Выйдя на среднюю палубу, девушка остановилась у подножия широкой лестницы, ведущей к шикарным каютам наверху, и увидела табличку, свисавшую с балюстрады из красного дерева. Она гласила: «Котельное отделение». Стрелка указывала на верхнюю палубу.

«Что за чушь, — возмутилась про себя Энджелин, — ведь все эти противные шумные котлы расположены вовсе не на верхней палубе, а как раз внизу!»

Она двинулась было дальше, но вдруг остановилась и украдкой огляделась. Вокруг не было ни души — ни пассажиров, ни членов команды. Значит, никто не заметит, если она поднимется наверх и одним глазком глянет на палубу, где расположены каюты первого класса.

Дойдя до верха лестницы, Энджелин остановилась и снова огляделась. Она была поражена увиденным. Палубный навес покоился на изысканно украшенных колоннах, соединенных между собой витыми решетчатыми арками.

Искушение было слишком велико, и Энджелин не смогла устоять. Осторожно открыв дверь, она шагнула внутрь салона, расположенного строго в центре палубы. Теперь ее восхищение возросло еще больше. Даже в оперном театре Нового Орлеана она не видела такого великолепия.

Во всю длину салона — а она составляла более трехсот футов — расстилался роскошный красный с золотом ковер. Длинные ряды хрустальных канделябров, украшенных кольцеобразными подвесками, отражали многоцветие блестящей росписи потолка. По обеим сторонам главного салона тянулись двери личных кают, в которые — для удобства пассажиров, можно было попасть как с палубы, так и из салона.

Энджелин немного побродила по салону, время от времени, проводя рукой по мягкой бархатной обивке и прохладной коже кресел. Она коснулась также гладко отполированной поверхности длинной стойки из красного дерева. Заметив в конце комнаты искусно выделанный стол в стиле Дункана Файфа[3], на котором стояло серебряное приспособление для охлаждения артезианской воды, девушка остановилась и решила выпить стакан освежающего напитка.

Посреди всего этого великолепия внимание Энджелин привлекла фарфоровая фигурка, стоявшая на крышке большого рояля. Подойдя поближе, девушка взяла в руки изящную вещицу, намереваясь получше ее рассмотреть.

Неожиданно из противоположного конца салона послышался шум голосов. Энджелин в панике огляделась. Сейчас ее обнаружат. Как она сможет объяснить свое присутствие здесь? Заметив дверь, ведущую на палубу, девушка быстренько проскользнула в нее и вздохнула с облегчением. Кажется, пока никто ее не обнаружил.

Понимая, что успокаиваться преждевременно, Энджелин крадучись двинулась по палубе и вскоре достигла лестницы. В это время пароход неожиданно резко накренился. Она инстинктивно схватилась за поручень, совершенно забыв про фарфоровую статуэтку. Та выскользнула у нее из рук и со звоном упала на палубу, расколовшись на мелкие кусочки. Вне себя от ужаса, Энджелин ринулась вниз по лестнице.

Почти всю ночь Руарк Стюарт провел в размышлениях об Энджелин Хантер. Ему никак не удавалось выбросить из головы эту красавицу — все в ней восхищало Руарка. Что же касается покупки жеребца… Руарк понимал, что уговорить Энджелин будет нелегко.

Смирившись с тем, что заснуть не удастся, он натянул брюки и вышел из каюты, намереваясь пройти на корму. Туман начал понемногу рассеиваться. Массивное гребное колесо медленно подталкивало пароход на середину реки. Остановившись в тени навеса, Руарк уже собирался зажечь свою любимую сигару, как вдруг в дверях главного салона появился объект его беспокойных раздумий. Он внимательно наблюдал за тем, как Энджелин осторожно прошла по палубе и вскоре очутилась у лестницы. Тут до него донесся какой-то звон, и Энджелин стремглав бросилась вниз по ступенькам.

Выйдя из-под навеса, Руарк нагнулся и увидел на полу куски фарфора. Он выпрямился и, нахмурившись, задумчиво уставился в пространство. Какого черта ей понадобилось в такую рань на палубе? И почему она рыщет здесь с какой-то фарфоровой куклой в руках?

Запыхавшаяся Энджелин вбежала в каюту и с силой захлопнула за собой дверь. Прислонившись к косяку, она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Не раз за свою недолгую жизнь девушке приходилось испытывать настоящий страх — сколько именно, она сама не могла бы припомнить. За четыре года войны, которые ее отец и брат провели на полях сражений, Энджелин весьма преуспела в искусстве уклонения от нежелательных встреч с янки, но при этом не раз попадала в ситуации, когда ее спасало только чудо. Немного отдышавшись, девушка принялась размышлять о том, что с ней только что произошло, и пришла к выводу, что ничего плохого она не сделала, не считая того, конечно, что разбила дорогую статуэтку. Она понимала, что стоит ей признаться в своем проступке, и капитан наверняка потребует возместить ущерб. Но ведь денег у нее нет! Значит, в ближайшем порту он засадит ее в тюрьму. Энджелин печально вздохнула и решила до поры до времени молчать о том, что наделала. Даже отцу она ничего не расскажет. Это решение оказалось легко выполнимым, так как Генри, едва проснувшись, тотчас куда-то исчез. Опасаясь того, что слухи об утреннем происшествии уже распространились по пароходу, Энджелин весь день провела в своей каюте, покидая ее лишь затем, чтобы накормить Храброго Короля и почистить его стойло.

Наступил и миновал полдень, а отец так и не появился. Энджелин начала всерьез тревожиться, но не рискнула выйти из каюты и поискать его. Она отлично проведет время одна. Должен же ее непутевый родитель когда-нибудь объявиться!

Девушка решила пока заняться домашними делами — стиркой и штопкой. Когда голод начал уж слишком донимать ее, Энджелин съела оставшееся со вчерашнего дня яйцо и вторую половину сандвича с сыром. Тревога за отца не давала ей покоя. Не находя себе места, девушка в беспокойстве мерила шагами каюту. Лишь поздно вечером, несмотря на героическую борьбу со сном, она все же задремала.

Было уже за полночь, когда Генри Скотт осторожно прокрался в каюту и улегся на свою койку.

На вершине холма, величественно возвышаясь над рекой, располагались богатые, полные достоинства особняки знати Натчеза. А внизу под ними, у самой кромки воды, тянулся ряд унылых и убогих лачуг, служивших убежищем для самых что ни на есть отбросов общества, словно вынесенных сюда течением с речного дна — воришек, головорезов и дезертиров, выдававших себя за лодочников.

Натчез-под-Холмом. Город, пользующийся самой дурной славой на всей Миссисипи.

Удобно устроившись на безопасной верхней палубе, пассажиры первого класса с интересом наблюдали за тем, как вооруженные члены команды проверяли, не проник ли кто-нибудь на борт парохода незаконным образом — не имея билета и не сопровождая груз.

Генри и Энджелин стояли на страже у стойла Храброго Короля, из опасения, что во время суматохи, сопровождающей разгрузку и погрузку, их жеребец может вдруг «таинственно» исчезнуть.

На нижней палубе Энджелин с удивлением заметила Руарка Стюарта и, опасно перевесившись через перила, начала наблюдать за ним. Весь вчерашний день она его не видела и уже решила, что он оставил мысль купить ее коня.

Однако сам Руарк думал иначе. В отсутствие Энджелин он снова обследовал жеребца и теперь больше чем когда-либо был полон решимости купить его. По правде говоря, он уже считал Храброго Короля своей собственностью и теперь спустился вниз, чтобы удостовериться, что никакая речная крыса не потревожит благородное животное.

Внезапно конь поднял голову. В его глазах отразился страх, а уши стали торчком, словно он к чему-то прислушивался. В следующее мгновение он испуганно заржал и начал беспокойно бить копытами и метаться по стойлу.

— Что с тобой, парень? — спросил Генри и шагнул вперед, чтобы успокоить коня.

В это время из упаковочной клети, которую как раз грузили на борт, раздалось басовитое рычание дикого зверя. Энджелин и Генри, не веря своим ушам, переглянулись и увидели, как рядом со стойлом Храброго Короля появилась большая клетка, в которой сидела пума. Злобная дикая кошка не испытывала никакого желания оказаться на судне. Впрочем, и пассажирам не доставляло радости видеть ее здесь. Заключенное в клетку свободолюбивое животное отчаянно сопротивлялось. Сейчас его борьба достигла высшей точки. Своим длинным рыжевато-коричневым телом — почти восьми футов от головы до кончика хвоста — пума начала свирепо биться о прутья, стеснявшие ее свободу.

От леденящих душу свирепых криков плененного животного у тех несчастных, которые были вынуждены доставить кошку на борт, буквально мурашки забегали по спине. Когтистой лапой пума сквозь прутья пыталась оцарапать тех, кто неосторожно подходил к клетке слишком близко. При взгляде на эти длинные желтые когти и горящие ненавистью зеленые глаза всем становилось как-то не по себе.

Именно звуки, издаваемые пумой, а также запах дикого зверя так напугали Храброго Короля, и теперь Генри настойчиво, но, увы, безуспешно пытался успокоить животное. Энджелин торопливо направилась к капитану.

— Почему вы позволяете поднимать на борт такое опасное животное? — требовательно спросила она.

— Эту кошечку везут в цирк Сент-Луиса. — Он ободряюще улыбнулся девушке: — Да не бойтесь!

Охотник, который поймал ее, уверял, что из клетки ей никак не выбраться.

— И все же вы должны убрать эту пуму подальше от моего жеребца, — продолжала настаивать Энджелин.

— За груз на судне отвечает мой помощник, мэм, — вежливо отозвался капитан.

Однако помощник капитана, довольный тем, что опасный зверь наконец-то доставлен на борт, не имел ни малейшего желания испытывать судьбу и передвигать клетку, пока судно не достигнет Сент-Луиса.

— Нам и так изрядно досталось, пока мы грузили эту зверюгу. Я не собираюсь снова тягать ее туда-сюда.

— Но вы просто обязаны это сделать! — в отчаянии выкрикнула Энджелин. — Вы что, не видите, что творится с нашим конем? Да он просто умрет от страха, если ему придется стоять так близко от этой проклятой кошки…

— Тогда уберите коня, — со смешком предложил помощник капитана.

— Но на судне нет другого стойла, — беспомощно произнесла Энджелин.

Однако этого бездушного человека мало интересовали проблемы пассажиров нижней палубы.

— Если пума так мешает вашему коню, сойдите на берег и подождите другого парохода, — ворчливо предложил он.

Вся эта перебранка происходила на глазах у Руарка. Решив, что он уже довольно наслушался, молодой человек обратился к капитану:

— Похоже, ваш помощник не очень-то сочувствует этой юной леди.

Личность Руарка была хорошо известна капитану, и он был не такой дурак, чтобы рисковать своим положением и ссориться с человеком столь влиятельным. Тем более что, по слухам, Руарк Стюарт — один из владельцев «Красавицы Байо».

Шепотом посовещавшись со своим помощником, капитан кивнул Руарку и поспешно покинул палубу, не дожидаясь продолжения неприятного спора. Было очевидно, что помощник изрядно разозлен, но капитан явно предпочитал гнев члена своей команды немилости всемогущего Руарка Стюарта. Он торопливо ретировался в самое высокое и удаленное место на всем пароходе, а именно в рулевую рубку, которая возвышалась на верхней палубной пристройке подобно одинокому белому бельведеру.

Рассерженный помощник тем временем наблюдал за тем, как клетку перенесли в дальний конец парохода и поставили так, чтобы ветер не доносил запах пумы до пугливого жеребца.

С окончанием погрузки, после того как погрузочную платформу подняли на борт, напряжение на судне понемногу спало. В воздухе послышался резкий звук пароходного свистка, и «Красавица Байо» продолжила свой путь.

Как только Натчез скрылся из виду, Генри поспешил в каюту и начал прихорашиваться. Он торопился с этим, чтобы успеть выскользнуть на палубу до того, как вернется Энджелин — боялся, что его любопытная дочь вытянет из него всю правду. А правда заключалась в том, что он проиграл в карты несколько долларов из их скудных сбережений; неунывающий шотландец понимал: ему не удастся убедить Энджелин в том, что это «сущий пустяк». Будучи столь же подозрительной, как ее достойная бабка, дочь наверняка обрушится на отца с упреками. Вчера вечером Генри ужасно не везло. Он проиграл бы гораздо больше, если бы этот парень, Стюарт, не остановил игру, объявив, что устал и собирается лечь спать.

Почему-то Генри был уверен, что сегодня ему наверняка повезет. Не может быть, чтобы счастье ему не улыбнулось!

Переодевшись в белую рубашку со складками, он повязал черный галстук, надел жилет, а поверх всего этого натянул видавший виды сюртук, доходивший ему до колен.

Водрузив высокую шляпу на свою ярко-рыжую шевелюру, уже начинавшую седеть у висков, и лихо заломив набекрень этот некогда модный головной убор, Генри отступил на шаг и залюбовался своим отражением в покрытом трещинами зеркале, висевшем на стене.

— А ты еще мужичок хоть куда, Генри Скотт, даром что разменял седьмой десяток, — одобрительно заметил он и, кивнув мужчине в зеркале, с удовлетворением погладил свою тщательно подстриженную бороду. Приоткрыв дверь, Генри осторожно выглянул, чтобы удостовериться, что путь свободен. Ему повезло — Энджелин была занята Храбрым Королем и стояла к отцу спиной. Верный своей кельтской натуре, Генри не сомневался, что теперь ему весь вечер будет сопутствовать удача.

Его голубые глаза озорно блеснули в предвкушении предстоящего веселья, и, лукаво улыбнувшись — ни дать ни взять сказочный гном, — старик тронулся в путь. Храбрый Король все еще не мог успокоиться, и Энджелин решила не покидать любимого жеребца, пока не удостоверится, что с ним все в порядке.

Иногда рычание пумы заглушало даже шум двигателей, но, в конце концов, конь привык к этому звуку и перестал обращать на него внимание.

— Я знаю, любимый мой, это путешествие доставляет тебе беспокойство. Но потерпи еще несколько дней, старина! Скоро мы прибудем в Сент-Луис, а тогда и этот противный пароход, и эти мерзкие звуки исчезнут навсегда, — пообещала Энджелин, поглаживая блестящий круп скакуна.

В нескольких футах от Энджелин, не замеченный ею, стоял Руарк Стюарт. От девушки его скрывали тюки с хлопком, во множестве наваленные на палубу. Услышав ее слова, он улыбнулся. Итак, она направляется в Сент-Луис, а это значит, что впереди у него есть несколько дней, в течение которых надо убедить девушку продать ему жеребца. Но где она была весь день? Он всюду искал ее и не мог найти.

Из вчерашнего разговора с Энджелин Руарк понял, что один из его карточных партнеров — отец этого очаровательного создания. Он поклялся, что завоюет доверие старика. Может быть, тот окажется покладистее своей красавицы дочери и согласится продать так приглянувшегося Руарку коня?

Но стоило Руарку приблизиться к стойлу, как его лицо почему-то непроизвольно расплылось в глуповатой улыбке. Полно, неужели его действительно так притягивает к себе жеребец? А может быть, дело в красавице Энджелин Хантер?

Заметив Руарка рядом с собой, Энджелин подняла голову. Их взгляды встретились, и, коротко кивнув, он произнес:

— Миссис Хантер.

— Мистер Стюарт, — отозвалась девушка.

— Я вижу, коня удалось, наконец, устроить.

— Да. Благодарю вас за помощь. Вполне возможно, вы спасли жизнь моему жеребцу.

— Нашему жеребцу, — поддразнил он ее.

Ее выразительные глаза цвета сапфира схлестнулись с его темными глазами.

— Еще раз благодарю вас за помощь, мистер Стюарт.

С этими словами она отвернулась и ушла.

Глядя вслед девушке, Руарк скрестил руки на груди, прислонился плечом к поручню и улыбнулся. Интересно, отдает ли она себе отчет в том, что их начинает связывать нечто большее, чем этот племенной жеребец?..

Возвратившись поздно ночью в каюту, Генри разбудил дочь и, расплывшись в широкой, как сама Миссисипи, улыбке, небрежно кинул ей пачку банкнот.

— Ну-ка, взгляни сюда, детка! — воскликнул он, обращаясь к ничего не понимающей Энджелин. — Это тебе не жалкие доллары конфедератов, что лежат у тебя в кошельке!

Энджелин, сонная и плохо соображающая, тупо уставилась на банкноты:

— Где ты взял эти деньги, папа?

Ей мгновенно припомнился разбитной янки и его предложение продать ему жеребца. Она в ужасе вцепилась в руку отца:

— Ты ведь не продал Храброго Короля, правда?

Генри озадаченно посмотрел на дочь. Почему ей пришла в голову такая мысль?

— Конечно, нет! Жеребец твой, и ты это знаешь.

— Тогда откуда же у тебя эти деньги?

— Да так, перекинулся немного в картишки.

Энджелин вскочила с постели. Ее глаза метали молнии.

— Ты играл в карты, рискуя нашими последними деньгами?

Она все еще не могла поверить, что ее отец способен на такое безрассудство.

— Ну-ну, дочка, не заводись. Я ведь выиграл, разве не так?

— А если бы проиграл? Что мы делали бы тогда? — Энджелин в отчаянии всплеснула руками. — Ты же знаешь, мы направляемся в Миссури, где нас никто не ждет. У нас там нет ни знакомых, ни крыши над головой. Как же ты мог сесть играть, даже не задумываясь о последствиях?

Как ни старался Генри избежать выговора, ему это не удалось. С унылым видом повесив сюртук и шляпу на крючок, он отвел душу, привычным образом укорив дочь:

— Несчастный я человек! Ты, моя девочка, с годами становишься точь-в-точь как твоя покойная бабка! Она вот тоже никогда не замечала в людях хорошее, разве что в себе самой…

Взобравшись на верхнюю койку, старик заключил свою тираду философским выводом:

— Стараешься-стараешься как лучше, а никто и слова доброго не скажет.

Высказав все, что наболело на душе, Генри закрыл глаза, и вскоре его ворчание уступило место мерному храпу. Энджелин же, безнадежно махнув рукой, начала пересчитывать деньги.

Глава 3

На следующее утро Энджелин пришла к выводу, что ее терпению и самоотречению пришел конец. Вчера у нее маковой росинки во рту не было («А отец тем временем играл в карты, рискуя проиграть все наши деньги», — сказала она себе). Ну нет, больше она не позволит сделать из себя дуру! С этой мыслью девушка, преисполненная решимости, засунула несколько банкнот к себе в сумочку.

Затягивая потуже корсет, Энджелин услышала, как громко протестует ее голодный желудок. Если до сих пор у нее и оставались какие-то сомнения относительно того, прилично ли купить еду на выигранные в карты деньги — а, по правде говоря, сомнений у нее почти не осталось, — то теперь эти недвусмысленные желудочные призывы прозвучали как боевой клич, воодушевивший голодного и отчаявшегося воина.

Сей доблестный воин облачился в кринолин, нижнюю юбку, бело-розовое платье из канифаса и, схватив сумочку, ринулся по лестнице, ведущей к котельному отделению. В главный салон Энджелин вбежала с решимостью и отвагой, которые сделали бы честь любому настоящему вояке.

Немедленно рядом с нею как из-под земли выросли два официанта, облаченные в униформу, и вскоре Энджелин уже сидела за покрытым льняной скатертью столом, на котором красовались изысканный китайский фарфор и серебряные приборы. Над столом витал восхитительный аромат, исходивший от свежесрезанных розовых бутонов, готовых вот-вот распуститься. Цветы стояли в красивой хрустальной вазе. Один официант налил Энджелин шампанского в бокал из уотерфордского хрусталя, [4] а другой, ловко постелив ей на колени льняную салфетку, с поклоном подал меню, после чего оба скромно удалились, ожидая, пока она сделает заказ.

— Советую взять омлет с куриной печенью.

Энджелин подняла глаза и увидела рядом с собой смеющегося Руарка Стюарта.

— Вы позволите присоединиться к вам?

И, не дожидаясь ответа, сел. По сердитому лицу девушки Руарк догадывался, что она не очень-то рада его обществу, и решил действовать без промедления. На то были свои причины. Когда некоторое время назад Руарк вышел из каюты, направляясь в главный салон, он был немедленно атакован Мейсоном Деннингом, своим деловым знакомым из Сент-Луиса, и приглашен позавтракать вместе с семейством Деннингов.

Банкир путешествовал в компании дочери и сварливой жены. С первого взгляда было ясно, что он находится у нее под каблуком. Эта недалекая женщина решила воспользоваться совместным путешествием, чтобы навязать свою дочь Руарку. Сама по себе девица была не так уж плоха, но имела отвратительную манеру говорить в нос, что весьма действовало Руарку на нервы.

Поэтому, завидев входящую в салон Энджелин, он не мог поверить своему счастью. Ее присутствие давало возможность отделаться от назойливых Деннингов, сославшись на заранее намеченную встречу. Извинившись, он направился прямиком к столику Энджелин.

— Восхитительны также булочки, — как ни в чем не бывало, продолжал Руарк, не обращая внимания на недовольство Энджелин. — Пьер, здешний шеф-повар, прибыл из Франции.

Энджелин бросила на собеседника сердитый взгляд поверх меню:

— В той же корзине, что и шампанское, я полагаю.

Руарк откинул голову назад и громко захохотал. Все трое Деннингов как по команде обернулись, с неудовольствием отметив, как весело и беззаботно звучит этот смех. Увидев же, как Руарк склонился к молодой женщине за столом и что-то негромко говорит ей, Синтия Деннинг скорчила недовольную гримасу.

— Вы сегодня прекрасно выглядите, Энджелин.

Девушка отложила меню и пронзила Руарка сердитым взглядом.

— Что-то не припомню, мистер Стюарт, чтобы я разрешила вам такие вольности.

Она намеренно произнесла эти слова в протяжной южной манере, еще раз подчеркивая, как уже было однажды, существующую между ними разницу.

— Примите мои извинения, миссис Хантер.

Постепенно Руарк начинал распутывать тайну, окружавшую эту женщину. Она явно не принадлежала к числу пассажиров первого класса, и поэтому он ни разу не видел ее прежде в главном салоне. У них с отцом, похоже, было мало денег, вот почему старик украдкой совал в карманы еду. Когда Руарк впервые стал свидетелем этой сцены, она лишь позабавила его; теперь же он догадался, что еда, по всей видимости, предназначалась для Энджелин. Оставалось разгадать еще одно — как случилось, что эта обворожительная женщина стала обладательницей чистокровного скакуна. Ну ничего, в свое время он найдет ответ и на этот вопрос. А пока будет просто наслаждаться обществом самой красивой женщины, какую ему когда-либо доводилось видеть.

Если за последние несколько дней она съела лишь то, что удалось стянуть ее старику отцу, неудивительно, что она очень голодна. На этот счет у Руарка уже созрело решение.

Возвратившемуся официанту он спокойно заявил, отбирая у Энджелин меню:

— Я сделаю заказ для двоих.

Энджелин с неудовольствием отнеслась к такому нахальству. Она привыкла сама принимать решения и не собиралась позволять никому, а тем более этому противному янки, диктовать ей, что есть. К ее вящему ужасу, как раз в этот момент голодный желудок подал свой недвусмысленный сигнал. Руарк вопросительно взглянул на Энджелин поверх меню и быстро сделал заказ.

Вскоре официанты принесли блюдо с запеченным грейпфрутом. Энджелин не могла припомнить, когда в последний раз ела такой восхитительный деликатес. Ломтики фруктов были обильно посыпаны сахаром и политы мадерой. Не успела она доесть последний кусочек, как блюдо унесли, а вместо него поставили тарелки с дымящимися яйцами в тарталетке. Из вчерашней, чуть подсохшей булочки был удален мякиш, а на его месте красовались два сваренных вкрутую яйца. Булочку обильно смазали маслом и заново запекли. Все блюдо было полито вкусным луковым соусом и посыпано укропом.

Энджелин голодными глазами следила за официантом, который заканчивал последние приготовления — добавлял поверх всего этого великолепия тертый сыр и майонез. Она боялась, что истечет слюной, пока другой официант колдовал таким же манером над тарелкой Руарка.

Наконец, поставив на стол поднос с куриной печенкой и блюдо со свежими круассанами, официанты удалились, и гости смогли приступить к еде.

— Восхитительно! — заявил Руарк, отправляя в рот первый кусок изысканного лакомства.

Энджелин в душе была полностью согласна, но не могла позволить, чтобы последнее слово осталось за ним.

— В соусе многовато лука, — возразила она.

Руарк с удивлением взглянул на Энджелин. Учитывая ее стесненные денежные обстоятельства, а также тот факт, что это блюдо обычно подавалось лишь в самых лучших ресторанах и гостиницах Америки, он никак не ожидал, что оно ей знакомо.

— Неужели вы гурман, миссис Хантер?

— Вовсе нет. Просто моя мать была француженкой. Она часто готовила яйца таким способом. Но это было еще до войны…

Лицо девушки омрачилось при воспоминании об этих счастливых, но, увы, минувших днях. От Руарка не ускользнула эта перемена в настроении соседки. Ее недавний гнев внезапно уступил место печали. Ему захотелось хоть чем-то порадовать ее, и он предложил:

— Попробуйте вот это.

И на тарелку Энджелин лег кусочек куриной печенки. Девушка попыталась выбросить из головы грустные мысли и начала размышлять о Руарке Стюарте. Почему он ей так ненавистен? Потому что он — янки? Но ведь война кончилась уже полгода назад! Она не может вечно враждовать с янки, если собирается жить среди них. А может быть, дело в его напыщенности? Или наглости? Самонадеянности? Да, он ей так неприятен именно в силу всех этих причин, пришла к выводу Энджелин. Подняв голову, она обнаружила, что его темные глаза внимательно изучают ее, и от этого напряженного взгляда ей стало не по себе.

Руарк улыбнулся девушке и протянул тарелку с круассанами, но Энджелин отрицательно покачала головой:

— Нет, спасибо.

— Вы обязательно должны их попробовать. Пьер славится своими круассанами.

Он разрезал булочку пополам и намазал один из кусков айвовым желе. Затем, все так же обворожительно улыбаясь, поднес ко рту Энджелин. Она с беспокойством огляделась и заметила, что Деннинги осуждающе наблюдают за этой сценой.

— Мистер Стюарт, на нас же смотрят!

— Ну, пожалуйста, всего один кусочек! В виде персонального одолжения, — продолжал настаивать он.

Желая положить конец этой неловкой сцене, Энджелин откусила кусочек булочки:

— Действительно очень вкусно.

— А что я вам говорил?

К ужасу Энджелин, которая видела, что на них все еще смотрят, Руарк, как ни в чем не бывало, отправил остаток круассана себе в рот. Он жевал его медленно, смакуя… И в этих его движениях была некая скрытая интимность. Энджелин покраснела, Руарк же не спускал с нее глаз, как будто ничего не случилось, и, казалось, наслаждался ее смущением.

Стараясь как-то замять эту сцену, Энджелин откашлялась и торопливо пролепетала:

— Вообще-то круассаны изобрели вовсе не во Франции, а в Австрии. Когда Мария Антуанетта вышла замуж за Людовика Шестнадцатого, эти булочки появились при французском дворе.

Изумленный Руарк поднял брови:

— Неужели правда?

Энджелин кивнула:

— Французы только дали им другое название, сделали их чуть легче, а также слегка изменили размеры и форму.

— Собственно говоря, то же самое они сделали и с самой бедняжкой Марией Антуанеттой, — заметил Руарк.

Губы Энджелин дрогнули в невольной улыбке, но она попыталась ее подавить.

— Как вы можете так говорить, сэр! — с упреком бросила она и, поддев вилкой кусочек куриной печенки, отправила его в рот.

Руарк усмехнулся:

— Принимаю ваш упрек, моя леди. Но все же вы должны признать, что рецепт круассана не помог злосчастной королеве сохранить голову на плечах…

Энджелин от души расхохоталась. Ей пришлось даже прикрыть рот салфеткой, чтобы печенка не выпала на стол.

Руарк протянул девушке бокал шампанского:

— Выпейте-ка это.

Их обоих продолжал душить смех, и остальные посетители ресторана, глядя на веселую красивую пару, тоже невольно улыбались. Только от стола, за которым сидели Деннинги, веяло ледяным холодом. Наконец, после нескольких глотков сверкающего напитка, Энджелин удалось овладеть собой. Вытерев выступившие на глазах слезы, она проговорила:

— Ваша реплика никуда не годится, мистер Стюарт.

— Прошу вас, называйте меня просто Руарк, — попросил он, обаятельно улыбаясь.

Энджелин уже много лет так от души не смеялась. Но внезапно она ощутила чувство вины. Это было подобно пощечине. Нет, она не имеет права смеяться, не имеет права сидеть здесь, в этом элегантном ресторане. Она ведь обманщица, самозванка, и он наверняка это знает. Он сейчас смеется не вместе с нею, а над ней.

Энджелин вскочила со стула:

— Мне нужно идти.

Руарка удивил этот внезапный порыв. А ведь ему казалось, что барьеры между ними начинают рушиться…

— Но вы ведь не кончили завтракать, Энджелин! Как насчет чашечки кофе?

— Нет, не хочу.

Она порылась в сумочке и вытащила несколько банкнот.

Руарк запротестовал:

— Позвольте мне заплатить!

— Я сама заплачу за себя, мистер Стюарт.

Энджелин положила деньги на стол и поспешно ретировалась. Руарк сокрушенно покачал головой и взял в руки смятые бумажки.

— Ну что же, Энджелин, сегодня вы поступили по-своему. Но в следующий раз, мой черноволосый ангел… В следующий раз все будет по-другому.

И еще долго после ее ухода Руарк просидел за столом, погруженный в свои мысли. Он чему-то улыбался и курил свою любимую сигару.

Чтобы не встречаться больше с Руарком Стюартом, Энджелин провела остаток дня, не покидая своей каюты. А на следующее утро «Красавица Байо» бросила якорь в Мемфисе. Пока команда принимала на борт уголь и грузы, Генри и Энджелин спустили Храброго Короля на землю, чтобы конь немного размялся.

— Ему бы хорошо побегать, — раздался вдруг голос Руарка.

Энджелин не слышала, как он подошел, и была удивлена, обнаружив его рядом с собой.

— Мой отец сам знает, что ему делать, — резко бросила она и, отвернувшись от Руарка, продолжала наблюдать, как Генри не спеша прогуливает жеребца.

Вскоре старик сам подошел к ним, ведя в поводу Храброго Короля и широко улыбаясь.

— Совсем застоялся бедный парень! Боится ногой шевельнуть…

— Почему бы вам не позволить мне проехаться на нем галопом, хотя бы на короткое расстояние? — предложил Руарк.

— Это было бы здорово, мистер Стюарт, но дело в том, что у меня нет седла.

— Я могу проехаться и без седла, — возразил Руарк.

— Ну что же, сэр, буду вам весьма признателен, — с поклоном проговорил Генри.

Пока Руарк снимал жилет, Энджелин не сводила с него недовольного взгляда.

— Почему ты так уверен, отец, что он вернется? — сердито спросила она. — Возьмет да и стянет Храброго Короля прямо у нас из-под носа!

Лукаво улыбаясь, Руарк протянул девушке свой жилет и шляпу:

— Я оставляю вам свою одежду. Там и мой кошелек, миссис Хантер.

Не в силах больше выносить самодовольство этого человека, Энджелин выхватила одежду у него из рук.

— Смотрите, не упадите, а то еще сломаете себе шею. Храбрый Король — это вам не жеребенок, знаете ли!

— Мне еще не встречались лошади, с которыми я не сумел бы справиться.

Он смотрел ей прямо в глаза.

— В том числе и норовистые кобылицы.

От Энджелин не ускользнул его скрытый намек. И снова их взгляды схлестнулись.

Из кармана своего серого жилета Руарк достал золотые часы с брелоком. Жилет был сшит безукоризненно и, словно вторая кожа, облегал широкую грудь и стройную талию владельца. Энджелин, придирчиво оглядев своего противника, вынуждена была отметить его мужественную красоту. Сняв жилет, он остался в белой рубашке, туго обтягивавшей его широкие плечи, и полосатых брюках, выгодно подчеркивавших узкие бедра и длинные ноги Руарка. Он подал ей часы, и на мгновение их руки соприкоснулись. Энджелин ощутила, как по всему ее телу пробежала электрическая искра. Подняв глаза на Руарка, она по его взгляду поняла, что он чувствует то же самое. Затем он вынул из манжет золотые запонки, передал их Энджелин и начал закатывать рукава. При виде темных волосков, покрывавших его руки до локтей, у Энджелин пересохло в горле.

Она с ужасом поняла, что этот человек возбуждает ее. Тело ее невольно откликалось на его волнующую сексуальность, и это возбуждение отразилось в глазах Энджелин. Ее реакция не ускользнула от Руарка, его темные глаза сузились в ответ.

Взяв поводья, он ухватился за гриву жеребца и одним махом оседлал его. Затем слегка подстегнул животное, и Храбрый Король ринулся вперед, как школьник после окончания занятий.

Это был настоящий племенной жеребец, и его коронным номером был бег. После нескольких дней, проведенных в стойле без движения, ему, конечно, хотелось размять ноги. Руарк чувствовал, какая мощь и энергия скрываются в этом красивом животном. Он слегка умерил его пыл, и Храбрый Король резво побежал вперед. Проехав несколько миль, Руарк повернул обратно к пароходу.

Когда всадник подъехал совсем близко и спешился, Генри расплылся в улыбке. Он был счастлив видеть жеребца в таком отличном состоянии, ничуть не уставшим. Конь запросто мог бы пробежать еще не один десяток миль. Руарк любовно потрепал его по шее:

— Он настоящее животное, Генри!

«Как и ты сам, Руарк Стюарт», — мысленно добавила Энджелин, с ненавистью окидывая его взглядом. Взъерошенные волосы Руарка в беспорядке падали ему на лоб. Казалось, пробежка произвела на всадника тот же самый эффект, что и на коня — оба выглядели оживленными и излучали здоровую силу и мощь.

Генри отвел коня в сторону, чтобы тот немного остыл после прогулки. В это время пароход издал гудок, предупреждая сошедших на берег пассажиров, что пора возвращаться на борт. Руарк вразвалку подошел к Энджелин, опуская рукава рубашки. Он, по обыкновению, ухмылялся.

«Этот напыщенный негодяй оседлал нашего жеребца и теперь полагает, что следующей буду я!» — с раздражением подумала Энджелин.

— Чему это вы так ухмыляетесь? — с вызовом спросила она Руарка и сунула ему в руку золотые запонки.

— Ухмыляюсь? Помилуй Бог! Я просто улыбаюсь, глядя на вас, мисс Энджелин, — с невинным видом возразил Руарк, надевая жилет, а поверх него пиджак. Он аккуратно разгладил все складки, пока не убедился, что одежда сидит на нем безукоризненно. — Или вы не способны отличить ухмылку от простой улыбки?

— Разумеется, способна! И прошу вас прекратить так нагло ухмыляться…

Бросив шляпу ему в живот с такой силой, что Руарк даже согнулся, Энджелин направилась к пароходу.

Он тронул ее за плечо:

— Постойте, миссис Хантер.

Девушка возмущенно повернулась на каблуках:

— В чем на этот раз дело, мистер Стюарт?

— Если не возражаете…

И он выразительно посмотрел на ее руку. Проследив за его взглядом, Энджелин обнаружила, что все еще держит в руках его золотые часы.

— Ах да, конечно. Извините.

Она отдала ему часы и начала взбираться по трапу. Руарк Стюарт следовал за ней. Вскоре «Красавица Байо» продолжила свое путешествие вверх по реке.

В тот же вечер Генри Скотт вернулся в каюту очень поздно. На его лице было написано уныние. Сгорая от стыда, он признался дочери в ужасном проступке — оказалось, что старик проиграл все их деньги.

— До последнего доллара? — не веря своим ушам, переспросила Энджелин.

— Да, детка, — печально подтвердил Генри, без сил опускаясь на койку.

— А кому ты проиграл, папа? Может быть, этот человек вернет их?

Генри покачал головой:

— Тем двум, у которых я недавно выиграл. А теперь спустил все — и выигрыш, и все наши деньги…

— Ох, папа, ну как же ты мог?!

Задавая этот риторический вопрос, Энджелин заранее знала ответ на него. Во-первых, ее отец был совершенно не похож на типичных шотландцев, прижимистость которых вошла в анекдоты, а во-вторых, на всем Юге Соединенных Штатов трудно было найти карточного игрока хуже него. Ну почему, почему она ослабила вожжи? Ведь порой этот упрямый старик становится норовистее Храброго Короля! Энджелин хотелось сейчас только одного — как следует выплакаться, так, чтобы уже и слез не осталось.

Как она устала от этой унизительной бедности, от необходимости постоянно бороться за выживание! Четыре долгих года она пыталась сохранить Скотткрофт и хоть как-то прокормить Большого Чарли, Клео и Обби. Четыре долгих года она прятала Храброго Короля, чтобы пришлый янки или какой-нибудь другой мошенник, ищущий легкой наживы, не стянул его ненароком. Она даже пошла на унизительный брак с Уиллом Хантером. И все ради чего? После всей этой борьбы со Скотткрофтом все равно пришлось расстаться. Когда были уплачены все долги и погашены просроченные кредиты, у них осталось всего-навсего две сотни долларов. А теперь нет и их… Энджелин казалось, что сейчас у нее разорвется сердце. Она выбежала из каюты, чтобы втихомолку выплакаться. Без сил опустившись на темную, грязную палубу и прислонившись к какому-то тюку с хлопком, девушка лила слезы до тех пор, пока они не иссякли.

Обессиленная, она уже собиралась было вернуться в каюту и хоть как-то успокоить Генри — наверняка выход можно найти! — как вдруг услышала голоса. Рядом с ней остановились двое мужчин.

Не заметив присутствия Энджелин, они погрузились в увлекательное занятие: — разложив на одном из тюков пачку банкнот, мужчины начали делить их на две кучки.

— Вот твоя половина, Чарли. Неплохой улов за один вечер! И ведь что приятно — никто ничего не заметил, — сказал один.

— Я вовсе не уверен в этом, Пит, — возразил другой — по всей видимости, Чарли. — Этот парень, Стюарт, смотрел на нас с подозрением. Наверное, нам надо было разделиться. Ну, не играть в паре.

— Что же, прикажешь играть с этим Стюартом? Ну уж нет! — энергично возразил Пит. — Правду ты сказал — надо держаться от него подальше. Его против шерсти не погладишь, не то, что других…

Чарли противно хохотнул:

— Вроде этого старичка Скотта, да? Вот дуралей! И ведь так ничего и не заподозрил… Не успели мы бросить наживку, как он — готово дело — тут же попался на крючок! В его-то возрасте надо бы научиться соображать, так нет же — попался на нашу уловку, а она стара как мир! Сначала дали ему выиграть, а потом отобрали и прибыль, и его собственные денежки…

Энджелин прямо подскочила на месте, услышав эти слова. «Они ведь говорят о папе! — с негодованием подумала она. — Эта гнусная парочка карточных шулеров обчистила его, а он ничего не понял!»

Когда мужчины скрылись во тьме, все еще посмеиваясь и радуясь неожиданной удаче, Энджелин поспешила обратно в каюту.

— Папа, выслушай меня! Тебя подставили два прожженных шулера, — задыхаясь, сказала она. — Я только что подслушала их разговор на палубе — они хвастались, как ловко им удалось тебя провести. Надо пойти и рассказать обо всем капитану. Он-то заставит их отдать наши деньги!

Генри покачал головой:

— Не получится, детка! Их надо застукать на месте преступления, иначе ничего не докажешь. Они-то ведь путешествуют в первом классе, так что заранее ясно, кому из нас поверит капитан…

Кровь бросилась Энджелин в голову.

— Надеюсь, ты не считаешь, что я дам им уйти безнаказанными — после того как они обобрали тебя до нитки?

— Подожди-ка, дочка, дай маленько пораскинуть мозгами, — задумчиво проговорил Генри. — Похоже, выход все же есть. Слушай, что я придумал — я снова сяду играть с ними! Но, конечно, для этого мне нужны денежки…

— Снова сядешь играть? — переспросила изумленная Энджелин. — Мало того, что ты проиграл?

Однако Генри уже не слушал ее. Настроение старика явно улучшилось. Он поудобнее устроился на койке, подложив руки себе под голову:

— А теперь надо немного соснуть. Все равно сегодня вечером уже ничего сделать не удастся. — Его голубые глаза лукаво сверкнули. — Только бы достать денег и снова сесть играть…

У Энджелин же в голове вертелись совсем другие мысли.

«Я отберу у этих негодяев наши деньги, даже если мне для этого придется приставить пистолет к их виску!» — решила она.

Глава 4

Одинокой девушке, стоявшей на палубе, раскаты далекого грома больше напоминали артиллерийскую канонаду. За прошедшие четыре года Энджелин часто приходилось с тревогой прислушиваться к этому звуку, чтобы определить, насколько близко к Скотткрофту подобрались пушки янки. Пронизывающий холодный ветер растрепал верхушки деревьев, вспенил поверхность реки белыми барашками. Энджелин поплотнее закуталась в плащ. Низко нависшие серые тучи грозили в любой момент опрокинуть свое малоприятное содержимое на беззащитную землю внизу.

Сегодня пассажиров «Красавицы Байо» непрестанно поливал дождь. Так прошел еще один долгий день на борту, наполненный лишь отчаянием и голодом. Тяжело вздохнув, Энджелин вернулась к себе в каюту.

— А, вот и ты, детка, — приветствовал ее Генри, как только Энджелин появилась на пороге.

Он уже успел облачиться в свой лучший костюм и сейчас, завидев дочь, схватил ее за руку и быстро втянул в каюту.

— Давай-ка еще раз повторим наш план. Ты помнишь, что мы решили? Ты должна надеть свое самое красивое платье и делать все в точности, как я скажу.

Затем в течение нескольких минут Генри с упоением повторял детали разработанного им плана, направленного на то, чтобы вернуть назад проигранные деньги.

— Но, папа, ведь всего не предусмотришь. Что-нибудь да пойдет не так, — попыталась было урезонить отца Энджелин. — А что, если…

— Я и слушать не желаю никаких твоих «а что, если», — отрезал Генри. — Нам нечего бояться, детка. Запомни одно — тебе надо выждать тридцать минут.

Он лукаво улыбнулся ей напоследок и заторопился покинуть каюту, не дожидаясь дальнейших возражений.

Удрученная Энджелин принялась искать свое бальное платье. Воинственный настрой прошлой ночи, когда ее душа жаждала только одного — мщения, развеялся с наступлением унылого, сырого дня. Отцовский план ей активно не нравился. Более того, Энджелин боялась, как бы им не оказаться в еще худшем положении. Может быть, все же было бы разумнее обратиться к капитану и попытаться найти защиту у него?

Пока встревоженная Энджелин облачалась в свое лучшее платье, ее отец расставлял сети в главном салоне наверху. Чарли и Пит со скучающим видом стояли у стойки бара, выискивая очередную жертву, когда в дверях салона показался Генри.

— Ну что, ребятки, дадите мне шанс отыграться? — вкрадчиво спросил он. Негодяи обменялись быстрыми взглядами. Вообще-то в их планы не входило снова браться за ту же игру, но раз этот старый баран сам напрашивается на то, чтобы его остригли…

— А почему бы и нет? Я, пожалуй, сыграю с тобой, — ответил Чарли.

Пит тоже кивнул в знак согласия, и все трое уселись за ближайшим столом.

Стоя у противоположного конца стойки бара, Руарк Стюарт с интересом наблюдал за этой сценой. То, что эти двое — отпетые негодяи и шулеры, он начал подозревать еще с того момента, как «Красавица Байо» пришвартовалась у Натчеза-под-Холмом, и Чарли с Питом поднялись на ее палубу. Руарк также не сомневался в том, что подобные им сомнительные субчики в изобилии водятся в лачугах Натчеза-под-Холмом. Не мог молодой человек понять лишь одного — зачем Генри понадобилось снова садиться с ними за карточный стол. Ведь вчера старик и так проиграл этим мошенникам достаточно солидную сумму.

Вначале Генри, как всегда, не повезло — имея на руках фуль[5], он проиграл Чарли, у которого было тузовое каре. Но так как поставил он немного, то и сумма проигрыша оказалась небольшой.

Сдача перешла к Генри. Собирая карты со стола, он постарался сделать так, чтобы все четыре туза Чарли оказались внизу колоды. Руарк заметил это, но не придал особого значения — ведь карты предстояло тщательно перемешать, а затем раздать.

Однако дальнейшие действия Генри чрезвычайно удивили Руарка. Дело в том, что старик вдруг приподнял колоду и спрятал в руке пять нижних карт. Проделан этот маневр был столь неуклюже, что, разумеется, не мог ускользнуть от внимания партнеров Генри.

А ведь старик играет с огнем, пускаясь в такие рискованные предприятия, подумал Руарк. Если он попытается подменить карты так же неумело, как прятал, не миновать ему плавать в реке с перерезанным горлом.

Только тут до Руарка дошло, почему партнеры Генри до сих пор не заметили его мухлевания. Их внимание было приковано к красотке, которая как раз в этот момент вошла в главный салон и направилась прямиком к столу, за которым шла карточная игра.

При виде Энджелин Руарк мгновенно позабыл не только об игре в покер — все разумные мысли как по мановению волшебной палочки улетучились у него из головы. Сегодня на девушке было прелестное платье цвета сапфира, в точности того же оттенка, что и ее изумительные глаза. Изящная шея и молочно-белые плечи Энджелин были открыты голодному взору Руарка, а роскошные черные волосы струились у нее по спине подобно сверкающему плащу и казались даже более глянцевыми, чем надетое на ней атласное платье.

Ни один из присутствовавших в салоне мужчин не остался равнодушным к этой неземной красоте. Все взоры как по команде обратились к ней, и Генри воспользовался этим моментом, чтобы зажать карты между колен.

— Ах, папа, я так и знала, что ты здесь, — с упреком произнесла Энджелин.

От волнующей хрипотцы ее голоса, в котором звучало неподдельное отчаяние, у Руарка побежали мурашки по коже.

— Ты же видишь, что я занят, детка. Иди-ка отсюда, оставь меня в покое, — проворчал Генри и начал сдавать карты.

— Но, папа, ты же обещал, что больше не будешь играть! У нас ведь и так почти не осталось денег… — возобновила свои мольбы Энджелин, не отходя от стола.

Генри метнул на нее грозный взгляд:

— Дай мне спокойно поиграть в карты, дочка!

И снова все внимание игроков сосредоточилось на покере. Опечаленная и плачущая, Энджелин сделала шаг назад — и каким-то образом оказалась за спинкой стула, на котором сидел Пит. Зажав в руке крошечный кружевной платочек, она принялась усиленно сморкаться.

Руарк не сводил глаз с этой сцены. До него постепенно начало доходить, что дело тут нечисто, хотя безукоризненно чист и даже надушен был сам платочек. Он прекрасно понимал, что Энджелин не принадлежит к тому сорту слабонервных дамочек, что кидаются в слезы по всякому пустяку. Нет, она — прирожденный боец и так просто не сдастся. Тогда возникает вопрос: что за игру она ведет? Ответ очевиден — игру опасную и рискованную, хотя на первый взгляд это всего-навсего игра в покер.

Чарли снял, и Генри раздал каждому игроку по пять карт. Стоя за стулом Пита, Энджелин видела, что у него на руках пара четверок. Она прерывисто всхлипнула в платочек и передвинулась к следующему игроку. Быстро заглянув поверх платка в его карты, она снова всхлипнула, на этот раз трижды. Всякого, кто не был знаком с характером этой девушки, можно было провести таким нехитрым трюком — но не Руарка.

Он скорчил недовольную гримасу. «Ну-ка, попробую я сам угадать, в чем здесь дело, — сказал он себе. — Ставлю последний доллар на то, что у Чарли тройка. С таким же успехом она могла бы объявить об этом вслух!»

Чарли заерзал на стуле. Обернувшись к Энджелин, он недовольно произнес:

— Послушайте, леди, я не люблю, когда кто-то торчит у меня за спиной во время игры.

Ответом послужил еще один печальный вздох Энджелин. Услышав этот звук, все мужчины, находившиеся в этот момент в салоне, испытали одно и то же чувство — им захотелось растерзать наглеца, осмелившегося причинить боль несчастной красавице.

— Возвращайся-ка в каюту, дочка, — приказал Генри. Казалось, он смущен и одновременно польщен тем вниманием, которое оказывали Энджелин мужчины в салоне.

Пит назвал свою ставку. Чарли, имевший на руках трех королей, увеличил ее. Генри поднял ставку еще выше. Остальные последовали его примеру, и к концу первого круга ставок на кону было уже шестьдесят долларов.

Сбросив неудачные карты, Пит потребовал еще три, но его положение они не улучшили. Чарли взял две карты, но, тем не менее, получил в итоге четырех королей. Генри заказал всего одну карту, делая вид, что хочет добиться стрита[6] или флэша[7].

Но эта уловка не смогла ввести в заблуждение Чарли — ведь ни стрит, ни флешь не сумели бы побить его комбинацию, а поскольку все четыре короля были у него, Генри никак не мог рассчитывать на флэш-рояль[8].

Вытянув руку вперед, Чарли с силой ударил ладонью по столу. Это был условный сигнал для Пита, что у него четверка. Жест казался достаточно невинным, но для Руарка он не остался незамеченным. Он с сомнением покачал головой. Оба шулера так увлеклись своей задачей — ободрать беднягу Генри подчистую, — что даже не замечали, как Генри и Энджелин пытаются надуть их самих. «Да разве у мошенников есть честь?» — с отвращением подумал Руарк.

Поймав сигнал партнера, Пит понял, что должен блефовать, чтобы заставить Генри поднять ставку. Он намеренно углубился в изучение своих карт, а тем временем Чарли назвал первую ставку. Казалось, Генри пребывает в сомнении — стоит ли продолжать. Он нервно потер бровь и, в конце концов, увеличил ставку.

Хотя карты у Пита были неважные, поставленную перед ним задачу этот мошенник выполнил — заставил Генри сказать свое слово. Уверенный в том, что выигрыш уже у него в кармане, Чарли, в свою очередь, добавил на кон еще двадцать долларов. Не ускользнет же Генри от него сейчас, в такой решающий момент! А даже если и так, банк все равно достанется ему. Генри повел себя в точности так, как ожидал Чарли, — добавил в банк еще пятьдесят долларов. Пит выполнил свою работу и теперь с безнадежным видом бросил карты на стол.

— Для меня это слишком много, — жалобно произнес он.

— А я принимаю ваш вызов, — объявил Чарли и пододвинул деньги к середине стола.

Наступил момент истины. Теперь игра превратилась в поединок между Генри и Чарли, а в банке находилось одновременно больше четырехсот долларов.

Генри потянулся было к своим сброшенным картам, как будто собирался перевернуть их. Но в это время раздался неожиданный крик Энджелин.

— Крыса! — с испугом воскликнула девушка и выронила сумочку.

Взгляды всех присутствующих обратились в ее сторону — всех, кроме Руарка. Он решил во что бы то ни стало дождаться следующего маневра Генри. В течение нескольких секунд, пока внимание остальных игроков было привлечено к Энджелин, старик проделал молниеносную комбинацию — одной рукой он положил сброшенные карты на верх колоды, а другую вынул из-под стола.

«Вы чертовски правы, миссис Хантер! Здесь действительно есть крысы, причем не одна», — внутренне усмехаясь, произнес Руарк про себя.

— В последний раз прошу тебя: иди назад в каюту! — приказал Генри.

— Ох, папа, — захныкала Энджелин и, уткнув заплаканное личико в носовой платок, выбежала из салона.

После этого мелодраматического исхода внимание игроков снова обратилось к покеру.

— Ну что, старичок, поглядим, сможешь ли ты побить моих королей! — насмешливо проговорил Чарли.

Победоносно улыбаясь, Генри перевернул карты — оказалось, что у него четыре туза и шестерка.

Непорядочность, чем бы ни была она вызвана, всегда внушала Руарку отвращение. На сегодня ему вполне достаточно! И молодой человек с тяжелым сердцем покинул салон.

Чарли сразу догадался, что предъявленные Генри карты — это в точности его собственная взятка в предыдущей игре, и даже вместе с шестеркой. Негодяй пришел в подлинное неистовство. Он понял, что их надули, причем девица явно тоже принимала в этом участие. Однако он решил до поры до времени попридержать язык. Позже он расквитается с обоими. И старик, и девка пойдут на корм аллигаторам, уж об этом он позаботится! А пока надо отыграться. Негоже терять свою репутацию, да еще в присутствии зрителей. И Чарли приказал принести новые карты. На его зов мгновенно явился бармен с нераспечатанной колодой. Изящным, еле заметным движением руки — вот что значит быть профессиональным шулером! — Чарли опустил свежую колоду в карман, достав оттуда взамен крапленые карты.

Генри заранее предвидел такой поворот событий. Со стороны казалось, что старик в упоении подсчитывает барыши, однако от его внимания не ускользнул тайный ход противника. Чарли демонстративно сделал вид, что раскрывает новую колоду. Перемешав карты, он попросил снять, а затем начал раздавать их игрокам.

И как раз в этот момент Генри попросил прийти капитана, а когда тот появился в салоне, старик обвинил гнусную парочку в шулерстве. Многие из тех, кто только что наблюдал за игрой, в свое время тоже пострадали от Чарли и Пита, и сейчас все с нетерпением ожидали исхода этой сцены. Карты тщательно проверили. Они и в самом деле оказались краплеными. Недолгий осмотр выявил и другое обстоятельство — новая, нераспечатанная колода была обнаружена у Чарли в кармане. Этого было достаточно, чтобы восстановить «справедливость по речным законам». Спустя несколько минут двое отпетых мошенников уже были высажены на песчаный перекат посередине реки, а «Красавица Байо» как ни в чем не бывало продолжила свое путешествие.

Однако фортуна недолго улыбалась Генри. Не успел он войти в каюту, как Энджелин предстала перед ним в позе неумолимой Немезиды и протянула руку.

— Ну, чего тебе? — проворчал Генри, отлично зная, чего именно хочет дочь.

— Деньги, папа. Отдай мне деньги. На этот раз я сама о них позабочусь.

Генри был глубоко оскорблен. Его голубые глаза зажглись негодованием.

— Ты что же, хочешь сказать, что мне нельзя верить?

Энджелин высокомерно вздернула голову и презрительно фыркнула.

— Да, отец, именно это я и хочу сказать!

И начала нетерпеливо постукивать носком ботинка по полу.

Недовольно ворча себе что-то под нос, Генри достал пачку скомканных банкнот из кармана и сунул в протянутую ладонь Энджелин.

— Жестокое сердце у тебя, дочка. Ну в точности, как у твоей бабки Скотт, упокой Господи ее душу! Нет бы, тебе унаследовать хоть чуточку мягкого нрава своей матери…

— Маме не приходилось заниматься твоим воспитанием, а мне приходится, — возразила Энджелин с улыбкой.

Присев на стул, она начала с упоением подсчитывать выигрыш.

Все еще что-то бурча себе под нос, Генри повесил пиджак на крючок и взобрался на верхнюю койку. Когда он улегся, на его лице заиграла лукавая усмешка. «А девчушка вовсе не так умна, как она о себе воображает», — подумал старик, вспомнив о деньгах, которые он успел припрятать в ботинке.

Гнев и разочарование переполняли душу Руарка, и он, несмотря на глубокую ночь, продолжал мерить шагами каюту. Он всегда ненавидел обман и презирал любого, кто к нему прибегал, вынужденно ли, удовольствия ли ради — все равно. А ведь поначалу он проникся такой симпатией и к Энджелин, и к ее старику отцу!.. Он принял их за несчастных южан, которых разорила война, а оказалось, эта гнусная парочка — просто мошенники и обманщики. Руарка снедало не только разочарование, но и уязвленная гордость. Как ловко эта шустрая девица сумела провести его! Теперь-то ему совершенно ясно — они с отцом промышляют на этой реке; обычные хищники-шулеры, которые пробавляются тем, что обманывают доверчивых путешественников.

