/ Language: Русский / Genre:prose_history

Коварство Марии-Луизы

Эдмон Лепеллетье

Как изменчива судьба! Всемогущий император, влюбленный в молодую жену, рождение желанного наследника – казалось бы, что еще нужно для счастья? Оказалось, нужно завоевать Россию– и с этого момента фортуна изменяет Наполеону. Он терпит поражение в войне, Мария Луиза оставляет мужа, сенат лишает его трона… По дороге в изгнание на остров Эльба враги Наполеона хотели убить его, но любовь и преданность фаворитки спасли жизнь императора. Во время 100-дневного возвращения Наполеона была сделана неудачная попытка выкрасть Марию Луизу, чтобы доставить ее к мужу. Но… судьба неумолима.

Эдмон Лепеллетье «Тайна Наполеона», т. 3 Дайджест Москва 1992 5-7685-0008-1

Эдмон Лепеллетье

Коварство Марии-Луизы

I

На расстоянии около ста метров от заставы Клиши, налево от дороги, прорезавшей сады, поля, широкие равнины, ставшие позже городом Батиньолем, а еще позже – многолюдным семнадцатым округом Парижа, в 1814 году находился ресторанчик, хорошо известный парижанам своим легким аржантейльским вином и вкусно приготовленными яйцами. Летом этот ресторанчик посещали веселые парочки и добродетельные семейства, приходившие сюда поиграть в шары, попивая вино и пиво с нантеррскими пирожками и печеньем. Зимой он служил приютом влюбленным, искавшим где-нибудь вблизи от города места для своих свиданий, скрытого от любопытных взоров. Вывеска этого ресторанчика сохранилась до наших дней; крупными синими буквами на серебряном фоне было написано: «Дядюшка Лятюй; кабинеты, залы для свадеб и обедов».

В ясное и солнечное, но немного ветреное мартовское утро 1814 года хозяин ресторанчика с крайне озабоченным и возбужденным видом переходил от кухни к погребу и обратно, подбодряя рабочих, торопя служанок и внимательно следя за стряпней на кухне. Иногда он приотворял дверь и, просунув туда голову, озабоченно спрашивал:

– Позаботилась ли ты о белье для большого салона? Везде ли есть масло? Эти господа, кажется, очень требовательны.

– Да, да, не беспокойся! – отвечала госпожа Лятюй, маленькая худенькая молодая брюнетка, живая и энергичная, командовавшая всем домом.

Она сидела за своей конторкой, окруженная фруктами и пирожными, аккуратно разложенными по блюдам, с лихорадочной поспешностью записывала заказы в толстую тетрадь и подводила счета. Все ее существо выражало нетерпение: ей хотелось бы одновременно быть в кухне, в ресторане за кассой и следовать по пятам за мужем и служанками.

Получив такой ответ, хозяин покорно возвращался к своей стряпне, заглядывал в кастрюли, переворачивал жаркое, но, по-видимому, не в силах был отделаться от занимавших его мыслей и снова приотворял дверь к жене, приходившей в бешенство от этих помех в ее хлопотах.

– Не надо забывать о парочке, господине и даме, во втором номере, – сказал он шепотом, – они кажутся вполне порядочными людьми. Красивая женщина, насколько я мог разглядеть, так как она тщательно закрывала лицо.

– Присматривай-ка лучше за жарким! Это будет лучше, чем заниматься красивыми дамами, которые сюда приходят, – раздраженно ответила госпожа Лятюй и прибавила с возрастающим гневом: – Она вовсе не так интересна, как ты находишь. Тяжелая, с квадратной талией, ноги большие. Можно подумать, что она – немка! Господин гораздо лучше.

– Ах, ты разглядела господина? Ну, а я даму, это совершенно естественно! Жаль, что у этого прекрасного господина повязка на глазу.

– Молчи, кто-то идет! – сказала госпожа Лятюй, зоркий взгляд которой заметил пару, медленно приближавшуюся к входу в ресторанчик, где она восседала среди своих ваз с фруктами и бисквитами.

Мужчина был высок и худ, с потемневшим лицом и большими усами, и напоминал Дон-Кихота. Он был одет в длинный, застегнутый на все пуговицы сюртук, с ленточкой Почетного легиона. Шляпа, сдвинутая набок, и толстая трость, которой он размахивал на ходу, выдавали отставного военного.

Дама, к которой он относился с видимым почтением, полная, пышущая здоровьем, с открытым лицом и взглядом, была одета как богатая купчиха; за таковую и принял ее хозяин ресторанчика.

«Это какая-нибудь богатая торговка с улицы Сен-Дени, – подумал он, – наверное, обманывающая мужа с солдатом. Держу пари, что по счету будет платить она! – Он сделал гримасу, рассуждая сам с собой: – Женщины слишком наблюдательны и любопытны… я не дам им голубой кабинет; восьмой номер будет для них достаточно хорош!»

– Жюли, – громко позвал он одну из прислуг, – проводи господ в восьмой номер! Вам будет там прекрасно, – прибавил он, обращаясь к новым посетителям. – Что прикажете подать вам?

Они переглянулись с некоторым затруднением.

Хозяин иронически сказал про себя: «Они пришли сюда, видимо, вовсе не для того, чтобы обедать! Только пусть не воображают, что я отдаю мои салоны птичкам, живущим любовью и свежей водой! Они имеют оба такой глупый вид, что, кажется, я должен помочь им. А ведь они далеко не дети!»

И, приняв изящную и почтительную позу, с легким оттенком иронии, Лятюй обратился к своим посетителям:

– Не угодно ли вам для начала дюжину устриц? В виде закуски – колбасу и масло… у нас есть прекрасная розовая редиска. Затем, может быть, яичницу с почками? Не зажарить ли для вас кролика? У нас есть бифштексы, холодные цыплята.

– Дайте нам что хотите, черт возьми, но только не на улице! Ведите же нас куда-нибудь, тысяча бомб! – крикнул переодетый военный, размахивая своей тростью, что могло легко перейти в более энергичное воздействие на спину болтливого трактирщика.

Спутница дотронулась до его руки, чтобы успокоить его.

– Потерпи! – сказала она, а затем обратилась к хозяину: – А ты, дядюшка, покажи нам дорогу; дай нам что хочешь, а потом чем скорей ты уйдешь, тем больше доставишь нам удовольствия.

С этими словами толстая и добродушная дама очень фамильярно ударила слегка по животу дядюшку Лятюй.

Он с негодованием попятился назад и сказал с достоинством, меряя взглядом бесцеремонную посетительницу:

– Служанка Жюли подаст вам.

Сделав знак Жюли, он удалился к себе в кухню, бормоча:

– Это совсем простые люди, восьмой номер еще слишком хорош для них. Жюли! – крикнул он служанке. – Подавай в четырнадцатый номер!

Четырнадцатый номер представлял собой совсем маленькую комнатку, освещенную узким окном, выходившим в темный двор. Он помещался в самом конце коридора, в который выходили более нарядные кабинеты, предназначенные для тонких обедов. Рядом с ним находился большой салон, где обедали пять человек, к которым Лятюй относился особенно внимательно.

Жюли ввела гостей в четырнадцатый номер, поставила на стол две тарелки и два стаканчика и скрылась со словами:

– Сейчас подам закуску!

Переодетый военный прислушался к удаляющемуся стуку ее башмаков, а затем почтительно обратился к своей спутнице:

– Я воспользуюсь отсутствием девушки и произведу разведку.

– Осторожнее, ла Виолетт! – ответила толстая дама, которую Лятюй принял за купчиху с улицы Сен-Дени, пришедшую сюда ради любовного приключения.

Это была не кто иная, как герцогиня Данцигская, добрая, отважная супруга маршала Лефевра, которую парижане, солдаты и сам император называли фамильярным именем «мадам Сан-Жень», ставшим достоянием истории.

Бывший тамбурмажор гвардии ла Виолетт, старый товарищ Лефевра еще по республиканской армии, оставшийся другом и исполнителем поручений прачки, ставшей женой маршала и герцогиней, выпрямился и с жестом, говорившим: «Вы можете быть уверены во мне!» – осторожно выскользнул в коридор. Герцогиня осталась одна, видимо, сильно обеспокоенная и взволнованная. В этот ресторанчик, как правильно подумал хозяин последнего, ее привело не только желание поесть жареного кролика и выпить стакан аржантейльского вина.

ІІ

Ла Виолетт вернулся скоро, бледный, и с лицом, исказившимся от тщетно сдерживаемого волнения.

– Что случилось, скажи, ради Бога? – спросила герцогиня.

Ла Виолетт приложил палец к губам и взглядом указал на дверь.

– Они здесь? – спросила Екатерина Лефевр, понизив голос.

Ла Виолетт опустил голову.

– Может быть, это ложный слух. Алису оклеветали.

– Я доверяю человеку, который сообщил мне то, что я говорил вам, – грустно ответил он. – Старый солдат, как я, не станет охотно повторять пустые слухи. Я утверждаю и повторяю, что полицейский агент Пак, мой старый полковой товарищ, обязанный, по его словам, мне своим повышением после дела генерала Мале, в котором я, сам этого не зная, исполнил его обязанности, сообщил мне, что дама, которая живет в вашем доме и которую он слишком определенно описал мне, находится в связи с одним из самых страшных врагов императора, графом Мобрейлем.

– Лефевр говорил мне, что этот Мобрейль, которого я видела как-то раз в Комбо и которого императрица Мария Луиза напрасно так хорошо принимает, действительно был замешан в заговоре. Он имел сношения с теми, кто замышлял убить императора?

– Только обстоятельства помешали ему в этом.

– Неужели Алиса обманывает своего мужа, нашего славного Анрио, с этим разбойником?

– Женщины не занимаются политикой, – философски заметил ла Виолетт. – Замышлять убийство императора значит действовать заодно с казаками. Теперь самые честные люди думают об адских машинах. Среди лучшего общества с нетерпением ожидается взрыв, так как русские и пруссаки долго не являются в Париж. Можно подумать, что они нарочно хотят потерпеть поражение от императора.

– Значит, по словам этого полицейского агента, Мобрейль действительно любовник жены Анрио! Бедный мальчик! Что он сделал? За что Алиса разлюбила его?

– Граф Мобрейль понравился ей. Это увлекательный кавалер, умеющий говорить комплименты. А к тому же полковник Анрио уехал, чтобы быть рядом с императором и защищать наводненную врагами Шампань. Он теперь далеко отсюда… где-то у Труа или Эпирнэ; это чуть ли не на границе России! Мадам Алисе было скучно, она и приняла то развлечение, которое представилось ей. Гм… женщины! Это дети, играя, причиняющие зло! – проворчал добрый тамбурмажор.

– А все-таки я готова до полной очевидности сомневаться в этой измене. Она поражает меня, разбивает мое сердце, – с трудом сказала Екатерина. – Я люблю Алису, которую спасла от пожара и смерти во время осады Вердена. Анрио, сын моей благодетельницы Бланш де Лавелин, воспитанный мною и Лефевром, – почти наш сын. Узнать, что он не нашел счастья в этом браке, который так долго задерживался из-за разных препятствий, опасностей и наконец состоялся, – для меня было страшным ударом! Ты уверял меня, что здесь мы найдем доказательство неверности Алисы. Я последовала за тобой в этот кабак. Ты обещал показать мне виновных – я жду!

– Я думаю, что Алиса и ее соблазнитель еще не пришли в тот кабинет, который приготовлен для них, если только указания моего друга Пака правильны.

– Дай Бог, чтобы они оказались ложными! Кто знает, что может выдумать слишком усердствующий полицейский агент? Этот Пак знает, как маршал любит тебя, ла Виолетт, и, выдумывая историю относительно Алисы, хотел угодить тебе, а через тебя – зарекомендовать себя Лефевру и императору.

– Пак – человек, преданный императору, и большой патриот. Мне казалось, что во всей этой истории он подозревал нечто другое, чем любовную интрижку.

– А что же? Твой Пак большой выдумщик и может ошибаться. Ведь вот Алисы здесь нет, как он говорил. А граф Мобрейль, может быть, никогда не имел свидания с женой Анрио ни в Комбо, ни здесь. Да и знает ли еще он этот ресторанчик? Я держу пари.

– Не держите, вы проиграете! Я слышал.

– Кого? Графа Мобрейля?

– Да, и еще других. Они здесь, в отдельном кабинете, составляют заговор против Франции! Эти негодяи, – продолжал ла Виолетт сквозь зубы, – стараются помешать движениям императора, расстроить его планы, помочь Блюхеру поскорее достигнуть Парижа. Но это не все! Я расслышал сквозь дверь несколько слов, обнаруживающих более подлый заговор, чем все бывшие до сих пор.

– В чем же дело?

– Тсс! Подождите!

Служанка вернулась с посудой и кушаньями; поставив все на стол, она удалилась. Екатерина принялась за еду, чтобы не возбудить подозрений у хозяина ресторанчика, и в то же время расспрашивала ла Виолетта. Последний коротко рассказал ей, что пять или шесть человек, среди которых он узнал графа Мобрейля, обсуждали отчаянное положение, в котором находился Наполеон. Дело в том, что после великой катастрофы, постигшей Наполеона в России, его недавние союзники тотчас же подняли головы. Первой была Пруссия. Она заключила союз с Россией и объявила вместе с императором Александром войну Франции. Во главе прусской армии встал Блюхер, во главе русской – Витгенштейн. Однако Наполеон не дал союзникам застать себя врасплох и быстро собрал армию, значительно превосходившую силы союзников. Военные действия начались 24 марта 1813 года (всего через три месяца после переправы через Березину). В мае произошли две большие битвы: при Лютцене (1 мая) и при Баутцене (8 мая). Наполеон благодаря значительному превосходству сил вышел победителем, но это была такая победа, что он же первый повел переговоры о перемирии. 23 мая оно было подписано. Австрия приняла на себя посредничество в мирных переговорах. Однако они не привели ни к каким результатам, и по истечении срока перемирия военные действия возобновились (15 августа). К союзникам тем временем примкнули Австрия и Швеция, и их войска увеличились до 225 000 человек (в главной армии). Англия также не прекращала военных действий на море. В августе союзники проиграли большую битву под Дрезденом, но зато победили при Кульме. Затем французы потерпели ряд неудач, закончившихся трехдневной Лейпцигской битвой, в которой Наполеон потерпел полное поражение. Союзники вступили во Францию. Наполеон с лихорадочными усилиями собрал новую армию и двинул ее на войска союзников, а вместе с тем, не прекращая военных действий, повел мирные переговоры, для ведения которых в Шатийон-сюр-Сен собрались представители Австрии, Пруссии, Англии, России и Франции. Шатийонский конгресс потерпел неудачу; предложения мира были только средством дать возможность соединиться армиям Блюхера и князя Шварценберга. Император Александр хотел непременно торжественно вступить в Париж – это должно было вознаградить его за позор Москвы. Герцог Виченцский тщетно предлагал всевозможные уступки. Союзники только старались выиграть время. Их целью было полное поражение Франции, низложение Наполеона, захват Римского короля, который должен был стать заложником, и учреждение регентства; наследный принц шведский, изменник Бернадотт, казался вполне подходящим регентом.

– Император никогда не согласится на такое регентство, – живо сказала Екатерина. – При своей жизни он не допустит, чтобы кто-нибудь так распоряжался его престолом и его сыном. Или они рассчитывают, что император умрет, что так распоряжаются его наследством?

– Вопрос о наследовании монарху возникает и в том случае, который есть ни жизнь, ни смерть.

– Что ты хочешь сказать этим? Я не понимаю.

– Безумие!

– Но ведь император вовсе не сумасшедший!

– Для вас, для меня, для солдат и крестьян, которые рвутся к оружию, – для всех нас император, разумеется, в здравом уме, и никогда еще его гений не был так удивителен и могуч, как теперь. Но для этих изменников, иностранных агентов, он безумец, или по крайней мере они стараются представить его таковым!

– Это подло! Но кто же эти люди, говорящие таким образом о свободе Римского короля и рассудке Наполеона?

– Это все влиятельные особы, – с горечью ответил ла Виолетт. – Там находятся коварный хромой Талейран, Фушэ, который бывает причастен ко всякой измене, герцог Дальберг, оставшийся, несмотря на благодеяния Наполеона, доверенным лицом и шпионом Нессельроде и Стадиона; архиепископ Прадт, интриган, всецело преданный коалиции; кроме того, там же есть тайный эмиссар Бурбонов, которого я не знаю, переодетый курьером; они называли его, кажется, Витроллем. Прекрасная компания иуд-предателей!

– Новая победа императора уничтожит их заговор. Да и императрица не согласится на их замыслы. Кто осмелится сказать ей о регентстве, достигнутом посредством преступного объявления ее мужа сумасшедшим?

– Не рассчитывайте на императрицу! – живо сказал ла Виолетт. – Голос – единственное, что почти невозможно изменить. Послушайте! Только что открылась дверь в конце коридора, где в таком же кабинете, как этот, сидят мужчина и дама. Мужчина переходит из этой комнаты в большую, где сидят заговорщики. Я заметил его переходы туда и обратно, и узнал этого человека. Его голос, конечно, напомнит вам его имя и прошлое, его желания и стремления. Может быть, вы узнаете и женщину, несмотря на принятые ею предосторожности. Пойдемте!

Екатерина поднялась в волнении, но с минуту колебалась.

– Подслушивать у дверей, – сказала она, – это не совсем прилично для герцогини. А впрочем, дело идет об императоре и спасении государства. Пойдем, – обратилась она к ла Виолетту, – и беда изменникам, если они попадут к нам в руки!

Они осторожно вышли в коридор и подошли к двери кабинета, указанного ла Виолеттом. Екатерина наклонилась к двери и услышала серьезный и мелодичный мужской голос, нежно говоривший слова любви.

– Да, моя прекрасная возлюбленная, – говорил невидимый влюбленный, – пройдет несколько тяжелых дней, а затем наступят для нас недели, месяцы, годы, сияющие счастьем. Вдвоем, вдали от злых, ревнивых, скучных людей в каком-нибудь приятном уединенном уголке – я знаю очаровательные места в Тироле, – среди сельской природы, мы будем жить друг для друга. Пожалеете ли вы тогда о том, что всем пожертвовали для меня?

– Я ни о чем не пожалею! – ответил женский голос, полный страсти, и до слуха Екатерины донесся звук горячего поцелуя.

– Я узнала голос, – сказала она ла Виолетту, – это Нейпперг! Несчастный, что он здесь делает? Если его еще раз узнают и схватят, он погибнет!

– Его славный соперник окружен врагами, может быть, уже в плену или убит, а покровители графа Нейпперга находятся в двух шагах отсюда, в салоне, где обсуждается вопрос, объявлять ли безумие Наполеона или регентство Бернадотта. О, Нейппергу нечего бояться!

– Но женщина? Это не Алиса! Кто же это? Боже мой! Неужели…

Ла Виолетт сделал жест негодования и угрозы по направлению к кабинету, где происходила нежная сцена.

– Ее величество императрица! Да, это она, Мария Луиза, обманывающая одновременно мужа и Францию! Нейпперг передает ее распоряжения изменникам, сидящим в салоне, а ей сообщает об их надеждах. Она председательствует в этом кабаке на совещании предателей, лишающих Наполеона короны, а разоренную страну защиты.

– Это подло, ла Виолетт! И мы ничего не можем сделать?

– Через неделю, а может быть, и скорее, казаки будут у заставы Клиши; в этом ресторане будут сидеть русские, прусские, английские генералы. Если Париж не будет защищаться, то погибнет вся слава, приобретенная Францией двадцатилетними победами. Нам будут диктовать законы люди, питающиеся капустой и сальными свечами. Ах! Вся моя преданность вам нужна для того, чтобы оставаться здесь, когда там дерутся! Маршал возложил на меня тяжелое обязательство, приказав мне сидеть здесь сложа руки.

– Ла Виолетт, будучи рядом со мной, ты жалеешь о своем доверенном посте, который может стать более опасным, чем ты думаешь?!

– Я не жалею, я повинуюсь маршалу! Все равно мне хотелось бы поломать несколько казацких пик, черт возьми! Скорее пойдемте! Служанка возвращается; ожидая успеха наших замыслов, нам необходимо закончить наш завтрак, не обнаруживая подозрений по отношению к нашим соседям!

Ла Виолетт увлек Екатерину обратно в кабинет, в то время как она в негодовании бормотала:

– О, эта Мария Луиза! Решительно, австриячки приносят несчастье Франции.

III

Вечером, накануне того дня, когда герцогиня Данцигская и ла Виолетт завтракали в ресторане дядюшки Лятюйя, Алиса, жена полковника Анрио, была погружена в глубокую меланхолию. Сидя на диване в маленькой, изящно меблированной комнате, принадлежавшей к частным помещениям Тюильрийского дворца, она комкала в руках какое-то письмо.

Император исполнил свое обещание, данное молодой чете, покровительствуемой Лефевром и его женой, и тотчас же после свадьбы Анрио и Алиса заняли видное положение при дворе.

Первый год после свадьбы пролетел для Алисы быстро и показался сплошным праздником. Затем наступила разлука. В Германии шла война, колебавшая трон императора. Анрио последовал за императором в печально окончившийся поход 1813 года.

После короткого свидания с молодой женой полковник снова должен был сесть на коня, чтобы следовать за Наполеоном во всех его битвах в Шампани, наводненной врагами. Бриенн, Шампобер, Монмирай, Шато-Тьерри, Вошан, Монтеро были местами блестящих, но мимолетных побед, за которыми следовали непоправимые поражения.

Алиса, разлученная с мужем, окруженная всеми соблазнами пустого и бездеятельного двора, скоро стала предметом ухаживаний некоторых офицеров. Это льстило ее кокетству, но ее сердце оставалось холодно, и она без труда отвергала искания своих поклонников.

Из всех блестящих придворных Марии Луизы, окруживших вниманием и поклонением молодую женщину, только одному удалось обратить на себя ее внимание и благосклонность; это был граф Мобрейль, которому Талейран сумел вернуть милость императора. Наполеон был в отсутствии и слишком занят для того, чтобы вспоминать о подвигах бывшего шталмейстера королевы вестфальской и той немилости, в которой он находился.

Мобрейль, изящный и обаятельный кавалер, был в большой милости у Марии Луизы. Злые языки говорили, что этому способствовало рекомендательное письмо ее старого поклонника, когда-то застигнутого Наполеоном ночью в ее комнатах, а именно графа Нейпперга. Мобрейлю приписывали много любовных интриг и успехов. Его репутация привлекла, смутила и покорила Алису. К тому же он сохранял тон старого двора, который всем кружил головы.

В легкомысленной атмосфере императорского двора, утратившего в отсутствие Наполеона строгость и суровость, сменившуюся фамильярностью, хотя и прикрытой торжественностью и строгим этикетом, Алиса, лишенная поддержки мужа, не могла долго устоять. Неизбежное падение совершилось быстро и почти неожиданно. Алиса, мягкая и пассивная, скорее позволила взять себя, чем отдалась.

На следующий день она проснулась точно после долгого сна, и с ужасом, недовольная и обеспокоенная, спрашивала себя, действительно ли она стала любовницей Мобрейля. Это случилось так внезапно, почти бессознательно, Мобрейль, как большинство счастливых соблазнителей, явился кстати и с таким расчетом сумел использовать психологический момент, который никогда не наступает для менее ловких людей, что Алиса почти сомневалась в действительности своей вины. Однако измена была совершена, и ничто не могло превратить все происшедшее между нею и Мобрейлем в тяжелый сон, рассеявшийся при наступлении утра.

Любовники – это сообщники, заключившие договор, который не может быть нарушен по произволу. Алисе приходилось терпеть Мобрейля. Его ласки и нежные слова были для нее мукой, которой она не могла избежать. Она не могла заставить себя забыть и не думать об Анрио. Его черты, жесты, звуки голоса, взгляд постоянно представлялись ей с необыкновенной ясностью; она вспоминала, как они по утрам, проснувшись, болтали, хохотали и дурачились в своей уютной комнате. В объятиях любовника она снова переживала счастливые минуты, проведенные с мужем. Отдаваясь Мобрейлю, она бывала вяла и пассивна, печаль, угрызения совести, стыд обессиливали ее, но потом вдруг точно пьяная женщина, отбрасывающая от себя всякий стыд, она отвечала на его ласки так горячо, точно беззаветно разделяла его страсть. Но если бы в одну из этих минут опьянения Мобрейль мог, приложив ухо к груди Алисы, услышать то, что говорило ее сердце, бившееся рядом с его сердцем, но не для него, он с удивлением услышал бы имя мужа.

– О, мой Анрио! Как я люблю тебя! Как я хочу любить тебя! – шептало сердце бедной Алисы.

Она насиловала свое воображение, отгоняя действительность и стараясь сохранить мечту. Она в объятиях Мобрейля мысленно обнимала Анрио и искала его поцелуев, обманывая таким образом мужа делом, а любовника – мыслью. Анрио владел ее душой, Мобрейль – только телом.

После таких двойственных ласк Алиса забиралась в какой-нибудь темный угол своей комнаты или зарывалась в подушку и после ухода Мобрейля плакала долго и с наслаждением, призывая отсутствующего мужа, которого она только и любила, и любовь и уважение которого готова была купить ценой жизни. Казалось, что в эти часы жгучего раскаяния слезы смывали позор измены. Но когда жизнь принимала обычное течение, к Алисе возвращалось сознание своей преступной слабости, а вместе с ним горькие сожаления, отчаяние и гнев. Она вполне сознавала свою измену: Мобрейлю она принадлежала, и те мысленные ласки, которые она посылала далекому мужу, не могли уничтожить действительных поцелуев любовника.

Эта борьба и эта пытка продолжались до начала февраля 1814 года.

Вдруг Мобрейль перестал приглашать свою возлюбленную на свидания маленькими таинственными записочками, производившими на нее впечатление вызова в суд. Он исчез, не сказав ни слова и даже не попрощавшись. Алиса говорила себе: «Он вернется». Но время шло, не принося никаких сведений ни о месте, где он жил, ни о его стремлении возобновить прерванные сношения. Это внезапное и упорное молчание удивляло Алису.

Между ними не произошло никакой ссоры: последнее свидание было таким же, как и все предыдущие; не было ни упреков, ни каких-либо недоразумений. Покидая ее, Мобрейль при последнем поцелуе сказал: «Мы увидимся, вероятно, послезавтра; наш посланный известит тебя!» Но пришел этот день и посланный, один из слуг обер-гофмаршала, не сунул Алисе в руку обычного письма. Будучи скромным, этот человек ответил, что ему нечего передать, так как он ничего не получал от камердинера.

Ясно, что это был разрыв.

Алиса обрадовалась и вздохнула с облегчением, чувствуя себя освобожденной. Кошмар этой тягостной любви рассеивался. Она была свободна от этого человека, которому так неразумно, необдуманно отдалась во власть, и теперь могла спокойно любить своего Анрио. Он не должен был ничего знать или подозревать и таким образом мог продолжать быть счастливым. Она так любила его и готова была искупить свою вину удвоенной нежностью! Счастье возвращалось к ней вместе со свободой.

Но вдруг Алиса испугалась мысли, что это было только временное освобождение. Мобрейль опять вернется, снова подчинит ее себе, и теперь уже надолго, навсегда должна захлопнуться ее клетка.

У Алисы явилось подозрение, что, быть может, отсутствие ее любовника не было добровольным. Она смутно угадывала темные замыслы, в которых участвовал Мобрейль. Он был членом заговора и, может быть, теперь был изобличен и арестован. Однажды после свиданья кто-то следил за ними; Мобрейль заметил настойчивое внимание какого-то человека, довольно плохо одетого. Он указал Алисе на этого любопытного, по-видимому полицейского агента. Через несколько дней, посетив жену маршала Лефевра, Алиса заметила того же человека, дружески беседовавшего с ла Виолеттом. Она прекрасно узнала его. На ее вопрос ла Виолетт просто ответил: «Это полицейский агент Пак, мой старый полковой товарищ». Очевидно, ла Виолетт не замечал, что его друг Пак занимался шпионством. Алиса решила, что ошиблась, и скоро забыла об этих встречах. Долгое и непонятное отсутствие Мобрейля заставило ее вспомнить об этом, и ее уму тотчас же представилась возможность ареста. Значит, это был только мимолетный отдых; освободившись, Мобрейль снова вернется к ней, и ее страданья возобновятся вместе с горестным рабством.

Но неделя протекала за неделей, а Мобрейль не подавал признаков жизни и ничто не заставляло предполагать возобновления их отношений. Тогда Алиса снова начала надеяться, и радость с утра до вечера наполняла ее душу.

Среди массы новостей, приводивших Париж то в восторг, то в отчаяние, смотря по тому, приближались ли или удалялись союзники, Алиса особенно стремилась найти известие о громадной, блестящей победе, оканчивающей войну, или о заключении мира, чем обеспечивалось возвращение Анрио.

Надежды и радости наполняли ее весельем, когда вдруг забытый уже ею посланец, о котором она перестала и думать, появился перед ней с письмом в руках.

Мобрейль возвращался и писал Алисе. Значит, она не освободилась, нравственный плен должен был продолжаться. Счастье, которое она испытывала, теперь уходило от нее навсегда, и она возвращалась в рабство, которое считала уже окончившимся.

Письмо, которое она вертела в руках, указывало ей ее судьбу: она должна была повиноваться, – ведь она сама выбрала себе господина.

Мобрейль, не объясняя ни одним словом своего отсутствия и возвращения, назначал ей на следующий день свидание в ресторане дядюшки Лятюйя, где они виделись и раньше.

– Я не пойду! – с энергией воскликнула Алиса. – Скорее я убью себя! – При этом она вскочила со своего места, лихорадочно прошлась по комнате и, остановившись, задумалась. Через несколько минут она промолвила: – Нет, я слишком молода, чтобы умереть… Ведь мне придется отказаться от Анрио, которого я люблю и который, ничего не зная, может по-прежнему любить меня. Нет, это невозможно! Умереть? Нет! Мобрейль является препятствием, злом, врагом, его и надо уничтожить, и я его убью!

С этой мыслью Алиса подошла к красивому столику, отделанному позолотой, открыла его, вынула короткий кинжал с изогнутой ручкой, привезенный Анрио из Испании, и спрятала его за корсаж. После этого, зная, что в ее власти освободиться от нового порабощения Мобрейлем, она снова стала весела и даже с нетерпением считала часы, отделявшие ее от свидания. Эта ненавистная встреча в ресторане дядюшки Лятюйя, на которую несколько минут назад она смотрела как на новую муку, теперь казалась Алисе милостью судьбы, неожиданным счастьем, а загородный кабачок представлялся ей местом наслаждений и торжества. Ей хотелось бы уже быть там, где ей предстояло на другой день одним ловким ударом освободиться от своего мучителя и снова вернуть себе право и возможность любить своего Анрио.

Нетерпение волновало кровь Алисы, и она дрожала, как в лихорадке; все ее мысли были направлены к одному – к кабинету в ресторане Лятюйя, где она убьет Мобрейля и, смыв кровью свой позор, снова станет безупречной женщиной, достойной своего мужа.

Алиса ни на минуту не задумывалась над вопросом о том, как она объяснит свое присутствие в этом кабинете и что сделает для того, чтобы укрыться от полиции, когда будет найден труп Мобрейля. Женщины, доведенные любовью до убийства изменника, соперницы или врага, никогда не оглядываются назад.

Среди этих лихорадочных мечтаний и мрачных планов Алиса неожиданно получила приказание явиться к Марии Луизе, переданное ей секретарем императрицы Меневалем. Она немедленно отправилась к императрице. Как только она вошла, Мария Луиза поднялась и сделала ей знак следовать за собой в маленькую комнатку, примыкавшую к салону. Здесь императрица вполголоса сообщила Алисе странную вещь.

Она только что получила от императора письмо, которое приказывало ей для облегчения мирных переговоров, прерванных в Шатийоне, отправиться на тайное свидание с уполномоченным австрийского императора. Быть может, последний хотел повлиять в пользу зятя на русского императора, стремившегося уничтожить Наполеона, которого он считал постоянной угрозой для всех государей и которого называл мечом революции, поднятым против всех законных государей. Такому заступничеству много могла содействовать Мария Луиза. Поэтому она должна была осторожно, не вмешивая в это дело никого из государственных людей, войти в непосредственные сношения с назначенным ее отцом агентом и постараться устроить все как можно лучше для Франции и мужа. Тайна была необходима для того, чтобы дать Наполеону возможность продолжать свои действия под Труа и чтобы, в случае неудачи попытки, отчаяние не овладело армией и народом при известии, что для заключения мира обращались к семейным чувствам и такая просьба была отвергнута.

Наполеон добавлял, что вполне полагается на ум, осторожность и любовь своей супруги, надеясь, что она выполнит в строгой тайне это трудное дело, представлявшее последнюю надежду на спасение в случае неудачи последнего маневра, который он предпринимал против коалиции.

Ему неизвестно было имя человека, которого его тесть посылал к Марии Луизе, и он даже не знал точно, какие ему даются инструкции. Поэтому он обращался к ее проницательности и искусству, прося ее не пренебречь ничем, что могло бы отвлечь австрийского императора от коалиции и помочь сближению его с зятем и дочерью.

Наконец Наполеон просил Марию Луизу сообщить ему возможно скорее и точнее о результате свидания, назначенного на восемнадцатое марта в ресторане дядюшки Лятюйя у заставы Клиши.

Офицер, пользующийся его доверием, полковник Анрио, должен был тоже явиться в этот день туда, чтобы получить из рук императрицы ответ уполномоченного императора австрийского.

Алиса почувствовала глубокое волнение, услышав о скором приезде мужа. Анрио будет с нею и защитит ее, придаст ей силы, мужество, уверенность; она больше не будет одинока и беззащитна, находясь во власти нравственных страданий и притязаний Мобрейля… Она чувствовала, что спасена, и только это она поняла из всех слов императрицы. Ее не интересовали ни австрийский император, ни его таинственный посланец, ни война, ни мир. Анрио возвращался, Мобрейль утрачивал всякую власть над нею и она наконец становилась свободной…

Мария Луиза, по-видимому, тоже находилась в сильном волнении, которое она старалась побороть. Время от времени императрица поворачивала голову в сторону зала, где дамы щипали корпию для раненых. С беспокойством всматривалась Мария Луиза в их физиономии, чтобы уловить по выражению их глаз, заметили ли они, догадываются ли, о чем она говорит со своей статс-дамой.

Алиса слегка наклонила голову в ответ на слова императрицы, всем своим видом показывая полнейшую готовность повиноваться; но в сущности она почти не слышала того, что говорила Мария Луиза; ее мысли были очень далеко. Но одно слово, произнесенное императрицей, вывело молодую женщину из области мечтаний и вернуло к действительности: это слово было «Анрио».

– Итак, – продолжала Мария Луиза, – вы запретесь в своей комнате, никому не откроете дверь, постараетесь избежать малейшего шума, чтобы никто не мог догадаться о вашем присутствии во дворце Тюильри; все должны думать, что вы отправились в ресторан «Лятюй» на свидание с мужем, который будто бы тайком ушел из лагеря, чтобы повидаться с вами.

– Я исполню приказание вашего величества! – пробормотала Алиса, вся дрожа.

– Мы приблизительно одного роста, – продолжала развивать свой план Мария Луиза. – Я надену густую вуаль, меня никто не узнает, все подумают, что это вы. Я, конечно, надеюсь на вашу скромность и рассчитываю на присутствие в ресторане вашего мужа, а он, я думаю, сумеет ввести в заблуждение тех, кто выказал бы попытку шпионить за мной.

– Вы можете положиться на меня, ваше величество, – ответила Алиса, – а за своего мужа я вполне ручаюсь.

В то же время молодая женщина никак не могла побороть тревожные мысли.

«Если я запрусь тайно в своей комнате, – думала она, – я не приду на свидание с Мобрейлем, назначенное там же. Он будет ждать меня. Видя, что меня нет, он начнет расспрашивать прислугу, не приходила ли в ресторан какая-нибудь дама, и таким образом вместо меня найдет императрицу. Может произойти ужасно неприятная история».

Мария Луиза, ничего не зная о беспокойстве своей собеседницы, дружески простилась с ней, нежно пожимая ее руку.

– Отдайте, пожалуйста, женщине, которую я пошлю к вам, – прошептала она на ухо Алисе, – свое пальто, в котором чаще всего выходите, чтобы не возбудить подозрений в ресторане; кроме того, в вашем костюме мне будет легче выйти инкогнито из дворца. Но особенно убедительно прошу вас сохранить полнейшую тайну, Я передам полковнику Анрио ваш поклон.

Алиса была ошеломлена доверием Марии Луизы и страшно испугана возможностью встречи Анрио с Мобрейлем. Ее тревожила также мысль, что секретный посланец австрийского императора может увидеть в ресторане французскую императрицу.

Войдя в свою комнату, молодая женщина села в изнеможении на диван и с лихорадочным волнением обдумывала сложный вопрос, идти или не идти на свидание с Мобрейлем. Если она отправится в ресторан, она нарушит слово, данное императрице, обманет ее доверие и даже скомпрометирует ее; если же она разоблачит то, что посоветовал Наполеон и что должно было остаться для всех тайной, она может подвергнуть императора большим неприятностям. Если план Наполеона не удастся, то, согласно разговору, бывшему при свидании обоих императоров, французский народ и армия узнают, что их император не может рассчитывать ни на какую помощь со стороны Австрии. Враги Наполеона утверждали, что брак солдата Бонапарта с австрийской эрцгерцогиней может быть расторгнут в тот момент, когда счастье повернется к нему спиной. Принцесса могла снизойти до простого смертного, когда он играл первенствующую роль в Европе, но как только он лишится силы и власти, ничто не заставит Марию Луизу оставаться при муже. Так рассуждали в Австрии, но во Франции не должны были знать об этом.

«Как верноподданная и как приближенная императрицы, я должна оказывать ее величеству повиновение и глубочайшую преданность, – думала Алиса, – а потому мне следует сидеть безвыходно в своей комнате. Но что произойдет в ресторане в мое отсутствие? Мобрейль вместо меня встретит императрицу и узнает тайну, которая должна быть тщательно скрыта от всех врагов Франции. Я чувствую, что Мобрейль – человек вероломный, он несомненно участвует в заговоре, в центре которого находится Мария Луиза. Его долгое отсутствие и молчание не предвещают ничего хорошего. Наверно, он обделывает какие-нибудь темные дела для тех лиц, которые покровительствуют союзникам. Я должна по мере сил воспрепятствовать этой новой измене. Ввиду того, что я не могу предупредить императрицу, – так как мне пришлось бы при этом очернить себя и рассказать о недостойной слабости, отдавшей меня в руки ненавистного Мобрейля, – я вынуждена тоже отправиться в ресторан, чтобы следить за этим человеком и помешать ему привести в исполнение его злостные намерения. Да, мой долг, долг француженки и патриотки, заставляет меня нарушить слово, данное императрице. Да, я пойду, тем более что, раз я знаю, что Анрио там, я не могу оставаться во дворце. Я должна поцеловать своего мужа и сказать ему, как сильно я люблю его».

Вдруг страшная мысль пришла в голову молодой женщине и заглушила радость, охватившую было ее при сознании, что она на другой день увидит любимого человека, с которым рассталась несколько месяцев тому назад.

«А что если Мобрейль в присутствии Анрио или где-нибудь невдалеке от него, так что можно будет видеть и слышать, вздумает предъявлять права на меня, которые я предоставила ему в минуту слабости? – подумала Алиса, вся содрогаясь. – Впрочем, здесь у меня хранится испанский кинжал, – мысленно прибавила она, прижимая руку к груди, – и мне нечего бояться Мобрейля!»

Как бы желая рассеять мрачные предчувствия, Алиса быстро поднялась с дивана и прошла в соседнюю комнату, где в колыбели спал хорошенький, с розовыми щечками, грудной ребенок. Молодая женщина наклонилась над колыбелью и тихонько, так, как бабочка касается крылышком цветка, прижала свои губы к спокойному лобику ребенка.

– Этот поцелуй, мой дорогой ангел, – прошептала она, – я передам завтра твоему отцу.

IV

17 марта 1814 года возле деревни Торси у ворот маленькой мызы собралась толпа крестьян. Мыза помещалась на небольшом холме; она была обнесена забором, а возле дома находились конюшня, овин и сарай. Этим скромным имуществом пользовался хлебопашец, бывший раньше на службе у маршала Лефевра, в его имении Комбо. После женитьбы Жан Соваж – так звали обладателя фермы – переехал сюда ради своей жены, так как она была родом из Торси и эта мыза принадлежала раньше ее старой матери.

Жан Соваж отличался большим умом и развитием, чем значительная часть обитателей этой местности. Он вступал в разговор с учителем школы и спорил со священником в церковной ограде, где резвились крестьянские дети.

Находясь на службе в Комбо, Жан Соваж влюбился в молодую девушку, Огюстину, помощницу прачки. Но она отдавала предпочтение Сигэ, солдату-ординарцу маршала. Блестящий мундир гусара играл не последнюю роль в этом.

У Жана Соважа была репутация отчаянной головы. Он не стесняясь высказывал смелые взгляды; во время свадьбы полковника Анрио, когда крестьяне пировали в саду, он громко осуждал императора и доказывал крестьянам нелепость войны. Екатерина Лефевр, проходя по аллее, слышала этот разговор; она возмутилась, но не отказала от места Жану Соважу, так как он был очень честен и трудолюбив. Несмотря на свою резкую откровенность, Жан ни с кем не ссорился и на него не поступало никаких жалоб.

Маршал Лефевр не особенно дружелюбно относился к независимому и рассуждающему крестьянину; все его симпатии были на стороне гусара и потому он охотно согласился на его брак с прачкой Огюстиной, а также сделал невесте хороший подарок и полное приданое. В глубине души Лефевр гордился тем, что мундир солдата одержал верх над блузой крестьянина.

– Этот урод Жан Соваж, – улыбаясь, сказал герцог Данцигский, – со своими миролюбивыми идеями наградил бы нас потомством с куриной кровью; а Сигэ, как храбрый солдат, подарит императору целый отряд маленьких гусаров, которыми будет командовать Римский король.

Брак Огюстины и Сигэ состоялся; прачка покинула Комбо и переехала с мужем в Торси, на ферму своих родителей. Когда возобновилась кампания в 1813 году, Лефевр потребовал к себе своего ординарца накануне боя при Дрездене. Сигэ попал в засаду и погиб. Его тело не могли отыскать, но на опушке леса нашли его сумку; она была вся вывернута и разорвана. По-видимому, несчастный курьер был схвачен на этом месте прусскими аванпостами и затем расстрелян. Перед отъездом в армию Сигэ встретился с Жаном Соважем. Указывая на молодую, расстроенную жену, солдат сказал крестьянину:

– Если неприятельская пуля сразит меня, дружище Жан, если мне не суждено будет увидеть мою жену и ребенка, то…

– Брось эти глупые мысли! – прервал его Соваж. – Ты вернешься целым и невредимым, как и всегда.

– Возможно, но послушай, Жан, что я тебе скажу. Ты хороший, честный работник. Правда, ты немного упрям, но сердце у тебя прекрасное. Ты любил Огюстину. По-настоящему она должна была бы выбрать тебя, а не меня.

– Огюстина поступила так, как нашла нужным, – возразил Жан, – я не осуждаю ее. Она умная женщина, такая подруга жизни, какую можно пожелать каждому.

– Она не могла выйти за нас обоих, – философски заметил Сигэ, – и теперь, обдумав многое, я решил, дружище, что было бы лучше, если бы она вышла за тебя.

– Ты думаешь? – с горечью переспросил Соваж. – Но скажи, пожалуйста, почему ты находишь, что Огюстине следовало предпочесть меня?

– Потому что я солдат, который по первому требованию должен вскинуть на плечо ружье и отправиться Бог знает куда, а ты, дружище, воюешь только с травой и деревьями. Ну, оставайся на своей земле и заготавливай для нас хлеб. Мы, солдаты, постараемся, чтобы русские казаки и уланы не утащили его у нас из-под носа. Но я затеял разговор совсем не для того, чтобы рассуждать о наших почтенных профессиях. У меня есть к тебе большая-большая просьба: ты можешь оказать мне огромную услугу, Жан.

– Говори, в чем дело? – нетерпеливо спросил Соваж.

– Видишь ли, если я не вернусь назад, – а у меня есть предчувствие, что не вернусь, – я хотел бы, чтобы ты женился на Огюстине и заменил моему ребенку отца. Скажи, ты согласен исполнить мою просьбу? Огюстина полюбит тебя – у женщин это делается скоро, – а мой мальчик даже не будет знать о моем существовании, он еще так мал. Ты станешь для него родным отцом. Итак, я надеюсь на тебя, дружище Жан. А теперь прощай!

Подавив вздох и вытерев слезу, Сигэ быстро пожал руку своему бывшему сопернику, а теперь другу, вскочил на лошадь и поскакал по направлению к германским владениям, откуда больше не вернулся.

Жан Соваж сделался мужем Огюстины и отцом маленького Сигэ. Через некоторое время у Жана родился собственный сын, и оба мальчика росли вместе, довольные и счастливые.

Все вышло так, как предсказывал гусар Сигэ.

17 марта 1814 года Жан Соваж, непримиримый враг войны и слишком воинственного императора, держал в руках ружье. Его окружали крестьяне, вооруженные чем попало. Не у всех были ружья, но отвага и решимость светидись на всех лицах, несмотря на то, были ли у них заступы, вилы, железные ломы или огнестрельное оружие.

– Вы знаете меня, товарищи, – сказал Жан Соваж, обращаясь к крестьянам, – мне не нравилось то, что происходило в нашей стране. Я находил налоги слишком большими, а плату за наш труд слишком незначительной. Я не принадлежал к числу людей, ослепленных светом нашей славы. Разделяя удовольствие всех по поводу одерживаемых побед, я в то же время желал меньше трофеев для инвалидов и побольше хлеба для наших амбаров. Да, я все время выступал против тех, кто вовлекал нас в бесконечные войны, кто разбросал по Испании и русским степям французские кладбища. Сегодня же вы видите меня с ружьем в руках, с патронташем у пояса. Теперь я говорю всем вам, страдавшим от того же, от чего страдал и я: «Вооружимся чем можем и пойдем на врага! Возьмем ружья, если они у нас есть: возьмем вилы, а если они окажутся негодными, – так как ими приходится мало работать в течение уже многих лет, – возьмем палки, будем драться кулаками; защищать даже зубами нашего императора!» Вас, может быть, удивляют мои слова, товарищи?

Конфузливый, но вместе с тем одобрительный шепот пронесся среди крестьян.

– Я хочу объяснить вам, мои друзья, почему я заговорил сегодня на незнакомом вам языке, – продолжал Жан Соваж. – Не я изменился, а изменился Наполеон. Сначала он сражался из-за личных интересов. Он жаждал трона лично для себя, для своего наследника, для братьев, для маршалов. Он защищал до сих пор лишь свою славу, теперь же он защищает Францию. Наша родина находится в смертельной опасности. Пожелаем, чтобы император здравствовал для того, чтобы разбить Блюхера и Шварценберга и прогнать нападающих на ту сторону Рейна. Мы должны все собраться вокруг Наполеона, который чудесным образом не склоняется перед ужасными богемской и силезской армиями, имея в своем распоряжении лишь горсточку солдат, преимущественно рекрутов. Среди них есть мальчики шестнадцати лет, не умеющие даже заряжать ружье. Да, друзья мои, это очень тяжелая война. Мы должны показать русским казакам, что мы, французские крестьяне, можем быть храбрыми солдатами, когда нам приходится защищать нашу землю, наши жилища. Пойдемте, товарищи, к ферме «Божья слава». Вы увидите там, что такое война, и поймете, почему я позабыл о том, что Наполеон был деспотом и слишком сильно любил битвы. Я помню теперь лишь одно: он любит Францию и защищает ее. Вперед, жители Торси! Жан Соваж поднял ружье и во главе покорных деревенских героев направился к ферме «Божья слава».

