Евгений Кукаркин

Принц


Евгений Кукаркин

Принц

ПРОЛОГ

Мы стояли по стойке смирно перед адмиралом и ели его глазами.

- Значит решили по выпендриваться, показать себя.

Адмирал подскочил к моему лицу и заорал прямо в нос.

- Кто разрешил? Я знаю, это все твои штучки.

Я молчу и гляжу в его бешеные глаза. Он отошел и проскочив мимо нас туда и обратно, вдруг застопорил.

- Еще одна такая выходка и я вас... спишу, выгоню, уничтожу... Пижоны говняные.

Все, адмирал выдохся и спустил пары, теперь пойдет деловой разговор.

- Потери, есть? - это уже спокойный голос.

- Да. Четверо убитых и четверо раненых.

- А у них?

- Точной цифры не знаем. Мы утопили мини подводную лодку и четыре катера типа МД. Сколько погибло пловцов не могли уточнить, но их примерно убито раз в десять больше. Взят один пленный

- А теперь по порядку, расскажите все, - успокаивается адмирал.

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

После взрыва наших двух теплоходов в портах Анголы, отряд подводных пловцов прислали из России для охраны плавающих судов вдоль африканского побережья. Моей группе досталась акватория порта Мосамедиш, это самый неудобный участок Анголы, так как расположен недалеко от Намибии и наиболее чаще подвергался нападению нежеланных гостей.

Наш "батя", адмирал, Смирнов, запершись со мной в каюте сторожевика, читал напоследок мне нравоучения.

- Смотрите, капитан-лейтенант, не распустите ребят. На берег только группой, а так, что бы на вашей посудине был особенно четкий порядок и больше бдительности. Вы первая цель у диверсантов. Теперь по существу. Здесь есть наша агентура, вам придется с ней держать связь. Не беспокойтесь, в основном это информаторы, которые имеют источники в Намибии и ЮАР, именно по вашим делам. Еще запомните, капитан-лейтенант, без помощи местных жителей, вам придется очень трудновато. Заводите связи, друзей. Вот ваш агент.

Адмирал написал на бумажке адрес и поднес к моим глазам.

- Запомнили?

- Да.

Листок упал в хрустальную пепельницу и за корчился от ласкового пламени, поднесенной зажигалки.

- А вот пароль. У агента точно такой же.

Адмирал протянул стертую монету.

- Оставляю вам скоростной катер,- продолжал адмирал,- сторожевой катер и мы тут зафрахтовали баржу, под жилье экипажа. Там ваше вооружение и боеприпасы. Помощники хорошие. Начальник штаба старший лейтенант Малышев, командир сторожевика - лейтенант Жуков и ваш помощник - лейтенант Гусев. Всего для охраны остается 28 человек, сюда входят катерники, офицеры, пловцы и обслуга, радист, шифровальщик и кок. Кажется все. На месте сориентируетесь быстрей.

Мосамедиш удобно расположился в выемке побережья. Железнодорожная ветка, обрывается где-то в центре Анголы, но питает порт пшеницей, полезными ископаемыми и бандитами из группировок УНИТА или ЮАРовских диверсантов.

Мой первый визит, как начальника Российской базы, был к губернатору провинции.

Седой, дряхлый негр, одетый в неимоверное количество одежды с расшитой шапочкой на голове приветствовал через переводчика, почему-то говорившего на английском, меня и мою маленькую группу моряков.

- Я рад, что наконец-то правительство, - говорил губернатор, - сумело пригласить для защиты нашей территории, иностранных специалистов. Надеюсь, что вы окажите существенную помощь свободной торговле иностранных судов...

И так далее... так далее, и так далее. Одни наборы фраз и все про одно и тоже.

Мне пришлось тоже сказать банальную фразу, типа: "мы поможем", "мы окажем" и прием к радости присутствующих, окончился. Следующим актом был обед и невероятные знакомства.

Среди толпы показалось русское лицо с курносым носом.

- Здравствуйте, капитан-лейтенант, - сказало оно, - Сергей Собинов, военный советник.

- Здравствуйте, Михаил Иванович Рыжов.

- Приятно услышать в этом городе русскую речь, я рад, что мы будем работать вместе. Хорошо, если бы вы нашли время и зашли ко мне, у нас есть о чем поговорить.

- Ваш адрес?

- Отель "Олимпик", номер 44, телефон 24-12.

- Я запомнил. Не страшно жить одному в отеле? Нам адмирал категорически запретил там селиться.

- Не страшно, - Собинов улыбается. - Заходите в гости.

- Зайду, мне очень интересно...

- Сейчас я вас познакомлю с местным богачом, с ним вам обязательно надо быть вежливым и обходительным. Пойдемте, его поддержка здесь, это сто процентов успеха вашей миссии.

Он повел меня к толстому негру, обмотанному тряпками, как губернатор. На его круглом лице выделялся расплывшийся по щекам нос.

- Господин Анди, познакомьтесь, командир Русской морской базы, капитан-лейтенант Рыжов.

Круглая, короткая, черная рука, энергично тряхнула мою кисть.

- Почему, капитан, ваших военных моряков прислали так мало? - на чистом английском пробасил Анди. - Здесь мне кажется, нужны внушительные силы, для того, что бы сдержать южан.

- Господин Анди, имея даже внушительные силы, не всегда можно одержать победу или сдержать противника. Залог успеха современной войны это профессионализм и своевременный сбор информации.

- Ха... Однако, вы наверно правы молодой человек, примеры истории уже были. Несколько лет назад 300 бельгийских солдат разгромили 10000 армию Лумумбы в Конго.

- Или действия царя Леонида при Фермопилах против персов. Но я не хочу себя сравнивать с ни с Леонидом, ни с бельгийцами, я бы желал другого, иметь мир в этом районе и быть гарантом этого мира. Как вы считаете, я могу этого добиться?

Анди кивнул головой, с уважением оглядел мою фигуру и вдруг завопил.

- Санди, Дора, детки, пойдите сюда, познакомьтесь с виновником торжества.

От толпы мужчин оторвались две чернокожие женские фигуры, обтянутые цветастой материей. Бесчисленное число длинных косичек покрывало их голову. Они не были похоже на отца. Тонкие фигуры, более собранные носики и большие глаза на черно-коричневых лицах. Я сначала даже не мог их различить, только по росту. Одна подлиннее, другая-меньше.

- Девочки, этот богатырь из России, вы сейчас видели его на приеме губернатора. Занятнейший парень. Как тебя звать?

- Миша, можно Майкл.

- Лучше Майкл, познакомься, Майкл. Это длинноногая Санди и коротышка Дора.

- Я не коротышка,- вспыхнула Дора.- Я еще не выросла.

Она неплохо болтала по английски.

- Ну конечно, ты еще будешь, как шест колдуна Ари.

Дора поежилась, но уже ничего не сказала. И вдруг мелодичным колокольчиком заговорила Санди.

- Майкл, к вам когда-нибудь можно приехать в гости? Я еще не была на военном корабле.

- Можно. Я вас даже покатаю на катере. Кстати, у вас изумительный голос. Вы никогда не пробовали петь?

Санди и отец переглянулись.

- Как-то не пробовала. Я не училась музыке.

- Врет она, врет, - сказала Дора. - Она поет да еще как. Это наш папочка не хочет, что бы Санди была певицей.

- Дора, как тебе не стыдно.

- Я что, сказала что-нибудь не так?

- Лучше, если пять минут ты помолчишь. Майкл, я ни разу не плавала на большой воде. Это просто моя мечта, много страшной темной воды, ужас шторма, качка и надежда на выживание. Если вы не против, обязательно приеду к вам и наверно очень скоро.

- Я тоже хочу,- не выдержала Дора.

- Я наоборот, ненавижу ужасов океана, - говорю я, - И хотел бы, чтобы вы никогда не попадали в эти ужасные переделки. Лучше приезжайте к нам, поплаваем вдоль побережья при спокойной воде.

- Заезжайте к нам когда-нибудь в гости, молодой человек, - Анди кивнул нам головой, - Я чувствую, вы нам очень понравились.

Мы с Сережей поклонились дамам и только отошли, как тут же напоролись на двух кокетливо одетых европеанок, не первой молодости, но весьма симпатичных.

- Здравствуй Серж. Ты про нас забыл? Представь нас модому человеку тоже, а то все негры...

- Ах да, Миша, это наши друзья. Мисс Розалинда и мисс Кейси, а это, как вы уже знаете, командир русской базы капитан Михаил Рыжов.

Дамы протягивают руки и я целую каждую поочередно.

- Здесь так мало молодых европейцев, - жалуется Розалинда, - что каждый новый человек событие для нашего городка.

- Майкл, вы прибыли вовремя, - вступает в разговор Кейси, - скоро сюда прибудут молодые принцессы и знатные невесты горных племен Квандо и Квито, прикатит куча женихов из Анголы, Намибии, Конго и даже Заира. Здесь будут такие празднества, закачаетесь.

- А мы-то здесь причем?

- Как? Вы же мужчины?

- Не хотите ли сказать, что мы тоже можем попасть в разряд женихов?

- Вы женаты?

- Нет.

- Тогда вас точно обкрутят. Здесь такое правило в эти дни, если девушка оденет на мужчину гирлянду цветов, значит он ей приглянулся.

- У нас в это время все цветущее побережье опустошается, - говорит Сережа, - девушки делают гирлянды для своих суженых.

- А ты как?

- А я женат. Запомни, информация о не женатых с быстротой молнии разносится по побережью. Ты думаешь Анди, так просто представил тебя своим дочерям, нет. Здесь, Миша, другие порядки. Порядки матриархальных племен.

