/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Шарм

Как соблазнить невесту

Эдит Лэйтон

Дейзи Таннер пошла на преступление.

Эдит Лэйтон

Как соблазнить невесту

Прощай, старушка Англия, надолго!

Прощайте, дружки и родия!

Не забуду тебя, суд Олд-Бейли,

Где так строго судили меня.

Пой: туралли-луралли-лейти,

Туралли-лурайли-лэй,

Туралли-луралли-лейти,

Туралли-лур алли-лэй!

Милорды и леди, совет мой

Даю от души вам, ей-ей:

Не троньте чужого, иначе —

На каторгу, в Ботани-Бей.

Английская народная песенка

Пролог

Порт-Джексон, Новый Южный Уэльс, Австралия

1817 год

– Будьте прокляты все мужчины! – со злостью заявила молодая женщина. – Я выйду замуж – и меня, наконец, оставят в покое!

Она стояла на пристани, вытянувшись в струнку и сжав руки в кулаки.

– О, Дейзи, на самом деле ты так не думаешь, – возразила ее подружка.

– Ладно, может, – согласилась Дейзи с обаятельной улыбкой, от которой половина мужчин в Ботани-Бей сходила с ума от желания, а другая половина начинала сладострастно грезить наяву. – Но я уеду отсюда со следующим же приливом, вот увидишь. Я намерена снова выйти замуж. Это единственный способ обезопасить себя от назойливых приставаний.

– Но ведь и здесь немало холостяков, – заметила подруга.

– Да, – сказала Дейзи, – но среди них нет ни одного настоящего джентльмена. У меня тут есть друзья, по которым я буду скучать, это верно. И жить здесь неплохо, если ты вольная птица. Но я не свободна, хоть и осталась в одиночестве. – Дейзи некоторое время молча созерцала горизонт и уплывающий корабль, быстро превращающийся в маленькую точку. Голос ее прозвучал подчеркнуто твердо, когда она заговорила. – Я знаю, что и как мне делать. И если этот распутный капитан выпроводил меня с корабля, так как я отказалась лечь с ним в постель, то мне наплевать на него. Есть другие корабли и капитаны, и не все они столь блудливы.

– Дейзи! – одернула ее подруга. – С таким язычком ты в жизни не подцепишь мужа из благородных.

– Неужели? – расхохоталась Дейзи. – Что-то я раньше не слыхала от тебя таких порицаний. – Лицо ее стало серьезным. – Но ты права, хотя я просто вынуждена была сделаться такой, чтобы выжить. Джентльмен желает, чтобы его супруга разговаривала благопристойно, как пастор, и не важно, что ему на самом деле очень по вкусу те любовные словечки, которые она нашептывает ему на ухо. А мужчина, за которого я собираюсь выйти замуж, – настоящий джентльмен. Так что не волнуйся за меня. К тому времени как вернусь в Англию, я буду говорить так, что посрамлю даже герцогинь. Да я так и разговаривала, прежде чем отплыла от ее берегов и, разумеется, до того, как познакомилась с тобой. Я чуть не позабыла, как это делается, но вспомнить не так уж и трудно. Очень скоро правильная речь станет привычной, как и образ жизни настоящей леди. Теперь мне не придется путешествовать в цепях в корабельном трюме, в тесной клетушке. И мне не надо будет выходить замуж ради того, чтобы выбраться из тюремной камеры. Нет, на этот раз я буду сидеть на верхней палубе, и потягивать шампанское в обществе знатных людей. И в Англии я стану жить среди таких людей. Когда я считала, что мне выпало на долю провести в здешних краях остаток жизни, я сделана все, чтобы приспособиться к такому существованию. Но вдруг несчастный случай, и Таннер погиб. Тут я призадумалась. Жизнь коротка. Так почему не бросить ей вызов, пока мы еще ходим по земле, а не лежим в ней? Я знаю, чего хочу, и достаточно удачлива, чтобы добиться своего. Я теперь вдова, взрослая женщина, а не перепуганная девочка, какой была, когда меня привезли сюда. Я побывала узницей, была женой, что почти то же самое, только еда получше. Сейчас я не связана никакими обетами, богата и еще молода. Самое время начать все сызнова.

– Но пока ты до него не доберешься – а ведь это на другом конце света, – ты не можешь знать, женится ли он на тебе, – возразила подруга.

Уловив сомнение на лице приятельницы, Дейзи рассмеялась.

– Я знаю, что он в меня влюблен. Ты же видела, как он на меня смотрел. И называл очаровательной, верно?

– Но ты тогда была замужем. А он всегда вел себя как джентльмен.

– Ты считаешь, что на самом деле он так не думал?

– Почему бы тебе не написать ему сначала?

– Письмо – это всего-навсего клочок бумаги, – ответила Дейзи, покачав головой. – Мой отец не был удачлив, но он знал, как вести игру. «Ходи всегда с козырной карты» – так он говорил мне. Я не страдаю бездной самомнения, но только очень глупая женщина не понимает, в чем ее сила. А моя сила в наружности. Мозги у меня все в порядке, но мужчины этого в расчет не берут. Они смотрят только на мое личико, ну и на все прочее тоже. Не могу же я напомнить ему об этом в письме.

– Дейзи, – с грустью заговорила подруга, – ты, без сомнения, самая красивая в Ботани-Бей. Но здесь тридцать мужчин на одну женщину. В Лондоне же полно красавиц, и многие из них знатные и богатые.

Дейзи не произнесла ни слова. Но свет утреннего солнца подтвердил реальность ее надежд. От рассветных лучей засияли светло-золотые волосы, падавшие густой волной на стройные плечи молодой женщины; совершенные формы изящного тела обозначились под платьем, просвеченным восходящим солнцем. Дейзи запрокинула голову. В золотисто-карих глазах под высоко поднятыми как бы в удивлении тонкими бровями затаилась печаль.

– Я выдержу сравнение с любой женщиной в Лондоне, – проговорила она, наконец. – Я теперь богата, происхождение у меня хорошее, и я получила помилование и полностью оправдана.

– Но он в два раза старше тебя, – с жалостью заметила подруга.

– Да! – сказала Дейзи. – Совершенно верно. Он уже миновал возраст страстных объятий и нелепых буйных выходок. Но он жив, и, возможно, я рожу ему ребенка. Это было бы чудесно. Впрочем, я не слишком в это верю как из-за его возраста, так и в связи с моим первым замужеством. Я ведь не имела детей. Но Таннер никогда не упрекал меня за это, хотя наверняка ел бы поедом, знай он, что от него могут родиться дети. Мне кажется, дело было в нем, а не во мне.

Она пожала плечами:

– Но как бы то ни было, для мужчины в возрасте моего джентльмена это не имеет большого значения. У него уже есть сын-наследник, и еще двоих он усыновил, все трое женаты. Он живет отдельно от детей. Такой мужчина мне как нельзя более подходит. Он влюбился в меня, я его уважаю. Я могу сделать его счастливым. Он не станет требовать от меня слишком многого, как и я от него. Как ты не понимаешь! Я в этом браке могла бы чувствовать себя свободной. С таким человеком мне будет спокойно.

– Ты могла бы выйти замуж за кого-то из местных.

– Никто из них не обеспечит мне такой независимости. В Англии знатные и богатые мужчины предоставляют своим женам возможность иметь отдельную спальню и вести светскую жизнь, как им самим хочется. Отдельная спальня! Можешь ли ты вообразить здесь мужчину, который допустит такое?

Дейзи снова пожала плечами, на этот раз прямо-таки театральным жестом.

– Кроме того, – продолжала она, – скоро у меня просто не будет иного выбора, если учесть то, как ведут себя Томпсон и Эдвардс и что заявляет этот ужасный Хьюз. Я не могу выходить из дома по вечерам и постоянно держу дверь на запоре. Среди моих знакомых нет ни одного влиятельного мужчины, который защитил бы меня. Нет, женщина в Ботани-Бей не может чувствовать себя свободной, какой бы богатой она ни была. В общем, так обстоят дела и в Англии, но там я, по крайней мере, могу выбрать себе мужа. По вкусу. И я облюбовала Джеффри Сэвиджа, бывшего заключенного, а ныне графа Эгремонта. Кто, кроме него, лучше поймет, какие тяготы я перенесла? Кто подойдет мне больше? Он не молод, умен и добр.

– Хотела бы я быть хоть наполовину такой смелой, как ты, – негромко проговорила подруга Дейзи. – Но я не такая. Я полагаю, что могла бы снова наладить жизнь в Англии, но мне этого не хочется.

Дейзи повернула к ней голову.

– Я вовсе не смелая. Если сказать правду, у меня не хватает храбрости долее жить здесь. – Ее улыбка была внезапной, сияющей и теплой, словно солнечный луч, пробившийся сквозь тучи. – Но я могу притвориться смелой, и я это сделаю. Я намерена воспользоваться благоприятным случаем, потому что он у меня есть. По крайней мере, сейчас.

– Ну что ж, успеха, тебе – ответила подруга.

– Благодарю. Но я намерена всего добиться собственными силами, так что благослови меня на прощание и не высказывай пожеланий. И теперь я должна уехать, чтобы претворить возможное в действительное.

Глава 1

– Я польщен, моя дорогая, – произнес джентльмен, размыкая покрытые ямочками руки хорошенькой молодой женщины, которыми она обнимала его за шею. – Но, поверьте, я не стою вашего внимания.

Дама опустила руки, но не отстранилась от него. Наоборот, она прильнула к нему всем телом, положила изящную ручку ему на грудь, посмотрела в лицо и обиженно надула губки.

– Нет, должен признать со всей откровенностью, – продолжал джентльмен с задумчивой улыбкой, отступив на шаг, – вы прелестная, соблазнительная крошка, но на меня уже нет спроса на любовной ярмарке. Взгляните лучше хотя бы вот на Карлтона. – Он слегка повел плечом в ту сторону, где у противоположной стены Зеленой комнаты стоял невысокий мужчина. – У него титул барона, и к тому же он богат, любезен и щедр к тем, кто ему доставляет удовольствие. – Джентльмен поднял длинный указательный палец, как бы подкрепляя этим жестом свои утверждения. – Мне доводилось слышать, как женщины называли его любителем обниматься. Я считаю такое определение тошнотворным. У меня нет ни малейшего желания прижимать его к груди. Но готов держать пари, что вас бы он с радостью заключил в объятия. Итак, – добавил он, легонько шлепнув соблазнительницу по аккуратному кругленькому задику, – почему бы вам не обратиться к нему с вопросом, не желает ли он поближе познакомиться с такой очаровательной особой, как вы?

Женщина взглянула на указанного ей полнотелого мужчину, потом посмотрела на стоящего перед ней высокого, худощавого, изысканно одетого джентльмена и вздохнула. Подмигнула ему, повернулась и, вызывающе виляя бедрами, направилась к барону.

– Добрый вечер, Хей, – благожелательно произнес немолодой джентльмен, который стоял неподалеку. – Отказываемся от сладкого в пользу Лента?

– Добрый вечер и вам, Эгремонт, – не менее сердечно отозвался Лиланд Грант, виконт Хей. – Рад встрече. Я заметил вас, но, к сожалению, не имел ранее возможности заговорить с вами. Как ваши дела?

– Благодарю, у меня все хорошо, но досужие языки вроде бы толкуют, будто я на пороге смерти или по меньшей мере очень плох.

– Всему виной ваша тяга к уединению, – сказал Лиланд. – Когда я болел, обо мне болтали меньше, потому что моя жизнь – открытая книга.

– Причем пикантная, – заметил граф. – И настолько же распахнута, как кошелек скряги. Вы показываете то, что легко увидеть, а все прочее спрятано очень глубоко.

– Неужели? – протянул виконт. – Ну, уж если вы так говорите, будь по-вашему. Однако я пришел к выводу, что для сплетников плохие новости – все равно что хороший бифштекс с кровью. Они рабы и счастливы, когда получают такое блюдо.

Граф улыбнулся. Он был старше Лиланда более чем на десять лет, но они стали друзьями год назад, когда познакомились на свадьбе приёмного сына графа. Тогда выяснилось, что виконт Хей – единокровный брат незаконнорожденного Даффида, чью свадьбу и праздновали. У графа и виконта обнаружилось много общего, и они подружились. Это озадачивало друзей графа и забавляло закадычных приятелей виконта, потому что менее сходных между собой людей трудно было найти.

Лиланд, виконт Хей, был сказочно преуспевающим ловеласом. Он любил женщин, и они его тоже, однако Лиланд оставался убежденным холостяком и сибаритом, заводя интрижки с особами противоположного пола из всех слоев общества. Граф был верен памяти покойной жены и лишь изредка вступал в короткие связи с благоразумными и неболтливыми дамами.

Джеффри Сэвидж, граф Эгремонт, был педантичен и склонен к затворничеству, но душа у него была нежная и ранимая. Виконт Хей, по мнению многих, был на удивление тривиальным, хоть и чрезвычайно светским человеком, наделенным к тому же острым чувством юмора.

Они и внешне были совершенно не схожи. Граф, крепко сложенный, мускулистый джентльмен среднего возраста и среднего роста, сохранил густые темно-русые волосы и здоровые белые зубы. Лицо у него было красивое, хоть и сильно загорелое в полном противоречии с модой.

Виконт недавно отметил тридцатый день рождения. Он был высок и очень худ, черты узкого и длинного лица точеные, полные благородного изящества. Речь его и движения казались несколько вялыми и жеманными, но гибкое тело Лиланда было невероятно сильным. Большинство его знакомых не подозревали об этом, а также о том, что при необходимости он может двигаться с непреодолимой силой: ведь обычно он пускал в ход лишь свое убийственное остроумие.

Разного возраста, не похожие ни лицом, ни манерой держаться, эти двое тем не менее отлично подошли друг другу.

Граф обнаружил, что за внешней беззаботностью виконта скрывается доброе сердце и развитое чувство справедливости. Он высоко ценил присущее Лиланду остроумие, принимал его политические взгляды и понимал, что его младший друг открывает свою истинную природу только близким людям. Среди этих немногих были законный сын графа и оба его приемных сына. Теперь, когда все трое обзавелись семьями, Эгремонт особенно дорожил обществом Хея. Он считал, что оно дает ему вкус к жизни.

Виконт думал о графе как об отце, которого сам он не знал и никогда не надеялся обрести. Он ценил жизненный опыт старшего друга, его умение понять другого и спокойную мудрость.

И теперь Лиланд был немало удивлен, встретив графа в так называемой Зеленой комнате театра, куда мужчины приходили после спектакля ради тайных свиданий с актрисами и танцовщицами, большинство из которых либо продавали свои интимные услуги, либо в лучшем случае состояли на содержании.

Виконт вопросительно поднял тонкую бровь.

Граф понял этот безмолвный вопрос.

– Мисс Фанни Ла Фэй, исполнительница главной роли в спектакле, – мой старый друг, – сказал он. – Я пришел поздравить ее. Только и всего.

Лиланд бросил взгляд на женщину с поразительно блестящими светло-золотистыми волосами и в платье столь прозрачном, что прелести дамы были отчасти скрыты от всеобщего обозрения лишь благодаря окружившей ее плотным кольцом толпе поклонников. Лиланд поднял бровь еще выше.

– Мы стали друзьями в давно прошедшие тяжелые времена, – пояснил граф. – Познакомились на далеких отсюда берегах. Она на редкость стойкая молодая женщина. Я очень рад, что она смогла вернуться на родину.

– Ах вот как! – произнес Лиланд, теперь уже высоко подняв обе брови. Он не знал, что актриса перенесла в прошлом тяготы тюремного заключения.

Граф Эгремонт был осужден по ложному обвинению в те времена, когда и не думал о том, что унаследует титул. Вместе с сыном он был сослан в Ботани-Бей. Оба они, а также еще два молодых человека, с которыми граф подружился в заключении и взял их под свою опеку, отбыли срок и вернулись в Англию, где граф вместе с титулом получил большое состояние. Эгремонт к тому же нажил благодаря удачным вложениям средств собственный капитал и стал одним из богатейших людей в стране. Он сделался сказкой города с привкусом скандальности из-за неординарного прошлого. Однако лондонские пересуды увяли, как срезанные цветы, и теперь, спустя год с небольшим, граф был желанным гостем в любом доме. Он, однако, довольно редко посещал светские приемы.

– Я уже принес мисс Ла Фэй свои поздравления, – сказал он, – и собираюсь уходить. Не смею, однако, приглашать вас, если у вас тут какое-то дело.

– О, дело это мне не дано завершить здесь, милорд, – отвечал Лиланд самым легкомысленным тоном. – Я могу лишь условиться о нем. Был бы рад составить вам компанию, если вы имеете в виду нечто занимательное.

– Я помышлял только о том, чтобы посидеть у камина со стаканом портвейна и пораньше лечь спать, – со вздохом проговорил граф, – но я обещал майору Ризу поужинать с ним в его клубе. Вы соблаговолите присоединиться к нам?

– Чтобы еще раз пережить вместе с ним все сражения в колониях? Он славный вояка, но я, пожалуй, откажусь. Я уважаю его заслуги и сожалею, что он потерял руку на войне, но предпочел бы ограничить во времени свое мысленное участие в чужих боях.

– Да, но он мой старый приятель, и я обязан сдержать слово. А как насчет того, чтобы нам с вами посидеть за ленчем завтра у меня дома? Мыс вами давно уж не говорили в свое удовольствие.

– Не меньше недели! Да, эта мысль мне по душе.

– Так я вас жду. – Граф откланялся и попросил лакея подать пальто.

– Милорд! – послышался взволнованный дрожащий голос. – Неужели вы уходите? Так скоро?

– Моя дорогая, – обратился граф к примадонне, которая вырвалась из окружения восхищенных поклонников, – но ведь вы в кольце ценителей вашего таланта. Я просто хотел побыть одним из них, поздравить вас с заслуженным успехом и скромно удалиться.

– Старые друзья важнее случайных зрителей, – возразила актриса. Но ее обведенные черным гримом глаза смотрели на виконта.

– Это мой друг виконт Хей, – сказал граф. – Лиланд, могу я вас представить мисс Ла Фэй?

– Не только можете, – волнующим голосом заговорил виконт, неотрывно глядя на актрису. – Вы обязаны это сделать. Поверьте, я не просто случайный зритель, – обратился он к актрисе, беря ее руку в свою и поднося к губам. – Я восхищен и покорен. Да и кто мог бы остаться равнодушным? Ваша игра – просто чудо. А присутствие вас здесь, рядом со мной, – несказанное удовольствие.

– А вы тоже уходите? – спросила она с улыбкой.

– Нет, если вы не хотите этого.

Она заглянула в его горящие возбуждением глаза и слегка вздрогнула.

– Я не хочу. Но вы же видите, меня осаждают поклонники, и я не вправе пренебречь их поздравлениями. Вы можете подождать, пока я распрощаюсь с ними по-доброму?

– Могу, если вы будете хотя бы наполовину так же добры ко мне, как к ним.

– Посмотрим. Я скоро вернусь, – пообещала она и, одарив его долгим и пылким взглядом, направилась к ожидающим ее мужчинам.

Граф покачал головой:

– Как вы это делаете?

– Не понимаю, что я такого сделал. Может, мой новый одеколон... Милорд, – прервав свое шутливое объяснение, обратился он к Эгремонту самым беззаботным тоном, – будьте добры, скажите мне, за что она попала в тюрьму?

Граф усмехнулся:

– Нет. Неизвестность сделает ваш вечер более занимательным. Однако посоветую вам вот что: не пейте того, чего не станет пить она. Итак, доброй ночи, – весело пожелал он. – Надеюсь, увидимся завтра.

– Я тоже на это рассчитываю, – с легким поклоном ответил виконт. – Приятно знать, что вы так обо мне заботитесь.

Он произнес последнюю фразу с некоторой иронией, но улыбка его была широкой и добросердечной.

– Прекрасно, вы как раз вовремя, – сказал граф, когда Лиланд передал лакею бобровую шапку и теплое пальто, а затем вошел в кабинет хозяина, потирая руки.

– И в самом деле превосходно, – пробормотал Лиланд, подходя к камину и грея руки над огнем. – Видывал я холодные весенние дни, но такой, как этот... Забавно. Я не удивился бы, если бы Темза снова замерзла.

– В апреле?

– Я сказал, что не удивился бы, а это далеко не то же самое, что я этого ожидаю. Однако мороз нешуточный. Но я ни за что не отказался бы отведать блюда, приготовленные вашим шеф-поваром. Он мог бы получить первый приз даже в Карлтон-Хаусе.

– Да, но им удалось бы доставить его туда разве что в цепях.

– То есть тем же способом, каким его отправляли из Лондона в первый раз? – с кривой усмешкой спросил Лиланд.

– Вот этого не надо. Вы же знаете, что не мне разглашать его историю. Он отбыл свой срок в Ботани-Бей и теперь свободен так же, как вы и я. Прошлое забыто, впереди будущее. Кстати, о ссыльных... как провели вечер вы и моя старая приятельница?

– Вот этого не надо! – передразнил старшего младший из друзей. – Я джентльмен. Я никогда ни с кем не обсуждаю спои отношения с леди или с женщиной, которая хочет казаться таковой. Достаточно сказать, что то была приятная интерлюдия для нас обоих. У нее нет оснований сердиться на меня. А поскольку я никоим образом не хотел бы привести ее в негодование, – добавил Лиланд подчеркнуто безразличным тоном, – то и не мог спросить напрямую, за что же все-таки она была отправлена на край света.

– Она попала туда за причастность к убийству, причиненному неким брошенным в жертву предметом. По крайней мере, мне так говорили.

– Очко в вашу пользу! – со смехом воскликнул Лиланд. – А ведь я клюнул на вашу наживку и вел себя соответственно. Мы провели время в непринужденной обстановке, но я должен был показаться ей весьма странным, поскольку при всей моей храбрости не решился пить вино.

Граф слегка поклонился, но глаза у него смешливо поблескивали.

– Простите. Примете ли вы мои извинения в форме трапезы за моим столом? У нас сегодня ваш любимый суп, омары, голуби, мясо и свежий зеленый горошек. Он из парника, но меня заверили, что вкус у него не хуже, чем у того, что вырос на грядке.

– За половину такого меню я позволил бы вонзить мне кинжал в сердце и не стал бы жаловаться. Но при условии, что вы дали бы мне подобрать с тарелки всю подливку, прежде чем я паду.

Они все еще смеялись, когда вошел дворецкий и негромко кашлянул.

– Ленч готов? – спросил граф.

– Не вполне, милорд. Но к вам посетитель.

– Я больше никого не жду.

– Молодая женщина уверяла, что вы ее примете. – Дворецкий опустил глаза, явно стараясь не смотреть на хозяина. – Она сказала, что даст мне в ухо, если я не допущу ее к вам. – На бесстрастном лице слуги промелькнул некий намек на улыбку. – Вы ее знаете, милорд. И я тоже. Она... видите ли, она из тех... прежних краев.

Граф снова засмеялся.

– Кажется, я знаю, кто это. – Он взглянул на гостя. – Должно быть, вы произвели на нее более сильное впечатление, чем думали.

– Я поражен. – Лиланд удивленно поднял брови. – Но может, она ищет сочувствия?

– Впустите ее, – велел граф дворецкому. – Не понимаю, Ли, как вам это удается, – заметил он, когда слуга удалился за гостьей, – но вы просто сводите женщин с ума.

Лиланд пожал плечами и поморщился.

– Я и сам этого не могу уразуметь. Не вижу причин к тому, чтобы такое прелестное создание, как она, могло увлечься нелепым, длинноносым, аффектированным типом вроде меня. Это не из корысти. Она вовсе не куртизанка, у нее есть талант и слава, она ведет вполне комфортный образ жизни. У меня, разумеется, есть некоторые приемы, и если я расставляю силки, то вполне уверенно ожидаю поймать добычу. Но когда я этого не делаю, то начинаю беспокоиться, с какой стати кому-то понадобилось ловить меня. Потому-то, например, как я считаю, я имел успех во Франции, куда попал в свите его величества. Полагаю также, что именно из-за этого я до сих пор не женат.

– Сомневаюсь, чтобы у нее были матримониальные намерения. – Граф несколько секунд подумал. – Но кто знает? Может, они у нее есть. Во всяком случае, попробуем разобраться в этом. Она славное существо, хоть и совершила однажды ошибку. В конце концов, очень нелегко пройти путь от нищей торговки апельсинами на рынке Спитлфилдз до известной актрисы на лондонской сцене. Быть может, теперь она охотится за титулом.

– Тогда почему она не выбрала вас?

– Я – случай безнадежный, и ей это известно.

– Никто, кроме вас, этого не знает. Неужели вы так уверены?

– Безусловно. А вот и она... Смелее!

Оба они встали навытяжку, едва дворецкий препроводил в комнату нежданную гостью. Но граф растерянно поморгал глазами, прежде чем восхищенная улыбка осветила его лицо.

Лиланд тоже моргнул раз-другой, но на лице у него не выразилось никаких эмоций, просто стоял и смотрел на женщину.

А посмотреть, право, было на что.

Молодая женщина была гораздо красивее любой из актрис, которых они оба видели вчера на сцене, но в отличие от них на лице у нее не было никакой косметики, если не считать той, какую нанесли морозный воздух и сильное возбуждение. Полные темно-розовые губы, щеки, разрумянившиеся от холода. Кончик маленького аккуратного носика чуть покраснел. Золотисто-карие глаза с длинными ресницами так и сияли. На дворе жгучий холод, а она выглядела словно луч восходящего солнца в саду, полном цветов. Розовое платье удивительно шло ей, блестящий шелк идеально облегал высокую грудь и красивые бедра. Густые, блестящие золотисто-рыжие волосы, зачесанные назад, падали волной на одно плечо.

Она не смотрела ни на кого – только на графа. Улыбающиеся губы дрожали от волнения. Помедлив секунду, она бросилась к Эгремонту в объятия.

– Джефф! – воскликнула она, обнимая его. – Сколько времени прошло, сколько миль я проплыла и проехала, и вот я снова в Англии.

– И вы здесь, здесь, – растерянно повторял Эгремонт, похлопывая ее по спине; он был явно в напряжении и поглядывал поверх головы женщины по сторонам, чтобы убедиться, что, кроме горничной гостьи, в комнату никто не вошел.

– Ох, – спохватилась женщина, отступая от Эгремонта. – Я повела себя слишком смело, но я просто забыла обо всем на свете, когда снова увидела вас. Вы напомнили мне о добрых старых временах, которые мы провели вместе. Не столь уж долгим оно было, то время, но я очень хотела поблагодарить вас за него.

Граф неприметно взглянул на своего друга. Тот наблюдал за Эгремонтом с очень выразительной задумчивой улыбкой.

– Это вовсе не то, о чем вы думаете, – произнес он и вновь повернулся к гостье. – Но где же Таннер?

Женщина опустила глаза.

– Он умер. Почти два года назад. Разве вы не знали?

– Я не имел понятия об этом, да и не ожидал известий. Мы же с ним не были друзьями.

– Я считала, что мы с вами друзья! – воскликнула она.

– Да, это так, – поспешил согласиться граф. – Но что случилось с Таннером? Когда я уезжал, он был в полном здравии.

– Произошел несчастный случай... настоящий! – Женщина невесело рассмеялась. – Вы же знаете, что имеют в виду в Ботани-Бей, когда произносят такие слова. Но это правда. Таннер был пьян и поспорил на пари с Морисси, помните его? – что сделает очень высокий прыжок. Лошадь его преодолела высоту, но Таннер не удержался в седле.

Она подняла руку с жестом, словно отводила с лица паутину.

– Не важно, это все было и прошло. Я подождала, пока окрепну и соберусь с мыслями. А потом решила, что уеду домой. Таннер оставил мне большое состояние! Даже смешно, право! Он последовал вашему совету и начал делать вложения. Вы сдерживали его, пока были там, но после вашего отъезда он разохотился и стал вкладывать все больше. Не бойтесь, что я приехала сюда за милостыней. Благодаря вам я разбогатела, Джефф.

Он не ответил.

Женщина отступила еще на шаг и будто стала меньше ростом.

– О, прошу прощения, – заговорила она виноватым, тоненьким голоском, – я должна была сказать «ваше сиятельство». Я совсем забыла, что вы человек знатный. Пожалуйста, простите меня.

– Не требуется никаких извинений. Но что это со мной? Я забыл о вежливости. Позвольте мне представить вас моему дорогому другу Лиланду Гранту, виконту Хею. Лиланд, это миссис Дейзи Таннер.

– Я восхищен, – сказал Лиланд и отвесил изысканный поклон.

Дейзи взглянула на виконта, сделала реверанс, и лицо ее снова порозовело. Она повернулась к Эгремонту.

– Мне не следовало приезжать без приглашения. Это бесцеремонно, но я как можно скорее хотела увидеть вас. Наверное, мне лучше заглянуть к вам как-нибудь в другой раз, если вы этого захотите.

– Я хочу, чтобы вы остались, – сказал граф.

– Может быть, мне уйти? – спросил Лиланд. – Насколько я понимаю, старым друзьям надо поговорить об ушедшей поре. А я как раз мог бы повидаться с вами, мой друг, и в другое время.

– Чепуха! – отрезал граф. – Останьтесь. У нас с миссис Таннер нет секретов, не правда ли, дорогая?

– Да, – ответила она. – И пожалуйста, называйте меня просто Дейзи. Миссис Таннер звучит слишком официально.

– Ну что ж, пусть будет так. И Джефф тоже принимается, по крайней мере в личных разговорах. А теперь скажите, Дейзи, у вас уже был ленч?

– Нет.

– Так отведайте его здесь, вместе с нами. – Граф снова посмотрел в другой конец комнаты поверх головы Дейзи. – Я вижу вашу горничную. А где же ваша компаньонка?

– У меня ее нет, – ответила Дейзи и в явном замешательстве прижала пальцы к губам. – Еще одна оплошность! Я в Лондоне всего несколько дней, и мне думалось, что мы с вами такие старые друзья. Но теперь мне понятно, что здесь все по-другому, верно? Я немедленно уезжаю.

– Вздор! Я полагаю, что ваша девушка может оберегать честь вашего имени во время ленча. Но вам следует нанять приличную компаньонку в ближайшее время. Молодой женщине вашего положения нельзя без этого обойтись. Вы уже где-то поселились? И где именно?

– Да, в «Грийоне». Говорят, это приличный отель.

– Так и есть.

– Я планирую нанять особняк в хорошем районе, потому что определенно решила жить в городе. Куда же мне еще деваться? Я вовсе не хочу возвращаться в Элм-Хилл, где мы жили с отцом. Что мне там делать одной? Слишком много тягостных воспоминаний и неприятных людей или таких, кому до нас не было дела.

– Тогда я тем более настаиваю, чтобы вы присоединились к нам за ленчем. Мы попробуем разобраться в ваших делах, поможем найти компаньонку. Все это обсудим за едой.

Он подставил Дейзи согнутую в локте руку, и женщина оперлась на нее.

– Мне также надо узнать, где лучше заказать новые платья.

– Я ровным счетом ничего не смыслю в моде, – отвечал граф. – Зато виконт в этом настоящий знаток и прекрасно разбирается в вопросах хорошего тона.

– Совершенно верно, – с нескрываемой иронией произнес Лиланд и прижал руку к сердцу. – Весь Лондон знает, что я ходячий справочник по всяким пустякам, и вы можете на меня рассчитывать.

Дейзи подняла глаза на виконта и увидела в его взгляде неподдельное озорство. И что-то еще, чего она поклялась себе избегать. Дейзи отвернулась и, ничего не ответив гостю, поблагодарила графа:

– Спасибо, я знала, что все будет в порядке, если я вернусь в Лондон – и к вам. То есть когда я увижу вас, – с улыбкой поправила она себя.

– Я рад, что вы вспомнили обо мне, как только вам понадобилась помощь, – ответил Эгремонт, похлопав Дейзи по руке.

– Я вряд ли могла бы забыть вас! – воскликнула она. – Независимо от того, нужна мне помощь или нет.

– Что за восхитительный ленч нам предстоит, милорд, – не преминул вставить свое слово виконт, заметив, как просиял граф при этом комплименте. – Омар, голуби и трогательное единение. Я просто счастлив.

Граф покраснел.

– Дейзи – мой старинный друг, – сказал он.

– Да, – улыбнулся Лиланд. – Мне кажется, у вас полным-полно старых друзей. Я с нетерпением жажду услышать историю о том, как вы познакомились.

Глава 2

Дейзи слишком нервничала, чтобы есть, однако она отлично умела прикинуться, что радуется подаваемым блюдам. Годы брака с мужчиной, который не терпел неповиновения, научили ее этому.

Когда сердце ее забилось с нормальной частотой, Дейзи расположилась в графской гостиной для завтраков и попыталась завести вежливый разговор. Речь зашла о трех сыновьях графа: о его родном сыне Кристиане и о двух усыновленных, однако не менее любимых. Граф сообщил, что все трое недавно женились и счастливы в браке.

– Прошлым летом в этих местах пронеслась прямо-таки эпидемия браков, – заявил виконт с театральной дрожью в голосе.

Дейзи и графа порядком насмешило откровенно брюзгливое выражение лица виконта. Но Дейзи была рада за молодых мужчин. Ей нравились все трое, а они, в свою очередь, относились к ней с той же симпатией и тем же уважением, как их отец. Она с неостывающим интересом слушала рассказы о том, какой дом выстроил для себя Кристиан, насколько привязан Эймиас к своему Корнуоллу, а также о том, что с Даффидом наконец произошло чудо – он остепенился. Однако вместе с тем Дейзи не переставала исподтишка разглядывать гостиную, в которой они вкушали трапезу.

В детские годы она жила в очень красивом доме, но ничего подобного этой гостиной в особняке графа еще не встречала. Изумительная люстра венецианского стекла висела над обеденным столом, на котором было, пожалуй, не меньше ваз и вазочек с живыми цветами, чем посуды, столовых приборов и еды. Тарелки из тончайшего китайского фарфора казались почти прозрачными, хрустальные стаканы и рюмки для вина покрыты изысканнейшей резьбой, а серебряные столовые приборы – прекрасным рельефным узором. Блюда отлично сервированы, слуги, их подававшие, улыбались, поделали свое дело молча. Дейзи воспринимала все это почти с благоговением.

Мужчины, с которыми она сидела за столом, соответствовали антуражу. Оба элегантно одеты, обаятельны и любезны. Таких джентльменов она не встречала много лет.

Давнишняя мечта Дейзи воплотилась в действительность. Она была ошеломлена и даже испугана до такой степени, что почти не могла есть. А вдруг она откусит кусок, который не сможет прожевать?

Джеффри Сэвидж, ныне граф Эгремонт, был не таким, каким она его хранила в памяти.

Ей помнился общительный и трудолюбивый немолодой мужчина, обычно усталый на вид и нередко грустный. Он был одет в такую же грубую одежду, как у всех мужчин, которых Дейзи тогда видела, однако носил ее с некоторым изяществом. И он всегда был чистым. Говорил правильной негромко, к ней относился исключительно по-доброму. Большинство других мужчин обращались с ней с несколько опасливым уважением – из-за Таннера, которого боялись прогневить непочтительным поведением по отношению к его жене. Но Дейзи видела, как они на нее глазеют, если Таннера нет поблизости. Они таращились одобрительно, с откровенной жадной похотью и определенным расчетом. Джефф никогда не глядел на нее так.

Сейчас в его глазах тоже не было ничего подобного. И удивляло Дейзи вовсе не это. Разумеется, он теперь не выглядел печальным или усталым, но главное, он не казался таким уж немолодым. Одет с легкой, элегантной небрежностью, как и в прошлом, но костюм у него модный. Короче, перед ней процветающий, сильный, здоровый мужчина. Странно, что он до сих пор неженат. Дейзи также занимало, много ли у него было любовниц, и она не сомневалась, что по крайней мере одна-то уж есть – по его наружности было ясно: это мужчина, который и хочет, и может находиться с женщиной в близких отношениях, а не только любоваться ею.

Совсем не этого она ожидала. Не это предполагала найти, проехав почти полмира.

Не хотела Дейзи и того, чтобы Джефф заметил, как она смотрит на него, и потому обратила внимание на гостя графа. Обнаружила, что он не спускает с нее глаз, и поспешила отвернуться. Виконт наблюдал за ней неотступно, однако в его взгляде Дейзи не прочитала даже намека на похоть, а лишь некое, может, чуть смешливое любопытство. Дейзи удивила дружба виконта с графом: внешне между ними вроде бы не было ничего общего.

Виконт намного моложе графа и более модно одет, хотя портному, наверное, приходится серьезно потрудиться, чтобы подогнать костюм в точности по этой долговязой и худощавой фигуре. Лицо у виконта продолговатое, с высокими скулами, длинноносое. Глаза темно-голубые, взгляд пристальный. Светло-каштановые волосы несколько длиннее того, чего требует мода. Улыбка насмешливая, отчасти самодовольная. И то и другое, подумала с неудовольствием Дейзи, не слишком привлекательно.

Он выглядел великолепно одетым в синем облегающем пиджаке и при замысловато завязанном галстуке, в котором сверкала драгоценным сапфиром изящная булавка. Имелся у него и монокль, но виконт не смотрел сквозь него на Дейзи. Еще бы, с возмущением подумала она, это было бы совершенно недопустимо и могло бы послужить причиной ее неодобрительного отношения к нему, атак Дейзи не к чему было придраться. Виконт смущал ее, и объяснить свое замешательство она не могла.

Дейзи опустила глаза и уставилась на жареную креветку у себя на тарелке. Право же, ей сейчас следует думать об одном и только об одном: каковы ее планы на будущее, чем ей заняться?

– Вам не по вкусу креветки? – спросил граф.

– Нет, что вы, вполне по вкусу, но я сегодня поздно завтракала, – ответила Дейзи, и это в какой-то степени было правдой. – И завтрак был обильный. Я еще не привыкла ограничивать себя в еде по утрам, как поступают, насколько я слышала, лондонские леди. Я встаю и плотно наедаюсь, как если бы мне предстоял целый день работы.

Граф рассмеялся.

– Какой же именно работы? – поинтересовался Лиланд, но, не получив немедленного ответа, спохватился: – О, простите, это, разумеется, не мое дело. Прошу вас, не посетуйте на столь неуместное любопытство.

– Ничего страшного, – сказала Дейзи, и ее необъяснимое раздражение против виконта придало ей смелости посмотреть ему прямо в глаза. Почему бы и не рассказать ему? Если не она, так Джефф это сделает. Было бы забавно поразить хоть чем-то этого завзятого бездельника. – Вас интересует моя работа? Я вставала на заре, одевалась, потом кормила кур и собирала яйца. Возвращалась в дом и занималась уборкой. У нас была прислуга, однако я должна была за всем присматривать и многое делала сама – таковы были требования мужа. Я помогала стирать белье, а его было очень много. Покойный муж использовал рукава в тех же целях, в каких джентльмены обычно применяют носовые платки пли полотенца. Он был также наездником или воображал себя таковым, и потому его одежда вечно была в пыли и грязи. Летом я работала в саду, зимой шила или вязала. Ходила за покупками, помогала готовить еду и сама что-то стряпала. Мы были достаточно богаты, чтобы нанять побольше прислуги. Слава Богу, в тех местах слуги, как говорится, дешевле грязи. Недавно освобожденные, отбывшие срок узники стремятся поскорее заработать деньги, чтобы построить дом и обзавестись собственным делом. Немало и таких, кому деньги нужны для того, чтобы уехать оттуда навсегда. Однако мой супруг сделался настоящим скопидомом. Я говорила вам об этом, – с улыбкой обратилась она к графу.

Если виконт и был поражен ее прямотой и вообще ее историей, то он ничем не показал этого. Когда Дейзи снова повернулась к нему, то увидела на губах у него одобрительную улыбку.

– Просто невероятное количество работы для такой хрупкой леди, – произнес он. – Достойно похвалы.

Для Дейзи это не прозвучало как похвала, ибо тон виконта был явно ироническим. Да и с какой стати этот павлин станет восхищаться женщиной, которая работала словно крестьянка?

– Чем же вы намерены заняться теперь? – спросил граф, и морщина, обозначившаяся у него между бровей, ясно свидетельствовала о том, что он этим искренне озабочен.

Дейзи попыталась сосредоточиться и обнаружила, что вполне в состоянии это сделать. Все выглядело по-другому, но, в сущности, ничто не изменилось, кроме ее восприятия, которое могло быть неверным. И она ничего не станет менять, пока не поймет, что именно следует изменить. Она улыбнулась Джеффу самой приятной из своих улыбок и сказала правду, а это и есть всегда самое лучшее, как учил ее отец, потому что так легче избежать опасности быть уличенным во лжи.

– В этом все дело, – сказала она. – Я не знаю. Мой самый главный план состоял в том, чтобы вернуться. Я с трудом верю, что выполнила его. А теперь? Полагаю, что хотела бы найти себе какое-то место в жизни.

– А не мужа? – протянул холодный, насмешливый голос. – Насколько я знаю, именно к этому стремится большинство одиноких женщин.

– Но я вовсе не из их числа! – весело возразила Дейзи. – И вы меня совсем не знаете.

– Увы, это моя серьезная потеря, и с каждой минутой я чувствую ее все острее, – произнес виконт, прижав руку к сердцу.

– Вы в этом уверены? – спросила Дейзи. – Много ли найдется среди ваших знакомых леди таких, кого посадили в тюрьму, а потом отправили к лицам, отвергнутым цивилизованным обществом? Смею надеяться, что нет. – Она проказливо подмигнула графу и продолжала, снова обратившись к своему строгому судье: – Я никого не убивала, так что вы не должны хвататься за нож, чтобы защитить себя, милорд. Я всего лишь взяла в руки несколько связанных за лапки куропаток, которых отец принес домой и попросил меня приготовить их. Этого хватило с избытком, особенно после того как за неделю до этого в доме таким же образом появилась форель. Ведь и то, и другое было добыто во владениях нашего соседа, в то время смертельного врага моего отца. На этот раз сквайр выследил его. Мы были пойманы с поличным и выселены из собственного дома. Последовал скорый суд, и нам предъявили обвинение во множестве точно таких же преступлений.

Дейзи вздернула подбородок и продолжала со всей доступной для нее надменностью:

– В этой стране вы можете совершать безнаказанно сколько угодно недостойных поступков, но упаси вас Бог похитить хотя бы полпенса из кошелька джентльмена или нанести ему материальный ущерб, подстрелив кролика или выудив форель в его владениях без дозволения хозяина. Мой отец был человеком благородного происхождения, но, к несчастью, злоупотреблял спиртным и был крайне неудачлив в азартных играх. К тому же он, случалось, устраивал обеды в нетрезвом состоянии, и такое бывало нередко. Особенно он любил дразнить соседа.

Дейзи пожала плечами.

– Я полагаю, сквайр впоследствии пожалел о своем поступке. Мой отец был настоящим джентльменом и добрым соседом, до того как привык напиваться и начал проматывать имущество за игрой в кости, а у джентльменов, как мне говорили, есть свой кодекс чести. И сквайр добился смягчения приговора: ссылка вместо повешения. Так я и попала к отверженным, а теперь я здесь. Но только не в поисках мужа, с вашего разрешения, – произнесла она не без иронии, явно копируя манеру речи виконта. – Я просто счастлива, что снова дома, – добавила Дейзи, с улыбкой взглянув на графа. – И надеюсь, среди друзей.

– Это несомненно так! – отозвался граф. – Вы не обращайте внимания на Ли. Он вечно готов съязвить, но на самом деле не способен причинить зла.

– Ничего себе! – пробормотал Лиланд. – Звучит донельзя уничижительно. Куда хуже, чем если бы вы заявили, будто я злокозненная личность.

– Как вы и сказали, Дейзи, главное, что вы здесь, – продолжал граф. – Я был бы рад помочь вам устроиться, если вы позволите.

Дейзи вдруг ощутила, что ее покидает всякое напряжение. Она улыбнулась графу открытой, искренней улыбкой.

– О, Джефф, – облегченно проговорила она, – разумеется. Благодарю вас. Это как раз то самое, абсолютно то, что я хотела от вас услышать.

– Прелестное существо, – заметил Лиланд, после того как Дейзи оставила их. – И умница. – Он сел на прежнее место и покрутил бренди в своем стакане, глядя на хозяина дома, который стоял в задумчивости у камина довольно долгое время, когда карета Дейзи уже давно уехала. – Она очень сообразительна.

– Ей просто необходимо быть такой, – ответил граф. – Бедное дитя.

В молчании Лиланда заключался вопрос.

– Невредно было бы поведать вам остальное, – заговорил граф. – Она рассказала вам, как попала в тяжелое положение. Если вы собираетесь ей помочь, не мешает узнать побольше. Ведь вы намерены принять в ней участие, я не ошибаюсь? Говорили не только из вежливости?

– Я никогда не говорю только из учтивости. Я отправлю заявку в агентство по найму и уверен, что уже завтра рано утром кандидатка в компаньонки постучит в дверь номера в отеле, где живет наша с вами подопечная. И я помогу ей приобрести одежду. Это в данном случае будет истинным удовольствием. Она очаровательна, и фигура у нее прекрасная. Она женщина стройная, хрупкая на вид, но, похоже, выносливая и... Да не хмурьтесь вы, я мог бы продолжить, но не стану. Дейзи наделена впечатляющей красотой, вы же понимаете.

–Да.

– Это звучит весьма матримониально, – с нескрываемым интересом произнес Лиланд.

– Что? Как вы сказали? Я и она? О чем это вы? Она моложе любого из моих сыновей. Слишком молода для меня.

– Напомню, что она вдова и вполне взрослая женщина.

– Да, она овдовела, и тем лучше для нее, бедняжки.

Лиланд вопросительно поднял бровь.

– Таннер, ее муж, был, попросту говоря, скотиной, – с грустью произнес граф. – Добродушной скотиной, пока все делалось по его норову. И жестокой, если это было не так. Он служил тюремщиком и был отправлен в Австралию вместе с заключенными, чтобы караулить их там, в новой исправительной колонии. Он делал это за очень высокую плату. Таннер всегда любил деньги. Отец Дейзи, по вине которого она попала в тюрьму, попытался сделать для нее хотя бы одно доброе дело. По крайней мере то, что он считал таковым. Он уговорил ее выйти замуж за Таннера, о чем тот просил. Таким образом, она получила защиту от других охранников, а также от мужчин-заключенных на корабле.

– Я считал, что женщин содержат отдельно от мужчин, – нахмурился Лиланд. – Именно этого постоянно требуют реформаторы.

– Совершенно верно. И они этого добились для большинства тюрем здесь, в Англии. Но когда корабль уходит в море, на нем устанавливают свои порядки. Никто не обладает тысячей глаз, и тех немногих начетчиков Библии, проповедников, которые плыли вместе с нами, обманывали на тысячу ладов. Не было сомнений в том, что такую красотку, как Дейзи, станут насиловать. Она послушалась совета отца, предпочла, чтобы ее насиловал один скот, а не множество, и вышла замуж за Таннера.

– Мудрый выбор, – произнес Лиланд, но губы у него при этом скривились. – В конечном счете, она осталась в выигрыше. Теперь она богата, по крайней мере, так она говорит. Судя по ее платью, возможно, так оно и есть.

Граф бросил на Лиланда испытующий взгляд.

– Ли, вы слишком умный малый, чтобы сойти за дурака.

Виконт выпрямился, от его небрежно-ленивой позы не осталось и следа.

– Вы правы, милорд, я разыгрываю из себя дурака. Как мне ни жаль, но это правда. Собственная манерность меня забавляет. Скажите, вы теперь верите мне?

Граф махнул рукой.

– Успокойтесь, прошу вас. Простите, но мой тюремный опыт – все еще чувствительное место. Никто не может этого понять, пока сам не попробует. Существование заключенного... По правде говоря, у него вообще нет собственной жизни. Ему принадлежат только его сны. Кто-то другой распоряжается его телом. Многие не в силах это перенести. Остаются рубцы. Видимые и невидимые, они могут быть глубокими и даже смертельными. Эймиас до сих пор страдает от ночных кошмаров. Он теперь нашел свое счастье, но я думаю, что кошмары будут сниться ему всегда. И всем нам тоже, потому что мы наяву жили, точно в страшном сне. Вероятно, для женщины это тяжелее, чем для мужчины. Дейзи только-только исполнилось шестнадцать, когда она вынуждена была обвенчаться с Таннером. Ему было тридцать три. Сильный молодой мужчина, отнюдь не безобразный, но Дейзи вышла за него не потому, что ей нравилась его наружность. Их обвенчал священник на борту корабля, плывущего в исправительную колонию. Отец сказал дочери, что если она выйдет за тюремщика, то окажется в безопасности. Власти разрешили Дейзи жить с Таннером, до тех пор, пока она не отбудет срок.

. -Стало быть, отец старался, как мог, позаботиться о ней? Но ведь это хорошо.

– Старался? – переспросил граф. – Этого мы никогда не узнаем. Некоторые из нас думали тогда, что из рук в руки перешли кое-какие денежки и были обещаны некоторые послабления. Жениться на Дейзи не прочь были и другие мужчины, однако отец велел ей выйти только за Таннера и ни за кого другого. Но на что бы папаша ни рассчитывал в результате этого брака, он не получил ничего. Умер от лихорадки еще до прибытия корабля в порт назначения.

Граф ненадолго умолк, глядя на стакан у себя в руке, потом продолжил:

– Нет сомнений, что брак с Таннером помог Дейзи выжить в Ботани-Бей. Но, между нами говоря, я думаю, что в определенной степени ее тамошний удел оказался не менее тяжким, нежели наш.

Лиланд отпил из стакан аи молча ждал, когда его друг заговорит снова.

– Сейчас ей двадцать четыре года, – произнес тот наконец. – Я смотрел на нее сегодня и восхищался. Она выглядит и рассуждает на диво хорошо. Я не понимаю, каким образом ее бесстрашие уцелело, не сломилось после шести лет семейной жизни с Таннером. Он никогда не говорил обычным голосом, если мог орать. Он не имел обыкновения просить, если был вправе приказывать. Он ни разу не ударил ее по лицу, потому что даже он понимал, насколько она редкостно красива и, как я думаю, боялся уничтожить эту прелесть, которая была для него источником гордости. Но он все-таки бил ее, потому что не понимал, каким еще образом может ее убедить в чем-то или выразить свое неодобрение. Мы все это знали. Он бил ее за то, что она заговорила или промолчала, а часто просто потому, что находилась рядом, когда он был сильно пьян, но главным образом, как я считаю, из-за того, что она такая, как есть. В той же мере, в какой он гордился ее высоким происхождением, знаниями и умом, – это его задевало.

В комнате наступила тишина, только поленья потрескивали в камине.

– Я не знал, – задумчиво проговорил Лиланд. – Даже не предполагал ничего подобного. Вы правы. Она обладает не только хорошеньким личиком и трезвым рассудком. Но и в самом деле отважна. – Он посмотрел на хозяина дома заблестевшими глазами. – Каково же в настоящий момент ваше к этому отношение? Думаете ли вы, что могли бы поладить с ней? Я не осудил бы вас. Вы стати бы хорошим мужем. Она очень красива и к тому же свободна.

– Господи! У вас, право, одни только свадьбы на уме. – Граф взволнованно вскочил с места и зашагал по комнате. – Я счастлив в своей холостой жизни. И всем доволен. Моя жена была лучшей из жен, и я не желаю меньшего. И как это ни печально, я убежден, что никакая другая женщина не сможет мне дать столько.

– В таком случае вам следует основать монастырь, – сухо заметил виконт. – Новый орден, а? С непременным обетом полного воздержания. Интересно. В свободное от молитвы время братия занималась бы изготовлением сыров или замечательного бренди.

У графа побагровели уши.

– У меня и без того есть чем заняться, и вам это отлично известно. Но эти милые женщины не могут требовать от меня большего, нежели мое общество и моя поддержка. Ничего сверх этого я им дать не могу и ничего иного не желаю взамен. Что касается Дейзи, то я всегда восхищался ею, жалел ее и просто хотел бы сделать для нее что-то хорошее.

– А что, если она хочет от вас большего? Я подозреваю, что так оно и есть.

Граф в ответ только молча воззрился на гостя.

– Ее голос, когда она обращается к вам. Ее глаза... Боже правый, вы и сами заметили бы их выражение, если бы пошире открыли ваши собственные. Вы нужны ей, и гораздо более, чем только старый друг.

– Возможно, вы это видите. Я не замечаю и не ищу этого. Для меня существен лишь один вопрос. Вы ей поможете?

– А вы мне ее доверяете?

– Такую красивую женщину? – Граф рассмеялся. – Разумеется, нет, разве что попрошу вас дать слово не флиртовать с ней. Но я не хочу уговаривать вас не делать этого. Отрицать ваше обаяние невозможно, однако я полагаю, что она окажется невосприимчивой к нему. Откройте ваши глаза пошире, мой друг. – Граф с нажимом произнес слово «ваши». – Вы обратили внимание на то, как она отнеслась к вам? Не хотел бы задеть ваши чувства, но признайтесь, что впервые в вашей карьере донжуана вы не смогли очаровать женщину.

Лиланд посмотрел на старшего друга недоверчиво:

– Вы так считаете?

– Да, и рад этому.

– Неужели я такое чудовище? – спросил Лиланд. – Соблазнитель и погубитель сердец?

– Ничего подобного! Вы никогда не причиняли настоящего зла. Женщин, которые этого хотели, вы брали под свою защиту, выбирая для того, чтобы поразвлечься какое-то время, дам поопытнее.

– И побогаче, – добавил Лиланд с кривой усмешкой.

– Да, при деньгах и опытных. Но я не хочу такого для Дейзи. Потому что при всем ее опыте она не имела дела с такими мужчинами, как вы.

– Таких, как я, больше нет на свете, – с наигранной оскорбленностью заявил Лиланд.

– Может, и вправду так, но я вовсе не склонен шутить, – сказал граф. – Мне кажется, что вы ей не понравились, и это к лучшему, потому что так для нее безопаснее. Да и вряд ли она решит поддерживать с вами отношения, если вы не сумеете обвести ее вокруг пальца.

В ответ на это Лиланд только молча, но выразительно наклонил голову набок.

– Она должна слушаться ваших советов и следовать вашему руководству, – продолжал Эгремонт, взяв у Лиланда его опустевший стакан и вновь его наполняя. – Вы разбираетесь в модах. Вы знаете, с кем можно заводить знакомство, а с кем не следует. Вы приняты во всех лучших домах. Бог мой, да вы могли бы главенствовать в лондонском высшем свете, если бы захотели.

– Не хочу ни в коем случае, – сказал Лиланд и приподнял свой стакан. – Пью за то, чтобы не стать королем светского тона. Высший свет меня развлекает. Этого не было бы, если бы я вздумал принимать его всерьез. Ничто не может быть забавным, если относиться к нему глубокомысленно, а я живу ради того, чтобы веселиться.

– Я это знаю. Мой план состоит в том, чтобы ввести Дейзи Таннер в высшее общество, найти приличного человека, который бы о ней заботился, и увидеть ее хорошо устроенной. Мне надо подумать, каким путем можно было бы внушить ей доверие к вам и вашим советам. Вот и все, что я имею в виду. Вы со мной заодно?

– Бесспорно, – сказал Лиланд. – Превратить бойкую девчонку из Ботани-Бей в образец светского совершенства? Сотворить бриллиант чистой воды из уголовной преступницы? Выдать Дейзи Таннер замуж по меньшей мере за лорда? Это было бы поистине достойной целью для меня.

– Но вам не придется начинать с пустого места. Это вовсе не миф о Пигмалионе. Вы не лепите нечто из простой глины, не созидаете идеал женщины из ничего. Дейзи уже хорошо воспитана, красива и богата.

– С обворожительным уголовным прошлым.

– Я говорю о ее будущем. И говорю серьезно.

– Я тоже, – подхватил Лиланд. – Именно это я имею в виду. Положитесь на меня.

Глава 3

Она не хотела отступать, но не знала, как двинуться вперед. Дейзи с озабоченным видом ходила по нанятым ею для себя и для горничной комнатам в отеле. Ей надо многое продумать, но времени на осуществление ее планов очень мало. Комнаты, которые она мерила шагами, были недавно меблированы заново, но не более того, а вот платить за них приходилось так много, словно она расхаживала по шелковым коврам и спала на позолоченной кровати. На самом деле ей нужно всего лишь респектабельное помещение. За это она и платила деньги, но не знала, сколько еще времени сможет или захочет оставаться здесь.

Дейзи не лгала – деньги у нее были. Но то, что считалось богатством в Порт-Джексоне, совсем иначе оценивалось здесь. Дом Джеффа поразил ее воображение. Там состоятельность, можно сказать, светилась из каждой щёлки и каждого пятнышка краски. Они с отцом жили в скромном доме. Дом, где обитали она и Таннер, был достаточно хорош для вновь создаваемой колонии, однако плитка, которой был выложен пол в прихожей у Джеффа, стоила дороже, чем все их хоромы.

Если бы Дейзи было куда переехать, она покинула бы отель через минуту после того, как расплатилась по счету. Сказать по правде, она то ли мечтала, то ли надеялась, что граф пригласит ее пожить у него в доме. Она полагала, что Джефф мог бы это сделать, если бы в доме у него обитала какая-нибудь почтенная пожилая родственница. Но Джефф жил в одиночестве, хотя этот странный виконт, который был ей так неприятен, чувствовал вчера себя за столом как дома...

Дейзи вдруг остановилась. Не кроется ли тут некая особая причина? Неужели этот тип живет у графа?

Это пролило бы иной свет на происходящее, во всяком случае, для нее. Ведь она в отличие от большинства молодых женщин в Англии, даже имеющих немалый опыт в интимных отношениях, знала о том, о чем они скорее всего не имели представления. Она познала жизнь в тюрьме, среди заключенных, могла наблюдать сама или слышать рассказы о разных, в том числе темных сторонах жизни. Мужчины обретали любовные радости где могли, и кое-кто из них использовал необычные способы. Дейзи относилась к этому без осуждения.

Она с маху опустилась на стул. Да, о таком пассаже она как-то не подумала. Она не замечала у графа ни малейшего намека на нечто подобное в те времена, когда он был просто Джеффом Сэвиджем. Дейзи принялась обдумывать ситуацию. Следовало принимать во внимание особую дружбу графа с его более молодым, чрезвычайно светским и – ах каким эффектным другом-виконтом. Дейзи заметила, что тот ей не доверяет, однако не понимала почему. Но если она права, тогда это имеет смысл. Он может опасаться, что она лишит его привязанности Джеффа.

Дейзи прикусила нижнюю губу и задумалась. Такой расклад мог бы объяснить, почему Джефф до сих пор не женат, хотя он унаследовал титул и богат.

И все же она по-прежнему восхищалась Джеффри Сэвиджем и почитала его. Чем дольше она размышляла об этом, тем больше нравилась ей мысль выйти за него замуж, даже если он предпочитает мужчин. Она не была бы нелюбимой, а всего лишь нетронутой. Они могли бы взять ребенка. Ведь он уже усыновил двух мальчиков, воспитал их, и теперь каждый из них обзавелся собственной семьей, чему граф был сердечно рад.

Дейзи снова и снова возвращалась к мысли о браке с мужчиной, который никогда не будет обладать ею физически. Это ей казалось даже слишком хорошим, чтобы быть правдой, особенно когда она думала о замужестве, которое терпела – да, именно терпела! – несколько лет. Право же, если граф и в самом деле сильно привязан к своему приятелю, такое решение стало бы для нее наилучшим.

Однако Дейзи не имела понятия, верны лисе умозаключения. Она не знала ничего, кроме того, что он хорошо к ней относится и, скажем, вполне дееспособен как мужчина. Надо разобраться и во всем остальном. Если он сам не хочет жениться, то, может, у него есть друзья такого же примерно возраста, что и он, и с теми же наклонностями, какие она предполагает. Она не планировала выйти замуж по любви или из-за денег, но только ради безопасности и дома, где она может жить в мире и покое. Она не станет чувствовать себя по-настоящему свободной, пока не выйдет замуж, а если у нее будет муж, который станет заботиться о ней как отец или старший друг, – это просто блаженство.

Дейзи очнулась от своих снов наяву. Деньги – вот главная ее проблема. Она не была столь скаредной, как Таннер, – таким, как он, не мог быть никто. Однако знала счет деньгам, и ее беспокоило, с какой скоростью они улетучивались, с тех пор как она приехала сюда. Слава Богу, что она оказалась достаточно сообразительной, чтобы нанять горничную еще в Новом Южном Уэльсе. Жалованье было небольшим, так как девушка всей душой стремилась попасть домой в Англию.

Но во что обойдется оплата номера в отеле, дом, который она намерена арендовать? Одежда, которую надо купить? И достойная уважения компаньонка, без которой не обойтись?

Респектабельность, с горечью подумала Дейзи, окинув взглядом просторную дорогую комнату, уже стоила ей недешево. И она готова держать пари, что те, кого будет рекомендовать ей граф, обойдутся еще дороже. Если ее план не сработает, надолго ли хватит ее средств?

Дейзи вскочила на ноги. Она не отступит. Что бы ни случилось. У нее только один путь – вперед.

Она подошла к двери комнаты, которую занимала горничная, и окликнула:

– Эми! Спустись, пожалуйста, вниз и передай управляющему отелем, чтобы он направлял сюда кандидаток на должность компаньонки.

Жизнь вдвоем с отцом, вечным искателем денег, и с мужем, неисправимым любителем драк, научила Дейзи необычному искусству. Она умела читать лица, как другие женщины – книги. И делала это быстро, крайне редко ошибаясь в оттенках значений.

Она скоро открыла, что одни женщины, с которыми она беседовала, испытывали к ней сострадание из-за ее одиночества и отсутствия родных, а другие проявляли нескрываемое чувство собственного превосходства. Она, в свою очередь, сама жалела некоторых, были и такие, кто внушал ей страх. Лишь одно было вполне ясно, и это одно казалось воистину пугающим. В Лондоне было чересчур много порядочных женщин, нуждающихся в работе.

Дейзи была готова остановить поток претенденток, потому что потратила на собеседования почти все утро и порядком проголодалась. Ее унылая комната в гостиничном номере раздражала Дейзи, но пришлось вкушать все трапезы именно здесь, хотя она чувствовала себя при этом отверженной и почти что узницей. Общая столовая в отеле выглядела великолепно с белоснежными скатертями и сверкающей радужными зайчиками хрустальной посудой, но есть там Дейзи не могла себе позволить ни в одиночестве, ни тем более за компанию с горничной. Следовало обзавестись компаньонкой и вместе с ней являться в обеденный зал. Только так и не иначе.

– При вас есть рекомендации? – спросила Дейзи у последней по счету претендентки на место, которую она решила принять, перед тем как послать за вторым завтраком.

– Да, разумеется, – отвечала женщина, уже успевшая перечислить свои деловые достоинства, и выложила перед Дейзи пачку исписанных листков.

Дейзи сделала вид, что читает рекомендации, но вместо этого внимательно присматривалась к Хелене Мастерс. Перед Дейзи сидела женщина старше ее, судя по документам, более чем на десять лет, а на вид ей можно было дать еще больше из-за ясно обозначенной на лице заботы, а также из-за темной одежды простого, строгого фасона. Вдова моряка, двое детей которой жили где-то на севере Англии у бабушки, тоже овдовевшей матери Хелены. Хелена Мастерс, естественно, должна была работать, чтобы содержать всю семью.

