/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Шарм

Великосветский переполох

Эдит Лэйтон

Первая красавица лондонского света выходит замуж за ничем не примечательного провинциала Майлса Крофта, недавно унаследовавшего титул виконта Пелема.

Великосветский переполох ACT,ACT МОСКВА,Транзиткнига Москва 2006 5-17-036195-5, 5-9713-2203-6, 5-9578-3917-5 Edith Layton ТО WED A STRANGER

Эдит Лэйтон

Великосветский переполох

Посвящается Адаму и его возлюбленной Джинн,молодоженам, союз которых был освящен благоразумием,любовью и радостью. Желаю вам счастья и благодарюза помощь в осуществлении моей мечты.

Глава 1

— Согласна, — произнесла она и только тогда позволила себе изумиться своему поступку.

Но времени на раздумья уже не было. Приходский священник вновь обратился с вопросом, и теперь уже ее жених голосом, пожалуй, даже слишком оживленным и радостным, произнес слова, которые делали их мужем и женой. Еще не поздно было отказаться. Она думала об этом в полном замешательстве, которое исчезло, как только новоиспеченный муж легким поцелуем коснулся ее губ.

— Смелее, — прошептал он. Эти слова предназначались только ей, но все равно прозвучали так, словно все происходящее было очень забавным. Он был из тех, кто не воспринимает вещи слишком серьезно, будь это собственная женитьба или компромисс, на который пришлось ради нее пойти.

«Как, впрочем, и я», — подумала леди Аннабелла Уайлд— женщина, тосковавшая о несбыточном. При мысли об этом Аннабелла выпрямила спину и старательно изобразила улыбку. Печаль ничего не может изменить. Печаль оказалась столь же бесполезна, как и слезы, которые она проливала, сетуя на свою судьбу. Наконец-то она это поняла.

Аннабелла положила свою руку на руку мужа, и они вместе двинулись к выходу из церкви, где должны были поприветствовать немногих пришедших на торжество доброжелателей и толпу любопытствующих, которых здесь этим утром было особенно много.

Они стояли под серыми каменными сводами, купаясь в ярком свете утренних солнечных лучей, которые сверкающим потоком обрушивались на них, преломляясь над головами в цветных стеклах витражей. На невесте было белое платье с длинными рукавами и высокой талией, лиф окаймляла полоска из чистого золота с множеством бриллиантов, которые вспыхивали ледяными искрами и ярко блестели на ее гладкой и чистой коже. Изящный венок из белых орхидей был вплетен в мягкие локоны ее черных волос. Невысокого роста, она была удивительно хорошо сложена, все в ее фигуре — и высокая грудь, и округлые бедра — казалось исключительно пропорциональным. Очень красивое лицо с алебастровой кожей сейчас было безмятежным; длинные ресницы оттеняли небесно-голубые глаза, скрывая их выражение.

Ее муж принимал поздравления; стоя рядом с ним, она выслушивала выспренние пожелания, но не верила в искренность ни одного из них. Все эти люди были охвачены тем же настроением, что и лондонцы, которые собираются у виселиц посмотреть на смертную казнь: все они хотят увидеть что-то чрезвычайное, возбуждающее и бесповоротное. Сегодня они собрались, чтобы стать свидетелями того, как одна из самых красивых женщин Лондона наконец-то выходит замуж. Красивая, но, вне всякого сомнения, неудачливая, поскольку ей было уже двадцать семь, а выйти замуж по любви все никак не удавалось. Вместо этого сегодня она стала женой человека, который для всех присутствующих был фактически чужестранцем— впрочем, и для нее тоже.

Тем не менее новоиспеченная леди Пелем, продолжая улыбаться, принимала поздравления, и не важно, были ли они фальшивыми или искренними, но правила хорошего тона она знала прекрасно, и улыбка не сходила с ее губ. Она продолжала улыбаться даже в тот момент, когда к ней подошли с поздравлениями потрясающе красивый джентльмен и его столь же великолепная белокурая жена, которая явно ждала ребенка. Вереница гостей позади этой блестящей пары затихла. Во взгляде небесно-голубых глаз невесты не промелькнуло даже намека на то, что когда-то она надеялась, что именно этот джентльмен будет стоять рядом с ней в такой день. Сейчас он всего лишь произносил традиционные слова поздравления. Аннабелла все так же продолжала улыбаться, даже когда говорила с его женой, которая сейчас вынашивала ребенка, которого должна была носить она.

Следующую пару — рыжеволосого военного и его жену — невеста поприветствовала с тем же невозмутимым спокойствием, словно половина Лондона вовсе и не знала, что офицер был следующим, кого она пыталась завлечь. Улыбка не покинула ее лица, когда к ее руке прикоснулся высокий, стройный и элегантный джентльмен, а его супруга поприветствовала невесту легким поклоном, хотя, если верить слухам, всего год назад сердце Аннабеллы было занято этим человеком.

В этот день она никому не дала повода для сплетен, даже несмотря на то, что именно эти трое были причиной того, что теперь она стала леди Пелем. Ни один из них не сделал ее своей избранницей — они ушли к другим женщинам. Не помогли ни ее происхождение, ни состояние, ни красота, ни умение вести беседу, ни даже присущее ей обаяние. Мужчины отказались от нее. Так было суждено судьбой — уверяла ее матушка. Лондонские сплетники судили иначе. Истиной не было ни то ни другое, но что есть истина, она теперь уже и не знала, точно ей было известно лишь одно — ее отвергали так часто, что все уже стали подшучивать над этим.

Но теперь все закончилось. Сегодня утром она вышла замуж, и всем им придется найти другой объект для насмешек. Она внимательно наблюдала за мужчинами, принимая их поздравления. Джентльмены были вежливы, любезны и столь же невозмутимы. Аннабелла была благодарна им за это. Она могла вынести пересуды и сплетни, но не жалость. Именно поэтому она и выходит замуж за незнакомца… не совсем незнакомца, поправила она себя. В конце концов, прошло уже два месяца, как они были представлены друг другу.

Отец сообщил ей о предложении виконта два месяца назад — она ответила отказом. И тогда лорд Уайлд побеседовал с дочерью с такой серьезной настойчивостью, с какой никогда не разговаривал раньше.

— Я достаточно хорошо разбираюсь в людях, — сказал он. — И достаточно умен, чтобы не полагаться только на свои суждения. Я поручил собрать о нем сведения. Майлс Крофт, виконт Пелем, — вполне подходящая кандидатура. Он вернулся из-за границы, где был довольно долго; виконт достаточно привлекателен, чтобы понравиться любой женщине, он старше тебя всего лишь на пять лет и имеет незапятнанную репутацию. Ему нужна жена, хорошо принятая в обществе.

— Почему же мужчина с такими внешними данными, безукоризненной репутацией и великолепными перспективами хочет жениться на девушке, с которой никогда не встречался?

— Ты никогда не разговаривала со мной таким тоном, — сказал отец, нахмурившись.

Аннабелла действительно находилась в полном замешательстве.

— Откуда этот ядовитый тон, — спросил он, — это скрытое раздражение?

— Но ведь мы не так часто с тобой разговариваем, не так ли?

Граф опустил глаза.

— Это моя вина, — пробормотал он. Воцарилось молчание. Граф Уайлд старался проводить дома как можно меньше времени. Бывая в сельской местности, он отдыхал на свежем воздухе, катался верхом, ловил рыбу или гостил у своих близких друзей. В Лондоне его время съедали политика, клубы и любовницы.

Граф в свои пятьдесят с лишним лет был все еще привлекательным мужчиной с темными волосами, лишь слегка тронутыми сединой; возможно, он был чуть полноват, но осанка у него оставалась великолепной. Одним словом, это был мужчина приятной респектабельной внешности, с напряженным взглядом живых голубых глаз. Дочь унаследовала от него и эти глаза, и многие другие внешние черты. Ее мать была маленького роста, довольно пухленькая и имела ничем не примечательную наружность. Их женитьба была результатом соглашения, и единственное, о чем сожалела мать Аннабеллы, — так это о том, что у нее лишь один ребенок. Она души не чаяла в своей красавице дочери, которая стала главным смыслом ее жизни, хотя в последнее время мысль о том, что Аннабелла до сих пор не замужем, все больше оскорбляла и огорчала ее.

В отличие от дочери она едва ли замечала отсутствие мужа в своей жизни. Он, должно быть, очень сожалел о женитьбе и потому теперь вел почти что холостяцкий образ жизни. А поскольку Аннабеллу это всегда задевало, сейчас ей казалось странным, что он все принимает так близко к сердцу, и она сказала ему об этом напрямик.

Он пожал плечами:

— Странно не это, странно, что я не говорил об этом раньше. Но я думал, что ты и молодой Деймон составите идеальную пару. Мы все так думали.

— Мне тоже так казалось, отец, — ответила она, высоко подняв голову.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Итак, он женился на другой. Между вами не было формальной договоренности, и ты ни разу не выезжала в свет в его сопровождении, когда стала достаточно взрослой для этого. Мы просто были близкими соседями, вы хорошо ладили, когда были детьми, и мы, родители, думали, что вы прекрасно подойдете друг другу. Однако он вырос и всех нас удивил. Но, Аннабелла, это ведь не конец света.

Ей казалось, что это был именно конец света. Она отвела взгляд, с трудом проглотив стоявший в горле комок. Никто не увидит ее плачущей из-за этого. Она не плакала уже много лет и не будет плакать теперь.

— Что же касается друзей, — с трудом продолжил ее отец, — этот военный, Рафаэль Далтон, и граф Драммонд… Настоящие джентльмены, вне всякого сомнения, но я никогда не считал, что тот или иной тебе подходит, что бы ни говорила твоя мама.

— Так почему же ты не сказал мне об этом? Он твердо посмотрел на нее.

— Это бы лишь вызвало твое раздражение. Я полагал, что они нужны тебе, потому что это был единственный способ видеться с Деймоном. И возможно, заставить его сожалеть о том, что он выбрал не тебя.

Теперь она отвела свой взгляд.

— В конце концов, это ничего не дало бы, — продолжал граф. — Но думаю, если бы я сказал, было бы еще хуже. Ни один родитель, хоть немного понимающий, что к чему, никогда не скажет своей дочери, что, по его мнению, она и ее возлюбленный не подходят друг другу. Если бы я сказал нечто подобное, а ты вышла бы замуж за одного из них, я навсегда стал бы твоим врагом. Если бы ты не вышла замуж, то проклинала бы меня за то, что я настроил тебя против возлюбленного. Милая моя Аннабелла, да скажи ты мне, что собираешься выйти замуж за цыгана, даже тогда я бы сдержался и промолчал. Правда, в этом случае я бы как минимум попытался подкупить его, чтобы он исчез прочь с твоих глаз. Но как я мог помешать твоему браку с человеком положения Драммонда или Далтона? Они вполне приличные и уважаемые люди. Я думаю, тебе просто повезло.

— Хотя сказать мне об этом ты, конечно, не мог, — произнесла она с горечью.

Он пожал плечами:

— Вероятно, я был не слишком заботливым отцом, но ведь я не был и слишком требовательным. И что бы ты ни думала, я действительно заботливый отец, впрочем, можешь считать как угодно. Я никогда не приказывал тебе выходить замуж, хотя мог бы. Твоя мать уже давно начала пилить меня, поскольку ты все еще не замужем, а я ничего не предпринимаю. Она и сейчас изводит меня, говоря, что все леди твоего возраста в Лондоне уже стали замужними дамами. Ее волнует, что говорят в свете. Я считал, что придет время — и ты исправишь это положение. Это время не пришло. Теперь я действительно беспокоюсь о твоем будущем. Я считаю Пелема достойным человеком, который может сделать тебя счастливой, если ты дашь ему такой шанс. И я хочу сообщить, что он делает тебе предложение.

— Почему он не пришел ко мне? Почему он обратился к тебе? Ведь мы же не настолько старомодны?

— Да и он тоже. Но он бережно относится к твоим чувствам. Он не хочет давать еще один повод для сплетен. Он посчитал, что вызовет новые пересуды, если будет проводить с тобой время, а в результате обнаружится, что твое сердце уже занято или что ты совершенно не заинтересована в его предложении.

— Это очень любезно с его стороны, — процедила она сквозь зубы. — Но я все-таки не поняла, почему этот образец совершенства делает предложение женщине, которую он совершенно не знает? Женщине, слухи о которой, несомненно, до него доходили? И слухи не самые приятные? — Ее рот скривился, словно она пробовала эти горькие слова на вкус. — Я знаю, о чем говорят. Разве его не волнует, что он собирается жениться на неисправимой кокетке, эгоистичной, тщеславной женщине, которая не видит дальше своего зеркала?

— Но ведь все это может быть завистливой болтовней, которая окружает любую красивую женщину. Никто не говорит о твоей репутации — она безупречна. В любом случае он не из тех, кто прислушивается к сплетням. Они слишком долго сопровождали его самого. После того как умер его отец, мать совершила опрометчивый шаг — вышла замуж за вульгарного красавчика и очень неприятного человека, оставившего за собой длинный шлейф скандалов. До того как скончаться, он успел разорить ее и серьезно подорвать ее репутацию. Майлс Крофт сам сделал свое состояние и только что унаследовал еще одно, а вместе с ним и титул виконта Пелема. Теперь ему нужна жена, которая добавила бы блеска его имени и его семье. У него есть сестра на выданье. Он любит ее, любит своего брата и мать и считает, что удачная женитьба поможет ему через некоторое время ввести их в общество и восстановить репутацию, пошатнувшуюся после неудачного брака матери.

— И ему ничего не нужно для себя? — На этот раз ей не удалось скрыть пренебрежение в голосе.

— Не говори глупостей. Ты красива, Аннабелла. Он видел тебя. Безусловно, он в курсе всех сплетен, но ему нравится, как ты держишься, несмотря на все это. «Как свергнутая принцесса, которая знает, что ее трон все же существует», — сказал он.

Аннабелла задумалась. Она действительно держала голову высоко поднятой. У нее не было выбора — и она смотрела в лицо свету с улыбкой. И свет принимал ее, что бы там ни говорили о ней втихомолку. Сплетни ранят, но она была уверена, что малодушие убьет ее. Она была дочерью своего отца, и их сходство не ограничивалось лишь внешностью. Когда Аннабелла была маленькой, она бросала все и бежала к отцу, как только он входил в дом. Они ловили рыбу, катались верхом… но ее детство давно ушло, а с ним ушла и дружба. Хотя, в конце концов, какой отец проводит время со своей взрослой дочерью?

Им восхищались все, кто его знал; даже ее мать никогда не говорила о нем плохо. Аннабелла всегда нуждалась в его уважении. И вот теперь он советует ей выйти замуж за совершенно незнакомого человека, который, по сути, хочет жениться на ее имени и внешности. Всю жизнь красота помогала ей добиваться своих целей, но сейчас мысль о том, что на ней женятся из-за ее привлекательной внешности, была ей неприятна. Она надеялась выйти замуж по любви, но помнила, почему ей не удалось этого сделать.

— Весной тебе исполнится двадцать семь, — добавил ее отец. — Но для Пелема это не имеет значения.

Она широко раскрыла глаза и слегка побледнела. Отец недовольно поморщился и отвернулся, чтобы не видеть ее лица.

— Я тоже думал, что из вас с Деймоном получится прекрасная пара. Когда этого не произошло, мне показалось, что тебе потребуется время, чтобы, говоря современным языком, повстречать любовь. Я женился не по любви, как и твоя мама, но сейчас другое время, и я полагал, что тебе нужно по крайней мере залечить свои сердечные раны. Ты не смогла этого сделать. Но… — Он поднялся, отошел и сказал, не глядя на нее: — Наступает время, когда мужчине хочется жить своей жизнью. Твоя мать не возражает против моих отлучек. Ты возражаешь. Но как долго мужчина может жить ради своего ребенка? — Он остановился и посмотрел ей в лицо. — Ты уже больше не ребенок, Аннабелла. Я хочу… Впрочем, что я хочу, не имеет значения. Если ты останешься здесь, дело кончится тем, что ты превратишься в компаньонку своей матери. Я считаю, что ты заслуживаешь большего.

— И ты полагаешь, что сама я не в состоянии найти мужа?

— Полагаю, тебе довольно трудно будет найти мужа лучше, чем Пелем. Аннабелла, если ты не можешь найти любовь, думаю, пора найти хоть какой-то компромисс. Прежде чем станет слишком поздно.

— Ну что ж, — вспыхнула она. Раздражение, боль и стыд заставили ее рассердиться, пусть даже на саму себя. — Почему бы и нет?

— Вот и хорошо, — сказал он, прежде чем она смогла исправить свою ошибку.

А потом было уже слишком поздно. Гордость, чувство вины и стыда заставили ее промолчать. Виконт Пелем оказался именно таким, каким его описывал отец: обаятельным, может, чуть легкомысленным в общении, забавным и достаточно безобидным. Он смотрел на нее с восхищением, выглядел превосходно и часто смешил ее. Он не дотрагивался до нее и не давал ей повода для смущения. Казалось, что виконт выбрал ее, руководствуясь теми же соображениями, которыми руководствовался при выборе своей дорогой и модной одежды.

Он был хорошо образован, хорошо воспитан и, что лучше всего, не слишком известен. Десять лет — большую часть своей взрослой жизни — он провел за пределами Англии. О нем не было известно ничего дурного, да и вообще мало что было известно. Никакая другая женщина не давала ему своего согласия, но и отказа он никогда не получал, и если у него были любовницы, то о них тоже ничего не было известно. Аннабелла начинала свою жизнь с чистого листа с человеком, который, по сути, не имел прошлого, дававшего повод для злословия.

Его семья также не давала поводов для беспокойства. Аннабелле весьма льстил их благоговейный трепет. Его мать оказалась несколько застенчивой особой, сестру явно поразила красота невесты брата, а младший брат открыто восхищался ею. И хотя Аннабелла внимательно ко всему присматривалась, она не обнаружила никаких препятствий к браку, конечно, за исключением того, что ее сердце не было затронуто.

Она согласилась отдать ему свою руку, хотя и была уверена, что либо отец изменит свое решение, либо ее жених предпримет что-нибудь сам или вынудит ее положить конец этой истории.

Ничего подобного не случилось. Время шло. Их помолвка была столь же недолгой, как и их знакомство. Она уже не могла отказаться от всего этого, поэтому нашла причины, чтобы продолжать. По крайней мере она больше не будет являться объектом жалости или насмешек. Аннабелла была избалована с рождения, но как замужняя женщина она обретет большую, чем когда-либо ранее, свободу. Что ж, если любовь невозможна, она будет довольствоваться свободой. Это лучше, чем унизительное превращение в старую деву, ведь тогда ее мать будет испытывать стыд, а отец — разочарование.

Сейчас Аннабелла скользнула оценивающим взглядом по своему мужу. Как и всегда, он спокойно выдержал этот взгляд. Мужчина среднего роста, хорошо сложенный, подтянутый и элегантный. Можно было бы пожелать, чтобы он был чуть выше ростом, но что касается остального, она не находила изъянов в его внешнем виде.

Виконт Пелем всегда был аккуратен, а его одежда безукоризненна. Его нельзя было назвать некрасивым. Его облик, скорее мужественный, чем утонченный, несколько портила непокорность слегка вьющихся каштановых волос, что было заметно, несмотря на короткую стрижку. У него была очень чистая кожа, правда, слишком загорелая, что не соответствовало моде, но он был моряком, и Аннабелла считала, что это может служить оправданием. Самыми привлекательными в нем были необыкновенно красивые глаза цвета дождя. Иногда, в моменты скуки или недовольства, они казались ледяными, а когда он смотрел на нее, в них появлялся сумеречный оттенок. Тонкий шрам, полученный, как она предполагала, еще в детстве в результате какого-то происшествия, шел от хорошо очерченной нижней губы до квадратного подбородка. Аннабелла напомнила себе, что нужно будет как-нибудь спросить, откуда у него этот шрам. Пока же, после неожиданной помолвки, она пребывала в слишком сильном замешательстве, чтобы обсуждать столь деликатные вопросы. А самого Пелема, похоже, совершенно не интересовало впечатление, которое произвела на невесту его внешность и тем более история его жизни.

В конце концов, их брак не был браком по любви.

От этой мысли настроение испортилось, и она вспомнила о своей роли. Аннабелла взглянула на высокого блондина, не сводившего с нее печального взгляда, который никак не соответствовал улыбке, застывшей у него на губах. В ответ она лишь еще выше подняла голову. Лейтенант Эрик Форд когда-то пытался ухаживать за ней, но Аннабелле казалось, что он лишь старается отвлечь ее внимание от своего друга Рафаэля Далтона. А ведь она могла и проверить его заинтересованность. Но у него не было титула, а в ее сердце была пустота. К тому же такая интрига потребовала бы коварства и терпения, а у нее уже просто не было сил.

Итак, она согласилась с матерью и пошла навстречу пожеланиям отца. Если уж необходимо выйти замуж, то пусть это хотя бы улучшит ее положение. У ее новоиспеченного мужа тоже интересная внешность, хотя и не столь эффектная. И потом, он все-таки виконт.

— Леди Пелем, — неторопливо произнес высокий блондин, — я хочу пожелать вам огромного счастья и долгой совместной жизни.

— Благодарю вас, лейтенант Форд, — ответила она.

— А ты, Майлс, — обратился он к жениху, и теперь его голос звучал более энергично, а улыбка стала настоящей и теплой, — ты, бродяга, оказывается, настоящий счастливчики, надеюсь, будешь беречь доставшееся тебе сокровище, куда бы тебя ни занесло.

Жених изобразил шутливый поклон:

— Спасибо, Эрик, что смог приехать сегодня, чтобы разделить со мной мое счастье.

— Разделить? Ого! Позавидовать — это будет гораздо точнее!

— Как всегда, — непринужденно ответил Майлс, махнув рукой, и оба рассмеялись.

Невеста в удивлении подняла брови. Эти двое, по всей видимости, были друзьями. Эрик ответил на ее невысказанный вопрос:

— Мы с Майлсом знакомы со школы. И позднее встречались… по делам, когда во время последних военных конфликтов служили его величеству. Хотя ваш муж отправился в море, а я служил в сухопутных войсках, были времена, когда наши дороги пересекались.

Майлс вздохнул:

— В те времена мое зрение было таким отличным, что казалось, я видел его на расстоянии мили.

Белокурый гигант рассмеялся и ударил друга по плечу. Удар казался достаточно сильным, чтобы сдвинуть валун, но виконт даже не покачнулся.

Майлс улыбнулся:

—Действительно видел. Итак, мы договорились. Когда закончится мой медовый месяц, встретимся в клубе Джексона. Посмотрим, кто кого, договорились?

Эрик поднял обе руки в знак капитуляции.

— Не пойдет. Не хочу, чтобы твоя молодая жена так быстро стала вдовой.

Аннабелла пыталась сохранить улыбку. Она не обязана была особо переживать за мужа, но столь явное его принижение было постыдно для них обоих.

— Поскольку, — продолжал Эрик, — титул тебя не спасет и тебя будут судить за убийство, а затем повесят на Марбл-Арч[1]. Шелковая петля так же надежна, как и пеньковая, на которой вешают простой люд. И что тогда будет с твоей бедной вдовой? — Аннабелла выглядела смущенной. — О! У меня есть деньги и власть, — заверил ее Эрик. — Но ваш муж свиреп и проворен, как и положено быть солдату, ну да вы знаете.

— Она не знает, — невозмутимо произнес Майлс. —А теперь исчезни, Эрик. Миледи и я должны поприветствовать еще целую толпу. — Он повернулся к Аннабелле: — Позднее мы еще встретимся с нашим неугомонным другом. А сейчас нам надо выполнить все, чего требуют приличия, сначала здесь, а потом на свадебном обеде. Надеюсь, ты будешь там? — снова обратился Майлс к своему другу.

Эрик клятвенно прижал руку к груди.

— Всенепременно, — ответил он и удалился.

— Не удивляйтесь. Я отсутствовал, но тем не менее многих здесь знаю, — тихо сказал Майлс своей молодой жене и обернулся к следующему гостю.

«Всех, кроме меня», — подумала Аннабелла с вымученной покорностью, затем вновь нацепила счастливую улыбку и повернулась к гостям, чтобы выслушивать новые поздравления по случаю бракосочетания.

— Это было великолепно! — восклицала матушка Аннабеллы с чувством необычайного удовлетворения в тот вечер, оглядывая «руины» танцевального зала после ухода гостей. — Лучшая свадьба в Лондоне за многие годы, поверь мне! Не совсем обычно было устраивать одновременно свадебный завтрак и бал, но я не удивлюсь, если это войдет в обычай.

Цветы, которыми был украшен танцевальный зал, увяли и поникли, повсюду валялись опавшие лепестки. На полу тут и там остались следы великолепного торжества: кусочки упавшей еды и разноцветные пятна от крема, бурые разводы от пролитых напитков и царапины, оставленные сотнями туфель и ботинок на полированном паркете. Слугам потребуется не один день, чтобы привести все в порядок, почти столько же уйдет на то, чтобы соскрести нагар с бесчисленного множества канделябров и подсвечников, в которых сейчас, прерывисто мерцая, догорали последние свечи.

— Все прошло замечательно, — согласился ее муж.

— Благодарю вас, — сказал, поклонившись, их новоиспеченный зять. — Это оказалось даже лучше, чем я ожидал. Празднество, несомненно, показало свету, что это желанный брак. Моя мать просто в восторге. Она удалилась рано лишь потому, что не привыкла засиживаться так поздно и несколько устала от шума. Брат и сестра должны были проводить ее, иначе они все еще были бы здесь. Мы вполне можем гордиться этим приемом. Благодарю.

— Все прошло так, как я могла только мечтать, — сказала Аннабелла и посмотрела в сторону выхода. Она была в нерешительности. Казалось таким странным пожелать спокойной ночи и покинуть этот дом. Вот почему она все еще была здесь. Обычно молодожены спешат отправиться в свадебное путешествие, но она и ее муж задержались, пока не ушли последние гости. Она сказала Майлсу, что хочет насладиться каждым мгновением этого праздника, и он с уважением отнесся к ее пожеланию. Она должна была бы чувствовать себя вполне удовлетворенной, но вместо этого испытывала какое-то странное чувство, словно ей необходимо было спрашивать чьего-то разрешения, чтобы сделать то, что хочется. Такого давно уже не было.

Но муж все еще беседовал с ее отцом, и Аннабелла могла не торопиться.

— Я так рада, — заговорщическим тоном сказала ей мать. — Матушка Майлса, несмотря на скандальное прошлое, держится как леди и, похоже, чрезвычайно нам благодарна. Думаю, его брат и сестра тоже довольны. Я займусь судьбой этой бойкой девочки, и ты увидишь, что я устрою для нее такое же прекрасное замужество. Великолепная идея. Мне будет чем заняться.

— Да? Мне теперь дана отставка? — спросила Аннабелла с улыбкой, показывая, что она шутит.

— Ну конечно, — ответила ее мать. — Ты ведь теперь замужем.

— Я замужем, но не умерла, мама, — произнесла Аннабелла с легким раздражением.

— Я лишь имела в виду, что теперь, если хочешь, ты можешь сама выходить в свет, но, поскольку, по всей вероятности, ты в любой момент можешь начать прибавлять в весе, это не продлится долго. — Мать взглянула на мужа и зятя, которые терпеливо ждали их. — Ах, дорогая, неужели пора прощаться?

— Если только вы не хотите предложить мне еще омаров, — сказал Майлс и, прежде чем она успела дать знак одному из измотанных официантов, которые наводили порядок, добавил: — Шучу. В меня не влезет больше ни кусочка.

Майлс и Аннабелла вышли из зала и направились к дверям.

— Спокойной ночи, до свидания. —Лорд и леди Уайлд попрощались с молодоженами, сидевшими в отъезжающей коляске.

— До свидания, — шептала Аннабелла, оглядываясь на них и залитый светом дом. Аннабелла откинулась на подушки экипажа, решительно глядя вперед, в темноту.

Глава 2

Она действительно решилась и сделала это. Она на пути к новой жизни. В это трудно было поверить.

— Мы сегодня останемся на ночь в моем лондонском доме, — говорил Майлс, в то время как экипаж двигался по сумеречным улицам. — Затем мы проведем несколько недель в Девоне, в охотничьем домике, который я унаследовал вместе с поместьем. Это милое местечко у озера, там есть водопад, парки, а самое главное, блаженное уединение. Идеальное место для того, чтобы лучше узнать друг друга.

Он подождал ее реакции. Она молчала. Им действительно необходимо было лучше узнать друг друга, но это место, похоже, смертельная скука. Путешествие на континент устроило бы ее гораздо больше.

— Потом, — продолжал он, — я думал, что мы поедем в Холлифилдс, поместье моего дяди, теперь это наше семейное гнездо. Оно роскошно. Думаю, вам понравится.

Он рассказывал ей о своем новом доме, Аннабелла слушала невнимательно. Конечно, она поедет в поместье, но она не собирается провести там всю оставшуюся жизнь. В юности ей нравилось жить в имении, но тогда рядом с ней были ее родители, у нее были друзья и домашние животные. Это было так давно. Сейчас она просто умрет от одиночества в сельской глуши. Ее дом — это Лондон.

Городской особняк Майлса находился рядом с парком, всего в нескольких кварталах от дома ее родителей, поэтому молодожены добрались очень быстро. Аннабелла была этому несказанно рада. Не то чтобы она была утомлена — она привыкла и к более поздним светским мероприятиям, но слишком о многом нужно было подумать. Ей хотелось побыть одной.

Его просторный дом был очень хорошо обустроен. Она уже бывала здесь раньше. Как странно, думала Аннабелла, пока служанка, встретившая их в холле, помогала ей снять плащ, ведь она еще не знает, какую именно комнату этого дома она будет называть своей. Впрочем, ситуация и в целом сложилась достаточно странная. У нее была цель в жизни — выйти замуж, и вот теперь, когда цель была достигнута, Аннабелла вдруг поняла, что никогда не задумывалась о том, какая жизнь ожидает ее после замужества. По крайней мере с этим человеком.

Что ж, она почти не сомневалась, что они смогут достаточно хорошо ужиться. Он дружелюбен. И он хотел ее. Это слегка принижало его в ее глазах, поскольку охота всегда была гораздо интереснее, чем завоевание мужчины одним взмахом ресниц. Но были вещи и похуже, чем обладание удобным мужем. И кто может знать, какие потрясающие знакомства, а возможно, и романтические истории уготованы ей в будущем? Настроение у нее поднялось. Конечно, дальше кокетства дело не зайдет. У нее есть свои нравственные принципы. Но несколько легких флиртов придадут некоторую пикантность тому, что все более и более становится похожим на размеренную жизнь.

— Полагаю, что вы утомлены, — сказал ее молодой муж. — Если только вам не нужно чего-либо? Большая часть прислуги сегодня отпущена, но я хорошо ориентируюсь на кухне.

— Нет, спасибо, сейчас мне ничего не нужно.

Он кивнул, подал ей руку и повел по лестнице наверх. Когда они поднялись, он остановился в коридоре перед дверью.

— Ванная комната, — сказал он с улыбкой. — Я очень горжусь своей водопроводной системой. Горячая вода в доме даже на втором этаже. Терпеть не могу отправляться в постель грязным, правда, сегодня это лишь отдельные зернышки риса и пара лепестков. Мне приготовили другую ванную, а вам я предлагаю воспользоваться этой роскошной ванной комнатой. Если вам что-нибудь понадобится, пошлите за мной, — сказал он, поклонился и оставил ее.

Аннабелла почувствовала огромное облегчение. Она не имела ни малейшего желания вести разговоры, и горячая ванна была как нельзя более кстати.

Это и в самом деле было роскошно. Ее личная горничная приехала вместе с ней, и если бы не богатство и новизна хорошо оборудованной ванной комнаты, Аннабелла могла бы представить, что она все еще дома.

Настроение стало еще лучше, когда она увидела свою комнату — большую, просторную, с высокими окнами, задрапированными мягкой тканью. Мебель выглядела новой и была выдержана в модном египетском стиле, изящная, позолоченная, из легкого дерева. Лампы освещали великолепные турецкие ковры, гардероб, бюро и огромную кровать, укрытую покрывалами. Полуоткрытая дверь вела в прекрасно обставленный будуар. Все было в оттенках золотого, голубого и розового.

Аннабелла отпустила горничную, сбросила свой наряд и надела ночную рубашку. Она забралась на высокую кровать и, вздохнув, опустилась на мягкую перину. В конце концов, замужество — это, оказывается, совсем неплохо. У нее роскошный новый дом, свобода и душевное спокойствие.

Все лампы, кроме одной, были погашены. Но она слишком уютно устроилась, чтобы пошевелиться. Аннабелла закрыла глаза и тут же открыла их, услышав, что отворилась дверь.

Легким шагом ее муж вошел в комнату и прикрыл за собой дверь. На влажных волосах у него поблескивали капельки воды. Он был одет в длинный халат. Подойдя к кровати, он потянул за кушак, распуская узел.

Аннабелла села, прямая, как стрела.

— Что вы делаете?

— Ложусь в постель. Со своей женой, — добавил он мягко.

— Я не думала… Я не предполагала… Вы удивляете меня, сэр, — сумела выдавить она, потому что он, конечно же, имел на это полное право, но она и вообразить не могла, что он захочет интимной близости так скоро.

— Но что же вас так удивляет? — спросил он, остановившись у кровати.

— Но вы меня не знаете! Я хочу сказать, мы совсем не знаем друг друга.

— В самом деле? Но ведь мы женаты, не так ли?

— Да, но при этом мы едва знакомы. Он наклонил голову набок.

— Думаю, пришло время исправить это.

Он был так деликатен, но в то же время так логичен и спокоен, что она расслабилась. Майлс никак не походил на мужчину, охваченного вожделением. Он просто не понимал.

— Но ведь во многих отношениях мы еще совсем чужие, — пояснила она.

—Да. Но таким образом скоро мы изменим это, — мягко произнес он.

Она поднесла руку к груди, прикрывая то, что оставляла открытым рубашка.

— Думаю, будет еще достаточно времени… для этого. Конечно, она знала, что такое физическая близость, и прекрасно понимала, что рано или поздно должна будет уступить. Но этот мужчина был таким покладистым, что ей казалось, интимные отношения с ним, как и неизбежная смерть, наступят в некотором неопределенном будущем, о котором пока не стоило беспокоиться.

— Вам нездоровится? — спросил он. Она отрицательно покачала головой.

— Вы напуганы? — продолжал выпытывать он.

— Ни в коем случае! — ответила она.

— Вам отвратительна сама мысль о моих прикосновениях?

— Не говорите глупостей!

— Но вы их не жаждете, — вздохнул он. — Ну что ж, посмотрим, что мы сможем с этим поделать.

Он потянул одеяло.

— Вы хотите, чтобы я страстно вас желала? — Она задохнулась от изумления. — Вы намереваетесь обращаться со мной как… с продажной женщиной?

Он прищурился:

— Ни в коем случае. Моя милая Аннабелла, вы абсолютно ошибаетесь. Никого не волнует, что думает продажная женщина. Вот почему они так популярны. Меня же очень волнует, как вы отнесетесь к моим ласкам. Послушайте, — говорил он с улыбкой, скрывавшей подлинное изумление, — если мы будем это откладывать, то вас это будет так беспокоить, что вы начнете вздрагивать при каждом звуке. Только представьте, каждый раз, когда я буду приближаться к вам, вы будете вздрагивать, спрашивая себя: не настал ли этот момент? Не собирается ли он приступить к этому сейчас? Ну же, мы ведь муж и жена. Вы очень красивы, и вас не должно так изумлять…

Он запнулся, рука замерла на кушаке халата, а в глазах появилась задумчивость.

— А может, вы полагали, что меня это совершенно не будет интересовать? Неужели я был настолько благовоспитан? Я думал, что вы увидите это в моих глазах — но вы ведь в них не смотрели, не так ли? Даже брак, заключенный не по любви, совсем не обязательно означает безуспешный, я сейчас говорю не о детях. Взаимное наслаждение может быть частью соглашения. Даже если это и не предусматривалось, меня не устроит, если вы будете соглашаться на близость через силу. Я считал, что в вашем возрасте… — Он увидел выражение ее лица и не стал говорить то, что собирался. — Но если нежелание ложиться в постель с мужем является причиной того, что вы не выходили замуж до сих пор, вам следовало сказать мне об этом.

— Я совсем не поэтому не выходила замуж! — тут же выпалила она.

— Но вы не расположены к этому?

— Ну… я рассчитывала узнать вас получше… прежде чем мы приступим.

— Учитывая достигнутый к настоящему моменту прогресс, ожидать этого в ближайшем будущем не приходится. Если только мы сейчас же не приступим. Что ж, жду с нетерпением.

Она закусила нижнюю губу.

Он помолчал.

— Я пытаюсь быть разумным, В конце концов, все произошедшее может оказаться ошибкой. В таком случае еще можно что-либо предпринять, чтобы покончить с вашим замужеством, не вступая в физические отношения.

Аннабелла потеряла дар речи. Он что, ей угрожает? Признание брака недействительным или развод были редким и довольно скандальным явлением, все это могло быть даже хуже тех отвратительных сплетен, которые когда-то ходили о ней.

— Нет! Я расположена, — произнесла она, затаив дыхание. — Просто я этого не ожидала… Я не знаю, чего я ожидала. Но я готова. Что вы хотите, чтобы я сделала?

Он вновь вздохнул и, присев на краешек кровати, дотронулся до ее лица кончиками пальцев.

— Эта ночь, — сказал он словно сам себе, — будет длинной.

Аннабелла широко раскрыла глаза.

В испуге она очень красива, подумал Майлс, неправильно истолковывая охватившее ее чувство. Необычность и странность ситуации не только пробудили в нем чувство юмора, но и возбудили некий весьма заинтересованный орган. Она сидела на постели, напряженно выпрямившись, и только частое дыхание заставляло подниматься ее прекрасную грудь, глаза были раскрыты так широко, что он мог видеть их голубое сияние даже в сумеречном свете одинокой лампы. Она действительно поразительно волнующая женщина, вновь подумал он.

Он испытывал соблазн шокировать ее — сначала наклониться к ней, привести ее в еще больший ужас, а затем, лишь поцеловав кончик этого восхитительного маленького носика и пожелав спокойной ночи, оставить ее в одиночестве.

Три вещи заставляли его колебаться. Первое — он был почти уверен, что это будет в корне неверным способом начинать брачную жизнь.

Его молодая жена не была невинной девочкой. Она взрослая женщина, которая, если хотя бы наполовину верить слухам, была по уши влюблена в другого мужчину или в трех. Поэтому она не может не понимать, чего он хочет от нее. Но похоже, что он не может рассчитывать на ее желание, поскольку оно было, по сути, уничтожено несколькими годами прерываемых ласк, ведь вряд ли когда-нибудь дело доходило до конца. Он был почти уверен, что она еще девственница. Ему ведь знакомы правила, по которым играют в светском обществе, тем более что мужчины, с которыми связывали ее имя, были людьми порядочными. Если бы кто-то из них перешел определенные границы, то дело, несомненно, закончилось бы браком. И несомненно, если бы у нее уже была физическая близость и, как утверждали сплетники, большое желание выйти замуж, то она могла бы вступить в законный брак гораздо раньше.

Не важно, девственница она или нет, но она, прожив столько лет в городе, не может оставаться в этих вопросах совершенно наивной. Значит, она воспримет нерешительного мужа как слабого и жалкого субъекта, а такое впечатление в браке сохраняется надолго.

Второй причиной было то, что это была его кровать и его спальня.

Третья заключалась в том, что Аннабелла была потрясающе красива.

Ему нравились брюнетки; он был ослеплен, когда впервые увидел ее. Но это не могло сравниться с тем, что он испытал, когда нынче вошел в комнату. Он видел ее в великолепных нарядах из золотой парчи, лазурных шелков, голубого атласа и прозрачного газа. Но сегодня ночью она была еще более соблазнительной — она сидела в его кровати, и на ней была лишь простая белая рубашка. Потому что теперь она знала, что принадлежит ему.

Он хорошо представлял себе ее тело. Об этом позаботилась дамская мода. Она была небольшого роста, но с совершенной фигурой. Когда он танцевал с ней, потребовалась вся его воля, чтобы оторвать взгляд от высокой, прекрасной формы груди и соблазнительной нежной ложбинки и не задаваться вопросом, столь ли прохладна и сладка на вкус ее кожа, как кажется. У нее были тонкая талия, округлые бедра и постоянно привлекающий его внимание, очаровательно аккуратный маленький зад. Ее лицо славилось красотой, но именно ее прелестный рот не переставал соблазнять его — маленькая верхняя губка над нижней, чуть более полной. Казалось, ее губы просто ждут долгих чувственных поцелуев.

Он не дотрагивался до нее в течение всего непродолжительного ухаживания. В конце концов, ведь это не был брак по любви. Открытое выражение его влечения к ней превратило бы их взаимовыгодное соглашение в его намерение жениться на ней ради своего сексуального удобства. Но это совсем не соответствовало действительности.

Ему срочно нужна была жена, но у него имелись и другие потребности. И он не собирался всю оставшуюся жизнь содержать любовниц. Он женился на желанной женщине, поэтому сегодня здесь находилась именно Аннабелла, а не другая леди знатного происхождения. Да, ему действительно необходимо было жениться.

Она была умной и совсем не походила на простушку, поэтому должна знать, что влечет за собой брак. Он согласен подождать, пока с ее стороны не будет возражений против их физической близости.

Он придвинулся ближе — слыша ее частое дыхание. И тут же чуть не отпрянул, сраженный ужасным подозрением. Он воспринял ее сдержанность по отношению к себе как отношение к мужчинам вообще. А если это ее особенность? Не могла ли она ошибочно принять его воспитанную сдержанность за отсутствие мужественности? Или он ошибся в некоторых предположениях? Может быть, ее вынудили вступить с ним в брак? Например, ее отец… или ее собственная физиология… или, скорее, последствия того, что она слишком вольно обращалась с этой физиологией?

Его не устраивало ни то ни другое. Как, впрочем, и неожиданно пришедшая тревожная мысль о том, что, возможно, ей вообще неприятно, когда к ней прикасаются. Не по этой ли причине она никогда не выходила замуж? Не относится ли она к числу тех женщин, которые предпочитают, чтобы их боготворили, и боготворили издали?

— Аннабелла, — произнес он медленно, — есть ли что-то, что мне следует знать?

— Например, что? — спросила она с искренним недоумением.

— Дело во мне? Вас пугает мысль о физической близости со мной? Или о физической близости вообще? Черт подери, — пробормотал он, наткнувшись на ее недоуменный взгляд. — Вы девственница, моя дорогая?

Она кивнула.

Майлс расслабился. По крайней мере одной проблемой становилось меньше. И не то чтобы для него этот вопрос был столь уж принципиальным; на самом деле он слышал, что проблемы, которые возникают при первой близости, не стоят того. Но все же он знал теперь, что его жена была честной и не вынашивает чужого ребенка. Он решительно настроился продолжать. Он должен был понять, в чем заключается проблема. Кроме того, все когда-нибудь приходится начинать, а он определенно хотел, чтобы интимная близость была неотъемлемой частью этого брака.

— Вам неприятна мысль об интимной близости?

— Вовсе нет, иначе я бы просто не стала выходить замуж, разве не так? — выпалила она раздраженно и дерзко.

— Я вам неприятен?

— Я же сказала, что нет, — ответила она с некоторой долей прежней резкости.

— Дело в ком-то другом? — спросил он более мягко.

Она опустила глаза.

— Нет. Ничего подобного. Просто все это так неожиданно. До этого вы не проявляли никакого интереса. По крайней мере у меня создалось такое впечатление, и я не ожидала, что для вас это будет так важно. Поэтому я не вполне готова.

— Ну хорошо, — сказал он с облегчением, снимая халат. — Если дело только в этом, то думаю, я могу кое-что сделать.

Она закрыла глаза.

Глава 3

Майлс улегся в постель рядом со своей женой. Ее глаза были все еще закрыты.

— Очень добродетельно, — прошептал он ей в ухо. — Это моя ошибка. Полагаю, мне следовало пробраться в постель, укрыться покрывалом с головой и только тогда, извиваясь, выползти из своего халата. Но я подумал, что это может оказаться еще более пугающим.

Она хихикнула. Он внимательно посмотрел на нее. Какой странный звук она издала. Смешок? Хихиканье? Эта светская дама? Да, подумал Майлс, как мало он еще знает о своей жене.

То, что он знал, ему нравилось. Помимо внешности, у нее были ум, умение вращаться в обществе и положение, которым должна была обладать его жена. Все внешние составляющие он прекрасно знал. Собственно, большего и не требовалось. Строго говоря, им обоим и не нужно было знать большего. Не нужно ни для брака, ни для того, чем они собирались сейчас заняться. Но это осложняло его положение в данный момент, в первую их брачную ночь.

Он не был бесчувственным или бездушным человеком, как утверждала его сестра Камилла. Он был практичным, или, скорее, тревога за семью заставляла его быть практичным. Майлс вернулся в Англию, скопив приличное состояние, и обнаружил, что здесь скопилось не менее приличное количество забот. Ему нужен был кто-то, кто взялся бы устроить жизнь сестры, помог ей найти место в обществе и не допустил, чтобы она погубила себя, как это сделала в свое время его мать. Ему нужна была жена, которая помогла бы матери вновь занять положение в обществе, нужна была живая душа, к которой потянулся бы его негодник брат, нужна была светская дама, которая смогла бы отшлифовать его манеры.

Майлс считал, что сам он дважды был влюблен. Первый раз это было в университете; тогда он потерял голову от любви к подавальщице из местного бара, он даже строил какие-то неясные, но обязательно драматические планы ее спасения. Все закончилось, когда она напрямик сказала ему, что у него недостаточно капиталов для того спасения, на которое она рассчитывает. Во второй раз это была Кларисса. Она была вынуждена выйти замуж за человека, выбранного ее отцом. Но любовь не была слишком сильной, и после ее измены он пьянствовал всего лишь несколько недель. Изредка он вспоминал ее, но это совсем не означало, что он тосковал по ней, ведь он был, по словам сестры, рациональным человеком.

Возможно, он не всегда был таким рациональным, но откуда ему было знать об этом? Мать оставила его и вышла замуж за Питера Проктора. А теперь все его представления о любви были принесены в жертву чувству долга. Сейчас ему было уже тридцать два года, и он уже вполне обоснованно начал сомневаться, что сильное чувство может захватить его. Но к счастью, не нужно терять свое сердце, чтобы найти удовольствие. И леди Аннабелла, соответствуя всем его требованиям, предъявляемым к жене, еще и доставляла ему несравненное удовольствие своей красотой.

Ведь нет ничего плохого в том, что и для него найдется утешение, в то время как он будет восстанавливать положение своей семьи, не так ли? Он жил один слишком долго, и теперь ему хотелось разделить свою жизнь с другим человеком. Если уж ему необходимо жениться, то семейная жизнь должна быть максимально приятной. Его раздражали молоденькие барышни. Он содрогался при мысли о любовных утехах с какой-нибудь пустоголовой девчонкой. Но и светские вдовушки, с которыми он знакомился, подыскивая себе жену, тоже были совсем не в его духе.

Когда осенью он вернулся в Англию и обнаружил, в каком затруднительном положении находится его семья, то тут же начал искать себе спутницу. Особы, ум и взгляды которых вполне соответствовали его идеалам, были или слишком старыми, или уже замужними. Он не располагал такой роскошью, как время, и не мог дожидаться, когда встретит настоящую любовь — если такое вообще возможно. Камилла говорила, что готова согласиться на что угодно, хоть на какого-нибудь «черта из табакерки», — может быть, и не намеренно, а лишь потому, что была слишком открытой и простодушной. Но это было так же дурно, как и хитрые уговоры отчима, который подталкивал ее к столь же губительному браку. Ее выход в лондонский свет и так уже был отложен, и Майлс не мог допустить, чтобы ей пришлось ждать еще один год.

А если матушка будет продолжать лить слезы, то она просто утонет в этом море. Но еще хуже становилось, когда она пыталась держаться стоически. К сожалению, она была слишком одинока. Если бы его жена смогла вернуть ее в свет, она вновь начала бы улыбаться.

А ведь у него был еще брат Бернард, заканчивающий школу, ему тоже нужно имя, которым он мог бы гордиться.

Майлс решил жениться, и как можно быстрее. Он выбрал утонченную, искушенную, понятливую во всех отношениях — за исключением одного, как выяснилось. Теперь он должен научить ее доставлять и испытывать удовольствие, поскольку, если они смогут разделить свою страсть, это только укрепит их брак. Он полагал, что у него все получится.

Он знал свои физические достоинства так же хорошо, как и финансовые, и с успехом пользовался и тем и другим. Он не обладал необыкновенным атлетическим сложением, подобно олимпийцам Древней Греции. Ни в малейшей степени не был записным щеголем; он также ничуть не напоминал современных поэтов — изящных и задумчивых, полностью поглощенных своим талантом. У Майлса все было в порядке, он лишь казался себе чересчур обыкновенным.

Тем не менее, начав с нуля, он сумел составить капитал, и та же самая тактика всегда помогала ему добиваться расположения женщин, которые ему нравились. Человек, достоинства которого не столь уж многочисленны, должен компенсировать их недостаток. И насколько ему было известно, ни одной из женщин, с которыми он имел любовную связь, не пришлось пожалеть об этом. Он был почти уверен, что и его жене не придется об этом сожалеть. И чем быстрее он сможет доказать ей это, тем будет лучше.

Майлс повернулся на бок и, опершись локтем на подушку, подпер голову рукой. Он улыбался.

— Вы обычно спите сидя?

В ответ раздался удивленный смешок.

— А мы что, собираемся спать?

— В конце концов — да, — мягко произнес он.

Она промолчала. Затем все так же молча, покорная, но холодная, она легла на спину — сейчас Аннабелла выглядела в точности как деревянная статуя женщины, лежащая на надгробии.

Сдержанно вздохнув, он протянул руку и начал играть с черными завитками ее волос, медленно вытягивая ленту из прически. Освобожденные локоны, черные как смоль, рассыпались по подушке. Осторожно, но требовательно Майлс запустил в них руку, и волосы заскользили между его пальцами.

— Аннабелла? — позвал он. И не дав ей времени ответить, поднялся над ней и коснулся губами ее губ. Ему потребовалось все его самообладание, чтобы подавить нахлынувшее желание и проверить, превратится ли в жаркое пламя та легкая электрическая дрожь, которую он ощутил. Он слегка отодвинулся назад. Ждал.

«Он ждет от меня каких-то слов?» — спрашивала себя Аннабелла.

Что можно сказать? Это какой-то новый вид пытки. Она никогда не оказывалась в таком затруднительном положении, всегда знала, что нужно сказать и что сделать. Конечно, она знала, что он собирается делать сейчас.

Аннабелла выросла в деревне и часто видела, как ведут себя животные. И когда ей случалось проезжать в своем экипаже по пользующимся дурной славой районам Лондона, она краем глаза замечала в темных уголках переулков переплетенные человеческие тела. Однажды во время бала-маскарада она натолкнулась на парочку, которая, как оказалось, не слишком хорошо укрылась от посторонних глаз. Невозможно дожить до ее лет и не знать, чем занимаются мужчина и женщина.

Всего несколько дней назад мать давала ей советы, касающиеся супружеских отношений, — для нее это было непосильной обязанностью, ведь она говорила о том, что для нее самой являлось, очевидно, неприятным. Аннабелла, испытывая смущение, отделалась шуткой и перевела разговор на другую тему. Они с матерью были достаточно близки, но не как подруги. У Аннабеллы с девичества не было подруг. Мать объясняла это завистью других девушек к ее красоте. Но это не имело значения. Она знала достаточно.

В лучшем случае все это представлялось неловким или недостойным занятием. Но она была женщиной чести и всегда оплачивала свои долги. Это было частью сделки. Куда сложнее было испытывать светские неудобства.

Он коснулся губами ее губ, и она поняла, что Майлс ожидает ответной реакции.

Она лежала покорно, позволив ему делать все, как он хочет.

Но он не делал.

— Моя жена не в обмороке, не потеряла сознание? — удивленно поинтересовался он, слегка отстранившись.

— Я пыталась быть уступчивой и сговорчивой, — резко выпалила она, поскольку терпеть не могла, когда над ней подсмеивались. Но затем, когда его губы коснулись ее уха и она почувствовала на своей коже легкое дыхание, трепет прошел по ее телу, одаривая новым, необычным ощущением.

Она раньше позволяла мужчинам целовать себя, поэтому представляла свои ощущения и свою реакцию. Но ей казалось, что ничей поцелуй не может сравниться с поцелуем Деймона, и поэтому перестала экспериментировать. Тем не менее бывали минуты, когда от нее этого ждали, и она позволяла это. И Майлс целовал ее, но это были редкие, нетребовательные поцелуи, скорее церемониальные, чем страстные. Сегодня ночью все было по-другому. Его губы словно задавали вопрос, и это трогало ее как никогда. Она закрыла глаза, чувствуя, как происходящее увлекает ее.

Наверное, все дело в том, что время такое позднее, подумала она. Такая глубокая ночь и близость мужчины, который, она знает, имеет право делать это. Он был теплым, от него исходил приятный чистый запах: смесь мыла, красного вина и каких-то новых, более сладких, специй. Она испытывает любопытство, призналась самой себе Ан набелла, и это было вполне естественное чувство после всех этих лет.

По ее телу снова пробежала дрожь. Он не пытался ни обнять ее, ни прижать к себе, он всего лишь нежно касался своими губами ее губ, проводил ими по гладкой коже тут и там, но казалось — повсюду.

— Уступчивой и сговорчивой — это хорошо, — выдохнул он ей в шею. — Я не жалуюсь относительно уступчивости, — шептал он, касаясь своими губами внутренних извилин ее уха. — Но сотрудничество устроило бы меня куда больше, — произнес он, а его губы вновь легко, почти воздушно скользнули по ее губам.

Она широко распахнула глаза:

— Сотрудничество? Чего вы от меня ждете?

Она действительно не понимала. В ее представлении «это» делал мужчина, а женщина лишь позволяла делать. Но ведь она и позволяет, не так ли?

Он отпрянул и, слегка нахмурившись, взглянул на нее.

Она была обещана Деймону Райдеру, проводила время в обществе графа Драммонда и Рафа Далтона, встречалась и с другими мужчинами светского общества. И она не знает, чего он хочет от нее? Если она лжет, то вскоре это откроется, тогда какой в этом смысл? Он вновь был очарован.

Существуют мужчины, для которых имеет значение лишь сам акт — торопливое действие в течение нескольких минут. Такие мужчины гордятся тем, как быстро у них все получается. Говорят, что к числу таких мужчин относится сам принц. Но Майлс считал, что занятие любовью, так же как и эпикурейское наслаждение хорошей едой и вином, совершенно необходимо продлевать. По крайней мере он это чувствовал именно так и предполагал, что мужчины, с которыми встречалась Аннабелла, относились к этому также. В конце концов, были вещи, которые женщина может делать, оставаясь девственницей. А есть ли у нее вообще какой-либо опыт занятий любовью? У него была дюжина вопросов, которые он хотел, но не мог задать ей — пока не мог.

Она может и притворяться. Слова не могут рассказать ему о том, о чем он хотел знать больше всего. И будь он проклят, ему казалось это неловким.

— Что ж, вы здесь. И вы достаточно обходительны… — Майлс замялся. Если она лжет, ему не хотелось бы говорить что-либо, что может показаться смешным. Если нет, ему не хотелось ее пугать. И тут его осенило. — Несомненно, некоторых мужчин вполне устроила бы и уступчивость. Но мне всегда казалось, что физическая близость похожа на танец. Если один из партнеров движется под музыку, совершает различные па и пируэты, следит за тактом и так далее, а второй лишь позволяет ему себя вести, это ведь не слишком большое удовольствие для двоих, верно?

Она выглядела озадаченной.

— Ну, например, — продолжил он, развивая свою мысль. — Даже в танце дама держится к своему партнеру почти вплотную. Итак, для начала попробуйте представить, что это своего рода «горизонтальный вальс». — Майлс изо всех сил старался не улыбнуться. Во многих случаях смех снимает напряжение, но теперь — если Аннабелла искренна — это было бы не совсем уместно.

Ему показалось, что она слегка покраснела, но ведь это могла быть всего лишь игра света. Аннабелла положила одну руку ему на плечо, вторую на предплечье. Очень легко и весьма условно, но и это прикосновение дрожью отозвалось в его теле.

— Да, — прошептал он. — А теперь если вы попробуете «ответить»… — Вот подходящее слово, но это было совсем не то, о чем ему когда-либо приходилось просить женщину. На самом деле в этот момент или, скорее, в такой позе соглашение достигалось всегда, и страсть неминуемо проявляла себя. Майлс изо всех сил пытался сохранить контроль и вдохновение. — Дайте волю своим чувствам, — произнес он. — Это похоже на танец, моя дорогая. Но также и на плавание, — сказал он уже с некоторой безнадежностью, а Аннабелла по-прежнему просто лежала, не сводя с него пристального взгляда. — Вы ведь умеете плавать?

— Отец научил меня, — ответила она тихим голосом, глядя на него так, словно у него выросла вторая голова.

— Великолепно. Итак, если вы просто освободите… я имею в виду освободите свои чувства, не меня, это будет очень хорошо, — сказал он, еле сдерживая готовый вырваться смех, когда она, словно ожегшись о его кожу, отдернула руки. — Да, спасибо, так лучше, — мягко сказал он, когда она вновь положила руку ему на плечо. — Держать меня — это хорошо, прикасаться — еще лучше. — Он почувствовал, как она напряглась всем телом, и быстро добавил: — Только если вам этого хочется. И поверьте, я не позволю вам совершить ничего постыдного или дурного. Попробуйте почувствовать, что мы делаем, — это все равно что слушать музыку, когда танцуешь, — сказал он и коснулся губами ее щеки. — Словно парить свободно, — шептал Майлс, а его губы скользили по щекам Аннабеллы, в то время как рука ласково дотронулась до ее груди. — Словно ощущать полную свободу, — пробормотал он и, чуть сдвинув ее в сторону, притронулся губами к внезапно заострившемуся соску, который почувствовал под своей ладонью.

Аннабелла затаила дыхание. Ощущение было острым и прекрасным. Ей и раньше доводилось испытывать краткие прикосновения мужчин. Но это! Это невозможно было выразить словами. Она была шокирована своей реакцией и довольна произведенным на него впечатлением. Потому что ее муж, казалось, испытывает такой же трепет, как и она. Но он, конечно же, не рассчитывает, что она будет повторять его действия?

Было трудно думать о том, что он имеет в виду или что она должна ощущать, поскольку его губы и руки продолжали двигаться, и все ее мысли полностью подчинились охватившему ее новому чувству. Все это явно доставляло ему удовольствие, потому что он шептал:

— Да, как приятно, да, вот так, как прекрасно, ведь правда, Аннабелла?

И это было прекрасно. Его тело было таким сильным, его прикосновения такими легкими, но такими обжигающими. У него были широкие плечи, сильная грудь и мускулистые руки. Ощущать прикосновение его рук к своей коже было странно и возбуждающе. Ее глаза были плотно закрыты, она старалась не видеть, что он делает или сделал с ней, чтобы не смутиться и этим все не испортить. Кроме того, закрыв глаза, она могла сфокусировать удовольствие и больше сосредоточиться на нем. Она не испытывала чувства вины, потому что они были женаты и не делали ничего предосудительного, но то, что они делали, превосходило все ее предыдущие фантазии.

Ночная рубашка мягко соскользнула с плеч; Аннабелла вдруг осознала, что гладит его по лежащей у нее на груди голове, по этим волнистым, ставшим неожиданно мягкими волосам. Было так чудесно ощущать его губы на своем соске, его язык заставлял буквально взлетать все ее чувства. Это было потрясающе, и это было восхитительно. Она изогнулась, чтобы помочь ему еще больше спустить рубашку со своих плеч, затем повернулась, пытаясь стянуть скатавшуюся на талии тонкую ткань. Наконец она приподнялась, чтобы можно было снять рубашку, убрав единственное, что разделяло их в этот момент. Он сказал, что это будет похоже на плавание, на танец. Но это было не так. Это было не похоже ни на что, испытанное ею раньше. .

Когда его рука опустилась ниже, она открыла глаза. Он смотрел на нее, его глаза были прищурены, голос был мягким, но напряженным.

— Я не сделаю тебе больно, — сказал он. — Это не испорченность. Доверься мне, чуть-чуть подожди, и ты убедишься в этом.

Она крепко зажмурилась.

Он попытался сдержать улыбку. Потребовалось еще несколько минут не пугавших ее ласк, прежде чем Майлс решился повторить попытку, и его рука, скользнув по телу Аннабеллы, снова опустилась не ее лоно. Аннабелла ненадолго напряглась, затем вновь расслабилась, теперь ее дыхание сбивалось уже не от страха. Мысленно он прикидывал: как долго еще нужно медлить, как далеко можно зайти, прежде чем переходить к более активным действиям, ведь очень скоро может наступить момент, когда он не сможет остановиться, даже если она этого захочет.

Такая гладкая и округлая, она почти бессознательно двигалась в его объятиях, а ее горячая кожа пахла пионами. Их неугомонные теплые и влажные тела скользили, все больше распаляя друг друга. Он чувствовал огромное облегчение и невероятное волнение. После всей своей нерешительности она оказалась наполненной настоящим огнем, чувственной, чуткой, принимающей все, что он делал, и лишь изредка издавала слабые возгласы удивления. Очень скоро он понял, что уже не сможет остановиться… Все говорило о том, что она готова принять его.

Она еще не осознавала, что готова к этому и уж тем более — что готов он.

Когда его дыхание участилось и он приподнялся над ней, она, открыв глаза, вдруг поняла, что распростерта под ним, как шлюха, расстелена, как простыня, на которой они лежали Поэтому когда Майлс наконец приблизился к ней. она напряглась от смущения и стыда за свое распутное поведение Когда он вошел в нее, ее словно что-то кольнуло, но он продолжил движение, и ей стало больно. Она лежала потрясенная и растерянная из-за странной перемены ощущений, а он все двигался и двигался, захваченный восторгом, который он не хотел разделить или знал, что она еще не может разделить с ним.

Она смотрела на него, и в ее взгляде сквозило разочарование и даже раздражение, она уже злилась и на себя, и на своего мужа. Потому что он причинял ей боль и потому что он вел ее, а она лишь следовала за ним, пока не потеряла ритм движения и больше следовать не могла. Теперь она уже сомневалась, надо ли продолжать то, что причиняло ей боль, или стоило все прекратить, поскольку относилась к тем женщинам, которым необходимо знать, что именно следует делать и как именно поступать правильно.