V

Бессмертная французская кампания 1813 и начала 1814 года близилась к развязке во второй половине марта. Союзники с большими препятствиями продвигались вперед к незащищенной Франции, которая держалась только благодаря гениальности Наполеона. Но он не мог быть вездесущ, и там, где он отсутствовал, отсутствовала и победа. Наполеон разбил пруссаков в Сен-Дизье, русских в Бриенне, разгромил силезскую армию и отодвинул назад войско Блюхера при Монтеро. Враги начинали беспокоиться. Император Александр беспрестанно поглядывал в сторону Рейна и тревожно спрашивал, возможно ли отступление. Никогда еще Наполеон не выказывал таких блестящих способностей, как в эту памятную войну, которая была верхом военного искусства. Хорошо организованным европейским массам Наполеон мог противопоставить лишь остатки своей старой и новой гвардии да горсть молодых безусых добровольцев. Но в своих бюллетенях он тщательно скрывал недостаток войск.

«Вероятно, вы потеряли голову в Париже, – писал он герцогу Ровиго после победы при Вошане, – что сообщаете, что мы дрались по одному против трех. Я всюду распространяю слух, что в моих рядах находится триста тысяч войска, а вы одним взмахом пера уничтожаете хорошие результаты победы. Вы должны знать, что тщеславие здесь неуместно, и первое военное правило заключается в том, чтобы скрыть от неприятеля количество войск, заставить его думать, что это количество очень велико».

Подобная ложь и сверхчеловеческие усилия помогали Наполеону сдерживать вторжение неприятеля. Коленкур, герцог Виченцский, боролся в свою очередь в качестве полномочного посланника с представителями союзных войск, которые были более склонны подписать мир, чем продолжать войну. Он надеялся, что проигранное сражение настолько ослабит силу Наполеона, что уже больше не придется бояться каких-нибудь непредвиденных выходок с его стороны.

14 марта Наполеон снова выиграл сражение в Реймсе. Генерал Сен-При, командовавший тремя русскими дивизиями и одной прусской, был отодвинут назад. Двадцать пушек и пять тысяч пленников были результатом этой победы. Сен-При, такой же изменник, как и Моро, был сражен пулей того же стрелка, который попал в битве при Дрездене в бывшего республиканского генерала, перешедшего затем к роялистам и сражавшегося в рядах пруссаков.

– Ловкий стрелок! – воскликнул Наполеон, очень довольный тем, что избавился от двух значительных врагов.

Пока производили ампутацию Сен-При, его войска покинули Реймс и в него вошел Наполеон со своей старой гвардией. В городе зажгли иллюминацию, и восторженные возгласы: «Да здравствует император!» оглашали ночной воздух и достигали кабинета Наполеона, где он сидел за работой.

Около семи часов император позвал одного из своих адъютантов и приказал ему:

– Попросите сейчас же ко мне герцога Данцигского! Старая гвардия, священный батальон, никогда не покидала в это тревожное время своего императора.

Маршал Лефевр сейчас же прибежал, сильно взволнованный.

– Все идет прекрасно, мой старый товарищ, не беспокойся ни о чем, – весело приветствовал его Наполеон, – неприятель отступает. Мы останемся здесь еще дня два, чтобы восстановить связь с Эпернэ, Суассоном. Я приказал, чтобы сюда пришла дивизия, находящаяся в Меце. Эти двенадцать тысяч человек будут большим козырем в наших руках. Кроме того, Денуэтт пришлет мне четыре тысячи солдат из Парижа.

– Вы получили письмо от императрицы, ваше величество? – спросил Лефевр.

– Нет, оно от брата Жозефа, – ответил Наполеон, и облако грусти промелькнуло на его лице.

Мария Луиза, совершенно равнодушная к делам Наполеона, мало заботилась о своих обязанностях регентши и очень редко писала мужу. Ее молчание удручало Наполеона. Он постоянно думал о молодой австриячке, которая уже забыла о нем, между тем как он горячо любил ее. Стараясь побороть свою грусть, император продолжал рассказывать Лефевру новости, сообщенные ему братом.

– Сведения о настроении парижан превосходные, – сказал он, – народ лишь жалуется на мэров, которые мешают ему защищаться. Еще одна победа – и я наведу должный порядок. Обитатели Парижа знают, что такое честь.

Не забудь распорядиться, чтобы на Монмартре были приготовлены пушки для защиты стен Парижа.

– Будет исполнено, – ответил Лефевр. – Разве вы думаете, что возможна осада Парижа, ваше величество?

– Да, все возможно! Но Париж станет защищаться. Парижане не признают авторитетов, не терпят полиции, но питают священный ужас перед нашествием иностранцев. Они не доверяли мне, когда я был могуществен и когда вся Европа склонялась к моим ногам, но теперь они поддержат меня, увидев, что Россия, Пруссия и Австрия двигают свои войска к берегам Сены. Я рассчитываю на патриотизм и силу национальной гвардии в Париже.

– Возбужденные несчастьем, которое грозит стране, они будут драться, как герои, – воскликнул Лефевр. – Я их знаю, я видел их. Ведь я был когда-то лейтенантом национальной гвардии. Правда, это было очень давно! – со вздохом прибавил герцог Данцигский.

– Может быть, ты кончишь тем, чем начал, – заметил император. – Может быть, тебе придется быть сержантом небольшого отряда солдат, отданного под твою команду! А мне, может быть, придется самому прицеливаться из последней пушки в неприятеля, – пошутил Наполеон. – Право, это будет недурной конец для императора и французского маршала. Однако нам еще далеко до этого. У меня есть проект, прекрасный проект, ты потом увидишь. Я уверен, что парижане останутся довольны мной.

– Вы собираетесь, ваше величество, пойти на помощь Парижу? – спросил Лефевр.

– Не совсем так, – ответил Наполеон. – Я хочу спасти Париж, отвернувшись от него.

– Я не понимаю…

– Тебе и нечего понимать, – прервал маршала император, – твоя жена тебе все объяснит, когда мы вернемся победителями. Она умней тебя. Надеюсь, что твоя милая герцогиня Сан-Жень здорова? Вы все еще счастливы в своем супружестве?

– О да, очень! Катрин клялась мне, что разлюбит меня в тот час, когда изменит императору. Это значит никогда! – уверенно ответил Лефевр.

– О, вы оба хорошие, верные солдаты! К сожалению, вокруг вас царит вероломство. Ты знаешь, что этот безумный негодяй Бернадотт приехал в Льеж. Он вступил в сношения с Бенжаменом Констаном – любовником тяжеловесной старухи де Сталь, которая угощает его кнутом между двумя поцелуями. Император Александр уверяет этого Бернадотта, сделавшегося шведским наследным принцем, что при его помощи он может овладеть французским троном. И тот верит; я тебе говорю, что он совершенно сошел с ума. у него в голове безумие, а в душе – измена. Но не один он выказал себя изменником. Все те, кого я вытащил из ничтожества, поставил на самые высокие ступени общественной лестницы, отвернулись от меня; они теперь дают мне коварные советы. Они хотят, чтобы я заключил мир; но разве это возможно? Коленкур сказал им, что я приму то, что будет согласно с моей честью и достоинством Франции. О, Боже, какая двуличность! И мои маршалы заодно с изменниками.

– Не все, ваше величество! – возразил Лефевр.

– Я знаю, что есть исключения. Но кто бы мог подумать, что Ней, который сражается, как демон, Макдональд и Ожеро, которых я произвел в маршалы, начнут повсюду говорить, что я – единственная причина европейской смуты, что я являюсь препятствием для спокойствия народов? Они хотят заставить меня отказаться от престола; они, может быть, даже надеются довести меня до самоубийства. Но я никогда не сделаю этой глупости. У меня достаточно энергии и силы воли; я им еще покажу себя!

– Ваше величество, вы не должны придавать значение словам, вырвавшимся в минуту неудовольствия. Несомненно, что среди великих полководцев империи существует некоторая неуверенность, колебания, но об измене не может быть и речи.

– Ты ошибаешься. Заговор уже на полном ходу. Изменники хотят захватить императрицу в виде заложницы и провозгласить императором моего сына вместо меня! Глупцы, я больше всего желаю восшествия на престол Наполеона Второго. Это – моя надежда, моя цель, моя мечта! Для царствования моего сына, который будет либеральным и миролюбивым правителем, я в течение трех лет дал двадцать пять сражений; для Наполеона Второго я веду настоящую неравную борьбу, отстаиваю каждый клочок земли, принадлежащей Франции. Но мои недруги слишком торопятся; они нетерпеливее меня. Пусть они предоставят мне свободу действовать. Я должен сначала соорудить трон для моего дорогого маленького Римского короля. Наполеон Второй будет управлять свободными и мирными французами, при нем границы Франции должны простираться до самого Рейна. Я нуждаюсь в твоей помощи, мой старый товарищ, – прибавил император, нервно пожимая руку Лефевра. – Твои гренадеры охраняют меня от враждебных покушений, в их присутствии я совершенно спокоен за свою жизнь; по мне хотелось бы, чтобы в эту минуту ты был в Париже, возле моей жены и сына, которые подвергаются большой опасности.

– Вы желаете, ваше величество, чтобы я передал команду Удино, а сам отправился сейчас же в Париж? – живо спросил Лефевр.

– Нет, твое присутствие возле меня теперь более необходимо, чем когда бы то ни было. Я задумал великий шаг. Может быть, мои враги будут сконфужены, тем, что я собираюсь сделать. Но прежде всего я должен предупредить о своем проекте императрицу и брата Жозефа. Найди мне, Лефевр, человека, очень ловкого и преданного, он должен передать это письмо моему брату. Прочти его, тогда ты поймешь, в чем дело, – прибавил Наполеон, доставая из кармана листок бумаги.

Маршал познакомился с содержанием письма, которое оказало сильное влияние на судьбу Европы и послужило извинением для пагубного бегства императрицы. Письмо гласило следующее:

«Реймс, 10~го марта 1814 г.

Дорогой брат! Согласно инструкциям, данным Вам устно и во всех моих письмах, Вы ни в каком случае не должны допустить, чтобы императрица и Римский король попали в руки неприятеля.

В моих дальнейших действиях может случиться так, что Вы в течение нескольких дней не получите от меня никаких известий.

Если неприятель приблизится к Парижу с такой силой, что всякое сопротивление окажется невозможным, отправьте в округ Луары императрицу, моего сына, придворных лиц, министров, барона Бульери и все богатства. Не покидайте моего сына: помните, что я предпочел бы видеть его в Сене, чем в руках врагов Франции. Судьба Астианакса, пленника Греции, казалась мне всегда самой печальной из всех исторических рассказов.

Любящий Вас брат Наполеон».

Лефевр был растроган этим письмом, больше похожим на завещание.

– Раз императрица и король Римский должны оставить Париж, значит, дело нешуточное, – пробормотал маршал. – Если Париж возьмут, это будет ужасно!

– Все – дело чувства! – возразил император. – Париж совершенно не укреплен. Его могут защитить лишь мужество обывателей и штыки национальной гвардии. Было бы жестоко и бесполезно подвергать нашу прекрасную столицу всем ужасам бомбардировки. Для того чтобы сохранить за собой такую большую площадь, врагу придется рассеять часть своей армии. В это время я начну действовать с тыла. Если Париж будет взят, это еще не значит, что Франция побеждена. Прусский и испанский короли, а также и русский император, не считали себя окончательно покоренными, когда мы были в Берлине, Москве и Мадриде. О, если бы я был уверен, что Париж может сопротивляться! Если он продержится только две недели – Франция будет спасена! Как я сказал, мне придется действовать вдали от Парижа.

– Значит, столица потеряна! – в отчаянии воскликнул Лефевр.

– Одна или две победы отделяют от Парижа неприятеля. У меня есть план, я надеюсь на его успех, но для этого меня не должно мучить беспокойство за участь императрицы и моего сына. Укажи человека верного, на которого я могу вполне положиться, я пошлю его в Париж.

– Я могу назвать вам, ваше величество, полковника Анрио.

– Мужа прелестной Алисы, статс-дамы моей обожаемой жены? Да, этот выбор прекрасен. Позови ко мне полковника Анрио, а сам, мой храбрый товарищ, готовься к смелому выступлению самому трудному из всех тех, которые мы проделали с тобой до этих пор.

– В этом выступлении мы отдалимся от Парижа; вы, кажется, так сказали, ваше величество?

– Да, мы отвернемся от Парижа и неприятеля; это лучшее средство покорить врага.

– Я ничего не понимаю! – пробормотал Лефевр, широко открывая глаза.

– А разве ты раньше что-нибудь понимал? Но это не мешало тебе одерживать победы! Вернись к своим старым привычкам. А пока пришли скорее полковника Анрио – время не терпит.

Лефевр вышел, а Наполеон приказал своему лакею приготовить ванну. В течение тридцати часов император не отдохнул ни минуты. Вошедший адъютант доложил, что курьер просит дать пакеты, отсылаемые в Париж. Ежедневно в столицу Франции посылался человек с распоряжениями Наполеона, но не всегда ему удавалось благополучно добраться до Парижа. Часто неприятельские аванпосты схватывали курьера, опустошали его сумку и убивали. Наполеон не хотел доверить обычному курьеру письмо, прочитанное маршалу, и ограничился лишь тем, что прибавил к обычным депешам несколько строк, адресованных Марии Луизе.

Нужно было принять меры, чтобы обмануть неприятеля и предупредить возможность ареста Анрио.

Наполеон придумал для этого написать письмо жене, в котором поручал ей просить австрийского императора отнестись благожелательно к переговорам и посодействовать заключению почетного мира. Однако он прекрасно знал, что просьба Марии Луизы не приведет ни к чему; он не сомневался в настоящих чувствах тестя к своему зятю. Австрийский император не раз говорил ему, что опыт столетий показывает, что семейные отношения должны уступать государственным интересам. А интересы Австрии были далеки от Наполеона и его супруги в эти дни несчастья!

Поручение, даваемое императрице Наполеоном, должно было ввести в заблуждение неприятеля, если бы его курьер был схвачен и письмо прочитано. В этом письме сообщалось между прочим, что полковник Анрио приедет в Париж за ответом. Содержание именно этого послания Мария Луиза и прочла Алисе.

Заклеив конверт и отправив курьера, Наполеон написал Марии Луизе секретное письмо, в котором извещал о своем решении и о поручении, данном Жозефу, произвести смелый и неожиданный маневр. Ей он сообщил свой план во всех его деталях. Дело касалось похода на Восток. Пусть неприятель подвигается к Парижу, но сам он бросится к Мецу, к Вердену, снимет гарнизоны Майнца, Люксембурга, Тьонвиля, Страсбурга и составит из них тридцатитысячный корпус, к которому присоединит 15 000 человек из нидерландского резерва. Наконец Сюшэ, заменив крайне двусмысленно ведущего себя Ожеро, сможет довольно быстро подвести ему свой корпус в 40 000 человек. Встав во главе всех этих соединенных сил, Наполеон энергично поведет защиту отечества, отрежет союзникам отступление и уничтожит их между Эльзасом и Шампанью. Таким образом полем его действий станет Лотарингия. Там, подобно битве на Каталонских равнинах, северные завоеватели будут разбиты, и Франция спасена.

Этот великолепный, отважный план был вполне осуществим, и если бы не измена, дал бы свои результаты.

Покончив с диспозициями и успокоившись за судьбу жены и сына на время проектируемого им восточного похода, Наполеон приказал ввести полковника Анрио.

Вручив ему эти важные и конфиденциальные послания, Наполеон посоветовал ему пробираться в Париж с крайней осторожностью. Лучше было затратить больше времени на выполнение поручения, чем попасть в руки неприятеля.

Анрио поклялся, что во что бы то ни стало доберется до императрицы или умрет.

– Дело не в том, чтобы умереть, а чтобы вручить эти письма моему брату и регентше, пробившись через неприятельские линии, и вернуться обратно в главную квартиру, где вы можете еще понадобиться мне!

Анрио безмолвно поклонился в ответ. Император недолюбливал болтливости в таких делах, где требовалась только преданность.

Затем Наполеон продолжал:

– Бесполезно, а, может быть, даже и опасно пробираться в сам Париж, так как измена кишит в моем дворце и окружает императрицу и Римского короля. Я предупредил императрицу, что вы будете ждать ее в таком месте, где никто ничего не заподозрит, у парижской заставы, около ресторанчика, который содержится неким Лятюйем.

– А, дядюшкой Лятюйем, у заставы Клиши? Знаю, ваше величество.

– Там вы встретите императрицу. Она тайно проберется в этот ресторанчик, где вы сможете на свободе выполнить ваше поручение. Ступайте, полковник, и да хранит вас Бог!

С этими словами Наполеон протянул руку молодому офицеру, и тот с радостью и почтением пожал ее.

Затем Наполеон позвонил лакею и с удовольствием погрузился в приготовленную для него ванну, пробормотав:

– В Эльзасе и Лотарингии я освобожу Францию. А разбив врагов, я явлюсь в Реймс, чтобы короновать там сына!

VI

Совещание, обнаруженное ла Виолеттом в большом кабинете ресторанчика дядюшки Лятюйя, подходило к концу.

Собравшиеся там люди не сходились, быть может, во взглядах и намерениях; но их объединяла общая цель: воспользоваться несчастьем родины, вражеским нашествием, удалением Наполеона, слабостью его брата Жозефа, безразличием Марии Луизы, всеобщим равнодушием, усталостью парижан, желанием отдыха, выраженным маршалами, чтобы свергнуть императора и противопоставить ему новый образ правления.

О Бурбонах в то время не было еще и речи, и реставрация их казалась немыслимой; вопрос о возвращении лилии на французское государственное знамя официально возник гораздо позднее, а пока что таился в умах заговорщиков-роялистов.

На этом сборище иуд председательствовал Талейран, который с непоколебимым хладнокровием руководил прениями присутствующих.

Среди последних, как совершенно точно ла Виолетт перечислил Екатерине Лефевр, находились: архиепископ Прадт, бывший эмигрант, осыпанный милостями Наполеона и сделанный им императорским духовником; Луи, бывший член парижского парламента, пожалованный Наполеоном баронским титулом и назначенный им государственным казначеем; герцог Дальберг, немецкий барон, осыпанный Наполеоном золотом; Фушэ, плутовством пробившийся в люди и старавшийся в данном случае не прогадать от измены и извлечь как можно больше личной выгоды от перехода на сторону той или другой партии; и наконец – барон де Витролль, побывавший у русского императора и пробравшийся сквозь цепь наполеоновских войск, а потому привезший самые свежие новости о намерениях последнего.

К нему-то и обратился Талейран, спрашивая его мнение.

– Вы настаиваете на том, что Наполеон пропадет, если в столице окажется серьезно организованная партия, готовая лишить его власти?

– Я уверен в этом. Я объехал весь восток, Шампань, Франш-Контэ, Лотарингию. Крестьяне воодушевлены до последних пределов – они повсеместно хватаются за оружие. Если Бонапарту удастся объединить, организовать и направить всю эту массу патриотов в тыл союзной армии, то последним не выбраться из Франции. В Лотарингии или Франш-Контэ их ожидает могила!

– Значит, согласно вашему мнению, следует помешать Наполеону стать во главе партизан этих областей? Но как сделать это?

– Лишить его Парижа!

– Парижане, – сказал архиепископ Прадт, – только и желают, чтобы их избавили от Наполеона, но им надо помочь в исполнении этого желания. Ах, если бы союзники пробрались в долину Сен-Дени!

– Они могут появиться там через несколько дней, – заметил герцог Дальберг, – для этого достаточно, чтобы Наполеону пришлось принять сражение, которое не допустило бы его появления в столице.

– Главное, нужно чтобы столица не защищалась, – заметил Фушэ, – а этого нетрудно добиться!

– Можете ли вы сообщить нам, на чем зиждется ваше предложение о возможности лишить Париж желания защищаться? – осведомился Талейран.

– О, в данном случае я пользуюсь простыми сопоставлениями, – уклончиво ответил улыбавшийся Фушэ. – Во всяком случае нетрудно будет найти такое лицо… например, одного из маршалов, который согласится подписать капитуляцию.

– Но его надо сначала найти! – сказал Талейран.

– Мне кажется, что я уже нашел его. Но главное вот что: допустим, что капитуляция подписана. Что же потом? И какую судьбу готовите вы Наполеону? Заставите ли вы его отречься от короны? Но в таком случае кого вы предполагаете сделать его наследником? Будет ли продолжено регентство?

– Я предполагаю, что Наполеон должен отречься в пользу Римского короля. В течение детства нового императора можно будет использовать мирное время и сделать много хорошего для страны.

– Восстановить принцев! – сказал барон Луи.

– И религию тоже! – прибавил архиепископ Прадт.

– Регентство не годится для этой страны, господа, – воскликнул герцог Дальберг. – Империя, достигшая вершины могущества, не может удержаться на ней, если попадет в женские руки. Ребенок не может с достоинством нести корону и меч, брошенные Наполеоном. На этот военный трон, который, благодаря союзникам и нам, скоро станет вакантным, можно посадить только солдата.

– Можете ли вы предложить нам такого военного, кандидатура которого на вакантный престол оказалась бы приемлемой? – кисло-сладким тоном спросил Талейран.

Втайне Талейран был приверженцем регентства, которое должно было быть провозглашено после отречения Наполеона. Вице-президент совета, первый сановник империи, он рассчитывал стать настоящим правителем государства, действуя от имени малолетнего Римского короля. Поэтому он враждебно относился к мысли, в данном случае выраженной герцогом Дальбергом, и хотел заставить герцога высказаться подробнее, чтобы поймать его на деталях и доказать неисполнимость такого плана.

Герцог Дальберг продолжал:

– Я стою на той точке зрения, что только военный может наследовать трон Наполеона, и притом такой военный, который пользуется симпатиями наших освободителей и имеет доступ к монархам-союзникам. В то же время необходимо, чтобы он пользовался славой хорошего воина, чтобы его прошлое не отпугивало старых республиканцев, людей, бредящих равенством, подозрительно относящихся к древней родовой аристократии и способных пойти на вооруженное восстание, только чтобы не допустить реставрации прежней монархии. Господа, в ком же вы встретите такое счастливое сочетание заслуг и качеств, как не в славном князе Понтекорво, ныне наследнике шведского трона, великом воине современности, маршале Бернадотте?

– Не произносите так громко этого имени, дорогой герцог, – поспешно сказал Талейран. – Нас могут услышать!

И он указал пальцем на перегородку, напоминая заговорщикам, что Мария Луиза находится поблизости. Фушэ, до сих пор пользовавшийся услугами тайных агентов, узнал о появлении императрицы в этом ресторанчике и сообщил об этом заговорщикам, которых несколько обеспокоила близость регентши, так как они не знали истинных чувств императрицы к Наполеону и предполагали, что она привязана к своему супругу.

Тогда заговорил де Витролль:

– То, что вы говорите о шведском принце, господа, в отношении его воинской славы, – вполне правильно. Но прочить его на французский престол равносильно признанию в полном непонимании момента. Ведь и Наполеон стал невыносим для народа только потому, что последний устал от войн и требует покоя. Ему абсолютно не нужен государь-воин. Маршал, подобный Бернадотту, поставленный во главе французской нации, будет постоянной угрозой миру. Он не преминет пожелать отделаться от европейской опеки. Мирные принцы из рода Бурбонов гораздо более соответствуют идеалу правителя, необходимого для настоящего, далеко не воинственного настроения страны. Кроме того, хотя шведский принц и дал ценные доказательства своей верности и преданности союзникам, за что последние и вознаградили его шведским троном, но князь Понтекорво, несмотря ни на что, все-таки останется Бернадоттом. Он олицетворяет собой по происхождению ту армейскую демократию, которой так боятся все государи. Ведь он тоже является детищем революции. Он только усилит спутанность нравственных понятий, воцарившуюся в народных умах благодаря устранению от трона законных государей; его воцарение будет новым ударом по догме престолонаследия, соблюдать которую всецело в интересах союзных монархов. Бернадотт не дает нам никаких гарантий, не обеспечивает ни малейшей безопасности. Точно так же, как он изменил Наполеону, он изменит и монархам, даровавшим ему трон. Пусть он лучше останется в Швеции, где он никому не опасен. Я имел счастье докладывать все эти соображения его величеству императору Александру, который вполне согласился с моим взглядом на вещи. Из разговора с его величеством я вывел заключение, что союзные монархи, с которыми нам необходимо считаться, так как без них мы ничего не можем сделать, будут косо глядеть на избрание Бернадотта. Господа, нам не остается ничего другого, как обратиться к Бурбонам.

– Белое знамя слишком непопулярно; ведь это было штандартом Вандеи и знаменем эмиграции! – заметил Фушэ, вспоминая о своем былом якобинстве.

Совещание грозило перейти в спор. Талейран поспешил вернуть спорящих к действительности.

– Да оставим, господа, в покое кандидатов и цвета знамени, – сказал он, – в настоящий момент нам необходимо заняться регентшей и ее сыном. Что нам с ними делать?

– Присутствие Марии Луизы и ее сына вблизи войск и среди солдат национальной гвардии, из которых многие сильно экзальтированы, представляет собой большую опасность, – заметил архиепископ Прадт.

– Пребывание сына Наполеона в Париже является препятствием к принятию решения совместно с союзниками, – прибавил Дальберг.

– Надо во что бы то ни стало избавиться от наследника империи и его матери! Но мирно, без насилия… – сказал Витролль.

Смущенный ропот присутствующих последовал за этим замечанием.

– Раз мы все согласны в необходимости будущего отъезда императрицы и ее сына, – продолжал Талейран, – отъезда, который даст возможность народу свободно высказать свои истинные чувства и пожелания, а нам предоставит свободу действий и переговоров с союзниками в целях наилучшего обеспечения мира и спокойствия в стране, то мне кажется, что мы должны посоветовать ее величеству удалиться из Парижа. Для передачи ей этого совета у нас, к счастью, имеется преданный помощник, пользующийся громадным влиянием на ее величество.

– А кто это? – осведомился Витролль.

– Граф Нейпперг. Я попросил его содействовать нам, и он обещал мне сделать все, что в его власти, чтобы помочь нам в том предприятии, которому сочувствует, между прочим, также и его августейший повелитель, император австрийский.

– А когда можно будет повидать этого Нейпперга? – осведомился архиепископ Прадт.

– Он может сию же минуту очутиться среди нас, если вы желаете этого.

Заговорщики поспешили заверить Талейрана, что они о радостью увидят в своей среде этого неожиданного соучастника.

Через несколько минут появился Нейпперг.

Его посвятили на скорую руку в курс тех совещаний, которые происходили до него, высказали обоснования необходимости удаления Марии Луизы под тем предлогом, будто она с сыном подвергается слишком большой опасности, оставаясь в столице во время ужасов осады и, быть может, даже и гражданской войны. Потому его просили использовать все свое влияние на Марию Луизу, чтобы убедить ее как можно скорее оставить с сыном Париж.

Нейпперг улыбнулся и заявил собравшимся, что более приятной для него миссии не могло бы быть. Он уже говорил с императрицей об этом. Достаточно будет, по всей вероятности, еще раз обратиться к ней с уговорами уехать из Парижа, чтобы она уступила.

Заговорщики рассыпались в комплиментах и любезностях по адресу возлюбленного Марии Луизы; ему обещали признательность Франции, которая будет обязана ему своим миром и спокойствием.

Нейпперг поклонился и сказал с выражением жестокой ненависти:

– Не благодарите и не хвалите меня, господа! Не для вас и не для Франции работал я. Я борюсь против человека, я хочу свалить Наполеона. Я уже вижу, что он готов упасть, и хочу всеми своими силами ускорить его падение. Я глубоко ненавижу его и уже двадцать лет подготавливаю его гибель. Я не перестану преследовать его до тех пор, пока не увижу его мертвым или пока его не сошлют и не заключат узником на каком-либо острове, с которого он не будет в силах убежать.

– На остров! – воскликнул Талейран. – Ей Богу, это такая мысль, о которой мы даже и не подумали. А ведь Наполеону было бы очень недурно окончить таким образом свою карьеру. Он родился островитянином – так почему бы ему и не кончить островитянином, поделившись на каком-нибудь острове вроде Корсики, Капри или Эльбы?

– Все это слишком близко, – мрачным голосом заявил Нейпперг. – Я хотел бы, чтобы он попал в мои руки; тогда я отправил бы его на какой-нибудь необитаемый остров необъятной Атлантики или на остров Святой Елены…

– Ну, а пока что он находится в Шампани, – заметил Фушэ, – и может обрушиться на вас в какую-нибудь неделю. С горсточкой гренадеров, оставшихся ему верными, этот человек способен наделать больших и страшных дел. Подумайте об этом и подумайте о себе, господа! Если Наполеон вернется победителем, то что станет с нами!

– Союзные государи, – мягко заметил Прадт, – заверили меня, что в случае, если грядущие события изменят нашим надеждам, нам, которые действуют согласно с ними, бояться нечего. Для каждого из нас найдется теплое местечко, мне это твердо обещали!

Такая гарантия заставила разгладиться лбы заговорщиков, сильно смутившихся при словах Фушэ.

Прадт вооружился бутылкой шампанского, откупорил ее, налил бокал, подал его Нейппергу, налил себе и, передавая бутылку своему соседу, герцогу Дальбергу, сказал:

– Пустите по кругу! Светлые надежды, поданные нам господином Нейппергом, заслуживают того, чтобы мы выпили за выполнение наших проектов!

Все сдвинули бокалы, наполненные пенящимся вином, и звонко чокнулись.

– За здоровье наших законных государей! – сказал Витролль.

– А также и за наших державных союзников! – добавил сейчас же Дальберг.

– Господа, не забудем императрицу-регентшу! Разве же благодаря господину Нейппергу она не является в данный момент нашей самой мощной союзницей? – сказал архиепископ Прадт с жестом священника, простирающего ковчег с мощами над головами молящихся.

– За мир и благоденствие народов! – пробормотал еле слышно Талейран.

– Господа, прежде всего следует выпить за наше собственное здоровье, – насмешливо сказал Фушэ, – потому что не следует забывать, что эта игра может стоить нам головы. А вы, господин Нейпперг, не выражаете никаких пожеланий, не пьете ни за чье здоровье? Неужели вам нуж– но подсказывать? Ну, ладно! Я пью за будущую отсылку Наполеона на один из тех осторовов, где вы так милостиво собираетесь выстроить ему последний дворец! Нейпперг чокнулся с Фушэ и холодно сказал:

– Я пью за смерть Наполеона на самом далеком острове, на самой мрачной голой скале, какая только может отыскаться в мире!

Архиепископ Прадт налил себе еще бокал вина и пробормотал с удовлетворением в голосе:

– Пути Господни непостижимы, и уже неоднократно Его десница пользовалась любовью женщины, чтобы поразить пороки и раздавить гордость!

Вдруг во дворе послышался стук копыт быстро скачущей лошади, заставивший вздрогнуть всех собравшихся.

VII

– Офицер от Наполеона! – воскликнул Фушэ, бросившийся к окну.

– Уж не авангард ли это его? – пробормотал архиепископ Прадт.

Все заговорщики, за исключением Талейрана, не терявшего обычного спокойствия и хладнокровия, в ужасе вскочили с перекошенными от страха лицами; им показалось, что это скачет целая кавалерийская дивизия, и они ждали, что с минуты на минуту раздастся ненавистный крик «да здравствует император!».

Некоторые из них уже взялись за шапки и направились к двери.

Но Нейпперг, сохранивший полное спокойствие, остановил их движением руки и очень быстро успокоил.

– Это курьер из императорской квартиры, – сказал он, – без сомнения, несет нам великолепные новости. Успокойтесь, господа, и благоволите дать ему время вручить письма той, которой они адресованы.

– Значит, этого курьера ждали? – осведомился Талей-ран.

– Да, только два человека и знали о данном ему поручении и месте, где таковое должно было быть выполнено. Это я и… еще одна дама, имя которой разрешите мне не называть.

Все кивнули головой в знак сочувствия, уважая скромность Нейпперга и стараясь не показать, что они понимают, кто эта дама.

Нейпперг продолжал авторитетным тоном:

– Это я, господа, просил князя Беневенто собрать вас здесь, в этом ресторанчике, так как никому не придет в голову, что подобное место избрано для важного совещания. Я знал, что этот офицер, везший депеши Наполеона, находится в пути, и подумал, что нам было бы важно познакомиться с их содержанием. Не так ли, князь?

Талейран, к которому была обращена эта фраза, ответил:

– Действительно, после ценных сообщений господина Нейпперга я взял на себя миссию созвать всех вас на импровизированный завтрак в ресторанчике, чтобы можно было, не боясь нескромных ушей, заняться государственными делами и обсудить события, которыми чревато будущее. Вы советовали не объявлять о приезде курьера, так как его могло что-нибудь задержать в дороге или же он мог получить в пути приказание вернуться. Я поступил сообразно вашим желаниям. Но теперь, граф Нейпперг, я сделал все, и вы возьмитесь за дальнейшее. Курьер, везомые им депеши, ответ, который он должен будет передать тому, кто его послал, – все это уже ваше дело.

И князь Беневенто снова замкнулся в своей маске безразличия и равнодушия.

– Было бы страшно интересно узнать содержимое этих депеш! – заметил вполголоса Фушэ.

– А еще интереснее, быть может, прочесть ответ, который последует на них! – в тон ему прибавил барон Витролль.

– Я уже подумал об этом, господа! – ответил Нейпперг. – Существует некий дворянин, с которым я познакомился в Англии и сошелся на почве общей ненависти. Возможно, что его имя известно кое-кому из присутствующих: это граф Мобрейль. Он предложил мне свои услуги, чтобы работать против Наполеона. Я воспользовался его помощью. Это отважный человек, который ни перед чем не отступит, чтобы дойти до цели.

– Я знаю этого графа Мобрейля, – перебил его Фушэ. – В моих воспоминаниях о деятельности по министерству полиции ему уделено несколько очень интересных заметок. Это такой человек, который действительно пойдет на все. Но вы заявляете нам, что он обещал представить письма, написанные Наполеоном императрице, а это чертовски трудно! Кроме того, как я предполагаю, он обещал доставить вам также и ответ?

– Да, и ответ также!

– Тем не менее, насколько я знаю – это тоже из моих! воспоминаний старого полицейского, – сказал Фушэ, – императрица никому, даже тем, кто связан с нею узами самой Тесной интимности, – при этих словах Фушэ насмешливо посмотрел на Нейпперга, – не доверяет тайны писем, получаемых от императора или отправляемых к нему. Если граф Мобрейль действительно принесет нам эти депеши, которые должны заключать в себе безусловно важные секреты, судя по месту, избранному для приема курьера, то он покажет себя таким ловким, что я могу только поздравить вас с приобретением столь дельного помощника!

В этот момент раздался тихий стук в дверь.

Нейпперг пошел открыть.

На пороге показался Мобрейль. Он был очень бледен. Его правая рука была засунута, словно в перевязь, в отверстие расстегнутого жилета. Галстук, жабо и кружево были забрызганы свежей кровью. Он подошел и, поздоровавшись кивком головы, достал левой рукой из-под редингота бумаги.

– Читайте! – сказал он слабым голосом, бросив бумаги на стол. – Поскорее читайте! – Затем он бросился на стул и пробормотал: – Я задыхаюсь… Пожалуйста, стакан воды!

Вот каким образом Мобрейлю удалось овладеть письмами Наполеона, доставку которых императрице последний поручил Анрио.

Анрио выехал из Реймса после первого курьера, посланного императором с извещением о скором прибытии второго. Он ехал с таким расчетом, чтобы избежать цепи неприятельских войск, для чего ему пришлось сделать большой крюк. Ему удалось проехать сквозь занятые неприятелем деревни, не подвергаясь ни допросу, ни досмотру. Он добрался до последнего перегона и уже видел перед собой высоты Монмартра, когда на дороге вдруг вырос человек, одетый в широкий извозчичий кафтан. Этот человек крикнул ему:

– Вы полковник Анрио?

– А вам какое дело? – ответил тот, давая лошади шпоры и держа наготове пистолет.

– Я от госпожи Алисы.

Имя жены, произнесенное этим человеком подозрительного вида, успокоило Анрио насчет враждебных намерений незнакомца, но вселило в него тревогу за жену. Какая беда грозила Алисе? Что такое могло случиться с нею, если ее имя упоминает какой-то придорожный бродяга?

Анрио остановил лошадь и со стесненным сердцем повернулся к человеку, который сказал ему:

__ Меня послала к вам госпожа Алиса. Дама, с которой вы должны были встретиться в ресторанчике дядюшки Лятюйя, по важным, но не известным мне основаниям, не имеет возможности прибыть на условленное для свидания место.

__ И что же? – спросил Анрио, по-прежнему оставаясь настороже.

Незнакомец продолжал:

– Не имея возможности по некоторым соображениям, о которых вы можете догадываться, принять вас у себя на дому, эта дама предлагает вам отправиться не в ресторан дядюшки Лятюйя, а в гостиницу «Золотое солнце», расположенную в Лафурше, на перекрестке дорог Клиши и Сен-Дени.

– Я могу остановиться в этой гостинице; но для чего это? – спросил Анрио, недоверие которого уменьшалось. – Если ваше сообщение верно, что я найду там?

– Вы встретите там свою супругу, и она сообщит вам то, что поручила ей передать дама, к которой вы имеете письмо. Больше я ничего не знаю. Я исполнил данное мне поручение, больше с меня нечего и спрашивать. Счастливого пути, полковник Анрио. Не забудьте: гостиница «Золотое солнце» в Лафурше.

Не успел Анрио прийти в себя от удивления, как незнакомец, отскочив в сторону, скрылся в узком проходе между стенами, куда всадник не мог бы последовать за ним. Пустив медленным шагом лошадь, Анрио задумался. Появление такого странного вестника могло удивить, но было вполне объяснимым. Очевидно, ему было известно о прибытии Анрио. В таком случае он мог быть послан только самой императрицей.

Ведь незнакомец знал, что он проедет по этой дороге, что он является курьером к императрице; очевидно, во избежание измены, о которой возникли подозрения, необходимо было принять эти меры предосторожности.

Ведь во дворце Тюильри императрица не только не была свободна в своих действиях, но и не могла быть спокойной от шпионов. На окружавших ее лиц положиться было нельзя. Император знал все это и потому-то избрал местом передачи депеш ресторан Лятюйя. Но мало ли что могло помешать Марии Луизе прибыть туда!

И мало-помалу все сомнения Анрио рассеялись. Мысль об Алисе окончательно уничтожила последние опасения. Ведь ее должен был встретить он в названной незнакомцем! гостинице «Золотое солнце». Дорогая Алиса! Как любил он ее! Как он страдал от необходимости быть с нею в разлуке! \ Но с какой безумной радостью прижмет он теперь ее к своему сердцу! О, как добра императрица: ведь она могла выбрать для сообщения своей воли другую придворную даму, а она послала Алису! Какой счастливой случайностью являлась невозможность для императрицы прибыть в ресторан Лятюйя. Он сможет теперь на свободе увидеться со своей славной женушкой, он сможет выказать себя любящим супругом, не нанося ущерба службе.

Окончательно успокоившись и не сомневаясь более в правдивости слов человека, остановившего его по дороге, Анрио дал поводья своему Фебу. Погладив лошадь по шее, он сказал ей, словно бы животное могло понять его:

– Живее к «Золотому солнцу», Феб! Мы едем к твоей доброй хозяюшке, Алисе!

VIII

В тот час, когда Анрио скакал по дороге Сен-Дени и когда мадам Сан-Жень в сопровождении ла Виолетта, войдя в ресторан Лятюйя, застала совещание предателей и свидание Марии Луизы с Нейппергом, в гостиницу «Золотое солнце» явилась парочка, потребовавшая комнату.

Это были Алиса и Мобрейль.

В тот момент, когда молодая женщина, вопреки приказаниям императрицы и повинуясь повелительной записке Мобрейля, решила войти в кабачок Лятюйя, вдруг появился Мобрейль, сказавший ей на ухо:

– Вы очень аккуратны, это мило с вашей стороны. Но пойдемте дальше, в гостиницу «Золотое солнце».

– А почему бы не остаться здесь? – сказала Алиса. – Ведь то, что вы хотите сказать мне, я могу выслушать здесь с таким же успехом, как и в гостинице.

– Сегодня в этом ресторанчике собралось слишком много народа, – весело ответил Мобрейль. – Нас могут увидеть, побеспокоить. Поэтому умнее будет перейти туда, куда я вам сказал. «Золотое солнце» – это уже деревня, и нахалы, равно как и ревнивцы, не явятся туда.

Причиной перемены места свидания было то, что Мобрейль заметил присутствие в ресторане Лятюйя герцогини Лефевр и ла Виолетта. Они, как он подумал, без сомнения зашли гуда случайно, но их соседство делало небезопасным затеянное им предприятие. В герцогине Алиса могла найти такую поддержку, о которой разобьются все его усилия, а в гостинице «Золотое солнце» он не подвергается никакому риску.

Извещенный Нейппергом – а последний в свою очередь узнал об этом от самой Марии Луизы – о прибытии Анрио, Мобрейль признал гостиницу «Золотое солнце» удаленную от заставы и массы всяких торговцев и извозчиков, кишащих там, за более надежное место для исполнения своего плана. Здесь их примут за влюбленных, и никому не придет в голову подслушивать или стеречь их.

Алиса быстро шла рядом с Мобрейлем, отказавшись взять предложенную им руку. Вся кровь прилила к щекам, ее сердце сильно билось. Она думала об Анрио, который, быть может, уже прибыл в ресторан Лятюйя и которого она вскоре увидит. Задумавшись о муже и мечтая о его поцелуях, Алиса беззаботно шагала по пыльной дороге Клиши.

Мобрейль шел рядом с ней, не говоря ни слова, видимо озабоченный.

Вдруг радость Алисы от ожидания встречи с Анрио омрачилась мыслью о присутствии Мобрейля.

«Но допустит ли он, чтобы я отправилась в ресторан и встретилась там с мужем?» – мелькнула у нее мысль.

И она вдруг подумала, что он ведет ее в эту удаленную гостиницу только для того, чтобы задержать ее, чтобы помешать встретиться с Анрио.

Она мрачно посмотрела на своего спутника, по-прежнему задумчивого и озабоченного, затем инстинктивно сунула руку за корсаж. Да, ее верный защитник – испанский кинжал – все еще был там! Она сразу успокоилась. Улыбка сверкнула на ее лице, она с выражением недоверия и превосходства поглядела на Мобрейля и, подойдя к гостинице, развязно сказала:

– Ну что же, зайдем в «Золотое солнце»!

Пораженный внезапной переменой в манерах Алисы, Мобрейль подумал: «Она не очень-то заставляет просить себя! Эге! Да если дело пойдет так и дальше, то все обойдется гораздо легче, чем я думал!» И тоже повеселев, он повторил за ней:

– Ну что же, прекрасная дама, зайдемте в «Золотое солнце».

В тот момент, когда они входили во двор, человек, закутанный в простой извозчичий кафтан и очевидно поджидавший его, подошел к нему и быстро шепнул ему на ухо несколько слов.

Мобрейль с видимым удовольствием выслушал его и сказал вполголоса:

– Хорошо, Дасси, вы мне больше не нужны. Ступайте! Вам не следует оставаться здесь долее!

Алиса и Мобрейль в сопровождении служанки поднялись на первый этаж, где была приготовлена комната. Впустив их туда, служанка спросила:

– Вам понадобится еще что-нибудь?

Мобрейль в ответ на это предупредил ее, что в скором времени сюда должен прибыть всадник, который осведомится, не поджидает ли его здесь дама, и ему нужно ответить, что да.

Служанка вышла, и Мобрейль с Алисой остались наедине.

Между обоими любовниками, из которых один никогда не любил, а другая уже не любила больше, хотя и должна была выносить все тяжелые последствия совершенной ошибки, произошла короткая, но решительная сцена.

Теперь Алиса уже не чувствовала ничего, кроме отвращения и страха к человеку, которому когда-то отдалась. Но, несмотря на это, она не могла выйти из-под власти своего бывшего любовника, по-прежнему пользовавшегося громадным влиянием на нее. Она чувствовала себя попавшей в западню, была во власти Мобрейля. Она ненавидела его со всей силой любви к мужу, вновь воскресшей в ее сердце, но в то же время чувствовала себя бессильной сопротивляться тому, кто держал ее в своих объятиях; вместе с телом она отдала ему свою волю. Этот любовник, прогнанный ею с ложа, но не из мыслей, сохранил над ней весь авторитет обладания. Она уже не была больше его любовницей, не хотела быть больше ею, но по-прежнему сознавала себя его безвольной рабыней и говорила себе, что он может добиться от нее всего, чего захочет. Как ни старалась она облечься панцирем сопротивления, презрения, даже ненависти, ей все-таки приходилось сознаться в душе, что все эти попытки к протесту растают в немом бессилии, если Мобрейль заговорит с нею тоном повелителя. Соглашаясь на это свидание, Алиса была готова к тому, что должно было унизить ее, запачкать, преисполнить отчаянием и угрызениями совести, но в то же время сознавала, что должна будет уступить, что она не в силах будет упорствовать в отказе, сопротивляться желаниям Мобрейля. «Я убью его потом!» – думала она, но мысль о возможности защиты своей чести до, а не потом, даже не приходила ей в голову. В его присутствии она чувствовала себя словно птичка, парализуемая взглядом змеи.

Заперев дверь, Мобрейль остался на почтительном расстоянии от Алисы и не делал ни малейших попыток взяться за свою прежнюю роль соблазнителя. Это немного удивило молодую женщину, и слабая надежда несколько оживила ее сердце: может быть, это свидание будет просто их последним «прости», последним, заключительным аккордом былой страсти?

Она с боязливым любопытством ждала, чтобы Мобрейль заговорил.

Наконец нежным, звучным голосом он изложил ей цель их свидания в гостинице «Золотое солнце». Полковник Анрио был в дороге и скоро он прибудет сюда. Он везет в Париж письма; они довольно незначительны, но тем не менее в этих депешах имеются такие сведения, которые страшно необходимы ему, Мобрейлю, и он во что бы то ни стало должен прочитать их. Значит, дело заключается в том, чтобы получить их от полковника Анрио. Ей будет достаточно сказать мужу, что императрица послала ее принять курьера Наполеона. Анрио не придет в голову ни малейшего подозрения, так как он отлично поймет, что у Марии Луизы могут возникнуть затруднения, мешающие ей лично принять адресованные ей письма. Поэтому он без всяких колебаний отдаст своей жене, статс-даме императрицы, доверенное ему послание.

В первый момент, узнав, что в данном случае дело не касается ее самой и что Мобрейль заставил ее явиться в этот номер гостиницы не для предъявления своих прав на любовь, а с чисто политической целью, Алиса испытала чувство огромного облегчения. Она сделала презрительный жест, выражавший: «Ах, так дело только в этом?» Но тут же ей пришло в голову, что находящиеся у Анрио бумаги могли содержать важную государственную тайну и обмануть Анрио, злоупотребить его супружеским доверием, изменнически нарушить тайну императорской корреспонденции было бы очень тяжким и отвратительным преступлением. Ее первым движением было желание немедленно ответить согласием, так как она была счастлива, что отделывалась так легко. Но затем она подумала, что Анрио категорически откажется вручить письма даже ей, Алисе, если будет иметь основание усомниться, попадут ли они прямо в руки и в полной неприкосновенности к императрице.

– Но вы требуете от меня подлости, воровства! – резко ответила она Мобрейлю.

– Это самая обыкновенная политическая операция, то, что мы называем на административном языке «выемкой». Я не хотел являться сюда в сопровождении полицейского комиссара, я рассчитывал, что вы добровольно отдадите мне, вашему другу, эти бумаги, которые, кстати сказать, будут потом самым добросовестным образом переданы по назначению.

– Ну, так вы ошиблись! Я не отдам вам этих писем! Впрочем, я просто предупрежу обо всем Анрио, так что их у меня даже и не будет.

Мобрейль побледнел; он не ожидал такого энергичного сопротивления.

