/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Очарование

Как подскажет любовь

Эйна Ли

О чем мечтает настоящий мужчина на Диком Западе?

2009 ruen Т.Н.Замиловаe35da8b8-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_history Ana Leigh Holding Out for a Hero en Roland doc2fb, FictionBook Editor Beta 2.4 2010-05-29 OCR: Dinny; Spellcheck: березка 2befdb56-bc80-102d-b00f-4f4c90eae8ca 1.0 Как подскажет любовь ACT, ACT Москва, ВКТ Москва 2010 978-5-17-064427-8, 978-5-403-03241-4, 978-5-226-01817-6

Эйна Ли

Как подскажет любовь

Глава 1

Аризона 1874 год

Затолкав еще несколько коробок патронов в седельные сумки, Рико Фрейзер посмотрел на капитана Дона Мастерса, что неподалеку увлеченно разговаривал с двумя женщинами. Молодая женщина в желтом наряде вызвала у Рико волнение в крови. Ее золотисто-каштановые волосы, разметавшиеся по плечам, усмиряла широкополая белая шляпка. На фоне сурового форта девушка смотрелась как прекрасное изваяние.

Внезапный порыв ветра сорвал с нее шляпку и поднял в воздух. Рико услышал ее смех и улыбнулся. Звук напомнил ему вечерний перезвон колоколов в миссии, где он вырос. Но тепло в его бархатных карих глазах, вызванное этим воспоминанием, быстро растаяло, затуманенное впечатлением о последнем визите к дяде. Опустив взгляд, Рико затянул постромки седельных мешков.

Мастерс бросился ловить шляпку, когда она, пролетев по воздуху, уже приземлилась у ног Рико. Тот наклонился, чтобы поднять ее, пока она вновь не взмыла в небо, поднял и похлопал пару раз о бедро, стряхивая пыль. Затем с широкой улыбкой протянул ее капитану:

– Посоветуйте даме завязать ее потуже, пока снова не улетела.

Офицер рассмеялся. Тем временем женщины подошли к ним.

– Рико, эти прелестные леди – мисс Андреа Берк и ее племянница мисс Дженнифер Берк.

Рико приподнял шляпу:

– Очень приятно, леди.

– Рико Фрейзер – наш внештатный скаут, – представил его Дон Мастерс.

Андреа Берк слегка улыбнулась:

– Как поживаете, мистер Фрейзер? Вы родом из этих мест?

Рико дружелюбно улыбнулся миловидной блондинке: – Нет, мэм, я вырос в Калифорнии. – И перевел взгляд на молодую женщину, обратив внимание на лучистые зеленые глаза. «Бог мой, она восхитительна!» Она кивнула, но ничего не сказала.

– Куда направляешься, Рико? – спросил его Мастерс.

– Полковник Харди посылает меня на розыски рядового Хансона.

– Бедняга заблудился? – решила уточнить Андреа.

– Нет, – покачал головой Мастерс, – рядовой Хансон дезертировал и оставил свой пост.

– Значит, вы собираетесь найти его и доставить в форт, чтобы он понес наказание? – с укором заметила Дженнифер.

Рико повернулся к ней, поймав ее неодобрительный взгляд.

– Полагаю, так.

– Но почему? Вы же не в армии, мистер Фрейзер.

– Мне за это платят, мисс Берк.

Они продолжали смотреть друг на друга: она – с некоторой долей презрения, он – настороженно.

– Дженни, – торопливо вставил Мастерс, – если солдат оставляет свой пост, он подает плохой пример другим. Мы не можем этого допустить.

– Значит, мистер Фрейзер, – произнесла Дженнифер, не приняв во внимание объяснение капитана, – вы ничуть не лучше наемников, которые ради вознаграждения готовы на все.

Недобрый взгляд девушки вызвал у Рико желание опровергнуть ее утверждение.

– Я бы так не сказал. Я гораздо лучше большинства из них. – Рико задорно усмехнулся. – Мне было приятно познакомиться с вами, леди.

Кивнув Мастерсу, он сел на лошадь и ускакал. Рико не оглядывался, но чувствовал на своей спине взгляд, сверливший его как раз между лопаток.

– Что ж, мистер Фрейзер поставил тебя на место, Дженни, – заметила Андреа.

– Он грубый и высокомерный тип, разве не так?

– Милая, – покачала головой Андреа, – я бы сказала, что в данном случае скорее ты вела себя грубо.

Дженни пожала плечами:

– Наверное, но я не могу осуждать тех, кто хочет сбежать отсюда. И мечтаю о том дне, когда стану достаточно взрослой, чтобы сделать то же самое. И тогда отец наверняка отправит за мной такого же наемника, которому дадут задание вернуть меня назад.

– Дженнифер, ты знаешь, что мистер Майлз был вовсе не наемником, а детективом.

– В моих глазах это одно и то же. Отец заплатил ему, чтобы вернуть меня назад, разве нет?

– Тебе было всего восемнадцать, Дженни. Я не осуждаю твоего отца – меня тоже, как и его, очень волновала твоя судьба.

– Я только хотела заработать денег на колледж. Если моего отца и впрямь волнует моя судьба, то почему он не может дать мне денег на учебу?

– Дорогая, уверена, что Дону совсем не интересно слушать эти разговоры.

– Простите, Дон, – покраснела Дженни. – С моей стороны это невежливо. Но даже если мистер Фрейзер нетипичный наемник, то все равно он очень высокомерный.

– Наверное, не зря, – сказал Дон Мастерс. – Полковник Харди считает Рико лучшим скаутом из тех, кого он когда-либо знал.

Глаза Андреа восхищенно блеснули.

– Но то, что он самый привлекательный, это уж точно. Высокий, красивый. Ты разве не заметила, какие у него карие глаза, Дженни?

«Как я могла не заметить? Такие теплые глаза могут растопить и айсберг», – подумала Дженни.

– Не заметила. Но обратила внимание на то, что, судя по цвету лица, он не индеец и слишком высок и широкоплеч для мексиканца.

Умудренная опытом Андреа не позволила себе смолчать.

– Ты обратила внимание на это, но не заметила его удивительных глаз? – усомнилась она. – Или его темных волос.

– Его мать была испанкой, – вставил Дон Мастерс. – Он бегло говорит по-испански.

– Но его имя – Фрейзер – не похоже на испанское, – обронила Андреа.

– Насколько я помню, Рико говорил, что его отец был родом из Виргинии. Он перебрался на Запад вскоре после начала «золотой лихорадки». – Дон театрально прижал руку к сердцу. – Но я убит, Андреа. Я думал, что вы предпочитаете мужчин со светлыми волосами.

– Это так, – покраснела Андреа. – Особенно военных. Светлые волосы хорошо смотрятся с голубыми мундирами. Я просто забочусь о своей племяннице.

– Ваша племянница, тетя Андреа, в этом смысле и сама в состоянии о себе позаботиться, – надулась Дженни. – И уж точно не выберет высокомерного наемника, который ради вознаграждения готов на все.

Устремив взгляд на ворота, из которых в этот момент выезжал Рико Фрейзер, она раскрыла зонтик и неторопливо удалилась.

Рико спрыгнул с лошади и присел на корточки, чтобы изучить след. Жаркое солнце выпарило почти всю влагу из конского навоза, но запах еще остался. Рико выпрямился во весь рост и потянулся.

– Здесь он останавливался, Буцеф, перед тем как переправиться на другую сторону. Он опережает нас всего на несколько часов.

Вороной жеребец с пониманием махнул хвостом. Рико перевел взгляд на дальнюю горную гряду со скалами и каньонам и покачал головой:

– Чертов дуралей скачет прямо в цитадель апачей, Буцеф, а я еще больший дурак, если следую за ним. Но мне нужны деньги, я почти настиг Хансона и не собираюсь отказываться от погони теперь.

Вновь сев на лошадь, он спустился на берег реки и натянул поводья, обнаружив на влажном иле то, что искал. Это были отпечатки лошадиных копыт.

– Похоже, именно здесь он переправлялся. – Рико потрепал коня по шее. – Думаю, что прохладное купание освежит нас обоих.

Он еще раз посмотрел на горный пейзаж с соснами и можжевельником. На ярком солнце горные хребты и утесы играли самыми разными красками. Желтовато-коричневые тона переходили в красные, красные – в оранжевые, оранжевые – в золотистые.

– Восхитительный вид, Буцеф, верно? – спросил Рико, направив лошадь к воде.

Примерно через час, сопровождаемые дальними раскатами грома, по небу поплыли темные грозовые тучи и постепенно накрыли все серым шатром. Когда по земле забарабанили крупные капли дождя, Рико достал из седельного мешка пончо.

Дождь наверняка вынудит Хансона остановиться, следовательно, и у него есть возможность отдохнуть. Не прошло и нескольких минут, как дождь перешел в сильный ливень, превратившийся в сплошной поток, и гранитные склоны стали скользкими и коварными. С наступлением темноты Рико наконец остановился на ночлег, выбрав в скале удачное место, защищенное нависающим выступом.

Вытянувшись, он расслабился и представил себе, что уже завтра в это время будет возвращаться в форт с рядовым Хансоном. Рико жевал полоску вяленого мяса и думал о зеленых глазах строптивой девчонки в желтом платье, цвет которого вполне соответствовал ее нраву.

На другое утро рыщущие канюки привели Рико к цели. Но апачи его опередили. Из безвольного тела Хансона, привязанного к дереву, торчало с десяток стрел.

Обрезая стрелы, Рико печально покачал головой:

– Похоже, несчастного использовали в качестве учебной мишени, Буцеф, – завернув безжизненное тело в одеяло, Рико привязал его к седлу. – Давай убираться отсюда.

Через два дня, вымотавшись до предела, Рико прибыл в форт и предстал перед сердитым полковником Харди.

– Я плачу тебе не за окровавленное одеяло. Какого черта ты не закопал его на месте и притащил сюда? – Харди сделал несколько затяжек сигарой.

– Сэр, вы просили доставить его в форт. А живым или мертвым, не уточняли.

– Человек оставил свой пост и украл лошадь, принадлежащую армии Соединенных Штатов, – объявил Харди. – Если он мертв, то нужно было вернуть хотя бы лошадь. У меня нет сострадания к человеку, бросившему свой пост на вражеской территории.

– По крайней мере, его теперь похоронят по-человечески.

– Все равно в этом случае мне придется урезать выделенную тебе сумму пополам, – проворчал Харди, подписывая чек. – Передай это сержанту Ливенсу, когда будешь получать деньги. – Рико повернулся чтобы уйти, но Харди остановил его: – Я не отпускал тебя.

– Напомню вам еще раз, полковник Харди, что вы не можете мне приказывать. Я внештатный разведчик, у вас на службе не состою и, как только получу деньги по чеку, брошу это занятие.

Харди рассмеялся:

– Внештатный или нет, все находящиеся внутри этой крепости подчиняются моим приказам, и ты отлично это знаешь. Но мне в тебе нравится то, что ты, Рико, ничего не боишься. – Он улыбнулся и, взяв портсигар, предложил Рико сигару. – Присядь, сынок, и расслабься.

Наклонившись над столом, он зажег Рико сигару и, открыв нижний ящик стола, вынул бутылку виски и два стаканчика.

– Нам будет не хватать тебя, Рико. Ты лучший в своем деле.

– Благодарю, сэр. Но думаю, что Джейк Бедфорд тоже справится с этой работой.

– Итак, куда ты направляешься?

– Возвращаюсь в Калифорнию, хочу навестить семью. Но сначала собираюсь потратить пять баксов из тех пятидесяти, что заработал, на то, чтобы смыть с себя пыль дорог, съесть у Мод Эванс самый большой стейк и отоспаться вволю, поскольку за последние четыре дня спал всего восемь часов. Потом прощай, форт Редемпшн.

Рико залпом выпил предложенное спиртное и ощутил в пустом желудке жжение. Поставив стаканчик на стол, встал.

– Спасибо за сигару и виски, сэр.

Обналичив чек, Рико повел коня в конюшню.

– Клянусь, ты устал не меньше меня, Буцеф, – пробормотал он. Почистив, напоив и накормив коня, он поставил его в чистое стойло. – Отдохни хорошенько, приятель. Ты это заслужил.

А сам направился в расположенную за воротами городскую баню. Сил у него хватило только на то, чтобы понежиться в горячей ванне. Полусонный, он даже не стал бриться, а сразу двинулся к себе, но по дороге встретил Андреа и Дженнифер Берк.

– Добрый вечер, леди.

– Какой приятный сюрприз, мистер Фрейзер. Добрый вечер, – поздоровалась Андреа.

Дженнифер кивнула.

– Что привело вас в город?

– На самом деле мы уже уходим, – сказала Андреа.

– Андреа, не подойдешь ко мне на минуту? – позвал ее человек из стоявшего поблизости экипажа.

Рико узнал Фрэнка Берка.

– Извините меня, – заторопилась к брату Андреа.

Рико и Дженнифер остались вдвоем – повисла неловкая пауза. Но когда он собрался распроститься с девушкой, она произнесла:

– Ну что, мистер Фрейзер, вы доставили в форт солдата, которого искали?

– Доставил.

– Не могу не посочувствовать ему. Не понимаю, почему нельзя было оставить его в покое, если ему здесь все опротивело до такой степени, что он решил дезертировать. Что теперь с ним сделают? Устроят публичную порку или на всю оставшуюся жизнь отправят в федеральную тюрьму?

– На самом деле, мисс Берк, его скорее всего уже похоронили.

– Вы хотите сказать, что убили его? – побледнела Дженнифер.

– Нет, когда я его нашел, он уже был мертв. Мне оставалось только обрезать с десяток стрел апачей, торчавших из его тела.

Она на какое-то время замолчала. Затем, придя в себя после пережитого шока, произнесла:

– Полагаю, что должна перед вами извиниться, мистер Фрейзер.

– Не передо мной, мисс Берк, а перед армией – за скоропалительность суждений по поводу дел, которые вас не касаются и в которых вы ничего не смыслите.

– Как это грубо с вашей стороны, мистер Фрейзер.

Терпение Рико лопнуло.

– Так может говорить только невоспитанный ребенок, которому не объяснили, что иногда надо держать язык за зубами.

От гнева она стала пунцовой.

– А кто теперь делает скоропалительные выводы? Вы ничего обо мне не знаете, сэр.

– И у меня нет желания что-либо узнавать. – Он коснулся кончиками пальцев края шляпы. – Всего хорошего, мисс Берк.

К тому времени как подошла Андреа, он уже ушел.

– Твой отец сказал, что у него еще в городе дела и он до завтра не вернется на ранчо.

– Я уверена, что его дела – это Мод Эванс, – резко бросила Дженни, которая была еще сердита на Рико Фрейзера.

– Не понимаю, почему брат не женится на этой женщине. Сколько можно притворяться, что они просто друзья? – произнесла Андреа.

– Жениться на женщине, содержащей салун? Ты разве не знаешь, какой отец сноб, чтобы не сказать лицемер? Он не видит ничего дурного в том, чтобы тайком проводить с ней время и оставаться у нее на ночь. Но жениться? Боже упаси! Хотя весь город знает об этой связи.

– Он очень любил твою маму, милая, – привела Андреа аргумент в защиту брата.

– Не сомневаюсь, но моей мамы нет на свете уже двадцать лет. И мистер Эванс умер пятнадцать лет назад. С тех пор они и встречаются.

Андреа снисходительно улыбнулась:

– У мужчины есть физиологические потребности, милая.

– У женщины, судя по всему, тоже, – отметила Дженни.

Андреа взяла ее под руку.

– Хочешь остаться в городе, или поедем домой? Стампи и Чарли готовы к отъезду.

– Я тоже, – вздохнула Дженни. – Этот город слишком мал для меня.

Андреа взглянула на нее с интересом:

– Похоже, вы с мистером Фрейзером снова скрестили шпаги.

– Тушё, тетя Андреа. Как ты не заметила, что я истекаю кровью.

Глава 2

Рико проснулся от настойчивого стука в дверь, сонный, побрел к дверям; открыв, удивлено уставился на визитера:

– Какого черта вам нужно?

Вернулся к кровати, сел и обхватил голову руками. Полковник Харди вошел в комнату и, притворив за собой дверь, зажег лампу.

– Сколько времени? – пробурчал Рико.

– Шесть, – ответил Харди.

– Черт побери, полковник, я же говорил, что собираюсь как следует выспаться.

– Рико, мне нужна твоя помощь.

– Вы не туда зашли, комната Бедфорда рядом.

– Рико, ты не знаком с Фрэнком Берком?

«Господи, неужели мне предстоит сейчас иметь дело с разбушевавшимся отцом?»

– Фактически нет. Это большая шишка с имением на Гила-Бейсин, к северу отсюда, да?

– Да, сегодня на рассвете ранчо Берка подверглось налету, – сообщил угрюмо Харди.

– Апачи! Не думал, что они так близко подойдут к форту.

– Не апачи, а белые, их было четверо. Берк остался в городе, а его рабочие погнали скот на железнодорожную станцию в Альбукерке. Бандиты убили Чарли Уэллса и Стампи Бертона. – Харди печально покачал головой. – Бедный старый Стампи. Был кавалеристом, пока не получил ранение в бедро и больше уже не смог сидеть на лошади. Когда его уволили из армии, Фрэнк дал ему работу. Смертельно раненный Стампи успел добраться до города и рассказать о случившемся. После этого он скончался.

– А что с дочерью и сестрой Берка?

– Их похитили. Если Берк захочет снова увидеть женщин живыми, то должен, согласно записке, заплатить соответствующий выкуп.

При мысли об этом у Рико сжалось сердце, а в голове возник образ Дженнифер.

– Ты мне нужен, Рико. Ты лучше других умеешь читать следы. Капитан Мастерс хочет пуститься в погоню с патрульным отрядом.

Рико покачал головой:

– Обойдетесь без меня. Джейк Бедфорд знает свою работу.

– Безусловно, но он не такой хороший следопыт, как ты. Я настаиваю на том, чтобы ты пошел с ними.

– Простите, сэр, но у меня другие планы.

– Я подумал, что, наверное, тебе будет интересно узнать, что нападение на ранчо совершила банда Слаттера.

– Что? – Рико вскинул голову. Он давно пытается выследить бандитов. – Откуда у вас такая уверенность?

– Стампи перед смертью опознал Бена Слаттера по плакату с сообщением о его розыске и слышал, как один из сообщников называл его по имени. Я знаю, что ты ищешь эту банду, а с армейским подразделением есть реальная возможность захватить их, судить по закону и наказать со всей строгостью за совершенные преступления.

Рико насмешливо фыркнул:

– Я знал одного шерифа, который думал так же. Он погиб от пули, пущенной ему в спину, когда бандиты Слаттера бежали из тюрьмы, где пребывали в ожидании правосудия. Эти ублюдки оставили за собой кровавый след, тянущийся сюда из Калифорнии. Простите, я начну собираться в дорогу.

Харди улыбнулся:

– Я знал, что могу рассчитывать на тебя, Рико.

– Я еду не с вашим отрядом, полковник. Я еду один. И если вы рассчитываете судить Слаттера по справедливости, то вам нужно молиться о том, чтобы ваши солдаты нашли бандитов раньше меня.

– Рико, это дело касается и меня лично. Берк – мой близкий друг. Мы с женой – крестные родители Дженни.

– Тогда вам лучше взглянуть в глаза реальности, полковник. Этих двух женщин изнасилуют и убьют еще до того, как ваш отряд настигнет банду. – Рико подошел к дверям. – Простите, но у меня нет времени переливать из пустого в порожнее.

Рико закрыл дверь за Харди, быстро оделся и стал паковать седельные сумки, когда опять к нему постучали. Рико сразу узнал визитера.

Хотя Фрэнка Берка он лично не знал, но о его ранчо ходили легенды. Берк переехал сюда из Висконсина двадцать пять лет назад, еще до сооружения форта, и, несмотря на постоянные атаки апачёй и всяких бродяг, сумел построить самое большое скотоводческое ранчо в округе.

Тяжелая трудовая жизнь отразилась на Фрэнке Берке – седина на висках, усталое морщинистое лицо… Но стальной взгляд свидетельствовал о том, что он еще в состоянии постоять за себя и готов участвовать в любой схватке.

– Вы Рико Фрейзер? – спросил Берк.

– Да, это я, мистер Берк.

– Тогда вы знаете, о чем я собираюсь вас просить.

– Боюсь, да, сэр. Сочувствую вам, но мой ответ остается прежним.

– Том Харди утверждает, что вы способны найти муравья в песчаной дюне. Назовите вашу цену, мистер Фрейзер. И вы безоговорочно получите эту сумму, если вернете мне дочь и сестру.

– Скажу вам то же, что сказал полковнику Харди, сэр. И если это может вас успокоить, добавлю, что прикончу кровавого ублюдка Бена Слатгера, как только нагоню его. Но буду откровенным, сэр, я могу лишь обещать отомстить. Вашей дочери и сестре уже ничем не поможешь.

Рико очень сочувствовал этому человеку, но не имел права тешить его надеждой. Женщины скорее всего уже погибли.

Острая боль отразилась в глазах Фрэнка Берка.

– Вы не сообщили мне ничего нового. Но я должен убедиться в этом сам. Может, вы позволите мне по крайней мере поехать с вами?

– Окажу вам услугу, сказав «нет», мистер Берк. Прощайте, сэр.

Рико закончил укладывать свои немногочисленные пожитки. Банда опережала его всего на несколько часов. Впервые за последние три года он оказался так близко от них.

На сей раз он их догонит. А когда отомстит, вернется в Калифорнию, на Фрейзер-Кип, к своим двоюродным братьям.

Рико уже чистил оружие, когда в дверь снова постучали.

– Открыто, – крикнул он и с досадой уставился на вошедшего мужчину. – Скоро начну продавать билеты в эту комнату. Мой ответ «нет», Мастерс, – объявил Рико, пока Мастерс не успел открыть рот. – Я еду один.

– Будь благоразумным, Рико. Ты не можешь один сражаться с целой бандой, – сказал Дон Мастерс.

– У меня личные счеты с Беном Слаттером, и я не хочу, чтобы армейские правила и предписания мешали мне и связывали руки.

– Бога ради, старина, неужели ты не можешь оставить личные счеты ради спасения жизни женщин?

И вновь в мозгу Рико возник образ Дженнифер Берк.

– Спасения их жизни? – рявкнул он раздраженно. – Когда вы научитесь смотреть правде в глаза? Этих женщин уже наверняка изнасиловали и убили! Неужели ты думаешь, что безжалостные бандиты Бена Слаттера станут церемониться с пленницами?

– Тогда зачем записка с требованием выкупа?

– Им нужны деньги, и они знают, что у Берка они есть.

– Женщины, возможно, еще живы, – не унимался Мастерс, – если банда продолжает перемещаться, чтобы удалиться отсюда на безопасное расстояние.

– Тем больше у меня причин ехать одному. Пыль, которую поднимет отряд, возвестит о погоне лучше любой сигнальной трубы.

– А что, если поедут двое? – продолжал Мастерс. – Я только что говорил с полковником Харди, и он позволил мне сопровождать тебя в качестве частного лица. Один человек не сможет справиться с целой бандой. А двое смогут.

Рико начал грузить оружие. Складывающаяся ситуация уже действовала ему на нервы. Сделав глубокий вдох, он попытался взять себя в руки.

– Капитан Мастерс, я знаю эту банду. Я пытаюсь выследить их уже три года. Полковник Харди ничего не сказал об этом?

– Сказал только, что у тебя к ним личные претензии.

– Претензии? – Рико вскинул голову. – Можно сказать и так. Они превратили меня в кровавое месиво и пытались повесить.

– Я считал тебя более благоразумным, Рико. Неужели ты целых три года жизни потратил на то, чтобы попытаться отомстить им?

Чаша терпения Рико переполнилась. Оттолкнув стул, он вскочил.

– А изнасилование и убийство моей матери – достаточная причина для мести или претензии?

На некоторое время капитан потерял дар речи и только молча смотрел на Рико.

– Боже, Рико, прости. Я не знал об этом.

– Буду признателен, если это останется между нами. Только моим родным известны истинные мотивы.

– Если ты этого хочешь, твое желание – закон. Думаю, если бы полковник Харди знал истинную причину твоего решения действовать в одиночку, то отнесся бы ко всему с большим пониманием.

На лице Рико появилась горькая усмешка.

– Или попытался бы меня остановить.

Он задумчиво посмотрел на Мастерса. Капитан был хорошим офицером и мог оказаться ему полезным при встрече со Слаттером. Но Мастерс состоит на армейской службе и должен действовать согласно армейскому уставу.

– Капитан Мастерс, уверен, что ты был бы мне большой подмогой в любом бою, но я не собираюсь никого брать в плен или возвращаться обратно в форт.

– А как насчет вознаграждения?

– В данном случае меня не интересует вознаграждение. Я уже объяснил, почему охочусь за ними. А что движет тобой, Мастерс? Ведь погибли гражданские лица, а не военные. Следовательно, не вы должны разыскивать преступников.

– Для меня это так же важно, как для тебя. Я люблю Андреа Берк и собирался жениться на ней.

– Поверь, Мастерс, я очень сочувствую тебе, но будет лучше, если ты не поедешь. Я почти уверен в том, что этих женщин уже нет в живых.

– Я не поверю, пока не смогу убедиться в этом. Ты, как никто другой, должен меня понять. Я обязан это сделать. Я уволюсь из армии, если не будет иного выхода, но не прекращу поиски Андреа до тех пор, пока не найду ее. – Он пошел к дверям. – Нравится тебе или нет, но я поеду с тобой.

Рико знал, что на месте Мастерса поступил бы точно так же.

– Я еду налегке и не поворачиваю назад, что бы ни случилось, Мастерс. Ты должен понимать, что едешь на свой страх и риск. И если ты будешь ранен или заблудишься, тебе придется полагаться только на себя.

– Я понимаю.

Через некоторое время Рико натянул поводья у конторы полковника Харди. Дон Мастерс, уже в гражданской одежде, разговаривал с полковником.

– Рад, что мы делаем общее дело, полковник Харди, – сказал Рико.

– Удачи, Рико. – Харди пожал ему руку. – И ты береги себя, сынок, – напутствовал он Дона. – Эти люди не знают пощады.

– Буду стараться, сэр.

Харди смотрел вслед отъезжающим мужчинам, когда к нему подошел обеспокоенный Фрэнк Берк.

– Думаешь, Фрейзер сумеет взять их след? – спросил Фрэнк.

Полковник похлопал Берка по плечу.

– Я уверен, что Рико Фрейзер справится с этой задачей.

Глава 3

Солнце нещадно палило. От жажды у Дженни пересохло в горле, и по груди струился пот. Веревки, которыми были связаны руки, терли запястья, и боль в спине не унималась, несмотря на все попытки как-то облегчить ее. Она предпочла бы идти пешком. Ноги, крепко обнимавшие круп лошади, совсем онемели. С другой стороны, она боялась, что если они остановятся, то еще неизвестно, что с ними сделают эти безжалостные головорезы. При мысли о Чарли и Стампи у нее сжималось сердце. Дженни видела, как они упали. Неужели их убили? Она молила Бога, чтобы они выжили.

А что будет с ней и Андреа? Когда она услышала, как один из людей Слаттера сообщил ему, что за ними пустился в погоню патрульный отряд, у нее родилась надежда. Оставалось только молиться, чтобы помощь не опоздала.

Слаттер заставил ее писать записку с требованием выкупа. Но при этом он просто пожирал ее глазами – Дженни не могла не заметить его похотливый взгляд. Если банда и впрямь рассчитывает получить за них выкуп, тогда, возможно, им сохранят жизнь. Но вдруг эти злодеи решат их изнасиловать и убить? Мысль о том, что может ожидать их впереди, приводила ее в ужас.

Дженни взглянула на сидящую впереди тетю. У нее был очень растерянный вид. Словно почувствовав на себе взгляд Дженни, Андреа повернула к ней голову и смело улыбнулась. Это вполне в ее духе. Она всегда была оптимисткой и с достоинством переносила боль и страдания.

Дженни тоже попыталась ответить улыбкой, но по щекам потекли слезы. Она бы зарыдала в голос, но знала, что сразу же получит еще одну зуботычину от главаря банды.

Закрыв глаза, Дженни молила о спасении. Внезапно она ощутила, что упала на землю, и еще некоторое время лежала неподвижно. К ней подъехал Слаттер и спрыгнул с лошади.

– Какого черта ты тут вытворяешь?

– Наверное, я просто уснула, – ответила Дженни, стараясь не ежиться от его злобного взгляда.

Он одним рывком поставил ее на ноги.

– Это будет очень долгий сон, сестренка, если ты попытаешься проделать этот трюк еще раз.

– Это не трюк. Я уснула и свалилась с лошади. Я никогда не была хорошей наездницей, а со связанными за спиной руками и подавно.

Онемение давало о себе знать. У Дженни подкосились ноги.

Слаттер снова резко поднял ее.

– Хватит притворяться. Садись на лошадь.

Когда Дженни попыталась вскарабкаться на лошадь, он сильно ударил ее сзади, заставив вскрикнуть от боли.

– Будет еще больнее, когда мы все по очереди с тобой развлечемся. Верно, парни? – злобно рассмеялся он и, закинув ее наверх, усадил в седло. – Может, мне чмокнуть тебя туда, чтоб было не так больно?

– Только через мой труп. – Ее изумрудные глаза вспыхнули презрением.

Бандиты расхохотались.

– Нужна помощь, босс? Готов подсобить, – выкрикнул бандит по имени Эдди.

– Еще не настал тот день, когда мне понадобится мальчик, чтобы справиться с мужской работой, – фыркнул Слаттер. – Пора двигать.

– Ты в порядке, Дженни? – крикнула Андреа.

– Заткни пасть, стерва, – тут же среагировал Слаттер. – Я предупреждал, чтобы вы друг с другом не переговаривались.

– Можно мне попить? – попросила Дженни.

– Попьешь, когда будет остановка. – Слаттер взглянул на небо. – Солнце скоро сядет. Здесь неподалеку, насколько я помню, есть источник. Воспользуемся случаем и сделаем привал. Лошадям нужен отдых.

– Жаль, что у вас нет такого же сострадания к людям, мистер Слаттер, – обронила Дженни.

– Что это значит? – удивился Слаттер.

– А то, что вы безжалостное животное, сэр, не достойное имени человека.

– Сейчас я покажу тебе, чего достоин! – прорычал он и, сдернув ее с лошади, волоком прямо по камням потащил за собой.

Дженни вскрикнула. Сухая ветка зацепилась за ее подол и, прорвав юбку, разодрала колено.

– Ты сама на это напросилась, сестренка. И теперь получишь сполна.

– Я следующий, босс? – приблизился к ним Эдди и облизнул губы, увидев, что Слаттер начал расстегивать ремень с оружием.

– Держите ее за плечи, парни, – скомандовал Слаттер, когда Дженни сделала попытку увернуться.

– Вы что, одурели? У нас нет на это времени! – крикнул Керли. – За нами погоня, черт побери.

– Пожалуй, ты прав, – согласился Слаттер, застегивая пряжку. – Но в другой раз, сестренка, тебе не будет пощады.

Дженни села и оглядела ногу.

– У меня сильно течет кровь. Развяжите мне руки, чтобы я могла обработать рану.

Слаттер схватил ее за шею и пригнул головой к ее согнутому колену:

– Вылижи языком.

Она попыталась отвернуть лицо, но его пальцы как клещи держали ее и прижимали рот к ране. Она хотела сжать зубы, но ей не удалось это сделать. Гнусно похохатывая, он возил ее ртом по рассеченному колену.

– Что, не нравится вкус крови? Может, это научит тебя держать язык за зубами. – Потом, отпустив ее, пошел прочь. – Посадите ее на лошадь, парни, и давайте двигаться дальше.

Когда двое мужчин водрузили Дженни в седло, она украдкой взглянула на Андреа. По щекам тети катились слезы. Дженни знала, что сейчас Андреа плачет из-за нее. Только теперь Дженни поняла, что всегда принимала преданность тети за нечто само собой разумеющееся. Никогда по-настоящему не ценила этого и не говорила, как любит ее, и не только как тетку, но и как свою единственную подругу. Нужно успеть сказать ей об этом, пока еще не поздно, пока эти звери не замучили их до смерти. Пока не убили.

Отправленный в погоню отряд – их единственная надежда. Интересно, тот, надменный скаут тоже идет по следу?

«В этом я гораздо лучше большинства из них». Ну что ж, настало время доказать это, Рико Фрейзер.

Солнце уже закатилось, когда уходящая от погони банда достигла воды. Слаттер сдернул Дженни с лошади и потащил в тень, под дерево.

– Ты что-то не очень хорошо выглядишь, сестренка. Дженни изнемогала от жажды. Ее горло распухло, она не могла говорить.

– Пожалуйста, мистер Слаттер, дайте мне воды.

– Эй, Керли, набери во флягу воды и принеси сюда, – приказал он. – И позаботься о второй шлюхе. Мы же не хотим, парни, чтобы дамы умерли от жажды.

– Ее зовут Андреа, – объявила Дженни с вызовом.

Слаттер толкнул ее на землю.

– Сиди тихо, держи рот на замке. Эдди, напои лошадей. Отдохнем несколько минут и снова в путь.

Обдумывая, как бежать, Дженни устремила взгляд через поляну к тому месту, где сидела под деревом Андреа. Со связанными руками они сидели по разные стороны поляны, не имея возможности общаться, не говоря уже о том, чтобы спланировать побег.

Вздохнув, Дженни перевела взгляд на свое воспаленное колено. Кровь больше не шла, но рану необходимо промыть и перевязать. Дженни закрыла глаза и прислонилась к стволу.

«Где же спасатели?» Загорелое лицо следопыта с темными волосами и живыми карими глазами чаще, чем следовало, возникало перед ее мысленным взором. «Где ты, Рико Фрейзер?»

Керли протянул Слаттеру фляжку. Напившись, тот приложил сосуд к ее губам. Не успевая быстро глотать, Дженни начала захлебываться, чем вызвала хохот бандита.

– А я думал, ты умираешь от жажды, – заметил он.

Вода смягчила горло, но едва Дженни почувствовала себя лучше, как Слаттер объявил, что пора в путь. Она с трудом поднялась на ноги.

Но прежде чем отряд оседлал лошадей, появился Кэнзас.

– Думаю, нам удалось уйти от погони, босс. Вот уже много часов, как за нами не наблюдается пыльного облака. Дайте мне воды.

– Садись, сестренка, – велел Слаттер и вместе с Канзасом направился к братьям Карсон.

Дженни послушно опустилась на траву и напрягла слух, чтобы понять, о чем говорят мужчины. Если сказанное Канзасом было правдой, то надеяться на спасение не приходилось.

Слаттер достал из седельного вьюка бутылку виски, и Дженни с беспокойством наблюдала, как он прикладывается к горлышку, в то время как все остальные о чем-то спорили. Время от времени она слышала, что Керли сердито повышает голос, доказывая, что нужно продолжить движение, пока они не достигнут города. Кэнзас соглашался. А Слаттер и Эдди, похоже, хотели разбить лагерь у воды.

– Кто тут главный? – гаркнул наконец Слаттер. – Мы остаемся здесь на ночь.

Дженни приготовилась к худшему, когда с седельными сумками в одной руке и бутылкой виски в другой он зашагал назад. Бросив сумки, он достал полоску вяленого мяса и принялся жевать.

– Есть хочешь, сестренка?

В эту минуту она меньше всего думала о еде, но решила ему подыграть:

– Немного.

– На, укуси, – предложил он, поднеся мясо к ее рту. Ее чуть не вырвало, но она послушалась.

– Будет вкуснее, если запьешь этим.

Он сунул бутылку ей под нос, и Дженни ничего не оставалось, как сделать глоток. Жгучая жидкость обожгла горло. Дженни закашлялась.

Слаттер рассмеялся:

– Ты не очень-то умеешь пить, сестренка, да?

– Я не пью алкоголь.

– Готов поспорить, что ты, как истинная леди, никогда прежде его не пробовала. – Он снова отпил из горла.

– Это неправда. Если мне что-то не нравится, то это означает, что я это уже попробовала и имею на этот счет собственное мнение.

– Верно. А убить человека пробовала?

– Конечно, нет.

– Тогда как узнать, понравится тебе это или нет?

– Если развяжешь мне руки и дашь ружье, я это выясню.

Откинув назад голову, он расхохотался:

– Мне нравится твой норов. Жаль, что придется тебя убить после того, как мы с тобой развлечемся. Было бы неплохо ненадолго оставить тебя при себе.

– Если вы намерены нас убить, тогда зачем надо было писать записку с требованием выкупа?

– Последнее время судьба не балует нас добычей, а твой папаша богатей.

– Значит, вы не собираетесь вернуть нас ему?

От его леденящего смеха по спине Дженни побежали мурашки.

– Нет. Но как только получим деньги, мы скажем ему, где искать ваши трупы.

От виски его веки начали слипаться. Если она продолжит с ним разговаривать, то, возможно, удастся оттянуть неизбежное.

– Вы не развяжете мне руки, мистер Слаттер? У меня от веревок горят запястья и нужно промыть колено.

Он придвинулся к ней ближе и задрал юбку. Разглядывая порез, он сомкнул пальцы на ее икре, и Дженни с трудом удержалась, чтобы не поморщиться.

– Думаю, это поможет.

Он полил рану водой из фляжки.

– Спасибо, – поблагодарила Дженни.

– Видишь, старый Бен не так уж плох, в конце концов.

– Вы не освободите мне руки?

Не уверенная в его намерениях, Дженни затаила дыхание, когда он из голенища сапога вынул нож. От него несло виски и немытым телом. Дженни отвернулась, когда он наклонился, чтобы перерезать веревки на запястьях.

Она с облегчением вытянула перед собой руки.

– О, благодарю вас.

Его холодные глаза следили за каждым ее движением, когда, намочив край подола, она принялась промывать колено.

– Зря тратишь время, сестренка. Тебе жить осталось недолго, так что не все ли равно? Тебе не следовало испытывать мое терпение. Я не собирался причинять тебе зла, но я не терплю наглости от женщины, тем более на глазах моих людей. – Он снова отхлебнул из бутылки. – Они зависят от меня, и я о них забочусь.

Она сделала вид, что верит ему.

– Я вижу.

– Я никого не убивал, – продолжал он. – Имел небольшой участок в Калифорнии, пока банк не отнял его у меня за неуплату долгов.

– И тогда вы решили начать грабить?

– Можно сказать и так. Жена моя умерла, и меня больше ничто не связывало с этим местом.

– Как это прискорбно. А отчего она умерла? – «От отвращения, наверно».

Слаттер снова приложился к бутылке.

– Споткнулась и ударилась головой о камин. «Как же, споткнулась. Скорее, он сам ее толкнул или ударил головой о камин».

– Какая трагедия. У вас есть дети, Мистер Слаттер?

– Нет, женщина не сумела оставить потомство. – На его физиономии появилась похотливая ухмылка. – Бьюсь об заклад, что девка вроде тебя рождена, чтобы плодиться. С такой женой, как ты, мужик не захочет вылезать из кровати. – Он протянул к ней руки, заставив Дженни содрогнуться. – Да, такие сиськи созданы, чтобы их сосали – младенец или мужчина.

Дженни почувствовала тошноту. Нужно было срочно сменить тему, пока он не набросился на нее, как животное.

– Знаете, мистер Слаттер, мой отец не даст вам ни цента, если не получит доказательств, что мы с Андреа живы. Знаете, я могла бы убедить его дать вам побольше денег – гораздо больше, чем вы попросили.

Он отшвырнул прочь опустевшую бутылку.

– Наверное, ты считаешь меня дураком, сестренка. Думаешь, я прискачу с тобой к его порогу, где он поджидает меня с кавалерийским полком?

– Тогда оставьте меня у себя, а Андреа отправьте к нему с запиской, чтобы он привез деньги сам. Пока я буду вашей заложницей, отец не обратится за помощью к солдатам, зная, что в этом случае вы убьете меня.

– Да, но едва я верну тебя, как тут же явится вся кавалерия Соединенных Штатов.

– Не думаю, что он станет рисковать моей жизнью. Но даже если станет, вы ведь все равно уйдете, верно? Не могу поверить, что у вас это не получится. Наверняка деньги, выплаченные за нас, стоят больше того удовлетворения, которое вы получите, насилуя и убивая нас.

– Как пить дать. На свете полно баб, готовых утешить мужика. В тебе, дорогуша, столько силы и огня. Я люблю, чтобы женщина сопротивлялась в тот момент, когда я беру ее. А вот твоя тетка уже сдохла. Она не способна сопротивляться и молчит как рыба, с тех пор как мы ее схватили.

– Конечно. Ведь вы ей пригрозили. Испытывая воздействие виски, Слаттер зевнул.

– Я и тебе пригрозил, но ты начхать хотела, – язык Слаттера заплетался, глаза слипались, – и не думала молчать, – пробормотал он и свалился.

Дженни затаила дыхание и боялась пошевелиться. На самом ли деле он отключился? В лунном свете она увидела, как два других бандита вытянулись на траве, а Кэнзас встал и направился к ним. Она быстро спрятала руки за спину.

– Бен, что…

Дженни открыла глаза.

– Он спит. Похоже, захмелел от виски.

Кэнзас прислушался к храпу, исходившему от спящего.

– Он каждую ночь напивается, чтобы уснуть. Но когда просыпается, становится хуже разъяренной гремучей змеи.

– Андреа в порядке? – спросила Дженни.

– Пока да. Никто не осмелится до нее дотронуться до Бена – первым должен быть он. – С этими словами Кэнзас пошел прочь.

Впервые за время их похищения блеснул лучик надежды. Как только Кэнзас уснет, она освободит Андреа и они попытаются бежать. Это их шанс. В противном случае они обречены.

Притворившись спящей, Дженни старалась не шевелиться.

«Терпение, Дженни, терпение».

Глава 4

Сложив на груди руки, Дон Мастерс прислонился к дереву и наблюдал за Рико, изучавшим смятые листья на земле.

– Да, это они.

Рико встал, устремив взгляд на запад.

– Что заставляет тебя думать, что это их след? – поинтересовался Дон. – Любой дикий зверь мог его оставить.

– Мог, да не оставил, – буркнул Рико, вскочил на Буцефала и пустился вскачь:

Дону осталось лишь последовать его примеру.

– Черт побери, Рико. Я не ребенок, – сказал Мастерс, догнав его. – Почему не хочешь объяснить мне, что тебе дает такую уверенность?

– Листья были вдавлены в грунт. Для этого нужен большой вес, – ответил Рико.

– Как у лошади со всадником? Ты это имел в виду? – Когда Рико кивнул, Мастерс добавил: – В этой местности, насколько мне известно, водятся большие кошки.

Рико покачал головой.

– Большие кошки ступают легко. Они бы не примяли так листья. А вот подкованная лошадь могла примять.

– Впрочем, как и неуклюжий медведь, – возразил Мастерс.

Терпение Рико быстро истощалось. Он привык путешествовать один и никому, кроме коня, не объяснять своих действий.

– Медведь съел бы яйца в гнезде перепелки по соседству, капитан Мастерс.

– Я не видел никакого гнезда.

Раздосадованный Рико подстегнул лошадь.

– Тебе не кажется, что стоило бы слегка сбавить темп? – предупредил Мастерс. – Несясь как угорелые, мы можем напороться на их лагерь прежде, чем поймем это.

– Если хочешь, езжай медленнее. Я знаю, что делаю.

– Уверен, что знаешь, но с точки зрения логики особого смысла в этом нет. Подниматься в горы труднее и дольше, чем продвигаться коротким путем к границе. Они должны знать, что там им будет безопаснее, ведь солдатам запрещено пересекать границу с Мексикой.

– Может, они считают, что в горах проще оторваться от погони, – усмехнулся Рико.

– Не могут они полностью быть уверены в том, что погоня собьется со следа, так что твой сарказм неуместен, Рико. Может, я не такой искушенный следопыт, но я хорошо знаю лошадей. Ты просто загонишь их, если не сбавишь скорость.

– На этот раз ублюдок не уйдет от меня, – сверкнул Рико глазами.

– Тогда почему бы тебе не сбавить темп, не обдумать все хорошенько и не взвесить все варианты, вместо того чтобы лететь сломя голову?

– Я спешу нагнать их до захода солнца, капитан. Если нагоним их сегодня, то, может быть, успеем спасти женщин.

– Значит, ты чувствуешь, что у них есть шанс?

– Шанс остаться в живых – да. Избежать насилия– вряд ли.

– А скажи-ка ты мне вот что, – попросил Дон, – разве на такой скорости нет опасности сбиться со следа?

– Я уже просчитал: они движутся к погибели.

– Я ничуть не сомневаюсь. Гореть им в аду.

– А имел в виду город Дамнейшн, Мастерс.

– А я и не знал, что есть город с таким названием. Мы никогда не патрулировали этот район, я и не видел его на карте.

Рико сбавил темп.

– Это потому, что приличные люди обходят это место стороной. Там всего несколько разрозненных строений и царит беспредел. Надежный приют для всякого сброда и головорезов. Они могут укрыться там до получения выкупа.

– Если этот город в самом деле так страшен, то, возможно, у него там есть свои люди.

– Может, и есть, хотя раньше не было. Слаттер, братья Карсон и Кэнзас Броуди промышляют вместе уже три года.

– А ты бывал раньше в этом городе?

– Однажды. Доехал до него, следуя за одним дезертиром, но он уже ввязался в драку с кем-то из местных и погиб от удара ножом в живот. Я не стал там задерживаться и требовать выдачи его тела. – Рико сверкнул улыбкой. – Ты еще хочешь продолжать, Мастерс? Подбородок Дона выдал его решимость.

– Больше, чем когда-либо. Они должны спешить не меньше, чем мы, так что женщины наверняка еще живы, иначе мы наткнулись бы на их тела.

– Может, вы еще успеете, капитан Мастерс.

Город представлял собой сочетание строений под терракотовыми крышами с глинобитными хижинами. Когда они добрались до него, уже стемнело. Несколько человек, попавшихся им на глаза на улице, оказались мексиканцами и смотрели на них с любопытством.

Испанский был для Рико вторым родным языком, но когда он спрашивал о Слаттере, люди качали головами или пожимали плечами. Никто, похоже, его не видел.

Возле таверны они спешились и привязали лошадей.

– Если они в городе, то здесь мы кого-нибудь из них точно повстречаем, – сказал Рико.

– Думаешь, ты их узнаешь, если увидишь? – удивился Дон.

– У меня хорошая память на лица, амиго. И я никогда не забуду того, кто пытался меня повесить.

– А что, если они узнают тебя? – справился Дон.

– Сомневаюсь. Это было три года назад. К тому же я тогда носил длинные усы. – Он провел ладонью по темной щетине подбородка. – И последние пять дней я не брился, так что это только на руку. Запомни, все разговоры веду я, – предупредил Рико, вынимая винтовку из чехла.

– Собираешься сделать все этим «винчестером»?

– Если повезет и найду их здесь.

Рико распахнул вращающиеся двери и оглядел помещение, утопающее в табачном дыму. За одним из столов пятеро мужчин играли в карты. Еще с полдюжины мужчин сидели за другими столами, и еще двое стояли у стойки бара.

Люди повернули к ним головы и, оценив любопытными взглядами, возобновили свои прежние занятия.

– Видишь кого-нибудь из них? – прошептал Дон. Рико метнул на него недовольный взгляд.

– Держи рот на замке, – буркнул он, направился к бару и бросил на прилавок сверкающую монету. – Два пива.

– Только виски, – отозвался бармен и налил каждому по стаканчику. Затем уставился на них прищурившись. – Что-то не припомню, чтобы я раньше когда-нибудь видел вас здесь.

– Слаттер тут? – спросил Рико.

– Не припомню такого имени, – сказал бармен.

– Он ждет нас, – спокойно добавил Рико. – Сказал, что мы встретимся с ним здесь. Подождем. А пока пришли нам стейки с картошкой.

Взяв бутылку и стаканы, он переместился за стол.

– Что у тебя на уме? – тихо спросил его Дон. – Мы просидим тут всю ночь в ожидании Слаттера?

– Сиди тихо, дай мне подумать, – обронил Рико. – Ешь быстро, чтобы мы успели убраться отсюда.

Как только они съели свой ужин, к ним подошел бармен, чтобы убрать посуду.

– Где можно снять комнату на ночь? – осведомился Рико.

– У меня есть одна свободная комната наверху.

– Хорошо, мы ее займем. Когда Слаттер появится, скажи ему, где нас найти. В городе есть общественная конюшня?

– В конце улицы, – сообщил бармен.

– Шлюхи?

– Моя жена. Она обслуживает постояльцев, когда не жарит стейки на кухне. Она и вас двоих обслужит.

Рико с трудом удержался, чтобы не врезать кулаком по похотливой физиономии ублюдка.

– Ты в этом уверен? Мы оба любим жесткие игры.

– Она любит все, парни.

– Если она хотя бы наполовину так же хороша в этом, как в стряпне, то мы славно проведем время. Верно, приятель? – Рико ткнул Дона локтем в бок. – Мы вернемся, как только пристроим лошадей.

На улице Рико прямиком направился в сторону конюшен и улыбнулся, услышав, что за спиной скрипнули петли дверей таверны.

– Не оборачивайся. Думаю, мой план сработал. Человек за соседним столиком прислушивался к нашему разговору. Похоже, мы скоро узнаем, где Слаттер.

Они вошли в безлюдную конюшню. Почти сразу же за ними следом проскользнула одинокая тень. Рико узнал в нем человека из бара.

– Ты здесь главный?

– Да. Слышал, интересуетесь Беном Слаттером. Рико взглянул на Мастерса.

– И что с ним?

– Сегодня его не будет в городе.

– Откуда знаешь?

– Я проезжал мимо его лагеря. Он со своей бандой остановился на ночлег.

– Женщины с ними? – уточнил Дон.

– Вроде. Я мельком их видел. Как только понял, что это Слаттер, сразу дал деру. Вы с ними лучше не шутите, парни.

– Где они были?

– У воды. Милях в пяти отсюда.

– Ты проводишь нас?

– Ни за что, – буркнул мужчина. – Эти ребята опасные. Они убьют меня, если узнают, что это я навел вас на них. Я видел, как пьяный Слаттер ударил ножом человека только за то, что тот столкнулся с ним. И слышал, что то, что они вытворяют с женщинами, прежде чем их убить, гораздо страшнее того, что делают индейцы.

– Мы хорошо заплатим тебе, если ты проводишь нас туда, – пообещал Рико.

– Деньги мертвому не нужны. Вы, случайно, не люди шерифа?

– Нет, мы хотим спасти захваченных ими женщин, – вставил Дон.

– Ничем не могу вам помочь. Я только решил вас предупредить, что их не будет сегодня в городе.

Рико очень нервничал. Его трехлетние поиски могли увенчаться успехом, и он не хотел выпускать удачу из рук.

Как только незнакомец собрался уйти, Рико схватил его за грудки и с силой прижал к стене.

– Послушай, трус, если ты не покажешь, где они, я убью тебя собственной рукой.

– Ладно-ладно, отведу вас туда! – воскликнул мужчина.

– Идем, – Рико отпустил его – мы теряем время.

* * *

Возбуждение Рико росло, по мере того как они приближались к цели. После трех лет бесконечной погони он наконец разберется с бандитом, который изнасиловал и убил его мать.

Только после этого он сможет начать нормальную жизнь. Вернется к своим двоюродным братьям в Калифорнию, попытается создать семью.

Пронзительный женский крик заставил их остановиться и спешиться.

– Вали отсюда, – приказал Рико проводнику.

Повторять дважды ему не пришлось – тот развернул лошадь и в секунду исчез. Рико и Мастерс, взяв в руки оружие, двинулись к лагерю.

