/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Очарование

На холмах любви

Эйна Ли

Элизабет Скотт неожиданно получила поистине ужасную весть – из горной Шотландии едет жених, высокомерный лэрд Роберт Керкленд, которому она была обещана в жены еще в раннем детстве. Конец счастью и покою, окружавшему красавицу в отчем доме! Гордая Элизабет решает при первой же возможности бежать от мужа, которого не знает и не хочет знать. Однако не зря Роберт считается опасным покорителем женщин – он уверен, что сумеет превратить ненависть и гнев молодой жены в нежность и страсть...

Эйна Ли

На холмах любви

От автора

Фермопилы, Балаклава, Бородино, Геттисберг – эти названия, эти бессмертные места, где происходили великие битвы, вошли в историю. Специалисты по военной тактике снова и снова воспроизводят на бумаге эти победы (или поражения – в зависимости от того, на чьей стороне их симпатии), чтобы определить планы подготовки и ведения боевых операций нападающих и обороняющихся.

Писатели-историки восхищаются тремя сотнями смелых спартанцев, защищавших горную тропу, скорбят о трагической участи шестисот обреченных из «Легких бригад» во время Крымской кампании или размышляют о решительности французов и упорстве русских, проявленном во время кровавого сражения у подмосковной деревни. Американские историки рыдают, вспоминая о кровавой бане, в которую попали сорок тысяч американцев у подножия гор в Пенсильвании. Снова и снова эти баталии воскрешаются для того, чтобы понять, как вовремя подоспевшее подкрепление, или шальная пуля, или дерзкий маневр мог бы изменить исход битвы и течение самой истории.

Эти писатели, эти охранители истины, которые пытаются восстановить события прошлых лет, считают битву при Данди в апреле 1645 года одним из величайших военных достижений в истории.

Обычно, говоря о сражении, американский историк прежде всего приводит статистику – количество убитых и раненых. Но всего-навсего один простой факт превратил эту кампанию в событие из ряда вон выходящее, в военное чудо (нельзя забывать, что речь идет о середине XVII века). Благодаря блестящей стратегии Джеймса Грэхема город, обнесенный крепостными стенами, был осажден и взят, подкрепление, шедшее на помощь врагу и превосходящее числом нападавших, благополучно обойдено – и все это проделано так, что удалось не пролить ни единой капли крови ни в войске Грэхема, ни в войске противника.

Пролог

Февраль, 1638 год

Позвякивание дверного колокольчика оторвало золотых дел мастера от работы, требующей чрезвычайного внимания; с недовольным видом он поспешно сунул драгоценный камень, огранкой которого был занят, под какие-то бумаги, громоздившиеся на его рабочем столе, и обернулся. В лавку вошли двое. Мастер ждал, что потребуют эти господа. Он уже понял – здесь пахнет выручкой.

В целом Эдинбурге не нашлось бы ни одного мужчины, ни одного мальчишки, который не узнал бы «того самого Грэхема». Джеймс Грэхем, двадцатишестилетний граф Монтроз, был главой клана Грэхемов и одним из самых богатых людей в Шотландии.

Золотых дел мастер улыбнулся, вспомнив, как славно он заработал в прошлом году, когда «тот самый Грэхем» поручил ему инкрустировать жемчугом арбалет. «Так-так, нашему славному Грэхему опять понадобилась красивая безделушка». Хозяин лавки предчувствовал, что в его сундуке скоро появится новая кучка золотых монет.

– Добрый день, милорд, – приветствовал он графа. На том был парадный костюм с круглым плоеным воротником из меклинского кружева по испанской моде, в ножнах – тонкая парадная шпага с эфесом из резного железа и инкрустацией. Мастер опустил взгляд и по травлению с чернением сразу узнал риппонские шпоры[1]. «Да, – подумал ювелир, – недурную прибыль они принесли тому, кто их доставил графу». Джеймс Грэхем давно привык, что на него таращат глаза уличные мальчишки, и не смутился под внимательным взглядом хозяина лавки.

– Добрый день, Иен Огилви, – обратился граф к ювелиру. – Лорд Эшли нуждается в услугах вашего искусства.

Молодой лорд Эшли, Роберт Керкленд, молча стоял рядом с другом и слушал его разговор с хозяином. Золотых дел мастер был польщен словами Джеймса. Ничего удивительного. Грэхем умеет найти ключик к каждому. Иначе не быть бы ему предводителем.

Монтроз был прирожденным воином, он мог быстро принимать решения в самых сложных обстоятельствах и распутать самое запутанное дело. Его любили, ему доверяли. Никто не знал лучше, чем Роберт, что Джеймс никогда не отступает от своих принципов. Верность, честь, щедрость – вот его девиз.

Владелец лавки с почтением взглянул на Роберта, поскольку слава этого человека летела впереди него. Роберт Керкленд был знаменитым воином. Друзья и враги прозвали его Хайлендским львом[2]: в бою он не ведал страха, а его умение владеть клинком стало притчей во языцех. В десятилетнем возрасте его отослали к Грэхемам на воспитание. Он быстро привязался к Джеймсу, который был всего лишь на пять лет старше, но уже стал графом.

Роберт и Джеймс так сдружились, что считали себя братьями. Всем было известно: если поднимешь руку на одного из них, то неизбежно придется иметь дело с другим.

– Чем могу служить, лорд Эшли? – Огилви поклонился.

Роберт Керкленд снисходительно смотрел на золотых дел мастера. Молодой человек привык повелевать и сейчас господствовал даже здесь, в этой лавчонке, несмотря на «того самого Грэхема», чье присутствие обычно вызывало почтительный шепот. В отличие от изысканно одетого Грэхема горец был одет небрежно – штаны и белая рубаха. Но носил он их так, словно это было бархатное одеяние самого короля. Ни у одного простолюдина никогда не будет такой гордой осанки, такого высокомерного взгляда, таких повелительных жестов.

– Мне нужен подарок для молодой леди, – проговорил Роберт и бросил взгляд в сторону Джеймса: не удивлен ли его друг?

«Для кого же еще, как не для молодой леди, – подумал золотых дел мастер, глядя на этого красавца. – Наверняка какой-нибудь пустячок. За то, что была благосклонна». Лавочник хитро улыбнулся.

– Думаю, у меня есть то, что вам нужно. – Иен Огилви подмигнул молодому человеку и вытащил из-под прилавка кольцо. – Оно было заказано неким не слишком молодым лордом для какой-то слишком молодой особы. Однако лорд внезапно скончался, не успев подарить колечко. Так за ним никто и не пришел. – Ювелир показал кольцо, сверкающее бриллиантами.

Роберт не притронулся к чудесной вещице. Он покачал головой:

– Мне нужно что-нибудь попроще.

– Колечко неплохо бы смотрелось на тонком пальчике мадемуазель дю Плесси, Роберт.

Керкленд поморщился:

– Это не для Дезире. Я ищу подарок ко дню рождения моей нареченной, леди Элизабет.

– Ну конечно! Я и забыл! – воскликнул Джеймс. – Сколько лет твоей будущей невесте, Роберт?

Тот вздохнул. Керкленд терпеть не мог, когда приятели поддразнивали его, но не ссориться же из-за какой-то девчонки с другом. Все знакомые Роберта знали, что он с негодованием относится к брачному договору, заключенному за него отцом. Но он не хотел позорить отца, отказываясь от этого договора. Единственное, что ему оставалось, – откладывать бракосочетание как можно дольше.

– Полагаю, маленький кинжал подойдет двенадцатилетней девочке, – заявил Роберт.

– А ты не боишься, что бедное дитя перережет себе горло этим самым кинжалом, чтобы не стать твоей женой? – пошутил Джеймс.

Роберт чуть заметно улыбнулся:

– Если она не сделает этого сама, то, возможно, за нее это сделает Дезире.

Джеймс засмеялся и хлопнул его по спине:

– Тогда я предлагаю купить какую-нибудь безделушку и для Дезире.

– Ну конечно! Ты что, предлагаешь мне покупать драгоценные камни каждой шлюхе, с которой я сплю?

– Вовсе нет! Если бы ты так поступал, ты быстро бы разорился, – насмешливо проговорил Грэхем.

Ювелир принес мешочек с драгоценными камнями, и Роберт выбрал несколько штук для рукоятки кинжала.

– Работа будет сделана через два дня, – пообещал Огилви.

– Ладно, черт с ним! – прорычал Роберт. – Я возьму еще и это проклятое кольцо! – И, швырнув мешочек с монетами на стол, он схватил сверкающий перстень.

Они уже вышли на мощенную булыжником улицу, где были привязаны их лошади, а Джеймс все еще давился от смеха. Он подошел к своему жеребцу и ласково погладил его по голове.

– Карл зовет меня ко двору, Робби. Он опасается волнений среди ковенантеров[3].

– И совершенно правильно опасается, – отозвался Роберт. – Его указ о введении в Шотландии нового Молитвослова – да это просто тирания!

– Поедем со мной в Уайтхолл, Робби. Пусть он услышит, что думают по этому поводу горцы. Ты не хуже меня знаешь, что у короля полно плохих советчиков.

– Нет, Джеймс, я обещал отцу, что вернусь в Эшкерк. И лучше бы тебе поехать со мной. – Роберт покачал головой: – Ох, Джеймс, это опасно и безрассудно – впутываться в дела Стюартов.

– Я бы отдал жизнь ради того, чтобы Стюарты сохранили свою корону, Робби, – ответил Грэхем.

Он протянул руку к седельной сумке, вытащил горсть маленьких кусочков хлеба и принялся скармливать их один за другим своему коню.

Роберт долго наблюдал за ним, а потом, уже с седла, спросил:

– И когда же ты наконец прекратишь кормить своего коня хлебом и элем?

– Не стоит ехидничать, юноша. – Джеймс Грэхем вскочил в седло. – Это ему на пользу. Мой конь еще ни разу не проиграл на скачках.

– Что ж, значит, это очень скоро случится, – хмыкнул Роберт. – Твой конь превратится в пьяницу и перестанет быстро бегать.

И всадники поскакали по дороге.

Глава 1

Май, 1644 год

Леди Элизабет Скотт спускалась по лестнице своего дома в Бэллантайне, складки розового платья колыхались при каждом шаге девушки. Отнюдь не тщеславие убеждало ее, что сегодня она как-то особенно хороша. У Элизабет было прекрасное настроение. Ей хотелось петь, танцевать, смеяться.

Звуки музыки коснулись ее слуха, и карие глаза девушки засияли. Это сияние придало еще больше очарования ее лицу, которое и без того было создано природой совершенным.

Темные, высоко заколотые волосы были старательно уложены во множество аккуратных локонов, которые стали подпрыгивать, когда девушка побежала вниз по лестнице.

В дверях, ведущих в большой зал, Элизабет помедлила, окинув взглядом комнату, полную людей, которые собрались, чтобы отпраздновать ее восемнадцатый день рождения. Кузина девушки, Анна Барди, заметила ее появление и первой приветствовала виновницу торжества.

– С днем рождения, Бет! – Анна обняла двоюродную сестру и запечатлела поцелуй на ее щечке.

Элизабет отступила на шаг, окинула восхищенным взглядом свою любимую кузину, которая с детских лет была ее подругой. Платье из бледно-зеленой парчи подчеркивало красоту Анны.

– Спасибо, Анна. Ты сегодня очень красивая. Боюсь, что, увидев тебя, никто из этих молодых людей меня просто не заметит – а ведь этот праздник устроен в мою честь. – Элизабет надула губки, притворяясь рассерженной.

Тихий смех Анны зазвенел, как колокольчик.

– Вряд ли это возможно, кузина. Смотри, сюда уже идет один из самых пылких твоих обожателей.

И, заговорщицки улыбнувшись, Анна удалилась.

Элизабет повернулась с приветливой улыбкой к молодому человеку. Уолтер Кэмпбелл был племянником герцога Аргайла, человека чрезвычайно влиятельного. Много лет Кэмпбелл ухаживал за Элизабет, надеясь, что получит ее в жены.

– Леди Элизабет, ваша красота расцветает с каждым днем. – Молодой человек отвесил девушке поклон.

– Спасибо, лорд Кэмпбелл. Вы настоящий поэт. – Элизабет протянула ему руку.

Уолтер Кэмпбелл поднес ее руку к губам, глядя на девушку обожающим взглядом.

– Ваш самый покорный слуга, миледи.

– Как мило с вашей стороны, что вы приехали поздравить меня.

Сунув руку за борт атласного сюртука, Уолтер достал узкую бархатную коробочку.

– С днем рождения, Элизабет. Не откажитесь принять этот скромный дар в знак моего преклонения перед вами.

– Ах, Уолтер, как вы внимательны! Элизабет открыла изящную коробочку, и глаза ее блеснули. На атласной подушечке лежал веер с ручкой из слоновой кости, покрытой искусной резьбой. Сделав ловкое движение кистью, Элизабет развернула веер, обтянутый белым шелком, и прикрыла им лицо. Она взмахнула длинными ресницами, а ее большие карие глаза глянули на молодого человека пылко и маняще.

– О, миледи, красота веера блекнет перед красотой ваших глаз. Думаю, здесь не найдется ни единого человека, который был бы слеп ко всему, кроме карих глубин этих бархатных сфер!

В ответ на столь высокопарную речь Элизабет тихо рассмеялась.

– Лорд Крейвер, вы шутите. Неужели я такая круглая, что похожа на сферу? Возможно, я вас неправильно поняла?

Кэмпбелл опустил голову.

– Не смейтесь надо мной, Элизабет. Половина Шотландии знает, что вы держите меня на коротком поводке! Разве вам не достаточно этого?

Элизабет снова рассмеялась и поцеловала молодого человека в щеку.

– Уолтер, это же просто шутка. Ваш подарок очень мил, и я всегда буду его беречь.

Кэмпбелл улыбнулся, предложил Элизабет руку, и они пошли по залу. Девушка улыбалась и приветливо кивала в ответ на многочисленные поздравления и пожелания всего наилучшего. Их остановил худощавый темноволосый юноша.

– С днем рождения, леди Элизабет. – Он робко улыбнулся.

– Благодарю вас, сэр Уильям. Я очень рада, что вы пришли провести этот вечер у нас.

– Могу ли я иметь удовольствие пригласить вас на этот танец, миледи?

– Разве не понятно, что леди Элизабет уже обещала этот танец другому? – вспыхнул Уолтер Кэмпбелл.

Молодой человек смешался.

– Приношу свои извинения, миледи. Простите меня. – И с этими словами он удалился.

Грубость и ревность Кэмпбелла рассердили Элизабет.

– Уолтер, я устала от вашей ревности. Уильям Кэмпбелл – ваш двоюродный брат, чувствительный и робкий юноша. Ваше грубое поведение совершенно непростительно. Я не обвенчана с вами, а значит, сама могу решать, с кем мне танцевать.

– Когда-нибудь мы обвенчаемся, Элизабет.

– Вы же знаете, я помолвлена с лордом Эшли.

– Ха! Вам, так же как и мне, нет никакого дела до этого договора. Взял ли он на себя труд хоть один раз посетить вас за все эти годы? А теперь, когда Шотландию раздирает гражданская война, Хайленд – не более чем рассадник мятежников и бунтарей, таких как Монтроз. Ваш отец никогда не станет настаивать на том, чтобы вы выполняли этот договор.

– Как бы там ни было, решение остается за моим отцом, а не за вами, Уолтер.

Элизабет повернулась и пошла прочь. Молодой человек остался в одиночестве, провожая девушку мрачным взглядом.

Увидев отца, Элизабет тут же забыла свой гнев и нахмурилась. Уж не заболел ли он? С прошлой недели она стала замечать в отце какие-то перемены. Походка его стала медленнее, улыбался он одними губами – глаза не улыбались. Часто она ловила на себе его пристальный взгляд, при этом на отцовском лице отражались грусть и беспокойство. Или он тревожится за ее брата, Эндрю, который ушел воевать?

Элизабет подошла к отцу и поцеловала его в щеку. Граф Бэллантайн обнял дочь так, будто хотел защитить от неведомой опасности.

– Нравится ли тебе, как празднуется твой день рождения, дорогая?

Элизабет посмотрела на отца с нескрываемым обожанием.

– Да, отец, большое вам спасибо. Все очень хорошо, но мне бы хотелось, чтобы и Эндрю был сейчас с нами! Ведь мы впервые празднуем наш день рождения не вместе.

Улыбка на лице графа померкла.

– Боюсь, что теперь, когда вы стали взрослыми, пути вашего странствия по морю житейскому будут расходиться все больше и больше.

– Что вы говорите, отец! Мы с вами и с братом всегда будем вместе. А теперь прогоните эту мрачность с вашего лица, иначе из-за вас мой праздник будет испорчен.

Александр Скотт улыбнулся – веселое настроение дочери передалось и ему.

– Пойдем со мной в библиотеку, Бет. Удалившись от шумного общества в библиотеку, по стенам которой тянулись ряды фолиантов, граф направился к столу и отпер его откидную крышку. Быстро достав оттуда какой-то пакет, он передал его дочери:

– Это тебе, Бет, от Эндрю. Он оставил это перед отъездом. Сказал, чтобы я вручил тебе его подарок сегодня вечером.

Элизабет развернула подарок от своего брата-близнеца. В пакете лежали испанские кружева и жемчужная заколка для волос.

– Как красиво! – воскликнула Элизабет с сияющими глазами. – Я надену это, когда поеду в церковь.

Достав из стола еще одну коробку, лорд Скотт не без колебания протянул ее дочери:

– От твоего нареченного, лорда Эшли.

При упоминании имени Керкленда девушка поморщилась. Как надоел этот жених-незнакомец со своими подарками! Лучше было бы, если бы он совсем забыл ее.

– Ах, ежегодный дар моего неуловимого нареченного! Что за насмешка! Уверена, что эти подарки посылает не мой будущий жених, а его отец. Возьму на себя смелость утверждать, что лорд Эшли понятия не имеет, когда у меня день рождения, и нисколько этим не интересуется. Он слишком занят, осыпая безделушками свою любовницу.

– Элизабет, подобные речи тебе не пристали. Я надеялся, что научил тебя хорошим манерам. Благородная леди не должна на людях говорить о любовнице своего нареченного.

– Ах, извините, отец! Простите, что мне не хватает утонченности, – съязвила Элизабет. – Как это невежливо с моей стороны упоминать о том, что лорд Эшли уже не скрывает свою связь с этой французской потаскухой. А я, его будущая жена, должна покорно сидеть и ждать, когда он призовет меня к себе.

Элизабет разорвала упаковку подарка. При виде маленькой брошки глаза ее расширились и она удивленно вскрикнула.

На фоне бледно-зеленого нефрита была помещена замысловато вырезанная камея из кремовато-белой слоновой кости. Тончайшая резьба в точности воспроизводила тонкий профиль матери Элизабет.

– Какое внимание! Какой изысканный подарок! – прошептала Элизабет. – Мне нужно вернуться к гостям.

Девушка была смущена и не хотела, чтобы отец заметил это. Она быстро вышла из библиотеки.

Граф Бэллантайн взял письмо, приложенное к подарку. Он еще раз перечитал послание от своего старого друга Майкла Керкленда, затем подошел к камину и прислонился головой к мраморной полке. Долго стоял он так, сжимая в руке послание.

– Роберт, когда же ты наконец бросишь свой бродячий образ жизни?

Граф Керквуд, глава клана Керклендов, хмурился. Чем дольше он смотрел на своего сына, тем больше огорчался.

– Отец, от меня будет мало пользы в Эшкерке. Вы заняты делами клана, а Дэвид заботится о кораблях. Я солдат – и хороший солдат. Джеймсу Грэхему нужны такие люди.

– Я не сомневаюсь в твоих способностях, Роберт, но если ты нужен Джеймсу как придворный, то этот долг ты уже выполнил. Боюсь, я сделал ошибку, отдав тебя на воспитание Грэхемам. Кажется, в результате они приобрели сына. А вот я сына потерял.

Роберт хмурился. Отца он любил и уважал, но свобода была для него дороже всего.

– Мне больно слышать, что вы так плохо думаете обо мне, – произнес Роберт. – Я люблю Джеймса, но в первую очередь я предан вам – а уж потом кому-то еще.

Вздохнув, лорд Керквуд опустился в кресло.

– Да, Роберт, я знаю, что это так. Прости, сынок. Я несправедлив. – Он помолчал. – Но я боюсь за тебя, Роберт. Джеймс умен, но, на мой взгляд, ему не хватает дальновидности. Он хочет создать шотландскую армию, но не понимает, что может просто погубить свой народ.

– Я согласен с вами, отец. К несчастью, король Карл обратился к Джеймсу за помощью, а Грэхем так предан королю, что готов ради него пожертвовать всем, что у него есть.

Граф Керквуд кивнул.

– Он готов пожертвовать своей жизнью? Что ж, это его право, Роберт. Но он не может распоряжаться жизнями других. А сколько горя он принесет в шотландские семьи, ты не считал?

Роберт пытался скрыть свое огорчение.

– Отец, я уважаю ваше мнение. Я уважал его всегда. Почему вы так уверены, что Джеймс проиграет эту битву?

– Потому что Карл не сможет ее выиграть. Этого не будет, потому что это невозможно. Силам роялистов не устоять перед Кромвелем[4]. Он слишком могуществен. Злодеяния английской короны с каждым годом множатся. И без религиозных гонений они совершили слишком много несправедливостей. Кромвель знает, что, обвиняя Карла в заговоре папистов[5], этот глупец Аргайл поднимет против короля армию шотландских ковенантеров.

– Карл – король Шотландии, – возразил Роберт. – Он – Стюарт. Он не только восседает на английском престоле – он также обладает короной Шотландии. Аргайл – шотландец, и ковенантеры – шотландцы, и они должны быть верны Карлу. Все кланы должны быть верны королю. Джеймс пытается объединить всех нас и помочь Карлу. Он, если понадобится, готов умереть ради этого.

– Вот поэтому-то я и боюсь за тебя, Роберт. Ты мой сын и наследник. Настанет день, когда на твои плечи будет возложена обязанность руководить кланом.

Роберт угрюмо слушал отца, понимая, что ответственность за их клан когда-нибудь принудит его отказаться от службы Джеймсу Грэхему.

– Если Кромвель выиграет в этой войне, отец, он посадит у нас, в Шотландии, правительство под началом Аргайла. А это будет означать конец религиозным свободам шотландцев. Вы хотите увидеть это? Господи Боже, отец, ведь некоторые из членов нашего клана Керклендов до сих пор привержены старой римско-католической вере. Неужели мы должны отдать их в руки этих фанатиков – Аргайла и Кромвеля? Нет, отец, я слишком хорошо знаю вас и не могу поверить, что вы согласитесь на такое. Мне кажется, что причина ваших возражений кроется в чем-то другом.

Граф Керквуд сдвинул брови.

– Боюсь, сын умнее, чем его родитель. У меня действительно есть другая причина. Настало время вам жениться и осесть дома, Роберт. Ваша нареченная, леди Элизабет, только что достигла восемнадцатилетнего возраста. Настало время выполнить брачный договор, заключенный при ее рождении.

– У меня же пока нет никакого желания вступать в брак. И меньше всего – с особой из Лоуленда[6], в жилах которой течет кровь англичан-протестантов.

Лорд Керквуд поднялся.

– А я настаиваю, Роберт, чтобы ты женился немедленно! Я не потерплю дальнейших отсрочек! Я был терпелив с тобой, но твое упрямство переполнило чашу моего терпения!

Его темные глаза сверкали, а на лице была написана решимость, некогда сделавшая этого человека главой клана. Но Роберт смело встретил отцовский взгляд.

– В чем дело, отец? В чем вы видите упрямство и неповиновение? В том ли, что я решил последовать за Джеймсом Грэхемом? В том ли, что я не хочу опрометчиво вступать в брак, о котором мне даже нечего сказать?

– Леди Элизабет уже несколько лет как достигла брачного возраста. А ты все это время открыто сожительствуешь с мадемуазель дю Плесси. И на этот раз даже привез ее с собой сюда, в Эшкерк. Ты делаешь дурочку из этой невинной малышки из Бэллантайна.

– Этой невинной малышки из Бэллантайна? – фыркнул Роберт. – Насколько я помню мой давний визит в этот дом, сия «невинная малышка» – просто-напросто испорченная девчонка, в которой все души не чают. Следовало бы задрать ей юбчонку и хорошенько выпороть.

– Роберт, мне стыдно тебя слушать. Я надеялся, что в семье Джеймса Грэхема тебя научат хорошим манерам. Однако я вижу, что этого не произошло. Говорить о своей будущей жене в столь пренебрежительном тоне! Это не делает тебе чести. Разве она не была всего лишь пятилетней девочкой, когда ты посетил Бэллантайн? Как же ты можешь судить о ней теперешней? Ты меня разочаровываешь, сын мой.

Лорд Керквуд, конечно, немного преувеличивал. Старому графу нравился решительный и независимый нрав Роберта. Именно лорд Керквуд воспитал в своих двух сыновьях привычку думать самостоятельно. Хотя он и опасался за жизнь старшего сына, рассказы об отваге и дерзости, проявленных Робертом на поле брани, преисполняли гордостью сердце отца.

Ибо лорд Керквуд был горцем. И сыновья его тоже горцы. Хитрый ум, отважное сердце, быстрые ноги и, главное, сильная рука, умеющая держать клинок, – вот что важно для них.

Вздохнув, непокорный Роберт пожал плечами. Оттягивать и дальше ненавистную свадьбу не имеет смысла. Она не стоит того, чтобы ссориться с отцом.

– Хорошо, отец. Я больше не буду откладывать бракосочетание. Готовьтесь к свадьбе. Я, конечно, и носа не могу показать в Бэллантайне, поскольку Аргайл назначил награду за голову Джеймса и за мою. Я обвенчаюсь с леди Элизабет, как только она прибудет сюда.

Лорд Керквуд не мог скрыть улыбки.

– Значит, ты останешься в Эшкерке и будешь ждать ее приезда?

Роберт хмыкнул.

– О нет, хитрый старый лис. – Он обнял отца. – В этом я вам не уступлю. Я обещал Монтрозу, что вернусь к нему. Дайте мне знать, когда приедет моя будущая жена, и я вернусь домой к свадьбе.

Граф Керквуд взял сына за руку и проговорил:

– Будь осторожен, Роберт. И да пребудет Бог с тобой и с Джеймсом Грэхемом.

Глава 2

Если бы лорд Керквуд мог слышать разговор, состоявшийся на следующей неделе в замке двоюродного брата Монтроза, Патрика Грэхема, он понял бы, что был прав.

Патрик Грэхем нервничал. Джеймс оставался абсолютно спокойным. Роберт слушал этих двоих, и ему еле удавалось сдержаться, чтобы не зевнуть. Они с Джеймсом провели в седле весь день и всю ночь, чтобы добраться до Инчбрейка, и сейчас Роберт думал только о том, как приятно будет погрузиться в мягкую перину. Срывающимся голосом Патрик Грэхем старался объяснить Джеймсу, что его преданность королю ослепляет его и он уже не видит, насколько безнадежны его попытки собрать шотландскую армию и прийти на помощь Карлу, особенно теперь, когда герцог Аргайл поручился, что клан Кэмпбеллов будет на стороне Кромвеля.

Монтроз поднял руку, чтобы остановить тираду Патрика.

– Мы не должны подвергать сомнению правильность поступков наших монархов, друзья мои. Сотни лет они правили нами. Именно они пекутся о свободе своего народа. Именно их мудрость сохранила нам независимость, хотя многие народы и устремляют алчные взгляды на наши острова. Они рождены властвовать. Это – их наследственное право. Корона будет плохо держаться на голове такого хищника, как Аргайл, трон не долго сможет выдержать медвежью тяжесть Кромвеля – опрокинется. Разве вы не видите, что их власть, полученная ценой крови Стюартов, погубит всех нас, всех шотландцев?!

– Я долго размышлял об этом, Пат, – продолжал Джеймс. – Если Мак-Дональды из Ирландии присоединятся к нам, понятно, что и шотландские Мак-Дональды вскоре последуют за ними. Их ненависть к Кэмпбеллам имеет глубокие корни. Они будут неустанно сражаться с ними, пока не вернут земли, которые отняли у них Аргайл и Кэмпбеллы.

Патрик Грэхем закрыл лицо руками.

– Это же всего лишь один клан, Джеймс! Только один клан! И я не уверен, что они захотят пересечь границу Англии, даже если тебе удастся выдворить Аргайла из Шотландии. Хотя я не могу понять, каким образом ты намереваешься этого добиться. – Патрик просто кипел от возмущения. – Кэмпбеллы безраздельно господствуют в западных землях. Тебе понадобится помощь всех кланов.

– Доверься мне, друг мой, – проговорил Джеймс. Потом повернулся к Роберту: – Он недооценивает мою способность убеждать, не правда ли, Робби?

Патрик Грэхем и Роберт посмотрели друг на друга и улыбнулись. Оба они обожали Монтроза и пошли бы на все ради него.

– Я, разумеется, был бы последним из тех, кто способен усомниться в твоей способности убеждать, Джеймс. Однако я еще не решил, что я сам буду делать.

– Я тоже! – воскликнул Монтроз. – И как это я мог попасть в зависимость от этих диких горцев? – Но тут же остыл, оживление исчезло с его лица. Он положил руку на плечо Роберта. – Твоя сильная рука и отважное сердце всегда будут нужны мне, Робби. Пока ты со мной, я не боюсь, что чей-нибудь острый клинок поразит меня в спину.

– Я бы пошел за тобой даже в преисподнюю, Джеймс, и ты это знаешь. – Роберт вздохнул и пожал плечами.

– И можешь не сомневаться, Робби, что на дьяволе в преисподней будет плед, окрашенный в цвета клана Кэмпбеллов[7], – усмехнулся Монтроз.

Разговор был прерван появлением слуги, который сообщил, что какой-то человек хочет видеть Патрика Грэхема. Тот кивнул.

В комнату вошел молодой человек ростом более шести футов. Увидев такого громилу, Роберт невольно схватился за рукоять шпаги. У великана были рыжие вьющиеся волосы и огромные пышные усы. Одет он был просто. Шерстяной плед, без которого ни один горец не пускался в путь, держался у него на поясе при помощи ремня, один конец пледа был перекинут через могучие плечи и скреплен брошью. Из-под пледа виднелись широкие рукава белой рубашки. На ногах у молодого человека были броги[8]; на боку в ножнах висел клеймор[9].

Патрик поднялся.

– Патрик Грэхем, сэр. Чем могу служить? Великан слегка кивнул в знак приветствия.

– Сэр, мне сказали, будто вы знаете, как найти маркиза Монтроза.

Роберт и Джеймс переглянулись. Что нужно этому человеку?

– Вы не одиноки в своем желании, незнакомец. Многие хотят получить от меня подобные сведения. За голову Джеймса Грэхема назначена хорошая цена. Кто вы? Зачем ищете маркиза?

– Сэр, я Элистер Мак-Дональд. Мешкать мне некогда, я должен вернуться к своим людям. Вы передадите весточку вашему родичу?

С восторженным воплем Монтроз вскочил на ноги. Элистер Мак-Дональд был ирландским военачальником. Хотя ему исполнилось всего лишь двадцать пять лет, он уже успел показать себя доблестным и умелым воином. Монтроз обнял ирландца и назвал себя. Мак-Дональд улыбнулся.

– Наконец-то вы прибыли! – воскликнул Грэхем. – Велики ли ваши силы?

– Нас одиннадцать сотен, сэр, не считая женщин и детей.

– Одиннадцать сотен! – Монтроз не мог скрыть разочарования. – Лорд Энтриш обещал королю десять тысяч мужчин.

– Вы говорите, что привели с собой и обоз? – спросил Патрик Грэхем.

Глаза Мак-Дональда сверкнули.

– Это не обоз, уважаемые. Это наши жены и дети. Мы также взяли с собой своих овец и свой скарб. – И тут же он обратился к Монтрозу совсем другим тоном: – Может, мы немного запоздали, милорд, но мы прибыли и желаем остаться здесь. Не сетуйте, что нас так мало, лучше поглядите, на какие дела способны одиннадцать сотен Мак-Дональдов, вооруженных клейморами.

– У нас, горцев, тоже есть оружие, – в голосе Роберта звучала угроза, – и мы тоже неплохо им владеем.

Мак-Дональд повернулся к Роберту и принялся его рассматривать. На губах великана появилась презрительная улыбка.

– Это – лорд Эшли. – Монтроз поспешил представить своего друга.

В комнате наступило напряженное молчание. Мак-Дональд уже слышал о подвигах прославленного Хайлендского льва, и теперь молодые люди не сводили друг с друга глаз.

– Вы забываете, лорд Эшли, что мы тоже горцы, – проговорил Элистер, и только после этого молодые люди улыбнулись. Они поняли друг друга.

Немедленно на столе появилась карта Шотландии, и все трое склонились над ней.

– Мы разбили лагерь у Беднока, – сказал Мак-Дональд, указывая это место на карте. – Так Кэмпбеллы не смогут зайти нам в тыл.

Монтроз внимательно изучал карту. Он умел быстро принимать решения, и сейчас приказал ирландцу перейти к холмам Блэр-Атолл.

Прошло два дня; сияние утреннего солнца, озарившего вершины Шотландского нагорья, показалось Элистеру Мак-Дональду (если, конечно, он был из тех, кто верит в предзнаменования) ободряющим знаком, ниспосланным самим Господом Богом. Элистер, известный больше как Кокитто, стоял на склоне Блэр-Атолла и ждал прибытия Джеймса Грэхема. Военачальник любовался природой. Река Тилт, срывающаяся с вершин Атолла, сливалась с рекой Гэрри, а потом, живописно извиваясь, текла по прекрасной долине, по зеленым полям и среди пурпурных вересковых пустошей. Хотя Элистер и вырос в Ирландии, родина его была здесь – из этой страны его род был изгнан, а его отец до сих пор был узником и томился в одном из замков Аргайла.

Долина казалась красочным покрывалом от множества пледов Робертсонов и Стюартов – Мак-Дональд убедил восемьсот человек из этих кланов примкнуть к нему.

Внезапно воздух огласили приветственные крики – это среди воинов появился Джеймс. Тут же навстречу ему выехала стража. Те, у кого были мушкеты, подняли их и выпалили в воздух, оглушительный грохот прокатился по долине – так приветствовали шотландцы своего военачальника.

– Радуйся, Мария, Матерь Божья, молись за нас, грешных. – Мак-Дональд осенил себя крестом и покачал головой. – Эти безумцы израсходовали последний порох!

Вскоре Монтроз собрал у себя всех военачальников.

– Я знаю Хайленд не хуже, чем собственный дом. Я охотился здесь, когда еще был мальчишкой. Здесь есть десятки мест, где может скрыться целая армия. Мы наметим цели и ударим по врагу немедленно. В такое время и в тех местах, где он меньше всего этого ожидает. В настоящий момент мне нечего предложить тем, кто присоединится к нам. Я лишился своего титула и поместья. У меня нет ни денег, ни армии. Но, думаю, здесь мы найдем друзей, готовых прийти нам на помощь. – Джеймс умолк и посмотрел на присутствующих. – Моя армия – это те, кто находится здесь. Мое оружие – отвага и храбрые сердца горцев, которые сражаются бок о бок со мной.

Бывалый солдат, вероятно, презрительно хмыкнул бы, увидев это горе-войско, вышедшее по направлению к Перту. Вся униформа этой армии состояла из кокард и метелок желтого овса, воткнутых в шляпы, а вооружение – из клейморов да кинжалов. А те счастливцы, у которых были мушкеты, почти не имели ни пороха, ни пуль и не могли использовать свое оружие по назначению. Пушек тоже не было. Хотя зачем нужны пушки, если все равно лошадей для их перевозки нет?

За войском тянулся обоз – женщины и дети, которые гнали отары овец.

Глава 3

– Быстрее, Анна, быстрее. Не то Артли уйдет, – подгоняла Элизабет кузину.

Девушки пробирались по лесной чаще.

Несколько дней Элизабет не спускала глаз с Артли. Старуха часто куда-то уходила из замка, и девушке было любопытно узнать, куда ходит старая ведьма. В тот день Элизабет уговорила Анну последить за служанкой вместе.

Но к сожалению, с каждым шагом храбрость Анны таяла.

– Мне кажется, мы поступили неразумно, – произнесла она дрожащим голосом. – Нельзя уходить так далеко от замка без всякой охраны.

– Ерунда. Кого ты боишься? – беспечно возразила Элизабет. – Артли все время сюда ходит, и с ней пока ничего не случилось.

– А что может случиться с этой старой ведьмой? – фыркнула Анна. – Если кто-нибудь попытается причинить ей вред, она его заколдует.

– Ладно, не бойся. Я взяла с собой кинжал. – Рука Элизабет скользнула к маленьким ножнам, висящим на поясе ее платья.

– Не слишком-то надежная защита, – кисло улыбнулась Анна. – Если его увидят грабители, они наверняка перережут нам горло только ради того, чтобы заполучить эту вещицу. Она, наверное, стоит целое состояние!

– Вот глупая! – воскликнула Элизабет. – Ну что делать грабителям в чаще леса?

– А ты уверена, что знаешь, куда мы идем? Зачем эта Артли ходит сюда?

Глаза Элизабет сверкнули.

– Мы с Эндрю пошли как-то за ней, когда были еще маленькие. Она ходит сюда, чтобы собирать травы. А травы ей нужны, чтобы готовить всякие снадобья.

– Ну а мы-то зачем идем? Могла бы задать ей свой вопрос дома.

– Ты же знаешь, отец запретил ей дома заниматься колдовством. Он сказал, что сожжет ее, если хоть раз поймает за этим делом.

– Но это же смешно! – заявила Анна. – Дядя Александр не способен на такое.

– Я-то об этом знаю, как и ты, – хихикнула Элизабет, – да Артли не знает!

Обе рассмеялись. Есть же на свете глупые люди, которые способны поверить в столь невероятную вещь.

Спустя несколько минут Элизабет остановилась у входа в маленькую пещеру. Девушки вглядывались в темноту, но видно ничего не было.

– Наверное, нам не стоит входить туда, – проговорила Анна. – Пожалуйста, Бет, давай вернемся домой.

Элизабет и самой было страшно. Но не останавливаться же на полпути!

– Ой, не будь такой трусихой. – И, взяв сестру за руку, она чуть ли не силой втащила ее в пещеру.

Прошло несколько мгновений, и наконец глаза девушек привыкли к полумраку. На полках стояли бутыли со странными растениями. Лишайник свисал со стен и покрывал пол пещеры. Повсюду висела тонкая паутина. Мука странного цвета наполняла до краев стеклянный сосуд. Под потолком были развешаны перья самых разных птиц.

– Она и вправду ведьма! – прошептала Элизабет.

Из темного угла пещеры раздался кудахчущий смех. Девушки вздрогнули. Анна изо всех сил сжала руку Элизабет.

На полу сидела Артли, сморщенная старая ведьма, и смотрела на них.

– Вот так так! Две настырные девчонки выследили-таки старую Артли! – Она опять засмеялась.

У девушек кровь застыла в жилах от смеха старухи. Анна дрожала всем телом.

Элизабет захотелось бежать отсюда без оглядки. Но она заставила себя посмотреть старухе в лицо. «Ведь это же смешно! – сказала себе девушка. – Ты же видишь эту старую колдунью каждый день. Чего ради ты ее испугалась? Старушенция просто смеется над нами».

Элизабет топнула ногой.

– Немедленно прекрати это глупое представление, Артли. Мы пришли по делу.

Морщинистое лицо расплылось в улыбке.

– Ага! Стало быть, вам понадобилась старая Артли.

Старуха неторопливо поднялась на ноги, а девушки как зачарованные смотрели на нее. Что она будет сейчас делать? Артли запалила небольшой кусок пакли и разожгла очаг.

Огонь осветил пещеру, и от этого она показалась еще более мрачной. Элизабет оглядывала странные вещи, собранные в пещере, и морщилась от отвращения.

– Ты действительно используешь все это? – спросила она.

– Да, девочка. В косточках и внутренностях малых лесных зверушек есть много чего целебного. Или ты полагаешь, будто я тут кости мертвецов перемалываю, а?

– Конечно, нет, – возразила Элизабет. – Хотя не сомневаюсь, что ты и это пробовала.

Артли опять разразилась смехом, и Анна прошептала:

– Ради Бога, давай уйдем отсюда.

– Ладно, ладно, красавицы. Раз пришли, то говорите зачем, – проскрипела ведьма.

– Я хочу, чтобы ты вызвала дух одного человека и сказала, что меня ждет с ним.

– Ох! Значит, молодая госпожа пришла сюда из-за парня? – и она жестом велела обеим девушкам приблизиться к огню. – А скажи-ка, есть у тебя прядь его волос?

– Нет, – ответила Элизабет.

– А как насчет обрезков его ногтей?

– Тоже нет, – растерянно проговорила девушка.

Старая ведьма усмехнулась, и глаза ее блеснули.

– Вот была бы у тебя хоть капля его семени, так я смогла бы сказать, будешь ли ты довольна, когда этот здоровый жеребец залезет на тебя.

Элизабет вспыхнула.

– Ты знаешь, что у меня этого тоже нет, ехидна! Артли покачала головой.

– Ну, тогда что же у тебя есть? Что-нибудь этакое, что надевал твой красавец или чего касался?

Элизабет опустила руку в сумку, прикрепленную к поясу, и достала оттуда веер, который был ей подарен на день рождения Уолтером Кэмпбеллом. Она протянула Артли веер, а также кинжал, который много лет назад прислал ей Роберт Керкленд.

Артли взяла оба предмета и закрыла глаза. Сидя у огня, она медленно раскачивалась взад-вперед, напевая какие-то таинственные заклинания:

Звери, феи, брауни и тролли,

Шелковый веер и стальной клинок.

Мчитесь, летите, ответ принесите,

Лицо любимого покажите.

Элизабет и Анна с удивлением наблюдали, как Артли раскачивается все сильнее и сильнее и завывает все громче и громче. Обе не проронили ни слова, боясь нарушить чары, сотканные старой женщиной. Прошло всего несколько мгновений, а Элизабет казалось, что ведьма колдует уже несколько часов. Внезапно заклинания кончились, и Артли открыла глаза. Она протянула веер Элизабет с таким видом, словно он жег ей руки.

– Будь осторожна, милочка. Я вижу, как вокруг этого веера разгорается пламя предательства.

– А кинжал?

– Он пронзит твое сердце, но крови не будет, ибо судьба твоя там, где растет белый вереск. А теперь вы обе пошли прочь, у меня много дел, а я не могу заниматься ими, пока здесь торчат такие брезгливые девчонки.

По дороге к дому Элизабет размышляла над непонятными словами Артли.

– Ты когда-нибудь раньше видела белый вереск, Анна?

Та улыбнулась и покачала головой. И прежде чем успела что-либо сказать, Элизабет добавила:

– И как может кинжал пронзить сердце так, что при этом не будет крови? Ах, Анна, – девушка вздохнула, – все это так странно.

Глава 4

– Как вы можете, отец? Как вы можете отдать меня в эту дикую семью? – Слезы текли по щекам Элизабет.

– Но, Элизабет, лорд Керкленд – наш близкий друг. Мы вместе учились и служили при дворе Якова Шестого. Твоя мать – дальняя родственница его жены. Вряд ли их можно назвать дикими, – защищался граф Бэллантайн.

– Они ведь горцы, не так ли? Значит, они дикие. Да ты просто отдаешь меня на съедение волкам, ясно? – крикнула Элизабет.

– Договор был подписан, когда ты родилась. Ты должна выйти замуж за лорда Эшли, и все тут. Его отец ждал, когда тебе исполнится восемнадцать, а поскольку Роберт сражается в армии Монтроза, лорд Керкленд боится за жизнь сына. Поэтому чем скорее наследник женится, тем лучше.

– В армии Монтроза! И вы отдаете меня за человека, преданного Монтрозу, тогда как ваш родной сын служит Аргайлу?

– Поведение твоего брата, равно как и твои возражения против этого брака имеют один и тот же источник – ваш запальчивый нрав. Вы оба и знать не хотите действительного положения вещей, вместо этого вы действуете под влиянием чувств. Я отказываюсь в дальнейшем обсуждать эту тему. Ты уезжаешь через неделю. Лорд Керкленд прислал свиту, которая привезет тебя в Эшкерк. Мне будет очень не хватать тебя, дорогая! Но выбора у меня нет.

– Очевидно, у меня тоже! – прошептала Элизабет.

Девушка поняла, что ее мольбы, просьбы, уговоры не изменят решения отца. И, вся в слезах, выбежала из комнаты.

Александр Скотт смотрел на закрывшуюся за дочерью дверь, и в глазах его была печаль. Как он будет скучать по ней! Она наполняла замок своей жизнерадостностью, своим звонким смехом. Отец души не чаял в своей малышке. Гибкая, стройная, Элизабет ездила верхом не хуже мужчины. Ее длинные золотистые волосы обрамляли тонкое лицо, а в больших выразительных глазах светился проницательный и пытливый ум. Девушка обожала приключения, и нередко, бывало, переполошит весь дом какой-нибудь выходкой. Но ей все прощалось – так очаровательна и обаятельна она была.

Судя по тому, что говорили о Хайлендском льве, лорд Скотт полагал, что Элизабет будет подходящей парой дерзкому и настойчивому Роберту Керкленду. Старый отец сожалел лишь, что из-за распрей между кланами он не сможет сопровождать дочь и увидеть встречу будущих супругов.

– Да, дорогая, сейчас ты, возможно, ненавидишь меня, – пробормотал он, – но когда-нибудь поймешь, что я поступил весьма мудро. Ни за что на свете не отдал бы я тебя племяннику Аргайла, Уолтеру Кэмпбеллу.

Взлетев по узкой лестнице, Элизабет распахнула дверь своей комнаты и остановилась, увидев свою кузину. Та обернулась, испуганная внезапным появлением Элизабет, – по ее щекам текли слезы. Затем снова повернулась спиной к двери и принялась помогать служанкам укладывать платья Элизабет.

– Значит, ты уже все знаешь, – сердито проговорила Элизабет. – Видишь, какой добрый мой папаша! – Однако тут же переменила тон и устремила на сестру умоляющий взгляд. – Ты ведь поедешь со мной, Анна? Поедешь, правда же?

– Ох, Бет, – Анна улыбнулась сквозь слезы, – а я думала, что мы с тобой расстанемся навсегда!

Молодые леди бросились друг другу в объятия и разрыдались. Так страшно покидать родной дом и любимых людей, уезжать в неизвестные земли к чужакам. Что ждет их там?

Вдруг со двора донесся странный шум. С трудом пододвинув к окну тяжелый сундук, сестры взобрались на него, чтобы увидеть, что происходит снаружи.

Один из людей лорда Керкленда лежал на земле, из плеча его текла кровь. Другие люди из присланной за Элизабет свиты, выхватив клейморы, быстро образовали кольцо вокруг своего поверженного родича.

Уолтер Кэмпбелл сидел верхом на коне, шпага его была алой от крови сраженного им горца, он призывал своих конников:

– Убейте их, убейте их всех!

Горстка пеших горцев приготовилась отразить нападение всадников.

– Немедленно прекратить! – послышался голос лорда Скотта.

Выбежав во двор, он устремил разгневанный взгляд на Уолтера Кэмпбелла.

– Как вы смеете, сэр! Эти люди находятся под моей защитой, а вы дерзнули поднять на них оружие! Я хочу знать причину вашего отвратительного поступка, Кэмпбелл.

– Вы даете пристанище этому сброду, в то время как Керкленд сражается на стороне Монтроза?

– Граф Керквуд со своим кланом не примкнул к Монтрозу, равно как и я не обещал Аргайлу, что мой клан будет служить ему. Эти люди пришли сюда с миром. Немедленно уберите оружие. Ваше нападение на них бесчестит мой дом.

– Не скажете ли мне, что заставило горцев отправиться в такую даль? – язвительно спросил Кэмпбелл. Он неохотно вложил шпагу в ножны и спешился. Его люди ушли в конюшни. Горцы опустили оружие.

Лорд Скотт обратился к ним:

– Отнесите своего родича в дом, мы позаботимся о его ране. Молите Бога, чтобы она оказалась несерьезной.

Когда двор опустел, Элизабет и Анна спрыгнули с сундука и бросились вниз по лестнице. Лорд Скотт склонился над раненым.

– Велика милость Господня, рана не смертельна, – произнес он.

Горцы разом заговорили. Лорд Скотт выпрямился и улыбнулся:

– Вы можете быть свободны. Мы позаботимся о лорде Блейкли.

Спокойствие лорда Скотта сделало свое дело – горцы тоже успокоились и вышли из дома.

Позвали Артли – искусную целительницу и повивальную бабку. Элизабет и Анна внимательно наблюдали, как она быстро промыла и перевязала рану.

– Вот и все, милорд. Будете как новенький. Завтра уже сможете залезть в постель к какой-нибудь милашке, – проскрипела она и подмигнула молодому человеку.

Тот сел и улыбнулся.

– Ну гляди, старая ведьма, как бы не оказалось, что это будет твоя постель, – пригрозил он, в его голубых глазах искрился смех.

Артли закудахтала что-то, собрала свою корзинку и ушла, шаркая ногами по полу. А лорд Блейкли переключил свое внимание на двух юных леди, стоявших поодаль.

– Старая ведьма, судя по всему, ускорила мою кончину. Ибо явление двух небесных созданий может означать только одно – я испустил дух и оказался на небесах.

Анна хихикнула, но Элизабет нахмурилась и бросила в ее сторону неодобрительный взгляд.

– Сэр Дэвид, я рад представить вам мою дочь, леди Элизабет, и мою племянницу, леди Анну Барди. Леди – лорд Блейкли, сэр Дэвид Керкленд.

Молодой человек хотел подняться и поклониться красавицам, но тут же схватился за плечо и снова лег на скамью.

– О, прошу вас, лорд Блейкли, – проговорила Анна, – не забывайте о своем состоянии.

Дэвид Керкленд улыбнулся, потом взглянул на Элизабет.

– Моему брату необыкновенно повезло. Невеста, которую он избрал, – безупречна.

Слушая эти слова, Элизабет кипела от злости.

– Вот как, сэр? Но не думаю, что повезло мне. Знаете, я не привыкла есть руками и ходить в этих ваших кожаных... И уж конечно, я не собираюсь становиться племенной кобылкой. Думаю, ваш братец будет сильно разочарован.

Анна была удивлена поведением Элизабет: дерзить будущему родственнику? Это же неприлично! Лорд Скотт прикрыл рот ладонью, чтобы скрыть улыбку. Дэвид же захохотал, закинув голову и ударяя по скамье здоровой рукой.

– Ох, я жду не дождусь, когда Роберт встретится с вами. Вот это будет турнир! Ему придется подрезать когти тигрице, а вам – постричь льва! Но что касается разочарования, леди Элизабет, – думаю, что оно не грозит ни моему брату, ни вам.

Обед в этот вечер проходил в напряженной атмосфере из-за того, что Дэвид Керкленд и Уолтер Кэмпбелл могли в любой момент снова сцепиться. Позже, когда все были заняты беседой, Кэмпбелл обратился к Дэвиду:

– Ваш брат нажил опасных врагов в парламенте. Не стоило ему переходить на сторону Монтроза.

Керкленд спокойно взглянул на противника. Светлые волосы открывали высокий лоб, на котором можно было заметить шрам, полученный в какой-то стычке. Бледно-голубые глаза близко посажены. Лицо вытянутое, щеки впали. Уолтер Кэмпбелл был на несколько дюймов выше Элизабет. Однако из-за широких плеч он казался приземистым, неуклюжим. Его внешность вводила в заблуждение, ибо молодой человек двигался быстро и мастерски владел клинком, что с опозданием узнавали его враги.

– Мой брат всегда гордился умением выбирать как друзей, так и врагов, – ответил Дэвид.

– Значит, вы не осуждаете его за союз с Монтрозом? – Уолтер Кэмпбелл усмехнулся.

– Роберт в течение пяти лет воспитывался в доме Грэхема. Почему же он должен нарушать верность Монтрозу? Что же до измены, лорд Крейвер, Грэхемы всегда были верны шотландской короне. А Карл носит шотландскую корону. Похоже, ваш дядюшка забыл об этом.

– Попридержите язык, Блейкли, иначе вы можете его лишиться за подобные высказывания. – Кэмпбелл начал злиться.

– Что ж, коль скоро вы угрожаете мне, Крейвер, то предупреждаю: на этот раз вы не застанете меня врасплох. Вы научили меня: к Кэмпбеллам нельзя поворачиваться спиной.

Рука Уолтера потянулась к шпаге, а Дэвид схватился за клеймор.

– Разрешите напомнить вам, что вы оба – мои гости. К тому же здесь присутствуют леди, – вмешался лорд Скотт. Эти два петушка уже стали надоедать ему.

– Приношу свои извинения, сэр, вам и леди, – произнес Дэвид. – У меня и в мыслях не было оскорблять ваше гостеприимство. Однако лорд Крейвер упорно не желает признавать, что деяния генерала Монтроза – великие деяния. Кэмпбелл фыркнул:

– Глупый павлин ведет в бой толпу. Когда моему дяде удастся его изловить, он быстренько свернет шею этой пташке.

– Кажется, Крейвер, в этом и заключается трудность, стоящая перед вашим дядюшкой, – откликнулся Дэвид. – Последние полтора месяца «глупый павлин» неплохо водит за нос вашего блистательного родственника. Теперь вся Европа смеется над Аргайлом. Он преследует армию Монтроза на севере, в землях Гордона, – и вдруг обнаруживает, что армия уже давно на западе и расположилась у реки Спей. Аргайл спешит к Спей – а Монтроз уже в Бедноке. Ваш дядюшка ковыляет в Беднок – а «павлин» уже там, откуда начал, – в Блэре. И вот он сидит и отдыхает в своем поместье целую неделю, покуда ваш дядюшка с грехом пополам добирается до Брикина! Монтроз уже заставил Аргайла проделать в этой погоне более двухсот пятидесяти миль по самым диким местам Шотландии. Эта, как вы выразились, «толпа» передвигается легко и быстро. А войско Аргайла с оружием, в доспехах перелезает через каждую скалу, карабкается по каждому склону, продирается сквозь чащу. Нет камешка, камня или утеса, об который эта «толпа» не заставила бы их споткнуться.

Нужно ли говорить, лорд Крейвер, что армия Аргайла может бегать так бесконечно? У них нет припасов, ибо их кормит земля, а согревают пледы. Как вы думаете, сколько должно пройти времени, чтобы в один прекрасный момент Аргайл обнаружил, что армия его изнурена, озлоблена и не может продолжать поиски? И долго ли она продержится, прежде чем развалится и разбежится по домам? В таком случае кто тогда будет в силах помешать Монтрозу пересечь границу Англии?

– Он говорит убедительно, – вмешался лорд Скотт. – Аргайл, судя по тому, что нам известно, очень неумно играет на руку Джеймсу Грэхему.

Кэмпбелл пришел в такую ярость от вмешательства лорда Скотта, что покраснел как рак. Казалось, его вот-вот хватит удар.

Элизабет набросилась на Дэвида Керкленда:

– Вы наскучили нам, сэр. Расхваливаете своего Грэхема и больше ни о чем знать не хотите. Что я вам говорила? – повернулась она к отцу. – Эти горцы – настоящие дикари, и вы меня никогда не убедите в обратном. Пойдемте, сэр Уолтер. Здесь невыносимо душно.

Они поднялись по узкой лестнице и вышли на крепостную стену. Элизабет оперлась о парапет. Она глубоко вдыхала свежий осенний воздух. Покажется ли ей воздух Хайленда столь же приятным? Внезапно Уолтер обнял ее и поцеловал. Однако девушка не смогла ответить на это настойчивое прикосновение.

– Уедемте со мной, Элизабет. Не слушайте вашего отца. Аргайл постарается меня оправдать, и ваш отец простит меня.

– Я не могу обесчестить отца, – возразила она. – Я никогда не буду счастлива, если ценой счастья должны быть его позор и бесчестье.

– А что же мы, Элизабет? Что наши чувства друг к другу? Я ждал годы, чтобы жениться на вас. Я не могу вас отпустить.

И Кэмпбелл опять протянул руки, желая заключить девушку в объятия. Но Элизабет отстранилась.

– Вы шутите, сэр Уолтер. Ваши многочисленные победы – притча во языцех по всему Эдинбургу.

– А что вы скажете о вашем нареченном? – насмешливо проговорил Уолтер. – Эшли не скрывает своей связи с Дезире дю Плесси, этой француженкой. Она уже много лет его любовница. Неужели вы думаете, что он оставит ее из-за вас? Нет, Элизабет, если вы действительно так думаете, вы очень наивны.

– Все вы, мужчины, одинаковы – и старые, и молодые. – Элизабет покачала головой. – Женщины для вас не больше чем рабыни. Вы полагаете, что у нас нет ни чувств, ни разума, что мы созданы только для повиновения. Разве с нами когда-нибудь советуются? Или когда-нибудь утешают нас? Какое мне дело до похождений Эшли? Меня мало волнует измена мужа, но я никогда не обесчещу отца!

Элизабет повернулась и бросилась вниз по лестнице.

Глава 5

Наконец, когда все попрощались, когда Анна Барди и Дэвид Керкленд уже сидели на лошадях, граф Бэллантайн заключил дочь в объятия. Элизабет, с распухшими от слез и бессонной ночи глазами, в последний раз умоляюще посмотрела на отца: она до самого последнего мгновения надеялась, что он смягчится.

– Бет. – Старик крепко обнял дочь. – Бет, не нужно ненавидеть меня за это.

– Отец, как я могу ненавидеть того, кого любила всю жизнь? Да будь это так, прощение не причинило бы мне таких страданий. – Элизабет изо всех сил старалась не заплакать. – Я знаю, что вы меня любите. Если бы я только могла понять, почему вы так поступаете! От этого союза вы не получите никакой выгоды!

– Бет, постарайся понять. Честь для человека – самое главное. И ради этого иногда приходится отдавать то, что больше всего любишь. Я обещаю тебе, если это замужество станет для тебя невыносимым, я приложу все усилия, чтобы расторгнуть ваш брак. Клянусь тебе.

Он в последний раз заключил дочь в объятия и отпустил.

Впрочем, глядя, как дочь выезжает за ворота, лорд Скотт на мгновение передумал и поднял руку, чтобы остановить процессию. Но тут же опустил ее. Что решено, то будет исполнено. Старик улыбнулся. Он поступил правильно. Он знал это. Бет едет к своему счастью.

Шли дни, и Элизабет замечала, как холмы ее родного Лоуленда постепенно сменяются горными отрогами. Широкие прямые дороги сменились узкими, крутыми, извилистыми тропами. Пышная зелень лоулендских холмов сменилась темным пурпуром вересковых полян, словно Создатель, окрашивая Хайленд в этот царственный цвет, хотел подчеркнуть их величие.

По узким горным долинам, вспениваясь водоворотами, петляли речки, подобные огромным голубым змеям. Временами встречались узкие озера, расположенные в глубоких впадинах. В некоторых местах еще сохранились древние дамбы из обветшалого камня, напоминавшие о пиктах[10] и римлянах, которые когда-то ездили по этим же дорогам.

Элизабет залюбовалась красавицей рябиной. Как этому дереву удается сохранять свои плоды – пышные алые гроздья? Из года в год оно терпит промозглость туманов, которые приносят западные ветры с просторов Атлантики, страдает от ледяных ветров, дующих с Северного моря. Ни Гебридские острова, ни Грампианские горы не останавливают их.

Не напоминает ли эта рябина жителей Хайленда, где само существование является непрерывным испытанием стойкости, где сама жизнь уходит корнями в горы? Эта стойкость превратила голый камень в плодородную землю. Эта славная, ни на минуту не прекращающаяся борьба с суровой действительностью так же дика и прекрасна, как скала, которую деревце оплетает своими корнями.

И несмотря на свое мрачное настроение – ведь каждый день приближал ее к Эшкерку, – Элизабет не могла не любоваться царственными картинами, раскрывающимися перед ней.