– У нас обоих слишком мало времени и терять его понапрасну мы не можем, – сухо и отрывисто ответил он. – Если хотите, можете предупредить полковника Анрио; но если он потребует от меня объяснений, то я дам их ему! Я скажу ему, что вы – моя любовница, и что я захотел узнать, нет ли в письмах, которые он везет, какой-нибудь нежной записочки, адресованной лично к вам, из которой я мог убедиться, что вы не соблюдаете данных мне обещаний и продолжаете поддерживать с мужем нежные супружеские отношения.

– Вы решитесь сделать это?

– Да, я сделаю это. О, я отлично знаю, что произойдет затем: дуэль здесь же, на дворе этой гостиницы. Это будет очень забавно. Я буду в отчаянии, что мне придется изрешетить этого несчастного полковника Анрио, против которого лично я ничего не имею, но ведь вы знаете, что еще недавно я убил двух человек подряд в биллиардной комнате одного кафе в Пале-Рояле. Значит, я легко получу письма. Подумайте только: раз ваш муж будет убит или в лучшем случае будет ранен, то сейчас же сюда прибежит полиция, жандармерия; мне придется предупредить их о депешах убитого курьера, и бумаги, найденные у него, не будут ни в коем случае отданы вам, а их арестуют и возьмут с собой. Настоящая адресатка получит их очень не скоро, только после того, как с их содержанием познакомятся комендантское управление, министерство полиции. Вы сами можете понять, что если в этих письмах будут обнаружены какие-нибудь тайные планы императора, то высшие сановники, которые все спекулируют на государственных бумагах, постараются сохранить их втайне, так кaк сначала им надо будет распорядиться покупкой или продажей ценностей сообразно полученным сведениям, а что касается регентши, то она узнает обо всем только тогда, когда все уже свершится! Вот и взвесьте все «за» и «против»! Довериться мне – это наилучший при данных обстоятельствах способ сослужить действительную службу императрице и избавить милейшего Анрио от доброго удара шпаги!

Развязность, с которой Мобрейль говорил все это, сбивала с толку и смущала Алису.

– Но для чего вы хотите получить эти письма? Какой вам интерес в них? – спросила она.

– Да уж есть интерес, милочка! – ответил он, переходя в шутливый тон и начиная подчеркнуто называть Алису на «ты». – Я вот только что говорил тебе о финансистах. Ну так вот, у меня имеются среди них друзья. Они согласились заинтересовать меня в своих спекуляциях при условии, что я извещу их заранее о готовящихся событиях. Я подозреваю, что в письмах, которые везет твой муж, должны быть такие новости, которые вызовут известную сенсацию на бирже; поэтому-то мне и интересно познакомиться с ними прежде всех. Да ну же! Дело решенное! Твой муж сейчас прибудет. Оставляю тебя. Ты потом спустишься ко мне в сад; там имеется маленькая беседочка, где я могу спрятаться. Но не вздумай изменить мне!

– Если вы рассчитываете, что я изменю Анрио, то вы ошибаетесь!

– Что? Ты отказываешься? Ты не отдашь мне этих писем?

– Я? Наоборот, я потороплю мужа отнести эти письма к императрице, которая одна только имеет право вскрыть их.

– Ты шутишь? Ведь я объяснил тебе, почему мне важно познакомиться с их содержанием! Надо же быть рассудительной! – сказал Мобрейль, стараясь шутливым тоном замаскировать охвативший его гнев. Затем, делая вид, будто он вспомнил о большом упущении, он с улыбкой подошел к Алисе, простирая к ней объятия, и сказал: – Ах, я понимаю, почему ты упрямишься! Действительно, я совершил непростительную оплошность… Ты, очевидно, думаешь: «Господи, как он изменился, каким грубияном он стал! Как, мы находимся наедине в запертой комнате после того, как долго не виделись, и он даже не поцелует меня!» Я форменный идиот, что все время говорил с тобой об одних только делах! Но сейчас я исправлю свою ошибку и вымолю у тебя прощение!

И, по-прежнему шутя и улыбаясь, он обнял Алису и хотел поцеловать ее.

Однако молодая женщина быстро вывернулась из его объятий, а затем быстро вытащила из-за корсажа испанский кинжал и ударила им два раза Мобрейля.

Он инстинктивно отскочил и подставил лезвию согнутую правую руку.

Брызнула кровь.

Мобрейль хладнокровно схватил Алису за руку, сжал ее и заставил выпустить оружие. Кинжал упал на землю, и Мобрейль наступил на него ногой.

Он получил две раны. Рана, нанесенная в правую руку, которой он хотел отпарировать удар, была очень глубока, но не опасна. Первая же пришлась прямо в грудь; хотя кинжал и не проник глубоко, но Мобрейль уже чувствовал приближение обморока.

Прислонившись к двери и сохраняя все свое хладнокровие, он сказал Алисе, которая застыла неподвижно, словно сама пораженная тем, что она сделала.

– А теперь я вполне уверен, что вы отдадите мне потребованные мною письма. Вы сами можете понять, что в случае, если вы откажетесь слепо повиноваться мне, мне уже не понадобится изобретать предлог для вызова на дуэль полковника Анрио: мне достаточно будет показать ему обе раны, которыми вы наградили меня. Он – если я ненароком не убью его еще раньше – согласится со мной, что необходимо будет спросить у вас, почему вы сочли нужным пустить против меня в дело кинжал. Он не поверит ни слову в истории с письмами, если вам придет в голову рассказать ее ему. Гораздо вероятнее, что он просто заподозрит сцену ревности, зашедшую слишком далеко. Подумайте об этом на досуге, я же буду ждать вас в беседке, находящейся в глубине сада, но только с письмами, И Мобрейль вышел из комнаты, шатаясь и хватаясь здоровой рукой за стену; раненую руку он прижал к ране на груди, чтобы приостановить кровотечение.

Вскоре Анрио соскочил с лошади во дворе гостиницы «Золотое солнце», приказал слуге указать ему комнату, где ждала его Алиса, а затем, вбежав туда, бросился в ее объятия и покрыл ее поцелуями.

Только когда прошел первый порыв страсти, он заметил, что Алиса была бледна и, видимо, сильно взволнована. Он испуганно спросил ее, в чем дело. Она постаралась справиться со своим волнением, поспешив объяснить его радостью свидания.

Анрио вполне удовлетворился этим объяснением. Молодой влюбленный полковник, проскакавший сорок лье и встречающий жену, с которой был разлучен долгие месяцы, дрожащей, более очаровательной, чем когда-либо, поджидающей его в уединенной комнате гостиницы, не станет очень долго раздумывать над вопросом, что именно взволновало жену при его появлении…

Алиса же с гибкостью, свойственной всем женщинам, очень быстро овладела собой и страстно отвечала на пламенные ласки мужа. Тем не менее она не забыла про Мобрейля, и Анрио пришлось вспомнить о своей миссии.

На вопрос Алисы он, отдавая ей письма, ответил:

– Значит, действительно императрица послала тебя, чтобы более верным и секретным образом получить депеши императора? О, эти письма страшно важны. Смотри, не потеряй их и никому не показывай! Но, – прибавил он с полным доверием к этому посреднику и понимая, что и в дальнейшем императрица должна соблюдать те же предосторожности, – где я могу получить ответ? Должен ли я обождать здесь?

– Нет! Нет! – быстро ответила Алиса, испуганная возможностью встречи Анрио с Мобрейлем. – Отправляйся в ресторанчик Лятюйя.

Она случайно назвала этот ресторан, подумав, что там Мобрейль не посмеет напасть на Анрио.

– Хорошо! – ответил последний. – Но разве императрица находится там? Так почему она послала тебя сюда? Почему я не мог отправиться прямо туда? Какое основание было устраивать нашу встречу в этой придорожной гостинице?

Не смущаясь, Алиса ответила:

– Императрица там не одна. За ней увязались, когда она отправилась туда. Но она не хотела, чтобы видели, как к ней явится курьер от державного супруга. Сам понимаешь, это государственная тайна.

– Ну разумеется! Тебя никто не заподозрит. Но что подумают обо мне, когда увидят, что я вхожу в ресторан Лятюйя?

– К тому времени императрица познакомится с содержанием привезенных тобою писем и я передам тебе ее ответ. Никто ничего не заметит, и все эти шпионы и предатели, которые так и кишат вокруг Марии Луизы, не будут в силах узнать, что написал император или что ответила ему супруга.

– У тебя такой изворотливый, тонкий ум, что ты могла бы поставить в тупик самого Талейрана! – воскликнул ничего не подозревавший и очень далекий от каких-либо сомнений Анрио, целуя жену. Затем он прибавил со вздохом: – Ну, а теперь ступай и сделай то, что тебе доверила императрица. Мое поручение наполовину исполнено. До скорого свидания в ресторане Лятюйя! Ей-Богу, я изнурен до последней степени! Чтобы убить время, я сосну четверть часика, пока ты будешь у императрицы. От этой скачки у меня трещат все кости, а ведь мне придется сейчас же скакать обратно, как только ты передашь мне письмо Марии Луизы.

В то время как Анрио бросился на кровать, Алиса в полном отчаянии подчинилась желанию Мобрейля. Она вручила ему депеши Наполеона, и вскоре Мобрейль явился в большой кабинет ресторана Лятюйя, где собирались заговорщики, и передал последним эти письма, чувствуя себя близким к обмороку, ослабевшим от потери крови, но возбужденным лихорадочной радостью удачи.

Заговорщики с изумлением узнали из письма грандиозный проект Наполеона, его намерение оставить Париж и двинуться на восток, а также о подкреплениях, которые он рассчитывал найти в северных гарнизонах. Они поняли, что все усилия коалиционных сил пойдут прахом, если императору удастся выполнить такой чудный план, если Париж сможет продержаться еще три недели. Следовательно, необходимо было во что бы то ни стало остановить Напо-. леона, заставить его принять сражение и разбить его в местности между Сеной и Марной, где он очутится в западне. Там его можно будет окончательно раздавить, заставить податься на Париж. В то же время, благодаря письму Наполеона к брату с советом бросить Париж и добраться до Луары, легко можно будет добиться сдачи Парижа. Благодаря панике заговорщики получили возможность стать хозяевами столицы, а следовательно, и трона.

Оставался сам Наполеон. Следовало помешать ему выполнить свой отважный проект марша на восток.

Заставить его повернуть к столице, которую он застанет в состоянии полной деморализации, готовой капитулировать, было очень легко. Достаточно было, чтобы Мария Луиза написала своему супругу письмо, в котором умолила бы его не покидать ее на произвол судьбы и поскорее явиться на защиту Парижа.

Нейпперг взялся добыть от Марии Луизы лживое тревожное письмо, которое смутит Наполеона, помешает ему выполнить свой грандиозный проект отступления на север и заставит вернуться в Париж. А когда письмо сделает свое дело, надо будет принять меры, чтобы Париж сдался союзникам. Лишенный своей столицы, Наполеон будет уже не императором, а атаманом банды, искателем приключений. Он будет свержен с трона, и империя закончит свои дни. Таким образом, все произойдет так, как того желают заговорщики, и Наполеон будет погублен!

Послушная предательским советам Нейпперга, Мария Луиза без малейшего колебания написала роковое письмо, которое остановило Наполеона в его великом стратегическом движении на Лотарингию и заставило его наспех, хотя и слишком поздно, вернуться к Парижу.

IX

Ферма «Божья слава» прежде была монастырем, национализированным во времена революции, а потом превращенным в большую ферму. Там жил в уединении военный врач с женой – Марсель с Ренэ.

Получив наследство от отца Ренэ, Марсель с женой поселились здесь помещиками и неустанно работали, подымая доходность фермы, составлявшей когда-то собственность графа де Сюржэр.

Окруженная высокой стеной, составленная из прямоугольных построек, возведенных из прочных массивных камней, огражденная глубоким ручейком, через который был перекинут дощатый мост, «Божья слава» могла в случае надобности превратиться из мирной фермы в грозный редут.

Со времени приближения врагов Марсель занялся приведением своей фермы в защитное состояние.

Философ-гуманист, космополит по взглядам, Марсель всегда был противником Наполеона и ненавидел империю. Он мечтал о всемирной республике, об уничтожении границ, общности интересов и мирном служении общественному благу. Он объявил войну войне. В его глазах Наполеон был главным препятствием, мешавшим народам Европы наслаждаться счастьем социальной международной федерации. И когда в Испании и России вспыхнула народная война, наносившая урон за уроном Наполеону и его завоевательным тенденциям, то Марсель был вне себя от радости.

Когда впоследствии вспыхнул патриотический жар в германском юношестве, Марсель с восхищением внимал известиям об их героизме и, перечитывая вместе со своим соседом, Жаном Соважем, эти известия, принимался вместе с ним мечтать о всеобщем мире и союзе цивилизованных наций. Следовало только окончательно победить Наполеона, и тотчас с войнами будет покончено навсегда.

Однако появление во Франции солдат князя Шварценберга сопровождалось таким насилием, разбоем, грабежом, поджогами, что сам герцог Йоркский выразился следующим образом: «Я думал, что имею честь командовать корпусом прусской армии, а на самом деле мне приходится командовать разбойничьей шайкой!»

Это быстро изменило взгляд на вещи и образ мыслей Марселя. Решив вначале оставаться нейтральным наблюдателем грядущих событий, ожидая от неприятельского нашествия освобождения Франции, он без страха и гнева встретил появление в стране союзных войск. Не будучи поклонником Бурбонов, он верил в искренность их лживой программы, которую всюду разглашали и рассовывали роялистские агенты. Он с удовольствием прочел прокламацию Людовика XVIII, где довольно смело было сказано:

«Французы! Не ждите никаких упреков от вашего короля, не ждите от него жалоб и воспоминаний о прошлом! Я хочу говорить с вами только о мире и всепрощении. Примите дружелюбно великодушных союзников, откройте пред ними врата ваших городов, отклоните от себя удар, который неминуемо обрушится на ваши головы в случае преступного и бесполезного сопротивления, и пусть появление союзников ознаменуется криками радости! Их победоносные армии несут вам мир и прощение. Неприкосновенность имущества будет строго соблюдена, налоги будут уменьшены, ваши сыны будут возвращены к родным полям и вашим объятиям. Свод законов, оскверненный именем Наполеона, останется в полной силе. Сенат будет сохранен. Король еще раз торжественно обещает уничтожить рекрутский набор, который разрушает счастье семей и надежды родины. Французы, долой тирана, долой войну! Долой рекрутчину и усиленные налоги!»

В этой прокламации Марсель нашел зародыш осуществления своих грез, хотя будущее показало, что, утвердившись на троне, Людовик XVIII первым делом постарался закрепить рекрутчину и усиленные налоги…»

Марсель торжествовал. Но вскоре крики радости сменились у него возгласами ярости; это случилось тогда, когда он увидал, что делают в стране эти мнимые миссионеры мира и общественного блага.

Грабежи, насилия, пожары, убийства – вот что явилось первыми знамениями покровительства и дружбы, данными войсками Блюхера, который должен был «освободить» Францию. И со стороны офицеров-немцев, жаждавших свести свои счеты с французами, все эти возмутительные явления не встречали особенного протеста. «Если бы я вздумал подвергать расстрелу всех грабителей, – сказал однажды князь Шварценберг, – то мне не с кем было бы воевать с французами: пришлось бы пристрелить всю армию!»

Но грабили не только солдаты – грабили и немецкие генералы. Так, например, князь Гогенлоэ заставил город Труа заплатить ему контрибуцию в следующем размере: 150 000 франков деньгами, 18 000 центнеров муки, 12 000 бочек вина, 3000 бочек водки, 1000 быков, 18 000 центнеров сена и 344 000 рационов овса.

Однако это было хотя и тяжелым, но все же культурным грабежом. А что делалось неприятельскими солдатами в деревнях – трудно даже описать! На месте целых деревень сплошь да рядом оставались только пылающие развалины; солдаты вооружались топорами и, забрав все, что могло быть унесено с собой и имело ценность, забавлялись тем, что разбивали мебель и утварь в мелкие щепы. В погребах опоражнивались целые бочки с вином, а что солдаты не в состоянии были выпить, то, опять-таки на потеху, разбивалось и выливалось вон. Если в оставленной бежавшим со страха населением деревушке солдатам попадалась женщина, то от мерзкого насилия над нею не гарантировали ни старость, ни детство: озверевшие солдаты насиловали шестидесятилетних старух с такой же яростью, как и семилетних девочек. Случалось, что всему контингенту повстречавшегося на пути женского монастыря приходилось перебывать в солдатских объятиях. И обыкновенно программа «развлечений» была таковой: сначала грабеж, потом насилие, потом пьянство, а потом пожар.

Следствием всех этих зверств была страшная вспышка патриотизма в наводненных неприятелем местностях.

За исключением боязливых буржуа, которые из опасения лишиться имущества спешили дрожащими руками нацепить белую кокарду, народ проклинал иностранцев и звал Наполеона.

Тогда забывались все строгости, вся суровость режима империи, и, подобно Жану Соважу и Марселю, очень многие из тех, кто раньше проклинали воинственного императора и желали его низложения, теперь видели в нем единственную опору против неистовства «освободителей» и спешили взяться за оружие, чтобы сражаться вместе с Наполеоном и за Наполеона. Какая радость, какой восторг опьянил всех, когда император совершил свой победоносный въезд в Труа!

В первый раз со времени республики во Франции вспыхнула народная война.

Вооружаясь, Жан Соваж сдержал обещание, данное маршалу Лефевру и его жене во время обхода крестьян, собравшихся в парке Комбо в день свадьбы Анрио. Но кроме того он вооружился, чтобы защищать свое поле, свой. дом, свою жену, наконец, свое существование, которое не могло быть в полной безопасности со времени вторжения союзных сил.

Неминуемость опасности заставила его взяться за оружие раньше, чем он это предполагал вначале.

Однажды вечером со стороны фермы «Божья слава» послышались выстрелы. Враг был там. Четвертый союзный корпус попытался наступать на Арси. Разведчики-пруссаки атаковали ферму, где заперся Марсель.

Необходимо было поспешить к нему на помощь. Наполеон должен был быть где-нибудь поблизости. Оказав сопротивление, отбросив эту авангардную атаку, можно было дать ему время подоспеть, а там, где был Наполеон, были и победа, и спасение! Тут нечего было колебаться да раздумывать, надо было пускаться в путь. И Жан Соваж увлек за собой товарищей.

Перед фермой находился поселок, состоявший из нескольких домиков, где жили служащие фермы.

Жан Соваж приказал своему маленькому отряду остановиться и хранить самую строгую тишину.

Необходимо было сначала убедиться, свободен ли доступ к ферме. С некоторого времени ружейная перестрелка, загремевшая снова с первыми лучами зари со стороны фермы «Божья слава», смолкла, и эта тишина беспокоила Жана Соважа.

Может быть, неприятель отступил? Может быть, он ожидает подкреплений? Или, быть может, подавленный численным перевесом, Марсель вынужден был сдаться?

Необходимо было двигаться с большой осторожностью. В поселке можно будет найти кого-нибудь, переговорить, узнать, бродит ли в окрестностях враг или же, отброшенный Марселем, авангард пошел на соединение с главным корпусом?

В сопровождении молодого крестьянина, которого звали Матье, Жан Соваж осторожно пустился в обход по маленькому леску, окружавшему поселок. Вдруг он услыхал какой-то подозрительный шум, а по мере того, как он подходил ближе, ему показалось, будто он слышит лошадиное ржание. Из-за деревьев поднималась струйка дыма.

Подойдя еще ближе, Жан Соваж не мог уже сомневаться: неприятель был все еще здесь. Но каковы были его силы? Держится ли еще «Божья слава»? Может быть, ферма не выдержала атаки и ее храбрые защитники погибли под развалинами стен?

Жан скользил между деревьями с сердцем, стесненным боязнью за судьбу друга Марселя и объятым жаждой мести. Пригнувшись к самой траве и сделав знак Матье, чтобы тот последовал его примеру, он бесшумно подкрался к куче сухого валежника и воспользовался им как пунктом для наблюдения.

Перед ними была маленькая лужайка, по краям которой ютилось пять-шесть бедных домиков, составлявших поселок.

Страшное зрелище представилось взорам Соважа и Матье. Лошади, привязанные к деревьям, глодали кору, а в середине лужайки несколько пьяных солдат окружили какого-то несчастного крестьянина, связанного по рукам и ногам и брошенного на землю.

Рот несчастного солдаты набили сеном, которое собирались поджечь.

Направо от лужайки горели два дома: налево какая-то старуха отбивалась от трех солдат. Она хотела вырвать из их рук девчурку лет двенадцати, которую злодеи тащили в лесную чащу.

Вдруг старуха пошатнулась и упала. Один солдат бросился на нее и тут же, на глазах у всех, подверг ее той самой участи, которую его товарищи готовили девочке.

– О, негодяи! – пробормотал Жан Соваж. – А нас только двое! Ну, да это ничего не значит. Мы положим на месте по крайней мере двоих из этих подлых негодяев. Матье, – обратился он к крестьянину, – ты не боишься?

– С вами-то? О, нет!

– Ну так вот! Целься в голову тому негодяю, который навалился на старуху. О, негодяй душит ее! Смотри, не промахнись! Я же подстрелю того, который собирается поджечь сено во рту этого несчастного. Это Леклерк, я узнал его. Надо попытаться спасти его. Готов, Матье?

– Мой негодяй у меня уже на прицеле!

– Так хорошо же! Пли!

Два выстрела прогремели почти одновременно.

Солдат с громким смехом подходивший к поваленному на землю крестьянину и собиравшийся поджечь своим факелом набитое в рот сено, упал; в то же время склонившийся к старухе вдруг вздрогнул и после короткой конвульсии застыл – пуля пронзила ему затылок и вышла через рот.

Остальных солдат объял невыразимый ужас: им показалось, что на них напал целый неприятельский отряд Они выпустили девчурку, которую тащили в лес, а затем, торопливо отвязав лошадей, кинулись без оглядки прочь. Других тоже охватила паника – через несколько секунд на лужайке не осталось ни одного солдата.

Жан Соваж сказал Матье:.

– Ты отлично выстрелил! Ну, а теперь поспешим освободить несчастного Леклерка. Как бы он не задохнулся!

Выйдя из засады, они бросились к потерявшему сознание крестьянину. Жан Соваж вытащил сено, которым был забит рот крестьянина, а затем принялся растирать его, стараясь привести в чувство. Но несмотря на все его старания, Леклерк не приходил в себя.

Матье смотрел с раскрытым ртом на открывшуюся перед ним картину разрушения. Затем, словно желая отогнать ужас, охвативший его при виде горящих домов, истерзанных трупов и леса, куда скрылись «освободители Франции», молодой крестьянин принялся заряжать ружье.

Продолжая приводить несчастного Леклерка в чувство, Жан Соваж попытался оживить его искусственным дыханием. Но тот оставался все таким же холодным и неподвижным. Тогда Жан Соваж поднял голову и сказал Матье:

– Сходи-ка в один из этих домов и постарайся раздобыть немного водки.

Матье побежал к одному из домов, пощаженных пожаром, а Жан Соваж продолжал приводить в чувство неподвижного Леклерка.

Вдруг раздался громкий крик. Соваж вскочил и увидел, как Матье выскочил из дома, в который вошел.

Не успел Соваж понять, что произошло, как Матье, словно одумавшись, снова бросился в дом, держа ружье на прицеле, готовый спустить курок.

Раздался выстрел.

Забыв, что он безоружен, Жан Соваж бросился вслед за Матье.

С порою дома ему представилась ужасающая картина. На постели лежала мертвая, окровавленная женщина, на которой вся одежда была изорвана в клочья, а в животе зияла громадная рана.

Это негодяй «освободитель» изнасиловал женщину и, пресытившись ею, изрубил ее саблей.

К спинке кровати был привязан какой-то мужчина, рот которого был заткнут платком. Это был хозяин дома, которого заставили присутствовать при сцене насилия над его женой.

На кресле сидела мертвая от ужаса и побоев старуха – мать убитой женщины. Один из пальцев ее правой руки был отрублен саблей – очевидно для того, чтобы «освободители» могли завладеть золотым обручальным кольцом, снимать которое с пальца показалось им слишком скучным.

На земле с грудью, пробитой пулей Матье, лежал солдат, не выпустивший даже и после смерти бутылку с водкой, из которой он вознаграждал себя изрядными глотками за труды, понесенные при насилии и грабеже.

– Боже мой, что за война! – пробормотал Жан Соваж и поспешил с помощью Матье освободить бедного мужа от веревок и кляпа.

Освободившись, несчастный поспешил к кровати, кинулся на окровавленный труп жены и зарыдал:

– Бедная Марианна! Бедная Марианна! Приди в себя! Скажи хоть слово! Ведь ты не умерла! О, Марианна, Марианна!

– Товарищ! – сказал ему взволнованный Жан Соваж. – О мертвых надо плакать, но и мстить за них тоже нужно! Пойдем с нами, твоей жене мы устроим похороны, подобающие патриотам! Вот уже лежит один из врагов, который не совершит более в сей жизни ни одного преступления. Пойдем с нами. Если в твоих жилах течет не вода, а кровь! Плакать ты будешь завтра, а сегодня… сегодня еще найдутся враги, которых надо убить!

Несчастный провел рукой по лбу, словно просыпаясь от тяжелого сна, и скорбным голосом сказал:

– Я следую за вами, друзья мои. Куда надо идти?

Так как он не мог стоять на ногах, то Жан Соваж и Матье взяли под руки и повлекли за собой несчастного мужа, который не переставал всхлипывать:

– Бедная Марианна! Бедная Марианна!

Когда они вышли на поляну, то увидели, что Леклерк стал понемногу приходить в себя.

Девчурка, вырвавшаяся из рук насильников, убежала, словно испуганная козочка, в лес, а затем снова показалась у опушки и стала издали наблюдать за происходящим.

Жан Соваж знаком подозвал ее поближе.

– В настоящий момент нечего и думать добраться до «Божьей славы», – сказал он Матье, – неприятель может налететь с минуты на минуту. Попробуем увести этих несчастных к нам. Там за ними будут ухаживать, поставят их на ноги; если же оставить их здесь, то они погибнут, так как неприятель неминуемо вернется. Срежь две больших ветви, Матье, мы сделаем носилки, чтобы нести вот этого, – он показал на Леклерка, который все еще неподвижно лежал на траве. – Что же касается его, – он кивнул в сторону мужа Марианны, – то он может дойти и один. Но поторапливайся, здесь пахнет неприятельским духом!

В то время как Матье торопливо срезал подходящие ветки, Жан Соваж еще раз приказал девчурке подойти поближе.

Бедняжка подошла; она была очень испугана, и ее черные глаза недоверчиво поглядывали сквозь крупные набегавшие слезы.

– Как тебя зовут? – спросил Жан Соваж.

– Агата.

– Ты здешняя?

– Нет, я из Мери. Я пришла к бабушке, так как у нас появились солдаты, вот отец меня и отослал сюда. Скажите, они не придут больше сюда? Могу ли я теперь уйти домой с бабушкой?

– Дитя мое, все дороги переполнены теми самыми людьми, которые хотели сделать тебе больно, а что касается твоей бабушки, то ты ее больше не увидишь, они задушили ее. Но ты видишь – убийца наказан, он мертв. Ну, полно, не плачь! Постарайся ответить на мои вопросы. Сколько тебе лет?

– Скоро тринадцать, – рыдая, ответила девчурка.

– В этом возрасте можно быть рассудительной. Успокойся же! Ну, а теперь скажи: не знаешь ли ты, где находится ферма «Божья слава»? Дошли ли туда неприятельские солдаты?

– Да, они туда дошли, но в них стали стрелять из ружей, и они отошли прочь. Вот тогда-то они и забрались сюда.

. – Ты уверена в этом? В таком случае, значит, Марсель все еще держится. Ну да, разумеется! Этот храбрец не так-то скоро сдаст свои позиции! У нас есть время дойти до наших и привести в безопасное место весь этот народ! – сказал Жан Соваж, быстро приняв решение.

Вернулся Матье с четырьмя большими ветками, переплетенными между собой.

– Вот вам и кресло! – весело сказал он.

Они положили Леклерка на эти импровизированные носилки, подняли его и пустились в путь, сопровождаемые мужем Марианны, который все еще оплакивал свою жену, и маленькой Агатой, которая плелась сзади, время от времени вытирая глаза уголком своего передника.

Поддерживая несчастного крестьянина, который все еще не мог окончательно оправиться от удушения, Жан Соваж еще раз буркнул голосом, в котором дрожали и угроза, и скорбь:

– Боже! Что за война!

X

Догнав свой маленький отряд, Жан Соваж сдал Леклерка и Агату под охрану мужа Марианны, который был вооружен пистолетом и саблей, а затем отдал распоряжение поспешно направиться к ферме «Божья слава».

Краткий рассказ Матье о жестокостях в поселке возбудил крестьян. Всем стало ясно, что остается только одно – истребить «освободителей» или же безмолвно покориться их преступному способу ведения войны. Все поклялись отомстить за мертвых и защищать живых.

Вскоре отряд прибыл на ферму, не встретив неприятеля.

Она была хорошо защищена. Марсель нарубил деревьев и забаррикадировал обе дороги, ведшие ко входам. Деревянный мост через маленький ручей был разрушен. Все окна были заложены тюфяками и подушками. Посреди двора стояли огромные телеги, наполненные сеном и соломой, которые служили траншеями для часовых-крестьян, вооруженных ружьями. Человек тридцать служащих фермы, возчики, пастухи, прислуга, к которым присоединились еще крестьяне из окрестных деревень, составили небольшой гарнизон, которым командовал Марсель при деятельном участии своей жены.

Ренэ, одетая в полумужской охотничий костюм, прохаживалась взад и вперед с ружьем, наблюдая за укреплением и поддерживая мужество защитников. Когда один из импровизированных ратников вежливо ответил на ее вопрос: «Да, мадам Марсель!», она поспешно заметила ему:

– Называйте меня Красавчик Сержант! Так звали меня в республиканской армии, когда вся Франция, как теперь, была взбудоражена. Я снова принимаю это прозвище и, будь уверен, голубчик, буду нести его с такой же честью, хотя с тех пор я стала старше на двадцать лет!

Марсель, как бывший лекарь, подумал и о том, чтобы устроить амбулаторию: для этой цели в зале нижнего этажа было поставлено несколько кроватей и принесена солома. На столе были приготовлены медицинские инструменты, белье, вода, корпия и несколько склянок, – словом, все необходимое для оказания скорой помощи.

Марсель с радостью встретил подкрепление, доставленное ему Жаном Соважем, так как ^теперь ферма «Божья слава», вооруженная и защищенная такими силами, могла противостоять любому, даже солидному отряду врагов. Ее оружия и силы сопротивления было достаточно, чтобы привести в смятение и задержать движение союзников, а тем временем подоспеет Наполеон и освободит страну.

Марсель объяснил Жану Соважу расположение войск. Он сообщил ему, что 17 марта Наполеон покинул Реймс со своей гвардией и направился к Арси и Фер-Шампенуазу.

– Неприятель не посмеет двинуться к столице, – прибавил он. – Император, вероятно, не хочет вступать в бой в настоящее время и стремится соединиться со своим северным отрядом. Тогда он окажется ближе к воротам Берлина, чем Блюхер и Александр к заставам Парижа. Мы обязаны помочь ему достичь северных позиций, задерживая неприятельские обозы, захватывая разведчиков и различными тревогами.

– Я понимаю, это должна быть партизанская война, – энергично заметил Жан Соваж. – Ах, я желал бы видеть врагов уже здесь, на расстоянии ружейного выстрела!

– Тебе не придется долго ждать, товарищ! Слышишь этот пронзительный крик, которым обыкновенно пастухи созывают овец, когда замечают волка за соседним лесом? Это наш караул бьет тревогу, значит, враг недалеко. Итак, к оружию, мой друг! Ты будешь защищать главную часть здания фермы, выходящую на дорогу, я же расположусь в овчарнях, откуда в моем распоряжении будет вся равнина. Ты знаешь приказ: стрелять не ранее как неприятель приблизится на расстояние ружейного выстрела. Мы – осажденные и должны беречь боевые запасы.

Дав Жану инструкции, Марсель направился к низкой тяжелой двери, находившейся в глубине, отодвинул засов и открыл ее. Эта дверь вела в какой-то погреб с несколькими ходами, терявшимися в темноте: оттуда подымался тяжелый, едкий запах.

– Что это за подвал? – спросил Жан.

– Старинная монастырская пещера. Там, наверное, лежат останки древних монахов, распространяя запах. Этот мрачный, молчаливый склеп скоро, быть может, озарится пламенем и загрохочет.

Жан Соваж заметил, как Марсель размотал длинный фитиль и один конец его прикрепил к темному предмету, находившемуся на одной из ступенек лестницы, ведущей в глубину склепа. Подойдя ближе, он различил бочку.

– Тут порох? – спросил он.

– Да, – ответил Марсель спокойным тоном, заканчивая прикреплять фитиль и пропуская другой конец его под дверь, которую тотчас же закрыл. – Добрые монахи, которые покоятся гам уже несколько столетий, дождутся, пожалуй, воскрешения из мертвых, какого они никак не предвидели в своих молитвах!

– Ты, значит, предполагаешь превратить убежище «Божья слава» в долину Иосафата?

– Тише! – сказал Марсель. – Не нужно пугать наших мальчиков. Но если враги проникнут сюда, они найдут верную смерть среди обломков. Все узнают, что Марсель скорее готов был взлететь на воздух, чем сдаться, и это послужит хорошим примером, товарищ! Видишь ли, случается, что страной завладевают, несмотря на храбрость ее защитников. Сдают крепости, открывают ворота городов, сдают арсеналы; однако защищаются до последней крайности, сражается не только войско, но и весь народ. И когда каждый куст представляет собой редут, когда каждый дом является крепостью, неприятельская армия начинает колебаться, а генералы приходят в смущение. Побежденный народ, который приложил все старания для обороны, более славен, чем завоеватели и грабители трофеев! Так пусть же наша Шампань превратится в вулкан, грозное извержение и кровавая лава которого затопят жилища, поля и Даже ее сыновей! Займем свои посты, товарищ! Если нашему примеру последуют все шампанцы, а шампанцам все французы, то Франция будет спасена!

Жан Соваж бегом направился к главному корпусу здания, уже окруженному защитниками, готовыми стрелять при первой надобности.

Марсель отправился в овчарни, где его жена, превратившаяся в Красавчика Сержанта 1792 года, оживленная предстоящим сражением и в мужском костюме казавшаяся помолодевшей, готова была открыть огонь по большому отряду врагов, скакавших по равнине.

– Не стреляйте! – остановил Марсель. – Нужно обождать. Их по крайней мере восемьсот человек, это слишком много для нас, – произнес он унылым тоном, указывая на огромное облако пыли, подымаемое приближающейся конницей.

Через несколько минут все пространство вокруг равнины, пашни, луга, огороды, дороги, все было занято кавалеристами-«освободителями». Они надвигались как бы огромной цепью, которая то смыкалась, то раскидывалась, приближаясь к неподвижной, молчаливой ферме «Божья слава».

Жан Соваж так же, как и Марсель, приказал не стрелять. Нужно было дать неприятелю возможность – подойти ближе, не обнаруживая напрасной пальбой количество защитников фермы.

Вдруг один из офицеров наступавшего отряда задержал коня против дороги, ведущей к ручью, позади которого находился главный вход в ферму.

По данному знаку вся кавалькада остановилась. Два солдата приблизились к офицеру, и он указал им на дорогу к ферме.

Тогда оба солдата подъехали к ручью, привязали коней к сваям, служившим раньше опорами моста; затем после некоторого колебания медленно спустились по откосу, перешли ручей вброд и, снова взобравшись на откос и направившись к воротам фермы, стали стучать в них прикладами ружей.

Марсель и Жан Соваж сошлись для совещания, как лучше поступить. Если встретить назойливых гостей ружейным залпом, то сражение неизбежно и ферма будет взята приступом. Не лучше ли открыть вход на ферму и вступить в переговоры?

Тем временем равнина все более и более наводнялась кавалеристами.

– Серьезно сражаться против целой армии мы не можем, – сказал Марсель, – наша задача задержать здесь неприятеля как можно дольше, а не давать себя перерезать без всякого толка. Попытаемся отделаться от этих негодяев, которые идут к нам, и постараемся не привлечь сюда весь эскадрон, который носится по лесам и полям.

– Ты хочешь принять их, вступить в переговоры?

– Да, ты увидишь… у меня возникла мысль!

Марсель высунулся в слуховое окно и крикнул кавалеристам по-немецки, чтобы они подождали, что им сейчас откроют.

Солдаты сделали знак, что поняли и, открывая свои рты, показывали пальцами, что голодны и хотели бы поесть.

Марсель тотчас же отдал приказание, чтобы вынесли на двор все столы, выкатили бочки с вином и принесли хлеба, ветчины, водки. Когда все приготовления были сделаны, он приказал, чтобы все люди спрятались в верхних этажах, оставив пустыми все нижние помещения. Оружие и все следы организованной защиты были также скрыты. Затем он позвал всех женщин, бывших на ферме, убедил их не бояться и прислуживать, раздавая вино солдатам, которые будут тотчас впущены.

Сделав все эти распоряжения, Марсель принялся разбирать заграждение у ворот и впустил стучавших.

Оба кавалериста вошли с предосторожностью, беспокойно оглядываясь по сторонам. Увидев накрытые столы во дворе, полные бочки и жбаны, а также женщин, снующих взад и вперед, вообще всю эту мирную обстановку, они состроили довольную гримасу.

– Хорошо, хорошо, друзья! – закричали они и, обернувшись назад, стали делать знаки своим товарищам, собравшимся на равнине вокруг офицера и, по-видимому, ожидавшим результата разведки двух товарищей.

Вскоре часть отряда двинулась, направляясь к ферме с осторожностью, медленным шагом.

Марсель, с беспокойством наблюдавший за этим движением, обращаясь к Жану Соважу, радостно воскликнул:

– Судьба благоприятствует нам; посмотри, только эти решаются направиться сюда, а остальные, не рассчитывая найти на ферме достаточно корма для всех, предоставляют первым утолить здесь свою прожорливость, а сами пойдут дальше на поиски добычи. Мы, значит, будем иметь дело приблизительно с пятьюдесятью всадниками, ну, а это нам по силам; все идет великолепно!

При этих словах Марсель радостно указал на огромный отряд неприятеля, который после некоторых колебаний и Переговоров повернул обратно и скрылся на горизонте.

Его предположения были верны. «Освободители» держались определенного метода в своих нашествиях: они избегали появляться на фермах и в деревнях в слишком большом количестве, не надеясь найти там достаточно припасов и прочей добычи. Они знали, что Франция богата и что, идя далее, они удовлетворят свои аппетиты.

Офицер несколько отделился от своего отряда, переправился через ручей и вежливо обратился к Марселю, стоявшему на пороге фермы. Марсель был очень бледен и старался сохранить хладнокровие.

– Вы владелец этого дома? – спросил офицер на великолепном французском языке, прикладывая руку к своей шапке.

Марсель молча поклонился.

– Я явился просить у вас гостеприимства для моих людей. Надеюсь, что вы окажете его нам с готовностью, как делали то все ваши соотечественники, которые не принадлежат к мятежникам и знают, какого приема заслуживает войско союзников их императорских величеств, явившееся освободить вас от тирана Бонапарта и, водворив здесь мир и порядок, восстановить законное правительство.

Марсель ответил весьма кратко:

– Вы находитесь здесь по праву войны, поступайте как вам заблагорассудится!

При этих словах он указал на двор, где стояли столы, уставленные яствами.

Офицера этот вид привел в веселое настроение и он сказал:

– Я вижу, что вы очень рассудительный француз. Впрочем, таковых, к счастью, много в этой стране. Так, например, господин Турпэн, мэр Шалона, принял нас очень радушно, со слезами на глазах, и просил нас, чтобы мы сами роздали населению города белые кокарды.

– И что же, шалонцы повиновались этому мэру? Они приняли кокарды, переданные им через вас?

– Конечно, Боже мой! – ответил офицер, сбивая грязь с сапог. – Впрочем, раздача значков производилась в здании мэрии. Взвод моих солдат присутствовал при этом… на случай появления какого-нибудь упрямца.

– Ах, значит, были и упрямцы! – произнес Марсель, весь дрожа от внутреннего волнения.

– Да, были и такие, главным образом среди черни. Лучшие люди, почтенные граждане, владельцы поместий по соседству, все охотно кричали: «Да здравствует король! Да здравствуют союзники!» – и с видимым удовольствием нацепляли на себя белую кокарду. Мы пожимали друг другу руки и пили вместе ваше прекрасное игристое вино. Это было прелестно!

– А как поступали с упрямцами?

– Смотря по тому, кто они были. Женщин, принимая внимание их пол, щадили, ну а с мужчинами поступали иначе. Многие с негодованием срывали королевский знак отличия и топтали его ногами; были и такие, что осмеливались провозглашать узурпатора. Их расстреливали. Что же делать! Мятеж, вы понимаете! К этому вынуждает война… Но здесь, – поспешил прибавить офицер, – я вижу, не придется прибегать к таким крайним мерам. Я счастлив, что встречаю здесь такой любезный прием. Пожалуйста, скажите, как называется эта ферма.

– «Божья слава».

Офицер продолжал:

– Я вижу, на этой ферме «Божья слава» вы хорошо умеете принимать друзей – ваших неприятелей. Столы уставлены яствами, выкачены бочки. Мой привет вам, господин фермер! – при этом он протянул руку Марселю.

Но тот сделал быстрое движение, указывая на ручей и говоря:

– А ваши лошади? Разве вы не боитесь, что они убегут или утонут?

Офицер оглянулся назад.

– Не беспокойтесь! – сказал он. – Они сами сумеют найти себе пищу и уберечься от всякой опасности.

Благодаря такому обороту разговора Марсель избежал необходимости подать офицеру руку. Во избежание новых проявлений любезности, он предложил врагу последовать за ним на кухню, где ему дадут поесть.

Встретив такое гостеприимство на ферме, что было далеко не везде на их пути, офицер, весело улыбаясь, сел за стол, приглашая Марселя последовать его примеру.

– Быть может, вы окажете честь составить мне компанию? – спросил он.

– Благодарю вас! Я уже ел и к тому же мне необходимо позаботиться, чтобы ваши солдаты не имели ни в чем недостатка, – сказал Марсель с незаметной иронией в голосе. – Впрочем, будьте покойны, – добавил он с более подчеркнутой иронией, – это не помешает мне оказать и вам мое внимание!

– Сделайте одолжение! Право, я искренне благодарен вам, – сказал офицер, с жадностью уплетая поданную ему холодную дичь.

Марсель удалился. Тихо, крадучись, чтобы не привлечь внимания «освободителей», с жадностью накинувшихся на еду и вино, он пробирался в амбары, в конюшни, в комнаты, где были спрятаны крестьяне, подбадривал их и велел быть начеку, чтобы не быть застигнутыми врасплох и по первому сигналу быть готовыми броситься на неприятеля. Затем он спустился во двор, где оргия была уже в полном разгаре.

XI

С дикой радостью «освободители» набросились на початые бочки вина. Вооружившись деревянными ведрами, лоханками, кувшинами, мисками они ринулись к розовым и белым струям вина, бившим из бочек, и с жадностью утоляли жажду. Алчное стадо, никем не руководимое, теснилось, толкалось вокруг бочек, пожирая их глазами и обхватывая руками, как бы желая тем ускорить течение живительной влаги. К более счастливым, завладевшим бочками, проталкивались другие и, за неимением чашек и кубков, подставляли под краны свои засаленные шапки или кожаные сумки. Некоторые из запоздавших, не запасшиеся сосудами, прямо расталкивали товарищей, находившихся в более благоприятных условиях, сбивали насосы и, ложась на живот, ловко направляли струю вина из бочки прямо к себе в рот.

Этот способ питья вызвал ссоры, жалобы, угрозы и драку.

Пившие ничком поднялись, опрокинули жбаны, разбили миски у более счастливых сотоварищей и заставили всю толпу пить из пригоршней, шапок, патронташей.

Слышалась глухая брань, предвестница кровавой бури, оргии и боя.

Один из солдат крикнул:

– Вышибем дно у бочки!

Долгие громкие крики, поднявшиеся вслед за этими словами, показали, что совет пришелся по вкусу и вызвал сочувствие.

Через минуту уцелевшие еще бочки были выкачены на середину двора, и скоро лиловатые потоки побежали на землю, на которую падали солдаты, шатавшиеся между опрокинутыми бочками.

Марсель, стоя на пороге кухни, холодно и спокойно смотрел на все более и более разгоравшуюся оргию, подобно моряку, который, стоя у борта своего корабля, осматривает горизонт, определяет силу ветра, напор волн и затем говорит: «Через два часа будет ураган». Ему хотелось ускорить наступление урагана.

Один из солдат, заметив Марселя, принял его за хозяина, спотыкаясь и улыбаясь подошел к нему и сказал:

– Хорошая водка. Где водка?

у Марселя вырвался жест отвращения. Он мог бы прогнать одним толчком это животное, упившееся вином, разлившее его по земле и все еще не удовлетворенное. Однако он только отодвинулся, вынужденный сдержать свой гнев, и ответил:

– Тебе сейчас дадут водки. Хорошей!

Он подал знак, и тотчас же были выкачены и откупорены две бочки очень крепкой, неочищенной водки.

Солдаты, учуяв запах водки, покинули середину двора, отказавшись приканчивать остатки вина в откупоренных раньше бочках, и столпились у новых бочек, из которых шел опьяняющий запах, щекотавший их ноздри. Эти животные с глотками, прожженными во время похода до Труа самыми разнообразными спиртными напитками, с наслаждением пили неочищенную водку, которой угостил их Марсель, и хмелели от ее одуряющих испарений. Внезапное веселье отразилось на их лицах, овладело их руками и ногами.

Марсель думал: «Одного восхищения моими бочками совершенно недостаточно. Надо, чтобы они опорожнили их, не проливая слишком много на землю. Эти драгоценные запасы мне нечем заменить… Но как сделать, чтобы каждый из них выпил столько, сколько ему нужно, чтобы свалиться с ног и очутиться в нашей власти».

Вдруг его осенила мысль вылить содержимое бочек в две каменные колоды, из которых поили лошадей.

Приказание, отданное тихим голосом, было выполнено в одну минуту.

Солдаты подняли радостный вой, поняв, что этот способ облегчает им возможность отведать напитка, восхитительным запахом которого они наслаждались.

Когда обе колоды были наполнены, Марсель сделал знак, как бы говоря «освободителям»: «Идите… пейте вволю!» Они не замедлили доказать, что поняли его, и через несколько секунд колоды были окружены жадными ртами.

Ночь медленно наступала. Один за другим солдаты отходили от колод. Они не чувствовали особенной жажды и хмель еще не овладел ими. Они плохо держались на ногах, но были настороже; их руки дрожали, но все же еще были в состоянии поражать холодным оружием и нажимать собачку пистолета.

Озабоченный Марсель подумал: «Если водка не свалит их с ног, придется вступить с ними в бой. Тут женщины, дети… Предстоит ужасная схватка с возбужденными разбойниками во дворе шириной и длиной всего в тридцать шагов. Это будет ужасная бойня, ведь они будут защищаться. Что делать?… Придется прибегнуть еще к помощи спирта, ведь это – могущественный союзник».

Марсель приказал достать еще две новых бочки, и в то время как два крестьянина катили это подкрепление к колодам, он обдумывал способ заставить врагов пить снова.

На пороге кухни показался офицер, вздремнувший немного. Он казался ловким и осторожным человеком.

«Черт возьми! – подумал Марсель. – Для него надо придумать другое успокоительное».

Офицер подошел, и Марсель сказал ему:

– Я угощаю ваших людей водкой. Не позволите ли подать и вам графинчик этого напитка; он недурен, несмотря на то, что еще не выдержан.

– Вы – очаровательный хозяин, – ответил офицер, – знайте же, что о вашем отличном приеме будет доведено до сведения моего начальства. Если для вас не составит труда, то я предпочел бы жженку. Я не пью чистой водки.