Внезапно Руарку открылась еще одна истина. Теперь он понял тайну разбитой статуэтки. Да эта пронырливая дамочка просто-напросто стянула ее, чтобы потом продать! На это изящное изделие из дорогого фарфора наверняка нашелся бы покупатель в Сент-Луисе.

«Черт побери! Значит, все это время она просто лгала… притворялась… обманывала и крала… Ну и сучка! — мысленно выругался Руарк, стиснув зубы. — При виде ее у меня заныло в паху, а нужно-то было всего ничего — взять и назначить цену!» Однако надо признать, что уж она-то держалась молодцом — играла с ним как с куклой, а он послушно плясал на веревочке.

— «Я сама заплачу за себя, мистер Стюарт», — сердито передразнил он Энджелин и скорчил себе в зеркале гримасу. Не отводя взгляда от своего отражения, Руарк продолжал размышлять вслух: — А ведь я, дурак, одолжил старику денег, чтобы он смог сегодня сесть за игру! Интересно, какую еще каверзу в отношении меня затеяли эти двое?

Внезапно он оборвал свою тираду и кинул взгляд на сундучок, стоявший на полу. Быстро подойдя к нему и откинув крышку, Руарк с облегчением вздохнул, когда вынул из сундучка долговую расписку. Эту бумагу дал ему Генри Скотт, занимая деньги. В качестве обеспечения старик выставил Храброго Короля.

— Странно, что они пока не стянули эту расписку моей каюты, — пробурчал Руарк.

Несколько мгновений он задумчиво смотрел на бумагу, которую продолжал держать в руке. Раз они обманывают других, значит, наверняка собирались надуть и его.

Темные глаза Руарка холодно блеснули. Ну, это мы еще посмотрим! Последняя игра еще не сыграна, а раздавать карты на сей раз будет он…

На следующий день все разговоры за карточными столами, естественно, крутились вокруг вчерашнего инцидента, когда с парохода ссадили бессовестных шулеров. Генри, как основной участник разыгравшейся драмы, чувствовал себя героем и охотно рассказывал всем желающим свою волнующую повесть. Недостатка в слушателях у него не было. Опьяненный — и в прямом, и в переносном смысле — внезапно свалившейся на него славой и обилием даровой выпивки, поскольку каждый хотел угостить старика, Генри даже не заметил, как проиграл солидную сумму. Что, однако, не ускользнуло от внимания Руарка. На этот раз молодой человек решил скрупулезно подсчитывать проигрыши шотландца, а заодно убедиться в том, что старый негодяй не затевает никаких новых каверз. Точно рассчитав, когда Генри спустит все, что имеет, Руарк подсел за его стол и в ответ на просьбу старика о дополнительной ссуде, ни минуты не раздумывая, согласился одолжить ему еще денег.

Ближе к полуночи сконфуженный Генри, в изрядном подпитии, спотыкаясь, возвращался к себе в каюту. Руарк наблюдал с верхней палубы, как старик бредет внизу среди тюков и ящиков.

— Вот так-то, старичок-победитель, — пробормотал молодой человек себе под нос, но в его браваде чувствовалась немалая доля раскаяния.

— Добрый вечер, мистер Стюарт, — раздался голос за спиной Руарка.

Рядом с ним стоял капитан «Красавицы Байо».

— Добрый вечер, капитан Редмен, — вежливо откликнулся молодой человек. Порывшись в кармане, он вытащил золотой портсигар: — Не желаете ли сигару?

— Ну что ж, не возражаю, — предвкушая удовольствие, произнес капитан, принимая из рук Руарка дорогую гавану.

Молодой человек зажег спичку, поднес ее к кончику капитанской, а потом своей сигары и глубоко затянулся.

— Похоже, мы скоро опять попадем в туман.

— Не исключено, — согласился Редмен, глядя, как вдоль обоих бортов парохода клубится дымка. — В это время года воздух обычно холоднее воды, и потому на реке часто возникают туманы. К тому же тут полно перекатов и всякого рода коряг, так что двигаться в условиях плохой видимости просто опасно. Если туман еще сгустится, нам придется пристать на ночь к берегу. — Он сокрушенно покачал головой. — Снова задержка! Так мы ни за что не прибудем в Сент-Луис в назначенное время.

— Ну, мы ведь не на скачках, капитан. Безопасность дороже скорости, — возразил Руарк, выбрасывая за борт окурок сигары. — Спокойной вам ночи.

— Спокойной ночи, мистер Стюарт.

Капитан проводил глазами Руарка, направлявшегося к себе в каюту, и снова по узенькой лестнице взобрался в рулевую рубку.

Энджелин в ожидании отца так и уснула не раздеваясь. Слезы блеснули на глазах у Генри, когда он присел рядом с дочерью на койку и тронул ее за плечо. Увидев, что отец плачет, девушка в тревоге вскочила и обняла его.

— Папа, что с тобой? Что случилось?

— Я совершил ужасный поступок, детка, — торжественно и печально объявил несчастный старик.

Эти самые слова она уже много раз слышала от него в прошлом и не сомневалась, что еще не раз услышит в будущем. Потрепав отца по плечу, Энджелин приготовилась слушать его горькое признание.

— Я уверена, что все не так страшно, как тебе кажется.

— Ох, нет, детка! Я совершил черное дело, — пробормотал удрученный горем Генри.

— Ну, ты ведь никого не убил, правда, папа? — поддразнила отца Энджелин, как будто уговаривала расстроенного ребенка.

Генри поднял голову и взглянул на дочь. Его глаза походили на два глубоких блестящих озерца. И вдруг до Энджелин дошла жестокая правда. Слова застряли у девушки в горле.

— Нет, — прошептала она, отчаянно качая головой. — Нет, только не это! Только не Храбрый Король… Ты ведь обещал мне, папа! Все что угодно, только не Храбрый Король!..

Генри еще ниже опустил голову, не в силах видеть, какая мука застыла у дочери в глазах.

— Я даже не могу все хорошенько припомнить. Должно быть, выпил лишку… Одним словом, я отписал коня Стюарту.

Энджелин в изумлении подняла глаза на отца:

— Руарку Стюарту? Ты хочешь сказать, что продал Храброго Короля Руарку Стюарту?

Генри, который все еще находился в каком-то оцепенении, кивнул:

— Ну да. Мы играли в карты, и он одолжил мне денег. А как иначе я мог расплатиться, если не отписав ему жеребца?

И словно желая хоть немного облегчить свою совесть и взвалить часть вины на дочь, добавил:

— Вот не отобрала бы ты у меня деньги, и ничего бы не случилось.

— Так ты проиграл Храброго Короля в карты? Проиграл Руарку Стюарту? — все еще не веря своим ушам, вскричала Энджелин.

Ее охватил гнев. Не помня себя, девушка вскочила на ноги и как молния выбежала из каюты.

Апартаменты Руарка представляли собой самое роскошное помещение на всем пароходе. Каюта была столь велика, что в ее переднюю вели сразу две двери из главного салона, и редкий пассажир, даже не страдавший излишним любопытством, отказывал себе в удовольствии, проходя мимо, хотя бы одним глазком заглянуть в это изысканное обиталище. Именно туда и устремилась теперь Энджелин. Руарк только что снял рубашку и еще держал ее в руке, когда на пороге показалась Энджелин. Вбежав в каюту, она с силой захлопнула за собой дверь. При виде столь неожиданной и, надо сказать, непрошеной гостьи Руарк удивленно вскинул свои темные брови и, скомкав рубашку, бросил ее на кровать, застеленную красным атласным покрывалом — еще один предмет роскоши, абсолютно непохожий на скромные койки в остальных, менее просторных каютах.

— Прошу вас, входите, миссис Хантер!

Энджелин захотелось вцепиться ему в лицо и навсегда лишить способности так гнусно ухмыляться.

— Вы — грязный подонок! — выкрикнула она вне себя от негодования. — Неужели для вас так важно обладать Храбрым Королем, что вы даже не постеснялись обыграть в карты безобидного старика?

Слезы, символ гнева и бессилия, ручьем заструились по ее щекам.

— Мне кажется, что здесь какое-то недоразумение, Энджелин. Обычно я не имею обыкновения жульничать в картах.

Подойдя к столу, Руарк налил вина в бокал:

— Могу я предложить вам немного превосходной мадеры?

— Я здесь отнюдь не с визитом вежливости, мистер Стюарт.

Он со стуком опустил бокал и резко обернулся. Энджелин не успела сообразить, что у него на уме, а он уже схватил ее за плечи. Пальцы, с силой вцепившиеся в нежную плоть, напоминали стальные когти.

— А для чего же вы здесь, позвольте полюбопытствовать, миссис Хантер?

Энджелин покачнулась — так сильна была его хватка, — но сумела устоять на ногах.

— Я хочу получить обратно свою лошадь.

Руарк отпустил ее и взял в руки бокал.

— Отныне Храбрый Король принадлежит мне, Энджелин. Я выиграл его.

Его темные глаза сверкнули гневом.

— Выиграли его? Но каким образом? Обманув моего отца при игре в карты?!

В ее сверкающем взгляде было столько же презрения, сколько в этих гневных словах. Руарк снисходительно улыбнулся:

— Моя дорогая Энджелин, обыграть вашего отца мог бы даже ребенок. Я никогда не встречал человека, который играл бы в покер хуже его.

Хотя Энджелин сама часто повторяла эти слова, слышать их сейчас от какого-то паршивого янки было выше ее сил.

— И для этого вы его сначала напоили, да? — с упреком спросила она.

— Уверяю вас, я не пил с вашим отцом. Не имею привычки пить с мошенниками, знаете ли…

— Да как вы смеете?.. — Энджелин буквально задохнулась от гнева.

— Смею, Энджелин, еще как смею! Я наблюдал вчера за вашим представлением. Это был ваш звездный час, вы не находите?

В голосе Руарка звучала горечь. Эта реплика поначалу застала Энджелин врасплох, но она мгновенно сумела овладеть собой:

— Эти люди сами обманули нас! Мы только хотели отобрать у них наши деньги…

— Ну, разумеется! — И он снова ухмыльнулся.

— Это правда! Мы никогда раньше ничем подобным не занимались…

Руарк недоверчиво рассмеялся:

— А если я сейчас верну вам вашу лошадь, вы пообещаете и впредь не заниматься этим!

Энджелин была слишком взволнована, чтобы уловить сарказм в реплике Руарка. Приняв его слова за чистую монету, она отреагировала мгновенно:

— Ну да. Клянусь всем святым! Я сделаю все, что вы захотите. У меня есть деньги — ну те, что мы выиграли вчера вечером. Возьмите их все! Только отдайте назад моего жеребца…

Наконец-то Руарк услышал те слова, которых давно ждал.

— Все, что я захочу?

Опустив бокал на стол, он подошел к Энджелин, снова взял ее за плечи, на этот раз мягко и ласково, и притянул к себе.

— Скажите честно — зачем вы пришли ко мне в каюту? — требовательно спросил он.

Нагнув голову, он медленно провел губами по ее стройной шее.

— Вы пришли, потому что захотели отдаться мне, — прошептал Руарк в самое ухо Энджелин.

Она закрыла глаза в надежде, что, не видя его, легче справится с тем томительным волнением, которое разлилось по всему ее телу, от его прикосновения.

— Нет, это неправда! Я не хотела…

В этот момент его язык начал дерзкую игру с ее ухом. По спине Энджелин пробежала волнующая дрожь, и она шумно задышала.

— Не хотели чего, Энджелин? — пробормотал Руарк хрипловато. Его теплое, дразнящее дыхание наполняло ее сладкой истомой.

Ей хотелось оттолкнуть его, но руки стали ватными и отказывались повиноваться, а когда она провела ладонями по его плечам и опустилась ниже, к мускулистой, широкой груди, любовная дрожь пронзила ее всю, начиная от кончиков пальцев.

Руарк начал расстегивать пуговицы на ее корсаже. Энджелин собиралась было протестовать, но он закрыл ей губы поцелуем. Его упругие, требовательные губы властно приникли к ее рту. Казалось, этот поцелуй длился вечно, и чем дальше, тем больше росла их неутоленная жажда друг друга, пока, наконец, они чуть не задохнулись. Руарк отпустил ее рот, чтобы тут же приникнуть к нему снова.

Энджелин казалось, что она горит на медленном огне — чувственном, всепоглощающем, страстном огне, который не сжигает, а лишь распаляет. Язык Руарка скользнул ей в рот, и сжигавшее ее пламя стало сильнее. У Энджелин подкашивались ноги, сердце гулко билось, на виске пульсировала жилка. Пылкое желание охватило ее. Она прижалась к Руарку и почувствовала бедром его восставшую плоть.

— Так что ты хотела сказать, Энджелин? Что согласна даже переспать со мной, лишь бы получить обратно свою лошадь?

Прошло несколько томительных секунд, прежде чем ледяная истина его слов дошла до ее сознания и остудила жар, который он так искусно сумел разжечь в ней. Энджелин медленно открыла глаза и увидела, что Руарк пристально смотрит на нее.

Девушку бросило в жар, и она поспешно отступила от Руарка. Что она делает? Неужели то, что он только что сказал, — правда?

— Не пугайся, любовь моя! Я тебе хорошо заплачу, — насмешливо произнес Руарк. — Но неужели ты могла подумать, что я отдам ценного племенного жеребца за одну-единственную ночь твоих милостей?

С этими словами он ловко подхватил ее на руки и понес к кровати.

Глава 5

В этот момент пароход резко качнулся в сторону. Руарка с силой отбросило к стене. Он выпустил Энджелин, и девушка упала на пол. Не прошло и нескольких секунд, как «Красавица Байо» дала новый резкий крен, отчего со стен в беспорядке посыпались зеркала и картины. Беспомощная Энджелин проехалась по всей каюте на спине, пока, наконец, ей не удалось ухватиться за ножку стола. Еще несколько резких толчков — и пароход со стуком остановился. Не обращая внимания на осколки бокала и графина, в котором еще недавно была превосходная мадера, Энджелин на четвереньках подползла к Руарку, который сидел на полу в состоянии прострации и держался за голову. По его лбу текла кровь.

— Ты в порядке? — спросила она в тревоге.

В глазах девушки застыл страх.

Руарк кивнул:

— А ты?

— Д-да, все нормально, запинаясь, ответила Энджелин.

Промокнув кровь носовым платком, Руарк протянул Энджелин руку и помог подняться.

— Нам надо поскорее выбраться отсюда.

Путь их пролегал между осколками стекла и струйками красного вина, которое, растекшись по полу, напоминало лужу крови.

На палубе царила паника. Один из восьми котлов парохода получил пробоину, и теперь из него вырывались облака пара, который быстро окутывал нижнюю палубу. Опасаясь, что остальные котлы тоже могут в любую минуту взорваться, охваченные паникой пассажиры толкали друг друга, стремясь поскорее выбраться с парохода»

Огромные тюки с хлопком и грузы небольшого размера оказались выброшенными за борт и теперь плавали неподалеку, словно обломки кораблекрушения. Несколько больших контейнеров, столкнувшись друг с другом, сломались, а их содержимое вывалилось наружу.

Обняв Энджелин за плечи, Руарк с трудом прокладывал себе путь, и вскоре они очутились рядом с капитаном, который изо всех сил старался перекричать беснующуюся толпу.

— Капитан, насколько опасно наше положение?

— Не так чтобы очень… Мы налетели на какую-то корягу. Похоже, она повредила рулевое колесо и один из котлов. Но в любом случае нет опасности того, что наш пароход затонет.

Лоцман уже дал задний ход и подводил судно к берегу.

— А существует ли опасность пожара?

— Пока, мистер Стюарт, ничего не горит. И вообще меня сейчас гораздо больше волнует, как бы кто-нибудь из пассажиров не повредил себе руку или ногу и не обжегся паром. Вы только поглядите, какая вокруг паника! Когда котел выпустит весь пар, мы сможем оценить, насколько велик нанесенный ущерб.

Закончив эти пояснения, капитан снова возвысил голос:

— Я прошу всех вернуться в свои каюты. Непосредственной опасности нет!

Его слова, однако, не возымели на толпу никакого действия. Люди в панике продолжали собирать свои пожитки, стремясь, во что бы то ни стало покинуть злосчастный пароход. Видя, что капитану одному никак не удается сдерживать толпу паникеров, Руарк решил помочь ему. В этот момент Энджелин услышала испуганное ржание Храброго Короля. Девушка начала отчаянно работать локтями, стараясь протиснуться сквозь толпу и добраться до лестницы. Не успела она сделать и нескольких шагов по нижней палубе, как услышала громкий рев, который перекрыл даже шум толпы.

Этот леденящий кровь, душераздирающий рык привел всех в оцепенение.

Энджелин резко обернулась, и как раз вовремя. Ее глазам предстало жуткое зрелище — оказалось, что пума выбралась из клетки, забралась на крышу и теперь готовится к прыжку. При этом огромная кошка злобно шипела и рычала. В мгновение ока ситуация на пароходе переменилась. Те же самые люди, которые только что в панике бежали вниз по лестнице, надеясь как можно скорее покинуть тонущее, по их мнению, судно, теперь так же отчаянно карабкались наверх, пытаясь спастись от неожиданно вырвавшегося на свободу дикого зверя. При этой внезапной перемене Энджелин обнаружил, что осталась на нижней палубе в одиночестве. Спрятавшись за одной из перевернутых корзин, девушка в страхе выглядывала наружу и с ужасом следила за пумой на крыше клетки, всего в каких-нибудь нескольких ярдах от нее. С губ Энджелин рвался крик, но она заставила себя молчать и даже прикрыла рот рукой. Сердце стучало от страха, как паровой молот. Больше всего на свете ей хотелось убежать как можно дальше от этого жуткого места, но ноги отказывались ей повиноваться.

Медленно, осторожно, почти не дыша, Энджелин все же начала пятиться от пумы, молясь, чтобы хоть что-нибудь хотя бы на миг отвлекло внимание зверя. Если злобная кошка не увидит ее, она сумеет добраться до Храброго Короля, находившегося в дальнем конце палубы, вернуться вместе с ним в каюту и переждать там до тех пор, пока зверя снова не загонят в его обиталище. Но к несчастью, пума уже заметила Энджелин и тут же соскочила со своего «насеста». Девушка в ужасе закричала, круто повернулась и молнией полетела вперед. За ней неотступно следовала разъяренная кошка.

Пар из поврежденного котла поднимался над палубой подобно густому туману, и в этой мгле пума преследовала Энджелин — словно охотилась за своей жертвой среди болот, поросших буйной растительностью. Казалось, клубы пара, окутавшего палубу, ничуть не мешают ей — пума ловко кралась, пригнувшись, между ящиками и тюками, в беспорядке разбросанными по палубе. Энджелин же время от времени пряталась за ними, стараясь оставаться невидимой для своей грозной преследовательницы.

Когда девушка все же добралась до стойла Храброго Короля, жеребец был уже вне себя от страха — он учуял запах дикой кошки. Энджелин попыталась было успокоить животное, чтобы увести его за собой в каюту, но Храбрый Король бил копытами с такой яростью, что не было никакой возможности подобраться к нему поближе, не рискуя получить неожиданный удар.

— Прошу тебя, Король, пожалуйста, успокойся, — умоляла его Энджелин.

Она не имела ни малейшего понятия, за каким именно тюком или клеткой скрывается дикая кошка — все вокруг было покрыто паром. В этот момент за спиной девушки раздалось грозное рычание. Энджелин в страхе обернулась и увидела прямо перед собой обнаженные клыки и горящие хищным огнем глаза пумы. Из груди девушки вырвался отчаянный крик, и как раз в этот момент пума прыгнула на нее. Почти потерявшая сознание от страха, Энджелин даже не слышала, как прозвучавший выстрел сразил хищное животное прямо в воздухе. Ноги у нее подкосились, и она упала на палубу рядом с подстреленной пумой, успевшей-таки в предсмертной агонии сильно оцарапать ей плечо.

Руарк, поглощенный безуспешными попытками утихомирить беснующуюся толпу, не сразу понял, что происходит на нижней палубе. Только когда испуганные люди начали в панике карабкаться вверх по лестнице, он понял, какая трагедия разыгралась внизу.

— Черт побери! — выругался он и беспомощно огляделся в поисках хоть какого-нибудь оружия, но на глаза как назло ничего не попадалось.

За несколько секунд палуба до отказа заполнилась людьми, блокируя Руарку проход к лестнице. Тогда молодой человек стремглав ринулся к себе в каюту и схватил кольт. Генри, стоявший у самой лестницы, тоже осознал, какая опасность грозит его дочери, и бросился вниз по ступенькам. Чтобы попасть назад к поручням, Руарку пришлось прокладывать себе дорогу сквозь оцепеневшую толпу людей, которые взирали на происходящее на манер древних римлян, кровожадно ожидающих гибели христианина-мученика. Когда пума прыгнула на тюк с хлопком и оказалась в непосредственной близости от головы Энджелин, молодой человек хладнокровно выстрелил. Понадобилась только одна пуля, чтобы коварный хищник рухнул замертво.

Энджелин, полуживая от страха, распростерлась на палубе, в любую секунду ожидая, что зубы зверя вонзятся ей в шею. Однако вместо этого она почувствовала теплое прикосновение человеческих рук. Нервы девушки не выдержали, и она судорожно зарыдала.

— Ну-ну, детка, — замурлыкал Генри, обнимая дочь. Он привлек ее к себе и начал баюкать, как ребенка. — Не плачь, моя красавица! Все будет в порядке. Все хорошо, — мягким, успокаивающим тоном произнес он.

Вся дрожа, Энджелин прижалась к отцу и сквозь набежавшие на глаза слезы, как в тумане, сумела рассмотреть в собравшейся вокруг толпе Руарка Стюарта. Только сейчас девушка увидела, что в руке молодого человека зажат револьвер, из которого струится дымок. Она поняла, что грозная кошка убита. Значит, опасность миновала!

— Неужели ты?..

Руарк молча кивнул.

— Спасибо… Большое спасибо.

Энджелин с трудом выговорила эти слова. Сквозь толпу любопытных к ним пробирался капитан «Красавицы Байо».

— С вами все в порядке, мэм?

Энджелин кивнула и, заботливо поддерживаемая отцом, с усилием встала на ноги.

— Капитан Редмен, насколько мне известно, некоторые из членов вашей команды вооружены. Почему же они не пустили в ход свое оружие? — резко спросил Руарк.

— Мистер Стюарт, вы же знаете, что судно получило пробоину. Вся команда занята починкой, и им сейчас не до оружия, — запальчиво ответил капитан.

— Но ведь миссис Хантер могла погибнуть! — воскликнул Руарк, все еще находясь под впечатлением от недавнего происшествия.

— Если бы она спустилась в котельное отделение вместе с другими пассажирами, мистер Стюарт, она была бы вне опасности, — отрезал капитан.

Хотя Руарк, безусловно, внушал ему уважение, он твердо знал одно — на судне может быть только один капитан. В данном случае — он сам. Теперь, когда со свирепым животным, к счастью, было покончено, капитан смог перенести все свое внимание на решение другой проблемы — предстояло каким-то образом сдвинуть с места застрявший пароход.

— Пойду посмотрю, как продвигается починка судна, — коротко бросил он, прикоснулся рукой к шляпе и быстро ушел.

Происшествие с пумой, при всей его трагичности, имело, несомненно, одно положительное следствие — паника, до этого царившая на пароходе, наконец-то улеглась. Люди послушно вернулись в свои каюты и стали терпеливо ждать, когда закончится ремонт.

«Красавицу Байо» с большим трудом удалось пришвартовать к берегу. Спустили трап, и члены команды вышли на сушу, чтобы исследовать, насколько велико повреждение. Генри занялся тем, что попытался успокоить жеребца, который все еще никак не мог оправиться от испуга, а Руарк дал выход своей тревоге, гневно накинувшись на Энджелин.

— Черт возьми! Ты что, совершенно не соображала, что делаешь? — в сердцах пробурчал он, когда толпа, собравшаяся вокруг них, понемногу рассосалась.

— Почему же? Прекрасно соображала. Я пыталась спасти своего коня, — резко бросила в ответ Энджелин, раздосадованная этим вопросом. — Я вырастила Храброго Короля из маленького жеребенка. Он мне очень дорог! И какому бы риску я ни подвергалась, все равно попыталась бы спасти его…

— Энджелин, я вынужден напомнить тебе, что Храбрый Король отныне принадлежит мне, и ты не несешь никакой ответственности за его жизнь и благополучие.

С этими словами Руарк отошел от девушки и присоединился к капитану. Генри оказался свидетелем этого неприятного разговора. На его лице был ясно написан стыд.

— Мне очень жаль, детка, — грустно произнес он. — Во всем виноват только я один…

Сказав это, он с удрученным видом направился в свою каюту. Энджелин обняла Храброго Короля и спрятала лицо в его бархатной гриве.

— Нет, Руарк Стюарт, Храбрый Король не твой, а мой! Я ни за что не позволю тебе завладеть им…

И вдруг у нее мелькнула дерзкая мысль. Ни секунды не раздумывая, Энджелин отвязала жеребца и взобралась ему на спину.

— Мы потеряли часть гребного колеса, но я думаю, что смогу довести пароход до Сент-Луиса, — сказал лоцман, оценив размер ущерба. — Правда, понадобится чуток побольше времени. Пар из поврежденного котла надо спустить, а трещину заделать, чтобы больше не было никаких утечек, а не то…

Стук лошадиных копыт прервал речь лоцмана, и вскоре взору всех членов команды, собравшихся на берегу, предстала следующая картина: по трапу осторожно спускался Храбрый Король. Ступив на твердую землю, жеребец галопом поскакал прочь.

Руарк попытался вмешаться.

— Энджелин, вернись сейчас же! — закричал он вслед девушке, но она в мгновение ока скрылась за ближайшим холмом.

Раздосадованному Руарку ничего не оставалось, как в сердцах выругаться.

Энджелин не имела ни малейшего представления о том, где она находится и куда держит путь. Первым делом девушка повернула Храброго Короля на север, чтобы как можно скорее оказаться подальше от «Красавицы Байо». Только проскакав галопом несколько миль, она натянула поводья и умерила бег коня. Пришло время хоть немного поразмыслить, и вскоре Энджелин пришла к неутешительному выводу, что ее порыв к свободе был, по меньшей мере, безрассуден.

— Да, мой милый Король, надо было мне получше все обдумать, прежде чем решиться на такое! А теперь что вышло? Остались мы с тобой вдвоем, у меня в кармане ни цента, одежда — только та, что на мне, да к тому же мы на территории этих проклятых янки. По мне — все равно, что в стане врагов!

Наклонившись вперед, она ласково потрепала жеребца по шее:

— Ну что, у тебя есть еще вопросы, мой мальчик?

Поразмышляв еще некоторое время, Энджелин пришла к выводу, что, пока она не определит точно, где они находятся, им нужно держаться тропы, бегущей вдоль реки, иначе велика вероятность того, что они могут сбиться с пути.

— И еще вот что я тебе скажу, мой милый Король: нам надо двигаться как можно незаметнее. Не сомневаюсь, что этот проклятый саквояжник, Руарк Стюарт, заявит на нас в полицию при первой же возможности, — презрительно добавила Энджелин.

Проехав верхом несколько часов, усталая Энджелин остановилась в небольшой роще, чтобы дать отдохнуть Храброму Королю. Спустившись с коня, она сказала:

— Тебе бы надо немного поспать, Король. Кто знает, далеко ли нам еще ехать…

Вскоре усталость взяла свое, и девушка провалилась в глубокий сон.

Проснулась Энджелин, когда уже наступил день. Неподалеку она увидела Храброго Короля, мирно пощипывавшего клевер. Она не имела ни малейшего представления о том, как долго спала. Однако желудок девушки недвусмысленно давал понять, что в последний раз она ела очень давно. Словом, Энджелин ощущала зверский голод. Она начала подниматься со своего неудобного ложа и тут же со стоном откинулась назад. Сильно болело плечо, Энджелин даже не могла пошевелить рукой. Через несколько минут она все же с трудом поднялась и еле доковыляла до Храброго Короля.

— Похоже, дружок, эта зловредная пума оставила-таки на мне свою отметину.

Конь, откликаясь на обращенные к нему слова, опустил голову на плечо хозяйки.

— Как ты думаешь, нам придется ее простить?

Энджелин со вздохом потрепала коня по шее. Храбрый Король негромко заржал в ответ. Девушка улыбнулась — этот ответ был ей понятен. Поскольку рану, нанесенную ей пумой, лечить было все равно нечем, Энджелин ничего другого не оставалось, как снова взобраться на спину Храброго Короля и продолжить свой путь. Солнце уже стояло высоко в небе, когда они подъехали к дорожному указателю.

— Взгляни-ка сюда, мой милый Король! «Сент-Луис, 50 миль на север». Как ты считаешь, мы сумеем одолеть такой путь?

Девушка явно оживилась. Она решила, что доберется до ближайшего порта и там подождет прибытия «Красавицы Байо», на борту которой все еще находится Генри.

Взобравшись на вершину крутого глинистого обрыва, нависавшего над рекой, Энджелин натянула поводья и остановилась. На несколько минут она даже забыла все свои горести — так величественна и впечатляюща была открывшаяся перед ней панорама могучей, полноводной Миссисипи.

Резкий, пронзительный гудок парохода, скрипучие звуки, издаваемые груженной углем баржей, хлопанье паруса над плотом, плеск весла, опускаемого в воду с каноэ, — все эти звуки, символы речной жизни, были слышны далеко окрест. Чего только здесь не было! Пшеница с фермы в Миннесоте, хлопок с плантаций Теннесси, яблоки из висконсинского сада, креветки с речушек Луизианы, зерно, табак, суда всевозможных размеров и мастей, а на них люди, сверху казавшиеся еле различимыми точками, — зрелище, открывшееся перед Энджелин, поразило ее воображение. По Миссисипи, этой великой водной артерии, связующей Север с Югом, непрерывно сновали вверх и вниз по течению неутомимые суда-труженики, на которых, в конечном счете, и держалась вся торговля огромной страны.

Руарк только что закончил одеваться. Он пребывал в раздражении. Весь вчерашний вечер прошел в попытках привести в порядок «Красавицу Байо» — к счастью, в конце концов, они увенчались успехом. Но лечь спать Руарку удалось лишь под утро. Впрочем, когда именно он лег, не имело особого значения, потому что, как только его голова коснулась подушки, мысли молодого человека устремились к этой непостижимой Энджелин Хантер. Повязав галстук, Руарк захотел взглянуть на часы, но нигде не смог их найти. Он знал, что после того, как пароход налетел на затонувшее дерево, каюту уже успели тщательно прибрать. Значит, если бы часы во время столкновения упали на пол, их бы непременно нашли. Руарк попытался вспомнить, когда в последний раз имел удовольствие лицезреть свой драгоценный хронометр. Прошлой ночью, собираясь спать, он начал раздеваться, снял часы и положил их на стол. А потом к нему в каюту вошла Энджелин… Ну вот, опять эта вездесущая Энджелин! Значит, эта сучка не только лжет направо и налево, мухлюет в карты и крадет чужих коней — теперь в довершение всего она умудрилась стянуть его любимые часы!

Неожиданное открытие повергло Руарка в ярость. Кто знает, куда направилась эта непредсказуемая особа?

— Да что с нее взять! Настоящая проститутка…

Она готова раздвинуть ноги перед каждым, кто посулит ей вкусный обед, — проворчал Руарк. В конце концов, собиралась же она одарить его своими милостями, и все ради того, чтобы получить назад Храброго Короля.

«Ясно, что у этой девицы нет никаких моральных устоев», — пришел к окончательному выводу Руарк и поспешно покинул каюту.

Слишком сердитый для того, чтобы желать чьего-либо общества, молодой человек остановился у поручня и зажег свою любимую сигару. Может быть, ее мирный дымок сумеет унести прочь его гнев. Но как можно оставаться спокойным, когда прямо у тебя из-под носа похищают превосходного чистокровного скакуна, которого к тому же с таким трудом удалось заполучить?

— Ну, нет! Я не позволю этой сучке, которая лжет направо и налево, мухлюет в карты и крадет чужих коней, сделать из меня дурака, — в пылу гнева Руарк даже не заметил, что рассуждает вслух. Он тут же дал себе страшную клятву, что обязательно отыщет Энджелин и заставит дорого заплатить за все совершенные ею преступления. Интересно, знал ли отец о планах дочери? А может быть, даже потворствовал ей?.. Руарк неторопливо пожевал кончик сигары. Да, старик наверняка имеет непосредственное отношение к тому, что произошло. Но почему же тогда Энджелин не взяла отца с собой, а оставила на пароходе? Может быть, в последний момент мошенники поссорились?..

Внезапно внимание Руарка привлек крутой холм, нависший над рекой вдалеке. На вершине холма он различил женщину верхом на черном жеребце. Неожиданный порыв ветра взметнул ее волосы, и их длинные пряди окутали всю фигурку женщины подобно черному атласному покрывалу.

Руарк подался вперед, чтобы получше рассмотреть далекий силуэт, и вдруг вцепился в поручни. Сомнений больше не оставалось — эти роскошные волосы принадлежали только ей.

— Она!

Вся кровь молодого человека закипела от возбуждения.

— Это точно она! — победоносно повторил он, и стоявшие рядом пассажиры оглянулись на него с удивлением.

Итак, понял Руарк, Энджелин следует по берегу за пароходом. Она явно не собирается бросать старика отца, рассчитывая встретить его в Сент-Луисе.

Бросив за борт недокуренную сигару, Руарк недобро усмехнулся. Оказывается, поймать эту норовистую кобылицу будет даже легче, чем он вначале предполагал. Он знает, на какую приманку она наверняка клюнет.

Противный дождь все лил и лил. Энджелин нигде не могла спрятаться от этого бесконечного потопа. Даже в роще, когда дул ветер, с листьев на нее стекали дождевые струи.

— И все же, Король, мы должны двигаться, — с грустью вздохнула Энджелин и потрепала коня по холке.

Бороться с приступами голода было почти так же трудно, как и противостоять ливню, но девушка не могла себе позволить ни попросить еды у какого-нибудь фермера, ни переждать непогоду в его сарае. Стоит кому-нибудь увидеть Храброго Короля, и его наверняка запомнят. А тогда Руарку Стюарту не составит никакого труда пустить ищеек по их следу.

— Ты ведь не хуже меня понимаешь, Король, что этот негодяй ни перед чем не остановится, лишь бы заполучить тебя обратно!

А пока девушка от души надеялась, что Руарк не имеет понятия, куда именно она направилась — на север, на юг, а может быть, и на восток. Впереди показалось поле, на котором, однако, не было видно ни одного работника — должно быть, дождь загнал их домой. Прекрасная возможность раздобыть хоть какой-нибудь еды! Другого такого случая может и не представиться. Возможно, позднее она поймет, что поступила неразумно, но в данную минуту голод был так силен, что Энджелин решила рискнуть.

— Я знаю, ты обожаешь яблоки, мой любимый Король! А вдруг нам повезет, и мы сумеем найти хоть одну яблоньку?

Она успела выдернуть из грядки всего несколько морковок, когда услышала громкий лай и увидела, что к ней прыжками несется собака. Пока Энджелин бегом возвращалась к Храброму Королю, она сумела выдернуть из земли стебель кукурузы с забытым на нем початком. Вскочив на коня, девушка галопом понеслась прочь, а тем временем у самых копыт жеребца собака продолжала заливаться бешеным лаем. Вскоре, однако, забрызганной грязью рьяной хранительнице фермерского богатства пришлось отказаться от погони — догнать Храброго Короля ей вряд ли удалось бы. Собака остановилась, развернулась и неспешно потрусила обратно, к блаженному теплу и уюту человеческого жилья. Дождь продолжал поливать Энджелин, задумчиво грызшую морковку, сидя на спине Храброго Короля. Завидев вдалеке расселину в скале, девушка направилась прямо туда, рассчитывая спрятаться в пещере от непогоды. Хотя пещера была совсем небольшой, в ней удалось разместиться и промокшему Храброму Королю, и его продрогшей хозяйке. Энджелин настолько озябла, что была не в силах унять дрожь. Пока она голыми руками, как умела, растирала жеребцу мокрую спину, зубы девушки стучали от холода. Затем Энджелин удалось собрать немного хвороста и найти несколько камней, с помощью которых она надеялась высечь искру.

Промучившись с полчаса в безнадежных попытках добыть огонь, она совсем упала духом и уже намеревалась бросить это занятие, как вдруг кучка хвороста, наконец, загорелась. Энджелин удалось собрать слишком мало сухого топлива, но все же его оказалось вполне достаточно для того, чтобы согреться и хоть немного обсохнуть.

Она съела еще одну морковку, а последнюю скормила Храброму Королю.

— Извини, малыш, но это все! Я знаю, что ты хочешь есть не меньше моего. Будем надеяться, что завтра нам повезет, и мы найдем для тебя целую поляну клевера…

Очистив початок от листьев, Энджелин попыталась погрызть кукурузу, но твердые зерна были такими жесткими и невкусными, что она снова обернула початок листьями и сунула поближе к огню. Через некоторое время девушка опять попыталась разгрызть кукурузу. На этот раз голод взял свое, и она жадно накинулась на теплые зернышки, размягченные от нагревания. Делать больше было нечего, и Энджелин свернулась калачиком у своего скудного очага. Сильно болело плечо. Девушка ощущала, как ее бросает то в жар, то в холод — должно быть, начиналась лихорадка. Кроме того, она все еще не высохла до конца, ужасно хотела есть, и от этого чувствовала себя одинокой и глубоко несчастной. Дрожа от холода, она подвинулась ближе к огню, надеясь хоть немного согреться.

— Если бы ты знал, Король, как мне холодно! — пробормотала она сонным голосом.

Интересно, удастся ли ей когда-нибудь выбраться из этой жуткой передряги?..

За ночь дождь кончился. Проснувшись на следующее утро, Энджелин увидела над головой синее безоблачное небо. И все же улучшение погоды принесло ей лишь моральное удовлетворение, физическое же состояние девушки явно ухудшилось по сравнению со вчерашним днем. Но она понимала, что останавливаться нельзя ни в коем случае! И оба — Энджелин и Храбрый Король — упрямо продолжали свой нелегкий путь…

Часы на кафедральном соборе пробили ровно двенадцать, когда Энджелин въехала в Сент-Луис. Ей было так плохо, что она с трудом держалась в седле. Первым делом молодая женщина отправилась на пристань. Заметив портового рабочего, который записывал на доске время прибытия и отправления пароходов, она спряталась в тени склада и подождала, пока тот закончит. Как только мужчина скрылся в здании порта, Энджелин заторопилась к доске. Пробежав глазами весь список, она с облегчением вздохнула — прибытие «Красавицы Байо» ожидалось сегодня вечером. Энджелин осознавала, что должна и дальше соблюдать величайшую осторожность, вот почему она предусмотрительно отвела Храброго Короля к ближайшему холму, с вершины которого открывался великолепный вид на реку. Спрятав коня в небольшой рощице на вершине холма, девушка заняла удобное место на этом импровизированном наблюдательном пункте и приготовилась ждать прибытия парохода.

К сожалению, с каждой минутой ей становилось все хуже и хуже. От слабости Энджелин была вынуждена сесть и прислониться к дереву. Потрогав лоб, девушка почувствовала, какая сухая и горячая у нее кожа.

— Ты знаешь, Король, я, наверное, простудилась во время дождя, — прошептала она на ухо коню. — Ну, ничего, скоро приедет папа и позаботится о нас обоих, — добавила она уверенно.

Больше всего на свете Энджелин хотелось сейчас лечь и забыться сном, но она не решилась этого сделать, во-первых, из опасения, что кто-нибудь может ненароком наступить на нее, а во-вторых, боясь, что проспит прибытие «Красавицы Байо».

Каждый час томительного ожидания казался девушке годом.

— Я не должна спать, Король. Ни в коем случае не должна спать, — все время повторяла она, встряхивая головой или щипая себя, чтобы побороть непреодолимое искушение закрыть слипавшиеся глаза.

Однако эта неравная битва с дремотой была, в конце концов, проиграна — несмотря на свои героические усилия, Энджелин все же заснула.

Уже в сумерках ее разбудил резкий гудок парохода. Энджелин с трудом поднялась на ноги, и как раз вовремя — к пристани Ле-Клед на всех парах подходила «Красавица Байо», поврежденная, но не сломленная.

Взором, затуманенным лихорадкой, молодая женщина наблюдала за тем, как с судна на землю спустили трап. Пассажиры, смеясь и громко переговариваясь, один за другим сошли на пристань, но, увы, отца Энджелин среди них не было. Портовым рабочим понадобилось не так уж много времени, чтобы спустить на сушу жалкие остатки груза, в основном смытого с «Красавицы Байо» в воду во время ночного происшествия. Но и после этого Генри так и не появился. Встревоженная Энджелин в беспокойстве мерила шагами поляну, недоумевая, что могло его так задержать.

В это время к пристани с грохотом подкатил полицейский фургон и остановился вблизи судна. Сердце у Энджелин упало, когда она увидела, что из него вышли и поднялись по трапу полицейские.

Прошло еще несколько томительных минут ожидания, которые показались девушке часами, и, наконец, она увидела, что отец ее спускается с парохода… в наручниках!

Энджелин опустила голову и разрыдалась. Это ведь она украла лошадь! При чем же здесь ее отец? Как можно обвинять его? Виновата-то она одна! Слезы, заструившиеся по лицу Энджелин, обожгли ей щеки — сказывалась снедавшая ее лихорадка. Подняв голову, девушка увидела, что у поручня на палубе стоит Руарк Стюарт. Когда полицейский фургон отъехал, увозя Генри в тюрьму, на лице молодого человека появилась самодовольная усмешка. Нет, она больше не в силах выносить этого наглеца! Энджелин всей душой ненавидела и презирала Руарка Стюарта. Более гнусного, противного янки, который к тому же хотел хитростью отобрать у нее лошадь, она в своей жизни не встречала. Итак, вот его месть — за то, что она не пожелала отдать ему Храброго Короля, негодяй вознамерился засадить в тюрьму ее ни в чем не повинного отца!

— Ты с самого начала принадлежал мне, — начала горячо доказывать девушка, обращаясь к Храброму Королю. — Он заполучил тебя незаконным путем, а теперь хочет взвалить вину на невинных!

Но, к сожалению, в данном случае закон был на стороне Руарка Стюарта, и Энджелин хорошо понимала это. Тяжело вздохнув, девушка была вынуждена признать, что ей не остается ничего другого, как отдать Храброго Короля. Горячие соленые слезы обжигали ей щеки. Обняв коня за шею, Энджелин спрятала лицо в его роскошной гриве.

— Я всегда любила тебя, мой Король! Знай, что я никогда тебя не забуду…

Жеребец, словно почувствовав, что им предстоит скорая разлука, поднял голову и печально заржал.

— Но ведь ты понимаешь, мой мальчик, я не могу допустить, чтобы из-за меня папу посадили в тюрьму!..

Сердце Энджелин разрывалось от боли и гнева. Она вскарабкалась на спину верного коня и подумала, что это, должно быть, в последний раз…

Изложив свою жалобу, Руарк стоял на палубе и наблюдал, как полицейские уводят Генри Скотта. Он скользнул взглядом по толпе, которая с интересом следила за этой сценой. Наверняка Энджелин тоже здесь. Спряталась где-нибудь и не пропускает ни одного движения. Руарк удовлетворенно улыбнулся. Ну что же, он поставил ловушку с приманкой; следующий ход за ней. Бросив в воду окурок сигары, он лихо сдвинул на лоб свою шляпу и вразвалочку начал спускаться по трапу.

Глава 6

Сидя за огромным дубовым столом, Руарк пытался сосредоточиться на записях в лежавших перед ним гроссбухах. Сквозь закрытую дверь его кабинета издалека донесся мелодичный бой часов — они пробили двенадцать раз.

Казалось, все в доме застыло в неподвижности. Все слуги ушли уже несколько часов назад, собаки были предусмотрительно заперты на ночь, так что даже стук их лап не нарушал абсолютной тишины, воцарившейся в доме.

Легкий ветерок, проникший сквозь раскрытую застекленную дверь, зашелестел лежавшими на столе бумагами. Руарк встал, подошел к двери и уставился в темноту. Свет кабинетной лампы, словно далекий маяк, врывался в ночную мглу, и на какое-то мгновение высокий, стройный силуэт Руарка четко обозначился на фоне дверного проема.

Он со вкусом зевнул и потянулся, с удовольствием разминая затекшие мышцы, упруго перекатывавшиеся под его безукоризненно белой рубашкой. И только потом опять вернулся на свое место. Уперев локти в стол и опустив голову на ладони, Руарк принялся размышлять. Предстояло выработать новый план. До сих пор ему казалось, что стоит засадить в тюрьму отца Энджелин, и девушка тут же выдаст себя, но она пока не спешила клюнуть на эту приманку. Значит, утром он отправится в тюрьму и распорядится, чтобы старика отпустили. И вдруг Руарка охватило странное чувство, что он не один. Вскоре ночную тишину нарушил голос:

— Я привела коня, так что можете отпустить моего отца.

В этих словах слышался недвусмысленный упрек.

Руарк неторопливо поднял голову, и улыбка удовлетворения тронула кончики его губ. Он встал и, обернувшись, встретился глазами с Энджелин.

Девушка неслышно проникла через раскрытую дверь и теперь стояла так, что почти вся ее фигура оказалась в тени.

— Отпустить вашего отца? Но вам должно быть известно, миссис Хантер, что за конокрадство полагается виселица!

У Энджелин перехватило дыхание.

— Но ведь он не крал коня! Это сделала я…

— Отлично! Тогда мы повесим и вас рядом с ним.

В душе Энджелин закипел гнев.

— Вы прекрасно знаете, что папа тут ни при чем! Это я украла вашу лошадь!..

— Ничего такого я не знаю, миссис Хантер, Более того, я подозреваю, что вы и ваш отец уже не раз дурачили людей, прибегая к этому трюку. Вначале вы хвастаетесь вашим чистокровным жеребцом на глазах у будущей жертвы, затем выдаиваете из этого человека крупную сумму денег, расплачиваясь лошадью, и в довершение всего, чтобы слегка польстить его самолюбию, проводите ночь в его постели. Затем наступает подходящий момент, и вы скрываетесь вместе с конем, делая вид, что ваш отец тут совершенно ни при чем. Несчастный олух, которого вы так ловко одурачили, ни за что не признается, что женщина сумела обвести его вокруг пальца, и вы этим пользуетесь, будучи уверенной в собственной безнаказанности. — Окончив свою тираду, Руарк презрительно усмехнулся: — Превосходный план, моя дорогая Энджелин, но боюсь, что на этот раз вы не на того напали.

— Все, что вы только что сказали, — неправда.

Она шагнула вперед из темноты.

— Мой отец действительно невиновен. Прошу вас, поверьте мне! — умоляющим тоном произнесла она.

Все так же презрительно улыбаясь, Руарк подошел к ней:

— Поверить вам? Мадам, неужели вы думаете, что я способен поверить проститутке, которая лжет и обманывает направо и налево, мухлюет в карты и крадет чужих коней?

Ошеломленная Энджелин в мгновение ока утратила свою знаменитую южную благовоспитанность:

— Ах ты, ублюдок!

Она размахнулась и изо всей силы ударила Руарка по лицу. Однако Энджелин, похоже, переоценила себя. Снедавшая ее лихорадка дала себя знать — ее колени подкосились, и она без чувств упала на руки Руарка.

— Ну что случилось на этот раз, Энджелин? — недовольным тоном поинтересовался он. — Умоляю, избавьте меня от необходимости лицезреть очередное ваше представление! Видит Бог, я их повидал вполне достаточно!..

Внезапно он оборвал фразу на полуслове и внимательнее вгляделся в Энджелин. Она висела у него на руках, как тряпичная кукла. Эту позу, конечно, можно было принять намеренно, но в душе Руарка что-то шевельнулось. Почувствовав, что вся она горит как в огне, Руарк коснулся рукой ее лба:

— Боже мой, Энджелин! Да ведь у тебя жар.

Она с трудом открыла глаза, а когда он коснулся ее плеча, громко вскрикнула от боли.

— Плечо… Пума… — бессвязно пролепетала она и потеряла сознание.

Лишь благодаря Руарку, который крепко держал ее в своих объятиях, Энджелин не упала на пол. Он подхватил ее на руки и осторожно положил на кушетку. Никаких признаков повреждения на первый взгляд не было. Тогда Руарк нежным движением перевернул Энджелин на живот и обнаружил, что ее корсаж порван в нескольких местах. Не колеблясь ни минуты, он расстегнул ее платье и спустил с плеч.

— О Боже! — вырвалось у Руарка, когда он увидел рану.

Из трех глубоких царапин на спине Энджелин сочился желтовато-белый гной. Кожа, порванная когтями дикой кошки, омертвела и висела клочьями, а все пространство вокруг раны было красным и воспаленным. Поспешно выбежав из кабинета, Руарк разбудил слуг, и уже через несколько минут один из них верхом на коне мчался за доктором. Подхватив Энджелин на руки и осторожно ступая по ступеням широкой лестницы, Руарк перенес девушку в спальню.

— Майра, приготовьте постель, — приказал он заспанной служанке, которая послушно семенила вслед за ним.

Женщина тут же откинула покрывало и аккуратно расстелила простыню. На нее Руарк и положил безжизненное тело Энджелин, прикрыв сверху легким одеялом.

— Надо вскипятить воды. Доктору она наверняка понадобится, — распорядился он.

— Слушаюсь, мистер Руарк, — тут же отозвалась Майра и поспешно вышла из спальни, глубоко потрясенная состоянием этой незнакомой молодой женщины.

Стремясь поскорее оказать Энджелин необходимую помощь, Руарк не стал объяснять испуганным слугам, кто она такая и откуда взялась в его доме посреди ночи.

Он зажег лампу возле кровати и два настенных светильника, а затем бросился в свою комнату, схватил кувшин и тазик и бегом вернулся к постели больной. Налив в тазик воды, Руарк смочил салфетку, обтер горящее лицо Энджелин, а затем положил ей на лоб прохладную ткань. В данных обстоятельствах ничего больше сделать было нельзя, и встревоженный молодой человек принялся нервно ходить из угла в угол, ожидая прибытия врача.

Руарку показалось, что доктор пробыл у Энджелин целую вечность, пока, наконец, не появился на пороге его кабинета.

— Молодая леди очень серьезно больна, мистер Стюарт, — объявил врач Руарку.

— Насколько опасно ее состояние, доктор Марч?

Доктор взял у Руарка стакан бренди и принялся неторопливыми глотками потягивать напиток.

— У нее сильнейшая лихорадка. Я дал ей жаропонижающее. Воспаление затронуло чрезвычайно обширную область — я даже опасаюсь заражения крови. Надеюсь, мы не опоздали. Вы, случайно, не знаете, что за зверь нанес ей эту рану? Руарк сел за стол.

— Пума, доктор Марч.

Врач в изумлении уставился на собеседника:

— Пума?! Господи, ты Боже мой! Каким же образом эта молодая особа столкнулась с пумой?

— Это долгая история, но я постараюсь быть кратким. Миссис Хантер плыла на пароходе, на котором, к несчастью, перевозили и пуму. Животное вырвалось из клетки и оцарапало ее. Все это произошло несколько дней назад.

— Рана выглядит так, как будто ее даже не пробовали лечить, — высказал недоумение доктор Марч.

Руарк поморщился:

— Боюсь, доктор, что это не менее длинная история. — С этими словами он отхлебнул из стакана.

Доктор понял, что Руарк не намерен посвящать его в подробности происшедшего. Допив бренди, он встал.

— Ну что же, нам остается только уповать на Бога… — сказал он. — Надеюсь, что заражения крови все же удастся избежать. Эта дама так молода и прекрасна, что мне было бы жаль потерять ее!

Мужчины обменялись рукопожатием.

— Утром я заеду к вам снова. А пока пусть ваша горничная делает больной горячие компрессы. Я объяснил как. Это поможет снизить воспаление.

— Благодарю вас, доктор Марч, за то, что вы приехали в столь поздний час.

Руарк проводил доктора до кареты. Ночной воздух приятно холодил его разгоряченные щеки. Это прикосновение было таким желанным после волнений и спешки последних двух часов! Руарк постоял несколько минут не шевелясь, потом глубоко вздохнул и уже собирался вернуться в дом, как вдруг заметил, что в кустах что-то движется. Он подошел поближе и обнаружил Храброго Короля, привязанного к одному из кустов. А ведь из-за всех этих волнений он чуть не забыл про коня! Руарк поспешно отвел жеребца на конюшню, нашел ему удобное стойло и бросил туда немного сена и овса.

— Жаль, что ты не умеешь разговаривать, старина, — сказал он, похлопывая коня по спине. — Бьюсь об заклад, что ты мог бы многое мне рассказать!

Храбрый Король, не обращая никакого внимания на Руарка, принялся методично жевать — за эти дни жеребец здорово изголодался.

Вернувшись в дом, Руарк отослал Майру спать и взялся сам менять компрессы на плече Энджелин. Все еще горя в лихорадочном жару, девушка, наконец, забылась беспокойным сном. Наверное, она начала бредить — то и дело повторяла что-то невнятное:

— Роберт, вернись!.. Прошу тебя, вернись…

Руарк, опечаленный состоянием Энджелин, поневоле вслушивался в ее мольбы.

— Прости меня, мама, — вдруг с плачем произнесла она.

Руарк обтер ей лоб мокрой губкой и залюбовался чертами красивого лица. Даже раскрасневшаяся от лихорадки, Энджелин оставалась все такой же прекрасной. Почувствовав его прикосновение, она пробормотала:

— Ах, Роберт, какой ты потрясающе красивый в этой форме!

Интересно, подумал Руарк, кто этот Роберт? Очевидно, мужчина, которого она любила. На мгновение он почувствовал зависть к нему. Вдруг Энджелин снова застонала:

— Нет, ты не можешь умереть, Роберт! Я ведь так тебя люблю… Не умирай! Ты обещал мне, что обязательно вернешься…

Она так горько плакала в бреду, что слезы заструились у нее по щекам. Присев на краешек кровати, Руарк вытер их, затем положил ей на лоб прохладную повязку, и Энджелин беспокойно заметалась по постели.

— Мне так холодно, Король! Так холодно…

Она вся дрожала, и Руарк поплотнее укрыл ее одеялом. Вслушиваясь в лихорадочный бред несчастной женщины, он даже забыл, как она виновата перед ним. Наконец Энджелин успокоилась, и Руарк, встав с ее постели, пересел на стул.

Наблюдая, как отчаянно Энджелин борется за жизнь, он невольно ощутил чувство вины. А вдруг она действительно говорила ему правду? Значит, это он толкнул ее на столь отчаянный шаг, когда она сбежала с парохода…

«Не будь таким дураком, Руарк, — сказал он себе с укоризной. — Ты прекрасно знаешь, чего на самом деле стоит эта девица. Так не позволяй же жалости одержать верх над справедливостью!»

Энджелин снова начала бредить.

— Проклятый саквояжник! Ты принадлежишь мне, мой Король, и ему не удастся тебя отобрать!

Беспокойные метания больной по постели чрезвычайно осложняли обязанности Руарка в качестве сиделки, но он стойко нес свою вахту в течение всей ночи, то меняя горячие компрессы на плече Энджелин, то прикладывая все новые и новые прохладные повязки ко лбу. Он снова и снова поправлял одеяло и простыни, которые она сбрасывала, когда ее бросало в жар, и обтирал ей губы мокрой губкой, чтобы они не пересыхали.

Еще он держал ее за руку. Ему хотелось, чтобы Энджелин ощутила, что она не одна.

— Поторопись, Обби, янки уже близко! Мы должны спрятаться на болоте…

Слезы вновь заструились по ее лицу.

— Нет, Роберт, ты не можешь умереть! Я этого не вынесу… Я люблю тебя… Люблю…

Голос Энджелин прервался, и она снова горько заплакала. Руарк попытался устроить ее поудобнее, но она неожиданно с силой вцепилась в его руку.

— Мамочка, где ты? Мне страшно… Не уходи, мамочка! — запричитала она вдруг, как будто была маленькой беспомощной девочкой.

Осторожно и нежно Руарк опять уложил Энджелин и вытер ей слезы. Похоже, состояние больной с каждой минутой не улучшается, а ухудшается. Лихорадка сжигает ее…

— Не сдавайся, Энджелин! Борись! Ты должна побороть болезнь, — прошептал он.

