/ Language: Русский / Genre:sf_social

Сплетенные судьбами

Элли Каунди


Элли Каунди

Сплетенные судьбами

(Обрученные – 2)

Посвящается Яну, который, взглянув наверх, начал свое восхождение

В поисках, возможно, и несуществующего будущего, столкнувшись с дилеммой с кем разделить это будущее, Кассия отправляется в путешествие в Отдаленные провинции, чтобы найти Кая - Общество приговорило его к верной смерти. Но Кассия обнаруживает, что Кай сбежал, оставив серию подсказок по своему следу. Поиски заставляют Кассию задуматься о том, чем она дорожит, несмотря на то, что Кассия видит только мерцающий свет той другой жизни по ту сторону границы. Но пока Кассия близка к принятию решения и несомненной реальности ее будущего с Каем, призыв к Восстанию, неожиданное предательство, и заставшее ее врасплох появление Ксандера, у которого все еще есть ключик к сердцу Кассии - в очередной раз все это меняет игру.

Любительский перевод выполнен: tigra_du, Nynaeve

Редактор: tigra_du

Не уходи безропотно во тьму,

Будь яростней пред ночью всех ночей,

Не дай погаснуть свету своему!

Хоть мудрый знает – не осилишь тьму,

Во мгле словами не зажжешь лучей –

Не уходи безропотно во тьму,

Хоть добрый видит: не сберечь ему

Живую зелень юности своей,

Не дай погаснуть свету своему.

А ты, хватавший солнце налету,

Воспевший свет, узнай к закату дней,

Что не уйдешь безропотно во тьму!

Суровый видит: смерть идет к нему

Метеоритным отсветом огней,

Не дай погаснуть свету своему!

Отец, с высот проклятий и скорбей

Благослови всей яростью твоей –

Не уходи безропотно во тьму!

Не дай погаснуть свету своему!

(Томас Дилан – Не уходи безропотно во тьму, пер. В. Бетаки)

И закат и звезда с высоты

За собою меня зовут.

И не надо стонать у последней черты,

А пора собираться в путь.

Так прилив выгибает спину

И в пене ревет прибой,

Вывинчиваясь из самых глубин

И опять уходя домой

Темнеет. Вечерний звон.

Дневной затихает шум.

И не надо грустить и ронять слезу

Оттого, что я ухожу.

Время, Место - остались здесь.

А меня понесло - туда.

Я надеюсь столкнуться лицом к лицу

С Лоцманом у руля.

(Альфред Теннисон – Пересекая черту, пер. Я. Фельдман)

Глава 1. Кай

Я стою в реке. Она синяя. Темно-синяя. Отражает цвет вечернего неба.

Я не двигаюсь, в отличие от реки. Она подталкивает меня и шуршит в траве у самой кромки воды. - Вылезайте оттуда, - говорит офицер. Он светит на нас фонариком, со своего поста на берегу.

- Вы же сказали опустить тело в воду, - говорю я, прикидываясь, что не понимаю, о чем говорит офицер.

- Но я не говорил тебе самому туда лезть, - отвечает офицер. – Бросай и выходи. И принеси его пальто. Ему оно больше не понадобится.

Я смотрю на Вика, который помогает мне управиться с телом. Вик не заходит в воду. Хоть он и не здешний, но, как и каждый в лагере, слышал об отравленных реках Отдаленных провинций.

- Все в порядке, - спокойно говорю я Вику. Офицеры и чиновники хотят, чтобы мы боялись этой реки, всех рек, чтобы мы никогда не пытались пить из них и никогда не пытались переплыть.

- Разве вам не нужен образец ткани? - окликаю я офицера, пока Вик пребывает в замешательстве. Ледяная вода достигает моих колен, голова мертвого мальчика запрокинута назад, его распахнутые глаза смотрят в небо. Мертвые не могут видеть, но я могу.

Я вижу многое. Всегда видел. Слова и изображения соединяются в моем уме, странным образом, и где бы я ни был, я замечаю все детали. Как сейчас. Вик не трус, но его лицо искажено страхом. Обтрепанные до ниток рукава на пальто мертвого мальчика плывут по воде, в том месте, где свисают руки. Его тонкие колени и босые ступни сияют белизной на руках Вика, в то время как тот подходит ближе к берегу. Офицер уже заставил нас снять ботинки с тела. И сейчас он покачивает ими взад-вперед, ухватившись за шнурки, намекая на острую нехватку времени. Другой рукой он направляет круглый луч фонарика прямо мне в глаза.

Я бросаю офицеру пальто. Ему приходится выронить ботинки, чтобы поймать его. - Можешь отпустить, - говорю я Вику. - Он совсем не тяжелый. Я один справлюсь.

Но Вик тоже входит в воду. Теперь ноги мертвого мальчика намокли, и его черная гражданская одежда пропиталась водой. - Не совсем похоже на Прощальный банкет, - выкрикивает Вик офицеру. В его голосе звучит гнев. - Ужин прошлым вечером был его выбором? Если да, то он заслуживает смерти.

Прошло столько времени с тех пор, как я позволял себе испытывать злость, так что теперь не ощущаю ее вовсе. Она наполняет рот, и я глотаю - вкус острый и металлический, как будто пережевываю фольгу. Этот парень умер из-за неправильного решения офицеров. Они не дали ему достаточно воды, и он умер слишком рано.

Мы должны спрятать тело, потому что нам не позволено умирать в этом лагере. Вместо этого мы должны ожидать, когда отправимся в деревни, где о нас уже позаботится Враг. Но не всегда происходит именно так.

Общество желает, чтобы мы боялись смерти. Но я не такой. Я боюсь только бессмысленной смерти.

- Вот так заканчивается жизнь Отклоненных, - говорит нам офицер. Он делает шаг в нашу сторону. - Ты ведь знаешь. Нет никакого последнего обеда. Нет последних слов. Отпускай его и выходи.

Вот так заканчивается их жизнь. Смотрю вниз и замечаю, что вода потемнела вслед за небом. Я все еще держу.

Жизнь Граждан заканчивается банкетами. Последними словами. Заготовленными образцами ткани, чтобы дать им шанс на бессмертие.

Ничего не могу придумать с едой или тканью, но слова у меня есть. Они всегда проносятся в моей голове, дополняемые картинками и числами.

Поэтому я шепчу кое-что, подходящее и к реке, и к смерти:

- Время, Место — остались здесь.

А меня понесло — туда.

Я надеюсь столкнуться лицом к лицу

С Лоцманом у руля.

Вик смотрит на меня с удивлением.

- Отпускай, - говорю я ему, и мы отпускаем одновременно.

Глава 2. Кассия

Грязь стала частью меня. Горячая вода из угловой раковины течет на мои руки, делая их красными, побуждая меня вспоминать о Кае. Мои руки теперь немного похожи на его.

Конечно, почти все побуждает меня вспоминать о Кае.

Кусочком мыла цвета этого месяца, ноября, я в последний раз очищаю свои пальцы. В некотором смысле я люблю грязь. Она попадает в каждую складку кожи, рисует карту на тыльной стороне ладоней. Однажды, когда я чувствовала себя очень усталой, я посмотрела на рисунок кожи и представила, что он мог бы подсказать мне, как добраться до Кая.

Кай пропал.