Минуты тянулись, как часы, пока Дженни ждала, когда Кэнзас уснет, чтобы попытаться бежать. Без костра фигуры на земле были едва различимы, но она знала, где лежит Андреа. Слаттер продолжал храпеть, когда дрожащей рукой она вынула нож из голенища его сапога. Затем, согнувшись, пересекла поляну и приблизилась к спящей Андреа, зажала ей ладонью рот, чтобы та не подняла тревогу. Испуганная Андреа открыла глаза. Дженни подала знак, чтобы та молчала, и быстро перерезала веревки на ее руках. Предупреждающий крик Андреа раздался слишком поздно.

Слаттер схватил Дженни за волосы и резким рывком поднял на ноги. Грязно ругаясь, он одним ударом сбил ее с ног. Опасаясь за племянницу, Андреа прыгнула на него, чтобы оттащить, но Слаттер начал ее душить.

Сжав нож, Дженни всадила его Слаттеру в плечо. Его разъяренный рев разбудил остальных бандитов, и они бросились ему на помощь. Отпустив Андреа, Слаттер выхватил из-за спины второй нож и обрушил всю свою глухую злобу на Дженни.

Она попыталась убежать, но ее остановили. С ножом в руке Слаттер приближался.

– Ах ты, коварная дрянь. Ты поплатишься за это. На землю ее, парни.

Эдди и Керли распластали ее на земле.

В глазах Слаттера вспыхнул огонь злорадного безумия.

– Хотела поиграть с ножичками, сестренка? Сейчас ты узнаешь, что это за удовольствие. Твой папочка получит тебя по частям.

– Нет! – в ужасе воскликнула Андреа и рванулась к Дженни на выручку, но Кэнзас удержал ее.

Вдруг ночь вспорол звук выстрела, и все разом подняли головы. Эдди повалился вперед. Из его виска струилась кровь. Слаттер и Кэнзас метнулись к ближайшему укрытию. А Керли подскочил к Эдди.

– Он мертв. Мой брат мертв! – закричал он и тут же рухнул – следующий выстрел попал ему в сердце.

– Это чертов патруль! – рявкнул Слаттер, обращаясь к Кэнзасу. – Мне следовало прикончить тебя на месте.

– Это не солдаты. Они были бы уже на поляне! Это бандиты. Им нужны наши лошади и добыча.

В то время как Кэнзас и Слаттер спрятались за валуном, женщины остались лежать на земле. Поскольку мужчины не могли достать их или застрелить, не обнаружив себя, Дженни решила подползти к Андреа.

– Ты не пострадала? – прошептала она.

– Нет. А ты? – спросила Андреа.

– Тоже нет. Это наш шанс на спасение. Кэнзас сказал, что это бандиты. Может, они еще хуже банды Слаттера. Давай попробуем удрать и будем надеяться на то, что они тут перебьют друг друга, – сказала Дженни под свист пуль. – Прижимайся к земле и ползи за мной.

Так, ползком, они пересекли поляну и скрылись за деревьями.

Глава 5

– Проклятие! – выругался Рико, выйдя на поляну.

Если бы Эдди Карсон не закрыл ему обзор, он мог снять Слаттера первым же выстрелом. Выстрел Мастерса поразил Керли. Слаттер и Кэнзас ответили огнем. Но теперь они исчезли.

Мастерс, увидев, что женщины уползают, двинулся за ними. Он не знал, в каком они были состоянии, – на таком расстоянии трудно определить.

Рико подобрал с земли нож, оброненный Слаттером в начале боя. На нем виднелись следы крови.

Хруст ветки заставил его резко повернуться. Различив силуэт приближающейся фигуры, Рико опустил винтовку.

– Черт подери, Мастерс, ведь я мог застрелить тебя. Неужели не хватает ума окликнуть меня?

– Откуда я знал, что это ты, пока не подошел ближе? – огрызнулся Дон.

– Обнаружил следы женщин?

– Нет. Там, за деревьями, совсем темно. Не видно ни зги. Слаттер и Кэнзас мертвы?

– Нет, смылись.

– Боже, эти зверюги могут случайно наткнуться на Андреа и Дженни! И теперь они точно убьют их. Нам нужно найти женщин раньше Слаттера.

– Удачи тебе, Мастерс. Но пока не рассветет, ты ничего не сделаешь, – сказал Рико. – Я иду за Слаттером.

– А женщины?

– Теперь это твоя проблема.

– Может, они заблудились или ранены! Бог знает, что эти убийцы могли с ними сделать до нашего появления. Или сделают, если обнаружат.

– Доставить их в форт можешь и без меня.

– Рико, твоя помощь нужна мне сейчас. Кроме Слаттера, здесь есть и другие опасности. Очень важно найти их немедленно.

Рико вздохнул. В глубине души он понимал, что ему не будет покоя, пока они не найдут женщин.

– Ладно. Но до рассвета мы все равно ничего не сможем сделать. Давай немного вздремнем. Уже через пару часов начнет светать.

Спустя час, измученные от страха и бега в темноте, Дженни и Андреа остановились и привалились к одному из валунов, расположенных вдоль тропы.

– Как твоя лодыжка? – спросила Дженни тетю. Андреа тяжело опустилась на землю.

– Болит, но я могу на нее ступать. Прости, Дженни. Я понимаю, что из-за меня мы еле двигаемся.

– Думаю, нам нужно найти безопасное место, где можно было бы укрыться до восхода солнца. С рассветом уже будет проще ориентироваться, – заметила Дженни.

– Ты хотя бы приблизительно знаешь, где мы находимся?

Дженни покачала головой и присела рядом.

– Я просто хочу уйти как можно дальше от бандитского лагеря.

– Откуда ты знаешь, что мы идем в правильном направлении?

– А я когда-нибудь сбивалась с пути? Возле источника нужное нам направление было прямо за моей спиной. Я с того места не сдвинулась, пока не подползла к тебе. – Она указала на небо. – Видишь ту яркую звезду? Это Полярная звезда. Она служит мне ориентиром. Когда солнце встанет, мы пойдем на восток.

– Но мы можем ошибиться и пройти в стороне от форта.

– Когда выберемся отсюда, наверняка набредем на какой-нибудь город или на ранчо.

– Хотелось бы, – обронила Андреа. – А теперь давай найдем безопасное место и дождемся утра.

– Полагаю, что это место ничуть не хуже других. Давай устроимся между двух камней и немного поспим. Да и нога твоя отдохнет.

Спрятавшись между валунами, они прижались друг к другу, чтобы не замерзнуть.

Но Андреа продолжали мучить сомнения.

– Дженни, а что, если это был патруль капитана Мастерса?

– В таком случае больше стреляли бы. Скорее это был Рико Фрейзер. Но он был бы один. – И, подумав, добавила: – Нет, уверена, что это напала другая банда.

Дженни закрыла глаза и задремала, когда Андреа спросила:

– Как ты думаешь, если это мистер Фрейзер, его не убили? Ведь их было четверо против одного.

– Не знаю. Я не собиралась выяснять, что там происходит, и думала только о том, как бы скорее убраться оттуда.

– А что, если Слаттер все еще жив и продолжает охотиться на нас? – спросила Андреа дрожащим голосом.

– Сомневаюсь, что он пойдет в, сторону форта, где силы будут не в его пользу. Хотя такой безумец, как он, способен на все.

Андреа поежилась.

– Если это все же был мистер Фрейзер, буду молить Бога, чтобы он остался в живых.

– Не думаю, что этого наемника легко убить… – И Дженни в конце концов сморил сон.

Когда рассвело, Дженни и Андреа проснулись. Шел легкий дождик.

– О, дорогая, твоя щиколотка так распухла! – воскликнула Дженни.

– Я уверена, что смогу идти.

Морщась от боли, Андреа сделала несколько шагов.

– С такой ногой нельзя путешествовать. Придется остаться здесь, пока отек не спадет. Я помогу тебе спрятаться между камнями, а сама поищу место получше. Может, повезет и я найду другой источник воды.

– Ты же не уйдешь далеко, правда?

– Нет. Уверена, что теперь, когда уже рассвело, найду что-нибудь поблизости. Сиди в укрытии, пока я не вернусь.

– Будь осторожна, Дженни, – напутствовала ее Андреа.

– Хорошо. Оставайся на месте и отдыхай. Я скоро вернусь.

* * *

Проснувшись, Дон обнаружил, что ночью прошел дождик. Земля и листья на деревьях были мокрыми. Ни Рико, ни его лошади он не увидел и первым делом подумал, что скаут все же бросился в погоню за Слаттером. Его охватило чувство безысходности. Рико дал слово, что поможет найти девушек, и Дон мог поклясться жизнью, что скаут сдержит обещание.

Он знал границы своих способностей, знал, что в скауты не годится. Единственное, в чем был уверен, так это в том, что форт был на северо-востоке. Но сообразят ли Андреа и Дженни, что двигаться нужно в сторону восходящего солнца, гадал Дон, седлая лошадь. Возможно, если повезет, он обнаружит их следы.

«Проклятый Рико!» – думал он, направляясь на север, куда, как видел ночью, ползли женщины. Как он мог бросить двух беспомощных женщин?

Не зная, что ищет, Дон медленно ехал, изучая грунт. Увидев на влажной земле легкий отпечаток следа, он спешился. При ближайшем рассмотрении определил, что след слишком мал, чтобы принадлежать мужчине. И был свежим, иначе его смыл бы дождь. Уверенный теперь, что движется в правильном направлении, Дон продолжил путь.

У скопления валунов, где весь грунт был истоптан, он остановился и спрыгнул с лошади. Девушки, должно быть, провели ночь здесь.

– Андреа, Дженни! – позвал он.

– Дон! – откликнулся радостный голос.

Из-за камней выбралась Андреа и с плачем бросилась ему на шею. Он прижал ее к себе.

– Где Дженни? – спросил Дон, когда она немного успокоилась.

– Пошла искать воду и место, где можно укрыться. Я подвернула лодыжку, и мне трудно идти.

Дон усадил ее и осмотрел ногу.

– Сомневаться не приходится. Дня два нужно беречь ее и не ступать на нее, – сказал он и взял флягу, прицепленную к седлу. – Как только Дженни вернется, мы уйдем отсюда. Вы вдвоем сможете ехать на моей лошади.

– На вашей лошади? А где ваш отряд?

– Нет отряда. Я один.

– Значит, это вы напали на банду прошлой ночью? Мы думали, что это бандиты, поэтому убежали.

Дон расплылся в улыбке:

– По крайней мере в правильном направлении. Правда, я понятия не имею, где мы находимся.

– Не хотите ли вы сказать, что тоже, как и мы, не знаете дороги? – Она не смогла скрыть разочарования.

– Я прибыл сюда с Рико Фрейзером, с которым познакомил вас на прошлой неделе. Но когда я сегодня утром проснулся, его уже рядом не было. Вероятно, отправился в погоню за Слаттером и Канзасом Броуди. Похоже, ночью им удалось ускользнуть от нас. – Дон нервно огляделся. – Как давно ушла Дженни?

– Минут тридцать назад. Боитесь, что Слаттер идет по нашему следу?

– Не знаю. Я не такой опытный следопыт, как Рико.

– Господи, вдруг они поймали Дженни?

– Думаю, они постараются покинуть эту местность. И чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше.

– Вы знаете дорогу в форт?

– Уверен, что смогу привести вас туда. Если продолжим двигаться на восток, то пересечем тропу…

Внезапный ружейный выстрел прервал их разговор, и пуля срезала кору с дерева рядом с Доном. Испугавшись, его лошадь ускакала.

– Пригнитесь, – приказал Дон, уводя Андреа в укрытие из камней.

– Не знаю, кто вы, мистер, – раздался голос, – но мне нужна эта женщина.

– Это Слаттер, – произнесла Андреа. – Я узнаю его голос из тысячи.

– Черт! Мое ружье осталось на лошади, а пистолет на таком расстоянии бесполезен.

– Вы слышите меня? – крикнул Слаттер.

– Я капитан Дональд Мастерс. Кавалерия Соединенных Штатов, – выкрикнул Дон. – Сложите оружие и выходите, подняв руки. Мой отряд рядом, и ваш выстрел уже наверняка насторожил их.

– Ты не солдат, малыш. Я видел тебя. Ты был не в мундире. И здесь поблизости нет никаких солдат, иначе я бы их заметил. Так что мотай отсюда, я дважды повторять не стану.

Дон сунул Андреа свой «кольт».

– Как только я встану, бегите к камням и стреляйте в любого, кто к вам приблизится.

– Он убьет вас, как только вы подниметесь, – испугалась она.

– Делайте, как я сказал, Андреа. Давайте.

– Время вышло, – рявкнул Слаттер.

И опять над их головами засвистели пули.

– Ладно, ладно, – крикнул Дон. – Выхожу. Но как я узнаю, что вы не застрелите меня, если я встану?

Слаттер вышел на открытое пространство и положил ружье на землю.

– Я человек слова, мистер.

– Женщина говорит, что у вас есть сообщники.

– Они все мертвы. У тебя десять секунд, чтобы убраться отсюда. Счастливого пути, сосунок, – крикнул Слаттер, когда Дон встал. – И передай дьяволу, что Бен Слаттер шлет ему свой привет.

Выстрелом из укрытия Кэнзас поразил Дона, а после второго выстрела он упал на землю.

Андреа подползла к упавшему Дону и разрядила всю обойму в стрелявших. Но ее пули не достигли цели. Плача, она уронила голову на грудь Дона и ждала приближения Слаттера и Канзаса.

Глава 6

Дженни пребывала в паническом состоянии. Она не только не сумела найти еды или воды, а вообще сбилась с пути.

Сделав глубокий вдох, она в десятый раз огляделась вокруг. «Не паникуй!» Она могла поклясться, что шла правильно. Но теперь все выглядело иначе, все было одинаковым. Деревья, камни… Почему она не попыталась запомнить дорогу получше?

Она опустилась на землю. «Думай, Дженни, думай. Ты не могла уйти далеко, ты где-то совсем рядом».

Удаляясь от Андреа, она спускалась вниз по склону. Значит, чтобы вернуться, нужно подняться вверх. Она это уже сделала. Потом она повернула – налево или направо? Дженни вскочила. «Направо! Я повернула направо, когда дошла до засохших пинии! Найди эту рощицу, Дженни. Она должна быть где-то здесь. И на этот раз запоминай, куда идешь».

Взобравшись на самый большой утес, Дженни увидела засохшие деревья. Дойдя до них, нашла сломанную ветку, подобрала камень и забила ее в землю. Собрав мелкие камешки, выложила из них стрелку, указывавшую в ту сторону, куда она направлялась. Затем набила камешками карманы, чтобы отмечать дорогу при смене направления. На этот раз она точно не будет ходить кругами. И она решительно отправилась на поиск того места, где оставила Андреа.

Пройдя с полмили и убедившись в том, что идет не в ту строну, Дженни повернула назад. Но в этот момент из-за дерева появилась фигура, заставившая ее испуганно вскрикнуть.

– Вышли прогуляться, мисс Берк?

– О, слава Богу, – с облегчением выдохнула она, узнав Рико Фрейзера.

– Позвольте вас спросить, что вы здесь делаете, мэм?

– Ищу что-нибудь поесть и попить.

– Оставайтесь там, где стоите. Я сейчас вернусь, – велел он.

Она с облегчением опустилась на землю, чтобы дождаться его возвращения. Даже на таком небольшом участке она не смогла найти то место, которое искала, в то время как он шел за ними от самого ранчо.

Спустя несколько минут Дженни начала волноваться. Если бы на Рико напали, она наверняка услышала бы шум. Она не знала, что делать – оставаться на месте или попытаться найти его. Она уже стала подниматься, когда вдруг увидела Рико. Он вел под уздцы свою лошадь. Дженни с облегчением снова села.

– Спасибо, – поблагодарила она, когда он протянул ей флягу.

Вода оказалась теплой, но все равно доставила удовольствие.

– Разумнее пить мелкими глотками, – посоветовал Рико. – Особенно на пустой желудок. – И протянул ей полоску вяленого мяса.

– А где армейский патруль? – спросила Дженни, откусывая мясо.

– Нет никакого патруля.

Дженни с недоверием посмотрела на него:

– Значит, нас прошлой ночью атаковала другая банда?

– Нет, это были мы с капитаном Мастерсом.

– О нет… Его убили в перестрелке?

– Нет. Были убиты оба брата Карсона, а Слаттер и Кэнзас бежали. Я с утра, проснувшись, сразу помчался в Дамнейшн.

– Дамнейшн?

– Это небольшой городок, недалеко отсюда, куда частенько наведывается Слаттер со своей бандой. Но их там не оказалось. Когда я вернулся к воде, Мастерса там не было, он исчез. Наверное, он ищет вас. Где ваша тетя?

– Сидит в укрытии. Она подвернула ногу и не может на нее ступать, а я пошла искать более подходящее место, но теперь не могу найти дорогу назад.

Дженни снова поднесла флягу к губам, и Рико увидел, в каком состоянии ее запястья. Синяки на лице свидетельствовали о том, что ей довелось перенести в плену у Слаттера.

– Судя по вашему виду, вам тоже медицинская помощь не помешает.

– Я распорола колено. Мне нужно его обработать.

– Позволите взглянуть?

Дженни развязала ногу и полила рану водой. Изучив порез, Рико направился к седельным сумкам и вернулся с набором медикаментов.

– Это лучшее, что я могу предложить. Опустившись рядом на одно колено, он стал обрабатывать ее рану.

Он прикасался к ней очень осторожно, даже нежно. Рука, придерживавшая ее ногу, была теплой и удивительно успокаивающей. По ноге вверх побежали мурашки, но это, должно быть, из-за раны, а не от волнения, вызванного его действиями. Их взгляды встретились. В его теплых глазах было столько сострадания.

– Сделайте глубокий вдох, мисс Дженнифер, будет немного щипать.

Ощутив на открытой ране жжение от йода, Дженни застонала и прикусила губу, чтобы не закричать.

– Как это случилось? – спросил он.

– Я распорола колено о сук на земле, – пробормотала Дженни.

Жжение потихоньку прошло. Прикрыв рану куском марли, Рико ловко оторвал от подола ее юбки узкую полоску и перевязал колено.

– Повязка должна продержаться до возвращения в форт. Теперь предлагаю забрать мисс Андреа и убираться отсюда как можно скорее. Слаттер и Кэнзас где-то поблизости. Я видел их следы. И шестое чувство мне подсказывает, что Мастерс тоже где-то недалеко. Надеюсь, мы встретимся с ним раньше, чем они.

При всей безрадостности его сообщения Дженни не могла не чувствовать себя рядом с ним в безопасности.

Рико Фрейзер источал уверенность, которая, как пришлось ей признать, вовсе не была похожа на высокомерие, как ей показалось при первой встрече. Этот человек чувствовал себя на природе абсолютно свободным, как любой бродивший здесь зверь или устремленная в небо могучая сосна.

– Вы думаете, преступники преследуют нас?

– Не думаю, я знаю это. Раз или два видел их следы. Они пересекались с вашими следами, следами Мастерса и вашей тети. Как на параде. Если я смог вас обнаружить, то им это тоже по силам. Особенно после того, как вы оставили на земле стрелку, указывающую, куда пошли. Это для них хороший ориентир.

– Это я для себя оставила, чтобы не ходить кругами. А как вы догадались, что стрелку сделала я?

– Мужчина сделал бы засечку на дереве.

Поскольку никаких подручных средств у нее не было, его критика вызвала у Дженни раздражение.

– Как глупо с моей стороны! Когда в другой раз буду удирать от бандитов, воспользуюсь вашим советом и попрошу у какого-нибудь из них взаймы нож. Или вместо того, чтобы искать воду и еду, буду сидеть в укрытии и ждать вашего появления. Насколько помнится, кто-то хвастался тем, что является самым лучшим скаутом.

– Похоже, я и вправду говорил это, – признался он и, широко улыбаясь, добавил извиняющимся тоном: – Но вам не следовало принимать меня всерьез.

Его обаятельная извиняющаяся улыбка смягчила ее оскорбленные чувства, и Дженни тоже улыбнулась в ответ:

– Я и не приняла, а просто отнесла замечание на счет вашего тщеславия, сэр.

В его темных глазах заплясали веселые огоньки.

– А я спишу вашу колкость на счет перенесенного вами горестного опыта. Итак, где вы оставили свою тетушку?

«Гордыня предшествует падению», – подумала Дженни грустно.

– Видите ли, мистер Фрейзер, в этом состоит другая проблема. Я не… то есть… дело в том, что я… заблудилась. – Она едва выдавила из себя последнее слово.

– Вы – что?

Рико сдвинул шляпу на затылок.

– Я не могу найти то место, где оставила ее. – И, униженная, тут же атаковала: – В отличие от вас, сэр, я совсем не похожа на Дэниела Буна[1].

Внезапный звук ружейного выстрела прервал их дискуссию. Рико толкнул Дженни на землю.

– Лежать. Похоже, что Слаттер уже нашел для нас вашу тетю.

– Господи, вы полагаете, он ее застрелил?

– Либо ее, либо капитана Мастерса. – Прозвучало еще несколько выстрелов. – Должно быть, они обнаружили и Мастерса. – Рико выхватил из чехла ружье. – Оставайтесь здесь. Я за вами вернусь.

– Ни за что. Я иду с вами. – Дженни бросилась за ним.

К Андреа их привели ее крики. Она яростно отбивалась от двух бандитов. Неподалеку лежал Мастерс. Сосредоточенные на борьбе, злодеи не заметили приближения Рико.

– Держи ее за руки! – кричал Слаттер, срывая с Андреа одежду, и вдруг схватился за шею. – Проклятие! – завопил он. – Из-за стервы у меня снова открылась рана. Опять потекла кровь. – Сдернув с шеи платок, он начал перевязывать плечо.

– Оставайтесь здесь и сидите тихо, – приказал Рико Дженни.

Подойдя ближе, он тщательно прицелился и выстрелил Кэнзасу в голову. Преступник упал замертво. Рико перевел ствол на Слаттера, когда тот рванулся к лошади. Первая пуля просвистела рядом, а вторая ранила его в ногу, когда он уже вскочил в седло. Освободив коня Канзаса, Слаттер ударил его по крупу и, пришпорив свою лошадь, пустился следом галопом.

Рико выпрыгнул из укрытия и устремился за ним. Сделал на бегу еще один выстрел, но промазал. Тем временем Слаттер уже исчез среди деревьев. Обескураженный Рико вернулся к женщинам.

Дженни кинулась к Андреа и, заключив ее в объятия, прижала рыдающую тетю к груди.

– Не приближайтесь, – крикнула она Рико. – Лучше найдите что-нибудь, чем ее прикрыть. Ее одежда изорвана в клочья.

Рико снял с себя рубашку и, бросив ей, присел возле Мастерса. Одна пуля попала ему в левое плечо, вторая – в мышцы левого бедра. Рико приложил ухо к груди капитана.

– Он еще дышит.

– Он жив?

Андреа села.

– Он в порядке. – Рико перевернул Дона и осмотрел рану. – Рана чистая. Пуля прошла насквозь.

Исследование раны на бедре принесло еще более оптимистичные результаты. Пуля только полоснула плоть, хотя и вызвала сильное кровотечение.

Рико снял с шеи платок и туго перетянул Мастерсу бедро. Затем аккуратно срезал с Мастерса рубашку. Сделал из ткани тампон и зажал рану на плече, чтобы остановить кровь. Пока он занимался Доном, к ним подползла Андреа.

– Он потерял столько крови, – заметила она. – Как вы думаете, он выживет?

– Время покажет, мэм. Хорошо, что нам хоть не нужно выковыривать из него свинец. Сейчас нельзя его трогать, так что пойду схожу за своей лошадью. Если через десять минут не вернусь, ослабьте повязку на его ноге.

– А что, если, пока вас не будет, вернется Слаттер? – спросила Дженни.

– Сомневаюсь. Возможно, он решил, что это та же банда.

– А если вы ошибаетесь, и он все же вернется? – не унималась Дженни.

Рико вынул свой «кольт» и протянул ей.

– Вы умеете стрелять из пистолета, верно?

– Конечно. – Она взяла оружие, и Рико скрылся в чаще. – Только не умею попадать в цель, – пробормотала она.

Стоя на коленях рядом с Доном, Андреа с улыбкой подняла глаза. В них блестели слезы.

– Он жив, Дженни. Он жив.

Верный своему слову, Рико вскоре вернулся верхом на Буцефале и привел за собой вторую лошадь.

– Я нашел лошадь Мастерса, она была неподалеку.

Он достал из седельной сумки кресало и протянул Дженни:

– Разведите огонь, а я позабочусь о Мастерсе. Мне нужна будет горячая вода.

Дженни беспомощно смотрела на кресало.

– А спичек у вас нет? Я не знаю, что с этим делать.

– Тогда самое время научиться, – сказал он.

– Я могу развести огонь, – предложила Андреа. – Меня научил Стампи.

Рико указал на соседние деревья.

– Уверен, там найдется много хвороста, мисс Джен-нифер, – заметил он и, ловко расседлав лошадей, бросил на землю седельные сумки. – Здесь вы найдете кофе, вяленое мясо и что-нибудь из одежды.

– Спасибо, мистер Фрейзер, – поблагодарила Андреа.

Он широко улыбнулся:

– Меня зовут Рико, мэм. Буду вам благодарен, если станете называть меня по имени.

Она тоже улыбнулась:

– С радостью, Рико. А я Андреа.

К тому времени, когда Дженни вернулась с охапкой хвороста, Рико сумел приостановить кровотечение у раненого Мастерса. Андреа нашла в седельной сумке рубашку, пару джинсов и быстро развела огонь. Ожидая, пока закипит вода, Рико отрезал ей кусок веревки, чтобы подпоясалась.

Сам Рико пока ходил без рубашки. По его мускулистой груди вниз к плоскому животу сбегала дорожка темных волос. Дженни как зачарованная смотрела на игру его мышц на руках и широких плечах. Он ловко поднял Мастерса и понес его в тень, под дерево, где Андреа уже успела расстелить одеяло, причем делала она все легко и грациозно.

К тому времени как Рико закончил перевязку, Дон был еще без сознания и дыхание оставалось прерывистым. Чтобы рука не оттягивала раненое плечо, Рико зафиксировал ее с помощью своего шейного платка.

Андреа не отходила от Дона ни на минуту.

– Будем надеяться на лучшее, – произнесла она, когда Рико закончил заниматься Доном.

– Сколько у нас осталось воды? – спросил Рико, направляясь к сумкам за рубашкой.

– Мы использовали все, что было в твоей фляге, и половину из фляги Мастерса.

– Я знаю, где есть свежая вода. – Рико взял винтовку и фляжки. – В течение часа вернусь. Без меня не двигайтесь с места.

– Надеюсь, пока Дэниел Бун будет отсутствовать, Слаттер здесь не объявится, – вздохнула Дженни.

– Дженни, мы перед Рико в долгу. Он спас нас всех. Они ранили капитана Мастерса. Слаттер убил бы тебя, а меня, если бы не он, эти дикари изнасиловали бы и убили.

– О, тетя Андреа, я, конечно, благодарна мистеру Фрейзеру. Бесконечно благодарна. Но с момента первой встречи он все время меня подковыривает. И, должна признаться, вы что-то быстро перешли с ним на приватный стиль общения. Я считаю это неприличным, – пробурчала Дженни.

Андреа понимающе улыбнулась:

– А тебе не кажется, что в данных обстоятельствах будет нелепо придерживаться салонных манер и думать о правилах приличия?

– Правила приличия светских салонов – это то, что отличает нас от животных, – фыркнула Дженни.

Впервые за эти дни Дженни увидела в глазах Андреа озорные искорки.

– Будешь придерживаться этого правила, останешься, как я, старой девой, – заметила она, затем отвернулась и стала ухаживать за своим пациентом.

Глава 7

Дженни задремала, а когда проснулась, то обнаружила, что Рико уже вернулся, а Дон Мастерс, к общей радости, пришел в сознание.

– Он такой горячий, Рико. Боюсь, что у него жар, – заметила Андреа озабоченно, когда Дон снова впал в забытье.

– Я предполагал, что это может случиться, но у меня ничего нет, чтобы облегчить его состояние, – посетовал Рико.

– Можно взять воды и положить ему на лоб холодный компресс.

– Конечно, это принесет ему некоторое облегчение.

Вскоре Дон снова пришел в себя.

– Дон, пожалуйста, лежите спокойно, иначе у вас откроется кровотечение, – взмолилась Андреа.

С трудом выговаривая каждое слово, он обратился к Рико:

– Нам нужно убираться отсюда. Мы подвергаем дам большому риску.

– Трое из его людей убиты, а Слаттеру хватит ума, чтобы не возвращаться сюда одному. Мисс Дженнифер ранила его ножом, а я всадил ему пару пуль, так что скорее всего он где-нибудь отсиживается и зализывает раны. А может, уже отправился на тот свет.

Забыв об ужасах и трудностях последних двух дней, Андреа вдруг опять воодушевилась. Это было так похоже на нее. Дженни всегда завидовала способности тети быстро приходить в норму после любых передряг.

Радуясь тому, что Дон жив, Дженни по ситуации в целом никак не могла разделить ее оптимизма. Они по-прежнему находились в неизвестной глухомани, без пищи и крова и всецело зависели от одного человека, по сути, наемника, корчившего из себя бог весть что. И вот теперь он приближался к ней с двумя птицами, болтающимися на веревке.

– Теперь, мисс Берк, когда вы уже выспались, вам, наверное, нетрудно будет разделать перепелов, пока я соберу еще хвороста.

Она не стала объяснять ему, что практически не спала прошлой ночью, потому что несла караул возле Андреа.

– Разделать? А как, мистер Фрейзер?

Его издевательский смех и выражение лица вызвали у нее раздражение.

– Чтобы их можно было приготовить, мэм.

– Я не дура, сэр. Я понимаю, что вы имели в виду. Но у нас ничего нет: ни сковородок, ни кастрюль, ни приправ.

– Для начала их нужно ощипать и выпотрошить, – пояснил он нетерпеливо.

Сунув ей в руки дичь и нож, он опять вскочил на лошадь и ускакал.

Дженни с ужасом уставилась на мертвую птицу. Хромая, к ней подошла Андреа.

– Я все сделаю, Дженни.

Дженни с облегчением передала ей перепелов.

Время тянулось медленно. Несмотря на уверенность Рико, Дженни боялась, что Бен Слаттер опять объявится, выскочит откуда-нибудь как черт из табакерки.

Уже наступили сумерки, когда Рико наконец вернулся с двумя увесистыми камнями и большой вязанкой дров, взваленной на лошадь.

Он вынул из седельной сумки по пригоршне орехов и протянул женщинам:

– Возьмите. Заморите червячка, пока будет жариться птица.

Ободрав кору с двух веток и заострив их концы, он насадил на них птичьи тушки. Поставив в костер камни, он положил на них импровизированные вертела с перепелами, чтобы поджаривались.

– Можете потихоньку переворачивать их, чтобы не сгорели, – сказал он, обращаясь к Дженни.

– Благодарю за совет. Мне бы это никогда не пришло в голову, – ответила она сладким голоском.

Но он на обман не поддался.

– Вас что-то беспокоит?

Поведение девушки не сердило, а скорее забавляло его.

– Беспокоит? Конечно, нет. Меня же не похитил сумасшедший и не издевался надо мной. И друга моего не подстрелили, и его жизни ничто не угрожает, и я не голодна, не устала и не хочу в ванну. И за мной не охотится бандит, чтобы изнасиловать и убить, и я не завишу от человека, который обращается со мной как с идиоткой… Действительно, чего мне беспокоиться?

На мгновение она увидела сострадание в его глазах. Или ей это только показалось?

– Доверьтесь мне, мисс Берк, я знаю, что делаю, – сказал он.

– Придется, у меня нет выбора.

Рико улыбнулся:

– Именно это вас больше всего беспокоит. Не так ли, ваша светлость? – И, не дождавшись ответа, отошел, не дав возможности Дженни произнести последнее слово.

– Видишь? Что я тебе говорила? – обратилась она к Андреа. – Разве он не самонадеянный?

– Просто он немножко дразнит тебя, дорогая, – возразила Андреа.

– Дразнит? Значит, не умеет себя вести. Я буду рада, когда мы наконец от него избавимся.

– А я очень рада, что он с нами, – заявила Андреа. – Не забывай крутить вертела, милая.

Тетя поцеловала ее в щеку и, прихрамывая, отправилась к своему пациенту.

Подтянув колени к подбородку, Дженни в глубокой задумчивости смотрела на огонь. Если у Дона хватит сил на то, чтобы пуститься утром в путь, то, Бог даст, завтра в это время они уже вернутся в форт. Она представила, как вернется домой, сядет за стол и поест вкусной еды, приготовленной Андреа; примет горячую ванну и заберется в чистую постель. Неужели это случится? Пока ей было трудно в это поверить. Странно, что раньше она воспринимала все это как нечто само собой разумеющееся. Несмотря на то, что ей не нравилось жить на ранчо, Дженни не могла не признать, что ее жизнь – за исключением того, что она росла без матери, – была, в общем, довольно легкой и беззаботной. Из-за взаимоотношений с отцом она не замечала этих благ, дарованных судьбой. Не будь рядом Андреа, ее жизнь стала бы невыносимой. Дженни посмотрела на тетю, сидевшую рядом с Доном Мастерсом. Глаза Андреа были закрыты. Она то ли спала, то ли молилась. Несчастная женщина почти ничего не сделала в первый день их похищения, но зато теперь… она была незаменимой. Хотя тетя была старше Дженни всего на десять лет, она была для нее практически матерью. «Еще одно обстоятельство, которое ты воспринимала как само собой разумеющееся, Дженни», – мысленно укорила она себя.

– Какого черта вы делаете?

Рико бросился к костру и сорвал загоревшиеся вертела с камней.

– Господи, неужели вы не способны выполнить такое простое задание? – ругался он, сбивая пламя.

Дженни вскочила.

– Прошу прощения, я не заметила, как вертела загорелись.

– Конечно, потому что не следили за ними.

От его испепеляющего взгляда она поморщилась.

– Я же сказала – прошу прощения.

– Еще бы. Наверное, если бы вы, ваша светлость, когда-нибудь попытались сделать что-нибудь самостоятельно, то научились бы ценить то, что делают для вас другие.

Опыт общения с отцом научил Дженни не пасовать перед вспышками мужского гнева. Она не могла не улыбнуться, обнаружив, что оказалась в такой же ситуации с Рико Фрейзером.

– Я ценю то, что вы для нас сделали, но, простите меня, Дэниел Бун, если я не нахожу удовольствия в том, чтобы бродить по горам в рваной одежде, не причесываться, жевать вяленое мясо и спать под звездами.

Он искренне засмеялся, потирая свой заросший подбородок. «Похоже, в целом он неплохой малый», – подумала Дженни.

– Наверное, мне стоило бы привести себя в порядок. Спасибо за сравнение с Буном, мисс Дженни. Для меня это большая честь. Я восхищаюсь его подвигами. Но, говорят, он больше любит сырое мясо, а не горелое.

К счастью, к ним подошла Андреа и, проверив мясо, констатировала:

– Оно не такое уж горелое. Уверена, что это уже можно есть.

– Аллилуйя! – воскликнула Дженни. – Простите, что птица не сырая, как вы любите, Дэниел. Но если мясо в таком виде не поможет утолить голод, попробуйте подкрепиться своими словами.

Повернувшись, она отошла.

Рико с улыбкой проводил ее взглядом, после чего повернулся к Андреа.

– Сколько же огня в этой девушке.

– Огня и мужества, – согласилась Андреа с улыбкой. – Видели бы вы, как она противостояла Слаттеру. – Ее улыбка погасла. – И поплатилась за это.

Андреа коротко поведала Рико о том, что произошло, – как Слаттер со своими бандитами обращался с ними. Затем она снова вернулась к Дону.

Рико отрезал кусок мяса и положил на оловянную тарелку, после чего порезал его на более мелкие куски. Налил чашку кофе и понес все это Дженни, сидевшей под деревом.

– Вот, возьмите. Это гораздо вкуснее, чем вяленое мясо. – Протянул ей вилку. – Подумал, что вам наверняка это понадобится.

Дженни приняла все с благодарностью.

– Спасибо. И, Рико, прошу прощения…

– Не нужно извиняться, принцесса. Ешьте, пока еда горячая.

И Рико вернулся к костру.

Перепелка оказалась восхитительной даже без всяких приправ. Дженни взяла оловянную кружку и допила оставшийся кофе. Темный и крепкий, он, конечно, не мог сравниться с чаем, но он был горячим и доставил ей удовольствие.

Дженни подошла к огню и взглянула на Андреа. Тетя пыталась накормить Дона Мастерса, который в течение всего дня то впадал в забытье, то приходил в себя. Андреа явно чувствовала себя счастливой от того, что ей удается кормить человека из ложечки. Для Дженни это было загадкой. Она перевела взгляд на Рико. Он кормил и поил лошадей. С улыбкой он угощал своего коня овсом, ласково похлопывая его по крупу.

Этот человек просто клубок парадоксов. Он обращался с лошадью как с ребенком. И в то же время ради вознаграждения мог выследить и убить человека. Еще Дженни вспомнила, каким нежным он был, когда осматривал ее колено. Вспомнила она и сострадание в его красивых глазах, когда он перевязывал ее рану. Вспомнила и то, что взволновало ее больше всего, – тот восторг, который она испытала от его прикосновения. При этой мысли по ее телу прокатилась теплая волна, и Дженни отшатнулась от костра.

– Вы так трогательно ухаживаете за своей лошадью, – заметила она, когда Рико присел у костра.

– Буцеф – мой лучший друг.

– Какая необычная кличка.

– Его полное имя – Буцефал. Так звали лошадь Александра Великого. Вероятно, самую знаменитую лошадь в историй.

– Значит, вы представляете себя завоевателем мира, героическим королем всех времен и народов, мистер Фрейзер? – пошутила она.

Если ее знания истории и удивили его, то он скрыл свое удивление за улыбкой.

– Вовсе нет. Я Буцефала считаю самой великой лошадью. Вам еще нужна кружка, мисс Берк? – спросил он, кивая на кружку в ее руках.

Дженни протянула ему кружку, и их пальцы соприкоснулись, вызвав у нее приятный трепет. Взглянув на Рико, Дженни подумала, что и он, вероятно, испытал нечто подобное. На короткое время их взгляды встретились, но он тут же отвлекся на то, чтобы наполнить кружку.

«О чем ты думаешь, Рико Фрейзер?» – спросила она его мысленно, когда, опершись на руку, он вытянул свои длинные ноги и задумчиво уставился на огонь, отхлебывая из кружки кофе.

Погрузившись в свои мысли, Рико смотрел на пламя. Был ли Слаттер мертв? Выполнил ли он свою миссию, три года не дававшую ему покоя? Закончил ли свою гонку?

Чтобы поверить в это, он должен видеть все собственными глазами. Черт! Если бы он мог продолжить преследование, то наверняка обнаружил бы его. Пройдет еще три – пять дней, прежде чем он вернется сюда – к тому времени уже все изменится и трудно будет обнаружить какие-нибудь следы.

Но он не мог бросить женщин на раненого Дона, который сам нуждается в помощи и не сможет их защитить. Найдет он следы или нет, но он не остановится, пока не убедится в том, что Слаттер мертв.

Рико поднял голову. Андреа переместилась к огню и теперь занималась тем, что заплетала волосы Дженни в толстую косу. Блики пламени играли в ее каштановых прядях. Перевязав косу куском лианы, Андреа поцеловала Дженни в щеку и вернулась к Мастерсу.

Рико внимательно посмотрел Дженни. Никакие синяки на щеке не могли затмить ее красоту. Она была очень хороша собой, под стать своему неуемному духу. При всей избалованности и изнеженности ее ум и пылкость не могли не привлекать его.

«Наверное, потому что у тебя давно не было женщины».

Охота на Слаттера вытеснила из его головы все мысли о женщинах. Продолжая смотреть на Дженни, Рико почувствовал физическое влечение. Возможно, когда они вернутся в форт, он…

«О чем ты, черт подери, думаешь? Пока ты раз и навсегда не покончишь со Слаттером, в твоей жизни не будет места для такой женщины, как Дженнифер Берк».

Рико вытянулся и закрыл глаза. Он очень устал и нуждался в отдыхе.

После того как Рико уснул, Дженни еще долго сидела у костра. Ночь принесла с собой холод, и она не хотела уходить от огня. Все имевшиеся у них одеяла они использовали, чтобы согреть Дона. А пить кофе, чтобы согреться, они уже не могли. Дженни подбросила в костер еще дров, чтобы огонь не погас, и представила, как бы среагировал на это Рико Фрейзер.

Вскинув голову, она скользнула взглядом по его длинной фигуре. И снова в ее памяти пробудились воспоминания о его прикосновениях. Она попыталась представить, что бы она могла почувствовать, если бы прижалась к его мускулистому телу.

Вскоре к ней подошла Андреа.

– Как хорошо у костра.

– Как чувствует себя Дон?

– Жар еще не спал. Он то засыпает, то просыпается, но сейчас он в сознании.

– Будь у тебя хоть капля сообразительности, Андреа, ты бы забралась под одеяло и прижалась к нему, чтобы не мерзнуть.

– Не могу допустить даже мысли об этом.

– Почему?

– Потому что это неприлично, мисс. Разве не ты мне объясняла, что неприлично обращаться друг к другу по имени?

– Необычные ситуации требуют отчаянных мер. А что, если бы его трясло от лихорадки? Не сделала бы ты то же самое, чтобы согреть его?

– Думаю, что сделала бы, если бы речь шла о жизни и смерти.

– Вот именно. Один хороший поступок влечет за собой другой. Думаю, он сделал бы то же самое для тебя. Я так замерзла, что сама готова забраться под одеяло, – бросила Дженни неосмотрительно.

Андреа взяла ее под руку и прижала к себе.

– Твои бесстыжие речи меня не обманут. Ты росла на моих глазах, и я вижу, что за бойкой внешностью скрывается женщина, мечтающая влюбиться. Вы с Рико разрешили свои противоречия?

– Моя дорогая тетя Андреа, в минуте не хватит секунд, в часе не хватит минут, в сутках не хватит часов, чтобы мы смогли разрешить наши противоречия.

– Я не разделяю и не понимаю твоей враждебности по отношению к нему. Будь мне столько лет, сколько тебе, я бы сразу влюбилась в его темные глаза и в эти длинные густые ресницы.

– В нем слишком много таинственности, – ответила Дженни.

– Но ты же не станешь отрицать, что это изумительный образец мужского пола.

– Ты это правильно сказала. Образец. Насекомое тоже образец, – съязвила Дженни.

– Но у насекомого нет длинных ног, широких плеч и сильных мускулов, – произнесла Андреа, глядя на племянницу исподлобья. – Рико красив с головы до пят.

– Красота – понятие субъективное.

– Брось, дорогая, ты же не можешь отрицать, что у него красивое лицо, словно высеченное резцом скульптора. Высокие скулы…

– Упрямая челюсть, – подхватила Дженни.

– Чувственный рот…

– Который только и умеет, что отдавать приказы.

Андреа нахмурилась:

– Красивый нос, который…

– …он все время сует в чужие дела.

Слишком уж откровенной была эта попытка сватовства со стороны тети.

– Я знаю, что ты пытаешься сделать, Андреа, – заключила Дженни. – Но у тебя ничего не получится. Чем меньше у меня будет общего с Рико Фрейзером, тем лучше для меня. И каким бы красавцем он ни был, если я и влюблюсь, то не в Рико Фрейзера. У меня в жизни уже есть один тиран, и я не испытываю никакого желания жить с таким же.

– Милая, не все мужчины такие, как твой отец.

– Если это так, почему ты не вышла замуж?

– Я сожалею о том, что не вышла и что у меня нет детей. Наверное, до этого момента в моей жизни просто не было такого человека…

– До это момента? Что ты хочешь сказать?

– Какая разница? – пожала плечами Андреа. – Уже слишком поздно.

– Как ты можешь так говорить? Из тебя получится замечательная жена и мать. Ты прекрасна душой и телом.

– Милая, мне тридцать лет. Я старая дева, как у нас говорят. Ни один привлекательный холостяк вроде капитана Мастерса на меня не позарится. Мужчине нужна молодая женщина, способная рожать детей. Я смогу заинтересовать разве что какого-нибудь вдовца с выводком детей, которых нужно ставить на ноги.

– Что и сделал с тобой мой отец. Андреа рассмеялась:

– У моего брата не было выводка детей, а только одна дочь, которую я люблю как свою собственную.

– В этом и есть твоя проблема. Ты посвятила жизнь мне, пожертвовав своими собственными интересами. Я в такой же степени виновата, как и мой отец. Я, как и он, использовала тебя. Мне нужна была твоя любовь. Другой матери я не знала и люблю тебя всей душой.

– Я знаю, дорогая. И я люблю тебя больше жизни. Так что как можно говорить о том, что я пожертвовала собой?

– Но теперь у тебя есть возможность заняться своей личной жизнью. Я давно заметила, что капитан Мастерс неравнодушен к тебе. Разве ты этого не видишь? Хотя бы раз в жизни подумай себе.

– А как же твой отец, Дженни? Мне было всего десять, когда мы осиротели. Он, безусловно, тиран и делает все по-своему. Но твой отец, даже когда женился, не оставил меня. Он позаботился о том, чтобы у меня был дом, чтобы я чувствовала, что у меня есть семья. Я перед ним в долгу. И если наступит такой день, когда ты улетишь из родного гнезда, то что будет с ним? Ведь он останется один.

– Ты уже сполна расплатилась с ним, – ответила Дженни с раздражением. – Ты поехала с ним на Запад, растила его дочь, когда его жена умерла. Была ему экономкой, вела его бухгалтерию, чтобы он мог осуществить свою мечту и построить самое большое ранчо в Аризоне. Не надейся, что я буду равнодушно взирать на то, как ты упускаешь Дона Мастерса. И это ради того, чтобы продолжать служить такому эгоисту, как мой отец, для которого собственные интересы превыше всего.

– Дорогая, – вздохнула Андреа, – ты здорово преувеличиваешь недостатки своего отца. А по поводу упущенных возможностей я могу сказать, что ты явно недооцениваешь Рико Фрейзера. Он вовсе не такой эгоистичный и твердолобый задира, каким ты его пытаешься выставить. Он отважный молодой человек, рисковавший жизнью ради нашего спасения. В чем его можно упрекать?

Дженни удивленно подняла брови.

– Ты что, забыла о том, что он наемник, готовый ради денег на все? Он погнался за бандой Слаттера не для того, чтобы спасти нас, а чтобы получить вознаграждение. И отец наверняка предложил ему кругленькую сумму за то, чтобы он доставил нас живыми. За несчастного дезертира он запросил пятьдесят долларов. А поскольку нас двое, значит, вознаграждение мистера наемника составит сто долларов. Чему ты улыбаешься?

– Я думаю, что «леди заносит».

Дженни раздраженно всплеснула руками:

– А я скажу тебе, что я, Андреа Берк, думаю. Я думаю, что боль из твоей щиколотки перекочевала в твою голову и вызвала жар, как у капитана Мастерса. Вот что думаю я.

Задумавшись, Андреа кивнула:

– Возможно, нас обеих заносит. Наверное, я воспользуюсь твоим советом и все же залезу под одеяло. Я люблю тебя, моя дорогая.

Поцеловав Дженни в щеку, она ушла от костра.

Глава 8

На другое утро запахло дождем. Тяжелые тучи грозили в любой момент разродиться настоящим ливнем, и Рико не терпелось скорее отправиться в путь.

Пребывая в лихорадке и чувствуя большую слабость от потери крови, Дон все же заявил, что в состоянии ехать верхом.

– Только помогите мне сесть на лошадь.

Но едва он попытался встать, ноги его подкосились, и он наверняка бы упал, если бы не Рико. Рико в отчаянии покачал головой:

– Это слишком опасно. Ты забыл, какая коварная у нас впереди дорога? У тебя нет сил на то, чтобы ехать верхом, не говоря уже о том, чтобы идти пешком.

Рико уложил Дона на одеяло, и женщины с удивлением переглянулись, когда он, ни слова не говоря, скрылся в чаще.

– Я согласна, что Дон не может продолжать путь, но Рико следовало бы проявить больше такта, – возмутилась Дженни.

Даже Андреа несколько растерялась.

– Должна сказать, что его поведение меня разочаровало.

– Я пыталась тебе доказать, какой неприятный он становится, когда не может поступить по-своему.

Хорошо зная причину раздражения Рико, Дон встал на его защиту:

– Не судите его строго. Ему очень важно поймать Слаттера. Оставаясь с нами, он не может преследовать преступника.

– Кто просит его оставаться с нами? – возразила Дженни. – Уверена, мы и без него справимся.

– Сомневаюсь, – подала голос Андреа, – И сожалею, что осуждала его. Это мы ведем себя неблагодарно. Без него мы бы все погибли. Единственное, что мы можем теперь для него сделать, – это проявлять уважение и всячески помогать.

– Откровенно говоря, я не думаю, что ему есть дело до того, что мы о нем думаем. Он отдает предпочтение компании своей лошади. А теперь мы для него обуза, потому что мешаем получить награду за голову Слаттера.

– Это я во всем виноват, – вмешался Дон, – потому что не в состоянии двигаться. Он не может нас бросить. До моего ранения мы договорились, что я доставлю вас в форт, а он продолжит преследование Слаттера.

Лицо Андреа смягчила нежная улыбка.

– А почему вы не в состоянии двигаться, капитан Мастерс? Не потому ли, что были ранены, когда защищали меня?

– Это не обсуждается, Андреа. Неудивительно, что Рико хотел идти спасать вас без меня. Я совершал одну ошибку за другой. Мне следовало оставаться у источника до его возвращения. Я же вместо этого отправился в путь один, полагая, что он продолжил погоню за Слаттером. Когда я нашел вас – а мы знаем, что Рико сделал бы это не хуже, – я не только оставил ружье на лошади, но и не привязал ее. И при первых же выстрелах она убежала.

– Что ж, если начнем искать виноватых, то я буду первой, – вставила Андреа. – Если бы я не была такой беспечной и не подвернула ногу, мы бы с Дженни еще вчера утром покинули это место. Разве нет, дорогая?

Дженни покачала головой:

– Нет, вовсе нет. Если уж всем так хочется винить себя, то могу сказать, что если бы я не настояла на возвращении на ранчо, то нас с тобой там не было бы во время налета банды. Следовательно, капитан Мастерс не был бы ранен и Дэниел Бун шел бы по следу какого-нибудь другого преступника. Разве не так, моя дорогая тетушка? – Дженни робко улыбнулась. – Это все наша совесть. А теперь давайте возьмем мистера Фрейзера. Он реалист и не страдает от угрызений совести. Он всегда уверен в том, что ни в чем не виноват.

Несмотря на слабость, Дон не смог не рассмеяться:

– Насколько я могу судить по своему опыту, он действительно всегда прав.

– Да, признаю, это правда. – Увидев, как Рико складывает в кучу слишком большие для костра ветки и сучья, Дженни нахмурилась. – Что, интересно, этот человек еще задумал? – И поспешила узнать, что он делает. – Что вы собираетесь делать с этой грудой веток? – спросила Дженни, присоединяясь к Рико.

– А что бы вы с ними сделали?

– Не имею представления. У нас нет топора, чтобы порубить их на дрова.

– В самом деле?

– Простите, что спросила, мистер Всезнайка. Она повернулась, чтобы уйти.

– Постойте, Дженни. Прошу прощения. Вы можете мне помочь. Принесите, пожалуйста, мне веревку, что висит на моем седле.

Он начал сортировать ветки и к тому времени, когда Дженни вернулась, сделал четыре колышка одинаковой длины. Один из них с помощью камня вбил в землю. Затем, отступив на несколько футов, вбил второй, а затем и остальные. Когда закончил, получился четырехугольник.

– А теперь принесите одеяло, на котором лежит Мастерс.

– Одеяло? – Тут до нее дошло, что он делает. – Вы мастерите кровать!

– Одеяло, Дженни, пожалуйста, – вздохнул Рико. Она направилась к Андреа.

– Дэниел Бун просит одеяло, на котором лежит Дон.