Он вспомнил ее очаровательный смех, ее глаза, которые пылали ненавистью к нему. Она такое живое, полное энергии существо! Неужели ей суждено окончить свои дни в тисках горячки и этого лихорадочного бреда? Он снова присел рядом с ней на постели и сжал ее руку в своих ладонях.

— Не сдавайся, Энджелин! Ты должна выиграть эту битву, мой маленький черноволосый ангел с поломанным крылом…

Утром снова приехал доктор Марч и привез дополнительные медикаменты. Энджелин стала заметно спокойнее, но лихорадка все еще не отпускала ее. Поговорив с доктором, Руарк вышел из спальни и направился к себе в кабинет. Не успел он сделать и нескольких шагов, как заметил темную фигуру — кто-то ожидал его в холле.

— Нэнни[9]?

Сара Стюарт, тяжело опираясь на серебряный набалдашник своей трости, буравила изумленного внука проницательным взглядом своих небесно-синих глаз.

— Доброе утро, Руарк. Поскольку всю ночь в нашем доме царило непонятное смятение, может быть, ты соблаговолишь, наконец, объяснить мне, что здесь происходит?

Голос пожилой вдовы был решителен и тверд, слова произносились приятным и звучным тоном, что сразу привлекало к ней всеобщее внимание.

Она подставила внуку щеку, мягкую и теплую, несмотря на возраст дамы — а ей было ни много ни мало уже восемьдесят лет, — и Руарк запечатлел на ней почтительный поцелуй.

— Ночь и в самом деле была долгой и бурной, моя дорогая нэнни. Прежде всего, я хотел бы принять ванну и побриться. Обещаю, что за завтраком я расскажу тебе все!

Проницательные глаза дамы стали еще острее.

— Я была бы вам чрезвычайно признательна, молодой человек.

И, провожая любящим взглядом высокую, стройную фигуру внука, она довольно улыбнулась.

Позднее в тот же день именно Сара первой приветствовала Генри Скотта, когда слуги проводили его, изрядно смущенного, в гостиную. Сара окинула его внимательным взглядом.

— Мистер Скотт? Меня зовут Сара Стюарт, — объявила она.

Генри с почтительным поклоном снял шляпу:

— Да, мэм.

Имя Стюарт было ему, разумеется, знакомо, однако приятных ассоциаций не вызывало.

— Мой внук объяснил мне, что он вызволил вас из тюрьмы, а затем привез сюда. Он также посвятил меня в подробности своего знакомства с вами и с вашей дочерью.

Вообще-то Генри был довольно покладистым и добродушным человеком, но пребывание в тюрьме за преступление, которого он не совершал, а также страх за судьбу и благополучие единственной дочери серьезно сказались на его настроении и характере. Он решил, что если выскажется откровенно, то ничего не потеряет.

— Не думаю, чтобы ваш внук объяснил вам все подробности, мэм. Он ведь такой тупоголовый! Люди вроде него не хотят замечать правды, пока она не стукнет их по носу.

Старая дама с удивлением взглянула на собеседника. До сих пор ей не приходилось встречать людей, которые бы сомневались в остром уме ее внука. Однако она по достоинству оценила храбрость и прямодушие этого пожилого мужчины и теперь от души пожалела о том, что ей придется рассказать ему нечто не слишком веселое относительно его дочери.

— Ну что же, мистер Скотт, со временем я с удовольствием выслушаю и вашу версию этого знакомства, но сейчас, к сожалению, мне нужно сообщить вам нечто не очень радостное.

Ее ясные глаза помрачнели.

— Речь идет о вашей дочери.

— Энджелин! Вы что же, знаете, где она? — с беспокойством спросил Генри.

— Она наверху в спальне, мистер Скотт. Боюсь, она не совсем здорова.

— Не совсем здорова! А что с ней?

Генри был так поражен этой новостью, что даже забыл поинтересоваться, как вообще его дочь очутилась здесь.

— Насколько я поняла, вашу дочь — вы сказали, ее зовут Энджелин? — так вот, ее оцарапала пума, когда вы плыли на пароходе.

От изумления глаза Генри стали квадратными.

— Оцарапала пума? — Он печально покачал головой, — А ведь моя девочка ни слова мне об этом не сказала…

— К несчастью, в царапины попала грязь, и началось воспаление. Так что ваша дочь серьезно больна, — заключила Сара.

— Могу я увидеть мою девочку? — спросил Генри.

— Конечно, сэр! Поверьте, мой внук и я глубоко опечалены таким грустным поворотом дела.

Захваченный стремительным водоворотом событий, Генри только сейчас в полной мере осознал, что Энджелин серьезно больна. Его охватил страх.

— Но ведь моя девочка поправится, правда?

— Мы всей душой надеемся на это, мистер Скотт, — с сочувствием в голосе произнесла Сара, затем протянула руку к маленькому колокольчику и позвонила, вызывая слугу.

При появлении Генри в спальне Энджелин Руарк встал. Мужчины обменялись быстрыми и не слишком дружелюбными взглядами, а затем старший приблизился к постели дочери. Внешне Энджелин выглядела спокойной, но вокруг ее глаз залегли красные круги, а лицо было изможденным и бледным. Ее роскошные черные волосы, которые всегда отливали здоровым блеском, на этот раз висели вдоль щек тусклыми прядями. Генри взял Энджелин за руку и слегка пожал.

— Это папа, дочка. Ты меня слышишь? — спросил он мягко.

Слезы застилали его взор, так что безмолвная фигура дочери на постели виделась ему как в тумане. Не получив ответа, он беспомощно оглянулся на Руарка.

Тот успокаивающим жестом положил руку на плечо Генри:

— Доктор уверяет, Генри, что лекарство поможет Энджелин победить. Он настроен весьма оптимистично.

— Да уж, моя девочка — настоящий боец, что правда, то правда.

Он выдавил из себя улыбку, но при этом подбородок старика предательски задрожал.

— И всегда была такой!

Руарк кивнул в знак понимания и сочувствия и решил удалиться, чтобы оставить отца наедине с дочерью. На пороге, уже взявшись за ручку двери, он оглянулся — Генри сидел рядом с Энджелин на кровати и нежно держал дочь за руку.

Она очнулась от сна лишь спустя двенадцать часов. Открыв глаза, Энджелин увидела Руарка. Он сидел на стуле рядом с ее кроватью, глаза его были закрыты. Несколько минут она молча смотрела на него, пытаясь сориентироваться. Где она находится, и что здесь делает этот человек? Энджелин обвела глазами незнакомую комнату. Все здесь дышало такой изысканностью, элегантностью… «Должно быть, я сплю», — решила Энджелин. Когда она снова повернула голову к Руарку Стюарту, то обнаружила, что он уже открыл глаза и теперь внимательно смотрит на нее.

— Как вы себя чувствуете?

— Сама не знаю, — слабым голосом отозвалась девушка. — Очень хочется пить…

Руарк налил воды в стакан, затем, обхватив Энджелин за плечи, помог ей подняться. Она чувствовала себя совершенно беспомощной, и это даже забавляло ее.

Руарк поднес стакан к ее губам и предупредил:

— Но только несколько глотков, не больше!

Образ Руарка Стюарта в качестве сестры милосердия находился за пределами понимания обессиленной болезнью Энджелин. Она откинулась на подушки. Даже просто сесть в постели оказалось для нее непосильным испытанием. Энджелин закрыла глаза и заснула.

Когда она проснулась, Руарк все еще был здесь. Значит, ей это не приснилось! Сквозь оконные стекла пробивался яркий солнечный свет. За ночь лихорадка спала, и теперь Энджелин была вся в испарине.

— Хотите есть? — спросил Руарк.

Она отрицательно покачала головой, удивленная тем, как миролюбиво звучит его голос. Она не могла понять, чем объясняется такая перемена. Последнее, что Энджелин запомнила из их предыдущей встречи, была его угроза повесить ее вместе с отцом. Наверное, она все же не до конца выздоровела и теперь снова бредит. Да, это единственно разумное объяснение! Затем Энджелин заметила женщину, которая стояла рядом с Руарком.

— Энджелин, это Майра. Она выкупает вас и сменит постельное белье. — Он потрепал ее по руке и добавил: — А я вернусь позже.

Он улыбнулся ей, и Энджелин, несмотря на свое смущение и недоумение, ответила ему робкой улыбкой.

Когда через несколько часов Руарк вернулся в спальню, Энджелин выглядела гораздо свежее и бодрее. Похоже, что он тоже принял ванну, а, кроме того, был изысканно одет и причесан. Когда Руарк встал у постели Энджелин, глядя на нее сверху вниз, он показался ей высоким, как дерево.

— Вы выглядите значительно лучше. Сможете принять посетителя?

Энджелин решила, что Руарк намекает на себя. Конечно, ей хотелось задать ему массу вопросов, но в ее теперешнем состоянии это было бы затруднительно сделать. Она покачала головой:

— Я очень устала. Мне бы хотелось еще отдохнуть, если вы не возражаете.

— Жаль! Этот визитер очень настаивает на встрече. Правда, я предупредил его, что он может остаться у вас всего на несколько минут.

— Предупредили кого? — подозрительно спросила Энджелин.

Неужели Руарк позвал шерифа, пока она лежала здесь совершенно беспомощная? Нет, что-то не верится! Руарк открыл дверь, и в комнату бочком проскользнул Генри Скотт. Увидев отца, Энджелин разрыдалась:

— Папа!

Она раскрыла объятия ему навстречу, и Генри бросился к постели дочери.

Плача и смеясь, они обнялись и поцеловались. Прижимаясь к отцу, Энджелин через плечо искоса поглядывала на высокого мужчину, стоявшего на пороге спальни и наблюдавшего за этой сценой. На какое-то короткое мгновение ее взгляд встретился с уверенным, твердым взглядом его темных глаз. Сама не зная почему, Энджелин ощутила в этот момент какой-то сладостный трепет в груди…

Глава 7

Наступил долгожданный день, когда доктор Марч объявил, что скоро Энджелин сможет ненадолго вставать с постели. Ей не терпелось объявить эту приятную новость Руарку. Его внимание и предупредительность, проявленные во время ее болезни, она оценила по достоинству. Правда, он больше не дежурил по ночам у ее постели, но частенько навещал больную днем или вечером. Обычно они играли в карты, читали или просто болтали.

Руарк освободил Майну от всех обязанностей по дому, с тем, чтобы она могла уделять все свое время уходу за Энджелин. Обнаружив, как искусен Генри в обращении с лошадьми, Руарк тут же нанял его для ухода за своими многочисленными скакунами, среди которых почетное место занимал теперь Храбрый Король. Несмотря на то, что расстаться с любимым конем было для Энджелин тяжелым ударом, она все же не могла не испытывать чувства благодарности к Руарку. С каждым мгновением, проведенным ими вместе, чувство это росло и вскоре переродилось в нечто большее, чем простая благодарность.

Однажды утром после визита доктора Майра причесывала Энджелин, лицо которой сияло от радостного предвкушения — она знала, что скоро к ней зайдет Руарк.

— Вы выглядите поистине очаровательно, мисс, клянусь! Глядя на вас, даже не подумаешь, что еще недавно вы были больны, — сказала Майра.

Эта простая пожилая женщина прониклась искренней и глубокой симпатией к своей юной подопечной.

— Вы действительно так думаете, Майра? Я и впрямь чувствую себя гораздо лучше. Не дождусь, когда смогу, наконец, встать с постели! — Глубоко вздохнув, Энджелин добавила: — Как чудесно будет принять горячую ванну!..

— И не забудьте пригласить меня — помочь вам вымыть спину, — вмешался вошедший в комнату Руарк, который слышал последние слова Энджелин.

Девушка покраснела. Она все никак не могла научиться достойно парировать его язвительные замечания, до которых он был весьма охоч.

Майра с досадой прищелкнула языком.

— Ну что вам за охота постоянно смущать бедняжку? Никак не можете без этого!

Она уже собиралась покинуть спальню, но Руарк остановил ее, и они обменялись негромкими репликами. Энджелин не удалось разобрать, о чем идет речь.

Наконец горничная вышла. Руарк подошел к постели Энджелин и сел рядом.

— Как чувствует себя сегодня моя любимая пациентка?

Энджелин подняла на него глаза и улыбнулась.

— У меня хорошие новости — доктор Марч сказал, что завтра я могу встать с постели!

Руарк отреагировал мгновенно. Напустив на себя строгий вид — в подражание доктору, — он сказал:

— Но помните, миссис Хантер, — вам нельзя переутомляться! Поберегите свою энергию, чтобы развлекать посетителей…

Как всегда, Энджелин не нашлась что ответить, и в этот момент в спальню вернулась Майра.

— Комната готова, мистер Руарк.

— Спасибо, Майра. Пока это все.

Он поднялся с места и ухмыльнулся.

— Майра дала мне понять, причем весьма недвусмысленно, что с моей стороны это безобразие — держать больную в такой холодной комнате. Поэтому сейчас мы переведем вас в другую, где есть камин.

С этими словами Руарк наклонился к Энджелин и подхватил ее на руки. Она была настолько ошеломлена его поступком, что ничего не сказала, лишь выразительно заглянула в его темные глаза. Исходивший от него изысканный аромат дорогого мыла и одеколона щекотал ей ноздри. Их лица разделяло лишь несколько дюймов, и Энджелин невольно перевела взгляд на чувственный рот Руарка, находившийся в такой дразнящей близости от нее. Она почувствовала, что краснеет. Во рту пересохло, и она инстинктивно облизнула губы. Руарк заметил это, и его объятие стало крепче, а темные проницательные глаза, казалось, навеки слились с ее сапфировыми очами. Энджелин даже не замечала, что бессознательно задерживает дыхание, пока ей не стало хватать воздуха. Тогда глубокий, судорожный вздох вырвался из ее груди. Это был единственный звук, на который она оказалась способна, и в нем не было ни протеста, ни предупреждения.

— Вы замерзли, — прошептал Руарк хрипловато, заметив, что Энджелин вся дрожит.

Он пронес ее через холл в другую комнату и положил там на постель. Сев рядом, Руарк нежно погладил ее щеку, убрав за ухо несколько выбившихся волосков.

Затем он наклонил голову, и его уста слились с ее устами. Рот Руарка был теплым, решительным — и волнующим. Вначале он намеревался подарить Энджелин лишь беглый и нежный поцелуй, но, как только их губы соприкоснулись, он стал более настойчив, и ее уста уступили этому всепроникающему нажиму. Только на короткое мгновение она изумилась тому, как быстро и недвусмысленно ответила на его призыв, а уже в следующую минуту Энджелин обвила руками шею Руарка и позволила ему крепче прижать ее к мягкой и упругой поверхности матраса.

Он оторвался от ее рта и быстрыми влажными поцелуями пробежал от губ до уха. Энджелин судорожно прижалась к нему. Она чувствовала, что у нее начинает кружиться голова, и это незнакомое, необычное ощущение сжигало ее, как пламя.

— Черт возьми! Похоже, мне пора убираться отсюда, и, чем скорее, тем лучше, — хриплым шепотом произнес Руарк.

Энджелин не хотелось, чтобы он уходил. Она еще не могла разобраться в своих чувствах, но твердо знала одно — сейчас он желанен ей так же, как когда-то был ненавистен. Запустив пальцы в густую шевелюру Руарка, она притянула к себе его голову. Новый поцелуй был не менее страстен, чем первый, но на этот раз инициатором была сама Энджелин. Руарк силой заставил себя оторваться от нее, но в его глазах ясно читалась внутренняя борьба. Оба — и он, и Энджелин — были потрясены собственной только что продемонстрированной страстностью. Он обхватил ладонями ее щеки и сказал:

— Проклятие! Понимаешь, Энджел, мне надо уехать по делу на несколько дней. Но как только я вернусь, мы поговорим — о нас с тобой.

Зачем она поддалась его страсти, зачем ответила на его прикосновение? Теперь, когда они разжали объятия, Энджелин — правда, с опозданием — задумалась о том, разумно ли она поступила. Внутренний голос подсказывал ей, что она еще пожалеет об этом.

— О чем нам говорить, Руарк? Я благодарна тебе за все, что ты для меня сделал, Но ты не хуже меня понимаешь, что мне здесь не место. Как только я достаточно поправлюсь, я тут же уеду.

Руарк покачал головой:

— Ничего такого я не понимаю, Энджел. То, что только что произошло между нами, доказывает обратное.

— То, что только что произошло между нами, Руарк, было ошибкой. И если ты не намерен бороться с этим чувством, то я как раз намерена.

И она быстро отвернулась, чтобы не встречаться взглядом с его выразительными темными глазами. Руарк взял ее двумя пальцами за подбородок и с силой повернул к себе. Теперь Энджелин уже не могла избежать его взгляда.

— С судьбой бороться бесполезно, Энджел, — торжественно произнес он, затем снова поцеловал ее так, что у нее захватило дух, и поспешно покинул комнату.

Проснувшись на следующее утро, Энджелин с удивлением обнаружила, что у ее постели сидит посетитель, точнее, посетительница — сама гранд-дама поместья пришла навестить больную.

— Итак, вы дочь Генри, — сказала Сара Стюарт, подождав, пока Майра как следует взобьет пуховые подушки, чтобы Энджелин было удобнее сидеть. — Майра, принеси нам чаю. Я хочу поболтать с этой крошкой и не желаю, чтобы ты нас подслушивала.

Горничная укоризненно покачала головой:

— Вы бы лучше воздержались от ваших язвительных замечаний, мэм. Хотите, чтобы я ушла, — так прямо и скажите.

В глазах старой дамы сверкнул лукавый огонек.

— По-моему, я только что так и сделала. Да, и не забудь лимон! Ты всегда про него забываешь, а я люблю пить чай с лимоном.

— Потому что считаю, что ваш язык и так слишком остер, и нет нужды добавлять к нему еще и кислоту, — парировала Майра.

Взбив еще одну подушку, она добавила:

— Ну-ка, дайте я подложу ее вам под спину. А то расхвораетесь, и мне же придется вас растирать.

Вначале Энджелин была шокирована этим обменом колкостями, но вскоре поняла по выражению лиц обеих женщин, что на самом деле они относятся друг к другу с большой любовью.

Сара сидела очень прямо, положив руки на набалдашник своей трости. При этом вид у нее был прямо по-королевски величественный.

— Меня зовут Сара Стюарт, — объявила она, как только горничная вышла из комнаты. — Я бабушка Руарка.

Энджелин робко кивнула:

— Рада познакомиться с вами, миссис Стюарт.

— Я тоже. Как вы себя чувствуете, дитя мое?

— Гораздо лучше, миссис Стюарт, спасибо. Я…

Энджелин запнулась. В присутствии этой вежливой, но весьма внушительной дамы она чувствовала себя робкой маленькой девочкой.

— Я прямо не знаю, как мне благодарить вас, миссис Стюарт…

— В самом деле? Это за что же, дитя мое?

— Если бы не ваше гостеприимство, меня уже не было бы в живых.

Сара нахмурилась:

— Не было бы в живых… Какие глупости! Если бы Господь желал вашей смерти, вы давно покоились бы на глубине шести футов.

На щеках Энджелин появилась пара весьма соблазнительных ямочек.

— Наверное, вы правы, миссис Стюарт.

Подумав, она добавила серьезным тоном:

— В конце концов, пережила же я четыре года войны…

Пока что для Энджелин оставалась загадкой причина визита старой леди. Повнимательнее рассмотрев свою хрупкую посетительницу, девушка с восхищением отметила, что у той ярко-синие глаза, а седые волосы уложены в безукоризненную прическу. На Саре было платье из синей парчи, сколотое у горла дорогой брошью.

Статью своей эта элегантная женщина напоминала Энджелин вдовствующую королеву. Не хватало лишь сверкающей короны, чтобы украсить ее горделивую голову, и тогда сходство было бы полным.

— Мне показалось, вы упомянули моего отца. Вы его знаете? — после некоторого колебания рискнула задать вопрос Энджелин.

Синие глаза весело заблестели.

— О да! И вот что я вам скажу, моя дорогая: ваш отец — неисправимый плут.

«О Боже! Что он на этот раз натворил?» — с ужасом подумала Энджелин.

— Мой внук считает, что у вашего отца природный дар работать с лошадьми.

— Да, папа сам всегда так говорил, — согласилась Энджелин, улыбаясь.

Но за нарочито веселым ее тоном скрывалась подлинная гордость за отца. Действительно, его знание лошадей и умение по достоинству оценить их и сладить с любым, даже самым норовистым конем, снискали Генри Скотту заслуженную славу и восхищение среди всех, кто его знал. В течение ближайших пятнадцати минут Энджелин с воодушевлением распространялась о достоинствах Генри Скотта в качестве знатока лошадей. Заметив, что девушка утомилась, Сара поднялась со стула:

— Вам пора отдохнуть, моя дорогая. Если мой внук будет недостаточно хорошо заботиться о вас, попросите Майру сообщить мне об этом.

— В этом нет никакой нужды, — ворчливо заметила Майра, входя в комнату. — Я и сама могу сказать молодому хозяину все, что нужно.

— Уж в этом я нисколько не сомневаюсь! — рассмеялась Сара, неспешной походкой направляясь к двери. — А кстати, где мой чай?

— Там, где ему и положено быть, — в вашей гостиной. Мне кажется, будет лучше, если мы оставим молодую мисс и дадим ей возможность отдохнуть.

Она попыталась взять старую даму под руку, но Сара решительно воспротивилась этому:

— Я пока еще в состоянии передвигаться самостоятельно!

— Да мне все равно нужно в ту же сторону, — огрызнулась Майра, и обе женщины покинули комнату Энджелин.

Через некоторое время Майра вернулась, неся в руках несколько больших коробок, перевязанных очаровательными ленточками.

— Господи Боже мой, вы только взгляните сюда! И ведь все это для вас…

— Для меня? — изумленно переспросила Энджелин. Вы уверены?

Ее глаза засветились каким-то детским восторгом. Уже несколько лет — точнее, четыре военных года — она не получала никаких подарков.

— Мистер Руарк прислал их. А я ему сказала, что для Рождества еще, пожалуй, рановато.

Снимая крышку с верхней коробки, Энджелин трепетала, как дитя.

— Ах, я в жизни не видела ничего подобного! — воскликнула она, обнаружив внутри элегантный синий бархатный халат. Длинные рукава кончались у запястий белыми манжетами, отделанными горностаем.

В следующей коробке лежали три ночные рубашки. Две из них были вполне обычными — сшитые из белого канифаса и изящно отороченные атласом и кружевом. Но вот третья… Рассмотрев ее как следует, Энджелин округлила глаза, а щеки ее раскраснелись отнюдь не из-за лихорадки. Глазам ее предстало некое плиссированное одеяние из шелкового муслина того небесно-голубого цвета, который был ей больше всего к лицу. Однако при этом рубашка была столь воздушна и прозрачна, что, скорее, выставляла напоказ то, что должна была бы скрывать.

Майра скорчила гримасу и недовольно покачала головой.

— Ну что тут поделаешь! Мистер Руарк, он же настоящий дьявол во плоти.

В ее устах эта суровая оценка прозвучала скорее как жалоба снисходительной матери, чем беспристрастное суждение независимого критика.

— Но эта вещь… просто непристойна! — пролепетала Энджелин, повнимательнее рассмотрев вызывающе смелую рубашку.

Она поспешно сунула ее обратно в коробку и развязала последний пакет.

— О, Майра, взгляните-ка сюда! — воскликнула девушка.

Из пакета была извлечена алая блузка с высоким воротничком и длинными рукавами, украшенная черной тесьмой и эполетами. Этот фасон, весьма модный в то время, в точности повторял униформу «краснорубашечников» — итальянских повстанцев, предводительствуемых Джузеппе Гарибальди. Дополняли ансамбль украшенное лентой болеро и черная юбка, обшитая по подолу красной лентой.

— Господи милостивый! — в свою очередь, воскликнула Майра, а Энджелин, надев на себя новый наряд, устремилась к зеркалу.

— Похоже, мистер Руарк хочет призвать кое-кого под свои знамена, — ухмыльнувшись, с намеком добавила горничная, уперев руки в бедра.

Однако Энджелин, целиком поглощенная изучением своего отражения в зеркале и испытывая полнейшее восхищение от нового своего наряда, не обратила никакого внимания на неодобрительные и предостерегающие нотки в реплике Майры. Снова улегшись в постель, девушка прочла записку, которую Руарк вложил в пакет. «Мне показалось, — писал Руарк, — что ты не прочь быть „во всеоружии“ во время нашей следующей встречи».

Прочтя эти слова и осознав содержавшийся в них намек, Энджелин невольно улыбнулась, и на ее щеках появились две прелестные ямочки. «А ведь я не сумею устоять, если он снова обнимет меня», — в отчаянии призналась она себе. Но как бы то ни было, она просто обязана устоять. Военный кодекс гласит, что все трофеи достаются победителю. Ну что же, ни одному янки не удалось покорить ее в прошедшую войну, и сейчас она тоже не собирается сдаваться. По крайней мере, Энджелин искренне надеялась на это…

На следующее утро ее разбудил яркий солнечный свет, пробивавшийся сквозь оконное стекло. Энджелин была сама не своя от нетерпения — она никак не могла дождаться, когда сможет выйти на свежий воздух, где так весело и ярко светит солнце. И вот, облачившись в новый наряд, Энджелин в сопровождении Майры вышла из дому — впервые с начала болезни.

Они подошли к конюшне и обнаружили там Генри, который был занят тем, что готовил Храброго Короля для разминки. Теперь, когда коня как следует откормили и почистили, он выглядел настоящим племенным жеребцом. Генри вывел его на беговую дорожку, неподалеку от конюшни. Следом шли Энджелин и Майра. При виде Руарка Стюарта, который стоял, небрежно уперевшись в изгородь ногой, обутой в ботинок для верховой езды, Энджелин почувствовала внезапный прилив восторга. Она и не знала, что он уже вернулся. Заметив женщин, Руарк оторвался от изгороди и подошел к ним.

Ветер трепал его темные волосы, а на губах молодого человека появилась лукавая улыбка.

— Я смотрю, наша пациентка уже встала на ноги, — сказал он и добавил, отступив на шаг и любуясь Энджелин: — Похоже, надо устроить ей настоящий смотр.

Энджелин тоже взглянула на него с улыбкой и отвела со лба длинные черные локоны, взметнувшиеся от ветра.

— Воистину так! — с энтузиазмом, заимствованным у бабушки Руарка, ответила она. — Это мой первый выход в свет, и я радуюсь ему от души, — добавила она сдержанно. — И еще я хочу поблагодарить вас, мистер Стюарт, за новую одежду, что вы мне прислали.

И она крутанулась на каблуках, чтобы Руарк мог получше ее разглядеть. В этот момент Майра резко переменила тему, заговорив о чем-то другом и тем самым избавив Энджелин от необходимости упоминать ночные рубашки — не только сейчас, но, возможно, и в будущем.

— Если я вам больше не нужна, я, пожалуй, вернусь в дом, — заявила Майра.

— Можешь идти, Майра. Энджелин будет со мной в безопасности. А потом я отведу ее домой, — пообещал Руарк.

— Только не позволяйте ей утомляться, — предупредила Майра и ушла.

— Она носится со мной, как квочка с цыпленком, — весело заметила Энджелин.

Она уже успела привыкнуть и полюбить свою пожилую сиделку, так же как Майра свою юную подопечную.

Руарк аккуратно убрал со щеки Энджелин выбившуюся прядку волос.

— Ей постоянно нужно о ком-то заботиться. Я остался без матери, когда мне было всего три года, и если бы не Майра, даже не представляю, что со мною сталось бы…

— Извини, Руарк, — сказала Энджелин, жалея, что затронула эту грустную тему.

Он взял ее за руку, и они вдвоем направились обратно к изгороди.

— Ну что ты! У меня есть нэнни и Майра, так что я вполне счастлив.

Обвив Энджелин руками за талию, он посадил ее на верхнюю перекладину загородки.

— Ты пришла как раз вовремя. Сейчас Храброго Короля выведут на утреннюю прогулку.

Вскоре жокей и вправду подвел к ним жеребца и, взобравшись в седло, замер, ожидая наставлений Руарка.

— Не запали его на первой же полумиле. Сдерживай до последнего, а потом сразу пусти в галоп, — распорядился Руарк. — Посмотрим, как он пройдет эти последние метры.

— Слушаюсь, сэр, — почтительно отозвался жокей и пришпорил Храброго Короля.

Энджелин чувствовала себя, как несчастный родитель, дитя которого попало в чужие руки. Ведь она вырастила этого коня из маленького жеребенка, заботилась о нем, ухаживала, а вот теперь стала для него посторонней. Заметив, как изменилось выражение ее лица, Руарк участливо спросил:

— Энджел, все еще жалеешь, что потеряла коня?

— Не знаю, — честно призналась она. — До сих пор я была слишком больна, чтобы думать о нем. Да и сейчас у меня нет четкого мнения на этот счет. Мысли путаются… Я действительно благодарна тебе, Руарк, за все, что ты для меня сделал, но не знаю, может ли чувство благодарности перевесить горечь утраты того, что было мне по-настоящему дорого…

Боясь, что Руарк по глазам ее может догадаться о глубоко скрытых и действительно весьма путаных мыслях, Энджелин поспешно отвела взгляд и начала смотреть на скаковую дорожку. Рядом с ними стоял Генри, сжимая в руке секундомер. Руарк тоже вытащил из кармана часы, чтобы самому вести наблюдение. Вскоре Храбрый Король приблизился к отметке, обозначающей последнюю четверть мили, и вихрем понесся по дорожке.

Вот конь пересек финишную линию, и Руарк протяжно присвистнул.

— Двадцать восемь секунд! Неплохое время для первой тренировки, — с удовлетворением отметил Генри.

Руарк кивнул, соглашаясь:

— Завтра посмотрим, сможет ли он тягаться с Президентом.

Генри потрепал жеребца по шее:

— Держу пари, что этот парень не разочарует вас! Ну а сейчас я, пожалуй, отведу его назад в стойло.

И Генри повел громко фыркавшего коня на конюшню. Храбрый Король шествовал горделивой походкой, словно понимая, что впереди его ждет великая слава.

После ухода Генри Энджелин и Руарк какое-то время молча наблюдали за молодыми жеребятами, резвившимися неподалеку на обнесенном забором лугу. Их грациозные и чуть неуклюжие прыжки напоминали игру детей. Вздохнув от полноты чувств, Энджелин, наконец, сказала:

— Как они красивы, правда?

Руарк молча кивнул.

— Они как будто понимают, что рождены для бега.

— Это жеребята-двухлетки. Будущим летом мы начнем их тренировать, — пояснил Руарк.

— Я и не знала, что ты держишь скаковых лошадей. Теперь понятно, зачем тебе понадобился Храбрый Король.

Внезапный порыв ветра заставил Энджелин вздрогнуть.

— По-моему, становится слишком свежо. Как бы ты не простудилась.

Руарк помог Энджелин спуститься с изгороди, снял с себя пиджак и заботливо укрыл им плечи девушки. Складки одежды еще хранили тепло его тела, и Энджелин сразу же это почувствовала.

— Собственно говоря, я не собираюсь делать из Храброго Короля скакуна. Он нужен мне как производитель, — сказал Руарк, когда они не спеша возвращались к дому.

Энджелин удивленно посмотрела на него.

— Не собираешься делать из него скакуна? — переспросила она.

— Нет. Он не бегал целых четыре года, а это слишком большой срок. Правда, он происходит от знаменитых и весьма породистых родителей. Генри говорил, что отцом Храброго Короля был Калиф, а матерью — Принцесса Веллингтонская. Мне знакомы обе эти лошади.

— Ну, еще бы! Отец потратил все деньги, что у нас были, чтобы купить этого жеребца. Помню, как расстроилась тогда моя мать! А потом началась война, и, так или иначе, мы потеряли все…

К тому времени, как они подошли к дому, ноги Энджелин подгибались от усталости. Она сняла пиджак и протянула Руарку.

— Спасибо.

Их руки соприкоснулись, и он на минуту задержал ее ладонь в своей.

— Пойду отдохну. Я очень устала. Но все было прекрасно, Руарк, — сказала Энджелин, одарив его ослепительной улыбкой.

Она даже сама не понимала, насколько была обворожительна в этот момент — глаза горят от восторга, на щеках играет свежий румянец, а длинные черные волосы развеваются на ветру. Руарк ответил ей улыбкой и нежным жестом убрал со лба выбившиеся пряди.

— Все действительно было прекрасно, Энджел.

Она повернулась и пошла в дом, а он следил за ней своими темными выразительными глазами.

Стоя у окна своей спальни, расположенной на втором этаже, Сара Стюарт с интересом наблюдала эту сцену, и ее синие глаза лукаво сверкали.

Глава 8

Погода в Сент-Луисе неожиданно ухудшилась. Ударил мороз, что было весьма необычным для такого времени года — стояла ранняя осень. К утру снег наверняка растает, а пока он укутывал землю и ветви деревьев нежным белым покрывалом. Приняв горячую ванну, Энджелин облачилась в бархатный халат — подарок Руарка — и, свернувшись калачиком возле камина, принялась сушить волосы.

Незадолго до этого они с отцом обедали вместе с Руарком и его бабушкой. «А ведь мне понравилось их общество», — призналась сама себе Энджелин. С каждой минутой, проведенной в компании Руарка, ее чувство к нему росло, и теперь уже не было смысла обманывать себя — она влюбилась. Но Руарк был богат и занимал определенное, весьма высокое положение в обществе, она же всем этим не обладала. Постоянно возвращаясь мыслями к стоявшей перед ней дилемме: что предпочесть — чувства или реальность, — Энджелин все же пришла к выводу, продиктованному простым инстинктом самосохранения. Она должна бежать от Руарка, и как можно быстрее, если не хочет выглядеть дурой в его глазах.

Но как убедить отца в необходимости отъезда? Он, казалось, был вполне доволен своим новым положением и наверняка с ней не согласится. Погруженная в эти невеселые мысли, Энджелин не заметила, как отворилась дверь. В комнату вошел Руарк. Он постоял несколько минут на пороге, завороженный очаровательным зрелищем — Энджелин сидела в профиль, и отблески огня из камина обволакивали теплым светом черты ее милого лица и плащ черных волос.

— Как ты прекрасна, Энджел!

Звук его голоса вывел Энджелин из задумчивости. Она вздрогнула и обратила взор на дверь. Увидев перед собой материальное воплощение своих недавних раздумий, она удивленно округлила сапфировые глаза.

— Руарк! — выдохнула она еле слышно.

На нем были только белая рубашка и темные брюки, в которых он выглядел очень красиво. Настоящий мужчина, как и в тот день в Мемфисе, когда она увидела его сидящим верхом на Храбром Короле.

— Я надеялся, что ты еще не спишь.

Он пересек комнату и встал к камину рядом с ней. Энджелин попыталась унять громкое биение сердца.

— Я понимаю, Руарк, что это твой дом, но все же предпочла бы, чтобы ты стучался, перед тем как войти ко мне в комнату.

Она попыталась встать, и тут же Руарк с готовностью протянул ей руку:

— Разреши, я помогу тебе.

Он помог ей подняться, но руки не отнял, а его жадные глаза быстро оглядывали Энджелин с головы до ног.

— Бог мой, Энджел, как ты хороша в этом халате! Впрочем, я так и знал, что он тебе пойдет, — сказал он, и голос его прозвучал чуть хрипловато.

Сердце Энджелин гулко стучало. Она попыталась отнять у него свою руку.

— Я еще не поблагодарила тебя ни за этот халат, ни за другую одежду, что ты мне подарил, — пролепетала она, стараясь не смотреть в его темные магнетические глаза. Вместо этого она опустила взор и без надобности поправила мягкие меховые манжеты халата. — По-моему, у меня никогда еще не было такой элегантной вещи…

— Я хотел бы, Энджел, подарить тебе гораздо больше. Намного, намного больше.

Он подошел к ней поближе и не спеша привлек к себе.

— Это только начало. Ты рождена, чтобы носить шелка и бархат, меха и атлас. И все это я могу тебе дать!

Как завороженная, Энджелин увидела, что Руарк наклоняется к ней, и закрыла глаза, предвкушая сладостную капитуляцию. Он приник к ее устам. Его губы были теплые, мягкие и соблазнительные. Энджелин подставила ему свои, отдаваясь его настойчивости. Она вся дрожала от страсти — страсти, которую испытывала лишь в его объятиях. Наконец Руарк отпустил ее рот и тут же скользнул губами к шее.

— Я хочу показать тебе Лондон, Париж… Весь мир, Энджел! Скажи «да», скажи, что ты поедешь со мной…

Его руки скользнули под халат, продолжая доводить ее до экстаза. Одной рукой он обхватил нежную округлость ее груди, а другая в это время нежно поглаживала ее спину. Энджелин откинула голову, и Руарк сильнее прижал ее к себе. Тончайшая ткань ночной рубашки была слишком незначительным препятствием, и вскоре от его умелых ласк ее соски превратились в два твердых, напоенных желанием комочка. Застонав от удовольствия, Энджелин откинула голову назад, позволив Руарку покрывать неистовыми поцелуями ее шею до самой ложбинки между грудями. Руки ее бессильно повисли вдоль тела, и она совершенно не противилась, когда он сбросил халат с ее плеч. Бархатное одеяние бесформенной грудой упало на пол. Теплым, влажным ртом он накрыл ее грудь и начал нежно посасывать. Намокшая ткань рубашки приятно раздражала тугие соски. По спине Энджелин пробежала дрожь. Это ощущение было слишком восхитительным, чтобы ему противиться, и все то скрытое желание, которое она старательно подавляла в себе с момента их первого поцелуя, прорвалось теперь наружу, чтобы слиться в обоюдной страсти.

— Скажи же «да», Энджел. Скажи, что ты останешься со мной, что будешь моей, и только моей!

— Да, Руарк, да! — страстно выкрикнула она, теснее прижимаясь к нему и чувствуя его мужскую реакцию на ее тело. — Твоя, Руарк! Твоя навсегда…

Эти слова она произнесла еле слышно, словно выдохнула. Руарк подхватил ее на руки и понес к постели. Осторожно опустив Энджелин на пуховое покрывало, он лег рядом с ней.

— Энджел, а ты уверена, что уже достаточно здорова для этого?

Он задал этот вопрос шепотом, не в силах скрыть охватившего его желания.

— Да, Руарк, да, — снова повторила она, на этот раз тоже шепотом, и подставила ему свои полуоткрытые губы, а сама начала медленно обводить его рот дрожащим пальцем.

Зов страсти заставлял его забыть о сдержанности, но все же он хотел убедиться в том, что желание взаимно.

— Нам надо спокойно обсудить это, Энджел. Я не хочу, чтобы ты потом жалела…

Тяжело дыша и с трудом сдерживаясь, Руарк отвел ее руку от своих губ:

— Господи, Энджел, когда ты такое творишь, я не могу думать спокойно!

Больше он уже не делал попыток что-то обсуждать. Его рот обрушился на нее со всей страстью, а тяжесть и теплота его длинного сильного тела придавила к матрасу ее мягкие формы. Страстными, стремительными поцелуями он покрыл ее губы, лицо, глаза, нежную жилку, бившуюся на виске, обнаженную шею, не забывая постоянно возвращаться к влажной сладости ее рта. Их поцелуи становились все более неистовыми, языки вступили в сладостную дуэль, а обоюдная страсть все нарастала. Неожиданно Руарк, полуприкрыв густыми ресницами, свои исполненные желания глаза, оторвался от Энджелин. Он поднял голову и внимательно посмотрел на нее, в последний раз предлагая принять решение. И, прочтя в ее глазах ту же страсть, какую испытывал сам, он удовлетворенно улыбнулся и встал.

Энджелин как завороженная следила за тем, как Руарк расстегивает рубашку. Вот он отбросил ее, и сердце девушки бешено забилось при виде мускулистой мужской груди и широких плеч. Его выразительный взгляд словно гипнотизировал ее, и Энджелин, не в силах отвести глаза, продолжала наблюдать затем, как он раздевается. Ее взгляд скользнул по его груди и спустился ниже, где в гнездышке темных волос виднелась восставшая плоть. При виде этого зрелища Энджелин почувствовала, как в ней самой нарастает страсть, и все тело ее содрогнулось от восторга.

Это ощущение было ей внове. Неуклюжие, грубые ласки покойного мужа никогда не будили в Энджелин того ответного чувства, которое она испытывала сейчас. Прикосновения Уилла Хантера, его близость вызывали в ней отвращение. Этот бесчувственный скот получал то, что хотел, и тут же засыпал, а она оставалась лежать рядом с ним в темноте, содрогаясь от ненависти и страха. Любовные ласки Руарка, напротив, пробудили в Энджелин чувственность, о существовании которой она даже не подозревала.

Вот он подошел к ней, и Энджелин с готовностью приоткрыла губы навстречу его рту. Все препятствия и сомнения были сметены. Руарк вдоволь насладился ее ртом и языком и лишь затем, не торопясь, передвинул губы к уху Энджелин. Спустив ночную рубашку с ее плеч, он услышал прерывистый, судорожный вздох — знак того, что она хочет продолжения поцелуев. Тогда его губы скользнули ниже, и вскоре у него во рту оказался тугой розовый сосок.

Ее тело было гладким и нежным, как атлас. Руарк все никак не мог оторваться от нежной плоти, и его прикосновения заставляли Энджелин извиваться от восторга.

Доведенная почти до вершины страсти, она предоставила ему полную свободу, а ее любовь и влечение, проявленные в такой откровенной форме, усилили его собственное желание.

Когда Руарк вошел в нее, Энджелин почувствовала внезапную боль. Несмотря на то, что ее тело сгорало от страсти, оно было почти девственным. Уже несколько лет у нее не было мужчины, да и в браке ее любовный опыт оказался очень ограниченным. Руарк, обхватив руками ягодицы Энджелин, чуть приподнял ее, осторожно стараясь добиться единого ритма их движений. Всепоглощающее ощущение, смесь боли и страсти, все нарастало, пока не дошло до наивысшей точки. Теперь боли не было, осталась лишь неистовая страсть. Лоно Энджелин туго обхватило плоть Руарка. Он застонал от наслаждения. Как хорошо! Еще никогда ему не было так хорошо. Она с силой прижалась к нему, выкрикивая его имя, и через секунду они слились в экстазе. На мгновение, великолепное, неповторимое мгновение, их тела, сердца и души стали единым целым…

В комнате было тепло и уютно — казалось, все в ней укрыто невидимым покрывалом. Сгустившуюся темноту лишь изредка разрывали отблески огня из камина, освещавшие два тела, распростертые на кровати.

Лежа с закрытыми глазами, Энджелин купалась в отблесках огня — и любви. Все, что она чувствовала, казалось ей незнакомым — сверкающее в камине пламя, прерывистое дыхание Руарка, лежавшего рядом с ней, аромат сосновых поленьев и запах мужского тела, щекотавший ей ноздри. Кончики ее пальцев все еще хранили память о его волосах, восхитительно шелковистых и мягких. Прижавшись к Руарку всем телом, Энджелин с наслаждением ощущала его рядом с собой. Она облизнула свои запекшиеся губы и снова ощутила вкус его губ. Медленно приоткрыв веки, Энджелин увидела, что смеющиеся глаза Руарка с торжеством смотрят на нее. Она судорожно вздохнула и потянулась к нему…

Проснувшись, Энджелин обнаружила, что огонь в камине уже давно погас. Первый луч утренней зари пробивался сквозь стекло, и она радостно улыбнулась ему. Перекатившись на бок, она оперлась на локоть и стала смотреть на безмятежно спящего рядом Руарка. Он казался сейчас очень красивым, и она снова подумала о том, как сильно любит его. Не в силах противостоять искушению, Энджелин наклонилась и легонько поцеловала его в губы. Руарк тут же открыл глаза и встретился с любящим взглядом Энджелин. Он улыбнулся, и в уголках его темных глаз разбежались веселые лучики.

— Пожалуй, будет совсем неплохо, если ты каждое утро будешь будить меня таким способом.

Энджелин наклонилась. На этот раз ее поцелуй был более глубоким и страстным.

— Нет, я просто уверен, что это будет неплохо!

Взяв Энджелин за плечи, Руарк привлек ее к себе, и она в блаженной истоме опустила голову ему на грудь.

— Я еще никогда не была так счастлива, — призналась она со вздохом, вслушиваясь в биение его сердца, раздававшееся у самого ее уха.

— Мы прекрасно проведем время в Нью-Йорке, Энджел. Я рассчитываю уехать в пятницу.

— В пятницу? Ну что ты, Руарк, это невозможно! Мы не можем уехать так внезапно! Нам надо пожениться… И потом, как я могу ехать в Нью-Йорк, если у меня даже нет подходящих платьев?

Она обернулась и посмотрела на него.

— И еще отец. Надо ведь и о нем подумать.

Слова замерли у нее в горле, когда она заметила странное выражение лица Руарка.

— В чем дело? Что-нибудь случилось, Руарк?

— Энджел, по-моему, я не упоминал о женитьбе, — мягко проговорил он, тщательно подбирая слова.

Ошеломленная, она не сразу нашлась, что ответить, и вынуждена была повторить его же слова, сказанные накануне.

— Но ведь ты говорил, что хочешь, чтобы я осталась с тобой… чтобы я была твоей, и только твоей…

— Я и не отказываюсь. Но я имел в виду вовсе не брак, Энджел. Извини, мне казалось, ты поняла, о чем идет речь…

Видя ее удивленное лицо, Руарк решил объясниться до конца:

— Понимаешь, Энджел, когда я надумаю жениться, то наверняка захочу иметь детей. Так вот, мне не хотелось бы, чтобы матерью моих будущих детей была…

Он беспомощно запнулся, осознавая, что и так сказал слишком много. То, что он намеревается произнести дальше, только оскорбит Энджелин.

— Мошенница и проститутка, — закончила она недосказанную им фразу.

Руарк не пытался ничего отрицать, он вообще не ответил, и ясное понимание беспощадной правды вдруг обрушилось на Энджелин подобно удару грома. Она почувствовала бесконечную внутреннюю опустошенность и пожалела, что не умерла во время болезни.

Ошеломленная, не помня себя, Энджелин выбралась из постели. Не обращая внимания на прохладу, царившую в комнате, девушка подошла к окну и уставилась в него невидящим взглядом. Сердце болело так, что Энджелин казалось — оно сейчас разорвется. Как могла она быть такой наивной дурой, как могла поверить, что Руарк Стюарт собирается жениться на ней? Они так же далеки друг от друга, как были несколько часов назад.

— О Господи, Энджел, прости! Я не хотел тебя обидеть…

Руарк накинул халат на ее дрожащие плечи и привлек к себе. У Энджелин даже не было сил сопротивляться. Она словно оцепенела. Боль в груди стала такой острой, как будто ей в сердце вонзили нож. Осторожно, словно проверяя, какая последует реакция, Руарк провел губами по нежному изгибу ее шеи.

— Нам ведь хорошо вдвоем, правда, Энджел? Я дам тебе счастье — такое счастье, которого ты в жизни не испытывала. Поедем со мной! Обещаю, что буду заботиться о тебе…

Он с силой обнял ее и повернул к себе лицом. Его встревоженный взгляд, казалось, проникал в самую сокровенную глубину ее глаз, а руки продолжали сжимать плечи, укутанные халатом.

— Я обожаю тебя, моя сладкая!

На лице Руарка появилась нежная улыбка. Осторожным движением он убрал за ухо Энджелин выбившуюся прядку волос. Сжав ладонями ее щеки, он взглянул прямо в искаженные страданием глаза.

— Мой прекрасный черноволосый ангел! Я дам тебе все, что ты захочешь, все, о чем попросишь…

«Все, кроме своего имени… и уважения», — с горечью подумала Энджелин.

Руарк теснее прижался к ней, и через несколько секунд тепло его тела магическим образом успокоило дрожь, которая сотрясала ее.

— Только скажи, что ты останешься со мной, — снова повторил он умоляющим тоном.

Поднеся ледяную руку Энджелин ко рту, Руарк осторожно поцеловал каждый пальчик. Затем он наклонил голову, и его горячие губы прижались к ее холодным губам, снова разжигая неистовый огонь желания, которое ему уже однажды удалось пробудить в ней. И пока ее тело предательски трепетало в его объятиях, мысли вели лихорадочную, но, увы, бесполезную борьбу. Честь и достоинство, эти веками существовавшие добродетели, были слишком слабым оружием против напористости его рта и рук. Желание снова ощутить на губах его поцелуи, почувствовать прикосновение его горячих ладоней к своему телу оказалось сильнее тех аргументов, которыми Энджелин пыталась сама себя убедить. Руарк вдохнул в нее жизнь, разжег в ней пламя страсти. Он нужен ей!

Гордость и самоуважение… Они — лишь эфемерная замена жара его прикосновений и огня его поцелуев.

Вплоть до сего момента вся жизнь Энджелин была сплошной борьбой за существование. А сейчас — она это точно чувствовала — существование обретало для нее смысл лишь в объятиях Руарка. Она устала бороться, устала от постоянного самоотречения. Ей нужен этот мужчина и все те удовольствия, которые он может ей дать.

Она любит Руарка Стюарта. И к черту гордость и самоуважение! И все же, когда Энджелин обвила руками шею Руарка и подставила ему губы для поцелуя, слезы струились у нее по щекам…

Только когда Руарк возвратился к себе в комнату, Энджелин смогла, наконец, дать волю слезам. Вдоволь наплакавшись, она уснула и проснулась лишь через несколько часов, почувствовав прикосновение прохладной руки Майры к своему лбу.

— Мне жаль будить вас, дорогая, но вы проспали все утро. Вот я и испугалась: а вдруг моя милочка снова заболела?

Внимательно взглянув на Энджелин, Майра заметила и ее припухшие глаза, и печальное выражение лица.

— Лихорадки у вас как будто бы нет, мисс, но выглядите вы сегодня не блестяще. Оставайтесь-ка в постели, а я пока приготовлю вам чашечку горячего чая. От него вы сразу почувствуете себя лучше, я уверена!

— Со мной все в порядке, Майра. Я чувствую себя хорошо, — возразила Энджелин и поспешно выбралась из постели.

Майра как завороженная продолжала смотреть на простыни, с которых только что встала Энджелин. Та тоже обернулась и поняла, что так заинтриговало горничную. На простыне виднелись пятна — красноречивое свидетельство того, что происходило здесь прошлой ночью. Энджелин, запинаясь, попыталась что-то объяснить, но тут же сбилась и бессильно опустилась на кровать. Не в силах сдержать слезы, девушка закрыла лицо ладонями и горько зарыдала. Сев рядом с ней, Майра обняла ее и попыталась утешить.

— Мистер Руарк, да?

Энджелин молча кивнула.

— Извините меня, деточка, негоже мне совать свой нос в чужие дела.

Когда Энджелин удалось кое-как справиться с рыданиями, Майра концом передника утерла ей слезы и сочувственно проговорила:

— Ну-ну, дорогуша, не стоит так уж расстраиваться! Не вы первая, не вы последняя… У многих женщин медовый месяц начинается до свадьбы. Как говаривала моя матушка: «Если следовать добродетели легче, чем впадать в грех, то почему же на свете гораздо больше поясов целомудрия, чем целомудренных дев?»

В ответ на эту тираду Энджелин выдавила из себя слабую улыбку, а Майра, ободренная успехом, продолжала свои нежные увещевания:

— Вам совершенно незачем беспокоиться. Мистер Руарк, конечно, и собой хорош, и обольстить сумеет любую, но он порядочный человек, уж поверьте мне, дорогая! Он еще сделает из вас честную женщину…

— Нет, Майра. Он не хочет жениться на мне. Он предложил мне стать его любовницей. Скоро мы уезжаем в Нью-Йорк…

— Да неужели? Вот негодяй! — негодующе воскликнула Майра. — Его бы надо хорошенько высечь, как, бывало, я делала, когда он был еще мальчишкой…

— Руарк считает, что я… бесчестная женщина. Что у меня было много мужчин… — Энджелин в отчаянии подняла глаза на горничную: — Но это неправда! Клянусь вам, Майра, у меня не было никого, кроме мужа…

От изумления Майра широко раскрыла глаза:

— Господь с вами, деточка, да кому же придет в голову, что вы падшая женщина? Этот парень — просто дурак, вот что я вам скажу!

— Только дайте слово, что ни за что не проговоритесь Руарку о том, что я вам рассказала, — взмолилась Энджелин.

— Ну что вы, конечно! Как же можно обсуждать такие вещи с мужчиной? Можете на меня положиться, мисс, я ни слова не скажу этому негодяю. Хотя следовало бы… А впрочем, я уверена, что, в конце концов, мистер Руарк поступит с вами честно.

Энджелин же, напротив, была уверена, что Руарк никогда не женится на ней. Он обозначил свои намерения предельно ясно. Как бы ни сложилась их дальнейшая жизнь, каждый будет отвечать за себя сам.

— Я хочу уехать с ним, Майра. — Энджелин выдавила из себя слабое подобие улыбки и нежно обняла горничную. — Спасибо вам. Я никогда не забуду вашего участия и добрых пожеланий.

С этими словами она встала и начала собирать вещи, а Майра еще некоторое время сидела, раздумывая, правильно ли поступила, пообещав хранить тайну девушки. Наконец, так и не придя к определенному выводу, сокрушенно покачала головой, тоже встала и принялась менять запачканные простыни.

Глава 9

Выйдя из дому, Энджелин поплотнее завернулась в плащ и решительно направилась вдоль по тропинке. По правде говоря, это одеяние, долгие годы служившее ей верой и правдой, уже давно пришло в негодность и почти не спасало от внезапно нагрянувшего холода. Хотя Энджелин вступила на тропинку бодрой походкой, ее решительность быстро таяла по мере приближения к конюшне. Однако, подбодрила она себя, чем скорее будет покончено с этой неприятной миссией, тем лучше, и ускорила шаг.

Когда Энджелин вошла в конюшню, Генри как раз вел Храброго Короля в специальное стойло для случки. Сегодня жеребцу впервые предстояло зачать потомство. Кобылица, предназначенная для этого, уже находилась в стойле. Она покорно ждала, опутанная сбруей, которая лишала ее способности двигаться. Генри остановился, чтобы дать Энджелин возможность приласкать любимого коня.

— Ну, как поживает мой малыш? — нежно заворковала она в самое ухо Храброго Короля.

Из соседнего стойла раздалось негромкое ржание кобылицы, и жеребец тут же навострил уши. Резко рванувшись в сторону от испуганной Энджелин, Храбрый Король бросился на этот призывный звук.

— Отпусти-ка парня, девочка. Ему предстоит сегодня мужская работа, — посоветовал Генри.

«Да, работа и впрямь мужская», — с горечью подумала Энджелин. Нетерпеливое стремление Храброго Короля взобраться на привязанную кобылицу напомнило ей предыдущую ночь, когда она сама в объятиях Руарка была столь же беспомощной, как эта кобылица, и, что самое ужасное, так же желала его! Погруженная в свои невеселые размышления, Энджелин не двинулась с места. Генри, снимавший в этот момент уздечку с Храброго Короля, спросил раздраженно:

— Ты что, не слышишь меня, девочка? Я ведь уже сказал, что занят!

Голос отца вывел Энджелин из задумчивости. Отдавшись своим мыслям, она на какое-то время даже забыла, зачем пришла сюда и что собиралась сказать ему.

— Папа, мне надо с тобой поговорить.

Генри покачал головой:

— Не сейчас. И вообще, шла бы ты отсюда, — попросил он, продолжая работать. — Это зрелище не для леди.

— Боже мой, папа, да я уже сто раз видела случку!

Энджелин открыла ворота, и Храбрый Король потрусил к кобылице.

— Интересно, как бы нам иначе удалось сохранить Скотткрофт во время твоего отсутствия? Пока шла война, я ведь не сидела в гостиной с вышиванием, — напомнила она отцу резким тоном.

— Нет, детка, не сидела. Сдается мне, что ты провела больше времени в конюшне, чем в гостиной. Но, по-моему, пора отбросить эти воспоминания и снова стать леди — такой, какой хотела тебя видеть твоя покойная мать!