Все это — далекая провинция, трудовой лагерь, грязные руки, усталое тело, душевная боль — потому что Кай пропал, и потому что я хочу найти его. Так странно, что его отсутствие может ощущаться, как присутствие.

Ощущение его отсутствия настолько полное, что, если бы оно исчезло, я бы ошеломленно развернулась, чтобы увидеть, что комната, все же, пуста, хотя до этого, если не он, то что-то там было.

Я отворачиваюсь от раковины и оглядываю нашу комнату. Маленькие окна под потолком комнаты потемнели из-за наступившего вечера. Это последняя ночь перед переездом; следующее задание будет моим последним. После этого, как мне сообщили, я поеду в Центр, столицу Общества, на свое постоянное место работы в одном из сортировочных центров. На настоящую работу, а не это копошение в грязи, не эта каторга. В ходе моей трехмесячной практики я уже побывала в нескольких лагерях, но до сих пор все они находились в провинции Тана. Я надеялась каким-то образом добраться до Отдаленных провинций, но пока что я не ближе к Каю, чем в начале пути.

Если я собираюсь убежать, чтобы найти Кая, то должна сделать это как можно скорее.

Инди, одна из девушек, живущих в той же комнате, что и я, оттесняет меня, пробираясь к раковине. - Ты оставила сколько-нибудь горячей воды для других? - спрашивает она.

- Да, - отвечаю я. Она что-то бормочет про себя, открывая кран и поднимая мыло. Несколько девушек выстроились в очереди за ней. Другие сидят в ожидании на краю коек.

Сегодня последний день недели, тот самый день, когда приходят письма.

Я осторожно развязываю маленький мешочек на своем поясе. У каждой из нас есть такая сумочка, и нам положено постоянно носить ее с собой. Сумка полна писем; как и большинство девушек, я храню бумаги до тех пор, пока их еще можно прочесть. Они похожи на хрупкие лепестки роз, подаренные мне Ксандером, когда я покидала наш Городок - их я тоже сохранила.

В ожидании я рассматриваю старые сообщения. Тем же самым занимаются и другие девушки.

Пройдет немного времени, и бумага пожелтеет по краям и распадется - слова должны быть уничтожены и забыты. В последнем письме от Брэма говорится, что он упорно трудится в полях и является образцовым студентом в школе, никогда не опаздывает, и мне становится смешно, потому что я знаю – с последним утверждением, по крайней мере, он очень преувеличивает. Слова Брэма также вызывают и слезы - он пишет, что видел микрокарту дедушки, ту самую, из золотой коробки на Прощальном банкете.

Историк зачитывает краткое изложение жизни дедушки, и в самом конце приводит список самых любимых воспоминаний дедушки, пишет Брэм. По одному для каждого из нас. Любимое воспоминание обо мне было первое произнесенное мной слово «больше». А любимое о тебе было то, что он называл "день красного сада".

Я не уделила должного внимания разглядыванию микрокарты в день банкета: я была слишком отвлечена последними мгновениями жизни дедушки, вместо того, чтобы замечать его прошлое. Я постоянно собиралась взглянуть на карту еще раз, но так и не сделала этого, а сейчас очень жалею. И гораздо больше жалею о том, что не запомнила день красного сада. Я помню многие дни, когда разговаривала с дедушкой, сидя на скамейке в окружении красных почек весной, или красных роз летом, или красных листьев осенью. Должно быть, именно это он имел в виду. Возможно, Брэм не дописал - дедушка помнил дни красного сада, во множественном числе. Те дни весной, летом, и осенью, когда мы сидели и разговаривали.

Сообщение от родителей полно восторга; они получили известие, что мой переезд в другой лагерь будет последним.

Я не могу винить их за радость. Они достаточно верили в любовь, чтобы дать мне шанс найти Кая, но они не будут сожалеть, если я упущу этот шанс. Я восхищаюсь ими за то, что позволили мне хотя бы попытаться. Большинство родителей на такое не способны.

Я перекладываю листы, думая об игровых карточках, думая о Кае. Что, если я смогу найти его в результате последнего переезда, спрячусь на воздушном корабле и упаду, как камень с неба, в Отдаленные провинции?

Если бы у меня получилось, что бы он подумал, увидев меня после долгой разлуки? Узнал бы меня? Я понимаю, что выгляжу иначе. И это не только из-за моих рук. Несмотря на большие порции мяса, я очень похудела от тяжелой работы. У меня появились тени под глазами, потому что не могу спать, хотя здесь Общество даже не контролирует наши сны. Хотя меня беспокоит, что они не утруждают себя особой заботой о нас, но мне нравится новообретенная свобода, ведь теперь я могу спать без датчиков. Я лежу без сна, думая о старых и новых словах и о поцелуе украдкой, когда Общество не наблюдало. Но я стараюсь заснуть, очень стараюсь, потому что лучше всего вижу Кая в своих снах.

Мы можем видеть людей только в тех случаях, когда это позволяет нам Общество.

Вживую, через порт, на микрокарте. Когда-то Общество позволяло жителям носить с собой изображения тех, кого они любили. Если люди умирали или куда-то уезжали, ты, по крайней мере, помнил, как они выглядели. Но теперь это запрещено уже многие годы. И сейчас Общество даже прекратило традицию вручения изображений друг другу новым Обрученным на их первом личном свидании. Я узнала об этом из сообщения, которое не сохранила - из уведомления от Департамента Обручения, разосланного всем, кто был избран на Обручение. В частности, оно гласило: процедура Обручения была изменена для максимальной действенности и имеет тенденцию к увеличению числа оптимальных результатов.

Мне интересно, были ли в ней еще какие-то ошибки.

Я снова закрываю глаза, желая хоть на миг увидеть лицо Кая перед собой. Но каждый образ, который я вызываю, позже кажется незавершенным, расплывчатым. Хотела бы я знать, где сейчас Кай, что происходит с ним, удалось ли ему сохранить тот лоскут зеленого шелка, что я подарила перед его уходом.

Смог ли он продержаться ради меня.

Я прогоняю другие мысли, осторожно разворачивая и расправляя послания на койке. Лепесток нового сорта розы выпадает из бумаг, такой же на ощупь, розовый, с желтоватым оттенком по краям.

Девушка, сидящая на ближайшей ко мне постели замечает, чем я занимаюсь, поэтому я сползаю на нижнюю койку. Остальные девушки собираются вокруг, как они делают всегда, когда я достаю эту особенную страничку. У меня не могут быть проблемы с ее хранением - ведь это не является чем-то незаконным или контрабандным. Она была распечатана с порта предписаний. Но здесь мы не можем печатать ничего, кроме сообщений, поэтому эта частичка искусства стала особо ценной.

- Мне кажется, что это последний раз, когда мы имеем возможность смотреть на нее, - говорю я. - Она рассыпается на кусочки.

- Я никогда не думала о том, чтобы взять с собой что-то из Ста Картин, - произносит Лин, опустив глаза.

- Я тоже не думала об этом, - отвечаю я. – Мне ее подарили.

Ксандер подарил, в Городке, в тот день, когда мы попрощались. Это номер девятнадцать из списка Ста картин - Пропасть в Колорадо, Томаса Морана - в школе я писала по ней доклад. Я сказала тогда, что это моя любимая картина, и Ксандер, должно быть, помнил об этом все годы. Каким-то непонятным образом, картина пугала и волновала меня: небо было столь эффектным, земля - такой прекрасной и опасной, полной высот и низин. Меня поразила необъятность этого места. В то же время, я чувствовала сожаление, что никогда не увижу его: зеленые деревья, цепляющиеся за красные скалы, серо-голубые облака, стремительно плывущие, и темное золото над всем этим великолепием.