– Пунш! – воскликнул Марсель. – Сию минуту, будет приготовлено сейчас. Я пойду предложить то же самое вашим людям. О, какая блестящая мысль! – пробормотал он, убегая в кухню, чтобы сделать необходимые распоряжения.

Несколько минут спустя офицер уже находился в приятном обществе горящей чаши сладкого и ароматного пунша. Довольный этим, он захотел чокнуться с Марселем.

На этот раз последний не решился отказаться, чокнулся с врагом и выпил, говоря самому себе: «Обреченным на смерть ни в чем не отказывают».

Потом под предлогом присмотра за угощением, требовавшего его присутствия, он оставил офицера в приятной компании с пуншевой чашей и поспешил вернуться во двор.

Около двери он увидел Жана Соважа, который тихо спросил его:

– Ты приказал снести с сеновала вязанки сена?

– Да. Исполнено ли это? Оно нам сослужит службу.

– Что, это будут постели для этих мерзавцев?

– Горячие постели. Ты увидишь!

– Марсель, ты задумал нечто ужасное! Ты хочешь сжечь живьем этих людей, которые сейчас здесь пьют?

– Теперь война. Я имею полное право поступить таким образом!

– И это говоришь ты, философ, друг мира! Проповедник всеобщего братства, мировой республики!

– Я основываю ее!

– На крови! При помощи огня!

– Все полезное, справедливое, великое достигалось всегда огнем и мечом.

– Конечно, эти негодяи – наши враги, но ведь они только орудие. Виноваты их начальники, их правительство, но не они сами. В данную минуту они ничего не требуют, кроме веселья, выпивки и сна.

– Проснувшись, они станут жестокими и безжалостными. Подумай, Жан, какая судьба постигла бы нас, если бы у меня на ферме не оказалось достаточного количества вина и водки, которые отвлекли их от убийства и грабежа. То, что я делаю, ужасно, но оно необходимо. Я мечтаю о европейской республике и прежде всего должен стараться укрепить ее во Франции.

– Для Наполеона не существует ни республики, ни Франции!

– Наполеон защищает Францию и ведет нас к республике, с меня этого достаточно. Наполеон – выдающаяся, исключительная личность; где найдется» другое такое существо, другая такая воля? Дела приняли теперь неблагоприятный оборот; ему придется измениться, преобразиться. О, он достаточно ловок и умен, чтобы сделать это, и еще раз удивит нас! Так как он не может ослепить нас больше своей славой, он должен дать нам свободу. Он не может отказать нам в тех правах и преимуществах, которые нам, как обетованную землю Моисею, показала революция. Однако нужно очистить Францию от этих чужеземных паразитов, которые губят ее. Эти негодяи, напивающиеся сейчас тут, как ты видишь сам, преграждают нам путь к миру, братству и труду в союзе с прочими европейскими народами. Они не только враги народа, они в то же время враги великой идеи. Они явились во Францию не только для того, чтобы свергнуть Наполеона, но с целью вернуть старый строй, убить свободу и восстановить тиранию.

– Ты прав. Да, мы должны защищаться. Но этот способ защиты ужасен.

– Так нужно! – энергично произнес Марсель. – Я понимаю тебя. Хорошо было бы любить все человечество, но, как ты видишь, для того, чтобы быть гуманным, нужно прежде всего жить, а жизнь основывается и зиждется на смерти. Для того, чтобы жить, приходится убивать. Не правда ли, ведь мы не хотим, чтобы Франция умерла вместе со своей свободой, правдой, знанием, прогрессом, опередившим на целое столетие всех этих пруссаков, русских, австрийцев, суеверных, гнущих спину перед священниками и дворянами. Слушай, Жан Соваж, ты можешь еще уйти. Я знаю одну дорожку за погребом, куда, как ты видел, я поставил бочонок с порохом; она выведет тебя в чистое поле, а оттуда лесом ты можешь добраться до своей деревни. Решайся же! Я начну действовать. Час настал. Уходишь ли ты?

– Я остаюсь! – ответил Жан Соваж.

– Хорошо! – просто сказал Марсель. – Тогда поди отдай приказание нашим людям. Пусть все бросятся во двор, как только я подам сигнал свистком.

Жан Соваж угрюмо удалился; он понимал, что Марсель прав, но в глубине его души таился протест против избиения людей, захваченных беззащитными.

Марсель вышел во двор. Зрелище было ужасным и в то же время смешным. Царила глубокая, темная ночь. Двор и постройки фермы были озарены бледным фантастическим светом. Колеблющееся пламя, вырывавшееся как будто из кратера вулкана, отбрасывало то синевато-бледные, то красные тени. Это был спирт, налитый по приказанию Марселя в колоды и затем подожженный.

Два полуголых солдата, сбросив на землю шинели и шапки, помешивали пылающую жидкость большими лопатами, взятыми из навозной кучи. В это же время другие, озаренные фантастическим светом горящего спирта, бегали, прыгали, танцевали, испуская дикие крики.

Вдруг пламя с треском погасло и воцарился мрак. У колод началась толкотня, послышались восклицания боли; это слишком поторопившиеся пьяницы обожглись горячей жидкостью.

Марсель наблюдал конец разгула и считал минуты, ожидая удобного момента, чтобы закончить праздник так, как он сказал Жану Соважу.

Мало-помалу вокруг колод стало свободнее, бормотанье сделалось более глухим. Пьяные «освободители», потерявшие сознание, лежали в беспорядке кучами, как груды мертвых тел.

Фонарь, привешенный Марселем у дверей кухни, освещал печальным светом это бескровное побоище. Марсель поднес к губам свисток, два пронзительных звука прорезали воздух, нарушая тишину ночи.

Тотчас же из амбаров, чердаков, хлевов, сеновалов и комнат появились прятавшиеся там крестьяне; они приближались медленно, осторожно, с беспокойством, как бы опасаясь внезапного воскрешения лежавших на земле еще теплых тел.

Марсель снял фонарь. Он ходил с пистолетом в руках, освещая это живое кладбище, шагал между телами и указывал каждому крестьянину того солдата, которого он должен был схватить и связать.

Окончив свой зловещий смотр, он поднял фонарь и направил его колеблющийся свет в один из углов двора.

– К колодцу! – крикнул он.

Дрожь пробежала по рядам крестьян, присевших у распростертых перед ними тел и подобно могильщикам приготовившихся укладывать трупы в гробы.

Марсель собирался подать сигнал уносить мертвецки пьяных «освободителей», когда страшный крик заставил его направить свет фонаря на порог кухни.

Внезапно проснувшийся офицер, находившийся еще во власти дремоты и хмеля, неверными шагами вышел на порог кухни, пробужденный от тяжелого сна или кошмара. Он смутно сознавал ужасную действительность и держал в руках пистолеты.

В этот момент возле него появился крестьянин с вилами в руках. Офицер машинально выстрелил в него из обоих пистолетов, но в ту же минуту сам как-то нелепо подскочил, взмахнул руками, выпустил пистолеты и упал на землю. Вилы крестьянина пронзили ему грудь, пробили сердце, и смерть наступила мгновенно.

Марсель поспешно обернулся к мрачной опочивальне «свободителей». Ни один из них даже не шевельнулся; два выстрела не могли нарушить их тяжелый сон.

– К колодцу! – снова крикнул он. – Живо все к колодцу!

Он собирался снова приступить со своими людьми к ужасной работе, как вдруг глухой стон поблизости заставил его остановиться. Крестьянин, только что так храбро действовавший своими вилами, лежал на земле весь в крови.

– Это ты, бедный Матье? – сказал Марсель, узнавший раненого. – Куда ты ранен?

– Ничего. Он метил слишком низко, – ответил Матье. – Я думаю, однако, что мне больше не износить ни одной пары сапог. Но голова еще крепка. Все равно, я блестяще сделал свое дело. Он даже охнуть не успел.

– Не хочешь ли ты пить? Не нужно ли тебе чего-нибудь?

– Нет, спасибо, я только хочу спать.

– Тебя перенесут на постель.

Марсель подозвал двух крестьян, те подбежали и подняли раненого.

Матье сказал жалобным голосом:

– Ах, я получил свое, оставьте меня там… у стены. Идите к колодцу. Негодяи могут прийти в себя.

Его перенесли в комнату нижнего этажа возле кухни.

– Я сейчас вернусь, мой добрый Матье, – сказал Марсель, – я могу понадобиться там.

– Идите, идите. Я жалею, что не могу пожать руки моих товарищей. Я с удовольствием бросил бы в колодец моего солдата.

Марсель ушел.

Крестьяне приступили к своей печальной работе. Одного за другим, осторожно, они переносили сонных, беспомощных, одурманенных солдат к краю колодца. Затем четыре дюжих руки поднимали их, как куль соломы, раскачивали одно мгновение и сбрасывали в колодец.

В течение всего путешествия к колодцу и от него, во время перенесения этих полутрупов, никто из мертвецки пьяных солдат не проснулся, не оказал сопротивления, не пришел в сознание; чувство страшной опасности из-за опьянения совершенно отсутствовало. Хмель не только отнял рассудок, но и убил всякую чувствительность. Не слышно было ни криков, ни жалоб. Лишь то там, то здесь слышались глухое ворчание или хриплый голос, произносивший почти неразборчиво: «Водки», иногда замечалось движение рук, как бы в кошмарном сне. Затем безмолвие сковало эти рты и пьяная икота сменилась хрипом предсмертной агонии.

Колодец мало-помалу наполнялся. Первые тела падали в воду с громким плеском, а затем звук падения стал глухим, – тела, нагроможденные грудой, скрадывали его.

Двор быстро опустел; стало тихо, никто не кричал, не шевелился, не двигался.

Марсель ходил с фонарем по всему пространству, где еще так недавно спали «освободители», и осматривал опустевший вдруг фантастический лагерь, где мог оказаться еще уцелевший пьяница. Однако кроме шапок, доломанов, сабель, перевязей и патронташей там ничего не оказалось. Марсель приказал бросить в колодец, наполовину наполненный, эти остатки, так как они могли бы послужить уликой в случае неожиданного прибытия других солдат коалиции.

Затем он наклонился над отверстием странного гроба.

Он увидел темную, бесформенную груду, в которой там и сям блестели галуны, шнуры, медные бляхи, пуговицы.

Зловонные испарения, напоминающие зараженное дыхание пьяниц, поднимались из этой могилы.

Из глубины колодца стали доноситься стоны, оханье, вздохи, зевота, жалобы. В колодце ощущалось совершенно явственное движение, похожее на возню крыс под полом или на шорох потревоженного муравейника. Вода в колодце от тяжести тел начала понемногу подниматься, смачивая одежду, головы, руки, ноги, постепенно заливая груду человеческих тел. В то же время чувство холода привело в себя, заставило очнуться сброшенных бесчувственных пьяниц.

Марсель с ужасом отпрянул от колодца. Он не решался отдать безжалостное приказание.

Между тем нужно было действовать. Если бы он стал медлить, некоторые из этих несчастных, оцепеневшие от ужаса при пробуждении, могли прийти в себя, выбраться из колодца и с саблями и пистолетами в руках отомстить за своих товарищей, обреченных на гибель. Шум схватки мог бы привлечь внимание многочисленных отрядов русских и пруссаков, разъезжавших по равнине и стоявших лагерем на опушке леса. В эту трагическую минуту чувства самосохранения, высшего патриотизма, необходимость спасти всех людей, находившихся на ферме, требовали от Марселя неумолимости и свирепости. Чувство жалости исчезает, и совесть молчит в такие минуты.

Твердым голосом, указывая на стоявший неподалеку стог, он крикнул крестьянам.

– Солому, бросайте солому и землю.

Он удалился удрученный, как бы пристыженный этим жестоким мщением, разыскал Жана Соважа, стоявшего задумчиво, опершись на ружье, и сказал ему, указывая на Ужасных фуражиров, бросавших охапки в колодец:

– Как это ужасно, не правда ли?

Я предпочел бы пристрелить из ружья этих негодяев, – ответил крестьянин.

Оба отвернулись, подавленные, ожидая конца зловещих похорон.

Вдруг крестьяне отступили назад, опустив вилы, лопаты и грабли.

Высокий сноп яркого пламени вырвался из колодца.

Пламя то вспыхивало, то угасало, как огненный фонтан, и туча густого дыма заволокла двор. Из пылающей соломы понеслись глухие, жалобные, раздирающие душу вопли, какие-то нечленораздельные звуки.

– Земли, побольше земли! – приказал Марсель.

Земля посыпалась в эту могилу, где вода и огонь соединились, чтобы погубить заживо погребенных. Она покрывала все саваном молчания, вечной ночи, мира и забвения.

Ночной мрак между тем начал рассеиваться: на востоке протянулись большие серые полосы, звезды стали меркнуть; в ближайших к ферме строениях запели петухи, зазвучали веселые рожки, возвещая наступление утренней зари.

Марсель вошел в свою комнату и, вооружившись зрительной трубой, стал осматривать горизонт.

На краю равнины, у реки Обь, он заметил неприятельский лагерь, снимавшийся с места стоянки. Войска, ночевавшие там, пришли в движение. Они собирались, вероятно, направиться к ферме «Божья слава». Двигался уже не авангард, а вся силезская армия. Нечего было и думать о сопротивлении.

Марсель скомандовал отступление. Условились направиться к Торси.

В последнюю минуту, когда все защитники фермы, женщины и дети двинулись по тропинке, которая вела в лес, Марсель разыскал Матье, неподвижно лежавшего и стонавшего на постели, куда его перенесли.

– Мы хотели и тебя увезти с собой, бедный Матье, но ты вряд ли перенесешь трудности дороги. Будем надеяться, что те, которые тебя найдут, будут сострадательны, позаботятся о тебе, поместят тебя в госпиталь.

Матье поднял голову.

– Они не пощадят меня. Идите, – сказал он и, указывая на колодец, добавил: – Они заставят меня расплатиться за других. Ба! Я могу также принять участие в празднике. Оставьте меня. Но прежде я попрошу вас о большом одолжении. Сведите меня в погреб, туда, где стоит бочонок с порохом.

– Что ты хочешь сделать?

– Вы увидите или, правильнее говоря, услышите. У меня в голове родилась мысль. Но для этого оставьте мне зажженную свечу.

– Ты сошел с ума? Ты хочешь взорваться? Будь благоразумен. Я должен спасаться, и если бы меня взяли в плен вместе с тобой, то это не спасло бы тебе жизни, а скорее они пощадят, без сомнения, раненого, в то время как я здоровый и находящийся под подозрением, не мог бы ожидать того же. Матье, я надеюсь снова увидеть тебя вылеченным, хорошо чувствующим себя. Наполеон неподалеку, быть может, дня через два здесь загремят пушки, и все мы будем освобождены.

Марсель пожал руку смелого крестьянина, торопливо вышел из фермы и присоединился к беглецам, направлявшимся к Торси.

Когда маленький отряд миновал деревеньку и добрался до большой дороги, оглушительный взрыв потряс воздух.

Все остановились в испуге.

– Это взлетела на воздух моя ферма, – сказал Марсель Жану Соважу, которого он посвятил в замысел Матье.

Упрямый, решивший похоронить себя под развалинами фермы крестьянин дотащился до погреба, где стоял бочонок с порохом, и в то время, когда пруссаки шумно наводнили покинутые строения фермы и, удивляясь ее пустынности, стали разыскивать живых людей, Матье собрал все свои силы, сполз в склеп и, пожертвовав своей жизнью, поджег приготовленный фитиль.

Взобравшись на небольшой холмик близ дороги, откуда сквозь деревья можно было видеть ферму, оба предводителя крестьянского отряда увидели с него лишь равнину, чернеющую солдатами, и среди развалин фермы сероватую струйку дыма, поднимавшуюся от колодца.

XII

На ферме в Торси мать Жана Соважа хлопотала по хозяйству. Трудолюбивая, очень проворная, несмотря на свои почти шестьдесят лет, она с уже давно избороздившими лицо морщинами, с кожей, сожженной солнцем, покрасневшей от восточных ветров, казалась все-таки старше своего возраста.

Раздавая корм домашней птице, она все время обращалась к своей снохе Огюстине, которая готовила полдник для двух юнцов, ожидавших его с аппетитом. Это были сын Сигэ и сын Жана Соважа.

– Я ничего не слышу, – ворчала старуха, качая головой, – а ты, Огюстина? Да послушай же хоть немножко!

Тогда Огюстина дергала почернелый крюк для котла, отодвигала чугун, кипевший на просторном очаге, раскаленном топившимися дровами, и выходила со двора. Дойдя до изгороди, отделявшей большую дорогу, она с неподвижным лицом беспокойно прислушивалась в направлении к Арси. Оба юнца, не двигаясь, с разинутыми ртами следили за ней, явно заинтересованные. Прождав несколько минут, Огюстина возвращалась к своей кухне.

– Пушек не слышно, – говорила она, – верно, это будет не сегодня… – И она покорно принималась за свое дело, резала ломти хлеба для супа, приговаривая со вздохом: – Что-то делает теперь мой муж? А что если с ним случится несчастье? О, мой бедный Жан! Он такой храбрый! Такой неосторожный!

Старуха продолжала молча наделять пищей население птичника, повторяя каждый раз, как ей приходилось останавливаться, чтобы набрать из ящика новую пригоршню овса:

– Ах, если бы Наполеон был здесь! Это было бы спасением!

Утро прошло без тревоги. Около двух часов обе женщины были испуганы криками, донесшимися из деревни, смутным говором многих голосов и раздавшимся вдали топотом конских копыт. Послышались неясные восклицания:

– Вот они! Это они!

– Казаки! Спасайтесь! – закричала Огюстина.

Она поспешно схватила обоих детей и обняла их, словно хотела защитить от пик всадников, вторгшихся в деревню.

– Это не казаки. Прислушайся-ка, дочка! – сказала старуха, и ее лицо озарилось мстительной радостью. – Разве не слышишь! Кричат: «Да здравствует император!» Это он! Это Наполеон! Он идет к нам на помощь! О, теперь-то уймут наших врагов.

Земля гудела от лошадиного топота. Всадники приближались. Изумленная Огюстина стояла на пороге; старуха неподвижно остановилась посреди двора, окруженная птицами, отнимавшими друг у друга зерна, и словно в экстазе прислушивалась к все приближавшимся ритмическим звукам скачущей конницы, гордясь верностью своего слуха.

«Только бы мне удалось увидеть Наполеона», – думала она.

Мальчики, уже не испытывавшие страха, бросились на двор и повисли на перекладинах плетня. Вдруг они закричали:

– Это он! Это он! Он идет сюда!

И, соскочив со своего наблюдательного пункта, они быстро вынули доску из подворотни, открыли ворота и вытянулись рядом с ними, как на карауле, приложив руки к шапкам, как делали это на их глазах солдаты при встрече с начальством на большой Трауской дороге, на этом пути стольких армий – дружеских и вражеских.

Среди бряцанья оружия, топота скакавших и быстро осаживаемых лошадей появился Наполеон и сказал, указывая на ферму:

– Войдем сюда!

Мамелюк Рустан выехал вперед и взял поводья серой лошади, на которой ехал император. На Наполеоне был его традиционный костюм дней славы – форма полковника стрелкового полка, а именно: серый редингот и маленькая шляпа. За ним следовало несколько офицеров, небольшой эскорт из стрелков и один генерал – Себастьяни, а на некотором расстоянии, отдавая приказания полуэскадрону польских улан, которым поручалась охрана фермы, намеченной Наполеоном для своей главной квартиры и, вероятно, для ночлега, остановился славный маршал Франции Лефевр, герцог Данцигский, командовавший старой гвардией.

Эскорт и офицеры остались на улице и занялись поиском квартир у жителей деревни. Наполеон, маршал Лефевр, генерал Себастьяни и адъютанты сошли с коней и остались на дворе фермы. С обеих сторон изгороди были расставлены часовые.

Наполеон вошел в кухню в своей обычной резкой манере: он везде чувствовал себя, как дома.

– Я сегодня ночую у вас, матушка, – сказал он старухе. – О, не беспокойтесь! Я не взыскателен! – Он толкнул дверь и, заглянув в комнату Жана Соважа с безукоризненно чистой постелью, прибавил: – Здесь я буду спать! Есть у вас лишний тюфяк? Бросьте его вот там на полу, поперек двери, это для Рустана.

И он указал на своего мамелюка, тюрбан которого, украшенный султаном, пышные шаровары, кривая сабля и пистолеты с резными ручками привели в совершенное недоумение обоих мальчиков.

Выбрав таким образом себе помещение, Наполеон обернулся к Огюстине, которая, дрожа, ожидала его приказаний.

– Вы дочь этой храброй старушки? Замужем? Это ваши дети? Где ваш муж? – быстро спросил он.

Огюстина ответила:

– Мой муж, Жан Соваж, ушел сегодня… с другими здешними… в сторону Торси, они там, на ферме «Божья слава». Утром говорили, что там неприятель.

– Папа взял с собой ружье, – сказал старший из мальчиков, храбро выступая вперед, – чтобы убивать врагов.

– Он сказал, что принесет нам пики и меховые шапки и повесит их над камином, – прибавил второй мальчик, вовсе не желавший позволить брату одному завладеть рассказом об отцовских подвигах.

– Вижу, что все вы храбрые люди и добрые французы, – сказал император, – и что случай благоприятствовал мне, приведя меня к вам. А теперь скорее поставьте мне стол тут, на кухне!

– Ваше величество, вы желаете кушать? – робко спросила Огюстина. – У нас ведь почти ничего нет.

И она смущенно указала на котелок, кипевший на огне.

– Стол! Сперва стол! – возразил император. – Мы поедим позднее. Теперь же главное – поколотить казаков Шварценберга и помешать пруссакам Блюхера съесть вашу похлебку, которая, судя по запаху, должна быть великолепна. Я очень скоро окажу ей должную честь, но в данный момент есть вещи поважнее.

Адъютант и Рустан поставили посреди кухни стол, на котором тотчас же была развернута карта. Наполеон нагнулся над нею и, водя пальцем по Обской дороге, казалось, намечал маршрут.

– Еще не все потеряно! – прошептал он и, обернувшись к Лефевру, молчаливому и неподвижному, так же, как и Себастьяни, прибавил: – Какие новости, герцог?

– Дурные, ваше величество! Наполеон пожал плечами.

– Черт возьми! И ты туда же, мой старый солдат! И ты как другие! И тебе надоела война? Ты хотел бы погреть пятки у своего камелька, приласкать свою добрую жену, эту превосходную Сан-Жень?

– Правду сказать, ваше величество, я предпочел бы в эту минуту предложить вам гостеприимство в моем замке Комбо и видеть, как вы будете сердить мою старую Катрин, которая вас любит по-прежнему, даже, может быть, больше, с тех пор…

– Что же ты остановился? Почему? – спросил Наполеон, забавляясь смущением своего старого боевого товарища, который внезапно прикусил язык.

– Я, кажется, собирался сказать глупость.

– Ба! Для тебя это не новость. Да и для меня также Ты хотел сказать, что ты и твоя жена – вы оба больше привязались ко мне с тех пор, как судьба стала меньше баловать вашего императора? Я понимаю тебя! Но успокойся: судьба снова переменится. Я заставлю ее перемениться! W вот где! – И сильно нажав пальцем карту, Наполеон указал на ней точку, которую Лефевр с Себастьяни, стоявшие на некотором расстоянии от стола, не могли различить, но которая показалась им отдаленной от места сосредоточения войск и гораздо севернее.

Оба генерала промолчали. Они по-прежнему любили своего государя, но уже не верили в его звезду.

– Слушайте, – сказал Наполеон. – Вы знаете, что па Щатийонском конгрессе все мои попытки потерпели неудачу; все мои предложения с целью добиться мира были отвергнуты. Герцог Виченцский от моего имени соглашался на все, даже на унижения, на которые я был готов, чтобы избавить мою страну от дальнейших страданий; но союзники держались своего плана – выиграть время и дождаться моего поражения. Себастьяни, вы знаете, что из этого вышло?

– Ваше величество, поражение генерала Сен-При, взятие Реймса и ваше вступление в Эпернэ при криках освобожденного населения смутили императора Александра и его советников, как я уже вам докладывал; союзники в беспорядке отступили к Труа. После этого можно было надеяться, что переговоры будут наконец доведены до конца.

– Александр, – сказал Наполеон, иронически поджимая тонкие губы, – всякий раз, как мои солдаты переходили в наступление, начинал снова чувствовать ко мне свою дружбу, но тотчас становился опять надменен и неумолим, стремясь наказать Францию за то, что веду ее я, сын революции, – как только поток моих побед приостанавливался, подавая ему надежду… Так что известие о его поспешном бегстве, которое ты сообщил мне, Лефевр, могло показаться вполне точным. Ах, я ошибся! Я думал, что наконец наступит мир!

– Ваше величество, мои сведения были вполне точны, – печально возразил маршал, понимавший важность минуты. – Среди ночи третьего дня император Александр послал к князю Шварценбергу нарочного с приказанием немедленно отправить в Шатийон курьера: мир должен был быть подписан на условиях, предложенных французским Уполномоченным. Император австрийский при известии о вашем приближении тотчас приказал уложить багаж и бежал к Дижону с одним лишь офицером и с камердинером.

– Какое, однако, впечатление производит мое появление на моего тестя! – с улыбкой сказал Наполеон. – Я всегда подозревал, что у Франца не развиты семейные чувства. Но эти известия, такие точные еще вчера утром, сегодня уже не таковы. Скажите, Себастьяни, все, что вы знаете!

– Император Александр, отдав приказ подписать перемирие и предварительные условия мира, вполне приемлемые для герцога Вичеицского, действовавшего от вашего имени, наутро переменил свое решение. Созвав военный совет, он объявил, что, стоя во главе двух могущественных армий, он устал постоянно отступать перед горстью людей… перед детьми, поставленными в строй, как он назвал наше войско.

– Ах да! Он подразумевал тех шестнадцатилетних волонтеров, тех маленьких героев, которые носят имя моей дорогой жены. История, конечно, назовет настоящим именем этих юношей. Продолжайте, Себастьяни!

– Итак, император Александр послал нового курьера вдогонку тому, который был отправлен в Шатийон ночью, приказал отклонить все предложения герцога Виченцского и решил закрыть Шатийонский конгресс. Вот каково положение дел, ваше величество!

– Имеете вы какое-нибудь понятие о мотиве, о тайной причине, так резко повлиявшей на императора Александра и заставившей его переменить решение, и вместо мира, на который он уже соглашался, снова ухватиться за войну?

Оба генерала переглянулись, но промолчали. Наполеон, украдкой наблюдавший за ними, быстро подошел к Лефевру, взял его за пуговицу мундира и сказал:

– Ты что-то знаешь, а?

– Я?! – воскликнул смущенный Лефевр. – Я… думал было сначала… но ведь это только мнение старого солдата. Это не имеет оснований. Я полагал или, если хотите, вообразил, что император Александр после отправки первого курьера в Шатийон получил известие из Парижа, что в его руках оказался посланец с важными депешами на имя вашего величества от императрицы, короля Жозефа, министров.

– Это возможно! Да, это так! Это верно! – раз за разом произнес Наполеон, меряя быстрыми шагами кухню Соважа; казалось, он с решимостью отчаяния взвешивал случайности, могущие произойти от соглашения союзников, на которое указывал Лефевр. Остановившись после беготни по комнате, он отрывистым голосом уронил слова, доказывавшие, насколько он был подавлен этим предположением: – Да, вы правы: несчастный курьер был схвачен, может быть, убит. Наверное ограблен… и в настоящую минуту враги владеют моими планами.

– В таком случае, – сказал Лефевр, – вы, ваше величество, отказываетесь от движения на восток и от намерения, предоставив Шварценбергу соединиться с Блюхером и идти на Париж, двигаться самим на север и уже там присоединиться к парижанам? Мы, значит, вернемся в Париж?

– Ни от чего я не отказываюсь! – гневно воскликнул император. – Что мне Париж! Мне нужно, чтобы он продержался десять дней. Ну, двенадцать дней – самое большее. И он продержится! В этом я убежден! Я верю в моих буйных парижан: у них беспокойные головы, но великодушные сердца. Все, кто меня любит, отдадут за меня свою жизнь; те, кто осуждают меня за войны, за рекрутские наборы, за налоги, за… мое самовластие, все-таки предпочтут меня англичанину Веллингтону, пруссаку Блюхеру, русскому Беннигсену, австрийцу Шварценбергу. Те, которые меня ненавидят, не осмелятся интриговать заодно с иноземцами против своего собственного отечества и предать свой город англичанам. Я больше чем когда-нибудь настаиваю на своем намерении идти на восток, и там-то я поймаю, раздавлю обе армии – силезскую и богемскую!

И он указал на карте обширную Шалонскую равнину, куда, разумеется, бросятся союзники, изумленные и испуганные его отступлением на восток, возможностью преграждения им пути к отступлению на родину.

Снова принявшись задумчиво ходить вокруг стола, Наполеон вдруг обратился к Лефевру:

– Как ты думаешь, не убили ли они храброго полковника Анрио, моего посланца к императрице?

Маршал сделал жест, как бы говоривший: «Они на это способны, эти злодеи казаки!» – и с волнением ответил:

– Ваше величество, я люблю Анрио как родного сына. Моя жена вырастила его. Я сам рекомендовал его вам для таких поручений как человека, достойного доверия. Меня страшно пугает мысль, что не только он сам погиб в какой-нибудь засаде, но что неприятель захватил также секретные бумаги вашего величества.

– Важные секретные бумаги! Мое движение на восток, о котором я сообщал императрице, теперь, конечно, уже известно неприятелю, и вот чем объясняется передвижение неприятельских войск, замеченное нами сегодня утром, в направлении Арси. О, это ужасная неосторожность!

– Государь, Анрио, наверное, сделал все возможное, чтобы уйти от них.

– Я обвиняю не его, а судьбу и самого себя. С некоторых пор все против меня. Да я и сам во многом виноват. Ах, зачем мы обращаем внимание на мнение женщин, на то, что они думают, на то, о чем они хнычут! Очень мне нужно было уведомлять императрицу о… моих намерениях!

И в порыве гнева Наполеон схватил с поставца тарелку и, швырнув ее об пол, разбил.

Оба генерала, подавленные этой вспышкой гнева, молчали.

Наполеон казался столь же угнетенным, сколь взбешенным от одной мысли, что секрет его смелого маневра – движения к северным крепостям – известен теперь Шварценбергу и Блюхеру.

Разбив тарелку, он несколько успокоился и, сев верхом на стул, в своей обычной позе, то есть прислонившись спиной к столу, сложив на спинке стула руки и опустив на них подбородок, впал в глубокую задумчивость. Его неподвижные зрачки, казалось, были устремлены на что-то яркое, видимое лишь ему одному. Может быть, в окружающем его" мраке он искал свою звезду, уже померкшую, уже почти обратившуюся в туманное пятно?

В этом состоянии экстаза мыслей и чувств Наполеон видел самого себя, читал в своей душе, как в раскрытой книге: факты, гипотезы, события, случайности, удачи и неудачи – рисовались перед ним непрерывной чередой. Он все предвидел, и ничто не могло поразить его, захватить врасплох: но как врач, изучающий свой собственный организм и видящий следы болезни, определяет воспаления, засорения и т. д., но избегает логических выводов, чтобы не выйти из границ успокоительного оптимизма, так и Наполеон обходил опасности и препятствия, которые открывал ему его гений. Он не хотел считаться с точными данными, которыми снабжали его замечательное знание людей и изумительное, бессознательное понимание вещей. Поэтому он отгонял от себя призрак измены, который упорно рисовала ему мысль; поэтому же, взвешивая досадный факт захвата неприятелем его тайного плана, он старался в своих соображениях обойти все те препятствия, которые вносили в его расчеты эти два фактора. Он мечтал еще раз овладеть счастьем, еще раз сделать его своим послушным слугой.

Он не отказался ни от одного из своих проектов и как отчаянный игрок стремился поставить последнюю карту вопреки полосе упорного несчастья, тогда как его противники подбирали козыри.

Он резким движением поднял голову и сказал генералам, внимательно следившим за немой работой его мысли и спрашивавшим себя, к какому внезапному, гениальному, неотразимому решению она приведет его:

– Если неприятелю известен мой план, как все заставляет меня предполагать; если он захватил моего курьера и завладел письмами императрицы, заключавшими, конечно, важные известия. Ну, что ж, господа! Тогда нас завтра атакуют между Сеной и Об. Придется дать сражение. Может быть, оно и лучше! Этот враг, без конца отступающий и уклоняющийся от битвы, может быть, перейдет к решительным действиям. Воспрепятствовать этому я не могу! Такова судьба! Я хотел бы задержать решительный удар, но как избежать его? Господа, приготовимся к битве! Завтра здесь, без сомнения, загрохочут пушки. Себастьяни, вы прикажете войскам отходить к Труа; ты, Лефевр, займешься переправой через Об. Завтрашний день будет, может быть, великим для Франции!

И Наполеон сделал знак генералам удалиться. Он хотел поесть и отдохнуть несколько часов. Он снова стал спокоен, он улыбался и на прояснившемся лице опять засияла его всегдашняя самоуверенность.

XIII

С помощью Рустана Огюстина с матерью подала Наполеону скромный обед, состоявший из яичницы, поджаренной ветчины, цыпленка, салата, сухих орехов с вареньем и легкого местного вина.

Наполеон, как всегда, ел быстро, не произнося ни слова.

Каждый раз как женщины выходили за кушаньем или за чистыми тарелками, оба мальчика из своей засады с любопытством наблюдали, как ест великий человек. К концу обеда Наполеон позвал их к себе, расспросил, сколько им лет, умеют ли они читать, любят ли играть в солдаты, очень ли сильно ненавидят казаков, потом дал им по золотой монете и отпустил, ущипнув предварительно каждого за ухо, что доказывало удовольствие, с которым он выслушал их ответы.

Когда обед был кончен, старушка взяла стакан, из которого пил император, спрятала его в буфет не вытирая и с чувством сказала:

Я навсегда сохраню его. После моей смерти он перейдет к моим детям, и на посиделках все будут говорить: "Император пил у нее вино, и она сберегла его стакан».

Тронутый император встал и крепко пожал ее руку.

– В добрый час!

Потом усевшись перед огнем, в который подбросили связку хвороста, он заснул спокойным, глубоким сном. Ему спилось столкновение с неприятельской армией; он слышал топот кавалерии и пушечные выстрелы. Небо еще раз увенчало его победой. Он изгонял неприятеля из Франции и с торжеством вступал в ликующий Париж. Но среди этих причудливых сновидений он все время ясно различал два обожаемых существа: белокурую, привлекательную женщину с розовым лицом, улыбавшуюся ему от колыбели, в которой покоилось дитя с кудрявыми волосами.

Легкий шум разбудил его. Он встрепенулся.

– Что там такое? – крикнул он. – Не беспокойте меня! На пороге показался Рустан, спавший поперек двери.

– Ваше величество, курьер из Парижа непременно хочет говорить с вами.

– Скорей, скорее позовите его!

Вслед за мамелюком вошел, с трудом передвигая затекшие ноги, штабной офицер, весь покрытый пылью и, видимо, крайне утомленный. У императора вырвался радостный крик.

– Анрио! Это мой молодец Анрио! Значит, на вас дорогой не напали?

– Нет, ваше величество, мне удалось счастливо исполнить поручение, которое вы доверили мне.

– А Себастьяни и Лефевр думали, что на вас напали, убили, ограбили! Они уверяли, что содержание ваших депеш стало известно неприятелю. Давайте скорее письма) ведь письма, конечно, есть? Видели вы императрицу? Здорова она? И сын мой здоров?

Анрио покраснел. Зная, что император не любил, чтобы женщины вмешивались в его дела, он не смел признаться, что сносился с императрицей через посредство Алисы; поэтому он ограничился уклончивым ответом:

– Их величества в добром здравии. Вот ответ ее величества императрицы.

И он подал письмо, написанное в ресторанчике Латюиля под диктовку Нейпперга. В нем Мария Луиза, преувеличивая действительное настроение парижан, не скрывала, что следовало ожидать революции, если император не поспешит вернуться с победой; народ устал от войны, У союзников в Париже большая партия сторонников, которые примут неприятеля с радостью и беспрепятственно, впустят его в город.

– Милая Луиза! Как она тревожится! Но она преувеличивает серьезность положения! Черт возьми! Она хочет заставить меня поскорее вернуться к ней! Как она любит меня! – прошептал растроганный Наполеон, быстро поднося письмо к губам, а потом, устыдившись своей слабости, стал расспрашивать Анрио о его путешествии и об отрядах, которые встречались ему по дороге.

– Итак, вас никто не тревожил на обратном пути из Парижа?

– Никто, ваше величество! Мне посчастливилось: дороги оказались свободны.

«Значит, неприятелю совершенно неизвестны наши планы! – с удовольствием подумал Наполеон. – И я могу начать свое большое движение на север и на восток. Не подозревая истинных моих намерений, неприятель бросится за мной. Столица будет в безопасности… Если какие-нибудь отдельные корпусы и совершат диверсию на Париж, мои храбрые национальные гвардейцы сумеют оказать им должное сопротивление. С ними императрица и мой сын будут в безопасности. Мой приказ об отступлении к Луаре в случае серьезной опасности теперь не нужен. Выражения, в каких мне отвечает моя дорогая Луиза, не допускают в этом смысле никакого сомнения. Она останется в Париже в ожидании моих побед и… моего возвращения! Еще несколько дней, даже почти несколько часов, и я нанесу коалиции страшный удар, от которого ей не оправиться!»

– Я доволен вами, полковник! – обратился Наполеон к Анрио, потирая руки. – Ступайте, отдохните, вы, вероятно, очень устали. Я непременно передам маршалу Лефевру, как я доволен и привезенными известиями, и тем, как было исполнено мое поручение.

Анрио удалился, искренне радуясь, что оказал императору такую услугу, а Наполеон, отдохнувший, бодрый, свежий, с прояснившимся лицом, склонился над картой и занялся составлением окончательного плана кампании.

Тщательно обдумав положение дел, император вскоре приказал Рустану позвать к нему Себастьяни и Лефевра. Разбуженные среди ночи генералы не без удивления выслушали приказания, продиктованные им Наполеоном.

Маршалы Удино и Макдональд должны были спешить к нему по правому берегу реки Оба и соединиться с ним в Арси; Ней должен был двигаться к Арси по правому берегу, а Фриан – по левому. Маршалы Мортье и Мармон, стоявшие в Реймсе, должны были через Шалон идти на соединение с ним. Сам же Наполеон с гвардейской кавалерией и с ожидавшимися из Парижа подкреплениями под начальством Лефевра-Депуэтт, направлялся на Арси, который должен был сделаться центром большого движения; оттуда он перебросит свои силы на Витри, Сен-Дизье, Бар-ле-Дюк.

Отдав эти распоряжения, Наполеон опять сел за работу, изучая карту, справляясь о положении каждого корпуса, отдавая себе ясный отчет во всех мельчайших деталях, касавшихся маленькой армии, с которой о. ч предполагал выполнить грандиозный план увлечения за собой вторгшегося в страну неприятеля, его поражения в Лотарингии, затем перенесения войны в Германию; отступление союзникам будет отрезано, и он будет грозить одновременно и Берлину, и Вене! Не будь измены, план осуществился бы, Франция была бы освобождена, а коалиция распалась бы, и императору Александру пришлось бы возвращаться в Петербург с большими затруднениями, окольными путями, через Голландию и Северное море.

На рассвете Наполеон, напутствуемый пожеланиями Огюстины и ее матери, покинул Торсийскую равнину. Прежде чем сесть на коня, он подозвал старуху.

– Подойдите, добрая хозяйка! – сказал император и, запечатлев на морщинистой щеке крепкий сыновний поцелуй, повторил одобрительные слова, сказанные им накануне: – В добрый час!

Потом он уехал, направляясь на восток, показав, как он говорил, спину неприятелю и Парижу. Столица Франции отныне сделалась западней для императора.

Союзники узнали о письме Марии Луизы одновременно с Наполеоном. Барон де Витролль, выехавший по следам Анрио, почти одновременно с его прибытием в Торси достиг главной квартиры в Арси, и копия с письма Наполеона, содержавшего проект движения на восток, там была получена в одно время с письмом императрицы. Лицо Александра при известии об этом озарилось выражением торжества. Наконец-то! Теперь он сразит великого воина, всегда производившего на него впечатление якобинца, рубившего головы дворянам, низвергавшего королей с их тронов и организовавшего восстания народных масс против их законных правителей. Его пугали звуки набата по деревням, массами восстающие крестьяне – в Барруа, Лотарингии, Шампани. Он торопился покончить с этим страшным человеком, которому прежде льстил; он надеялся окончательно раздавить его как опаснейшего врага монархов и их верховных прав. На этот раз судьба предавала Наполеона в его руки: не подозревая, что его план открыт, император французов будет продолжать свое смелое движение на восток; ему предоставят удаляться от Парижа и воображать, что его преследуют; в результате в распоряжении коалиционных войск окажутся два-три свободных дня, они двинутся на Париж и добьются сдачи последнего.

Решение императора Александра было принято. Он вызвал Шварценберга, сообщил ему только что полученные важные известия и спросил, намерен ли он по-прежнему отступать или уже пришло время идти на Париж. Шварценберг дал императору понять, что прикажет идти на столицу, но с большим пониманием дела и с решимостью – у него весьма редкой – принял все меры, чтобы на следующий же день атаковать Наполеона, желая, чтобы сражение еще более удалило его от Парижа. После победы, на которую он надеялся, путь к столице будет открыт.

Шварценберг откланялся, не сообщив императору Александру своего проекта завтрашней битвы, и утром император, услышав пушечную пальбу, был недоволен и встревожен начавшимся наступлением, которого не предвидел и которое являлось крайне выгодным для его союзников. Честь этого движения всецело принадлежит Шварценбергу, великолепно оценившему всю важность нападения на Наполеона еще до использования захваченных секретных сведений: парижане еще более потеряют веру в прибытие Наполеона на помощь им, и битва на берегах реки Оба, каков бы ни был ее исход, послужит интересам союзников на берегах Сены. Шварценберг имел тем более причину завязать бой, что располагал 90 000 войска, тогда как у Наполеона было не более 40 000.

Битва при Арси-сюр-Об началась около двух часов дня 20 марта, дня, вещего в истории Наполеона, и явилась последней битвой Наполеона перед его отречением и заключением на остров Эльба.

Сражение началось совершенно неожиданно. Молодой офицер Наполеона, посланный на рекогносцировку по Труаской дороге, принес неточное донесение, открыв лишь несколько эскадронов казаков. Генерал Себастьяни, двинувшись к этим малочисленным эскадронам, был внезапно окружен всей австрийской кавалерией. Несмотря на крайнюю опасность, Наполеон, не смущаясь, скомандовал садиться на коней, и дивизии Кольберга и Эксельмана поспешно заняли Арси, оставленный накануне императором Александром. Плохо вооруженные, эти дивизии выдержали натиск генерала Кайсарова, но, уступая в численности неприятелю, должны были отступить в Арси. Наполеон из Торси слышал отголоски битвы. Поручив Нею с пехотой и молодой гвардией защиту Торси, он выступил к Арси.

Справа Нея атаковали австрийцы, слева баварцы маршала фон Вреде старались отрезать его от Арси-сюр-Об. Между Арси и Торси оставались всего несколько рот и один батальон поляков, так называемый привислинский батальон, под командой Скшивецкого, одного из будущих героев польского восстания 1830 года.

Неприятельская кавалерия в огромном числе покрыла всю равнину, грозя все поглотить, даже захватить Наполеона, двигавшегося к Арси. Редко приходилось императору подвергаться такой опасности. Он едва успел укрыться в центре привислинского батальона. Храбрые поляки, гордые вверенным им сокровищем, хранителями и защитниками которого сделало их нежданное нападение неприятеля, встретили Наполеона громовым «ура».

Спокойный, бесстрашный, он крикнул им:

– Поляки! Мы вместе или победим, или погибнем!

Горсть людей, готовых на геройский поступок, разразилась бурными восклицаниями: «Да здравствует император!» – и казаки, приближавшиеся, подобно бурной туче, сдержали своих коней и приостановились, почти испуганные этим криком. Так император был здесь! Ими овладел суеверный страх. Их командирам пришлось возбуждать их, указывая на малочисленность пехоты, которую они должны были опрокинуть своими лошадьми, пронзить своими пиками.

Наполеон вынул из ножен шпагу. Ему было тяжело обнажить славный клинок: разукрашенный знак отличия, скорее символ, чем боевое оружие, эта шпага с замшевой перевязью, с золотым орлом на рукоятке, носила на лезвии выигравированную надпись: «Шпага, бывшая на его величестве в битве при Аустерлице».

Когда шпага из-за ржавчины слегка приставшая к ножнам блеснула наконец на солнце, у поляков закружились головы: ведь в блеске этого клинка им сияла вся слава императора! Это Аустерлиц! Это Йена! Это вступление в Берлин, поход на Кремль!

– Стройся в каре! – приказал император пехоте.

Быстро образовалось каре, во главе которого встал Скшивецкий; Наполеон и знамя поместились в центре.

– Первый ряд, нагнись! – скомандовал Наполеон.

Первые ряды встали на одно колено.

– Второй ряд! – снова крикнул император.

Люди во втором ряду посторонились, чтобы дать третьему ряду возможность направить между их плечами свои ружья.

– Готовьсь! Цельсь! Пли! – скомандовал император в момент, когда первые австрийские и русские всадники появились перед самым каре.

Грозная пальба трех рядов каре произвела страшное действие: лошади опрокидывались, всадники падали, запутываясь в стременах и поводьях, среди сабель и пик, раня друг друга в смятении отступления. Некоторых испуганные кони занесли в первые ряды каре прямо на штыки солдат, поднявшихся, чтобы дать задним рядам время зарядить ружья.

Три или четыре таких натиска были мужественно отбиты. Убитые кони образовали вал кровавых, трепещущих, стонущих тел, из-за которого польские батальоны продолжали стрелять, отражая нападение.

К концу последней отраженной атаки Наполеон мог выйти из каре и, не обращая внимания на снаряды, беспрерывно падавшие на дорогу, достиг Арси-сюр-Об, где среди войск уже распространилась паника. Он погонял своего коня, хорошо зная, какое огромное влияние оказывает на людей его присутствие.

Наполеон подоспел в Арси в самую последнюю минуту. Уланы Кольберга и драгуны Эксельмана бежали в полном беспорядке к Обскому мосту. Город был объят пламенем, и везде царило полнейшее смятение.

Словно ураган, император бросился вместе со своей свитой в толпу беглецов, опередил их, въехал на мост, остановился там и, обернувшись, громко крикнул:

– Солдаты, кто из вас решится пройти через мост на моих глазах?

Первые ряды беглецов, узнав императора, остановились, образуя живую баррикаду, удерживавшую и тех, которые бежали сзади них.

Наполеон продолжал, кидая им прямо в лицо горькие слова:

– Вы бросили своего генерала! Ну что же, пусть подлые трусы спасают свою жизнь, но герои – те пусть умрут за императора! – И, съехав с моста, он показал им на освобожденный путь, говоря: – Дорога свободна! Пожалуйста, проходите!

Никто не сдвинулся с места. Живой барьер, сплотившийся благодаря присутствию и энергии Наполеона, сдержал отброшенную кавалерию, давая ей возможность сплотиться и набраться храбрости.

Наполеон с радостью видел, как эти полки, обычно столь стойкие, но на этот раз уступившие громадному численному перевесу, мало-помалу оправлялись.

Во второй раз обнажив шпагу и собрав улан и драгун, он повел их на неприятельскую кавалерию.

– Вперед! Вперед! – кричал он громовым голосом.

В этом деле, где он лично руководил сражением, у него было только две тысячи шестьсот кавалеристов, а у неприятеля их было более шести тысяч. Кроме того, у неприятеля была сильная артиллерия, поддерживавшая его кавалерию. Сзади двигалась большая богемская армия. Но французы были вместе со своим Наполеоном, а этого было достаточно, чтобы заставить отступить этот лес сабель и вызволить Арси…

Численное преимущество неприятеля было таково, что император каждую минуту подвергался риску быть взятым в плен, убитым, увлеченным паникой и сброшенным в Об.