«Прекрасное начало для того, чтобы посвятить его в мои планы», — подумала Энджелин. Повернувшись лицом к отцу, она облокотилась на перегородку и сказала:

— Я для того и пришла. Ты совершенно прав, папа, — мне пора подумать о будущем. — Запнувшись в поисках подходящего выражения и так ничего и не придумав, она бесхитростно добавила: — Руарк Стюарт предложил мне поехать с ним в Нью-Йорк.

В ответ Энджелин ожидала услышать от разгневанного отца многословную тираду, но Генри, занятый своей работой, был целиком поглощен лошадьми и, похоже, не придал особого значения тому, что услышал от дочери.

— Ну что же, он славный джентльмен. Только я что-то не пойму, зачем тебе ехать с ним в Нью-Йорк, детка… — И вдруг в его голосе появились совсем иные нотки: — Ну-ну, вот умница! Я так и знал, парень, что ты нас не подведешь…

Изумленная Энджелин подняла глаза на отца и увидела, что все его внимание снова переключилось на лошадей. С таким же успехом она могла обращаться к стене, подумала девушка с горечью.

— Мы можем поговорить об этом позднее, — пробормотала она, разочарованная тем, что ее попытка не увенчалась успехом.

Энджелин уже намеревалась выйти из конюшни, но Генри неожиданно остановил ее: — Постой-ка, детка, не убегай. Вот теперь, когда дело сделано, можно и поговорить. Так что ты собиралась рассказать мне?

И, не дожидаясь ответа дочери, вошел в стойло и начал взнуздывать Храброго Короля.

— Завтра пустим его к другой кобылице, и если все пойдет гладко, через год в это же время у нас будет парочка славных жеребят!

Энджелин беспомощно взглянула на отца. Ну что толку говорить с ним? Сначала Руарк, а теперь вот отец… За короткое время девушка с болью в душе убедилась, что абсолютно ничего не значит в жизни двух самых дорогих для нее людей.

Оскорбленная в своих лучших чувствах, убежденная, что и отец, и Руарк предали ее любовь, она с вызовом взглянула на Генри:

— Я стала любовницей Руарка. Вот почему я собираюсь ехать с ним в Нью-Йорк.

На этот раз старания Энджелин увенчались успехом — похоже, до Генри дошел смысл того, что сказала ему дочь. Ошеломленный услышанным, старик перестал возиться с жеребцом и немигающим взглядом уставился на Энджелин. На минуту ему показалось, что он ослышался.

— Ты что такое говоришь, девочка?

— Я — любовница Руарка и собираюсь ехать с ним в Нью-Йорк, — повторила она.

У Генри Скотта, как и у большинства людей, были свои достоинства и недостатки. Но по натуре он был человеком мягким и настоящим джентльменом, то есть мужчиной, для которого честь женщины стоит превыше всего. Он считал, что женщина должна быть безупречна, а в особенности его собственная дочь — живое воплощение милого образа своей матери и отрада его сердца. И вот теперь эта самая дочь поступилась не только своей честью, но и нанесла чувствительный удар по его родительской гордости. До сих пор Генри утешался мыслью, что, хотя сам он человек слабый и подвержен разного рода порокам, у него есть дочь, есть его Энджелин, сила характера которой помогла ему пережить плохие времена и служила утешением во времена хорошие. Сердечная боль от шокирующего заявления, которое она только что сделала, проникла в самую глубину его существа. Для старика это означало не просто потерю самоуважения. Теряя Энджелин, он терял единственное, что у него осталось в жизни. Жена, которую он обожал, сын, которым он так гордился, — этих самых дорогих ему людей он лишился. А вот теперь и дочь, которую он любил и уважал, погибла для него навсегда… Причем погибла по собственной своей вине. Она обманула доверие отца, предала свою мать, это воплощение чистоты и набожности, оказалась недостойной любви и уважения брата, который просто обожал ее.

Обычно кроткий и мягкий, Генри разразился справедливым гневом:

— Ну и ну, дочь моя! Как же ты могла так поступить? У тебя что, совсем стыда нет?

— Извини, отец. Я люблю Руарка и хочу быть с ним. Но он не собирается на мне жениться, он сам мне это сказал.

— И все же ты хочешь уехать с ним? — укорил ее Генри.

— Но я люблю его, папа! Ты что, не понимаешь? — выкрикнула Энджелин в отчаянии, удрученная тем, что он не хочет понять ее чувства.

— Ни одна южанка не позволила бы себе дойти до такого… такого бесстыдства! — вскричал Генри. — Слава Богу, что твоя мать, эта святая женщина, не дожила до этого дня…

Слова отца, полные гневного осуждения, ранили Энджелин в самое сердце. Глаза девушки наполнились слезами. Всю вину за случившееся он взвалил на ее, плечи. Ни слова упрека в адрес Руарка — по его мнению, виновата она одна.

— А когда он тебя бросит, дочь моя, что тогда? — вопросил Генри.

— Не знаю.

Энджелин проглотила комок, подступивший к горлу. Она решила не сдаваться.

— У меня еще будет время подумать об этом, — храбро заявила она.

Удрученный Генри отвел глаза. Его плечи поникли. Казалось, старик придавлен горем.

— Небось, ты считаешь, что в том, что с тобой произошло, есть доля и моей вины? — спросил он с вызовом, выводя Храброго Короля из стойла.

— Я никогда этого не говорила, отец. Ничьей вины здесь нет, кроме моей собственной. Если бы я не хотела ехать с Руарком, я бы не поехала.

Схватив дочь за плечи, Генри заглянул ей в глаза. Его взгляд был полон отчаяния.

— Но ведь еще не поздно передумать, детка. Его голос смягчился. Казалось, он умоляет ее.

— Мы с тобой уедем отсюда, уедем из этого проклятого места!

Энджелин печально покачала головой: — Слишком поздно что-либо менять, папа. Еще вчера я могла бы уехать от Руарка, но не теперь. Повторяю, сейчас уже слишком поздно.

Она встретилась с отцом взглядом, ища в его глазах сочувствие и понимание. Сама она всегда была готова простить его недостатки и слабости; теперь же в сочувствии нуждалась она сама. Однако в глазах Генри Энджелин увидела лишь гнев и осуждение.

Черты его лица стали резкими, руки соскользнули с ее плеч.

— Ну что же… На тебя одну падет вина за то, что ты обесчестила имя Скоттов!

— Да, папа, я знаю, — печально отозвалась Энджелин. — Прости меня… — прошептала она, целуя отца в щеку.

С этими словами она выбежала из конюшни, оставив Генри наедине с его горькими мыслями. Храбрый Король протяжно заржал, словно прощаясь с убитой горем девушкой…

Спальня уже погрузилась в вечерний полумрак, когда Руарк вошел в комнату и увидел, что Энджелин, глубоко задумавшись, сидит одна у потухшего очага. Отбросив коробки, которые он принес с собой, Руарк поспешил к камину и опустился перед Энджелин на колени.

— Что с тобой, Энджел? Ты плохо себя чувствуешь?

Несколько секунд Энджелин смотрела ему в глаза ничего не выражающим взглядом, а затем покачала головой и сказала слабым голосом:

— Со мной все в порядке, Руарк.

У него отлегло от сердца, но тревога тут же вернулась, когда он взял ее руку и поднес к губам.

— Господи, Энджел! Да у тебя рука холодная как лед!

Он схватил другую ее руку и начал отогревать в своих ладонях.

— Почему у тебя не горит камин? И куда, черт побери, запропастилась Майра?

— Майра? — как эхо отозвалась Энджелин.

Надо что-то ему ответить, а у нее в голове пустота. Со времени разговора с отцом Энджелин словно провалилась в бездну позора и горя. Теперь же появление Руарка мало-помалу возвращало ее к жизни.

— Майры не будет несколько дней. У нее заболела сестра, и Майра уехала ухаживать за ней.

— В таком случае ты должна была попросить кого-нибудь из слуг растопить камин. Здесь же адский холод, малышка!

С этими словами Руарк вскочил на ноги и бросился к кровати. Порывшись в коробках, он извлек из одной дорогой норковый палантин, отороченный по низу норковыми хвостиками, и заботливо укутал им плечи Энджелин. Затем он принялся растапливать камин, украдкой бросая при этом тревожные взгляды на Энджелин, которая продолжала сидеть неподвижно и словно не замечала его. В конце концов, Руарку удалось добиться устойчивого пламени, и он снова подошел к Энджелин и опустился перед ней на колени. Его темные, полные беспокойства глаза вопросительно глядели на девушку.

— Милая, расскажи мне, что тебя тревожит. Ведь если я не буду знать, в чем дело, я не сумею помочь тебе!

Он взял ее на руки, как ребенка, и тепло его тела укутало неподвижную Энджелин, словно плащ. До этого момента она даже не сознавала, до какой степени замерзла. И только сейчас поняла, что в комнате она не одна — рядом с ней Руарк. Как чудесно быть в его объятиях! Заметив, что Энджелин начинает понемногу оттаивать, Руарк нежно улыбнулся и обхватил ладонями ее лицо. Несколько секунд он, не отрываясь, всматривался в ее сапфировые глаза, пытаясь прочесть в их глубине то, что не могли вымолвить уста девушки. Искушение такой тесной близости было слишком велико. Руарк наклонился к Энджелин и поцеловал ее. Не успели его губы коснуться ее рта, как оцепенелость, в которой до сих пор пребывала Энджелин, тотчас сменилась горячим желанием. Похоже, его прикосновение воздействует на нее одинаково, независимо от состояния, в каком она находится. И, с готовностью отдаваясь Руарку, Энджелин вдруг осознала одну простую истину — когда она покоится в его объятиях, то чувствует себя защищенной, причем это чувство, как ни странно, даже сильнее того жгучего сексуального желания, которое он неизменно будит в ней. И чувство это называется — любовь!

Чутко настроившись на волну Энджелин, Руарк без труда уловил то мгновение, когда она решила сдаться. Отбросив меховое манто с ее плеч, он осторожно уложил девушку на коврик перед камином, а сам улегся рядом, подперев голову рукой.

Пальцы Руарка поигрывали длинными локонами Энджелин, а его любящий взгляд был устремлен на нее.

— Расскажи своему папочке, что с тобой происходит, — шутливо поддразнил он ее.

— В этом-то все и дело. Я и впрямь все рассказала папе, — со вздохом отозвалась Энджелин.

Руарк улыбнулся, и все тело Энджелин пронизала сладкая дрожь, как всегда при виде его улыбки. — О, теперь я, кажется, начинаю понимать… Наклонившись, он чмокнул ее в нос:

— Генри не пришел в восторг, когда услышал, что ты собираешься уехать со мной.

— Это еще мягко сказано, — ответила Энджелин, стараясь не дышать.

У нее кружилась голова от того, что Руарк начал медленно расстегивать корсаж ее платья.

— А что именно ты ему сказала? — поинтересовался он, жадно пожирая глазами ее роскошную грудь, показавшуюся в вырезе.

— Я сказала, что я…

Она запнулась. Не стоит говорить Руарку о своей любви. Зная, как он к ней относится, Энджелин ни минуты не сомневалась, что такое признание лишь позабавит его. А с нее довольно и того, что она сегодня один раз уже выставила себя на посмешище!

Замаскировав свои истинные чувства ничего не значащей улыбкой, Энджелин обхватила руками шею Руарка.

— Я сказала, что уеду с тобой, потому что так хочу.

Наклонившись, он принялся щекотать языком чувствительные кончики ее груди. Энджелин закрыла глаза. Все ее тело сотрясала сладостная дрожь.

«И еще я сказала, что люблю тебя!» — мысленно воскликнула она, прижимая к груди голову Руарка.

Когда Генри отклонил приглашение на обед, Сара Стюарт была очень удивлена.

— Мне очень жаль, Энджелин, что ваш отец не смог сегодня присоединиться к нам. Он что, нездоров?

— Дело не в этом, миссис Стюарт, — запинаясь, начала объяснять Энджелин.

Подняв глаза, она встретилась взглядом с Руарком и попыталась продолжить:

— Он… просто он не…

— Энджелин пытается объяснить тебе, нэнни, что ее отец не одобряет наших отношений.

Сара Стюарт отложила ложку:

— Не одобряет наших отношений? А почему, собственно говоря, он должен не одобрять отношений бабушки и внука? Я не уверена, что правильно поняла тебя, Руарк.

Глаза молодого человека лукаво блеснули.

— Нэнни, дорогая, обо всем, что происходит в окрестностях нашего дома, вплоть до самой Миссисипи, ты прекрасно осведомлена благодаря многочисленным и надежным собственным источникам. Так что ты не хуже меня знаешь, почему расстроен Генри. Ему не нравится, что его дочь стала моей любовницей.

Энджелин почувствовала, как ее заливает краска стыда. Ей захотелось провалиться сквозь землю или немедленно выбежать из комнаты, лишь бы не видеть ясного взгляда ярких синих глаз Сары Стюарт. Кажется, предположение Руарка было не лишено оснований — старая дама отнюдь не удивилась, услышав слова внука. Снова грациозно взяв в руки ложку, она продолжала, как ни в чем не бывало, есть суп.

— Осмелюсь заметить, что у него есть для этого причины. Вопрос напрашивается сам собой: почему ты решил так бессердечно обойтись с этим невинным ребенком, Руарк?

— Нэнни, я очень тебя люблю. Я готов без колебаний отдать за тебя жизнь. Но ни за что не позволю тебе в нее вмешиваться! Ну а теперь, может быть, продолжим наш обед? Мэри так старалась приготовить что-нибудь повкуснее!

Во все время этого разговора Энджелин сидела едва дыша. Ее рука, в которой была зажата ложка, повисла в воздухе. Заметив состояние молодой женщины, Руарк подмигнул ей и ухмыльнулся.

— Дорогая, если ты сейчас же не опустишь ложку, боюсь, у тебя отвалится рука!

Если бы он при этом дал себе труд взглянуть на свою бабушку, то понял бы, что Сара Стюарт не намерена сдаваться — нравится это ее внуку или нет — и рассчитывает, что последнее слово в данной истории все же останется за ней. В седой голове этой преисполненной королевского достоинства леди уже созрел план, который сделал бы честь любому фельдмаршалу…

Нынешняя ночь, проведенная, как и предыдущая, в объятиях Руарка, отогнала прочь все сомнения, которыми была обуреваема Энджелин. Когда молодая женщина открыла глаза на следующее утро, она радостно улыбнулась при виде Руарка, безмятежно спавшего рядом с ней. Ее любящий взор жадно ловил его черты. Он выглядел сейчас как невинное дитя. Энджелин страстно захотелось потрогать пальцем его чувственную нижнюю губу, но она сдержала себя. Робость и застенчивость еще мешали ей решиться на такую вольность. Вздохнув, Энджелин выбралась из постели и босиком прошлепала через холл в свою комнату. Вчера вечером Руарк привел ее сюда, на свою кровать, объявив, что прикажет слугам перенести ее вещи к себе в комнату. Энджелин же предпочитала сохранить все как есть. Ей хотелось, чтобы было все же хоть одно место, которое она могла бы назвать своим, пусть даже это будет комната в его доме.

Совершив утренний туалет, девушка облачилась в черный шерстяной костюм для верховой езды, который Руарк накануне купил для нее в городе. Плотно облегающий жакет с высоким воротником застегивался спереди на пуговицы и выгодно подчеркивал изящную талию Энджелин. Бросив последний критический взгляд в зеркало, она натянула блестящие черные ботинки. Решив на этот раз обойтись без шелковой шляпы и вуали, которые должны были бы дополнить этот ансамбль, Энджелин надела белые замшевые перчатки и в этот момент услышала негромкий стук в дверь. В комнату вошел Руарк. Он был босиком, а длинный темно-бордовый халат доходил ему почти до икр.

— Доброе утро! А я удивился, куда ты пропала.

Он заключил Энджелин в объятия и нежно поцеловал. Затем отступил на шаг, любуясь ею.

— Посмотрите-ка на нее! Уже готова для утренней прогулки. Вы сегодня выглядите просто обворожительно, миссис Хантер! Дайте-ка я рассмотрю вас поближе…

Энджелин засмеялась и слегка повертелась на каблуках, давая Руарку возможность получше разглядеть себя.

— Отлично! Все сидит как влитое.

Он одобрительно улыбнулся.

— Откуда ты узнал мои размеры? — поинтересовалась Энджелин. — Даже ботинки подошли.

Его темные глаза заискрились весельем.

Должен признаться, что при покупке первых вещей от меня и в самом деле требовалась некоторая догадливость, но теперь… — он погладил ее грудь и коснулся талии, — …теперь я знаком с каждым дюймом твоего роскошного тела, — хрипловато прошептал он ей на ухо и привлек к себе.

Поцелуй Руарка заставил Энджелин задрожать. У нее перехватило дыхание. Она теснее прижалась к его упругому, гибкому телу и, почувствовав его возбуждение, воспламенилась сама. Пытаясь противостоять искушению, Энджелин отодвинулась и прошептала:

— Руарк, ты же видишь, я уже оделась…

Его темные глаза, горевшие страстным огнем, притягивали ее взгляд как магнит. Он снова привлек ее к себе. Его жаркое дыхание опалило ей щеку.

— Тогда мы должны сделать выбор, Энджел. Или я одеваюсь и отправляюсь с тобой, или ты раздеваешься и идешь со мной.

— Мы встретимся с тобой у конюшен, — заявила она твердо. — Пока ты будешь одеваться, я поговорю с отцом. Потом мы совершим утреннюю прогулку и вместе позавтракаем.

— Дорогая, именно такой план созрел и у меня, только в другом порядке. Утреннюю прогулку мы совершим в моей комнате, а потом, пока я буду одеваться, ты поговоришь с отцом.

Оттолкнув его руки, которые начинали все смелее ласкать ее, Энджелин покачала головой:

— Руарк, прошу тебя, будь серьезней! Я должна, наконец, выяснить отношения с отцом. Это меня мучит…

Осознавая, что он проиграл битву, Руарк недовольно проворчал:

— Но почему?

— Я его единственная дочь, Руарк. Неужели ты не можешь понять его чувства?

— Нет, не могу. Твой отец… Моя бабушка… Какое отношение имеют к нам их чувства, черт побери?

Он снова привлек ее к себе.

— Энджел, нам ведь хорошо вдвоем. Очень хорошо… И ты это знаешь. Что плохого в той жизни, которую я тебе предлагаю? Ты ни в чем не будешь нуждаться. Разве такая жизнь не лучше, чем обкрадывать простофиль на пароходах или жульничать в карты?

— Ты спрашиваешь, что плохого в этой жизни? — гневно вскричала Энджелин. — А сам ты этого не понимаешь, да? Сколько раз я доказывала тебе, что ты неверно судишь обо мне, но ты глух и слеп и предпочитаешь не замечать правды! Как ты можешь говорить, что нам хорошо вдвоем, и в следующую минуту обвинять меня в том, что я мошенница и проститутка?

Ошеломленный Руарк отпрянул от Энджелин. Ее слова крайне удивили его.

— А какое отношение одно имеет к другому? Я сам не святой, Энджел, и не претендую на это. Ты мне нравишься. Мне хорошо с тобой. Я получаю огромное… — он выразительно изогнул брови, — …плотское наслаждение от твоего роскошного, соблазнительного тела. Ну а что касается твоей души… Пусть это останется между тобой и твоим создателем.

Оскорбленная до глубины души, Энджелин с трудом подавила в себе искушение вцепиться ему в лицо и стереть эту наглую усмешку. Ее глаза пылали презрением — презрением к нему и к самой себе.

— Ты настоящий ублюдок и извращенец, Руарк. И я уверена, что тебе это не раз говорили.

Она с силой оттолкнула его от себя и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

Глава 10

Воодушевленный тем, как браво Храбрый Король обошелся со второй кобылицей, Генри привел жеребца в стойло, когда в конюшне появилась Энджелин. При виде дочери улыбка исчезла с лица старика.

— Папа, мне нужно поговорить с тобой, — умоляющим тоном произнесла она.

— Не сейчас, дочка. Ты же видишь — я работаю.

Он отвернулся от Энджелин и сделал вид, что занят лошадьми.

— Ну, пожалуйста, папа! Не заставляй себя просить… — взмолилась она.

— Мне не о чем с тобой разговаривать. Если только, конечно, ты не пришла сказать, что передумала.

С этими словами Генри вышел из стойла, оставив Энджелин наедине с Храбрым Королем.

Утирая слезы, девушка попыталась улыбнуться.

— Видишь, Король, в последнее время я здесь не слишком желанный гость.

В ответ жеребец издал короткое ржание и ласково потерся о ее щеку. Энджелин обвила руками его шею:

— Хорошо, что хотя бы тебя тут ценят. Даже твое потомство будет встречено с радостью…

Она сделала шаг назад и потрепала своего любимца по спине.

— А вот мое — нет. Мне дали понять, что мошенница и проститутка не может быть подходящей матерью — по крайней мере, для отпрысков мистера Руарка Стюарта…

Она замолчала, увидев, что в конюшню входит конюх. Он вежливо поклонился ей и произнес:

— Доброе утро, мэм.

— Доброе утро. Вы не могли бы оседлать для меня Храброго Короля? — попросила Энджелин. — А для мистера Стюарта, как всегда, его любимого коня.

— Да, мэм, конечно. Будет сделано, — охотно отозвался тот.

Энджелин вышла из конюшни, решив подождать во дворе. Не прошло и нескольких минут, как появился конюх, ведя в поводу оседланного жеребца, и тут же снова скрылся. Вскоре он возвратился опять, на этот раз с гнедым мерином, предназначенным для Руарка, и с удивлением огляделся. Ни Энджелин, ни Храброго Короля на дворе не было. Заметив спешащего к нему Руарка, конюх с облегчением вздохнул.

— Вот и ваш мерин, сэр. А миссис Хантер уже ускакала. Она взяла Храброго Короля.

— Уже ускакала? — переспросил Руарк. — А куда, интересно, она направилась?

Обнаружив, что Энджелин его не дождалась, Руарк почувствовал минутное замешательство. Он понимал, что она недовольна им. Но тут же упрекнул себя за излишнюю подозрительность. Да нет, не могла же она снова сбежать от него! Пора бы ему научиться доверять ей…

Конюх пожал плечами:

— Не знаю, сэр. Я был в конюшне, седлал для вас лошадь, а когда вернулся, то увидел, что миссис Хантер исчезла.

Ответ конюха ни в малой степени не удовлетворил Руарка; напротив, его беспокойство возросло. Недоумевая, он взобрался на мерина.

В это время к нему подошел Генри, сокрушенно качая головой.

— Похоже, эта девчонка решила сломать себе шею, — проворчал он.

— Вы говорите об Энджелин? — поинтересовался Руарк.

— Ну да.

Генри кивнул и показал в направлении ближайшей тропинки.

— Только что промчалась мимо меня как вихрь!

Руарк тут же галопом помчался следом. Сзади до него донесся крик Генри:

— Скажите этой глупой девчонке, чтобы думала, что делает! Так недолго и убиться…

Как ни странно, только что крайне недовольный дочерью Генри теперь говорил тоном, в котором сквозила подлинная отцовская тревога. На его лице читалось беспокойство, когда он смотрел вслед мчащемуся вперед Руарку.

Верхушки деревьев, напоминавшие величественные шпили соборов, переплелись между собой, образуя причудливую палитру оранжевого, красного и золотистого цветов. Испытывая благоговение перед этим великолепным храмом, созданным осенней природой, Энджелин направила Храброго Короля на вершину холма и здесь спешилась. Прислонившись к дереву, она решила полюбоваться открывавшейся перед ней красивой панорамой, а заодно и поразмыслить о той удручающей ситуации, В которой оказалась.

Среди дивной природы, воздававшей хвалу своему творцу, земные горести Энджелин казались столь же незначительными, как сухие листья, лежавшие у ее ног. Но девушка прекрасно понимала, что ощущение это обманчиво. Стоит ей покинуть благословенный лесной уголок, и все терзающие ее проблемы снова встанут перед ней во весь рост, огромные и неодолимые, как клен, к которому она сейчас прислонилась.

Мирную тишину внезапно взорвал стук копыт. Энджелин бессильно опустилась на траву. Даже не оборачиваясь, она понимала, что за всадник приближается к ней. Это мог быть только Руарк. Вот он остановился неподалеку, спрыгнул с коня и подошел к ней. Энджелин бросила на него быстрый взгляд. Одетый в светло-коричневые брюки, черный шерстяной джемпер и высокие сапоги, стройный, с темными волосами, растрепавшимися от быстрой езды, Руарк выглядел чрезвычайно мужественно и элегантно. Даже, пожалуй, неотразимо…

Он ничего не сказал, а просто молча сел рядом с Энджелин. Наконец, когда тишина стала слишком гнетущей, Руарк взял Энджелин за руку и робко спросил: — Ты все еще сердишься на меня? Издав глубокий вздох, она обернулась и посмотрела на него. И как это в нем уживается? То он кажется настоящим, уверенным в себе мужчиной, а то выглядит нашкодившим мальчишкой, который опасается наказания.

— Боюсь, что я и в самом деле не очень рада видеть тебя, Руарк. Мне хотелось бы побыть одной и о многом подумать…

— О нас? — спросил он лаконично.

Энджелин кивнула и снова отвернулась. Она надеялась, что если сосредоточит взгляд на открывающейся перед ней панораме, то сможет устоять перед искушением отбросить прядку волос, упавшую Руарку на лоб.

— Выскажись прямо, Энджелин. Нет смысла таить в себе то, что тебя беспокоит.

Ее ответ не заставил себя долго ждать.

— Мне кажется, я не смогу этого выдержать, Руарк.

На его лице появилось мимолетное выражение тревоги, не замеченное Энджелин, но он тут же овладел собой и просто сказал:

— Понятно.

Выпустив ее руку и иронически улыбаясь, он начал поигрывать сухим листом.

— Ты передумала из-за того, что повздорила с отцом? Или, может быть, причиной тому — неприятный запах моего лосьона для бритья?

— Ты наслаждаешься ситуацией, не правда ли, Руарк? Ну а мне она вовсе не кажется такой уж забавной.

Энджелин встала и поднялась на самую вершину холма. Внизу простирались поля и леса, а вдалеке виднелась Миссури. Внезапно она круто обернулась. В ее глазах читалась подлинная мука.

— Почему именно я, Руарк? Ты красив, богат. Ты мог бы иметь любую женщину, какую захотел. Почему ты выбрал меня?

Действительно, почему?.. Руарк Стюарт являл собой в некотором смысле парадокс. Расчетливый бизнесмен, наделенный способностью, подобно легендарному фригийскому царю Мидасу, обращать в золото все, к чему он прикасался, он сумел удвоить полученное в наследство состояние. Однако в отношениях молодого человека с прекрасным полом удача, увы, оказалась к нему не столь благосклонной. Несколько опрометчивых ранних увлечений, а также жизнь делового человека, предполагавшая длительные отлучки из дома, наделили Руарка стойким отвращением ко всякого рода романтическим привязанностям. Он избегал иметь дело с дамами из приличных семейств, предпочитая ни к чему не обязывающие интрижки с женщинами сомнительного поведения. Как однажды признался сам себе Руарк, для полноты жизни ему нужна женщина — но не жена!

Поднявшись, он подошел к Энджелин:

— Я захотел тебя сразу же, как только увидел.

Он схватил ее за плечи, и Энджелин вдруг показалось, что он сейчас ее ударит. Но вместо этого он произнес тоном, в котором чувствовался с трудом скрываемый гнев:

— Я не заставляю тебя оставаться со мной, Энджелин. Ты свободна и можешь уехать в любой момент.

— Я уже переступила через гордость и самоуважение. Если до сих пор я была так слаба, то где же мне взять силы, чтобы уехать от тебя?..

Она попыталась отвернуться, но Руарк взял ее за подбородок и повернул к себе лицом, так что она оказалась под прицелом его магнетических темных глаз.

— Прими, в конце концов, какое-то решение, и пусть оно будет окончательным. Запомни — мы обсуждаем это в последний раз! Я не хочу, чтобы ты потом о чем-нибудь жалела, Энджел. Если ты останешься со мной, то должна сделать это по доброй воле.

Выпустив ее, Руарк направился к своей лошади. Вскочив в седло, он бросил прощальный взгляд на Энджелин. На мгновение их глаза встретились, и в немигающем, твердом взгляде Руарка Энджелин прочла туже решительность и непреклонность, какую впервые увидела в тот вечер, когда он решил во что бы то ни стало завладеть Храбрым Королем.

В груди у нее будто что-то оборвалось. Итак, он сумел выиграть и эту битву…

Руарк с места пустил своего мерина в галоп. Еще долгое время после его отъезда Энджелин просидела под деревом, размышляя над его словами. Она понимала, что он прав хотя бы в одном — ей надо сделать выбор. И если она решит остаться с Руарком, то возьмет на себя определенные обязательства не только перед ним, но и перед собой. Надо прекратить казниться, плакаться и жалеть себя! Да, она себя жалеет, подумала Энджелин с отвращением. Ее угнетало собственное настроение и состояние. В конце концов, Руарк предлагает ей лишь короткую связь — мимолетную иллюзию счастья.

«A не является ли любое счастье мимолетным? — пришло ей в голову. — Никто не знает, что ждет нас завтра. Войны и эпидемии — не единственные катастрофы на свете. То, что он не любит меня, вовсе не бросает тень на мою любовь к нему. И то, что я не жена ему, не делает мою любовь менее чистой…»

Энджелин поднялась с земли и направилась к Храброму Королю.

— А каково твое мнение, мой Король? Высказывайся смелее! Все остальные, кажется, уже это сделали…

Жеребец ласково уткнулся мордой ей в щеку. Энджелин рассмеялась и потрепала коня по шее.

— Ну, тебе-то вроде бы не на что жаловаться. С тобой Руарк Стюарт обращается прекрасно…

Эти слова внезапно открыли перед Энджелин новую истину. Она даже перестала гладить своего любимца, так поразила ее эта мысль.

— Впрочем, он хорошо обращается со всеми нами, правда, Король? С тобой, со мной, с папой… Он ухаживал за мной, когда я болела, он нанял на работу папу и приставил его к тебе. А ведь он вовсе не был обязан делать все это! И вполне имел право дать нас арестовать, как и грозился…

Храбрый Король в ответ негромко заржал и уткнулся мордой в ладонь Энджелин. Она продолжала машинально гладить жеребца, рассуждая вслух:

— Но его доброта по отношению ко всем нам — вовсе не единственная причина того, что я не хочу уезжать от него. Ты понимаешь это, Король?

На мгновение она запнулась, пытаясь облечь свои мысли в наиболее подходящие слова.

— Я люблю его… Он добр, нежен; когда он хочет, то может быть весьма чутким. И потом, Король, временами мне с ним очень весело. — И добавила почти шепотом: — Он заставляет улыбаться не только мои губы, но и сердце…

Правда, в ту же секунду Энджелин самой стало неловко от того, как она вдруг расчувствовалась.

— Что, впрочем, не мешает ему доставлять моему сердцу и сильную боль! Но я ведь и не говорю, что Руарк — мой идеал, правда, Король? Он совершенно не умеет разбираться в людских характерах — по крайней мере, в моем. И если уж вобьет что-нибудь себе в голову, то переубедить его нельзя никакой силой!

Энджелин снова нежно провела рукой по длинной шее жеребца.

— Даже если он не любит меня, я рядом с ним чувствую себя любимой…

Взяв в руки уздечку, девушка заглянула прямо в круглые глаза коня.

— А ты ведь понимаешь, Король, как много это значит для женщины — знать, что ее любит мужчина?

Конь фыркнул и энергично затряс головой, заставив Энджелин тихо рассмеяться.

— Нет, боюсь, тебе этого не понять. Все вы, мужчины, одинаковы!

Слова эти были, конечно, сказаны в шутку, но, когда Энджелин обдумала их всерьез, улыбка исчезла с ее лица.

— А ведь на самом деле это не так. Мужчины вовсе не одинаковы. Мой муж, например, был ужасным грубияном, трусом и негодяем. Руарк — прямая противоположность Уилла Хантера…

Это сравнение решило все дело. Энджелин больше не колебалась: она не оставит Руарка. Итак, прочь сомнения! Отныне — никакого самокопания, нытья и самоуничижения! Она взобралась в седло. Решение принято! Руарк значит для нее гораздо больше, чем условности лицемерного общества или воля упрямого старика отца, который в своей жизни руководствуется лишь одной заповедью: «Делай, что я говорю, а не то, что я делаю сам».

— И ему еще придется меня выслушать! — громко объявила Энджелин, имея в виду отца.

Как только Энджелин показалась в конюшне, Генри понял, что его ждет нелегкое испытание. Он уже не единожды видел и этот упрямый подбородок, и эти с вызовом развернутые плечи своей дочери, чтобы догадаться — ему предстоит настоящая головомойка, слава Богу, пока словесная! «Ни дать, ни взять покойная бабка», — удрученно подумал старик. Схватив первый попавшийся под руку предмет и делая вид, что страшно занят, Генри устремился к двери.

— Стой, папа, не уходи!

Слова Энджелин прозвучали неожиданно резко, словно удар хлыста.

— Уж не собираешься ли ты снова язвить меня, женщина? Учти, мне это не по нраву, — попытался огрызнуться он.

— Ты не уйдешь до тех пор, пока не выслушаешь меня до конца.

Генри скрестил руки на груди. В его глазах ясно читалось раздражение.

— Ну, говори поскорее, и покончим с этим!

Удовлетворенная тем, что отец хотя бы не отказывается выслушать ее, Энджелин несколько смягчила тон.

— В последнее время я много думала, папа…

— И, небось, не додумалась ни до чего путного, — ворчливо отозвался Генри.

— Папа, мне жаль огорчать тебя. Мне также очень горько сознавать, что ты полагаешь, будто я опозорила твое имя. По-твоему, раз Руарк не намерен на мне жениться, значит, я действую безрассудно, решив все же остаться с ним. Ну что же, может быть, я действительно не обращалась к своему рассудку, но поверь, я посоветовалась со своим сердцем! В том, как я решила поступить, для меня нет никакого бесчестья. Вот если бы я не любила Руарка и все же решила остаться с ним, тогда ты был бы вправе осудить меня, и все те обидные слова, которые ты ранее сказал мне, были бы справедливы… Если ты и сейчас не способен понять меня, значит, ты меня не любишь и никогда не любил. Значит, ты вообще не способен понять, что такое любовь…

— Ну-ну, детка, уж это ты хватила, — возразил Генри, изумленный таким поворотом в разговоре. Да как она может думать, что он ее не любит?

— Посуди сам, папа: когда мы любим кого-то, то любим этого человека таким, каков он есть, а вовсе не за те его качества, которые нам приятны.

При этих словах Энджелин взяла Генри за руку, и он не отдернул руки.

— Папа, ты всегда был моим героем. Что бы ты ни делал, как бы ни поступал, это не влияло на мою любовь к тебе. А вспомни, ведь и мама, и Роберт не отвернулись от тебя, не перестали любить даже тогда, когда ты проиграл в карты все наши деньги, включая и те, которые мама приберегла, чтобы Роберт смог учиться в колледже на Севере…

Генри удрученно повесил голову, однако попытался все же возразить.

— Просто я не хотел, чтобы мой сын учился в колледже этих проклятых янки!

Столь неожиданная попытка оправдания вызвала у Энджелин лишь улыбку.

— Папа, ты забыл, что это произошло задолго до войны с янки!

— А я уже тогда знал, что такая война когда-нибудь разразится, — упрямо гнул свое Генри.

— Ну, папа! — пытаясь сохранить остатки терпения, воззвала к отцу Энджелин. — А то, как ты заложил Скотткрофт, потому что тебе вздумалось купить дорогого рысака, который тебе приглянулся, ты, конечно, уже забыл?

На этот раз Генри, оправдываясь, чувствовал себя гораздо увереннее.

— А не ты ли сама потом без памяти влюбилась в этого жеребенка?

— Да, папа, все это так, но все же мы не могли тогда позволить себе столь дорогую покупку. Она нанесла нам непоправимый ущерб, от которого мы так до конца и не оправились. А потом дела пошли еще хуже — как только Король подрос и смог участвовать в скачках, ты принялся проигрывать его призы. И при этом мама не стала любить тебя меньше, не так ли?

— По-твоему выходит, дочка, что мы потеряли Скотткрофт из-за моих причуд. Этак, сдается мне, ты договоришься до того, что и война началась из-за меня!

Энджелин глубоко вздохнула. Теперь предстояло сказать отцу самое важное, для чего, собственно, она и затеяла весь разговор.

— Нет, папа, я просто пытаюсь убедить тебя, что мы не перестаем любить дорогого нам человека оттого только, что ему свойственны какие-то недостатки.

Генри улыбнулся, и в этой улыбке проскользнуло присущее ему лукавство.

— Словом, ты мне напомнила, что Господь Бог любит и заблудших своих овец.

— Вот именно. А раз Он может прощать, то почему бы тебе, папа, тоже этому не научиться?..

Казалось, Генри сдался под напором столь несокрушимых аргументов. Однако Энджелин понимала, что решающая схватка еще впереди, и приступила к изложению своей главной мысли:

— Мама умерла. Роберта тоже больше нет с нами. У тебя осталась только я, а у меня — лишь ты, папа. Я буду любить тебя до конца своих дней! Ну а если ты разлюбил меня… Ничего не поделаешь. Мне очень жаль, но это не заставит меня отказаться от Руарка. Даже если мне суждено испытать боль — значит, я вынесу и эту боль…

Похоже, она зашла слишком далеко. Генри был удивлен и раздосадован. В негодовании он воскликнул:

— Да что ты знаешь о любви? Ты что же, считаешь, что человеку не больно, когда больно его ребенку?

В глазах старика блеснули слезы.

— Разве ты не понимаешь, моя девочка, что, если тебе будет худо, мне будет во сто крат хуже?..

— Ах, папа, милый папа!

Генри раскрыл объятия, и Энджелин бросилась к нему, утопая в слезах. Прижав дочь к сердцу, он успокаивающе погладил ее по голове:

— Не хочется мне, чтобы ты поломала себе жизнь. Хватит того, что я сломал жизнь твоей матери!..

Энджелин, глядя на отца, улыбнулась сквозь слезы:

— Ну что ты, папа! Мама очень любила тебя и знала, что и ты ее любишь. У нее никогда не было никаких сожалений…

Руки Генри сильнее сжали талию Энджелин.

— Прости меня, детка, прости своего старого дурака отца. Уж больно мне хочется, чтобы ты была счастлива!

— Итак, я могу отправляться в Нью-Йорк с твоего благословения?

Генри выпустил дочь из объятий и, отступив на шаг, залюбовался ею.

— Этого я не говорил, детка. Не могу я дать своего благословения на то, что ты задумала! Ведь придет день, и Руарк Стюарт бросит тебя… Но я могу вместо этого дать тебе мою любовь, доченька. Знай — она всегда будет с тобой, что бы ни случилось…

Покинув конюшню, Энджелин, сгорая от нетерпения, побежала разыскивать Руарка. Не найдя его в кабинете, она торопливо взбежала по лестнице и заглянула в спальню. Но и там его тоже не оказалось. Разочарованная тем, что ей не удалось отыскать Руарка, Энджелин вернулась в свою комнату. Проведя в молчаливых размышлениях время до полудня, она услышала стук в дверь — это горничная пришла сообщить, что ленч готов. Энджелин вежливо ответила девушке, что скоро придет. Втайне она надеялась, что и Руарк уже вернулся с прогулки, но увидела за столом лишь Сару Стюарт.

— Вам что, нездоровится, моя дорогая? — участливо осведомилась пожилая дама. — За все время еды вы и слова не вымолвили!

— О, простите, миссис Стюарт. Я просто задумалась. Еще раз прошу меня извинить!

— Ну что вы, дорогая, не стоит извиняться! Я вас прекрасно понимаю. Наверное, и в самом деле трудно сдержать волнение, зная, что завтра тебе предстоит дальняя дорога…

Только тут до Энджелин дошло, что, занятая другими проблемами, она начисто забыла о подготовке к предстоящему отъезду.

— Вы уже кончили упаковывать вещи? — поинтересовалась Сара.

— Боюсь, что даже не начинала. Правда, мне и упаковывать-то особенно нечего, так что, я думаю, с этим проблем не возникнет.

— Я буду скучать без вас обоих, но Руарк заверил меня, что вернется к рождественским праздникам.

Глаза старой дамы потеплели.

— А, кроме того, месяц в Нью-Йорке — более чем достаточно, на мой взгляд!

Энджелин улыбнулась. Нет, эта пожилая леди просто обворожительна!

— А вы сами бывали там, миссис Стюарт?

— Господи, дитя мое, «миссис Стюарт» звучит слишком уж официально! Почему бы вам не называть меня просто «нэнни Сара»?

— Так вы бывали в Нью-Йорке, миссис… прошу прощения, нэнни Сара?

— О да! Мой муж был морским капитаном, и я часто сопровождала его в поездках.

— Морской капитан! Это звучит так захватывающе! — в восторге воскликнула Энджелин.

— Если бы вы знали все, вы бы так не говорили. Этот дуралей не нашел ничего лучшего, как погибнуть! Попал в ужасный шторм возле мыса Хаттерас…

Энджелин почувствовала, что допустила невольную оплошность. Однако, похоже, Сара ничуть не обиделась.

— Ах, дорогая, если бы вы знали, какой это был мужчина! Как сейчас вижу его — высокий и стройный, он стоит у руля своего судна… — На лице старой леди мелькнула лукавая усмешка. — И ведь этот чертенок Руарк — ну прямо вылитый дедушка!

Мысли Сары вернулись в те далекие, давно прошедшие дни. Глядя, как на лице старой женщины отражаются самые противоречивые чувства, Энджелин невольно улыбнулась. Наверняка жизнь Сары Стюарт была полна самых невероятных приключений, подумалось девушке. После весьма продолжительной паузы Сара смахнула слезинку и сказала:

— Простите старуху, моя дорогая. — И тут же с улыбкой добавила: — Вы же знаете — старики большую часть времени проводят, предаваясь дремоте или надоедая молодежи своими никчемными воспоминаниями о прошлом!

— Вы мне вовсе не надоедаете, нэнни Сара, — ласково возразила Энджелин, касаясь изящной, покрытой синими жилками руки старой женщины. — Я сразу поняла по тому, как вы говорите о муже, что вы его очень любили…

— Так оно и было, девочка.

Сара внимательно посмотрела на Энджелин. Казалось, этот пронзительный взгляд ярко-синих глаз проникает прямо в душу молодой женщины.

— Я обожала своего Чарлза! Во мне до сих пор жива память о каждом мгновении, проведенном с ним… Я и в самом деле очень любила его… как и вы любите Руарка.

Энджелин почувствовала, как краска заливает ее щеки.

— Но почему вы решили?.. Кажется, я ничего такого не говорила…

Однако волнение и эти сбивчивые объяснения выдали ее с головой.

— Как вы догадались?

Сара Стюарт улыбнулась и похлопала Энджелин по руке.

— Эти старые глаза много чего повидали на своем веку, дитя мое. Может быть, вам удалось провести моего внука, но никак не меня!

Откровенная беседа с бабушкой Руарка, сладостные минуты полного взаимопонимания между женщинами сняли напряжение, в котором последнее время пребывала Энджелин. В свою комнату она вернулась с легким сердцем и приготовилась ждать Руарка.

Однако Руарк вскоре прислал записку, в которой говорилось, что дела задержали его в городе, и к обеду он домой не вернется. Затянувшееся ожидание несколько разочаровало Энджелин.

Вечером после обеда Сара и Генри сидели рядом у камина, а Энджелин рассеянно перебирала клавиши фортепьяно.

— Знали бы вы, как я любила играть! — обратилась Сара к Генри. — Но, увы, мои пальцы уже не такие ловкие, как были когда-то… А мой дорогой Чарлз мог часами сидеть рядом и слушать мою игру…

— Да… Мать моей девочки тоже дивно играла, — в свою очередь, пустился в ностальгические воспоминания Генри. — Прямо на сердце теплело, когда я, бывало, слушал эти чудесные мелодии!..

Погруженная в мысли о Руарке, Энджелин продолжала что-то наигрывать, всем сердцем желая, чтобы он поскорее вернулся. Ей ведь нужно так много сказать ему!

Через некоторое время Энджелин обернулась и увидела, что и отец ее, и Сара мирно дремлют в своих креслах.

Она на цыпочках вышла из комнаты, стараясь не разбудить пожилую парочку. Позднее горничная поможет Саре улечься в постель, а Генри отправится спать в облюбованную им комнатку над конюшней. Энджелин вернулась к себе в спальню и решила подождать Руарка здесь.

В доме воцарилась ночная тишина, когда девушка, наконец, услышала, что Руарк вернулся. До нее донеслись звуки его шагов — вот он пересек холл и вошел в свою комнату. Предвкушая скорую встречу, Энджелин услышала, как Руарк вышел из комнаты и на минуту остановился у ее двери. Каково же было ее удивление — и разочарование, — когда он, вместо того чтобы постучаться к ней, вернулся к себе в спальню!

Энджелин выбралась из постели и начала взволнованно ходить из угла в угол. Неужели он рассердился на нее? Черт побери! Она весь день занималась самокопанием, приняла окончательное решение и теперь сгорала от нетерпения, чтобы поскорее сообщить ему об этом, а он даже не удосужился зайти и выслушать ее! Неужели он охладел к ней?

Внезапно Энджелин прекратила свое беспорядочное хождение. В ее глазах появился лукавый огонек. Сейчас она пойдет и сама выяснит, в самом ли деле Руарк утратил к ней интерес! Она поспешно скинула ночную рубашку, в которой обычно спала, и надела голубую, ту, что подарил ей Руарк. Взглянув на свое отражение в зеркале, Энджелин не могла сдержать возглас удивления. Господи, да она все равно, что голая! Сквозь прозрачную ткань отчетливо виднелись соски и темный треугольник волос между бедрами.

— Майра была права — ты бесстыдник и негодяй, Руарк Стюарт, — пробормотала Энджелин себе под нос.

Распустив по плечам свои черные волосы, она тщательно расчесала их, добившись того, чтобы они покрыли ее блестящим атласным плащом, затем снова критически оглядела себя в зеркало.

— Нет, не могу! — в отчаянии проговорила Энджелин, в душе которой стыдливость боролась с отвагой.

Она отвернулась и уже начала снимать с себя откровенное ночное одеяние, как вдруг остановилась и снова взглянула в зеркало. Нужно решиться. Ведь, в конце концов, она его любит! Так что же плохого, если она… соблазнит его?.. Энджелин еще раз нервно провела щеткой по волосам, улыбнулась своему отражению и, храбрясь, пробормотала:

— Ему нравятся мои волосы, я знаю!

Эта мысль, похоже, подстегнула ее решимость. Оставался последний штрих — Энджелин достала крошечный хрустальный флакончик духов, который преподнес ей Руарк, слегка мазнула за ушами, провела пробкой от флакона по груди и снова посмотрелась в зеркало.

— Ну, что ты теперь на это скажешь? — обратилась она к своему отражению.

Впрочем, на ответ трудно было рассчитывать. Собравшись с духом, Энджелин тихонько выскользнула из своей спальни, вошла в комнату Руарка и неслышно закрыла за собой дверь. Прислонившись к стене, она на мгновение замерла, чтобы подбодрить себя. Поначалу Руарк, целиком поглощенный укладкой вещей в дорожный сундук, не заметил Энджелин, однако через несколько секунд он осознал, что находится в комнате не один, и обернулся. При виде девушки у него перехватило дыхание. Выпрямившись, он неторопливо оглядел ее с головы до ног. Рубашка, которую он в этот момент держал в руках и, по всей видимости, намеревался положить в сундук, выпала из его пальцев.

— Тебе помочь укладываться? — спросила Энджелин, и в ее голосе зазвучала предательская хрипотца.

Темные брови Руарка иронично изогнулись.

— Если ты еще помаячишь здесь в этом одеянии, я и впрямь вряд ли успею уложить вещи до отъезда!

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

Она сделала шаг к нему, и тонкая рубашка взметнулась волнами вокруг ее обнаженных ног.

— Моя дорогая леди, ты вольна делать все, что тебе вздумается.

Ответ Руарка обескуражил Энджелин. Будь у нее больше уверенности в себе, она поняла бы, что эта реплика была приглашением, а не отказом. Впрочем, Энджелин осознавала, что и так зашла уже слишком далеко. Теперь глупо отступать.

Руарк ждал ее ответа. На нем не было ни пиджака, ни жилета, небрежно развязанный галстук свободно свисал с расстегнутого ворота рубашки. Протянув руку, Энджелин сняла с Руарка галстук и бросила его на пол.

— Я соскучилась по тебе.

Она начала расстегивать пуговицы у него на рубашке.

— Я надеялась, что ты вернешься домой раньше.

— Поразительное совпадение! Я тоже соскучился по тебе и надеялся, вернувшись, найти тебя здесь.

Энджелин рассмеялась и стянула с него рубашку.

— Что ты имеешь в виду? Я здесь весь вечер.

Покрыв легкими поцелуями грудь Руарка, Энджелин остановилась на соске. Пощекотав языком один, она передвинулась к другому.

— Здесь — но не в моей комнате, здесь — но не в моей постели, — прошептал он хрипло, не в силах сдержать эмоции, которые рождали в нем действия Энджелин. — Я уж подумал, что ты решила покинуть меня.

Сказав это, Руарк умолчал о главном — что он не осмелился даже открыть дверь комнаты Энджелин, опасаясь, что не обнаружит ее там. Ее начало охватывать раздражение. Подняв голову, Энджелин прижала руки к бокам. Ее глаза сверкнули опасным огнем.

— Надеюсь, я одета как надо, чтобы уйти?

Нет, невозможно больше терпеть эту холодность и равнодушие! Вот она стоит перед ним, почти обнаженная, и предлагает себя, а он, не теряя хладнокровия, делает вид, что ничего не замечает!

— Теперь, когда ты сама заговорила об этом, я начинаю склоняться к мысли, что это неплохая идея. Конечно, уходи! А то я уже так долго стою здесь голый, что у меня даже задница замерзла…

Энджелин, вне себя от гнева, круто повернулась и бросилась к двери. Но не успела она сделать и пары шагов, как почувствовала, что руки Руарка крепко обхватили ее за талию. Он привлек ее к себе и хрипло прошептал в самое ухо:

— По-моему, ты только что сказала, что одета для этого как надо…

У Энджелин перехватило дыхание, а губы Руарка уже жадно скользили по ее стройной шее. Он нежно провел руками по ее упругой груди, погладил плечи. Энджелин задрожала от страсти и обмякла в его объятиях. Закрыв глаза и слегка приподняв голову, она предоставила его губам полную свободу. Руарк осторожно спустил бретельки ночной рубашки и припал теплыми губами к роскошным белым плечам Энджелин. Его прикосновения так взволновали девушку, что ноги у нее подкосились, и она наверняка бы упала, если бы Руарк не держал ее. Соблазнительная рубашка, выполнив свою роль, упала на пол у их ног.

— Ты так прекрасна, Энджел! Если бы ты знала, как ты прекрасна… — выдохнул он.

Ее гнев куда-то улетучился после первого же его прикосновения. Приподнявшись на цыпочки, Энджелин обвила руками шею Руарка. Обхватив ладонями ее ягодицы, он легко поднял Энджелин, и она обвила ногами его талию.

Ее тугие соски были тесно прижаты к его обнаженной груди. Энджелин целовала Руарка все более неистово и прижималась к нему все сильнее и сильнее. Он сделал несколько шагов назад, пока не почувствовал, что уперся в кровать, и со стоном повалился на спину, не выпуская Энджелин из своих объятий. Новая, необычная поза подействовала на нее возбуждающе, а аромат мужского тела воспламенял ее еще больше, заставляя действовать смелее. Теперь ей захотелось ощутить его в себе. Энджелин начала медленно скользить вдоль тела Руарка, покрывая поцелуями и лаская его грудь, пока ее ноги не коснулись пола. Его брюки мешали ее дальнейшему продвижению, и она расстегнула их и спустила вниз.

Руарк схватил ее за плечи и простонал:

— Энджел!..

Не в силах больше ни одной секунды терпеть эту сладостную муку, он сгреб ее в охапку и кинул на кровать, а сам лег сверху, покрывая жадными, неистовыми поцелуями губы Энджелин. Его язык снова и снова проникал ей в рот, и вскоре Энджелин уже с трудом могла дышать. Его руки и губы бешено ласкали ее роскошную грудь, все изгибы и выпуклости великолепного тела, а она извивалась под ним и стонала от страсти.

Наконец он резким движением раздвинул ей бедра. Его губы и язык проникли в самую сокровенную глубину ее женственности, заставляя тело Энджелин снова и снова содрогаться в приливах бешеной страсти.

Доведенная до вершины чувственности, она бессознательно выкрикивала его имя, словно молила о пощаде. А когда Руарк, приподнявшись, стремительно проник в ее лоно, из горла Энджелин вырвался громкий, торжествующий возглас.

Слившись в единое целое, любовники переживали тот волшебный момент истинной страсти, который уводит от земного к возвышенному…

Глава 11

С того момента как Энджелин и Руарк покинули Сент-Луис, все проблемы, еще недавно так волновавшие их, остались позади. Подобно счастливым молодоженам, переживающим свой медовый месяц, молодые люди смеялись, дурачились и предавались любви день и ночь напролет. Они играли в карты, триктрак и шахматы. Они вместе читали, принимали ванну и с жадностью исследовали тела друг друга — этакие современные Адам и Ева, пребывающие в скользящем по рельсам стальном Эдеме, который, несмотря ни на что, казался влюбленной паре истинным раем. К тому времени как поезд, в состав которого был включен личный вагон Руарка, достиг Нью-Йорка, молодые люди могли с уверенностью заявить, что не осталось ничего такого, чего они не знали бы друг о друге.

Высунувшись из окна вагона, Энджелин с благоговейным трепетом взирала на открывающуюся перед ней панораму густонаселенного, шумного города и чувствовала себя так, словно попала в какой-то другой, неизвестный ей дотоле мир.

Галантно поддерживая свою даму под локоть, Руарк ввел Энджелин в вестибюль роскошного отеля. Следом шел носильщик с багажом. Вскоре их проводили в отдельный номер, где кроме спальни были гостиная и комната с туалетом и ванной.

Днем Руарк встречался с деловыми людьми, обсуждая наиболее выгодные способы размещения своих капиталов, а Энджелин коротала время, слоняясь по улицам и рассматривая витрины магазинов. Она опасалась предаваться этому занятию в присутствии Руарка, потому что он обычно тут же покупал все, на что ложился ее глаз. В их гостиничном номере уже громоздились бесчисленные коробки, коробочки и пакеты от модных портных, меховщиков и ювелиров. Молодая женщина все еще не могла привыкнуть к той роскоши, которая отныне постоянно окружала ее. Пережив четыре года вынужденного аскетизма, когда блокада Юга, предпринятая северянами, лишила его жителей даже таких необходимых вещей, как продовольствие и медикаменты, Энджелин была не в состоянии поверить, что на Севере жизнь продолжалась, как ни в чем не бывало, а проклятые янки, как и прежде, купались в роскоши и даже могли себе позволить выписывать последние новинки парижской моды.

Она и в самом деле вступила в новый, незнакомый для нее мир…

Неделя бежала за неделей. Энджелин даже не замечала, как мчится время, днем занятая осмотром нью-йоркских достопримечательностей, посещением модных магазинов и ресторанов, а по ночам предаваясь наслаждениям в объятиях своего страстного любовника.

— Интересно, как мы довезем все наши покупки до Сент-Луиса? — со смехом спросила Энджелин, когда они с Руарком вышли из очередного магазина.

Вся вторая половина дня была посвящена покупке подарков для родственников и слуг.

— Я уверена, что папе понравится жилет, который мы ему купили! — воскликнула Энджелин.

Прошел уже месяц со времени их отъезда из дома. Приближалось Рождество, и вскоре влюбленным предстояло вернуться на берега Миссисипи. Руарк, довольный не меньше Энджелин, ласково улыбнулся ей. Ее энтузиазм и восторг оказались заразительными и придавали дополнительную прелесть всему, что они делали вдвоем, начиная с любовных утех и кончая хождением по магазинам — нудным занятием, к которому Руарк когда-то относился с величайшим отвращением.