Я подумала, может, что-то из этой тоски проскользнуло в моем голосе, когда я рассказывала о картине, может, Ксандер это заметил и запомнил. Ксандер, по-прежнему, хитро играет в игру. Эта картина - одна из его карточек. Сейчас, когда я вижу картину или дотрагиваюсь до одного из лепестков роз, я вспоминаю, как близок мне он был и знал так много, и мне становится больно от того, что мне пришлось оставить все это.

Я оказалась права насчет того, что мы взглянули на картину в последний раз. Когда я беру ее в руки, она рассыпается на части. Мы все одновременно вздыхаем, и общая сила нашего выдоха ветерком взметает частички.

- Мы могли бы пойти посмотреть картину через порт, - предлагаю я. Единственный порт в лагере находится в главном холле, большом и прослушиваемом.

- Не стоит, - отвечает Инди. - Уже слишком поздно.

Действительно, нам положено после обеда оставаться в своих комнатах. - Тогда завтра, во время завтрака, - говорю я.

Инди неопределенно взмахивает рукой и отворачивает лицо. Она права. Я не уверена, но все же порт и настоящая картина это совсем разные вещи. Сначала я думала, что обладание картиной делает ее особенной, но все равно это не та причина. Как будто смотришь на что-то, чего увидеть нельзя, и невозможно рассказать, как это увидеть. А именно эту возможность нам и давала картина.

Я не знаю, почему не интересовалась картинами и стихотворениями раньше, пока не приехала сюда. Всей этой бумагой из порта, этой роскошью. Было так много тщательно отобранных частиц прекрасного, а мы все равно недостаточно внимательно смотрели на них. Как же я не разглядела, что цвет зелени у каньона такой нежный, и почти ощущаешь шелковистость листвы, ее неподвижность, как будто крылья бабочки, раскрывающиеся в первый раз?

Одним быстрым движением Инди сметает кусочки с моей кровати. Она даже не посмотрела на них. Таким образом, она, насколько я понимаю, позаботилась об избавлении от картины, так как точно знала, где лежат фрагменты.

Я несу их, чтобы сжечь, и мои глаза наполняются слезами.

Все в порядке, говорю я себе. У тебя остались другие, более прочные вещи, спрятанные под бумагой и лепестками. Контейнер с таблетками. Серебряная коробочка с банкета Обручения.

Компас Кая и синие таблетки от Ксандера.

Обычно я не ношу в сумке компас и таблетки. Они слишком ценные. Я не знаю, роются ли офицеры в моих вещах, но уверена, что девушки это делают.

Поэтому, в первый же день в каждом новом лагере, я вытаскиваю компас и синие таблетки, глубоко закапываю их и возвращаюсь за ними позже. Кроме того, что они незаконны, они еще и ценные подарки: компас, яркий и золотой, может указать мне, в каком направлении идти. А Общество постоянно говорило нам, что с водой синие таблетки могут поддерживать в нас жизнь день или два. Ксандер украл для меня несколько десятков, поэтому я могу продержаться в течение долгого времени. Вместе, их подарки - наилучшее сочетание для выживания.

Если бы я только могла достичь Отдаленных провинций, чтобы использовать их.

В ночи, подобные этой - ночь перед переездом - мне приходится находить обратный путь туда, где закапывала подарки, и надеяться, что помню точное местоположение. Этим вечером я зашла в комнату последней; мои руки были покрыты пятнами грязи с различных частей поля. Я торопливо мою руки и надеюсь, что Инди своими зоркими глазами ничего не замечает, стоя позади меня. Надеюсь, что земля не сыплется из сумки, и никто не слышит мелодичный звон, многообещающий звук, который издают компас и серебряная коробочка, ударяясь друг о друга и о контейнер с таблетками.

В этих лагерях, я стараюсь скрывать тот факт, что я Гражданка, в отличие от остальных работников. Хотя Общество обычно хранит знание о статусе в тайне, я подслушала разговоры нескольких девушек о том, что им пришлось отдать свои контейнеры с таблетками. Это означает, что, каким-то образом, из-за ошибок их или их родителей, некоторые из этих девушек потеряли свое Гражданство. Их статус - Отклонение от нормы, как у Кая.

И существует единственный статус ниже, чем Отклонение от нормы - это Аномалия. Но о них ты никогда ничего не услышишь. Они как будто исчезнувшие. Сейчас мне кажется, что Аномалии вымерли, а Отклоненные заняли их место - по крайней мере, в коллективном разуме Общества.

В провинции Ориа никогда не распространялись о правилах реклассификации, и я беспокоилась о том, что сама являюсь причиной реклассификации моей семьи. Но теперь я уже уяснила правила из истории Кая и из подслушанных разговоров девушек в неосторожные моменты.

Правила таковы: Если родитель становится реклассифицированным, то вся семья – тоже.

Но, если ребенок становится реклассифицированным, то остальная семья - нет. Ребенок в одиночестве переносит на себе тяготы Нарушения.

Кая лишили статуса из-за его отца. А потом его привезли в Орию, после того, как первый сын Маркхемов умер. Теперь я понимаю, что у Кая была действительно уникальная ситуация - то, что у него получилось вернуться из Отдаленных провинций, потому что кто-то другой был убит; то, что его тетя и дядя, Аида и Патрик Маркхемы, могли бы даже повысить свой статус в Обществе. Не могу даже представить, что теперь с ними. Осознание этого факта бросает меня в дрожь.

Но, напоминаю я себе, побег в поисках Кая не уничтожит мою семью. Я могу потерять свой статус, но они нет.

Я цепляюсь за эту мысль - что они, по-прежнему, будут в безопасности, и Ксандер тоже, независимо от того, куда мне придется уйти.

- Сообщения, - оповещает женщина-офицер, заходя в комнату. Это та самая, у которой резкий голос и добрые глаза. Она кивает каждый раз, называя имя. - Мира Воринг.

Мира делает шаг вперед. Мы все смотрим и считаем. Мира, как обычно, получает три сообщения. Офицер распечатывает и читает страницы перед тем, как мы их увидим, чтобы сэкономить время всем нам и не создавать очереди у порта.

Инди не получает ничего.

А для меня только одно сообщение, общее от родителей и Брэма. От Ксандера ничего. Он никогда до этого не пропускал неделю.

Что случилось? Я сжимаю свою руку на сумке и слышу шуршание бумаги внутри.

- Кассия, - произносит офицер. - Пройди, пожалуйста, в главный зал. У тебя назначена встреча.

Остальные девушки удивленно на меня смотрят.

И тогда меня начинает бить озноб. Я знаю, кто это может быть. Моя чиновница, которая проверяет меня через порт.

Я четко вижу ее лицо в моем уме, каждую жесткую черточку.

Я не хочу идти.

- Кассия, - повторяет офицер. Я оглядываюсь на девушек, на комнату, которая неожиданно кажется теплой и уютной, и, поднявшись, следую за ней. Она ведет меня по коридору к главному залу и далее к порту. Я слышу, как он гудит, все время, пока пересекаю комнату.