Элизабет закрыла глаза и прислонилась головой к стволу березы. Мысли ее летели словно птицы.

Завтра путешествие окончится в замке Эшкерк. И завтра же начнется новая жизнь. Она станет женой Роберта Керкленда. Странно – как быстро промелькнули последние недели! Всю жизнь она знала о существовании брачного договора, но ей всегда казалось, что замуж она выйдет еще не скоро. И вдруг – все происходит здесь и сейчас. Девушка все еще не могла поверить, что отец выполнил этот бессмысленный договор. Почему молодость должна быть принесена в жертву старой дружбе?

Господи, если бы Сайм был жив, он бы заступился за нее! Он вмешался бы! Он не дал бы заключить этот брак.

Она вспомнила детство, и слеза скатилась по ее щеке. Потеряв мать при своем появлении на свет, она и ее брат-близнец Эндрю выросли под ласковым руководством отца и под заботливым присмотром старшего брата Саймона. Лучшие учителя преподавали Элизабет все изящные дисциплины, необходимые знатной леди; братья же обучили ее множеству других, неизящных, вещей. Она обожала верховую езду, ее умение в этой области было равно ее безрассудной смелости. Девушка прекрасно стреляла из лука и не раз отправлялась с братьями на охоту.

Элизабет гордилась своими умениями, равно как и своей независимостью, не сознавая, что выросла страшно испорченной тремя мужчинами, обожавшими ее. Они жили дружно, любили друг друга, и смерть Саймона в прошлом году была страшным ударом для всей семьи.

– Госпожа, вам нехорошо? – обеспокоенно спросил чей-то робкий голос.

Элизабет открыла глаза и ласково улыбнулась мальчику, опустившемуся перед ней на колени.

– Нет, Тимз, все в порядке.

На веснушчатом лице девятилетнего мальчишки появилась широкая улыбка. Это был сын одного из воинов Керкленда; он сразу привязался к Элизабет, и ей всегда было приятно видеть его мальчишескую улыбку и рыжую голову. Когда бы она ни собиралась спешиться или сесть в седло, Тимз всякий раз оказывался тут как тут, всегда готовый помочь ей. По ночам он спал у входа в ее палатку, словно охранял ее сон.

– А как ты, мой юный паж? – ласково спросила Элизабет. – Ты рад, что едешь домой?

Тимз покраснел от удовольствия, услышав столь лестное обращение. Мальчик с первого взгляда безнадежно влюбился в эту красивую леди, которая скоро обвенчается с его обожаемым господином.

– Да, госпожа, я и не знал, что могу так соскучиться по дому.

– Я тебя прекрасно понимаю, – вздохнула Элизабет. Сама она, к сожалению, не возвращалась домой, а все больше отдалялась от него.

Юный Тимз сердцем почувствовал, что госпожа его несчастна.

– Когда вы обвенчаетесь с сэром Робертом, вы перестанете горевать. Он храбрый человек, госпожа, он будет любить вас, он будет с вами добр.

– Ох, юный мой Тимз, хотелось бы мне верить в это так же, как веришь ты.

Мальчик, немного помешкав, сунул руку в карман и вытащил колесико от шпоры.

– Это его, – благоговейно прошептал он. – От его шпоры.

Потом, не говоря ни слова, подал девушке маленькую кокарду из черной ленты.

– Это что, тоже его? – спросила Элизабет и снова улыбнулась.

– Да, госпожа. Случайно упала, я и подобрал, – ответил Тимз.

Элизабет вернула мальчику его драгоценности, и, прежде чем положить их обратно в карман, тот некоторое время с любовью смотрел на них.

– Когда я вырасту, отец позволит мне сражаться вместе с сэром Робертом и генералом Монтрозом, – гордо заявил он с таким видом, будто день этот наступит завтра.

– Но, Тимз, я думала, что клан Керкленда не воюет.

– Да, госпожа, но старый лэрд болеет, и мой отец сказывал мне, что, когда старый лэрд помрет, сэр Роберт приведет свой клан к Монтрозу. И тогда я смогу поехать с ними.

– Значит, я буду молиться еще усерднее, чтобы эта ужасная война поскорее закончилась, – сказала Элизабет и протянула руку, чтобы взъерошить рыжие волосы мальчишки. – Потому что мальчики должны мечтать о рыбалке и играх, а не о том, как они пойдут на войну.

Когда Тимз ушел, мысли девушки вернулись к ее собственному положению. Что ждет ее завтра? Тревожно было на душе у Бет.

– Госпожа Элизабет, развеселитесь. Каждая мрачная мысль приносит человеку морщинку. Почему у стариков так много морщин? Потому что они думают много.

Перед девушкой стоял Дэвид. Бет улыбнулась. Ей нравился лорд Блейкли. Всю дорогу молодой человек заботился о своих дамах и прилагал все усилия для того, чтобы путешествие для них не было слишком скучным.

– Меня всегда огорчает, когда я вижу у красивой девушки хмурое лицо. Никогда не унывайте, Элизабет, и судьба будет благосклонна к вам.

Элизабет опустила глаза. Она понимала, что вела себя с этим Керклендом недопустимо резко. Решила во что бы то ни стало показаться ему особой противной.

– Думаю, лорд Блейкли, я должна принести вам свои извинения. Я так разволновалась из-за грядущего замужества, что позволила себе дерзить.

– Неужели вы полагаете, леди Элизабет, что я слеп и не смог разглядеть за вашей дерзостью страх?

Элизабет удивленно взглянула на него. На ее губах появилась неуверенная улыбка.

– Кажется, у жителей гор тоже есть чувства? А я думала, что вы такие же непробиваемые, как ваши камни.

– Если найти нужную тропку к нашему сердцу, леди, окажется, что мы очень даже уязвимы. Однако мало кому это удается. – Дэвид помолчал. – Бет, ведь Роберт – вовсе не страшный людоед, каким вы себе его представляете. Конечно, иногда он похож на разъяренного быка, и тогда лучше отскочить в сторону, а не пытаться остановить его. Во всем остальном он хороший человек. Самое главное, не показывайте, что боитесь его. Это мой вам совет.

Не произнеся больше ни слова, Дэвид ушел.

Долго размышляла Элизабет о его словах. Что на самом деле за человек этот Роберт Керкленд? Его подвиги на поле любовной битвы стали такими же легендами, как и подвиги на поле брани. Может быть, он слишком мужчина среди мужчин («или, точнее, мужчина среди женщин», – подумала она, скривив губы) и вовсе не жаждет вступать в этот брак? Может быть, у нее и в самом деле есть нечто общее с этим дикарем? А вдруг лорд Эшли сам откажется от женитьбы? И внезапно страх, который она испытывала, представляя себе встречу с этим человеком, сменился любопытством. Ей даже стало интересно: как-то они встретятся?

– Что-то вы скажете об этом браке, Роберт Керкленд? – прошептала она.

Между тем Роберт Керкленд никогда еще не был так далек от мысли о предстоящей свадьбе с Элизабет Скотт, как в тот момент. Он только что погрузился в теплую воду. Он блаженствовал. (Сегодня, во время рукопашной схватки, он неудачно упал и сильно расшибся.) Потом, вытершись полотенцем, он, не обуваясь, подошел к кровати и, повалившись на чистые простыни, мгновенно уснул.

Роберт понятия не имел, сколько времени он проспал; разбудило его чье-то нежное прикосновение. Огня в камине уже не было. Только тлело несколько угольков.

Теплые губы прикоснулись к его уху; он с приглушенным стоном перевернулся, обнял изящное тело и впился губами в губы, жаждавшие поцелуя.

– Ah, cheri[11], – выдохнула Дезире дю Плесси, когда Роберт отпустил ее, – я так соскучилась по тебе.

– Что ты здесь делаешь, черт возьми? – спросил Роберт. – Я же оставил тебя в Оксфорде.

– Я была здесь, в Перте, когда началось наступление. Я так испугалась, bien-ami[12]. Потом узнала, что это Монтроз. И я подумала, что ты, должно быть, вместе с ним. Ты не рад меня видеть, Роберт?

– И ты еще спрашиваешь! – хрипло прошептал он, привлек ее к себе и поцеловал.

Страсть захватила любовников. Роберт принялся раздевать Дезире. Через несколько мгновений она, обнаженная, уже лежала на кровати, а он страстно обнимал ее. От прикосновений ее маленького горячего язычка по его телу пробегали волны блаженства. Она начала покусывать его губы. Со стоном Роберт перекатился на любовницу и тут же овладел ею.

– Я так и знала, что после столь продолжительного голодания ты вновь станешь пылким! – Дезире дерзко улыбнулась.

– Не могу сказать, что я все это время голодал, – возразил Роберт.

– О, какой же ты bete sauvage[13]. – Француженка надула губки, потом наклонилась к Роберту и впилась зубами в его плечо.

– Черт! Мне же больно! – жалобно проговорил Роберт, прижимая к себе Дезире. – Я же знаю, французская ты блудница, твоя-то постель не пустует подолгу. В этом прелесть наших отношений – мы не требуем друг от друга больше, чем можем дать.

– Я бы была верна тебе, Роберт, если бы ты попросил об этом, – проговорила Дезире.

– Дезире, любовь моя, если о таких вещах надо просить, где же тогда доверие?

Он принялся ласкать ее грудь.

– Ты злой, – простонала она.

День уже клонился к вечеру, когда в дверь забарабанили. Дезире беспокойно пошевелилась и отодвинулась от Роберта.

– Ступайте прочь! – раздраженно крикнул Керкленд.

– Роберт, у меня для вас сообщение, – послышался голос Элистера Мак-Дональда.

С недовольным видом Роберт встал и протянул руку к своим штанам. Подошел к двери и распахнул ее.

Элистер Мак-Дональд, ухмыляясь, смотрел на него сверху вниз.

– Вам послание от вашего отца. Вас удивляет, почему именно я принес письмо? Все очень просто. Генерал Монтроз решил, что только человек моего роста может безнаказанно потревожить вас.

– Можете передать генералу Монтрозу, что ничего остроумного в этом решении я не вижу, – проворчал Роберт, беря письмо из рук Мак-Дональда.

Керкленд хотел было захлопнуть дверь, но великан остановил его:

– Генерал хочет знать, когда вы намерены выйти из этой комнаты.

– Сколько он собирается пробыть в Перте? – недовольным голосом поинтересовался Роберт.

– Еще два дня.

– Значит, я выйду из этой комнаты ровно через два дня. – И молодой человек захлопнул дверь.

По мере того как он читал отцовское письмо, лицо его становилось все мрачнее и мрачнее. Потом, отшвырнув послание в сторону, он подошел к кровати. Дезире проснулась и протянула к возлюбленному руки.

Позже голод взял верх над страстью, и парочка выбралась из комнаты, чтобы поискать, чем подкрепиться. Роберт и Дезире набросились на жареных куропаток, потом занялись тушеной бараниной с овощным гарниром. Утолив голод, они уселись рядом. Роберт обнял Дезире, и они принялись за горячий кофе, налитый в фаянсовые кружки.

Роберт отыскал губами чувствительное местечко за ухом Дезире, потом принялся теребить мочку ее уха.

– Ox, mon cheri, – выдохнула она, и ее миндалевидные глаза заблестели. Рука ее скользнула между его ног.

– Bebe[14], – хрипло прошептал он, – как по-твоему, смогу я встать и выйти отсюда?

Дезире улыбнулась с хищным удовольствием, радуясь своему умению использовать скрытую силу Роберта для своего удовлетворения.

– Я же знал, что рано или поздно вы выйдете из вашего гнездышка.

Уединение любовников было нарушено.

Роберт поднял глаза. В дверях стояли двое. Одного Керкленд не видел очень долго. Второй был Джеймс Грэхем.

– Нэт! – воскликнул Роберт. – Когда ты приехал?

– Я-то приехал сегодня утром, только вот ты был очень занят, и я не решился тебя беспокоить, – сказал Натаниэль Гордон и усмехнулся. – Ах, прекрасная мадемуазель дю Плесси. – Он галантно поклонился и припал губами к ручке Дезире. – Je suis charme de vous voir[15].

– Merci, monsieur Gordon. Vous vous joignez[16]. Нэт, хлопнув Роберта по плечу, уселся рядом, а Монтроз устроился на стуле напротив.

Роберт был невероятно рад. Они с Натаниэлем Гордоном вместе служили во французской армии, а потом под началом Монтроза в войсках роялистов.

Много вечеров провели они, боевые товарищи, играя в карты и распивая вино. Роберт знал, что из всех офицеров, сплотившихся по знаменем Монтроза, Гордон самый лучший.

– А вы, генерал, сегодня в отличной форме, так же, как всегда. – Дезире принялась кокетничать с Монтрозом. – Не знаю, смогу ли я устоять перед таким искушением. Как счастливы, должно быть, те молодые леди, которых покорят такие завоеватели!

– Дезире, вы идеал женщины. – Джеймс Грэхем поцеловал ей руку. – Хотелось бы мне покорить такую красавицу и назвать ее своей.

– Ах, мой генерал, – Дезире потрепала его по щеке, – эта победа далась бы вам очень легко, если бы я не знала, что вся ваша любовь отдана армии.

Роберт откинулся на спинку стула, с удовольствием наблюдая, как Монтроз вспыхнул под огнем бойких комплиментов Дезире. Он знал, что после вступления в брак Джеймс Грэхем не только не притронулся, но даже не взглянул ни на одну женщину, кроме своей жены Мэгделин. А Дезире продолжала кокетничать. Роберт никогда не ревновал свою любовницу. Молодой человек знал, что, когда они порознь, Дезире тут же заводит новую интрижку, но зато, когда они вместе, ничто ему не угрожает.

Служанка поставила на стол кружки с элем. Нэт обнял ее за талию, шепнул что-то на ушко, и служанка захихикала.

– Ох, милорд, – укоризненно проговорила она, – не кружите голову бедной девушке.

И, отбросив его руку, поспешно ушла, виляя бедрами.

Нэт проводил ее взглядом. Пышная грудь девушки, казалось, вот-вот вывалится из-под прикрывающей ее тонкой косынки.

– Вижу, Дон Жуан из клана Гордонов не оставил своей прежней привычки, – поддразнил друга Роберт.

Тот подмигнул с заговорщицким видом.

– Но согласись, Робби, какая из нас была бы славная пара... – Он остановился, вспомнив о присутствии Дезире, взял в руки кружку и поднял ее: – За эль, свободу и любовь!

Роберт поддержал товарища.

Час прошел в непрерывных тостах и дружеских воспоминаниях, и результаты этого застолья стали сказываться на поведении двух друзей.

– За горячее вино и распутных женщин! – заплетающимся языком проговорил Роберт, когда кружки в очередной раз были наполнены.

Пивная пена плеснула через край, когда кружка Нэта ударилась о кружку Роберта.

Монтроз усмехнулся; он походил на снисходительного отца, наблюдающего за своими расшалившимися детьми. Он знал, что эти люди умеют воевать не хуже, чем кутить, и потому не мешал им в часы отдыха.

Дезире, на которую Роберт уже не обращал внимания, начала скучать – Керкленд и Гордон были полностью поглощены друг другом. Монтроз похлопал ее по руке:

– II faut que jeunesse se passe[17]. Мальчишки – они и есть мальчишки! Не нужно сердиться на Роберта. Они с Нэтом старые друзья и очень привязаны друг к другу.

– Я не сержусь, генерал. Я завидую, – грустно отозвалась француженка. – С тех пор как мы впервые встретились с Робертом во Франции десять лет назад, я всецело была в его распоряжении. Конечно, я понимаю, у меня нет никакой власти над ним, хотя многие считают иначе. Мне жаль женщину, которая будет так глупа, что полюбит его. Ибо я не верю, что он когда-нибудь сможет отдаться ей полностью.

– Я знаю Роберта с детства, – произнес Монтроз. – Мы с ним почти братья. И поэтому я уверен, моя милая Дезире, что, несмотря на свою поглощенность земными радостями, несмотря на все безрассудства, Роберт любит Хайленд. Он привязан к горам, к традициям горцев. Женщина, которая захочет покорить Роберта Керкленда, должна полюбить Хайленд так, как любит его он.

– O-la-la! – Дезире погрустнела. – Если бы моей соперницей была женщина, я бы ее победила.

– Прекрасная леди, – улыбнулся Монтроз. – Если бы это было так, то соперниц у вас просто не было бы.

– Ах, генерал, – вздохнула француженка, – могу повторить только то, что уже сказала: как жаль, что больше всего вы любите свой долг.

– Что теперь будете делать вы? – спросил Монтроз. – Мы оставляем Перт. Куда вы поедете? Здесь скоро будет Аргайл.

– Не беспокойтесь за меня, генерал. Аргайл не причинит мне вреда. Он знает, что у меня много друзей при французском дворе, и не захочет неприятностей. Если бы Франция вступила в союз с вашим королем, Аргайл, несомненно, проиграл бы. Когда Роберт уедет отсюда, я, наверное, вернусь во Францию. Теперь проводите меня – я хочу вернуться к себе. А Роберт пусть себе дальше пьянствует.

Прошло немало времени, когда Керкленд, пошатываясь, ввалился в комнату. Он рухнул на постель и тут же уснул. Дезире сняла с него сапоги и долго всматривалась в его красивое лицо, такое спокойное во сне. Француженка протянула руку и отбросила ему волосы со лба.

– Mon bien-ami, – вздохнула Дезире, – ах, если бы моей соперницей была женщина!

На следующий день они ели у себя в комнате, и вопреки возражениям Дезире Роберту удалось вырвать у нее обещание, что она отправится к нему домой и будет ждать его в Эшкерке.

Любовники ласкали друг друга неистово. Расставание было уже близко. На рассвете Дезире стояла у окна трактира и с грустью смотрела, как войско Монтроза покидает Перт.

Глава 6

Над ними нависли зубчатые стены эшкеркского замка – молчаливые и зловещие. На вершине одной из башен развевалось знамя Керклендов – знак, что лэрд пребывает в своем доме.

У первых ворот Элизабет натянула поводья и остановила лошадь. Девушка долго рассматривала фигуру в верхнем поле герба, висящего над аркой. То был лев, стоящий на задних лапах и попирающий геральдическое оружие. В том, как он передними лапами держал трезубец, явно сказывалось влияние либо раннероманской культуры, либо культуры эпохи викингов. На левом поле был начертан девиз – «Доблесть», на среднем – «Честность», на правом – «Верность», и все три слова соединялись на последней букве, образуя острие копья. Подо львом виднелась надпись: «Obair Pro Neach Fein». Элизабет вопросительно взглянула на Тимза.

– Это на гэльском[18], госпожа. Это значит: «Служи сперва другим, а потом себе».

Въехав во двор, Элизабет заметила, что к задней части древнего здания пристроен двухэтажный флигель.

Замок, окруженный крепостными стенами, казался неприступным; чудилось, что от него исходит сила предков Керклендов. И в то же время стрельчатые арки и окна, разделенные средниками, смягчали суровость каменного фасада.

На первом этаже было несколько комнат для стражи, кухня и большая кладовая; двери этих помещений выходили в общий холл с широкой лестницей, ведущей на второй этаж. Женатые стражники с семьями жили в небольших помещениях в пристройке.

Из кухни первого этажа узкая лестница вела в еще одну кухню, на втором этаже. Здесь готовили пищу для лэрда и его семьи. На втором этаже находился обеденный зал, а также библиотека, рабочий кабинет, часовня и большой зал для приемов. А слуги со своими семьями, так же как и стража, помещались в пристройке.

На третьем и четвертом этажах этого огромного здания располагались личные комнаты Керклендов, а в пристройке на третьем этаже были помещения для гостей.

Ни Элизабет, ни Анне не понравилось это мрачное сооружение. То ли дело элегантный Бэллантайн. Однако внутреннее убранство приятно удивило девушек. Огромные люстры под потолком, зеркала в тяжелых рамах. В Бэллантайне ограничивались канделябрами. Впрочем, помещения были обставлены мебелью, сделанной хотя и со вкусом, но без всякой выдумки.

Там стояло несколько больших деревянных скамей с высокими спинками и вышитыми подушками, а на сиденьях ради удобства лежали кружевные вязаные покрывала. Вдоль стен стояли массивные столы и скамьи без спинок. Один стол, сработанный в пятнадцатом веке, был ужасающих размеров – двадцать футов в длину. Его крышку из мозаичного мрамора поддерживали три пары ножек в виде резных колонн.

На стенах висели картины и гобелены. Камин занимал всю противоположную стену этого огромного зала. Над ним был прибит герб Керклендов – скрещенные клейморы.

«Очевидно, здесь только принимают гостей и устраивают балы, – мелькнуло в голове у Бет. – Для двоих эта комнатка великовата».

В центре обеденного зала стоял длинный полированный стол. Вокруг него – резные деревянные стулья с подлокотниками. Сиденья их были обиты темно-красным шелком, а высокие спинки вышиты ярко красными и золотыми нитями. У одной из стен высился буфет, а напротив него помещался массивный резной сундук.

Когда девушек проводили в библиотеку, им стало ясно, где члены этой семьи проводят свободное время. Огромный письменный стол с откидной крышкой спереди и по бокам был облицован ореховым деревом с инкрустацией из древесины разных пород. В одном из углов библиотеки стоял маленький столик для игры в шахматы; его крышка, в виде шахматной доски, была сделана из квадратиков слоновой кости и перламутра; вокруг столика стояли четыре кресла.

Перед камином в библиотеке располагалось кресло с высокой спинкой, на золоченых лапах из черного дерева; обито же это роскошное кресло было тканью винно-красного, темно-синего, голубого, золотого и пурпурного цвета.

Две стены от пола до потолка заняли полки с книгами. Пол устилали роскошные ковры.

Еще несколько широких кресел эпохи барокко только подчеркивали строгость всей обстановки, но насыщенная цветовая гамма делала ее достаточно уютной.

Элизабет провела пальцами по изящному клавесину, клавиатура которого была сделана из слоновой кости, а корпус – из дерева с золотой инкрустацией.

– Это подарок Джеймса Грэхема, когда он вернулся с континента, – объяснил Дэвид, заметив ее жест. – Но к сожалению, у нас никто не умеет на нем играть.

– О, Бет чудесно играет! – произнесла Анна.

– А моя кузина – не хуже, – быстро добавила Элизабет.

– Значит, можно надеяться, что вскоре мы услышим нежные звуки музыки, – улыбнулся молодой человек.

– Лорд Блейкли, здесь так красиво, – сказала Анна, когда они вернулись в большой зал. – Ты согласна со мной, Бет?

Та кивнула.

– Кое-кто из нас, дикарей, склонен к утонченности, – Дэвид бросил насмешливый взгляд на Элизабет. – Вот почему нам часто приходится похищать какую-нибудь благородную девицу из Лоуленда – чтобы она смягчила наши варварские замашки.

Элизабет не понравилось это замечание, и она сделала вид, что не слышала.

Но тут в комнату вошел высокий седовласый человек. Мужчины обнялись, а потом повернулись к дамам.

– Отец, я с удовольствием представлю вам леди Элизабет Скотт и ее кузину леди Анну Барди. Его милость граф Керкленд.

Леди низко присели, склонив головы в знак почтения.

– Я, видите ли, не король, – прозвучал глухой голос, – поэтому, дорогие леди, прошу вас подняться. Иначе, чтобы побеседовать с вами, мне придется встать на колени. Но тогда мои дряхлые косточки рассыплются.

Элизабет выпрямилась и взглянула в темно-синие глаза графа.

– Леди Элизабет, – проговорил старик, поднося ее руку к губам. Потом он также любезно поцеловал руку Анны. – Как вы красивы, моя дорогая, – повернулся лэрд Керкленд к Элизабет. – В последний раз я видел вас, когда вы были пятилетней девочкой. Моя семья и я провели приятнейшую неделю с вашей семьей в замке Бэллантайн. Вы помните?

– Боюсь, что не очень, лэрд Керкленд, – ответила Элизабет.

Удивительно! Она, оказывается, уже встречалась с этим человеком! И со своим будущим мужем тоже! Следующая фраза старого лэрда удивила девушку еще больше.

– Я очень сожалею, что моего сына, лорда Эшли, в настоящий момент нет дома. Я послал ему письмо. Думаю, он скоро приедет. Однако его отсутствие позволит мне получше познакомиться с вами.

– Не буду отрицать, милорд, что я была бы рада получше познакомиться и с моим будущим мужем.

Лэрд чуть заметно улыбнулся. Эта девушка оправдала его ожидания. Она хороша собой, умна, остроумна и энергична. Только ей под силу будет удержать его бродягу-сына. Если бы, подумал он, ему удалось завлечь домой этого болвана!

Старик не знал, что Элизабет тоже изучает его. Девушка сразу догадалась, что этот человек болен. Он часто кашлял, то и дело поднося ко рту носовой платок. Но несмотря на недуг, он сохранил гордую осанку. Элизабет сожалела, что не помнит встречи с этим изможденным болезнью человеком в те времена, когда он был здоров и крепок.

– Мое здоровье слабеет, – извинился он после очередного сильного приступа кашля. – Мне необходимо отдохнуть. Но надеюсь, пообедаем мы вместе. Дэвид, ты проводишь леди в их комнаты? Леди Элизабет будет жить рядом с Робертом, а леди Анна – напротив.

Спальня оказалась самым удивительным из всего, что Элизабет видела в этот день. Кровать с бледно-зеленым пологом; низкая скамеечка, обитая светло-желтым шелком. Подле кровати стоял стул для одежды, инкрустированный перламутром.

По обе стороны камина из белого мрамора с тонкими золотыми прожилками стояли, словно в ожидании, кресла, и спинки и сиденья у них были обиты одной и той же материей. Перед камином на полу лежал зеленый ковер с замысловатым узором. Одну из стен почти полностью занимал большой платяной шкаф, створки которого были задрапированы льняным полотном. Маленький туалетный столик стоял около зеркала. Сверху он был расписан чудесными розами.

Казалось, что в комнате когда-то жила женщина.

– Эту комнату обставила моя покойная матушка, надеясь, что у нее когда-нибудь будет дочь, – объяснил Дэвид, догадавшись, о чем думает Элизабет.

Оставшись одна, девушка выглянула в окно. Из него открывался замечательный вид на горы. Пейзаж все еще был окрашен в осенние цвета – золотой и красный. И так странно выглядели рядом с разноцветными деревьями зеленые сосны. Элизабет не могла оторвать восхищенного взора от этой красоты.

Поблаженствовав в горячей ванне, она переоделась, чтобы сойти к обеду. По какой-то необъяснимой причине ей хотелось понравиться старому лэрду. Он чем-то напоминал девушке отца. Элизабет догадывалась, почему лорд из Хайленда и ее отец стали близкими друзьями.

Стук в дверь прервал ее мысли. В комнату вошла Анна. Всю дорогу до Эшкерка Дэвид Керкленд почти не отходил от Анны, и девушки давно уже не имели возможности пошептаться наедине. Глядя на кузину, Элизабет почувствовала в ней перемену. С тех пор как умер Саймон, которого Анна любила безумно, девушка потеряла вкус к жизни. Теперь она словно ожила. Бет не была наивна, она понимала, что не последнюю роль в «оживлении» ее сестры сыграл лорд Блейкли.

– У тебя удобная комната? – спросила Элизабет, подозревая, что Анне было бы удобно и в темнице, лишь бы поблизости находился Дэвид Керкленд.

– Да, Бет! А твоя? Мы с тобой так давно не говорили наедине. Ты еще не смирилась со своим будущим замужеством?

– Я никогда не смирюсь с замужеством, к которому меня принуждают, – возразила девушка. – И я не забываю, что лорд Эшли не похож на Дэвида Керкленда, иначе он был бы дома, а не воевал.

– Дэвид сказал, что он ведет семейные дела. У них есть свои корабли. Его дядя и двоюродный брат служат капитанами на этих кораблях.

– Если бы их доходы были связаны с морем, лорда Эшли должны бы интересовать корабли, а не военное дело.

– Дэвид сказал, что генерал Монтроз и Роберт очень дружны. Вот почему Роберта всегда интересовало военное дело. Если Роберта убьют, Эшкерк наследует Дэвид. Он обещал отцу оставаться дома.

– Дэвид сказал то, Дэвид обещал се, – передразнила сестру Элизабет. – Кажется, Дэвид Керкленд стал для тебя много значить.

Румянец, появившийся на щеках Анны, подтвердил подозрения Бет.

– Да, наверное. – Она тихонько вздохнула. – Ох, Бет, он мне действительно нравится. С тех пор как умер Саймон, со мной такого не бывало. Дэвид такой ласковый, такой умный и...

– ...такой высокий и красивый, – подхватила сестра.

– Скажи мне честно, Бет, как ты думаешь: я ему нравлюсь?.. Он такой привлекательный!

– А что, разве его брачный договор не заключен заранее, как у лорда Эшли?

– Он был составлен, но бедная девочка умерла еще ребенком. Когда Роберт поднял шум из-за того, что его заставляют жениться, Дэвид пригрозил, что уйдет в монастырь, если его тоже будут принуждать.

Девушки засмеялись. Да, несладко приходится старику лэрду с его бунтарями-сыновьями.

– Ну, если это так, почему бы Дэвиду Керкленду не заинтересоваться тобой? – Элизабет обняла кузину. – И кроме того, если меня заставляют выйти за неотесанного горца, будет только справедливо, если ты разделишь со мной мое несчастье.

– Несчастье! – фыркнула Анна. – Я так не думаю, Бет. В конце концов Роберт Керкленд – брат Дэвида. Должно же быть у них что-то общее. А я не могу представить себе, что брак с Дэвидом – это горе. Нет, дорогая кузина, я начинаю верить, что твой брак с Робертом Керклендом вовсе не такая уж беда.

– Et tu, Brute![19] – вздохнула Элизабет и театральным жестом схватилась за сердце.

Девушки рассмеялись и пошли к обеду.

Дэвид разговаривал с красивой маленькой белокурой дамой. Заметив вошедших, молодой человек повернулся к ним.

– А, вот и они, – проговорил он, обращаясь к своей маленькой собеседнице. – Леди Элизабет и леди Анна, позвольте представить вам мадемуазель Дезире дю Плесси.

Молодая дама приветливо улыбнулась, ее взгляд задержался на Элизабет. Та почувствовала, что не нравится незнакомке, но не поняла почему. Если эту женщину интересует Дэвид, угрозу для нее представляет Анна, а не она, Элизабет. Однако девушка уже где-то слышала имя блондинки. Может быть, встречала ее на каком-нибудь балу?

Бедная Анна! Ну и соперница ей досталась! Такая красотка затмит любую женщину. Стоит ей глазом моргнуть, и любой муж забудет свою жену.

И имя-то какое необычное. Дезире дю Плесси. Где же она слышала его?

И вдруг... Элизабет вспомнила слова Уолтера Кэмпбелла: «А что вы скажете о вашем нареченном? Эшли не скрывает своей связи с Дезире дю Плесси... Она уже много лет его любовница».

Глаза Элизабет расширились. Немыслимо! Невероятно! Эта женщина – угроза не для Анны, а для нее самой! Это – любовь ее будущего мужа!

Дэвид заметил, как Элизабет изменилась в лице, и догадался, что она поняла, кто такая Дезире. Однако Бет сразу же овладела собой. Никто не догадается, что ей известна тайна француженки. Керкленд был восхищен поведением девушки.

«Молодчина эта Элизабет», – подумал он.

А Дезире дю Плесси тихо вздохнула. Будущая жена Роберта – сила, с которой не так-то просто будет справиться. Знай ее мысли Элизабет, это ее утешило бы.

На следующий день лорд Керквуд слег в постель. Его состояние быстро ухудшалось. Дэвид послал гонца отыскать Роберта и сообщить ему о болезни отца. Элизабет каждый день по нескольку часов проводила у постели старика. Они вместе смеялись, когда он рассказывал ей о своих юношеских шалостях, о любовных похождениях, о ратных подвигах. Старый лэрд рассказывал девушке и о ее матери, на которую Бет была очень похожа.

Дни шли. Миновало две недели. За такое короткое время Элизабет привязалась к графу. Сердце ее сжималось при мысли о том, что вскоре она потеряет его.

Роберта все не было. Элизабет начинала злиться на молодого безмозглого болвана Керкленда. Единственное, чему она была рада, – так это тому, что Роберт разлучен со своей любовницей, которая, к великому сожалению, теперь пребывала у нее под носом. Днем Элизабет ездила верхом вместе с Дэвидом и Анной, а чаще – с Тимзом, который по-прежнему был безраздельно предан ей.

Как-то Элизабет предложила что-нибудь почитать больному вслух.

– Что бы доставило вам удовольствие? – спросила она графа.

Зная, что она все сильнее гневается на Роберта, старик не удержался и сказал:

– Я бы предложил «Укрощение строптивой», но надеюсь на то, что это окажется «Все хорошо, что хорошо кончается»[20].

– Если бы сейчас была не осень, – парировала Элизабет, – я бы сказала, что вы страдаете от слишком большой дозы «Сна в летнюю ночь».

Лорд Керквуд рассмеялся.

– По правде говоря, дорогая моя Элизабет, меня всегда привлекал тот меланхолик датчанин. Поэтому пусть это будет «Гамлет».

И с тех пор, каждый вечер после обеда, Элизабет можно было найти у постели графа читающей ему книгу.

Глава 7

Дэвид Керкленд сидел в библиотеке, когда приехал Роберт. Братья обменялись рукопожатием. Потом, отбросив всякую сдержанность, они обнялись.

– Ей-богу, Роберт, как хорошо, что ты здесь! – воскликнул Дэвид. Он отстранился от брата, чтобы рассмотреть его. На лице молодого человека была написана радость.

Роберт тоже улыбался. И вдруг стал серьезным. Радость, только что сиявшая в его глазах, сменилась тревогой.

– Как отец, Дэвид? Брат покачал головой.

– Доктор говорит, что надежды почти нет. Это только дело времени. Слава Богу, что ты вернулся. Он очень хочет тебя видеть. Думаю, поэтому он еще держится.

– Я немедля пойду к нему. – Роберт положил на скамью свой шлем с плюмажем, снял шпагу в ножнах и плед. Кивнул брату и вышел.

Он влетел в отцовскую спальню, жестом велел служанке удалиться и сел на ее место у постели больного.

Морщины, избороздившие лицо старика, были похожи на русла рек. Некогда темные волосы лорда Керквуда побелели, сейчас они лежали на подушке густыми волнами. Роберт осторожно сжал отцовскую руку.

Почувствовав прикосновение, граф медленно открыл глаза. «Любимые глаза, – подумал Роберт. – Скоро вы закроетесь навеки...»

Однако это «скоро» еще не наступило. Отец хитро смотрел на сына. А Роберт, весь во власти нахлынувших чувств, прижался губами к его руке.

– Итак, блудный сын вернулся, – проговорил граф слабым голосом. Но даже на смертном одре этот человек продолжал шутить. – А я-то все не мог придумать, как вернуть тебя домой. Раньше надо было послать весточку – ты бы живо прискакал.

Роберт подхватил:

– А-а, так вы охотились на сына! Что ж, вы его поймали. Теперь можно устроить охоту с гончими.

Лорд Керквуд вздохнул, глаза его загорелись.

– Поздновато ты приехал, сын... Как хороша была последняя охота! Я до сих пор слышу лай собак. Подо мной сильный конь, он мчится по замерзшему ручью, лицо обдувает ветер с вершин Бен-Невиса.

– Ах, Роберт, как бы мне хотелось еще раз пережить все это!

– Так и будет, отец. И много, много раз. Лорд Керквуд посмотрел на сына.

– Вот как, Роберт? А может быть, для меня настало то время, когда человек уже отвергает будущее и обращается к прошлому?

– Нет, отец, в будущем вас ждет еще много хорошего.

– Однако в прошлом заключено гораздо больше. – Лорд Керквуд задумчиво глядел в пространство. – Я снова слышу, как весело и мелодично смеется моя дорогая Кэтлин. Мы с ней идем летним утром по вересковой пустоши. Я снова чувствую, как это восхитительно – держать на руках новорожденного сына. И как же естественно и просто происходит это перемещение в прошлое! Радости минувшего так богаты, так драгоценны!

Улыбка показалась на лице старца, его глаза закрылись, и он снова задремал.

Роберт откинулся назад, по-прежнему сжимая отцовскую руку. Бедный отец! Как изнурила болезнь его когда-то сильное тело. Отец его был лучшим среди Керклендов. С каким достоинством все эти годы он руководил их кланом и воодушевлял своих сородичей! Отец не позволял себе ни единого неблагородного поступка. Все пятьдесят восемь лет своей жизни Майкл Керкленд прожил, ни разу не поступившись честью. Двадцать лет назад он овдовел. Будучи лэрдом своего клана, он мудро правил им. И теперь правление это перейдет к его сыновьям.

Отец закашлялся и проснулся. Роберт протянул руки. Как хотелось бы ему облегчить страдания любимого человека.

– Нам нужно поговорить, сын мой, – слабым голосом произнес лорд Керкленд, откинувшись на подушки. – Нам нужно обговорить множество вещей. Ты видел леди Элизабет?

– Вы хотите сказать, что она уже здесь? – удивился Роберт.

– Она ждет тебя больше месяца.

«О Боже, – подумал Роберт, – а я-то прислал сюда Дезире! Что за осиное гнездо я устроил в этом доме!»

В этот момент вошел доктор, и Роберт встал.

– Я вернусь после вечерней трапезы, – сказал он.

Лорд Керквуд удержал сына за руку.

– Приведи леди Элизабет. Мне очень нравится ее общество.

Роберт несколько мгновений стоял, глядя на отца. Не долго осталось ему жить. Помрачнев, старший сын вышел из спальни.

Вернувшись в библиотеку, он, совершенно удрученный, рухнул в кресло. Дэвид взглянул на брата и тут же налил ему вина. Роберт мгновенно осушил стакан и протянул его за второй порцией.

– Как могло случиться, что он так быстро одряхлел? – Молодой человек чуть не плакал. – Ах, если бы я вернулся пораньше! Когда мы виделись с ним в последний раз, он был вполне здоров и прекрасно держался на ногах.

– Врач говорит, что его снедает какая-то другая болезнь, а не просто чахотка, – вздохнул Дэвид. – Его мучает жестокая внутренняя боль. Я начал искать тебя, как только его состояние ухудшилось, но Монтроз играл в кошки-мышки с Аргайлом, и найти тебя было нелегко. Мой гонец напал на твой след в Блэр-Кэсле совершенно случайно.

– Я ни в чем тебя не виню, Дэвид, – успокоил Роберт брата. – Во всем виноват я, и только я. Я получил послание от отца в Перте, но он ничего не сообщал о своей болезни. А я вовсе не собирался мчаться домой сломя голову ради того, чтобы вступить в брак, который меня совсем не прельщает. – Молодой человек посмотрел на брата. – Как я понял, моя будущая жена уже ждет меня здесь?

– Да. – Дэвид сразу развеселился. – Знаешь, заставлять ждать леди хуже, чем идти в бой с самым страшным врагом. Не завидую я тебе. Готовься к нелегкой битве.

– Видно, девчонка строптива, – вздохнул Роберт. – А что мне делать с мадемуазель дю Плесси? Не может ведь она оставаться здесь, в одном доме с моей будущей женой?

При упоминании о Дезире Дэвид лишь покачал головой.

– Роберт, ты знаешь, я никогда не вмешивался в твои отношения с женщинами. Но по-моему, ты перегибаешь палку. Скажи мне хотя бы одно: ты любишь мадемуазель дю Плесси?

Тот бросил на брата настороженный взгляд.

– Почему ты спрашиваешь?

– Вот уже несколько дней как она уехала погостить в Киндерик по приглашению лорда Лэнгли. Завтра утром она должна вернуться... Она отзывалась о Роджере как о «старом добром знакомом».

– Ну что ж, по крайней мере сегодня можно ни о чем не беспокоиться, – облегченно вздохнул Роберт. – Я должен найти какой-нибудь способ, чтобы отправить ее в форт Линнхай, а потом мы что-нибудь придумаем. К несчастью, в этом городе сейчас полно Кэмпбеллов.

– Может быть, дорогой братец, когда ты увидишь леди Элизабет, ты забудешь свою француженку.

Смех Роберта был ответом на эти слова.

– Мой юный и наивный братец, можешь не сомневаться: если меня и вынудят выполнить этот смехотворный договор, я все равно ни за что не променяю Дезире дю Плесси на эту строптивую англичанку. И не вздумай поучать меня.

В десятый раз за последний час Роберт взял с каминной полки медные часы, нахмурился, а затем со стуком поставил их обратно. Носком сапога он сердито пнул горящее полено, потом отвернулся от камина и вновь наполнил кружку.

Анна Барди бросила встревоженный взгляд на Дэвида Керкленда. Тот только пожал плечами. Он понял, что битва уже началась.

– Мне кажется, что, несмотря на несчастливые обстоятельства, которые привели вас домой, вы все же можете утешиться тем, что вам не придется принимать участия в сражениях, – попыталась завязать разговор Анна.

Однако Роберт был поглощен своими мыслями и не услышал ее. Он повернулся.

– Простите, леди Анна, вы что-то сказали? Анна кашлянула.

– Мне кажется, что вам должен быть по душе этот временный отдых от войны.

– О да. – И Роберт вновь замолчал. Беседа обещала быть весьма занимательной.

Чтобы спасти положение, Дэвид предложил:

– Почему бы нам не сыграть в карты? Роберт взглянул на брата и поморщился.

– Я не имею обыкновения развлекаться карточной игрой, когда обед стынет вот уже больше часа. Скажите, леди Анна, эти опоздания... Госпожа Скотт всегда заставляет себя ждать?

– Я не представляю себе, что ее могло задержать. Бет всегда очень пунктуальна, – защищалась Анна.

– Значит, остается предположить, что это делается намеренно,– заявил Роберт.

И он вышел из зала. Дэвид выглянул за дверь. Так и есть. Его брат, охваченный гневом, поднимался по лестнице, шагая через две ступеньки. Дэвид вернулся к Анне, хмыкнул, взял в руки свою кружку и произнес:

– Ну, дорогая Анна, мне кажется, первый поединок рыцарского турнира начался!

Элизабет Скотт медленно расчесывала свои длинные золотистые локоны, и они, как блестящий плащ, покрывали ее плечи. Девушка не торопилась, хотя и знала, что уже на час опаздывала к обеду.

«Итак, могущественный Хайлендский лев наконец-то вернулся, – думала она. – Что ж, прекрасно! Он заставил меня ждать целый месяц, так что мы будем не совсем квиты, если я заставлю его прохлаждаться всего часок». Элизабет надушилась, потом сняла белый пеньюар. Она потянулась за платьем, как вдруг дверь распахнулась. Девушка, испуганная, обернулась, и платье выскользнуло у нее из рук.

Она без всяких объяснений поняла, что незнакомец, стоящий перед ней, – Роберт Керкленд. «Какой красавец!» Ни белая рубашка с расстегнутым воротником, ни черные штаны, облегающие его длинные ноги, не могли скрыть его мощных мускулов. «И силен, наверное...» Захлопнув дверь, Роберт прислонился к ней и теперь исподлобья смотрел на Элизабет. «А глаза! Темно-синие, как у отца! И ресницы... длинные... густые...» Незнакомец гордо вскинул голову. «А волосы... Настоящая грива!» Керкленд скрестил руки на груди. «И гордый какой... Было бы чем гордиться! Притащил сюда свою красотку... Вот уж точно – бык. Ну ничего, мы тебя обхитрим. И хомут на шею наденем. И в плуг запряжем. Да еще радоваться будешь. Ну что смотришь? В молчанку играть собрался?»

Элизабет поджала губы, протянула руку к пеньюару и прикрыла наготу.

– Мне кажется, сэр, вы ошиблись дверью. Ваша ла франсэ живет во флигеле.

Презрительная ухмылка появилась на его загорелом лице. «Так бы и надавать тебе по щекам, чтобы не улыбался когда не надо».

– Сударыня, мы ждали вас целый час. – Его спокойный голос вовсе не соответствовал гневу, который бушевал в его душе.

– А я, сэр, ждала вашего появления целый месяц, – бросила она.

– О, если бы я знал, что вы так страстно ждете меня, сударыня, я, конечно же, ни дня не стал бы медлить, – насмешливо откликнулся Роберт.

– Страстно? Ничего подобного, милорд.

– Как бы то ни было, миледи, – Роберт дерзко разглядывал ее, – кажется, я поступил неправильно!

Он медленно открыл дверь, собираясь выйти, но потом обернулся:

– У вас есть пять минут, сударыня, чтобы присоединиться к нам – в платье или без оного. Выбор я предоставляю вам.

Этот приказ был произнесен голосом, не предвещающим ничего хорошего.

В самую последнюю из отведенных ей пяти минут Элизабет Скотт вошла в обеденный зал. Дэвид, сидевший рядом с Анной, поднялся, но Роберт не сделал ни малейшей попытки встать. Элизабет опустилась на стул рядом с ним.

Стоящее во главе стола пустое кресло и прибор перед ним напоминали об отсутствующем лэрде. Элизабет послала Дэвиду виноватую улыбку, но тот подмигнул ей с видом заговорщика.

Подали маленькие дымящиеся миски с куриным бульоном, заправленным луком. Элизабет старалась не обращать внимания на человека, сидящего рядом с ней. Она пила ароматный горячий бульон, но время от времени поглядывала в его сторону. Самое главное, чтобы этот храбрый воин не заметил, что она смеется над ним.

Элизабет взяла кусок копченой лососины, лежавшей на серебряном подносе, но отказалась от предложенного ей хэггиса – бараньего рубца, начиненного потрохами со специями. Позже, завершив обед маленькими сладкими булками с изюмом и цукатами из апельсинов, айвы и миндаля, Дэвид Керкленд с сытым видом откинулся на спинку стула и произнес:

– Ардис превзошла самое себя этим хэггисом. Он был восхитителен.

– Да уж, никто не умеет приготовить хэггис, как она, – подтвердил Роберт.

– А я его терпеть не могу. – Элизабет поморщилась. – Только вы, горцы, можете находить удовольствие в поедании внутренностей убитых животных.

– Мы не можем себе позволить что-либо выбрасывать, – попытался оправдаться Дэвид.

– Я бы не сказала, что вы бедствуете, – возразила Элизабет.

– Деньги нам дает море, сударыня, но кормит нас земля. Хайленд, к сожалению, отнюдь не так плодороден, как Лоуленд. Овечьи потроха составляют основу нашего питания, равно как и овсянка.

– Ну конечно, вы будете стрелять из лука, даже если вам протянут мушкет. Потому что вы, видите ли, так привыкли. Дикари – одно слово. – Девушка пожала плечами.

Роберт обернулся к ней:

– Кажется, госпожа Скотт, кто-то должен напомнить вам, что англичане ели хэггис много веков.

– В самом деле, милорд? Но уж конечно, не те англичане, с которыми я общалась.

– Боже, как надоели мне эти англичане, – с отвращением пробормотал Роберт.

– А мне – горцы. Не странно ли, милорд, мы с вами испытываем одинаковые чувства.

– За то время, что мы живем здесь, я его распробовала, – вмешалась Анна. Она терпеть не могла ссор. – Честно говоря, Бет, мне это блюдо стало нравиться.

– Не нужно восхвалять этот гадкий хэггис, – отрезала Элизабет. Ей показалось, что Анна предала ее.

– По-видимому, сударыня, сейчас нужно кое-что другое – напомнить вам, как положено вести себя в обществе, – заявил Роберт.

– Вот тут я полностью с вами согласна, милорд, – кивнула Элизабет. – Такой урок не помешает нам обоим. Я уверена, что ворваться без разрешения в комнату дамы – грубый поступок, и приписать его можно только незнанию, как положено себя вести в хорошем обществе.

Роберт все еще кипел от негодования, но он сразу почувствовал в словах собеседницы признаки coup de grace[21]. Очевидно, что у этой леди есть еще кое-что, кроме острого язычка. За прекрасными карими глазами таится недюжинный ум. И глядя на обращенное к нему очень привлекательное, молодое лицо, на котором читался дерзкий вызов, молодой человек не мог скрыть восхищения. Он поднялся из-за стола, слегка кивнув в знак того, что уступает место победителю. В этот раз она одержала над ним верх.

– Touche[22], сударыня. Приношу извинения за свою неотесанность. Мой поступок непростителен.

И он с усмешкой помог ей подняться. Дэвид Керкленд, помогавший Анне встать из-за стола, наклонился и прошептал ей на ухо:

– Я полагаю, что счет открыт. Каждый заработал по очку.

Когда они вышли из обеденного зала, Роберт положил руку на плечо Элизабет.

– Не будете ли вы добры пройти со мной в комнату моего отца, леди Элизабет? Он просил нас прийти к нему.

– Я могу только надеяться, что это означает перемену в его намерениях относительно нашего брака, – призналась девушка.

Остановившись перед дверью в отцовскую спальню, Роберт повернул Элизабет к себе.

– Мне не совсем понятны причины вашей враждебности. Вы возражаете против этого союза, потому что испытываете отвращение лично ко мне или к браку вообще? – Молодой человек смотрел девушке в глаза.

Элизабет не отвела взгляд. «Этот дикарь, похоже, любит играть в гляделки».

– Какое это имеет значение? Разве можно что-нибудь изменить? – Она попыталась высвободиться, но Роберт крепко держал ее.

– И все-таки, сударыня, скажите. Элизабет вздохнула.

– Ваши слова важны для меня, – медленно проговорил он. – Понимаете... Дело в том... Элизабет, не могли бы мы заключить перемирие? Дни моего отца сочтены. Давайте же не будем волновать его.

Несмотря на возмущение, которое вызывал в ней горец, Элизабет в этот момент испытала к нему сочувствие, потому что увидела страдание в его глазах.

– Вы несправедливы ко мне, сударь. Я привязалась к вашему отцу. И вам не стоит опасаться, что я скажу или сделаю что-нибудь такое, что может повредить ему и усугубить его недуг.

Еще несколько секунд они стояли не двигаясь, Роберт, казалось, смотрел прямо в душу Элизабет. Во взгляде девушки Керкленд увидел боль. Значит, она сказала правду. Молодой человек медленно разжал руки и открыл дверь. Будущие супруги вошли в комнату умирающего.

Глава 8

После посещения лорда Керквуда Элизабет вернулась в свою комнату. Девушка решила немедленно уехать из Эшкерка.

Роберт Керкленд был слишком груб с ней. Выходить замуж за мужлана девушка не хотела.

А в лорда Керквуда словно вдохнули вторую жизнь – так он был рад возвращению сына. Элизабет показалось, что состояние графа немного улучшилось. «Значит, – подумала она, – если я смогу уехать отсюда на несколько дней, пока Роберт не вернется к Грэхему, свадьбу можно будет отложить».

Она не решалась сообщить о своих намерениях Анне. Кузина, сраженная наповал Дэвидом Керклендом, конечно же, попытается убедить ее остаться. Или, что еще хуже, все расскажет Дэвиду. Поэтому – как ни была ей неприятна необходимость что-то скрывать от Анны – Элизабет решила, что другого выхода у нее нет.

Но куда же ей поехать?

Будь Элизабет в родных краях, нашлось бы десяток мест, где она могла бы остановиться. Но здесь, в Хайленде, у нее нет ни единого человека, к которому можно обратиться за помощью. За исключением Тимза. Но мальчик предан своему господину. Он обязательно выдаст ее. И вдруг Элизабет осенило – она вспомнила, что Уолтер Кэмпбелл часто приезжает в замок своего дяди, Инней, находящийся рядом с фортом Линнхай. Если бы она смогла добраться туда, она была бы в полной безопасности.

Девушка подошла к столу и набросала записку Анне, сообщая, куда она направляется. Потом нашла свой плащ и открыла дверь.

Окинув взглядом холл и убедившись, что он пуст, Элизабет бесшумно спустилась вниз. Она прокралась через большой зал мимо библиотеки. Там горел свет. Очевидно, либо Роберт, либо Дэвид еще не легли. Беглянка выскользнула за дверь, не замеченная никем из обитателей замка.

Элизабет понимала, что самым трудным будет добыть лошадь. Если в конюшне кто-то есть, ее планы рухнут. Она пересекла двор и вошла в конюшню.

Уилл, главный конюх, был занят уборкой в стойлах. Девушка спряталась за бочкой, решив дожидаться, пока он не управится с работой; но чем дольше она будет ждать, тем больше будет опасность, что в конюшне появится еще кто-нибудь.

Ее худшие опасения оправдались: пришел сам Роберт Керкленд.

– Оседлай Шэлира, Уилл, – приказал Роберт. – Что-то мне не по себе сегодня. Решил немного проехаться.

– Хорошо, сэр Роберт. – Конюх направился к стойлу, в котором стоял гнедой жеребец Роберта.

– А как там старый-то лэрд, сэр Роберт? – спросил он, седлая коня.

– Боюсь, что мы скоро его потеряем, Уилл, – грустно ответил Роберт, и на мгновение Элизабет стало жалко этого надменного болвана.

– Печальный то будет день для нашего клана, когда старый лэрд помрет. Хороший он человек, сэр Роберт.

Роберт похлопал конюха по плечу:

– Спасибо, Уилл. Ты хорошо служил ему.

«У моего нареченного такая осанка, что даже в темноте поймешь, что это лорд, – подумала Элизабет. – Сейчас он похож на волшебника. Темный. Мрачный. И душа у него, наверное, такая же».

Девушка терпеливо ждала, когда Роберт уедет. Хорошо, что он решил прокатиться. Теперь ей не составит труда взять лошадь.

Спустя несколько минут после его отъезда Бет вышла из своего укрытия.

– Добрый вечер, Уилл. Хочу прокатиться. Ты не оседлаешь мою кобылку Шебу?

Главный конюх удивленно глянул на нее, и Элизабет одарила его двусмысленной улыбкой.

– А сэр Роберт уже уехал?

«Угу! – подумал Уилл. – Видать, молодой лорд и его леди собрались вдвоем поехать в лесок! Уж этот мне сэр Роберт. Ни одна красотка не устоит перед ним. Даже такая распрекрасная, как эта вот леди Элизабет».

Еще через несколько минут Элизабет, не скрываясь, выехала через боковые ворота, благословляя Роберта Керкленда за единственный добрый поступок, который он, вероятно, совершил за всю свою жизнь.

Девушка пустила кобылку галопом, чтобы скорее отъехать как можно дальше от Эшкерка. Кобылка бежала ровно и легко. После своего приезда в замок Элизабет часто ездила на ней и хорошо знала ее повадки. Оказавшись на безопасном расстоянии, всадница перешла на рысь и продолжала свой путь, радуясь, что все идет гладко. Темноты она никогда не боялась, поэтому ничто не пугало ее во время пути по узкой черной дороге.

Прошло несколько часов. Не успела Элизабет поздравить себя с успешным бегством, как вдруг Шеба захромала. Было слишком темно, и девушка не могла выяснить, что же случилось с лошадью. Она знала одно: это несчастное происшествие не способствует осуществлению ее планов. Бет ласково похлопала кобылку по шее.

– Прости меня, старушка. Надеюсь, ничего серьезного с тобой не случилось.

И девушка пошла по дороге, ведя хромающую лошадь в поводу.

Время близилось к рассвету, когда Элизабет заметила вдали какой-то огонь. Судя по всему, добралась-таки до форта Линнхай. Городок стоял на берегу озера Линнхай; там был причал, поскольку самый быстрый путь из Хайленда шел по воде. Форт располагался на границе между землями Керклендов и Кэмпбеллов и не отдавал предпочтения ни одному из двух кланов. Жители решили, что вражда кланов их не касается.

В такой ранний час в конюшне никого не было. В стойлах находилось несколько лошадей. Элизабет поставила свою кобылку в свободное стойло, сняла седло и уздечку, накинула на лошадь попону и пошла на постоялый двор.

Там она сразу же увидела нескольких спящих солдат из клана Кэмпбеллов. Они раскинулись на полу и оглушительно храпели.

Заспанный хозяин оглядел ее.

– Мне нужна комната, – заявила Элизабет.

Хозяин поднял брови. Ясное дело, девица из благородных, но как она оказалась здесь в столь неурочный час? Элизабет заметила его удивление и вздернула подбородок.

– Я – леди Элизабет Скотт. Я ехала в замок Инней и отстала от своей свиты, – солгала она. – У меня захромала лошадь. Я поставила ее в вашу конюшню. Мне нужна комната на остаток ночи, а утром, может быть, кто-нибудь из солдат Кэмпбелла проводит меня до замка. Хозяин кивнул.

– Ночь очень темная, сударыня. Я хорошо понимаю, в какое вы попали положение. Комната для вас найдется.

Вскоре Элизабет оказалась в чистой, хотя и некрасивой, комнатушке. Она задвинула дверной засов и улеглась на кровати, даже не раздеваясь. Кинжал она на всякий случай сунула под подушку.

«Как все просто! Как легко все получилось!»

Через несколько мгновений Элизабет уже крепко спала.

Проснулась она оттого, что чья-то рука зажала ей рот. Девушка попыталась было сопротивляться, но услышала злой шепот:

– Ни звука! Если вы хотя бы пискнете, я с удовольствием сверну вам голову.

Элизабет похолодела. Она узнала голос. Как Керкленд нашел ее?

– Сейчас я уберу руку, – предупредил Роберт, – и не вздумайте позвать на помощь! Это ясно?

Девушка кивнула, хотя сильно сомневалась, что ее движение было замечено. «А что мне еще остается делать, – подумала она, – если этот боров уже чуть не придушил меня?»

Роберт отпустил ее, и она лежала не шевелясь, пытаясь отдышаться. Молодой человек зажег свечу, стоящую у кровати, потом сел рядом с Элизабет. При свете дрожащего пламени девушка увидела, что лицо жениха перекосилось от гнева.

– Вы хотите, чтобы меня убили? – прошептал он сквозь стиснутые зубы. – Постоялый двор полон кэмпбелловских пледов.

– Ну и что? Кэмпбеллы никогда не были моими врагами, – возразила Элизабет. – Думаю, сейчас они тоже не причинят мне вреда. Почему я должна их опасаться?

– Того же поля ягода! – поморщился Роберт.

– И что вы хотите этим сказать? – Элизабет села на кровати. Она изо всех сил старалась не дать ему себя запугать, но его близость волновала ее.

Роберт схватил ее за плечи, стиснул так, что у Элизабет в глазах потемнело от боли.

– Я хочу этим сказать, что вы предательница. И мне следовало бы перерезать вам горло, как я перерезал бы его любовнице любого из этих проклятых Кэмпбеллов.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга, и молчание их было красноречивее любых обвинительных речей. Когда Роберт в конце концов отпустил девушку и отвернулся, Элизабет заговорила:

– Так значит, это правда! Все, что я слышала о грубости горцев, – правда. – Она расправила плечи. С каждым словом мужество ее возрастало. – Как вы смеете, Роберт Керкленд! Как вы смеете врываться в мою комнату ночью и запугивать меня? Грозный Хайлендский лев – на самом деле трусливая шавка! И нападает только на слабых!

Роберт резко обернулся.

– Осторожнее, сударыня. Еще одно слово – и я за себя не отвечаю.

– Да кто вы такой? – бросила она, охваченная гневом. – Вы – всего-навсего крикливый негодяй. Я скорее умру, чем дам запугать себя вашими угрозами. Убирайтесь из моей комнаты немедленно – или я закричу!

– Придержите язычок, миледи. Если и не стоит не обращать внимания на мои угрозы, то только потому, что мы должны пожениться.

– Я не собираюсь выходить за вас! – процедила она. – Я не выйду за вас, даже если вы будете умолять об этом на коленях.

– О, сударыня, есть и другой способ убеждать. – Глаза Роберта сузились.

И прежде чем Элизабет догадалась о его намерениях, он заключил ее в объятия и впился в ее губы. Она попыталась высвободиться, но все было бесполезно, – не могла же она, такая хрупкая и слабая, одолеть этого силача. Поэтому Элизабет перестала сопротивляться. «Целует? Пускай. Во всяком случае, он молчит». И вот, закрыв глаза, она отдалась волнующему, пьянящему поцелую.