Внезапно внимание Энджелин привлек некий довольно громоздкий головной убор, выставленный в витрине галантерейного магазина. Она остановилась, чтобы полюбоваться этим произведением шляпного искусства, выполненным из красного бархата и украшенным двумя претенциозными белыми перьями, но Руарк не преминул достаточно категорично высказать свое мнение:

— Надеюсь, ты не собираешься прятать свои роскошные волосы под этой уродливой штукой?

— Но, Руарк, ты ведь знаешь, что леди не должна появляться днем в общественных местах без шляпы, — ответила Энджелин.

— Кто это сказал? — удивился он и тут же сам ответил на свой вопрос: — Наверняка какие-нибудь давно увядшие вдовы, которые, надевая шляпу, пытаются отвлечь внимание от своих морщин и кислого выражения лица.

Он легонько провел ладонью по свежим щечкам и округлому подбородку Энджелин.

— Тебе нечего скрывать, Энджел!

Тон его голоса, его проникающие в душу глаза, как всегда, заставили Энджелин встрепенуться.

— Я хочу тебя, — произнес Руарк хриплым шепотом.

— Руарк Стюарт, взгляды, которые ты на меня бросаешь, просто неприличны. За них могут и арестовать! — поддразнила его Энджелин, но в ее тоне явственно чувствовалось такое же страстное желание.

— Мы возвращаемся в отель. Немедленно! — отрывисто бросил он и поднял руку, чтобы остановить проезжавшую мимо карету.

Не успела дверь номера захлопнуться за ними, как Руарк неистово набросился на Энджелин…

На следующий день во время завтрака внимание Руарка было полностью приковано к утренней газете. Наконец, с видимым отвращением покачав головой, он отбросил ее.

— Как славно будет снова оказаться в Сент-Луисе! — мечтательно произнес он.

— Надеюсь, новости хорошие? — рассеянно поинтересовалась Энджелин, отправляя в рот дольку грейпфрута.

— Обычные для Нью-Йорка.

Руарк откинулся в кресле, закрыл глаза и начал лениво перечислять последние события:

— Президент Джонсон все еще находится в состоянии Гражданской войны — сражается с республиканцами в конгрессе, — хотя для всей остальной страны эта проклятая война закончилась уже восемь месяцев назад. Полиция обнаружила тело еще одной молодой женщины, которую изнасиловали и зверски убили, — это уже третий подобный случай за довольно короткое время. Во время пожара в многоквартирном доме погибли четыре человека, из них двое детей. Пятилетний мальчик был задавлен насмерть каретой, когда лошадь внезапно понесла. Портовые рабочие грозят забастовкой, если их будут вынуждать работать вместе с неграми.

— А каково состояние рынка, мистер Стюарт?

— Цены падают, — недовольным тоном признался он и взглянул на Энджелин.

— Так вот в чем дело! Именно это тебя и беспокоит, — с вызовом заметила она, пытаясь отвлечь Руарка от неприятных мыслей.

Видя, что его лицо по-прежнему сохраняет мрачное выражение, Энджелин встала со стула, подошла к Руарку и, наклонившись, быстро поцеловала его в щеку.

Он тут же посадил ее к себе на колени, и их губы слились в долгом, страстном поцелуе.

— А ведь помогло, — усмехнулся он, оторвавшись от губ Энджелин.

Она легонько провела рукой по щетине у него на подбородке.

— Тебе пора побриться, — шутливо посоветовала она.

В это мгновение ей в голову пришла неожиданная мысль.

— А хочешь, сегодня я тебя побрею?

Руарк подозрительно взглянул на нее:

— Надеюсь, ты не собираешься перерезать мне глотку накануне Рождества?

— Боже милосердный! Ну, конечно же, нет! — воскликнула она, вскакивая с его колен и радуясь, что он не отклонил ее просьбу.

— Наверное, в кувшине еще осталась горячая вода.

Энджелин торопливо направилась в ванную, заранее предвкушая удовольствие от своей затеи. Налив воды в тазик, она собрала необходимые принадлежности — бритву, помазок с кружкой, несколько полотенец — и вернулась в комнату. Составив тарелки на край стола и освободив, таким образом, место для своей импровизированной парикмахерской, Энджелин картинным жестом встряхнула полотенце и повязала его вокруг шеи Руарка. Обмакнув и затем отжав салфетку, она накрыла ею его лицо. Потом налила немного горячей воды в кружку и начала взбивать мыло помазком, пока над кружкой не появилась шапка пены. Сняв с лица Руарка салфетку, Энджелин начала наносить мыльную пену на его щеки и подбородок.

— Пока все идет как надо, — одобрительно заметил он.

Наступил волнующий момент собственно бритья. Легкими, осторожными движениями Энджелин начала скрести кожу Руарка бритвой, время от времени окуная ее в воду, чтобы смыть мыло.

— Ты прекрасно бреешь. Наверное, у тебя богатый опыт по этой части, — сухо произнес он, и по его голосу чувствовалось, что первоначальное удовольствие уступило место раздражению.

Однако Руарк еще не осознавал, что его охватывает ревность. Пока он ощущал только, как в нем закипает гнев при мысли о мужчинах, которых знала до него Энджелин.

Ничего не подозревавшая Энджелин между тем методично продолжала свою работу.

— Как-то мой брат сломал руку, и мне пришлось тогда брить его самой.

Как бы он хотел этому верить! Но подозрение уже укоренилось и теперь не давало ему покоя. Он не мог забыть ни о ее муже, ни об этом таинственном Роберте, которого, как он считал, она любила так сильно.

— Я всегда думал, что у вас, южан, для этой цели полон дом прислуги, — возразил Руарк.

— Ну что ты! У нас в Скотткрофте было лишь несколько темнокожих слуг, и они были слишком заняты другой работой, чтобы тратить время на такие мелочи, как бритье.

Руарк принял к сведению эти ее слова, однако настроение его не улучшилось.

— Ты никогда не говорила, что у тебя есть брат. Он младше тебя?

— Нет, старше. Его звали…

— Постой, не говори. Я попробую сам угадать его имя. Зная твоего отца, почти наверняка могу сказать, что он называл твоего брата… ну, к примеру, «мальчуган», — сказал Руарк, желая поддразнить Энджелин.

Реплика Руарка рассердила ее. Она с такой силой швырнула помазок в кружку, что вода расплескалась по всему столу.

— Доскребай свою проклятую щетину сам! Надеюсь, что ты перережешь себе глотку…

И она пулей выскочила из гостиной в спальню, намеренно громко захлопнув за собой дверь. Кое-как стерев с лица мыло, Руарк поднялся и последовал за Энджелин. Она стояла к нему спиной, скрестив руки на груди, и преувеличенно внимательно смотрела в окно спальни. Руарк подошел к ней и, слегка обняв, притянул к себе.

— Прости меня, Энджел. Я сегодня в поганом настроении. Должно быть, утром встал не с той ноги…

Энджелин попыталась подавить раздражение.

— Через пару дней я закончу свои дела. Если мы купим подарок для нэнни сегодня, то уже послезавтра могли бы двинуться домой. Ну, что ты на это скажешь?

Гнев Энджелин тут же улетучился. Она повернулась лицом к Руарку:

— Это будет просто прекрасно!

Он взял ее за подбородок и легонько чмокнул в щеку.

— И не забудь — сегодня вечером мы едем на рождественский бал!

Энджелин кивнула. Руарк снова поцеловал ее. На этот раз поцелуй был долгим и страстным. У Энджелин перехватило дыхание, и она с обожанием взглянула на любовника.

Пока она одевалась, он закончил бритье.

— Я вернусь часа через четыре. — И, подмигнув ей, добавил: — Извини, что бросаю тебя, дорогая!

Выждав какое-то время после его ухода, Энджелин набросила накидку, взяла муфту и вышла из отеля. В эти несколько часов до возвращения Руарка, которые остались в распоряжении Энджелин, у нее была последняя возможность купить ему рождественский подарок. К сожалению, денег у нее было совсем немного — всего несколько долларов — сумма явно недостаточная для той покупки, которую она наметила. Энджелин хотелось, чтобы подарок явился для Руарка сюрпризом, вот почему она сразу отвергла идею попросить недостающие деньги у него. Вместо этого девушка решила продать жемчужные серьги, недавно преподнесенные ей Руарком, надеясь, что он не заметит их отсутствия.

Очутившись на улице, Энджелин была вынуждена обратиться за помощью к полицейскому, который был весьма удивлен, услышав, что ее интересует местонахождение ближайшего ломбарда. В воздухе чувствовалось приближение снегопада. Энджелин торопливо шла по улице, а пронизывающий ветер бросал ей в лицо пригоршни ледяной крупы. Она поплотнее завернулась в накидку и поглубже засунула руки в каракулевую муфту, стараясь не выронить свою драгоценную ношу — серьги.

Наконец она очутилась в том районе города, где до сих пор еще не бывала, и который выглядел отнюдь не так нарядно и роскошно, как привычные ей улицы Нью-Йорка. К тому времени Энджелин уже основательно продрогла и от души пожалела, что не воспользовалась каретой.

Окидывая взглядом сомнительного вида домишки, она почувствовала, что ей становится не по себе. Холодная погода загнала людей внутрь, и улица казалась пустынной. Энджелин еще плотнее закуталась в накидку, словно пытаясь в привычном жесте обрести так недостающую ей уверенность. Она уже намеревалась повернуть обратно, как вдруг заметила три золотых шара, служивших вывеской крошечного ломбарда. Облегченно вздохнув, Энджелин направилась прямо туда. Вдоль стен лавчонки располагались многочисленные полки, на которых покоилось покрытое пылью старье. Когда-то все это принадлежало несчастным беднякам, которые в лихую годину были вынуждены расстаться с дорогими их сердцу вещами. За ветхим прилавком сидел старик, который с любопытством оглядел Энджелин сквозь очки, сдвинутые к кончику носа. Наметанным взглядом он сразу оценил роскошь ее наряда. Длинная серая накидка, воланы которой доходили девушке почти до колен, была сшита по последней моде из самой лучшей шерсти.

Впечатление, которое старик произвел на Энджелин, было далеко не так благоприятно. «Сдается мне, что не все саквояжники двинулись на Юг», — подумала она, заметив жадный блеск в хитрых глазах ростовщика. Она неохотно вытащила руку из муфты и положила серьги на прилавок.

— Я хотела бы продать их, если можно.

Ростовщик снял очки, вытащил из кармана жилета увеличительное стекло и принялся внимательно изучать одну из сережек. Потом он проделал ту же процедуру с другой серьгой. Энджелин уже начинала терять терпение. Наконец, исподтишка бросив на нее быстрый взгляд, ростовщик снова осмотрел драгоценность.

— Двадцать пять долларов, — изрек он, в конце концов.

— Двадцать пять долларов! — не веря своим ушам, воскликнула Энджелин. — Но ведь это настоящий жемчуг! Они стоят, по меньшей мере, в десять раз больше…

Вне себя от негодования, она схватила серьги с прилавка.

— Ну, хорошо, пусть будет пятьдесят долларов. Это моя последняя цена.

Энджелин ничего не оставалось, как уступить:

— Хорошо.

Она снова положила серьги на прилавок.

— Считайте, что вы их все равно, что украли!

Ростовщик отпер один из многочисленных ящиков и начал отсчитывать банкноты.

— Деньги нынче в цене. Не забывайте, еще недавно у нас шла война, — напомнил он, как бы в свое оправдание.

— Вам-то что о ней известно, хотелось бы спросить? — презрительно усмехаясь, бросила Энджелин ему в лицо.

И, не дожидаясь, пока старик найдется с ответом, она схватила деньги и пулей вылетела из лавчонки.

Не доходя до отеля, Энджелин зашла в ювелирный магазин и купила Руарку золотой брелок для часов, выполненный в форме лошади. Этой вещью она любовалась уже в течение многих недель и теперь надеялась, что он будет доволен.

— Вы сделали прекрасную покупку, мадам, — сказал ей ювелир, упаковывая брелок.

Энджелин взяла изящный сверточек и вернулась в отель. К моменту возвращения Руарка подарок был спрятан в надежном месте. Не успев переступить порог, Руарк стиснул Энджелин в своих объятиях, оторвал от земли и закружил в воздухе.

— Дорогая, у меня потрясающие новости! — радостно сообщил он, целуя ее и снова опуская на пол. — Ти Джей в городе!

— Вот как? Неужели сам Ти Джей? — поддразнила его Энджелин.

— Ти Джей Грэм. Мой самый закадычный друг, — поспешил объяснить Руарк в ответ на вопросительный взгляд Энджелин. — Надевай поскорее свое лучшее платье — мы идем вместе с Грэмом обедать к Дельмонико!

— Руарк, мне кажется, тебе лучше встретиться с другом без меня, — нерешительно произнесла Энджелин. — Ну зачем я тебе понадобилась? Вам наверняка найдется, о чем поговорить вдвоем. Вспомните старые времена и все такое…

Руарк протестующе замотал головой:

— И думать не смей! Да и Ти Джей мечтает с тобой познакомиться…

Энджелин показалось странным, что незнакомый ей друг Руарка так жаждет встретиться с ней.

— С чего бы это? — удивленно спросила она.

Руарк откашлялся, явно обдумывая ответ.

— Видишь ли, еще в колледже между мной и Ти Джеем было — как бы это получше выразиться?.. — соперничество, что ли. Нам всегда нравилась одна и та же девушка. И, в конце концов, он отнял у меня девицу, с которой я был помолвлен.

Энджелин была потрясена.

— Но послушай, Руарк, вы же теперь не мальчишки, которые не могут чего-то поделить. И я вовсе не желаю быть пешкой в ваших ребяческих играх! Так что отправляйся на встречу со своим другом один…

— Энджел, я не только поэтому хотел, чтобы ты пошла со мной. Подумай — ты и так весь день сидишь в этом проклятом отеле одна и скучаешь! Разве мы для этого приехали в Нью-Йорк?

Возразить было нечего. Не рассказывать же Руарку, куда она ходила утром! Однако Энджелин все же продолжала слабо сопротивляться:

— Руарк, я ведь взрослый человек и привыкла быть одна. Ну, хочешь, я пойду пока поищу рождественский подарок для твоей бабушки, если это тебя успокоит?

— Нет, мы пойдем покупать его вместе, как и договаривались.

Он взял ее руки в свои:

— Дорогая, я очень хочу, чтобы ты пошла! Мы пообедаем с Ти Джеем, а потом сразу же отправимся за подарком…

Энджелин окинула Руарка взглядом, в котором сквозило лукавство:

— Если твой Ти Джей и вправду так неотразим, ты не боишься, что прошлое может повториться?

Он сразу помрачнел. Обхватив ладонями лицо Энджелин, Руарк долго не отрываясь всматривался своими жгучими темными глазами в глубину ее прекрасных сапфировых глаз.

— Ну нет, Энджел. Надеюсь, на этот раз Ти Джей найдет свое Ватерлоо…

Увидев Энджелин, входившую в зал ресторана «Дельмонико» под руку с Руарком, Ти Джей немедленно поднялся с места. Он сделал бы это в любом случае, независимо от того, кто сопровождал Энджелин — Руарк Стюарт или кто-нибудь еще. Потому что она показалась ему самой очаровательной женщиной из всех, кого ему приходилось когда-либо видеть. Заметив его восхищенный взгляд, Энджелин покраснела. Руарк познакомил их. Он не преувеличивал — его друг действительно обладал способностью магического воздействия на женщин. Его окружала некая волнующая аура, смеющиеся темно-кофейные глаза Ти Джея словно гипнотизировали Энджелин. Он не отличался присущей Руарку обходительностью или особой мужской красотой, но во всем облике этого смуглого человека была какая-то шаловливая притягательность, мгновенно покорявшая женские сердца.

Ростом он был так же высок, как и Руарк, но в отличие от последнего, с его мускулистым, поджарым телом, Ти Джей Грэм был гораздо плотнее. Если бы не пиджак, ладно подогнанный к его широким плечам, и брюки, тесно облегающие талию, его можно было бы принять скорее за какого-нибудь лесоруба или моряка, чем за человека светского.

Поэтому Энджелин была поражена, услышав, как Руарк представляет своего друга в качестве «доктора Грэма».

— Доктор Грэм, — церемонно поклонилась она, пытаясь скрыть свое замешательство.

— Мне доставляет огромное удовольствие познакомиться с вами, миссис Хантер, — вежливо произнес Ти Джей, галантно поднося руку Энджелин к губам.

И в то мгновение, когда он коснулся ее руки, Энджелин каким-то внутренним женским чутьем поняла, что этот человек может ей быть не более чем другом. Подняв голову, она одарила его лучезарной улыбкой.

— А ваши друзья всегда называют вас Ти Джеем, доктор Грэм?

— До сих пор было так. Только вы, миссис Хантер, обратились ко мне как к «доктору Грэму»…

Его обаяние было таким неотразимым, что Энджелин невольно рассмеялась.

— Если вам не нравится столь официальное обращение, вы должны, в свою очередь, оказать мне любезность и называть меня просто Энджелин. Тогда и я, если вы пожелаете, смогу называть вас Ти Джеем…

Руарку стало не по себе. Он неожиданно вспомнил, как протестовала Энджелин против подобной фамильярности с его стороны, когда они впервые встретились на «Красавице Байо». «Неужели обаяние Ти Джея действует и на нее? — недоумевал Руарк. — А может быть, она намеренно так себя ведет, пытаясь вызвать мою ревность? Проклятие! Черт меня дернул рассказать Энджелин о нашем былом соперничестве! Теперь у меня не будет ни минуты покоя…»

Он с ненавистью уставился на своего приятеля и любовницу. Казалось, они так увлеклись беседой друг с другом, что уйди он сейчас из ресторана, они это вряд ли заметят. Энджелин сделала глоток вина и спросила, глядя на Ти Джея поверх бокала:

— А что именно обозначают инициалы Ти Джей?

— Томас Джефферсон, — ответил тот.

Глаза Энджелин округлились от удивления.

— Неужели Томас Джефферсон? Но ведь мистер Джефферсон был виргинцем!

— Так и я виргинец, Энджелин.

Она недовольно взглянула на любовника.

— Руарк никогда не говорил мне, что у него есть друг-виргинец, — сказала она. — Вы сражались за Конфедерацию?

Ти Джей кивнул:

— Да, мэм.

«Ну, все, — с отчаянием подумал Руарк, делая большой глоток вина. — Такого признания достаточно, чтобы окончательно покорить сердце этой воинственной плутовки — южанки!»

— Я уверен, что он многого не рассказывал вам, Энджелин, например, о нашей с ним дружбе. Я сам как-нибудь с удовольствием расскажу вам об этом, — предложил Ти Джей, приятно улыбаясь.

— В этом я не сомневаюсь! — сквозь зубы процедил Руарк.

Теперь ему казалась непростительной глупостью та радость, с какой он встретил старого друга — того самого ублюдка, который когда-то похитил у него возлюбленную!

— Боюсь, мне это будет неинтересно. — Энджелин скосила глаза на Руарка. — Я ведь никак не связана ни с прошлым Руарка…

Она сделала намеренную паузу. На мгновение их глаза встретились, послав друг другу безмолвный сигнал.

— …ни с его будущим, — заключила она.

Ти Джею эта реплика показалась, по меньшей мере, странной. Он недоумевал, какая тайна связывает этих двух людей? Было совершенно очевидно, что они испытывают глубокую привязанность друг к другу, но одновременно изо всех сил стараются ее скрыть. Руарк явно нервничает. Ти Джей никогда не видел друга в таком состоянии, даже после того, как расстроилась его помолвка с Мелани Мерриуэтер. «Черт возьми! — удивленно подумал Ти Джей. — Неужели на этот раз старина Руарк действительно влюбился? Но если это так, то почему он прямо не скажет об этом?» Им и в самом деле предстоит наверстать упущенное…

В этот момент официант принес заказанное, и разговор плавно перешел на другие, менее значительные темы. И все же, даже занятый едой, Ти Джей время от времени останавливал взгляд своих внимательных глаз на сидевшей напротив него Энджелин.

Глава 12

К тому времени как они вышли из ресторана, снегопад, грозивший начаться еще с утра, привел, наконец, свою угрозу в исполнение. Под ногами множества пешеходов и колесами карет белые пушистые хлопья мгновенно превращались в противную серую кашу. Ти Джей легонько поцеловал Энджелин в щеку, мужчины обменялись рукопожатием, и Руарк, взяв Энджелин под руку, повел ее к карете.

Всю дорогу до отеля он хранил угрюмое молчание и упорно смотрел только на свои ноги. Энджелин пару раз взглянула на Руарка, но он этого даже не заметил. Казалось, он вообще забыл о ее существовании. Выглянув из окна кареты, Энджелин попыталась сосредоточить свое внимание на пешеходах, спешивших куда-то по своим делам, однако ее мысли упорно возвращались к безмолвной неподвижной фигуре, уставившейся в пол.

«Что с ним творится? — задавала себе недоуменный вопрос Энджелин. — Он такой странный…» Она вздрогнула, словно предчувствуя беду. Неужели это из-за нее? Он что, уже охладел к ней? Может быть, и эту встречу с Ти Джеем Руарк затеял лишь с одной-единственной целью — сбагрить надоевшую любовницу своему приятелю?..

Молодая женщина закрыла глаза, пытаясь скрыть подступившие слезы. Только бы не расплакаться при нем! В конце концов, ведь она знала, что в один прекрасный день Руарк бросит ее. Правда, не предполагала, что это произойдет так скоро…

…и причинит столько боли!..

Руарк велел остановить карету у ювелирного магазина, и на какое-то время тревожные думы обоих любовников отступили на второй план. Сейчас им предстояло общее дело — выбор подарка для Сары Стюарт. После долгих размышлений все же было решено заказать камею из нефрита. Ювелир пообещал выполнить заказ к завтрашнему дню, и парочка покинула магазин в несколько более приподнятом настроении. Острая напряженность как будто спала, но все же прежнее волнующее чувство духовной близости и полного взаимопонимания, которое сопутствовало им на протяжении нескольких последних недель, увы, исчезло.

Возникшее между ними отчуждение стало еще более явственным, когда они возвратились в отель. Номер, еще недавно казавшийся им достаточно просторным, вдруг стал слишком тесен для двоих…

И Энджелин, и Руарк вели себя подчеркнуто вежливо и внимательно, однако избегали находиться в одной комнате, а когда оказывались рядом, то предпочитали налететь на стену, чем ненароком коснуться друг друга. Когда один из них мылся, другой старательно обходил ванную комнату. Но, несмотря на все ухищрения, молодая парочка, в конце концов, оказалась в одно и то же время в одной и той же спальне — им предстояло одеться и ехать на бал.

К вящему неудовольствию Энджелин, шнурки ее корсета так безнадежно запутались, что, изрядно провозившись с ними, она, в конце концов, была вынуждена сдаться и нарушить молчание:

— Руарк, ты мне не поможешь? Эти проклятые шнурки…

Молодой человек сам еще не совсем оделся: он был в носках, поверх черных брюк свисали полы рубашки. Но он тут же поспешил на помощь Энджелин.

— И зачем ты только носишь эту штуку? — проворчал Руарк, пытаясь распутать многочисленные веревки и шнурки. — Тебе она совершенно ни к чему…

— Так положено, — возразила она. — Твои друзья и так найдут повод, чтобы придраться ко мне. Зачем же подливать масла в огонь?

— Разумеется! Ведь ты — скандальная миссис Хантер, — поддразнил ее Руарк.

— Ну, Руарк, ты не хуже меня знаешь, что все женщины будут шокированы моим присутствием на балу. Они вовсе не хотят меня там видеть.

— Зато я хочу, — безапелляционно заявил он, словно капризный ребенок, который пытается чего-то добиться от родителей.

Затянув корсет так туго, что Энджелин едва могла дышать, Руарк, наконец, сумел завязать его. Как это обычно бывает с влюбленными, их недовольство друг другом, подозрительность и ревность, до этого лишь смутно ощущаемые и невысказанные, неожиданно выплеснулись на поверхность в виде неприкрытого гнева. Энджелин круто обернулась и взглянула прямо в лицо Руарку, не отдавая себе отчета в том, как сильно действуют на его чувства ее красота и женственность.

Черные волосы спускались до середины спины подобно атласной мантии. Отделанные кружевом изящные панталоны доходили до колен, а ниже их длинные, стройные ноги Энджелин были обтянуты тонкими белыми чулками. Короткий шелковый корсет туго обхватывал талию, благодаря чему роскошная грудь ее вздымалась двумя соблазнительными округлостями. Сапфировые глаза Энджелин метали молнии. Ее крошечная ножка, обутая в черную атласную бальную туфельку, со вкусом отделанную красным тюлевым бантом, сердито постукивала по полу.

— А Руарк Стюарт всегда получает то, что хочет, даже если это кому-то не нравится! — насмешливо бросила она ему в лицо.

— Да, черт возьми, именно так! — потеряв терпение, загремел он в ответ и тоже метнул на Энджелин сердитый взгляд.

Однако когда человек, который «всегда получает то, что хочет», достав с полки золотые запонки, с силой захлопнул дверцу шкафчика, он сильно прищемил себе руку:

Вскрикнув от боли, Руарк стиснул поврежденные пальцы другой рукой.

— Проклятие! Черт побери, Энджелин, это ты во всем виновата! — закричал он, дуя на пальцы, чтобы смягчить боль.

Энджелин пыталась сохранить серьезное выражение лица, но, в конце концов, наблюдая за Руарком, все же не смогла сдержать смешок.

— Дай-ка я взгляну на твою руку!

— Да ничего страшного, — стоически возразил пострадавший.

— Руарк, дай мне осмотреть твою руку, — продолжала настаивать Энджелин.

В конце концов, он неохотно уступил.

— Действительно ничего страшного, — объявила она, бегло взглянув на злосчастные пальцы, — У меня бывали синяки и пострашнее.

И она небрежно отпустила его ладонь. Руарк буквально взвыл от боли.

— Должен сказать, что ты можешь быть настоящей су… мерзавкой, когда захочешь, — проворчал он.

Энджелин почувствовала угрызения совести. Чтобы как-то загладить свою вину, она попросила:

— Дай-ка я еще раз взгляну.

Осторожно, стараясь не причинять Руарку боли, Энджелин взяла его пальцы в свои и осмотрела на сей раз более внимательно. В самом деле, на них кое-где виднелись припухлости и краснота. Радуясь, что ничего страшного не случилось, Энджелин подняла глаза на Руарка:

— Думаю, что переломов нет.

Стоило им встретиться взглядами, как недавнее отчуждение мгновенно рассеялось. Энджелин ласково поцеловала каждый раненый палец:

— Ну вот, теперь все быстро заживет!

Руарк свободной рукой легонько провел по мягкой округлости ее щеки.

— А из-за чего мы недавно ссорились, Энджел? — тихо спросил он.

Ее лицо озарилось улыбкой. Она покачала головой и так же тихо ответила:

— Я уж и не помню…

Наклонив голову, Руарк жадно припал к ее губам. Энджелин обвила руками его шею и, прижавшись к любовнику всем телом, отдалась восхитительному блаженству этого поцелуя. Он снова расшнуровал корсет, который только что с таким трудом затянул. В мгновение ока и корсет, и рубашка, и панталоны очутились на полу, образовав весьма живописную груду вместе с его рубашкой и брюками. Руарк подхватил Энджелин на руки. С ее ног свалились шелковые бальные туфельки, но он даже не заметил этого, а продолжал покрывать неистовыми поцелуями ее губы. Когда они оказались на кровати, на Энджелин, неизвестно почему, оставались лишь тонкие белые шелковые чулки…

Досадуя на себя за неловкость, Энджелин торопливо пыталась прикрепить обруч кринолина к нижнему краю корсета. Нынешняя модель была не столь громоздка, как предыдущая, — теперь обруч кринолина располагался лишь сзади, а не обхватывал всю фигуру целиком.

— Боюсь, наше опоздание будет выглядеть неприличным, — заметила она, натягивая на кринолин белую нижнюю юбку.

Тем временем Руарк, мужественно игнорируя страдания, которые доставляли ему израненные пальцы, пытался вдеть запонки в манжеты.

— Хорошо, если мы вообще попадем сегодня на бал. Я с трудом двигаю пальцами!

Энджелин тут же с готовностью помогла ему, а затем принялась за свою прическу. Скрутив основную массу роскошных длинных волос в низкий пучок и украсив его наколкой из красного тюля с рюшами и черными павлиньими перьями, она намеренно оставила свободными несколько пушистых локонов, распустив их по плечам.

Удовлетворенная результатом, Энджелин облачилась в платье из красного шелка и бархата. Сильно декольтированный лиф выгодно подчеркивал ее стройную талию, а узкие рукава оставляли открытыми молочно-белые плечи и изящные руки. От талии это великолепное одеяние расходилось по бокам широкими складками, и здесь алая ткань была красиво расшита золотой нитью. На спине под платье был подложен турнюр, а начиная с кринолина, оно ниспадало до полу роскошным шлейфом, красиво колыхавшимся в такт грациозной походке Энджелин.

— Ты просто великолепна! — с восхищением и гордостью признал Руарк. — Сегодня ты затмишь красотой всех женщин на балу…

Еще раз окинув ее внимательным взглядом, он добавил с лукавой усмешкой:

— Могу поручиться, при виде тебя поднимется не одна бровь!

Он наклонил голову и провел языком по соблазнительной выпуклости ее груди.

— А уж при виде этих прелестей, моя дорогая, поднимутся не только брови…

Энджелин, смущенная его замечанием, вспыхнула, сравнявшись цветом со своим платьем.

— Руарк Стюарт, твоя реплика — просто верх непристойности! — пожурила она его.

Он довольно усмехнулся и набросил ей на плечи белую шерстяную накидку.

Глаза Энджелин сияли от восторга, когда она в объятиях Руарка кружилась по залу. Заметив по его взгляду, что он искренне восхищается ею, она от избытка чувств воскликнула:

— Ах, Руарк, за эти четыре долгих военных года я почти позабыла, что такое настоящий бал!..

— Рад это слышать, мэм, — ответил он, шутливо кланяясь.

Ему и в самом деле доставляло большое удовольствие видеть ее такой веселой и жизнерадостной. Одного взгляда на Энджелин Хантер было достаточно, чтобы у мужчин перехватило дыхание, а в груди большинства женщин поселилась зависть. К счастью, незаконная связь Энджелин с Руарком Стюартом давала дамам возможность скрывать эту зависть под маской праведного возмущения столь неподобающим ее поведением.

Бал продолжался, и Энджелин не могла не заметить, какому остракизму подвергают ее здешние дамы. Однако отнеслась к этому с достоинством, а затем, осмелев, начала даже наслаждаться создавшейся ситуацией, встречая надменные взгляды простодушной, невинной улыбкой.

Несколько наиболее отважных представителей мужского пола, привлеченные сказочной красотой незнакомки, рискнули пригласить ее на вальс, но основными партнерами Энджелин были Руарк и Ти Джей Грэм.

Музыка смолкла, и Энджелин с Ти Джеем пошли выпить по бокалу пунша. И тут молодая женщина пожаловалась:

— Я чувствую себя, как солдат-конфедерат, бесстрашно подставляющий грудь под пушки янки!

Ти Джей усмехнулся:

— Не падайте духом, Энджелин! Не только вы в этом зале непопулярная личность. Многим здесь неприятно и мое присутствие…

Энджелин иронически улыбнулась:

— Вы же прекрасно понимаете, Ти Джей, за что так ненавидят меня эти благочестивые леди. Вовсе не за то, что я южанка. Думаю, большинство из них и понятия не имеют, кто и против кого сражался в этой войне!

От внимания Ти Джея не ускользнула нотка горечи в ее голосе. Энджелин выглядела сейчас такой несчастной, что ему вдруг захотелось прижать ее к сердцу и успокоить.

— Послушайтесь моего совета, ангел мой, — не давайте им сбить себя с ног, — мягко произнес Ти Джей.

Энджелин ответила ему робкой улыбкой:

— Боюсь, я оказалась гораздо чувствительнее, чем предполагала. Хотя разве могла я ожидать, что ко мне отнесутся по-другому?..

— А вы пробовали говорить на эту тему с Руарком? — поинтересовался Ти Джей.

— А как он может помешать этому? — удивилась она.

— Он может жениться на вас, Энджелин.

Она удивленно взглянула на него, ожидая увидеть улыбку, но, как ни странно, в темных глазах Ти Джея больше не было лукавого огонька. Энджелин поняла, что он говорит вполне серьезно.

— Видите ли, Ти Джей, Руарк меня не любит. Разве он не говорил вам, что вовсе не собирается на мне жениться?

В обществе Ти Джея Энджелин чувствовала себя легко и свободно и могла позволить себе быть с ним откровенной.

— Я всегда считала, что между такими старыми друзьями, как вы, нет и не может быть никаких секретов!..

— Да, он говорил мне, — подтвердил Ти Джей, но по его улыбке чувствовалось, что у него имеется на сей счет собственное мнение.

Руарк, который в это время обсуждал что-то с группой джентльменов, обернувшись, заметил, что Энджелин и Ти Джей углубились в беседу. Он торопливо извинился и поспешил к этой паре. Обняв Энджелин за плечи жестом собственника, Руарк попытался выдавить из себя беззаботную улыбку:

— Ну, что это вы тут затеваете? Нападение на арсенал?

Легкомыслие Руарка показалось Ти Джею невыносимым. На мгновение в его глазах сверкнул гнев.

— Мы говорили о том, мой дорогой друг, когда, наконец, начнется главное развлечение сегодняшнего бала.

И, вкладывая в свои слова весь отпущенный ему природой сарказм, добавил:

— Как ты думаешь, что ожидает Энджелин и меня — нас повесят или бросят на съедение львам?

При виде удивленного взгляда Руарка раздражение Ти Джея как будто улеглось, и он спросил уже гораздо более спокойным тоном:

— Почему бы мне не увести Энджелин отсюда, и как можно скорее?

Похоже, до Руарка дошел лишь частичный смысл сказанного другом, и он нетерпеливо оборвал его:

— Да ладно тебе, Ти Джей! Ведь война уж давно закончилась!

Дальнейшим препирательствам был положен конец, когда к ним подошли два пожилых джентльмена.

— Послушайте, Стюарт, почему вы не хотите познакомить меня с вашей очаровательной спутницей?

Тот, кто произнес эти слова — благообразный старый господин явно старше семидесяти, — улыбаясь, смотрел на Энджелин.

— Прошу прощения, коммодор, — вежливо произнес Руарк. — Джентльмены, это миссис Хантер. Энджелин, мне доставляет огромное удовольствие представить тебе знаменитого магната Корнелиуса Вандербилта и достопочтенного Таддеуса Стивенса, конгрессмена от штата Пенсильвания.

— Счастлив познакомиться с вами, миссис Хантер, — галантно произнес Вандербилт, окидывая Энджелин оценивающим взглядом.

Его спутник ограничился лишь легким поклоном:

— Миссис Хантер.

Энджелин обворожительно улыбнулась:

— Рада познакомиться с вами, джентльмены.

— Должен сказать, мадам, что вы, вне всякого сомнения, самая прелестная женщина в этом зале, — громогласно объявил Вандербилт.

Его уверенный тон придал этому заявлению характер непререкаемой истины.

— Вы мне льстите, мистер Вандербилт, — попыталась отшутиться Энджелин.

— Прошу вас, называйте меня «коммодор». Так ко мне обращаются почти все, — попросил он.

— Вы знакомы с доктором Грэмом? — поспешил вмешаться Руарк.

— Доктор Грэм.

Вандербилт поклонился, и мужчины обменялись рукопожатием. Таддеус Стивенс лишь поклонился, но руки не протянул.

— Я знаком с джентльменом из Виргинии.

Сухость его тона граничила с откровенной грубостью.

— Вы говорите, из Виргинии? — удивленно поднял брови Вандербилт. — Но ведь Стивенс — председатель комитета по реконструкции[10]. Я думаю, что вы, как виргинец, могли бы дать ему немало ценных советов…

— Должность мистера Стивенса мне известна, сэр, — произнес Ти Джей.

Чувствовалось, что оба джентльмена с первой минуты невзлюбили друг друга.

Стивенс языком передвинул сигару в угол рта.

— Я со всей серьезностью отношусь к своей должности. В отличие от президента Джонсона я считаю, что не стоит спешить с принятием южных штатов в Союз. Джонсон слишком торопится с этим.

— Просто вы, республиканцы, не горите желанием снова увидеть в конгрессе демократов-южан, — улыбнулся Вандербилт.

— А с каких это пор, позвольте полюбопытствовать, вы сами, коммодор, симпатизируете южанам? — язвительно поинтересовался Стивенс, выпуская облачко синеватого дыма.

— Мой дорогой друг, я давно понял, что всемогущий доллар легко преодолевает политические границы и симпатии!

— На мой взгляд, мнение бесспорное, — согласился с магнатом Руарк.

Стивенс же продолжал упорно стоять на своем:

— Джонсону не следовало ни амнистировать политических заключенных, ни снимать блокаду южных портов.

— Интересно, как вы, будучи председателем комитета по реконструкции, — с вызовом спросил Ти Джей, — представляете себе экономическое возрождение Юга, если все его порты будут блокированы? Что вы на это скажете, конгрессмен?

— За непокорность надо платить, доктор Грэм, — наставительно заметил Стивенс.

— Но ваше замечание, мистер Стивенс, противоречит тому, что говорил в свое время доблестный президент Линкольн. Вы помните, он призывал не таить ни на кого злобу, а, напротив, проявлять снисхождение? — парировал Ти Джей.

— Позволю себе напомнить почтенному джентльмену из Виргинии, что мое мнение совпадает с мнением Линкольна лишь по вопросу о рабстве, — сухо заметил Стивенс.

— Помилосердствуйте, джентльмены! Вам отлично известно, что Юг разорен войной. Так не пора ли забыть былые распри и приступить к созидательной работе? — вмешался Руарк.

К всеобщему облегчению, Вандербилт решил переменить тему. Обернувшись к Руарку, он спросил:

— До меня дошли слухи, что вы собираетесь вкладывать деньги в железные дороги. Не значит ли это, что мы вскоре станем соперниками, а, Стюарт?

Будучи весьма влиятельным лицом в этой отрасли индустрии, Корнелиус Вандербилт контролировал «Нью-Йорк сентрал», самую протяженную железную дорогу страны. Неудивительно, что он с беспокойством поглядывал на Руарка, чувствуя в нем потенциального противника. Да, такой человек может быть весьма опасным соперником, рассуждал Вандербилт. Лучше предложить ему объединить усилия, чем дожидаться, пока дело дойдет до открытой схватки…

— Могу вас заверить, коммодор, что слухи эти ложны. Я действительно оказываю некоторую финансовую поддержку одному изобретателю из Мичигана, который разрабатывает вагон-рефрижератор. Если ему это удастся, я думаю, это произведет переворот в железнодорожной индустрии.

Вандербилт вздохнул с облегчением. По крайней мере, в ближайшее время его могуществу ничто не угрожает.

— Вам, должно быть, известно, коммодор, — продолжал развивать свою мысль Руарк, — что в Чикаго заканчиваются основные железнодорожные ветки страны. Там же расположены и самые крупные скотопригонные дворы. Если Сазерленду удастся разработать вагон-рефрижератор, то в таких вагонах можно будет отправлять свежее мясо, фрукты и овощи. Чикаго уже сейчас связан железнодорожным сообщением с востоком страны, а его близость к прериям делает этот город идеальным отправным пунктом и в направлении на запад. Все это, вместе взятое, позволяет надеяться, что в недалеком будущем Чикаго станет главным железнодорожным узлом Соединенных Штатов.

Вандербилт кивнул, соглашаясь.

— Похоже, вы удачно вложили свои деньги. А если ваш изобретатель окажется столь же удачлив, то в выигрыше останутся все железные дороги.

— Через несколько месяцев северо-западное ответвление чикагской дороги будет закончено, и тогда она сольется с «Юнион Пасифик», — продолжал Руарк. — И если впоследствии «Юнион Пасифик» соединится с железнодорожными линиями компании «Сентрал Пасифик», берущими начало на западном побережье, в нашей стране появится трансконтинентальная железная дорога.

— И сколько же, интересно, на это потребуется времени? — язвительно вопросил Стивенс. — Упомянутые вами дороги начали строить еще в шестьдесят первом году, но ни одна из них не закончена…

Вандербилт покачал головой:

— Боюсь, Стивенс, что вы проявляете ту же близорукость, что и я. Как жаль, что мне в свое время не пришло в голову вложить деньги в такой грандиозный проект! Конечно, воина неизбежно замедлила строительство, но сейчас оно пойдет полным ходом. Я слышал, что на каждой из этих веток в день укладывается около пяти миль рельсов. Бьюсь об заклад, не пройдет и несколько лет, как эти дороги соединятся!

Глаза пожилого джентльмена сверкали неподдельным энтузиазмом.

— Подумать только, Тэд, мы с вами станем свидетелями появления трансконтинентальной железной дороги!..

Однако скептицизм конгрессмена было не так-то просто поколебать.

— Вы-то, может быть, и увидите ее, а я к тому времени буду уже давно лежать в могиле…

— Как бы мне хотелось присутствовать при укладке последнего отрезка пути! — мечтательно произнес Ти Джей. — Это же эпохальное, историческое событие — запад соединится с востоком…

— Согласен с вами, доктор Грэм. Я, не задумываясь, отдал бы половину своего состояния, чтобы увидеть этот момент, — поддержал его Вандербилт.

Музыканты заиграли веселую мелодию, и старый джентльмен с улыбкой обернулся к Энджелин.

— Моя дорогая юная леди, вы не находите, что с этими мужчинами что-то не в порядке? Похоже, у них в жилах течет не кровь, а водица! Будь я лет на пять моложе, вы бы уже кружились в моих объятиях в такт этой дивной музыке!

— Прекрасная мысль, сэр! — с энтузиазмом откликнулся Ти Джей.

Он уже и сам подумывал о том, чтобы пригласить Энджелин танцевать, хотя бы для того, чтобы избавиться от общества воинственно настроенного конгрессмена из Пенсильвании.

Ти Джей протянул девушке руку и ввел ее в круг танцующих. Глаза Руарка неотрывно следили за парочкой.

— Энджелин, я собираюсь уйти сразу же после этого вальса, — обратился к ней Ти Джей в самом начале танца, — Если хотите, я с удовольствием отвезу вас в отель.

Энджелин бросила быстрый взгляд на Руарка, одинокая фигура которого высилась в конце зала. Она видела, что он ревниво следит за каждым ее движением. Не желая повторения утренней сцены, вовсе не доставившей ей радости, девушка решила отказаться от предложения Ти Джея.

— Я лучше подожду Руарка. Мне кажется, он скоро освободится.

— Ну, а с меня хватит. Мне, конечно, доставляет огромное удовольствие ваше с Руарком общество, но я не в силах больше ни единой минуты выносить этого самоуверенного, малопочтенного конгрессмена из Пенсильвании!

Глаза Энджелин сверкнули веселым лукавством.

— Да что вы говорите! Вот уж никогда бы не подумала… А на вид вполне приличный, приятный господин. Я просто не могу понять, почему вы так к нему относитесь, доктор Грэм!

— На мой взгляд, Стивенс — наихудшая кандидатура на пост председателя комитета по реорганизации Юга. От него будет гораздо больше вреда, чем пользы. Этот человек — непримиримый аболиционист, он ненавидит всех без исключения южан…

Когда Ти Джей подвел Энджелин обратно к Руарку, выяснилось, что за это время к группе присоединились еще несколько человек, и разговор теперь вертелся вокруг ку-клукс-клана. Ти Джей, извинившись, откланялся.

— Я слышал, что эта организация была создана шестью солдатами-конфедератами в штате Теннесси, — сказал один из вновь подошедших.

— Вот именно, шестью подонками, которым наш доблестный президент в свое время поспешил объявить амнистию, — проворчал Стивенс.

Вандербилт покачал головой:

— А я слышал из весьма надежного источника, что ку-клукс-клан организовал генерал Форрест.

У Энджелин от изумления округлились глаза.

— Надеюсь, вы имеете в виду не генерала Натана Бедфорда Форреста? Если да, то вы оказываете ему плохую услугу, сэр, — с негодованием воскликнула она. — Генерал Форрест — один из самых прославленных кавалерийских офицеров — сторонников Конфедерации. Мой родной брат удостоился чести служить под его началом!

— Примите мои извинения, миссис Хантер, — с поклоном произнес Вандербилт. — Я только повторил то, что сам слышал. — И добавил с вежливой улыбкой: — Скажите, дорогая, вы, случайно, не принадлежите к достопочтенному роду Хантеров из Виргинии?

— Нет, коммодор. Родственники моего мужа — простые крестьяне из Луизианы, — с вызовом ответила Энджелин, метнув сердитый взгляд в сторону Таддеуса Стивенса.

Лицо сенатора, как обычно, излучало самодовольство. Остановив проходившего мимо их столика официанта, Стивенс взял у него с подноса стакан шампанского и в момент осушил его, как будто это была простая вода. Энджелин пришло в голову, что ее поведение было не слишком вежливым. Она избегала смотреть на Руарка, боясь увидеть его укоризненный взгляд. А ведь Ти Джей советовал ей уйти с бала, не дожидаясь нападок этих самодовольных лицемеров! Как жаль, что она его не послушалась…

Стивенс, не теряя времени, вернулся к своей излюбленной теме — поношению Юга и президента Джонсона.

— Джонсон — настоящий глупец, если думает, что южане будут соблюдать клятву верности Соединенным Штатам. Помяните мое слово, они все присоединятся к этому подрывному клану!

— Да будет вам, Стивенс! Армия сокрушит ку-клукс-клан еще до того, как он успеет развернуть свою деятельность, — насмешливо заметил один из присутствующих.

— Позвольте и мне не согласиться с вами, конгрессмен, — сказал Руарк. — Мне кажется, что те южане, которые дали клятву, останутся верны своему слову. Генерал Ли, например, — прекрасное тому подтверждение.

Стивенс расхохотался:

— Именно ему я бы как раз в первую очередь и не доверял! Этот бунтовщик дал клятву лишь затем, чтобы спасти свою шкуру…

— Что-то не верится, — спокойно возразил Руарк. — Мне кажется, он пошел на этот шаг, искренне желая присоединиться к Союзу. И я уверен, что его примеру последуют многие!

Энджелин кипела негодованием. Она уже наслушалась достаточно гадостей из уст этого амбициозного сенатора, который судит обо всем предвзято.

— Я хотела бы напомнить вам, мистер Стивенс, что генерал Ли пользуется заслуженным уважением у обеих враждующих сторон. В конце концов, ведь не кто иной, как сам президент Линкольн предложил ему стать во главе союзной армии!

— И это предложение он неразумно отверг, милая дамочка, — фыркнул Стивенс.

Напыщенный конгрессмен не привык, чтобы его мнения оспаривались женщиной, тем паче, если эту женщину он считал дамочкой легкого поведения.

— И слава Богу, что отверг. Соединенные Штаты от этого только выиграли, — добавил он, игриво подталкивая локтем своего соседа.

И оба джентльмена от души расхохотались, явно потешаясь над Энджелин. Отсмеявшись, Стивенс направился к стоявшему рядом официанту, чтобы вновь наполнить свой бокал.

Руарка, который сам в свое время был офицером и доблестно сражался, в конце концов, тоже вывела из себя самодовольная болтовня этого напыщенного осла.

— На вашем месте я бы не стал смеяться над этим, джентльмены. Бесспорно, генерал Ли — непревзойденный военный гений. И не только он, но и его соратники. Ли был разбит не потому, что его победило военное искусство северян. Просто у нас в руках оставалась вся промышленность — железо, сталь, вооружение и так далее.

— Не говоря уже о финансах, — вставил до сих пор молчавший Вандербилт.

Руарк кивнул:

— Располагая семьюдесятью процентами населения, мы смогли должным образом укомплектовать свою армию, а наши фермы регулярно снабжали войска продовольствием.

— А, кроме того, наставительно заметил Вандербилт, — две трети железных дорог проходит по Северу. Следовательно, у нас была прекрасная возможность перевозить солдат, продовольствие и медикаменты в любой пункт страны!

— И далее. Как вы сами только что сказали, конгрессмен, — продолжал развивать свою мысль Руарк, — северяне располагали мощным флотом, который блокировал южные порты и, таким образом, отрезал южан от источников снабжения. Конфедерация была обречена с самого начала. Все, что нам оставалось сделать, — это перекрыть им доступ к железным дорогам и портам. Если бы Ли согласился на предложение Линкольна, мы разбили бы южан гораздо скорее. Вне всякого сомнения, лишь военное искусство генерала и его сподвижников затянуло это войну.

— Даже если бы он действительно был таким доблестным генералом, каковым вы его рисуете, все равно его долг состоял в служении родине, а не Конфедерации, — упорно стоял на своем Стивенс.

— Мне кажется, нет необходимости напоминать виргинцу, в чем состоит его долг, мистер Стивенс, — вступила в разговор Энджелин. — Полагаю, такие имена, как Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Джеймс Мэдисон и Джеймс Монро, вам что-нибудь говорят?

Стивенс презрительно фыркнул и сбросил на пол пепел от сигары.

— Разумеется, милая дамочка. А вот то, что они и вам известны, меня, честно говоря, удивляет…

Неумеренные возлияния, которым предавался на протяжении всего вечера почтенный конгрессмен, начали оказывать на него свое действие. У Стивенса развязался язык, и, уже совершенно утратив контроль над собой, он добавил, передразнивая тягучее южное произношение:

— Вот уж не думал, что леди с Юга такие образованные! Мне всегда казалось, что тамошние мужчины занимаются с ними совсем другими вещами…

Это уже переходило всякие границы приличия. Руарк почувствовал непреодолимое желание съездить по физиономии сенатору-грубияну. Неприкрытый гнев ясно читался на его лице, а произнесенные слова ножом разрезали наступившую тишину.

— Конгрессмен, миссис Хантер пришла сюда со мной. Я требую, чтобы вы сейчас же извинились перед ней!

Стивенс был уверен, что негодование Руарка объясняется до смешного просто — ему не хочется утратить расположение этой хорошенькой сучки, с которой он надеется весело провести ночь. Не сомневаясь в том, что остальных джентльменов, так же как и его самого, забавляют резкие высказывания Энджелин, конгрессмен, тем не менее, решил подыграть Руарку. Подмигнув, сенатор одарил молодого человека самой чарующей улыбкой, на какую был способен.

— Поверьте, мистер Стюарт, я ни в коем случае не хотел обидеть эту милую даму.

Однако Энджелин, разгоряченная спором, даже не обратила внимания ни на оскорбительные высказывания конгрессмена, ни на его извинения. Она продолжала защищать свою точку зрения:

— Все эти люди были виргинцами, мистер Стивенс, так же как четверо из первых шести президентов нашей страны. Среди следующих шести президентов четверо также были южанами, и среди них — трое виргинцев. Разве это не доказывает, что наша родина всегда обращалась к выходцам из этого штата, когда нуждалась в лидерах?

— Ну что же, милая дамочка, я от души благодарю вас за этот урок истории.

Усмехнувшись, Стивенс ткнул в бок своего соседа:

— Правда, за последние пятнадцать лет я что-то не замечал в Белом доме виргинцев, а вы? Похоже, мы научились управлять страной без их помощи…

Энджелин воинственно выставила вперед подбородок:

— Вот поэтому-то она и находится в таком плачевном состоянии!

С этими словами она круто повернулась и стремительно покинула бальный зал.

Вандербилт, откинув голову, от души расхохотался.

— Боюсь, Стивенс, что в лице этой молодой леди вы встретили достойного противника. Вам остается только надеяться, что эта безумная затея — как бишь ее? — ах да, движение за женскую эмансипацию! — потерпит крах, иначе вы рискуете в один прекрасный день оказаться рядом с этой женщиной в конгрессе!

Мужчины, услышав такое невероятное предположение, дружно рассмеялись. Даже Руарк не смог удержаться от улыбки, а затем, посерьезнев, сказал:

— Джентльмены, прошу меня простить. Я должен проводить миссис Хантер. По-моему, она хочет уйти.

— Не забудьте наш уговор, Стюарт, — завтра мы с вами обедаем в моем клубе, — напомнил Вандербилт вслед Руарку, который спешил догнать Энджелин, направлявшуюся к выходу из зала.

Несколько мгновений молодая женщина пыталась прийти в себя после горячей схватки с конгрессменом. Поджидая Руарка, она энергично обмахивалась веером, не замечая пристального взгляда, устремленного на нее. Человек, смотревший на нее, стоял в тени, и глаза его излучали ненависть. Неожиданно Энджелин, несмотря на охватившее ее возбуждение, почувствовала присутствие в зале кого-то враждебного ей, хотя и невидимого. Ей стало страшно, будто неведомая опасность нависла над ней. Энджелин даже вздрогнула и поднесла руку к затылку, чтобы унять дрожь. Затем стремительно обернулась, однако никого не заметила.

Энджелин поспешно вышла в коридор, надеясь, что противное чувство тревоги, наконец, оставит ее, но нет, даже когда к ней подошел Руарк и заботливо набросил на плечи плащ, она продолжала ощущать некое беспокойство. Руарк взял ее под руку и повел к двери. Энджелин в последний раз обернулась назад. Коридор был пуст…

Глава 13

На следующее утро, наскоро позавтракав и уложив свои вещи, Руарк был готов отправиться на деловую встречу.

— Наш поезд отходит в пять. Я вернусь, как только повидаюсь с Вандербилтом. А ты, пока меня не будет, уложи свои вещи.

— Легко тебе говорить «уложи», Руарк Стюарт, — проворчала Энджелин, бросая недовольный взгляд на ворох одежды, галантереи и коробки от ювелира, громоздившиеся по всей комнате. Все это Руарк накупил ей с момента их прибытия в Нью-Йорк. — Мне даже не во что все это положить!..

Руарк торопливо сунул ей в руку какую-то мелочь.

— Извини, дорогая, но я уже опаздываю. Обратись к дежурному по отелю, пусть он пошлет кого-нибудь купить тебе чемодан побольше.

Он поцеловал Энджелин и умчался. Решив, что никто лучше нее не справится с такой ответственной задачей, она оделась и вышла на улицу.

Над городом нависли низкие темные тучи, предвещая очередной снегопад. Энджелин торопливо шла по улице в магазин Мейси, а пронизывающий ветер забирался под полы ее пальто и играл распущенными волосами.

Как ни странно, выбрать подходящий чемодан оказалось не таким уж простым делом, но, в конце концов, перебрав множество вариантов, Энджелин остановилась на подходящем. Когда она расплачивалась за покупку, странное чувство, испытанное ею накануне на балу, снова вдруг охватило ее. Будто кто-то невидимый и недружелюбный наблюдает за ней. Она резко обернулась, но ничего подозрительного не обнаружила.

Продавец заверил ее, что чемодан доставят в течение часа, и Энджелин поспешно покинула магазин. По мере приближения к отелю, ее тревога нарастала. Она явно чувствовала, что за ней следят. Однако каждый раз, стоило ей оглянуться, она не замечала ничего странного или необычного, немногочисленные прохожие, рискнувшие в такую мерзкую погоду выйти из своих жилищ, казалось, торопились по делам и, как и она, мечтали только о том, чтобы поскорее вернуться домой и спрятаться от этого пронизывающего ветра.

В глубине души Энджелин досадовала на себя за такое малодушие. Ну чего она трусит? Что может случиться с человеком средь бела дня на оживленной улице в самом крупном городе страны? И все же она невольно ускоряла шаг, стараясь побыстрее проскользнуть мимо темных уголков парка и зловещих открытых подъездов домов.

Когда Энджелин проходила мимо ювелирного магазина, владелец увидел ее через стекло и, открыв двери, окликнул:

— Брошь, которую заказывал мистер Стюарт, уже готова, миссис Хантер.

Магазин манил таким теплом и уютом, что Энджелин не могла устоять и вошла внутрь.

Ювелир, сияя горделивой улыбкой, извлек из-под прилавка крошечную шкатулочку и показал Энджелин лежавшую в ней белую камею.

— О, какая прелесть, мистер Уилкинс! Я уверена, что она понравится мистеру Стюарту…

Довольный ювелир начал упаковывать шкатулку.

— А я уверен, что мистер Стюарт оценит и ваш подарок, — галантно заметил ювелир.

Он подал Энджелин сверток.

— Веселого Рождества, миссис Хантер! Надеюсь, вы хорошо проведете праздники.