Ней, выдерживая в Торси натиск корпуса Вреде, не мог прийти на помощь. Положение становилось критическим. Грозная неприятельская артиллерия вырывала из французских рядов солдата за солдатом, которых некем было заменить. Наполеон видел, как на его глазах таяли французские полки, и уже не мог бросать смелым натиском своих людей в самый огонь…

Вдруг в неприятельских рядах стало заметно какое-то движение.

С другого берега Оба появились меховые шапки.

С ружьями наперевес гренадеры старой гвардии стали переходить через мост и показались на Арсисском шоссе. Вот эти никогда не отступали, и в последний раз им суждено было испытать иллюзию победы. Через какой-нибудь год им всем пришлось погибнуть у Ватерлоо, так как они предпочли смерть позору отступления.

И перед старой гвардией вся неприятельская масса вдруг заколебалась и потом бросилась в отступление.

Наполеон увлек своих «ворчунов» на равнину, которую баварцы и русские сплошь закидывали снарядами. Он пропустил их мимо себя церемониальным маршем. В то же время он подвинул несколько батальонов линейных полков и указал их позиции с таким же спокойствием, словно руководил инспекторским смотром на площади Карусель в Париже.

Вдруг у самых войск упала граната. Солдаты отскочили назад, и в их рядах возникло смятение.

Тогда Наполеон дал шпоры лошади и заставил ее подъехать к снаряду, фитиль которого дымился, грозя неминуемым взрывом. Император заставил дрожащую лошадь замереть в неподвижности перед дымящимся снарядом.

Раздался гром взрыва, все озарилось светом… Столб дыма и пыли поднялся кверху, скрывая лошадь и всадника…

Солдаты бросились туда; у лошади были вырваны все внутренности, император свалился вместе с ней, но сейчас же вскочил на ноги, у него не было ни малейшей царапины. Он потребовал другую лошадь и продолжал своп смотр пораженным солдатам, преисполненным восхищения от этого урока, данного им Наполеоном, как не следует бояться снарядов.

Этот характерный эпизод из жизни Наполеона подвергся всевозможным комментариям. Многие видели в этом внезапно охватившее Наполеона желание умереть. Но факты опровергают подобное предположение. В утро у Ар-си-сюр-Об Наполеон был слишком далек от отчаяния Наоборот, победа казалась ему хотя и спорной, но возможной тогда. Приказ, отданный им накануне, не позволяет ни минуты заподозрить в нем желание покончить с собой. Разве он стал бы двигать войска таким грандиозным маршем на Лотарингию и Ардены, если бы решил покончить свою жизнь на поле сражения? А потом он нисколько не сомневался в чувствах Марии Луизы. Он жаждал увидеться с ней. Решительно все – его нежность мужа и отца, гордость, вера в себя – словом, все не допускает даже и мысли о самоубийстве. Да и его поведение в Арси накануне атаки союзных сил совершенно опровергает гипотезу желания покончить с собой.

Самым простым, самым естественным объяснением этого геройского поступка может быть желание Наполеона дать урок храбрости солдатам и поднять дух молодых новобранцев, составлявших большую часть его армии. С ним не было уже старых легионов Испании или Польши, и он хотел поразить воображение солдат. Крики «спасайся, кто может» донеслись до его слуха из Арси. Он вовремя остановил панику улан Кольберга и драгун Эксельмана и должен был два раза сам вести в дело войска и обнажить шпагу. Он понимал, что должен был явить крестьянам и национальным гвардейцам, созванным на защиту страны, образец той храбрости, которую французы так уважают, боготворят.

К тому же во все время этого двухдневного боя Наполеон сохранял полнейшее хладнокровие, и едва ли можно приписывать мысли о самоубийстве человеку, который мог совершенно спокойно вести подобный разговор с генералом Себастьяни посреди тучи ядер, бороздивших поле битвы.

– Ну-ка, генерал, что вы скажете об этой картине? – спросил у него император, показывая на поле битвы, куда только что прибыла толпа крестьян, вооруженная охотничьими ружьями, вилами, косами, топорами и пиками, взятыми у убитых казаков.

Это был маленький отряд с фермы «Божья слава» во главе с Марселем и Жаном Соважем.

Этот отряд увеличился патриотами, подобранными по дороге. По мере того как отряд подвигался вперед, в каждой деревне он пополнялся парой ружей. Зверства неприятеля заставили взяться за оружие даже самых мирных крестьян. Каждый готов был сделаться солдатом, чтобы прогнать иностранцев, и набат, раздававшийся с деревенских колоколов, призывал к оружию всех от мала до велика.

– Скажу одно, – ответил на вопрос Себастьяни, – что у вас, ваше величество, без сомнения, имеются такие ресурсы, которых мы не знаем.

– Только то, что вы видите, больше никаких.

– Но в таком случае почему же вы, ваше величество, не изволите позаботиться, чтобы вся нация поднялась?

– Все это пустые бредни! – резко ответил Наполеон. – Бредни, почерпнутые из воспоминаний об испанских патриотах и о временах революции! Как можно поднять народ в той стране, где революция сокрушила дворянство и священников и где я сам сокрушил революцию? Об этом нечего и мечтать! Эти крестьяне Шампани, которых вы видите вооружившимися, чтобы сражаться вместе с нами, представляют собой героическое исключение. Их примеру не последуют.

И, вооружившись зрительной трубой, император стал спокойно рассматривать неприятельские позиции.

Появление на сцене старой гвардии, прибытие подкрепления в шесть тысяч человек, приведенных из Парижа Лефевром, помогло окончательно освободить Арси и вернуть врага на его позиции.

Это сражение под Арси-сюр-Об продолжалось два дня. В людской памяти оно не оставило большого следа и обычно его не приводят с гордостью в пример другим славным для французов боям. Но между тем это было очень большое сражение, где французам приходилось сражаться вначале в количестве четырнадцати тысяч против сорока, потом – двадцати против шестидесяти тысяч и наконец двадцати двух тысяч против девяти-десяти. Решительно все вели себя настоящими героями.

Победа, обеспеченная в первый день, так как неприятель, несмотря на свое подавляющее численное превосходство, отступил, оставив французов на занятых ими позициях, стала проблематичной на следующий день, так как Наполеон из осторожности приказал своей армии перейти Об. В первый день Наполеон думал, что он имеет дело только с частью коалиционной армии. Он не знал, что князь Шварценберг был отлично посвящен в его проект движения на восток, и предполагал, что атака на Арси была просто средством, которым князь надеялся определить количество сил, находившихся в распоряжении Наполеона, и разузнать о его намерениях. Когда же на следующий день он увидел перед собою всю союзную армию, то ему, гордому успехами, достигнутыми накануне, и геройской стойкостью своих войск, пришла в голову смелая мысль попытаться остановить неприятеля, вызвав новое столкновение в долине Арси. Но все его маршалы единодушно; указали ему, что он и без того одержал достаточную победу, что будет крайне неразумно противопоставлять какие-нибудь тридцать тысяч человек целой армии в сто тысяч и что самым лучшим в данном положении будет перейти Об.

Согласившись с ними, Наполеон приказал соорудить два моста, и его армия, перейдя Об, была теперь отделена рекой от богемской армии.

Князь Шварценберг хотел преследовать Наполеона. Но было уже слишком поздно; мосты были разрушены, и корпус Удино, поддерживаемый артиллерией, утвердился на правом берегу. Повсюду, где неприятель пытался переправиться через реку, он был отброшен. Потери союзных войск были очень значительными.

Наполеон, ставший теперь во главе своей армии на правом берегу Оба, решил осуществить свой грандиозный проект похода на восток. Он сделал привал в окрестностях Арси, на следующий день отправился из Витри и 23 марта прибыл в Сен-Дизье, откуда рассчитывал повернуть на север, снять по пути гарнизоны и отрезать пруссакам и русским возврат назад. Таким образом, Париж был бы освобожден, и коалиционная армия, застигнутая врасплох, была бы поймана словно в мышеловку.

XIV

Но Мармон и Мортье, оставленные в Реймсе и на Эне и обязанные соединиться с Наполеоном, ошиблись в движении и были отрезаны от армии императора. Блюхер отбросил их к Эне и блокировал там. Таким образом их движение на восток стало невозможным, так как неприятельская армия двинулась на Реймс. Тогда после долгих колебаний и ряда робких проб оба маршала решили оставить Наполеона и вернуться к столице. Это было потерей драгоценного времени.

А позади всех этих передвижений войск страну заливали потоки крови и ужас от убийств, пожаров и крайних зверств.

Вернувшись в поселок при ферме «Божья слава», Жан Соваж нашел свой дом разрушенным. Он залился слезами на развалинах фермы. Его товарищи, храбрецы, сражавшиеся с ним в Арси-сюр-Об, поклялись мстить при виде этих мрачных, дымящихся развалин. Жена Соважа с детьми убежала; старуха-мать была убита за отказ дать неприятельским солдатам вина.

Партизаны вышли на дорогу к Парижу, единственную, которая была еще открыта им. Но где было найти корпуса Мармона и Мортье? Где можно было записаться в полк? К какому командиру?

– Нам вовсе не нужен полк, друзья мои, – сказал Жан Соваж. – Поведем партизанскую войну! Где кого из врагов застанем – сейчас вилы в бок, да и ладно! Да и этого, пожалуй, не надо! Пуля или картечь бьет слишком верно – попала, да и конец, а нам надо заставить этих разбойников" помучиться как следует!

– Разумеется, раз они сами безжалостны, как звери, так и их надо бить, как волков! – сказал молодой крестьянин. – Черт возьми! Да их не прямо убивать, а сначала помучить надо как следует!

Маленький отряд был воодушевлен самыми безжалостными намерениями; крестьяне решили применить к неприятельским войскам самые тяжелые репрессии и поэтому решили догнать войска, направлявшиеся на Париж. Поэтому они отправились по дороге в Реймс.

– Дети мои, – сказал Жан Соваж, – мы будем в Фер-Шампенуазе через сутки, но следует поторапливаться. Жена, как мне сказала соседка, ждет меня там на дороге с двумя детьми, если только с ней не приключилось какое-нибудь несчастье. Теперь никогда не можешь быть уверен, кто жив, а кто умер. Если же мы найдем их у родственников, фермеров в Фер-Шампенуазе, то сможем отдохнуть там и набраться сил. А ведь это нам очень нелишне, не так ли? Ну, так смелее! Надо разделить тяготы друг друга. С нами двигаются дети и женщины. Мы должны помочь им в пути. Пускай все по очереди помогают нести ребят. Это будет довольно-таки тяжелая работа для всех нас, но мы таким образом можем выиграть время и явимся туда гораздо раньше.

– Правильно, товарищи! – послышались голоса в ответ. – Надо быть единодушными, помогать друг другу! Это ты верно сказал!

Сражение при Фер-Шампенуазе было одной из самых кровавых схваток, предшествовавших осаде Парижа. Генералы Делор и Кампан покрыли себя славой, командуя национальными гвардейцами. Но французам пришлось сложить оружие и таким образом это сражение открыло коалиционной армии путь на Париж.

Между тем все это сражение явилось плодом случайности да и сопровождалось случайностями, чуть не кончившимися трагически для русского императора.

Дело в том, что 23 марта русский разъезд из полка Чернышева перехватил курьера, везшего собственноручное письмо Наполеона к Марии Луизе. В этом письме было написано:

«Мой друг! Несколько дней я не сходил с лошади. 20-го числа я взял Арси-сюр-Об, где в тот же вечер неприятели атаковали меня; я разбил их; они потеряли четыре тысячи человек убитыми. На следующий день неприятели потянулись к Бриенну и Бар-сюр-Об, а я, имея намерение удалить их от Парижа, пошел к Марне и хочу приблизиться к северным крепостям. Сегодня вечером буду в Сен-Дизье. Прощай, мой друг, поцелуй сына».

Прочитав это письмо, император Александр решил соединиться с армией Блюхера и идти прямо на Париж, отрядив за Наполеоном корпус Винцингероде, чтобы французский император не догадался об истинных намерениях союзников и считал этот корпус авангардом всей коалиционной армии. Главной же армии было назначено выступить 13 (25) марта на Mo через Фер-Шампенуаз. В Мо главная армия предполагала соединиться с силезской и вместе двинуться на Париж. Таким образом, не попадись русским солдатам наполеоновский курьер – и сражения при Фер-Шампенуазе не было бы.

Авангард союзников настиг корпусы Мармона и Мортье около Крпатре и стремительной атакой заставил их отступить к Фер-Шампенуазу. Но, не имея времени утвердиться там, французские войска отступили к Сезану.

Русский император вместе со свитой отправился к авангарду, чтобы присутствовать при деле, все значение которого было совершенно ясно. По дороге императору Александру сообщили, что на Фер-Шампенуаз идут два корпуса неприятеля. Он разослал своих адъютантов к начальникам главной союзной армии, требуя их скорейшего приближения к Феру, а сам двинулся дальше. И вот тут-то произошло недоразумение, чуть-чуть не стоившее жизни русскому царю.

Подходившие французские войска под командой генералов Пакто и Амэ никак не могли себе представить, чтобы перед ними могли оказаться союзные войска, так как сзади них двигался корпус князя Васильчикова. Увидав императора Александра, стоявшего со свитой на небольшом холме, французы вообразили, что это кто-нибудь из маршалов, присланных Наполеоном к ним на подкрепление, и радостно закричали: «Да здравствует император!» Этот крик, услышанный Васильчиковым, заставил его подумать, будто французы узнали на холме самого Наполеона; он приказал выдвинуть орудия и стал обстреливать возвышение, на котором стоял русский император; четыре ядра упали в двух шагах от него! Разумеется, недоразумение скоро разъяснилось и пальба по своим была прекращена.

Но случись что-нибудь с русским императором, французам это могло бы дорого стоить. Окруженные со всех сторон подавляющим по численности неприятелем, французские войска, державшиеся стойко и храбро, таяли, как воск на огне. Русская артиллерия вырвала из их рядов целые полосы людей, однако французы смыкались и продолжали держаться. Но особенно восхитительный героизм проявила небольшая кучка плохо одетых и плохо вооруженных людей – крестьянский отряд Жана Соважа. Они дрались и умирали, как истые наполеоновские орлы старой гвардии; так патриотизм делает героя даже из самого мирного землепашца!

Восхищенный таким отчаянным сопротивлением, такой геройской стойкостью, император Александр бросился верхом к передовой цепи, не обращая внимания на жужжавшие кругом него пули, и приказал прекратить огонь.

– Я хочу спасти этих героев! – сказал он.

Французам было предложено сложить оружие и отступить, на что регулярная армия, видя невозможность дальнейшего сопротивления, согласилась. Но крестьянский отряд Соважа продолжал держаться, и в ответ на требование сложить оружие и отступить сам Соваж крикнул русским:

– Убирайтесь сами с наших полей! А не хотите – так будьте безжалостны до конца! Перебейте нас всех, но пока из наших хоть один человек будет в состоянии держать ружье, он не сдастся!

И маленький отряд с фермы «Божья слава» снова взял ружья на прицел; если бы барабаны не забили отступления, люди Соважа исполнили бы свое обещание и полегли бы все до одного.

Сражение было кончено; надо было подумать об убитых и раненых. А их было очень много: французы потеряли больше половины людей.

Только поздно вечером Жану Соважу удалось свидеться со своей Огюстиной. Она нашла приют у тетки, которая радушно приняла Соважа и его товарищей и сейчас же принялась хлопотать об их ужине и ночлеге.

На следующий день остатки войск продолжали свой путь на Париж. Они шли защищать былую славу, свободу, родину!

А вслед за ними союзники Блюхера с 90 000 пруссаков двигались на Туржэ, Сен-Дени и Монмартр. Князь Шварценберг вел 50 000 австрийцев на Mo и Бонди. Принц Вюртембергский с тридцатью тысячами двигался на Монтрей, Шаронну и Бельвиль.

Все три колонны должны были подступить к Парижу 29 марта, атака же была назначена на тридцатое.

Хотя Париж и не был укреплен как следует, но с восточной стороны, откуда именно и подошли союзные армии, местоположение было очень выгодно для защиты. Пользуясь каменными домами, церквами, стенами, садами, оврагами, каналами, представлявшими на каждом шагу естественные преграды, даже малочисленное войско могло бы держаться против больших неприятельских сил.

Кроме того холмы Роменвиль и Бельвиль, господствовавшие над окрестностями, представляли очень удобные стратегические пункты для артиллерийской защиты. Но главнокомандующий войсками парижской обороны брат императора Жозеф располагал всего только 45-ю тысячами человек при 150-ти орудиях, а в союзных армиях было более ста тысяч человек.

Таким образом судьба Парижа была предрешена. Конечно, и с сорока пятью тысячами Жозеф мог бы продержаться до прихода Наполеона, который, узнав о появлении союзников под Парижем, немедленно повернул назад и понесся на выручку столицы, жены и сына. Но это стоило бы парижанам многих домов, общественных зданий, бедствий продолжительной осады, и роялисты, пользуясь удобным предлогом такой мрачной перспективы, везде и всюду старались разжигать недовольство парижан против Наполеона, навлекшего такие бедствия на французов и столицу. Они доказывали, что сопротивление все равно ни к чему не приведет, что Наполеон бросил город на произвол судьбы и поторопился только спасти самого себя.

Между тем русский император был далек от желания причинить хоть какой-либо ущерб Парижу. Сколько раз Блюхер порывался каким-нибудь варварским актом отомстить французам за былые поражения, но каждый раз император Александр употреблял всю свою энергию, чтобы предупредить это.

На рассвете перед генеральным парижским сражением к императору Александру привели капитана национальной гвардии Пера, который путался в показаниях и не смог с достаточной ясностью объяснить, как он попал в русскую передовую цепь. Наконец он объяснил, что нечаянно заблудился и по неосторожности наехал на русские позиции. Как ни маловероятно было такое объяснение, но император принял его и хотел воспользоваться Пером, чтобы объявить главнокомандующему оборонительной армией нижеследующее:

– Скажите ему, – сказал государь, – что я требую сдачи Парижа; я стою перед стенами его с многочисленной армией, но воюю не с Францией, а с Наполеоном.

Вместе с Пером император приказал ехать флигель-адъютанту Орлову.

Последнему он дал следующее устное повеление:

– Я хочу предупредить кровопролитие. Уполномочиваю тебя прекратить огонь везде, где надобно, остановить самые решительные атаки. Париж, лишенный своего великого императора, не может устоять. Но, даровав мне силу и победу, Богу угодно, чтобы я употребил их для мира и спокойствия вселенной. Если можем достичь этой цели без боя, тем лучше; если нет, то уступим необходимости и будем сражаться. Доброю ли волей или силой, на штыках или церемониальным маршем, на развалинах или в чертогах, но сегодня же Европа должна ночевать в Париже!

Однако Орлову не удалось вступить в переговоры с маршалами о сдаче города, так как его повсюду встречали выстрелами, несмотря на то, что он являлся парламентером в сопровождении трубача. Позднее переговоры были начаты самими французами, так как маршалы получили от брата Наполеона, Жозефа, записку, в которой он уполномочивал их на это. Жозеф долго не соглашался отдать такое распоряжение, он упорствовал даже тогда, когда к нему явился капитан Пер, передал слова императора Александра и рассказал о блестящем виде союзных войск. Но у коалиционной армии был могущественный союзник – императрица Мария Луиза…

28 марта вечером был назначен совет регентства. В тот самый момент, когда императрица собиралась отправиться туда, так как она председательствовала на собрании, она вдруг получила записку без подписи, врученную ей секретарем Талейрана при выходе из дворца. В ней было написано:

«Я должен во что бы то ни стало переговорить с Вами. Примите меня сейчас же, без свидетелей».

Это Нейпперг требовал таким образом секретного приема у императрицы.

Мария Луиза не видала его со времени совещания заговорщиков в ресторане Лятюйя. Вручив Анрио ответ императору, она сумела незаметно скрыться и вернуться в Тюильри, не обратив на себя внимание Екатерины Лефевр и ла Виолетта.

Последние, сбитые с толку прибытием Анрио, решили, будто Алиса явилась в ресторан только для свидания с мужем; поэтому, не заботясь больше о ней, они поторопились известить Наполеона об измене, замышлявшейся в Париже.

Не предупреждая Анрио об этом решении, Екатерина Лефевр решительно кинулась в почтовую карету и в сопровождении верного ла Виолетта и горничной отправилась по дороге в Реймс.

Мария Луиза узнала об отъезде Екатерины и почувствовала сильный страх. Что увидала она в ресторане? Что удалось ей подслушать из беседы заговорщиков? А потом, что было ей известно о Нейпперге? Не отправилась ли она к императору, чтобы известить его о прибытии в Париж его личного врага?

Без сомнений, Мария Луиза сумела бы правдоподобно объяснить свои свидания с Нейппергом: разве Наполеон не просил ее войти в переговоры с каким-нибудь лицом, уполномоченным австрийским императором, чтобы склонить Австрию к прекращению военных действий? Кто же в данном случае мог быть полезнее, чем известный своей ловкостью дипломат?

Но присутствие и само имя такого посредника могли бы вселить в душу Наполеона новые подозрения; ведь история, когда Нейпперг был застигнут в комнате, находившейся поблизости от спальни императрицы, была еще слишком свежа.

Испугавшись всего этого, Мария Луиза начала желать, чтобы война затянулась как можно дольше и чтобы ее супруг не мог в ближайшем будущем свидеться с нею.

Нейпперг уже подготовил ее к бегству из Парижа.

Императрица смутно сознавала, что бросить столицу равносильно отказу от трона; кроме того, это значило бы также лишить сына возможности наследовать трон в случае отречения Наполеона, о чем уже возникал разговор. Но она не любила Наполеона и никогда не любила Римского короля. Она не дорожила троном, императорской короной, властью над той грандиозной массой народов, которая была покорена воинскими доблестями ее супруга.

Мария Луиза не была честолюбивой. Это была ограниченная по природе и влюбчивая, вдобавок, женщина. Круг ее стремлений и желаний не выходил за пределы спальни. Но в этой комнате истинным императором являлся только Нейпперг. Его владычества и его завоеваний было достаточно этой чувственной немке.

Когда она думала о капитуляции, которая непременно должна была последовать за ее бегством из столицы, то она видела в этом одно только преимущество – возможность быть неразлучно с Нейппергом, обнимать его без всяких опасений и препятствий. Поэтому во время краткого свидания с Нейппергом он не встретил с ее стороны никаких возражений против поспешного ее отъезда из столицы. Мария Луиза отлично понимала, что оставить в настоящем положении вещей Париж значит изменить мужу и отказаться от империи, но она ничего не возразила на доводы Нейпперга; она даже пошла дальше и постаралась приготовиться отразить препятствия, которые могли бы возникнуть со стороны совета регентства. Хотя Талей-ран и другие предатели настаивали на сдаче Парижа союзникам, что должно было лишить Наполеона всех его владений и превратить его в лишенного покровительства законов авантюриста, но в свете существовало довольно серьезное большинство, которое враждебно относилось к мысли об оставлении столицы и смотрело на присутствие в ней Марии Луизы и Римского короля как на известную гарантию для самого Парижа, для сохранения империи и спасения страны.

Поэтому Мария Луиза заявила Нейппергу, что тем, кто захочет удержать ее в Париже, она покажет письмо, написанное императором из Реймса. В этом письме Наполеон предписывал императрице немедленно покинуть Париж, как только какая-нибудь опасность будет грозить ей и Римскому королю.

Это письмо, доставленное полковником Анрио и, как мы видели раньше, прочтенное организаторами капитуляции в ресторанчике дядюшки Лятюйя, было написано давно и при таких обстоятельствах, которые делали данный случай совершенно неприложимым. Да и с того времени Наполеон больше не подтверждал своего приказания, так что данное письмо далеко не имело такого повелительного характера, какой ему хотели придать Нейпперг и Мария Луиза. Но оно слишком отвечало намерениям обоих любовников, чтобы тот или другая усомнились в его действительности на данный случай. Поэтому Нейпперг настаивал, чтобы Мария Луиза предъявила совету регентства это роковое письмо, объявив, что она подчиняется священной воле императора, покидая Париж вместе с сыном.

Мария Луиза обещала учесть желания своего возлюбленного, причем обнимая его, воскликнула:

– Я уеду завтра, даже сегодня вечером, если так надо. Милый мой, я буду тогда вся твоя.

Нейпперг перебил ее:

– Но отдаете ли вы себе отчет в важности того акта, который вы собираетесь представить на совет регентства? – спросил он. – Ведь бросить Париж – это почти равносильно отказу от короны.

Мария Луиза страстно обняла Нейпперга и прошептала:

– Какое мне дело до Парижа? Что мне до короны? Разве ты не знаешь, что мне нужен только ты, что я хочу только одного тебя?

И с трудом отрываясь от объятий того, кто всецело владел ею, она отравилась довершать свое предательство в совет регентства.

Но там ее ждала неожиданная поддержка: оказалось, что и Жозеф тоже получил письмо, в котором Наполеон указывал ему на необходимость отправить Марию Луизу и Римского короля из Парижа в случае, если им будет грозить какая-нибудь опасность. Больше того: безгранично доверяя жене, Наполеон приказал брату в решительном случае считаться со взглядом на вещи императрицы.

Жозеф, который применил это к случаю, не предусмотренному Наполеоном, то есть к капитуляции Парижа, спросил мнение императрицы на этот счет. Ведь он хотел только сложить с себя на всякий случай ответственность. И вдохновленная Нейппергом Мария Луиза оказалась лучшим другом обложивших Париж союзников.

XV

При известии о приближении союзных армий к Парижу жителями окрестных селений овладела страшная паника. Со всех концов к Парижу стекались крестьяне с женами, детьми, скотом и пожитками. Главные улицы столицы были загромождены длинными вереницами деревенских телег, нагруженных имуществом спасавшихся фермеров.

Внешний вид Парижа резко изменился с того момента, когда князь Шварценберг перешел Марну у Mo и Трильпора и направился на Сен-Денинское шоссе, оставляя позади себя корпусы Остен-Сакена и Вреде для защиты этого пути.

У застав наблюдалось оживленное движение экипажей взад и вперед.

Каждый день национальная гвардия вербовала новых солдат и активно вооружалась. Это зрелище было настолько же внушительным, насколько и грустным. Все эти храбрецы собирались в полном смятении, наспех, в то время как на высотах Даммартена и Бонди уже загорались костры бивуаков союзников. Уже раздавались пушечные выстрелы, но французские войска все-таки удержали Роменвильские высоты, несмотря на подавляющее превосходство сил неприятеля.

Богемская армия основала свою главную квартиру на Клайе, а Блюхер, действуя с правой стороны, расположился в Онэе.

Корпусы маршала Мармона и маршала Мортье, сражавшиеся при Буаси-Л'Эстре, теперь спешили окольными путями пробраться к Парижу. Им пришлось бросить в добычу неприятелю фургоны и артиллерийские обозы. Неприятель слишком настойчиво теснил их, они понесли жестокие потери. Остаткам этих корпусов пришлось занять позицию у Шарантонской заставы.

Беспрерывно один за другим прибывали отставшие и отбившиеся в сторону отряды. Они заявлялись в комендантское управление. Их направляли к заставам Пуассоньер ла Вилетт и Шарантон.

Отряды, защищавшие заставу Клиши, представляли собой регулярные войска, сформированные еще давно и пополнявшиеся за счет прибывавших через эту заставу крестьян.

Главный контингент их составляло мирное и трудолюбивое население предместий Клиши и Сент-Уэн. Вся местность от Батиньоля до Монмартра и канала Лурк была очень богатой, нарядной, негусто застроенной, содержавшейся в отличном порядке. Там было очень много маленьких домиков и легких строений. На живописных склонах холмов возделывался виноград, и парижане во время воскресных прогулок являлись к заставе Клиши, чтобы пить местное вино среди цветущих долин, тогда как мельницы весело махали крыльями на фоне безоблачного неба, перемалывая рожь, пшеницу и ячмень местных полей.

Но армия союзников быстро изменила приветливый и нарядный вид этой местности. Тяжелые дроги и лошадиные копыта впервые налегли на плодородные поля, омрачив их веселые горизонты.

Теперь на высоты Парижа уже не было никакого доступа. И много тревожных взглядов устремлялось в туманную даль, которая оставалась бесстрастно-спокойной при приближении неприятеля и не давала никаких вестей об императоре…

Ла Виолетт, волонтер и капитан национальной гвардии, командовавший самыми выдвинутыми на дороге Сент-Уэна аванпостами, был в страшном нетерпении – когда же император явится сюда и прогонит всех этих обложивших Париж разбойников!

– Да чтобы ему ни дна, ни покрышки! – ворчал он в свои поседевшие усы. – О чем же он думает, в конце концов? Разве все эти буржуа, которые мечутся туда и сюда, сумеют драться как следует? Война… ну, уж нет, извините, это не война! Раз, два, три – пли! Вот и все! Только, видите ли, ваше величество, если вы соблаговолите промешкать еще долее, то это, по-моему, может кончиться для вас очень плохо! В воздухе носится особенный запах, который кажется мне довольно-таки подозрительным, и мне известны кое-какие штатские, солдаты и генералы, самые возвеличенные, наиболее осыпанные вашими милостями, обязанные вам решительно всем, которые только и ждут удобного момента, чтобы бросить сабли и ружья, а может быть – даже и направить их на вашу особу! А! Если бы были теперь здесь все участники Маренго, Аустерлица, Фридланда! Но даже если я останусь здесь один-одинешенек, я все-таки буду защищать Париж и нашу славную мадам Сан-Жень, чего бы это ни стоило! Ведь маршал Лефевр поручил свою жену моей защите и заботе! Я же взял на себя охрану заставы Клиши. Ну что же, будь что будет…

Бормоча про себя это и сопровождая свои умозаключения решительными жестами, ла Виолетт поднимался к предместью Пуассоньер. Он отправлялся на свой пост, но раньше хотел ознакомиться с настроением и силами войск, охранявших заставу.

Подойдя к заставе Клиши, он встретил маршала Монсея.

– Будете ли вы в состоянии долго сопротивляться со всеми этими штафирками? – грубо спросил у него маршал.

– Отвечаю за своих людей, господин маршал! Но неужели вы думаете, что мы вступим в бой, не получив никаких приказаний от императора? Разве предвидится опасность? Я осмотрел все – внутренние части Парижа около улицы д'Артуа, улицы де Прован, Итальянского бульвара, Пуассоньер да и другие кварталы тоже. Замечается большое воодушевление. Но говорят, будто завтра ждут неприятельские войска в Роменвиле, будто они одержали победу на Mo. Однако я не верю этому, этого не может быть!

– К сожалению, все это верно, милый мой ла Виолетт, и застава Клиши является последним оплотом Парижа. Без сомнения, с этой стороны и разыграется решительное сражение в ожидании того, пока к нам прибудут на помощь войска императора!

– О, если только дело дойдет до сражения, так это надолго не затянется! Тем лучше! Тогда, по крайней мере, мы будем иметь точные сведения.

– Я в особенности рассчитываю на вас, на национальную гвардию! Солдаты, имеющиеся в нашем распоряжении, слишком утомлены. Они храбры по-прежнему, но их стало слишком мало. Войска, расположенные у застав, должны выдержать натиск неприятеля. Император уже недалеко от нас. После Краона он приказал мне соединиться с Мортье для защиты столицы. Мы должны стойко держаться, чтобы дать ему время подойти.

– Я сейчас скажу моим гвардейцам, что нам выпала честь быть избранными императором и вами на защиту входа в Париж…

Вытянувшись во весь свой гигантский рост, с глазами, так и сверкавшими отвагой, ла Виолетт горделиво отдал честь маршалу Моисею и легкой походкой направился к долине Сен-Дени.

Пройдя через заставу и вглядевшись в расстилавшуюся перед ним долину, ла Виолетт заметил какой-то отряд, расположившийся лагерем на дороге. Костюмы, оружие, возраст этих людей поражали своим разнообразием и даже контрастами.

Не будучи в силах преодолеть свое любопытство, ла Виолетт перешагнул за границы своего поста и вдруг услыхал чей-то знакомый голос, говоривший:

– Эй, ла Виолетт! Куда же ты идешь? Ведь ты уже пришел!

Ла Виолетт остановился, приложил руку козырьком к глазам и, с изумлением всмотревшись в того, кто окликнул его, узнал в нем своего друга.

– Неужели же это ты, Жан Соваж?

– Я самый и есть, со всей семьей! Посмотри-ка, – ответил крестьянин, показывая на Огюстину и ребят.

– Да ведь это настоящий праздник, друзья! Бог войны, пославший вас сюда, оказался очень милостивым! – сказал ла Виолетт, целуя ребят и пожимая руку своего приятеля и его жены.

Жан Соваж отправился по дороге на Париж. Он прошел через Mo, опережая союзников. Как мы уже видели, после сражения при Арси он бросил разрушенную ферму и увлек за собой свой отряд, принимавший участие также и в Фер-Шампенуазском сражении. Оттуда пришлось отступить, но это не огорчило их: ведь под стенами Парижа дело пойдет лучше! И когда шампанцы сказали ему: «Ступай вперед, Соваж; мы пойдем за тобой!», то он и пошел вперед!

Не только товарищи, но даже и жена Соважа не теряла бодрости. Она решила, что пока что будет варить похлебку отряду, ухаживать за детьми и обшивать ратников, а дойдет до дела, так она не откажется и сделать пару-другую добрых выстрелов, сражаясь бок о бок с мужем!

– Вот это настоящие патриоты! О, друзья мои, какое удовольствие доставили вы мне! – сказал ла Виолетт взволнованным голосом. – Я вспоминаю все мои славные походы, и мне начинает казаться, будто снова вернулись дни моей юности, моей прекрасной юности. Как будто мы вернулись к тем временам, когда наши войска задавали такую трепку пруссакам, когда мы с Катрин… ах, простите! С герцогиней Данцигской!.. Проделывали такие знатные штуки над австрияками! И я сам словно молодею от этого! Мне становится веселее на сердце.

– Да, но все это тем не менее далеко не весело, – ответил Жан Соваж, – и надо признаться, что война способна значительно изменить нашу точку зрения, потому что еще недавно я держался совсем иного взгляда на вещи. Мне, как и большинству крестьян, было довольно вечных войн нашего императора.

– Вы поговорите обо всем этом после ужина, – мягко перебила его Огюстина. – Ну а я пока оставлю вас, мне нужно посмотреть, что делается с похлебкой. Я надеюсь, что господин ла Виолетт не откажется разделить с нами наш хлеб-соль.

– Да, я с восторгом! У нас так много общих воспоминаний!

– Кто знает, что ожидает нас завтра? Ты прав, ла Виолетт, поболтаем о прошлом. Если хочешь, пройдемся немного, взглянем на аванпосты. Я мало знаком с окрестностями Парижа, а между тем они очень хороши и заслуживают, чтобы их осмотрели хорошенько. Везде горят огни – можно подумать, что мы готовимся к празднику.

– Это верно. Ну, до свидания, мадам Соваж! – сказал ла Виолетт, уводя крестьянина.

Они направились к Парижу, обмениваясь такими же простыми и наивными фразами, как были просты и наивны их души.

XVI

Ла Виолетт дал Жану Соважу благоразумный совет. Пользуясь своим опытом, приобретенным в двадцати сражениях, он указал неопытному крестьянину всю опасность йх позиции.

Добровольцы, присоединенные к регулярным войскам, расположились как им заблагорассудится, без всякого военного контроля. Количество крестьян, последовавших за Жаном Соважем, было невелико, и его жене с детьми было рискованно оставаться среди них, под неприятельским огнем. Имея это в виду, ла Виолетт посоветовал Жану поместить Огюстину с двумя мальчиками где-нибудь в центре Парижа.

На другой день они с утра начали искать подходящую квартиру для семьи крестьянина. Наконец они остановились на маленьком помещении, состоявшем из двух комнат и кухни, куда немедленно переселилась жена Соважа с детьми. В часы отдыха, если бы военная служба это допустила, Жан и ла Виолетт должны были навещать молодую женщину.

– Очень прошу тебя, Жан, берегись, чтобы тебя не ранили, – просила Огюстина, расставаясь с мужем, – я так огорчена тем, что не могу быть с тобой.

– Не беспокойтесь за него, – авторитетным голосом заметил ла Виолетт, – я знаю Соважа: он – ловкий, храбрый человек. С ним не случится никакого несчастья.

– О, пожалуйста, поберегите его, – обратилась Огюстина к ла Виолетту, – вы испытанный воин, вам я вполне доверяю. Подумайте только, что я буду делать одна с. детьми в этом большом Париже, если Жана убьют? Мне уже пришлось видеть так много горя! Я потеряла своего первого мужа Сигэ, который был храбр и любил войну и императора точно так же, как и вы. Если русские казаки сделают меня еще раз вдовой, я не перенесу этого. Уж слишком тяжело оставаться одинокой и вспоминать об умерших.

– Не нужно думать и грустить о прошлом, – заметил Жан, – смотри лучше на крепкого, здорового мальчика, которого тебе оставил твой покойный муж. Он, слава Богу, жив и находится с тобой.

– Чувства в военном деле не ведут ни к чему, они приносят лишь страдания, – растроганным тоном проговорил ла Виолетт. – Но ведь мы не навсегда прощаемся, дети мои, Бог даст, еще увидимся. Ну а теперь пойдем, уже время отправляться к заставе Клиши. До скорого свидания!

– До свидания, дорогой Жан, до свидания, господин ла Виолетт, – ответила молодая женщина, обнимая их обоих.

Отряды национальной гвардии подходили к заставе, отдавали распоряжения, сообщали новости. Неприятель еще не отваживался на серьезную атаку. Генералы пока бездействовали, ограничиваясь наблюдениями.

Союзники подходили со всех сторон, выбирали позиции. Мармон, Мортье, Монсей, командиры национальной гвардии советовались между собой, подготавливались, ожидая распоряжений, идущих непосредственно от императора.

Происходили случайные стычки, не имевшие никаких последствий. Собравшись возле Монмартра, император Александр, Блюхер, лорд Кэстлрей, герцог Дальберг, Фушэ, Талейран и Нейпперг ожидали вечера; они знали, что измена работает в их пользу.

Подойдя к заставе Клиши, ла Виолетт старался ободрить отряды национальной гвардии. Он поместил земляков Жана Соважа возле своих воинов и постарался их успокоить. В этой новой обстановке крестьяне оказались более наблюдательными, более дальнозоркими, чем старые солдаты.

Убедившись, что на них можно положиться, ла Виолетт отправился к маршалу Монсею, чтобы сообщить ему о том, что происходит. Неприятель показался у начала дороги Сен-Дени. Пока приходилось ждать его дальнейшего наступления. Ла Виолетт велел схватить нескольких человек, которых он принял за шпионов, но тщательный допрос доказал, что это были мирные жители предместий, искавшие убежища в городе, где они чувствовали себя в большей безопасности. Жан Соваж присутствовал при допросах, которыми руководил ла Виолетт, и когда последнего позвал к себе маршал Монсей, Жан предложил заменить его в задержании шпионов.

Все послеобеденное время прошло без инцидентов. Между тем события надвигались, а потому ни Жан Соваж, ни ла Виолетт не могли покинуть свои посты; они ограничились тем, что послали человека к Огюстине с известием, что не могут прийти, и просили ее не беспокоиться.

Наступали уже сумерки, когда Жану Соважу сообщили, что один дом, построенный на левой стороне дороги в Сент-Уэн, кажется подозрительным. Там, по слухам, поселились переодетые неприятельские шпионы. Жан Соваж решил схватить их врасплох и арестовать. В сопровождении нескольких человек он отправился к указанному домику.

Сальная свечка тускло освещала низкую комнату ветхого домика, состоявшего лишь из одного этажа. По-видимому, это жилище, расположенное в глухом месте, пустовало уже давно.

У единственного стола, опершись на него локтями, сидел какой-то человек, опустив голову. Видимо, он спал крепким сном. Такой шпион был не страшен. Какой-то пьяница, даже позабывший погасить свечку!

– Эй вы, подите сюда! – позвал Соваж своих спутников. – Войдем и посмотрим, что здесь делается.

Он толкнул дверь, и та сейчас же открылась.

– Что вам нужно? – протирая глаза, спросил незнакомец, проснувшись от шума.

– Нам нужно арестовать вас, так как вы шпион! – ответил Жан. – Вы наш пленник. Потрудитесь сказать, где находятся ваши соучастники.

– Я шпион? – с негодованием воскликнул незнакомец, вскакивая с места. – Нет, я французский солдат, участвовал в шести сражениях, получил тринадцать ран, был взят в плен под Дрезденом. Вот мой формуляр, а вот и проходное свидетельство; из него вы можете узнать мою фамилию и мой возраст.

Жан Соваж взял бумаги, которые ему протягивал незнакомец. Несмотря на смелый, твердый взгляд, на мужественное выражение лица, голос незнакомца дрожал, все его движения были неловки, неуверенны. Он без всякого сопротивления отдался в руки спутникам Соважа, которые окружили его. Незнакомец поднялся с места, но видно было, что он с трудом держится на ногах.

– Простите, товарищи, – обратился он к солдатам, – но я должен сесть. Меня недавно ранили; я очень страдаю и страшно устал!

Незнакомец опустился на стул. Вся его склоненная над столом фигура выражала сильное страдание.

Вдруг Жан Соваж вскрикнул от удивления. Он прочел имя незнакомца.

– Сигэ! – пробормотал он.

– Да, товарищ, меня зовут Сигэ! Разве мое имя знакомо вам? Я был ординарцем у маршала Лефевра.

– Ах, мой бедный друг, как ты изменился! – воскликнул Жан Соваж. – Я принял тебя за шпиона; но ты тоже меня не узнал? Мы думали, что ты умер; нам говорили, что тебя убили под Дрезденом.

– Нет, только ранили. Затем меня подняли, и добрейший неприятельский доктор вылечил меня, спас мою жизнь. Да, я теперь узнаю тебя. Ты Жан Соваж, не правда ли? – воскликнул Сигэ, бросаясь в объятия друга, который прижал его к сердцу.

– Я узнаю твой голос, твой взгляд. Я сильно изменился; но это понятно, мне столько пришлось выстрадать, и нужно много времени для того, чтобы силы восстановились! А. ты мало изменился, старина. Это твой солдатский мундир ввел меня в заблуждение; кроме того, у меня теперь лихорадка, голова плохо работает и потому я не сразу узнал тебя, тем более, что не ожидал, что увижу здесь своего приятеля. Я был уверен, что ты находишься в Комбо, возле моей жены и сына. Помнишь, ты обещал мне защищать и охранять их.

– Его жена, его ребенок! – прошептал Жан Соваж, теперь только сознавая весь ужас действительности.

– Да, я понимаю, вы считали меня мертвым. Мое отсутствие, кровавая битва, в которой мне пришлось участвовать, мое долгое молчание заставили вас подумать, что я погиб.

– Действительно, все сведения, полученные мэром, все наши розыски убедили нас, что тебя уже нет в живых! – заметил Жан.

– О, я скоро займу прежнее место в полку! – воскликнул Сигэ. – И надеюсь даже, что с большим повышением, так как имею много знаков отличия. Однако скажи, как поживает моя дорогая Огюстина, что поделывает мой сын? Ты ничего не рассказываешь о них. Я боюсь, не случилось ли с ними какого-нибудь несчастья?

– Нет, нет, не беспокойся, оба вполне здоровы. Они будут очень поражены твоим возвращением.

– Воображаю, как они будут рады, как мы все будем счастливы! А ты, дружище, до сих пор не женился? Что у нас новенького? Как поживает старушка Легран? Да что ты молчишь? Можно подумать, что ты проглотил язык. Впрочем, я понимаю: волнение, радость свидания перед лицом неприятеля сделали тебя немым! Мне знакомы эти чувства; но, несмотря на все пережитое, несмотря на страшную усталость, на боль открывшейся раны, я говорю: «Спасибо, товарищ, за все, что ты сделал для меня и моей семьи».

Сигэ говорил радостным, уверенным тоном. К нему вернулось хорошее настроение, как это бывает у людей, убедившихся, что все пережитые страдания отошли далеко назад. Жану Соважу не хотелось разочаровывать бывшего приятеля и он скрыл от него истину.

Отныне обоим друзьям – Соважу и Сигэ – предстояло разделить между собой одну и ту же женщину, законную жену обоих, мать их детей! Положение было трагическое! Страшно было заглянуть в то недалекое будущее, которое уготовила им слепая судьба.

XVII

В тот же вечер Жан Соваж привел к ла Виолетту своего друга Сигэ. Он объяснил старому воину, при каких обстоятельствах встретил Сигэ, приняв его сначала за шпиона. Ла Виолетт был страшно поражен. Жан Соваж просил ничего не говорить Сигэ о его браке с Огюстиной; он твердо решил скрыть от друга правду и уехать куда-нибудь подальше с женой и детьми. Сигэ, конечно, очень страдал бы, узнав истинное положение вещей, но его страдания были бы ничтожными в сравнении с тем, что испытывала бы Огюстина, встретив вдруг умершего мужа. Необходимо было прежде всего не допустить этого свидания, избежать объяснений. Ла Виолетт, которого Соваж вкратце познакомил с сутью дела, обещал ничего не отвечать на вопросы Сигэ, не выдавать Жана.

Сигэ, увидев бывшего управляющего Лефевра, очень обрадовался. Он рассказал своим товарищам, как его взяли в плен, затем как он бежал оттуда, как его скрывали у себя саксонские крестьяне и с какими затруднениями он добрался до границы Франции, причем ему пришлось сделать большой обход, чтобы не попасть в руки неприятельских разъездов. Теперь он решил снова немедленно взяться за дело и отдал себя в полное распоряжение ла Виолетта.

Жан Соваж оставил Сигэ с ла Виолеттом, которые зашли закусить в один из многочисленных кабачков, а сам отправился на ночь домой, чтобы повидать жену и детей. Он вспоминал, сколько ему пришлось выстрадать, когда Огюстина предпочла ему красавца-солдата, когда они служили оба у герцогини Данцигской. Тогда ему пришлось уступить молодую девушку Сигэ – этому любимцу маршала! Жан Соваж заставил в то время замолчать свое самолюбие, заглушил свою ревность! Но зато теперь он ни за что не уступит сопернику жены. Он готов был на величайшее насилие, решался скорее пойти на преступление, чем снова потерять Огюстину! А между тем у Сигэ были все шансы для того, чтобы овладеть сердцем бывшей жены. Хотя он сильно постарел, но не утерял способности нравиться. Перенесенные страдания героическим ореолом окружали его голову; а ведь женщины преклоняются перед храбростью и всем необыкновенным! Огюстина не переставала оплакивать своего первого мужа, и вот теперь он вдруг появился, как бы чудом воскрес. Жану Соважу всегда казалось, даже в минуты самых нежных излияний, что сердце Огюстины не принадлежит ему всецело. Отдаваясь ему, она точно исполняла долг, завещанный ей первым мужем. Ведь Сигэ просил ее выйти замуж за Жана в случае его смерти. Огюстина была привязана к своему мужу, в ее чувстве к нему большую роль играла жалость; но она не любила его настоящей любовью. Между тем Жан Соваж обожал Огюстину; он отдал бы жизнь за нее, но не мог допустить, чтобы она была в объятиях другого! Он предпочел бы видеть ее на кладбище, чем женой Сигэ.

Однако все размышления Жана не вели ни к чему. Факт совершился, и с ним приходилось считаться. Теперь нужно было сделать так, чтобы Сигэ не узнал, где находится его жена, и чтобы Огюстина и дети не подозревали о возвращении солдата. Соважу пришла в голову мысль о дуэли: он лучше убьет Сигэ, чем уступит ему свое место! Он даже подумал о том, что, сражаясь рядом с Сигэ, можно устроить дело еще проще! В солдата могла попасть неприятельская пуля, а в суматохе сражения очень трудно было бы сказать, из какого ружья вылетела эта пуля.