Наконец, с несколькими последними глубокими волнами и стонами удовлетворения, он закончил. Потом он лежал неподвижно. Когда к нему вернулась способность соображать, он приподнялся, опершись на локоть, и посмотрел на нее. Она лежала отвернувшись, с закрытыми глазами. Майлс подавил еще один стон — на этот раз не имевший ничего общего с экстазом. Упав рядом с ней, он сжал Аннабеллу в своих объятиях.

— Мне очень жаль, — пробормотал он. — В первый раз это всегда трудно.

— Это необходимо было сделать, — ответила она. Он нахмурился.

— Это не было хирургической необходимостью, хотя, возможно, ощущалось как что-то подобное. Если это может утешить, обещаю, что больше так больно не будет.

— Да, конечно, именно это мне и говорили.

— Аннабелла, — сказал он тихо, — мне очень жаль.

— Да, — отозвалась она.

Он погладил ее по волосам, но это не возымело действия — она по-прежнему неподвижно лежала в его объятиях. Поэтому он ослабил их, а затем и отодвинулся.

— Хорошо, — произнесла она отрывисто, села и, подтянув к себе покрывало, прикрыла им грудь. — Думаю, мне лучше пойти привести себя в порядок.

Он не знал, что сказать, поэтому, когда она выскользнула из кровати, по-прежнему хранил молчание. Нагнувшись, она схватила свою ночную рубашку, прижала ее к телу и, тихонько прикрыв за собой дверь, пошла в комнату для переодевания, к умывальной раковине и кувшину, которые она там видела.

Когда она привела себя в порядок и, снова надев рубашку, вернулась в спальню, то увидела, что он лежит неподвижно и тихо дышит, пребывая в блаженном сне. В любом случае она не знала, что могла бы сказать, поэтому даже обрадовалась и, забравшись в постель, осторожно устроилась на расстоянии от мужа.

Что ж, думала она, дело сделано. После всех успехов и поражений она достигла своей цели. Замужество, первая брачная ночь — все свершилось, даже если и произошло не совсем так, как ей хотелось бы.

Бесполезно было плакать, да и особого смысла в этом не было. Если она не могла заполучить того мужчину, который ей был нужен, она будет довольствоваться привлекательным и доброжелательным мужем. Майлс очень неплохой человек; его никак нельзя назвать жестоким или невнимательным. Он именно супруг — хозяин дома. Она не испытывала к нему любви, и то, чем они занимались, не принесло ей удовлетворения, которое получил он. Он был явно доволен. И если она чувствовала себя разочарованной или обманутой, то в этом не было его или ее вины, просто так обстоят дела.

Она глубоко и как-то судорожно вздохнула. Оказывается, в замужестве не так много свободы, как она себе представляла. Интимные отношения казались ей неловкими и смущающими, и более того, теперь она находилась в его распоряжении для этого или чего-либо еще, что он может потребовать. Тем не менее она постарается быть ему хорошей женой, поскольку это будет честно, а она во всем старалась быть честной. Он ведь действительно не сделал ничего, чего она бы сама не позволила. И теперь, когда она представляет себе, что это такое, она, конечно, сможет терпеть все это.

У нее болела голова, в горле стоял какой-то комок, который она никак не могла проглотить. Она отказывалась жалеть и унижать себя: рыданий не будет. Ей следовало этого ожидать, но оказалось, что физическая близость без настоящего духовного единства причиняет страдания не только телу, но и сердцу. В этом не было его вины. Аннабелла верила, что Майлс постарался сделать все как можно лучше. Ноу нее было ощущение, словно холодный ветер проносится по замерзшей душе. Она страстно желала, чтобы понятие «доброжелательность» означало, что он будет следовать светским приличиям, а значит, будет для нее «отсутствующим» мужем.

Аннабелла со вздохом повернулась на бок и наконец заснула, отвернувшись от него.

Майлс подождал, пока не услышал ее ровное дыхание, и только потом открыл глаза. Он притворился спящим, потому что не знал, что ей сказать. Он старался сделать все как можно лучше. Наверное, получилось не совсем так, как бы ей хотелось, но ей не на что жаловаться: он по крайней мере старался.

Он уставился в потолок. Ему следовало быть более чем довольным. У него красивая и очень милая жена, она доставила ему истинное удовольствие. Прелюдия была потрясающей, ему могли бы позавидовать многие мужчины в Лондоне. Если ему повезет, он и в дальнейшем во время их совместной жизни сможет рассчитывать на подобное.

Но почему же он чувствовал себя одновременно виноватым, обманутым и опустошенным?

Он ощущал некоторую подавленность и испытывал разочарование гораздо более сильное, чем «маленькая смерть», испытанная им после того, как все закончилось. Ему бы следовало чувствовать себя выжатым и торжествующим, а он чувствовал измотанность и беспокойство. Но раньше он никогда не занимался любовью с собственной женой, и ему казалось, что хотя он предусмотрел все аспекты и повороты этого брака, в его голове и в сердце затаились юношеские романтические мечты.

Глупо было думать, что целомудренная, хорошо воспитанная девушка сможет в постели получить такое же удовольствие, какое получают профессионалки или опытные женщины. Но Майлсу казалось, что она могла бы больше насладиться произошедшим. С другой стороны, занимаясь с ней любовью, он по крайней мере мог любоваться ее красотой, а их дети, без сомнения, будут умными и любимыми. Это тоже очень важно.

Напомнив себе, что он человек практичный, Майлс повернулся на бок, закрыл глаза и решительно отбросил все мысли. Пора спать. Это чувство, несомненно, пройдет со временем, сказал он себе, то же самое он говорил Аннабелле насчет боли, сопровождавшей потерю девственности.

Но заснуть ему удалось не сразу.

Глава 4

Когда она проснулась, голова у нее раскалывалась, а во всем теле, как и на сердце, была страшная тяжесть. Аннабелла находилась в постели одна и так безмерно была за это благодарна мужу, что забыла о своем недомогании. Она не представляла, что могла бы сказать, если бы, проснувшись, должна была смотреть ему в глаза. Если бы он проявил заботливое участие, она бы возненавидела его. Если бы он, чувствуя себя виноватым, стал бы просить прощения, она бы возненавидела себя. Она не смогла бы вынести и выражения самодовольства в его взгляде — это взбесило бы ее. Если бы он просто молчал, она, вероятно, почувствовала бы себя оскорбленной. Но если бы он предпринял попытку новой близости… она бы содрогнулась.

Сейчас Аннабелла не знала, как бы она отреагировала даже на самый простой вопрос о том, как ей спалось. Она никогда еще не спала в постели с другим человеком, и ей еще только предстояло привыкнуть к новизне подобного ощущения. Сможет ли она? Она резко села и задумалась над этим. Рассчитывает ли он на это? Может ли она ответить «нет»? Или это будет считаться проявлением малодушия? Должна ли жена делить с мужем постель, как и свое тело? У нее не было замужних подруг, но она знала, что ее родители спят порознь в течение многих лет. Над этим стоило хорошенько подумать. Она вдруг осознала поразительную вещь: как же сильно она сама себя обманывала в своем нетерпении выйти замуж. Потому что раньше она просто не позволяла себе думать о таких вещах. По крайней мере сейчас, прежде чем она вновь встретится со своим мужем, у нее есть время поразмыслить над этими вопросами, и ей удастся выработать приемлемую линию поведения.

Теперь относительно того, что произошло между ними прошлой ночью. Она решила, что лучше всего будет обойти произошедшее молчанием, и надеялась, что он поступит так же. Как еще в таком деликатном вопросе, как интимная близость, вести себя паре? По крайней мере той паре, брак которой состоялся благодаря расчету. Вероятно, настоящие любовники не испытывают в этом никаких затруднений. На самом деле это, должно быть, огромное счастье — спать рядом с любимым и, просыпаясь, видеть его лицо раньше, чем увидишь свое собственное… Она заставила себя больше не думать об этом.

Аннабелла вспомнила о своем недомогании, когда встала с постели. Голова сильно закружилась, и ей пришлось остановиться. Потом она обнаружила, что должна двигаться очень медленно, потому что ее суставы скрипели, как у больной артритом старухи. Она медленно подошла к окну, отдернула штору и тут же в страхе отпрянула — свет вызвал сильную боль в глазах. Но все же, взглянув на пустынную улицу сквозь полуопущенные ресницы, она поняла, что еще слишком рано. Майлс, вероятно, поднялся и вышел гораздо раньше. На самом деле и она проснулась раньше обычного, потому что горничная еще не появилась, чтобы помочь ей одеться.

Это и к лучшему, подумала Аннабелла и задернула штору. Она хотела показать мужу, что произошедшее ночью не повлияло на нее, хотя и отразилось на ее теле. В голове пульсировала лихорадочная боль, у нее было такое ощущение, словно она двигается в вязком сиропе, болели все мышцы. Стоило повернуться, и перед глазами все расплывалось, а головокружение усиливалось. Она могла понять, почему каждая мышца внутри ее была воспалена, но все остальное не поддавалось объяснению, и ей пришло на ум, что она, должно быть, вчера за свадебным столом выпила слишком много. Вероятно, теперь она испытывала последствия вчерашнего застолья.

Единственное, чего ей хотелось, — это забраться обратно в постель. Но ей также хотелось продемонстрировать своему мужу, что она готова выполнять все обязанности, которые влечет за собой замужество, поэтому Аннабелла заставила себя держаться.

— О, миледи! — воскликнула горничная, застав свою госпожу сидящей за туалетным столиком и расчесывающей волосы. — Простите, что не пришла раньше. Я думала, что вы спите после вчерашней… Я хочу сказать, что лорд Пелем, ну, он сказал, чтобы я вас не беспокоила и дала вам поспать.

— Очень любезно с его стороны, — сказала Аннабелла. — Но как видишь, я уже встала. Я всегда плохо сплю на новом месте.

Она протянула горничной гребень и вздохнула с облегчением. Руки тоже ломило, и это превращало простую процедуру причесывания в настоящее испытание. Но хорошо выглядеть именно сегодня было очень важно. Пока горничная причесывала ее, она внимательно смотрела на себя в зеркало. По крайней мере волосы выглядели прекрасно: локоны были блестящими и упругими. Аннабелла столь же внимательно рассмотрела свое лицо. Ужасное самочувствие не слишком отразилось на ее внешности. Возможно, чуточку бледна. Но на щеках играл легкий румянец. Глаза казались необычно сияющими. Ей остается надеть красивое платье, и все будет в порядке.

— Принеси мне новое розовое кружевное, — приказала она горничной. — Мне надоело носить голубое.

Лакей провел Аннабеллу к завтраку. Майлс уже сидел за столом и поднялся, когда она вошла в комнату, где для завтрака был накрыт стол. В выражении его лица она не увидела ничего нежелательного или неприятного — обычная приветливость. Она была благодарна ему за это.

— Вы хорошо спали? — спросил он.

Вопрос мог бы вызвать неловкость, если бы он не был самым обычным вопросом, каким хозяин утром встречает гостя. Такой вопрос ей задавали много раз в тех поместьях, где она гостила.

— Спасибо, хорошо. А вы?

— Вполне терпимо, — ответил он, как и подобает джентльмену. — Удивлен, что вы встали так рано. Я считал, что светские дамы спят до полудня.

— Я не знала, какие у вас планы на сегодня и когда мне следует встать, — ответила она просто. — Мы вчера не обсудили этот вопрос.

— Конечно, это упущение. Вы позавтракаете? Мы можем поговорить о наших планах за едой.

Она взглянула на ряд протертых до блеска тарелок, стоящих на буфете.

— Да, спасибо.

Она прошла вдоль буфета, рассматривая различные блюда, и в конце концов выбрала яйца пашот, запеченные томаты, бекон, гренки и ветчину.

Но когда она села и лакей подал ей тарелку, она почувствовала, что при виде еды аппетит у нее полностью пропал. В данный момент ей хотелось есть не больше, чем танцевать. Выражение лица ее потеплело, когда она вспомнила, как Майлс сравнивал занятия любовью с танцами. Глаза у нее расширились, и она положила вилку. Она слышала, что у некоторых женщин признаки беременности проявлялись моментально, но думала, что все это бабушкины сказки. Но ведь она определенно чувствовала себя нездоровой. Неужели один этот смущающий болезненный эпизод заставит ее вынашивать потомство? Она не знала, радоваться ей или пугаться.

— Еда вам не по вкусу? — спросил он.

— Нет, с едой все в порядке. Похоже, просто мой аппетит и столь ранний час не ладят меж собой. Я действительно встаю позже и подозреваю, что моему желудку известно это, я же просто забыла. Сейчас только кофе, пожалуйста, — сказала она лакею.

Майлс смотрел на нее, удивляясь, как розовое платье удачно сочетается с очаровательным румянцем на ее щеках, подчеркивая блеск глаз. Теперь он убедился на собственном опыте, что молва не лгала: ее фигура была столь же совершенна, как и изящная прелесть лица. Увидев, как при дыхании вздымается и опускается ее грудь, он вспомнил, как эта грудь выглядела в неярком свете лампы. Он никогда не забудет, как чувствовал ее под своими пальцами и губами.

Да, он заполучил прелестную жену. Майлс отстраненно подумал о том, сколько лет пройдет, прежде чем ему удастся затащить ее в постель в дневное время, если вообще такое произойдет. Около века, подумал он. Сейчас они даже не могли вести непринужденный разговор и держались более церемонно, чем до свадьбы — по крайней мере до прошедшей ночи.

Он ни в коей мере не сожалел о том, что занимался с ней любовью, подозревая, что в противном случае отношения между ними были бы точно такими же, если не хуже. Но ему было очень жаль, что сейчас они оказались в такой неловкой ситуации. Майлс вздохнул. Он лелеял тщетные, смешные мечты о том, как они проведут несколько дней в уединении, медленно и неторопливо узнавая друг друга. Такое возможно только между любовниками. А он подозревал, что прошлой ночью разочаровал ее. Впрочем, прошлая ночь и его несколько разочаровала.

Мысль о том, что им придется провести весь день, принуждая друг друга к натужным улыбкам и вымученным беседам, вызвала у него содрогание.

— Ну хорошо, — сказал он, отложив в сторону вилку, — поскольку вы уже на ногах, как вы посмотрите на то, чтобы отправиться в свадебное путешествие не мешкая? Мое семейство уже на пути домой, в Холлифилдс. Ваши родители не рассчитывают увидеть вас здесь, в Лондоне. Никаких особых дел у вас здесь нет. Тогда почему бы нам не поехать прямо сейчас? Погода сегодня замечательная, но кто знает, как долго она продержится? Дорога ждет. Если только у вас нет других планов?

— Других планов? — Она замешкалась, потом улыбнулась. Но в этой улыбке сквозила такая грусть, что он был поражен. Он не понимал, в чем причина ее печали, но ему захотелось сказать что-нибудь, чтобы поднять ей настроение. — У меня нет никаких планов, — произнесла она все с той же натянутой улыбкой. — Вообще никаких.

Им не составило труда отправиться немедленно. Ее багаж так и не был распакован, а его камердинер уже все приготовил для путешествия, поэтому оставалось лишь погрузить саквояжи в другой экипаж и отправиться. Майлс приказал заложить один экипаж для них и второй для камердинера, горничной и багажа. Но Майлс не сел рядом со своей молодой женой. Был теплый весенний день, он любил верховую езду, и ему не хотелось провести целый день в закрытом экипаже, притворяясь, что он наслаждается обществом своей новоиспеченной супруги. У него создалось впечатление, что и ей будет приятнее побыть одной.

«Черт возьми, черт возьми!» — думал Майлс, когда ехал верхом рядом с коляской, оставив позади суету Лондона. День был исключительный, дул мягкий слабый ветерок. Неяркое, но теплое солнце освещало эффектный пейзаж; в полях, мимо которых он скакал, виднелись темно-красные маки и ярко-желтые цветки рапса. У него красивая жена, он женат всего лишь один день, а впереди целая жизнь…

Проклятие! Он не предвкушал радости общения с ней, как и радости физической близости. А теперь им предстояло провести многие годы вместе. Семейная жизнь не заканчивалась разочарованием их первой брачной ночи. Это разочарование могло быть и его виной, допускал Майлс, но он знал, что плотский восторг мог быть достижим, только если женщина любит мужчину или если ей доставляет наслаждение само это занятие. Он не смог сделать так, чтобы интимная близость произвела на нее благоприятное впечатление, а брак их не был браком по любви. Но Майлс считал, что они настолько подходят друг другу во всем остальном, что со временем придет и любовь. По крайней мере, поправил он сам себя, вполне может прийти влечение.

Ему стало жаль себя.

Но разве у него был выбор? Вернувшись домой, он столкнулся с уймой проблем и, как Гамлет, решил бороться с ними. Если бы все осталось как есть, на его глазах мать скатилась бы в более глубокую меланхолию, и, возможно, это приблизило бы ее конец. Помимо ружья или яда есть много способов свести счеты с жизнью, и Майлс начал волноваться, что она, продолжая терять интерес к жизни, обнаружит это. Мать очень похудела, стала апатичной, и никакой доктор не мог ей помочь. Также была реальная вероятность того, что его сестра сбежит с первым же мужчиной, который ей улыбнется, а у его брата количество проблем в школе будет только расти. Нравоучения, указания, приказы и угрозы не возымели никакого действия. Не помогли ни благоразумные речи, ни доброжелательные уговоры. И тогда он пошел на следующий шаг. Он женился на женщине, которая должна была внести свежую струю в его жизнь, в его дом. Она откроет его дом обществу и поможет его семейству войти в это общество. Он сделал все, что мог, и если это не поможет, то только ему будет от этого хуже.

Но была весна, он ехал верхом по сельской дороге в такой чудесный день, и стыдно было испытывать чувство неблагодарности. Все, что ему необходимо для полного счастья, — это безжалостно раз и навсегда выкорчевать все глупые романтические мечты. Ему уже приходилось это делать, в противном случае как бы он смог жениться? И он должен сделать это вновь. В конце концов, что ему было известно о браке? Может быть, все обстоит не так уж и плохо. После смерти отца мать вышла замуж за человека столь неприятного, что Майлс, как только достаточно повзрослел, сразу отправился в море. Теперь он уже не будет спасаться бегством. Он устал от этого. Сейчас он должен нести свою ношу и попытаться приспособиться к новой жизни.

Возможно, из Аннабеллы никогда не выйдет любящая жена или удовлетворительная любовница. Этот брак был рискованным предприятием. Но на чаше весов лежала уверенность в том, что Аннабелла поможет его матери вновь занять достойное место в светском обществе, станет примером для его сестры, которую в будущем сможет представить какому-нибудь приличному молодому человеку. Он надеялся, что жена завоюет симпатию и привязанность Бернарда, а когда тот вырастет, возможно, найдет ему похожую на себя жену.

Бедный Бернард, подумал Майлс, прерывая хлынувший поток мыслей.

Он пришпорил лошадь и, обогнав экипаж, решительно поскакал по дороге, оставляя позади волнения и тревоги. Он действительно хотел лишь одного: пришпорив лошадь, галопом умчаться далеко-далеко, чтобы никогда не оглядываться назад.

На обед они остановились в придорожной гостинице.

— По крайней мере здесь хоть уютно, — сказал Майлс бодрым тоном, осматривая небольшую отдельную столовую. Гостиница была очень старой, но чистой, ветхость постройки лишь придавала ей определенное очарование. Фасадные окна были из толстого старого рифленого стекла, через которое трудно было рассмотреть, что творится снаружи. Тем не менее они пропускали достаточно света, и Майлс заметил, что его жена выглядит неважно.

Аннабелла казалась изнуренной и расстроенной.

— Вы хорошо себя чувствуете? — Он понимал всю нелепость вопроса, поскольку было совершенно очевидно, что она нездорова.

— По правде говоря, я, похоже, немного расклеилась. — Она улыбнулась ему, но это была лишь тень ее обычной очаровательной улыбки. — Думаю, это просто реакция на то, что произошло вчера.

Он озадаченно взглянул на нее.

— Я имею в виду, — сказала она, осознав, что он понял именно то, что она подразумевала, — свадьбу и приготовления к ней. Вы даже не представляете, сколько примерок мне пришлось вынести, чтобы мое платье было готово вовремя. А сколько было приготовлений, нам с мамой надо было обсудить каждую деталь, мы даже порой спорили. Я чувствую себя уставшей даже сейчас, вспоминая, как мы решали, каких родственников и друзей нужно пригласить на свадебное торжество. Ведь у нас все: свадьба, прием, свадебный завтрак и бал — уложилось в один день. Мы создали прецедент, который, как мы надеялись, послужит примером для подражания. Но похоже, я уже не столь юна, как раньше, — добавила она с неожиданной жесткой усмешкой.

— Когда мы доберемся до охотничьего домика, у вас будет достаточно времени, чтобы отдохнуть, — мягко ответил он. — Я именно это имею в виду, —добавил Майлс, удивляясь своим словам. —Думаю, что будет лучше, если мы не станем спешить с интимной стороной нашего брака, по меньшей мере пока.

Она вскинула голову и посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

«Что это — восхищение или удивление? — спросил он сам себя, встретив ее лазурный взгляд. — В синеве этих глаз можно утонуть», — подумал он с непонятным разочарованием и продолжил:

— Дело не в вас и не во мне, просто этот аспект нашего брака требует более близкого знакомства, я полагаю. Если мы хотим, чтобы он был успешным. И вы устали, это заметно. Давайте на некоторое время останемся в охотничьем домике и не будем торопиться в Холлифилдс, и вообще не будем торопиться. Медовый месяц дается для того, чтобы узнать друг друга ближе. Так мы и поступим… если вы не против.

Она кивнула.

— Только, пожалуйста, не подумайте, что вы виноваты в моей сегодняшней утомленности.

— Не волнуйтесь, я вам верю. Ведь перед вами образец самонадеянности, значит, я не могу себя ни в чем винить. Итак, — произнес он с улыбкой, — эта легкая закуска выглядит очень аппетитно, не так ли? Особенно картофельная запеканка с мясом, в ней так много подливки. Или вы предпочитаете почки?

— Ни то ни другое, — ответила она, содрогнувшись. — Думаю, что после вчерашних излишеств мне не следует сегодня много есть.

— Как вам будет угодно, — произнес Майлс и взял ломтик баранины.

Накладывая себе порцию картофельной запеканки, он не заметил, как на лице у нее при виде того, что он собирался есть, промелькнул ужас.

Она поднялась:

— Прошу меня простить, мне необходимо пройти в дамскую комнату.

Он вскочил на ноги.

— Виной всему путешествие? Оно вас так утомило? Мы можем остановиться здесь на ночь. Нам осталось пять-шесть часов пути, но если вы плохо переносите дорогу, мы прекрасно можем проделать этот путь в несколько приемов.

Она покачала головой:

— Путешествие меня неутомляет. Я на самом деле думаю, что я съела… или выпила что-то… вчера. Пожалуйста, продолжайте свой обед. Мне станет лучше, если у меня перед глазами не будет никаких блюд. Я буду готова выехать в любой момент.

— Я скажу, чтобы вам в дорогу приготовили несколько бутылок воды и чего-нибудь освежающего. Думаю, подойдет даже подслащенная вода, — сказал он. — Во время поездки вам необходимо как можно больше пить. Многие моряки с ужасом вспоминают свое первое путешествие, они даже воду отказываются пить, потому что боятся, что она пойдет обратно. Но если организм обезвоживается, становится еще хуже. Имейте в виду, я буду следить за тем, чтобы вы обязательно пили. Это поможет, вот увидите.

Она кивнула и, прежде чем он приступил к почкам, быстро вышла из комнаты.

Она действительно маленькими глотками пила лимонад. Майлс настоял на этом во время следующей остановки. Но в течение дня Аннабелле становилось все хуже, лимонад не приносил облегчения, и он перестал настаивать. Когда Майлс предложил прервать путешествие, она отказалась. К вечеру, когда экипажи свернули с главной дороги на длинный подъезд к охотничьему домику, Майлс почувствовал безмерное облегчение.

Проезжая под огромными деревьями, растущими по обеим сторонам извилистой дороги, он с удовольствием рассматривал пятнистые тени. Услышав стремительное журчание воды в придорожном ручье, Майлс наконец-то расслабился. Оказавшись здесь, он почувствовал себя значительно лучше и верил, что и Аннабелле станет легче. Охотничий домик был способен излечить душу и тело. Дом и окрестности, погрузившиеся в уединение и наполненные природной красотой, предоставляли простые удовольствия, такие как рыбалка, прогулки или просто отдых в саду на берегу пруда. Находясь вдали от Англии, он часто вспоминал об этом уединенном домике — единственной части его наследства, до которой не смог добраться отчим.

Если у них с леди Аннабеллой есть будущее, они обретут его здесь. А если у них нет общего будущего, то здешняя атмосфера сможет хотя бы залечить его душу и подготовить к грядущим испытаниям.

Они проехали мимо пурпурной стены высоких кустов рододендронов, обогнули тенистый выступ, закрытый зарослями не менее высоких папоротников. Когда экипажи вновь выехали на залитое солнцем место, коровы, пасущиеся на ближайшем к лесу лугу, подняли головы и проводили взглядами небольшой караван, который вновь совершил поворот, после чего впереди показался охотничий домик. Двухэтажное здание насчитывало двадцать комнат, но совершенно не выглядело подавляющим. Построенный из мягкого камня дом вписывался в окружающий пейзаж столь естественно, словно сам, подобно окружавшим его деревьям, поднялся из земли.

Когда они остановились перед домом, Майлс отпустил свою лошадь и направился к первой карете. Он нетерпеливо ждал, пока кучер опустил ступеньки. Его прекрасная дама, вероятно, привыкла к пышным домам и дворцам, но он искренне чувствовал, что не многие дворцы в Англии могут сравниться с его сельским убежищем по красоте и покою.

Дверца кареты отворилась, и показалась Аннабелла; слегка наклонившись, она с большой осторожностью, опираясь на предложенную Майлсом руку, стала спускаться по ступенькам экипажа. Ступив на землю и по-прежнему держась за руку мужа, она огляделась вокруг.

Затем с величайшим изумлением она взглянула на него, тяжело вздохнув, зашаталась, закрыла глаза и рухнула прямо у его ног.

Глава 5

Майлс перенес новобрачную через порог, но радости это ему не доставило.

— Моя супруга заболела, — сообщил он изумленной челяди, собравшейся в холле и во все глаза смотревшей на приехавших. — Привезите врача. Приведите сюда ее горничную. Я отнесу свою жену наверх. Голубую спальню подготовили? — бросил он через плечо, поднимаясь по лестнице.

— Да, милорд, — ответила экономка.

Майлс двигался быстро, но не отрывая взгляда от женщины, лежащей на его руках. Она была бледна, холодна и абсолютно без чувств. Он видел, что от дыхания грудь ее продолжает вздыматься — по крайней мере она жива. Он не потерял самообладания, поскольку научился сохранять спокойствие в чрезвычайных ситуациях, но был встревожен. Он мог поклясться, что это не было простое недомогание. Ему доводилось видеть мужчин, раненных в бою, на суше и на море. Это не было похоже на морскую болезнь или последствия пищевого отравления — если только это не был яд. Его молодая жена была страшно больна. Она была легкой, но Майлс странным образом ощущал тяжесть ее тела на своих руках. Вся живость, сила духа, так украшавшие ее, исчезли. Она все еще была восхитительна; даже в таком состоянии Аннабелла была красива той трагической красотой, которой была отмечена только что вынутая из воды утонувшая Офелия. Глупо чувствовать себя виноватым, причиной этому не могла быть их интимная близость; причина крылась в чем-то другом, убеждал он себя. Но он помнил, какой измученной она была после первой брачной ночи. Она пыталась все скрыть, но он заметил ее недомогание. И поэтому, укладывая ее на постель, он испытывал больше чем простое чувство вины.

Майлс дотронулся до ее лица. Оно горело, но когда он коснулся ее руки, то почувствовал, что она буквально ледяная. Он растирал ее маленькие ладони, пытаясь согреть. Где эта чертова горничная? Где этот проклятый доктор? Майлс повернулся, чтобы позвать на помощь, но, услышав ее стон, вновь обернулся к жене.

Она попыталась сесть.

— Тихо, тихо! — прошептал он, присев на краешек кровати и обняв ее. — Вы упали в обморок. Сейчас вам нужно лежать. Если встать слишком быстро, вы снова потеряете сознание.

— У меня нет обыкновения падать в обмороки, — слабым голосом произнесла она.

Это уже было на нее похоже. Ему удалось улыбнуться.

— Возможно, и нет. Но сегодня это случилось. Подождите, необходимо прийти в себя.

Она положила голову на плечо Майлсу и взглянула на него. Его поразила сверкающая голубизна ее глаз — слишком ярких, как ему показалось. Он ощутил дрожь, пробежавшую по ее телу.

— Майлс, я чувствую себя ужасно. По-настоящему отвратительно. Дело уже не только в желудке. Горло у меня болит так же сильно, как и голова, а голова раскалывается так, что я совершенно не могу собраться с мыслями. Но я не думаю, что это может быть связано с тем, что я… беременна. А вы? Я хочу сказать, вы не считаете, что это возможно?

— О Боже! — вымолвил он, обнимая ее крепче. — Нет, Аннабелла, я, честное слово, так не считаю.

— Что ж, это утешает, — сказала она.

— Да, — согласился он, надеясь, что это действительно так, поскольку мысль о том, что она забеременела после их первого интимного опыта, да к тому же такого неудачного, была для него столь же гнетущей, как, очевидно, и для нее. Но она вновь содрогнулась в ознобе, и он понял, что отнюдь не страх вызывает дрожь в ее теле. Это обеспокоило его еще больше.

— Я ее супруг. Нет никакой необходимости заставлять меня ждать за дверью, — решительно произнес Майлс, встав у стены и наблюдая, как доктор осматривает Аннабеллу.

— Как вам будет угодно, сэр, — пробормотал доктор. Весьма упитанный мужчина, которого, по всей видимости, оторвали от обеденного стола, врач, казалось, был гораздо больше озабочен болезнью Аннабеллы, чем титулом Майлса.

— И вы говорите, что такие ощущения появились сегодня утром? — спросил он Аннабеллу, вновь осмотрев ее язык.

Она кивнула, но даже это небольшое усилие заставило ее лицо исказиться от боли.

— Кашель есть?

Майлс уже было отрицательно качнул головой, но она ответила:

— Да, я начала покашливать в полдень, когда ехала в карете.

Майлс замер. Он не знал. Он ведь не ехал в экипаже вместе с ней.

— Кожа чистая, — пробормотал доктор, когда, отвернув халат, в который горничная одела Аннабеллу, он осмотрел ее белую грудь. — Сыпи нет. Лишь внезапный приступ тошноты, боль в желудке, потом лихорадка, озноб, головная и мышечная боль, так?

— Да. Это хорошо или плохо? — спросила Аннабелла, слишком обеспокоенная, чтобы стесняться своего полуобнаженного вида.

Врач пробормотал что-то нечленораздельное, еще шире раздвинул отвороты халата и приложил ухо к ее груди, чтобы прослушать еще раз.

— Вы ведь только что прибыли из Лондона, не так ли? — спросил он, выпрямившись.

— Верно, — ответил Майлс. — А это имеет какое-либо значение?

Доктор нахмурился. Он встал.

— Я получил несколько писем от коллег из Лондона. Там вовсю свирепствует смертельная инфекция. Очень похоже. Здесь у нас пока не было ни одного случая. Теперь, как мы видим, есть.

— Чем мы можем ей помочь? — спросил Майлс.

— Я оставлю лекарства. Проследите, чтобы она принимала их, как предписано.

Доктор подошел к туалетному столику и достал из своего саквояжа пузырьки и порошки. Смешав две дозы лекарства, он насыпал порцию порошка на листок бумаги и написал указания.

Выходя из комнаты, он повернулся, чтобы попрощаться с Майлсом, и добавил:

— За ней может ухаживать горничная. Если не хотите подхватить инфекцию, держитесь от супруги подальше и, если возможно, изолируйте от нее прислугу, поскольку эта инфекция распространяется со сверхъестественной быстротой, и мне совсем не хотелось бы, чтобы у нас началась эпидемия.

— Когда она поправится?

— Она молода, организм у нее крепкий; возможно, ей удастся справиться с болезнью в течение недели. Но вероятно, что и не сможет. Полагаю, что это разновидность той заразы, которая пришла к нам из Франции. Они всегда поставляют нам самое лучшее, — добавил он кисло. — Это может быть и инфлюэнца. Там была эпидемия. Спаси нас, Господи, от подобного. У нас такое уже было. Болезнь может быть смертельной, но может протекать и в более легкой форме. Будем надеяться, что мы имеем дело с менее серьезной формой. Проследите, чтобы она пила каждый час воду с лимонным соком и принимала лекарство. И молитесь. Я приеду завтра. Пошлите за мной, если появятся высыпания и, конечно же, если ей станет хуже. Спокойной ночи, милорд.

Но эту ночь никак нельзя было назвать спокойной, как и многие последующие тяжелые ночи.

Неделю спустя после приезда в охотничий домик Майлс выглядел совершенно измотанным, впрочем, именно так он себя и чувствовал. Он поднялся со стула, стоявшего подле кровати Аннабеллы, на котором он провел очередную ночь. Взглянув на жену и убедившись, что она еше спит, он подошел к окну и отодвинул уголок шторы.

Вновь шел дождь.

«Какой странный медовый месяц», — подумал он, глядя на мокрый пейзаж. У него не было ни времени, ни желания жалеть себя, тем более сейчас, когда вся его жалость была истрачена на жену. Ведь вполне может случиться так, что он станет вдовцом еще до того, как закончится медовый месяц.

С каждым днем ей становилось все хуже. Ее постоянно мучили жесткий беспрестанный кашель и сильный жар.

Нужно было выдержать настоящий бой, чтобы заставить ее принимать лекарство, а уговорить ее хоть немного поесть было вообще невозможно. Майлс с самого начала не отходил от Аннабеллы ни на шаг, но это служило утешением скорее для него, чем для нее, поскольку болезнь проходила так тяжело, что она почти не замечала происходящего вокруг. Майлс уже подумывал о том, что пора поставить в известность родителей Аннабеллы. Но он не хотел пугать их раньше времени, тем более что все происходящее казалось совершенно нереальным. Или он просто отказывался этому верить? Он женился на красивой, живой и энергичной молодой женщине. А сейчас она, возможно, находится на грани смерти. Все изменилось в течение недели. С той самой ночи, когда он прикоснулся к ней страстно и требовательно.

Майлс прислонился лбом к оконному стеклу. Он понимал, что не его ласки стали причиной болезни, но было мучительно думать о том, что настоящей интимной близости между ними так и не было. Ведь не мог же он утверждать, что любил Аннабеллу, даже не мог сказать, что она нравилась ему больше, чем те женщины, с которыми он раньше делил постель. Быть может, то огромное чувство вины, которое никак не оставляло его, стало расплатой за брак без любви?

Он видел смерть в бою, видел, как здоровые молодые мужчины истекают кровью и погибают. Но совсем другое дело было видеть, как угасает молодая красивая женщина. Она была так уязвима, а он ничего не мог противопоставить ее невидимому врагу.

Видя, как она тает, Майлс испытывал жалость и беспомощность. Но ведь он был ей, по сути, чужим, а рядом с ней, несомненно, должен находиться близкий, любящий человек, тот, кто, переживая из-за ее болезни, будет испытывать чувство более сильное, чем жалость. И все же стоит ли вызывать ее семью? Он был моряком и крепко усвоил некоторые суеверия. Если он пошлет за ее родителями, то это будет равносильно признанию поражения: произнеси его имя, и ты впустишь Ангела смерти.

Но лучше Аннабелле так и не становилось, и предпринимаемые окружающими усилия лишь усугубляли ее состояние. Пластыри и банки, как он мог заметить, не помогли уменьшить жар, они лишь уродовали ее нежную белую кожу. От лихорадки ее мягкие розовые губы иссушились и потрескались, побелели и начали шелушиться. Порошки, прописанные доктором, вызывали у нее рвоту; она больше не могла принимать их, как не могла проглотить и кусочка пищи. С каждым днем она все больше худела и слабела.

На четвертый день ей остригли волосы. Майлс возражал, но доктор настаивал на этом. Они отбирают у нее силу, сказал он. Возможно. Но у Майлса подкосились колени, когда он увидел, как ее прекрасные чернильно-черные локоны состригают под самый корень и бросают в огонь. Она была слишком больна, чтобы протестовать, и, возможно, даже не заметила этого. Но его это чуть не убило.

Кровопускание, сделанное на пятый день, почти доконало и Майлса, и доктора. Когда Майлс, умывшись, вошел тем утром в комнату, он увидел, что доктор держит ее нежное запястье, наблюдая, как течет густая темная кровь и смываются последние краски с ее лица, словно сама жизнь покидает Аннабеллу. Майлс потерял контроль над собой, возможно, просто обезумел, он закричал, приказывая доктору немедленно все прекратить и убираться вон, угрожая изувечить его, если тот не послушается.

И вот теперь за ней ухаживали только он, горничная и экономка, поскольку доктор отказался от дальнейших посещений. Ну и пусть. Майлс больше не мог полагаться на него, впрочем, в отношении медицинской помощи на себя он тоже не мог полагаться. Но лечение необходимо было продолжить, и Майлс послал в Лондон за отличным хирургом, с которым когда-то служил вместе; Гарри Селфридж обязательно приедет, он был отличным человеком, кроме того, он кое-чем обязан Майлсу. Но не будет ли это слишком поздно?

— Тысячелистник обыкновенный и цветки бузины, — проговорил Майлс с усталым смешком. — Легочная трава и лапчатка? А потом, подозреваю, вы монотонно повторяете: «Кипите, травы, изыди, отрава». Думаю, что не стоит, миссис Фарроу. Спасибо, миссис Кент, — сказал он экономке, давая понять пухленькой маленькой женщине, с которой только что беседовал, что разговор закончен. — К сожалению, я не верю в колдовство.

— Я тоже не верю, — ответила толстушка. — Тысячелистник обыкновенный, цветки бузины и перечная мята — это проверенное временем средство, специально от инфлюэнцы. Медуница и лапчатка — это от кашля. Вероника и репейник тоже не помешают. Все эти средства используются очень давно, и современные врачи от них не отказываются.

Майлс потер рукой уставшие глаза. Экономка пришла к нему в кабинет и сказала, что привела знахарку, которая пользуется уважением во всей округе. Он пригласил миссис Фарроу войти лишь затем, чтобы можно было еще с кем-нибудь поговорить о болезни Аннабеллы. На него произвела впечатление эта женщина средних лет, очень аккуратно, почти модно одетая. Он ожидал увидеть невежественную старуху, но произношение миссис Фарроу вполне устроило бы и герцогиню.

— Мой отец владел землей в этом округе, — гордо сообщила она ему, — но его мать и бабушка были знахарками, они сами лечили травами и меня обучили этому искусству. Сейчас я обладаю даже большими знаниями. Возможно, я и не сумею вылечить вашу госпожу, но уж вреда от этого точно не будет. Я наверняка сумею устранить некоторые симптомы, милорд, и по крайней мере я смогу облегчить ее уход.

— Но травы и это варево… — произнес он с несчастным видом.

— Могут помочь ей, большего я не обещаю. Когда миссис Кент послала за мной и рассказала, в каком состоянии находится госпожа, я тотчас приехала. Мне известны ее симптомы. Доктору Моррисону следовало послать за мной. Мы с ним старые соперники, но он не может, да и не станет возражать мне. Хотя, конечно, и не станет меня рекомендовать. Полагаю, тот факт, что у меня почти такая же большая практика, как и у него, уязвляет его самолюбие. И столько же удовлетворенных пациентов, могу добавить. Тем не менее, если вы отказываетесь, я уйду. Я пришла из чувства долга, а не из корысти. У меня предостаточно пациентов.

Майлс потер колючий подбородок. Когда он брился в последний раз? Впрочем, его давно это перестало волновать. Он и в самом деле не знал, что предпринять. Проходил еще один день, и Аннабелле не становилось лучше, скорее, хуже. Большую часть времени она спала, охваченная жаром. Он обтирал ее холодной тканью, когда казалось, что ее кожа просто горит, и укутывал одеялами, когда ее сотрясал озноб. Надо ли еще и пичкать ее колдовскими травами?

Майлс стоял в нерешительности. Когда появилась эта женщина, он сидел в своем кабинете, сочиняя письмо родителям Аннабеллы. Сейчас он осознал, что его мысли находятся в таком же беспорядке, как и его внешний вид. Довольно давно он не спал толком, да и питался кое-как. Он уже не горевал о ней, смирившись с близким концом. Теперь он мог лишь сожалеть о том, что они оба столь опрометчиво вступили в этот брак. Хотя никто не мог предположить, что она заболеет, но сейчас он осознавал, как тяжело для нее оказаться на пороге смерти в окружении чужих людей, а ведь, по сути, они друг для друга остались именно чужими. После помолвки они разговаривали на самые разные темы, обсуждали моду, театр, даже некоторые светские сплетни, но никогда они не говорили о самом главном. Зачем вступать в брак с человеком, к которому ты не пылаешь страстью или по меньшей мере не испытываешь симпатии? Они никогда не говорили об этом, поскольку оба знали ответ и принимали его.

Этот брак был заключен ради взаимного удобства. Но какую глупость они совершили, Майлс понял только теперь. Именно близость смерти заставила его понять это. За те долгие часы, что он провел у постели Аннабеллы, наблюдая, как она угасает, погасло и его сердце. Теперь, когда он все осознал, было уже слишком поздно. Понимая, что она умрет, так и не познав любви, он испытывал не просто сожаление, а непереносимое отчаяние. Но не совершит ли он еще одну глупость, если позволит этой женщине дать Аннабелле какой-то сомнительный отвар? А может, наоборот, глупостью будет отослать знахарку? . — Я вызвал врача из Лондона, — сказал он.

— Он пока не прибыл, — ответила она. — У вас есть время ждать?

— У меня? У меня времени сколько угодно, но у моей жены…

Майлс колебался. Он объездил весь мир и видел, к каким странным средствам прибегают люди в поисках излечения от самых различных недугов — от сифилиса до обычного насморка: здесь были и заклинания, и различные амулеты. В качестве таковых использовалось что угодно — от ноги сушеной обезьяны до мешочков с травами, которые надо было носить на шее. Иногда он почти верил, что подобные вещи помогают. Ему даже случалось видеть, как некоторые страдальцы выпивали дозу странного зелья и уже через час чувствовали себя лучше.

Какой у него выбор? Из Лондона приедет его товарищ, по крайней мере Майлс на это надеялся. Но как скоро? И не превратится ли это «скоро» в «поздно»? Следовательно, устало подумал Майлс, остается ответить на один вопрос: что бы предпочел он сам, окажись на ее месте?

— Миссис Фарроу, — произнес он учтиво, — не соблаговолите ли пройти со мной и осмотреть миледи, прежде чем вы дадите мне какие-либо обещания?

Знахарка кивнула в знак согласия и вместе с ним прошла в комнату Аннабеллы. Взглянув на женщину, лежащую на огромной кровати, она задержала дыхание.

— Ах, бедное дитя, — тихо прошептала она.

— И вы все еще думаете, что можете ей помочь? — спросил Майлс.

— Я должна.

— Тогда принимайтесь за дело, — сказал он.

Он сидел, обхватив голову руками, и даже не смотрел в их сторону, пока не услышал, что знахарка просит его приподнять Аннабелле голову, чтобы больная выпила глоток приготовленного снадобья.

Друг Майлса, лондонский врач, прибыл на закате. Гарри Селфридж был высоким худощавым мужчиной, под очками скрывались добрые карие глаза.

— Отправился сразу, как получил твое письмо, Майлс, — сказал он, стягивая перчатки. — Приказал заложить экипаж и оставил кучу пациентов в приемной.

— Чертовски неудобно, что пришлось тебя потревожить…

— Не извиняйся! Никаких неудобств, я обязан тебе гораздо большим, ведь ты очень помог мне тогда, на «Неподкупном», а потом был еще инцидент в Испании. Надеюсь, я хоть в малой степени смогу оплатить свой долг. Как она?

— Ты мне ничем не обязан, Гарри, но сделай все, что в твоих силах. Ей очень нужна помощь. Я отказался от услуг местного доктора. Мне нужен кто-то, кому я могу доверять.

— Можешь на меня положиться. Где она? Проводи меня к ней.

Майлс повел его по лестнице наверх. Вдруг он помедлил, остановился и повернулся к своему старому приятелю:

— Там… женщина из деревни, она сейчас за ней присматривает… по крайней мере до твоего приезда… Она кажется знающей, а мне нужна была помощь. И… — Он опустил глаза и добавил, краснея: — Я воспользовался ее советом, несмотря на то что у меня есть сомнения, но ее лечение не кажется мне ужасным. На самом деле я помогал ей поить мою жену настоем перечной мяты, цветков бузины и тысячелистника. Нет, я не полный идиот, — произнес он, когда приятель бросил на него быстрый взгляд. — У этой женщины имелись хорошие рекомендации, и, черт побери, Гарри, что еще мне оставалось делать? Я выгнал этого проклятого доктора, просто выкинул его из дома, потому что мне показалось, что он губит ее быстрее, чем это делает инфлюэнца. Я подумал, что травы по крайней мере безвредны.

— Травы? Безвредны? Такие как болиголов, белена, белладонна, да? — Гарри похлопал Майлса по плечу. — Не переживай. Тысячелистник и цветки бузины используются при лечении некоторых инфекций. Если она применяет именно их, то никакого вреда не будет, а возможно, это даже поможет.

Когда мужчины вошли в спальню, миссис Фарроу подняла глаза.

— Она все еще спит, — сказала она Майлсу. — Но дыхание, кажется, стало легче. Хотя, возможно, я принимаю желаемое за действительное. Что ты скажешь, Гарри? Кстати, как твои дела?

— Бог ты мой! — с улыбкой воскликнул хирург. — Глориана! Ты нашел себе настоящего доброго ангела! — сказал он, обращаясь к Майлсу. — Мы с миссис Фарроу старые друзья. Ее опыты получили благоприятный отзыв в академии, и ее исследования вызывают у нас большой интерес. Как дела у тебя и твоего славного супруга, Глориана?

— Достаточно хорошо. Если бы их светлость сказали мне, что ты и есть тот самый хирург, Гарри, я бы чувствовала себя спокойнее. Она в довольно тяжелом состоянии, Гарри. Совсем плоха.

— Ну что ж, давайте посмотрим, — сказал Гарри, подойдя к постели.

Он внимательно посмотрел на свою новую пациентку, пощупал лоб и, наклонив голову, внимательно выслушал сердце. Потом он бережно поднял руку Аннабеллы — увиденное заставило его вздрогнуть.

— Ставили банки, — грустно констатировал он, приподняв рукав халата, чтобы взглянуть на множественные темно-красные круги, обезобразившие ее нежную руку. — Ну конечно, если только это не следы осьминога, — ответил он сам себе с горечью. — На груди то же самое, я полагаю?

Миссис Фарроу распахнула халат Аннабеллы, и хирург снова вздрогнул.

— О Боже! Этот дьявол повсюду прошелся своими средствами, не так ли? А эти кошмарные следы вдоль ребер? Пластыри, я думаю? Приложить пластырь, сбить жар, но все это средства прошлого века. И боюсь, что они не исчезнут и до следующего.

Он продолжил осмотр.

— Разрез на запястье, я полагаю, от кровопускания. Несомненно, эффективное средство от лихорадки, вызванной раневой инфекцией. Но в данном случае?

Он повернулся к Майлсу.

— Ему повезло, что ты просто вышвырнул его вон, я бы его убил. А сейчас, — сказал он, вновь взглянув на пациентку, — посмотрим, что тут можно сделать.

Глава 6

Почувствовав, как кто-то тронул его за руку, Майлс тотчас проснулся, оглядываясь в замешательстве. Он всего лишь хотел немного отдохнуть, но когда он прикрыл глаза, еще даже не начинало светать, а сейчас в комнате было совсем светло.

— Сколько же я проспал? — спросил он, поднимаясь со стула и недоуменно озираясь. — Как она?

— Ш-ш! Все хорошо. По крайней мере ее состояние не ухудшилось, а это уже хорошо, — ответила миссис Фарроу. — Гарри пошел спать. А я осталась с ней на ночное дежурство, помните? Но сейчас я должна согреть воды, и, пока я буду занята, нужно, чтобы кто-то побыл с миледи. Я побоялась уходить, пока вы спите. Знаю, это довольно глупо с моей стороны, ведь она все равно ничего не заметит, но мне ужасно не хочется оставлять ее одну даже на короткое время.

— Вовсе не глупо, наоборот, это весьма разумно и очень великодушно, — успокоившись, сказал Майлс, сердце которого вновь стало биться ровно. — Идите и отдохните немного. Я чувствую себя посвежевшим.

Она ответила недоуменным взглядом. Майлс оглядел себя и добавил:

— «Посвежевшим», надо признать, не совсем точное слово. Я выгляжу так, словно спал в одежде, но ведь так оно и было. Однако я действительно чувствую себя лучше.

— Милорд, пятиминутная передышка с закрытыми глазами не позволит восстановить силы, как и отсутствие нормального питания или постоянное чувство тревоги. Вы словно приклеились к этой комнате с того самого момента, как она заболела. Мне бы и в голову не пришло будить вас, если бы не эта необходимость. Полагаю, мне все-таки не следовало этого делать, но…

— Я знаю, — сказал он мягко. — Она совсем одна, и ее состояние непредсказуемо. Идите. Я присмотрю.

«Присмотрю за чем?» — задался он вопросом, вновь сидя у постели своей молодой жены. Может ли она отойти во сне? Но если это случится, имеет ли какое-то значение его присутствие? А будет ли его присутствие иметь для нее значение, если она вдруг проснется? Разве может он дать ей какое-либо утешение? Они чужие друг другу. Он сидел, неловко устроившись в кресле, наблюдая за женой и терзая себя.

Аннабелла по-прежнему спала. Чтобы быть уверенным, что она дышит, Майлс внимательно наблюдал за ней, вглядываясь в очень бледное, но все же красивое лицо и совершенно бескровные губы. Слава Богу, миссис Фарроу сообразила надеть на нее маленький симпатичный кружевной чепчик, поскольку, несмотря на то что Майлс мужественно переносил все испытания, при виде коротко остриженной головки Аннабеллы ему становилось по-настоящему больно.

Если все же случится самое худшее, подумал он, испытывая отвращение к самому себе, он никогда больше не вступит в брак по расчету. Он никогда более не согласится на компромисс в таком важном вопросе, как женитьба, даже если это будет означать, что он больше никогда не женится. Теперь ему стало понятно то, над чем он раньше не задумывался. «Дуракам закон не писан», — гласит пословица. Да, это про него. От одиночества он согласился на жизнь с женщиной, которую совсем не знал. А если бы все пошло так, как они планировали? На что могли надеяться дети, зачатые без родительской любви? На что мог надеяться он сам?

А если она поправится? Как они смогут жить дальше теперь, когда он осознал, какую чудовищную ошибку они совершили?

Дверь отворилась, Майлс поднял голову и увидел, что в комнату заглядывает Гарри.

— Я не заметил никаких изменений, — сказал Майлс. — Иди спать.

— Не могу, — зевая, ответил Гарри и вошел в комнату. — Дома то же самое. Я не могу отдыхать, если есть хоть малейший шанс оказать помощь. Я знаю, что успешный лондонский врач должен посетить предполагаемых больных, поморочить им голову, к их полнейшему удовлетворению, а затем отправиться домой, чтобы спокойно уснуть сном довольного и очень богатого человека. Но часто по ночам я посещал в больнице Святого Гая тех больных, которые не могут себе позволить прийти ко мне на прием днем. Не знаю, как моя Мэри Энн терпит меня.

— Прости, я совсем забыл спросить о ней. Как она поживает?

— Хорошо, хотя думаю, что она достойна лучшего. Мэри Энн очень сожалела, что не смогла быть на вашем венчании, я, кстати, тоже. Но я, естественно, застрял у постели больного. Стоит мне запланировать какое-нибудь мероприятие, у больных, как правило, случается кризис. Моя Мэри Энн была слишком занята с нашим будущим младенцем, чтобы выйти за порог. Если все будет нормально, он должен появиться на свет в следующем месяце. Но как только это случится, она будет рада познакомиться с твоей женой. — Он сделал паузу, прочистил горло, поправил очки и тщательно осмотрел Аннабеллу. — А ты знаешь, — произнес он мягко после непродолжительного осмотра, — ведь твою супругу и в самом деле можно будет когда-нибудь представить моей.

Майлс вскочил:

— В чем дело? Что произошло?

— Дело как раз в том, что ничего не произошло. Она держится. И уже несколько дней не наблюдается никаких ухудшений. Цвет лица у нее не стал хуже, дыхание не затруднено. Я не говорю, что пора праздновать, но наступил рассвет, и вот как обстоят дела. Это хорошо, очень хорошо. Жизненные силы слабеют на рассвете и в сумерках. Именно тогда уходят самые слабые. Она держится. И это уже кое-что.

— Что случилось? — спросила миссис Фарроу. Она замерла в дверях, держа в руках тазик с горячей водой и глядя на мужчин, стоявших у постели больной.

— Ничего, — успокоил ее Гарри. — Мы всего лишь обсуждаем ее состояние. Она не покинула нас, Глориана, и это добрый знак.

— Ох! — произнесла она с искренним облегчением. — Тогда вы двое можете оставить нас ненадолго. Говорят, что мозг спящего человека воспринимает разговоры окружающих, а я знаю, что уж боль и дискомфорт точно ощущаются. Логично предположить, что и комфорт также. Я думаю, что стоит умыть ей лицо и обтереть руки, это наверняка освежит ее.

— Отличная идея, — сказал Гарри. —Дайте нам знать, когда закончите. Пойдем, Майлс, мы глотнем крепкого кофе, тебе тоже необходимо взбодриться.

Они сидели вдвоем в утренней гостиной и ели завтрак, наспех приготовленный из того, что им удалось раздобыть в кухне.

Гарри внимательно посмотрел на своего старого приятеля и, сделав небольшой глоток кофе, пробормотал:

— Если бы ты был моим пациентом, я бы дал тебе два дня, это в лучшем случае. Выглядишь ты ужасно. — Его тон смягчился. — Ты, наверное, очень любишь ее.

Худощавое лицо Майлса потемнело от поросли щетины, под глазами залегли глубокие тени. Застывшая в них печаль придавала ему еще более изможденный вид.

— Нет, Гарри, не люблю, — тихо произнес он, — и в этом-то самое ужасное. Как бы я мог? Я едва знаю ее.

Гарри поморщился:

— А! Брак по договоренности?

— Да, но я не связан никакими обязательствами. Вся низость в том, что я сам его и устроил.

Доктор поднял брови. Майлс вздохнул.

— Ну, не совсем так. Моя семья — вот причина, по которой я вступил в этот брак. Вернувшись домой, я обнаружил, что их положение ужасно. Этот грязный негодяй Проктор оставил мою мать без гроша. Я посылал ей деньги, но я же не мог отправить ей твердость характера, как и не мог купить положение в обществе. Ложь и мошенничество этого типа лишили ее и того и другого. Ее даже перестали принимать в свете. А моя сестра? — Он издал горький смешок. — Она уже превратилась в женщину, а ведет себя словно взбалмошная девчонка, больше времени проводит на конюшнях, чем на балах. Самое странное, что мужчинам это нравится. Боюсь, что они неправильно это истолкуют. И я не столько опасаюсь возможного скандала, сколько волнуюсь за ее будущее. О моем брате лучше вообще умолчать, потому что, если его еще раз выгонят из школы, что, судя по его прошлым характеристикам, может произойти в любой момент, я, прежде чем поздороваюсь с ним, просто поколочу этого негодника. Короче говоря, мне нужна была жена. Жена, которая помогла бы мне привести дом в порядок. Жена, которая могла бы ввести нас в общество, жена, к мнению которой прислушивалась бы моя мать. Ты ведь знаешь, она очень податлива, иначе она никогда бы не вышла замуж за этого мерзавца.

— Твоя матушка не столь податлива, как ты думаешь, — сказал его друг, нахмурившись. — Проктор был низким человеком, и этот брак был ошибкой, но, насколько мне помнится, при всей своей уступчивости твоя мать была по-своему сильной и энергичной женщиной.

— Ты слишком давно с ней не встречался, — сказал Майлс, отрицательно качнув головой. — Это мой отец был сильным человеком, а рядом с ним и она казалась сильной.

— Он был очень хорошим человеком.

— Нет, он был прекрасным человеком, — сказал Майлс резко. — Я, конечно, не думал, что моя мать останется вдовой, поскольку она не тот человек, который может жить самостоятельно. И тем не менее все было бы благополучно, если бы второй муж не оказался подлецом. Теперь от нее осталась лишь тень. Жизнь с Проктором сломила ее дух. Когда я увидел, что с ней сталось, это почти разбило мне сердце. А то, что вытворяли мой брат и сестра, изменило характер. Так что же мне оставалось делать? Знаешь, я уже просто сходил с ума. Мне пришла идея жениться, она не выходила у меня из головы. Казалось, что женитьба не только поможет восстановить положение матери в свете, но и решит все остальные проблемы. Имеющая определенный стиль, умная и энергичная жена станет примером для моей сестры. Жена из высшего общества поможет ввести ее в лондонский свет и направит на правильный путь. А Бернард, при всех его недостатках, еще очень молод и впечатлителен. И если бы я женился на красавице, она могла бы завладеть его вниманием и оказать столь необходимое положительное влияние.

— А что бы это дало тебе? — проницательно спросил Гарри.

— Мне? Я не мог найти любви, поэтому меня вполне бы устроила жена, которой я мог бы восхищаться.

— А она-то почему согласилась выйти за тебя? Майлс нервно двинулся на стуле и, опустив глаза, уставился в чашку.

— Определенные обстоятельства, несчастливые развязки некоторых отношений, на которые она возлагала надежды, — все это заставило ее искать мужа, чтобы положить конец пересудам о ее неудачах на ярмарке невест. — Он поднял глаза с застывшим, почти ледяным взглядом. — Я не рассказываю тебе сказки. Ты это знаешь; да и кто в Лондоне не знает этого? Именно поэтому она и вышла за меня. Так же как и я, она могла заключить и худшую сделку. Что касается браков по расчету, наш мне кажется лучше многих. По крайней мере мы знали, на что идем, и сами сделали свой выбор. — Его голос стал хриплым и тихим. — Так мне казалось. Но, черт побери, Гарри, теперь-то я вижу, какую ошибку мы совершили.

— Я понимаю, — быстро отозвался Гарри. — Ведь для нее умереть в таком возрасте было бы легче, если бы она знала, что любит тебя.

Майлс лишь кивнул.

— Я думаю, — медленно произнес Гарри, — что она может выжить. Но я также думаю, что если это произойдет, то перед тобой возникнет проблема более серьезная, чем чувство вины.

— Ты и в самом деле считаешь, что она может поправиться?

— Да. Если сможет перенести кризис, а это становится все более и более вероятным. Инфлюэнца охватила весь Лондон. Некоторые переносят ее очень плохо; старые и особенно бедные люди мрут как мухи. Но молодые и богатые, те, кто может себе позволить хорошо питаться и изначально обладает хорошим здоровьем, благополучно переносят болезнь. Кстати, а как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, — отмахнулся Майлс.

— В самом деле? И так было все время с момента приезда в Лондон?

Вопрос был задан таким тоном, что это заставило Майлса задуматься.

— Знаешь, я действительно чувствовал небольшое недомогание перед свадьбой. Я отнес это на счет предсвадебных волнений. Колики, потеря аппетита…

— Чуть больше времени в туалете? Так я и думал. — Гарри кивнул. — Вне всякого сомнения, у тебя было то же самое, но в легкой форме. Иногда так случается.

Майлс крепко сжал губы.

— Ты считаешь, ее мог заразить я?

— Ты и половина Лондона. Но именно это и внушает мне оптимизм. Убивает не сама инфлюэнца, а последствия, ослабляющие силы ее, то, перед чем организм остается беззащитным. Прочный фундамент держится лучше, чем слабый. — Он встал. — Давай поднимемся и взглянем еще раз. Но я начинаю верить, что она справится.

— Боже, надеюсь, что ты прав, — выдохнул Майлс, когда они шли к лестнице. — Если она будет чувствовать себя лучше, то, как ты думаешь, когда она окончательно поправится?

— Об этом можно только гадать. Она тяжело переносит болезнь, и наверняка потребуется какое-то время. Если ты думаешь о возобновлении супружеских отношений, я должен предостеречь тебя…

Майлс остановился и пристально посмотрел на своего друга.

— У меня даже и в мыслях этого не было! Я думал о ее выздоровлении и о том, как долго нам следует оставаться здесь, чтобы Аннабелла окончательно поправилась. Мы планировали провести здесь лишь несколько недель, затем отправиться в Холлифилдс и встретиться с моей семьей. Но сейчас… Как ты думаешь, сколько времени потребуется, чтобы к ней вернулся ее прежний вид?

Он увидел, какой взгляд Гарри бросил на него — смесь потрясения и неприязни.

— И это называется друг! — воскликнул Майлс, покачивая головой. — Тебе следовало бы знать меня лучше. Я спрашиваю не ради себя. Для меня важно лишь то, чтобы Аннабелла поправилась, но уверяю тебя, если это произойдет, первое, что ее будет волновать, — это ее внешность. Она очень гордится своей внешностью, понимаешь. Она вообще очень гордая, —добавил он. — И именно это привлекло меня в ней. Весь Лондон сплетничал о ней, а она держалась как королева, которая знает, что ее подданные всегда будут перемывать косточки тем, кто совершеннее их.

Когда я впервые увидел ее, — сказал он задумчиво, остановившись перед лестницей, вспоминая, — она стояла перед входом в бальный зал. Тогда Аннабелла еще не знала меня, а в тот момент даже не видела. Она стояла и ждала, пока о ней объявят, она была очень красива, ты знаешь, как мне нравятся брюнетки, и я не мог оторвать от нее взгляда. На ней было надето что-то голубое, под цвет глаз. У нее изумительные глаза. — Он продолжил, улыбаясь: — И вот она стояла, наблюдая за остальными, и никто, кроме меня, разумеется, не видел волнения, явственно проявившегося на ее лице. Но самое удивительное было то, что, несмотря на невероятную привлекательность, она выглядела печальной и, я бы сказал, хрупкой. Это меня очень тронуло. Эта изумительно красивая женщина боится? Она стояла, глядя в танцевальный зал, словно оценивая диспозицию, подобно тому, как капитан обозревает корабли противника перед тем, как поднять флаг. А затем, будь я проклят, она сделала глубокий вдох, словно собиралась прыгнуть со скалы. Так высоко поднялась ее грудь… а я все это наблюдал, — добавил он, заставив своего друга тоже улыбнуться. — Потом, — продолжил он, и в его голосе прозвучало удивление, — она вдруг улыбнулась и вошла в двери, у нее был такой вид, словно ничто в мире ее не беспокоит. Она выглядела веселой, искушенной и уверенной. И словно все сомнения и страхи, которые я только что читал на ее лице, были миражом. Она обладала красотой, утонченностью… и смелостью. Помню, я подумал тогда, что это именно те качества, которые я хотел бы видеть в своей жене.