— И вам того же, мистер Уилкинс.

Энджелин улыбнулась. В этом году она произносила столь знакомую с детства фразу впервые. Праздники неумолимо надвигались, и Энджелин с удовольствием подумала о том, как не похоже это Рождество на унылые, безрадостные праздники последних четырех лет.

— Я уверена, что так и будет, — весело откликнулась она на пожелание ювелира. — Лицо девушки озарилось предвкушением предстоящего веселья. — Веселого Рождества!..

Мрачные мысли отступили на второй план, и теперь Энджелин в гораздо более радостном расположении духа энергичной походкой продолжала свой путь к отелю.

Остановившись у стола дежурного, она предупредила, что ожидает доставки чемодана.

— Извините, миссис Хантер, но вам придется подняться наверх по черной лестнице, — предостерег ее дежурный. — Сегодня одна из люстр упала на основную лестницу, и ею нельзя будет пользоваться до тех пор, пока не уберут обломки и осколки стекла.

Энджелин с опаской взглянула на потолок, откуда свисали несколько внушительных хрустальных люстр. Мысль о том, что такая громадина могла рухнуть на пол, внушала ужас.

— О Господи! Надеюсь, никто при этом не пострадал?

— К счастью, в это время на лестнице никого не было, но двое мальчиков-посыльных ранены разлетевшимися осколками стекла. Поэтому мы сейчас испытываем затруднения с прислугой, но, я думаю, положение выправится, когда подойдет другая смена.

— Слава Богу! — с облегчением выдохнула Энджелин. — Рада слышать, что никто серьезно не пострадал.

Она пересекла холл и очутилась в задней части здания. Начав взбираться по ступеням, Энджелин услышала за спиной чьи-то шаги, однако, обернувшись, никого не увидела. Смутная тревога и беспокойство заставили девушку ускорить шаг. К ее великому огорчению, на ближайшем этаже никого не оказалось, и Энджелин почти бегом устремилась через холл. Звук шагов снова донесся до нее. На этот раз никаких сомнений быть не могло — кто-то намеренно ее преследовал!

Энджелин, не помня себя от страха, бегом пересекла холл и очутилась у двери в свой номер. Задыхаясь, трясущимися руками она достала ключ, вставила его в замок, отперла дверь и вбежала в комнату. Первой ее мыслью было поскорее запереться изнутри. Прижав ухо к двери, Энджелин стала прислушиваться, но ее собственное сердце так сильно колотилось, что она не сразу поняла, доносятся ли из-за стены какие-нибудь другие звуки. Похоже, в холле все было тихо. Только спустя несколько минут — насмерть перепуганной, ей они показались часами — она рискнула покинуть свой наблюдательный пункт.

Досадуя на себя за то, что испугалась неизвестно чего, Энджелин сняла шляпу и пальто и отнесла их в спальню. Обведя глазами комнату, она стала прикидывать, как бы получше уложить многочисленные вещи. Прошло не больше пяти минут, как в дверь громко постучали. Страх снова сковал Энджелин, сердце гулко забилось. Вся дрожа, она с опаской подошла к двери.

— Кто… кто там?.. — спросила она в испуге.

— Это из магазина Мейси, мэм, — ответил мужской голос. — Вы просили доставить вам чемодан?

— Д-да… да, просила.

Вздохнув с облегчением, Энджелин отперла дверь.

— Оставьте его в той комнате, — предложила она посыльному, который с усилием прижимал громоздкую вещь к плечу.

— Слушаюсь, мэм, — вежливо ответил он.

Энджелин достала из кошелька монетку и, подойдя к двери, стала ждать, пока посыльный поставит чемодан на пол в спальне. Он сделал это и вернулся к ней. Она поблагодарила мужчину и протянула ему чаевые.

Не успела она понять, что происходит, как он грубо схватил ее одной рукой, рывком прижал к себе и заткнул рот другой. Продолжая сжимать Энджелин, как в тисках, мужчина ногой с шумом захлопнул за собой дверь. Энджелин пыталась освободиться, но злодей бросил ее на пол, сам навалился сверху, так что она была не в силах даже вздохнуть, и сунул в рот кляп.

— Это заставит тебя замолчать. Нечего разевать свой поганый рот! — грубо крикнул он, для верности обвязывая кляп грязным носовым платком.

Когда негодяй начал подниматься, Энджелин почувствовала некоторую свободу и попыталась вынуть кляп. В ярости он наотмашь ударил ее. Голова молодой женщины стукнулась об пол, и она на миг почувствовала дурноту, а злодей продолжал избивать ее, изрыгая поток грязных ругательств. От этих жестоких побоев у Энджелин вырвался невольный стон, услышав который маньяк с удовлетворением рассмеялся. Казалось, он достиг того, чего хотел, и теперь неожиданно встал и направился к двери. Извиваясь от боли, Энджелин тоже вскочила на ноги и снова попыталась освободиться от кляпа.

Заметив это, негодяй больно схватил ее за волосы и с силой повернул к себе, так что они оказались лицом к лицу. Затем он нанес ей жестокий удар в живот, который заставил бедную женщину согнуться пополам. Она опять упала на пол, борясь с подступившей к горлу тошнотой.

— Не хватало еще, чтобы ты тут задохнулась. Нет, ты не подохнешь, пока я вдоволь с тобой не наиграюсь!

Он перевернул ее на живот и вынул кляп. Энджелин тут же вырвало прямо на пол.

Дождавшись, пока пройдет приступ рвоты, маньяк хладнокровно перевернул ее на спину и опять заткнул рот кляпом. Затем, заломив ей руки над головой, он схватил ее за запястья и в таком положении поволок по полу в спальню. Боль в животе становилась нестерпимой. У Энджелин даже помутилось в глазах, так что она перестала различать лицо своего обидчика, только почувствовала, как он сорвал с нее туфли и чулки и ножом разрезал одежду.

От потока грязных, непристойных ругательств, которые продолжал изрыгать ей в лицо этот садист, ей хотелось зажать уши. Он же, как ни в чем не бывало, прикрутил ее запястья и щиколотки к спинке кровати, использовав для этой цели собственные чулки Энджелин.

Уставившись на распростертую перед ним беспомощную женщину, маньяк, плотоядно усмехаясь, провел острием ножа по ее телу, начиная от промежности и кончая пупком, как ни странно, не повредив при этом кожи.

Закрыв глаза, Энджелин молила о чуде избавления из рук злодея. Вот уже его теплое дыхание коснулось ее щеки… «Боже, помоги мне!» — в отчаянии взывала Энджелин. Она попыталась отвернуться, но он снова рывком повернул ей голову, продолжая грязно ругаться и даже угрожать смертью. Ужас Энджелин стократ возрос, когда она услышала эти недвусмысленные угрозы. Боль в животе все нарастала. Вскоре она перешла в резкие спазмы и разрешилась теплым живым потоком. Энджелин даже не могла вскрикнуть, так как во рту все еще торчал проклятый кляп.

Теряя сознание, она успела подумать о том, что негодяй, должно быть, все же осуществил свою угрозу. Ведь теплая струя у нее между ног — это наверняка кровь…

Заметив Ти Джея, переходившего улицу, Руарк сделал знак остановиться и, открыв дверцу кареты, окликнул друга.

— Здравствуй! Как удачно, что я тебя встретил! Я как раз думал о том, что нам так и не удалось толком поговорить, а ведь сегодня вечером я уже возвращаюсь в Сент-Луис.

— А где сейчас Энджелин? — поинтересовался Ти Джей. — Раз вы уезжаете, я хотел бы попрощаться с ней.

— Она в отеле, упаковывает вещи. У меня была назначена деловая встреча с Вандербилтом, но в последний момент он сказал, что не сможет прийти — какие-то неприятности дома. Садись в карету, мы захватим Энджелин и пообедаем втроем!

Войдя в отель, мужчины заметили, что в вестибюле царит какое-то смятение, а издалека слышатся крики. Туда, откуда они доносились — а это была задняя часть здания, — уже во всю прыть бежал дежурный, и друзья присоединились к нему.

Запыхавшиеся мужчины остановились у открытой двери кладовой. Когда они заглянули внутрь, их глазам предстало жуткое зрелище — какой-то человек лежал ничком в луже крови. На него в ужасе воззрилась до смерти перепуганная горничная, которая с трудом могла говорить.

— Я… открыла дверь… а он лежит… вот так, в крови, — с плачем пролепетала она.

Ти Джей присел рядом с телом и пощупал пульс, затем взглянул на Руарка и покачал головой.

— Он мертв, — сказал Ти Джей и перевернул труп. — Господи помилуй, да ему перерезали горло!

Завопив от ужаса, горничная помчалась по коридору подальше от этого страшного места. Дежурный, которому тоже стало явно не по себе от услышанного, наклонился пониже и стал всматриваться в несчастного.

— Это же Хэнк Берне, посыльный из магазина Мейси! — запинаясь, произнес он наконец, как будто сам себе не веря. — Он пришел совсем недавно — принес заказанный чемодан в ваш номер, мистер Стюарт.

— В мой номер? — переспросил удивленный Руарк.

Они с Ти Джеем обменялись взглядами, и обоих пронзила одна и та же мысль.

— Энджелин! — закричал Руарк и ринулся вверх по лестнице.

За ним неотступно следовал Ти Джей. Обнаружив, что номер закрыт, Руарк громко заколотил в дверь, одновременно крича:

— Энджелин, это Руарк! Открой дверь! Энджелин, ты меня слышишь?..

— Разве у тебя нет ключа? — нетерпеливо спросил Ти Джей.

— Я отдал его Энджелин. Придется ломать дверь.

Мужчины плечами навалились на дверь, и вскоре она соскочила с петель. Еще одно усилие — и путь был свободен. Злоумышленник был уже готов взобраться на беспомощную Энджелин, когда услышал крики Руарка. Надо было как-то спасаться. Он в отчаянии обвел глазами комнату. Прыгать вниз — слишком высоко! Не придумав ничего лучшего, негодяй бросился в гостиную и спрятался там за диваном. Перескочив через обломки двери, Руарк и Ти Джей ворвались в номер. При беглом осмотре они ничего подозрительного не обнаружили и ринулись в спальню.

— О Господи! — простонал Руарк, увидев Энджелин.

Она лежала, привязанная к спинке залитой кровью кровати. Ти Джей быстро осмотрел девушку:

— Не волнуйся, она жива.

Руарк уже вынул кляп изо рта Энджелин и теперь был занят тем, что пытался развязать ей руки. В этот момент сзади послышался какой-то шорох. Руарк стремительно обернулся и увидел злоумышленника, который крался к двери.

— А ну-ка стой! — бесстрашно крикнул он, тут же устремляясь в погоню за злодеем. — Ти Джей, прошу тебя — позаботься об Энджел! — добавил он уже из холла, куда выбежал маньяк.

Дежурный попытался остановить беглеца в тот момент, когда тот смешался с кучкой людей, стоявших у подножия лестницы, но маньяк отпихнул его и выбежал через заднюю дверь на улицу.

— Позвоните в полицию! — крикнул Руарк, не прекращая бешеной погони.

Очутившись на воле, остервенелый преступник попытался перебраться через забор. В конце концов, ему это удалось, но и Руарк, сбросивший пальто и сюртук, чтобы легче было бежать, и без труда преодолевший возникшее перед ним препятствие, не отставал.

Беглец промчался по переулку и выбежал на соседнюю улицу. Теперь, когда и он, и его преследователь очутились на открытом, ровном месте, расстояние между ними начало неуклонно сокращаться. Люди удивленно провожали взглядами проносившуюся мимо них пару. Но вот, когда Руарку оставалось до цели каких-нибудь несколько футов, преступник внезапно схватил за плечи какую-то женщину, оказавшуюся рядом с ним, с силой швырнул ее на своего преследователя, таким образом, задержав его, а сам тем временем успел проскользнуть в узкий проход между домами.

И Руарк, и налетевшая на него удивленная женщина покатились по тротуару. К тому времени как он вскочил на ноги и, возобновив погоню, достиг начала переулка, беглеца уже и след простыл. Узкий проход между зданиями оказался тупиком, и Руарк понял, что раз его противника здесь не видно, значит, он спрятался в каком-нибудь укромном месте. Оружия у него вроде бы нет, рассуждал Руарк, иначе негодяй давно пустил бы его в ход.

Замедлив шаги, он некоторое время тщетно пытался найти что-нибудь такое, что можно было бы использовать в качестве оружия, но так ничего и не найдя, осторожно вступил в переулок. Попробовав одну дверь и обнаружив, что она заперта на ключ, он перешел к следующей. Эта оказалась закрыта на засов.

Вдруг откуда-то донеслось мяуканье — кошка промелькнула за грудой бочек, сваленных неподалеку. Руарк стремительно обернулся, готовый к любым неожиданностям, и напряженно вслушивался. Вначале до него не донеслось ни единого звука, затем вдалеке раздался пронзительный свист, разорвавший гнетущую тишину. Руарк догадался, что это полиция. Значит, теперь он не одинок — стражи закона тоже подключились к погоне за преступником. Он обвел глазами узкое пространство. Интересно, здесь ли еще негодяй, в этом тупике, или он успел укрыться в ближайшем доме?

Неожиданно внимание Руарка привлекла груда огромных пустых пивных бочек, сваленных у заднего входа в маленький кабачок. Осторожно приблизившись, он отшвырнул в сторону несколько штук. Потревоженная крыса метнулась у самых его ног, однако дальнейший осмотр этого укромного закоулка ничего не дал — преступника там не оказалось.

— Проклятие! — в сердцах выругался Руарк и на всякий случай толкнул дверь кабачка.

К его удивлению, она оказалась незапертой, и он вошел внутрь. В воздухе, пропитанном резким запахом пива, плавал удушливый сизый дым. Если не считать буфетчика, вытиравшего стойку бара, и официанта, расставлявшего кружки с пивом на ее дальнем конце, в небольшом помещении кабачка было почти пусто. Двое посетителей стояли у стойки бара, мужчина и женщина сидели за одним из столиков, а в дальнем углу сидел еще один мужчина.

Бросив на Руарка беглый взгляд, работники заведения вскоре вернулись к своим занятиям.

— Что желаете, сэр, виски или пива? — спросил буфетчик.

— Ничего, — отрывисто ответил Руарк. — Я ищу одного человека. Мне кажется, он только что забежал сюда…

Снова искоса взглянув на Руарка, буфетчик продолжал полировать стойку бара.

— Что-то вы не похожи на полицейского.

— А я этого и не говорил, — отрезал Руарк. — Его начинали бесить равнодушие и подозрительность владельца кабачка. — Но и вы не отрицаете, что кто-то зашел сюда.

Обведя глазами маленькое помещение, он остановил свой взор на, казалось бы, наименее подозрительном субъекте — официанте. До сих пор тот странным образом никак не реагировал на присутствие Руарка.

Подойдя к официанту, Руарк резко повернул его к себе. Лицо этого субъекта показалось ему подозрительно знакомым, и Руарк силился вспомнить, где мог он видеть этого человека прежде. Наконец его осенило — перед ним был негодяй, за которым он только что гнался! Преступник тоже понял, что его узнали. Резким движением он швырнул поднос, уставленный стаканами, Руарку в голову, но тот успел вовремя увернуться. Поднос просвистел мимо его плеча и с грохотом упал на пол. Послышался звон разбитого стекла. В отчаянии злоумышленник кинулся к двери, но Руарк сумел в последний момент схватить его. Их сплетенные тела рухнули вниз, прямо на осколки стаканов, и покатились по полу, опрокидывая на своем пути столы и стулья. Наконец они расцепили объятия и вскочили на ноги. У Руарка по щеке стекала струйка крови. Насильник выхватил из-за голенища нож и кинулся на Руарка. При виде ножа в кабачке началась настоящая паника. И работники заведения, и посетители, толкаясь в дверях, высыпали на улицу.

Заломив преступнику руку, в которой тот сжимал нож, Руарк в остервенении ударил его по лицу и почувствовал, как под этим ударом хрустнул нос негодяя. Из сломанного носа обильно лилась кровь, но, несмотря на это, преступник снова кинулся к Руарку. На сей раз он был более удачлив — ему удалось поранить руку своего противника. В ответ Руарк ударом кулака в челюсть опрокинул злодея на пол. Не дожидаясь, пока тот очнется, молодой человек оседлал его и выкручивал руку до тех пор, пока негодяй не выронил нож. Затем Руарк, не помня себя от ярости, обрушил на насильника град мощных ударов.

Привлеченные необычным шумом, в кабачок ворвались два полицейских. Они с трудом оттащили Руарка от преступника. Его сбивчивые объяснения не дали никаких результатов — по всей видимости, полицейские еще не знали о том, что произошло в отеле. На обоих драчунов быстренько надели наручники, приволокли в полицейскую карету, запряженную лошадьми, и в таком виде доставили в участок.

Руарк, чрезвычайно обеспокоенный состоянием Энджелин и стремившийся как можно скорее покинуть это негостеприимное место, чтобы вернуться в отель, потратил битый час, пытаясь объяснить стражам порядка свою роль во всей этой истории. К счастью, в этот момент в участок возвратились полицейские, расследовавшие преступление, совершенное в отеле. Теперь отдельные детали картины встали на свое место. И только еще через час измученный Руарк смог вернуться туда, куда влекло его сердце.

Когда он перешагнул через обломки двери и вошел в номер, Ти Джей поднялся с места и удивленно на него уставился. Да и было чему удивляться — Руарк был закутан в какое-то одеяло.

— Слава Богу, наконец-то ты вернулся! Но где тебя, черт возьми, носило целых два часа?

— Как Энджелин? — отрывисто спросил Руарк, не пытаясь скрыть свое беспокойство.

Он уже двинулся было к ее кровати, но Ти Джей успел перехватить его.

— Не надо ее тревожить — она отдыхает. Я хотел бы сперва поговорить с тобой…

Налив стакан бренди, Ти Джей протянул его Руарку:

— Сядь и выпей.

— Нашел время! — в сердцах произнес Руарк. — Ты лучше скажи мне, что этот ублюдок с ней сделал?..

Задавая этот вопрос, он заранее страшился услышать возможный ответ.

— Он избил ее, — угрюмо ответил Ти Джей.

Темные глаза Руарка сверкнули гневом.

— Но не изнасиловал?

— Нет, но… Руарк, умоляю тебя, сядь!

Руарк взял, наконец, в руки стакан и опустился на диван.

— Насколько серьезно она ранена?

Ти Джей отрицательно покачал головой:

— Она вовсе не ранена.

— Тогда откуда же, черт побери, взялась эта кровь? — нетерпеливо спросил Руарк.

— От побоев у нее случился выкидыш.

— Выкидыш?!

Ошеломленный Руарк уставился на приятеля. Потом, вероятно машинально, залпом проглотил то, что оставалось в стакане. Воздействие крепчайшего напитка на его умственные способности оказалось, как ни странно, благотворным — он сумел собраться с мыслями.

— А ты уверен? — спросил он приятеля. — Я и не знал, что Энджелин беременна. Она мне ничего не говорила…

— Она сама этого не знала. Слишком маленький срок — всего четыре-пять недель.

Бренди начинал действовать как обычно — Руарка неумолимо клонило в сон, но неотступная тревога за Энджелин не позволяла расслабляться.

— А как она сейчас себя чувствует?

— Этому ублюдку удалось-таки напугать ее до полусмерти, но я надеюсь, она поправится. Лечь в больницу она категорически отказалась, да, впрочем, в этом и нет особой нужды — с медицинской точки зрения сейчас ей помочь нечем. Пока рано говорить, насколько серьезно повреждена слизистая оболочка матки.

— А что это означает?

Ти Джей посмотрел на Руарка. В его взгляде сочетались сочувствие и твердость.

— Это может означать, что у нее никогда не будет детей.

Эмоции Руарка выразились лишь в том, что у него чуть дернулась щека.

— Ну а чем в таком случае мы сейчас можем ей помочь?

— В первую очередь надо принять во внимание, что женщина, которую пытались изнасиловать, переживает глубокий эмоциональный шок. Сейчас, Руарк, Энджелин больше всего нуждается в любви и сочувствии.

Молодой человек встал с дивана:

— Могу я повидать ее?

Ти Джей кивнул.

— Я дал ей лауданум, чтобы облегчить боль. Это лекарство обладает и снотворным действием, но Энджелин сказала, что постарается не заснуть, пока не убедится, что с тобой все в порядке. Ты ведь поймал этого ублюдка, не так ли?

— Догнал его в квартале отсюда.

— Ты выглядишь просто ужасно! Что между вами произошло? И где, скажи на милость, твое пальто? Надеюсь хотя бы, что кровь у тебя на рубашке не твоя, а этого негодяя!

— И моя немножко… Не пугайся, это всего лишь царапины! Я порезал щеку стеклом, а этот ублюдок слегка задел мне ножом руку.

Ти Джей нахмурился:

— Господи помилуй! С этим не шутят… Дай мне осмотреть тебя!

— В полиции мне уже промыли рану. Видишь ли, меня арестовали…

— Тебя? — изумленно переспросил Ти Джей. — Тебя-то за что?

— Послушай, дружище, дай-ка я вначале взгляну на Энджелин, а уж потом расскажу тебе обо всем, что со мной случилось…

Кажется, Энджелин все же задремала. При виде безобразных синяков, покрывших ее лицо, у Руарка сжалось сердце, и он осторожно провел кончиком пальца по нежной округлости ее щеки. Энджелин тут же подняла веки. При виде Руарка ее глаза наполнились слезами.

— Ах, милый, я так испугалась!.. Кажется, еще никогда в жизни я не испытывала такого страха…

Он обнял ее и прижал к груди, терпеливо ожидая, пока она выплачется. Наконец Энджелин несколько раз судорожно всхлипнула и вытерла слезы. Руарк осторожно положил ее на кровать. Она решила, что он собирается уйти, и с силой вцепилась в его рукав.

— Ты ведь не оставишь меня, Руарк? Пожалуйста, не уходи…

— Не бойся, Энджел, я не уйду.

Присев на краешек кровати, он взял ее за руку, затем, наклонившись, нежно поцеловал в щеку.

— Это было так ужасно! Противный, мерзкий тип… Он вроде бы за что-то ненавидит меня. Но за что? Что я ему сделала?..

— Ти Джей, зайди-ка сюда, к нам! Тебе тоже будет интересно послушать то, что я сейчас расскажу, — крикнул Руарк, обращаясь к другу, который деликатно остался в гостиной, не желая мешать им.

Ти Джей появился на пороге спальни, но прежде чем сесть, подошел к Энджелин и пощупал ее пульс. Радуясь тому, что состояние Энджелин оказалось значительно лучше, чем он мог предположить, Руарк заметно повеселел и даже попытался пошутить.

— Откуда у вас эти инструменты, доктор Грэм? — спросил он, кивая на черный саквояж с врачебными принадлежностями, который Ти Джей держал в руке.

Тот ласково взглянул на Энджелин:

— Когда моя пациентка отказалась ехать в больницу и настояла на том, чтобы я сам ее лечил, мне ничего не оставалось делать, как послать за всем необходимым к себе в отель!

Руарк встал и протянул ему руку:

— Спасибо тебе, дружище! Как хорошо, что ты оказался здесь, — торжественно произнес он. — Я теперь у тебя в неоплатном долгу…

И мужчины обменялись рукопожатием.

— Да уж, теперь тебе вовек не расплатиться! — отшутился Ти Джей. — Но имей в виду — я сделал это не ради тебя, а ради нее.

Он взглянул на Энджелин, и она ответила ему понимающим взглядом. Руарк почувствовал внезапный укол ревности. Он понимал, что после того ужаса, который пережила сегодня Энджелин, между нею и Ти Джеем возникла особая близость, а не просто взаимоотношения доктора и пациента. Отныне между ними существует тесная связь, в которой ему, Руарку, нет места… Однако он решил не показывать виду и, откашлявшись, начал рассказ о том, что ему удалось узнать в полиции.

— Имя неудавшегося насильника установлено — это Джон Хокс. Полиция давно уже занималась этим весьма запутанным делом, в котором, как выяснилось, он играл не последнюю роль. Именно этот человек совершил несколько громких убийств, о которых стало известно совсем недавно.

— Ты хочешь сказать, что…

Энджелин запнулась, не в силах выговорить страшную правду.

— …я случайно стала жертвой убийцы-маньяка?..

— К сожалению, Энджел, это не совсем так. Хокс выбрал тебя намеренно.

— Но почему именно меня, Руарк? Что я ему сделала плохого?

Руарк успокаивающе похлопал девушку по руке:

— Ты родом с Юга, дорогая, и этого вполне достаточно. Дело в том, что во время войны Хокс был ранен и попытался спрятаться во вражеском тылу. Однако его убежище обнаружила некая молодая женщина, которая и выдала Хокса солдатам Конфедерации. Он попал в плен. Его отправили в Андерсонвилл, и там, судя по всему, обращались с ним неважно. В конце концов, на почве перенесенных страданий у него возникла навязчивая идея — во всем, что с ним произошло, он начал обвинять женщин вообще, а точнее говоря, южанок. Те женщины, которых он убил, все до одной были уроженками Юга.

Ти Джей покачал головой:

— Боже мой, какая запутанная история!

— Полиция считает, что, работая в кабачке, Хокс имел возможность выследить, по крайней мере, двух своих жертв.

— Но, Руарк, я ни разу не заходила ни в один нью-йоркский кабачок, — возразила Энджелин.

— Правильно. Но ты помнишь того официанта, который разносил напитки, пока ты спорила со Стивенсом?

— Значит, это был Хокс? — недоверчиво спросил Ти Джей.

Руарк кивнул.

— Он часто нанимался в качестве внештатного официанта, когда требовалось обслуживать званые вечера и балы. Сержант полиции рассказал мне, что таким образом Хокс напал на след еще одной своей жертвы. А когда он услышал твой со Стивенсом спор, следующей его целью стала ты, дорогая… Из слов Вандербилта ему стало известно о нашей с ним предстоящей встрече, и это натолкнуло Хокса на мысль о времени и месте преступления. Он признался, что следил за тобой, когда ты направлялась в магазин Мейси. Он же прикончил посыльного, а потом, переодевшись в его одежду, проник в наш номер.

— Мне еще вчера вечером показалось, что кто-то за мной следит. Я просто кожей чувствовала опасность… ненависть, исходившую от этого человека… И сегодня было то же самое, — призналась Энджелин.

— Почему же ты ничего не сказала мне еще вчера, дорогая? — с беспокойством спросил Руарк.

— Видишь ли, вчера на балу меня ненавидели все, Хокс не был исключением.

Энджелин зевнула и закрыла глаза.

Так что это еще не конец, не так ли?

— Нет, дорогая, все уже позади. Хокс за решеткой. Больше он никому не сможет причинить вреда!

— Я имела в виду вовсе не Хокса, а войну вообще. Последний выстрел еще не прозвучал, не так ли, Руарк?

Произнеся эти слова, Энджелин начала дремать. Ти Джей мрачно кивнул.

— А ведь она права, — сказал он и направился к двери.

Руарк встал и пошел проводить друга.

— Не уходи, Руарк, — пробормотала Энджелин, перед тем как окончательно погрузиться в сон.

Выйдя из комнаты, Ти Джей плотно закрыл за собой дверь.

— Энджелин пережила такое потрясение, что вам не стоит сейчас перебираться в другой номер. А поскольку у вас теперь нет двери, а тем более надежного замка, мне кажется, будет лучше, если ты проведешь ночь вместе с Энджелин, а я устроюсь где-нибудь в гостиной. Ну, хотя бы на этом диване…

— В этом нет никакой необходимости, Ти Джей. Я могу нанять на ночь охранника.

— Мне так или иначе стоило бы остаться здесь — на тот случай, если Энджелин станет хуже. У нее может начаться лихорадка или, не дай Бог, кровотечение.

Руарк нахмурился:

— Ты считаешь, что она все еще в опасности?

— Энджелин выказала удивительную стойкость и физическую, и моральную. Будем надеяться, что она не скрывает жестокую боль! Впрочем, я этого не думаю. Энджелин Хантер — замечательно храбрая и сильная духом женщина!

Руарк хлопнул товарища по плечу:

— Истинная дочь Конфедерации! Ты это хотел сказать?

Ти Джей серьезно кивнул:

— Вот именно — истинная дочь Конфедерации!..

Ночью, когда Руарк осторожно лег в постель и прижал к себе Энджелин, он услышал, как она всхлипнула во сне.

— Больше этот ублюдок не причинит тебе боли, моя Энджел, — прошептал он, нежно целуя ее в лоб. — И вообще, я никому никогда не позволю обидеть тебя!..

Глава 14

Через четыре дня бдительный доктор, наконец, разрешил Энджелин отправиться в дорогу. Они приехали на вокзал, и, пока Руарк наблюдал за погрузкой багажа, Энджелин решила попрощаться с Ти Джеем. Через несколько минут она войдет в вагон, а человек, чье постоянное присутствие служило ей подлинной опорой в том нелегком испытании, которое выпало на ее долю, останется здесь. Как это грустно!

— Увидимся ли мы еще когда-нибудь? — спросила она, и слезы блеснули у нее на глазах.

— Ну конечно! — беззаботно ответил Ти Джей, пытаясь под маской веселья скрыть обуревавшие его чувства.

— Как бы мне хотелось, Ти Джей, сделать для вас хоть что-нибудь в благодарность за то добро, которое я от вас получила!

Он улыбнулся и стиснул руку Энджелин в своих ладонях.

— Хочу вам кое в чем признаться, моя дорогая. Я решил стать врачом потому, что слышал — пациентки всегда влюбляются в своих докторов! — В его темных глазах мелькнула грусть. — Но со мной такого почему-то еще ни разу не случалось…

— Это потому, что у вас в пациентках, наверное, были какие-то безмозглые дурочки, доктор Грэм!

Ти Джей поцеловал Энджелин в щеку и на мгновение пристально заглянул ей в глаза.

— Обещайте выполнить одну мою просьбу, ангелочек, — не бросайте Руарка. Он вас по-настоящему любит, просто он слишком твердолобый, и до него не сразу все доходит…

Он снова поцеловал ее и заторопился к выходу. В окно вагона Энджелин было видно, как друзья обменялись крепким рукопожатием. Она отвела взор от этой трогательной сцены и в последний раз бросила взгляд на видневшуюся вдалеке панораму Нью-Йорка. В этот момент молодой женщине припомнилась старая поговорка, которую любила повторять ее мать: «Нет худа без добра». Да, поездка в Нью-Йорк окончилась для Энджелин подлинным кошмаром, но зато она нашла здесь то, чего у нее еще никогда в жизни не было, — настоящего друга. Ти Джей Грэм всегда придет ей на помощь, что бы ни случилось. В этом Энджелин не сомневалась…

Снег, лишь слегка припорошивший нью-йоркские улицы, намел настоящие сугробы в Аппалачах. Поезд с большим трудом прокладывал себе путь через занесенные снегом долины Пенсильвании и Западной Виргинии, и за время следования многим пассажирам, в том числе Руарку, не раз приходилось вылезать из вагонов и расчищать колею. Эти вынужденные остановки и несколько пересадок, которые пришлось сделать по пути Энджелин и Руарку, привели к тому, что в Сент-Луис они попали лишь в самый канун Рождества.

При виде стоявшей в вестибюле огромной ели, с подножия до макушки украшенной свечами, конфетами, атласными лентами и ярко раскрашенными сосновыми шишками, Энджелин сразу же погрузилась в атмосферу праздника. Сара, которая вышла поздороваться с ними, обняла и расцеловала обоих, а когда Руарк стиснул ее в своих медвежьих объятиях и оторвал от пола, пожилая леди негодующе воскликнула:

— Сейчас же отпусти меня, негодник! — хотя неизвестно, чего в этом возгласе было больше — возмущения или радости.

Поправив платье и прическу, Сара величественно опустилась на стул.

— Ну и заставили же вы меня поволноваться! — призналась она, сверкая синими глазами. — Я уже опасалась, что вы не успеете вернуться домой к Рождеству!..

— Нэнни, любовь моя, даже если бы мне пришлось продираться через двухметровые снежные заносы, да еще нести Энджелин на закорках, я все равно вернулся бы домой, чтобы встретить с тобой Рождество!

Старая леди пренебрежительным жестом отмахнулась от этой гиперболы:

— Главное, что вы оба здесь, живые и здоровые!

Энджелин и Руарк обменялись понимающим взглядом. Ее начинавшие уже желтеть синяки скрывал основательный слой пудры, его — несколько отросшая щетина. Таким образом, молодые люди от души надеялись скрыть от родных то, что с ними случилось.

Однако они не учли вездесущую прессу. Спустя какое-то время в комнату, где сидела вся компания, ворвался Генри, явно чем-то встревоженный. Он размахивал газетой, в которой со всеми подробностями была описана попытка покушения на Энджелин и то, как бесстрашно Руарк кинулся преследовать врага.

Сара и Генри в сильном смятении выслушали рассказ Руарка. Молодой человек предпочел опустить некоторые нежелательные подробности, чтобы излишне не волновать родственников.

Наступил вечер, и на елке зажгли свечи. Кухарка внесла огромную чашу, в которую был налит горячий пунш с пряностями. Руарк раздал слугам и конюхам подарки, которые они с Энджелин купили в Нью-Йорке, присовокупив к каждому конверт с весьма внушительной суммой денег. После того как были провозглашены здравицы в честь всех домочадцев, слуги отправились праздновать Рождество к своим семьям — все, кроме Майры.

Мысли этой славной женщины, которая, как обычно, прислуживала за столом, в этот день витали далеко — она уже предвкушала, как завтра появится в церкви в шляпке, сшитой по последней парижской моде и, что самое трогательное, «купленной специально для нее в Нью-Йорке».

Сара время от времени любовно поглаживала брошь с камеей, приколотую к ее нарядному платью, а Генри торжественно восседал за столом в новом красном жилете. А уж когда по настоянию Сары он водрузил на голову еще и элегантный складной цилиндр — подарок старой дамы, — то тут его гордости просто не было предела. Выпрямившись, он с победоносным видом обводил глазами всех сидящих за столом и иногда украдкой бросал самодовольный взгляд в зеркало, любуясь собой. Энджелин пришлись очень по душе подарки, преподнесенные Сарой, — изумительные белые бальные перчатки, украшенные крошечными жемчужинами, а также шерстяная шаль, любовно вышитая руками преданной Майры.

В разгар веселья за окном послышалось пение — это бродячие музыканты пришли славить Христа. Руарк тут же пригласил всех зайти в дом, и вскоре комнаты наполнились смехом, шутками и радостными возгласами. Пунш пошел по кругу, а когда все отдали должное и ему, и рождественскому пирогу с ромом, Энджелин села за фортепьяно, а Руарк спел приятным баритоном — к немалому удовольствию присутствующих.

В воздухе витал восхитительный аромат корицы и гвоздики, смешанный с запахом хвои и горящего воска. Улыбающиеся Сара и Генри сидели у камина и слушали рождественские песни, которым аккомпанировало уютное потрескивание поленьев. Наконец певцы, напутствуемые добрыми пожеланиями, отправились в следующий дом, а Энджелин начала убирать со стола чашки и тарелки.

— Ну нет, моя дорогая леди, — твердо запротестовал Руарк, забирая у Энджелин груду посуды. — Сегодня у тебя и так было слишком много дел и развлечений.

Он силой усадил ее на место и сам вместе с Майрой стал убирать со стола. Когда с делами было покончено, Энджелин, взяв из вазы два яблока, направилась в холл. Увидев, что она надевает плащ, Руарк удержал ее за локоть.

— Куда ты? — спросил он.

— Я подумала, что мне следует поздороваться с Храбрым Королем, — ответила Энджелин, опуская яблоки в карман.

— Но до конюшни далеко, Энджел, а ты и так сегодня устала.

— Руарк, я чувствую себя прекрасно, и мне действительно хочется повидать Короля, — с жаром возразила она.

— Ну что же, если ты твердо намерена идти, я пойду с тобой.

Он застегнул на все пуговицы плащ на Энджелин, водрузил ей на голову меховую шляпу и подал теплую муфту. Молодая женщина с удивлением наблюдала за всеми этими приготовлениями, а потом возмущенно спросила:

— Ты соображаешь, что ты делаешь?

— Конечно! Я хочу удостовериться, что ты достаточно тепло одета.

— Неужели? А мне казалось, что я уже взрослая и в состоянии сама о себе позаботиться. С момента происшествия в Нью-Йорке ты обращаешься со мной как с ребенком!

Однако такая заботливость на самом деле доставила Энджелин большое удовольствие. Улыбнувшись Руарку, она выхватила у него из рук муфту и вышла из дома.

Руарк тоже взял пальто, второпях накинул его и поспешил вслед за ней. Ни он, ни она не заметили странного человека, который стоял в тени деревьев недалеко от подъездной аллеи. На сутулых плечах незнакомца висело потертое пальтецо, которое ни в коей мере не спасало своего владельца от холода. Правой рукой мужчина пытался поплотнее запахнуть полы своей утлой одежонки. Пустой левый рукав был приколот к пальто.

Незнакомец не успел как следует рассмотреть появившуюся невдалеке пару, однако, когда они вошли в конюшню, он проводил Энджелин теплым, любящим взглядом. Внезапно решившись, он двинулся вслед за ними.

Храбрый Король приветствовал хозяйку радостным ржанием и немедленно уткнулся мордой в ее руку. Руарк, решив не мешать встрече Энджелин со своим любимцем, молча отступил в тень и уселся на мешок с сеном. Обняв и расцеловав коня несчетное количество раз, прошептав ему в ухо массу ласковых словечек и любовно потрепав по шее, Энджелин наконец вспомнила про принесенный ею гостинец. Она протянула Храброму Королю яблоки, и он тут же с удовольствием сжевал их.

— Можно подумать, что папа совсем не кормил тебя, пока меня не было, — шутливо сказала Энджелин, прильнув к самому уху жеребца.

Руарк решил, что пора завершать церемонию приветствия. Он уже собирался окликнуть увлекшуюся Энджелин, как вдруг услышал чей-то голос:

— Никак это ты, Принцесса?

Рука Энджелин повисла в воздухе. Изумленная женщина повернула голову в ту сторону, откуда донеслись эти слова. Неужели ей почудилось? И тут выражение ее лица начало стремительно меняться. Недоверчивое удивление уступило место откровенной радости. Слезы заструились по щекам Энджелин.

— Роберт… — тихо сказала она.

И внезапно бросилась к стоявшему в дверях мужчине, повторяя как безумная:

— Роберт! О Роберт!..

Как только Руарк услышал имя незнакомца, внутри у него все сжалось. Поднявшись с места, он ревниво наблюдал за тем, как Энджелин порывисто обняла мужчину за шею и, плача, стала лихорадочно целовать его.

— Так ты жив! Какая радость… А мне сказали, что ты умер!..

Не стыдясь своих слез, Энджелин спрятала лицо у незнакомца на груди.

— Не плачь, Энджи, — успокаивающе пробормотал он, ласково гладя ее по голове.

При виде этой трогательной сцены Руарк непроизвольно сжал руки в кулаки. Так значит, это ее муж, Роберт!.. До сих пор он сознательно избегал обсуждать с Энджелин эту тему. Во время болезни в бреду она выкрикивала именно это имя, и Руарк понял, что Энджелин все еще любит его.

Только когда Руарк вышел из своего укрытия на свет, Роберт Скотт увидел его. Не укрылась от него и явная враждебность Руарка. Роберт в ответ с вызовом вскинул голову, в его темных глазах тоже сквозила неприязнь. Он отстранился от Энджелин и шагнул назад. Удивленная тем, что брат так внезапно отпустил ее, девушка хотела схватить его за руки, чтобы удержать, и тут же в ужасе отшатнулась.

— О Господи! Роберт, милый Роберт! — зарыдала она и снова прижалась к брату.

Теперь, когда увечье незнакомца стало очевидным, Руарк почувствовал себя побежденным. Не сознавая, что делает, он направился к выходу из конюшни, но его остановила Энджелин:

— Не уходи, Руарк!

Молодой человек весь внутренне напрягся. Повернувшись к Энджелин, он сухо бросил:

— Пожалуй, мне лучше вернуться в дом и оставить вас одних.

Незнакомец хранил молчание, а его темные глаза пристально следили за каждым движением Руарка. Неожиданный поворот событий привел Руарка в замешательство. Его раздирали противоречивые чувства — гнев, опустошенность, желание ударить соперника по лицу. Но вот этого-то как раз он не мог себе позволить! «А ведь у этого однорукого типа теперь есть передо мной преимущество», — с иронией подумал Руарк. Если раньше Энджелин просто любила своего мужа, то теперь она будет еще и жалеть беднягу…

В глубине души он понимал, что должен бы радоваться за Энджелин, но не мог заставить себя это сделать. И сознавал только одно — он ее теряет.

— Руарк, познакомься, это Роберт, мой брат. Мы думали, что он погиб на войне!

— Так это твой брат? — недоверчиво переспросил Руарк.

Только сейчас, внимательно присмотревшись к Энджелин и Роберту, он заметил явное сходство между ними. Молодому человеку стало безумно стыдно за свою первоначальную враждебность, тем более что он был уверен — она не укрылась от Роберта Скотта.

Он протянул руку:

— Руарк Стюарт.

Рукопожатие вышло более чем сдержанным — одного из мужчин снедала досада, другого — подозрительность. Энджелин заметила напряженность, которая с первой минуты знакомства установилась между братом и Руарком, но радость молодой женщины была так велика, что ее ничто не могло омрачить. На языке вертелись сотни вопросов, которыми она тут же засыпала Роберта:

— Представляю себе, как удивится папа, когда тебя увидит! Но где же ты был все это время? Почему не пытался разыскать нас?

Роберт ласково усмехнулся:

— Не части так, Энджи! А где отец?

— Он в доме, — вмешался Руарк. — И нам пора возвращаться, Энджелин. Доктор ведь предупреждал, что тебе вредно переутомляться.

Темные глаза Роберта снова остановились на Руарке. Тот почувствовал, что его слова прозвучали слишком напыщенно, и мысленно выругался. Ну почему он ведет себя как идиот?! Заранее приготовился к обороне, а когда выяснилось, что и обороняться-то не от чего, вместо радости чувствует лишь досаду!..

— Ты что, болела, Энджелин? — с тревогой спросил Роберт.

Она с улыбкой посмотрела на брата. Ей показалось забавным, что он говорит о ее здоровье — это при том, что перенес сам!

— Да нет, ничего серьезного, Роберт. Просто Руарк слишком обо мне заботится…

Она бросила недовольный взгляд на Руарка, давая понять, что затрагивать эту тему было, по меньшей мере, неуместно, и взяла под руку Роберта.

— Пойдем скорее! Надо обрадовать папу.

Очутившись в роскошном холле огромного дома, Роберт Скотт с интересом огляделся. Его снедало не простое любопытство — хотелось поскорее выяснить, какую роль играет здесь его сестра. Пока то, что он увидел, лишь усилило подозрения молодого человека — уж слишком по-хозяйски вел себя с Энджелин Руарк.

Энджелин заглянула в гостиную. Сары не было видно — должно быть, Майра уже отвела ее в постель. А вот Генри все еще сидел и дремал у камина. Повернувшись к мужчинам, Энджелин приложила палец к губам.

— Давайте я вначале его разбужу, — предложила она шепотом.

Она на цыпочках прокралась в комнату и опустилась на корточки рядом с креслом отца. Легонько коснувшись его руки, Энджелин тихо повторила несколько раз:

— Папа, папочка, проснись!

Генри открыл глаза и с удивлением огляделся.

— Похоже, я задремал. А куда это все делись?

— Наверное, ушли спать. Уже поздно, папа, — мягко ответила Энджелин.

— Ну что же, пора и мне на боковую. А славный сочельник у нас получился, а, детка?

Энджелин, глаза которой сияли от счастья, поднесла к губам руку отца.

— Скажи, папа, если бы любое твое желание могло сейчас исполниться, чего бы ты захотел?

Генри любовно потрепал дочь по руке:

— Ах, деточка, больше всего на свете я хотел бы, чтобы твоя мать и брат были сейчас с нами!..

— Я бы тоже хотел, чтобы мама была с нами, отец, — сказал Роберт, входя в гостиную.

Генри заморгал, пытаясь в неверном свете свечей рассмотреть незнакомца.

— Что за чертовщина! Видать, мои стариковские глаза стали меня подводить…

Роберт шагнул к отцу. Теперь на него падал отблеск огня из камина.

— Нет, папа, глаза тебя не подвели. Это действительно я, Роберт!

Генри Скотт с трудом поднялся с места. Теперь он как следует разглядел сына, увидел и пустой левый рукав, пришпиленный к ветхому пальтишку. Однако в глазах старика ни на мгновение не промелькнула жалость — напротив, весь его облик излучал неподдельную радость и гордость, которые, казалось, исходили из самых глубин его существа. Он, не отрываясь, смотрел на сына, и слезы счастья струились у него по щекам.

— Сынок…

Генри протянул руки, и в следующую минуту Роберт оказался в его объятиях. Руарк стоял на пороге гостиной. На какое-то время счастливое семейство Скоттов, поглощенное друг другом, забыло о его существовании. Он же не спускал глаз с Энджелин. Она все так же сидела на корточках и не сводила восторженного взгляда с этой трогательной сцены — долгожданного воссоединения отца и сына. В этот момент на ее красивом лице было написано выражение величайшего счастья, что, по мнению Руарка, делало ее еще прекраснее. У него даже перехватило дыхание — так хороша была Энджелин в эту минуту.

Налив бренди в стаканы, Руарк дождался, пока Генри и Роберт расцепят объятия, и протянул им выпивку:

— Мне кажется, сейчас самое время поздравить друг друга со встречей!

Еще стоя в вестибюле, Руарк имел возможность получше рассмотреть брата Энджелин. Роберт Скотт был на несколько дюймов ниже его. У него тоже были темные волосы, явно нуждавшиеся в услугах парикмахера. Отросшая щетина не могла скрыть ужасающую худобу щек, а по напряженному взгляду темных глаз легко было угадать ту бездну страданий и горя, которые выпали на долю этого человека за время войны.

Когда Майра, уложив в постель свою старую хозяйку, вернулась в гостиную, Руарк незаметно попросил ее приготовить еду для Роберта. Когда поднос с тарелками был внесен, оба тихо удалились, оставив Скоттов одних. Все трое уселись у камина, и Роберт с жадностью накинулся на еду — горячий суп и толстый сандвич с ветчиной, заботливо приготовленные Майрой.

— Ну, расскажи же, наконец, где ты пропадал все это время. Ведь война кончилась еще восемь месяцев назад! — потребовала Энджелин.

— Меня ранило в Виргинии. Грант предпринял наступление с целью захватить Ричмонд. Эту атаку позже назвали «дикой кампанией».

Глаза молодого человека омрачились при этом воспоминании.

— Господи! Правильнее было бы назвать ее «адской битвой»!.. В ходе этого наступления янки потеряли пятьдесят тысяч человек… Ну а мы проиграли войну!

Он умолк, мысленно возвращаясь к тем страшным дням.

— Мы сражались в течение долгих месяцев. Ли был полон решимости отстоять Ричмонд, а Грант поклялся захватить его. Еще задолго до окончания сражения у нас кончились боеприпасы и продовольствие. Большинство бойцов-конфедератов были больны или ранены. Многие бежали…

Глаза Энджелин, которая за все время рассказа не сводила взгляда с брата, наполнились слезами — она понимала, как трудно Роберту вспоминать об этих страшных днях.

— Пушечным ядром мне оторвало руку, и я очнулся лишь в госпитале янки в Пенсильвании. У меня была жесточайшая лихорадка, и я не раз терял сознание. Я просил работников госпиталя послать весточку моей семье…

— Но они этого не сделали! — печально покачала головой Энджелин. — А потом один из твоих товарищей-однополчан вернулся домой и рассказал нам, что ты погиб. Вот и все, что мы знали о тебе…

— К концу войны я еще не оправился от ранения, поэтому янки не отпустили меня из госпиталя. А как только встал на ноги, тут же отправился в Скотткрофт…

Роберт умолк. Взяв в руки чашку кофе, он сделал большой глоток, печально посмотрел на Энджелин и продолжал:

— К счастью, я успел побывать на маминой могиле до того, как саквояжник-янки, новый владелец нашей фермы, прогнал меня со своей земли. От Большого Чарли я узнал, что вы с отцом отправились в Сент-Луис на пароходе. Я тоже решил двинуться на север. По дороге расспрашивал всех, кого только мог, и вот я здесь…

— Мы пытались спасти Скотткрофт, Роберт, но это оказалось немыслимым. Денег совсем не было! — грустно объяснила Энджелин.

Он улыбнулся и стиснул ее руку:

— Я все понимаю, Энджи.

Девушка обняла одной рукой брата, а другой — отца.

— Но зато теперь мы снова вместе, и ничто на свете не сможет нас разлучить! — уверенным тоном произнесла она.

Генри украдкой смахнул слезу.

— По-моему, Роберту пора идти поспать, — обратился он к дочери. — Пойдем со мной, сынок. У меня отличная комнатка над конюшней. Мы там прекрасно устроимся вдвоем. Места хватит!

— Продолжим наш разговор утром, Принцесса, — нежно сказал Роберт, с любовью глядя на сестру.

Он обнял ее за плечи, и так, обнявшись, они и вышли вслед за отцом из гостиной.

— Счастливого Рождества, Роберт!

Энджелин напоследок еще раз крепко обняла брата.

— Счастливого Рождества, Энджи, — ласково ответил Роберт.

Полагая, что Руарк уже лег, Энджелин направилась к себе в комнату. Порывшись в нераспакованном чемодане, она достала ночную рубашку и бархатный халат, которые ей в свое время подарил Руарк. Переодевшись, она села у камина и принялась расчесывать свои роскошные волосы, снова и снова вспоминая восхитительные подробности сегодняшнего вечера.

Погруженная в свои мысли, Энджелин чему-то мечтательно улыбалась. Отложив гребень, она опустила подбородок на колени и невидящим взглядом уставилась в огонь.

В такой задумчивой позе ее и обнаружил Руарк. Он тихо подошел к Энджелин и слегка взъерошил ей волосы.

— У тебя сегодня был великий день, Энджел.

Она взглянула на него и улыбнулась.

— Мне кажется, я не переживу этого, Руарк. Столько счастья сразу!

— Я очень рад за тебя, Энджел.

Вспомнив свою беспочвенную ревность при появлении Роберта, Руарк почувствовал себя виноватым. Он понимал, что Роберт Скотт наверняка будет помехой в их с Энджелин отношениях, но решил пока не делиться с ней своими сомнениями. Сев рядом с ней, он поцеловал ее и подал яркий, красиво упакованный сверток.

— Счастливого Рождества, милая.

— Ой, Руарк, из-за всей этой суматохи я даже забыла, что у меня тоже есть для тебя подарок!

Она сунула руку в карман халата, куда в свое время упрятала покупку, чтобы та оказалась сюрпризом.

— Счастливого Рождества!

С этими словами Энджелин протянула Руарку маленькую шкатулочку.

— Сначала посмотри свой подарок, — настойчиво попросил он.

Бросив на Руарка робкий взгляд, который сразу же сделал ее похожей на маленькую девочку, замершую в предвкушении приятного сюрприза, Энджелин разорвала бумагу. Когда она открыла коробочку и увидела лежавшие там на бархатной подложке серьги и ожерелье, усыпанные сапфирами и жемчугом, ее глаза зажглись восторгом.

— Руарк, какая прелесть! Я в жизни не видела ничего более прекрасного…

— Надеюсь, что не видела, — поддразнил Энджелин Руарк, не сводя с нее обожающего взгляда. — Скорее надень — я хочу посмотреть, как это выглядит на тебе!

Энджелин покачала головой:

— Я не могу принять такие драгоценности, Руарк. Они же стоят целое состояние!

Она закрыла коробочку и хотела вернуть ее обратно.

— Я хочу, Энджел, чтобы ты приняла их.

Руарк снова открыл коробку и, вынув оттуда ожерелье, застегнул его на шее у Энджелин.

— Как идут эти сапфиры к твоим глазам! Впрочем, я в этом и не сомневался, — с удовлетворением заключил он, обводя Энджелин любящим взглядом.

Энджелин осторожно потрогала пальцами драгоценные камни:

— Ты не должен делать мне таких дорогих подарков, Руарк. В этом нет никакой необходимости.

Он не дал ей договорить, закрыв рот Энджелин своей ладонью.

— И не вздумай возражать, моя любовь! Мне нравится делать тебе подарки. И потом, ведь сегодня Рождество! Разве ты забыла?

Теперь и Руарк решил заняться своим подарком. Поднеся шкатулочку к уху, он слегка встряхнул ее и прислушался.

— И что же это может быть? — с преувеличенной серьезностью удивился он.

— А ты открой и посмотри, — нетерпеливо произнесла Энджелин. — Боюсь, что там вовсе не драгоценные камни, но, по-моему, эта вещь гораздо больше тебе подходит. Надеюсь, ты будешь доволен…

— Гораздо больше мне подходит? — теперь уже непритворно удивился Руарк.

— Ну, этот подарок очень похож на тебя — во всем, — продолжала поддразнивать его Энджелин.

— Неужели? — Он поднял брови: — Что ты хочешь этим сказать, моя красоточка?

— Ну, как бы тебе объяснить… В общем, что-то отличное от общепринятого — так же, как и ты сам, — наконец нашлась с ответом Энджелин.

При этом она не могла сдержать улыбку, и в ее прекрасных сапфировых очах танцевали веселые чертики. Глядя, как Руарк разрывает оберточную бумагу своими изящными длинными пальцами, Энджелин заметила, что на косточках его правой руки все еще виднеются синяки, хотя и немного поблекшие. Она протянула руку и накрыла ею ладонь Руарка.

— Болит?

Она поднесла к губам его руку.

— Ну вот, теперь должно пройти!

Этот жест напомнил им обоим их ссору в Нью-Йорке. Протянув руку, Руарк, в свою очередь, нежно погладил то место на щеке Энджелин, на котором тоже виднелся слабый синяк — след от удара преступника. Нагнув голову, он слегка коснулся этой отметины губами и сказал:

— Ну вот, теперь должно пройти!

Завороженная чудным взглядом темных глаз Руарка, Энджелин вся затрепетала и с трудом заставила себя опустить взор.

— Ну, открой же подарок! — снова попросила она робко.

Энджелин с беспокойством наблюдала за Руарком. Вот он вытащил цепочку из шкатулки, и золотая лошадка сверкнула у него в руке.

— Мне нравится, — сказал он, наконец, действительно глубоко тронутый тем смыслом, который вложила в этот подарок Энджелин. Он поднял ее на руки и снова с чувством проговорил:

— Счастливого тебе Рождества, моя дорогая!

Поднеся Энджелин к кровати, Руарк осторожно положил ее туда, предварительно сняв с нее халат и ожерелье, и заботливо подоткнул со всех сторон теплое одеяло. Сев на краешек кровати и отведя с лица Энджелин непослушные пряди волос, он наставительно произнес:

— А теперь тебе надо хорошенько выспаться. И не возражай — это предписание врача!

Энджелин обвила руками шею Руарка:

— Как бы мне хотелось поскорее выздороветь! Чтобы можно было предаваться с тобой любви…

Его лицо озарилось той озорной улыбкой, которая особенно нравилась Энджелин.

— Вряд ли тебе этого хочется больше, чем мне, дорогая!..

Наклонившись, он нежно поцеловал ее в губы. Ему вдруг захотелось признаться в том, как он еще недавно ревновал ее, но он не знал, с чего начать.

— Руарк, я… — Энджелин тоже хотелось многое ему рассказать — например, о том, как она его любит, — но, опасаясь, что такое откровенное признание лишь смутит Руарка, она неожиданно оборвала себя на полуслове и закончила фразу так: — …желаю тебе счастливого Рождества.

— И тебе того же, моя Энджел.

Он направился к двери, а она не сводила любящего взгляда с его широких плеч и всей стройной фигуры. Затем, радостно вздохнув и улыбнувшись, Энджелин закрыла глаза и мгновенно уснула.

На следующий день, проснувшись рано поутру, Энджелин подошла к двери в комнату Руарка, легонько постучала и вошла. Он уже почти закончил одеваться.

— С Рождеством, дорогая. Он обнял ее и поцеловал.