Соваж расстался с женой с чувством глубокой грусти, причем к последней еще примешивался стыд за преступные мысли, которые, помимо воли Жана, не покидали его. Когда он подошел к своему посту, добровольцы готовились к защите. Курьеры то и дело скакали с приказами, которые противоречили один другому. С медленной важностью раздавались залпы пушек с разных сторон города. Неприятельские авангарды подходили к заставе Клиши. Союзники разошлись и начали атаку со всех сторон. Парижу было трудно бороться с этими разбросанными нападениями. Генералы не могли собраться вместе и давать однородные указания. Император не распоряжался защитой, что вызвало недовольство, открытый ропот горожан. Побег Марии Луизы и маленького Римского короля еще более усилил тревожное настроение парижан; они с грустью, ужасом и гневом приняли это известие.

Застава Клиши, как и предсказывал маршал Монсей, сделалась центральным пунктом нападения. Союзники стремились прорваться через нее, она требовала усиленной охраны, на что понадобились силы Мортье, Мармона и национальной гвардии. Ла Виолетт был очень доволен своими войсками. Он давал советы Жану Соважу и Сигэ и убеждал их не покидать своих позиций.

– Как только начнется сражение, мои друзья, – говорил им опытный воин, – необходимо победить или умереть. Ни один казак не должен вступить в Париж, не будучи пленником. Нужно, чтобы император мог гордиться своими старыми товарищами по оружию; крестьяне должны превратиться в храбрых воинов и защищать город. Я не сомневаюсь в вас, мои друзья! Помни, Жан Соваж, и ты, Сигэ, о жене нашего маршала, дорогой мадам Сан-Жень. Как она будет гордиться своими старыми слугами, увидев их среди защитников отечества. Приготовьте оружие и стреляйте в неприятельскую толпу.

– Вперед, не отступать до самой смерти! – воскликнул Жан Соваж. – Возможно, что один из нас погибнет, – прибавил он затем, обращаясь к Сигэ, – если судьба выбрала для этого меня, то исполни мою просьбу, которая будет состоять в том же, в чем состояла и твоя, когда ты отправлялся в Германию.

– Я не понимаю тебя, – возразил Сигэ, – скажи яснее.

– Если я умру, позаботься о моей жене и ребенке. Тебе их укажет ла Виолетт.

– Это само собой разумеется, мой друг. Долг платежом красен!

– Спасибо, дружище, давай свою руку, я рассчитываю на тебя! – проговорил Жан Соваж, с трудом удерживаясь от рыданий при мысли о том, что он может умереть, а Сигэ узнает правду и снова станет мужем Огюстины.

Ему стоило больших усилий не выдать своей тайны, не признаться товарищу в своем браке с Огюстиной. Если бы Сигэ знал правду, он, может быть, разрешил бы страшную задачу, добровольно подставив свою грудь под неприятельские пули.

Вдруг Жану пришла на память вчерашняя преступная мысль о том, как просто можно избавиться от соперника!

Отряд пруссаков медленно приближался, уничтожая аванпосты.

– Вперед! – крикнул ла Виолетт и бросился в толпу со своими солдатами.

Засвистели пули, бой завязался по всей линии вплоть до заставы Монсо.

Сигэ, позабыв о своей ране, храбро сражался, вооружившись коротким ружьем со штыком. Он очень жалел, что у него не было лошади, чтобы глубже вдвинуться в неприятельские ряды. Жан Соваж не отставал от товарища и, подражая ему во всем, проявлял не меньшую храбрость.

– Я ранен, – вдруг вскрикнул он, – я умираю. Широкая полоса крови обагрила грудь Жана Соважа, он был ранен в плечо. Его глаза были широко открыты, а руки бессильно повисли вдоль тела. Сигэ быстро намочил платок в воде, находившейся в его фляжке, и, сняв с товарища китель, тщательно омыл рану и перевязал ее. Затем он осторожно перенес Соважа в первое безопасное место. Уложив его у тумбы, он хотел вернуться на свой пост, в ряды сражающихся. Но Жан остановил его.

– Я хочу видеть перед смертью Огюстину, – прошептал он. – Не уходи, я должен сообщить тебе большую тайну.

– Я не покину тебя, мой друг, – ответил Сигэ, – мы после повидаемся с Огюстиной, когда одержим победу.

– Нет, я должен видеть ее сейчас же, мне нужно поговорить с ней! – настаивал раненый.

– Будь благоразумен, мой друг, успокойся! Ты ранен очень легко; твое положение неопасно!

– Нет, не говори, я не ошибаюсь; мой счет с жизнью покончен. Ты увидишь Огюстину и все расскажешь ей. Люби ее, она любит тебя тоже. Она осталась тебе верна!

– Что ты говоришь, Жан? Ты огорчаешь меня. Не болтай пустяков.

– О, нет. Это не пустяки. Я знаю, что говорю. Ты счастливее меня. Уверяю тебя, что я погиб. Видишь ли, так как ты не понимаешь сам, я должен открыть тебе тайну, – сказать то, о чем хотел умолчать… – Вдруг тело Жана затрепетало от судорог и руки вытянулись. – Воды! – пробормотал он слабым голосом.

Сигэ приподнял его голову и поднес к губам товарища стаканчик воды с легкой примесью водки.

Раненый схватил дрожащими руками стакан и не мог оторваться от него. Его глаза горели лихорадочным огнем.

Пушки замолкли. Национальная гвардия возвращалась обратно. В битве произошел перерыв. Защитники Парижа были на время победителями. Маршал Монсей во главе рациональной гвардии оттеснил пруссаков к Сен-Дени и захватил нескольких пленных.

Ла Виолетт, завидев Жана Соважа с Сигэ, поспешил к ним. Его сияющее лицо померкло, когда он взглянул на лицо раненого.

– Бедный Соваж, ему очень плохо! – с грустью прошептал он.

– Не знаю, что с ним делать, – сказал Сигэ, бережно опуская на землю голову товарища, – ведь нельзя оставлять его здесь! Нужно поместить его в ближайшую амбулаторию, – продолжал Сигэ, – он хочет, чтобы его отнесли домой, и, кроме того, желает видеть сейчас же Огюстину. Я думаю, лучше сделать это завтра.

– Нет, нет, я хочу сейчас же домой, – прервал его Жан Соваж, с большим усилием произнося слова.

Он ничего не прибавил, но его взгляд был так властен, в нем отражалась такая непоколебимая воля, что ни ла Виолетт, ни Сигэ не решались противиться Жану. Они нашли носилки и положили на них раненого. Ла Виолетт был очень взволнован и обеспокоен тем, что должно было произойти. Он дал адрес жены Жана Соважа и ломал себе голову над вопросом, как не допустить неизбежной встречи Огюстины и Сигэ.

Чтобы сделать это свидание по возможности менее тяжелым, необходимо было по крайней мере предупредить Сигэ. Ла Виолетт ясно видел, что Жан Соваж ничего не сказал товарищу об ужасной действительности. Что произойдет, когда Огюстина очутится перед своим настоящим мужем, почти мертвецом, и бывшим, которого она считала умершим? А он оказался живым и собирался предъявить свои права мужа.

XVIII

Огюстина терпеливо ожидала возвращения мужа и ла Виолетта в своей квартире на улице Бобур. Но ее сердце начинало предчувствовать что-то недоброе: уже давно прошел час обеда, а мужчины все еще не возвращались, хотя они и обещали ей, что не оставят ее одну. Что же случилось с ними?

Она подходила к окну и подолгу всматривалась в черные стены, окружавшие двор и превращавшие ее в узницу страхов и предчувствий. И ее сердце мучительно сжималось, а на главах выступали слезы.

На улицах Парижа так же, как у застав и даже в окрестностях, наводненных неприятелем, повсюду сновали вооруженные люди, волновавшиеся и готовившиеся к бою.

Огюстина с горечью вспоминала свои опасения, испытанные во время немецкой кампании, когда маршал Лефевр увел с собой ее мужа Сигз. Как мучили ее тогда дурные предчувствия! Она чувствовала себя вдовой уже с того момента, когда рассталась с первым мужем. Сколько слез пролила она, когда ей объявили о смерти ее дорогого Сигэ! И вот теперь судьба заставляла ее переживать те же опасения, ее преследовала та же участь.

И бедная женщина не могла отделаться от навязчивого предчувствия, что с минуту на минуту сюда придет кто-нибудь с известием о ранении или смерти Жана Соважа или его принесут сюда истекающего кровью, пронзенным казацким копьем.

Все существо Огюстины протестовало против этих предчувствий, но в тяжелом одиночестве ожиданий черные мысли одолевали ее. Ведь она не знала решительно ничего о том, что делается на улицах, в каком положении и взаимоотношении находятся обе армии.

И эта тишина, это отсутствие Жана Соважа и ла Виолетта становились все более и более необъяснимыми, волнующими.

Нет, надо было выйти из дома, ходить, говорить, узнать что-нибудь! Она сумеет сама разобраться в спутанном лабиринте парижских улиц, расспросить дорогу, а, быть может, пушечная пальба поможет ей ориентироваться. Ей хотелось снова увидеть Жана Соважа, сейчас же, немедленно, быть рядом с ним, ухаживать за ним, спасти его, если он ранен. Она будет держаться вблизи от него, будет сражаться бок о бок с ним, если это понадобится. Разве женщины не бывали солдатами? И она уже упрекала себя, зачем отпустила его одного без себя. Нечего было слушать ла Виолетта, который уговорил ее скрыться в центре города и отодвинуться подальше от застав, где на карту военного счастья в данный момент ставились вся Франция, французы и их судьба.

Огюстина встала, полная решимости.

Она хотела идти, но юбка не пустила ее: маленькие ручки крепко вцепились и не пускали ее. Это были ее дети, которые сквозь дрему тесно прижимались к ней. Один из мальчиков открыл глаза.

– Мамочка, не уходи! – сказал он. – Не оставляй нас одних, я боюсь. А где папочка?

– Он сейчас придет, моя крошка! – ответила Огюстина, склоняясь к ребенку и целуя его. – Надо быть умником и спать. Смотри, какой умник брат!

Она начала нежно укачивать крошку, положившего свою головку к ней на руки, и ласками и поцелуями заставила его заснуть. Вскоре мальчик опять задремал.

Когда дыхание спящего ребенка стало легким и почти незаметным, что свидетельствовало о глубоком сне, то мать осторожно снесла его на кровать. Там она положила его рядом с братом и вышла на цыпочках из комнаты, осторожно затворив за собой дверь.

Огюстина попросила соседку посмотреть за детьми и успокоить их, если они проснутся и расплачутся, и сказала, что скоро вернется обратно.

На часах ратуши было половина пятого. По улицам сновала большая толпа, которая сходилась в небольшие группы, откуда раздавались угрожающие возгласы. Огюстина хотела пройти к заставе Клиши и пыталась понять, что так волнует эту толпу. Но никто не слушал ее вопросов и не отвечал.

Уже с шести часов утра на всех заставах Парижа шел ожесточенный бой, и последний час геройского 30 марта должен был стать последним часом империи. Дурные вести с громадной скоростью распространялись по городу. У всех на устах были горькие слова о понесенных поражениях, причем значительность их и количество мертвых и раненых сильно преувеличивались толпой. Курьеры летели один за другим. То и дело проносили раненых. Всем становилось ясно, что наступил конец, если только не подоспеет Наполеон.

Отъезд Марии Луизы вырисовывался теперь в своем истинном свете. Это было предательством, недостойной подлостью! Она не смела оставлять Париж на произвол судьбы; эта распутная, вероломная австриячка не имела права обрекать столицу на грабежи и насилия вражеского нашествия. Как-никак, а она была дочерью австрийского императора; ее отец находился в числе прочих завоевателей; будь она в Париже, так союзники не осмелились бы обречь столицу на разгром, а ее бегство отдавало теперь население во власть всем случайностям приступа!

И тех, кто содействовал этому бегству, тоже честили на всех перекрестках.

30 марта, перед рассветом, Мармон выступил на свои позиции из Шарантона. Жозеф с братом Жеромом с Монмартрских высот наблюдали за движениями войск. Войска Мармона обогнули Париж у Сен-Манде и Шаронны и утвердились на высотах Менильмонтана и Бельвиля. Но сейчас же неприятель атакой за атакой повел решительное наступление на французов и заставил их отступить к Пре-Сен-Жервэ. Как ни храбро сражались французы, но они уступали по численности неприятелю, да и терпели недостаток в артиллерии. Кроме того они не успели как следует отдохнуть. Поэтому куда ни обращал взор Мармон, он везде видел успехи союзных войск. При Шаронне и Менильмонтане союзники на скорую руку выдвинули свои батареи и стали осыпать французов ядрами, из которых некоторые стали попадать даже в самый Париж.

Тем временем и короли Жозеф и Жером очутились в опасном положении. Император Александр, который не только следил, но и руководил всеми действиями союзников под Парижем, приказал графу Ланжерону взять во что бы ни стало Монмартр. Увидев подступавшую грозную щетину войск, а также выдвигаемую грозную артиллерию союзников, против которой Монмартр мог выставить только семь пушек, Жозеф, опасаясь попасть в плен, поспешно оставил со свитой Монмартр. Он видел теперь, что дальнейшее сопротивление бесполезно и может только нанести ущерб Парижу. Поэтому он начал немедленно подготавливать сдачу. С этой целью он написал графу Молэ, обер-прокурору, следующее письмо:

«Благоволите, Ваше Сиятельство, предупредить министров, что по обстоятельствам момента следует выехать из города вслед за императрицей. Предупредите сенаторов, членов государственного совета» и т. п.

В то же время он послал своего флигель-адъютанта, генерала Штрольца, к Мортье и Мармону, которых уполномочивал вступить в переговоры с неприятелем о сдаче Парижа.

Маршалы Мармон и Мортье не согласились сейчас же капитулировать и, несмотря на недостаток оборонительных средств, продолжали геройски защищаться. Но все их упорство не привело ни к чему. Несмотря на безгранично отважную борьбу учеников ветеринарного института, Сен-Мор и Шарантон были взяты; Берси уже не мог держаться; Венсен, где львами дрались ученики политехнического института, был занят вюртембергскими войсками.

Все было напрасно – союзные войска шаг за шагом оттесняли французов и приближались к Парижу. Красавцу-городу грозило неминуемое разрушение, так как неприятельские ядра все чаще залетали туда. И, не видя иного исхода, Мармон принужден был воспользоваться данным ему Жозефом разрешением.

Император Александр собирался отдать гвардии приказание вступить в бой и решительным натиском довершить победу, когда к нему явился французский офицер, сказавший:

– Маршал Мармон просит прекратить военные действия и условиться о перемирии.

– Соглашаюсь на просьбу вашего маршала, – ответил император, – я прикажу остановить сражение, но с условием немедленной сдачи Парижа; иначе к вечеру не узнают места, где была ваша столица!

Император приказал затем флигель-адъютанту Орлову ехать к маршалу Мармону и заключить с ним предварительные условия. Подъехав к передовой цепи, Орлов увидал там какого-то генерала, который с обнаженной шпагой в руках ободрял утомленные войска; это и был сам Мармон.

– Я герцог Рагузский, а кто вы? – спросил его Мармон.

– Полковник Орлов, адъютант русского императора. Его величество хочет спасти Париж.

– В этом состоит и мое единственное желание, иначе нам ничего не останется, как умирать здесь. Какие ваши условия?

– Прекратить военные действия, французским войскам войти в заставы и тотчас назначить уполномоченных договариваться о сдаче Парижа.

– Согласен. Герцог Тревизский и я, мы поедем к заставе ла Вилетт для переговоров. Итак, к делу! Скажите, чтобы союзники перестали стрелять. До свидания!

По возвращении Орлова государь велел графу Нессельроде ехать к маршалам для заключения мира. С ним отправились Орлов и адъютант Шварценберга, граф Пар. Кроме того, сейчас же во все стороны разослали офицеров с приказанием прекратить пальбу. Но войска, ожесточенные упорным сопротивлением французов, очень неохотно повиновались, и окончательно сдержать их было довольно трудно. Кроме того, войскам, шедшим на приступ Монмартра, не успели доставить приказание прекратить враждебные действия, и громовое «ура» овладевших Монмартрскими высотами солдат долетело до ушей парламентеров, заседавших в маленьком кабачке «О Пти Жардинэ» у заставы ла Вилетт.

Слухи о начавшихся переговорах быстро облетели население и привели его в то состояние крайнего возбуждения, которое заметила Огюстина, выйдя на Гревскую площадь. По улицам бежали женщины и дети, плачущие, объятые страхом. Часть мужчин готовила на скорую руку носилки и отправилась за ранеными, причем в частных квартирах устраивали перевязочные пункты, другие же гневно говорили о том, что сдача невозможна, что бой должен быть перенесен на улицы Парижа, что каждый дом должен стать батареей.

Среди всей этой растерянности, отчаяния, страданий за родину и нацию личная забота Огюстины казалась слишком мелкой и незначительной. И бедная женщина окончательно потеряла голову: она даже не помнила теперь, зачем вышла на улицу. Ее личное горе растворилось в общем страдании народа.

Она забыла о Жане Соваже, ла Виолетте и дорогом усопшем Сигэ, мысль о котором неотступно преследовала ее весь день. И, не стараясь уже пробраться к застав. Клиши, где сражались Соваж и ла Виолетт, Огюстина бросилась домой, к детям. Но дома ее поджидала новая драма.

XIX

Огюстина торопливо поднималась по лестнице.

Из ее квартиры доносился какой-то смешанный гул голосов, среди которого выделялся детский плач. Прислушиваясь, затаивая дыхание, чувствуя, что ужас сжимает горло, Огюстина на мгновение замерла перед дверью, не решаясь открыть ее, не смея войти. Какое новое несчастье ждет ее там? Почему дети плачут? Кто пришел туда?

Вдруг дверь открылась, и на пороге показался ла Виолетт.

– А, – сказал он, – а мы вас ждем с большим нетерпением! Где вы были? Откуда вы?

– Я отправилась искать вас, – тревожно ответила женщина. – Я очень беспокоилась, я была слишком одинока, мне хотелось знать, что с вами делается. Но где Жан? Что случилось? Он умер?

– Успокойтесь… Это пустяки. Он просто ранен. Говорю вам, что особенной опасности не предвидится. Будьте мужественны и не отчаивайтесь.

– О, я готова ко всему! Но я хочу видеть Жана. Отведите меня к нему, не будем терять время даром.

– Хорошо, сейчас. Но сначала я должен сказать вам кое-что, – ответил ла Виолетт, понижая голос до шепота, подыскивая слова, которыми он мог бы выразить свою мысль.

Его лоб был озабоченно наморщен, а длинные руки с выражением отчаяния свисали по бокам. Он был в большом затруднении. Как сказать вот этой женщине, что ее покойный муж нашелся, что Сигэ, которого она оплакивала, по которому носила траур и которого в конце концов заменила Соважем, не умер, что он теперь у нее, что она сейчас увидит его и будет говорить с ним? Их свидание будет тягостным и неприятным для всех, а для нее – жестоким. И честному ла Виолетту очень хотелось теперь, когда Жан Соваж находился в безопасности, незаметно скрыться, исчезнуть, вернуться на укрепления и продолжать стрелять во вражеские войска.

– Ну так в чем же дело? Говорите, господин ла Виолетт! – воскликнула Огюстина. – Что еще случилось? Да говорите же! Скажите всю правду! Не обманывайте меня – я по вашему лицу вижу, что дело неладно. Жан умирает, может быть, уже умер? Я пришла слишком поздно, и теперь все кончено? Вы не решаетесь сказать мне всю правду?

И слезы брызнули из ее глаз, в тревоге уставившихся на ла Виолетта.

– Да нет, вовсе не в этом дело, – ответил тот. – Жан там, я притащил его сюда с помощью некоего бравого парня, которого вы тоже знаете и которому очень хочется свидеться с вами. О, вы будете страшно поражены!

– Жан жив! Он здесь! – вскрикнула Огюстина, не обращая внимания на последние слова ла Виолетта. – О, я спасу его! Где он?

И, не дав ла Виолетту докончить свое признание, договорить фразу до конца, она бросилась в комнату.

В скудно освещенной маленьким решетчатым окном спальне лежал Жан Соваж. Огюстина подбежала к нему, покрыла его поцелуями и принялась ласковой рукой ощупывать его руки, голову, щеки. Раненый был без сознания.

Воцарилось молчание. Шум и плач, услышанные Огюстиной сквозь входную дверь, смолкли. Она обернулась с сияющим выражением лица. Жан Соваж жив! О, она не даст ему умереть. Она умела обращаться с ранеными, – вот уже двадцать лет, как благодаря вечным войнам недостатка в раненых не было ни у одной семьи…

В углу сидели дети, которые теперь молчали, низко опустив головы. У окна сидел какой-то мужчина, лицо которого нельзя было разглядеть в царившей полутьме.

Огюстина подошла к детям и поцеловала их.

– Ах, мамочка, как мы боялись. Папа плакал, жаловался. Что с ним такое? Его положили на кровать, а он даже и не поговорил с нами!

– Пойду-ка поищу доктора, – сказал ла Виолетт, который искал предлог улизнуть. – Нелегко это сегодня! Нечего сказать, им досталось порядочно-таки работы! Я дойду до заставы Клиши, но останусь там ненадолго. Хочу посмотреть, что там делается – наверное, там горяченько приходится! Не правда ли, вы обойдетесь при Соваже и без меня? Привет всей компании!

И с этими словами ла Виолетт поспешил скрыться.

Как только он ушел, человек, сидевший у окна и не сказавший еще ни одного слова, встал и подошел к кровати, куда тем временем вернулась Огюстина. Раненый тяжело дышал. Его жена склонилась к нему и тревожно всматривалась в его лицо.

– Вы не узнали меня? – вдруг сказал человек, трогая молодую женщину за руку.

Огюстина быстро обернулась на звук его голоса.

– Нет, не узнаю. А кто вы такой? – просто спросила она. Но вдруг ее лицо покрылось смертельной бледностью, губы задрожали и из груди вырвался крик: – Сигэ!

– Да, это я. Вы не ждали меня?

– Теперь я все поняла, обо всем догадалась, – с горечью сказала она. – Но ла Виолетту следовало бы предупредить меня обо всем. По крайней мере для меня это было бы не так больно. Бедный друг мой! Я не верю своим глазам. Ты, которого занесли в списки выбывших из строя, мертвых, ты явился сюда?

– Да, да, понимаю! Ты подумала, что я исчез навсегда, ты вышла замуж за Жана, и рок опять свел нас при таких трагических обстоятельствах.

– Да, нам не повезло. Что за страшное несчастье!

– Не бойся ничего, Огюстина, я ни в чем не упрекну тебя. Я и не порицаю тебя; ты, должно быть, сильно страдала и плакала при известии о моей смерти. А теперь ты плачешь оттого, что я снова перед тобой! Но и я должен оплакивать тебя теперь, тоже плакать, тоже страдать в свой черед, проклинать злую судьбу, которая разлучила нас. Но у меня не хватает духа обвинять обстоятельства, которые снова свели нас.

Огюстина должна была присесть. Все ее лицо было залито слезами.

Дети подошли поближе. В их взорах виднелись изумление и тревога. Отец ранен, почти умирает, без сознания лежит на постели, мать чем-то удручена. Покров тайны носился над всем этим и погружал их детские сердечки в глубокую грусть. Они не знали, что им делать. Страх подавлял их рыдания.

Сигэ молча стоял, не решаясь прибавить еще что-либо.

Но ему все-таки захотелось узнать, который из детей принадлежит ему, чтобы взять сына на руки и покрыть его поцелуями. Но он был так плохо одет, его лицо было так истомлено усталостью и плохо залеченной раной, что его вид с первого взгляда не внушал доверия.

И, словно боясь его, дети еще теснее прижались к матери, как бы умоляя защитить их от этого незнакомца.

Огюстина рассеянно ласкала их. Не выдерживая больше, Сигэ красноречивым взглядом попросил Огюстину показать ему, который из двух детей его сын. Не отвечая, чувствуя, как к ее горлу подступают рыдания, она кивком головы показала на того мальчика, который особенно недоверчиво и испуганно глядел на незнакомца, в то же время она встала и подошла к кровати, чтобы не видеть трогательной сцены.

Сигэ схватил ребенка на руки и покрыл его поцелуями. Испуганный этим взрывом нежности, ребенок отбивался и рвался из рук отца.

Жан Соваж захрипел. Дыхание со свистом вырвалось с его запекшихся уст.

Вливая ему в рот маленькими глотками успокоительное питье, Огюстина смягчила пыл лихорадки, и больной снова начал дышать ровно.

В комнате воцарилась тишина. Поджидали возвращения ла Виолетта, который должен был привести с собой доктора. Смущение сковывало Огюстину и Сигэ, они не решались заговорить, и в их конфузливых взглядах проскальзывали воспоминания о радостях их былой, юной любви. Мысленно они переживали свое прошлое. Они посматривали друг на друга, но сейчас же отворачивались, когда их взгляды встречались. Они понимали, как ужасно было бы вызывать теперь у постели умирающего призрак прошей любви, и хранили молчание.

Тем временем ла Виолетт вернулся на свой пост, не зная о том, что произошло в его отсутствие. Он ободрял своих людей, и дорога Сен-Дени все еще оставалась недоступной для неприятельских войск.

Моисей, руководивший защитой Клиши, отказался сдаться. Он с геройской отвагой держался в первых рядах, поднимая дух в сердцах национальных гвардейцев, готовый перенести защиту в самый центр Парижа, отстаивая дом за домом. Среди храбрых граждан, этих импровизированных солдат, составлявших его войска, никто не думал о сдаче; около Монсея парижане становились героями. Они все еще надеялись на возвращение императора и держались, не уступая ни пяди.

К пяти часам число раненых и убитых возросло до значительной цифры, но отряд Монсея все еще держался. А в маленьком кабачке у заставы ла Вилетт тем временем решалась судьба Франции, и все это геройство становилось лишним, ненужным.

Переговоры начались требованием графа Нессельроде, чтобы войска сложили оружие и сдали Париж. На последнее маршалы были согласны, но категорически отказались сложить оружие, ссылаясь на то, что их блестящее прошлое не знало таких позорных условий. «Скорее погибнем, чем подпишем такое условие!» – заявили они. Им представляли всевозможные доводы, им указывали, что из-за их упорства Париж будет взят приступом, что повлечет за собой ряд бедствий для столицы; взятие Монмартра, о котором мы упоминали в прошлой главе, было тоже немалым доводом, но маршалы оставались непреклонными – они не могли и не хотели признать себя военнопленными.

Из-за этого граф Нессельроде был вынужден возвратиться к императору Александру, чтобы испросить новые инструкции. В семь часов вечера император снова отправил графа к заставе ла Вилетт и разрешил не настаивать на сдаче французских войск военнопленными. Но союзникам хотелось предотвратить соединение Наполеона с войсками, защищавшими Париж, и потому, разрешив предоставить французам свободное отступление, император велел Нессельроде оставить за собой право назначить дорогу, по которой могло произойти это отступление.

Нессельроде изложил эти условия.

– Куда же вы хотите направить нас? – спросил Мармон.

– В Бретань! – ответил граф.

На это маршалы возразили ему, что Париж не обложен неприятельскими войсками, так что и защищая Париж, французы могут, отступая шаг за шагом, отойти к Фонтенбло.

– Военное счастье на вашей стороне, – заметил Маркой, – ваш успех несомненен. Так будьте же великодушны и умеренны, не доводите нас до крайности.

Поэтому графу Нессельроде снова пришлось ехать к императору Александру за инструкциями.

Выслушав его, император приказал послать курьера к оставшемуся в Париже Орлову с приказом составить и подписать капитуляцию, не настаивая на выходе войск по назначенной союзниками дороге. Получив высочайшее повеление, Орлов в четверть часа составил условия капитуляции, которые и были тут же подписаны. Они заключались в следующем: 1) Мортье и Мармон обязываются не позже семи часов следующего дня вывести свои войска из Парижа; 2) военные действия не могут быть возобновлены ранее двух часов по выступлении французских войск из города; 3) французы должны сдать союзным войскам арсеналы и магазины в том виде и состоянии, в каком они находились в момент подписания капитуляции; 4) национальная гвардия и жандармерия не входят в состав удаляемых из Парижа войск; по усмотрению союзников они могут быть либо распущены, либо по-прежнему оставлены для несения гарнизонной и полицейской службы; 5) раненые и отставшие, найденные после десяти часов утра, признаются военнопленными; 6) Париж поручается великодушию союзных монархов.

Сейчас же были посланы офицеры ко всем отрядам еще защищавшимся с приказанием прекратить сопротивление и отступить. И тому самому Монсею, который потратил так много энергии и огня на то, чтобы вдохнуть геройский дух в защитников Парижа, пришлось лично сдерживать своих людей.

– Да чтобы черт взял мою душу! – прорычал ла Виолетт. – Как? Мы сдаемся? Но что скажет о нас император! Он еще явится, я уверен в этом; предатели отлично знают это, поэтому-то они и торопятся так с капитуляцией. Император завтра же будет среди нас, он сумеет защитить нас! Нет, ребята, мы должны еще продержаться!

– Бесполезно! Капитуляция уже подписана, мой храбрый ла Виолетт, – сказал маршал Монсей. – Как знать, что уготовано нам на завтра! Но не отчаивайтесь! Мы еще получим реванш позднее. А в данный момент необходимо повиноваться тем, кто приказывает сложить оружие!

И крупные слезы покатились по загорелым щекам Моисея.

Ла Виолетту и его команде не оставалось больше ничего, как подчиниться приказу очистить Париж. Это так поразило его, что он был совершенно удручен и не понимал, что борьба была кончена и империя погибла. Он все еще верил в императора, в маршала Лефевра, в добрую мадам Сан-Жень. Разве не обещал он ей, что как бы то ни было, а император и ее муж явятся освободить Париж? Но разве пока что пришлось сложить оружие, то почему не навестить приятелей?

Он торопливо направился к улице Бобур вместе с врачом, которого встретил на перевязочном пункте.

Огюстина открыла ему дверь.

Доктор осмотрел рану Жана Соважа и попросил оставить его наедине с раненым, чтобы он мог лучше поставить свой диагноз. Ла Виолетт забрался в угол; Сигэ и Огюстина прошли в соседнюю комнату вместе с детьми.

Страшная тревога терзала молодую женщину.

Сигэ приблизился к ней и взял ее руку.

– Послушай, – сказал он, – мы потом поговорим о прошедшем и о будущем, а теперь мне хочется поцеловать тебя.

– О, нет, нет, – воскликнула Огюстина, отстраняясь от него, – это было бы слишком дурно. Подумай только: Жан лежит здесь рядом, может быть, даже умирает!

– Я уйду, я не могу оставаться с вами, для меня это слишком тяжело; да, я вижу, что и ты страдаешь. Скажи мне, что я не противен тебе, Огюстина, и я исчезну. Обещай мне, что ты будешь крепко любить нашего сына, а затем, когда мы станем старше и несколько успокоимся, ты позволишь мне видеться и говорить с ним. Отвечай же! Ты не ненавидишь меня?

– Не спрашивай, я не могу отвечать; ты видишь, ты понимаешь, что я не принадлежу себе. Прости меня, я не знаю, лучше ли тебе уйти или остаться, но не будем говорить ни о будущем, ни о прошлом, ни о нашем ребенке. Счастье для нас окончено. Мы даже не знаем, что ожидает нас завтра. Что будет с Жаном? Куда я денусь?

В эту минуту ла Виолетт приоткрыл дверь и крикнул:

– Идите скорее! Доктор говорит, что наш дорогой Жан выздоровеет. Весь вопрос только в нескольких днях. Он отвечает за жизнь раненого.

Доктор с непроницаемым видом писал рецепт, наклонившись над столом.

– Вот это оживит вашего мужа, – обратился он Огюстине, – можете успокоиться на его счет, я вам ручаюсь за него. Нужно только избегать нервного потрясения, которое может вызвать вновь лихорадку и бред. Ему нужен покой, только покой, и в течение двух недель он поправится.

Огюстина и Сигэ обменялись многозначительным взглядом, в котором выражались удивление и затаенное неудовольствие. В глубине души, даже не отдавая себе отчета в этом, они надеялись на другой исход.

Огюстина любила Жана; она решила остаться верной ему, несмотря на неожиданное возвращение первого мужа. Она готова была отдать жизнь для того, чтобы спасти Жана, и слова доктора должны были бы сделать ее счастливой, но на деле вышло не так, – воспоминание о Сигэ было слишком живо в ее сердце! Сколько раз она мысленно представляла его черты, его выражения, его жесты. Она не могла забыть его, даже думая, что он в могиле. И вдруг Огюстина увидела его живым, увидела того, которого так долго и горько оплакивала! На одно мгновение ей пришла в голову постыдная мысль, что она может, оставаясь с Жаном, ухаживая за ним, продолжать быть женой Сигэ, вести ту счастливую жизнь, которая была прервана ужасной войной. Но она поспешила отогнать эту недостойную мысль. Да и помимо всего последняя была совершенно неосуществима. Выздоровевший совершенно Жан пожелал бы вернуть прежний образ жизни, хотел бы иметь покой в своей семье, и присутствие Сигэ было бы невозможным. Огюстина не могла быть женой обоих и разделить себя между двумя мужьями. Но если бы она даже настолько пала, что согласилась бы на такую комбинацию, Сигэ был слишком честным человеком для того, чтобы принять ее.

«Жан, конечно, не знает о возвращении Сигэ, – думала Огюстина, – что он почувствует, увидев его? Доктор сказал, что Жану необходим полнейший покой. Но как только он придет в себя и заметит у своей постели Сигэ, он будет страшно потрясен. Тогда возврат лихорадки неизбежен! Нужно избавить Жана от этого потрясения, которое может стоить ему жизни. Необходимо удалить Сигэ!»

Огюстина окинула его взглядом, полным нежности, сострадания и горя. Сигэ понял эту немую мольбу. Он вытер слезу, дрожавшую на реснице, и тихо произнес:

– Прощай, Огюстина! Я постараюсь найти маршала и вернусь в свой полк. Вероятно, мы еще будем драться, и то, что не удалось в один раз, может случиться в другой. Пуль найдется достаточно в ружьях неприятелей.

Затем он схватил в объятия сына, сильно прижал его к груди и, ни разу не оглянувшись, удалился. Может быть, он хотел скрыть слезы, которые струились по его щекам!

Огюстина опустилась на колени перед постелью дремавшего Жана и тихо пробормотала:

– Господи, да будет воля Твоя!

XX

Нужно отдать должное даже изменникам. Надо сознаться, что сам Наполеон облегчил изменившим ему генералам их нечестный поступок. Париж не был укреплен. Император не распорядился, чтобы народу, желавшему поддержать солдат Мармона, Мортье и национальную гвардию, было выдано оружие. Наконец, Наполеон должен был отказаться от своего похода на восток и спешно вернуться в Париж; тогда он подошел бы к столице на три дня раньше, имея за собой армию в сто тысяч человек. Несомненно, что тогда союзникам не так легко было бы овладеть Парижем, а изменникам не удалось бы привести в исполнение свои недостойные замыслы. Император слишком сильно понадеялся на свое счастье, жену и брата Жозефа, поэтому ему пришлось почувствовать себя тройным банкротом. Он надеялся отвлечь неприятеля от Парижа, но союзники, секретно уведомленные о планах Наполеона Мобрейлем, оставили лишь часть кавалерии в Шампани, а сами ускоренным шагом направились в Париж. Таким образом все замыслы императора рухнули.

Первая измена – самая страшная – была со стороны Марии Луизы. Когда императрица согласилась покинуть Париж со своим сыном, она должна была сказать себе, что навсегда теряет Наполеона и французскую корону. Присутствуя в совете регентства в качестве представительницы, Мария Луиза твердо решила, что она убежит из Парижа, несмотря ни на какие советы и уговоры. Многие голоса на этом высшем собрании напоминали Марии Луизе о чести и обязанностях французской императрицы; они убеждали ее отправиться в городскую ратушу с сыном на руках, показать его народу и призвать к защите города всех, кто способен держать в руках оружие и умереть на баррикадах Мария Луиза выслушала советы и тем не менее начала готовиться к отъезду.

В восемь часов утра императрицу уже ждали запряженные экипажи. Король Жозеф успел уже скрыться под тем предлогом, что желает произвести смотр аванпостам. Больше его в Париже не видели.

Известие об отъезде Марии Луизы сильно взволновало защитников Парижа. Многие не хотели верить этому. Офицеры национальной гвардии, дежурившие в Тюильри, проникли в комнату императрицы. Мария Луиза, уже совсем готовая к путешествию, сидела в кресле и плакала. Она еле ответила на поклоны офицеров и почти не слушала их просьб остаться в Париже, хотя они уверяли ее, что будут защищать свою императрицу и маленького Римского короля до последней капли крови. В десять часов Мария Луиза сошла вниз совершенно спокойная, почти счастливая. Она чувствовала себя освобожденной и с нетерпением ждала новой жизни. Прошлого ей не было жаль, она не дорожила короной.

Маленький Римский король не хотел оставлять Францию и дом своего отца.

Мальчик ни за что не хотел сойти с лестницы, так что его пришлось насильно унести.

– Я не хочу уезжать из своего дома, – плакал маленький король, вырываясь из рук, державших его, – скоро приедет папа, я хочу подождать его здесь. Когда папы нет, я хозяин. Я хочу оставаться дома, слышите, господа? Я король и приказываю вам не уезжать. Папа накажет вас, если вы не исполните мое приказание.

Двое слуг схватили маленького короля и, несмотря на его крики, усадили в большую коляску, в которую сел также и его воспитатель.

Ребенок забился в угол экипажа, не переставая кричать:

– Папа, папа!

Десять тяжелых колясок составили печальный кортеж, медленно продвигавшийся среди молчаливой толпы любопытных в Рамбуйе, где Мария Луиза должна была быть к вечеру.

Наполеон потерял сразу скипетр, жену и сына. Императрица Мария Луиза нашла успокоение в объятиях обожаемого возлюбленного. Нейпперг торжествовал. Его ненависть к Наполеону получила удовлетворение. Мария Луиза сладко мечтала, сидя в карете; по временам на ее мало выразительном лице появлялась улыбка. Маленький Римский король перестал плакать, но на его детском личике разлилась печаль, которая навсегда запечатлелась на нем.

* * *

Наполеон во время этих событий находился в Дулеване. Он рассматривал свои карты, когда ему доложили о приходе маршала Лефевра. Император дружески принял своего старого боевого товарища и, заметив его расстроенный вид, спросил, здоров ли он.

– Да, ваше величество, я здоров, но предпочел бы быть больным, – ответил герцог Данцигский, – моя жена здесь…

– Ах, эта милая Сан-Жень! Но ведь очень хорошо с ее стороны, что она приехала навестить тебя. Герцогиня, вероятно, привезла свежие новости из Парижа? Попроси ее сейчас же прийти сюда.

– Да, она действительно привезла новости и ждет разрешения вашего величества сообщить их вам, – ответил Лефевр, после чего подошел к порогу зала и открыл дверь в следующую комнату, где на скамье сидела Екатерина со строгим, озабоченным лицом.

– Войдите, герцогиня, – любезно пригласил Наполеон, идя навстречу жене маршала, и с обычной торопливостью задал ей несколько вопросов.

Со свойственной ей откровенностью Екатерина Лефевр сообщила императору все, что считала нужным. Она рассказала, что народ настроен хорошо, но что императрицу окружают дурные люди и плохие советники. Она выразила мнение, что императору пора вернуться в Париж, если он желает спасти трон и столицу. Он должен как можно скорее успокоить патриотов, задержать неприятеля и пристыдить изменников.

Наполеон призадумался, а затем пробормотал:

– Возможно, что вы правы, герцогиня; мое присутствие было бы, конечно, полезно там; но здесь я ближе к Берлину и Вене, чем мой тесть и император Александр к Парижу. Еще одна неделя – и они в моих руках, да, в моих руках! Я хочу вернуться в Париж после победы.

– Ваше величество, время не терпит, – возразила Екатерина Лефевр, – ваши лучшие друзья, вернейшие слуги, даже маршалы требуют вашего возвращения. Все устали от войны и думают, что мир может быть заключен, если вы будете в Париже. Спросите Лефевра.

– А что ты думаешь об этом, старина? – обратился император к Лефевру.

– Моя жена высказала то, что мы все думаем, ваше величество. Ваше возвращение в Париж необходимо.

– Да, я знаю, что около императрицы имеются вероломные люди. В Париже измена свила себе прочное гнездо, – мрачно заметил Наполеон.

– Не только в Париже, ваше величество! – живо воскликнула жена маршала. – Да, да, я скажу вам то, в чем не смеет признаться Лефевр. Сегодня утром, приехав сюда, я застала мужа в горячем споре с другими генералами. Знаете ли вы, что они хотели от него? Они требовали, чтобы Лефевр отправил в Париж императорскую гвардию и покинул вас. Но это еще не все, ваше величество. Некоторые из них имели дерзость заявить, что только ваша смерть может успокоить страну.

– Они с ума сошли! – спокойно ответил император. – Что же ответил Лефевр на совет изменить мне, на предложение избавиться от меня?

– Лефевр выхватил саблю, ваше величество, и крикнул: «Молчите, несчастные! Я распоряжаюсь здесь. Если кто-нибудь из вас осмелится угрожать императору, то будет иметь дело со мной. Предупреждаю, что я защищаю его величество и отомщу за него!»

Наполеон быстро подошел к Лефевру и поцеловал его.

– Я узнаю тебя, мой старый товарищ, – проговорил он. – Но не следует обращать внимание на слова этих господ. Война возбуждает всех, приводит в отчаяние. Говорят часто то, чего не думают, и не дают себе отчета в том, что говорят. Это дурное настроение в лагере не пугает меня. Временное недовольство генералов сменится энтузиазмом при первом же сражении. Но все же совет герцогини очень хорош, и я воспользуюсь им.

Расспросив еще Екатерину Лефевр об императрице, Наполеон отпустил маршала и его супругу. Известие о том, что Мария Луиза собирается покинуть Париж, заставило императора сильно призадуматься. Результатом этого откровенного разговора было то, что Наполеон отказался от своего первоначального плана. Он изменил свое намерение направиться к северу и решил вернуться в Париж. Он отправил вперед герцогиню Данцигскую с генералом Дежаном, своим адъютантом, и поручил им сообщить императрице и королю Жозефу о его быстром прибытии в Париж. Поспешно были сделаны нужные распоряжения, и армия быстрым шагом двинулась к столице, делая по восемнадцати миль в день. 30 марта Наполеон, желая скорее приехать в Париж, передал командование армией Вертье, который должен был привести ее в Фонтенбло, а сам взял почтовых лошадей и помчался к столице. Он не переставал Думать о том, что если Екатерина Лефевр сказала правду, то Париж находится уже накануне разгрома, а Мария Луиза собирается покинуть Францию. Хотя жена маршала не упомянула имени Нейпперга, Наполеон не сомневался в его присутствии в Париже и в его дурном влиянии на императрицу. Теперь дело шло не только о защите столицы и короны, но и о спасении жены и сына. Не отдыхая, нигде не останавливаясь, чтобы поесть, император мчался вперед. Скоро он оставил почтовых лошадей, которые, по его мнению, ехали слишком медленно и пересел в коляску Коленкура. За ним следовали еще два экипажа: в первом сидели Друо, Длаго и адъютант, а во втором – офицер-ординарец и маршал Лефевр.

Герцог Данцигский чувствовал себя помолодевшим и сиял от радости. Император поручил ему созвать народ и рабочих Парижа для защиты столицы.

Ночью 30 марта императорская коляска остановилась перед дверью маленькой гостиницы в деревне Фроманто, находящейся в четырех с половиной милях от Парижа.

Почти в эту минуту рысью проехал мимо отряд кавалерии. Это был авангард Мортье.

– Стой! – крикнул Наполеон.

Начальник отряда Белльяр, пораженный, остановился, узнав голос императора. Наполеон подозвал его и с лихорадочным нетерпением начал расспрашивать:

– Где армия?

– Следует за мной, ваше величество!

– А где неприятель?

– У стен Парижа!

– Кто защищает Париж?

– Никто, он эвакуирован.

– Как? А где же моя жена, мой сын?

– На Луаре!

– Кто это так распорядился?

– Это было желание вашего величества! – в недоумении ответил Белльяр.

– Неправда, я никогда не выражал такого желания, – возразил Наполеон. – Следовало подождать меня. Но где же король Жозеф, Кларк, Мармон, Мортье? Куда они все подевались?

– Мы весь день не видели, ваше величество, ни короля Жозефа, ни Кларка. Что касается Мармона и Мортье, то они вели себя прекрасно. Их войска дрались поразительно. Национальная гвардия храбро защищала высоты Бельвиля. Удалось сохранить Монмартр, хотя на нем было только несколько пушек. Застава Клиши была центром ожесточенного сопротивления. Неприятель, отступая, едва не попал в Сену. Ах, ваше величество, если бы у нас был резерв в десять тысяч человек, мы потопили бы союзников в Сене и спасли бы Париж. О, если бы вы были с нами!

– Я не могу быть одновременно везде, – недовольным тоном возразил император. – Но я должен был ждать этого. Из-за Жозефа я потерял уже Испанию, а теперь должен потерять и Францию. А что делал Кларк? Неужели все лишились разума? Вот что значит довериться людям, не имеющим ни здравого смысла, ни энергии. А это животное Жозеф воображает еще, что может так же хорошо вести армию, как я сам! Но можно еще поправить беду. Коленкур, карету мне!

Белльяр почтительно остановил его и печально проговорил:

– Слишком поздно, ваше величество!

Наполеон велел зажечь свечи и, разложив на столе карту, начал создавать новый план. Император не признавал себя побежденным. Он утешался тем, что Мармон занимает еще город и акт капитуляции еще не окончательно подписан. Нужно было прервать переговоры и продолжать борьбу. Наполеон послал курьера к Мармону и отправил Коленкура к императору Александру.

Ответ пришел от герцога Рагузского. Мармона чествовали союзники. Он был героем дня, первым лицом во французской империи, носителем мира. Он видел Талейрана. Лукавый дипломат прошептал ему на ухо имя Бурбонов и обещал Мармону, что он не только сохранит при законном короле свой титул и положение, но поднимется еще выше. Оба изменника поняли друг друга с полуслова. Мармон, не колеблясь ни одной минуты, торопливо подписал капитуляцию. Таким образом он удалил войска и отнял столицу у своего благодетеля. Содержание письма было безнадежное.

«Не только нет возможности защищаться, – гласило оно, – но существует твердое решение не принимать для этого никаких мер. Со дня отъезда императрицы и короля Жозефа на юг, а также со дня исчезновения всех членов правительства, недовольство народа достигло наивысшей точки».

На Наполеона этот ответ не произвел удручающего впечатления, наоборот, его энергия как бы усилилась.

– Бог дает мне возможность захватить в руки моих врагов, – воскликнул он, разглядывая карту, – я уничтожу их в самом Париже. Нужно только выиграть время. Коленкур, вы поможете мне в этом деле.

Когда Коленкур поехал к Парижу, император решил отправиться в Фонтенбло; в то же время он распорядился, чтобы прибывшие войска заняли позиции вдоль реки Эссон. Отсюда он собирался начать свои действия. Имея в своем распоряжении армию в семьдесят тысяч человек, Наполеон рассчитывал на победу. Он решил, что неприятель не выйдет из Парижа, будет захвачен в плен и разбит французами. План Наполеона был смелый и не невозможный. Он был убежден, что, перейдя со своей армией Эссон и подойдя к восставшему Парижу, он отрежет путь отступления союзникам и стиснет их со всех сторон.