На мгновение опускаю глаза вниз, перед тем как взглянуть на порт. Расслабь свое лицо, свои руки, свои глаза. Наблюдай за ними, и они не смогут заглянуть внутрь тебя.

- Кассия, - окликает меня кто-то другой, и его голос мне знаком.

Я поднимаю голову и не верю своим глазам.

Он здесь.

Порт пустой, а он стоит передо мной, настоящий.

Он здесь.

Здоровый и невредимый.

Здесь.

Не один - чиновник стоит за ним – и, тем не менее, он –

Здесь.

Я прикрываю глаза своими красными израненными руками, потому что видеть его - слишком для меня.

- Ксандер, - говорю я.

Глава 3. Кай

Прошло полтора месяца с тех пор, как мы оставили того парня в воде. Сейчас я лежу, распластавшись в грязи, а с неба идет обстрел.

Это песня, убеждаю я себя, как и каждый раз. Басы выстрелов, сопрано криков, тенор моего собственного страха. Все виды музыки.

Не пытайся убежать. Эти же слова я говорю остальным, но новички - «приманки для врага» никогда не слушают. Они верят в то, что сказало им Общество по дороге сюда: Отсидите свое время в поселениях, и мы вернем вас обратно домой в течение полугода. Мы вернем вам статус Гражданина.

Но никто не выдерживает шести месяцев.

Когда я выберусь из укрытия, то увижу обгорелые здания и разбросанную посеревшую полынь. Желтая песчаная земля будет усыпана обгоревшими телами.

Песня прервалась, и я чертыхаюсь. Воздушные корабли все еще кружат в небе. Я знаю, что именно привлекает их внимание.

Ранее этим утром, я слышал за спиной хруст ботинок на замерзшей земле. Я не стал оглядываться, чтобы узнать, кто следует за мной на край деревни.

- Что ты делаешь? - спросил кто-то. Я не узнал голос, но это не имело особого значения. Они постоянно присылают в деревни новых людей из лагеря. В эти дни нас погибает все больше.

Я знал, даже до того, как меня посадили на этот поезд, уезжающий из провинции Ориа, что Общество никогда не использует нас для сражений. Для этого у них есть множество технологий и обученных офицеров. Людей, у которых статус не Отклоненные или Аномалии.

То, что нужно Обществу - чем мы являемся для них - это тела. Поселенцы-приманки. Они перевозят нас. Доставляют туда, где нужно больше людей, чтобы привлекать внимание Врага на себя. Они хотят, чтобы Враг думал, что Отдаленные провинции все еще обитаемы и жизнеспособны. Хотя единственные люди, которых я видел здесь, это такие же приманки, как и мы - спущенные с неба с необходимым минимумом вещей, чтобы поддержать жизнь, пока Враг не убьет нас.

Никто не уезжает обратно домой.

Кроме меня. Я вернулся домой. Когда-то я принадлежал Отдаленным провинциям.

- Снег, - сказал я новичку. - Я смотрю на снег.

- Здесь нет снега, - усмехнулся он.

Я ничего не ответил. Просто продолжал смотреть на вершину ближайшего плато. Это стоящее зрелище - белый снег на красных скалах. Когда он подтаивает, то из белого становится прозрачным и переливается всеми цветами радуги. Я был наверху раньше, когда снег падал. Он красиво украшал уснувшие на зиму деревья.

Я услышал, как парень позади меня развернулся и побежал по направлению к лагерю. - Посмотрите на плато! - завопил он, остальные зашевелились и отозвались, волнуясь.

- Мы собираемся наверх, Кай, чтобы собрать немного снега! - прокричал кто-то в мою сторону через некоторое время. – Идем с нами!

- У вас ничего не выйдет, - ответил я им. - Он растает слишком быстро.

Но меня никто не послушал. Чиновники до сих пор мучают нас жаждой, а та вода, которая у нас есть, затхлая на вкус. Ближайшая река теперь отравлена, а дожди идут редко.

Всего один глоток свежей прохладной воды. Я понимаю, почему они захотели пойти.

- Ты уверен? - окликнул меня один из них, и я опять качнул головой.

- Вик, ты идешь? - выкрикнул кто-то.

Вик остановился, прикрыл свои холодные голубые глаза ладонью и сплюнул на замерзшую полынь.

- Нет, - ответил он. - Кай говорит, что снег растает раньше, чем мы дойдем туда. И нам еще нужно копать могилы.

- Ты всегда заставляешь нас копать, - пожаловался один из приманок. - Нам полагается поступать, как фермеры. Так говорит Общество. - Он был прав. Они хотят, чтобы мы брали лопаты и семена из деревенских сараев, сажали озимые культуры, и не двигали тела с места. Я слышал, как остальные приманки говорили, что именно так они и делают в других деревнях. Они оставляют останки для Общества или Врага, или для каких-нибудь голодных животных.

Но Вик и я - мы закапываем людей. Это началось с того парня у реки, и до сих пор никто не остановил нас.

Вик холодно рассмеялся. В отсутствие чиновников или офицеров он стал негласным лидером в этих местах, и иногда остальные приманки забывают, что реально он не имеет никакой власти в пределах Общества. Они забывают, что у него такой же статус - Отклонение от нормы - как и у них. - Я не заставляю вас делать что-либо. И Кай тоже. Вы знаете, кто заставляет, и если вы хотите окончить свои жизни здесь, я не буду вам мешать.

Солнце поднялось выше, как и парни. Я немного понаблюдал. Их черная гражданская одежда и расстояние между деревней и плато делали их похожими на муравьев, покоряющих холм. Потом я поднялся и вернулся к работе, копая ямы на кладбище для тех, кто погиб под обстрелом прошлой ночью.

Вик и другие работали неподалеку от меня. Нам нужно было выкопать семь могил. Не так уж много, учитывая интенсивность обстрела и тот факт, что нас было почти сто человек.

Я находился спиной к тем, кто поднимался, поэтому не увидел, как снег растаял к тому моменту, когда они достигли вершины. Восхождение оказалось потерей времени.

Таким же бесполезным делом были и раздумья о тех, кто умер. У меня просто не было достаточно свободного времени, чтобы рассуждать здесь о посторонних вещах.

Но я ничего не мог поделать с этим.

В первую ночь в Кленовом Городке, я выглядывал из окна моей новой спальни, и ни одна вещь не была знакомой или похожей на ту, что осталась дома. Я отвернулся. А потом в спальню вошла Аида, она была так похожа на мою мать, что я снова почувствовал себя живым.

В руке она держала компас. - У наших родителей был только один артефакт и две дочери. Мы с твоей матерью договорились, что будем по очереди владеть им; но потом она покинула нас. - Аида раскрыла мою ладонь и вложила в нее компас. - У нас был один артефакт на двоих. А теперь у нас на двоих один сын. Это - твое.

- Я не могу взять его, - сказал я ей. - Я Отклоненный. Нам не позволено владеть подобными предметами.

- Тем не менее, - ответила Аида. - Он твой.

И потом я отдал его Кассии, а она взамен подарила мне лоскут зеленого шелка. Я знал, что когда-нибудь они отберут его у меня. И знал, что не смогу хранить его вечно. Поэтому, в последний раз, когда мы спускались с холма, я приостановился и привязал его к дереву. Так быстро, что она и не заметила.