Миссис Мастерс была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, темно-русые волосы аккуратно причесаны. Взгляд голубых глаз открытый, искренний; выражение лица сдержанное, однако «гусиные лапки» мелких морщинок возле глаз по крайней мере давали понять, что эта женщина иногда смеется. Рекомендации прежних нанимателей превозносили ее до небес, и миссис Мастерс, очевидно, приходилось покидать место службы лишь в силу не зависящих от нее обстоятельств, но отнюдь не из-за ее недостатков.

Но ни похвалы в рекомендательных письмах, ни собственная история этой женщины, рассказанная негромким, мягким голосом, не подействовали на Дейзи столь сильно, как то, что рука, протянувшая ей все эти бумаги, сильно дрожала, а на перчатке, облекавшей эту руку, она заметила старательно заштопанную дырочку. Миссис Мастерс нуждалась в работе. Очень. А человеческую нужду Дейзи не могла не заметить. Никогда. Она сама слишком хорошо ее познала.

– Я намерена приобрести дом в приличном районе и остаться на жительство в Лондоне, – заговорила она, возвращая женщине ее бумаги. Она решила, что пора выложить карты на стол. – Ваши обязанности будут состоять не только в том, чтобы сопровождать меня, но и в советах насчет нынешних манер и моды. Видите ли, я несколько лет отсутствовала в Англии.

В глазах у женщины вспыхнул свет надежды.

– Я могла бы это делать, – произнесла она, стиснув непроизвольным жестом пачечку документов.

– И приступить к работе немедленно?

– И это возможно.

– Жалованье вас устраивает?

Миссис Мастерс молча кивнула – она явно не в силах была говорить от волнения.

– Я могла бы каждые три недели предоставлять вам два свободных дня, чтобы вы имели возможность видеться с детьми. Если они живут слишком далеко, договоримся о большем сроке. – Тут Дейзи сдвинула брови, сообразив, что золотит пилюлю, так как ей очень хочется, чтобы женщина осталась у нее. Нужда взывала к нужде, и потому миссис Мастерс не пугала ее. Она вздохнула. Уж лучше сразу все высказать и покончить с этим. – Я приехала из Нового Южного Уэльса, – напрямую заговорила она. – Сначала я была узницей, потом стала женой, а затем овдовела. Я была осуждена вместе с отцом, так как он слишком часто позволял себе охотиться без разрешения хозяина во владениях соседа. Но тем не менее я тоже была признана виновной, этого не изменишь.

Дейзи высоко подняла голову. Миссис Мастерс широко раскрыла глаза.

– Бедное дитя! – воскликнула она и тотчас прижала пальцы к губам в страхе, что позволила себе такую смелость в обращении с возможной нанимательницей.

Дейзи посмотрела ей в лицо. Жалость, которую она успела заметить в глазах у миссис Мастерс, мгновенно сменилась печалью и огорчением по поводу собственной неуместной вспышки.

– Да, это было и в самом деле скверно, – сказана Дейзи. – Но теперь я хочу только хорошего. Вы поможете мне, миссис Мастерс?

– Так вы берете меня? – спросила женщина так, словно боялась верить собственному счастью.

– Беру. Когда вы можете начать?

– Сейчас. Сию минуту. Что вы прикажете мне делать?

Дейзи помолчала, потом вздохнула и высказала самое свое заветное желание:

– Могли бы вы спуститься в столовую и позавтракать вместе со мной?

Это было самое красивое платье из всех, какие Дейзи когда-либо видела. Красное, с розовыми лентами на талии и золотистыми на оборках юбки и пышных рукавах. Прекрасная кружевная роза, закрепленная на корсаже, раскинула лепестки на низком вырезе декольте. Девушка-модель, которая его демонстрировала, выглядела великолепно. Дейзи повернулась к графу, чтобы убедиться в его одобрении и только после этого сказать, что она берет это платье.

– Нет, это не для вас, – произнес виконт Хей, прежде чем она открыла рот. – Не нужно, чтобы платье было красиво само по себе, оно должно делать прелестной женщину, которая его надевает. – Он махнул рукой. – У вас тут множество платьев, мадам. Покажите нам другое.

Модистка кивнула.

– Целиком полагаюсь на ваш вкус, месье, – проговорила она с легкой понимающей улыбкой и хлопнула в ладоши, приглашая на выход следующую модель.

Дейзи повернулась было к виконту с воинственным выражением на физиономии, но, вовремя заметив, что ее компаньонка смотрит на виконта одобрительно, удержалась от высказываний.

– Это было настоящее произведение искусства, – негромко обратился виконт к Дейзи. – В том-то и проблема. Хотите вы, чтобы люди любовались прекрасным платьем или женщиной в нем?

Дейзи смирилась и промолчала. Виконт между тем продолжал:

– Вообще-то говоря, красный цвет мог бы стать созвучным вашим краскам. Но малое проходит долгий путь, и это платье зашло слишком далеко.

Граф рассмеялся:

– Ли, вам поистине цены нет. Видите, Дейзи? Я же говорил вам, что Лиланд может стать Вашим лучшим руководителем. Я ничего не смыслю в моде. Он прав. Я не в состоянии запомнить, как выглядит женщина, облаченная в сложный и причудливый наряд, и потому обычно обращаю внимание на хорошеньких молодых девушек, одетых с элегантной простотой.

Дейзи улыбнулась ему:

– Раз вы так говорите, пусть так оно и будет. Я тоже ничего не смыслю в моде и стану слушаться вас.

Граф откинулся на спинку кресла, откровенно довольный. Синие глаза виконта были полузакрыты, вид у него был скучающий, но Дейзи подумалось, что он и всегда такой.

Продемонстрированные далее голубое и серебристо-серое платья были признаны подходящими. Платье для прогулок кораллового цвета одобрили все, а зеленое столь же дружно отвергли с кислыми гримасами. Самой Дейзи оно понравилось, однако она придержала язык. Но тут появилась модель в платье золотистого цвета, и Дейзи прямо-таки ахнула от восторга. Сшитое из тонкой блестящей ткани, одеяние выгодно подчеркивало прелесть изящной фигуры. Это было потрясающе, но при том, что девушка-модель выглядела чувственной, она казалась необыкновенно элегантно изысканной, классической, словно греческая статуя, покрытая позолотой.

Дейзи улыбнулась, когда граф произнес:

– Ну, я бы сказал, что этот цвет очень пойдет вам, Дейзи.

Она только было собралась выразить свое согласие, как заговорил виконт.

– Для миссис Таннер хорош желтый цвет, – заявил он с обычной ленивой растяжечкой. – Но не золотистый. Тем более для платья столь вызывающего, сказал бы я, фасона. Слишком смело. Ведь вы, разумеется, не хотите лгать о ее прошлом. Но желали бы вы выставить его напоказ?

Дейзи быстро повернулась к Лиланду. Она была оскорблена и возмущена, но в глубине души понимала, что он скорее всего прав. Победило, однако, возмущение.

– Но если Джеффу, то есть я имею в виду, если графу платье нравится, – заговорила она с вызовом, – значит, оно достаточно хорошо для меня. Я его беру.

Лиланд молча пожал плечами.

– Но, право, Дейзи, ведь он же наш эксперт, – возразил граф.

– Ладно, если вы считаете, что я буду плохо в нем смотреться, я переменю свое решение.

Граф заметно покраснел, но тем не менее, был явно польщен.

– Мне платье нравится, это верно, – сказал он. – Но я уже говорил, что плохо разбираюсь в таких вещах.

– Для меня достаточно хорошо, – твердо проговорила Дейзи.

Лиланд поднял бровь, однако при этом, не вставая с места, сделал легкий поклон в сторону Дейзи.

– Разумеется, – заговорил он небрежным тоном. – Мнение – вещь относительная. Главное, чтобы платье нравилось той, которая станет его носить. Даже платье, сотканное из серебряных нитей, не произведет должного впечатления, если женщина не чувствует себя в нем уверенно. Но если вы, миссис Таннер, твердо убеждены, что платье цвета золота вам к лицу и что вам будет в нем приятно и удобно, то почему бы нет?

Дейзи не ответила. Упоминание о серебре и золоте изменило ход ее мыслей, и перемена не была приятной. Ей вдруг пришло в голову, что она заказала уже четыре платья, но не спросила о цене ни одного из них. Это было плохо, непрактично и очень глупо с ее стороны. Даже ее отец нахмурил бы брови. Что касается Таннера... нет, лучше не думать, как бы повел себя он в таком случае... И что самое скверное, настроение у Дейзи, такое радостное с самого утра, теперь испортилось донельзя.

До сих пор все шло просто чудесно. Миссис Мастерс посоветовала ей надеть для визита в модную лавку самое нарядное платье, а Дейзи рассмеялась, потому что ей это показалось забавным. Однако она платила компаньонке жалованье за такого рода знания и потому все же надела сшитое со вкусом темно-лиловое платье для прогулок, которым обзавелась перед путешествием в Англию.

Она была рада, что поступила так, увидев, что собой представляет торговое заведение модной портнихи. Собственно говоря, оно и не было похоже на магазин. Помещение было таким роскошным, что Дейзи чувствовала себя так, будто попала на утренний прием к светской даме самого высокого тона, а вовсе не туда, где заказывают новые платья. Комната была обставлена как гостиная, портниха именовалась модисткой и говорила с французским акцентом. Посетители сидели на удобных диванах; Дейзи подали маленькую чашечку черного кофе. В комнате были выставлены образцы платьев на выбор; демонстрировали их красивые молодые женщины. А над входом в магазин даже не было вывески!

В это утро все начиналось просто замечательно. Граф, который заехал за Дейзи в элегантной карете, начал разговор с комплимента ее наружности. Он познакомился с Хеленой Мастерс и, судя по выражению его глаз и тону голоса, отнесся к ней одобрительно. Даже виконт, кажется, был удовлетворен тем, кого Дейзи выбрала в компаньонки.

Виконт сегодня показался ей занимательным – поначалу, пока он не принялся разговаривать повелительным тоном. Право же, хватит с нее мужчин, которые ею командовали! Дейзи так разозлилась на Лиланда за его высокомерно-покровительственное обращение с ней, что готова была приобрести платье, сшитое из оберточной бумаги, – если бы таковое нашлось в этом магазине! – только бы поступить виконту назло!

Дейзи уже налюбовалась роскошью модного салона, и теперь ее волновало лишь одно: в какой мере может она себе позволить обновление гардероба и при этом так, чтобы это ее удовлетворило?

– Знаете что? – заговорила она сдержанным и вполне уверенным тоном. – Я сегодня купила уже достаточно вещей. И, пожалуй, не стану приобретать платье из золотистой ткани. Бог мой, да я никогда в жизни не покупала так много одежды сразу.

– Вот как? – донесся до Дейзи негромкий возглас виконта. – Так вы не намерены выезжать в свет?

Она обратила на Лиланда недоуменный взгляд.

– Вы приобрели достаточно одежды для одного утреннего визита, для единственной дневной прогулки и для одного вечернего приема, – пояснил он. – Этого вполне достаточно на один день. Однако надевать один и тот же туалет дважды за неделю не принято.

– Вероятно, вы правы, – заговорила Дейзи, понизив голос до полушепота и поглядывая искоса на модистку, так как не желала, чтобы та ее услышала. – Но разве мы непременно должны покупать все в одном и том же магазине? Нельзя ли побывать и в других, узнать, нет ли на продажу вещей по более сходным ценам? Быть может, – добавила она, заметив удивление на лице у виконта, – найдутся и более изысканные фасоны.

– Более утонченные, чем у мадам Бертран? – недоверчиво спросил Лиланд.

Миссис Мастерс сделала большие глаза, и Дейзи сообразила, что допустила ошибку.

– Я думаю, Дейзи хочет сказать, – вмешался в разговор граф, – что не привыкла покупать сразу помногу и к тому же в одном магазине, не сравнив цены. Она просто хочет быть по возможности экономной.

– Да, – с облегчением откликнулась Дейзи. – Именно так.

– Хорошее правило, – сказал Лиланд. – Но не из тех, к которым мы привыкли здесь, в Лондоне.

– Значит ли это, что я должна сорить деньгами, для того чтобы меня приняли в высшем обществе? – уже с досадой спросила Дейзи.

– Это значит, что вы никогда не должны говорить о деньгах, – заявил Лиланд, подняв вверх указательный палец на манер школьного учителя, призывающего учеников к молчанию. – Но я позволю себе затронуть эту запретную тему и сообщить вам, миссис Таннер, что многие леди из тех, что покупают здесь, не оплачивают свои счета годами, а случается, и вовсе никогда. Да и джентльмены высокого тона придерживаются такого образа действий.

– За исключением вас, Ли, – с улыбкой возразил граф. – Вас и меня. Я веду себя иначе, потому что не желаю быть в долгах ни по какому случаю. Мне довелось повидать в тюрьме многих несчастных, оказавшихся там за долги. А вам вечно хочется плыть против течения.

– Благодарю за добрые слова. – Виконт встал и медленно распрямил свое долговязое тело. – Стараюсь по мере сил. Но мне известно, что многие торговцы модными товарами из тех, кто обслуживает людей богатых, вынуждены рисковать и нередко несут из-за этого большие убытки. Они считают, что знатные клиенты создают им имя, но какая польза, вернее, какая прибыль им оттого, что они привлекают как можно больше богатых паразитов?

– Для человека знатного это чересчур республиканские речи, – пряча усмешку, заметил граф.

– Да, хорошо еще, что я не уроженец страны по ту сторону Ла-Манша, не так ли?

– Разумеется, – согласился граф и обратился к Дейзи, которая слушала все это с широко раскрытыми глазами. – Имейте в виду, что завтра Лиланд может высказать противоположное мнение, если ему это покажется забавным.

– Конечно, могу, – подтвердил Лиланд. – Но в данный момент мне всего лишь необходимо перемолвиться с мадам о деле, после чего мы, надеюсь, перекусим где-нибудь.

– Да, – ответил граф. – Кстати, попросите мадам, чтобы по крайней мере одно платье было полностью готово к завтрашнему вечеру.

Лиланд остановился и посмотрел на графа вопросительно.

– Ведь мы собираемся побывать с Дейзи в театре, не правда ли?

– Мы? – переспросил Лиланд.

– Во всяком случае, я намерен это сделать, – сказан граф. – Такая тоска сидеть в номере отеля и наблюдать, глядя в окно, как развлекается весь Лондон, в то время как ты не можешь принять участие в общем веселье, потому что недостаточно знаешь город. В случае с Дейзи это еще хуже, ведь ей нельзя вечером отправиться куда-нибудь одной.

– В самом деле, – произнес Лиланд без всякого выражения. – А можно ли мне поучаствовать в ваших развлечениях?

– Если вы будете настолько любезны, – ответил граф. – Вы знаете Лондон гораздо лучше, чем я.

– Решено, – сказал Лиланд, поклонился и отошел от них.

Дейзи наблюдала за тем, как он вальяжной походкой приближается к модистке. Виконт был настолько высок ростом и худ, что Дейзи подумала, не покажется ли он ей неуклюжим, однако он двигался с тем же ленивым и непринужденным изяществом, с каким разговаривал. Сегодня он был одет в черное и темно-серое, только на жилете она заметила ярко-малиновое пятнышко непонятного ей происхождения. Джентльмены, которых Дейзи видела на картинках в модных журналах, имели вид до крайности изысканный и аккуратный. Лиланд, слишком высокий и худой, был небрежен и вроде бы не помышлял об изысканности, но тем не менее являл собой само изящество во плоти. И это удивляло Дейзи.

Он переговорил с модисткой, потом легкой походкой направился к модели в золотистом платье, которое Дейзи хотела купить. Дейзи прищурилась, когда виконт остановился и улыбнулся девушке. На какой-то один безумный момент Дейзи подумала, уж не собирается ли он приобрести для нее это платье в порядке извинения за то, что так резко о нем отзывался.

Девушка-модель была высокой и стройной, с классическими чертами лица, но даже при ее высоком росте она вынуждена была смотреть на виконта снизу вверх. Черные гладкие волосы ее были зачесаны назад и собраны в пучок, как и у всех остальных манекенщиц. Ничто не должно отвлекать посетителей салона от демонстрируемого туалета, как объяснил виконт в самом начале показа.

Граф встал, за ним поднялась со своего места на диван-чикс и Дейзи, которая по-прежнему не сводила глаз с виконта. Она увидела, как тот поднял руку и тыльной стороной узкой и длинной кисти легонько провел по щеке девушки, что-то нашептывая ей на ухо. Он прав. Материя этого платья очень тонкая. Дейзи не могла не заметить, как обозначились под тканью кончики маленьких грудей девушки, когда Лиланд дотронулся до ее щеки. Дейзи теперь готова была поспорить, что говорят эти двое отнюдь не о покупке платья.

Она смешалась. Жест вовсе не был интимным, он просто не мог быть таким, особенно со стороны мужчины вроде виконта. Но ей он неожиданно показался свидетельствующим о близости. Дейзи нахмурилась.

– Не обращайте внимания на Ли, – сказал граф. – На уме у него нет ничего дурного.

– Я просто удивилась, – не подумав, проговорила Дейзи. Граф проследил за направлением ее взгляда.

– Удивились?

– Я не думала, что он проявляет интерес к... – Она запнулась, сообразив, что собиралась сказать, и покраснела.

– К чему? – немедленно полюбопытствовал граф.

Ладно, решила Дейзи, раньше не было подходящего случая узнать о графе то, что ей нужно, придется использовать этот.

– К... женщинам, – сказала она. Брови графа взлетели высоко вверх.

– Ли? Так вы строите на его счет подобные предположения?

– Я не имела намерения осуждать его, – поспешила оправдаться Дейзи. – Это не мое дело. Но его манера говорить... Я имела в виду... – Она снова запнулась, стараясь сообразить, как переменить тему, ибо изумление ее собеседника было неподдельным. – Вы должны помнить, как это было там, в колонии: говори что думаешь, а последнее слово пусть останется за дьяволом. Я слишком долго не была в Англии. Мне надо потрудиться над своим языком не меньше, чем над манерами.

Граф задумался, пристально глядя на виконта и девушку, которая как завороженная смотрела Лиланду в глаза.

– Вот оно что, – протянул он, и губы его сложились в улыбку. – Странная мысль. Забавно, – пробормотал он, как бы обращаясь к самому себе, и глаза его сверкнули. – Какая ирония! Непременно поделился бы с ним, если бы это не было совершенно недопустимо.

Граф снова повернулся лицом к Дейзи и произнес доверительно:

– Могу сказать вам на этот счет лишь одно: вам нет нужды беспокоиться по поводу пристрастий Лиланда, моя дорогая.

Итак, это правда, решила про себя Дейзи. Ну а что же насчет самого Джеффа?

– Кем бы еще он ни был, Лиланд – занимательный, приятный собеседник и по-настоящему добрый человек при всей его манерности, – продолжал граф. – Именно поэтому мне приятно проводить с ним время и моим сыновьям тоже.

– Однако жить с ним вместе, наверное, очень нелегко?

– Жить вместе с ним? – Граф рассмеялся. – Дейзи, виконт очень привязан к моему дому, но он в нем вовсе не живет!

– О, – только и смогла выговорить Дейзи и с величайшим облегчением улыбнулась графу.

– Итак, вы позволите? – спросил тот, в свою очередь улыбнувшись ей и подставлял руку.

– Да, благодарю вас, – ответила Дейзи, оперлась на его руку и посмотрела на графа снизу вверх с таким выражением, словно он сделал ей прекрасный подарок. Она даже не обратила внимания на то, что виконт, слегка нахмурившись, сосредоточенно наблюдает за ними.

Глава 4

– Вы так долго не навещали меня, милорд, – произнесла женщина подчеркнуто драматическим тоном. – Во всяком случае, мне это время показалось бесконечным. Я должна узнать причину, чтобы понять, как мне вести себя. Вы нашли себе другую?

Она лежала на кушетке; полупрозрачное платье в художественном беспорядке, одно колено согнуто, юбки задраны вверх так, что видны длинные ноги, а обнаженная грудь прикрыта только распущенными черными волосами.

– Помнится, вы произнесли точно такие слова в тот вечер, когда мы с вами познакомились, – отвечал Лиланд, глядя на женщину с улыбкой.

Она была явно озадачена.

– В тот вечер вы исполняли одну из второстепенных ролей в пьесе «Женский сюрприз», – пояснил он. – Играли очень хорошо.

Женщина оживилась и произнесла уже более естественно:

– Да, было такое. И даже не в театре «Хеймаркет», а в маленьком театрике в Брайтоне. Забавно, что вы это запомнили, но вы никогда не говорили мне об этом. Потому вы и разыскали меня, когда я приехала в Лондон?

– Нет, это было в Лондоне. Я посмотрел на сцену, снова увидел вас и решил, что судьба ко мне благосклонна, – сказал Лиланд, прижав руку к сердцу.

– Да, вы правы, – признала актриса, принимая сидячее положение. – Это хорошая реплика и самая уместная в данных обстоятельствах. Вы со мной покончили, не так ли?

Лиланд передернул плечами.

– Нет, прошу вас, только не это слово! Оно звучит слишком фатально и почти по-кухонному, если вы простите мне подобное выражение. Но да, боюсь, что время, проведенное нами вместе, пришло к концу. Право, я и в мыслях не имел чем-либо обидеть вас. Надеюсь, что для вас это было хоть и недолговременное, но приятное времяпрепровождение.

– Да. Сказать по правде, мне нравилось быть с вами. Вначале я не знала, чего от вас ожидать, потому что вы ведете себя необычно. Но вы забавный, с вами весело, и вы порядочный, чистый человек. И понимаете, как нужно вести себя с девушкой. Некоторые джентльмены раздражительны, другие попросту грубые свиньи, но вы способны дать столько, сколько получаете, и я благодарна вам за это. Я знаю нескольких молодых людей, которым доставляет удовольствие мое общество, и мне нравится думать, что и вы один из таких. Умеете сочетать приятное с полезным, так бы я это назвала: Еще раз спасибо вам.

Лиланд улыбнулся. Она никогда еще не произносила столь долгих речей, и ее новая, лишенная театральности ипостась оказалась просто очаровательной. Жаль, очень жаль, что она решилась быть с ним такой, какая есть, лишь тогда, когда он вознамерился с ней расстаться. Однако предназначенные для нее несколько недель миновали. Лиланд ни разу не удерживал при себе любовниц на более долгий срок. Стало бы трудно забыть, что он платит за общение с женщиной. Именно поэтому он и не посещал публичных домов.

Но ему приносил радость секс с теплой, отзывчивой на ласку партнершей. Ничто не могло сравниться с ощущением прильнувшего к нему женского тела, с чувством связи с другим существом – и не только связи телесной. Целью был сексуальный экстаз, но еще и пусть недолговременное, всего на несколько минут, чувство, что он уже не одинок, что он часть чего-то большего.

У него было не так много приемлемых вариантов для интимных отношений. Самый акт близости ему нравился, но: Лиланд был привередлив: глупая женщина с восхитительным телом привлекала его не больше, чем красивая молодая кобылка, – полюбоваться и только, не более того. В партнерше ему нужен был ум не менее, чем красота. Если женщина была образованной, он готов был простить ей некоторые недостатки наружности. Однако большинство просвещенных дам относились к тому же слою общества, что и он сам, и были ему недоступны. В отличие от многих мужчин своего круга Лиланд не заводил интрижки с замужними женщинами. Не вступал он в близкие отношения и с такими, что стояли значительно на более низкой ступени общественной лестницы, независимо от того, насколько они были красивы и умны. Эти последние хотели выйти замуж, что было вполне справедливо, а Лиланд старался всегда поступать по совести.

Он не хотел жениться, особенно после того как повнимательнее присмотрелся к институту брака в его различных проявлениях. Он был влюблен всерьез один, нет, даже два раза, но в обоих случаях ему предпочли другого: первый раз мужчину с более высоким титулом, а второй – субъекта с худшими намерениями, но весьма напористого. Сам Лиланд, впрочем, не делал ни той ни другой леди предложения руки и сердца, но был к этому близок.

У него была репутация хищника. Он это принимал как должное, так как читал, что, например, волки тратят куда больше времени на выслеживание и преследование добычи, нежели на ее пожирание. Лиланд удивлялся, как им удастся выжить. О себе он иногда думал примерно то же.

– Не останетесь ли на чашечку чая на прощание? – игриво спросила его почти уже бывшая подружка. – У меня готов чайник, так что я здесь не единственный горячий предмет.

Она рассмеялась, и смех оживил не только ее лицо, но словно бы сделал еще более притягательным полуобнаженное тело.

Лиланд улыбнулся и, склонив голову, посмотрел на женщину не без лукавства.

Она это заметила и спросила, протянув к нему руки:

– А почему бы и нет? Вы платили достаточно. На этот раз все за мой счет, милорд. Посмотрим, как оно получится на такой манер.

День уже клонился к вечеру. Лиланд пришел к ней, чтобы поставить точку, потому что присмотрел для себя сюжет поинтереснее. Но улыбка женщины была такой же искренней, как и ее предложение. Это было нечто новое и оттого неотразимое.

– Да, – сказал он и сел на диван возле женщины.

Взяв в руку прядь шелковистых волос, Лиланд пропустил ее между пальцами. Ладонь его коснулась кончика упругой груди.

– Да, – повторил он. – Благодарю сердечно.

– Милорд, – обратился к Лиланду его дворецкий, едва тот переступил порог, – у вас гость, он ждет в кабинете.

Лиланд поднял глаза и заметил, что дворецкий старается сдержать улыбку. Значит, гость хорошо ему знаком. Кто же это? Джефф? Он поспешил в кабинет и увидел молодого джентльмена, который его ожидал, стройного мужчину среднего роста, с правильными чертами лица, если не считать длинного аристократического носа, черноволосого, смуглого, словно цыган, отчего белозубая улыбка казалась особенно ослепительной. Но глаза у него были такие же синие, как у Лиланда.

– Даффи! – воскликнул Лиланд.

– Ли! – отозвался гость, вскакивая с места. – Наконец-то явился! Где ты пропадал? Впрочем, извини, это не мое дело. Я так рад тебя видеть!

Они обнялись и похлопали друг друга по спине.

– Ладно, садись, дай взглянуть на тебя. Право, есть на что посмотреть!

– На что смотреть? – спросил гость.

– На то, что ты счастлив, Даффид! Каждая твоя черточка излучает радость. Супружество стало для тебя не просто возбуждающим средством, а целебнейшим лекарством. В этом не может быть сомнения.

– Да, – ответил Даффид, улыбнувшись одним уголком губ. – На этот раз я не стану спорить, брат. Если бы я знал, что принесет мне брак, я женился бы давным-давно, если бы мог. Но я не мог, потому что лишь недавно встретил свою любимую, вот в чем... Боже милостивый, что я такое болтаю! – спохватился Даффид, прервав свои путаные объяснения.

– Ладно тебе, – сказал Лиланд. – Сядь и успокойся. Поговори со мной, расскажи, как и почему становятся счастливыми.

Даффид так и сделал. Говорил он долго. Поведал в подробностях, какие преобразования совершил в приобретенном имении, рассказал, какой сад намерена создать его жена, о проблемах с наймом работников и слуг – от каменщиков до горничных. Единственная причина, по которой полуприкрытые глаза Ли не приняли обычного скучающего выражения, состояла в том, что он искренне радовался за единоутробного брата. Рожденный той же матерью, Лиланд был старшим и наследовал титул и состояние. Даффид был незаконным плодом связи этой леди с бродячим цыганом, ребенком, брошенным ею сразу после рождения и не унаследовавшим ничего. Его уделом должен был стать тяжелый труд.

Они познакомились, будучи уже взрослыми, и обнаружили, что оба питают больше чем неприязнь к холодному бесчувствию матери. Оба наделены были острым и быстрым умом, оба, несмотря на кардинальную разницу в воспитании, страдали от сходных комплексов, и умели пользоваться своим неотразимым обаянием в тех случаях, когда того требовали обстоятельства их в равной мере трудного детства. Даффид наконец умолк и смущенно улыбнулся:

– Я, наверное, наскучил тебе до смерти. Но ты сам виноват – зачем спрашивал?

– Нет, тем, кто докучает мне пустой болтовней, я сразу даю понять, чего она стоит. На это я мастер. Я слушал тебя внимательно и от души рад, что все хорошо у тебя и у Мег. Кстати, где она?

Даффид так и просиял.

– Ли, ты первый, кто узнает. Она дома, потому что ей нельзя путешествовать в карете. Это опасно для ее здоровья. И не только ее. Ли, она ждет ребенка, нашего ребенка, который должен родиться летом! Подумать только – я стану отцом! Можешь ты этому поверить?

– Могу и уверен, что ты будешь замечательным отцом. Поздравляю!

– Пока нельзя! – предостерег его Даффид. – Слишком рано. Моя цыганская бабушка оторвала бы тебе голову за такие речи. Когда ребенок в первый раз вскрикнет, сообщая нам свое имя, вот тогда я приму твои поздравления с радостью.

– Я непременно хотел бы при этом присутствовать, если бы меня пригласили.

– Еще бы! Я специально приехал в Лондон пригласить тебя и Джеффа. И отсюда поеду верхом в деревню к Эймиасу и Кристиану, чтобы позвать их. Вот только разберусь со своими здешними делами – и в путь. Письма – это для вас, а мне нужно видеть живые лица. Я хочу, чтобы вы все приехали к нам погостить, как только я приведу в порядок дом. Ты почему хмуришься? Я думал, ты рад за меня.

– Ты когда в последний раз имел вести от Джеффа? – негромко спросил Лиланд.

Даффид сделал большие глаза и вскочил.

– Что с ним? Он болен? Я ничего не знал.

– Нет-нет, сиди спокойно, уймись. С ним все в порядке. Ну, ты просто не человек, а фейерверк!

Даффид сел, но виконт не последовал его примеру, а принялся мерить шагам и комнату. Это было настолько для него необычно, что теперь уже Даффид сдвинул брови, глядя на то, как перемещается по кабинету долговязая фигура.

– Нет, Джефф здоров, богат и разумен, как всегда, – говорил Лиланд. – Дело в том, что он... Черт побери, как бы это сказать? Он, понимаешь ли, потерял сердце, если не голову. Он встретил женщину, Даффи, и, кажется, полюбил ее.

– Вот как... Да, это, конечно... – забормотал Даффи, поглубже устраиваясь в кресле. – И что ты об этом думаешь?

– Ничего особенного. Я решил сказать тебе об этом до того, как ты увидишься с ним и познакомишься с ней. Впрочем, возможно, что ты уже знаешь ее.

Даффи явно забеспокоился.

– Это не Милли Оуэнс? Только у нее достанет бесцеремонности, чтобы навязываться ему. Чувств у нее не больше, чем у обезьяны. Да, конечно, она начала на него охоту, как только узнала, что он разбогател. Но ему-то она зачем, чего ради он остановил на ней свой выбор? Была у него с ней коротенькая интрижка, так, случайность, потому что он напился в доску, но начинать снова с такой...

– Это вовсе не Милли Оуэнс, – перебил брата Лиланд. Даффид нахмурился.

– Только бы не миссис Парсонс! Нет, это невозможно, она сошлась со Стэнли Бернсом и была вполне счастлива с ним.

– Нет, – сказал Лиланд. – С этой особой он не вступал в близкие отношения. Я не знал Джеффа в те времена, однако он никогда, и это мне хорошо известно, не связывался с замужними женщинами, а та, о которой я веду речь, была замужем, когда ты находился там. Ее имя Дейзи Таннер.

– Дейзи?! – вскричал Даффи. – Дейзи Таннер? Так она здесь? Это хорошо для нее. Но постой, а где же Таннер?

– Умер и, полагаю, не был горестно оплакан.

– Разумеется, нет. Настоящий ублюдок, не тем будь помянут. А Дейзи просто прелесть, но ведь она совсем девочка. Она и Джефф? Исключено. Он был всегда добр к ней, потому что жалел ее, но кому же ее не было жаль? У тебя что-то не в порядке с головой, братец, если ты воображаешь, что у нее с Джеффом может что-то получиться, – со смехом сказал Джефф.

– Кем бы она ни была тогда, теперь ей двадцать четыре года, – возразил Лиланд. – Она исключительно красива, обаятельна и, как я понимаю, богата. Правда, у нее есть небольшой физический недостаток, о котором ты, может, и не помнишь?

– У Дейзи физический недостаток? Какая жалость. Но я и вправду не припомню ничего подобного.

– Да-а, – протянул Лиланд. – Кажется, она не может стоять, не опираясь на руку Джеффа, и не замечает вокруг себя никого, кроме него. По крайней мере, она не в силах отвести от него взгляд. Но слух у нее отличный. Что-нибудь хоть отдаленно забавное, сказанное им, вызывает у нее смех. Джефф заметил ее слабость, и она его чрезвычайно радует.

Лиланд уселся напротив гостя и устремил на того озабоченный взгляд.

– Мы с тобой единокровные братья, Даффи. Отцы у нас разные, но ни тебе, ни мне не достался родитель, похожий на Джеффа. Он мудрый человек. Однако мужчины его возраста воображают, что молодые возлюбленные превратят их самих в юнцов. Иногда подобные союзы бывают удачными, но гораздо чаще нет. Если она смотрит на него как на отца, это неплохо. Джефф вполне годится для подобной роли. Но что, если за ее поведением скрывается нечто иное? Почему молодая, богатая, красивая женщина перебирается в Лондон с другого конца света, почему она, сойдя на берег с корабля, немедленно – да, да, немедленно, ибо так оно и было, – отыскивает мужчину вдвое старше себя и старается покорить его сердце?

Лиланд поморщился и продолжал:

– Меня это не только удивляет, но и беспокоит. Потому что, если она сумеет женить его на себе, а потом обзаведется молодым любовником, это подействует на Джеффа разрушительно. Ты же понимаешь! Мы оба имели возможность узнать, что такое неверная жена, хотя это и не было нашим личным опытом. Наша мать продемонстрировала нам это. Мы с тобой слишком хорошо знаем, какие беды может принести супружеская неверность. Я обеспокоен, я страшусь за Джеффа, которого могут ввергнуть в беду планы бойкой девчонки. Ты с ней знаком. Что ты об этом думаешь?

– Она уже не замужем, Ли.

– Но она была замужем, и ее не назовешь целомудренной при самом большом воображении, поскольку она овдовела, еще не отбыв срок наказания. Ее улыбки и кокетливые ужимки неотразимы для Джеффа. Он от них просто без ума. Вот я и спрашиваю тебя: что нам делать? И можно ли вообще что-то предпринять?

– Как долго она пробыла здесь? Взгляды и улыбки – еще не брачный контракт, – заметил Даффид. – Почему ты считаешь столь серьезным создавшееся положение?

– Она здесь уже неделю, – сказал Лиланд, пожав плечами. Брат прервал его речь взрывом громкого смеха.

– Неделю? Она прелестна, что правда, то правда. Но только Бог в состоянии совершить нечто серьезное за неделю.

– Это неделя ежедневных встреч за завтраком и обедом, совместных посещений театра, оперных или балетных спектаклей, – невозмутимо сообщил Лиланд.

Даффид уже не смеялся и даже не улыбался.

– Она не выезжает в свет без него, – продолжал Лиланд. – Уверяет, что никого не знает в обществе, а Джефф говорит, что готов оказывать ей любезность, пока Дейзи не обзаведется знакомствами. Она чувствует себя вполне удобно в его кармане, это уж точно. Должен сказать ради справедливости, что Дейзи очень хороша собой. Красивое личико, фигура просто сногсшибательная, а ее золотистые волосы великолепны. И вообще она больше похожа на ангела, чем на коварную соблазнительницу. Она неглупа и обаятельна. Если дела и дальше пойдут так, то я готов держать пари, что она станет твоей мачехой.

– Мачехой моей она не станет, – возразил Даффид. – Ведь Джефф не мой родной отец, хоть я и желал бы от всего сердца, чтобы он им был. – Он опустился в кресло и немного подумал. Потом с минуту пристально смотрел на брата. – Ну а ты? Бывал ты у Джеффа все это время?

–Да.

– Понимаю, – протянул Даффид с еле приметной усмешкой.

Лиланд взмахнул длинной рукой.

– Ничего ты не понимаешь. Я бываю там по просьбе Джеффа. Он не хочет губить ее репутацию, встречаясь с Дейзи наедине. Присутствие ее компаньонки не имеет особого значения, их все равно сочли бы любовниками. Это Джефф настоял, чтобы Дейзи по крайней мере наняла приличную компаньонку, и мне самолично пришлось заниматься подбором достойных кандидаток на эту должность. Слава Богу, я приехал навестить Джеффа в тот самый день, когда она появилась в его доме в сопровождении всего лишь горничной и, можно сказать, ворвалась в его жизнь сразу после того, как сошла с корабля на сушу. К счастью, у меня было на примете приличное агентство по найму, иначе трудно представить, как бы у нее все обошлось. Джефф говорит, что не знает, с кем ее знакомить. Его нынешние друзья, как он уверяет, слишком скучные и высокомерные люди, они не смогут оценить Дейзи по достоинству, а те, с кем он сошелся, еще будучи в заключении, примут ее независимо от его рекомендации. Он не может ввести ее в общество, пока она не приобретет полный гардероб и не усвоит утонченные манеры, ведь в Новом Южном Уэльсе Дейзи вряд ли могла практиковаться в этом отношении.

– Но манеры у нее вполне приемлемые. Она из хорошей семьи и отлично воспитана, – возразил Даффид. – Потому-то Таннер и решил жениться на ней, как только положил на нее глаз. Красивые женщины – редкость на корабле для заключенных. Таннер мог бы попользоваться ею в свое удовольствие, а потом бросить. Но она не только красива, невинна, а еще и благородного происхождения. Если бы ее папаша, этот проклятый дурак, не испортил отношений со своей родней, Дейзи вообще не попала бы в колонию. Таннер воспользовался случаем. Он вцепился в нее и не отпустил. Он знал, чем завладел. Настоящей редкостью.

– Да. Совершенно верно, – с ударением произнес Лиланд. – Случается, что она впадает в сентиментальный тон, однако она знает, как надо говорить и вести себя. Тем не менее Джефф опекает ее, словно наседка своих цыплят. Я бы не беспокоился до такой степени, если бы он проявлял поменьше отеческой заботы. Мне вообще не было бы до этого дела. Кстати, по усмешке, которую ты старался скрыть, я догадался, что ты подозреваешь, будто я поддался чарам ее больших карих глаз, – добавил он нарочито небрежным тоном. – Уверяю тебя, ты ошибаешься. Она даже не удостаивает меня ни единым взглядом.

Даффид посмотрел брату в глаза.

– А разве это имеет значение? Ты признанный ценитель женской красоты, а что касается Дейзи, ты сам назвал ее очаровательной.

Надменный взгляд, которым одарил его Лиланд в ответ на эти слова, вызвал у Даффида смех.

– И пожалуйста, не смотри на меня в своей излюбленной манере – глазами оскорбленного верблюда. Я не могу поверить, что она относится к тебе пренебрежительно. Не знаю, как это у тебя получается, но ты в состоянии совратить с пути истинного любую женщину, какую захочешь. И она тебя в самом деле не замечает? Стоп, ты-то сам был с ней любезен или изображал «Виконта Ваша Жестокость», как на той карикатуре? Будь честным, Ли, отвечай!

– Ты имеешь в виду дурацкую карикатуру Роулендсона? – переспросил Лиланд. – Бог мой, ни у кого в мире не может быть такого длинного носа! Разве что у герцога Веллингтона. Роулендсон нарисовал ее, потому что был должен мне солидную сумму и злился на это. У него гениальный карандаш, но ему не следует заключать пари с пьяных глаз. А это практически означает, что делать это ему никогда не надо. Но я никоим образом не был жесток или вроде того по отношению к Дейзи, а если бы и позволил себе нечто в этом духе, она не обратила бы на мое поведение никакого внимания. Говорю же тебе, что она смотрит только на Джеффа.

– В таком случае мне пора к этому приглядеться, – признал Даффид. – Постараюсь добраться до самой сути дела, Не думаю, чтобы она была способна проявить особое коварство, но нет никакой возможности провести мошенника столь опытного, как я.

– Каким ты был в прошлом, – поправил Даффида брат. – А что, я в этом смысле ничего не стою? – добавил он с некоторой обидой.

– У тебя тоже есть кое-что на совести, Ли. Будь бдительным, не то это кое-что тебя погубит.

Они расхохотались. Оба были, по-видимому, довольны беседой и кивнули друг другу, как бы заверяя: будь что будет, но теперь мы станем действовать вместе.

Глава 5

– Я хотела бы приобрести платье золотистого цвета, – говорила Дейзи модистке. – Но не то, которое вы мне показывали прошлый раз. Вернее сказать, не в точности такое. Мне оно понравилось, но я не хочу, чтобы виконт Хей посмеивался надо мной весь вечер. Вы же слышали, как он говорил, что оно слишком... откровенное, что оно вообще не для меня и тому подобное. Но сегодня я приглашена на обед с ним и с графом. Они сказали, что у них для меня сюрприз, что меня приедет повидать один мой старый друг, и поэтому я хочу выглядеть как можно эффектнее. Я понимаю, что времени мало, и подумала вот о чем. Не могли бы вы сделать изменения в уже готовом платье? Оно такое красивое. Пожалуйста, мадам, прошу вас, скажите, что вы сумеете приготовить для меня что-то подходящее!

Эта молодая леди, подумала мадам Бертран, заметив, каким преданным взглядом смотрит на свою подопечную компаньонка, способна очаровать даже замшелый камень. К тому же деньги есть деньги, а привез даму сюда не кто-нибудь, а виконт Хей. На тех, кого рекомендовал он, удалось немало заработать.

– Думаю, что могла бы, – произнесла модистка вслух. – То платье еще не продано, Я попытаюсь внести в него изменения. Но всего за день... Право, не знаю.

– О, пожалуйста. Я уверена, что можно добавить нижнюю юбку или еще что-нибудь, чтобы платье больше подходило мне. Цена... – Тут она сделала паузу, чтобы набраться храбрости. – Цена не имеет значения.

Она ждала, почти надеясь, что ответ будет отрицательным. Цена была для нее важной в любом случае, она боялась слишком широко тратить деньги, Но если виконт говорил правду, а ведь граф и ее компаньонка подтвердили его слова, то у нее есть время, прежде чем придется платить по счетам. Если правда, что кредиторы предоставляют леди специальные преимущества, то ей нечего особенно беспокоиться. К тому моменту, когда нужно будет платить неукоснительно, она может выйти замуж или сделанные ею вложения успеют принести серьезный доход. Похоже, все принимают ее за леди. Стало быть, и вести себя она должна соответственно, в том числе и делать долги, хотя это ей претит.

Дейзи взяла наемную карету, как только Хелена сообщила, что магазины уже открыты. И пришла в восторг, когда та же Хелена сказана, что ни одна леди не встает так рано. Гораздо легче разыгрывать роль дамы, ничем не обремененной, когда рядом нет ни одной истинной леди...

– Пожалуйста? – повторила она с вопросительной интонацией, улыбаясь мадам Бертран.

– Так, давайте посмотрим, – произнесла наконец модистка и хлопнула в ладоши. – Марго! – позвала она. – Наденьте платье из золотистой ткани и немедленно выходите сюда.

Спустя всего несколько минут появилась та самая манекенщица, высокая и темноволосая, которая демонстрировала платье в прошлый раз. Платье и теперь показалось Дейзи великолепным.

Мадам медленно прошлась вокруг девушки, что-то приговаривая и время от времени вставляя в свои замечания одобрительное французское oui – «да».

– Шлейф добавит элегантности, но он должен быть розовым... из розового газа. Oui. Спускаясь от талии, он смягчит золотой блеск, словно легкое облачко сияние восходящего солнца. И нижняя юбка нужна, mais oui, она просто необходима. Мы уменьшим вырез и добавим шемизетку, чтобы золотистая ткань не выглядела второй кожей. Так, длинные рукава с буфами на плечах... Oui. И ленты розовые, золотые будут слишком кричащими для вашей наружности, мадемуазель, виконт был прав. Однако розовые пятна здесь И там приглушат золото, и тогда вы засияете во всей красе... Да, – сделав паузу, произнесла это короткое слово уже по-английски мадам Бертран, – мы оденем вас в платье настолько вашего стиля, что даже виконт Хей не сможет назвать его вызывающим, хотя, по существу, оно таким и останется. Но уже не будет слишком броским. Оно красиво и так, – добавила модистка с нескрываемым сожалением, – но виконт прав. Подобные платья хороши для женщин, которые знают, как их носить, и умеют это делать. Да, мадемуазель, мы сможем сделать все, что надо.

– Благодарю вас! Так займитесь им, пожалуйста, – оказала Дейзи и добавила: – Но я не мадемуазель, а мадам Таннер. Я вдова. Я знаю, как носить такие платья, но, увы, я леди и не могу себе этого позволить.

Улыбка Дейзи отнюдь не была при этом похожа на улыбку леди.

Ну, эта далеко пойдет, подумала модистка не без одобрения.

– Мне только нужно подобрать подходящую ткань для шлейфа, – произнесла она вслух, – и мы примемся за дело.

Мадам Бертран направилась в рабочую комнату.

– Марго, – окликнула она модель через плечо, – пожалуйста, снимите и принесите мне это платье, а сами наденьте голубое. Графиня вот-вот приедет, а мы с вами знаем, как она любит этот цвет.

Чтобы засиять, Дейзи не нуждалась в розовом газе; она чувствовала себя победительницей. Какой бы сюрприз ни готовился преподнести ей Джефф, она сохранит полное самообладание. У нее вполне приличная компаньонка, к обеду она наденет восхитительное платье, и любой, кто бы ни явился повидаться с ней, увидев ее на вершине успеха, забудет о ее злосчастном замужестве.

Дейзи все еще улыбалась, когда к ней приблизилась манекенщица в золотистом платье.

– Поздравляю, – произнесла женщина низким грудным голосом. – Платье будет выглядеть на вас великолепно. Но, право, очень жаль, что вы не можете носить его таким, какое оно есть. Виконт Хей был от него в полном восторге.

– Вот как? – спросила Дейзи и подняла глаза на говорящую.

У нее сразу возникло ощущение, что женщина смотрит на нее с высоты своего роста с некоторым пренебрежением, и оттого, что та улыбалась, это чувство было вдвойне неприятным. Модель была стройной и длинноногой, словно юноша, о ее принадлежности к слабому полу свидетельствовали округлости маленьких грудей и женственные, хоть и узкие бедра, но от нее, тем не менее, исходила аура сильной чувственности. Дейзи этому ничуть не удивилась. За время тюремного заключения она повидала немало самых разных женщин и поняла, что судить об их сексуальных вкусах и склонностях на основании величины груди и бедер не более чем заблуждение.

Научилась Дейзи и легко распознавать насмешку по отношению к себе, в какую бы завуалированную форму она ни облекалась. Ведь человек, даже не имея возможности говорить вполне откровенно, всегда может ясно выразить свое мнение при помощи различных модуляций голоса. Она молча ждала, надеясь узнать больше.

Манекенщица это поняла.

– Он предложил купить это платье для меня, – сообщила она, слегка наклонив свою гладко причесанную головку. – Но мне оно ни к чему, так я ему и сказала. Кстати, ему еще больше пришлось по вкусу, когда я его сняла.

Улыбка стала шире; женщина кивнула еще раз и удалилась с таким видом, словно достигла своей цели.

Слова ее можно было истолковать по-разному. Дейзи была не настолько глупа, чтобы не понять этого. Ее предостерегали, тут сомнения быть не могло. Неясно, правда, от чего и зачем.

– Что она имела в виду? – сдвинув брови, спросила Хелена.

Дейзи знала Хелену Мастерс всего неделю, но успела за это время оценить ее по достоинству как хорошего, доброго человека. Миссис Мастерс, женщина образованная, овдовела после десяти лет замужества. Но замужем она была за порядочным человеком и всегда жила среди хороших людей, сохранив в чистоте свое сердце.

Дейзи рассмеялась.

– Скорее всего, она хотела сказать, что виконт предпочитает женщин без платья. Пустяки.

Но это было важно, так как имело отношение к ее планам на будущее. И Дейзи вес еще размышляла о словах модели, покидая магазин.

В лучах заката новое платье сияло, словно солнечный восход. Шелковая ткань шелестела и сверкала при малейшем движении, отливая блеском золота, приглушенным бледно-розовым, матовым, словно нижняя сторона лепестков розы; цветом шлейфа. Модистка прислала платье задолго до того, когда надо было одеваться к обеду. Но Дейзи решила примерить его заранее, чтобы убедиться, что оно в точности такое, какое она собиралась надеть сегодня вечером.

Ей и в самом деле очень хотелось носить это платье и никогда не снимать. Оно украшало ее, возвеличивало в собственных глазах, льстило ей, в нем она чувствовала себя богатой и уверенной. Дейзи стояла посреди спальни в своих апартаментах в отеле и любовалась восхитительным созданием, которое смотрело на нее из зеркала. Как бесконечно далеко она сейчас от Ботани-Бей, и целый мир отделяет ее от плавучей тюрьмы – вонючего корабля, доставившего ее к тем берегам. Элегантная красавица в зеркале не могла ступить ножкой в шелковой туфельке на ту землю, ей бы такое и во сне не приснилось. Но она до сих пор и представить не могла, что может выглядеть, как сейчас. А Таннер! Если бы он увидел ее в таком платье...

Глаза у Дейзи потемнели и словно бы затянулись пеленой, когда перед ее мысленным взором возникло то, что не отражалось в зеркале.

Таннер замер бы на месте с разинутым ртом, как это бывало всегда в тех случаях, если она выглядела особенно привлекательной. Скажем, когда ему удавалось увидеть, как она, обнаженная, встает из ванны, или поднимает руки вверх, надевая платье, или просто развешивает во дворе выстиранное белье, и тонкая ткань платья просвечивает в лучах солнца, обрисовывая контуры ее тела.

Таннер ухмылялся и обхватывал ее обеими руками, и ей не дозволено было хоть раз сказать «нет». Дальнейшее было не так уж тяжело и неприятно, и Дейзи не могла взять в толк, почему она никак не может к этому привыкнуть, отчего ее охватывает страх, а внутри все сжимается, едва она заметит, что Таннер разглядывает ее с вожделением. Акт близости занимал всего-то несколько минут...

Но ей самой это всегда казалось слишком долгим. И было отвратительно, нестерпимо, что она доставляет ему наслаждение против собственной воли. Вот почему она одевалась в темное, старалась мыться только в отсутствие Таннера и...

Дейзи глубоко, прерывисто вздохнула. Таннера больше нет. И никогда не будет. Она может одеваться, как принцесса, купаться в любое время, и никто не посмеет дотронуться до нее, если она того не пожелает. Никто.

– Дейзи? – прервала ее размышления Хелена. – Что-нибудь не то с платьем?

– Нет, – ответила Дейзи, возвращаясь к действительности, – Оно очень красиво.

– Оно восхитительно, – сказала Хелена. – Мало того, вы сами очень красивы в нем. Сидит на вас великолепно, его цвет подчеркивает цвет ваших волос и глаз. Вы просто поразите всех. Скажите, это большой званый обед? Я спрашиваю об этом только потому, что платье очень роскошное.

Дейзи растерянно заморгала. Она увидела в зеркале отражение Хелены позади себя. Ее компаньонка и горничная взирали на нее с выражением восторженно-удивленным. Но платье вдруг показалось Дейзи каким-то неуместным, театральным, слишком изысканным по сравнению с тем, во что были одеты обе женщины. На горничной простое серое платье, на компаньонке ее повседневное светло-лиловое одеяние с глухим высоким воротником, весьма скромное. Дейзи подумалось, что лицо у Хелены грустное и задумчивое, и можно понять почему. Сама Дейзи провела много лет, не имея возможности купить для себя то, что ей нравилось. Как тут не понять!

Она тряхнула головой: нужно прояснить ее. А чтобы посмешить своих собеседниц, несколько раз повторила это движение – вроде щенка, выскочившего из воды.

– Даже слишком роскошное, – с улыбкой произнесла она. – Попробуй только тронь хоть одним пальчиком. Оно чересчур изысканно. Я не могу надеть его сегодня вечером. А может, и никогда не смогу, разве что во время коронации, если стану королевой. Заверну платье в материю и уберу до тех пор, пока не представится подходящий случай воспользоваться им. Что-нибудь особо важное. Сегодня я надену платье, которое сшила себе перед отъездом сюда. Оно тоже розовое и очень миленькое, и у меня есть шаль золотистого цвета, которая его оживит. Но это? – Дейзи подняла руки и расставила их в стороны на уровне плеч. – Я боюсь в нем двигаться! Я себя чувствую лягушкой в шелковом кошельке – а вдруг я испачкаю ткань прикосновением своей кожи! Я не хочу, чтобы это платье загрязнилось или промокло, я не знаю, как в нем жить! Виконт был прав: это не для меня. И вот еще что... – Дейзи прикусила кончики пальцев и помолчала. – Это платье во вкусе виконта! А я настолько же желаю жить собственной жизнью, насколько хочу быть одетой по моде. Завтра мы снова отправимся к модистке и выберем несколько платьев попроще, которые я буду носить без опаски.

– Но вы уже заказали несколько, – напомнила Хелена.

– Совершенно верно, тем не менее, не помешает заказать еще. Кстати, вам тоже нужны новые платья. – Дейзи заметила, что компаньонка задета ее словами, и поспешила добавить: – Я вовсе не считаю, что вы плохо одеты, но если мне положено выглядеть блестяще, а как мы уже знаем, мадам Бертран шьет только выдающиеся вещи, то и вам это надлежит. Я оплачу счета, – сказала она и приподняла руку, предупреждая возражения компаньонки. – Считайте эти новые платья чем-то вроде униформы. Недопустимо, чтобы я появлялась в обществе, разряженная в пух и прах, а вы были одеты подчеркнуто скромно. Меня сочтут чудовищно суетной особой, которая старается отодвинуть вас на второй план, поскольку вы очень привлекательны.

Хелена рассмеялась:

– Как может кто бы то ни было смотреть на кого-то, кроме вас? С вашим лицом и волосами? Да ни один мужчина даже не взглянет на другую женщину, если вы в комнате! И во всяком случае, – добавила она уже более спокойно, – компаньонке не пристало быть чересчур заметной.

– Это почему же? – задала вопрос Дейзи, уперев руки в бока. – Просто смешно. Отчего вам не выглядеть заметной? Нет-нет, не спорьте. – Она снова подняла руки. – Но пожалуйста, помогите мне избавиться от этого прекрасного платья прямо сейчас, я боюсь сделать в нем даже один шаг.

Дейзи испытывала смутный страх, входя в этот вечер в дом графа, но никому и ни за что не призналась бы в этом. На ней было пусть и не самое шикарное, но красивое платье. Волнистые локоны, схваченные высоко на затылке шелковой лентой, ниспадали на спину золотым каскадом. На шею Дейзи надела купленную на днях простую камею на тончайшей золотой цепочке. Туфельки на ней тоже были новые. Начиная с вновь приобретенного нижнего белья и кончая новым плащом с капюшоном, ей нечего было стесняться.

– Вы не решаетесь войти? – спросила Хелена.

– Видите ли, я не знаю, кто там будет, – шепотом ответила Дейзи и улыбнулась. – Ладно, была не была. Жди худшего и получи лучшее, – произнесла она с наигранной бравадой, вскинула голову, приподняла длинный подол плаща и вошла в прихожую.

Хелена Мастерс почтительно следовала за ней на расстоянии в два шага.

Ну что ж, Джефф бывал в Порт-Джексоне и знал, как она там жила. Она сомневалась, чтобы он пригласил сюда кого-нибудь из приятелей Таннера. Джефф Сэвидж пользовался в колонии большим уважением за свою отзывчивость, за то, что у него для каждого была наготове приветливая улыбка, но и он сам, и его мальчики общались только с людьми добропорядочными. Среди них не было ни одного из дружков Таннера.

И тем не менее, за исключением немногих подруг, там не было ни одного человека, с которым Дейзи желала бы встретиться, и весьма много было таких, на которых она даже издали не хотела бы взглянуть. Снова – и совершенно безуспешно! – пыталась она понять, почему она, женщина, с которой скверно обращался муж, привлекала мужчин, способных относиться к ней столь же дурно. Она радовалась, что вышла замуж за Таннера, лишь в те минуты, когда замечала похотливое выражение в обращенных на нее взглядах его дружков, особенно явное, после того как ему случалось прибить ее в их присутствии.

Дейзи вспомнила, как ей приходилось спасаться от них после смерти Таннера, и губы ее невольно сжались в жесткую прямую линию. Она могла бы сделать то же самое снова, хотя это занятие ей не нравилось.

– Дейзи! – воскликнул граф, который вышел в холл, чтобы поздороваться с ней, и заметил выражение ее лица. – Что вас так огорчило?

– Ничего, – ответила она, одним движением плеч сбросив плащ на руки подошедшему к ней лакею. Дейзи подняла на графа глаза и почувствовала, как напряжение оставляет ее при виде такого знакомого и доброго лица Джеффа. – Ну хорошо, вы угадали, меня кое-что беспокоит, – призналась она. – Я не люблю сюрпризов. Что это за человек, которого вы пригласили встретиться со мной?

Граф рассмеялся.

– Думаете, он один из тех, кто докучал вам своим назойливым вниманием? Не волнуйтесь, Дейзи. Этот человек вам будет приятен.

Дейзи взяла Джеффа под руку и серьезно посмотрела на него снизу вверх.

– Это правда, Джефф?

Он кивнул:

– Истинная правда, говорю вам от всего сердца.

Дейзи бросила взгляд в ту сторону, где из холла вела дверь в гостиную.

– Тогда – вперед, – сказала она. – Чем скорее, тем лучше.

Они направились к двери в салон; Хелена следовала за ними. Дейзи увидела двух мужчин, оба встали, когда она вошла в комнату. Одним из них был виконт Хей, который поклонился ей с обычной сардонической улыбкой. Второй, пониже ростом, чем виконт, очень смуглый и мужественно красивый молодой мужчина, выглядел в своем строгом, прекрасно сшитом костюме весьма изысканно. Дейзи не знала иных джентльменов, кроме Джеффа и виконта Хея. Она сдвинула брови. Этот нахальный тип стоял прямо перед ней и смеялся, зубы его казались особенно белыми на смуглом лице.

– Вы не узнаете меня? – спросил он. – Это удар по моему самолюбию. Я-то думал, что вы помните меня, миссис Ти.

Дейзи широко раскрыла глаза.

– Даффи! – радостно воскликнула она и бросилась к нему. – Разумеется, я помню вас! В самые тяжелые времена вы находили для меня доброе слово, а ведь нам обоим пришлось немало вытерпеть, верно? Но я никогда не видела вас таким нарядным. Господи, дайте же хорошенько разглядеть вас! – Дейзи присмотрелась к молодому человеку. – Настоящий джентльмен с головы до пят.

– Это всего лишь обманчивая внешность, на самом деле я не такой и готов поклясться, что вам это хорошо известно. Вот вы, Дейзи, истинная леди.

– Чего нет, того нет, – возразила она. – Полагаю, что на самом деле вы так и думаете. Бог мой, да стоит только взглянуть на нас обоих! Ни дать ни взять парочка грачей, которые строят из себя лебедей.

– Трио, – поправил ее граф.

– Нет! – воскликнула Дейзи, резко повернувшись к нему. – Вы джентльмен по рождению, Джефф, и всегда им были.

– И вы тоже, – мягко и спокойно напомнил он. – Вы урожденная леди. Запамятовали?

Немного помолчав, Дейзи сказала:

– Я стараюсь вспомнить.

Это прозвучало очень искренне.

Граф в ответ посмотрел на нее с улыбкой, полной такого сочувствия и понимания, что Дейзи впервые после отъезда из Нового Южного Уэльса по-настоящему оценила правильность своего решения приехать в Англию, найти Джеффа и постараться устроить жизнь вместе с ним.

Потом она подняла глаза на виконта и снова усомнилась в себе. Выражение его лица, которое она успела заметить, мгновенно изменилось. Однако Дейзи всегда ожидала от Лиланда оскорбительного пренебрежения, смешанного с недоверием, и теперь увидела именно это.

– Господи! – воскликнула она. – Ну какая же я леди? Где мои хорошие манеры? Я все забыла или почти все. Но я стараюсь, как могу. Со мной моя компаньонка, миссис Мастерс, она приняла на себя обязанность напоминать мне о том, как следует себя вести в обществе. Хелена, это Даффид, подопечный графа, один из самых славных молодых людей, отправленных в Ботани-Бей по ошибке.

Даффид рассмеялся и сделал короткий поклон.

– То же самое говорит каждый заключенный в колонии. В моем случае это не было ошибкой. Но вы можете не беспокоиться о вашем кошельке, миссис Мастерс. Я покончил с прежней жизнью, когда познакомился с графом. Дейзи, прошу вас, расскажите о вашем долгом путешествии и о том, как идут дела в Порт-Джексоне.

– Дорога сюда была для меня куда более приятной, чем путь отсюда, как вы понимаете. Думаю, вас уже не слишком занимают дела в тех краях, но если я не права, то могу сказать, что мы там обрели много новых жителей. Похоже, опустошены все ваши здешние тюрьмы... – Дейзи сделала паузу, досадливо прикусив нижнюю губу. – А ведь мне не следует употреблять слово «мы», правда? Боже мой, до чего же трудно существовать между двумя мирами! Вам это не кажется?

– Да, – согласился Даффид. – Но со временем это чувство слабеет и забывается, как дурной сон.

– Да, все проходит, – произнес граф мягко и задумчиво. – Но не до конца, и это хорошо, поймите. Полезно вспомнить плохие времена, когда вас по какой-нибудь причине обуревает жалость к самому себе. Уверяю вас, что после этого жизнь начинает казаться куда более привлекательной.

Все трое улыбнулись друг другу.

Виконт наблюдал за ними, потом повернулся к Хелене Мастерс, и они обменялись понимающими взглядами. Граф это заметил и сказал:

– Это не относится к Лиланду и... – Он помедлил, видимо, припоминая имя компаньонки. – И миссис Мастерс. Идемте же, обед подан. Мы потом поговорим и обменяемся воспоминаниями, но только, Даффид, не забывай, пожалуйста, что нынче у меня в гостях и люди с тонкими чувствами.

– А ты помнишь, что я живу с леди? Моя жена тоже деликатная женщина. Я не собираюсь шокировать миссис Мастерс, – пообещал Даффид.

– Меня не так просто обескуражить, сэр, – возразила Хелена.

– Я имел в виду виконта Хея, – сказал граф.

Он был вознагражден смехом всех троих и шутовским поклоном Лиланда.

Дейзи вздохнула. Сюрприз Джеффа оказался приятным, однако ее беспокоило, не последует ли чего-нибудь еще. Она определила свой курс, и ей хотелось одного: спокойного плавания к тому проходу в церкви, который соединит ее с новым мужем – Джеффом.

Глава 6

Дьявол побери эту девчонку за ее красоту, с досадой думал Лиланд, и дважды – за то, что в ней определенно есть изюминка. Одной лишь красотой такого мужчину, как граф, не проймешь. Лиланд снова поднес к губам бокал с вином, не теряя при этом из виду хозяина дома и его очаровательную гостью.