— Руарк, я чувствую, что сегодня будет восхитительный день! — воскликнула Энджелин.

Заметив, что он безуспешно пытается завязать галстук, она покачала головой:

— Позволь, я помогу тебе.

Пока она возилась с узлом, вся ее веселость вдруг куда-то улетучилась.

— А кто же будет завязывать галстук Роберту?

— Он жив, Энджел, и это главное, — напомнил ей Руарк.

Молодая женщина улыбнулась:

— Ты прав. Ах, Руарк, если бы ты только знал, как я рада, что он вернулся!..

Он чмокнул ее в нос:

— Ни за что бы не догадался, если бы ты не сказала!

Энджелин подбежала к окну и выглянула на улицу.

Яркое солнце смягчило суровую картину зимы.

— Ты только посмотри, какая сегодня чудесная погода! — Она обернулась к Руарку и печально добавила: — Жаль только, что я еще не совсем выздоровела, так что не могу оседлать Короля и поехать куда глаза глядят…

Руарк, удивленно подняв брови, посмотрел на Энджелин. Помнится, прошлой ночью она тоже сетовала на то, что еще недостаточно здорова, только тогда причиной сожалений был он сам и кое-что с ним связанное… Прилаживая к часам цепочку, подаренную ему Энджелин, Руарк поинтересовался:

— Энджел, а что ты сделала с моими часами? Я бы хотел получить их назад, если это, конечно, возможно.

Весело рассмеявшись, Энджелин спросила:

— Твои часы? Но ведь они у тебя в руке, Руарк!

— Нет, я имею в виду те, что ты украла у меня на пароходе. Их подарил мне…

Увидев, как мгновенно изменилось лицо Энджелин, Руарк осекся. Ее щеки залила мертвенная бледность. Она смотрела на него так, словно он только что ударил ее.

— Я не крала твоих часов, Руарк, — медленно, с расстановкой объявила она.

Закрыв глаза, она попыталась сдержать наворачивающиеся слезы. Опять — уже в который раз! — он вонзил ей в сердце острый кинжал обидных и несправедливых подозрений!

Руарк между тем уже жалел о том, что сказал. И вообще, как ему могла прийти в голову такая нелепая мысль? Подойдя к Энджелин, он мягко опустил руку ей на плечо:

— Прости меня, Энджел. Я, очевидно, ошибся.

— Я подожду тебя внизу, — безжизненным голосом произнесла она и вышла из комнаты.

Руарк, стиснув зубы, с силой ударил кулаком по столу.

— Да что, черт подери, со мной творится? — в сердцах выругался он. — То я бессмысленно ревную ее к ее собственному брату, то обижаю незаслуженными подозрениями… И это в то время, когда Энджелин как никогда нуждается в заботе и внимании! Вместо того чтобы проявлять их, он терзает ее необдуманными, язвительными замечаниями. Руарк поспешно сунул часы в карман и начал одеваться.

Спускаясь по лестнице, Энджелин поклялась себе, что не позволит Руарку испортить ей этот замечательный день. Да, он ложно судит о ней. Но что она может с этим поделать? Несмотря ни на что, сегодня Рождество, и вчера она получила такой чудесный подарок — Роберт возвратился к ним, живой!

Приготовления к традиционному рождественскому завтраку заставили Сару Стюарт поднять на ноги всех, кого только можно. Дом гудел, как растревоженный улей. Весело болтая, слуги сновали из кухни в столовую с многочисленными тарелками в руках. Вскоре на столе яблоку негде было упасть; все блюда, громоздившиеся на нем, выглядели весьма аппетитно и к тому же расточали изумительные ароматы. Заметив у подножия лестницы Энджелин, Сара окликнула ее:

— Энджелин, дорогая моя, вы мне не поможете покрасивее установить эти цветы? Боюсь, чувство вкуса начинает мне изменять…

Энджелин принялась возиться с вазой. По странному совпадению она подняла глаза как раз в тот момент, когда Руарк начал спускаться по лестнице. Он кинул на нее робкий взгляд, надеясь прочитать по ее глазам, что Энджелин простила его, но нет — она снова отвернулась и с преувеличенной серьезностью углубилась в свое занятие. Руарк направился было к ней, но, услышав стук в дверь, поспешил открыть. Он уже собирался с улыбкой приветствовать первого гостя, пришедшего в дом на Рождество, как вдруг заметил, что у Генри — а это был он — совсем не праздничное, печальное лицо. Неловко поклонившись, старик вошел в вестибюль в одиночестве.

— А где же Роберт? — тут же поинтересовалась Энджелин.

— Ушел куда-то, — лаконично и с грустью ответил Генри.

Не поднимая глаз и не вдаваясь в дальнейшие подробности, он прошел в комнату.

Сара и Руарк обменялись быстрыми взглядами. Молчаливость Генри была красноречивее любых слов. Ошеломленная Энджелин направилась к двери и открыла ее, как будто надеясь увидеть там Роберта. Руарк подошел к девушке и осторожно закрыл дверь.

— Пойдем, родная, тебе нужно поесть, — ласково сказал он.

Энджелин посмотрела на него, словно не узнавая. Затем, сбросив с плеча его руку, она ринулась вниз по лестнице. Руарк собирался последовать за Энджелин, но Сара остановила его:

— Не ходи за ней, Руарк. Ей нужно какое-то время побыть одной.

Огорченный Руарк молча повиновался. Подойдя к Генри, который печально смотрел на огонь, пылавший в камине, он спросил:

— А куда ушел Роберт, вы не знаете?

— Этот паренек всегда был слишком вспыльчив. Вот и сейчас — он сказал, что ни за что не останется в доме, где его сестра платит своим телом за право иметь крышу над головой. Решил вернуться в Сент-Луис. Хочет остановиться там в меблированных комнатах Рафферти.

— Так он у Рафферти?

Руарк на мгновение задумался.

— Я знаю это место… — сказал он. — По-моему, это где-то в районе пристани.

Он решительным шагом вернулся в вестибюль и надел плащ.

— Куда ты? — окликнула его Сара.

— Не волнуйся, нэнни, я скоро вернусь.

И уже через несколько минут молодой человек несся по дороге в Сент-Луис верхом на своем жеребце. Услышав нетерпеливый стук в дверь и увидев появившегося на пороге Руарка, Роберт Скотт вскочил на ноги:

— Убирайся отсюда, Стюарт! За эту комнату я плачу собственными деньгами.

— Ну нет! Я специально приехал за тобой, и назад мы отправимся вместе, даже если мне придется силком тащить тебя. Я не позволю, чтобы ты испортил Энджелин праздник…

Роберт, однако, не обратил никакого внимания на эти грозные слова.

— По-моему, Стюарт, я выразился достаточно ясно — убирайся отсюда, или я вышвырну тебя вон! Я увижусь с сестрой, но только не в твоем доме, ублюдок!

— Называй меня как хочешь, Скотт, но, боюсь, сейчас Энджелин не нужен ни я, ни ты.

Гнев, который сверкал в темных глазах Роберта, понемногу утих.

— О чем, черт побери, ты болтаешь?

Руарк поставил ногу на ближайший стул, уперся локтем в колено и продолжал:

— Ты не все знаешь, Скотт. Когда мы были в Нью-Йорке, на твою сестру напали и чуть не убили.

Роберт резко обернулся и в изумлении уставился на посетителя.

— Что такое?

— Я обещал Энджелин, что никому не буду об этом рассказывать, но, по-моему, ты должен знать.

Как можно более кратко, опуская наиболее жестокие подробности, Руарк описал то, что произошло с Энджелин в Нью-Йорке. Он не умолчал даже о выкидыше.

— Врач считает, что она держится только благодаря силе воли. Увидев тебя так внезапно, Энджелин, конечно, на какое-то время позабыла о собственных горестях, но я сомневаюсь, что она переживет твое отчуждение. Ты же в ее глазах — герой! — добавил Руарк с горечью.

— Я ведь ничего об этом не знал, — пробормотал Роберт, опускаясь на край кровати.

Руарк молча ждал, пока тот справится с собой. Еще бы — новости были неутешительные! Наконец Роберт встал и надел пальто.

— Я пойду с тобой, Стюарт, но только ради Энджелин. Своего мнения о тебе я не изменил. Когда-нибудь мы с тобой посчитаемся!

Руарк, которого это сообщение, похоже, ничуть не взволновало, тоже встал и направился к двери.

— Буду ждать с нетерпением.

Он открыл дверь и оглянулся на своего рассерженного противника.

— Ты сумеешь взобраться на лошадь? Мы могли бы нанять еще одну или ехать вдвоем на моей.

Роберт презрительно фыркнул.

— Послушай, что я тебе скажу, Стюарт, — с одной рукой или с обеими, я разбираюсь в лошадях так, что тебе и не снилось!

— Воображаю! — рассмеялся Руарк. — Сейчас выяснится, что ты лучший наездник в Соединенных Штатах!

— Вот именно! И нечего скалить зубы, проклятый янки, — парировал Роберт, выходя вслед за Руарком из комнаты.

К тому времени как Энджелин возвратилась в дом, ее уже поджидали там Руарк и Роберт. При виде брата она так обрадовалась, что даже забыла свою обиду на Руарка. Та роль, которую сыграл Руарк в повторном возвращении Роберта, осталась для нее тайной.

Глава 15

Однако счастье Энджелин длилось недолго. Стоило Руарку обнять ее за плечи, как Роберт буквально начинал кипеть от злости. Как только праздничный обед закончился, он холодно раскланялся со всеми и отбыл восвояси. Мосты между враждующими сторонами, таким образом, так и не были наведены.

Роберт не появлялся в поместье в течение всей следующей недели, и в канун Нового года Энджелин решила поговорить с отцом.

— Ты не знаешь, где Роберт, папа?

Генри, поглощенный какой-то работой в конюшне, нехотя оторвался от своего занятия:

— Знаю, детка. Твой брат живет в Сент-Луисе. Нашел себе занятие — сдает карты в тамошнем игорном доме.

И старик тут же снова занялся кожаной сбруей, которую чинил перед этим.

— А почему же он никогда не придет проведать нас? — спросила удивленная Энджелин.

— Да он всегда был упрямцем. Говорит, что и носа сюда не покажет, пока ты не образумишься.

Энджелин глубоко вздохнула. Теперь ей стала понятна причина отсутствия брата. Сначала отец, теперь Роберт… Ну почему все мужчины убеждены, что женщина не способна сама разобраться в своих чувствах, понять свое сердце?

Огорченная, она протянула Храброму Королю специально припасенное для него яблоко.

— Ну что же, по крайней мере, он в Сент-Луисе.

Потрепав жеребца по шее, Энджелин отвернулась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы.

— Он жив. И мы снова… все вместе…

Подбородок ее предательски задрожал. Генри обнял ее за плечи.

— Ну-ну, детка, — попытался он успокоить дочь. — Объявится твой Роберт. Не огорчайся! Дай время, и он все поймет.

С тяжелым сердцем Энджелин вышла из сарая и направилась к дому, где столкнулась с Руарком, который куда-то собирался. Увидев ее огорченное лицо, он остановился и спросил:

— Тебе нездоровится, Энджел?

— Да нет, все в порядке. Я только что разговаривала с папой.

Зная, что рано или поздно Энджелин сама расскажет о том, что ее тревожит, Руарк терпеливо ждал. Он подозревал, что причиной ее огорчения было поведение брата и его внезапный отъезд.

— Папа сказал, что Роберт нашел работу в Сент-Луисе.

— Да, я знаю. Он сдает карты в местном… игорном доме.

— Так ты знал об этом? — воскликнула она. — А почему же ничего мне не сказал?

— Я думал, что тебе это тоже известно. Собственно, я как раз туда собираюсь — хочу сыграть в карты.

С этими словами Руарк торопливо поцеловал Энджелин и прыгнул в ожидавший его экипаж. Она осталась стоять, глядя вслед удалявшейся карете, а затем вернулась в дом. В голове Энджелин начала зреть некая идея.

После обеда, видя, что Руарк одевается для выхода, Энджелин неожиданно обратилась к нему:

— Могу я пойти с тобой?

Похоже, он был удивлен этой просьбой.

— Но, видишь ли, Энджел, я ведь собираюсь играть в покер. Тебе там будет скучно.

— Ну, если я заскучаю, то всегда могу вернуться домой.

В его голосе появилось раздражение.

— Я бы предпочел, чтобы ты осталась дома.

— Но, Руарк, я и так всю неделю просидела дома. Мне хочется хоть куда-нибудь пойти развеяться!

— Я бы предпочел, чтобы ты осталась дома, Энджелин. Ты слышишь меня? — повторил он, на этот раз с трудом скрывая гнев.

— Хорошо.

Энджелин круто повернулась и вышла. «Упрямый осел!» — мысленно выругалась она и решила, что все равно отправится в Сент-Луис, пусть даже одна.

Как только Руарк уехал, Энджелин переоделась в новое платье и, стоя у окна, стала ждать, когда вернется карета, отвозившая его в город. Увидев приближающийся экипаж, девушка сбежала вниз по ступенькам и окликнула возницу:

— Дэниел, мистер Стюарт ждет меня в Сент-Луисе. Он сказал, что вы меня отвезете. Я готова!

Возница выглядел озадаченным.

— Вы не ошибаетесь, мэм? Мистер Стюарт ничего мне не говорил.

— Ну, наверное, он просто забыл, — безапелляционно заявила Энджелин и уселась в карету.

Дэниел сокрушенно покачал головой, однако ему ничего не оставалось делать, как занять свое место на козлах. Они въехали в город. Совсем близко показалась река. Но тут Дэниел свернул с основной дороги и направил карету по длинной аллее, которая вела к величественному зданию с колоннами, залитому ярким светом.

Помогая Энджелин выйти из экипажа, возница нерешительно спросил:

— Вы хотите, чтобы я подождал вас здесь, миссис Хантер? Мистер Стюарт не велел мне возвращаться раньше полуночи.

Энджелин окинула взглядом длинный ряд экипажей, выстроившихся у входа в игорный дом.

— О, я была бы вам так признательна, Дэниел! Вряд ли я задержусь здесь надолго…

Она намеревалась уйти сразу же после того, как переговорит с Робертом.

— Слушаюсь, мэм.

На ее стук дверь открыл негр. Он удивленно окинул Энджелин взглядом, явно чего-то ожидая:

— Вы одна, мадам?

Опасаясь, что в этот клуб не пускают посторонних, она храбро ответила:

— Меня пригласил мистер Стюарт.

Негр, похоже, удовлетворился этим ответом. Он отступил от двери, давая Энджелин возможность пройти внутрь. Принимая от нее плащ, он взглядом указал на внушительную двойную дверь:

— Я полагаю, вы найдете мистера Стюарта в игорном зале.

Войдя в роскошно обставленную комнату, с потолка которой свисали хрустальные люстры, а у стен были расставлены небольшие диваны с красной обивкой, Энджелин с интересом огляделась. В комнате было еще шесть круглых столов. За каждым из них сидело по пять-шесть человек. Широкая лестница с перилами из красного дерева, ступени которой были покрыты толстым красным ковром, вела отсюда наверх.

Окинув помещение быстрым взглядом, Энджелин с облегчением обнаружила, что она здесь не единственная женщина. Однако брата она не увидела. Зато увидела Руарка Стюарта, который приближался к ней решительной походкой. Его глаза пылали от гнева, что делало его похожим на разъяренного быка.

— Ты зачем сюда явилась? — прошипел он, стараясь не привлекать внимания присутствующих. — Я ведь сказал, чтобы ты оставалась дома!

От этого тона Энджелин мгновенно вскипела:

— Руарк, не смей мне приказывать! Я пока еще не твоя служанка!

— Черт побери, Энджел, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Я просил тебя остаться дома, потому что тебе здесь не место. Я сейчас же отвезу тебя обратно.

— Я пришла сюда, чтобы поговорить с братом, а вовсе не за тем, чтобы испортить тебе вечер. Пожалуйста, Руарк, не прерывай из-за меня игру!

Энджелин умоляюще взглянула на Руарка. Он тоже долго не сводил с нее взгляда, прикидывая, что лучше — немедленно увести ее или позволить остаться, — но, в конце концов, решив, что она все равно его не послушается, махнул рукой.

— Ну что же, Энджелин, полагаю, ты это твердо решила.

Сознание своей победы вызвало улыбку радости на губах молодой женщины. Ей вовсе не хотелось ссориться с Руарком.

— Спасибо, дорогой! Извини, что доставляю тебе столько хлопот, но мне действительно необходимо увидеться с Робертом.

На щеках Энджелин появились очаровательные ямочки — зрелище, к которому Руарк не мог остаться равнодушным.

— Пожалуйста, возвращайся к игре!

Чувствуя, что последнее слово осталось за Энджелин, Руарк тоже через силу улыбнулся:

— Ладно. Только не уходи далеко, Энджел!

Он чмокнул ее в щеку и вернулся к столу, за которым шла азартная игра в покер.

Энджелин принялась бесцельно бродить по комнате, рассчитывая, что вот-вот сюда явится Роберт. Вскоре ей это надоело. Неужели ей не повезет, и именно сегодня он, назло ей, не покажется в зале? Ну, нет! Энджелин решительно направилась к стоявшему возле самой лестницы диванчику и уселась поудобнее. Она обязательно дождется брата, чего бы ей это ни стоило!

Обводя рассеянным взглядом зал в ожидании брата, она получила возможность составить более полное впечатление о находившихся здесь женщинах. Все они были очень молоды, гораздо моложе сидевших рядом с ними мужчин. Только теперь, по внезапному озарению, Энджелин поняла, почему все эти джентльмены не привели сюда своих жен. Это заведение давало возможность не только сыграть в карты — к такому выводу пришла Энджелин, наблюдая за тем, как время от времени то одна, то другая парочка поднималась по лестнице и исчезала в комнатах наверху. Неудивительно, что Руарк так рассердился, обнаружив ее здесь! Пораженная увиденным, Энджелин, спотыкаясь, вышла через сводчатый проход в соседнюю гостиную. Свежий воздух этой комнаты принес ей некоторое облегчение, ибо она уже начинала чувствовать дурноту от дыма сигар, наполнявшего игорный зал. Судорожно ловя ртом воздух, Энджелин пыталась собраться с мыслями. Она чувствовала себя замаранной присутствием в таком месте. Ну почему Руарк прямо не сказал ей, что это за заведение? В других делах он, как правило, выказывал твердость, а тут решил смолчать. Энджелин стало жарко, и она поднесла руку к своему пылавшему лбу.

— Вам нездоровится, мадемуазель?

Энджелин вздрогнула. Подняв глаза, она увидела молодую женщину, стоявшую неподалеку.

— Нет, просто в зале слишком душно и к тому же сильно накурено.

— Да, вы правы.

Молодая дама начала обмахиваться веером. В течение нескольких минут Энджелин внимательно вглядывалась в свою собеседницу. Девушка эта была очень молода, никак не старше семнадцати лет. На ней было тесно облегавшее ее красное атласное платье, глубокий вырез которого обрамляли вычурные черные кружева. Лицо девицы было густо размалевано румянами и покрыто пудрой, а глаза ярко подведены черной тушью. На макушке у нее красовалось черное перо, воткнутое прямо в лавину кудряшек золотисто-пепельного цвета, а со лба соблазнительно свисали несколько локонов, нарочито небрежно выпущенных из прически. В общем, впечатление было такое, что перед вами не живой человек, а ярко раскрашенная фарфоровая кукла.

— Вы местная? — спросила Энджелин, чувствуя себя обязанной как-то поддержать разговор.

— Да. Мои родители жили здесь во французском квартале. Увы, два года назад они умерли… Доктор сказал, что от инфлюэнцы.

— Какое несчастье! — сочувственно отозвалась Энджелин. — И у вас больше нет никого из родных?

— Нет. Моего брата убили на войне.

Энджелин почувствовала неожиданную симпатию к этой девушке. Вот еще одна из бесчисленных жертв ужасной, бессмысленной войны!.. Наступило неловкое молчание. Наконец молодая женщина, улыбнувшись, поклонилась ей:

— Рада была с вами познакомиться, мадемуазель. Желаю удачи!

И вернулась в игорный зал.

Энджелин осталась в гостиной одна. Минуту она раздумывала над необычным пожеланием своей собеседницы, затем тоже возвратилась в зал, где шла игра, с намерением как можно скорее покинуть это ужасное заведение.

Войдя в зал, Энджелин с радостью заметила, что Роберт, в конце концов, явился. Он тоже сразу же увидел ее, и на лице его отразился гнев. Направившись к ней быстрым шагом, он взял сестру за локоть и увлек назад, в гостиную.

Энджелин с трудом высвободилась, удивляясь про себя, с какой силой он это сделал.

— Да отпусти же меня, Роберт! Мне больно…

Роберт выпустил ее руку.

— Что ты здесь делаешь?

Энджелин в изумлении отшатнулась — так изумил ее неприкрытый гнев брата. Сумрачное выражение его лица было почти зловещим.

— Мне надо поговорить с тобой.

— Это Стюарт привел тебя сюда! — стиснув зубы, проворчал Роберт. — Здесь не место для настоящей леди. Этот тип обращается с тобой как с проституткой!

Энджелин схватила брата за руку, пытаясь удержать его:

— Нет, Роберт, нет! Я сама пришла. Но ведь я действительно его любовница. Почему ты не хочешь с этим смириться? Папа и то уже махнул рукой…

Она мягко улыбнулась и поднесла его ладонь к губам.

Но Роберт резко отдернул руку.

— Ни за что! Пока я жив, я никогда с этим не смирюсь! — воскликнул он. — Ты ведь моя сестра, Энджелин!

И он в гневе покинул помещение. Опасаясь, что Роберт может затеять скандал с Руарком, Энджелин поспешила за ним. Однако к своему облегчению, она увидела, что брат намеренно занял место за столом подальше от Руарка, в противоположном конце комнаты. Молодая женщина, с которой только что разговаривала Энджелин, стояла у того же стола за спиной одного из игроков. Энджелин с любопытством оглядела этого человека, отметив про себя выражение необычной жестокости, которой были пронизаны его узкие глаза и все худое, неприятное лицо.

В данный момент этот человек как раз проиграл крупную сумму денег толстяку, сидевшему напротив него, и злобно швырнул карты на стол. При виде такого приступа ярости у толстяка затряслись от смеха все три белых пухлых подбородка. Короткими толстыми пальцами, в которых, казалось, совсем не было костяшек, он любовно пододвинул к себе деньги и присовокупил их к предыдущему выигрышу. Атмосфера взаимной злобы и недоброжелательности, окружавшая обоих этих мужчин, заставила Энджелин содрогнуться. Она отошла от стола, направилась к ближайшему диванчику, обитому красным бархатом, уселась там и принялась размышлять: а не подождать ли ей еще четверть часа и не попытаться ли снова поговорить с братом? Однако его настроение, похоже, было таким мрачным, что Энджелин сомневалась в успешности подобной попытки. Но и оставлять Роберта в одной комнате с Руарком ей было боязно. В конце концов, она решила прикинуться больной, точно зная, что в таком случае Руарк уедет отсюда вместе с ней.

Искоса бросив взгляд на Роберта, она увидела, что он как раз собирается сдавать карты. Его длинные пальцы ловко тасовали колоду — при этом он умудрялся обходиться одной рукой: игроки за его столом, так же как и сама Энджелин, как завороженные следили за его движениями.

— Ну что с него возьмешь! Даже если он уронит туза себе в рукав, то всегда может сказать, что сделал это не нарочно, — бестактно заметил худощавый игрок.

Роберт, казалось, не слышал этих обидных слов и, как ни в чем не бывало, сдал карты. Сам он играть не собирался. Вскоре отпали и остальные партнеры, остались лишь прежние двое — толстяк и худой.

— У меня больше нет денег. Может быть, вы возьмете вексель? — спросил худощавый игрок после того, как ставки были подняты несколько раз.

«Господи! Неужели он проиграл все, что имел?» — в ужасе подумала Энджелин.

— Не обижайтесь, мой друг, но меня абсолютно не интересует ваш вексель. А ничего другого вы мне предложить не можете? — спросил толстяк.

Худощавый игрок, спутник девушки, с которой недавно познакомилась Энджелин, напомнил ей тех подонков, каких она видела в Натчезе-под-Холмом. Правда, акцент у этого человека был не южный. Не желая смириться с тем, что ему придется прекратить игру, он в отчаянии обвел взглядом все вокруг. Вдруг глаза его загорелись, и он обернулся к стоявшей у него за спиной девушке:

— Селеста, дай мне твое кольцо.

Она в ужасе отшатнулась.

Нет, Сэм! Это кольцо принадлежало моей матери. Оно не представляет никакой ценности ни для кого, кроме меня, — попробовала мягко возразить она.

— Заткнись, шлюха! Делай, что я велю, — грубо оборвал ее Сэм.

Схватив девушку за руку, он силой сорвал кольцо с ее пальца. Энджелин была поражена этим жестоким поступком. Она в ужасе вскочила на ноги и метнула взгляд на Роберта. Однако ее брат продолжал молча сидеть за столом вместе с остальными, лишь его угрюмо сжатые челюсти и нервное подергивание щеки говорили о том, что он с трудом сдерживается. Толстяк взял кольцо и начал внимательно рассматривать тоненький золотой ободок. На мгновение он прищурился, и веки почти закрыли его круглые свиные глазки, которые казались красными на фоне пухлого бледного лица.

— Эта молодая дама — ваша жена, мой друг? — с напускной вежливостью осведомился он, пожирая плотоядным взглядом грудь Селесты.

— Разумеется, нет! — резко бросил Сэм. — Так вы согласны взять кольцо?

— Боюсь, дружище, что девушка права — кольцо действительно не представляет никакой ценности. Но мы могли бы заключить иную… сделку.

Сэм нахмурился:

— Какую еще сделку?

— Относительно молодой леди, мой друг.

Все так же плотоядно улыбаясь, толстяк слегка кивнул в сторону лестницы.

Сэм мгновенно понял партнера, и его лицо скривилось в усмешке.

— Согласен!

Глаза Селесты расширились от ужаса.

— Нет, Сэм, как ты можешь так говорить! Я ни за что с ним не пойду…

Толстяк облизнул губы. Его свиные глазки светились сладострастием.

— Похоже, молодая леди не желает, мой друг. Ну что же, если она предпочитает вас… — Он выразительно выгнул бровь и закончил: — …То почему бы нам не подняться наверх втроем?

— Только вам придется добавить в банк еще пятьдесят долларов, — хихикнул Сэм.

Толстяк с готовностью кивнул:

— Принимаю ваше условие, дружище.

Сэм открыл свои карты — оказалось, что у него четыре дамы. Настала очередь толстяка. Одну за другой он выложил карты на стол — четыре короля. Крошечные свиные глазки засверкали на его лице, как розовые звездочки.

Не в силах сдержать радость, он весь затрясся от смеха, так что его толстый живот заколыхался из стороны в сторону.

— Ваши дамы биты. Да здравствуют короли!

Он встал и протянул Селесте руку.

— Пойдемте, моя дорогая.

Селеста с плачем отпрянула от него:

— Нет, прошу вас, не надо! Пожалуйста, Сэм, не заставляй меня…

Сэм в ответ схватил упирающуюся девушку за другую руку и потащил к лестнице.

— Нет! — продолжала умолять его Селеста. — Пожалуйста, прошу тебя, не надо…

Он грубо пихнул ее в спину:

— Кончай выть! Тебе это понравится не меньше, чем нам, вот увидишь…

Оба мужчины, ухватив Селесту за руки, потащили ее вверх по лестнице. Энджелин наблюдала за этой ужасной сценой в каком-то трансе, словно все происходило не наяву, а во сне. Она понимала, что никто из присутствующих в зале не придет на помощь несчастной девушке.

Она бросила отчаянный взгляд на Руарка, но тот был всецело поглощен игрой и к тому же сидел в противоположном конце комнаты, так что ему не было видно то, что происходило рядом с ней.

И вдруг она услышала голос брата:

— Кажется, эта леди ясно выразилась — она не желает идти с вами, джентльмены.

Он отодвинул стул, так что тот жалобно скрипнул, и встал.

Мужчины на лестнице остановились и оглянулись на говорившего. Слова Роберта оказали странное действие на других игроков — они враз поднялись, опрокинув стулья, и со всех ног ринулись к выходу.

Лицо Сэма скривилось в презрительной усмешке при виде Роберта, оставшегося в одиночестве. Он повернулся к своему противнику, между тем как несчастная Селеста упала на колени у его ног. Толстяк отпустил руку девушки, а Сэм продолжал крепко держать ее.

— А тебе-то какое до этого дело? — взревел Сэм.

Наблюдая за тем, как, не стесняясь ничьего присутствия, безобразно обращается с девушкой этот негодяй, Роберт Скотт буквально кипел от ярости. В своем воспаленном воображении он уже рисовал такую же ужасную картину — Энджелин в руках Руарка Стюарта. И теперь, не сдерживаемый ничем, гнев Роберта, наконец, вырвался наружу и побудил его к немедленному действию. Ему захотелось убить мерзавца.

— Там, откуда я родом, сэр, с женщинами обычно обращаются с большим уважением.

Его холодный тон соответствовал тому презрению, какое он испытывал к своему противнику.

— Повторяю: эта леди не желает идти с вами. Я требую, чтобы вы немедленно ее отпустили.

При виде этой сцены все оставшиеся в зале буквально замерли. Наступила напряженная тишина. Все взоры были прикованы лишь к двум участникам драмы.

Охваченная ужасом, Энджелин застыла на месте, поднеся сжатый кулак ко рту. Она даже не заметила, как с ней рядом оказался Руарк.

— Что-то этот проклятый калека больно разговорился! Уж не воображаешь ли ты, что я тоже буду драться с тобой одной рукой? — насмешливо осведомился Сэм.

— Доверяю выбор оружия тебе, дерьмо, — спокойно парировал Роберт.

Толстяк, заметив, каким нешуточным гневом пылают глаза Роберта, понял, что ссора вышла за допустимые рамки. Речь уже явно шла не об обладании ничтожной проституткой. Он вытер мокрый лоб кружевным платочком и примирительно произнес:

— Да не стоит эта девка того, чтобы из-за нее так горячиться. Бросьте вы ссориться!

Он скатился по ступеням со всей скоростью, на какую оказались способны его коротенькие толстые ножки, и поспешно вылетел из зала, забыв на столе свой выигрыш. Несмотря на то, что Роберт старался сдерживаться, по выражению его лица было видно, что отступать он не намерен. Сэм это прекрасно понял, так же как и то, что ситуация оказалась гораздо серьезнее, чем он вначале предполагал. Пожалуй, лучше будет ретироваться, пока не поздно, и, спустившись вниз, он напоследок произнес:

— На войне я отправил на тот свет достаточно вонючих южан, и все было по закону. Неужели ты думаешь, что теперь я пойду ради тебя на виселицу, ты, проклятый калека? Не дождешься!

Он оглянулся на Селесту, которая по-прежнему, скорчившись, сидела на ступеньке.

— Идешь со мной?

Увидев, что девушка отчаянно замотала головой, он презрительно усмехнулся:

— Ну и оставайся, мерзкая шлюха! В самом деле — твое место здесь, среди этих продажных тварей. Да и в постели от тебя, правду сказать, толку в последнее время было мало…

Он остановился перед Энджелин, в испуге отпрянувшей от него. Сэм заприметил ее и раньше, а теперь, окинув молодую женщину оценивающим взглядом, в котором светилась неприкрытая похоть, он с усмешкой произнес:

— Слушай, дорогуша, сдается мне, с тобой можно недурно позабавиться, а? Пойдем со мной, не пожалеешь!

В этот момент чья-то мощная рука схватила Сэма за шиворот и с силой швырнула о стену.

— Убирайся отсюда, пока я тебе ноги не переломал, — угрожающе произнес Руарк и нанес противнику еще один удар.

Сэм шмякнулся на пол, растянувшись во весь рост, но тут же снова вскочил и, бормоча невнятные ругательства, опрометью кинулся к двери. Только сейчас, как по мановению волшебной палочки, все в зале пришло в движение. Мужчины придвинули стулья к столам и возобновили игру, как будто ничего не произошло.

Руарк взял Энджелин под локоть:

— Пойдем отсюда, Энджел.

— Ах, Руарк, ты только посмотри на нее!

Энджелин кивнула на Селесту, которая все еще неподвижно сидела на ступеньках.

— Бедняжка! Она, кажется, в отчаянии. Не можем же мы так просто бросить ее здесь…

— Дорогая, эта девушка ведь не бродячая кошка, которую можно запросто взять и принести в дом. Пожалуй, я дам ей немного денег — они пригодятся бедняжке, пока она не повстречает очередного Сэма. Девицы такого сорта сами умеют о себе позаботиться, поверь мне!..

Энджелин сердито сбросила с плеча руку Руарка и, пылая гневом, уставилась на него.

— Какого сорта? Разве она чем-то отличается от меня, а, Руарк?

Она отошла к столу. Мрачно улыбаясь, Роберт обратился к сестре, кивком головы указывая на Селесту:

— Ну что же, сестренка, будем надеяться, что сия чаша тебя минует…

— Я не нуждаюсь в твоих проповедях, Роберт, — резко бросила Энджелин.

Схватив со стола кольцо Селесты, она подбежала к девушке и села рядом.

— Вы в порядке, Селеста? — мягко спросила она.

Та улыбнулась и кивнула:

— Да, теперь уже лучше… Как я рада, что избавилась от этого ужасного типа!

— Вам есть, где переночевать? — поинтересовалась Энджелин.

— О да! Я снимаю комнату неподалеку.

Она бросила быстрый взгляд на Руарка, который стоял в дверях с плащом Энджелин в руках.

— Мне кажется, мадемуазель, что этот джентльмен, ваш друг, уже начинает терять терпение. А еще мне бы хотелось поблагодарить мужчину, который так храбро за меня вступился!

— Это мой брат. Его зовут Роберт Скотт, — сказала Энджелин.

Селеста все это время не сводила взгляда с Роберта. Увидев, что он уже надел плащ и собирается покинуть зал, девушка вскочила на ноги:

— Ах, он уходит! Я должна догнать его…

И она заторопилась вслед за Робертом, даже не попрощавшись с Энджелин.

Широко улыбаясь, к Энджелин приблизился Руарк.

— Ну что, теперь ты, наконец, готова, и мы можем уйти? — спросил он, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться.

Погруженная в свои мысли, Энджелин рассеянно оперлась на руку Руарка. Ее немного обидело нежелание Селесты воспользоваться предложенной помощью.

Укутав Энджелин в плащ, Руарк обошел ее кругом, внимательно высматривая что-то на полу. Его движения вывели Энджелин из задумчивости.

— Что ты ищешь?

— Смотрю, не уцепились ли за твою юбку какие-нибудь бродячие кошки или собаки. Похоже, что нет. Значит, мы можем идти. Правда, я не уверен, что мы не встретим парочку по дороге!

Он с улыбкой взглянул ей в глаза, и Энджелин тоже улыбнулась в ответ. Конечно, неприятно в этом признаваться, но, скорее всего Руарк прав — Селеста и в самом деле способна сама о себе позаботиться.

Догнав Роберта, Селеста увидела, что его остановила владелица заведения. Разговор между ними явно шел на повышенных тонах.

— Я очень сожалею, мистер Скотт, но мне придется вас уволить. В моем деле главное — благоразумие и осмотрительность, — донеслись до Селесты слова владелицы, женщины средних лет. — Так что я ни в коем случае не могу допустить каких-либо стычек между своими работниками и клиентами.

Она сунула ему в карман несколько банкнот и добавила:

— Удачи тебе, южанин!

Перед тем как уйти, Роберт обвел глазами помещение. В противоположном углу комнаты он увидел Руарка и Энджелин, которые чему-то смеялись. Не сказав им ни слова, молодой человек вышел.

Селеста поспешила за ним:

— Месье Скотт, прошу вас, подождите!

Роберт остановился. Селеста торопливо продолжала:

— Мне очень жаль, что вы из-за меня потеряли место, и я чрезвычайно благодарна вам за то, что вы для меня сделали! Если бы не вы, даже не представляю, что было бы со мной…

Она запнулась и покраснела.

Роберт почувствовал себя форменным идиотом. Он даже не знал, что ответить этой девушке. Теперь, когда его гнев остыл, он вынужден был сознаться — хотя бы самому себе, — что действовал так вовсе не из рыцарских побуждений, а потому, что злился на Руарка Стюарта. Смущенно кивнув, он хотел было уйти, но Селеста не отставала, и Роберт был вынужден снова остановиться.

— До свидания, мисс…

— Дюпре, — с улыбкой закончила она. — Селеста Дюпре.

Только теперь, внимательно взглянув на нее, Роберт заметил, какие у нее красивые зеленые глаза. В приглушенном свете лампы они сверкали, как изумруды.

— До свидания, мисс Дюпре.

В этот момент на пороге появились Энджелин и Руарк. Увидев карету, Энджелин окликнула брата:

— Роберт, хочешь, мы подвезем тебя?

— Побойся Бога, Энджел! Он ведь на дух меня не переносит, — зашептал Руарк ей на ухо.

— Но он мой брат! — отрезала она. Оказалось, впрочем, что эта перепалка вовсе ни к чему.

— Предпочитаю пройтись пешком. Тут совсем недалеко, — отказался Роберт, помахав им на прощание рукой.

Подсаживая Энджелин в карету, Руарк обратил внимание на парочку, удалявшуюся по аллее. Удовлетворенно улыбнувшись — приятно все же сознавать, что ты так великолепно разбираешься в человеческой натуре! — он с гордостью объявил:

— Я же говорил, что эта бродячая кошечка скоро найдет себе новый дом и нового хозяина!

Энджелин выглянула из окошка кареты:

— Ты имеешь в виду… Роберта?

Ее удивление тут же сменилось радостной улыбкой. Энджелин было приятно, что брату не придется коротать эту ночь в одиночестве.

— Ай-ай-ай, мисс Энджелин! Разве можно этому радоваться? Как нехорошо! — поддразнил ее Руарк.

Он запихнул Энджелин поглубже и уже собирался сесть в карету вслед за ней, как вдруг заметил, что из темноты вышел какой-то человек и встал за спиной Роберта. В руке у него что-то блеснуло. Увидев это, Руарк громко крикнул:

— Роберт, сзади опасность!

Годы войны научили Роберта мгновенной реакции. Ни секунды не раздумывая, молодой человек повалил Селесту на землю и сам растянулся рядом с ней. Он едва успел вытащить из-за голенища короткоствольный пистолет, как раздался выстрел. Роберт тут же выстрелил в ответ, и его пуля достигла цели — нападавший упал.

Руарк немедленно кинулся к месту происшествия. Энджелин, выпрыгнув из кареты, устремилась вслед за ним. Они подбежали к Роберту и Селесте. А затем все четверо осторожно приблизились к лежавшему на земле мужчине и обнаружили, что он мертв.

— Господи, это же Сэм! — воскликнула Селеста.

Звук выстрелов привлек всеобщее внимание, и к тому времени как на место трагедии прибыл полицейский, вокруг трупа уже собралась целая толпа зевак.

Выступивший в качестве свидетеля Руарк рассказал обо всем, что он видел, и офицер полиции пришел к выводу, что Сэм был застрелен при попытке ограбления. Никто из четверых не стал оспаривать эту версию.

— Какой подлец! Он ведь хотел напасть на тебя сзади, — с возмущением произнес Руарк, после того как тело Сэма было унесено.

— Ну, он не первый янки, полагавший, что со мной можно справиться, — заметил Роберт и, нахмурившись, добавил: — Кажется, я должен тебя поблагодарить — ведь ты предупредил меня.

— Конечно, должен! — вмешалась сияющая Энджелин. — Руарк спас тебе жизнь…

Она обернулась к Руарку:

— Я тоже от всей души благодарю тебя!

И тут Энджелин заметила, что у Роберта начала подозрительно дергаться щека. Не дожидаясь, пока вспыхнет очередная ссора, она торопливо поцеловала брата, попрощалась с ним и, взяв Руарка под руку, бегом устремилась к ожидавшей их карете.

— Скорей, Дэниел! — крикнула она, захлопывая дверцу и опускаясь на сиденье рядом с Руарком.

Тот с готовностью привлек ее к себе и посадил на колени.

— Женщина, твоя неистовость меня радует!

Его губы покрыли жадными поцелуями стройную шею Энджелин, а рука скользнула ей под плащ и обхватила соблазнительную грудь.

— Ты прекрасно понимаешь, что мне просто хотелось избежать очередной ссоры между тобой и Робертом, — запротестовала Энджелин.

Руарк тем временем стянул с нее платье, полностью обнажив грудь. Наклонившись, он коснулся языком тугого соска.

Услышав прерывистое дыхание Энджелин, Руарк зажал сосок зубами и слегка куснул. Ответом был страстный вопль:

— Руарк, подумай, ведь Дэниел…

— …ничего не увидит и не услышит, если ты будешь держать себя в руках и не закричишь от восторга.

— Ах ты, самодовольный наглец! — упрекнула она его, но в ту же секунду ее голос прервался — Энджелин почувствовала, как Руарк лизнул ее сосок. По спине пробежала дрожь желания.

Она закрыла глаза — хотелось отрешиться от всего и целиком отдаться тому восхитительному наслаждению, которое он дарил ей. Запустив пальцы в густую шевелюру Руарка, Энджелин прижала его голову к своей вздымающейся груди.

Его рука скользнула ей под платье, ища заветную ложбинку. Затем длинные, сильные пальцы вошли в ее лоно и коснулись чувствительного пульсирующего бугорка.

Темп движений Руарка все нарастал.

— О Боже! — простонала Энджелин, в то время как все ее тело сотрясалось от приливов страсти, приближаясь к высшей точке наслаждения.

Руарк поднял голову и взглянул на любовницу. В ее потрясающих сапфировых глазах виднелась такая глубокая страсть, что они казались почти черными. Ему нравилось наблюдать за ней в такие минуты, когда было видно, как постепенно она сдается и уступает — причем даже не ему, а своей собственной чувственности.

Наконец Энджелин замерла и бессильно склонила голову на грудь Руарка.

— Ну, я с тобой еще рассчитаюсь за это! — пригрозила она, прерывисто дыша.

— Надеюсь, Энджел, и чем скорее, тем лучше, — прошептал он, закрывая ей рот поцелуем.

Глава 16

Роберт подождал, пока карета с Энджелин и Руарком скрылась из виду. Вот опять он не дал волю своему гневу. Ну почему его дорогая сестра любит этого самовлюбленного ублюдка? Скорее бы попасть домой и выбросить из головы события сегодняшнего вечера. Он резко выпрямился, однако от быстрого движения его затошнило, и он пошатнулся, ухватившись за голову.

— Месье, что с вами? — участливо спросила Селеста, которая все еще находилась рядом. — Обопритесь на меня!

Она обвила рукой его талию, пытаясь поддержать. Роберт вдруг почувствовал, что его ладонь стала влажной и липкой. Взглянув на руку, он обнаружил на ней кровь.

— Боже мой! Да вы ранены!

Раздосадованный ее участием, Роберт поспешно вытер ладонь о пальто, отметая заботы девушки.

— Пустяки! Всего лишь царапина…

— Но, месье…

— Да перестаньте вы! Меня зовут Роберт, — резко оборвал он ее.

В ту же секунду ему стало стыдно — ведь он сорвал свое раздражение на ни в чем не повинной Селесте, которая от души хотела ему помочь. Однако головокружение не проходило, и Роберту нехотя пришлось уступить заботам девушки. Хрупкая и миниатюрная, она, тем не менее, как-то сумела втащить его по лестнице в комнату. Как только Роберт оказался на кровати, он мгновенно уснул.

Селеста тем временем внимательно оглядела рану. К счастью, пуля Сэма лишь слегка поцарапала кожу на голове Роберта. Девушка вытерла кровь и аккуратно промыла рану. Приложив ухо к груди молодого человека, она с радостью отметила, как ровно бьется его сердце. Довольная, что нет необходимости обращаться к врачу, Селеста постаралась сделать так, чтобы Роберту было максимально удобно. Она сняла с него пальто, затем ботинки и носки. Когда очередь дошла до пиджака, левый рукав которого был закатан почти до половины и пришпилен к верхней части, ее движения поневоле стали еще более медленными и осторожными.

Теперь, когда Селеста сняла с Роберта пиджак и спустила с плеч рубашку, ей стала видна его покалеченная левая рука. Конечность была ампутирована по локоть. С грустью покачав головой, Селеста начала снимать брюки со своего защитника. Делая это, она одновременно внимательно рассматривала молодого человека. Грудь Роберта была комком тугих мускулов, а плечи — широкими и сильными. Длинные, стройные ноги и выразительная выпуклость в паху ясно давали понять, что физическая немощь Роберта ограничивается лишь отсутствием части руки. В общем, Селеста осталась довольна увиденным. Хотя процедура раздевания изрядно утомила девушку, она не успокоилась, пока не удостоверилась, что Роберту покойно лежать в теплой, уютной постели. Только теперь Селеста опустилась на единственный стул, стоявший в комнате. Впрочем, это ложе никак нельзя было назвать удобным — стул был очень жестким и маленьким.

Казалось, прошли долгие часы, а она все так же не спускала глаз с молодого человека, неподвижно распростертого на постели. В конце концов, Селеста замерзла и поплотнее укуталась в плащ. Ей не хотелось уходить, пока Роберт не очнется и она не будет уверена, что он в состоянии сам о себе позаботиться.

Внимательнее разглядев лицо Роберта Скотта, Селеста нежно улыбнулась. Ей понравились его широко расставленные глаза, опушенные темными густыми ресницами. Нос, правда, был великоват, а подбородок — слишком квадратный, что не соответствовало представлениям о классической мужской красоте. И все же на это лицо было очень приятно смотреть…

Грубоватые черты сейчас были смягчены сном, но Селеста знала, что, как только Роберт проснется, в его темных глазах снова появится выражение тревоги. Интересно, подумала девушка, смеется ли когда-нибудь этот человек или он всегда чем-то недоволен? Но тут ее взгляд переместился туда, где раньше была левая рука Роберта, а сейчас одеяло лежало идеально гладко.

— Наверное, у тебя есть причины не улыбаться, Роберт Скотт, — тихо произнесла Селеста.

За те два года, что прошли с тех пор, как она осиротела, Селеста познала многих мужчин. Никто из них не был с ней так груб, как Сэм Брейзер, но никто никогда и не пытался встать на ее защиту так, как это сделал сегодня вечером этот парень. Почему он повел себя так храбро, так безрассудно, даже рисковал ради нее жизнью? Вспомнив, что Сэм мог запросто убить Роберта, Селеста внутренне содрогнулась.

Наконец усталость взяла свое. Поняв, что больше бороться со сном она не в силах, Селеста сняла платье, сбросила туфли и легла под одеяло рядом с Робертом. Не успела она закрыть глаза, как тут же уснула.

Как только карета доставила любовников домой, Энджелин поднялась к себе в комнату и начала готовиться ко сну. Она расчесывала волосы щеткой, сидя на своем любимом месте у камина, когда на пороге появился Руарк с подносом в руках.

— М-м-м, как приятно пахнет! — повела носом Энджелин.

Руарк опустился на пол рядом с ней:

— Я приготовил тебе чашку горячего шоколада.

Ее лицо озарилось радостью.

— Ты слишком балуешь меня, Руарк. Я не привыкла, чтобы меня обслуживали. Правда, должна сознаться, мне это нравится…

Она сделала несколько глотков и очаровательно улыбнулась.

— Восхитительно!

Руарк, наклонившись, поцеловал ее в щеку: — Как и ты сама.

— Впрочем, мне не следует это пить — я не засну.

— Ну что же, тогда и мне придется бодрствовать вместе с тобой.

Его бровь забавно изогнулась.

— Мы наверняка придумаем, чем заняться!

Улыбка Энджелин погасла, и она робко взглянула на Руарка:

— Ты был прав — мне не следовало сегодня выходить из дома…

— Забудь об этом, Энджел. Принимай то, что ты не можешь изменить, как должное и не ломай себе голову.

— Как бы я хотела, чтобы Роберт думал так же! Как ты считаешь, он когда-нибудь меня простит?

Руарк усмехнулся:

— Тебя — возможно, меня — никогда!

Взяв у нее из рук чашку, он отставил ее в сторону. Затем, обняв Энджелин, Руарк покрыл ее стройную шею быстрыми поцелуями. Прерывисто вздохнув, Энджелин прижалась к любовнику.

— Теперь, когда ты такая умиротворенная, самое время сообщить тебе кое-что.

Подняв на Руарка ясные, доверчивые глаза, Энджелин молча ждала продолжения.

— На будущей неделе я уезжаю в Англию. Несколько моих лошадей будут участвовать в скачках в Европе.

При мысли о том, что им вскоре предстоит расстаться, сердце Энджелин упало.

— И надолго ты уезжаешь?

— На весь сезон скачек, Энджел. По крайней мере, на девять или десять месяцев.

С таким же успехом он мог сказать — на девять или десять лет, в любом случае это показалось бы ей вечностью.

— А ты поедешь со мной, Энджел? Я понимаю, что не имею права просить тебя…

Ее радости не было предела.

— О да, Руарк! Да, да, да…

— Подожди, Энджел, и подумай, — осадил он ее. — Мы ведь уедем почти на целый год. Ты уверена, что захочешь так надолго расстаться с отцом и братом?

Она обвила руками его шею:

— Мне не нужно думать, Руарк. Я хочу поехать с тобой!

Он привлек ее к себе и крепко поцеловал. Чувствуя, как нарастает в нем желание, Руарк поднял голову и заглянул в сияющее лицо Энджелин.

— Сегодня начинается новый год. С праздником, моя Энджел!

— И тебя с Новым годом, Руарк, — прошептала она, и в ту же секунду его губы закрыли ей рот поцелуем.

Эту ночь — впервые после инцидента в Нью-Йорке — Энджелин и Руарк провели вместе, предаваясь любви. Со времени их возвращения домой Руарк старался вести себя очень осторожно. Хотя Энджелин как будто совершенно оправилась физически, она так много перенесла, что он опасался, как бы малейший неразумный шаг с его стороны не оттолкнул ее. Он намеренно так страстно ласкал ее в карете, надеясь довести до вершины наслаждения в тот момент, когда она была одета и, следовательно, менее уязвима. Однако ее ответная страсть оказалась даже сильнее, чем он рассчитывал.

Теперь же, как только Руарк проник в ее лоно, Энджелин, обвив руками его шею, с такой силой прижалась к нему и издала такой торжествующий вопль, что он прозвучал музыкой в его ушах.

Открыв глаза, Роберт Скотт обнаружил на постели рядом с собой Селесту. Ее белокурые локоны в восхитительном беспорядке разметались по подушке. При виде этого неожиданного, но, надо признаться, соблазнительного зрелища молодой человек мгновенно ощутил сладостную боль в паху. Откинув одеяло, он увидел, что девушка почти одета, в то время как он сам раздет до белья. Страстное желание угасло в нем столь же быстро, как и возникло. Удрученный, Роберт поспешил отвернуться от спящей рядом с ним девушки.

Роберт Скотт был гордым парнем — пожалуй, даже чересчур гордым, так что это порой доставляло ему неприятности. С того момента, как, проснувшись однажды в пенсильванском госпитале, он обнаружил, что ему ампутировали руку, молодой человек стал избегать женщин. Он даже не покупал платных услуг проституток. Пушечное ядро, оторвавшее ему руку, лишило его и уверенности в себе.

Стараясь не обращать внимания на ноющую головную боль, Роберт быстро встал с постели и натянул рубашку. Одежда скрыла увечье — зрелище, от которого Селеста вряд ли пришла в восторг, когда раздевала его. Умело орудуя одной рукой, молодой человек вскоре был совсем одет. Подняв красное атласное платье, которое Селеста в спешке бросила на пол, и положив его в ногах кровати, Роберт выскользнул из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Когда через некоторое время Селеста проснулась и обнаружила, что молодой человек ушел, она была разочарована.

— Глупец! Мог бы и остаться, — посетовала она вслух.

Поднявшись с постели, она с присущим всем женщинам любопытством первым делом оглядела комнату. Посередине на полу лежал потертый овальный коврик.

Обстановку составляли лишь кровать, стул да видавший виды шкафчик.

Селеста обследовала и его. Немногочисленная одежда Роберта была сложена в аккуратные стопки, а вот халата ей найти так и не удалось. Пришлось взять с кровати мятое платье.

— Должна же здесь где-нибудь быть вода, — рассудила Селеста, доставая с верхней полки шкафа кувшин.

Высунувшись за дверь, и никого в коридоре не обнаружив, она торопливо проследовала в ванную комнату, где имелся водяной насос, ванна и несколько полотенец. Наполнив кувшин, девушка взяла полотенце и вернулась в комнату Роберта. Умывшись, Селеста с помощью гребешка, позаимствованного у отсутствующего хозяина, попыталась привести свои волосы в божеский вид. Когда с нехитрым туалетом было покончено, Селеста обулась, накинула на плечи плащ и вышла из комнаты.

Роберт сидел в кафе на противоположной стороне улицы и читал газету. Заметив, что на крыльце его дома показалась Селеста, он отложил чтение, уставился в грязное, давно немытое окно и начал наблюдать за девушкой. Вот она на минуту остановилась на пороге, затем решительно направилась вдоль по улице. От внимательного взгляда молодого человека не укрылось соблазнительное покачивание бедер Селесты, и он не спускал с нее глаз, пока она не повернула за угол. Лишь тогда он покинул кафе и возвратился в свою комнату.

Вернувшись домой, Селеста первым делом сняла мятое платье и повесила на одну из многочисленных пустовавших вешалок, украшавших стену. Выгладить его она еще успеет. Порывшись в ворохе одежды, девушка нашла то, что искала, — воздушную кружевную черную мантилью, изысканно отделанную перьями. Обведя глазами знакомую комнату — еще недавно она жила здесь с покойным Сэмом Брейзером, — Селеста впала в уныние. Везде валялись мятая одежда и старые газеты. Какой контраст с бедноватым, но чисто прибранным и уютным жилищем Роберта! Надо привести в порядок это логово, а заодно избавиться от всего, что когда-то принадлежало Сэму. Так как ничего ценного у него не было, а следовательно, как рассудила Селеста, продать она ничего не сможет, девушка просто-напросто начала сваливать в кучу его одежду, личные вещи, а заодно и всякий мусор и затем запихивать все это в картонную коробку, когда-то принесенную Сэмом и до поры до времени валявшуюся без надобности в углу комнаты. Затем, желая как можно скорее избавиться от малейшего напоминания о погибшем любовнике, и прежде всего от его запаха, Селеста сменила постельное белье. — Скатертью дорога, — пробормотала она сквозь зубы. Жизнь с Сэмом Брейзером была нелегка, и при мысли о том, что с этим, к счастью, покончено, девушка облегченно вздохнула. Взяв веник, она принялась подметать комнату, как вдруг услышала стук в дверь. Открыв, она невольно отпрянула — на пороге стоял домовладелец, мистер Хейли, худой коротышка, жидкие засаленные пряди волос которого обрамляли обширную лысину и доставали почти до плеч. Сунув голову в комнату, он поспешно обвел ее глазами, хищными, как у хорька. Сэма нигде не было видно, и в голове Хейли тут же созрела некая идея, от которой у него на губах заиграла плотоядная улыбка.

— Доброе утро, мисс Дюпре.

— Доброе утро, мистер Хейли.

Хотя ответ Селесты был достаточно вежливым, она с трудом скрывала ненависть к своему домовладельцу. Радости от лицезрения этого типа она никогда не испытывала, но его приход именно сейчас был уж совсем некстати.

— Пришел за квартирной платой.

— У меня сейчас нет денег, мистер Хейли, но я обещаю заплатить вам завтра.

— А почему бы вам не взять денег у своего дружка? — спросил он, разведывая обстановку.

— Сэма нет.

Селеста снова поставила веник в угол.

Хейли прошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— А где же он? Дал деру, так, что ли?

— Нет, умер. Его застрелил человек, которого он пытался убить.

— Печальная новость, — посочувствовал Хейли, напоминая при этом змею, готовящуюся к прыжку. — И что же вы теперь собираетесь делать? У меня ведь тут не приют для бедных, знаете ли…

Селеста обреченно вздохнула:

— Я отдам вам деньги завтра, мистер Хейли.