Мне нравится думать о том, что он там, на верхушке холма, развевается на ветру и омывается дождем.

Потому что, если дело подходит к концу, ты никогда не можешь выбрать, что именно сохранить. Ты можешь только выбрать, как тебе с этим расстаться.

Кассия.

Я думал о ней, когда впервые увидел снег. Я подумал: мы могли бы вскарабкаться туда. Даже если бы он растаял. Мы бы сидели и писали слова на сыром песке. Мы могли бы сделать это, если бы ты не ушла.

Но тогда, вспомнил я, не ты одна ушла. Я тоже.

На краю могилы появляется ботинок. Я знаю, чей он, по зарубкам на кромке подошвы - некоторые применяют этот метод, чтобы отмечать время, которое пережили. Ни у кого больше нет так много зарубок, по счету пройденных дней. - Ты не умер, - произносит Вик.

- Нет, - отвечаю ему, приседая на корточки. Я сплевываю землю с губ и тянусь за лопатой.

Вик копает рядом со мной. Никто из нас не заводит речь о людях, которых мы не сможем похоронить сегодня. О тех, которые попытались добраться до снега.

Когда мы возвращаемся в деревню, я слышу, как приманки окликают друг друга и нас. Еще трое умерли, кричат они, а когда поднимают глаза наверх, становится тихо.

Никто из парней, поднявшихся на плато, не вернется обратно. Я ловлю себя на мысли, что надеюсь на невозможное, что они хотя бы утолили свою жажду перед обстрелом. Что, когда они умерли, их рты были полны чистого, холодного снега.

Глава 4. Кассия

Ксандер здесь, передо мной. Его светлые волосы, голубые глаза, такая теплая улыбка. А я не могу сдвинуться с места и подойти к нему, хотя чиновник и не запрещает прикосновения.

- Кассия, - произносит Ксандер и более не медлит. Он хватает меня своими руками, и мы крепко обнимаем друг друга. Я, долго не раздумывая, прячу лицо на его груди, в его одежде, которая пахнет домом и им.

- Я так по тебе соскучился, - говорит Ксандер, голос его грохочет у меня над головой. Он звучит более глубоко. А сам Ксандер выглядит сильнее. Чувствовать его рядом с собой так приятно и восхитительно, что я отстраняюсь, обхватываю ладонями его лицо и притягиваю к себе, целуя в щеку, в опасной близости от губ. Когда я отступаю на шаг, у обоих в глазах видны слезы. У меня перехватывает дыхание, потому что плачущий Ксандер - это очень необычное зрелище.

- Я тоже скучала по тебе, - говорю я ему и удивляюсь, сколько боли внутри меня накопилось, когда я потеряла и Ксандера тоже.

Чиновник, стоящий позади Ксандера, улыбается. Но для нас, встретившихся наконец-то, это не имеет никакого значения. Он осторожно отступает, давая нам больше места, и что-то вводит в своем датаподе. Наверное, что-нибудь вроде: Оба субъекта при встрече друг с другом отреагировали подобающе.

- Как? - спрашиваю Ксандера. - Как ты здесь очутился?

Хотя видеть его так приятно. Кажется, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Может, это очередной тест от моей чиновницы?

- Прошло уже пять месяцев с момента нашего Обручения, - говорит он. - Все Обрученные в нашем месяце уже встретились лицом-к-лицу. Департамент пока что еще не отменил эту традицию. - Он смеется, глядя на меня сверху вниз, но я замечаю печаль в его глазах. - Я обратил их внимание на то, что мы больше не живем рядом друг с другом, поэтому тоже имеем право на свидание. И вполне естественно встретиться там, где живет девушка.

Он не сказал дома у девушки. Он понимает. И он прав. Я здесь живу. Но этот лагерь - не мой дом. Я могла бы назвать домом провинцию Ориа, потому что там живет Ксандер, и Эм, потому что я родом оттуда. Так же я могла бы назвать домом и новое место в Кейе, так как там живет моя семья.

И о том месте, где живет Кай, я думаю, как о доме, хотя даже не знаю, как оно называется и где конкретно находится.

Ксандер дотрагивается до моей руки. - Нам позволено пойти на прогулку, - говорит он. - Если хочешь.

- Ну, конечно, - у меня вырывается смешок, который никак невозможно удержать. Несколько минут назад я стояла, очищая руки, и чувствовала себя одинокой, а теперь Ксандер здесь. Это, как, если бы я проходила под освещенными окнами дома в Городке, притворяясь, будто меня не волнует ни тепло, ни комфорт, а потом вдруг я оказываюсь в той уютной комнате, даже не поднимая руки, чтобы открыть дверь.

Чиновник делает движение в сторону выхода, а я осознаю, что он не тот, кто сопровождал нас на свидание в обеденный зал в Городке. То свидание было разрешено специально для нас с Ксандером, взамен общения через порт, так как мы уже были знакомы до того. Чиновник, сопровождавший нас тогда, был молод. Этот тоже не старик, но выглядит приветливее. Он замечает мой взгляд и склоняет голову, жест формальный и вежливый, но какой-то сердечный. - Теперь у нас нет специальных чиновников, назначенных для каждой пары, - объясняет он мне. - Это гораздо более рационально.

- Уже поздно для ужина, - говорит Ксандер. - Но мы можем сходить в город. Куда бы ты хотела пойти?

- Я даже не знаю где тут и что, - отвечаю я. У меня остались расплывчатые воспоминания о том, как я приехала в этот город на поезде дальнего следования и прошла вниз по улице до транспорта, который отвез нас в лагерь. О почти голых деревьях, зажигавших небо редкими красно-золотистыми листьями. Но был ли это тот город или еще какой-то возле другого лагеря? Кажется, это было ранней осенью, раз листья были такими яркими.

- Здесь меньше развлечений, - говорит Ксандер. - Но у них есть то же, что и в Городке: мюзик-холл, игровой центр, и пара кинотеатров.

Кинотеатр. Я так давно там не была. Мгновение я думаю, что я выберу именно это, даже открываю рот, чтобы сказать. Я представляю, как свет гаснет в зале, и мое сердце начинает учащенно биться в ожидании кадров на экране и музыки, заглушающей говорящих. А потом вспоминаю взрывы и слезы в глазах Кая, когда загорается свет, и другие эпизоды, хранящиеся в памяти. - У них есть музей?

Что-то пляшет в глазах Ксандера, я не могу увидеть что именно. Изумление? Удивление? Я наклоняюсь ближе к нему, чтобы понять - обычно Ксандер не является загадкой для меня. Он открытый, честный, как книга, которую я читаю снова и снова и люблю каждый раз. Но сейчас я не могу сказать, о чем он думает. - Да, отвечает он.

- Я бы хотела пойти туда, - говорю. - Если ты не возражаешь.

Ксандер согласно кивает.

Прогулка до города занимает совсем немного времени, в воздухе густо пахнет фермами - запахи холода и горящего дерева, и бродящих яблок для сидра. Я чувствую прилив любви к этому месту, которая, знаю, приходит вместе с этим мальчиком, идущим рядом.

Ксандер своим присутствием всегда делает каждое место, каждого человека лучше. В вечернем воздухе витает сладостно-горький запах того, что может произойти, и у меня перехватывает дыхание, когда Ксандер поворачивается и смотрит на меня под мягким светом уличного фонаря. Его глаза, по-прежнему, говорят о том, что могло бы случиться.