- И когда будут празднества?

- Через два месяца, - ответила Кейси. - Так что готовьтесь, мальчики. Вы можете попасть в разряд женихов.

Это явно относилось ко мне.

- Сегодня уже здесь ничего не будет. Скучно у них проходят приемы, ни танцев, ни всплесков винных эмоций. Майкл, приходите к нам. Мы живем в купеческом квартале, - пригласила меня Розалинда.

- Спасибо. Когда-нибудь обязательно зайду.

Мы пока обживались, исследовали на катерах близ лежащие берега и привыкали к жгучему африканскому солнцу.

Через неделю посыльный принес мне записку от Анди. Он непротив подъехать и встретится у меня на базе.

Анди подъехал к мосткам пришвартованной баржи, на старенькой машине. Вместе с хозяином вышли его дочери. Я пригласил их на баржу.

- Не хотите ли пройтись вдоль побережья на сторожевом катере? предложил я.

- Ой, как интересно, - запищала Дора.

- Циц..., - гаркнул Анди, - потом съездите. Мы не могли бы, капитан, поговорить где-нибудь отдельно.

- Да, естественно, пойдемте ко мне в каюту. Лейтенант Гусев.

- Я.

Появился бравый заместитель.

- Покажи дамам катера и готовьте сторожевой катер к походу.

- Есть.

- Мадам, прошу.

Галантный лейтенант подцепил за руку Санди и повел по палубе к катеру. За ними, семеня ногами, спешила Дора.

Мы сидим в крохотной каюте и Анди с любопытством осматривает обстановку.

- Хотите коньяку? - предлагаю я.

- Давайте.

Я разливаю коньяк и подношу рюмку Анди. Он с подозрением смотрит на коричневатую жидкость и мнется. Я выпиваю и закусываю долькой лимона. Анди решил сделать тоже. Похоже коньяк понравился.

- Виски и бренди я уже пил, а вот русский коньяк - первый раз. Хорошо.

- Так что же привело вас ко мне?

- Дела, капитан, дела. Через два месяца порт Мосамедиша будет забит судами, суденышками и лодками. Будут большие праздники и поэтому хотелось бы, что бы в городе и порту было больше порядка. Я не скрываю свой интерес в этом. Несколько торговых кораблей будут моими и мне бы не хотелось их терять.

- Что вас беспокоит?

- Мои друзья сообщили мне, что в намибийский порт Уолфиш-Бей прибыли два корабля ВМС Южно Африканской Республики. На них полно десантников. Опять могут быть у нас диверсии.

- Мне об этом уже пришла шифровка из оперативного управления. Господин Анди, вы здесь самый уважаемый человек и мне весьма симпатичны. Я решил обратиться к вам, так как мне нужна хоть какая-нибудь поддержка.

Он кивает головой.

- От порта Уолфиш-Бей до границы с Анголой 700 километров. - начинаю рассуждать я. - От границы Анголы до нашего порта еще 300. Где-то в этом промежутке от нашего порта до Уолфиш-Бей, находится промежуточная секретная база ВМС ЮАР, от куда и совершают набеги морские диверсанты. База хорошо замаскирована и, по-видимому, прекрасно охраняется. Так вот, мне от вас нужно, что бы вы мне помогли найти координаты этой базы. Корабли которые прибыли в порт Уолфиш-Бей не пойдут с высадкой десанта в Анголу, они просто подпитывают секретную базу своими людьми и техникой и от туда совершают лихие походы на побережье вашей страны.

- Вообще то я об этом предполагал.

- У вас есть какие то сведения?

Анди задумчиво теребит свои толстые губы.

- Нет. Но это, пожалуй, будет для меня большой честью, оказать вам услугу. Вы, капитан, можете положиться на меня, я постараюсь вам помочь. Пожалуй, я с вами сейчас прогуливаться по морю не буду. Мои дочки надоели, все упрашивали, хотели посмотреть океан. Вот и сопроводил их сюда. Сам я качку не переношу. Вы присмотрите за ними, а я поеду в свою контору и по своим каналам начну разыскивать эту базу.

- Только нельзя ли это делать скрытно. Здесь шпионов полно и эти поиски могут обойтись вам жизнью.

Анди хмыкает.

- . Хорошо, капитан. Развлеките пока моих дурочек, я потом вечером пришлю за ними машину.

Мы идем на катере вдоль побережья к границе Анголы. На мостике командир катера старший лейтенант Жуков, лейтенант Гусев, я, Санди, Дора и рулевой. Погода великолепная, легкий бриз и жгучее африканское солнце. Офицеры рассыпались в остроумии перед дамами и те смеются, хотя многого не понимают.

- Смотрите, тигр,- говорит Дора и показывает на полосатого зверя выскочившего на песок побережья.

- Здесь знаменитейший прекрасный заповедник, - подсказывает Жуков.

Впереди, с правой стороны возникли очертания земли. По карте это единственный на западном побережье Африки огромный остров Лалу и я прошу командира катера повернуть обратно.

- Что-нибудь произошло? - спрашивает меня Санди.

Она подошла ко мне и облокотилась на борт.

- Нет. Но меня тревожит это необжитое человеком побережье.

- Почему необжитое. Здесь в глубине лесных массивов очень много племен. Еще когда была работорговля, первыми пострадали негры именно отсюда.

- Все правильно. Простите, я сейчас мыслю другими критериями. Чем грозит эта кажущуюся тишина для нас?

Санди смотрит на проплывающий берег.

- Я ни когда не любила тропические леса.

Вдруг она выпрямляется и выбрасывает руку вперед.

- Смотрите, там что-то черное на песке.

Лейтенант Жуков тоже заметил пятно и катер поворачивает к берегу.

На песке лежит человеческая фигура, обтянутая в прорезиненный костюм подводного пловца. Гусев и два матроса спрыгивают в воду и бегут к берегу.

- Он еще жив,- кричит Гусев.

- Давайте его сюда.

У человека негритянское лицо и вздувшиеся воспаленные губы, глаза закрыты и температура под 50 градусов. Правый бок пробит чем-то острым. Матросы снимают баллоны и ножами срезают костюм с пловца.

- Английский костюм, все юаровские пловцы их носят, - замечает Гусев.

Человеку вливают в рот воду. Он начинает шевелиться и вскоре открывает бессмысленные глаза. Глухое бормотание выходит из него.

- Он просит еще воды, - перевела Санди.

- Дайте ему воды.

Негр выпивает много воды и закрывает глаза. Гусев проверяет пульс.

- Отключился. Наверно заснул.

Пловцу обрабатывают рану и заклеивают ее пластырем.

- Ваши опасения по-видимому не напрасны, - говорит мне Санди.

Сережа Собинов внимательно слушает мой рассказ.

- Значит ты уверен, что секретная база где-то здесь на побережье.

Он указывает карандашом на карту.

- Да. Ближайшие стоянки южноафриканских кораблей слишком далеко. Лишнее доказательство тому пловец. У него акваланг рассчитан на восемь часов. Если считать, по запасу кислорода, за сколько добраться до нашего порта, значит база вот в этом районе.

- За рекой?

- Может быть. Но здесь весь берег на виду, даже бухточек и заливчиков нет.

- Что с пловцом?

- Он умер. Но удар который он получил в бок не ножевой, это осколочное ранение. Наш врач вынул осколок и мы предполагаем, что это кусок оболочки магнитной мины южноафриканского производства. Она срабатывает не от радио сигнала, а от взвода часового механизма при контакте с твердой оболочкой.

- Не веселая новость. Слушай еще одну информацию. УНИТА подтягивает свои отряды к реке, вот здесь у электростанции, почти в центре Африки.

- Здесь какие-нибудь силы есть?

- Правительственный полк прикрытия и небольшой отряд добровольцев из МПЛА.

- Не густо. Неужели эта каша заваривается к празднику.

- Может быть. А может быть и нет. Меня больше всего волнует эта чертова база. Осталось немного времени, ее надо найти.

- Меня она тоже волнует.

Я открываю дверь и натыкаюсь на смеющиеся глаза Кейси.

- Входите, Миша, давно вас жду.

- Именно меня?

- Именно вас.

Она протягивает ладонь, на которой лежит голландский гульден. Голова королевы стерта от длительного употребления.

- Удивительно, - ошеломлен я. - У меня такой же.

Я достаю из кошелька точно такой же изношенный гульден.

- Я думал, что меня по этому адресу встретит мужчина, - продолжаю я. Но встретить вас ни как не ожидал.

- Вы что, огорчены?

- Нет.

Вот тебе и агент, ничего себе подарочек передали.

- Хотите что-нибудь выпить?

- Нет. Очень жарко.

- Сейчас я вас немножко охлажу. Вы вот это видели?

Она протягивает мне подводные часы пловца.

- Откуда они у вас?

- Купила на рынке у одного пьяницы. Я поставила ему стаканчик виски и он мне поведал, что снял их с мертвеца, которого выкинуло на берег в 100 километрах от Мосамедиша.

- Как он там оказался?

- Он с искателями приключений плавал в дельту реки Кунене, для обмена товара на камни.

- Это же граница с Намибией.

- Ну и что? Здесь же ничего не охраняется.

- Где мне найти этого типа?

- Наверно там же у рынка.

- Ты мне можешь его показать.

Кейси колеблется.

- Вообще-то у меня другие цели поставлены на сегодняшний день, но ради тебя я схожу на рынок.

Она берет меня под руку и мы выходим из дома.

- Пойдем пешком, это недалеко.

- Давно работаешь на нас?

- Как родилась, так сразу и приступила к работе. На полном серьезе. Папа и мама русские эмигранты, которых потом привлекли работать на Россию и это мне досталось в наследство.