Ясноликая, живая, с обаятельной улыбкой и при этом остроумная, эта женщина была незаурядной. Рыжевато-золотистые волосы просто великолепны и в отличие от многих других рыжеволосых женщин не портят, а лишь подчеркивают ее красоту. По маленькому носику разбросаны крохотные веснушки, их так и хочется поцеловать. Фигура просто прелестная, ничего не скажешь. Во всяком случае, она такова, с его точки зрения. Но вообще-то говоря, эта женщина не в его вкусе... Лиланд приостановил ход рассуждений. Он всегда старался быть честным с самим собой. Разумеется, она в его вкусе. Более того, она придется по нраву любому нормальному мужчине.

Лиланд прищурился, когда Дейзи рассмеялась какой-то шутке графа. То был чистосердечный, звонкий смех, к которому с удовольствием присоединился бы мужчина. И это не единственное, что охотно разделил бы и он сам, подумал Лиланд, заметив, как дрогнула от смеха высокая грудь Дейзи. Нет смысла говорить, что на ней слишком смелое платье, угрюмо отметил он про себя. Теперь все женщины носят такие платья, сшитые из тонкой ткани, с низким вырезом и высокой талией, что заостряет внимание на груди. Впрочем, грудь этой женщины не нуждается в том, чтобы ее подчеркивали.

Несмотря на женственность всех ее форм, она была стройной и гибкой. Изящными и грациозными были ее руки. И шея. Лиланд замечал такие вещи. В данном случае он увидел все, стараясь отыскать у Дейзи хоть один недостаток, Пожалуй, единственное, что его не устраивало, – это неподобающее увлечение Дейзи мужчиной вдвое старше ее.

Что еще можно сказать о ее наружности? У нее чистая кожа, длинные ресницы, прелестные мочки ушей. И волосы совсем иные, чем у брюнеток, до безумия модных в этом сезоне. Дейзи не наделена классической красотой, но она чем-то напоминает ему изображение Венеры, стоящей в морской раковине на гребне волны, – он видел однажды эту картину. Но для античной богини Дейзи чересчур миниатюрна и пикантна.

Чего ради она так цепляется за рукав Джеффа, с жадностью ловит каждое произнесенное им слово, радуется любой его шутке, и делает печальное лицо, едва он заговорит о чем-нибудь серьезном? Она смотрит на него выжидательно, стоит ему просто кашлянуть. Существует ли предел внимания для увлеченного слушателя? Сама Сара Сиддонс не могла бы удержать зрителей в таком напряжении, с каким Дейзи внимает графу, когда он всего-навсего просит лакея переменить ему вилку.

Граф Эгремонт – очень хороший и великодушный человек, он не утратил с годами внешнего обаяния и прекрасно держится для мужчины своего возраста. Но, тем не менее, он не относится к тому типу, который заставляет сердце женщины биться быстрее. Графа никак нельзя назвать неотразимым или соблазнительным. Его значительное состояние заменяет ему оба этих качества. Возможно ли, что вдова Таннера именно поэтому ведет себя по отношению к нему так, словно он единственный мужчина за столом, в комнате и даже во всей Англии? А ведь она говорила, что богата теперь. Надо бы поинтересоваться этим, провести некое расследование.

Лиланд мельком взглянул на Даффида: замечает ли тот происходящее?

Но Даффид как раз в эту минуту рассмеялся чему-то сказанному Дейзи. Лиланд вздохнул. Она общительна и настолько красноречива, что могла бы затмить уж не меньше трех леди, окончивших самую престижную школу. Даже трудно поверить, что она была осуждена как преступница и отбыла свой срок. Но в тюрьме побывали и Даффид с графом, хоть и по ложному обвинению. Лиланд сомневался, что Дейзи по уши влюблена в Джеффа. Казалось, она сильно переигрывает. Себя он не считал законченным тупицей, но даже самые остроумные его замечания не встречали и вполовину такого одобрительного приема, как самые банальные изречения графа.

– Скажите, миссис Таннер, каковы ваши планы теперь, когда вы вернулись в Англию? – спросил он, воспользовавшись короткой паузой в разговоре.

Все повернули головы к нему, так как слова его прозвучали с неожиданной для него самого резкостью. Улыбка исчезла с лица Дейзи, когда она посмотрела на Лиланда через стол.

– Я бы сказал, – продолжил Лиланд, нарочито растягивая слова, дабы подчеркнуть, будто интерес его к этой теме не так уж велик, – что любому из нас знакомо и понятно чувство радости при возвращении домой. Что касается меня самого, то после приезда из достаточно долгого путешествия по чужим краям я испытываю глубокое облегчение, и мне даже думать не хочется, чем я займусь на следующий день. Но примерно через неделю возвращается моя старая знакомая – скука. Вот я и спросил, какие у вас намерения? Как вы собираетесь бороться со скукой?

Вместо Дейзи ответил граф:

– Там, в Ботани-Бей, мы не думали о скуке, Ли. Тем более о старой знакомой скуке, по вашему выражению. Мы мечтали о грядущих днях с нетерпеливой тоской ожидания.

– Совершенно верно, – подхватила Дейзи. – После того как я вышла замуж, мне показалось вначале, что жизнь моя наладится. Но я ошиблась, лучше не стало. – Заметив холодное выражение на лице виконта, она добавила: – Я понимаю, что нехорошо с моей стороны говорить дурно о покойном муже, но никто из сидящих за этим столом не назовет наше супружество браком по любви. Для меня оно было вынужденным результатом стечения тяжелых обстоятельств, и я думала не о скуке, а об избавлении. А теперь, когда с этим покончено... – Дейзи сделала паузу и, помолчав, сказала: – Полагаю, я хочу того, о чем и не помышляла. Душевного покоя и, по возможности, счастья.

Лиланду пришло в голову, что слова ее сами по себе хороши, если не считать того, что они предназначались исключительно для графа, как и ее грустная улыбка.

– Вам надо бы составить перечень того, что могло бы сделать вас счастливой и принести вам душевный покой, – неожиданно вмешалась в разговор Хелена Мастерс.

– Я так и поступлю, – откликнулась Дейзи уже весело. – И первым номером в моем списке пусть будет еще немного того вкусного супа, который я только что ела.

– Вас легко обрадовать, – заметил граф, жестом подзывая лакея. – В отличие от моего повара. Но сегодня он будет на седьмом небе, услышав, что его искусство занимает первую строчку в списке ваших предпочтений.

Все рассмеялись, но в глазах у Лиланда веселья не было, они смотрели на Дейзи с неким расчетом и возрастающим интересом. Своим ответом она мастерски парировала отличный удар, а виконт любил хорошие поединки.

– Не вижу смысла в том, чтобы мы, трое мужчин, удалились пить свой портвейн, предоставив самим себе наших дам, – заговорил граф. – Я предлагаю; чтобы мы перешли в гостиную все вместе. Вы играете, Дейзи?

– В карты? – спросила она. – Играю и даже очень хорошо. Меня научил папа.

– В таком случае вы не самый лучший игрок, – сухо возразил Даффид.

Дейзи усмехнулась:

– Пусть так. Но я усвоила от него и то, чему он не учил меня. Я поняла, насколько тяжело и даже больно проигрывать, и потому не теряю головы за игрой.

– Я имел в виду пианино или арфу, – уточнил граф. – Но если вы предпочитаете карты, мы можем сыграть.

Дейзи смешалась и застенчиво пояснила:

– Я играла на пианино, и мне это нравилось. Но с тех пор много воды утекло... Вот и второй пункт в моем списке: научиться музицировать снова.

– Я буду рада поиграть для вас сегодня, – предложила Хелена. – И могу позаниматься с вами, если вы захотите, миссис Таннер.

– Дейзи! – поправила ее нанимательница. – Пожалуйста, обращайтесь ко мне только так.

– Даже в обществе? – спросила компаньонка.

– Везде, – настоятельно потребовала Дейзи.

Все встали из-за стола и по длинному коридору прошествовали в гостиную. В камине уже горел огонь, шторы на высоких окнах были задернуты, а лампы зажжены. Слуги, должно быть, заранее получили от хозяина указания, потому что несколько ламп было сосредоточено вокруг пианино, стоящего в углу комнаты.

Граф позаботился, чтобы Дейзи удобно устроилась на диванчике, и подошел к фортепиано.

– Инструмент перешел ко мне вместе с домом, он украшен изображениями античных богов и богинь, – сообщил он, указывая на замысловатые золотые фигурки на крышке черного дерева. – Но я не знаю, когда на этом пианино играли в последний раз, и не могу сказать, настроено оно или нет.

Хелена Мастерс подняла крышку и пробежалась пальцами по клавишам.

– Некоторые ноты нуждаются в коррекции, – сказала она, – но играть можно и сейчас. Прекрасный инструмент.

– В таком случае давайте выберем для него достойную пьесу.

Граф достал из шкафчика пачку нот, и они с Хеленой начали их перебирать.

– Я вернусь через минуту, – обратился Даффид к Дейзи. – По незначительному делу, о котором не принято сообщать леди, – понизив голос, добавил он, – но вы меня знаете, Дейзи, и не подумаете, будто я намерен вас оставить.

– И вам известно, – возразила Дейзи, – что я вовсе не леди.

– Неправда, настало время, когда вы должны считать себя ею, и только так, – сказал он и повернулся к виконту. – Послушай, Ли, не позаботишься ли ты, чтобы дама не скучала, пока я не вернусь?

– С удовольствием, – ответил Лиланд.

Он подошел к дивану легкой походкой, сел рядом с Дейзи, откинулся, вытянул длинные ноги, положил руку на спинку дивана и улыбнулся ей.

– Итак, – заговорил он, – музыка занимает первую строчку в вашем списке. После супа, как я полагаю. А что следующее? Надеюсь, это я. Умоляю, не говорите «нет», это разобьет мне сердце.

Улыбка его была такой обаятельной, милой, дружелюбной, что Дейзи с трудом могла поверить в ее появление на лице у сдержанного, напыщенного аристократа, в обществе которого она провела последние несколько часов. Виконт словно бы помолодел и выглядел таким симпатичным. Дейзи обратила внимание на ровный ряд белоснежных зубов, на чистую и гладкую кожу Лиланда. От улыбки на левой щеке у него появилась ямочка, отчего выражение лица сделалось озорным, и очень привлекательным. Да, эта улыбка говорила о многом. Она без слов сказала Дейзи, как хорошо он ее понимает, как дружелюбно настроен и с каким вниманием Ждет ее ответа.

Но самым примечательным было то, что сделала эта улыбка с обычно холодными, скучающими глазами Лиланда. Их голубизна приобрела тот темный оттенок, который свойствен теплой морской воде, и они смотрели на Дейзи с захватывающей сосредоточенностью. Этот взгляд смутил ее, она не знала, куда девать глаза, но отвернуться не могла.

Когда Лиланд остановил на ней взгляд, Дейзи вдруг осознала, что от него исходит животворное тепло, которое она ощущает каждой порой своей кожи. Взгляд его стал нежным, Дейзи заметила, что он смотрит на ее губы, но не ради того, чтобы побудить ее ответить на его слова поскорее. Губы у нее самой стало покалывать, словно Лиланд коснулся их. К своему удивлению, Дейзи почувствовала покалывание и во всем теле и ничего не могла с этим поделать. Виконт больше не был холодным и равнодушным, его уже нельзя было назвать фатоватым и несколько женственным. Рядом с ней сидел настоящий мужчина, хотя пахло от него не так, как от мужчин, которых она знала. Вокруг Лиланда витали запахи дорогого мыла, чего-то пряного и нагретого сандалового дерева.

Он обладал тем, с чем прежде ей не приходилось встречаться. Он явно желал ее, но как-то по-особому, и тем не менее чувство было сильным, уж это Дейзи понимала. Он заставил ее вспомнить, что он мужчина, а она женщина, но то, чего он хотел, не имело ничего общего с грубым насилием, которое Дейзи так ненавидела.

Дейзи затаила дыхание. Кожа у нее стала влажной, она испытывала нечто вроде замешательства, что-то ее пугало, но и привлекало неотвратимо. Она хотела ответить Лиланду и потом уйти от него, но не могла припомнить, о чем он спрашивал.

– Не хотите ли вы послушать сегодня вечером великого Гайдна? – донесся до них с другого конца комнаты вопрос графа.

Виконт повернул голову и ответил, как обычно, сдержанно:

– Да, если миссис Мастерс будет так любезна. Слушать Гайдна всегда приятно.

Дейзи отвернулась и нервно сглотнула. Потом сделала себе мысленный выговор. Что это на нее вдруг нашло? Виконт такой же, каким она его привыкла видеть, жеманный аристократ, не более того. В своем ли она уме? Его занимает только то, во что она одета, а вовсе не тело под платьем. Вероятно, она слишком много выпила вина за обедом. И к тому же в соусы они тут явно добавляют бренди. Ну а виконт? Да, он испытал некоторое вожделение к ее туалету, вот и все, сказала она себе, успокоилась и сразу вспомнила, о чем спрашивал Лиланд.

– Уроки пения, – сказала она, и виконт снова повернул к ней голову. – Если уж говорить всерьез, то первым долгом мне нужно найти для себя дом. Пение – следующая строчка в моем списке. Ведь я не могу играть так же хорошо, как Хелена, и даже не стану стараться достичь столь высокого уровня.

– Вы даже сами не представляете, какого успеха достигаете во всем, к чему прилагаете старание, – мягко проговорил Лиланд, улыбаясь с таким видом, будто прекрасно понимает, о чем она думает.

Но Дейзи уже познала на себе силу его обаяния, а она легко усваивала такие уроки. Больше она не позволит ему забавляться на ее счет. Она встала.

– В таком случае для начала пойду и посмотрю, как бегают по клавишам пальчики Хелены, – сказала она.

С таким чувством, будто с трудом избежала некоей опасности и боится угодить в ловушку еще раз, Дейзи поспешила подойти к пианино и присоединилась к Хелене и графу. Она была уверена, что виконт смотрит ей вслед, ей даже чудилось, что его большая горячая ладонь касается ее спины, и потому она старалась двигаться с наигранной беспечностью.

– Из них вышла бы прекрасная пара, – сказал Даффид, усаживаясь на диван рядом с Лиландом и указывая подбородком в ту сторону, где возле фортепиано собрались граф, Дейзи и ее компаньонка.

– Ты имеешь в виду графа и твою Дейзи? – спросил виконт с кривой усмешкой.

– Я говорю о графе и Хелене Мастерс, – возразил Даффид. – Но он даже не смотрит на нее. С тем же успехом она могла быть музыкальным инструментом.

– Обаятельная женщина, однако она всего лишь компаньонка, – сказал Лиланд. – Джефф – аристократ, ему и не положено интересоваться ею.

– Джефф не такой. Классы и титулы сами по себе ничего для него не значат, – произнес Даффид резко и далее перешел на тот грубоватый жаргон, который появлялся у него, если хоть что-то напоминало ему о его происхождении. – Самый лучший способ внушить надутому спесью аристократишке, что о людях, все равно, о мужчинах или о женщинах, надо судить по сути, а не по титулам и чинам. Нет, граф в упор не видит компаньонку только потому, что чересчур увлекся Дейзи. Ты прав. Она за ним охотится. Сам не знаю почему, только это мне совсем не нравится, Может, их брак и нельзя считать мезальянсом, но все равно здесь что-то не так. Дейзи выпала тяжелая жизнь, Таннер был настоящим ублюдком. Но это еще не резон заманивать Джеффа в ловушку. Ему нужна зрелая женщина. Какой бы Дейзи ни была, она не такая. Я говорю так вовсе не потому, что боюсь быть вычеркнутым из завещания, если они наплодят полный дом ребятишек. Во-первых, я не его сын и наследник, а во-вторых, мне не нужны его деньги. Я устроил жизнь по собственному разумению и надеюсь, что Джефф проживет еще целую вечность. Повторяю, меня беспокоит только то, что она ему не пара. Ты был прав. Это несуразно, а я терпеть не могу несуразицу. Ну и как теперь быть?

– Говорить с ним на эту тему бесполезно, – бросил в ответ Лиланд, наблюдая за тем, как Дейзи хватает графа за рукав, – на сей раз в буквальном смысле слова. – Стоит любого мужчину от чего-нибудь предостеречь, и он непременно поступит вопреки твоему совету. Поскольку он на чем-нибудь сосредоточится, то скорее всего решит, что именно этого он и хочет, даже если и не помышлял об этом ранее. Кстати, как тебе кажется, он ее хочет?

Даффид помотал головой:

– Ну, не знаю. Его не так просто разгадать. Он настоящий мужчина, сильный и здоровый, так что все может быть. Я предан своей Мег не меньше, чем море – берегу, и очень этим счастлив, но даже я засматриваюсь на Дейзи. Она очень привлекательная, ты согласен? Притом не глупа и не болтлива. Научилась скрывать свои мысли лучше всех нас. Если бы она сказала Таннеру, чего ей хочется, он тут же обратил бы это против нее. Нет, она не дура.

Они снова повернули головы в сторону троицы у фортепиано.

– Ты осведомлен о ее финансовом положении? – спросил Лиланд. – Дейзи говорит, что богата, но в конце концов, она была женой всего лишь тюремного надзирателя.

– Да. Но учти, что Таннер был самым скаредным мужиком из всех, кого я знал. Он не упускал случая урвать взятку, ну и жалованье получал приличное. Но на всем этом не особо разбогатеешь. Джефф научил его, куда стоит вкладывать деньги, а на этом сделали состояние многие из нас. Не думаю, чтобы Дейзи лгала. Она ведь понимает, что ее легко было бы разоблачить. Такую женщину, как она, не проведешь, у нее ушки на макушке. Я вовсе не хочу сказать, что она способна на что-то плохое, нет, она просто умеет о себе позаботиться, да так и должно быть. – Даффид снова посмотрел на Дейзи и вздохнул. – В общем, если они поженятся, это еще не конец света. Только я считаю, что это не лучший выход для них обоих.

– Я тоже так думаю. Но пока еще рано покупать свадебные подарки, – заметил Лиланд и потянулся всем своим долговязым телом. – Пройдет немало времени, до того как мы рассядемся в церкви по обе стороны прохода, украшенного цветами. Джефф не из тех, кто склонен принимать поспешные решения, и он не дурак. Я пока не знаю, что представляет собой твоя Дейзи. Но постараюсь это выяснить.

– Хорошо, попробуй. Только, Ли...

Что-то в голосе брата вынудило Лиланда повернуть голову и внимательно посмотреть на Даффида.

– Поступай как знаешь, только прошу тебя, не причиняй ей боли. Она храбрая девочка, но ей пришлось пройти через настоящий ад. Будь внимателен. Быть может, по-настоящему ей нужно всего лишь немного покоя.

– Возможно, – согласился Лиланд. – В этом нуждаются все. Я не причиню ей никаких неприятностей. Надеюсь хоть немного обтесать ее.

Даффид даже не улыбнулся в ответ на последнюю реплику брата.

– Она мне друг, – произнес он с нажимом. – Имей это в виду.

Одна тонкая бровь взлетела вверх.

– Вот как? – сказал Лиланд. – Настолько серьезно? Но и я твердо обещаю тебе не обижать ее. Не думаю, что я вообще на это способен в любом смысле слова. Тем не менее, даю тебе слово. Я просто хочу уяснить себе происходящее.

– Однако твое самолюбие задето, – заметил Даффид.

– Разумеется, – согласился Лиланд с такой готовностью, что Даффид заподозрил в его ответе некую иронию.

Впрочем, это не имело для него никакого значения. Даффид был полностью удовлетворен. Брат дал ему слово, а оно было надежнее любого долгового обязательства.

– Какой же это был прекрасный вечер! – воскликнула Дейзи, войдя в свой номер в отеле и сбрасывая плащ, который приняла горничная. – Спасибо, – поблагодарила она девушку. – Ты можешь идти спать, уже поздно. Подумать только, – обратилась Дейзи к Хелене, после того как горничная поспешила выполнить ее приказание и удалилась. – Я отдаю приказания прислуге, словно делала это всю жизнь, в то время как мой отец вплоть до нашего с ним ареста не мог рассчитывать на помощь слуг у себя в доме.

– Если бы ваш отец был, скажем, более осмотрителен и воздержан, он, вероятно, мог бы себе позволить нанять прислугу, – негромко проговорила Хелена.

– Пожалуй, что так, – сказала Дейзи, опускаясь в кресло. – Но об осмотрительности и воздержанности в данном случае говорить не приходится. Отец даже не понимал значения этих слов. Дело в том, что он, бедняга, был до ужаса нерассудителен. Он слишком много пил и играл в азартные игры, не помышлял о будущем и постоянно думал лишь о том, как бы выпутаться из очередной передряги. Я даже не могу сказать себе в утешение, что он встал на этот путь из-за тоски по моей матери после ее смерти. Потому что, насколько я узнала, маму рано свели в могилу именно его пьянство и беспутство.

Дейзи взглянула на Хелену и с грустью добавила:

– Мне горестно думать о том, каким мог бы стать мой отец, но его самого я ничуть не жалею. Просто не в состоянии. Он продал меня Таннеру ради того, чтобы с ним самим помягче обращались на корабле.

– Но ведь вы говорили, что он хотел защитить вас. Что он так поступил, чтобы оградить вас от дальнейших унижений, – мягко напомнила Хелена.

– Он мог бы руководствоваться такими соображениями только в том случае, если бы понял, что умирает, – сказала Дейзи, развязала ленточку, которой были стянуты ее волосы, и откинула голову назад. – Но даже в этом я не вполне уверена. Я говорю людям то, о чем вы мне напомнили сейчас, чтобы они не думали худо обо мне. Ведь о нас судят по нашим родителям. Если бы они сочли моего отца негодяем, что подумали бы обо мне? Мы оба прибыли в Ботани-Бей, и обо мне сказали бы, что яблоко от яблони недалеко падает, вот и все. Я не упала, я была сброшена, – добавила она. – Но теперь, когда я лучше узнала вас, я не хочу вам лгать.

– И не надо, – сказала Хелена. – Вы не можете нести ответственность за поступки отца. Но ведь не исключено, что ваш батюшка отдал вашу руку мистеру Таннеру, чтобы защитить вас.

Дейзи повернула голову. Она выглядела сонной и усталой, но не утратила своего очарования. Хелена подумала, что ее новой хозяйке не надо прилагать никаких усилий, чтобы оставаться привлекательной: уж таким она была лучезарным существом – и внешне, и внутренне.

– Я так не думаю, – возразила Дейзи. – Отец сказал, что я должна выйти за Таннера немедленно, иначе нам обоим несдобровать. Я не хотела замуж, но подчинилась. Мне тогда только-только исполнилось шестнадцать лет, я была до смерти напугана жизнью в тюрьме, а на корабле было еще хуже, если это возможно. Вот я и поступила, как велел отец. Он никогда не говорил, что это делается ради того, чтобы защитить меня, но я уверена, что сказал бы, если бы считал, что совершает благородный поступок. Он обожал хвалить себя. Нет, он был всего лишь мужчиной, а ни на одного из них нельзя по-настоящему положиться.

Хелена ахнула. Дейзи удивленно взглянула на нее.

– Что вы такое говорите! Это неправда! – воскликнула компаньонка. – Мой отец и мой дорогой Винсент были замечательными людьми. Они не были домашними тиранами, не пили, не играли в азартные игры. Интересы семьи для них всегда оставались превыше их собственных. Бедный Винсент отдал жизнь ради отечества, ради спасения своих солдат. Жертвенность он считал совершенно естественным качеством. Я надеюсь, что мой сын станет таким же мужчиной, как его отец. Мужчины, каких мне довелось знать, по большей части были смелыми и отважными людьми.

Немного помолчав, Хелена продолжала уже спокойнее:

– Могу согласиться с тем, что мужчинам, как и женщинам, не чужда некоторая суетность. Винсент, помню, прямо-таки расцветал, когда я говорила, как он хорош в своем мундире. Порой им свойственна и безответственность, но с женщинами такое тоже случается. Правда и то, что представители сильного пола любят приключения сильнее, чем мы грешные, но все дело в том, что мы просто не в силах пережить такие переделки, в каких участвуют они. Многие из женщин охотно пустились бы в опасные авантюры, если бы могли. Короче, разница между сильным и слабым полом не так уж велика, но на долю мужчин выпадает большая ответственность, потому-то мы, женщины, так огорчаемся, когда кто-то из них оказывается недостойным доверия.

– Мы не можем переделывать мужчин по собственному усмотрению, – произнесла Дейзи каким-то тусклым, погасшим голосом.

Хелена помолчала секунду, потом решительно тряхнула головой.

– Но послушайте, Дейзи, нельзя мазать черной краской весь мужской пол из-за неудачного опыта общения с одним далеко не лучшим его представителем.

– Это верно, – согласилась Дейзи, глаза у которой снова вспыхнули. – Посмотрите хотя бы на Джеффа, прошу прошения за фамильярность, я имею в виду графа. Он благороден и добр, я ни разу не видела, чтобы он обидел женщину, и не слышала о нем ничего подобного. Я даже вообразить не могу, что он вдруг изменится к худшему.

– Разумеется, такого не может быть.

– Да. – Дейзи удовлетворенно вздохнула. – Он мог бы стать прекрасным мужем, этот добрый, благородный человек и настоящий джентльмен.

Хелена сдвинула брови.

– Большая смелость с моей стороны спрашивать о таких вещах, но мне важно знать, Дейзи, думаете ли вы о нем как о вашем будущем муже, пытаетесь ли вы завлечь его?

– Разумеется, – ответила Дейзи, явно удивленная. – Я ради этого и приехала в Англию. Он все еще смотрит на меня как на жену другого человека, но надеюсь, что вскоре переменит свой взгляд. И чем скорее, тем лучше.

Хелена промолчала.

– Вы этого не одобряете? – спросила Дейзи.

– Не мое дело как-либо оценивать это, – ответила Хелена, сцепив вместе пальцы обеих рук. – Но ведь он в два раза старше вас.

– Да, но мужчины любят молодых жен. Я знаю, что он не нуждается в наследнике, и для меня это к лучшему. Если у нас не будет детей, то внуков ожидается множество, Вы уже слышали, что супруга Даффида скоро родит. В таком же точно положении находится жена Эймиаса. Судя по тому, на что намекал Даффид, говоря о Кристиане, там тоже возможно прибавление семейства. Так что я окажусь по уши в ребятишках, если выйду за Джеффа замуж!

– Прошу прощения, но я все-таки позволю себе спросить, как вы относитесь к самому... скажем, к самому процессу интимных супружеских отношений? – слегка замявшись, поинтересовалась Хелена, глядя на Дейзи широко раскрытыми глазами. Компаньонка понимала, что, расспрашивая свою нанимательницу о глубоко личных вещах, она рискует собственным положением, причем на редкость хорошим, но удержаться не могла. Неужели эта пылкая юная женщина хочет сказать, что вовсе не мечтает проводить ночи в постели с молодым страстным мужчиной? Миссис Мастерс вспоминала сейчас свою молодость, молодого мужа и чувственные ласки, которые они дарили друг другу. Она к тому же была матерью и меньше всего желала, чтобы ее дочь вступила в подобный неравный брак.

Хелена полагала, что именно по этой и только по этой причине ей так не нравится сама мысль об интимной близости между графом и Дейзи.

– Вам не кажется, что при такой разнице в возрасте эти отношения могут вас не удовлетворять? – спросила Хелена, на этот раз сильно покраснев. – Это не просто мое личное, но самое распространенное мнение, что каким бы крепким и здоровым ни был мужчина, в определенном возрасте потенция его снижается.

– Совершенно верно, – нимало не смутившись, отвечала Дейзи. – Старея, мужчина не может выполнять супружеские обязанности так регулярно, как в молодые годы, он как бы утрачивает к ним склонность. Именно это твердили все шлюхи... о Господи, опять я не уследила за своим языком! Я хотела сказать, что все продажные женщины в тюрьме говорили об этом. Им трудно было заниматься своим ремеслом с немолодыми мужчинами. У них есть деньги, но нет мужской силы. Девушки на это постоянно жаловались. Ну а мне такой муж как раз и подходит. Такой, как граф или виконт Хей, которому женщины вовсе не нужны. Хелена ахнула еще раз.

– Что такое? Виконт Хей? Вы с ума сошли? Ох, извините меня. Весь наш сегодняшний разговор какой-то ненормальный, право. – Последнюю фразу она пробормотала себе под нос. – Если вы пожелаете уволить меня, можно считать это наказанием за неуместную откровенность. – Хелена выпрямилась, снова стиснула руки и провозгласила: – Виконт Хей – один из первых распутников в Лондоне.

– Нет! – вскричала Дейзи в полном изумлении.

– Ведь я предупреждала, чтобы вы держались от него подальше, помните? Но вообще-то я думала, что вы в курсе дела, и, кроме того, считала, что он не станет соблазнять приятельницу друга. У джентльменов есть на этот счет нерушимые правила.

Настал черед Дейзи широко раскрыть глаза.

– Виконт? Да ведь он только и думает, что о модных нарядах. И он так семенит ногами при ходьбе и... – Тут Дейзи примолкла: сказанное было неправдой. Виконт не семенил, он ходил широким и легким шагом, а все движения его были тоже раскованными и изящными. – Но ведь он не проявляет никакого внимания к женщинам, разве что к их платьям, – докончила она куда менее уверенным тоном.

– Уж поверьте мне, он полон самого живого интереса к особам противоположного пола, – возразила Хелена. – Тем он и знаменит.

– Но он так тянет слова, когда говорит. И одевается как настоящий модник.

– Он и есть модник, причем не из самых последних именно потому что ловелас... Ах, дорогая, я так хотела бы остаться у вас. Но я понимаю, что наговорила лишнего. Прошу вас, дайте мне еще один шанс. Я больше не буду такой дерзкой. Пожалуйста, простите меня.

– Ни в коем случае, – улыбнулась Дейзи, – потому что вас не за что прощать. Я очень нуждаюсь в человеке, с которым могла бы поговорить и кто был бы со мной чистосердечен. Перестаньте глупить, обещайте, что всегда будете говорить мне правду в глаза. Я очень этому рада.

– Постараюсь, – ответила Хелена, но требуемого обещания не дала, потому что существовали такие вещи, о которых она предпочла бы никогда не упоминать. В частности, о том, что, как она считала в глубине души, граф Эгремонт мог бы стать прекрасным мужем... но не для Дейзи Таннер.

Глава 7

Лиланд и Даффид внимательно наблюдали за Дейзи, позволив себе, как это бывает с большинством мужчин, зайти, пожалуй, слишком далеко. Они курсировали по аллеям парка в Воксхолле следом за Дейзи, графом Эгремонтом и миссис Мастерс, держась на безопасном расстоянии. День клонился к вечеру, и парк начинал наполняться модной, публикой, а также простыми горожанами, жаждущими вечерних развлечений.

Дейзи трудно было не заметить. Она была в зеленом платье с низким вырезом, которое оживляла шаль с зеленым и желтым узором. На шее у нее висела на серебряной цепочке хрустальная роза, Хрусталь ловил последние лучи предзакатного солнца, и на груди у Дейзи плясали радужные блики. Она сама сияла, словно солнышко, и казалась особенно светлой рядом с графом, одетым в серовато-коричневый сюртук с белым шейным платком, темные брюки и сапоги.

– Знаешь что? – обратился наконец Лиланд к Даффиду, понизив голос. – Я считаю, что просто глупо следить и выжидать. Ты скоро уезжаешь из Лондона, к тому же ты не знаешь, как с ней заговорить и о чем спросить. Давай уж я попробую разобраться, насколько серьезны ее намерения насчет Джеффа.

Даффид резко повернул голову и посмотрел на брата встревоженными глазами.

– Ты обещал, что не станешь ее обижать.

– Что за глупости! – возмутился Лиланд. – Ну что я могу с ней сделать ужасного? Похитить ее и выпытать у нее правду, применив насилие? Я всего лишь хочу попробовать войти к ней в доверие. Она взрослая женщина, вдова, побывала в таких переделках, о которых, как ты сам утверждаешь, я даже не имею представления. Я надумал бросить ей пару-другую приманок в надежде, что она клюнет хотя бы на одну из них. Я длинный, тощий, мой нос – радость для карикатуристов, я неказист, словно старый башмак, но уверяю тебя, мне довелось в свое время увлечь женщину-другую, и ты это знаешь.

– Знаю, – буркнул Даффид. – И притом слишком хорошо. Ты едва не увел у меня Мег.

– О да, – саркастически бросил Лиланд. – Если бы у меня была хоть половинка шанса, ты сейчас наносил бы ей визиты в моем доме. Она и смотреть на меня не желала, после того как познакомилась с тобой.

– Она увидела достаточно. До сих пор говорит, что ты до безумия привлекателен. Не знаю, как ты этого добиваешься, но тем не менее у тебя получается. Ладно. Дейзи сама может постоять за себя. Она пережила тюрьму, Таннера и Ботани-Бей. Полагаю, что с тобой она справится. Но попробуй что-нибудь разузнать. Если она по-настоящему любит Джеффа – удачи ей! Не могу сказать, что очень хорошо знак! Дейзи, но, как я уже говорил, она славная женщина. Да, кстати, она и в самом деле богата. Я поговорил с одним типом, который об этом осведомлен.

– Да. Я тоже кое-кого расспросил. Но она не богаче графа. Правда, в Англии немногие превосходят его в этом отношении. А деньги – самая надежная приманка. Есть немало людей, которым вечно мало денег, сколько бы их ни было. Ладно, посмотрим, что у нас получится, хотя на многое рассчитывать нечего, она повисла у него на руке, как браслет. Но здесь обычно ужинают. Она будет вынуждена отпустить его, чтобы он мог поесть. Правда, есть тут особо нечего. Подают вино, разведенное водой, чуточку очень тонко нарезанной ветчины, немного фруктов, и все это по бешеной цене. Ах, что за дивный вечер, – произнес Лиланд наигранно восторженным тоном. – Будет еще и фейерверк. Вот весело-то! Знаешь, Даффид, если бы ты и Джефф не были моими друзьями, я, право, нашел бы для себя занятие получше.

– Твоя добродетель сбережет тебе деньги и не позволит предаться пороку.

Лиланд рассмеялся:

– Тебе отлично известно, что я должен оплачивать не все мои интрижки. Ах, матушка, как хорошо, что я принимал близко к сердцу твои наставления и вел себя примерно... – Смешливые нотки исчезли из его голоса, когда Лиланд увидел, кто подошел к графу Эгремонту. – Милостивый Боже! – воскликнул он. – Только помяни дьявола, и он тут как тут.

Братья уставились на элегантную даму, которая остановилась, чтобы поболтать с графом. То была высокая, прекрасно одетая женщина средних лет со светлой кожей и еще более светлыми волосами, а глубокая синева ее глаз была заметна даже на расстоянии. Все в ней было безупречно; даже ее улыбка казалась заранее обдуманной и тщательно подготовленной, прежде чем появиться на губах.

– Наша благородная родительница, – заметил Лиланд. – а я-то думал, что она все еще в Бате. Не слышал о ее возвращении в Лондон. А ты?

– Откуда? – пожал плечами Даффид. – Она обращается ко мне тогда лишь, когда нуждается в какой-нибудь услуге. Ничего удивительного, ведь она бросила меня через неделю после моего рождения и не общалась со мной, пока я не объявился год назад, чем несказанно ее удивил. Помнишь? Ты же наследник.

– Много это значит! Меня она бросила в трехлетнем возрасте, когда сбежала с твоим отцом, а через год вернулась, потому что он колотил ее. Помнишь? – повторил он с нескрываемой иронией вопрос Даффида. – Ладно, этого ты не мог держать в голове. Тогда она только что родила тебя. Совершила один из немногих поступков, которые я одобряю. В то время я его осудил, поскольку твое появление на свет было фактом, о коем она не поведала. По правде говоря, я был бы рад не видеться с ней десятилетиями.

– Господи! – воскликнул Даффид. – Как ты полагаешь, что она сделает из Дейзи?

– Отбивную котлету, – ответил Лиланд и направился поздороваться со своей матушкой.

– Дорогой Хей, – произнесла в качестве приветствия вдовствующая виконтесса Хей и приблизила правую щеку к левой щеке Лиланда, не коснувшись ее. – Даффид, – сказала она и слегка наклонила голову. – Боже милостивый, это что у вас, семейная экскурсия?

– Миссис Таннер – наш с Даффидом давний друг, – сказал граф. – Виконт Хей тоже наш друг, и вот мы всей компанией знакомим миссис Таннер с диковинками Лондона.

– Вы никогда не видели фейерверков? – спросила у Дейзи виконтесса и окинула ее всю неспешным и пристальным взглядом – от ленточек в волосах до легких туфелек, задержав глаза только на низком вырезе декольте и приподняв при этом самую малость, совсем чуть-чуть, одну бровь.

Дейзи улыбнулась, но улыбка ее растаяла, когда она поняла, с каким высокомерием смотрит на нее немолодая дама и сколь невысокую оценку она дала ей, не сказав ни слова. Ощутив, что вокруг нее сгущается напряжение, Дейзи еле приметно вздохнула и снова улыбнулась:

– Фейерверков? О, я видела фейерверки по поводу различных торжественных случаев, но думаю, не такие, как здесь, в Лондоне. Я слышала, что они просто поражают воображение.

Дейзи рассмеялась. Мужчины тоже засмеялись, но виконтесса ограничилась холодной улыбкой.

– Понимаю, – заметила она. – Могу ли я поинтересоваться, откуда вы приехали в Лондон?

Граф не пришел Дейзи на помощь и не ответил вместо нее на вопрос. Не сделали этого и Даффид с Лиландом. Что ж, обреченно подумала Дейзи, остается только одно: сказать правду. В эту минуту она особенно ясно поняла, с чем ей придется столкнуться в высшем обществе. Мужчины могут ее принять, но задавать тон будут женщины, а женщина, которая сейчас стоит перед ней, несомненно, представляет собой сливки общества, или она, Дейзи, ничего не смыслит. Джефф, разумеется, может жениться на ней, не считаясь ни с чьим мнением, потому что он человек особого склада. Однако ее собственный путь окажется куда более легким, если она будет до этого принята в лондонском свете.

Дейзи расцвела своей обычной – широкой и сияющей – улыбкой.

– Я родилась и выросла в Суссексе, – заговорила она. – Потом мы с отцом приехали в Лондон и некоторое время пребывали на Ньюгейт-стрит, а потом предприняли долгое путешествие на корабле едва ли не на край света. Мой бедный папа так и не сошел с корабля живым, а я поселилась в Ботани-Бей, увы, не по своей воле. Но, получив свободу, я решила вернуться на родину.

Виконтесса выслушала ее не моргнув глазом.

– Ах вот как, – сказала она. – Я вижу, вы и в самом деле друг графа с давних лет. А ваш муж, он тоже приехал с вами?

– Он бы с радостью это сделал, но он умер, – ответила Дейзи. – И я была бы полностью предоставлена только себе самой, если бы граф, Даффид и виконт Хей не сжалились надо мной. Они очень добры к вдовам, как вам должно быть известно.

– Мне? – мягко произнесла виконтесса. – Я понятия не имела, что они настолько милосердны. Как хорошо, что у вас есть такие друзья. Ваш супруг был компаньоном графа в те дни? Видимо, так вы и познакомились?

– Что за чудо, – протянул Лиланд. – Вот уж не думал, миссис Таннер, что ваша судьба так заинтересует мою матушку. Могу ли я спросить, с чего бы это?

– Я всего-навсего хотела узнать, при каких обстоятельствах столь очаровательное и юное создание, как миссис Таннер, могло свести дружбу с мужчиной в возрасте и положении графа, Лиланд! – отрезала маменька виконта.

– Мое положение в полном порядке, миледи, – с поклоном отозвался граф. – Благодарю вас за внимание.

– Боже милостивый, джентльмены готовы сразиться с драконами ради вас, не правда ли, миссис Таннер? – произнесла виконтесса с тонкой улыбкой. – Даю слово, что я не подхожу под это определение. Но я всегда была невероятно любопытным существом. Что касается вас, милорд, – обратилась она к графу, – то я никоим образом не намеревалась отрицать, что вы находитесь в прекрасном состоянии. Стоит только взглянуть на вас, чтобы в этом убедиться. Если бы у меня и были сомнения, то они исчезли бы, когда я встретила вас сегодня. Я просто счастлива, что все так хорошо. Вас ведь не увидишь на светских приемах.

– Боюсь, что так оно будет и в дальнейшем. Я не любитель балов и музыкальных вечеров. Хотя... может, попробовать к ним привыкнуть? – обратился Эгремонт к Дейзи. – Ведь вас не помешает познакомить со всеми лондонскими развлечениями, верно?

Улыбка снова появилась на губах у Дейзи.

– Я не желаю принуждать вас к чему бы то ни было, – сказала она. – Я вполне могу обойтись без балов и музыкальных вечеров. В конце концов, так оно и было всю мою жизнь.

– Нет, вы должны получить все это, – возразил граф, похлопав Дейзи по руке, которая лежала на его предплечье. – Особенно потому, что у вас не было в прошлом ничего подобного.

Виконтесса сохраняла невозмутимое выражение лица, но не сводила глаз с Дейзи и графа.

– Вообще-то лишние вопросы ни к чему, – заговорила она, – но иногда наступает час, когда нельзя их не задать. Доступны ли были бы ей такие вещи, если бы она не покидала Англию?

Ответом виконтессе было общее молчание. Лиланд прищурился и поджал губы.

Его мать отнюдь не выглядела обеспокоенной.

– Я спрашиваю, – продолжала она, – потому что хочу поберечь чувства миссис Таннер, а не ранить их. Я понимаю, что Лондон – один из лучших городов мира для приезжих, он может предложить немало развлечений и удовольствий. Но есть в этом городе привлекательные места, в которых вправе появиться лишь человек, обладающий необходимыми достоинствами и преимуществами.

– Или ловкий притворщик, который умеет соответственно одеться и говорить, подражая леди или джентльмену, – добавил Лиланд.

– Я проделывал такие штуки много раз, – подхватил Даффид. – И вы это отлично знаете, миледи.

– Да, я знаю, – сказала виконтесса. – Каким еще способом может лакей сбежать с дочерью герцога, а ревнивая любовница увидеть вблизи жену своего возлюбленного? Но я полагаю, что такую очаровательную женщину, как миссис Таннер, вряд ли устроит роль инкогнито, особенно когда она опирается на руку графа Эгремонта. Могут, знаете ли, пойти сплетни, нежелательная болтовня.

Слушая это, все ошеломленно молчали. Подобные вещи просто неприлично говорить в присутствии любой молодой женщины, которая могла бы происходить из знатной семьи, пусть и была вдовой. И Дейзи тоже это понимала.

– Пусть злословят и говорят все, что угодно, миледи, – промолвила Дейзи, отпустив руку графа и отступив от него на шаг. – Я могла бы дать подходящий повод для пересудов. Я была, – она с нажимом произнесла последнее слово, – узницей в Ботани-Бей, отправленной туда за преступления своего отца. Но такого рода сплетни оказались бы несвежими, утратившими остроту, проще сказать, затхлыми. Мой папа, сэр Ричард Серл, был одним из последних потомков старинной фамилии суссекских Серлов. Все знали, что он много раз охотился в чужих угодьях без разрешения хозяев. Об этом говорил весь наш маленький городок. У папы не было ни гроша за душой. Он проиграл и промотал остатки фамильного достояния, потерял всех друзей и приобрел много врагов, стал позором всей округи. Его нельзя было просто повесить, понимаете? Повесить за кражу, как поступили бы с любым простолюдином. В благородном происхождении есть свои преимущества. Но от него хотели избавиться и потому выслали, а меня вместе с ним. Вышло так, что он отправился куда дальше, чем предполагалось, потому что умер еще до того, как попал в Ботани-Бей. Но до этого никому, кроме меня, не было дела.

Дейзи беспомощно пожала плечами. Сумерки сгущались, быть может, потому она в своем великолепном наряде выглядела такой потерянной и беззащитной.

Граф взял маленькую, затянутую в перчатку руку Дейзи и поднес к губам.

– То, что вы понесли наказание, было самым тяжким преступлением, – сказал он.

Дейзи, очаровательная в своем смущении, потупила глаза.

– Вот и конец делу, – обращаясь к Лиланду, пробурчал Даффид. – Только попробуй затронуть честь спутницы благородного джентльмена, и он не раздумывая женится на ней.

– Но не этот великодушный граф, особенно если спутница не такова, какой она хочет казаться, в этом я уверен, – возразил Лиланд. – Я же тебе сказал: предоставь все мне. А ты притворись, что прекрасно проводишь время. Или осуществи это. Найди какого-нибудь старого приятеля и потолкуй с ним или уединись в живописном уголке и сочиняй оды, которые потом продекламируешь Мег. Словом, дай мне время сообразить, что я могу сделать.

– Сомневаюсь в успехе твоих попыток. Джефф явно проглотил наживку и последует туда, куда его поведут на удочке.

– Возможно. Но я по меньшей мере в состоянии уяснить, с чего это девчонка вдруг полюбила Джеффа. Если, конечно, так оно и есть. А если нет, то почему она хочет, чтобы он в это верил.

Даффид как-то странно посмотрел на него.

– И ты затеваешь все это ради спасения Джеффа?

Лиланд улыбнулся:

– Великодушие не всегда несет награду в себе самом. В нем заключены и некоторые дополнительные преимущества... если человеку сопутствует удача.

– Мне не хочется оставлять вас в одиночестве, – говорил час спустя граф, явно не решаясь отойти от столика, за которым уже устроилась Дейзи.

Она засмеялась.

– В одиночестве? Сегодня вечером здесь сотни людей!

Тысячи, – сказал он. – Но за столиком вы будете одна.

– Недолго, – с улыбкой возразила Дейзи. – Хелена сказала, что скоро вернется. Да и вы будете неподалеку. Во всяком случае, это даже приятно – посидеть спокойно и расслабиться. Я жду не дождусь фейерверков, но ведь они не начнутся, пока совсем не стемнеет. Я здесь в безопасности, Джефф. Вы говорили, что тот человек в инвалидном кресле-коляске – ваш старинный приятель. Наверное, было бы недостаточно, если бы вы ограничились тем, что помахали ему рукой. Мне с ним говорить не о чем, стало быть, возьми вы меня с собой к его столику, неизбежно возникла бы неловкость. Не беспокойтесь обо мне. Все в порядке.

Граф все еще колебался. Даффид удалился к приятелю, которого высмотрел за другим столиком. Хелена, очевидно, пошла в туалетную комнату. Лиланд, должно быть, поступил так же, потому что он тоже исчез.

Площадка для обедов на свежем воздухе была оборудована только на время короткого английского лета. Она окружала ротонду под куполом, открытую со всех сторон, была сплошь заставлена маленькими столиками и стульями и обнесена узорной металлической оградой. Над каждым столиком возвышался балдахин в виде большого зонтика, но он не препятствовал легким дуновениям весеннего ветерка. Такая свобода была предоставлена не только ветерку: войти сюда мог каждый, однако высокие цены делали кафе недоступным для простонародья.

Звучала негромкая, спокойная музыка, горели лампионы, множество ваз с цветами придавало особую красоту этому уютному месту. Лондонцы умели извлечь выгоду из любого зрелища, а ночи, когда запускали фейерверки, привлекали в Воксхолл огромные толпы. Люди побогаче заходили перекусить в кафе, а те, кто победнее, питались тем, что захватили с собой из дома или купили у разносчиков.

Граф понимал, что Дейзи вряд ли может угрожать опасность. Его друг Роджер Крэндалл почти не мог ходить, и оставалось только одно: посидеть и поговорить с ним за его столиком. Дейзи с ним не знакома, к тому же, сказать по правде, Крэндалл с возрастом превратился в довольно скучного типа, и было бы несправедливо принуждать кого бы то ни было, и менее всего Дейзи, общаться с ним. И все же граф медлил.

– Идите, – сказала Дейзи. – Он все еще смотрит на вас, и я чувствую себя виноватой. Я жила одиноко в колонии, полной закоренелых преступников, и вполне могла постоять за себя. А здесь мне бояться нечего. Я просто отдохну и подожду вас.

– Ну хорошо, – согласился наконец граф. – Но если вас кто-нибудь побеспокоит, позовите официанта.

Дейзи усмехнулась. Тому, кто захочет ее побеспокоить, лучше бы дважды подумать, прежде чем сделать это. Она молча кивнула, а когда Джефф двинулся к столику Крэндала, некоторое время наблюдала за ним, потом закрыла глаза. Сидела, откинувшись на спинку стула и чувствуя, как ветерок слегка шевелит волосы. Ей было хорошо, спокойно и радостно. Она снова в Англии и совершенно свободна. Джефф прекрасно к ней относится, и он все такой же добросердечный и щедрый человек, каким она знала его прежде. Мысли Дейзи текли неторопливо, она перебирала открывающиеся перед ней перспективы. Со временем Джефф может полюбить ее... или, предположим, удочерить. Усыновил же он своих мальчиков! Впрочем, в ее случае он, быть может, предпочтет жениться на ней. В конечном счете, все складывалось благоприятно для нее.

Ее легко сделать счастливой. Дейзи доставляли удовольствие новые платья. Радовало то, что она в Лондоне. Опера и драматический театр великолепны, но не менее увлекательно и то, что нынче вечером она здесь, в Воксхолле, прогуливалась по аллеям парка, встречалась и знакомилась с людьми которые обращались с ней как с настоящей леди. Но сидеть вот та к, как сейчас, одной и при этом чувствовать себя в полной безопасности было для Дейзи поистине редким удовольствием, и она им наслаждалась от души.

– Фу! – раздался у нее над самым ухом знакомый голос. – Они оставили вас в одиночестве? Вот негодяи! Ведь это все равно что забыть драгоценную жемчужину на бархатной подушечке у всех на виду и без всякой охраны. Но не страшитесь, я здесь.

Лиланд! Крохотные волоски на затылке и на обнаженных руках Дейзи встали дыбом при звуке этого голоса. В ноздри ударил запах нагретого сандалового дерева. Дейзи попыталась прогнать вспыхнувшее возбуждение.

– Любой, кто попробует схватить эту жемчужину, лишится руки, милорд, – сказала она, не открывая глаз.

– Милорд? – произнес виконт с наигранным удивлением, усаживаясь на стул рядом с Дейзи. – Но почему? Вы называете графа Джеффом, а Даффида – Даффи. Меня терзает зависть. Прошу вас, называйте меня Ли, Лиландом, пусть это будет даже Хей, если вы считаете нужным. А еще лучше, если, разумеется, хотите, зовите дорогим Ли или просто дорогим.

– Никоим образом, милорд, – ответила Дейзи по-прежнему с закрытыми глазами.

– Я вас обидел? – спросил он мягко.

Только бы попробовал, подумала Дейзи, но вслух произвела:

– Нисколько, но ведь я почти не знаю вас.

– Это легко поправимо, – возразил он. – Поговорите со мной немного.

Дейзи было бы намного легче разговаривать с ним, если бы она продолжала считать, что виконта не интересуют женщины. А теперь она чувствовала себя в его присутствии неловко и неуверенно. И дело было не только в том, что она услышала о нем от Хелены. Лиланд совершенно переменился. Раньше он был ироничным, отчужденным, вялым и оттого ничуть не интересным. Но теперь, быть может, потому, что она узнала правду о нем, или оттого, что он изменил обращение с ней самой, Лиланд казался Дейзи безусловно привлекательным.

К тому же он сейчас был рядом с ней, очень близко, и Дейзи понимала, что он хочет подобраться еще ближе. Она отлично сумела бы отделаться оттого, кто попытался бы откровенно флиртовать с ней, или от похотливого наглеца, но даже не представляла, как надо вести себя с этим элегантным аристократом. Лиланд держался дружелюбно и обаятельно, однако в речах его крылось немало намеков и двусмысленностей, воспринимать которые можно было по-разному. Дейзи никогда еще не встречала такого человека. Единственное, что ей оставалось, – это держаться естественно и обдумывать каждый шаг.

– Поговорить с вами? – спросила она. – Если бы один человек говорил другому только правду о третьем, не было бы войн.

– Очень мудрое изречение, – заметил Лиланд.

– Не мое, – сказала Дейзи. – Отец часто повторял его. Но как вы уже знаете, сам он не был мудрецом.

– Что, я полагаю, подтверждает верность вашей точки зрения, – сказал Лиланд. – Прошу прощения, вы собираетесь открыть глаза? Или мой вид ослепил вас?

– Я просто стараюсь привыкнуть к темноте, – солгала Дейзи. – Даффид говорил, что, если предварительно закрыть глаза, фейерверк покажется более ярким.

– Совершенно верно. За исключением того, что фейерверки начнут пускать не ранее чем через час. Вы можете уснуть до того времени.

– Не засну, если вы будете говорить со мной.

Он рассмеялся веселым искренним смехом.

– Но я непременно должен продолжить разговор. Ведь я и только я, сижу здесь, возле вас. К счастью, граф заметил, что я вернулся. Что он подумал бы обо мне, если бы я снова ушел? Я английский джентльмен, и мне не пристало оставлять леди в одиночестве в столь поздний час.

– Я не леди, – сказала Дейзи.

– Видите ли, – заговорил виконт с подчеркнутой любезностью, – даже рискуя показаться невежливым, я все-таки позволю напомнить вам, что вы были рождены леди и продолжали оставаться ею в дальнейшем. То, что произошло с вами в юности, ничего не меняет. Не может изменить.

Глаза ее раскрылись и полыхнули огнем.

– То, что случилось, изменило меня навсегда, милорд. Попробуй вы пожить в Ньюгейте, после чего вас переведут в плавучую тюрьму и отправят в дальнее плавание, попытайтесь выжить среди отпетых подонков, а потом вступить в брак с... Но хватит, извините, – прервала она свою страстную речь, удержавшись от еще более горьких слов. – Добавлю только, что и вы стали бы другим человеком. Я больше не могу считать себя леди.

– Тогда выходит, что и граф не джентльмен, не так ли?

– Ничего подобного. Он, разумеется, джентльмен. Всегда им был и будет.

Лиланд усмехнулся:

– Да. Но это применимо и к вам. Замечу кстати, что существуют леди порождению, которые навсегда остаются простолюдинками, и есть простолюдинки, которые всю жизнь ведут себя как настоящие леди, что бы ни утверждали по этому поводу представители моего класса. Такого не изменишь. Вы ничего не можете с этим поделать. И перестаньте это отрицать. Ведь вы не хотите, чтобы граф начал верить таким вашим утверждениям?

При свете лампиона цвет его глаз казался похожим на тот, какой появляется на небе, когда день переходит в ночь. Но взгляд Лиланда был теплым, человечным и словно бы проникал в душу Дейзи.

Она вздрогнула, внезапно ощутив, что ей хочется отдаться этому покоряющему теплу, и поспешила напомнить себе, что перед ней мужчина, не лучше тех, кого она знала, а может, и хуже, поскольку он вынудил ее забыть об этом, пусть и не надолго.

– Джефф меня знает, – сказала она, опуская глаза. – Я не пытаюсь обмануть его. Да и не смогла бы. Если он считает меня леди, это замечательно. Постараюсь оправдать его мнение.

– Дело не в старании. И не в наружности или манерах, – возразил Лиланд. – Честь, совесть и сердце – вот что имеет первостепенное значение для леди и джентльменов. Но в так называемом высшем обществе это всего лишь слова, не более. Моя собственная мама, которая, к счастью, слишком занята, чтобы вмешиваться в нашу жизнь, мнит себя леди самого высшего сорта. Но она ошибается, до этого ей далеко. Джефф – джентльмен не только по рождению. А вы леди, даже если не рождены для титула.

– А вы? – спросила Дейзи, невольно поднимая на него глаза – она не смогла удержаться от этого.

– Ах, я? – Лиланд, кажется, удивился вопросу. Улыбка его сделалась печальной. – Право, не знаю. Стремлюсь быть джентльменом. В самом деле. Но знать не могу. Даст Бог, вы скажете мне об этом, когда поближе познакомитесь со мной. А это случится, миссис Таннер, я уверен.

Дейзи не поняла, что это – обещание или угроза. И вопреки всему, что она задумывала, чувствовала и знала, была напугана и приняла слова виконта как вызов.

Глава 8

– Ну как, вы готовы идти любоваться фейерверком? – спросил у Дейзи граф, вернувшись к их столику.

– Идти?

Дейзи взмахнула ресницами и повернула голову, отводя глаза от упорного, застывшего взгляда виконта. Щеки у нее вспыхнули. Слова Джеффа вывели ее из состояния странной завороженности, и Дейзи вдруг почувствовала себя так, словно ее поймали на чем-то недозволенном.

– Ах да. – Она подхватила свою шаль и вскочила со стула с такой поспешностью, словно он под ней загорелся. – Но почему идти?

– Потому что, хотя фейерверки можно увидеть и отсюда, они гораздо эффектнее, если их наблюдать с другого места, – пояснил граф. – Я не хотел слишком торопить вас, но встретил Даффида, и он сказал, что направляется сюда немедленно. Нам, кстати, надо подождать вашу компаньонку. Ведь ей пора бы уже вернуться, как вам кажется?

– Как же это глупо с моей стороны! – воскликнула Дейзи. – Разумеется, пора! Она ушла в дамскую комнату, я не знаю, где это, и до сих пор не вернулась, а я и не заметила. Закорми собаку получше, и она забудет про улицы, – пробормотала она последнюю фразу себе под нос и снова заговорила в полный голос: – Женщине никак не следует ходить где бы то ни было в одиночку в такое позднее время. Тем более такому хрупкому созданию, как Хелена. И о чем я только думала? Кто пойдет вместе со мной искать ее?

Лиланд посмотрел на нее с удивлением.

– Я готов, если вы считаете, что это нужно. Но не волнуйтесь. Подозрительным личностям вход сюда закрыт. С Хеленой все будет в порядке.

– Я не опасаюсь темных личностей, – заявила Дейзи. – Но вы, джентльмены, тоже можете натворить бед, и вам это отлично известно. А Хелена очень привлекательная женщина. Идемте.

– Я иду с вами, – сказал граф. – Во что она одета?

– На ней платье лилового цвета. Она постоянно носит этот цвет, – сообщил Лиланд.

«Вот он, мистер Всезнайка!» – подумала Дейзи, а вслух не преминула объявить:

– Завтра это переменится, Хелена купила два новых платья, очень красивых, цвета шафрана и красное.

– Подождите, – сказал Лиланд, подняв голову повыше, чтобы посмотреть поверх толпы. – Вон она идет.

Едва Хелена вступила в освещенный лампионами круг, как Дейзи бросилась ей навстречу.

– Где вы были? – потребовала она ответа, положив ладони на бедра и выставив локти в стороны.

– Простите, что я так задержалась, – задыхаясь, ответила Хелена, а потом, заметив, что все стоят и смотрят на нее, густо покраснела. – Там была такая очередь...

– Нет нужды извиняться, но больше никогда не уходите одна, – проворчала Дейзи.

– Вы на меня сердитесь?

– Сердилась! – отрезала Дейзи, натягивая перчатки. – Но не на вас. Мне жаль, что я отпустила вас одну. О чем только я думала? Простите мое легкомыслие.

– Вы мне ничем... – начала было Хелена, однако Дейзи перебила ее:

– Чепуха! Вы не только работаете на меня, мы живем вместе, и я обязана за вами присматривать.

Граф не удержался от улыбки, слушая, как миниатюрная Дейзи заявляет, что должна присматривать за рослой компаньонкой, которая к тому же намного старше ее.

Лиланд не улыбался. Он молча наблюдал за Дейзи.

– Она просто восхитительна, правда? – тихонько сказал ему граф. – Столько вытерпела бед, а все еще свежа, как маргаритка[1], от которой она получила имя.

– Сходство несомненное, – отозвался Лиланд. – А вот и Даффид. Ну что, идем?

Компания в полном сборе двинулась к проходу в ограде кафе.

– Помаши на прощание маменьке, – сказал Даффиду Лиланд. – Она смотрит, как мы уходим.

– Она следит за нами весь вечер, – буркнул Даффид, однако выполнил просьбу.

– Хорошо сделано, – заметил Лиланд. – Ты вынудил ее отвернуться первый раз за целый час.

– Как ты думаешь, с чего она вдруг заинтересовалась нами?

– Нами или миссис Таннер? Или Джеффом, а может, и тем, что мы собрались вес вместе? Никто не догадается, что именно ее интересует и почему, но я готов держать пари: что бы ни привлекло ее внимание, оно должно принести ей выгоду. Ладно, не бери в голову, преследовать нас постоянно она не может, так, будет шпионить от случая к случаю, не более того. – Лиланд повысил голос, обращаясь к Джеффу и Дейзи, которые шли немного впереди братьев: – Я знаю место, с которого особенно хорошо виден фейерверк.

– В таком случае ведите нас, – предложил граф.

– Нет, – возразил Лиланд. – Давайте действовать в соответствии с протоколом. Граф возглавляет весь кортеж, который следует за ним. Миссис Мастерс, возьмите меня под руку, пожалуйста.

– Благодарю вас, но в этом нет необходимости, – сказала Хелена.

– Я с этим не согласен, – настойчиво проговорил Лиланд и подставил Хелене руку. – Здесь место публичное, а толпа, поймите, на многое способна. Когда выходишь за пределы освещенного лампионами круга, всякое может случиться. Я предпочитаю выступать в роли героя, уж вы меня извините.

Хелена взяла его под руку, и они двинулись по дорожке.

Лиланд прав, решила про себя Дейзи. По дорожкам увеселительного сада двигались толпы лондонцев всех классов и сословий. Площадка для наблюдения за фейерверком была доступна всем и очень красива, но этими качествами не ограничивалась ее притягательность. Здесь, как на ярмарках и маскарадах, смешивались все слои населения. И дело заключалось не только в том, что бедняки могли поглазеть на богатеев: люди богатые тоже радовались возможности пообщаться с теми, до кого было невозможно снизойти при обычных обстоятельствах.

Легионы проституток в кричащих, безвкусных нарядах патрулировали в этот вечер местность по всем направлениям. В толпе шныряло множество карманников. Были тут и такие, кто надеялся подзаработать каким-нибудь иным способом или воспользоваться счастливым случаем.

Лакеи, потратившие квартальное жалованье на приобретение модных костюмов, бросали недвусмысленные взгляды на скучающих богатых барышень, которые, так сказать, подпирали стены в общественных танцзалах. Улучив момент, они «срывали цветочек со стены» и увлекали удрученную мужским невниманием особу куда-нибудь в темную аллейку, а то и уговаривали прокатиться вместе в Гретна-Грин и тайно обвенчаться там. Фортуна могла улыбнуться любому. Молодые напомаженные клерки присматривались к не первой свежести вдовствующим леди и, случалось, вызывали ответный интерес. Проигравшимся в пух и прах молодым джентльменам только и оставалось, что соблазнять хорошеньких продавщиц, дабы удовлетворить плотское вожделение бесплатно.

Были здесь и целые семьи – они пользовались редкой возможностью провести свободный вечерок на прогулке. Уличные торговцы с подносами, которые держались на лямке, перекинутой через шею, предлагали свой товар: сладости, пирожки с мясом и, для пущего удовольствия, мороженое.