Когда Роберт наконец отпустил ее, Элизабет открыла глаза и увидела, что он, нахмурившись, смотрит на нее. Тело ее дрожало – непонятно, от страха или от чего-то еще. Ну нет, она не покажет ему своей слабости! Но Роберт почувствовал ее волнение.

– Ну что ж, сударыня, голос сердца еще не присоединился к голосу разума. Или я был недостаточно убедителен? Могу привести еще один подобный довод.

Элизабет отступила на шаг и подняла руку.

– Клянусь, если вы приблизитесь хоть на дюйм, я закричу. И тогда только ваш кинжал меня остановит.

Девушка села на кровать, и тут ее рука нащупала стальной клинок, спрятанный под подушкой.

Оружие придало ей уверенности, и Элизабет поднялась.

– Вот этим вы хотите остановить меня? – хмыкнул молодой человек.

– Убирайтесь отсюда, пока я не вонзила этот нож в ваше сердце. Скажите спасибо, что мне дорог ваш отец – иначе я бы сделала это без предупреждения, – пригрозила девушка.

Роберт не шевельнулся.

– Вы выводите меня из терпения, сударыня Я не очень-то люблю, когда передо мной размахивают всякими острыми предметами.

И с быстротой змеи, кидающейся на жертву, он схватил Элизабет за руку. Та охнула от боли, а его пальцы сжимались все сильней и сильней. Ей казалось, что кость у нее вот-вот хрустнет.

Противники оказались у кровати, рухнули на нее, и Роберт всей тяжестью своего тела навалился на девушку.

– Бросьте кинжал, – приказал он.

Боль охватила не только запястье, но поползла вверх по руке. Слезы застилали Бет глаза. Рука сама собой разжалась, и кинжал упал на пол.

Роберт так и остался лежать на девушке. Одна-единственная слезинка скользила по ее щеке. От его возбуждающей близости у Элизабет колотилось сердце, ей не хватало воздуха, дыхание ее стало прерывистым.

Уж не собирается ли этот дикарь взять ее силой? Бет задрожала, потому что лицо молодого человека было совсем близко. Она закрыла глаза в отчаянии, ожидая, что сейчас последует еще один бурный поцелуй. Вдруг она почувствовала, что Роберт языком слизнул с ее щеки слезинку.

– За это я буду ненавидеть вас, Роберт Керкленд, до конца дней своих, – прошептала Бет.

Роберт медленно поднялся, протянул руку и помог встать будущей супруге. «Какая у него теплая, сильная рука...» Если бы он обнял ее... Однако дикари, похоже, умеют только драться.

Прежде чем отпустить ее, Роберт ласково провел пальцами по ее нежной руке.

– Простите, что сделал вам больно. – Молодой человек был искренне огорчен. – Никогда больше не угрожайте мне ножом. Терпеть не могу маленькие клинки. Мне сразу хочется обезоружить противника. Я теряю над собой всякий контроль.

Роберт взял кинжал, валявшийся у кровати, и уже протянул было его Элизабет, как вдруг с удивлением принялся его рассматривать.

– Ну и ну! – Он улыбнулся. – Когда-то Джеймс предупреждал, что вы меня моим подарком и прирежете. Здорово пошутил, правда? Вы словно его мысли прочли.

Он отдал девушке кинжал, и та немедленно спрятала его.

– А теперь давайте уберемся отсюда поскорее. Мы слишком долго с вами тут кувыркались.

Роберт подошел к окну. Элизабет не двинулась с места.

– Надеюсь, вы не думаете, что я выйду отсюда через окно? – спросила она.

– Вряд ли мы сможем пройти через зал, сударыня, там полно Кэмпбеллов. Вы, наверное, запамятовали, что наши кланы находятся в состоянии войны, – насмешливо проговорил он. – Либо вы выпрыгнете из окна сами, либо мне придется выбросить вас из него.

Элизабет подошла к окну взглянуть, высоко ли от земли.

– Это невозможно! В платье я не смогу спуститься, – заявила она. – Я упаду и сломаю себе что-нибудь.

– О, это было бы ужасным несчастьем. – Роберт явно издевался. – Ладно. Обнимите меня за шею. Спустимся вместе.

– Ну уж нет! – вспыхнула девушка. – Предпочитаю переломать себе руки и ноги.

– Элизабет! – Роберт начал терять терпение. – Мы только что с вами помирились. Вы опять?

Бет вздохнула. Роберт помог ей выбраться на крышу.

– Теперь обнимите меня и держитесь крепче.

Он осторожно прошел по крыше. Молодой человек нес Элизабет с такой легкостью, словно это была не женщина, а пушинка. Добравшись до ветки дерева, нависающей над крышей, он остановился, ухватился за эту ветку и повис на руках.

– Вот сейчас самое время пустить в ход ваш кинжал, – пробормотал Керкленд, передвигаясь к стволу. – Хотя... не забудьте, что тогда вы упадете вместе со мной.

– Если бы я хотела всадить нож вам в горло, меня не остановила бы опасность рухнуть с этой высоты, – отозвалась она.

– Да что вы говорите! А я-то думал, что вы испугались!

– Вы недооцениваете меня, сударь. – Элизабет изобразила на лице улыбку.

Роберт перебрался на ветку потолще, которая уже не гнулась под их весом.

– Вы мастерски лазаете по деревьям, – заметила Элизабет. – Без сомнения, у вас большой опыт. Окна дамских спален всегда так высоко находятся. Или я не права?

В ответ Роберт весело хмыкнул, и Элизабет улыбнулась. «Он смельчак, этот мой нареченный».

Теперь Роберт перебрался на самую нижнюю ветку.

– О, леди, вы так крепко обнимаете меня, что можете задушить.

Элизабет разжала руки. Действительно, зачем она так тесно к нему прижималась? Роберт спрыгнул на землю и протянул к ней руки.

– Все в порядке, сударыня, прыгайте, – сказал он.

– Слишком высоко.

– Элизабет, я сказал вам, прыгайте!

И она прыгнула, закрыв глаза. Сильные руки Роберта подхватили ее.

Он подвел Элизабет к своему жеребцу, стоящему в кустах.

– А как же моя кобылка? – спросила девушка.

– Выводить ее сейчас слишком рискованно. К тому же она хромает. Придется оставить ее здесь.

– Я люблю Шебу. Без нее я никуда не поеду, – заупрямилась Элизабет.

И Роберт понял, что строптивая девица на этот раз решила во что бы то ни стало настоять на своем. Пожалуй, спорить с ней сейчас еще рискованней, чем отправиться за лошадью.

– Вы обещаете, что будете ждать меня здесь, или мне лучше связать вас и заткнуть вам рот на время моего отсутствия?

– Даю вам слово, – ответила Элизабет. Роберт фыркнул:

– Слово любовницы Кэмпбелла!

Девушка вспыхнула. «Остановись! – сказала она себе. – Сейчас не время чересчур злить его, иначе ты уедешь без Шебы».

– Клянусь честью своего отца, – прошептала беглянка.

Роберт исчез в темноте. Его долго не было. Элизабет начала беспокоиться: хотя этот мужлан ей не симпатичен, все же не хотелось бы, чтобы из-за нее с ним что-нибудь случилось. Но вот он вернулся, ведя на поводу хромую лошадь.

Посадив Элизабет на своего коня, молодой человек сел позади нее. Он почти обнимал девушку. Сначала Элизабет изо всех сил старалась держаться прямо, но в конце концов ей пришлось прислониться к своему «спасителю».

– Как вы узнали, что Шеба захромала?

– Шел по вашему следу, – ответил Керкленд. – Когда она стала беречь ногу, это нетрудно было заметить.

– Как вы полагаете, что с ней случилось? Надеюсь, ничего серьезного?

– Это очень упрямая молодая кобылка. Может быть, она учуяла, что в воздухе пахнет Кэмпбеллами? – Роберт усмехнулся.

– Как-то вы неудачно пошутили, – обиделась Элизабет.

И пообещала себе, что больше не проронит ни слова. Солнце взошло, и они ехали уже больше часа. Вдруг Роберт свернул с дороги.

– Я ехала не так. Куда мы? – забеспокоилась девушка.

– Срежем немного, миледи, – ответил он. Они пустились по узкой тропе, вскоре Роберт остановил жеребца у небольшой рощицы. Он спешился и снял Элизабет с коня.

– Пусть лошади отдохнут.

Бет сделала несколько шагов и поняла, как затекло ее тело. Она немного побродила между деревьями, размялась, потом подошла к рябине и села под ней. В рощице царил мир и покой; в долине не было видно ни единого человека, ни единого живого существа. Поскольку говорить с Керклендом она не собиралась, то прислонилась к стволу и закрыла глаза.

Проснувшись, девушка никак не могла понять, сколько времени она проспала. Роберт лежал рядом с ней и тоже спал. «Как может противный человек выглядеть таким невинным?» – подивилась девушка, глядя на его лицо, такое умиротворенное во сне.

Бет захотелось пить. Она встала и подошла к ручью. Легла на землю и припала губами к холодной воде. Напившись вволю, она поднялась и тут же отпрянула – подле нее стоял Керкленд. Он робко улыбался и прятал что-то у себя за спиной. Элизабет настороженно глянула на молодого человека, а тот протянул ей цветок.

– Предлагаю заключить мир, сударыня. Элизабет широко раскрыла глаза от удивления при виде веточки белого вереска в руке Роберта.

– Хотя, говорят, белый вереск приносит несчастье, – добавил он.

Девушка словно онемела: в голове у нее прозвучали слова из предсказания Артли. Неужели все это может быть правдой?

– Благодарю. – Она протянула к вереску дрожащую руку.

– Элизабет, я думаю, будет благоразумней, если вы ничего не скажете моему отцу о событиях этой ночи. Нет смысла тревожить его.

– Я понимаю, сударь. Поверьте, я собиралась вернуться в Эшкерк после того, как вы оттуда уедете.

Роберт нахмурился. По его лицу пробежала тень сомнения.

– Для чего, сударыня? На его похороны?

И, отвернувшись, направился к лошадям. Он вскочил в седло и ждал Элизабет. Когда та подошла, протянул руку и помог ей сесть. До самого замка будущие супруги не произнесли ни слова.

Когда они въезжали в ворота Эшкерка, солнце было уже высоко.

Глава 9

Граф Керквуд лежал в постели, откинувшись на подушки. Когда старик увидел молодую пару, вошедшую рука об руку в его опочивальню, на лице его появилась слабая улыбка. Не задумываясь, Элизабет наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Мне очень не хватало вашего ежедневного посещения, милая леди, и утреннего чтения. – Граф кивнул в сторону книги в кожаном переплете, лежащей на столике рядом с кроватью. – Корла – хорошая служанка, но, увы, она не умеет читать. И боюсь, конец настигнет меня прежде, чем я узнаю, чем кончилась книга.

Роберт был удивлен. Оказывается, отец и Бет часто общались друг с другом. А он и не подозревал.

– Прошу прощения, милорд, – отозвалась Элизабет, – но лорд Эшли занимал меня все это время. – Она робко улыбнулась. – Однако теперь я свободна.

Девушка потянулась к книге, но старик покачал головой.

– Нет, Элизабет, на сегодня забудем о чтении. – Его глаза хитро блеснули. – Итак, вы променяли меня на того, кто помоложе. Ах, как непостоянно сердце молодой женщины.

– Нет, милорд, – возразила Элизабет. – Эта девица не так глупа, чтобы променять редкое, прекрасно выдержанное вино на еще не перебродивший сок из только что раздавленного винограда.

Граф засмеялся, и тут же у него начался приступ кашля. Старик долго не мог отдышаться. Элизабет взяла со стола салфетку, вытерла пот с его лба и с тревогой взглянула на Роберта. После приступа силы совсем оставили лорда Керквуда. Он лежал, прижимая свою немощную руку к тяжело вздымающейся груди.

– Роберт, – проговорил больной задыхаясь, – я слабею с каждым часом. Время мое истекает, и я хочу попросить тебя о двух вещах. Ты – мой наследник, и, когда меня не станет, ты будешь главой нашего клана. Тяжелая ноша ложится на твои плечи. К этому нельзя относиться легкомысленно. Ты должен заботиться о своих сородичах как о детях; никогда не отказывай им в совете и помощи. Если кто-то болен, ты должен ухаживать за ним; если кто-то голоден, ты должен накормить его; если кто-то замерз, ты должен обогреть его. Ворота Эшкерка должны всегда быть открыты для любого из клана Керклендов, ищущего пристанища.

Он снял с пальца кольцо, носить которое полагалось только главе клана, и вложил его в руку сына.

– Власть, которую я передаю тебе вместе с этим кольцом, велика. Никогда не пренебрегай ею и не запятнай честь нашего рода.

– Я понимаю, отец. Будьте спокойны. Я буду стараться выполнять свой долг так, как его исполняли вы. Хотя вряд ли мне это удастся, – пробормотал он себе под нос.

В ответ на искренние слова сына старик кивнул.

– А теперь моя первая просьба. Она касается вещей очень серьезных... Я прошу тебя хорошенько подумать, прежде чем ты перейдешь вместе с нашим кланом на сторону Монтроза. Когда ты станешь лэрдом, все решения будешь принимать ты. Я знаю, что ты предан Джеймсу... Но взвесь все как следует, сын. Мы, Керкленды, всегда держались в стороне от придворных интриг, и именно поэтому наш клан процветал... Когда я вижу, как большой клан, вроде Мак-Грегоров, почти весь гибнет... Ах, Роберт, – вздохнул граф, – они были такие могущественные, такие великие – лучшие в Хайленде... Ладно, сейчас не время для воспоминаний. – И старик вновь обратился к сыну: – То же самое происходит теперь с Мак-Дональдами, то же будет и с Грэхемами. Нет, Роберт... береги наш клан. Не приноси наших лучших мужчин в жертву безвыигрышному делу. Королю Карлу не выиграть битвы с парламентом. Помощь Монтроза только отсрочит это поражение, но оно неизбежно. Аргайл же из мести объявит вне закона любой клан, который перейдет на сторону короля.

– И подобные разговоры о поражении и уступках исходят от потомка Роберта Брюса![23] Вы и впрямь нехорошо себя чувствуете сегодня, – попытался пошутить Роберт. Затем он сжал руку отца. – Обещаю вам, что буду очень осмотрителен в своих поступках и не позволю моим личным чувствам влиять на мои решения, касающиеся благосостояния клана. Прежде чем что-либо решать, я всякий раз спрошу себя – а как бы поступил мой отец?

– Я надеюсь на тебя, сын мой, – произнес старый лэрд. – А теперь вторая просьба. Я хочу, чтобы ты и леди Элизабет обвенчались немедленно – сегодня вечером. Я хочу умереть, зная, что вы обвенчаны.

Бет была просто потрясена. Она не могла поверить своим ушам. Должно быть, ей снится страшный сон и она сейчас проснется.

– Но, отец, здесь же нет священника, а Элизабет нужно время, чтобы приготовиться, – возразил Роберт.

– Мы должны торопиться. Попроси своего брата и леди Анну быть свидетелями. В наших краях брак, заключенный таким образом, считается законным и допустимым. Позже вы можете обвенчаться в Керке. Но сегодня... исполните просьбу умирающего... Достаточно свидетелей... А священник... потом...

Роберт обернулся к Элизабет. На той лица не было. Просьба старика произвела на нее ужасное впечатление. Бет стояла бледная как снег. Она никак не могла поверить в такой поворот событий. Слезы выступили у нее на глазах. Девушка опустила голову, чтобы никто не прочел в ее взгляде отчаяние.

– Ступай, Роберт, приведи сюда Дэвида, – повелел лорд Керквуд.

Молодой человек шагнул к Элизабет. Он хотел успокоить ее, сказать что-нибудь в утешение. Он понимал, что просьба отца потрясла ее. Она даже не заметила руки, которую Роберт протянул было к ней. А он, думая, что девушка специально не обращает на него внимания, отвернулся и быстро вышел.

– Элизабет, подойдите сюда и сядьте. – Лорд Керквуд похлопал рукой по постели. – Не нужно ненавидеть меня, дорогая. За то недолгое время, что вы прожили здесь, я полюбил вас. Мне очень жаль, что вы не приехали к нам раньше.

Пока старик приказывал, Элизабет держала себя в руках. Но когда граф завел речь о любви, когда ласково попросил понять его, она разрыдалась, бросилась к умирающему и припала лицом к его исхудавшей груди. Лорд Керквуд обнял ее. «Плачь, девочка, плачь, легче станет».

Вскоре Бет подняла голову. Глаза ее были сухими. Граф нежно сжал ее руку.

– Ах, милое дитя, я вижу, что вы не понимаете, почему я так настаиваю на этом браке. Поверьте, во мне говорит не спятивший старик, потакающий собственным причудам. Когда я вас увидел, у меня исчезли всякие сомнения. Я правильно сделал, что сговорился с вашим отцом. Вы и Роберт просто созданы друг для друга, и ваш союз соединит все лучшее, что есть в Хайленде и Лоуленде. Сейчас, – продолжал граф, – нашу страну раздирает гражданская война – шотландцы убивают шотландцев. Единственная надежда для нас как для нации – смешать все лучшее, что есть у нас. Ваши дети, дети ваших детей – вот единственное, на что мы еще можем надеяться. Когда утонченность Лоуленда соединится с мужественностью Хайленда, когда горячность моего народа соединится с рассудительностью вашего, когда несгибаемая воля хайлендеров смешается с мягкостью лоулендеров – тогда, и только тогда, у нашей любимой Шотландии появится надежда. И пока мы не найдем путей к примирению, наши народы постоянно будут грызться друг с другом – одна маленькая клика с другой. Мак-Лины с Камеронами, Кэмпбеллы с Мак-Дональдами, Гордоны с Фрезерами – и всегда по милости Стюарта или кого-либо еще, кто сумеет разжечь в нас вражду.

– Значит, – невесело улыбнулась Элизабет, – мы с Робертом – всего лишь заложники вашего представления об объединенной Шотландии? Мы совершенно чужие люди и, несмотря на это, должны вступить в брак? А где же здесь любовь? Где честь? Где уважение? Где? Разве они не должны быть включены в образцовую картину будущего, о котором вы мечтаете?

– Дорогая Элизабет, добродетелями, которые вы сейчас перечислили, вы оба уже обладаете. Я хорошо знаю своего сына и успел неплохо узнать вас. Составные части уже есть – и время вскоре сложит их воедино и пробудит к жизни. В этом я уверен!

Спустя несколько минут, стоя подле ложа своего отца, в присутствии Дэвида Керкленда и Анны Барди, Роберт Керкленд, седьмой виконт Керквуд, взял своей горячей рукой холодную, дрожащую руку леди Элизабет Скотт и, призвав в свидетели Господа Бога, нарек ее своей женой.

И Дэвид и Анна были ошеломлены тем, с какой поспешностью все произошло. В смятении они поздравили новобрачных. Лэрд благословил их, после чего Роберт, извинившись, ушел. Сказал, что должен проводить Элизабет в ее комнату.

Почти всю церемонию Элизабет молчала, а войдя в свою комнату, бросилась в кресло и закрыла лицо руками. Роберт стоял, прислонившись к закрытой двери, не решаясь что-либо сказать. Он впервые увидел эту женщину только вчера, а теперь она уже стала его женой. И он никак не мог взять в толк, почему она-то не понимает, что он ошеломлен не меньше ее.

– Я понимаю, миледи, сегодняшний вечер был для вас не из приятных, но... – не очень удачно начал он.

Элизабет опустила руки. Лицо ее было залито слезами.

– В самом деле, милорд? – всхлипнула она. – Вы понимаете? Что, скажите мне, что вы понимаете? Вы знаете, что значит для девушки оставить свой родной дом, людей, которых она любит, и приехать в край, дикий, неукротимый и враждебный? И разве это варварское бракосочетание не есть доказательство моих слов?

Представляете ли вы себе хоть в малой степени, как девушка с детства обдумывает каждую подробность, каждую мелочь своей будущей свадьбы? Как она видит себя в большом зале, танцующей в объятиях того, кого она любит? Она – невеста. На ней – красивое платье, которое сшили специально ради этого события. Ее волосы струятся по плечам. В воображении своем она видит себя окруженной теми, кто ее любит, проливающей счастливые слезы.

Что же, милорд, свадьба у меня была. Невестой я была. Но вот жених... Тот ли это любимый, которого я видела в своих снах? Нет, милорд. Меня заставили уехать от того, кого я любила, и заставили выйти замуж за того, кто мне совершенно чужд. Он бегает за каждой юбкой. Его не интересует ничто, кроме войны и шлюх.

А что же можно сказать о подвенечном наряде, сшитом специально для этого случая? Нужно ли напоминать вам, что он так и остался лежать в сундуке! Вместо торжественного бального зала у меня была спальня умирающего. А где же мой любимый отец, почему его нет среди тех, кто пришел меня поздравить? Почему не присутствует на моей свадьбе мой брат? Где те любящие люди, что вырастили меня? У меня не было даже священника, который освятил бы церемонию! Вместо этого – всего лишь несколько слов. Нет, милорд... – И она снова закрыла лицо руками.

Роберт, конечно, мог бы напомнить ей, что он тоже не хотел жениться, но понял, что сейчас это неуместно.

– Элизабет, сегодня вечером от меня ничего не зависело. Я согласился на женитьбу из любви к отцу. Уверен, что для своего отца вы сделали бы то же самое. Я глубоко сожалею, что вам пришлось оставить того, кого вы любите. Я был на войне, и мне ничего не сообщили о том, какую жертву вас заставили принести. Я его знаю? – спросил молодой человек.

– Знаете, сэр, если вы имеете честь знать лорда Крейвера.

Роберт закинул голову и разразился оглушительным хохотом. Элизабет вздрогнула.

– Уолтер Кэмпбелл! – воскликнул Керкленд. – Этот позер, этот фат! Сударыня, да ведь я просто-напросто облагодетельствовал вас. Если вы так представляете себе мужчину, мне остается только сообщить, что вам предстоит встреча с неожиданными радостями, когда вы окажетесь в постели с настоящим мужчиной.

Элизабет скривилась от отвращения.

– А вы только таким образом судите о мужчине? По его любовным похождениям?

– Сударыня, я никогда не оказывался в положении, в котором можно судить о похождениях другого мужчины. Обычно я наставляю рога мужьям. А вот лорд Крейвер... Не думаю, что он на это осмелился бы.

– Меня не интересует, сэр, кому наставили рога вы, а кому – лорд Крейвер.

– Ладно, не будем об этом. На сегодняшнюю ночь я покидаю вас, сударыня, и возвращаюсь к отцу. А утром я позову священника, чтобы тот освятил наш брак.

Эти слова оказались последней каплей, переполнившей чашу отчаяния, и Элизабет выпалила:

– Можете не утруждать себя! Я не желаю, чтобы священник из Керка освятил наш брак! Мы вступили в него без церковного освящения, и таковым он и останется! Я ваша жена, милорд, – на один год! Через год ноги моей не будет в этом доме! Я вернусь к отцу! А вы можете отправляться к своим любовницам!

До этого момента Роберт сдерживался. Но теперь, после последней вспышки его новоиспеченной жены, терпение его лопнуло. Ярость захватила молодого человека целиком, и он зарычал:

– Превосходно, сударыня. Я рад, что вы со мной откровенны. Но тем не менее разрешите напомнить вам, что я, и только я, буду решать, вернетесь ли вы домой или нет. В моей воле разорвать этот брак, но никак не в вашей. Ради того чтобы утешить вас, сударыня, я хотел позвать священника. Но раз вы отказываетесь – тем лучше. Никакого венчания, никакой свадьбы. Я – ваш муж, а вы – моя жена. Запомните это, сударыня. Ждите меня в своей комнате сегодня вечером. Надеюсь, вы не забыли, что существуют супружеские обязанности? Молчите? Так я вам напоминаю – сегодня ночью вы обязаны выполнить супружеский долг! В вашем распоряжении один час, сударыня, чтобы приготовиться. Прошу избавить меня от драматических угроз перерезать себе вены или броситься с крепостной стены. Когда я вернусь, вы должны быть в постели.

Он вышел, а Элизабет в гневе схватила со стула гребень и запустила им вслед Роберту. Он только хмыкнул, услышав, как гребень ударился в дверной косяк, и направился в зал, зло ухмыляясь.

Свечи в настенных подсвечниках догорели, и спальня отца была погружена в полумрак, ее освещал только огонь, пылавший в камине. Больной неподвижно лежал на кровати. Служанка Корла сидела в кресле. Когда Роберт подошел, лорд Керквуд открыл глаза и улыбнулся.

– Вы сияете, как начищенная шпага, отец, – пошутил Роберт. – Довольны, что все вышло по-вашему?

– Да, сын мой. Ты и Элизабет порадовали старика. У меня словно гора с плеч свалилась.

– Если этот вечер так нравится вам, может быть, вы сами попробуете усмирить мою строптивую жену?

– Приучи ее к своим прикосновениям, сынок, но смотри не сломай, – остерег его отец. – А теперь оставь меня. Сегодня у тебя брачная ночь, молодая жена ждет тебя, а ты мешкаешь.

– Ночь еще только началась, отец, и я с удовольствием проведу время в вашем обществе.

Граф кивнул и жестом велел сыну придвинуть к кровати стул.

– В таком случае, Роберт, садись и рассказывай, как обстоят дела у Джеймса Грэхема.

Целый час Роберт во всех подробностях описывал лорду Керквуду игру в прятки, в которую Монтроз вовлек Аргайла, и последовавшую затем победу при замке Файви.

Наконец лорд Керквуд остановил Роберта и закрыл глаза.

– Я устал, сын. Я должен уснуть. А тебе пора идти к молодой жене.

Он взглянул на своего отпрыска. По взгляду Роберта старик сразу понял, что тот боится оставить его.

– Не бойся, мой час еще не пробил. Мы еще поговорим с тобой утром.

Глава 10

Роберт Керкленд невидящим взглядом смотрел на бокал вина. «Что делать?» – думал молодой человек. Как лучше всего подойти к Элизабет? Оставить ее в эту ночь одну? Или последовать совету отца и подняться в ее спальню? Боже, она ведь страшно соблазнительна – красивая, живая! После поцелуя на постоялом дворе он думал только о том, как бы оказаться с ней в постели. А как же быть с ее презрением к нему, ко всем горцам вообще? «Она, конечно же, ждет, что я вернусь к ней и возьму ее силой». Может быть, ласка обезоружит ее?

– Черт, – вздохнул Роберт, – это ведь всего-навсего женщина! А я не зеленый юнец, неумелый и неловкий. Скоро она будет мурлыкать от прикосновения моих пальцев.

И, подмигнув самому себе, он со стуком поставил бокал на стол и произнес:

– Да, будем ласковы... В конце концов сегодня я женился.

Уверенность Роберта несколько поколебалась бы, знай он, что его жена тоже решила, как она будет себя вести в этот вечер. Долго после ухода Роберта Элизабет размышляла о своем положении. Бежать ей было некуда, спрятаться негде, и она поняла, от Роберта ей не уйти. Пока. А значит, сопротивляться бессмысленно. Лучшим способом будет просто отдаться в его власть и тем самым избежать многих неприятностей. Добившись своего, он оставит ее в покое и отправится искать более утонченных утех в объятиях хорошо известной Дезире дю Плесси.

Решив быть послушной мужу в эту ночь, Элизабет приготовилась к его приходу. Теперь она была в одной рубашке и с распущенными волосами.

Но все же, несмотря на внешнее спокойствие, у Элизабет все сжалось внутри и перехватило дыхание, когда дверь ее комнаты раскрылась и Роберт вошел небрежной походкой, словно привык это делать каждую ночь. Несколько мгновений он внимательно ее изучал, как противника на поединке. И был немного удивлен, что его жена готова лечь в постель. Молодой Керкленд взглянул на огромную кровать под балдахином.

– Сударыня, у этой кровати весьма заброшенный вид. Я разочарован – я-то надеялся, что вы уже легли.

Элизабет фыркнула:

– Советую вам, сударь, беречь силы для дальнейших разочарований, ибо у меня нет ни малейшего желания ложиться в эту постель. Подумайте, сударь. Может быть, вам все-таки стоит уйти?

Не обращая внимания на слова жены, Роберт подошел к кровати и снял сапоги. Потом, неторопливо поднявшись, налил два бокала вина из изящного хрустального графина, стоявшего на сундуке и подошел к Элизабет.

Он смотрел на нее с высоты своего роста, и Бет, чувствуя себя крошечной, протянула дрожащую руку и взяла один бокал. Роберт стал не спеша пить вино, не отрывая взгляда от лица девушки. Элизабет почувствовала, что щеки ее заливает краска. Она не могла заставить себя поднять глаза и взглянуть на Роберта.

– Как... ваш отец? – проговорила она запинаясь.

– Спит, – ответил Роберт, поставил стакан на полку камина и медленно развязал ленты ее пеньюара. Спуская кружевную пелерину с плеч жены, он почувствовал, как она напряжена.

– Эта ночь может стать приятной – или неприятной. Все зависит от того, какой вы ее сделаете, – тихо проговорил Роберт.

Элизабет не стала надевать соблазнительное одеяние из легкого шелка, которое было заранее подготовлено для ее брачной ночи, а надела вместо него простую ночную рубашку из белого батиста. Пышные рукава скреплялись у запястья тремя перламутровыми пуговками. Две такие же пуговицы скрепляли круглый вырез. Вопреки намерениям Бет это простое одеяние и темные волосы, которые сияли в отблесках камина, придавали ее красоте что-то неземное. У Роберта дух захватило.

– Как вы прекрасны, – прошептал он. Элизабет внимательно посмотрела ему в лицо, удивленная чувством, прозвучавшим в его голосе.

– Мне неприятно положение, в котором я оказалась, сударь, – произнесла она.

– В таком случае расслабьтесь и позвольте мне сделать его приятным для вас.

Роберт взял ее руку своей горячей рукой и поднес к губам. Глаза Элизабет расширились – прикосновение его жарких губ вызвало у нее приятную дрожь. Она попыталась отнять руку, но он держал ее крепко, а его язык ласкал кончики ее пальцев. Легко и осторожно расстегнул он пуговки на запястье.

– Ваши действия лишают меня сил, сэр, – изумилась Бет.

В глазах Роберта заплясали веселые огоньки.

– Я собираюсь, Элизабет, лишить вас сорочки, а не сил. И я вовсе не хочу пугать вас.

Молодой человек отпустил ее руку, и Элизабет крепко прижала ее к губам, словно пытаясь остудить жар его прикосновений.

– Вы даже не пригубили вина. А ведь вино прекрасное. – Роберт взял бокал и сделал глоток. – Попробуйте хотя бы каплю, сударыня, вино поможет вам расслабиться.

Он поднес бокал к ее полураскрытым губам, и она отпила янтарного напитка, от которого по ее телу побежало приятное тепло.

– Вот славная девочка, – усмехнулся Роберт, отставляя бокал.

Он взглянул ей в глаза – широко раскрытые и испуганные, взял ее за другую руку и так же медленно расстегнул обе пуговки, а потом запечатлел на запястье томительный поцелуй. Когда же Роберт губами нашел ямку на шее жены, ее охватила дрожь и она закрыла глаза.

– О, прошу вас, сударь, – умоляюще проговорила Элизабет.

Губы Роберта скользнули к ее уху, и жар его дыхания заставил Бет задрожать еще больше.

– Прошу вас – что, Элизабет? Вы просите, чтобы я продолжал – или чтобы перестал?

Внутри Элизабет росло странное, мучительное и сладкое чувство. А руки мужа принялись ласкать ее плечи. Потом пальцем он проложил тропку к пуговкам у выреза ее сорочки. Его губы нашли обольстительную щелку между ее грудями, а пальцы в это время расстегивали маленькие пуговки, и вот его горячая рука нежно обхватила набухший холмик. Элизабет выгнулась назад, пытаясь освободиться, но в результате прижалась бедрами к его бедрам. И со страхом ощутила некую выпуклость, стиснутую его брюками.

– Неужели вы способны насильно овладеть женщиной, которая вас не хочет? – спросила она прерывающимся шепотом.

– У меня никогда не было необходимости овладевать женщинами насильно, – ответил Роберт. – Они все шли на это по своей воле, и вы сделаете то же самое.

Все страхи Элизабет, все ее заранее составленные планы исчезли, когда она услышала этот хвастливый ответ. Девушка оттолкнула Роберта.

– Ах вы, самодовольный хвастун! – выпалила она. – Вы осмеливаетесь бахвалиться своими прежними победами, пытаясь изнасиловать меня!

Несколько мгновений Роберт удивленно взирал на жену. Потом он разразился хохотом – веселым и легким.

– Слава Богу, – проговорил он сквозь смех, – мне-то казалось, что я собираюсь уложить в постель трепещущую покорную крошку. Но теперь я вижу, что эта ночь обещает мне восхитительные игры.

И его представление об Элизабет как о нежной и терпеливой любовнице исчезло так же быстро, как и ее планы быть податливой и кроткой. Роберт притянул жену к себе, и Элизабет оказалась в кольце его стальных рук. Он смотрел на нее смеющимися синими глазами, понимая, что в его объятиях она совершенно беспомощна.

– Мы, горцы, любим, чтобы женщина была такой же горячей, как лошадь, и прекрасно умеем объезжать и тех и других, – похвастался он.

– Нет! – воскликнула она, безуспешно пытаясь вырваться. – Можете убираться с вашими гнусными мыслями, гнусным языком и гнусными поступками куда угодно. Я не кобыла, на которую вы вознамерились взобраться.

Роберт притянул к себе голову Бет так, что девушка не могла уклониться от его губ. Такая сила, такой жар были в его поцелуе, что Бет застонала. Хоть Уолтер Кэмпбелл и целовал ее, но она представить себе не могла, что можно целовать так... Голова у нее закружилась. Бет одновременно испытывала смущение и возбуждение, поднимавшееся откуда-то из глубин ее существа, в то время как сама она всячески сопротивлялась сокрушительному натиску. А потом, постепенно, против своей воли, раскрыла губы.

Когда наконец Роберт отпустил ее, на лицах у обоих были написаны удивление и восторг.

Элизабет подняла на Роберта умоляющие глаза. Смущенная, испуганная проснувшимися в ней чувствами, она проговорила:

– Прошу вас, милорд, пожалуйста, перестаньте.

– Я готов исполнить любую вашу просьбу, сударыня, но только не эту, – хрипло ответил Роберт и опять прильнул к ее губам.

Его губы, пьющие ее сладкий нектар, были на удивление нежны. Элизабет обняла Роберта за шею и прижалась к нему. Несколько мгновений она подумывала, не попытаться ли ей вырваться, но мысль эта сгорела в его жарких прикосновениях – его руки стянули с ее плеч ночную рубашку.

Вся дрожа, стояла Элизабет перед Робертом, пытаясь собрать остаток сил, чтобы сопротивляться; нагая, она чувствовала себя совершенно беззащитной.

А он пожирал взглядом ее тело, такое стройное, такое восхитительное.

– Я могу только еще раз повторить, сударыня: ваша красота просто ошеломляет, – проговорил он восторженно.

Будь Элизабет более искушенной в affaires d'amour[24], она поняла бы, что Роберт говорит искренне. Но неопытная девушка почувствовала себя оскорбленной этой похвалой.

– Неужели вы считаете необходимым, милорд, играть со мной как кошка с мышкой? У меня не хватит сил одолеть вас... Так что... делайте что хотите, и покончим с этим! Потом я хотела бы остаться одна.

– Я уже сказал вам, Элизабет, что у меня нет ни малейшего желания спать с каким-то безжизненным трупом, равно как и силой овладеть неопытной особой женского пола.

– Неопытной особой! – вспыхнула Элизабет. – Неужели в вашу надменную, властную, глупую голову никогда не приходила мысль, что есть женщины, которым вовсе не улыбается перспектива разделять с вами ложе?

– Как же, такая мысль в мою глупую голову приходила. Но сегодня настал момент проверить, может ли такая женщина существовать на самом деле. – Керкленд усмехнулся. Он поднял Бет на руки и отнес на постель. – Я буду рад подробно обсудить с вами брачные обычаи животного, именуемого человеком, но сейчас мне не дает сосредоточиться ваша обнаженная красота. Думаю, больше мы не должны мешкать. Перейдем к делу.

Зная, что Элизабет попытается сопротивляться, Роберт без всяких церемоний бросил ее на кровать и быстро стянул с себя одежду. Бет изумленно смотрела на него. Она первый раз в жизни видела обнаженного мужчину. Роберт, казалось, весь состоял из волос и мускулов. Тело его было словно литое.

Разглядывая Керкленда, Элизабет изумилась при виде его ствола. Глаза ее расширились, и она в ужасе замерла.

– Надеюсь, вы не собираетесь поместить это в меня? – с надеждой спросила Бет.

Роберта рассмешила такая непосредственность жены.

– Ей-богу, женщина, ты действительно превращаешь все мои попытки соблазнить тебя в настоящее tour de force[25]. – С этими словами он навалился на свою испуганную супругу. – В жизни у меня не было ночи, которая требовала бы столько терпения. И в результате – ничего.

Внезапно смех его оборвался, глаза потемнели и стали темно-фиолетовыми.

– А теперь хватит слов.

Его губы приблизились к ее губам. Элизабет закрыла глаза. Недра ее опять охватило волнующее напряжение. Почему-то – она не понимала почему – ей хотелось ощутить эту твердость внутри себя. Роберт осыпал поцелуями ее глаза и лицо, и каждый из них казался ей искрой, проникавшей в нее и разгорающейся там. Тело Бет содрогалось, руки Роберта ласкали ее округлые груди. Когда он принялся языком теребить ее сосок, с губ Элизабет сорвался восторженный стон. Другой холмик дрожал от ожидания, и, когда дело дошло до него, девушка вскрикнула от наслаждения.

Пламя страсти, охватившее Бет, разгоралось все ярче и ярче. Она ничего не могла поделать с этим пламенем. Ей казалось, что она не выдержит сладостной пытки. От каждого прикосновения рук Роберта Бет изгибалась, охваченная жаждой все новых и новых ласк.

Руки ее ласкали мускулистое тело мужа, а язык отвечал на дерзкие призывы. Когда он отрывался от ее губ, она прижимала его голову к своей груди, чтобы он повторил свои ласки. Каждое прикосновение к своим соскам она ощущала так, будто нечто зарождается в самой сердцевине ее женственности. Бет металась, словно в бреду.

– Что вы делаете со мной? – воскликнула она испуганно и в то же время восторженно. – Что со мной происходит? Мне страшно! Я сейчас умру!

Роберт заглянул в ее глаза, потемневшие от страсти, и нежно улыбнулся.

– Французы называют это «1а petit morte»[26], – страстно прошептал он и овладел ею.

Элизабет закричала от боли, но скоро забыла о ней, потому что палящий жар разгорелся с новой силой, и она застонала, охваченная экстазом. Роберт впился в ее губы, затрясся и застонал.

Они лежали молча. Роберт обнимал Элизабет, ее голова лежала у него на груди. Бет слышала, как колотится сердце мужа, и знала, что ее сердце бьется так же сильно.

Когда наконец они оба отдышались, Роберт уложил Элизабет на спину и приподнялся на локте, чтобы посмотреть на нее. Ее красоту не портили даже взлохмаченные волосы. Она была самым соблазнительным созданием, какое Керкленд когда-либо видел. Он понял, что за всю свою жизнь никогда еще не получал большего удовольствия от ласк, чем сейчас, и пока он внимательно рассматривал ее сочную, чувственную красоту, огонь, который совсем недавно обратился в тлеющие угли, снова стал разгораться в его недрах.

Элизабет открыла глаза и впервые взглянула на Роберта без ненависти и возмущения.

– Я и понятия не имела... – проговорила она, и на лице ее отразилось изумление. – Раньше я совершенно не знала мужчин, не знала, как им угождать. В любовных делах я совершенно неопытна.

Как объяснить ей то, что он, с его богатым опытом, уже понял? Ведь в ней, в Элизабет, только начинает пробуждаться женщина. А понял он, что эти мгновения восторга, пережитые ими, испортили их обоих, что им никогда уже не нужен будет никто другой, что таких восторгов ни один из них не испытает в чужих объятиях.

Роберт наклонился, нежно прикоснулся к губам жены и хрипло прошептал:

– Кто научил Евтерпу лирическим песнопениям? И разве у Терпсихоры был учитель танцев? Нет, Элизабет, подобно этим греческим музам, ты – тоже богиня, богиня в искусстве любви, ты действуешь по вдохновению.

Он взглянул на нее глазами, полными страсти, и привлек к себе.

– Так идите же ко мне, миледи, и унесите меня еще раз на прославленную вершину Олимпа.

Глава 11

Лучи утреннего солнца проникли в комнату и коснулись широкой кровати и молодой женщины, лежащей на этой кровати. Элизабет спала, пока солнечный свет, щекоча ее веки, не заставил ее открыть глаза. Несколько минут она лежала неподвижно. Потом повернула голову и, как сквозь туман, увидела рядом с собой смятую подушку. Ее длинные темные ресницы опустились на нежные щеки, глаза закрылись. Но Бет снова открыла их. Непреодолимое желание возвратиться в ласковые глубины сна боролось в ней с каким-то странным беспокойством.

Вдруг Элизабет поняла, что означает эта смятая подушка. Она села на постели. Сердце ее екнуло. Ей показалось, что ее швырнули в ванну с холодной водой. Одеяло упало, обнажив пышную грудь. Ее нагота подтвердила, что события этой ночи ей не приснились. «Боже, какой ужас!» Бет вспыхнула от стыда – она вспомнила, как страстно отвечала на ласки мужа.

Быстрым, вороватым движением Элизабет задернула полог, словно могла, скрывшись за ним, изгнать из памяти часы, проведенные в любовных играх. Румянец окрасил ее щеки, когда она взглянула на ночную рубашку, которую так небрежно отбросили вчера вечером и которая теперь лежала, аккуратно сложенная в ногах кровати, – конечно же, только Роберт мог ее положить туда.

Элизабет поспешно надела рубашку и подошла к окну. Первый, кого она увидела во дворе, к ее великому удивлению, был Роберт Керкленд. Внизу происходило что-то важное. Несколько человек седлали лошадей. Элизабет не сводила глаз с высокой фигуры, радуясь возможности рассмотреть мужа как следует, самой оставаясь при этом незамеченной. Ей пришлось признать, что он хорош собой; легким движением, без малейшего, казалось, усилия Роберт взлетел в седло. Шлема на нем не было, густые черные волосы едва доходили до шеи – эта прическа была очень распространена среди горцев. Такая манера стричь волосы нравилась Бет больше, чем длинные локоны, которые носили, следуя придворной моде, англичане. Прическа придавала горцам очень мужественный вид.

Она понимала, что мужественность Роберта пугает ее, и это чувство было для нее совершенно необычным. Выросшая среди мужчин, Элизабет всегда общалась с ними легко и непринужденно. А теперь она внезапно оказалась в невыгодном положении.

Она видела, что Роберт Керкленд взволнован: судя по тому, как решительно он отдает приказания своим людям, что-то случилось. А Роберт, словно почувствовав ее взгляд, на мгновение посмотрел на окно спальни, потом повернул коня и умчался прочь.

Бет трудно было представить, что этот военачальник – тот же самый человек, который ночью держал ее в объятиях. Несмотря на свою неопытность, Бет поняла, что Роберт – нежный и внимательный любовник, а ведь он мог овладеть ею любым способом, какой только пришел бы ему в голову. Неужели мнение, которое она о нем составила, ошибочно? Пожав плечами, Элизабет затрясла головой и проговорила предостерегающим голосом, обращаясь к себе самой:

– Очень даже смешно и глупо с твоей стороны, Бет, допускать такие приятные мысли. Этот человек просто-напросто играл с тобой в игру, в которую умеет играть мастерски. И ты в этой игре – обыкновенная пешка!

И уголки ее губ тронула чарующая улыбка, всегда помогавшая ей добиться своего.

– Берегись, Хайлендский лев, ибо ты можешь неожиданно обнаружить, что тебе поставили мат!

Элизабет надела простое рыжее шерстяное платье с широкими рукавами, доходящими до локтей, выбрала ленту подходящего цвета, зачесала волосы назад. Одетая таким образом, Бет влетела в комнату графа Керквуда.

Он обрадовался, увидев ее.

– Что за милый эльф прилетел ко мне? Улыбнувшись, Элизабет чмокнула старика в щеку. Как ни странно, но она не держала зла на этого человека, хотя именно он заставил ее выйти замуж за Роберта Керкленда.

– Вы выглядите очаровательно, дорогая, и слишком молодо, чтобы быть замужней женщиной, уже познавшей брачные радости, – пошутил он.

Элизабет вспыхнула, и от этого сияние радости, исходившее от нее, стало еще ярче.

– Вы, Керкленды, слишком прямолинейны, – с упреком заметила она. – Я, например, просто боюсь теперь смотреть в глаза Дэвиду.

Впервые за эти дни изможденный человек на кровати забился не в приступе кашля, а в приступе смеха, представив, как младший сын будет подшучивать над молодыми супругами. Но старик быстро устал.

– Вот, даже смех теперь утомляет меня. Придется мне отдохнуть. Возвращайтесь скорее, – попросил он.

– Конечно, отец, – ласково успокоила графа Элизабет.

Элизабет только что расправилась с горячей овсянкой, когда в столовую рука об руку вошли Дэвид и Анна. Она смотрела на них, и по лицу ее ничего нельзя было прочитать.

– Готова поклясться, что вас уже водой не разольешь. Я никогда не вижу вас порознь.

Дэвид подмигнул Анне.

– Ага, стыдливая новобрачная уже встала. Скажите, Анна, можно ли по ее виду понять, насколько приятно она провела эту ночь? Бедняжка Анна была вне себя от отчаяния, она боялась, что мой негодяй братец будет с вами плохо обращаться; я же поутру самым внимательным образом осмотрел его, но ран, оставленных кинжалом, не обнаружил.

– Возможно, мое оружие не наносит открытые раны, – подхватила игру Элизабет.

– Если это так, – Дэвид наклонился и поцеловал ее в щечку, – оно очень действенно, потому что сегодня утром Роберт выглядел вполне ублаготворенным вплоть до самого своего отъезда.

– Да, я видела, как он уезжал. Что случилось?

– Кто-то из Кэмпбеллов совершил набег на какую-то отдаленную ферму. Роберт пустился в погоню.

– И часто у вас такое случается? – спросила Анна.

– Мы без драки жить не можем, – ответил Дэвид, – хотя большинство Кэмпбеллов из-за войны находятся далеко отсюда.

– И конечно, вы, Керкленды, никогда не совершаете набегов! – пошутила Элизабет.

– Я этого не говорил, дорогая сестрица! Половина наших лошадей – из табунов Кэмпбеллов.

И Дэвид улыбнулся.

Вдруг Элизабет помрачнела – она увидела Дезире. Присутствие мадемуазель дю Плесси смущало Элизабет с самого начала ее пребывания в Эшкерке. Теперь же, став хозяйкой дома, она решила, что настало время удалить отсюда эту неуместную гостью.

– Мадемуазель, могу я поговорить с вами наедине? – спросила Элизабет, поднимаясь.

Дезире не знала, что произошло вчера. Она пошла вслед за Элизабет в библиотеку. Оставшись наедине с любовницей своего мужа, Бет произнесла:

– Я предлагаю вам людей, которые проводят вас до форта Линнхай. А там вы можете сесть на борт какого-нибудь корабля, который доставит вас в любой порт по вашему желанию. Я требую, чтобы вы немедленно уехали отсюда.

– Может быть, госпожа Скотт, нам лучше подождать, пока приедет Роберт и все это решит? – возразила Дезире.

– Полагаю, что я, хозяйка этого дома, могу сама принимать подобные решения.

– Хозяйка? Боюсь, что вы несколько преувеличиваете!

– Мадемуазель, мы с лордом Эшли вчера вступили в брак.

И тут впервые с начала разговора француженка опешила. Но Дезире была не из тех, кого может смутить присутствие жены, потому что она давно поняла: своему мужу она никогда не будет казаться столь же привлекательной, как чужому.

– Поскольку я не люблю грубых сцен, леди Эшли, я отнесусь к вашему желанию с уважением. Но я не сомневаюсь, что Роберт в ближайшее время увидится со мной, – проговорила она. – Нас связывает многолетняя и тесная дружба. Если вы думаете иначе, мне вас искренне жаль.

– Оставьте вашу жалость при себе, мадемуазель, она пригодится тем, кто в ней нуждается. Я же отнюдь не намерена обсуждать ваши отношения с моим мужем, равно как и свои отношения с ним.

После этого заявления Элизабет повернулась и вышла.

Вечером Элизабет, Анна и Дэвид пили чай в библиотеке. Их мирная беседа была нарушена явлением разъяренного Роберта Керкленда. Он ворвался в комнату и направился к жене. Бет едва успела поставить чашку на стол, как ее без всяких церемоний подняли со стула.

– Извините леди Элизабет, – прорычал Роберт Анне и Дэвиду. – Нам нужно поговорить кое о чем.

И, схватив жену за руку, он грубо выволок ее из комнаты.

Анна испугалась.

– Он ведь не причинит ей вреда, правда?

– Конечно, нет, милая. – Дэвид похлопал девушку по руке. – Успокойся.

Анна не сводила с него глаз, пытаясь понять, кого он хочет убедить – себя или ее.

Пока Бет тащили, она лихорадочно соображала, как лучше вести себя с мужем. Явно, ему не понравилась ее проделка, и теперь он готов разорвать ее на куски.

Роберт остановился.

– Насколько я понимаю, вы выгнали мадемуазель дю Плесси из этого дома и отправили ее в форт Линнхай?

Элизабет вздернула подбородок и ответила:

– Это так, сэр.

Роберт был вне себя от негодования и злости. Схватив молодую женщину за плечи, он принялся трясти ее и тряс до тех пор, пока у нее голова не пошла кругом.

– Проклятая дуреха! Неужели вы не понимаете, что послали на верную смерть шестерых моих людей? Форт Линнхай кишит Кэмпбеллами, страшно обозленными из-за своего недавнего поражения. У моих людей нет ни малейшей возможности уцелеть!

Голова у Элизабет уже болела от этой тряски, и она с трудом сдерживала слезы.

– К вашему сведению, милорд, ваша любовница уехала вовсе не в форт Линнхай. Она взяла сопровождающих до замка Лэнгли, где, в чем я убеждена, будет с великой радостью принимать вас, то есть в том случае, если вы спокойно подождете своей очереди.

Услышав, что его люди в безопасности, Роберт немного остыл.

– Я сообщил вам вчера вечером, сударыня, что не имею ни малейшего желания ждать своей очереди. Поскольку вы выгнали мою любовницу, будьте готовы исполнять ее обязанности. А на будущее, прошу, не лезьте не в свое дело. Я здесь хозяин – и я, я один, буду решать, кто здесь желанный гость, а кто нежеланный!

– В таком случае, милорд, позвольте заверить вас, что меня вовсе не интересует, сколько шлюх вы содержите, но я не потерплю их пребывания под той же крышей, под которой живу я!

И противники воззрились друг на друга. Глаза их сверкали.

– Я прикажу перенести ваши вещи в мои комнаты. Начиная с этого дня вы всегда будете у меня под рукой. Как я уже имел честь сообщить вам, я нетерпелив и не люблю ничего откладывать. И мне вовсе не улыбается шлепать босиком по коридору, чтобы получить то, что и так мне принадлежит. Я предпочитаю, чтобы все свое я мог достать просто протянув руку.

Элизабет, у которой всегда была своя комната, где она могла остаться одна, потеряла дар речи.

– Только злой и жестокий человек может так издеваться над другими, – наконец проговорила она.

А Роберт больно схватил ее за руку и стоял, возвышаясь над ней, – вид у него был устрашающий.

– Да, сударыня, вы ведь уже не раз сообщали мне, что мы, горцы, народ дикий.

И Роберт рывком притянул жену и прильнул к ее губам. Бет сопротивлялась этому внезапному натиску, но все было бесполезно. Его рука скользнула в вырез ее платья, пальцы нашли ее грудь. Элизабет поняла, что он обращается с ней как с дешевой девкой. Сейчас она должна сопротивляться. Обязана! Но к своему ужасу, Бет почувствовала, как недра ее запылали от его прикосновений. Ее руки сами собой обвили его шею, и всю ее обдало жаром. Она закрыла глаза, отдаваясь ощущениям, которые зародились в ней, и задрожала. Ей казалось, что она вот-вот взорвется. Как вулкан.

Услышав тихий смех Роберта, Элизабет широко раскрыла глаза, затуманенные страстью, и увидела, что он самым оскорбительным образом скалит зубы. Затем он отпустил ее, и теперь Бет стояла, дрожащая, неудовлетворенная и униженная.

– Вот вам простой урок, Элизабет. Это чтобы вы знали, за кем всегда остается последнее слово.

И, отвесив издевательский поклон, Роберт повернулся и вышел. Бет опустилась на пол и сидела, вытирая слезы.

Но вскоре она перестала плакать, поднялась и подошла к зеркалу. Бет ожидала, что теперь выражение лица ее изменилось. Она чувствовала себя старухой. Но с удивлением увидела, что единственная перемена в ее внешности состоит в том, что глаза ее покраснели.

Долго она смотрела на свое отражение и мысленно разговаривала сама с собой. Да, нужно найти какое-то оружие против заносчивости мужа. И она дала себе клятву: настанет день, когда она заставит его пожалеть об этом поступке, о пережитом ею унижении.

Элизабет сидела в большой лохани для купания. Закрыв глаза, она отдавалась убаюкивающим объятиям воды. Ее длинные густые золотистые волосы свешивались через край лохани и казались багровыми – отблески пламени, горевшего в камине, играли на шелковистых прядях.

На несколько мгновений ей удалось отогнать горькие воспоминания о том, что произошло вечером, и она принялась мысленно перебирать события вчерашнего дня. Погрузившись в мечты, она не заметила, как Роберт Керкленд вошел в полутемную комнату. Он замер, глядя на загадочную чародейку – воплощение невинности и соблазна. Потом неслышно подошел ближе.

– Если бы я навсегда ослеп, сладчайшим для меня утешением было бы сознание, что я созерцал вас.

Элизабет открыла глаза и увидела предмет своих мечтаний. В полном смятении она выпрямилась, при этом из воды показались ее молочно-белые плечи. Взгляд Роберта мгновенно был прикован к соблазнительным пышным грудям, вокруг которых плескалась вода. Элизабет же поморщилась и попыталась прикрыться.

– Сэр, поскольку вы лишили меня возможности уединяться в моей собственной комнате, я была бы вам признательна, если бы вы предупреждали меня, прежде чем войти.

– Что вы предпочитаете – барабанную дробь или, может быть, достаточно подудеть в трубу? – спросил Роберт.

– Достаточно стука в дверь, – отрезала она. Роберт усмехнулся:

– Поскольку это моя комната, сударыня, я не собираюсь заявлять о своем появлении. А поскольку вы моя жена, к чему эти попытки прикрыться?

– Милорд, мы поженились только вчера. Мне очень неловко принимать ванну в присутствии чужого мужчины.

Роберт наклонился над лоханью и провел пальцем по мокрому следу, оставленному каплей, сбежавшей с ее пышной груди.

– Миледи, – проговорил он, – как можете вы говорить о нас как о чужих, памятуя о том, что произошло между нами прошлой ночью?

– Очень даже могу, милорд, особенно памятуя о том, что произошло между нами сегодня.

– Вчера ночью мне представилась возможность ознакомиться с каждым дюймом вашего роскошного тела, дорогая, и я намереваюсь продолжить это знакомство в недалеком будущем. А пока я, наверное, мог бы быть вам полезен. – Роберт протянул руку за мылом.

Тут Элизабет, сделав вид, что тоже хочет взять мыло, брызнула на Роберта водой.

– Я в состоянии вымыться без посторонней помощи, если вы будете так любезны и позволите мне это сделать, – заявила молодая женщина.

Керкленд неохотно поднялся.

– Как хотите, сударыня.

И, отвернувшись, принялся стягивать с себя сапоги. Элизабет настороженно следила за ним.

– Зачем вы разуваетесь? Вместо ответа Роберт усмехнулся.

Элизабет продолжала с подозрением следить за ним, пока он кружил по комнате. Спустя несколько мгновений Керкленд опять подошел к лохани.

– Сударыня, вы собираетесь провести в этой посудине весь оставшийся вечер?

– Я не вылезу, пока вы не уйдете из комнаты.

И тут же она поняла свою ошибку. Он подхватил ее под мышки и вытащил из воды. Элизабет, обнаженная и мокрая, не пыталась вырваться из рук мужа. Она была растеряна и смущена. Только прошептала:

– Вы будете весь мокрый.

– Это легко поправить, – засмеялся Керкленд, поставил ее на пол и стянул с себя намокшую рубашку.

Элизабет потянулась к полотенцу – прикрыться хотя бы им, – но оно тут же было вырвано у нее из рук.

– Разрешите мне, миледи.

Роберт завернул жену в полотенце и начал вытирать медленными движениями, не сводя глаз с ее лица. Элизабет стояла опустив глаза, но чувствовала на себе этот пристальный взгляд.

– Разве вы еще недостаточно позабавились сегодня? – умоляюще спросила молодая женщина. – Разве вам недостаточно унижения, которому вы уже подвергли меня? Неужели вам так необходимо повторить это?

Тут Роберт увидел большой синяк у нее на руке. Он ласково потрогал синяк, потом опустил голову и прижался к нему губами.

– Пытаясь пристыдить других, мы зачастую сами совершаем поступки, которых должны стыдиться – сказал он, и в голосе его звучало искреннее сожаление.

Роберт бросил полотенце и привлек Элизабет к себе. Она настороженно смотрела на мужа.

– Кажется, миледи, вам необходимо расслабиться, – нежно прошептал Роберт.

Его сильные пальцы принялись растирать ее окаменевшие плечи. Когда же его рука начала поглаживать ее шею, Элизабет задрожала.

Роберт ждал этого еле заметного признака, поняв, что она готова сдаться, он привлек ее к себе и проговорил:

– Поверьте мне, Элизабет, я не хочу вам зла. Элизабет подняла глаза и встретилась с его страстным взором. Он быстро скинул с себя остальную одежду. Потом привлек ее к себе. И опять его близость, прикосновения его рук разожгли огонь в ее плоти, огонь, который он хорошо умел вызывать. И ее руки обвили его шею, и их губы слились в страстном поцелуе.

Глава 12

– Целая пачка! – торжествующим голосом воскликнул Дэвид Керкленд, загребая себе последнюю взятку.

Вскочил, обежал вокруг стола и поцеловал свою удивленную партнершу, Анну Барди. Та покраснела от такого бурного проявления чувств и бросила робкий взгляд на Элизабет.

– Знаешь, Дэвид, бедную девушку нужно наградить, а не наказывать, – пошутил Роберт и обернулся на жену. Во время обеда и потом, когда они играли в вист, он то и дело поглядывал на нее. Лицо ее после любовных забав сияло. Каждый ее жест будил его воображение, а смех возбуждал. От одного вида ее губ Роберта охватывало желание – они были все еще припухлыми от его поцелуев, и Керкленд вспоминал, как упоительны эти губы.

– Ну что, еще партию? – спросил Дэвид. Роберт остановил его:

– В другой раз, Дэвид. Сегодня мне не до карт.

– Ищешь удобного предлога? – фыркнул младший брат. – Началось, значит. Проиграл – и в кусты!

– В таком случае, скажем, я отдаю должное более умелому игроку, – уступил Роберт.

– А что же утренний набег, Роберт? – спросила Анна. – Вы поймали налетчиков?

Роберт поморщился:

– Оказалось, что двое парней украли корову. Элизабет засмеялась:

– Вы хотите сказать, что могущественный деспот Хайленда рисковал своей жизнью, преследуя столь опасных головорезов?

Ее смех был столь заразителен, что Анна и Дэвид тоже расхохотались, а вскоре всех троих охватило бурное веселье.

Роберту Керкленду в тот день уже пришлось раскаиваться – в чрезмерности наказания, которому он подверг Элизабет за изгнание Дезире из замка. Он снова начал злиться, потому что над ним смеялись.