- За мужем?

- Была. Восемь лет была замужем. Дочка родилась, а потом началась война с УНИТой и муж пошел на фронт, где и погиб. Девочку взяли в Калифорнию родители мужа. Осталась одна.

Мы подходим к рынку.

- Вон он.

Грязный, оборванный парень стоял у входа в кабачок и взглядом тоскливо провожал каждого, кто входил в дверь.

- Эй, морячок, узнаешь? - крикнула ему Кейси и помахала рукой.

Он сразу выпрямился, заулыбался и пошел к нам.

- Мадам, рад вас видеть.

- Здесь один парень хотел увидеть тебя. Вот я его привела. Его звать Майкл.

- Мистер, рад познакомиться, меня звать Джейки.

- Привет, Джейки.

- Миша, я пойду, сами договоритесь.

- Спасибо тебе, Кейси. Джейки, ты не хочешь выпить?

- Не против.

- Пойдем.

Мы входим в дверь и Джейки ведет меня к свободному столику. Он садиться спиной к окну, я напротив него и Джейки подзывает официанта.

- Два виски. Не разбавленных.

- Джейки, скажи, ты был на реке Кунене?

- Был.

- А что там делал?

- Обменивал у некоторых племен, обитающих там, некоторые вещички на камни.

- Ты был один?

- Нет. Нас была целая компания.

- Ты нигде не видел там военных или других лиц, не относящихся к местным племенам?

К нам приносят два стакана виски. И Джейки с поспешностью хватает стакан и опрокидывает в себя и тут... из его кадыка выползает наконечник стрелы. Джейки с выпученными глазами смотрит на стакан и падает на стол, потом сползает на пол. Я вижу в окно, как от кабачка несется раскрашенный негр, забрасывая лук за спину.

Я опять в "Олимпике" у Сергея.

- Безусловно, Джейки что-то видел, поэтому его и убрали, - говорит Сергей.

- Агент мне сказал, что он был не один. Джейки плавал с какими-то искателями приключений, которые меняли у речных племен товары на камни.

- Так, так. А теперь покрути серым веществом. Джейки не разбогател, а по-прежнему пьянствовал, выклянчивая денежки у своих знакомых. Это значит, что он и его напарники были посредниками в этой купле продаже. Ангольские алмазы и изумруды очень ценятся в мире и такие обмены с племенами выгодны только людям, способным выйти на международный рынок. Значит их завербовал здешний богач.

- В этом городе их можно посчитать по пальцам.

- Верно. Но нам сейчас нужны люди, которые вместе с Джейки мотались до реки Кунене.

- Так может мы у этих богачей и получим имена этих людей.

- Так они их и выложили. Конкуренция не позволит им раскрыть свои тайны и потом еще неизвестно, кто посылал.

- И все же я тряхану одного человека.

- Давай, давай. Удачи тебе.

Это был шикарный дом. Первой выскочила Санди.

- Майкл. Как здорово. Дора, папа, Майкл пришел.

Анди выкатился животом вперед и как старому другу пожал руку. Дора вылетела и повисла на мне.

- Капитан, вы самый уважаемый гость в моем доме. Пойдемте в дом.предлагает Анди.

Кондиционеры и вентиляторы, установленные в разных местах комнаты, нагнетали прохладу. Было очень уютно.

- А мы как раз говорили о вас, - сказала Санди. - Папа очень высокого мнения о русских моряках.

- Спасибо, господин Анди.

В большой гостинной стояло пианино и судя по разбросанным нотам, на нем кто-то тренировался.

- Это старшая занимается, - заметив мой взгляд сказал Анди, только-что ушла учительница. Помните на приеме у губернатора вы вскользь бросили, что с таким голосом, как у Санди, ей надо петь. Я сначала был против, думал дочь с такими перспективами на будущее не должна драть горло, однако поразмыслив решил, а почему бы и нет.

- А что за перспективы у вашей дочери в будущем?

- Санди и Дора очень знатного рода и самого почитаемого в Африке. В свое время я покорил королеву племени Монгу...

- Папа, кончай хвастать, - возмутилась Санди. - Майклу неинтересно это слушать.

- Разрешите.

Я сел за пианино и помял пальцы. Моя бедная мама, в свое время, очень хотела видеть меня музыкантом и вдалбливала мне через учителей музыку до восьмого класса, пока не поняла, что не лежит у меня душа к музыке. Интересно, прошло столько лет, получиться сейчас что-нибудь или нет.

Первые аккорды "Апассионаты" странно отразились от стен и поплыли по комнате. Черт, мизинец плоховат, "деревянный" весь. А вроде ничего. Конечно не Клиберн, но сносно. Музыка стихает и в доме стоит звенящая тишина, только где-то движок вентилятора чуть тихо поскрипывает.

Дора стоит рядом открыв рот, Санди сидит в кресле и прожигает меня взглядом, Анди степенно развалившись на диване смотрит в потолок.

- Браво, капитан, - первым говорит он. - Хотите колы?

- Спасибо.

- Что вы играли? - распрямляется Санди. - Просто какие-то невероятные звуки влияющие на меня. Смотрите мурашки на руках.

- Санди, пойди распорядись, - прервал ее отец, - пусть достанут из холодильников колу. Дора помоги устроить легкий столик на улице.

Девушки уходят.

- А ведь вы пришли ко мне, капитан?

- Да.

- По поводу базы.

Я молчу.

- Но я базы не нашел. Никто ее не видел и ничего не знает о ней. Я даже посылал гонцов за реку Кунене.

- Господин Анди, может вы мне что-то не договариваете. Я именно про гонцов...

Теперь молчит Анди.

- Только-что в городе был убит пьянчуга Джейки, только потому, что по указанию своего господина сплавал до реки Кунене и обратно.

- Почему вы думаете, что он убит за это?

- Посмотрите.

Я протягиваю часы пловца.

- Это Джейки продавал на рынке. Это часы подводного диверсанта, который был убит взрывом мины, второго мы нашли на берегу, когда прогуливались на катере с вашими дочерьми.

- Они мне рассказали об этом.

- Так Джейки не договорил мне фразу, что он видел в дельте реки Кунене. Стрела наемного убийцы прошила ему горло.

- Но я-то здесь причем?

- Я поверю, что вы здесь не причем, если вы мне сообщите имена людей и где их найти и именно тех, которые были отправлены вами вместе с Джейки за драгоценными камнями в дельту реки.

Анди подпрыгивает с дивана.

- Вы заходите слишком далеко, капитан.

- Это все, что вы хотите мне сказать?

- Я хочу сказать, что бы вы убирались из этого дома. Вы перешли все нормы гостеприимства.

- Хорошо. Я ухожу, кстати, убийца по боевой раскраске, опознан как представитель племени Монгу.

Я вижу как он застыл. Рот его захлопал и вдруг рев заполнил комнату.

- Вон.

На лужайке меня встречает встревоженная Дора.

- Что там такое, что за шум?

- Я разозлил твоего папу.

- Так вы уходите?

- Да. До свидания, Дора. Извини, что так вышло. Передай Санди, чтобы тоже извинила меня за беспокойство, которое я принес в этот дом.

В каюте сидят все мои офицеры.

- Сегодня ночью сторожевой катер выходит на операцию. Руководит операцией старший лейтенант Жуков. Лейтенант Гусев пойдете на этом катере с пловцами. Задача, дойти до дельты реки Кунене и вверх по реке, до горного массива, обследовать берега. Старшему лейтенанту Малышеву взять второй катер и с другой группой пловцов обследовать дно акватории порта.

- Если мы что-то найдем, - спрашивает Гусев, - пошуметь можно?

- Вам надо утром явиться сюда. У вас только ночь.

Жуков кивает головой.

Когда солнце начинает заходить, база пустеет. Я сижу на барже в импровизированной спаленке, когда окрик часового заставляет насторожиться.

- Стой, кто идет?

- Вызови командира, - раздался знакомый голос Собинова.

Я выскакиваю на палубу.

- Пропустить.

Сергей сидит у меня.

- У тебя можно выспаться?

- Ложись. Что произошло?

- Я сбежал с отеля. В городе, черт знает что твориться. В разных местах нашли пятерых парней, убитых, как говорят, туземцами. За мной тоже установили слежку. Похоже кто-то убрал лишних свидетелей.

- Я подразумеваю, что этот кто-то, уважаемый господин Анди.

- Вот бы не подумал. Ведь ты же говорил, что Анди приходил к тебе с просьбой об охране своих судов от диверсий в праздники.

- Это надо понимать и по другому, Сережа. В праздники диверсий не будет. Они могут быть до или после праздников. Анди хочет, что бы его дочь была счастлива, выбрала себе достойного жениха и ни чем не омрачать этот день.

- Но Анди это не все. Есть же разведка ЮАР, УНИТА, всякие банд формирования.

- Есть, но здесь он хозяин, которого они все не трогают и бояться. Я только-что узнал, что дочери Анди от королевы племени Монгу. Самого могучего племени плоскогорья центральной Африки. Даже ЮАР не очень-то лезет в конфликты с этим племенем.

- Зачем же он тогда к тебе приходил?

- Я считаю, он не хочет, что бы мы присутствовали на этом празднике. Его желание, что бы мы были в море.

- Зачем?

- А вот этого я не знаю.

Утром пришли катера. В дельте реки никаких баз нет. Акватория порта "чиста". Но что бы мне не говорили, я уверен база есть и она под боком. Мертвые пловцы только от туда.

До праздников остался месяц.

Кейси выпивает сок и задумчиво смотрит на меня.