– Берегите карманы, джентльмены, – предостерег Лиланд. – Чем гуще толпа, тем больше воришек.

– Это верно, – сказала Дейзи. – А ведь мы с Джеффом многих жуликов знавали в былые времена. Правда, Джефф?

– Слишком многих, – отвечал граф. – Бедняги. Это рискованное ремесло. Если кому из них удавалось стащить золотой, а не пенни, того вешали, а не просто сажали в Ньюгейт.

– Некоторым из них, – подхватил Даффид, – выпадала удача, как, например, мне. Их отправляли в Ботани-Бей.

– Во всяком случае, не хотелось бы встретить сегодня вечером кого-нибудь из старых знакомых такого сорта, – сказала Дейзи. – С тем мирком покончено.

Внезапно она вздрогнула и остановилась, прижав ладонь к губам.

Дейзи показалось, что она увидела в толпе человека, очень похожего на мерзкого парня, которого она знавала в Порт-Джексоне.

– Что с вами? – спросил граф, а виконт и Даффид пристально вгляделись в толпу.

– Господи! – Дейзи прижала руку к часто забившемуся сердцу. – Могу поклясться, что увидела Оскара Уилкинса, приятеля Таннера.

– Как говорится, легок на помине, – заметил граф.

– Вряд ли, – возразил Даффид. – Это не Оскар. Тот не упустил бы возможности поздороваться. Вы ведь прогуливаетесь в хорошей компании, Дейзи.

– Он уже пробовал воспользоваться моментом однажды, – нервно проговорила Дейзи. – Верите ли, хотел жениться на мне после смерти Таннера. Я сказала «нет», но была вынуждена повторить отказ, выкрикнув это слово. Заявила, чтобы он больше не вздумал приставать ко мне, иначе я обращусь в полицию. Я могла бы натравить на него лейтенанта Лэма, которому я очень нравилась.

Дейзи заметила, что Лиланд смотрит на нее, не отводя глаз.

– В Порт-Джексоне было очень мало женщин. Даже кобыла могла бы получить брачное предложение, если бы за ухом у нее торчала роза, – сказала Дейзи.

Лиланд продолжал любоваться ею. Стройная фигурка, такая красивая в вечерних сумерках, кожа белая, словно лунный свет, а волосы отливают золотом при свете лампионов.

– Дорогая, – заговорил Лиланд сердечным, искренним тоном, – в том краю женщины могли выстроиться хоть в три ряда вдоль всего берега, и тем не менее вы получали бы предложение за предложением.

В его словах звучало неподдельное восхищение Дейзи, и сердце ее затрепетало от такой похвалы. И все же она не поверила ни Лиланду, ни его речам.

– Возможно, – ответила она. – Однако имейте в виду, что у меня после смерти Таннера появились деньги, а это вещь более редкая в любой стране, чем приятная наружность.

– Она сама этого не понимает, – сказал граф с оттенком гордости, – и не хочет об этом слышать.

– Чего я не понимаю? – спросила Дейзи, опасаясь, что над ней подшучивают.

– Вашей привлекательности, – пояснил граф. – И Ли единственный, кто сказал вам сегодня об этом.

– Об этом, а еще о том, что вы не только очаровательны, но и умны. Это редкое сочетание в любой стране, – добавил Лиланд.

Дейзи вскинула голову. Комплименты льстили ее самолюбию и одновременно злили ее. Уж слишком легко они слегали с мужских уст, чтобы производить сильное впечатление. Но Джефф, подумалось ей, говорит искренне.

– Идемте дальше, – предложил Лиланд с усмешкой, как будто догадывался, о чем думает Дейзи. – Миссис Таннер не поверила бы мне, даже если бы я просто сказал, что она стоит на этой вот дорожке. Нам теперь следует идти поосторожнее, потому что спускается ночь. Скоро вспыхнут фейерверки.

Дейзи оперлась на руку графа и пошла с ним рядом точно так, как она мечтала всю дорогу до Англии. Но теперь она не могла не думать о мужчине, который шел следом за ними, ей хотелось забыть о нем, но его присутствие будоражило ее. Когда он старался быть дружелюбным, с ним так же легко было разговаривать, как с любой женщиной, и к тому же занятно. Но теперь она знала, что он женолюб, и потому чувствовала себя – не без смущения – предметом его возможных притязаний. И это ее пугало.

– Идемте прямо вон к тому огромному дереву, – предложил Лиланд. – А потом повернем налево. Дорожка плохо освещена и полна поворотов, но она приведет нас к озеру. Отражения в воде сделают фейерверк еще более великолепным, а свет лампионов только нарушает эффектность зрелища. К тому же у озера меньше людей, если они вообще там есть. Кажется, что тропинка никуда не ведет, но на самом деле она кончается на берегу озера.

– Верим вам на слово, – сказал граф. – Я как-то не подумал об этом, но вы, конечно, правы. Откуда вы это знаете?

– Я живу в Лондоне, – лаконично ответил Лиланд.

– Да, но я не могу себе представить, что вы разгуливаете в парках по ночам. Я считал, что большую часть времени вы проводите в светском обществе, на балах, в театрах или на частных приемах. Откуда вы знаете, в каких местах лучше любоваться фейерверками?

– Я далеко не все время провожу на светских приемах и не особенно увлекаюсь дорогостоящими развлечениями. Считаю наилучшими самые простые занятия.

Граф рассмеялся.

– Бог мой, вы его только послушайте! Он толкует о простоте. И как же вам удается придавать окраску греховности этим простым занятиям?

– Это его особый дар, – вмешался в перепалку Даффид. – Заткните уши, Дейзи. Простите его, миссис Мастерс. Я не знаю, как это ему удается, но если Лиланд постарается, то может сделать так, чтобы даже трепет крыльев мотылька отдавал распутством.

– Но ведь мотыльки и в самом деле беспутные создания, – заметил Лиланд. – Они перепархивают с цветка на цветок, набрасываются на самый красивый, остаются на нем ровно столько, чтобы высосать весь нектар, а потом перелетают на следующий, который кажется еще более ярким и привлекательным. Не позволяйте мне продолжать, не то я вгоню миссис Мастерс в краску.

Хелена засмеялась.

– Я не знала, что вы изучали жизнь насекомых, милорд, – сказала она.

– Он освоил все на свете, – снова вмешался Даффид. – Или хочет, чтобы вы так думали.

– Ну может, он и вправду познал все, – сказал граф. – Однако смотрите, куда мы пришли.

Тропинка оборвалась, и они очутились на недавно подстриженной лужайке у озера. С нее открывался широкий вид, то есть он был бы таким, если бы можно было что-то разглядеть. Сумерки перешли в ночь, темную и звездную. Узкий серп месяца повис в вышине, и мало-мальски заметный свет исходил только от лампионов по ту сторону озера; зеркальные отражения этих огней плясали на воде. Издалека доносились приглушенные звуки музыки.

– Ли, я снимаю перед вами шляпу, – заговорил граф. – Думаю, это самое лучшее место, с которого можно любоваться фейерверками.

– Нет, – возразил Лиланд. – Самое лучшее для этого место – балкон на задней стороне дворца, доступный только его хозяину. Но было бы затруднительно любоваться оттуда фейерверком или чем-то еще, поскольку Принни терпеть не может, когда оказывают внимание чему бы то ни было, кроме него самого. Ну что, всем удобно? Здесь всего одна скамейка, и нужно ее вытереть от росы, чтобы леди не испачкали свои платья, а кроме них никто на скамейке не поместится.

– Я предпочитаю стоять, – сказала Дейзи, и как раз в эту секунду в небо взвилась первая ракета и рассыпалась высоко в небе на множество огненных звездочек. – О, смотрите!

Одна за другой взлетали шутихи, и небо сплошь расцветилось серебряными, золотыми, красными, зелеными, голубыми огнями, из которых образовывались букеты, вертящиеся колеса и другие узоры. Шум от взрывов напоминал артиллерийскую канонаду. Ночная тьма уступила свои владения свету, а озеро сияло отражениями великолепного зрелища.

Но вот взорвался последний фейерверк, и огни его, постепенно тускнея, еще долго светились в облаках голубоватого порохового дыма, клубившегося над озером.

Первой после долгого молчания заговорила Дейзи.

– Это, – произнесла она с глубочайшим удовлетворением, – стоило платы за вход.

– Он был свободным, – напомнил Лиланд.

– Не для меня, – возразила она. – Я должна была пересечь океан и дала клятву больше никогда не ступать ногой на палубу корабля, но теперь вижу, что оно того стоило. Благодарю нас, джентльмены. Когда они повторят фейерверк, не знаете?

– Мы это выясним и непременно его посмотрим снова, – посмеиваясь, пообещал граф.

– Хорошо, – сказала Дейзи.

Лиланд поднял одну бровь и обменялся взглядом с Даффидом.

– Я не смогу, – заявил Даффид. – Завтра я отправляюсь домой. Фейерверки великолепны, но для меня прекраснее всего на свете моя Мег. Когда вы приедете навестить нас, Дейзи, я велю устроить фейерверк для вас, а до тех пор вы свободны.

– Ничего подобного! – воскликнул граф. – Она увидит их и здесь. В Лондоне фейерверки пускают все лето.

– Ясно, – сказал Даффид. – Вы отказываетесь от вашей ежегодной поездки в Эгремонт, остаетесь в Лондоне на все лето и будете постоянным спутником Дейзи, верно, Джефф?

Последовало многозначительное молчание, потом граф улыбнулся Дейзи и произнес:

– А почему бы и нет? Вас это устраивает, моя дорогая?

– О да, – обрадовалась Дейзи.

– Очень мило, – кисло заметил Лиланд Даффиду, когда все они вернулись к переходу на главную аллею, и миссис Мастерс, поблагодарив виконта, отошла к своей хозяйке. – Точка поставлена. Дело сделано. Не вполне, правда, понятно, достаточно ли этого. Может, ты предпочел бы обратиться к нему напрямую и спросить: «Бедняжка так одинока, не намерены ли вы взять под свою опеку это прелестное, беззащитное создание на всю жизнь, Джефф?»

– К черту! – буркнул Даффид. – Я просто хотел узнать. Наверное, мне следовало быть более проницательным. Ну и что тут можно сделать?

– Ты, мой дорогой младший братец, не можешь помочь ничем, но я продолжу свои старания, Она поймала Джеффа, словно рыбку на крючок. Мужчина одинок, и она сделала все, что могла, дабы привязать его к себе. Я останусь здесь и, если повезет, попробую предотвратить самое главное.

– Ради него? – спросил Даффид.

Ответа он не получил.

Граф остановился в самом конце боковой дорожки, мимо которой по главной аллее двигалось множество народу.

– Ну вот, мы снова в гуще событий, – заметил граф. – Ну и толпа! Может, подождем, поедим пока мороженого или еще чего-нибудь в этом роде? – Пусть те, кому надо спешить, уйдут отсюда. Ведь очень многим из них завтра с утра на работу, а нам нет. Моя карета ждет, нам торопиться некуда.

Люди заполняли дорожки, по которым словно текла живая река по направлению к выходам из парка. Дейзи была неприятна даже мысль о том, что она может оказаться в толще. Любой, кому довелось быть узником Ньюгейта, испытывал бы то же чувство. Дейзи подняла глаза на графа. Но еще не успев ответить, вдруг уловила рядом какое-то движение, а потом почувствовала, что виконт почти прижался к ней грудью. Дейзи ахнула и отпрянула. Лиланд увидел, что какой-то тип пробивается к Дейзи, и сделал шаг вперед, чтобы перехватить его. Они столкнулись, Лиланд ощутил сильный удар и хотел схватить хулигана, но тот увернулся и ринулся бежать со всех ног. Дейзи вдруг почувствовала, что ее левой руке стало легче.

– Моя сумочка! – вскрикнула она, обнаружив пропажу. – Ублюдок обрезал лямки и украл мою сумочку! Держите вора! Остановите его! Вон того парня в красном шарфе, проклятый жулик стащил мою сумочку!

Подобрав юбки, Дейзи сама ринулась в погоню за грабителем, продолжая выкрикивать ругательства.

Если лондонцы и любят что-то больше, чем фейерверки, так это погоню за тем, кто убегает, особенно если дело идет о защите красивой леди. А эта леди ругалась, как извозчик, а бежала, как спортсмен. Настоящий театр! Лондонцы и театр очень любили.

Лиланда обычно забавляло подобное зрелище – но не сегодня. Его длинные ноги быстро сокращали расстояние между ним и вором, красный шарф которого служил Лиланду сигналом. Однако скоро он почувствовал, что силы его убывают, но продолжал бежать, бесцеремонно расталкивая встречных и не тратя дыхания на извинения.

Преступник слышал позади себя оглушительный шум и, оглянувшись, увидел, что за ним гонится, изрыгая проклятия и потрясая кулаками, разъяренная толпа. Малорослая красотка, чью сумочку он украл, мчалась впереди всех, крича изо всех сил. Вор прибавил скорости и оторвался от нее, но успел разглядеть рядом с ней высокого, худощавого джентльмена с четким выражением смертельной угрозы на лице.

Грабитель швырнул сумочку Дейзи в толпу, вызвав тем самым схватку за обладание этим предметом, не менее яростную, чем борьба старых дев, подружек невесты, за обладание ее свадебным букетом. Согнувшись в три погибели, он нырнул в толпу перед собой, отшвыривая в стороны тех, кто пытался его задержать. Добрался до зарослей кустов, за которыми пролегала неосвещенная, совершенно темная дорожка, и скрылся из глаз.

– Ох, вот она, благодарю вас, – задыхаясь, выговорила Дейзи, когда встрепанный краснолицый мужчина, по виду мелкий торговец, с гордостью вручил ей злосчастный ридикюль.

Граф появился через несколько минут. Он порядком запыхался, но уже выровнял дыхание настолько, чтобы поблагодарить парня, передавшего Дейзи ее сумочку, после чего дал ему золотую гинею. Толпа пришла в полный восторг.

– Он сбежал, – с неудовольствием сообщил Даффид, появляясь с той самой дорожки, по которой убежал вор. – Там проходит другая дорога, на ней сотни людей, но жулик как сквозь землю провалился.

– Ну и ладно, – сказал граф все еще немного с одышкой. – Нет смысла преследовать его сейчас. Украденный ридикюль он бросил. Во всяком случае, я думаю, что ты бы не хотел увидеть, как он болтается в петле за неудачную попытку ограбления.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Даффид.

После множества обоюдных поздравлений толпа медленно разошлась, и все участники погони снова двинулись к выходу.

– Не огорчайся. Ты почти сцапал его, Ли, – сказал Даффид, заметивший несколько необычное выражение на лице старшего брата. – Он был далеко впереди, но ты его почти догнал. Потом ты снизил скорость, и этот гад удрал. Можно сказать, ушел из рук.

– Пожалуй, да, – произнес Лиланд. – В вечерних туфлях бежать чертовски трудно. Будь на мне сапоги, я бы его не упустил.

– У вас очень бледное лицо, милорд, – озабоченно сказала Хелена. – С вами ничего не случилось?

– Белый как полотно, – сказала Дейзи. – Присядьте на скамью.

– Нет, – отказался Лиланд. – Я лучше постою.

Своим привычным жестом он прижал руку к сердцу, но тут же поднял ее, взглянул и нахмурился. Ладонь его была в крови.

Дейзи вскрикнула, увидев, как расплывается темное пятно спереди на пиджаке Лиланда.

– Выходит, парень охотился не только за вашим кошельком, – проговорил виконт, все еще глядя на свою окровавленную ладонь. – Кажется, он хотел лишить меня жизни. Если я сейчас присяду, то вряд ли смогу снова встать.

Глава 9

– Вам надо лечь, – сказала Дейзи виконту.

– Если бы я делал все, как надо, я был бы совершенно другим человеком, причем куда более несчастливым, – ответил Лиланд. – Не волнуйтесь, – добавил он уже мягче, – не говоря уже о том, что здесь не хватит места, чтобы уложить майский шест вроде меня, в этом нет необходимости.

Виконт получил удар ножом в грудь, и никто не был уверен, что он чувствует себя настолько хорошо, как о том говорит. Он откинул голову на спинку сиденья, справа и слева от него устроились граф и Даффид, так что его не должно было сильно трясти во время езды. Дейзи волновалась: Лиланд был очень бледен, и она видела так много крови. Она сидела напротив виконта рядом с Хеленой, и обе они смотрели на раненого.

– Ничего жизненно важного не задето, – со слабой улыбкой заверил их Лиланд. – Иначе я не сидел бы здесь вот так и не беседовал с вами. Кровь не пузырится и не бьет ключом, простите, что прибегаю к живописным подробностям, но, право, не знаю, как это выразить более корректно. Да, со мной это случилось, но я не обессилел донельзя. Меня снабдили носовыми платками, перевязали рану моим шейным платком, так что крови я больше не теряю. Огорчает меня лишь то, что придется показаться на людях с обнаженной шеей. Этот грех я никогда не искуплю. Мне надо было взять твой шейный платок, когда ты его предложил, – обратился он к Даффиду, – потому что ты не относишься к этому и вполовину так серьезно, как я.

– Ты прав. Я как-никак цыган, мог бы и носовым платком обмотать шею, – согласился Даффид. – Но не волнуйся зря, тебя никто не увидит, кроме врача. За ним уже послали.

Лиланд высунул голову из окна кареты.

– Погодите, но ведь это не дорога к моему дому!

– Нет, – признал граф. – Мы едем ко мне. Я не уверен, что вы позаботитесь о себе всерьез, Ли. Вы относитесь к собственной жизни весьма небрежно. Вы получили удар ножом в грудь, осмотрели рану, сдернули с себя шейный платок, чтобы остановить кровотечение, и заявили нам, что все в порядке. Так не годится.

– Было бы куда хуже, если бы я объявил себя покойником, – пробурчал Лиланд себе под нос. Он шутил, но голос его звучат все слабее, а бледность усилилась, и сидящие в карете обменялись беспокойными взглядами. – Во всяком случае, если бы дело дошло до того, лучше встретить дьявола насмешкой покруче. Я слышал, что ему такое по вкусу, – добавил он при общем молчании. – Вы предпочли бы, чтобы я стонал?

– Я счел бы за лучшее, если бы вы принимали случившееся всерьез, – сказал граф.

– Со мной бывали переделки и похуже, – пробормотал Лиланд. – Мое бедное сердце со временем стало невосприимчивым к ударам судьбы. Стоит только вспомнить прелестных девушек, которые отвергли меня, или соперников, наносивших удары в спину... Но спасибо вам, Джефф. Я воспользуюсь вашим гостеприимством, потому что...

Тут он умолк, и веки его опустились. Все в карете замерли.

Лиланд открыл глаза, рассмеялся и закончил:

– Потому что у моего слуги случится сердечный приступ, когда он увидит меня в таком состоянии.

Они ждали в гостиной и почти не разговаривали между собой, так как очень тревожились. Даффид вышагивал из угла в угол, Дейзи смотрела в окно, и только Хелена сидела и спокойно ждала. Все трое вздохнули с облегчением, когда увидели, с каким выражением лица вошел в гостиную хозяин дома.

– Он с этим справится, – сказал граф. – Доктор говорит, что Лиланд счастливчик. Нож не задел ни сердца, ни легких, чего мы так боялись. Его может лихорадить, но это уже другое дело. Я послал за его камердинером. Ли согласился побыть здесь, пока совсем не поправится, однако я должен добавить, что согласие он дал неохотно. Он ворчал бы и до сих пор, если бы врач не дал ему снотворное. Теперь он спит.

– Я отложу отъезд, который планировал на завтрашнее утро, – сказал Даффид. – Останусь, если вы не против. Подожду, пока он не пойдет на поправку.

– Сделай так, и он от злости доведет себя до той самой лихорадки, которой мы опасаемся, – ответил граф. – Он, кстати, успел сказать мне следующее: «Пусть Даффи уезжает спокойно, со мной все будет в порядке».

– Он сказал бы это даже в том случае, если бы ему отрубили голову и насадили на пику, – проворчал Даффид.

– Сказал бы, если б мог, – согласился граф. – Он в своем роде человек замечательный. Одевается как денди, ведет себя как светский хлыщ, но под всей этой шелухой – настоящая сталь. Он отлично фехтует, скачет верхом как сам дьявол и превосходно боксирует, – пояснил он Дейзи. – Из разговоров с ним вы ничего такого не узнаете. А ведь он даже был сотрудником правительственной секретной службы, когда Наполеон предпринял в тысяча восемьсот пятнадцатом году поход на Париж, сбежав с острова Эльба, куда был сослан после отречения от престола. Работа опасная, ничего не скажешь. Ты знал об этом, Даффи?

– Да, – ответил Даффид. – И притом маленький император не питал к нему недобрых чувств. Молва утверждает, что Ли навестил его уже на острове Святой Елены.

Граф усмехнулся и сказал:

– Ли может поладить с кем угодно.

– Он мастер льстить, даже я это заметила, – призналась Дейзи.

– Это больше, нежели обычная лесть, – возразил Даффид. – Он никогда не говорит того, чего не думает на самом деле.

Граф покачал головой:

– Давайте не будем продолжать в этом духе, это звучит так, словно мы на поминках. Ли у нас вполне живой, и я надеюсь, что таковым он и останется. А нам пора перейти к обсуждению малоприятных подробностей происшедшего. Считаете ли вы, что удар ножом был случайным, непредумышленным? Грабитель испугался, когда понял, что Ли вот-вот его схватит, и пустил в ход оружие. Или вы подозреваете нечто совсем иное?

Дейзи нахмурилась, Хелена явно удивилась, но Даффид утвердительно кивнул и сказал:

– Конечно, возможна простая случайность. Парень, у которого был при себе нож, стащил кошелек и думал запросто удрать, но Ли помчался за ним, как боевой конь. Вполне вероятно, что он здорово напугал вора, тот пустил оружие в ход и нанес удар куда пришлось. Но я не до конца в этом уверен. Ведь мы трое как-никак бывшие каторжники и всюду видим преступление. Если это не просто кража, а, как вы сказали, Джефф, нечто совсем иное, тогда кто был мишенью, Лиланд или один из нас? Мы поступили бы глупо, если бы не задумались над этим.

Он посмотрел на Дейзи.

– У меня, насколько я понимаю, в настоящее время нет врагов. А у вас, Дейзи? Я вовсе не собираюсь утверждать, что парень охотился именно за вами, но подумайте, на какой риск он шел, нападая на Ли. Стащи он ридикюль и выброси его до того, как его поймали, то вышел бы сухим из воды. А если бы не успел выбросить, то отделался бы, в общем, легко, потому что леди обычно не носят с собой деньги или особые ценности. Но пырнуть ножом джентльмена? Каждый знает, что такое расценивают как покушение на умышленное убийство. Соображал этот тип, что он делает, или нет? Кто он, очумелый дурень или убийца? Мы должны хорошенько подумать обо всем.

– Совершенно верно. – Дейзи взглянула на недоуменное лицо Хелены и пояснила: – Карманники должны остерегаться и не красть помногу денег, иначе, поймав, их вздернут на виселице. А за покушение на убийство дворянина приговор один – повешение. Мы не знаем, чего жаждал негодяй, денег или крови. Неужели он так глуп, что вознамерился убить человека, который мог его схватить? Или его наняли для убийства?

Дейзи на минуту задумалась.

– Что касается моих врагов, – продолжала она, – что ж, я приобрела нескольких, это правда. Но все они остались там, в Ботани-Бей, и, насколько я понимаю, ни один из них не безумен до такой степени, чтобы охотиться за моей головой. Предметом охоты была моя рука. Встречаться с ними мне больше не приходилось.

– Были у Таннера родственники, которые оспаривали его завещание? – спросил граф.

Дейзи поморщилась.

– У него не было родных, во всяком случае, он так говорил. Именно поэтому он и отправился работать в те края. И он не оставил завещания. Он не умел писать. Судья передал все мне, потому что больше некому было. И я думаю, что, так как судья хорошо знал Таннера, он считал, что я заслужила это наследство.

– Ну а вы, Джефф? – спросил Даффид. – Есть у вас враги?

– Человек, который меня ненавидел, уже в могиле, Даффид. Других я не знаю. Ноя об этом подумаю. Кроме того, я пошлю письма кое-кому из моих старых друзей, осевших здесь, в Лондоне, и спрошу у них. И обращусь в Главный уголовный суд на Боу-стрит. Да, еще мне придется расспросить Ли, – с явным огорчением добавил граф, – но только не сегодня.

– Не волнуйтесь, – сказал Даффид. – Или я плохо знаю своего братца, или он даже во сне думает об этом. Уж он-то ничего не упустит. Однако уже очень поздно. Я отвезу наших дам в гостиницу и устрою так, чтобы несколько моих старых приятелей охраняли их номер. Мне самому надо собираться в дорогу. Не бойтесь ничего, – обратился он к Дейзи.

– Я и не боюсь, – спокойно ответила она. – Ведь у меня в рукаве тоже спрятан нож, но я не могла пустить его в ход, потому что все произошло очень быстро. У меня есть и пушка. Я могла бы взять ее с собой, но решила, что в Лондоне нечего опасаться.

– Пушка? – удивилась Хелена.

– Пистолет, – пояснил граф.

Хелена ахнула.

Дейзи повернулась к ней и смерила компаньонку пылающим взглядом.

– Да, миссис Мастерс, я ношу с собой пистолет. Я прошла суровую школу. То были уроки выживания, и я их хорошо усвоила. Потому и стою здесь перед вами. Если вас это не устраивает, мы можем разбежаться в разные стороны.

– Я и не думала об этом, – возразила Хелена, широко раскрыв глаза.

– Ладно, я понимаю. – Дейзи вздохнула. – Не обращайте па меня внимания, Хелена. Я просто очень устала и злюсь, но не на вас. Похоже все-таки, что этот грабитель запаниковал и с перепугу пырнул виконта ножом, – сказала она графу. – Но тем не менее я встревожена. Всякое может случиться. Таннеру многие желали смерти, и он всегда был вооружен до зубов. Я переняла это от него. Кстати, а вы, Хелена? – вдруг спросила она. – Есть у вас враги?

– Все мои друзья живут в деревне, – ответила компаньонка. – А врагов у меня нет. Во всяком случае, я так думаю.

– Ну вот и все, – с нетерпением произнесла Дейзи. – Ладно. Скажите, в какое время мы можем завтра сюда приехать?

Граф и Даффид смотрели на нее; граф улыбался при этом чуть приметно, а Даффид – во весь рот.

– Надо же, какая отвага, ни обмороков, ни слез – и ни шагу назад, – одобрительно произнес Даффид. – Вот тебе и маргаритка, просто молодчина! И знаете что? Я считаю, что всем девушкам вместо школы надо отправляться в Ботани-Бей.

Смех, которым были встречены эти слова, принес Дейзи облегчение. Но, тем не менее, она приглядывалась к каждой тени, когда вышла несколькими минутами позже из дома графа.

На следующее утро Дейзи встала очень рано, хотя спала мало и плохо. В этом, как она считала, был повинен Лиланд Грант. Не успела Дейзи лечь в постель, как начала думать о его ранении, его стоицизме и о том, выживет ли он. Лиланд был таким сдержанным, полным иронии человеком, что Дейзи не могла представить его беспомощным. К тому же он был молод и силен. Но ведь она столько раз наблюдала, как смерть уносила людей молодых и здоровых. Едва она смежала веки, как ей начинало казаться, что она вполне может увидеть его проницательные голубые глаза закрытыми навсегда. Наконец она все же уснула, пообещав себе, что завтра утром непременно навестит Лиланда.

Этот мужчина оставался для нее загадкой, он и привлекал ее, и отталкивал. Но каким бы он ни был, Лиланд подвергал свою жизнь опасности ради нее, такое забыть невозможно. Именно это сказала она себе, когда поняла, как тяжело воспринимает нападение на него, а также насколько он завладел ее мыслями.

Она оделась утром во все розовое, от капора до платья для прогулок; этот цвет, по ее мнению, должен был оживить комнату, где лежал раненый. Купила по дороге пакетик сладостей и книжку, о которой книготорговец сказал, что она повествует о храбрости нынешних английских землевладельцев.

Они с Хеленой прибыли к дому графа как раз в тот момент, когда Даффид его покидал. Он уже попрощался с Джеффом и успел сообщить Дейзи, что Лиланд чувствует себя лучше. Это успокоило Дейзи. Она понимала, что, как бы ни спешил Даффид вернуться домой к жене, он не уехал бы, если бы жизни брата угрожала опасность.

Дейзи уже подобрала подол, чтобы подняться по лестнице, как вдруг Хелена остановила ее легким прикосновением руки.

– Леди не может навещать джентльмена у него в спальне, если они не состоят в родстве между собой, – произнесла компаньонка извиняющимся тоном. – Как бы он ни был болен.

– Вы тоже так считаете, Джефф? – спросила Дейзи, нетерпеливо постукивая кончиком туфельки по мраморному полу прихожей.

Граф перестал улыбаться. Он видел, что Дейзи вот-вот взорвется, что терпение ее висит на волоске. Обратил вопрошающий взгляд на компаньонку.

– Я была нанята не только для того, чтобы сопровождать миссис Таннер, но и чтобы объяснять ей, что принято или неприемлемо в лондонском светском обществе, – сказала Хелена. – Я не могу одобрить то, что, как мне известно, считается неприличным.

– Мне тоже кое-что известно о приличиях, – заявила Дейзи, – но я не могу и не хочу покинуть друга в беде. Ведь виконт получил ранение из-за меня, верно? Хорошенькая благодарность, если я оставлю его гнить в одиночестве там, наверху, и даже не скажу спасибо только потому, как вы, Хелена, сообщили, что леди не может навещать джентльмена у него в спальне, если они не родственники. Повторяю вам – я не леди. А если бы и была ею, то вовсе не такой, о какой говорите вы. Во всяком случае, когда он лежит в постели, раненный ножом в грудь, а я упрятана в свою одежду, как скрипка в футляр, то мне совершенно непонятно, каким образом он мог бы испортить мне репутацию! Даже если бы этого хотел, – добавила она.

– Любой мужчина хотел бы вас скомпрометировать, Дейзи, – пошутил галантный граф. – Но я сомневаюсь, что даже Ли способен на такое сегодня утром. Он, позволю себе сказать, вовсе не гниет там, наверху. За ним хорошо ухаживают, но вчера вечером он потерял много сил, да и успокоительное лекарство, которое дал ему врач, тоже его ослабило. Он не опасен ни для кого, кроме разве что самого себя, если нарушит постельный режим. Ну, так что же, миссис Мастерс? – обратился граф к Хелене. – Дейзи явно поступит по-своему. Я не хочу, чтобы она влезла в окно. Почему бы не пойти другим путем, образно говоря? Я не стану возражать, если этого не сделаете вы.

– Но слуги... – возразила Хелена.

– Они не будут болтать. Все они, мужчины и женщины, преданы мне, я им полностью доверяю.

Граф видел, что Хелену обуревают сомнения, и пожалел ее. У этой женщины, безусловно, есть строгие нравственные принципы, и она не пожелает получать жалованье, если не выполнит свои обязанности, как того требует ее долг.

– Если Джефф считает, что все правильно, то и я, разумеется, тоже, – заявила Дейзи.

Хелена обратила внимание на то, каким ласковым становится лицо графа, когда он смотрит на Дейзи.

– Ладно, – неохотно согласилась наконец она. – Тут я бессильна!

Все трое поднялись по лестнице, прошли по длинному коридору и остановились возле дубовой двери. Граф приоткрыл ее.

– Ли, – окликнул он. – Вы готовы принять гостей?

– Я был готов с той самой минуты, как услышал, что они приехали, – прозвучал голос Лиланда. – Я благопристойно одет и счастлив их принять. Входите, пожалуйста.

Дейзи последовала за графом, но смотрела при этом только на мужчину на обширнейшей кровати. Лиланд лежал, откинувшись на подушки, но, кроме этой позы, ничто не свидетельствовало о его недомогании. На нем были красновато-коричневая легкая куртка поверх белой сорочки и серые брюки; если бы не сафьяновые шлепанцы вместо ботинок, то для прогулки по улице ему не хватало только шейного платка.

Лиланд был бледен, это верно, однако бледность только подчеркивала голубизну его глаз, устремленных на Дейзи. У нее перехватило дыхание, когда она встретила этот спокойный, внимательный взгляд.

– Добро пожаловать, – поздоровался Лиланд. – Я бы поклонился, но бинты такие тугие, что, чего доброго, перережут меня пополам, а вы уже достаточно нагляделись на мою кровь. Спасибо, что приехали, я рад, что вид моей крови не отпугнул вас от меня навсегда. Как вы себя чувствуете сегодня утром? Мне нравится ваше платье, миссис Таннер, его цвет делает ясным мой день.

Ясности и без того хватает, подумала Дейзи. Шторы на окнах были раздвинуты, и комнату наполнял утренний свет. Спальня показалась ей очень красивой: дорогие ковры, мебель, украшенная изящной резьбой. Ноздри у Дейзи слегка дрогнули. В комнате не было ничего похожего на застоявшийся запах лекарств, зато она уловила уже знакомый смешанный аромат дорогого мыла и нагретого сандалового дерева.

– Я привезла вам книжку и немного сладостей, – заговорила она, никак не отзываясь на комплимент, – но я вижу, что вы тут ни в чем не нуждаетесь.

– О нет, мне отчаянно нужно общество. Джефф в своем роде восхитителен, но, увы, он не любитель посплетничать всласть.

– Я тоже такая, – сказала Дейзи, усаживаясь в кресло, которое граф придвинул к кровати. – Только и могу сказать вам, что сегодня прекрасная погода.

– В таком случае давайте создадим повод для сплетен, – усмехнувшись, предложил Лиланд.

– Я здесь только потому, что мне обещали, будто вы пока не в состоянии совершить нечто в этом роде.

Дейзи услышала вздох Хелены и короткий смешок графа. Она улыбнулась, подумав, насколько ей легче говорить с виконтом, когда он надежно ограничен пределами кровати.

Лиланд рассмеялся.

– Они не вправе обещать то, чего не могут контролировать, миссис Таннер. Но не бойтесь! Я буду вести себя наилучшим образом. Вы заметили, что я поскрипываю, когда двигаюсь, точь-в-точь как Принни в своем корсете? Это обескураживает. Вы, миссис Таннер, сильно меня искушаете. Но если говорить о соблазнах, то я вижу, Хелена, что вы надели платье, о котором мне уже говорила миссис Таннер. Это доставляет мне большое удовольствие. Вы прекрасно выглядите в таком наряде. Я вовсе не хочу сказать, что лиловый цвет вам не к лицу, но в платье цвета шафрана вы просто ослепительны.

Хелена улыбнулась и поблагодарила Лиланда за любезность, а Дейзи наклонила голову набок. Так, «Хелена» – прямо сразу, и никаких возражений не последовало, при том, что ее компаньонка – истинный образчик благопристойности? И несколько «миссис Таннер» подряд? Дейзи сомневалась, что это случайность. Особый блеск в темно-голубых глазах виконта подтверждал справедливость ее подозрений.

– Вы можете называть меня Дейзи, – без особой охоты предложила она. – Сбережете таким образом немного дыхания, сейчас вам это необходимо.

Виконт приложил руку к сердцу.

– Я тронут почти до слез. Благодарю вас, Дейзи. Кстати, именно такое имя дали вам при крещении?

Дейзи покраснела.

– Мой отец всегда называл меня так, а за ним то же стали делать и другие. Но при крещении мне дали имя Дейдра. Папа считал, что это звучит чересчур торжественно для... – Дейзи замялась, вовсе не желая сообщать, что отец заканчивал эту фразу словами «для маленького рыжего эльфа», и сказала: – Для маленькой девочки. Имя Дейзи мне нравится, и я вряд ли сообразила бы откликнуться, если бы кто-нибудь назвал меня Дейдрой.

– «Дейдра в глубокой печали», – задумчиво произнес стихотворную строку Лиланд. – Да, я понимаю, имя не подходит маленькому эльфу вроде вас. Я что-то не то сказал? – спросил он, обратив внимание на изумленное лицо Дейзи.

– О нет, просто мой отец говорил то же самое. Во всяком случае, – продолжала она, пытаясь собраться с мыслями, – иногда человек навсегда привыкает к имени, которым его стали называть случайно. Смешно, однако так бывает. Даже мой отец забыл, что Дейзи не мое настоящее имя. Много позже я поинтересовалась, не будет ли мой брак считаться незаконным из-за того, что при крещении мне дали другое имя, но мировой судья заверил меня, что ничего подобного, ведь все знают меня как Дейзи. – Она вздохнула. – Выходит, что, если ты достаточно долго называешь себя каким-то именем, оно остается с тобой.

Лиланд заметил, что воспоминания о прошлом опечалили Дейзи.

– О да, – заговорил он, – вы правы. Если я, например, займусь исключительно делами благотворительности и стану вносить пожертвования в монастыри, за мной все равно останется репутация повесы... Нет-нет, на самом деле я вовсе не намерен заниматься такими делами, – произнес он с выражением комического ужаса, желая снова вызвать улыбку на лице у Дейзи. – Мое ранение не напугало меня до такой степени. Понадобился бы, по меньшей мере, удар топором, а не ножом, чтобы довести меня до полного покаяния.

Она и в самом деле улыбнулась, и Лиланд ответил ей теплой, искренней улыбкой. Взгляды их встретились, обоим стало ясно, что шутка понята и оценена по достоинству. Для Дейзи то был момент глубоко личного взаимопонимания, она не испытывала этого чувства, с тех пор как была еще совсем юной девушкой и могла в случае необходимости говорить с лучшей подругой на этом тайном, безмолвном языке. Когда она осознала это секундой позже, глаза ее широко раскрылись от волнения.

Что за человек этот мужчина? Его никак нельзя назвать красивым, о нет, однако Дейзи чем дальше, тем больше завораживали его загадочные взгляды исподтишка. Она провела много лет в местах, где женщины составляли меньшинство населения, и полагала, что видела и знала мужчин во всем их разнообразии, но таких, как Лиланд, не встретила ни разу. Манерный, порой почти жеманный, но вместе с тем веселый и полный какой-то умной злости. Говорит так же легко, как двигается, и кажется, ничего не принимает всерьез, кроме моды. Но при всем том он сильный и мужественный.

Вероятно, все дело в несходстве между ним и мужчинами, которых она знавала прежде. Дейзи надеялась, что со временем, когда она сведет знакомство с другими людьми такого склада, то и к виконту станет относиться благодушно, а не с той странной смесью удовольствия и беспокойства, которая возникает у нее от каждого его взгляда. Как, например, сейчас, когда он наблюдает за ней с невеселой усмешкой и даже состраданием.

Лиланд отвернулся, и у Дейзи стало легче на душе.

– Ну как, есть какие-нибудь новые соображения насчет моего противника? – спросил он у графа.

– Нет. А у вас?

– Никаких, – сказал Лиланд. – Я горжусь своими врагами. В конце концов, не только те, с кем ты дружишь, служат мерилом твоей оценки в глазах окружающих. Враги у меня, скажу вам, тоже высший класс. – Едва стих вызванный его словами общий смех, Лиланд продолжал: – Во всяком случае, враги мои чистосердечны, и никто из них не стал бы платить наемному убийце. Чем больше я думаю об этом происшествии, тем больше склоняюсь к тому, что это несчастный случай. В Лондоне полным-полно воров, и далеко не все они мастера своего дела. Но, Дейзи, – снова обратился он к ней, глядя ей в глаза твердо и серьезно, – прошу вас, будьте очень осторожны. По крайней мере, до тех пор, пока мы в этом не разберемся до конца.

– Я согласна, – ответила Дейзи, вздернув подбородок.

– Готов держать пари, что это так и есть, – сказал Лиланд, – но я не хочу, чтобы вы подвергались испытаниям. Что касается меня, то думаю, к концу недели я уже буду в состоянии показаться на людях. Появлюсь ли я в театре или на приеме? Быть может, на балу? У меня есть приглашение на восхитительный бал. Я еще не отправлял в этот дом свою визитную карточку.

Дейзи принялась обдумывать услышанное. Она хотела попасть в такое место, где присутствовал бы и граф, чтобы понять, может ли она войти в его мирок. Она еще не была уверена, что готова к такому испытанию. Дело не в подходящих к случаю платьях. Если она поймет, что полностью оскандалилась, ей придется, как это ни печально, покинуть Джеффа. Она очень хотела, чтобы он стал ее мужем, но это вовсе не значило, что она вправе обременить его женой, которая не будет принята в обществе. Уж она-то знала, каково это – быть изгоем, и не пожелала бы такой участи никому из тех, кого любила.

– Но вы уж точно пока не сможете танцевать, – запротестовал граф.

– Верно, только я всегда к этому не готов. Танцую лишь по обязанности, это совершенно недоступное мне искусство. Если мне случается в деревне вступить в круг танцующих, то я выгляжу как пугало на ветру, а пытаясь исполнить менуэт, делаюсь похожим на палку от щетки, на которую зачем-то надели штаны. Простите, – извинился он, обращаясь к Хелене, которая, как он заметил, с трудом удерживалась от смеха. – Мне следовало поберечь нежные ушки моих слушательниц, мэм. Но все же я мог бы танцевать на балу, о котором сказал вам, если бы, конечно, захотел. А если нет, то уж флирт ни в коей мере не истощил бы мои силы, такое занятие по мне, лучше не придумаешь. Есть и еще одно преимущество в моем положении: после нападения я стал такой сенсацией, что мы могли бы взять с собой Дейзи на самый фешенебельный прием, и никто не посмел бы взглянуть на нее без должного уважения. Все только и таращили бы глаза на меня. Ведь вы не против того, чтобы стать царицей бала? – спросил он у Дейзи.

Она готова была поклясться, что он угадал ее мысли.

– Нет, – ответила она. – Никоим образом.

– Я не уверен, что врач позволит вам поехать на бал, – сказал граф. – Но если вы хотите этого добиться, нам придется немедленно покинуть вас. Доктор велел вам отдыхать, этим вы и должны заниматься до его следующего визита.

– Увы! – воскликнул Лиланд, снова откинувшись на подушки. – И вы не пустите ко мне в спальню еще хоть парочку молодых прелестных леди? Это меня убьет, клянусь вам! Если я и выживу, то лишь потому, что стану готовиться к субботнему вечеру. Дейзи, вы оставите один вальс для меня?

Голос Лиланда просил больше, чем о вальсе, и глаза тоже. Она была не в состоянии произнести «да», потому что вдруг представила себя в его объятиях.

– Я не танцевала уже несколько лет, – выговорила наконец она.

Лиланд махнул рукой.

– Вы все вспомните, как только услышите музыку. А я бесконечно терпелив. Ну?

– Благодарю, я согласна. Мне будет приятно, – солгала Дейзи.

Лиланд усмехнулся, и Дейзи догадалась, что он ее понял.

Едва Дейзи ушла, Лиланд смежил веки. Он чувствовал, как согревала игра солнечных лучей его лицо, и старался вообразить тепло ее тела возле себя. Он не знал, ощутит ли когда-нибудь это в действительности, потому что сегодня он почему-то испугал ее и не мог понять, чем именно.

У него репутация распутника, что верно, то верно. Но почему она должна этого бояться? Особенно если вспомнить о том, откуда она приехала. При всех своих пороках он, безусловно, джентльмен. Она должна понимать, что он никогда и ни к чему не станет ее принуждать. Сам он не уверен, Что так уж развратен, просто получил мнение света и для собственной забавы хотел его оправдывать в глазах окружающих.

Лиланд любил любовь. Радость обладания женским телом была настоящим чудом, которое позволяло ему забыть о себе, и уже само это было еще одной немалой диковиной. Игра в любовь, флирт, ухаживание и вызов, влечение и наслаждение всегда и неизменно восхищали его.

Он не знал, понимает ли Дейзи, что флиртует с ним. Однако она это делала великолепно, пока он не испугал ее. Это удивило его. Была ли у нее какая-то постыдная тайна? Имела ли она отношение к тому, что Дейзи его сторонилась и всячески стремилась увлечь Джеффа?

Было бы очень важно ради Джеффа решить сию загадку. Лиланд вдруг расхохотался.

– Милорд? – вопросительно произнес слуга, убиравший комнату. – Что с вами?

– Ничего, – ответил Лиланд и открыл глаза. – Меня просто позабавила ложь, которую я сам для себя сочинил. Должно быть, подействовало лекарство от боли, которое дат мне наш добрый доктор. И вот что я тебе скажу: дай мне еще немного этого зелья, чтобы я поскорее уснул. Мне надо готовиться к танцам.

Глава 10

Дейзи в последний раз посмотрела на себя в зеркало. Она собиралась после завтрака нанести следующий визит Джеффу и виконту и хотела выглядеть элегантно и легко одетой в это теплое летнее утро. Волосы были гладко зачесаны со лба на затылок и перетянуты лентой так, что их вьющиеся концы падали на плечи пышными локонами. Платье пестренькое – на желтом фоне розовые цветочки и мелкие зеленые листики. Зонтик подобран соответствующий, однако Дейзи, к своему сожалению, вынуждена была держать его в футляре. Она еще недостаточно усвоила манеры леди из высшего света и не умела обращаться с зонтиком так непринужденно, как это делали они, то раскрывая его над головой для защиты от солнца, то перекидывая за спину, то снова складывая и кокетливо им поигрывая. То же относилось и к умению изъясняться на особом языке движений, придуманных для веера, который Дейзи пока еще только готовилась усвоить.

Она взяла с подзеркальника пару желтых лайковых перчаток.

– Ничего лучшего я для себя придумать не могу, – обратилась она к Хелене. – Но давайте позавтракаем, я до смерти голодна.

Хелена вздохнула, но придержала язык. Леди не должна говорить, что она проголодалась, однако компаньонке не хотелось делать замечание Дейзи по столь незначительному поводу.

Дейзи все же заметила выражение ее лица.

– Я хочу сказать, – заговорила она, кокетливо сморщив носик и приложив ладонь ко лбу, – что, право же, страдаю от голода.

– Нет, – рассмеявшись, возразила Хелена. – Вы совершенно правильно высказались в первый раз, потому что говорили в манере, свойственной только вам.

– Ох, никогда я не стану светской леди, – призналась Дейзи, когда они обе направились к двери.

– Зато вас будут считать обаятельной, чистосердечной и живой, а это гораздо лучше.

Дейзи вдруг остановилась и, сдвинув брови, посмотрела на Хелену.

– Вы на самом деле полагаете, что они примут меня?

Хелене было незачем спрашивать, кто такие «они».

– Если граф примет, то они и подавно, – дипломатично ответила она.

– Хорошо, – произнесла Дейзи с явным облегчением. – Я могу измениться, но не слишком сильно. Скажем, настолько, чтобы это доставило радость мужчине.

На этот раз уже Хелена слегка нахмурилась, когда они обе спускались по лестнице. Но Дейзи этого не заметила, она думала только о том, чтобы поскорее спуститься в столовую, поесть и навестить Лиланда... и Джеффа, напомнила она себе.

– Идите прямо наверх, – предложил Джефф, когда приехали Дейзи и Хелена. – У меня посетитель, мой юрист, но дело у нас недолгое. Лиланд еще в спальне, но лишь потому, что он пока не в состоянии спуститься самостоятельно, а нести себя не позволяет.

– Я иду, – сказала Дейзи и вдруг увидела, что Хелена покраснела. Неужели у нее возникли новые возражения против того, чтобы они посетили больного джентльмена у него в спальне?

Но Хелена повернулась к графу.

– Прошу прощения, мне нужно на минутку удалиться, – сказала она, смутившись донельзя. – У вас есть туалетная комната?

Дейзи с трудом подавила смех. Да, что ни говори, а хорошее воспитание осложняет жизнь. Немногие из обитателей Порт-Джексона поняли бы, о чем толкует Хелена, они выражали просьбу о потребности в ночном горшке в самых простых словах. Но Дейзи заметила, как много чаю выпила за завтраком Хелена, а граф привык к вежливому обращению.

– Она вон там, дальше, – сказал он, указывая направление.

Хелена кивнула.

– Я скоро присоединюсь к вам, – сказала она Дейзи с самым несчастным выражением лица: ей явно не хотелось, чтобы хозяйка поднималась в спальню одна, и в то же время она понимала, что дожидаться внизу та не станет.

На этот раз дверь в комнату Лиланда была отворена, а сам он сидел в кресле у кровати. Поверх рубашки и брюк накинут халат. Лицо уже не такое бледное, как накануне. Глаза ясные в своей яркой голубизне, но Дейзи почудилось в них выражение боли.

– Вы только посмотрите на него! – заговорила она. – Уже встал с постели. Замечательно!

– Совершенно верно, – ответил Лиланд и, откинувшись на спинку кресла, прерывисто вздохнул, словно ему трудно было говорить. Он улыбнулся. – На кого стоит посмотреть, так это на вас! Надели сегодня одно из платьев от мадам Бертран. Очень мило, этот цвет вам идет. Садитесь, прошу вас. Если вы будете стоять, придется встать и мне.

Дейзи огляделась. Одно кресло стояло у окна, далеко отсюда. Второе – совсем рядом с его креслом. Слишком близко, подумалось ей, это как-то неловко. Но усесться по другую сторону кровати просто глупо! Придется не говорить, а кричать. Дейзи осторожно опустилась в кресло возле того, на котором расположился виконт. Он заметил ее колебания, а Дейзи поняла, что его это позабавило. Но Лиланд произнес самые обычные слова:

– Расскажите, что происходит там, в мире.

– Вы провели здесь всего несколько дней, – сказала Дейзи не без иронии. – И вы, я вижу, читаете газету. Вряд ли я знаю больше вашего о том, что творится в мире.

– Ах, вот вы о чем! Что ж, видимо, так оно и есть. И все же вам известно многое, о чем я хотел бы узнать. Например, что вы думаете обо мне теперь?

Дейзи прищурилась, но ничего не ответила, а Лиланд продолжал:

– Когда мы познакомились, вы сочли меня фатом и щеголем или даже кем-то похуже. Не отрицайте. – Он предупреждающе поднял ладонь и продолжал: – Но теперь, как вы относитесь ко мне теперь? Я спрашиваю потому, что вы держитесь очень настороженно. Но ведь вы понимаете, что я не причиню вам зла?

– Господи, конечно, я в этом не сомневаюсь! – воскликнула Дейзи. – Вы получили удар ножом в грудь, защищая меня.

Лиланд склонил голову набок.

– Любой джентльмен сделал бы то же самое. Скажите, что во мне отпугивает вас, Дейзи?

Надо же, какой откровенный разговор, с некоторым страхом подумала Дейзи. Откашлялась, чтобы чуть-чуть потянуть время, потом решилась ответить напрямую:

– Вы говорите со мной так игриво, милорд, словно флиртуете, а я в этом совершенно неопытна.

– Это вовсе не флирт, Дейзи, – мягко сказал он. – Я говорю то, что на самом деле думаю. Вы очень красивы, я вас хочу и думаю, что мог бы сделать вас счастливой. Но не бойтесь, ведь я джентльмен и никогда не совершу ничего против вашей воли. Это мое искреннее обещание, вполне серьезное.

– Что же вы собираетесь делать? – не подумав, спросила она, завороженная его мягким голосом и неподдельной нежностью. Потом зажмурилась и замотала головой. – Нет, нет, это глупый вопрос! – Дейзи вскочила с кресла. – Я догадалась, чего вы хотите!

– Прекрасно. Я надеялся на это, – усмехнулся Лиланд.

Дейзи не знала, то ли смеяться, то ли наброситься на виконта с бранью, но так и не успела принять решение.

– Какого дьявола вы встали с постели? – возмущенно проговорил граф, входя в комнату вместе с Хеленой. – Чем это вы занимаетесь?

– Выздоравливаю, – хмуро отвечал Лиланд. – Терроризирую Дейзи и пугаю вас. Проверяю, могу ли я двигаться. Черт побери, да я болен оттого, что лежу в постели. Это так и не иначе.

– Доктор предписал постельный режим, – напомнил граф.

– Доктор к тому же хотел вдосталь напоить пиявок моей кровью, устроить им пирушку за мой счет. И это после того, как он пустил мне кровь! Но я решил сохранить некоторое ее количество для собственных нужд. Поймите же, есть вещи, которыми я вправе распоряжаться сам. Вы знаете, что я в отличном состоянии и готов к любому озорству, – заключил он свою филиппику и улыбнулся Дейзи.

Она не могла не расцвести улыбкой в ответ. Темное, эротическое настроение исчезло. Перед ней снова был Лиланд Грант, легкомысленный аристократ.

– Я обещал врачу, – сказал граф, скрестив руки на груди.

– Очень хорошо, – ответил на это Лиланд отнюдь не любезным тоном. – Я сделаю это ради вашего удовольствия.

Он начал вставать с кресла и вдруг пошатнулся. Все кинулись к нему. Граф поддержал его с одной стороны, Хелена – другой, и они вдвоем помогли Лиланду сделать несколько шагов до кровати, лечь и опереться на подушки.

– Должен покаяться, – заговорил Лиланд, устроившись на подушках поудобнее и приложив ладонь к повязке у себя на груди. – Так мне гораздо лучше.

– Уместное признание, – сказал граф. – Вы хотите, чтобы мы ушли?

– Ни в коем случае! – горячо возразил Лиланд. – Я и в самом деле чувствую себя лучше и от души рад обществу, поверьте.

– Вот и хорошо, – одобрил граф, – потому что к вам сейчас направляется еще один посетитель, вернее, посетительница, которая особо просила о разрешении повидать вас, даже если вы лежите в постели.

Брови Лиланда взлетели вверх.

– И вы согласились? Я, должно быть, развратил вас, Джефф.

– Это не такого рода посетительница, – сказал граф. – Это ваша мама.

Улыбка Лиланда мгновенно угасла.

– Это не по правилам, Джефф, – проговорил он упавшим голосом. – Надо было сначала спросить мое мнение на этот счет.

– Нет, я этого не мог и не собирался делать, потому что отказ не был возможен ни с вашей, ни с моей стороны. Мужчины замолчали.

– Нам уйти? – прервала молчание Дейзи.

– Боже правый, нет! – воскликнул Лиланд. – Присутствие у меня в комнате молодых красавиц может ускорить ее уход. Так что останьтесь, пожалуйста. Вы озарили радостью мой день. Я самый противоестественный сын, – добавил он, заметив нескрываемое смущение Хелены. – А виконтесса – равнодушнейшая из матерей. Если бы я приветствовал ее появление радостными восклицаниями, она убедилась бы, что я вот-вот расстанусь с жизнью. Между нами нет теплых родственных отношений, – пояснил он. – И все это знают.

– Я вполне могу этому поверить, – пожав плечами, вставила Дейзи. – Я любила своего отца, но всегда понимала, что он не питает ко мне таких чувств. Он не то чтобы не любил меня, – поспешила она добавить, – и не обращался со мной плохо. Он просто не думал обо мне, вот и все.

Лиланд повернул к ней голову и прищурился от яркого солнечного света, который падал на Дейзи из окна и окружал ее неким ореолом. Или она сама, вдруг подумалось Лиланду, была светом, который ослеплял его? Вся она сияла – ее волосы, платье, ее улыбка и смех.

Снова и снова задавал он себе вопрос, почему она так привязалась к немолодому отшельнику и его раненому другу, когда весь Лондон мог быть у ее ног. Правда, что с ее прошлым она могла не привлечь к себе приверженца строгой благопристойности. Но на дворе как-никак девятнадцатый век. У Дейзи хорошее происхождение, к тому же она богата. Ее ум, красота и свежесть могут соблазнить любого нормального мужчину и побудить его добиваться ее руки.

Опасные мысли лезут в голову, когда лежишь в постели, подумал Лиланд, чувствуя, что и тело его начинает откликаться на эти размышления. Он попытался сесть попрямее, но пухлые перины этому мешали, охватывая со всех сторон, Лиланд буквально утопал в них, не в состоянии свободно двигаться.

– Милорд! – взмолился он, сердито ткнув кулаком подушку. – Смотрите, как я беспомощен. Позвольте мне хотя бы снова сесть в кресло.

Граф выразительно поднял одну бровь, и Лиланд смирился.

– Не хочу, чтобы на моих руках была ваша кровь ни в буквальном смысле слова, ни в переносном, – сказал граф.

– Так, по крайней мере, предупредите виконтессу, что я предпочитаю повидаться с ней в другой день, – попросил Лиланд. – Я чувствую себя слишком уязвимым. Она не видела меня в постели с того самого дня, как я родился.

Граф покачал головой:

– Не могу. Она уже в пути.

– Черт побери! – выругался виконт, но тут же спохватился: – Я хотел сказать – пропади оно пропадом, дорогие леди. Припишите грубое слово моей болезни и простите меня!

Дейзи удивилась, с чего это он извиняется, а Хелена сказала:

– Ничего страшного, милорд, во всяком случае, ничего такого, чего бы мы не слышали раньше.

Стало быть, виконт попросил прощения за то, что чертыхнулся? Боже милостивый, слышал бы он, какая ругань была в ходу в колонии! Глаза ее встретились с глазами графа, и они улыбнулись друг другу, понимая, что обоим пришло в голову одно и то же.

– Мой дорогой Лиланд, – послышался от двери спокойный голос. – Так это правда! Вы ранены, на вас напал в толпе грабитель.

– Привет, мама, – поздоровался с виконтессой Лиланд таким же спокойным, невозмутимым голосом. – Это мог быть и не просто грабитель, но человек, у которого на меня зуб. Вы ведь не раз говорили, что такой случай вполне вероятен, если я не изменю образа жизни.

Виконтесса постояла в дверях, приглядываясь к сыну. При безжалостном свете дня Дейзи увидела, что время оставило заметные следы на том, что было когда-то безупречной красотой. Однако признаки возраста – морщинки возле глаз и в уголках губ, а также седина в золотистых волосах – не только не портили, а даже подчеркивали эту замечательную, но холодную красоту.

Виконтесса Хей от голоса до улыбки являла собой образец уравновешенности. Она нисколько не походила на женщину, которая может перелезть через забор, чтобы убежать с цыганом. На женщину, и после этого побега совершившую еще много таких же экстравагантных поступков. Дейзи не могла себе представить, чтобы эта леди проявила хотя бы намек на страсть. Однако потом она вспомнила женщину-убийцу, которая отравила трех мужей: вид у нее был такой, словно она не способна даже на то, чтобы налить гостю слишком горячего чаю.

Дейзи заметила обращенный на нее взгляд холодных голубых глаз и отвернулась. Эта женщина почему-то вынуждала ее чувствовать себя виноватой, хоть и непонятно в чем.

– Миссис Таннер, доброе утро, – поздоровалась виконтесса, сняв перчатки и переступив порог спальни.

Она взглянула на Хелену, но не поздоровалась вслух, а лишь коротко кивнула. Слуги не считались достойными большего, а если Хелена и не была служанкой в прямом смысле слова, то получала жалованье за свой труд, разница невелика.

После этого пронзительные голубые глаза остановились на графе, и виконтесса заговорила с улыбкой:

– Милорд, благодарю вас за то, что вы приютили у себя Хея после инцидента. Очень великодушно с вашей стороны.

– Ни о каком великодушии не может быть и речи, – довольно сухо возразил граф. – Лиланд – мой друг, и я не мог поступить иначе. Но прошу вас, садитесь и побудьте с нами, сколько пожелаете. Миссис Мастерс, не будете ли вы так добры удалиться вместе со мной ненадолго? Я хочу задать вам несколько вопросов по поводу злосчастного происшествия и сожалею, что не успел сделать этого раньше.

– Я с вами, – сказала Дейзи, поспешно вставая с кресла.

– Пожалуйста, останьтесь, – попросил Лиланд. – Иначе моя матушка решит, что это она всех распугала.

– В самом деле, – заговорила виконтесса. – Непременно останьтесь, миссис Таннер. Ведь мы едва успели с вами познакомиться, а, как я вижу, вы принимаете участие в жизни моего сына.

– Что вы, вовсе нет! – вспыхнула Дейзи. – Ничего подобного. Я старый друг Джеффа, простите, графа, а поскольку виконт тоже его друг, мы иногда проводили время вместе, вот и все, не более.

Высказанные столь резко, слова эти, далекие от истины, вызвали смех у Лиланда и сделали взгляд виконтессы колючим.

– Совершенно верно, – заявил граф. – Дейзи выразила это очень точно. Идемте же, миссис Мастерс. Мы очень скоро вернемся. Не делайте такое встревоженное лицо, – обратился он к Хелене, едва они вышли из комнаты. – Вопросов совсем немного, но этот сыщик с Боу-стрит настаивал на том, чтобы расспросить всех участников ночного происшествия, а мне хочется избавить вас от такого испытания.

Едва они удалились, Дейзи снова опустилась в кресло, чувствуя себя в высшей степени неловко и не на месте. Ведь матери и сыну нужно побыть наедине, считала она. Поэтому и сидела тихо, пытаясь спрятаться за своим молчанием.

Виконтесса уселась в кресле совершенно прямо и опустила руки на колени.

– Итак, вы намерены поселиться в Англии, миссис Таннер? – обратилась она к Дейзи.

– Да, – коротко ответила та, удивляясь, почему мать не спросила сына о его самочувствии до того, как начать разговор с посетительницей.

– Понятно. И где же вы намерены обосноваться?

– Я сняла помещение в отеле «Грийон», возле парка.

Блестящие голубые глаза виконтессы слегка расширились, но и только. Помолчав, она спросила:

– Но вы же не собираетесь постоянно жить в гостинице?

– Разумеется, нет. Но пока я еще не сделала выбор.

– Миссис Таннер скорее всего поселится у своего мужа, думаю, этого недолго ждать, – вмешался в разговор Лиланд. – Так что ей нет смысла покупать или нанимать дом.

– Понятно, – повторила виконтесса, не оборачиваясь к нему. – Есть ли у вас кто-нибудь на примете, моя дорогая?

– Миледи! – снова вмешался Лиланд с неприятным смехом. – Даже на Боу-стрит ей не стали бы задавать подобные сугубо личные вопросы.

– А почему? – поинтересовалась виконтесса. – О чем же они тогда спрашивали?

Дейзи выпрямилась в кресле. Леди элегантна и явно мнит себя верхом совершенства, но разговаривает она бесцеремонно. Ее, Дейзи, учили вести себя, как подобает леди, и если виконтесса этого не умеет, придется дать ей урок.

– На Боу-стрит меня пока ни о чем не спрашивали, – спокойно ответила она. – Но если спросят, я расскажу им все, как было. Вор, который ударил ножом вашего сына, охотился за моим кошельком, и когда виконт бросился мне на помощь, он и был ранен. Я очень сожалею, что такое случилось. Этого не произошло бы, если бы я вовремя вспомнила, что у меня с собой нож. Пистолета при мне не было. Обычно я ношу его с собой, но в тот злополучный вечер я оставила его дома. Больше такого не будет.

– Нож? – переспросила виконтесса, высоко подняв в изумлении брови.

– И пистолет, – весело добавил Лиланд. – Так что не тревожьтесь обо мне, мама, если это с вами бывает. Я в полной безопасности, раз у меня есть такой храбрый защитник, как миссис Таннер.

Дейзи рассмеялась. Виконтесса нет. Дейзи подумалось, а смеется ли она вообще хоть когда-нибудь.