– Сию минуту?

– Наверное, тетя Андреа.

– Но Дон спит. Мне не хотелось бы его будить.

– Я не сплю, – отозвался Дон.

– Думаю, Рико мастерит для вас кровать, – сообщила Дженни.

– В этом нет нужды. Земля меня вполне устраивает.

– Боюсь, вам придется самому сказать ему об этом, потому что, если я вернусь с таким сообщением, он убьет курьера.

Рассмеявшись, Андреа осторожно переместила Дона в сторону.

– Но мы ведь этого не допустим, верно?

В глазах Дженни светились озорные огоньки, когда наконец они вытащили из-под Дона одеяло.

– Боюсь, если Рико удастся соорудить кровать, вас двоих она ночью не выдержит, – заметила она, давясь от смеха.

Взяв у нее одеяло, Рико прорезал в нем по углам отверстия, продел сквозь них веревки и, натянув их, крепко привязал к кольям. Закончив, улегся на получившееся ложе и вытянулся.

– Дженни, идите сюда, прилягте. Приблизившись к импровизированной постели, она остановилась.

– Здесь мало места для двоих.

– Я не ширину проверяю, а хочу узнать, какой вес она выдержит. Мастерс тяжелее меня на несколько фунтов.

Дженни насмешливо вскинула бровь:

– Неужели вы подумали, что я лягу сверху? Его глаза вызывающе вспыхнули.

– Даже ради Мастерса? Наверное, здесь ему будет лучше, чем на холодной земле.

– Очень хорошо. Я сяду сверху.

– Как вам будет угодно, – улыбнулся он.

При попытке перешагнуть через распростертое тело, чтобы усесться верхом, ее нога запуталась в подоле платья, и Дженни повалилась вперед. Но Рико поймал ее, предупредив падение, и на долю секунды их глаза встретились.

– О, простите, я сожалею, – пробормотала она, смущаясь.

– А я – нет, принцесса, – прошептал он без тени насмешки.

И, уложив ее сверху, провел рукой по ее спине, слегка прижимая к себе. Контакт вызвал у Дженни новые, неизвестные прежде ощущения.

Их взгляды снова встретились, и он увидел в ее изумрудных глазах страх и восторг. Его окатила волна желания, и он крепче прижал ее к своему телу. Почувствовав, как он под ней твердеет, Дженни невольно ахнула, чем лишь усилила его возбуждение.

– Вы не собираетесь меня отпускать? – спросила она шепотом.

И вопрос послужил скорее стимулом, чем отказом. Он притянул к себе ее голову и завладел ее губами в жадном поцелуе, о котором мечтал с того момента, как впервые заглянул в эти невероятные изумрудные глаза, и каждый раз, когда она открывала рот, чтобы съязвить или уколоть его. Ее губы со вздохом поддались и раскрылись.

Уловив, что ее пронзила дрожь, он ещё крепче обнял се и прижал к себе. Ее округлые формы были теплыми, мягкими и приятными. Ему нестерпимо захотелось прикоснуться к ее груди.

Задыхаясь от нехватки воздуха, они прервали поцелуй. Она прижалась щекой к его груди, а он зарылся лицом в ее волосы, мечтая о втором поцелуе.

– Отпусти меня, Рико, – пробормотала Дженни, отдышавшись.

Он чувствовал, что должен извиниться, но боялся, что любые слова сейчас будут лишними. Когда Рико отпустил ее, Дженни встала и взглянула на него. Ее лицо горело. В глазах не было ни гнева, ни дружелюбия.

Он тоже встал.

– Мне показалось, вы сказали, что не знаете, как разжечь огонь, – пошутил он. – Похоже, я ошибался. Вас стоит поздравить, Дженни. Я не хотел вас смущать или что-либо доказывать. Все случилось спонтанно и вышло из-под контроля. Но я совсем не жалею об этом.

– И не надо. Вы смастерили хорошую кровать, Дэниел Бун.

Она пошла прочь. Озадаченный Рико почесал подбородок. Что, черт возьми, она хотела этим сказать? Пожав плечами, он возобновил свое занятие.

Андреа и Дон задремали. Дженни сожалела, что не может сделать то же самое, чтобы забыть инцидент с Рико. Это представлялось невозможным. Она пребывала в замешательстве.

Дженни села, прислонившись к гранитной стене. То, что произошло между ними, было всего лишь физическим влечением. До сих пор ни один солдат, сын ранчеро или городской коммерсант не привлекали ее внимания. Тогда почему Рико Фрейзер так занимал ее воображение и смог вызвать такую бурю желаний?

Потому что был героем, могла бы сказать она. Как рыцари прошлого. Прискакал защищать беззащитных, сражаться с драконами, спасать прекрасных дам.

Дженни фыркнула. Если Рико и прискакал, то за наградой. Она признавала потребность придерживаться таких принципов, как долг, честь, справедливость. Но преследовать кого-то ради денег представлялось ей предосудительным.

Тогда почему его прикосновения вызвали у нее такой восторг, что она уже была готова сдаться? Зная, что он рядом, ей хотелось быть еще ближе, чтобы чувствовать эту восхитительную энергию, которая исходила от него.

Более того, ей хотелось испытать всю глубину тех невероятных ощущений, что он вызвал в ней. Теперь это неосуществленное желание будет для нее вечным соблазном, с которым придется бороться. Самое разумное – по возможности избегать общения с ним. Остается надеяться, что завтра они уедут отсюда, а дома она раз и навсегда избавится от него.

С этой твердой решимостью Дженни встала и, одернув юбку, пошла посмотреть, чем он занимается.

Над кроватью он натянул веревку вокруг стволов четырех деревьев, образовав квадрат в шесть футов.

– Дон должен поесть, чтобы набраться сил, но вы велели приберечь оставшееся мясо и орехи для обратного пути, – сказала она как бы в оправдание своего приближения. Ей хотелось показать, что их отношения вернулись в прежние рамки. – Что ж нам делать?

– Съешьте все. Когда закончу эту работу, попробую найти еще.

Крякнув, он поднял с земли длинную ветку с листьями.

– Что вы делаете?

Он снова работал без рубашки, поднимая и горизонтально укладывая тяжелые ветки поверх растянутой веревки, пока они не образовали плотное покрытие.

– Строю для нас укрытие, пока не начался дождь. Мастерс слишком слаб, ему нельзя мокнуть под дождем.

Поверх первого он начал в поперечном направлении укладывать второй слой.

– Если веревка выдержит, у нас хоть будет крыша над головой, – пояснил он. – Потом сделаю стены. Может, вы пока пособираете хворост на костер?

– Конечно.

К тому времени, когда Дженни вернулась с хворостом, Рико пристроил к крыше с трех сторон стены из веток с листьями. При всей своей неказистости такой шалаш поможет им в случае дождя остаться сухими.

– Как это умно с вашей стороны, Рико, – похвалила Дженни.

– Будем надеяться, что не будет сильного ветра. Натянув еще веревку между деревьями по соседству с укрытием, он устроил крышу над другой площадкой меньшего размера.

– Вы строите отдельное укрытие для женщин? – спросила Дженни, обрадовавшись перспективе.

На его лбу, груди и плечах проступали капли пота.

– Нет, ваше высочество, это для лошадей, – ответил он грубовато. – Не хочу, чтобы они всю ночь простояли под дождем. Если заболеют, нам будет очень трудно добраться до этого проклятого форта.

– Господи, Дэниел, ваша забота обо всех достойна самой высокой похвалы. Лошадей тоже важно беречь, – сказала она и продекламировала:

Ничто, как говорится,
С больной конягой не сравнится.

Просияв веселой улыбкой, он ответил:

– Чем стихами развлекаться, Лучше делом нам заняться.

Ее глаза удивленно округлились, а улыбка стала еще шире.

– Как только перенесу Мастерса в укрытие, пойду на охоту. Вы сможете без меня перетащить сюда его седло и сумки?

– Попытаюсь, – ответила Дженни с сарказмом.

Продолжая улыбаться, он предпринял попытку притянуть ее к себе, но она остановила его на расстоянии вытянутой руки.

– Не люблю, когда меня критикуют вспотевшие мужчины.

– Принцесса, вас оберегали от настоящей жизни. Вы не представляете, чего были лишены…

– Избавьте меня от подробностей, сэр.

Дженни вышла из укрытия, и Рико последовал за ней к Дону и Андреа. Взяв Дона на руки, перенес его в укрытие и уложил на постель.

– Здесь будет удобнее, Мастерс.

– Прости, что создаю тебе проблемы. Не могу поверить, что ты соорудил такое.

– Согласна. Вы просто чудо, Рико! – воскликнула Андреа. – Ужасно не хотелось мокнуть под дождем.

Рико вытер пот и натянул на себя рубашку.

– Я получил приказ раздобыть какую-нибудь еду, – сообщил он и прицепил к седлу две фляги. – Надеюсь, успею вернуться до дождя.

– Наверное, я знаю, от кого мог исходить этот приказ. Почему бы тебе не поехать с Рико, Дженни? – спросила Андреа.

– Правда, поехали со мной, – позвал Рико. – Это развеет скуку.

– Или усилит ее, – возразила Дженни, не в состоянии подавить улыбку.

– Вы тут справитесь без нас, Андреа, пока мы не вернемся? – осведомился Рико.

– Конечно. У меня есть пистолет и ружье Дона. Если возникнет проблема, я выстрелю дважды.

– А я, в случае чего, смогу сесть и разрядить «кольт», – заметил Дон.

Рико вскочил на Буцефала и, протянув руку, помог Дженни устроиться впереди.

– Не думайте, что я не понимаю, что у вас на уме Рико Фрейзер. Держите руки при себе и не пытайтесь снова поцеловать меня.

– Мисс Дженни, ваши интересы для меня превыше всего. Просто я знаю, что вам нужно найти себе применение. Безделье может быть таким же опасным, как болезнь или ранение. Хочу, чтобы вы получили удовольствие от прогулки, а не надеялись на то, что я вас поцелую.

– Надеялась! – рассмеялась она и сказала: – У вас потрясающее воображение, Дэниел. Думаю, что все же получу удовольствие от этой маленькой прогулки. – И откинулась на него, как на спинку стула.

Глава 9

Андреа с беспокойством смотрела на Дона. Его глаза были закрыты. Несмотря на его внешнюю браваду, она знала, что каждое движение доставляет ему страдания. В ее сердце поселился страх. Она опасалась, что его раны загноятся из-за того, что они не сумеют обработать их должным образом. Андреа приложила руку к его лбу. Жар еще чувствовался. Если бы только у них было средство против лихорадки.

Она хотела убрать руку, но Дон удержал ее:

– Не убирай ее. Так хорошо.

– Простите, что разбудила вас, – произнесла она.

– Не важно. Я то засыпаю, то просыпаюсь. Из-за проклятой лихорадки я слаб и бесполезен, – с грустью заметил он.

– Как плохо, что у нас нет ничего от жара. Но раз вы проснулись, я хотя бы сменю повязки.

– А можно спросить, откуда у нас бинты?

– Рву свои нижние юбки.

Меняя на ранах промокшие от крови тампоны, Андреа ощутила на себе его взгляд и, привлеченная его вниманием, заглянула в его голубые глаза. Потом, покраснев, возобновила свое занятие.

– А ты знаешь, Андреа, что в тебе все прекрасно? – пробормотал он.

– Боюсь, у вас усилился жар, капитан Мастерс.

Под добродушным подтруниванием она пыталась скрыть свое смятение.

Смочив водой тряпицу, она начала протирать ему лицо и шею. Его кожа была горячей.

– Так хоть немного лучше?

– Мне приятно чувствовать твои руки.

Андреа снова встретилась с ним взглядом, и от выражения его глаз у нее участился пульс. Испугавшись, что он прочитает ее мысли, она отвернулась.

– Пожалуйста, не отворачивайся, Андреа. – Коснувшись пальцами ее подбородка, он повернул к себе ее лицо и нежно погладил щеку. – Твое лицо – лучшее из лекарств, на которые я мог рассчитывать.

– Говорят, пациенты часто влюбляются в своих сиделок, – кокетливо заметила Андреа.

– Я уже любил одну женщину, которая за мной ухаживала, – усмехнулся Дон.

И от его слов у нее сжалось сердце.

– Вы были ранены на войне?

– Нет, войну я пережил без малейшей царапины. Это была моя матушка. Она ухаживала за мной, когда я болел корью и ветрянкой; лечила мою сломанную руку, когда я упал с дерева; массировала ноющее тело после первой прогулки верхом; зашивала мне ногу, когда я поранился, перелезая через забор, чтобы поживиться соседскими яблоками. Вот так, моя драгоценная Андреа.

Андреа не могла поверить своим ушам. Неужели он действительно назвал ее «моя драгоценная Андреа»?

– Ваша матушка еще жива, Дон?

– Нет, она умерла вскоре после войны. Мой отец был полковником. Он погиб под Геттисбергом. Это серьезно подорвало ее здоровье. Она так и не смогла оправиться после потери.

– О, Дон, как печально. Мне очень жаль. Вы выбрали карьеру военного, чтобы порадовать отца?

– Нет. Я пошел в армию, потому что он был моим героем. Я любил и уважал его. Он говорил, что выбор карьеры за мной. И главное, чтобы это у меня получилось. – На лице Дона отразилось сожаление. – Увидел бы он меня сейчас. Бесполезного и такого ослабевшего от каких-то двух легких ран.

– На ноге – возможно, но только не на плече. Я знаю, что способен сделать с телом ружейный выстрел. Рико сказал, что вам повезло. Если бы пуля прошла двумя дюймами ниже, то могла бы оторвать плечо. Но внутренних повреждений быть не должно. Рана чистая. Ваши силы отнимает лихорадка и потеря крови.

Его вновь одолела тошнота и головокружение. Мастерс закрыл глаза и сжал ее руку.

– Но у меня хорошая сиделка, – пробормотал он и погрузился в сон.

Андреа еще долго с любовью смотрела на лицо спящего человека. Потом поднесла к губам его руки и поцеловала.

– Я люблю вас, капитан Дон Мастерс, – прошептала она нежно.

Могла ли она надеяться, что он чувствует к ней то же самое, или произнес то, что сказал, случайно, из благодарности за то, что она для него делает? Не важно, но эти моменты она запомнит на всю оставшуюся жизнь.

– Ну как, нравится прогулка, принцесса? – спросил Рико, пока они передвигались по лесу.

Выбрав новое направление, он выехал на густо поросшее травой плато с раскидистыми дубами, горным лавром и душистыми соснами. Ковер из полевых цветов и пышный кустарник подсказали ему, что где-то поблизости должна быть вода. Если это речка, то в ней может водиться рыба.

– Как здесь красиво! – воскликнула Дженни. – Как приятно расслабиться и не думать, что нужно прятаться от преследователей. Надеюсь, вы не испортите это впечатление своими посягательствами.

– Я же обещал. Но возможно, вы поехали со мной, тайно надеясь на это.

– Не смешите меня. Я поехала от скуки, – буркнула Дженни.

– Как скажете, принцесса, – хмыкнул он. – Я здесь только для того, чтобы раздобыть нам еды и воды. – Он натянул поводья. – И похоже, нашел то, что искал.

Спрыгнув с лошади, он опустил Дженни на землю и направился к двум большим камням, расположенным возле буйной зелени. Из узкой расщелины между камнями бил родник, превращаясь дальше в ручей, в котором играли серебряные блики.

– Горная форель, – сообщил он Дженни. – Сегодня на ужин мы будем есть рыбу, принцесса. Не соберете каштанов, пока я буду ловить рыбу?

– Как скажете, Дэниел, – ответила она непринужденно.

Рико быстро вырезал из ветки копье и вошел в воду. Дженни принялась собирать плоды. Насыпав несколько пригоршней в седельные сумки, она решила, что этого будет достаточно и, пока Рико занят, воспользуется случаем, чтобы постирать белье. Спрятавшись за куст, она сняла платье и нижнее белье, затем снова надела платье. Чтобы не отвлекать Рико, который стоял по колено в воде и гарпунил рыбу, она прошла дальше вниз по ручью.

Закончив стирать белье, она развесила его на кустах, чтобы просушить.

– Как дела? – крикнула она Рико.

– Хорошо. Поймаю еще парочку, и на ужин нам хватит.

Дженни начала собирать полевые цветы, затем села и стала составлять букет. Вскоре к ней присоединился Рико с шестью рыбинами, подвешенными на лиане.

– Что случилось? – спросил он, увидев на кустах белье. – Вы упали в воду?

– Нет, я постирала белье.

– Вы стирали белье? Как же это у вас получилось без Андреа?

Его замечание разозлило ее, но она сдержалась.

– Не отрежете ли вы мне кусок лианы, чтобы я могла перевязать букет?

Он выполнил ее просьбу.

– И что вы собираетесь делать с цветами?

– Я подумала, что они могут немного улучшить настроение капитану Мастерсу.

– Думаю, что сейчас для него лучшим: лекарством была бы доза хинина, – фыркнул Рико.

Его насмешка переполнила чашу ее терпения.

– Неужели нужно портить день из-за нескольких полевых цветов? Они и в самом деле так волнуют вас, или вы опять просто ищете повод поспорить?

– Что меня волнует, мисс Дженни, так это то, что у вас ничего нет под платьем. А это может заставить мужчину забыть о добрых намерениях.

Его улыбка показала, что раздражение прошло. Дженни в ответ тоже улыбнулась и расслабилась.

– Поскольку вы гордитесь, чтр являетесь человеком слова, я уверена, что вам хватит силы воли, чтобы перебороть лихие мысли, приходящие вам в голову.

– Я пытаюсь, но вы способны вызвать смятение в голове мужчины, Дженни.

Она поднесла букет к носу и вдохнула сладкий аромат, не подозревая, что ее типично женский жест подхлестнул его желание.

– Вам не нравится запах цветов, Рико?

– Нравится.

– Тогда почему вы хмуритесь?

– Думаю, что цветы должны оставаться там, где растут. Когда их срывают, они вянут и гибнут.

Дженни подняла брови и перевела взгляд на рыбу на берегу.

– А как быть с рыбой? Или перепелками, которых вы подстрелили вчера? Или скотом, что выращивает мой отец, чтобы отправить на бойню? В чем их отличие от полевых цветов?

– Еда нужна нам, чтобы выжить. А цветы – нет.

– Я не согласна. Красота, как мне кажется, в любых ее проявлениях просто необходима в жизни. На месте сорванных мной цветов вырастут новые. А место съеденных животных займут другие. Где вы росли, Рико? – сменила она тему разговора.

– В католической миссии в Калифорнии. «Эль мисьон де ла дуэнья де Эсперанса», – прозвучало мелодичное название.

– Какое красивое название. Что оно означает?

– «Миссия госпожи Надежды». Есть легенда, согласно которой девушка-индианка спасла священников-миссионеров от индейцев. В благодарность за то, что они выжили, священники основали в том месте миссию и назвали ее так в честь девушки.

– Значит, вы воспитывались в миссии. Вы рано осиротели?

– Нет, моя мать вела там хозяйство. Миссию возглавлял отец Чавес.

Дженни поразила перемена выражения его лица. Нежность в его глазах сделала его лицо таким красивым.

– А ваш отец?

– Я не знал его. Он умер до моего рождения.

– А я не знала свою мать. Она умерла от родов. Вы были счастливы в детстве, Рико?

– Да. Временами я мечтал об отце, но отец Чавес был добрым и любящим человеком. Он старался возместить мне потерю.

Дженни кивнула:

– Как для меня Андреа. Она для меня не просто тетя, а практически мама, к которой я всегда могу обратиться.

– Думаю, нам с вами повезло, что у нас были и есть в жизни такие люди.

Дальний раскат грома напомнил Рико о приближающейся грозе.

– Нам лучше вернуться в лагерь, пока не полил дождь. Пытаясь встать, Дженни качнулась и, не удержавшись на ногах, упала на Рико. Их губы сблизились, дыхание смешалось. Он перевел взгляд с ее приоткрытых губ к ее глазам и прочитал в их изумрудных глубинах предвкушение.

– Как я уже говорил, мисс Дженни, вы заставляете мужчину забывать о добрых намерениях.

Он отпустил ее и отвернулся.

Дженни в смятении собрала свою одежду. Ей хотелось, чтобы он поцеловал ее, и это стало причиной ее недовольства собой. Боясь, что Рико догадается о ее нарастающем влечении, Дженни старилась не смотреть на пего, когда передавала Рико свое Мокрое белье.

Он молча привязал улов к седлу и затолкал ее одежду в седельную сумку. Потом, взяв фляги, направился к ручью.

– Что за черт? – пробормотал Рико, уставившись на землю, и присел, чтобы разглядеть получше.

– Что такое, Рико? – осведомилась Дженни.

– Следы лошадиных копыт. Причем много. И совсем свежие.

– Может, их оставили дикие лошади? Рико покачал головой:

– Нет, это подкованные лошади. – Рико встал и вынул из чехла ружье. – Оставайтесь на месте.

Он походил вокруг. Обнаружив другие следы, устремил задумчивый взгляд в их направлении и заторопился к Дженни.

– Нужно убираться отсюда.

Когда они подъехали к лагерю, с неба начали падать первые крупные капли дождя. Рико быстро отвел Буцефала в импровизированное стойло, куда Андреа уже поставила лошадь Дона.

Затем зашел в их укрытие и бросил седло и сумки в угол. Возле постели, в ногах, лежала аккуратная куча хвороста.

– Молодец, Андреа, что принесла хворост сюда, чтобы не намок.

– Я не стала разжигать костер, потому что не знала, в каком месте вы хотели бы его развести, – сказала она. – Вы построили отличный дом, Рико. Он даже нигде не течет.

– Будем надеяться, что сильного дождя не будет, – рассмеялся он. – Иначе протечки нам не избежать.

– Хворост занимает слишком много места, – посетовала Дженни. – Тут не повернуться. Нам нужно перелезать через друг друга, чтобы войти или выйти.

– Это временное неудобство, потому что я собираюсь развести костер у входа, – сказал Рико. – По крайней мере сегодня ночью мы не замерзнем.

– Я надеялась развесить и просушить белье, – вздохнула Дженни. – В сумке оно сильно помнется. О дожде я как-то и не подумала.

– Да и о цветах, собранных для капитана Мастерса! – фыркнул Рико.

– О Боже! Правда. Я их забыла. Но не нужно на меня злиться. Это вы торопились уехать оттуда побыстрее!

Андреа со свойственной ей сноровкой уже принялась чистить и потрошить рыбу.

– Хотите услышать мое мнение? Если здесь и нет для кого места, так это для вас обоих, без конца клюющих друг друга. Ты со мной согласен, Дон?

Дон попытался усмехнуться:

– Надеюсь, дорогая, что накаленная атмосфера не даст нам замерзнуть, пока Рико будет разводить огонь.

Ласковое обращение заставило Рико и Дженни удивленно переглянуться, в то время как Андреа спокойно заворачивала рыбу в листья, принесенные Рико.

Когда он вышел покормить лошадей, Андреа спросила Дженни:

– Что сегодня произошло между вами?

– Ничего. Думаю, он расстроен из-за того, что увидел следы каких-то лошадей, когда мы уезжали.

– Я понимаю его, – заметила Андреа серьезно. – Надеюсь, что костер не подвергнет нас дополнительному риску.

Она с беспокойством взглянула на Дона.

Глава 10

Вскоре Рико вернулся. Он принес еще несколько веток. Стряхнув с них воду, занес внутрь.

– У нас сегодня будет огромный костер! – воскликнула Дженни.

– Это не для костра.

Дженни с удивлением взглянула на Андреа, но не стала продолжать гадать. Она научилась распознавать, когда лучше остановиться и не мешать Рико.

– Рыба готова, – объявила Андреа.

Рыба с орехами дала ощущение сытости, так что ужин получился на славу, а костер, несмотря на сырость, согрел их убежище и сделал уютным. Дженни очень надеялась, что мерзнуть предстоящей ночью ей не придется.

Перед тем как отойти ко сну, Рико разворошил костер, полностью загородив вход, чтобы никто и ничто не могло проникнуть внутрь. Потом присел рядом с Доном.

– Оставаться здесь Небезопасно, – сказал он тихо, чтобы не волновать женщин. – Я видел сегодня у ручья свежие отпечатки лошадиных копыт.

– Думаешь, это Слаттер? – спросил Дон.

– Нет, не Слаттер. Индейцев я тоже исключаю. Это пять или шесть подкованных лошадей.

– И не военный патруль. Если бы полковник Харди послал нам в подкрепление отряд, то было бы десять – двенадцать человек.

Рико кивнул:

– Я тоже так думаю. Значит, остаются бандиты.

– Проклятие! Стоило избавиться от банды Слаттера, как тут же объявилась другая.

– Я не могу бросать вас без защиты, отправляясь за водой или на охоту. Так что завтра мы должны уйти отсюда.

– Ты прав. Если я не смогу завтра сесть на лошадь, отправляйся с женщинами один, а я останусь еще на пару дней в убежище. А потом выберусь отсюда самостоятельно.

Рико покачал головой:

– Тебе нужны медикаменты, уход, питье и пища. Иначе умрешь к моему возвращению. И если кто-нибудь из чужаков заметит это укрытие, то они непременно сюда заглянут. Я принес ветки для индейской повозки. Утром разберу шалаш, чтобы забрать веревки, и привяжу одеяло к шестам. Будет немного трясти, но это единственный способ вывезти тебя отсюда.

– Господи, Рико, не мудрено, что ты хотел ехать в одиночку. Ты предупреждал, что если меня ранят или собьюсь с дороги, то буду сам за себя отвечать. Я не хочу тебя больше связывать.

– Я принял решение, так что не надо ничего говорить, Мастерс.

– Я знаю, что ты хочешь ехать на поиски Слаттера. А я задерживаю тебя.

– Я в любом случае найду его. И если он еще жив, то убью ублюдка.

Рико не заметил, как повысил голос. Дженни взглянула на Андреа и по ее виду поняла, что тетя тоже услышала последние слова Рико.

Ненависть и мрачная решимость, прозвучавшие в его голосе, болезненно напомнили Дженни о той, как отвратителен ей род его занятий. У нее даже сердце заныло. Сколько бы они ни ссорилась, она не могла отрицать, что их влечет друг к другу.

Но она не могла позволить себе любить мужчину, которому ничего не стоит ради денег убить человека. Так что нужно повернуться лицом к реальности и не поддаваться искушению.

Дженни посмотрела на Андреа и прочла в ее глазах сочувствие. Тетя, похоже, тоже уловила ее смятение.

– Ты мне веришь, тетя Андреа? – шепотом спросила Дженни. – Может, теперь изменишь свои романтические представления о Рико Фрейзере. Я ему интересна лишь как награда. И Слаттер тоже.

Андреа понимающе сжала ее руку.

Рико возвратился к костру и начал срезать с ветки листья и бросать их в костер. О своих завтрашних планах он не сказал ни слова. Алндреа переместилась к Дону, а Дженни свернулась в углу калачиком и, прислушиваясь к шуму дождя, смотрела на Рико, пока ее не сморил сон.

Ночью она проснулась. Дождь прекратился. Их убежище выдержало ненастье. Рико все еще сидел у костра с винтовкой в руке. Часовой на посту.

Словно почувствовав ее взгляд, он повернулся и посмотрел на нее. В мерцающем свете серьезное выражение его лица сменилось на печальное. Или ей это только показалось?

Дженни проснулась от яркого солнечного света и запаха кофе и увидела, что их укрытие уже разобрано. Даже импровизированная кровать исчезла. Андреа сидела недалеко возле камней, где горел небольшой костер. Дженни подошла к ней и из котелка, стоящего на углях, налила себе кофе.

– Доброе утро. Что происходит?

– Доброе утро, милая. Готовимся к отъезду. Вот последний кусочек солонины. Подкрепись на дорогу. Как выпьешь кофе, дай мне кружку.

– Хочешь сказать, что Дон в состоянии скакать верхом?

– Рико соорудил для него индейскую волокушу.

И в этот момент как по волшебству появился Рико с лошадью Дона. За ней тащилось наипростейшее транспортное средство, на котором лежал Дон. К седлу были привязаны два длинных шеста, служивших оглоблями и полозьями, которые слегка приподнимали головную часть волокуши над землей. К ним Рико привязал поперечные короткие перекладины и застелил их одеялом, чтобы Дону было не так жестко лежать.

– Дэниел Бун, вы снова нашли выход из положения, – объявила Дженни.

– А я уже боялся, принцесса, что вы никогда не проснетесь. Андреа не позволила мне вас будить. Вы поедете с ней или со мной?

– Глупый вопрос, Дэниел.

Она направилась к лошади Дона и приготовилась сесть верхом.

– Я польщен, принцесса. Я тоже еду на этой лошади.

– Не на Буцефале? – удивилась Дженни, опуская ногу на землю.

– Нет. Я должен сам управлять лошадью с повозкой. На Буцефале едете вы и Андреа.

– Меня удивляет, что вы кому-то позволили ехать на вашем коне.

– Обычно все наоборот – Буцефал никому не позволяетсебя оседлать. Но я долго беседовал с ним, и проблем не возникнет – Буцеф понятливый.

Дженни невольно улыбнулась. И почему он такой забавный?

– А Буцефал с вами разговаривает?

– Не так много, как вы, – ответил Рико, тоже улыбаясь.

Андреа села на Буцефала, и Рико помог Дженни сесть в седло позади нее.

– У вас ноги короче моих, Андреа, – заметил он, подтягивая стремена. – Теперь вам удобно?

– Да, хорошо.

– Тогда в путь.

Он вскочил на вторую лошадь и пустил ее шагом. Буцефал не пошевелился. Рико повернул голову и тихонько свистнул. Лошадь пошла за ним.

– Я думала, ты все понял, Буцефал. Но, похоже, не совсем, – проворчала Дженни.

К полудню жара стала невыносимой. Они медленно продолжали движение по пересеченной местности.

– Не помню, чтобы мы проезжали по этой дороге, – сказала Дженни, обращаясь к Андреа и растерянно глядя по сторонам.

– А мы и не проезжали здесь. Разве ты забыла, что мы убежали от Слаттера? Но я уверена, что Рико знает, как доставить нас домой.

– Знаешь, я устала ехать верхом. Думаю, мне лучше немного пройтись.

– Я тоже. Заодно проверим, как там Дон.

– Ты и так видишь, как он. Смотришь прямо на него, – заметила Дженни. – Тебе не стоит утруждать лодыжку. Пусть она сначала полностью восстановится.

– Ты знаешь, но я уже с ней освоилась. Так что нет смысла отсиживаться, – весело ответила Андреа и натянула поводья.

Они спешились и подошли к волокуше. Дон бодрствовал.

– Как ты себя чувствуешь? Получше? – поинтересовалась Андреа.

– Не волнуйся, мне хорошо, – ответил Дон. – Как твоя нога?

– Лучше.

Она дотронулась до его лба.

– Не лгите мне, капитан Мастерс. У вас снова жар. Как жаль, что нечем сбить температуру. – Она поднесла к его губам флягу. – Выпей воды. Может, это поможет.

– Спасибо, милая, – поблагодарил он, напившись. – Как далеко еще до форта?

– Рико сказал, что если выберемся из этой каменистой местности до захода солнца, то сможем продолжать движение и к полуночи доберемся до форта. Если нет, то начнем движение с рассветом и тогда прибудем на место к середине завтрашнего дня. Тебя, наверно, ужасно трясет. Надеюсь, что раны не откроются, – заметила Андреа с беспокойством.

– Я в порядке. Побереги свою больную лодыжку.

– Мне гораздо лучше, и я хочу немного размяться.

– Чтобы снова заболела? – усмехнулся Дон. Впереди замаячила лесная полоса, и Рико направил лошадь туда.

– Хорошее место, отдохнем в тени – сказал он.

– Вам знакома эта местность, Рико? – спросила Дженни.

– В прошлом году я шел этой дорогой, преследуя одного человека. Она привела меня к уже известному вам местечку Дамнейшн. – Он протянул Дженни флягу. – К сожалению, я ничего не могу предложить вам из еды.

– Я не голодна и думаю только о том, как бы побыстрее вернуться в форт.

– Знаете, завтра я угощу вас огромным стейком.

– Со свежим зеленым салатом и вареным картофелем?

– А на десерт – кусок яблочного пирога. – Его глаза заискрились. – Ну как насчет ужина, Дженни? Договорились?

– Мысль заманчивая, Дэниел. Но завтра к этому времени я хочу оказаться дома. Меня не будет в городе.

– Думаю, вас ждет разочарование, если, конечно, не пожелаете бросить Андреа. – Он кивнул в сторону повозки, где парочка держалась за руки. – Она не оставит его, пока не убедится в том, что он выздоровел.

Состроив гримасу, Дженни кивнула:

– Вы правы, я об этом забыла. Интересно, как это люди могут так безумно влюбляться друг в друга за такой короткий срок?

– А почему, думаете, Мастерс вызвался отправиться на ваши поиски?

– Я об этом не думала. Вероятно, потому что он офицер и джентльмен.

– Да, он человек военный, тогда почему поехал не в форме и не с отрядом? Вы полагаете, что мной руководила корысть, но тогда что руководило им?

– На что вы намекаете?

– Совершенно очевидно, что у него имелись куда более весомые причины, чтобы участвовать в этой операции.

Рико встал и направился к воде, чтобы напоить лошадей.

Некоторое время Дженни оставалась неподвижной, затем перевела взгляд на парочку, увлеченную беседой. Потом вдруг вскочила и побежала к Рико.

– Дон говорил вам, что любит ее? Говорил?

– Спросите его об этом сами.

– Да, конечно! – воскликнула она и с горячностью схватила его за руку. – Как это чудесно! Андреа считала, что женщина ее возраста не может его заинтересовать и что его нежные чувства вызваны лишь благодарностью.

– Я никогда не пойму женщин. Почему такая прелестная женщина сомневается в том, что найдется мужчина, который захочет взять ее в жены?

В этот момент внимание Рико вдруг привлек Буцефал, настороженно водивший ушами.

– Что? – спросила Дженни тихо.

– Не знаю. Думаю, мне нужно срочно проверить. Берите Буцефа и возвращайтесь к остальным. Сидите тихо и не высовывайтесь.

Он взял винтовку и вынул из сумки пистолет Дона.

– Отдайте это Дону – на всякий случай.

Дженни передала Андреа и Дону слова Рико, и они в напряженном молчании ожидали его возвращения. Вскоре Рико вернулся.

– Нам нужно быстро убираться отсюда.

– В чем дело, Рико? – спросил Дон.

– Здесь неподалеку шесть всадников. Двоих из них я видел в баре в Дамнейшн. Не знаю, за нами ли они гонятся, но нам лучше свернуть с дороги. В полумиле отсюда проходит другая дорога. Когда выедем на нее, сможем двигаться гораздо быстрее. Проблема в том, что попасть на нее непросто – для этого нужно спуститься вниз по крутому склону, и Дону на волокуше придется несладко. Трясти будет хуже прежнего. Но будем молиться, чтобы наша повозка не развалилась и ныдержала испытание.

– Не проверив, не узнаешь, так что давайте трогаться, – сказал Дон.

– Здесь разумнее не ехать верхом, а вести лошадей под уздцы.

– Не стану спорить, – вставила Дженни. Рико усмехнулся:

– Возможно, они вовсе не гонятся за нами и даже ничего не знают о нашем существовании, но лучше не рисковать, так что старайтесь соблюдать тишину.

Рико ничуть не преувеличивал подстерегающие их опасности. Они старались двигаться спокойно и постоянно сдерживали лошадей. Но местами животные скользили и могли скатиться кубарем. К счастью, влажная земля препятствовала быстрому спуску. Рико стоило больших усилий управляться с армейской лошадью, чтобы она не упала и не сорвалась. В это время Андреа и Дженни изо всех сил натягивали поводья Буцефала, чтобы не давать ему опускать голову.

– Отпустите его. Он сам лучше справится, – посоветовал Рико через четверть мили.

Женщины послушно отпустили поводья, но Буцефал продолжал двигаться в нужном направлении. Они лишь придерживали волокушу, чтобы она не перевернулась и не выбросила Дона.

К тому времени как закончился спуск, все они измучились и перепачкались. Но, к счастью, повозка выдержала и лошади не подвели.

Дженни рухнула на землю, а Андреа подошла к Дону, чтобы узнать, как он себя чувствует. Рико воспользовался отдыхом, чтобы перевести дух и проверить копыта и подковы лошадей.

Взглянув на свое изорванное и заляпанное грязью платье, Дженни произнесла:

– С каким удовольствием я сожгу это платье, когда вернусь домой.

– А я думала, ты захочешь постирать его и повесить и шкаф, чтобы потом показывать внукам, – пошутила Андреа.

– Нет уж, увольте. Чем скорее я все это забуду, тем буду счастливее.

– А я не хочу ничего забывать, – прошептал Дон и взял за руку Андреа. – И хочу дождаться того дня, когда смогу рассказать об этом нашим внукам.

Андреа покраснела и дотронулась до его лба.

– Боюсь, он бредит.

– Я знаю, что все измучились, но пора в путь, – объявил Рико. – Если бандиты нас заметят, то спустятся вниз. Дамы, нам нужно поторапливаться, так что садитесь на Буцефа.

– Неужели Дэниел Бун никогда не устает? – заворчала Дженни, устраиваясь на лошади за Андреа.

– Дорогая, я уверена, что он устал больше всех нас. Каждый раз, просыпаясь, я видела, что он сидит с ружьем у входа. Могу поклясться, что за всю ночь он не сомкнул глаз.

Дженни ощутила угрызения совести. Она наблюдала ту же картину.

– Ты права, тетя Андреа. Я веду себя как капризный ребенок. Но он тоже должен быть более тактичным, а не таким грубым.

– Он серьезный и очень ответственный человек. Уверена, что ему не терпится отделаться от нас поскорее.

– И получить вознаграждение. Не сомневаюсь, что и отец добавит свою мзду в его горшочек меда, – заключила Дженни.

– Он вполне заслуживает награды. Если бы у меня были деньги, я бы тоже положила их в его горшочек. Дженни, почему я должна все время напоминать, что нас не было бы в живых, если бы не Рико Фрейзер? Мне кажется, что ты всеми силами стараешься убедить себя, что не испытываешь к нему влечения. Но сомневаюсь, что тебе удастся обмануть его.

– Я это знаю – вздохнула Дженни. – Он смеется над моими колкостями и не обращает на них никакого внимания, а еще командует мной, как какой-нибудь идиоткой или дурой. Но я не виновата, что не умею разжигать костер и предпочитаю спать на кровати, а не на твердой сырой земле. Мои предпочтения не означают, что я глупая или ущербная. Зачем мне пытаться покорять Рико Фрейзера способностями, которыми я не обладаю? Мне гораздо приятнее делать то, что у меня получается. Но он предпочитает вообще не замечать моих достоинств. – Она снова вздохнула. – Я все время твержу себе, что не надо поддаваться его чарам, но меня тянет к нему. С другой стороны, я в ужасе от того, как он зарабатывает себе на жизнь.

– Моя дорогая бедная Дженни, я понимаю, что ты переживаешь. Ты вчера сказала, что вы только целовались. Надеюсь, что это правда и вы не…

– Мы только целовались, тетя Андреа.

– С моей стороны было бы бестактно спрашивать, дорогая, но если ты считаешь, что он способен тебя околдовать… Я только подумала о последствиях…

– Я понимаю и не чувствую себя оскорбленной. – Дженни еще крепче обняла тетю за талию и прижалась к ней. – Я так люблю тебя, тетя Андреа.

* * *

Прошло не больше часа. Вдруг Рико натянул поводья и подал знак, чтобы они свернули с дороги.

– Я думала, что мы двигаемся прямо в форт, – сказала Дженни.

– Именно туда я вас и веду, но за нами поднимаются клубы пыли. Андреа, ты справишься с волокушей? Я догоню вас позже.

– Что вы собираетесь делать? – решила выяснить Дженни.

– Если это бандиты, то он намерен остановить их. Верно, Рико? – ответила за него Андреа.

– Ты сказал, что их шестеро, Рико. С шестью стволами тебе не справиться, – заметил Дон.

– Я приглядел в тех скалах хорошее укрытие. С двумя винтовками и «кольтом» я смогу задержать их на несколько часов. К тому времени уже стемнеет, и мне будет несложно улизнуть от них, чтобы догнать вас.

Дженни в беспокойстве поджала губы.

– Если останетесь в живых. Почему бы нам не попытаться оторваться от них?

– Они нас нагонят. А волокуша не выдержит скачки. Удивительно, что она до сих пор не развалилась. Мы существенно сократили себе дорогу тем, что спустились с гор. Андреа, держитесь этой дороги и не останавливайтесь. По моим подсчетам, если двигаться в том же темпе, до форта остается часов шесть езды.

– Можно, я останусь с вами? – предложила Джен-ми. – Я могу заряжать оружие.

– Ни в коем случае, принцесса. Езжайте. Вы тратите дорогое время.

Дженни обняла его за шею. На ее глаза навернулись слезы.

– Ты не обманешь меня, Дэниел. Я знаю, ты просто надеешься увильнуть от свидания, назначенного мне на завтрашний вечер.

Притянув к себе его голову, Дженни поцеловала его и, быстро отвернувшись, вскарабкалась на лошадь позади Андреа.

– С Богом, Рико, – благословила его Андреа и тронула поводья, понуждая лошадь к движению.

Глава 11

– Давай найдем какое-нибудь хорошее укрытие, Буцеф.

Рико остановился за слегка выступающим валуном на повороте дороги. Он рассчитывал, что сразу сможет снять двоих бандитов, как только они появятся из-за поворота.

Не прошло и нескольких минут, как он услышал топот копыт. Когда следом послышался скрип колес и свист хлыста, в его сердце зародилась надежда. Из-за поворота, покачиваясь, выехала почтовая карета.

Рико опустил оружие и, махая шляпой, вышел на дорогу.

– Эй, Сэм, остановись.

Возничий натянул вожжи, и карета с жалобным стоном остановилась.

– Чтоб меня разорвало, если это не Рико Фрейзер! – Он смачно сплюнул на дорогу. – Тебе повезло, что это не Таксон, а то он продырявил бы тебя свинцом за подобный трюк. Какого черта ты здесь делаешь?

– Ищу, кто бы подбросил меня до города. У тебя найдется место для нескольких пассажиров?

Объяснив ситуацию, Рико поскакал вперед и вскоре догнал свою компанию.

Пассажиры почтовой кареты, мужчина и женщина, потеснились, освободив место для Дженни и Андреа. Сэм, Таксон и Рико подняли Дона с волокуши на крышу дилижанса.

– Нет, Андреа, вы с ним здесь не поедете, – объявил Рико, когда она взобралась на козлы, и, спустив ее вниз, усадил на сиденье рядом с Дженни. – Привяжите ее, если понадобится, – посоветовал он и подмигнул Дженни.

– Давайте двигаться, парни. Я хочу добраться до города, пока его не закрыли на ночь, – проворчал Сэм.

Привязав лошадей позади кареты, Рико влез на козлы, а оттуда на крышу кареты.

– Чего мы ждем, Сэм?

– Йеху! – крикнул возничий и взмахнул вожжами. Карета тронулась и затряслась на рытвинах.

– Как дела, Мастерс? – спросил Рико вскоре.

– Не обижайся, Рико, но здесь гораздо удобнее, чем на твоей волокуше.

Рико рассмеялся:

– Нам так этого не хватало, Дон. Через несколько часов мы доберемся до форта и ты наконец получишь необходимую помощь.

– Не могу поверить, что ты назвал меня по имени! – поскликнул Дон.

– Как сказала Андреа, вы бредите, капитан Мастерс. Лучше поспи, у тебя был тяжелый день, – проворчал Рико.

– Ты сможешь сказать это еще раз. День еще не закончился.

Пока почтовая карета резво катила по дороге, Рико расслабился. Его голову занимали мысли о Дженни и их прощальном поцелуе. Хотя ее поступок застал его врасплох, он с удовольствием ответил на поцелуй и не пожалел об этом. Господи, как же было хорошо!

Поцелуй напомнил, что у них между собой еще не все решено, и только разжег их обоюдное желание. Но, несмотря на то, что он страстно желал Дженни, Рико не мог поддаться искушению и остаться в этих краях. Пока он не убедится в том, что Слаттер мертв, он не может позволить себе остановиться.

Усталость давала о себе знать, Рико начал подремывать и клевать носом.

Разбудил его звук выстрела. Обернувшись, он увидел, что почтовый дилижанс преследуют, поблескивая стволами, шестеро всадников. Протянув Дону свой «кольт», Рико схватил винтовку и повернулся к преследователям. Таксон, встав на колено на козлах, начал отстреливаться.

Из-под копыт вылетали клубы пыли и мелкие камни, бомбардируя карету. В оглушительном гуле сливался стук копыт, ружейные выстрелы, крики пассажиров и свист хлыста Сэма.

Двое из всадников рухнули, сраженные выстрелами Рико и Таксона. Но тут пуля попала Таксону в руку, и, выронив ружье, он повалился на крышу кареты.

Теперь, когда отстреливался один Рико, нападавшие быстро сокращали расстояние, отделявшее их от почтового дилижанса. Пока Рико перезаряжал ружье, один из них поравнялся с каретой и запрыгнул на нее. Дон, собрав все свои силы, приподнялся на локте и выстрелил в него из «кольта» Рико. Пуля попала бандиту в грудь, и он упал на землю.

Но в этот момент у экипажа отлетело правое колесо. Резко накренившись, он краем начал цеплять землю и раскачиваться из стороны в сторону, рискуя перевернуться. Женские крики наполнили воздух. Рико бросился плашмя на Дона, чтобы его не сбросило с крыши дилижанса. Сэм натянул вожжи, стремясь остановить несущихся лошадей.

Когда вознице все же удалось справиться с лошадьми и карета остановилась, Рико схватил ружье и спрыгнул вниз. Получив возможность прицелиться, он тут же сразил метким выстрелом еще одного преследователя. Оставшиеся бандиты круто развернули лошадей и ускакали прочь.

Рико открыл дверь экипажа и обнаружил источник истошного крика: это голосила впавшая в истерику пассажирка.

– Кто-нибудь из вас пострадал?

– Разве что наши барабанные перепонки, – ответила Дженни.

Андреа переместилась к дверце.

– Как Дон? – спросила она озабоченно, когда Рико, галантно подав ей руку, помог выбраться наружу.

– До последнего момента был в порядке. Следующим из кареты вышел мужчина.

– Меня зовут Уолтер Крейн. – Он вытащил из кареты женщину. – А это моя жена Оливия. Могу я вам чем-то помочь?

– Очень скоро нам понадобится ваша помощь, чтобы дилижанс смог продолжить движение, мистер Крейн.

А пока вы окажете нашим нервам большую услугу, если уговорите вашу жену замолчать.

– Сделаю все от меня зависящее.

– Думаю, худшее позади, миссис Крейн, – сказал Рико ласково, но женщина продолжала визжать.

Крейн обнял ее за плечи и увел на край дороги. Джейн выходила из кареты последней. Она протянула руку Рико и внимательно посмотрела на него.

– Вы в порядке, принцесса? – спросил Рико нежно.

– Теперь да, – ответила она, и он сжал ее ладонь.

– Рико, ты мне нужен, – позвал его Сэм.

Рико отпустил ее руку и подошел к козлам. Таксон уже пришел в себя, и Сэм с помощью своего шейного платка зафиксировал ему руку.

– Выстрел раздробил кость, Таксон. Так что пока ты не сможешь держать «винчестер», – объявил ему Сэм и сплюнул табачную жвачку.

– Раздробленная рука стоит того, чтобы избавиться от твоей дурной табачной жвачки, – проворчал Таксон, с трудом превозмогая боль.

Затем к ним присоединилась Андреа с лентами бинтов из своей нижней юбки. Действуя согласованно, они втроем забинтовали Таксону руку и помогли ему спуститься на землю.

– Простите, что доставили вам столько хлопот, – заметил Сэм, радуясь, что никто из пассажиров не пострадал. – Но как только мы починим колесо, можно будет продолжить путь. Что с женщиной? Чего она так заходится?

– Попробуйте войти в ее положение. Для нее это оказалось очень серьезным испытанием, и ее нервы не выдержали, – ответил Крейн.

– Как и для других дам, мистер Крейн. Ее плач только раздражает всех. Давайте снимем человека с крыши.

Под надзором Андреа, соблюдая особую осторожность, Рико, Сэм и Уолт Крейн сняли Дона с крыши и перенесли на обочину.

После этого Рико пошел проверить лошадей, привязанных к дилижансу сзади. Его ждали дурные новости. В армейскую лошадь попала шальная пуля. Животное, не в состоянии больше стоять, упало на землю.

– Прости, старина, – пробормотал Рико грустно.

Потрепав лошадь по голове, он вынул «кольт», который забрал у Дона, и, приставив его к виску лошади, нажал на курок.

Дженни мало чем могла помочь, разве что успокоить продолжавшую безутешно рыдать Оливию Крейн. Слушая ее непрекращающиеся причитания, Дженни думала о том, какой надо быть эгоисткой, чтобы вот так никого не щадить. Охваченная жалостью к себе, несчастная не замечала боли и страданий других людей, и Дженни ее было совсем не жалко. Ни разу миссис Крейн не взглянула на раненых, лежащих на земле, и не подошла к ним с ласковым словом.

В какой-то момент Дженни вдруг осознала, что и сама она по отношению к другим во многом была ничуть не лучше ее. Она почти всегда в первую очередь думала о собственном благополучии, причем независимо оттого, с кем общалась – с отцом, Рико или даже Андреа.

Не такой ли видели ее другие? Бесчувственной эгоисткой? Бездушной пустышкой? Безразличной к страданиям других? Дженни опустила голову и мысленно обратилась к Богу с мольбой о прощении.

Потом перевела взгляд на Рико. Во время атаки она испытала безумный страх, но знала, что Рико спасет их.

Дженни научилась доверять ему так же, как доверяли Андреа и Дон. И это доверие не имело ничего общего с физическим влечением, которое она к нему испытывала.

Наблюдая, с какой печалью он привязал к седлу Буцефала поводья убитой лошади, чтобы оттащить ее с дороги, Дженни почувствовала боль за него, и ее сердце сжалось.

Она подошла к нему.

– Мне жаль, Рико. Я знаю, как сильно ты любишь лошадей.

Он поднял голову, отвязывая поводья.

– У лошадей великие сердца. Армейские лошади заслуживают тех же медалей, что и их всадники. Но эти потери измеряются лишь числом голов.

Тут появился Сэм с парой винтовок и лошадью, к которой привязал колесо от дилижанса.

– Нам повезло, Рико. Колесо погнулось, но мы сможем поставить его на место. Поездка будет, возможно, не такой комфортной, но все же лучше потихоньку ехать, чем идти пешком и тащить на себе двух раненых людей.

– Где ты взял этого коня?

– Он стоял рядом с тем парнем, которого ты подстрелил последним. Ему было не больше восемнадцати. Попросил меня позаботиться о его лошади. Он назвал свое имя и просил сообщить матери о его смерти. Сказал еще, что он из Миссури и его адрес – в седельной сумке.

– А чего они от нас хотели, не сказал?

– Собирались ограбить почтовую карету, но выбрали явно неудачное время. – Сэм стащил с головы шляпу и почесал затылок. – Но самым странным было то, что у парнишки к седлу был привязан вот этот букетик полевых цветов. Я такого еще не видел.

Дженни ахнула, и на ее глазах выступили слезы. Этот букетик она выронила день назад у ручья. Рико тоже узнал его, и они переглянулись.

– Можно, я возьму его? – спросила она.

– Конечно, мэм, – ответил Сэм и протянул ей цветы.

Хотя прошедший ночью дождь не позволил букету засохнуть, цветы все же подвяли. От жалости к молодому человеку, увидевшему, как и она, в этом букете особую красоту, по щекам Дженни покатились слезы.

– Давай поставим колесо, Сэм, и будем сваливать отсюда, – тихо сказал Рико.