- Мне тоже кажется, что Анди искусственно накаливает обстановку. Я узнала, УНИТА не собирается в праздники переходить границу, там не все идиоты. Дело в том, что это праздник западной Африки и с народами и другими государствами они конфликтовать не будут. Мало того, часть УНИТовцев сами явятся на праздник. А вот с базой сложнее. Десантный корабль ЮАР вышел из порта Уолфиш-Бей вчера.

- Его наши засекут. В этом я не сомневаюсь.

- А что если вас подставят?

- Как это?

- Все же сделают диверсию в праздники в порту, а обвинят вас, потому что плохо охраняли.

- Не думаю.

Мы замолкаем, потом Кейси задает мне вопрос.

- А почему вы не женаты, капитан?

- Как-то не удалось. Сначала была девушка. Не женился, а потом служба, сначала на Кубе, потом сюда.

- А ведь мне первая Розалинда сразу сказала, что вы не женаты. У нее изумительный нюх.

Я выхожу из дома Кейси и стараюсь попасть на теневую сторону улицы. Не успеваю пройти и ста шагов, как что-то ударяет мне в плечо. Я оборачиваюсь. Раскрашенный полуголый чернокожий наставил на меня длинную трубку и приложившись к ней, надул щеки

- Стой!

Бегу к нему. Туземец стреляет и резво убегает. Вторая стрелка прошла у уха. Мне тяжело бежать, ноги становятся ватные. Я замечаю как открывается дверь дома Кейси и она бежит ко мне. Пелена застилает глаза...

Белое лицо наклонилось ко мне и чья-то холодная рука проводит пальцем по шее. Слышен голос.

- Нет, мадам, я не в силах. Сначала казалось, что это яд Кураре, но он не парализован. Я не знаю, что это за яд. Вы меня слышите, больной?

Мне кажется, что я плаваю в воде.

- Слышу, - все же выдавливаю я.

Опять плыву в воде и навстречу остров, тот самый, до которого катал дочерей Анди.

- Он весь мокрый, - прорывается голос Кейси.

- Отвези его к шаману прибрежных племен у речки Шанжи, это здесь недалеко, может он поможет. Говорят он спас нескольких белых.

А по карте остров длиной до 30 километров, в ширину -12. Наглые обезьяны сидят на деревьях и лопочут по своему обо мне. Я все плыву и плыву в воде, а до острова никак не доплыть.

В мой рот вливают какую-то жидкость и бубен грохочет под ухом. Плечо раскалено и кто-то безбожно копается в ране. Наконец грудь заливают чем-то прохладным, а мне опять дают горькую жидкость. Как занудливо грохочет барабан.

Шаман с большим удовлетворением смотрит на меня. Он мне что-то говорит, но я не понимаю ни слова. Мои глаза прикованы к фонарику, что боком лежит на циновке пола.

- Откуда он у тебя?

Теперь меня не понимает шаман. Он опять лопочет по своему. Я протягиваю здоровую руку к фонарику. Шаман что-то сообразил.. Взял фонарик к груди и сказал.

- Лалу.

Это остров, который мне только-что снился.

Я открываю глаза и вижу лицо Санди.

- Как ты здесь очутилась?

- Весь город узнал о покушении на тебя и я приехала сюда.

- Тебе попадет от отца.

- Отец уехал в Намибию.

- А где Кейси?

- Она в городе.

- В меня стреляли твои соплеменники?

- Да. Я знаю.

- Зачем? Что я им сделал?

- В этом виноват шаман нашего племени. Только не расспрашивай меня больше не о чем. Я не могу сказать тебе многого, но вся ненависть к тебе моего отца, действия моих родичей, это результат предсказания нашего шамана.

Надо мной появляется новое лицо. Это Дора.

- Майкл, тебе очень больно?

- Нет. Сколько я пролежал и где я?

- Шесть дней. Ты в поселке племени Шанжи. Шаман сказал, что будешь жить, он вылечил тебя.

- Наверно я уже не смогу играть на пианино.

Красивая негритяночка кладет свою руку мне в ладонь.

- Хочешь, я спою тебе?

- Хочу.

Она запела, прикрыв глаза длинными ресницами. Это протяжная мелодия на непонятном языке. Какие изумительные переливы, какой голос. Она поет, а моя душа наполняется тоской. Не знаю почему, но мне хочется плакать. Санди кончает неожиданным переходом звука и становиться тихо.

Ее палец проходит по моим глазам, выдавливая предательскую влагу.

- Тебе понравилось?

- О чем ты пела?

- О любви колибри к розовому цветку, который сразу завянет, когда длинный клюв птицы высосет его влагу.

- Странно, я всегда считал, что песни черного народа полны ритмов и энергичных всплесков жизни, а здесь все не так.

- Это потому что мы выросли частично в городе, прикоснулись к другим культурам и наверно кое-что приобрели новое.

Дора тоже держит мою вторую руку, я закрываю глазу и вижу колибри которая неподвижно висит перед цветком, не решаясь запустить в него клюв.

Около меня сидят Кейси и мой начштаба Малышев.

- Я уже дважды приезжал,- говорит Малышев,- и все ни как с вами поговорить не мог. Вы были без сознания.

- Какие-нибудь новости есть?

- Нет. Пока все по старому.

- Слушай, старлей, собери поисковую команду пловцов под руководством Гусева и ночью, не доплывая на катере до острова кабельтовых три, сбрось команду в воду.

- Вы случайно не про остров Лалу?

- Про него. Задача, тайно произвести разведку острова, особенно его восточную сторону. Ровно через сутки, в следующую ночь команду взять на катер. Всю операцию разработайте сами.

- Есть.

- Что слышно о десантном корабле ЮАР?

- Он прошел до реки Кунене и вернулся обратно.

- Будьте осторожны, ребята. Идите готовьтесь, все должно начаться сегодня ночью.

Малышев убегает к грузовичку и скоро тот подняв облако пыли, исчезает.

- Что нового, Кейси?

- Анди укатил в Намибию.

- Знаю, мне его дочки говорили.

- Сегодня прибыл рудовоз из Уолфиш-Бея, он там.

- Вот как. Ты не можешь меня перевезти в город?

- Могу. Моя машина здесь. Но все же, я сейчас спрошу шамана, можно ли тебе ехать.

Она уходит и через двадцать минут возвращается.

- Шаман не может отпустить тебя. Ты еще должен пройти обряд очищения.

- Неужели это так важно?

- Если ты не хочешь терять дружбы с местными народами, это уже необходимо.

До праздников остается 17 дней.

Только через два дня меня перевозят в Месамедиш, Кейси поместила в своем доме и тут же появились мои офицеры. Гусев возбужден.

- Товарищ капитан, мы их нашли.

Малышев раскрывает карту.

- Точно на восточном берегу острова, вот здесь база. Одна мини подводная лодка, четыре быстроходных катера. Человек 120 пловцов и обслуживающий персонал в лагере под деревьями. И спрятались как хитро. Тут маленький заливчик с густой зеленью по берегам. Вот в этой зелени все и стоит. Вообще вся западная часть острова с пляжами, а восточная одни густые заросли.

- Так и должно быть, - говорит Жуков, - штормы идут только с запада. Метеорологическая станция как раз предвещает недельную непогоду.

- Вот черт, - я чуть не застонал от ярости. - У нас так мало времени.

- А может мы проедем вдоль побережья, а там пересечем на лодках пролив и нападем на них, - предлагает Гусев.

- Нет. Без орудий тяжелого сторожевого катера нам лагерь сходу не взять. Придется ждать неделю.

Когда офицеры ушли, Кейси сказала.

- Сегодня вернулся Анди. Розалинда его видела в городе и даже разговаривала с ним.

- Ну и что?

- Ничего.

Через час ко мне пришли гости. В комнату вплыл Анди.

- Здравствуйте, капитан.

- Господин Анди, вот не ожидал?

- Вы все сердитесь на меня. Зря. У меня просто дурной характер. Сам борюсь с собой и ничего не могу поделать. Вот сорвусь, накричу на человека, а потом понимаю, опять сделал глупость.

- Что вы, господин Анди, разве можно сердиться на человека, который чуть меня не отправил на тот свет.

- Вы думаете это я? Зря.

- А тех, шестерых, которые служили у вас?

- Вот тех приказал убить я.

Я чуть не подпрыгнул на койке от такого признания. Видя мое изумление, Анди продолжил.

- Вы копнули слишком глубоко. Требования синдиката по добыче камней не разрешают исполнителям светится. Их просто убирают.

- Это требования преступного синдиката?

- Конечно, неужели известные мировые фирмы, позволили бы нам добывать камни. Нет.

- Кто же на меня тогда покушался?

- Люди моего племени, но я к этому никакого отношения не имею. Я пришел к вам как друг, тем более мои дочки от вас прямо без ума.

- Что же мне скажет друг.

- Я был в Намибии и узнал, что секретная база есть. И даже узнал, где она находиться.

- Где?

- Я вам скажу, но сначала у меня к вам огромная просьба. Я повторяю, мои девочки без ума от вас. Мы люди знойной Африки и трудно нашим детям привыкать к цивилизации, а иногда даже губительно. Я боюсь за своих девочек. Боюсь той трагедии, которая может произойти.

- О какой трагедии идет речь?

- Это...- он замялся,- предсказания колдуна.

- Я колдунам не верю. Но что же он предсказал?

- К сожалению, я не могу сказать.

- Жаль...

- Однако колдуны вас вылечили, а вы к ним так относитесь.

- Да, но это не колдовство, это опыт предков, который передается из поколения к поколению.

- Дело ваше. Хотите верьте, хотите нет.

- Пока не верю. Так где же база?

- Я не докончил свою мысль. Я боюсь за своих девочек и хотел, что бы вы были подальше от нашего дома, а в день праздников, вы использовали свою службу по назначению.