– Я, безусловно, тревожусь о вас, Хей, – произнесла виконтесса без малейшего намека на какое-либо чувство. – Я поняла, что рана несерьезная. Так, по крайней мере, было сказано в записке, присланной мне графом. Так почему же вы до сих пор в постели?

– Такова воля его лордства, – ответил Лиланд. – Он чувствует ответственность за меня, поскольку я нахожусь под его крышей. Я буду на ногах завтра и скоро переберусь к себе домой.

– Это меня успокаивает, – сказала виконтесса все тем же бездушным тоном. – Но я непременно попрошу его о личной встрече. Вы так легкомысленно ко всему относитесь, Хей. Я хочу знать, что думает обо всем этом Эгремонт.

Дейзи сделалось зябко. Женщина называла сына его титульным именем и почти не смотрела на него. Бог мой, да есть ли у этой особы хоть какие-то эмоции? Родила же она такого смешливого и бесцеремонного сына, как Даффид. Впрочем, он мог унаследовать характер от отца-цыгана. Но каким образом эта ледышка произвела на свет веселого, беззаботного и чувственного Лиланда?

Наконец виконтесса перевела свой пронизывающий взор на сына и спросила, как он себя чувствует. Лиланд ответил ей. Вздыхая, она некоторое время выслушивала длинный перечень его шуточных жалоб, но надолго ее терпения не хватило. Вскоре она встала.

– Я не хочу утомлять вас, Хей. Спущусь вниз и задам несколько вопросов Эгремонту, потом уеду. Поправляйтесь. Всего хорошего, миссис Таннер, до встречи.

С этими словами виконтесса вышла из комнаты. Дейзи наконец вздохнула свободно.

– Трогательно, не правда ли? – устало произнес Лиланд. Он лежал, опустив голову на подушки, казался совершенно измотанным и, возможно, чувствовал боль.

– Как вы? – спросила Дейзи, подойдя совсем близко к кровати. Лиланд сейчас был бледнее, чем в день ее первого визита. – Вам что-нибудь нужно?

Он повернул голову и посмотрел на нее. Глаза у Лиланда были того же цвета, что и у его матери, но выражение их казалось добрым даже на строгом мужском лице. В отличие от материнского взгляд его не был пронизывающим, а глаза искрились. Когда он улыбнулся, эти искорки так и запрыгали.

– То, в чем я нуждаюсь, Дейзи, – чуть слышно проговорил он, – я не могу получить здесь и сейчас.

Дейзи отступила на шаг и сердито посмотрела на Лиланда.

– Дорогая моя, – начал он мягко, – а ведь я мог бы умереть два дня назад, не сказав такой женщине, как вы, того, что вы только что услышали. По правде говоря, – продолжал он уже совсем иным тоном, – чувствую я себя скверно. Это она приводит меня в такое состояние. Она словно вытягивает из меня жизнь. Полагаю, она ничего не может изменить в себе, как и я в себе, но не в силах я понять одного: почему мой отец не скончался от переохлаждения? Ох, простите мне столь вольную манеру изложения, – спохватился он, заметив изумленное лицо Дейзи.

– Все хорошо, – рассеянно произнесла она, взяв его руку в свою и откликаясь этим жестом не на слова Лиланда, а на боль в его взгляде. – Я не в обиде. Доводилось слышать и кое-что похуже. Вам больно? Я имею в виду физическую боль. Может, виконтесса просто расстроила вас?

– Просто? – переспросил он со слабой болезненной улыбкой. – Господи, как бы я хотел, чтобы с этим все было просто! – Лиланд сжал пальцы Дейзи, и она ощутила, что рука его холодна как лед. – Вы говорите, что ваш отец был равнодушен к вам, но вы-то его любили и заботились о нем, хотя, быть может, ему и не нужны были ваши советы и ваша забота. Я слышал, как вы повторяли его слова, запомнившиеся вам, и это очень хорошо, независимо от того, насколько плохим был он сам. Но как я понимаю, он не причинял вам боли намеренно?

– Нет, – ответила Дейзи.

– Моя мать никогда ни о ком не заботилась... Ох, проклятие, – поморщился Лиланд. – Послушать только, о чем я болтаю! Наверное, и в самом деле болен. Рядом со мной прелестнейшая женщина, а я хнычу, словно школьник, которого слишком рано отсылают спать. Жалуюсь на своих родителей. Простите меня еще раз!

Дейзи наклонилась, чтобы поправить подушку у него под головой. Почувствовала, как он затаил дыхание, и посмотрела на него. Теперь они были совсем близко друг от друга.

– Знаете, а ведь ваши волосы пахнут анютиными глазками, – сказал он, глядя ей в глаза. – Какая редкость! Вот уж не знал, что научились делать духи из этих цветов! Вы, вероятно, видели на лужайках эти цветочки, похожие на крошечные личики. Аромат у них легкий, он лишь напоминает о приходе весны, а не утверждает ее наступление. Ну конечно, видели, что за глупый вопрос! – Он слегка прищурился. – И у вас стоит на туалетном столике флакончик духов «Анютины глазки», предназначенных для того, чтобы разбивать сердца мужчин.

Дейзи повела головой из стороны в сторону и осторожно попыталась высвободить руку. Слова Лиланда и радовали ее, и пугали. Разве это возможно, чтобы нежность успокаивала и тревожила одновременно?

Лиланд отпустил ее руку.

– Так оно и есть, – продолжал он и провел кончиками пальцев по щеке Дейзи. – А известно ли вам, что у вас самые чертовски соблазнительные губы из всех, какие я видел?

Ну уж на такие слова Дейзи знала, как ответить, хотя голос у нее был не столь уверенным, как обычно.

– Вы знали очень много соблазнительных женских уст, сэр, – сказала она. – Так о вас говорят.

– Такой я и есть, а это делает меня знатоком, не правда ли? И потому я утверждаю, что ваши уста не только самые соблазнительные, но и самые вызывающие.

Дейзи улыбнулась, хотя была намерена отойти от кровати подальше.

Лиланд медленно обвел пальцем контур ее щеки, и Дейзи вдруг показалось, что это легкое прикосновение она ощущает каждой клеточкой тела. Глаза ее широко распахнулись от этого нежданного чувства.

Лиланд улыбнулся, положил руку на затылок Дейзи и, притянув ее голову к себе, нежно поцеловал в губы.

Она вздрогнула; губы ее трепетали. Дейзи закрыла глаза и ближе наклонилась к Лиланду. Она почувствовала, что он прижимает ее к себе, но никогда еще руки мужчины не прикасались к ней с такой лаской. Губы у Лиланда были теплыми и мягкими. Кончиком языка он коснулся ее губ, и Дейзи приоткрыла рот, отдаваясь страстному поцелую мужчины. Она обняла Лиланда за шею и почувствовала, как пульсирует под пальцами возбужденная кровь. Ее собственная кровь вела себя так же, Дейзи слышала, как она шумит у нее в ушах. Она придвинулась к Лиланду еще ближе, но тут вдруг сообразила, чем кончаются такие поцелуи.

Она резко отпрянула и выпрямилась. Посмотрела на Лиланда сверху вниз.

– Я этого не сделаю, – отрывисто произнесла она. – Забудьте об этом, пожалуйста. И никогда не повторяйте. Мне пора уходить.

– Простите, – сказал Лиланд, но Дейзи уже захлопнула за собой дверь.

Лиланд насупился, донельзя злой на себя. Разумеется, глупо было с его стороны соблазнять ее здесь и сейчас. Но он и не собирался этого делать. Ох, тут что-то новенькое. Ее поцелуй был таким сладким. Она прервала его внезапно в страхе бежала прочь. Абсурд какой-то. Она не школьница и не театральная инженю, каких он терпеть не мог. Она взрослая, зрелая женщина. Ее очевидная к нему симпатия и понимание вынудили его повести себя опрометчиво! Что он, собственно, мог с ней сделать? Особенно здесь, в доме графа... Она должна бы это понимать, как-никак была замужем.

Но может, она права? Мало ли что он мог предпринять! Для него это оказалось таким же неожиданным, как и для нее. Дейзи не столько разгневалась, сколько испугалась. Но ведь он не собирался прибегнуть к насилию, должна же она уяснить себе, что в его поцелуе ничего подобного нет!

Зато в этом единственном поцелуе было нечто иное. Утешение, понимание, желание и... страх, безотчетный страх в конце, ее страх.

Лиланд лежал на спине, сдвинув брови. Почему так вышло? Он также сильно хотел уразуметь это, как и получить скорее еще один такой поцелуй. Нет, тотчас подумал он. Ее поцелуй ему куда более желанен.

Глава 11

Граф мерил шагами свой кабинет из конца в конец.

– Так вы говорите, что у миссис Таннер, насколько вы знаете, нет врагов? – обратился он к Хелене Мастерс.

– Ни единого, – ответила она.

– Не было никаких неожиданных посетителей или происшествий?

– Ни одного, – повторила она и добавила спокойно: – Если бы такое случилось, вы, милорд, знали бы об этом, потому что Дейзи очень мало где бывает без вас.

Граф испытующе взглянул на нее, видимо, обратив внимание на подчеркнуто безразличный тон ее голоса.

– И вы это не одобряете?

Хелена опустила глаза.

– Не мое дело давать оценку в этом роде, милорд.

– Но вы это тем не менее делаете. Мне в свое время пришлось работать ради куска хлеба, и я знаю, что собственное мнение есть у каждого, хоть не всегда его можно высказать тем, кто в силах тебе навредить. Вы должны знать, что я не причиню вам неприятностей, что бы вы мне ни говорили.

– Да, – ответила Хелена, глядя прямо на него, – но я еще недостаточно знаю миссис Таннер или вас, чтобы составлять уверенные суждения.

Граф пригляделся к ней повнимательнее. Хелена кажется разумной женщиной. Она не очень молода, но и так называемого среднего возраста еще не достигла. Всегда выглядит аккуратной и спокойной. Волосы гладко зачесаны назад, даже можно сказать, прилизаны, как у монахини, но и такая прическа не в состоянии скрыть их густоту и прекрасный темно-каштановый цвет. Лицо приятное, светлое, фигура даже в обычном для нее скромном и строгом платье привлекает взгляд стройностью и соразмерностью. У нее хорошая речь, держится она скромно, но он на собственном опыте познал рабскую зависимость и, хотя считал Дейзи доброй нанимательницей, отлично понимал, что никакая, даже самая благополучная, служба у кого-то не сравнима с личной свободой. С чувством, что ты сам себе хозяин.

– Хорошо сказано, однако я этому не верю, – сказал он. – Но оставим это. Вы вполне можете не одобрять то, что Дейзи так много времени проводит со мной. Я и сам не уверен, что приветствую это. Она должна больше общаться с людьми своего возраста. А я вдвое старше. И большую часть времени чувствую это. Но не тогда, когда я с ней.

Хелена опустила глаза на свои руки, крепко, чуть не до боли сжатые у нее на коленях. Если он сказал лишнее, то может потом пожалеть об этом и предложить Дейзи ее уволить. Но слова, в общем, не предназначенные для ее ушей, уже произнесены, от этого никуда не денешься, и теперь Хелена не знала, что ответить.

. – Милорд? – послышался в дверях голос дворецкого. – Виконтесса Хей пожелала повидать вас, до того как уедет.

– Пригласите ее войти, – распорядился граф.

Виконтесса вошла очень быстро, и Хелена сообразила, что она, должно быть, дожидалась в холле. Нс удостоив Хелену ни малейшим вниманием, мать Лиланда направилась Прямиком к графу.

– Я не могла уехать, не поблагодарив вас еще раз, милорд, – произнесла она даже с некоторым слабым намеком на теплоту. – Мой сын поистине счастлив в выборе друзей.

– Рад вас видеть, миледи, но меня, право, не за что благодарить.

Улыбка виконтессы сделалась чуть-чуть заметнее.

– Но что это я говорю? Я хотела сказать, что мои сыновья, – подчеркнула она тоном голоса последнее слово, – счастливы вашим участием.

Хелена хотела бы оказаться где угодно, только не здесь. Правда, ее милость виконтесса держала себя так, словно компаньонки здесь нет и в помине, стало быть, Хелене оставалось одно – стушеваться окончательно. Она уставилась на свои туфли. Разумеется, все так или иначе знали, что незаконнорожденный полуцыган Даффид – родной сын этой знатной дамы, но это никогда не обсуждалось в присутствии самой виконтессы.

– Вы были добры к обоим, – продолжала леди. – Добры? – Послышался наигранный смешок. – Вернее сказать, вы были великодушным и бесконечно щедрым.

Граф был явно смущен.

– Доброта здесь ни при чем. Я люблю их обоих. Даффида как сына. Лиланда как друга.

– Вы положительно мастер брать под свое покровительство молодых людей, – сказала виконтесса. – Сначала Даффид. Потом, когда вы вернулись в Англию, мой сын Хей. А теперь еще миссис Таннер. Вы прекрасно умеете сходиться с молодежью, милорд. Следует вас поздравить с таким терпением и милосердием.

Хелена прикусила зубами нижнюю губу. Это почти смешно. Любопытно, виконтесса и в самом деле так думает? Или подозревает, что Дейзи строит насчет графа особые планы? Самое занятное то, что граф побагровел. Открыл он Дейзи свои чувства или просто смущен преувеличенной похвалой? Это занимало Хелену, хоть она и ругала себя за неуместное любопытство.

– Я была бы рада вещественно выразить свою благодарность, – продолжала виконтесса, – но знаю, что вы ни в чем не нуждаетесь. Мне известно, что вы не любитель светских развлечений, но миссис Таннер они, кажется, по душе. Так почему бы вам не привезти ее ко мне в следующую пятницу? Я устраиваю небольшой вечерок. Хей к тому времени уже встанет с постели, и вам будете кем перемолвиться словечком, если вы не захотите танцевать. Я понимаю, что запоздала с этим предложением, но зато вы можете дать мне ответ без долгих раздумий. Что вы скажете? Могу я рассчитывать на ваше присутствие?

Граф рассмеялся.

– Не такой уж я отшельник! Благодарю вас и с радостью принимаю ваше предложение. С миссис Таннер я постараюсь договориться.

– Вы получите приглашение не позже чем через час. И она тоже. Благодарю вас от всего сердца, милорд. Буду ждать вас с нетерпением.

– А я нет, – пробормотал граф сразу после того, как виконтесса вылетела из комнаты. – На самом-то деле я затворник, – с улыбкой сообщил он Хелене. – Вернее, стал им. Я понимаю, что это не слишком хорошо. Рад, что приехала Дейзи. Она спасает меня от меня самого.

«Но другая женщина могла бы сделать то же самое», про себя возразила Хелена, но вслух произнесла:

– Да, она тонизирует, она очень своеобразна и к тому же очаровательна. Простите, милорд, но если у вас больше нет ко мне вопросов, я хотела бы вернуться к ней. Есть некоторая неловкость, согласитесь, в том, что миссис Таннер находится наедине с виконтом у него в спальне. Он прикован к постели, это так, но не беспомощен, и кто знает, что может подумать его мать, если ей вдруг придет в голову заглянуть еще раз наверх.

– Вы совершенно правы, – спохватился граф. – Я покончил с вопросами. Мы немедленно присоединимся к Лиланду и Дейзи.

В спальне виконта они застали только его самого. Лиланд лежал на спине и смотрел в потолок.

– Где же Дейзи? – спросил граф.

– Я ее проглотил, – сердито буркнул Лиланд. – Откуда мне знать, черт побери! Она ушла несколько минут назад, а мне, как вам известно, не дозволено ее сопровождать.

– Должно быть, мы ее пропустили, – примирительно сказала Хелена. – Скорее всего она ждет меня внизу.

Дейзи и вправду дожидалась Хелену в парадном холле. Лицо ее было бледнее обычного.

– Вы хорошо себя чувствуете? – спросил граф.

– Отлично, – ответила она. – Но нам пора уходить, – с улыбкой обратилась она к Хелене. – Я оставила виконта, как только сообразила это. Как видите, продолжаю учиться соблюдать правила хорошего тона. Гордитесь ли вы своей ученицей?

Хелена ответила бы утвердительно, если бы в словах ее хозяйки не прозвучало неподдельное огорчение. Дейзи долгое время жила жизнью, которая закалила бы любого человека, однако лгать она так и не научилась.

– Вы непременно будете царицей бала, – сказала Хелена.

Дейзи угрюмо кивнула. Она не могла найти ни одного изъяна в ансамбле, придуманном мадам Бертран. Платье желтое, с глубоким вырезом и длинными рукавами, подпоясанное под грудью широкой розовой лентой, и это подчеркивало стройность фигуры. В волосах, зачесанных наверх, розы нежного бледно-розового цвета. Горничная попудрила щеки Дейзи розовой пудрой, при дневном свете это выглядело аляповато, но при свете ламп и канделябров будет вполне уместно.

– Я вовсе не желаю бросаться в глаза, – сказала Дейзи. – Хочу только одного – чтобы мне самой было весело.

– А почему бы вам не повеселиться? – спросила Хелена. Дейзи медлила с ответом.

Ей мучительно, до боли хотелось рассказать кому-нибудь о своей проблеме, но она не привыкла раскрывать душу кому попало и, мало того, вообще не склонна была доверять людям. Хелена старше ее и лучше знает свет, и все-таки Дейзи не решалась с ней поделиться. Она себе места не находила с того самого утра, когда поцеловала Лиланда. Собравшись с духом, она навестила Лиланда еще раз. Оба держались так, словно ничего между ними не произошло. Но Дейзи по выражению глаз Лиланда понимала, что он хочет большего и видит ее насквозь. Ее тоже неодолимо влекло к нему, этого Дейзи не могла отрицать. Это ее пугало, а Дейзи терпеть не могла чего-нибудь бояться. Лиланд, разумеется, не станет компрометировать ее прилюдно. Тревожило Дейзи то, что может произойти при встрече с ним наедине.

Она отослала горничную и присела на краешек стула. Сняла с платья несуществующую ниточку, расправила юбки я наконец набралась смелости. Заговорила, не поднимая готовы.

– Что вы думаете о виконте? – спросила она Хелену. – Только по-честному, ладно?

– Не мое дело... – завела было Хелена свою обычную песню, но Дейзи не дала ей допеть до конца.

– Черт побери! – воскликнула она. – Я задала вопрос и желаю получить ответ!

– Раз так, я вам отвечу. Виконт – очень привлекательный мужчина, но трудно определить почему. – Хелена улыбнулась. – У него репутация распутника, но кажется, что он намеренно создал ее для собственного развлечения и удовольствия. Короче, я бы сказала, что он обаятелен и умен и опасности для окружающих не представляет.

Дейзи кивнула. Перебирая пальцами складки на юбке, она думала, как повести разговор дальше. Для нее светский foil был чужд и непонятен, но для Хелены Мастерс нет. Если она, Дейзи Таннер, хочет усвоить обычаи высшего света, она должна доверять компаньонке.

– Он меня поцеловал, – сообщила она Хелене. Как мне вести себя с ним после этого?

Хелена нахмурилась. Дейзи тоже. Она понимала, что задала вопрос, естественный для шестнадцатилетней девушки, но не для вдовы.

– Вы хотите знать, как вам вести себя с ним в обществе?

– Да, пожалуй, – неуверенно пробормотала Дейзи. – Ну... и везде.

– Вы были против? Дали ему пощечину? Или?..

– Я ответила на его поцелуй, – ожесточенно ответила Дейзи. – Мне не в чем его обвинить, разве что в том, что он околдовал меня. Я не была против, не дала ему пощечину, но я убежала.

– Это было так неприятно?

– Да нет... Я не знаю... Неправда, знаю. Это было очень-очень приятно. Но я понимала, что за этим может последовать, и потому убежала со всех ног. Нет ничего хуже того, что влечет за собой такой поцелуй, мне это не нужно. Вопрос вот в чем: как предотвратить это в будущем, не рассердив его? Потому что мне нравится встречаться с ним, разговаривать, к тому же он лучший друг Джеффа.

Говоря все это, Дейзи упорно продолжала смотреть в пол. Она не могла забыть тот поцелуй. Случилось чудо – поцелуй вызвал в ней желание большего. Она убежала от Лиланда, прежде чем свершилось это безумие, ведь оно и в самом деле им было бы. Но забыть ощущения, которые пробудил в ней Лиланд, Дейзи не могла. Она не испытывала их годами, с тех пор как стала женой Таннера. Теперь они смущали ее, причиняли душевную боль, но подавить их она была не в силах. Они приходили к ней даже во снах, которые Дейзи, пробудившись, старалась забыть.

– Что же мне делать? – спросила она, нахмурив брови. Она планировала каждый свой шаг после возвращения в Англию, и ей тяжело было думать, что на пути к цели она столкнется с непреодолимым препятствием.

– Хотите ли вы повторить это? – в свою очередь спросила Хелена. – То есть поцеловать его еще раз?

– Сохрани Бог! – воскликнула Дейзи.

Хелена помолчала, потом откашлялась и сказала:

– Сорвать поцелуй с губ взрослой женщины, которая понимает, что это значит, не такой уж великий грех. Даже если это два или три поцелуя. И ваши добрые отношения с виконтом не пострадают, если вы дадите ему понять, что больше это не должно повториться.

Хелена сделала еще одну паузу и продолжала:

– Единственное, что меня беспокоит, – это вывод, сделанный вами из столь огорчившего вас события. Дейзи, в том, что следует за таким поцелуем, нет ничего плохого. То есть оно может быть, если вы не замужем за этим человеком и не собираетесь вступать с ним в брак. Вы же знаете, что такое сплетни. Но если все происходит постепенно и естественно, никто не станет вас осуждать или удивляться. Вы вдова и свободны в своих поступках, а виконт Хей – холостяк. Разумеется, было бы, на мой взгляд, ошибкой вступать с ним в любовную связь. Помимо риска забеременеть, от которого, я полагаю, столь опытный мужчина, как виконт, сумел бы вас по возможности оградить, есть и другая опасность: если он вас бросит, это может стать известным, что, несомненно, повредит вашему реноме. Но виконт Хей мог бы стать блестящей партией для вас. Он умен, богат, обходителен и ни перед кем не отвечает за свои поступки. Вы были бы замечательной парой. Я вовсе не утверждаю, что это вполне вероятно. Он уже много лет отвергает любую попытку сватовства.

Дейзи вздернула голову.

– Я не намерена выходить за него замуж! – заявила она почти с отвращением. – Я только хочу знать, как мне вести себя с ним после поцелуя.

– Так же, как вели себя раньше, – пожала плечами Хелена. – Он вас поймет, если вы на словах или своим поведением дадите ему знать, что вам это более нежелательно. Но почему вы с таким ужасом говорите о том, что происходит после поцелуев? Это не ужасно, а прекрасно, если с вами любимый мужчина.

– Прекрасно? – изумилась Дейзи. – Нет, благодарю вас, ничего подобного! Я считаю, что виконт не в состоянии изменить свою натуру, он такой, какой есть, раб своих страстей, и если женщина ему нравится, он думает лишь о том, чтобы овладеть ею. Самое лучшее в Джеффе то, что он просто любит меня и ни о чем другом не думает. Может, потому что он старше. Но не исключено, что у него очень тонкие чувства, он выше этого.

Хелена почти упала на ближайший стул.

– Дейзи! – изумилась она. – Это вовсе не так! Я уверена. Джефф – мужчина, то, что он немолод, вовсе не значит, что он окончательно увял. Чувственное наслаждение доступно всякому мужчине и в любом возрасте, как, впрочем, и женщине. Если бы граф полюбил женщину, он, конечно, желал бы вступить с ней в близкие отношения. Я не говорю, что он не любит вас, потому что он явно к вам неравнодушен. Но вероятно, потому, что у него тонкие чувства, он не станет срывать у вас поцелуи, пока не примет решение жениться на вас.

Дейзи снова принялась перебирать складки на юбке.

– Говорю вам правду, Хелена, я этого терпеть не могу. – Тут она вдруг подняла голову и спросила с надеждой: – Но вы согласны с тем, что мужчина постарше не станет заниматься этим слишком часто?

Хелена рассмеялась нервным смехом.

– Я не знаю, право, не могу сказать! Самое лучшее спросить его об этом.

– Заговорить с ним о таких вещах?! – ужаснулась Дейзи.

– А почему бы и нет? Разумеется, в подходящий момент. Если вы всерьез думаете выйти за него замуж, вы должны обсудить это. В обществе немало девушек, которые не имеют понятия о том, чего им ждать от брачного ложа. Вы представляете себе это. Знакомые вам мужчины рассчитывают на это. Вы взрослая женщина, к тому же вдова. Граф или любой другой мужчина питает определенные надежды. Было бы несправедливо вступать в брак, не поговорив о том, как вы относитесь к акту любви именно с вашим избранником.

– Акт любви, – пробормотала себе под нос Дейзи. – Красивые слова для обозначения грубых и непристойных дел. Они и в самом деле грязные, вы это прекрасно знаете. Все равно, что опорожнение кишечника. Воспитанные люди о таких вещах не говорят, а если приходится, то употребляют иносказания или научные слова. Это я приехала из такого места, где люди выражаются напрямик. Могу вам сообщить, что после обеда они не задают вопрос, где им найти, понимаете ли, туалетную комнату. И они не говорят об акте любви, они это называют... – Дейзи на секунду умолкла. – Нет, все-таки я настолько леди, да и вы тоже, чтобы не продолжать в этом духе. Так что хватит. Но я вам признательна, Хелена. Вы дали мне повод о многом подумать.

– Пожалуйста, говорите со мной об этом совершенно свободно, когда захотите, – сказала Хелена. – Но самое главное, прошу вас, помните, что вы можете это обсудить с любым мужчиной, который имеет шанс стать вашим любовником.

– Шансов на это крайне мало! – отрезала Дейзи.

Хелена посмотрела на нее сочувственно.

– Так плохо это было в те времена?

– В те времена? О да, – сказала Дейзи. Она вспомнила руки Таннера на своем теле, его скотское поведение и вздрогнула. – Я не любила его, так что вы можете представить, Насколько неприятно мне было заниматься этим именно с ним. – Она посмотрела в глаза Хелене своими ясными, широко открытыми глазами. – Я не настолько глупа, чтобы не понимать, что есть люди, у которых все по-другому. Но если честно, я боюсь даже думать об этом. Тем не менее, если Джефф попросит меня выйти за него замуж, я не стану ему лгать.

Она глубоко вздохнула.

– Я преодолею это со временем. Думаю, что так. А сейчас благодарю вас.

Хелена кивнула, но лицо у нее было встревоженное.

Дейзи вернулась к туалетному столику и стала поправлять розу в волосах – так, для виду. Она подумала о том, что сегодня вечером увидит Джеффа, и решила: да, справедливость необходима. Она обязательно поговорит с Джеффом, но только не сегодня, в другое время. Сумеет это сделать, ведь он так добр и ласков с ней.

Представила она себе и то, что увидит нынче вечером Лиланда Гранта, и вздрогнула, но без антипатии. Он заставил ее забыть о том, чего она боялась. Это было увлекательно и вместе с тем опасно. И все же... Ведь она и в прошлом, случалось, гадала, как все произойдет с человеком, которого она, быть может, полюбит. Означают ли ее теперешние размышления, что она не всегда будет считать устрашающим «акт любви», как выразилась Хелена. Ведь она, в конце концов, знала о нем лишь то, что получила из рук Таннера.

Дейзи выбросила Таннера из головы. Он ушел навсегда. С ней теперь происходят такие вещи, которых она прежде и вообразить не могла. Что, если радость от «акта любви» – одна из них?

Хелена сказала, что в поцелуе нет ничего страшного. Вопреки всем их разногласиям виконт Хей побудил Дейзи призадуматься, получит ли она удовольствие еще от одного поцелуя или двух...

Глава 12

Это не был небольшой вечерок, как назвала в доме у графа свой прием виконтесса. Лиланд усмехнулся, граф застонал, а Дейзи ахнула. Вдовствующая виконтесса Хей пригласила их, похоже, на грандиозный бал.

– Вы уверены, что чувствуете себя достаточно хорошо для такого визита? – спросила Дейзи, забыв, что уже задавала этот вопрос раньше.

– Как я уже говорил, да, – скучающим тоном ответил Лиланд. – От моей раны остались одни воспоминания.

Карета остановилась.

– Мне придется вернуться домой и переодеться, – нервически проговорила Дейзи, выглянув из окна и увидев длинную очередь экипажей, протянувшуюся к главному входу в городской дом виконтессы.

– Я считаю, что вы одеты не только прилично, а просто восхитительно, – донесся из уютного уголка экипажа голос Хелены.

– Нет-нет, на балу я буду выглядеть настоящей оборванкой, – возразила Дейзи.

Она подумала о том самом платье золотистого цвета, которое до сих пор так и не надела ни разу, и вздохнула с облегчением. Если ей позволят заехать домой, она облачится именно в это платье, и тогда все обойдется.

– Но это вовсе не бал, – со смехом произнес Лиланд. – Это, как бы вам сказать? По мнению моей матушки, это небольшой вечерний прием. Танцев не будет, разве что кто-нибудь из гостей выпьет лишнего и даст денег скрипачам, которые всегда под рукой, и предложит им сыграть что-нибудь повеселее. Но деньги эти он потратит зря. В такой тесноте не только не потанцуешь, но даже монету с пола не поднимешь, если случайно обронишь. Это обычная модная вечерника, во время которой можно перекусить и поболтать. Никто не приходит на такие посиделки изысканно одетым.

– Ну и ну! – воскликнул граф, посмотрев на горящие фонари возле дома и на ярко освещенные окна. – Это похоже на подожженный кем-то муравейник.

– И чувствовать себя там вы будете соответственно, – сказал Лиланд. – Мы не останемся надолго, понятное дело, но вам, милорд, придется какое-то время покрасоваться. Ведь это вы, именно вы король бала. Каждый из членов кружка моей мамы жаждет вас увидеть. Вы сделали себя недоступной редкостью для них. Я не могу упрекнуть вас за это, тем более что благодаря такому обстоятельству Дейзи легко войдет в общество. Все они будут настолько заняты, разглядывая вас, что упустят шанс поглазеть на нее. Она вступит в это болото, но покинет его, не успев даже замочить туфельки.

– Ладно, – сказал граф, – если это ради Дейзи, я согласен.

– Милорд, как это любезно с вашей стороны приехать на мой скромный прием, – проговорила виконтесса, когда граф поклонился ей.

Гомон голосов был настолько громким, что Дейзи с трудом расслышала слова хозяйки дома, обращенные к графу. Когда Джефф повел рукой в ее сторону, Дейзи слегка наклонила голову, приветствуя виконтессу этим коротким кивком.

– Миссис Таннер, как вы прекрасно выглядите сегодня, – холодно проговорила вдовствующая леди и, не обратив никакого внимания на Хелену, заговорила со своим сыном: – Итак, вы решили удостоить нас своим присутствием, Хей?

– Как видите, мама, – ответил Лиланд с поклоном.

Виконтесса, ее сын, граф и Дейзи с минуту постояли молча в шумном окружении, после чего вдовствующая леди повернулась к только что приехавшему гостю.

– Ну, вот и все, – сказал Лиланд, поворачиваясь к Дейзи, когда они отошли в сторону. – Теперь только остается поговорить о каких-нибудь пустяках с каждым гостем, который обратится к вам. Не бойтесь, ни один из них не станет болтать с вами больше одной или двух минут. Главная задача – перемолвиться хотя бы несколькими словами со многими из присутствующих, так что не упускайте ни одной возможности.

Дейзи огляделась по сторонам. Людей было великое множество: они двигались по лестницам, сидели в креслах, собирались группами, которые постоянно обновлялись. Мужчины одеты в черное, синее, коричневое, серое, лишь у некоторых строгую картину оживлял красный жилет. Дейзи удивило, что среди них очень мало денди, законодателей модного стиля и просто щеголей. Она почему-то ожидала, что на приеме джентльмены именно такого типа составляют большинство. Однако значительную часть гостей мужского пола представляли люди немолодые и одетые старомодно.

Дейзи также предполагала, что увидит целые стада молодых женщин, одетых в белое, как полагается леди, проводящим свой первый сезон в городе, и раздумывала, сможет ли найти с кем-то из них общий язык, поскольку она не намного старше. Но увидела она всего нескольких молодых девиц самого унылого облика. Зато было очень много дам среднего возраста в платьях всех цветов радуги. У многих в волосах торчали большие перья, которые раскачивались вверх-вниз, пока дамы разговаривали друг с другом, напоминая при этом фантастических птиц, что-то клюющих. А как они говорили!

Было нестерпимо, буквально нечем дышать, и так шумно, что просто оглохнуть можно.

Дейзи вежливо покивала каждому, с кем ее знакомили, однако никто из них не проявил к ней интереса. Все съехались сюда только ради того, чтобы посмотреть на графа. Он был немедленно оттеснен в угол двумя пожилыми джентльменами, которые принялись расспрашивать его о самочувствии и о прочем, столь же занимательном. Затем его поприветствовала пожилая чета; супруги наперебой рассказывали Джеффу истории о своем сыне, которого он будто бы знал еще малышом. Далее появились уже три джентльмена, друзья школьных лет графа; они осведомились, останется ли он еще в Лондоне или предпочтет приехать к ним в гости в их загородные имения.

Дейзи оказалась в полном одиночестве; она стояла в сторонке и не знала, чем занять себя. Походить по дому виконтессы и полюбоваться его убранством было почти невозможно из-за обилия гостей, между которыми пришлось бы протискиваться. Ей оставалось разглядывать потолки, богато украшенные лепниной, позолоченные и очень высокие. Если все это и есть празднество в духе светского общества, решила Дейзи, то она бы предпочла кружку пенистого пива, выпитую с веселыми друзьями на пляже, как бывало в колонии.

Хелена затерялась в толпе; Дейзи увидела ее на секунду, потом компаньонка снова исчезла. Дейзи стояла на прежнем месте, делала вид, что ей все интересно, и улыбалась до тех пор, пока у нее щеки не заболели, и не закружилась голова.

– Они наконец открыли дверь на террасу, – сказал Лиланд, появляясь из толпы и подходя к Дейзи. – Идемте туда.

Дейзи явно колебалась.

– Я вижу, что вы нуждаетесь в глотке свежего воздуха, – продолжал он. – Понимаю, что вам хочется произвести сенсацию, но хлопнуться в обморок во время приема – это такая банальщина!

Дейзи вспыхнула, но оперлась на его руку и позволила Лиланду увести себя.

– А где Хелена? – спросила она.

– Ее переманила к себе на службу моя мать. Или ее украли цыгане... Не имею ни малейшего представления. Где бы она ни была, ей ничто не угрожает. Быть может, она развлекается в свое удовольствие, вы что, завидуете ей? А, вот мы и пришли, – заключил он свою речь, не дав Дейзи времени возразить.

Она остановилась возле широкой застекленной двери и устремила на Лиланда пылающий взор.

– Ну, что вы замерли на месте? – спросил он. – У меня нет намерения похитить вас, во всяком случае, здесь. В саду у моей мамы такая же куча народу, как и в доме.

Дейзи вышла вместе с ним.

На террасе людей было меньше, чем в гостиной, и не так светло: всего несколько фонарей освещали ровную квадратную площадку садика. И тем не менее здесь достаточно легко было найти местечко, где влюбленная парочка могла бы поговорить наедине. Именно поговорить, а не заняться чем-либо чересчур интимным, потому что тени были не слишком густыми. Гости вяло бродили в разных направлениях и лениво переговаривались.

Лиланд прав, подумала Дейзи, едва выйдя в сад, воздух свежий. Она вдохнула его полной грудью и сразу почувствовала себя лучше.

– Неужели они и в самом деле считают все это милым развлечением? – негромко спросила она Лиланда.

– И да, и нет, – ответил он, опершись на невысокую мраморную балюстраду, которой была обнесена терраса. – Да, потому что, если бы кто-то из них не получил приглашения, он чувствовал бы себя крайне подавленным. И нет, потому что их и здесь донимает скука, но пропустить такой прием они не могут себе позволить. Да и вообще все они уже слишком стары для развлечений. – Лиланд обвел взглядом слоняющихся по саду гостей и заговорил снова: – Для приемов моей матушки обычно характерен менее строгий выбор приглашенных, чем сегодня. Возможно, она хотела продемонстрировать свое особое почтение к Джеффу.

Дейзи повернула голову и посмотрела Лиланду в глаза.

– Сравнение с молодыми женщинами не в ее пользу, – продолжал тот все таким же обходительным тоном, – однако сегодня она пригласила нескольких, а это значит, что она готова к состязанию. Мама богата и знатна, у нее холодная душа, зато горячее тело. Даже чересчур горячее, если судить по ее прежним победам. Она уже давно вдовствует, и я полагаю, что это ей надоело. Сердечные увлечения хороши, пока вы молоды, но сейчас, как мне кажется, она предпочла бы того, кто мог бы посидеть с ней вечером у камина. А Джефф богат, у него есть титул, он умен и для своего возраста недурно выглядит.

– Для своего возраста! – повторила Дейзи яростным шепотом. – Ему же не восемьдесят лет. Не могу понять, и что вам дался его возраст!

– Не можете? – спросил Лиланд.

Дейзи не ответила.

– Дейзи, дорогая, – мягко заговорил Лиланд, – он, разумеется, не древний старец, но он в два раза старше вас. Почему вас раздражает упоминание об этом? Ведь это правда. Годы сделали его таким, каков он есть, и Джеффу незачем стыдиться своих лет. Как и вам. Ну ладно, я с тем же успехом могу задать вопрос сейчас, как и в любое другое время. Каковы ваши намерения?

Дейзи снова подняла глаза на него.

– Я знаю, что такой вопрос обычно задает папа поклоннику своей дочери, но папа Джеффа давным-давно на том свете, – пояснил Лиланд. – Я пекусь о нем. Его сыновья тоже. Вы им нравитесь. И мне, по правде говоря, тоже.

– О, вот как! – Дейзи выгнула дугой одну бровь. – Вы так о нем печетесь, что пытаетесь соблазнить его подругу?

– А как еще я мог бы выяснить ее намерения? – со смехом возразил Лиланд. – Неправда, я предпринял попытку ради самого себя. Хорошо, Дейзи, давайте в открытую. Мы с вами достаточно умны для того, чтобы ловчить, изворачиваться и обманывать в таком деле. Я спрашиваю о ваших намерениях по отношению к Джеффу. Вы ему просто друг или клоните к чему-то большему? Ведь вы понимаете, насколько странным кажется то, что вы, молодая, красивая и богатая женщина, делаете ставку на такого человека, как Джефф. Причем ведете себя так с той самой минуты, как ваши ноги вновь ступили на землю Англии. Ведь есть и другие, вполне достойные вашего внимания мужчины, но вы даже не пожелали с ними знакомиться. Вы хотите выйти замуж за Джеффа?

Дейзи в равной мере была поражена как самим предположением, так и прямотой, с которой оно было высказано. Она понимала, что может дать ему пощечину и убежать. Но ей вовсе не хотелось устраивать сцену на публике. Она неприметно огляделась по сторонам. Пока ни один человек не обращал на них внимания, но если они начнут ссориться, общий интерес им обеспечен. Можно просто рассмеяться и сказать что-нибудь колкое и остроумное, но у Дейзи сейчас не было настроения отделываться шутками. Еще одна возможность – сделать вид, что смутилась, и спрятать лицо в ладонях, но это уж совсем нелепо.

Оставалось только молча смотреть на него в ожидании дальнейшего.

Лиланд не сводил с нее глаз, голос его звучал сегодня так мягко и доверительно, что Дейзи забыла о тех, кто их окружал, – по крайней мере, до той минуты, когда он ее так ошеломил своим вопросом. Снова ей показалось, что Лиланд опутывает ее своими сетями, претендует на то, чтобы стать для нее единственным и незаменимым. Надо найти для него достойный ответ.

– Я не обязана отвечать на этот вопрос.

– Разумеется. Но вы не отрицаете того, о чем я сказал, а это и есть своего рода ответ. Я спрошу по-другому. У вас честные намерения?

Теперь засмеялась Дейзи.

– Да, конечно, – проговорила она. – Послушайте, милорд, я сидела в тюрьме, хоть и не совершила никакого преступления. Я жила среди преступников годами и знаю, что такое наказание за причиненное зло. Но зачем же мне доставлять его кому бы то ни было? Вы подумали об этом? Я просто хочу жить в мире и безопасности. Таковы моя цель и намерения.

Лиланд распрямил плечи и посмотрел на Дейзи с некоторой долей иронии.

– А теперь у меня к вам вопрос, милорд, – продолжала она. – Если Джефф ваш истинный друг, зачем вы устраиваете охоту на меня в ваших личных интересах?

– Если бы я был уверен, что у Джеффа к вам серьезное чувство, – мягко произнес Лиланд, – я бы и близко к вам не подошел, даю слово. Но я в этом не уверен. А вы?

– Я тоже. Но была бы рада серьезному чувству с его стороны. Рада от всей души.

– Понятно. А почему вы не считаете меня своим другом?

– Потому что друзья не пытаются соблазнить друзей.

Лиланд расхохотался.

– С этим не поспоришь, – признал он. – Но ведь это не самый худший способ подружиться.

Сейчас она поняла, что Лиланд шутит. Он снова играет главную роль, заставив ее забыть обо всех прочих. Но почему? Высокий, светловолосый, он, однако, вовсе не красавец. По причинам, в которых Дейзи пока не могла разобраться, он был для нее безусловно и даже очень желанным. Надо же, она не могла этого отрицать! Даже забавно. Он возбуждал ее воображение, и Дейзи начинала думать о таких вещах, которые раньше и в голову ей не приходили!

Но Лиланд был не только соблазнителен. Дейзи чувствовала, что при всех его недвусмысленных намерениях по отношению к ней он человек порядочный. Ее опыт был не так уж велик, однако это качество она узнавала сразу. Виконт имеет право получить честный ответ на свой вопрос.

– Джефф вел себя со мной как джентльмен в то время, когда никто меня не то, что леди, а и человеком-то не считал, – сказала она. – В шестнадцать лет я по воле отца вышла замуж за мужчину, которого ненавидела. Но должна признаться, я испытывала страх перед тем, что может со мной произойти, если я откажусь стать женой Таннера. То был настоящий ад. Теперь я вроде бы свободна, однако вижу, что на самом деле это не так. Мне просто необходимо выйти замуж. Любовные связи, развлечения, светская жизнь меня не привлекают. Мне легче, если меня оставят в покое. Хочу быть любимой добрым, порядочным человеком. Мне не нужны поклонники. Вот и все. Немного, вы скажете, но именно и только этого я желаю. Есть ли, по-вашему, нечто предосудительное в этом?

Несколько секунд Лиланд молча взирал на нее, потом посмотрел куда-то влево ей через плечо.

– Посмотрите вон туда, – предложил он. – Повернитесь немного, видите женщину в желтом платье, слева от вас?

Дейзи повернула голову и заметила женщину средних лет, весьма плотные телеса которой были туго обтянуты дорогим шелковым платьем. Она могла бы показаться вполне привлекательной, если бы не раздраженное, неприятное выражение лица, которое казалось неотъемлемой частью ее облика.

– Леди Блодгетт вышла замуж в семнадцать лет, – пояснил Лиланд. – Брак был заключен по желанию ее родителей, и ничего необычного в этом нет. За семь лет она родила четверых детей. Мне, да и всем в обществе известно, что она презирает своего мужа, лорда Блодгетта.

Дейзи отметила про себя, что женщина в желтом примерно ее ровесница, а Лиланд продолжал:

– А вот и еще одна, смотрите, чуть позади леди Блодгетт, в ярко-малиновом платье, леди с невероятно рыжими волосами. Ничего похожего на естественный, солнечный цвет ваших волос. Причем в волосах у этой рыжей особы торчит столько перьев, что ее хочется сравнить со взбесившимся попугаем ара. Она непременная участница всех великосветских приемов и флиртует на них отчаянно. Ее выдали замуж в восемнадцать лет – также по решению семейного совета – за человека, который был старше ее более чем вдвое. Он не был ее любовью, да, сказать по правде, он ни у кого нс пользовался симпатией. Весьма неудачный образчик человеческой породы. Но у леди Блодгетт хотя бы есть любовные связи, она не говорящий попугай. А эта, другая, только и может напиваться на каждом рауте.

Лиланд несколько секунд помолчал, потом заговорил снова:

– Простите, Дейзи, но какими бы ужасными ни были условия вашего существования, они отнюдь не уникальны. Вы не единственная женщина, которую принудили выйти замуж за неотесанного болвана. Да, вы побывали в тюрьме. Но и они находились в тюрьме по соглашению. Да, вы терпели нужду и лишения, но их путь тоже не был легким. Вы думаете, это имеет значение? Вы считаете, что получи они второй шанс, ну, предположим, оба мужа отправятся к праотцам нынче ночью и таким образом освободят их, эти женщины удовлетворились бы на будущее миром и желанным покоем? Сомневаюсь. Они бы начали поиски радости. Для этого и дана людям жизнь, Дейзи. Для каждого из нас покой наступает рано или поздно, и он вечен. Житейская суматоха – не такая уж плохая вещь, а прожить отведенный тебе срок в мире и покое можно лишь тогда, когда сам найдешь этот мир для себя и внутри себя.

Лиланд умолк, но тут же до крайности удивил Дейзи тем, что ни с того ни с сего громко расхохотался.

– О Господи, – произнес он, смахнув с глаз выступившие от смеха слезы. – Слышали? Что за чепуха! Какое право имею я рекомендовать то, чего никогда не было у меня самого? – Он посмотрел на Дейзи с высоты своего роста, и глаза его казались такими же темными, как вечернее небо над садом. – Но я в это верю, Дейзи. И хочу верить. – Он покачал головой. – И ведь я даже не упомянул о главном, о том, почему так важно выходить замуж за мужчину подходящего возраста. Какое упущение, особенно с моей стороны! Наслаждение в супружеской постели, моя дорогая, – заговорил он шепотом, наклонившись к Дейзи. – Если все в порядке, оно стоит двадцати лет мира и покоя, каждый день и каждая ночь.

Дейзи вздрогнула, ощутив тепло его дыхания возле своего уха.

– Вы намерены отговорить Джеффа от женитьбы на мне? – спросила она.

Лиланд наклонил голову набок.

– Вы меня разочаровываете, Дейзи, глубоко меня обижаете. Нет, я этого не сделаю. Я просто хочу понять, насколько серьезно вы все обдумали. Потому что, если вы спустя десять лет, к тому времени, когда Джефф особенно сильно будет в вас нуждаться, решите, что вам лучше наслаждаться в другой постели, чем спать с ним, вы можете разбить ему сердце. Я уже видел однажды, как это случилось. Я не хочу, чтобы Джефф почувствовал то, что пережил в свое время мой отец, тем более что я люблю Джеффа больше, чем любил и жалел моего несчастного старика. Мой отец, несомненно, заслужил то, что получил, но иногда я подумываю, уж не это ли и сделало его таким, каким он стал. Для начала мама изменила ему с цыганом, и в результате я получил своего единоутробного брата Даффида. Но этим дело не ограничилось. Она стала более осторожной, но не более постоянной. Не поступайте так с Джеффом, Дейзи. Для меня это невыносимо.

– Так все это из-за Джеффа? – спросила она.

– Разумеется, нет, – ответил Лиланд с широкой улыбкой. – Ни в коем случае. Так могло быть вначале, но теперь? Я хочу вас, и вы это понимаете.

Дейзи помедлила с минуту, потом сказала со вздохом:

– Ну что ж, продолжайте хотеть, если это доставляет вам удовольствие.

– Дело в том, что я предпочел бы подарить наслаждение вам.

– Ха! – произнесла она без малейшего намека на веселость. – Какая радость, но лучший способ доставить его мне – это забыть о ваших желаниях, Я их не разделяю и не одобряю.

– Их? – с ударением спросил он.

– Не разыгрывайте из себя дурачка. Вы отлично понимаете, что я имею в виду! – со злостью отрезала Дейзи. – Ведь именно об этом вы говорили.

Лиланд выглядел явно озадаченным.

– Матримониальный акт, – прошептала Дейзи.

Лиланд продолжал изображать непонимание.

– Совокупление, соитие... – Дейзи запнулась. – Хватит, вы понимаете, о чем я говорю, – прошипела она.

– О, вот что, – произнес он так обходительно, что Дейзи сразу догадалась: все он понимал и просто ее разыгрывал. – Ясно. Так почему же вы хотите выйти замуж за Джеффа? Он сильный мужчина, и, хотя обращается с вами, как заботливый папочка, смею вас заверить, что он далеко не монах. Есть некая вдовушка на Клариджез-стрит, которая, могу поклясться, счастлива его вниманием. И она не единственная. Джефф предпочитает связи со случайными знакомыми, но такое не всегда возможно.

Дейзи безмолвно смотрела на него.

– Бедняжка Дейзи, – мягко проговорил Лиланд, лаская ее глазами. – Так вы не знали? Может, вы сочли его, так сказать, безопасным убежищем от требований плоти, но уверяю вас, это не так. Если вы любите мужчину, то должны любить его телом и душой. Бросьте ваши ужимки, ведь вы не дурочка. Ваш покойный муж, несомненно, был скотом, но это не значит, что все мужчины таковы. Если бы это было правдой, то громадное большинство женщин не сходили бы с ума по любовным ласкам. Я был бы рад показать вам почему.

– Не сомневаюсь, – сказала она и насупилась, поняв, что не сумела ответить как должно. Но ей надо было спокойно подумать о том, что Лиланд ей сообщил, чтобы высказать нечто разумное. – Мне, пожалуй, пора вернуться в дом, – добавила Дейзи. – Джефф наверняка гадает, куда это я пропала.

– Скорее всего так, – согласился Лиланд и подставил ей согнутую руку.

– Простите, милорд, вы не видели миссис Таннер? – обратилась к графу запыхавшаяся Хелена. – Я уже столько времени ищу ее повсюду.

Граф прервал разговор, который вел с каким-то джентльменом, попрощался с собеседником и подошел к Хелене.

– Как это возможно? – сказал он. – С ней виконт Хей.

– Не беспокоиться? – ужаснулась Хелена. – Пребывание где-то с ним наедине может губительно сказаться на ее репутации!

Граф рассмеялся.

– При обычных обстоятельствах, вероятно, и так, но только не здесь. Я видел, как они вместе выходили в сад. Не волнуйтесь. Лиланд, может, и беспутный малый, но он знает, что я пригрел Дейзи под своим крылом, и не доставит ей неприятностей.

– У нее могут быть неприятности, если их увидят наедине друг с другом, – не сдавалась Хелена.

– Он не в состоянии остаться с ней наедине. За последние полчаса половина гостей вышла в сад подышать воздухом. Здесь дьявольски жарко и душно. Хотите, выйдем вместе и поищем их?

– Благодарю вас, милорд, но я не смею позволить себе это. Я просто выйду сама.

– Нет, – возразил он. – Идемте со мной. Дайте вашу руку. Вот так, – сказал он, с улыбкой подставляя ей свою. – Вам незачем выходить в сад одной.

На Хелене было строгое синее платье. Волосы гладко причесаны, единственное украшение – золотой медальон на шее. И все же, если бы она не была всего лишь компаньонкой, подумал Эгремонт, она бы к этому времени уже обзавелась собственным спутником. Хелена Мастерс очень недурна собой, у нее приятный голос и хорошая речь, она к тому же неглупа.

– Вы очень серьезно относитесь к вашим обязанностям, – заговорил граф, когда они шли к выходу на террасу. – Это само по себе хорошо, но здесь, в доме у виконтессы, опасаться нечего. Дейзи молода и еще неопытна в правилах лондонского света, но у нее голова на плечах.

Хелена кивнула, но все же сочла нужным возразить:

– Но у виконта, хоть он и ваш друг, несколько неординарная репутация, и, познакомившись с ним, я поняла, как он ее заработал. Это меня и беспокоит.

Граф остановился.

– Только не говорите, что он успел очаровать и вас. Половина светских дам в Лондоне готова есть крошки у него с ладони, но я полагал, что вы способны устоять перед ним.

Глаза ее слегка сощурились, когда Хелена улыбнулась, и лицо совершенно преобразилось, как отметил про себя граф.

– Не могу похвалиться такой удачей, – со смехом ответила она. – За мной никто не ухаживал уже много лет.

– Неужели Лиланд не удостоил вас своим вниманием? – произнес граф с комическим ужасом. – Это очень скверно, очень. Нам надо поискать кого-нибудь, кто вами займется. Какие качества вы ищете в джентльмене?

Хелена почувствовала, что за шутливым тоном, каким был задан последний вопрос, на самом деле скрывается глубокая озабоченность. Она печально улыбнулась:

– Я ищу невозможного, милорд, потому что ни один мужчина меня не замечает.

– Неправда! – горячо возразил граф. – А если правда, то это просто смешно, по крайней мере мне. Быть может, потому что я сравнительно недавно приехал из страны, где любого человека, будь то мужчина или женщина, оценивает по достоинству, а не по количеству фунтов и шиллингов, которыми он владеет. Если бы вы, миссис Мастерс, попали в колонию Ботани-Бей, то цену вам определили бы в рубинах.

– В самом деле? Так что же вы посоветовали бы мне украсть, чтобы попасть туда?

Граф улыбался, но на этот раз улыбка его казалась несколько принужденной, и смотрел он на Хелену так, будто увидел в ней нечто новое для себя.

Хелена затаила дыхание.

Но Джефф вдруг поднял голову, словно его кто-то окликнул.

Дейзи и виконт вошли в гостиную, и в следующую секунду граф, казалось, забыл обо всем, кроме того, что Дейзи ему улыбнулась. А все, кто находился в гостиной, повернули головы в сторону Дейзи и воззрились на нее с жадным любопытством.

Глава 13

Лиланд хмуро обозревал свои голые коленки. Он не мог не смотреть на них, потому что вынужден был сгибать ноги, когда усаживался в ванну. У него была большая ванна, но сам он превосходил ростом даже очень высоких мужчин. Коленки не отличались красотой, но не они вызывали сейчас недовольство своего обладателя. Лиланд быстро вымылся, встал и взял полотенце, которое подал ему камердинер. Потом он торопливо прошел в спальню. Сегодня утром ему надо кое-что сделать, и если ради этого придется поднять кое-кого из постели, он не станет церемониться.

– Не суетись, – бросил он слуге. – Все прекрасно, спасибо тебе.

Подошел к зеркалу и оценил результат поспешного одевания: высокий худой мужчина в строгом костюме для утреннего выхода. Ботинки начищены до блеска, на брюках ни единой морщинки, шейный платок чист и повязан с той искусной небрежностью, которая обеспечивала Лиланду острую зависть любого юнца в городе, претендующего на шик. Нынче ничего нельзя упускать из виду. Но вроде бы все как надо. За исключением длинной унылой физиономии. Лиланд еще раз взглянул в бесстрастное стекло. Он выглядит как убийца, которому нужна жертва. И немедленно.

Сойдет, решил он и легким шагом вышел из комнаты.

Дворецкий его матери смотрел на Лиланда с явным недоумением.

– Я не частый гость в этом доме, – четко произнес Лиланд. – Но вы меня, конечно, знаете. Будьте любезны сообщить моей матушке, что я хотел бы с ней поговорить.

Дворецкий отступил на шаг.

– Разумеется, я знаю вас, милорд, но сегодня утром мы не ожидали визитеров. Слуги легли спать очень поздно, а ваша матушка еще спит.

– Нс сомневаюсь, что и она не ложилась в постель до рассвета, – сказал Лиланд. – Но это не имеет значения. Мне необходимо побеседовать с ней. Сейчас. – Дворецкий медлил с ответом, и Лиланд продолжал с язвительной любезностью: – Или вы предпочитаете, чтобы я сам ее разбудил?

– Я сообщу ей о вашем желании. Вы не могли бы подождать? – Дворецкий указал Лиланду на приотворенную дверь в гостиную.

– Я согласен подождать не более пяти минут. Скажите ей об этом, – ответил Лиланд, вошел в гостиную и принялся ходить из угла в угол.

Прошло не пять, а целых пятнадцать минут, пока виконтесса спустилась вниз. Но Лиланд был почти потрясен тем, как быстро она появилась, и подумал, что вид у него теперь еще более кровожадный, потому что вдовствующая леди, едва возникнув в дверном проеме, задала вопрос:

– Хей, что случилось?

– Я рассчитывал узнать об этом от вас, – сказал он.

Поверх неглиже на ней был халат, волосы не убраны в прическу, и хотя выглядела она неплохо, утренний свет солнца нс пощадил ее. Не то чтобы она казалась старой, нет, она скорее оставалась необычайно молодой на вид. На светлой коже лица почти ни одной морщинки, должно быть, потому, что она редко смеется или хмурится, решил про себя Лиланд. Она тщательно следит за собой, видимо, пользуется каким-нибудь особым кремом. Возраст виконтессы выдавали глаза – холодные и всезнающие, сегодня утром они казавшись поразительно несовместимыми с гладким лицом.

– Сядьте, – предложила она. – И расскажите мне о вашем недовольстве. Я вижу, что ничего ужасного не случилось, вы просто злы на что-то и хотите доложить об этом мне. Обычная история. Но я не понимаю, о каком грехе пойдет речь на этот раз. Просветите меня.

Лиланд и не подумал садиться. Стоял и смотрел матери в лицо.

– Так вы не догадываетесь? – осведомился он. – Странно, что вы забыли так скоро. Это произошло не далее как вчера вечером.

Щеки у виконтессы слегка порозовели, однако выражение лица стало вызывающим.

– Это вы рассказали всем о Дейзи Таннер, пока она отсутствовала в гостиной, не так ли? – спросил Лиланд, хотя реакция матери уже дала ему ответ на этот вопрос. – Я пришел, чтобы узнать, что именно вы о ней говорили.

– Я? – выдавила она из себя.

– Ваши гости могли предполагать, что Дейзи отбывала наказание, – продолжал он. – Граф ни от кого не скрывал прошлого, ни собственного, ни своих приемных сыновей, в том числе и моего брата Даффида. Если ваши гости слышали, что Дейзи стала другом графа еще в Ботани-Бей, такое предположение с их стороны было бы вполне естественным. Однако произвести на них столь сильное впечатление могло бы только нечто большее. Мыс ней вошли в гостиную из сада и обнаружили, что Дейзи внезапно стала центром всеобщего внимания. Разговоры вмиг умолкли, и все на нее уставились. Ей никто ничего не сказал, но ни один человек не отвел от нее взгляда. Очевидно, в ее отсутствие кто-то рассказал о ней нечто потрясающее, если не ужасное. Я пришел узнать, что это было. Ее отправили в Ботани-Бей за преступления, совершенные ее отцом. Любой, кто услышит об этом, будет потрясен, но не до такой степени, как те, кто таращил на нее глаза вчера вечером. Нам пришлось увезти Дейзи, пока эта история не разбила ей сердце. Что вы рассказали гостям?

– Так это вы заинтересованы в ней? – спросила виконтесса с неким подобием улыбки на устах. – Берегитесь, Хей. Если она подруга графа, он не позволит вам забавляться с ней. Или вы попадете к ней на крючок. Разве вы оставались холостяком столько лет ради того, чтобы сделать своей невестой заключенную?

– Бывшую заключенную, – сказал Лиланд с ударением на первом слове, и его синие глаза сделались такими же холодными, как у его матери. – Отличный маневр, мадам, но ведь мы с вами не на танцах. Что вы говорили о ней?

Виконтесса пожала плечами.

– Ну, я сообщила им, что она была в заключении, сказала и о Ботани-Бей. Я ничего не знаю о ее проступках и потому не говорила об этом подробно. Я просто сказала, что она находилась среди людей, выброшенных английским обществом, вышла там замуж, и теперь она вдова. Кажется, богатая, если только граф не оплачивает ее счета, но в таком случае она не только вдова, но и кое-кто еще.

– Да, это имеет смысл, – произнес Лиланд с холодной яростью. – Смысл плачевный, но вполне понятно, почему ваши гости пришли в такое смятение. Джентльмен не должен привозить любовницу на ваши вечера, не так ли?

– Джентльмен, – подхватила виконтесса, – не может привозить любовницу в дом к любой порядочной женщине. Более того, ему не следует приглашать ее в свой собственный дом. Но вы, конечно, никогда этого не понимали.

– Как это было мучительно, не так ли? – спросил он. – Все эти годы лишений. Что было хуже, невозможность бывать в домах у ваших любовников или то, что вы не смели принимать их у себя?

Она не ответила.

– Впрочем, это не имеет значения, – продолжал Лиланд. – Итак, мне придется теперь довести до сведения ваших гостей и до всех, кому я сочту нужным сообщить об этом, что Дейзи действительно находилась в заключении, что она и вправду богата и достаточно принципиальна, чтобы самой оплачивать свои счета. Тут все просто. Но зачем вы это сделали? Думаете, Джефф собирается на ней жениться? Как знать? Он может. А почему бы и нет? Она умна, красива и в отличие от вас высоконравственная женщина, даже излишне щепетильная, я бы сказал.

Он направился к двери.

– Итак, мадам, всего доброго. У меня есть дела, которые надо сделать... или не сделать, как получится.

– Хей? – окликнула виконтесса.

Он остановился и повернул голову.

– Вы в самом деле считаете, что он может на ней жениться?

– Не имею представления. А что? Вы думали, у вас есть шанс выйти за него? Оставьте, мама. Полагаю, что вы внушаете ему страх.

– Пожалуй, – согласилась она с улыбкой, полной горького удовлетворения. – Я это замечаю. А что вы, Хей, говорили ему обо мне?

Лиланд улыбнулся, поджав губы.

– Ничего. Это правда. Что бы я, собственно, мог сказать? Я не прочь посплетничать о тех, кого знаю. Но вы всегда были для меня книгой за семью печатями!

Он кивнул, надел шляпу и вышел из ее дома. Она еще долго сидела в гостиной и о чем-то думала, потом поднялась к себе.

– Я не хочу бывать ни на каких приемах, – горестно проговорила Дейзи. – Вы утверждаете, что объяснили суть дела и поправили положение, но я не желаю рисковать. К чему это? Неужели для вас, Джефф, выезды в свет так много значат? Я думала, вы их терпеть не можете.

– Я не то чтобы их не выношу, но просто избегаю, – сказал граф. – Я уже стар для такой чепухи. А вы нет.

Они сидели у графа в кабинете. Он пригласил Дейзи зайти к нему, чтобы поговорить, и попросил Хелену подождать гостиной. Дейзи вообразила, что Джефф приготовил для нее какой-нибудь чудесный сюрприз, и гадала, будет ли это предложение прокатиться к нему в имение, или – а вдруг? – выйти за него замуж... Вместо этого она увидела в кабинете Лиланда, который, как он тут же заявил, провел все утро не зря и теперь убежден, что Дейзи может спокойно посещать светские приемы, не опасаясь удивленных и бесцеремонных взглядов.

– Вы молоды, вам нужны развлечения и общество себе подобных, – поддержал виконта Джефф. – Разве вы сможете обзавестись друзьями, если будете избегать круга порядочных людей? Ведь далеко не все они позеры и фаты, поймите.

– Совершенно справедливо, – сладкозвучно подхватил Лиланд. – Посмотрите хотя бы на меня!

– Да, – произнес граф так серьезно, что это удивило Лиланда. – Но признайтесь, Ли, хоть вы и приняты всюду, но почти нигде не появляетесь.