Солнце давно село, когда дилижанс въехал в ворота форта Редемпшн.

Дона и Таксона немедленно передали в заботливые руки доктора. Упирающуюся Андреа вместе с Дженни жена доктора увела к себе, настояв, чтобы они переночевали в их доме, поскольку ее муж весь остаток ночи проведет с ранеными в лазарете. Пообещав Таксону вернуться утром, Сэм выехал из форта, чтобы доставить своих пассажиров в гостиницу.

Рико оставался с Доном, пока доктор не заверил его, что здоровью капитана ничто не угрожает. Операцию на руке Таксона доктор отложил до утра. И теперь его пациенты мирно спали.

Слишком усталый, чтобы идти с докладом к полковнику Харди, Рико отправился к себе. Хорошо зная Харди, он решил, что тот сам к нему придет.

И его предположение оказалось верным. Не успел Рико стащить с ног сапоги, как в дверь постучали и, не дожидаясь приглашения, в комнату вошел Харди.

Оставив в стороне армейские формальности, Харди бросился к нему и, горячо обняв, потряс руку и похлопал по плечу.

– Черт побери, Рико, будь ты женщиной, я бы тебя расцеловал.

– Хватит и рукопожатия, сэр.

– Я знал, что ты это сделаешь, сынок, – сказал Харди, продолжая трясти руку Рико. – Доктор сказал, что женщины Берк в порядке и проведут ночь в его доме. Скажи, Рико… с ними плохо обращались?

– Если вы хотите выяснить, не изнасиловали ли их, то, слава Богу, нет. Мисс Андреа подвернула лодыжку, а у мисс Дженнифер несколько синяков на лице и порез на колене. После горячей ванны, хорошего ночного сна и сытной еды они обе будут чувствовать себя прекрасно. Они замечательные женщины. И должен добавить, что капитан Мастерс – прекрасный офицер.

– Я знал, что он не подведет, – согласился Харди. – Никто не может упрекнуть полковника Тома Харди в незнании способностей своих офицеров. А что банда Слаттера?

– Все мертвы, кроме Слаттера. Я всадил в него пару пуль, но ему удалось уйти. И завтра я уезжаю, чтобы выяснить, жив он или нет, но это при том условии, что мне удастся выспаться, – добавил он.

– Доктор сказал, что у охранника дилижанса раздроблено плечо. Где вы пересеклись с почтовой каретой?

– Это длинная история, сэр, а я безумно устал и хочу спать. Приду к вам с докладом завтра.

– Ты заслужил отдых. Отличная работа, сынок. Отличная работа. – У дверей Харди остановился. – Не думаю, что смогу уговорить тебя вступить в армию. А то мог бы похлопотать и выбить для тебя приличную должность.

Рико безуспешно попытался подавить зевок.

– Благодарю вас, сэр, но военная карьера не интересует меня. Спокойной ночи.

Полковник ушел. Рико выключил свет и упал на кровать. Сон сморил его до того, как голова коснулась подушки.

Мод Эванс взглянула на настенные часы над барной стойкой заведения «Сапоги и седла». Они показывали одиннадцать. Через час она закроется. Это была субботняя ночь, а полковник Харди не разрешал продавать спиртные напитки в выходной.

Последние четыре дня, с тех пор как похитили девочек, они с Фрэнком практически не спали. Реалистка по своей природе, она сомневалась, что девочки еще живы, но ради Фрэнка старалась выглядеть оптимисткой. Если Рико, не дай Бог, вернется с дурными вестями, то горе Фрэнка удесятерится.

Она любила Фрэнка Берка и понимала лучше других. Терпела его грубость и резкость по отношению к дочери. Их отношения продолжались уже пятнадцать лет. Официально они не были оформлены, но Мод уже смирилась с этим.

Его дочь ей тоже нравилась. Приличная девушка, Дженни тем не менее не питала к ней неприязни за ее связь с отцом. То же касалось и его сестры Андреа. Они не смотрели на нее свысока, из-за того что она содержала бар.

Эта работа была ничуть не хуже любой другой. Она не разбавляла алкоголь водой, не взимала с солдат лишнюю плату, как в таверне форта, и не нанимала проституток, предоставляя это право дамам из публичного дома.

Фрэнк и ее муж Кэл были близкими друзьями, когда жили в Миссури. И все вместе они переехали на Запад. Кэл открыл бар, а Фрэнк занялся фермерством. Потом – это случилось двадцать лет назад – умерла Элли Берк, произведя на свет Дженни. Пять лет спустя от чахотки скончался муж Мод, и двадцатипятилетняя вдова решила не возвращаться в Сент-Луис, а осталась здесь.

Ввиду давнишней дружбы не было ничего противоестественного в том, что ее и Фрэнка тянуло друг к другу, и вскоре друзья стали любовниками.

За пятнадцать лет Фрэнк ни разу не предложил ей выйти за него замуж. Она научилась радоваться своей независимости, хотя, наверное, с легкостью рассталась бы с ней, если бы Фрэнк предложил ей стать его женой. Она любила Фрэнка Берка.

Увидев появившегося в дверях Сэма, она по привычке налила в стакан виски.

– Что-то ты сегодня припозднился, Сэм, – обронила Мод, подталкивая ему стакан. – А где Таксон?

Сэм залпом выпил и жестом попросил налить еще.

– Попали в передрягу на дороге. На нас напали с пол дюжины бандитов. Хотели ограбить. Таксона ранили и плечо. Он у доктора в лазарете форта.

– Насколько это серьезно? – спросила она.

– Раздроблена кость. Нескоро сможет он держать и руках оружие.

– А как же тебе, Сэм, удалось уцелеть? – справился один из парней за стойкой бара. – Ты же не станешь рассказывать нам, как один, управляя дилижансом, ухлопал шестерых бандитов.

– Не стану. Нам бы всем была крышка, если бы не Рико Фрейзер. Он помог застрелить четверых, а двое других, поджав хвост, дали деру.

– Вот ты и попался, Сэм. Теперь мы точно знаем, что ты пустозвонишь. Рико Фрейзер и армейский офицер по имени Мастерс преследуют банду Слаттера, совершившую нападение на Дабл-Би и похитившую сестру и дочь Берка.

Теперь Сэм оказался в центре внимания всех присутствующих в баре и воспользовался ситуацией.

– Вы знаете только часть правды. – Он сделал паузу, осушил свой стакан и вытер рукавом губы. – А вторая часть состоит в том, что я только что расстался с Рико в лазарете форта. Капитан Мастерс был ранен.

Мод хлопнула рукой по столу.

– Бога ради, Сэм, что с девочками?

– Они вроде в неплохой форме, Мод. Жена доктора взяла их к себе домой.

– О Господи! Фрэнк. Фрэнк! – Мод бросилась вверх мо лестнице.

Посетители бара высыпали наружу, чтобы разнести новость по городу.

Минуту спустя Фрэнк Берк уже спускался вниз по лестнице, на ходу натягивая подтяжки поверх рубахи и застегивая пуговицы. С Мод, следовавшей за ним по пятам, они вышли из бара.

Сэм разочарованно окинул взглядом опустевшее помещение.

– Будь я проклят! – пробормотал он. – Они даже не хотели послушать историю об отвалившемся колесе. – И, нзяв бутылку, плеснул себе еще порддию виски.

После восхитительного супа и сандвичей с цыпленком, горячей ванны, чистых ночных сорочек и халатов, которые жена доктора выудила из ящика комода, Дженни и Андреа с наслаждением приступили ко второму за вечер чаепитию, когда их беседу прервал барабанный стук в дверь.

– Добрый вечер, миссис Уоллис, – сказал Фрэнк Берк. – Мне сказали, что…

Жена доктора кивнула и отступила, пропуская кинувшегося в комнату Фрэнка Берка.

Глаза Дженни наполнились слезами, когда ее обнял отец. Он никогда не демонстрировал своей любви, и ей было приятно ощущать его крепкое объятие.

Словно смутившись, Фрэнк отпустил ее.

– Ты в порядке?

– Да, со мной все хорошо.

Фрэнк повернулся к сестре, обнял ее и поцеловал в щеку.

– А как ты, Андреа?

– Тоже все хорошо, если не считать вывихнутой лодыжки, Фрэнк.

– Вот и славно. Откуда у тебя синяки на лице? – спросил он Дженни.

Она ответила на вопрос пожатием плеч в своей обычной дерзкой манере.

– Память от мистера Слаттера. Челюсть отца от гнева затвердела.

– Что еще он сделал с тобой?

– Кроме того, что много угрожал, только толкал и пинал.

– Это не совсем правда, Фрэнк, – перебила ее Андреа. – Слаттер чуть не убил ее. Он протащил ее по земле, так что она распорола колено, и собирался уже перерезать ей горло, как подоспели Рико и Дон Мастерс. Если бы не Рико, ее бы уже не было в живых. Нас бы всех уже не было, в том числе и Дона. Ты в большом долгу перед этим человеком, Фрэнк.

– Я всегда плачу по долгам, Андреа. Можешь не сомневаться. Я предлагал ему назвать свою цену.

Миссис Уоллис вместе с Мод удалились на кухню, чтобы дать возможность воссоединившейся семье побыть в уединении. Вскоре после эт^го Фрэнк и Мод ушли, а Дженни и Андреа легли спать.

Лежа рядом в комфортной кровати, Дженни сказала Андреа:

– Ты веришь, что все действительно позади? И мы наконец спасены?

– Да, верю. Но не успокоюсь до конца, пока не буду знать, что Дон тоже выкарабкался.

Дженни нашла ее руку.

– Он поправится, тетя Андреа. Он сильный, и у него есть мощный стимул поправиться. У него есть твоя любовь.

Так они и уснули, держась за руки.

Глава 12

Рано утром следующего дня Дженни и Фрэнк Берк отправились на ранчо Дабл-Би. Ей было трудно поверить в то, что она отсутствовала всего четыре дня, – столько всего за эти дни приключилось.

Подъезжая к дому, она бросила взгляд на маленькое кладбище, окруженное побеленной оградой. Могила ее матери располагалась отдельно от других, где нашли последний приют умершие слуги или рабочие ранчо. При виде двух новых крестов у нее встал ком в горле.

– Мод приезжала, чтобы привести все в порядок, – сказал Фрэнк, когда они вошли в дом. – Эти подонки перевернули все вверх дном.

– Я слышала, что они искали деньги.

– Пойду накормлю и напою скот. Когда будешь готова ехать в город?

– Как только переоденусь и упакую вещи для Андреа.

– Как долго собирается она оставаться в городе? – поинтересовался отец.

– Лучше спроси ее сам. Вероятно, пока не убедится, что капитан Мастерс вне опасности.

– И когда только моя сестра и капитан Мастерс успели снюхаться? – со свойственной ему резкостью спросил Фрэнк.

– Наверное, когда капитан Мастерс чуть не погиб, спасая ее.

Ее сарказм не остался незамеченным.

– Не слишком ли большое значение придает она этому? Некоторые из этих мальчишек в военной форме…

– Капитан Мастерс далеко не мальчишка, отец. Он нахмурился:

– Ладно, некоторые мужчины самым бессовестным образом используют таких добросердечных женщин, как Андреа.

– Правда, отец. Тебя тоже можно отнести к их числу.

Он нахмурил брови:

– Черт побери, как ты разговариваешь с отцом! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду! Неудивительно, что с тобой я часто теряю терпение.

Он с шумом выскочил из комнаты и захлопнул за собой дверь.

«Нам совсем немного нужно, чтобы вцепиться друг другу в горло», – подумала Дженни, поднимаясь по лестнице.

Когда она открыла дверь спальни, на нее пахнуло жаром. Во второй половине дня солнце всегда светило в западные окна, и теперь оставленные на несколько дней расшторенными окна и закрытая дверь сделали атмосферу в комнате удушающей. Дженни распахнула окно, впустив внутрь прохладный утренний ветерок.

Долгое время смотрела она в сад на радугу красок. Ее Эдем. Это единственное место на ранчо, за которым она ухаживала, вкладывая в это занятие всю душу и сердце.

Участок, обнесенный ажурной белой оградой, почти сплошным ковром устилали алые цветы кактусов. Рядом с мощными сагуаро красовались высокие яркие золотые шары, а в тени пальм и олив цвела земляника.

Вдохнув нежные ароматы, Дженни задумалась. Рико скоро уедет. Ее сердце молило о том, чтобы он остался, а здравый смысл подсказывал, что разумнее позволить ему сейчас уехать, ибо после Бена Слаттера он бросится на поиск другого преступника. Это была его жизнь, и вряд ли когда-нибудь он захочет осесть на одном месте и завести семью.

Дженни отошла от окна. Раздеваясь, она задержалась у зеркала и посмотрела на свое отражение. Многие говорили ей, что она красива, но она никогда не придавала большого значения своей внешности. Приблизившись к зеркалу, она пристально вглядывалась в свое отражение. Считал ли Рико ее красивой? Наверное, считал.

«Дженни Берк, ты ведешь себя как влюбленная Андреа. Почему? Ты же влюблена в Рико Фрейзера не больше, чем он в тебя. События последних дней вызвали чувство, которое не возникло бы при обычных обстоятельствах, так что какая разница, считает он тебя красивой или нет?»

Дженни отвернулась, быстро оделась и села на кровать, чтобы обуться. Томик Шекспира, который она читала до того, как ее похитили, все еще лежал на ночном столике. Раскрыв его, она сразу наткнулась на фразу: «Это превыше всего: будь верен себе».

«Так я и буду жить, мистер Шекспир. Я открытыми глазами смотрю на все, что касается моих отношений с Рико Фрейзером».

Закрыв книжку, она положила ее на столик возле кровати.

Рико решил уехать сегодня же, но перед отъездом ему следовало сделать несколько дел.

Вечером он обещал пригласить Дженни на обед, но решил, что сделает это, когда вернется. Приняв ванну, побрившись и перекусив, он собрал седельные сумки, взял боеприпасы и подготовил к дороге Буцефала. Потом заглянул в лазарет.

Доктор Уоллис закончил операцию на плече Таксона. Дон сидел на кровати, он уже на пути к выздоровлению – лихорадка отступила, на ранах свежие повязки. Андреа была рядом с ним.

– Решил заглянуть к тебе перед отъездом и посмотреть, как ты поживаешь, – произнес Рико.

– Значит, уезжаешь? – спросил Дон.

– Искать Слаттера. Как только найду, сразу вернусь.

– Вы попрощались с Дженни? – осведомилась Андреа.

– Я собираюсь зайти к ним после вас, – сказал Рико.

– Боюсь, вы разминулись с ними. Она и Фрэнк рано утром уехали на ранчо, но они должны вот-вот вернуться.

– Я думал, что вы все вчера остались на квартире у доктора.

– Это так, но Дженни, как и мне, нужно было переодеться. Они скоро вернутся. Думаю, она очень расстроится, если вы уедете не попрощавшись.

– Скажите ей, что я вернусь, как только обнаружу Слаттера, – заверил ее Рико. – Но теперь мне пора.

Андреа обняла его и поцеловала в щеку.

– Спасибо. Мы очень благодарны вам за то, что вы для нас сделали, Рико. Мы перед вами в неоплатном долгу. Будьте осторожны, возвращайтесь целым и невредимым.

– Мы будем ждать тебя, Рико. Надеемся, что ты придешь к нам на свадьбу, – заметил Дон, когда мужчины обменивались рукопожатиями.

– Почту за честь. Когда же настанет этот счастливый день?

– Я бы хотел, чтобы это случилось уже сегодня. Но моя будущая жена говорит, что нужно дождаться, когда я снова встану на ноги.

– Тебе нужна еще хотя бы неделя, – вставила Андреа. – Ты все еще привязан к постели и знаешь это.

– А мне казалось, что это как раз то место, где молодоженам должно быть хорошо, – пошутил Дон.

Андреа покраснела.

– Как тебе не стыдно. Ты меня смущаешь.

– Что ж, с нетерпением буду ждать свадьбы. Поправляйся, Дон. Не могу, правда, обещать, что обернусь за неделю. Но если не успею, буду думать о вас.

– Береги себя, Рико, – напутствовал Дон. – Надеюсь, что Слаттера уже нет в живых.

– Если это так, то я ненадолго.

– И все же я хочу, чтобы вы дождались Дженни и попрощались с ней, – вздохнула Андреа.

– Скажите ей, что я не стал ждать, потому что не расстаюсь с ней. Она поймет, о чем я. И еще скажите, что я не забыл, что должен пригласить ее на обед, и, когда вернусь, обязательно сделаю это. – Рико вдруг расплылся в улыбке. – А знаете, пожалуй, я скажу ей все сам. Как далеко ранчо вашего брата?

– Минут сорок пять верхом.

– Раз уж я не выехал ранним утром, то час-полтора погоды не сделают. Берегите себя. Андреа, Дон очень хороший человек, – добавил Рико.

Она улыбнулась:

– Я уже это поняла. Жаль, что вам нужно ехать. Неужели вам так необходимы эти деньги?

– Не настала ли пора сказать всю правду, друг мой? – спросил Дон Рико.

– Какую правду? – удивилась Андреа.

Рико кивнул:

– Вероятно, ты прав. Только сделай одолжение, подожди, пока я уеду.

Рико ушел, и Андреа с любопытством посмотрела на Дона.

Не прошло и часа, как Рико добрался до дома Берков. Строение превосходило по своим размерам большинство местных фермерских домов и выглядело довольно внушительно. Очевидно, много труда было положено на то, чтобы облагородить первоначальный вид здания.

Стены первого этажа были сделаны из оригинального декоративного кирпича. В ходе реконструкции добавилось еще несколько комнат. Со временем к дому был пристроен и второй этаж, облицованный деревом, с черными ставнями на окнах и сланцевой крышей.

Берк, должно быть, увидел, что Рико едет, потому что вышел к коновязи, чтобы встретить его, пожать руку и поблагодарить за спасение сестры и дочери.

– Я ждал тебя. Пойдем в дом и все обсудим, – пригласил Фрэнк. – Я уже говорил, что ты можешь назвать свою цену, Фрейзер. Сколько ты хочешь?

– Мне ничего не нужно, сэр. Я не рассчитывал на вознаграждение. То, что я погнался за Слаттером, потому что мне хорошо заплатят, ваши домыслы. Если не верите, спросите полковника Харди. Он это подтвердит.

– Если это так, то я перед тобой в еще большем долгу. Что привело тебя в Дабл-Би?

– Пришел попрощаться с мисс Дженнифер, сэр. Я уезжаю – хочу убедиться в том, что Слаттер мертв.

– Я слышал, ты всадил в него две пули. Думаешь, он выжил?

– Я только что видел капитана Мастерса. Он тоже получил две пули, и ничего, живой. Планирует свадьбу.

– Свадьбу?

– Да, сэр. Простите, что удивил вас. Я думал, что Андреа и Дженни рассказали вам об этом.

– Эти женщины ничего мне не рассказывают, пока их не заставишь, – проворчал Фрэнк. – Я кормлю, пою и одеваю их, но всегда узнаю обо всем последним.

– Мне нужно торопиться, сэр, – повторил Рико. – Буду признателен, если вы сообщите мисс Дженни, что я здесь.

– Ты точно не хочешь зайти выпить чего-нибудь прохладительного перед дорогой?

– Спасибо за приглашение, но я правда тороплюсь, сэр.

Берк снова пожал его руку.

– Удачи тебе, сынок. Пусть твой порох будет сухим, – добавил он добродушно. – Пойду позову дочь.

В ожидании Дженни Рико огляделся. Без слуг на ранчо стояла тишина.

Когда Дженни вышла из дома, на ней было то желтое платье, в котором он ее увидел при первой встрече. Каштановые волосы девушки блестели как шелк и были гладко зачесаны и перетянуты желтой лентой.

Взглянув на набитые седельные сумки, она внимательно посмотрела на Рико:

– Значит, уезжаешь?

– Я говорил, что уеду.

– Я не предполагала, что это случится так быстро. Она направилась в сторону сада, и Рико последовал за ней. Открыла калитку и вошла. Подошла к одному из кактусов и глубоко вдохнула сладкий аромат красного цветка.

Ее жест напомнил ему тот день на речке, когда она собрала полевые цветы и сделала из них букет.

– Ты любишь цветы, да?

Дженни повернулась к нему. На ее губах играла умиротворенная улыбка.

– Все это, кроме пальм и олив, я посадила сама. Все своими руками.

– А откуда в Аризоне оливы и пальмы?

– Отцу прислали их из Калифорнии. Когда я попросила отдать их мне, он обрадовался, решив, видимо, что наконец-то я собралась сделать что-то полезное. – Дженни присела на скамейку. – Теперь сожалеет об этом.

– Но почему? Ваш сад – потрясающий оазис в этой пустыней.

– Отец считает это потерей времени и денег и что я слишком много времени провожу здесь.

– Я не думал, что за кактусами так трудно ухаживать.

– Дело не в уходе. Просто я много времени провожу здесь, я люблю читать в саду. А он считает это пустой тратой времени. – Внезапно она сменила тему, оставив пустую болтовню, и озвучила то, что волновало их обоих: – Не стану скрывать, что мне не нравится, что ты уезжаешь, Рико.

– Я скоро вернусь, Дженни. Как только найду Слаттера.

– Похоже, ты сделал это целью жизни.

– Так оно и есть. У меня ушло на это уже три года.

– Ты охотишься на Бена Слаттера три года и до сих пор не поймал? А что, если это займет у тебя еще три года или больше? Он ведь не будет сидеть на месте и ждать, когда ты его настигнешь.

– Сейчас Слаттер в безвыходном положении. У него больше нет банды, и его никто не поддержит. Для него это конец. Я это чувствую. Удача ему изменила.

– А тебе? Нет, Рико Фрейзер, это всего лишь оправдание. Ты просто не хочешь останавливаться. Тебе нравится шататься по лесам и жить среди дикой природы. Дичь – в лесу, рыба – в ручье, купание – в горных речках. И лошадь – за друга.

Рико положил руки ей на плечи и притянул к себе. Ей было очень хорошо в его объятиях, но это лишь вызвало еще большую тоску.

Хриплость его голоса отозвалась дрожью желания в ее теле.

– Не проклинай меня, Дженни. Уехать от тебя – уже проклятие. – Он повернул ее к себе. Его глаза светились искренностью, моля о понимании. – Больше всего на свете я бы хотел сейчас остаться с тобой. Но я должен закончить то, что поклялся сделать. Потом я вернусь. Обещаю. У нас с тобой тоже не все закончено. Уже многое связывает нас, и мы не должны оставить наши отношения без продолжения.

– Да, конечно. Но похоже, что твоя погоня за Слаттером для тебя важнее.

С невероятной нежностью он погладил ее по щеке.

– Твои синяки начинают бледнеть, принцесса. Дженни накрыла его руку своей и притянула ее к губам, чтобы поцеловать его ладонь.

Рико обнял ее. Она раскрыла губы. Поцелуй их был жадным и затяжным. Он совсем не был похож на прощальный и пробудил острое желание. Когда Дженни почувствовала во рту его язык, у нее задрожали ноги и тело охватил жар.

И только нехватка воздуха заставила их прерваться и вернуться к реальности происходящего, о чем они уж было совсем забыли. Испуг в ее глазах вызвал его удивление. Ни он, ни она не ожидал и такого взаимного взрыва эмоций. Ее прерывистое дыхание сливалось с ритмом его дыхания, и их сердца бились в унисон.

Его карие глаза светились страстью и изучали ее, словно искали ответ в ее глазах.

Дженни покраснела, чувствуя и думая о том же.

– Ты тоже, как и я, не готова закончить это, принцесса.

– Тогда зачем нам останавливаться, Рико? Неужели ты так одержим погоней за Слаттером, что готов отказаться от того, что мы оба чувствуем сейчас? Для меня все это впервые. Не знаю, что это – чувство благодарности или что-то более серьезное. Но знаю, что до сего момента мне никому не хотелось отдаться.

– Я вернусь, Дженни. То, что возникло между нами, не закончится сейчас, – сказал он, потянувшись к ней.

Она распрямила плечи и отступила.

– Я предложила тебе себя, Рико. И больше никогда этого не повторю. – Слезы мешали ей говорить. – Желаю тебе успеха, Дэниел Бун, куда бы тебя судьба ни завела. Да будет с тобой Бог.

Отвернувшись, она заспешила в дом, чтобы не разрыдаться у него на глазах.

Взбежав по лестнице, Дженни бросилась в свою комнату и захлопнула дверь.

Глава 13

Рико разрывался, не зная, что делать – уехать или пойти за Дженни. Независимо от того, что они сейчас чувствовали – она и он, Рико не мог отказаться от поиска. Ему не будет покоя, пока он не убедится в том, что Слаттер мертв. Если повезет, он получит ответ в ближайшие дни и сразу вернется назад.

То, что он испытывал к Дженни, было больше чем физическое влечение, но Рико боялся, что ее чувства были другими. Дженни привыкла получать то, что хотела. Возможно, и теперь это подсознательно руководило се поступками.

Как бы то ни было, чем скорее он уедет, тем скорее вернется.

Рико направился к лошади и вскочил в седло. В этот момент к дому верхом на лошади подъехала Мод Эванс. Навстречу ей вышел Фрэнк Берк. Женщина спрыгнула с лошади.

– Рико, слава Богу, что я успела тебя застать. У меня для вас важные новости.

– Уйдем в дом от этого солнцепека, – предложил Фрэнк. – И что это за важные новости? – спросил он, когда они последовали за ним.

– Ты помнишь Эдда Каллахана, который работал на Лейзи-Ар?

– Да. Он начал пить, и Дейв О'Малли вынужден был от него отказаться. Так что он?

– Пришел в мой бар и сказал, что видел Бена Слаттера.

Рико вскинул голову.

– Где? Когда?

– Сегодня рано утром по дороге в форт Редемпшн. Эдд сказал, что зашел за куст помочиться и увидел лежащего под деревом человека, показавшегося ему мертвым. Когда Эдд подошел поближе, то узнал в нем Бена Слаттера.

– Он не ошибся? – спросил Рико.

– Я его спросила о том же, – ответила Мод. – Он сказал, что уже раньше пару раз видел Слаттера. К тому же портреты негодяя расклеены по всей округе. Эдд утверждает, что с тех пор, как его банда напала на Дабл-Би и похитила женщин, все только и говорят о Слаттере.

– Так Каллахан утверждает, что Слаттер мертв? – уточнил Рико.

Мод пожала плечами:

– Он не знает. Сказал, что, как только узнал Слаттера, решил сматываться подобру-поздорову.

– Ни одному слову этого пьяницы верить нельзя, – заметил Фрэнк.

Рико сдвинул шляпу на лоб.

– Где именно это произошло?

– Примерно в десяти милях к югу от города, – сказала Мод.

– Слаттер был один?

– Как утверждает Эдд, он больше никого не приметил.

Подумав немного, Рико направился к дверям.

– Куда ты? – спросил Фрэнк.

– Ваше имение расположено к северу от форта, так что пока, полагаю, вам ничто не угрожает. Но в пределах десяти миль к югу от форта Редемпшн есть две фермы. Если этот злодей рыскает где-то поблизости, то нужно предупредить людей. Мистер Берк, отвезите Дженни в форт, и пусть они с Андреа остаются там до моего возвращения. В данных обстоятельствах, я уверен, полковник Харди предоставит вашей семье убежище.

– Знаю, Том обязательно поможет, – произнес Фрэнк.

– Не выпускайте женщин из форта. И вам советую тоже никуда из форта не выезжать. Без прислуги и охраны находиться здесь опасно.

– Молодой человек, с первых дней своего приезда сюда я сражался с индейцами и всякого рода сбродом, – заметил Фрэнк. – Со всеми, кто пытался согнать меня с этой земли.

– Тогда вам ничего никому не нужно доказывать, мистер Берк. Делайте, как я говорю, И оставайтесь с дочерью и сестрой в форте, чтобы они даже не пытались высунуть нос оттуда.

– Я об этом позабочусь, – пообещала Мод.

Они проводили Рико на улицу. Он вскочил на Буцефала.

– Я вернусь, как только предупрежу людей на южных фермах.

– Слаттер будет последним идиотом, если вздумает напасть на ферму Браунинга, – обронил Фрэнк. – У Джейка Браунинга три взрослых сына, и они стреляют из винтовок без промаха. Меня больше беспокоят Коулы. Пит и Мэгги уже в годах и, с тех пор как погиб на войне их сын, живут одни.

– Спасибо. Сначала я заеду к ним. И, тронув лошадь, ускакал галопом.

В этот момент из дома вышла Дженни с саквояжем.

– Я готова к отъезду, отец. – Увидев Мод, поставила сумку на пол. – Здравствуйте, я не знала, что вы здесь. Это не Рико только что умчался? Я думала, он давно уже уехал. – Перехватив озабоченные взгляды, которыми обменивались отец и Мод, Дженни ощутила на спине холодок мурашек. – Что происходит? Как Дон? Ему стало хуже?

– Дженни, Мод принесла весть о том, что здесь опять объявился Слаттер, – сообщил Фрэнк. – Рико хочет, чтобы мы поехали в форт и оставались там.

При мысли о безумном убийце сердце в ее груди отозвалось гулкими ударами.

– Рико поехал проведать Коулов, поскольку Слаттерп видели неподалеку от их усадьбы, – продолжил отец. – Тебе лучше поторопиться и собрать для себя одежду. Не известно, как долго нам придется оставаться в городе.

– А твои вещи мне тоже упаковать, отец? Фрэнк покраснел и закашлялся.

– Хм… думаю, что всегда смогу купить что-нибудь в магазине.

– Боже милостивый, Фрэнк, кого ты пытаешься обмануть? – вмешалась Мод. – У него есть смена белья в моем доме, Дженни. Так что перестань юлить и мямлить, пойди лучше запряги коляску. – И, взяв Дженни под руку, добавила: – Пойдем, милая, я тебе помогу.

Рико вынул из седельной сумки бинокль, подаренный ему на Рождество двоюродными братьями. Хотя он имел отличное зрение, бинокль временами был ему необходим.

Настроив окуляры на дальний дом, он оглядел прилегавшую к нему территорию, но ничего подозрительного не заметил. Собака Коулов, вытянувшись, дремала на крыльце, а из трубы вился дымок.

– Все как будто спокойно, Буцеф.

Собираясь убрать бинокль в сумку, он вдруг замер, словно спохватившись, и снова поднес его к глазам.

– Но почему закрыты ставни, Буцеф? Сомнительно, чтобы Коулы в такую жару закрыли окна наглухо, если только не…

Быстро убрав бинокль, Рико взял винтовку.

Медленно и осторожно приблизился к дому. Подъехав к открытой местности, спешился и, привязав коня, дальше пошел пешком. Поляну он пересек без происшествий. Даже спящая собака не шевельнулась, но вскоре он понял почему. Собака не спала. У нее было перерезано горло.

Вскинув винтовку, Рико ударом ноги распахнул дперь.

На полу у окна лежал Пит Коул с простреленной головой. Старик пытался дать отпор нападавшему. Его ружье валялось рядом. Рико поднял его и оглядел помещение. Мэгги Коул тоже лежала на полу убитая. Из оружия стреляли недавно.

Осколки посуды и выдвинутые ящики комода свидетельствовали о торопливых поисках. Окровавленный шейный платок и полоски клетчатой рубашки на столе рядом с кувшином с окрашенной кровью водой свидетельствовали, что преступник промывал и перевязывал свои раны. Клетка на кусках ткани соответствовала той, которая была на Слаттере, когда Рико ранил его.

Взяв в спальне два одеяла, он вернулся на кухню и, взглянув на тела стариков, сжал кулаки.

На их месте могла бы оказаться Дженни. Но Слаттер доберется до нее только через его труп.

Завернув тела в одеяла, Рико запряг повозку и погрузил в нее убитых стариков. Из уважения к ним Рико торопливо выкопал неглубокую могилку для их собаки и по хоронил ее. Затем погнал повозку на ранчо Браунингов.

Как и предполагал Фрэнк, их дом преступник обо шел стороной. Рико рассказал Браунингам об убийстве соседей и посоветовал оставаться начеку.

Обратная дорога в форт дала Рико время подумать. Вернуться сюда Слаттер мог только по одной причине: хотел отомстить. И никуда не уйдет, пока не сделает то, что задумал.

Но на этот раз убийца будет иметь дело с ним, а не с беззащитными стариками и женщинами. Хотя этот сумасшедший их тоже может включить в свой план. «Этот ублюдок не понял, что безумие заставило его совершить самую большую в жизни ошибку: сузить поле боя до одной местности. Так что мне не придется искать его. Он сам найдет меня. Мне остается только обеспечить безопасность женщинам и быть на виду, чтобы выманить его из укрытия. И тогда он – мой».

Рико дернул поводья, поторапливая лошадь.

Когда он остановился у похоронного бюро, вокруг повозки собралась толпа. Один из людей вышел вперед, чтобы помочь Рико.

– Это Слаттер, Рико? – спросил человек с надеждой.

– Нет, это Пит и Мэгги Коул.

– Что с ними случилось? – спросила какая-то женщина, когда Рико вернулся за вторым телом.

– Их застрелили, – ответил он лаконично.

Толпа загудела и засыпала его вопросами, когда он снова вышел на улицу. Ничего не говоря, Рико залез в повозку и уехал прочь. Оставив повозку и лошадь Коулов на общественной конюшне, Рико напоил Буцефала. По приказу лолковника Харди ворота форта закрыли, и входить на его территорию могли лишь проверенные люди. Часовой узнал Рико и сразу пропустил его.

– Полковник Харди велел мне передать тебе, Рико, чтобы ты, как только прибудешь, немедленно явился к нему для доклада.

– Фрэнк Берк и его дочь приехали?

– Да, еще утром.

– Спасибо, – кивнул Рико.

Когда Рико вошел в кабинет полковника, во рту Харди торчала привычная сигара.

– Садись, Рико, и докладывай.

– Я больше не работаю на армию, полковник Харди, так что бросьте разговаривать со мной как с одним из наших подчиненных.

– Ты недооцениваешь себя, – усмехнулся полковник. – На мой взгляд, ты стоишь не меньше лейтенанта. А если бы ты уже не работал на армию, я бы вышвырнул тебя из квартиры, которую занимаешь. Это собственность правительства. – Он переместил сигару в угол рта и подвинул коробку Рико: – Угощайся, и я слушаю твой доклад. Правда то, что говорят о Слаттере?

– Вероятно. Я только что привез тела Пита и Мэгги Коул.

– Коулы? Это пожилая чета, что жила в пяти-шести милях отсюда?

– Да, именно так, – заметил Рико. – Их застрелили. – И Рико рассказал о том, что увидел в доме, когда обнаружил тела.

– Есть какие-нибудь доказательства, что это сделал Слаттер?

– У меня есть кусок клетчатой ткани от рубашки Слаттера, которая была на нем в тот день, когда я его ранил.

Рико вынул лоскут из кармана штанов и бросил на стол.

Харди взял его в руки и покрутил, разглядывая.

– Такие рубашки, Рико, продаются во всех магазинах и лавках на всем протяжении пути отсюда до Сент-Луиса. В связи со слухами и расклеенными плакатами народ стал такой пугливый. Одна обезумевшая женщини подстрелила двух моих солдат, потому что один из них показался ей похожим на Слаттера. Сомневаюсь, чтобы он вернулся в наш округ. Тем более осмелился приблизиться к форту. Скорее, это напившиеся индейцы.

– Точно, – фыркнул Рико. – Пьяные индейцы и клетчатых рубахах. И как я не подумал об этом?

– Остынь, Рико. Ты сказал, что ставни были закрыты. Это верный признак того, что старики отбивались от индейцев.

– Или знак всем проезжающим мимо, что их нет дома. Если бы на супругов напали индейцы, с них сняли бы скальпы, забрали лошадь и истребили весь скот.

– Не обязательно, если сделали это спьяну, а не вступив на тропу войны, – возразил Харди.

– Я знаю, сэр, почерк индейцев и почерк Слаттера. Том Харди откинулся на спинку стула.

– Я уважаю твое мнение, Рико, и пошлю пару патрулей на его поиски. Не могу винить Фрэнка в нежелании жить с семьей на ранчо, но армейские предписания запрещают штатским лицам квартировать в форте дольше недели, если они не приехали погостить к родственникам. Через неделю им придется покинуть форт или снять номер в гостинице.

Собираясь уйти, Рико встал.

– У меня есть собственный, план розыска Слаттера, полковник.

– Не думаю, что ты захочешь рассказать об этом.

– Чем меньше знаешь, сэр, тем лучше.

Глава 14

Едва Рико поставил Буцефала в стойло, как в конюшню вошел Фрэнк Берк.

– Рико, я слышал, что ты вернулся. Я искал тебя.

– Значит, вы знаете, что я привез тела Пита и Мэгги Коул.

– Да. – Берк покачал головой. – Они были прекрасными людьми. Соль земли. Пит и Мэгги были нашими ближайшими соседями, когда мы с Элли только поселились здесь. Они помогли нам пережить нашу первую зиму. А также Кэлу и Мод Эванс. – Его взгляд похолодел. – Считаешь, что их убил Слаттер?

– Даже не сомневаюсь.

– Видел их собаку Джинджер? Она хорошо их охраняла.

– Наверное, ее он убил первой. Перерезал горло. Возможно, это объясняет, почему ставни были закрыты. Наверное, пока собака кидалась на Слаттера, старики закрыли ставни. ЗавтрХя хочу вернуться туда, чтобы попытаться взять его след.

– Без него этот мир явно станет лучше, – сказал Фрэнк. – Я вот о чем пришей поговорить с тобой. Если Слаттер где-то здесь, зачем отсюда уезжать? Том Харди сказал мне, что мы можем оставаться на территории форта не больше недели. А поскольку мои работники вернутся на ранчо не раньше чем через месяц, может, ты согласишься какое-то время пожить с нами? И пока они не вернутся, охранять нас.

– А нанять пару ребят нельзя? – осведомился Рико.

– Я пытался. Но за такой короткий срок невозможно никого найти.

– А куда-нибудь отправить женщин вы не думали? Может быть, погостить к каким-нибудь родственникам, пока все не кончится?

– У нас никого нет. Почему, как ты думаешь, моя сестра живет со мной? Ей больше некуда идти.

Рико восхищался и уважал Андреа, и слова Берка не приятно задели его.

– Я думал, что вы любите ее, – заметил он с сарказмом.

– Я не это имел в виду, – сердито ответил Фрэнк. – Разумеется, я люблю ее и не хочу, чтобы что-нибудь случилось с ней или моей дочерью.

– А вы поделились своей идеей хотя бы с одной из них? Дженни очень сердита на меня сейчас.

– Не обращай на нее внимания, она вечно чем-то недовольна.

Рико надвинул шляпу на лоб.

– Что ж, если этот ублюдок не объявится в течение следующей недели, думаю, я поболтаюсь здесь немного. Если Дон быстро пойдет на поправку, Андреа скоро выйдет за него замуж и будет в безопасности на территории форта. Но Дженни, насколько я могу судить по личному опыту, не любит подчиняться приказам.

– Хм! Думаешь, я этого не знаю? Значит, договорились.

– Если только вы готовы делать то, что я скажу, мистер Берк. Я не могу защищать людей, которые все время разбегаются в разных направлениях.

Фрэнк протянул руку:

– По рукам, Рико. Даю слово.

Рико вернулся в кабинет полковника Харди и доложил о перемене своих планов, после чего направился в лазарет, чтобы узнать, как обстоят дела у Дона. Андреа рядом не оказалось.

– А где твоя нянька? – справился Рико.

– В городе, покупает ткань для свадебного платья.

– В городе! Но я просил, чтобы ни одна из них не выходила за пределы форта. Дженни с ней?

– Да, в сопровождении военного эскорта. Расслабься, Рико. Они в хороших руках.

– Значит, вы вот-вот поженитесь.

– Да. Доктор Уоллис говорит, что я буду на ногах уже завтра. Так что к концу недели справим свадьбу, и Андреа не придется покидать форт. Я намерен держать ее рядом с собой. К этому времени кто-нибудь да обнаружит следы ублюдка.

– Дон, ты уверен, что не торопишься с женитьбой?

– Господи, Рико, я же говорил тебе, что полюбил Андрея еще до того, как мы отправились их спасать.

– Я не об этом, – улыбнулся Рико. – Я слышал, что медовый месяц может быть очень… утомительным для мужчины.

– Я уверен, что справлюсь с этим, – улыбнулся в ответ Дон. – Я же был ранен в ногу и плечо, старина.

– Ты очень похож на моих двоюродных братьев, – хмыкнул Рико. – В тебе есть что-то от каждого из них.

– Что именно? – удивился Дон.

– У тебя такое же яркое воображение, как у Клэя, и характерная черта Коулта четко соблюдать букву закона. Вижу в тебе молчаливую сдержанность Джеда и вот теперь, совершенно определенно, хвастливую самонадеянность Гарта в своих… способностях.

– Ты считаешь эти черты их слабостью или силой? – спросил Дон.

– Вряд ли можно собрать компанию лучше этой, – ответил Рико. – Они из Виргинии. Все, за исключением Коулта, который служит адвокатом в Нью-Мексико, жевут со своими семьями в Калифорнии. Клэй стал виноделом, и постепенно к нему примкнули и все остальные. Теперь у них одна из самых процветающих виноделен и Калифорнии. Когда покончу с Беном Слаттером, надеюсь перебраться к ним.

Рико поведал Дону о своих планах и о договоренности с Фрэнком Берком. Дон не скрывал своего удовлетворения тем, как шли его дела.

Затем Рико вернулся к себе на квартиру. Все его мысли были заняты Дженни. Он и в прошлом имел опыт общения с красивыми женщинами, но ни одна из них не волновала его в такой степени. Постоянно бросая ему вызов, она заставляла его задумываться над тем, что же на самом деле он к ней испытывает.

По правде говоря, все женщины казались ему красивыми. Женщины, на которых женились его двоюродные братья, были настоящими красавицами. Но в глубине души он знал, что ни одна из них не может сравниться с его матерью. Ее красота шла изнутри, и все женщины в его семье обладали этим качеством.

Сначала он чувствовал к Дженни сильное влечение – его тело однозначно реагировало на нее. Ее женская привлекательность, вызывавшая в нем желание, мешала ему за ее внешней легкомысленностью разглядеть ее отвагу и чуткость. В результате он решил, что она просто ленива и эгоистична.

В плену у Слаттера женщинам было очень страшно, но, по рассказам Андреа, Дженни хватило мужества не паниковать и не сдаваться. За что и досталось от Слаттера как следует.

Вначале Рико думал, что Дженни использовала Андреа, но на самом деле все было не так. Андреа просто доставляло удовольствие ухаживать за кем-нибудь, опекать. Это была ее суть. Очевидно, так проявлялось в ней материнское начало, и Дженни хватало чуткости понять, как это важно для ее тети.

Вместо того чтобы учить молодую девушку уму-разуму, Андреа делала все возможное, чтобы сделать жизнь племянницы легкой и беззаботной. В результате любящая и заботливая Андреа, сама того не желая, избаловала Дженни. Точно так же взяла она на себя роль экономки и кухарки в доме брата после смерти его жены, а потом не отходила ни на шаг от Дона, когда тот был ранен.

Ему нужно было помириться с Дженни, но, вспоминая, как они расстались утром, Рико понимал, что эта задача не из легких. Бросив в сторону рубашку, он сел на край кровати и снял сапоги. Потом вытянулся во весь рост и, подложив руки под голову, задумался. Стоило ему закрыть глаза, как мысли о Дженни начинали будоражить кровь. Вряд ли он долго смог бы пробыть без нее, если бы уехал.

Внезапно в дверь постучали и появилась Дженни. Это было так неожиданно, и Рико даже не сразу понял, что это не сон.

– Отец рассказал мне о Коулах. Как может этот злодей продолжать убивать невинных людей? У этой супружеской пары не было врагов. Даже апачи их не трогали!

Выражение ее лица и голос выдавали охвативший ее вдруг страх. Рико протянул к ней руки и обнял.

– Ты здесь в безопасности, Дженни. Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

– Я не о себе беспокоюсь, Рико.

– Я имею в виду не только тебя, но и твою семью, – сказал он.

– А я имею в виду тебя.

– Принцесса, тебе не нужно беспокоиться обо мне. За последние три года я отследил каждый шаг этого человека и знаю, чего от него ждать.

– Объясни это Питу и Мэгги Коул, потому что, честно говоря, я в недоумении. Если ты следил за ним три года и знаешь, о чем он думает, почему тогда этот убийца до сих пор на свободе? Сколько людей лишил он жизни тол ько за эту неделю? Стампи, Чарли, Пит и Мэгги Коул – это те, о ком мы знаем. А может быть, есть и другие жертвы, о которых мы пока не знаем.

– Чего ты от меня ждешь, Дженни?

– Перестань думать, что ты умнее его, потому что безумие делает его хитрость сильнее твоей логики. Ты не справишься с ним один, Рико. Полковник Харди предложил тебе взять в помощь патруль, но ты отклонил его предложение. Почему? Неужели деньги так важны для тебя, что ты готов позволить этому человеку продолжать бойню, пока не найдешь способ перехитрить его? Или пока он не сделает тебя своей очередной жертвой. Честно говоря, я думаю, что ты уже его жертва. Ты так одержим своей идеей, что уже потратил целых три года жизни на этого подонка. Сколько еще ты собираешься этим заниматься?

– Ты обвиняешь меня в том, что я уезжаю ради вознаграждения, предложенного за голову Слаттера, и тут же предлагаешь себя в качестве награды, если я останусь. Я буду проклят, если уеду, и если останусь – тоже буду проклят. Любой вариант делает меня ничуть не лучше наемника, готового на все ради денег, в чем и без того ты меня постоянно упрекаешь.

– Раз ты так считаешь, пусть так и будет. – Дженни вызывающе подняла подбородок. – Думаю, это еще один пример того, что ты недооцениваешь людей.

Она повернулась, чтобы уйти, но он удержал ее за плечо.

– Черт побери, Дженни, почему мы все время ругаемся? Или ты забыла, что у нас сегодня свидание?

– Свидание было отменено сегодня утром, когда ты уехал.

Он притянул ее к себе.

– И ты собираешься потратить вечер на то, чтобы дуться на меня, в то время как мы можем просто наслаждаться общением и радовать друг друга?

– Как мы это делаем сейчас? – спросила она уже шутливо.

– Принцесса, ты действительно хочешь, чтобы мы ссорились? – улыбнулся он.

– Конечно, нет. Но иногда ты злишь меня так, что я готова кричать. – Она положила голову ему на грудь и, глядя на него снизу вверх, застенчиво улыбнулась. – А когда мы пойдем ужинать?

– Часов в семь, думаю. Но было бы и вправду лучше, если бы ты осталась на территории форта.

– Конечно, вряд ли Слаттер решится напасть на нас в ресторане, ведь он всего в квартале от ворот форта, – с грустной иронией заметила Дженни.

– Полагаю, что он нам не страшен, но ты не должна отходить от меня ни на шаг. Почему бы нам не пойти к Мод? Ее кухарка готовит отменные стейки.

– Куда хочешь. С тобой я чувствую себя надежнее, чем в форте, где полно солдат. Я знаю, что ты не допустишь, чтобы со мной что-нибудь случилось.

Он заключил ее лицо в свои ладони.

– Хотелось бы и мне быть в этом уверенным. Ты слишком беспечно относишься к опасности. Ты правильно заметила, что безумие делает Слаттера хитрее меня. Лучший способ обыграть его – это выманить его из укрытия.

– И подвергнуть свою жизнь огромному риску.

– Риск и опасность уже существуют. Он хочет мстить, потому что я перебил его банду. В связи с этим пока я должен избегать твоего общества. Его главная мишень – я, но он без колебаний убьет и тебя, Дженни. Ты должна всерьез воспринимать угрозу.

– Я и воспринимаю ее всерьез. Я до сих пор вижу безумство в его глазах, слышу смех этого маньяка. От одного воспоминания о том, как он прикасался ко мне, у меня мурашки бегут по телу. Пока этот человек не умрет, я буду жить в страхе, Рико. Но моя вера в тебя сильнее страха перед Слаттером.

– Тогда обещай, что будешь делать все, что я тебе скажу.

– Обещаю, – прошептала она, и в следующий момент ощутила его губы на своих губах.

Нежность поцелуя быстро перерастала в возбуждающий пыл страсти, и только сознание того, где они находятся, остановило Рико от продолжения.

– Где вы остановились? – прошептал он, прерывая поцелуй.

– Полковник Харди поместил нас в квартире офицера, которого отсюда перевели.

– И твой отец будет жить с тобой и Андреа?

– Конечно, – ответила она с удивлением.

– Я предвидел это, но надеялся, что ошибаюсь.

Дженни изогнула бровь и произнесла насмешливо:

– Как, сэр? Что у вас на уме?

– Вы… на десерт, после ужина.

Она обняла его за талию и прижалась к нему всем телом, и он увидел в ее глазах откровенное желание.

– Вы невероятно самонадеянны, Дэниел. Он провел языком по ее губам.

– А вы просто восхитительны, принцесса. Я готов проглотить вас прямо здесь всю целиком.

Со вздохом она приоткрыла губы, и он принялся столь эротично ласкать языком ее нёбо, что у нее задрожали ноги и дыхание сделалось неровным, пока не превратилось в серию коротких всхлипов.

Оторвавшись от ее губ, он начал ласкать ее веки, щеки и подбородок, затем снова вернулся к губам. Внутри ее лона разливался жар.

Рико поднял голову. Дженни стояла, прислонясь щекой к его груди, в ожидании, когда прекратится дрожь. Но ее желание прошло точку возврата.

– Может, мы приступим к десерту до стейка? – пролепетала она, сделав глубокий вдох.

– Дорогая, нас могут застать здесь.

– А разве на дверях нет задвижки?

– Есть. Но если кто-нибудь видел, как ты сюда вошла, твоя репутация пострадает. Самым разумным будет, если ты сейчас уйдешь, пока не поползли слухи.

В ее глазах заплясали озорные огоньки.

– Зачем пытаться погасить этот огонь, когда тот, что пылает во мне, гораздо сильнее?

– Потому что независимо от того, как сильно я сам хочу завладеть тобой прямо сейчас, тебе придется жить среди этих людей.

Он взял ее за руку и подвел к дверям.

– Не могу поверить! Ты снова меня отвергаешь? Второй раз за день!

– Я только предупреждаю тебя о риске. – Он задвинул засов на дверях, повернулся к ней, с улыбкой взял на руки. – И чего ты ждешь теперь?

Рико опустил ее на постель. Она не сопротивлялась, когда он снял с нее одежду. Потом встал и разделся сам. Она уже видела его обнаженным по пояс, но к зрелищу всей высокой мускулистой фигуры оказалась не готова. Как зачарованная перевела она взгляд с его лица на длинные крепкие ноги, а при виде возбужденного органа судорожно сглотнула.

Жгучее желание в его глазах испепеляло ее и распаляло ее собственную страсть. Она распахнула руки ему навстречу, и он накрыл ее своим телом. Его теплое тело возбуждало ее все сильнее.

Их пальцы переплелись, и он вытянул ее руки над головой и проложил цепочку поцелуев сверху вниз, вдоль рук, заставив ее изгибаться. Но его вес удерживал ее на месте. Закрыв глаза, она полностью отдавалась чувственным поцелуям, которыми он осыпал теперь ее лицо и веки, затем прильнул к ее губам, творя настоящую магию языком.

Желая обнять его, она попыталась освободить руки, но он крепко держал ее. Опустив голову, он покрывал поцелуями ее шею, постепенно спускаясь к груди. Достигнув чувствительных сосков, взял один в рот и эротично пососал, заставив ее содрогнуться в сладостных муках. Охваченная дрожью, Дженни ахнула.

Он заглушил ее крик поцелуем и отпустил руки. Она схватила его за плечи и притянула к себе", чтобы еще лучше ощущать его мускулистое тело.

– Господи, Рико, я больше не моту это выносить.

– Все еще впереди, принцесса, – промурлыкал он.