В музее оказывается только один этаж, и у меня сжимается сердце. Он такой маленький. Что, если порядки здесь другие, чем в Ории?

- Через полчаса мы закрываемся, - говорит служащий за стойкой. Его униформа выглядит такой же изношенной и помятой, как и он сам, как будто сейчас разойдется по швам. Рука мужчины скользит по столу, и он протягивает нам датапод.

- Впишите ваши имена, - просит он, и чиновник начинает первым. При ближайшем рассмотрении его глаза выглядят такими же усталыми, как и у пожилого мужчины за стойкой.

- Спасибо, - говорю я, после того, как вписала свое имя, и отодвигаю датапод обратно к мужчине.

- Нам особо нечего показывать, - обращается он к нам.

- Неважно, - отвечаю я ему.

Я спрашиваю себя, думает ли наш чиновник, что мы сделали странный выбор, придя сюда; но, к моему удивлению, как только мы попадаем в главный зал, он почти сразу отходит в сторону. Как будто хочет дать нам свободу, чтобы пообщаться наедине. Он направляется к застекленной витрине и наклоняется над ней, его поза со сцепленными за спиной руками выглядит элегантно и столь же небрежно. Добрый чиновник. Конечно, такие существуют. Дедушка был одним из них.

На меня накатывает облегчение, когда я почти сразу нахожу то, что искала - лежащую под стеклом карту Общества. Она находится посреди комнаты.

- Сюда, - окликаю я Ксандера. - Давай посмотрим на нее?

Ксандер кивает. Пока я читаю названия рек, городов и провинций, он постоянно двигается возле меня и проводит рукой по волосам. Ксандер - это всегда череда уверенных движений, мелкие волны жестов, этим он отличается от Кая, который ведет себя спокойно в таких местах. Вот что делает его таким эффектным в играх - изгиб бровей, улыбка, руки, непрерывно передвигающие карточки.

- Эта демонстрация в последнее время не обновлялась, - испугав меня, раздается голос за спиной. Мужчина за стойкой. Я оглядываю зал в поисках других сотрудников. Он замечает мои движения и мрачно смеется.

- Остальные сотрудники в задних помещениях, готовятся к закрытию на ночь. Если вы хотите узнать что-либо, то можете задать вопрос только мне.

Я внимательно смотрю на нашего чиновника. Он все еще стоит у той витрины возле входа и выглядит полностью поглощенным тем, что там выставлено. Я гляжу на Ксандера и пытаюсь послать ему безмолвное сообщение. Прошу.

Мгновение я думаю, что он не понимает или не хочет. Я чувствую, как его пальцы касаются моих, вижу его застывший взгляд и слегка сжатые челюсти. Но потом его напряжение немного уходит, и юноша кивает. - Поторопись, - говорит он, давая разрешение, и уходит к чиновнику в другую часть зала.

Я должна попытаться, хоть и не думаю, что у этого уставшего человека найдутся для меня ответы, надежда кажется призрачной. - Я бы хотела узнать больше о прославленной Истории провинции Тана.

Пауза. Стук сердца.

Служащий вздыхает и начинает рассказывать. - Провинция Тана имеет прекрасное расположение и известна своими фермами, - говорит он ровным голосом.

Он не знает. Мое сердце обрывается. Там, в Ории, Кай говорил мне, что стихи дедушки могут быть ценными, а вопрос об истории провинции даст понять архивистам, что ты желаешь торговаться. Я надеялась, что здесь будет точно так же. Это было глупо с моей стороны. Возможно, в Тане вообще нет никаких архивистов, а если и есть, должно быть, они занимаются более интересными делами и не дожидаются закрытия в этом маленьком скучном музее.

Мужчина продолжает:

- До эпохи Общества в Тане иногда случались наводнения, но вот уже многие годы эта ситуация контролируется. Мы - одна из самых производительных Областей сельского хозяйства в Обществе.

Я не оглядываюсь на Ксандера. Или на чиновника. Смотрю только на карту перед собой. Раньше я делала попытки торговаться, но ни одна из них не была успешной. В первый раз не получилось, потому что мне было жаль расстаться со стихом Кая.

Вдруг я замечаю, что мужчина перестал рассказывать. И внимательно смотрит на меня.

- Что-нибудь еще желаете? - интересуется он.

Я должна сдаться. Должна улыбнуться, вернуться к Ксандеру и забыть обо всем, раз уж этот человек ничего не знает. Но, по какой-то причине, я неожиданно вспоминаю о тех красных листьях, которые борются за свое место под небом. Я делаю вдох.

- Да, - тихо отвечаю.

Дедушка отдал мне два стихотворения. Мы с Каем любили стих Томаса, но были также и другие слова, которые сейчас пришли мне на ум. Я не помню их все, но они из стиха Теннисона, и одна строфа очень ясно отложилась в моей памяти. Вероятно, мне напомнил о них рассказ мужчины о наводнениях:

- Время, Место — остались здесь.

А меня понесло — туда.

Я надеюсь столкнуться лицом к лицу

С Лоцманом у руля.

Лицо мужчины меняется, пока я вполголоса цитирую строчки. Он мгновенно поумнел, ожил, привел себя в готовность. Должно быть, я запомнила строчки правильно. - Это очень любопытный стих, - произносит он. - Как мне кажется, он не из числа Ста.

- Нет, - отвечаю я. Мои руки дрожат, и надежда вспыхивает вновь. - Но он имеет свою цену.

- Боюсь, что нет, - продолжает он. - Если только ты не владеешь оригиналом.

- Нет, - говорю я. - Он уничтожен. Я его уничтожила. Я вспоминаю тот момент на реставрационном участке, когда трепетала бумага, пока, в конце концов, не сгорела.

- Мне очень жаль, - говорит он, и это звучит так, как будто он действительно сожалеет. - На что ты надеялась его обменять? - спрашивает он, с плохо скрываемым любопытством в голосе.

Я указываю на Отдаленные провинции. Если я доберусь до них, то у меня будет хоть и слабый, но вполне реальный шанс найти Кая. - Я знаю, что они отправляют Отклоненных туда, - говорю я тихо. - Но я хочу знать точно, как и куда мне идти. На карте.

Он трясет головой. Нет.

Он не хочет сказать или не может? - У меня есть еще кое-что.

Я разворачиваюсь таким образом, чтобы ни Ксандер, ни чиновник не увидели мои руки, и роюсь в сумочке. Мои пальцы поглаживают одновременно поверхность компаса и фольгу таблеток, и я задумываюсь.

Что же я должна обменять?

У меня кружится голова, и, смутившись, я вспоминаю тот день, когда пришлось сортировать Кая. Горячий пар в помещении, пот, боль от необходимости сделать выбор давят на меня…

Спокойно, уговариваю себя. Бросаю взгляд на Ксандера через плечо и на секунду встречаюсь с синевой его глаз, затем он отворачивается к чиновнику. Я вспоминаю, как смотрел на меня Кай, стоя на платформе аэропоезда, перед тем, как они увезли его, и паника вновь охватывает меня, время уходит.