– А скажите, милорд, вы что, связали по рукам и ногам этих подлых негодяев или просто сразили их мощным ударом меча? – продолжала Элизабет, не замечая, что Роберт все больше мрачнеет.

– Bien au contraire, madame[27], – рявкнул Роберт, – я спустил им штаны и как следует выпорол их. А в данный момент мне очень хочется применить сей суровый прием и к моей супруге.

Элизабет знала Роберта совсем недолго, но сразу поняла, что означает этот тон. Смех ее внезапно оборвался.

– Миледи, нам пора откланяться. Мне не терпится получить еще один урок греческой мифологии, и к тому же нам нужно зайти к отцу.

– Греческой мифологии! – воскликнул Дэвид. – С каких это пор ты интересуешься греческой мифологией?

– О, познания Элизабет в этой области произвели на меня сильнейшее впечатление, – заявил Роберт. Взяв Элизабет за руку, он привлек ее к себе. – Особенно хорошо она знает Олимп. Поэтому я жажду очередного урока.

Поднимаясь по лестнице, Элизабет процедила:

– В один прекрасный день, милорд, я вырежу из вашей груди ваше черное хайлендское сердце.

– Ничуть в этом не сомневаюсь, миледи. – Роберт рассмеялся и обнял жену за талию. – В этом я ничуть не сомневаюсь.

Элизабет разбудил стук в дверь. Открыв глаза, она обнаружила, что лежит прижавшись к Роберту, а рука ее покоится на его бедре. Огонь в камине догорел, и теперь там едва теплились угольки. Озноб охватил молодую женщину. Но не оттого, что в комнате было холодно, а оттого, что слишком уж настойчиво стучали в дверь.

– Сэр Роберт, идите скорее. С хозяином худо, сэр, – раздался голос Корлы из-за двери.

Роберт мгновенно вскочил, натянул штаны и бросился вон из комнаты. Элизабет надела ночную рубашку и теплый халат. Подобрав рубашку мужа, она направилась в комнату графа.

Дэвида Керкленда тоже разбудили, сейчас он стоял у кровати отца напротив Роберта. Элизабет накинула рубашку на плечи мужа, неотрывно смотревшего на отца. Бет кто-то тронул за руку. Она обернулась и увидела Анну. Та кивнула ей. Элизабет улыбнулась одними губами, давая понять, что сочувствие сестры не осталось незамеченным.

Спустя несколько мгновений, держа за руки своих сыновей, лорд Керкленд закрыл глаза, на его благородном лице появилась спокойная улыбка, и он мирно погрузился в вечный сон.

Элизабет пошла в часовню помолиться и выплакаться. Она знала, что ей будет очень не хватать этого человека, который за короткое время, что она провела в его доме, стал значить для нее так много. С его уходом появилась пустота, какая появляется только когда теряешь близкого друга.

Вернувшись в их комнаты, она увидела, что убитый горем Роберт сидит в кресле. Элизабет хотела протянуть руку, утешить его, сказать, что он не один в своем несчастье, что другие тоже горюют. Однако отношения, которые установились между ними, исключали всякое изъявление сострадания. Молодая женщина потихоньку оделась, подошла к мужу и на мгновение задержалась перед его креслом.

– Я тоже любила его... – произнесла она.

Роберт поднял на нее глаза. Во взгляде его застыло какое-то непонятное, неопределенное выражение. Такое выражение она часто замечала в глазах своего отца.

– Его нетрудно было любить, – пробормотал он и тут же вновь ушел в себя.

Решив больше не навязываться со своим сочувствием, Элизабет неслышно вышла из комнаты и оставила Роберта одного.

На следующий день члены клана Керклендов и соседи начали собираться на похороны Майкла Керкленда, седьмого графа Керквуда. Едва рассвело, к замку уже тянулись люди. Кто-то ехал в экипаже. Кто-то – верхом. Но большинство шли пешком. Все направлялись к воротам Эшкерка.

В замке кипела бурная деятельность: готовили комнаты, в кухнях всю ночь трудились слуги.

Элизабет стояла у окна, смотрела на тех, кто шел отдать последнюю дань покойному. Тело лорда Керквуда уже было готово к погребению. Оно покоилось в большом зале.

Печальное зрелище. Отвернувшись от окна, Бет подошла к зеркалу, откинула волосы со лба, скрутила их, сделала пучок и закрепила его шпильками. Эта строгая прическа подчеркивала ее красоту. Она оделась в простое черное бархатное платье, круглый вырез которого и узкие длинные рукава подчеркивали ее изящные руки и шею. Единственным украшением был шарф в черно-красную клетку – цвета клана Керклендов, – закрывающий ее плечи и грудь и приколотый к поясу, концы его терялись в складках платья.

Большой зал, казалось, был набит до отказа. Роберт, занятый с кем-то разговором, запнулся на полуслове и точно завороженный уставился на Элизабет, спускающуюся по лестнице. Не отрывая от нее взгляда, он прошел через зал, подошел к подножию лестницы и ждал, пока молодая женщина спустится. Когда она ступила на последнюю ступеньку, ее глаза оказались вровень с глазами мужа. Несколько мгновений супруги смотрели друг на друга.

– Вы очень красивы, миледи.

Элизабет чуть улыбнулась и слегка наклонила голову. Роберт протянул руку, прикоснулся к клетчатой ткани и одобрительно кивнул.

– Вам очень не хотелось надевать это, миледи? – спросил он.

– Я надела это, милорд, исключительно как дань уважения к вашему отцу, – возразила Бет.

Мгновение, показавшееся им обоим вечностью, Роберт смотрел ей в глаза, и молодая женщина вспыхнула – таким пытливым был взгляд мужа.

– Он был бы рад. Цвета Керклендов вам к лицу, Элизабет.

Он предложил жене руку, и юная чета присоединилась к собравшимся.

Над холмами печально раздавался медленный барабанный бой, сопровождаемый тихим, скорбным завыванием волынок. Родственники Роберта несли гроб с телом графа к месту его последнего упокоения. Позади тянулась похоронная процессия. Элизабет замерзла и поплотнее запахнула плащ. Дул ледяной ветер. Она не могла не восхищаться величественным видом этих простых жителей гор, килты[28] которых теребил ветер. Роберт тоже надел юбку шотландского горца. Поверх белой рубашки на нем была черная бархатная куртка с широкими рукавами. Клетчатая юбка доходила только до колен и не скрывала его длинных мускулистых ног, вместо сапог он надел броги. Его темные волосы скрывал красный берет – обязательная часть шотландского костюма. Он подошел к краю могилы и остановился.

Дэвид был в таком же костюме, только без золотой цепи и медальона, которые полагалось носить только главе клана. Эти двое мужчин, стоящие бок о бок, казалось, совсем не чувствовали холода, и, хотя при них не было оружия, они производили впечатление непобедимых.

Роберт был убит горем, однако он выстоял всю церемонию.

Почувствовав взгляд Элизабет, он поднял глаза, но смотрел сквозь жену. «О чем он сейчас думает?» – спросила себя Бет. Ведь она по-прежнему совершенно не знает этого человека.

Когда церемония подходила к концу, кто-то взял Элизабет за руку. Рядом с ней стоял Тимз, слезы текли по его щекам. Бет погладила мальчика по голове и нежно ему улыбнулась.

Волынки вновь заиграли коронах – погребальную песнь, участники процессии по очереди подходили к могильной яме, чтобы бросить на гроб горсть земли, и вот наконец последний из них принес последнюю дань, и могущественный глава клана обрел покой.

Когда же похоронный ритуал завершился, траурная атмосфера, царившая среди собравшихся, изменилась и плавно перешла в празднование бракосочетания Элизабет и Роберта.

Бет удивлялась, как легко эти люди смирились с уходом того, кого они любили. Отчасти их поддерживало сознание, что на смену старой жизни пришла новая, и утешало не столько упование на личное бессмертие, сколько уверенность в бессмертии рода.

Элизабет была очаровательной, любезной хозяйкой, хотя не запутаться в огромном количестве новых лиц и имен оказалось непросто. Все были удивлены внезапной женитьбой Роберта, и вскоре на лицах горцев можно было прочесть не печаль по поводу потери главы клана, но радость – все поздравляли молодого Керквуда с приобретением столь красивой и очаровательной жены.

Большая часть гостей разъехалась не дожидаясь вечера, но несколько человек остались. Они собрались вокруг Роберта и обсуждали ход войны. Оставшиеся женщины сидели маленькими группками, обсуждая новобрачную.

Дезире дю Плесси стояла рядом с лордом Лэнгли. Роберт склонился к француженке. Та что-то шептала ему на ухо. Увидев это, Элизабет нахмурилась.

К ее великому облегчению, лорд Лэнгли собрался уезжать, и она, как хозяйка дома, подошла к нему попрощаться. Дэвид Керкленд и Роджер Лэнгли договаривались насчет охоты. Дезире и Роберт были поглощены беседой. Роберт не заметил приближения жены, но Дезире заметила и немедленно перешла на французский, полагая, что Элизабет не поймет их.

– Je vais quitter Langely Castle la semaine pro-chaine. Quand te reverrai-je?[29]

Роберт ответил, хмурясь:

– J'ai beaucoup a faire avant de retourner a Montrose. Je me mettrai en rapport avec toi plus tard[30].

Элизабет, не подавая виду, что рассержена, обратилась к ним с очаровательной улыбкой:

– Si vous voulez, je реuх sertir afin que vous puissiez regler vos affaires entre vous[31].

И прежде чем отвернуться, Элизабет заметила на лице француженки удивление. А Роберт смотрел вслед своей удаляющейся жене с видом довольным и гордым.

Глава 13

Лучи утреннего солнца осветили серое небо. Иней укрывал землю и деревья ледяным плащом. Из ноздрей и ртов всхрапывающих лошадей валил пар, они нервно били копытами о схваченную морозом землю. В студеном воздухе стоял острый, неприятный запах.

Элизабет дрожала, и ей очень хотелось побыстрее отправиться в путь. Она взглянула на мужа. Роберт и Дэвид, сблизив головы, о чем-то совещались.

Когда Роберт сказал Элизабет, что он должен объехать свой клан, она решила, что это просто предлог, чтобы уехать к Дезире дю Плесси. Поэтому молодая женщина была приятно удивлена, когда тот заявил – он надеется, что жена поедет вместе с ним. Как ни странно, но Элизабет согласилась на это предложение.

Окончив разговор, Роберт дружески похлопал Дэвида по плечу и подошел к Бет.

– Вы готовы, миледи?

Он протянул ей руку, чтобы помочь сесть в седло, Элизабет приподняла юбку, и тут Роберт заметил, что на ней – штаны в красно-черную клетку. Новоиспеченный граф Керкленд раскрыл рот от удивления.

– Что это такое?

Элизабет помедлила в стремени, прежде чем перенести ногу через седло, соблазнительные округлости ее derriere[32] в черных и красных клетках были совсем близко, у самого лица Роберта. Бет насмешливо глянула на него сверху вниз.

– Очевидно, надето в знак уважения к вам, милорд.

Графиня села в седло, Роберт тоже. В его глазах плясали огоньки смеха.

– Вы сказали мне, что надели наши цвета на сердце в честь моего отца. Должен ли я придавать какое-либо значение вашему поступку на этот раз, миледи?

– Вы чрезвычайно проницательны, милорд. Видите ли, ваш отец мог предъявить права на мое сердце. В то время как вы, сэр, вы никогда не сможете претендовать ни на что, кроме того места, на котором я сижу.

– Не хотите ли вы сказать, что хотя бы ваш «низ» выполняет наш брачный договор? – И Роберт ухмыльнулся.

– Ваша глупость, сэр, только подтверждает то, что, кроме нескольких часов, по принуждению проведенных с вами в постели, у меня с вами нет ничего общего.

Тут Роберт запел со злобной радостью:

Увы, моя девица

На меня гневится:

Не отдает мне сердце,

А только ягодицы...

Годится!

– Сэр, если вы и дальше намерены выражаться столь вульгарно, я поверну обратно и вернусь в Эшкерк. Возможно, женщины, в обществе которых вы бываете, и не смущаются подобными разговорами, я же нахожу их оскорбительными. Боюсь, ваше общество для меня всегда будет невыносимо.

Однако Роберт был не из тех, кто отмахивается от брошенной перчатки. Он проговорил:

– Как можете вы быть столь уверены в этом, Элизабет?

Элизабет повернулась к мужу. Теперь они смотрели друг другу в глаза, и ни один не хотел первым отводить взгляд.

– Милорд, советую вам ни минуты не сомневаться в том, что моя воля не слабее вашей. То, что я подчинилась вашей грубой силе, еще не значит, что я сдалась. В нашем поединке вы сильнее меня, милорд. Но не забывайте, существует еще и хитрость. Честно говоря, я считаю большинство горцев дикарями. Но вы, милорд, худший из них всех, поскольку вы знаете, как должно себя вести, но делаете вид, что не знаете. Ваши люди насквозь пропитаны семейной и родовой спесью, но при этом спокойно смотрят, как вы бездельничаете и пьянствуете, в то время как земля у вас пребывает в запустении. И в то же время вы готовы ринуться в любую кровавую битву, какая подвернется, лишь бы показать свою храбрость.

В глазах Роберта вспыхнул злой огонь.

– Сударыня, наши недоброжелатели часто возводят на нас напраслину. Наша земля – сплошные скалы и склоны. На ней особо не развернешься, и все же мы используем каждый клочок нашего любимого Хайленда. Мы возделываем то, что можем, там, где можем. По-моему, это называется не праздностью, а... как-то по-другому. Что же до этих дикарей, – продолжал Роберт, – о которых вы говорите с таким презрением, они вовсе не должны менять свои обычаи ради вас и только потому, что вы считаете другие обычаи лучшими. Ведь враги уважают и боятся их. Я же полагаю, что не обязан оправдывать или объяснять мою преданность и привязанность к ним, поскольку я одной с ними крови. И вы тоже должны быть им преданны. Уважение же нужно заслужить.

Элизабет передернула плечами.

– А почему это, сэр, я должна быть им преданна?

Роберт ответил тоном, не терпящим никаких возражений:

– Потому что вы моя жена, Элизабет.

«Как мне надоели эти гляделки, – подумала молодая женщина. – Он, наверное, часами перед зеркалом упражнялся».

– На один год, милорд. – И Бет пустила свою кобылку вскачь.

Следующие четверть часа они ехали молча. Каждый погрузился в собственные мысли. Элизабет была сбита с толку своим двойственным отношением к Роберту Керкленду. С одной стороны, она была целиком во власти мужа, и хотя старалась не поддаваться, но в постели он всегда умел сделать так, что она отзывалась на его ласки. Элизабет сама себя ненавидела за эту слабость. Но Роберт разжег в ней скрытый огонь. Конечно, если этот огонь уже занялся, любой мужчина сможет превратить его в костер!

Вскоре они подъехали к маленькой горной деревушке Керкмуир, состоявшей из нескольких домов, кузницы и церкви. Дома – простые прямоугольные постройки без окон, сложенные из грубого камня, не скрепленного раствором, с соломенными крышами. Каждый дом был разделен на две половины: в одной жили люди, в другой – домашний скот. Единственная дверь вела в оба помещения.

Хотя большая часть членов клана Керклендов принадлежала к протестантской церкви, Элизабет с удивлением заметила, что храм в деревне – католический. Он сохранялся для тех, кто придерживался старой веры. Это было маленькое простое здание, тоже без окон, со стенами – из прутьев, обмазанных глиной. Единственным украшением его был алтарь из березового дерева и распятие, висевшее на стене.

Супруги остановились у самого большого дома в деревне. Роберт спешился, помог Элизабет сойти с лошади. Человек, появившийся в дверях дома, заслонил собой весь дверной проем. Ему было по меньшей мере лет восемьдесят. Волосы – совершенно белы. Одет – в типичный костюм горца: простую белую рубаху, плед, закрепленный на поясе ремнем, на ногах броги, килт до колен; поверх рубашки – безрукавка из оленьей кожи.

Осанка этого человека была гордой, исполненной достоинства. Годы не согнули его.

Старик узнал Роберта, и его изборожденное морщинами лицо расплылось в улыбке. Он шагнул вперед и обнял молодого человека.

– Это наш новый лэрд, Мэри! – крикнул он низким голосом, обращаясь к кому-то в доме.

Появилась женщина лет шестидесяти. С ног до головы она была укутана в плед, который на талии перехватывал пояс. Небольшой кусок льняного полотна, завязанный под подбородком, покрывал волосы, заплетенные в косы и уложенные на макушке. Полными руками она обняла Роберта, тот тоже обнял и поцеловал ее. Женщина погладила Керкленда по щеке, в глазах ее блестели слезы.

– Ах, Робби, мы соскучились по тебе, мальчик. Роберт опять обнял ее и опять поцеловал в щеку.

– Слыхали мы, слыхали, что старый лэрд помер. Жалость-то какая. Все мы тут горевали, все. Мы ведь любили его, Робби.

– Я знаю, Мэри. И он вас любил.

Тут старуха устремила взгляд на Элизабет, стоящую поодаль.

– А это кто такая, а? Это милое дитя – твоя жена? Твоя хозяйка?

– Элизабет, познакомьтесь, пожалуйста, с моими родственниками, Джоном и Мэри.

Те кивнули ей. Элизабет улыбнулась в ответ.

– Джон ведет летопись нашего клана. Он записывает рождения, смерти, браки – все, что случается. Даже какая у кого корова.

– Наверное, это очень серьезное дело, – отозвалась молодая женщина.

– Да уж, оно не допускает легкомысленного отношения к себе, девочка, – проговорил Джон.

– А вы зашли бы, чайку попили, – пригласила Мэри.

Вскоре Элизабет сидела у простого стола, стоящего на козлах. Мэри быстро приготовила чай и подала небольшую тарелочку с овсяным печеньем. Джон положил на стол толстую книгу и вписал в нее дату смерти графа Керквуда, имя нового лэрда и дату бракосочетания Роберта Керкленда из Эшкерка и Элизабет Скотт из Бэллантайна.

– Вы обвенчались в церкви преподобного Мак-Кинстри? – спросил Джон.

– Нет, в Эшкерке. И священника не было, – ответил Роберт.

Брови Джона поползли вверх, он не одобрил услышанного. Воцарилось молчание, нарушаемое только скрипом пера – Джон продолжал свои записи.

– А кто были свидетели, мальчик?

– Свидетелями нашего бракосочетания был мой отец, граф Керквуд, мой брат, лорд Блейкли, и леди Анна Барди, двоюродная сестра моей жены, – ответил Роберт.

Перо передали Роберту, потом – Элизабет, и они оба поставили свои подписи под историческим документом. Закрыв чернильницу, Джон захлопнул книгу и положил в металлический ящик.

Завершив свое дело, он присоседился к сидящим за столом.

– А теперь скажи, Робби, намерен ты созвать клан?

– Пока я еще не решил.

– Теперь ты лэрд, Робби. Тебе и решать. Как ты скажешь, так мы все и сделаем.

– Однако я еще не решил. Это дело важное, и я должен взвесить все «за» и «против».

– Это верно, мальчик, должен. – Джон кивнул. – Ты такой славный, и жаль, если придется положить тебя к себе на колени и отшлепать. А придется, если ты не будешь думать как следует.

Закинув голову, Роберт захохотал, а Джон повернулся к Элизабет.

– Да, миледи, множество раз мне приходилось класть себе на колени этого мальчугана и его брата Дэвида и спускать с них штаны. Сущие были дьяволята, скажу я вам!

– Ничуть в этом не сомневаюсь, – кивнула Элизабет. Она чувствовала, что за этими насмешками скрывается горячая привязанность старика к Роберту и Дэвиду.

Вокруг глаз Роберта разбежались веселые морщинки.

– И всякий раз после этого Мэри совала нам с Дэвидом сладкое печенье.

– Робби, – упрекнула его Мэри, – это ведь наша тайна!

Джон с суровым видом глянул на жену.

– Видно, я задавал трепку не тем, кому нужно, женщина. Пороть нужно было вовсе не мальчишек.

Сидя и слушая шутливую перебранку между этими людьми, Элизабет чувствовала себя посторонней. Она прекрасно понимала, что они очень привязаны друг к другу.

Вскоре появились другие жители деревни, и Бет вспомнила, что многих из них она видела на похоронах. Перед тем как уехать, Элизабет и Роберт разделили со стариками вечернюю трапезу, состоявшую из сыра, черного хлеба и эля, который здесь варили из вереска.

Объезжая членов клана, Элизабет узнала многое. Где бы они с Робертом ни появились, всюду их встречали тепло и сердечно. Если эти люди и были воинственны, это никак не сказывалось на их отношении друг к другу. Они веселились, шутили, поддразнивали своего лэрда. Элизабет заметила, что им вовсе не чуждо чувство красоты – это сказывалось не только в их отношении к родному Хайленду, но и в звуках их ритмичных мелодий, и в строках их стихотворных произведений. Больше всего Бет удивило, что, несмотря на отсутствие образования, они своими песнями и рассказами могли бы затмить лучших придворных писателей и поэтов.

Вскоре Элизабет, к своему изумлению, обнаружила, что эти горцы ей весьма симпатичны.

Поздним вечером того же дня прекрасная графиня Керкленд сидела, обхватив руками колени, и размышляла о горцах. Она не замечала, что Роберт не сводит с нее глаз.

По дороге их застал снегопад, и Роберту пришлось отказаться от намерения добраться до своего охотничьего домика засветло. Услышав его предложение – провести ночь в пещере, молодая женщина пришла в ужас. Но муж успокоил ее. Когда они с Дэвидом были еще мальчишками, они там проводили немало времени и все хорошо обустроили. Теперь, сидя перед жарким огнем, поужинав холодной куропаткой, хлебом и вином – все это было взято в дорогу, – Элизабет совершенно растаяла.

– Вы так задумчивы сегодня, миледи. Не связаны ли ваши мысли хотя бы в малой степени с моей особой? – Роберт подбросил в огонь поленья. Он долго смотрел на Элизабет, и постепенно желание просыпалось в нем.

– Сколько у вас кузенов, милорд? Кажется, в ваших краях все зовут друг друга кузенами?

Роберт усмехнулся:

– Это просто обращение, принятое у нас в Хайленде. Оно уравнивает всех со всеми, и никто не оказывается родом выше другого. Единственный признанный здесь титул – это титул лэрда.

Элизабет хмыкнула. У нее на родине это не принято. Ни одному фермеру в Бэллантайне никогда не придет в голову назвать ее или Эндрю кузенами.

– Признаю, что у этого обычая есть свои достоинства.

Роберт поднял брови.

– Вы хотите сказать, что обнаружили в наших краях нечто такое, что вызвало ваше одобрение?

– О, мне многое понравилось в Хайленде, – ответила молодая женщина. – Ваша земля мне кажется прекрасной. Я никогда не видела ничего подобного. Она рождает в человеке вдохновение. Понятно, почему все вы поэты: в природе вокруг вас есть нечто одухотворенное.

– Прекрасные слова, миледи.

– И поэтому я не могу понять, как они в то же время могут быть такими негодяями, – пожала она плечами.

Желание разгорелось в Роберте с такой силой, что он уже не владел собой. Он обнял жену, повалил ее на пол пещеры, заглянул в ее испуганные глаза. Во взгляде Керкленда горела страсть. Осторожным и ласковым движением он отвел темную прядь с ее лица, провел пальцем по нежной щечке.

– А я, наверное, самый негодный из всех этих негодяев, Элизабет, потому что мне все равно, как вы ко мне относитесь. Я хочу вас и буду владеть вами. И если я не могу владеть всем, но только вашим телом, меня это вполне устраивает. Меня это вполне устраивает, Элизабет, и это так и будет, – прошептал он хрипло и коснулся губами ее губ.

Глава 14

Они приближались к маленькому уединенному охотничьему домику, расположенному недалеко от Керкмуира. Элизабет представляла себе, что она оказалась в первобытном лесу, которого не касалась рука и в который не ступала нога человека. Настоящий рай! Но ее радовало не то, что они – первые мужчина и женщина, как Адам и Ева, а то, что они здесь единственные мужчина и женщина.

Маленькая хижина казалась неотъемлемой частью этого живописного места. Как будто природа сама вырастила ее, так же как высокие сосны и березы.

В доме, сложенном из сосновых бревен, была всего лишь одна комната. Кровать была приделана к одной из стен, а для возможных гостей приспособлен чердак. В углу – стол из соснового теса и скамейки. Стены и пол покрыты шкурами и коврами. Камин, он же очаг для приготовления пищи, сложен из грубого камня. Так же, как в Эшкерке, над камином висел герб Керклендов – указание на то, кто здесь хозяин.

Стоя посреди комнаты, Элизабет внимательно оглядывала ее. Ей нравилась уединенность этого жилища. Она ощущала нечто общее между хозяином дома и самим домом – спокойствие и сдержанность.

– Вы сможете прожить здесь несколько дней? – спросил Роберт, внимательно наблюдавший за женой.

– Несколько дней? – удивилась Элизабет.

– Мне пришло в голову, – Роберт словно извинялся, – что нам понадобится несколько дней, чтобы получше узнать друг друга.

Глаза Элизабет расширились.

– Значит, вы привезли меня сюда, чтобы провести здесь медовый месяц?

– Вы разочарованы, Элизабет?

– Нет, нет, – поспешно ответила она. – Дэвид предупреждал меня, что мне придется войти в логово льва, а это ведь и есть львиное логово, не так ли?

– Откуда вы знаете?

– Здесь царит ваш дух. Я почувствовала это, едва вошла.

– У вас прекрасное чутье, Элизабет. Я сам выстроил этот дом.

– Он мне нравится, милорд.

Какое-то чувство зарождалось между ними, это носилось в воздухе. Элизабет проговорила:

– Мне кажется, нужно развести огонь.

– Я думаю, что мы его уже развели, миледи. – И Роберт повернулся к очагу.

Шли дни. Роберт научил Элизабет готовить еду из припасов, привезенных с собой. По утрам они ели овсянку или сыр, а вечером угощались рыбой, пойманной в озере, или свежей дичью, которую удавалось добыть Роберту.

Элизабет часто ходила на охоту и на рыбалку вместе с мужем. Этот лесной эльф был женщиной, каких Роберт еще не видывал, и он восхищался ею. Элизабет давно уже забросила свою юбку и теперь ходила по лесу в штанах, которые ей одолжил Тимз Керкленд. Роберт не мог надивиться, как хорошо она держится в седле. Умело и уверенно Элизабет правила своей кобылкой, странствуя по этой скалистой местности.

Настал день, когда Роберт решил, что пришла пора ему возвращаться к Монтрозу. С тех пор как они расстались, прошло уже несколько недель, и больше отъезд откладывать было невозможно. Элизабет дремала, и Керкленд вышел из хижины раздобыть чего-нибудь необычного, чтобы отметить их последний вечер.

Молодая женщина проснулась. Мужа не было. А ей очень хотелось прогуляться. Она разозлилась на себя за то, что уснула и упустила такую возможность.

Она тут же решила проехаться одна. Надела меховую куртку с капюшоном, оседлала кобылку и пустилась в путь. Первые полчаса Бет искала Роберта, но, не найдя его следов, решила просто насладиться верховой ездой.

Стали падать белые хлопья, поначалу незаметные, обманчиво спокойные, они тихо опускались на землю. Потом, совершенно внезапно, с гор задул порывистый ветер и повалил густой снег. Молодая женщина тут же повернула назад.

Ветер кидал ей навстречу снег, залепляя глаза. Земля стала мокрой и скользкой, и Элизабет пыталась ехать осторожно. Снег был уже достаточно глубоким, и лошадь с трудом шла по тропе. Внезапно передние ноги кобылки подогнулись – она отчаянно пыталась удержаться на скале. Элизабет вылетела из седла, перекувырнулась через голову лошади и полетела вниз. Она не подозревала, что они были у самого края обрыва, и теперь катилась вниз по крутому склону.

Оказавшись внизу, она лежала, глотая воздух, правое колено болело. Отдышавшись, Элизабет села, осторожно протянула руку, чтобы ощупать поврежденный сустав, и вздохнула с облегчением: кость цела.

Но едва она попыталась встать, как острая боль пронзила ее, и она упала обратно в снег.

Элизабет увидела, что кобылка все еще стоит над обрывом. Лошадь удержалась на тропе и не сорвалась вниз. Тогда Бет попробовала ползти, но всякий раз, продвинувшись вверх по склону на дюйм, она соскальзывала вниз на два дюйма.

Элизабет не знала, сколько времени она боролась, но, зря потратив силы, наконец сдалась. Сквозь намокшую одежду проникал холод, Бет вся дрожала. Она в отчаянии взглянула вверх. Лошадь исчезла.

И Бет молча молила о том, чтобы кобылка вернулась к домику. Тогда Роберт как-нибудь разыщет ее. Потом принялась звать его, надеясь, что он расслышит ее голос среди завываний ветра.

Роберт уже седлал коня и собирался пуститься на поиски, когда появилась кобылка Элизабет. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что произошло. Быстро расседлав Шебу, он укрыл ее попоной и вскочил на своего коня.

Роберт вернулся домой, как только первые хлопья закружились в воздухе, – он ведь был хорошо знаком со здешними снежными бурями. Обнаружив, что Элизабет нет, он не стал терять времени и решил немедленно пуститься на поиски. И теперь его худшие опасения подтвердились.

Он ехал по следу кобылки, надеясь, что та шла домой прямиком. Снег становился все глубже, и вскоре следы почти исчезли. Дело осложнял резкий ветер, кидающий снег прямо в лицо. Тревога Роберта росла, потому что он хорошо знал, что, если Элизабет что-то повредила себе и если она находится на открытом месте, ей вряд ли удастся выжить. И когда он увидел какое-то яркое пятно на середине крутого склона, его сердце подпрыгнуло от радости, а губы прошептали благодарственную молитву во славу штанам Керкленда. Спешившись, Роберт прыгнул вниз и съехал по склону.

Элизабет была без сознания, и Роберт, нежно прижав жену к груди, отбрасывал снег с ее лица и ресниц. Он на мгновение ласково прикоснулся к ее щеке, а потом, разжав ей губы, влил в рот вина из своей серебряной фляги. Элизабет захлебнулась жгучей жидкостью и открыла глаза. «Роберт. Он нашел меня». И Бет обняла мужа с нескрываемой радостью. А он крепко прижал ее к себе, смущаясь глубиной чувств, охвативших его, и, не раздумывая, впился в ее губы долгим поцелуем.

– Вот уж не думала, что когда-нибудь буду так рада видеть вас, – пробормотала Элизабет, потрясенная этим поцелуем.

Роберт принялся растирать ей руки, на лице его было какое-то хмельное выражение. Этот поцелуй и на него произвел сильное впечатление. Начиная любовные игры с Элизабет, он всегда с удовольствием целовал ее. С тех пор как ему удалось преодолеть ее сопротивление, ее сладкие губы всегда раскрывались навстречу его губам горячо и с готовностью, и поцелуи их были волнующими и возбуждающими. Но то было в угаре страсти, когда рассудок Роберта молчал. Почему же его так потряс поцелуй на замерзшем склоне, среди снежной бури?

Элизабет молча смотрела на Роберта, а он принялся растирать ей ступни и щиколотки. Когда Керкленд дотронулся до правой ноги жены, она вскрикнула.

– Кажется, я повредила ногу, когда упала.

– Элизабет, я должен отвезти вас в домик. Лицо его помрачнело, и он опять поднес флягу к ее губам и заставил выпить еще немного вина. Взяв Элизабет на руки, Роберт с трудом взобрался наверх и посадил ее на коня. Потом сел сзади, крепко прижал Бет к себе и укрыл ее и себя пледом. Она прижалась к его груди, греясь теплом его тела, а он обнимал ее. Элизабет вспомнила ночь, проведенную в пещере: Роберт держал ее точно так же, когда они лежали рядом под его теплым пледом.

Вскоре они уже были у дома. Керкленд внес жену в теплую комнату и усадил у огня.

– Мне нужно поставить лошадь в стойло. Подождите. Я скоро вернусь, – произнес он.

Элизабет кивнула. Она поудобней устроилась у огня. Постепенно озноб, бивший ее всю дорогу, прошел. Вскоре вернулся Роберт и принялся готовить для нее горячую ванну. Она не сводила с него глаз.

– Снимите с себя все мокрое, – приказал он, когда вода, по его мнению, достаточно нагрелась.

Элизабет без всяких возражений разделась, и Роберт посадил ее в лохань. Через несколько мгновений напряженные мышцы расслабились в горячей воде, и ее охватила блаженная усталость, а вода баюкала.

Роберт склонился над лоханью.

– Как вы теперь себя чувствуете? Элизабет улыбнулась:

– Я чувствую себя точно так же, как на склоне, когда замерзала. Значит ли это, что я утону?

Он улыбнулся:

– В таком случае, пожалуй, я лучше выну вас из воды.

Так он и сделал, а потом принялся растирать ее. Элизабет наблюдала за мужем как бы со стороны, словно она находилась вне своего тела. Рубашку с себя Роберт снял, и теперь она не могла отвести глаз от его мускулистых плеч. Но вот Роберт поднял ее, отнес к кровати, уложил на большую шкуру и укрыл другой.

– А теперь, моя маленькая снежная куропатка, выпейте вот это, – велел он.

Элизабет села, прикрыв грудь мехом, и хлебнула предложенного ей питья.

– Замечательно! Что это такое?

– Горячее молоко и немного бренди, – ответил Роберт, усаживаясь рядом с ней.

Элизабет вытянулась под шкурами. От жаркого огня и горячительного питья она окончательно разнежилась, а прикосновения меха к голому телу возбуждали желание.

Она наблюдала за мужем, а тот задумчиво смотрел на огонь, потягивая бренди из высокой кружки. Он сидел в небрежной позе, опираясь на руки и вытянув ноги перед собой. На темных растрепанных волосах играли отблески пламени, а лицо его при свете огня казалось почти красным. Бет перевела взгляд на его широкую грудь, покрытую темными волосами, и с трудом удержалась, чтобы не протянуть руку и не провести пальцем по его руке, упирающейся в пол. Эта рука была так близко от нее!

Роберт отвлекся от своих размышлений.

– Мне надо осмотреть вашу ногу. Элизабет высунула правую ногу из-под шкуры, и он ощупал ее.

– Сейчас уже почти не болит, – сказала Элизабет, потрясенная тем ощущением, которое вызвали его прикосновения. Она потянулась к кружке, которую Роберт поставил на пол, и выпила остаток бренди.

– Какая у вас очаровательная ножка, Элизабет Керкленд, – проговорил Роберт.

Элизабет придвинулась и положила руку ему на плечо, на лице ее можно было прочесть некоторую неуверенность.

– У меня есть еще одна – в точности такая же, – прошептала она, и вторая ножка выскользнула из-под шкуры.

Роберт засмеялся удивленно и восторженно.

– Боюсь, миледи, вы выпили слишком много бренди.

Нимало не смутившись, Элизабет продолжала. Вино словно разбудило ее.

– Они вам нравятся, милорд?

– О, без всяких сомнений, миледи, – кивнул Роберт.

В ответ она улыбнулась, прильнула к нему и проговорила:

– Ваши мне тоже нравятся, милорд.

– Мои? Мои – что? – не понял он.

– Ваши ноги, милорд. У вас очень красивые ноги, – вздохнула Бет и опять вытянулась под шкурой.

Керкленд не смог удержаться от смеха.

– Боюсь, о моя прекрасная, подвыпившая молодая жена, что утром вы возненавидите себя за то, что сейчас говорите!

Элизабет хихикнула:

– Неужели, Роберт?

Услышав, что она называет его по имени, Керкленд просто потерял дар речи. Для него это прозвучало как прекрасная музыка. Такое между ними происходило впервые. Прежде Бет никогда не смеялась вместе с мужем и ни разу не назвала его по имени. Если она смеялась, то только над ним. Он смотрел на жену, и та не смогла сдержать радостной улыбки. Ее густые золотистые волосы отливали медью. И Роберт чувствовал, что это – самая красивая, самая соблазнительная женщина из всех, кого он когда-либо знал.

А Элизабет протянула руки, нежно обняла мужа за шею, взъерошила ему волосы.

– У меня есть еще две руки. Вы считаете, что они тоже очаровательны, да? Честно говоря, у меня почти всего по паре, – проговорила она голосом обольстительницы.

– Элизабет, любовь моя, если вы вознамерились соблазнить меня, вам это удалось.

Роберт опустился рядом с Элизабет, поцеловал ее долгим, нежным поцелуем.

– Да, любовь моя, мне нравятся ваши обе очаровательные ножки. Меня волнует прикосновение вашей шелковистой руки, а в глубине ваших незабываемых глаз я могу утонуть, – хрипло проговорил он, целуя ее веки. Потом его губы принялись теребить ей мочку уха. – Я мог бы ночь напролет играть с этими маленькими ушками, если бы губы искусительницы не призывали меня к себе.

И он опять прильнул к ее губам. Ее уста раскрылись навстречу.

Роберт отбросил шкуру, укрывавшую Элизабет, взглянул на ее груди и обхватил их ладонями.

– А эти сочные, сладкие груди... – нежно прошептал он. – Я могу наслаждаться ими до бесконечности.

Потом он опять нашел ее губы и поцеловал так, что она застонала. Оторвавшись от Элизабет, он заглянул в ее глаза, полные страсти.

– Вы восхитительны, Элизабет. Хотите, чтобы я продолжал?

Элизабет, ни на миг не задумываясь, покрыла его лицо быстрыми жаркими поцелуями. Ее руки ласкали его тело, и с приглушенным стоном Роберт овладел ею.

Потом Керкленд лежал расслабившись, а Элизабет смотрела на него и перебирала волосы на его груди.

– А вы когда-нибудь привозили сюда ее? – тихо спросила она.

Роберт пытался не обращать внимания на мучительное чувство, вызываемое прикосновениями ее груди к его телу.

– Кого привозил сюда?

– Дезире. Вы когда-нибудь привозили сюда Дезире?

– Нет, – усмехнулся он. – Я никогда не привозил сюда женщин.

Элизабет не могла скрыть довольной улыбки.

– Вы любите ее, Роберт?

– Кого я люблю? – переспросил он, забавляясь.

– О, вы прекрасно понимаете, о ком речь. Вы любите Дезире?

Роберт повернулся к жене и некоторое время внимательно смотрел на нее.

– Нет, я совершенно уверен, что утром вы возненавидите себя, – усмехнулся он и поцеловал ее в нос. Потом притянул к себе и крепко обнял.

Элизабет была удовлетворена, она лежала, положив голову ему на грудь, прислушиваясь к завываниям ветра за стенами дома. В объятиях Роберта она чувствовала себя уверенно и безопасно, несмотря на то что он так и не ответил на ее вопрос.

Проснулась Бет оттого, что Роберт громко закричал. Она увидела, что лежит в постели, но как Роберт перенес ее сюда, вспомнить не могла. Он лежал рядом с ней, и ему явно снилось что-то страшное. На лбу у него выступили капельки пота. Бет осторожно потрясла его за плечо. Внезапно он вскочил с криком и крепко схватил ее за плечи.

– Ради Бога, остановите их!

Потом глаза его раскрылись, и несколько мгновений он смотрел на нее невидящим взглядом, застывшим от ужаса.

– Роберт, что с вами?

Он опять лег и застонал.

– Ради Бога, что с вами, Роберт? Вы больны? – Бет была встревожена.

Потом она схватила полотенце и принялась вытирать пот со лба мужа. Опасаясь, как бы он не простыл, она притянула его к себе, согрела своим теплом. Роберт обнял жену каким-то отчаянным жестом. Элизабет почувствовала, что он перестал дрожать, осторожно отстранила его и опять вытерла ему лоб.

– Роберт, что случилось?

– Наверное, дурной сон. – Он поморщился.

– Расскажите мне его. – Элизабет чувствовала, что наткнулась на какую-то страшную тайну, которую нужно вытащить из небытия.

– Это история не из приятных, – угрюмо ответил Роберт.

– Судя по тому, какое впечатление она произвела на вас, она и не может быть приятной.

– Это случилось во время нашего последнего похода, – начал Роберт прерывающимся голосом. – Мы взяли Перт и двинулись к Эбердину. Настроение у нас было приподнятое, и держались мы весьма дерзко. В городском гарнизоне было около трех тысяч вражеских солдат, а нас было полторы тысячи. Перевес был явно на их стороне, к тому же мы знали, что горожане тоже вооружены. Бой обещал быть тяжелым. У нас было пятьдесят лошадей и несколько мушкетов против их кавалерии, насчитывавшей около шести сотен человек. Наши разведчики донесли, что примерно в трех днях пути находится армия Аргайла, а с ним не менее шести тысяч человек и тяжелая артиллерия.

Когда мы подошли к городу, генерал разделил нас так же, как при Перте. В центре у нас были ирландцы, на флангах – горцы. Я был на правом фланге, Нэт Гордон – на левом. Джеймс отправил к командующему гарнизоном посланца с белым флагом и велел передать, что разумнее будет перевести в безопасное место женщин и детей, а также больных и стариков. Джеймс уверял, что мы не причиним вреда никому из тех, кто покинет город. Нашего посланца в качестве барабанщика сопровождал паренек, сын одного ирландца.

Роберт замолчал и закрыл глаза рукой.

– Что было дальше, Роберт? – Элизабет погладила мужа по голове.

– Наше предложение отклонили, а когда посланцы пустились в обратный путь, гарнизон открыл огонь и мальчика убили.

Элизабет покачала головой, а Роберт продолжал рассказ о событиях того дня.

– Ирландцев это разозлило невероятно, и остановить их было уже невозможно. Кокитто сказал, что они покарают город, чтобы другим было неповадно. Бальфур тут же вывел свои войска из города. Этот сукин сын был уверен, что нас можно уничтожить вообще без всяких усилий. Они начали обстреливать мой фланг, и Джеймс решил, что коль скоро они хорошо укрепили свой центр, то серьезной атаки следует ждать на левом фланге. Он немедленно усилил позиции Нэта. Бальфур, в точности как Джеймс и ожидал, бросил свою кавалерию на наши ряды. О, Элизабет, если у этих сумасшедших ирландцев чего и не хватает, то отнюдь не храбрости! Они дали кавалерии налететь на себя, потом разомкнули ряды и пропустили врага. Все как приказывал Монтроз. Потом мы повернули и атаковали их. В это время ирландцы прошли вперед и полностью смяли ряды ковенантеров. Те дрогнули и побежали к городу, а ирландцы преследовали их.

Это был настоящий ад... Бой шел совершенно беспорядочно – кровавая рукопашная в каждом доме. Ирландцы не различали, где солдат, где горожанин, – они рубили своими палашами всех без разбора. Остальные наши отряды добрались до города только после того, как с кавалерией было покончено. Мы пытались взять в кольцо как можно больше горожан, чтобы уберечь их от разъяренных ирландцев. Джеймс не мог совладать с ними. Остановить ирландцев не могли даже их командиры, Элистер Мак-Дональд и Магнус О'Кейн. Город был полон трупов. Ирландцы грабили жилые дома и склады, поджигали их. К тому времени, когда мы ушли из города, погибло очень много мирных жителей, – с отчаянием закончил свой рассказ Роберт.

Элизабет вытерла пот с его лба.

– Неужели вы полагали, Роберт, что война – это достойное занятие? – ласково спросила она. – Неужели вы думали, что война – это игра, в которой никого не ранят и не убивают по-настоящему? Нет, Роберт, в любой войне людям ни в чем не повинным приходится страдать наравне с виноватыми. Если бы гибли только виноватые! Но ведь в обществе всегда есть и хорошие, и дурные люди – и невинные будут гибнуть и страдать так же, как и виноватые. Разве убить их – это и значит просто-напросто победить врага? Разве они не такие же шотландцы, Роберт?

Он бросил на нее страдальческий взгляд.

– Именно это – самое невыносимое. Когда я сражался во Франции или против англичан, все было проще и понятней. Боже, лицо Джеймса до сих пор стоит у меня перед глазами! Вы никогда не видели такого страдания! Убийство шотландцев, наших соотечественников, – этот грех лежит на совести и у него, и у меня.

Элизабет с любовью обхватила ладонями его лицо, в глазах ее было сочувствие.

– Людям с совестью не место на войне, Роберт. Мой брат сражается в армии Аргайла. Что, если он падет от удара вашей шпаги?

Некоторое время они смотрели друг на друга. Потом Роберт уткнулся лицом в ее бархатную пышную грудь.

– О Боже, Бет, люби меня! Прощу, люби меня! – проговорил он умоляюще.

Она погладила его по волосам, прижала к груди его голову. И, разрываясь между любовью и ненавистью, наклонилась, поцеловала его и прошептала:

– Вы были правы, милорд. Утром я, конечно же, возненавижу себя.

Глава 15

Свет, отбрасываемый единственным фонарем, горящим в конюшне, рисовал странные силуэты на стене, в то время как два человека склонились над лошадью, лежащей на соломе.

Элизабет откинула прядь волос, выбившуюся из-под ленты, которой она перевязала свои золотистые локоны.

– Держи ей голову, Тимз, – проговорила она, вытирая пот с черной бархатистой шкуры своей кобылки. Кобыла тяжело дышала, ее бока вздымались от напряжения и боли.

Почувствовав, что у лошади начались схватки, Элизабет навалилась на нее сбоку, чтобы удержать – лошадь попыталась встать на ноги.

– Не давай ей подняться, Тимз, держи ее крепче!

Блестящие глаза страдалицы выкатились, схватка повторилась, и Элизабет с ужасом увидела, как показались ноги жеребенка.

– О Боже! Жеребенок идет неправильно!

И она в отчаянии огляделась, ища чего-нибудь, чем она могла бы помочь страдающей лошади.

– Тимз, быстренько. Дай мне вон те вожжи. – Она указала пальцем на стену, где висели вожжи.

Как только Тимз отпустил голову, лошадь опять забилась. Элизабет изо всех сил удерживала испуганное животное, не давая ему встать.

И вдруг случилось чудо: сзади протянулись две сильные руки, чтобы помочь ей. Она удивленно оглянулась и увидела мужа. Несколько мгновений Элизабет смотрела на него, потрясенная и обрадованная, а тем временем Роберт вынул кинжал, быстро разрезал поводья и с улыбкой протянул ей кожаную полоску.

Элизабет быстро связала ноги жеребенка и откинулась назад в полном изнеможении. На лице ее были написаны самые дурные предчувствия. Она чуть не плакала.

– Жеребенка нужно повернуть. Я не уверена, что у меня хватит на это сил.

– Давайте я это сделаю. – Роберт уже закатывал рукава рубашки.

Элизабет не заставила себя упрашивать, уступила ему место, а сама стала придерживать голову лошади.

– Куда, черт подери, подевался Уилл? – раздраженно спросил Роберт.

– Уилл сломал ногу, а Дэвид уехал в замок Лэнгли, – ответила Элизабет.

Тем временем Роберт бережно сложил ножки жеребенка и протолкнул их обратно. Потом с величайшей осторожностью нащупал тело и принялся медленно поворачивать его. Кобыла, испуганная этим вторжением, попыталась подняться, а Элизабет, чтобы успокоить лошадь, принялась шептать ей на ухо:

– Тише, тише, Лисия, девочка моя. При этом она ласково гладила ее.

Через несколько мгновений Роберту удалось повернуть жеребенка, и он начал его тащить. Тимз с изумлением смотрел, как жеребенок, освободившись от почти смертельных тисков, выскользнул из матери, обернутый в блестящую серую оболочку. Ему тут же развязали ножки, потом все отошли от стойла, предоставив новорожденного заботам матери.

Вымыв руки, Роберт обратился к Тимзу:

– Тимз, мальчик мой, не мог бы ты сходить к Ардис и попросить ее, чтобы она меня накормила? Я целый день провел в седле и порядком проголодался.

– Хорошо, милорд.

И Тимз, состроив рожу, тут же выбежал из конюшни.

Роберт и Элизабет остались одни. Молодая женщина стояла, прислонившись к стенке стойла, и горящими глазами наблюдала за кобылой и жеребенком.

– Если вы хотите, сударыня, видеть все как следует, – проговорил Керкленд, – лучше смотреть сверху.

И, взяв ее за руку, он помог ей подняться по лестнице на сеновал.

Элизабет растянулась на животе и стала свидетельницей умилительной сцены, происходящей внизу, в стойле. Лисия старательно обхаживала новорожденного детеныша. Его мокрая шкурка блестела, а кобыла терпеливо облизывала маленькое тельце.

– Разве это не прекрасно, Роберт? – У Элизабет от умиления выступили на глазах слезы.

Роберт лег рядом с женой, положил руку ей на плечо и привлек к себе. Он зарылся носом в ее мягкие волосы, его горячее дыхание согревало ей щеку. Так они лежали долго и смотрели на лошадей.

Кобыла слегка подтолкнула жеребенка, и тот попытался подняться. Элизабет затаила дыхание и схватила Роберта за руку, глядя, как малыш пытается встать на свои длинные тонкие ножки.

Потом она с облегчением выдохнула:

– Удалось! Какой он славный, правда? Одни ноги!

Вместо ответа Роберт хмыкнул. Повернувшись на бок, Элизабет заглянула ему в глаза.

– Разве это не самое замечательное из всего, что вы видели, Роберт?

Керкленд смотрел в ее большие карие глаза. Он ощущал рядом с собой мягкую упругость женского тела и в своем собственном теле почувствовал предательское волнение.

– Нет, любовь моя. Самое замечательное из всего, что я видел, – вот оно, передо мной.

И склонившись, Роберт начал покрывать нежными поцелуями губы и глаза Элизабет. Она тихонько вздохнула, когда губы мужа скользнули к ямке на ее шее. Он принялся расстегивать ее платье, не переставая осыпать градом поцелуев губы и глаза жены. Когда он прильнул к ее груди, Бет тихо застонала.

Она помогла мужу раздеться, тот помог раздеться ей. И вот мягкие изгибы ее тела слились с его твердыми мышцами.

Утолив страсть, Элизабет вытянулась подле мужа, а он уткнулся лицом в ее волосы. Оба были в полном изнеможении, оба задыхались, обоим не хотелось шевелиться.

Когда Роберт наконец отодвинулся, Элизабет поежилась. Без объятий мужа ей стало холодно.

Роберт быстро оделся, затем хотел помочь одеться жене. Почему-то – сама не зная почему – она покраснела.

– Не нужно, Роберт, я могу одеться сама, – смущенно пробормотала Элизабет.

Одеваясь, она чувствовала на себе его взгляд. В конце концов молодая женщина подняла глаза. А Роберт, не говоря ни слова, протянул руку и начал выбирать соломинки из ее волос. Он чувствовал, что настроение жены изменилось, и это сбило его с толку.

Схватив Бет за золотистые пряди, Керкленд откинул ее голову. В глазах Элизабет появился страх: он что, хочет ее ударить? Роберт ласково пробежал пальцами по ее лицу, как делает незрячий, когда хочет узнать человека.

– Где же настоящая Элизабет? Сколько разных женщин прячется в глубине этих огромных глаз? – спросил он.

– Во мне нет ничего таинственного, Роберт.

– Ты сведешь меня с ума, женщина. То ты несгибаемо сильна и не жалеешь усилий, чтобы спасти жизнь животному, а через мгновение превращаешься в очаровательного эльфа, приходящего в восторг при виде кобылы с жеребенком. В моих руках ты дрожишь от желания, превращаешься в распутницу. А когда твоя страсть утолена, оборачиваешься стыдливой, невинной скромницей. Кто вы, Элизабет, – волшебница Цирцея или жена Цезаря, которая должна быть вне подозрений? Афродита ли, богиня любви, или Медуза, при взгляде на которую люди обращаются в камень? И что вы – моя сила или слабость?

Элизабет опять легла, и Роберт тоже, и губы их слились в страстном поцелуе.

– Неужели я в самом деле такая загадка? Или вы это сами для себя выдумали? А что на этот счет говорит ваше сердце?

Роберт задумчиво улыбнулся:

– Мое сердце говорит, что я вас люблю. Что я должен вам доверять. Но ведь я никогда еще не встречал такой женщины, как вы. Я никогда и не предполагал, что муж и жена могут быть так близки, как близки мы с вами. Женщины были нужны мне только для утоления моих желаний. А теперь я вдруг обнаружил, что между мужчиной и женщиной может быть близость и помимо той, что возникает в постели.

– Или на сеновале, – засмеялась Элизабет.

– Или на сеновале, – согласился Роберт. – Для меня все это ново, Элизабет. И меня это пугает. Мне нужно время – привыкнуть жить с этим чувством. Вы должны запастись терпением.

– Я вовсе не уверена, что у меня хватит терпения, о котором вы говорите! Я попытаюсь, но обещать наверняка ничего не могу. Для меня ведь все это тоже в новинку. И рассудок говорит, что вы причините мне зло.

– А что говорит ваше сердце?

– А сердце мое говорит, что нужно ловить каждый миг, что вы принадлежите мне ровно настолько, насколько можете принадлежать женщине. Но, Роберт, я не знаю... не знаю, достаточно ли мне этого. А теперь пойдемте, милорд. – Элизабет стала подниматься. – Мы задержались, и ваш ужин, я полагаю, уже давно готов.

Но муж прижал ее к полу, глаза его сверкнули.

– Не думаете ли вы, любовь моя, что я проделал такой путь только ради того, чтобы поесть рубца, приготовленного Ардис?

Элизабет обвила руками его шею, хихикнула, но он закрыл ей рот пылким поцелуем.

Элизабет остановилась у стойла, чтобы полюбоваться на жеребенка, лежащего между передними ногами матери. Лисия возвышалась над ним, готовая защищать свое дитя, она настороженно посмотрела на Элизабет, но, так как та угрозы не представляла, кобыла продолжала жевать сено.

Солнце уже стояло высоко в небе, когда Элизабет вышла из конюшни. Больше в эту ночь они с Робертом почти не разговаривали, потому что вскоре оба уснули глубоким сном, обессилев от ласк. Утром она выскользнула из его рук, задержалась на минутку, чтобы укрыть мужа пледом, а потом спустилась с сеновала вниз.

Несколько человек от удивления разинули рты при виде хозяйки поместья, входящей в замок через задний ход. В волосах у молодой женщины застряли соломинки, а вид был такой растерзанный, что любопытство челяди возросло еще больше. Элизабет уже добралась до своей комнаты, как вдруг дверь отворилась и перед ней предстала служанка.

– Миледи, я вас искала. Лорд Крейвер ждет вас в библиотеке.

Элизабет была ошеломлена.

– Лорд Крейвер? Что он здесь делает? Быстро, Корла, помоги мне переодеться.

Через несколько минут Элизабет, переменив платье и наскоро причесавшись, появилась в дверях библиотеки. Увидев ее, Уолтер Кэмпбелл вскочил со стула.

– Уолтер, вот неожиданная радость! – И Элизабет протянула ему руку.

Изящно поклонившись, Уолтер Кэмпбелл поднес эту руку к губам; в его глазах читалось восхищение хозяйкой замка.

– Ах, Элизабет, вы прекрасны! Я очень соскучился. Ваше очаровательное лицо снится мне каждую ночь.

– Уолтер, я так рада снова вас видеть! Вы должны рассказать мне обо всем, что творится у нас дома. Отец, брат – как они, здоровы?

– Там все хорошо, любимая. Они шлют вам поклон. Ваш брат Эндрю теперь служит в английской армии.

Элизабет с облегчением вздохнула: теперь возможность, что ее муж и ее брат встретятся на поле брани, стала менее вероятной.

– Значит, он больше не служит у Аргайла? Лицо Уолтера Кэмпбелла исказила гримаса отвращения.

– Мой дядюшка больше не командует армией. Из-за нескольких побед, одержанных Монтрозом и его сбродом, в Эдинбурге решили, что ему не хватает знаний, чтобы быть главнокомандующим, и вместо него был назначен генерал Бейль.

– Ну ладно. А что же вас привело в такую даль, Уолтер?

– Я остановился поблизости, в замке моего дяди, в Иннее. Услышав, что Дэвид Керкленд гостит в замке Лэнгли, я решил воспользоваться удобным моментом и навестить вас.

Элизабет вспомнила, что Роберт дома, нахмурилась и схватила Уолтера за руку:

– Вам не следует задерживаться здесь, Уолтер. Уезжайте скорее.

Приняв ее предостерегающий жест за проявление страсти, Кэмпбелл обнял молодую женщину и принялся целовать в губы. Знакомое прикосновение пробудило в Элизабет воспоминания о родном доме, о близких людях, по которым она соскучилась за эти долгие месяцы, и она совершенно бессознательно обвила руками его шею и вернула поцелуй.

– Сожалею, что приходится прервать такую трогательную сцену, но мне кажется, лорд Крейвер, вы несколько ошиблись в расчетах. Да, моего брата дома нет, это так, но к несчастью, дома я.

Уолтер Кэмпбелл обернулся, объятия его разжались. В дверях стоял, опершись о косяк и скрестив руки на груди, Роберт Керкленд. Элизабет достаточно часто видела эту позу и знала, что она означает: дикая кошка готовится к прыжку.

– Роберт, вы не поняли. Позвольте мне объяснить.

Он устремил на нее холодный взгляд. Слова замерли у Бет на языке.

– Сударыня, я бы предпочел, чтобы вы удалились к себе. Я посещу вас чуть позже.

Элизабет взорвалась:

– Сэр, как вы смеете! Я не намерена стоять в стороне и позволять вам оскорблять меня и моего гостя!

– Леди Элизабет, с вашего разрешения, я надену узду на этот лживый язык! – Уолтер Кэмпбелл схватился за шпагу.

Роберт насмешливо оглядел его, медленно выпрямился.

– Боюсь, что радоваться буду я, а не вы, Крейвер. Битва при Иннерлохи показала, что одержать верх над Кэмпбеллами – плевое дело.

– И вы можете глумиться над побежденными после такого ужасного злодеяния?

– Нет, Крейвер, я не глумлюсь над побежденными. Ваши родичи – смелые люди, и бились они отважно. Я смеюсь над теми, кто бежал. Где, скажите, были вы и этот трусливый заяц Аргайл в то время, когда члены вашего клана защищали его дом?

– Мой дядя решил, что разумнее будет отступить. А поскольку я был при нем, мне ничего другого не оставалось, как последовать за ним.

– Вы и этот сукин сын бросили своих сородичей. Вы знаете, сколько крови было пролито в тот день? Нет? Зато я знаю! В вашей армии было пятнадцать сотен человек!

Изумленный возглас, сорвавшийся с уст Элизабет, заставил разгневанных мужчин повернуть головы в ее сторону. А Бет не верила собственным ушам.

– Пятнадцать сотен человек! Вы хотите сказать, что полторы тысячи Кэмпбеллов погибли в битве при Иннерлохи?

– В этой битве клан Кэмпбеллов был почти уничтожен, – проговорил Роберт.

– В это невозможно поверить! Боже мой, такую бойню даже представить себе невозможно! Сколько же друзей пало в этот день? Скольким матерям пришлось хоронить своих сыновей? Скольким женам пришлось оплакивать мужей? Неужели по горам Шотландии должны течь кровавые потоки, пока Аргайл и Монтроз будут и дальше грызться за королевский трон?

Молодая женщина опустилась в кресло и закрыла лицо руками.

– Уолтер, прошу вас, оставьте нас! Умоляю вас, пожалуйста, уйдите.

– Как пожелаете, Элизабет.

Роберт, поколебавшись с мгновение, уступил дорогу, и Уолтер Кэмпбелл ушел.

Некоторое время после его ухода в библиотеке царила напряженная тишина. Наконец Роберт нарушил молчание:

– Примите мои поздравления, сударыня. Вам воистину удалось потешить меня. Муж-рогоносец – такая роль мне совершенно внове.

– Я больше не намерена выслушивать ваши обвинения. – Молодая женщина поднялась с кресла.

Но когда она попыталась пройти мимо мужа, тот схватил ее за руку. Перед Бет стоял ее повелитель.

– Вы уйдете отсюда, сударыня, не раньше чем я позволю вам это сделать. До того времени извольте выслушать то, что я вам скажу.