И она раскрыла губы.

Но громкий стук в дверь заставил его прервать поцелуй.

– Мистер Фрейзер, – позвал голос снаружи.

– Кто это? – отозвался Рико.

– Рядовой Скотт, сэр. Полковник Харди вызывает вас к себе.

– Скажи ему, что я сейчас не могу прийти и прошу меня не беспокоить, если это не пожар. Еще скажи, что он мне не командир и я не обязан подчиняться его приказам.

– Бросьте, Рико, – взмолился солдат. – Вы же знаете, что виноватыми у него в конечном счете остаются курьеры. И мне до конца месяца придется убирать конюшни.

– Ладно, Скотти, – вздохнул Рико, – скажи, что приду, как только оденусь.

– Спасибо, Рико. Рядовой ушел.

– Не могу дождаться момента, чтобы навсегда уехать из этого форта, – проворчал Рико, вставая и натягивая одежду.

Потом нагнулся и, лениво поцеловав Дженни, направил сяк дверям.

Приподнявшись на локте, Дженни подперла щеку рукой.

– Что ж, как говорят, Дэниел, не могут быть волки сыты, а овцы целы, или овцы целы и волки сыты?

– Ужин в семь часов, принцесса, – взглянул он на нее в последний раз. – Ты можешь оставаться на месте или сразу пойти со мной к Мод.

Глава 15

– Что? – рявкнул Рико с порога, ворвавшись в кабинет полковника. – Надеюсь, у вас достаточно веская причина, чтобы вытаскивать меня из постели. – И кивнул человеку в одежде из оленьей шкуры, который смотрел в окно.

Джейк Бедфорд улыбнулся и прислонился к стене.

– Я был бы тебе очень признателен, если бы ты проявлял хоть немного уважения к моему званию, – ответил Харди. – В этом забытом Богом форте и без того трудно поддерживать моральный дух солдат и уважение к себе. Какого черта ты делал в постели в этот час?

Рико не собирался отвечать, тем более что Харди и не ждал ответа. Просто у полковника была такая привычка – оставлять последнее слово за собой.

С нетерпением ожидая от полковника объяснений, он в то же время задавался вопросом, дождется ли Дженни его возвращения. Трудно было забыть ее обнаженную, и уютно расположившуюся в его постели.

– Джейк сказал, что видел к юго-западу отсюда индейцев.

– В клетчатых рубахах? – сухо осведомился Рико. – Вы знаете так же хорошо, как и я, что после того, как Кочис[2] сдался генералу Круку, серьезных проблем с апачами не возникало.

– А что они сделали с рядовым Хансоном?

– Хансон хорошо знал, что нельзя пересекать реку. Кое-кто из индейцев еще оставался здесь, хотя все племя в основном уже переместили в резервацию. Но одного взгляда на эту резервацию Сан-Карлос достаточно, чтобы понять, почему они бегут оттуда. Это выжженная солнцем территория совсем не пригодна для земледелия. Они там просто умирают от голода. Неудивительно, что после этого индейцы не доверяют правительству.

– Кочиса и его апачей чирикава отправили в резервацию Уорм-Спрингс. Нечего и сравнивать, – заявил Харди.

– Их поместили туда, – вмешался в разговор Джейк Бедфорд, – потому что апачи чирикава отказались идти в резервацию Сан-Карлос. Они не очень-то ладили с апачами мескалеро, которые на тот момент уже расселились там.

– Теперь, в связи со смертью Кочиса, наверное, найдется немало молодых индейцев, которым захочется вырваться из резервации.

– Правительство не виновато, что эти индейские племена не могут ладить между собой, – сказал Харди. – Наши поселенцы прибыли сюда из самых разных мест и тем не менее уживаются. Наверное, и индейцам нужно пытаться делать то же самое.

Рико подмигнул Джейку.

– Я слышал, что была война между Севером и Югом. Похоже, что у белых тоже имелись большие разногласия. И за это заплатили тысячами жизней.

– Не нужно напоминать мне о войне между штатами, сынок. Я сам в ней участвовал, – сказал Харди.

Серый сигарный дым поднимался над ним и окутывал голову, как сигнальный дым индейцев.

Видя, что Харди все больше и больше раздражается, Рико решил прекратить словесную перепалку.

– Должен сказать, сэр, что апачи до сих пор соблю дали соглашение и не пересекали реку. – Но, не в состоянии справиться с искушением, взглянул на полковника и добавил: – Даже пьяные.

– Джейк, расскажи ему то, что рассказал мне, – велел Харди и в очередной раз выпустил облачко дыма.

– Мы находились в двадцати пяти милях к юго-западу отсюда, между фортом и рекой. Я исследовал берег, когда наткнулся на их следы и решил, что это индейцы, поскольку лошади были не подкованы. Я пошел за ними.

– Сколько их было, Джейк? – спросил Рико.

– Я насчитал человек двенадцать или около того, – ответил следопыт. – Я вышел на них, когда они остановились и разбили лагерь. Я сразу же дал деру и вернулся к патрулю, чтобы предупредить о том, что не следует пересекать их тропу.

– Их лица были раскрашены? – поинтересовался Рико.

– На расстоянии я не рассмотрел. – Женщины и дети были с ними?

– Не видел.

– И что ты об этом думаешь? – спросил Рико. Бедфорд пожал плечами.

– В лучшем случае это охотники, выехавшие искать добычу. В худшем – это индейцы, выехавшие искать приключений на свою задницу.

– Нравится вам или нет, но я считаю, что они уже нашли их в доме Коулов, – объявил Харди.

– Если бы они намеревались совершить налет, мы бы уже об этом услышали, – предположил Рико. – Супружескую чету убил Слаттер, я это точно знаю. Но поскольку планировал отправиться на его поиски завтра, то проверю еще, не появилось ли новых следов индейцев.

– Будь осторожен, если не хочешь остаться без скальпа, – крикнул ему вдогонку Харди, когда Рико уже направился к дверям.

Вернувшись к себе, он обнаружил комнату пустой.

– Проклятие!

С грохотом захлопнув дверь, он бросился на кровать.

Рико доверял мнению Джейка Бедфорда и уважал инстинкты полковника. Оба они были закаленными ветеранами индейских войн.

Теперь он должен был помнить не только о Слаттере, притаившемся где-то в тени, но и о возможности атаки индейцев.

Когда Рико ушел, Дженни встала и закрыла дверь на засов. Меньше всего ей хотелось, чтобы кто-нибудь обнаружил ее, голую, в постели Рико. И если отец его не пристрелит, то уж дядя Том наверняка поставит к стенке.

Дженни медленно оделась. Тело ее все еще трепетало от прикосновений Рико. Ничто из того, о чем она раньше читала, не подготовило ее к этому… разраставшемуся внутри восхитительному чувству, грозившему вырваться наружу. А Рико сказал, что «все еще впереди».

Возможно ли это?

Если бы только в дверь постучали попозже, она бы испытала всю полноту страсти. Но сегодня ночью она обязательно будет в его объятиях и все испытает. Сегодня… Она не могла дождаться наступления этой ночи.

Дженни взглянула на себя в треснувшее зеркало над комодом. Ее волосы были растрепаны. Она поискала расческу или щетку. Не обнаружив ни того ни другого, вы двинула верхний ящик. Он оказался пустым. Проверка остальных ящиков дала тот же результат.

Дженни замерла и снова оглядела комнату. В ней не было ничего из личных вещей Рико. Ни на крючках на стене, ни в ящиках она не нашла даже его одежды.

Кроме брошенного в углу седла и седельных сумок на спинке стула, ничто в этой комнате не говорило о том, что ее занимает Рико Фрейзер.

Дженни остановила взгляд на седельных сумках и присела на стул, чтобы их обследовать. В одной из них с притороченным сверху пончо содержались вещи, которые она уже видела: боеприпасы, посуда, кремень, мешок с овсом и обычные туалетные принадлежности. Там же нашла она и щетку для волос. Причесываясь, Джен-ми продолжала свои изыскания. В процессе поиска она нашла четки, Библию и томик «Александра Великого». Полистав истрепанные страницы, она обнаружила, что многие из них были с загнутыми уголками.

Рико был человек-загадка. Из любопытства она открыла вторую сумку и обнаружила там несколько смен белья, чулки, несколько рубашек, пару джинсов, аккуратно сложенные черные брюки, белую рубашку, черный галстук-шнурок с серебряными наконечниками. Костюм для официальных приемов. Интересно, на какие светские приемы мог он ходить при его бродяжьем образе жизни.

Когда Дженни заталкивала все обратно, на пол выпал сверток. В нем оказалась тонкая золотая цепочка с маленьким крестиком и небольшая фотография женщины в серебряной рамке. Подобрав все, Дженни стала разглядывать фотографию. У женщины были высокие скулы, круглый подбородок, темные глаза и волосы, выдававшие ее испанское происхождение.

Она была довольно миловидной, и на мгновение Дженни испытала укол ревности. Но, приглядевшись, успокоилась. Глаза у женщины были очень похожи на глаза Рико. Конечно, это была его мать.

У Дженни внезапно перехватило дыхание. Его жизнь была такой неустроенной. Все его пожитки умещались в видавших виды седельных сумках. Его домом служила голая комната в армейском бараке. И единственным товарищем в его скитаниях с места на место был конь. В остальном – опустошающее одиночество.

Сердце Дженни обливалось кровью. Она упаковала все вещи в сверток, затянула на сумках шнурки и вышла из комнаты.

Когда Дженни вернулась в их квартиру, Андреа встретила ее радостной, сияющей улыбкой.

– Ты только посмотри, дорогая, Синтия Харди одолжила мне швейную машинку. Мое свадебное платье бу дет готово раньше, чем я ожидала!

– Вот и хорошо, – ответила Дженни.

– Я подумала, что фасон чересчур строгий для свадебного наряда, и изменила линию выреза и форму рукава.

– Уверена, что так будет гораздо лучше, тетя Андреа.

Дженни отошла к окну.

Андреа встала и подошла к ней.

– Что такое, дорогая? Что-то еще случилось? Опять нашли погибших?

– Нет, ничего трагического, тетя Андреа, – отозвп лась Дженни.

Она пребывала в растерянности и не была готова об суждать свои смешанные чувства к Рико. К тому же эти был светлый час Андреа, счастливый, солнечный моме! п в ее судьбе. Дженни не хотелось ничем омрачать радуж ное настроение тети.

Вспомнив волшебные моменты в объятиях Рико, она и сама повеселела. В самом деле, Рико Фрейзер – ее проблема, которую она приняла с распростертыми объятиями. Дженни улыбнулась. «В буквальном смысле, – сказала она себе, позабавившись. – Это насчет того, чтобы овцы были целы и волки сыты, Дженни».

Она повернулась к Андреа с широкой улыбкой.

– Как жаль, что у меня нет твоей энергии, тетя Андреа. Похоже, что события последних дней меня просто доконали. Наверное, мне нужно вздремнуть.

Она обняла Андреа, поцеловала в щеку и поторопилась уйти из комнаты, пока Андреа не закидала ее вопросами.

Когда ровно в семь Рико постучал в дверь, ему открыл Фрэнк Берк.

– Заходи, Рико. Чем могу быть полезен?

– Я пришел за Дженни. Я обещал угостить ее ужином по возвращении в форт.

– Я так проголодалась, что готова проглотить теленка целиком, – непринужденно обронила Дженни, входя в комнату.

В светло-зеленом платье под стать ее глазам она выглядела прелестной. Ее волосы, перетянутые зеленой лентой, были рассыпаны по плечам, как у школьницы.

Рико полагал, что после их предыдущей встречи она будет вести себя более скованно, но, как всегда, недооценил ее. Она поздоровалась с ним тепло, но вежливо. И никто при взгляде на нее не сказал бы, что всего несколько часов назад она лежала в его постели.

«Выкинь это из головы, Рико. Она у тебя не первая девушка, так что перестань вести себя как неопытный юнец».

Но он действительно чувствовал себя неопытным юнцом и ждал, что Фрэнк нацелит на него ствол за то, что он приставал к его дочери.

– Стейки у Мод лучше, чем в ресторане, – посоветовал Фрэнк.

– Я тоже так думаю, – кивнул Рико. – Туда мы, наверное, и направимся, если Дженни не возражает.

– Для вас, Дэниел, я сделаю все, что угодно. – Озорной блеск в ее глазах подсказал, что она намекает не на стейк. – Надеюсь, что десерт будет не хуже стейка.

– Я не знал, что ты любишь сладкое, Дженни, – удивился Фрэнк. – Дома ты обычно оставляешь десерт нетронутым.

– После похищения у меня проснулся интерес к сладкому. Я не представляла, в чем себе отказывала.

Фрэнк задумчиво нахмурился и покачал головой:

– Похищение и десерт? Что-то не вижу связи.

– Нет, почему же? Связь – идеальное слово для описания последствий того, что с нами произошло.

«Она явно добивается того, чтобы меня пристрелили», – подумал Рико.

– Ты готова, Дженни?

И снова блеск ее глаз мог осветить всю комнату.

– Я только об этом и думаю последние часы.

Ей следовало подыграть.

– Должен согласиться, что и сам подумывал об этом. Здесь не часто можно полакомиться действительно вкусным десертом.

– Значит, Рико, тебя ждет настоящее наслаждение. Мод великолепно умеет готовить сладкое, – сообщил Фрэнк. – Она часто делает восхитительные пирожные с шоколадной глазурью, которые называет эклерами. При мысли о них у меня текут слюнки. Я даже готов к вам присоединиться.

По выражению лица Дженни Рико мог понять, что эта идея привела ее в ужас – впрочем, и его тоже.

В этот момент в комнату вошла Андреа.

– Добрый вечер, Рико.

– Добрый вечер, мисс Андреа, – кивнул Рико.

– Мы идем ужинать, – сообщил Фрэнк. – Не хочешь составить нам компанию?

– Нет, благодарю. Я шью свадебный наряд. Не успеешь оглянуться, как наступит суббота.

– А капитан Мастерс не может дождаться, когда она наступит, – сказал Рико. – Он очень волновался по этому поводу, когда я говорил с ним утром.

– Рико, не забудьте, что обещали прийти. Дон будет очень разочарован, если не вы будете его посаженым отцом.

– Обязательно приду, – сказал Рико, нервно переступая с ноги на ногу.

Его мысли по-прежнему занимали планы на вечер, которые теперь могли сорваться из-за желания Фрэнка поужинать вместе с ними.

– Вы с Дженни – такая красивая пара.

Дженни обняла ее.

– Не такая уж и красивая, тетя Андреа. Рядом с невестой и женихом мы бледнеем.

Энтузиазм Андреа была так заразителен, что Рико невольно улыбнулся. Он никогда не видел ее такой красивой. Она просто светилась от счастья.

– У меня полно дел, а времени очень мало. Так что возвращаюсь к своему шитью, а вам приятного аппетита.

* * *

Как только они вошли в бар, Рико по привычке оглядел посетителей «Сапог и седел». Несмотря на то, что заведение Мод находилось у самых ворот форта, он боялся, как бы Слаттер в своем безрассудстве не совершил что-либо неожиданное.

Осматривая помещение, он заметил полковника Харди. Тот встал и помахал им рукой, приглашая за свой столик.

Фрэнк торопливо направился к ним.

– Уж никак не ожидал вас здесь увидеть, – сказал он. – Я рад, что решил пойти с Дженни и Рико. Добрый вечер, Синтия. – Он наклонился и поцеловал в щеку жену полковника.

– Это все Синтия. Вместо того чтобы остаться дома и готовить еду, она воспользовалась положением мужа и заставила чуть ли не полгарнизона пилить с сосен ветки, которые я перед этим велел не трогать.

– Скажешь еще, Том Харди. Всего-то один патрульный отряд, и мы срезали лишь несколько веток с твоих бесценных деревьев. – Она подняла голову, подставляя Дженни щеку для поцелуя. – Пожалуйста, присаживайтесь, составьте нам компанию. А где наша застенчивая невеста?

– Шьет подвенечное платье. А для чего тебе понадобились сосновые ветки, тетя Синтия? – спросила Джен ни свою крестную мать.

– Чтобы украсить комнату для свадьбы, Я как раз с тобой хотела это обсудить. Я планирую устроить в пятницу обед, только не проболтайся Андреа. Хочу сделан, ей сюрприз. При обустройстве жилья в форте ей столько всего понадобится. – Синтия положила ладонь на руку мужа. – Я отдаю ей фарфоровый сервиз – тот, который много лет назад прислала нам моя матушка, но Том его не очень любит.

– Я знаю, у нее есть любимая посуда и кухонная утварь, – сказала Дженни. – Наверняка она заберет ее с собой, когда будет уезжать с ранчо.

– Не торопись, дочка. Все в этом доме принадлежит мне, – возразил Фрэнк.

Дженни уставилась на него в шоке.

– Пусть это будет ее приданым, отец, – сказала она с вызовом. – По-моему, ты должен отдать ей хотя бы треть Дабл-Би. Она так долго абсолютно бескорыстно трудилась на тебя.

– На мой взгляд, звучит разумно, – хмыкнул полковник Харди. – Что скажешь, Фрэнк?

– То, что сказал: все на этом ранчо принадлежит мне. Он посмотрел на Дженни, и она бросила на него враждебный взгляд:

– Включая меня, отец?

– Можешь не сомневаться, если задумала сбежать и тоже выскочить замуж.

– Но существует же такое понятие, как приданое, Фрэнк, – возмутилась Синтия Харди. – Вряд ли ты предполагаешь, что твоя дочь всю жизнь будет жить на ранчо. Она, естественно, последует за своим мужем, куда бы он ни поехал.

– Тогда ей лучше выйти замуж за местного фермера, чтобы он мог управлять хозяйством Дабл-Би.

– Ты, отец, заблуждаешься насчет двух вещей, – произнесла Дженни. – Во-первых, я никогда не выйду замуж за фермера. Во-вторых, если у меня не будет выхода и мне все же придется стать женой фермера, то он будет управлять своим хозяйством, а не твоим.

«Молодец, принцесса», – подумал Рико.

Кое-что в поведении Дженни теперь ему стало понятно. Берк привык командовать, а Дженни не нравилось подчиняться. Раньше Рико думал, что отец избаловал дочь, а на деле все оказалось совсем иначе. Он все время старался подавить ее свободолюбивый дух, даже теперь, в присутствии посторонних. Но ее невероятная сила духа позволила ей не согнуться даже перед таким беспощадным человеком, как Бен Слаттер.

После ужина в заведении Мод Рико проводил отца и дочь Берк до их квартиры.

– Идем, Дженни, уже поздно, – приказал Фрэнк и вошел внутрь.

Она посмотрела на Рико и помедлила.

– Спокойной ночи.

Окончание вечера принесло ей явное разочарование.

– Спокойной ночи, Дженни. Рано утром я уезжаю на поиски Слаттера. Вернусь не позже чем в субботу утром.

– Знаю, – кивнула она. – Будь осторожен.

– Буду. Обещай, что не выйдешь за пределы форта, пока меня не будет.

Тут внезапно открылась дверь.

– Дженни, домой, – велел Фрэнк. – Спокойной ночи, Рико.

На этот раз он оставил дверь открытой.

– Обещай мне, Дженни, – повторил Рико.

– Обещаю.

Несмотря на присутствие отца, она притянула к себе его голову для страстного поцелуя, потом отвернулась и, пройдя мимо отца, скрылась в комнате, Фрэнк закрыл дверь, и Рико услышал звук задвигаемого засова.

Какое-то время он еще смотрел на запертую дверь, затем медленно побрел к себе.

Глава 16

В последующие дни Рико тщательно проверил каждое ущелье, каньон, каждую пещеру и заброшенный рудник. Но ничьих следов – ни Слаттера, ни апачей – он не обнаружил.

Оставалось лишь проверить участок вдоль русла реки, о котором говорил Джейк Бедфорд.

– Конечно, Буцеф, старожилы говорят, что ты не увидишь апачи, пока он не захочет, чтобы его увидели, – сказал он, похлопывая коня по крупу, пока тот пил воду из реки.

Продолжая идти вдоль реки, Рико нашел отпечатки копыт, о которых говорил Бедфорд. Примерно в миле от того места он заметил и другие следы, где индейцы перешли на противоположную сторону. Пройдя дальше, он нашел место, где они вышли и продолжили свой путь.

Эти следы были такими же старыми, как и те, что обнаружил Джейк Бедфорд, но Рико продолжал идти по ним, пока они не свернули от реки в горы.

– Похоже, что форт уже может не беспокоиться по поводу предполагаемого налета индейцев, – пояснил он Буцефалу.

Но что заставило апачей пересечь реку, рискуя быть убитыми или взятыми в плен? Этого Рико не мог объяснить.

Вернувшись на свою сторону реки, Рико забрался на ближайший утес и осмотрел пенящуюся воду, с трудом пробивающуюся между гранитными стенами каньона.

Может быть, Слаттер пытался перейти реку, но быстрое течение подхватило его и унесло вниз по реке?

– Что, если тело этого сукина сына пошло на корм рыбам в Тихом океане, Буцеф? Но меня так и не оставляет вопрос: почему индейцы пересекали реку? Наверное, стоит еще раз взглянуть на домик Коулов.

Местность вокруг была истоптана бойцами армейского патруля и соседями, сгонявшими скот Коулов. Но среди множества отпечатков колес и ног практически не было никакой возможности обнаружить отпечатки неподкованных копыт. Правда, Рико ничуть не сомневался, что, если бы они были, он заметил бы их в тот же день, когда обнаружил тела.

В доме все было тщательно убрано добросердечными женщинами. Глупо было ожидать, что в этой чистоте мог сохраниться хоть какой-то ключ к разгадке, но он продолжал искать хоть малейшую зацепку, которая помогла бы ему найти ответ на поставленные вопросы. Рико не сомневался, что преступление совершил Слаттер, но присутствие на территории враждебно настроенных индейцев могло свидетельствовать об ином. Особенно в глазах командира форта.

– В одном я уверен, Буцеф, что супруги не сами друг друга поубивали, – пробормотал Рико, покидая печальное место.

В форт он прибыл за полночь, сразу направился к себе и лег спать. Лежа в темноте, он думал о Дженни. В течение последних пяти дней он упорно гнал от себя мысли о ней, чтобы не отвлекаться. Но когда ложился спать, они опять одолевали его.

Даже сейчас он представлял себе озорной блеск ее глаз и слышал ее дразнящий смех. Видел ее непроизвольный жест, когда она смахивала с лица волосы. Он зарылся носом в подушку и вдохнул едва уловимый запах жасмина, столь же неотделимый от нее, как потрясающие зеленые глаза и каштановые волосы.

Но чаще всего он вспоминал жар ее тела, вкус ее губ и волны дрожи от возбуждения, когда ласкал ее.

Как сможет он уехать от нее, если ситуация со Слаттером не прояснится? Когда-то он поклялся, что не позволит себе попасть в такое зависимое положение, и до сих пор ему это легко удавалось.

Самым странным было то, что он не мог до конца понять, какие чувства она испытывала к нему. Дженни могла страстно отвечать на его поцелуй, а потом вдруг уколоть холодным презрением за то, что он «охотник за наградой».

В данный момент Рико устраивало, что Дженни не знала его истинных мотивов погони за Слаттером. Раз он не обнаружил его следов поблизости, значит, ему придется покинуть Дженни.

– Интересно, сколько времени вы тратите на мысли обо мне? Я, например, мисс Дженнифер, думаю о вас постоянно, – пробормотал он, засыпая.

Дженни беспокойно металась во сне. После отъезда Рико она не могла спокойно спать. Несмотря на большую суету и волнения, связанные с подготовкой к свадьбе, последние пять дней показались ей вечностью. Хотя она, слава Богу, знала, что ничего дурного с ним не произошло. Дженни слышала, как полковник Харди сообщил отцу, что патруль встретил Рико и он сказал им, что собирается вернуться к утру.

Она не могла понять, как это случилось, что за такой короткий промежуток времени он стал так много значить для нее. Каждая его черточка, каждое движение жило и ее сознании: его походка, легкость, с какой он садился на лошадь, чувственность в тембре его голоса, теплая улыбка, искорки или огонь страсти в его прекрасных глазах.

И главное, она испытывала постоянное томление по его ласкам, по нежным прикосновениям пальцев, по теплу его ладоней. Дженни закрыла глаза, представляя, как от его поцелуев вскипает ее кровь.

Никакой другой мужчина не оказывал на нее такого воздействия. Гадая, думал ли он о ней вдали, она с не терпением ждала его возвращения. Вздохнув, Дженни подложила руки под щеку. Когда же наступит это утро?

На другое утро Андреа держалась с абсолютным спокойствием, в то время как вокруг царил полный хаос и образе Синтии Харди.

Жена полковника накануне организовала обед. Женщины форта прониклись важностью события и искренне дарили весьма ценные подарки: кресло-качалку, и котором когда-то сидел генерал Улисс Симпсон Грант; пару подсвечников, выкованных знаменитым серебряных дел мастером Полом Риверсом; вышитые вручную салфетки и скатерти, лоскутное одеяло.

Теперь же, в день свадьбы, Синтия вела себя ocoбенно энергично: ее голос звучал повсюду, мелькали ее указующие персты, когда она один за другим раздавала при казы целой армии своих помощников. Заранее она поручила офицерским женам приготовить еду и десерт, включая трехъярусный свадебный торт. Позаботилась о сервировке – нужном количестве белых скатертей, бокалов для пунша, стаканов, тарелок и прочей разной посуды.

Она обсудила с сержантом Дуганом, дирижером оркестра форта Редемпшн, музыкальную программу и порядок исполнения тех или иных музыкальных произведений.

Она послала отряд солдат собрать цветы кактуса для букета невесты и украшения стола.

Она создала группу, которая занималась оформлением интерьера комнаты. Они переплели лентами и бантами сосновые ветки, которые ароматным запахом наполнили все пространство комнаты.

Жене одного из унтер-офицеров она дала задание отгладить мундир капитана Мастерса и костюм с рубашкой Рико Фрейзера. Но она могла похвастаться и еще одним своим достижением – ей удалось убедить Мод Эванс пожертвовать несколько бочонков пива для танцев, которые последуют за обедом.

– У нас все двери нараспашку, и я слышу, как тетя Синтия налево и направо раздает приказы, – заметила Дженни.

– Не представляю, что бы я без нее делала, – ответила Андреа.

– Жаль, что я не могу сделать для тебя нечто большее. Но она поручила мне одеть и подготовить тебя, – сказала Дженни, втыкая в прическу Андреа последнюю шпильку, и, отступив назад, посмотрела на улыбающееся лицо тети в зеркале. – Такой красивой я тебя еще не видела, тетя Андреа.

– Я чувствую себя красивой. В этом виноват Дон. Когда он рядом, у меня вырастают крылья.

Дженни взяла венок из белых цветов, перевитых шелковой лентой, и осторожно пришпилила его к поднятым вверх белокурым волосам Андреа.

– Венчающий штрих. Ты похожа на королеву, тетя Андреа. Прекрасную королеву.

– Если так, то ты похожа на принцессу, моя прелесть. Золотистые цветы на фоне твоих каштановых волос смотрятся очаровательно.

От подступивших слез у Дженни защипало в глазах, и она отвернулась, но Андреа успела заметить в зеркале ее отражение.

– Дженни, что случилось, дорогая?

Замечание Андреа напомнило ей о том, что Рико называет ее принцессой. Отец сообщил ей, что он вернулся поздно ночью. До бракосочетания оставалось меньше часа, а Рико до сих пор не удосужился навестить ее или хотя бы дать знать о себе. Не слишком ли многого ждала она от него?

Может, она неправильно истолковала его чувства к ней? Он ведь вообще собирался уехать, пока не убили Коулов. Даже попрощался. Может, она вообще ничего для него не значит.

«Какой же глупой и наивной дурочкой ты была! Но больше этого не повторится».

Дженни вытерла глаза и повернулась с улыбкой.

– Все в порядке, тетя Андреа. Я просто подумала, что буду очень скучать по тебе, когда ты переберешься в форт.

Андреа обняла ее.

– Это всего несколько миль, милая. Но я всегда к твоим услугам. – И в глазах ее тоже блеснули слезы.

– Эй, что это мы плачем? – встрепенулась Дженни. – Сегодня самый счастливый день в твоей жизни!

И, крепко обнявшись, они обе разрыдались.

Рико разбудил стук в дверь. К нему уже стучали дважды, но он не пошевелился. Теперь, судя по непрерывному стуку, тот, кто стоял за дверью, уходить не собирался.

– Я знаю, что вы там, мистер Фрейзер, – донесся громкий женский голос, – так что вытаскивайте свою тощую задницу из постели и открывайте дверь.

Он узнал голос Малли Шеннон, жены старшего сержанта.

– Что вам нужно, миссис Шеннон? – отозвался Рико, позевывая.

– Буду признательна, если заберете у меня свою одежду. Я уже устала таскать ее туда-сюда.

Рико поднялся, натянул штаны и, шлепая босыми ногами по полу, пошел открывать дверь.

– Доброе утро, миссис Шеннон, – поздоровался он с женщиной. Она была почти такая же высокая, как он, и плечи имела под стать росту. – А что вы делали с моей одеждой?

– Гладила ее, – ответила она, сунув ему одежду в руки.

– На мой взгляд, она была в полном порядке, когда перед отъездом я повесил ее на стенку.

– Может быть, но надо было сказать об этом жене полковника, потому что именно она велела мне погладить ее. Но, клянусь Богом, мы не позволим вам позорить полк, явившись на свадьбу капитана Мастерса нечесаным и небритым, как шелудивый пес. Так что, пока есть время, ступайте к цирюльнику.

– Что я и собирался сделать, миссис Шеннон. Не сомневайтесь. И оставьте для меня на свадьбе танец.

Ее лицо смягчила улыбка.

– Давай шевелись, красавчик. Пока, Рико.

– Пока, Малли. И спасибо, что погладила одежду.

Повесив одежду на крючки на стене, он сел на край кровати. Мысли о Дженни привели к бессонной ночи, и уснуть он смог только на рассвете. Хорошо, что Малли его разбудила.

Поначалу он собирался зайти поздороваться с Дженни, но времени на это уже не было. К тому же она, вероятно, была занята последними приготовлениями. После того как он зайдет к Харди, ему нужно будет пойти в город, чтобы постричься, побриться и помыться. Затем он вернется в форт, чтобы переодеться.

Полковник Харди явно что-то искал и рылся в ящиках, когда Рико вошел в его кабинет.

– Проклятие, куда я его задевал?

– Задевали что, сэр? – вежливо осведомился Рико.

– Письмо, которое писал Вашингтону. Рико нагнулся и подобрал с пола лист бумаги:

– Это, сэр?

Взглянув на него, Харди откинулся на спинку стула.

– Благодарю. Не знаю, кем я тут командую. Половина моих людей ищет призрак Слаттера, вторая половина под руководством моей жены собирает букетики.

– Может, среди цветов они и обнаружат Слаттера.

– Ты нашел его следы?

– Нет.

– Ты все еще считаешь, что он где-то здесь?

– Возможно, я ошибаюсь, – признался Рико.

– Скорее всего ошибаешься. Мы прочесали здесь каждый фут. Никаких следов. Никто его не видел, кроме Каллахана.

– Но тела Пита и Мэгги Коул нам не приснились.

– А что насчет тех индейцев, которых видел Джейк?

– Похоже, что они болтались неподалеку от того места, где он их видел. Потом их следы снова пересекают реку и ведут в горы.

– В докладе Вашингтону я возлагаю вину за происшедшее на апачей.

– Меня это не касается, полковник. С завтрашнего дня я работаю на Фрэнка Берка, – сказал Рико. – Это все, что я хотел сообщить. И поскольку мне нужно приготовиться к свадьбе, я ухожу.

– Включая бритье и стрижку, надеюсь, – крикнул ему вдогонку полковник.

На свадьбу был приглашен весь воинский состав форта, кроме тех, кто нес дежурство. Вместе с гражданскими лицами, с кем дружили Берки, количество гостей, по подсчетам Дженни, было около трехсот.

Ввиду большого стечения народа и великолепной солнечной погоды Синтия Харди распорядилась, чтобы украшенную цветами беседку, в которой молодым предстояло обменяться клятвами, поставили перед маленькой часовней.

При виде Рико, подошедшего к ней перед церемонией, у Дженни перехватило дыхание. Чисто выбритый, с коротко подстриженными темными волосами, он выглядел скорее как утонченный испанский аристократ, а не грубый скаут с границы, каким она привыкла его считать.

– Ты такая красивая, принцесса, – прошептал он.

– То же самое я могу сказать о тебе, – ответила она с волнением.

Он взял ее за руку и подвел к беседке, где их ждали Андреа и Дон.

В своем белом платье из шелка Андреа была воплощением очарования. Ее руки дрожали, когда Дженни протянула ей букет невесты и поцеловала в щеку.

И Дон был исключительно хорош в своем парадном мундире со шпагой на поясе.

Дженни украдкой взглянула на Рико и поймала его взгляд. Но прочитать выражение его глаз не смогла.

Когда церемония закончилась и Дон поцеловал свою невесту, гости загудели и зааплодировали.

Пока шла эта церемония, у Дженни практически не было возможности поговорить с Рико. Когда она села за стол рядом с Андреа, место по другую сторону от нее заняли отец и Мод. Рико сидел рядом с Доном.

Хотя еда была великолепной, Дженни во время обеда не покидало беспокойство. Кивая и улыбаясь, она пыталась угадать, что думает о ней Рико, какие чувства испытывает. И она всем сердцем рвалась к нему.

Глава 17

К тому времени как день сменили сумерки, столы были уже в основном убраны. Для мужчин выкатили бочки с пивом, для женщин поставили графины с пуншем, и заиграл оркестр.

Неженатые офицеры бросились приглашать Дженни танцевать и весь вечер передавали из рук в руки. Рико даже не сделал попытки пригласить ее на танец.

Дженни не знала, что и думать. Он горячо встретил ее на церемонии бракосочетания. Правда, потом его забросали вопросами о Бене Слаттере и смерти Коулов. Но неужели нельзя было выкроить время, чтобы пригласить ее на танец?

Из гордости ей надо делать вид, что она не будет переживать, если он решит положить конец их отношениям. Отдавшись воле судьбы, Дженни, ни на что не обращая внимания, продолжала танцевать то с одним, то с другим.

Когда Рико наконец подошел к ней, она воскликнула:

– Как, мистер Фрейзер, а я думала, что вы уже ушли! Где вы пропадали все это время?

Весь вечер его одолевали бесконечными расспросами, и он мог лишь издали наблюдать за тем, как Дженни порхает от одного партнера к другому. Получив наконец возможность потанцевать с ней, он не имел ни малейшего желания вести светскую беседу. Совершив в вальсе круг по залу, он вывел ее за дверь.

Снаружи гости стояли небольшими группами и разговаривали. Чтобы им не мешали, Рико увлек Дженни в садик за часовней.

– Наконец! Мне было невыносимо видеть тебя весь вечер с другими мужчинами. Не могу их винить. Ты здесь самая красивая женщина. Но они еще не знают, какая ты храбрая и страстная.

Его теплая улыбка тронула ее сердце, напомнив, что их взаимное влечение куда больше, чем просто физическое.

– Должна извиниться перед тобой, Рико. Я думала, что ты уедешь, после того как развлекся со мной.

– Я – что с тобой? – спросил он.

– Ну… вступил в интимную связь.

– Я не чудотворец, леди. Я пришел к выводу, что здесь со всеми этими часовыми даже две собаки не могут вступить в интимную связь.

Издалека до них донесся взрыв смеха.

– Понимаешь, о чем я? Мы даже не можем поговорить спокойно или поужинать, чтобы нам не мешали. Но раз уж мы затронули эту тему, мне нужно напомнить вам, мисс Дженнифер, что вы сами пришли ко мне… И то, что было между нами, я не считаю интимной связью.

– В самом деле? А чем считаешь?

– Ласками. Поцелуями.

– Ласками! Лежать в постели с обнаженной женщиной у тебя называется поцелуями?

– Да, но дальше этого дело не пошло.

– Потому что кто-то постучал в дверь, Рико Фрейзер.

– И если мне не изменяет память, ты сама решила поцеловать меня на глазах у всех, в том числе твоего отца!

– Но это уже в качестве десерта, – улыбнулась Дженни.

Дружеское напоминание о том, как им хорошо вместе, позволило тотчас забыть грусть и больше не думать о том, что они так глупо потеряли день, делая вид, что не замечают друг друга.

– Но это совсем не тот десерт, который я припас для нас на вечер. Мне бы хотелось, чтобы у тебя хватило смелости повторить тот поцелуй сейчас, когда мы одни.

Обхватив его шею руками, она приблизила губы к его губам.

– Вот уж не думала, что ты попросишь об этом, Дэниел.

Она поцеловала его с легким беззаботным чувством, наслаждаясь каждым мгновением. По ее телу пробежала дрожь возбуждения и возрастающего желания.

– Мне он не таким запомнился, – посетовал Рико хрипло, когда она прервала поцелуй. – А скорее таким…

Сжав ее в объятиях, он припал к ее губам со свойственным ему неистовством, и она восприняла его порыв со всей горячностью собственной страсти.

– Думаешь, нас хватятся, если мы не вернемся? – пробормотала Дженни, задыхаясь от нехватки воздуха, когда они прервали поцелуй.

– Мы не узнаем, не проверив, – прошептал он. Взявшись за руки, они торопливо направились к нему на квартиру, не подозревая о том, что за ними из тени наблюдает безмолвная фигура.

Рико открыл дверь и задвинул засов.

– Не зажигай лампу, – предупредил он. – И если кто-то постучит, я не буду отзываться.

В темной комнате, слегка освещаемой серебристым лунным сиянием, Рико заключил ее в свои объятия. Их губы слились в жадном поцелуе, от которого ее тело пронзила дрожь.

– Ты уверена, что хочешь этого, принцесса? – пробормотал он. – Когда начнем, остановиться уже не сможем.

– Я хотела этого с того момента, как мы встретились, – прошептала она и, взяв его руку, положила к себе на грудь. – Мое сердце бьется так сильно, что я боюсь, что оно выскочит.

Он снова ее поцеловал, и у нее закружилась голова.

– Давай освободимся от этого.

Шпильки и венок из цветов посыпались на пол. Волосы упали на плечи и рассыпались по спине. Зарывшись в них лицом, он вдохнул запах жасмина и, погрузив пальцы в их шелковистую гущу, снова прильнул к ее губам.

Все остальное превратилось в бесконечный путь к вершине блаженства. Он снял с нее одежду, потом разделся сам. Затем поднял на руки и перенес в постель. Его рот, язык, руки обследовали, ласкали, соблазняли ее губы, грудь, живот, ее женское естество.

Шепот его слов, нежность и поощрения. Его стоны, когда ее руки и поцелуи ласкали чувствительные части его тела. Его запах, его жар, тяжесть его сильного тела – все слилось в один сплошной восторг, пока ее тело устремлялось к вершине блаженства.

И, достигнув этого момента – ослепительной свободы, – она выкрикнула в экстазе его имя.

– Ты уверена, что ни о чем не пожалеешь, принцесса? – спросил он, когда они лежали обнявшись.

– Я только жалею, что мы не сделали этого раньше. Это было невероятно, Рико. – И продолжила: – В пятнадцать лет мне сделали первое предложение. Этот ранчеро был старше меня на тридцать лет. Когда отец отказал ему, он сделал предложение Андреа. Поскольку я росла в непосредственной близости от армейского аванпоста, у меня всегда были поклонники. Среди них было много красивых молодых офицеров с блестящим будущим. Еще были одинокие вдовцы, ищущие замену женщине, которую любили и потеряли. Разного возраста, с разными проблемами и прошлым, но ни один из них вызывал у меня интереса или симпатии. Отказывая всем подряд, я начала сомневаться в себе. Но в один прекрасный день решила, что перестану мучить себя из-за того, что думают другие. Буду жить своей жизнью и делать то, что нравится мне, а не другим.

– Тогда почему я, Дженни?

– Я десятки раз спрашивала себя об этом. Думаю, что теперь знаю ответ. Это судьба, Рико. Ты появился в самый опасный момент моей жизни, прискакал на коне и подхватил на руки. Для меня, Рико, ты бесстрашный рыцарь Круглого стола, король Артур, царь Леонид из Фермопил, Джордж Вашингтон, перешедший Делавэр, или неистовый Патрик Генри, воскликнувший: «Дайте мне свободу или дайте умереть!»

Она нежно провела ладонью по его щеке.

– Ты мой герой, мой Дэниел Бун, Рико, – прошептала Дженни. – Разве ты этого еще не понял?

– Принцесса, во мне нет ничего особенного. Ты видишь настоящих героев часто. Это кавалеристы, которые надевают форму и скачут в погоню за совершившими налет индейцами. Или шериф, который обезоруживает преступника. Или поселенец с женой, который растит наследника в дикой пустоши. И я такой же, как все. Никто не рождается героем. Героями люди становятся тогда, когда принимают важные решения или справляются с чрезвычайными ситуациями. И что бы нам ни предстояло – пережить опасность или сделать выбор, – нам нужна храбрость, потому что мы ставим на кон одно и то же – свою жизнь.

– Мне это напоминает строчки, которые однажды прочитала, – сказала Дженни.

Трус умирает много раз до смерти.
А храбрый смерть один лишь раз вкушает!
Из всех чудес всего необъяснимей
Мне кажется людское чувство страха.

– Хотя все знают – неизбежна смерть и в срок придет[3], – закончил за нее цитату Рико.

– Ты знаешь Шекспира? – удивилась Дженни.

– «Юлия Цезаря» знаю. Мудрость этих строк невозможно забыть.

Дженни вздохнула и положила голову ему на грудь. Он обнял ее. Так они и лежали в тишине еще долгое время. Об этом чувстве удовлетворения, которое она испытывала теперь, Дженни мечтала с момента его возвращения.

– Одно дело говорить, другое – делать. Когда ты или один из тех, о ком ты упомянул, действительно оказывались в ситуации, от которой зависела жизнь, разве не было страха смерти?

– Не могу отвечать за всех, Дженни. Но если бы у меня была семья – жена и дети, то я бы боялся умереть. Я верю в Господа, Дженни, но как, приветствуя вечную жизнь, не бояться за семью, которую оставляешь?

– А разве человек думает о вечной жизни перед лицом смерти?

– А о чем ты думала, когда твоя жизнь зависела от Слаттера?

– Я знала, что он собирается меня убить, но он был до такой степени омерзителен, что мне было не до мыс лей о вечности.

– И ты бросила ему вызов, вместо того чтобы трепе тать от страха. Это храбрость, принцесса.

– Скорее это была злость.

– Но, согласись, в день свадьбы имеет смысл думать о чем-то более веселом, – лукаво заметил Рико.

Дженни снова подняла голову и заглянула в его невероятные темные глаза. Его ладонь легла ей на грудь.

– И о чем только думает посаженый отец? – пробормотала Дженни.

– Все о том же, о чем думал с первого момента, как положил глаз на подружку невесты, – прошептал он.

Фрэнк Берк вышел выкурить сигару, когда увидел, как Дженни и Рико пересекли открытое пространство и исчезли в темноте у жилища холостяка. Долгое время он оставался в тени, задумчиво глядя в темноту. Потом раздавил каблуком сигару и вернулся в помещение.

Глава 18

На другое утро Дженни и Андреа со слезами распрощались, и молодые отбыли на медовый месяц в Сент-Луис.

– Может, передумаешь и поедешь с нами, дорогая? – спросила Андреа, собираясь сесть в дилижанс.

– Тетя Андреа, мы уже обсуждали это. Третий лишний. Это ваш медовый месяц, и никто не должен вам мешать наслаждаться друг другом.

Андреа обняла ее.

– Обещай мне, что будешь осторожна. Слушайся Рико и делай все, что он велит.

– Обещаю. А вам желаю хорошо провести время! Я буду думать о вас.

– Дорогая, нас ждут, – перебил их Дон. – Пора ехать.

Дженни и Андреа снова обнялись и поцеловались.

– Мы вернемся через месяц, дорогая, – крикнула Андреа, когда Дон уже почти насильно усадил ее в дилижанс.

Когда карета тронулась, Дженни, помахав рукой, крикнула вслед:

– Я люблю тебя. – Потом со вздохом повернулась к отцу и Рико, которые, попрощавшись с отъезжающими, ожидали ее в стороне.

– Мне порядком надоел этот форт, я не желаю больше здесь торчать, – проговорил Фрэнк Берк. – Давайте вернемся на ранчо.

Возвращаться в родные пенаты всегда хорошо. Дженни первым делом направилась в свой сад. Рико пошел за ней. К ее радости, все здесь оставалось по-прежнему.

Рико проверил сарай, после чего присоединился к Дженни и Фрэнку в загоне, где Фрэнк наполнял для лошади кормушку.

– Похоже, что здесь ничто не изменилось, – прокомментировал Рико, оглядываясь по сторонам. – И лошадь в загоне неделю назад была все та же.

– Я приезжал сюда каждые два дня, – признался Фрэнк.

– Я же просил вас ради собственной безопасности держаться ближе к форту, – упрекнул его Рико.

– Ни Слаттер, ни индейцы не могли заставить меня оставить ранчо без присмотра. Нужно было кормить скотину и доить коров. Да и Андреа нужно было перед отъездом упаковать вещи. Но я не идиот, мальчик. Харди да вал мне сопровождающих.

Тем не менее, когда вошли в дом, Рико обошел все комнаты, чтобы убедиться, не спрятался ли кто-нибудь внутри.

– Тебе лучше занять комнату в конце коридора, – посоветовал Фрэнк.

– Но, отец, это комната Андреа, – удивленно заметила Дженни. – Там еще остались ее вещи.

– Перенеси их в комнату для гостей. Нет смысла занимать лучшую из спален, – проворчал Фрэнк и затопал вниз по лестнице.

Рико подошел к Дженни и обнял ее.

– Если хочешь, принцесса, я могу поселиться и в другой комнате.

Она прильнула к нему. Рико погладил ее по голове и успокоил.

– Нет, отец, конечно, прав. Просто мне трудно пока представить себе, что там не будет Андреа. Эта комната была для меня убежищем, где меня всегда ждали с распростертыми объятиями. У меня такое чувство, будто я потеряла мать или лучшего друга.

– Я понимаю, принцесса. – Он поцеловал ее в лоб. – Можно ничего не трогать.

Дженни подняла голову и улыбнулась:

– Я надеюсь, ты побудешь здесь некоторое время. А теперь прости, мне хотелось бы принять ванну.

Рико открыл окна, чтобы проветрить, и внимательно осмотрел комнату. Она явно предназначалась для женщины. Здесь был большой шкаф. Он подошел к нему и открыл дверцы, украшенные резными розами.

Этот шкаф мог бы стать украшением той пустой квартиры в форте, где Андреа собиралась в дальнейшем проживать. В тот вечер, когда они обедали с полковником Харди, Рико, как и Синтия Харди, был неприятно удивлен отказом Фрэнка Берка позволить сестре взять хоть что-то из домашней утвари. Рико покачал головой. Андреа, должно быть, любила этот шкаф. Что потерял бы Фрэнк Берк, если бы расстался с ним?

Теперь он лучше понимал суть конфликта Дженни с отцом. Хотя у каждой медали есть две стороны. Но почему-то большинство людей жалуются нате карты, которые выпали им.

Рико повесил в шкаф свою одежду, остальные вещи сложил в один из пустых ящиков и закрыл дверцы.

– Для начала Рико ознакомился с планом ранчо, но жара заставила его вернуться в дом.

Заглянув в комнату Дженни, он обнаружил, что она уснула. Дверь в спальню Фрэнка была закрыта. Вероятно, он тоже отдыхал. Вернувшись к себе, Рико снял ремень с оружием, сапоги, рубашку и прилег, с удовольствием вытянув ноги.

Кровать была значительно удобнее той, на которой он спал в форте. Там тонкий соломенный тюфяк на деревянной основе, а на этой кровати пружины. Подобной роскоши он не знал с тех пор, как покинул миссию. Не прошло и нескольких минут, как он задремал.

Когда Рико проснулся, солнце из окон его комнаты ушло, и он понял, что проспал пару часов. Какое-то время он лежал неподвижно, думая о Дженни и о том, как за несколько прошедших дней изменилась его жизнь.

Он встал, прошел по коридору к комнате Дженни и увидел, что ее постель пуста. Дверь в комнату Фрэнка оставалась закрытой.

Рико натянул сапоги и спустился вниз. Дженни не оказалось ни на кухне, ни в гостиной, и он ощутил беспокойство. Проверка остальных комнат принесла тот же результат.

Не на шутку встревожившись, он вышел из дома. В сарае Дженни тоже не было, и он проклял себя за то, что уснул. Взяв на себя ответственность за нее, он позволил ей выйти из дома без присмотра.

Потом, сообразив, где можно ее найти, Рико отправился в сад. Дженни сидела там и читала.

– Я искал тебя повсюду, Дженни. Никогда больше так не делай.

– Боже! Ты говоришь, как мой отец. Это мое любимое место.

– Я знаю, но пока ситуация опасная, ты должна быть рядом со мной.

Дженни непринужденно рассмеялась:

– Я бы тоже хотела оставаться рядом с тобой, но, поскольку ты спал, не думаю, что это понравилось бы отцу. К тому же сомневаюсь, что Слаттер осмелится приблизиться к дому, зная, что ты здесь.

Рико обнял ее и прижал к себе.

– Все же лучше соблюдать осторожность, принцесса. Ведь ты уже была его пленницей. Не думаю, что я должен постоянно напоминать тебе об этом.

Не выпуская ее из объятий, он покрывал поцелуями ее шею. Затем расстегнул пуговицы на ее блузке и запустил руку внутрь. Ощутив на своей груди тепло его ладони, она прерывисто вздохнула. Он нагнулся и захватил губами ее затвердевший сосок. По ее спине побежали мурашки. Его руки скользнула ей под юбки.

Волшебные ощущения сделали Дженни смелой, и она расстегнула его ширинку. Тогда он оторвал ее от земли, и она обхватила его бедрами.

Продолжая ласкать ее соски, он овладел ею, и она застонала. Накал страсти нарастал. Дыхание участилось. Сердца гулко стучали. Ничего не видя и не слыша вокруг, они отдавались своим ощущениям и под ускоряющийся ритм приближались к экстазу.

Казалось, целую вечность она еще оставалась в его объятиях, пока они, побывав на пике блаженства, пытались восстановить дыхание. Когда Дженни опустилась на землю, ноги ее не слушались, и, чтобы не упасть, она прислонилась к нему.

Последовавший затем поцелуй, опять нарушил ее спокойное дыхание, и она спрятала голову у него на груди, пока вновь не обрела дар речи.

– Это было на самом деле, или я сплю?

– Все было, принцесса, и я наверху блаженства. – Он еще раз поцеловал ее и, отпустив, застегнул брюки. – Давай приведем тебя в порядок.

Дженни быстро застегнула блузку и одернула юбки.

– Как я выгляжу?

Он погладил ее растрепавшиеся волосы.

– Достаточно аппетитно. – И улыбнулся. – Но поз же нам нужно будет повторить урок.

Она взглянула на него озадаченно:

– Что ты имеешь в виду?

– Десерт, – пояснил он и протянул книгу, которую она уронила.

* * *

Фрэнк встретил их у дверей и взглянул на томик в руках дочери.

– Я мог бы догадаться, что ты будешь в саду, как обычно, – констатировал он. – Ты не собираешься накрывать на стол? Ведь пора что-нибудь поесть?

– Нет.

– Я ничего не ел с утра и голоден как волк. Ты не знаешь, как приготовить картофель и блюдо с клецками, которое всегда делала Андреа? Оно мне так нравится.

– Не имею ни малейшего представления. – Пройдя мимо отца, Дженни вошла в дом. – Тебе, наверное, придется научиться готовить его самому.