Итак, она храбрая, Гарри, — продолжил Майлс, и лицо его вновь приняло серьезное выражение. Все, чего я желаю ей, — это выжить. Ты дал мне крупицу надежды, но теперь я вижу опасность даже в этом чуде. Потому что осознаю, что если она поправится, впереди ее ожидает более трудный путь, нежели у большинства женщин. Такая замечательная красавица, как леди Аннабелла, даже на время не сможет примириться со своей нынешней внешностью.

— Леди Аннабелла? — воскликнул Гарри, прищурившись. — Так это она?.. Как же я забыл! Ну конечно, ведь это на ней ты женился. Теперь вспомнил, хотя когда я увидел ее, мне это и в голову не пришло… — Он помолчал, тревога появилась на его лице. — Это действительно будет проблемой. — Он вздохнул. — Мне трудно сказать, когда вернется ее красота и вернется ли она вообще. Ее волосы, естественно, отрастут. Но их структура может быть другой, по крайней мере поначалу. Более того, они могут даже выпасть.

Майлс вздрогнул.

— Но потом они снова отрастут, — быстро добавил Гарри. — Лихорадка иногда дает такие осложнения. Со временем цвет лица, как и ее фигура, станут прежними. Усиленное питание и продолжительный отдых помогут этому. Следы от банок и пластырей также исчезнут. Безусловно, ее здоровье восстановится, вернется и красота, но для этого понадобится время, именно время является основным фактором. Конечно, это нельзя сравнить с восстановлением разрушенного собора… но для нее это время может показаться сопоставимым.

Он расправил свои узкие плечи.

— А теперь, Майлс, давай дождемся, пока она придет в себя и вспомнит, что с ней произошло. Надеюсь, достаточно скоро мы увидим, как она снова будет ходить и разговаривать. А затем… что ж, время покажет.

Майлс положил руку на плечо другу.

— Ты только вылечи ее, Гарри. А в остальном я полагаюсь на судьбу.

— Я постараюсь, — серьезно ответил Гарри. — Это все, что я могу сделать. Но как ты понимаешь, не все в моей власти.

Закат был бледным, сумерки опускались мягко и неспешно. Уходящий день был прекрасным — теплым и погожим. Птицы уже щебетали свои вечерние песни, а слабый ветерок легкими волнами пробегал по листве деревьев. Вечерний воздух был напоен пьянящим ароматом цветов. Майлс расхаживал по садовой дорожке, время от времени посматривая на часы. Оставалось еще несколько минут. Какой бы приятной ни была прогулка на свежем воздухе, он согласился на нее только для того, чтобы Гарри наконец перестал ворчать, а миссис Фарроу — жаловаться, что он никогда не покидает комнату наверху. Травница заявила, что ей не нужен еще один больной, за которым тоже понадобится присматривать. Гарри был более кратким. «Выметайся», — только и сказал он.

Майлс сделал глубокий вдох. Он поднял голову и увидел, что на темнеющем небе с узкой полоской уже багряного заката появляются первые звездочки. Воздух, казалось, был подобен бальзаму; Майлс чувствовал, как расправляются его мышцы, как наполняется живительным ароматом грудь и поднимается настроение. Боже, как ему не хватало всего этого.

Нельзя сказать, что Майлс избрал карьеру флотского офицера бесповоротно и навсегда. Ему нравилось море, но сушу он любил. Однако флот обещал то, что ему было необходимо: шанс быстрого продвижения и возможность сколотить состояние. А кроме того, бесконечные просторы, уводящие его от лондонской суеты. На самом деле служба уготовила ему бесконечные часы в тесных душных каютах, в которых не было не только свежего морского, но даже нормального чистого воздуха. Оказалось, что жизнь офицера флота совсем не походила на жизнь джентльмена, совершающего морской круиз. У него зачастую даже не было времени просто прогуляться по палубе, чтобы насладиться запахом моря.

Он дотронулся до длинного рубца на подбородке и улыбнулся, вспомнив о том, как ему приходилось нести вахту на болтающемся от качки судне, как часто это бывало опасно, изредка — тягостно и какие интересные шрамы остались на память об этой службе. Но служба дала ему возможность сделать карьеру и деньги — то, в чем он нуждался больше всего.

Ему казалось, что его жизнь после смерти отца и поспешного замужества матери стала беспрестанным поиском того, что было необходимо кому-то. Когда же придет его черед получить то, что необходимо ему? Или это одно и то же?

Гарри и миссис Фарроу правы, подумал он, впитывая медленно опускающиеся сладкие сумерки, — ему была необходима эта прогулка. Они опасались открывать окно в комнате Аннабеллы. Даже самый слабый сквозняк и даже аромат цветов могли быть сейчас ее врагами. Но ему свежий воздух полезен. Он поднимал настроение, напоминая, что независимо от его проблем продолжает существовать мир, наполненный безмятежностью и радостью. Он чувствовал, как распрямляется его спина, а умиротворение наступающих сумерек успокаивает его нервы.

Этот охотничий домик был небольшим в сравнении с усадьбой в Холлифилдс, но ему он нравился больше. Он был построен не для того, чтобы подавлять своей внушительностью — скорее, для того, чтобы подчеркнуть красоту окрестностей. Он осмотрел сад. За ним хорошо ухаживали. Уже появились ранние розы и цвели поздние примулы; арка, обвитая пурпурной глицинией, уже подернутой более темными, почти багровыми тонами; неподалеку ярко-желтый ракитник еще не хотел отдавать свои краски угасающему свету.

Здесь можно уйти от своих волнений и тревог, бродить по зеленым полям или прогуливаться по прекрасным аллеям. Можно скакать по изумрудной зелени лугов, останавливаясь на берегу чистых ручьев, можно, взяв в руки удочку, попытать удачи и поймать на обед жирную, превосходную форель. Можно встать на рассвете и посидеть у пруда, наблюдая за тем, как раскрываются кувшинки, или просто прогуляться до озера, расположенного чуть дальше у дороги, и, взяв небольшой ялик, слушать мерный плеск весел и наблюдать, как день клонится к закату. Можно…

День и в самом деле клонился к закату. Гарри говорил, что сейчас наступает самое опасное время, именно сейчас жизнь может угаснуть так же, как этот день. Майлс резко развернулся и направился к дому.

Глава 7

Майлс только что торопливо покончил с ужином и теперь расположился в удобном кресле рядом с постелью жены. Он читал. До разговора с Гарри он был не в состоянии сконцентрировать свое внимание ни на единой строчке, но теперь, когда не было необходимости сидеть в напряжении, прислушиваясь к судорожным вздохам Аннабеллы, он наконец вновь мог читать. Это казалось настоящей роскошью. Но все его чувства оставались напряжены.

Услышав шорох, он насторожился и поднял глаза: в комнату, чтобы зажечь лампы, на цыпочках входила горничная. Майлс улыбнулся ей и снова расслабился. Долгие сумерки закончились. Горничная окинула взглядом постель, в которой лежала Аннабелла, и улыбнулась Майлсу в ответ мягкой и грустной улыбкой. Вышла она так же тихо, как и вошла. Он вновь со вздохом удовольствия взялся за книгу.

Сначала он не мог понять, что изменилось. Он лишь почувствовал, что никакие может сосредоточиться на чтении. Он поднял голову. Лампы горели, комната была залита розоватым мерцанием, небольшой огонь в камине прогонял вечерний холодок. Но было что-то новое в атмосфере. Определенно ощущалось, что в комнате произошли некие изменения.

Майлс отложил в сторону книгу, поднялся и, несмотря на странно возникшее нежелание, подошел поближе к кровати и взглянул на Аннабеллу.

Она ответила взглядом.

Он попытался заговорить, но горло перехватило, и лишь со второй попытки голос повиновался ему.

— Аннабелла? — позвал он мягко.

— Я была больна, — произнесла она. Он кивнул.

— Очень больна.

Он потрогал лоб. Жара не было.

— Я помню немногое. Как долго я болела?

— Слишком долго, — ответил он.

— Я поправляюсь?

— Думаю, что да. А как вам кажется?

Она попыталась облизнуть иссохшие и потрескавшиеся губы.

— Хочется пить.

— Конечно-конечно, — сказал он. — Я сейчас.

Он бросился к кувшину, стоявшему у постели, и, поражаясь тому, что руки у него совсем не дрожат, только бешено колотится сердце, быстро смочил салфетку. Потом вернулся к жене и слегка смочил ей губы.

Она удивленно посмотрела на него:

— Это очень мило. Но я хочу пить. Можно мне стакан воды?

— Я не знаю, — растерянно ответил он. — Я должен спросить, — добавил он, затем подошел к двери и крикнул: — Она очнулась! Она разговаривает!

— Я была так серьезно больна? — спросила она, когда Майлс вновь подошел к кровати. Ее глаза были широко раскрыты.

Слава Богу! Хоть глаза у нее остались прежними, подумал он, и его захлестнула растущая волна радости. Голубые, с легкой тенью испуга, они, казалось, стали еще больше. Пытаясь скрыть охватившее его чувство, он взял ее руку в свои ладони, тут же ощутив ее хрупкость.

— Вы были серьезно больны, — сказал он.

— Но воды-то мне можно?

— Хоть целое ведро, если доктор позволит.

Она попыталась сесть, но вновь откинулась на подушки и нахмурилась.

— Как кружится голова!

Стараясь ничем не выдать своей жалости, он обнял ее, ощущая в своих объятиях остроту худеньких плеч и болезненную хрупкость тела.

— Ничего, это вполне естественно. Ведь вы так долго не вставали с постели.

Она провела рукой по голове и нахмурилась:

— Ночной чепец? Я же их не ношу.

— Сейчас носите, — ответил он и посмотрел на дверь, подумав, не позвать ли еще раз. Ей предстояло кое о чем узнать, но не сейчас и не от него. Возможно, даже и не от доктора. Где же миссис Фарроу?

Он увидел, что Аннабелла облизнула губы, и вновь смочил их.

— Так скоро можно будет попить? — спросила она.

— Скоро, — ответил он.

Она взглянула ему в лицо и, видимо, что-то прочитав в его взгляде, вновь нахмурилась. Аннабелла провела рукой по своему лицу.

— Можно мне зеркало? Он ничего не ответил.

— Можно? — повторила она.

— А! Вот и миссис Фарроу, — произнес он с огромным облегчением. —Аннабелла, это миссис Фарроу, добрейшая женщина, которая за тобой ухаживает. Она живет по соседству и занимается травами — весьма удачное стечение обстоятельств. Нам повезло. Миссис Фарроу, теперь я могу должным образом представить вам свою супругу, леди Пелем. А рядом с миссис Фарроу доктор

Селфридж, известный врач и мой старинный приятель, мы вытащили его из самого Лондона и, если я не ошибаюсь, прямо из-за обеденного стола. Гарри, позволь представить тебе мою супругу. Миссис Фарроу, Гарри, моя жена хотела бы получить стакан воды.

Ни один из них не пошевелился. Они стояли и смотрели на Аннабеллу, смущаясь собственных глуповатых улыбок.

— Стакан воды, — подтвердила Аннабелла. — И зеркало, — добавила она.

Их улыбки несколько увяли.

— Сначала первое, — оживленно проговорила миссис Фарроу, овладев собой. — Если вы не возражаете, доктор Селфридж, я думаю, что леди, очнувшейся после столь долгого «сна Спящей красавицы», необходимо хорошенько помыться, не так ли? Вы сразу же почувствуете себя лучше, миледи.

— Именно так, — с воодушевлением ответил Гарри, — но сначала, миледи, позвольте мне осмотреть вас и послушать сердце. Затем миссис Фарроу поможет вам привести себя в порядок, а уж потом мы побеседуем.

— Как долго я спала? — спросила Аннабелла после того, как Гарри прослушал ее сердце, посмотрел язык и осмотрел глаза.

— В общей сложности десять дней, — ответил Гарри, отойдя от постели.

Аннабелла резко села, ее взгляд переметнулся на Майлса.

— Моим родителям сообщили?

— Нет, — ответил он, — я не хотел их пугать. Вы иного мнения?

— Я вам очень благодарна, — ответила она, вновь откинувшись на подушки.

— А теперь я попрошу вас удалиться, джентльмены, — сказала миссис Фарроу. — Я приглашу вас, когда миледи будет готова к общению с вами.

Но когда миссис Фарроу наконец вышла из комнаты Аннабеллы, она плотно притворила за собой дверь. Женщина направилась в холл, где стояли и беседовали Майлс и Гарри, и покачала головой.

Майлс побледнел.

— Нет-нет, — торопливо произнесла она, — с ней все в порядке. Но она так измучена, бедняжка. Она чуть не уснула, пока я мыла ее. Она мило меня поблагодарила, сказала, что чувствует себя прекрасно, и тут же снова уснула. Целебным сном, — сказала она Майлсу. — Не волнуйтесь, я проверила, прежде чем оставить ее.

Майлс повернулся к Гарри:

— Кризис позади?

— Думаю, что да. Она страдала от лечения, назначенного вашим доктором, в той же мере, как и от инфлюэнцы, но нет никаких осложнений. В легких все чисто, сердце работает отлично.

Майлс кивнул.

— Как скоро она окончательно поправится? Я имею в виду, станет такой же, как до болезни?

— Думаю, что все пойдет обычным путем, — сказал Гарри. — Вы согласны со мной? — спросил он миссис Фарроу.

Она согласно кивнула:

— Думаю, что так. Прошу меня извинить, джентльмены. Полагаю, что на сегодняшнюю ночь я со спокойной душой могу оставить ее, я не была дома уже несколько дней.

— Миссис Фарроу, — сказал Майлс, — надеюсь, вы понимаете, как я признателен вам за вашу помощь. Я прикажу, чтобы заложили экипаж.

Она улыбнулась:

— Благодарю вас.

— А теперь все-таки ответь мне, — сказал Майлс, повернувшись к Гарри. — Сколько времени пройдет до окончательного выздоровления?

— Ей потребуется два-три дня, чтобы набраться сил, и тогда она, как говорит миссис Фарроу, уже не будет такой кроткой. Майлс, насколько я знаю, твоя супруга может быть настоящим ангелом, но, уверяю тебя, когда леди Пелем почувствует себя в состоянии двигаться, но в действительности будет еще весьма слаба, чтобы делать это, она станет обидчивой и раздражительной. Это естественно. После этого — если только вы окончательно не разругаетесь, поскольку наступит критический период выздоровления, по крайней мере для родственников больной — при соответствующем уходе, я полагаю, через несколько недель она опять станет прежней.

Майлс помрачнел.

— Понятно. А когда ей можно будет дать зеркало?

— Это тебе решать, Майлс, — сказал Гарри. Лицо Майлса исказилось.

— Если хочешь знать мое мнение, я бы позволил по истечении этих недель. А до тех пор, будь моя воля, я бы убрал из дома все зеркала.

— Похоже на то, как в доме Спящей красавицы спрятали все веретена, — сказал Гарри. — Только ведь это не помогло, верно?

Майлс рассмеялся:

— Верно. Но я на самом деле пытаюсь понять — не станет ли для нее слишком большим потрясением, если она сейчас увидит свое отражение?

— На мой взгляд, больше вреда принесет ей беспокойство по этому поводу, — сказал Гарри. — Но если ты хочешь, можно тянуть, пока она этого настоятельно не потребует, но имей в виду, Аннабелла изведется от беспокойства. Я бы не советовал ей вставать, пока она достаточно не окрепнет. Как только она почувствует себя лучше, то и оптимизма у нее прибавится.

Гарри замолчал. Затем, сняв очки, он подышал на стекла и, вытащив носовой платок, начал их протирать, не глядя на Майлса. Когда он снова надел очки, его голос звучал бесстрастно и ровно, но он избегал взгляда своего друга.

— Я знаю, что она была необыкновенной красавицей, Майлс. Но думаю, что ты придаешь этому слишком большое значение. Впрочем, если тебя самого это так сильно волнует, тогда совсем другое дело. В этом случае я бы посоветовал тебе изыскать причину уехать, пока ее внешность не восстановится. У тебя ведь, несомненно, может возникнуть в Лондоне некое неотложное дело, требующее твоего обязательного присутствия. В ее нынешнем нестабильном состоянии отрицательные эмоции могут оказать на нее очень сильное воздействие, что, безусловно, губительно скажется на ее здоровье. Лучше пусть она думает, что тебя вызвали по делу, чем поймет, что ты находишь ее непривлекательной.

Майлс сжал кулаки.

— Гарри, ты полный осел, если мог так обо мне подумать, — произнес он.

Доктор сделал шаг назад. Миссис Фарроу испуганно смотрела на друзей.

— Не стану вновь оправдываться, — продолжал Майлс невыразительным голосом. — Если ты мой друг, то в этом нет необходимости. И ей-богу, не стоит защищать меня только потому, что являешься моим другом. Выслушай меня. Может быть, я не знаю, что у нее на уме, но я знаю ее привычки. Я волнуюсь только потому, что именно она, из-за своей изменившейся внешности, захочет уехать. А от себя убежать трудно.

— Но ведь она же не настолько тщеславна? — воскликнул Гарри.

— Я не настолько хорошо знаю миледи, — вступила в разговор миссис Фарроу, — но я достаточно знаю женщин. Даже жена фермера будет переживать из-за своей внешности. И это не потому, что мы, женщины, так глупы или тщеславны. Это скорее объясняется тем, что нас убеждают в том, что наша внешность — наше главное достоинство. — Она улыбнулась, чтобы смягчить язвительность своего замечания, затем продолжила: — Я думаю, что такое убеждение сохранится у нас до тех пор, пока вы, джентльмены, не начнете увиваться за дурнушками, отдавая должное их уму, а не внешности.

— Чепуха, — сказал Гарри. — Как мы можем оценить их ум, пока не познакомимся с ними достаточно хорошо?

— Абсолютно верно, — сказала миссис Фарроу самодовольно. — А часто ли мужчины приглашают на танец гадкого утенка? Или страшную старую курицу, если уж на то пошло? И часто ли вступают с ними в разговор, чтобы составить представление об их блестящем уме!

Гарри открыл рот, собираясь возразить, но Майлс опередил его. Он, очевидно, не обращал внимания на этот разговор.

— Я думаю, — сказал он смущенно, — лучше будет, если я останусь при ней в течение нескольких дней. Мы, конечно, будем спать отдельно. Я устроюсь в гостиной, чтобы быть поблизости на тот случай… на всякий случай. Я хочу быть поблизости.

Майлс проснулся и лежал не двигаясь. Спать в гостиной было не слишком удобно, но ему доводилось спать и в гораздо менее комфортабельных условиях. Сквозь окна в комнату струился ранний утренний свет. Вчера вечером он не стал плотно занавешивать окна, поскольку приказал горничной, в обязанности которой входило поднимать шторы по утрам, не беспокоить его. Теперь, когда появилась возможность хорошо выспаться, он больше не хотел отказывать себе в одном из самых приятных удовольствий. Отбросив одеяло и со вкусом потянувшись, он ощутил тепло солнечного луча на своем обнаженном теле и почти замурлыкал от удовольствия. После того как в течение многих лет на борту корабля ему приходилось спать в одном помещении с другими мужчинами, спать обнаженным казалось ему большой роскошью.

Он зажмурился, глядя на свет, и решил, что уже рассвело, по меньшей мере уже шесть склянок. Он прислушался, но услышал лишь пение птиц. Майлс поднялся, подошел к окну и распахнул его. Еще одна причина, чтобы спать здесь, подумал он, делая глубокий вдох. Он мог сколь угодно наслаждаться свежим воздухом, не переживая, что это может быть вредно для Аннабеллы.

Аннабелла. Нужно пойти проведать ее, убедиться, что вчерашний вечер не был всего лишь сном. Он провел рукой по подбородку. Может, повременить, сначала побриться и привести себя в порядок? Он не мог ждать. Ополоснув лицо и прополоскав рот, Майлс набросил халат на обнаженное тело и прошел в комнату, смежную со спальней Аннабеллы. Он осторожно открыл предательски скрипнувшую дверь.

В голубой спальне царил полумрак, но на одном из высоких окон штора была немного отодвинута, и поэтому ему все было видно. Среди вороха одеял на большой кровати он так и не смог разглядеть изящную фигурку Аннабеллы. Майлс тихо вошел в комнату.

И чуть не упал, споткнувшись о скорчившуюся у самой двери Аннабеллу.

Она сидела, сжавшись в комок, прямо на полу перед туалетным столиком. Дыхание Майлса остановилось, он опустился на колени рядом с ней. Свернувшись в клубок, Аннабелла не двигалась, уткнувшись лицом в свои колени и обхватив голову руками.

— Аннабелла, — прошептал он, — Аннабелла. Она отвернулась от него.

— Аннабелла, — позвал он, тронув ее за плечо. Она вздрогнула.

Он взял ее на руки, поднял, совершенно не ощущая ее веса, и понес к кровати. Она никак не хотела разжать свое тело, поэтому он сидел, крепко держа ее в своих объятиях. Он был слишком напуган, чтобы взглянуть ей в лицо раньше, но теперь он посмотрел на нее. И почувствовал, что его сердце сжалось сильнее, чем ее тело.

Она сняла свой чепец; теперь, увидев, что он смотрит на нее, Аннабелла уткнулась лицом ему в грудь. Он смотрел на бледную розоватую кожу головы, покрытую слабой порослью вновь отрастающих волос, которые сейчас походили на щетину у него на подбородке. Что-то жесткое вдавилось в его ребра. Он опустил руку и обнаружил, что она держит небольшое зеркальце в серебряной оправе. Он попытался осторожно высвободить его из судорожно сведенных пальцев.

— Отпустите, пожалуйста, — сказал он тихо. — Оно врезается мне в грудь, — добавил он, понимая, что ей это зеркальце причинило еще большую боль.

Она разжала пальцы, и Майлс бросил зеркало на кровать.

— Ах, Аннабелла, — сказал он, — мне так жаль. Все изменится. Все пройдет, и ваша красота вернется. Совсем скоро. Вот увидите.

Он хотел погладить ее, но когда рука скользнула по ее спине, под тонкой тканью ночной рубашки пальцы ощутили каждый позвонок. Поэтому он просто обнял ее. Наклонив голову, Майлс попытался заглянуть ей в глаза.

— Это ведь не так важно, — продолжал убеждать он. — Это только здесь и сейчас. Вы были больны, и мы даже бо-ялись,что можем потерять вас. Все, что вы потеряли, — это ваша внешность, но это временно.

Она вскинула голову.

— Что же еще мне нужно было потерять? — воскликнула она.

Он пытался ответить, но не мог найти нужных слов. Он не настолько хорошо знал ее, чтобы представить себе, чем еще она обладала. Может, она гордится своим голосом? Игрой на фортепьяно или на арфе? Может быть, она превосходно вышивает? Может, ей нравится выращивать розы или орхидеи? В чем она преуспела помимо того, что была красавицей и умела великолепно держаться в обществе?

— Свою жизнь, — наконец произнес он. — Вы могли потерять свою жизнь.

— Теперь я никто и ничто, — потерянно произнесла она.

— Вы — Аннабелла, — произнес он твердо. — Вы — леди Пелем. Умная женщина, обладающая чувством юмора и стилем. Причем в такой степени, что я не сомневаюсь, что вам удастся превратить отсутствие локонов в достоинство. Не удивлюсь, если через неделю все дамы в Лондоне начнут брить себе головы!

Он надеялся вновь услышать ее неподражаемый, неожиданный смешок, но Аннабелла молчала.

— Правда, — быстро добавил он, — ко времени нашего возвращения в Лондон вы уже сможете продемонстрировать другой образец для подражания — короткую стрижку.

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Дело не только в моих волосах, — произнесла она печально. — Посмотрите на меня, Майлс, если вы можете это вынести.

— Вы бледны, — сказал он, внимательно разглядывая ее, — но и это тоже пройдет.

— Я стала совсем другой, — вяло возразила она. — Я бледная, как рыбий живот. Если бы дело этим и ограничивалось, я бы могла смириться. Но посмотрите на меня, — повторила она, ее голос зазвучал громче. — Разве вы не видите? У меня под глазами черные круги, губы серые и шероховатые. Мои руки покрыты какими-то черно-синими пятнами и круглыми сморщенными шрамами, на запястьях — порезы, на внутренней стороне локтей — синяки. А вся грудь и живот в жутких темно-красных кругах!

Он крепче обнял печальную, мерно раскачивающуюся фигурку и с деланной живостью произнес:

— Моя дорогая, подумайте, что вы говорите. Сначала вы жалуетесь, что слишком бледны, теперь вы говорите, что вы черно-сине-красная. На мой взгляд, это потрясающая цветовая гамма.

Она не улыбнулась. Ее глаза, эти прекрасные голубые глаза, единственное, что пощадила болезнь, смотрели прямо на него.

— И мое тело… оно уже ни на что не годное.

— Не беспокойтесь, думаю, что оно вам еще пригодится, — сказал он.

Она пристально смотрела на него.

— Вижу, что и чувство юмора вы утратили, — сказал он грустно. — Аннабелла. Я смотрел. Я видел. Я вижу. Но поверьте мне, я настолько рад, что вы здесь и в состоянии жаловаться, что ваш внешний вид едва ли имеет какое-либо значение. И поверьте хоть этому, если вы не верите, когда я говорю, что ваша красота вернется. Вы живы. И это для меня важнее всего.

— В вас говорит чувство вины и чувство долга, — произнесла она бесстрастно. — Какая еще у вас может быть причина радоваться тому, что я жива, по крайней мере с такой внешностью, как сейчас. Да и разве должно быть по-другому? Вы ведь едва знаете меня.

Это было настолько верно, что на мгновение он потерял дар речи. Она сказала все то, о чем он думал и о чем сожалел в течение всех этих прошедших дней. Но со своими матросами он попадал и в худшие ситуации и знал, как преодолеть шок.

— Благодарю вас. Но я не окончательный глупец, — сказал он. — И я бы не женился на женщине только потому, что она красива. Вы умны, и у вас есть — или было — чувство юмора. Это я знаю.

Он погладил ее по голове, но сразу понял, насколько трудно ему делать это. Тогда Майлс обнял ее за плечи. Она не ответила, но он почувствовал, что ее тело стало менее напряженным. Она вновь спрятала лицо у него на груди.

— Мне стыдно, что вы видели меня такой, — прошептала она.

Он сделал вид, что не понял ее.

— Не стоит. Ведь даже самые лучшие, самые храбрые моряки могут дрогнуть под огнем или пасть духом, когда их корабль идет ко дну. Поэтому не беспокойтесь. Я позабуду о том, что вы утратили веру в меня, пусть даже на мгновение.

Теперь он услышал ее смешок. Слабый, но явный… Наконец-то Майлс смог вздохнуть с облегчением.

Глава 8

— Мне хотелось бы посидеть на солнышке, ну пожалуйста, — сказала Аннабелла.

Майлс остановился. Он собирался усадить ее в кресле в тени старого липового дерева, где она обычно сидела в течение последних нескольких погожих дней.

— Гарри мне за это голову оторвет, — наконец произнес он, глядя на Аннабеллу, которая лежала у него на руках. — Вам ни в коем случае нельзя находиться на сквозняке, а сегодня ветрено.

— Ветерок теплый, — сказала она, — а мне так хочется ощутить на своем лице солнце.

— У вас будут веснушки, — отшутился он, поскольку не мог сказать ей о том, что его в действительности волновало — как яркое солнце может подействовать на кожу головы, где волосы еще не отросли. Она не могла носить парик, по крайней мере купленный в местной лавочке, или даже тот прекрасный, обнаруженный на чердаке парик, который остался от прежних обитателей. Парики вышли из моды четверть века назад. До этого почти каждый из обитателей дома, включая господ, носил парик. Майлс обыскал все чердаки и, пыльный и довольный, вернулся с целой коллекцией париков.

Аннабелла с ужасом смотрела на это старье.

Но миссис Фарроу, когда увидела их, была столь же довольна, как и Майлс.

— Что хорошо в человеческих волосах, — заверила она Аннабеллу, — так это то, что стоит их хорошенько вымыть, и они будут как новые.

— Миледи, я могу сделать из них любую прическу, какую вам будет угодно, — пообещала горничная.

Выбор был фантастический, цвета и структура волос были столь же разнообразны, как и носившие их люди. Аннабелла отобрала три парика, цвет которых почти точно совпадал с цветом ее собственных волос. Когда горничная закончила колдовать над ними и показала, какое чудо она сотворила с помощью ножниц и гребня, у Аннабеллы загорелись глаза, восторженное выражение, появившееся на ее худеньком личике, моментально позволило Майлсу вспомнить ту женщину, которой она была.

Но носить парики оказалось невозможно. Они давили на голову и были, как выяснилось, непомерно тяжелы. Несколько дней спустя, после того как головные боли начали стихать, она сделала еще одну попытку, но ее снова постигла неудача, так как теперь слегка отросшие волосы нещадно кололи нежную кожу головы; Аннабелла жаловалась, что зуд становится нестерпимым. Поэтому, пока не отрастут волосы, она решила носить кружевные чепчики, старательно делая вид, что это устраивает ее как нельзя лучше.

Она выглядела старомодной и изящной в своих отделанных рюшами чепчиках; сейчас она совсем не походила на прежнюю красавицу — леди Аннабеллу, больше напоминая истощенную маленькую колонистку. Но едва ли это имело какое-либо значение для Майлса. Он привык к этой бледной незнакомке. Ему трудно было выносить ее глубокую печаль, тем более что она, и он был уверен в этом, никогда не жалуется на то, что действительно причиняет ей боль. Она ворчала, что стулья жесткие, что в комнатах прохладно, но очень редко выражала недовольство по поводу более серьезных вещей и никогда — по поводу своей внешности. Ему не пришлось прятать зеркала в доме. После того первого случая она просто их избегала.

— Веснушки? — сердито переспросила она. — Пожалуй, это будет лучше, чем бледность. В любом случае я недолго. — Ее тон смягчился. — Ну, просто так хочется почувствовать солнечное тепло на своей коже. Странно, не правда ли? Солнце — злейший враг светской дамы, а я теперь так стремлюсь к нему… Полагаю, это от того, что я больше не светская дама. Ну, хватит мне плакаться, посадите меня, пожалуйста, пока у вас не разболелись руки. Только, пожалуйста, на солнце!

Замечание насчет того, что он устанет держать ее, едва не заставило Майлса улыбнуться, но это было слишком грустно. Он сам выносил ее на улицу каждый день, потому что просто не мог доверить это лакею. Держать свою хрупкую жену на руках было столь же легко физически, сколь тяжело эмоционально. Теперь она была такой легкой, что он мог бы носить ее на руках целый день и совершенно не ощущать ее веса. Она напоминала ему маленькую обезьянку, такой он ощущал ее в своих объятиях, вспоминая о том, как одна из его бывших любовниц имела обыкновение носить такую обезьянку на плече. На самом деле, когда он брал Аннабеллу на руки, у него появлялось некое поразительно некомфортное ощущение, от которого трудно было избавиться.

Аннабелла по типу сложения была крошечной женщиной, но она не казалась такой миниатюрной, потому что была личностью и обладала невероятно привлекательной внешностью. Сейчас она была всего лишь маленькой женщиной. И изменения, коснувшиеся ее волос, были не самыми страшными. Беря ее на руки, Майлс постоянно ощущал ее выступающие кости — он даже представить себе не мог, что у женщины могут быть такие тонкие косточки. Вероятно, думал Майлс, раньше он замечал лишь грудь, тонкую талию и замечательные бедра. Теперь это его смущало.

Когда Аннабелла с горечью сказала, что ей нечего терять, кроме своей привлекательности, он испугался за них обоих. Одно было совершенно определенно: от ее красоты мало что осталось. У нее были изящные черты лица, но теперь худоба погубила их, так же как и ее великолепную фигуру. Так что же осталось? Она была столь колючей и замкнутой в первые дни своего выздоровления, что Майлс начал думать, что и характер Аннабеллы претерпел жестокие изменения. Но теперь она поправлялась и с каждым днем становилась все менее и менее раздражительной. Таким образом, вполне вероятно, со временем к ней вернется все, что у нее отняла болезнь. Но, надеясь на это, Майлс не переставал размышлять об их совместном будущем. Если восстановится ее внешняя привлекательность, возможно, для нее этого будет вполне достаточно, но хватит ли ему этого, как хватало раньше? Болезнь изменила не только Аннабеллу, она Майлса заставила задуматься об их браке.

В данный момент Майлс высматривал в саду местечко, куда бы можно было ее усадить, — достаточно освещенное, чтобы удовлетворить ее «солнечный каприз», и одновременно тенистое, чтобы унять его беспокойство. В Англии даже летом солнце нечастый гость, поэтому сады закладывали на самых солнечных участках. Это был деревенский дом, но это был дом джентльмена, поэтому вокруг были разбиты газоны, выщипанные овцами или аккуратно постриженные садовниками. Лес, конечно же, был, но до него нужно было пройти приличное расстояние. Ручьи и речушки бежали повсюду, и бывший владелец даже придумал развернуть один из таких ручьев, чтобы он бежал вблизи дома. Он построил канал, окаймленный цветниками, который вел к симпатично декорированному пруду, наполненному кувшинками и золотыми рыбками. Но и пруд сейчас оказался на самом солнцепеке.

Майлс подумал, что для его не совсем оправившейся жены можно будет установить зонтик, и это обязательно следует сделать. Но что придумать сейчас?

Пришлось пойти на компромисс. Под огромным вязом, в полутени, стояла маленькая скамейка, на нее-то он и усадил Аннабеллу. Он укутал Аннабеллу в одеяло и уселся рядом, наблюдая, с каким удовольствием она прикрыла глаза и подставила лицо солнечному свету.

Было очень тихо, время близилось к полудню. Птицы закончили приветствовать наступление нового дня, и знойную тишину нарушал лишь негромкий шелест листьев у них над головой. Майлс вытянул ноги и полностью погрузился в умиротворение солнечного дня.

— Вас, должно быть, все это утомило до смерти, — внезапно прервала молчание Аннабелла. Она не открыла глаз и говорила, словно обращаясь к небу. — Прекрасный медовый месяц выпал на вашу долю — переносить инвалида из кресла в постель и обратно. Знаете, вы могли бы отправиться на верховую прогулку. — Она помолчала, напряженно сглотнув, словно проталкивая застрявший в горле комок, затем добавила тем же отрешенным тоном: — Вы даже могли бы уехать на время, если вам этого хочется. Обратно в Лондон… или куда-нибудь еще.

— Я могу? — спросил он осторожно.

— Ну конечно. Ведь в конце концов лишь чувство вины и долга удерживает вас рядом со мной.

Она все еще не смотрела на него. Но он пристально наблюдал за женой. На ее лицо, казалось, начали возвращаться краски, и он спросил себя: что так быстро подействовало на ее нежную кожу — солнце или из последних сил сдерживаемые эмоции? Наверняка ей непросто было предложить мужу покинуть ее во время медового месяца. Он не питал особых иллюзий относительно их взаимоотношений и понимал, что мысль о том, чтобы остаться без него, не является для нее чем-то непереносимым. Но здесь рядом с ней нет ни родственников, ни друзей, только слуги. И с ее стороны предложить ему уехать было так же благородно, как и любезно, и это предложение одновременно и тронуло, и шокировало его. Он ожидал от нее чего угодно, но только не этого.

Долг и вина? Разве мог он отрицать это? Он ведь не мог утверждать, что рядом с ней его удерживает любовь или пусть даже дружба. Она бы ни за что ему не поверила. Сказать, что его удерживает беспокойство за ее здоровье, означало сказать правду, но эта правда была слишком холодной и даже жестокой.

— Хорошо же я буду выглядеть, еели оставлю свою жену во время медового месяца лишь потому, что она испытывает недомогание, не так ли? — сказал он беспечно. — И кто же мне поверит, если я это скажу?

Она, казалось, испытала облегчение. Похоже было, что она старается поверить в искренность его слов.

— Я не могу сказать, что не мыслю себя без городской жизни, и я действительно люблю это место. В конце концов, я могу кататься верхом, как вы предлагаете, или совершать пешие прогулки. Огромное удовольствие мне доставляет рыбалка, а форель здесь потрясающая.

Она широко раскрыла глаза и повернулась к нему:

— Форель? В самом деле? Но ведь вы бывший моряк. Я-то думала, что вы, мореплаватели, ловите только китов и дельфинов или что-то вроде того.

Он рассмеялся:

— Китов маловато. А вот из скумбрии и многих других рыб получается отличный обед. Это развлечение не из легких; рыбная ловля в океане зависит от течений, удачи и силы. Но форель! Чтобы поймать ее, от человека требуются хитрость, ловкость и умение. Тому, кто хочет попробовать, необходимо иметь отличные снасти и обладать хорошим броском. Кроме того, надо знать, какая наживка подходит именно в этот день. Столько хлопот, и все для того, чтобы просто-напросто доказать, что ты сообразительнее, чем рыба. Но когда это удается, то обед у вас получается самый восхитительный… даже если рыба от вас ускользнула.

— Да, — вздохнула она, — я понимаю. Если бы только я могла составить вам компанию. Но я едва хожу и уж навряд ли смогла бы пробираться вброд, если бы пришлось. Особой физической силы здесь не требуется, как вы говорите. И все же моей силы недостаточно, чтобы вытянуть даже мелкую рыбешку. — Она вновь оживилась. — Но расскажите мне все об этом, пожалуйста. Здесь водится крупная рыба? Где ваше любимое место ловли: у глубокой заводи или на стремнине ручья? А когда лучше всего ловить форель — на рассвете или на закате? А наживку вы сами готовите или покупаете?

Он рассмеялся:

— Вы — рыбачка? Вы меня поражаете! Хотел бы я знать, кто придумывает вам наряды?

— Не рыбачка, а просто удильщик, если вам угодно, — ответила она и добавила задумчиво: — Я надеваю мальчишескую одежду… то есть раньше я обычно надевала. Я ловила рыбу вместе с отцом, когда была маленькой. Мы отправлялись на рассвете и рыбачили, пока не начинало смеркаться или до тех пор, пока наши усилия не были хоть чем-то вознаграждены. Он заказал для меня специальные сапоги, а когда увидел, во что превратилась моя одежда, когда мне на крючок попалась рыба и я, потянувшись за рыбой, плюхнулась в воду, он позволил мне носить бриджи.

Майлс и вообразить себе не мог, чтобы эта женщина в мальчишеской одежде пробиралась вброд через ледяной ручей, забрасывала удочку и снимала рыбу с крючка. Ни та женщина, которую он знал до болезни, ни та, которую он видел перед собой сейчас.

— И я этим очень гордилась, — произнесла она, подняв голову, словно подслушав его мысли. — Я использовала синюю угриную мушку, это была моя любимая наживка. Действительно, мне не сразу удалось научиться закидывать удочку. Сначала дальше первого раза дело не пошло. Я очень неудачно бросила леску, и крючок впился мне в руку. Его пришлось вырезать, даже шрам остался. Видите? — спросила она, поднимая плотно прилегающий рукав, чтобы подтвердить свои слова.

Она показала на тонкую белую полоску на предплечье, подняла глаза и увидела выражение его лица. Это было больше чем сочувствие — потрясение и печаль. И тогда она поняла, что ее шрамик едва различим среди багрово-желтых синяков и порезов на ее тонкой сине-белой руке. Она торопливо опустила рукав и еще выше подняла голову.

— Думаю, что сейчас ничего страшного, но тогда мне показалось, что с мамой случится удар, — быстро произнесла она. — Мой отец сказал, что это будет знак отличия. Ну конечно, — призналась она, — ему пришлось сказать что-нибудь, чтобы остановить наши с мамой слезы.

— И это вы называете шрамом? — не растерялся Майлс, маскируя свои истинные чувства шутливым презрением. — Видите вот это? — Он хлопнул себя по подбородку. — След от пушки. Получил в бою.

— О Боже! — воскликнула она, и внимание ее совершенно переключилось. — Вы подвергались большой опасности?

— Сам виноват, — ответил он, смеясь. — Видите ли, я получил эту рану буквально от пушки. Какой-то идиот не закрепил ее, и она покатилась, когда мы попали в полосу прибоя. Я захотел стать героем и попытался закрепить ее. Но она чуть не закрепила меня самого на палубе, причем навсегда. Ну а если вы хотите увидеть настоящий боевой шрам, то у меня есть один на ноге и другой — на бедре… — Он помолчал и с шутливым видом кокетливой старой девы добавил: — Но если только вы меня очень хорошо об этом попросите и тогда, когда мы узнаем друг друга поближе.

Аннабелла притихла. Майлс понял, что это было не самое умное, что он мог сказать своей жене, женщине, которой следовало бы знать все его шрамы.

— Итак, — произнес он слишком оживленно, — вернемся к вашей ране. Полагаю, она положила конец дальнейшим рыболовным урокам?

— Вовсе нет, — ответила она. — Мы еще ходили на рыбалку, правда, после этого случая мы оба старались быть более осторожными. На самом деле у меня получалось вполне прилично, хотя я так никогда и не поймала дедушку всех форелей, о котором рассказывал мне папа. И я этому рада. Я думаю, что однажды я его видела, он спал на мелководье, и его чешуя сверкала на солнце. Он был огромный. Коварный и сильный, как сказал мой отец. Мы назвали его Дядюшка Джордж, и папа требовал, чтобы каждое утро, прежде чем начинать ловить рыбу, мы здоровались с ним, а перед уходом прощались, даже когда не видели его. «Если мы этого не будем делать, — говорил отец, — мы никогда ни одной рыбы не поймаем, потому что он повелитель ручья».

Она улыбалась, охваченная воспоминаниями.

— Не думаю, чтобы мой отец хотел его поймать. На самом деле, если бы это ему и удалось, я убеждена, он бы отпустил его, потому что Дядюшка Джордж был сутью этой заводи, без него ручей стал бы обычным местом для рыбалки.

— Вот что я вам скажу, — повинуясь неожиданному вдохновению, произнес Майлс. — Не хотели бы вы посмотреть, как я буду ловить? Мы можем принести для вас кресло, возможно, через несколько дней, когда вы немного окрепнете и станет теплее. Мое любимое место находится поддеревьями, поэтому там прохладно даже в жаркие дни. Это там, где заводь наиболее глубокая, у скал, как раз перед тем местом, где ручей течет под сильным наклоном и его воды начинают нестись быстрее. Конечно, самому ловить гораздо интереснее, но я уверен, что вы получите удовольствие, критикуя мои удочки и наживку.

Все это он говорил, глядя на нее и улыбаясь, и видел, как на ее лице появляется ответная улыбка.

— А знаете, пожалуй, я отнесу вас туда прямо сейчас, просто посмотреть… если вы хотите.

— Мне бы хотелось.

— Тогда я принесу более теплое одеяло для вас, — сказал он, поднимаясь. — А пока я занимаюсь этим, я отправлю парня в деревню узнать, нельзя ли достать там инвалидное кресло. Оно нам понадобится ненадолго, — добавил он, увидев выражение испуганного удивления на ее лице. — Если бы вы в нем действительно нуждались, я уверен, Гарри предупредил бы меня. Он написал подробную инструкцию перед отъездом, но ни о чем подобном не упомянул.

Гарри также предупредил Майлса по секрету, что опасность еще не миновала и о выздоровлении можно будет говорить, только когда к ней вернутся силы. Поэтому они должны быть к ней очень внимательны. Конечно, подумал Майлс, приятное разнообразие только ускорит выздоровление.

— А ведь это отличная идея; я могу возить вас куда угодно. Я даже могу раздобыть вам шикарную узловатую трость, — добавил он, видя, что эта идея не вызывала у нее восторга. — Вы можете размахивать ею, ворчать и, причмокивая, стегать меня, если я не там поверну. Если вы собираетесь какое-то время поиграть в инвалида, то можно устроить настоящее представление, верно?

Она ухмыльнулась. Это не была та прежняя, соблазнительная и дерзкая улыбка, но и она осветила ее бледное усталое лицо.

— Я сейчас вернусь, — сказал Майлс. Он помахал рукой, чтобы привлечь внимание садовника, который работал рядом с домом, давая ему знак, чтобы тот подошел.

— Я не оставлю вас в одиночестве, — сказал он Аннабелле, когда старик неуклюжей шаркающей походкой направился к ним. — Вот вам и компания на время моего отсутствия, вдруг вам что-то понадобится, а заодно он вас развлечет рассказами о репе и чертополохе.

— Что ж, это мне доставит огромное удовольствие, — ответила она, — ведь садоводством я тоже занималась.

— Вы меня изумляете, — сказал он, поклонился и пошел навстречу садовнику.

«А меня изумляете вы», — подумала Аннабелла, наблюдая, как он уходит. Каким внимательным и заботливым он был с ней. Когда, очнувшись от своей болезни, она пришла в себя и увидела его обеспокоенное лицо, она осознала, что испытывает глубокое чувство удовлетворения от того, что он рядом. Когда следующим утром она с ужасом увидела собственное лицо, то подумала, что ее вид вызовет у него отвращение и больше она его не увидит. Но он оставался рядом с ней, демонстрируя лишь терпение и обаяние. Теперь, глядя ему вслед, она с удовольствием оценила его вид. Он двигался с неторопливым изяществом, а его каштановые волосы приобретали на солнце цвет спелой пшеницы. А ведь Майлс очень красивый мужчина, поняла вдруг она. Удивительно, что она не замечала этого раньше. В Лондоне он был одним из многих в толпе джентльменов света, но здесь она смогла разглядеть, что ее молодой супруг действительно обладает очень приятной внешностью.

Он был одет со свободной небрежностью, но это была небрежность, не имеющая никакого отношения к неряшливости. Он никогда не носил мешковатую грязную одежду, какую носят некоторые ведущие деревенский образ жизни джентльмены и деревенские сквайры. Его ботинки были всегда начищены, а свободно повязанный шейный платок — чистым и белым. Майлс предпочитал одежду спокойных, приглушенных тонов, сегодня, например, на нем был коричневый сюртук и серо-голубые брюки. Вся одежда, в соответствии с модой, была подогнана по фигуре, но не слишком плотно и не стесняла в движениях.

В Риджентс-парке он выглядел бы хорошо одетым, но он бы не привлек ее внимания там, где в глазах пестрело от разных франтов и денди в щегольских, высоко повязанных шейных платках, узких сюртуках, панталонах ярких оттенков и сверкающих туфлях. Здесь все эти франты выглядели бы смешно, подумалось ей. И тут впервые она задалась вопросом: а не смешны ли они вообще?

Странно, размышляла она, наблюдая за Майлсом. Она думала, что все моряки ходят вразвалочку, как старые «морские волки», которых можно увидеть вблизи лондонских доков. Но Майлс шагал как человек, привыкший пешком покрывать большие расстояния. Модные брюки подчеркивали все линии ног, поэтому некоторые джентльмены использовали специальные накладки на икры. Майлсу этого не требовалось, уж это она хорошо запомнила.

Она вспомнила эти мускулистые ноги, поросль волос, покрывавшую их, вспомнила странное ощущение, когда его ноги коснулись ее ног, а затем… между ее ногами. Сидя тут на приятном разогретом воздухе, ощущая тепло и легкую дрему, она позволила себе вспомнить их первую ночь без того беспокойства, которое она испытывала тогда. В действительности, вспоминая пережитые волнения, она вновь начинала чувствовать себя слабой и вялой, но никак не больной.

Теперь она вспоминала эту легкую поросль, покрывавшую его конечности, словно пушок на твердой кожице персика. И на груди у него были мягкие волосы; странно и волнующе было ощущать их прикосновение к своей груди. И там у него тоже росли волосы — она это почувствовала. Теперь она пожалела о том, что не видела ни этого, ни чего-то еще. Но все происходило под покрывалом, и она была слишком озабочена тем, как поразительно это было, чтобы заметить больше. Теперь она вспомнила его поцелуи и все, что он делал, прежде чем разочарование сменило испытываемое ею возбужденное удовольствие. Она также помнила выражение его глаз и его слова…

— Миледи, вы как, в порядке? — раздался незнакомый мужской голос. — Уж извините, но вид у вас такой, как будто вам вдруг стало дурно.

— Нет-нет, все прекрасно, — ответила она и, подняв глаза, увидела стоящего рядом старого садовника, выражение его морщинистого лица было озабоченным. — Я просто хотела, чтобы глаза отдохнули.

— Вы какая-то красная вдруг стали. Может, позвать мне кого из дома, чтобы вас от солнца подвинуть? А то мне позвольте. Вы не глядите, это я на вид не больно сильный. Но тут надобно сильным быть, целыми днями внаклонку — сажаешь да полешь.

— Не сомневаюсь в вашей силе, — быстро проговорила она. — Но солнце меня совсем не беспокоит. Наоборот, доставляет огромное удовольствие. Такие деньки очень редки. В Англии весна — прекрасное время, но обычно очень влажно.

— Ну, дело ваше, миледи, — проговорил он с энтузиазмом. — Я уж и не припомню, чтоб так долго такие погожие дни стояли… нет,вру. Вот в 1807 году точно такая была весна. Вы не поверите, в январе желтые нарциссы вылезли, а потом — такая досада! — морозы вернулись, и все померзло.

Он все продолжал рассказывать о прошедших веснах. Садовник был очень старым человеком, и ему было что вспомнить. Под бормотание старика Аннабелла позволила своим мыслям скользить вслед за чем-то неописуемо приятным. Что же так очаровало ее буквально минуту назад? Ах да! Она вспоминала о том, как занималась любовью с Майлсом, вернее, он занимался любовью с ней. Потому что все, что делала она, — это покорялась и чувствовала. Но и чувств было очень много. И еще она слушала; она не забудет благодарный вздох, который вырвался из глубины его груди, когда он крепко прижал ее к своему разгоряченному телу. И то, что он шептал ей…

Тут она на минутку отвлеклась от воспоминаний и снова вполуха услышала садовника, который сейчас рассказывал о сильнейшем граде, случившемся в 1803 году. Аннабелла почувствовала, что замерзла — день, должно быть, оказался не таким уж и теплым, может быть, потому, что она вдруг вспомнила, что когда Майлс занимался с ней любовью, он не сказал ни слова. Он с радостью взял ее, щедро пытаясь поделиться с ней тем удовольствием, которое испытывал сам. Но он не сказал ни слова.

Да и что он мог сказать, в конце концов? «Я люблю тебя» — никогда. Это чувство было фикцией, видимостью, которую они даже не пытались поддерживать. Не мог он сказать и «Как я хочу тебя» или даже «Какое огромное удовольствие ты мне доставила» или еще что-то очень интимное, потому что ей казалось, что такие слова мужчина говорит только своей любовнице. Горький, словно желчь, смех заставил ее поперхнуться.

Что он, в конце концов, мог сказать? «Я женился на вас, а вы вышли замуж только из соображений целесообразности, хотя это не так уж приятно» — нечто подобное?

А как бы все это было, если бы он любил ее? Если бы она любила его? Будет ли у нее когда-нибудь шанс узнать это, или в дальнейшем он будет избегать близости с ней, разве только ему понадобится наследник? А если он будет использовать ее только для того, чтобы заводить детей, не следует ли ей завести любовника? Но если уж трудно было выбрать мужа, насколько же сложнее будет найти красивого, доброго, щедрого и здравомыслящего человека, кого-то, к кому она была бы привязана, кого-то такого, как… Майлс.

Глаза Аннабеллы широко раскрылись. Разве может женщина обрести удовольствие без любви? Мужчина, несомненно, может. И в этом случае, когда неизбежный день наступит, неужели она почувствует лишь облегчение, когда муж уйдет к любовнице, а именно так все и происходит, говорила ее мать.

— Ну, вот идут их светлость, — сказал садовник, прерывая ход ее мыслей. — Хорошо было поговорить с вами, миледи, и надеюсь, что вы совсем поправитесь, даст Бог, поскорее.

— Спасибо, — рассеянно ответила она, глядя на приближающегося Майлса.

Он нес тяжелую шаль из клетчатой шерстяной материи.

— Благодарю, что так хорошо позаботились о миледи, — сказал он садовнику. — А теперь, — произнес он, глядя на нее горящими глазами, — вот как мы это сделаем. Я разложу эту шаль на своих руках, подниму вас, заверну наподобие шотландской сосиски и отнесу на место. Потом мы возьмем эту бесценную ткань, расстелем ее на земле — и вуаля! Мы используем ее как одеяло, на котором вы сможете посидеть и повосхищаться моим выбором места для рыбалки. Мы посмотрим, не удастся ли нам найти какого-нибудь форелевого дедушку, который сможет посоперничать с вашим Дядюшкой Джорджем. Ну как? Согласны?

Аннабелла медлила с ответом. Вообще-то она была буквально очарована, но вдруг пришло понимание того, что Майлс разговаривает с ней, как с ребенком. Может быть, подобным образом всегда разговаривают с инвалидами? Или болезнь полностью изменила его отношение к ней?

Она не могла смотреть на себя теперь, но ей и не нужно было. А вот он вынужден был. Теперь, когда он видел ее такой, становилось вполне вероятным, что Майлс никогда больше не посмотрит на нее и не заговорит с ней так, как мужчина говорит с желанной женщиной, если только она вновь не станет для него желанной. Несомненно, когда она восстановит свои силы и свою внешность, они вернутся к тому, с чего начали…

А с чего они начали? Они вступили в брак, будучи едва знакомы, они разговаривали лишь для того, чтобы скоротать время. И даже любовью они занимались без любви. Но теперь невыносимо было представить, что такой будет вся их жизнь. Аннабелла поежилась, словно от холода, хотя небо по-прежнему было ясным.

— Вы хорошо чувствуете себя? Может быть, хотите вернуться?

— Нет! Ни за что! — выпалила она, отвечая своим мыслям.

Он как-то странно посмотрел на нее. Тогда Аннабелла поняла, о чем он на самом деле спрашивает.

— Нет, пожалуйста, — сказала она. — Мне пока не хочется возвращаться в дом. Я действительно прекрасно себя чувствую. И буду еще лучше чувствовать после встречи с вашим форелевым дедушкой.

— Ваше желание для меня закон. — Он укрыл ей плечи шалью, хорошенько укутал, затем осторожно поднял и, глядя на нее сверху, улыбнулся. — Готовы?

— Ведите, — ответила она. — Мне остается лишь смиренно следовать за вами.

Глава 9

Слуги, выглядывая из окон, смотрели, как элегантный экипаж в сопровождении четырех всадников с грохотом приближается к дому по подъездной аллее. И когда дверца экипажа открылась и какой-то джентльмен, разгневанно озираясь, почти спрыгнул со ступенек коляски и направился к дому, они поспешили сообщить об этом своему хозяину. Вслед за джентльменом из экипажа вышла элегантная дама.

Но Майлс уже спускался вниз по лестнице. Звук приближающегося экипажа был слышен наверху в спальне, где Майлс находился в обществе своей жены. Лакей распахнул дверь парадного входа. Граф Уайлд стоял на ступеньке, похлопывая перчатками по руке. Это было единственное, что в данный момент выказывало его беспокойство, поскольку лицо оставалось высокомерным и невозмутимым.

— В вашей записке говорится, что моя дочь больна, — тотчас произнес он, как только увидел Майлса. — Но вы не сообщили, является ли ее болезнь всего лишь легким недомоганием. Естественно, я сразу же приехал. Не важно, новобрачные вы или нет, но я не мог проигнорировать такое сообщение.

— И вы совершенно правы, — ответил Майлс. — Я рад сообщить вам, что она поправляется. Но некоторое время она была тяжело больна.

— Как долго? — спросил граф.

— Десять тяжелых дней и ночей. Это была инфлюэнца, которая у некоторых людей протекает очень тяжело. Сейчас она оправилась.

— Ох, какое облегчение! — вырвалось у матери Аннабеллы, стоявшей позади своего супруга. — Благодарение Богу! Мы страшно волновались и собрались в тот же момент, как только получили ваше послание. А как мы добирались сюда! Мой муж даже не позволил остановиться по пути, чтобы немного подкрепиться…

— Десять дней! — холодно произнес граф, прерывая жену. — Но почему же вы нам не сообщили об этом раньше?

— Прошу меня простить, — сказал Майлс. — Это было моей ошибкой. Я не хотел ни о чем сообщать, пока не потеряю последнюю надежду, и я упорно отказывался это делать. Но когда Аннабелла пошла на поправку, я сразу же написал вам.

— Похвальные сантименты, — процедил сквозь зубы граф, — но ведь вы здесь в совершенной глуши. Я мог бы привезти из Лондона первоклассного врача.

— У нее такой и был, — заверил его Майлс. — Доктор Селфридж из Лондона, он консультирует самого.принца. Доктор уехал только вчера. И за Аннабеллой ухаживала великолепная местная знахарка, которой всецело доверяет доктор Селфридж. Миссис Фарроу как раз сейчас с ней. Она ей читает — у Аннабеллы очень быстро устают глаза, поэтому мы читаем ей вслух.

— Могу я ее видеть? — напряженно спросил граф.

— Несомненно. Сию минуту, если вам так угодно, — ответил Майлс, жестом указывая на лестницу. — Но может, вы предпочли бы сначала подкрепиться?

— Спасибо, но пока мы ее не увидим, кусок не полезет в горло, — сказала леди Уайлд, когда они направились к лестнице.

Майлс вошел в спальню первым, остановив графа и его супругу.

— Я думаю, что для нее это будет слишком большой неожиданностью, — объяснил он. — Пожалуйста, позвольте мне предупредить ее.

Граф с неохотой согласился. Майлс проскользнул в комнату.

— У меня для вас сюрприз, — сказал он Аннабелле, притворяя за собой дверь. — Вы слышали шум экипажа?

Это прибыли ваши родители. Они ждут за дверью и горят желанием видеть вас. Граф очень сердит на меня за то, что я не сообщил им о вашей болезни ранее.

— А зачем вообще нужно было сообщать им? — спросила она.

— Потому что вам потребуется еще время, чтобы полностью поправиться, и потому что они ваши родители.

Она облизнула губы. Рука поднялась к чепцу.

— Как я выгляжу? — нервно спросила она.

— На мой взгляд, вы выглядите прекрасно, — ответил Майлс и, стараясь быть честным, добавил: — Гораздо лучше, чем неделю назад, вы согласны, миссис Фарроу?

— Полностью с вами согласна, — подтвердила миссис Фарроу. — Щеки у вас порозовели, аппетит с каждым днем все лучше, и исчез этот мрачный вид. Никаких сомнений, намного лучше.

Это действительно так, подумал Майлс, но ведь он и миссис Фарроу хотели увидеть в ней перемены к лучшему. Сейчас он попытался посмотреть на Аннабеллу глазами ее родителей: на ее худобу жалко было смотреть, щеки впали, бледная, как сыворотка, на голове огромный кружевной чепец, скрывающий отсутствие волос. Ее родители рассчитывают увидеть красавицу невесту — именно такой они видели ее последний раз. Майлс попытался взять себя в руки. И все же он не лгал. Она выглядела гораздо лучше, чем неделю назад.

— Впустить их? — спросил он.

— Ну конечно, — ответила она, усаживаясь прямо. Аннабелла повернулась лицом к двери и улыбнулась.

Но тут же ее улыбка растаяла, Аннабелла побледнела, и по ее щекам полились слезы. Это не были слезы радости от встречи с родителями — она просто увидела выражение их лиц, которое появилось, едва они взглянули на дочь.

На то чтобы ее успокоить, потребовался целый день. Но даже тогда, когда матушка Аннабеллы перестала постоянно заламывать руки, она выбежала из ее комнаты в слезах.

— Ума не приложу, что делать! — восклицала она, обращаясь к своему зятю. — Если я говорю, что она выглядит лучше и что красота к ней вернется, она отвечает, что для меня важна только ее внешность. Если я ничего не говорю по поводу ее внешности, она спрашивает, почему я избегаю этого. Я не могу угодить ей, ну что мне делать?

— Немного подождать, — ответил Майлс. — Вполне естественно, что она расстроена своим нынешним состоянием. Из-за этого она обижается на вас и, поверьте мне, на саму себя. Дайте ей немного оправиться от болезни. Придет время, и она станет прежней.

— Он прав, — согласился граф.

Майлс заметил, что граф впервые с момента их прибытия обратился непосредственно к жене. Супруги не были в ссоре друг с другом, по крайней мере он этого не видел. Казалось, что они просто сосуществуют, и каждый живет своей отдельной жизнью. Тревога, вызванная болезнью дочери, объединила их, но только на время.

— Мы лишь еще больше ее расстраиваем, — продолжал граф. — Она поправляется. Сейчас и этого достаточно. За ней хорошо ухаживают, мы тут ничем не можем помочь, поэтому нам следует вернуться в Лондон. — Он посмотрел на Майлса. —Я бы хотел вновь навестить ее, когда вы переедете в Холлифилдс. Вы сказали, что отправитесь туда, как только Аннабелла достаточно окрепнет для путешествия. Полагаю, тогда она будет больше похожа на саму себя.

—Да, и нам бы этого очень хотелось, — ответил Майлс. — Это все временная реакция; из-за болезни она стала несколько капризной, но разве можно ее в этом винить? К моменту нашего прибытия в Холлифилдс, готов держать пари, она будет в лучшем настроении, и мы будем рады видеть вас.

— До отъезда я бы хотел перемолвиться с ней, — сказал граф.

— Ну конечно же. На тебя она не будет налетать, — промолвила графиня, шмыгая носом и прикладывая платок к глазам. — Скажи ей, что я люблю ее… невзирая на то, как она жестока со мной.

Граф вздохнул, обменялся с Майлсом ехидной улыбкой и отправился попрощаться с дочерью.

Аннабелла сидела, укутавшись в одеяло, в кресле у окна, на плечи была наброшена шаль.

— Итак, — начал ее отец, покачиваясь на пятках и глядя на нее, в то время как она смотрела в сторону, — мы уезжаем. Похоже, это самое разумное. Ты поправишься, возможно, даже быстрее, если мы не будем досаждать тебе. Тебе обеспечен хороший уход — а это беспокоило меня больше всего. Я не изменил своего мнения, — продолжил он, не дождавшись ответа. —Я по-прежнему считаю Майлса хорошим человеком. Но это на мой взгляд. Скажи мне, ты согласна с этим?

— Я не могу на него пожаловаться, — пробормотала она, все еще не поднимая глаз.

Граф кивнул.