— Ах, мисс Дюпре, ну сколько раз я просил, чтобы вы называли меня просто Честер? — Он покровительственно похлопал девушку по руке: — Вот что я вам скажу, моя дорогая, негоже такой лапушке убиваться из-за пустяков. Уж мы с вами как-нибудь… договоримся, правда?

Селеста постаралась скрыть отвращение, которое охватило ее, когда костлявые пальцы домовладельца ногтями, под которыми виднелась глубоко въевшаяся грязь, уцепились за ее запястье.

Отдернув руку, она кивнула на коробку, стоявшую в углу комнаты, избегая прямого ответа на недвусмысленное предложение мистера Хейли.

— Может быть, вы возьмете себе одежду Сэма, мистер… ах, простите, Честер! Мне она не нужна.

— А уж Сэму — тем более.

Он хихикнул и нагнулся за коробкой.

— Так помните, лапушка, завтра утречком я опять к вам загляну.

Он снова плотоядно усмехнулся. Селеста почти вытолкала его за дверь и только тогда вздохнула с облегчением. Надо во что бы то ни стало раздобыть денег, чтобы заплатить за жилье. Одна мысль о том, что иначе ей снова придется выносить прикосновения этого поганого типа, была нестерпимой. Мужчины! Все до одного мерзкие ублюдки… Правду сказать, от мужчин она никогда не видела ничего хорошего. Ее родители умерли от инфлюэнцы во время войны. Селеста, которой было тогда всего пятнадцать лет, тоже тяжело заболела, и старенький добрый доктор, пользовавший ее родителей, взял девушку к себе в дом, чтобы выходить ее. Однако когда кризис миновал, и Селеста потихоньку начала поправляться, проснувшись однажды ночью, она обнаружила доктора в своей постели. Напуганная, не имевшая своего угла девушка была вынуждена уступить его домогательствам. Только старая домоправительница знала, как забавлялся доктор с беззащитным ребенком. Вскоре старик умер, и домоправительница тут же не преминула известить его родственников об этой преступной связи. Те немедленно избавились от Селесты. Ей удалось найти место горничной в доме шерифа, но и здесь она не задержалась долго — однажды ночью сыновья шерифа, подростки-оболтусы, изнасиловали ее. Шериф и его жена пригрозили, что, если Селеста вздумает кому-нибудь пожаловаться, они представят дело так, будто она сама соблазнила их невинных детей, а тогда для нее останется одна дорога — в тюрьму.

Так бедная девушка снова оказалась на улице. Она легко привыкла к своей новой роли — жить на содержании мужчин. Война кончилась, и в город хлынули толпы солдат, возвращавшихся домой. Селесте удалось пленить капитана северян, и вскоре она стала его любовницей. Так у нее появилась крыша над головой и еда — до тех пор, пока не кончился срок службы капитана, и он не уехал в Массачусетс к жене.

Селеста перешла к лейтенанту Брейди, который платил за жилье в обмен на ее услуги. Сэм Брейзер в то время промышлял поставкой контрабандного спиртного в союзную армию, и так случилось, что дела свели его с Брейди. Когда армия покинула Сент-Луис, Сэм лишился рынка сбыта своего незаконного товара, а Селеста — единственного средства к существованию.

Сэму Селеста представлялась легкой добычей. Ей же он никогда не нравился, но, поскольку ничего другого в перспективе не предвиделось, Селеста решила, что стоит потерпеть этого грубого мужлана ради того, чтобы иметь жилье и не сидеть голодной. И вот теперь Сэм умер…

Селеста отрешенно взглянула на свое отражение в зеркале. Придется, видно, ей снова искать себе покровителя.

Услышав настойчивый стук в дверь, Роберт никак не прореагировал — это, наверное, опять Селеста. Он сознательно избегал ее всю эту неделю с тех пор, как Сэм Брейзер пытался убить его, а Селеста Дюпре пробудила в нем давно, казалось, угасшие чувства.

Даже спиртное не могло заглушить эту тоску. Трясущейся рукой Роберт налил виски в стакан, стоявший перед ним. Он редко искал утешения на дне бутылки, но сегодняшний день составил исключение. Еще один глоток, решил Роберт, и он отключится.

Дверь отворилась, и в комнату вошел Руарк Стюарт. Как обычно — будто и этот дом, и эта комната принадлежали ему. Бросив недовольный взгляд на непрошеного посетителя, Роберт залпом опрокинул в себя содержимое стакана и налил новую порцию.

Руарк первым нарушил молчание:

— Я слышал, что ты потерял работу.

— Работу? — язвительно переспросил Роберт. — Вот уж действительно невелика потеря! Раздавать в борделе карты педерастам и богатеньким подонкам, обманывающим своих жен…

Окинув Руарка презрительным взглядом, он с усмешкой добавил:

— Подходящая компания для тебя, Стюарт.

Спиртное наконец начало действовать — Роберт словно оцепенел и, впервые за много месяцев, перестал чувствовать боль в отсутствующей руке. Он снова плеснул виски в стакан и залпом выпил.

— Пока ты еще в состоянии соображать, я хотел бы сделать тебе одно предложение.

— Не трать даром свое красноречие, Стюарт. Я не нуждаюсь в твоих дурацких предложениях… Ты, очевидно, обратился не по адресу.

Руарк изо всех сил старался сдержать свой гнев. Пожалуй, более мерзкого типа он не встречал за всю свою жизнь.

— Черт побери, да выслушаешь ты меня, в конце концов?

Услышав это, Роберт словно с цепи сорвался:

— Нет, это ты меня послушай, Стюарт! Убирайся ко всем чертям из моей комнаты, понятно?

— С удовольствием, — парировал Руарк, — но вначале тебе все же придется меня выслушать.

— Если ты пришел по поводу моей сестры, то совершенно напрасно. Мы уже однажды разговаривали на эту тему, и хватит!

Поняв, что одним напором он ничего не добьется, Руарк решил несколько изменить тактику и уже гораздо более спокойным тоном сказал:

— То, что я тебе скажу, не имеет никакого отношения к Энджелин. Это касается моей бабушки.

Роберту почему-то это показалось забавным. Презрительно фыркнув, он отвернулся, но Руарк, не обращая внимания на реакцию собеседника, как ни в чем не бывало, продолжал:

— У моей бабушки есть магазин в городе. На прошлой неделе умер управляющий, и теперь она подыскивает нового.

— Ты, должно быть, принимаешь меня за идиота, Стюарт.

— Отнюдь, Скотт. Мне кажется, моя бабушка совершает большую ошибку, обращаясь к тебе с таким предложением. Я пытался ее отговорить, но она стоит на своем. Уверяю тебя, это целиком ее идея, к которой ни Энджелин, ни я не имеем никакого отношения. В данном случае я выступаю лишь в роли посредника.

Роберт поднял стакан, чокаясь с невидимым собутыльником:

— Смерть посреднику!

Он хохотнул в восторге от собственного незамысловатого юмора, но Руарк не обратил никакого внимания на эту издевку.

С трудом поднявшись из-за стола — тело уже плохо повиновалось ему, — Роберт добавил:

— Ну что же, господин посредник, спасибо… А впрочем, мне не стоит благодарить ни вас, ни вашу драгоценную бабушку. Передайте ей это от меня и не забудьте закрыть дверь с той стороны!

Схватив бутылку и по пути отбросив ногой стул, Роберт шатающейся походкой добрел до кровати. Неуклюже растянувшись на одеяле, он свесил голову с подушки. В руке его по-прежнему была зажата бутылка с виски.

— Тебе придется самому ей это сказать. Бабушка ожидает тебя завтра к обеду. Там вы и обговорите все детали.

Руарк открыл дверь, но, задержавшись на пороге, бросил прощальный, полный презрения взгляд на лежавшего на постели Роберта.

— Только не забудь предварительно помыться, Скотт. Воняет от тебя просто нестерпимо!

— Ублюдок! — проревел взбешенный Роберт, вскакивая с постели, и изо всей силы швырнул бутылку вслед Руарку.

Ударившись об дверь, она с грохотом разбилась, а остатки виски потекли по стене и по полу. Роберт рухнул на кровать и забылся.

Глава 17

Селеста Дюпре снова с надеждой постучала в дверь комнаты Роберта. Она делала так каждый день вот уже целую неделю. И снова он не ответил. Она уже собиралась было уйти, как вдруг учуяла неприятный запах виски. Взглянув себе под ноги, девушка обнаружила, что из-под двери в коридор вытекает струйка спиртного и собирается в небольшую лужицу на полу. В отчаянии Селеста повернула ручку, и дверь распахнулась.

Войдя в комнату, девушка от неожиданности даже отпрянула. По всему полу этого некогда тщательно прибранного помещения в беспорядке валялись газеты, источавшие застоявшийся запах виски. Приглядевшись к Роберту, Селеста поняла, что он всего-навсего спит. Она сняла плащ и принялась за работу.

Несмотря на холод, первым делом она распахнула окно. Пока свежий ветерок выдувал перегар и вонь, Селеста подобрала осколки бутылки, а затем вытерла остатки пролитого виски газетой. Вскоре с уборкой было покончено, и все внимание Селесты переключилось на Роберта Скотта. Было ясно, что его теперешнее состояние объясняется изрядной долей спиртного. Селеста решительно поджала губы. Она многим обязана этому человеку и потому не позволит, чтобы он так губил себя.

Девушка решительно сняла с него одежду, в том числе и нижнее белье, и поспешно укрыла одеялом. Костюм Роберта был в ужасном состоянии — грязный и мятый, но она пока не стала им заниматься, а просто аккуратно повесила на вешалку. Воздух в комнате тем временем настолько выстудился, что Селеста поспешила закрыть окно.

Преисполненная решимости довести начатое дело до конца, девушка вышла из комнаты, спустилась по лестнице и постучала в хозяйскую дверь. После довольно долгого препирательства с раздраженным домовладельцем ей удалось все же выудить у него обещание принести наверх несколько ведер горячей воды. Вернувшись обратно, она с трудом проволокла по коридору тяжелую деревянную ванну и втащила ее в комнату Роберта. В ожидании обещанной горячей воды Селеста налила в ванну холодной.

— Вы что, собираетесь его мыть? — проворчал домовладелец, входя в комнату вместе с сыном. У каждого в руках было по два ведра горячей воды.

— Вот именно, — ответила Селеста. — Вы не поможете мне посадить его в ванну?

— У нас с женой приличный дом. Я не позволю своему сыну участвовать в таком безобразии! — возмущенно воскликнул хозяин.

— Но я только хотела вымыть его, месье. Вы не будете отрицать, что он нуждается в этом, — взмолилась Селеста.

Оценив состояние Роберта, домовладелец скорчил недовольную гримасу, но все же нехотя уступил.

— Ну ладно… Выйдите отсюда, пока мы с сыном посадим его в ванну.

Селеста улыбнулась. Какая удача, что он так быстро сдался!

— Как скажете, месье. Я пока подожду в коридоре.

Она нетерпеливо ходила из угла в угол, когда, наконец, на пороге показались домовладелец и его сын.

— Вы дешево отделались, дамочка! Слышали бы вы, какими словами он сейчас нас честил, — пожаловался хозяин, торопливо спускаясь вместе с сыном по лестнице.

Это признание поубавило ее решимости. Селеста осторожно просунула голову в дверь и увидела, что Роберт сидит в ванне и в замешательстве озирается.

Его затуманенный алкоголем взор остановился на Селесте.

— Какого черта вы здесь делаете? — гневно спросил он, инстинктивно прикрывая правой рукой искалеченную левую.

— Я просто зашла удостовериться, что с вами все в порядке, Роберт.

На это ему нечего было возразить.

— А это что значит? Ваша идея?

— Мне показалось, что вам бы не мешало принять ванну.

Он гордо вскинул голову:

— Если бы я захотел принять ванну, то так бы и сделал, не беспокойтесь.

Его глаза гневно блеснули.

— Вы говорили, что хорошо ко мне относитесь. Как же вы допустили, чтобы хозяин и его сын видели меня в таком виде?

— Мне пришлось пойти на это, Роберт. Одна я не сумела бы посадить вас в ванну.

Постепенно — под действием то ли испаряющегося алкоголя, то ли горячей воды — Роберт начал впадать в благодушное настроение.

— Вы обнажаете мою душу, мисс Дюпре.

— Странно! Обычно меня обвиняли в том, что я обнажаю мужские тела, — парировала она.

Заметив, что при этих словах Роберт потупился, Селеста решила немедленно перейти к делу. Набрав в тазик воды из ванны, она начала поливать ему голову. Роберт протестующе закричал, но девушка, не обращая на это внимания, намылила ему волосы.

— А у вас красивые волосы, Роберт, — с удовольствием отметила она, наклонившись и массируя его голову. — Закройте-ка поскорей глаза, а то как бы в них не попало мыло…

Опрокинув несколько тазиков воды Роберту на голову и удостоверившись, что в волосах не осталось мыльной пены, Селеста кинула кусок мыла в ванну и сказала:

— Ну вот, теперь мойтесь сами, а я скоро приду.

Надев плащ и предусмотрительно захватив ключ от комнаты из боязни, что Роберт снова не пустит ее к себе, Селеста пересекла улицу и очутилась в кафе. Несколько раз пересчитав оставшуюся у нее скудную мелочь, она заказала горячего кофе и две только что испеченные булочки с изюмом. Вернувшись, Селеста обнаружила, что Роберт уже вымылся и сейчас как раз натягивает свежее белье.

— Сейчас же наденьте рубашку! — категорически потребовала она. — В комнате холодно, и вы можете простудиться.

С этими словами она заботливо укутала Роберта в свой плащ.

— Что это вы делаете? — стряхивая с плеч плащ, проворчал молодой человек, недовольный ее материнской заботой.

Это движение отозвалось резкой болью у него в виске. Он поднес руку к ноющей голове:

— Оставьте, наконец, меня в покое!

— Но вам надо поесть!

— Я не голоден.

Селеста, не обратив внимания на его протест, все же налила кофе в стакан из-под виски и подала Роберту.

— Ешьте! Вам надо набираться сил…

Роберт резким движением выбил стакан у нее из рук:

— Да перестаньте вы кудахтать! Мне не нужна ваша материнская забота, слышите? Мать вы мне все равно не замените, ясно вам? Так что убирайтесь и оставьте меня в покое…

С каждой новой фразой голос его становился все громче и грубее. В негодовании он даже вскочил на ноги, но от этого головная боль сделалась такой нестерпимой, что Роберт со стоном повалился на стул.

Селеста подняла стакан и налила новую порцию кофе.

— Выпейте! — скомандовала она.

Увидев, какими полными боли глазами глядит на нее Роберт, девушка смягчилась:

— Ну пожалуйста…

Слишком ослабевший, чтобы сопротивляться, Роберт с ворчанием взял у Селесты из рук стакан и сделал несколько глотков. Кофе был вкусен и очень горяч. Молодой человек сразу согрелся и почувствовал себя лучше.

— Спасибо.

На какое-то мгновение их взгляды встретились, но Роберт поспешно опустил голову и снова отпил из стакана.

— Извините меня, мисс Дюпре. Наверное, я вел себя слишком грубо, но, видите ли, больше всего на свете я ценю свободу и независимость…

— Нет, месье, вы ищете не свободы и независимости, а возможности сидеть тут в одиночестве и проливать слезы от жалости к себе!

Высказавшись таким образом, Селеста начала собирать с полу грязную одежду Роберта.

— Я не нуждаюсь в ваших лекциях, мисс Дюпре.

Сильнее всего молодому человеку хотелось сейчас остаться одному. Вначале — непрошеный визитер, и кто? Ненавистный ему Руарк Стюарт! Теперь вот трогательная, но абсолютно ненужная ему забота этой проститутки… Почему, ну почему люди не хотят просто оставить его в покое?.. Увидев, что Селеста кинула грязное белье в ванну, Роберт нахмурился:

— А теперь что вы, черт побери, делаете?

— Замачиваю ваши грязные вещи.

Он поднялся и, подойдя к столу, снова налил себе кофе. Его действия не укрылись от Селесты. Довольно усмехнувшись, девушка принялась за стирку.

— С чего это вам вздумалось улыбаться, да еще так победоносно? — с вызовом поинтересовался Роберт.

— Не понимаю, что вы имеете в виду.

— Прекрасно понимаете, черт побери! — отрезал он.

Взяв со стола булочку, он начал с аппетитом ее есть, Селеста улыбнулась еще радостнее.

— Боюсь, Роберт, я все же не совсем понимаю, что вы подразумеваете под «победоносной улыбкой»…

— Не важно, — проворчал он, — но именно такая улыбка сейчас у вас на лице.

Откусив большой кусок от второй булочки, он недовольно заметил:

— Терпеть не могу изюм!

Селеста, опустив голову, прилежно трудилась над бельем.

— У вас есть веревка?

— Если бы была, я бы уже давно повесился, — пробурчал в ответ Роберт.

Селеста со звонким шлепком бросила мокрые вещи на стол, а ее руки взлетели к бедрам.

— Ваша глупая болтовня меня просто бесит! А еще больше — то, что вы сидите тут и ничегошеньки не делаете. Вы вот горазды рассуждать о чужих недостатках, Роберт Скотт… На себя бы лучше посмотрели! Никогда в жизни я не видела человека, который бы так со вкусом себя жалел, — набросилась Селеста на Роберта. — Не вам одному выпали на долю горе и страдание, знаете ли…

С этими словами разгневанная девушка схватила с кровати свой плащ.

— А впрочем, месье, вы правы — мне действительно нечего здесь делать.

Пристыженный Роберт, осознавая правоту этих гневных слов, беспомощно уставился на молодую женщину. Когда она проходила мимо него, направляясь к двери, он схватил ее за руку. Селеста молча остановилась, но головы не повернула.

— Простите меня, мисс Дюпре. Вы были так добры и великодушны, а я вел себя как последний болван.

Он произнес эти слова, не вдумываясь в их смысл, и в ту же секунду с удивлением понял, что говорит правду. Селеста обернулась и взглянула ему в глаза.

— Желаю вам всего наилучшего, месье.

Она открыла дверь, намереваясь уйти.

— Селеста!

Девушка снова обернулась.

— Вы не могли бы остаться еще немного? — робко спросил Роберт, осознавая, что довольно глупо просить ее не уходить, когда он только что сам гнал ее.

Селеста заколебалась, не зная, на что решиться.

— Ну, если вам этого действительно хочется…

И она сняла плащ.

Роберт повесил его на крючок и вдруг улыбнулся, чего с ним уже давно не случалось.

— Не хотите ли кофе, мисс Дюпре? Укоризненно покачав головой, она напомнила:

— До сих пор вы называли меня Селестой, месье.

— А вы меня — Робертом.

Они смущенно уставились друг на друга, а затем Роберт принялся вычерпывать воду из ванны, а Селеста начала вытирать кофе, который он только что пролил на пол.

Роберт отнес ванну в ванную комнату и вернулся, неся в руке бельевую веревку. Не говоря ни слова, он привязал ее концы к крюкам на противоположных стенах комнаты.

Селеста так же в молчании развесила мокрое белье. Закончив эту работу, она с удовлетворением огляделась:

— Ну, теперь мне действительно больше нечего здесь делать. Я, пожалуй, пойду.

— Я провожу вас, Селеста.

После нескольких глотков свежего, прохладного воздуха Роберт почувствовал себя значительно лучше. Молодые люди в уютном молчании проследовали до самого берега и здесь остановились, заслышав звуки каллиопы[11], доносившиеся с только что причалившей лодки.

— В детстве я очень любил эти звуки, — мечтательно произнес Роберт.

Удивленная его тоном, Селеста повернула голову и увидела, что хотя на лице ее спутника по-прежнему не было улыбки, его больше не омрачал гнев.

Словно увядающие цветы, звуки и образы давно минувших дней снова ожили в памяти молодого человека.

— Когда мы с Энджелин были детьми, то каждый раз, заслышав каллиопу, стремглав бежали на пристань. Сестре тоже очень нравилась эта музыка, и она, бывало, тотчас же принималась танцевать и хлопать в ладоши в такт мелодии…

Селеста молчала, боясь неловким словом вторгнуться в эти милые ему воспоминания.

— Мама говорила, что когда-нибудь мы обязательно поплывем в Сент-Луис на самой большой лодке.

Внезапно выражение тихой радости на лице Роберта сменилось грустью и болью.

— Только эта мечта так и не сбылась…

Отвернувшись, он быстро зашагал прочь, и Селесте лишь оставалось бегом догонять его.

Глубокое декольте атласного платья цвета слоновой кости выставляло напоказ всю красоту обнаженных плеч и роскошной груди Энджелин.

— Ах, мисс, как вы чудесно выглядите! — воскликнула Майра, закончив укладывать волосы Энджелин и отступая на шаг, чтобы полюбоваться ею.

Энджелин критически оглядела себя в зеркале. На шее и в ушах молодой женщины сверкали сапфиры, которые Руарк подарил ей на Рождество.

— Боюсь, Майра, что моя внешность не имеет особого значения, — заметила Энджелин.

Враждебность, с которой ее встретили на балу в Нью-Йорке, все еще была для нее болезненным воспоминанием.

— Я знаю, что мистер Руарк будет гордиться вами.

Глаза горничной сияли от радости. Энджелин вздохнула. Как бы ей хотелось разделить эту уверенность! Но увы, это было невозможно, ибо как раз в эти минуты внизу в холле собрались представители самого изысканного общества Сент-Луиса, и все они как один готовы растерзать ее.

Снизу донеслись звуки вальса. Майра поспешно открыла дверь спальни.

— Ах, уже и музыка заиграла! Вам бы лучше поторопиться, мисс…

Энджелин снова вздохнула, расправила плечи и взяла в руки украшенный жемчугами веер.

В это время Руарк, стоя в холле, приветствовал появление Мейсона Деннинга с семейством. Взглянув наверх, он увидел, что по лестнице спускается Энджелин. Его темные глаза гордо вспыхнули. Поспешно извинившись перед гостями, он подошел к нижней ступеньке:

— Ты великолепно выглядишь, Энджел.

Он с чувством пожал ей руку и подвел к Деннингам.

— Энджелин, позволь тебя познакомить с Мейсоном Деннингом, его женой Синтией и их дочерью Пенелопой.

Деннинг слегка наклонил голову, Синтия метнула на Энджелин высокомерный взгляд, а Пенелопа робко улыбнулась.

— Здравствуйте! — любезно произнесла Энджелин.

— Прошу извинить — миссис Хантер обещала мне этот вальс.

Руарк взял ее за руку и увел.

— Подумать только — это ведь та женщина, с которой он познакомился на пароходе! — негодующе фыркнула Синтия.

— Ну да, та, что потом удрала на его жеребце, — подтвердил Мейсон.

Синтия Деннинг была вне себя.

— Я уверена, что она сделала это специально, ради того, чтобы привлечь его внимание.

— А я уверен, моя дорогая, что она в этом весьма преуспела, — добродушно заметил Мейсон, провожая глазами удаляющихся под руку Руарка Стюарта и его спутницу.

— Мне кажется, она очень хорошенькая, — как всегда в нос, заметила Пенелопа Деннинг.

— Радуйся, что ты не на ее месте, Пенелопа! — негодующим тоном воскликнула ее мать.

— Почему? — спросила девушка, бросая полный зависти взгляд на Руарка, который, обворожительно улыбаясь, кружил Энджелин по залу.

— И как только эта шлюха осмеливается так открыто демонстрировать их связь! — продолжала возмущаться Синтия. — Это оскорбляет всех нас, порядочных людей…

— Послушай-ка, Синтия, придержи свой язык, — предостерег жену Мейсон. — Руарк Стюарт — один из самых крупных наших вкладчиков. Я не позволю, чтобы важные деловые отношения были поставлены под угрозу из-за каких-то ничем не обоснованных слухов!

— Ничем не обоснованных? Как бы не так! — парировала Синтия. — Я слышала об этом из самых достоверных источников. Наша кухарка говорила мне — а ей рассказала мать подружки одного из конюхов Стюарта, — что отец этой Хантер работает на конюшне у Стюарта.

— И что это доказывает? — спросил Мейсон с покорным вздохом, в котором чувствовался богатый двадцатидвухлетний опыт семейной жизни.

— А то, что эта дамочка — любовница Руарка, разумеется! — самоуверенно объявила она и взяла дочь за руку. — Пойдем отсюда, Пенелопа.

Дамы удалились, оставив Мейсона в крайнем недоумении. По правде сказать, он тоже подозревал, что Энджелин Хантер — не просто случайная гостья в доме Руарка. Особенно укрепились эти подозрения, когда Мейсон Деннинг узнал, что недавно они вместе ездили в Нью-Йорк. Удивило банкира совсем другое — как его жена, исходя из совершенно незначащих, на его взгляд, посылок, пришла к тому же выводу, что и он.

Синтия Деннинг была не одинока — многие приглашенные дамы, особенно матери взрослых дочерей, тоже не спускали глаз с Энджелин. Руарк Стюарт уже давно был любимцем сент-луисского общества. За богатым холостяком, к тому же красавцем, охотились и маменьки, и дочки. Чувствуя, что на них смотрят, Энджелин не могла удержаться от улыбки, когда Руарк проделал ряд головокружительных поворотов.

— Потише, Руарк! Мне не хотелось бы сбиться с такта на виду у стольких людей…

В ответ он лишь усмехнулся:

— А мне казалось, что, раз уж они так пожирают нас глазами, не худо доставить им удовольствие нашим танцевальным искусством.

И тут же привел свое намерение в исполнение, завертев Энджелин с еще большей скоростью. Запыхавшись, она обрушилась на него с упреками:

— Руарк, ты что, не можешь вести себя прилично? Ты делаешь из нас посмешище!

— Да они все просто завидуют нам, любовь моя.

— Завидуют? Сомневаюсь, — фыркнула Энджелин.

— Женщины завидуют потому, что ты самая красивая дама в этом зале, а мужчины — потому, что не они сжимают тебя в объятиях.

— Так вот, оказывается, зачем я нужна тебе, Руарк, — ради удовольствия похвастаться мною перед своими компаньонами и друзьями.

— Ты угадала, Энджелин. Я не отрицаю, что ты нужна мне ради удовольствия.

Он крепче прижал ее к себе, чем вызвал недовольство большинства присутствующих.

— Но ни мои компаньоны, ни мои друзья здесь ни при чем. И перестань, наконец, обращать внимание на их косые взгляды, а лучше наслаждайся музыкой.

И, не слушая возражений Энджелин, он снова стремительно закружил ее по залу, выделывая самые причудливые па.

Подобно многим в этом зале Сара Стюарт тоже следила взглядом за танцующей парой. Ее пронзительные синие глаза остановились на внуке. На губах заиграла улыбка, но мысли старой дамы были не такими уж веселыми.

«Ну почему этот дурачок на ней не женится? — рассуждала она про себя. — Через два дня они уедут в Европу, и я не увижу их почти целый год — если, конечно, вообще доживу до этой встречи. Пора бы уже мальчугану понять, что я старею, и мне хочется увидеть его женатым. Только тогда я умерла бы спокойно, зная, что он в надежных руках…»

Неожиданно ход мыслей Сары прервал пронзительный голос ее соседки.

— Ваш внук и миссис Хантер — самая красивая пара на балу, — слащаво заметила Синтия Деннинг, обращаясь к пожилой леди.

Желание посплетничать так и распирало ее. Она прикрыла рот веером и, понизив голос, спросила:

— Очевидно, скоро мы услышим звон свадебных колоколов?

Глаза Сары сверкнули. Она прекрасно поняла намек и решила тут же осадить не в меру ретивую гостью.

— У меня с внуком существует взаимная договоренность, Синтия: я не расспрашиваю Руарка о его романах, а он меня — о моих.

Синтия Деннинг покраснела, выпрямилась и начала усиленно обмахиваться веером. По улыбке старой леди чувствовалось, что она вполне удовлетворена.

Несмотря на усилия некоторых особенно враждебно настроенных гостей, вечер удался на славу. Те, кто хорошо относился к Руарку, вели себя вполне дружелюбно и по отношению к Энджелин, другим же, вроде Синтии Деннинг, оставалось лишь скрепя сердце мириться с тем, что Руарк явно увлечен Энджелин, а Сара Стюарт, похоже, полностью одобряет этот выбор.

На следующий день Энджелин, нервно комкая в руках платок, сидела на кровати Руарка и молча смотрела, как он упаковывает вещи. Не в силах больше делать вид, что он не замечает ее состояние, Руарк оглянулся и спросил:

— Послушай, Энджел, что тебя беспокоит? За последние пятнадцать минут ты не вымолвила ни слова! Если так пойдет и дальше, ты прокусишь себе губу и в клочья изорвешь платочек…

— Мне нужно сказать тебе кое-что, — нерешительно начала она.

Руарк невольно напрягся. Он прекрасно видел, как нервничает Энджелин, и у него зародились некоторые подозрения.

— Ты передумала и не поедешь со мной в Европу?

Это было первое, что пришло ему в голову. Теперь все зависит от ее ответа. Внутренне Руарк приготовился к самому худшему. Начиная свой роман с Энджелин, молодой человек совершенно не ожидал, что его чувства будут в этом хоть как-то участвовать. Но она настолько отличалась от всех женщин, с которыми он был знаком до этого, что теперь Руарк даже представить себе не мог, как проживет даже один-единственный день, если рядом не будет Энджелин.

— То, что я собираюсь тебе сказать, действительно имеет некоторое отношение к поездке в Европу, — подтвердила она.

Закрыв крышку чемодана, Руарк уселся сверху и стал ждать продолжения.

— Я боюсь, Руарк…

— Боишься? Но чего, Энджел?

Он встал и подсел к ней на кровать.

— Я еще никогда не путешествовала через океан.

Она искоса робко взглянула на него.

— Так.

— Я не умею плавать, Руарк… вот в чем дело!

Теперь, когда его худшие опасения не оправдались, Руарк чувствовал себя на седьмом небе. У него даже вырвался невольный вздох облегчения.

— Родная, ну какое имеет значение, умеешь ты плавать или нет?

— Но ведь океан такой огромный, Руарк! А что, если корабль потонет? Или даст течь?

Он от души рассмеялся:

— Энджел, но посередине океана нет ни коряг, ни мелей! В Атлантике ты будешь в большей безопасности, чем где-нибудь на Миссисипи.

Однако его слова мало убедили Энджелин. Она по-прежнему недоверчиво смотрела на Руарка. Он обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Дорогая, обещаю, что с тобой ничего не случится.

— Боюсь, что даже всемогущий Господь не смог бы сделать такого смелого заявления, — поддразнила Руарка Энджелин.

Он понял, что она все же сдалась.

— Ну а теперь давай соберем твои вещи. Впрочем…

Он уложил ее на кровать.

— …на время можно отложить дела, — прошептал он, покрывая легкими поцелуями ее лицо и губы.

Энджелин оттолкнула Руарка и выпрямилась.

— Если ты хочешь, чтобы я была готова к утру, мне надо идти укладываться.

Когда она попыталась встать, Руарк схватил ее за руку и снова усадил рядом.

— Я помогу тебе, только позже, — пообещал он, осыпая поцелуями ее стройную шею. — Причем гораздо позже, — уточнил он шепотом, легонько куснув ее за ухо.

По спине Энджелин пробежала дрожь. Она закрыла глаза. Руарк расстегнул ее платье, и Энджелин почувствовала, как от его чарующего прикосновения ее грудь вздымается, а соски становятся тугими. Издав блаженный вздох, она обвила руками его шею и подставила губы, которые он тут же закрыл своими.

Нелегко было Энджелин на следующее утро прощаться с Сарой Стюарт. С тех пор как она приехала в Миссури, бабушка Руарка всегда была ей надежной опорой и образцом для подражания. Несчетное количество раз обняв и расцеловав Сару, Энджелин прошептала:

— Я буду скучать без вас, нэнни Сара…

— Надеюсь, дитя мое, потому что уж я-то точно буду скучать без вас.

И тут же постаралась скрыть такую откровенность под напускной строгостью.

— Все же я не понимаю, что это вам вдруг понадобилось в старой доброй Англии, — проворчала она и поморщилась от головной боли, но так, что этого никто не заметил.

— Ну-ну, нэнни, не пытайся ее отговорить! Мне и так стоило немалых трудов убедить Энджелин поехать со мной, — вмешался Руарк, выхватывая ее из объятий Сары.

Сара фыркнула и прикрыла рот кружевным платочком.

— Не обращайте внимания на мои слова, дитя мое, — просто мне жаль, что я не могу поехать с вами. Ну, если решили ехать, так поезжайте, а то я совсем расчувствуюсь!..

Она протянула руки к Руарку:

— Иди-ка сюда и поцелуй свою бабушку на прощание!

Пока Руарк обнимал и целовал старую леди, Энджелин потихоньку выскользнула из комнаты и направилась к конюшне — ей хотелось попрощаться с отцом.

Первым делом она заглянула в стойло к Храброму Королю, а Генри молча стоял рядом и наблюдал, как его дочь трогательно обнимает своего любимого жеребца. Наконец, не в силах больше оттягивать предстоящее прощание, Энджелин обернулась к отцу:

— Я буду скучать и по тебе, и по Королю, папа. Как жаль, что вы оба не можете поехать с нами!..

Генри шмыгнул носом и попытался сделать вид, что ничуть не растроган.

— Тебе пойдет на пользу повидать мир, детка. Попроси парня, чтобы он свозил тебя в Шотландию — этого зрелища ты не забудешь до конца своих дней!

— Да, я попрошу Руарка, папа, — пообещала она.

— Жаль, если ты не побываешь на моей родине, коль скоро уж заедешь так далеко, — продолжал он развивать ту же спасительную тему, откладывая слова прощания.

В конце концов, он все же дал волю чувствам. Крепко обняв дочь, Генри произнес дрогнувшим голосом:

— Я буду скучать по тебе, детка…

По лицу Энджелин струились слезы.

— Как жаль, что Роберт не пришел!..

— Я говорил твоему брату, что ты сегодня уезжаешь.

Произнеся эти слова, Генри сокрушенно покачал головой:

— В последнее время он сам не свой — столько огорчений сразу!

— Передай ему, папа, что я очень люблю его!

— Да и он тебя тоже, девочка, и ты сама это знаешь.

— Да, знаю. Постарайся, чтобы он понял, как сильно я люблю Руарка.

Генри в последний раз обнял дочь и отошел. В глазах старика блестели слезы, хотя он изо всех сил старался улыбнуться.

— Ну, а теперь иди. Я провожу тебя до кареты.

Взявшись за руки, они направились по дорожке туда, где у открытой дверцы кареты их уже ждал Руарк. Рядом стояла Сара Стюарт, кутаясь в теплую накидку, которая, впрочем, мало защищала от пронизывающего ветра. Майра и кухарка с двух сторон поддерживали старую даму под руки.

— Желаю вам хорошо повеселиться, мисс, — сказала Майра, и кухарка согласно кивнула.

Обе служанки белыми платочками вытирали то и дело набегавшие слезы.

Энджелин по очереди обняла обеих.

— Я вам очень благодарна — вы были так добры ко мне!

— Ну-ну, дитя мое, не навек же вы уезжаете! — вмешалась Сара. — Не успеете оглянуться, как придет время возвращаться.

Энджелин кивнула и поцеловала ее.

— Господи помилуй! Дорогие дамы, да вы тут устроили форменный потоп, — проворчал Руарк. — Прежде, когда я уезжал в Европу, вы так не расстраивались.

— Очень даже расстраивались — когда вы были моложе и не грубили старшим, — парировала Майра.

Усмехнувшись, Руарк поцеловал обеих служанок.

— Хорошенько заботьтесь о нэнни, и я привезу вам картины самых модных французских художников с Монмартра.

— Да ну вас, озорник! — отмахнулась Майра и тут же, обхватив Руарка за шею, крепко расцеловала.

Энджелин в последний раз прижалась к отцу и поцеловала его в щеку, после чего Руарк подсадил ее в карету.

— Оставляю конюшню полностью на ваше попечение, Генри, — обратился он к опечаленному старику. — Хорошенько заботьтесь о моих лошадях!

Генри кивнул.

— Я вас не подведу, не беспокойтесь. А вы хорошенько заботьтесь о моей девочке, — торжественно произнес он.

— Обещаю, — сказал Руарк, и мужчины обменялись рукопожатием.

Затем молодой человек обернулся к бабушке:

— Не вздумай умереть, пока нас не будет, нэнни!

В глазах старой леди сверкнул лукавый огонек.

— Об этом можешь не беспокоиться. Дело в том, что Богу я пока не нужна, а дьявол сам меня боится. Так что в ближайшее время вам придется, видимо, меня терпеть…

Внук нежно поцеловал ее и на минуту задержал в своих объятиях.

— А теперь возвращайся в дом — становится холодно, и ты можешь простудиться.

Он забрался в карету и уселся рядом с Энджелин. Дэниел тронул поводья, и экипаж двинулся в путь, когда Генри вдруг крикнул:

— Храбрый Король будет ждать вас!..

Энджелин высунулась из окна, чтобы напоследок еще раз помахать рукой. В ответ в воздух взметнулись три одинаковых белых платочка.

К тому времени, как карета достигла вокзала, поезд уже был готов к отправлению. Из паровозной трубы вырывались клубы дыма, и последние запоздавшие пассажиры поспешно поднимались в вагоны. Пока Дэниел вместе с носильщиком заносили багаж, из темноты выступил какой-то человек и окликнул Энджелин. Обернувшись, она увидела брата.

— Роберт! — радостно вскричала девушка.

Руарк отпустил ее руку. Со всех ног кинувшись к брату, Энджелин крепко обняла его.

— Я не мог не попрощаться с тобой, Энджи…

Улыбаясь, она заглянула ему в глаза:

— Я люблю тебя, Роберт!

— И я тоже люблю тебя, Принцесса.

Шум вокзала перекрыли резкие паровозные свистки. Энджелин нервно оглянулась туда, где на площадке собственного вагона ее ждал Руарк.

— Жаль, что мы так мало побыли вместе! Когда теперь еще увидимся… Десять месяцев кажутся мне вечностью!..

— На самом деле они пролетят гораздо быстрее, чем ты думаешь, — возразил Роберт.

— Позаботься о папе, Роберт. Ему будет так одиноко!..

— Обещаю.

Снова раздался свисток паровоза.

— До свидания, Принцесса! Желаю тебе хорошо провести время в Европе. Мы будем скучать по тебе…

Роберт поцеловал сестру в щеку и отошел. Она взобралась на площадку и протянула ему руку, которую Роберт держал до тех пор, пока поезд не тронулся. Не обращая внимания на сильный ветер, от которого у нее раскраснелись щеки, а длинные волосы, разметавшись, падали на лицо, Энджелин стояла на площадке и махала Роберту, пока тот не скрылся из виду.

Глава 18

Подгоняемый сильным северо-западным ветром, холодный дождь, который, к счастью, не перешел в снег, лил над городом целый день. Насквозь промокшая, замерзшая и голодная Селеста возвратилась домой, мечтая лишь об одном — поскорее снять с себя мокрую одежду и залезть под теплое одеяло.

Уже две недели она подыскивала себе занятие, отличное от ее профессии, но, увы, безуспешно. Теперь девушке не оставалось ничего другого, как снова вернуться к занятию проституцией — надо же, в конце концов, заплатить за комнату! Селеста предпочла бы поступить к кому-нибудь на содержание, потому что давно поняла — лучше исполнять прихоти одного мужчины, чем многих, но, к сожалению, она дошла до той крайности, когда выбирать не приходится.

Подойдя к своей комнате, она с ужасом увидела на двери огромный висячий замок.

— Какой же ты подонок, Хейли! — выругалась она.

Вне себя от злости, она сбежала вниз по ступенькам и заколотила в дверь хозяина.

— Мистер Хейли, вы дома?

Сонно моргая глазами, он выглянул из комнаты:

— Чего шумите? Ведь уже поздно!

С мокрых волос Селесты струями стекала на щеки дождевая вода.

— Мистер Хейли, зачем вы повесили замок на мою дверь? Я ведь обещала, что через несколько дней заплачу вам за комнату.

— Вы мне это говорите уже в течение двух недель, дорогая моя. А я вам еще раз повторяю: у меня тут не приют для бедных. Платите или убирайтесь вон!

— Могу я остаться хотя бы на эту ночь? Мне совершенно некуда идти, я промокла насквозь, а все мои вещи заперты у меня в комнате…

— Вы ничего не возьмете оттуда, пока я не получу то, что мне причитается, — отрезал домовладелец.

Доведенная до отчаяния, Селеста выкрикнула:

— Вы так себя ведете потому, что я не хочу спать с вами!

Лицо Хейли скривилось в злорадной усмешке.

— Ну, раз вы предпочитаете спать под дождем… А теперь убирайся-ка отсюда по-хорошему, шлюха, ты мне уже весь пол закапала!

И он захлопнул дверь перед ее носом.

— Не мешало бы и тебя облить, грязный ублюдок, может быть, станешь чище! — крикнула Селеста.

Она в сердцах пнула дверь и тут же застонала от боли. Ну что же, как это ни ужасно, придется и в самом деле уходить из этого доходного дома… Несколько минут она простояла на крыльце под навесом, не решаясь выйти под дождь и обдумывая, куда же пойти. В конце концов, собравшись с духом, уныло побрела сама не зная куда, лишь бы подальше от этого проклятого места.

Было уже около полуночи, когда Селеста легонько, боясь разбудить домовладельца, постучалась в дверь комнаты Роберта. Ответа не последовало. Девушка тронула ручку, и, к счастью, дверь тут же открылась. Осторожно войдя в комнату, Селеста огляделась и прислушалась. Все было тихо. Она зажгла лампу и обнаружила, что в комнате никого нет. Девушка торопливо сняла мокрый плащ и повесила его на крючок. Чувствуя, что изнемогает от холода, она поспешила в ванную и вскоре вернулась оттуда с полотенцем. Скинув с себя мокрую одежду, Селеста быстро вытерла волосы и принялась яростно растирать тело, покрытое мурашками. Через некоторое время она согрелась, а кожа ее раскраснелась.

В комнате было холодновато, и вскоре Селеста опять стала мерзнуть. Тогда она сняла с постели одеяло и, завернувшись в него, начала искать сухую одежду. Ей удалось найти лишь рубашку.

Она снова застелила кровать одеялом и принялась думать, как согреть застывшие ноги — к тому времени они превратились в настоящие ледышки. Ничего подходящего в голову не приходило, и девушка забралась в постель и укрылась все тем же одеялом.

Селеста знала, что Роберт не выгонит ее на улицу в такой дождь. Может быть, она устроит себе какое-нибудь ложе на полу, и тогда он позволит ей остаться в этой комнате, пока она не заплатит мистеру Хейли.

Да, именно так и надо поступить, решила Селеста. Сейчас она согреется, а потом встанет и прикинет, как бы получше устроиться на полу. Незаметно для себя самой уставшая и продрогшая девушка уснула, так и не придумав, на чем же ей спать…

Заметив узкую полоску света, выбивавшуюся из-под двери его комнаты, Роберт на мгновение остановился, а затем осторожно вошел. Взглянув на кровать, он увидел там спящую Селесту. Достав из кармана бутылку, он снял плащ и кинул его на стул, а затем подошел к кровати и уставился на девушку. В последнее время он часто думал о ней. Вот и теперь при виде Селесты он почувствовал, как отвечает его тело на присутствие женщины. Смущенный этой реакцией, Роберт, спотыкаясь, заторопился по коридору в ванную. Лишь закрыв за собой дверь, он дал волю чувствам. Слезы заструились из глаз молодого человека. Прижавшись щекой к жесткой деревянной притолоке, он стал ждать, пока утихнет так не вовремя вспыхнувшее желание.

Когда Роберт возвратился к себе в комнату, Селеста все еще спала. Тогда он сел за стол и открыл бутылку с виски. Целый час он просидел так, понемногу отпивая из бутылки и не спуская глаз с девушки, спавшей в его постели. С тех пор как Роберт стал инвалидом, ни одна женщина не вызывала у него такого жгучего желания, как Селеста. С первой минуты их знакомства он страстно и безнадежно хотел ее. Почувствовав, что алкоголь начал действовать, молодой человек решил, что сможет теперь уснуть. Шатаясь, он подошел к кровати и рухнул рядом со своей нежданной гостьей.

Утром его разбудило яркое солнце, бившее прямо в глаза. Роберт сел на постели и с отвращением понял, что спал в своем единственном костюме. Спустив ноги, он понуро свесил раскалывающуюся с похмелья голову и вдруг увидел Селесту, которая безмятежно сидела за его столом и выглядела посвежевшей и отдохнувшей за ночь.

— Доброе утро, Роберт!

Он поднял голову, тяжелую, будто налитую свинцом. Улыбка девушки была такая же радостная и веселая, как этот солнечный свет, что заливал сейчас комнату. Глядя на нее, Роберт никак не мог решить, что бесит его больше — улыбка Селесты или озорные чертики, плясавшие в ее глазах. Поняв наконец, что сейчас ему равным образом ничего не мило, он потер рукой лоб, пытаясь унять боль.

— Что вы здесь делаете, Селеста?

— Я не слышала, как вы вчера пришли, — отвечала она весело — слишком весело, на взгляд человека, который вчера изрядно напился. — Вы, наверное, вернулись поздно?

— А вам-то что до этого за дело? — проворчал он. — Зачем вы пришли сюда?

— У меня нет денег заплатить за жилье, поэтому хозяин запер мою комнату. Ошеломленный Роберт уставился на девушку:

— И поэтому вы пришли сюда?

— Я знала, что вы меня не прогоните, — просто ответила она.

— Послушайте, Селеста, вам нельзя здесь оставаться.

Роберт встал, и Селеста тут же поспешила заправить постель.

— Я могу убираться у вас и стирать.

Он схватил ее за руку:

— Ради Бога, сейчас же перестаньте!

Его враждебность удивила девушку. На какое-то мгновение их взгляды встретились, и тут же вся ее бравада куда-то улетучилась, а в глазах показались горькие слезы — слезы отчаяния.

— Ну пожалуйста, Роберт! Мне действительно больше некуда идти…

— Селеста, вы же видите, что у меня нет для вас места!

— Но я вам совсем не помешаю! А спать могу на полу… Всего на несколько дней!.. — умоляющим тоном добавила она.

Роберт был не в силах противостоять ее мольбам и нехотя согласился.

— Ладно, но только до субботы, не дольше, — сказал он, и в это время послышался стук в дверь.

Полагая, что это может быть только домовладелец, Роберт резко распахнул дверь:

— Что вам нужно? Я не…

Слова мгновенно замерли у него на устах, ибо перед ним стояла… Сара Стюарт. Вот уж кого он никак не ожидал увидеть! Удивление молодого человека показалось Саре очень забавным. Она улыбнулась и вежливо спросила:

— Могу я войти, мистер Скотт?

— Д-да, разумеется, миссис Стюарт.

Попятившись, он раскрыл дверь пошире, давая старой даме возможность войти. При этом он заметил, что она пришла не одна.

— О, простите, я, кажется, вам помешала, — проговорила Сара, увидев Селесту. — Я могу зайти и позже, если вам так удобнее…

Селеста поняла — то, что эта дама намеревается сообщить Роберту, не предназначено для ее ушей, и торопливо поднялась со стула.

— В этом нет никакой необходимости, мадам. Я уже ухожу.

Взяв свой плащ, она вежливо поклонилась и вышла.

— Какая милая молодая женщина, — одобрительно заметила Сара, проводив Селесту взглядом.

Затем, обернувшись к своему спутнику, который терпеливо стоял рядом и почтительно поддерживал ее под локоть, проговорила:

— Я долго здесь не задержусь, Дэниел.

Возница явно заколебался. Окинув Роберта взглядом, в котором сквозило сомнение, он спросил:

— Вы и вправду не хотите, чтобы я остался, мэм?

— Не беспокойтесь, Дэниел, со мной все будет в порядке. Возвращайтесь и ждите меня в карете.

Сара похлопала возницу по руке, и он нехотя отпустил ее локоть.

— Как вам будет угодно.

Бросив напоследок недружелюбный взгляд на Роберта, Дэниел вышел из комнаты.

— Извините, миссис Стюарт, но я могу предложить вам только это, — сказал Роберт, подводя Сару к не слишком удобному деревянному стулу.

— Я на нем отлично устроюсь, Роберт.

Молодой человек поспешно схватил со стола бутылку из-под виски и убрал на подоконник.

— Ни чаем, ни кофе я вас угостить не могу. Может быть, хотя бы стакан воды, мэм?

— После вашей ужасной лестницы это было бы просто великолепно, — согласилась Сара.

Он тут же схватил грязный стакан и в отчаянии обвел глазами комнату, ища, чем его можно было бы вытереть. Не найдя ничего подходящего, Роберт смущенно улыбнулся и запинаясь пробормотал:

— Простите, мэм.

После чего взял стоявший на шкафу кувшин и заторопился в ванную.

Через несколько минут молодой человек вернулся со сверкающим чистотой стаканом и кувшином свежей воды. Пока он наполнял стакан, Сара сидела, выпрямившись, опустив руки на набалдашник своей трости, и внимательно наблюдала за Робертом.

— Прошу вас, мэм, — сказал он, протягивая ей воду.

— Спасибо, сынок. Вы, Роберт, настоящий джентльмен. Впрочем, это неудивительно. — Она стукнула тростью об пол. — Господи, уж на что я любила своего мужа, морского капитана, но, должна признаться, у него — как вообще у всех северян-янки — не было той галантности, которой обладаете вы, джентльмены с Юга! Они озабочены лишь тем, как делать деньги и играть на бирже.

«И соблазнять женщин», — с горечью добавил про себя Роберт.

Сара жестом указала на кровать:

— Садитесь, пожалуйста, Роберт.

И после того как он послушно, хотя и чувствуя некоторую скованность, уселся на краешек постели, одобрительно заметила:

— Ваша матушка, должно быть, очень гордилась вами!

Слова старой дамы задели чувствительную струну Роберта.

— Боюсь, мэм, сегодня она переменила бы свое мнение обо мне.

Его глаза омрачились печалью.

— Я уже не тот человек, что прощался с ней, когда уходил на войну.

Горькая складка пролегла у его рта, когда он, подумав, добавил:

— А может, оно и к лучшему, что она не видит, каким я теперь стал…

— Мне кажется, Роберт, вы слишком сурово себя судите, — мягко заметила Сара.

Возможно, тому был причиной возраст старой дамы и то достоинство, с которым она держалась, а может быть, выражение искреннего сочувствия, светившееся в ее глазах, но, так или иначе, Роберт вдруг решил поведать Саре Стюарт свои самые сокровенные мысли и сомнения.

— Мне частенько кажется, что я беспомощно тыкаюсь туда-сюда и не могу ни в чем разобраться… Это как кошмар, в котором все темно и перепутано — Скотткрофт, Энджи, мама…

Он обернулся к Саре. Его глаза были полны боли.

— Я все ищу ее… мою маму…

Последнее слово вырвалось из самой глубины его души.

— Когда я уезжал, она была жива, и я никак не могу примириться с тем, что ее уже нет на свете…

Он сокрушенно покачал головой, и сердце старой леди заныло от боли и сочувствия к этому человеку.

— Я все жду, что в один прекрасный день она постучит в дверь и войдет в мою комнату.

Теперь в голосе Роберта чувствовалась все большая уверенность.

— Я точно знаю, что когда-нибудь снова проснусь в Скотткрофте, где мы опять будем все вместе — и счастливы! И у меня опять будут обе ру… то есть я хотел сказать — и я опять буду здоров…

Внезапно, смущенный тем, что так обнажил душу перед малознакомым человеком, Роберт вскочил с кровати.

— Простите меня, мэм. Вряд ли вы пришли сюда для того, чтобы выслушивать мои жалобы. У каждого из нас свои проблемы…

— Совершенно верно. И я как раз пришла, чтобы поведать вам о моих, — заявила Сара.

Она постаралась, чтобы ее слова прозвучали непринужденно, хотя в глубине души была весьма тронута искренним признанием молодого человека. Привыкшая доверять своему суждению о людях, Сара была абсолютно уверена в том, что не ошиблась, обратившись к Роберту.

— Мне нужен честный человек, и я считаю, что вы мне отлично подойдете.

— Боюсь, что нет, мэм.

— Полагаю, мой внук объяснил вам суть дела. Мне нужен управляющий в магазин.

— Да, он говорил мне, мэм.

Она с упреком взглянула на него:

— Я уже слишком стара, чтобы привыкать к новым обычаям, например, наносить деловые визиты, вот почему я приглашала вас на обед. В тот день я ждала вас несколько часов, молодой человек, и не садилась за стол!

Оставив без внимания этот упрек, Роберт приступил прямо к делу:

— Мне не нужна благотворительность, мэм, в особенности та, что исходит от семейства Стюартов.

— Благотворительность? Так вот как вы это понимаете?

Она снова с силой ударила тростью по полу — возможно, для вящей убедительности.

— Ни в коем случае! Тот, кто у меня работает, честно зарабатывает свое жалованье.

Темные глаза Роберта смотрели на Сару с подозрением.

— Но почему вы решили отдать предпочтение мне, миссис Стюарт, а не обратились к кому-нибудь из местных жителей? Ведь вы едва меня знаете.

Сара улыбнулась:

— В свое время мне не довелось получить хорошего образования, Роберт, и потому я была вынуждена овладеть гораздо более сложной наукой — научиться разбираться в людях. Мой Чарлз всегда советовался со мной, когда ему надо было решить, кого из матросов поставить на вахту, — а там уж оставалось лишь молить Господа Бога о попутном ветре!.. В общем, Роберт, вы именно тот человек, который мне нужен.

Он несколько раз прошелся взад и вперед по комнате и наконец уставился в окно.

— Не скрою, мэм, ваше предложение весьма соблазнительно. Если бы не ваш внук…

Она перебила его, не дав закончить:

— Мой внук не имеет никакого касательства к моим деловым начинаниям.

Взмахнув рукой, старая леди продолжала:

— Я знаю, что между вами и Руарком пробежала черная кошка, но поверьте мне — к тому времени, как вы достигнете моего возраста, вы наверняка оцените справедливость старой истины: «Время все лечит».

С усилием опершись на трость, Сара встала, давая понять, что разговор окончен.

— Что вы скажете о двадцати пяти долларах в неделю?

Роберт не смог сдержать улыбку.

— Скажу, мэм, что это слишком щедро.

— Тогда будем считать, что мы договорились. Могу я пригласить вас завтра к обеду? Там мы обсудили бы все детали.

— А почему бы и нет? Я с удовольствием вас послушаю. Позвольте мне проводить вас до кареты, мэм.

На лице Дэниела отразилось явное облегчение, когда он увидел Сару. Открыв дверцу, он подсадил старую леди в карету. Через минуту в окошке показалась ее голова.

— Так вы точно придете завтра, Роберт?

Фраза прозвучала вопросительно — Сара хотела напомнить молодому человеку, что в прошлый раз он пренебрег ее приглашением.

— Если вам угодно, мэм. А впрочем, я боюсь, что причиню вам слишком много хлопот.

— Ерунда! Вы ведь все равно где-то обедаете, правда?

В ее синих глазах зажегся кокетливый огонек.

— А кроме того, мне нечасто доводится обедать с таким красивым молодым человеком, и не важно, что я сама его пригласила.

— Будем надеяться, что когда-нибудь я тоже буду иметь удовольствие пригласить вас на обед, мэм, — галантно произнес Роберт.

— С первой минуты, как я вас увидела, я сказала себе: «У этого молодого человека есть голова на плечах», — одобрительно заметила Сара.

Постучав тростью в потолок кареты, она крикнула:

— Домой, Дэниел!

Роберт, улыбаясь, смотрел вслед удалявшемуся экипажу.

— Я смотрю, вы улыбаетесь, Роберт, — сказала Селеста, выходя на крыльцо и становясь рядом с ним. — Хорошие новости?

— Кажется, мне удалось найти постоянную работу, Селеста, — ответил молодой человек и быстро направился куда-то вниз по улице.

Селеста последовала за ним. — И что это за работа?

— Управляющим в городской магазин.

Он остановился, давая девушке возможность догнать его. Ее глаза засверкали от восторга.

— Управляющий, подумать только! Но ведь это не просто работа, Роберт, — она же дает вам определенное поло