Чтобы положить конец препирательствам отца и дочери, Рико приготовил им на ужин сандвичи с сыром и жареный картофель. Но напряжение между ними не рассеялось. Во время ужина они не разговаривали друг с другом. Потом Дженни удалилась к себе, а Фрэнк – в библиотеку.

Рико поставил лошадей в конюшню, дал им корм и напоил.

– Не могу понять, Буцеф, какого черта мы тут с тобой делаем, – пожаловался он, чистя жеребца скребницей. – Мне совсем не нравится быть между двух огней. Они оба такие упрямцы.

Он невольно сравнивал отношения отца и дочери с положением в семьях своих кузенов. Взять хотя бы Рори, жену Гарта, и ее любимого отца Пола О'Трейди. Или Кэролайн, женуДжеда. Или Кэсси, жену Коулта. Все три женщины были дружны со своими отцами. Их теплые отношения были видны невооруженным глазом. У Дженни с отцом дела обстояли иначе.

– Мы с тобой как будто попали в осиное гнездо, Буцеф, и нет никакой возможности выбраться, не будучи ужаленным.

Вернувшись в дом, Рико решил пойти к себе и почитать роман Купера «Последний из могикан», обнаруженный им на книжной полке в библиотеке. Но сначала он проверил, заперты ли двери и ставни.

Фрэнк Берк еще был в библиотеке, и Рико просунул голову в дверь.

– Добрый вечер, сэр. Вы не забудете закрыть здесь окна и запереть ставни?

– Зайди, Рико, присядь, – пригласил Фрэнк дружелюбно. – Я люблю покурить перед сном.

Когда Фрэнк протянул ему стакан виски, Рико ощутил некоторую неловкость.

– Сигару? – предложил Фрэнк.

– Нет, благодарю, сэр.

Резкая смена настроения Фрэнка заставила Рико насторожиться.

После нескольких затяжек он произнес:

– Рико, как мы оба знаем, ты отказался от вознаграждения за спасение моей дочери и сестры. Я ценю это, сынок, потому что все, что имею, далось мне тяжелым трудом. И сегодня мое ранчо – одно из самых больших и Аризоне.

– Несомненно, сэр.

– Давай без формальностей. Зови меня просто Фрэнк. – Последовала пауза и, выпустив новое облако дыма, он наклонился вперед. – Хочешь получить половину?

– Половину чего, сэр? Фрэнк?

– Дабл-Би.

– С чего это вдруг вам отдавать мне половину ранчо?

– В качестве свадебного подарка.

Слова поразили Рико до глубины души. Старик выставлял дочь на торги.

Рико отставил в сторону стакан и встал.

– Мой ответ «нет». Благодарю за виски. Фрэнк то ли рассмеялся, то ли фыркнул.

– Мне нравится, Рико, что ты стреляешь от бедра. Но не торопись, сынок. Подумай, каким богатым человеком станешь.

– У меня нет намерения жениться. А Дженни вы говорили об этом?

– Нет нужды. Она моя дочь и сделает то, что я скажу.

– В самом деле? – Теперь настал черед Рико усмехнуться. – Я что-то не заметил.

– Не думай, что я не знаю, что у вас происходит. Твои поступки говорят громче всяких слов, Рико.

– Мои поступки не нуждаются в вашем одобрении, Фрэнк.

– Напротив, если речь идет о моей дочери. Я видел, как вы вчера ночью вместе уходили. Поэтому у меня и родилась эта идея.

– То есть под дулом пистолета отвести нас к алтарю, Фрэнк?

– Нет, черт побери. – Он откинулся на спинку стула. – Ты мне нравишься. Я бы гордился таким зятем.

– А план выдать Дженни замуж – это для вашего благополучия?

Фрэнк рассмеялся:

– Как я уже сказал, Рико, ты стреляешь от бедра. Не буду ходить вокруг да около. С уходом Андреа содержать дом будет некому, кроме Дженни. Если она выйдет замуж, то скорее всего тоже покинет меня.

– И вы решили купить дочери мужа, который согласится остаться здесь, чтобы избежать перемен? Вас даже не волнует, любит ли ее мужчина, за которого она выходит замуж. Лишь бы вам было удобно.

– Нет, почему же? Волнует. Как я уже сказал, ты мне нравишься. А это для меня важно. И Дженни, как я понимаю, не будет возражать стать твоей женой, поскольку спит с тобой. Ты единственный мужчина, на кого она обратила внимание. И давай посмотрим правде в глаза. Рико, она ни на что не годится, разве что сидеть в саду и читать свои чертовы книжки. Как она сможет вести хозяйство у какого-то мужчины?

– Я вижу ее совсем другой, сэр. Я нахожу Дженни не только красивой, но и смышленой. Она независима и имеет пытливый ум, что, естественно, зачастую служит причиной ее бед. Но это только добавляет ей привлекательности. Она не заслуживает того, чтобы ее выставляли на продажу, как призовую кобылу.

– Значит, ты не против на ней жениться.

– Не стану отрицать, мне приходило в голову, покончив со Слаттером, осесть где-нибудь с Дженни, если она согласится выйти за меня замуж. Но если такое время наступит, то можете быть уверены: в Дабл-Би мы не останемся. Мы уедем в Калифорнию.

– Что есть в Калифорнии такого, чего нет здесь? – спросил Фрэнк.

– Райский уголок, именуемый Фрейзерс-Кип. Там живет моя семья, и я знаю, что Дженни будет там счастлива.

– Я считал, что у тебя нет родни.

– У меня нет родителей, Фрэнк. Но семья есть. И мне не терпится поскорее вернуться в Калифорнию.

– Тогда почему ты стал наемником? Из-за денег?

– Это еще одно заблуждение, Фрэнк. Я не охотник за наградой, и деньги никогда не были для меня самоцелью. Когда я закончил учебу, то зарабатывал на жизнь сначала следопытом на перегоне скота, потом на железной дороге, а затем в армии.

– Тогда что заставляет тебя охотиться на Бена Слаттера, если не награда, объявленная за его голову? – усмехнулся Фрэнк. – Только не говори, что заботишься о благе человечества.

– Банда Слаттера три года назад изнасиловала и убила мою мать.

На лице Фрэнка отразился шок. Он встал, прошел к окну и долго смотрел на пейзаж за окном, потом налил себе еще виски.

– Ты меня ошарашил, Рико. А Дженни знает?

– Нет. Я подумал, что, если ей не будут известны мои мотивы, мой отъезд ее обидит и она легче перенесет разлуку.

– А Том Харди? Он знает правду?

– Полковник Харди знает только, что я три года охочусь на Слаттера.

– Значит ты остался здесь потому, что считаешь, что Слаттер где-то рядом, и уедешь, как только убедишься в том, что его здесь нет. Это не очень хорошо для Дженни, если она влюблена в тебя.

– Не слишком ли поздно проявляете вы о ней заботу? В то время как всего несколько минут назад пытались продать ее с выгодой для себя.

– Хочешь сказать, что сам поступаешь с ней лучше? Получаешь от нее то, что хочешь, зная, что уедешь, – упрекнул его Фрэнк.

– Все правильно, и ей это известно, – сказал Рико. – Вы и я, то есть мы оба, используем Дженни в своих интересах. И чтобы пощадить ее чувства, нам лучше забыть об этом разговоре. Спокойной ночи.

Глава 19

Еще одна бессонная ночь. Дженни встала с постели и подошла к открытому окну. Ночной ветер взъерошил ее волосы, приятно охлаждая кожу после удушающего дня.

Последняя размолвка с отцом взволновала ее больше, чем все предыдущие. Хотя Дженни делала вид, что его отношение к ней ее трогает, она сознавала, что теперь, оставшись одной, разрешать конфликты с отцом ей придется без помощи Андреа.

Она уже не раз подумывала о том, чтобы подчиниться и начать выполнять его требования. Но это сделает ее еще несчастнее. Чем больше Андреа старалась угодить ему, тем больше он от нее требовал. С ним нельзя было достичь компромисса. Бесчувственный и эгоистичный человек, он ставил собственные интересы превыше всего. Это много раз подтверждалось его отношением к ней, Андреа и Мод. Он относился к женщинам как к своему имуществу.

Лицо Дженни смягчила нежная улыбка. Рико был его полной противоположностью. Он командовал, когда это было нужно, но он оберегал женщин и уважал их. И когда говорил о своей покойной матери или женах кузеном, то всегда с любовью и восхищением. Дженни даже захотелось познакомиться с ними.

Дженни не сомневалась, что, если бы у Рико появилась дочь, он стал бы прекрасным отцом. Она вздохнула. Из него и муж получился бы отличный.

Рико был умный, понимающий, великодушный. Обладал чувством юмора. Он был красивый. И у нее каждый раз подпрыгивало сердце, когда она смотрела на него, а если он прикасался к ней, по ее телу бежали мурашки.

Рико отличался особой порядочностью во всем. Но тогда что заставило его стать наемником?

Дженни собиралась уже вернуться в постель, но, заметив рядом, в деревьях, какое-то движение, замерла. Вспомнив предупреждение Рико, быстро отступила в глубь комнаты. Вдруг это Слаттер? Оставаясь незаметной, она осторожно выглянула наружу. В этот момент человек вышел из тени. Дженни с облегчением вздохнула и улыбнулась. Эту походку она узнала бы из тысячи.

Она смело подошла к окну и, положив руку на грудь, театрально продекламировала:

– О Ромео, Ромео! Почему ты, Ромео?

Рико приблизился и остановился под окном.

– Ты ошибаешься, Джульетта, – сказал он, улыбаясь, – если рассчитываешь извлечь из меня еще одну строчку Шекспира. Одного раза достаточно.

– Вечно ты все портишь, Рико Фрейзер. Неужели не мог разыграть со мной сцену?

– Спускайся вниз, буду рад поиграть с тобой.

– Не могу. Я в ночной сорочке.

– Тем более.

– Как не стыдно! Что ты бродишь там в темноте?

– Не могу заснуть. Мучаюсь с тех пор, как встретил тебя, принцесса.

– Тогда почему тебе не подняться наверх, чтобы мы провели бессонную ночь вместе?

– А что ты можешь предложить?

– Придумаю что-нибудь, пока будешь подниматься.

Когда он оказался в ее комнате, она уже лежала на кровати. Ночная сорочка валялась на полу.

На другое утро, желая удивить Рико, а не отца, она попыталась приготовить на завтрак французские гренки, бекон и жареный картофель. Приготовление пищи всегда было сильной стороной Андреа, и много лет назад они с Дженни договорились, что она не будет этим заниматься.

Фрэнк пришел на кухню, когда она чистила картошку, и поднял шум из-за того, что слишком много отходов.

Выйдя из себя, Дженни порезала палец. Качая головой, Фрэнк бросился вон из кухни. Перебинтовав палец, Дженни продолжила готовку. Пошарив в буфете, нашла тяжелую чугунную сковороду, на которой Андреа жарила бекон. Выложила на нее полоски бекона и взяла вилку, которой собиралась переворачивать их.

К несчастью, сковорода слишком сильно разогрелась, и жир от бекона начал разбрызгиваться. Несколько капель попало Дженни на руку, и она уронила вилку в сковородку. Когда попыталась снять тяжелую сковороду с плиты, толстая повязка на пальце помешала. Сковорода выскользнула из ее рук и вместе с беконом и горячим жиром упала на пол.

Дженни не знала, что делать – кричать или плакать. Порезанный палец болел, обожженная рука горела, а пол нужно было мыть.

Горя желанием бросить все и уйти, она сказала себе: «Может, кухарка из тебя и никакая, но ты ничего не бросаешь на полпути».

Встав на колени, она собрала на сковороду бекон и вытерла полотенцем жир. Когда на кухню пришел Рико с ведром молока, она нарезала хлеб для приготовления гренок.

– О'кей, корова подоена. Что еще тебе нужно? – спросил он.

Дженни прочитала рецепт, записанный аккуратным почерком Андреа.

– Два свежих куриных яйца, – сказала она.

– Что с твоим пальцем?

– Порезалась.

– Тебе помочь приготовить завтрак?

– Да, принеси два яйца из курятника, – повторила она упрямо и добавила, смягчившись: – Я сама справлюсь. Завтрак будет готов, как только я сделаю французские гренки, но мне нужны яйца, Дэниел.

– А я думал, что ты не умеешь стряпать, Дженни.

– Откуда такая уверенность? Разве не все женщины это умеют? Яйца, Рико, – повторила она с улыбкой.

Рико торопливо вышел за дверь.

Отложив приготовление гренок до его возвращения, Дженни начала накрывать на стол, расставлять тарелки и кружки. Но он вернулся раньше, чем она успела закончить.

– Ты уверена, что не нуждаешься в моей помощи? – поинтересовался он.

– Уверена. Пожалуйста, уйди, – попросила она, выпроваживая его за дверь. – Мне не нравится, когда кто-нибудь смотрит, как я готовлю.

На самом деле никто никогда и не смотрел, поскольку Андреа оградила ее от кухни. Но Рико этого не знал.

Короткой задержки оказалось достаточно, чтобы случилось другое несчастье. Кофейник начал закипать, и, прежде чем она успела снять его с плиты, кофе перелился через край и растекся по горячей поверхности темным пятном, распространяя неприятный запах. Дженни бросилась к окну, чтобы избавиться от дыма, потом заспешила обратно к плите, где начал подгорать оставленный без присмотра бекон. От едкого дыма подгоревшего мяса она закашлялась.

Разгоняя рукой дым и пар, она поставила тяжелую сковороду на середину стола и протянула руку за кофейником. Но ручка оказалась горячей. Отдернув руку, Дженни сунула ее под холодную воду в раковине. Поскольку полотенце было уже грязным от жира, Дженни не долго думая взяла горячий кофейник подолом юбки и поставила его на стол рядом со сковородой.

Теперь настал черед приготовить гренки. Взбив яйца с молоком, она окунула в эту смесь куски нарезанного хлеба. Выкладывая хлеб на сковороду, закапала всю плиту. Чтобы капли не запеклись, пришлось сразу же их вытирать.

Пока готовила гренки, вспомнила, что забыла пожарить картофель, и быстро кинула его на другую сковородку.

Кухня, когда они сели наконец завтракать, была как после погрома. В раковине громоздилась гора грязной посуды, кухонный пол и плиту нужно было срочно мыть, а в воздухе стоял запах гари.

– Еда холодная, – пожаловался Фрэнк, недовольно отодвигая от себя тарелку.

– Она была горячей, когда я поставила ее на стол, – возразила Дженни.

– Ты, похоже, самая никудышная стряпуха на свете, девочка. Гренки – мокрые, бекон подгорел, картофель – полусырой, а кофе такой жидкий, что напоминает помои.

– А я не люблю крепкий кофе, и этот меня вполне устраивает, – сказал Рико.

Он подмигнул Дженни и налил себе вторую чашку.

– Единственное, что в нем хорошего, так это то, что он горячий, – проворчал Фрэнк.

– Думаю, что первая попытка была очень смелой, – похвалил Рико.

– Жаль, что ты не умеешь готовить так, как твоя мать, – продолжил Фрэнк.

– А я и не стремлюсь, отец. Предлагаю тебе самому научиться готовить или нанять кухарку.

Она с шумом встала из-за стола и ушла из кухни.

Когда Дженни позже спустилась вниз, в кухне были чистота и порядок. Вероятно, это Рико постарался, поскольку отец никогда не предлагал помощь по дому.

Решив предпринять еще одну попытку проявить хозяйственность, Дженни нарезала хлеб и сделала сырный сандвич. Попытка удалась, и она решила приготовить сандвич и для Рико.

Готовый сандвич завернула в салфетку, перевязала его красной лентой и взяла из кладовой яблоко. Затем налила в стакан молока и отправилась со всем этим в сарай.

Когда вошла внутрь, ее встретил отец.

– Где Рико? – спросила Дженни.

– Колли сегодня утром убежала, и он поехал ее искать.

– Понятно. – Не в состоянии скрыть разочарование, она протянула ему сандвич и стакан молока. – Хочешь перекусить?

Фрэнк взял тарелку и стакан.

– Насколько я понял, это предназначалось не для меня.

– Если не хочешь, можешь выбросить.

Дженни отвернулась и пошла прочь.

– Еда достается с трудом, девочка, – крикнул он вслед. – Пора бы тебе знать об этом. – И с удовольствием начал есть сандвич, запивая его молоком.

Дженни взяла с ночного столика свою книгу и пошла в сад читать. До сего момента она не знала, как может тянуться время, и ей казалось, что пройдет вечность, прежде чем наступит вечер. Стало уже темнеть, а Рико все не возвращался.

Он вернулся очень поздно, только к ночи. Поставил Колли в конюшню и уже собирался расседлать Буцефала, когда услышал крик Дженни о помощи. С «кольтом» в руке он бросился в сарай и увидел ее стоящей на коленях перед отцом. Тот лежал на земле.

– Что случилось? – спросил Рико.

Фрэнк сел, держась за голову.

– Не могу точно сказать, но меня как будто ударили по голове. Я услышал, что ты приехал, и вышел из дома Когда подходил к сараю, за спиной раздался какой-то звук. Но не успел я повернуться, чтобы посмотреть, что там такое, как получил удар по голове.

– Вы не заметили, кто это сделал?

– Нет. Все случилось так быстро.

– Что это был за звук?

– Черт побери, Рико, просто какой-то звук, похожий па шорох, или что-то в этом роде.

– Как думаете, сколько времени вы были без чувств?

– Мне кажется, не больше двух минут, Рико, – вмешалась Дженни. – Я тоже услышала, что ты приехал, и пошла вниз. Потом слышала, как хлопнула дверь, когда отец вышел из дома. Я пошла за ним и обнаружила его лежащим на земле. И увидела человека. Он скрылся в тех соснах.

– Думаешь, это был Слаттер?

– Не знаю. Было темно, я его не разглядела.

Вдруг раздался стук копыт, и Рико воскликнул:

– Кто бы это ни был, он уходит! Возвращайтесь в дом, заприте двери и не приближайтесь к окнам.

Он дважды пронзительно свистнул, и из конюшни к нему прискакал Буцефал.

Не успела лошадь остановиться, как он уже вскочил в седло и в одну секунду умчался прочь.

Фрэнк сидел в библиотеке, приложив к голове пузырь со льдом. Вскоре вернулся Рико.

– Слишком темно, чтобы идти по следу. Попробую взять след утром.

– Думаешь, это был Слаттер? – спросила Дженни, присоединяясь к ним.

– Мне кажется, что это он. Не могу отделаться от этого чувства.

– Но уже прошло две недели, с тех пор как его видел Каллахан, – сказала Дженни.

Фрэнк кивнул.

– А если это был Слаттер и он пришел мстить, то почему не убил меня? Возможность для этого у него была хорошая.

– Потому что его цель не вы, а я. Вероятно, он решил, что настал удобный момент и я в сарае один. Но ваше внезапное появление расстроило его планы.

– Может, это был вовсе и не он. Тут постоянно шатаются всякие бродяги да разбойники, – сказал Фрэнк. – Слишком велик риск уповать на одно чутье.

– Вы не поверите, если узнаете, сколько раз я ставил все фишки, уповая только на свое чутье, и оставался в игре.

Фрэнк криво улыбнулся:

– Если ты прав, тогда зачем подвергать опасности наши жизни? Не могу сказать, что мне хочется, чтобы я и дочь были пешками в твоей игре.

– Фрэнк, вы сами попросили меня остаться. Я собирался уехать. Я не использую вас в качестве приманки. В качестве приманки выступаю я сам.

– Моя жизнь уже была в твоих руках, Рико, и я доверяю твоему инстинкту, – сказала Дженни. – Ты не имеешь права предъявлять Рико такие обвинения, отец. Он спас Андреа и меня, рискуя своей жизнью.

– Не говори мне о благодарности, девочка. Кто заботится о крыше над твоей головой, кто кормит и поит тебя? Кто оплачивает проклятые книжки, которые ты постоянно заказываешь, и одежду, которую носишь?

– Может, я и не имею права жаловаться, – ответили Дженни, нимало не смутившись, – но давай возьмем в качестве примера Андреа. Она отдала тебе двадцать лет любви и преданности, содержала твой дом, готовила еду, стирала и чинила одежду, даже вела твою бухгалтерию. И вместо того чтобы радоваться, что она обрела счастье с человеком, который нежно ее любит, ты постоянно твердил о том, что она оставила тебя в безвыходном положении.

– Я никогда этого не говорил. – Фрэнк повернулся к Рико с упреком: – Это ты сказал, что я такое говорил?

Фрэнк действительно, когда пытался подкупить Рико, говорил о том, что Андреа подвела его. Но Рико не собирался упоминать об этом, чтобы не обидеть Дженни.

– Избавьте меня от этого, Фрэнк. Вы же знаете, на чьей я стороне. И ваши разногласия с Дженни слишком глубоки, чтобы постороннему человеку вникать во все это и вставать между вами.

– Ты слишком много для меня значишь, Рико, чтобы я считала тебя посторонним, – заметила Дженни.

– Да. Моя дочь считает посторонним меня, хотя я построил Дабл-Би своим потом и кровью. Все эти годы содержал и вел огромное хозяйство…

– Дабл-Би, Дабл-Би! Это все, что тебя заботит в жизни, отец? – вырвалось у Дженни. – Ты считаешь это место раем, а для меня это – ад. Здесь нет любви, нет счастья. Слава Богу, что Андреа удалось отсюда вырваться. Мне остается только гадать, была ли счастлива здесь моя мать.

Фрэнк покраснел от гнева, и его рука сжалась в кулак. Опасаясь, как бы отец не ударил дочь, Рико встал между ними.

– Не смей даже произносить ее имя, Дженни. Если бы не ты, она бы еще…

– Достаточно, Фрэнк, – предупредил Рико. – Я больше не позволю вам обижать дочь. Идем, дорогая.

– Нет, я хочу дослушать до конца. Она была бы еще жива, ты это хотел сказать, отец? Я всегда подозревала, что ты ненавидишь меня, потому что она умерла, дав мне жизнь.

– Нет, это не так, – возразил Фрэйк. – Я… имел ввиду…

– Вы оба начали говорить друг другу то, что потом не сможете простить, – предупредил их Рико. – Вы не заберете эти слова обратно и никогда их не забудете, так что лучше остановиться сейчас.

– А ничего больше не будет, – заявил Фрэнк. – У меня болит голова, и я отправляюсь в постель.

После его ухода в комнате надолго повисла тишина. Наконец Дженни подняла голову. В ее глазах блестели слезы, но она заставила себя улыбнуться.

– Думаю, теперь ты можешь сказать, что я не папочкина дочка и не принцесса.

Рико обнял ее за плечи.

– Но ты моя принцесса. – Он подвел ее к лестнице. – Иди спать. Я запру двери, а потом приду сказать тебе «спокойной ночи». Полагаю, сон пойдет нам всем на пользу.

Рико проводил ее взглядом. Сцена между отцом и дочерью, разыгравшаяся на его глазах, очень встревожила. Это была не просто ссора, а выяснение, почему между ними нет лада. И если их отношения не уладить, Дженни будет страдать еще больше.

На верхней площадке она остановилась и послала ему храбрую улыбку, вызвавшую у него желание поцеловать ее.

– Спокойной ночи, Дэниел.

– Спокойной ночи, принцесса.

Глава 20

Выходка Фрэнка шокировала Рико. Бедная девочк выросла, не зная родительской любви.

В детстве он часто с грустью наблюдал, как отцы его друзей учили своих сыновей скакать верхом, стрелять из ружья и ловить рыбу. С тоской смотрел, как отцы вели своих сыновей за руку в церковь, хлопали по плечу или носили на руках, когда мальчики уставали.

Но когда повзрослел, понял, что, несмотря на отсутствие отца, он постоянно чувствовал любовь и преданность матери, а также любовь своего дяди, отца Чавеса. Хотя его добрый дядя не мог заниматься с ним, как настоящий отец, но он своим примером научил племянника любви, состраданию и чести. И главное, дядя научил его вечной любви и благодарности к Всевышнему. Став свидетелем сцены между отцом и дочерью, Рико понял, как Дженни переживает, и его сердце болезненно сжалось.

Он тихо постучал в ее дверь и вошел. Дженни плакала. Ее лицо было мокрым от слез.

Рико сел рядом на постели и заключил ее в объятия.

– Поплачь, принцесса.

Она сжимала в руке носовой платок.

– Я не могу выплакать всю свою боль. Когда я была маленькая, я не могла понять, почему он всегда недоволен мной. Потом, с годами, мне стало ясно, что он просто не любит меня, и я, как бы ни старалась, все равно не смогу заслужить его любовь. Тогда я перестала стараться.

– Дженни, я не могу поверить в то, что отец не любит тебя. Он гордый человек, все его помыслы заняты ранчо, поэтому от других он тоже требует такой же одержимости.

– Одного этого уже достаточно, чтобы я возненавидела его. Добавь еще к этому невыносимую жару летом, голые камни и пустошь. Хотя аскетичная красота этих мест потрясает, я больше люблю зеленую траву, деревья и запах цветов. Я хочу, чтобы вечерний ветер приносил свежесть, а не песок. Эта земля, как и мой отец, не знает компромиссов.

– А о переезде в город ты не думала? – спросил Рико.

Дженни вздохнула:

– Я предприняла однажды такую попытку, но отец нанял сыщика и вернул меня назад. Я думала попытаться сделать это в следующем году, когда мне исполнится двадцать один и он уже не сможет меня насильно вернуть. Но теперь слишком поздно. Как могу я бросить его, когда нет Андреа? По крайней мере, хоть ей повезло. Дон – замечательный человек.

– Ты свободна в своем выборе и должна делать то, что тебе нравится, не мучаясь при этом от чувства вины. Скажи, Дженни, а ты могла бы выйти замуж за человека, которого не любишь, лишь бы уехать отсюда?

– Это предложение, Дэниел?

– Я не играю роль адвоката дьявола, – хмыкнул он. – Несомненно, найдется немало мужчин, которые захотят жениться на тебе и остаться в Дабл-Би. И будут счастливы. Но что, если предложение будет сопряжено с необходимостью уехать отсюда? Не послужит ли это стимулом для замужества?

– Почему я должна выходить замуж за человека, которого не люблю? Для меня это ситуация из огня да в полымя. Если этим человеком будешь ты, я могу обдумать предложение, но при одном условии – если ты откажешься от работы наемника. Мне нравится твое общество и… – Слова вдруг застряли в ее горле.

– И что, Дженни?..

– …как ты занимаешься со мной любовью. Это и называется любовью? Когда нравится быть вместе и заниматься любовью?

– Не знаю, Дженни. Мне не с чем сравнивать.

– А женщина, на которой ты женишься, должна уметь хорошо готовить?

– Я бы не стал ставить это обязательным условием, но понимаю, что женщине иметь такие навыки по жизни важно.

– Значит, я выпадаю из числа кандидаток.

– А как насчет выбора мужа для тебя? – спросил он.

– Он точно не будет наемником. И раз уж я открыла тебе свою душу, то хочу знать, почему ты выбрал для себя такое занятие? Если бы не это, любая женщина мечтала бы стать твоей женой.

– Каждый человек старается делать то, что у него лучше всего получается.

– Думаю, у тебя будет получаться все, за что бы ты ни взялся. Но меня интересует твоя охота на Бена Слаттера. Ты говорил, что охотишься за ним три года. Если бы ты не видел его лица на плакатах, ты бы узнал его, окажись он рядом с тобой за стойкой бара?

– Я встречался с ним раньше в Калифорнии, – ответил Рико.

– Когда?

– Вскоре после смерти моей матери, – сказал он, не собираясь открывать ей всей правды. – Я остановился в одном баре, где были Слаттер, Кэнзас и братья Карсон. Тогда их еще не разыскивала полиция. Слаттер упрекнул бармена в том, что обслуживает полукровок, имея в виду меня. Потом слово за слово, и мы сцепились. Их было четверо против меня одного. Они избили меня так, что я чуть дышал. Тогда Слаттер решил меня повесить. Меня спасло только вмешательство местного шерифа. Позже бандиты убили его выстрелом в спину, когда бежали из тюрьмы.

– Значит, ты преследуешь Слаттера больше по личным мотивам, – удивилась Дженни.

– Да, исключительно по личным мотивам.

Поскольку она перестала плакать и почти успокоилась, Рико решил перейти к обсуждению ее отношений с отцом.

– Дженни, в споре с отцом ты заявила, что он никогда тебя не любил. Откуда у тебя такое ощущение?

Она ответила не сразу.

– Мне было не больше пяти или шести лет, когда отец впервые взял меня на верховую прогулку. Он посадил меня перед собой в седле. Но я испугалась и заплакала.

Рико почувствовал, как она дрожит, и ругал себя за то, что заставил Дженни ворошить прошлое. И заботливо обнял ее, когда, всхлипнув, она продолжила:

– Рассердившись на меня, он нарочно подстегнул лошадь и начал прыгать через барьеры. Чем громче я кричала и плакала, тем больше он пытался напугать меня, чтобы заставить замолчать. – Глаза Дженни смотрели на него с мольбой. – Но я не могла остановиться, Рико. Я пыталась, но не могла. Со мной случилась истерика. Отец рассвирепел и кричал, что его ребенок не должен быть плаксой. И в течение недели каждый день он возил меня верхом, пока я не перестала плакать. Вероятно, поэтому я до сих пор не чувствую себя комфортно на лошади. И что бы он мне ни говорил в последующие годы, я ни разу в его присутствии не расплакалась. – Дженни усмехнулась. – Он даже ни разу не обнял меня, ни разу не посадил на колени.

Рико прижал ее к себе сильнее.

– Прости, принцесса. Но я уверен, что именно поэтому ты смогла противостоять Слаттеру. А теперь ложись спать. Утром все будет выглядеть совсем иначе.

– Побудь со мной, пока я не усну, – попросила она, удерживая его за руку.

– Хорошо.

– Рико, ты думаешь, что на отца сегодня напал Слаттер? – пробормотала она невнятно, засыпая.

– Надеюсь, что утром я это узнаю, – тихо ответил Рико.

Рико держал Дженни за руку, пока не убедился, что она спит. Потом поднес ее руку к губам и поцеловал. В этот миг он понял, что, как бы ни сложилась ее жизнь дальше, он будет ее частью.

– Спи спокойно, принцесса, – произнес он чуть слышно. – Я больше никому не позволю обидеть тебя.

Когда Рико на другой день проснулся, солнце уже взошло. Заботясь о спокойствии Дженни, он забыл о нападении на ее отца. Проспав, он потерял несколько часов, дав Слаттеру шанс еще раз ускользнуть от него. Этого не должно было случиться.

Только он натянул сапоги, как услышал стук копыт. Схватив ружье, Рико рванулся к окну. К дому подъезжал военный патруль. Застегнув на поясе ремень с револьвером, он сбежал вниз.

Фрэнк Берк уже вышел навстречу.

– Доброе утро, лейтенант. Чем могу быть полезен? Если нужно напоить лошадей, в конюшне есть корыто, а в загоне – желоб.

– Доброе утро, сэр, – ответил молодой офицер.

Рико подошел к Джейку Бедфорду, скауту патрульного отряда, и они обменялись рукопожатиями.

– Что случилось, Джейк?

– Мы преследуем заключенного по имени Джон Крамер, который примерно месяц назад сбежал из армейской тюрьмы Форт-Алачи. Военные думали, что его схватили апачи, но его недавно видели в этих местах, – сказал Джейк.

– И поскольку следы проходят неподалеку от ранчо, мы решили навестить вас и проверить, все ли в порядке, – добавил лейтенант.

– По правде говоря, вчера ночью у нас произошел один инцидент, – признался Фрэнк. – Кто-то подкрался ко мне сзади и ударил по голове. Потом ускакал, и мы не успели его поймать.

– Если это был Крамер, сэр, то вам повезло. Он очень опасен. Его приговорили к повешению за то, что он выстрелом в спину убил офицера, заколол ножом охранника и застрелил еще двух часовых во время побега.

– Думаете, это он убил Пита и Мэгги Коул? – поинтересовался Фрэнк.

– Не имею представления, сэр, – ответил лейтенант Бразерс. – Если это и он, то повесить его мы все равно сможем только один раз. Мы поедем дальше, мистер Берк. Хорошо, что вы все целы и невредимы. Но советую соблюдать осторожность.

Сзади хлопнула дверь. Это вышла из дома Дженни.

– Что случилось? – спросила она, услышав последние слова офицера.

– Из тюрьмы сбежал убийца, мисс Дженнифер. Я рад, что вы… все вы в порядке.

При появлении Дженни молодой офицер начал заикаться.

– Позвольте предложить вам и вашим солдатам выпить по чашечке кофе и что-нибудь перекусить, лейтенант, – вежливо обратилась к нему Дженни.

– Это очень любезно с вашей стороны, но нам нужно ехать. Мне всегда приятно видеть вас, мисс Дженнифер. – Лейтенант повернулся к Рико: – Если обнаружите следы Крамера, сообщите нам, пожалуйста.

– Не убивай его, Рико, – добавил Джейк Бедфорд. – Нужно выяснить, не он ли виновен еще в двух убийствах. – Джейк похлопал Рико по спине. – И не рискуй понапрасну, приятель.

– По коням, – скомандовал лейтенант Бразерс, и отряд ускакал прочь.

– Может, мы зря все это время грешили на Слаттера и виноват во всем Крамер? – предположил Фрэнк, направляясь к дому.

– Я бы не стал делать поспешных выводов, – ответил Рико.

– Я и не ожидал от тебя ничего другого, – фыркнул Фрэнк. – Ведь это означало бы, что ты ошибся.

В доме их встретил запах горелой пищи и черный дым, валивший из кухни.

– Гренки! – ахнула Дженни. – Совсем забыла о них, когда вышла из дома.

– Снова расходы, – пробурчал Фрэнк.

Они проветрили кухню и выкинули подгоревший хлеб. Рико нарезал копченого бекона и поджарил с полудюжиной яиц, а Дженни приготовила новые гренки.

Завтрак прошел в полной тишине, и Рико не знал, что хуже: когда Берки препираются иди молчат.

Он попытался завести нейтральный разговор, но его попытки наталкивались на односложные ответы, кивки или пожимание плечами. В конце концов, ему пришлось заканчивать еду молча.

Когда он увидел, что всадники скачут вдоль берега по другую сторону реки, на его лице появилась ухмылка. Он прокрался назад в пещеру, где прятался все это время. Даже апачи не обнаружили его на своей стороне реки. Все они глупые: военные, индейцы и скауты, постоянно прочесывающие местность в попытках найти его. Он перехитрил всех.

В последующие дни кулинарное мастерство Дженни существенно повысилось. Ей еще многому предстояло учиться, но она уже могла сварить на завтрак овсянку, поджарить бекон и приготовить гренки, не превратив продукты в угли.

С Фрэнком они по-прежнему избегали друг друга и во время еды молчали. Вечерами он скрывался за закрытыми дверями библиотеки, а Рико и Дженни играли в карты или развлекались чем-то подобным. К концу следующей недели напряжение начало сказываться на всех троих.

Тут пришла добрая весть: военные наконец схватили Джона Крамера. Хотя антагонизма между Дженни и Фрэнком это не убавило, поимка преступника принесла всем заметное облегчение. Поскольку Слаттер никак о себе не напоминал, Рико начал склоняться к мысли, что, возможно, ошибался и его заклятый враг либо мертв, либо ушел из этих мест. В таком случае его пребывание на ранчо становилось бессмысленным и ему следовало уехать, чтобы отыскать хоть какие-то следы Слаттера, живого или мертвого.

* * *

Проиграв в триктрак три раза подряд, Рико огорченно отодвинул стул.

– Может, на кухне у тебя пока не все получается, но за доской тебе нет равных.

– Сдаешься, Фрейзер?

– «Тот, кто воюя отступает, выходит драться завтра и побеждает», – продекламировал он и добавил серьезно: – Почему бы тебе не сделать то же самое, Дженни?

– Я не привыкла проигрывать сэр, – ответила она со смехом.

– Я о ваших взаимоотношениях с отцом.

Смешинки в ее глазах пропали.

– Что я должна, по-твоему, сделать? Просить у него прощения за то, что появилась на свет?

– Как долго можно так жить? Ты сказала, что с детства подозревала, что он тебя не любит. Значит, это для тебя не новость.

– Как можно винить меня в том, что я появилась на свет? Разве это не в руках Божьих?

– Может, в этом и состоит проблема. Твой отец – верующий человек?

– Если говорить о заповедях, то он следует им с особым рвением. А если говорить о вере, то она в нем самом. Но что касается морали, его отношения с Мод Эванс длятся уже пятнадцать лет, в то время как никому другому он этого не простил бы. Вот тебе пример его лицемерия в вопросах морали.

– Тогда зачем тебе оставаться здесь? Если ты останешься, тебе придется пойти на какие-то компромиссы.

Дженни встала из-за стола.

– Ты заставил меня на какое-то время поверить, что понимаешь меня. Но, вижу, ничего не изменилось. Ты все о том же, только в более мягкой форме.

Дженни оставила его и пошла наверх.

Глава 21

Запирая дом на ночь, Рико ругал себя. Почему он не промолчал? Он ведь даже не думал говорить, что она должна идти на односторонний компромисс. Но сказал. И при этом не стал осуждать и обвинять во всем Фрэнка, хотя его отношение к дочери поражало Рико.

Если горе заставило Фрэнка всецело возложить вину в смерти жены на свою дочь, то почему тогда он не винит себя в том, что сделал ее беременной? Но обвинять младенца!

Рико знал, что если не помирится с Дженни, то не сможет уснуть до утра. Он тихо постучал в дверь ее спальни. Когда ответа не последовало, он открыл дверь. Увиденное заставило его сердце забиться чаще. Дженни спала. Книга, которую она читала, все еще лежала открытой на ее коленях. Перед сном она расчесала волосы, и они струились по ее плечам.

Его взгляд скользнул по ее обнаженным плечам к груди под ночной сорочкой. Присев на край постели, он закрыл книгу и положил ее на ночной столик, затем наклонился и поцеловал Дженни в губы.

Она испуганно открыла глаза. Но тут же улыбнулась.

– Прости меня, Дженни, за то, что сказал тебе. Я не хотел тебя обидеть.

– Знаю. – Она погладила его по щеке. – Ситуация нас всех довела до края. Она не должна влиять на наши чувства друг к другу.

Рико поцеловал ее, и по ее телу прокатилась теплая волна возбуждения. Он снял с нее ночную сорочку и сам быстро разделся. Потом замер в восхищении, любуясь красотой ее обнаженного тела при свете лампы. Ее пронзила дрожь, соски затвердели. Она сама тоже с удовольствием и любопытством рассматривала его смуглую мускулистую грудь с темным пушком волос, уходящих узкой дорожкой вниз по плоскому животу. При виде его возбужденного естества у нее перехватило дыхание, и ее сердце застучало сильнее.

– Я не смогу уснуть, зная, что ты ушла спать, сердясь на меня, – сказал он, присаживаясь на постель.

– Я рада, что ты пришел.

Рико медленно провел пальцем вниз по ее шее, к ложбинке между грудей, нежно обвел каждый пик, пока ее дыхание не стало прерывистым.

– И теперь, когда все забыто, я бы не хотел просто уйти, пожелав тебе спокойной ночи.

– Конечно, – согласилась она томно.

Его палец заскользил по ее телу вниз, приводя мышцы ее живота в трепет. Чувствуя, что он приближается к цели, где в предвкушении горячо забился пульс, она раздвинула ноги.

Практически не прикасаясь, он привел ее в состояние сильного возбуждения. В этом и заключалась его власть над ней, власть, которой она не могла и не хотела противостоять. Ее беспокойные движения переросли в дрожь, когда его палец приступил к эротическому массажу ее разгоряченного лона, еще больше подогревая страсть. От накатов нарастающего вожделения она тихо стонала.

Наклонившись, Рико легко и нежно поцеловал поочередно соски и пупок. Затем, обняв ее за бедра, опустил голову ниже. Теряя рассудок от его ласкового языка, она, как за спасательный круг, ухватилась руками за металлическую раму изголовья кровати, чтобы не утонуть в этом сумасшедшем водовороте переполнявших ее ощущений.

Вздрагивая от накатывающих волн наслаждения, она снова и снова выкрикивала его имя.

Заглушив ее крики неистовым поцелуем, он обрушил на нее шквал нежности и продолжал целовать глаза, шею… Вслед за этим она ощутила невероятное тепло его тела, вдавившего ее в матрас.

Она радостно к нему прильнула, и он перевернулся на спину, увлекая ее за собой. Оказавшись сверху, Дженни осыпала его жаркими поцелуями и доставляла удовольствие нежными ласками.

Потеряв над собой контроль, Дженни спустилась вниз по его телу, прокладывая цепочку поцелуев по его груди и животу, пока не оказалась возле его мужского естества, сильного и нежно пульсирующего в ее руке. Все эти ощущения были для нее новыми и восхитительными. Любопытство сделало ее смелой, и она стала ласкать его губами.

Приглушенный стон Рико прозвучал музыкой для ее ушей. Осознав, что способна довести его до состояния безумного экстаза, в котором только что пребывала сама, она испытала необыкновенный прилив энергии.

Подогреваемая чувством невероятной власти нал ним, она совсем осмелела, и ее ласки становились вес более раскованными и откровенными.

Почти дойдя до пика наслаждения, он со звуком, больше похожим на рык, чем на стон, овладел ею, перевернув на спину. И, слившись в объятиях, они вместе достигли вершины наслаждения.

Обессиленная, Дженни прильнула к Рико сбоку и положила голову ему на грудь, а он обнял ее рукой, притянув к себе поближе.

«Это самый счастливый момент в моей жизни», – подумала Дженни.

Даже если они никогда больше не будут физически близки, эти счастливые моменты навсегда останутся с ней.

«Доверься мне» – эта простая фраза, которую он произнес во время акта любви, когда она металась между здравомыслием и безумством, звенела теперь мелодией в ее голове.

Раньше она доверила ему свою жизнь, а сегодня – все свое существо. И навсегда отдала ему свою душу.

Когда наступит час его отъезда, он увезет с собой ее сердце. А пока она будет наслаждаться каждым моментом, проведенным вместе.

Убаюканная спокойным ритмом его дыхания и ровным пульсом, Дженни поцеловала его и закрыла глаза.

– Я люблю тебя, Рико Фрейзер, – пробормотала она, засыпая.

Прошло несколько дней…

Рико занимался рытьем канавы, когда к нему подошел Фрэнк.

– Какого черта ты тут делаешь? – рявкнул он.

– Я нашел в сарае трубу…

– Да, теперь, когда провели водопровод внутрь, она не нужна.

– Я подумал, что найду ей лучшее применение, если проложу от колонки в сарае до сада. Тогда Дженни не придется таскать тяжелые ведра с водой, чтобы поливать цветы.

– Мне плевать на ее цветы, пусть хоть совсем их не поливает. Здесь и без того воды все время не хватает. Колодец вот-вот пересохнет, – заявил Фрэнк. – К тому же таскание ведер – ее единственная физическая нагрузка.

– Не могу с вами согласиться, сэр.

– Мне плевать! Это мое ранчо, Рико, и командую здесь я. Если тебе не нравится, можешь проваливать.

– Вы уже забыли, для чего наняли меня? Если бы я знал, что Дженни будет в безопасности, то даже не стал бы раздумывать.

– Я не забыл. Но в этом нет уже нужды. Ясно, что если Слаттер жив, то здесь его нет и в помине.

– Перед повешением Джон Крамер признался, что ударил вас по голове, но при этом утверждал, что Коулов он не убивал.

– И ты веришь убийце?

– В любом другом случае вряд ли бы поверил, но ему не было резона лгать. Это все равно не спасло бы его от повешения.

Некоторое время Фрэнк молчал, потом взглянул на Рико настороженно:

– Если уедешь, ты возьмешь Дженни с собой?

– Вы знаете, Фрэнк, почему я не могу этого сделать.

– А ей уже сказал?

– Нет, и вас тоже, если вы помните, просил не говорить.

– Где Дженни?

– В саду.

– Если бы она так же хорошо, как за своими кактусами, ухаживала за огородом, мы могли бы торговать овощами, – проворчал Фрэнк и зашагал прочь.

– Так что насчет трубы? – крикнул ему вдогонку Рико.

– Черт с ней, – бросил на ходу Фрэнк. – Охота рыть землю в такую жару – рой, если ты такой сумасшедший.

Дженни с трудом оторвалась от книги, когда в сад вошел отец. Он подошел к ней и, взяв ее стакан лимонада, залпом выпил. Возмущенная, она встала и хотела уйти.

– Сядь, девочка, – приказал Фрэнк. – Нам нужно поговорить.

– Прибереги свои слова для тех, кто хочет тебя слушать, – бросила она и попыталась обойти его.

– Я сказал, сядь.

Из прошлого опыта Дженни знала, когда не стоит испытывать его терпение.

Она села и сложила на груди руки.

– Ладно, если это тебе поможет, говори, я слушаю тебя и не стану с тобой спорить.

– Ты собираешься стирать?

– Я только что постирала свою одежду. Она сохнет.

– Я говорю о своих вещах.

– Как? Ты хочешь сказать, что в мои обязанности входит не только готовка и уборка, но и стирка? – спросила она с притворной невинностью. – Я и не знала.

– Не смей насмехаться, девочка. Я этого не потерплю.

– Ты не заболел, отец? У тебя какой-то нездоровый вид. Успокойся. Мне страшйо подумать, что к списку моих обязанностей может добавиться еще и роль няньки.

Фрэнк рассмеялся:

– В остроумии тебе не откажешь. Это тебе от меня досталось. И если верить Рико Фрейзеру, твердости в твоем характере тоже достаточно – больше, чем я предполагал. Но не думай, что твои дурацкие книжки помогут тебе перехитрить своего отца.

– Что это за намеки? Неужели я еще недостаточно повзрослела, чтобы ты мог говорить со мной без обиняков? На что ты намекаешь?

– Похоже, Рико все же добился твоего внимания, – хмыкнул Фрэнк.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Нет смысла притворяться, будто я не знаю, что ты ночами, девочка, занимаешься с этим бродягой распутством. Рико больше времени проводит в твоей постели, чем в своей. Для хваленого следопыта он как-то неважно ориентируется и не умеет находить дорогу в свою спальню.

– Ты, как всегда, отец, делаешь скоропалительные выводы.

– Нет смысла отпираться, девочка. Он ведь не отпирается.

– Я тоже. Только хотела сказать, что мы с Рико не ограничиваем свою… нежность… друг к другу только ночными встречами.

Игра в кошки-мышки, которую он затеял с ней, была столь откровенной, что Дженни пришлось скрыть свою радость и сделать бесстрастное лицо, когда она увидела, как его захлестывает все возрастающее раздражение.

– Я уже отметил, девочка, твой острый ум, так что перейду сразу к делу.

– Будь любезен, отец.

– Поскольку угрозы со стороны Слаттера уже не существует, Фрейзеру нет смысла здесь околачиваться.

– Продолжай, – спокойно предложила она, хотя у нее замерло сердце.

– Я только что разговаривал с ним и предупредил, что выгоню его к чертовой матери, если он не начнет проявлять ко мне уважение.

– И что он ответил?

Она со страхом ждала ответа.

– Он сказал, что его это не волнует. Ему явно не терпится продолжить поиски Слаттера. – И с ухмылкой добавил: – Очевидно, ты не очень-то увлекла его, так что тебе будет трудно удержать его здесь.

Дженни не дала волю своему темпераменту.

– Я знаю о намерении Рико уехать, если он поймет, что опасности больше не существует.

– А он считает, что Слаттер где-то рядом?

– Он никогда не был уверен, что его здесь нет.

– А что, если он найдет доказательства своей правоты?

– Его забота о нашей безопасности не позволит ему уехать.

– И я такого же мнения.

Намерения отца вдруг стали для Дженни очевидными, и она с вызовом спросила:

– Уж не собираешься ли ты подбросить ему фальшивые доказательства, чтобы он не смог уехать?

– А почему бы и нет?

Дженни встала, чтобы уйти.

– Я очень хочу удержать его здесь, но я слишком его люблю, чтобы пойти на обман.

– Сядь, девочка. Я и не прошу тебя об этом. Я просто попробую сделать так, чтобы он захотел остаться.

– Подкуп не сработает, отец. Рико одержим идеей поимки Слаттера.

– Знаю. Я уже пытался – это не помогло. Но я придумаю что-нибудь еще.

– Зачем тебе это нужно?

– Потому что ты не хочешь, чтобы он уехал.

– Ни с того ни с сего ты вдруг решил позаботиться о моем благополучии? – Дженни покачала головой. – Я не такая наивная. Какую пользу ты хочешь из этого извлечь?

– Компромисс с тобой. Я уговорю твоего любовника остаться, если ты согласишься вести домашнее хозяйство. Знаю, что это будет не так хорошо, как с Андреа, но на сегодня это вариант, который всех устраивает. Я даже облегчу тебе задачу и ведение бухгалтерских книг возьму на себя.

– Господи, почему бы тебе не нанять экономку? В следующем году я в любом случае уеду отсюда.

– Экономка стоит денег. Пока ты здесь, зачем я буду платить за эту работу кому-то другому?

– И ты не станешь лгать Рико?

– Нет. Ведь он доволен тобой как хозяйкой. И ему, похоже, нравится, что ты стараешься готовить. Да и любовник твой будет там, где тебе нужно, – в твоей постели.

Отец, безусловно, был прав. Рико был бы только рад, если бы она попыталась наладить отношения с отцом и пошла на компромисс. Ведь он ей даже предлагал помочь в этом. Она сделает это, но не ради отца, а ради Рико.

– Ладно, отец, мне нравится твое предложение. Если сможешь убедить Рико остаться, то получишь в моем лице экономку. Я желаю тебе успеха.

Глава 22

Дженни открыла окно в библиотеке и залюбовалась Рико. Он в поте лица копал канаву, чтобы проложить в сад водопровод. Ей никогда не надоедало смотреть на него.

Его спина и грудь блестели от пота. Как зачарованная она наблюдала за игрой мышц на его руках, когда он отбрасывал землю в сторону. Он остановился, чтобы вытереть пот со лба, затем подошел к колонке и, отбросив в сторону шляпу, подставил голову под водопроводный кран.

Тут к нему подошел ее отец, одетый в один из лучших своих костюмов.

– Рико, я еду в город. У меня есть неотложное дело.

– Почему бы вам не подождать, покая приведу себя в порядок, и тогда мы с Дженни могли бы составить вам компанию?

– Нет нужды, сынок.

– Я не могу присматривать за вами обоими, если один находится здесь, а второй – в городе.

Фрэнк положил руку ему на плечо.

– Ценю твою заботу. Но, как ты знаешь, я думаю, что опасность миновала. Однако уважаю твое мнение, так что буду осторожен. А ты присматривай за Дженни. Почему бы тебе не спрятаться от солнцепека в доме и не выпить стакан лимонада?

«Ты перегибаешь палку, отец. Рико не дурак».

– Благодарю, сэр, я в порядке. Хочу побыстрее закончить эту работу.

Фрэнк сел на лошадь.

– Как угодно. Между прочим, я не вернусь сегодня, потому что завтра возвращается Андреа с мужем и мне хотелось бы их встретить.

Он подмигнул Рико и умчался галопом.

Дженни улыбнулась: «Знаю, милый, о чем ты подумал».

Она ушла, чтобы продолжать вытирать пыль и расставлять на полках книги. Но ее мысли крутились вокруг Рико.

С того момента как опасность нападения Слаттера миновала, она не переставала бороться с сердечной мукой, ожидая со дня на день отъезда Рико. Правда, Рико считал, что пока еще опасность существует. По этой причине предложение отца ее заинтриговало, хотя она и воспринимала его как «договор с дьяволом». Что бы там ни происходило между ним и Рико, ясно было, что Фрэнк Берк предпочел бы отделаться от мистера Рико Фрейзера. Уж слишком цельной, сильной и свободной личностью был Рико с его твердыми принципами и убеждениями, чтобы ее отец мог с ним справиться.