— Я не изменил о нем своего мнения, как я уже сказал. Не изменила ли ты своего? — Теперь она смотрела ему прямо в лицо. — Буду как всегда откровенен с тобой, — сказал ее отец напрямик. — Ты согласилась выйти за него, потому что не могла найти никого лучше. Я считал также, что, по сути дела, он тебе безразличен. Мне бы хотелось знать: в этом отношении все осталось по-прежнему?

Аннабелла пожала плечами. Сейчас она была настолько подавлена, что ему трудно было прочесть какие-либо другие эмоции в этой тени той, прежней Аннабеллы. Но вот взгляд ее голубых глаз встретился с его взглядом, и он увидел слабую искру, которая напомнила ему ту Аннабеллу, которую он знал прежде.

— Он оказался лучше, чем я ожидала, — сказала она. — Думаю, лучше, чем я заслуживаю. Безумием было выходить замуж за незнакомого человека. Теперь я это понимаю, хотя и слишком поздно, конечно. Но несомненно, он достойный человек. Ты был прав. Это тебя радует?

— Если только это радует тебя, — ответил он, нахмурившись. — Мне бы этого хотелось. Мне бы много чего хотелось… Он сказал, что мы должны дать тебе время на поправку. Думаю, ты сама должна дать себе время и увидеть, можно ли также поправить и некоторые иные моменты. — Он помолчал в нерешительности, затем добавил: — И конечно, нужно время, чтобы ты поняла, что единственное, чего я всегда желал, — это твоего счастья. Мне бы очень этого хотелось. — Он нагнулся и поцеловал ее в лоб. — Мама передает тебе привет, она говорит, что ты ее не понимаешь.

Они обменялись короткими взглядами. Его тон смягчился.

— Она действительно тоже любит тебя, ты же знаешь.

— Знаю. — Она вздохнула.

— Я ей так и передам. Вот теперь я могу ехать. Будь умницей, моя Белла.

Он увидел, что на глазах у нее выступают слезы.

— Ты всегда говорил мне это, когда я была ребенком.

— Ты и сейчас мой ребенок, — ответил он, накрыв ее руку своей. — Помни это. Ну, береги себя. И помни, что природа может сделать очень многое. Но остальное должна сделать ты. Ты должна бороться и не уступать… своим сомнениям в том числе.

Она закусила губу, пытаясь совладать со своими чувствами.

— Отец, почему ты раньше не мог быть со мной таким? — спросила она, подняв голову. — Таким беспокоящимся, таким заботливым, таким теплым и добрым? Ведь когда я была маленькой девочкой, ты был именно таким. Почему же потом ты стал другим?

Граф опустил глаза, словно рассматривая свои руки.

— Раньше ты не нуждалась во мне… или так мне казалось. — Он поднялся и отошел от нее. — Прости меня за это. И помни, что если когда-нибудь ты будешь нуждаться во мне, не важно почему, лишь дай мне знать. Я не повторяю одну и ту же ошибку дважды. Я совершаю новые, — добавил он, чтобы заставить ее улыбнуться.

Но она не улыбнулась.

Аннабелла испытывала радость от своего несколько легкомысленного поступка. Впервые она сама спустилась вниз по лестнице. Миссис Фарроу наблюдала за ней с гордостью, хлопоча вокруг, словно заботливая наседка. Аннабелла твердо отказалась от помощи и, осторожно ступая по ступенькам лестницы, отчаянно цеплялась за перила. Слуги, затаившиеся в укромных уголках холла, сдерживали дыхание. Миссис Фарроу тихонько ступала рядом. Аннабелла прекрасно понимала, что передвигается со скоростью черепахи, но, даже несмотря на это, она торжествовала.

У нее получилось! Она сама спустилась вниз!

— Прежде всего вы должны выздороветь. Вместе со здоровьем к вам вернется и красота, — сказала ей миссис Фарроу. — Свежий воздух, если позволяет погода, и зарядка, если позволяет состояние. Вам необходимо принимать и другие средства наряду с замечательными лекарствами, которые оставил для вас доктор Селфридж. Не беспокойтесь, я рассказала ему, как собираюсь вас лечить, и он это одобрил.

— Снадобья помимо его лекарств? — спросил Майлс.

— Конечно. Некоторые традиционные средства будут излечивать тело и одновременно питать его. Масло из печени трески для ваших костей, миледи, — обратилась она к Аннабелле, — также сделает ваши волосы блестящими.

Аннабелла презрительно фыркнула:

— Какие волосы?

— Волосы, которые уже начали отрастать, будут блестящими и яркими, — спокойно ответила миссис Фарроу. — Капля золотого адиантума также способна творить чудеса. От головной боли мы будем вам давать тимьян, который также улучшит ваш аппетит. Для этой цели можно использовать и руту. Припарки из купены помогут ликвидировать синяки, которые остались от банок и пиявок, они смягчат и очистят вашу кожу, как и бархатцы и ромашка. На самом деле настой из ромашки, который принимают как тонизирующее средство, улучшает цвет лица—есть множество полезных трав, которые оказывают двойное действие. Травы, диета из яиц, молока, ягод — и результаты будут потрясающими.

— Поистине «кипите травы, изыди отрава», — прокомментировал Майлс. — Миссис Фарроу, если бы вы не были такой симпатичной, чтобы быть колдуньей, у меня бы зародились сомнения на ваш счет.

— Ну уж симпатичной, милорд! Откуда вам известно, что я не старая карга, которая выпила свое варево, чтобы изменить внешность? Только, пожалуйста, не рассказывайте об этом моему мужу, а то мне придется несладко.

Майлс рассмеялся, а женщина добавила:

— Проследите, чтобы миледи принимала лекарство, и колдунья я или нет, но вам не придется ни о чем беспокоиться.

— Я не буду беспокоиться, — ответил он. Беспокоилась Аннабелла — и раньше, и теперь. И вот сейчас, спустя десять дней, она стояла в парадном холле и была решительно настроена пройти самостоятельно весь путь до гостиной, чтобы, выйдя из библиотеки, Майлс увидел ее там.

Муж увидел ее раньше. Он медленно шел из библиотеки и остановился как вкопанный, когда увидел, что Аннабелла стоит в холле. Она пошатывалась, а лицо у нее было совершенно серого цвета. На голове красовался один из тех огромных кружевных чепцов, из-за которых голова казалась больше, чем тело, а это тщедушное тело было одето в голубое закрытое платье с длинными рукавами, которое свисало и складками ложилось вокруг нее. Аннабелла выглядела такой маленькой, такой худой и невесомой, что его первым порывом было подхватить ее на руки, прежде чем она упадет. Он сделал шаг вперед. И тут же заметил миссис Фарроу, стоявшую за спиной Аннабеллы, она хмурилась и осуждающе смотрела на него. Твердым предупреждающим жестом миссис Фарроу подала ему знак остановиться.

Пусть, пусть сама.

Он вновь посмотрел на Аннабеллу и увидел ее глаза: горящие, полные жизни и радостного ожидания.

— Миледи, — сказал он, когда наконец все понял, — вас отнес вниз лакей? Вам следовало позвать меня.

— Я спустилась вниз сама, — ответила она. Аннабелла высоко подняла голову, потому что слова прозвучали по-детски даже для ее собственных ушей. Какой же дурочкой она должна казаться! Только жалкий инвалид будет гордиться такими младенческими достижениями. Она ведь леди Аннабелла Уайлд… Пелем, напомнила она себе. Украшение лондонского общества. И вот она напрашивается на похвалу за то, что самостоятельно спустилась по лестнице?

— В самом деле? — спросил он с неподдельным изумлением и восторгом. — Замечательно! Самостоятельно? Скоро мы начнем проводить состязания по ходьбе. Мне, пожалуй, стоило бы попрактиковаться. Ну, садитесь и расскажите мне об этом поподробнее. Или вам больше хотелось бы отправиться куда-нибудь потанцевать?

— Я направлялась в гостиную.

— Какое совпадение — я тоже.

Он предложил ей руку. Она с благодарностью приняла ее, стараясь опираться не так сильно, как ей того хотелось. Но его рука была твердой как скала. Она уступила и повисла на его руке, пока он «конвоировал» ее в гостиную, ставшую одной из самых любимых ее комнат, где она с удовольствием уединялась, с тех пор как стала в состоянии покидать свою спальню. Эта комната была по-деревенски непритязательной, но отделанной с большим вкусом, пушистые ковры и удобная старая мебель делали ее очень уютной. Отделка в коричневых, красных и золотистых тонах выглядела теплой и приветливой, несмотря на то что нежданные холода отсрочили наступление лета. Солнечный свет лился через высокие окна, а мерцание огня и потрескивание дров в прекрасном каменном камине усиливали успокаивающую атмосферу.

Он усадил ее в кресло и улыбнулся, глядя сверху вниз.

— Это все очень хорошо, — сказал он ей. — Я не шутил, когда говорил, что не за горами тот день, когда вы снова будете в форме. Не так ли, миссис Фарроу? — спросил он. Но когда он поднял голову, то увидел, что той нет в комнате. — Хотела дать нам возможность побыть наедине, я полагаю, — сказал он Аннабелле.

— Эта женщина ангел и воплощенное благоразумие. Я не знаю, как мы сможем отблагодарить ее. Деньги она не возьмет. Гарри говорит, что ее муж человек состоятельный, поэтому в деньгах она не нуждается. Пожертвовать деньги на ее благотворительные акции, как она предлагает, мне кажется, этого недостаточно, ведь она стала нашим спасителем; мне говорили, что она занимается врачеванием из чувства долга и сопереживания.

Она рассказывала мне, что это семейная традиция. Если бы мир был устроен по-другому, эта женщина скорее всего стала бы врачом, так по крайней мере она мне говорила.

— Ага! Среди нас завелся «синий чулок»?

— Не думаю, — произнесла Аннабелла серьезно. — Она не сидит целый день за книгами. Но она более образована, чем большинство мужчин. Кстати, миссис Фарроу говорит, что мужчины обращаются с женщинами как с детьми… пока не заболеют, тогда они сами превращаются в детей. Я никогда раньше не встречала таких людей… но ведь я не так много общалась с женщинами.

— Но почему же? — спросил Майлс. Сев на стул напротив нее, он наклонился вперед и приготовился слушать.

Аннабелла помолчала в нерешительности. Этот вопрос она часто задавала себе и даже немного стыдилась этого — но без всяких на то оснований, как всегда утверждала ее мать.

Она чуть нервно вздернула голову, обдумывая ответ.

— Конечно, в детстве у меня были подруги, — начала она. — Но с возрастом они исчезли. — Она опустила глаза, рассматривая свои руки, потом снова вскинула ресницы и посмотрела на Майлса своими великолепными голубыми глазами, в ее взгляде смешались вызов и мольба. — Понимаете, девушки… женщины… они потом из подруг превращаются в соперниц… когда начинают искать мужа. А эти поиски начинаются очень рано. Я, например, отправилась на свой первый бал в поместье, когда мне было шестнадцать. И другие девушки начали вести себя по отношению ко мне совсем по-другому.

— Потому что вы были окружены поклонниками? — спросил он мягко.

Она кивнула, вновь опустив глаза.

— Мама говорила, что я не должна воспринимать это как что-то личное, но я не могла. Меня это очень задевало. А потом… полагаю, я пыталась отплатить им той же монетой, еще больше привлекая внимание мужчин и молодых людей. И мне это удавалось! Предложений было как цветов весной. Особенно от тех джентльменов, на которых, как мне было известно, рассчитывали другие девушки. Но что-то я слишком разговорилась, — произнесла она весело, пытаясь скрыть свое неожиданное смущение. «Как глупо, должно быть, все это звучит, как жалко, ведь теперь я могу заинтересовать собой только докторов».

Она опустила голову, чтобы скрыть слезы, и достала из рукава платок.

— Пропади ты пропадом! — сказала она, всхлипывая. — Терпеть не могу эту сырость! Но такие беспричинные слезы неизбежны, когда выздоравливаешь, так по крайней мере говорит миссис Фарроу.

Он подождал, пока она успокоится, впрочем, и ему нужно было время, чтобы прийти в себя. То, что он услышал, его совсем не обрадовало. Нет, слезы были ни при чем. Новость о том, что у нее нет подруг. У большинства женщин они есть, даже у самых красивых. Еще один удар по его честолюбивым замыслам, еще одно доказательство того, что он совершил глупость, поторопившись с женитьбой. Он вступил в брак, рассчитывая помочь матери и сестре, но выбрал невесту, которая не ладит с женщинами. «Прекрасно, — поздравил он себя. — Так тебе и надо. Твоя красавица невеста утратила свою привлекательность, а другими достоинствами она, похоже, не обладает».

Но это было нечестно и несправедливо. Она обладала сильным характером, решительностью и смелостью. Она не жаловалась и не хныкала, когда была тяжело больна. И даже когда ей было тяжелее всего, она винила только себя. Это умная, интересная и проницательная женщина, она обладает потрясающим чувством юмора, ей нравится ловить рыбу; кто знает, какие еще достоинства он сможет открыть в ней? И ему необходимо это сделать, подумал он уныло, потому что надо хоть как-то спасать свой брак — ради нее, да и ради себя самого. Возможно, они совершили большую ошибку, но это не означает, что все потеряно.

Он знал ее так же плохо, как и она его. По крайней мере надо попытаться восполнить хоть этот пробел. Нужно побольше рассказывать ей о себе, может быть, это сподвигнет ее на собственные воспоминания. Он не будет спешить, он будет внимательно слушать и молить Бога, чтобы в ее рассказе обнаружилось что-то, что может стать фундаментом, на который они смогут опереться.

Глава 10

Майлс сидел и слушал, как потрескивают дрова в камине, ожидая, пока Аннабелла успокоится. Когда она засунула свой платочек обратно в рукав, он откинулся на спинку стула, сложил руки и произнес:

— Вы говорите, что у вас было не так-то много подруг в юности? Что до меня, то друзей было, пожалуй, слишком много.

— Правда? — спросила она заинтересованно.

— Да, по крайней мере так говорила моя матушка. Я вырос в деревне. Не в Холлифилдсе — это поместье моего покойного дядюшки, оно гораздо роскошнее. Нет, я вырос в более скромном поместье в одном из графств к западу от Лондона. Когда-нибудь мы обязательно съездим туда. Я люблю это место, но понимаю, что жить в Холлифилдсе — значит иметь вес и влияние в обществе, а это именно то, в чем семья сейчас нуждается. Наше имение представляло собой небольшое владение, этакое отдаленное дворянско-фермерское поместье. Мой отец позволял мне бегать повсюду. «Без присмотра, но под разумным надзором» — как он выражался. Отец говорил, что поскольку я вырасту и выйду в меняющийся мир, мне следует лучше познакомиться с этим миром, не ограничивая знакомство с ним рамками поместья и школы. Поэтому он позволял мне играть с местными ребятишками: сыновьями кузнецов, фермеров, с кем угодно. Я проводил все лето и все каникулы в шумных, веселых играх со всеми мальчишками поместья и деревни, по сути, я учился у них. Я научился большему, чем ожидал мой отец… но, я думаю, ему это было известно, и это было именно то, чего он хотел. — На лице Майлса появилась улыбка, вызванная воспоминаниями. — Мой отец тоже брал меня на рыбалку, но настоящей рыбной ловле меня обучили привратник и его сын. Точно так же, как сыновья кузнеца показали мне, где можно увидеть местных контрабандистов, которые как раз в наших краях разгружали вино, а сын местного фермера впервые рассказал мне правду о женщинах и мужчинах и о тех загадочных вещах, которыми они занимаются вместе. Они и другие соседские ребята были моими близкими товарищами и лучшими друзьями, и они показали мне разные стороны этого мира, и плохие и хорошие. Моим самым закадычным другом был сын викария, что оказалось весьма кстати, когда… — Выражение его лица изменилось. Майлс, запнувшись, откашлялся и продолжил: — …наступили трудные времена. Она совершенно позабыла про свои слезы, все ее внимание было поглощено его рассказом.

— Какие трудные времена?

Он сделал глубокий вдох и ответил, продолжая смотреть на свои сжатые руки:

— Очень трудные. Когда отец умер, моя мать снова вступила в брак. Ее новый муж оказался негодяем; это вам должно быть известно. Она вступила в новый брак столь же поспешно, как и мать Гамлета, только, слава Богу, Питер Проктор не был нам кровным родственником. И отца моего он не убивал, хотя не сомневаюсь, что сделал бы это, если бы знал его и догадывался, какую выгоду он извлечет, женившись на его вдове.

И точно так же, как несчастный датский принц, — продолжил Майлс слишком бодрым голосом, который никак не соответствовал горькому сарказму, звучавшему в его словах, — я вернулся из школы домой, чтобы утешить мою мать, но обнаружил, что она вновь вышла замуж. Я пришел в ужас. Но осмеливался питать надежду. Поначалу этот тип казался неплохим человеком.—Майлс поднялся, подошел к окну и продолжил свой рассказ: — Проктор довольно красивый мужчина, если вам нравится такой тип: крупный, крепкий, румяный. Очень общительный и уверенный в себе. Вероятно, матери он казался человеком, на которого можно опереться. Моя матушка не очень-то самостоятельна, — сказал он, бросив взгляд на Аннабеллу. — Она была большой красавицей и привыкла к тому, что мужчины делали для нее все. Так делал мой отец. Единственное, чего он требовал от жены, — это чтобы она эдаким красивым цветком сидела дома, украшала его жизнь и чувствовала себя счастливой. Да и ее собственный отец не готовил ее ни к чему другому. Но разве много вы найдете мужчин нашего круга, которые требуют большего от своих дочерей или жен? — спросил он ее с улыбкой, напоминающей гримасу. — Матушка думала, что Проктор — мужчина того же типа, что был ее отец и мой, так мне кажется. Но как выяснилось, она допустила огромную ошибку.

Аннабелла, охваченная неожиданной тревогой, сидела абсолютно прямо. Понимает ли он, что описание его матери звучит как критика в ее собственный адрес? А может, таким образом Майлс порицает ее? Но казалось, что он всецело поглощен своим рассказом.

— Проктор тоже хотел, чтобы жена была его украшением, — продолжил Майлс, — а еще он хотел получить деньги моего отца. Когда он до них добрался, причем поразительно быстро, он нашел, как еще можно использовать мою мать, вернее, ее имя и положение в обществе. Именно они обеспечили ему доступ в лучшие дома, поскольку, несмотря на то что у него имелись кое-какие фамильные связи, он не был принят в свете, а ему хотелось проникнуть в высший свет, чтобы иметь возможность выуживать у людей их деньги. То, что он разорял нас, еще можно было вынести, но то, что он нас позорил, было невыносимо. — Майлс помолчал. — Извините за нечаянный каламбур. Действительно невыносимо. Точнее — нестерпимо. Я покинул страну, потому что не мог более его терпеть, а он не мог, да и не хотел обеспечивать меня, впрочем, похоже, он не мог обеспечивать и свою семью. Его денежные махинации открылись, прошел слух, что чистокровные верховые лошади, которых он так удачно продал по непомерно высокой цене, на самом деле принадлежат кому-то другому, повсюду шептались о его шулерстве за карточным столом и при игре в кости. На наши деньги ему становилось все труднее вести тот образ жизни, к которому он привык. А деньги эти покидали его так же быстро, как и удача за игорным столом.

Родители моей матушки давно умерли, и ее отец, как это принято, оставил свое состояние сыну. Я пошел служить на флот. У меня не было денег, чтобы купить офицерский чин в армии, но мне сказали, что во флоте можно продвигаться вверх по карьерной лестнице за счет собственных способностей. Так я и делал. Я приложил очень много усилий.

Он разжал кулаки и посмотрел на свои ладони.

— Мозоли сейчас не так заметны, но у меня их было немало. Но оно того стоило. Я очень старался, и мои старания сделали из меня мужчину — богатого мужчину. «Платил за это я годами на чужбине», — тихо произнес он и улыбнулся. — Высокопарно, но верно. Мне нравилось ходить в море, нравилось видеть перед собой открытое, свободное пространство, поэтому такая работа мне очень подходила.

— Но ведь это опасно!

— Опасно? — Он рассмеялся. — Я был молод, недоволен жизнью на суше и настроен патриотически. Опасностей я боялся меньше всего. Нет, я ничего не имел против службы, но я мог бы прекрасно прожить без этих лет вдали от Англии, без долгих походов под парусами, вдали от дома и семьи… — Он замолчал, увидев выражение лица Аннабеллы. — Пожалуйста, не надо меня жалеть. Я выжил и извлек пользу для своего ума, тела и банковского счета. Самым большим моим желанием на службе его величеству было желание вернуться домой, чтобы показать Проктору, как много мне удалось достичь и как мало я сделаю для него. Но когда я покинул судно, меня тут же отправили с поручением по делам его величества, и я в течение некоторого времени не имел связи с домом. Когда же я наконец вернулся, то обнаружил, что у меня отняли мой приз — Проктор давно скончался. Все, что у меня осталось, — это мое состояние и моя семья. — Его усмешка была сардонической. — Бедняга я, правда? У меня есть больше, чем у большинства людей, и нет никакого права жаловаться.

Майлс уселся напротив Аннабеллы, выжидательно глядя ей в глаза.

— Итак, — произнес он с неожиданным смешком, — только посмотрите, что я делаю! Я прошу вас рассказать о вашей жизни и без умолку говорю о своей. Так не годится, но по крайней мере я показал вам пример. Теперь расскажите мне о себе. Чем вы любите заниматься? Мы можем провести наш медовый месяц традиционным образом, но ведь мы же можем использовать это время и для того, чтобы лучше узнать друг друга.

Аннабелла расслабилась. Что она умела — так это поддерживать разговор. Ей казалось, что вести светскую беседу она будет в состоянии и на смертном одре… Аннабелла начала говорить и умолкла. При мысли о смертном одре слова замерли у нее на языке, но тут она заметила испуганный взгляд Майлса и увидела, что он поднимается на ноги.

— Не волнуйтесь, со мной не случилось припадка, — сказала она, сделав ему рукой знак, чтобы он сел. — Мне так много надо вам сказать, что я просто не знаю, с чего начать. Я собиралась «поддержать разговор». Но потом я вдруг поняла, что это будет не то, что вы хотели бы услышать. Я умею вести очаровательный разговор о пустяках. Это нужно уметь, если ты хочешь иметь успех в обществе. Но такой разговор ничего не расскажет вам обо мне, он лишь продемонстрирует, что я умею это делать. На мой взгляд, самый лучший способ узнать обо мне — это провести со мной какое-то время. Думаю, что время расскажет вам то, что вы хотите узнать. У него был недоуменный вид.

— Великолепный ответ. Так меня еще никто не озадачивал. Неудивительно, что вами так восхищаются в обществе. Итак, — сказал он, услышав, как она рассмеялась, — вы хотите, чтобы я жил с вами? Хорошо. Думаю, я смогу это устроить.

Она бросила на него лукавый взгляд, такой, который некогда свел бы с ума толпу мужчин.

— Вы полагаете, что можете жить вместе со мной? Это для вас что-то новенькое, не так ли?

— В таком случае эта новость для меня очень приятна.

Она улыбнулась, но настроение вдруг испортилось. Какой бы очаровательной ни была эта игра словами, для пары, проводящей свой медовый месяц, подобный разговор был абсурдным. Такие разговоры им следовало вести в период ухаживания. Ведь сейчас у них был медовый месяц — время, которого новобрачные так ждут до свадьбы и которое они проводят вдвоем. Так происходит, когда влюбленные узнают друг друга до свадьбы, а медовый месяц — это время, когда они познают друг друга.

Это напомнило ей о том, что необходимо еще что-то сказать, что-то очень трудное. Она всегда отдавала свои долги, а теперь не могла. Она заставила себя заговорить, хотя ей пришлось опустить при этом глаза.

— Мне очень жаль, что так проходит наш медовый месяц, — произнесла Аннабелла без всякого выражения. — Но вскоре я смогу быть вам женой… во всех смыслах…

Она подняла глаза, и прежде чем Майлс сумел овладеть собой, успела заметить на его лице выражение некоего отторжения.

— Вы просите прощения? — спросил он, и его выражение смягчилось. — Но вам не за что просить прощения. И я вполне мог оказаться на вашем месте. Что до ваших супружеских обязанностей, прошу вас поверить, что я согласен подождать, пока вы не поправитесь.

Но промелькнувшее на его лице выражение неприятия уже сказало ей все. Его приводила в ужас сама мысль о физической близости с ней.

— Ну вот! Я совсем не хотел, чтобы вы снова начали плакать. — Он взял ее за руку. — Скажите мне, вы утомились? Неудивительно. Вы слишком быстро идете на поправку. Отнести вас наверх?

Она кивнула.

Майлс сгреб ее в охапку и понес по лестнице. Аннабелла крепко обняла его за шею. Не потому что боялась, что он ее уронит, а потому что не хотела, чтобы ему было тяжело… и потому что поняла, как это приятно.

Он нес ее так бережно, что это опять вызвало у нее эти треклятые слезы. Она спрятала голову у него на груди. Под кончиками пальцев Аннабелла почувствовала мягкие и чистые волосы у него на груди. Она вдыхала его запах: лимонного мыла и его собственный, не поддающийся описанию, пленительный аромат.

Взгляд Майлса был прикован к лестничным ступенькам, когда они поднимались, и она принялась исподтишка наблюдать за ним. Темные ресницы были короткими, но очень густыми. Раньше она этого не замечала. Но ведь раньше она и не рассматривала его так внимательно или, скорее, в упор, возможно, оттого, что во время их помолвки она мало обращала на него внимания, так и не позволив себе задуматься над тем, что она действительно выходит за него замуж. Возможно, еще и потому, призналась она себе сейчас, что она ощущала неловкость, встречая живой, понимающий взгляд его серо-голубых глаз.

Он очень привлекательный мужчина, вновь подумала она и удивилась, какие глупости приходят ей в голову. Конечно, он кажется ей привлекательным! Ведь кроме него здесь нет мужчин. Но он-то здесь, и он не только внешне привлекательный, но и добрый, порядочный мужчина, раньше она никогда по-настоящему не осознавала этого. Как же ей повезло… повезло ли?

— Что, опять слезы? — чуть хрипло спросил он. — Ну, ну, миссис Фарроу сварит вам один из своих восхитительных эликсиров, и вы глазом моргнуть не успеете, как снова почувствуете себя хорошо. Вы так быстро и так хорошо поправляетесь, это всего лишь небольшой рецидив. Ну все, все, — начал он успокаивать ее тихим проникновенным голосом, — не надо столько плакать, а то нас сейчас смоет вниз по лестнице…

Аннабелла перестала плакать и засмеялась. Но ее смешок был искусственным. Он говорил с ней как с ребенком. Сколько же времени пройдет, задалась она вопросом, когда он снова будет смотреть на нее как на женщину? Если вообще будет.

— Я люблю танцы не меньше, чем рыбалку, — сказала она.

Он замер, посмотрел на нее и поднял брови.

— И театр, как вам известно, а еще я люблю читать романы Минервы Пресс, но этого вы пока не знаете. Еще мне нравятся поросята из марципана, а если говорить о поросятах, то я сама, как поросенок, не могу удержаться от обжорства, если передо мной банберийская слойка с изюмом и цукатами или пирог со смородиной. Спрашивайте меня о чем угодно, Ма…

Она собиралась произнести: «Спрашивайте меня о чем угодно, Майлс». Но запнулась на полуслове, осознав, что никогда не обращалась к нему по имени. Она вышла замуж за человека, который был ей чужим, она даже в постель легла с чужим человеком, и таким он мог остаться для нее навсегда. Возможно, ему больше не захочется иметь с ней интимную близость, но, конечно, чувство долга возьмет верх над нежеланием заниматься любовью с непривлекательной женщиной.

— В чем дело? — спросил он.

Она сильно затрясла головой, боясь разрыдаться. Все это было правдой, и она досадовала на саму себя, и ей было стыдно, что глаза у нее на мокром месте. Но от всего этого у нее в глазах появилось еще больше слез.

— Ну хватит, хватит! — сказал он и двинулся вверх по лестнице. — Вам пора в постель, миледи. Скоро вам станет лучше, и, как только это произойдет, мы отправимся домой. В любом случае мы не собирались задерживаться здесь надолго. Поверьте мне, вы лучше будете чувствовать себя, как только мы окажемся у меня… у нас дома, в моей семье.

Охвативший Аннабеллу испуг вмиг высушил все ее слезы.

— Говорю вам еще раз, на щеках у вас румянец, синяки сошли, вы можете смотреть на себя без всякого содрогания, — сказала миссис Фарроу Аннабелле. — Вы поправляетесь гораздо быстрее, чем вам кажется.

Аннабелла отвернулась от зеркала и молча оттянула платье, показывая, как оно стало ей велико.

— Едва ли имеет смысл ушивать его, поскольку скоро все ваши платья будут вам впору, — невозмутимо сказала миссис Фарроу.

Аннабелла пристально посмотрела на нее и демонстративно сорвала с головы свой кружевной чепец. На голове уже появился темный пушок, который больше походил на тень, чем на волосы.

Выражение лица миссис Фарроу не изменилось.

— Да, они отрастают. И уже начинают виться.

— Да, очень привлекательно. Выглядит точь-в-точь как прежние волосы, только не такие пышные, — горько сказала Аннабелла, опуская взгляд и вновь натягивая на себя чепчик.

— Волосы у вас отрастают, — сказала миссис Фарроу. — Вы уже можете ходить самостоятельно, и ветром вас не сдувает. А вчера вы даже ходили ловить рыбу…

— Вчера я сидела на берегу и смотрела, как он ловит рыбу, — поправила ее Аннабелла. Она замолчала, вспоминая. Не важно, что сама она не могла ловить, ей было достаточно интересно просто наблюдать.

Майлс был прекрасным рыболовом, он очень умело забрасывал удочку, но не это доставило ей такое удовольствие. Они молчали, чтобы не распугать форель, но тем не менее они общались. Он позаботился об этом, хотя это означало, что он ничего не сможет поймать. Вместо того чтобы сосредоточиться на рыбалке, он развлекал ее. Мимикой и жестами Майлс показывал, что именно собирается делать, пока она не начинала давиться от едва сдерживаемого смеха. Он притворялся, что поскользнулся на камне и вот-вот свалится в воду, демонстрировал свое недовольство, когда намеренно неудачно закинул удочку. В следующий раз Майлс изображал преувеличенную радость, сменившуюся ужасом, когда он якобы почувствовал что-то на крючке и… потерял наживку.

Он ничего не поймал. Но Аннабелла получила такое огромное удовольствие, на которое даже и не рассчитывала.

Миссис Фарроу заметила ее озабоченность и добавила:

— Вы находитесь здесь уже больше месяца; его семейство наверняка уже начинает волноваться.

— Они ни в коем случае не думают, что у нас счастливый медовый месяц, — отрезала Аннабелла. — Он сообщил им о моей болезни. А если вы переживаете из-за того, что вам приходится приходить сюда и ухаживать за мной, то в этом нет необходимости, — добавила она высокомерно. — Я прекрасно могу обходиться без посторонней помощи.

— Именно в этом и заключается моя задача, — ответила миссис Фарроу и улыбнулась. — Я пришла, чтобы заботиться о вас, пока вы нуждаетесь во мне. Но, миледи, возможно, это удивит вас, я здесь, чтобы заботиться не только о вашем здоровье. Вы умная и энергичная женщина, и этими вашими качествами я восхищаюсь. И вы добрая, несмотря ни на что. Болезнь может превратить человека в чудовище, по крайней мере я видела многих женщин, которые отвратительно обращались со своими друзьями и родственниками. Вы всегда вежливы, даже со слугами. И как бы язвительно вы ни высказывались, когда у вас плохое настроение, сарказм отличается от швыряния вещами. Поверьте, мне не раз приходилось уклоняться от брошенного в меня ночного горшка.

Аннабелла не смогла сдержать улыбку, а миссис Фарроу продолжала:

— Вы начитанны, и у вас хорошее чувство юмора. Я рада, что познакомилась с вами. И я предлагаю вам отправиться в Холлифилдс не ради себя, но ради вас и ради него. Время пришло.

— Дорогая, милая миссис Фарроу, — вздохнула Аннабелла, ее плечи грустно поникли, — вы правы. Пожалуйста, простите мне мою резкость. Я так благодарна вам, вы так много для меня сделали. Вы видели меня в самые плохие времена и помогали мне достойно их переносить. И поэтому я говорю вам то, чего не сказала бы, возможно, просто не могла бы сказать кому-то другому: я бы отправилась хоть завтра, но… я боюсь. — Взгляд Аннабеллы молил о том, чтобы ее поняли. — Все дело в том, что я избалована, — сказала она. — Я была такой красавицей. Это не самонадеянность, по крайней мере теперь, когда я потеряла свою привлекательность. Но сейчас я понимаю, как много для меня это значило. Это было главным во мне. Я не говорю, что это всегда, да и вообще когда-либо помогало мне получать то, что я хотела, — добавила она с кривой усмешкой. — Вовсе нет. Но это отличало меня. Я ведь славилась своей красотой. Как же я смогу появиться в свете теперь, когда я так выгляжу? И смогу ли я вращаться в свете потом, ведь из-за этого я стану другой. Я уже стала. Я чувствую себя голой, я себя… просто не узнаю.

— В таком случае должна сказать, что пора узнать себя.

— Что готовит мне будущее? — прошептала Аннабелла еле слышно.

— Этого никто не знает, миледи, и это не зависит от внешности. Но мы не можем спрятаться от нашего будущего, в этом нет никакого резона. И даже если мы будем прятаться от него, оно все равно наступит. Вопрос лишь в том, хотим ли мы прожить это будущее, скрываясь, или нет.

Аннабелла подняла голову:

— Это вызов?

Миссис Фарроу пожала плечами:

— Можно воспринимать и так. Это всего лишь истина.

— Понятно. Никто никогда не посмеет сказать, что я не приняла вызова, какая бы ни была цена, — сказала Аннабелла. — В конце концов, я настоящий специалист по прыжкам в неизвестность, разве не так?

Глава 11

По подсчетам Аннабеллы, это началось приблизительно через три часа двадцать минут после того, как они выехали из охотничьего домика.

Тогда они остановились в придорожной гостинице, чтобы перекусить. Майлс, который ехал верхом впереди кареты, въехал во двор гостиницы и дал знак экипажу следовать за ним. Он спешился, навел справки и подошел к карете.

Чтобы он мог говорить с женой, горничная леди Пелем с шумом опустила окно кареты.

— Тут чисто, и еда пахнет восхитительно, — сказал Майлс жене. — Хорошее место, чтобы сделать остановку.

— Я могу ехать и дальше. Я ничуть не устала. И сейчас еще только полдень, — возразила она.

— Я обещал миссис Фарроу, что мы будем часто останавливаться, — настаивал Майлс. — Она сказала, что если вы утомитесь, то возможен рецидив.

— Но я еду в экипаже, — не сдавалась Аннабелла. — Это меня совсем не утомляет.

Он открыл дверь кареты и протянул руку, чтобы помочь ей спуститься по ступенькам.

— В нашем распоряжении масса времени, — сказал он. — В Холлифилдсе никто не знает, что мы едем, поэтому нас не ждут. Да, вы сейчас гораздо лучше себя чувствуете. Но я беспокоюсь о себе. Если у вас будет рецидив, миссис Фарроу меня не пощадит. Ну, смелее, миледи, составьте мне компанию, чтобы заморить червячка или двух, если вы действительно хотите доставить мне удовольствие.

Ей ничего не оставалось делать, как выйти из кареты.

Это была прелестная гостиница и, судя по деревянно-кирпичной архитектуре, очень старая, но свежевыкрашенная и аккуратная. Глициния и ракитник карабкались по стене и шпалерам, разбрасывая по небольшому дворику мерцающие желтые и багряные тени. Во дворе было выставлено несколько столов. Майлс проследил за направлением ее горящего желанием взгляда и покачал головой.

— Прелестно, — согласился он. — Но открыто ветру — а это именно то, чего, по словам миссис Фарроу, вам следует избегать. Кто знает, когда могут набежать тучки? Нет. Только в доме, пока вы, миледи, не окрепнете настолько, чтобы победить меня в соревновании по ходьбе.

Аннабелла взяла мужа под руку и вошла в гостиницу. День был погожим, но не жарким, внутри гостиницы было достаточно комфортно, и Аннабелла не могла пожаловаться на жару. Но ей так хотелось посидеть на открытом воздухе. Она чувствовала себя прекрасно и была немного возбуждена. Она наслаждалась этой вновь обретенной свободой, а после долгих недель постельного режима даже посещение простой деревенской гостиницы было волнующим событием.

Только беспокойство о том, как сложится жизнь с родственниками мужа в его поместье, несколько омрачало ее настроение, тем более она знала, что ей придется оставаться в их доме до тех пор, пока она окончательно не придет в себя. Но несмотря на все волнения, она была жива и здорова, а день был прекрасный. Аннабелла подняла голову и улыбнулась. Теперь, когда у нее хватило решимости покинуть охотничий домик, она готова ко всему. Но не к тому, что произошло далее. — Милорд, — приветствовал их хозяин гостиницы, кланяясь Майлсу, — миледи, — добавил он, взглянув на Аннабеллу. — Добро пожаловать, — обратился он к Майлсу. — Ваши слуги прекрасно устроятся здесь, сэр, но думаю, что вам больше придется по вкусу отдельная столовая. Сюда, будьте так любезны.

Он провел их мимо пивной, где за кружками сидели несколько местных жителей. Мужчины с любопытством взглянули на вновь прибывших господ и снова вернулись к прежнему занятию — обсуждению местных новостей за кружкой эля.

Майлса и Аннабеллу усадили в уютной комнатке, в старые сводчатые окна которой были вставлены толстые рифленые стекла — они пропускали свет, но снаружи ничего не было видно. Жена хозяина в необычайном волнении поспешила принять у приехавших заказ. Как только Майлс сделал его, она присела в реверансе и вышла. Майлс расслабился и с удовлетворением откинулся на спинку стула. Он посмотрел на Аннабеллу. И тут же улыбка исчезла с его лица.

— Вы хорошо себя чувствуете? — спросил он, наклоняясь вперед и беря ее за руку. — Вы очень побледнели.

— Я чувствую себя прекрасно, — ответила она. Но она солгала. Она чувствовала себя отвратительно, но объяснять причину своего ужасного состояния ей совершенно не хотелось.

Она прошла через комнату, наполненную мужчинами, незамеченной. Впервые в жизни. Хозяин постоялого двора лишь мельком взглянул на нее, а потом перевел взгляд на Майлса, словно ее и не было. Мужчины, сидевшие в баре, не обратили на нее внимания, и не потому, что боялись проявить назойливое любопытство, а потому, что она, очевидно, не вызвала у них никакого интереса. Казалось, что даже трактирщица не замечает ее.

Аннабелла очень волновалась, представляя себе этот день, — боялась, что когда наконец она отважится появиться на людях, на нее будут глазеть, потому что она уродлива. Но то, что произошло, было гораздо хуже. Ее просто не замечали.

С тех пор как она себя помнила, стоило ей лишь войти в комнату, и она оказывалась в центре внимания. Ее присутствие никогда не оставалось незамеченным, привлекая внимание мужчин, женщин и даже детей. Женщины рассматривали ее лицо, волосы, одежду; некоторые с завистью, некоторые с прицелом — пытаясь понять, как можно добиться такого «вида». А некоторые смотрели на нее с отчаянием, понимая, что им с ней никогда не сравниться.

Аннабелла более привыкла к реакции мужчин, поскольку женщин она едва удостаивала взглядом. В глазах многих мужчин, когда они видели ее впервые, она читала неприкрытое вожделение. Но чаще их лица демонстрировали скорый, бросающийся в глаза интерес, одобрение и желание. Это желание не было похотливым — мужчины, даже счастливо женатые, наслаждались обществом красивой женщины. Это зажигало их, они расправляли плечи и чаще улыбались в ее присутствии. Даже дети вели себя необычно, когда видели ее. Они застенчиво жались к ней, наблюдали за ней с восторгом. А некоторые даже спрашивали, не сказочная ли она принцесса.

Никто и никогда не оставался равнодушным.

Аннабелла вновь постаралась оценить свой внешний вид. Она знала, что сейчас выглядит не так плохо, как несколько недель назад. На ней был чепчик, а также модный капор, прикрывающий его и сбоку оставляющий видимым лишь профиль. Этот профиль демонстрировал бледное, со впалыми щеками, лицо. И платье все еще было ей велико. Но она больше не выглядела так, словно находится на грани смерти, и в ее внешности не было ничего ужасного или необычного…

Аннабелла вдруг поняла, что, возможно, для девушки или женщины быть неприметной еще хуже, чем быть безобразной, потому что уродливого человека по крайней мере замечают.

— Я… я думаю, что я не привыкла к такому своему внешнему виду, — наконец сказала она Майлсу.

— Вы выглядите прекрасно, — повторил он, и она поняла, что он либо не понимает, либо намеренно не хочет понять ее.

Они закончили свой ленч в полном молчании, потому что ей не хотелось ни разговаривать, ни есть. Но если она откажется поесть, он начнет волноваться и будет приставать к ней с расспросами, поэтому Аннабелла всецело сосредоточилась на еде. Затем они покинули постоялый двор и продолжили свое путешествие.

Когда тени деревьев вытянулись, Майлс подъехал к коляске, чтобы предупредить жену, что они остановятся на ночь пораньше.

— Совсем рядом находится «Роза и персик», отличный постоялый двор, — поспешил он заверить Аннабеллу, увидев ее безрадостное лицо. — Знаменит своей кухней. Имеет и историческое значение, поскольку там останавливался Карл II, известно, что и наш Георг появляется там время от времени.

Но все сказанное сделало ее еще более несчастной.

— Вы сами увидите, — пообещал он и ускакал.

Когда они въехали во двор гостиницы «Роза и персик», Аннабелла попыталась мобилизовать всю свою храбрость. Как она и опасалась, Майлс оказался прав. Эта гостиница была очень популярным местечком, и во дворе стояло много дорогих экипажей. Сейчас ей предстояло показаться в том обществе, к которому она привыкла.

— Миледи, — спросила ее горничная, — как вы себя чувствуете?

— Прекрасно, — ответила она, да и что еще она могла ответить? Если она откажется остановиться здесь, следующая гостиница может оказаться такой же модной и такой же многолюдной.

Им необходимо было сделать остановку, она уже начала испытывать усталость. Возможно, она не сможет ничего сказать, но она сможет сделать что-нибудь, мелькнул у нее проблеск надежды. Она туго завязала свой капор и решила держать голову опущенной на случай, если встретит кого-нибудь из знакомых.

И даже теперь, когда Аннабелла уже наклонила голову, чтобы выйти из кареты, она продолжала колебаться. Неожиданно ей в голову пришла мысль, что даже если она и встретит кого-то из лондонских знакомых, ее, возможно, не узнают. Но вряд ли этому стоило радоваться. Итак, из экипажа, опираясь на руку мужа, вышла молодая женщина в очень подавленном состоянии.

Когда они шли по узкому коридору, направляясь в отдельную столовую гостиницы, уверенности у нее не прибавилось, но Майлс, казалось, этого не замечал.

Аннабелла наблюдала за ним, когда он отрезал ей кусок ростбифа, который принес официант. Ее супруг сегодня был одет в коричнево-золотистые тона, сюртук и брюки отлично сочетались с его рыжевато-коричневыми волосами. Весь день Майлс провел в седле, и солнечные лучи позолотили его лицо легким загаром. Она подумала, что сегодня он выглядит хорошо как никогда.

— Немного рановато для обеда, но я подумал, что вам будет спокойнее, если мы поедим сейчас, — сказал он. — Позже тут будет многолюдно, и я не уверен, что тогда нам удастся найти комнату.

Она кивнула с чувством и облегчения, и смятения, потому что поняла, что он точно знает, что ее беспокоит, почему она была так расстроена во время ленча и почему она молчалива сегодня вечером.

— Благодарю вас, — тихо произнесла она и попыталась затолкать в себя еду, которая, по его словам, была превосходна, хотя ей она казалась абсолютно безвкусной.

Их спальня располагалась на втором этаже, пол был неровным и имел заметный наклон, кривой потолок провисал. Это объяснялось солидным возрастом дома, в остальном все выглядело очень ухоженным. Не было пыли или запаха плесени, хотя вся мебель была на несколько поколений старше гостей. В комнате стоял туалетный столик со старым, потускневшим зеркалом, рядом с ним тонкий изящный стул. Стул побольше стоял у кровати. Это огромное ложе занимало все остальное пространство. Несмотря на то что яркое покрывало кровати придавало комнате живой вид, матрас выглядел таким же неровным, как и пол.

Майлс увидел, что Аннабелла замешкалась в дверном проеме, пристально рассматривая комнату.

— Не то, что я хотел, — сказал он ей. — Но это все, что удалось получить. Я просил две смежные комнаты. Но нам повезло, что получили хоть одну. Сегодня у них тут все заполнено под самую крышу. В буквальном смысле этого слова. Мой слуга и ваша горничная расположатся на верхнем чердачном этаже вместе с двумя слугами. Не беспокойтесь, я вам не помешаю, я вполне могу провести ночь в кресле. Это будет роскошь по сравнению с теми койками, в которых мне приходилось устраиваться на ночлег.

— Нет, нет, — сказала она, — это не проблема, кровать достаточно велика, чтобы на ней могли уместиться не только мы, но и наши слуги. Вы можете располагаться. Я просто поразилась, как наклонена эта комната.

Он рассмеялся:

— А я ведь не обратил внимания. На корабле помещения, в которых я находился, почему-то всегда были наклонными.

Она смеялась вместе с ним. Но на самом деле его слова расстроили ее еще больше. Аннабелла не хотела, чтобы он спал в кресле, и переживала не из-за его комфорта, а из-за своего собственного. Она не привыкла путешествовать, была расстроена своим внешним видом, а также тем, что неожиданно почувствовала себя слабой и утомленной. И поэтому ей так по-детски хотелось, чтобы сегодня ночью кто-нибудь был рядом. Но она не могла упрашивать его разделить с ней постель, как и не могла винить его за то, что у него нет такого желания.

Он остановился в дверях.

— Я пришлю к вам горничную, — сказал он ей. — А пока спущусь вниз и проверю лошадей. Да, — сказал он с улыбкой, — так говорят, когда имеют в виду поход в бар и кружку-другую эля. Для меня слишком рано думать о сне, а вот вам давно пора. Миссис Фарроу сказала, что вам нужно ложиться с птицами. Мои птицы — другого вида. Я привык ложиться с совами. Но сегодня я целый день был в седле и поэтому лягу пораньше. Я войду тихо, когда вернусь. Так что спокойной ночи, миледи, доброго сна.

Когда Аннабелла отпустила свою горничную, спать ей хотелось меньше всего. Она сидела у маленького туалетного столика и рассматривала себя при свете лампы. Напряженно всматриваясь в свое лицо, она словно пыталась запомнить незнакомого человека.

Теперь ее уже не пронизывала дрожь при виде стриженой головы. Она уже вполне привыкла к ней, кроме того, волосы немного отросли. Почти на целый дюйм. Она походила на коротко стриженную черную овечку, но была, по сути, белой вороной. Даже не у всех мужчин волосы были такие короткие, но все-таки это уже было похоже на волосы. Почти исчезли тени под глазами. Она почти могла узнать себя. Чего же недостает?

Она окинула взглядом свое тело. Оно, несомненно, было другим. Никогда не думала, что у нее так много костей. Они скобками обрамляли ее живот. Она чувствовала их, когда поворачивалась в постели, и они приводили ее в ужас, когда она принимала ванну. У нее сильно выступали ключицы, локти стали острыми, проявились кости на запястьях и лодыжках, словно весь скелет хотел выставиться напоказ. От этой мысли ее передернуло. Почти так оно и было.

Нужно время, убеждала ее миссис Фарроу. Аннабелла притушила лампу и встала. У нее не было ничего, кроме времени, но как его пережить? Она откинула одеяло и забралась в постель. Приятно было ощущать мягкость перины, ласкающей ее усталые кости. Впервые за долгое время она могла забыть о них.

Но несмотря на то что постель была очень удобной, Аннабелла никак не могла уснуть. В голове у нее крутились мысли о том, в какой постели ей предстоит провести завтрашнюю ночь. И когда много времени спустя Майлс тихо открыл дверь и вошел, сна у нее не было ни в одном глазу. Она едва удержалась, чтобы не заговорить, но вспомнила, что он велел ей спать. Да и о чем было говорить?

Он быстро разделся. Она наблюдала за ним из-под полуприкрытых век. Майлс снял свою одежду, аккуратно сложил ее и отложил в сторонку. Он был исключительно аккуратен. У джентльмена должен был иметься камердинер, и, конечно же, у него он был. Но необходимости в нем Майлс не испытывал. За время службы на флоте он прекрасно научился обходиться без посторонней помощи.

Сквозь полуопущенные ресницы она продолжала наблюдать за ним. Его обнаженное тело было мускулистым, крепко сбитым и совершенно пропорциональным. Она изучала анатомию по скульптурам античных героев, которые видела в лондонских галереях. Очевидно, тот интересующий ее элемент фигуры, на который она сейчас смотрела, мог вырасти до каких-то пугающих размеров, но сейчас в расслабленном состоянии он был вполне пропорционален остальным частям тела. Фигура Майлса отсвечивала в слабом и мягком золотом свечении лампы, и впервые в жизни Аннабелла созерцала то, что казалось ей более красивым, чем ее собственное тело.

Несколько секунд Майлс постоял в нерешительности. Затем он осторожно подошел к своему саквояжу, вытащил ночную рубашку и натянул ее. Он не надевал ее в ту первую ночь, когда спал вместе с ней. Но возможно, это от того, что они проводят ночь в гостинице. Или, может быть, он не хочет смущать ее.

Майлс задул лампу, подошел к окну и открыл ставень — скудный лунный свет освещал его фигуру, он стоял у окна и вглядывался в ночь. Повернувшись, он подошел к кровати . Аннабелла быстро закрыла глаза. Она слышала, что он не двигается, и знала, что муж смотрит на нее. Потом он забрался в постель и лег на самый краешек, стараясь не беспокоить Аннабеллу. И это ранило ее так же, как и все, что происходило в течение дня.

Она с большим трудом смогла вынести невнимание посторонних. Но ведь, в конце концов, это же ее медовый месяц. И она лежит рядом со своим молодым супругом, а он избегает даже случайного прикосновения.

— Я уже подумала, не решили ли вы заночевать в конюшне? — сказала она в темноту.

— Так вы не спите! — ответил он, повернувшись к ней и опершись на локоть. — Вам нездоровится?

— Почему каждый раз, когда я делаю что-то неожиданное, вы должны думать, что мне нездоровится? — сердито ответила она. — Я прекрасно себя чувствую. Просто не могу заснуть.

— Надо было мне взять вас с собой в бар. Два стакана эля из запасов нашего хозяина —. и вы бы заснули, не успев подняться наверх. Неудивительно, что его гостиница переполнена. Этот человек варит чистый джин.

— Вы захмелели? — спросила она с любопытством.

— Вовсе нет. — Он рассмеялся. — Мне просто весело. Чтобы затуманить мои мозги, нужно что-нибудь покрепче. Но вы-то почему не спите?

— Я беспокоюсь, — призналась она. Темнота, поздний час и интимная обстановка вызвали ее на откровенность. — Я совсем не знаю ваших родственников. Я еду в новый дом и собираюсь занять новое место в жизни. Я сама на себя не похожа и чувствую себя нагой и безоружной.

Он подвинулся ближе и бережно обнял ее. Она охотно прильнула к нему и положила голову ему на плечо со слабым вздохом облегчения. От его ночной рубашки чуть пахло лавандой, и она поняла, что он принял ванну. Его волосы были влажными, а от него исходил запах чефрасового мыла. Аннабелла глубоко вдохнула этот успокаивающий запах.

Рука Майлса осторожно прошлась по ее спине, коснулась шеи, дотронулась до волос и замерла.

Она оцепенела.

Его пальцы разжались и начали ласково теребить пружинистые завитки ее волос, которые упруго обвивались вокруг его пальцев. Он рассмеялся тихим глубоким смехом, и она почувствовала, как завибрировала его грудь.

— Полагаю, вы действительно можете ввести новую моду, — прошептал он. — Дайте подумать. Как вы назовете вашу новую прическу? «Гладиатор»? Нет. Слишком по-мужски. Придумал! А-ля «овечка». На ощупь они совсем как шерсть у молодого ягненка. Нет, а-ля «терьер». Точно! У меня был эрдельтерьер, у него была точно такая же шерсть. Но не переживайте, я очень любил эту су… собачку.

Это было возмутительно, оскорбительно и абсурдно, но Аннабелла не смогла сдержаться и хихикнула.

Это ему понравилось. Он откинулся на подушку, увлекая ее за собой. Она была неподвижна в его объятиях, чувствуя себя защищенной и странным образом умиротворенной. Потому что он не мог видеть ее, а она могла чувствовать каждый его вздох.

Она расслабилась, слушая ровное биение его сердца, чувствуя непреодолимую потребность в том, чтобы он знал, как она ценит все, что он сделал для нее, и что ей очень жаль, что она доставила ему столько хлопот. Возможно, ее порыв был вызван тем, что ей пришлось пережить сегодня. Но главное, она ощущала надежное тепло мужчины, ощущала, как ее тело неожиданно начало трепетать, соприкасаясь с его телом. Она чувствовала, как покалывает ее груди там, где они касаются его груди, и ноги, где они соприкасаются с его ногами. Это поразило и успокоило ее, и Аннабелла почувствовала себя поразительно живой. Впервые в жизни она испытывала настоящее физическое влечение к мужчине.

Раньше она уже томилась по одному мужчине, но он предпочел другую. Сейчас это было совсем другое желание. Она знала, что сильное тело Майлса способно сделать с ее телом, помнила, как он прикасался к ней в их первую брачную ночь. И он был ее мужем, таким близким, как волнующее биение, которое она чувствовала во всем своем теле.

Сейчас она отдыхает, полностью расслабившись, думал Майлс. Он заставил ее рассмеяться и гордился этим. Но ему было неудобно. Она лежала в его объятиях, но бедняжка стала настолько худой, что ее косточки просто впивались в него. Он чувствовал эти тонкие ключицы, чувствовал, как ребра трутся о его ребра; она была такой крошечной, такой хрупкой и изможденной, что он боялся пошевелиться, чтобы ненароком не причинить ей боль. И в то же время он не хотел обидеть ее. Впервые она искала у него физического утешения. Ему было неудобно, но в своей жизни ему приходилось терпеть и большие неудобства. И самое малое, что он мог для нее сделать, —это держать ее в своих объятиях, пока она не заснет. Аннабелла слегка коснулась своей щекой его щеки, а потом вдруг застенчиво поднялась и нежно коснулась своими губами его губ.

Майлс подавил изумление и лежал неподвижно.

Она положила руку ему на плечо, а потом легко провела губами по его губам.

Он не двигался, он не мог бы пошевелиться, даже если бы речь шла о спасении его жизни. Но он должен был думать о ней. Он почувствовал неуместное желание засмеяться. Теперь она соблазняла его? Он мог бы воспользоваться таким рвением несколько недель назад, когда так страстно желал ее. Но сейчас… Эта мысль ужаснула его.

Ее губы были мягкими, бархатистыми и сладкими, но это единственное, что стало прежним. Он был уверен, что она разломится пополам, если он станет заниматься с ней любовью, и точно так же он был убежден, что не может этого делать, не испытывая желания заниматься этим. А он не испытывал ни малейшего желания. Ее тело казалось таким же хрупким, как тело старушки, и таким же изящным, как тело ребенка. У него мелькнула мысль заняться с ней любовью, чтобы утешить ее, но эта мысль окончательно лишила его сил.

Он погладил ее по щеке тыльной стороной ладони.

— Спасибо, — прошептал он. — Но вам следовало бы пожелать мне спокойной ночи, а не наводить меня на кое-какие мысли. Если миссис Фарроу готова убить меня из-за малейшего ветерка, который касается вас, то, как вы думаете, что она совершит, если я сделаю то, что мне хочется сделать сейчас. Мы должны подождать с этим до другого времени и другого места. Самое лучшее для нас двоих, если вы сейчас заснете, моя дорогая.

Ее тело напряглось, и она отпрянула от него.

— Я лишь хотела выразить вам свою благодарность, — резко сказала она, громко хлопнув по своей подушке и опустив на нее голову.

— Я знаю, — солгал он. Он ощущал ее напряженные соски своей кожей и почувствовал разряд, пробежавший между ними, даже несмотря на то что его ответная реакция была убита при одной лишь мысли о близости. — Но мужчины невежи. Простите меня за превратное истолкование, но мы, мужчины, склонны понимать благодарность… в буквальном смысле слова.

Он хмыкнул, хотя ему было совсем не до смеха.

Она не засмеялась.

И долго еще она не могла заснуть.

Он знал — он лежал без сна столь же долго.

Глава 12

Экипаж пересек мост над декоративным прудом, завернул на длинную белую подъездную аллею, и Аннабелла впервые увидела Холлифилдс. Она смотрела во все глаза. Ее матушка была бы в восторге — ее новый дом был великолепен.

Огромный белый особняк, выстроенный в палладианском[2] стиле, широкий и длинный, стоял на некрутом склоне, возвышаясь над окружающими холмистыми землями. Он, казалось, занимал целый акр. Веерообразный ярус полых ступеней вел к огромному переднему портику. Ухоженный парк рядом с домом напоминал фон на картинах старых мастеров.

Майлс говорил, что Холлифилдс великолепен, и уверял, что он ей понравится. Возможно, но со временем, а сейчас, после многих недель, проведенных в скромном сельском домике, Холлифилдс показался ей грандиозным, и Аннабелла, пребывающая в таком подавленном состоянии, почувствовала себя неготовой к тому, чтобы стать хозяйкой в этом роскошном доме.

Муж выглядел вполне способным управлять этим домом; он выглядел способным управлять и дворцом, подумала она, наблюдая за Майлсом, который ехал верхом впереди, указывая путь. В седле на своей прекрасной чалой лошади он держался прямо и свободно. Майлс остановился, остановилась и ее карета. Он спрыгнул с лошади и бросил поводья подбежавшему к нему мальчику. Майлс окинул взглядом дом и ослепительно улыбнулся, увидев, что большие двери распахнулись. На мгновение показалось, что он сейчас пройдет прямо в дом. Но он повернулся к экипажу, в котором ожидала его молодая жена.

— Холлифилдс, — зачем-то пояснил он, протягивая руку, чтобы помочь ей выйти из кареты.

Аннабелла глубоко вздохнула и направилась навстречу своему будущему.

Она подготовилась, насколько это было возможно. На ней было одно из ее лучших платьев цвета вероники, нежно-голубое с прекрасными желтыми полосами, украшенное крошечными розовыми бутонами. Она придумала его, когда была в самом расцвете, но сейчас, на ее взгляд, оно шло ей даже больше. Дорогая ткань этого платья будет отвлекать внимание от ее фигуры. Длинный рукав скроет худобу рук, а глухой воротник закроет и выступающие ключицы, и исчезающие синяки, шелковый кушак намекал на формы, которые она утратила, цвет "подходил к цвету ее глаз — единственному, что болезни не удалось отнять у нее. Светлый соломенный капор был надет поверх ее замысловатого чепчика из венецианского кружева. Она слегка подрумянила щеки. Больше ничего сделать было нельзя.

Аннабелла подняла голову. Она убеждала себя, что бояться нечего. Да, этот дом ей незнаком, но она знает людей, которые в нем живут. Их может удивить произошедшая в ней перемена, но нет причин бояться их. Мать Майлса слишком хорошо воспитана, чтобы показать свое удивление внешним видом невестки, к тому же она всегда была кроткой и почтительной по отношению к ней. Сестра Майлса, Камилла, выказывала явное уважение к лондонской леди, которую выбрал ее брат, а Бернард, брат Майлса, относился к ней с благоговейным трепетом. Аннабелла не рассчитывала найти здесь развлечений, но она ожидала встретить здесь восхищение и одобрение, которые помогут залечить ее израненную душу.

Итак, она оперлась на руку Майлса, и на ее лице появилась искренняя улыбка, когда она увидела все семейство, стоявшее в ожидании у входа в дом. Теперь это ее новый дом, ее прибежище, пока она не наберется достаточно сил, чтобы покинуть его.

Элис Проктор сделала шаг вперед, ее взгляд был прикован к старшему сыну. Майлс унаследовал от матери только цвет глаз, и ничего больше. Она была высокой худощавой женщиной, а с белокурыми волосами, которые казались увядшими, вид у нее был безжизненный и скучный. Ни внешностью, ни чертами характера ее дети ничуть не были похожи на нее.

Камилла, пухленькая, с каштановыми волосами и карими глазами, была веселой и общительной. Бернард в свои шестнадцать был грубоватым и неприветливым. Они с братом были похожи, но младший был покоренастее и имел более широкие черты лица.

—Добро пожаловать домой, — мягко произнесла мать Майлса и заключила его в свои объятия.

— Майлс! Майлс! Майлс! — весело распевала его сестра, танцуя вокруг него, пока брат наконец не повернулся к ней, и она смогла крепко его обнять.

— Здорово, что ты снова дома! — сказал Бернард, хлопая его по спине.

Потом, почти одновременно, они повернулись, чтобы взглянуть на его жену.

Аннабелла взяла себя в руки. Им сообщили, как тяжело она болела. Ей придется читать по их глазам, не особенно вслушиваясь в приветственные слова, потому что она знала, что родственники Майлса постараются скрыть свою реакцию на ее внешность.

— Боже мой! — воскликнула его мать, в испуге прижимая к груди свою худую руку. — Аннабелла? Неужели это Аннабелла? Что произошло?

И тогда Аннабелла поняла, что этот дом не станет для нее убежищем.

— Я думаю, что следует хорошо уяснить одну вещь, — сказал Майлс, расхаживая по гостиной своей матери. Он остановился, развернулся и пристально посмотрел на мать, сестру и брата. — Сейчас ей нельзя говорить, как плохо она выглядит. Да, — продолжал он, глядя на сестру, — ее внешность восстановится, и совсем не стоило ее об этом спрашивать. И, — он сердито посмотрел на брата, — никак нельзя было говорить, что ты ни за что бы не узнал ее. Бог мой! — воскликнул он, вновь меряя шагами гостиную. — О чем вы только думали?

— Они были изумлены, мой дорогой, вот и все, — мягко ответила его мать. — И они будут умолять ее о прощении, я обещаю.

— Я бы предпочел, чтобы они этого не делали, — сказал Майлс. — Это лишь усложнит ситуацию. Хорошо, так получилось. Но прошу, чтобы такого больше не повторялось. А теперь идите, — сказал он брату и сестре. — Увидимся за обедом.

Когда они с радостью сбежали, Майлс повернулся к матери. Она первой нарушила молчание.