- То есть, был в море.

- Да.

- Весьма странное условие. Господин Анди, я знаю свои обязанности и поверьте, ни когда не хотел принести в ваш дом неприятности или не дай бог, болезни. Но я вам клянусь, если я базу не найду и не уничтожу, то в праздники обязательно буду в море. Так вы мне скажите, где база?

Анди долго думает.

- Скажу. Километров в 100 на юг от реки Кунене.

- Это на территории Намибии?

- Да там. Там у них подводные лодки и катера.

- Господин Анди, вы мне врете. Мы уже обследовали побережье за границей, углубившись за триста километров до устьев сухих рек. Баз там нет.

- Когда же вы успели?

- Когда я болел.

- Значит меня здорово обманули.

- Все может быть.

Ко мне часто приходят Санди и Дора. Кейси подружилась с ними и быстро нашла общий язык. Оказывается у нее остались ноты известных в Европе опер и оперетт. К сожалению у Кейси нет в доме музыкальных инструментов, но Санди поет без музыкального сопровождения по нотам и меня поражает звук ее голоса, ранее слышанных вещей.

- Талантливая девочка, - говорит мне Кейси. - Ей бы учиться, может в Кептауне или лучше в Европе.

- Попробуй убеди ее отца. Он скрепя сердце разрешил ей здесь заниматься.

- Хоть он и богатый и вкусил цивилизации, но все равно остался дикарем.

Вскоре я стал подниматься, ходить и решил, что пора возвращаться на корабли. Нужно было готовить операцию по уничтожению базы. Тем более, что штормы скоро кончаться.

До праздника осталось десять дней.

В операции участвуют все, кроме одного заболевшего матроса, которого я оставил сторожить баржу. Только успокоились ветра, как мы под вечер снялись и пошли на двух катерах к границе, к проклятому острову. Не дойдя трех километров до острова, мы спустили всех пловцов в воду и пошли к африканскому берегу, чтобы переждать четыре часа, пока пловцы доберутся до лагеря.

Все. Пора. Катера вошли в пролив. Мы идем приглушив работу двигателей, но кажется, что грохот идет по всему побережью. Вот и проход в маленький заливчик. Но тут вспыхивает прожектор и его луч упирается в наш сторожевик.

- Огонь!

Грохот пулеметов и орудий взрывает ночь. Очередь из крупнокалиберного пулемета второго катера разбивает прожектор и сторожевик врывается в залив. Второй катер, по плану, караулит выход из залива. Теперь мы включаем прожектор и тут же луч уперся в рубку мини лодку. Орудия катера в упор садят по лодке снаряды и тут оживает все побережье. Начинают стрелять кусты, деревья, катера.

- Перевести огонь по катерам,- приказывает Рыжов.

Кто-то вскрикивает и пулемет задирает ствол в небо. Я бросаюсь к башенке и вижу неподвижный поникший силуэт матроса. Страшная боль в плече не позволяет вытащить тело. Наконец, с помощью боцмана с трудом выбрасываем матроса из пулеметного гнезда. Боцман садиться в гнездо и опять грохот пулемета сливается с тявканьем орудий и других огневых средств.

Вспыхивает один из катеров противника, осветив неровным светом заливчик и его побережье. Вдруг из под берега выскакивает на воду тень, вот еще одна. Они несутся в пролив и тут их в упор расстреливает наш катер. Первая тень взрывается ярким пламенем, вторая впиливается носом в борт катера, охраняющего проход и застревает там. Крики и мат несутся с той стороны.

Около меня вспыхнула огоньком броня и звоном отдалось в ушах, в туже минуту огоньки и гул металла запрыгали везде.

- Носовое, дайте огня левее. Подавить точку.

Два выстрела всплеском озарили темноту. Мы поливаем нависшие над водой кусты. Грохот везде ужасный. Вдруг вспыхивает огонь, чуть ли не до небес. Стрельба сразу стала затихать. Еще одна вспышка и вскоре побережье узким куском запылало вовсю. Несколько фигур прыгают в воду и пулеметы с катера принялись молотить по черным барахтающимся точкам. В верх пошла зеленая ракета.

- Отходим.

Катер разворачивается и мы подходим к сцепившимся у выхода в залив катерам.

- У вас все в порядке? - кричит Жуков.

- Сейчас, товарищ капитан, оттолкнем эту посудину, - отвечает мичман, командир катера. - Мы захватили пленного.

Катер стал поворачиваться и нос противника выполз из его бока. Мы отходим метров на десять и наши пушки с первого выстрела поджигают неподвижную посудину.

С соседнего катера мичман кричит.

- Мы потеряли ход.

- До города дойдете?

- Конечно, если большой волны не будет.

- Тогда идите до города, не ждите нас, а мы подберем своих.

Своих пришлось ждать долго. С семью ранеными и убитыми к нам пришло десять человек. Вдалеке небо светилось красным пятном земных пожаров.

Сергей долго жал мне руку.

- Ты не представляешь, что мы сделали. Это же для них катастрофа. Теперь уж точно будут только наземные операции.

- Я потерял четверых, четверо ранены. Один катер поврежден, но после праздников, местные предпортовые мастерские обещали отремонтировать его. Действительно, здесь дырку мы заткнули, но поверь, появятся другие.

- Что говорит пленный?

- Этот отряд морских пловцов ВМС ЮАР, существует на острове два года. Задача отряда, проведение диверсий на советских и других судах, сбор разведывательных данных.

- Ты знаешь, что сюда, в связи с событиями на острове Лалу, едет для расследования, командующий?

- Знаю и предвижу бурю.

- За что же?

- За то, что своевременно не предупредил главный штаб в развертывании боевых действий против ЮАР.

- Но Лалу ангольский остров.

- Зато пловцы ЮАРовские.

До праздников осталось три дня.

Адмирал внимательно выслушал мою исповедь.

- На первый раз, я вас прощаю, но если вы еще раз проведете операцию без разрешения центра, считайте вашу карьеру оконченной. Пленного отправить в Луанду с подробным рапортом о прошедшем бое.

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

Город наполняется чернокожими людьми. Дороги, порт и железнодорожный вокзал заполнены прибывающими. Неописуемые краски одежды, полуобнаженные тела замелькали везде. Целые таборы заполнили и заняли улицы, не позволяя заснуть и отдохнуть местным гражданам от песен, плясок и грохота барабанов.

Я получил от губернатора приглашение на трибуну почетных гостей. Прежде чем уйти на праздник, собрал офицеров.

- Старший лейтенант Малышев, вы остаетесь за старшего. Катера сейчас же вывести за акваторию порта иначе их зажмут к барже прибывающими суденышками и лодками. На баржу никого не пускать. Усилить ее караул.

- Можно мне в город?- спросил лейтенант Гусев.

- Можно. Только без оружия.

На импровизированных мостках, сверху затянутых тентом, сидели почетные гости. В основном, местные уважаемые люди их жены и дети, гости из соседних городов, несколько дипломатических представителей. Рядом со мной очутились Кейси и Розалинда.

- Капитан, можно к вам?

Они бесцеремонно оттесняют какую пару и садятся с двух сторон.

- Знаете сколько здесь придется сидеть, капитан?

- Нет.

- Часов двенадцать.

- Ого. Как вы думаете, мы выдержим?

- Не первый раз. Я уже шестой раз,- похвасталась Розалинда.

- Смотрите, мужчины выстраиваются вдоль улицы. Их равняют старосты,воскликнула Кейси.

- Как же девушки будут выбирать, здесь же тысячи не женатых парней?

- Что ты. У них все это продумано. Старосты еще заранее обговорили сколько девушки возьмут мужчин и из какого племени. Здесь же не простые парни и девушки. Это дочери и сыновья знатных воинов, вождей, шаманов и колдунов. Если бы сюда выпустить всех женихов Африки, то нашего городка не хватило бы, а процедура шла несколько суток. Но смотрите, как они все накрашены. Каждое племя имеет свой цвет.

Действительно, это было буйство красок, перьев и боевой одежды.

- Пошли, смотрите пошли. Первые идут племена Квито.

В конце улицы раздался грохот барабанов и крики хора. Первыми шли двадцать барабанщиков, руками отбивая по натянутой кожи однообразный ритм. За ними десятки полуголых женщин с венками в руках извиваясь в такт, выкрикивали слова непонятных песен. Коридор мужчин сузился при подходе к трибуне. Мужчины-женихи стали тоже что-то выкрикивать тряся в руках воображаемые копья. Народ, стоящий за живой цепью мужчин зашумел, завыл. И тут взорвался шквал голосов. Одна из женщин набросила венок на обнаженного негра. Другие тоже начали накидывать венки и вскоре наступил настоящий базар. Все смешалось. Перед нами проходила и танцевала по звуки барабанов толпа.

- Как же они различат свих невест в этой каше? - удивился я.

- Майкл, это же спектакль. Там уже все старейшины решили. Ты смотри, что делается дальше.

По мгновению палочки, вместо ушедших женихов толпа выдавила новую цепь мужчин.

- Идут Квандо,- крикнула Розалинда.

Это был что-то совсем другое. Женщины с закутанными лицами делали под ритм барабанов два шага вперед, один назад и таким темпом медленно продвигались к помосту. Они не пели, они просто выбирали женихов.

Вот одна выискала кого-то и повесила на него венок. Тот встал с ней рядом и принял марш движения. Колонна увеличилась в размере и торжественно прошла перед нами.