Но ее отец не понял главного: Дженни ни при каких обстоятельствах не станет объединяться с ним, чтобы обмануть Рико. Она обманет его самого. Она знала, что Рико не уедет до тех пор, пока будет считать, что ей грозит опасность.

Итак, она согласилась на компромисс, лишь бы он перестал донимать Рико. Она, как никто другой, знала, как отец мог действовать на нервы. И если в ее силах избавить от этого Рико, то она это сделает. Но она ничего не скажет отцу о своих истинных мотивах. Пусть себе думает, что одержал личную победу в их войне и добился ее послушания. Пусть считает, будто убедил ее в том, что, обменяв одно одолжение на другое, они оба выиграют.

На самом деле она не считала ведение домашнего хозяйства столь уж трудным для себя делом. Проблемой для нее была не сама работа, а требование отца заниматься только этим и ничем другим. Чтение он считал потерей времени.

В мире Фрэнка Берка не было места для мечты и фантазии. Для него мерилом всего служил труд. И он не видел смысла в расширении кругозора молодой женщины, поэтому обвинял дочь в лености и глупости. Он не мог понять, что изучение истории не менее полезно, чем обучение верховой езде или стряпне на кухне. Он судил о людях только по тому, что они производили, а интеллект и творческие способности в его список не попадали.

Дженни от природы была человеком пытливым и любознательным, много и с удовольствием читала, считая это занятие очень увлекательным. Андреа же нравилось за всеми ухаживать и вести домашнее хозяйство. Она всегда старалась предугадать желания брата, поэтому у них практически никогда не возникало конфликтов.

Завтра Андреа уже вернется. Как быстро пролетел месяц.

Дженни вошла в комнату отца, присела на кровать и взяла в руки фотографию в рамке, с которой на нее смотрели добрые глаза красивой молодой женщины, и улыбнулась ей:

– Ты была такая красивая, мама. Неудивительно, что отец до сих пор горюет и не может забыть тебя.

Она убрала комнату и, закончив уборку, разделась, чтобы принять ванну. Но когда собралась залезть в ванну, в дом вошел Рико.

– Кто-нибудь есть дома? – крикнул он.

Дженни набросила халат и подошла к лестнице.

– Сожалею, сэр, хозяина нет.

– А хозяйка?

– Увы, такой здесь вообще нет.

Он облокотился на перила внизу и с улыбкой посмотрел вверх.

– А как тебя зовут, прекрасная дева?

– Меня зовут Дженнифер, сэр. Я всего лишь скромная служанка, которая рада вам услужить. Что вам угодно, сэр?

– Мне угодно скромную служанку.

– Вам придется подождать. Скромная служанка собирается искупаться. Да вы и сами, милорд, похоже, слегка вспотели и запылились. – Она вопросительно вскинула брови.

– Дева не только прекрасна, но и прозорлива.

– Это действительно так.

Дженни забралась в ванну и только вытянулась в воде, как дверь отворилась и вошел Рико в чем мать родила.

– Я потру тебе спинку, принцесса, если ты не возражаешь. Подвинься чуть-чуть вперед. – Он примостился за ней и вытянул вперед ноги, так что она оказалась по середине. – Это как сидеть вдвоем в седле.

Дженни откинулась ему на грудь.

– О, как мне хорошо, – проворковала она и вздохнула, когда он помассировал мыльными руками ее шею и спину. Затем поцеловал в плечо и накрыл ладонями ее груди.

– М-м-м, мне тоже хорошо.

Закрыв глаза, она лежала в его объятиях, пока он не закончил. Потом повернулась к нему и проделала все то же самое с ним, периодически прерывая процесс ласками и поцелуями.

Когда сдерживать себя уже больше не было необходимости, он достал ее из ванны и, укутав в простыню, отнес в постель.

* * *

Когда Дженни проснулась, была глубокая ночь. Рико спал рядом. Некоторое время она смотрела на него с грустью, думая о том, что всегда хотела бы просыпаться, ощущая его с собой рядом. А теперь, пока он был с ней, не собиралась терять время понапрасну.

Дженни выскользнула из постели и пошла к себе одеться. Потом спустилась вниз, чтобы приготовить что-нибудь поесть.

Когда Рико присоединился к ней, Дженни накрыла на кухне маленький столик с кружевной скатертью и свечами. Она даже поставила на стол яркий букетик цветов из своего сада и спустилась в подвал за бутылкой вина.

– Надеюсь, ты не слишком проголодался, – сказала она, когда они сели за стол с простой едой, состоявшей из сыра, хлеба, жареного картофеля и свежего салата. – Я очень боялась испортить день какой-нибудь подгоревшей едой.

Он сжал ее руку.

– У тебя все отлично получается, принцесса. Не боги горшки обжигают. Ты не представляешь, как долго я учился стрелять и попадать в цель. И сколько раз падал с лошади, прежде чем научился держаться в седле.

– Ты такой добрый, Рико, и великодушный. Как ты думаешь, что я сегодня сделала? – спросила она с озорной улыбкой.

– Теряюсь в догадках.

– Когда протирала книжные полки в библиотеке, поставила книги по алфавиту.

– По автору или названию? – решил уточнить он.

– По названию. Отец никогда не нашел бы книгу по автору. Я думаю, он будет очень доволен.

– Раз уж мы заговорили о твоем отце, Дженни. Сегодня утром у меня с ним было два разговора. Сначала он пригрозил выгнать меня из Дабл-Би, а потом стал чуть ли не облизывать. Что все это значит?

– Он думает, – хихикнула Дженни, – что если будет с тобой ласковым, то ты останешься.

– А мне показалось, что он хочет, чтобы я уехал.

– Да, но вчера он предложил мне компромисс. Он знает, как мне не хочется, чтобы ты уезжал, поэтому обещал уговорить тебя остаться, если я соглашусь вести домашнее хозяйство. И я согласилась.

– Какого черта, Дженни, ты пошла на это? – удивился Рико. – Ты ему потакаешь.

– Но не по той причине, по какой считает он, Рико. Моя цель не его ублажать, а сделать так, чтобы тебе было здесь хорошо.

– Но при этом он получает то, что хочет. Ты знаешь, я не уеду отсюда, пока есть вероятность того, что ты можешь пострадать.

– Я это знаю, а он – нет. До сих пор я ничего не делала по дому, потому что он требовал от меня исполнения этих обязанностей. А повзрослев, решила, что больше не буду его ублажать. Решение, может, и наивное, но оно помогло мне выжить. Теперь же я буду делать то, что он хочет, только из эгоистических соображений, хотя это, может, и не слишком справедливо по отношению к тебе. Или ты всерьез считаешь, что убирать в комнате и мыть пол – такая уж тяжелая работа?

– Конечно, нет.

Она улыбнулась:

– Готовить еду мне гораздо труднее, но я готовлю, чтобы тебе не заниматься этим.

– Дженни, я не хочу, чтобы ты что-то делала ради меня.

– Но почему? Разве ты остался в Дабл-Би не ради меня? Чем твой поступок отличается от того, что пытаюсь делать я? Ты мог запросто нагнать Слаттера, но ради Андреа, Дона и меня остался. Даже теперь ты здесь, хотя мой отец действует тебе на нервы.

– Не делай из меня такого уж благородного. Я получил наивысшую награду за все, – сказал он, улыбаясь.

– В таком случае тебе повезло, Дэниел, ведь мой отец никогда не был щедрым.

– Я говорю не о его щедрости. А о твоей.

– Моей? – удивилась она. – Я не понимаю.

– Мы так часто занимаемся любовью. Разве это не лучший способ отблагодарить меня?

Дженни чуть не поперхнулась вином и с удивлением посмотрела на него:

– Ты это серьезно?

– Я люблю дразнить тебя, – рассмеялся он. – Знаешь, принцесса, для приличной молодой девушки, которой ты была на тот момент, когда мы встретились, ты очень быстро научилась доставлять мужчине высочайшее наслаждение. Ты очень способная. Мне невероятно повезло. Не часто встретишь женщину, которая была бы настолько раскрепощенной во время близости. Это еще одно проявление твоей честности.

– С тобой, Рико, я не могу по-другому. Я люблю тебя.

Рико сознавал, что испытывает те же чувства и нет смысла это отрицать. Но он не мог пока в этом признаться.

Вероятно, чем скорее он уедет, тем будет разумнее.

Он и так позволил своим чувствам к Дженни отвлечь его от цели. Убедил себя в том, что Слаттер где-то рядом, чтобы иметь повод задержаться.

Все остальные считали, что убийца либо мертв, либо давно находится в другом месте. Так что, возможно, он уже обманывал себя. И придерживался своей версии, потому что не хотел расставаться с ней.

Рико посмотрел на Дженни и понял, как много она значит для него. Он очень гордился ею. С каждым днем она все больше взрослела, становилась все более свободной и самостоятельной.

Может, давно стоило бросить поиски человека, убившего его мать, предоставив это право закону? Но теперь было слишком поздно поворачивать назад. Он дал клятву на могиле матери.

Теперь, когда он полюбил Дженни, каждая минута его пребывания здесь многократно осложняла попытку уехать. Но дальше время прощания оттягивать нельзя. Надо действовать.

Единственное, на что ему оставалось надеяться, – что Дженни дождется, когда он выполнит свою миссию и вернется. Он скажет ей об этом завтра, когда они поедут в город встречать Андреа и Дона.

Только не сегодня. Он не станет портить такой чудный день.

Зная, что завтра он уедет, этой ночью он любил ее с особой нежностью и признаниями в любви, а не с пламенной, неистовой страстью, в какую обычно выливались их занятия любовью.

И еще долго, после того как Дженни уснула, Рико лежал с открытыми глазами, чувствуя в руках ее тепло и улавливая ее тонкий нежный, щекочущий ноздри аромат.

Глава 23

Его глаза злобно сверкнули, когда, выглянув из-за кустов, он заметил на противоположном берегу реки человека, ловившего отбившуюся от стада скотину.

Рико Фрейзер! Он хорошо помнил ублюдка! Как жаль, что ему не удалось повесить проклятого полукровку в Калифорнии.

Если бы не Фрейзер, он был бы в Мексике, а не прятался бы здесь покалеченный.

Фрейзер и его проклятые кузены! Он бы с радостью перебил их всех. Это из-за них, Фрейзеров, его банду арестовали и посадили в тюрьму. Из-за них ему пришлось во время побега убить этого глупого шерифа в Напа-Вэлли. И это Рико Фрейзер стрелял в него и ранил.

Но на этот раз он постарается его прикончить. Сила к нему вернулась. Он и сейчас, наверное, мог бы достать его выстрелом из ружья. Но что за радость убить на расстоянии? Он хотел, чтобы Фрейзер перед смертью помучился. Сегодня ночью он подловит ублюдка, когда тот будет меньше всего этого ждать. Ударит его ножом, но не насмерть, а потом заставит смотреть, как он будет насиловать и резать эту девчонку с острым языком, которая пришлась ему по нраву.

Глаза Бена Слаттера загорелись в предвкушении. Опустив винтовку, он проводил Рико взглядом.

Топот копыт приближающейся лошади заставил его отпрянуть. К реке подъехала молодая индианка и спешилась. Она была одна, и Слаттер видел, как она повела пони на водопой. У него очень давно не было женщины.

В его жилах вскипела злоба, и рот скривился от ненависти.

И все из-за этого полукровки Фрейзера.

Все это время, пока Рико собирал разбежавшийся скот, он чувствовал, что за ним наблюдают. Вероятно, индейцы по ту сторону реки смотрели, не собирается ли он ее пересечь.

Когда он вернулся на ранчо, Дженни была готова к отъезду. Он запряг Колли в коляску, и они направились в форт Редемпшн.

Дженни, пока не появился дилижанс, чувствовала себя как на иголках. Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда она увидела, как из кареты вышел Дон и помог выйти Андреа. Ее любимая тетя сияла от счастья.

– Какая же она красивая! – шепнула Дженни Рико.

– Это правда, – согласился Рико.

Дженни бросилась в объятия Андреа, и та обняла и расцеловала ее, в то время как мужчины обменялись рукопожатиями.

– Добро пожаловать домой, – сказал Рико.

– Не могу сказать, что ждал этого, – ответил добро душно Дон.

– Где Фрэнк? – спросила Андреа, поцеловав Рико и щеку.

– У Мод. Они ждут нас всех к себе, как только вы будете готовы.

Дженни взяла Андреа под руку, и они последовали за мужчинами, несущими багаж.

– Ты должна рассказать мне все о Сент-Луисе и последних тенденциях моды.

– Дорогая, все было просто потрясающе! Мне нужно показать тебе новое платье, которое купил мне Дон.

Когда они добрались до квартиры, мужчины, бросив багаж и коробки, ушли, а Дженни и Андреа остались в спальне одни.

– Что со Слаттером? – осведомился Дон, когда они вышли на улицу покурить.

– Никаких следов. Я обыскал в Дабл-Би каждый угол, но не обнаружил ни единой зацепки.

– Значит, он все еще на свободе.

Рико кивнул и рассказал ему об инциденте с Крамером.

– Люди здесь считают, что чету Коул убил Крамер, а не Бен Слаттер.

– А ты что думаешь? – поинтересовался Дон, словно знал, каким будет ответ.

– Похоже, – фыркнул Рико, – что в последнее время чутье мне изменяет. Дженни отвлекает.

Дон расплылся в широкой улыбке:

– Не могу поверить! Ты влюбился! – И рассмеялся. – То, как вы препирались в самом начале, наводило меня на мысль, что в конце концов все закончится постелью. И какие у тебя планы?

– Завтра уезжаю. Наверное, стоит согласиться с тем, что Слаттера здесь нет и искать его нужно в других краях.

– Мне больно это слышать, Рико. Глядя на Дженни, могу сказать, что она, конечно, влюблена в-тебя. А кроме того, ты так много значишь для меня и Андреа. Нам будет непросто с тобой расстаться. Ты уверен, что хочешь этого?

– Я это должен сделать, приятели.

– А ты уже сказал Дженни и Фрэнку, что уезжаешь?

– Фрэнк будет только рад отделаться от меня. Но Дженни я пока ничего не говорил. Она знает, что я рано или поздно уеду, но не знает, что это случится уже завтра. Присматривай за ней, ладно? Они с Фрэнком не очень-то ладят. И без моральной поддержки Андреа ее жизнь будет невыносимой.

– В ней много внутренней силы, Рико.

– Больше, чем ты можешь представить, – согласился Рико. – Мне нестерпима мысль, что она будет несчастной.

– Мы постараемся помочь ей, но и ты постарайся поскорее вернуться. Я сожалею, что потерял столько драгоценного времени и не сказал Андреа раньше, что люблю ее. А… Дженни до сих пор думает, что ты наемник?

– Вероятно.

– Значит, ты так и не сказал ей, что отказался от награды, предложенной Фрэнком за их спасение?

– Она тогда была бы в долгу перед ним, а он незамедлительно воспользовался бы ситуацией. Я рассказал Фрэнку о своих личных мотивах охоты на Слаттера. Не думаю, что он поделился этим с Дженни. Он намерен держать ее при себе, чтобы она вела домашнее хозяйство, то есть занималась тем, что раньше делала ее тетя.

– Андреа этого боялась.

– Ты рассказал ей правду?

– Да. Она сказала, что чувствовала в глубине души, что ты не хладнокровный наемник, каким хотел казаться. Какого черта ты не хочешь рассказать правду Дженни? Она это заслужила. Думаю, ты ошибаешься, пола гая, что ей будет легче с тобой расстаться, если ей ненравится дело, ради которого ты это делаешь. Такие твои слова или действия не облегчат ее расставание с тобой.

– Не думаю, что это будет легко и для меня. Если бы я знал, как долго это продлится, мне было бы легче строить планы. Со временем я хочу увезти Дженни к своим двоюродным братьям в Калифорнию. Я знаю, что они примут ее радушно, и она будет там счастлива.

– Где ты собираешься начинать поиск Слаттера?

– Я думал, что для начала поеду назад в Дамнейшн. Вдруг кто-нибудь его там видел? Надежды, конечно, никакой, но должен же я откуда-то начать. Я все еще чувствую, что ублюдок будет мстить. И что его мишенью буду я, поскольку перебил его банду и ранил его самого. Скоро должны вернуться рабочие Фрэнка. С ними Дженни будет в безопасности.

– Рико, а ты не задавал себе вопрос, стоит ли мстить за смерть матери ценой потери Дженни? Буду откровенен с тобой. Твоя мать умерла, и ты уже ничего не можешь изменить. Если ты веришь, что она ушла в лучший мир и любишь Дженни, то сейчас самое время сделать выбор.

– Черт побери, Дон, это не вопрос выбора между ними.

– Нет?

– Я поклялся на могиле матери. Ты клялся защищать эту страну. Если Андреа тебя попросит, ты дезертируешь и нарушишь клятву, данную своей стране?

– Рико, ты потерял уже три года жизни, чтобы исполнить клятву. И ты можешь потерять женщину, которая любит тебя. Конечно, это твоя жизнь, и тебе принимать решение. Если ты все же решись уехать, я только могу обещать, что мы с Андреа сделаем все возможное, чтобы Дженни не чувствовала себя несчастной, пока тебя нет. – Он бросил сигару на землю и растоптал каблуком сапога. – Какого черта эти женщины там возятся?

– О, какое оно красивое! – восхитилась Дженни, когда Андреа показала ей платье, купленное Доном в Сент-Луисе.

– Не могу вспомнить, – вздохнула Андреа, – было ли у меня платье, которое я не сшила себе сама.

Она вынула из сумок плоский сверток в тонкой оберточной бумаге:

– А это тебе.

– Мне! – воскликнула Дженни и развернула сверток, в котором оказалась белая шаль с бахромой: Она была отделана вышитым узором из переплетенных роз с зелеными стебельками.

– О, какая красота!

Дженни накинула шаль на плечи.

– Я подумала, что она подойдет ко всем твоим нарядам, дорогая.

– Большое спасибо. Мне хочется как можно скорее начать ее носить.

Дженни сняла шаль и, аккуратно сложив, снова завернула в бумагу.

– Там столько магазинов и лавок, что глаза разбегаются и трудно на чем-то остановиться. Мы купили Фрэнку и Рико новые клетчатые рубашки, а Мод – заколку для волос. Кстати, как вы ладили с Фрэнком все это время?

– А ты как думаешь? – спросила Дженни. – Теперь он прибегает к подкупу. Вчера придумал план, что, если я возьму на себя все домашние обязанности, он убедит Рико остаться в Дабл-Би.

Андреа присела на кровать рядом с Дженни.

– Не понимаю. Я думала, что Рико и так собирается там остаться, чтобы охранять тебя.

Дженни рассказала Андреа обо всем, что произошло за время ее отсутствия. И, закончив, горестно добавила:

– Так что, похоже, в ближайшее время Рико уедет. Он по-прежнему одержим идеей поимки Слаттера.

– Дорогая, а Рико говорил тебе, почему он так хочет совершить над ним правосудие?

– Сказал только, что делает это не ради денег. Что Слаттер и его бандиты хотели его повесить. И что убьет его, если Слаттер еще жив. Он настроен решительно, и ничто не может остановить его.

Андреа хотела что-то сказать, но вместо этого только сжала руку Дженни.

– Мне очень жаль, дорогая.

– Что ты недоговариваешь, тетя Андреа?

– Думаю, будет лучше, если ты это услышишь от Рико. В этом вы должны разобраться без нашего вмешательства. Ты готова ждать его, сколько бы это ни продлилось?

– Я не смогу больше никого любить, тетя Андреа. Я уверена в этом.

– Ты сказала ему, что чувствуешь к нему?

– Да, и он обещал вернуться, как только убедится в том, что Слаттер мертв.

– А он любит тебя?

– Мне кажется, да.

– Милая, у вас были близкие отношения?

Дженни покраснела.

– Конечно. Я так люблю его.

– Но раз ты знала, что он уедет, может быть, было разумнее воздержаться от близости?

– Я ни о чем не жалею. Я очень люблю Рико. Даже если он меня не любит, это не изменит моих чувств к нему. Что бы ни случилось, у меня по крайней мере останутся светлые воспоминания.

Андреа нежно погладила ее по щеке.

– О, дорогая. Как бы мне хотелось порадоваться за тебя. Ноя знаю, что его отъезд разобьет твое сердце.

– А ты поступила бы иначе, если бы мы поменялись ролями и на месте Рико был Дон?

В глазах Андреа блеснули слезы.

– Нет, ты права. Я просто не могу смириться с мыслью, что тебе снова будет больно. Но ты уже не ребенок. Ты приняла это решение как взрослая женщина. Как я могу осуждать тебя за это?

– И поверь, не Рико первым пришел ко мне, а я – к нему. Так что радуйся, что у меня была эта любовь, хотя и короткая.

Андреа обняла Дженни.

– Мне очень нравится Рико. И понимаю, почему ты влюбилась в него. – Андреа нежно улыбнулась. – Моя маленькая девочка превратилась в женщину прямо у меня на глазах, а я этого не заметила. Я бы хотела, чтобы ты всегда оставалась ребенком.

Дженни притворно нахмурилась:

– Тетя Андреа, а не ты ли восхваляла мне достоинства Рико?

Андреа поцеловала Дженни в щеку и встала.

– Мы сидим с тобой тут и болтаем, заставляя ждать наших мужчин, которых так любим.

Дженни поднялась и обняла Андреа за плечи.

– Добро пожаловать домой, дорогая. Я так рада, что ты вернулась.

Поздним вечером Рико сообщил Дженни о своем намерении утром уехать. Не делая из этого тайны, они провели ночь вместе в одной комнате в заведении «Сапоги и седла». Ночь была для них жаркой, пленительной и очень эмоциональной.

Лежа в его объятиях, возможно, в последний раз в жизни, Дженни старалась ничем не выдать своей сердечной муки. Что бы ни приготовила ей судьба, изменить что-либо уже было невозможно.

– Не могу понять почему.

– Что? – спросил он.

Она не заметила, что произнесла вопрос вслух.

– Я не понимаю, почему в жизни людей происходят некоторые события. Взять для примера хотя бы нас. Очевидно, нам было суждено встретиться. И это случилось при наихудших обстоятельствах. А теперь, когда все наладилось, мы должны расстаться. Тогда зачем нам было встречаться? В чем смысл? В испытании?

– Принцесса, если ты рассчитываешь услышать от меня ответы на главные вопросы, касающиеся жизни и судьбы, то явно переоцениваешь мои способности. Я принимаю жизнь такой, какая она есть, не стараясь понять, что стоит за тем или иным явлением. Я не философ.

– А тебе не кажется, что есть какая-то загадка в том, что именно Бен Слаттер привел тебя в мою жизнь, а теперь забирает?

– В моей жизни Слаттер был задолго до того, как я узнал о твоем существовании, Дженни.

– И я о том же.

– В этом нет никакой предопределенности. Я следовал сюда за ним из Калифорнии.

– Но почему они совершили налет на Дабл-Би? Здесь полно других ранчо.

– В этом нет никакой загадки. Твой отец – самый богатый ранчеро в округе. И Слаттер, вероятно, слышал, что его рабочие погнали скот на бойню. Легкая добыча.

– И при наличии военного форта и целого кавалерийского полка Соединенных Штатов нас спас одинокий скаут.

– Я же говорил тебе, что умею хорошо делать свою работу, – хмыкнул Рико и, перевернувшись на живот, грустно посмотрел на нее сверху вниз. – Ты думаешь, что любишь меня потому, что я спас тебе жизнь?

– Потому что ты и есть моя жизнь, – ответила она.

Боль в его темных глазах выворачивала ей душу, пока он боролся с охватившими его эмоциями. У Дженни щипало в глазах, но она пересилила слезы.

– Рико, мою жизнь одолели всякие «если бы только». Но сейчас самое важное для меня – твоя любовь. Если бы только ты любил меня…

Он крепко обнял ее.

– Я люблю тебя, принцесса. Господи, я не хочу от тебя уезжать. У меня нет слов, чтобы выразить, как тяжело мне это сделать.

Это был самый сладкий и горький момент одновременно. Как же долго она ждала, чтобы услышать его признание!

– Тогда зачем ты меня бросаешь?

– Дженни, я уже говорил тебе, что у меня со Слаттс ром личные счеты. Но я сказал тебе не все. Я буду преследовать его до тех пор, пока не убью или не узнаю, что его нет на свете.

– Найти его и убить для тебя важнее меня?

– Проклятие, Дженни! Все не так просто. Это вопрос чести. Помнишь, мы говорили с тобой о выборе, который приходится делать в жизни, и о храбрости, которая нужна, чтобы осуществить этот выбор? Наступает в жизни момент, когда нужно быть честным с самим собой, как бы ни было больно. Потому что честь, долг и самоуважение – все это слагаемые этого выбора.

– Что за честь и доблесть годами преследовать человека затем, чтобы убить его? Неужели ты искренне веришь, что я могу принять это в качестве оправдания того, что ты меня бросаешь? Я не хочу сказать, что Слаттер не должен заплатить за свои преступления. Он хотел изнасиловать и убить меня, как и многих других, но благодаря тебе я осталась жива. Но если я могу забыть об этом и продолжать жить, почему ты не можешь сделать то же самое? Пусть полиция или армия вершат над ним правосудие.

– Если бы речь шла только о любви к тебе, сделать это было бы легко. Трех лет моей жизни хватило бы. Тогда я, как молодой Лохинвар[4], мог бы ворваться в твою жизнь, подхватить тебя и умчать за горизонт, чтобы жить долго и счастливо.

– Но почему, Рико, мы не можем жить спокойно?

– Потому что я поклялся на могиле моей матери.

– Поклялся в чем?

– Найти и убить того, кто изнасиловал ее и убил. Дженни на какое-то время потеряла дар речи.

– Ты имеешь в виду… то есть хочешь сказать…

– Бен Слаттер со своими бандитами изнасиловали и убили мою мать.

– О Господи! Почему ты не сказал мне этого раньше? Все это время я думала… считая тебя наемником и…

– Я хотел, чтобы ты плохо думала обо мне. Я не хотел, чтобы мы полюбили друг друга, потому что знал, что придет момент расставания. Я думал, что нам будет легче расстаться, если ты будешь меня презирать. Но я ошибся, потому что нас связала любовь.

– Если я буду умолять тебя, чтобы не бросал меня, – Дженни набрала воздуха в грудь, – ты откажешься от поисков Слаттера? Если скажу тебе, что ты разбиваешь мое сердце, ты забудешь о своей клятве и останешься?

– Боюсь, что да, Дженни, потому что у меня не будет другого выхода. Я слишком сильно люблю тебя.

– Но если ты поступишь так, то потеряешь себя, Дэниел, – нежно сказала она. – Так что я не стану просить тебя сделать выбор. Потому что тогда ты перестанешь быть тем мужчиной, которого я полюбила.

– Я клянусь тебе, что если найду его, то передам в руки армии. И если в Дамнейшн нет его следов, я восприму это как свидетельство его смерти, прекращу поиски и вернусь. Мы поженимся и уедем в Калифорнию.

– А что, если он жив и первым найдет тебя? Он хитер и коварен.

– Этого не должно случиться. Моя мать преподала мне один урок, который я запомнил на всю жизнь: когда находишься на стороне справедливости, возлагай надежду на Всевышнего. Если случается что-то дурное, принцесса, проси у него помощи.

Она обняла его за шею.

– Сейчас все предстает в самом черном свете, так что обними меня, любимый. Не будем тратить дорогое время, скоро рассветет.

Рано утром следующего дня Дженни провожала Рико. Поцеловав его на прощание, она подошла к окну и смотрела, как он исчезает в утреннем тумане, пока не перестала слышать стук копыт.

Глава 24

Дженни не хотела ни с кем разговаривать, не хотела видеть сочувствие в глазах, слышать слова поддержки и утешения.

Бороться с болью и страхом она должна была одна. Минуту, день, месяц, год. Вечность!

Как только солнце рассеяло туман, она вышла из «Сапог и седел», села в коляску и отправилась назад в Дабл-Би.

Дженни в глубокой задумчивости сидела в саду, свежий утренний ветер обдувал ее.

Как она сможет жить без Рико? Без него она не представляла себе дальнейшей жизни. И с ужасом думала о том, что ей придется всю оставшуюся жизнь провести с отцом.

Горестно вздохнув, пошла она встречать Андреа, подъехавшую к ранчо в экипаже.

– Доброе утро. Что привело тебя в такой час?

– Рико уехал? – спросила Андрёа.

– Ты уже вчера знала, что он собирался уехать?

– Он сказал Дону. Дорогая, мне очень жаль. Как ты себя чувствуешь?

– Почему ты не сказала мне?

– Я чуть не сказала, но Рико должен был сделать это сам. В душе я надеялась, что он не уедет.

– Ты знаешь, почему он охотится за Слаттером? Андреа кивнула.

– Наконец-то он сообщил тебе. Дженни испытала укол обиды.

– Значит, и ты знаешь о его матери. Как давно ты узнала об этом?

– Дон рассказал мне во время медового месяца.

Это лишь усилило боль обиды.

– Полагаю, полковник Харди тоже в курсе. Похоже, весь форт знает! Наверное, я одна была в неведении. Я не подозревала, что у нас есть друг от друга секреты, тетя Андреа. Особенно в том, что касается тебя или меня.

– Дорогая, я решила, что это слишком личное дело, которое вы должны решить сами, без вмешательства посторонних лиц. – Андреа взяла ее руку и сжала. – Жаль, что я ничего не могла сделать, чтобы убедить его остаться. Я всю ночь думала об этом. Иначе зачем я примчалась бы сюда ни свет ни заря? Я знала, что ты чувствуешь. Мне очень жаль, дорогая. Очень жаль, – всхлипнула Андреа.

Чувство обиды отступило, и Дженни обняла тетю.

– Прости, тетя Андреа. Наверное, мне просто так жалко себя, что я выплеснула на тебя свое раздражение. Не знаю, как бы я смогла прожить эти годы без твоей помощи. Сейчас, наверное, ты нужна мне больше, чем когда-либо.

Андреа вынула из кармана носовой платок и промокнула глаза.

– Мне нужно было кое-что сказать мистеру Рико Фрейзеру.

– Боюсь, это не помогло бы. – Дженни взяла Андреа под руку. – Пойдем в дом и выпьем по чашечке кофе.

Усевшись на кухне за столом, Дженни сказала:

– Рико отучил меня от чая. Обычно он варил по утрам кофе. Это одно из моих лучших воспоминаний. Отец еще оставался в постели, а мы пили кофе и болтали всякие глупости. – Она покачала головой и прикусила губу, чтобы не расплакаться. И, прерывисто вздохнув, добавила: – А ты знаешь, я ведь могла удержать его здесь.

– То есть? Сомневаюсь, что Рико мог бы успокоиться, не отомстив Слаттеру.

– Я тоже сомневаюсь. Но я знаю, что он остался бы, если бы узнал, что я ношу под сердцем его ребенка.

– Его ребенка! – Андреа с трудом выговорила эти слова. – Ты уверена?

– Думаю, что да, – ответила Дженни. – Месячные у меня никогда не опаздывали.

– Когда ты ожидаешь… то есть…

Дженни улыбнулась:

– Не могу сказать наверняка. Но мы близки со дня вашей свадьбы.

Воцарилось молчание, но ненадолго, вскоре Андреа нарушила его:

– Почему ты не сказала Рико? Ты знаешь, он бы остался и женился на тебе.

– Именно по этой причине я и не хотела говорить. Я бы хотела, чтобы он остался не из чувства долга, а из-за меня, потому что любит меня. Но его счастье для меня важнее, поэтому я и позволила ему уехать.

Качая головой, Андреа печально произнесла:

– О, Дженни… а ты не подумала, что у него появился бы предлог остаться? Ты веришь, что он может быть счастлив без тебя?

С каждой минутой он удалялся от Дженни все дальше и дальше. Под обстрелом противоречивых доводов его совесть боролась с желаниями сердца.

«Ты поклялся выследить убийц твоей матери. Неужели променяешь дело чести на любовь? Но с другой стороны, ты любишь Дженни, и она любит тебя. Зачем отказывать себе в шансе на счастье?»

Тут в памяти всплыли слова Дона Мастерса, подливая масла в огонь внутренней борьбы: «Но разве клятва отомстить за мать на ее могиле стоит потери женщины, которая любит тебя? Неужели ты ничего не сделаешь, чтобы изменить ситуацию?»

Проклятие! Проклятие! Проклятие! Что ему делать? Разве Дон не прав? Он разбивал Дженни сердце. И свое собственное.

Никто в этом мире не значил для него так много, как Дженни. И она не скрывала, что любит его. Во что превратится его жизнь без нее? Она наполняла собой каждый миг его существования.

И вдруг он натянул поводья, пораженный откровением. Ответ ему следовало искать у человека, который мог его дать.

Стала бы его мать просить его мстить за себя? Ждала бы от него этих действий? И понял, каким был бы ее ответ. Она хотела бы, чтобы он искал счастья, а не горя, в котором жил все три последних года. Как мог он быть таким слепым глупцом? Таким ослом? Где была его вера… в справедливость Господа и его право осуществлять правосудие? Одолеваемый жаждой мести, он собирался вершить правосудие своими руками, вместо того чтобы предоставить это закону, как пожелала бы его мать.

И своей слепотой он осквернял память мягкой, набожной и всепрощающей женщины, какой она была. И то же самое он сделал с Дженни: омрачил красоту ее любви своим ложным представлением о чести. Простит ли она его когда-нибудь?

– Буцеф, я был полным идиотом. И должен дать совсем другую клятву. Клятву, для исполнения которой мне потребуется вся моя оставшаяся жизнь.

Он повернул лошадь назад и помчался к Дженни.

Поцеловав Андреа, Дженни посмотрела, как она уезжает, а потом отправилась в загон. К ней подошла Колли, и Дженни ласково похлопала лошадь.

– Бьюсь об заклад, ты уже скучаешь по своему дружку, девочка? Я тоже по своему скучаю. Скажи, Колли, может, твой дружок оставил тебе маленького Буцефа, чтобы ты о нем не забыла, как его хозяин – мне? – произнесла она, непроизвольно поглаживая живот. – Надеюсь, это мальчик, и у него будут темные волосы и папины глаза. Его красивые карие глаза – порой печальные, порой озорные или очень нежные, проникающие в самую душу.

Вздохнув, она вернулась в дом, который совсем опустел и стал вдруг таким холодным. Здесь она никогда не чувствовала себя хорошо, как бывает, когда живешь в своем уютном теплом доме. Ей этот дом скорее напоминал тюрьму.

Сознавая, что снова начинает себя жалеть, Дженни решила не поддаваться тоске. Разве она не знала, что Рико уедет? Разве не утверждала, что ни о чем не будет жалеть?

Реальность состояла в том, что на короткий миг она узнала великую любовь, и это чувство навсегда останется в ее сердце. И в качестве благословения она получила плод этой любви. Волшебная сказка имела не очень счастливый конец, и настал час расплаты.

В стенах дома ей внезапно стало тесно, и, взяв книгу, она вышла в сад почитать.

Вскоре бессонная ночь дала о себе знать. Ее глаза стали слипаться, и Дженни задремала, как вдруг почувствовала, что в саду еще кто-то есть. Она открыла глаза и увидела Рико. Он смотрел на нее.

– Я люблю тебя, Дженни. Я вернулся. Ты сможешь меня простить?

На мгновение на нее снизошло абсолютное внутреннее умиротворение, и она как будто услышала, как женский голос повторил слова, сказанные Рико: «Когда дела примут наихудший оборот, обратись к нему за помощью, принцесса».

Улыбаясь сквозь слезы, Дженни встала и тут же оказалась в его объятиях.

Позже, после того как человек, которого любила больше жизни, нежно владел ею, она призналась ему, что ждет ребенка.

Как ей могло прийти в голову, что он воспримет ребенка как обузу? Напротив, эта новость привела его в благоговейный восторг.

Теперь, сбросив с плеч добровольно взятое ярмо, Рико мог смело признаться, как давно мечтал о браке и отцовстве.

– Мы немедленно поженимся, принцесса, и уедем в Калифорнию. К моменту рождения ребенка мы уже будем жить в нашем собственном доме.

– Наш собственный дом, – улыбнулась Дженни.

Ей казалось, что ее сердце от счастья вот-вот выскочит из груди. Он вернулся к ней. Не по принуждению. Не из чувства долга. Вернулся, потому что любит. И сердце Дженни переполняла радость.

Всю ночь они говорили о планах на будущее, о своем ребенке. Она хотела сына – с его глазами, а он – дочь, похожую на нее, и в конце концов сошлись на том, что им нужны сын и дочь.

Он описывал ей Калифорнию – Фрейзер-Кип, винодельню, – рассказывал о своих кузенах. Он был уверен, что они полюбят ее.

А больше всего они говорили о любви и своих чувствах. Позже, когда Дженни сладко подремывала на его груди, ей вспомнилось небесное послание, услышанное в саду, и тут же в ее сознании возник образ матери Рико, красивой женщины с темными глазами на фото, которое она видела в его сумке.

С улыбкой Дженни прижалась к Рико, и они уснули.

На другой день они проснулись поздно, уже к полудню. Они решили сначала пообедать в городе, а потом сообщить ее отцу о решении пожениться.

Они нашли его с Мод за столом в «Сапогах и седлах». Фрэнк воспринял новость, как Дженни и ожидала. Пожаловался на ее эгоизм и неблагодарность – выходит замуж, лишь бы сбежать и не исполнять свой долг по отношению к нему. А ведь он кормил, поил ее и дал крышу над головой. И во сколько ему обойдется нанять экономку.

– Я даже закрыл глаза на ваш блуд в моем доме, – сердито упрекнул Фрэнк. – Если уедешь, не рассчитывай, что сможешь вернуться со своим ублюдком и получить радушный прием в Дабл-Би.

– Достаточно, Фрэнк, – сказал Рико. – Я услышал все, что хотел, и увожу Дженни отсюда. Ваш будущий внук зачат в любви. В глазах Бога в этом нет греха. Мы пришли сюда из вежливости, чтобы сообщить вам о своих планах. И никакие ваши слова или поступки не изменят нашего решения. А что касается обвинения в том, что мы осквернили святость вашего дома, так у вас нет дома как такового, это лишь стены. Там никогда не было любви – ни к дочери, ни к сестре.

– Неправда, – возразил Фрэнк, – там было много любви, пока была жива Элли.

Пропустив мимо ушей жалкое возражение, Рико продолжил:

– Что касается вашего упоминания о нашем будущем ребенке, я простил вам эти слова, Фрэнк, лишь потому, что вы отец Дженни. Только по этой единственной причине. Но прошу запомнить: никогда больше не смейте говорить с Дженни в подобных выражениях или называть нашего ребенка «ублюдком». Иначе я за себя не отвечаю.

Едва сдерживаемый гнев в голосе Рико был значительно страшнее пустых угроз Фрэнка.

– Поскольку вы решили пожениться, – сказал Фрэнк куда более миролюбивым тоном, – я уже ничего не могу сделать, кроме как высказать все, что думаю на эту тему.

– Ты мог по крайней мере дать нам свое благословение, отец. Порадоваться, что скоро станешь дедушкой, – обронила Дженни.

– Я сказал уже что думаю.

Рико потянул Дженни за руку, помогая подняться.

– Идем отсюда.

– Но я не сказала! – взорвалась Мод. – Пожалуйста, Дженни, сядь, и ты, Рико, тоже.

Она встала и подбоченилась.

– Двадцать лет, Фрэнк Берк, я слушала, как ты критикуешь свою дочь только за то, что она живет на этом свете. Настало время девочке найти кого-то, кто защитит ее от тебя. Я не могла за нее заступиться, и Андреа не могла. Но это не означает, что мы не любим тебя, дорогая, – обратилась Мод к Дженни. – Слава Богу, что этот молодой человек встал на твою защиту. И если ты, старый упрямый дуралей, не пожелаешь им счастья, я вышвырну тебя отсюда.

– Моди, не стоит так со мной разговаривать, – возмутился Фрэнк.

– А ты не имеешь права так разговаривать с ними, – огрызнулась Мод. – Так что – извинись. Я хочу это услышать.

– Боюсь, что говорил несколько резковато. – Фрэнк опустил голову. – Когда вы собираетесь обвенчаться?

– В субботу, – ответил Рико, – чтобы Дженни успела собрать вещи и попрощаться со всеми.

– Два дня – слишком мало времени, чтобы подготовиться к свадьбе, дорогая, – заметила Мод.

– Я не хочу пышной церемонии, Мод. Мы с Рико думали, что просто пообедаем вместе с отцом и тобой, Андреа и Доном.

– Если хочешь пышную свадьбу, я все оплачу.

– Нет, отец, не хочу. – Дженни взяла Рико под руку. – Я только хочу обвенчаться.

– И убраться отсюда как можно скорее, – подмигнула Мод Рико. – А поскольку отец сделал такое щедрое предложение, я приготовлю лучший обед за всю историю «Сапог и седел».

– Мы будем вам очень признательны, Мод, – сказал Рико. – А теперь, если позволите, мне нужно дать телеграмму родным и сообщить им радостную новость. И еще нам нужно переговорить с преподобным Керклендом.

Рико поцеловал Мод в щеку и протянул руку Фрэнку:

– Мир, Фрэнк.

– Мир, сынок, – ответил Фрэнк на рукопожатие.

– По крайней мере, обошлось без кровопролития, – произнес Рико, когда они вышли на улицу.

Дженни сжала его руку и улыбнулась:

– Я говорила, как сильно люблю тебя, Рико Фрейзер?

– Мне никогда не надоест это слышать, принцесса.

Глава 25

Встреча с преподобным Керклендом прошла успешно. Следующая остановка была у Андреа. Тетя восприняла новость с энтузиазмом. Светясь от счастья, она обняла и расцеловала обоих.

– О, если бы только Дон был здесь! Он выехал с патрулем и вернется только ночью. С нетерпением буду ждать его возвращения. Уже суббота! Совсем мало времени.

Она взяла Дженни за руку и усадила за стол.

– У нас столько дел, а времени совсем мало.

– Простите меня, леди, но я отлучусь ненадолго. Мне нужно отправить телеграмму, приду попозже.

– Пока мы не приступили к обсуждению планов, скажи, когда он вернулся? – спросила Андреа, как только Рико вышел.

– Вчера, вскоре после твоего отъезда. Он решил не гоняться больше за Слаттером. Сказал, что слишком меня любит, чтобы оставить.

– О, милая, я так рада, что готова разрыдаться.

– Не смей, а то и я разрыдаюсь! Я то и дело плачу, с тех пор как он вернулся. Боюсь, что пойду под венец с распухшими глазами.

– А теперь расскажи, как среагировал Фрэнк на главную новость.

Дженни покачала головой:

– Ты знаешь отца. Как всегда, в штыки, пока Рико не пригрозил ему.

– Не может быть! – воскликнула Андреа со смехом.

– Но это еще не все. Тебе следовало видеть, как на него накинулась Мод! Отец даже потерял дар речи.

– Чтобы мой брат потерял дар речи? Какое зрелище я пропустила!

– Как бы то ни было, но в конце концов они с Рико пожали друг другу руки. Отец предложил устроить торжественное венчание и прием, но мы с Рико решили ограничиться скромным обедом, на котором будете вы с Доном, отец и Мод.

– На каком из своих платьев ты решила остановиться?

* * *

Они обсудили необходимые детали, и Андреа сказала, что приедет завтра, чтобы помочь Дженни паковаться.

– Жаль, что не могу взять с собой свой сад, – пожаловалась Дженни.

– Ты всегда сможешь разбить другой сад, уже на новом месте, милая, – сказала Андреа. – А вот мужа, такого красивого, как твой, трудно заменить.

– А вот и он, – заметила Дженни и посмотрела на Рико сияющими от любви глазами. – Я думала, ты пошел отправить телеграмму, а не получать, – заметила она, увидев телеграмму в его руках. – От кого это?

– Принцесса, ты не поверишь. Помнишь, я говорил тебе, что мои братья задумали поездку в Виргинию, а я не мог к ним присоединиться, потому что охотился на Слаттера и не имел представления, где буду находиться в это время?

– Помню, – кивнула Дженни.

– Угадай, что дальше. Когда пришла моя телеграмма, они все были в городе и собирались садиться на поезд. Так что сделают здесь остановку и тоже будут на нашей свадьбе.

. – В самом деле? Как замечательно! – Энтузиазм Рико передался ей. Ну и что, если на свадьбе будет больше людей? Ведь это его ближайшие родственники. – Они останутся переночевать?

– Да, Клэй сообщает, что они прибудут завтра пополудни, а уедут утром, на другой день после свадьбы.

– Сколько всего человек? Нужно сказать Мод.

– Включая детей? – спросил он.

– Они же тоже будут есть и ночевать. – Дженни подняла брови. – Так сколько в общей сложности?

– Десять взрослых, – Рико прочистил горло, – и восемнадцать детей.

Дженни услышала, как Андреа ахнула.

– Но они не хотят, чтобы мы из-за них суетились.

Дженни рассмеялась:

– Конечно, нет. Что такое двадцать восемь человек, решивших у нас переночевать?

Он обнял ее и поцеловал.

– Ты редкое сокровище, любимая. О, чуть не забыл, принцесса.

– Да?

– Как насчет путешествия в Виргинию?

На другое утро в ожидании прибытия семьи Фрейзер Дженни, Андреа и Рико начали уборку домика для рабочих на ранчо.

– Как я сочувствую взрослым, которым придется находиться здесь с детьми, – заметил Рико. – Удастся ли кому-то поспать?

– Дети по крайней мере выплеснут свою энергию. Не представляю, как они выдержат в поезде. Сколько дней ехать до Виргинии? – поинтересовалась Андреа.

– Шесть, – хмыкнул Рико.

– Шесть дней! – воскликнули одновременно обе женщины.

– Они вроде собирались делать остановки. Например, в Сент-Луисе – перед тем как пересечь Миссисипи.

– По крайней мере, они проведут две ночи здесь, – сказала Дженни. – Рико переночует в моей комнате, так что в доме будет еще две спальни. – У нее задрожал подбородок, когда она попыталась пересилить слезы. – Мне бы хотелось, чтобы ты с Доном тоже поехала с нами, тетя Андреа.

– По правде говоря, милая, я не поеду. Вам с Рико лучше ехать одним. Наше путешествие в Сент-Луис было таким восхитительным, потому что мы были одни.

– Как можно быть одним в поезде, – усомнилась Дженни, – в окружении стольких людей?

– Я думаю, они их просто не замечали. Нет в тебе никакой романтики, – пошутил Рико.

– Я тебе это припомню, – пригрозила Дженни.

– Это угроза или обещание? – осведомился Рико с широкой улыбкой.

– Потом узнаешь, Дэниел. – Дженни смущенно взглянула на Андреа.

Андреа рассмеялась.

– Кто, по-вашему, должен занять две свободные спальни в доме?

– В одну нужно поместить пару с шестимесячным ребенком, – предложила Дженни. – Младенец не сможет спать в шуме.

– Хорошая идея, – кивнул Рико. – А другую – по жеребьевке.

После того как все убрали и застелили чистое белье, Рико, Дженни и Андреа остались довольны результатами и решили перевести дух.

– Думаю, все отлично получилось, – заключила Дженни. – Во всяком случае, у всех будет своя постель.

– Мне нужно освежиться. – Андреа села на лошадь. – Встретимся в городе.

– Если увидишь отца, скажи, чтобы приходил к нам, когда прибудет поезд.

– Хорошо, милая.

Андреа на прощание помахала рукой.

– Нам тоже нужно помыться и ехать, иначе мы опоздаем, Рико.

Рико покачал головой, думая о том, что в скором времени в домике для рабочих разместятся его родственники.

– Теперь все переменится.

Дженни заспешила в дом и сразу направилась в ванную, включила воду и стала раздеваться. Если она поторопится, то после ванны успеет отдохнуть…

Когда дверь ванной открылась, Дженни не удивилась. Вошел Рико. С его волос стекала вода, и он взял полотенце.

– Я уже помылся в домике для рабочих. Так что у нас выкроилось немного времени. – Он распахнул для нее второе полотенце. – «Ползи ко мне», как сказал паук мухе.

Дженни попыталась сохранить серьезность.

– Рико Фрейзер, у нас нет времени на то, что у вас на уме.

Он закутал ее в полотенце и томно прошептал на ушко:

– А ты не подумала о том, что, уехав из этого дома, мы не будем одни в течение всего следующего месяца?

– Так долго? О Господи! – Дженни старалась не улыбаться. – Не ошибка ли это, мистер Фрейзер, ехать в Виргинию в свадебное путешествие со всем вашим семейством?

Он взял ее на руки и отнес в спальню. Опустил на кровать, развернул полотенце, снял джинсы.

– Ты такая красивая, принцесса.

Уже от одного прикосновения его тела ее сердце забилось сильнее.

Она тронула кончиками пальцев его губы.

– К чему все эти разговоры? – спросила она игриво. – Я считала тебя человеком действия.

– Ах ты, сластолюбивая бестия, – хмыкнул он.

– «Сластолюбивая бестия»? Откуда это, из каких романов? – пролепетала она, задыхаясь от его ласк и поцелуев.

Потом замолчала, когда он завладел ее губами, и со вздохом закрыла глаза, отдаваясь нежным поцелуям, которыми он осыпал ее лицо и шею.

Тихий стон вырвался из ее горла, когда он принялся ласкать ее грудь руками, языком и ртом, приближая к точке, откуда нет возврата. Каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое признание в любви возносили ее все выше и выше, пока она не потеряла над собой контроль…

Они целовались, ласкали друг друга, нашептывая нежные слова. Не прерывая поцелуев и не выпуская ее из рук, он повернулся на спину. Прижимаясь к его груди, она обняла его ногами. Приподняв ее над собой, он овладел ею.

От чувства полноты пульсация в ней усилилась, и от прилива волшебных ощущений Дженни чуть не задохнулась. Ее охватил нарастающий по спирали трепет экстаза.

Откинув назад голову, она ритмично двигалась на его бедрах, отдаваясь ускоряющемуся потоку, несущему ее к вершине блаженства.

Потом, не размыкая объятий и не прерывая поцелуев, с гортанным рыком, от которого ее пронзила сладостная дрожь, он перевернул ее на спину, и их накрыла волна наслаждения, сопровождающаяся взрывом новых, совершенно невероятных ощущений.

Когда Дженни снова обрела способность дышать, она прошептала:

– Я люблю тебя, Рико Фрейзер. Моя жизнь только началась, когда в нее вошел ты, и кончится, если тебя потеряю.

Поцеловав его, она выскользнула из постели и направилась в ванную.

Проводив ее взглядом, Рико долго неподвижно лежал.

– Ах ты, сластолюбивая бестия. Неудивительно, что я люблю тебя, – прошептал он. – Ты, Дженнифер Берк, не знаешь полумер ни в чем. Все или ничего. Я и не хочу по-другому.

Потом поднялся, натянул джинсы и заторопился вниз.

Глава 26

– Рико, я так нервничаю. Ты не прекратишь шататься, как маятник? Я еще не видела тебя таким взвинченным, – пожаловалась Дженни.

– Я не видел родных три года со дня похорон своей матери. С тех пор у Гарта и Рори родился еще один сын. Коулт и Кэсси тоже родили второго сына, а Джед и Кэролайн – сразу двух.

– Значит, Джед и Кэролайн выиграли голубую ленточку. Похоже, ваша семья богата на мальчиков, – пошутила Дженни, чтобы он расслабился. – Сколько же их всего?

– Давай посчитаем. У Клэя и Бекки – пятеро ребятишек. Джейку уже около восьми, есть у них еще двое близнецов – шестилетки Клинт и Коуди. Плюс еще двойняшки четырех лет – Мэтт и Элизабет.

– Ура! Наконец-то девочка. Одна из пяти. Продолжай, – сказала Дженни.

– У Гарта и Рори – два мальчика и девочка: Дэнни, Хоуп и Дэвид.

– Уже лучше, – обронила Дженни. – Разница уменьшилась до двух к одному.

– У Коулта и Кэсси – тоже два мальчика и одна девочка: Джеб, Питер и Саманта.