– Не могу отрицать, – со смехом отозвался Лиланд. – Я люблю театр, музыку, литературу, но где я найду людей, с которыми могу поговорить о таких предметах? В тавернах? Я бываю на светских приемах, в клубах для джентльменов, на спортивных состязаниях ради развлечения и встреч с друзьями.

– Совершенно верно, – согласился граф. – Дейзи, у вас были подруги в Порт-Джексоне, и я готов держать пари, что вам их не хватает. Но эти подруги сейчас не могли бы составить вам подходящую компанию. Вам нужны добрые отношения с женщинами равного с вами положения, ума и образованности.

– А каково на самом деле мое положение? – спросила Дейзи. – Вы знаете? Я нет.

– Узнаете, – загадочно произнес граф. – А теперь подумайте еще раз. Особенно после того как Ли приложил столько усилий, чтобы вы стали желанной гостьей в любом доме. Да, предстоит другой прием. Там, вероятно, будут люди, которых вы видели вчера. Но Ли должен объяснить положение многим из них, тем же займусь и я. Вы можете ехать туда спокойно, не бойтесь, никто не станет вас избегать, это я обещаю.

– Я и не боюсь! – не задержалась с ответом Дейзи, но, закусив губу и секунду помолчав, сказала: – Нет, мне это было бы неприятно. Да и любому человеку неуютно в комнате, полной людей, которые плохо к нему относятся. За исключением виконта, – добавила она, и Лиланд улыбнулся. – Но дело в том, что мне не нужны такие друзья. У меня есть вы, Джефф.

Лиланд вдруг перестал улыбаться и посмотрел на Дейзи так пристально, что она опустила глаза и поспешила добавить:

– И конечно, виконт... и Даффид, и Хелена, и другие ваши мальчики, Джефф, ведь они будут приезжать в Лондон. Я вовсе не стремлюсь метаться по городу с одного приема на другой. Это не для меня. Мне нужны только добрые, душевно близкие друзья. У меня они есть. Кто может хотеть большего?

– Но я по возрасту гожусь вам в отцы, Дейзи, – медленно проговорил граф. – Едва ли я друг, по крайней мере в том смысле, какой я имею в виду. – Он посмотрел на бумаги у себя на столе и зачем-то передвинул их на другое место. – Друг ли я вам, Дейзи? – спросил он мягко. – Я просто хотел бы понять, кто я для вас.

Дейзи бросила быстрый взгляд на Лиланда, но на его лице был написан только вежливый интерес к разговору, не более. Пропади он пропадом, при нем она не может сказать Джеффу ничего, что побудило бы его сделать ей предложение.

– Я целиком полагаюсь на ваше суждение, Джефф, – ответила она.

Граф кивнул.

– Ну что ж, – сказал он и, глядя на нее с каким-то особым выражением, в котором любопытство смешивалось с удивлением, продолжал: – В таком случае, моя дорогая, скажите, поедете ли вы завтра вечером на прием вместе со мной?

–Да, конечно, Джефф, – с улыбкой ответила Дейзи.

Она снова посмотрела на виконта. Лицо его оставалось безразличным. Но Дейзи внутренне ликовала. Она победила! И это заняло не так уж много времени. По крайней мере с того дня, как она встретилась с Джеффом в Англии. Годы мечтаний о добром, отзывчивом муже миновали. Она проплыла по морю почти полсвета и добралась до мирной гавани. Осталось только отправиться вместе с Джеффом на прием, выслушать его предложение, получить от него кольцо или какую-нибудь другую фамильную драгоценность в знак их обручения – и ее цель достигнута!

Дейзи посмотрела на графа уже с чувством обладания. Для мужчины своего возраста он выглядит хорошо. Он не из тех представителей сильного пола, при одном взгляде на которого сердце у женщины начинает биться сильнее, но она и не искала такого. Ей он вполне подходит. Граф носит модную, а значит, обтягивающую одежду, но живот у него не выступает. Он примерно в том возрасте, как ее отец в последний год жизни, но Джефф гораздо мускулистее, и волосы у него намного гуще.

А что Лиланд? Дейзи повернулась к нему и увидела в его взгляде грустное понимание. Она вдруг вспомнила, как он говорил с ней о чисто мужских возможностях Джеффа, о том, что он в этом смысле не слабее гораздо более молодых мужчин. Это значило, что он будет спать с ней, разделять супружеское ложе.

Кровь прилила к лицу Дейзи не от вспыхнувшего желания, о нет, от вдруг охватившего ее смятения. Добрейший, обаятельнейший Джефф хочет ее как женщину? Она вдруг представила его себе обнаженным в постели вместе с ней, и эта картина показалась Дейзи пугающей и даже отталкивающей. Она никогда не думала о нем в этом плане.

В эту минуту Дейзи готова была поклясться, что виконт понял, чем заняты ее мысли. Лицо у него было серьезное и невеселое, когда он вдруг кивнул ей, как бы давая понять, что разделяет ее тревогу. Она поспешила перенести внимание на Джеффа.

Граф смотрел на нее тепло, приветливо и с нежностью. В его взгляде не было вожделения, он только улыбался, но Дейзи осознала, что теперь он имеет право думать об интимной близости с ней. Сумеет ли она изменить свое отношение к нему? Сможет ли ласкать его тело? Расслабиться в его объятиях? Будет ли он издавать те же звуки, те же стоны, что и Таннер, когда тот наваливался на нее, как боров? Последняя мысль привела Дейзи в ужас.

Но в отличие от Таннера станет ли Джефф ожидать от нее той радости, которую испытывает, как говорил ей Лиланд, большинство женщин в подобных случаях? Виконт настолько изменил ход ее размышлений по этому поводу, что Дейзи уже сама себя не понимала. Преодолеют ли поцелуи Джеффа ее сопротивление, как это случилось, когда ее поцеловал Лиланд? Ей вдруг стало нехорошо, едва она вообразила страстный, горячий и влажный поцелуй Джеффа на своих губах. Дейзи резко поднялась на ноги.

– Спасибо, Джефф, – сказала она. – Вы уговорили меня поехать на прием. И благодарю вас также, виконт. Как вы считаете, могу ли я надеть то экзотическое золотистое платье, которое модистка переделала для меня, или прием не столь уж обязывающий?

– Надевайте что хотите. Вы будете прекрасно выглядеть даже в мешке, более того – и без него тоже, – ответил Джефф со смехом, давая понять, что он шутит.

Он считал свои слова и шуткой, и комплиментом. Дейзи поняла это. Но Лиланд не рассмеялся, как и она сама. Слова Джеффа почему-то сильно огорчили ее.

Дейзи ощущала неуверенность и была встревожена.

Она вообще чувствовала себя неважно все время после утренней встречи с Джеффом и Лиландом. Теперь уже наступил вечер; она снова увидит Джеффа, и он, быть может, задаст ей вопрос, ради которого она проехала столько миль. И впервые Дейзи не знала, как поступить.

Каждый шаг в ее жизни, с того дня как Дейзи оказалась в Ботани-Бей, причинял ей боль – как телесную, так и душевную. Живя с Таннером, она и наяву, и во сне грезила только об избавлении и строила на этот счет самые разные, порой фантастические планы.

Теперь ее мечты воплощались в жизнь, и вдруг она вновь поняла, что хочет избавления.

Что она ответит Джеффу, если он попросит ее выйти за него замуж? Надо попросить его дать ей немного времени на раздумье. За эту долгую бессонную ночь Дейзи пришла к такому решению. Но в этом случае надо хотя бы поцеловать его, что вполне естественно и нормально. Ранним утром она сказала себе, что сделает это непременно.

А что, если это окажется невыносимым?

Тогда она покинет Лондон, вернется туда, где родилась и выросла, купит себе коттедж, заведет собаку, кур, гусей и будет жить в одиночестве. Там ее никто не побеспокоит; местное общество не подвергнет ее остракизму, как это случилось в Лондоне, и ее не будут осаждать алчные соискатели, как это было в Порт-Джексоне. Ничего, бывают судьбы и похуже. Одно она знает точно: в тюрьму она больше не попадет никогда и ни при каких обстоятельствах.

– Не думала, что вам так к лицу голубой цвет, но он какой-то особенно живой и переливчатый, – сказала Хелена, увидев Дейзи в новом платье. – Выглядите вы чудесно.

– Все дело в золотой отделке, – рассеянно проговорила Дейзи. – А вам, Хелена, очень идет красное. Вы в нем отлично смотритесь.

– Это слишком вызывающий цвет для компаньонки, – сказала Хелена. – Я пойду переоденусь.

– Ни в коем случае. Я вам запрещаю. Вы же знаете, что я не хозяйка, а настоящий тиран. Не возражайте. Останьтесь в этом платье. А теперь давайте спустимся вниз, Джефф и виконт, вероятно, ждут нас. Но вот еще что, Хелена: если на меня уставятся десятки глаз, если присутствующие начнут перешептываться на мой счет, я уйду. Немедленно. Понятно?

– Если на вас станут смотреть, то лишь оттого, что вы очень привлекательны, – возразила Хелена. – Если начнут судачить, то потому, что вы явитесь туда в сопровождении графа и виконта, и это насторожит сплетников. Один из них известен своими любовными авантюрами, а другого никогда не видели в сопровождении женщины. И любопытствующие примутся гадать, с кем из двоих вы находитесь в близких отношениях.

– Выходит, если вы приехали на званый вечер с мужчиной, это значит, что у вас с ним связь?

– Если это такая парочка, как граф и виконт, то да.

Ладно, подумала Дейзи, будь что будет. Она гордо вскинула голову и вышла из комнаты. Пора так или иначе определить свою судьбу.

Но Джефф не ждал ее внизу. Приехал только Лиланд, спокойный и сдержанный, невероятно привлекательный в строгом, черном с белым, вечернем одеянии.

– Графу буквально в последнюю минуту пришлось заняться небольшим неотложным делом. Просил вам передать, что встретит вас там, куда мы отправляемся. Мне повезло, я просто счастлив быть тем единственным, кто вас сопровождает, если, конечно, это не шокирует вас. В таком случае мне только и остается, что пойти и повеситься в каком-нибудь укромном и темном углу.

Хелена рассмеялась.

Дейзи нахмурилась. Значит ли это, что Джефф передумал? Или, быть может, ему понадобилось куда-то заехать, чтобы взять ту фамильную драгоценность, которую он вручит ей, если она скажет «да»? Она задумалась и все еще хмурилась, размышляя, даст ли она согласие, когда услышала слова Лиланда:

– У миссис Таннер, я вижу, есть сомнения...

– Нет, – сказала она, встрепенувшись. – Мы очень вам признательны.

Он поклонился и произнес:

– Я тоже вам благодарен. Ну что ж, леди, поехали их очаровывать.

Дейзи оробела только в самую последнюю минуту. Они стояли в дверях бального зала, полного людей, и ожидали, когда дворецкий объявит об их появлении. Дейзи стало трудно дышать.

– Не волнуйтесь, – услышала она возле самого уха негромкий голос Лиланда. – Если они будут вести себя немного скованно, то лишь потому, что убоятся меня. Я любого и любую из них могу в случае чего поставить в оч-чень неприятное положение. Так я им и сказал. Смелее!

Дейзи кивнула. Услышав, как дворецкий произнес ее имя, она двинулась с места, но не смогла сделать более двух шагов. Потому что попала в осаду.

– Только так я и могу это назвать, – сказала она часом позже, когда Лиланд увел ее во внутренний дворик позади дома, чтобы она могла подышать свежим воздухом. – «О, миссис Таннер, вы меня помните?» – со смехом повторила она чьи-то слова. – И «Ах, миссис Таннер, как приятно увидеть вас снова!» А я даже не могла припомнить, видела ли я этих людей на приеме у виконтессы и вообще где бы то ни было! Чем вы их так запугали? Какое преступление мог совершить каждый из тех, кто пресмыкался, да-да, именно пресмыкался передо мной, добиваясь моего внимания? Меня вам пришлось бы избить цепями, чтобы я согласилась вести себя так, но и то я сомневаюсь, что подчинилась бы.

Дейзи перестала смеяться и присела на широкое мраморное ограждение причудливого бассейна для золотых рыбок.

– О Боже милостивый! Как же я могла принимать их всерьез? – Она подняла глаза на Лиланда. – Я понимаю, что вы им пригрозили, но ведь я действительно была осужденной. Они не в состоянии забыть об этом.

Лиланд уселся рядом с ней.

– Они и не забудут, но отпустят вам вину. Любой вас простит. Ваше преступление заключалось лишь в том, что вы были любящей и преданной дочерью. Наказание выходило далеко за рамки допустимого. То было извращенное правосудие.

Дейзи пожала плечами:

– Может, и так. Но людей вешают что ни день за гораздо меньшие проступки. Мне повезло. Я недолго пробыла в Ньюгейте, меня отправили на жительство в Ботани-Бей. Единственной моей настоящей бедой в то время было то, что мне пришлось выйти замуж за Таннера.

– Джефф говорил, что Таннер был скотиной, Даффид с этим согласен, – произнес Лиланд самым обыденным тоном, стараясь не нарушить доверительное настроение Дейзи. – А что еще можно сказать о нем? Я понимаю, что не мое дело вас расспрашивать. Но вы могли бы ответить, если вам от этого станет легче, а мне очень хочется это узнать.

– Почему? – спросила она, повернула голову и посмотрела на Лиланда, но никаких следов недавней веселости на ее лице уже не было.

– Потому что я люблю вас, – ответил он.

Лиланд сидел настолько близко к Дейзи, что она ощущала тепло, идущее от его твердого бедра. Они находились достаточно далеко от других гостей, чтобы чувствовать себя наедине, и все же не так уединенно, чтобы это могло стать скандальным. Их могли заметить, но лишь как силуэты. Стояла прохладная синяя ночь. В совершенно безоблачном небе светила полная луна. Звуки веселья – музыка и голоса – доносились сюда очень слабо, перекрываемые беспрерывным журчащем фонтана. Они могли не бояться, что их разговор кто-то подслушает. Все происходило до странности интимно, хоть и публично.

– Вы меня любите? – переспросила Дейзи. – Что ж, может, и так. Хорошо, я расскажу вам. Почему бы и нет? Что делал Таннер? Все, что мог, а такого было много. Он не слишком любил меня, но он вообще никого не любил. Ему нравилось обладать женщиной, и другие мужчины ему завидовали. Что еще? Я имела обыкновение пересчитывать по пальцам его положительные качества, когда мне особенно от него доставалось, и эта процедура помогала мне с меньшим отчаянием думать о завтрашнем дне.

Она подняла руку в перчатке и принялась за тот счет по пальцам, о котором только что сказала:

– Ну во-первых, Таннер не был неприятен внешне, я полагаю, было бы куда хуже, если бы он был противен на вид.

Далее, у него имелся некоторый излишек веса, но мужчинам это не очень вредит. Волосы у него были рыжие, а глаза голубые. Не красавец, но и не урод, это, я считаю, очко в его пользу. Он избавил меня от тяжкой участи быть объектом притязаний многих мужчин и очень часто напоминал мне об этом. Он сочетается со мной законным браком, чего, как я думаю, мог и не делать. И он разбогател.

Дейзи подняла другую руку.

– Перейдем теперь к недостаткам. У Таннера был ужасный характер. Судьба лишила его дара собеседника, с женщинами, например, он разговаривать не умел, да и не стремился этому научиться. Он ничего не читал, хотя, насколько я понимаю, читать умел. Он не любил мыться. Мошенничал в картах и презирал тех, кому это не удавалось. Когда напивался, становился драчливым, а пьяным он был часто. Ел руками и сплевывал куда попало. Он не мог иметь детей, проговорился однажды ночью с пьяных глаз, когда впал в слезливое настроение. Вы же знаете, когда человек сильно напьется, он все видит в черном свете. К счастью для меня, наутро он никогда ничего не помнил. Он не простил бы мне, что я узнала о его бесплодии, о том, что он не может стать отцом ребенка. Впрочем, может, это и к лучшему. Ну вот, количество моих пальцев исчерпано.

Дейзи опустила руки на колени и посмотрела на них, словно обдумывая, говорить ли дальше.

– Я ненавидела его всей душой, – произнесла она хриплым шепотом. – Лучшим днем нашего брака был тот, когда ко мне пришли и сказали, что он мертв. Перелетел через голову своей лошади и сломал шею. Я заплакала, но это были слезы облегчения. Я годами жила в страхе перед ним каждую минуту. Я была его женой и его рабыней, и у меня не было никакой возможности стать ему равной. Потому его смерть стала для меня праздником. Это, разумеется, грех.

Лиланд взял ее руку в свои.

– Мне очень жаль, – сказал он.

– И только?

– Что еще могу я сказать? Я от души вам сочувствую. Вы заслуживали большего и получите это в будущем, если будете помнить, что Таннер был исключительно скверным человеком, и большинство мужчин ничуть на него не похожи.

– Так вы считаете, что я смогу стать счастливой в браке? – спросила Дейзи заносчиво, высвобождая руку, которой завладел Лиланд.

– А разве вы так не думаете? Ведь именно поэтому вы и вернулись в Англию, не так ли? Или вы предпочитаете жить в одиночестве?

– Вы все еще хотите выведать, не собираюсь ли я завлечь Джеффа? – со злостью проговорила Дейзи и вскочила с места.

Лиланд поднялся не спеша и снова взял ее за руку. Дейзи, запрокинув голову, посмотрела на него снизу вверх.

– Джефф не такой, как ваш отец или Таннер. Он добросердечный, благородный человек. Вы ищете именно такого? Что ж, прекрасно. Но если вы не уверены... Дейзи, у вас не должно быть сомнений. Это все, что я могу сказать.

– Но это не все, что вы могли бы сказать, – с горечью возразила Дейзи.

– Конечно, не все, – ответил Лиланд с кривой усмешкой. – Вы отлично меня понимаете. Но почему это должно что-то значить для вас?

Дейзи молчала.

– Дейзи Таннер, – заговорил он спокойно и с нежностью в голосе, глядя ей прямо в глаза. – Единственное, чего я хотел бы теперь, – это заключить вас в объятия и поцеловать. Не с бурной страстью, нет, но медленно и с наслаждением. Я поцеловал бы вас и хотел бы услышать, как вы попросите меня сделать это еще раз. Во мне говорит не мужское самолюбие, а желание целовать вас снова и снова... К сожалению, – продолжил он уже обычным своим сухим и насмешливым тоном, – нас могут увидеть из дома, а если это произойдет как раз в ту минуту, когда мы будем обнимать друг друга, разразится настоящий скандал. В вашем глазу не должны узреть даже малую соломинку, иначе мы с вами не успеем оглянуться, как станем помолвленными. Я не намерен принуждать вас к чему бы то ни было, но знайте, Дейзи... – Тут он опять смягчил голос. – Помните, что вам от меня не уйти. Уж это я вам обещаю.

– Вы чересчур уверены в себе, – произнесла Дейзи с нервным смешком.

– Нет, в вас, – сказал он. – Вы слишком долго сдерживали ваши чувства. Вы были сотворены для радости и когда-нибудь сами это поймете. Думайте об этом, когда строите планы на будущее. Это все, о чем я прошу. Ради вас и ради графа.

– И ради вас самих, – добавила она.

– Разумеется.

Глава 14

Дейзи спала не слишком хорошо. Вернее сказать, с горечью подумала она, пробудившись, она спала чересчур сладко в чьих-то воображаемых объятиях. Ну почему же то, что кажется таким чудесным во сне, пугает ее до дрожи во всем теле, когда она просыпается?

«Это не человек, а настоящая чума!» – твердила она себе, одеваясь. Мало того, что он вторгается в ее реальную жизнь, она его видит во сне! Да что он собой представляет, в конце концов? Если не считать искушающего голоса, то увидишь перед собой всего лишь высокого, очень худого мужчину, склонного манерничать. Нет, призвала себя к справедливости Дейзи, у него к тому же покоряющие темно-голубые глаза, теплые губы и лукавая, хитрая улыбка. И какое-то особое остроумие, привычка говорить о важных вещах так небрежно, будто они ничего не значат, а ты вдруг чувствуешь себя беспомощной, когда он укажет тебе на забавную сторону чего-то на первый взгляд вроде бы вполне обыденного.

Причем он, кажется, знает о ней такое, о чем она сама даже не догадывалась. Но самое скверное то, что теперь, когда у нее все налаживалось, этот чертов виконт вмешался и нарушил ее планы.

– Вы не повидаетесь сегодня с графом? – удивленно спросила Хелена, когда Дейзи рассказала ей о том, чем она собирается заниматься в этот день.

– Нет, – ответила Дейзи. Она повернула голову, чтобы получше разглядеть короткие перья, прикрепленные к полям ее новой шляпки. – Как это экстравагантно – красные перья, вам не кажется? Надеюсь, сегодня не будет дождя. Шляпка стоила ужасно дорого! За такие деньги я могла бы купить трех павлинов, не меньше, а эти крашеные перышки кажутся мне похожими на куриные. Ладно, чьими бы они ни были, выглядят они очень мило, особенно в сочетании с моим новым платьем, верно?

Она не упомянула о том, что решила одеться во все красное в ту самую минуту, когда виконт на приеме в доме своей матери указал ей на броско одетую даму. На этот раз она добьется, чтобы он засматривался только на нее и ни на кого другого. Платье было темно-красное, с длинными рукавами, с вырезом не более глубоким, чем того требовала мода, но уже сам цвет наряда казался Дейзи рискованным. Она не хотела, чтобы на нее указывали пальцем, но была в достаточной степени женщиной, чтобы ей льстило внимание мужчин.

Она отошла от зеркала.

– Я надумала сегодня проехаться по магазинам, купить кое-что необходимое и, быть может, осмотреть несколько городских домов, выставленных на продажу.

Хелена молча смотрела на хозяйку. Дейзи пожала плечами.

– Поймите, Хелена, я не могу видеться с графом каждый день, – сказала она. – События, как мне кажется, развивались слишком быстро с того дня, как я сошла с корабля в Англии. Я приехала, явилась в дом к Джеффу и с тех пор не давала ему ни минуты передышки.

– Я думала, что вы этого хотите, – сказала Хелена.

– Это верно. Но сейчас мне нужно поразмыслить и принять некоторые решения. Мне лучше думается, когда я чем-нибудь занята. Готовить обед и вообще заниматься хозяйством мне не приходится, но я надеюсь, что прогулка и покупки заменят мне эти дела.

– Принять решения? Граф попросил вашей руки? – помолчав, спросила Хелена.

– Нет, – ответила Дейзи. – Не попросил.

– Но все же зачем осматривать дома? Вероятно... – Хелена глубоко вздохнула. – Вероятно, он сделает вам предложение. По крайней мере, мне так кажется. Я не вижу смысла в осмотре домов, ну, хотя бы до тех пор, пока вы не захотите жить с ним в новом доме. Я имею в виду, если вы этого пожелаете. А зачем это вам? У графа прекрасный городской дом. Любой человек был бы счастлив жить в нем. – Хелена вдруг опустила голову. – Простите, но это не мое дело. Не посетуйте на мое неуместное любопытство.

– Пожалуйста, не извиняйтесь, – сказала Дейзи, надевая перчатки. – Мои намерения ни для кого не составляли секрета. Беда в том, что сейчас я нахожусь в полной растерянности, не в силах сообразить, как мне себя вести дальше и что говорить. Я словно в оцепенении, и это для меня ново. Видимо, я слишком долго не имела возможности решать что-либо важное для меня самостоятельно. Сначала за меня думал отец, потом это взял на себя Таннер. Для того чтобы принимать верные решения, человек должен многое постичь на практике.

– Мне казалось, что все очень просто, – упорствовала Хелена. – Вы, безусловно, привязаны к графу, а он, без сомнения, симпатизирует вам. Быть может, я проявляю излишнюю смелость, но я считаю себя обязанной высказать свое суждение. Граф – замечательный человек, любая женщина была бы счастлива стать центром его внимания. Что случилось, почему у вас так изменилось настроение?

«Это все Лиланд Грант, – хотела сказать Дейзи. – То, что он мне говорил. То, что заставил меня почувствовать. Те чувства, что обуревают, когда я лежу одна в постели. То, чем он меня вначале напугал и что теперь вызывает у меня любопытство. Обещание радости в его глазах, тепло его рук и губ возродили во мне то, что я считала навсегда утраченным, оживили мое сердце, мою душу и мое тело, да, именно тело. Он говорит правильные вещи и не ошибается, утверждая, что я могу стать достойной подругой Джеффа, только если буду счастлива с ним в постели. Это было бы справедливо. Но я не знаю, способна ли я на это. Я люблю Джеффа, но у меня нет желания прикасаться к нему, и я не хочу, чтобы он до меня дотрагивался».

Однако она, разумеется, не могла произнести это вслух.

Сдвинув брови, Дейзи сказала:

– Это очень серьезный шаг. И мне нужно время, чтобы его обдумать. Так вот... Ой, они меня щекочут! – неожиданно вскрикнула она, дунув уголком губ на красные перышки, которые коснулись ее щеки. – Я не собираюсь летать, зачем мне перья? Но они существуют, и чтобы избавиться от них, пришлось бы немало повозиться. Ну что, пойдем и приобретем мне новую шляпку без перьев, от которых мне хочется чихать. Или купим ленточки, кружева, бальные туфельки, помаду для волос, фиалки или дыни? – Дейзи расхохоталась. – Видите, выбор у меня очень широкий!

– Вы не хотели бы о чем-то со мной посоветоваться? – спросила Хелена. – Я всего лишь компаньонка, и, когда вы выйдете замуж, мне придется искать новое место. Но я могла бы что-то объяснить вам. Я провела замужем десять счастливых лет. У меня двое детей, которых я обожаю. К несчастью, вот уже пять лет я вдова и не могу проводить с детьми столько времени, сколько бы мне хотелось. У меня немалый житейский опыт. Я была бы рада выслушать вас и помочь вам по мере моих возможностей.

– Я понимаю и благодарю вас, но в данном случае я первым делом должна кое о чем спросить себя. Ну так что? Отправимся в «Пантеон-базар» за украшениями? Или на цветочный рынок просто погулять? Может, все-таки заглянем в контору агента по найму, посмотрим, что он предложит мне за мои деньги? Это на случай, если я предпочту поселиться одна.

– Как хотите, – сдержанно ответила Хелена.

– Ох, не будьте вы со мной так официальны! – воскликнула Дейзи почти с отчаянием. – Послушайте, это очень важно. В отличие от вашего мое замужество внушило мне отвращение к брачным отношениям. Я люблю Джеффа, но, честное слово, не могу решить, захочу ли я вообще выйти замуж. Я мечтала о любящем муже, о джентльмене, о мужчине, который давал бы мне советы, поддерживал бы меня и защищал, короче, был бы для меня тем, кем никогда не был мой отец. Вот о чем я думала, стоя на гальке у берега моря в Ботани-Бей и глядя на синие волны в ожидании желанной свободы. Теперь я вольная птица. У меня есть деньги. Я могу поступать по собственному усмотрению. Мне это просто не приходило в голову. Наверное, самое лучшее для меня – остаться просто другом Джеффа и жить одной. Да, смелее вперед, а там посмотрим. Я понимаю, что это неожиданно и странно, однако именно так я рассудила сейчас.

Хелена покачала головой:

– Я не могу представить себе ничего лучшего в жизни, чем выйти замуж за порядочного, доброго человека, который любит вас.

– А я могу! – отрезала Дейзи. – Поймите, одно дело о чем-то мечтать, а совсем другое – столкнуться с этим в действительности. У меня в жизни ни разу не было возможности сделать собственный выбор, не было, вплоть до смерти моего мужа. Теперь я могу сама принимать решения и не хочу совершать ошибки, в которых мне придется винить только себя и никого больше. Очень легко сваливать вину за собственные беды на других. Я делала так почти всю жизнь, но была права. Теперь я должна принять это бремя на себя. И пока просто не знаю, как мне поступить. Время, вот что мне нужно, и оно у меня есть. Идемте, Хелена, мы можем поговорить по дороге. Я просто жажду куда-то идти и хоть чем-нибудь заняться.

Она отворила дверь и увидела перед собой управляющего отелем, который уже поднял руку, чтобы постучаться. Трудно было бы сказать, кто из них двоих больше удивился. Но управляющий был явно чем-то очень смущен. Рядом с ним стоял плотный мужчина в строгом костюме, но при ярко-красном жилете. Мужчина устремил взгляд на Дейзи.

– Ах, миссис Таннер, – заговорил управляющий. – Доброе утро. Я просто зашел предупредить вас. Это вот мистер Роберт Барроуз с Боу-стрит. Он утверждает, что у него к вам дело, и хотя я попросил его подождать внизу, он настоял на том, чтобы подняться вместе со мной.

– Все они, как только услышат про Боу-стрит, мигом смываются, – пояснил человек в красной жилетке. – Так, значит, самое верное дело хватать их в берлоге.

Дейзи втянула в себя воздух носом и подняла голову.

– Сыщик, – проговорила она. – Этот запах я учуяла бы за милю. Ну, приятель, что вам от меня нужно?

– Миссис Дейзи Таннер? – спросил сыщик и посмотрел на Дейзи, прищурив глаза. – У меня тут приказ о вашем аресте, – сообщил он, похлопав пальцами по карману жилета.

Дейзи застыла на месте.

– По какому поводу?

– По подозрению в убийстве вашего мужа Джеймса Таннера, – сказал сыщик. – В колонии его величества для преступников в Ботани-Бей, а именно в Порт-Джексоне.

Лицо у Дейзи сделалось серым, как зола. Ноги задрожали, и она ухватилась за дверь, чтобы нс упасть. Но тут же взяла себя в руки.

– Это неправда, – сказала она. – Я этого не делала. Джеймс погиб в результате несчастного случая. Я никуда не пойду. Хелена, пошлите за Джеффом. И за виконтом Хеем, непременно пригласите его. Ах да, и за моим адвокатом, я познакомилась с ним сразу после приезда в Лондон. Его имя Рональд Арбес, оно записано вместе с адресом на одном из листков в бумагах на моем письменном столе. Я никуда не намерена идти, – заявила она сыщику. – У меня есть деньги и потому, как я полагаю, есть враги, но они не получат ни денег, ни меня. Я остаюсь здесь.

– Вы не должны являться на Боу-стрит, – говорил граф, меряя шагами комнату из одного конца в другой. – У меня есть друзья в верхах. Я поручился за вас. Ведь вы останетесь в Лондоне, верно? – спросил он, посмотрев на Дейзи.

Она кивнула. Разговор происходил в городском доме графа. Дейзи сидела в кабинете хозяина, но ей казалось, что она уже на месте допрашиваемого в суде. Руки, сжатые в кулаки, лежат на коленях. Джефф продолжал ходить; Лиланд стоял у окна и немигающими глазами наблюдал за Дейзи. Хелена устроилась поблизости, и вид у нее был такой, словно она вот-вот ударится в слезы.

– Я не собираюсь бежать, – сказала Дейзи. – Ведь я не совершила ничего противозаконного.

– О да, разумеется, – произнес граф.

– Мне известно, что каждый подозреваемый отрицает свою вину, – со злостью заявила Дейзи. – Но я говорю правду. Таннер уехал верхом, они с приятелем скакали наперегонки. Он хотел во что бы то ни стало выиграть пари. Домой он вернулся мертвым, как та дверь, на которой его принесли. Лошадь шарахнулась и взбрыкнула. Так говорили все. Я была дома и готовила Таннеру обед, я это делала каждый день. Кто утверждает, что в его смерти виновна я?

– На вас подан иск, – сказал граф. – В нем содержится обвинение. Утверждают, что несчастный случай имел место, но будто бы вы его спровоцировали.

– Как это?! – вскрикнула Дейзи. – Они что, считают, будто я была там же, где и он, стояла у дороги и махала руками на его коня?

– Нет, – заговорил наконец Лиланд. – Они заявляют, будто вы сунули острый камешек под седло.

– Однако долго же они собирались сообщить об этом! – Дейзи передернула плечами. – Сейчас уже никто не может это подтвердить. С чего бы я стала это делать? Камешек под седло? Ничего себе, ценная мысль! Если бы я задумала отделаться от Таннера, я бы действовала наверняка. Боже милостивый, камешек под седло! Какой прок от него, ведь Таннер мог упасть с лошади и всего лишь сломать себе руку или ногу. Он устраивал мне адскую жизнь, когда у него, к примеру, болел живот! Если бы он сломал ногу, мне бы это обошлось куда тяжелее, чем ему, можете мне поверить! Он бы мне голову проломил, если бы подумал, что это я сделала такое дело. Все это ложь. И они ничего не в силах доказать.

– Скорее всего так, – согласился Джефф. – Но они могут подкупить лжесвидетеля, и это меня беспокоит. Ведь вы помните, Дейзи, среди каких людей мы с вами жили в Порт-Джексоне.

– Помню. Но я знаю, что не все они были плохими. К тому же никто не захочет, чтобы его считали и называли доносчиком. С такими в колонии расправа короткая. И вы это знаете, Джефф.

– Не спорю. Но есть и еще одно обстоятельство. Все знали, что вы ненавидите Таннера, вы этого не скрывали. Как говорится, очко в их пользу.

– В их пользу? – повторила Дейзи голосом, полным отчаяния. – Что вы такое говорите, Джефф, как вы можете? Вы просто разбиваете мне сердце.

Граф подошел к ней и взял за руку.

– Я ни секунды не думал и не думаю, что вы совершили то, в чем вас пытаются обвинить, Дейзи. Я говорю лишь, что дорога может оказаться каменистой.

Дейзи медленно высвободила руку и подняла голову. Взглянула на Лиланда и подавила готовое сорваться рыдание.

– Я всю жизнь шла по каменистой дороге. Я к этому привыкла. Я не убивала Таннера, но не стану отрицать, что у меня нередко возникало желание прикончить его. Значит ли это, что они снова могут упрятать меня в тюрьму? Или отправить в Ботани-Бей?

Она сидела в кресле, выпрямив спину, явно испуганная, почти отчаявшаяся, но гордая, словно королева, приговоренная к позорной казни. Во всяком случае, Лиланд воспринимал Дейзи так. Ее отливающие золотом волосы и платье огненно-красного цвета подчеркивали бледность лица, на котором пылали гневом широко раскрытые глаза. Хоть она и подавлена, огонь ее души неугасим, она вся воодушевление и гнев, и Лиланд подумал, да, Дейзи могла бы убить человека, если бы до этого дошло, но не таким трусливым и гнусным способом, который ей приписывают. Она предупредила бы врага о нападении, прежде чем пустить в него пулю или вонзить кинжал ему в грудь. Но совершила бы убийство лишь в том случае, если бы ей самой или тому, кто ей дорог, угрожала смертельная опасность и не существовало бы иного пути ее избежать.

– Кто же мой обвинитель? – спросила Дейзи.

– Следователи с Боу-стрит не разглашают имя, – ответил Лиланд. – Я знаю это, я спрашивал и граф тоже, но они тверды, как гранит.

– Потому что боятся, как бы я его не убила! – заявила Дейзи, с силой втянув носом воздух. – Нет, я бы его оставила жить. Но постаралась бы искалечить, это уж точно!

Лиланд расхохотался.

– Я бы так и поступила, – сказала Дейзи, глядя на него. – Какие низкие происки! Никто, ни один человек во всем Порт-Джексоне, никогда не говорил ничего подобного. Были там такие, кто относился ко мне плохо. На свете нет людей без недостатков, и у меня они тоже есть. Я, например, терпеть не могла нашего мясника Моррисона. Просто ненавидела его за то, что он всегда старался обмануть, присчитать лишнее к оплате, да еще и руки распускал, а это несовместимо с торговой деятельностью, так я прямо и заявила ему самому и всем прочим, можете быть уверены. – Дейзи сделала паузу, потом снова заговорила, быстро и горячо: – Была там у нас некая миссис Коулмен, настоящая преступница! Она отравила двух мужей и не потому, что они с ней жестоко обращались, а из-за денег! Она получила свободу, потому что вышла замуж за тюремщика. А я прямо сказала, что ни за что не стала бы пить с ней чай. – Дейзи опустила голову и снова помолчала минуту-другую. – Думаю, я слишком свободно высказывала свои мнения, и не только об этих двоих, поверьте. Я была несчастна, а люди в горе становятся злоязычными, потому что им хочется, чтобы и другие чувствовали себя не лучше их. Мне следовало быть более милосердной, что верно, то верно. Но все это не делает меня убийцей!

Граф и Лиланд переглянулись, но ни тот ни другой не улыбнулся.

– Я знаю о законах больше, чем другие женщины, – продолжала Дейзи. – Так сложилась моя судьба. Но скажите, разве тот, кто меня обвиняет в убийстве, не встретится со мной в зале суда?

– Это было бы неизбежно, – сказал граф, – но мы не верим, что дело дойдет до суда.

– Но почему же нет? – спросила Дейзи.

Она нахмурилась, заметив, что мужчины снова обменялись взглядами. Она ни разу не видела Лиланда таким серьезным и озабоченным, а у Джеффа даже появились красные пятна на щеках возле ушей.

– Я объясню вам позже, – уклончиво ответил граф. – Если вообще придется к этому возвращаться.

– А сейчас, – встрепенулся Лиланд, – нам нужно, чтобы вы успокоились, сели за письменный стол и составили список всех, кто, по вашему мнению, имел основания питать к вам недобрые или мстительные чувства. Абсолютно всех, – подчеркнул он. – Начиная со времени накануне ареста вашего отца. Ведь кто-то, несомненно, донес на него. Мы поднимем старые документы, однако чрезвычайно важно и ваше мнение. Внесите в список имена тех, с кем познакомились в Ньюгейте, и кто мог тогда затаить на вас злобу, а также тех, кто находился вместе с вами на корабле, который доставил вас в Ботани-Бей. Ну, разумеется, и имена ваших предполагаемых недоброжелателей в колонии. Это даст нам материал для работы.

– Мы должны выяснить, кто обвинил вас, – добавил граф.

Глаза у Дейзи округлились.

– Они могут снова посадить меня в Ньюгейт? – спросила она и опять нахмурилась, обозлившись на себя за то, что голос ее дрожал.

– Нет! – отрезал Лиланд. – Этого не будет, пока я жив.

– И пока жив я, – сказал граф.

Дейзи молча кивнула. Ей стало намного легче. Потом она подняла голову.

– Понимаете, Джефф, я не думаю, что иск предъявил кто-то из наших старых знакомых по Ботани-Бей. Предположим, меня по этому обвинению посадят в тюрьму или снова отправят в колонию. Какая от этого выгода? Денег моих они все равно не получат. Так чего ради беспокоиться? Заключенные не питают добрых чувств к судам, верно я говорю, Джефф? – спросила она, как ребенок ночью спрашивает няньку о чудовище, которое ему привиделось в темноте, и хочет при этом лишь одного: чтобы его успокоили и сказали, что страшнее шкафа для одежды в комнате ничего нет, все тихо и мирно. – Разве вы этого не помните?

– Да, – ответил Джефф. – Но они могли бы заплатить кому-то, кто подаст за них иск.

– Понимаю, – сказала Дейзи и задумалась. – Вот что мне пришло в голову. Это может быть человек, который никогда не совершал ничего противозаконного, человек, которому просто не нравится, что я так близка с вами, Джефф. Или с вами, милорд, – добавила она, обращаясь к Лиланду.

Граф воззрился на нее. Лиланд, наклонив голову набок, последовал его примеру.

– Вы двое ввели меня в высшее общество, – говорила Дейзи. – Существуют строгие судьи высшего ранга, которые пришли в бешенство оттого, что вы приобщили обыкновенную каторжницу к сливкам лондонского света. Они не желают соприкасаться локтями с такой, как я, независимо от того, была я виновна или нет. Обвинение меня в убийстве и есть то подлое, дурно пахнущее, отвратительное деяние, какое вполне может совершить личность подобного склада.

– Вполне могло быть и так, – сказал граф, снова обменявшись взглядами с Лиландом.

– Именно так, – резко бросил Лиланд.

За все время их знакомства Дейзи впервые видела его таким возбужденным – куда девалась привычная для него небрежно-ленивая, полная юмора манера держаться!

– Но пока это лишь предположение, допустимая гипотеза, – продолжил он. – Я должен начать серьезное расследование и потому вынужден покинуть вас. Мне надо кое с кем поговорить, а кое-кого припугнуть. Миссис Мастерс, – процедил он сквозь стиснутые зубы, – могу ли я выйти вместе с вами на минутку?

Хелена заметно удивилась.

– Не волнуйтесь, – заверил ее Лиланд уже более мягким тоном. – Вас никто ни в чем не подозревает. Мне просто нужно перемолвиться с вами несколькими словами наедине.

– Хорошо, милорд, – ответила Хелена, явно успокоившись. – Дейзи, я выйду ненадолго, – обратилась она к хозяйке и направилась к двери.

Лиланд последовал за ней.

Дейзи и граф остались наедине. Теперь и только теперь Дейзи вдруг поняла безмолвный разговор между Джеффом и Лиландом, ухватила его суть так, словно слышала его собственными ушами.

– Боже милостивый, вот как все обернулось, – забормотала она, беспомощно прижав ладонь колбу. – Что я натворила! Ведь я вынуждаю вас поступать вопреки вашей воле, Джефф.

– Нет, Дейзи, – возразил граф, подходя и останавливаясь прямо перед ней. – Наоборот, вы помогли мне осознать, что я должен просить вашей руки и отринуть всякие колебания.

– Так я и думала, – жалобно вымолвила Дейзи.

Глава 15

– Никто не посмеет тронуть вас, Дейзи, если вы станете моей женой, – говорил граф. – Больше никаких разговоров об убийствах и прочей чепухе. – Он помолчал. – Я обещаю вам, что вы не понесете наказание за смерть Таннера, но... я хотел бы знать – между нами, только между нами, потому что я больше никогда не заговорю об этом. Вы не принимали в этом деле участия, вы в нем не замешаны?

– О, Джефф, – только и произнесла она печально.

– Простите мой вопрос, но я должен был его задать, – сказал он, и лицо его побагровело. – Но подумайте сами, будь вы на моем месте, вы поступили бы точно так же, я в этом уверен.

– Вероятно, – ответила Дейзи.

Она обвела взглядом кабинет и вздохнула. Книжные шкафы были битком набиты толстыми, красиво переплетенными томами. Она не сомневалась, что Джефф прочитал их все. То была комната богатого и образованного человека. Джефф сделал ей предложение, но с того самого момента, как они познакомились, эта перспектива еще не казалась ей до такой степени нереальной.

– Итак, – сказал граф, снова улыбнувшись, – дайте мне ответ, и я улажу все детали. Моя дорогая Дейзи, вы хотите выйти за меня замуж? Признаюсь, я, быть может, и не набрался бы храбрости попросить руки женщины в два раза моложе меня, но теперь мне ясно, что я вам нужен. Мы отлично поладим друг с другом, и для вас минуют все тревоги.

Джефф ударил себя ладонью в лоб.

– Ну что за смешное предложение! Где тут романтика? Где драма? Я должен был преподнести цветы или драгоценности. Но я не верил, что попрошу вашей руки, хотя думал об этом уже много дней. Только сегодняшний кризис побудил меня поспешить, но, признаюсь, я счастлив, как никогда, что так вышло. Мне кажется, что это разумно для нас обоих. Быть может, мы создадим новую семью. Возможно, это странно – обзавестись детьми в том возрасте, когда у тебя уже внуки, но, как говорится, не мы первые и не мы последние, кто так поступил. Я не молод, что верно, то верно, – произнес он с коротким смешком, – но вполне здоров и способен зачать детей. Не бойтесь! Вы знаете моих мальчиков, Кристиана, Эймиаса и Даффида. Я уверен, они не станут возражать против нашего брака, более того, они будут ему рады.

Джефф обнял Дейзи одной рукой за талию, а другой – за плечи и привлек ее к себе бережно и нежно. От него приятно пахло дорогим мылом для бритья, но когда он приблизил к ней свое лицо, Дейзи увидела, какая обветренная у него кожа, сколько темных пятен на лбу, мелких морщин вокруг глаз и более глубоких на щеках и возле рта. Слегка приоткрыв рот, он смотрел на ее губы. Дейзи закрыла глаза. Джефф коснулся губами ее губ.

Губы у него были сухие и горячие, а поцелуй показался таким неприятным, просто ужасным, что Дейзи едва не расплакалась. Она отпрянула, и Джефф тотчас отпустил ее, отступив на шаг и глядя на нее с откровенным беспокойством.

Дейзи посмотрела ему в лицо. Такое дорогое, такое милое лицо. Сейчас она должна заговорить с ним как можно бережнее, тщательно подбирая слова.

– Джефф, – начала она, – это невозможно. Я очень люблю вас и скажу по правде, что ехала в Англию с мыслью о нашем союзе. Думаю, вы понимали это, да и ни для кого это не было тайной. И знаете почему? Потому что вы произвели на меня необычайно сильное впечатление с первого дня нашего знакомства. Вы были заключенным, одетым как все, но вас нельзя было не заметить. К вашим словам прислушивался каждый. Вы вели документацию для начальника колонии. Даже Таннер ни разу не сказал о вас ни одного худого слова. Потом вы получили свободу, но остались дорогим для меня человеком. В самые тяжелые для меня дни, а их было много, стоило вам сказать мне доброе слово, улыбнуться, и моих горестей как не бывало. Вы были таким джентльменом, что я начала мечтать о возвращении на родину и о встречах с людьми, похожими на вас. И вот теперь я здесь, и вы все тот же джентльмен. И вы сказали мне то, что я так жаждала услышать. Но я поняла, что это ошибка. Ваше предложение не было романтичным, потому что оно не могло таким быть. Мы не влюблены друг в друга. Я очень люблю вас, но мысль о близости с вами мне неприятна, как, впрочем, и о близости с любым другим мужчиной. И я не уверена, что когда-нибудь преодолею это в себе.

На лице у Джеффа в эту минуту появилось выражение глубокой сосредоточенности.

– Видите ли, Джефф, пока вы оставались главным героем моих снов и мечтаний наяву, все было прекрасно. Но в реальности... – Она замолчала, опасаясь задеть Джеффа намеком на его возраст. – Я поняла, что поступила бы несправедливо с живым человеком, с которым говорю сейчас. Благодарю вас, Джефф, но брак между нами невозможен.

– Потому что я так стар? – спросил он.

Дейзи секунду подумала, как лучше ответить.

– Нет, – сказала она с полной откровенностью, – потому что вы не настолько стары, каким я ожидала вас увидеть.

– Ах вот что! – произнес Джефф. – Кажется, я понимаю.

Он вовсе не казался сокрушенным или подавленным.

И тут Дейзи вдруг подумала, что Джефф сделал ей предложение, потому что считал это своим долгом. Это так на него похоже.

– Так что же вы намерены предпринять? – спросил граф.

– Бороться, – ответила она, пожав плечами. – Я не убивала Таннера. Они ничего не смогут доказать, потому что доказывать нечего. Я останусь здесь, в Англии, и буду вести тихую, спокойную жизнь. Может, найду себе в мужья девяностолетнего мужчину, – добавила Дейзи со смехом.

– Вы и его соблазните, – сказал Джефф. – Но я не беру назад свое предложение. В настоящее время оно может стать для вас единственным способом полностью себя обезопасить. Они не посмеют депортировать супругу графа при столь зыбких доказательствах. И возможно, даже не захотят предъявлять обвинение по поводу того, что произошло в другое время и в другом месте. Собственно, все, на что они способны, – это напугать вас, что с успехом и сделано. Однако помните, что там, в колонии, осталось достаточно продажных душ, личностей, готовых солгать просто так, не говоря уже о лжи, за которую можно получить кругленькую сумму. Достаточно купить парочку так называемых свидетелей ваших якобы преступных деяний, чтобы притянуть вас к суду здесь или, как мне кажется, они предпочтут – в тех краях. Вы больше никогда не станете заключенной, но путешествие туда и обратно – дело ох какое долгое, и вы это знаете. Кому-то, видно, очень хочется доставить вам новые неприятности.

– Из-за моих денег, – вздохнула Дейзи.

– Да. Я тоже так думаю. Вы красивы, однако лишь немногие мужчины пойдут на такие хлопоты из-за женской красоты, а вот из-за денег – другое дело.

Дейзи рассмеялась.

– Истинная правда! Но ведь я не могу испортить вам жизнь, Джефф, поверьте. Вот мой отец легко мог бы пойти на такое. Останетесь ли вы моим другом и замолвите за меня словечко, даже если мы не поженимся?

Она стояла перед ним, освещенная солнцем, и граф не мог решить, то ли от этого, то ли от самого ее присутствия остальная часть кабинета казалась темной. Дейзи была так хороша в эту минуту, выглядела такой хрупкой и беззащитной, что Джеффу хотелось найти слова, сказав которые он мог бы убедить ее выйти за него замуж. И это его потрясло. Ведь он только что сделал ей предложение всего лишь думая, что она в нем нуждается. Теперь, впервые за все время их знакомства, он почувствовал, как необходимо ему в его собственной жизни такое светлое и прекрасное существо. Раньше он видел в будущем только своих внуков. Теперь перед ним открылось в мыслях грядущее для себя.

– Разумеется, замолвлю и останусь вашим другом, – ответил он. – И пожалуйста, помните, что я никогда не сделаю того, что обидело бы или напугало вас. – Джефф откашлялся, и лицо у него снова покраснело. – Если вы не хотели супружеских отношений, я мог бы подождать, пока ваше настроение переменится. Это не было бы трагедией. Я взрослый мужчина и вовсе не раб своих страстей. Как знать? Со временем, при нашем взаимном доверии, вы могли бы к этому прийти, скажем, по меньшей мере, принять нашу интимную близость, а в дальнейшем, надеюсь, и радоваться ей. Это правда, независимо оттого, верите ли вы в это сейчас или нет.

Граф приподнял руку, как бы предупреждая возможные возражения Дейзи.

– Я понимаю, сейчас это звучит неправдоподобно, а все же, прошу вас, подумайте об этом. И не тревожьтесь, я не стану назойливо упрашивать вас выйти за меня, этого не будет. Но если вы передумаете – я тут как тут. Всегда ваш. И я прошу вас, независимо ни от чего, не отдаляйтесь от меня. Мы можем оставаться друзьями, если не любовниками. Давайте притворяться, что я не делал вам предложения, но при этом помнить, что я его сделал. – Он рассмеялся так заразительно, что Дейзи присоединилась к нему. – Я также прошу вас не отправляться в дальние поездки, тем более с незнакомыми людьми, – предостерег он. – И немедленно сообщайте мне, если произойдет нечто необычное. Мы будем продолжать расследование.

– Мы? – удивилась Дейзи. – Ах да, вы и виконт. Так вот о чем вы с ним перемигивались, я угадала? Он знал, что вы собираетесь сделать мне предложение, чтобы защитить меня?

– Скажем, он это понимал и поддерживал, – уточнил граф. – Он будет удивлен результатом. Он вряд ли подумает, что вы не одобрили мои мужские достоинства, но ваш отказ его поразит. Я сейчас один из самых богатых людей в Англии, а Лиланд, боюсь, слишком циничен. Кстати, происшедшее между нами послужит в его глазах доказательством того, что не все женщины в Англии гоняются только за титулами и деньгами. Но вы правы, мы с ним оба работаем над решением вашей проблемы. Если бы мои мальчики были в Лондоне, они бы тоже этим занялись. Возможно, мы скоро прекратим это дело.

– Я так надеюсь на это! – с жаром произнесла Дейзи, собираясь уходить.

– И помните, – добавил граф, – мое предложение остается в силе.

Дейзи оглянулась.

– Даже если я не лягу с вами в постель? – спросила она с некоторой долей иронии.

– Даже так, – ответил Джефф. – Я не Таннер. Я не мог бы стать таким, как он. Вы должны научиться не думать о нем и о том, как он себя вел. Время лечит все.

– Знаю, – сказала Дейзи. – Но это в данном случае не повод для размышлений, это часть меня самой. Но, Джефф, вы настоящий друг.

Он ответил с поклоном:

– И друг навсегда. Можете на меня положиться.

– Буду помнить, – пообещала Дейзи.

– И продолжите знакомство с Лондоном вместе со иной? – спросил он. – У нас билеты в театр на завтрашний вечер.

– Заранее радуюсь, – сказала она.

Граф открыл перед ней дверь, и Дейзи вышла, чувствуя себя отвратительно неблагодарной и в то же время как бы получившей индульгенцию.

Хелена стояла в коридоре и разговаривала с Лиландом. Оба они повернули головы к Дейзи, а она взглянула на Лиланда. Его глаза были строгими и холодными. Он не улыбнулся, а все его долговязое тело напряглось. Дейзи не знала, что написано на лице у нее самой, но она тоже не улыбнулась. Как и Джефф, Лиланд выглядел озадаченным, Хелена – очень серьезной.

– Мы уезжаем, – сказала Дейзи Хелене. – Всего доброго, – попрощалась она с Лиландом и поспешила выйти из дома на залитую солнцем улицу. Вышла и глубоко вздохнула.

– К вам гость, он ждет в приемной, – объявила Хелена. Дейзи в утреннем халатике сидела, подобрав под себя ноги, на диванчике в нише у окна, любуясь тем, как зарождается новый день города.

– Ведь вы знаете, что я никого не могу пригласить подняться в номер, пока не узнаю его имени, – сказала Дейзи.

– Это виконт Хей.

Дейзи нахмурилась.

– Он здесь? Сейчас? Так рано? Это очень странно. Впрочем, он, вероятно, возвращается домой с очередного приема, это имеет хоть какое-то объяснение. Он передал какую-нибудь записку?

Хелена взглянула на визитную карточку, которую держала в руке.

– Он просит разрешения поговорить с вами.

– Это, наверное, какой-нибудь самозванец, – сказала Дейзи, снова поворачиваясь к окну. – Виконт никогда не просит, он требует. А знаете, Хелена, ведь вы были совершенно правы. Ни одна леди не гуляет пешком в этот час. Просто ни одной не видно на улице. Полным-полно горничных, торговок, нянек и так далее. Есть леди, которые совершают утреннюю верховую прогулку по аллеям парка, но их немного. Вы говорили, что большинство знатных дам не встает с постели до полудня, и я считала, что вы шутите. Но их и вправду не видно, а ведь денек такой погожий. Вот они какие, лондонские леди. Хорошо, что я не из их числа. – «И даже не собираюсь ею стать», – подумала Дейзи и умолкла.

– Да вот же у меня визитная карточка виконта, – сказала Хелена. – А управляющий предупрежден и не стал бы беспокоить вас, если бы заподозрил, что перед ним обманщик. Я думаю, вам стоило бы спуститься вниз и выяснить, чего он хочет.

Дейзи пожала плечами.

– Но ведь мне надо одеться.

– Он говорит, что желал бы увидеть вас через десять минут.

Дейзи выпрямилась.

– Вот теперь я уверена, что это он и никто другой, – заявила Дейзи и чуть не бегом кинулась в гардеробную. – Я просто натяну какое-нибудь платье прямо через голову. Только какое выбрать? Розовое или муслиновое с узором в желтую веточку?

Десять минут спустя Дейзи уже спускалась по лестнице в новом платье из муслина. Юбки из тонкой ткани прямо-таки летели за ней, и Дейзи чувствовала себя легкой и юной. Вначале она хотела заставить Лиланда подождать подольше, чтобы он не слишком важничал, но потом передумала: ее мучило любопытство.

Лиланд вовсе не выглядел так, словно явился на свидание после затянувшегося на всю ночь приема. Он был облачен в хорошо сшитый костюм для утреннего выхода и выглядел элегантным и оживленным, как обычно. Волосы были слегка влажными после умывания, лицо чисто выбрито, глаза ясные и блестящие.

– Доброе утро, – поздоровался он, поклонившись Дейзи и Хелене. Бросив одобрительный взгляд на платье Дейзи, промурлыкал: – Очень мило. Хоть это банально, должен все таки вам сказать, что вы сегодня свежи, как тот цветок, что дал вам имя. Приятно узнать, что вы не усвоили распорядок дня, принятый у леди нашего великого города. Я хотел поговорить с вами не в окружении фланирующих толп. Это выходит за рамки списка обычно посещаемых мною мест, то есть приемов, музыкальных вечеров, дружеских пирушек и театров. Мы с вами могли бы погулять на свежем утреннем воздухе. Пойдете ли вы со мной на прогулку? Хелена, – обратился он к компаньонке, – я знаю вашу преданность долгу, она достойна всяческой похвалы. Но если вы не возражаете, я попросил бы вас сегодня не держаться на слишком близком расстоянии от нас с Дейзи. Мне надо поговорить с ней о вещах весьма деликатного свойства.

Дейзи ужаснулась. Господи, он явно намерен задать ей адскую взбучку за то, что она отказала Джеффу. Ладно, ей придется это вытерпеть, мало того, принять спокойно, тем более что она сама чувствует себя виноватой.

– Я так и поступлю, но только в том случае, если Дейзи не против, – ответила Хелена.

– У меня нет возражений, – сказала Дейзи. – Я так люблю утро! Быть может, вы, милорд, не слишком часто прогуливаетесь в тот час, когда на смену ночи приходит день. Но мне всегда нравилось время, когда ты полной грудью дышишь чистейшим воздухом.

– В своем загородном имении я обычно встаю на рассвете, когда в Лондоне только ложусь в постель, – ответил на это Лиланд, беря руку Дейзи и помещая ее себе на рукав. – Ведь в деревне по ночам заняться нечем, – добавил он, – если рядом с тобой никого нет.

Дейзи рассмеялась весело и звонко.

– Вот это вполне в вашем духе! А то я уже начинала думать, есть ли на свете такой лицемер, как вы.

– Я рад, что ваше настроение совпало с моим, – сказал Лиланд, когда они вышли на улицу. – Хотите верьте, хотите нет, но это неожиданное для меня совпадение. Причем благоприятное, – задумчиво произнес он. – Я должен его запомнить.

Они направились к парку. Хелена следовала за ними на почтительном расстоянии.

– Как я полагаю, – заговорил Лиланд, едва они миновали ворота парка, – в это время мы вряд ли встретим здесь кого-нибудь из знакомых. Правда, кое-кто из одержимых страстью к верховой езде, по большей части молодых мужчин и женщин, галопирует сейчас по парку, но такие обычно забираются в самые дебри, а мы с вами пройдемся по ближним аллеям. Хелена, вы не хотите покормить уток? Они такие прожорливые. Или вы предпочитаете отдохнуть вон на той скамейке? Мы с Дейзи не спеша обойдем вокруг озера. Ничего устрашающего не произойдет. Даже я не посмею скомпрометировать или обесчестить ее прямо здесь.

– Я посижу и порадуюсь утреннему солнышку, милорд, – улыбнулась Хелена. – Кстати, и книжка со мной. Не торопитесь. Пользуйтесь случаем.

– Я всегда это делаю, – ответил Лиланд с усмешкой.

– Как вам удается придать самой невинной фразе скабрезный смысл? – спросила Дейзи, когда они неторопливо пошли по дорожке.

– Это дар свыше, – заявил он. – Но фраза была не такой уж невинной, должен вам заметить.

Дейзи нравилось идти рядом с ним по дорожке. Днем его присутствие было далеко не таким будоражащим, как при свете луны или ламп. Лиланд выглядел таким же сильным и обаятельным мужчиной, как всегда, но Дейзи меньше остерегалась его в обычной житейской обстановке. Кругом были няньки с колясками, маленькие дети, пожилые люди и огромное количество собак. Дейзи увидела на достаточно далеком расстоянии даже доярку, которая спешила к коровам, Пасущимся на лужайке. Деревья уже покрылись густой листвой, день был теплый, и Дейзи впервые за долгое время почувствовала себя совершенно счастливой. Что было странно, так как она понимала, что мирное выражение на лице Лиланда вот-вот сменится сердитым, и он прочитает ей строгую нотацию.

– Вы отказали графу, – произнес он наконец.

Дейзи кивнула и, продолжая идти, упорно смотрела на свои туфельки.

– В конечном счете, я последовала вашему совету. Так лучше для Джеффа. Он очень хороший человек. Из меня вышла бы плохая жена. Вы были правы.

– Я не говорил, что вы будете плохой женой. Я говорил, что вы не можете стать той, какая ему нужна.

– Ну, это, знаете, как в присловье: что шестерка, что полдюжины, разницы нет. – Дейзи пожала плечами. – Я уеду из Лондона, когда закончится вся эта чепуха с нелепыми обвинениями против меня по поводу убийства Таймера, которого никто не убивал. Думаю, мне больше всего подойдет безмятежная, тихая жизнь.

– Более спокойная, чем с образованным человеком вдвое старше вас?

Дейзи подняла глаза на Лиланда. Он был серьезен. Она снова опустила глаза.

– Он не утратил потенцию. Я поняла, что возраст еще не означает неспособность к супружеской жизни. А я просто не хочу мужа, к ней способного.

– Это из-за вашего опыта с покойным мужем? Я, разумеется, могу это понять, – очень медленно произнес Лиланд последнюю фразу. – Скажите, вы слышали, что меня едва не загрызла одна из охотничьих собак моего отца? Я тогда был совсем маленьким. Это правда. Я случайно оказался между псом и его добычей. Пес не убил меня и выглядел ужасно виноватым, когда его оттащили от меня. Это была дорогая, породистая собака, и она потом дожила до преклонного возраста и умерла своей смертью. Мне грозила иная участь. Но я выжил, и у меня нет шрамов, потому что моя няня была удивительной мастерицей. Она зашивала порванные простыни так, что вы никогда не догадались бы, что они заштопаны. Вышло так, что мочки моих ушей и содранные участки кожи на голове были заштопаны той же искусной рукой. Ну так вот, – продолжал он, потирая ладонью затылок. – Рубцы, может, и остались, но увидеть их я не могу. Если когда-нибудь облысею, возможно, и увижу. А суть дела в том, что, хотя мои родители меня не любили, няня во мне души не чаяла. Знаете, что она положила мне в постель, на которой я выздоравливал, чтобы подбодрить меня? Щенка. Да, вообразите себе. Я в очень раннем возрасте узнал, как многому может научить непосредственный жизненный опыт, но еще лучше все время учиться чему-то новому.

– Джефф не щенок, – с обидой сказала Дейзи. – И все это не предмет, о котором я могу подумать и потом выбросить из головы.

– Так же, как и мои раны, – возразил он.

Они замедлили шаги, потом остановились в уединенном и тихом месте, в тени огромного дуба.

Дейзи посмотрела на Лиланда с некоторым подозрением. Сообразила, что здесь их не увидит ни один из посетителей парка.

– Но как приятно было держать в руках этого щенка! – сказал Лиланд и улыбнулся. – Господи, я до сих пор помню это ощущение! Собачка была толстенькая, с мягким, шелковистым мехом. На ощупь она напоминала котиковую накидку матери, только была теплее. Язычок у нее был тоже теплый, а зубки покалывали мои пальцы, когда она забирала их в пасть. Напавший на меня пес являл собой сплошные клыки и когти. Щенок в этом смысле ничем не был на него похож. Не хочу повредить своей мужской репутации, но должен признаться, что вздрагиваю, когда вижу, как собака обнажает клыки... Но скажу вам, что мужчины, как и собаки любого размера и облика, либо существа благородных кровей, либо дворняжки. Ваш муж, прошу прощения, несомненно, принадлежал к последним. Большинство мужчин не такие. Я, например, определенно не такой. Джефф тоже. Он был настолько обескуражен вашим отказом, что теперь не знает, как ему обращаться с вами. В этом он мне признался. Я знаю. И мог бы. Вы согласны выйти замуж за меня?