Появились речные племена Шанжи. Здесь впереди шли шаманы и колдуны. Они выли, плясали стучали в бубны и барабанчики. Здесь я увидел своего старого знакомого, который лечил меня. На его груди вместо амулета висел фонарь пловца. Низкорослые женщины передвигались за ними, отдаваясь ритму танца и плясали кто во что горазд. Вдруг все изменилось, женщины набросились на своих суженных и потащили в свой бедлам. Пляска занялась на месте и пол часа никто не двигался вперед. Наконец шаманы пошли в прорыв и новый ряд мужчин выстроился вдоль улицы. На этот раз все затихли.

- Монгу пошли.

Раздался равномерный грохот, не барабанов, нет, то шлепали по дороге ноги. Шестьдесят мужчин на плечах несли носилки со своими принцессами и королевой. Впереди плыла королева. Замотанная в белые одежды старая высохшая женщина. Сзади двигались носилки принцесс.

- Майкл, это Санди и Дора, - воскликнула Кейси.

Да я тоже увидел их напряженные лица и руки сжавшие венки. Принцессы приближаются к нам и народ почтительно склонил головы перед ними. Мужчины-женихи встали на одно колено. Носилки проплывают мимо них и вдруг замирают перед нашими подмостками. Санди кивком подзывает воина племени, подает ему венок и что-то говорит. Воин берет венок и идет к нам на трибуну. Он подходит ко мне и накидывает цветы на шею. С соседних носилок раздается яростный вскрик. Дора выбрасывает свой венок на дорогу под ноги носильщикам. Теперь толпа взрывается.

- Майкл, они сошли с ума, - вскрикивает Кейси.

Теперь лицо королевы заинтересовалось мной. По ее знаку два воина пробираются на подмостки и невежливо взяв меня под руки тянут за собой.

В доме губернатора шум и вопли. Анди в ярости подлетел ко мне.

- Ну почему тебя не убили, почему все против меня. Я старался сначала без крови убрать тебя с праздника, потом пытался убить, но боги за тебя. Как только ты появился в этом городе, мне колдун сразу сказал, какую роль ты сыграешь в этом обряде.

Сзади раздался каркающий голос. Я ничего не понял, но Анди изменился в лице и повернувшись, что-то заговорил. Передо мной стояла королева.

- Королева спрашивает, - залопотал Анди. - Знаешь ли ты обряд племени Монгу?

- Нет.

- По обряду, муж принцессы должен быть с ней, пока она не забеременеет. Потом должен уйти от жены, куда угодно, хоть на край света. После моей смерти принцесса будет королевой, а ее дети будут- королевские дети. Мужья другой крови могут взять детей, если захотят конечно, к себе, но только с тринадцати лет, с условием, что через три года, отдадут их на праздник любви.

- Анди, объясни мне, у тебя было двое детей, значит ты посещал королеву позже.

- Не твое дело,- взрывается Анди.

- Почему это?

Все вздрогнули. С непроницаемым лицом перед нами стояла Санди.

- Майкл, если я рожу дочь, ты будешь приходить ко мне сколько угодно, пока я не рожу сына.

- Доченька, он же не наш, он белый. У тебя дети могут быть белые и тогда племя не позволит тебе быть во главе их.

Королева и Анди начали пререкаться и вдруг Санди мне перевела.

- Королева сказала, что любого цвета кожи ребенок будет принадлежать племени Монгу и соответственно все права королевских детей сохраняет. Это ей сказал колдун и она уже давно подготовилась к сегодняшним событиям.

Нам отделили комнату во доме Анди и мы с Санди остались одни.

- Майкл, поцелуй меня, - просит она.

Прижимаюсь к ее губам и вижу глаза испуганного котенка. Мне ее стало так жалко, что нежно прижимаю к себе, а потом подняв на руки несу к кровати. Санди бьется подо мной, потом затихает.

У нас уже несколько дней продолжается свадьба, а на улице похороны. Вдруг скончался Анди и два воина племени Монгу. Королева приказала их похоронить в землю.

- Они не умерли, - говорит мне Санди, когда мы валяемся на кровати.

- Как же так, я же видел как их засыпали землей?

- Нет. Им дали выпить специальную жидкость и они заснули. Через 12 часов их выкопают шаманы и продадут в рабство.

- Тебе не жалко твоего отца?

- Нет. Он хотел твоей гибели и заслужил свое. Те двое тоже покушались на твою жизнь и пойдут туда же.

- А кто будет владеть всем имуществом и богатством Анди?

- Дора, его дочь. Она остается здесь.

- Значит ты уходишь?

- Да. Племя теперь не отпустит меня до конца своих дней. Колдуны предсказывают кончину моей матери и я должна заступить на ее место.

Через двадцать дней племя Монгу ушло из города. Вместе с ними ушла и Санди.

Мы патрулируем побережье океана и теперь тщательно осматриваем остров Лалу.

- Может осмотрим залив, - просит Гусев.

В заливе торчит из воды одна мачта потопленного у побережья катера. Два сожженных остова стоят у обожженных берегов. Вот и мини подводная лодка, она притоплена до поднятого люка. На берегу следы пожара, остатки обгорелого имущества и разбросанные зверьем кости людей. Немного правее, где огонь сдох от сырости болота, стоит длинный закамуфлированный ангар с пробитыми стенками от снарядов и пуль. Он набит снаряжением подводных пловцов, оружием, патронами и продовольствием.

Гусев приносит несколько банок колбасы и три кинжала. Один он дарит мне, а другим ловко вскрывает банки.

- Ничего, жить можно,- жует он содержимое.- Капитан, а там в конторке, в ангаре, мы нашли бухгалтерские книги. Южноафриканцы бухгалтерию вели и на накладных имя поставщика. Знаете кто?

- Нет.

- Анди.

- Пошли от сюда.

- А как быть со всем барахлом?

- Пусть лежит. Речные племена может потом все приберут.

Кейси встретила меня холодно.

- Как жизнь молодоженов? - кисло спросила она.

- А ни как. Жена мена меня бросила через двадцать дней.

- Это что, шутка?

- Нет. На полном серьезе. Я опять на свободе.

Похоже она смягчилась.

- Майкл, плохо дело. Вроде начинается война. Луанда полностью испортила отношения с УНИТой. А ЮАРовцы, обозленные уничтожением своей базы, подтянули два полка к реке Кунене. Повод к войне уже есть. Это то, что правительство Анголы ограничило подачу электроэнергии с гидроэлектростанцию на реке Кунене северным районам Намибии.

- Чем это все грозит нам?

- Тебе надо думать о сворачивании базы и возвращении в Луанду.

- Но я не получал приказа?

- Ты просто будь готов. Африканцы перейдя реку спокойно захватят Месамедиш. Ни сил, ни заслонов, что бы задержать их, нет.

- Майкл, Майкл, постой.

Рядом со мной стоит запыхавшаяся Дора.

- Здравствуй, Дора.

- Почему ты ко мне не заходишь?

- Я думал, ты на меня обижена и теперь ненавидишь.

- Дурачок, приходи. Я просто с того праздника стала старше и мудрее. Поставила себя на место сестры и поняла, она права. Мы завязаны племенными предрассудками и теперь должны страдать всю жизнь.

- Как ты живешь?

- Сама не знаю. Отец оставил громадное достояние. Здесь и земля, скот, фабрики, корабли. Мне в этом явно не разобраться. Пришлось взять помощников. Кейси здорово помогла. Она нашла людей, которые сейчас этим занимаются.

- Ты теперь самая богатая невеста Анголы.

- Лучше бы я была бедной, но твоей женой.

- А как же племя?

- Не трави душу. Это камень на шее. Бедный отец жил все время двойной жизнью. Занимался бизнесом, подчинялся королеве и нравам своего племени. От этого и погиб.

Встревоженный Сергей сидел у меня на барже и писал какие-то бумаги.

- Миша, надо срочно эвакуировать три русские семьи от сюда и несколько семей белых.

- Значит все-таки будет война?

- Уже война. Правительственный полк разбит и отходит к Лубанго. Через два дня ЮАРовцы будут здесь.

- У меня кроме двух катеров и этой баржи ничего нет.

- Ты здесь представитель России и проси у губернатора любые суда.

- Я думаю, что губернатору не до нас.

- Тогда ищи другие способы эвакуации.

Я помчался в управление порта и через час выяснил, какие суда находиться в акватории порта.

- Ты? - Дора с изумлением смотрела на меня.

- Я пришел к тебе за помощью.

- Что-нибудь произошло?

- Да. Война. Войска ЮАР и отряды УНИТА перешли границу и сейчас идут сюда.

- Так. Что же я должна сделать?

- Два твоих пустых судна стоят в порту. Надо эвакуировать часть семей из города в Луанду.

Дора подошла к телефону.

- Алле... Это Катаба? Сделай так, что бы два моих судна, стоящие в порту, пришвартовались к барже русского представителя. Да, да. В его распоряжение полностью. Я знаю.

Она повесила трубку.

- Он сказал, что южноафриканцы за помощь русским могут напакостить мне. Пусть только попробуют. Будут иметь дело не со мной, а с племенами всей Африки.

Я не ожидал такого наплыва людей, желающих выехать в Луанду. Здесь были не только белые, но и много негритянских семей, в которых мужчины верой и правдой служили МПЛА.

Кто-то стукнул меня по плечу.

- Привет.

Передо мной с горой чемоданов стояла Кейси.

- Значит, удираем?- спросил я.- Может тебе не надо. Тебе ничего не сделают

- Удираем. Как это у нас по русски, береженого бог бережет. Куда ты меня погрузишь?

- Ко мне.

- Ого. Недавно женился и уже к другой.

- Не к другой, а к тебе.

Глаза Кейси приобрели необычную живость.

- Это уже мне очень нравиться. Так где твоя каюта?