— Мой дорогой, — произнесла она искренне, — пожалуйста, прости меня. Это я во всем виновата. Я была просто шокирована — вот они и наговорили всяких глупостей. Полностью моя вина, но Боже мой! Я не могла не поразиться той перемене, которая произошла с ней. Бедняжка!

Ее бесцветные глаза наполнились слезами.

— Я сделаю все, чтобы она позабыла об этом злосчастном полдне. Я приложу все силы, чтобы она чувствовала себя здесь комфортно. Что она могла подумать о нас! Но ты сообщил, что она поправилась, и я думала, что увижу великолепную леди Аннабеллу, а не эту грустную бедняжку, у которой такой больной вид. Скажи, что мне сделать, чтобы загладить свою вину перед ней и перед тобой?

— Не надо заглаживать вину передо мной. И я думаю, будет лучше, если ты ничего не будешь ей говорить и не станешь больше затрагивать эту тему. Но пожалуйста, не надо плакать.

Она кивнула и, промокнув глаза изящным платочком, добавила:

— Думаю, тебе пришлось несладко. Но что мы можем для нее сделать?

— Дайте ей время.

— И еще, я думаю, она нуждается в хорошем отдыхе, — согласилась мать. — Я велела, чтобы для нее приготовили главную спальню, но теперь, когда я ее увидела, то решила предоставить ей Желтую комнату. Она такая яркая, и окна выходят на юг, поэтому там всегда будет солнечно, когда она будет ложиться отдыхать в полдень.

Он нахмурился.

— Отдельная спальня? Как бы Аннабелла ни выглядела, но мы женаты, мама.

— Ты хочешь, чтобы она спала с тобой? Конечно же, нет. Она выглядит такой хрупкой, мой дорогой, — упрекнула она его. — Я уверена, что одной ей будет лучше, она сможет спокойно спать и отдыхать. Ты не можешь ожидать от нее выполнения супружеских… — Она увидела выражение его лица. — О! Я и не собиралась вмешиваться в твою личную жизнь. Я думала только о ней, а не о твоих… Поступай, как считаешь нужным, — добавила она, закусив губу.

— Я думаю, что решение останется за ней, — твердо произнес Майлс. — Не расстраивай себя. Мы с этим справимся. А сейчас я пойду посмотрю, как она устраивается. Должно быть, она волнуется, куда я пропал. Но мне просто необходимо было немедля поговорить с тобой, с Камиллой и Бернардом. Сейчас мне нужно смыть с себя пыль и грязь. Мы ехали очень быстро, потому что мне не хотелось проводить еще одну ночь в пути. Я хотел, чтобы Аннабелла поскорее устроилась на месте. Увидимся за обедом.

Он поклонился и ушел, глубоко погруженный в свои мысли.

На пороге спальни он замешкался в нерешительности, но затем открыл дверь и вошел. Это была огромная комната, в два раза больше обычной, к ней примыкала гардеробная. Его дядюшка спал в этой комнате, и Майлс, когда унаследовал поместье, первым делом убрал огромную старую дядюшкину кровать на чердак и поставил себе новую. Он не слишком разбирался в мебели, но кровать, которую он купил взамен старой, радовала его взгляд моряка. Она тоже была огромная, но из более легкого дерева, а на стойках спинок были вырезаны изображения русалок и дельфинов, тритонов и ракушек. Его мать смеялась над этим и предсказывала, что его будущая жена и эту кровать отправит на чердак.

Майлс увидел, что его жена стоит у кровати. Дверь в гардеробную была распахнута. Он мельком заметил, что там горничная распаковывает ее вещи, но Аннабелла даже не сняла свой капор. Она даже не присела и все еще была одета в дорожный костюм, сейчас его жена стояла, изучая кроватные стойки. Услышав, что он вошел, Аннабелла обернулась.

— Очень необычная кровать, — сказала она.

У него стало легче на сердце. Она не плакала. Это было уже кое-что. Какой бы мертвенно-бледной она ни была после приема, оказанного ей его родственниками, сейчас она выглядела спокойной.

— Именно необычная, — согласился он, подойдя поближе, чтобы взглянуть на стойки, которые она изучала. — Но это была кровать холостяка.

— Я это вижу, — рассмеялась она. — Ну вот эта русалка почти пристойно прикрыта своими длинными волосами, но если посмотреть сзади — а когда вы ляжете, перед вашими глазами будет именно вид сзади, и вы, конечно же, ложились, — вы увидите, что ее зад обнажен, как дельфин, с которым она плывет. А Нептун! Боже мой! — Она хихикнула. — Какой мощный у него трезубец!

Довольный ее реакцией, он всмотрелся в изображение морского бога, богато наделенного мужским достоинством, и сказал:

— Ну, раз уж вы заговорили об этом, должен сказать, что выглядит это устрашающе. Для меня, — добавил он мягко. — Я имею в виду сравнение.

— Я заговорила? — пробормотала она. — Ладно, не прибедняйтесь.

— Я не прибедняюсь, я только беспокоился, что вы могли… Нет! — прошептал он в притворном ужасе. — Неужели вы подглядывали прошлой ночью?

Она отвернулась от него. И он не смог определить, что она пытается скрыть: румянец или улыбку? Но по крайней мере к ней вернулась способность шутить. Когда они познакомились, ее красота околдовала его, но он также был очарован и ее остроумием. Она давно так не шутила. Аннабелла исцеляется, даже если внешне это не так заметно. Тут Майлс вспомнил о том, что именно он хотел сказать.

— Я купил эту кровать на восточном базаре, — сказал он ей. — Она напоминает мне о моих плаваниях. Но теперь я степенный женатый мужчина, и вы можете выбрать другую, если хотите. А что до того… — Он помолчал и произнес слишком небрежным тоном: — Моей матери пришло в голову то, о чем я совсем не подумал. Возможно, вы захотите некоторое время иметь свою отдельную спальню и кровать, по крайней мере пока не почувствуете себя лучше. Я не буду возражать, если вам этого захочется. Этот вопрос мы никогда не обсуждали. Я знаю, что многие светские пары имеют отдельные спальни, и если вы предпочитаете такой вариант, в вашем распоряжении будет отдельная спальня, как вам будет угодно долго.

Произнося свой монолог, он проводил рукой по извивающимся морским водорослям стойки.

— Внизу у нас есть Желтая комната, которую, по мнению моей матери, вы предпочтете, поскольку она солнечная. А Красная комната историческая. Я думаю, там однажды ночевала какая-то принцесса; есть еще Голубая комната, это ведь ваш любимый цвет. На самом деле у нас есть комнаты всех цветов радуги. Или мы можем оклеить заново любую комнату, которую вы выберете. Не хотите ли взглянуть на них, прежде чем сделаете выбор? Или вы хотели бы сначала отдохнуть?

Она по-прежнему смотрела в сторону.

— Вы хотите отдельную комнату? — спросила она.

— Я хочу то, чего хотите вы.

— Так нечестно. — Она подняла голову. Ее глаза, голубые, как зимородок, гневно сверкнули. — Это не решение и не ответ. И это жестоко — заставлять меня принимать решение. Особенно теперь, — пробормотала она еле слышно. — Скажите мне, Майлс, какого решения вы от меня ждете?

Он растерялся, не зная, что ей ответить.

— Только честно, — добавила она.

На самом деле он хотел видеть ее счастливой. Но если бы он это сказал, она только рассердилась бы еще больше, и он не мог винить ее в этом, потому что это не было бы решением. Но он действительно был в полной растерянности. И вновь он пожалел о том, что так плохо ее знает. Решение, которое необходимо было принять, было гораздо важнее, чем он думал раньше. Это было решение, которое будет иметь серьезные последствия, при условии что им предстоит прожить вместе долго, если не до конца своей жизни. Он лихорадочно искал выход, и тут он вспомнил, что же показалось ему таким странным в ее словах. Она назвала его по имени легко и непринужденно, раньше она этого не делала.

Его ответ был готов.

— В таком случае никакой сложности. Я бы хотел, чтобы вы были со мной.

Она отбросила в сторону капор и положила голову ему на грудь.

Он почувствовал облегчение и торжество. Его рука обвила ее талию.

— Ну вот и хорошо, что все решилось, — выдохнула она, расслабляясь у него на груди. — И еще, Майлс… — добавила она изменившимся голосом.

Он посмотрел на нее, и ему захотелось, чтобы Аннабелла почувствовала себя в его доме настолько свободно, чтобы снять не только капор, но и чепец.

— Да?

Она прошептала:

— Все, о чем я хотела попросить, — это… пожалуйста, не высылайте на чердак кровать. Я еще не изучила и половину водяных.

— В самом деле? Какую именно половину? — спросил он.

Их смех прозвучал так громко, что испугал горничную.

* * *

— На рыбалку? — оживленно переспросил Бернард. Он положил нож и вилку. — Я могу взять ее на рыбалку, Майлс.

— Вздор, — сказала его сестра, размахивая ножом и вилкой. — У тебя леска запутывается в ветках. Если она хочет ловить яблоки, тогда ее нужно отправить с Бернардом, Майлс. А вот я знаю, где хороший лов, и я не имею в виду тех ленивых карпов, которых Бернард ловит у мельничной запруды.

Аннабелла старалась делать вид, что всецело поглощена разрезанием куска говядины на своей тарелке. Брат и сестра Майлса сражались за право повести ее на рыбалку, даже не поинтересовавшись ее желанием. Судя по тому, как они приветствовали ее этим утром, точнее, как они теперь себя вели, Аннабелла предположила, что Майлс до смерти напугал их.

Но даже теперь, когда брат и сестра, пререкаясь, решали, кто поведет ее куда-нибудь, чтобы развлечь — рыбалкой, катанием верхом, пешей прогулкой или осмотром окрестностей, — они избегали встречаться с Аннабеллой взглядом. Ей было тяжело сидеть за столом и вести себя так, словно она ничего не подозревает, и в то же время проявлять свою заинтересованность. Даже еда не доставляла ей никакого удовольствия. То, как они избегали смотреть на нее, напоминало бедняжке о ее внешнем виде больше, чем могли бы сказать слова.

Матушка Майлса была занята едой, прерываясь время от времени, чтобы утихомирить свой выводок, она бросала полные сочувствия взгляды на Аннабеллу. «В некотором отношении это еще хуже, чем ощущать, что на тебя избегают смотреть», — подумала Аннабелла. Эта женщина окружила ее такой чрезмерной заботой, что можно было подумать, что ее новоиспеченная невестка все еще находится на грани смерти.

Сегодня вечером она могла бы поужинать у себя в комнате. Майлс действительно осведомился, не предпочтет ли она сделать именно так после утомительного пути. Но Аннабелла собралась с духом и спустилась вниз, потому что это был вызов, а перед вызовом она никогда не отступала.

— Моя жена пойдет на рыбалку со мной, дети, — спокойно сказал Майлс, и дискуссия немедленно сменилась шумным возмущением по поводу того, что их назвали детьми. — Если, конечно, — сказал он, поднимая руку, призывая их успокоиться и глядя на Аннабеллу, — миледи не предпочтет кого-то другого.

— Нет, я действительно с удовольствием отправлюсь на рыбалку с вами, — ответила Аннабелла. — Знаете, я наблюдала, как он ловил форель, — обратилась она к окружающим, — но у меня не было возможности попробовать самой. Сейчас я чувствую себя настолько лучше, что, думаю, смогу это сделать. — Она помолчала в нерешительности, но все же отважилась и смело пошла в наступление, потому что так много оставалось неясного и она устала от незаданных вопросов и предположений. — С каждым днем я чувствую себя все лучше, — сказала она с улыбкой. — Знаю, что сейчас я сама на себя не похожа, но уверяю вас, что я поправляюсь, и надеюсь, что очень скоро вы начнете меня узнавать. Нет! — воскликнула она быстро, когда они хотели что-то сказать. — Пожалуйста, не надо снова извиняться. Это очень любезно с вашей стороны, но, поймите, я знаю, что сейчас похожа на какое-то огородное пугало. Однако уверяю вас, все изменится.

Майлс смотрел на нее с изумлением, но в его теплой улыбке она читала молчаливое поздравление в свой адрес. Брат и сестра Майлса на этот раз сидели молча, смущенные, но обуреваемые нестерпимым желанием рассмеяться.

— Но, моя дорогая, — сказала его мать, — вы не должны утомляться, чтобы не произошло рецидива.

— Я совсем не утомляюсь, — ответила Аннабелла, — и рецидив мне не грозит. — Она поспешила широко улыбнуться, когда осознала, что произнесла последние слова сквозь зубы. — Верьте мне, когда я говорю, что день ото дня я чувствую себя лучше и надеюсь чувствовать еще лучше. Пожалуйста, не думайте, что я нуждаюсь в особой заботе.

Прежде чем мать Майлса успела ответить, заговорила ее дочь.

— В самом деле? — живо воскликнула она. — Думаете, вы сможете пойти на званый вечер через несколько недель? Салли Хановер, дочь сквайра, устраивает вечер по случаю своего восемнадцатилетия и отовсюду наприглашала гостей! Она ведь не поедет в Лондон, чтобы быть представленной обществу, потому что уже обручена с Эндрю, сыном соседского помещика. Я не смогла появиться в свете в прошлом году. Но это будет немногим хуже. Как вам кажется, вы могли бы пойти? Майлс говорил, что вы сможете опекать и направлять меня в Лондоне, чтобы я не допустила никаких промахов. Ведь именно поэтому он вас выбрал. Я имею в виду… — Камилла шире распахнула глаза и ужасно покраснела, осознав, что она сказала. И тут же торопливо продолжила: — Уверена, этот бал не будет таким великолепным, к каким вы привыкли. Но если вы захотите пойти, вы могли бы подсказать, как мне себя вести, чтобы подготовиться к лондонскому выходу.

Ее мать подняла голову, и ее бесцветные глаза вдруг оживились.

— А знаете, — произнесла она медленно и задумчиво, — это, возможно, и в самом деле неплохая мысль, Аннабелла. Сквайр не принадлежит к тому высшему обществу, к которому вы привыкли, но он общается с некоторыми весьма достойными людьми. Из местного круга, конечно. И если у вас есть какие-то опасения, что они заметят последствия вашего недавнего недомогания, то об этом вам не стоит беспокоиться.

— Конечно же, я поеду, — заявила Аннабелла, прежде чем дама вновь начала распространяться относительно ее здоровья. — Даже если меня придется нести на носилках. — Она усмехнулась. — Нет, не волнуйтесь, не придется. Я там буду. Возможно, мне даже удастся выглядеть чуть лучше, чем больной кошке.

Они засмеялись, потому что засмеялась она. Но Аннабелла была довольна. Это поставит перед ней определенную цель, к которой она будет стремиться, теперь она не просто будет пытаться выжить. Общение в светском обществе пробуждало в ней все самые лучшие черты, равно как и инстинкт соперничества. Естественно, она не будет соперничать с Камиллой. И не потому, что она ни с кем не может сейчас соперничать, но скорее всего у бедной девочки и без того будет достаточно проблем в свете.

У Камиллы было приятное лицо, и она была очень общительна. Но она слишком высокая, и у нее слишком широкий костяк и крепкое сложение, чтобы стать настоящей красавицей. Лицо девушки было чуть грубоватым, как и ее фигура, цвет лица был слишком свежим, а румянец слишком ярким. Да, у нее был и живые большие карие глаза, красивые вьющиеся каштановые волосы и заразительная улыбка, но Аннабелла знала, что таким девушкам джентльмены стихи не посвящают.

Аннабелла была решительно настроена присутствовать на балу. Она могла помочь Камилле и начать готовить ее к дебюту в Лондоне, могла помочь самой себе, вновь появившись в свете. Если она встретит там кого-то из своих знакомых и ее изменившаяся внешность так их шокирует, что они не смогут удержаться от замечаний, она это стерпит. Аннабелла, конечно же, могла по-прежнему скрываться от света, но она отбросила эту мысль. Ей и раньше приходилось становиться объектом насмешек, не раз терпеть шокирующие слухи. Именно поэтому она и вышла замуж. Если она станет прятаться, это не положит конец пересудам. Если она смогла избежать смерти, то и с этим она тоже справится.

— Я страстно хочу отправиться на бал, — заявила Ан-набелла в темноте спальни. Когда пришел Майлс, она еще не спала. Они врозь лежали на огромной кровати, и ее голос отчетливо слышался в ночной тишине. — Но и сельские танцы меня вполне устроят, — добавила она. — На самом деле в моем нынешнем положении я была бы в восторге и от танцев с кухарками. Слишком долго я болела. Мне нужно показать всем, что я еще жива.

— Вы живы и такой останетесь, — произнес он, зевая. — А теперь, ш-ш. Спите. Чем больше вы будете спать, тем быстрее будете поправляться.

— Вы разговариваете со мной как с ребенком, — пожаловалась она. — Я не ребенок.

— Я прекрасно это знаю, — сказал он и, потянувшись, подвинул ее к себе. Она не противилась. Он заключил ее в свои объятия и легким поцелуем коснулся бровей. Когда она ответила ему удивленным взглядом, он прикоснулся губами к ее губам. Он почувствовал, как ее бархатистые губы откликнулись на его поцелуй и как ожило ее тело и поднялись соски, касающиеся его груди. Но он чувствовал также, как упираются в него ее ребра.

Он отнял свои губы от ее губ.

— А сейчас спать, — сказал он. — Для этого наступит свой черед.

Она отвернулась от него резко, почти рывком, и зарылась лицом в подушку. Он тихонько рассмеялся и вновь притянул ее к себе, подгоняя ее тело под изгибы своего, обхватив ее небольшую грудь своей крупной ладонью. Сначала она лежала напряженная, потом постепенно расслабилась и наконец изогнулась, прильнув к нему. Майлс положил подбородок ей на плечо.

— Ш-ш-ш, — вновь тихо повторил он. — Теперь спать.

Они лежали, как сложенные ложки; она точно подходила ему, ее ягодицы плотно прилегали к его животу. По крайней мере ее хорошо сформированные ягодицы ни в коей мере не были костлявыми, подумал он, усмехаясь. Ее тело становилось все теплее, и он почувствовал, как в его ноздри проникает запах ее духов, пахнущих фрезией. Но он не волновался, что случайное возбуждение вдруг побеспокоит его или ее. Майлс слишком остро ощущал ее хрупкость, которая заставляла его чувствовать себя крепким, очень большим, почти грубым по сравнению с ней. Если он чего и боялся, так это причинить ей боль, физическую или душевную. Он должен быть очень бережным, прикасаясь к ней, и в такой же степени осторожным, чтобы ни в коем случае не выдать своих неприятных ощущений при этом.

Нет, он крепко держал ее в объятиях, поскольку сейчас Аннабелла остро нуждалась в утешении. Для нее это было очень важно. На миг Майлс поразился охватившему его умиротворению и, завороженный этим чувством, вместе с ней мягко погрузился в сон.

Глава 13

— Только не красное, — сказала Аннабелла, — но ты это и сама знаешь.

Камилла вздохнула, глядя на открытку с изображением модного платья, которую они рассматривали.

— Да, но я надеялась, что ты не знаешь. С таким же успехом можно было надеяться на чудо, верно?

Аннабелла подняла бровь в притворном ужасе, затем обе они рассмеялись.

— Но я не жду чуда, — сказала Камилла, — всего лишь одно-два симпатичных платьица. Не смотри на меня так! Я говорю серьезно. Я буду хорошо себя чувствовать в чем угодно, потому что не собираюсь искать принца. Я хочу лишь весело провести время.

— Ты, разумеется, хочешь познакомиться с достойными людьми! — сказала Аннабелла.

— И я, разумеется, познакомлюсь. Я даже могу встретить такого, за которого мне захочется выйти замуж. Но если этого не случится, переживать я не стану, потому что знаю, что когда-нибудь это все равно произойдет. Я легко схожусь с людьми.

Аннабелла не знала, что ответить, поэтому она промолчала и переключилась на другую открытку. Камилла относилась к числу самых приятных людей, которых она когда-либо встречала, поэтому она боялась хоть чем-то обидеть ее. Но ее золовка не была красавицей или особенно привлекательной, а Аннабелла слишком хорошо представляла, какое значение это имеет для молодой незамужней женщины. Нелегко будет найти ей мужа, какой бы обаятельной она ни была. Аннабелла могла лишь надеяться, что Камилла сумеет сохранить свою жизнерадостность, столкнувшись с неизбежным неприятием. Сейчас ничего не стоит ей говорить, чтобы ни в коем случае не поколебать ее уверенность. Возможно, именно это является главной задачей Аннабеллы в преддверии предстоящего Камилле лондонского сезона.

— А что ты скажешь об этом? — спросила Аннабелла, показывая Камилле открытку с платьем, которое могло бы лучше выявить достоинства ее фигуры.

— Ну, если ты так считаешь, — ответила та с веселой небрежностью.

Аннабелла бросила на нее теплый взгляд. За те несколько недель, что она провела в Холлифилдсе, Аннабелла нашла в своей золовке замечательную подружку. Девушка была не похожа ни на кого из ее знакомых. Открытая, как мальчишка, веселая, как ребенок, абсолютно без всякого притворства и настолько дружелюбно настроенная по отношению к ней, как не была настроена ни одна женщина. Возможно, последнее объяснялось тем, что теперь она перестала составлять конкуренцию, подумала Аннабелла. Ведь только из-за ее красоты женщины плохо относились к ней — так утверждала ее мать.

Какова бы ни была причина, даже несмотря на то что она не разделяла увлечений молодой девушки — Камилла безумно любила лошадей, обожала спортивные игры и предпочитала проводить время на свежем воздухе, — Аннабелла не могла не наслаждаться ее обществом. Ее золовка была не только занимательна и дружелюбна, она была единственным человеком в Холлифилдсе, который обращался с Аннабеллой как с равной.

Майлс был внимателен, но постоянно преисполнен заботы и поэтому обращался со своей супругой с величайшей осторожностью. А в этом как раз и заключалась проблема. Он следил за тем, чтобы ей было удобно, старался, чтобы она не скучала, когда ему приходилось ненадолго уезжать, возил ее на прогулки в экипаже, гулял с ней по саду и ни в коем случае не позволял ей утомляться. С местным доктором он договорился о регулярных визитах, и тот приходил и следил за ходом ее выздоровления. Майлс следил за тем, чтобы она хорошо ела и достаточно спала. Вся эта забота заставляла Аннабеллу постоянно задаваться вопросом: кого он видел в ней сейчас — жену или человека, за которого он несет ответственность?

Но в любом случае это было лучше, чем отношение его матери.

Элис Проктор обращалась с ней как с умирающей: она всегда одаривала Аннабеллу грустными улыбками, вскакивая в тревоге, стоило невестке чихнуть, громко выражала свое беспокойство, если Аннабелла не спала, не сидела, не шила, а занималась чем-либо еще. Это заставляло Аннабеллу задумываться над тем, не было ли это преувеличенное беспокойство на самом деле принятием желаемого за действительное. Элис не стремилась поддержать разговор. В действительности, помимо озабоченных замечаний относительно здоровья Аннабеллы, она обменивалась со своей невесткой лишь самыми общими любезностями.

Теперь, когда Аннабелла потеряла прежнюю красоту, Бернард, хотя и проявлял при встрече исключительную любезность, в основном не обращал на нее никакого внимания.

Слуги ходили вокруг нее на цыпочках.

Ее собственные мать и отец, которые переписывались с Майлсом и советовались с ним, прислали весточку, что с визитом подождут до конца лета. Аннабелла скучала по ним, но сразу согласилась с таким решением. К этому времени, была уверена Аннабелла, она сможет их удивить, хотя бы отчасти вернув свою былую привлекательность. И в этом ей помогала Камилла. Она поддразнивала и задирала Аннабеллу, пока та не согласилась ходить с ней на прогулку каждое утро. Майлс считал эту идею превосходной, и поэтому Аннабелла начала прогуливаться, чтобы сохранить мир. Но очень быстро такие прогулки стали приятным ритуалом: Аннабелла, Камилла и ее десять собак ежедневно совершали пешие прогулки по утренней росе.

Аннабелла больше привыкла наблюдать восход луны, чем восход солнца, но теперь она в самом деле полюбила приветствовать нарождающийся день и вдыхать его свежий воздух. Ее настроение улучшилось, когда она заметила, что с каждым днем может ходить все быстрее. И сейчас она хотела добром отплатить Камилле.

— Ни в коем случае не красное, — говорила она сейчас своей золовке. — Для этого нужно быть замужней женщиной или уже вращаться в свете некоторое время. — Она не стала упоминать, что красный цвет будет для Камиллы гибельным. Этого цвета и так было достаточно на ее лице. — Молодые женщины носят белое.

— Только не белое! — взвизгнула Камилла. — Я буду похожа на перину.

— Что ж, пожалуй, не белое, — согласилась Аннабелла. — Не белое. Слишком пресно, я думаю, — добавила она, отказываясь согласиться с точной оценкой, которую Камилла дала своей фигуре. — Хотя это именно тот цвет, которого от тебя ждут. И все же, на мой взгляд, у тебя такая внешность и такая индивидуальность, что тебе нужно что-то более выразительное и необычное.

— Розовое? — с надеждой спросила Камилла. Аннабелла едва сдержалась, чтобы не содрогнуться. В розовом Камилла будет выглядеть как полностью распустившаяся роза.

— Нет, нужен какой-то приглушенный и элегантный тон, — сказала она, задумчиво глядя на Камиллу. — Да. Бледно-зеленое. Или легкий оттенок голубого.

Цвета, которые одновременно приглушат румянец и подчеркнут его прелесть, подумала она.

— Нужна какая-то белая ткань с элегантными неяркими вертикальными полосками, да, это то, что нужно, — добавила она.

— Чтобы я стала похожа на эдакую стройную иву? Ха! Даже волшебник не сможет этого сделать.

— Чтобы ты выглядела стильной, — твердо сказала Аннабелла. — Они могут быть даже золотыми, только не слишком крикливого оттенка. Это тебе очень подойдет. Мы подберем твой гардероб из неотразимых тканей и привлекательных, но не кричащих тонов. А вот когда у тебя будет десять детей, а не десять собак, тогда, несомненно, сможешь носить красное.

Они обе захихикали, представив себе такую картину.

— Снова рассказываете сердечные истории? — спросил Майлс, легким шагом входя в зал, где две молодые женщины сидели за столом, заваленным модными открытками.

Камилла рассмеялась:

— Вовсе нет. Белла пытается убедить меня не рассказывать их. Она говорит, что такие истории вполне подходят для местной публики, но я потерплю полный провал, если буду рассказывать их в Лондоне.

Майлс склонил голову набок:

— Белла?

— Да, я ее так называю, и она не возражает, — ответила Камилла.

— В самом деле ничего не имею против, — сказала Аннабелла, глядя на своего мужа. Она умолчала о том, что только один мужчина называл ее таким именем. Это было ее первое уменьшительное имя, но оно смущало ее, и ей становилось грустно от того, что с тех пор никому не приходило в голову называть ее уменьшительным именем.

— Мне нравится. Можно, я тоже буду вас так называть? — спросил он Аннабеллу.

Прежде чем она успела ответить, Камилла выпалила:

— И это гораздо удобнее, чем кричать такое труднопроизносимое имя, как Аннабелла, особенно если обращаешься к ней в спешке.

— Например, когда за ней погонится бык или она окажется на пути у экипажа, лошади которого понесли, верно? — спросил он.

— Точно, — сказала Камилла с удовлетворением и тут же смутилась, когда ее брат и Аннабелла разразились смехом.

— Не слишком ли вы возбуждаете Аннабеллу? — спросила Элис, торопливо входя в комнату. — Я же сказала тебе, Камилла, что у нее сейчас время отдыха, — побранила она дочь. — Чем вы здесь так заняты?

— Мы смотрим модные открытки, — сказала Аннабелла. — И я ничуть не устала.

— О чем ты только думаешь? — снова сердито спросила мать, не обращая никакого внимания на Аннабеллу. — Уже два часа, бедняжке необходимо вздремнуть. Быстренько собери свои картинки и позволь Аннабелле отдохнуть.

— Я больше не нуждаюсь в дневном отдыхе, — сказала Аннабелла, поднимаясь из-за стола. На ее щеках был румянец, а в глазах — воинственные искорки. И тут перед Майлсом вновь мелькнула та женщина, на которой он женился.

Его мать повернулась к Аннабелле:

— Возможно, тебе действительно так кажется, но все-таки еще нельзя перенапрягаться. Я видела, как и более здоровые женщины погибали после болезни, когда они пытались делать слишком много и слишком рано, а ведь ты, Бог свидетель, совсем не крепкая женщина, моя дорогая.

Аннабелла недоуменно взглянула на Элис:

— Неужели доктор сказал вам что-то такое, чего не сказал мне?

— Он посоветовал нам продолжать заботиться о тебе, — сказала Элис, — и именно это я пытаюсь делать.

На лице Аннабеллы появилось озадаченное выражение, она побледнела, кивнула, повернулась и быстро вышла из комнаты. За ней последовала Камилла, выглядевшая испуганной.

Майлс стоял неподвижно.

— Что еще доктор сказал тебе? — мягко спросил он свою мать, когда они остались одни. — Должно быть, он сказал что-то такое, о чем не сказал мне. Потому что во время нашего последнего разговора доктор сказал, что он доволен ее прогрессом. Которому, я полагаю, ты только что помешала.

Лицо его матери вытянулось.

— О Боже, — сказала она. — Я совсем не хотела… Я только хотела убедиться… Боже мой! Ты думаешь, я встревожила ее? Я сейчас пойду и скажу…

Он остановил ее, коснувшись плеча:

— Не надо. Я думаю, что сегодня ты сказала уже достаточно. Я хочу еще раз спросить тебя: доктор сказал тебе что-то, что мне следует знать?

— Нет, только то, что он сказал тебе. — Она посмотрела на сына, и глаза ее увлажнились. — Я поняла, в чем дело. Ну конечно. Она ведь совсем взрослая, и мне не следовало придираться к ней. Но я так привыкла проявлять материнскую заботу.

Майлс молчал. Он не мог припомнить, чтобы она проявляла материнскую заботу о нем. Это делали няньки и гувернантки. Когда он был маленьким, она была идолом — красивой, обожаемой, но далекой и холодной. Когда она все же обращала на него внимание, он считал, что эта утонченная, приятно пахнущая, улыбающаяся дама удостаивает его особой чести, тратя на него свое время.

Когда он подрос, мать уже играла роль любящей жены при своем новом муже. Это отнимало у нее большую часть времени. Майлс не препятствовал ей в этом, о чем теперь сожалел. Когда он вновь вернулся в Англию, то обнаружил, что она изменилась, вся ее ослепительная красота исчезла, была растрачена на мерзавца, который беззастенчиво использовал ее деньги, имя и внешность. Это было нечто большее, чем старение — седина не была заметна в ее светлых волосах, а улыбки оставили лишь маленькие обворожительные морщинки. Но кожа смялась, как использованная салфетка, и теперь Элис редко улыбалась; ее некогда светящиеся глаза стали безжизненными и утомленными. Майлс, когда позволял себе смотреть на нее беспристрастным взглядом, каждый раз заново поражался этому.

В данный момент она была одно сплошное рыдание. Когда она плакала, Майлс видел в ней одновременно и ту прежнюю красавицу, и нынешнее несчастное и увядшее создание. Это заставляло его чувствовать себя чудовищем.

— Пожалуйста, не плачь, — сказал он беспомощно.

Она высморкалась, потом подняла голову и расправила узенькие плечи. Его охватила жалость при виде этой попытки демонстрации силы духа, которой, как он знал, у нее уже не было.

— Я перееду в дом, который оставил мне твой отец, мне следовало это сделать в тот момент, когда ты вернулся со своей женой, — сказала она решительно. — Там много лет уже никто не жил, дом весь в паутине и плесени, а на чердаке свили гнезда совы. Но его можно привести в порядок за несколько дней. Конечно, Камилла и Бернард останутся здесь, и мне придется постоянно ездить туда-сюда… или им следует переехать вместе со мной?

— Здесь дюжина свободных комнат, мама, — сказал он устало. — И нет никакой необходимости, чтобы кто-то куда-то переезжал.

— Тогда я постараюсь не попадаться на глаза Аннабелле и не вмешиваться в ваши дела.

— И в этом нет никакой необходимости. Просто перестань суетиться и беспокоиться, потому что твое беспокойство передается ей.

— Очень хорошо, — сказала она с кокетливой улыбкой, напомнившей ему прежние времена. — Тогда я буду продолжать беспокоиться только о тебе.

Он засмеялся, но лишь от того, что она явно рассчитывала на подобную реакцию.

— Вы великолепно выглядите, — произнес Майлс, когда он увидел Аннабеллу.

Она вздохнула с облегчением. Он не лгал. Он мог изменить выражение своего лица, но за несколько прошедших недель она научилась читать правду в его глазах. Это была способность больного человека, которую она развила в себе в то время, когда не доверяла словам. Сейчас она видела, что его голубые глаза-льдинки были согреты настоящим восхищением. Аннабелла торжествовала.

Она собиралась всего лишь на сельский бал, но одевалась дольше, чем когда ей предстоял первый выход в свет. Аннабелла закружилась перед мужем.

— Вам нравятся мои волосы? — спросила она. Он засмеялся:

— А разве они видны? Весьма находчиво!

Ее волосы закрывал голубой атласный ток — модная французская шляпка, украшенная искусственными голубыми цветами. Отдельные иссиня-черные завитки виднелись на лбу и над ушами. Они были пришиты к шляпке — она все-таки нашла применение одному из тех париков, которые так и не смогла носить. Шляпка очень подходила к ее платью — голубому, украшенному цветами на длинных, с буфами, рукавах и кайме подола.

Аннабелла была охвачена возбуждением и радостным ликованием. Ей казалось, что она выглядит почти как прежде. Да, она еще слишком худа, и ее кожа не восстановила свою кремовую чистоту и свежесть, но, как ей казалось, она выглядела прекрасно, гораздо лучше, чем рассчитывала выглядеть.

— У меня, может, и неплохой вид, — сказала она самодовольно, — но посмотрите на себя. Вы выглядите великолепно даже для Лондона.

Он пожал плечами, не принимая всерьез ее комплимент.

— Я одет как положено. Вы, наверное, думали, что сельский помещик не может рассчитывать на что-то приличное.

— Нет, — сказала она. — Именно сельский помещик и может.

Они обменялись улыбками. Но она подумала, что он действительно выглядит великолепно. Вечерний костюм прекрасно сидел на его атлетической фигуре. Бриджи цвета буйволовой кожи обтягивали его мускулистые икры, и ему не нужны были подкладки под белые чулки. Его широкие плечи выгодно подчеркивал плотно сидящий сюртук, шейный платок был повязан по-модному. Каштановые завитки волос были коротко острижены и зачесаны вперед. Он выглядел очень мужественно и в то же время элегантно. Она с гордостью взяла его под руку, чтобы спуститься в холл и присоединиться к остальной компании.

— А теперь посмотрите на главную знаменитость этого вечера, — сказала Аннабелла, когда к ним присоединилась Камилла.

— Браво! — одобрительно воскликнул Майлс. Камилла покраснела.

— Ну спасибо, — сказала она и ухмыльнулась. — Я и в самом деле выгляжу восхитительно, не так ли?

Она была одета в белое платье с прозрачной накидкой из золотистого шелка, высокая талия была охвачена кушаком темно-желтого шелка. Ее наряд скрывал недостатки фигуры и подчеркивал достоинства. Золотые цветы, вплетенные в ее локоны, оживляли лицо и оттеняли сияющие карие глаза. Но и без этих цветов она бы сияла, сознавая, что выглядит великолепно.

— Очень неплохо, — сказал Бернард, и сам полностью преобразившийся. Он гордо оглядел себя, вновь одобрительно оценив свой ярко-голубой сюртук, темно-лиловый жилет и желтые панталоны. Вернее, попытался оглядеть себя, поскольку воротник сорочки был так высок, а шейный платок оказался завязан так туго, что Бернард едва мог повернуть голову.

— Мы все выглядим великолепно, — согласилась их матушка. На ней было платье из тонкой фиолетовой ткани и темно-лиловый тюрбан, прекрасно сочетающийся с платьем. — Но нам пора ехать. Мы с Камиллой поедем в экипаже вместе с Бернардом. Аннабелла и Майлс могут взять карету поменьше. Она теплее.

— Сейчас лето, — сказал Майлс терпеливо. — Мы можем поехать все вместе.

Аннабелла пожалела о том, что именно так они и поступили. Не из-за того, что в другой коляске было бы теплее, а из-за того, что сказала ее свекровь, когда они подъезжали к дому сквайра.

— Ты выглядишь очень хорошо, но это будет твой дебют, — сказала Элис, когда они въезжали в ворота. — Поэтому хочу тебя предостеречь, чтобы ты ничего не принимала близко к сердцу. С чужими люди могут быть бесцеремонными, даже жестокими.

— Может, я и выгляжу лучше, чем когда-либо, но я ведь прожила здесь всю свою жизнь, мама! — воскликнула Камилла.

— Речь не о тебе, дорогая. О нашей Аннабелле, — сказала Элис, рассматривая установленные вдоль подъездной аллеи горящие факелы. — Вот мы и приехали.

Она обладает способностью говорить неприятности в такой момент, когда ей невозможно возразить, с горечью подумала Аннабелла. Она была почти уверена, что ее красота возвращается, и точно знала, что возвращаются ее сила духа и решимость. Сила духа — благодаря времени, соответствующей диете и упражнениям. Решимость — благодаря тому, что она дала себе слово доказать всем, что свекровь ошибается. Она поправится и будет прежней, что бы ни говорила эта женщина.

И не то чтобы Элис говорила что-то откровенно неправильное, но ее мягкие и заботливые расспросы были постоянно не ко времени. Они только лишний раз напоминали Майлсу и Аннабелле о недавней болезни, словно это было что-то постыдное, некий позор, который она должна была искупить. И какими бы мягкими и заботливыми ни были эти расспросы, Аннабелла так и не смогла поверить в их искренность. Правда заключалась в том, что при всем своем показном внимании и заботе новоиспеченная свекровь просто не любит ее. Когда их взгляды встречались, в глазах Элис не было настоящей теплоты.

Обращаясь к Аннабелле, она не говорила ничего, кроме общих фраз и ни к чему не обязывающих банальностей.

И Аннабелла не знала, как изменить это отношение. Ее собственная мать могла бы… Нет, ее собственная мать стала бы защищать ее, сердиться и только бы все ухудшила. Она уже почти поправилась, скоро она вновь вернется в Лондон, где с ней будет только ее собственная матушка, и весь Лондон снова будет у ее ног.

По случаю бала в честь дочери сквайра его дом был богато украшен. Местные молодые люди, одетые, как лакеи, разбавляли обычное общество, бальный зал был заполнен цветами, звучала музыка, повсюду горело несметное количество свечей — и все они были сделаны из жира высшего сорта, как горделиво заявлял сквайр, приветствуя гостей у входа.

— Милорд Пелем! Приветствую вас и добро пожаловать, — торжественно произнес сквайр, когда вновь прибывшие вошли в дом. — Элис, вы никогда не выглядели прелестнее, — сказал он, склоняясь к ее руке. — Бернард, негодник! — весело воскликнул помещик, увидев молодого человека. — Вы только на него посмотрите! Разодет в пух и прах! О нет! — с изумлением воскликнул он, делая вид, что сейчас упадет. — Не может быть! Наша Камилла! Тебя, наверное, поцеловал Волшебник? Ты выглядишь просто потрясающе! Потрясающе, ведь правда, Салли? — обратился он к своей дочери.

Салли и Камилла тотчас начали осыпать друг друга комплиментами, Элис стояла, с нежностью наблюдая за девочками. Бернард уже заглядывал в бальный зал, интересуясь, кто прибыл. Майлс и Аннабелла стояли, не двигаясь.

— Ну а где же ваша красавица жена, милорд? — спросил сквайр, украдкой бросая взгляд на прибывающих гостей. — Только не говорите, что вы не привезли вашу жену! Или она осталась дома, потому что уже ждет прибавления? Мою Марту всегда тошнило, когда она ждала прибавления, не могла и шагу ступить из дома все девять месяцев. Быстрая работа, милорд. Но не могу вас винить, слышал, что она бриллиант чистейшей воды, потрясающая красавица.

— Позвольте представить вам мою жену леди Аннабеллу Пелем, — процедил Майлс сквозь зубы.

— О! — воскликнул сквайр, глядя на Аннабеллу и пунцово краснея. — Простите, не увидел вас, миледи. Совсем слепой стал. Да, пора завести очки, — бормотал он, краснея еще больше. Он поклонился ей. —Для меня большая честь познакомиться с вами. Добро пожаловать в наши края. Надеюсь, что будем иметь честь часто видеть вас. Молва была права, вы прелестны. Прошу вас, проходите и присоединяйтесь к нам.

Аннабелла двинулась дальше в холл, радуясь, что может опереться на руку мужа, поскольку не чувствовала под собой ног. От изумления она никак не могла прийти в себя. Хозяин дома не обратил на нее внимания, он просто не увидел ее, а если и увидел, то не мог поверить, что это та самая женщина, на которой женился Майлс.

И в этот момент Аннабелла с грустью осознала, что сейчас она действительно совсем не та женщина.

Глава 14

Гости танцевали. Сначала сельские танцы, потом менуэт и польку. Они кружились, прыгали, величаво ступали в такт музыке, энергично двигая руками и ногами. В отличие от лондонских званых вечеров здесь танцевали все: молодые и пожилые, даже старые и хромые, компаньонки, и приживальщики, и бедные родственники, выполняющие обязанности слуг. Все, за исключением самих слуг и совсем немощных. Кроме леди Пелем и ее мужа.

— Вы хорошо себя чувствуете? Может, хотите уехать домой? — спросил Майлс, когда Аннабелла вновь ответила отказом на его приглашение потанцевать.

Они сидели в креслах, поставленных у стены, и наблюдали за танцующими. Этим они занимались с тех пор, как приехали на бал.

— Я чувствую себя прекрасно, — твердо ответила она, — и уезжать нам не следует. Ваша матушка куда-то исчезла, поскольку знает, что мы присмотрим за Камиллой.

— Это-то и странно, — пробормотал Майлс, нахмурившись, осматривая зал. — Она обычно не занимается пересудами и не играет в карты, как это делают многие дамы на подобных сельских вечерах. Она не слишком-то общается с местной публикой — обычно сидит и, как ястреб, следит за Камиллой.

— Да, но сейчас она знает, что ее могут заменить два зорких ястреба, — произнесла Аннабелла, и он вновь посмотрел на нее с улыбкой, отвлекшись от своего наблюдения. — Кстати, посмотрите вон туда. Ваш брат не сводит взгляда с прелестной девушки в желтом. Не может же он подпирать стену весь вечер, наверняка скоро он наберется смелости и пригласит ее на танец. А посмотрите на Камиллу! О, Майлс, почему вы скрывали это от меня? Ей не нужна моя помощь, ей вообще не нужна чья-либо помощь. Она пользуется необычайным успехом!

Они оба смотрели, как Камилла резво танцует польку в объятиях долговязого, неуклюжего юноши. Завитки волос упали на ее сияющее, разгоряченное и раскрасневшееся лицо. Она без устали танцевала с момента прибытия, а неподалеку стояла группка молодых людей, ожидающих окончания польки, чтобы пригласить ее на следующий танец.

— Она пользуется успехом, — сказал Майлс. — Я никогда не говорил обратного. Но это лишь часть проблемы. Она столь же дружелюбна, сколь и честна, и матушка приходит в ужас от мысли, что Камилла может прогадать при замужестве. Мама хочет, чтобы Камилла нашла себе самого лучшего мужа, то есть человека более богатого и с более высоким положением, чем она может найти здесь. Наверное, это возможно, но я не хочу, чтобы в процессе этого поиска лондонские хлыщи испортили ее характер. Моей сестре нужен кто-то, кто мог бы подсказать ей, как сохранить свою индивидуальность и не прослыть среди завистливых мамаш сумасбродной или безнравственной. А завистниц хватит. Мужчины так и вьются вокруг моей сестры.

Аннабелла кивнула. Она встречала таких девушек раньше, вернее, видела их, поскольку не была с ними знакома. Во-первых, потому, что у нее не хватало для них времени. А во-вторых, потому, что они проводили в городе только один сезон, а затем выходили замуж. Их нельзя было назвать красавицами. На самом деле среди них встречались даже по-настоящему невзрачные. Но во всех этих девушках было что-то не поддающееся описанию, что заставляло мужчин терять голову. Именно такой и была Камилла — открытая и общительная. Возможно, подумала Аннабелла, это и есть одна из причин. Она никогда не встречала более искреннюю, дружелюбную и добрую девушку, чем Камилла. Вероятно, некоторые мужчины ценили в женщинах такие качества не меньше, чем внешность.

Майлс наблюдал за выражением лица своей жены с удовольствием, которого он не испытывал в течение нескольких последних недель. Она возвращалась. Аннабелла больше не была необыкновенной красавицей, это правда. Она больше не напоминала великолепную картину, роскошные краски, фактура и формы которой притягивают взгляд. Сейчас ее можно было сравнить с эскизом к портрету, с быстрым наброском мастера, в котором он показал лишь основу ее красоты, предоставив воображению дописывать остальное.

Но эти необыкновенные глаза. Не только потрясающий цвет придавал им неповторимость. Теперь, когда все остальные ее черты будто подернулись тенью, Майлс смог увидеть в них страсть и ум, которые делали эти лазурные глаза столь чарующими.

Он не испытывал больше страстного желания обладать ею, вместо этого ему неистово хотелось защищать ее. Болезнь сгладила ее резкость, хотя по отношению к нему Аннабелла никогда не была резкой или жестокой, скорее, она бывала беззащитной. Он думал, что со временем его жена станет более спокойной и рассудительной, но эта новая Аннабелла производила впечатление укрощенной. И это ему не нравилось. Быть укрощенным и быть битым — эти понятия, на его взгляд, были слишком ассоциативны, а он хотел видеть рядом гордую женщину — ту женщину, на которой он женился. Его не очень волновало, будет ли она той же красавицей, какой была раньше, в конце концов, ничто не вечно. Для счастья ему достаточно было и меньшего, но он хотел видеть ее счастливой.

— Белла? — обратился он к ней, поднимаясь. — Может, вы удостоите меня чести и позволите пригласить вас на танец?

Она посмотрела на него снизу вверх, в ее замечательных глазах читалось сомнение.

— Пора, — сказал он. — Танцуем или едем домой. Да, я деспот, но они играют вальс, поэтому вы сможете держаться за меня, если у вас вдруг закружится голова. Мне бы хотелось потанцевать с моей женой.

Он протянул ей руку.

Она приняла приглашение.

Танцующие освободили пространство для новой пары. Публика зашепталась, пытаясь выяснить, кто они такие. И если кто-то начал нашептывать о том, что это известная красавица, превратившаяся в маленькую, бледную, ничем внешне не примечательную женщину, выражение лица ее мужа заставило этот шепот стихнуть, по крайней мере до них он не доносился.

Продолжали играть вальс, и Аннабелла танцевала с Майлсом. Он оказался чудесным партнером, одинаково чутким и к музыке, и к движениям ее тела. Ей доводилось танцевать с ним и раньше. Но тогда она мало внимания уделяла своему партнеру, поскольку была слишком озабочена тем, чтобы, вытягивая шею, видеть тех, кто смотрел на нее, или делать вид, что не замечает тех, кто не смотрел.

Сейчас он был ее якорем, ее спасительной гаванью, и все внимание Аннабеллы было обращено только на него. Майлс тоже, казалось, не замечал вокруг ничего и никого, кроме своей жены. Они кружились в такт музыке, а он улыбался ей, заставляя вновь почувствовать себя настоящей и живой.

Музыканты прибавили темп, и они с Майлсом также ускорили свой темп, от восторга Аннабелла откинула голову и громко засмеялась. Комната вокруг нее кружилась, она улыбнулась своему мужу… и чуть не сбилась, увидев выражение его лица.

— Я думаю, — сказал он, направляя ее к краешку танцевального зала, — что нам следует остановиться и перевести дыхание.

— Но я чувствую себя великолепно!

— Не сомневаюсь, так и должно быть, но, полагаю, вам необходимо поправить…

Она повиновалась, поскольку выбора у нее не было — он быстро уводил ее от танцующих, стараясь обойти зрителей. Вдали от яркого света канделябров она наконец взглянула мужу прямо в лицо, исполненная решимости высказать все, что она думает по этому поводу. Но тут Аннабелла лучше рассмотрела выражение, застывшее на его лице.

— Что такое? — спросила она в тревоге, позабыв о своем раздражении. — Что случилось? — Она огляделась по сторонам. — Что-то не так с Камиллой? С вашей матушкой? С Бернардом?

Целый сонм чувств она читала на его лице: смятение, беспокойство, жалость, впервые она увидела сочетание всех трех.

— Белла, — произнес он мягко, — ваша шляпка… или как вы ее там называете… съехала. Вместе с волосами.

Ее рука метнулась к голове. Она ощутила скользкую ткань шляпки и от удивления открыла рот. Шляпка съехала. Сейчас бахрома черных локонов, прикрывавших лоб, сдвинулась к правому уху; кудри, которые так красиво выглядывали у этого уха, почти лежали на спине. Аннабелла дотронулась до левого виска и нащупала короткие жесткие завитки своих собственных волос, они явно были видны. Она торопливо натянула атласный ток на место, но, по-видимому, не слишком удачно — это Аннабелла поняла по лицу Майлса, который изо всех сил пытался сдержать смех и смятение.

— Вам придется быть моим зеркалом, — коротко сказала она. — Я не могу пойти в дамскую комнату, поскольку придется пройти через переполненный зал со свернутой головой.

Но когда, несмотря на такое затруднительное положение, она увидела, как изогнулись его губы, она вдруг осознала всю комичность этой ситуации.

— Боже мой! — вырывалось у нее между приступами смеха, который она старательно пыталась подавить. — Должно быть, я выгляжу так, словно у меня отваливается голова!

— Нет. Всего лишь отваливается ваш скальп. Не волнуйтесь. Половина присутствующих здесь людей некогда брили головы, чтобы носить парики, поэтому даже если они вас и увидят, это для них не будет в диковинку. А теперь, вместо того чтобы использовать мои глаза в качестве зеркала — что доставит мне удовольствие, но может не сработать, — не доверите ли мне эту честь?

Она нагнула голову. Майлс поднял руки.

— Вот вы где! — внезапно раздался громкий голос. Аннабелла вскинула голову. К ним подходила ее свекровь, ведя за собой группу людей.

— Аннабелла, догадайся, какой сюрприз я тебе приготовила! — соловьем заливалась Элис. — Это твои друзья! Я увидела, что вы вышли из танца, и поэтому привела их сюда.

Пять изысканно одетых людей стояли, уставившись на Аннабеллу. Пять человек, которых она никак не ожидала встретить в этой глуши и которых она не видела со дня своей свадьбы. Высокий, элегантный, но апатичный граф Драммонд и его супруга. Белокурый великан Эрик Форд. И Деймон. Невероятно красивый Деймон Райдер и его столь же обаятельная жена. У всех на лицах было одинаковое выражение изумления, которое они тщетно пытались подавить. Дамы старались не показать свое смятение и сочувствие, мужчины пытались изобразить на своих лицах обычную радушную приветливость.

Аннабелла оцепенела. Во время своей болезни в ночных кошмарах ей представлялось, как она появляется на публике, на нее смотрят, и она счастлива, пока не обнаруживает, что на ней нет никакой одежды. Она просыпалась от стыда и унижения. Но думала, что все это последствия лихорадки. Сейчас все обстояло намного хуже. Она не могла проснуться.

Деймон? Ее первая и, возможно, единственная любовь. А насмешливый и умный Драммонд? И их милые прелестные женушки. И красавец Эрик Форд, который некогда обманул ее, притворившись, что попал под действие ее чар, лишь затем, чтобы спасти мужа своей сестры от ее знаков внимания.

Все они были искушенными светскими людьми, но даже они, оказавшись в такой ситуации, стояли молча, очевидно, не находя нужных слов для того создания, в которое превратилась леди Аннабелла, самая красивая женщина Лондона.

— Мы можем подойти попозже, — мягко произнес граф Драммонд.

— Да! — слишком оживленно подхватила Джиллиан Райдер, красивая блондинка, которая вышла замуж за Деймона. Она повернула голову. — Слышите! Заиграли польку. Мой любимый танец. Пойдем, Деймон.

Поскольку леди была беременна и едва ли могла танцевать польку, за ее неловкой попыткой дать Аннабелле возможность уединиться последовало неловкое молчание. Оно было прервано испуганным возгласом Элис.

— Боже мой! — выдохнула Элис, поднося руку к губам. — Бедняжка Аннабелла. Ваши волосы! Что случилось с вашей милой шляпкой? Какая неприятность, так все испортить! — Она бросила взгляд на сына. — Я же не знала, почему вы уединились. Но я так хотела удивить Аннабеллу встречей с друзьями, что последовала за вами. Я знала, что поместье графа находится неподалеку, и у меня была надежда, что сегодня вечером он тоже будет на балу. Я была так рада встретить его, и к тому же оказалось, что его гости тоже знакомы с нашей Аннабеллой! Я была в таком восторге, что просто не могла ждать. А подождать следовало, теперь я это понимаю! Аннабелла, конечно же, не хотела, чтобы ее застали в таком виде. Ты меня простишь, дорогая?

— Все в порядке, мама, — терпеливо произнес Майлс, поскольку его матушка уже начала заламывать руки.

— Нет, не все, — заявила она. — Мы должны позволить Аннабелле привести себя в порядок. Мы сейчас уйдем.

— Нет, — сказала Аннабелла, сделав глубокий вдох. — Добрый вечер, — спокойно произнесла она, приветствуя подошедших легким реверансом. Когда она выпрямилась,

Майлс положил ей руку на плечо и встал поближе к жене. Аннабелла знала, что он единственный, кто может почувствовать ее дрожь, поэтому смотрела на остальных, улыбаясь самой ослепительной улыбкой, на которую была сейчас способна. — Да, — сказала она, — вы застали меня в несколько затруднительной ситуации. Но нет никакой необходимости убегать. Я была больна и не знаю, какой дьявол сыграл со мной такую шутку, но когда я была совсем плоха, мне остригли волосы, чтобы легче было переносить лихорадку. — Она положила руку на свою «заблудившуюся» шляпку. — И вот посмотрите на меня! Или лучше не смотрите! Я не совсем лысая, как новорожденный младенец, но привлекательного в этом мало, если только вы не любители стриженых овец. — Она бросила взгляд на Майлса. — Некоторым нравится, но это не совсем изящно. — Потом она повернулась к компании. — Но что бы ни сделали с моими волосами, язык мне не подрезали, а я не видела никого из вас с моей свадьбы. Поэтому, пожалуйста, не убегайте, лучше расскажите, как у вас дела?

Майлс смотрел на нее с гордой и нежной улыбкой.

Жена Деймона, Джилли, просияла.

— Браво! — воскликнула она. — Вы молодец, леди Пелем! Вашему характеру можно позавидовать! Но знаете, эта шляпка так хорошо сидит на вас, что я подумала, что вы специально сбрили волосы, чтобы завести новую моду. И черт возьми, вы на это способны!

Остальные рассмеялись.

— Джилли! — сказал ее муж, качая головой. — Ты единственная женщина из всех, что я знаю, которая способна вызвать скандал, пытаясь замять его. Но она права, Аннабелла. Эта голубая шляпка вам очень идет.

— Даже набекрень? — спросила Аннабелла. Она все еще продолжала улыбаться, хотя от напряжения мышц у нее начало болеть лицо.

— Особенно набекрень, — сказал граф. — Можешь не сомневаться, леди Аннабелла введет новую моду, — сказал он своей жене.

Аннабелла перевела взгляд на графиню. Когда-то она соперничала с этой женщиной из-за графа и проиграла в этом соперничестве, но все это, казалось, происходило в другой жизни. Стараясь подавить истерический смех, Аннабелла вдруг подумала, что пыталась заполучить каждого из этих мужчин и каждый раз терпела неудачу. По сравнению с этим нынешняя неприятность становилась ничего не значащей пустяковиной.

Действительно, все в конце концов было не так ужасно.

— Этот головной убор не должен сидеть так криво, — объяснил Майлс. — Я, пожалуй, слишком энергично вальсируя, ненароком сдвинул его. Когда я увидел, что натворил, я тут же увлек свою молодую жену в укромный уголок, чтобы мы могли поправить шляпку. Я надеялся, что со стороны это будет выглядеть так, словно нам захотелось побыть наедине, — сказал он, бросив взгляд на мать. — Мы ведь молодожены, вы же понимаете. Если говорить откровенно, я хотел воспользоваться возникшей ситуацией и в этом смысле, — добавил он с шутливым недовольством, вызвав новый взрыв смеха. — Но в конце концов и до шляпки дошло дело, и именно в этот момент вы подошли. Теперь вы знаете, насколько я неловок, похоже, я только все испортил.

Супруга Драммонда склонила голову набок и посмотрела на Аннабеллу.

— У вас чудесные вьющиеся волосы, миледи, правда, немного короткие. Я думаю, что через несколько недель вы уже сможете расстаться с этой шляпкой. А пока, если вы не против, я бы могла помочь поправить ваш головной убор.

— Хорошая мысль, — заявила Джилл. — Я помогу. Эрик, если вы встанете перед нами, никто ничего не увидит.

— Если он встанет перед вами, — бесстрастно заметил граф, — никто не увидит, даже если мы построим здесь амбар.

Они с женой обменялись улыбками, а остальные рассмеялись.

— Совершенно верно, — сказал Эрик, кланяясь. — Рад услужить. Я всегда хотел служить вам, — серьезно сказал он Аннабелле. — Итак, вы простите, что я поворачиваюсь к вам спиной? Я отвлеку любопытных, а заодно и себя покажу во всей красе. Вы ведь всегда хотели увидеть, как я ретируюсь, не так ли?

Аннабелла кивнула, пытаясь улыбаться вместе со всеми, но с трудом сдерживая чертовы слезы, которые после болезни всегда были такими близкими. Эти люди видели ее в ужасный момент, но они были сама доброта. А плакать ей хотелось из-за неожиданного осознания того, что эти люди, не раз видевшие ее в наихудшие моменты жизни, сейчас искренне поддержали ее, и нынешний эпизод в конечном итоге оказался не таким уж и страшным.

— Все закончилось хорошо, не так ли? — спросил Майлс, входя в спальню поздним вечером.

Аннабелла наблюдала за ним, лежа в кровати. Не было нужды объяснять, что он имеет в виду.

— Лучше, чем я рассчитывала. Лучше, чем я заслуживаю, — добавила она тихо. — Я была… не слишком-то добра к ним в Лондоне. У них мало причин любить меня. Но они вели себя замечательно.

Улыбаясь, Майлс неторопливо пошел к кровати, чтобы погасить лампу, и в этот момент Аннабелла медленно произнесла:

— Поразительно, какими добрыми могут быть люди, когда они жалеют тебя.

Он повернулся и посмотрел на нее.

— Хватит, — вдруг резко сказал он.

Его жена подняла голову и удивленно посмотрела на него.

— Единственная жалость, которую я вижу, — это твоя собственная, Белла. Ты была тяжело больна, я делаю на это скидку. Но ты поправляешься и выглядишь гораздо лучше, чем ты думаешь. Если сейчас ты еще не стала прежней, то это произойдет достаточно скоро. Никто не собирается бросать тебе пенни в шляпку и жалеть тебя.

Она смотрела на него, прищурившись. Его волосы были влажными после ванны, кожа блестела, даже при слабом свете он выглядел сильным, здоровым и мужественным. Что ему было известно о болезни? Или о том, как теряешь уверенность, вдруг потеряв красоту. Она вспомнила, какой защищенной она почувствовала себя в его объятиях сегодня вечером, и поняла, что ужасно сердита на него из-за этого.

— Возможно, они не подают мне милостыню, — процедила Белла сквозь зубы, — но и комплиментов в мой адрес они не отпускали. Они лишь говорили: «О! Вы не так плохо выглядите!» Не могли же они сказать: «Бог мой! Что с вами произошло?»

— Жизнь заключается не только в том, как ты выглядишь.

— Разве? Значит, ты бы сделал мне предложение, если бы я была некрасивой или с бельмом на глазу? Я так не думаю. Ты женился на женщине, с которой едва был знаком, но тебе приятно было смотреть на нее.

Он стоял молча, поскольку то, что она говорила, было неоспоримо.

— Спросите любую женщину, как много в ее жизни значит внешность, милорд. А еще лучше, — продолжила она сердито, — спросите любого мужчину. Он может быть кривым, как посох странника, и толстым, как барсук, но можно поспорить: для своей постели он ищет красавицу.

— В таком случае, — легко сказал Майлс, — мне повезло. У меня она уже есть.

С горящими глазами она приподнялась, опираясь на локти, готовая сражаться.

Ему воевать не хотелось. Она сказала абсолютную правду, и ему нечем было гордиться. Он должен был отвлечь от этих мыслей ее… и себя.

Майлс дотронулся до кушака своего цветастого длинного ночного халата и замер.

— Боже, было уже так поздно, и мне так хотелось поскорее лечь, что я забыл, — сказал он. — Я не надел ночную рубашку.

Это было действительно так, и если бы он не хотел отвлечь ее, то совсем не обязательно было обращать на это внимание. Но никакой другой способ не пришел ему в голову.

— Ты не возражаешь, если я лягу в том виде, в каком Бог создал меня? — спросил он. — Такая роскошь — спать раздетым после всех этих лет на корабле, когда мне приходилось спать в штанах, чтобы в любой момент быть готовым вскочить и броситься в бой, если это было необходимо. Тебе это не помешает?

— Ни в малейшей степени, — выпалила она, все еще в раздражении. — Ты спишь, так далеко отодвинувшись от меня, что я бы не обратила внимания, даже если бы ты лег в броне.

Он хихикнул.

— Лгунья, — сказал он и скинул свой халат. Майлс лег в кровать и обнял ее. — А может, недавняя болезнь ухудшила твою память?

Она пробормотала что-то неразборчивое, потому что его нагота обезоружила ее. Но она не сопротивлялась и робко положила голову ему на грудь. Это было непривычно и возбуждающе. Он обнажался перед ней полностью только один раз — в ту первую ночь, когда они занимались любовью. С момента ее болезни он ложился в постель в ночной рубашке, целомудренный, как монах. Но не было ничего целомудренного в том ощущении, которое вызвало у нее прикосновение к его теплой обнаженной коже.

Аннабелла старалась лежать неподвижно. В конце концов, она была на него очень сердита. Но его тело было таким теплым, таким твердым, таким влекущим, что она не могла не пошевелиться. Ей не приходило в голову, что он задерживает дыхание. Она подняла голову. Он наклонил свою.