– Итак, соотношение два к одному сохраняется.

– У Джеда и Кэролайн четверо детей. Гаррету уже должно быть тринадцать. Кэролайн родила его задолго до того, как вышла замуж за Джеда.

– Значит, Гаррет не Фрейзер по рождению.

– Это достаточно интересно само по себе, хотя он Фрейзер. Но это другая история. Поженившись, они родили Эмили, Люка и Майка. Люка и Майка я никогда не видел. Как и сына Гарта Дэвида, которому всего шесть месяцев.

– Всего получается пятнадцать детей, значит, есть еще трое.

– Так, есть еще Лисси и Стив. Лисси – единственная сестра среди моих кузенов. Сразу по окончании войны она сбежала из дома со Стивеном Бергом и первой из Фрейзеров двинулась на Запад. Не считая моего отца, который был «сорокадевятником»[5].

– Значит, у Лисси и Стива трое детей? – подсчитала Дженни.

Рико кивнул:

– Две девочки и мальчик. Тед, Сара и Рейчел.

– Ура Лисси и Стиву! Два к одному в пользу девочек. Но в итоге все равно сохраняется неравенство: двенадцать мальчиков и шесть девочек.

Рико поцеловал ее в нос.

– У тебя поразительная память, принцесса. Знаешь, сколько мне понадобилось времени, чтобы запомнить все имена, возраст и кто чей?

– И мы собираемся ехать в одном поезде с десятью взрослыми и восемнадцатью детьми в возрасте от шести месяцев до тринадцати лет. И это ты называешь медовым месяцем?

– Дженни, Фрейзеры запланировали эту поездку задолго до того, как мы встретились. До последнего момента я и мечтать не мог о том, чтобы к ним присоединиться. Поверь, ты будешь в восторге. С этой семьей тебе не придется скучать.

– Не сомневаюсь. Но я для них чужая.

– Только пока не встретишься. А как только мы поженимся, они окружат тебя заботой, как защитные доспехи.

Дженни все же продолжала сомневаться.

– А ты уверен, что в поезде хватит места для всех?

– У нас фактически два частных вагона. – Один – спальный купейный, а второй, по словам Клэя, – люкс.

– А еда? Как прокормить тридцать человек?

– Когда захотим, можем пойти в вагон-ресторан. Еще поезд делает остановки, где можно посещать рестораны «Харви». Они бесподобны. Самая большая проблема не давать детям скучать. Но думаю, что путешествие тебе понравится. Особенно природа и города, которые мы будем проезжать.

– Ты убедил меня, Дэниел, – согласилась Дженни. – Два частных вагона, наверное, очень дорогое удовольствие. Дела на винодельне процветают?

– За последние два года их деятельность существенно расширилась. Они продают вино по всем Соединенным Штатам, даже в Мексику и Южную Америку. А что до дороговизны частных вагонов, отец Кэролайн – друг Лиланда Стэнфорда.

– Того самого Лиланда Стэнфорда? Президента «Сентрал Пасифик», основателя и владельца трансконтинентальной железной дороги?

– Верно, мисс Берк, – рассмеялся Рико. – Полезно иметь в друзьях владельцев собственной железной дороги. Между прочим, отец Кэролайн, Натан Коллинз, будет одним из наших соседей в Калифорнии. Отец Рори, Пэдди О'Трейди, тоже живет во Фрейзер-Кип.

– Теперь меня разбирает любопытство. А родители Бекки и Кэсси?

– Бекки рано осиротела, а у отца Кэсси – ранчо в Нью-Мексико.

– А их матери?

– К несчастью, умерли.

– И у каждого есть собственный дом?

– Пол О'Трейди и Натан Коллинз живут вместе. Остальные семьи – в своих отдельных домах. Когда переедем туда, первым делом построим собственный дом.

Рико наконец перестал мерить шагами землю, успокоился и сел.

– Я, по правде, несколько запуталась. Я думала, что Фрейзер-Кип – то место в Калифорнии, где все они живут. А ты называешь Фрейзер-Кип плантацию в Виргинии.

– Да. Клэй, когда приехал в Калифорнию, дал это имя месту, где основал винодельню.

– А теперь, когда все братья в Калифорнии, кто же остался на плантации в Виргинии?

– Старший брат Уилл со своей семьей. После войны ему удалось сделать ее снова доходной и практически восстановить ее былое величие.

– Значит, ты никогда не встречался с кузеном Уиллом?

– Нет, но жду этой встречи с нетерпением.

– Клэй поехал на Запад и основал Фрейзер-Кип в Калифорнии. А как туда попали остальные братья?

– Я уже говорил, что Лисси сбежала со Стивом. Клэй и Гарт отправились следом, чтобы вернуть ее домой. В Индепенденсе они встретили Бекки. Ей срочно нужен был муж, чтобы присоединиться к последнему обозу, отправлявшемуся в Калифорнию. И она напоила Клэя, чтобы соблазнить и женить на себе. Но, по словам Гарта, к тому времени как они достигли Калифорнии, оба влюбились друг в друга без памяти. Они двинулись в Напа-Вэлли, и Клэй стал виноделом.

– А что стало с Гартом? Он не поехал с ними? – осведомилась Дженни.

– Нет. Они разделились. Он отправился искать золото на рудники моего отца, чтобы уже быть точным. На следующий год, когда плантация в Виргинии стала восстанавливаться, Коулт тоже последовал на Запад, чтобы присоединиться к Клэю. Он всегда хотел стать юристом. Но после войны эти должности не давали тем, кто сражался за Конфедерацию, и он решил, что ему проще будет устроиться на Западе. Дилижанс, в котором он ехал в Нью-Мексико, подвергся нападению. Но Коулт уцелел, да еще спас Кэсси Брейден, в результате чего оказался в соседнем городе, где ее отец, Джетро, служил шерифом. Он предложил Коулту должность своего помощника, а потом, когда ушел на пенсию, и должность шерифа. Поселились Коулт и Кэсси на ранчо Джетро.

– А что все это время делал Гарт? – полюбопытствовала Дженни. – Продолжал искать золото?

Рико не смог сдержать улыбку.

– Тут на сцене появляюсь я. Мне тогда было двадцать лет.

– Хочешь сказать, что до этого ты ни с кем из них не встречался?

– Я даже не знал, что у меня есть двоюродные братья, до того момента, как они появились в городе, где я рос. Тьерра-де-Эсперанса. Земля надежды. Они искали золото на Монте-дель-Дьябло – горе Дьявола.

– Звучит угрожающе, – заметила Дженни.

– Местность действительно опасная. Гарт и Рори просто погибли бы там, если бы не Клэй и Коулт.

– А Гарт нашел золотой рудник твоего отца?

– Думаю, что последнюю часть истории нужно приберечь для поезда, – сказал Рико.

– Но ты не рассказал мне о Джеде и Кэролайн, – посетовала Дженни.

– Это тоже захватывающая история. Они, оказывается, знали друг друга в Виргинии.

– Но ты сказал, что не Джед отец Гаррета.

– Верно. Джед был моряком и большую часть времени проводил в море. Натан Коллинз был его капитаном во время войны, когда они прорвали блокаду, чтобы доставить еду и амуницию Конфедерации. После войны Натан унаследовал имущество своего брата и лесопилку, уплыл в Калифорнию, а там он продал свой корабль. Они случайно встретились в Сан-Франциско несколько лет назад.

– Кто же из братьев – настоящий отец Гаррета? Не могу сказать, что оправдываю его за то, что не он растит мальчика.

– Ты изменишь точку зрения, когда узнаешь всю историю. Но думаю, что приберегу ее для…

– …поезда, – закончила за него Дженни. – Бессовестный Рико. Раздразнил меня и заставляешь ждать.

Услышав гудок паровоза, Рико вскочил.

– Едут! – воскликнул он радостно.

Подал Дженни руку, и они заторопились на платформу.

Прибытие двух роскошных вагонов вызвало в форте Редемпшн большое волнение. Поскольку маршрут, по которому ходили пассажирские поезда, не проходил через город, его жители в основном видели только товарные вагоны или длинные грузовые платформы.

Когда из вагона повалила толпа людей, Рико взял Дженни под локоть и повел к ним. После первых объятий, поцелуев, рукопожатий и хлопков по спине Рико начал представлять Дженни. Чтобы запомнить имена, она пыталась найти для каждого взрослого какую-нибудь ассоциацию.

В темных глазах мужчины с младенцем на руках заплясали веселые огоньки, когда он улыбнулся ей и поцеловал в щеку.

– Здравствуй, Дженни, я…

– Гарт, – опередила его Дженни.

Он с удовольствием рассмеялся:

– Ого! Не верьте ни одному слову из того, что Рико вам наговорил обо мне.

– О, значит, на руках у вас не ваш шестимесячный сынок? – пошутила она.

Рико оказался прав. Гарта невозможно было не полюбить. От него веяло дружелюбием.

Гарт обнял стоявшую рядом с ним маленькую белокурую женщину с ярко-голубыми глазами:

– А это моя жена, Рори.

Рори Фрейзер тепло обняла Дженни:

– Как приятно познакомиться с тобой, Дженни. Ты правда очень красивая. Рико был прав, отметив это в телеграмме.

На самом деле все женщины, с которыми ее знакомили, были хороши собой. Среди роз не нашлось ни одного шипа.

Легче всего было запомнить Лисси Берг, сестру Фрейзеров. У нее единственной были темные волосы Фрейзеров и карие глаза. У Кэсси тоже были темные волосы, но голубые глаза. Кроме Рори Фрейзер, среди них были еще две блондинки: зеленоглазая Бекки и Кэролайн с ярко-синими глазами.

А мужчин Фрейзеров практически невозможно было отличить друг от друга. Все высокие, темноволосые и невероятно красивые. Рико отличался от них только оливковым оттенком кожи.

Желая произвести впечатление, Дженни быстро сочинила непритязательный стишок, который помог ей запомнить женщин:

Глаза у Рори ярко-голубые,
В то время как у Бекки зеленые глаза.
Глаза у Кэролайн – как моря синева,
А кудри всех трех женщин – золотые.
Глаза у Кэсси тоже голубые,
У Лисси Фрейзер – карие глаза.
Но эти две красотки молодые
Коронами гордятся темных кос.

К ним вскоре присоединились Андреа с Доном и Фрэнк с Мод, что вызвало необходимость провести повторный раунд знакомства. К счастью, мужчины сами представлялись, пожимая руки, а маленький стишок позволил Дженни довольно быстро представить каждую из женщин Фрейзер.

После завершения церемонии знакомства они попрощались с Андреа и Доном и, рассевшись по коляскам и экипажам, двинулись на ранчо.

По прибытии в Дабл-Би первым делом определились, кто где спит. Из-за младенца Гарту и Рори предложили занять отдельную спальню. Вторая спальня по жребию досталась Джеду. Мужчины быстро занесли в комнаты кровати для детей, включая люльку.

Остальные семьи обосновались в домике для рабочих, и менее чем через час все дети до шести лет были уложены в постели для дневного сна. Разговаривая с остальными пятью детьми, Дженни снова сочинила стишок, чтобы запомнить их:

Пусть Лисси и Стив спасибо
скажут небу
За девятилетнего Теда,
За Сару, которой восемь,
И Рейчел семи лет.
У Коулта и Кэсси – их трое.
Красивый малыш – их семилетний Джеб.
Еще пять детей
У Клэя и Бекки.
Этот, что попался мне, —
Их восьмилетний Джейки.

Дженни осталась весьма довольна собой. Она уже сумела запомнить не только всех кузенов и всех женщин, но и семерых из восемнадцати детей, в том числе их возраст и родителей. И это доставляло ей удовольствие. «Семнадцать есть, остается одиннадцать. Ты делаешь успехи!»

Фрэнк повел мужчин на небольшую экскурсию по Дабл-Би, а женщины пока отдыхали в саду, наслаждаясь красотой и холодным лимонадом. Болтая с ними о том о сем, Дженни подумала, что Рико был прав, говоря, что это веселая компания. Было бы странно испытывать неприязнь к кому-либо из Фрейзеров. С ними она чувствовала себя очень комфортно.

Вспомнив, что Рико обмолвился о встрече с ними на горе Дьявола, Дженни уговорила Рори рассказать об этом событии поподробнее. Та оказалась великолепной рассказчицей. С горящими глазами Рори живо и в красках описала их опасное приключение, когда они с Гартом чуть не погибли, если бы не вмешательство Рико.

– А Рико сказал мне, что это Клэй и Коулт спасли вас, – заметила Дженни.

– О да, они тоже участвовали. Но это вполне в духе Рико – преуменьшать свои заслуги. Когда Рико, Коулт и Клэй пришли к нам на помощь, у Гарта оставалась последняя пуля.

– Ты видела на станции мою тетю Андреа, – произнесла Дженни. – Рико спас нас обоих, когда мы оказались в лапах Бена Слаттера.

– Бен Слаттер! Рико охотился за ним три года.

– Да, знаю, – кивнула Дженни.

– При упоминании его имени у меня всегда возникает желание вымыться, – заметила Кэролайн.

– Ты тоже знала Слаттера? – удивилась Дженни.

– Да. Когда-то он был нашим соседом и после смерти своей жены сватался ко мне. В те времена его еще не разыскивала полиция, но он страшно пил. Рико говорил тебе, что Слаттер со своими бандитами чуть не повесил его? Они избили его до полусмерти.

– Как только об этом узнали наши мужья, они быстро нашли и отделали хорошенько всю банду, – добавила Кэсси.

Рори погрустнела.

– Меня не оставляет мысль, что они изнасиловали и убили тетю Елену из мести. Но поскольку миссия и город Напа расположены далеко друг от друга, наши мужчины считают это злосчастным совпадением.

Дженни еще столько всего хотелось узнать о Рико.

– А кто-нибудь из вас знал мать Рико?

Рори кивнула и показала левую руку с изящным золотым колечком:

– Это было ее обручальное кольцо. Его сделал отец Рико, Генри Фрейзер. Она подарила егo Гарту в день нашей свадьбы. Венчал нас в миссии отец Чавес, дядя Рико. Я даже была на венчании в ее свадебном платье. Тетя Елена была мягкой, чуткой женщиной с очень добрым сердцем. Рико во многом похож на нее. – На глаза Рори навернулись слезы. – Когда я думаю о том, как злодеи надругались над ней, то не удивляюсь, что Рико поклялся отомстить за нее.

Лисси обняла Рори за плечи.

– Наконец Рико сделал то, что хотел, дорогая.

У Дженни сжалось сердце.

– Мы точно не знаем, жив он или мертв.

Все пять женщин взглянули на нее с нескрываемым удивлением.

Первой открыла рот Бекки:

– Ты сказала, что Рико спас тебя, вот мы и решили, что он убил Слаттера.

– Он всадил в него две пули, но Слаттеру удалось бежать. Рико не смог преследовать его, потому что был ранен Дон Мастерс, а Андреа серьезно повредила лодыжку. Рико ничего не оставалось, кроме как быстро доставить нас в форт.

– Значит, Слаттер может скрываться где-то поблизости, – предположила Кэсси.

– Его никто не видел, если не считать какого-то пьяницы, утверждавшего, что видел Слаттера спящим под деревом.

– Но как я слышала, – смущенно вставила Кэролайн, – Рико сообщил Джеду, что закончил поиски.

– Он отказался от этой идеи из-за меня, – призналась Дженни.

Рори подняла голову и улыбнулась.

– Вероятно, Рико очень тебя любит, Дженни, – заметила она по-доброму. – И от себя скажу: спасибо, что вернула его нам. До сих пор у нас не было ни минуты покоя, ведь мы знали, что он в одиночку преследует опасную банду.

– Мы все тебе сочувствуем, Дженни, – сказала Кэролайн. – Коснись это каждого из наших мужей, мы переживали бы также. Никогда не забуду, что было с Рико после того, как эти скоты избили его.

– Думаю, мы все должны быть благодарны Дженни, – добавила Кэсси. – Мы отпразднуем не только вашу свадьбу, но и воссоединение нашей семьи. А когда должен родиться ваш ребенок?

Дженни покраснела.

– Значит, Рико сказал.

– Милая, ему не было необходимости что-либо говорить. Ты вся светишься. Конечно, это не только потому, что ты собираешься замуж, – пояснила Бекки. – Поверь, мы все знаем, откуда этот свет. Он сияет над Фрейзер-Кип.

– В общем, – вставила Лисси, – добро пожаловать в семью, дорогая.

Они чокнулись стаканами с лимонадом.

– За семью, – произнесли все хором тост.

– Храни нас Господь, – добавила Бекки. – Хватит вспоминать Слаттера. Я хочу видеть улыбки и слышать смех, иначе начну раздавать тумаки.

Все дружно рассмеялись, и Кэсси обняла Дженни.

– И не сомневайся, дорогая, Бекки сдержит слово.

Глава 27

Остаток дня прошел в суете. Дженни не заметила, как стемнело. Мужчины развели костер и насадили на вертел с полдюжины куриных тушек. Дженни поручили испечь картофель, ставший ее фирменным блюдом, а другие женщины из овощей, собранных в огороде, приготовили салат.

Позже приехали Андреа, Дон и Мод – привезли несколько больших тортов, два яблочных пирога, вино и бочонок пива.

Несмотря на царившую вокруг суету Дженни смогла запомнить имена еще шестерых детей, пока их не отправили спать. Но больше всего ее удивило то, как вел себя отец, если учесть, что его реакция на новость о ее предстоящем замужестве в первый момент была негативной. Очевидно, Мод, оставшись с ним наедине, поработала над ним основательно, потому что сейчас он искренне радовался происходящему.

Дженни могла с уверенностью сказать, что мужчины Фрейзеры отцу понравились, и даже дети у него не вызывали раздражения. Женщины то и дело льстили ему, что, несомненно, тешило его самолюбие. И теперь она с удовольствием наблюдала, как он водил с детьми хоровод.

Рико с другими мужчинами хлопотал у костра. Услышав его смех, Дженни улыбнулась. Раньше она за ним не замечала такой веселой реакции и готовность поддержать любую шутку. А смех у него был очень заразительный.

Глядя на компанию раскрепощенных и смеющихся людей, Дженни с удовольствием отметила, что день этот был очень хороший.

Когда Андреа, Дон и Мод собрались уезжать, Дженни пошла проводить их до экипажа.

Андреа обняла ее и поцеловала.

– Завтра большой день.

– Я такая счастливая, тетя Андреа. Скажи мне, что это не сон.

– Все и правда выглядит как сон, – призналась Андреа. – Мы обе нашли свою любовь.

– Странно, – подтвердила Дженни, – что после долгих испытаний на нас вдруг свалилось столько счастья. А как ты думаешь, тетя Андреа, что будет с отцом после того, как мы его покинем?

– Даже не знаю, милая, но думаю, что он с этим справится.

– Я об этом позабочусь, Дженни, – пообещала Мод, целуя и обнимая Дженни на прощание. – Завтра в девять часов мы ждем вас всех в «Сапогах и седлах».

– Ладно, Андреа, нам пора в путь. Впереди у нас длинная дорога, – заторопился Дон.

Под прощальные крики и махание рук экипаж тронулся с места.

– Наверное, я пойду спать, – заметила Рори. – У нас был очень длинный день.

– Я присоединяюсь к тебе, – поддержала ее Кэсси. – Мужчины, если им хочется, пусть болтают хоть всю ночь.

В скором времени Бекки, Кэролайн и Лисси тоже ушли спать.

Да и Дженни не собиралась засиживаться. Завтра у нее свадьба, а послезавтра все они отправятся в Виргинию. Следует воспользоваться случаем и как следует выспаться.

Утром следующего дня Дженни разбудил детский смех. Она лениво потянулась в постели, стараясь понять, что происходит и который час. Осознав, что это резвятся дети, она встала. И в этот момент часы в коридоре пробили семь. Господи, это же день ее свадьбы, и через два часа их уже ждут в городе! Одна дорога туда занимала целый час. Где Рико?

Взглянув на кровать, она поняла, что ночь он провел не с ней. Дженни подошла к окну и увидела, что мужчины уже начали запрягать коляски и экипажи. Быстро накинув на себя халат, Дженни достала из комода чистое белье. Распахнув дверь ванной, она наткнулась на маленькую девочку, которая играла на полу с куклой.

– Прости, Эмили, – извинилась она перед четырехлетней крохой. – Я не ушибла тебя, милая?

– Мамочка! – закричала она и бросилась на поиски матери.

Дженни быстро зашла в ванную и заперла дверь, но тут обнаружила, что нет горячей воды. Поскольку ждать, пока вода нагреется, было некогда, она решила быстро обтереться влажной мочалкой.

Когда вернулась в спальню, Рико еще не появился. Неужели он уже оделся для венчания?

Едва закончив одеваться, она услышала тихий стук. Открыв двери, Дженни увидела на пороге улыбающихся Кэсси и Бекки, зашедших поприветствовать ее.

– Доброе утро. Почему меня никто не разбудил?

– Твой будущий муж не разрешил тебя беспокоить, – пояснила Кэсси.

– И, вероятно, правильно, – добавила Бекки. – Он хотел, чтобы ты как следует выспалась. Сомневаюсь, что тебе удастся много спать в эти дни.

– А вы не знаете, где сейчас Рико. Он спал?

Бекки покачала головой:

– Вряд ли. Мужчины всю ночь просидели у костра. Я видела Рико в конюшне. Он подковывал своего коня.

– Подковывал коня? Он должен был быть уже в свадебном костюме.

Дженни начала нервно расчесывать волосы. В такие минуты ей не хватало Андреа.

– Дженни, позволь мне тебе помочь, – предложила Кэсси. – Я хорошо умею делать прически.

Дженни с облегчением отдала Кэсси расческу.

Пока Кэсси собирала волосы Дженни в пучок, Бекки вышла в сад и вернулась с голубыми и желтыми цветочками, которые вплела в желтую ленту. Кэсси обвязала лентой собранные в пучок волосы и отступила, любуясь своей работой.

– Ты выглядишь просто чудесно, милая.

Когда Дженни и ее добровольные помощницы закончили все приготовления, снизу донесся голос Рико:

– Вы готовы?

Бекки выглянула из окна.

– Мне следовало бы тот же вопрос задать тебе, Рико Фрейзер.

– Мы все готовы к отъезду. Я помылся и переоделся в сарае. Поторопитесь, мы не должны опоздать на свадьбу.

– Очень смешно, Рико, – прокричала Кэсси, присоединяясь к Бекки в окне. – Мы уже давно готовы и ждем тебя. Так что можешь начинать насвистывать «Вот идет невеста».

Мод Эванс встала с рассветом, чтобы проследить за тем, как в ее заведении идет подготовка к свадьбе. Это была не просто свадьба Дженни. Мод догадывалась, что, как только дочь и сестра Фрэнка соберутся начать самостоятельную жизнь, уедут с ранчо, он обратится к ней. И оказалась права.

Несмотря на то, что она знала этого человека уже тридцать лет, сделанное им накануне предложение было для нее неожиданностью и застало ее врасплох. Если она согласится и примет его предложение, это в корне изменит всю ее жизнь. А Мод, несмотря на то что, безусловно, любила этого упрямца, не была уверена, что хочет кардинально изменить свою жизнь. Теперь, когда он выложил карты на стол, ей предстояло принять очень важное для себя решение.

Что ж, у нее будет время подумать. А пока она подготовит все к свадьбе. Добавив последний цветок к трехъярусному торту, Мод не сдержала улыбки. Дженни и Рико… Если какие-то браки и совершаются на небесах, так этот случай – ярчайший пример. То же самое она думала и о браке Андреа с Доном Мастерсом.

Чтобы оценить результат своих трудов, Мод отошла на несколько шагов.

– Знаешь, Бесс, похоже, я упустила свое истинное призвание в жизни.

– Ты это о профессии кондитера? – спросила женщина постарше, которая вот уже двадцать лет помогала Мод по кухне.

– Да. Торт действительно хорош, я так считаю. Мод вышла из кухни, чтобы посмотреть, как обстоят дела в соседней комнате у Олли, мужа Бесс. Бар был заставлен блюдами для свадебного фуршета, который должен был следовать за брачной церемонией. На столах лежали клетчатые скатерти, а на балках, люстрах и спинках стульев – повсюду, где только Олли смог их закрепить, – висели разноцветные воздушные шары.

Подбоченясь, Мод покачала головой и в своей обычной манере произнесла:

– Моди, нельзя сделать шелковую сумочку из уха свиньи. Салун – он всегда салун.

Появление невесты с женихом не сопровождалось оркестром, но ничто не могло сравниться с музыкой, звучащей в их сердцах. И когда все гости заняли свои места, стало ясно, что ни один бальный зал в самом роскошном отеле не мог наполниться такой любовью, какая царила здесь. Никто из гостей не остался равнодушным к венчанию Энрико Джозефа Фрейзера и Дженнифер Элизабет Берк, когда пастор Керкленд открыл Библию и начал:

– Дорогие наши возлюбленные, мы собрались сегодня…

Дженни помнила церемонию лишь урывками: Рико, стоящий рядом с ней, голос пастора Керкленда, неожиданный детский смех.

Реагировала она, должно быть, на все правильно. Потом вдруг, когда Рико спросили о кольце, он повесил ей на шею золотую цепочку с изящным золотым крестиком.

Ее сердце захлестнули эмоции, потому что она видела эту цепочку в седельной сумке Рико и поняла, что она имела для него огромное значение.

После того как они произнесли клятву и обменялись первым поцелуем уже в качестве мужа и жены, Рико взглянул на свою молодую жену. На ней не было шикарного наряда с кружевной фатой, но на свете не было невесты лучше, чем его принцесса в желтом платье – том самом, в котором он увидел ее в первый день знакомства и… полюбил.

И когда Дженни в первый раз посмотрела на своего молодого мужа, то подумала, что ни один мужчина не мог быть для нее прекраснее и надежнее.

Он ее герой. И его оружием были не столько «кольт» или могучий жеребец, на котором он скакал, сколько улыбка уголками губ, заразительный смех, тепло и нежность. Он ее возлюбленный.

Держась за руки, новобрачные повернулись к гостям.

Позже Дженни была вынуждена признать, что после церемонии практически ничего для нее не изменилось. Потому что независимо от того, что она думала раньше, фактически она отдала всю себя Рико Фрейзеру в тот момент, когда он овладел ею. И никакая официальная брачная церемония не могла связать их крепче.

Теперь она тоже была Фрейзер и принадлежала к той большой компании, что целовала и обнимала ее, когда она проходила мимо, принимая поздравления и пожелания любви и счастья. И ребенок, которого она ждала, родится Фрейзером. Это имя она уже любила и уважала.

К Дженни подошла Кэролайн, чтобы обнять и поздравить. Потом с печальной улыбкой прикоснулась к цепочке:

– Она принадлежала матери Рико и оказалась у подонка Слаттера, но Рико последовал за бандитами и настиг их в баре, где Слаттер пытался продать эту цепочку за стакан виски. Именно тогда они избили Рико до полусмерти. – Кэролайн покачала головой. – Он был так плох, что доктор не знал, выживет ли он. Все время бредил, спрашивал о цепочке и успокоился только тогда, когда я нашла ее и вложила ему в ладонь. Мне кажется, что эта цепочка помогла ему выжить. Она была для него самой большой драгоценностью, Дженни. Он оченьлюбит тебя, раз решил с ней расстаться и подарил ее тебе. – Кэролайн обняла Дженни, и их глаза наполнились слезами. В этот момент к ним подошел Джед.

– Я знаю, что на свадьбах принято плакать, но если вы будете так усердно поддерживать традицию, нам придется искать спасательные лодки.

– Я только рассказала Дженни историю, связанную с цепочкой, – пояснила Кэролайн, промокая платочком глаза.

Дженни нежно коснулась цепочки на шее:

– Я буду беречь ее. Она значит для меня больше, чем любое кольцо.

Последовавшее угощение было выше всяких похвал. К тому времени, когда они вернулись в Дабл-Би, мужчины, не спавшие всю предыдущую ночь, уже просто валились с ног.

Рико только закрыл дверь спальни, как постучался Фрэнк и попросил его и Дженни спуститься к нему в библиотеку.

Рико заметил, что рука Фрэнка дрожит, когда он наливал ему бренди, а Дженни – херес. Затем наполнил свой бокал и сел. Рико и Дженни, держась за руки, сидели на диване и наблюдали, как он залпом выпил, потом снова встал и начал мерить шагами комнату. Дженни взглянула на Рико и пожала плечами, явно озадаченная.

– Мне непросто говорить об этом, – начал наконец Фрэнк. – Вряд ли вы сумеете дожить до моего возраста, не совершив ни одной ошибки.

– Уверена, что это касается всех нас, – согласилась Дженни.

– Твоя мать, Дженни, была самой красивой женщиной на свете. А ты знаешь, что у тебя ее улыбка и глаза? И такой же цвет волос. И они так же, как у нее, подпрыгивают на твоих плечах, когда ты идешь. – Он сделал паузу, затем продолжил: – Мне шел тридцатый год, когда она умерла. В ту ночь мое сердце разбилось. Я хотел умереть вместе с ней. Все, что мы заработали, за что боролись все эти десять лет, вдруг стало бессмысленным, потому что ее не стало и она уже не могла всему этому радоваться.

Рико была знакома эта боль, потому что он сам безумно тяжело переживал потерю матери. Чувство дикой сердечной боли и беспомощности было ему хорошо знакомо. И он начал догадываться, к чему клонит Фрэнк.

– В ту ночь я проклял Бога и повернулся спиной к тому подарку, который он преподнес мне, чтобы возместить потерю, – к моей новорожденной дочке. И я превратился в бесчувственного ожесточенного эгоиста, которого уже ничто не трогало, не волновало. Моя жизнь ограничивалась лишь собственными интересами. Дженни, я так виноват перед тобой. Мне очень стыдно, что я все эти годы обращался с тобой так скверно. Никакое прощение не сотрет их из твоей памяти, но я хочу попытаться сделать твои следующие двадцать лет лучше.

– Я понимаю, отец, – ответила Дженни.

– Видя, как вы с Рико любите друг друга, я вспомнил, что мы с твоей матерью тоже знали такую любовь. В моем сердце жила такая горечь и жалость к себе, что я совсем забыл, как это бывает, когда ты любишь и любим.

Дженни посмотрела на Рико, и в ее глазах блеснули слезы, когда он улыбнулся ей в ответ.

– Я хочу, чтобы вы оба знали, что я очень рад за вас. За последние дни я наблюдал вашу любовь – вы просто светитесь счастьем. Вот чего этому дому так не хватало. Любовь и счастье – это то, что твоя мать хотела бы здесь сохранить. И я хочу того же. Мне очень хочется, чтобы мы оставались семьей. Я мечтаю о том, чтобы вы остались здесь, и мы попробуем начать все сначала. Я знаю, что это получится.

Рико увидел в глазах Дженни колебание и понял почему.

– Сэр, если вы позволите, я отвечу за Дженни, потому что знаю, что у нее на сердце. Она всю жизнь искала вашей любви и не отвергнет ее сейчас, потому что умеет любить и ставит интересы тех, кого любит, выше своих собственных. Никто не знает этого лучше меня. – Он сжал ее руку и улыбнулся. – Но я знаю, что для полного счастья одного примирения с вами ей недостаточно. Дженни, как и мне, не очень нравится жизнь на ранчо. При всей щедрости вашего предложения отписать мне половину ранчо Дабл-Би все равно не станет нашим домом. И мы никогда не будем ощущать себя здесь полными хозяевами. Вы рассказывали, сколько вам пришлось трудиться с матерью Дженни, чтобы создать Дабл-Би. Мы с Дженни хотим сделать то же самое и построить свой собственный дом. Мы должны испытать это чувство гордости и самоуважения, увидев плоды своего труда.

– Вы можете построить свой дом здесь, в Дабл-Би. Здесь много места, – предложил Фрэнк с надеждой на то, что они согласятся.

– Все гораздо глубже, Фрэнк. Постарайтесь понять. Дженни не любит открытые пространства. Она тоскует по богатой зеленой природе, изобилующей цветами и лесами. Во Фрейзер-Кип в Калифорнии все это есть. – Заметив потухший взгляд Фрэнка, Рико добавил: – И если вы когда-нибудь захотите оставить Дабл-Би, мы с радостью примем вас у себя. Так Пол О'Трейди и Натан Коллинз приехали к своим дочерям. Фрэнк кивнул:

– Да, теперь я понимаю вас, хотя пару дней назад я бы, наверное, еще не мог так сказать. Но теперь я знаю, что выбор Дженни тоже очень важен. Я хочу, чтобы она была счастлива.

– Спасибо, отец. – Дженни бросилась к нему, и они обнялись.

Обрадовавшись, что Дженни с отцом наконец помирились, Рико с легким сердцем добавил:

– Похоже, вам придется нанять экономку, Фрэнк. А теперь, простите, я бы хотел пойти вздремнуть.

Дженни решила выйти из дома, чтобы посмотреть, чем занимаются другие женщины. Но она никого не нашла. Должно быть, все отдыхают.

Тогда Дженни подумала, что было бы неплохо полить растения и насладиться тишиной и покоем.

Что станет с ее садом, когда она покинет Дабл-Би? Может, новая экономка тоже полюбит его и будет за ним ухаживать? Благодаря проложенному Рико водопроводу поливать сад стало гораздо легче. Требовалось лишь повернуть кран и наполнить ведро.

Закончив полив, Дженни собиралась уже было направиться к дому, как в саду появилась хромающая фигура. Дженни в ужасе вскрикнула и уронила ведро.

По пояс голый и босой, в крови, в изодранных штанах, перед ней с ножом в руке стоял Бен Слаттер. Подскочив к ней, он приставил к ее горлу нож.

Глава 28

На ее крик из домика для рабочих высыпали мужчины.

Рико бросился к окну спальни и, не увидев Дженни, быстро натянул сапоги, схватил на ходу ремень с оружием и вылетел из комнаты. На лестничной площадке он столкнулся с Джедом и Гартом.

– Ты слышал крик? – спросил Гарт.

Рико кивнул и побежал вниз, мужчины последовали за ним.

Клэй, Коулт и Стив уже были в саду и не сводили глаз с Дженни и человека, державшего нож у ее горла и прикрывавшегося ею как щитом.

Узнав злодея, Рико резко остановился.

– Это Беи Слаттер, – пробормотал Джед за его спиной.

– Отпусти ее, Слаттер, – приказал Рико.

– Тебе придется мне помочь, иначе они меня убьют.

Отчаяние в голосе Слаттера испугало Рико еще больше. Он так держал Дженни, что мог причинить ей зло при малейшей неловкости.

Рико с трудом переборол охватившую его панику.

– Никто из моих людей не тронет тебя, если ты ее отпустишь.

– Я говорю об индейцах! – Голос убийцы сорвался на крик от испытынаемого им ужаса. – Они мучили меня, но я сбежал. Ты должен мне помочь. Я отпущу ее, если пообещаешь помочь.

– Отпусти ее, тогда поговорим.

При упоминании индейцев мужчины и женщины стали уводить детей в дом.

– Хорошо. Теперь нас двое, Слаттер, – сказал Рико. – Отпусти ее, и никто не причинит тебе зла.

– С чего я должен верить тебе? Ведь это ты, ублюдок, подстрелил меня.

– Даю слово.

Напряжение возросло, когда мужчины снова появились, но теперь уже с оружием в руках, которое до этого прятали от детей.

– Хочешь, я сниму его, Рико? – спросил Коулт, слывший среди них своей меткостью.

Слаттер сжал Дженни сильнее.

– Предупреждаю вас, парни, если кто-то попытается что-нибудь сделать, эта сучка умрет.

– Мой кузен Коулт может прострелить тебе оба глаза, прежде чем ты успеешь шевельнуться, Слаттер. Отпусти мою жену, и мы дадим тебе лошадь, чтобы ты убрался отсюда к чертовой матери.

– Даешь слово, что не отдашь меня индейцам? Они замучают меня до смерти.

– Как ты замучил со своей бандой мою мать? И всех других женщин, которых насиловал и убивал? – Рико в гневе повысил голос.

– Ладно, ладно! Дайте мне лошадь, – истерично выкрикнул Слаттер.

– Джед, пойди оседлай ему Буцефала.

– Но он твой… – заметил Джед и сразу осекся, потому что понял, что Рико задумал, и ушел в сарай. Вскоре он вышел с оседланным скакуном.

– Вот твоя лошадь, Слаттер. А теперь убирайся отсюда.

Слаттер оттолкнул Дженни и вскарабкался на лошадь. Когда попытался пустить животное в галоп, конь даже не пошевелился. Рико свистнул, и Буцефал встал на дыбы. Слаттер вылетел из седла и упал на землю. В этот момент появилась группа индейцев.

– О Господи, их не меньше двух дюжин, – пробормотал Джед.

Рико уже держал Дженни в своих объятиях.

– Ты в порядке?

– Теперь да, – ответила она с бодрой улыбкой.

– Идем в дом, укроемся там.

Он подхватил ее на руки и заторопился к дому. Всхлипывая, как ребенок, Слаттер лежал на земле.

– Помоги мне! Не отдавай меня им! – крикнул он проходившему мимо Рико.

– А Слаттер? – спросила Дженни.

– Я знаю, что хотел бы с ним сделать. Но я дал слово и не стану его нарушать.

В доме мужчины закрывали ставни и запирали двери, в то время как женщины уводили детей в укрытие – подвал, превращенный Фрэнком в склад. Фрэнк раздавал мужчинам дополнительное оружие и патроны.

Слаттер начал барабанить в двери, умоляя впустить его. Все устремили глаза на Рико.

– Я знаю, что он сукин сын, – произнес Клэй, – но ты же не собираешься отдать его на растерзание индейцам, правда?

– Чьи жизни важнее? Слаттера или женщин и детей?

– На индейцах нет боевой раскраски. Вряд ли они вышли на тропу войны, – сказал Фрэнк. – Почему бы нам не попытаться с ними поговорить? Выяснить, в чем дело.

– Я тоже об этом подумал, – согласился Рико. – Идем.

– Я иду с тобой, – вызвался Коулт. – Кит Карсон и я однажды принимали участие в переговорах с…

– С самим Кочисом, – закончили хором братья.

– Джентльмены, сейчас не время для семейных разборок, – ответил Коулт, сдерживая улыбку, и пригнулся от запущенного в него Гартом мяча, забытого детьми, убежавшими в укрытие.

Но когда к ним присоединилась Кэсси, его улыбка растаяла.

– Думаю, что восемь стрелков лучше, чем семь, – заявила она.

– Кэсси, ступай в подвал к детям, твое место там, – велел Коулт.

– Коулт Фрейзер, ты знаешь, что я отличный стрелок, так что я остаюсь.

– Вы двое, избавьте нас от ваших препирательств. Ругайтесь, когда останетесь наедине, – вмешался Джед. – Кэсси, милая, послушай его. Иначе не успеем и глазом моргнуть, как сюда явится мой тринадцатилетний сын с предложением о помощи. За ним последует его мать. И пойдет цепная реакция. Не успеем оглянуться, как здесь окажутся все женщины и дети.

– Хорошо, – сказала Кэсси и повернулась к мужу. – Ты идешь туда, да? – спросила она тихо.

Коулт привлек ее к себе.

– Нет никакого риска, дорогая. Мы идем под флагом переговоров. Индейцы это уважают. – Он поцеловал ее. – Атеперь ступай к детям. Они, наверное, боятся и ждут маму.

– А их мама тоже боится и ждет папу, – добавила Кэсси.

– О нет, – простонал Рико, когда появилась Дженни. – Кэсси, забери ее с собой.

– Меня отправили узнать, что здесь происходит, – объяснила она. – И сообщить Кэсси, что мы никак не можем успокоить Питера. Он зовет маму.

– Что я тебе говорил? – взглянул на жену Коулт.

– Ладно, ухожу. Будьте очень осторожны.

В этот момент в комнате появился Фрэнк с палкой, к которой была привязана белая наволочка.

– О'кей, идем.

Дженни в шоке устремила взгляд на Рико.

– Коулт и твой отец идут со мной на переговоры, – пояснил он, отвечая на ее немой вопрос.

– А если индейцы предпочтут переговорам действия, что тогда, Рико? Трое против двадцати четырех не очень-то обнадеживающее соотношение.

– Дженни, я не раз вел переговоры с апачами; с тех пор как приехал сюда, – вставил Фрэнк. – Независимо от того, что последует за этим, они уважают флаг переговоров.

– Это успокаивает, – произнесла Дженни упавшим голосом. – Я думала, мто смогу спокойно уехать из этого злосчастного места, но похоже, с моей стороны было бы наивно так думать, правда, Дэниел?

Он взял в ладони се лицо и улыбнулся:

– Завтра, принцесса. Потерпи еще немного. – Поцеловал ее и отвернулся. – Идем же. – Снял ремень с оружием и протянул Клэю: – Береги это, пока я не вернусь.

Трое безоружных мужчин вышли из дома с белой наволочкой, привязанной к палке. Слаттер тотчас юркнул мимо них за дверь, пока ее не закрыли.

– Чтоб не слышали от тебя ни звука, иначе вышвырнем вон, – предупредил его Клэй.

Слаттер кивнул и забился в угол. К нему подошла Дженни.

– Слаттер, с тех пор как вы вошли в мою жизнь, я живу в постоянном страхе, но я помешала своему мужу выследить вас и убить. Но, Бог свидетель, если с ним что-то случится, я убью вас собственными руками.

К ней присоединилась Кэсси и обняла за плечи:

– Успокойся, дорогая. Идем к остальным. Пусть этот подонок сидит тут в углу.

– Как ты это переносишь, Кэсси?

– Давно к этому привыкла. Каждое утро Коулт прикалывает к груди жестяную звезду и целует меня на прощание.

Напряжение в доме возрастало. Все мужчины с оружием в руках вышли на крыльцо и с тревогой наблюдали, как трое индейцев спешились и вышли вперед, чтобы встретиться с переговорщиками.

Не прошло и пяти минут, как переговоры закончились и тройка вернулась на крыльцо, чтобы посоветоваться с остальными.

Рико без слов прошел сразу в дом и направился к Слаттеру. Гневно сверкая глазами, сжал кулаки, глядя на дрожащего от страха преступника.

– Грязный сукин сын! С каким удовольствием я бы придушил тебя своими собственными руками.

К нему подошел Клэй и успокаивающе тронул за локоть:

– Остынь и скажи, о чем договорились.

– Им нужен Слаттер. Это все, что они сказали. С трудом сдерживая ярость, Рико отвернулся. Клэй посмотрел на Слаттера:

– Что произошло?

– Индейцы говорят, что Слаттер прятался в пещере за рекой, где изнасиловал и убил пятнадцатилетнюю дочь вождя. Либо мы отдадим им Слаттера, либо они сожгут ранчо дотла.

– Это же самоубийство. Они видели, сколько у нас оружия, – заметил Клэй.

– Черт, я не хочу никого из них убивать ради спасения жизни этого ублюдка, – сказал Джед. – Но не думаю, что моя совесть позволит мне отдать его на растерзание индейцам.

Коулт кивнул:

– Да, нам предстоит принять серьезное решение. И делать это надо очень быстро.

– К черту совесть! – не выдержал Гарт. – Нам нужно думать о детях и женах. Неизвестно, что будет с ними.

– Хорошо, – произнес Клэй. – Мы всегда руководствовались правилом большинства. Давайте проголосуем. Фрэнк, вы… – Но вдруг замер, вскинув голову. – Вы это слышали?

– Как будто прозвучал рожок, – ответил Рико. – И еще раз.

Индейцы на бугре исчезли. И в тот же момент возле ранчо появился кавалерийский отряд во главе с полковником Харди.

– Рад видеть тебя целым и невредимым, Рико, – заметил Харди, спешиваясь. – Когда мы увидели твою лошадь, подумали о самом худшем.

– Ваше появление как нельзя кстати, сэр.

– Что здесь стряслось? – спросил полковник, глядя, как из дома гуськом выходят мужчины с семьями.

Рико заключил Дженни в объятия, а Фрэнк изложил цепь событий, предшествовавших появлению кавалерии. После этого они передали Слаттера в руки армии.

– Счастливого пути, – бросил вдогонку ему Рико, когда Слаттера уводили прочь.

Слаттер скривил рот в дьявольской ухмылке:

– Мы с тобой еще не закончили, Фрейзер… Увидимся обязательно.

– Да… на твоем повешении, – ответил Рико.

– Не будь таким самонадеянным. Однажды я уже сбежал от них. Могу сделать это снова.

Он вскарабкался на лошадь. В тот же миг в его грудь вонзилось шесть стрел, и он рухнул на землю. Все присутствующие повернули головы в сторону ближайшего холма и успели заметить, как шестеро индейцев, развернув лошадей, умчались прочь.

– По коням! – гаркнул Дон кавалеристам.

– Не спешите, капитан Мастерс, – остановил его полковник, глядя на тело Слаттера. Он вынул изо рта сигару и стряхнул в сторону пепел. – Я не видел на индейцах боевой раскраски, а вы?

– И я, сэр.

– Тогда склоняюсь к мысли, что они не собираются выходить на тропу войны.

– Я тоже склонен так думать, сэр.

– Так что, похоже, мистер Слаттер пал жертвой несчастного случая на охоте. А вам как кажется, капитан Мастерс?

– Да, сэр, похоже, – ответил Дон.

– Не хотелось бы начинать войну с индейцами из-за несчастного случая. – Харди сунул сигару в рот и сделал несколько затяжек. – Так что, капитан Мастерс, привяжите тело Слаттера к лошади и командуйте солдатам трогать.

– Слушаюсь, сэр, – отсалютовал Дон и повернулся, чтобы идти.

– Да, вот еще что, капитан, – остановил его Харди. – Наверное, стоит сначала срезать несколько стрел. Сразу шесть стрел – многовато для одного несчастного случая.

Полковник сел на лошадь, и отряд тронулся в путь. Перед домом, где стояли Рико и Дженни, полковник остановился.

– Рико, за этого человека, живого или мертвого, полагается награда. В данных обстоятельствах я считаю, что она принадлежит тебе.

– Не мне, сэр. Поделите ее среди ваших людей. – Обняв Дженни, он с улыбкой посмотрел на нее. – Свою награду я уже получил.

Эпилог

В форте Редемпшн случилось настоящее столпотворение, когда стали прибывать экипажи и коляски с Фрей-зерами и чемоданами и началась погрузка их багажа в два частных вагона.

Мужчины следили за погрузкой вещей, а женщины – за детьми, чтобы те, не дай Бог, не разбежались. После многочисленных поцелуев, объятий и благодарностей все, кроме Рико и Дженни, разошлись по вагонам.

Обнявшись и расцеловавшись с Андреа, Дженни обещала сразу же, как только они вернутся из Виргинии, сообщить тете.

Потом Дженни поцеловала и попрощалась с Мод, на среднем пальце левой руки которой красовалось кольцо с изумрудом.

Когда Дженни повернулась к отцу, он протянул ей запечатанный конверт.

– Что это? – удивилась она.

– Одна из восточных скотоводческих компаний сделала мне выгодное предложение по Дабл-Би. Я решил продать его и дать тебе и Андреа по одной трети средств от продажи и еще по одной трети от всего моего имущества. Это поможет тебе чувствовать себя уверенно и быть независимой. В конверте – вся информация и необходимые юридические документы. Прочитаешь в поезде.

– Ты продал Дабл-Би! Но, отец, в этом ранчо была вся твоя жизнь!

– Я устал заниматься фермерством, девочка. И Мод продает «Сапоги и седла» Бесс и Олли. Мы решили, что не будем больше надрываться. Рико, эти деньги такие же твои, как и Дженни. Видит Бог, ты их заработал. Ты говорил, что хочешь войти в бизнес к своим кузенам. Теперь ты можешь себе позволить его купить.

– Это очень великодушно с вашей стороны, сэр. Но мы не можем принять эти средства.

– Черта с два! Послушай меня, мальчик. Если бы не ты, у меня уже не было бы дочери. И я тоже, вероятно, уже не жил бы на этом свете. Я должен тебе гораздо больше, так что успокойся и прими их легко. Я понял, что деньги не приносят ничего хорошего, если сидеть и дрожать над ними. Я рад, что мои дочь и сестра живы, что они нашли себе хороших мужей, которые в будущем могут стать отличными отцами. Лучше, чем я, это уж точно.

– Думаю, нам всем повезло с любимыми женщинами, включая нас, сказал Рико и подмигнул Мод.

– Ты прав. Мне понадобилось много времени, чтобы понять это. Теперь у всех нас – Дженни и тебя, Андреа и Дона, Мод и меня – начинается новая жизнь. – Он взял Мод за руку. – У нас с Моди еще много лет впереди, чтобы насладиться жизнью вдвоем. Как только мои рабочие вернутся и я с ними рассчитаюсь, мы отправимся в кругосветное путешествие. Так что в ближайшие два года сидеть без дела не придется.

– Первое, что тебе нужно сделать, отец, так это жениться на ней, – подсказала Дженни.

– Она это обдумывает. Клянусь, мужчине не стоит связываться сразу с двумя своенравными женщинами.

Рико обнял Дженни за плечи.

– Но одну из них я забираю у вас, сэр.

При этих словах лицо Фрэнка осветила улыбка.

– Как я уже сказал, Рико, ты славный человек. Я уверен, что ты будешь хорошо заботиться о моей дочери и о моих будущих внуках. И этой уверенности нет цены. Надеюсь, когда мы вернемся, вы будете рады нас видеть.

– Конечно, с удовольствием, сэр.

Вагоны прицепили к небольшому паровозику, который должен был доставить их на главную железнодорожную магистраль. Кондуктор дал свисток, оповещая всех о том, что состав трогается.

Фрэнк пожал руку Рико, потом обнял и поцеловал Дженни.

– Я люблю тебя, дочка. Думаю, что всегда любил, но был слишком глуп, чтобы признать это, как-то выразить и тем более показать.

Дженни снова поцеловала его.

– Я тоже люблю тебя, отец.

Снова просвистел гудок, и Дженни с Рико поднялись в вагон.

Позже вечером, после того как частные вагоны прицепили к поезду «Юнион Пасифик», уносящему их на восток, Дженни стояла на площадке обозрения рядом с Риком, который уже в качестве мужа нежно обнимал ее.

– Не знаю, была ли я когда-нибудь счастливее, – вздохнула она удовлетворенно.

– Я чувствую себя так же, – признался Рико. – Будто все наши проблемы вмиг улетучились.

– А если возникнут новые проблемы, мы их с легкостью разрешим. Ты сказал Клэю, что мы хотим инвестировать свои средства во Фрейзер-Кип?

– Да, и он уже придумал несколько вариантов расширения производства.

– Знаешь, что я хочу сделать с той частью денег, которую дал нам отец?

– Знаю только то, что собираюсь сделать с частью этих денег сам, – ответил Рико. – Разбить для тебя сад.

– С самыми разными видами кактусов? – улыбнулась Дженни.

– С какими пожелаешь. Калифорния вся в зелени.

– Это меня радует. Должна отметить, что твои кузены замечательные. У меня такое чувство, будто я знала их всю жизнь.

– Вот и я почувствовал то же самое, когда увидел их впервые. Ну давай, делись своими планами.

– У меня был длинный разговор с Рори и Кэролайн, и мы решили построить новую школу. Детей одной нашей семьи хватит на два класса. Женщины считают, что в округе наберется достаточно детей, чтобы имело смысл осуществлять этот проект.

– Думаю, это отличная идея, – похвалил Рико. – Хм, значит, мне предстоит быть мужем школьной учительницы. Звучит пугающе, миссис Фрейзер. Боюсь, придется мне ходить по струнке.

Она повернулась в его руках, чтобы оказаться к нему лицом.

– Нравится тебе или нет, Дэниел, но ты попался. Как я сказала отцу, ошибки нашего прошлого остаются с нами, и этого нельзя изменить, но у нас есть наше будущее.

– И, принцесса… наше будущее, наше завтра – это навсегда, – пробормотал он и, наклонив голову, поцеловал ее.