- Пойдешь на сторожевой катер к Жукову, он тебя поселит.

- У меня тут еще подруга, Розалинда.

- Увы. Розалинда пойдет на рудовоз. Своих агентов мы бережем больше, чем их подруг.

Я так и не успел поспать. Вечером пришла шифровка. По спутнику засекли движение двух кораблей ЮАР к границе Анголы. Фактически до их прихода осталось двенадцать часов. Пришлось срочно перегружать имущество баржи на рудовоз. Тут еще подошел растрепанный отряд МПЛА в 250 человек и вскоре два перегруженных корабля ушли в гладь океана. Господи. Только бы не было шторма.

Офицеры и Собинов сидят в кают компании сторожевика.

- Если мы не задержим южноафриканцев, то они догонят наши тихоходные суда и уничтожат их, - говорит Малышев.

- Для этого мы и остались здесь.

- Если мы ввяжемся в перестрелку, нас просто уничтожат крупным калибром.

- Зачем нам погибать. У нас есть пловцы, пусть идут навстречу кораблям. Гусев, готовьтесь. Возьмите снаряжение, мины "липучки", легкий катер в вашем распоряжении. Гоните к острову Лалу. Они наверняка пройдут мимо его.

- Я понял. Разрешите идти.

- Да.

- А что мы будем делать? - спросил Жуков.

- Ждать, ждать своих товарищей.

Сторожевой катер отошел от баржи, когда в город входили отряды южноафриканцев. Мы вышли на рейд и стали дрейфовать на виду у берега. На мол выползли две бронемашины с 75 миллиметровыми пушками грозно зашевелили стволами.

- Жуков, ты чего ждешь? - рявкнул я.

- Носовое, огонь! - скомандовал старлей.

От первого же снаряда бронемашина подпрыгнула и задымила. Вторая поползла задом назад и вскоре исчезла за пакгаузами.

Кейси встревоженно уставилась на меня, когда я ввалился в каюту.

- На нас напали? - спросила она.

- Нет. Мы просто пуганули ЮАРовцев.

- Чего мы не отправляемся?

- Своих ждем. Гусев с пловцами ушел на встречу с кораблями противника.

- На катере? Да его же убьют. Расстреляют из орудий, ракет.

- Он должен задержать их. Иначе они догонят два наших, набитых людьми, тихоходных судна и утопят их.

- А мы?

- Если Гусев не задержит их, мы погибнем тоже, приняв неравный бой.

- Господи, спаси наши души.

- Ты меня извини, я прилягу.

- Ложись.

Она подсела к иллюминатору.

- Положи голову сюда.

Кейси положила мою голову к себе на колени и пригладила волосам. Я закрыл глаза и... заснул.

Проснулся от голосов.

- Товарищ капитан, наши идут.

По-прежнему голова лежит на коленях Кейси. Она сама дремлет, прислонившись к переборке. В дверях стоит старшина.

- Сколько времени?

- Четыре часа.

- Ого.

Проспал восемь часов. Быстро выхожу на верх. Хоть и темно, но все в сборе.

- Где они?

- Вон.

Вдали замелькали сигнальные огни.

Вскоре катер подошел к нашему борту и Гусев перескочил к нам.

- Товарищ капитан лейтенант, задание выполнено. Потерь нет.

- Где южноафриканцы?

- Мы подорвали один корабль и они поволокли его назад в Намибию.

- Да расскажи толком.

Мы вваливаемся в кают-компанию.

- Значит так, подошли мы к Лалу, встали под берег. Старшина Кондратюк и докладывает: "Товарищ лейтенант, а южноафриканцы-то завернули за остров и идут по проливу. Вон по локатору куда две точки свернули". Быстро катер мы погнали по проливу тоже, но прижимались к самому берегу. Не доходя, до известного нами заливчика кабельтовых три, прижались к берегу и выбросили пловцов. Оказывается десантный корабль зашел в заливчик забрать все барахло и имущество, которое осталось от базы. Ну пока они занимались загрузкой, мы им две липучки посадили и назад. Потом как рвануло. Только через два часа второй сторожевик на буксире потянул десантный корабль домой.

- Ну что же, теперь в Луанду.

- Топлива мало на катере,- сказал Гусев.

- Жуков, поделимся?

- Дойдем.

В Луанде нас расформировали. Катера вошли в состав морского дивизиона. Меня перебросили в морской штаб. Сережу Собинова послали советником в вновь формируемую дивизию. Обстановка в Анголе накалялась. Южноафриканцы вместе с отрядами УНИТы заняли весь Юг Анголы и подошли к столице Луанде. Здесь и произошло самое решающее сражение на реке Кванза. Наши катера приняли активное участие в этом бою, поддерживая огнем наступающие правительственные войска и осуществляя их переправу вслед за разгромленным противником.

Несмотря на войну, жизнь в столице била ключом. Кейси поймала меня у проходной морского штаба.

- Майкл, сегодня прием в посольстве Заира.

- Ну и что?

- Губернатор Мосамедиша встретил меня и просил привести тебя на этот прием.

- Вот черт. У меня сейчас работы полно. Наверно не смогу.

- Погоди. Вон кафе. Там должен быть телефон, зайдем туда.

Мы зашли в кафе и Кейси бросилась искать телефон. Через десять минут она пришла к стойке.

- Все в порядке.

- Что ты там еще натворила?

- Я звонила губернатору. Он сказал, что уладит этот вопрос.

- Ты с ума сошла. Сейчас война, кто меня отпустит.

- Сейчас-то и отпустят. Южноафриканцы бегут, фронт шагает семимильными шагами к границе. Так что все будет в порядке. Ты остановился в отеле? Поезжай туда. Переоденься в парадную форму, приведи себя в порядок. Я подъеду попозже.

В отеле у администратора истерика. Через каждую минуту звонят телефоны, все ищут меня. Я поднял трубку при очередном звонке и услышал голос своего начальника.

- Где ты там шляешься. Звонили из канцелярии президента и просили, что бы тебя освободили на два дня. Сегодня прием в посольстве Заира, а завтра у президента встреча с вождями племен. Не знаю почему тебе такой почет, но смотри не подведи нас, не ляпни там чего либо лишнего.

- Хорошо. Постараюсь не ляпать.

Через минуту опять звонок. Старательно говорящий голос по английски, просил меня прибыть сегодня на прием в посольство Заира.

Кейси явилась в бальном платье синего цвета. С большим вырезом спереди и сзади.

- Слушай, там дикари, а ты так разоделась.

- Они уже вкусили цивилизации и поверь, придут еще лучше одеты чем я. Пошли, машина ждет.

Перед сверкающем зданием посольства полно народа. Мы подъехали к парадному входу и мальчик, натянутый во фрак, вежливо спросил наши фамилии.

- Прошу вас,- он склонил голову и открыл дверь.

Мы с Кейси проходим холл, подходим к большим дверям, приемного зала. Дворецкий нам открывает двери и сейчас же торжественный голос по английски сообщил.

- Принц Майкл, муж королевы племени Монгу.

Передо мной почтительно склонили головы мужчины и женщины. Посол Заира с поклоном пожимает руку и говорит.

- Я рад познакомиться с вами и очень приятно видеть вас, ваше превосходительство, в нашем доме.

- Спасибо, господин посол.

Я целую руку его жене и прохожу в зал. Сзади семенит Кейси.

- Кейси, что твориться? Ты мне можешь объяснить?

- Неужели тебе не понятно. Старая королева умерла и Санди стала правительницей могучего племени. Вся Африка знает, кого она выбрала в свои мужья. Теперь ты здесь самый уважаемый гость.

Несколько пестро одетых негров поспешно сжимают мне руки и лопочут на своих непонятных языках. Кейси оказывается неплохо переводит.

- Вожди замбийских племен, высказывают тебе свое почтение.

- Скажи им что-нибудь. Ты знаешь, что говорить.

Кейси объясняется с неграми и вскоре они нас отпускают дальше. Но масса людей хочет мне пожать руки и больше часа я до отупения пожимаю белые и черные руки.

Наконец нас сажают за стол. Мое место рядом с послом и посол первый тост произносит в честь здоровья молодой королевы Санди. Дальше было не интересно. Все жрали, пили, болтали бог знает что, потом разбежались по группкам, а я сказал Кейси.

- Не удрать ли нам домой? Я жутко хочу спать.

- Я уже слыхала где-то эту фразу. По моему на корабле,- усмехнулась она.

- Услышь ее, пожалуйста, здесь.

- Хорошо. Иди попрощайся с послом и тихо уходим.

В номере Кейси орет.

- Я первая в ванну,- и пулей несется в двери.

Скидываю белый мундир и с наслаждением сажусь в кресло. Два дня из-за этой войны не спал. Неужели Кейси не даст мне заснуть?

Кейси не дала мне заснуть.

Проспал до часу дня. Кейси будит.

- Соня подъем. Нам уже завтрак принесли.

Мы едим и Кейси говорит.

- Сегодня президент делает прием, так ты не отказывайся, пожалуйста, от тех почестей, которые тебе будут оказывать.

- Мне их не за что оказывать. Санди там королева, правит народами, а я никто, подданный России.

- Только не ляпни где-нибудь об этом. Здесь уважают семейные кланы и не приняв почести вождей, ты можешь накликать обиду на племя Монгу. Держи себя как принц. Запомни, принц это больше чем вождь. Вождь входит в королевство, а принц почти король.

- Черт, и здесь политика.

- А как ты думал.

- Я хочу спросить тебя, наши скоро освободят Мосамедиш. Ты поедешь туда?

- Поеду. Там мой дом. Могилы моих предков и часть собственности.