Элизабет вспыхнула:

– Я повторяю: я не намерена слушать то, что вы хотите мне сказать. Хватит с меня ваших речей. Вы – дикарь, Керкленд! А я... я поверила вам. Я надеялась... – И Бет махнула рукой – все равно не поймет.

– В таком случае, сударыня, мы с вами оба оказались обмануты. Я бросил своих товарищей, как какой-нибудь обезумевший от любви юнец, и помчался домой, лишь бы увидеться с вами. И что же я нахожу дома? Распутную жену, обнимающуюся со своим любовником!

Услышав это обвинение, Элизабет не смогла сдержать ярости и закатила мужу увесистую пощечину.

– До конца дней своих я не прощу вам этих слов, Роберт. Я вас ненавижу.

– Это вы – вы мне не простите? Сударыня, вы отказываете мне в любви и лишаете своей верности. На кой черт мне тогда ваше прощение? Я оставляю вас и возвращаюсь к Монтрозу. Надеюсь, когда я вернусь в следующий раз, я не увижу вас в этом доме.

Роберт повернулся и вышел, даже не взглянув на Элизабет.

Когда к вечеру вернулись Анна и Дэвид, они увидели Элизабет с красными, опухшими глазами. Дэвид очень огорчился, что брат не застал его дома. Анна тут же решила, что поспешный отъезд Роберта и заплаканное лицо Элизабет – результат очередного недоразумения, происшедшего между молодыми супругами. Она попыталась вытянуть из кузины, что же у них произошло, когда появился запыхавшийся всадник и сообщил, что Роберта похитил Уолтер Кэмпбелл со своими людьми и что теперь Керкленд – узник в замке Инней.

– Что же с ним будет, Дэвид? – встревоженно спросила Элизабет.

– Не знаю. После битвы при Иннерлохи Эдинбург приговорил Монтроза к повешению и четвертованию. Страшно даже подумать, какую судьбу они уготовили его соратникам. Мы должны найти способ вызволить Роберта. Гарнизон в замке небольшой, но, конечно, взять штурмом эту крепость мы не сможем.

Элизабет помрачнела.

– Господи Боже, как же освободить Роберта? Как?

Глава 16

Железные ворота недовольно заскрипели, когда сонный привратник нажал на рычаг, приводивший в движение колеса тяжелого ворота.

– Какая леди станет шляться в такое позднее время? – проворчал он себе под нос, с трудом поднимая тяжелый засов.

В ворота вошла Элизабет Керкленд в сопровождении слуги.

– Я – леди Элизабет Керкленд, – надменно проговорила она зевающему стражу. – Мне нужно видеть лорда Крейвера. Он в замке?

– Ага, госпожа, в замке, – отвечал тот. – Лорд Крейвер ожидает вас, госпожа?

– Проводите меня к нему. Я уверена, что он не будет возражать.

И, повернувшись к слуге, приказала:

– Джим, позаботься о наших лошадях. Мы заночуем здесь.

Поскольку в замке все уже спали, прошло немало времени, прежде чем появился слуга со слипающимися глазами и проводил Элизабет в комнату, расположенную в конце коридора. Войдя туда, Элизабет увидела Роберта. Он был привязан к стулу. Рядом, наклонившись к нему, стояли Уолтер Кэмпбелл и еще двое. Вид у Роберта был измученный, по подбородку стекала кровь. Элизабет сразу поняла, чему помешало ее появление. При виде молодой женщины глаза Роберта расширились от изумления.

– Леди Элизабет! – Уолтер Кэмпбелл, нахмурившись, смотрел на нее. – Если вы явились сюда просить за вашего мужа, это бесполезно. Он – государственный преступник!

– Просить за него! – презрительно бросила та. – Вы, разумеется, шутите, сэр Уолтер! Я явилась сюда в поисках убежища.

– От кого же вы спасаетесь? – удивился Уолтер.

Элизабет взглянула на двух мужчин, стоящих подле Роберта, и поморщилась.

– Могу ли я поговорить с вами наедине, милорд?

Тот кивнул стражникам, и они вышли.

– А теперь скажите, чем могу служить вам, миледи?

Тут Элизабет бросилась в объятия Уолтеру и, припав к его груди, зарыдала.

– Ох, Уолтер, если бы я послушала вас тогда, раньше... Я должна была бы уехать с вами, а меня увезли в эти ужасные безлюдные края. Мне, конечно же, не следовало соглашаться с отцом.

Уолтер обнял Элизабет, на лице его появилась самодовольная улыбка.

– Он плохо обращался с вами, дорогая?

– После того как вы уехали из замка сегодня утром, у нас произошла ужасающая сцена. – И Элизабет спустила платье с плеча, чтобы показать огромный синяк. – Смотрите, что он со мной сделал, Уолтер. Моя жизнь была невыносима, – рыдала она, а Уолтер вынул кружевной платок из-за обшлага рукава и протянул ей. – Изо дня в день меня окружали эти противные дикари, грубые, с ужасными манерами. А когда он бывал дома... О, это было еще ужасней! Поэтому я вынуждена прибегнуть к...

Элизабет замолчала, не имея сил продолжать, и снова спрятала голову у него на груди.

– Я убежала из Эшкерка, Уолтер. Никакие силы не заставят меня вернуться туда!

– А как же ваши брачные обязательства?

– Это был не брак, это было обручение – мы просто взялись за руки. В церкви нас не венчали. Через год я буду свободна – но я больше ни минуты не выдержу в этом ужасном месте.

Она подняла на Уолтера умоляющие глаза.

– Вы должны мне помочь, Уолтер!

– Безусловно, я непременно помогу вам, Элизабет.

Бет обвила руками его шею, и их губы слились в жарком поцелуе.

Роберт, потрясенный изменой жены, выслушал весь этот разговор совершенно равнодушно. Но, увидев свою любимую в объятиях другого, он напряг все силы, безуспешно пытаясь разорвать веревки, связывавшие его.

А Элизабет и Уолтер молча отстранились друг от друга. Губы Уолтера скользнули по ее шее. Элизабет обняла молодого человека за пояс и прижалась к нему. Роберт мысленно проклинал свою судьбу. Если бы он мог хотя бы на мгновение освободиться, он задушил бы Элизабет собственными руками.

– Как я ждал этого момента, дорогая, – прошептал Кэмпбелл. – Сегодня ночью вы будете моей в полном смысле слова.

Глаза Элизабет расширились от удивления, потому что рука Уолтера скользнула ей за корсаж и принялась ласкать ее грудь.

– Наконец-то я узнаю вкус этих сочных и сладких плодов.

Элизабет отпрянула.

– Вы забываете, Уолтер, что я пока еще замужняя женщина. Церковь не одобряет супружеской измены. Вы – племянник герцога Аргайла, самого верного сторонника церкви, и вы не должны пятнать себя таким ужасным деянием.

– Ваш муж скоро умрет, равно как и вся эта шайка.

Внезапно явившаяся мысль заставила его глаза жадно заблестеть.

– А не лучше ли вам, Элизабет, вернуться в Эшкерк? В скором времени ваш муж будет казнен, и ваше положение будет весьма выгодным.

Бет вглядывалась в лицо этого ничтожного интригана и дивилась, как это она могла когда-то находить его привлекательным.

– Моему мужу наследует лорд Блейкли.

– Это так, Элизабет, но горюющая вдова всегда получит свой кусок пирога. И когда мы потом поженимся, ваше хорошенькое личико будет сопровождать недурное приданое.

И он жадно привлек ее к себе и пылко поцеловал. Элизабет подошла к мужу и заглянула в его глаза, пылающие ненавистью.

– Что вы скажете, Роберт? Сегодня вы необычайно молчаливы. Вы одобряете наш план?

– Развяжи мне руки, распутная интриганка, и я покажу тебе, что я об этом думаю, – процедил Роберт.

– Видите, дорогой Уолтер, как умеет этот человек оскорблять? Вы уверены, что он крепко связан? – Она с опаской покосилась на мужа.

– Конечно, сударыня. Вам совершенно нечего бояться.

Тогда Элизабет опять повернулась к пленнику и язвительным голосом спросила:

– Вот, дорогой мой супруг, вы теперь сами оказались в положении, в которое так любили ставить других, – и как вам это нравится? Теперь вся ваша сила, которую вы применяли по отношению ко мне, не поможет вам.

– Скажите спасибо, миледи, что я не могу применить ее. – Роберт скрипнул зубами. – С каким бы удовольствием я вышиб дух из вашего предательского, распутного, лживого тела!

Уолтер Кэмпбелл ударил Роберта.

– Распетушился, наглый хвастун! Со мной вы в безопасности, Элизабет. Он никогда больше не причинит вам зла. Мой дядя скор на суд, и эта голова скоро слетит с плеч.

– Какая жалость, – насмешливо проговорила Элизабет, взъерошивая темные волосы мужа, – такая красивая голова, и подумать только! Не ошибусь, если скажу, что в этот день половина потаскух Шотландии... и Франции... наденут траур. Когда не станет славного Похотливого льва – о, простите, я хотела сказать Хайлендского льва, – леди опять смогут, ничего не опасаясь, ездить по здешним горам.

И она улыбнулась злой улыбкой.

– Кто вас сопровождает, Элизабет? Вы приехали сюда с людьми из Бэллантайна? – Кэмпбелл подошел к столу, пригубил вина.

– Нет, мой отец не знает, что я уехала из Эшкерка.

– Не может быть, миледи, чтобы вы решились пуститься в путь одна! Так кто же вас сопровождает?

– Ну, для леди из Эшкерка, пожалуй, нет лучшего окружения, чем окружение Керклендов. – Она улыбнулась невинной улыбкой. Затем, взмахнув рукой, добавила: – Но по правде говоря, Уолтер, я боюсь, что в данный момент вас тоже окружают Керкленды.

Изумление Роберта можно было сравнить только с изумлением Кэмпбелла. Уолтер обернулся и увидел, что во всех дверях появились люди в красно-черных пледах клана Керклендов.

– Приветствую вас, лорд Крейвер, – произнес Дэвид, входя в дверь со шпагой в руке. – Вот мы и встретились снова.

Кэмпбелл тоже выхватил шпагу.

– За ночь я с легкостью управлюсь – сначала с вами, Блейкли, а потом и с вашим драгоценным братцем.

Дэвид улыбнулся и сделал приглашающий жест шпагой.

– Давайте выясним, так же ли вы хорошо владеете клинком, как языком.

Начался поединок; звон металла звучал в большом зале, эхом разносился по коридорам; бойцы делали выпады и отражали удары.

Удивление Роберта возросло еще больше, когда Элизабет достала кинжал из складок своего платья и ловко разрезала его путы. Он принялся растирать онемевшие запястья, потом бросился к столу, на котором лежала его шпага, и выхватил ее из ножен.

– Это мой противник, Дэвид! – крикнул он. Кэмпбелл презрительно усмехнулся:

– Мне все равно, кого из вас прикончить первым.

Кивнув, Дэвид опустил шпагу. Роберт и Уолтер, держа шпаги наготове, стали медленно сближаться, точно львы, подкрадывающиеся к жертве. Однако хотя Кэмпбелл и был прекрасным фехтовальщиком, он очень скоро понял, что вино, которое он поглотил в чрезмерном количестве, отнюдь не помогает ему противостоять силе и умению Роберта. Какими бы молниеносными ни были выпады Кэмпбелла, как бы ловко он ни передвигался, все равно Роберт спокойно парировал его нападения то ударом слева, то защитой справа. Когда шпага Роберта оцарапала Кэмпбеллу щеку, тот опустил оружие.

– У нас, кажется, не было уговора биться до первой крови, – язвительно проговорил Роберт. – Я полагаю, что наши разногласия достаточно серьезны.

Но тут к Роберту подбежала Элизабет и сказала, умоляюще глядя на него:

– Нет, Роберт, прошу вас, прекратите. Я не могу участвовать в таком деле, не могу стоять и смотреть, как он убивает вас, но я также не могу позволить вам убить его. Я умоляю – уберите оружие.

Нехотя Роберт опустил шпагу.

– Хорошо, Элизабет, я ваш должник и обязан выполнить вашу просьбу. – И, обернувшись к Кэмпбеллу, сказал: – Судя по всему, Крейвер, эта леди дает вам возможность продлить вашу жалкую жизнь. Возможно, в один прекрасный день мы встретимся на поле боя.

– Роберт, нам еще надо выбраться отсюда, – напомнил Дэвид.

– В таком случае быстренько свяжите его, – приказал Роберт.

Кэмпбеллу тут же заткнули рот кляпом и привязали к тому самому стулу, на котором еще недавно сидел Роберт. Элизабет остановилась перед другом детства.

Кэмпбелл не смотрел на нее.

– Простите мне мой обман, Уолтер. Попытайтесь понять, что я обязана была сделать все, что в моих силах, только бы спасти Роберта – ведь он мой муж.

Но времени на разговоры не было. Керкленд схватил Элизабет за руку и потащил за собой. Они крадучись прошли по переходам замка, добрались до темной кухни, освещенной только огнем в очаге. Гарнизон замка спал в соседней комнате. Беглецы с величайшей осторожностью пробрались к незапертой двери, надеясь, что никому из солдат не придет в голову именно в этот момент выйти по нужде.

Оказавшись за пределами дома, Роберт, Дэвид и их люди поспешили к боковым воротам. Там, на земле, Элизабет увидела привратника, связанного по рукам и ногам и с кляпом во рту. За воротами, прячась среди деревьев, стоял Джим с лошадьми. Роберт подсадил Элизабет на лошадь, потом сам взлетел в седло. И они быстрым галопом умчались прочь, в ночную тьму, стремясь поскорее добраться до надежных и безопасных стен Эшкерка.

– Слава Богу! – воскликнула Анна Барди, когда в дверях появились Роберт и Дэвид Керкленды. Ее двоюродную сестру Роберт тащил за собой, крепко ухватив за руку. Элизабет спотыкалась, почти бежала, едва поспевая за его широким шагом.

– Я так беспокоилась, – снова заговорила Анна, – как вы там...

– Спокойной ночи, Анна. Спокойной ночи, Дэвид, – бросил Роберт, обрывая дальнейшие расспросы. И направился, не сбавляя шага, к лестнице.

Элизабет схватилась за перила.

– Боже правый! Неужели никто не освободит меня из когтей этого безумца? – умоляла она.

Анна хотела было помочь ей, но Дэвид положил ей руку на плечо, и она тут же отказалась от всякой попытки спасти кузину. А Роберт оторвал пальцы Элизабет от перил и, легко перебросив через плечо, направился в свою комнату, где весьма бесцеремонно сбросил ее на кровать.

Элизабет тут же скатилась с кровати и вскочила на ноги. Глаза ее сверкали.

– Дикарь! Разбойник! – закричала она. – Вы наставили мне синяков и ссадин, но это в последний раз! Если вы еще когда-нибудь посмеете поднять на меня руку, Роберт Керкленд, я просто убью вас!

– Элизабет, ради всего святого, замолчите. Я вовсе не хотел сделать вам больно. Я просто хочу поговорить с вами.

– Нам больше не о чем говорить. Мы сказали друг другу все, что могли.

– Я с этим не согласен. – Роберт протянул к жене руку.

Элизабет отпрянула. Роберт помрачнел. Некоторое время он стоял неподвижно, пораженный тем, что она боится его. Потом медленно достал из ножен свой кинжал.

– Вот, возьмите, Элизабет.

Ее дрожащая рука взяла кинжал. В глазах ее было удивление и непонимание.

– Что вы от меня хотите?

Роберт схватил ее за плечи и притянул к себе так, что кончик клинка уперся в его рубашку. Элизабет как зачарованная смотрела на алое пятно, расплывающееся на белом полотне.

– Давайте дальше, Бет, не останавливайтесь на этом. Воспользуйтесь возможностью, – тихо предложил Роберт.

Элизабет всхлипнула и разжала пальцы. Кинжал упал на пол. Роберт протянул руку, погладил жену по голове, потом рука его скользнула ниже, к подбородку цвета слоновой кости. Керкленд обхватил ладонями ее лицо. Его жаркое дыхание обожгло ее: его губы приблизились к ее губам.

– Не можете, да? – прошептал он хрипло, а потом поцеловал ее долгим, мучительным поцелуем.

Элизабет хотела оттолкнуть мужа. Но Роберт держал ее крепко, и она не могла вырваться, несмотря на все старания.

– Нет! Прекратите это. Между нами ничего не изменилось. Я никогда не прощу вам того, что вы сделали, Роберт. Я никогда не забуду, в чем вы меня обвинили!

– Я бесчувственный дикарь, Бет. – Он словно пытался извиниться.

Губы его двинулись ниже, к ее шее, и Элизабет почувствовала, что платье соскальзывает с плеч, и вот уже руки Роберта ласкают ее спину и ягодицы.

– Вы хоть немного представляете себе, какое это было адское зрелище – вы в объятиях этого сукина сына? – простонал Роберт, лаская ее грудь.

Элизабет охватила мучительная дрожь от этих прикосновений.

Роберт отодвинулся и испытующе глянул на жену. В ее глазах больше не было страха, теперь в них светилась только страсть. Он обхватил пальцами ее шею.

– Мне так хотелось сдавить эту хорошенькую шейку и сжимать ее до тех пор, пока вы не перестанете дышать. О Боже, я даже вспомнить об этом спокойно не могу!

И Керкленд пылко поцеловал жену. Разум говорил Роберту, что нужно быть нежным, но он не мог противостоять своему желанию. Он жаждал поглотить ее целиком. На губах Элизабет от этого дикого поцелуя выступила кровь, он ощутил вкус этой крови, и от этого его желание только усилилось. Когда он наконец отпустил Элизабет, сердца у обоих бились как бешеные. Роберт поднял жену на руки и отнес на кровать. Он осторожно уложил ее и сорвал с себя одежду.

Некоторое время Роберт восхищенно созерцал Элизабет. Наклонился, провел языком по ее распухшим губам и опять полюбовался.

Во взгляде Элизабет светилась любовь. Роберт протянул руку и нежно погладил ее по щеке.

– Это не ответ, Роберт. Разве вы не понимаете, что я – женщина? Я не могу удовлетворить все свои желания только в постели.

Он отвел волосы с ее лица.

– Вы – моя возлюбленная, моя любовь. Мы оба знаем это. – И он произнес по-гэльски: – Tha gaolagam oct, Ealasaid. Я люблю вас, Элизабет.

Элизабет потянулась к мужу, и тела их слились в объятиях.

Старательно прицелившись, Элизабет бросила камень на ледяную поверхность замерзшего пруда. Дэвид Керкленд опустился на колени около брата, после того как тот тщательно измерил расстояние от середины кона до того места, где упал камень. Удовлетворенный результатом, Роберт поднял глаза и улыбнулся, потом внезапно толкнул брата, и тот, плюхнувшись на зад, заскользил по льду.

– Мы победили их, любимая! – воскликнул Роберт, отбрасывая мерку.

Схватив жену в объятия, он закружил ее, а потом крепко поцеловал в губы. Но поцелуй был прерван самым неожиданным образом – в спину Роберту угодил снежок, и кёрлинг[33] был тут же забыт – началась яростная перестрелка снежками.

Вскоре к Роберту и Элизабет подоспело подкрепление – Тимз. Дэвид с Анной отступили. Все в снегу с головы до пят, они бежали под защиту замковых, стен.

Изнемогая от хохота, Роберт упал на землю и тут же получил в лицо пригоршню снега. Его темная бровь изогнулась. Он стряхнул снег и глянул на жену.

– Вы совершили ошибку, сударыня.

Он потянулся – хотел схватить Элизабет за ногу и повалить. С восторженным визгом она увернулась, Роберт погнался за ней. Она бежала по снегу, быстроногая, словно лань, пыталась спрятаться за деревьями. Роберт скоро догнал ее, но Элизабет не давалась: она все время старалась стать так, что между ней и Робертом оказывалось дерево. Они кружили вокруг ствола, как звери. Вдруг Роберт резко вытянул руку, схватил Элизабет, и она оказалась на земле. Набрав в ладони снега, он угрожающе поднес их к ее лицу.

– Тимз, на помощь! – воскликнула Бет, хохоча.

Роберт бросил строгий взгляд на мальчика:

– Не забывай, Тимз, я твой лэрд!

Тот колебался, разрываясь между желанием броситься на помощь своей хозяйке и необходимостью подчиняться своему обожаемому лэрду.

Элизабет улыбнулась:

– Что вы на это скажете, милорд? Какому же приказу должен подчиниться мальчик?

– Сначала вы скажете, что сожалеете о своем необдуманном поступке, сударыня.

– Я сожалею о своем необдуманном поступке, милорд, – смиренно согласилась она, в ее глазах прыгали озорные искорки.

– А теперь подтвердите, что я ваш господин и повелитель и что вы больше никогда не попытаетесь потешаться над моим владычеством и совершать поступки, которые говорят о неуважении ко мне.

– Подтверждаю, что вы мой господин и повелитель и что я больше никогда не буду потешаться над вашим владычеством.

– Вы хорошо себя ведете, миледи. А теперь повторяйте следом за мной: «Я люблю вас, Роберт».

– Неужели вы получаете удовольствие от того, что то и дело заставляете меня объясняться вам в любви?

Роберт с угрожающим видом чуть раздвинул ладони, и немного снега упало Элизабет на лицо. Она отодвинулась, насколько это было возможно, и поспешила произнести:

– Я люблю вас, Роберт.

– А теперь скажите: «Поцелуйте меня, Роберт».

Элизабет скривила губы.

– Не скажу!

– Ах вот как? – И Роберт снова раздвинул ладони. Посыпался снег.

– Ой, скажу, скажу! Поцелуйте меня, господин мой и повелитель!

– Вот так-то. – Роберт выбросил снег и наклонился к Элизабет. Она ощутила знакомое жаркое дыхание и ответила мужу жарким поцелуем.

Потом Керкленд нехотя оторвался от жены и посмотрел на Тимза. Мальчишка смущенно опустил глаза.

– В чем дело, Тимз? – Роберт стряхнул с себя снег.

– А что, целоваться так противно, что это наказание, милорд?

Роберт улыбнулся, протянул руку, чтобы помочь Элизабет подняться.

– Нет, Тимз... противно целоваться только с леди Элизабет. Я заставляю себя делать это только ради того, чтобы она была довольна и чтобы избавиться от уколов ее острого язычка.

– Вот самодовольный мужлан, – пробормотала молодая женщина, в то время как муж стряхивал с нее снег.

– Когда ты вырастешь, Тимз, то узнаешь, что женщине требуется постоянное внимание со стороны мужчины. Не важно, что у него огромное количество других обязанностей, – она все равно требует, чтобы он посвящал ей свое время и выражал свою нежность всякими глупыми, бесполезными жестами.

– Как это, милорд?

Роберт обернулся и взглянул на жену. Он провел пальцем по ее нежной щеке.

– Ну, например, если говорить о леди Элизабет, я вынужден тратить свое драгоценное время впустую, повторяя ей, что от ее красоты у меня дух захватывает... А смеется она так заразительно, что из моей головы исчезают самые горестные мысли... А ее прикосновение может исцелить мою самую сильную боль. Ее сладкий запах переносит меня в цветущий сад, а ее мягкие губы искушают меня вновь и вновь испробовать их вкус.

Роберт смотрел не на Тимза, а на Элизабет, и слова его предназначались вовсе не мальчику.

– А целовать ее? Это вам нравится, милорд? Роберт с трудом перевел взгляд с Элизабет на Тимза.

– Ну, мальчик, это куда приятнее, чем лопатой выбрасывать навоз из лошадиного стойла, – но, конечно, это не идет ни в какое сравнение с глотком холодного эля в жаркий день. Однако, когда леди Элизабет научится целоваться получше, я думаю, мне это понравится.

– Вот невыносимый петушок! – вздохнула Элизабет и со всей силы толкнула Роберта в снег. На морозце она стала еще красивее, на лице ее играл румянец. Влюбленному подростку она казалась воплощением красоты.

– Не-а, госпожа, я не верю тому, что говорит лэрд.

Тогда Элизабет, улыбнувшись, взяла Тимза за руку, и они пошли к замку.

Но счастье кончилось очень скоро: на следующее утро, еще ощущая на губах боль от необузданных поцелуев мужа, Элизабет едва сдерживала слезы, глядя, как он собирается ехать на войну.

Глава 17

Элизабет смотрела, как огромный орел одиноко парит в синем небе. Внезапно птица ринулась вниз, к земле, и вновь поднялась в поднебесье, держа в когтях беспомощного пленника – какого-то мелкого грызуна.

В Хайленд пришла весна. Холмы покрылись зелеными плащами травы и белыми плащами диких цветов. Плодовые деревья оделись мелкими цветочками – розовыми и белыми, а к вечнозеленым купам сосен и елей добавились молодые пушистые кроны берез и ясеней. Помолодевший Хайленд превратился в сказочную страну.

Повсюду с высоких гор каскадами срывались водопады; горные воды струились по трещинам среди камней; просочившись по извилистым, запутанным ходам, потоки мчались вниз, к озерам.

Элизабет была в восторге от всего этого великолепия. Как прекрасны Хайлендские горы! Как не заметно очаровывают они человеческое сердце и душу!

И Бет обратилась к Роберту, как это уже не раз было с тех пор, как он уехал:

– Черт бы вас побрал, Роберт Керкленд! Вы, наверное, знали, что я полюблю ваш Хайленд! Как бы я ни обзывала его, вы были уверены, что эта глупость пройдет и я стану преклоняться перед этими краями. Я так и вижу надменное, самодовольное выражение, которое появляется на вашем... – голос ее стал тише, а глаза затуманились, – на вашем немыслимо красивом лице.

Потом молодая женщина опустила голову, провела рукой по животу и вздохнула. Месячные начались у нее сегодня утром, и она, к своему великому разочарованию, убедилась, что так и не понесла. Ей же страстно хотелось иметь дитя от Роберта – крошечное существо с точно такими же, как у Роберта, темными кудрями, с точно такими же глазами. Уж это существо всегда было бы с ней...

В дверь постучали. Элизабет отвернулась от окна. Вошла Анна Барди.

– Корла сказала мне, что ты неважно себя чувствуешь, Бет. – На милом личике кузины было написано беспокойство.

– Ничего серьезного, Анна. Обычное месячное недомогание.

Сестра улыбнулась. Потом коснулась руки Бет.

– Значит, мы можем поговорить. И это очень хорошо! Потому что у меня есть новость.

Анна усадила Элизабет на обитую шелком банкетку. Потом взяла ее за руку. Глаза девушки сияли.

– Знаешь, Дэвид просит меня стать его женой. Элизабет обняла кузину и ласково улыбнулась ей.

– Это замечательно, Анна! Но по правде говоря, я не вижу в этом ничего неожиданного.

На щеках девушки появились две очаровательные ямочки, и лицо ее озарила счастливая улыбка:

– Да, не скрою, мы с Дэвидом уже говорили об этом и раньше, но он считал, что сначала должен закончиться траур по отцу.

– Я уверена, лорд Керквуд был бы очень рад, если бы вы с Дэвидом поженились не теряя времени.

Анна нахмурилась.

– Ну, здесь нужно принять во внимание еще одно. Дэвид надеется, что Роберт вернется домой насовсем. Он намеревается поселиться в Блейк-Холле, в доме, который ему завещала мать. Но нам в то же время не хочется оставлять тебя здесь одну.

– Как вам с Дэвидом не стыдно! – возразила Элизабет. – Я взрослый человек, и, хотя мне было бы приятно, если бы вы жили в Эшкерке, я понимаю, что вам хочется быть хозяевами в своем собственном доме. Кроме того, если мы будем ждать возвращения Роберта, то, боюсь, все мы успеем состариться.

Анна почувствовала, что под маской беззаботности Элизабет скрывает боль и тоску. Она обняла сестру.

– Бет, дорогая, Роберт скоро вернется! Боевые действия идут очень удачно. Дэвид говорит, что победа будет на стороне Монтроза и война скоро кончится.

– А когда начнется следующая? – резко спросила Элизабет.

Но, увидев на лице Анны растерянное выражение, Элизабет заставила себя отбросить в сторону мрачные мысли.

– Итак, дорогая сестрица, когда же у вас свадьба? Нужно хорошо подготовиться к этому торжественному событию.

И молодые женщины вышли из комнаты.

Тимз сидел прислонясь к дереву и пытался жонглировать камешками, как это делал с блестящими шарами один актер, которого мальчик видел как-то раз на ярмарке. Увлеченный своим занятием, он не замечал, что к нему приближается всадник. Внезапно Тимз увидел его прямо перед собой.

Кинув камешки на землю, мальчишка вскочил. Глаза его разгорелись при виде обожаемого лэрда. Роберт усмехнулся, глядя сверху на удивленного подростка.

– Добрый день, Тимз. Как поживаешь?

– Хорошо, милорд. И вам добрый день. Уж как я рад, что вы вернулись домой! – И на его веснушчатом лице расцвела улыбка.

Роберт увидел двух лошадей, привязанных к деревцу.

– Я ищу леди Элизабет, Тимз.

Голова цвета моркови кивнула в сторону зеленой рощицы.

– Госпожа купается в озере, милорд. Хотите, я крикну ее?

– Нет, Тимз, лучше возьми ее лошадь и возвращайся в замок. Я сам отвезу леди домой.

– Ага, милорд. – Тимз вскочил на кобылу, взял в руки поводья другой. – Миледи-то как будет рада, что вы приехали, сэр Роберт.

– Ну, я на это надеюсь, Тимз. Роберт спешился.

Некоторое время он смотрел вслед мальчишке, потом пошел по тропинке к озеру, скрытому за деревьями. При мысли о том, что он вот-вот увидит Элизабет, сердце Керкленда учащенно забилось. Сейчас он ощутит мягкость ее рук, упьется сладостью ее губ. Заметив ее в воде, он споткнулся от неожиданности, потом скрестил руки на груди, прислонился к дереву и стал наблюдать. Неужели он забыл, как она прекрасна? Ее густые золотистые волосы были небрежно заколоты на макушке, а несколько шаловливых прядок прилипло ко лбу и к шее.

Элизабет, не замечая Роберта, беспечно плескалась в воде. Повернувшись к берегу, она увидела, что у дерева стоит мужчина. Молодая женщина испуганно вскрикнула, но тут же крик замер у нее на губах – она узнала мужа. Казалось, они смотрели друг на друга целую вечность. Несколько месяцев они не виделись и сейчас не скрывали друг от друга затаенной тоски и вожделения. Роберт сбросил с плеча плед.

– Легенда утверждает, миледи, что в этом озере обитает некое коварное существо, которое похищает красивых молодых женщин. Говорят, что оно уносит их на дно, потому что безнадежно пытается подыскать себе совершенную подругу.

Элизабет фыркнула:

– Ах, милорд, какой же выбор мне сделать? Ибо я разрываюсь между возможностью оказаться на дне, во власти некоего коварного чудовища, и возможностью оказаться на берегу во власти еще более коварного существа.

Роберт захохотал, и смех его огласил горную долину. Он раскрыл Элизабет объятия.

– Выходите же, Элизабет. Чудовище на берегу уже отыскало себе совершенную подругу.

Смущаясь и краснея, Бет вышла из воды. Роберт несколько мгновений жадно пожирал ее глазами, потом подошел к ней и завернул в теплый плед.

– Вы страшно привлекательная девочка, миледи, – восхищенно проговорил он с шотландским акцентом и поднял ее на руки. Керкленд не мог отвести глаз от жены, и столько нежности было в его взгляде, что Элизабет смешалась.

– Я соскучился по вас, ghaoil, – ласково произнес он, и это гэльское слово, означающее «любимая», легко слетело с его губ.

Элизабет тихонько вздохнула, обняла мужа за шею и раскрыла губы навстречу его поцелую.

Анна спускалась в большой зал с таким сияющим видом, что ее жених схватил за руку своего брата. Светлые волосы Анны были причесаны так, как это принято у хайлендских невест – они свободно падали ей на спину, скрепленные по бокам двумя гребнями, инкрустированными жемчугом. Гребни эти были свадебным подарком Роберта.

Элизабет же подарила Анне к свадьбе подвенечное платье, в котором должна была венчаться сама. Платье было из атласа кремового цвета; длинные, суживающиеся книзу рукава и круглый воротник были отделаны тонким фламандским кружевом. Увидев двоюродную сестру в этом платье, Элизабет едва могла удержаться от слез – она вспомнила, как сама выходила замуж.

Роберт на мгновение остановил взгляд на Анне, а потом устремил его на женщину, которая шла следом. Всякий раз, когда он видел свою жену, она казалась ему все краше и краше. Теперь, одетая в платье из желтого шелка, с густыми локонами, перевитыми мелким жемчугом, Элизабет была так хороша, что у Роберта дух захватило.

Дэвид взял невесту за руку, и они направились в часовню. Роберт тоже взял за руку Элизабет и с удивлением отметил, что рука у нее холодная и влажная. Он невольно поднес ее к своей груди и накрыл рукой – сильной и горячей. Не проронив ни слова, они тоже вошли в часовню.

Во время церемонии Роберт не мог отвести глаз от своей прекрасной спутницы. Она же явно избегала смотреть на него и не сводила глаз с новобрачных. Бет все еще вспоминала о своей свадьбе. Наконец, не в состоянии и дальше делать вид, будто она не замечает пристального взгляда Роберта, Элизабет обратила к нему свое лицо. В глазах ее затаилась боль.

Дэвид произносил обет. Вдруг губы Роберта зашевелились, и он проговорил так тихо, что услышать его могла одна только Элизабет:

– Я, Роберт из Эшкерка, беру в законные жены Элизабет из Бэллантайна и обещаю обеспечить ее всем свои земным имуществом и простираю свою десницу, чтобы защитить ее.

Глаза Бет затуманились, она изо всех сил старалась сдержать слезы. К счастью, церемония завершилась, и к молодым бросились все те, кто присутствовал в эту минуту в часовне и в зале. Обнимали, поздравляли.

Тут же заиграли музыканты, и началось свадебное торжество.

Столы ломились от яств. Там были и блюда с копченой пикшей и лососиной – рыбу эту коптили в дыме от горящих дубовых дров, – были и пироги с мясной начинкой; сочные кусочки крабов плавали в мисках с густым соусом из сливок и вина. И конечно же, всюду стояли серебряные блюда с неизменным хэггисом.

Там были печенья и вафли, покрытые миндалем и смородиной, айвовым и рябиновым желе, а рядом в мисках соблазнительно алела земляника.

То и дело провозглашались здравицы в честь молодых супругов, и вскоре гости закружились в танце.

Протанцевав несколько туров, Элизабет получила в партнеры Тимза Керкленда. Его волосы цвета моркови были гладко причесаны и смочены водой, лицо мальчишки сияло.

– Если мне будет позволено сказать, госпожа, так я скажу: вы сегодня здесь самая красивая.

– О, спасибо, Тимз. Это самые приятные слова, какие я слышала за этот вечер. – И молодая леди поцеловала мальчика в щеку. Лицо его стало совсем такого же цвета, что и волосы.

– О, ведь не я один так считаю, госпожа. Я вот смотрел на лэрда – так он с вас глаз не сводит.

– Правда, Тимз? Неужели? – спросила удивленно Элизабет. Муж в эту минуту танцевал с Анной.

– А лэрд сегодня здорово выглядит. Элизабет еще раз обернулась и посмотрела на Роберта. Он наклонился к Анне, засмеялся. Впервые Элизабет вдруг отметила, как часто этот человек смеется. На нем был камзол из темно-коричневого бархата, и этот цвет очень шел ему. Черные волосы были слегка взъерошены, что делало его совершенно неотразимым и придавало мальчишеский вид.

– Да, Тимз, он и в самом деле очень хорош собой, – вздохнула Элизабет. Сердце ее сжалось.

Танец кончился, и гости принялись вызывать лэрда клана Керклендов и его леди. Музыканты заиграли быструю галларду – танец, пришедший сюда из Италии и Франции. Люди расступились.

Роберт подошел к Бет.

– Вы готовы, миледи?

– Это неприлично, милорд, – отозвалась та. Окружающие внимательно наблюдали за супругами.

– А мы здесь, в Хайленде, не очень-то гонимся за приличиями. – Роберт рассмеялся и обнял жену.

Они двинулись в такт с быстрой мелодией, и вскоре Элизабет полностью отдалась во власть музыки. Роберт обнял жену за талию и подбросил. Бет вцепилась руками в его плечи, и оба рассмеялись. Они кружились все быстрее и быстрее, темп музыки все убыстрялся и убыстрялся, пока под конец Роберт не подхватил Элизабет и не закружил ее.

Музыка кончилась, он медленно опустил жену и под приветственные возгласы гостей поцеловал в губы. У Элизабет от быстрого танца кружилась голова, она вспыхнула.

Праздник продолжался, и теперь молодые вышли на середину зала, чтобы исполнить танец новобрачных. Роберт и Элизабет смотрели, как молодая чета двигается в ритуальном танце.

В левой руке Дэвид держал серебряный кубок с вином, правой же сжимал руку Анны; танцоры, сделав несколько медленных шагов вперед, поворачивались спиной друг к другу, затем, перехватив руки, вновь оказывались лицом к лицу. Дэвид подносил кубок сперва к своим устам, потом – к устам Анны, каждый делал по глотку. Все эти па повторялись многократно, и всякий раз новобрачные обменивались красноречивыми взглядами. Дэвид с обожанием смотрел на свою молодую жену, и каждое его движение, каждый взгляд говорили о любви. Анна отвечала ему тем же. Так они танцевали, забыв обо всем и обо всех, и взглядами обещали друг другу будущее, исполненное любви и преданности.

Мучительная нежность этой сцены просто ошеломила Элизабет. Пытаясь сохранить душевное равновесие, она подняла полные слез глаза на Роберта, но потом не выдержала, повернулась и бросилась прочь из зала. Поднимаясь по лестнице в свою комнату, она оглянулась и увидела, что Роберт идет следом за ней. В отчаянии Элизабет повернула в другую сторону – к лестнице, ведущей на крепостную стену, и стала подниматься по ней. Лестница была винтовая, узкая, здесь Роберт и нагнал жену.

– Вы плачете, Элизабет?

– На свадьбах часто плачут, милорд.

– Но боюсь, что вы плачете не потому, что рады за невесту, а потому, что вам жаль себя.

– Вы ошибаетесь, милорд. Я радуюсь, веселюсь, смеюсь... Разве не видно?

Роберт обнял ее за плечи.

– Боже! Неужели вы так огорчены? Неужели вы до сих пор печалитесь, что вас лишили красивого праздника в честь вашей свадьбы?

– Нет, милорд. Я грущу не о прошлом – я оплакиваю свое будущее.

И, отстранившись, Элизабет принялась подниматься дальше.

Она вышла на стену. Роберт следовал за ней. Он повернул жену к себе и взглянул ей в глаза.

– Но почему? Почему вы оплакиваете свое будущее?

Элизабет хотела ответить, но предательские слезы хлынули у нее из глаз.

– А какое у нас может быть будущее? – всхлипнула она.

– Но разве обет, данный мною вам, не такой же, как обет Дэвида Анне?

– О чем вы говорите? Разве Дэвид бросается на поле брани воевать за какое-то заведомо безнадежное дело? Нет, Роберт, Анна всегда будет начинать каждый свой день, видя перед собой лицо мужа, и по ночам всегда будет чувствовать, что он рядом с ней. А я что – должна покорно ждать, пока вашу голову не привезут мне в корзине? Или пока вас не убьют во время какой-нибудь проклятой битвы? Я не вынесу этого. У меня на это не хватит сил! Уж лучше перетерпеть боль и потерять все теперь, чем в отчаянии ожидать, когда вы погибнете.

– А вы так уверены, что я погибну на войне, Элизабет?

– Если не на этой, так на другой. Это же ваша жизнь – и другой вы не хотите. – Бет тряхнула головой. – Я не стану тратить свою жизнь, ожидая месяцами, как подачки, объятий собственного мужа. И я не стану вынашивать дитя, которое пойдет по стопам отца и для которого война станет его жизнью. Я непременно найду того, кто любит тепло домашнего очага и объятия жены.

Роберт разозлился, грубо схватил жену за волосы и закинул ей голову назад.

– И вас устроит подобное? Вы откажетесь от всего того, что мы пережили вместе, и променяете это на спокойную жизнь? Вы моя, Элизабет, и я вас предупреждаю – я убью всякого, кто посмеет приблизиться к вам, всякого, кто к вам прикоснется.

Он хотел впиться губами в ее губы. Элизабет пыталась воспротивиться поцелую. Но, как это бывало всегда, ей не хватило воли и она не смогла отказаться от того, чего желали ее душа и тело. Молодая женщина страстно ответила на поцелуй.

– И вы думаете, что испытаете все это в объятиях другого мужчины? Скажите, неужели вы сможете когда-нибудь согласиться на меньшее?

– Смогу, если придется, и буду до конца дней своих проклинать вас каждый день за то, что вы принудили меня к этому. Я ненавижу вас, Роберт. Я ненавижу вас за то, во что вы превращаете нашу жизнь. Как хорошо мы могли бы жить вместе!

И Элизабет, охваченная отчаянием, принялась молотить кулачками в его грудь.

– Будьте вы прокляты, Роберт! Будьте вы прокляты! – кричала она, а потом спрятала лицо у него на груди. Все ее тело сотрясалось от рыданий.

Он ласково обнял ее, крепко прижал к себе и зарылся лицом в ее душистые густые волосы.

– Не нужно проклинать меня, любимая, – проговорил он тихим, умоляющим голосом. – Разве необходимость покинуть вас завтра утром сама по себе не есть проклятие?

Элизабет посмотрела на него блестящими от слез глазами.

– В таком случае, милорд, от сегодняшней ночи мы должны взять как можно больше. Ибо это – последняя ночь, которую мы проводим вместе. Другой не будет.

Роберт поднял жену на руки и стал спускаться по лестнице.

Молодым любовникам, упивавшимся каждой минутой их последней ночи вместе, показалось, что рассвет наступил слишком скоро. Элизабет стояла у окна, охваченная смятением. Роберт одевался. «Неужели я так мало знаю этого человека, за которого меня заставили выйти замуж? Неужели все, что было между нами, так мало стоит в его глазах? Неужели я была так глупа и поверила, что что-то значу для него? Неужели мне нужно превратиться в кроткую, любящую жену, смиренно ожидающую возвращения своего повелителя?»

Закончив одеваться, Роберт нерешительно подошел к жене.

– Я должен ехать, Элизабет.

– Вы едете сражаться за дело, которое даже не касается вас самого! – с укоризной бросила она.

Элизабет резко отвернулась и чуть не упала. Роберт протянул руки, чтобы поддержать ее. Нет, она не желает, чтобы он помогал ей! И Бет оттолкнула его руки. Роберт смотрел на Элизабет. Лицо его пылало от ярости.

– Я устал от этих беспрерывных объяснений, миледи. Мне нечего вам сказать! Семейная жизнь внове для меня. Я не привык ни спрашивать у кого-либо разрешения, ни объяснять свои поступки. Я сам себе хозяин. Я участвую в этой войне потому, что я предан Джеймсу Грэхему. Я его друг.

– Хотелось бы мне, чтобы вы так же были преданы своей жене.

Роберт сжал плечи Элизабет.

– Проклятие! Как это вам удается так быстро выводить меня из себя?

– А мне кажется, милорд, что вы обладаете точно такой же способностью по отношению ко мне. К несчастью, ваша сила помогает вам выиграть бой и на этот раз, поскольку вы вот-вот сломаете мне кости – если не ослабите хватку.

Роберт не отпустил Элизабет, но руки все же немного разжал.

– Бет, я не хочу расставаться с вами таким образом. Нельзя, чтобы воспоминание о прошедшей ночи было омрачено этой размолвкой. Думайте лучше о том, что нас ждет, когда я вернусь.

Элизабет затрясла головой.

– Как могу я отпустить вас и остаться наедине с вашим обещанием? Вы обещаете мне жизнь, которой у нас никогда не будет. Вчера вечером я сказала, что начну новую жизнь и отброшу воспоминания о том, что я знала вас и любила.

– А я ответил вам, что ни за что не отпущу вас. Вы моя, Элизабет, и если вас не будет здесь, когда я вернусь, – я найду вас, где бы вы ни были.

Роберт повернулся и вышел из комнаты. В пустом замке раздался звон его шпор. Бет посмотрела в окно. Ей страшно захотелось сбежать вниз и броситься в желанные объятия Роберта, уверить его, что она останется в Эшкерке ждать его возвращения. Она видела, как Роберт обменялся рукопожатием с Дэвидом, как он, статный и такой любимый, направился к лошади. Тимз Керкленд держал поводья. Роберт ласково потрепал паренька по плечу:

– Береги миледи, Тимз.

– Ага, милорд, – ответил тот. Мальчишка надулся от гордости, как индюк, – еще бы, ведь его обожаемый лэрд оказывает ему такое доверие! Роберт вскочил в седло, взглянул на окно, у которого стояла Элизабет. Несколько мгновений он молча глядел на нее, потом повернул коня и умчался прочь.

Глава 18

Элизабет натянула поводья, остановила свою кобылку Шебу и окинула взглядом величественную вершину Бен-Невиса, возвышающуюся над Хайлендом. Солнце, стоящее над его покрытой снегом главой, озаряло долину, по которой пенистым потоком мчался Ферт-оф-Морей, чтобы слиться с бирюзовыми водами озера Линнхай.

На Бет были яркие штаны – она уже привыкла надевать их, отправляясь на прогулку верхом, волосы она заплела в косы и спрятала под черной шотландской шапочкой с помпоном, роскошные округлости ее тела полностью скрывал объемистый камзол. В этом костюме она легко могла сойти за паренька примерно одного возраста с Тимзом Керклендом, который сейчас ехал рядом с ней.

Элизабет стукнула лошадь каблуками, и та тронулась. Элизабет внимательно рассматривала деревья по сторонам дороги.

– Нашла, Тимз! – воскликнула она и повернула лошадь в густые заросли.

– Только будьте поосторожней, миледи, – предупредил паренек, словно он был заботливым отцом, а Элизабет – его шалуньей дочкой.

Узкая каменистая тропинка, которую отыскала Элизабет, вела сквозь заросли кустарника и была почти неразличима для глаз, но лошадь легко находила дорогу. Через некоторое время тропа привела их к рощице. Элизабет спешилась. Она была уверена, что это та самая долина, куда однажды ее привозил Роберт.

– Ты уверен, Тимз, что если мы его найдем, то я смогу загадать желание? – спросила Элизабет, когда мальчик спрыгнул с лошади.

– Ага, миледи, но вы должны сорвать его сами, иначе ваше желание не исполнится, – с серьезным видом предупредил он.

– Но ты по крайней мере поможешь мне найти его, правда? – взволнованно спросила Элизабет.

Оба они принялись ползать по склону чуть ли не на четвереньках. Вскоре в результате этих трудов липа и руки у обоих были перепачканы землей. Наконец после самых тщательных поисков Элизабет заметила веточку белого вереска, спрятавшуюся среди множества пурпурных растений, покрывавших землю ярким ковром.

Элизабет и Тимз склонились над этой веточкой с белыми цветками, похожими на колокольчики, словно перед ними был сундук с сокровищами.

– А теперь, миледи, сорвите его и загадайте желание, – посоветовал Тимз.

Рука Элизабет дрожала, когда она протянула ее к этой одной-единственной на всей поляне веточке. Если предсказание Артли верно, значит, ей суждено здесь найти свое счастье. Элизабет закрыла глаза и прижала крошечное растеньице к груди.

«Прошу тебя, Боже, – молча молила она, – сделай так, чтобы я понесла от Роберта».

Потом они с Тимзом поели сыра с хлебом, полдень уже давно миновал, и Элизабет поняла, что нужно поспешить, если они хотят вернуться засветло. Она пустила Шебу рысью.

Из-за спешки Элизабет не заметила, что на дороге появились двое всадников. Вылетев из зарослей на всем скаку, она врезалась прямо в одного из них. Лошадь ее стала как вкопанная, Элизабет вылетела из седла и плюхнулась на землю прямо на мягкое место.

Незнакомцы уже обнажили шпаги и приготовились защищаться от неожиданного противника. Но, увидев, что из зарослей появился только второй мальчишка, они успокоились и вложили шпаги в ножны.

Один из всадников свесился с седла и, усмехаясь, глянул на Элизабет.

– Ты что, парень, в седле держаться не умеешь, что ли? – насмешливо поинтересовался он.

Эти язвительные слова рассердили Элизабет. Мало того, что она упала, так над ней еще и смеются.

– Ты не убился, парень? – ласково спросил второй всадник.

Тимз спешился, хотел подойти к хозяйке и помочь ей, но та махнула рукой, чтобы он оставался на месте. Судя по всему, незнакомцы принимают ее за мальчика, и Элизабет решила, что будет благоразумнее не говорить им, кто она такая на самом деле.

Бет искоса взглянула на них. Оба незнакомца были в красных шотландских шапочках. Одеты в штаны и белые рубахи. «Не бог весть что», – критически отметила она.

Бет заметила, что тот, из-за кого она вылетела из седла, хорош собой. У него темные усы и черные глаза. На плече – плед клана Гордонов.

В цвета какого клана окрашен плед второго незнакомца, Элизабет не поняла. Он не был так хорош собой, как его спутник, хотя его грубоватое лицо с темной бородой казалось очень симпатичным. Он с беспокойством смотрел на Элизабет.

Несмотря на простую одежду, Бет поняла по их речи, а также по тому, как хорошо они держатся в седле, что это не какие-нибудь мастеровые.

– Ты не убился, парень? – еще раз спросил один из всадников.

– Нет, вашими молитвами, – ответила Бет, стараясь говорить как можно более низким голосом, надеясь сойти именно за парня.

Черноволосый посмотрел на своего спутника и усмехнулся:

– Этот плут за словом в карман не полезет. А скажи-ка, парень, не знаешь ли ты дорогу в замок Эшкерк?

– Да кто же ее не знает, эту дорогу, – нарочито грубо ответила Элизабет, с трудом вставая с земли.

– Ну, я, например, не знаю, – отозвался незнакомец. – Но надеюсь, что ты в ближайшее время покажешь мне ее. Иначе мне придется снять с тебя штаны и как следует отшлепать. Уж очень ты дерзок на язык, малец.

Свою угрозу незнакомец произнес с весьма беспечным видом, и Элизабет заметила, что всадники подмигнули друг другу.

И Бет поняла, что ей нужно быть осмотрительнее. «Кроме того, – подумала она, – с ними можно вести себя и не так грубо». Она медленно пошла к своей кобылке, прихрамывая и потирая ушибленное место, а мужчины тем временем не сводили с нее глаз.

– Поезжайте по левой дороге. Как проедете холм, там будет развилка, – объяснила Элизабет. – Всего доброго, милорды, и смотрите не проглядите поворот!

Элизабет и Тимз смотрели вслед всадникам, пока они не скрылись за поворотом. Потом мальчик повернулся к своей госпоже:

– Я не понял, миледи, почему вы сказали им ехать по левой дороге, а не по правой. Ведь левой дорогой ехать на целый час дольше.

Глаза графини Керкленд блеснули.

– Ах, я совсем про это забыла. – И она хитро улыбнулась.

К тому времени, когда двое незнакомцев добрались до замка Эшкерк, Элизабет успела переодеться и сделала все, чтобы подлечить то самое место, которое ушибла. Роберт очень обрадовался при их появлении и гордо представил жену двум своим товарищам – полковникам Натаниэлю Гордону и Магнусу О'Кейну.

К ужасу Элизабет, она обнаружила за обедом, что и Нэт Гордон, и Магнус О'Кейн – очаровательные собеседники, и ей стало стыдно за свою выходку.

Полковник Гордон собирался уехать на рассвете, и, поняв, что мужчинам нужно обсудить множество важных вещей, Элизабет решила уйти.

Гости попрощались с молодой женщиной. Когда Нэт поднес к губам руку Бет, он показался ей воплощенной учтивостью.

– Мне остается только надеяться, что мы еще встретимся, миледи. – В его темных глазах плясали озорные огоньки.

Элизабет повернулась. И вдруг протянула руку и потерла ушибленное место. Это движение не осталось незамеченным, и в глазах Нэта появилось подозрение.

– Нет, не может быть, – с сомнением в голосе проговорил он.

Магнус фыркнул:

– На сколько будем держать пари?

– Ну и плутовка! – изумленно произнес Нэт. Потом обнял О'Кейна за плечи. – Похоже, старина Роберт дома не скучает!

И они повернулись к хозяину, громко смеясь над этим забавным происшествием.

Глава 19

Назавтра утром Элизабет сидела в большом зале и с омерзением смотрела на людей, съехавшихся в Эшкерк и заполнивших все огромное помещение.

За длинным столом, сооруженным из досок, положенных на козлы, собрались люди с такой варварской внешностью, с такими ненадежными лицами, каких только можно было отыскать в Шотландии. Даже за трапезой они не сняли ни своих шлемов, украшенных перьями, ни секир, ни клейморов, висящих у них на поясах. Молодой женщине казалось, что это явились из могил мрачные тени викингов.

Все они были крупные, мощные – скорее похожи на медведей, чем на людей. Косматые волосы, лица, покрытые шрамами, нечесаные бороды и свисающие усы – все это делало их внешность еще более устрашающей.

Скамьи и стулья были сдвинуты с обычных мест, поскольку у стен стояли щиты, покрытые кожей и украшенные шипами и узорами из гвоздей. На каждом щите был изображен герб его владельца. Манеры же этих людей, их позы говорили о том, что это – некоронованные короли, каковыми они считали себя. Глава каждого клана был гордым правителем многовековой династии, правителем, чьи поступки не подлежат обсуждению.

Как и надеялся Монтроз, кланы Дональдов соединились со своими сородичами из Ирландии и пришли под его знамена.

И теперь против своего наследственного врага, Кэмпбеллов, соединились Мак-Дональды, пришедшие из Ирландии с Кокитто, Мак-Дональды из Гленгарриффа, Мак-Дональды из Кланранальда и Мак-Дональды из Кеппоха. Там были также Мак-Янны из Гленкое, Мак-Янны из Арднамерхана, Мак-Лины из Дюранта и Мак-Лины из Лох-бьюи, – но Мак-Дональды пришли все.

На съезд в Эшкерк собрались самые лучшие, самые свирепые воины, какие когда-либо собирались вместе. Это войско не было регулярным, но оно внушало ужас. Сами имена этих горцев заставляли дрожать их врагов, как некогда викинги наводили на всех страх.

И объединение всех этих людей в одно целое стало возможным только благодаря Джеймсу Грэхему.

Элизабет Керкленд эта задача казалась совершенно неосуществимой. Она не понимала, как у него могло возникнуть желание объединиться с этими людьми, не говоря уж о том, чтобы руководить ими. Ей они казались дикарями. Она разумно сделала, велев женщинам не показываться, и горцев обслуживала только мужская прислуга. Не могла же Элизабет допустить, чтобы кого-то из женщин, живущих в ее доме, оскорбили или изнасиловали эти дикари!

Она с ужасом наблюдала, как один из них встал и, навалившись на стол, прямо руками оторвал ногу от жареного кабана. Скользкая от жира нога выскочила из его рук и упала на пол, где ее тут же стали пинать ногами соседи. А варвар поднял ее и, даже не подумав вытереть, уселся на свое место и принялся жевать и чавкать, причем по его бороде и груди струйками бежал жир.

Элизабет отвернулась, чтобы не видеть этого отвратительного зрелища, в награду она услышала громкое рыгание, которое исходило от косматого чудовища, сидящего подле нее.

Молодой женщине хотелось закричать, чтобы эти животные убирались вон из замка. Неужели Роберт не мог хотя бы подумать о том, что ей придется прислуживать им как хозяйке, заботиться о них? По ее мнению, лучшее место для этих людей – навозная куча рядом с конюшней.

Но она подняла голову и заставила себя улыбнуться – в сотый раз за этот вечер, как ей показалось, – потому что собравшиеся подняли кружки с элем, желая выпить за ее здоровье, а также за здоровье ее господина.

«Чем же занят Роберт? – с раздражением подумала молодая женщина. – Куда он подевался? Если он не появится сию же минуту, я брошу все и уйду».

В этот момент Роберт Керкленд вошел в большой зал; он только что послал ответ Монтрозу. Тот просил Роберта удержать Мак-Дональдов в Эшкерке до возвращения Нэта Гордона.

Увидев жену, Роберт не смог сдержать довольной улыбки. Элизабет была словно роза среди шипов. Магнус О'Кейн, стоявший подле Роберта, удивился, заметив эту улыбку.

– Скажите мне ради всего святого, Роберт, что вы увидели тут смешного?

– Я просто представил себе, что скажет Элизабет об этих людях. Они в точности соответствуют тому мнению, которое сложилось у нее о горцах. – И Роберт состроил рожу, изображая дикаря. – Вот подождите, что будет, когда она узнает новость, которую я ей сейчас сообщу.

Он подошел к Элизабет, сидящей за столом. Та облегченно вздохнула.

Но легче ей стало не надолго. Роберт громко закричал, требуя внимания, и Элизабет удивленно посмотрела на него. Вскоре в огромном зале все стихло, и тогда Роберт заговорил.

Услышав имя Джеймса Грэхема, присутствующие разразились приветственными криками. Когда опять все стихло, Роберт продолжил свою речь.

– Джеймс сожалеет, что ему пришлось задержаться и он не смог к нам присоединиться, он просит вас быть снисходительными и терпеливыми. Он просит вас не разъезжаться по домам, а подождать здесь его приезда.

При мысли о том, что эта буйная орда проведет в Эшкерке еще одну ночь, Элизабет с трудом сдержала крик. С ужасом слушала она, как Роберт продолжает свою речь, обращаясь к этому сброду.

– Я, кажется, придумал кое-что, что скрасит вам скуку ожидания, – произнес он. – Что вы скажете, если я предложу вам отложить оружие и немного поразвлечься? Все мы так давно не имели возможности «положить камень» или «бросить шест». – Он широко улыбнулся, взял Элизабет за руку и привлек к себе. – Миледи и мне хотелось бы, чтобы вы остались в Эшкерке и устроили здесь хайлендские игры, – выкрикнул он.

Одобрительный рев, раздавшийся в ответ, был громоподобен. Элизабет закрыла уши руками и спрятала лицо на груди Роберта. Тот обнял жену, засмеялся, а горцы принялись бить клейморами и секирами о щиты.

Казалось, их восторгу не будет конца, поэтому Роберт направился к двери, по-прежнему держа Элизабет у себя под крылышком. Пора увести ее отсюда. Но продвигались они очень медленно, потому что пирующие то и дело останавливали их.

Магнус О'Кейн с трудом пробился к ним, и наконец в результате совместных усилий обоих мужчин все трое оказались у выхода из зала.

Бросив взгляд на Элизабет, Роберт понял, что она готова рвать и метать. Тогда он обхватил ее лицо ладонями и ласково улыбнулся:

– Элизабет, любовь моя, я должен вернуться в зал, но Магнус проводит вас до вашей комнаты.

Молодая женщина слабо кивнула, радуясь хотя бы тому, что избавится от шума и криков. Она поспешно поднялась по лестнице, даже не взглянув на молодого человека.

Но Бет не пошла в свою комнату, а вышла на замковую стену. Некоторое время она дышала свежим ночным воздухом и наслаждалась – впервые за весь вечер – спокойствием.

– И как долго это будет продолжаться? – спросила она наконец у своего спутника.

– Скорее всего всю ночь до рассвета, – неуверенно ответил О'Кейн. – Вы должны их простить, миледи. Это ведь мужчины, которые вернулись с поля боя. И теперь они веселятся.

– Извините, полковник О'Кейн, но если судить по их виду, им гораздо лучше находиться на оном поле боя, чем вне его, – жестко возразила Элизабет.

Магнус О'Кейн прислонился к парапету и грустно улыбнулся:

– Наверное, вы правы.

Улыбка у него была такая же заразительная, какой у других бывает зевота, и Элизабет не устояла. Ее напряжение вдруг совершенно исчезло в присутствии этого спокойного человека, и губы сами собой улыбнулись.