Я собираюсь с мыслями и тянусь в сумочку, вытаскивая предмет для торговли. Поднимаю его достаточно высоко, чтобы мужчина увидел, стараясь, чтобы руки не тряслись, убеждая себя, что могу пожертвовать этим предметом.

Мужчина улыбается и кивает мне.

- Да, - произносит он. - Эта вещь имеет свою цену. Но то, о чем ты просишь, может занять дни, а то и недели.

- У меня есть в запасе только этот вечер.

Прежде, чем я успеваю сказать еще что-то, мужчина берет товар из моих рук. - Куда вы собираетесь пойти дальше?

- В музыкальный зал, - отвечаю.

- Когда будешь уходить оттуда, проверь под сиденьем, - шепчет он. - Сделаю все, что в моих силах. - Лампы над нами начинают тускнеть. Как и его глаза; а потом прежним бесцветным голосом он объявляет: - Мы закрываемся. Пожалуйста, все на выход.

Во время прослушивания музыки Ксандер наклоняется ко мне. - Тебе удалось достать то, что ты хотела? - его голос низкий и глубокий, а его дыхание щекочет мне шею. Чиновник неподвижно смотрит вперед, сидя по другую сторону от Ксандера. Он уделяет все внимание музыке, сжимая пальцами подлокотники своего кресла.

- Пока еще не знаю, - отвечаю я. Архивист сказал поглядеть под креслом после того, как сеанс закончится, но у меня возникает соблазн сделать это раньше. - Спасибо, что помог.

- Я всегда помогал тебе, - говорит Ксандер.

- Я знаю, - подтверждаю я и вспоминаю те подарки, которые он дарил мне: картина, синие таблетки, аккуратно сложенные в контейнере. И даже компас, подарок от Кая, сберег для меня Ксандер, в тот день, когда в Городке забирали Артефакты.

- Но ты не все знаешь обо мне, - продолжает Ксандер. Его лицо искажает вредная усмешка.

Я смотрю на его руку, обнимающую меня, на большой палец, поглаживающий мою кожу, и перевожу взгляд на его глаза. Хотя он все еще улыбается, но выражение лица уже более серьезное.

- Нет, - соглашаюсь я. - Не все. Он крепче прижимает меня к себе. Музыка Общества играет и окружает нас повсюду, но наши мысли все равно остаются только нашими.

Поднимаясь с места, я обшариваю рукой под креслом. Там что-то есть - свернутый лист бумаги, который легко вынимается, как только я начинаю тянуть. Хотя мне и не терпится взглянуть, но вместо этого я прячу находку в карман, спрашивая себя, что же там такое, на что я сторговалась.

Чиновник провожает нас до главного зала лагеря. Войдя внутрь, он оглядывается кругом, на длинные столы и на одиноко стоящий огромный порт, и в его взгляде, обращенном на меня, я замечаю нечто вроде сожаления. Я вздергиваю подбородок.

- У вас есть десять минут, чтобы попрощаться, - говорит чиновник. Здесь, в лагере, его голос звучит резче, чем раньше. Он достает свой датапод и кивает офицеру, который ждет, чтобы проводить меня в комнату.

Мы с Ксандером одновременно глубоко вздыхаем и тут же заливаемся смехом. Мне нравится, как он звучит, эхом разносясь по практически пустому залу.

- Интересно, на что он так долго пялился? - спрашиваю Ксандера, кивком указывая на чиновника.

- На экран истории Обручений, - тихо отвечает Ксандер. Он так на меня смотрит, как будто я должна что-то понять из этого, но до меня не доходит. За чиновником я особо не следила тогда.

- Девять минут, - говорит он, не поднимая глаз.

- Я до сих пор не могу поверить, что они разрешили тебе приехать, - говорю я Ксандеру. - Но очень рада, что они сделали это.

- Время было выбрано удачно, - отвечает Ксандер. - Я покидаю Орию. И всего лишь проезжаю мимо Таны на пути к провинции Камас.

- Что? - я хлопаю глазами в изумлении. Камас - это одна из Приграничных областей, соседствующих с Отдаленными провинциями. Странно, но я чувствую себя освобожденной. Сколько бы я ни любила смотреть на звезды, я так и не научилась находить путь по ним. Я отмечаю свой путь по людям: Ксандер - точка на карте, родители - еще точка, Кай - конечный пункт движения. Но, если Ксандер перемещается, то вся география меняется.

- Я получил свое окончательное место работы, - говорит Ксандер. – Оно находится в Центре Общества. Как и твое. Но они хотят, чтобы сначала я приобрел опыт в Приграничных провинциях.

- Зачем? - приглушенно спрашиваю я.

Тон Ксандера звучит успокаивающе. - Есть вещи, которым я смогу научиться только там и нигде больше, для назначения на должность.

- А потом в Центр, - заканчиваю за него. Представление о работе Ксандера в Центре кажется правильным и завершенным. Конечно же, он должен принадлежать столице Общества. И конечно, они разглядят его потенциал и переведут туда. – Теперь ты действительно покидаешь меня.

На мгновение, на его лице промелькнула вспышка гнева. - Ты хоть представляешь, каково это уезжать?

- Конечно, - язвительно отвечаю.

- Нет, - отвечает он. - Это не та же самая ситуация, когда Кай покидал тебя. Он не хотел уезжать. Знаешь ли ты, что означает для кого-то, покинуть тебя по собственной воле?

- Но у меня не было выбора! Места работы выбрали за нас.

Ксандер шумно вздыхает. – Ты, по-прежнему, ничего не понимаешь, - говорит он. - Ты бросила меня еще до того, как уехала из Ории. - Он кидает взгляд на чиновника и опять смотрит на меня, с серьезным выражением в синих глазах. А он изменился, с тех пор как я видела его в последний раз, стал жестче и осторожнее.

Больше похожим на Кая.

Теперь я понимала, что он имеет в виду, говоря «покинула». Для Ксандера я была потеряна, когда выбрала Кая.

Ксандер смотрит на наши руки, все еще сцепленные вместе.

Я прослеживаю глазами направление его взгляда. Его рука сильная, с грубыми суставами на пальцах. Он не умеет писать этими руками, но они проворны и точны в обращении с карточками и в играх. Физический контакт, пусть и не с Каем, но все же с тем, кого я люблю. Я держусь за него так, будто не отпущу никогда, и какая-то частичка меня вовсе не желает отпускать.

Воздух в главном зале кажется прохладным, и я поеживаюсь. Как назвать это время года: поздней осенью? Ранней зимой? Не могу сказать точно. Общество, с его дополнительными урожаями, размыло грань между сезонами, когда нужно сеять и собирать урожай, а когда дать земле отдохнуть. Ксандер освобождает руки и отстраняется, серьезно рассматривая меня. Я ловлю себя на мысли, что пялюсь на его губы, вспоминаю наш поцелуй в Городке, тот сладкий невинный поцелуй перед тем, как все изменилось. Думаю, что сейчас мы целовались бы совсем иначе.

Шепотом, который щекочет мою ключицу, Ксандер задает вопрос: - Ты все еще собираешься в Отдаленные провинции, чтобы найти его?

- Да, - шепчу я в ответ.

Чиновник объявляет, что наше время на исходе. Осталось всего несколько минут. Ксандер неестественно улыбается, стараясь говорить непринужденно.

- Ты действительно хочешь этого? Хочешь получить Кая, чего бы это ни стоило?