Его рот обхватил ее губы, и их поцелуй был сладким и успокаивающим. Это было именно то, чего она хотела, может, даже не осознавая этого. Она потянулась к нему вновь. Прикосновение языка и пьянящее ощущение вкуса его губ наполнили ее чувства и заставили желать большего. Они прервали поцелуй, чтобы сделать вдох, и вновь поцеловались. И вновь.

Она испытывала радость, чувствуя себя желанной и способной наконец хоть что-то дать ему. Но это было выше всех ожиданий, она, казалось, загорелась от одного его прикосновения. Она попыталась придвинуться ближе, неловкая в своих попытках освободиться от ночной рубашки, пока он не помог ей. Затем обнаженная, как и он, она вздохнула, пытаясь обхватить его широкие теплые плечи, и прильнула к нему — кожа к коже. Она наслаждалась обаянием его сильных рук, чувствуя своим животом, как поднимается его естество. Она ощущала себя уязвимой и в то же время сильной, ее груди упирались в него, а в ее лоне началась медленная продолжительная пульсация. Жизнь вновь проснулась в ней.

Он ласкал ее, гладил, его губы двигались от ее губ к груди. Он проводил ладонями вдоль ее тела, вызывая в нем дрожь. Он обхватывал ее груди словно чаши, он касался ее, он искал ее, и она, раскрывшись, подалась к нему…

Он отпрянул и опустил руки.

— Слишком скоро, — сказал он, лежа на спине рядом с ней.

— Что?

Он сел и провел рукой по своим волосам.

— Слишком скоро. Нам не следует… Мне определенно не следует.

Она тоже села, глядя ему прямо в глаза.

— Я чувствую себя отлично.

— Мы не можем рисковать, ведь ты можешь забеременеть, Белла.

— О! — сказала она и упала на подушки, чувствуя себя глупо и приниженно — ошарашенная своим собственным поведением и смущенная тем, что он может подумать о ней, ведь он понял, что она желает его.

— Но, — сказал он задумчиво, глядя на нее, — есть разные способы…

Майлс снова схватил ее в свои объятия и вновь лег рядом с ней.

Он поцеловал ее. После секундного колебания Белла ответила ему. Их поцелуи стали глубже, и скоро он уже ласкал ее, словно их ласки и не прерывались. Его рука двинулась между ее бедрами, но на этот раз он не остановился. Он раздвинул ее ноги и продолжал ласкать, шепча нежные, поощряющие слова. Она напряглась, потом расслабилась, затем задержала дыхание, когда внутри ее начало подниматься медленное, странное, почти незнакомое возбуждение. Она пыталась отстраниться.

— Нет, — прошептал он. — Позволь. Позволь себе почувствовать это. Это будет чудесно, это будет для тебя.

Она едва понимала, что он говорит, потому что вся была охвачена захлестнувшими ее ощущениями. Его рука нырнула глубже, она тяжело задышала. Затем его пальцы двинулись выше, потом обратно, поддерживая ровный ритм, который заставлял двигаться и ее. Приятная неясная пульсация начала по спирали подниматься вверх, и в этом месте сосредоточились все ее чувства, все это было совершенно не сравнимо ни с чем, что она когда-либо испытывала. Когда восхитительное нарастание закончилось бурным взрывом чувств, она изумилась.

— Вот, — прошептал он ей в ухо, когда она выгнулась дугой и тяжело задышала. — Вот что я имел в виду.

Он держал ее в тесных объятиях, когда пульсирование медленно затихло и возбуждение сменилось нежным жаром удовлетворения.

Несмотря на боль неудовлетворенного желания, Майлс улыбался, довольный тем, что поступил правильно. Это не было благодеянием, даже несмотря на то что он все еще испытывал потребность физического удовлетворения и ему приходилось всячески изворачиваться, чтобы его требующий обещанного орган не смущал ее. Она не только была утешена — когда он держал ее в объятиях, ощущая в своих руках ее живую плоть, он чувствовал, как сильно отвечают ее губы на его поцелуи. Его возбудило само осознание того, что она — гордая леди Аннабелла — страстно желала его. Он чувствовал облегчение, несмотря на то что его тело все еще ныло. Впереди у него было время. Теперь — целая жизнь.

Он попытался расслабиться, но продолжал чувствовать ее беспокойное шевеление. Пришла мысль, что он все-таки нарушил ее покой. Но вот Аннабелла приподнялась и, опираясь на локоть, посмотрела мужу в лицо. Ее лоб был напряженно сморщен.

Может быть, он ее шокировал? Он должен будет объяснить ей, что в этом не было ничего постыдного, подумал он. Ему придется научить ее тому, что у мужчин и женщин существуют разные способы доставить удовольствие друг другу, и этими способами пользуются вполне приличные люди. Он пытался подыскать слова, чтобы объяснить это, когда она заговорила.

— Но для тебя, — сказала она, — в этом не было ничего для тебя. Что я могу сделать?

Она не переставала удивлять его. То, что она думала о его удовольствии, доставило ему еще большее наслаждение.

— О, ты можешь делать много разных вещей, много восхитительных вещей, — сказал он, проводя пальцем по ее носу. — Но не сегодня, как мне кажется. Ты устала, и уже поздно. В любом случае я бы предпочел, чтобы мы одновременно получали удовольствие. Иначе я буду чувствовать себя школьным учителем, который дает уроки, и речь пойдет просто о предмете, а не о предмете желания.

Она вновь положила голову ему на грудь.

— Да, — пробормотала она, дотронувшись до его груди. — Как это часто ощущают женщины.

Он накрыл ее ладонь своей и улыбнулся. Значит, она не забыла или не простила их спор о мужчинах и женщинах, тот, с которого все и началось. Молодец. Она вновь пошевелилась, пытаясь устроиться поудобнее, и он вновь почувствовал возбуждение.

— С другой стороны… — начал он медленно, — поскольку следующий раз будет не совсем скоро, мы могли бы передумать и начать этот урок прямо сейчас.

— Не совсем скоро? — спросила она, неожиданно насторожившись.

— Да, — пробормотал он, а его рука скользнула по нежному изгибу ее ягодиц. — Когда я вернусь из Лондона и…

— Когда ты вернешься из Лондона? — пискнула она и села.

Он вздохнул и попытался подавить свое возникшее желание. Он сказал кое-что лишнее или по крайней мере выбрал для этого не то время и теперь понял, что сегодня урока не будет.

Глава 15

— Я не говорил об этом раньше, поскольку ехать мне не хочется, и я все время откладывал эту поездку. Но дольше тянуть нельзя. Некоторые вещи нельзя решить с помощью писем, — объяснял Майлс Аннабелле, которая сидела на постели, опершись на подушку, и, скрестив руки на груди, сердито смотрела на него.

Например, я использую мое «мореходное прошлое», чтобы построить свое… наше будущее. Я разбираюсь в кораблях, равно как и в репутациях их капитанов, знаю, в какие иностранные порты они заходят и какие товары там можно купить дешево. Я пытаюсь держаться в курсе того, как продаются здесь дорогие товары, поэтому я могу вкладывать деньги в их закупку. Я достаточно ходил в море, чтобы разбираться в приливах и погодных циклах, поэтому я могу предсказать вероятность штормов и того, какие трудности могут возникнуть у хозяина корабля с выполнением контрактных обязательств.

Я могу узнать что-то важное, проведя половину дня в таверне у лондонских доков. Разговоры бывалых моряков становятся новостями финансового рынка через день. Мне нужен этот дополнительный день. Из-за этого и других дел, которые у меня есть в Лондоне, я должен быть там. Я действительно не могу покидать Лондон на столь длительный срок. Я и не собирался, но наш медовый месяц занял чуть больше времени, чем ожидалось.

Он улыбнулся ей. Она не улыбнулась ему в ответ.

— Мы возвращаемся, чтобы выход в свет у Камиллы состоялся в сентябре, — сказала она сердито.

— Да, но до сентября осталась одна неделя, Белла. Она моргнула.

— Время пролетело очень быстро, — продолжил он, видя, как поражена она его словами. — Ты еще не готова к возвращению, и мне придется хотя бы ненадолго оставить тебя. Наши планы могли измениться, но некоторые вещи не могут ждать.

— Но Камилла…

— Камилла подождет. Она может выйти на сцену и весной.

Аннабелла молчала. Майлс легко поцеловал ее в щеку и снова лег. Он натянул одеяло и повернулся, приняв удобное положение. Трудно было сказать ей об этом, но дело было сделано.

— А сейчас спать, — сказал он. — Мы еще поговорим об этом утром.

Майлс закрыл глаза и с удовольствием погрузился в окутывающую его дремоту.

Аннабелла продолжала сидеть.

— Нет, — наконец сказала она в темноту. Он открыл глаза.

—Я должен поехать в Лондон, — пробормотал он сонно. — Я постараюсь вернуться побыстрее. Тебе будет хорошо здесь. Теперь спи.

— Нет, — сказала она. — Я тоже еду. И Камилла. Так-то вот.

— Белла, — сказал он устало, — ты сегодня расстроилась из-за такого пустяка, у тебя всего лишь съехала шляпка. В Лондоне полно недобрых людей, живущих сплетнями и слухами, и чем они фальшивее, тем больше им верят. На мой взгляд, ты выглядишь отлично, но, очевидно, ты предъявляешь к себе более высокие требования. Как ты с этим справишься? Будет лучше, если ты все отложишь до будущей весны, когда все станет так, как было раньше.

— Я обещала Камилле эту осень, — сказала она. — Я потеряла уйму времени, а оно не стоит на месте, и я не буду. Возможно, я выгляжу не так, как бы мне хотелось, но что-нибудь придумаю. — И прежде чем он смог ответить, Аннабелла продолжила: — Я не останусь здесь одна, чтобы зарывать голову в… в шляпку, — проговорила она с отвращением. Он хохотнул.

— У тебя есть время. Я поеду не раньше чем через неделю. Если хочешь, ты можешь присоединиться ко мне в городе позднее. Тебе не нужно принимать решение сейчас. Более того, будет лучше, если ты ничего не будешь говорить Камилле или маме до тех пор, пока ты не будешь уверена в своем решении.

Он снова закрыл глаза и уже почти засыпал, когда она вновь заговорила:

— Я буду собираться.

— Как тебе угодно, — пробормотал Майлс. — Но ты не думаешь, что сначала можно было бы поспать?

В комнате воцарилась тишина.

— Возможно, лучше было бы подождать, — сказала Аннабелла.

— Все, что угодно, — прошептал Майлс. — Все, что угодно, лишь бы ты была счастлива.

Она легла, свернулась калачиком, прижавшись к его широкой теплой спине, и вскоре услышала, что его дыхание стало более ровным и глубоким. Он излучал тепло. Аннабелле так хотелось поддаться соблазну и мягко погрузиться вместе с ним в сон. Но оставалось слишком много вопросов, на которые никто не мог ответить, кроме нее.

Готова ли она вернуться? Эта мысль приводила ее в ужас. Она не была больше красавицей. Слухи об этом, вне всякого сомнения, уже находятся на пути в Лондон. Все, конечно, узнают о том, что ее внешность изменилась. Если она вернется слишком скоро, она только даст пищу новым пересудам. Но если ее внешняя привлекательность так и не восстановится, тогда какой смысл выжидать?

И все же, несмотря на то что Майлс сказал об этом в шутку, правда заключалась в том, что если она останется, а он вернется один, слухи заставят людей поверить, что она действительно превратилась в какую-то уродину. Если она подождет, возможно, ей удастся сделать свое возвращение триумфальным. Но даже в этом она не могла быть уверена.

Альтернативой возвращению было остаться здесь со сдержанной и сухой матерью Майлса и его разочарованной сестрой. Бернард вернется обратно в школу. Они останутся здесь втроем со слугами. На нее никто не будет давить, и она сможет спокойно восстанавливаться. Холлифилдс совсем неплохое место.

Но этот дом опустеет без Майлса. И она обещала Камилле ее Сезон. Однажды ее выход в свет уже откладывался, а Камилла так много для нее сделала, что заслуживает награды. Более того, Аннабелла хорошо представляла, как бы она себя чувствовала, если бы ее лишили такого праздника.

А ведь ее родители в Лондоне, и она ужасно хочет увидеться с ними. Отец обязательно найдет для нее правильные слова, а мама поможет сделать правильные шаги. Она улыбнулась, вспомнив, какой защитницей всегда была мама. Если люди будут злословить, она сможет рассчитывать на мамину поддержку; нужно только будет следить, чтобы она не вызвала кого-нибудь на дуэль за грубость. Ее улыбка угасла. Но о ней будут злословить. И Камилла может подождать до весны.

А тем временем Майлс будет в Лондоне, в городе, где полно развлечений — званые вечера, балы, спектакли, концерты… и повсюду красивые женщины: высокого и низкого происхождения, с высокими и низкими моральными принципами. Там есть женщины, о которых она слышала, а о многих, с которыми у него была связь, она никогда не узнает. Женщины, которые были столь же красивы, сколь и осмотрительны. Лондон просто полон женщин сомнительного поведения и куртизанок, актрис и распутных жен, самых разных доступных женщин, которые умели хранить в секрете любовные связи…

Но поехать с ним — значит позволить ему видеть этих женщин, а затем возвращаться и смотреть на нее, сравнивая с другими. Одно дело казаться ему привлекательной, будучи единственной женщиной в поле зрения… другое — выдержать такую конкуренцию, не имея никакого оружия для ведения этой борьбы.

Он прав, подумала Аннабелла. Чтобы принять это решение, потребуется время. Остается единственный вопрос: есть ли у нее это время?

* * *

За завтраком Аннабелла была бледна, глаза ее припухли. Она мало спала. Майлс сказал, что у нее есть неделя, чтобы принять решение, но она терпеть не могла нерешительности и проволочек любого рода. В один момент она готова была ехать, в другой — готова скрываться до тех пор, пока ее внешность не станет достаточно хороша, чтобы ее можно было продемонстрировать. Поскольку ее чувства были столь же непостоянны, она не хотела ничего говорить раньше времени. Кто лучше ее знал, как может жизнь изменить самые радужные планы.

Она была рада, что у нее не было возможности вставить хоть слово, поскольку все семейство оживленно обсуждало состоявшийся накануне званый вечер. Они старались избежать всяческого упоминания об инциденте со шляпкой Аннабеллы или о ее встрече со старыми знакомыми, без умолку обсуждали всех своих друзей и говорили о том, что успех Камиллы наверняка обеспечит ей триумф в лондонском свете.

— Мне, конечно, хотелось бы задержаться и продолжить разговор о будущем Камиллы, но нужно идти изображать хозяина поместья, — сказал Майлс, закончив свой завтрак.

Он ухмыльнулся, когда Камилла показала ему язык, и встал из-за стола.

— Во-первых, мне нужно встретиться с Томсоном, у него там какая-то проблема с крышей. Потом я обещал заехать к Дрисколлу. У него пара новых жеребцов, которых он хочет мне показать. Вернусь к чаю.

— А можно мне с тобой? — оживленно воскликнула Камилла. — Я тоже хочу посмотреть. Я слышала, что они очень перспективные.

— Хорошая идея, — сказал Бернард, неестественно широко зевая. — Думаю, я тоже съезжу с вами.

— Тебе лучше держаться подальше! — рассмеялась Камилла. — На самом деле он хочет увидеть Мери, — сказала она Аннабелле. — Это дочь Дрисколла, ей только что исполнилось шестнадцать. И она тоже очень… перспективная, вчера вечером Бернард, похоже, это заметил.

— Помни, Бернард, ты слишком молод, чтобы думать о чем-либо серьезном, — сказала Элис, поднимая глаза от своей тарелки.

— Я хочу посмотреть лошадей, — настаивал Бернард. — Как я могу к ним серьезно относиться? Ведь у меня нет денег. Мое содержание не позволяет мне купить даже блоху с лошади, — добавил он, мрачно глядя на брата.

— Сначала у тебя есть деньги, потом — у тебя были деньги, — сказал Майлс. — И так у тебя всегда. Количество не имеет значения. — Он наклонился и поцеловал Аннабеллу в щеку. — Все, я ушел, — сказал он брату и сестре. — Если хотите ехать со мной, бегите за шляпами.

Через несколько минут в комнате остались только Аннабелла и Элис.

Аннабелла уже собиралась воспользоваться каким-либо предлогом и выйти. Она всегда испытывала неловкость при общении с матерью Майлса, а сегодня утром она ощутила это еще острее. Возможно, причиной тому был произошедший накануне инцидент, когда Элис привела Деймона и его компанию, чтобы встретиться с Аннабеллой в самый неподходящий для нее момент. Но Аннабелла не была в этом уверена.

— Аннабелла, дорогая моя, — произнесла Элис, глядя на нее. Аннабелла была поражена, увидев слезы, наполнившие невыразительные глаза женщины.—Сможешь ли ты мне простить вчерашний вечер? Я ни в коей мере не хотела сделать тебе больно, и я чувствовала себя такой глупой и бестолковой из-за того, что привела этих людей. Пожалуйста, прости меня.

— Конечно же, прощаю, — солгала Аннабелла. — Пожалуйста, забудьте об этом.

— Я слишком о многом хотела бы забыть! О! Это так трудно! Полагаю, я могла бы пригласить тебя на прогулку по саду или попросить посидеть со мной в гостиной. Но я этого никогда не делала, не так ли? И сейчас это выглядело бы странно, а я очень хочу, чтобы наш разговор был естественным и непринужденным. — Она вздохнула. — Это было еще одной моей ошибкой, которую ты мне, надеюсь, простишь. Ты, должно быть, считаешь меня жесткой и бесчувственной женщиной. Но для меня главной заботой являются мои дети, и, уделяя им все свое время, я так и не сумела стать тебе настоящим другом. И за это я также умоляю о прощении!

Аннабелла не раздумывая взяла в свои руки тонкую холодную ладонь Элис.

— Я совершенно искренне прощаю вам все это, — сказала она, — но вам не за что просить прощения.

— Как мало ты знаешь! — произнесла Элис с надрывным смешком. — Я как никто другой должна была понять, каково было тебе, когда ты после болезни приехала в наш дом в таком состоянии. Когда-то и я была красавицей, понимаешь, хотя сейчас в это вряд ли можно поверить.

— О нет! Какой вздор! Вы все еще привлекательны, — сказала Аннабелла. — И любому понятно, что в молодости вы были необыкновенной красавицей.

Элис подняла подбородок:

— Да, я была красавицей. Но теперь… Аннабелла вновь начала возражать.

— Вы все еще очень привлекательная женщина, — сказала она, и тут же у нее возникло странное ощущение, что она уже слышала это раньше. Действительно слышала, поняла она с испугом: каждый раз Майлс вновь убеждал ее, что она все еще привлекательна. Каждый раз, осознала Аннабелла, когда она вынуждала его к этому точно также, как сейчас это делала Элис.

Чувство было неприятным.

И почему Элис извиняется только за то, что не сумела вовремя понять, как это тяжело — утратить свою красоту? Почему она не просит прощения за то, что не помогала ей привыкать к новому дому? Разве она не понимала, что для молодой женщины, которая приехала в чужой дом, чтобы начать новую жизнь, тем более после тяжелой болезни, все это было столь же тяжело, как и утрата внешней привлекательности.

Возможно, подумала Аннабелла виновато, потому что для нее это было не так важно.

— Ты очень добра, — сказала Элис. — И с таким душевным настроем… Боже, как мне сказать об этом? Я хочу просить тебя об одолжении, но я понимаю, что не заслуживаю никаких одолжений.

Все происходящее стало для Аннабеллы полной неожиданностью. Теперь по худым щекам Элис струились настоящие слезы, и эти слезы никак не вязались с ее образом, который сложился у Аннабеллы.

— Скажите мне, — сказала она, наклоняясь вперед, — чем я могу вам помочь?

— Речь идет о денежных средствах, — сказала Элис. Аннабелла недоуменно посмотрела на свекровь.

— Вопрос денег, — продолжила Элис, поднимая руку, чтобы промокнуть щеки платком. — Да. Как глупо! Как стыдно! Но понимаешь, вчера вечером я сделала то, чего не делала никогда. Поскольку вы с Майлсом присматривали за Камиллой, я решила попытать счастья в игре со своими местными приятельницами. Но оказалось, что у них теплая, сыгранная компания, в которой я была новичком. В результате я проиграла очень крупную сумму.

Конечно, у меня не было при себе таких денег, и я оставила расписку. Теперь, как говорят джентльмены, это долг чести, который я просто обязана оплатить. Аннабелла рассмеялась:

— Ну, это такой пустяк.

— Боюсь, что нет. Деньги на хозяйственные расходы не покроют мой долг, даже если прибавить мои скромные сбережения. Я никогда бы не унизила себя подобной просьбой, если бы не крайняя необходимость…

— Конечно, — прервала ее Аннабелла, поскольку ее смущало затруднительное положение, в котором оказалась Элис. — Я дам вам денег…

— Взаймы, — быстро сказала Элис.

— Да, но не лучше ли попросить об этом Майлса? Думаю, его эта история даже позабавит.

Элис побледнела.

— О нет. Умоляю, ничего не говори ему. Я понимаю, это звучит странно, но я предпочитаю, чтобы он не знал о моем легкомыслии. — Она опустила голову и тихо проговорила: — Как тебе известно, я однажды уже совершила легкомысленный поступок, выйдя замуж за человека, которому не стоило доверять, и это одна из причин того, что ты оказалась здесь. Женитьба Майлса должна была помочь исправить вред, который я нанесла семье своим замужеством.

Она бросила взгляд на сидевшую без движения Аннабеллу.

Та была охвачена чувством, в котором смешались и грусть, и неловкость. Напоминание о том, почему Майлс женился на ней, неприятно царапнуло ее, и Аннабелла задала себе вопрос: чего пытается добиться Элис — подружиться с ней или вызвать отчуждение?

— Все последние годы я пыталась восстановить свою репутацию в обществе и оправдаться перед детьми, — продолжала Элис. — И если я не оплачу свой долг, это будет губительно для нашего имени. Все будут считать, что я такая же, каким был Питер — мой последний муж. Сказать Майлсу, что я проиграла такую сумму денег, — значит окончательно погубить себя в его глазах. Но ты меня едва знаешь, поэтому мне легче было обратиться к тебе.

Аннабелла была слишком озадачена, чтобы ответить сразу. Это был очень странный разговор. Элис просила о дружбе и в то же время держала ее на расстоянии. Но возможно, только таким образом эта гордая женщина могла просить об одолжении.

— Хорошо, — сказала она. — Я дам вам денег. Сколько?

Элис назвала сумму, и Аннабелла открыла рот от изумления.

— Но таких денег у меня нет! — сказала Аннабелла. — Бог мой! Как вам удалось проиграть так много и так быстро?

Элис пожала плечами:

— Ставки были очень высокие. Я полагаю, все думали, что хозяйка такого особняка может себе это позволить… хотя ведь теперь ты хозяйка Холлифилдса, не так ли?

В уме Аннабелла вела торопливые подсчеты.

— Мне деньги никогда не были нужны, меня знали все торговцы, и я могла подписать чек на любую покупку, — тихо проговорила она. — Конечно, как правило, у меня имелись при себе небольшие суммы на всякие мелкие расходы. И моя мама, конечно, дала мне соответствующую сумму перед свадьбой, поскольку она все же беспокоится за меня. В общем, я располагаю большей частью нужной вам суммы. Но не всей.

— Но ты, разумеется, можешь попросить у Майлса, — сказала Элис. — Он задолжал тебе кучу денег на булавки. Ты сколько угодно могла бы потратить, если бы не болезнь, а он человек очень щедрый.

— Полагаю, что так, — пробормотала Аннабелла, все еще занятая своими мысленными подсчетами.

— Хорошо, б таком случае он может дать тебе даже больше. Я знала, что могу рассчитывать на тебя. — Элис встала из-за стола и посмотрела на Аннабеллу сверху. — Надеюсь, что ты сдержишь свое обещание и не проговоришься об этом. Ему никогда не удавалось ничего скрыть от меня. Да, и нельзя ли мне получить эти деньги сегодня вечером? Спасибо, моя дорогая. Мне стало намного легче.

С этими словами она буквально вылетела из комнаты, оставив Аннабеллу недоумевающей и сердитой — ей не с кем было поделиться этой проблемой, и оставалось, переступив через собственное самолюбие, попросить денег у мужа. Она знала, что в такой просьбе не было ничего особенного, но от этого почему-то не становилось легче. Она в отличие от свекрови терпеть не могла просить об одолжениях, особенно теперь, когда ее муж начиная со дня свадьбы проявлял по отношению к ней такую заботливость.

— Ага! Вот почему ты вышла за меня замуж, — поддразнивал Майлс свою жену, которая вечером, когда они переодевались, перед тем как спуститься к ужину, со слегка раскрасневшимися щеками, запинаясь, решилась все-таки обратиться к нему с просьбой по поводу денег. — Ты охотница за состоянием. Ну, не смотри на меня так. Я шучу, — сказал он, положив руки ей на плечи и слегка встряхивая ее. — Ты могла выйти замуж за самого завидного жениха, и я это знаю. Я болван. Конечно, тебе нужны собственные средства. Мне следовало тотчас же назначить тебе содержание. Как только я буду в Лондоне, я сразу же обговорю этот вопрос с мистером Гриром, моим банкиром. Тогда тебе не придется обращаться за деньгами ко мне. Сколько тебе нужно прямо сейчас?

Она сказала.

Он поднял брови. Но тут же перебил ее, не дав ей продолжить.

— Прекрасно, — сказал он. — Эта сумма нужна тебе сейчас?

Она кивнула.

Он казался озадаченным, но отпустил ее и подошел к своему гардеробу. Открыв ящик, Майлс достал свой бумажник.

— Нет, — сказал он, просмотрев его содержимое. — С собой я таких денег не ношу, но они найдутся в сейфе внизу. Деньги нужны сегодня вечером?

— Да, — ответила она, щеки ее были пунцовыми. — Пожалуйста. Мне не хотелось бы напоминать об этом или снова просить. Для меня это достаточно тяжело!

— Я спущусь вниз и принесу. Сейчас вернусь. Это будет не слишком долго? О, Белла! — произнес он более мягко. Он подошел к ней и вновь притянул ее в свои объятия. — Как мы самолюбивы! — прошептал он ей на ушко. — Не надо выглядеть такой несчастной. Это я должен испытывать неловкость из-за того, что не подумал об этом.

— Ты обеспечиваешь содержание своей матери и Камиллы?

— Конечно, — ответил он и назвал сумму.

Она раскрыла глаза. Больше она не будет беспокоиться о финансах Элис, хотя ей до сих пор казалось странным, что такая сдержанная женщина позволила себе такое безумство и так увлеклась игрой.

— Все в порядке? Вы убедились в финансовом благополучии своего окружения? — Он хихикнул. — Сейчас вернусь, — сказал он и вышел из комнаты.

Аннабелла вздохнула. Ей неприятно было что-либо утаивать от него — это немного походило на обман. Но она приобретала, точнее, покупала дружбу своей свекрови. Возможно, когда-нибудь она расскажет ему об этом, и они вместе посмеются. Или повздыхают. Не важно, главное, что вместе.

Майлс вернулся с деньгами и протянул их Аннабелле. Она осторожно взяла их, словно они были не совсем чистыми.

Он не знал, что сказать, потому что она выглядела не просто смущенной или сконфуженной — она вновь выглядела больной.

— Ну все, — мягко произнес он, ласково приподнимая ее подбородок. — Самолюбие — это прекрасно, но, ведь ты понимаешь, я должен тебя материально поддерживать. Мне следовало безотлагательно отдать все распоряжения по этому вопросу. И тебе не пришлось бы просить меня.

— Спасибо, — тихо ответила она.

— Кстати, если речь зашла о финансах, — сказал он, и вид у него при этом был смущенный, — думаю, я сейчас спущусь вниз и переговорю с Бернардом относительно его недавней просьбы. Его просьбы не идут ни в какое сравнение с твоими, моя дорогая. Ты не увлекаешься игрой в кости или в карты, как он. — Майлс хохотнул. — Убери, пожалуйста, деньги, а заодно и грустное выражение с лица, Белла. Встретимся за ужином.

Когда он ушел, Аннабелла подошла к своему бюро и достала кожаный кошелек. Добавив к своим деньгам полученные от Майлса, она закрыла кошелек. Затем подошла к двери, медленно открыла ее и посмотрела вниз, оглядывая холл. Убедившись, что там никого нет, Аннабелла вышла из комнаты и, плотно прижимая деньги к груди, быстро спустилась вниз и стремительно двинулась к спальне Элис.

Она постучала в дверь и тут же от неожиданности отступила назад4 , поскольку сама Элис, а не ее служанка тотчас отворила дверь.

— Я видела, как Майлс спустился и прошел в свой кабинет, — шепотом проговорила Элис. — Я ждала тебя. Ты принесла?

Аннабелла протянула ей деньги.

— Хорошо, — сказала Элис, взяв деньги. — Спасибо, — быстро проговорила она и тут же закрыла дверь.

Аннабелла в изумлении смотрела на закрытую дверь, чувствуя себя одновременно и оскорбленной, и озадаченной. Потом все же пришла в себя. Глубоко вздохнув, она повернулась и с пылающим лицом направилась к лестнице.

Она заплатила целую кучу денег, но это того стоило. Она купила свое решение.

Ужин в тот вечер проходил более оживленно, чем обычно. Камилла без устали расхваливала жеребят, которых они видели утром, и завела оживленный разговор об их достоинствах и перспективах. Беседа за столом в доме Майлса, как могла заметить Аннабелла, никогда не утихала, и это было одной из тех особенностей, которые ей очень нравились в этой семье. Здесь говорили почти так же безостановочно, как и за столом у ее матери.

И только позже, когда воцарилось непродолжительное молчание, поскольку Камилла и Бернард были заняты десертом, Аннабелла смогла объявить свою новость.

— Знаешь что! — весело обратилась она к Камилле. — Это должно было явиться сюрпризом, но я больше не могу терпеть. На следующей неделе мы едем в Лондон! Вместе с Майлсом.

Майлс резко повернул голову в сторону и посмотрел на свою жену, тогда как Камилла открыла рот от удивления.

— О! Просто отличная новость! — воскликнула она радостно. — Правда, мама?

Элис выглядела сдержанно-удивленной.

Бернард начал жаловаться на то, что его отсылают в школу, когда в ближайшем будущем намечается такое веселье.

Аннабелла бросила взгляд на Майлса и очень обрадовалась, увидев, что он улыбается ей и выглядит довольным ее решением.

— Майлс, я хочу, чтобы Нэнси поехала со мной, — говорила Камилла. — Я просто должна взять ее с собой. Мама хочет найти мне горничную-француженку, но я просто пропаду там без Нэнси. Она знает, что мне нравится, а что мне не понравится — так это приспосабливаться к новой горничной и ко всем в том новом обществе, в котором мне придется бывать. Позволь мне хотя бы дома чувствовать себя комфортно. Ну скажи, можно мне взять ее, ну пожалуйста?

— Мне не нужно приезжать в школу так рано, — продолжал настаивать Бернард. — Разве я не могу поехать с вами в Лондон?

— Просто восхитительно, — подала голос Элис. — Мне необходимо немедленно начать собирать вещи для столь неожиданной поездки. Бернард, ты, несомненно, отправишься в школу. Ты согласен, Майлс? Камилла, тебе не нужно беспокоить своего брата. Я никогда не говорила, что ты не можешь взять с собой Нэнси, я лишь сказала, что в Лондоне твоей прической должен заниматься кто-то более опытный. Да, Майлс, понадобятся дополнительные средства на все эти срочные нужды. Будет так много расходов, что, боюсь, и мне потребуется гораздо больше денег.

— Ты можешь занести все это на мой счет, как обычно, мама, — сказал Майлс, поморщившись. — У меня хороший кредит даже в Лондоне.

— Но мне понадобится много денег на разные мелочи, — сказала Элис.

Аннабелла внимательно взглянула на нее, но та и бровью не повела.

— Очень хорошо, что у тебя большой кредит, но мне нужны будут наличные, — продолжала Элис. — Чаевые прислуге, чаевые портнихам, поощрения им, чтобы платья были готовы побыстрее. Чуточку больше денег — и у портного тебе покажут лучшие ткани, а у перчаточника — самые последние модели перчаток. Побольше заплатишь — получше получишь, ты знаешь, как это делается.

— Я, слава Богу, не знаю, — засмеялся Майлс. — Но не беспокойся. Я прослежу, чтобы наступление Камиллы на город было хорошо обеспечено.

— Лондон! — вполголоса напевала Камилла. — Мне просто не терпится попасть туда!

Аннабелла бросила на свою свекровь пытливый взгляд и сказала:

— Да, мне тоже.

И это действительно было так.

Глава 16

Ей даже не верилось, что она снова может быть так счастлива. Аннабелла не знала, заслуживает ли она этого счастья, но у нее было чувство, что она летит, а не едет в коляске по лондонской дороге. Она все-таки жива, после того как едва не умерла, и с каждым днем становится все сильнее. Она вышла замуж по расчету и затем, чтобы спасти свою репутацию, но оказалось, что она замужем за человеком, который с каждым днем становится для нее все более важным. Он красивый, умный и добрый. Его прикосновения заставляют ее испытывать такие эмоции, которых она и представить себе не могла, а его слова исцеляют ее душу. Но поразительнее всего то, что она, кажется, нравилась ему, даже несмотря на то, что больше не является красавицей и лицом города, по которому сейчас проезжает. Итак, она снова оказалась в своем любимом городе.

Было время, когда она думала, что больше его не увидит.

Не имело значения, что пока ей приходилось прятаться, в Лондоне можно было все видеть, даже скрываясь.

— Лондон! — восторженно воскликнула Аннабелла, выглядывая из окна экипажа. — Только посмотрите! Разве он не прекрасен?

— Сколько восторга! Но для тебя в нем нет ничего нового, — сказал Майлс с улыбкой. — Это должна говорить Камилла.

— Я слишком поражена, чтобы говорить, — выдохнула Камилла, которая, сидя у другого окна, наблюдала за движением экипажей и повозок, за толпами людей и суматохой, слушала шум и гомон полуденного Лондона.

— Мне не надоедает любоваться им. Посмотри! Он такой, как и прежде, хотя мне кажется, что я отсутствовала целую вечность.

Улыбка исчезла с лица Майлса.

— Но теперь он не такой, как прежде, — спокойно заметила Элис. — По крайней мере для тебя, моя дорогая.

Майлс повернул голову и сурово посмотрел на свою мать.

— Боже мой! — сказала она, приложив руку к сердцу. — Какое свирепое выражение. Разве ты не понял, что я имела в виду, Майлс? Я лишь напомнила Аннабелле, что теперь она замужняя дама. Я имела в виду не ее изменившуюся внешность, а новый матримониальный статус. Ты все еще на меня сердишься? О Боже! Ты же не думаешь, что я намекаю на ее репутацию кокетки? Я знаю, что Аннабелла будет самой верной женой. Боже мой! Я только все порчу, мне лучше помолчать, не так ли? — Ее глаза увлажнились. — Теперь мне нужно следить за каждым своим словом, — бормотала она в свой носовой платок. — А от этого становится только хуже, и я постоянно говорю что-то неправильное. Но намеренно я никогда не задевала чувств твоей жены.

«Конечно, нет, когда это так хорошо у вас получается невзначай», — подумала Аннабелла, а Майлс произнес устало:

— Я знаю. Пожалуйста, не плачь, мама.

— Он прав, — сказала Аннабелла. — Не стоит волноваться из-за пустяков, миссис… Проктор, — сказала она, надеясь, что правильно запомнила имя. — Я правильно поняла, что вы имели в виду.

Глаза Элис расширились.

— Миссис Проктор? Аннабелла сдержала гримаску.

— Или мне тоже следует называть вас мамой? — спросила она быстро.

— О, моя дорогая, но я буду чувствовать себя старухой.

— В таком случае как мне вас называть? — спросила Аннабелла, задаваясь вопросом: неужели только ей одной этот разговор, происходящий три месяца спустя после ее свадьбы с сыном этой женщины, кажется очень странным? И тут Аннабелла осознала, что раньше она никогда не обращалась к ней по имени, да и повода для этого у нее не было. Их разговоры были холодными и нечастыми.

— Обращение «мама» не подойдет, поскольку мама у тебя есть, — сказала Элис. — А как тебе известно, мой брак с мистером Проктором был не самым счастливым, и я бы не хотела, чтобы ты обращалась ко мне так. Меня вполне устроит, если ты будешь называть меня Элис, хорошо?

— Значит, Элис, — сказала Аннабелла, мысленно клянясь обращаться к ней, как и раньше, не используя никакого имени, если только ситуация не вынудит ее к этому. Элис приняла деньги, которые Аннабелла принесла ей, ограничившись лишь кратким «спасибо». И больше мать Майлса об этом не упоминала. Похоже, Аннабелла очень ошибалась, когда рассчитывала, что оказанная услуга сможет улучшить их отношения. Нет, в отношениях между двумя женщинами, за исключением места действия, ничего не изменилось.

— Это мы Гайд-парк проезжаем? — восторженно спросила Камилла. — Мне не терпится в нем покататься. Правда, что там можно встретить представителей самых лучших кровей?

— Да, всех любителей красивой жизни, а также других представителей высшего света, как нынешних, так и будущих.

— Нет, — сказала Камилла со смешком. — Я имела в виду лошадей, а не людей.

Аннабелла и Майлс обменялись веселыми взглядами, но Элис строго одернула дочь:

— Прежде всего необходимо подобрать соответствующие туалеты, чтобы вообще можно было ступить за порог. Мы приехали сюда, чтобы представить тебя обществу, ради чего главным образом твой брат и решил же… — Она прервала себя на полуслове и, глядя на Аннабеллу, продолжила: — …желая твоего блага, привезти тебя в Лондон. .

— Ну что ж, тогда все ладненько и складненько, — быстро и довольно проговорила Камилла. — Белла знает все самые лучшие места, куда можно пойти, чтобы принарядить меня. И очень скоро я буду разодета как принцесса. И тогда мы сможем пойти в парк, Белла? Я не хочу прекращать наши прогулки, пока мы будем в Лондоне, даже несмотря на то что мой противный братец позволил мне взять с собой только двух собак. Пышке и Плюшке, как и нам, совершенно необходимо двигаться.

Аннабелла не осмеливалась взглянуть на Майлса, но знала, что он, должно быть, как и она, пытается подавить улыбку. Ей стало интересно, что скажет Элис относительно планов Камиллы. Леди может прогуливаться в парке с мопсом на руках, в крайнем случае с небольшим спаниелем или терьером на поводке. Пышка и Плюшка, несмотря на их располагающие имена, на самом деле были большими поджарыми ретриверами, щенков внепланового помета собирались уничтожить, но Камилла спасла их и вырастила. Они могли без устали гоняться за дичью или играть, но совершенно неспособны выполнять какую-либо работу. При этом псы были самыми послушными из всей своры Камиллы.

— Нет, — сказала Элис, как того и ожидала Аннабелла. Но ее следующие слова заставили Аннабеллу оцепенеть. — Аннабелла не может или, скорее, не должна выходить с тобой. Ведь мы приехали сюда, чтобы ты была принята в светском обществе.

Выражение лица Майлса предвещало грозу, а его мать продолжала, не обращая ни на кого внимания:

— Внешний вид нашей Аннабеллы вызовет так много разговоров, что, боюсь, на тебя просто не обратят внимания.

— Мама! — взревел Майлс.

Камилла выглядела ошарашенной, она умоляюще посмотрела на Аннабеллу.

— Нет, она права, — сказала Аннабелла, поднимая руку и призывая Майлса к молчанию. — Я согласна. Я хочу, чтобы для Камиллы это время стало самым счастливым в жизни и чтобы она нашла себе хорошего мужа. Но если ее выход в свет произойдет на фоне некогда красивой, а теперь подурневшей леди Аннабеллы, он определенно не сможет произвести должного впечатления. Я знаю, — сказала она Майлсу, — я не уродина. Но пересуды, конечно, будут. Я от этого совсем не в восторге и, по правде говоря, уже не уверена, что могу их вынести. Не волнуйся, я не буду скрываться.

Муж пристально смотрел на нее. Она покачала головой.

— Майлс, я бы не приехала сюда, если бы собиралась сделать это. Просто я бы предпочла, чтобы мое столь важное появление в свете произошло после выхода Камиллы. Я думаю, что так было бы лучше, даже если бы я не перенесла… такой тяжелой болезни. Вполне возможно, я стану прежней к тому времени, как мы будем представлять Камиллу. Если да — я пойду с ней, и таким образом стихнут все разговоры обо мне и вместо этого все внимание будет сосредоточено на ней. А если нет? Ну что ж, какой бы я ни была и как бы я ни выглядела, — произнесла она со своей прежней уверенностью, — я справлюсь с этим. А пока нам, так или иначе, надо все подготовить. Камиллу нужно приодеть, но устроить это так, чтобы меня с ней не видели. Модистки могут приносить ткани и образцы на дом и…

— Но я хотела вместе с тобой походить по магазинам и лавкам, посмотреть разные модели и все, о чем ты мне рассказывала, — чуть не захныкала Камилла. — Мне не настолько интересны все эти модные вещички. Для меня интереснее было бы обсуждать все это с тобой! К тому же ты всех знаешь, и обо всех могла бы мне рассказать, и мы бы с тобой так здорово вместе провели время! Мама, ты, конечно, тоже могла бы меня сопровождать, я знаю, — сказала она, не дав той возможности возразить, — но Белла гораздо лучше разбирается в том, что модно именно сейчас.

— Я, вне всякого сомнения, могу научиться разбираться, — сухо ответила Элис.

— У меня отличная идея! — воскликнула Аннабелла, предотвращая надвигающуюся бурю. — Я знаю женщину, которая разбирается в самой последней моде, обладает прекрасным чувством стиля, может составить прекрасную компанию и к тому же знает все последние сплетни. И она не только располагает неограниченным запасом времени, но и сама сказала, что готова тебя опекать во время твоего выхода. Я собиралась навестить ее сегодня после обеда, если мы прибудем без опозданий. Ты можешь поехать со мной. А самое главное, — добавила она, поняв, что Элис сообразила, о ком идет речь, — никто не скажет, что моя мама тебя затмит.

Камилла улыбнулась.

Майлс с трудом сдержался, чтобы не зааплодировать.

Перед визитом к Гарри Селфриджу Аннабелла очень волновалась; не меньше она боялась, что по пути к нему встретит кого-нибудь из своих знакомых. Она выбрала время, в которое, как заверил ее доктор, у него в приемной не будет других пациентов. Но несмотря на это, Аннабелла надела длинную мантилью и капор, почти полностью скрывавший лицо, а путь от экипажа до кабинета врача, расположенного в собственном, очень опрятном городском особняке, она проделала почти бегом. Майлс еле поспевал за ней — он и слышать не хотел о том, чтобы отпустить Аннабеллу одну.

Медсестра Селфриджа, высокая, худая и суровая особа, пошла доложить доктору о прибытии Аннабеллы и Майлса. Гарри тотчас же вышел из своего кабинета и с волнением приветствовал их.

— Миледи, — сказал он, беря в свои руки руку Аннабеллы и пытаясь заглянуть под капор, чтобы увидеть ее лицо, — пожалуйста, проходите в кабинет и расскажите мне, что вас беспокоит.

— Меня ничто не беспокоит, — быстро ответила она и засмеялась. — Возможно, и есть некоторые основания, но теперь мне причиняет боль лишь мое самомнение. Я утратила свою привлекательность, а я такая тщеславная натура, что это меня просто убивает!

— Позвольте мне осмотреть вас, — сказал он серьезно. — Не соблаговолите ли пройти в кабинет и снять свой плащ и капор?

Аннабелла кивнула.

— Майлс, не мог бы ты подождать в приемной? — спросил Гарри.

— Это необходимо? — ответил он вопросом на вопрос.

Доктор посмотрел на Аннабеллу.

— У меня почти не осталось секретов от моего мужа, — грустно ответила она. — Нет никакого смысла прятаться от него сейчас.

В кабинете Гарри доминировал длинный деревянный смотровой стол. Там также находился столик, на котором лежали различные инструменты, высокий застекленный шкафчик со множеством пузырьков с микстурами и всем необходимым для составления порошков, и лежало нечто, по внешнему виду напоминающее кусочки овощей и семена. Солнечный свет струился через высокие узкие окна и застекленный люк в крыше. У Аннабеллы защипало в носу от сильного запаха травяных снадобий, а при виде медицинских инструментов ей захотелось закрыть глаза. Но она позволила Майлсу помочь ей снять мантилью. Снимая капор, она старалась не смотреть на зловещего вида врачебные приспособления и теперь стояла с опущенной головой, освещаемая солнечным светом.

Майлс, засунув руки в карманы, ожидал, когда доктор закончит осмотр, при этом он всячески старался встретиться с Аннабеллой взглядом. Ему казалось, что сейчас жена выглядела менее здоровой, чем в течение прошедших недель. В этот момент она воспринималась только как некое физическое тело, ничем не привлекающее внимание. Она выглядела совсем другой, и он мысленно проклинал себя, что вообще разрешил ей приехать в Лондон.

Ее гордо вскинутая голова, украшенная лишь скудным ворсом коротких волос, до сих пор казалась слишком большой и выглядела странно трогательно на ее похудевшем теле. Майлсу стало стыдно, что он занимался с ней любовными играми. Было совершенно ясно, что до окончательного выздоровления еще далеко.

Но Гарри был в восторге.

— Очень хорошо, — говорил он, обходя вокруг нее. — Превосходно! А теперь будьте любезны сесть на мой смотровой стол, чтобы я мог получше видеть.

Гарри послушал сердце и осмотрел ее руки, он попросил ее покашлять и напрячь мышцы, внимательно осмотрел язык и ступни.

— Блестяще! — произнес он наконец с довольной улыбкой. — Все так, как и должно быть. Продолжайте принимать то, что вы сейчас принимаете. Надеюсь, что миссис Фарроу снабдила вас достаточным количеством своих средств, чтобы вы смогли захватить их с собой в Лондон?

Аннабелла засмеялась:

— Целую сумку и еще одну с указаниями по их применению.

— Хорошо. Обязательно ешьте больше яиц и пейте свежее молоко, не утруждайте себя физически и безотлагательно посылайте за мной, если возникнут какие-либо вопросы. — Он откашлялся и, избегая смотреть на Майлса, спросил: — Менструальный цикл у вас нормализовался?

— Да, — ответила Аннабелла.

— Очень хорошо, — сказал Гарри. — Теперь о ваших волосах — думаю, что вам следует продолжать применение масла из печени трески, чтобы придать им блеск.

Аннабелла состроила гримаску.

— Согласен, — сказал Гарри. — Мерзкая штука, но эффективная. Волосы у вас становятся гуще, и необходимо сделать их блестящими. На это потребуется время, но, на мой взгляд, ничто не помешает им стать точно такими, как и раньше, думаю, самое позднее к Рождеству.

Аннабелла вздохнула. Осень еще только началась, и Рождество казалось таким далеким.

— Ну а что касается всего остального, избегайте сквозняков, побольше спите, питайтесь регулярно и в одно и то же время, — сказал Гарри. — Можете иногда в умеренных дозах позволять себе выпить. На самом деле пиво и эль даже показаны вам. И приходите на прием через месяц. Теперь можете надеть свою шляпу, хотя будет лучше, если вы откроете голову солнцу и воздуху. Майлс, я знаю, что ты видел все, но давай позволим твоей супруге в одиночестве привести себя в порядок.

Майлс улыбнулся и вышел из комнаты вместе с Гарри. Как только дверь закрылась, он повернулся к своему другу.

— Теперь скажи мне, — начал он серьезно, — ты сказал ей правду?

Гарри выглядел оскорбленным.

— Я всегда говорю своим пациентам правду, конечно, если только они не находятся на грани смерти. В этом случае знание правды не облегчает их положение. Но твоя супруга великолепным образом идет на поправку.

Майлс, несколько замявшись, спросил:

— Достаточно хорошо для…супружеских дел?

— О, — сказал Гарри, глядя на своего друга со странным выражением.

— В чем дело? — спросил Майлс.

— Не имеет никакого отношения к твоей супруге, — быстро сказал Гарри. — Просто раньше я не замечал за тобой такой деликатности по отношению к женщинам. И это моряк! Женитьба определенно изменила тебя.

— Когда ты прекратишь свое подначивание, — сказал Майлс кисло, — как ты полагаешь, ты в состоянии будешь ответить на мой вопрос?

— Нет, я не вижу ничего, что бы могло этому препятствовать. Она была больна, но сейчас все уже позади.

— Хотя она еще недостаточно здорова, чтобы выносить ребенка?

— О, ты теперь занимаешься медицинской практикой? — спросил Гарри насмешливо. — Нет, я этого не говорил. Она здорова, хотя и не та, какой была, выходя за тебя замуж. Но если ты предпочитаешь подождать, мне, конечно, нет необходимости говорить тебе о последствиях, которые может вызвать твое воздержание, а также о том, что ты можешь лишить свою жену определенного позитивного опыта. В таком случае я бы посоветовал тебе найти другую… Хорошо, не будем об этом, — добавил он, заметив, что выражение на лице Майлса предвещает бурю. — Тогда стоит заметить, — продолжил Гарри, — что часто внимание мужа оказывает поразительное воздействие на настроение женщины. А ведь она сказала, что ее самолюбие уязвлено. — Он посмотрел на Майлса. — Мне растолковать тебе, или ты предпочтешь почитать об этом в книге? У меня есть одна книжечка именно для таких случаев, и даже с картинками. Ее написал какой-то древний индус. Она написана не для дам, хотя в какой-то степени полезна и для них.

— А, ты имеешь в виду «Камасутру», — сказал Майлс. — Бог ты мой, Гарри, неужели ты думаешь, что меня нужно просвещать в этом плане? Я читал ее еще в Итоне… нет, тогда я заучивал ее наизусть, как и большинство из нас. И как ты помнишь, опыт у меня имеется. — Он немного помолчал. — Итак, эти занятия не будут препятствовать ее выздоровлению?

— Нет, если они доставляют ей удовольствие. С другой стороны, если нет… Если хочешь, моя медсестра может поговорить с ней.

— Никакой необходимости, — быстро сказал Майлс. — Уверяю тебя, в этом нет никакой необходимости. Совсем наоборот.

Гарри улыбнулся:

— Очень хорошо! Некоторые врачи утверждают, что женщин благородного воспитания не стоит смущать такими понятиями, как оргазм. Моя жена считает, что такие доктора не имеют права жить. А она, могу тебе напомнить, имеет более благородное воспитание, чем я!

Майлс засмеялся, но не из-за шутки своего друга. Он испытал такое облегчение, что улыбка не сходила с его лица.

— Итак, мои дела на самом деле идут хорошо! — воскликнула Аннабелла, когда, открыв дверь, она увидела, что Майлс широко улыбается.

— Действительно хорошо, — сказал он нежно. — Так они и будут идти дальше, это я тебе обещаю.

— И где же ты был весь день? — с чуть наигранным недовольством спросила Аннабелла Майлса, откладывая в сторону щетку для волос и нарочито сердито глядя на него, когда он вошел в спальню. Она с печальным терпением ухаживала за своими отрастающими волосами, и каждый вечер, расчесывая их, пыталась определить, стали ли они в течение дня еще на миллиметр длиннее. Майлс подумал, что Аннабелла выглядит очень соблазнительно, и не преминул сказать ей об этом.

— Ты готов сказать что угодно, чтобы затащить меня в свою кровать, — насмешливо заметила она. — Но где же все-таки ты был?

— Дела, как я тебе и говорил. А как насчет наших дел? Она протянула к нему руки.

Майлс засмеялся и сгреб ее в охапку.

— Да, время для чудодейственного средства доктора Пелема, — сказал он, увлекая ее к кровати. .

Прошла неделя со времени их визита к Гарри, который подтвердил, что дела у нее идут прекрасно. И каждую ночь ее ждали объятия Майлса. Каждую ночь он занимался любовью с ней, нежно, хотя и не до конца, удерживая себя от окончательного этапа, но, заботясь о том, чтобы доставить ей умиротворение, после которого она могла спокойно погрузиться в сон.

Он не просил ее о большем, хотя ему хотелось бы получить от нее так много.

Сейчас, смеясь, Майлс спешно сбросил одежду, и они вместе упали на кровать. Так они делали каждую ночь с того момента, как он вновь прикоснулся к ней, они целовали и ласкали друг друга, его руки и губы в конце концов полностью снимали ее напряжение. Но сегодня после этого она не заснула тотчас, как это обычно бывало.

— Я могу сделать для тебя нечто большее, — наконец произнесла она озабоченным шепотом, когда они лежали в объятиях друг друга. — И ты говорил, что это возможно, и я слышала кое-какие разговоры об этом.

— В самом деле? — осторожно спросил он. — И что же за разговоры ты слышала?

Он представил себе, как суровая медсестра Селфриджа читает ей лекцию, и, он мог поклясться в этом, в паху у него похолодело.

— Дома, — ответила она, избегая смотреть ему в глаза, — слуги говорили об этом. А на вечерах и различных суаре шептались об этом некоторые женщины. Они обсуждали способы, с помощью которых джентльмен мог бы… получить удовлетворение, другие способы, помимо… этого.

Он улыбнулся, довольный ее вопросом.

— Итак, есть другие способы, — сказал он, пытаясь говорить спокойно, чтобы голос не выдал охватившего его волнения. — Ты уверена, что хочешь знать больше?

Она кивнула, и коротенькие кудряшки щекотнули его подбородок.

— То, что ты делаешь для меня, — сказала она тихо, обращаясь к его ключице, — я могу делать для тебя, верно?

— Какая сведущая ученица или, следует сказать, подслушивающая? Да, ты можешь некоторым образом. Очень хорошо, мы займемся этим завтра ночью, если ты хочешь. Но в этом намешано много анатомии, некоторые латинские термины, а также подозрительные французские выражения, как ты, вероятно, слышала.

Она хихикнула.

— Нервно, — подумал он. — Попробуй, любимая, — сказал он нежно, — это не так плохо.

Он взял ее руку в свою и впервые направил к себе, сжимая ее пальцы вокруг своего напрягшегося естества. Трудно было сказать, кого больше поразило это прикосновение.

— Ну вот, — проговорил он хрипло. — Это ведь совсем не так страшно? В конце концов, мне ведь приходится делать это, и не реже четырех раз в день.

Аннабелла рассмеялась, и напряжение исчезло, а прикосновение стало увереннее. Ей показалось это приятным — его кожа была теплой и гладкой, эта часть его тела была такой же сильной, как и все тело, но гораздо более чувственной.

Он поцеловал ее и вновь близко прижал к себе.

— Да, — сказал он, сжимая свою руку поверх ее руки, чтобы показать ей ритм. — Вот так, и быстрее, пожалуйста.

Она была изумлена и восхищена тем удовольствием, которое она доставляла ему, и тем, какой могущественной она ощущала себя в этот момент. Но она была озадачена.

— Майлс, — спросила она позже, когда его сердцебиение пришло в норму, — почему ты просто не вошел в меня? Я хочу сказать, как ты делал в нашу брачную ночь?

— Потому что ты еще слишком слаба, чтобы вынашивать ребенка.

— Гарри мне этого не говорил. Он говорил об этом с тобой?

— В этом не было необходимости. Когда ты будешь достаточно сильной, чтобы перебросить меня через плечо, тогда ты будешь готова вынашивать моего ребенка. А это будет уже скоро, — добавил он, — поэтому мне стоит последить за своим поведением.

— Пожалуй, не помешает.

Она улыбнулась и свернулась калачиком рядом с ним.

«Великолепное начало», — сонно подумал он. Поразительно, но когда они оказывались в постели, она становилась совсем другой женщиной — напрочь исчезали все ее светские условности. Он был доволен и горд тем, что именно она явилась инициатором сегодняшних ночных утех, совершенно самостоятельно, без всяких намеков или просьб с его стороны. Раньше он думал, что такая женщина, как Аннабелла, будет воспринимать его услуги как должное. А вместо этого она задает ему вопрос о том, как она может облегчить его состояние. Может быть, она изменилась в результате своей болезни? Или вследствие его стараний? А произошла ли вообще какая-либо перемена? Была бы она такой же щедрой, если бы не теряла своей внешней привлекательности? В любом случае жаловаться ему было не на что. Она светилась страстью. Что же касалось его, он ощутил некоторое облегчение, но даже теперь ему казалось, что он может умереть от чувства неудовлетворенности.

Но Майлс не мог забыть, как быстро она заболела и как близко подошла к смерти. Аннабелла еще не была готова к полноценным ласкам, и он подождет. Но несомненно, он может придумать, чем им заняться. Он заснул, улыбаясь при мысли об этом.

— Она будет в платье терракотового цвета, который, как мне казалось, не сочетается с ее цветом лица, — объясняла Аннабелла, когда они с Майлсом прогуливались, следуя за Камиллой, которая шагала впереди вместе с парой своих беспокойных собак. — Но мама выбрала самый тонкий оттенок и велела добавить серебристую накидку, чтобы еще больше снизить насыщенность цвета, и в этом наряде Камилла выглядит прекрасно. Мы будем ею гордиться.

Майлс накрыл своей рукой ее маленькую руку в перчатке и улыбнулся ей. Он настоял на том, чтобы сопровождать их в ежедневных утренних прогулках по парку.

— Тебе нужен кто-то более солидный, чем лакей, — сказал он Аннабелле. — Кроме того, прогулки доставляют мне удовольствие. Сейчас это практически единственное время, которое мы проводим вместе, —добавил он, глядя на нее с теплой улыбкой.

— А как насчет ночей? — прошептала она. Они обменялись заговорщическими улыбками.

Он посмотрел на нее, теперь в его взгляде читалось удовольствие. На ней был капор, скрывающий волосы и выгодно выделяющий ее очаровательный профиль. Во время этих прогулок, даже в теплые дни, она всегда носила мантилью, чтобы никто не мог обратить внимание на ее фигуру. Но каждую ночь он видел и чувствовал, что тело Аннабеллы вновь обретает былые формы. Уже скоро, обещал он сам себе…

Его не удивляло владеющее им страстное желание обладать ею, но он поражался шквалу эмоций, который обрушивался на него, когда он только видел ее, захлестывающей его волне чувств, когда она всего лишь улыбалась ему при посторонних. Он женился по расчету и получил настолько больше, чем рассчитывал или даже чем это обычно бывает. Но Майлс пока еще не был готов сказать ей об этом, как и не был готов вновь по-настоящему заниматься с ней любовью. Последнее, однако, объяснялось не только ее состоянием, но и его собственным самолюбием.

В отношении причин вступления в брак они оба были реалистами. Она не могла знать, что его чувства изменились, он еще и сам не привык к этой поразительной мысли. Но ведь ее чувства, возможно, остались прежними. Сейчас она ценит его, это он знал. Он готов поспорить, что нравится ей. Его интимные знаки внимания доставляли ей большое удовольствие. Но Майлс продолжал задавать себе вопрос: будет ли когда-нибудь в это действо вовлечено ее сердце? Потому что, похоже, свое он потерял — из-за нее.

На это он не мог рассчитывать,

Она не переставала изумлять его. Женственная, но смелая, умная, даже мудрая, она к тому же была хорошо образована. Ему нравилось беседовать с ней, смеяться с ней — одним словом, к своему огромному удивлению, Майлс обнаружил, что крепко любит ее. И все же, даже если она не ответит ему взаимностью, он не может винить ее за это. В конце концов, ведь их брак был сделкой. Она не нарушила условий договора. Нарушил он. Полюбив ее.

— Камилла должна уже быть готова к выходу, — сказала Аннабелла. Она засмеялась. — Звучит так, словно речь идет о фаршированном гусе, готовом к подаче на стол, не так ли? Но конечно, это не так, она просто прелесть. Мы велели ей не егозить и следить за своей речью, потому что она говорит как помощник конюха. Но я все-таки думаю, что она будет иметь огромный успех! Эдакий мальчик из конюшни. Почему ты такой мрачный? — спросила она, обратив внимание на молчание мужа.

— Не мрачный. Испытывающий опасения. Ты с твоей матушкой, как пара капитанов, экипированных к битве. У лондонских мужчин нет ни одного шанса. Как не было у меня.

Это была достаточно безобидная реплика, но ему трудно было сохранять невозмутимость. Он был поражен, когда почувствовал, что кончики ушей у него запылали, в то время как он ожидал ее ответа. Нелепость ситуации изумила его. Они были так близки и в то же время во многих отношениях оставались чужими. Он спал с этой женщиной каждую ночь, и она охотно принимала его ласки. Может быть, она воспримет намек на его чувство с таким же восторгом?

— У тебя ведь не было шанса? — спросила она. — Но ты и не стремился к браку по любви.

Он открыл рот, чтобы сказать, что думает, когда она добавила:

— Как, впрочем, и я.

Услышав это, он сжал губы. Несмотря на то что он всячески торопился полностью отдать ей свое тело, свою душу он не отдаст ей, пока не будет уверен в том, что она будет принята.

Из чувства гордости и еще потому, что он не мог забыть о ее репутации. Говорили, что она играла мужчинами, потому что не могла заполучить того, кого действительно хотела. Утверждали, что у нее острый язычок и живой ум, и она оттачивала их на незадачливых ухажерах. Она славилась насмешливым, бессердечным отношением к ним.

Все это было ему известно, когда он женился на ней, но тогда это не имело никакого значения. Имеет теперь. Он был связан с ней до конца жизни. Он мог бы смириться с тем, что она не отвечает ему взаимностью. Но он не мог — он это знал точно — перенести пренебрежительное отношение к своему чувству.

— Итак, скажите мне, — сказал он небрежным тоном, — в чем будете вы?

— Это важно?

— Для меня очень.

— Я не опозорю вас, — сказала она, открывая свой зонтик, который скрыл от него даже ее профиль.

— Нет, — сказал он мягко, — вы этого не совершите никогда.

Глава 17

— Ты в самом деле так думаешь? — спрашивала Аннабелла.

— Я всегда говорю то, что я на самом деле думаю, — ответила Камилла.

— И я, — сказала мать Аннабеллы.

Элис промолчала.

Аннабелла вновь внимательно рассматривала свое изображение в зеркале. Давно она этого не делала. Но сегодня у нее были на то веские причины. Она поддалась на уговоры Камиллы и сегодня должна была появиться на лондонском балу впервые с момента своего вступления в брак и после болезни. Она не хотела, чтобы ее жалели, но главным образом она не хотела вызвать любого рода сенсацию. Это должна была сделать Камилла. И она сделает.