Дейзи, широко раскрыв глаза, молча смотрела на него.

– Из меня, я уверен, выйдет просто замечательный супруг, – сообщил он безмятежно. – Сразу после свадьбы я бросил бы всякие излишества, это я твердо обещаю. Я никогда бы не поступал ни с одним человеком так, как обходилась моя беспутная матушка с моими отцом, братьями и со мной. У меня есть и другие преимущества. Я, например, помогал бы вам выбирать одежду, потому что в числе моих многих талантов есть и чувство моды. У меня приятный тенор. Мне нравится ездить верхом, боксировать и фехтовать. Люблю обсуждать текущие дела во всех смыслах этого слова. Все это означает, что ради удовлетворения своих интересов мне придется порой покидать семейный очаг, и я не буду цепляться за ваш локоток все время.

Лиланд сделал короткую паузу и продолжал:

– Мое имение на севере представляет историческую ценность, но я посещаю его редко, потому что там живет мать. Я предпочитаю свой маленький деревенский дом на западе. Однако сезон я хотел бы проводить в Лондоне, так как люблю театр и подумываю заняться политикой. Мне всегда казалось, что болтаться в кругах вершителей мира еще восхитительнее, чем сплетничать о политических событиях. Ну и, – заключил он, – я очень богат. Итак, что скажете? Если вы согласитесь выйти за меня замуж, никто не посмеет преследовать вас ни по какому поводу. Разве что, – произнес он задумчиво, – вы решите бросить бомбу в нашего принца, предварительно выкрикнув возмутительный республиканский лозунг, или публично ударите принца кинжалом несколько раз подряд.

– Вы сошли с ума? – изумилась Дейзи.

– Почти наверняка, – ответил он, – однако в хорошем смысле слова.

– С чего это, во имя Господа, вы вздумали жениться на мне?

– Я коллекционирую оригинальные предметы, – сказал он.

– Я заключенная... то есть была ею, – поправила себя Дейзи. – Благородного происхождения, но нетитулованная. Имею состояние, но я не богата.

Лиланд усмехнулся:

– Вам следовало бы взять несколько уроков английского языка в его классической форме. Думаю, вы хотели высказаться в ином смысле: вы богаты, но не имеете состояния. Впрочем, это не так важно. У меня достаточно денег, чтобы обеспечить меня и вас, а также наших наследников на всю их жизнь.

– Я не собираюсь дарить вам наследников! – вспылила Дейзи. – Неужели вам это непонятно? Меня это не устраивает.

Улыбка Лиланда угасла. В глазах появилось новое выражение – нежное и одновременно решительное. Одним пальцем затянутой в лайковую перчатку руки Лиланд провел по щеке Дейзи.

– Ваши губы совсем недавно сказали мне о другом. Вас не устраивает то, что вы знали. Я могу показать вам то, о чем вы не имеете представления. И сделаю это так, что вы станете смеяться над тем, что было вам известно прежде, – говорил он, не сводя с нее глаз.

И снова Дейзи ощутила, что Лиланд свел весь мир к ним двоим.

– Это будет происходить медленно, – продолжал он, теперь уже касаясь пальцем уголка ее губ. – Продвигаться вперед только с вашего согласия, но тем не менее продвигаться. И я думаю, Дейзи, что вы уже это понимаете.

Лиланд наклонил голову и дотронулся до ее губ своими. И также, как в первый раз, Дейзи ощутила это прикосновение всем своим существом. Поцелуй был коротким, почти мгновенным, и тем не менее потряс се.

Лиланд отступил на шаг, и глаза его потемнели от чувств, которые никак не отразились на его лице.

– Я ведь могу и не подарить вам наследников... даже если бы этого захотела, – запинаясь, произнесла Дейзи. – У меня этого не было. Таннер признался, что у него не может быть детей, но, как знать, вдруг дело во мне самой?

– Я и не знаю, – мягко проговорил Лиланд. – Но от меня детей зачато не было. Разумеется, я соблюдал осторожность, но все-таки неизвестно, моя предусмотрительность тому причиной или бесплодие. Но если мы не сможем произвести на свет собственного ребенка, зато у нас будет куча племянников и племянниц. И мы сможем взять на свое попечение столько детей, сколько вам захочется.

– Но Джефф...

– Джефф знает о моем чувстве, и хотя он предпочел бы, чтобы вы приняли его предложение, дал мне свое благословение на этот наш разговор. Теперь все дело в вас.

– Но почему? – не отступала Дейзи.

– Потому что он заботится о вас.

– Я не о том, – сказала она, невольно забавляясь его нарочитым непониманием. – Почему вы делаете мне предложение?

– Потому, – заговорил он, улыбаясь с бесконечной нежностью, – что я люблю и хочу вас. И вы меня любите. Вопреки тому, что вы сами думаете о своих чувствах, ваше дыхание, глаза, ваша кожа убеждают меня в этом. И вы красивы, – продолжал он. – Вы умная и сильная. Вы не похожи ни на одну из женщин, каких я знал. Вы нужны мне, Дейзи. Вы даже представить не можете, до какой степени я нуждаюсь в вас. Я и сам не в состоянии этого в точности оценить, но мой пульс, кожа, мое сердце знают это, а они никогда не лгут.

Лиланд наклонился и еще раз поцеловал ее очень нежно. Дейзи хотела было воспротивиться, но не смогла. Наоборот, она прильнула к Лиланду, не думая ни о чем, кроме того, как бы вновь пережить небывало прекрасное возбуждение. Губы у него были мягкими и теплыми, кончиком языка он обвел их контур, и Дейзи бессознательно приоткрыла рот. Ей хотелось большего. Лиланд обнял ее за талию своей большой рукой и притянул к себе. Не прерывая поцелуя, он погладил свободной рукой ее щеку, шею, грудь... Но вдруг, к ее удивлению и недовольству, прекратил ласки.

– Поразмыслите об этом, – сказал он, тронув пальцем ее подбородок. – Предложение Джеффа остается в силе. Мое тоже у вас в кармане. Думайте серьезно и глубоко, Дейзи, а завтра дайте мне знать, к чему вы пришли.

– Завтра?!

– Да. Потому что у вас есть враги, и мы должны как можно скорее покончить с той нелепицей, которая вам угрожает. И еще потому, что при всех моих странностях я не желал бы оказаться личностью второго сорта или последним прибежищем. А теперь, – заговорил он с полным спокойствием, если не считать синего пламени в глазах, – не вернуться ли нам к Хелене? Бедняжка начнет беспокоиться, а это совершенно ни к чему.

Дейзи стояла и смотрела на него, прижав ладонь к губам, которые еще покалывало от его поцелуя.

– Вы это всерьез? – спросила она, слегка опомнившись.

– Как нельзя более, – сказал он. – Все дело теперь только в вас.

Глава 16

Он просто сумасшедший. Настоящий сумасшедший, все о том свидетельствует.

Лиланд сидел в глубоком кресле у горящего камина и размышлял. Прислуга уже спала. А он должен был еще очень многое обдумать до того, как смежить веки. Он смотрел прямо на огонь и не видел его. Что делать дальше? Сдаться властям и угодить в Бедлам? Продолжать в том же духе? Безусловно, если она примет его предложение. Но примет ли, вот чем вопрос: О чем же он все-таки думал?

О ее глазах, груди, губах, ее смехе, и о неукротимом духе Дейзи, что казалось ему самым важным. Но почему?

Женщины вошли, впрочем, правильнее было бы сказать ворвались в его жизнь, когда он был еще совсем молодым и только что получил титул. Именно последнее обстоятельство и послужило главной причиной усиленного внимания к нему прекрасного пола. Лиланд никогда себя не обманывал. Он в то время был почти напуган своим новым положением. Голос у него еще ломался, Лиланд запинался, если ему приходилось вести светский разговор с дамой. Он был не похож на других медвежат: мама-медведица не научила его, как надо себя вести, но – ах! – какое количество почтенных матрон жаждало выдать за него дочерей! С точки зрения самого Лиланда, дочери были более разумными, чем их мамаши.

За несколько месяцев до скоропостижной кончины отца, когда Лиланд был всего лишь наследником титула и состояния, он не слишком верил в свою возможную популярность у леди. Он бывал на многих светских приемах и замечал, как реагировали на него прелестные юные создания, которые начали выезжать в текущем сезоне. Едва он появлялся, барышни собирались в кучки, и будущий виконт Хей слышал, как они пересмеиваются, искоса поглядывая на него.

Вот почему он усвоил позу фата и циника, которого занимают лишь мода и дорогие безделушки. Он старательно культивировал едкую иронию в разговоре и позволял себе употреблять достаточно резкие выражения. Невозможно задеть чувства того, кто, по-видимому, ими не обладает и в случае прямого нападения может ответить куда более сильным ударом.

Однако едва он унаследовал титул, как самые изысканные дамы так и накинулись на него. Но, как известно, нет худа без добра: поскольку он был таким занятным, женщины далеко не утонченные повели себя точно также. Они помогли Лиланду открыть чувственную сторону его натуры. Он обнаружил, что любит секс и, кроме того, сам в состоянии доставить наслаждение. В этом, к своему удивлению, он не был ни робким, ни неуклюжим. Вероятно, поэтому оно было для него вполне естественным. Он любил женщин, и его приводило в восторг то, что он им нравится сам по себе, а не из-за титула и фунтов стерлингов.

Но маску, которую он носил в обществе, оказалось невозможно сбросить в интимной жизни, потому что Лиланд скоро убедился, что его временные возлюбленные этого не хотят. Маска стала частью его существа и, пожалуй, далеко не худшей. Ему нравилось развлекать людей. Он надеялся, что когда-нибудь встретит такую женщину, которая станет смеяться вместе с ним, а то и над ним, если он ее чем-то разозлит. Но он считал, что она должна быть хорошего происхождения, девственной и послушной. Красивой, но не вызывающей красотой, умной, но не агрессивной. Такой, что потеряет голову от радости при одной мысли, что он сделает ей предложение.

Вместо всего этого он отдал свое сердце на волю женщины с ангельским личиком и дьявольским характером. Женщине с криминальным прошлым, вдове, которая боится мужчин и вовсе не уверена, что он ей нужен даже в браке. Но она обладает духом, таким же огненным, как ее волосы, и кодексом чести, который посрамил бы даже священника.

Так сумасшедший ли он?

Он почти не знает ее – но нет. Лиланд улыбнулся. Он изучил ее лучше, чем большинство женщин, о которых за последние годы ему прожужжали все уши профессиональные свахи. Он узнал ее лучше, чем любую из молодых девушек, с которыми танцевал в танцзале Олмека или на многих других светских приемах. Он понимал ее лучше, чем большинство женщин, с которыми спал, даже тех, отношения с кем длились целый месяц. Дольше этого срока такого никогда не случалось.

С Дейзи, подумал Лиланд, он мог бы остаться навсегда. Ему нравилось, как она говорит. Он просто обожал ее храбрость. Он мог позабавить ее, но и она способна была его рассмешить. И, что самое важное, с ней он чувствовал себя уютно, как у себя дома. Лиланд не понимал почему, но так уж оно было.

Он обратил на нее внимание только потому, что она старалась увлечь собой Джеффа, а Лиланда это встревожило. Видимо, поэтому он и забыл об охране собственного сердца. Невозможно быть все время настороже с женщиной, которая говорила, что думает, не старалась произвести на него впечатления, хоть и производила, и, кажется, всегда оставалась совершенно правдивой. Он сожалел о ее прошлом и обнаружил, что хотел бы устроить ее будущее с ним самим. Он признавал, что скорее всего именно ее прошлое привлекло к ней его внимание, потому что никто ее не лелеял и не баловал и она не требовала от него ни малейшего намека на любезность.

Однако Лиландом в данном случае руководило отнюдь не чувство жалости. Он нашел родственную душу и при этом испытывал к Дейзи физическое влечение, но не им определялась его потребность в ней. Ему просто очень нравилось находиться рядом с ней, и Лиланд с нетерпением ожидал каждой встречи.

И все же он знал ее недостаточно для того, чтобы жениться. И не представлял, узнает ли когда-нибудь. Именно это его и привлекало.

Для его матери такой брак будет настоящим ударом. Эта мысль приводила Лиланда в восторг.

Он был уверен, что, если Дейзи станет его женой, он приобретет в ней душевно близкого человека, честного друга и любимую. Но для того чтобы она приняла его как любовника, понадобится время и терпение. Это и есть самое трудное для него.

Но согласится ли она на его предложение?

Он вступил в игру. Если его ожидает проигрыш, подумал Лиланд, откинув голову на спинку кресла и закрыв глаза, то просто немыслимо вообразить, какой огромной будет его потеря.

* * *

Виконт или граф?

Бесконечно добрый и фантастически богатый немолодой джентльмен или совсем еще молодой, в чем-то до крайности необычный и завораживающий мужчина? Тоже очень богатый.

«Ох, помилуй Боже, насколько же трудное решение мне надо принять», – подумала Дейзи. Она даже рассмеялась, но поспешила зажать рот ладонью. Ей вовсе не хотелось разбудить горничную или Хелену. В отеле стояла тишина; безмолвно было и на улицах за его стенами. Дейзи с нетерпением ждала утра, но до рассвета оставалось еще несколько часов. Лежать в постели без сна и в сильном возбуждении было тяжело, но если бы она встала, то непременно разбудила бы Хелену, а говорить с компаньонкой о своих сложностях Дейзи была еще не готова.

Она лежала на спине и рассматривала причудливую игру лунного света на высоком потолке. Все дело в том, что она вообще ни за кого не хочет выходить замуж.

Дейзи нахмурилась. Она терпеть не могла лгать себе. Нет сомнения, что Лиланд пробудил в ней те ощущения, о существовании которых она даже не подозревала... Нет, она, конечно, знала о них, но отрицала так долго, что они и впрямь начали отмирать. Даже когда Таннер был жив, Дейзи, случалось, отвечала на улыбку другого мужчины. Но всегда спешила прогнать от себя мысли о подобных вещах: если бы Таннер хоть что-то заметил, он избил бы ее до полусмерти.

Но Лиланд не Таннер. Так же, как и Джефф.

Что, если она выйдет за Джеффа и ее потянет к тому, чего он не может ей дать? Потому что как бы сильно она его ни любила, а это так и есть, Джефф не пробуждал в ней желания. Его поцелуй привел ее в замешательство и пристыдил. Значит, супружество с Джеффом исключается.

Ну а как насчет брака с Лиландом Грантом, виконтом Хеем? Дейзи с силой втянула в себя воздух и выдохнула. Она тянется к нему и душой, и телом. Вопреки его манерничанью и его едким замечаниям. А может, и благодаря им. Он словно разбудил ее дремлющие чувства, и каждый час, проведенный с ним, казался важным и значительным. Но его матушка! Замороженная штучка! Ее глаза говорят о том, что она вполне могла бы обдумать и подготовить убийство. Однако Лиланд – зрелый мужчина, а его мамаша не вызывает в нем иных чувств, кроме разочарования и горечи. Он даже сказал, что ее «подвиги» вызвали в нем желание дать клятву, что он будет верен своей жене. Но сможет ли он эту клятву сдержать? О нем ведь говорят как о любителе женщин. И он этого не отрицал.

Это ее тоже беспокоило. Ее влечет к нему, но сохранит ли она это нежное чувство навсегда?

А что, если устроить свидание? Нечто вроде репетиции? Проверки? Всего на одну ночь?

Дейзи села. Притянула к себе колени, обхватила их обеими руками, прижалась к ним щекой и задумалась. Надо сосредоточиться на том, что ей угрожает. Ведь охотится же кто-то за ней, обвиняя в убийстве Таннера. Кому могло это прийти в голову? Она и рада была бы покончить с ним, но у нее не было для этого ни средств, ни возможности, ни смелости, а главное, не была она таким человеком, который мог бы совершить убийство.

Но обвинение ее в убийстве мужа, безусловно, имело смысл. Все в колонии знали, как он обращался с ней и сколь сильно она его презирала. Затеять это дело мог тот, кто ненавидел ее в то время. Людей озлобленных, полных ненависти ко всему на свете в колонии было не счесть. Или кто-нибудь из дружков Таннера. Или тот, кто завидовал ее ново-обретенному богатству, ее свободе. Это мог быть даже кто-то здесь, в Англии, кому надо было убрать ее с дороги.

Дейзи снова нахмурилась. Она готова была презирать себя за такие мысли, но не могла не заметить взглядов, которые бросала на Джеффа Хелена. Он-то на них не обращал внимания. Как, похоже, не видел и самое Хелену. Это было печально, и все же вдруг Хелена считала, что Джефф посмотрит на нее, если исчезнет ее нанимательница? Дейзи не хотела думать об этом.

Но сейчас она ни в ком не была уверена. Вздохнув, решила, что это не имеет значения. Кто-то сообщил о ней компрометирующие сведения, а тот, кто однажды был осужден, не мог рассчитывать на справедливое отношение в суде. Но она также знала, что, если у вас есть друзья в верхах, закон может стать снисходительным. Она нуждается в человеке богатом и влиятельном, который защитил бы ее. Ей необходимо его имя.

Но ей претило продавать себя, быть лгуньей или обманщицей. И она поклялась себе, что больше нс станет узницей ни отдельного человека, ни государства. И если она должна выйти замуж, следует всерьез задаться вопросом, получит ли она от этого не только спокойствие, но и счастье в будущем.

Или просто собрать вещи и скрыться где-нибудь в деревенской глуши? Она могла бы взять себе другое имя и прожить оставшуюся жизнь в одиночестве. И никогда не родить ребенка, собственное дитя. Дейзи снова глубоко вздохнула. Для Джеффа это не имело бы значения. У него есть наследник. Лиланд сказал, что это его тоже не слишком волнует.

Но справедливо ли это? Решать она должна как можно скорее.

Дейзи так и не заснула в эту ночь.

Глава 17

– Я получил особую лицензию на брак, – сказал граф, похлопав себя по карману. – Все подписано, скреплено печатью и готово к употреблению.

Лиланд кивнул и, глядя в зеркало, повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую и пробормотал:

– Не слишком изысканно и не очень строго, но, разумеется, не так небрежно. Этот не годится, – обратился он к камердинеру, который стоял позади него. Лиланд снял шейный платок. – Принесите мне другой, пожалуйста. Вся штука в том, чтобы произвести должное впечатление, – сказал он Джеффу.

– Вам это удастся. Непременно, – с отсутствующим видом произнес Джефф, все еще похлопывая себя по карману. – Кольцо у вас есть?

– Конечно, – ответил Лиланд, погружая подбородок в накрахмаленные, белоснежные складки шейного платка, который только что вручил ему слуга.

– Я смею надеяться, что теперь все в полном порядке, – сказал камердинер и удалился, оставив своего хозяина и графа наедине в спальне Лиланда.

– Ваши чемоданы упакованы? – спросил Лиланд у графа.

– Все готово, – отвечал тот. – Я не столь привередлив, как вы.

Лиланд окинул друга критическим взглядом.

– Ваш жилет годится для поездки в карете, но вы же не можете надеть его в церковь?

– Никто не обратит внимания, – нетерпеливо отмахнулся граф. – Я не позирую для портрета. Не успеете оглянуться, как брачная церемония кончится. Много народу не соберется, приглашенных нет. Будут присутствовать лишь немногие из наших хороших знакомых. Для меня все это привычно. Поверьте, смотреть будут только на невесту.

– Я, – Лиланд подчеркнул это местоимение, – буду смотреть на вас.

– Проклятие, Ли, ведь к тому же это будет тайная церемония, – продолжал Джефф, пропустив мимо ушей замечание Лиланда о его костюме. – Я понимаю, это необходимость, но все-таки я обеспокоен. Правильно ли мы поступаем в конечном счете?

– Нет, мы допустили ошибку. Нам следовало бы провести церемонию в Ньюгейте. Невеста вместо букета держала бы в руках наручники, а тюремщицы в качестве подружек невесты отирали бы слезы со щек своими дубинками. Какое новшество! Оно могло бы породить новый стиль, – едко проговорил Лиланд. Потом вздохнул. – Знаете, сколько я всего передумал за последнюю неделю? – спросил он уже гораздо мягче. – Это неверное решение, но оно единственное. Кто бы ни донес на нее, он тверд в своих намерениях. И этот кто-то либо заплатил немалые деньги нужным людям в верхах, ибо он, а может, это она, принадлежит к этой сфере. В настоящий момент суд Боу-стрит имеет резонные основания упрятать Дейзи в тюрьму «на время следствия», как они там выражаются.

С минуту помолчав, он продолжал:

– Они ничего не смогут доказать, но не захотят отпускать ее, пока сами не убедятся в этой невозможности. Это мучительное испытание для большинства молодых женщин, даже если оно продолжается всего несколько часов. Но если они арестуют Дейзи, то надолго. Станут говорить, что им необходимо доставить свидетелей, доказательства или что там еще из колонии. Вы лучше, чем кто-либо другой, понимаете, что это значило бы для Дейзи, если бы даже мы заплатили за ее содержание в самых приличных апартаментах места заключения.

Граф кивнул, но вид у него был по-прежнему удрученный.

– Я понимаю, что это за гнусное, темное дело, и уверен, что Дейзи заслуживает лучшей участи, – говорил Лиланд. – Но сейчас мы не в состоянии придумать что-то более удачное, чем то, что собираемся делать. Когда на пальце у нее появится вот это кольцо, и она получит новое имя, Дейзи станет неприкасаемой. Пока не будут обнаружены доказательства, более существенные, чем слова одного человека против слов другого. И мы до сих пор не выяснили, кто этот обвинитель.

Он посмотрел графу в глаза. Тот отвел взгляд.

– Вы ведь не думаете, что Дейзи совершила то, в чем ее обвиняют? – недоверчиво спросил Лиланд.

Граф покачал головой:

– Нет. Признаюсь, я много размышлял об этом. Но нет. Она не могла сделать такое.

– Я тоже так считаю. И поскольку она станет титулованной, богатой леди и займет высокое положение в обществе, ее преследователь умерит свое рвение. Она станет свободной.

– И замужней, – добавил граф.

– Да, это тоже существенно.

Лиланд снова повернулся к зеркалу и снял крохотную соринку с лацкана сюртука. На нем был синий сюртук строгого покроя, надетый на светло-голубой жилет, это выглядело просто и элегантно в сочетании с грифельно-серыми брюками и черными полуботинками. Волосы у Лиланда были зачесаны назад, шейный платок заколот булавкой с единственным сапфиром, на правой руке – золотой перстень с печаткой. В зеркале отражалась и фигура графа, облаченного в темно-синий сюртуке белым жилетом и черные брюки. Лицо у Джеффа было крайне озабоченное.

– Вид у вас такой, словно вы отправляетесь на похороны, а не на свадьбу, – бросил Лиланд через плечо. – Вы изменили решение? Если вы хотите сказать об этом, сделайте это прямо теперь. После того как мы сядем в карету и двинемся в путь, будет поздно. Если Дейзи проведет в поездке ночь с нами обоими, ее репутация погибнет независимо от того, обвиняют ее в чем-то или нет. И помните, что малейший намек на неуверенность со стороны любого из нас вынудит Дейзи поступить по-своему. Вы же видели ее лицо, когда она давала согласие. Она не слишком хочет выходить замуж.

– Считаете ли вы, что она сможет изменить свое отношение к браку? – нервно спросил граф. – Или хотя бы смириться с ним в будущем?

Лиланд отвернулся от зеркала. Лицо у него было спокойное.

– Я так считаю, иначе я не пошел бы на риск, если хотите знать. Дейзи не дала бы согласия ни при каких обстоятельствах, если бы это противоречило сокровенным желаниям ее сердца, и вы это понимаете. Она весьма своевольное создание, – добавил он с усмешкой. – К тому же я уверен, что для нее найден наилучший вариант, и думаю, в один прекрасный день она почувствует благодарность к безымянному доносчику. Вместо того чтобы разрушить ее, жизнь, вся эта история сделает ее счастливее, чем она была когда-либо. Во всяком случае, я серьезно надеюсь, что так оно и будет.

– Да, конечно, я тоже уповаю на это, – сказал граф. – Я просто хотел убедиться, что вы относитесь к предстоящему событию вполне серьезно.

– Нет, что вы! – отвечал Лиланд. – С моей стороны это всего лишь прихоть. Как это часто бывало со мной, я почувствовал неодолимое желание отказаться от всех приглашений, побросать вещи в корзину, сесть в карету, покинуть Лондон среди ночи и уехать на запад. Я развлекаюсь таким образом, мне присущи безумные импульсы...

– Перестаньте паясничать, – одернул его граф. – Для нее это не пустяки, замужество изменит ее жизнь навсегда. И я, сказать по правде, тревожусь за нее. Я люблю эту девочку и не хочу, чтобы она сделала плохой выбор только ради того, чтобы избежать то ли возможной, то ли воображаемой опасности.

От возмущения Лиланд замер на месте, высоко вздернув подбородок. Казалось, он смотрит на графа сверху вниз вдоль своего длинного носа.

– Во-первых, – заговорил он совершенно замороженным голосом, – она не девочка. Она женщина. Была однажды замужем, а теперь вдова. Во-вторых, я не склонен считать, будто она делает выбор, неудачный в каком бы то ни было отношении. И в-третьих, если вы так колеблетесь, я полагаю, вам не следует во всем этом участвовать. Если вы откажетесь, это, вероятно, разобьет ей сердце. Но коль скоро вы намерены высказывать ваши сомнения и в церкви, я буду вынужден прервать церемонию, так что или выговаривайтесь сейчас, или навсегда сохраните свои опасения при себе. Итак?

Граф вздохнул и развел руки в стороны, давая этим жестом понять, что сдает позиции.

– Я уже говорил об этом и не хотел бы повторяться. У меня есть колебания, но вам известны их причины. Тем не менее, я согласен. Все это к лучшему. Я не могу придумать более удачного решения. Было бы хорошо, если бы она пришла к нему по собственному желанию, а не только ради того, чтобы сохранить свободу. Однако добрые свершения происходят с нами по необходимости столь же часто, как и по нашей воле. Все правильно, но мне свойственно легко впадать в беспокойство, так уж я устроен. Как вам известно, я воспитал своего Кристиана и усыновил еще двух мальчиков, неудивительно, что волнение обратилось у меня в привычку.

– Не тревожьтесь, – произнес Лиланд уже вполне благодушно. – Все будет благополучно, вот увидите. Преследователь пущен по неверному пути, мы в полной готовности, и уже темнеет, чего и следовало ожидать. Пора действовать, не так ли?

* * *

Дейзи медлила.

– Боитесь оступиться? – спросил Лиланд, который стоял рядом с ней. – Не переживайте, я здесь, ничего худого не случится.

– Это все равно что шагнуть в темноту, – сказала Дейзи.

– Кучер не может зажечь фонари, – шепотом проговорил Лиланд. – Мы не хотим, чтобы нас заметили. Ваш враг, кем бы он ни был, не должен узнать о том, что мы предпринимаем. Это самое лучшее приданных обстоятельствах. Обопритесь на мою руку, я не дам вам упасть.

К отелю, в котором жила Дейзи, карета подъехала сзади и остановилась у входа для прислуги, почти рядом с конюшней. По обеим сторонам черного хода горели фонари, зажжены они были и у ворот конюшни, но их тусклого света было недостаточно, чтобы разглядеть происходящее возле кареты. Дейзи оперлась на руку виконта и с его помощью поднялась по ступенькам в экипаж.

– Добрый вечер, Дейзи, – послышался из кромешной тьмы голос графа. – Добрый вечер и вам, миссис Мастерс, – поздоровался Джефф с компаньонкой, когда та вошла в карету следом за хозяйкой. – Сожалею, что наша встреча носит столь секретный характер, но мы не хотим, чтобы нас заметили. Все хорошо, – обратился он к Лиланду, который замыкал список пассажиров. – Теперь нам пора ехать, путь предстоит долгий.

Колеса загромыхали по камням вымощенной булыжником мостовой узкого проулка, потом карета свернула на главную улицу.

– Грохочет, словно гром небесный, – нервно проговорила Дейзи. – Такое услышат все кругом.

– В отель по ночам обычно доставляют продукты, – возразил Лиланд. – Никто даже внимания не обратит, уверяю вас. К тому же деньги, которые я оставил слугам, значительно приглушат шум. Успокойтесь и попробуйте поспать.

– Поспать? – изумилась Дейзи.

– Да, – сказал он. – Откиньтесь на спинку сиденья и закройте глаза, а когда вы проснетесь, мы уже будем на месте.

– Разве я могу заснуть? – заявила она. – За кого вы меня принимаете? Я втихомолку уезжаю из Лондона, чтобы скрыться от преследователей, выйти замуж и спастись от петли, а вы предлагаете мне уснуть.

– Ну, тогда просто подремлите, – спокойно предложил Лиланд.

– Ладно, вот и спите сами, если у вас есть такое желание, – парировала Дейзи с горячностью. – Но я не могу уснуть, нет, это невозможно!

– В таком случае бодрствуйте, – вполне резонно ответил Лиланд, поудобнее устроился на кожаных подушках и смежил веки.

Дейзи смогла это разглядеть. Был поздний весенний вечер, но глаза ее уже привыкли к темноте, к тому же на безоблачном небе проглянул узкий серп месяца.

– Нам лучше было бы уехать в ненастную ночь, – сердито проворчала она.

– И опасаться, что карета увязнет в грязи, если начнется дождь? Нет, думаю, это было бы очень рискованно, – возразил Лиланд, не открывая глаз.

– Чем дальше мы отъедем, тем лучше, – заговорил граф. – Кучер некоторое время будет гнать лошадей по обходной дороге, а на запятках нашей кареты пристроился выездной лакей, он сразу заметит преследователей. К тому же за нами следует вторая карета, в ней ваша горничная и наши с Лиландом камердинеры. Вы можете отдыхать совершенно спокойно, Дейзи. Мы оберегаем вас. И вы приняли правильное решение.

– Хотела бы я быть полностью в этом уверенной, – сказала она. – О нет, я не жалуюсь. Я понимаю, что мне необходимо делать, и, поверьте, очень благодарна вам за самопожертвование и помощь. Но когда я думаю о будущем...

– А вы не думайте, – протянул Лиланд. – Предчувствие неприятностей хуже их самих. Живите настоящим, и тогда все встанет на место. Вы вступаете в брак. Вы обеспечиваете себе свободу.

– Эти утверждения противоречат одно другому, – ледяным тоном заявила Дейзи.

– Дейзи! – не выдержала Хелена. – Извините, но это грубо. Подумайте о вашем женихе, о том, что он должен чувствовать. Он совершает смелый и благородный поступок.

– Да, – сказала Дейзи, пристыженная. – Прошу прощения. Это действительно грубо. Я недостойна чести, которая мне оказана.

– А это звучит еще хуже, – произнес Лиланд, приоткрыв один глаз.

– Но я на самом деле так считаю! – рассердилась Дейзи.

– Дорогая моя, мы это понимаем, – вмешался в перепалку граф. – Ли, прошу вас, перестаньте ее дразнить.

– Ну как же, – сказал Лиланд. – Приношу извинения. Я веду себя скверно. Мне следовало бы молча наблюдать, как она сидит сама не своя, а также терпеть ее нападки на меня, поскольку это явно поднимает ей настроение.

Граф, вне себя от возмущения, резким движением повернулся к Лиланду, но прежде чем он успел произнести хоть слово в защиту Дейзи, до его ушей донесся ее смешок.

– Совершенно верно, – выговорила она сквозь смех. – У меня вообще ужасный характер, а в последние дни я совсем распустилась, но вы даже не представляете, какое это удовольствие! Так приятно браниться и ворчать, не боясь, что получишь за это пощечину! Простите меня, я не хотела обидеть вас.

– Все хорошо, не стоит беспокоиться, – благосклонно заявил Лиланд.

– Но замужество – серьезный шаг, – продолжала Дейзи. – Особенно если его совершаешь в такой спешке. И тем не менее я вам благодарна от всей души. Понятно, что я не нахожу себе места. Но я нервничала бы еще сильнее, если бы страшилась, что люди из суда Боу-стрит посадят меня в тюрьму. Однако теперь они не посмеют это сделать, правда?

– Не осмелятся и не захотят, – успокоил ее Джефф. – Я поговорил со многими очень влиятельными людьми, также, как и Лиланд, и если бы сыщики с Боу-стрит даже остановили нас сейчас, они не могли бы посадить вас в тюрьму, по крайней мере, немедленно. А когда вы будете замужем, они вообще этого не смогут. Поймите, что мы пользуемся определенным влиянием. Вы уже не будете никому не известной бывшей заключенной, но станете супругой всеми уважаемого джентльмена, у которого есть друзья в нужных местах. Некто вознамерился причинить вам крупные неприятности. Мы его отыщем, и, к его немалому удивлению, в тюрьме окажется он, а не вы. Ложное свидетельство является преступлением. Не бойтесь. Мы здесь, вы тоже, и так оно и останется в дальнейшем. Я вам это обещаю.

– Благодарю вас, – тихо проговорила Дейзи.

Тем не менее, граф пристроился на самом краешке сиденья, пока карета не выехала за пределы Лондона и покатила по дороге на запад.

Некоторое время все молчали. Лиланд сидел напротив Дейзи, и она видела, что он снова закрыл глаза и опустил руки на колени; все его длинное тело расслабилось. Немного погодя закрыла глаза и Хелена; судя по ее глубокому, ровному дыханию, она тоже уснула. Последним смежил веки граф, и Дейзи скоро услышала, как он аккомпанирует Хелене негромкими всхрапываниями.

Дейзи казалось, что она одна-единственная бодрствует в том мире. Она вгляделась в темноту за окном кареты. Когда они выехали из города, кучер остановился ненадолго, чтобы зажечь фонари, и теперь Дейзи видела за окном их трепещущий, будто скачущий свет.

– Последние сожаления, отринутые желания? – произнес с вопросительной интонацией негромкий, мягкий голос.

Дейзи выпрямилась. Виконт пробудился и смотрел на нее широко открытыми глазами, в которых отражался свет фонарей.

– Я хотела бы получить бифштекс, тот самый, который просят, как известно, все приговоренные. И еще бисквит, большой, пропитанный шерри, – нарочито капризным голоском проговорила Дейзи – этой шуткой она хотела, пусть ненадолго, снять нервное напряжение, которое ее не оставляло.

– А я и не подумал о вашей последней трапезе, – смешливо подхватил Лиланд. – Вы ее получите, если хотите. Но это будет, как мне кажется, за свадебным завтраком, потому что церемонию придется завершить ранним утром, едва солнышко взойдет... Вы что, и в самом деле думаете, что теперь всему конец? – внезапно изменив тон, спросил он мягко и серьезно.

– Ох, право, не знаю. – Дейзи прерывисто вздохнула. – Я совсем потеряла голову. У меня было столько планов, когда я плыла на корабле в Англию! Я не думала о том, что оставила позади, и не оглядывалась по сторонам. Теперь я должна действовать, причем достаточно быстро. Куда уж мне разбираться, что хорошо и что плохо.

– Звучит прямо как стихи, – заметил Лиланд. – Подумайте, не заняться ли вам поэтическим творчеством. Ладно, не обижайтесь. Я понимаю, что говорить легко, однако ваш новый муж, в чем бы он ни был грешен, не имеет ничего общего с Таннером. В этом я могу вас уверить.

– Я знаю. Но после смерти Таннера я была сама себе хозяйкой, и мне будет нелегко подчиниться воле другого человека.

– Вам не придется это делать, потому что ваш муж не склонен подавлять кого бы то ни было. И он к этому вовсе не стремится. Для нормального человека такое попросту неприятно. И каким бы ни был ваш избранник, вы не можете не признать, что он порядочный человек. Надеюсь, вы это понимаете.

– Да, – промолвила Дейзи очень тихо.

– Вот и отлично. Будьте спокойнее. То, что нам предстоит, не будет концом, если вы отнесетесь к нему как к началу. Я полагаю, например, что мужья всегда шли путем самоусовершенствования.

Дейзи улыбнулась.

– А теперь усните, – прошептал он. – Жаль было бы разбудить наших замечательных друзей. Если вы меня рассмешите, это, безусловно, случится. Но самое главное, на рассвете вы должны выглядеть свежей, как само утро. Думаю, любой священник насторожится, если невеста войдет в церковь, спотыкаясь и зевая, с глазами, мутными, должно быть, от выпитого накануне излишка спиртного. А тут еще парочка сопровождающих невесту мужчин, то бишь граф и я собственной персоной. Один то и дело повторяет, что по возрасту годится новобрачной в отцы, а другой невероятно тощий и отнюдь не похож на Ромео. Плюс ваша компаньонка, вся такая возбужденная. Уверяю вас, ни один уважающий себя священник, завидев невесту, засыпающую на ходу, и ее в высшей степени подозрительных спутников, не согласится совершить обряд венчания.

Дейзи еще раз улыбнулась, а потом вдруг зевнула – как видно, оттого, что об этом говорил Лиланд. Веки ее сомкнулись, и она проспала до самого конца долгой дороги.

Лиланд не спал, смотрел на Дейзи и о чем-то думал.

* * *

Дейзи открыла глаза навстречу розовому свету утренней зари. И поймала взгляд темно-голубых глаз Лиланда, обращенный на нее.

– Мы почти добрались до места, – сказал он. – Вы готовы или нет?

– Готова, – ответила Дейзи, распрямляясь и протирая глаза. – Но мне хотелось бы умыться.

– Разумеется, – сказал граф. – Нашей девочке понадобится время, чтобы переодеться. Давайте сначала заедем в гостиницу, а оттуда направимся в церковь. Таким образом, Дейзи, вы войдете в свой новый дом его полноправной хозяйкой.

– Ну что ж, это вполне резонно, – в раздумье произнес Лиланд. – Слугам как раз хватит времени, чтобы сбиться с ног, проверяя, все ли в доме в порядке.

– Очень хорошо, – сказала Дейзи со вздохом облегчения, хотя в глубине души заволновалась при упоминании об обязанностях хозяйки большого имения еще больше, чем при мысли о том, что очень скоро заполучит мужа. – Мне понадобится всего несколько минут. Хочу надеть другое платье. Вы, Лиланд, уже облачены в костюм, достойный торжественной церемонии, а я свой наряд взяла с собой.

В это ясное солнечное утро у жениха защемило сердце, когда он увидел невесту, которая шла к нему по проходу через всю церковь.

Дейзи улыбнулась. Почти все в эти несколько дней совершалось помимо ее воли и участия. Единственное, что она могла обдумать и осуществить сама, был ее внешний вид, то, как она будет выглядеть на своей свадьбе. Она подняла волосы наверх так, что их длинные концы падали ей на спину, оставляя открытыми шею, плечи и верхнюю часть груди. Но залюбоваться можно было не только ее шеей и плечами. Дейзи надела лучшее платье, то самое, из золотистой ткани, которое она собиралась приберечь для бала.

– Вы уверены, что хотите надеть сегодня именно это? – спросила Хелена, помогая хозяйке натянуть платье через голову.

Но когда оно было надето, Хелена проронила: – О да, только так.

Платье было пригнано по фигуре искусной рукой, но фигура Дейзи не нуждалась в приукрашивании. Наряд не льстил ей, он просто ее показывал. Высокая грудь, тонкая талия, аккуратные бедра и округлая попка говорили сами за себя.

Большинство невест стараются одеться на свадьбу как можно лучше, но лишь немногие из них рискнули бы нарядиться в платье, сшитое опытной модисткой специально для выезда на грандиозный бал. Однако для Дейзи это было как раз то, что надо, и она это понимала. Она не была краснеющей барышней или перепуганной девственницей. Она взрослая женщина, которая делала то, что считала для себя наилучшим, и хотела, чтобы ее жених понимал это.

Они с Джеффом встретились в ризнице, и Дейзи невольно улыбнулась, заметив выражение его лица. Он взял ее руку в свою и молча, не сводя с нее глаз, повел по проходу. Золотистое платье ловило солнечный свет и отражало его. Оттого казалось, что Дейзи сияет, словно она принесла с собой в старинный храм частицу солнечного света, который остался там, снаружи, за порогом. Шлейф из розового тюля словно бы летел, а не тянулся за ней по ковру и бросал розовый отсвет на ее бледное от волнения лицо. Даже старинные окна из многоцветного стекла будто позаимствовали блеск ее золотых волос и сделались ярче и прозрачнее.

Но когда Дейзи увидела лицо своего жениха, который ждал невесту, стоя у алтаря, ее улыбка озарила все вокруг.

– Вы оказываете мне честь, – сказал Лиланд, беря ее за руку.

Глава 18

Все время, пока викарий говорил, цитировал священные тексты и пояснял суть супружеских обетов, Дейзи напоминала себе, что она поступает так, потому что у нее нет иного выбора, и гадала, не последует ли за этим кара небесная. Ей вдруг пришло в голову, не лгала ли она себе.

Она не была несчастной. Не чувствовала себя загнанной в ловушку или даже испуганной. Ни теперь, ни вообще. Вместо этого, стоя у алтаря в последние минуты своей независимости, она каждый раз, как только осмеливалась взглянуть на Лиланда, испытывала ощущение... гордости? Или радости? Или, быть может, она просто удивлена тем, что находится здесь, в церкви, и венчается с мужчиной, к которому испытывает восхищение, а может, втайне, и желание? Что, если последнее и порождает в ней тревогу? Впрочем, сейчас она и беспокойства не чувствует.

Ее внезапно охватила дрожь. Не оттого, что платье было сшито из тонкой ткани, а древние камни храма не согревались даже летом. Она трепетала потому, что Лиланд был прав. Когда он находился рядом с ней, она всей кожей ощущала его присутствие.

Лиланд Грант, виконт Хей, стоял рядом с ней, корректный и серьезный. Очень высокий, он к тому же держался так прямо, что Дейзи пришлось бы изо всех сил вытянуть шею, чтобы увидеть его лицо. И она была тут и повторяла, как попугай, те слова, которые сделают его хозяином ее жизни. Но Дейзи не могла вызвать в себе хоть чуточку страха. Потому что, каким бы ни был Лиланд, включая и его репутацию, Дейзи ни на секунду не поверила бы, что он может причинить ей боль или оскорбить ее. Она была настолько ошеломлена этим открытием, что едва не пропустила свой черед произносить обеты.

Лиланд повернул голову и посмотрел на Дейзи. В его синих глазах она увидела намек на беспокойство. Дейзи виновато улыбнулась и поспешила сказать все, что следовало: да, она станет все соблюдать; в эту минуту она вдруг осознала со всей ясностью, что в самом деле, будет верна обетам и, вероятно, сумеет сделать этот брак благополучным. Со временем. И у нее были все основания надеяться, что Лиланд предоставит ей необходимое время.

Лиланд наклонился и коснулся ее губ легким поцелуем, когда викарий объявил их мужем и женой. Потом он улыбнулся и сказал:

– Ну вот и все. Доброе утро, миледи Хей. Добро пожаловать в мою жизнь.

– Поздравляю! – сказал граф, пожимая Лиланду руку. Повернувшись после этого к Дейзи, он взял ее руку в обе свои; улыбка его была немного, совсем чуть-чуть печальной. – Ну вот, все получилось хорошо, дорогой мой дружок.

– Поздравляю, милорд, – сказала Лиланду Хелена. – Я так рада за вас, – обратилась она к Дейзи, но губы у нее дрожали, а на глаза навернулись слезы.

Они приняли поздравления от пожилых супругов, которых Лиланд представил как своих соседей, от жены викария и от горстки других, нарядно одетых местных жителей – виконт успел пригласить их на свою свадьбу.

– Жаль, что мои мальчики не присутствуют, – сказал Джефф, – но они не смогли бы доехать за такой короткий срок. Я послал им сообщения и держу пари, что они примчатся сюда очень скоро. Ведь вы пробудете здесь какое-то время? – спросил он Лиланда. – Или уедете куда-нибудь на медовый месяц?

– Я еще не думал об этом, – ответил виконт. – Что вы предпочитаете, моя дорогая? – спросил он у Дейзи.

Она покраснела, впервые услышав от мужа столь интимное обращение, и помотала головой.

– Я не слишком стремлюсь путешествовать, – призналась она. – Мой последний вояж был, как вам известно, очень и очень долгим. Не думаю, чтобы в ближайшее время я захотела вновь ступить на палубу корабля.

– Значит, побудем здесь, а потом поступим так, как вам захочется, – сказал Лиланд.

Дейзи благодарно кивнула.

– Я, разумеется, устрою званый вечер, когда вы вернетесь в город, – заявил граф. – Приглашу избранный круг. Этот вечер станет гвоздем сезона.

– Не сомневаюсь в этом и от души вас благодарю, – сказал Лиланд. – Очень хорошо, если Дейзи будет представлена обществу воспитанных людей, я хочу особо подчеркнуть слово «воспитанных». Боюсь, что среди моих приятелей не наберется даже малая горстка достаточно респектабельных личностей, но любой из приглашенных вами не преминет постучаться в дверь вашего дома, милорд.

– Как будто вам неизвестны все и каждый в высшем обществе, – съязвил граф.

– Увы, это так. Но вы знаете достойнейших, тех, кто не стремится любой ценой стать первыми лицами в этом самом обществе. Легко найти любителей крепко выпить, азартных игроков и записных обжор. Гораздо труднее встретить людей, с которыми можно не только пообщаться, но и получить от этого удовольствие. Но должно же найтись некоторое количество порядочных людей, которые будут поддерживать отношения с нами, мало того, я надеюсь расположить их к себе. Уверен, что мое благонравное поведение с течением времени ублаготворит их, а моя жена их очарует, но вам придется представить нас этим людям. Вы можете стать нашим наставником в этом случае, нашим руководителем. Я хочу, чтобы Дейзи познакомилась с самыми лучшими людьми. С теми, кому, несомненно, известно обо мне, но я сомневаюсь, что они знают меня.

– Попробую что-нибудь предпринять, – со смехом проговорил Джефф.

Далее он и прочие гости принялись улыбаться друг другу и шаркать ногами на месте. Наступил момент некоей общей неловкости. Дейзи впервые за это великолепное майское утро улучила минуту, чтобы оглядеться по сторонам. Возле алтаря стояла корзина цветов, и солнечный свет потоками лился в высокие окна. Но старая маленькая церковь была почти пустой. Кучка гостей выглядела очень трогательно, но сама ее малость делала очевидной вынужденную поспешность брачной церемонии.

Видимо, о том же думал и новобрачный.

– Я предлагаю, чтобы все мы направились сейчас в гостиницу, – обратился к присутствующим Лиланд. – Она совсем недалеко отсюда. Они накроют стол для хорошего завтрака, хозяин обещал подать самые изысканные свои блюда, и я прошу вас всех быть моими гостями. Я пригласил бы вас к себе в дом, но мои слуги пока не успели приготовить его для нас.

Его слова были встречены каким-то странным общим молчанием, при этом гости почему-то прятали глаза. Дейзи не могла понять, с чего бы это.

Лиланд изобразил некое подобие улыбки.

– Дело в том, – обратился он к Дейзи, – что существует одно неприятное обстоятельство. – Мой здешний дом долгое время был известен как спасительный оазис для тех моих друзей и знакомых, кто оказывался, как бы это получше выразить?.. Скажем, не удел, – Лиланд взглянул на Джеффа, и улыбка его стала шире. – Я все же неудачно выбрал слово. Лучше не будем говорить об их делах, которые чаще всего были неудачными, хотя они только о них и думали, находясь в моем доме. – Понимаете ли, дом мой был открытым для беспутных представителей высшего общества, которые искали уединения и уюта, когда скрывались от кредиторов или от мужей или жен. Теперь все надо заменить, начиная с простыней. Я не сомневаюсь, что сейчас слуги проветривают кровати, на которых спали эти временные обитатели. На это понадобится время. Я не знаю, остался ли там кто-нибудь, но не могу привести вас в дом, пока не буду уверен, что никого из посторонних там нет.

– Что за ужасы вы рассказываете вашей молодой жене?! – вскричал граф.

Дейзи между тем только и подумала: как это странно – войти в совершенно незнакомый дом с мужчиной, которого она едва знает. Потом она вспомнила, что с ней такое уже было однажды, и тогда это оказалось убийственным, гораздо хуже того, что ее сейчас ожидает. Она подавила невольную дрожь, которая охватила ее при этом воспоминании, и ждала, когда ее новый муж заговорит снова.

– Было бы гораздо хуже, если бы я не рассказал ей об этом, – возразил Лиланд. – Ну, кто за свадебный завтрак и за тосты о счастливом будущем?

Все вышли из церкви на солнечный свет, и Дейзи глубоко вздохнула. Она чувствовала себя спокойной и почти веселой, пока не сделала несколько шагов по церковному двору и не обратила внимание на то, как блестит на солнце ткань ее свадебного платья. Тут она впервые почувствовала неловкость.

– Что случилось? – спросил Лиланд, заметивший ее смущение.

– Мое платье казалось таким восхитительным в картонке и в магазине у мадам, – объяснила Дейзи, расправляя складки на юбке. – Но при дневном свете оно выглядит совсем иначе, оно и вправду вызывающее.

– Оно восхитительно, и вы в нем выглядите прелестно, – сказал Лиланд. – Но я не посоветовал бы идти в нем в лес собирать ягоды. Согласен, оно кажется несколько экстравагантным во дворе деревенской церкви. Но мы скоро будем в гостинице, и там оно вновь обретет свое великолепие.

Он взял Дейзи под руку и повел к карете, которая должна была отвезти их в небольшую деревеньку поблизости: они проезжали ее по пути сюда.

В отличие от церкви в местной гостинице было полно народу, и оттого она казалась особенно маленькой. Но все жители деревни, видимо, узнали и о свадьбе, и о том, что жених с невестой явятся в гостиницу завтракать. Понятно, что им очень хотелось увидеть все собственными глазами. Едва супружеская чета переступила порог, на нее обрушился целый ливень приветствий и поздравлений.

– Если бы я знал, что они принимают это событие так близко к сердцу, я бы всех пригласил в церковь, – прошептал Лиланд на ухо Дейзи.

Она при этом подумала, рукоплещут ли эти люди по случаю свадьбы или просто радуются даровой выпивке, которую немедленно заказал для всех Лиланд. Он между тем снова наклонил голову к ее уху.

– Дело вовсе не в желании выпить за чужой счет и не в праздном любопытстве. Они радуются, потому что я для них вроде бы хозяин. Теперь я понимаю, что здешние жители не слишком одобрительно относились к тому, что мой дом стал приютом для богатых, но отнюдь не щепетильных личностей. Наш брак, по их суждению, положит этому конец. Они не знают ни вас, ни меня, и скорее всего именно поэтому им было особенно неприятно сознавать, что их деревня похожа на средневековый городок, расположенный возле развеселого дворца лорда, погрязшего во множестве грехов. Жаль, что я об этом не подумал. Хотите верьте, хотите нет, но я чувствую себя виноватым.

Дейзи не догадалась бы об этом по его манере держать себя. Он вовсе не казался кающимся грешником. Был любезен и обаятелен. С его уст ни разу не сорвалось хоть мало-мальски грубого или непристойного слова. Высокий, элегантный джентльмен, казалось, не мог быть пищей для злых сплетен ни в светском обществе, ни здесь, у себя дома.

Кстати, Дейзи больше не чувствовала себя неловко в своем экстравагантном платье. В гостинице было темновато, и оно не сияло золотом, но лишь мягко светилось. Женщины пришли в полный восторг при виде такого наряда, и Дейзи столько раз пришлось повернуться перед ними для наилучшей демонстрации его достоинств, что у нее закружилась голова. Она рассмеялась, женщины тоже. Она могла только надеяться на то, что, узнав историю ее жизни, они будут смеяться так же весело, а не с издевкой. Что ее прошлое станет им известно, Дейзи не сомневалась. Она с детских лет жила в маленькой деревне и знала, с какой быстротой и легкостью распространяются там любые новости.

Хозяин гостиницы велел принести блюда с нарезанной ломтями холодной ветчиной и горячими пирожками; подали также мясо и хлеб, вареные яйца, джем и бисквиты. Едва Лиланд предложил гостям принять участие в свадебном завтраке, пиво полилось рекой и заздравные тосты зазвучали один за другим. Виконт и его новобрачная были так заняты разговорами с участниками застолья, что им самим поесть было некогда.

Они оживленно болтали с каким-то фермером и его женой, как вдруг Лиланд увидел, бросив случайный взгляд поверх голов, нечто такое, от чего лицо его засияло.

– Даффи, ах ты, негодник! – воскликнул он. – Ты все-таки приехал!

Даффид широко улыбнулся и протолкался к Лиланду, чтобы пожать ему руку.

– Я опоздал на церемонию, потому что моя лошадь потеряла подкову, но я прошел бы оставшуюся часть пути пешком, если бы думал, что успею, – объяснил он. – Мег не смогла приехать, она еще не родила. Но я ни за что не пропустил бы это событие даже в том случае, если бы мне пришлось только поздравить и тут же покинуть вас. Я представляю всю фамилию, – обратился он к Дейзи. – Эймиас сейчас слишком далеко отсюда для короткого визита, и мы, конечно, понимаем, что во время медового месяца гости для вас нежелательны. Эймиас и Кристиан просили передать, что приедут со своими семьями, как только ваш медовый месяц кончится. Но мы надеемся, что этого никогда не случится.

Даффид расхохотался и похлопал Лиланда по плечу.

– Я пошутил. Мы все собираемся навестить вас попозже этим летом, даже если вы начнете к тому времени швырять друг в друга тарелками... Дейзи, – сказал он, поворачиваясь к ней, и по лицу его было видно, что говорит он со всей искренностью. – Примите мои самые горячие поздравления и наилучшие пожелания. Не знаю, как он сумел уговорить вас выйти за него замуж, но я очень этому рад и счастлив за вас обоих. Хо, Джефф! – воскликнул он, увидев подошедшего к ним графа. – Не хотите ли поехать вместе со мной к нам домой после торжества? Мы с Мег сочли бы за честь, если бы вы присутствовали при появлении на свет вашего внука.

– Вам вовсе ни к чему, чтобы я путался у вас под ногами, – ответил граф. – К тому же сейчас я поехать не могу. У меня есть некоторые обязательства. А ты, Даффи, не нуждаешься в том, чтобы тебе кто-то помогал вышагивать из угла в угол в ожидании. Но я приеду к вам довольно скоро.

– Так скоро, как сумеете, я на это надеюсь, – сказал Даффид и вытянул шею, всматриваясь в толпу. – А где же наша праведная мама? – спросил он у Лиланда.

– Кто ее знает! – Лиланд передернул плечами. – Во всяком случае, не я.

– Она не приняла ваше приглашение? – удивленно спросил граф, широко раскрыв глаза.

Дейзи тоже была изумлена. Впервые за все время беспокойного путешествия к месту венчания она вспомнила о матери жениха и сообразила, что замороженная леди отсутствует.

– Нет, она не могла присутствовать, – сказал Лиланд. – Хотя бы потому, что не получила приглашения в точном смысле слова.

Дейзи прижала пальцы к губам, чтобы удержаться от восклицания, готового у нее сорваться. Это ужасно. Как же он мог жениться на ней, если знал, что его мать станет ее ненавидеть?

– Я отправил ей письмо, в котором сообщил о своих намерениях, – вяло проговорил Лиланд. – Поскольку она не проявила интереса к подробностям и на мое послание вообще не ответила, я не счел необходимым продолжать тему в какой бы то ни было форме, но вчера послал уведомление о свадьбе. Это не имеет значения. У нее будет достаточно времени, чтобы приветствовать Дейзи в качестве нового члена семьи.

На некоторое время наступило молчание, потом Дейзи, нервно сглотнув, решилась задать вопрос:

– Выходит, она не то чтобы не хотела, но не могла присутствовать, потому что не знала о месте и времени венчания?

– Совершенно верно, – сказал Лиланд.

На лице у его брата появилось понимающее выражение.

– Хорошо сделано, – пробормотал Даффид.

– Мастерски, – согласился граф.

– О, я понимаю, – довольно уныло заговорила Дейзи. – Она не могла обидеть меня своим отсутствием, так как не знала, где состоится церемония.

– Нет, – возразил Лиланд. – К вам, моя дорогая, это не имеет никакого отношения. Ваши чувства задеты? Не принимайте это близко к сердцу. Быть может, я эгоистичен, но в данном случае я думал только о моих собственных чувствах. Она увидится с нами на званом вечере у графа, и поверьте это для нее самое лучшее. Она никогда не проявляла сколько-нибудь серьезного интереса к моим делам, и у меня нет оснований подозревать, что теперь это изменится.

Дейзи посмотрела ему в глаза. Лиланд коснулся ее щеки.

– Пожалуйста, не чувствуйте себя обиженной. Она не оскорбилась, даю вам слово. Огорчилась бы она лишь в том случае, если пропустила бы званый вечер. Только о подобных вещах она всегда беспокоилась. И когда мы ей скажем, что свадьбу устраивали ради удовольствия местных землевладельцев, она будет умиротворена.

– Она не будет рада мне, – заявила Дейзи, все еще глядя Лиланду в глаза.

– Любая женщина, на какой бы я ни женился, не вызвала бы у нее восторга, – спокойно отвечал Лиланд. – Ей пришлось бы не по душе, что ее отодвигают на второй план, что к ней относятся, как к особе пожилого возраста. Но не волнуйтесь. Она старается не замечать вещи, которые ее расстраивают, и потому не будет вмешиваться в нашу жизнь. Мы не станем жить в Хей-Холле, а значит, едва ли будем видеться с ней. Но все-таки семья есть семья. Если бы мой младший брат не отправился в долгое путешествие в Европу, которое совершенствует его ум и в еще большей мере ублажает его тело, он был бы здесь. Уж это я устроил бы.

Дейзи глубоко вздохнула. Она чувствовала себя пристыженной оттого, что напрочь забыла о его младшем брате, которого ни разу не видела. Единственным оправданием такой забывчивости служило то, что Лиланд никогда не упоминал о нем.

– Мы с ним не близки, но и не чураемся друг друга, – пояснил Лиланд, показывая, что ему понятно смущение Дейзи. – У нас с ним было мало общего, и мы даже не особо интересовались, в чем заключается хотя бы это малое. Тем не менее, когда он наконец решит вернуться в Англию, я познакомлю вас с ним, обещаю.

– Господи! – воскликнул Даффид и хлопнул себя по лбу. – Мартин! Я совершенно забыл о нем. Ее младшенький, которого она родила от твоего отца. Он намного моложе меня. Полагаю, он находится со мной в таком же родстве, как и ты, но я видел его только один раз и с тех пор о нем даже не подумал.

– Ничего удивительного, – спокойно проговорил Лиланд. – Он редко вспоминает о нас. Полагаю, он испытывал некоторое душевное неудобство. Чтобы проявить терпимость и пренебречь нашей дурной репутацией, ему надо повзрослеть. Лет через десяток, а может, и через два он это перерастет.

Все засмеялись, и чувство общей неловкости рассеялось. Однако оно достаточно скоро возникло вновь.

– Дейзи? Простите, я, наверное, должна была сказать «леди Хей»? – прозвучал негромкий вопрос.

Хелена нервно скручивала в пальцах носовой платок. Вот и еще один человек, о котором Дейзи забыла сегодня. Какая досада! Хелена все эти дни была неотлучно при ней – узнав о предстоящей свадьбе, она помогала Дейзи подготовиться к ней. Но наверное, потому, что все делалось толково и естественно, Дейзи принимала эту помощь как нечто само собой разумеющееся. Только теперь она заметила, что Хелена тоже принарядилась по случаю торжественного события и выглядит очень мило. На компаньонке было простое, но хорошо сшитое платье темно-лилового цвета; волосы она, как обычно, собрала в пучок на затылке, но лицо обрамляли красиво уложенные волны. Дейзи подумала, какой привлекательной может быть Хелена, когда она позволяет себе это. К сожалению, выражение лица у нее очень печальное, прямо-таки горестное.

– Как это неловко, – заговорила Хелена. – Я должна была побеспокоиться об этом раньше, но все произошло так быстро... Дело в том, миледи, что вы теперь замужем, и мои обязанности пришли к концу. Сегодня я уезжаю. Я только хотела узнать, если, конечно, вы к этому расположены, не напишете ли вы для меня рекомендательное письмо? О, не сейчас, я понимаю, что теперь вам не до этого. Но если я оставлю вам свой адрес, не отправите ли вы мне такое письмо в ближайшее время?

– Расположена ли я? – вскричала Дейзи. – Конечно, всей душой и готова написать рекомендацию хоть сию минуту, если вы этого хотите и у хозяина гостиницы найдется листок бумаги! Но ведь нет никакой необходимости в спешке, вы не должны торопиться с отъездом.

– Я считаю иначе. – Хелена улыбнулась в первый раз за это утро. – Новобрачная после свадьбы не нуждается в обществе кого-либо, кроме своего мужа.

– В моем доме спален более чем достаточно, по крайней мере так мне говорили все и каждый, – вмешался в разговор Лиланд. – Миледи права, останьтесь с нами до тех пор, пока не найдете новое место.

Хелена покачала головой:

– Благодарю вас, но нет, милорд. Я уже отправила письмо о возобновлении аренды моей прежней квартиры в Лондоне. Но сначала я решила навестить детей. Я всегда так делаю, когда у меня появляется свободное время между уходом с одного места работы и поступлением на другое. Дети хотят меня видеть не меньше, чем я их. Мне только надо успеть на дилижанс, который отправляется завтра утром. Там есть одно место, я узнавала.

– Но вы даже не спросили меня о дополнительном вознаграждении за работу, не напомнили мне, что в подобных случаях положено его выплачивать! – воскликнула Дейзи. – Это уж чересчур! Прошу вас, останьтесь, я не хочу, чтобы вы путешествовали в одиночестве. – Увидев совершенно несчастное лицо Хелены, она сменила тон: – Ну хорошо, если вы настаиваете, ничего не поделаешь. Но мне очень не по сердцу, что вы уезжаете вот так.

– Благодарю вас, я знала, что вы поймете меня, – сказана Хелена. – Моя служба у вас окончена. Я никогда не была компаньонкой у замужней леди, а новобрачной тем более не нужны мои услуги. Я устроюсь туда, где во мне нуждаются. Итак, я уезжаю. Но я напишу вам, и если вы узнаете, что кому-то нужна компаньонка, буду счастлива воспользоваться случаем.

Дейзи была очень расстроена и посмотрела на Лиланда, ожидая его совета.

Но первым заговорил граф.

– Нам всем очень жаль, что вы уезжаете, – сказал он. – Лиланд позаботится о вашем вознаграждении и, насколько я знаю моего друга, сделает это прямо сейчас, не откладывая. А я постараюсь помочь вам справиться с другими вашими затруднениями. Нет нужды уезжать в дилижансе. Я тоже еду завтра утром, миссис Мастерс. Буду рад доставить вас на север Англии, где живут ваши дети. Это как раз по дороге в Эгремонт.

Лиланд улыбнулся и посмотрел на Даффида, который ответным взглядом дал понять, что разделяет мнение брата. Имение графа располагалось к югу от тех мест, где они сейчас пребывали, и Джефф даже не спросил Хелену, куда в точности ее доставить. Но граф относился к числу людей, которые не склонны просто наблюдать, что кому-то приходится туго.