– Кажется, я была слишком сурова, – вздохнула она. – Роберт считает, что я много требую от людей.

– Ну, к нам ведь на самом деле нужно привыкнуть. Понимаете, Элизабет, вы не должны забывать одну вещь. Вы – супруга лэрда Хайленда, и по этой причине любой из тех, кто пирует сейчас в зале, не колеблясь, сложит свою голову за вас. Вот почему они кажутся столь загадочными. Несмотря на всю их дикость, они – рыцари.

Элизабет задумалась. Как хорошо, что в темноте не видно ее покрасневших от стыда щек.

– Вы хотите сказать, милорд, что это я вела себя оскорбительно, а не они?

– Нет, миледи. Вы держались безукоризненно, – возразил молодой человек. – Вы были прекрасной и любезной хозяйкой. Они навсегда сохранят в душе память о вас.

Теперь Элизабет поняла, почему Роберт так высоко ценил этого молодого сладкоречивого ирландца.

Однажды он сказал ей, что когда-нибудь история отметит, скольким обязана Шотландия этому двадцатипятилетнему ирландскому полковнику.

– Откуда вы родом?

– Я из Ольстера.

– Тогда почему же вы не возвращаетесь туда? Что вы делаете на этой проклятой войне? – спросила Бет.

– Я солдат, миледи, и у меня те же убеждения, что у Джеймса Грэхема, – заявил молодой человек. Он восхищался Грэхемом и уважал его. И считал, что дело Монтроза – верное. – У меня нет ненависти к Кэмпбеллам, как нет и намерения стереть их с лица земли, как у Мак-Дональдов. Мои люди – ольстерцы, как и я, – отдали свои шпаги и свою верность Джеймсу Грэхему, а значит, и вашему королю.

– Роберт говорил мне, что победой при Файви они обязаны вам и вашим людям. Ну и конечно, Монтрозу. – Бет улыбнулась. – Поверьте мне, полковник О'Кейн, со стороны Роберта это высшая похвала. Он ведь считает Джеймса Грэхема всемогущим.

– Неужели он так сказал? – воскликнул О'Кейн. – Похоже, он забыл упомянуть, что мы ни в коем случае не выдержали бы натиска, если бы он и Нэт Гордон не проникли в лагерь Кэмпбеллов накануне ночью и не утащили несколько бочонков с порохом. Это самые отважные болваны из всех, кому я когда-либо имел честь служить.

Конечно же, о своих заслугах в этом деле Роберт забыл упомянуть, и Элизабет чувствовала гордость, слушая о подвигах мужа.

– Боюсь, он действительно забыл упомянуть о своих «похождениях», полковник О'Кейн, – проговорила она. – Наверное, это и к лучшему, что я не знала о его безрассудной храбрости. Я и без того не сплю по ночам, беспокоясь за него. – Тут Бет хитро улыбнулась и заговорила о другом: – Вы знаете, то была я.

Магнус сразу же понял ее загадочные слова.

– Мы с Нэтом так и думали.

– А чем же я себя выдала? – беспечно спросила Бет. – Женским голосом или неудачным подражанием хайлендскому произношению? – проговорила она именно с этим акцентом.

Магнус О'Кейн добродушно хмыкнул:

– На самом деле – ни тем, ни другим, миледи. Вас выдала ваша нарочитая хромота.

И оба рассмеялись, вспомнив тот день.

– А почему вы не рассказали об этом Роберту? – спросила Элизабет.

– Расскажу как-нибудь ночью – когда нам очень понадобится посмеяться, – ответил молодой человек.

Эти слова снова напомнили о войне. Впрочем, война и без того постоянно присутствовала в жизни Бет.

И ее радостное настроение улетучилось, она отвернулась от О'Кейна и пошла к себе.

Элизабет проснулась от восхитительного ощущения – губы Роберта прикоснулись к ее затылку. Она открыла глаза. Ее тело каждым нервом отзывалось на прикосновения Роберта. Он отбросил одеяло и прижал жену к себе, а губами проложил дорожку из поцелуев к ее уху. Дыхание его было жарким.

– Вы спите, дорогая? – прошептал он.

Бет взглянула мужу в глаза. Его теплая рука обвила ее шею, похожую на стройную пальму, и он зарылся лицом в ее густые волосы.

Роберт покрывал ее тело поцелуями, губы его были горячи и нежны. И ее губы раскрылись навстречу его глубокому поцелую, от которого все внутри у нее заполыхало.

Наконец он милосердно отстранился, но тут же запечатлел жгучий поцелуй на ее шее, а руки его скользнули под рубашку и обхватили ее округлые груди.

С губ Бет сорвался восторженный стон, и Роберт повернул жену на спину. Она вскрикнула. Муж тревожно посмотрел на нее.

– Что случилось, Элизабет?

– Боюсь, что моему ушибленному заду не очень-то понравился этот маневр, – пошутила Бет, пытаясь найти более удобное положение.

– Разрешите, я облегчу вам боль целебной мазью, – предложил Роберт.

Элизабет смотрела, как он идет через комнату, и удивлялась, с каким безразличием относится он к своей наготе. Она до сих пор вспыхивала каждый раз, когда стояла перед мужем обнаженной.

Роберт вернулся с каким-то снадобьем и присел на краешек кровати. Он осторожно перевернул жену на живот и поднял ей рубашку.

– И как оно выглядит? – спросила Бет, прижавшись щекой к подушке.

– Как всегда соблазнительно, миледи, – ответил Роберт. Ушиб был несерьезным. Наклонившись, он подарил по поцелую каждому полушарию.

– Я же серьезно спрашиваю, Роберт, – с упреком произнесла Элизабет. – Как мои синяки? Проходят?

– Почти прошли. Боль есть, а синяков нет.

И он принялся втирать целебную мазь в больные места.

– Роберт, а что такое «хайлендские игры»? – Бет зевнула – медленные движения рук мужа усыпляли ее.

На Роберта же прикосновения к ее атласной коже произвели совершенно другое впечатление. Его желание стало невыносимым.

– Это хайлендский обычай, он зародился то ли в десятом, то ли в одиннадцатом веке. Во время этих игр устраиваются различные состязания.

– Стрельба из лука или рыцарский турнир? – Бет снова зевнула.

Опустив голову, Роберт скользнул губами по ее нежной спине и пробормотал:

– Нет... это метание камня, перетягивание каната, скачки.

Элизабет тут же проснулась:

– Вы сказали – скачки?

В голове Бет внезапно зародился некий план. Она обожала скачки.

– А женщинам дозволено участвовать в этих играх? – робко спросила она.

– Разумеется, нет, Элизабет.

Его губы уже добрались до ее затылка.

Элизабет перевернулась и обняла мужа за шею. Она увидела, что в глубине его глаз полыхает страсть, и подумала, не воспользоваться ли ей этим моментом в своих целях. В конце концов Роберт никогда не отказывал ей в том, о чем она просила, – если только в этот момент они не злились друг на друга.

Она очаровательно улыбнулась.

– Всегда как будто в первый раз, правда, милорд?

Их губы встретились, и Элизабет прижала мужа к себе.

– Удалось ли мне успокоить вашу боль, любовь моя? – нежно спросил Роберт, обхватив ладонью ее грудь и теребя затвердевший холмик.

– О да, – выдохнула Элизабет; по всему ее телу растекалась истома.

– Тогда успокойте и вы мою боль, – проговорил Роберт умоляющим голосом.

Утром Элизабет проснулась в объятиях Роберта. Она взглянула на его лицо, такое спокойное во сне, и улыбнулась. Как она любит этого человека!

Она грелась в отблесках вчерашних ласк.

Роберт пошевелился, медленно раскрыл глаза и улыбнулся жене.

– Доброе утро, милорд.

– Какое прекрасное начало дня – услышать, как самая прекрасная и страстная женщина Шотландии называет тебя «мой лорд». – И он пылко поцеловал молодую жену. – Доброе утро, моя леди. Пора вставать. – Роберт вскочил и начал поспешно одеваться.

Вместе с утренним светом к Элизабет пришло воспоминание о ее плане, и она улыбнулась мужу пленительной улыбкой.

– Так вы позволите мне участвовать в скачках? Граф недовольно взглянул на жену, на миг забыв о сапоге, который надевал.

– Ну конечно, не позволю, Элизабет. Я же сказал вам вчера вечером, что игры – не для женщин.

Бет встала на колени, одеяло соскользнуло, и взорам Роберта открылось ее обнаженное тело.

– Но вчера вечером я подумала, что... – Тут она осеклась, поняв, что чуть было не выдала себя.

Роберт натянул сапог, встал и подошел к кровати. Вид у него был настороженный.

– Вчера вечером вы – что? – спросил он. Элизабет не отвечала, и тогда Роберт склонился к ней, в глазах его читалось презрение.

– Вы решили, что если вы подарите мне ваши ласки, то я исполню любое ваше желание? – Граф поморщился. – С какой это стати я должен торговаться из-за того, что и так принадлежит мне! Только шлюхи используют постель как место для заключения сделок, милая женушка.

Он повернулся и быстро вышел из спальни.

Глава 20

Следующие дни Элизабет наблюдала за играми с таким же удовольствием, что и все остальные. Ее восхитило метание камней – булыжники весом в двадцать фунтов летали, словно мелкая галька.

Когда Керкленды из Эшкерка соревновались с Мак-Линами из Лохбьюи в перетягивании каната, она подбадривала своих вместе со всем кланом. А кончилось все тем, что обе команды разом шлепнулись в грязь.

Самым удивительным соревнованием было метание жердей. Здоровенные горцы хватали длинные сосновые бревна и швыряли их.

Бет была настолько поглощена, глядя, как некий юноша быстро и грациозно перемещается между скрещенными шпагами, что едва не опоздала на состязание в стрельбе из лука, в котором принимал участие и Роберт.

Граф в тот день был в килте, гетры доходили ему до колен. Было жарко. Он снял рубашку. Элизабет влюбленными глазами смотрела, как под глянцевитой кожей перекатываются мускулы, когда ее муж натягивает тетиву.

В присутствии гостей Роберт обращался с ней сдержанно, а по вечерам задерживался в большом зале, предпочитая выпивку обществу жены. Когда же наконец поднимался наверх, то только для того, чтобы рухнуть на кровать в соседней комнате.

В последний день игр Элизабет страшно захотелось принять участие в состязаниях. Убедившись, что Роберт чем-то занят, она проскользнула в свою комнату и натянула штаны. Ее опять приняли за юношу. И она приняла участие в скачках.

Условия были трудные, требовалось взять несколько препятствий и перепрыгнуть через глубокие ручьи. Элизабет шла второй, а первым был какой-то человек из Кланранальда, мастерски управлявшийся со своей кобылой. Ясно как Божий день, что горцы – природные наездники, но зато она весит меньше, чем они, и поэтому у нее есть какое-то преимущество перед этими тяжелыми всадниками.

Лошадь соперника перед самым последним препятствием внезапно заартачилась, ему пришлось натянуть поводья, а кобылка Элизабет легко перемахнула через ручей и пришла к последней черте первой.

Элизабет приветствовали и восхваляли, и Керкленды были объявлены победителями. Она не помнила, когда еще чувствовала такую радость. Но когда в конюшне перед ней вырос рассвирепевший Роберт, улыбка на ее лице исчезла.

– Немедленно ступайте в свою комнату!

Голос мужа говорил о том, что Бет не поздоровится, если она не выполнит его приказание. Бет выбежала из конюшни.

Она вслушивалась в звук шагов мужа с того самого момента, как внизу хлопнула тяжелая дверь, слушала, как звенят его шпоры, как он поднимается по ступенькам и подходит к двери их спальни.

Элизабет стояла повернувшись к двери спиной, дверь открылась, потом с грохотом захлопнулась, гнев Роберта, казалось, заполнил всю комнату и окутал Бет. Она спиной чувствовала его яростный взгляд.

Наконец, немного обуздав свой гнев, Роберт двинулся к ней.

– Скажите, сударыня, это что, ваш умысел – уничтожить мой клан, или вы вознамерились сокрушить замыслы Джеймса Грэхема?

– Я не понимаю, о чем вы говорите.– Элизабет пожала плечами, а вызов, прозвучавший в ее голосе, подлил масла в огонь. Керкленд схватил ее за плечи и повернул лицом к себе.

– Вы хоть сколько-нибудь представляете себе, что произойдет, если кто-нибудь из этих молодых людей узнает, что скачки выиграла моя жена?

– Не понимаю, что такого невероятного и ужасного.

Нет, Элизабет не собиралась сдаваться.

Роберту же страшно захотелось как следует встряхнуть ее, коль скоро она не желает уразуметь столь простых вещей.

– Разве вам не известно, что главное для мужского достоинства – это гордость? Если мужчина теряет самоуважение, он теряет все. Все эти воины превратятся в посмешище. Народ засмеет их, если откроется, что их превзошла женщина! Неужели вы так ненавидите нас, Элизабет? – спросил он с сомнением. – Почему вы непременно хотите нас унизить? Бог мой, женщина, ведь среди этих людей были и главы кланов! Кто знает, что случится, если они сочтут себя оскорбленными! Кланы начинали войну и от единственного косого взгляда. Эти холмы могут стать красными от крови, – продолжал Роберт с пророческим видом.

Оттолкнув Элизабет, он подошел к окну и уставился в пространство.

– Роберт, я вовсе не ненавижу ваш народ. Мне и в голову не пришло, что мое участие в скачках может кого-то оскорбить, – произнесла Элизабет плачущим голосом.

– Завтра мы уезжаем. До того я очень просил бы вас, миледи, постараться, чтобы ваш поступок не имел дурных последствий. Когда я вернусь, мы все это уладим.

– Я полагаю, что лучше уладить все теперь же, Роберт. У нас и без того уже накопилось множество взаимных подозрений и обвинений.

Граф резко повернулся и воскликнул:

– Опять вы собираетесь поступить наперекор мне! Почему вы с такой настойчивостью отказываетесь подчиняться? Неужели я должен бить вас, чтобы принудить к послушанию?

И испугавшись, что именно так он и сделает, если помедлит в этой комнате еще хотя бы минуту, Роберт повернулся и вышел. Единственное, что ему оставалось, – надеяться на то, что время разрушит стену, которая возникла между ними.

Завывания волынок нарушили утреннюю тишину и разбудили Элизабет. Она вскочила с постели и накинула тяжелую шаль поверх ночной сорочки – как раз в тот момент, когда Роберт ворвался в спальню из соседней комнаты и, натягивая штаны, бросился к окну.

– Слава Богу! – пробормотал он, глядя во двор.

– Что случилось, Роберт? На нас напали? И молодая женщина поспешила к окну.

– Это Нэт. Он вернулся со своими кавалеристами.

Схватив жену за руку, граф ринулся к двери. Молодая женщина едва поспевала за мужем.

Крепостной вал уже был заполнен воинами. Они громкими возгласами приветствовали обитателей замка и размахивали пледами и знаменами.

От этого ужасающего и вместе с тем красочного зрелища у Элизабет дух захватило. К замку подходила кавалерия Гордона – самые лучшие конники Шотландии; их красные перевязи ярко горели на солнце. Колонна двигалась по узкой долине.

Роберт от радости вел себя как мальчишка. Он даже забыл о ссоре с женой, то и дело принимался обнимать ее и целовать, и Элизабет подумала, что он, чего доброго, на радостях переломает ей ребра.

– Вы понимаете, что это значит, Элизабет? – кричал граф восторженно. – Война скоро кончится! Джеймс будет непобедим, ведь в его распоряжении – гордоновская кавалерия и макдональдовские пехотинцы!

Приблизившись к ним, Нэт Гордон сначала сообщил о том, что Джеймс не присоединится к ним в Эшкерке. А узнав, что пропустил игры, он огорчился.

– Проклятие! – пробормотал Нэт. – Я бы мог вернуться быстрее, если бы этот сукин сын Аргайл не гостил у моего дяди. Я думал, он никогда не уедет!

– Я не понимаю, почему этот проклятый болван не арестовал вас при встрече? – смеясь, воскликнул Роберт.

– Он поступил гораздо хуже! Этот ублюдок, не ведающий снисхождения, заставил меня покаяться. – И Нэт издевательски усмехнулся. – Конечно же, я убедил его, что глубоко сожалею о том, что был таким глупцом и примкнул к такому возмутительному сброду. И знаете, что заставил меня проделать этот сукин сын? Мне пришлось ежедневно посещать церковь, каяться в своих грехах и обещать сойти с пути неправедного.

Все рассмеялись, даже Элизабет, – невозможно было представить себе этого повесу сидящим в храме Божьем.

– Господи, мне пришлось поклясться, что я никогда в жизни не совершу противозаконного поступка. Когда они наконец отвязались от меня, я столь преисполнился святости, что просто не понимаю, почему меня до сих пор не причислили к лику святых.

– Вас? К лику святых! – фыркнул Роберт. – Если кому-нибудь и уготован путь прямехонько в ад, так это вам, Нэт Гордон.

– Ага! – Нэт поднял свою кружку. – Но можете быть уверены, Роберт, что и вас там будет ждать полный кувшин.

– Аргайл никогда не простит вам, что вы его одурачили. Он не успокоится до тех пор, пока не увидит вас мертвым, Нэт.

– Все мы смертны, Роберт, – проговорил Гордон и подмигнул Элизабет. – Кроме того, не важно, когда ты умрешь, если тебе удалось оставить довольную улыбку на лице девчонки, с которой ты спал в последний раз.

Некоторое время спустя Элизабет стояла на крепостном валу и смотрела, как последняя колонна исчезает за холмом.

Она прижала руку к губам, все еще ощущая прикосновение губ Роберта. Супруги расстались настороженно, почти враждебно. Они многое должны были сказать друг другу, но так и не сказали.

– Нам придется уладить множество разногласий, когда я вернусь, Элизабет, – сказал Роберт.

Она была так растеряна, что ничего не ответила.

Несколько мгновений Роберт смотрел на нее, потом, не в силах превозмочь себя, наклонился и поцеловал ее долгим, мучительным поцелуем.

Глава 21

В середине лета Элизабет стало ясно, что у нее будет ребенок. Она немного ожила, и ей стало легче сносить одиночество, которое вошло в ее жизнь с тех пор, как Анна и Дэвид уехали из Эшкерка. Бет с нетерпением ждала весточки от мужа. Дэвид послал брату письмо с сообщением, что тот вскоре станет отцом. Бет надеялась, что эта новость заставит Роберта оставить свою войну и вернуться в Эшкерк навсегда. Неужели она хочет слишком много?

Элизабет часто ездила в Керкмуир. Ей очень нравилось общаться с Мэри и Джоном. Она всегда с большим вниманием слушала рассказы о прошлом, о том, как росли мальчики – Роберт и Дэвид. Эти рассказы почему-то создавали у нее впечатление, будто муж рядом с ней, а не на поле брани.

Часто Элизабет погружалась в мир воображения: в этом мире статный смеющийся Роберт Керкленд постоянно жил дома. И, грезя наяву, Бет видела себя идущей на утреннюю прогулку рука об руку с мужем. Она воскрешала в памяти последнюю страстную минуту, проведенную в его объятиях.

Такими же мыслями был полон ее ум и сейчас, когда она неторопливо ходила взад-вперед у маленькой церквушки, поджидая Тимза – тот пошел на мессу вместе со своей матерью. Горная деревенька была совершенно безлюдна, если не считать шестерых людей, собравшихся в католическом храме, потому что Джон и Мэри в сопровождении своих соседей отправились в замок на воскресную пресвитерианскую службу. После окончания мессы Элизабет и Тимз поедут на вечернюю прогулку к Блейк-Холлу.

С равнодушным видом Элизабет смотрела на всадников, въехавших в деревеньку. С виду им можно было дать семнадцать-восемнадцать лет, никого из них она не знала. Они были пьяны и громко хохотали. «Ну вот, еще одни дикари». Молодая женщина не смогла сдержать гримасы отвращения.

Увидев Элизабет, всадники натянули поводья, и самый крупный из них устремил на нее злобный взгляд.

– А это что же такое? Гляньте, ребята, мы нашли керклендскую девку.

Хотя их было четверо, Элизабет вовсе не испугалась, и ее глаза гневно блеснули.

– За эти слова тебя стоит хорошенько выпороть, неотесанный ты мерзавец. Будет лучше, если вы немедленно уберетесь отсюда.

Парень спешился и не спеша подошел к ней.

– Вы только послушайте, чего она тут несет. А кто же вы такая, прекрасная барышня, а? – насмешливо спросил он.

– Я – леди Элизабет Керкленд, графиня Керквуд.

– Ах вот это кто! Графская подстилка собственной персоной!

Элизабет размахнулась и изо всех сил влепила парню пощечину. Тот схватил Бет за руку.

– Поехали, Уилл, – сказал один из тех, кто сидел верхом. – Оставь ее.

– Не-а, нужно дать этой потаскухе урок, который она ни в жисть не забудет.

И он ударил Элизабет в лицо, она упала – так силен был этот удар. Бет хотела закричать, но рот ей тут же зажали. Она дергалась и брыкалась, пытаясь освободиться, но Уилл крепко держал ее.

– Не тронь ее, Уилл, не то весь этот клятый клан поднимется на ноги. Займемся лучше делом.

Зарычав, Уилл отпустил Элизабет; она села, вытирая кровь с разбитой губы.

– Милорд убьет вас за это, – с угрозой проговорила она.

– Скажи этому ублюдку, пусть сперва найдет Уилла Кэмпбелла из Иннея.

Не понимая, что они собираются делать, Элизабет смотрела, как незнакомцы вынули из седельных сумок пучки пакли и подожгли их. И без всяких колебаний они забросили горящую паклю на соломенную крышу церкви.

– Давно пора нам, Кэмпбеллам, избавить Шотландию от этих папистских конюшен!

– Господи, да там же внутри люди! – ужаснулась Элизабет.

Услышав это, Уилл подошел к дверям и задвинул засов. Теперь люди оказались запертыми в помещении, лишенном окон.

– Дадим им возможность умереть за своего Папу, – засмеялся он пьяным смехом.

Элизабет с трудом верила своим глазам. Она подбежала к дверям и попыталась отодвинуть засов. Охваченный яростью пьяный снова сбил ее с ног и злобно пнул в живот. Ее тело пронзила острая боль, она схватилась за живот, согнулась пополам и вдруг почувствовала у себя между ногами что-то теплое и липкое. Совершенно беспомощная, Бет лежала и стонала от боли и ужаса, слыша, как в запертой церкви раздаются испуганные крики.

– Выпустите их! Ради Бога, выпустите их! – умоляла она, и слезы текли по ее щекам.

Но мольбы ее остались без ответа, и Элизабет с ужасом слушала, как беспомощные люди стучат и кричат. А потом сухое дерево, из которого была выстроена церковь, вспыхнуло, и здание превратилось в факел.

– Тимз, – рыдала Элизабет, – о, Тимз! Господи, помоги им! Прошу тебя, Господи, помоги им!

И тут покров тьмы милосердно пал на нее.

В воздухе пахло гарью. Дым поднимался над пожарищем. Элизабет пришла в себя. Над ней склонилась Мэри и положила ей на лоб мокрую тряпицу.

– Она очнулась, Джон, – сказала старуха мужу.

К Бет наклонился Джон и ласково улыбнулся молодой женщине.

– Лежите и не двигайтесь, – тихо проговорил он.

Тут Элизабет вспомнила все, что произошло, и в отчаянии взглянула в окно. Во дворе были видны тлеющие угли – все, что осталось от церквушки. Глаза ее заволокли слезы.

– Спасся кто-нибудь? Джон покачал головой.

– Когда мы заметили дым, было уже слишком поздно.

– А мое дитя? Старик ничего не ответил.

Элизабет зарыдала. Мэри беспомощно глянула на мужа, она не знала, как можно утешить эту молодую женщину, убитую горем. Джон погладил Элизабет по плечу, а потом кивнул жене, и они ушли, оставив несчастную наедине с ее горем.

Элизабет не знала, сколько времени она пролежала рыдая. Она то и дело представляла себе веснушчатое лицо Тимза. Сколько раз этот мальчишка сопровождал ее во время их прогулок! И к тому же она потеряла свое дитя и теперь должна проститься со всеми своими надеждами.

Солнце клонилось к западу, когда Элизабет медленно пошла от домика Джона к пепелищу. Она бродила среди обгорелых обломков. Вдруг ее внимание привлек какой-то блестящий предмет. Она наклонилась и подобрала его.

Услышав топот копыт, Бет пошла к дороге. К ней подъехал Дэвид Керкленд. Элизабет никогда еще не видела на лице деверя такого мрачного выражения. Его глаза, такие добрые, теперь смотрели холодно и безжалостно.

– Бет, вам нельзя ходить.

– Вы их поймали? – Она не обратила внимания на его слова.

Дэвид кивнул.

– Давайте, Бет, я отвезу вас в Эшкерк.

– Где они? – графиня оглядела воинов, приехавших с Дэвидом. – Вы их отпустили?

– Мы их повесили, – спокойно ответил молодой человек.

Элизабет чуть в обморок не упала. Некоторое время она пыталась побороть головокружение и тошноту. Она вздохнула и опустилась на землю. Когда же кончится эта дикая жестокость? Сколько еще будет смертей?

Бет медленно разжала кулак. На ладони ее лежал кусочек металла. Когда-то эта вещица принадлежала подростку. Она много значила для мальчика. Теперь это просто было обгоревшее колесико шпоры.

Наступила осень. Элизабет решила пойти на могилу Майкла Керквуда.

– Простите меня, милорд. Я не смогла оправдать ваши ожидания. Мне очень жаль.

Ей так хотелось с кем-нибудь поговорить, излить свою душу. И ни одного родного человека не было рядом.

– Я старалась, милорд, я старалась, но сделать это в одиночку я не смогла. У меня не хватило сил.

Графиня опустилась на колени и положила на могилу букетик цветов.

– Когда вы объясняли мне, все казалось очень простым, но я сделала одну непоправимую ошибку, милорд. Я полюбила вашего сына. И после этого я стала уязвима и слаба. Я не та женщина, какая нужна Роберту. У меня нет сил, необходимых, чтобы стать его опорой. А ему нужна именно опора.

Элизабет медленно провела пальцем по надгробному камню, нежно погладила гладкую гранитную поверхность.

– Я покидаю Эшкерк, милорд, и вместе с ним – все свои горестные воспоминания. Но лица людей, которых я узнала здесь, всегда будут со мной. Лицо Роберта. Ваше. Тимза. Наверное, нам с Робертом нужно было жить в другое время. Наверное, тогда наш союз был бы таким, каким вы хотели его видеть. Потому что я действительно полюбила Хайленд. Я оставляю здесь часть своей души.

Она встала, бросила на могилу прощальный взгляд.

– Прощайте, дорогой мой старик. Я любила вас так же, как люблю Роберта.

Анна и Дэвид стояли поодаль, чтобы не нарушать ее уединение в такой момент. Наконец, будучи не в силах смотреть на ее страдания, Дэвид подошел и взял Элизабет за руки.

Слезы хлынули у Бет из глаз. Она рыдала так, словно у нее сердце разрывалось. А Дэвид обнял ее и утешал как мог.

– Не принимайте опрометчивых решений, Бет, – проговорил Дэвид, – подождите Роберта. Уехать из Эшкерка – это чересчур серьезный поступок. Вы должны поговорить с Робертом.

– Я предупреждала его, перед тем как он уехал, что я тоже уеду. Разве вы не понимаете, Дэвид? Я больше не вынесу этих мучений.

– Он же просто поедет за вами и привезет вас обратно, Бет. Я знаю Роберта. Он не допустит, чтобы вы его покинули. – Дэвид взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. – Он любит вас, Бет, я знаю.

– У меня нет сил на такую любовь. Верность для него и для меня – разные вещи. Лучше будет, если я покину его теперь, пока мы еще больнее не ранили друг друга.

И с этими словами Элизабет повернулась и пошла туда, где ждала ее свита Керклендов.

Глава 22

Элизабет в волнении натянула поводья. Перед ней возвышались величественные стены Бэллантайна. Сердце Бет забилось от радости. Как часто, еще девочкой, созерцала она замок, не сознавая, какая это ценность – родной дом.

Одинокий всадник выехал из ворот, и Элизабет, весело вскрикнув, пустила лошадь в галоп. Расстояние между ними быстро сокращалось, оба спешились и бросились друг к другу.

– О, Бет, – Эндрю Скотт обнял сестру, – как я соскучился по тебе!

По лицу Элизабет текли слезы, она отступила на шаг, чтобы хорошенько разглядеть своего брата-близнеца. Лицо его по-прежнему излучало радость молодости, но глаза говорили о том, что за последние годы молодому человеку пришлось немало пережить.

Глядя на свою обожаемую сестру, Эндрю Скотт подумал в точности то же самое. Ее карие глаза почти совсем утратили прежний блеск, теперь в глубине их таилась боль. Очевидно, что и брату, и сестре взросление далось нелегко.

Свита Элизабет, состоящая из Керклендов, остановилась поодаль. Хотя по тому, как они стояли, ясно читалось: пока Элизабет Керкленд не окажется в безопасности за стенами отчего дома, они ее не покинут.

Эндрю кивнул в сторону свиты и усмехнулся:

– Кажется, твоим сопровождающим не терпится ехать дальше. Может, не будем их задерживать?

Он помог сестре сесть в седло, вскочил на коня, кивнул в сторону высоких ворот Бэллантайна и проговорил:

– Я буду добр к тебе, сестричка, и дам тебе полную свободу.

Элизабет приняла вызов:

– А мне никогда и ничто не мешало как следует вздуть тебя, Эндрю Скотт.

И молодые люди пришпорили коней.

– Он отошел с миром, отец, – рассказывала Элизабет графу Бэллантайну. – Лорд Керквуд дожил до нашего бракосочетания с Робертом и умер спустя несколько дней. Я почти рада, что он не дожил до того времени, когда его великие надежды потерпели крах. Это, наверное, разбило бы ему сердце.

Александр Скотт подумал, что боль, прозвучавшая в голосе дочери, намного слабее боли, живущей в ее душе.

– Ты уверена, Элизабет, что хочешь именно этого? Я ведь знаю тебя, дорогая, и все прекрасно понимаю, но...

– Отец, я могу сказать вам только то, что уже сказала Роберту. Сейчас я терплю, но хватит ли у меня сил терпеть всю жизнь? Думаю, что нет. Да, я тоскую по Роберту Керкленду. Но это пройдет. Должно пройти. Лучше порвать сразу. Здесь, в Бэллантайне, мне будет легче. Я постараюсь забыть Роберта. И стены родного дома мне помогут.

– А что было бы, не потеряй ты его дитя? Ты осталась бы в Эшкерке?

Элизабет закрыла лицо руками:

– Тогда, я уверена, Роберт ни за что не позволил бы мне уехать.

– А почему ты думаешь, что он позволит тебе сделать это теперь?

– Что же он может сделать, чтобы остановить меня? – вспыхнула Бет. – Срок нашего сговора скоро кончится. У него нет права удерживать меня при себе.

– Дорогая моя Элизабет, Роберт Керкленд – глава клана, самого могущественного в Хайленде. Разве ты не понимаешь, что он – сам себе право и власть? Я думаю, что мы еще услышим о графе Керквуде.

Элизабет заметила, что отец помрачнел, и на какое-то время уверенность ее поколебалась. Но она гордо вскинула голову.

– Пусть могущественный Хайлендский лев рычит сколько ему вздумается. Здесь он ничего мне не сделает. В Бэллантайне я в безопасности.

Лорд Скотт обнял дочь и покачал головой.

– И все же, я уверен, мы еще услышим о Роберте Керкленде.

В дверь легко постучали, и Элизабет высвободилась из надежных отцовских рук. Вошла служанка.

– Лорд Крейвер ожидает вас в библиотеке, миледи.

– Нет, только не это, – выдохнула Элизабет. – Сейчас я совсем не хочу видеть его.

– Так я скажу ему, что ты не расположена, Элизабет, – предложил граф Бэллантайн.

– Впрочем, нет, – сказала Бет. – Я могу поговорить с ним и прямо сейчас.

Бет вошла в библиотеку. Уолтер Кэмпбелл поднялся ей навстречу. Он поднес к губам ее руку. Вид у него был недовольный.

Элизабет смотрела на молодого человека приветливо и доброжелательно.

– Я уверена, что вы бы не приехали в Бэллантайн, если бы не хотели меня видеть. Ваше сухое обращение сбивает меня с толку.

– А чего вы ждали, Элизабет, после вашего предательства?

Бет надула губки.

– А что же, по-вашему, мне еще оставалось делать, Уолтер? Сидеть и смиренно ждать, когда вы казните моего мужа?

– Ваш муж – мятежник, и он заслуживает казни. Помогая ему, вы становитесь такой же преступницей, как и он.

– Ну, перестаньте, Уолтер. Если считать преступником каждого шотландца, помогавшего Монтрозу и его людям, придется карать почти всех мужчин и женщин в Шотландии. Кроме того, милорд, разве не я помешала Роберту убить вас?

Раненое тщеславие Кэмпбелла жаждало отмщения, но, по мере того как он все дольше смотрел на прелестное лицо графини Керкленд, на ее соблазнительные губы, его решимость исчезала. Он вздохнул:

– Ох, Элизабет, как легко вам удается обвести меня вокруг пальца.

В награду за сдачу своих позиций Уолтер Кэмпбелл получил еще одну очаровательную улыбку.

– А теперь скажите, Уолтер, разве вы не рады снова видеть меня в Бэллантайне?

– Я могу только надеяться, что вы намерены здесь остаться.

– Я покинула мужа.

Уолтер с подозрением огляделся.

– Чего доброго, комната, как тогда, вдруг наполнится этими проклятыми горцами.

Элизабет фыркнула.

– Я приношу вам свои извинения, Уолтер, за тот мой поступок; но нет, не бойтесь, я говорю правду. Я оставила Роберта Керкленда и вернулась домой.

Кэмпбелл обнял свою возлюбленную.

– В таком случае, надеюсь, мы не будем откладывать?

Элизабет отстранилась.

– Пожалуйста, Уолтер, я прошу вас – дайте мне время. Пока мне нужны уединение и покой. За ними я и приехала в Бэллантайн. Я не хочу брать на себя обязательств ни перед кем, кроме самой себя. Я только что пережила большое горе, подождите, пока я исцелюсь.

Уолтер Кэмпбелл поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Конечно, Элизабет, простите мою бестактность. Я так долго ждал вас, что сейчас нетерпение взяло верх над пониманием.

Элизабет почувствовала, что его извинения неискренни, но ей не хотелось продолжать разговор. Она была рада, что вернулась домой, в Бэллантайн. Теперь нужно изгнать из памяти все ужасные воспоминания о жизни в Эшкерке, попытаться забыть о существовании Роберта Керкленда, о том, как она истосковалась по его объятиям, по его поцелуям.

Элизабет стояла на стене замка и смотрела, как вдали исчезают красно-черные пледы Керклендов. Мысли Бет смешались, ее охватили сомнения. «Почему кругом такая пустота? Я, и только я, приняла решение покинуть Эшкерк. Неужели мне суждено вечно сомневаться, правильно ли я поступила? Или я думала, что смогу умчаться оттуда, даже не оглянувшись? О, Роберт Керкленд, проклятый Роберт Керкленд, отпусти же меня!»

– Еще не поздно, Бет. Можно послать конного, он их задержит.

Элизабет обернулась и увидела Эндрю, прислонившегося к парапету. Брат внимательно смотрел на нее. Бет равнодушно пожала плечами.

– Что до меня, могу сказать одно – скатертью дорога! Надеюсь, мы больше не увидимся.

– Бет, мы с тобой близнецы. Мы были очень близки много лет, и я прекрасно знаю, когда ты встревожена чем-то. Может быть, настало время поговорить начистоту? Ты ведь любишь Роберта Керкленда, не так ли?

Элизабет задумчиво улыбнулась.

– Я, наверное, всегда буду любить его. Эндрю продолжал спрашивать:

– Тогда почему, скажи ради всего святого, почему ты бросила его, Бет?

– Я не могла жить, зная, что Роберт любит кого-то еще.

Услышав, что Керкленд играл с любовью его обожаемой сестры, Эндрю вспыхнул:

– Ты хочешь сказать, что он променял тебя на любовницу?

– Нет, Эндрю. Мой муж предан Джеймсу Грэхему.

Впервые с тех пор, как Элизабет вернулась в Бэллантайн, брат начал кое-что понимать в причинах ее семейных неурядиц.

– Бет, но нельзя же смешивать долг мужчины с личными отношениями.

Элизабет захотелось крикнуть, что брат не прав. Она так устала от этих доводов. Столько раз она слышала их от Роберта, Дэвида, Анны, от отца – а теперь и Эндрю присоединился к ним. Неужели никто не посочувствует ей? Неужели не станет на ее сторону? Разве ей самой не нужен Роберт? Или Монтроз – единственный человек, имеющий право на его преданность?

– А что же его долг как главы клана? Ведь Роберт о нем тоже забыл.

– Он обязался служить Монтрозу задолго до того, как узнал тебя. Но, Боже мой, Бет, из этого ведь не следует, что он тебя не любит. Честь мужчины всегда остается для него на первом месте. Мне очень жаль Роберта. Он, наверное, просто разрывается между преданностью Монтрозу и любовью к тебе. Да еще ответственность перед кланом!

– Тебя послушать, Эндрю, так Роберт – просто ангел. Но если бы ты знал этого человека, то понял бы, что он просто привык поступать так, как ему хочется, вот и все.

– Может быть, Элизабет, ты вовсе не так хорошо знаешь его, как тебе кажется.

Эндрю уехал. На войну. Опять на войну. Элизабет много размышляла над его словами. Она скакала на коне по знакомым местам. Но зеленым равнинам не хватало величественности и роскоши гор Хайленда. Спокойная красота ручейка, безмятежно струящегося по краю вспаханного поля, теперь казалась молодой женщине невыразительной по сравнению с исполненным трагизма величием водопадов, которые победоносно обрушивались с гранитных уступов.

Все больше и больше охватывало Элизабет желание забыть о гордости и вернуться в Эшкерк, к Роберту Керкленду.

Глава 23

Всю неделю каждое утро колокола на высокой колокольне средневекового собора Святого Мунго, стены и колонны которого были возведены еще в двенадцатом столетии, сообщали радостную весть. Городские ворота города Глазго были раскрыты навстречу победоносной армии маркиза Монтроза.

Ошеломляющие, блестящие победы при Данди, Олд-Эрне, Килсайте, а также при Иннерлохи положили конец сопротивлению шотландцев неодолимым силам короля.

Даже могущественный город Эдинбург отпер страшные двери своих сырых темниц и освободил многочисленных узников. Среди этих узников были и выдающиеся государственные деятели, такие, как Арчибальд Нейпер, родственник Джеймса Грэхема, воспитавший его; преподобный Джон Уишарт, чье преступление состояло только в том, что он был капелланом Монтроза; сэр Джеймс Огилви, старший сын одного из самых преданных соратников Джеймса. Этим, конечно, не исчерпывается длинный список узников – мужчин и женщин, либо близких Монтрозу, либо просто одобрявших его действия.

И вот теперь Джеймс Грэхем именем монарха Карла Первого созвал совет славного города Глазго.

Он надеялся, что это вечернее заседание не будет долгим, потому что главы лоулендских кланов собирались засвидетельствовать свое почтение королевскому губернатору. Джеймс знал, что, если бы эти люди пообещали поддержать его, он смог бы перейти английскую границу и разгромить Кромвеля.

Однако война очень мало занимала Роберта Керкленда, когда он вошел в лавку ювелира. При виде рослого горца глаза золотых дел мастера ярко заблестели, и он, подойдя к несгораемому ящику, достал оттуда маленький бархатный футляр.

– Все готово, милорд.

И с видом фокусника, вытаскивающего кролика из шляпы, ювелир открыл футляр. Там, на атласной подушечке, лежали две гибкие, немногим толще нитки, золотые ленты, скрепленные рядами изысканной филиграни. В середине помещался большой рубин, обрамленный четырьмя изящными лепестками золотого цветка, а каждый лепесток обрамляли мелкие бриллианты.

На лице золотых дел мастера читалась гордость своим произведением, а улыбка, появившаяся на лице Роберта, была не меньшей наградой для хозяина лавки, чем тяжелый мешочек с деньгами.

– Вы довольны, лорд Керкленд?

– Это именно то, что мне хотелось, – ответил Роберт. – Прекрасная работа!

Обратный путь до замка Босуэл Роберт проделал с легким сердцем. Он собирался побывать дома, в Эшкерке, после поездки в Эдинбург. Керкленду страшно хотелось увидеть Элизабет, и он надеялся, что радость, которую они оба испытывают от ожидаемого появления на свет Божий их ребенка, изгладит из их сердец воспоминание о жестоких словах, которые они наговорили друг другу в последний раз. Он одевался, чтобы спуститься вниз, и напевал веселую песенку.

Одет Роберт был, как всегда, небрежно; он вообще не уделял одежде особого внимания. Моде он не следовал и полагался исключительно на свой вкус, а в результате неизменно выглядел естественно и элегантно, так что даже привередливый в этом смысле Джеймс Грэхем завидовал ему.

Раздался стук в дверь. Но разве обыкновенное «тук-тук» может испортить настроение? Граф не знал, что в дверь стучит беда.

На пороге стоял гонец из Эшкерка.

– Уилл! – удивленно воскликнул Роберт.

– Милорд, я привез весточку от сэра Дэвида. – Он нерешительно протянул Роберту письмо и попятился с каким-то странным выражением. – Я пойду присмотрю за лошадью, сэр.

Молодой человек знал, что его лэрд будет огорчен новостями, и ему было очень жаль, что именно он принес дурные вести своему господину.

Роберт рассеянно кивнул, отпуская Уилла, и тот поспешно удалился. Тогда Роберт сломал печать на письме и принялся читать.

Роберт перечитал послание брата, потом в гневе скомкал его и швырнул в камин.

Ярость и отчаяние захватили его одновременно. Последнее письмо, полученное им из дома, говорило, что скоро он станет отцом. Теперь, судя по всему, ждать ему было нечего. Разочарование было огромно. Сколько раз он представлял себе, какую радость в их жизнь принесет этот малыш! Новая жизнь стала бы воплощением их любви.

Роберт представил себе, как теперь горюет Элизабет. Разве не могла она поделиться с ним своей бедой? Разве нельзя надеяться на то, что у них еще будут дети? И вместо этого Элизабет не смогла придумать ничего лучшего, как вообще уехать домой, в Бэллантайн! Как бы ни был Роберт разочарован утратой младенца, еще сильнее он огорчился сообщением об отъезде жены. И чем дольше он думал об этом, тем сильней злился на жену. Она даже не удосужилась сообщить ему об этом сама.

Граф взял черный бархатный футляр, открыл коробочку и принялся теребить тонкую золотую ленточку – венчальное кольцо, которое он так и не подарил Элизабет. О том, что сам во многом виноват, Роберт не думал. Он разразился проклятиями по адресу этой упрямой женщины.

– Проклятая дура! Каким же я был глупцом, что позволил отговорить себя от церковного освящения брака! Теперь мне придется добираться до Бэллантайна. И тогда я буду лупить ее по ее распрекрасному задику всю дорогу до Эшкерка!

Роберт кивнул самому себе и спрятал кольцо в карман камзола.

Большой зал замка Босуэл был похож на королевский двор, ибо воздать почести Джеймсу Грэхему приехали самые родовитые шотландцы. В течение нескольких дней они прибывали в Глазго; многих из них маркиз Монтроз пригласил лично. Поскольку он являлся губернатором, назначенным королем, такое приглашение больше походило на приказ.

Многие приехали по старой дружбе, некоторые – движимые презрением, кое-кто из любопытства. Но друзья или враги, они все прибыли, и Джеймс Грэхем царил среди них, как если бы он сам был монархом, а не представителем его.

– Властью моего короля, на глазах у Господа Бога и всех здесь присутствующих посвящаю вас в рыцари Англии. – И Джеймс Грэхем прикоснулся шпагой к плечу огромного ирландца. – Встаньте, сэр Элистер Мак-Дональд.

Высоченный ирландец поднялся, совершенно сбитый с толку этими неожиданными действиями, как и многие другие, чьи одеяния из бурой ткани тут же заменялись более приличествующей их титулам одеждой. Потрепанный плед ирландца заменили на синий атласный камзол и штаны, шнурованные броги уступили место башмакам. На пояс новоиспеченному рыцарю повесили кинжал, украшенный драгоценными камнями, на шею – ожерелье с кельтским орнаментом. Копна буйных рыжих волос превратилась в длинные локоны, доходящие до плеч, а свисающие усы подстригли и аккуратно расчесали.

И теперь ирландец был одет так же безукоризненно, как и любой из роялистов. Только рост у него был неподходящим – слишком высокий.

Роберт Керкленд и Магнус О'Кейн стояли в стороне, глядя на своих бесстрашных товарищей по оружию.

– Бедный Кокитто, – сухо заметил Роберт. – Через пару дней он поймет, какие обязательства взял на себя, получив сей благородный титул. Он, наверное, никогда этого не простит Джеймсу.

Магнус кивнул. Подошел Нэт Гордон и обнял друзей за плечи.

– Подумайте только, старине Кокитто придется теперь защищать честь какой-нибудь девицы от посягательств, вместо того чтобы самому на нее посягать.

– Особенно-то не смейтесь, Нэт,– предупредил Магнус. – Учтите, что мы принадлежим к тем, от чьих посягательств ему, возможно, придется защищать эту самую девичью честь.

И все трое захохотали.

– Будет ли мне позволено прервать ваше веселье? – проговорил чей-то мелодичный голос.

Роберт изумленно обернулся и увидел свою бывшую любовницу. Он не встречал Дезире с того самого дня, когда хоронили его отца. Граф чувствовал себя виноватым – ведь за все это время он не сделал ни малейшей попытки связаться с ней.

– Дезире. – Он поднес к губам ее руку.

– Я соскучилась, mon cher, – ласково шепнула Дезире.

Роберт не отпускал ее руку.

– Я тоже соскучился, любовь моя. Война отнимала у меня все время, ни для чего другого его просто не оставалось.

– Вся Франция говорит о победах генерала Джеймса Грэхема. Его подвиги принесли ему много новых друзей при французском дворе.

– Дезире, любовь моя, а по мне вы соскучились? – спросил Нэт Гордон, отвлекая молодых людей друг от друга.

– Конечно, соскучилась, monsieur Gordon, – проворковала француженка. – Мужчины при французском дворе кажутся невзрачными по сравнению с вашими горцами. – Тут она опять устремила взгляд на Роберта, протянула руку и потрепала его по щеке. – А вы, mon cher, как вы поживаете? Мы столько времени не виделись.

Роберт наклонился и легко поцеловал ее в щечку.

– Слишком долго, Дезире. – Он вспомнил, сколько эта женщина значила для него когда-то. Граф понимал: нужно сказать ей, что между ними все кончено, что из-за его страсти к Элизабет никакая другая женщина не сможет вызвать в нем желания. Но эта странная мысль самому ему показалась несуразной, и, конечно, не менее несуразной она покажется и Дезире. Роберт Керкленд внезапно осознал, что оказался в крайне смехотворном положении: ему необходимо объяснить своей желанной и соблазнительной любовнице, что он предпочитает собственную жену!

Элизабет остановилась в дверях зала и взволнованно оглядела собравшихся. Она не заметила, что ее появление сразу же обратило на себя внимание маркиза Монтроза.

Джеймс Грэхем восхищался красотой. Сейчас он завидовал тому, кого с таким нетерпением высматривала эта необыкновенная красавица. Дама чуть заметно улыбнулась, и, проследив за ее взглядом, Монтроз обнаружил того, кто был причиной этой улыбки. Джеймс хмыкнул и покачал головой. «Я должен был понять, что это может быть только Робби, – подумал маркиз. – Даже здесь, где полным-полно красавцев шотландцев, эта леди может искать только его!»

Но прекрасная леди тут же погрустнела. Роберт в это время поцеловал в щечку Дезире дю Плесси. Джеймс перевел сочувственный взгляд на молодую женщину, чьи выразительные глаза теперь были полны боли и тоски. «Значит, цветочек, ты была настолько глупа, что полюбила Роберта. Ах, Робби, и вы тоже глупы – чертовски глупы!»

Тут к молодой женщине подошел Александр Скотт, а мажордом, как должно, громко объявил:

– Граф Бэллантайн и графиня Керквуд.

Роберт замер, потом медленно повернулся. Элизабет с отцом приближались к Джеймсу Грэхему. Керкленд мгновенно забыл, что злился на жену, ему захотелось броситься к ней, схватить ее в объятия. Молодой человек в замешательстве смотрел на любимую, которую он так давно покинул. Он двинулся к Элизабет, даже не заметив, что кто-то пытался его остановить.

А Элизабет стояла перед самым красивым мужчиной, какого она когда-либо видела. До этого момента ей и в голову не могла прийти мысль, что она может встретиться с Джеймсом Грэхемом. К изумлению Бет, Грэхем оказался не только неправдоподобно хорош собой, но всего на несколько лет старше Роберта. Будучи заранее настроена против этого человека, Элизабет была готова невзлюбить его, но сочувствие, которое она увидела в его взгляде, совершенно обезоружило графиню.

– Значит, вы жена Роберта, – проговорил Монтроз хрипловатым голосом, поднося к губам ее руку.

– Милорд маркиз, – отозвалась Элизабет. Он смотрел на нее так проницательно, что она начала краснеть, но не опустила глаз. Джеймс Грэхем неохотно отвел взгляд и обратился к Александру Скотту:

– Лорд Скотт, как давно мы не виделись.

И он пустился в воспоминания об их последней встрече, которая произошла пятнадцать лет назад.

Что-то подсказало Бет, что Роберт стоит сзади. Сердце ее заколотилось, но она усилием воли заставила себя неторопливо повернуться. И оказалась лицом к лицу с мужем.

– Какой неожиданный сюрприз, миледи.

– Это не по моей воле, – произнесла Элизабет. – Отец настоял, чтобы я отправилась на прием вместе с ним.

– А почему же вам не хотелось этого, миледи? Вам так неприятно встретиться со своим мужем?

– Мне неприятно встретиться не с моим мужем, милорд, но с тем, кто может оказаться подле него. Я вовсе не горю желанием потешать собравшихся.

– Мне кажется, сударыня, вы пытаетесь сгладить свою вину, поэтому болтаете о всяких пустяках.

– Мою вину! В чем же я виновата, милорд? – вспылила Элизабет.

Роберт скрипнул зубами, стараясь не утратить самообладания.

– Я полагал, что мы решили обсудить все наши проблемы, когда я вернусь в Эшкерк, Элизабет.

Она хмыкнула:

– Мы, милорд? Я что-то не помню, чтобы вы советовались со мной об этом. – Ее глаза блеснули, – Вероятно, вы были слишком увлечены, угрожая мне, а потом отдавая приказы.

– А вам не кажется, что у меня для этого были достаточные основания – ведь чуть-чуть не случилось непоправимое?

– Вы опять за свое? – в отчаянии воскликнула Элизабет. – Я уже сказала вам – еще тогда, – что жалею о своем поступке. Я не собиралась причинять никому беспокойства. Мне просто хотелось участвовать в скачках.

– А разве вы не считаете себя виновной в еще одном проступке, сударыня?

– О чем вы говорите, Роберт? В каком еще преступлении обвиняете меня?

Роберт, охваченный гневом не меньше, чем она, схватил ее за плечи.

– А вам не кажется, миледи, что я имею право услышать непосредственно от своей жены, что она меня покидает? Разве я не заслужил права услышать от вас самой, что мы потеряли наше дитя? Неужели я хочу слишком многого? Я-то считал, что по крайней мере это мы должны друг другу.

– Как вы смеете рассуждать о том, что мы должны друг другу, когда я вижу, как вы на людях ухаживаете за вашей потаскухой! Вот уж действительно, милорд, у вас в высшей степени странные представления об обязательствах, которые существуют у нас друг перед другом!

– Вы, конечно, не поверите, что у меня и Дезире...

– Элизабет, дорогая моя!

И прежде чем Роберт смог объяснить, что произошло недоразумение, какой-то изящно одетый, хотя и весьма пухлый человек средних лет обнял Элизабет.

– Дядя Уильям! – радостно воскликнула она. Джеймс Грэхем и Александр Скотт беседовали, пока муж с женой выясняли отношения. Теперь Джеймс подошел и пожал руку своему старому доброму другу.

– Ах, Уилли, я не видел вас с тех пор, как мы вместе с вами путешествовали.

Маркиз Уильям Дуглас был самым богатым человеком Шотландии. Он избегал вмешиваться в какие-либо политические или религиозные распри, терзавшие его отечество. Живя за границей, он не обращал внимания как на призывы родственника – герцога Аргайла, так и на обращения близких его сердцу друзей, как Джеймс Грэхем. Он был человеком, чья помощь людьми или деньгами одной из воюющих сторон принесла бы этой стороне скорую победу.

– Черт возьми, Джеймс Грэхем, вы не постарели ни на йоту! – начал Дуглас. – Это просто неприлично – быть таким красавцем!

Хотя они были одного возраста, растолстевший, круглолицый Дуглас казался чуть ли не на десять лет старше стройного, красивого Джеймса.

– Удобно ли вы расположились в моем доме? – вежливо поинтересовался Дуглас.

Джеймс Грэхем несколько неуверенно взглянул на него. Замок Босуэл принадлежал Уильяму Дугласу, а Монтроз, прибыв из Глазго, без лишних колебаний расположился там как у себя дома.

– А разве Дуглас когда-нибудь отказывал в гостеприимстве Джеймсу Грэхему? – спросил он.

Дуглас улыбнулся.

– Ах, Джеймс, я вас люблю! Какое славное было время, когда мы кочевали вместе!

Элизабет с удивлением слушала этот разговор. Очевидно, ее дядюшка и на самом деле очень привязан к этому человеку.

Что за человек этот Джеймс Грэхем? Почему люди так преданны ему? Она полагала, что Роберт просто глупец, раз обожает Джеймса Грэхема. Но вот она видит, как самый богатый человек в Шотландии чуть ли не хвостом виляет перед этим Монтрозом. А ведь Элизабет знала, что ее дядюшка никому не выказывает почтение. А уважает он только Роберта Брюса. Но уважать первого короля каждый сможет.

– Я и понятия не имел, что вы в Шотландии, Уилли. Когда я в последний раз слышал о вас, вы были во Франции. Могу ли я надеяться, что ваше появление здесь сегодня означает, что вы хотите предложить нам дугласовских лошадей? Нам очень нужна кавалерия.

Уильям протестующе поднял руку:

– Ну-ну, Джеймс, небеса одарили вас слишком большой порцией здравого смысла не для того, чтобы вы спешили с выводами. А к тому же разве конницей у вас командует не молодой лорд Эйбони? Боюсь, что дугласовские лошади не выдержат его спесивого нрава.

При этих словах Джеймс Грэхем нахмурился. Он был слишком благороден, чтобы отказаться от признательности атому молодому человеку, который не раз рисковал жизнью ради короля.

– Не стоит так резко отзываться о лорде Эйбони, Уилли. Гордоновская конница не раз превращала наши поражения в победы. Не так ли, Роберт?

– Конечно. – Роберт неохотно присоединился к беседе.

А Элизабет воспользовалась удобным моментом и решила немедленно уехать. Она выполнила просьбу отца – побывала на этом приеме. Теперь, когда подтвердились ее худшие подозрения, Бет решила покинуть это место, где ее ждали одни только неприятности, и вернуться к себе.

– Конечно, – добавил Джеймс Грэхем, – я не хочу ни в малейшей степени приуменьшать заслуги моей пехоты. Это моя главная опора и сила. Элистер Мак-Дональд – храбрейший военачальник, какого я когда-либо видел в деле, а Магнус О'Кейн – бесспорно, самый лучший тактик из тех, с кем я имел честь составлять планы.

– А скажите-ка, Джеймс, это правда, что в битве при Килсайте вы все разделись до рубашек? – спросил Александр Скотт.

Роберт Керкленд и Джеймс Грэхем разразились хохотом, потому что на лице у Дугласа было написано недоумение.

– На многих и того не осталось! Армия противника была намного больше. Пришлось выжать из местности все, что возможно. Нужно было сделать кавалерию противника бесполезной – перенести бой в такое место, где она не сможет развернуться. Для того чтобы получить перевес, мы должны были быстро двигаться – ведь нам приходилось отбивать атаки со всех сторон.

Все внимательно слушали рассказ Монтроза.

– Жара стояла невыносимая. Я видел, как ирландцы бросают свои пледы, многие раздеваются чуть ли не совсем. Они, конечно, знали, что делают, и я решил последовать их примеру. – Он повернулся к Роберту. – Вот мы и разоблачились. Все до одного. И солнце стало вскоре нашим союзником. Кавалеристы в своем тяжелом обмундировании обливались потом, были неповоротливы по сравнению с мак-дональдовской пехотой.

Джеймс широко улыбнулся.

– Они были скорее разрушены, чем разбиты, если можно так выразиться, джентльмены. Хороший командующий еще мог бы спасти положение дел, но... вместо этого они гибли сотнями.

– Значит, теперь Шотландия принадлежит тебе, Джеймс? – вставил Уильям Дуглас.

– Нет, Уилли, Шотландия принадлежит королю, как это всегда было и всегда будет.

– Я слышал, что Дэвид Лесли с английской армией находится в Карлайле, – заметил Александр Скотт.

– Да, это так, сэр Александр, и я понимаю, что это серьезно, – мрачно отозвался Джеймс Грэхем. – Дэвид Лесли – лучший солдат из всех, какие есть у наших врагов. Включая и самого Кромвеля. Мне весьма лестно, что они сочли меня достаточно достойным противником и обратили на меня внимание. И если я хочу победить, мне понадобится любая помощь, какая только возможна.

– Боюсь, что король проиграет войну в Англии, – заявил Уильям Дуглас. – Я уверен, круглоголовые[34] сделают все, что смогут, лишь бы вы не пришли на помощь Карлу.

Александр Скотт кивнул:

– Можете не сомневаться, они постараются помешать вам добраться до короля, Джеймс. Не важно, чего им это будет стоить. Они не могут этого не сделать.

Роберт не слышал, о чем говорят: он следил взглядом за Элизабет. Та потихоньку выбиралась из зала. Керкленд видел, что его жену остановила леди Дуглас; дамы обменялись любезностями, а потом Элизабет двинулась дальше.

Но не только Роберт следил за Элизабет. Элистер Мак-Дональд смотрел, как прекрасное видение, никем не сопровождаемое, идет по залу. После обильных возлияний ирландец был в хорошем подпитии, отчего утратил всякую способность к рассуждению. Он никогда не был склонен обуздывать свои желания и теперь решил взять то, что ему приглянулось.

Элизабет слегка вскрикнула, когда две огромные лапищи обхватили ее и подняли. Молодая женщина испуганно смотрела на рослого ирландца, беспомощно барахтаясь в его медвежьих объятиях. У нее даже не было сил позвать на помощь.

– Вы прямо картинка, скажу я вам, – заявил ирландец. – Будь Глазго моим, я просил бы вас как награду.

Слова, которые Джеймс Грэхем собирался было произнести, замерли у него на губах. Он и все присутствующие смотрели на леди Керкленд и Мак-Дональда.

Так можно было обращаться разве только с гулящей девкой, но Элизабет была дамой из общества, графиней, дочерью графа, племянницей маркиза, супругой хайлендского лэрда.

Джеймс Грэхем увидел, что Роберт уже возле ирландца, и ему стало не по себе.

– Оставь ее, Кокитто, – приказал граф Керкленд.

По залу пронесся громкий шепот. Рассказы о жестокостях, совершенных в Эбердине, равно как и о набегах на дома Кэмпбеллов сделали Элистера Мак-Дональда одним из самых страшных людей в Шотландии. И теперь все, затаив дыхание, ждали, что он ответит на этот приказ.

Гигант повернул свою огромную голову. Никто, даже сам Монтроз, не осмеливался говорить с Мак-Дональдом таким тоном. Он медленно опустил Элизабет на пол и повернулся к тому, кто бросил вызов.