Камилла выглядела так, как и следовало выглядеть молодой девушке, которая собирается на бал, чтобы встретить там принца. Она все еще была слишком крепкой, если исходить из требовательных лондонских мерок женской красоты, но ее наряд был совершенным, волосы были уложены так, что выгодно оттеняли ее лицо, а само лицо было сияющим. Она справится. Но теперь и ее новоиспеченная невестка должна будет соответствовать. Поскольку в противном случае важнейший момент в жизни Камиллы будет омрачен.

Камилла доказывала, что если Аннабелла останется дома, то это вызовет гораздо больше ненужных разговоров, чем если она отправится на бал. Аннабелла с неохотой уступила. Она понимала, что даже если бы это было возможно, ей не нужно выглядеть слишком хорошо. Она хотела выглядеть лишь достаточно похожей на саму себя, чтобы остановить все пересуды еще до того, как они начнутся. Потому что это был вечер Камиллы.

Аннабелла продолжала смотреться в зеркало. В нем отражалась стройная женщина невысокого роста в скромном синем платье. Она выглядела несколько озабоченной, что было вполне объяснимо. Фигура была приятной, но не такой округлой, как того требовала мода. Треугольное личико все еще было бледным, но по крайней мере не выглядело изнуренным. Внимание привлекали ее большие голубые глаза. Но совершенно потрясающе выглядели ее волосы — беспорядочное переплетение коротких, как у юноши, пружинистых завитков, схваченных тонкой ленточкой, — они производили впечатление мраморной шапочки на каменном фавне в классическом саду. Эта женщина в зеркале даже издали не была похожа на ту эффектно красивую леди Аннабеллу. Но для Аннабеллы это не имело значения. Для нее было важно лишь одно — чтобы она не производила скандального впечатления.

Она отвернулась от зеркала и посмотрела на Камиллу, стараясь увидеть ее глаза.

— Я не совершу ничего, что могло бы омрачить твой вечер, — сказала она. — В этом случае я буду страдать больше, чем если бы я осталась дома. Поэтому, пожалуйста, будь честной: если ты считаешь, что мне все-таки следует остаться дома, то скажи это сейчас. А может, ты думаешь, что тюрбан подойдет мне больше. Я хочу направлять тебя и находиться рядом с тобой весь вечер. Но поверь мне, в светском обществе первое впечатление является главным. Моя мама, да и твоя смогут опекать тебя так же, как это могла бы сделать я, кроме того, там будут Майлс и мой отец. Так что поддержки у тебя будет достаточно. Я вышла замуж за твоего бедного брата, — сказала она с притворным смехом, — таким образом, мое будущее устроено. Этот вечер — твой. Мне следует остаться или ехать?

Камилла засмеялась.

— Ты едешь, моя милая Белла. Даже если мне придется тащить тебя в бальный зал за волосы — они для этого уже достаточно отросли. А я это сделаю, даже если ты будешь вопить, как привидение-плакальщица[3]. Разве это будет не потрясающее «первое впечатление»?

Аннабелла нахмурилась.

— Ты уверена, что в тюрбане я не буду выглядеть лучше?

— А ты спроси Майлса, — ответила Камилла самодовольно. — Белла, — снова рассмеялась она, —ты действительно будешь первой красавицей бала.

— Нет, — торжественно-серьезно произнесла Аннабелла. — Я бы не стала ею, даже если бы могла. Первой станешь ты.

Они взялись за руки и начали спускаться вниз по длинной лестнице, их матери двинулись следом. Майлс и отец Аннабеллы уже ждали их.

— Что ты сделала с моей сестрой? — обратился Майлс к Аннабелле, когда они спустились вниз. — Прекрасное, грешное создание, сейчас же верни мне мою сестру!

— Думаешь, я и в самом деле приведу в восторг Лондон? — спросила Камилла.

— Считай, что он уже покорен. Но сколько же работы ты мне задала. Теперь я начну отгонять от дома назойливых поклонников.

Он повернулся к жене, которая здоровалась с отцом.

— Вы только посмотрите! — выдохнул граф, держа дочь за руку и отступая назад, чтобы оценить ее внешний вид. — Должен признаться, я был задет, когда ты передала, что встретишься со мной только сегодня вечером. Но ничего удивительного. Ты хотела меня ослепить. Тебе это удалось. Ты выглядишь лучше, чем когда-либо. — Он заключил ее в свои крепкие объятия. — Слишком худая, — сказал он, вновь отступив и нахмурившись. — Надо сказать, что в этом есть своя прелесть, — поспешил добавить он, — но я привык к тому, что тебя было больше.

— О, очень скоро будет гораздо больше. — Она рассмеялась, утерев глаза тыльной стороной ладони.

— Аннабелла! — воскликнул он в восторге. — Я стану дедушкой?

— О нет! — ответила она, ее глаза расширились. — Я только хотела сказать, что я ем все, что попадается мне на глаза.

— Ну, я все же буду надеяться, — сказал он. Она опустила голову и начала теребить перчатки.

— Как и все мы, — невозмутимо вступил в разговор Майлс. — Но сейчас нам пора отправляться, чтобы порадовать Лондон, представив ему двух прекрасных молодых леди.

Аннабелла подняла голову и взглянула на него.

— Мою сестру в первый раз, — сказал он с улыбкой. — И миледи впервые после ее возвращения.

— Должно быть, здесь собрался весь Лондон! — ликовала Камилла. Они стояли в переполненном холле у самого входа, ожидая своей очереди быть представленными хозяину и хозяйке бала.

— Нет, только те, кто что-нибудь собой представляет в Лондоне, — с достоинством произнесла матушка Аннабеллы.

Аннабелла ничего не сказала. Она глядела прямо перед собой. Но Майлс, который держал ее за руку, чувствовал, как она дрожит. Он знал, что Аннабелла волнуется; ему казалось, что он почти слышит, как бьется ее сердце, и было немного жаль, что она совсем не рассчитывает на его поддержку. Но, как всегда, он был восхищен ее смелостью.

Аннабелла отдала свою пелерину лакею и теперь стояла во всей своей красе. Наряд ее был изумителен, но, вне всякого сомнения, она не была той женщиной, которая весной вместе с ним покидала Лондон. Она не была более той изысканной миниатюрной Венерой, которую все знали и которой все восхищались. И сейчас она выглядела очаровательно, но уже в стиле девчонки-сорванца. И все же Майлс был уверен, что никогда не видел ее более привлекательной. В то же время он знал, что будет так думать, как бы она ни выглядела, поскольку он не только был пристрастен… но, на свою беду, безумно влюблен в нее.

Было важно, чтобы дебют его сестры сегодня вечером прошел успешно, но он не волновался из-за Камиллы. Она вполне могла покорить город. Майлс беспокоился о своей жене. Для нее так важны были эти люди и их мнение. Он сжал ее руку и встретил ее удивленный взгляд — она словно забыла о его присутствии, а теперь вдруг вспомнила. Это причинило ему боль. Более того, она заставила его осознать, что, как бы ни прошел этот вечер, им предстоит пройти еще долгий путь.

Он обнаружил, что нервничает из-за Аннабеллы, наверное, не меньше, чем она сама. Когда объявили их имена, он положил ее руку на свою и вместе с сестрой, взявшей его под руку с другой стороны, они вошли в зал.

Ослепительно освещенная комната была заполнена людьми, разодетыми столь великолепно, как только они могли себе позволить. Теплый цветочный запах из беседок, заставленных цветами, наполнял воздух, с балкона доносилась музыка. Мелодии, исполняемые музыкантами, смешивались со звучащими вокруг разговорами и смехом. Майлс расслабился; казалось невозможным, чтобы одна крошечная персона произвела быстрое и сколь-нибудь значительное впечатление на это собрание.

Но его жене это удалось.

Майлс увидел, как все головы повернулись в их направлении. Он слышал, как разговоры запнулись и прекратились. Он увидел, что на нее устремились жадные взгляды, и в этот момент он ненавидел всех.

Но выражение лица Аннабеллы не изменилось. Она ответила всем прямым взглядом и легкой улыбкой. И в этот момент Майлс окончательно и целиком отдал жене свое сердце.

Первыми к ним подошли Деймон Райдер и его жена Джилли. Майлс напрягся. Отдает ли этот человек себе отчет в том, что любое его слово будет иметь большое значение для нее? Майлс даже пожалел, что не последовал своему первому побуждению и втайне не поговорил с ее старыми знакомыми и не упросил их сделать при их первой встрече комплимент ее внешности. Его удержало лишь то, что если бы ей вдруг стало известно об этом, ее реакция могла быть непредсказуемой. Но теперь он испытывал еще больший страх за нее.

— Миледи, — сказал Деймон Райдер, наклоняясь к ее руке, — вижу, что вы окончательно поправились. Но за это время вам удалось создать совершенно новый облик. Вы выглядите великолепно.

— Мне нравятся ваши волосы, — сказала Джилли Райдер.

Аннабелла уже потянулась рукой к своим волосам, но потом опустила ее. Майлс задался вопросом, не воспринимает ли она их отношение как покровительственное или насмешливое. Пока он сам не мог в этом разобраться.

— Что я слышу! — протянул худой и долговязый граф Драммонд, когда вместе с супругой подошел, чтобы поприветствовать их. — Мне воистину слышится щелканье дюжин ножниц миледи, — произнес он, склоняясь к ее руке, — полагаю, вы на несколько недель обеспечите работой лондонских парикмахеров, поскольку все светские дамы начнут обрезать свои волосы. Милая, — обратился он к своей жене, — будь любезна поставить меня в известность об этом заранее, поскольку, на мой взгляд, лишь немногие женщины способны подавать себя в таком стиле, как эта леди.

Его жена улыбнулась.

— Нет оснований для беспокойства, Драммонд, — сказала она. —Хотела бы я иметь такую прическу, но боюсь, что мне она не пойдет.

— Да, — согласился ее муж, — она может выглядеть столь очаровательно только на леди Пелем. Это вариант прически прошлого поколения в стиле «жертва», не так ли, — спросил он Аннабеллу, вынимая свой монокль, чтобы получше рассмотреть ее. — А как вы ее называете? .

— Что ж, я была жертвой, — непринужденно ответила она, — но я бы назвала эту прическу «Воскрешение», потому что она у меня появилась, когда все думали, что я вот-вот умру.

— Половина женщин в этом зале умрут, если у них не появится такая же! — торжественно заявила Джилли Рай-дер. — Жаль, что мои волосы не вьются — я бы их обязательно состригла, если бы могла выглядеть, как вы. — Она провела рукой по своим золотым шелковистым волосам и сердито-обиженно произнесла: — Но я с такой прической буду выглядеть лысой. Как умно вы придумали!

— Леди Аннабелла всегда отличалась своим умом, — сказал рыжеволосый джентльмен с военной выправкой.

Заподозрив насмешку, Аннабелла нацепила маску высокомерия. Раф Далтон был одним из ее поклонников. Однажды в порыве раздражения она обошлась с ним довольно жестоко. А потом еще раз, чтобы поквитаться с ним за то, что он женился на другой. Он считался порядочным человеком, но она вся собралась, готовая к ехидному выпаду или чему-то более неприятному.

— Мы беспокоились о вас, — произнес он с самым искренним выражением. — Очень приятно вновь видеть вас.

— Да, мы очень рады, — с сердечной улыбкой произнесла его симпатичная жена.

— Дело не только в волосах, — послышался низкий голос. К ним присоединился белокурый великан Эрик Форд. Его взгляд был полон восхищения. — Она преобразилась и все же осталась неповторимой. Вы вернулись, миледи, и позвольте мне выразить радость по поводу вашего возвращения.

— Позволяю, — рассмеявшись, ответила Аннабелла, — но я бы предпочла, чтобы вы обратили внимание на ту, что находится здесь вместе со мной. Эрик, познакомьтесь с моей золовкой, мисс Крофт, она новичок в этом городе.

И главная цель моего приезда в Лондон — держать ее подальше от таких проказников, как вы. Он приложил руку к сердцу.

— Вы режете меня без ножа. Не слушайте ее, мисс Крофт. Внешне я, может быть, похож на слона, но, поверьте, я сущий ягненок.

— На мой взгляд, вид у вас вполне подходящий, — сказала Камилла, окидывая его одобрительным взглядом. — Но скажите, как вам удается ездить верхом? Похоже, вам потребуется очень сильная лошадь, по меньшей мере в семнадцать ладоней[4] высотой.

— Я предпочел бы ответить вам на этот вопрос во время танца, — сказал Эрик. — Вы оставите танец для меня?

— С радостью, — сказала Камилла. — Уже хотя бы потому, что с партнером ваших размеров я буду выглядеть изумительно миниатюрной.

Ее матушка поморщилась, в то время как остальные рассмеялись. Аннабелла наконец-то улыбнулась настоящей улыбкой.

— А вот и наши друзья — лорд Викофф и его супруга, — сказал граф Драммонд, когда к ним подошла поразительная пара.

— Нет необходимости представлять нас, — произнес вновь подошедший — темноволосый красивый джентльмен среднего возраста. —Леди Пелем наша дальняя родственница, правда, в последнее время отдалилась больше, чем нам хотелось бы. Рад приветствовать вас, миледи. И тебя, Майлс, везунчик. Вижу, что твоя жена вновь в отличной форме. Мы очень переживали, — добавил он уже с более серьезным видом.

— Для этого нет причин, — весело ответила Аннабелла. — Я уже пришла в себя.

— Это заметно, — сказал Эрик.

И Майлс тоже заметил это — к своему растущему раздражению и огорчению — и замечал в течение всего долгого вечера.

Майлс стоял у задней стены зала, где освещение было слабым, а музыка звучала отдаленно. Но он все хорошо видел и слышал — на самом деле слишком хорошо.

Аннабелла танцевала. Она танцевала безостановочно с момента их прибытия. Но с ним она танцевала лишь один раз. Как только музыка затихла, он передал ее на руки отцу. Отец, в свою очередь, смеясь, передал ее графу Драммонду, а затем она танцевала с каждым из своих старых кавалеров по очереди. Потом она танцевала с каждым из своих новых поклонников, а их было много. Сегодня вечером у нее появилась дюжина новых ухажеров.

Майлс из своего затененного уголка наблюдал, как Аннабелла танцевала, смеялась, болтала и принимала ухаживания, вновь очаровывая джентльменов света. На пальце у нее было кольцо, и казалось, что больше ей ничего от него не нужно.

Да, она действительно каждого своего партнера представляла Камилле и следила за тем, чтобы они должным образом вели золовку на следующий танец. Но это не уменьшало опасений Майлса. Леди Аннабелла вернулась в свою родную стихию, и со своего «наблюдательного поста» он видел, что Белла не нуждается в штурмане.

— Она прелестна, Майлс, — произнес кто-то совсем рядом. Он обернулся.

Ему улыбалась темноволосая, с экзотической внешностью женщина. Ее чернильного цвета волосы были забраны вверх и высоко закреплены черепаховым гребнем тонкой работы. Длинный иссиня-черный локон лежал на ее маленькой высокой груди, которую едва прикрывало платье с глубоким декольте и высокой талией. Туалет отлично гармонировал с ярко-красными губами женщины. Анжелика была одной из немногих дам высшего света, которая позволяла себе пользоваться губной помадой и которую этот свет все-таки принимал, возможно, потому, что она так много знала о представителях этого света, что придираться к ней было большой ошибкой.

Ее отец, имевший титул барона, был англичанином, мать испанской графиней, и Анжелика не очень заботилась о своей репутации, поскольку ни для нее, ни для ее любовников она никогда не имела особого значения. Весьма популярна была шутка, что Анжелика «вышла замуж рано, но часто». К тому времени когда Майлс встретил ее в Испании, она дважды успела овдоветь. И несмотря на то что их объединяло нечто большее, чем отличное чувство юмора, его никогда не прельщала перспектива стать ее третьим мужем.

— Анжелика! — воскликнул он. — Я думал, что ты в Лиссабоне.

— Так оно и было. Но когда сэр Фредерик скончался, я приехала сюда, чтобы проводить его в последний путь.

— Мои соболезнования, — сказал он, поклонившись. — Я не знал об этом.

Она взмахнула своим веером.

— Откуда ты мог знать? Ты уехал за несколько месяцев до того. Без единого словечка. Знаешь, я ведь искала тебя.

— Я не знал. Да я и не думал, что была необходимость в прощании. Мы ведь расстались за несколько недель до этого, как только я узнал, что ты собираешься замуж за сэра Фредерика.

— О, Майлс, необходимость в тебе была всегда. Сэр Фредерик, при всей его доброте, по возрасту годился мне в отцы.

Он предпочел сделать вид, что не заметил явной лести и завуалированного поощрения,

— А где же твой маленький дружок Филипп? — спросил он вместо этого. — Или ты стала слишком англичанкой, чтобы носить его в качестве украшения? Думаю, что обезьянка весьма оживила бы это сборище.

— Он не вынес переезда, бедняжка, — ответила она. — Я очень по нему скучаю. — Она улыбнулась. — Удивлена, что и ты тоже. Помнится, ты всегда просил меня посадить его в клетку и укрыть, когда я… развлекала тебя.

— Анжелика, радость моя, — сказал он, выдавливая из себя ответную улыбку, — нам не следует больше касаться этой темы. Как бы ни были приятны наши воспоминания, я теперь женатый человек. Видишь вон ту женщину в темно-синем платье, которая танцует с молодым лейтенантом? Это миледи Аннабелла, леди Пелем, моя супруга.

Анжелика едва повернула голову, чтобы проследить за направлением его взгляда.

— Я знаю, — ответила она просто. — Ведь эта леди известна, Майлс. Мне доводилось слышать о ней даже в Лиссабоне. Теперь я вижу, что она действительно, как и говорили, красивая, остроумная и очаровательно-кокетливая. Она танцует с каждым достойным джентльменом, присутствующим на этом вечере, и даже с некоторыми не столь подходящими. Я знаю, что она твоя жена, и по этому поводу прими мои поздравления; она настоящее сокровище. Но помни, она вполне способна погубить; кстати, сегодня вечером, как я вижу, она очень занята, тогда как о тебе этого не скажешь.

Возразить на это ему было нечего, поэтому он промолчал.

Такой реакцией Анжелика была довольна.

— Итак, — сказала она, кивая своей изящной головкой, — если у тебя возникнет желание возобновить нашу старую дружбу, сомневаюсь, что этому может что-либо воспрепятствовать — во всяком случае, не с моей стороны. И не с ее, —добавила она, махнув в сторону Аннабеллы своим веером.

Он повернулся, следуя за ее взглядом, и увидел, что Аннабелла покидает высокого военного в красном мундире, который уступает ее следующему кавалеру, нетерпеливо ожидающему своего танца, на этот раз — стройному, похожему на поэта юноше, волосы которого были длиннее, чем у нее.

— Да, — сказал он с притворным безразличием. — А видишь, куда направился партнер, которого она только что покинула? Танцевать с высокой молодой девушкой. Это, милая Анжелика, моя сестра. Моя жена весьма успешно рекрутирует ей кавалеров на сегодняшнем балу, как тебе кажется?

— О да. Насколько быстрее была бы выиграна война, если бы все наши рекруты с таким пылом выполняли свой долг, — промурлыкала Анжелика. — Брось, Майлс, это смешно, мы слишком хорошо знаем друг друга для подобного словесного фехтования. Это совсем не в моем вкусе, да и не в твоем, насколько я помню. Но вот столкновения другого рода, в которых мы участвовали, были очень приятными.

Она вновь жестом показала туда, где в танце кружилась Аннабелла.

— Соус для гусыни подойдет и гусю, что может один, вполне сможет и другой. Я никоим образом не могу обвинять твою жену в чем-либо, но вот ее вкус приводит меня в отчаяние. — Она внимательно посмотрела на партнера Аннабеллы и передернулась. — Поэт или мнящий себя таковым. Просто ужасно. Эти гибкие и тонкие молодые люди всегда больше озабочены своими собственными настроениями и переживаниями, чем своими партнерами… они могли бы заниматься любовью со своим отражением. А что касается ее предыдущего партнера? Этих доблестных вояк зачастую вообще ничего не заботит.

Но некоторые джентльмены… — Она сделала паузу, оглядела его с головы до ног и с томной улыбкой продолжила: — …они так способны и так сведущи, что им нет необходимости вставать в позу или носить мундир. Похоже, ты по-прежнему в прекрасной форме, Майлс. Но ты ведь никогда не предавался никаким излишествам, благодарение небесам. И это подводит меня ближе к делу. Ты заинтересован в продолжении нашей дружбы? На этот раз ничьи струны не будут задеты, поскольку я знаю, что ты не можешь на мне жениться. Но ведь это не значит, что мы не можем доставить себе толику радости, не так ли?

Шесть месяцев, подумал он, глядя на нее. Шесть месяцев чувственного блаженства. Она была щедрой, изобретательной любовницей. Ее гибкое тело было податливым и сильным, и эту силу она использовала к их взаимному восторгу. Она никогда не была застенчивой или нерешительной и в любви чувствовала себя столь же комфортно, как и любой мужчина. Она могла бродить по коридорам своей виллы, одетая лишь в свою гладкую оливковую кожу, и его неизбежная реакция не смущала, а лишь забавляла ее. Он помнил это… все это… очень хорошо.

Но он смог уйти, даже не оглянувшись. А сейчас он не мог отвести взгляд от своей жены. Теперь его привлекали не способы любовных утех, а личность, сама женщина, с которой он занимался любовью.

— Спасибо, но боюсь, что нет, — осторожно произнес он, поворачивая голову и следя за Аннабеллой. — Ты прелестна, и я польщен. Но это невозможно. И это не вопрос высоких моральных принципов, хотя для тебя было бы неожиданностью узнать, что они у меня имеются. Это, моя милая Анжелика, вопрос простой необходимости. Для меня может существовать только одна женщина, и я нашел ее.

— В самом деле? — спросила она холодно. И всю гамму своих чувств она передала одним словом, которого раньше он никогда не слышал из ее уст. Возможно, он знал Анжелику не так хорошо, как ему казалось. — Мне действительно все ясно, — продолжала она. — И я также ясно вижу, что любовь и вправду делает людей слепыми, как говорят поэты. Ужасно забавно! Ведь ты, дорогой мой

Майлс, не можешь с полной уверенностью заявить, что твоя жена разделяет твои весьма похвальные моральные принципы.

Он выдавил из себя смешок.

— Только если встать на точку зрения пуритан и приравнять вальсирование к занятиям любовью. Но на самом деле это не так. Только представь, каким странным был бы мир, если бы это было так.

— Оставляю тебя наедине с твоей любовью и твоими иллюзиями, — сказала она резко, склонив голову в подобии поклона. — Раньше вы были гораздо более занимательным, сэр. Придется мне поискать кого-то столь же забавного, каким были вы. Может, мне стоит навести справки у вашей жены? Похоже, она знает здесь всех мужчин.

— По крайней мере, — ответил он не менее резким тоном, — каждый мужчина здесь определенно хотел бы с ней познакомиться. — Он поклонился. — Доброго вечера. Удачной охоты, Анжелика.

Она повернулась к нему спиной и ушла. Он же остался стоять, наблюдая за Аннабеллой и мучаясь от того, что так и не заметил ни одного брошенного на него взгляда. Возникало серьезное подозрение, что виконт Пелем ужасный болван. Аннабелла не переставала улыбаться. А он за весь вечер больше ни разу не улыбнулся.

Глава 18

Когда наконец вся компания почти перед самым рассветом вернулась домой, Майлс пожелал спокойной ночи сестре и матери. Он хранил молчание с того момента, когда они сели в карету, чтобы отправиться домой, тогда как его сестра и жена смеялись и трещали без умолку, продолжая обмениваться впечатлениями. Мать выглядела очень утомленной. На его лице словно застыла маска вежливости.

— Все прошло хорошо, я полагаю, — наконец подал реплику Майлс, подходя вместе с ними к лестнице.

— Хорошо? — негодующе воскликнула Камилла. — Хо! Я еще никогда так не веселилась! Думаю, я станцевала с каждым, кто был на балу. Но наступила не больше чем на десять или двенадцать ног.

— Ты имела большой успех, — сказала матушка.

— Кстати, интересно, откуда тебе об этом известно, мама? — с любопытством вставил реплику Майлс. — Ты исчезла очень рано. Должно быть, у тебя не было ни малейших сомнений в успехе Камиллы. Мне сказали, что ты оставила записку, сообщив, что отправилась играть в карты с дамами. Надеюсь, ты выиграла.

Она грустно улыбнулась:

— Не слишком. Но я очень устала. Возможно, сказывается долгая жизнь в деревне. Я не привыкла к лондонскому распорядку, и сегодня вечером я чувствую свои годы.

— Лучше поскорей к нему привыкнуть, — сказала Камилла, — потому что я получила приглашения на дюжину танцевальных вечеров, суаре и балов. И мне хочется побывать на всех!

— С тобой может пойти твоя невестка, — ответила мать.

— Пойду, и с радостью, — ликующе отозвалась Аннабелла. — Завтра мы просмотрим приглашения и выберем самые интересные! — Она с наслаждением потянулась. — О, а я ведь тоже устала! Спокойной ночи, — попрощалась она с Камиллой и поцеловала ее в щеку. — Ты имела потрясающий успех. Все кавалеры, с которыми я танцевала, сказали, что нанесут тебе визит. Тем, кто еще не женат, я сказала, что это возможно. А тем, кто уже женат, я разъяснила, кому именно они могут нанести визит. Думаю, что им понравилась идея встречи с огнем и серой!

Она хихикнула.

— Спокойной ночи, Элис, — добавила Аннабелла более сдержанно. Она начала подниматься по лестнице и обернулась. — Ты идешь? — спросила она Майлса, когда до нее дошло, что он не собирается подниматься.

— Немного погодя, — ответил он.

— Ну хорошо, — сказала Аннабелла. — Я собираюсь лечь. Ты разве не устал?

— Мне нужно еще кое-что сделать, прежде чем я лягу.

— У меня глаза просто закрываются, — заявила Аннабелла. — Разве не странно, что когда мы веселимся, то прекрасно можем бодрствовать, но как только мы оказываемся дома, в ту же секунду словно кто-то вспарывает шов и вся начинка вываливается? — Она хихикнула. — Я сказала своей горничной, чтобы она не дожидалась меня. Поэтому я теперь замолчу, чтобы не перебудить весь дом. Спокойной ночи.

— Аннабелла, — обратилась к ней свекровь, когда они оказались на лестничной площадке.

— Да? — отозвалась Аннабелла, обернувшись. Ее рука уже лежала на ручке двери.

— Завтра я встану поздно, я хочу хорошенько выспаться, нам всем это не помешает. Поэтому я хотела бы сказать тебе пару слов сейчас.

— Ну все, я — спать! — сказала Камилла, громко зевая. — Всем спокойной ночи, увидимся завтра… после того, как я напишу Бернарду. Он просто лопнет от зависти!

Пофыркивая, она прошла по холлу к своей комнате.

— Можно мне зайти, Аннабелла? — тихим голосом спросила Элис. — Ты сказала, что твоя горничная спит, а мне не хочется разговаривать в холле.

— Конечно, — ответила Аннабелла, открывая дверь и впуская ее в комнату. Она обернулась и увидела, что лицо Элис даже в розовом свете лампы, которую специально оставила горничная, серого цвета.

— Вы хорошо себя чувствуете? — быстро спросила Аннабелла.

— Вполне сносно. Я просто смущена. Понимаешь, я… вновь должна обратиться к тебе с просьбой по поводу денег. Я не сказала Майлсу всей правды. Я опять играла сегодня вечером, поскольку мне сказали, что некоторые пожилые дамы играют в салоне на маленькие ставки. И снова проиграла. Я надеялась, что этого не случится, а даже если и случится, то это будет не так страшно. Но представления лондонских дам о маленьких ставках не совпадают с моими. Они играли серьезнее, чем я когда-либо играла, и полагаю, что мое самолюбие не позволило мне остановиться, когда следовало это сделать. Вместо этого я пыталась отыграться. Мне не удалось. Так могу я еще раз воспользоваться твоей помощью? Меня устроит такая же сумма, как в прошлый раз, и еще половина от той суммы.

Во взгляде Аннабеллы читались холод и напряженная задумчивость. Когда она наконец заговорила, то ее тон был весьма озабоченным.

— Думаю, на этот раз вам следует поговорить с Майлсом, — наконец сказала она.

— Я не могу. Аннабелла вскинула голову:

— Или не хотите? Я могла бы дать вам денег, но я не уверена в том, что мне следует это делать. Я задавала Майлсу вопрос относительно вашего содержания. Конечно, я ничего не рассказывала ему, помня о вашей просьбе, — добавила она, увидев, как побледнела Элис. — Он выделяет вам весьма щедрую сумму. Я никоим образом не могу быть вам судьей, но, очевидно, у вас серьезная проблема, и вам нужна помощь, чтобы разрешить ее.

— Да, но так же очевидно и то, что я не могу обратиться к нему.

Аннабелла нахмурилась:

— Дело обстоит гораздо серьезнее, не так ли? Элис помолчала, затем кивнула.

— Но я никак не могу рассказать тебе об этом.

— Я думаю, сегодня не стоит все это обсуждать, — сказала Аннабелла, потирая лоб. — Я что-то плохо соображаю. Сегодня мы все смертельно устали, думаю, и вы тоже. Поговорим об этом завтра утром?

Элис наклонила голову в знак согласия.

— Но не позже. Этот вопрос нужно решить до вечера. И я еще раз прошу тебя ничего не говорить Майлсу.

— Этого я не могу вам обещать. Элис улыбнулась.

— Я полагаю, — сказала она нелепо высокомерным тоном, — что когда ты узнаешь больше, то сможешь.

Затем она вышла из комнаты.

В полном замешательстве Аннабелла прошла в свою спальню и разделась. Попытка сосредоточиться на безрассудном поведении Элис ни к чему не привела. Вечер прошел великолепно и превзошел все ее ожидания. Она вновь стала сама собой! Только теперь весь Лондон был у ее ног, и не только мужчины. Впервые женщины были с ней дружелюбны. Со многими она с удовольствием разговаривала, и никто из них не был настроен недоброжелательно, никто не проявлял неприязни, никто не завидовал ее шумному успеху. Может быть, это объяснялось тем, что она чуть не умерла? Или тем, что теперь она была замужем и, следовательно, уже не была соперницей? Или… стягивая шелковый чулок, она остановилась, пораженная отвратительной мыслью. Не может ли это объясняться тем, что в действительности она уже не такая привлекательная и способна вызывать лишь жалость? Получается, что, принимая все эти неискренние комплименты, она обманывает себя?

Ей захотелось, чтобы Майлс был рядом, чтобы можно было спросить его об этом. Возможно, боясь задеть ее чувства, он и не скажет ей правды, но тогда правду скажут его глаза.

Она натянула ночную рубашку, сладко и с удовольствием зевнув, забралась в постель. Аннабелла лежала, но неотвязные мысли по-прежнему преследовали ее. Она думала о прошедшем вечере, и ей хотелось поговорить об этом с Майлсом. Она представила Камиллу всем достойным кавалерам, но, похоже, только Эрик Форд по-настоящему заинтересовал ее. Надо спросить, считает ли Майлс Эрика удачной партией. Как он думает: Эрик действительно заинтересовался ею или просто проявлял подобающую вежливость? Сегодня на балу Камилла, как самая настоящая светская красавица, была в центре внимания мужчин; любопытно, испытывает ли Майлс по этому поводу такой же восторг?

Было так много впечатлений, одним можно было просто порадоваться, другие необходимо было обсудить. Аннабелла состроила гримаску, так как начинала испытывать нетерпение. Почему же он не идет, чтобы можно было обменяться поздравлениями по случаю такого успешного старта молоденькой мисс?

А какие чувства он испытывает по поводу триумфального возвращения своей жены?

Аннабелла надеялась, что он будет радоваться не меньше, чем она. Майлс одобрительно отозвался о ее внешнем виде, она слышала это своими собственными ушами. Он, несомненно, видел, каким успехом пользовалась его жена; она танцевала весь вечер, и ее просто засыпали комплиментами. Таких похвал ее не удостаивали в течение многих лет, особенно после смутивших свет неудач с Деймоном.Драммондом и Рафом… Неприятные воспоминания несколько пригасили удовольствие, полученное от сегодняшнего вечера.

Теперь она вновь задумалась о том, почему Майлс танцевал с ней только один раз. Один раз в ходе танца она приблизилась к нему, пытаясь заманить его еще на один танец. Но он отказался, предложив ей продолжать развлекаться. Помнится, он еще предупредил ее партнера, чтобы тот ненароком не оттоптал его жене ноги, сейчас она уже не могла вспомнить, кто это был, сейчас вообще уже было трудно вспомнить кого-либо из них. А потом в течение всего вечера он лишь молча стоял и наблюдал за ней. В течение всей поездки обратно домой из него нельзя было вытянуть ни слова… Она села. Было уже поздно, и становилось все позднее, в доме было совсем тихо, а Майлс все еще не ложился. Не заболел ли он?

Аннабелла спрыгнула с кровати, набросила халат и, обеспокоенная настолько, что даже не надела тапочки, босая отправилась на поиски своего мужа.

Она обнаружила его в кабинете — он сидел при свете единственной горевшей в темном доме лампы. Дверь была приоткрыта, и Аннабелла могла видеть отблески каминного огня. Только этот огонь и лампа освещали полутемную комнату. Майлс сидел за столом, перед ним лежала кипа бумаг, но его взгляд неотрывно следил за сполохами огня, танцующими в камине. Майлс выглядел вполне здоровым, но было видно, что он очень устал.

Аннабелла воспользовалась моментом и, незамеченная, решила понаблюдать за ним. Ей редко предоставлялась такая возможность, потому что он всегда чувствовал ее присутствие. Она наблюдала за мужем и нежно улыбалась. Он не был красавцем, таким как Деймон Райдер, но с ним не мог сравниться ни один мужчина в Англии. Не был он и таким элегантным, как граф Драммонд, не был внушительным великаном, как Эрик Форд, или таким худощавым и щеголеватым, как Раф Далтон. Но он был неповторим, никто другой не мог заставить ее сердце биться так сильно.

Майлс сидел в одной рубашке, без смокинга, в его взъерошенных волосах играли отблески каминного огня, который малиновым абрисом очертил его профиль и придал коротким, но пышным ресницам золотистый оттенок. Его глаза могли быть ледяными или серебристо-голубыми, но когда они смотрели на нее со страстью, их теплота заставляла ее трепетать. Она считала его по-своему более привлекательным, чем Деймон; несомненно, не менее умным, чем Драммонд, и гораздо более добрым. Он… Аннабелла помедлила, осознав, что ей повезло больше, чем она того заслуживала.

Она вышла замуж, оттого что не могла встречать в одиночестве еще один сезон, и нашла в муже человека, с которым ей больше не хотелось расставаться. Она нашла родную душу в тот период своей жизни, когда серьезно начала опасаться, что потеряла свою. Но он своей добротой и умом, с непревзойденным умением, шаг за шагом, помог ей вновь обрести себя.

Было время, когда ей требовалось признание и восхищение всех мужчин, но даже это не могло заполнить пустоту в ее сердце. Теперь она знала, что ей необходима любовь одного этого человека, потому что он стал ее сутью. Она придавала такое значение своей внешности, поскольку считала, что это единственное, что у нее есть. Он заставил ее поверить в себя. Другие мужчины были всего лишь ее спортивными призами, даже Деймон, которого она воображала великой любовью своей юности. Теперь Белла знала, что такое любовь, и могла лишь поражаться своим прежним представлениям о ней. Любовь — это дружба и желание, абсолютное доверие и потребность в человеке во всех смыслах. Для нее любовь — это Майлс. Ей так невероятно повезло, думала она, стоя в дверях и глядя на него.

Майлс поднял голову и взглянул на нее, словно сила ее желания проникла в его мысли. Он не улыбался.

— Аннабелла, — сказал он, поднимаясь со стула, — в чем дело? Ты хорошо себя чувствуешь?

— О Боже! — воскликнула она беспечно. — Неужели этот вопрос мне будут задавать до конца моей жизни? Я чувствую себя прекрасно, я беспокоюсь, не заболел ли ты. Уже поздно, почему ты не ложишься?

— Я еще не устал.

— Вот как.

Аннабелла прошла через комнату и села, поджав под себя ноги, в одно из больших кресел, стоявших у камина. Она поежилась, почувствовав сквозь халат, как замерзли ее ступни.

— Ну а я никак не могла заснуть. Я еще слишком возбуждена после этого бала. Как чудесно все прошло у Камиллы! Кавалеры буквально выстраивались в очередь, чтобы станцевать с ней еще один танец. Я только направляла их к ней, а им уже не хотелось ее покидать. Должна признаться, я не знаю, как ей это удается. Я не хочу сказать, что она лишена привлекательности, — быстро добавила Аннабелла, потому что Майлс не отвечал, а лишь сидел и серьезно смотрел на нее. — Она очень красивая девушка, — продолжала Аннабелла, — но дело не в этом. Настоящие жемчужины оставались без внимания, в то время как мужчины толпились вокруг нее. Признаюсь, я была обеспокоена, когда представляли свояченицу Деймона. Такая красавица! А младшая дочь Свансонов! Кто бы мог подумать, что самая младшая в этом семействе будет такой привлекательной! Но Камилла затмила их всех. Она заслуживает такого успеха, и я не могу передать тебе, как я счастлива!

Он не отвечал, но она была слишком взвинчена событиями этого вечера, чтобы оставаться спокойной. Ей хотелось, чтобы он вместе с ней занялся подведением итогов. И особенно ей хотелось, чтобы он поздравил ее, отметив, как здорово она выполнила свою задачу. Но возможно, она не заслуживает таких поздравлений. На лице Аннабеллы появилось задумчивое выражение.

— В ее успехе нет моей заслуги. Это только ее успех. Должна признать, я все еще в изумлении. Хотя она всегда очень хорошо одета, ей наплевать на моду. Она не жеманна, как большинство молодых девушек, она громко смеется — если, на ее взгляд, шутка того стоит, и напрямик заявит вам, если нет. Она не флиртует и не строит глазки, как учили делать нас, но мужчины находят огромное удовольствие в ее обществе. О! — сказала она более тихим голосом, широко раскрыв глаза. — Ведь именно поэтому, разве нет?

Майлс по-прежнему не отвечал и только смотрел на нее, глаза его были полуприкрыты, а лицо спокойно.

Что-то было не так. Аннабелла выпрямилась.

— Я сделала что-то не то?

— Нет. Почему ты спрашиваешь?

— Ты как-то странно смотришь на меня. — Она выдавила смешок. — Я тебя чем-то обидела? Я думала, что ты будешь доволен дебютом Камиллы и тем, что общество вновь меня приняло.

— Я доволен. Камилла держалась хорошо, но это меня не удивило. Что же касается тебя, ты танцевала весь вечер и была первой красавицей бала. Ты, несомненно, прекрасно повеселилась. Чего же еще ты хочешь, Аннабелла? Чтобы я послал тебе цветы? Не сомневаюсь, завтра у тебя и так их будет достаточно. Твои кавалеры отдадут тебе дань. Ты хочешь, чтобы и я это сделал?

Какое-то время она сидела молча, обдумывая его слова. Потом до нее дошло, что ее так поразило, — она услышала фальшивую ноту. Он больше не называл ее Беллой. Она опустила ноги и встала с кресла.

— Ты не должен присылать мне цветы. Да, я танцевала. Да, мне было весело, потому что с моей души свалилась огромная тяжесть.

— Да, ты вновь стала красавицей, — сказал он нетерпеливо. — И несомненно, ты это знаешь. Что еще тебя интересует?

— Ты хочешь знать, почему я здесь и какая тяжесть свалилась с моей души? — Она подняла голову. — Сегодняшний вечер был для меня таким же важным, как и для Камиллы, правда, по другой причине. Мое положение было более сложным. У меня есть враги. Наверное, я их заслужила. И если бы свет отвернулся от меня, я бы не стала говорить, что это несправедливо. Я радовалась, потому что меня так тепло встретили. И если это было сочувствие, я и это согласна принять. Но все закончилось. Камилла представлена свету, я в него вернулась, и теперь я хочу, чтобы ты сказал мне, что было не так.

— Ничего, — сказал он.

— Понятно. — Она собралась и сухо кивнула ему. — Очень хорошо. Я тоже устала… разговаривать сама с собой. Спокойной ночи.

Аннабелла направилась к двери. Майлс вдруг стремительно сорвался с места и, догнав жену, схватил ее за руку.

— Что? — прошептала она, повернувшись и глядя ему в глаза.

Он притянул ее к себе.

— О, Аннабелла, — словно раненный, почти простонал он. — Что мне делать?

— О чем ты? — вновь спросила она.

— Ты хочешь любить меня? — спросил он, заглядывая ей в глаза.

— О да!

Он схватил ее в объятия и поднял.

— Ты все еще такая легкая, — прошептал он, — и совсем замерзла.

Майлс обхватил ледяную маленькую ножку своей ладонью.

Он открыл дверь и вышел, вынося ее на руках в коридор. Они не говорили, поднимаясь по лестнице. Она не произнесла ни слова, пока он укладывал ее на постель, только широко раскрытыми глазами следила за тем, как он срывает с себя одежду и ложится рядом с ней.

— Это нам не нужно, — хрипло сказал он, стягивая с нее ночную рубашку.

Ей не нужно было ничего, кроме его рук, обнимающих ее, его губ на ее губах и его тела на ее теле. Она даже не подозревала, насколько ей это было нужно, пока не обвила руками его широкие плечи и не прижалась к нему.

Он соединился с ней одним нежным плавным движением, и Аннабелла всем своим существом почувствовала, как слились их тела. Только тогда она позволила себе долгий судорожный вздох облегчения. Дыхание у него перехватило, и Майлс замер, глядя на нее, но Белла ощущала дикое биение его сердца.

— Не останавливайся, — сказала она, голос прозвучал хрипло и требовательно.

Он повиновался, и целовал ее, когда их тела вновь стали единым целым, и упивался ее стонами, когда они вместе напрягались, ощущая приближение исступленного, ускользающего и радостного чувства, которого раньше им не доводилось разделить. Он никогда не чувствовал в ней такой страсти; она никогда не испытывала такого блаженства. Умом, телом, душой они составляли единое целое, и это единство не омрачали опасения или сомнения. Лаская ее, он шептал нежные слова, а она крепко обнимала его. И вот наконец она задрожала и тяжело задышала в изумлении. Ее тело изогнулось дугой, он почувствовал, как тесно сжата его плоть и как ее лоно пульсирует вокруг него.

Затем он резко отстранился, чтобы достичь своего пика в одиночестве, сотрясаясь рядом с ней.

Некоторое время они молчали, медленно возвращаясь в этот мир.

— Почему? — наконец спросила она в темноту. Он поднялся, опершись на локоть.

— Я объяснял тебе. Потому что ты еще не готова иметь ребенка. Ты только недавно поправилась.

Она ничего не ответила. Майлс встал и направился в туалетную комнату. Она слышала, как он наливает воду и моется. Вскоре он вернулся, его тело, вобравшее ночную свежесть, было прохладным и пахло мылом.

Он потянулся к ней, и Аннабелла положила голову ему на грудь. Он гладил ее волосы, ощущая под пальцами задорные завитки. Ему показалось, что она заснула. Он надеялся на это.

Он не был уверен, что ему удастся заснуть, потому что жажда его тела и его разума так и не была утолена; он все еще был переполнен огромным желанием, не плотским — он жаждал ее. Сегодня вечером она вернулась в свой мир настолько естественно, словно была рыбкой, выскользнувшей у него из рук и нырнувшей в свою родную стихию, откуда была вырвана чьей-то злой волей. Он стоял в тени, наблюдая за ее превращением, которое больше походило на восстановление. Блистательная красавица лондонского света вернулась. И не важно, была ли она леди Аннабеллой Уайлд или леди Пелем — казалось, что с того званого вечера, с того приема, на котором он впервые увидел ее, окруженную вниманием, изменилась только ее прическа.

Но она соблюла все условия их сделки. Условия их брачного договора не предусматривали страсти, общности интересов и равенства в любви. Теперь, когда он почувствовал вкус этого, или, точнее, начал верить в то, что любовь между ними действительно возможна, его убивала мысль о бесконечном вежливом безразличии, которое его ожидало. Неужели он вынужден будет искать других женщин, таких как Анжелика? Есть много женщин, подобных ей: привлекательных, хладнокровных, опытных — бессердечных партнеров тела, но не души. Маловероятно, что жену будет волновать его жизнь. Она вновь станет переменчивой, очаровательной, но лицемерной красоткой, то есть такой, какой была раньше. Он думал, что болезнь изменила ее, но это, вероятно, была лишь краткая пауза в ее жизни.

Совсем недавно она была испуганной и зависимой. Теперь она вновь стала прежней. Он сам в этом убедился.

По крайней мере он ей все еще нравится. Но как долго это будет? Она была известна непостоянством своей натуры. Даже несмотря на то что сейчас близость доставляет ей удовольствие, со временем, когда любовь станет для нее привычной, это чувство ослабнет. А разве может быть по-другому? Ведь ее сердце остается нетронутым. Занимаясь любовью, они никогда не говорили слов любви. Он — из гордости. А она?

Потому что леди Аннабелла была тем, кем она была. Украшением, наградой, призом лондонского света. И именно из-за этого он женился на ней.

Он слушал ее медленное дыхание и чувствовал, как расслабляется ее тело, погружаясь в глубокий спокойный сон. Он крепко обнял ее, охваченный горькой радостью человека, который держит в своих руках самое желанное, зная, что в действительности он никогда не сможет обладать им.

Глава 19

Аннабелла проснулась, когда ярко светило солнце. Она потянулась и улыбнулась от удовольствия. Майлс уже ушел, но сегодня ночью он снова будет рядом, и следующую ночь, и следующую. У нее все было хорошо, и мир вновь был прекрасным, даже более прекрасным, чем раньше.

Она во всех отношениях добилась успеха, а муж без ума от нее. Ей больше не нужно было волноваться о том, очаровала ли она кого-нибудь накануне вечером. Ей не нужно больше интриговать и строить какие-то замысловатые планы. Лондон принял и одобрил ее. А еще у нее есть Майлс.

Она выбралась из постели и умылась еще до прихода горничной, встретила удивленную Мег приветливой улыбкой и торопливо надела свой самый прелестный утренний туалет. Она непроизвольно кружилась перед зеркалом, любуясь своим нарядом, когда раздался стук в дверь. Аннабелла велела Мег отворить дверь, ожидая увидеть Камиллу, горящую желанием продолжить обсуждение вчерашнего триумфа.

Но к ее удивлению, на пороге стояла свекровь. Элис совсем не выглядела торжествующей. Она была мрачной и стояла, молча заламывая перед собой руки и выжидательно глядя на невестку. И тогда Аннабелла вспомнила. Ее улыбка тут же угасла.

— Можешь идти, Мег, — сказала она. — Доброе утро, — поздоровалась она, когда горничная вышла. — Не могли бы мы отложить этот разговор до завтрака?

— Я бы с удовольствием отложила этот разговор до следующего года, моя дорогая. Но я не могу себе этого позволить. Ты подумала о моей просьбе?

Аннабелла попыталась сдержать улыбку. У нее было другое, более интересное занятие, настолько более интересное, что она абсолютно забыла о затруднительном положении, в которое попала ее свекровь. Но та ждала ответа.

— Я бы хотела вам помочь, — сказала Аннабелла. — Но думаю, что лучше мне этого не делать. У вас есть проблема, разрешить которую я не в состоянии. Если я дам вам деньги сегодня, вы не сможете пообещать мне, что не обратитесь ко мне с той же просьбой завтра, не так ли?

— Нет, — невозмутимо ответила Элис.

— Ну что ж, — сказала Аннабелла, пожимая плечами, — в таком случае не знаю, чем я могла бы вам помочь.

Выражение лица Элис стало напряженным, глаза наполнились слезами.

— Ты должна дать мне денег и не говорить Майлсу. Понимаешь, от этого зависит наша жизнь. Положение в обществе. Фактически его положение.

— О чем вы говорите? — требовательно спросила Аннабелла. Она понимала, что ей следует предложить свекрови присесть. Но по выражению лица Элис Аннабелла поняла, что ей предстоит услышать нечто весьма неприятное.

— Дело в том, что я не игрок. По крайней мере не в карты, — сказала Элис. — Мне нужны деньги для моего второго мужа. Он требует их.

Аннабелла смотрела с изумлением. Элис вздохнула.

— Понимаешь, он не умер. — Она сделала глубокий вдох и продолжила: — Я сама узнала об этом только недавно. Он попытался встретиться со мной на балу у сквайра, перед нашим отъездом в Лондон. Я получила записку и подумала, что это чья-то злая шутка. Я встретилась с ним в саду за домом. Было темно, но не настолько, чтобы я не могла узнать его. Он жив. Несколько лет назад мы получили сообщение, что в открытом море произошел несчастный случай и он погиб. Как выяснилось, через подставных лиц он сам отправил это сообщение. Он жив и невредим. И если я не заплачу ему, он откроет правду.

— Ну и пусть! — сказала Аннабелла, делая шаг назад. — Его упекут в тюрьму, стоит лишь ему показать нос. Майлс рассказал мне о нем все, о нем и о его делишках.

— А какой это вызовет скандал! — сказала Элис. Она наблюдала за Аннабеллой, которая обдумывала услышанное. — Он коснется всех нас. Особенно Камиллы. И Бернарда. Майлс скажет, что скандал его не волнует, но он тоже будет переживать, хотя бы из-за тебя. А что касается тебя, то ты тоже будешь запятнана из-за того, что ты связана с нами. Будут говорить, что тебе так не терпелось выйти замуж, что ты согласилась войти в семью преступника.

Аннабелла выпрямилась, стараясь не подать виду, какую острую боль причинили ей эти слова.

— Мы это переживем, — сказала она с горьким надтреснутым смешком. — Я пережила худшее!

— Возможно, — сказала Элис и добавила с кислой улыбкой: — Но и это еще не все. В действительности дело обстоит еще хуже. Понимаешь, на самом деле он никогда не вступал со мной в брак. — Аннабелла широко раскрыла глаза в изумлении. — Да. Это поставит крест на надеждах Камиллы и на имени нашего семейства. Проктору на это плевать, не настолько он известная личность. Но если станет известно, что в скандал вовлечена мать Пелема, это запомнится, и это разрушит имя, которое, позволь напомнить, носишь теперь и ты.

— Но ведь это уголовное преступление! — воскликнула Аннабелла. — Никто не станет обвинять вас. Свет простит вас, когда узнает, что вы были так подло обмануты.

Элис склонила голову.

— Думаю, что не простит, — сказала она печально. — Я ведь всегда знала правду, по крайней мере эту.

Аннабелла оцепенела.

На худых щеках Элис горели два ярких пятна, когда она продолжила:

— Мы никогда не венчались. О, я всем говорила, что мы обвенчаны. Я говорила, что мы уезжали и что у нас было скромное венчание — только мы двое, что нам хотелось избежать шумихи. Я думала, об этом никогда не узнают. Ну кто изучает свидетельство о заключении брака? Его даже не требуют показывать. Он сказал мне это и оказался прав. Проктор говорил, что его жена безумна, что дни ее сочтены и что она изолирована в дальнем загородном доме. Я ему поверила. Он умел убеждать, и я никогда не сомневалась в его словах. Но как оказывается, у него даже не одна, а две жены, не более сумасшедших или умирающих, чем я, но тогда я не могла этого знать. Он только сказал мне, что я могу жить с ним без благословения церкви и сказать в обществе, что мы женаты, а когда его жена скончается, тайно обвенчаться, и никто ничего не узнает.

Аннабелла бессильно опустилась в кресло и изумленно взглянула на Элис.

— Как вы могли? — выдохнула она. Теперь Элис подняла голову.

— В отличие от тебя, моя дорогая, я выбирала мужчину по любви, а не по внешности. И в отличие от тебя мне нужна была любовь мужчины. У нас был хороший брак с отцом Майлса, но я была одинока и с грустью приближалась к старости. Питер был прекрасным мужчиной: остроумным, обаятельным, веселым. Он вновь заставил меня почувствовать себя молодой, нужной и живой. Он говорил, что, если я не соглашусь жить с ним в незаконном браке или без всякого брака, он уйдет от меня. Еще он сказал, что его жена скоро покинет этот мир. И тогда я подумала: какое значение имеет год или два? Без него это будет вечность, поскольку я сомневалась, что когда-нибудь встречу мужчину, подобного ему. Это, — добавила она с неприятным смешком, — оказалось правдой. Ты удивишься, что я сознательно согласилась жить с ним в грехе? — странно спросила Элис. — Даже в высшем обществе многие женщины идут на это. Все знают о леди Бессборо, леди Мельбурн, герцогине Оксфордской и ее выводке внебрачных детей, графине Клоувли и ее таких разных и так плохо воспитанных чадах, рожденных от разных отцов. Вы можете принимать их, как это делают некоторые беспутные представители света. Но порядочные люди избегают их, сами их имена служат объектом непристойных шуток и издевок. Я могла бы еще иметь детей, но, к счастью, я этого не сделала. Да, и подумай, что бы тогда стало не только с именем моего первого мужа, но и с его детьми. Я по крайней мере об этом подумала. И решила, что небольшой обман, который вскоре закончится, — это лучше, чем откровенный скандал.

— Но Майлс…

— Майлс был в школе. Он ничего не знал об этом, как и другие. Им и не следует знать. Все, что я должна сделать, — это заплатить. — Она засмеялась. — Да, уж если вы танцевали, то платите волынщику за танец. Питер говорит, что у него предприятие на другом конце света и что он должен им заниматься. Не уверена, что это так. Но одно я знаю точно: если ты скажешь Майлсу, он вызовет Питера на дуэль. Майлс моложе, и он в отличной спортивной форме, и шпагой он владеет и стреляет лучше, чем Питер. Но Питер мошенник, причем один из самых ловких. И я бы не взялась предсказать исход поединка. А ты? — И в то время как Аннабелла пыталась отыскать подходящий ответ, Элис язвительно добавила: — Запомни, если в результате подобной дуэли ты овдовеешь, скандала тебе не избежать. Давай, моя дорогая, это так просто. Дай мне денег и храни молчание, и таким образом ты сохранишь своего мужа и высокое положение в обществе, к которому ты вернулась, приложив так много усилий.

От потрясения Аннабелла буквально ослепла. Но она умела постоять за себя. Она постаралась привести в порядок свои мысли и сообразить, что ей предстоит предпринять.

— В любом случае, — сказала Аннабелла со спокойным достоинством, — я не буду принимать необдуманное решение. Я сразу узнала слишком много, и все это мне надо обдумать: и вашу печальную историю, и то, что вы не питаете ко мне никакой симпатии.

— Первого я не могу изменить, — ответила Элис, по-прежнему не двигаясь. — Второе, хотя ты можешь и не поверить этому, объясняется тем, что я очень люблю своего сына. Не думаю, что ты питаешь к нему такие же чувства… или по крайней мере способна на это, лишь пока он боготворит тебя и обеспечивает тебе достойную жизнь. Чего, собственно, ты и желала.

Аннабелла скупо улыбнулась:

— Он не боготворит меня. И я не жду от него этого. Элис наклонила голову.

— Можешь говорить что угодно, милочка. Но горе ему, если он не сможет дать тебе того, что ты желаешь, — положения в обществе. — Она смотрела на Аннабеллу неотрывным твердым взглядом. — Предупреждаю тебя, моя дорогая: если ты мне сейчас не поможешь, тебя лишат этого положения, и на этот раз вернуть его не удастся. Питер требует, чтобы деньги были приготовлены не позднее завтрашнего вечера. Я предлагаю тебе позаботиться об этом. А если у тебя есть хоть капелька любви к моему сыну, я советую тебе ничего ему не рассказывать. Ибо если ты думаешь, что сможешь благоденствовать здесь, в Лондоне, как веселая вдова, то имей в виду, что, если состоится дуэль, само это вдовство будет омрачено непоправимым скандалом. И даже если дуэли не будет, но Питер не получит деньги, наше имя будет обесчещено. Он обещал это устроить. И здесь я ему верю, что следует сделать и тебе.

Затем, взмахнув своими юбками, она вышла из комнаты.

Аннабелла осталась стоять, глядя ей вслед невидящим взглядом. Утро начиналось так светло и радостно, а теперь словно все погрузилось во мрак.

Когда Аннабелла наконец набралась смелости и спустилась к завтраку, Майлс поднялся из-за стола, приветствуя ее.

— Как ты чувствуешь себя сегодня утром, моя дорогая? — спросил он с вежливой улыбкой.

Она была удивлена его холодностью, особенно после такой пылкой ночи. Но за столом сидели его мать и сестра, поэтому Аннабелла решила, что из-за них он держится несколько суховато. Так или иначе, ее голова была слишком занята другим, поэтому она просто пробормотала какую-то любезность в ответ. Но и это, казалось, удовлетворило Майлса. Он продолжил свой завтрак. Аннабелла была избавлена от дальнейших разговоров, даже если бы могла их поддерживать, потому что в течение всего завтрака Камилла безостановочно болтала о своем грандиозном вечере. Элис сидела и молча слушала, потом, извинившись, тихо вышла из-за стола.

Аннабелла украдкой бросала взгляды на Майлса, пытаясь понять его настроение. Он был слишком спокоен. Почему он не обращает на нее никакого внимания? Чем она его обидела? Она стала вспоминать о том, как накануне они занимались любовью, но не вспомнила ничего, что бы могло ему не понравиться. Прошлой ночью он был нежным и пылким любовником. Однако на балу он держался особняком и был с ней довольно холоден. Она вспомнила и то, что ей пришлось идти за ним, и даже любовью он начал заниматься словно бы против своей воли, пока страсть не смела его сдержанность. Теперь эта сдержанность вернулась. Он улыбнулся в ответ на некоторые замечания Камиллы, потом нашел убежище за газетой, ни разу больше не взглянув на свою жену.

Только несколько минут назад его мать говорила, что он боготворит ее. Если отвратительная история Элис была столь же достоверна, тогда весь ее рассказ оказывался настоящим сплетением лжи. Сейчас казалось, что ее ночного любовника никогда и не существовало.

Аннабелла смотрела на Майлса и думала о том, кем он был для нее с момента их женитьбы. Она вспоминала задумчивого мужчину, который помогал ей в течение всей ее болезни и поддержал ее в стремлении вернуться в Лондон. Она вспоминала остроумного товарища, который подбадривал ее, когда она совсем упала духом, а также милого обманщика, который утверждал, что она хорошо выглядит, даже когда она была на грани смерти. Он молчал, а она вспоминала занимательного собеседника. Хотя сейчас он и не обращал на нее внимания, она не могла забыть того внимательного и понимающего слушателя, которому она поверяла свои страхи и сомнения. Она смотрела, как он подносит ко рту хрупкую кофейную чашечку, и думала о нежном бескорыстном мужчине, который обучил ее азам искусства любви. Вспомнив о том, какого страстного любовника она обнимала ночью, Аннабелла почувствовала дрожь.

Аннабелла находилась в утренней столовой, наблюдая за своим мужем, но вспышка просветления, которую она вдруг испытала, была столь глубокой, что у нее возникло ощущение, что на какой-то краткий миг она оказалась в соборе.

— С тобой все в порядке, Белла? — спросила Камилла, увидев, что ее невестка побледнела и стала задыхаться.

Майлс поднял голову, и взгляд его серебристо-голубых глаз остановился на жене.

Аннабелла успокаивающе махнула рукой им обоим:

— Небольшой приступ, ничего больше. Я просто отвыкла от таких поздних развлечений. Так о чем ты говорила?

Майлс зашелестел своей газетой и вновь вернулся к чтению. Камилла вновь защебетала. Аннабелла была в полном отчаянии.

Ну почему именно теперь, когда казалось, вот-вот у нее все отнимут, она наконец осознала, что только одна вещь имеет значение? Она могла бы, и в свое время смогла, пережить утрату внешней привлекательности, потерю своего положения в обществе и даже потерю самоуважения. Но она не знала, как она смогла бы пережить потерю Майлса или простить себе, если бы хоть в какой-то мере способствовала тому, чтобы подставить его под удар. Но как ей поступить с просьбой его матери? Она даже не могла толком поговорить с ним, чтобы узнать, что его беспокоит. Она боялась, что проговорится, и тогда омерзительная тайна вырвется наружу. На такой риск она не могла пойти.

Она понимала, что платить шантажисту — значит поощрять его. А может ли она вообще быть уверена в том, что Элис говорит правду? В ее лице она имеет настоящего врага. Аннабелла поняла, что ей нужен кто-то, на чью помощь она могла бы рассчитывать сейчас, кто-то отважный, мудрый, решительный, кто-то, кому она может довериться. Она знает такого человека. Но она не может ему довериться, если существует хоть малейшая вероятность того, что тем самым она причинит ему боль. Должен быть еще кто-то, к кому она может обратиться. Этого человека надо найти, и немедленно. Потому что дурочкой она не была и понимала, что ей нужна помощь.

Аннабелла сидела, внимательно изучая тарелку с завтраком и перебирая все возможные варианты.

Мама — это ее самый главный защитник. Но защитник слишком субъективный. Первое, что она предпримет, — это вцепится Элис в волосы. И тогда тайна сразу же выплывет наружу.

Нет, подумала Аннабелла, ей нужен очень осмотрительный человек, даже не обязательно такой, который любит ее, но который сможет помочь, если возникнет такая необходимость. А она возникла. Ей нужно побыть некоторое время одной и выбрать такого человека.

Она встала из-за стола:

— Прошу меня извинить. У меня несколько дел сегодня утром.

— А я-то рассчитывала! — сказала Камилла, смеясь. Аннабелла вопросительно посмотрела на нее.

— Ты обещала мне еще помочь, — объяснила Камилла. — Помнишь? А ты думаешь, почему я сегодня так вырядилась?

Аннабелла пристально смотрела на нее. На Камилле было новое, особенно прелестное платье.

— Ты сказала, что они приедут до полудня, —добавила Камилла, странно глядя на Аннабеллу.

Аннабелла поднесла руку ко лбу. Она забыла. Прежде чем появится возможность предпринять какие-либо действия, ей придется иметь дело с утренними визитерами. Вчера Камилла была представлена свету. Сегодня свет будет представлять себя ей.

* * *

Гостиная виконта и виконтессы Пелем была заполнена цветами, разговорами и гостями. Камилла не была испугана. Она не запиналась и не смущалась при виде толпы франтоватых джентльменов, которые склонялись к ее руке, и элегантных дам, прибывших, чтобы приветствовать ее вступление в их круг.

— Ваша золовка просто восторг! — сказал Эрик Форд, когда они с Аннабеллой стояли в уголке переполненной комнаты, наблюдая, как Камилла встречает своих гостей.

Она посмотрела на Эрика, спрашивая себя: не тот ли это человек, которому она может довериться? Он достаточно смел, много лет прослужил в армии, и ходили слухи, что во время войны он, граф Драммонд и их друг Раф Далтон находились на секретной службе его величества. Это делало каждого из них идеальным союзником. Но этот белокурый великан был таким огромным и выглядел таким сведущим, что одно его присутствие внушало уверенность.