Если бы не предательство высших сановников Парижа и начальников армии, Наполеон несомненно достиг бы своей цели. Трусливый сенат пал ниц перед императором Александром. Он менял повелителя, не меняя своего состояния. Вероломный Мармон подписал с Шварценбергом договор и передал в его распоряжение шестую дивизию, которая защищала императора и Фонтенбло. Талейран с успехом агитировал в пользу Бурбонов. Нейпперг запрещал Марии Луизе ехать к Наполеону в Фонтенбло. Армия была все так же предана императору, но начальники изменили ему. Маршалы, желая прежде всего сохранить свои посты, богатства и добиться милости Бурбонов, которым очень покровительствовали русские, пруссаки, австрийцы и англичане, начали поговаривать о том, что Наполеон должен отказаться от престола.

Союзникам не хотелось, чтобы Франция имела регентшей Марию Луизу и на троне маленького Римского короля, так как за их спинами империей управлял бы все тот же Наполеон. Симпатии неприятеля склонялись на сторону Людовика Восемнадцатого.

4 апреля Наполеон собрал офицеров и унтер-офицеров и обратился к ним с речью.

– Солдаты, – сказал он, – неприятель хозяйничает в Париже, нужно прогнать его. Недостойные французы, бывшие эмигранты, которым мы по слабости простили, действуют заодно с иностранцами и мечтают о белой кокарде. Трусы! Они поплатятся за свое новое преступление. Поклянемся победить или умереть и отомстить за оскорбление, нанесенное нашему оружию и отечеству.

– Клянемся, что отомстим врагам! – в один голос воскликнули храбрые офицеры.

Но маршалы Удино, Ней и Макдональд убедили Лефевра, что нужно представить Наполеону все опасности, все бедствия, какие может вызвать новая война, да еще в самом Париже.

Император терпеливо выслушал своих маршалов и затем спросил Лефевра, желает ли он служить под начальством Бурбонов.

– Я старый республиканец, – ответил маршал, – и ненавижу белую кокарду. Я не стану служить под начальством тех принцев, которых нам навязывают казаки. Но сенат, народ, весь свет требует мира, ваше величество. У моих товарищей, может быть, имеются какие-нибудь личные интересы, у меня же их нет. Я очень предан вам, ваше величество, но начинаю думать так же, как и другие, что нам необходим мир.

– Следовательно, я служу препятствием для мира? – воскликнул Наполеон, совершенно уничтоженный замечанием верного маршала.

Это было нравственное поражение, более чувствительное, чем все военные бедствия.

– Твоя жена не говорила бы так, – заметил он Лефевру, после чего, не сказав более ни слова, повернулся спиной к своим маршалам, поколебленным изменой Мармона, и заперся у себя в комнате.

XXI

В этот скорбный момент Наполеон испил до дна всю чашу страданий. В этой комнате, в Фонтенбло, он пережил все унижения, все страдания, испытанные на острове Эльба, при Ватерлоо и на острове Святой Елены.

Его фельдмаршалы, его друзья и товарищи не желали более продолжать борьбу, им наскучила боевая жизнь. Бурбоны обеспечивали им мирную, покойную жизнь в их богатых владениях, и они предпочли новых повелителей своему старому, который сулил в перспективе только славу и новые сражения. Они пресытились и утомились славой и битвами. Они твердо решили покончить с войной и ради Достижения этой цели, не колеблясь, готовы были избавиться от него.

Великий побежденный невыразимо страдал от этой перемены в настроении тех людей, которые до сих пор послушно следовали за ним повсюду в Европе, принимая Участие во всех битвах. Он не находил более опоры, не знал, кому довериться.

Он стал опасаться военного переворота. Презренный генерал Субори, старинный друг Моро, запятнал себя участием в измене Мармона, он поспешил привести в исполнение договор, заключенный герцогом Рагузским с князем Шварценбергом, и ввел в Версаль 6-й корпус, открыв для неприятеля Эсон и Фонтенбло. Наполеон чувствовал, что повсюду ему изменили, и не знал, на что решиться: продолжать ли борьбу или же отказаться, отречься от престола? Мысль о сыне заставила его принять решение: отречься в пользу Римского короля и регентство вручить Марии Луизе.

Все маршалы, за исключением Удино, не любили Бурбонов и были бы рады такому исходу, который принес бы мир и вместе с тем сохранил бы империю.

– Да, ради моего сына, ради моей жены я должен сложить свою шпагу и отказаться от всего! – с усилием пробормотал Наполеон и, вынув из кармана портрет Марии Луизы, поцеловал его.

В этот момент вошел камердинер Наполеона, единственный человек, имевший право входа в подобные минуты. и доложил ему, что в Фонтенбло приехала дама, которая желает видеть императора.

Наполеон по описанию камердинера догадался, кто могла быть эта особа, несколько поколебался, но затем отдал приказание проводить к нему посетительницу.

Вошла графиня Валевская, радостная, трепещущая, и со слезами бросилась в объятия императора.

Это была красавица-полька, которую из политических соображений свели с Наполеоном во время войны 1809 года. Красавица-графиня отдалась Наполеону из патриотизма, испытывая вначале только страх перед ним, но затем она воспылала к нему глубокой страстью. Плодом этой связи явился сын, о судьбе которого Наполеон позаботился. Это была единственная женщина, которая действительно искренне любила Наполеона.

Графиня Валевская примчалась в Фонтенбло, чтобы утешить своего возлюбленного и предложить сопровождать его в какое угодно изгнание, которое придумают для него мстительные монархи. Из первых же слов императора она поняла, что он не отдавал себе отчета, насколько велико его несчастье. Наполеон говорил ей об измене Мармона, очевидно не зная ничего остального.

– О, люди, люди! – воскликнул он. – Мои маршалы говорят с негодованием о Мармоне и стыдились бы быть с ним заодно; а между тем им досадно, что он опередил их на пути к счастью, и они охотно стяжали бы при помощи Бурбонов такие же титулы.

– Мармон был вашим другом, и понятно, что его неблагодарность, жертвой которой вы стали, должна очень огорчить вас, – с нежностью заметила графиня. – Но, увы, есть нечто худшее! – произнесла она со сдержанным вздохом.

Однако Наполеон был слишком занят своими мыслями, он не заметил ни замешательства, ни скрытого смысла слов графини, он продолжал:

– Этого Мармона я любил, как собственное дитя! Как часто мне приходилось защищать его перед его товарищами, которые не ценили его ума, а судили только по тому, как он проявлялся на поле сражения. Я сделал его маршалом и герцогом исключительно из расположения к нему, снисходя к воспоминаниям детства, и, должен сознаться, я доверял ему. Он был, быть может, единственным человеком, в расположение которого я верил; но тщеславие, слабость, честолюбие погубили его. О себе я уже не думаю, поверьте мне, моя карьера кончена или близка к тому. Наконец, какая охота мне управлять людьми, которым я стал в тягость и которые спешат отдаться другим? – Он сделал жест отчаяния; и, расхаживая по комнате большими шагами, продолжал: – О себе я не думаю, но Франция… Ужасно оставить ее в таком состоянии, без определенных, хорошо защищаемых границ, между тем как она имела такие прекрасные! Мне хотелось сделать Францию обширной, а между тем я оставляю ее маленькой! Вот что самое ужасное во всех тех унижениях, которые довелось мне пережить! – Затем, возвращаясь снова к мысли о своих маршалах, он воскликнул: – Ах, если бы эти глупцы не покинули меня, в двадцать четыре часа я восстановил бы величие Франции. Верьте мне, что союзники, сохраняя свое настоящее положение, то есть имея меня перед лицом, а за спиною Париж, были бы погублены! Если бы они, избегая опасности, покинули Париж, они уже никогда не вернулись бы туда обратно. Одно их выступление против меня было бы уже огромным поражением. Этот злосчастный Мармон помешал такому прекрасному исходу! Теперь я не знаю, что предпринять?

– Вы не можете продолжать эту отчаянную борьбу.

– Я мог бы! Можно было бы созвать на помощь крестьян. Я убежден, что крестьяне из Лотарингии, Шампани, Бургундии, со всех сторон возьмутся за оружие и разгромят отдельные отряды. Наконец, население Парижа могло бы навести ужас на неприятеля. Продолжительная борьба.

– Какое значение может иметь решение этих негодяев!

– Русский император и король Прусский призвали Бурбонов, которых им представил Талейран. Теперь уже царствует Людовик Восемнадцатый.

– Нет еще! А что же хотят сделать со мной?

– Вы удаляетесь в ссылку на остров Эльба.

– На остров Эльба! Напротив Италии, поблизости от берегов Франции; оттуда легко возвратиться! – вполголоса произнес Наполеон и тотчас же прибавил: – От меня скрыли эти известия. Впрочем, это неважно! Я был готов на все, даже на смерть! Но мой сын, императрица? Они последуют за мной на остров Эльба? Отвечайте же! Отчего вы молчите?

Графиня закрыла лицо руками и плакала, не будучи в состоянии произнести ни слова. Наконец она воскликнула:

– Нет, ваш сын и императрица не будут с вами. Римский король уже разлучен с матерью. Он находится на пути к Вене, к Шенбруннскому дворцу; он получил звание принца Пармского и будет воспитываться при австрийском дворе.

– Мой сын станет немецким герцогом! А моя жена? Она будет со мной, я жду ее. Я удивлен, что ее нет еще до сих пор в Фонтенбло. Где она?

– Не ждите императрицу! Она не любит вас. Она никогда не вернется к вам! Императрица выразила желание отправиться на воды к Экс-ле-Бен. Она встречалась со своим отцом в Гробуа, а оттуда отправилась в Экс.

– А кто сопровождает ее? – спросил Наполеон с дрожью в голосе, как бы боясь услышать ответ на свой вопрос.

– Граф Нейпперг!

Глухой стон, подобный хрипению раненого животного, вырвался из груди Наполеона, и, как сраженный громом, он без чувств упал на диван.

Увидев, как император упал, испуганная графиня позвонила. Прибежали камердинер и дежурный офицер, но Наполеон отослал их.

Умоляющим голосом графиня Валевская спросила:

– Разве и я должна удалиться?

– Да, мне необходимо побыть одному! – глухо ответил Наполеон.

– Могу я подождать, пока вам угодно будет снова принять меня? – спросила бедная удрученная женщина.

– Да, да, – ответил император, по-видимому приходя в себя.

Графиня поклонилась и вышла.

Она бросилась на скамейку в передней и всю ночь проплакала в ожидании, что император велит позвать ее. Не получив до рассвета никакого приказания и поняв, что молчание любимого человека означает окончательное прощание, она удалилась разбитая, униженная, огорченная.

Пораженный словами графини Валевской об измене Марии Луизы, Наполеон пришел к ужасному решению. Все рушилось вокруг него. Трона он лишился, его маршалы покинули его, его сын превратился в немецкого принца, жена при злорадном соучастии Европы и с одобрения родного отца бросилась в объятия графа Нейпперга, презренного соперника, отныне восторжествовавшего. Ему остался один исход, одна доступная радость: смерть!

И вот Наполеон в припадке отчаяния прибегнул к содействию этой великой освободительницы в несчастье.

Во время кампании в России по его требованию доктор Эйван дал ему смертельную дозу опиума, заключив этот яд в гнездо перстня, который Наполеон всегда носил на пальце. Император запасся этим ядом, чтобы не попасть живым в руки казаков.

Теперь Наполеон решил отравиться не только с целью избавиться от унижения и страданий в изгнании, но также чтобы избавиться от мучительного горя, которое ему причиняли пленение его сына и неверность жены.

Наполеон решил умереть и, быстро открыв перстень, проглотил его содержимое.

Но яд не произвел смертельного действия оттого ли, что он слишком долго содержался в перстне, или, быть может, доза была недостаточно сильна для такой могучей натуры, какой обладал Наполеон.

Всю ночь он провел в ужасной агонии. Наутро открылась рвота, после чего ему стало легче.

Коленкур, войдя в комнату, был поражен исказившимся лицом своего повелителя, корчившегося в муках.

Позвали доктор Эйвана.

Наполеон требовал нового яда, так как выдохшегося количества оказалось недостаточно. Доктор отказался дать.

– Ах, как трудно умереть, – пробормотал император, – между тем на поле сражения это так легко! Ах, отчего я не умер при Арси-сюр-Об!

Коленкур и доктор Эйван ухаживали за ним; к полудню Наполеон был уже в состоянии подняться и выйти.

Наполеон снова овладел собой и, направляясь в зал, где назначен был прием маршалов, созванных к известному часу, с настойчивостью повторял про себя:

– Остров Эльба, остров Эльба! Я буду жить! Так нужно! – Затем обращаясь к Коленкуру, он сказал: – Еще есть смысл жить!

Без сомнения, он, еще не отправившись на остров Эльба, думал уже о том, как будет возвращаться оттуда; настолько его ум быстро опережал время и пространство.

– Вы, Коленкур, позаботьтесь о моем семействе, – сказал он, – что же касается меня, то я ни в чем не нуждаюсь. Если мне дадут пенсию инвалида, и того довольно!

Он сел за стол и твердым, обычным малоразборчивым почерком написал на бумаге несколько строк. Затем он велел позвать своих маршалов.

Они вошли поодиночке, опустив головы, плохо скрывал замешательство.

Наполеон молчал некоторое время, как бы коварно наслаждаясь их беспокойством. Наконец он произнес:

– Господа, успокойтесь! Ни вы, ни армия не будут больше проливать кровь! Я согласен на отречение без всяких условий. Я желал в интересах моих и моего семейства упрочить престолонаследование за моим сыном. Полагаю, что такое решение было бы даже выгоднее для вас, чем для меня, так как вы имели бы правительство, соответствующее вашему происхождению, вашим вкусам, вашим интересам. Несколько часов тому назад это было еще невозможно, но недостойная измена лишила вас положения, которое я считал выгодным для вас. Не будь измены шестого корпуса, мы могли бы добиться многого, мы могли бы восстановить Францию. Но случилось иначе! Я подчиняюсь своей участи, а вы подчинитесь своей. Покоритесь и живите под властью Бурбонов. Вы жаждали отдыха и получите его. Мы же были поколением, не созданным для отдыха. Мир, которого вы желали, уготовит вам пуховики, которых вы не имели бы на бивуаках во время войны. Вот мое отречение!

Затем при глубоком волнении присутствующих Наполеон громким и внятным голосом прочитал бумагу, которую держал в руках во время своей речи, обращенной к маршалам:

– «Союзные державы объявили, что Наполеон является единственным препятствием для водворения мира в Европе. Император Наполеон, верный своим клятвам, объявляет, что отрекается как для себя, так и для своих наследников, от престолов Франции и Италии, потому что нет такой жертвы, не исключая даже своей жизни, которую он не был бы готов принести в интересах благоденствия Франции».

Свершилось. Франция переменила правительство, маршалы готовились поменять кокарды.

Один только Лефевр не согласился служить Бурбонам и ворча удалился в свой замок Комбо. Остальные поспешили засвидетельствовать свое благорасположение императору Александру, прусскому королю, Талейрану, графу д'Артуа. Что касается изменника Мармона, то его за услугу осыпали любезностями пруссаки, русские, австрийцы, англичане. Бурбоны наградили его милостями.

* * *

Когда об измене Мармона стало известно в Париже, храбрецы и патриоты пришли в негодование. В рядах защитников Парижа раздавались крики отчаяния и самых ужасных угроз.

Около девяти часов вечера в пороховой склад явился сопровождаемый двумя или тремя товарищами какой-то человек высокого роста, вооруженный, совершенно черный от дыма и пыли, и потребовал смотрителя склада майора Мальяр де Лекура. Смотритель явился. Неизвестный человек приставил пистолет к его горлу, требуя, чтобы тот проводил его в пороховой погреб. Этот человек был ла Виолетт, которого патриотический пыл привел к чудовищному решению. Пороховой склад в Гренеле содержал 245 000 килограммов пороха, 28 000 пушечных зарядов и 5 миллионов боевых патронов. У ла Виолетта было намерение поджечь погреба.

Треть Парижа взлетела бы на воздух. Ла Виолетт рассчитывал похоронить под обломками почти всю неприятельскую армию и, воспользовавшись ужасом и разгромом, дать возможность победоносным патриотам пойти навстречу Наполеону.

Майор Мальяр де Лекур, дрожа от страха, готов был выдать ключи от склада, как вдруг раздался выстрел и раненый ла Виолетт упал на землю.

Выстрел шел из рядов так называемых патриотов, привлеченных сборищем людей и странной манерой ла Виолетта, размахивавшего огромной дубиной, как будто он предводительствовал полком гренадеров, идущих на приступ. Тот, кто выстрелил и таким образом помешал выполнению этого ужасного проекта, оказалось, стоял прислонясь к дверям магазина, решив искать в нем убежища.

Сбежалась магазинная стража, а товарищи, сопровождавшие ла Виолетта, в испуге разбежались.

Мальяр де Лекур стал пожимать руку своему спасителю.

– О, какую услугу вы оказали нации и вашим законным властителям! – сказал майор, приверженец королевской власти. – Ваше имя?

– Маркиз де Мобрейль! – ответил незнакомец. – Я явился сюда вовремя. Этот шут заставил бы нас взлететь на воздух, не правда ли, майор?

– Само провидение привело вас сюда! – воскликнул майор, который был настолько же ханжа, насколько роялист.

– Ничуть не бывало, – рассмеялся Мобрейль. – Представьте себе, майор, у меня есть любовница, прелестная женщина, которую зовут Алиса; она исчезла вот уже несколько дней назад. Разыскивая ее, я случайно среди неистовствующей толпы, разглагольствующей и размахивающей оружием по направлению королевского дворца, откуда Мария Луиза покинула Париж, заметил этого шута, который хотел поджечь ваш порох. Дело в том, что поджигатель знал эту молодую женщину; он охранял ее и окружил стражей церберов. Я последовал за ним в надежде, что обнаружу его жилище, и таким образом попал сюда как раз вовремя, чтобы предупредить катастрофу.

– Я доложу моему начальству, маркиз, и изложу ваше прекрасное деяние. Если бы не вы, Париж был бы взорван! Его величество оценит ваш поступок.

– О каком его величестве говорите вы? – спросил Мобрейль.

– В настоящее время есть только один государь – король Людовик Восемнадцатый.

– А что сталось с узурпатором?

– Его отправляют на остров Эльба.

– Это слишком близко!

– Вы находите?

– Да, спокойным можно было бы быть лишь тогда, если бы это чудовище упекли не на остров, а куда-нибудь подальше.

– А куда хотели бы вы его послать?

– В могилу! – сказал неумолимый роялист. – Все порядочные люди такого же мнения, как и я.

Мобрейль ушел в прекрасном настроении, мечтая о смерти Наполеона, которая была бы лучше отречения. Весело насвистывая какую-то арию из итальянской оперы, он направился к бульварам, чтобы присутствовать при подготовке к торжественному въезду союзников в Париж.

Проходя по площади Согласия, Мобрейль увидел разносчика продававшего карикатуры, размалеванные пестрыми красками. Около него собрались зеваки.

– Покупайте, господа, въезд его величества короля в его славный город Париж. Вот что будет, смотрите!

Карикатура изображала пылающую огнем деревню с надписью: «Дорога в Париж», позади страшного казака сказал толстый, смешной Людовик XVIII, попирая копытами трупы французских солдат.

Мобрейль гневно скомкал листок и пробормотал:

– Этот глупый смотритель порохового погреба был прав. Бурбоны никогда не будут королями, пока Наполеон будет жив Остров Эльба-это нелепость! Наполеона следовало бы сослать на остров Святой Елены, как предлагал милейший Нейпперг. А еще надежнее было бы избавиться от него, как я предлагал, с помощью кинжала, пули или яда!

Он очутился в конце площади Согласия перед улицей Святого Флорентина.

Против него находился дворец Талейрана, где император России и король Пруссии назначили аудиенцию всем изменникам. В этом доме завершилась реставрация.