- Я тоже хотел бы туда вернуться.

- Может еще и будешь.

На приеме я блистал, как принц. Такой почет и уважение, как при старых королевских порядках. На этих приемах устаешь больше, чем на работе. Сам президент соизволил потратить на меня пятнадцать минут, а какие-то пигмеи ласкали мой кортик с восхищением вытаскивая и заталкивая лезвие кинжала. Кейси на приеме не было и потолкавшись два часа я слинял.

В штабе переполох. Адмирал для объяснения пригласил меня в свой кабинет и мы два часа проговорили о том, как я получил звание принца и что со мной дальше делать. Он разрешил мне ехать в Мосамедиш, но уже не командиром базы, а консультантом, для организации новой базы. Командиром базы будет старший лейтенант Малышев.

Опять катера приходят в порт Мосамедиша. Наша баржа по-прежнему стоит у причала и как-будто ни какой войны и не было. По-прежнему тихо в городе, в котором нет всяких повреждений и следов сражений. Сначала отвожу Кейси домой, а потом отправляюсь в дом Доры.

Она очень повзрослела и долго обнимала и целовала меня.

- Как ты здесь жила?

- Да ни как. Все по-прежнему. Меня не трогали, ни чего не разрушали. Так и пережила эту войну.

- От Санди нет вестей?

- Есть. Она собирается скоро приехать сюда.

- Да что ты говоришь?

- Она родила наследника и приедет сюда с сыном. Скоро опять будет праздник, королева должна присутствовать на нем.

- А как ты? Будешь участвовать в празднике?

Дора пожала плечами.

- Как решит королева.

- У тебя никого нет на примете?

- Был и того Санди перехватила. Если она сейчас мне назначит мужа, я просто порву с племенем и уеду в Кейптаун.

- Может быть все еще уладиться?

- Не знаю.

До праздников осталось два месяца.

Малышев сразу сделал рейд к острову Лалу и в дельту реки Кунене.

- Похоже ничего нет, - доложил он.

- Мне прислали пакет. Через пять месяцев мы эту базу покидаем.

- Почему?

- Война приняла другой оборот. ЮАРовцы не смогут смириться с поражением и по-прежнему хотят поставить во главе Анголы банду УНИТа. Они решили подвести к границе три дивизии и реорганизовать и перевооружить УНИТовцев. В порт Уолфиш-Бей подошли 7 кораблей ВМС ЮАР. Правительство Анголы для защиты своей территории решило пригласить кубинские войска.

- Ого. А нас на родину?

- Да. Нас домой. А сюда подойдет уже целый дивизион кубинских сторожевиков.

- А пять месяцев мы будем драться против всего флота ЮАР?

- Будем, но не с флотом, а с подводными диверсантами. А потом, войны-то еще никто не объявлял. То что было, это называлось гражданской войной, то есть, ангольцы воевали друг с другом, МПЛА с УНИТой, но с приглашением добровольцев с той и другой стороны. Теперь это выходит за рамки внутренних разногласий и все хотят показать миру, что не они первые начали конфликт. Так что на воде южноафриканцы переходить границы первые не будут, но пакостить всегда будут.

Город готовился к праздникам. На улицах появились первые таборы племен и вскоре меня позвали в дом к Доре.

Санди сидела в окружении вождей и, увидев меня, поднялась и прижала к своей груди.

- Здравствуй, Майкл. Вот мы опять и встретились.

- Здравствуй моя королева. Как ты назвала сына?

- Буба. Принесите наследника, - приказала она.

Женщина, закрывшая платком лицо, принесла ребенка. Цвет его кожи был светлее чем у матери.

- Он настоящий богатырь.

- Да, - с гордостью сказала Санди. - Ты не уходи сегодня никуда. Я хочу провести эти дни с тобой. Целый год тебя не видела, а теперь взглянула и поняла, что любить буду до конца своих дней.

Я поцеловал ее в щеку.

Ребенка унесли, а меня увели в дом. В комнату заглянула Дора.

- Не сухо ли тебя встретила Санди?

- Нормально. А ты с ней говорила по поводу праздника?

- Говорила, - Дора вздохнула, - я проеду с венком в носилках. Если выберу кого, тот моим и будет, если нет, то до следующего года. Мне предлагают сейчас выбрать сына вождя одного из племен. Майкл, я испорчена уже этой жизнью. Хочу телевизор, книги, музыку, любовников наконец, но не хочу жить где-то в песках или джунглях в вонючей палатке и целый день в ступке мужу готовить обед. Я ей так все и сказала.

- А она?

- А она говорит, что хотела стать певицей, хотела иметь любимого под боком, однако ради своего народа отрешилась от всего. Если я не выберу себе жениха в течении двух лет, то со мной сделают то, что сделали с отцом. Умертвят, а потом продадут в рабство.

- Да, невеселое твое будущее, а ты не можешь как Санди повесить венок на городского жителя или военного.

- Навряд- ли. Санди легче, по закону племени, ее муж с ней может не жить, только иногда встречаться, чтобы дать наследников. А я только принцесса королевской крови, но без права владения троном и поэтому подпадаю под общие требования племени. Если беру мужа со стороны, должна привести его в хижину табора. Кто согласиться это сделать из нормальных людей?

Вечером пришла Санди. Теперь это была просто женщина. Я целовал, ласкал ее и чувствовал, как она соскучилась, по этим чувствам любви.

- У нас с тобой наверно это последние встречи, - говорит Санди.

- Почему?

- Старейшины и вожди племен не хотят больше встречаться в этом городке. Ангола стала не безопасна.

- Больше праздников не будет?

- Почему, будут, только наверно в Замбии или Заире.

- А как же морские племена?

- Все меняется в этом мире. Цивилизация наступает на нас со всех сторон. Мы должны сохранить индивидуальность народов, не отрываясь от всего мира. Ты не представляешь, как это тяжело. Если Дора прыгнет в другое измерение, оно ее уничтожит.

- Не трогай ее, пусть живет своей жизнью.

- Я не против, но клан вождей не отпустит Дору. Законы для них важней всего и они растопчут сестру.

- Благодаря тебе я стал принцем для некоторых племен запада.

- Я знаю. Если будешь и дальше служить здесь, держи марку принца до конца.

Я чувствовал, мы прощались.

Начались праздники. Все шло по сценарию. Племена Квито, Квандо, прибрежные шли первыми. И вот наступил равномерный топот ног шли Монгу. Двадцать носильщиков несли королеву, за ней еще двадцать несли носилки с Дорой. Они подошли к трибуне и остановились. Воин от королевы принес мне красный цветок и тут же Дора опять швырнула свой венок под ноги носильщиков. Они прошли , а следом женщины Монгу, извиваясь в танце, выбирали женихов.

Через двадцать дней племя Монгу навсегда исчезло из этого города. Эти двадцать дней, были безумными днями любви. Санди старалась насладиться на всю жизнь.

Меня отзывают в Луанду.

Я пришел попрощаться с Кейси.

- Кажется все, я уезжаю навсегда.

Она вдруг заплакала, я обнял ее.

- Знаешь, так редко встречаешь замечательных людей, - всхлипывала она. - Что бы трахнуться мужиков полно, а что бы любить по настоящему - нет.

- Ты еще полюбишь кого-нибудь.

- Не успокаивай, нет. Мне уже много лет, кому нужны молодящиеся старухи.

Адмирал пригласил к себе на важный разговор.

- Я имел в подчинении офицеров разной национальности, но вот принца имею первый раз в жизни. Сюда приходят кубинцы и мы всех русских отправляем на родину. Что делать с тобой?

- Отправить на родину.

- Ты сам решил. Я понимаю, это серьезный шаг. Но обладая таким титулом, ты получишь дома массу неприятностей. Ты к этому готов?

- Конечно нет. Но я всегда надеялся на человеческий разум.

Адмирал покачал головой.

- Что же, поезжай домой.

А ведь прав оказался адмирал. На родине меня долго допрашивали во всех инстанциях. Я написал тысячу объяснительных записок, откуда у меня титул принца. Наконец пришло решение из министерства обороны. Уволить из армии.

Прошло девять месяцев. Неизвестный голос по телефону просил меня приехать в ангольское посольство в Москве. Я с трудом наскреб денег и выехал в Москву.

Молодой человек, извиваясь поклонами, привел меня к послу.

- Здравствуйте, ваше превосходительство,- склонилась его лысая голова передо мной.- Я пригласил вас поздравить с рождением дочери. Ваша жена, королева племени Монгу благополучно разрешилась девочкой. Она просит вас не беспокоиться, но хочет , как только девочка окрепнет, передать ее вам. Так же она просит передать вам подарок. Вот эту шкатулку.

Я раскрываю крышку и вижу кучу драгоценных камней. Прекрасные изумруды, топазы, рубины и несколько необработанных алмазов переливаются радужным цветом.

- Так когда же все-таки привезут дочь?

- Через год. Я знаю законы центральных племен. Там детей отцам передают с тринадцати лет, но у вас есть сын, наследник Монгу и всех негроидных племен центральной Африки, поэтому совет старейшин решил отдать вам дочь гораздо раньше, что бы мать не отвлекалась и воспитала наследника престола в подобающем виде.

Через год пришла телеграмма, что бы я встречал дочь в аэропорту.

Я очень волновался. Как мне встречать ребенка, как мне его передадут? Но вот прилетел самолет и из него вышла... Дора с ребенком в руках.

- Майкл, я приехала с твоей дочкой. Я приехала навсегда.

- Как же тебя отпустили?

- Санди могла доверить дочь только мне.

Вот как меняется жизнь. Так и живет подпольный принц с черной дочкой королевской крови в необъятных просторах родины.