О'Кейн и Нэт Гордон были уже рядом. Магнус положил руку на плечо ирландца:

– Брось, Кокитто, пойдем лучше выпьем. Ведь так поступать нехорошо.

Мак-Дональд отбросил руку О'Кейна, не спуская глаз с Роберта.

– Ты только что вырыл себе могилу, Керкленд. Совершенно не испугавшийся Роберт тоже не сводил глаз с Мак-Дональда.

– Какое оружие, Керкленд? Клеймор или кинжал?

Элизабет была потрясена. Сейчас эти двое будут драться – и, конечно же, ставкой будет жизнь. Чудовищные размеры и сила Элистера Мак-Дональда не оставляли сомнений в том, чем кончится схватка.

Нэт Гордон положил руку на эфес своей шпаги.

– Не вмешивайся, Нэт. Это не твой бой, – заявил Роберт.

– Да нет, я думаю, что легко смогу все уладить, – беззаботно проговорил Нэт.

Внезапно между противниками появилось облако зеленого бархата.

– Стыдно, стыдно, какие нехорошие мальчики! Дезире дю Плесси качала головой.

– Двое таких красавцев хотят проткнуть друг друга. – Она бросила на Мак-Дональда взгляд искусительницы. – Стыдитесь, генерал. Такой замечательный человек, как вы, не должен сердиться по пустякам... – француженка медленно провела рукой по его груди, – когда вокруг столько женщин и они только и ждут вашего приглашения.

Кокитто взглянул на соблазнительную блондинку, явно предлагавшую разделить с ним ложе. Ее зеленые глаза обещали столько восторгов, что в нем начало разгораться желание. Пьяный Мак-Дональд тут же забыл о своем гневе.

– А вы, крошка, вы тоже ждете такого приглашения?

Дезире кокетливо улыбнулась.

– O-la-la, генерал, какой вопрос! Не смогу же я ответить вам на него в присутствии всех этих людей. – Она вложила свою руку в лапу ирландца. – Может быть, мы немного потанцуем, пока... – В ее незаконченной фразе звучало невысказанное согласие.

И Кокитто, даже не взглянув на Роберта, отправился танцевать. Роберт хотел было последовать за ним, но Нэт удержал его:

– Оставьте, Робби. Если не хотите думать о себе, подумайте о Джеймсе. Вряд ли это пойдет на пользу его делу, если офицеры его армии начнут резать друг друга.

– Я не намерен прятаться за женской юбкой. Вы знаете, почему Дезире это сделала?

– Да бросьте вы, Робби! Дезире не стыдливая девственница. Проведет ночь с Кокитто, и ничего от нее не убудет. Она, не исключено, останется еще и довольна.

– Точно, Робби. – Магнус хмыкнул. – Жалоб на него еще не было. А теперь уведите отсюда свою жену. К утру Кокитто забудет обо всем.

Нехотя Роберт повернулся к источнику всех этих треволнений.

– Пойдемте со мной, Элизабет.

– Ну, знаете... – Элизабет негодовала. – Наконец-то кто-то понял, что у меня тоже есть что сказать по этому поводу. Я чрезвычайно признательна. Сегодня вечером я исключительно из уважения к своему отцу поехала на этот прием; меня оскорбили, поскольку мой муж, не стесняясь, целовал при всех свою любовницу. А под конец какой-то дикарь хватает меня, будто я какая-то девка...

– И подумать только, дорогая, что на вашем прелестном личике все это не оставило никаких следов, – оборвал Нэт ее гневную тираду. Он предложил ей руку и повел к двери. Роберт отправился за плащом Элизабет.

Нэт проговорил ласково, почти шепотом:

– Я слишком привязан к вашему мужу, сударыня, и не могу допустить, чтобы его кровь залила пол этого зала. Думаю, что вы тоже этого не хотите, Элизабет.

– Вы правы, полковник Гордон. Я тоже этого не хочу.

Нэт поклонился и поцеловал руку графини.

– Но, нужно отдать должное, у старины Кокитто острый глаз.

Вернулся Роберт с плащом. Он накинул его на плечи жены.

– Итак, миледи, теперь, когда вам удалось сделать из меня шута на глазах у всех и, возможно, превратить в труса, – может быть, мы пойдем? Я уверен, что к утру вся Шотландия будет говорить о том, что я – дикарь, а вовсе не рыцарь.

Но Элизабет дерзко вздернула подбородок:

– А вы думаете, милорд, что они будут не правы?

И она бросилась прочь. Роберт грустно посмотрел на Магнуса и Нэта. Те хохотали.

Глава 24

Ночную тишину нарушало только ритмичное цоканье копыт лошадей, впряженных в экипаж. Два пассажира хранили зловещее молчание.

Колеса заскрипели, экипаж остановился перед каменным домом, в котором жил лоулендский лорд, когда приезжал в Глазго.

Из экипажа вышел Роберт Керкленд. Он протянул руку, чтобы помочь своей жене. Однако та не обратила внимания на его жест и вышла из экипажа сама. И тут же оказалась в луже, грязная вода залила ей туфли.

Молодая женщина замерла от неожиданности. Из столбняка ее вывело насмешливое фырканье Роберта.

– Позволено ли мне будет еще раз предложить вам свою помощь, миледи? – издевательским голосом спросил он и вновь протянул руку с преувеличенной любезностью.

Если бы Элизабет могла читать его мысли, она разозлилась бы еще больше, потому что, по мнению Роберта, она получила как раз то, что заслуживала.

Опершись на его руку, Элизабет сделала шаг, но поскользнулась и упала. Теперь пострадало ее платье, а грязные брызги попали на лицо.

– Неуклюжий хайлендский болван! – закричала графиня. Она злилась на себя, но виноват, конечно, во всем был ее спутник. Поднявшись на ноги без помощи мужа, Бет пошла к дому. – Я уверена, что вы это сделали нарочно.

Побывавшие в луже юбки оставляли за собой мокрую дорожку.

Заспанный слуга отворил дверь, и Элизабет промчалась мимо него, как метеор. Роберт вошел следом. Пряча улыбку, он смотрел на слугу, который удивленно уставился на пустую лестницу – поднимался по ней кто-то или ему показалось? А Элизабет влетела в комнату справа от лестницы и захлопнула дверь.

Роберт отдал несколько коротких приказаний недоумевающему слуге, сам поднялся наверх и открыл дверь, за которой исчезла Элизабет. Графиня резко обернулась, удивленная этим вторжением.

Гнев, который начал затихать, разгорелся с новой силой. Роберт же спокойно запер дверь на задвижку.

– Что вы здесь делаете? – Элизабет стояла, уперев руки в бока. В каждой она держала намокшую туфельку.

– Я все еще хочу получить ответ на свои вопросы, – сказал Роберт. Как надоела ему эта строптивая девчонка!

– Мне нечего обсуждать с вами. Вы неверный муж. Немедленно убирайтесь из моей комнаты. Я видеть вас не желаю!

И Элизабет запустила в этого ненавистного человека одной туфелькой, потом другой. Роберт не ожидал такой атаки и поэтому не успел уклониться от удара: одна угодила ему в плечо, другая – в грудь.

– Черт возьми, Элизабет, если вы будете вести себя как рыночная торговка, я буду обращаться с вами как с таковой.

Он с угрожающим видом шагнул к жене, та в отчаянии искала глазами какое-нибудь орудие для самозащиты. Заметив хрустальный флакон с духами, она схватила его и швырнула в Роберта. На этот раз тот был настороже и успел уклониться. Флакон разбился о стену. В комнате запахло лавандой.

Не в силах больше сдерживать свое бешенство, Роберт зарычал, как дикий зверь, и, отшвырнув по дороге стул, который оказался у него на пути, бросился к жене.

Элизабет нащупала коробочку с пудрой и бросила ее в лицо Роберту. Тот схватил жену, прижал к себе, и они оба рухнули на пол. Роберт оказался снизу. Он моментально перекатился через Элизабет и навалился на нее всей тяжестью своего тела. Бет приглушенно вскрикивала. Роберт пытался поймать ее руки, которыми она молотила куда попало.

– Черт возьми, женщина, ты мне заплатишь за все глупости, которые натворила сегодня вечером! – проговорил он с угрозой.

Наконец ему удалось прижать руки Элизабет к полу, но она продолжала извиваться под ним. Из уст ее сыпались проклятия и угрозы.

Наконец Бет устала сопротивляться. Она отвернулась, чтобы не видеть мужа. Он же почувствовал, что она смирилась, поднял голову и взглянул на нее. Роберт решил: пора поставить жену на место. Своим отвратительным поведением она его разозлила окончательно, и ее следует наказать.

– Значит, вот как положено вести себя благородной, изнеженной лоулендской леди. Стоило ли колоть мне глаза своей утонченностью! Самая последняя шлюха в эдинбургском борделе ведет себя благородней.

– Разумеется, милорд, кому же лучше знать нравы здешних шлюх, как не вам, – отозвалась Элизабет.

Граф схватил жену за подбородок и повернул ее лицо к себе.

– Смотрите на меня, миледи. У меня нет ни малейшего желания разговаривать с половицами.

Элизабет фыркнула. Роберт думает, что она испугалась? Вот еще! Она не покажет мужу свой страх. И пусть случится самое худшее!

Но взглянув на него, Бет вдруг развеселилась и закусила нижнюю губку, чтобы сдержать смех. Роберт же по-прежнему злобно смотрел на нее, не понимая, почему ее настроение вдруг переменилось.

– Я рад, что вы умеете смеяться перед лицом опасности, сударыня, ибо сегодня намерен выбить из вас дурь.

Элизабет не могла больше сдерживаться и захохотала. Она понюхала шею графа, наморщив свой изящный носик.

– Меня восхищает ваш выбор духов, милорд. Однако боюсь, вы употребляете их в чрезмерном количестве, – смеялась Бет. – То же самое можно сказать и о пудре. А к тому же этот оттенок вам не идет.

И Элизабет опять расхохоталась. Недоумевающий Роберт встал, поднял жену. Однако не отпустил ее: ноги Элизабет беспомощно болтались в воздухе, руки были прижаты к бедрам. Роберт поднес жену к зеркалу, стоящему на туалетном столике, и, наклонившись, стал поверх ее головы внимательно разглядывать свое отражение.

Увидев себя в зеркале, он сам чуть было не расхохотался. Его черные волосы превратились в снежно-белую гриву. Даже ресницы и брови стали совершенно белыми. Несколько минут Роберт изучал свое отражение, и постепенно ему стало весело. Затем он принялся внимательно разглядывать Элизабет и проговорил:

– Ну, ваш вид, миледи, тоже не восхищает.

– Что вы хотите этим сказать? – Элизабет попыталась повернуть голову так, чтобы увидеть зеркало. Роберт отпустил ее, она повернулась и взглянула на свое отражение.

Ее лицо было покрыто пятнами засохшей грязи. Золотистые локоны, еще недавно уложенные в красивую прическу, теперь висели спутанными прядями.

– Ох, Роберт, не смотрите на меня, – жалобно проговорила Бет, глядя на свое чудесное платье, мокрое и грязное. Она грустно рассматривала себя, потом подняла глаза на мужа. И тут обоим показался настолько забавным их вид, что они разом забыли весь свой гнев и оба покатились со смеху.

Роберт обнял Элизабет и притянул к себе. Они стояли и громко смеялись, глядя на свои неузнаваемые отражения.

В дверь постучали.

– Да, что там такое? – крикнула Элизабет.

– Ваша ванна, мэм.

– Но я не просила готовить мне ванну, – ответила Бет.

– Это я велел приготовить вам ванну, – ответил Роберт, подошел к двери и открыл ее. —

Я решил, что вам будет приятно окунуться в чистую горячую воду, после того как вы окунулись в грязную и холодную.

Бедный слуга, привыкший, что его хозяева всегда одеты с иголочки, отпрянул, увидев, на что похож Роберт.

Тот помог слуге быстро наполнить огромную лохань и отпустил его. Старик поплелся восвояси, радуясь, что до утра избавился от хозяйских причуд.

Элизабет сняла с себя мокрое платье, села на кровать и принялась стягивать мокрые чулки. Роберт тут же стал перед ней на колени:

– Разрешите, я помогу вам, миледи.

Он медленно стягивал с нее чулки, и сердце Элизабет забилось, когда она почувствовала его горячие руки на своих бедрах. Роберт тоже не остался равнодушен, прикасаясь к ее шелковистой коже.

– Вы простудитесь, Элизабет, – хрипло произнес он.

– А вам, Роберт, ванна нужна не меньше, чем мне. – Бет нежно улыбнулась. – От вас ужасно пахнет духами.

Он поднял голову, и у Бет перехватило дыхание при виде его улыбки, которую она так любила.

– Мне всегда нравились эти ваши духи, любовь моя.

– Возможно, потому, что я не выливала на себя весь флакон.

В уголках его глаз появились веселые морщинки. Роберт принялся растирать жене ноги, пытаясь хоть немного согреть их.

– Кажется, я уже когда-то делал это.

Их мысли вернулись к прошлому, к воспоминанию о тех немногих ночах, что они провели в охотничьем домике в Керкмуире. Желание, которое до сих пор оба таили в себе, теперь стало явным.

– Раньше вы выглядели значительно моложе, милорд. – Элизабет протянула руку и погладила снежно-белые кудри. Посыпалась белая пыль. Роберт встал.

– Это решает вопрос о том, кто будет принимать ванну, – заявил он. – Мы будем принимать ее вместе.

– Ни за что! – воскликнула Элизабет. – Это неприлично.

Белые брови поползли вверх.

– Боюсь, миледи, вы были бы потрясены, если бы узнали, что происходит в спальнях и в купальнях кое-кого из ваших знакомых.

Роберт снял с себя одежду и принялся стягивать с Элизабет сырое белье. Когда же он поднял жену на руки и та почувствовала его прикосновение к своему обнаженному телу, она не смогла устоять и прильнула к нему, вся дрожа от возбуждения.

Роберт опустился в воду вместе с Элизабет. Теперь она сидела у мужа на коленях – лохань была тесной. Оказавшись в разнеживающих объятиях горячей воды, Элизабет забыла обо всех своих прежних решениях и, закрыв глаза, прижалась к Роберту.

– Миледи, я надеюсь, вы ополоснете мне волосы?

С тяжким вздохом Элизабет повернулась и взглянула на Роберта. Тот расставил ноги, и Бет стала на колени между ними. Она быстро намылила ему волосы, взяла щетку и принялась счищать пудру, облепившую всю голову.

– Я бы предпочел более нежные прикосновения, миледи, – жалобно проговорил Роберт.

– Вы прямо как ребенок, – вздохнула Элизабет и облила его голову водой из ковшика.

Наконец волосы, брови и ресницы Роберта приобрели свой естественный цвет. Элизабет опять села ему на колени и занялась собой. Вскоре они оба были чистыми.

Роберт принялся целовать жену за ухом и в белые плечи. Дыхание замерло у Бет в груди, когда муж взял ее за подбородок и повернул к себе. Несколько мгновений темно-синие глаза испытующе смотрели в бархатно-коричневые. И Роберт прильнул к губам Элизабет. Поцелуй этот был исполнен чувственности и соблазна, а теплая вода еще более усиливала ощущения.

Элизабет обняла мужа за шею и ответила на поцелуй. А Роберт целовал и целовал ее. Но вода уже остывала, а молодые тела горели огнем страсти. Возбуждение Роберта все росло, он ощущал горячее дыхание Элизабет. Он встал, вылез из лохани. Элизабет обнимала мужа. Она была в таком восторженно-возбужденном состоянии, что едва заметила, как Роберт вытер ее и отнес на кровать.

Несколько минут они лежали без движения, в темноте слышалось лишь их прерывистое дыхание. Наконец Роберт приподнялся и внимательно посмотрел в лицо жены. Глаза ее были закрыты, она полностью отдалась чувствам, бушевавшим в ее теле.

Роберт тоже пытался разобраться в своих чувствах. Почему эта женщина обладает над ним такой властью, почему она вызывает в нем такое всепоглощающее желание? Стоило ему почувствовать ее нежное тело в своих объятиях, и весь его гнев бесследно исчез.

Роберт вспомнил происшествие с Кокитто, вспомнил, что он почувствовал, когда ирландец посягнул на Элизабет, – ведь его собственные ответные действия были продиктованы не рыцарскими побуждениями, а просто-напросто ревностью собственника. Конечно, оскорбление, нанесенное Элизабет, было серьезным и требовало извинений, но, безусловно, оно не стоило того, чтобы за него расплачиваться жизнью. И в то же время, видя Элизабет в руках Кокитто, Роберт знал, что готов убить этого ирландца, того самого человека, с которым не раз шел в бой бок о бок. Знал он также, что и сам может погибнуть в схватке с этим великаном.

За всю его жизнь ни одна из женщин не имела над ним такой власти. И теперь Роберта раздирали самые противоречивые чувства. Он с каким-то благоговейным страхом ощущал, что и он, и это восхитительное создание являются частями одного целого; что в этой внезапно возникшей зависимости оба они черпают силы. И в то же время Керкленд страдал от мысли, что эта зависимость делает его самого уязвимым, что его сила оказалась во власти слабой женщины.

Роберт протянул руку и отвел прядь волос с лица Элизабет. Почувствовав его прикосновение, та открыла глаза, и несколько мгновений они не отрываясь смотрели друг на друга, не в силах скрыть свою любовь. Его рука, которая в бою держала тяжелый клей-мор и разила врагов, теперь нежно гладила ее лицо.

– Почему вы так поступили, Бет? Как могли вы покинуть меня?

Его хрипловатый голос дрожал от боли. В глазах Элизабет появились слезы, но она попыталась взять себя в руки.

– Вы были мне нужны, Роберт. Где вы находились, когда были мне так нужны? В тот день, когда я потеряла наше дитя, когда погиб Тимз...

– Тимз погиб? О нет, не может быть! – воскликнул Роберт.

Элизабет больше не могла сдерживаться. Рыдая, она рассказала о страшных событиях того дня. Роберт обнимал жену и пытался ее успокоить.

Элизабет прижалась к мужу, спрятала голову у него на груди. В тот ужасный день ей было нужно именно это чувство безопасности и любви, оно дало бы ей силы.

Но чьи руки она будет искать в тот день, когда потеряет мужа? Чьи руки тогда облегчат ее боль? Нет, таких рук не существует!

Голос Элизабет зазвенел, когда она проговорила укоризненным тоном:

– У нас бы был малыш, Роберт, если бы вы были дома. Но... вас никогда не будет рядом со мной в ту минуту, когда вы будете больше всего нужны. В один прекрасный день мне сообщат, что пуля или клинок нашли свою цель. И мои надежды умрут вместе с вами.

Роберт прильнул к ее губам, прерывая поток упреков. Элизабет раскрыла губы навстречу его поцелую.

– Как легко вам овладеть мной! Какая я легкая добыча! Я всего-навсего распутная женщина, и тело у меня как у распутной женщины – отзывается на любое ваше прикосновение.

Роберт снова откинул голову и посмотрел на жену. В его голосе послышалось едва уловимое раздражение.

– Вы же знаете, что вы значите для меня, Элизабет.

– Я знаю, что для вас значит мое тело, Роберт, – произнесла она.

– Ага, радость моя, но здесь-то и зарыта собака, – проговорил он насмешливо. – Люблю ли я Элизабет потому, что ее тело доставляет мне наслаждение или ее тело доставляет мне наслаждение, потому что я люблю Элизабет? Очарован ли я вашим нежным голосом и ласковыми прикосновениями, или они мне кажутся ласковыми и нежными потому, что они – ваши?

Глаза его потеплели от наплыва чувств. Граф продолжал:

– Что за дивное создание поселилось в моем сердце и изгнало из моей головы все мысли? Эти гибкие, точно ветви ивы, руки сводят меня с ума, эта таинственная сущность вдыхает жизнь в мое тело, утоляет мой голод и жажду. И если бы я назвал это существо по имени, разве это было бы не ваше имя, Элизабет?

Глаза Бет затуманились.

– О, Роберт, вы так нужны мне! Я так люблю вас!

Он нежно улыбнулся, с восхищением глядя на нее.

– Ваша зависимость от меня придает мне сил, любовь моя. Ваша вера в меня делает меня добродетельным. Ваша любовь делает меня совершенным, – хрипло прошептал он.

– Вы хорошо умеете убеждать, Роберт Керкленд, – вздохнула Элизабет, обнимая мужа за шею и целуя его в губы. – А я такая дуреха, что всегда на все готова, – снова вздохнула она.

Давно уже рассвело, когда Элизабет раскрыла глаза. К ее удивлению, Роберт уже встал и заканчивал одеваться.

– Доброе утро, милорд! – ласково приветствовала Элизабет мужа.

С нежной улыбкой граф наклонился и поцеловал жену.

– Доброе утро, любовь моя.

– Я сейчас быстренько оденусь, и мы сможем позавтракать вместе, – предложила молодая женщина.

– Я уже опаздываю, любимая. Я давно должен быть в пути.

– В пути! Только не говорите, что опять уезжаете!

Роберт с виноватым видом посмотрел на нее.

– Я обещал Джеймсу поехать в Эдинбург.

– Нет, я не могу в это поверить! – Элизабет была вне себя от возмущения. – Нет, я не могу в это поверить! Вы хотите сказать, что опять покидаете меня?

– Бет, я же обещал Джеймсу, – повторил Роберт.

Элизабет вскочила, схватила с постели одеяло и закуталась в него.

– Вы опять меня одурачили! Что же я за дура, Господи! Все ложь! Ваши слова не более чем ложь!

– Я не лгал вам, Элизабет. Все, что я вам говорил, – правда. Какое это имеет отношение к моей поездке в Эдинбург?

– Самое прямое! Разве прошедшая ночь ничего не значит для вас?

– Бет, ковенантеры заключили в Эдинбургский замок сына Джеймса. Когда умер Джон Грэхем, они тут же схватили юного Джеймса. Мы с Нэтом Гордоном отправляемся в Эдинбург и попытаемся его освободить.

– Неужели никто, кроме вас, не может этим заняться?

– Я обещал Джеймсу сделать это, и я это сделаю. Или вы полагаете, ему безразлично, что его сын находится в заточении? Или я должен относиться к этому столь беспечно, что буду сидеть дома с вами?

– Ах, зачем я только проснулась! – воскликнула Элизабет. – Зачем я только слушала вас! Вот дура! Убирайтесь вон, Роберт! Прочь с глаз моих! Надеюсь, мы никогда больше не увидимся.

– Элизабет, ради Бога, можете вы меня выслушать?

Роберт протянул к ней руки, но она принялась отталкивать мужа, наступила на одеяло, волочащееся по полу, и оба они рухнули. Элизабет попыталась отползти, но Роберт поймал ее, притянул к себе.

– Когда я вернусь, мы поедем в Эшкерк, – заявил он.

– Можете не утруждать себя. Меня здесь не будет, когда вы вернетесь. Неужели вы не понимаете, что я вообще не хочу вас видеть? А теперь отпустите меня, дикарь!

Роберт сунул руку в карман камзола и достал обручальное кольцо. Глаза Элизабет удивленно расширились. Роберт взял жену за руку. Поняв, что он задумал, Бет крепко сжала руку в кулак.

– Нет! – крикнула она. – Я его не возьму! Я не стану носить ваше кольцо!

– Черт возьми, Элизабет, вы моя жена, и вы будете носить мое кольцо.

Он поднял ее руку и заставил разжать кулак. Напрасно молодая женщина сопротивлялась: муж надел кольцо ей на палец. И удовлетворенно хмыкнув, крепко поцеловал ее в губы.

– Вот вам, маленькая фурия! И не смейте это кольцо снимать. Вы – моя жена, и никогда об этом не забывайте!

Граф смотрел на красавицу Элизабет. Грудь у нее вздымалась. Выглядела она соблазнительно. Грива темно-золотых волос разметалась по полу, а карие глаза горели гневом и, казалось, метали молнии.

– Боже, как вы очаровательны! – вздохнул Роберт. Он опустил голову и слегка прикоснулся губами к груди. Потом припал к ее губам. – Я вернусь обязательно, любовь моя. – Он поднялся. – Ждите меня.

– Меня здесь не будет! – крикнула Элизабет ему вслед.

По лицу ее побежали слезы, и она поднесла к губам ту руку, на которой было надето кольцо.

– Будь ты проклят, Роберт Керкленд! Меня не будет здесь, – проговорила она, зарыдав и нежно прижав к губам кольцо, которое он надел ей на палец.

Сначала Элизабет тешила себя надеждой, что Роберт передумает, не поедет в Эдинбург и вернется к ней.

Однако ближе к полудню она поняла, что ее мечтам не суждено осуществиться. Она беспокойно шагала из угла в угол и в конце концов села за клавикорды.

Элизабет забылась за игрой. Вдруг раздались тихие аплодисменты.

В дверях стоял Джеймс Грэхем. Одет он был в темно-синие бархатные штаны, отделанные по бокам петлями из серой ленты. Камзол свободного покроя с расстегнутым воротом позволял видеть белую батистовую рубашку с кружевным жабо. Длинные рукава рубашки заканчивались манжетами, которые были обшиты тем же кружевом, что и воротник. Через левое плечо небрежно переброшен короткий плащ из синего атласа. Таким же синим атласом оторочены раструбы его высоких сапог. На каждом сапоге – шпоры в форме бабочки.

Аккуратные усы, короткая бородка, длинные рыжевато-каштановые кудри. Вновь Элизабет подивилась невероятной привлекательности этого человека, который, несмотря на свою элегантность, выглядел как настоящий мужчина.

– Простите, милорд. – Элизабет вспыхнула и встала. – Я не знала, что вы здесь.

Он подошел к ней; на его лице появилась улыбка.

– Ваш покорнейший слуга, графиня. – Джеймс отвесил изящный поклон и поцеловал руку Бет.

Во всех своих неприятностях с Робертом Элизабет винила именно Грэхема, поэтому она решила ни в коем случае не поддаваться его обаянию.

– Вы оказали честь нашему дому, милорд маркиз. Чему мы обязаны визиту королевского генерала? Если вы ищете лорда Керкленда, то напрасно. Здесь его нет. Его внимание занято мною в самую последнюю очередь. – Элизабет не сумела скрыть огорчения.

– Я искал вас, миледи, а не Роберта. Я хотел сказать вам, что всей душой я предан Роберту и знаю, что вы причинили ему боль. А я не могу оставаться безучастным, когда он в отчаянии. Я не могу стоять и спокойно смотреть, как сердце Роберта истекает кровью.

Глаза Элизабет сверкнули.

– Ваши упреки, милорд, оскорбительны для меня. Это из-за вас он истекает кровью, а не из-за меня. Это из-за вас он ежедневно теряет кровь. Если вас сейчас тревожит эта маленькая потеря, что вы скажете, когда его кровь прольется в бою? Ведь именно на поле брани вам так хочется похоронить моего мужа?

На лице Грэхема появилась грустная улыбка.

– Так вот почему вы так сердиты. Вы считаете, что я играю судьбой Роберта. Разве вы не верите в волю Всевышнего?

– Верю, милорд. Но к несчастью, Роберт верит только в волю Джеймса Грэхема.

Монтроз нахмурился.

– Значит, я – причина ваших ссор с Робертом... Но, миледи, неужели вы не видите, что Роберт всегда решает сам, что ему делать? Он не пешка, не марионетка. Он человек, и решительный человек. Шотландии нужны такие люди. Особенно сейчас, в наши беспокойные времена.

– Милорд, но ведь эти «беспокойные времена» созданы вами и герцогом Аргайлом.

– Многие так считают, миледи. Но, будучи шотландцем, я просто не могу молча сидеть и смотреть, как истребляют моих соотечественников. Я не позволю Аргайлу лишить свободы хотя бы одного шотландца. Мы унаследовали от своих пращуров стремление к свободе. Рабство для нас равносильно смерти. Прошу вас поверить, миледи, что, несмотря на мою верность и преданность нашему монарху, я никогда не стал бы воевать на стороне Карла, если бы не знал, что он стоит за религию нашего народа.

Не судите меня по законам, которые Аргайл навязал нашему народу. Пусть судят обо мне по законам свободного народа Шотландии. Судите меня по законам Природы. Орел – свободен и парит в небе, а река – свободна и сама создает свое русло; человек должен быть свободен, чтобы достичь вершин своего благородства. И еще: пусть судит меня Господь Бог, Высший и Справедливый Судия всех нас.

Элизабет отвернулась. Грэхем говорил так пылко, так убедительно, что ей стало стыдно за свое поведение.

– Я должна принести вам свои извинения, милорд. Я не имею права проклинать вас. То, что вы делаете, вы делаете с чистой совестью. Но из-за этого уже погибло столько шотландцев! Даже мое нерожденное дитя стало жертвой этой борьбы.

– Я тоже потерял сына, миледи. Он погиб в Иннерлохи. А теперь Аргайл держит моего наследника в Эдинбурге в заточении.

Элизабет повернулась к Грэхему. Впервые она осознала, какой ценой заплатил этот человек за преданность своему королю.

– У вас еще есть дети, милорд? – спросила Элизабет. В глазах ее стояли слезы.

– Да, – грустно ответил он. – Мальчик по имени Роберт и очаровательная девочка, Джинни. Наш сын Дэвид умер совсем крошкой.

– А ваша жена, милорд? Джеймс Грэхем грустно улыбнулся:

– Моя жена Мэгделин и наши дети живут у ее родителей. Она оставила меня, не в силах вынести мой позор. – Он покачал головой. – Я никогда не перестану винить себя за то горе и страдания, которые я причинил этой бедной женщине. Наш брак был решен давно, и мы обвенчались, будучи почти детьми. Мне только-только исполнилось семнадцать лет.

Внезапно Джеймс Грэхем схватил Элизабет за плечи. Ему очень хотелось, чтобы эта женщина поняла и простила его.

– Эта война разрушила мое счастье, миледи. Так не дайте же ей разрушить ваше счастье с Робертом!

Потом Джеймс Грэхем ласково погладил ее по голове, поднес к губам ее руку. И улыбнулся.

– Роберт Керкленд – необыкновенный человек, Элизабет, и он любит вас. Вы тоже любите его, я уверен. Так пусть эта любовь преодолеет все препятствия, которые могут встретиться каждому из вас. А теперь, дорогая леди, я должен с вами проститься. Дела требуют моего присутствия. Молитесь за то, чтобы война поскорее кончилась.

Он поцеловал Элизабет в склоненную голову. Этот человек тронул ее. Элизабет поняла: чем бы ни обернулись ее отношения с Робертом Керклендом, она уже никогда больше не будет равнодушна к судьбе Джеймса Грэхема.

Глава 25

– Джеймс, по-моему, это просто глупо – ждать Лесли в Лоуленде. У него большие силы. Нужно заманить его в горы, – возразил Роберт.

Они с Нэтом вернулись из Эдинбурга после безуспешной попытки освободить из заточения сына Монтроза. Войска Джеймса Грэхема уже выступали в поход.

Монтроз грустно посмотрел на Роберта.

– Его величество в отчаянии. Кампания в горах займет не одну неделю, а Карлу нужна наша помощь как можно скорее. Он просит меня двинуться на юг и вступить в бой с Лесли вблизи границы.

– Бог мой, он же подписывает нам смертный приговор! – взорвался Нэт Гордон. – Хантли отозвал домой своих Гордонов, Элистер Мак-Дональд и ирландцы отправились в какой-то набег.

– Не все ирландцы, – вмешался О'Кейн. – Остались я и мои ольстерцы.

Грэхем бросил благодарный взгляд на ирландца, а Гордон продолжал:

– У нас всего семьсот человек и около двух сотен конников Дугласа. У Лесли более шести тысяч! Интересно, что, по мнению Карла, мы можем сделать против Лесли в открытом бою? Он, может быть, и король, но явно ничего не смыслит в военной стратегии!

– Несколько лордов – их владения находятся вблизи границы – обещали мне поддержку. Лорд Трейкер вышлет нам на помощь кавалерию еще до того, как мы подойдем к границе.

– Лорд Трейкер! – усмехнулся Роберт. – Он не предан ни королю, ни вам.

– Джеймс, почему вы больше слушаете врагов, чем друзей? – вмешался Нэт. – Мы все предупреждали вас, но все равно вы предпочитаете рисковать жизнью. Ведь это все полуобещания. Разве вам мало уроков прошлого? Подождите по крайней мере, пока вернутся Гордоны или Мак-Дональды.

– Король в очень сложном положении, Нэт. Я не могу подвести его. Что пользы королю от меня, если я не смогу пробиться к нему с подкреплением, когда он больше всего в этом нуждается?

– А много ли пользы будет от вас королю, когда вашу голову выставят на эдинбургской стене? – съязвил Роберт.

Джеймс Грэхем оглядел друзей и улыбнулся:

– Я понимаю, что как военный маневр это слабо, но в данный момент ничего другого, чтобы помочь королю, я не могу предпринять. Я понимаю, вы беспокоитесь за меня. За что мне такая благодать? Есть ли у кого-нибудь еще такие сокровища, как преданность друзей? А завтра у меня будет возможность вернуть Шотландию ее законному монарху. Разве может быть награда большая, чем гибель в столь славной компании за столь славное дело?

И, улыбнувшись обезоруживающей улыбкой, он провозгласил:

– За Бога, за Ковенант, за отечество!

На следующий день пришло донесение, что английская армия под командованием генерала Лесли перешла границу и приблизилась к Берику. Продвигаясь на юг, навстречу англичанам, армия Монтроза соединилась с сотней конных воинов, которых привел сын графа Трейкера. Роберт скептически оглядел это подкрепление. К нему подъехал Нэт Гордон, и два опытных воина обменялись понимающими взглядами.

– Вы, верно, думаете о том же, о чем и я? – спросил Нэт. – От всего этого сильно пахнет Аргайлом.

Керкленд кивнул.

– Мне не нравится лицо Трейкера. Лучше бы Джеймс поменьше доверял таким типам. Во всяком случае, что бы ни случилось, Нэт, один из нас должен быть рядом с Джеймсом.

Гордон кивнул.

К ним подъехал Монтроз, прибытие подкрепления ободрило его.

– Лучше сотня конных, чем совсем ничего, – радостно сказал он.

– Эх, Джеймс, наверное, вам стоило бы посадить ирландцев верхом на коров. Тогда Лесли решил бы, что у вас мощная кавалерия, – саркастически проговорил Нэт.

– Нам не так уж и нужна кавалерия, – возразил Монтроз. – У горцев быстрые ноги.

– Это горцам пригодится, – сухо отозвался Нэт, – когда Лесли двинет на них свою конницу.

– Эх, будь у меня в тылу хоть сотня добрых шотландцев, я бы пошел в атаку даже на проклятый Толбут! – воскликнул Монтроз.

– А вы уверены, что вот эти и есть добрые шотландцы? – с опасением спросил Роберт.

– Дурных шотландцев не существует, Робби, они могут только заблуждаться, – заявил Грэхем, повернул коня и поехал вдоль строя.

– Почему это у меня такое ощущение, будто я – один из этих заблуждающихся шотландцев, о которых он говорил? – процедил Нэт.

Роберт фыркнул.

– А что делал бы у них такой повеса, как вы? Вы ведь даже не смогли бы принести им присягу на верность.

Нэт помрачнел.

– Ну конечно, я дал бы им клятву, что не стану грабить. Я даже поклялся бы им – хотя это намного труднее исполнить, – что не буду больше богохульствовать. Но что до запрета глядеть на девок, – Боже правый, Роберт, нельзя же требовать от человека так много! – Нэт поднял руки.

Роберт захохотал так громко, что его услышал Монтроз, находившийся в самом конце выстроившейся колонны. Он обернулся и улыбнулся друзьям. Раз Роберт смеется, значит, Гордон опять отпустил одну из своих шуточек по адресу Аргайла.

К военачальнику подъехал всадник. Переговорив с ним, Грэхем немедленно собрал своих офицеров.

– Я только что получил важное сообщение. Отряды, высланные Роксбургом и Хоумом, встретились с силами Лесли. Они, естественно, примкнули к англичанам. Я полагаю, что в такой обстановке самым разумным будет уйти в горы. У кого-нибудь есть другие соображения?

– Лесли от нас далеко? – спросил О'Кейн. Посланец тут же ответил:

– Я знаю из совершенно достоверных источников, что он все еще в Берике.

– Тем не менее нужно как можно скорее отправить отсюда женщин и детей, – заявил О'Кейн.

Все кивнули.

– Мы немедленно направляемся к Силкерку, – скомандовал Монтроз. Дурные предчувствия все больше охватывали его.

Армия повернула. Вскоре кавалерия расположилась на отдых в Силкерке, а ирландцы с семьями – двумя милями дальше, вверх по течению реки Яр, у Филипхоу.

В эту ночь Роберту не спалось. Снова и снова его мысли возвращались к Элизабет. У нее было все, что он когда-либо мечтал найти в женщине, – дивная красота, острый, развитый ум, храбрость и сила духа. А в постели он получал от нее такое удовлетворение, какого не давала ему ни одна женщина, несмотря на то что поначалу Элизабет всегда бывала довольно сдержанна. Но потом она превращалась в женщину, созданную для любовных утех. Начиная с их первого жаркого объятия, они ласкали друг друга, и каждый открывал в другом партнера, лучше которого и быть не может.

Роберт хмыкнул, вспомнив их последнюю встречу. Боже, что за нрав у этой девчонки! Лорд Керкленд посмотрел на звезды.

– О Боже, как же я соскучился по ней! – пробормотал он.

И еще долго он ворочался без сна.

Роберта разбудил какой-то шум. Оказалось, что это Трейкер со своей кавалерией пытается улизнуть. Монтроз тоже проснулся и повернулся к Роберту с обеспокоенным и мрачным лицом.

– Как вы думаете, Роберт, что все это значит? – прошептал он. – Может, это предательство?

– Вне всяких сомнений! Я никогда не доверял Трейкеру, – ответил граф. – Я думаю, самое благоразумное, что мы можем сделать, – это отправиться к О'Кейну.

– Я могу послать гонца, Роберт. Совсем не обязательно ехать вам, – предложил Монтроз.

– У меня неспокойно на душе, Джеймс. Поездка пойдет мне на пользу.

Внезапно в разговор вмешался Гордон.

– Я знал, что этим ублюдкам нельзя доверять, – тихо проговорил он. – Наверное, они уже послали гонца к Лесли и сообщили, что произошло.

– Роберт поедет предупредить О'Кейна, – шепнул Монтроз.

– Я поеду с вами, Роберт, – предложил Нэт. – Так будет лучше.

Монтроз кивнул.

– Только будьте осторожны, друзья. – Он пожал им руки.

Рассвет только-только осветил осеннее небо, когда двое всадников прибыли в лагерь ирландцев. Густой туман поднимался от реки Яр и стелился по земле.

На лице О'Кейна было написано: «Я так и знал». Он немедленно принялся будить лагерь, приказал сниматься с места, и после недолгого совещания Роберт и Нэт вскочили на коней и собрались в обратный путь.

Перед самым восходом солнца наступает такой момент, когда на земле воцаряется полная тишина, словно весь мир замирает. Но едва всадники приблизились к границе лагеря, эту тишину внезапно нарушил звук выстрела. Керкленд оказался хорошей мишенью для английского стрелка: пуля попала ему в грудь, и он рухнул наземь.

И сразу же все вокруг загремело. Ирландцы, встревоженные звуком первого выстрела, хватались за оружие и старались укрыться за каменными оградами. О'Кейн пытался организовать оборону своими немногочисленными силами, не зная еще того, что ирландский лагерь уже окружен более чем шестью сотнями английских солдат.

Гордону удалось вернуться к О'Кейну.

– Попробуем пробиться! – крикнул он. – Тогда, может быть, кому-нибудь из нас удастся добраться до гор.

О'Кейн покачал головой – этот план обречен на провал.

– И куда мы пойдем потом, Нэт? Далеко ли мы сможем уйти пешком? И потом – с нами наши семьи.

Гордон вновь вскочил в седло.

– Тогда я попытаюсь прорвать их северный фланг. Приготовьтесь пройти там со своими людьми.

– Это бесполезно, Нэт. Передайте Джеймсу, что мы будем отвлекать их внимание, сколько сможем, – заявил Магнус. – Но увезите Грэхема отсюда. Это самое главное.

– Я вернусь, Магнус. Клянусь! – воскликнул Нэт. – Да не покинет тебя Господь, ирландец.

Звуки битвы долетали до долины, где расположился соседний лагерь. С мрачным видом Монтроз поднял своих кавалеристов, надеясь, что это всего-навсего передовой разъезд англичан наткнулся на ирландский лагерь и что основные силы противника еще далеко. Они поскакали вдоль реки. Ужасное зрелище предстало перед их глазами.

Огромное английское войско. Конница уже подавляла последнее сопротивление окруженной пехоты.

– Боже правый! – в ужасе воскликнул Монтроз. – Они погибли!

Пехота была обречена, спасти ее не было никакой возможности. Но, несмотря ни на что, Монтроз решил вступить в бой. Подъехал Нэт Гордон. Один. Роберта с ним не было.

– Где Роберт? – Монтроз уже знал ответ.

– Его сбили первым выстрелом, Джеймс. Военачальник схватился за голову.

– Сейчас уже ничего нельзя сделать, Джеймс. Нужно уезжать, – проговорил Нэт.

– Вы что, с ума сошли?! – закричал Монтроз. – Я не могу бросить их!

– Я с трудом прорвался. О'Кейн потерял больше половины своих людей. Двести кавалеристов не смогут спасти остальных.

– И все же я попытаюсь. Это же мои люди! Если вам удалось прорваться, почему мы не сможем?

– Мне повезло совершенно случайно. Там теперь крепкие ребята.

Всадник, стоявший рядом с Монтрозом, упал. К кавалерии приближался отряд англичан.

Около тысячи конников отделились от основных сил и бросились в атаку. Нэт схватил поводья коня Грэхема и крикнул стоявшим поблизости:

– Рассыпаться! Огонь! Каждый за себя! Держите в горы, ребята! Это ваша единственная надежда!

Он передал поводья лошади Джеймса двум конникам.

– Если вам дорога его жизнь, увезите его отсюда! – закричал он. – Мы постараемся задержать англичан!

Двое конников с Монтрозом помчались прочь, не обращая внимания на его протесты. А Нэт и остальные пытались отвлечь наступающую конницу.

Тем двоим и Монтрозу удалось уйти от преследователей, но другие, не столь удачливые, вскоре были взяты в плен – и среди них был полковник Нэт Гордон.

Все это время ирландская пехота доблестно отбивалась, пока наконец О'Кейн не был вынужден поднять белый флаг.

Генерал Лесли и полковник Мидлтон, помощник командующего, оба опытные и незаурядные полководцы, согласились пощадить тех, кто уцелел, и ирландцы сложили оружие.

Победившая армия двинулась дальше.

Перед Эндрю лежал человек. Что-то знакомое было в его лице. Вдруг юноша понял, что перед ним – муж его сестры. Он склонился над раненым. С уст того сорвался слабый стон. Эндрю оторвал кусок от пледа своего шурина и сунул ему под рубашку – прикрыл рану.

Никто не видел, чем он занят. Внимание тех, кто находился поблизости, привлек спор между Лесли и Тайным советом – временным органом правления Шотландии, который шел вместе с армией. Мертвенно-бледный Лесли отделился от этой группы и обратился к Мидлтону:

– Эти священники взяли верх надо мной. Все шотландские командиры будут казнены, и другим пощады тоже не будет.

Мидлтон побледнел.

– Что, и женщины, и дети?

– Да, – кивнул Лесли, – их казнят первыми. Наши сострадательные пастыри хотят, чтобы пленники-мужчины видели, как уничтожают их семьи.

Через несколько минут началась чудовищная расправа. В ужасе смотрел Эндрю, как беспомощных людей пронзали шпагами или топили в реке. Безоружные пленники-мужчины кричали, пытались броситься родным на помощь – но их тоже кололи шпагами и рубили мечами.

Вскоре запах крови привел английских солдат в такое возбуждение, в какое он приводит стаю акул, и они, обезумев, стали хватать маленьких детей и разбивать им головы о камни и деревья. Эндрю опустился на колени, от всего этого ему стало дурно. Он бросил взгляд на шурина. Очень скоро Роберта обнаружат, и его постигнет та же участь. Он украдкой оттащил бесчувственное тело за деревья и прикрыл его ветками. Затем Эндрю вернулся в лагерь.

Нескольких офицеров-ирландцев отвязали от деревьев. Генералу Лесли и полковнику Мидлтону было явно не по себе. Один из товарищей Эндрю помог нескольким пленникам укрыться в лесу.

Магнус О'Кейн, связанный, плакал, глядя, как убивают его сородичей. Гордон, сидящий у дерева, закрыл глаза, чтобы не видеть происходящего.

Между тем священники, очевидно совершенно равнодушные к тому, что творится вокруг, спокойно прохаживались среди солдат и набожно твердили:

– Во имя Господа, и никакой пощады.

Когда все было кончено, Лесли приказал войску построиться и выступать.

Эндрю Скотт подошел к своему полковнику.

– Сэр, могу ли я считать, что мы победили? Мидлтон взглянул на своего подчиненного:

– Бой окончен, лейтенант.

– Тогда я сообщаю вам, что подаю в отставку и возвращаюсь домой. Немедленно. Мне нет никакого дела до бесчестья, которым я, возможно, запятнаю свой мундир, но я не могу бесчестить имя своего отца и служить в армии, которая учинила подобную резню.

– Война – своевольная госпожа, лейтенант, – произнес Мидлтон. – Она может поднять человека к высочайшим вершинам, и она же может низвергнуть его в бездну. Я принимаю вашу отставку и освобождаю вас от командования. Можете ехать. Если бы я мог иметь такую счастливую возможность!

И полковник отошел.

К Гордону и О'Кейну подошел Уолтер Кэмпбелл. Увидев ольстерский плед О'Кейна, он обратился к одному из конвоиров:

– Почему этот человек не был казнен вместе со всеми?

– Этот человек, – тут же ответил Гордон, – офицер его величества. И в качестве такового он должен предстать перед судом.

– Офицер его величества! – презрительно улыбнулся Кэмпбелл. – Мы считаем этих ирландцев только тем, чем они являются на самом деле, – преступным сбродом.

Он повернулся к О'Кейну, его лицо исказила злобная ухмылка.

– Что ты можешь сказать в свое оправдание, ирландец?

Тот поднял голову и посмотрел на своего мучителя. Осанка О'Кейна была гордой. Презрение, которое Магнус испытывал к этому фанатику, не отразилось в его глазах, в них не было ни вызова, ни ненависти, – нет, презрение скорее выражалось в самом спокойствии и ясности его чела. Он проговорил мягким голосом, который так соответствовал мягкости его характера:

– Да здравствует король и Джеймс Грэхем!

В бешенстве Уолтер Кэмпбелл повернулся к солдатам, охранявшим ирландца:

– Повесить его!

Глава 26

Эндрю Скотт дождался, когда последний воин исчезнет за холмом, и направился к раненому родственнику. Ему пришлось потрудиться – Роберт был тяжелым, – пока он вытаскивал шурина на открытое место. Эндрю приложил ухо к груди Керкленда и с радостью услышал, что сердце еще бьется, хотя и очень слабо.

Рана по-прежнему кровоточила. Нужно было остановить кровотечение. Накрыв горца пледом, Эндрю пошел к реке за водой. С отвращением смотрел молодой человек вокруг, стараясь сдержать тошноту, подступающую к горлу. Повсюду, куда ни кинь взгляд, лежали мертвые. У ребенка не старше трех-четырех лет голова была разбита о камень. Рядом, у воды, лежали молодые женщины, головы их так и остались в воде.

Вся долина была просто усеяна трупами. Воздух, который вдыхал Эндрю, был наполнен запахом крови, мухи кружились над телами, садились на раны.

С трудом добравшись до воды, Эндрю упал, его стошнило прямо в бурный поток.

Роберт пришел в себя. Медленно открыл глаза. Он ничего не мог разглядеть – только какой-то туман. А правое плечо болело невыносимо. В голове немного прояснилось. Роберт уже видел очертания предметов. Чтобы удержать ускользающее сознание, он уставился на огромный мешок, висящий на нижней ветке соседнего дерева. Он никак не мог понять, зачем кому-то понадобилось повесить на дерево такую вещь.

Боль в плече была такая, будто кто-то грызет тело изнутри. Потом Роберт различил у мешка ноги. Тут он понял, что висит вовсе не мешок, а человек. Кто же это? Темные волосы, знакомое лицо. Керкленд где-то его уже видел. Но почему он висит?

– О Боже, нет! – прошептал Роберт. – Снимите его! Ради Бога – кто-нибудь, – снимите же его!

Он стал на колени, вытащил кинжал и пополз к трупу О'Кейна. Схватил друга за ноги, медленно встал, потянул безжизненное тело вниз, чтобы наклонить ветку и достать до веревки, перерезал ее кинжалом. И упал вместе с рухнувшим телом.

Силы быстро оставляли Роберта, кровь хлынула из раны, сознание затуманилось. Но он принялся рыть и выковыривать землю прямо голыми руками. Надо было похоронить друга. Наконец, обессилев, Керкленд погрузился в забытье.

Эндрю вернулся. Он с первого же взгляда понял, что произошло, и разразился потоком проклятий. То, что раньше выглядело задачей трудной, теперь превратилось в почти невыполнимую.

Керкленд еще дышал, но ослабел он так, что не смог бы сесть в седло, не говоря уж о том, чтобы ехать. Хуже всего было то, что он опять потерял много крови. Как же увезти его отсюда? В горах полным-полно англичан и Кэмпбеллов, и у него всего одна лошадь!

Единственное преимущество его состояло в том, что одет юноша был в английскую форму, которая отведет от него подозрения. Эндрю улыбнулся: по крайней мере она хоть на что-то сгодится, эта форма!

Молодой человек занялся раненым. Стянул с него рубашку, разорвал ее на полосы, промыл, как сумел, рану и перевязал ее. Пока Роберт не придет в сознание и не сможет ему помочь, больше Эндрю ничего не в силах сделать.

Он сел на землю и прислонился к стволу дерева. Ночной поход по горам и события этого дня настолько утомили его, что он сразу уснул.

* * *

Эндрю разбудил какой-то отдаленный грохот, похожий на пушечную пальбу. В небе сверкали молнии. Слава Богу, это не бой! Просто собирается гроза. Зигзаги молний разрезали небо, раздавались громовые раскаты.

Эндрю наклонился над Робертом. Тот тяжело дышал. Жив, по крайней мере! Как бы его теперь до Бэллантайна довезти...

Со стороны дороги послышалось лошадиное ржание. Луна, еще не скрытая тучами, слабо освещала долину. Эндрю вышел из лесу. По дороге ехала небольшая повозка. Правил ею старик. Молодой человек оживился – кажется, им повезло. Обнажив шпагу, он вышел на середину дороги и схватил лошадь под уздцы.

Испуганный возчик натянул поводья. Весть о битве уже дошла до соседних ферм, и старый фермер решил рискнуть – а вдруг удастся чем-то поживиться?

– Да сохранят нас все святые! – воскликнул он, когда на дороге внезапно возникло привидение, и крестьянин осенил себя католическим крестным знамением, защищаясь от нечистой силы.

– Лучше тебе не ехать дальше, старик. Здесь была бойня – видеть это не очень-то приятно, – предупредил Эндрю.

Старик с облегчением вздохнул и постарался унять дрожь, охватившую все его тело.

– Ага, милорд, я поеду не останавливаясь по дороге.

– Мне нужна твоя повозка, старик. У меня здесь раненый товарищ, он не может ехать верхом.

– Ох, парень, в своем ли ты уме? Мне самому нужна моя повозка.

– Я тебе хорошо заплачу! – воскликнул Эндрю, вытащил из сумки кошель и протянул крестьянину пять фунтов золотом.

Глаза старика алчно сверкнули – столько денег ему не заработать и за целый год. На такую сумму можно купить множество повозок! Однако Эндрю решил, что старику мало.

– В двух шагах отсюда мой конь, старик. Прекрасный конь. Я даю тебе в придачу еще и коня.

Фермер не верил собственным ушам. Породистый откормленный гнедой жеребец не шел ни в какое сравнение с его кобылой – изнуренной, с ввалившимися боками. Видать, этого парня ранили в голову! Теперь не придется убеждать старуху, что он обделал ночью славное дельце!

– Договорились. – Крестьянин слез с повозки.

– Мне нужна твоя помощь, старик, – положить моего товарища в повозку.

– Тогда давайте поскорее. Мне пора возвращаться домой, а дорога неблизкая, – проворчал тот. Он торопился убраться подальше, пока этот чокнутый не передумал.

С большим трудом удалось им поднять Роберта. Эндрю повернул раненого на бок, укрыл его своим одеялом и принялся складывать плед Роберта – явное доказательство того, на чьей стороне он сражался. В темноте раздался стук копыт. Это старик умчался на его скакуне.

По дороге на них обрушился холодный ливень, и Эндрю пришлось стать под деревьями, чтобы хоть немного укрыться от дождя и дать отдых лошади. Однако спустя некоторое время ему стало ясно, что ливень кончится не скоро. Выбора у него не было – пришлось ехать дальше под дождем.

К полудню дорога превратилась в месиво, и повозка двигалась еле-еле. Эндрю, промокший до нитки, погонял лошадь. Пришлось пренебречь опасностью и накинуть поверх повозки плед Роберта, чтобы хоть немного уберечь от дождя раненого.

Наконец, уже на закате дня, Эндрю съехал с дороги, остановился под деревьями и выпряг бедную измученную клячу.

– Доставишь нас в Бэллантайн, старушка, и никогда уже тебе не придется работать, – пообещал он и похлопал ее по спине.

Эндрю знал, что горцы никогда не пускаются в путь, не запасшись овсом. Он обшарил карманы Роберта и нашел маленький мешочек. Смешав овес с соломой, Эндрю покормил усталое животное.

Потом он занялся своим родственником – быстро развел костер, чтобы просушить плед и одеял Роберта била дрожь. Эндрю наклонился над ним и положил руку ему на лоб. Керкленд пришел в себя. И первое, что он увидел, были карие глаза, с состраданием смотрящие на него, – те самые, которые преследовали его в снах и мечтах.

– Бет, любимая, дорогая, дорогая Бет. Это вы? – забормотал раненый.

Эндрю покачал головой:

– Я – Эндрю Скотт, лорд Керкленд. Брат Элизабет.

Роберт изо всех сил старался удержать затуманенное сознание и как следует рассмотреть двойника своей ненаглядной Бет. Сходство было невероятное – те же карие глаза, те же длинные густые ресницы! Но усы над полными губами неопровержимо свидетельствовали о том, что перед ним мужчина.

– Вы с Бет близнецы?

Эндрю усмехнулся. Даже улыбки у них одинаковые!

– Значит, я ваш пленник, сэр Эндрю?

– Я больше не служу в армии, – успокоил графа молодой человек. – Я нашел вас на поле боя. И теперь везу в Бэллантайн.

– Я никак не могу вспомнить, что же случилось. – Роберт провел рукой по лицу.

– Генерал Монтроз был разбит под Филипхоу, – объяснил Эндрю.

– А что сталось с ним самим? – Керкленд боялся услышать ответ.

– Насколько мне известно, ему удалось скрыться. И, заметив радость в глазах Роберта, молодой человек добавил:

– Но ирландский отряд полностью погиб.

– Все, до единого? – недоверчиво спросил Роберт.

Скотт только кивнул.

Теперь то, что Роберту представлялось мучительным сновидением, стало явью. Сбылись его худшие опасения.

– А полковник О'Кейн? Что сталось с полковником О'Кейном? – спросил он без всякой надежды.

Эндрю понимал, как тяжело терять друзей. Но война есть война. И нужно быть готовым ко всему.

– Мне очень жаль, Роберт. Я думаю, что вы уже знаете ответ.

Граф закрыл глаза.

– А Гордон? Вы знаете, какова судьба полковника Гордона?

– В плену.

Роберт опять впал в беспамятство. И в течение долгих часов он только что-то бормотал, звал Бет и просил о помощи.

Поздно вечером Эндрю Скотт, голодный и замерзший, забрался под повозку, чтобы укрыться от проливного дождя. Он думал о сестре, о ее муже. Как же они относятся друг к другу?

«Значит, Роберт Керкленд любит Бет, – думал Эндрю. Он совсем запутался. В бормотании горца то и дело слышались признания в любви к Элизабет. – В таком случае какие же они глупцы! Счастье – вот оно, перед ними, а они не хотят протянуть руку и взять его. А теперь, если Роберт умрет, чего они добились? Неужели Бет принесла в жертву своей гордости те последние минуты, что они провели вместе?»

Эндрю Скотт твердо решил во что бы то ни стало привезти Роберта Керкленда домой, в Бэллантайн, живым.

Глава 27

Прошло пять дней со дня бесславного сражения при Филипхоу. Александр Скотт и его дочь сидели за вечерней трапезой, за столом, в ярке освещенной свечами уютной столовой. Они не знали, что в это самое время в ворота замка въезжает маленькая повозка.

В трапезный зал вошел грязный, измученный человек. Александр и Элизабет не сразу узнали его.

– Эндрю! – наконец воскликнул лорд Скотт и поднялся навстречу сыну.

Эндрю обнял отца, потом произнес:

– Отец, я привез с собой Роберта Керкленда.

– Роберта! Он здесь? – Элизабет вскочила. Сердце у нее готово было выскочить из груди. – Где он?

Эндрю нахмурился. «Почему он молчит?» Элизабет испуганно смотрела на брата.

– Бет, он серьезно ранен. Честно говоря, он в любую минуту может умереть.

Элизабет вскрикнула и бросилась к двери. Мужчины поспешили за ней.

Увидев, в каком состоянии Роберт, Бет задохнулась от ужаса.

– Отнесите его в мою комнату, – велела она и поднялась по лестнице. Слуги понесли за ней Керкленда.

Элизабет сдернула с кровати желтое покрывало. Роберта положили.

– Немедленно позовите Артли! – приказала Бет. Она откинула со лба возлюбленного спутанные волосы. Его лицо, обычно бронзовое от загара, было пепельно-серым и изможденным.

Никто не проронил ни слова. Явилась Артли. Принесла с собой поднос с травами. Старухе уже сообщили о том, кого привез Эндрю.

– Будет лучше, если все вы отсюда уберетесь, пока я буду обихаживать парня.

– Я останусь. Я могу пригодиться, – сказала Элизабет.

Артли внимательно посмотрела на Бет. Выражение лица графини говорило, что переубедить ее не удастся.

– Ну ладно, – смилостивилась старуха. – Но все остальные пускай убираются.

Эндрю и Александр Скотт неохотно вышли, за ними последовали слуги.

– Теперь нужно снять с него одежду.

Кивнув, Элизабет вынула маленький, усыпанный драгоценными камнями кинжал. «Странно, – подумала она, – этот нож подарил мне Роберт, когда мы были еще только сговорены». Бет быстро разрезала штаны Роберта, а Артли принялась стягивать с него сапоги. Элизабет помогла старухе, а потом убрала разрезанную одежду.

Когда Роберт был раздет, Артли начала осторожно снимать с раны повязку.

Элизабет поднесла руку ко рту. От гниющей раны исходил тошнотворный запах. Кровь перемешалась с желто-белым гноем. Тело вокруг раны распухло и покраснело. Роберт весь пылал. Ярко-красные щупальца, исходящие из центра раны, несли яд к сердцу.

Старуха мрачно заскрипела:

– За нас тут уже поработали. Нам нужна вода.

Почти сразу же слуги принесли большой ушат горячей воды. Они развели в камине огонь и удалились.

Артли сунула в воду несколько льняных полотенец, потом осторожно достала их кинжалом Элизабет. Та словно зачарованная смотрела, как старуха выжала полотенца своими руками, нечувствительными к кипятку. Вскоре и сама Элизабет последовала ее примеру. Снова и снова женщины мочили полотенца и отжимали их. Они то и дело меняли горячие компрессы. Руки у Элизабет распухли и покраснели, но она не обращала на это внимания, она думала только о Роберте.