– Я, разумеется, улажу вопрос о вознаграждении, – сказал Лиланд. – Но вы только подумайте, какую дорогостоящую жену я приобрел! Вышла замуж не больше десяти минут назад, а уже требует от меня денег!

Все рассмеялись, и Дейзи тоже, но не потому, что ей понравилась шутка, а потому, что ей показалось, будто Лиланду приятно произносить слово «жена». К ее удивлению, впервые услышав это слово от него, она ничуть не огорчилась.

Гости снова начали поздравлять их, они присоединились к общему веселью.

Примерно через час слуга в зеленой с белым ливрее вошел в зал и, оглядевшись, направился к Лиланду. Лиланд немного поговорил с ним, кивнул и отослал слугу. Потом он отвел жену в сторонку и негромко заговорил с ней.

– Может, все это и забавно, однако мы не можем оставаться здесь слишком долго, – сказал он. – Побудем еще немного, попразднуем и уйдем. Если новобрачные явно не спешат покинуть гостей и уединиться, о них начинают сплетничать, как, впрочем, и о таких, которые торопятся уйти как можно скорее.

Глаза его смотрели на Дейзи серьезно и чистосердечно, в этом не могло быть сомнения.

– Мы должны начинать совместную жизнь по всем правилам. Я хочу, чтобы наш брак не давал поводов для пересудов.

– Тогда вам не следовало жениться на бывшей заключенной, – с грустью произнесла Дейзи и опустила голову.

Лиланд повернулся и встал таким образом, чтобы своей фигурой загородить Дейзи от взглядов гостей.

– Если бы я женился на скромнейшей из девиц, которая только начала выезжать в свет, и брат которой был бы епископом, злословил бы еще больше, – продолжал он, понизив голос. – Мне это безразлично, я беспокоюсь лишь о вас. А что касается вашей истории... Готов пари держать, что если бы мы с вами сели рядышком, рассказали бы друг другу всю правду о себе и поспорили, у кого репутация хуже, то я выиграл бы спор. Но есть много куда более хороших вещей, о которых мы могли бы поговорить. Прошу вас, не волнуйтесь, – сказал он, заметив, что Дейзи вздрогнула. – Это не угроза и не обещание, а всего лишь шутка. Я медлил отправляться с вами в мой дом, так как дожидался, чтобы оттуда убрались все нежеланные гости и мы остались бы там вдвоем. Только что меня заверили, что так оно и будет, если не считать моей многострадальной прислуги. Кстати, мне сообщили и о том, что слуги мои в восторге от нынешнего поворота событий и с нетерпением ждут, когда явится их новая хозяйка. Кто бы мог предполагать, что свадьба и возможность спокойной жизни в будущем так сильно обрадует многих людей? Включая и меня, – добавил он и улыбнулся. – Идемте же со мной, будьте так добры, миледи. Мой дворец наслаждений ждет нас, и того же требует наш долг. Мы просто обязаны снова сделать его респектабельным домом.

Глава 19

– Вот это? – спросила изумленная Дейзи. – Это и есть ваш маленький деревенский дом?

– По сравнению с моей главной резиденцией, в которой сейчас живет моя мать, он и есть маленький, – ответил Лиланд. – Он достаточно мал, чтобы им легко было управлять, и к тому же он мой, целиком и полностью. Впрочем, теперь уже нет, теперь он наш.

Дейзи смотрела на дом в окошко кареты с той минуты, как только он стал виден. Она заподозрила нечто из ряда вон выходящее, едва они свернули с главной проезжей дороги и подъехали к домику привратника. Сторож, вытаращив глаза так, что они едва не вылезали из орбит, уставился на карету, потом попытался заглянуть в нее, а уж потом открыл ворота. Дальше они двинулись по дороге, которая была чрезвычайно извилистой, словно те, кто ее проектировал, хотели продемонстрировать въезжающим самые живописные уголки какого-то сказочного имения. Но Лиланд только и сказал что они приближаются к его скромному дому, и Дейзи решила, что они проезжают через земли ближайшего соседа виконта. Она и ее отец жили в маленьком имении по сосед-ству с величественным домом, окруженным обширными владениями. На землях знатного соседа отец Дейзи и браконьерствовал, пока его не застали на месте преступления и в результате осудили и выслали.

Теперь они проезжали мимо высоких зарослей рододендронов, и Лиланд сказал, что они, к сожалению, отцвели. Дейзи мельком увидела фонтаны и статуи на далеких лужайках, в просветах между деревьями голубели воды озера. Увидела она и оленя, который остановился, чтобы посмотреть на карету, а дальше – стадо овец, не обративших на экипаж ни малейшего внимания и продолжавших щипать траву на обширном лугу. Вдали Дейзи углядела водопад, изливавшийся с высоты в бурный ручей при дороге. Ручей скрылся под мостом, который переехала карета, прежде чем подняться по невысокому и пологому холму к еще одному мостику в восточном стиле, увенчанному причудливой аркой. Когда они миновали арку, Дейзи наконец увидела дом.

То было сильно вытянутое в длину красное здание с пристройками по обеим сторонам и овальной белой площадкой у парадного входа.

Слуги в зеленых с белым ливреях выстроились на ступеньках беломраморной лестницы, ведущей к широко распахнутой входной двери особняка. Лиланд вышел из кареты и повернулся к ней лицом, чтобы предложить руку Дейзи.

– Добро пожаловать, – сказал он. – Надеюсь, вам здесь понравится.

Дейзи замерла на пороге кареты.

– Он такой же большой, как Лондон, – прошептала она благоговейно.

– Не совсем. Нам не хватает цитадели и дворца, хотя и поговаривают, что властелин этих мест такой же беспутный, как наш принц. Но я слышал, что этот парень перевернул новую страницу своей жизни, обзавелся новобрачной и обещает стать таким степенным, какого только можно пожелать. Идемте, я познакомлю вас с моими слугами. Они просто жаждут быть представленными вам.

– Я никогда не жила в таком месте, как это, – сказала Дейзи, спускаясь по ступенькам из кареты.

– Вам пришлось существовать в тяжелых условиях, и вы это преодолели, не так ли? Я думаю, вы привыкнете к этому дому, если постараетесь. Ведь вы постараетесь? – спросил он, и взгляд его сделался очень серьезным.

Дейзи рассмеялась.

– О, милорд, это очень трудно, но я приложу все силы, обещаю вам!

Она была сейчас так же мила, как и ее слова. Весь штат служащих выстроился в линеечку, и Дейзи принимала их добрые пожелания, ни взглядом, ни жестом не дав им поднять, как она ошеломлена при виде такого множества людей, работающих на виконта. Она познакомилась с дворецким, с домоправительницей, с кухаркой и ее помощницами, с выездными лакеями и горничными, с кучерами, конюхами, садовниками и подсобными рабочими. Дейзи потеряла им счет и пришла к заключению, что была недалека от истины, когда сказала, что ее новый дом такой же большой, как Лондон. Это и в самом деле был город, пусть небольшой, но настоящий город тружеников, и хотя все они выглядели счастливыми, сытыми и довольными жизнью, ей они улыбались так, словно она явилась освободить их.

– Они в восторге от того, что я нашел себе хорошо воспитанную жену, обладающую чувством собственного достоинства, – объяснил Дейзи Лиланд, когда состоялось знакомство с последним в очереди служащих и тот присоединился к своим товарищам.

В эту минуту все собравшиеся разразились бурными аплодисментами, а Дейзи с трудом удержалась от слез.

– Миледи тронута, как и я сам, – обратился к слугам Лиланд. – Я знаю, что с этого часа все у нас пойдет хорошо. Благодарю вас за ваше терпение в прошлом и за ваши поздравления. Я попросил кухарку приготовить сегодня особое меню для всех вас, чтобы вы тоже могли отпраздновать счастливое событие. Еще раз спасибо.

После нового взрыва аплодисментов слуги молча и очень быстро исчезли. Лиланд и Дейзи остались одни в парадном холле.

– Ваша горничная уже все приготовила наверху в вашей спальне, – сказал Лиланд. – Думаю, вы захотите переодеться, перед тем как мы прогуляемся вокруг дома.

– О да, я бы хотела сменить платье, – ответила Дейзи.

– Отлично, – заговорил он, когда они стали подниматься по длинной, богато украшенной лестнице. – Хотя ваш наряд великолепен, боюсь, что шлейф будет цепляться за розовые кусты в цветнике, или весь испачкается, а то и порвется на конном дворе, или так переполошит кур, что они перестанут нестись. Да, я развожу кур. Надеюсь, это вас не пугает. Я знаю, что многие джентльмены приобретают павлинов, но эти красивые птицы так глупы! Их интеллект намного ниже куриного, хотя куры, как вы, наверное, знаете, особым умом не блещут. Но я по крайней мере не чувствую себя виноватым, когда ем курятину. Наружность у кур невыразительная. Но, право, жаль убивать красавца павлина ради того, чтобы съесть его на обед, как это делали елизаветинцы. Вот почему, как я полагаю, быть красивым – это всегда преимущество. Вы согласны со мной?

– Я не настолько красива, чтобы ответить на такой вопрос.

– Вы, бесспорно, прекрасны, – тихо проговорил он. – Я могу не держать у себя в саду павлинов, но на меня производит впечатление их краса. Я женился не из-за красоты, но восхищаюсь тем, что у меня прелестная жена.

– Вы льстите мне, после того как мы обвенчались? – улыбнулась Дейзи. – Это нечто удивительное.

– Я вовсе не льщу, – возразил он. – Лесть унижает по меньшей мере самого льстеца. Я просто констатирую факт.

– В таком случае благодарю вас, – произнесла Дейзи, настолько обрадованная и удивленная, что не смогла придумать ничего лучшего.

Комната, в которую он ее привел, была огромной, и обставлена так роскошно, что у Дейзи поначалу захватило дух. Но в отличие от изображений покоев в богатых домах, которые Дейзи видела в иллюстрированных журналах, эта комната не казалась загроможденной предметами изысканной мебели, была полной света, выглядела современной и просторной. Огромная кровать под балдахином, на которой могло бы уместиться целое семейство, была накрыта роскошным покрывалом абрикосового цвета. Мебель была изящная и легкая, в китайском стиле, который вошел в моду с легкой руки принца-регента, соответственно обставившего свой дом в Брайтоне. Даже полка над камином была сделана из розового мрамора. Стены обиты шелком в белую и желтую полоску; на них висели картины, изображающие море и небо.

Окна выходили в сад и словно бы впустили этот сад в комнату, – столько в ней было ваз и корзин с яркими, свежими цветами.

Дейзи заглянула в примыкающую к спальне гардеробную, потом отворила еще одну дверь и увидела все необходимое для мытья, прежде всего огромную ванну в римском стиле. За особой дверцей находилась уборная. Дейзи поспешила стянуть с себя платье, в котором венчалась, и вымылась, с наслаждением плескаясь в мраморной ванне. Потом она надела простое желтое платье для прогулок, удобные туфли и соломенный капор, бросила последний взгляд на себя в зеркало и вышла из комнаты. Ей не терпелось узнать, что еще ее ожидает.

Лиланд стоял у подножия лестницы. Он тоже переоделся и выглядел как деревенский джентльмен, вернее, подумала Дейзи, как лондонский джентльмен, одевшийся на манер джентльмена сельского. Потому что, хоть он и обмотал шею шарфом весьма небрежно, ни один сквайр еще не надевал на себя так отлично сшитую зеленую курточку, такую безукоризненно чистую полотняную рубашку, столь обтягивающие, без единой морщиночки, серые брюки и начищенные до блеска коричневые полусапожки.

Дейзи улыбнулась. Он остался бы эталоном моды, даже если бы отправлялся чистить скотный двор.

– Да, – заговорил Лиланд, словно прочитав ее мысли, – что ни говори, но именно одежда делает человека, вы согласны? Особенно если мужчина не настолько осчастливлен фортуной, чтобы привлекать внимание женщин иными качествами. – Он улыбнулся. – Я понимаю, для меня это уже в прошлом, сейчас я хочу привлечь внимание единственной леди. И все же подозреваю, что мне не удастся отделаться от привычки всегда быть одетым в соответствии с обстоятельствами. Боюсь, вам придется мириться с фатом. Скажите, это вас беспокоит?

– Нет, – ответила Дейзи тоже с улыбкой. – Я вовсе не считаю, что забота человека о том, как он выглядит, делает его самодовольным и пустым щеголем.

В особенности, подумала она, если тебе пришлось терпеть мужа, который мылся только тогда, когда ему становилось жарко, и для которого все помыслы о моде сводились к желанию надеть чистую рубашку.

– Ну вот и хорошо, – сказал Лиланд, подставляя ей руку. – Идемте же. Мне так много надо вам показать. Моя домоправительница не станет обращаться к вам за указаниями, потому что у нас теперь медовый месяц, а это избавляет вас от хозяйственных забот. Будем надеяться, что он не кончится никогда, – добавил он. – Остальные слуги тоже постараются нам не докучать и держаться в отдалении. Так что мы будем развлекаться самостоятельно. Ну что, начнем?

Они обошли розарии, потом полюбовались цветущими глициниями, цветочными клумбами и прочими красотами садового искусства. Садовники прерывали работу, чтобы поприветствовать хозяина и его супругу и показать им самые красивые цветы. Ее новый муж показывал Дейзи статуи и фонтаны, а в заключение провел на бельведер, с которого открывался вид на искусственный пруд, где плавали карпы.

– Эти ребятишки совсем ручные, только и ждут, чтобы им бросили побольше хлебных крошек, – сказал Лиланд, когда Дейзи, коснувшись воды кончиками пальцев, пришла в полный восторг от того, что рыба быстро подплыла совсем близко к берегу и уткнулась разинутым ртом ей в руку. – Они тут в качестве украшения, но у нас есть несколько больших ручьев, они питают вон то озеро, и если вы захотите увидеть или поудить настоящую рыбу, можно пойти туда. Не сегодня, конечно, это довольно далеко, но завтра мы могли бы проехаться к озеру верхом.

– Мне приходилось заниматься рыбной ловлей, – сказала Дейзи не слишком весело. – Ведь именно за это меня осудили и выслали, так как я помогала отцу тайком добывать рыбу на участке нашего соседа.

– Простите. Я не хотел пробудить неприятные воспоминания, – всполошился Лиланд.

– Ничего страшного, – сказала она, поднимая на него глаза. – Я очень хотела бы побывать на озере. И мне нравилось удить рыбу.

Капор Дейзи был сплетен из очень тонкой соломки. Солнечные лучи проникали в дырочки плетения, и волосы Дейзи сияли от яркого света. На переносице у нее появились крошечные веснушки. Глаза у Дейзи горели веселым оживлением. Тонкая ткань платья была тоже просвечена солнцем и нс скрывала, а скорее подчеркивала очертания ее гибкой и стройной фигуры. Но сейчас не это привлекало внимание Лиланда; он всматривался в лицо жены. Она была очень красива и явно счастлива, и это делало ее еще милее.

– Мы непременно съездим на озеро завтра, – пообещал он. – Я не хочу, чтобы вы сегодня переутомились.

Оживленного выражения лица как не бывало. Дейзи снова принялась разглядывать рыб, и опущенные ресницы затенили ее глаза. Лиланд нахмурился, не сразу сообразив, что ее огорчило.

– О, понимаю, – заговорил он через минуту или две. – Вас задели слова о том, что я не хочу, чтобы вы переутомились сегодня. Уверяю вас, в них нет никакой двусмысленности. Сегодня и в самом деле наша первая брачная ночь. Но если вы не хотите начинать наши интимные супружеские отношения в эту ночь, мы можем и подождать. В конце концов, перед нами целая вечность, – улыбнулся он. – Или по меньшей мере то время, которое понадобится вам, чтобы призвать меня к взаимному наслаждению.

Дейзи посмотрела на него с удивлением. Ее первый муж увел ее с собой в ту же минуту, когда капитан плавучей тюрьмы договорил последние слова свадебного обряда. Таннер захохотал, схватил ее за руку, уволок к себе в каюту, повалил на койку, задрал ей юбку, навалился на нее всем телом и лишил ее девственности без всяких церемоний. Половой акт занял намного меньше времени, чем венчание, и донельзя ужаснул ее. Лиланд намерен подождать, пока она сама призовет его к исполнению супружеского долга? Дейзи вздохнула. Она полагала, что должна будет это сделать. Но он по крайней мере, дает ей время.

– Благодарю вас, – сказала она. – Я хотела бы сначала получше узнать вас.

– А вот это, – произнес он, снова предлагая ей руку, – очень отважно с вашей стороны. Но идемте, я покажу вам главную достопримечательность моего дома.

Он повел ее по дорожке сначала под гору, потом в гору и наконец остановился. Дейзи посмотрела на длинную луговину по другую сторону ручья и радостно захлопала в ладоши.

– Лабиринт! – воскликнула она. – Какая прелесть! Я читала о них, но никогда не видела.

– Теперь узнаете все его тайны, – заверил он. – Я его люблю хотя бы как подтверждение того, что в моем роду тоже были причудники. Мой отец был таким мрачным, суровым, лишенным юмора человеком, что я нередко гадал, не произвела ли меня моя дорогая маменька от другого мужчины, как это произошло с Даффидом. Но увы, нет. Внешне я точная копия моего покойного папы. О лабиринте он совершенно не заботился. Считал его излишеством, требующим ненужных затрат, к тому же непродуктивным. От него не получишь ни овощей, ни фруктов, ни древесины, для охоты он тоже непригоден. Отец не видел смысла в существовании лабиринта, поскольку ему было чуждо слово «игра». Но к счастью, он был слишком консервативен, чтобы разрушить его. Я очень рад, что он этого не сделал, ведь лабиринт – единственное реальное звено, связующее меня с теми членами моей семьи, которые хотя бы отдаленно похожи на меня.

– Ваша мать его не одобряла? – спросила Дейзи.

– Моя мать не одобряла ничего, кроме внимания к ней мужчин, и хотя я предполагаю, что она могла бы использовать лабиринт для любовных свиданий с привлекательными кавалерами, во всех прочих смыслах он был ей неинтересен. Моему брату Мартину лабиринт кажется скучным, быть может, потому, что он не достался ему в наследство, а Мартина занимает лишь то, что ему принадлежит. Даффида лабиринт забавляет. Хотите войти внутрь и узнать, чем он может привлечь?

– Да! – ответила она с жаром.

Стены лабиринта высотой примерно в двенадцать футов состояли из густо переплетенных между собой ветвями темно-зеленых, искусно подстриженных и на вид очень старых кустов. Дейзи и Лиланд миновали вход в лабиринт и двинулись по его гравиевым дорожкам. Воздух здесь был напоен сильным запахом недавно срезанной зелени. Дорожки, такие узкие, что Дейзи и Лиланду приходилось на ходу почти прижиматься друг к другу. Лиланд забавлялся от души, предлагая Дейзи на каждом повороте выбирать путь. Немного погодя она вдруг остановилась и, положив ладони на бедра, подняла голову и посмотрела на Лиланда.

– Уж очень вы развеселились, – сказала она сердито. – Я достаточно сообразительна, чтобы понять, что все время хожу кругами. Самой, без вашей помощи, мне ни за что не выбраться из этой путаницы ходов.

– Дело не в этом, – сказал Лиланд, – а в том, чтобы найти дорогу к центру лабиринта. – Он повел Дейзи дальше, как бы случайно, не задумываясь над выбором, поворачивая то вправо, то влево. – Мои предки во время приема гостей назначали приз тому, кто первый доберется до центра. Никто не знает тайную дорожку туда, кроме наследника, а также моих братьев и, разумеется, вашего друга Джеффа. Ну и, конечно, моей мамы. Знает ее главный садовник, думаю, что его помощники тоже. Да, еще дворецкий и экономка. Но скажу вам, что там, в сердце лабиринта, скрыто нечто необычное, даже из ряда вон выходящее. – Лиланд покачал головой, напустив на себя явно притворную скорбь. – Я почти физически ощущаю неодобрение моих предков по поводу того, что так свободно распорядился этой тайной. Но представьте, что в один незадачливый день я забрел бы туда и скончался на месте. Могли пройти века до того, как обнаружили бы мои кости, если бы никто не знал, как пройти. А, вот мы и пришли. Ну и как вам это нравится?

Дейзи прошла под аркой ветвей, смыкавшихся у нее над головой, и замерла на месте. Солнце ярко освещало расчищенную площадку футов двадцати в окружности. В ее центре возвышалась большая, гораздо выше естественного человеческого роста, мраморная статуя обнаженной Венеры, которую обнимал мраморный же Марс, тоже голый и явно, даже слишком явно, обуреваемый страстью. Они были окружены множеством рукоплещущих им амуров, тоже совершенно нагих. Все было исполнено великолепно, и в голову не сразу приходило, что это, пожалуй, настоящая порнография.

– Это, – решилась наконец заговорить Дейзи, – уж никак нельзя назвать консервативным.

И она прижала к губам ладонь, чтобы удержаться от смеха.

– Что верно, то верно, – весело согласился Лиланд. – Насколько я понимаю, это бесило моего отца. Он хотел уничтожить скульптуры, но так дорожил фамильным наследием, что не решился на такой шаг. К моей радости. То есть, я хочу сказать, к нашей с вами радости. Вы не хотели бы присесть ненадолго, прежде чем мы пойдем дальше?

Он подвел Дейзи к мраморной скамейке и, подождав, пока она усядется, устроился рядом с ней. Вытянул свои длинные ноги и, запрокинув голову, посмотрел на небо.

– Назначение центральных фигур заключалось, конечно, в том, чтобы пробудить страсть в прелестнице, которую кто-нибудь из моих предков приводил сюда с романтической или, скажем, чисто практической целью, – заговорил Лиланд. – Ведь его спутница не могла бы выбраться из лабиринта, если бы он не показал ей, как найти выход. Полагаю, он это рассматривал как... некое вознаграждение. Судя по мемуарам моих предков, место пользовалось немалой популярностью. В те далекие времена они чувствовали себя свободнее по отношению к требованиям морали. – Он повернул голову, посмотрел на Дейзи и спросил: – Возбуждает ли это вас?

Лиланд сидел так близко к ней, что его мускулистое бедро почти касалось ее бедра. От него пахло лавандой и лимоном и еще чем-то неопределимым, таинственным, сладким и одновременно пугающим, и в этой загадке скрывалась его суть.

Его нельзя было назвать красивым в обычном, тривиальном смысле слова, но он был неотразимым и потому завораживающим. Глаза у него очень выразительные, сейчас они темнее небесной сини, неожиданно для самой себя подумала Дейзи, в них светится ум, они проницательны... и полны желания. У него чистая, свежая кожа, красиво очерченные губы, и он такой живой, ощутимый, когда сидит вот так, совсем близко от нее. И он теперь ее муж.

Лиланд посмотрел на ее губы, потом заглянул ей в глаза.

– Нет, – произнес он грустно и со вздохом. – Вы не возбуждены, ваши чувства молчат. Ах, это очень плохо! Я думаю, вы прислушались к предостережениям призрачных теней многих обманутых женщин, которых заманили сюда. И я тоже. Напрасно я рассказал вам о них. Забудьте об этом и простите меня. Я больше не желаю о них вспоминать... Ну как, вы отдохнули? Продолжим наш путь?

– К чему? – спросила она беспокойно.

– Увы, не к высотам чувственного экстаза, – произнес Лиланд с такой театральной напыщенностью, что Дейзи засмеялась. – Нам пора возвращаться к дому. Солнце уже клонится к западу, теперь и до сумерек недалеко. По пути я покажу вам красивый ручей и лес возле дома. Там обитает олениха, которая перед закатом солнца выходит на опушку леса. Я приучил ее к этому. Когда я здесь, я постоянно ношу в кармане небольшой кусочек соли. Бедное животное считает, что соль вкуснее чего бы то ни было на том лугу, где оно пасется.

Лиланд встал, то же сделала и Дейзи. На секунду, стоя вот так перед ним и глядя на него снизу вверх, Дейзи почувствовала желание приподняться на цыпочки и поцеловать Лиланда, чтобы понять, было ли истинным то, что она испытывала, когда они сидели рядом.

Но поцелуй мог вызвать неудовольствие, разочарование или чувство зависимости, которое она так ненавидела, а Дейзи слишком сильно привязалась к Лиланду, чтобы разлюбить его так скоро. Поэтому она просто оперлась на его руку и вышла вместе с ним из лабиринта, глядя себе под ноги. Она то называла себя трусихой, то пыталась уверить, что она просто трезвомыслящий человек, но так и не произнесла ни слова. И он также.

– Передайте кухарке, что она превзошла самое себя, – обратился Лиланд к дворецкому, вставая из-за обеденного стола. – Это было вдохновение. Я бы зааплодировал, но слишком переполнен, чтобы напрягаться.

– Она будет рада услышать это, милорд, – с поклоном ответил дворецкий.

Дейзи улыбнулась. Обед был прекрасный, но состоял из самых обычных английских кушаний, хорошо приготовленных. Объехавший весь мир, искушенный во многих удовольствиях виконт Хей, несомненно, едал и блюда получше.

– Я вас понимаю, – зашептал он Дейзи на ухо, когда они вдвоем вышли из столовой. – Но кухарка замечательно готовит простую деревенскую снедь. Гораздо лучше, чем это сделал бы любой французский шеф-повар. Мне не нужно, чтобы лебеди пели или соловьи отличались красотой, – каждому свое. Разумный человек не потребует от другого того, на что тот не способен. Весь фокус в том, чтобы угадать талант и оценить его по достоинству.

– Вы угадываете мои мысли, – призналась Дейзи. – И делаете это часто.

– Прекрасно, – сказал он. – Вспомните об этом, когда начнете вздыхать по другому джентльмену.

– Чего не будет, того не будет, – возразила она. – Я имею в виду вздохи по другому джентльмену.

– Не будьте столь уверены. Я не возражаю против вздохов. Но воспротивился бы чему-то большему. А теперь идемте в гостиную или в библиотеку, или вообще куда вам хочется. Но время уже позднее, а у нас с вами первая брачная ночь. Слуги придут в ужас, если мы с вами не разделим супружеское ложе. Я не обращал ни малейшего внимания на то, что болтали обо мне прежде, но был бы до крайности огорчен, если бы мы с вами позволили себе нечто такое, что породило бы сплетни теперь. Не правда ли, странно, что человек становится рабом собственных слуг? Но беспокоиться не о чем, если только вас не тянет ко сну. Меня, во всяком случае, не тянет. Не бойтесь, я придумаю, чем нам заняться.

Дейзи смутилась. Она знала, что он придумает. Ладно, решила она, лучше раньше, чем позже. Пусть это произойдет, дело недолгое, зато после ей будет проще держать себя с ним. В конце концов, ей приходилось этим заниматься сотни раз. Ей только и надо, что потерпеть, и стараться помнить, что мужчины и есть мужчины, а ее отношение к Лиланду нс переменится никогда.

Да, самое лучшее – как можно скорее пройти через это. Дейзи сознавала, что этот момент в ее жизни решающий, и оттого она нервничала сверх меры, даже слова ее звучали с неестественной напыщенностью. Она утратила ту манеру общения с Лиландом, которая успела сложиться у них до венчания. Они тогда и смеялись чаще.

– Идите наверх, – сказал Лиланд, остановившись у лестницы. – Я скоро приду.

Дейзи начала медленно переступать со ступеньки на ступеньку, но, вспомнив о вездесущих, пусть и незаметных слугах, высоко подняла голову, изобразила улыбку и смело вступила в свой брачный чертог.

Глава 20

Дейзи расчесала волосы и перевязала их лентой; горничная подала ей красивую ночную рубашку из тончайшего полотна – оно было почти прозрачным. Дейзи помедлила. Но она не хотела, чтобы Лиланд, когда войдет в спальню, застал ее полностью одетой: раздеваться при нем было бы неловко. Не хотела она и огорчать горничную и вступать с ней в пререкания, потому что рубашка была самой подходящей для брачной ночи. Она надела рубашку, поспешила отпустить девушку и, едва та ушла, забралась на огромную кровать с балдахином, села, натянула одеяло до самой груди и стала ждать, когда появится муж.

Дейзи понимала, что ожидание будет с каждой минутой казаться ей все более неприятным, и на всякий случай захватила с собой книжку, чтобы Лиланд, войдя в спальню, увидел, что она чем-то занята. Это она обдумала загодя. Она вовсе не желала просто лежать на кровати, как жертва на языческом алтаре. Или сидеть, вытянувшись в струнку и прислушиваясь к каждому скрипу досок пола, который мог предвещать появление мужа. Она взбила подушки, пристроила их поудобнее за спиной, снова натянула на себя одеяло и сделала вид, что читает, хотя на самом деле настороженно прислушивалась, не раздадутся ли шаги за дверью.

Через несколько минут Лиланд вошел в спальню, полностью одетый.

Дейзи так и уставилась на него. Он улыбнулся и удивленно спросил:

– Что-нибудь не в порядке с моей рубашкой?

– Нет, – ответила она, и больше ни слова: не могла же она сказать ему, что ожидала увидеть его в ночном одеянии.

– Господи! – произнес он и потянулся, расправляя плечи. – Еще не поздно, а я себя чувствую так, будто много часов провел на ногах. Думаю, это потому, что я не встаю каждый день гораздо позже, а главное, не общаюсь подолгу с множеством людей. Хочется лечь в постель, – продолжал он, снимая сюртук и разматывая шейный платок. – У вас очень уютный вид, мне просто завидно. Мы можем с приятностью провести несколько часов. День, конечно, выдался беспокойный, но я не ощущаю усталости. Я никогда не ложусь спать в столь ранний час и считаю, что если бы я так поступал, это губительно повлияло бы на мой характер.

Дейзи продолжала молча смотреть на него. Лиланд как раз в это время стаскивал с себя рубашку через голову, и потому голос его прозвучал приглушенно, когда он добавил:

– Пройдет несколько часов, пока я захочу спать, но я не спросил вас. Это невежливо, прошу прощения. Быть может, вы привыкли ложиться рано?

Он наконец справился с рубашкой, отбросил ее в сторону и повернулся лицом к Дейзи.

Она по-прежнему смотрела на него.

– Ах, это, – сказал Лиланд, бросив взгляд на тонкую красную линию у себя на груди. – Мой сувенир из Лондона. Не тревожьтесь, это всего лишь напоминание о той ночи в парке. Рубец не болит.

Но Дейзи смотрела не только на след от удара ножом. Ее поразила обнаженная грудь Лиланда. Он казался таким худощавым; она и предположить не могла, насколько крепко и красиво он сложен. Широкая мускулистая грудь, прекрасный торс, сужающийся к бедрам. На груди немного пушистых волос, кожа гладкая и чистая, если не считать зажившего рубца возле самого сердца.

Лиланд сел на кровать, разулся, а затем снял с себя брюки. Дейзи взирала на этот процесс как завороженная, но Лиланд держался так, словно раздеваться догола при ней для него самое обычное дело.

Таннер никогда не обнажался полностью, за исключением тех случаев, когда мылся. В постель он ложился в рубашке. Сложения он был неуклюжего, коренастый, с довольно большим животом, а кожа вечно в прыщах.

Лиланд встал, и его мужское достоинство оказалось на уровне глаз Дейзи. Она смутилась и поспешила отвернуться. Лиланд выглядел как существо совершенно иной породы, нежели Таннер, и то, что люди, избегающие слишком откровенных наименований, называют двадцать первым пальцем, находилось у него в приятной пропорции со всей его крупной фигурой.

Лиланд повернулся к ней спиной, собрал свою одежду и прошествовал в гардеробную. Даже его ягодицы выглядели упругими и красивыми.

– Я в затруднении, – донесся до Дейзи его голос из гардеробной. – Надеюсь, вы мне поможете сделать выбор. Правда, у вас нет достаточного опыта в таких вещах, но я очень хочу вашего восхищения и одобрения. Поэтому не могу действовать только по своему усмотрению. Сейчас я вам что-то покажу и попрошу высказать ваше мнение.

Дейзи насторожилась. Таннер никогда не обращался к ней с вопросами, когда на него накатывало желание. Но его потребности были однообразными и простыми. И она, разумеется, не могла догадаться, чего ожидает от нее такой опытный распутник, как Лиланд. Она слышала о мужчинах, которым нравится, когда их бьют хлыстом или заковывают в цепи. Вдруг ее новый муж один из таких? Неужели он настолько истаскался, что для возбуждения потенции нуждается в боли или унижении? Быть может, он считает, что бывшая узница лишена тонких чувств? Это объяснило бы многое, но разрушило бы все...

Лиланд появился из гардеробной, держа в каждой руке по ночной рубашке. Одна из них была просто сшитая, белого цвета, вторая – кремовая, с вышивкой по вороту.

– Вот эта, – заговорил он, прикладывая к себе первую, – классическая, очень простая, но сшитая со вкусом. Зато эта, – продолжал он, поменяв руки и выставив на первый план другую рубашку, – как говорят, являет собой последнее слово французской моды. Какую вы предпочли бы?

– Не знаю, – с запинкой выговорила Дейзи. – Обе хороши.

– Ясно. Сказать по правде, мне не нравятся обе. Я не люблю спать в чем бы то ни было, кроме собственной кожи, но я стараюсь оберегать ваши чувства. Подождите немного, кажется, я нашел то, что надо!

Он снова скрылся в гардеробной, потом вышел, раскинув поднятые руки, словно фокусник на сцене, который только что вынул кролика из пустого цилиндра и собирается раскланяться перед публикой. На этот раз на нем был красный шелковый халат, подпоясанный золотым шнуром.

– Voila! – произнес он по-французски и повернулся перед ней, высоко подняв голову и задрав нос, как это делают во время демонстрации новых фасонов модели в салоне у модистки. – Что вы думаете об этом?

Дейзи не знала, что ответить.

– Согласен, – сказал он грустно. – Вызывающе яркий. Это не мой стиль.

Он повернулся, крайне удрученный, намереваясь снова идти в гардеробную.

– Подождите, – окликнула его Дейзи. – Вы в самом деле считаете важным, в чем человек спит?

Лиланд воззрился на нее в полном изумлении.

– Дорогая моя, – заговорил он, – мужчина со вкусом никогда не ослабляет свое рвение, даже если он спит. Напомню, что вашему новому супругу было бы невыносимо, если бы вы сочли его неаккуратным и невнимательным. Ясно, что это одеяние вам не по вкусу, но у меня там есть еще одно, из вишневого шелка, я счел его слишком простым. Теперь я склонен думать, что оно и есть самое подходящее.

А Дейзи все сидела и смотрела на него. Увидела, как приподнялись в улыбке уголки его губ.

– Боже милостивый! – воскликнул он. – Ну и выражение лица у вас!

И начал смеяться.

Дейзи присоединилась к нему. Ей вдруг стало легко и весело. Лиланд подошел к кровати.

– Ладно. Я должен придумать, как мне расшевелить вас, – сказал он с ласковой улыбкой. – Вид у вас был такой, словно вы ожидали, что я вот-вот выйду из гардеробной с хлыстом и цепями в руках. Прав я или нет? Терпеть не могу кого бы то ни было разочаровывать, но у меня и в мыслях никогда ничего такого не было.

– Ох, надо же! – несколько раз повторила Дейзи в промежутках между взрывами смеха, который она не в силах была подавить. – Я... именно этого... ожидала... от вас!

– Должно быть, из-за того, что я вышел из гардеробной с видом кролика, угодившего в ловушку, – удовлетворенно кивнул он. – Приятно узнать, что не само по себе мое присутствие заморозило вас. Ну а теперь перейдем к развлечениям.

Она вмиг перестала смеяться.

– Дейзи, – заговорил Лиланд мягко и терпеливо, – прошу вас, верьте мне. Я не трону вас, пока вы сами этого не захотите. Право же, на сердце становится тревожно, когда вы на меня вот так смотрите. Я всего лишь имел в виду, что мы поиграем в карты, – сказал он, вынув из кармана халата колоду карт. – Или в кости, если хотите. Я подумал, что мы так проведем время, до тех пор пока не захочется спать. Вам это подходит?

Дейзи вздохнула и очень серьезно ответила:

– Да.

Потом вдруг уронила голову на руки и согнулась чуть ли не вдвое.

– О Господи! – простонала она. – Ну как мне к этому прийти? Чем я провинилась? Ведь просто ужасно: чем сильнее я стану любить вас, тем труднее мне будет подчиниться!

Лиланд бросил колоду карт на постель и сел рядом с Дейзи. Положил ей на спину свою большую, теплую ладонь. Она чувствовала это тепло сквозь тонкую ткань рубашки.

– Дейзи, – заговорил он тихо, – в этом все дело. Мне не надо, чтобы вы подчинились. Я хочу, чтобы вы радовались нашей близости.

Она подняла на него глаза, и он увидел, какие они несчастные.

– Я не знаю, смогу ли. Я не обманываю вас. Я никогда не думала, что так будет. Я считала, что преодолею себя, но когда доходит до этого, меня словно замораживает, как вы только что назвали мое состояние.

– Но мы не дошли, – усмехнулся он. – Расслабьтесь. Я знаю ваше прошлое, а вы – мое. Все, что мы здесь имеем, – это очень длинный и тощий мужчина и женщина, которая терпела дурное обращение. Если я сумею использовать собственный опыт, а вы забыть о своем, мы все-таки сможем прийти к этому, как вы определяете любовную близость. И поймем, что нам хорошо. Думаю, так оно и будет. Ну а теперь говорите – экарте, пикет или вист?

Дейзи шмыгнула носом и вытерла слезы тыльной стороной ладони.

– Пожалуй, пикет, – сказала она. – Только берегитесь! Я играю в пикет очень хорошо.

– Отлично! – заявил он, запахнул полы халата на длинных ногах и уселся на кровать.

Они часок поиграли в пикет, и выигрыш оказался примерно равным. Перешли к висту, и Лиланд одержал победу с большим перевесом.

Дейзи сидела, поджав под себя колени, и всматривалась в свои карты с такой серьезностью, что Лиланд над ней то и дело подшучивал.

Сам он уселся, скрестив ноги, как это делают портные, если шьют, сидя на столе. Лиланд старательно прикрыл ноги полами халата, чтобы не смущать Дейзи, но вслух он объяснил, что боится сквозняка.

Они то и дело смеялись за игрой. Лиланд рассказывал Дейзи, что некоторые карты имеют свои прозвища: трефовый валет, например, это Сэр Ланселот, а королеву червей сначала называли Хеленой Троянской, а позже переименовали в Королеву Елизавету. Рассказывал и о том, как играют в клубах для джентльменов и в тайных притонах для картежников. Она, в свою очередь, поведала ему о стычках за карточной игрой в Ботани-Бей, о том, какой жестокой бывала порой игра в тех краях. Временами Дейзи забывала о том, что это ее брачная ночь, и что мужчина рядом с ней – ее законный муж, которому она отказала в его правах. Ей думалось, что он не придает этому значения.

Но Лиланд не забывал об этом ни на секунду. Он смотрел на жену с нежностью и восхищением, ему было и жаль ее, и чем-то она его смешила, но при этом он полагал, что, если ему удастся ее «приручить», его брак будет лучшим из всех, какие он когда-либо знал, и что даже их нынешние отношения самые хорошие, какие он мог себе вообразить. Он почти справился с желанием привлечь ее к себе и сказать, что ей незачем его бояться. Он должен это сделать с шутками и смехом и надеяться, что остальное последует в свое время. Дейзи казалась ему сегодня особенно красивой в своей простой белой ночной рубашке. Волосы она заплела в косы и оттого казалась еще моложе, еще ранимее. Сквозь тонкую ткань сорочки он видел ее прекрасные, упругие груди с розовыми кончиками и чувствовал себя, пожалуй, не менее ранимым, чем она. Он страстно желал ее, но все, что он мог сделать сегодня, – это попытаться завоевать ее доверие.

Дейзи подняла глаза, увидела его лицо и замерла, забыв о картах и только глядя на него. Лиланд затаил дыхание, наклонился к ней и коснулся губами ее губ, таких мягких и податливых, как он и надеялся. Карты посыпались с ее пальцев, как листья с деревьев от осеннего ветра. Лиланд положил свои карты, обнял Дейзи за талию и привлек к себе. Она сразу подалась и прильнула к нему. Они поцеловались. Лиланд очень тихо произнес всего одно слово, и слово это было: «Люблю». Свободной рукой он коснулся ее шеи – легко, только кончиками пальцев, и почувствовал, что она дрожит. Он поцеловал шею Дейзи, потом снова поцеловал ее в губы. Она что-то пробормотала, но Лиланд не разобрал слов.

Он погладил щеку Дейзи и накрыл ладонью ее грудь.

Она снова вздрогнула и вся напряглась.

Лиланд замер и посмотрел на нее вопросительно.

Она опустила глаза.

– Простите, – произнесла она виновато. – Я постараюсь, чтобы такого больше не случилось.

– Нет! – отрезал он и отпрянул. – Я так не думаю. Это все равно, что постараться не чихать. Если вы не можете с этим справиться, то и не надо. Ну так вот, – спросил он, – виной тому мое поведение? Или то, о чем вы подумали? Вы можете сказать мне об этом спокойно.

– Я не знаю. То, что вы делали, было восхитительно, но я вдруг представила себе, что нам предстоит... ну и вот...

– Ладно, не стоит на этом сосредоточиваться. Сейчас уже очень поздно. Давайте ляжем спать.

Он встал, подошел к туалетному столу и погасил лампу. Стало совсем темно, но Дейзи различала очертания фигуры Лиланда и поняла, что он снимает халат. Потом он подошел и лег в постель рядом с ней.

– Вы будете спать здесь? – спросила она удивленно.

– Разумеется, ведь это моя спальня, – ответил он, положив голову на подушку. – То есть, я хочу сказать, наша спальня, – поправил он себя. – Я никогда не одобрял мысль об отдельных спальнях для мужа и жены. Это ведет к отчуждению. Вы не согласны?

– Я никогда об этом не думала, – честно призналась Дейзи.

Таннер убил бы ее, если бы она завела речь об отдельной постели; к тому же это было бы попросту глупо в доме такого размера, в каком они жили.

– У нас огромная кровать, отдельные гардеробные, а в доме по меньшей мере дюжина других спален, и в любую вы можете ретироваться, если я начну храпеть, – сказал он, зевнув. – Впрочем, до сих пор на это никто не жаловался. Простите, – спохватился он. – Совершенно ни к чему вспоминать об опыте прошлых лет.

– О, в таком случае мне не следует больше говорить о Таннере, – сказала Дейзи, ложась на спину и устраиваясь поудобнее рядом с мужем; она закуталась в одеяло так, чтобы их тела не соприкасались даже во сне.

– Говорите сколько хотите, – возразил он. – Я имел в виду, что не стоит говорить о бывших любовниках. Я полагаю, он им не был.

– О нет, – негромко проговорила Дейзи. – Любовником он не был ни в коей мере.

– И ни слова о любви? – спросил Лиланд.

– Нет. Потому что он меня не любил.

Лиланд промолчал. Дейзи его не видела, но чувствовала его интерес к сказанному ею, и это было понятно: ее утверждение требовало дальнейших пояснений, и Лиланд, несомненно, ожидал их. В темноте ей было легче говорить об этом, и неожиданно для себя она обнаружила, что в состоянии поведать о вещах, о которых никому не рассказывала раньше.

– Он меня хотел, но не любил нисколько. Ему даже не нравилось, как я веду себя с ним в постели.

– Я бы предположил, что он не хотел заниматься любовью с женщиной, которая ненавидит его и только терпит его объятия.

Лиланд ждал ее ответа. Чем больше он узнавал о том, что пришлось вытерпеть Дейзи, тем сильнее ему хотелось изменить ее отношение к акту любви. Она хотела его, Лиланд это понимал. Но прошлое не отпускало Дейзи. Жаль, что они не поговорили об этом раньше со всей откровенностью и доверительностью. Видимо, у него крепко засело в голове убеждение в том, что вдова должна быть опытной женщиной. Лиланд поморщился: вот болван! Видимо, он допустил ошибку, в чем-то сходную с той, которую совершают некоторые мужчины, женясь на выросших под строгим надзором девственницах и ожидая от жен проявления неограниченной страсти сразу после венчания. Некоторые из любовниц Лиланда рассказывали ему об этой глупости. Теперь и он ее совершил, сбитый с толку мыслью о том, что Дейзи – вдова.

– Нет, – заговорила она наконец, отвечая на его вопрос. – На самом деле все обстояло иначе. Понимаете, однажды ночью, когда я уже спала, он пришел ко мне и даже не побеспокоился меня разбудить. Кажется, я все еще дремала или, может, оттого, что он был пьян, это продолжалось у него дольше обычного, но я почувствовала то, чего ни разу не ощущала прежде, и начала двигаться. Он больно ударил меня по лицу и заорал, что не желает штучек, какими занимаются одни шлюхи. Обвинил во всем других женщин колонии, некоторые из них в самом деле были шлюхами. После этого случая он запретил мне разговаривать с ними.

– Я рад, что он уже на том свете, – заметил Лиланд. – Иначе мне пришлось бы его убить.

Дейзи стукнула утешителя маленьким круглым кулачком.

– Я не должна была про это рассказывать! Господи, Лиланд, вы совершили огромную ошибку, женившись на мне!

– Нет, – сказал он, – ничего подобного. Шлюхи пользуются такими штучками, чтобы ублажать мужчин, потому что предполагается, что женщина должна двигаться, ведь страсть и есть движение. Большинство мужчин воспринимают это как комплимент своему искусству. – Он сел и раскрыл объятия. – Можно я вас просто обниму?

Дейзи кивнула и спрятала лицо у него на шее.

– Не тревожьтесь, – говорил он, поглаживая ее спину широкими круговыми движениями, как будто успокаивал маленького ребенка. – Все это минуло и никогда не повторится.

Лиланд почувствовал, что она расслабилась, но очень скоро Дейзи высвободилась из его объятий. Лиланд ее не удерживал.

– Спокойной ночи, – прошептала она и легла на подушку.

– Спокойной ночи, – откликнулся Лиланд и тоже лег, повернувшись к ней спиной: не хотел, чтобы она увидела, как сильно он возбужден. И подавил готовый вырваться стон, когда представил себе, как проведет бессонную ночь.

Долго так не может продолжаться, решил он. И не только ради него самого. Следующий час он провел, размышляя, как с этим покончить.

Дейзи пробудилась и обнаружила, что она в постели одна. События прошедшей ночи всплыли в памяти, и она зажмурилась. Что с ней случилось, почему и зачем рассказывала она о таких постыдных вещах? Ей пришло в голову, вдруг Лиланд отправился куда-то, чтобы отыскать способ аннулировать их брак. Она не могла понять, откуда у нее взялась смелость говорить и вести себя так, как она это делала. Это ее потрясло. Лиланд, конечно, разочарован. Она должна изменить тактику. Постараться изо всех сил. Договор есть договор, таким образом, как она, его не соблюдают. Лиланд вправе гневаться на нее.

Но когда она увидела его в столовой за завтраком, ни на его лице, ни в глазах она не заметила ни единого намека на недовольство.

– Доброе утро, – произнес он, вставая из-за стола, чтобы поздороваться с ней. – Ну как, продолжим сегодня после завтрака наше путешествие по имению?

– Я бы очень этого хотела, – ответила она.

– Мы можем взять с собой корзину и после прогулки порыбачим, – сказал он и добавил, окинув внимательным взглядом ее красивое платье цвета шафрана: – Только не в этом наряде. Поднимемся на чердак и попробуем отыскать для вас болотные сапоги и подходящие брюки. Я вовсе не хочу, чтобы вы сыграли роль Офелии, прекрасной, уплывающей по воде, но обреченной утонуть.

– Я умею плавать, – со смехом возразила Дейзи, – а кроме того, рыба лучше клюет у женщин. Если я надену брюки, рыбы примут меня за мужчину.

– Рыба лучше клюет у женщин? – приподнимая брови, удивленно спросил Лиланд.

– Так говорил мой отец, – ответила Дейзи, улыбнувшись при старом воспоминании. – По крайней мере, он это утверждал, когда хотел, чтобы я пошла с ним и несла потом корзину с уворованной форелью. Ни один караульщик не заподозрит в браконьерстве девочку.

– Утверждаю, что любая здравомыслящая форель признает в вас женщину, невзирая на то, во что вы будете одеты, – напыщенно возвестил Лиланд. – Ведь это моя форель!

Они восхитительно провели время в этот день. В отличие от ночи.

Лиланд не позволил себе ничего, кроме короткого поцелуя на сон грядущий, после чего повернулся к Дейзи спиной, чтобы бодрствовать полночи, думая о том, что единственная женщина, которую он желает душой и телом, так близко и одновременно так далеко от него, и гадая, как с этим быть. Нечто большее, нежели его решение и ее холодность, разделяло их: кокон из шелкового одеяла охранял целомудрие Дейзи. Он все же мог вдыхать запах ее духов и воображать, будто ощущает тепло ее тела, пока лежал и старался смирить себя. Это нечто вроде кары, решил он наконец, вполне им заслуженной за прошлые грехи.

Дейзи тоже не спала и спорила сама с собой, подумывая, а что, если она приподнимется на локте, разбудит Лиланда и попробует заняться с ним любовью, не испытывая при этом ненависти к нему. Она считала, что способна пойти на близость с Джеффом, и убедилась в своей ошибке, но вдруг это станет возможным с мужчиной, который с каждым часом значил для нее все больше. Она пришла к такому выводу где-то в середине ночи и уже подняла руку, чтобы разбудить Лиланда, но неожиданно уснула.

– Ну вот мы и на месте, – сказал Лиланд на следующий день, помогая Дейзи сойти с лошади. – Мы войдем в лабиринт, и вы сама отыщете дорогу к центру, потому что я открыл вам секрет.

– Я должна запомнить сонет, который вы прочтете, усвоить схему рифм, поворачивать по счету и таким образом попаду в центр? – спросила Дейзи.

– Шшш, – предостерег ее Лиланд, оглянувшись по сторонам. – Вы же не хотите, чтобы нас кто-нибудь подслушал.

– Здесь нет никого, кроме птиц в небе, – заявила Дейзи. – Я ни за что не смогу это сделать. Я не знаю этого сонета! То есть не помню его наизусть.

– Ах вот что, – сказал он, когда они вошли за темную живую изгородь. – Вы и не должны его знать. Я рассказал вам всю эту историю только потому, что она звучит так загадочно. Я даже не уверен, что она действует. Слушайте, мы теперь совсем одни, и я поведаю вам истинную правду. Я спою вам песенку, которая, конечно, вам известна, я в этом уверен. Потом вы будете поворачивать в конце каждой строчки, сначала направо, потом налево, еще раз налево и наконец направо. Если вы начнете шагать с правой ноги, а петь после шести шагов, то дойдете очень скоро.

Он начал петь чистым, приятным тенором песенку, которую Дейзи и в самом деле знала хорошо. Песенка была не из тех, которую леди согласилась бы исполнить в смешанном обществе.

– Я не верю! – с негодованием выкрикнула Дейзи. – Вы сами рассказывали, что сообщили Даффиду про сонет Шекспира, который служит ключом к тайне.

– Верно. Только это не единственный ключ. Стану ли я изменять вкусам моих предков? – спросил он с самым невинным видом. – Они развлекались в свое время порой изысканно, а порой и очень грубо. Они были менее педантичными. Итак, делайте первый шаг с правой ноги и на шестом шаге начинайте петь. И непременно все строчки.

Она посмотрела на него скептически. Он ответил ей точно таким же взглядом и пожал плечами. Дейзи начала считать шаги и, сделав шестой, запела, очень тихо, себе под нос, скорее бормотала, чем пела, потому что слова были уж очень непристойные. Она делала повороты в положенных местах, но когда она повторила песню пять раз, уже не обращая внимания на то, как звучат ее слова, то все еще находилась в длинном темно-зеленом тоннеле, из множества которых и состоял лабиринт. Дейзи насупилась и посмотрела на Лиланда.

Он прикусил нижнюю губу, а глаза у него искрились от едва сдерживаемого смеха.

– Негодник! – выкрикнула она. – Вы это устроили, чтобы позабавиться на мой счет.

Она ударила его в плечо. Лиланд посторонился и захватил обе ее руки в свою одну большую руку. Потом он взглянул на нее и перестал смеяться, а Дейзи прекратила сопротивляться и тоже посмотрела на него.

Лиланд привлек ее к себе и поцеловал; Дейзи задохнулась, изумленная, но вернула поцелуй и поняла, что этого ей недостаточно, непременно надо еще раз попробовать Лиланда на вкус. Губы его были слаще, чем ей помнилось. Он обнимал ее так нежно, так горячо, что у нее закружилась голова. Дейзи закрыла глаза и разомкнула губы, ловя и вбирая в себя его поцелуй.

Они перевели дыхание, взглянули друг на друга, и Лиланд снова поцеловал ее. Или, может, это она его поцеловала, Дейзи было все равно. Ее обдало жаром, когда рука Лиланда легла на ее грудь. Она почувствовала, что кончик груди упирается в ладонь этой большой теплой руки. Он наклонился и быстрой цепочкой Горячих поцелуев пробежался от мочки ее уха до ямочки спереди на шее. Капор свалился с головы Дейзи и упал на землю. Ей захотелось сорвать с себя платье, закрыть глаза и отдаться ощущениям, которые были вызваны его ласками, вдыхать уже знакомый ей запах лаванды, листьев лимона – и запах кожи Лиланда Гранта.

Она уже не боялась разочаровать его или вызвать в нем неприязнь к себе, уже не думала ни о каких страхах. Руки ее прижимались к его крепким плечам, она чувствовала учащенное биение его сердца рядом со своей грудью. Дейзи не знала прежде подобных ощущений, была ими ошеломлена и жаждала большего.

Лиланд опомнился первым.

– Проклятие, – произнес он с нервным смехом, оглядевшись вокруг. – Мы не можем заниматься любовью прямо здесь. Почему бы не уединиться для этой цели в самом сердце лабиринта? Но ты завела нас далеко от него, и понадобится время, чтобы туда добраться.

Ясность мысли вернулась к Дейзи, Лиланд понял это по выражению ее широко открытых глаз. Она подняла свой капор, надела его и завязала тесемки дрожащими пальцами.

– Ты хочешь, чтобы мы это сделали прямо здесь и сейчас? – спросила она неуверенно.

– Нет, – ответил он с долгим вздохом сожаления. – Это было бы невозможно, мы перегородили бы весь проход, к тому же, не дай Бог, на нас мог бы набрести какой-нибудь шалый дикобраз. Впрочем, и без него колючек тут хватает, вся изгородь ими поросла. Радости мало натыкаться на них в любую минуту. Дейзи, – обратился он к ней уже другим, негромким и ласковым голосом, – не огорчайся. Это было доброе предвестие грядущих дней и ночей.

Дейзи кивнула.

– Идем, – произнес он с нежностью. – Мы пробыли здесь слишком долго. Не хочешь ли ты еще разок спеть волшебную песенку?

Его шутка вызвала у Дейзи улыбку. Она сделала вид, что хочет его ударить. Лиланд притворился, что испугался, и отскочил в сторону. Потом они, вполне довольные друг другом, вернулись к своим лошадям.

Ехали они в молчании, но уже совсем недалеко от дома Дейзи заговорила.

– Лиланд? – только и сказала она.

– Да? – откликнулся он с некоторым беспокойством, потому что его чем-то встревожил тон ее голоса.

– Мы сможем заняться любовью сегодня днем или ночью?

На губах у Лиланда медленно расплылась улыбка.

– Я весь к вашим услугам, – произнес он с полупоклоном. – На все готов ради вашего удовольствия. Не хотите ли пересесть ко мне? Лошадь у меня более проворная, и мы доедем быстрее.

Глава 21

Они въехали во двор, передали лошадей конюху и рука об руку вошли в дом. Дворецкий встретил их в дверях. Лиланд кивнул ему и ввел Дейзи в холл. Там один из лакеев сообщил ему, что у экономки есть вопрос насчет обеденного меню, а сам вдруг покраснел как рак. Две горничные, которые в это время поднимались по лестнице, задержались и вытаращились на хозяина и его жену.

Лиланд остановился в холле и вздохнул.

– Мое лицо меня выдало, – шепнул он новобрачной. – Были времена, когда гостеприимством этого дома пользовались дурно.

В те времена, подумал он про себя, он поднимался наверх с женщиной, которую желал, не обращая внимания на то, много ли слуг на него глазеет. Но теперь все было иначе. С ним была его жена. И взгляд на ее лицо сказал ему, что теперь все и должно быть по-другому.

Сейчас он не мог бы увести ее в их спальню без того, чтобы об этом не узнала вся прислуга. По ее глазам было видно, что Дейзи это понимает. И Лиланд сообразил, что поступить так, то есть увести ее, было все равно что плеснуть ледяной водой на тот огонь, который он успел зажечь в ней. Потому что она вдруг перестала смеяться.

Тем не менее, она явно была тверда в своих намерениях. И посмотрела на него очень серьезно.

– Итак, мы здесь, – сказала она. – И что далее?

Смешков как не бывало. Вид у Дейзи был самый рассудительный, выражение лица жесткое. Значит, она решила бросить ему вызов. Черт побери! Придется решать серьезную задачу.

Джефф и Даффид рассказывали ему о своем пребывании в колонии намного больше, чем женщина, на которой он только что женился. Он, Лиланд, был готов подождать, пока она успокоится и обретет доверие к нему. Однако совершенно ясным было одно. Этот скот, ее первый муж, почти полностью уничтожил ее способность к любовному наслаждению. Надежду вселяло только слово «почти». Ее новый муж намерен изменить положение дел, потому что он чувствовал – знал – должен был верить, что и она хочет изменить это. Он угадал в ней скрытый огонь.

Он никогда не хотел иметь жену, которая всего лишь терпела бы его. Он легко мог жениться на одной из так называемых хорошо воспитанных девиц, способных на такую супружескую жизнь. Их на это натаскивали. Еще одна неприемлемая разновидность – жены, которые, родив мужу наследника, пускались во все тяжкие, желая получить дополнительные утехи от других мужчин, но таких, как знал Лиланд, вообще ничто не могло удовлетворить. Не хотел бы он и жену развращенную. У него была мать, которая в угоду своим аппетитам изуродовала слишком много жизней. И надо же случиться такому, что выбрал он жену, которая избегает супружеского ложа, потому что у нее в прошлом печальный опыт. Но Лиланд всегда был человеком отважным и готовым принять вызов жизни.

– Что ж, продолжим наше обсуждение наверху, – сказал он и жестом подозвал к себе дворецкого. – Пусть нам принесут булочки, которые так хорошо печет кухарка. Я особенно люблю маленькие с коринкой. И еще велите подать пару бутылок шампанского из погреба. Французского, девяносто четвертого года, без отметки об уплате налога. Мы женаты уже три дня и хотим это отметить. Сейчас, – обратился он к Дейзи, когда дворецкий удалился, – мы устроим себе пирушку.

Глаза у Дейзи округлились, но она ничего не сказала и пошла вместе с Лиландом вверх по ступенькам.

Через час она уже смеялась. Они выпили шампанского, и Лиланд рассказал ей забавную историю о каком-то случае на студенческой пирушке из тех времен, когда он учился в Кембридже. За первой историей последовала еще одна и еще... Лиланд переоделся в шелковый халат и выглядел очень уютно, сидя в кресле и развлекая Дейзи. Рассказчиком он был замечательным.

Дейзи восседала на их высокой кровати, нога на ногу, ее розовая сорочка приятно гармонировала с покрывалами цвета персика. Она развязала ленту и распустила волосы, которые теперь обрамляли ее лицо ореолом золотых кудрей. На лице сияла улыбка. Дейзи не опьянела, ей просто было очень весело.

– Больше не надо, – сказал Лиланд, когда она снова протянула ему пустой бокал. – Ты уж слишком развеселилась.

– Ничего подобного! – запротестовала она.

– Ну, тогда поссорься со мной. Если сможешь.

Дейзи разразилась смехом.

– Ты прав! Как я могу повздорить с человеком, который угощает меня восхитительными булочками и вином? – Она посмотрела на Лиланда из-под шапки растрепанных кудрей. – Но я не опьянела. Я просто счастлива. Все это напоминает мне о времени, когда я еще не была выслана, навещала своих подруг и бывало, что оставалась ночевать у какой-нибудь из них дома. Мы рассказывали друг другу разные истории и веселились до рассвета. – Дейзи примолкла, потом проговорила задумчиво: – Мои подруги... Я ничего о них не знаю. Никаких вестей не получала от них, с тех пор как меня и отца арестовали.

Дейзи выпрямилась.

– Тем хуже для них, верно? – сказала она, резким движением отбросив кудри со лба. – Я обзавелась новыми подругами в Порт-Джексоне, где мы жили. Да, у меня там были настоящие друзья. Но мы никогда не смеялись так много. Есть люди, истории жизни которых гораздо печальнее моей, – произнесла она очень серьезно. – А теперь я больше не хочу грустить. Никогда.

– Я постараюсь устроить, чтобы так оно и было, – сказал он. – Уж это я могу обещать.

Он встал с кресла, подошел к кровати и сел рядом с Дейзи. Допил последний глоток шампанского и, подняв повыше пустой бокал, стал его разглядывать.

– Говорят, что эти бокалы были изготовлены в точности по форме грудей Марии Антуанетты, – произнес он мечтательно и уголком глаза приметил, что Дейзи удивленно раскрыла свои ясные очи. – Но я также слышал, что моделью послужила грудь Дианы де Пуатье, любовницы нашего Генриха Второго. Знаю я и более древнюю легенду: будто бы Парис велел изготовить кубок по форме груди Хелены Прекрасной. Видимо, оттуда все и пошло. Любопытно, что история самого обыкновенного сосуда связана с именами нескольких знаменитых красавиц. Тебе так не кажется?

Дейзи пригляделась к бокалу. Протянула руку и взяла его у Лиланда. И вдруг накрыла им свою правую грудь. Теперь уже Лиланд широко раскрыл глаза.

– Фу, – сказала она, убедившись, что бокал не вмещает даже половину ее груди. – Это плохо говорит обо мне. Грудь не входит в один бокал. Быть может, нужен был бы вдвое больший. Как ты считаешь? Ох, какое у тебя лицо! – воскликнула она, расхохоталась и захлопала в ладоши. – Я все-таки этого добилась! Я тебя привела в замешательство. Ты попался в ловушку, стараясь смутить меня. Не отрицай. Ты мне рассказывал одну задругой все более зажигательные истории – и сам оказался пойман! Вот что бывает, когда ты выпьешь слишком много!

– Возможно. – Лиланд взял бокал с того места, где Дейзи его оставила на постели, и поставил на ночной столик. – Но на самом деле я пытался подогреть твои чувства. Точнее, соблазнить тебя. Кое-кто считает, что такие разговоры сильно возбуждают женщин.

Он провел пальцем по ключице Дейзи, а потом коснулся ее губами. Ладонью погладил грудь и тоже поцеловал сквозь ткань рубашки.

– Я не хотел бы помещать такую прелесть в бокал, – пробормотал он, спуская с плеча Дейзи рубашку. – С ней можно поступать гораздо лучше. – Он приподнял на ладони обнаженную грудь и поцеловал ее розовый ко