— Да, она прелестна, — живо подхватила Аннабелла. — Вам удалось поговорить с ней сегодня утром?

— Не так долго, как мне бы хотелось. Но я надеюсь это исправить. Она сказала, что любит кататься верхом. — Он засмеялся. — Думаю, что о лошадях она знает больше меня. И мне это нравится. Ведь в конюшне я чувствую себя уютнее, чем в бальном зале, да я и вписываюсь туда лучше. Могу я пригласить ее поехать покататься со мной в парке как-нибудь утром? Конечно, в сопровождении прислуги. Я пришлю лошадей. Кстати, думаю, у меня есть славная маленькая кобылка, которую она захочет взять с собой домой.

— Конечно, вы можете, — сказала Аннабелла. — Но спрашивать об этом нужно не меня. Она такая эмансипированная девушка. Если ей не захочется ехать, будьте уверены, она скажет вам об этом напрямик. Камилла отличается прямотой и откровенностью, поэтому она не играет с мужчинами в игры, не дрожит от волнения и не обмахивается веером, когда с ней разговаривают. Знаете, она совсем не похожа на ту кокетку, какой была я.

Она помолчала, ожидая реакции на свои слова.

Эрик посмотрел на нее с таким сожалением, что у нее возник соблазн увести его из комнаты и тотчас все ему рассказать.

— Да, вы такой были, это правда, — сказал он. — Вы и Камилла очень разные, но каждая из вас удивительна по-своему. Например, сейчас вы ее поддерживаете, а такого я никогда и представить себе не мог. — Его лицо было серьезным, когда он продолжил: — Я очень рад был услышать, что вы поправились, а теперь я вижу, что улучшилось не только ваше здоровье. И не важно, кто вы сейчас — Белла, о которой не устает говорить Камилла, или леди Аннабелла, которую я знал, не важно, как мне дозволено будет обращаться к вам, я считаю вас великодушной и внимательной, видя, как вы представляете Камиллу. А также, — сказал он проникновенно, — судя по тому, как вы, прежняя королева флирта, теперь почитаете своего мужа.

— Время меняет всех нас, — сказала она рассеянно, думая, как бы поговорить с ним наедине.

— Время? — сказал он, слегка улыбаясь. — Или Майлс? Я знаю его очень давно, и все это время мы были с ним друзьями, хотя встречались не так часто, как бы мне того хотелось. И никогда я не был так счастлив за него, как вчера вечером, когда увидел вас двоих.

— Неужели? — спросила она, чуть позабавленная его словами, и в ее лукавой улыбке промелькнула прежняя Аннабелла. — Почему же именно вчера, а не в день нашей свадьбы?

На его лице появилось серьезное выражение.

— Нет, на самом деле я так не думал. Но вчерашний вечер показал мне, что я заблуждался. Он не сводил с вас глаз. И вы постоянно смотрели на него и отводили взгляд лишь затем, чтобы взглянуть на его сестру. И теперь я поздравляю вас с тем, что у вас настоящий союз единомышленников, тогда я не мог вас поздравить с этим. Раньше вам нравилось мучить нас, мужчин, или мы так считали. Теперь для вас существует только один мужчина. Молодец, Белла.

Она отвела глаза и закусила губу. Значит, Эрик Форд не подойдет. Просьба о разговоре наедине вполне может быть понята превратно.

И не граф Драммонд. Потому что этот элегантный джентльмен взял ее руку, склонился и произнес:

— Теперь Белла, не так ли? Так называет вас Камилла. И она права. Вы все так же очаровательны, как и вдень первой нашей встречи, только теперь ваши глаза светятся новым светом, увы, лишь когда рядом ваш супруг. Признаюсь, мне не хватает той кокетливой леди Аннабеллы. Обратите внимание, я признаюсь в этом только потому, что рядом нет моей Александрии, — сказал он со смешком, чтобы скрыть за ним истину, поскольку его привязанность к жене была общеизвестна. — Но я действительно восхищаюсь преданной Беллой. Майлсу повезло. И вы сделали хороший выбор.

И не Раф Далтон. Он сказал ей лишь несколько слов, хотя и добрых, и она была ему за это благодарна. Но он был немногословным человеком, а в прошлом их отношения были сложными.

И конечно же, не Деймон, подумала она, глядя на него и его красавицу жену. Деймон и Джилли никогда не расставались. Как глупо она выглядела бы, если бы попыталась остаться с ним наедине! Более того, как бы к этому отнесся Майлс? Она обратила внимание, что он беспрестанно наблюдает за ней. Потому что она наблюдает за ним? У нее заболела голова. Аннабелла закрыла глаза и потерла лоб.

— Ты хорошо чувствуешь себя? — Когда она открыла глаза, Майлс уже стоял рядом с ней.

— На самом деле не очень, — тихо сказала она. — Это от того, что после всего, что было, я еще не привыкла к таким светским мероприятиям. Ты не против, если я оставлю гостей на тебя? Мне бы хотелось прилечь.

— Не против? Я настаиваю на этом, — сказал он, беря ее за руку. Он уводил ее из комнаты, и в его глазах читалась забота. — Хочешь, я поднимусь наверх вместе с тобой?

— Нет-нет. Думаю, мне просто нужно немного отдохнуть, вот и все.

— Не беспокойся, — сказал он. — Я пришлю Мег, а скоро и сам приду. Часы приема уже заканчиваются. Теперь отдыхай, Белла.

Она кивнула, хотя и знала, что отдыхать не будет. Ей нужно было подумать. Среди мужчин, от мысли обратиться к которым она только что отказалась, должен найтись один, на котором в конце концов ей придется остановить свой выбор. У нее слишком мало времени, чтобы найти идеального, поэтому придется довольствоваться не самым совершенным выбором.

Она остановилась на лестнице — ее вдруг озарило, кто должен быть этим человеком. Как глупо с ее стороны, что это сразу не пришло ей в голову. Более естественного выбора нельзя было и придумать, не важно, насколько велика опасность. Это сильный человек, умный, тот, которого она всегда любила, хотя сейчас она все еще не была уверена в нем и никогда не была. Но именно на нем ей следовало остановить свой выбор. Какими бы ни были их отношения в прошлом, он не оставит ее в беде.

Майлс увидел, что она остановилась на лестнице, и поспешил к ней.

— С тобой все в порядке? — вновь спросил он.

— Да, — ответила она, глядя на него с искренней улыбкой. — На самом деле, Майлс, я чувствую себя лучше с каждой минутой.

Глава 20

— Простите, миледи, — сказал дворецкий, — но их светлости нет. Не угодно ли что-нибудь передать милорду?

— Когда он должен вернуться? — нетерпеливо спросила Аннабелла.

Чтобы выбраться сюда, она солгала Майлсу, сказав, что полностью оправилась от той слабости, которую испытывала утром, и, отказавшись от сопровождения, предложила ему спокойно идти заниматься делами со своими поверенными, как он и намеревался, потому что она, мол, прекрасно справится сама. Последнее как минимум не соответствовало действительности. Ее руки оставались ледяными даже в перчатках, а сердце билось слишком сильно. Белле было необходимо срочно поговорить с человеком, которому она решила довериться.

— Что же касается того, когда их светлость прибудет, этого я сообщить не могу, — сказал дворецкий. — Возможно, это знает ваша матушка. Она должна вернуться в шесть часов.

Это Аннабелла уже знала.

— Я уже говорила с мамой, — вновь солгала она. Но это было ложью лишь наполовину. Прежде чем уйти, она спросила свою матушку, как долго та намеревается оставаться с Камиллой, и удостоверилась, что вторую половину дня они вместе собираются провести у парикмахера. Она просто не поставила свою матушку в известность о том, куда собирается пойти. — Она в курсе, что он меня ждет, — надменно произнесла Аннабелла. — Если он не дома, то не понимаю, почему бы вам не сообщить мне, где он. Это очень важно.

Дворецкий чувствовал себя неловко. Это было так несвойственно обычно невозмутимому человеку, что Аннабелла насторожилась.

— Матушка надеется, что мне обязательно удастся с ним встретиться, — добавила она с тем спокойствием, которого не чувствовала. — Так где же он?

— Мы ожидаем милорда через день или два, — ответил дворецкий уклончиво, и теперь Аннабелла уже почти чувствовала его обеспокоенность.

— Как все это скучно, — сказала она, состроив гримаску раздражения, вместо того чтобы закричать, как ей того хотелось, — совсем забыла, что мама говорила сегодня утром. Неудивительно. Такая суматоха в эти дни, когда мы вновь устраиваемся в Лондоне. То одно, то другое; даже не знаю, как мне удалось ускользнуть. — Затем с улыбкой, чтобы напомнить ему, что она не должна давать объяснения или личную информацию слугам и делает это, лишь учитывая их давнее знакомство, она добавила: — Ну так где он?

Дворецкий все еще колебался. Она выпрямилась и самым скучающим и не терпящим возражения тоном сказала:

— Ну же, мистер Дин, мы теряем время, а дело очень важное.

Теперь он выглядел крайне смущенным. Аннабелла видела, что на его высоком блестящем лбу выступили капельки пота. Он служил в этой семье уже многие годы и всегда беспрекословно повиновался всем ее указаниям. Теперь она была и озадачена, и слегка встревожена такой странной реакцией со стороны человека, которого она всегда считала почти что изваянием. Но ни лицо, ни голос не выдавали охвативших ее чувств.

Пытаясь прорваться через это странное нежелание помочь, она предприняла еще один шаг, добавив:

— А! Так он там! Ну конечно! — Она топнула маленькой ножкой, изображая раздражение. — Так на меня похоже в эти дни! В следующий раз я забуду надеть капор. — Она смотрела с озадаченным видом одно мгновение, а затем сказала раздраженно: — Я знаю адрес, просто сейчас он вылетел из головы. Знаю, что это недалеко, знаю улицу, но просто не могу вспомнить номер дома.

Он продолжал хранить молчание и выглядел обеспокоенным.

Теперь Аннабелла была по-настоящему раздражена.

— Это из-за того, что я одна? Мистер Дин, я уже больше не ребенок, как вам известно. Теперь я замужняя женщина и вполне могу совершать поездки без сопровождения. — Она наклонила плечо, указывая на ожидающий ее экипаж. — И мне не терпится отправиться. Так какой адрес?

— Графиня дала свое согласие на это? — спросил он, явно дрогнув.

«Что ж, где пенни, там и фунт», — подумала Аннабелла и вновь солгала:

— Конечно. Иначе почему я сейчас здесь?

Она попала в точку, поскольку этот дом действительно находился недалеко, думала Аннабелла, когда кучер вез ее по оживленным лондонским улицам. Она знала район, в котором находился дом, но знакомых в этом районе у нее никогда не было. Это было приличное место с другой стороны парка, но знать там не жила. Люди одного круга селились поближе друг к другу, словно могли существовать только в границах своего поселения. Впервые у Аннабеллы возник вопрос: почему так должно быть? Может быть, эти люди боялись, что не будут соответствовать своему положению, поселившись в другом месте, каким бы удобным и красивым оно ни было? Пожалуй, да, признала она, отвечая на свой вопрос.

Она смотрела из окна кареты на аккуратные ряды особняков и небольшие ухоженные садики перед ними, когда кучер придержал лошадь, высматривая адрес, который дала ему Аннабелла. Этот район был очаровательным и абсолютно респектабельным. Но она и сама не стала бы жить здесь, как и любой богатый человек знатного происхождения. Интересно, с какой стати он намеревается провести здесь несколько дней?

Коляска подкатила к красивому четырехэтажному особняку из серого камня. Аннабелла нахмурилась в замешательстве, но когда кучер открыл перед ней дверцу, вышла из экипажа.

— Подождите меня, — велела она.

Аннабелла стояла на мостовой, глядя на дом. Было тихо; единственный, кого она увидела, был мальчик, катающий обруч по мостовой. Поравнявшись с ней, он остановился, схватил свой обруч и, глядя на нее через плечо, торопливо поднялся по ступенькам, открыл дверь и вошел в дом.

Она посмотрела на клочок бумаги у нее в руке. Это был тот самый дом. Но он никоим образом не мог быть здесь. Аннабелла поклялась, что выдерет жалкие остатки волос из плеши мистера Дина. Но сначала необходимо было подойти к двери и, поставив себя в глупое положение, осведомиться, не здесь ли находится человек, которого она ищет. А потом можно было убивать мистера Дина с чистой совестью.

Она поднялась по ступенькам, взяла дверной молоток и, постучав, стала дожидаться.

Дверь распахнулась. Она ожидала, что ей откроет дворецкий или лакей, но вместо этого увидела перед собой пухленькую румяную женщину среднего возраста.

— Да? — спросила женщина, глядя на нее с любопытством.

Странно, что экономка открывает дверь, подумала Аннабелла и сказала:

— Я здесь, чтобы встретиться с лордом Уайлдом. Румянец на щеках женщины сменился бледностью.

Она пристально смотрела на Аннабеллу. Ее осенила догадка, и лицо приобрело мертвенно-бледный оттенок.

— О Боже! — воскликнула она, приложив руку к сердцу. — Это просто невероятно! То есть… как мне о вас доложить? — спросила она робко.

— Его дочь, — надменно произнесла Аннабелла, чтобы скрыть собственное смущение.

Женщина повернулась, чтобы уйти, затем вновь развернулась к ней и сказала:

— Не угодно ли войти?

Как только Аннабелла вошла, женщина с растерянным видом и, не глядя ей в лицо, сказала нервно:

— Пожалуйста сюда, в гостиную.

Она провела Аннабеллу в комнату, расположенную в правой части дома. Это была небольшая гостиная, обставленная если не фешенебельно, то вполне удовлетворительно. Окна были занавешены белыми шторами, и рассеянный свет заполнял солнечную комнату. Несколько пейзажей висело на окрашенных в розовый цвет стенах, а на каминной полке стояло несколько фарфоровых фигурок, изображающих детей, больше никаких особых украшений. В гостиной было несколько удобных на вид кресел и канапе, но Аннабелла оставалась стоять, оглядываясь вокруг и напряженно выпрямив спину.

— Пожалуйста, подождите здесь, — сказала женщина, неотрывно глядя на Аннабеллу. Потом она закусила губу, склонила голову в неловком поклоне и торопливо вышла из комнаты.

Аннабелла все еще стояла неподвижно. Не может же быть все так плохо, как кажется, сердито размышляла она; такое просто невозможно. Она шумно выдохнула. Вне всякого сомнения, этому есть какое-то простое объяснение. Нельзя спешить и делать какие-либо опрометчивые выводы. Он, очевидно, находится здесь. С визитом? В гостях у дальнего родственника? У старого друга? Да, дело обстоит именно так, подумала она с облегчением. Но так и не присела, а стояла, глядя на дверь, и ожидала, когда он войдет.

Он вошел.

— Аннабелла? — с изумлением воскликнул сэр Уайлд. Он остановился в дверях, глядя на нее.

— Да, отец, — только и смогла вымолвить она. Он прошел в комнату и взял ее руки в свои.

— Что случилось? — озабоченно спросил он. — Что-то с мамой? Что?

— С мамой все в порядке. Дело во мне, — ответила она с нервным смешком.

— Что же тогда? — вновь спросил он, вглядываясь в ее лицо. — Ты снова заболела? А где Майлс? Дело в нем? Почему ты приехала одна?

— Я не заболела, и дело не в Майлсе, он даже не знает, что я здесь. Я просто хотела поговорить с тобой кое о чем, но тебя не было дома.

— Понятно, — произнес он с явным облегчением. Но тут он осознал ситуацию и требовательно спросил: — Откуда ты узнала, что я здесь? Кто сказал тебе?

Она отняла руку.

— Мистер Дин. Но его вины в этом нет. Я солгала ему. Я сказала, что узнала от мамы, где тебя можно найти. — Аннабелла была хорошо воспитана, а хорошо воспитанные люди не обвиняют слуг в собственных проступках. Ее голос зазвучал ровно и бесстрастно. — Она мне никогда не говорила об этом, но, очевидно, ей известно, где тебя можно найти, не так ли? Должно быть, знают все домочадцы. Все, кроме меня.

Две пары практически одинаковых глаз изучающе смотрели друг на друга. Граф первым отвел взгляд.

Он кивнул и глубоко вздохнул, похоже, принял какое-то решение.

— Да, — сказал он. — Она знает. Знала в течение многих лет. А поскольку ты уже выросла и стала взрослой женщиной, у которой собственный дом и семья, полагаю, и тебе пора узнать об этом. — Он заложил руки за спину и сделал несколько шагов. Потом обернулся и снова посмотрел на дочь. — Я живу здесь, Аннабелла. Половину времени, а теперь, когда ты покинула дом, еще больше. И так было в течение многих лет. Это мой второй дом. — Он отвел от нее свой взгляд и продолжил, глядя в пол: — Миссис Ланд, та женщина, которая открыла тебе дверь, потому что наш лакей был отправлен с поручением, вот уже пятнадцать лет является моей спутницей. Мы вместе. Когда я встретил ее, это была молодая, не очень хорошо обеспеченная вдова с двумя детьми. И все же она, что бы ты ни предполагала, высоконравственная женщина, мужественная и великодушная. Мы познакомились благодаря некоторым делам; я владел домом, в котором она жила. Мы побеседовали, потом я приехал еще раз, чтобы поговорить. В конце концов именно я предложил ей свое сердце и дом. Она не соглашалась, потому что у нее есть нравственные принципы, как я уже говорил. Я упорно настаивал. Если в этом и есть чья-то вина, то она целиком лежит на мне. Миссис Ланд любила меня, я любил ее, но щепетильность не позволяла ей принять мое предложение. Для нее не имели значения ни мои деньги, ни мое положение в обществе. Возможно, в конце концов на нее повлиял тот факт, что у нее было двое детей и никакой возможности их материальной поддержки. Я не обманываюсь на этот счет. Но я также считаю, что она по-настоящему любит меня. — Он твердо встретил потрясенный взгляд Аннабеллы и продолжил: — Она приняла мое предложение, потому что я обещал никогда не покидать ее. Я выполняю свое обещание. И делаю это охотно. Она мой друг и моя утешительница, и да, моя любовница. Если бы мы жили в мире, где это является возможным, она бы стала моей женой. Но если бы я подал на развод и даже если бы в конце концов добился его, на все это ушли бы годы, и в итоге все оказались бы запачканы грязью. Возможно, нам с Элси и ее детьми нужно было уехать на Континент, но это означало бы покинуть тебя. Этого я сделать не мог, как и не мог навлечь скандал на тебя или твою мать и покрыть позором наше имя. Элси понимала и принимала это, когда соглашалась на мое предложение. И вот мы здесь.

Аннабелла продолжала внимательно смотреть на него.

— Я понимаю тебя, — с горечью произнес он, — но ты, по-видимому, не понимаешь меня. — Он окинул взглядом ее непримиримую позу и добавил: — Неужели для тебя было бы более приемлемым, если бы в течение многих лет я менял любовниц одну за другой, как делают многие известные нам джентльмены? Неужели я бы встретил с твоей стороны больше понимания, если бы проводил эти годы с прелестными пустышками, вдвое моложе меня? Или если бы я тратил деньги на оперных певичек или актрис, которые изредка появляются на сцене? Возможно, ты была бы менее шокирована, если бы я содержал череду светских шлюх, таких как Гарриет Уилсон и ее сестры? Возможно, это более приемлемые варианты. Но не для меня.

Он подошел к ней и снова взял ее руки в свои. Его голос смягчился.

— Твоя матушка знает об этом, знала всегда, и относится к этому факту с пониманием. Она не против моего отсутствия в ее постели или в ее жизни, пока я сопровождаю ее на светские мероприятия, которые она не может посещать одна. И я не виню ее, во всяком случае, не больше, чем она винит меня за такую жизнь. Мы поженились, потому что о браке договорились наши семьи. Тогда это было в порядке вещей. Мы просто не подходим друг другу. Я уважаю и чту ее, но мы не любим друг друга, да она и не ждет от меня любви. Аннабелла, — произнес он искренне, — я живу с Элси, потому что ценю ее как личность и мечтаю лишь о том, чтобы стареть рядом с ней. Она подходит моему сердцу и моей душе, и да, моему телу. — Он крепко сжал ее руки. — Теперь ты замужняя женщина. Естественно, ты понимаешь, о чем я говорю. По крайней мере я искренне на это надеюсь. Пожалуйста, каковы бы ни были твои чувства, открой их мне. Хотя бы дай мне знать, потому что я очень тебя люблю. Вот почему я вел двойную жизнь. Это нелегко, и я окружил все этой тайной не потому, что меня волновали возможные пересуды. С моими деньгами и положением я мог себе позволить не придавать им значения. Мои родители умерли, друзей у меня немного, и они принимают меня таким, какой я есть. И все же я отказываю Элси в том заслуживающем уважения положении, к которому она стремится. Из-за тебя, Аннабелла, только из-за тебя одной. — Он с силой потряс ее руки. — Ты понимаешь, ты вообще меня понимаешь?

Аннабелла раскрыла губы, но так и не смогла заговорить. У нее слишком болело горло, в груди ширилась огромная тяжесть. Даже в дни своей смертельной болезни она никогда не ощущала такого холода и такой боли. Словно что-то ломалось внутри ее. Просто это было уже слишком.

Она и раньше сталкивалась с разочарованиями. То, что Деймон женился на другой женщине, едва не разбило ей сердце. Но только едва. Она смогла это перенести и со временем сумела даже быть вполне вежливой и учтивой с женщиной, которую он предпочел ей. Она была также поражена и пристыжена своей собственной глупостью, когда считала, что она разбила сердце Рафа Далтона, но обнаружила, что все это время он любил другую. И это унизило ее в глазах света. Потом она искала тихой гавани и вновь была отвергнута графом Драммондом. Даже великодушный гигант Эрик Форд однажды обманул ее. Все эти вполне достойные мужчины поколебали ее представление о мире и самооценку. И все же она смогла продолжить свой путь с высоко поднятой головой.

Но этот так долго продолжающийся обман со стороны человека, которого она любила больше, чем любого из них… эта ложь разбила ей сердце. Она опустила голову и, склонив ее на плечо отца, в конце концов разрыдалась.

Несмотря на то что он нанес ей столь жестокий удар, Аннабелла ждала от него утешения.

— Ах, моя милая Белла, — сказал он взволнованно. — Я не хотел огорчать тебя. В течение многих лет я пытался оградить тебя от этого.

Через некоторое время она подняла голову и сделала шаг назад. Он отпустил ее руки и протянул платок. Она вытерла глаза, высморкалась и попыталась улыбнуться, но улыбка задрожала на ее губах.

— Я понимаю, — сказала она. — Я просто была потрясена и думаю, что приняла это так близко к сердцу, потому что никогда об этом не знала. Вот почему ты хотел, чтобы я вышла замуж и покинула дом, не так ли?

— Я хотел, чтобы ты вышла замуж за хорошего человека. Я хотел изменить твою жизнь к лучшему. Это правда, что в некоторой степени я пользуюсь большей свободой, теперь я могу приходить и уходить, когда мне угодно, не опасаясь,что ты узнаешь об этом и что это причинит тебе боль. Но я не свободен и не допускаю, что когда-нибудь буду свободным, потому что не желаю причинять боль твоей матери.

В его глазах Белла увидела правду и кивнула.

— А теперь, — сказал он серьезно, — пожалуйста, Аннабелла, расскажи мне, зачем ты меня искала. К нашему разговору это не имеет никакого отношения, не так ли?

— Нет, — ответила она тихо, — но теперь это не имеет никакого значения.

Его губы плотно сжались, превратившись в тонкую, жесткую линию. Глаза сверкнули.

— Не лги. Ты никогда не могла меня обмануть. Это было очень важно, но теперь, когда ты узнала правду о моей жизни, ты больше не можешь положиться на меня, не так ли?

Аннабелла глубоко вздохнула. Ее мир перевернулся с ног на голову, но жизнь продолжается, и все вновь встанет на свои места. Итак, у ее отца есть другая женщина.

Она не могла ставить ему это в вину, ведь даже мать не обвиняла его. Подумав, она поняла, что он рассказал ей абсолютную правду. Он обманул ее, хотя и ради ее же блага. И этого достаточно.

— Да, у меня была проблема, — сказала она. — Но теперь я рада, что не рассказала тебе о ней. Потому что я поняла, что должна решить эту проблему сама. Теперь я взрослая замужняя женщина. Я должна еще немного повзрослеть и перестать прибегать к тебе или маме за помощью,

— И все же я твой отец, — сказал он. — Я готов отдать за тебя жизнь. Тебе угрожает опасность? Я обладаю влиянием. Хотелось бы думать, что я могу дать тебе хороший совет. Я еще достаточно хорошо дерусь и считаюсь хорошим стрелком, если дело зайдет так далеко. Что бы там ни было, каким бы сложным ни было положение, пожалуйста, не позволяй, чтобы все это повлияло на твое решение. Пожалуйста, доверься мне.

Она покачала головой:

— Нет, так будет лучше, уверяю тебя. — Он начал говорить, но Аннабелла прервала его: — А теперь, может быть, ты познакомишь меня с Элси и ее детьми?

Сэр Уайлд стоял в нерешительности. Через минуту он вздохнул:

— Конечно, и с радостью. Но Френсис и Белинда сейчас на занятиях. Он в университете, а она заканчивает семестр в академии у миссис Спенс.

Аннабелла недоуменно нахмурилась, вспомнив маленького мальчика, катавшего обруч и вошедшего в этот дом менее получаса назад.

— Но я с радостью познакомлю тебя с Софи и Чарлзом, — сказал он, пристально глядя на нее. — Это наши дети… Но ведь пятнадцать лет, Белла, — сказал он таким голосом, какого она никогда не слышала. В его голосе звучала мольба. — Ведь прошло целых пятнадцать лет. Даже если у тебя самые лучшие намерения, есть вещи, предотвратить которые невозможно.

В ее ушах загудело, она почувствовала головокружение. Она кивнула в знак молчаливого согласия… а потом вдруг неожиданно вспомнила: чтобы она не забеременела, вчера ночью Майлс отказал себе в собственном удовольствии. Значит, это возможно предусмотреть. Разве ее отец не мог поступить так же? Но в таком случае, подумала она — и при этой мысли у нее защемило сердце, — Майлс любил ее не так сильно, как отец любил эту женщину. Вероятно, гораздо проще контролировать себя, когда твое сердце остается безучастным.

«Достаточно, — сказала Аннабелла себе. — Это жизнь отца, а не моя». Ей было необходимо привести в порядок свои собственные дела. Она испытывала сильное желание повернуться и уйти из этой комнаты как можно быстрее. Но она понимала, что ей не следует этого делать. Трудностям необходимо смотреть в лицо, бегство не может решить проблему. Так учил ее отец. А самое главное, она знала, что если сейчас уйдет, не сказав ни слова, дети в другой комнате почувствуют такую же боль, какую испытывает она. Это было просто несправедливо.

Как всегда, она знала, как поступить правильно, даже если пройти через все это было ужасно тяжело.

— Да, я хотела бы познакомиться… с твоей семьей, — сказала она отцу самым невозмутимым тоном, на какой была способна. — Но разумно ли это? В конце концов, мне о них ничего не было известно, и, по сути, я обманом вынудила тебя все рассказать. А знают ли они обо мне?

— Они знали всегда. Тебе не нужно было знать о них. Учитывая обстоятельства их рождения, им пришлось узнать о тебе. — Он пристально смотрел на нее. — Они ни в чем не виноваты. Ты сможешь быть добра с ними, Аннабелла? Потому что если не сможешь, то лучше не встречаться.

Она невесело засмеялась.

— Умение общаться — мое главное достоинство, — сказала она с удивительным спокойствием в голосе. Таким тоном она разговаривала, когда хотела показать свету, что тот не может задеть ее или причинить ей боль. — И я никогда не смогу быть жестокой с детьми.

— Только с их отцом?

Она проигнорировала его вопрос.

— А теперь могу я познакомиться с моими сводным братом и сестрой? — спросила она отрывисто. — Какими бы прелестными они ни были, я не могу задерживаться. У меня неотложное дело.

— То, о котором ты отказываешься говорить со мной, — с горечью отозвался он.

— То, о котором я должна позаботиться сама, — поправила она его. — А теперь, пожалуйста, могу я познакомиться с твоей второй семьей, прежде чем займусь своей?

Он кивнул.

— Но помни, Аннабелла, если ты будешь нуждаться во мне, я всегда и неизменно готов помочь тебе.

— Спасибо, я буду помнить об этом, — сказала она, мысленно давая себе клятву делать именно это, но не больше. Она познакомится с внебрачными детьми своего отца и будет улыбаться женщине, которую он хотел бы видеть своей женой, и, возможно, со временем она сможет простить ему все это.

Но теперь ей придется найти кого-то другого, кому она могла бы довериться, и сделать это нужно было немедленно.

Глава 21

Аннабеллу обучали светским манерам и обходительности еще с детства, как, несомненно, и ее отца. В его распоряжении было гораздо больше лет, чтобы оттачивать свое мастерство. Они оба умели быть свободными и приятными в общении. Но ни дочь, ни отец не могли найти нужных слов, ожидая, когда его дети войдут в гостиную, чтобы познакомиться со своей единокровной сестрой.

Первым вошел мальчик — нерешительный, с широко открытыми глазами. Вслед за ним вошла сестра, которая выглядела очень испуганной. Последней вошла их мать. Все молчали. Граф наблюдал за своей старшей дочерью. Она не сводила глаз с его детей и их матери, которая с отчаянием смотрела на графа, казалось, она вот-вот разрыдается. Дети, взглянув на Аннабеллу, отвели глаза в сторону, словно стыдились чего-то.

Именно это в конце концов заставило Аннабеллу нарушить молчание.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась она, нагибаясь, чтобы встретиться с ними взглядом. — Меня зовут Аннабелла, леди Пелем. А вас?

Мальчик после некоторого колебания произнес:

— Меня зовут Чарлз, мэм. Чарлз Ланд. — Он неуклюже поклонился, потом подтолкнул свою сестру. Она подпрыгнула словно ужаленная. — А это моя сестра Софи.

Малышка сделала реверанс, потом шагнула назад, наткнувшись на мать. Опустив голову, она так и стояла, уставившись на свои тапочки.

Ни один из них не был похож на отца, отметила Аннабелла с неожиданным облегчением. Она в самом деле не знала, как бы смогла продолжить разговор, если бы обнаружила подобное сходство. Это были крепкие детишки, курносые, румяные и здоровые. У обоих были прямые каштановые волосы и светло-карие глаза, только у девочки они казались более темными. Похожи на мать, поняла Аннабелла, бросив еще один беглый взгляд на женщину. Она не могла понять, как эта самая обыкновенная пухленькая женщина смогла вызвать интерес у ее отца и сохранить этот интерес в течение более чем пятнадцати лет. Но как бы ни была поражена Аннабелла, она не стала более рассматривать любовницу своего отца, потому что ее взгляд, по-видимому, действовал на женщину как удар хлыста.

Аннабелла не хотела еще больше усугублять положение… если такое вообще было возможно.

— А это миссис Ланд, — с явным напряжением в голосе проговорил ее отец. Подойдя к женщине и остановившись рядом с ней, граф взял ее за руку. — Это моя дочь Аннабелла, — все с тем же напряжением произнес он.

Женщина присела в неглубоком реверансе.

— Рада с вами познакомиться, — прошептала она. Вновь воцарилось молчание.

— Садитесь, садитесь, — сказал граф резко.

Аннабелла спокойно присела на краешек кресла. Прижавшись друг к другу, дети устроились на канапе, внимательно глядя на Аннабеллу. Их мать села рядом с графом, но тут же снова встала.

— Я пойду скажу, чтобы приготовили чай, — сказала она.

— Спасибо, но у меня нет времени на чаепитие, — начала Аннабелла, тогда как ее отец произнес:

— Не надо, Элси. Бетти позаботится об этом. Просто посиди со мной.

Женщина вновь села.

Аннабелла слышала, как тикают высокие часы в углу комнаты. Она недоумевала, почему молчит ее отец. Может быть, он не знает, что сказать? Эта мысль и огорчила, и обрадовала ее. Она собралась с мыслями. По крайней мере у нее хватает смелости вести разговор, потому что она хотя бы не отвечает за все это.

— Я понимаю, что ситуация очень сложная, — сказала Аннабелла, — но нам давно нужно было познакомиться, не так ли?

Это заявление было встречено мучительными взглядами трех пар глаз. Отец выглядел потерянным. Аннабелла собрала все свое самообладание, пытаясь забыть о собственной беде и придумать, о чем говорить. В голове была полная сумятица и сумбур. Аннабелла открыла рот, собираясь сказать: «Я только что вернулась в Лондон из свадебного путешествия», — когда поняла, что эти дети были ее близкими родственниками, однако они не были приглашены на свадьбу, и поэтому такая фраза будет неуместной. Но для нее само их существование на этой земле было еще более неуместным. Ситуация становилась нелепой. Она совсем упала духом, однако выучка не подвела ее.

— Я недавно вернулась в Лондон, — сказала она, обращаясь к мальчику, поскольку он, по-видимому, был самым храбрым в этом маленьком семействе. — Я очень скучала по этому городу. А тебе нравится жить здесь?

— Да, мэм, — ответил он.

— А я выросла в деревне. Тебе нравится туда ездить? — настойчиво продолжала она.

— Мне нравится на море, — сказал он. — Папа возит нас туда в августе… — Он запнулся и бросил испуганный взгляд на своего отца, словно понял, что сказал что-то лишнее.

— Все верно, — сказал граф с мукой в голосе. — В Торки. Там у нас есть небольшой домик у моря.

— Я слышала, что это очень красивое место, — сказала Аннабелла.

Она, конечно, никогда не была там. Она слышала, что это приятный портовый город, построенный в бухте среди скал и очень похожий на итальянский Портофино. Этот городок был популярен среди семей моряков, но не среди людей ее социального положения. Когда ей случалось ездить на море, то это был Брайтон, в котором иногда проводил время принц. Как умно сделал ее отец, что нашел чудесное местечко для отдыха со своей второй семьей, такое, где не было риска наткнуться на кого-либо из знакомых.

В комнате вновь воцарилась тишина.

Аннабелла ждала, что кто-нибудь поддержит разговор. Отец тоже ждал. Его вторая семья просто сидела и безмолвно смотрела на нее.

Аннабелла хотела сказать им, что не обвиняет их и что им не надо бояться ее, потому что она никогда не причинит им вреда. Во всем этом не было их вины. Это она пришла в их дом незваной. Неожиданно в голове у нее возникла мысль о том, что они могут быть любимыми детьми ее отца, но это не имеет значения, сказала она себе. В действительности ничто не имело значения.

Аннабелла поднялась.

— Я заскочила лишь на минуту, — сказала она. — Извините, если нарушила ваши планы, но мне нужно было кое-что сообщить моему… графу. Мне хотелось бы остаться и познакомиться с вами поближе, но у меня нет больше ни минутки. Возможно, когда-нибудь мы еще встретимся.

Любовница ее отца тут же встала.

— Пожалуйста, приходите, когда вам будет угодно, миледи, — сказала она быстро. — Вам всегда… — Она взглянула на графа и продолжила отчаянно: — …будут здесь рады, я уверена.

— Всегда рады, — сказал он, тоже вставая. — Именно это я и хотел сказать, Белла.

— Спасибо. До свидания, — сказала Аннабелла и быстро вышла из гостиной.

Дети остались в комнате с матерью. Бросив беглый взгляд на свою любовницу, граф вышел из комнаты и вместе с Аннабеллой дошел до дверей. Он ничего не говорил ей, пока они шли к ожидавшему Беллу экипажу. Там, когда она уже собиралась сесть в карету, он остановил ее.

— Мне жаль, что тебе пришлось узнать об этом таким образом, — сказал он.

Она засмеялась:

— Сомневаюсь, что могла бы узнать об этом как-то иначе.

Граф нахмурился.

— Я всегда хотел рассказать тебе, но никак не мог выбрать подходящее время.

— Пусть лучше так, — сказала она подозрительно веселым голосом. — Иначе подходящее время так бы и не наступило, верно? А в качестве признания на смертном одре это было бы слишком мелодраматично и слишком напоминало бы одну из тех вещиц, что ставят в «Ковент-Гардене», тебе не кажется?

Произнесенные слова напомнили ей кое о чем, и она почувствовала, как в горле собирается комок. Аннабелла отвела взгляд.

— Но как хорошо для тебя, — продолжила она, стараясь сдержать слезы. — У тебя никогда не было сына, а ведь иметь сына — это цель каждого дворянина. И теперь ты это исправил.

Он побледнел.

— Тебе не придется беспокоиться о наследстве, Аннабелла, — сказал он. — Я хорошо обеспечу этих детей, но они никогда не унаследуют мой титул или наше поместье.

Она моргнула, потом опять засмеялась, и опять слишком легко и свободно.

— Я даже и не думала об этом. Ты можешь им вообще все оставить. Ты хорошо обеспечил меня, когда я выходила замуж, а замуж я вышла за богатого человека. Я лишь хотела сказать… но теперь это тоже не важно. До свидания, отец. Мне действительно пора домой.

— Аннабелла, — сказал он и, останавливая ее, осторожно коснулся локтя, — послушай. Я знаю, как все это мучительно для тебя, и я бы сделал все, чтобы избавить тебя от этого.

— Но ведь ты все сделал, не так ли? — спросила она с горькой улыбкой. — Ты сделал все, чтобы избавить меня от этого. Это я должна извиниться, что расстроила твои планы. До свидания. Мне действительно пора ехать.

Она резко отдернула руку и стала подниматься в карету. Отец закрыл дверцу, потом повернулся и твердой походкой, не спеша пошел по дорожке к своему второму дому. Только тогда она откинулась на сиденье, чувствуя головокружение и ощущая себя такой же слабой, как во время болезни несколько месяцев назад. Она не позволяла себе полностью принимать то, что только что произошло, пока ее отец не скрылся в доме и за ним не закрылась дверь особняка.

Тогда она еще немножко поплакала.

— Миледи? — спросил кучер, когда увидел, что его хозяйка успокоилась. — Мы едем домой?

— Нет! — воскликнула она, но никак не могла придумать, куда бы отправиться. Аннабелла еще не готова была встретиться со своим миром. Тем более что она совсем не приблизилась к решению той задачи, которая стояла перед ней. — Вокруг парка, — вдруг приказала она кучеру. — Просто проедем вокруг Риджентс-парка, а потом я скажу, куда ехать дальше.

Но когда карета дважды медленно объехала парк, она все еще не нашла решения. Весь лондонский свет проезжал и прогуливался пешком мимо окон ее кареты, но Аннабелла никого не замечала. Она сидела, откинувшись на подушки и глубоко погрузившись в свои мысли. День медленно угасал. К завтрашнему утру она должна принять решение, но у нее не было ни малейшего шанса это сделать.

Аннабелла Пелем попыталась успокоиться. Прежде всего ей нужно было избавиться от того потрясения, которое она только что испытала. С огромным усилием Аннабелла попыталась запрятать эту ошеломительную правду в самый дальний уголок своей памяти, убеждая себя, что она ничего не может с этим поделать, кроме того, что уже сделала. Может быть, со временем она научится жить, примирившись со всем этим, и не судить так строго, но сейчас ей нужно на время забыть об этом. Это прошлое, и его нельзя изменить. Сейчас она должна отвести опасность, нависшую над ее новой жизнью и семьей. Белла могла справиться со многим, но она была здравомыслящим человеком. Речь шла о шантаже со стороны бесчестного негодяя — а с этим она никогда не сталкивалась. Ей нужен был союзник, который мог бы обрисовать перспективу или дать хороший совет и в то же время сохранить все это в тайне. Но кто? У нее не было подруг, поэтому первым ее порывом было обратиться к сильному мужчине. У нее было много старых поклонников и целый список бывших ухажеров, но она отказалась от мысли обратиться к кому-либо из них — не могла и не хотела. Это будет похоже на измену, а на подобное при всех других своих недостатках она была неспособна.

Она снова проанализировала все факты. В течение многих лет не только отец, но и мать лгали ей. Об этом сейчас не нужно думать. «Факты, — отругала себя Аннабелла. — Только факты!»

Фактом было то, что мужчина требует деньги за сохранение тайны о противозаконной жизни, которую он вел с матерью ее мужа. Аннабелла поежилась, подумав о том, что этот негодяй некоторым образом похож на ее отца. Нет, сказала себе она, по крайней мере ее собственный отец лгал только ей… «Факты, Аннабелла!» — напомнила она себе, только факты, имеющие отношение к делу.

Она подумала о любовнике своей свекрови и вновь пришла к выводу, что если дать ему денег — это проблемы не решит. Его необходимо напугать. Только это подействует. Но чем она может ему пригрозить? Ему, очевидно, на все наплевать, кроме собственных удовольствий, а самое большое удовольствие ему приносят деньги.

«Тайны», — подумала она, прислонив вдруг заболевшую голову к прохладному стеклу окна кареты. Неожиданно ее жизнь оказалась опутана целой паутиной различных тайн. Ложь и снова ложь. Она совершала плохие поступки в своей жизни и не станет этого отрицать, но у нее есть свой кодекс чести, и она никогда не обманывала, с гордостью подумала Белла и улыбнулась. Нет, она тоже обманывала — во всех тех случаях, когда это было ей выгодно. Поэтому она должна сама справиться с этим человеком. Но как она ни старалась, не могла придумать, каким образом можно это сделать: либо убив его, либо заплатив ему?

Она постучала кучеру.

— Домой, — сказала она. — Теперь пора ехать домой.

Когда Аннабелла вошла в дом, Майлс прервал разговор с лакеем и обернулся к двери. Он подошел к жене, в его светлых глазах, которые изучающе разглядывали ее, сквозила озабоченность.

— С тобой все в порядке? Ты не разболелась? — спросил он, беря ее за руку и заглядывая в глаза.

— Нет, уверяю тебя, со мной все в порядке.

— Тогда где же ты была?

— У меня было неотложное дело, — ответила она.

Его губы сжались, взгляд заискрился холодом. Она отшатнулась в удивлении. Никогда раньше она не видела его в гневе. Но сейчас он, очевидно, едва сдерживал свое раздражение.

— В таком случае мне надо тебе кое-что сказать, дорогая, — процедил он сквозь зубы. — Будь любезна зайти ко мне в кабинет.

Только тогда она заметила, что слуги собрались в конце коридора и смотрят на нее. Она взглянула на высокие напольные часы в футляре и закусила нижнюю губу. Она и понятия не имела, сколько времени прошло с момента ее ухода, теперь она увидела, что отсутствовала несколько часов.

— Где ты была? — требовательно спросил он, как толь-ко они остались наедине.

— Я ездила навестить отца, — ответила Аннабелла, садясь рядом с его столом. Она стягивала перчатки, делая вид, что всецело поглощена этим занятием, чтобы избежать его раздраженного взгляда.

— Нет, — произнес он медленно, — там тебя не было. Туда я отправился в первую очередь, когда обнаружилось, что ты исчезла, никому не сообщив, куда именно ты направилась.

— Разве дворецкий не сказал, где я? — спросила она, подняв голову и удивленно глядя на мужа.

— Мистера Дина также не было, и никто в доме не знал, где он. Твоя матушка все еще здесь. Она сказала, что слишком волнуется и уедет домой, только когда ты вернешься. Она с Камиллой наверху, и она очень беспокоится о тебе. Моей матери пришлось удалиться в свою комнату с головной болью.

Он барабанил пальцами по спинке стула, пристально глядя на нее и, очевидно, не зная, что сказать.

— Аннабелла, ты… — Он запнулся и изменил свой курс. — Я никогда не ухожу, не предупредив тебя. Я теперь семейный человек и понимаю, что невнимание к другим как минимум бестактно. — Он уткнулся наугад в какие-то бумаги на столе, но перемешал их одной рукой и произнес: — Хотя, должен признать, я мог бы и скрыть от тебя, если бы совершал что-то, что, на мой взгляд, могло бы тебя расстроить.

Она смотрела на его деревянную спину.

— И это «что-то» могло означать?.. — спросила она притворно непринужденно, стараясь скрыть свои опасения.

— Встречу с другой женщиной, — ответил он так же непринужденно. — Итак, объясни, чем ты занималась и почему ты мне все еще ничего не рассказала?

Он повернулся и посмотрел на нее в ожидании ответа.

Она увидела выражение его лица и почувствовала, что по затылку у нее пробежали мурашки. Это не был ее спокойный, дружелюбный муж. Ее всегда восхищала его твердая челюсть, но она никогда не видела ее гневно сжатой. Теперь его яркие глаза не светились любовью или восхищением, в них был лишь холод. Майлс смотрел на нее словно через стекло.

Ей так хотелось рассказать ему обо всем. Но она не могла. Рассказав ему все, она подвергнет его опасности. Потому что он, несомненно, захочет узнать, о каком важном деле она собиралась по секрету рассказать отцу, а она была в слишком большом смятении и слишком измучена, чтобы непринужденно придумывать какие-либо отговорки, как она могла бы сделать, если бы на ее сердце и голову не обрушилось так много обмана.

Пауза затянулась на секунду дольше, чем позволяла ситуация. Это она прочитала в его глазах.

— Понятно, — сказал Майлс. Он покачал головой, словно признавая поражение. — Что-то слишком рано ты начала сбиваться с пути, моя дорогая. Я полагаю, что время для этого могло бы наступить после того, как ты подарила мне наследника или двух, но не через несколько месяцев после свадьбы.

Она вскочила на ноги.

— Я не сбилась с пути! — воскликнула она. — С твоей стороны жестоко так говорить. Ты и сам это понимаешь или по крайней мере должен понимать. — Она взяла себя в руки и произнесла уже тише: — Да! У меня была репутация кокетки, но не более. И еще до нашей свадьбы ты знал об этом, но также тебе известно, что я вышла замуж девственницей, а значит, меня нельзя обвинить в легкомыслии. И я надеялась, что несколько месяцев нашего брака убедили тебя в том, что я никогда не обману тебя… если только ты не обманешь меня, — добавила она надменно, — потому что в этом случае я отплачу тебе той же монетой, мой дорогой.

Речь получилась отличной, так она думала. Только впечатление от нее было смазано слезами, которые теперь струились по ее щекам.

Он двинулся к ней, но остановился.

— Я прошу прощения, — сказал он, дернув головой в подобии поклона. — Но тогда почему ты не хочешь рассказать мне, куда ты сегодня ездила?

Она судорожно вздохнула. Белла считала его своим союзником и другом, а не только любовником. Она считала также, что он по-настоящему любит ее, а он, оказывается, способен так плохо подумать о ней. От ощущения безграничной пустоты у нее закружилась голова. Глупая леди Аннабелла, подумала она. Вот уж действительно не без причины она стала предметом насмешек, теперь ясно, почему она так долго оставалась в девицах. А теперь она вновь повторила свою ошибку, и на этот раз ошибка была роковой. Она вновь заблуждалась в отношении человека, ставшего для нее самым дорогим на свете.

Слишком неожиданно и слишком много всего на нее обрушилось. Слишком много за один день, слишком много за всю ее жизнь.

— Ты хочешь правды? — горько спросила она. — Тогда берегись, потому что правда эта ужасна. Я узнала так много правды, что меня от нее уже тошнит! Я действительно ездила к отцу сегодня, но его не было дома. Бедного мистера Дина не оказалось в особняке, когда ты искал меня, потому что он, вероятно, колесил по всему Лондону, пытаясь отыскать мою маму, чтобы сообщить ей, куда я отправилась.

— Он на самом деле чуть позже приехал сюда и просил разрешения поговорить с госпожой, — медленно сказал Майлс.

— Тогда понятно, почему она наверху, — сказала Аннабелла. — Она не хочет смотреть мне в глаза.

Белла стояла выпрямившись, насколько возможно, с высоко поднятой головой. Сейчас она вновь была, осознал Майлс, прежней леди Аннабеллой, полной чувства собственного достоинства и такой красивой, что у него возникало желание коснуться ее. Даже зная, что в этом случае он обожжет пальцы. Ее притягательность была столь же сильной, как и раньше, но теперь эта притягательность была другой: словно болезнь сожгла лишнее, и теперь проявилась ее внутренняя сущность. Она была красива новой, более опасной, красотой. В ее внешности не было теперь ничего мягкого, приглушенного и уступчивого. Своей стройной фигурой, коротко остриженными волосами и горящим взором она походила на молодую Жанну д'Арк, даже под угрозой смерти провозглашающую свою миссию.

— Я отправилась к отцу, потому что мне необходимо было поговорить с ним, — холодно рассказывала она. — Я не хотела ждать, пока он вернется домой. А жаль. Но я солгала, и мне удалось узнать его местонахождение. Он был у своей давней любовницы в доме, в котором они вместе с двумя их детьми живут уже пятнадцать лет… об этом он мне никогда не рассказывал.

Майлс поморщился и ударил кулаком по столу.

— Черт побери! Я думал, ты знаешь, — пробормотал он. — Я бы отдал свою руку, лишь бы тебе не пришлось узнать об этом вот так… Думаю, что и он чувствует то же самое.

Она широко открыла глаза:

— Ты знал? О Боже! — Она безудержно рассмеялась. — Я что, единственный человек в Лондоне, который не знал об этом?

Теперь он все-таки протянул руку и схватил ее за плечи.

— Нет, — сказал он, удерживая ее на расстоянии вытянутой руки и глядя ей в глаза. — Я знал об этом, потому что я собирал сведения о вашей семье еще до свадьбы. Я полюбил тебя, как только увидел, но только глупец бросится очертя голову вступать в брак с незнакомкой, если его глаза затуманены желанием. Я собирал сведения о твоем отце так же тщательно, как он обо мне. Я не судил его так строго, как он меня, хотя мне было известно все. Белла, — сказал он категорично, — послушай меня. Многие мужчины того же возраста, того же положения, что и твой отец, делают подобные вещи, а то и хуже. Он по крайней мере нашел свою любовь и остался с ней. И все же он не обманывал твою мать, а тебе он лгал, чтобы оградить тебя от боли и скандала.

Он проявлял такое сочувствие, что Аннабелла начала расслабляться. Но вдруг мысль о том, чем объясняется такое понимание, заставила кровь застыть в жилах. Она была задета, рассержена и испугана одновременно. И прежде чем Аннабелла смогла остановить себя, она, забыв о своей гордости, посмотрела ему прямо в глаза и заговорила настойчиво:

— Майлс. Я никогда не просила, потому, наверное, что сначала мне это было безразлично. Но пожалуйста, достаточно лжи, пусть ее не будет между нами. Я больше не вынесу чего-либо подобного. То, что совершил мой отец и, как ты говоришь, совершают многие джентльмены… этого я могу ожидать и от тебя? Если это так, то скажи мне об этом теперь. С меня достаточно, и я должна по крайней мере подготовиться к этому, чтобы никогда не испытать больше такой шок и такое потрясение. Если подобное входит в твои планы, — поспешно добавила она, — я смогу это понять. Наш брак ведь не был браком по любви. Я не говорю, что это меня обрадует, но… Майлс, по крайней мере скажи мне теперь. Ты тоже намереваешься так поступить?

Он притянул ее к себе.

— О, Белла, — прошептал он ей на ухо, — никогда, никогда, никогда, обещаю — никогда. — Он отстранился и улыбнулся особенно обезоруживающей улыбкой. — Да, наш брак не был браком по любви. Но разрази меня гром, если сейчас это не брак по любви. По крайней мере с моей стороны.

Она отпрянула от него и устремила на него пристальный взгляд голубых глаз.

— Ты признаешься мне в любви? Майлс улыбнулся:

— Так оно и есть.

Но больше он ничего не сказал. Он лишь пристально смотрел на нее.

Белла, казалось, заглядывала внутрь своей души, обдумывая его слова. Потом она опустила глаза. В свое время она была смелой, бесстрашно входила в комнаты, полные людей, которые, как было известно, только и ждали, чтобы посплетничать о ней. Но когда наконец она прошептала:

— С моей стороны тоже, — у нее так и не хватило смелости посмотреть ему в глаза.

— Ты признаешься мне в любви? — спросил он. Она кивнула.

— Тебе придется сделать кое-что большее, — сказал он нежно. Потом он залился тихим низким смехом. — Бог мой! Какая любовная сцена. Словно два осторожных противника, которые кружат друг против друга, и каждый из них боится подставить противнику свое открытое горло. Белла, я скажу об этом громко и отчетливо. Если я не чувствовал этого, когда женился, то чувствую теперь. Я люблю тебя: твое остроумие, твое обаяние, твой разносторонний ум, твою храбрость, так же как и твою уязвимость, я люблю заниматься с тобой любовью… да, я люблю твое тело и твою душу, которая обитает в этом теле. За красивой внешностью я открыл для себя женщину столь же прекрасную, как и та, что вначале привлекла меня своей красотой. У меня все еще бывают кошмары, когда мне снится, что я потерял тебя, но я думаю, что если бы я не потерял тебя, то никогда не смог бы найти.

— О, мне тоже, — пробормотала она. — Если бы я так тяжело не заболела, возможно, и я бы не нашла тебя. И это было бы трагедией. Пожениться, как это сделали мы… О, мы были так глупы, Майлс.

— Больше никогда, — торжественно произнес он. — Больше никогда в этом не сомневайся: я люблю тебя всем сердцем. Ну как, ты можешь сказать мне это?.. Или что-то вроде этого? — добавил он, запнувшись, когда она не ответила сразу.

Аннабелла подняла свои полные слез глаза и посмотрела на него.

— Я могу выразить это лучше! — прошептала она. Она обвила руками его шею и притянула к себе его голову. Они поцеловались долгим крепким и страстным поцелуем.

Когда наконец Аннабелла разомкнула объятия, то услышала глубокий вздох, вырвавшийся из его груди.

— Спасибо, — сказал он, взял ее руку и поцеловал. Она закрыла место поцелуя ладонью, словно пытаясь сохранить ощущение.

Когда он вновь посмотрел ей в глаза, то его взгляд был серьезен.

— И все же я должен снова спросить тебя: о чем ты не можешь рассказать мне? Никогда еще правда не была так важна для меня, Белла. Я думаю, что она питает любовь — без правды она может истощиться и погибнуть. Поэтому, пожалуйста, расскажи мне. Что же для тебя было таким важным, что ты должна была отыскать своего отца, где бы он ни находился? Ты сказала, что больше не хочешь лжи. Пусть же она никогда не встает между нами.

Она с трудом проглотила стоявший в горле комок.

— Но если эта ложь во имя чьей-либо защиты — разве это будет так ужасно?

— Твой отец тоже защищал тебя, но как тебе было плохо, когда ты это обнаружила. Вот именно, — добавил он, увидев, как мучительно исказилось ее лицо. — Мужчина или женщина могут справиться с чем угодно, если известно, с чем нужно справиться. Мы не можем справиться лишь с призраками.

— Да, конечно. Ты прав, — сказала она вяло.

Майлс повел ее к диванчику, стоявшему у окна, и сел рядом с ней. Она сжала свои дрожащие руки и быстро заговорила:

— Твоя матушка заняла у меня огромную сумму денег перед нашим отъездом из Холлифилдса. Она сказала, что хочет оплатить свои игорные долги.

Он нахмурился.

— Мать не играет в азартные игры.

— И я так же подумала. Но она сказала, что чересчур увлеклась, играя в карты с местными дамами на балу у сквайра. Она была так расстроена, что я согласилась ей помочь. Она также умоляла меня ничего не рассказывать тебе. Я посчитала это не слишком большим одолжением с моей стороны, и мне так хотелось завоевать ее симпатию. Она ведь меня не любит, понимаешь?

Теперь он кивнул:

— Да, я знаю, но она вообще не любит женщин, и ей не может понравиться ни одна из женщин, на которых женятся ее сыновья. Я люблю ее, потому что она моя мать, и я должен почитать ее, но, поверь мне, я тоже ее знаю. Она хорошо себя чувствует только в обществе мужчин и никогда не довольствуется простым флиртом. Мать не может жить без обожания и тяжело переносит его отсутствие. То, что мой отец души в ней не чаял, только усугубило все. Даже ее второй муж, каким бы мерзавцем он ни был по отношению ко всем остальным, казалось, искренне обожал ее, и это вполне устраивало матушку.

— Вчера она опять обратилась ко мне с просьбой о деньгах, — произнесла Аннабелла торопливо. — Она просила еще большую сумму. Я отказала. Тогда она рассказала мне, что причина не в азартной игре, по крайней мере играла не она. — Аннабелла закрыла глаза и выпалила, не выбирая выражения: — Деньги — для ее второго мужа. Она говорит, что он жив. Он вернулся и шантажирует ее.

Майлс вскочил.

— Что? — Он на мгновение задумался, потом рассмеялся. — Нет. Это явная ложь. Если бы он вернулся, его ожидали бы дюжины обманутых им людей и кредиторов, длительный срок в Ньюгейтской долговой тюрьме и, возможно, казнь через повешение. Он был очень плохим человеком, и если бы не погиб где-то, то появление в Англии обязательно привело бы его на виселицу.

— Он жив, — сказала Аннабелла. — А шантажировать ее он может тем, — продолжила Аннабелла твердым голосом, — что они никогда не были женаты.

Майлс поднял голову.

— Об этом мне рассказала твоя мать. Они не могли пожениться. Он уже был женат, и она это знала.

Белла замолчала. Все было сказано. Она наблюдала за Майлсом, который погрузился в размышления. Наконец он вновь взглянул на нее.

— Это по крайней мере возможно, — размышлял он. — Теперь все это получает какой-то, пусть и печальный, смысл. Это плохо, но с этим можно справиться. Но почему же ты не рассказала мне?

Она колебалась. Она знала мужчин. Если сказать ему, что она боялась за него, он наверняка бросится из комнаты, охваченный жаждой возмездия. Как раз этого ей и не хотелось.

— Понятно, — произнес он странным голосом, когда она ничего не ответила. — Из-за боязни скандала, не так ли? — Он сделал долго сдерживаемый выдох. — Столько слов о любви, — пробормотал он почти себе под нос. — Их легко произносить, жить в соответствии с ними гораздо труднее, не так ли? Ну, тебе не стоило беспокоиться, — продолжил он отрывисто. — Тебя бы этот скандал задел не слишком сильно. Тебя бы жалели, но не презирали. Хотя я забыл, ты ведь не любишь, когда тебя жалеют. Именно поэтому ты вышла за меня замуж, не так ли?

Она медленно поднялась, чтобы посмотреть ему в лицо, руки ее были крепко сжаты, потому что ей нужно было за что-нибудь держаться. Она обдумывала каждое слово, которое должна была ему сказать, потому что теперь эти слова были очень важны. Аннабелла чувствовала, что эти слова будут последними, которые она ему скажет, потому что даже если он не погибнет на дуэли с негодяем — любовником его матери, Аннабелла сомневалась, что сможет говорить с ним снова. Какой в этом смысл? Он прав, уверения в любви ничего не значат, по крайней мере ее уверения. Учитывая все, что она сделала, и несмотря на все ее старания, он никогда не сможет доверять ей.

— Ты прав, — сказала она с кривой усмешкой. — Из-за скандала. Но я не переживала за себя, поскольку, как ты говоришь, ко мне он не имеет никакого отношения. Я волновалась за Камиллу и ее будущее. Она была в таком восторге и возбуждении от всего, что произошло с ней здесь в Лондоне, что я просто не могла допустить, чтобы прошлое, к которому она не имеет никакого отношения, погубило ее. Я слишком хорошо представляю, что могут сделать сплетни и злые языки. И я переживала за Бернарда, которому на меня наплевать. Грустно думать, что жизнь молодого человека будет разрушена еще до того, как он достигнет совершеннолетия. Но больше всего я беспокоилась за тебя.

Когда она продолжила, ее тон был таким же холодным, как у прежней леди Аннабеллы, когда она отваживала очередного самонадеянного ухажера.

— Потому что твоя матушка сказала мне, что Проктор убьет тебя на дуэли, на которую ты, несомненно, его вызовешь. Она признала, что ты находишься в лучшей форме, но он, вне всякого сомнения, пойдет на какое-нибудь жульничество и убьет тебя. Вот чем было вызвано мое молчание.

Прищурившись, Майлс внимательно смотрел на свою жену. Она увидела, что в его глазах появляется понимание. Она сделала знак рукой, чтобы он дал ей договорить.

— Нас всех преследует прошлое, — сказала она жестко. — Тебя не меньше, чем меня. Ты женился по расчету, чтобы помочь своей семье добиться успеха в свете. Может быть, ты считаешь, что с женитьбой ты изменил свое мнение обо мне. Это не так. Что бы я ни совершила, ты немедленно начинаешь подозревать самое плохое. Леди Аннабелла становится прежней, думаешь ты, она вновь становится эгоистичной до мозга костей. А ты знаешь? Ты прав, я не изменилась, я эгоистична. Я пыталась избавить себя от страданий, которые мне принесла бы твоя смерть. Я могу выдержать, когда свет отворачивается от меня, и я это выдержала, — сказала она гордо. — Я могу разобраться с обманом и ложью тех, кто, как мне казалось, любит меня, и я это сделала. Но я думала, что я не смогу перенести твоей смерти.

— А теперь ты думаешь, что сможешь? — спросил он в воцарившейся тишине.

Они смотрели друг на друга пристально и долго.

Они не знали, кто сделал первое движение. Но они оказались в объятиях друг друга. Их поцелуй длился, пока хватало дыхания. Только тогда они прервались, чтобы взглянуть друг на друга. И тогда они вновь поцеловались, потому что не было тех слов, которые могли бы залечить сказанное, это могли сделать только их безмолвные губы.

— О, Майлс, — наконец заплакала она, — почему мы так мучаем друг друга?

— Потому что мы оба не привыкли любить, — сказал он убежденно. — Привыкай к этому, Белла. У нас на это будет вся жизнь.

— Но… любовник твоей матери, его планы.

— Я разберусь с ним и его планами.

Она обхватила руками его лицо и поцеловала, на этот раз с безысходностью. Аннабелла не сомневалась в нем, но она знала, как жестоко судьба может обойтись с ней.

Глава 22

— Больше никакой лжи, — твердо произнес Майлс. Он поочередно посмотрел на мать и сестру. — Вот вся правда, и нам придется иметь с этим дело. Белла сказала, что она сможет. Теперь вопрос заключается в том, сможете ли вы.

— Конечно! Какого же ты обо мне мнения! — разгневанно воскликнула Камилла.

— Я считаю тебя молодой женщиной, впереди у которой целая жизнь, — ответил он. — И женщиной импульсивной. Придержи лошадь, Камилла, и подумай, прежде чем брать барьер. Если свету станет известна вся правда, ты будешь замазана этой грязью