Граф застонал и заметался. То ли ему было больно, то ли он просто бредил. Скорее всего новая боль стала невыносимой для измученного тела.

Спустя несколько часов большую часть гноя удалось из раны удалить. Артли взяла длинную иглу, прокипяченную в воде, и начала вытаскивать из раны какие-то белые кусочки.

– Что это? – спросила Элизабет.

– А это куски его рубахи, девочка, – объяснила Артли. – Пуля-то прошла навылет. Нужно все это достать, а то опять начнется нагноение. На вот, держи, – и Артли протянула иглу Элизабет, – у тебя глаза помоложе, ты скорее управишься.

Борясь с отвращением, Элизабет осторожно прикоснулась к пылающей плоти и смогла вытащить еще один крохотный кусочек белой ткани.

– Мне кажется, это все, – проговорила она, отступая от кровати.

Артли нагнулась, проверила, так ли это, потом одобрительно кивнула и наложила на рану припарку из плесени и целебных трав. И наконец, распрямившись, проговорила:

– Мы сделали все, что можно, для молодого лэрда. Теперь дело за ним. Мне нужно идти. Девчонка одна скоро рожает. Боится страшно.

Только сейчас Элизабет с удивлением заметила, что утренний свет уже проникает в спальню сквозь узкие окна.

– Давай ему как можно чаще пить и смотри, чтобы ему было тепло. – Артли взяла с подноса маленькую склянку. – Это зелье от лихорадки. Еще хорошо класть холодную тряпицу на лоб – тоже помогает. Неплохо бы искупать его. – Она хихикнула. – Славный парень – молодой девочке должно быть приятно ухаживать за таким-то.

Элизабет вспыхнула.

– У тебя грязные мысли, старуха. Ты же знаешь, мы с ним женаты.

– Тем приятнее тебе будет. – Артли снова хихикнула и, прихватив свой поднос, шаркая ногами, ушла.

Элизабет села на край кровати. Наконец она могла побыть с Робертом наедине. Хотя какое «наедине», если он без сознания! Скорее уж «в одиночестве». Сердце у нее сжималось при виде дорогого лица, такого измученного, такого несчастного. Он бредил, бормотал что-то невнятное, часто по-гэльски.

Бет протянула руку и ласково погладила мужа по лбу. Словно почувствовав ее прикосновение, Роберт открыл глаза и схватил ее за руку.

– Разрежьте веревку, Бет. – Хватка Роберта тут же ослабла, и он опять погрузился в беспамятство.

Элизабет омыла мужа. Ее любимый, в котором просыпалось желание от ее единственного прикосновения, теперь лежал безучастный. Его не волновало то, что Бет прикасается к его самым сокровенным местам. Прежде чем укрыть Роберта одеялом, Элизабет провела рукой по всему его телу, словно ощущение тепла под ладонью убеждало ее, что внутри этого тела бьется жизнь.

Элизабет смочила влажной тряпочкой губы мужа, растрескавшиеся от жара, и попыталась влить ему в рот несколько капель воды.

Вошел отец. Долго стоял и смотрел на Керкленда.

Роберт метался. Его сжигала лихорадка. И теперь только сам он мог себя спасти, ибо ничем ему уже было не помочь.

Александр Скотт посмотрел на дочь. Лицо ее осунулось, вокруг глаз появилась синева. Отец обнял Бет. Та уткнулась ему в плечо и, не в силах больше сдерживаться, разрыдалась. Старик гладил свою девочку по голове и молчал – пусть выплачется.

– Он должен жить, отец. Должен!

– Теперь все в руках Господа, Элизабет, – проговорил граф. – А тебе нужно отдохнуть, дорогая. Сейчас ты ничего больше не сможешь сделать для него.

– Я ни за что не усну. И мне не нужен отдых, отец.

– Артли сказала, что может пройти много дней, прежде чем что-нибудь станет ясно. От тебя будет мало толку, если ты сама свалишься. Я посижу с ним, а ты можешь оставить дверь открытой. Если что-нибудь изменится, я тебя позову. Элизабет замотала головой.

– Может быть, потом, отец. Я не могу отдыхать, когда он... когда с ним...

Лорд Скотт нахмурился.

– Хорошо, Бет, но я настаиваю, чтобы ты отдохнула. Позже, но обязательно отдохнула. Обещаешь?

Медленно тянулись дни в замке Бэллантайн. Часами просиживала Элизабет у ложа мужа. Как мучительно было слушать бред раненого! Когда Роберт звал ее, казалось, что это кричит его сердце. В такие минуты она еле сдерживала слезы. Но страшнее было, когда Роберт возвращался в тот день. В Филипхоу. И сквозь все видения прорывался все тот же умоляющий крик: «Перережьте веревку! Ради Бога, пусть кто-нибудь перережет веревку!»

Часто приходила Артли, и женщины меняли примочки и повязки. Рана подживала, и через неделю Роберт стал на короткие мгновения приходить в сознание, тогда женщинам удавалось влить ему в горло какое-нибудь целебное снадобье.

К концу второй недели лихорадка прекратилась и граф впервые погрузился в спокойный сон. Элизабет обняла и расцеловала Артли.

– Спасибо, старая колдунья, – говорила она. – Я знала, что ты сможешь его исцелить. Да благословит тебя Господь, Артли.

Старуха улыбнулась, глядя на эту красавицу. Когда-то она лечила ее от детских болезней. На ее глазах дитя превратилось в женщину. Никогда еще Артли не видела молодую хозяйку такой сияющей, как в это мгновение.

– Господь благословил меня и привел в дом Скоттов, – сказала она скромно.

– Как мне наградить тебя, скажи, Артли? Я дам тебе все, что ты хочешь.

Старуха украдкой взглянула на спящего Роберта.

– В таком разе я хочу, чтобы мне оказали честь и позвали принять первого младенца, который у вас будет.

И, подмигнув, она засмеялась кудахтающим смехом.

Элизабет подбросила в камин полено. Впервые за две недели плечи у нее распрямились, а в глазах светилась радость. Она взглянула на мужа, улыбнулась, а затем, оставив дверь полуоткрытой, вышла в соседнюю комнату, быстро разделась и легла немного поспать.

Как только ее голова коснулась подушки, глаза закрылись и Бет провалилась в сон.

Керкленд медленно открыл глаза, огляделся. Он никак не мог понять, где находится. Комната слабо освещена. Сам он лежит на кровати с пологом. В камине потрескивают дрова. Тепло, уютно. Спокойно, безопасно.

Роберт совершенно не помнил, как сюда попал. И все-таки где он? Что это за комната? Почему он проснулся в чужой постели? Он у врагов или у друзей? Враги сразу бы бросили его в темницу. Значит, друзья. Но кто? Слабый запах лаванды наполнял комнату. Бет!

Граф встал и, шатаясь от слабости, подошел к открытой двери. В соседней комнате на постели лежало создание из его снов.

Элизабет спала. Золотистые локоны ее разметались по подушке. Милое лицо было спокойно. Одеяло сползло, обнажив атласные плечи. Ровно вздымалась ее грудь, прикрытая тонкой шелковой сорочкой. Без всяких колебаний граф улегся рядом с женой и, притянув ее к себе, тоже уснул глубоким, спокойным сном. Элизабет не проснулась. Только прижалась к мужу и продолжала спать.

Бет вдруг почувствовала, что рядом с ней кто-то лежит. Почти в тот же миг у Роберта заныло плечо. Они медленно открыли глаза и тут же зажмурились от ярких солнечных лучей, проникших в комнату.

– Роберт, что вы здесь делаете? – удивилась Элизабет.

– Это я должен спрашивать, что это я здесь делаю. – Он улыбнулся. – Что я здесь делаю и где вообще нахожусь? Хотя это теплое гнездышко мне нравится.

– Ох, Роберт, что вы наделали! – вздохнула Элизабет. – Вам нужно лежать в постели.

– А я где лежу?

Элизабет покачала головой и хотела было встать, но Роберт притянул ее к себе.

– Не сейчас, Бет. Полежите со мной, а я вас обниму.

– Роберт, вы не понимаете. Когда Эндрю вас привез, вы умирали.

– Так где же я? И вообще, что происходит?

– Вы в Бэллантайне. Вас ранили при Филипхоу.

– Ах да... вспоминаю... – медленно проговорил Роберт. Страшные события тех дней оживали в его памяти. – Я помню, что ваш брат... дождь... он рассказывал мне о сражении, о гибели моих друзей...

Его голос слабел, мрачные воспоминания становились все ярче.

Элизабет встала.

– Пойдемте, Роберт, я помогу вам дойти до вашей постели.

Роберт оперся на плечо жены. Вскоре он уже лежал в постели, а Элизабет вышла, чтобы одеться.

К тому времени, когда появился Эндрю, его сестра уже поила больного бульоном. Пришла Артли и сменила ему повязки. Старуха была как-то странно молчалива. Она быстро сложила на поднос свои принадлежности и собралась уже уходить, когда Роберт вспомнил о вежливости.

– Я слышал, в каком я был состоянии и что ты сделала для меня. Я многим обязан тебе, старая. Ты замечательная, умелая целительница.

Тогда Артли снова повернулась к нему.

– Chan eil euslainte gun ioc-shlainte, – тихо ответила она.

Роберт удивленно взглянул на Артли, но та уже исчезла.

– Я не знал, что в этих краях есть люди, говорящие по-гэльски, – заметил Роберт.

– Артли не из этих краев, она отовсюду, – отозвалась Элизабет. – Не знаю, найдется ли что-нибудь, чего она не умеет. Что она вам сказала?

– Она сказала: на всякую хворь найдется лекарство, – ответил Роберт.

Элизабет осторожно водила лезвием бритвы по щеке Роберта. Впервые в жизни она кого-то брила и очень боялась порезать ему щеку или подбородок. Наконец, еще несколько раз проведя бритвой по щеке, она завершила свою опасную работу и с облегчением бросила бритву в тазик с водой.

– Должна признаться, я неплохо научилась ремеслу цирюльника, – похвасталась Бет, в то время как Роберт проводил рукой по щеке. – А теперь пора подрезать вам усы и волосы.

– Может быть, я облегчу вам труд, если предложу вообще сбрить усы? – предложил Роберт.

– О нет, милорд, не сбривайте! Они вам так идут, – возразила молодая женщина и смутилась своей пылкости. Затем она взяла расческу и ножницы.

– Вам, наверное, надоело нянчиться со мной? – У Роберта был виноватый вид.

– Ну конечно же, нет, Роберт! Наоборот, мне это нравится, – успокоила его Бет. Могла ли она сказать мужу, как она рада, что он здесь, рядом с ней, что она может что-то сделать для него?

Она нежно погладила его волосы, потом разделила их на пряди. И принялась расчесывать и подстригать их. Бет смахнула с шеи Роберта отрезанные волоски. Тот вздрогнул, и Бет поспешно убрала руку, испугавшись, что ему это неприятно.

С тех пор как Роберт пришел в себя, миновало уже больше недели, и все это время между ними была какая-то странная недоговоренность. Роберт выглядел отчужденным, равнодушным и почти виноватым из-за причиняемого им беспокойства.

Хотя Керкленд поправлялся быстро, его не спешили переселить в другую спальню, и они с Элизабет по-прежнему жили в соседних комнатах. Но несмотря на это, Роберт больше ни разу не входил к жене. Казалось, рана остудила его и в нем нет прежнего пыла.

Элизабет все время чувствовала его взгляд. Граф следил за женой постоянно. Ей часто хотелось нагнуться к Роберту, поцеловать его в губы, но непонятная робость и стыдливость останавливали ее. Этот равнодушный человек очень смущал ее.

Настал день, когда Роберт почувствовал, что у него хватит сил спуститься вниз и пообедать вместе со всеми. Сапоги ему начистили, штаны починили и выстирали, нашли рубашку, которая налезла на его широкие плечи. К счастью, Роберт был уже не так бледен, но обычный бронзовый загар исчез с его лица.

Неуверенно спускался Роберт по лестнице. Элизабет затаив дыхание смотрела, как осторожно ступает муж по ступенькам. Было видно, что спуск дается ему с трудом.

Сначала Роберт, ее отец и брат разговаривали несколько натянуто, но к тому времени, как подали баранину, напряжение исчезло, и беседа, потекла свободно.

– Вы не знаете, что с Монтрозом? Где он сейчас? Никаких вестей не было? – спросил Роберт.

– Судя по слухам, он сейчас на западе. Говорят, они с Дугласом отправились повидать Хантли, – сказал лорд Скотт.

– Аргайл и Кэмпбеллы везде рыщут – разыскивают Монтроза и его людей. И вешают всех подозрительных. В народе уже прозвали виселицу алтарем Аргайла, а его самого – герцогом Обмана. Говорят, что виселица ждет каждого, кто помогает Монтрозу, – брякнул Эндрю.

Лорд Скотт бросил на сына укоризненный взгляд, а Элизабет сердито посмотрела на брата, но ничего не сказала. Керкленд помрачнел.

– Значит, из-за меня вы все в опасности.

– Не думайте об этом, Роберт. Аргайл боится ссориться с большими кланами. Он предпочитает выдергивать перышки у мелких птичек. Он не рискнет поднять руку ни на одного лоулендского лэрда.

– И все же, милорд, я злоупотребляю вашим гостеприимством.

– Ни слова больше, лорд Керкленд. Неужели я должен напоминать вам, что ваш отец был моим самым близким другом? Я не стану выгонять из дому его сына. Не могу же я отдать вас на милость Арчибальда Кэмпбелла! А речь моего сына течет так же свободно, как вино, которое он поглощает.

Эндрю поставил бокал, бросил робкий взгляд в сторону Роберта. Он понял, что сказал что-то не то, но уже было поздно.

– Я многим обязан Эндрю, лорд Скотт. Он спас мне жизнь.

– Это верно, – Александр Скотт глянул на сына – но он еще очень молод, и, боюсь, я с ним слишком строг.

– Ваш сын – настоящий мужчина, лорд Скотт, и он это уже доказал. Я полагаю, не многие способны на подобный поступок.

Эндрю с благодарностью посмотрел на Роберта Керкленда. Элизабет ласково улыбнулась Роберту. «Как ловко он сгладил промах Эндрю! Настоящий благородный человек».

– А теперь, джентльмены, я оставлю вас в обществе бренди, – проговорила молодая женщина и направилась к двери. Мужчины встали. Роберт не сводил с нее взгляда, исполненного тоски и страсти.

Элизабет поднялась на стену замка и стала смотреть на звезды. Приближалась зима. Бет радостно вдыхала живительный морозный воздух. За столом она прекрасно поняла, что Роберт неспокоен и что он будет настаивать на своем отъезде из Бэллантайна. Как сладко было просыпаться каждый день, зная, что сейчас она увидит его! Она не понимала, почему Роберт так холоден, но, какова бы ни была причина этого, им надо поговорить начистоту. Она больше не может молчать и делать вид, что ничего не происходит.

Теперь они уже не были мужем и женой. На прошлой неделе истек срок их брака. В церкви они так и не обвенчались. Но как ни странно, ни один из супругов не заговаривал об этом. Да и с какой стати? Ведь они никогда ничего не обсуждали из того, что касалось их лично. Элизабет не могла поверить, что Роберт не знает о новом положении дел. Очевидно, это его не беспокоит.

Бет посмотрела на обручальное кольцо, которое Керкленд силой надел ей на палец. Не снять ли его? Не вернуть ли Роберту? Бет подняла глаза к небу:

– Боже, что же мне делать?

Роберт лежал и смотрел на закрытую дверь соседней комнаты. Он знал, что там, за этой дверью, лежит в своей кровати Элизабет. При одной мысли о ней руки его холодели, он так соскучился по своей любимой!

Как это сладко – держать ее в объятиях, ощущать мягкость ее тела, ее тонкий аромат!.. Но он решил, что этого больше не будет никогда.

Элизабет была права – он хочет брать от жизни все лучшее. Он мог умереть, а она родила бы дитя, а потом ребенок рос бы без отца. Кто знает, чем кончится для него следующее сражение? Он должен уехать как можно скорее. Через несколько дней он уже сможет сесть в седло. Граф решил больше не причинять зла Бет. До сих пор он был уверен, что неуязвим, а Джеймс Грэхем – непобедим. Филипхоу показало, какая это чушь. Если он погибнет в этой войне, он по крайней мере не заставит больше Элизабет страдать. Он откажется от нее прежде, чем успеет опять чем-либо огорчить ее.

Граф был настолько погружен в свои мысли, что не заметил, как дверь отворилась и в комнату вошла Элизабет. И вдруг она оказалась пред ним. Длинные волосы скрывали ее плечи. На Бет была одна лишь рубашка. Она молчала. Несмотря на тусклое освещение, Элизабет увидела, что Роберт смущен. Она сразу поняла – в его темных глазах затаилась страсть.

Роберт смотрел как околдованный: руки Бет скользнули к завязкам рубашки, развязали их, едва уловимым движением плеч она спустила с себя легкое полотно. Рубашка упала к ее ногам.

Роберт сжал кулаки. Он не хотел терять голову. Перед ним стояла сама Афродита – богиня любви. Граф не мог отвести глаз от молочно-белых плеч. «Шея. Такая тонкая, стройная. Грудь. Белая, нежная, пышная, соски затвердели. От холода? Надо ее согреть. Талия. Тоже тонкая. А ножки...» Роберта охватило желание, он облизал пересохшие губы.

Одно движение – и Элизабет уже под одеялом рядом с ним. Роберт привлек ее к себе. Он осыпал поцелуями ее глаза, лицо, шею, он не пропускал ни единого изгиба.

Никогда еще не ласкали они друг друга с такой страстью. Нежность придет потом, а сейчас только страсть! Алчная, дикая, всепожирающая страсть! В ту ночь они разрешали друг другу все!

Потом они лежали тяжело дыша. Роберт так и не выпустил Элизабет из объятий. Отдышавшись, они стали шептать друг другу нежные слова. Он осыпал легкими поцелуями ее губы и глаза.

– О Боже, Бет, как же я люблю вас!

Он откинулся, ослабевший от любовных ласк. Тогда Элизабет наклонилась над ним и подарила ему поцелуй.

– Я люблю вас, Роберт. Я люблю вас так, что превращаюсь в вашу любовницу. Мы уже не муж и жена, а я все равно прихожу к вам в постель.

– Вы моя жена, любовь моя. Вы всегда будете моей женой. – Роберт вздохнул, слабость одолела его, и он погрузился в спокойный сон.

Некоторое время Элизабет с любовью смотрела на лицо спящего. Погладила мужа по щеке, отбросила спутанные волосы. Потом встала, хорошенько укрыла Роберта и надела рубашку.

Она наклонилась, еще раз поцеловала его в губы.

– Нет, дорогой мой. Боюсь, что для тебя я осталась только любовницей. Но я люблю тебя, Роберт, и согласна играть эту роль и дальше.

Глава 28

– Элизабет, у меня подушка свалялась, – пожаловался Роберт.

В пятый раз за это утро Элизабет подошла к нему и взбила подушку. При этом ее груди прикасались к голой груди Роберта и она чувствовала на своей шее его жаркое дыхание.

– Вот так, милорд. Теперь удобно? – произнесла она сквозь зубы.

Роберт откинулся назад и чуть заметно усмехнулся.

– Пока удобно, – согласился он.

– Как вы думаете, не стоит ли нам сегодня немного покататься? – Элизабет села в кресло около кровати и взяла вышивание.

– Придется – если вы не можете сдерживаться, – ответил он голосом, исполненным самопожертвования.

– Роберт, вы же знаете, что я говорю о верховой прогулке.

– О, простите, миледи, – отозвался Керкленд.

Элизабет принялась вышивать, а Роберт не отрываясь смотрел на жену. Как она красива! Как быстро сгорели в огне страсти все его благие намерения не прикасаться к ней! Но разве против Элизабет устоишь? Для него это невозможно. Она похитила его сердце, заполнила его мысли. Он забыл обо всем.

Почувствовав на себе взгляд мужа, Бет подняла голову. В глазах его было восхищение, и она тут же забыла о том, что немного сердится на Роберта, и ласково улыбнулась.

Роберт поправлялся, и силы мало-помалу возвращались к нему. Единственное, что теперь тревожило Элизабет, – что его выздоровление означает очередной отъезд. Неужели она выдержит это?

– У меня все тело затекло. Хорошо бы меня размять, – заявил Роберт, нарушая ход ее мыслей.

Бет отложила работу и задумчиво посмотрела на мужа. Последнее время он вел себя как маленький – капризничал, что-то требовал. Не то чтобы Бет это не нравилось – она всегда радовалась возможности поухаживать за ним, просто ее раздражала его уверенность в том, что она не способна разгадать его притворства.

Роберт сел. Элизабет взяла мужа за плечи, изо всех сил принялась разминать их, затем она растерла ему шею. Роберт закрыл глаза от удовольствия, она снова занялась плечами. Каждое прикосновение жены действовало на Керкленда возбуждающе, по всему его телу побежали мурашки.

– Перевернитесь, – велела Бет.

Роберт повиновался, и она принялась разминать его бедра, икры и лодыжки. Затем Бет проделала все это с руками. Когда она принялась за мускулистую волосатую грудь, Роберт едва сдержал восторженный стон.

Бет нравилось прикасаться к мужу, чувствовать, как его твердые мускулы расслабляются под ее мягкими руками.

– Теперь вам полегчало, милорд?

– А как вы думаете? – вздохнул Роберт и закрыл глаза. Он не хотел, чтобы Бет увидела желание в его взгляде.

С довольной улыбкой Элизабет вновь села в кресло и опять принялась за вышивку. Она была довольна: Роберт получил то, от чего теперь помучается. Искоса взглянув на мужа, она увидела, что тот не сводит с нее глаз. Граф хитро прищурился, и Элизабет подумала, что в его голове созрел какой-то дьявольский план.

Не прошло и нескольких минут, как ее предположения оправдались.

– Мне нужно вымыться, – заявил он.

– Но я же вымыла вас вчера вечером, Роберт.

– Так то было вчера вечером, – возразил он. – Я спал очень беспокойно.

– Хорошо, милорд. Прикажете принести лохань?

– Нет, миледи. Просто обмойте меня.

– Как хотите, – смиренно ответила Бет. Она подошла к камину, отлила немного горячей воды из котелка, висевшего на огне, и вернулась к кровати.

Элизабет быстро намылила и обмыла руки Роберта, потом сделала то же самое с грудью и шеей. Потом занялась его плечами и спиной, потом – ногами.

Лицо ее сохраняло бесстрастное выражение, она делала все молча.

Роберт не сводил глаз с ее лица, он ждал, когда она доберется до сокровенных частей его тела.

Элизабет уже поняла его намерения. Она выпрямилась и с усмешкой бросила губку ему на живот.

– Полагаю, остальное вы в силах сделать самостоятельно.

Граф схватил ее за руку и притянул к себе, прижал к постели и с дьявольским блеском в глазах склонился над ней.

– Красивая девчонка, – простонал он и прильнул к ее губам.

Элизабет обняла мужа.

– Вы дикарь, Роберт Керкленд, – прошептала она, тяжело дыша.

– Ага, любовь моя, а вы натура чересчур утонченная, – пробормотал он и опять поцеловал ее.

– Эге, неужто вы опять этим занимаетесь? – раздался голос Артли.

Элизабет вскочила с кровати и стала оправлять свое платье.

– Разве трудно было постучаться? – проговорила она.

Роберт откинулся на подушки.

– Ей-богу, старуха, ты что-то замышляешь.

– Ей-богу, милорд, вы поправились бы куда скорее, если бы не тратили силы и не лезли на девчонку.

– Послушай, Артли, прекрати сию же минуту, – приказала Элизабет. – Это наше дело, чем мы занимаемся.

– Нет, не ваше, коль скоро я должна его исцелить, – возразила старуха. – И лучше будет перевести его в дальнюю комнату.

– И думать об этом не смей, старая ведьма, иначе я своими руками вырву твое черное сердце, – Роберт подмигнул.

Артли закудахтала и наклонилась, чтобы посмотреть на шрам.

– Все совсем зажило, милорд, и мне больше нет надобности вас лечить. У меня много дел поважнее, чем возиться с ленивым горцем.

Роберт схватил старуху за руки и чмокнул ее в морщинистую щеку.

– Я всегда буду благодарен тебе, Артли.

Та вырвала руку. Но видно было, что она очень довольна.

– Ох, да ну вас. Еще, чего доброго, затащите меня к себе в постель и попробуете протаранить, – усмехнулась старуха и ушла.

За последние месяцы Роберт никогда не был так бодр, как теперь. Он опьянел от морозного воздуха – ведь он так долго был прикован к постели.

Он ехал на коне, и ему нравилось снова быть в седле.

Рядом ехала Элизабет, глаза ее сияли, щеки горели. Казалось, она своя среди этой зимней природы, казалось, ветер мчит ее, а не конь. В морозном воздухе звенел ее смех; лошади галопом мчались по склону.

Роберт чувствовал, что силы вернулись к нему. Он твердой рукой сжимал поводья. Время залечило его рану, теперь то же время стало его врагом – потому что он знал: оставаться в Бэллантайне больше нельзя.

В Эшкерк послали гонца сообщить Дэвиду о выздоровлении брата, другого гонца послали с более трудным поручением – разузнать, где находится Монтроз. И Роберт со дня на день ждал возвращения посланцев.

Элизабет свернула с дороги, и муж последовал за ней. Землю укрывал глубокий снег; лошади уверенно ступали по каменистой тропе.

К удивлению Роберта, Элизабет привела его ко входу в пещеру, спешившись, он снял ее с седла. Вместо того чтобы отпустить, граф продолжал обнимать ее. Бет взглянула на любимого, рассмеялась. Сердце молодого человека заколотилось от переполнявшего его счастья.

На щеках Элизабет играл румянец. На ней был зеленый плащ с капюшоном, а белая меховая оторочка создавала вокруг лица светящийся нимб, отчего ее темные глаза и длинные ресницы казались еще милее.

Роберт обхватил ее лицо ладонями, он не мог оторвать глаз от этой необычайной красоты. Потом медленно приник к ее губам, вложив в поцелуй всю свою любовь.

Элизабет глянула на него затуманенными глазами, а Роберт произнес на языке своего народа слова любви:

– The gaolagam ort, Ealasaid.

– Вы собираетесь уехать отсюда, не так ли, Роберт? – спросила Элизабет и отвернулась, чтобы скрыть слезы.

Она вошла в пещеру, Роберт последовал за ней. Бет обняла мужа. Капюшон упал с ее головы, и Роберт зарылся лицом в ее душистые мягкие волосы. Она чувствовала его жаркое дыхание. Он нежно прошептал:

– Не нужно, любовь моя. Не нужно думать о прощании. Будем думать только о настоящем.

Элизабет подняла голову. В ее глазах блестели слезы, но она улыбнулась.

– Тогда люби меня, Роберт, – воскликнула она, – не дай настоящему исчезнуть просто так! Я уже один раз почти потеряла тебя, любимый. Если мне должно хватить редких встреч с тобой на всю жизнь, пусть каждая из них будет драгоценным воспоминанием.

– О, Бет, – хрипло прошептал Роберт и припал к ее губам.

Бет вышла из пещеры. Роберт вдруг схватил ее за руку и втащил обратно. Он приложил палец к губам – молчи!

– Что случилось? – прошептала Элизабет.

– На дороге полно Кэмпбеллов.

Элизабет глянула вниз и увидела целый кортеж. Она узнала двух человек, едущих в голове колонны, и испугалась.

– Боже мой! Это же Уолтер и его дядя!

– Дядя? Вы хотите сказать, что это Аргайл? – спросил Роберт и схватился за клеймор.

Молодая женщина нахмурилась.

– Интересно, что им нужно? Нам надо вернуться в замок, но ведь нельзя же, чтобы они вас увидели.

Они подъехали к Бэллантайну окольным путем. Роберт ехал пригнувшись, чтобы казаться ниже ростом. Боковые ворота поднялись, впуская их, и привратник Скоттов, в тревоге наблюдавший за их приближением, сделал незаметный жест, чтобы они въезжали.

– В конюшне Кэмпбеллы, миледи, – прошептал он. – Вы можете провести лэрда через галерею. – Он поднял руку. – Ждите здесь моего сигнала.

Роберт и Элизабет прижались к стене, а привратник удалился. Через несколько мгновений они увидели, как он машет им, и перебежали через двор к черному ходу, ведущему в кухню, дверь открылась.

Кухарка сразу же захлопнула за ними дверь, прижала палец к губам и указала на соседнюю комнату.

Элизабет кивнула. Прямо перед ними была узкая каменная лестница, но, чтобы добраться до нее, нужно было пробежать через кухню. Однако в соседней комнате было полно кэмпбелловских солдат. Двери же между кухней и комнатой не было.

Элизабет огляделась. Никого, одни кэмпбелловские пледы.

– Сейчас я сделаю отвлекающий маневр, – прошептала она Роберту. – Следите внимательно, когда можно будет, бегите наверх.

Он кивнул, заговорщицки подмигнув ей, а Элизабет смело вошла в кухню.

– Эй, Модди, – позвала она во весь голос, – мне нужен сахар для моей кобылы.

Тут она остановилась, разыгрывая удивление, и смущенно оглядела кухню, полную мужчин.

К ней подошла одна из девушек, прислуживающих за столом, она держала в руках поднос с хлебом. Элизабет, очевидно, поскользнулась, вскрикнула и рухнула на служанку. Поднос с хлебом упал на стол, опрокинул кувшин с молоком на солдат.

Все смотрели на Элизабет. Графиня же извинилась и, сославшись на свою неловкость, поспешно вышла.

Посмеиваясь, она взбежала вверх по лестнице, где ее ждал Роберт. Из библиотеки донесся голос лорда Скотта, и молодые люди пробежали по холлу и поднялись в комнату Бет. Оказавшись наконец у себя, Элизабет закрыла дверь на засов и с облегченным вздохом упала на кровать.

Роберт стоял у двери и прислушивался. Убедившись, что их никто не заметил, он тоже рухнул на кровать.

– Черт возьми, что мне теперь делать? Если они узнают, что я здесь, они, конечно, сразу же схватят меня.

– А как они узнают, что вы здесь? – возразила Элизабет. – Отец скорее всего устроил их в другом крыле.

– А что, если Уолтеру захочется разыграть из себя Ромео, при том, что Джульеттой будете вы? – проворчал Роберт.

– Уолтер никогда этого не сделает. Он для этого слишком джентльмен.

– О, бесспорно! Я прекрасно помню, как Уолтер целовал вас.

– Мне всегда удавалось справиться с ним, – успокоила графа Бет. – А теперь помогите мне переодеться. Я должна хорошо выглядеть.

– Не верю своим ушам, – проворчал Роберт, расстегивая на ней платье. – Мало того, что я должен отпустить вас увеселять его, так я же еще должен помочь вам хорошо выглядеть!

Через четверть часа Элизабет привела себя в порядок. Быстро причесав волосы и чмокнув недовольного Роберта в щеку, она вышла.

Бет вошла в библиотеку. Уолтер Кэмпбелл вскочил с кресла, взял ее протянутую руку и поцеловал. Элизабет, поздоровавшись с ним, повернулась к его дяде.

– Милорд Аргайл, – приветствовала она. Тот поклонился.

– Вот и прекрасно, Элизабет, садитесь же, – проговорил ее отец. – Дело, которое мы только что обсуждали, касается непосредственно вас.

– Что же это за дело, отец? – Бет взяла предложенный ей бокал вина.

– Лорд Аргайл по просьбе своего племянника просит у меня вашей руки.

– Что?! – изумилась Элизабет; рука ее дрогнула, и вино пролилось на платье. Смутившись, она принялась стряхивать капли с юбки. – Это невозможно, отец, и вы это знаете.

– Невозможно, миледи? – спросил Уолтер. – Почему же это невозможно, Элизабет? Ваш брак с Керклендом уже расторгнут.

– Я еще не готова вступать в брак. И у меня нет никакого желания выходить замуж, – пробормотала Бет.

– Послушайте, леди Элизабет, зачем вы играете моим племянником? – вмешался Аргайл.

– Я не играю, милорд. Просто я пока не готова.

– А как вам кажется, когда вы будете готовы? Или вы полагаете, что мой племянник будет ждать вечно? – сердито спросил Аргайл. – Он завидный жених, милочка. Многие женщины были бы рады заполучить такого.

– Тогда, милорд Аргайл, я советую вам согласиться на тот вариант, который вам больше по душе, ибо у меня нет никакого желания выходить замуж за Уолтера – или за кого бы то ни было.

Аргайл холодно смотрел на Элизабет. Он был невысок, худощав. Глаза у него косили, и поэтому казалось, что он всегда подсматривает исподтишка. Лицо его было бледным, и только рыжие волосы привлекали внимание. Но за его заурядной внешностью скрывался расчетливый и холодный ум, благодаря которому Аргайл стал влиятельным человеком. Он был одержим жаждой власти и ради власти не останавливался ни перед чем.

– Я устал от этих уговоров! – заявил он в бешенстве. Уж не думает ли эта девчонка, что Кэмпбеллы будут унижаться перед ней? Любая женщина почла бы за честь такое предложение. Он одобрял выбор Уолтера, но теперь он сам найдет ему жену. Может, она не будет такой смазливой, как эта шотландская девчонка, но уж, разумеется, не будет и столь неблагодарной! – Значит, вопрос исчерпан, и больше мы не станем к нему возвращаться, – заявил он.

Элизабет с облегчением вздохнула, но Уолтер совершенно по-другому отнесся к словам дяди. Лицо его пылало, в глазах была мольба.

– Прошу вас, дядюшка, очень прошу вас, повремените! – проговорил он уныло.

Лорду Скотту эта сцена очень не нравилась. Если прежде он и относился к Уолтеру снисходительно, то теперь осталось одно презрение. Вместо того чтобы обращаться к Элизабет, к женщине, на которой он хотел жениться, этот бесхребетный фат, подобно трусливой шавке, пытался умилостивить человека, который натягивал поводок. Уолтер и тот мужественный повеса, что сидит наверху, – да это просто земля и небо! Ничего удивительного, что его дочь, узнав того, не хочет иметь дела с этим!

Весь обед Элизабет не находила себе места. «Как там Роберт?» Она ненавидела Аргайла и с отвращением смотрела, как Уолтер угодничает перед своим родственником.

– Что слышно о Монтрозе? – спросил лорд Скотт, когда они приступили к сливочному пудингу.

– Он на западе, собирает сторонников. Этот отступник Сифорд предал нас и привел к нему клан Мак-Кензи.

– Я слышал, что Фрезеры тоже собираются войти в его ряды. А что вы скажете о поступке лорда Дугласа?

Гримаса отвращения исказила лицо Аргайла.

– Я собираюсь отсюда отправиться к моему родственнику и убедить его в том, что он поступил безрассудно.

– Дуглас – человек независимый, лорд Аргайл. «Убедить» его изменить свое решение будет довольно трудно, – заметил Александр Скотт.

– Полагаю, ваш бывший супруг будет каркать не так громко теперь, когда этот подлец, его дружок Гордон, казнен, – сказал Уолтер Элизабет.

– Полковник Гордон казнен? – Бет была потрясена. Она вспомнила озорную улыбку и добрые глаза Нэта и еле сдержалась, чтобы не заплакать.

– И можете быть уверены, уж дядюшка постарается, чтобы голова Керкленда скатилась вслед за головой Гордона, – похвастался Уолтер.

Элизабет побледнела. О том, чего она больше всего боялась, сейчас говорил человек, сидящий рядом.

– Отец, все эти разговоры о войне вконец расстроили меня. Прошу прощения, но я должна вас оставить.

Мужчины встали, и Элизабет вышла.

Когда она вошла в комнату, Роберт стоял у окна.

– Что здесь делает Аргайл?

– Он приехал, чтобы заручиться согласием моего отца на мой брак с Уолтером, – проговорила Бет нерешительно.

Роберт помрачнел. Обнял Элизабет, погладил по голове и нежно провел пальцами по лицу.

– И он получил согласие? – спросил граф, глядя прямо в глаза возлюбленной.

Элизабет вспыхнула под этим испытующим взглядом.

– Нет, – тихо ответила она.

– Но вас беспокоит что-то еще. Что случилось, Бет?

Элизабет вздохнула:

– Полковника Гордона казнили, Роберт.

В глазах его появилась такая боль, что Элизабет показалось, будто ее ударили в грудь. Роберт отпустил ее, повернулся к окну и уставился в беззвездное небо.

Элизабет неуверенно положила руку ему на плечо.

– Мне так жаль, Роберт.

– Я ожидал, что так и будет, когда Эндрю сказал мне, что Нэт в плену, – бесстрастно произнес Роберт. – Мы все приговорены к смерти.

И он в отчаянии ударил кулаком по стене.

– Черт побери, Бет! Какой это был человек!

Они проснулись от настойчивого стука в дверь.

– Кто там? – спросила Элизабет.

– Элизабет, это я, Уолтер. Вы откроете?

– Что нужно этому сукину сыну здесь среди ночи? – прошептал Роберт.

– Тс-с-с, – остановила его Элизабет. – Он может услышать. Уходите, Уолтер! – крикнула она.

– Мне нужно поговорить с вами, Элизабет. Умоляю вас, откройте, дайте мне войти.

– Уже очень поздно, Уолтер. Это неприлично, – возразила молодая женщина.

Роберт уже встал и оделся.

– Если этот мерзавец не заткнется, сюда сбежится весь замок, – прошептал он сквозь стиснутые зубы.

– Ступайте в соседнюю комнату, Роберт, а я попытаюсь избавиться от него, – шепнула Элизабет и подтолкнула мужа к дверям.

Она надела халат и отодвинула засов.

– Что вам нужно, Уолтер?

Тот силой распахнул дверь и вошел в спальню.

– Элизабет, вы должны выйти за меня. Я уверен – если вы извинитесь перед моим дядей, он передумает.

– Извиниться перед вашим дядей?! – воскликнула Бет. – Вы с ума сошли! За что это я должна перед ним извиняться? Немедленно уходите отсюда!

Схватив ее, Кэмпбелл попытался ее поцеловать, но Элизабет сопротивлялась. Она вырвалась и повернулась к нему спиной.

– Вы ведете себя не как джентльмен, Уолтер. Я требую, чтобы вы покинули мою спальню немедленно, иначе я буду звать на помощь.

– Я никогда вам этого не прощу, Элизабет. Я ждал вас столько лет, а теперь вы делаете из меня дурака на глазах у моего дяди. Клянусь вам, вы пожалеете об этой ночи.

– Не нужно мне угрожать, Уолтер. Разрешите вам напомнить, что в прошлом мы относились друг к другу с нежностью. Не заставляйте же меня вспоминать об этом с сожалением.

– Вы будете сожалеть не о прошлом, миледи, а о будущем! Вы еще услышите обо мне. – И он гордо вышел из комнаты.

Элизабет задвинула засов и прислонилась к двери. Вдруг рядом с ней оказался Роберт. Он смотрел на Бет и хмурился.

– Клянусь честью, в один прекрасный день я убью этого ублюдка.

Глава 29

Роберт еще раз перечитал письмо Джеймса. К тому времени как его посланец вернулся, зима уже кончилась.

Грэхем выражал свою бурную радость, узнав, что Роберт жив и скорбел о разгроме при Филипхоу и гибели дорогих друзей – Нэта Гордона и Магнуса О'Кейна.

Он надеялся, что Роберт присоединится к кавалерии Дугласа, и велел ему дожидаться вестей от Уильяма Дугласа.

Джеймс писал: военные действия Карла идут плохо. Он уповал на то, что, когда соберет армию, будет еще не поздно прийти на помощь его возлюбленному монарху.

Грэхем не забыл выразить благодарность Александру Скотту за то, что тот дал пристанище Роберту, излечил его, и посылал особые приветствия Элизабет.

Как ни сожалел Роберт, что должен покинуть Элизабет, ничегонеделание стало для него невыносимым и он радовался возможности снова вернуться к военной жизни. Дурные предчувствия у Элизабет росли с каждым днем. Каждое утро она думала, что вот сегодня Роберт оставит ее. Бет чувствовала, что он неспокоен, что его тянет пуститься в путь.

И вот настал день, когда у ворот Бэллантайна появилось знамя Дугласов и сам Уильям Дуглас въехал в замок.

Элизабет шла в библиотеку. Там уже сидели ее отец, Роберт и Дуглас.

Когда она появилась в дверях, все замолчали. Уильям Дуглас встал и пошел навстречу своей любимой племяннице.

Элизабет была рада видеть этого человека, несмотря на то что он привез ей весть, которой она ждала с таким страхом.

– Дядюшка Уильям, – Бет запечатлела на его пухлой щеке поцелуй.

Дуглас отступил на шаг и внимательно оглядел племянницу.

– Никогда еще я не видел вас такой красивой.

– Дядя Уильям, вы говорите это всякий раз, когда мы встречаемся, – покачала головой Элизабет.

Он перевел взгляд на Роберта.

– Я думаю, виной тому – сей высоченный горец. Нет лучшего способа вызвать румянец на личике юной особы, чем внимание молодого человека.

– Ох, дядя, послушать вас, так вы словно Мафусаил[35]. Вы же сами еще молоды! Почему же вам не приходит в голову, что вы и есть тот самый человек, который вызвал у меня румянец?

Уильям Дуглас засмеялся, польщенный, и с удовольствием продолжал флиртовать со своей родственницей.

– Боюсь, что горец лучше годится для этой роли, Элизабет. – И дядя похлопал себя по довольно круглому животику.

– Уильям только что привез нам добрые вести, Элизабет, – взволнованно произнес лорд Скотт. – Война кончилась. Карл сдался.

Молодая женщина замерла. И тут же посмотрела на Роберта, сидящего, как и прежде, с непроницаемым лицом.

– Сдался? – спросила она недоверчиво.

– Он обратился к шотландцам, – отозвался Дуглас. – Он приказал Монтрозу распустить войско и сложить оружие. Он счел, что так будет лучше.

– А что же станется с теми, кто помогал королю?

– Монтроз приговорен к изгнанию, но его офицеров, тех, кто вернется домой, приказано не трогать.

Элизабет с радостью обернулась к Роберту:

– Значит ли это, что вы возвращаетесь в Эшкерк, милорд?

– Я пока ничего определенного не могу сказать, миледи. Все это так неожиданно. – Роберт пожал плечами. – Наверное, я попытаюсь добраться до Джеймса и узнать, что он намерен делать.

– Я рад слышать, что война в Шотландии кончилась. Но, боюсь, это еще не означает, что пришел конец вражде между кланами. Теперь наша дорогая родина отдана во власть Кромвелю и Аргайлу, – произнес лорд Скотт.

– И обоих их ненавидят, – откликнулся Роберт. – Горцы еще поплатятся зато, что они поддерживали Карла и Джеймса.

– Предлагаю тост, джентльмены, – лорд Скотт поднял бокал. – За Шотландию!

– Слушайте! Слушайте! – Дуглас тоже поднял бокал.

– За Шотландию, – согласился Роберт. Позже Элизабет подошла к нему и взяла его за руку. Он крепко пожал ее руку в ответ, но не проронил ни слова. Стоял и смотрел на огонь.

– Вы не рады, что война кончилась, Роберт? Словно только что осознав, что перед ним стоит Элизабет, граф поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Это не так, Элизабет. Конечно, я рад окончанию войны. Меня беспокоит Джеймс. Он почти собрал самое многочисленное войско, которое когда-либо видела Шотландия. Вы понимаете, что это значит? Все кланы – кроме, конечно, этих мерзавцев Кэмпбеллов – объединились бы против общего врага. Фрезеры, Гордоны, Стюарты, Дугласы, Мак-Дональды! Ах, Бет, какая это непобедимая сила! И все это мог совершить Джеймс Грэхем! Бет улыбнулась:

– У вас такой вид, точно вы разочарованы. Но мне почему-то кажется, вы горюете из-за того, что не увидите больше разноцветных пледов, не услышите голоса волынок.

Роберт усмехнулся.

– Нет, в самом деле, радость моя, неужели вы не понимаете, что это означало бы? Мы наконец стали бы единым народом. Все отбросили бы взаимную ненависть, и на первое место вышли бы интересы Шотландии. Хайлендеры и сасселахи...

Элизабет нахмурилась.

– Не сасселахи, а лоулендеры, Роберт, – поправила она.

– Хайлендеры и лоулендеры сражались бы бок о бок, – продолжал он. – Как это было бы чудесно!

– Когда-нибудь мы это увидим, Роберт. Я знаю, так оно и будет. – Элизабет обняла мужа. – А что вы скажете, милорд, если мы отправимся к себе наверх и отпразднуем этот день по-своему?

Роберт тоже обнял жену, хмыкнул. Но когда он почувствовал тепло ее тела, желание захватило и его.

– Вы ненасытная девчонка, леди Элизабет. Элизабет заметила его страсть. Она обняла мужа за шею, в глазах ее светилась любовь.

– А вам это явно нравится, лорд Керкленд.

На следующее утро за чаем только и было разговоров что об окончании войны и о том, как это скажется на Шотландии. Все были убеждены, что Кромвель заставит Шотландию заплатить за ее верность Карлу Стюарту.

– Но ведь ни один шотландский клан не признает Кромвеля правителем, – заявила Элизабет.

– Как, должно быть, все это мучит Джеймса, – проговорил Роберт. – Вы ведь знаете, он хочет, чтобы Стюарты воссели на шотландский престол.

– Они и воссядут на него когда-нибудь, – ответил лорд Скотт.

Вечером того же дня Роберт получил письмо от Дэвида. В Эшкерке все было спокойно. Дэвид писал, что хотел бы, чтобы старший брат вернулся домой и взял на себя обязанности лэрда Керклендов.

Минула еще неделя. Роберт стоял на замковой стене и смотрел на знамя Дугласов, которое опять появилось на холме. Когда в дверях появился Уильям Дуглас, опасения Роберта подтвердились.

– Я только что получил секретное сообщение от доверенного лица из парламента. Оказывается, Аргайл дал клятву, что Грэхем не выедет за пределы Шотландии. Монтроза ждет смерть. У Джеймса есть всего две недели, чтобы уехать. Если за этот срок он не покинет Шотландию, он будет взят под стражу и казнен. Аргайл же намерен помешать его отъезду.

– Где сейчас Джеймс? – спросил лорд Скотт.

– Со своей семьей. Карлу Стюарту не удалось добиться освобождения Грэхема-младшего из Эдинбургского замка, поэтому Джеймс проводит эти последние дни со своими детьми, – ответил Дуглас.

– Но как Аргайл может помешать его отъезду? – недоумевала Элизабет.

– Он вознамерился закрыть все порты. Аргайл решил схватить Джеймса, когда тот попытается сесть на корабль. Это возможно?

– Этот человек безумен! – воскликнул лорд Скотт. – Джеймсу Грэхему разрешено покинуть Шотландию. На чью же власть ссылается Аргайл, приказывая задержать его?

– На свою собственную власть! – взорвался Роберт.

– Ну-ну, Роберт, спокойнее, – проговорил Дуглас. – Не забывайте, ведь Аргайл не знает, что нам известны его планы. Нам нужно только придумать свой собственный план и перехитрить его.

– Мы все знаем, что Джеймс не согласится покинуть Шотландию ни на день раньше срока. Пусть же Аргайл думает, что его планы не изменились, – сказал Роберт и хитро улыбнулся.

– Но ведь Аргайл, само собой разумеется, не допустит, чтобы кто-нибудь из нас помог Монтрозу. Это должен сделать кто-то, о ком он и не думает совсем.

– Я знаю. Это должна быть женщина, – предложила Элизабет. – Женщину Аргайл ни за что не заподозрит.

– Но где же мы найдем такую женщину? – задумчиво произнес Александр Скотт.

И все присутствующие посмотрели на Элизабет. Та даже немного растерялась.

Карета катилась по дороге в ночной тьме. Дверцы ее были украшены зелено-красными гербами Скоттов. На высоких козлах сидели возницы. Они съежились, пытаясь хоть как-то защититься от проливного дождя. Майские дожди в Шотландии бывают пронизывающе-холодными – ведь приходят они с Северного моря.

Единственная пассажирка сидела в карете, закутанная в теплый плащ.

На дороге в Глазго почти никого не было. Все жители были напуганы заявлением Аргайла, что он не оставит камня на камне, если понадобится, ради того чтобы не дать Джеймсу Грэхему сбежать во Францию. Все предпочитали сидеть по домам, лишь бы не вызвать подозрения и не привлечь к себе внимания герцога Обмана.

Когда на дороге появилось шестеро вооруженных кэмпбелловских солдат, возница, выругавшись, остановил лошадей. Элизабет выглянула в окно.

– Почему мы остановились, кучер? – Голос ее был недовольным.

– Еще одна проверка, миледи, – спокойно ответил тот.

Карету тут же окружили.

– Я очень спешу, милорд, – обратилась Элизабет к командиру дозора. – Сколько времени займет эта ваша проверка?

Кэмпбелл подошел к окну. Он узнал герб Скоттов, нарисованный на дверце. Наслышан он был и об отношениях между Элизабет Скотт и Уолтером Кэмпбеллом.

– Могу я узнать, какое дело вынудило вас путешествовать в такую ночь, миледи? – любезно осведомился он.

Элизабет состроила глазки и ослепительно улыбнулась. Кэмпбелл растерялся.

– Мы договорились с лордом Крейвером, – ответила Элизабет, – он просил меня встретиться с ним сегодня ночью в Глазго.

Молодой человек ухмыльнулся. Так это любовное свидание! Как это удалось такому чванливому фату, как Уолтер Кэмпбелл, залучить к себе в постель такую красотку? Этот щеголь вряд ли знает, с какой стороны взяться за столь лакомое блюдо.

– Я и так уже сильно опаздываю из-за дождя. – Бет надула губки. – Лорд Крейвер будет крайне огорчен.

«Я бы тоже огорчился на его месте, – подумал Кэмпбелл, мысленно представляя себе, как славно он повозился бы в постели с этой аппетитной девицей. – Если я задержу ее, Крейвер с меня три шкуры спустит».

– Прошу прощения. – Офицер склонил голову. – Пропустить, – приказал он.

– Благодарю вас, милорд, – проговорила Элизабет. – Возможно, мы с вами еще встретимся.

Кэмпбелл смотрел, как карета исчезает в темноте. Он промок и устал.

– Где же справедливость? – проворчал он, ежась от сырости. – Нам торчать здесь, мокнуть ради Аргайла, а его племянничек будет тешиться со своей милашкой! – И, пожав плечами, он встал под ветвями деревьев, чтобы хоть как-то укрыться от дождя.

Немного проехав вперед, возница остановил лошадь и спустился с козел. И сразу же из-за деревьев появился какой-то человек. Он подошел к вознице, и мужчины долго стояли обнявшись, словно не чувствуя проливного дождя.

– Давайте сядем в карету, – спохватился Роберт Керкленд.

Джеймс Грэхем сел в экипаж, с благодарностью улыбнулся Элизабет, крепко сжал ее руку, а потом поднес к губам.

– Простите, миледи, мое платье в таком плачевном состоянии. Теперь в карете все промокнет.

– Ничего страшного, милорд, – успокоила его Элизабет, потом обняла его и сама удивилась своему порыву. – О, Джеймс, как я рада вас видеть!

Грэхем прижал к своей груди ее руки.

– Ах, Бет, как это благородно с вашей стороны – прийти мне на помощь!

С неохотой Монтроз отпустил Элизабет. Взглянул на нее и ласково улыбнулся:

– Я напустил вам сырости в карету, миледи.

– Джеймс, вы прекрасно выглядите, – сказал Роберт.

– Перышки у меня, конечно, намокли, но я все еще надеюсь покукарекать, – усмехнулся тот. – Ах, Робби, я соскучился, мальчик мои.

И друзья опять обнялись, не в силах сдержать свою радость.

Элизабет грустно смотрела на них, зная, что встретились они ненадолго и что расставание будет тяжелым.

– Мы составили план, Джеймс. В этой карете мы провезем вас в Глазго, не вызывая никаких подозрений. Вас ждет корабль Керклендов. Ваши люди уже на борту. Корабль доставит вас в Стоунхейвер. Там вы пересядете на норвежское грузовое судно, а оно уже отвезет вас во Францию. Аргайл даже не узнает, что вы уехали.

Эндрю Скотт, сидевший на козлах, взял в руки вожжи и тронул лошадей. Карета опять стала покачиваться из стороны в сторону.

К тому времени когда экипаж подъехал к небольшой закрытой бухточке, дождь прекратился. На воде покачивалась маленькая рыбачья лодка.

Эндрю остался возле кареты. Остальные трое молча пошли по каменистому берегу. Пришла пора расставания.

– Поторопитесь, Джеймс, нас могут заметить, – проговорил Роберт, изо всех сил стараясь не выдать своего огорчения.

Грэхем повернулся к Элизабет. На глазах ее блестели слезы. Некоторое время они молча смотрели друг на друга – то, что они чувствовали, невозможно было выразить словами.

– Да хранит вас Господь, Джеймс Грэхем, – наконец прошептала Элизабет.

Тот привлек ее к себе с такой силой, словно она могла его спасти.

– О Боже, Бет, как я смогу это вынести? Как смогу я, просыпаясь по утрам, не видеть в окне мою дорогую Шотландию?

– Когда-нибудь вы вернетесь, Джеймс, – сказала Элизабет. – Карл рано или поздно сядет на престол.

Монтроз смотрел на нее с грустной, задумчивой улыбкой. Сердце Элизабет заныло – так печален был его взгляд.

– Знаете, Бет, мадемуазель дю Плесси когда-то сказала, что армия – моя любовь, но нет, Элизабет, она ошиблась. Моя любовь – Шотландия. – Его глаза блеснули. – Когда я бодрствую, мои мысли полны ею, когда я сплю, ею полнятся мои сны. Ее плоть – это милая мать-земля, по которой я хожу, а по ночам я лежу на теплых ее руках, и она укачивает меня, прижимая к своей груди. Она ласкает мой взгляд зелеными и пурпурными нарядами, а на свои прекрасные кудри она надевает заснеженные горные вершины, устремленные к небесам. После дождя она пахнет так восхитительно. О, Элизабет, разве вы сейчас не ощущаете ее аромата?

– Нет таких богатств, таких сокровищ, – продолжал он, – какие я не отдал бы ради нее. Чтобы видеть ее счастливой, я отдал бы свою жизнь.

Элизабет встала на цыпочки и поцеловала Грэхема в губы.

– Джеймс, вы вернетесь.

И она ушла. Пусть друзья простятся наедине. Роберт и Джеймс пожали друг другу руки.

– Я действительно испортил все дело, Робби. Столько людей погибло – мой сын Джон, Нэт, Магнус, Джордж Гордон. Список можно продолжать до бесконечности. И все это было бессмысленно!

Роберт положил руку ему на плечо.

– Если человек отдает свою жизнь за свободу, – проговорил он, – смерть его никогда не бывает напрасной. Вы, Джеймс, всего лишь один человек. И вы не смогли победить в этой борьбе в одиночку. Никогда не забывайте, что вы могли вернуть шотландскую корону Карлу. Да, вы побеждены в этой битве. Пусть у Англии будет свой собственный король. Но разве не можем мы, шотландцы, возвести на престол Шотландии своего короля?

– Если мне суждено будет дожить до ста лет, Роберт, – проговорил Грэхем, – я все равно никогда не пойму, как это я оказался в такой зависимости от дикаря-горца!

Несколько мгновений они стояли, улыбаясь друг другу, потом, еще раз пожав Роберту руку, Грэхем сел в лодку.

Долго после того, как лодчонку поглотила мрачная пасть ночи, Керкленд стоял на берегу, глядя в темноту.

Глава 30

На следующее утро Роберт собрал свою седельную сумку.

– Вы вернетесь? – спросила Элизабет. «Какой он все-таки жестокий! Опять уезжает».

Граф выпрямился.

– Конечно, вернусь, Элизабет. Просто сейчас я не могу вам сказать, сколько мне потребуется времени.

– О, не думайте об этом, милорд, – язвительно отозвалась Бет. – Можете потратить на ваши дела сколько угодно времени. Сколько вам заблагорассудится. Годы, если понадобится! Только не удивляйтесь, когда вернетесь, если обнаружите, что меня нет. Я не могу вечно ждать вас.

Щека Роберта начала подергиваться.

– Элизабет, сколько можно пререкаться по одному и тому же поводу!

– Боюсь, милорд, что мы будем пререкаться по этому поводу всю жизнь, – парировала она.

– Я вернусь через два месяца. Вы будете ждать меня в Эшкерке?

– Вряд ли, милорд.

– Хорошо, значит, в Бэллантайне.

– Можете не утруждать себя, милорд. Здесь меня тоже не будет.

– Боже милосердный, Элизабет, когда же кончатся ваши упреки!

– Именно с ними я и намерена покончить, милорд. Очень даже глупо было бы надеяться, что для нас с вами возможна какая-нибудь другая жизнь – кроме украденных недель или месяцев, когда у вас перерыв между битвами. Либо когда вы лежите раненый. Сначала в вашей службе нуждался Джеймс Грэхем. Теперь ваша шпага понадобилась его родственнику. Затем на его месте появится Мак-Дональд, или Стюарт, или Робертсон, или Бог знает кто еще! И это может быть любая страна на этой земле! С меня хватит, Роберт, вы поняли? Идите и воюйте где хотите. Но не надейтесь, что я буду сидеть здесь и ждать вас. Если вы сейчас выйдете из этой комнаты, вы никогда больше меня не увидите.

Элизабет не думала, что их разговор примет такой оборот. Просто не успел еще Джеймс Грэхем отплыть от берегов Шотландии, как Роберт получил весть, что замок Патрика Грэхема в Инчбрейке осажден Кэмпбеллами. Когда Роберт сказал ей, что собирается присоединиться к отряду Мак-Дональда и отправиться на помощь Пату, она возмутилась. А теперь ее охватило такое отчаяние, что она зачем-то предъявила ему совершенно глупые требования. Но сейчас Элизабет не могла взять обратно свои слова.

– Я устал от этих споров, Элизабет. – Роберт перекинул седельную сумку через плечо. – Когда я вернусь, я буду искать вас в Бэллантайне.

Он остановился в дверях и еще раз посмотрел на нее. Элизабет упорно смотрела в пол. Прощаться она не собиралась.

Когда наконец Бет подняла голову, Роберта уже не было.

Керкленд въехал в ворота Глазго и пришпорил коня. Ждет ли его Бет? Со дня их расставания прошло шесть недель. Дело Пата быстро уладили, и Роберт сразу же послал письмо в Бэллантайн, просил Элизабет встретиться с ним в доме ее отца в Глазго. Ах, если бы она была там! С тех пор как они расстались, он много думал. Пора возвращаться в Эшкерк, пора приступить к выполнению своих обязанностей. Он устал сражаться в чужих битвах. Настало время отложить шпагу и начать строить с Бет совместную жизнь. Он рвался к ней, рвался сообщить ей о своем решении.

Погруженный в мысли о жене, граф не заметил, что за ним увязались двое. Инстинкт бывалого солдата предупредил его об опасности, он обернулся как раз вовремя – эти двое обнажили кинжалы.

Керкленд действовал молниеносно – повернул коня и выхватил шпагу. Нападавшие не привыкли иметь дело с опытным воином, который большую часть своей жизни воевал. Вскоре оба они лежали на мостовой, истекая кровью.

Роберт решил, что его просто кто-то хотел ограбить. И он выбросил этот случай из головы.

Элизабет вылезла из лохани, вытерлась и надела белую рубашку, которую так любил Роберт.

Едва она получила письмо от него, как все ее негодование исчезло. Графиня немедленно собрала вещи и отправилась на встречу с любимым. Лорд Скотт потребовал, чтобы она ехала не одна. Поэтому сестру сопровождал Эндрю.

С нетерпением поджидала молодая, женщина Роберта. Конечно, он приедет сегодня! Графиня Керкленд расчесывала волосы, глядя на себя в зеркало. «Ах, Бет, – подумала, она, – ах ты, распутница! Он только пальцем тебя поманил, а ты уже тут как тут!» Вздохнув, молодая женщина отложила гребень.

– Вы, Роберт, единственное,