/9j/4AAQSkZJRgABAQEASABIAAD/2wBDAAYEBQYFBAYGBQYHBwYIChAKCgkJChQODwwQFxQYGBcUFhYaHSUfGhsjHBYWICwgIyYnKSopGR8tMC0oMCUoKSj/2wBDAQcHBwoIChMKChMoGhYaKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCgoKCj/wAARCAF/APoDASIAAhEBAxEB/8QAHAAAAAcBAQAAAAAAAAAAAAAAAQIDBAUGBwAI/8QAWxAAAQMDAgMFBQQECAcMCAcAAQIDEQAEBQYhEjFBBxMiUWEUMnGBkRUjocEWF0KxCDNSYnKCktEkJUOTorLxJidEU2N0g6OzwtLwNDY3VGRzw9NGVWWElKTh/8QAGwEAAwEBAQEBAAAAAAAAAAAAAAECAwQGBQf/xAA3EQACAQIEBAIIBQUAAwAAAAAAAQIDEQQSITEFE0FRYZEUFSIjMnGh0TNCYrHBQ1KB4fA0U9L/2gAMAwEAAhEDEQA/AL+Dvud6P8POgIHMc9q5XQCvzi1jvOcTBCenSuVBUo9QAT8eX5UZYJUJ5zRD1HmqPwqLoAEDdXXajKjiJigZ5KV5A70CiOGYM9fjTCwMQJ865QEya6ZGwrhPUULwEGRyPlXdJJ+Irk8iKBO+56U9eowVKhIA686HkZro5H0oqjC5/ZHX1pbhuHSJ+J3pNQP7PKYo4I7wkHeOQoYhMxFOwBQNoPKjBICQAdqAmEb0MRE8ulK4AgDfaikRPlAo1cRsfkKAClJ4T59KFUwPlNCVAAz0FAo8SQOU9adgC/CKCCTt+FHTJTsPjQoiCPxpxWoAfsiKIonpSh5RSfDB5mZpS3GkBHMnn5UA3BPWlJlUHqa4pEx05ikMSUCBNFWNhy+lLKTIHrRYIMUWYCK2W1GCgEc+VJKs2Fc20fSnigPKg4QaV33Ai38ZbKR4mvCdoAn1psNN2qhPcjffkKnCBwkHodqOEogbD6VrGduoALEcqIT4xy2pSDxHkaIqCAes1LZI1yz10huzbsFspuLq+YtUreQVoQHHAkkpBExPnQ39ujGZB+zv+0DS9tdsH7xl2zKVpJAI4gX/AFFBk5TcYM//AKxZfTvgKx7tpM9qmpVcI4Q+jYbkju2wa9HwjCUa9C9SKbuTGDnPLexrKbiyHFPaNpIFR62xAHw++oDcWIT/AO0bSBP/ADU//frzekkrASkE7yIjrRgkqQUlIgHefLyr6vqvDNfAjo9F/UejxeY88u0jScjnNqR1H/L0YXOPME9oelTPLgtVEf8Abmsz7L8dictj85Z39i26+FWrqbtSQTbs97DhJnYcIM+lSyntHYrXer7y/wBPC4wto7b2bFogABBUqFuAT14SfOKh8Mwr3pryMnSs2tX5F2N1jtyjtG0qB62hP/16VU/Y93A7QdKg9SbUgEf5+qRo3IaKa0vkftDBs371u+66p9LQlptx/gZ2JBMBQMU0ZRgh2at4d7DtHOLxLmVGR2CgpKyeGYmIEeVHq7Cr+mieV3uaEl6zAgdoWkVRzm3I/wDr0dJtStKjr/SPD0hgzP8An6peuGdM/oVZZKy0qqycQ3Y3ftYSlDdylagHGQoHxKgKnb1pzraw0xp61U/9hMNLuc2yQhISCzap4SUjyS4EL2HmaPVmFeuRCyeLLb/giTP6e6SMCN2DHzPf0dplCx4Na6QWBuef7u9rO821puxu7Nt3TD9qF6hW0Q4nhD1mOEBCd/EklaTt5c6Nm2tFfpnaoTpldra45F8rI2CklLlwGkAtqAJ90kbbj1pvhuF/sKUG+r+hpHsYc8LWsdJLV8Ff/eootni4ArVejySYCQ4qSeXLvKzPH2WkssrVSsbhEOttmzuLJRVwJtWTwh3jUVbAEKk7+lGxVvo3P6h1Pb4fCcFqo2xsXeEgNN8YQ84QVSAZ4t+QHSpfDMM/yf8AeYnB92aUqyugohGqNH8pguL5f5ygTZ5AwBqHRqp3AFwsSP7VZ2xaaFZ1vrJu40vcX9hZNtuWtvbBSlAJKUuFICgdysKEnlWbagTjftjJt4hppOON0s2oAJAamUjfenHheF2yDjSbdrs9IuY7J8MpzOj+FO5JuXBG3XeiqsMrKEIyuj1qOwBvnASZ2jwms1w+D0pe9maHFYK7Vm1Wt2o5FtCi026yCocapgSCkARvTPP47SNnpVkYyzurfUOJRYXd5dJBhwOlJUEmefiEQBHnS9WYS1si+ouW+7NVNrkW+FP2to2SIIOQcG+/LwmiptMrxAJyGkFjyTllg/8AZ1SVaP0y72jJtVMKXphWP+0Q2VmSSCngKiZ4uPpMzVP0XjNNXukdV3WTs+PINhYxagVAghpa4EGFEBPEZmp9V4T+z6v7jUG18TNr9gzkgg6aKVCZGWVEef8AF70JscwFhKDp5xUbhGYII68i1WU6ExejL/E4FWXxl0/fLvn7e7daS4U8IaKk7g7DdG8edQd/b6af0Db5CwtbgZpzJOslZ4uDugCQCCY91SPWaXqrCv8AJ9WHLd7Zn5G3nG6j4vu8binQeXBlx+bdKNYvU6hBwlqU7xw5ZBJHp4KwPtDx2Bx+aZRphDgs12TLzgekrLiwSYkbbFO3nVYZlDcArTAMQojf5Gh8Gwr1y/V/c1WHk1fN9D1SrE6o4fDpziPpkGj+Qoi8XqZtBUdMvGBJ4b1g/vUK8wuvupSgodfTAElK1Df1g1t/8F1x17O58OPvOI9mb8K3VKTPErcAnapfBsMuj83/ACZ1ac6cb5iwYy9byOOtr1lJS3cNB1KVEEgESAYpyUmCeQphp1Ab07jEAyE26BPrFP1J2/KvI1YKE5RXcIu6OCRzNHCRHKiAnrThPuj4VAxGQT8DSKp4EqHxo6Vwk+s1yRsB0FPYka3u93gyRscvYn/r0msa7ZFJT2m6kCnEAm5gyRt4UkT8jWwZdLxTYuW7Dtwu1v7a5LTSkhSktuBSgOIgch5irFdanw790t9/QV48+syp1bNmVKPqS5Nep4PXp06LzNK7JVTlzzWueR1LRwmFgqB2giKMlbXc8SnEJI/nAH416wVqTEKkDs6uFg/8lZfm5R/0lxareD2fPhIE8CkWcD/TivrLG0F+deaNXjf0GAaEz+PwVtnGsg6UIyVszaDu5nuy6O9Mjl4J+NWK2zuhV621LcZbvXtPXq2rpjgKpLiFBZBEzBJUI5dDWwDU+OIT/uCdBI3kWcD09+fwo51Nj4n9BlwQf/dN/T36XpVF65l5mMqybvl+pgWGy2m0aR1c1kJbyV8pJsktzwoAXxpBKTAgxz+HKnitTaU/VsriQ6dXjHu41tSSS3wKcJ4pmIg/HpW7I1Pj224b0U6PMI9lif7dFOqbB1JC9DvqSOihaH8OOj0qjb415i53g/M86dpF3p29ewn6NPuKQ1jW7d4PkiFJEJAB+JkjnU92g6m0/qPE5NSXXRkvbmVMpUlQT7O2x3cnaBJKtjvW2q1RjEcI/Qi4+SbTb/rKFeqsYpZS7oq8KTIlTdqQf+spelUFvNeZpzr2Ti9PE884LI6UTpvT1vlbx5N5bZj2m7SkkpRbEAHhP9RGw351Zclluz/9JcdcWD909i3zenJvkKLii+kBIBInhG8RyrX/ANJMMoGdEXXh5BTFr5f06IvU2GLY49CXih5ez2u31coeJoP8680S6t3ezMVtM7pCzvNU3FhfvWKHXLRrGtgE9802U94FpgghUKkK5g8qStstpfC6r1UnTl0r7Hv8f7NbK4lAp7xbfeAEiQEgrI8oituVqHClI4tBXJA6ezWhj5cdArPacc9/QN2qefFY2p/79J4qh1mvNC5vgzJmr/QT2ttYu3uaubfD37DKLd5ha0rVxEKdghM80Jj02rOtSLxz2ockvDqR9mquVKtgkQO72CSAfhXp1Of08vwq0DdgHmDZWpH+vXHMaYDfEdBPmT7psLWfj79CxdBPSa80OOIyvRMwHMXGAe7NsFZWeQdVmU3DxuGApQQErmTuOE+6iPnU3qm40hcaaJt766GcyrVlaXrUEIZQ0U8S0ymOSdoJk1sYzemgeH9ALnhHLhx9qR/r0o/mdMulBe0JcOmP27C2JT/p0LE0f715i53gzOEak0gnUvsf2nw4hF+p/wC0dwe79nBDc8Mx3pPTmKr2h8hpywxGn7ReoHbRt+/ujlmgowWS2pDfF4TsUhI+KjWw/aOj1lRVoF7fckY23P8A3qS9u0WlMNdnjywTO2Lt+fzVR6TRf515hzV2f0Mv0S5pCys8ch3VLtpwZi6U62HSlLjHdqQ2ViNwQhHPqqj6GuNM47Rj4v8AUbllcMXly6bNBE3aO7LaApPCeIEb+h8q0lq60WtvhPZ5dtpkkBONZifPwqojjmg1e9oG6USemLQfzoeIorea80NVE+5hWvGMKxkcV9j5P7QbONYQ6oEEpdSOApMDYwBNVd5koSVNxwhICo6Hy3516YQ32fqJUOz+9SVTMYxI+sKoyLfs77vuzoa6CNyUnGE/uUatYmlbSS819zVYjKrWZ5ndTFqgTJUQCDziPSts/grpUjLakEyTbMx/aX/fVrNh2bcKidFXqRsCBi3fyqS03mNB6acuHcLhsjjnX0cLhTjLiVBMkA+E+ZoeJptfEvMmtiFOGWzIHTSS3pvGoI3DCNz8J/On/wAaaYMLTgsaHULQsW6OJKwQQYAgg06J8q8HX/Fl8wjsDRwnaieg50bhHUqnrvUJ2KQkUggxQok8zJoT7yvxrgfEadupAQfxh9VCjK5kxz5GipEmaMskEAGkwDNkgE9QaBAhmB/JBP0ozY8R+lAJ7spPMDn+FMACAeGd9vzoFggDfkRtRiJQjfkJj51xHFJ67R9acUAZIHKPiK5KRwkDlVdzurrDA5YW2WZum7ctocF422XGklRIAUE7pMp57zSj+r9PW9gq7OWt3m4lItyVrJ8uEbj5wK3eFrOzyN3+Qr30JxailAjyoSdwfSs/uO07GcP+D2bi1eTtwhskeoANPbTtDxThR7da3tmg7JfKQ+ydv5aP7q29W4mMczg7Cby6tF0Sf2hzPOaEbiYjzqv3WrsHbMd6i/bvAU8QRZqDq4/nbgI/rEVAu9pVilUItUd2diXLtIM9JCUqH41NPh+JqK8YMaeb4dS/80R50BSeJNVdrXOGFoh+9W7aW6lhIuCA8zxR7pW2Twn+kE0P6aWH2jYIfadtsZkeNNjkHiEt3KkEBUJ5hEkALMBR+tJ4HEK94PQlzSLPHFJ69aDbh+B2o4BSIIg9aKkc4riLAIPCFAbmjJGw2nlJoCTEUYTw8udVa4BIHICjJkJg79RO9CkbwRvXbxJ84qLIAEiRuPSgcG9HSZTNFX5xNCSWwAHYnpPMHeuk9ZrkmVSrn1o6IPhiIppajCnxDcUdRIT4VEHoaKrwiIoYI5+761begILPH6etEKYoyZCyKMTI3rMYCRAoeE+YoEnbelABAkCfjVJXAaiUhRPNXKu4fXc0pzSBtG1EIgp+NPwJCon8PnXOe8PQGh5kfSgXur1otYA7YMb+lcSnhKhyAO3nR2tkHrvScgtERzEfjRIAyBEeUUI5z8KAGSN4AEUPMwN5IA9N6e4Gc9qt+21jck0hS0vhu0aJ6EqdW4EnzHChUj1qg6RwK9VXdwlVzaYjE2TSri8uVJhphsECYndRJgTv9Kku025W8+yrfhvnnr0A9QHFW7Y+SWT8yagNIXKLfUNo0+nvrK5dTa3VuoEpfZWoJUkj5yPIgEV7zBUuTh4x8DWnH2M0dy1MW3Zje3QxttlNR2dyshtnKPtoDC18hxIiQknz+tV1QvNM6gyNhcoR3jDimLphZlt9IkKSoDmCNwemxG9Ea01j7XWeZ05m7i4Qu3L7Fu80pICnUAlIVIOygPqRTvtLeD2sry5RxFNwxauwoyQVW7ZMnzk1rGSby3ZGFqzqNwnqgMHbPao1DZ4jCsNWFkskNpUsqSy2kEqddVtxqABJUfgIFTbv6rbZ5Vi9kdR3pT4XMkwhAZmYKkpiVJ9d9qhdAFTberH21HjbwF6QRzkhIJ+hNQ+gbK3vdQIVetd7Z2NvcXzrR5OBlsqSkjqCoJkeVW29iK9SUJqENESeobF7SGp7uxtLtq5DPDwvJAU2+2oBSeNBEKEESkyJoNcXz+U0ppW8uXnHlpRe2zq3DPjDwWB/N8LiYAgADyqFurl27dW9dq4rhwlx1SpkqJk/KpdKRcdmmYQocSbPKWrzZPKXUOIWn5hIn4UpbG2Jg3Su90b3p1PBp3Ep7xbn+Bs+NRkk8AJJPzqRQfCTVI7HM0cxpBFu+qbjHK9mPFzLcSg/QlP9WrvwzsOQ/OvAYuEqdaUZK2pjHVXOBFHkTFE4YA8xzoY5eZ3rFOxVgx4emxorUcjvXcXj5ekVx57bUhhgAEx05UVdG/Y6c6TWTECgLHD3h6zNHnnRADJPnQpIg0ACrlPp+dDJKRNF25GjLmQAJmgBOYcFG5j0FFKSDPWh24epI5xQkAB3ilYpIJMD1oeLyVtVLQDlpACRPUUQ/wAYiTtBoXTPD8aKqCdqTepIEcW4oBsuD12NGRud+VFc96PhTAUaHhiZiYooBDY8uvnR2ZgxtE/jRUfxcAmaHqwOrtwOKYjp50AMx6iaOn3I8zNJOwFBz+l7TOcOEfyNvjMwy887inrkwxd27ii4pkq6LQtSvkQQDO0bhtD2ehso1nteZjFJtrFYdasbR0vPXLid0gJgQJg8voKv+ew1jnsY9jsqwHrd3eRAUhUbKSY2UP8AbWPZHsgzLN0s465sbtg+6txRZWB/OEET8Jr1eA4pSqU1GrJJruZynUjHJHYo2fyr+cz19lXvDcXtwt9QRzClEkAfDYbeVTOr0kZwcav+BWe4kf8ABmvOtE0v2bMYFq6yOXuGry9btnu6Q2k922e7MqkgcSvIwIrP9cpH6RDhI4BZWaQB/wA1ar6eFxdOvJxp62LwcGp6jnQauG21eOqtP3UH5oNJ9k6X28/cZC3tlXqLK3Uq5sgAfarZf3byB/O4VcQHUijaGSS3qoncfo/dwP7A/OpnsFAGpsjG02Mn494mKWMqujSlUj0Fil72w8R2eYzLL9p09rjT7uKO6fb3i0+yI91aD1HLpUJrrI4jG4K20rpy9ORSm69ryWRSnhbfdAKUttj+QgE7+daRq3s0w2oLly8ZU5YZBzdbjSUqQ4fNSD+MRNV+x7GWA+Dkc266ykg8FuwEFQ8ipRMf+YrjhxfDSjmcreBFWVWSysX7A7R1vDZe8UkpbffQ22TyPADxEfAqArT1qgbwaSx1lbY6yYs7FlDFswgJbbQPdH/nn50q4nlHnv8ASvLYuusRVlUS3LgrRSYEHh+HOjCSlPmYmiRCY86U5AeWwrmsUcmCdq7cTIoqNlHrNGUTBimB0mPSiEgqMculCRABJ59KAGaQ0wQQRFBsVHy6V3KPWh6Hzg0DA2+VGJMg0T9n8KMSdhQAZUx8aKD4ZrgdwJrimE7bb00AKVAjcTH7q7hnkKKNhI+dHHKiTsAgNzuZNFUoAkn4UMwd/KklEHYzuqm0QKt7pB8+f0oXPeHwoGiOFM7TQr3VznbnTegwyVQnauSoBCo5j/ZXNiUma6IQr1FIDkDZHEOQox2Rtz6UCdyJ5AUJJgnpSQHAy4R0oCPCoxO3OhaA4t6MqAknpvSd7AQmUUm5yNvibvLt4W3u7N903a+7lZSQkNpLnh5KKj1gQOprFO0a3astY3dpa3Aft2GbZpt4b94EsIAXz6gA1t+pcTZ5zA3djkmQ8w42pQB5oWASlST+yRXn/WK5zSClMFVnZnb/AJs0ZH1r13A6kJUmoKzW5ph/xG/AtHYrjrPK6myeOyTimrO7xFy084lYQUoJRJBOw5czUxiW8BpHteVicBerv7C7txbB8uBzuXlHjCSsbL5DfpxelVDs9B4tTyrf7AvII+CAZ+td2M4tvIa0tlunhbx7RuggclKkBI+AKgflX0Mco8iefaxjin75HoYSkz8qMSTzoOcSZ6iky+0VDheaVPk6k/uNeCt2HcUBHn0iiqO3Pr+VECmirhDrR57d6meU8pqqdpGrF6SxNldW1qzem4uC0UqcgJHCTIKfhWtKhUqzUILVg3bUtpUYTtQq5A8jIrPsL2jW+c1na4rGWyVY5xkrVdPFSHApKCpQ4eXDIia0BSkH3XGyNt+IfLrWlbDVaDSmt/8AIlNS1TD8ydo2G9GA8EfQ0ilbfGUhxvi324wTynlNCVpG5WgeUqEfvrHJJdH5DuGIBEGu4Oidz5UTiSgjjUhJIkAqAMTFH4hIAUgzy8Q/vqXF9hhVTxefpQpEyeVCT8+sjlFcD4VDrUrUAiiQk9RQkmeVcoeHejGZ2p2C4SDxE0I3mdyNwK4nfYUYDY+u1Fh3CHxCOtCU77UBHlz6UIUnzNXHQTdxLbhE0i9KOQJg9BNOF8hvzO1NnzuroRJ9eVSldoTFkkSkBSJOx3FCUqKzwgnbaBO3yrKEaM1ffWdrcYXG2FxjXbRlxkpTaqcMtp4tlAqJ4uKZ51ThdoYyrlnn8b7O40vhces2U2l3bLHUFAAVHPhUDPQivQrgV9eZ9ClCUleOp6Lb3SVJ91PM9Bt1NIJvLVTRAubYmIH36Z/fWH5rUN37Iiys8k5my2uEXly0VpWSdkttKHqJUsKUTyIqeudMZrF9mOrMhq6xt2y/Zs+x+0hovhwOp4ilIEpPCfQ+YojwF29uoKSlCOaRqJyVk3wpcvrNCuRCrhA/OnSVIfbCmFpeQD77agsfMg1kFrhMyvsr05mdNMtdxZtXIvw022p0nvyQpSSk8SQnz6dKaaWXYakLyEXTWk9RWzZuW8jZgtW92gCVB1lPhC+HcFIhXlTlwJWeWpr8hJScM62NmfuLezQHLt9m2bJgLedSgeXMmmiM5h3iUN5fHLUrwgC5QSTMQBNZNaZHLau1C5j9H27jjnve23AT7S4kAAuOOEQyk9EICQNhuavOXwF/prsZ1lbaryVnf5V9HeMDv+9W0nwAJHEAQZCjttRHgMbe1P2vAJp043luWm8ITZ3BPMMrMHz4SY/CvNmrEJRl2wJKk2NmJnr7M2CfwrT+yTUV/mtNZS1yS+++zkBDT6jK1JUhZAUepHDz5xWX6rPHmW5B/wDRLRR59bdo8/nXTwijLD1KlKXSxrhpXlfwJPQchGqiEkqGAvR+Cak+wNQ/SjISBPsJjz/jE/3Ux7PfErVKSJA0/fQR8EGae9g5QdXXwSediqB/XRXZxL/x5/IxxD98jcnxNq8k/wDFL/1TXjxKQUICgjYCRHpXsVZCm1pH7SSkkeoifxryzqPT32fq3IYfHOquk2pXDjgAKglvjVsPKFfSvk8EmlniY1l1ENKoQ5mUpI3LFxA/6BZpDFXjCbJ2yvw57O6pC0uNAFTTiQQFQTCgQogiQY67VZ+yLBW+fz9yl66dtzb2ynUBtIPGFAoIM8tlTRLHRtq92mr0qu8uEWqHltG4CUhcJbK5I3A5V9d1YZ5Rb1SuZJOwwzLDOlr3KYtt/wBsyBQq1cuEp4Wm0KAKwgHcqIPCSYAExvvTCyAOAzYCQINryA/4w9PkaSzN4b/MX9/wrUl91bhPoVEJn5QKvWk9Fs5Ts8yuXcvHUOrC1FpCAQCwSobk9ZiqqVY0YJz62/gWVvYquhkJ/SJkngJ7m5HU/wDB3B+dV4gC1HhGyN4EHlV67H8K3mdTvd5cOMC3tHXU8CQSoqHd7z6LJqGtNOtua1GnlXLiWjfKs+/SkcQAUU8XDMTsNqSqwUpLsvuFnoWbtsSn7W0+uJC8SzH1J/Os/CvBvIPMHc/hWuduOHbtsfgr5L61vMtpxyUFIAUlIKguZ5+lZZf2S7F229pn75lFyI6IWJHz2rLBVI1KEZd7/uVLR2PTOgUg6H0/0PsTcmfQ/Wp4p9fWo7AY9GJwePx7TxfbtmENpcUkJKxEgxMdafgnlXka7Tqya7s6o7IMoSg10E7jlQnon0oRHD+6sSghVI32oU8vnXER+dcAYkcqa1AAmRQSK6hERQ0NITXBKY5gzST5jx9Z2ox2PKSRRLndIHmfyqVfoSZbrPs3ubjIIyuj5Yu3FAu2rTnclK/5bSioAb807b8vKqz2k3T2QucHlMgiMjfYllV2qIKnUKW2SfU8G/rW+WZAUgdZE/UVgfaT4rvDEjw+wqCd+gun/wC+vW8HxdSunCetuo6EctXMTnYbbtXHaPgu/a40NpefAO44ktkgx8azjUWWyOpc/c3uQedury4fUltJJJAKoShIOwHIACtO7AST2i4ydwGrjhE+bRms30N/684WfdN+3BI/n19epJwzSXRGeLtKokX/AEJpDVej9WYjLkWrLAuWWbltu6SouNuOJbUlSQd/f+VU7P2rTOdybCQO7YvXmkIIEABwgACvQuUPDa2piOG8tCf/AOQ2fyrzzqtfeapzPdgqPt9xB5f5VVcnDMVPFU3Ofc2wkckpIvGicw/prsm1xk8YSzkl3NtZtvpPibCwRIPpKo9d6zzTGmMnqm/dRjGUPOpTxuvPrADcmAVLPUn61brH7vsQ1UQeeXsh8NjUh2UvOW3Z5rW7tnFN3LSCptxOxSUsLKSNuhrTFVpUYOUd/E5q+tZk52faYyOkcHqVeYNslDrHeJU07xgBDa+InYdSI86zLVaCjPOtgz3TFuyqTEKSw2lQPwIq6aittZs5d1izx+cv8e2ptdut1DtyhXhSoKBMpVuZGxj401xXZnlWm1ZnXd01gMQlXePv3jgL7wmSEIBniJPM7z0qMJh505TnVknKXZHTRcaftSZFdm4V7RqZpKfG5p++CR/KPACY+VO+wbh/S66Kd5xy4jefGg0qrR2YtrprPdn7681jeIqYuLIcbzQMgtvMncGPCQQQaWwuHyVnZ6gvntNX2nnrXE3D6b22FxaguJKSlJCiU8Jk+HltWmKpc+lKne1yK0c8ubF6G2IALqUk81RA+Iia80PZ8YvtGymWUw1czc3SS04spCgsLRz+B2rUNI9pTV1g717NNFeRxbPtDoZge0NggcQHJKgSJHLqPKs67Lb+xOvAMvZIuvtAqZaStCXEIcWoHiUk8wIPKvjcPw1TDcx1I3/k56ks1rCPY5eCx1/jEgw3chdsTO3iSSPxAp/qu/GG7WM7eBXCpJeCDz8S7fhT+Kqq+QzFojWrmZxVu4xaJvRdNMGAUJBBKQAY6GKfdp10i+1vkrtpJQi4DTyQuJSFsoUAY6719J071lNrRx/kzT0OwmMns/1NkFJH3LtnbpUdzJWVKj6CtS7LPveyfJIG6uK8SPm3PKqU8+ziuxK3tnW199mr1byFiISG1Ab/ABCTFSHZ/rOwwuhsvYXFrcuOt948VI4QkpdKW0gEnmCd/TlXNi1KtTeRfm0/wVFpMoOkrnNsX06bVfC8LRkWYJXwbTISOXKpLRqrk9peHN93vtf2mgv96CF8fFKuIec86fdjGSRiNYsB5t1SrlldqktxKSYMn+x+NR/2+wvXatQoYdVbi/F6GZAXwcUwTymJ+ddU1Kc5wUOm/XsSujNA/hCPlFvgLZJHiW86Z9AkD95rM87mk5deO4rZphVpZt2R7tRPehMgKM8juasfbBqFjUWYs0WzDrSLRjhPeKBJUsBciOWxA+NL9peZxGQxWnhi8ULB5TAuipKGxxNkqQEqKQJMony3rHB03RpQhKL6lTak8yNp0fdm/wBJ4a7J3ctGwd53SnhP4ipg8lKG21Zp2H59F/gDhS06H8elThdJBSpC3CUgDoRJrTP2SCN+g515jGUnRrSi11/c6Yu6TOTsiSd6FfKi8x6UYDkDvNc62KCrMH41yVTsOVcrcmelckBKPiZoiBxPToKCu6/GjhHqKY0Ic0AelJXO6E/H8qVVyAHOKReBPD5T+VSyQ9kD3jcc+IfvrBu0wReYMAzGOVI8ybp/+6twTeNWLSHLgkJKwlISkrUtROyUpSJUo9ABWE9oK1uv4ZxaHUKNkvwOJKVAe1PkSCJHPlXouBRalKVtDSjrURZOwApT2kY5CU7lm4BPke6PIVQdHJ/3ZYQJ3Ht6ABG88XOr92BQx2kYsc+Jt9Ujck90qmWdtP0JxmLOpOzbFl65Se7ul37wW6pO54uBUJXvMeVffqLOpR7mGL/EubBmWFrs2kqSRxXlomYj/hDQ/OvPOpglWqMpBib55RMQf4wk8vjWg6IYv9TOY/IYPQ1rb49jIWwcvmMg+tTZS6hSuFLjnigDfYxNZ7nCTnMs/wAQJN6/1/5RVc3D8I8JFwvc3wks8myyMoSOwvVCR40pzdrH9gH86mOwq3ZvtLals7gFTL7qWnADBhTRBg/MxSejtP5HVXZDncZhGG3L1eYt3OFbgQOFKJJKieUCpDsNYOOGo8JfJ7jLW12jvWFe8mAUk+onb5isOKtxw7cd7r9znqL3zuV3WN1r/SFy3bMalzz+OUmLZ9t1ZTwJEBKgJ4VAc+nUVQrhed1HfpVefauVvCIBdDjywPICNh8K157tmsGX3Wzhr9JQspJTcIEwSPL0pzhu1uxzGYscc1jcihV06hhKnH0lKSTAJArOGLxcKXt0bvvcycYN7lCsOzHVdvinMlbr9kvgQU2Tb5Q+tMSTxJMA+SSZ+FQt3ldXjvLPK32oVoUClxi4dfIInkpJO4rVtRdqWOwmdvsY9i711y1c7pS21oAUYBkAietMx21Y7h4RisqEjp3qOXwmppY3G2vOkmntqDjDozOtNpdLWo0qacSXMQ+kAtkEkLbPUb010C2tGvMAoJXAvkCeE8iYJ5eRrddJa8sNRWWTug29YsY4JU85crSRBB3BB6cNQ1x2xYBN4GkMZJ23BA74ISJM8wkmf3Vm8dXqTko0fr4DyJdTAn2FpLn3LoB4olBHUjyqc1qw6rMJU224VKsrQkBJMH2dA8vSvSbOorG4069nMe+bqybaW8S3sSUiVJI/ZV6GqEntrxJACsTld9xC2z8OaqdPH16j9ik3bTdCdNX1ZDdsGNON0ToyxbQT3CFpVAJg92gk7dZJrPcSy8cPqEFC+IWzEApP/HoHl6VrS+2vEbFOIyXLf71sdfjT647Wcdb4ewvl4u+Um9U6lKAtEpDZAJJnrxCilWxUKeR0nv3Xe42o33Mh7Pmlt62wa1NOpT7UkEFBA3BB6VBMoWm2WAlYIEbJPl6Ctv8A114uNsTkynqA43/fVm0Vr6w1SjJLaYuLJqwaS68u6UiOAyCZSdgINXPG4iF5To2XzQskdkzz5qCVZxxRSQFNsnkR/kkDfb0p7qNE2emCATOLSCQkkD793n9a1i97YsC1dlu1t8jdNiAbhKEoChyBAO59KsNzrjFI0o5qO0Lt5ZocS0ttAAdQokCFA8iJn1HKplja8crdF+YskejM8/g+qKc1nEq2/wAFbO4I/wAp/wD7W1lRg+XpWc43tdxGRyFtZpxuSQu4dS0kktkAkgAnfzNNx2zYMhQGMyxVBgfdx/rV8zGYfE4mq58u3k/sbQcIqyZpqVeGT6CKPMGR8KpOb19YYbDYbIXNldut5RvvmkN8IKBAJCpPqOVRJ7YMOlUKxmRA2khTZA+MGuWngMTNXjAbnHuaWRvNFj1NR2m80xqDC2+Ts2nW7d8qCUuxxDhUQZg+lSU1yyi4ScZbotO6ucCAd6VCm/5JpKR0o/EPL8KaatqNCJAmdwNppB/Yb9FflTkSVQRttTV8+DiPPiP51kAi/buum2dsnENX1q8Lm1W4JbDoBA4wP2SFFJjcTI5VjHa/lrjN53D5G9bZZuncYjvW2VEoQoOupIBPSU1uFurxp6GRE/GvP+v08N7iiob+xKH/APZf/vr0/AqknmpvZFUV7xMnOwgKPafiyDzZuI9D3Rj91VftB1/mtaItG8yphLFmFKbat2u7SVkQpZkmTG3kOlWTsFdJ7U8SgDwlp+fj3Sqo2k0NOaxxbNw22617cltaFpBCgFkQQeYr7s5KKcn0MsYrzsXDsk1zm9M5jGYOweYXjshe24daebC+DjcSlSkGdiRzmR1iareomuHO5VCUkpTevCf+kNb1f4bFWzVm9a4uwZfRfWhQtu3SlSfv0AkGJrCdRuD7czKCNxfvkeo71Q51z4LFxxUXUgrGuCTg2mXnQWpMjpLsi1HlcOtlF2nMMNJLrYcSApsAnh86hOya4y2Y7TWcmtbr7inHHcjcq2BQsHiCjyEmIH02FK26v94jUSVRxDOWk+nhnep/+D2Ywud4eftLO3wQY/fWfEKvKw05W8PM5qyvWbMcyyUjKXw4thcOb9PfNSfZ+J15p/aQL5ogfAzVp1Jj0ag7arnFIbCkPXSWChAj3WgSdvUb0x7FbgWnaBasPgFT7LzA4kjZXCSI9ZTUyrP0dy/Tcxt7RF9qKY7Rc8kbg3HFI6ykGqxsYg1qXb+hA1BiVpQhKl2i1EgAFR44kkUnr9podm+hFpQhMtwopSASe7G5Mb0YbE3pUtPi03Bx1ZUrC7UxonNW6FbXF7aBxIMEgJdUAfSQPpVfJhaj1n578q0DJhK+xHELSkJV9sOyeqjCoqX0a22vsO1US2gq710qJAkkJbKST6U/SeXFytq5W/gMvca9kL7i9P61sCVFhWOU9HQK4VgkfKKzAEBtKgSBEkkwOla3/B5H+N87AE+yt7H/AOZvUFmWUfrsU2Eo4Tl2wUxtBKDEfOs41cuIqRt0uNq6RQSQT4VBQjmDO9T2WIOlNOQoKV3l5MGf8oipztuQhvtCvkNtoSnuGQAhIAHgA5AVpXbSwy32bNcDTaVJftgCEgEAgk7gem/nVyxSvSdvi+wW3R59MnYnfyq1YJ5xnQ2rg0opDyrJlZ/mlxZI/wBGrX2bpsbrs01Lj3LjGtZG4WtLCbp1tBktgJPErcCevnTDJ6Ty2l9C545ZplCbi4s0t928F7pUsmY5cxVSrRnJ03pqt+vUSi1qZ0VEKTO6p386s2DuuHSGq7VSiEKTaODylL4AP+lFXXs8sLN/sk1U87aW67j74F1aQVDhaBTBIkQTIjrUT2LoDmQ1AlaELH2UtRCgCJCgQYqamKTU9PhaDLroU/TRCdS4pXU3Tcb9SoAVGJ8QWU8vESekb8qu3Yw5aM62t3cgthtpNq6UrfKQkL4RBlW0zypPNeyL7WLhNsLddmrKN8PdwWyCpBgAbRuauVW1Vq3TcVtCX7SVD9AOz1SY3tFgciT4UcvPnWdpAUrdZk855TW8durrVtoy3twy0Cu9Q23CAOBISpRCdth4RyrHc3hxY4fTtyEEHI2jjyjuJIdWif7ITWOArKVL5t/uOpHU3bse8fZ3jI/ZW8Dy594fKrioGKiNFPJudH4R1KEIKrNAIQABIEHbzkGpckxXlcU81ab8TqhscAfOKNwk7xNEKiBNKpUeEbGsc2VF3sIgnvFb8optc+4kdJpeJBJ3pC4PhSZ5GajqCDtwFI6wRWD9paQMti0AwBYnf/8AcP8A91bzbp8SJ8xJ9Jrz/wBo5Bv8WOSjZGSeh9oe5/WvQ8A0nIuj+ITXYOnh7UMSpO4Ddxuen3Sqo2kU8etMSI3VkEcXqS5Bj61euwRtZ7U8QmQQW3wOUfxRqkaZUW9c42NlJyQA/wA4RX363wy+RljPxEekr5IXb2aeU39nv8blqa86Z5XFncokjxG9emen3hNeicnKba0TxcM5Czgnp/hDZ/KvOeoAs6iysqAT7a+odRPeKNfN4F+DL5m2H1ky1s8J7DtRgEwM5aR/Yip3+D2knF5wDZJuWYJ6+EioC1j9Q2o1cwc7aAR/RB/Oleza9ubDs41xeWDxZumAhxtaI8BCSAQPnW/EYcyg4d2v3OWq7VmV29ssnqXtJzCcBveOXb7rZDoaKEpUQSFE7bfWmWm1P4HtCxqbvwXFrkEtviQqDxcCtxz50p2cZC5ttdYpxh8trublLLpG/GlavGk7dahMjfXV9lXr66eW7drc41OmJKgYB2HoK0UZP3fS1jnbRpH8IBIGbwnIkWy0n/OH++ktf+Lsm0J1PAPn93NUXUmbyedubZ7L3zt24hkBtTkSkEyeQ6nenmYy16/pnA2lxcLdtmEvBptUQgpUACPgDFYU8NKEKUH0f3HKV7+JO3Y4uwyxHKM0sD02Vz+tTWhQP1KavTxeELeMn/5aCP3VR7W6vntEZGyceWqxtbm3uEMmAG1LK0qUNuvhphaZ3I2mIvMVa3biMddkKfYAELIgTMT0E1c8NKUXG/5rjza38C59jGXtcBd52+yCnE2ybdltRQmTxKdATt896S1E0We3BSlHf7XaJHUboNVnFoWdL6iWmeEJteIj1dMfupzpG4uclr3AquVruH3sg0VrWZKzxAkk9eVEqCzzq9WrApXViX7cwf1iZEjY+zskD/owa0vtrI/VsieYftY+hFYVnshdZHL3dxkX3Ll/jU0VuGSUpJAHyiprUOoMxkNMYa2vcjdXDLiXVrQ4oQShcJPLoOVZywjlybP4QU97i+ltGt5rTGTztxkRa2+OdPeIFsXVKSlIUSnxDoYirv2h6wxWq9A5IYn2nitrm1Lgeb4dlKUBBkzuDWVWmYydpjLnHWt8+1Y3Ul9hBhDkgAyPlUliEKXoPVCkpJAfsSY6Djd/MitKtBzmqtR3s1b6XuTGSWiL32aH/ei1YPMv/gwkmojsNg5zNjmFYpY38+IT+6qfjtSZbGYe+xNjc93Y38h9HAklUiDBIkSNjHOnmkcjd4nG6ivMc8ph9Fm233oSCQFPoBG4I5TUSw0rVLv4mv4KT28BDQ+AGps2zjPaEW4cbU5xqbK9kiY4QRTpWLGD14zilOi4VZ5FlkOpTwhf3iTIHzpHQl3cYzU+Les3VtKU+lkqEElCjChuOoqOuMnfXWTcytw+V36ne+L5AB7xJBSQAImQPSumSqZ3G+lhJqxrH8IW7CbbDW0+868/y5AAAbfM1Qc3prLYnEY3I5dCfYX0hLATccZRxJKwCn9kEU21nmMhmb63Xk7py5Ui1aCAuNuJCSqAAOZk1MaszGQv9FaURd3i3GnUvqWggAEtuBCDsOiSRXPhqc8PCnCNnvcpyTbuat2O3abnQts2klRtnnmSSdwOLiH4Kq5FIBJHXnWIdhOQuk6gucb7Q4LFVs4+WOae84kAK5c4rcFxtBmvO8SouliH46nRTd4helLpI4R4V8qRo44I3Enrua4lqDEVGG9qbPwCpROyRP4U4WnbY01dAWVo2BUCBPISCPzpRs5JFXsV1esbdm0bcUm3sFusofaORumxCViUrLSFKWoRvwwJ5bVkeWc/SjVlnZYNm4u+FtFpbJcEOOgElTih+zK1KVv7o26Vbsnl9EWjlpZ6t0vqBeasrNi1fLN0lCHAhASFABYlJA2PWiu9q+NwNm5adn2lrbDLcRCr26IddHrA5+kkgHpXtsHhadBXop6kRrwhrrcjsSLvsy7SrF7LsfeWK/vktme8ZWkgqbJgKEGR6iDUdlNPqs8nf6p0xcWuT0/jrtF4paHC24wFugpbWhYCpk8MiR1o+C1zdO45+11Vhk6rxFuovqduirv7UqMkpfAlIJPunafIVKZ7XOll6By+D05py/xlxki0pxblyHkDu1BQgkz0PIV0yWbSxNWtGortalte19i3mMdfOJNvapWi+btnFBT9wpCiW0BKQQlJcRupRGyYAJM1nuldHZfWicze2DRX7IhT6tiA88ST3SD1UZJ+Q86e6W1RoVjB4hnU2nMnkcnZNFkvNXIQ0tPeLUkcIWJji6in2q+2O9uMdb4zRlgNM41lQUO54S6tQMgSBCRI3iSrkTFZUMPHDRyUlZeJUMRGC9nfqRun7qzf0ZqLS2RukY126fau2Li5QrgaeaMFt0AEpkbcUGDzp3grC4xPZ/q9px7H3Vncdyy/d2d4l1FpxHgBcSBxHnOwNSbuvcJmMba3uv8ARBun7hRCMpjVdx7SU7KJEiT57n0plqHWujk6AzWC0rp/I45zJlpS3H3Ur3QoEFUqJ5AxFXUhzI5X3M6lSEnmXxBNM9lmXsc5icmMliXrRp9u4CmXFqDiAQSUnhg7Cma+x7OKWpXt+KgqJA43ORM7wmrl2DKeXpG7S6pSkN3qktpUSQgFKSQB0E71ojafHPL8K81ieI4mhWlTzJ28P9scaakkzDLrsdzy1NFN9iglLSEnxubEAA/s+dLXHZJnHcdj7dN5jStgvFZ43ACFqBAHhPlW3KkjehVsnxbmJ/GsfXGJ01XkUqUTLtF9mt1YsZu11C9av2eRt0sgWy1LW2pKioKHEByMEVV7vsdzzV2pFrd419iTwvLWpBjoSmJ+n1reR0HTyoYlUfKpXFcQpOV1qN0olIwnZ3YWGishgnbguv5BINxdpTB4wZTwg9EkbDruTUH2f9mN1p7U9tl8teWzyLJZVbt24UeJZBAUriAgCeW5mtTiJrlbpHqYrOPEcRHN7XxBy4mE3fY3nXrl9Qv8UEuOKUAVuTBJO/h9acXnZNn7iwsGPbMUFW6VpUStwA8SyRHh9a3AxPy/KgEcAnrtW3rfE6aryFyYmC/qc1BMC+xO3m4v/wANW/QXZ7cYfH56w1Eq1urTJtIaKLdajskqJMlIggkEeorTAN/lTPJX9ljUceTvLazSdgX3UoKjzgAmT9KJ8UxVZctb+C1DlxTMYvexrKt3ihY5OwctSTwuO8SVgT+0kA7/AAqxudmYstB3+Ixlw0/lb1xpb9y9KEKCFSEpEGAJMdSTvV0TqfGPj/AhfXqfO1sHXEn4K4Y/GgVnXVq4WsDqCOQWbRCfw45/CtJY3GytfZCUIGXYjsozlnlLC4fuMcW7d9DikodUTAMmPDzpo32P5/gWF3OMG5IPeqJ+B8Na67qBu3HFd4jPsIBjj9gUsDy9wmlrDPYm+e7i2yDPtBH8Q9LLvw4FgGrfEcbFNtfQlUodzJsl2TZu5uG3E3mMQlLLTZBccJlLYSTsjqQae33ZhlrvA4Sx9usEuWJfCzKylQW4FJ4SB0jfatgWmBCkwTtBFFPPxTPkd6wlxbEO2q08ClSjaxmnZ5oHJ6X1Iu/vb2xeZVbrZ4WCvjkkESCkeVaWT4VUMAEVykyNq4sRiZ4ieeZpFZVYSTsnfrSwKYFEI29a6amOxQWPGRMSKSebSN4AUEyaUOy1nnB2pJ5aeNSdySmB9KxQEDqfSmN1PbW6Mih0OsGW3mSEuAdUkkEFJ5wQYO9QTXZRptDqFqOSeCf2F3AAV6GAP3ir62IQB6UZPvfjXXDG4iEckZuxDhF6saY3F2GMxyrLHWdvb2pBCmkIlK5EHin3vnNVXK9mOmr8l5DN1ZcyUWrsImOiVA8Pyq8CSmOu9clMsHoINKni61Ntwm7jypoo1v2X6daxjlmU3a+9cS6XytPeoIEEJUE8jJkGRQWXZXpm2eSt1u7uwnk29cQmPUJAn6gVfOo36UISJPrVen4mzWd6iUEhhd4vH3uLOOvLK3esVICAwpA4EgCBwj9mOhEVTnOyfTTiVBP2kgGSAm6BA+qTNX4J2JPIUcABJjpzqKeLrUr5JNDcIvdEPpTTtjpnGuWeNL6mnHC8ovKClcRAHMAbeHyqXQd6FIgAc5oAIXty61lOcqknKW7GklsAYBiuMQPWukzJHvcvSjRsJ6VAwYn60PCCQOprk8piaAg8UigADyrhukR5mfpXTIPwoyBCABzmaADKSAhJHOkX3EMMLefcQ0y2krWtZhKUgSST6Cl17jyERFQ2TaF/mbGydhdow37a82eTigoJaSodU8QUqOpSK1hFSeuwmwn+MMwkqbcuMVjSAU8KQLt8EbHee5SenNX9GnGOweKx7ne2ti0m46vuAuOk9SXFSr8akiTuVEqV1J6mgb86vmu1o6L/ALcSXcO8StPjUtUcuIkx8KRIHEBG3l0pTciiL2IrJ7lBoIBVICyab5C0tMhblnIWrN22f2X0BYHqJ5fKnA5wa7eSB5cqMzi7piK2+xcaaZXcWDlxeYVvd+ycJcct0DcrZUfEpKeZQonbkelT6HEPBDrS0ONrSFJWgyFpIkEH50ogpCUqcIS2N1lXIJAJJPwqD0OkjSOLUoKCC2pTQMiGitRbH9gp+VbVJcynne6YluTiufqOVFUTzNGO8elFVvt8650igDypQAQJpNUgb8qAp35mtY7AJj3aQeQQ6lR5K3pVZ8MGuWQeGeUxFYaAAJ4YHM0oNlT6c6BEEJPlvFKBPhk9OlVYDk9TQ7KtzPKKLOx9aOlMNlI6pk/DqaErgFQOQJ26GjdJ601tbhy/c7rC2dzlHAopUbZI7pBHMKdUQgHzAJPpU5a6S1BdKJfexmOQeieO6XHQH3B++uylga1XWMfMhzSI4AFBHXma5McKgDz51YWdC3nd/e595Sj1TZNJA+UE/jTd/ROYbTNnmbR6NuG5simR/SQofurd8JxG6SFzIkQCCRHSgTtR7+zzOLPFk8Q4WACVP49ftKAOpUmEuD5A03sn2bxrvrV5t5gkgKQQRPUH19OdcVXD1KXxxaKjJMOUkqmjK5AfGunp0FCoeEHrB/fWBRyP2T86FYMigTsEzsBRlTIoAIN5FGRtz23oAkAyflRlkQJ9aADKBIEeVQuQV7BnrK9c2tbhr2J5w7BpXFxNKUfIkqSfVSamgrwAxzBpF9lq4aWxcNodZcRwrbWJCh5EeVbU2oyu9iWhUJIUoHpzB5zQCBv0qHbRkcSC20lzK41CYbQVgXbKY92VEJdA6ElKo86FvUmHW4WnrwWT4MFi+SbZcx0CwAr5E1fIk9YaodyYPufPek1iSN+VHZIeaC2VIdSdgWyFAj4igWhSFQUkD1BrC9twujgIE86ZZR2/bSkY20t7lR4gvv7kshGwgjwni+G1PSIHx5ULSFlRISSSN9qqLs72uFrlecxWRyzXdZ+7t0WBIKrDHhQDg58LjqoUpPmkBIPI1YDASlIASAAAAIA2jYeVEuVt27RXcONsoHNTiwgD4kkVFuajxXEUW12b5zq3YtKuD8PACPxrSTqVrJLRdFf9hKyJUda4c5PTlUXaZV+4yLNu5ir21ZdbWpDtwpsElIBI4AokcxzipMHaaynCUHaQ07gA9TypUchSPWlwauGwxor9oK2iknZCUkcppVY4iuOm1IrlSU7RBrFK4CrU8HrttSsTtHypJrcCuuLhFs2t55XA22kknmfQAdSeg5mrUXJpINgtxcN2rRdfJCSQhIQkqUtRMBKUjdSieSRU9iNIrvrcXeqR3FoE959mhcJAG8vrB8XKeEeEdeLnS2Ex7GDsl6l1OEM3CEEstKHF7IkwAlI/adVMEjeTwjbmsqzvNRoXcajaLOO2UxiNiAOYVcEbLUefB7qeskV6TA8OjRiqlRXl+xzzqXdkOW8+p5tDGkbBly0QAgXrwLNogAxDYSJc/qgJ/nVH5AptUuu6l1VcqUhHeqZYdTZNoSDuQlB4yPiszVM7W+0i4wN6xpzT7aFZy7bAS6owhgLPCkx1PUeVUnI9kL79uL25zNxf5Vwj2h10A8RI3gncgHp5V9eK010MiyvdpPZy0sut2OSuZXCngHFRJ3PEpyT++rfpfUek86QzprUF0zdKEpZRduJcmdvu3eIH6V5X1ThbrT2QXYZNtCLgHiBQZC09CD5fuqKaunG0IU2ooWhQUlbZgpI3BBquWraCue6W7vO49SeLus1bA7gJDFykecfxa/h4T8ab3GLwmqlP3eMdNnlmiEuuNp7t1tRGyXmiPF/WHqkjnWedgevLjUuOfxuZuO9yVmQpKyAkutEQD6kEVqOTxbd48i5ZWq1ybaIZvGgONImeFXRaJ5pVt8DvWM6akss1oxp9ijONXVleixzDSWLwhRbWie6uEjmpsnrHNB3HqN6VVyTHKDVqS61qZi4weorYW+SZSHpaJAUJhL7CiJEH5pOxkHepLZubK9cx2SUFXjCAoOAcIuGyYDgHx2UP2T6EV5vH8P5PvKfwm8JZtGHSk0aaA8/hQpMiK+UmbDDUF+3jMJe3zryGEMNlZccbUtKNwASlJBPPoRWejtMsi2kKzmNKt4/xRdif9Or/AKnxRzenMjjEPBk3bRaDhTITuDMfKso/Ui8d/wBIWttgPZFH6+KvqYL0XI+e7O/a/wDDMp5r6E0vtOtYBGZx0Acvsi6O39ujJ7UMftx5iwB6xiLr8ZcqGV2KXB//ABExMf8AuigI/t0VXYk+SFnUFvz2AtFb/E8Vdbjw5/n+i/8Akn3hNfrQsAqRmbLhn/8AKLry9F0P6zMbcNlFxk8ctlXMOYm4KD8QVmfpUGexJ3n+kDG3/wAIf/FXJ7FLnhIGoLaCZ3tVf+KqS4etpa/9+kXtiz2o9IvKKv8AEiF8ytnFXTJJ9C2tNInVmAQrhazVwyBuO6GQ2+RdNGHYtcCCc8wd5A9lUPX+VXHsWfCuL7ettoIPsquUf0qvm4LrVb+dw9vsAdZYobfpNkeHyAvgPp3lArVmAcBDuYuLhMbhxi+WPp3+9B+pa4PvZ63AGwi1UTP9qlW+xZ0AhWoWtpgexk/9+nz8Dsqn/eTFafYKzqzSjKgtv7I4x+0vAvLV9VvE1KI7TrMNBP2w0lCdg23hXAB8u9iowdiqxP8AugR05WZ/8dKfqXSZB1AZG8+ybfLx1Ep4CXxTb/x/pD952LPpHVdlqTPtMsZBVw+ww6pLQx5twQSkElRcVMDpFXdMzvzqjaE7PhpPNO5D7U9r42VMcHccESQZniPlV5Jr5GL5PMtR2t8vsbQvbUAwY+NLp5CRTcyR8+dOxECsVoUR88RUf5W9EeG4AOxoyQQYPlyoj5hxHzrFbgKITCecRUlpHG/a2c9ruUg47GuQ3xcnbkblR9Gx/pH+bUPcvOtWxNqAq6WUtW6CJCnFkJSD6SRPpVuy1iiwwmL0rYrWDeJLLrqTCgykcT7pPmqeGfNz0r7XCsMpzdWXQxqS6BbJw6kyCM04ScZbLIxjShssgkKuiDzJ3CPJMqG6qcanz1tp3S+Qy16fuLRsrIEArVyCUz1JgVJN8CG0NtoShCEhKUpEBIAgADyEVnPb+qOyrK7wC41O3TvADP1r0S1kYGC6EvHc72noyuUcK7lx1d2STI45lI9ANgPhXpWQphBO4V4j1Irz92O2KUXBvXiUp8RHCkkqAjbYdJ3rUB2gaaTdrtVZRtp8K4S28hTfCfKYq6ibYkQ/aNo9eqMvbvoISlhrugB5kgiT5evSaouY7NHcLixePXe6yeG3U2CUnoCQYNbU3l7JDYvXLllthW6HlKCUneBBO0bVQdfa8wl1au2WOyLbridzwJUQTvACojzpwvoDMctMjcYHNpvMc73dxbr4kLSQRPUb8xXtzS+TGb07jckmQLm3Q6QRBkiSCPjXhK4UXXVrIiSSB0FewOwa5ubrs0xCrxJ4mwtpBVzUgKISfpRV2uCLlmseq9YbXbO9xkLZRctXyP4tcRB80KHhUnqPUCo3INDVum0X1pb91mse4tJYWd23k7OsKP8AJUNgeR8CvKp9SgFFXTlNQ8qxOq7W7QeGzy0WlyOXC+kEsuE+qQpB8zwVi4qacZdSk7alUaeQ+yh1ueBYlPEIO/MEdCDsfWlQTPpTvP2P2ZqG5ZSmLa5m8ZI5BRMOJ/tFKv61M+Sue3l1rxuKouhUcDqjLMrhxtP/AJiip5DyE1xV4T60COR/D6VgigyYAkeW4oOEECuTEE0ImAfPenYAFCE71zMKUE8pMT5UCyIM9NxR7b3kHn4htMelNJdQMSvu0nUPcZHL2v2e3i7W/FoLNbBKlghZBK58kem59Ks/arq7JadxuFusO4ykXyVLU280F7cKFgg/1oNZVl3bGx0tnseMla3F2/lEXCWmEueFKA6FBRUkDmocias/bc4V2ekGIJiwLhjeAUtif9GvSvC0ubT9hdf2OZyeppOVzlxbdnjubYcbXdpx7d0la0eArIST4Z9SKz/K9pOet9HYXK271om8vbm5ZeAtgQlLfBwkAnn4qkr28L38H1Dh2UqzatvmHgj8qx25vVXGn7XHkki3dfcAO0BYRO/xTU4LCQmpZorST8hynsbnr7VuXx2dscLp9Fr37tkb1b1yji4gErVwpHJPhQo/OobM9omXXoLC5vHLtra7fu3LO4QpgLQopAIUniMp26Uy1Hce1620rcDcP6dkp85t3qq9wk/qbwpTvw5h4fPux/dThhqSjFZV5fMlyd9zW9N5/J3naPnsHdPtLsccgqaCWAFndEFSh/SNXVf4Dasr0DkLfK9r2qb6xcDto/bcTawkjiHE2Jg/CtUPKvk8QhGFXKlbRG8HdBUiT6Utx/CkU+9S8+lcLTLGfUUm5CnB1pTnuaSX4VgevP5VLfYCS0xai91bZIIHdWLS71Q/nGW2/wB7h+QqesXvtPU2bveabUpxbHT3AHHSPitSU/1Ka9mzXFf5y7UU/wAazbA+iW+Mj6uUGj1BvAWz6oSq5U7dqPmXXFLP+tXr8DT5dCKOSbuywJVDY4uhP99UrtLSb7RGat2wSpduoJAAJkEEQOpkbetSmRyhbdQ02ZJJJHSPU1GLuu/YdQpHgW2QSRIIOxMV1p6ksxHTuGRnsTdY5rIXGPukq79ttKoTuAeEgHYEzy3FAvsturnUPFBYxXh4i4UkggCQN/HJ69KQs0XmL1c8yw2u2ctzwEJAWBsCTKfMGfnWpqzDysSSG+8uEpJJI8RgzsOp8h1NazbvoSUftDwDT1ppDA2z4Zty68nxSUgQCJ9OY9Kq+T7PcydSOW2LtHGrNBhDrn8W2iJ3XHjPwqU1bqmwuLrCvMe0LuMeVl9h9JQWySCUEHeee1WDXmtSjFBFieEuNbLBiAQCCIqo5kBkWMxCbrV1ph7tXhXdi2dLO/h4gFcJ+vyr2lj3ra3YYt7VIat2kBptCdglIAAH4V5a7FO5Xrl65uUhb7VutbU7niJAJA9ATW7NZCLriCyZmf8AZFRUu2NF1evglREiBvPSovUD7WSwtxaJcDV1AWyZ9x5BC2yJ/nJTUXd3oVbQ0ocahsJEg8xVQcyDrbyHCAVJc4jO8mdxUWDc0nWDqcnpnD51jZKFsvGDMNugJV9OIH+rVfI+8iZIqfx1ubrsyvbTk42zdMojl4Vr4I+QSfhVdtXQ+yw8DKXUBwH0UAfzrz/GoLPGa6m9F9A5THPrz9KKTsY5Tt9KF1W8UHD92CetfENwzccKh1Mx9KGYSn4CiMiOW9GI5VeUACCpRHSj26YWkdCQPxop5cQoLdZS4k9AoGPPrTW+omebcqVXeltSuv8AdrfYyzaG3C0kFCVd+FAEAc4H0q1awR9o6sxFsPF3emlrSPIm3WR+Ro2a7O9R97lsfjxZP43I3qLr2lT4SWwnjgFPP/KGRBmBBpReG1WvVj+Vx2LtXrdi3XiWS84EB1pCSzx8JVMkSa9Pz6crSjJaePdI5bPXQjzdT/B+tUzKvtBLEf8ATFUfjVOvMMhjLakteEKONS8pJ6jgcSAfoqrhZaV1QNNO6XdxzaVWt61kEkupAUgghQ45IVunkOXXpU9kNE5Z/U2sr5qzaNtlrZ9u1m5bHjUpBHEJ290/ClTxFOjKSUlq7+dgcW7Ffs1C4z+g1nkrBLaI/opfTUCpRV2PYoERGZdBPke5B/Org7ozU1lbadvbK1tnr7GMvWy7Y3CSIUpZSoKBhQhwyJkEU2z2jMrY6BweAQ2H8vc5Nx/uWlghALcGVTEAASrpT51K6Skt/uFpdiV7P8exjO1zUtjZNBm2YtQltAJPCJaMSfia1Qnb1qlYPT2Ssu0vOZu5ZaTYXjPdtrS8Cri8HNP9U1dQnaa+Fj5qpVUk73SN6a0OTThLHEkEq5703giI+dPEqISNxyrjNCOUmEq+HOknzMcufX4GlVj7qAeopO5IChFQtQLL2fEo07qFSN1pvXyI3khpAH7hVWxOb7vAY1gRxItGkjy9wVa+zRQctc9ZqBBF4FE+YWygCPmk1nmEbCsHjlrITwWqGlBRiFJAQZn1TXtcMm6UbdjjloyWbuQ68p1z3jG07HeOVGWubdSRxCAQUGY5z8fpVD1Hr+wwcC2S5kHApQAbUAiQYIK/2oPMDlVdv9VZHUOMm0W5Yo7tZeRbqBU4lUBIBUNtxXUokEVjM60NXZhq7cWnvbpfA4VgBIBIAJ8o2q3v2+Vv7YXWJyCGGGRwrSGC4pxRG0AEbQazXUmnr7Crtri6YKbZxoS6kSJAgyfiKWwetcliUKaBDzIUNnJlOwG0H0rTK3sBJpx2oMhkuPKWLzZc3XcPWyQDAgcZSPQRSevm02llZW7imfa0tqCiyDwqEyImlb3XOSusdepHAlt8FISCZQIAMfSqVevLfSlTi+NQEQdyN56Vai0Tcn+zC/Rj9aWDzyw2lwLaUtRgCUmJ+YrcnnlNhqeNQJJkGZET515lCSEcjwnmCKteldXX2Kb9muCu5sxBCVkkoM9DUzV3caNfcyalB9lNwUPKbPCnaFHpJ9Kjk5ZH2elF8FqKwQFmAroBuPwiqld6vsLpgrDxZSQAEA7pE8hA2k702cy1tdsFpl0Fa4SEpA2EQBJ9TUZBo9R9nQL2mcgHFcSV3b6RIjaACPrNVPDwMZYcPuhhAHw4QBVr0hGH7OHrl0JSGk3dxty4eNZB+gFVSxb7ixtG9x3bKEx/VFee429I/M6KS1F3TufTnVERrx89oidLew2vdG57k3PGuQODjPh89o8qvfCVKSnmVGK89Wt4V9szF7+w5migL8xxFB/A1w8PoQrZ3NXsh1G1axpGW1lmrTV9xgMdg2L99KQtot3CgtxHCFklMbQD50TNa9ytk7p1i0wdvc3eXtkvJty8pK23OIpLfLzFQ2QyFriu3J2/yVw3b2rNkeNxZ2BLAgbdTG3nT3XMfre0IIghaDBEbF0zt866oUaLlBSpq2W99dyLsLadpGRudLZXNHF2KE4+5at1M96slXHIJmNoPSN6ntEanyeevbdrIYUWFrdWqrm2fSsqDoCkjaf6XxrK8QR+qfWCzI48lbwT/Sn861fszylo7ovHsW7zbrlhZI7/ALvcNqIUeEnzhO9XiaNOnCThBb2+g4yfcaaJ1tcaizdzjXrS0ZbZbcUHGlqJWULA2B+M027Qdc3ml9Q2WOtLO1uUvtJdUt0rBRKinkkxECaz3sauyjXtkkiPaGbgGOpKSuP9Gu7brpf6fvd2fFbWrKRHnw8X51fodJ4tQa9nL9RZ3lNL1rq/Kaf1PY4rH4uyv1XyEm37x1SFcZVBSd45jaofI9oeo7K3eW7phlHsqlJuwtxZDCirhQCR57dTPOkO0a+bY13oq7uXENMqQy466rYJR3gJJI6CZNT/AGl3VtkOzDIXtqQtm5DDiV8MFxPepAJ28qxjToxVOLpp5vmPVvRkWrtAzbWnnstd4S0YSkW7jAWtyHm3VKTxJM7QU1ar7OXltoX7eQzaruU2ibpTKuLgIMEpCpmYPPlNUzVak/qOxBSmJbtEpB5EySRVhzA4ex5ZkpH2SiDzG4TtNTOjR9lxhb2rf4KTezEtH6pzuduce7d4S3tsVe96lN0y6pULQDsUkkiSOtXfijaqP2QZS0uNLWmOaf47y1Qtx9ASQEBTqgkKPIkzI9KvKx1rgxiUKzhGOWxVPbUEEAc+dLBI8j9abo/ZI2NOeL0rnuaDExwgdaQf5pEj50svYj603d+8iDG+x+VZoCw6DuU2+orhk7e1WoUJ/lNKMgf1XB9Kw/tTauRrV/Sq+NmwTdO3QIcCQ6hZLg4idgkBfrHlNara3Bx97Z5EEj2R4OrAMcTZBSsevhUT8QKrf8J7AqDOM1HaNh5pshm6QnkoAEtqJ57grTz32r13CKqqUVG+qOWqtTJrrH2li2bzE5Bm5sGipbrb9mXA10BAPQkhIPM1cez+xOT0xZAs8Luzjq0oABHESlAjmN+KsmxNu/msslsla0rlagVElaRvwkjnvwgfWvQfZxjcnjcEprKuAOOOKW0lMHgSoTG23OYHQV9SbsjIn3LBt5hDV02wtsplQcAIIjeRWR5Hsztsg6t3BvFnv3C80wowlLZO28dQCr4GtY1PCrFmyRu5ekW4O4gGSo7eSQqnmHsi0S86jxrMBCdglMwAJ/8APSs1NodjKWuxx1SUe05QJBVJQhvkIiJBoWuySzaUe/yLqyBsUtgbzuOdbFdq4UOgknoCI/Kq7cxbsvPFUIQNl8/EepNVnkLQxXKaRW5fXCW3gm1ZUEpWhPiWsz4dzEx+FQeax+MxHCyzd+23XCFOFI8AJE7k+tW7X+YGHxFtimXpyj479+ObYUSQSDyPKPSsuSpXGeL3idydyT8a1jqhWHAbLigpQ4EuHdfCeEDkTt0mpfR1gb7VmKtpBb78OK4YMpR4zsOfu0jjc4u0xV1YKaDzbpUpJUs/dkpIMbecH4ito/g86eZvbm1vPZFl1hZS464AAUoIUSkc54+7HQEcQ6UN2VykbLrNj7P7OhiG1FLlwlrHpJ5njICzt/NCzVedUFOKUNgSSB6c6ltbXibrP29mkyjHtl1yCY7xwEJHyQFE+XEPOocQV8Q5k868lxirmqqn2OiktAzZSmFn9klR9AN/yrzTYq/xXjczHjOoySfkhcT869EZl1xnEX62WnXnww4lttpJUtaykhIAHqaxVemMunsvsbBGIyP2s3l13KmQwQoI7tICpPTYQfOr4ZJQhJt72Qqmr0J7UGKss3213OOyKCu2csuIhKilSVhqUqBB6GD5U71wT+t/QUwd0D/rFfnTXNjOsdpitR4jTt7f2/syGOFbakBRLQCpI32pK6OSv+0LQb+RtXxfsM+1XjSUEqZT365JT0SBsK6YxleLv7Kja1/AnoVjEJnsq1m373Bk2CPhxbVf9HY60w/Zdd5Kz40rvcUXnwVEy4lCxxCfOR9KqOLwuaY7PtTY53C5MX19eMOst+zKPEkGVEnoP76krH9LlaROEd0/cs2jOMeYb7tErfcUQBO+0AmqrNVFljJJZl16aAla2hWtDJ+zcv2f3avD7U88hw+Y7wt7/Wh1t/huoNe3Y961cZQk84AcQj/u1N3Wncvb4bQSmMTfKuLB1xy6QlglTX34XCviBXM4DMXGN1+49iL9Fxk3UKtELaMujvyoxv5HetedDPzHJdt13Fldg2rG2MtnuzRq9QHbe7smEOoJIC0lSQoSPgat3aRYox3ZZe2Ftxlm3Sy20VmTwh0QCfnVLyeNz6Rom4tMBkn7jDWiA62u3UB3iXCQkk/zRzG2/nU/qG6yuT7Ms9c5+zXjrp27RwMLBAQgKbCYk9SDXNNSlKlaSsntfxKWzGurlR2HYNUSB7KSPmo/lUDYXFzaWWo8Oi6cdsHcKm+ShckNrV3Sxwjp7xmOdWTN2F5k+xzB2VjaXN3dKLIKGWzsEFYJI8txHnIqDxmB1GU5a4vMLcpWrFoxzIQ2ZcI4AkgE/wAlBJJ2FbUHFU5RbXxPqu4pJ9C69kmKtLfTNplLdvgvLppaLhYOzgS6YJB6iI26VeArY8XPzrNez97VVivEYe9w7lriWS6XbpbcKWClZSlROw8RTyHStK2Unzr4uPi1Wcm738bm1PYKBtziTyG9OQowIBimwSIH7qXCxHufjXEWhgsyTz5UkdtgI/2U+QkEkE86SuEgJkDccvWi9gsFaiIgFPUESCPIipzENWupNMZLS2UJJQ0GkqO5LKj92sHqUkcJ9UjzqDSk8O3WitOv2t8xd2ZHtbBKkJUYS6CAFNqJ6KA+RAPSvocOxPIq2lszOpG6MRwWlMtpzWi7dy0QpTF0GHeKYKYCyRB5EEKBPMVvWPQvujxNhKEokR0EbA1LZzGM6nsmNQafQF5FpBact3SG+/Skklhz+S4kzBOwMj3VGojFXbdzYOrbVAb4kOtOAoWysTLa080qHl9Jr1jeZXOZKwxWrvtTKJR4LRjhG+wW4ZV18kipt9aUoSSozHFEenKq1bq4VB07OPOKuHOcnaEgj4AVIX94lFs4p9fdpCSVGSIERIIpIVym6gzl+rOKt2skbaxLjjRLDaFnwpBA4iDBBM/7Kr9qy/e2IzF3dIvLsOKTaBRKEANkgqInh4TzJIPQdaq7rF25ePuWL02CbhKzcuI71aEgKgmP2QCZGx896lsgo4hpNpdOti+ZbC2iPAkl0EqPCOSAAgRz2Ebmt7CIfJaNyd5ZKvX71u4yd0gXbpuFgKQiNgVbgK+BiKoHCUrUFAggwQelXTNXSbn7XF0+hu8QhsNi0JDLqBBKT59Dzqu2Fje53Jpt7Fs3Fw6CtRJCQkD3lLVySkcyo8hVbAdpzCXWfyrePsxwEgrddUCQw2PeWoDy6DmTAG5r2jpLF2mgtFqefbWHEtplBJK1GYbbn9pZKt/NSj0qsdivZ3badxSL59KXH3Al0vrSQXyDKVAH3W07lIO5PiMeECRzuZRn7tpy1WTjLVZ9nV0fcggujzSBxJT5+I/yTXHi8VGhTdSWxcY3egwQX18bl2sLvHll59YG3GYkD0AASPQUo3sZO58qIekddzRkiI9a8ROpKpJyluzqjojlb/30R1TbTSlPuIQgRKnFBIEmBv8AE0qgTKY4vgN/pVI7ZrlFt2f3jL3AF3DrTKQrz4gs/QJNa0KTqzjDuJuyuW5ORx8eK/sjxf8AxDf99NkXOIYun3k3lgh+4gOr9pTxLCRCQTPIdByrzTZYD2m3YdF/hmi4JDTlzwuIG/vJ4TH1p7+ifiSlOVwIgbk3CpJ8/cr7L4RTX9T6f7M1Vk+h6ObyWPKSfb7I/wA7v0R9SqgVl8alB48nYAet0j++vPA0ktLBT9p4TimdrlURHoiuRo9ZShRy+ACtol12fr3dD4VSf9R+Qc2XY9DDJY4csjYhR6e0tg7/ANagVlcYFgfadhPI/wCFNz9Jrzw7pJal8a8zhFL6kqdI/Bug/RE8Uqy+FUPJPfED6tVHqqh/7H5BzJdj0SMtiyfu8lYfK5bn99R+ZbwWbt22MnkLJ20bcDxZF2hKXFJ3SFEGYHkCJrCmNJJlQcy2JKIJlIemdundUcaRBQQcvjACQQEtXB+v3VXDhtGDzRqu68BcyXY9BqzGK4R/jTHJiAB7S2AByAAmlGcjY3DyWbe+s3nTMIbfSokdTANeef0O43IVlLAlJ5C2uif+xqZ7NG0YrtJsmFxxKQ6yFhJQFFSDwkBQBgxtIFZy4ZTUJShNtrwHzHdJo3eClXPYjlRCdlRSKb61dv3bFu6t1XrSAty3DoLiU9CUzMUrG/xr4ssydmjcECIHUnenAFNwBPz50rxq6DapkwCJEqnypK49wgTNKpOxmk3AO7mSTNIoI3KUgb0BSSsqPKINCDCd6CT4vI/7RTvqSOsVeXGLyBvbLdSgEvMKVCH0gQASeSgOSvLY7cp27x2M1dbvZHE3C7TKBHcvEo3Ij+LuG9uIDoZBHNKqrSNwmiq4kOC4ZccZumxDb7aoWkTyB6j+aQQfKvsYHiboLJV1iZTp31BylqvFrCcu19nKENpecJXauDlKXgPDMe6sJPqedIXDBW0tp9HFbvo4SZCkqT6KGxFWmw1de26e7ydmm+YAguW0JWR1Km1bH+qZ/m0h3mgr19Su9YxV2s7jvXMc6TM7iUSfrX36VanVV4O5ztMxfN6MssPjlXj+duW7K3hdw0ppshxBUISAI2JMfjUZ2nYh3MZayyGNYuHFPsdyhKGysqU3JKTw/wA0mI2PCfSvQNxpnAX7JR+kF4tg/wCTGQbcSf7QM0lc43RNi22jK5Vq6CU8CWbi/K0q6x3SSAr+zXTmtqKx5r0t2a5bN3rTdz9wlPgVbMJD1wlPkpIPC38XFJ+Br0PoPs0xWl7BLuURbtoZh0sqXxISRuFvOEDvFDmBAQk8kz4qnDqmxsLNFvp/FK7tI8AU37IymesEcX0TVfyF5c5R9C8m6LgIVxJaSjhZQY2IRJ4j6qJjmIrixPEaVFWbuy4wbH2ps6c6yu2t+8RiVbLJlKrsbbAc0t+cwVDlA5xIVCQAISBwgAAACIAAFHcIJUeauZJ50iD4a8tisZPEyvLbojeEMoqJMSKORRREpHmKAkzy2rkNCv8AaBjchl9J3tnhnCLxSkK4Uq4S4gGSgKkRP4xFUDS+jc9mBjLfViXLfCYwqU1bOEFx4k8UHcwOm/TYDea19CQkHrPnQDltXbSx06NLlxS+fVEShd3DAxEJCQOQSAAOkACjhSgrZRB9DFECfCD+FGSCST9BXJdvcqwZbiykytex865txZb8Lix0maTVzJ6bUZIhO3KhO2wWBU4uY41/WuK1z/GOD+saL13IoVc6l6vULBm3VyrxqkjzoQtyD94sDnzMfvpMTOw35fKhnz2mruxgrWsJnjXt0k1T9baR+3X2chYvi0zNuEht4khLkGUhRHUHkr5EEVb1dPjXEpkE7xV0q86Ms0GJxTM40dpDNM62utSajdtUXKws91bLnvFqSEkkAQEwOXU9BWhgAiRtG1CBO0xQmEpinWxEq8s0vloKMcqsFpylI4RPOmpV/tpwlXhHi6VjZMoRTziiOxwx50YDc0VQ8Mmkigp92k0kkq8kgE/jSiyAkURkiXB6AfvoID8k84ruSPgKLIAoySO6V6jaqTGGUeFQPWgKj3JTJKNgUkkj5770CiC5A5kc6EmUn8aSbTunYBuLK04uM2dqVDkSwkkH4xTtpJYbIZAbSRuGwEj6ACitjYkiRyo+3AQTvFaOrN6NsLIASSFEyZkkySfnRSocZNCkEn0oIAUfMVjYAZ4htQFJgelHSAUk0B5RTAHyNAtXrXExG9DwgkKoAKBsTQp/Z+ZFCRG3Q7VyBsCeYosAboa5JGyTz8xRVc/ShQIUI5dapdgDQOEzv5UKTKDPMHlRXOcdKKJPKjZgGiT6ChXQA7bfOuPKpAFChxk842ruEEK+FA2mJ9d6HqaoAFCEp+VCeZNcowlJia4iFR0jalYBPbkaDoQdzRinqKTJ3350gDbUYJHlRADHxpWaWvQaE0jdW+1CU+HnNCOahQKEJJHxNVYQgqCVDyH50myeFbnxG/1oCoSrnBG9cPfVHIgfWSKTdgFD1HShCgWpHlSYPEOW9EbX9wr59aWZALKUeKeRo0wiSaSKxNcTDe5JFCdwHKVDg57UBJ4efIUklQJ4RIFKqIKVEjbhNW0BxVBHi6VwIUo+fSipjgT8KBHvbUragKSAk0KVSiKJwyeEn1iuJ8ED503GXYVziDNK8QgCklL67dNt6MfSpsMMCZ+FGkRsaJJTJ50SdyAOfOrsAqr3vSjDY/DlSQWnhgKoySQoSTQhdQyzsdudckw38KIV8wJo0mSANqGrbjDJIKRtQTvFEQesmKMedLKAdG4NAQYVFFSeFQjeu707gHeN/hTysAytxwnkAKNIPxpOeQA9a6THrSswAUrcj60mRBMbzymjq9KJPGmASZ8ulKwB+ojcjmBypz3Y86bJ3SJ6U4AEDxfvp7Amf//Z