Я почти вижу слова, которые чиновник забивает в датапод, наблюдая за нами: «Обрученная женщина заволновалась после того, как Обрученный мужчина сообщил ей о том, что едет в Камас. Мужчина стал утешать ее».

- Нет, - отвечаю я. - Не любой ценой.

Ксандер делает резкий вдох. - И какая же та черта, которую ты не сможешь переступить?

Я глотаю. - Моя семья.

- Но не я, да, - говорит он. Стискивает челюсть и отводит взгляд. Повернись ко мне, думаю я. Разве ты не видишь, что тебя я тоже люблю? Что ты был моим другом долгие годы? Что, в какой-то степени, я, по-прежнему, чувствую себя Обрученной с тобой?

- Я этого не говорила, - тихо отвечаю ему. - Я не предаю тебя. Смотри. Сейчас я рискую. Открываю сумку и показываю ему то, что, по-прежнему, лежит там, что я сохранила. Синие таблетки. Они все еще являются подарком Ксандера, хоть он и дал их для того, чтобы найти Кая.

Глаза Ксандера широко распахиваются. - Ты обменяла компас Кая?

- Да, - отвечаю я.

Ксандер улыбается, и я вижу, как удивление, лукавство и счастье смешались на его лице. Я удивлена Ксандером и - собой. Мою любовь к нему оказалось сложно понять, сложнее, чем я ожидала.

Но найти я должна именно Кая.

- Время вышло, - подает голос чиновник. Офицер смотрит прямо на меня.

- Прощай, - говорю я Ксандеру, и мой голос прерывается.

- Я так не думаю, - отвечает он, и тянется, чтобы поцеловать меня так же, как я целовала до этого – практически рядом с губами. Если бы один из нас сейчас дрогнул, все могло бы измениться.

Глава 5. Кай

Мы с Виком поднимаем одно из тел и тащим его к могиле. Я декламирую те слова, которые посвящаю всем умершим:

- Время, Место — остались здесь.

А меня понесло — туда.

Я надеюсь столкнуться лицом к лицу

С Лоцманом у руля.

Не знаю даже, может ли быть что-то страшнее этой ситуации. Как может от этих тел что-то сохраниться, если они умирают так легко и разлагаются так быстро. Одна часть меня верит, что волна смерти, после всего, уносит нас в какое-нибудь место. Что есть кто-то, кого мы увидим в конце. А другая часть меня произносит эти слова над мертвыми, хотя я знаю, что они ничего из этого не слышат.

- Почему ты повторяешь их каждый раз? - спрашивает меня Вик.

- Мне нравится, как они звучат.

Вик ждет. Он хочет, чтобы я рассказал еще, но мне не хочется. - Ты знаешь, о чем эти стихи? - спрашивает он, наконец.

- Они о том человеке, чья надежда никогда не умирает, – отвечаю уклончиво. - Это строфа из стихотворения, которое существовало до эпохи Общества.

Но не из того стиха, который принадлежит мне и Кассии. Я не хотел бы говорить кому-либо те слова, пока их не услышит от меня сама Кассия. А сейчас я цитирую один из тех стихов, которые она обнаружила в своем Артефакте, когда открыла его в тот день в лесу.

Она не знала, что я был там. Я стоял, наблюдая за тем, как она читает строчки, написанные на бумаге. Смотрел, как ее губы придают форму словам стихотворения, которого я не знал, но которое услышал вскоре. Когда я осознал, что Кассия говорит о Лоцмане, я сделал шаг вперед, и под ногой хрустнула ветка.

- Это же не приносит им никакой пользы, - отвечает мне Вик, показывая на одно из тел, и раздраженно откидывает назад запыленные волосы, открывая лицо. Они не давали нам ножницы или бритву, чтобы подстричься и побриться - инструменты легко можно было использовать в качестве оружия, убивая друг друга или самих себя. Обычно это ни для кого не имеет особого значения. Только Вик и я находимся здесь достаточно долгое время, так что волосы уже спадают на глаза.

- Так это все? Какое-то древнее стихотворение?

Я пожимаю плечами.

Это ошибка.

Обычно Вика не волнует, когда я не отвечаю ему, но в этот раз я вижу в его глазах упрямство, вызов. Я начинаю обдумывать, как лучше его побороть. Усиливающийся обстрел еще больше будоражит Вика. Незаметно подталкиваю его к краю. Он крупнее меня, но не на много, и я учился сражаться здесь в течение нескольких лет. Теперь, когда я снова вернулся сюда, то вспомнил об этом, так же, как и о снеге на вершине горы. Мои мышцы напряжены.

Но Вик останавливается. - Ты никогда не делаешь зарубки на своей обуви, - говорит он, и его голос снова обычный, а глаза спокойны.

- Ага, - соглашаюсь я.

- Почему?

- Об этом никому не стоит знать, - отвечаю.

- Знать о чем? О том, сколько это уже длится для тебя?

- Знать что-либо обо мне, - поправляю его.

Мы отходим подальше от могил и присаживаемся на песчаные валуны на краю деревни, чтобы отдохнуть и перекусить. Цвета вокруг похожи на те, что были в моем детстве - красно-оранжево-коричневые, и даже выглядят так же: увядшие и жесткие, и, по-ноябрьски, холодные.

Я использую более тонкий конец ружья, чтобы порисовать на песчанике. Не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, что я умею писать, поэтому я не пишу ее имя.

Вместо этого рисую кривые линии. Волну. Как океан или как кусочек зеленого шелка, развевающегося на ветру.

Чирк-чирк. Песчаник, приобретший свою форму под воздействием воды и ветра, теперь поддается другой силе - мне. Я всегда изменял себя в соответствии с тем, чего ожидали от меня другие. Только тогда я был собой, настоящим, когда стоял на холме вместе с Кассией.

Я пока не готов нарисовать ее лицо. И даже не знаю, смогу ли. Поэтому царапаю другую линию на камне. Она немного напоминает ту C, что я учил рисовать Кассию в первый раз. Я провожу еще одну линию, вспоминая ее руку.

Вик наклоняется, чтобы поглядеть, чем я там занят. – Не пойму, на что это похоже.

- Это похоже на луну, - отвечаю ему. – На молодой месяц.

Вик поднимает глаза на плато. Сегодня утром за телами прилетали воздушные корабли. Прежде такого не случалось. Я понятия не имею, что будет делать с ними Общество, но мечтаю вскарабкаться на самую верхушку плато и написать что-нибудь на память о восхождении парней-приманок.

Потому что сейчас уже ничего не напоминает о том, что они побывали там. Снег растаял прежде, чем на нем остался хоть один след от их ботинок. Их жизни оборвались до того, как они успели узнать, кем были на самом деле.

- Как думаешь, тот парень счастливчик? - спрашиваю я Вика. – Тот, что умер в лагере, перед тем, как мы пришли в деревню?

- Счастливчик, - соглашается Вик, но так, словно не понимает, что означает это слово. Скорее всего, он и не знает. Счастье - это совсем не то слово, которое одобряет Общество. И это не то, что мы испытываем, находясь здесь.

Наша первая ночь в деревне ознаменовалась обстрелом. Мы метались в поисках укрытия. Несколько парней выбежали на улицу с оружием в руках и стреляли в небо. Мы с Виком и еще двумя парнями засели в одном из домов. Я не могу вспомнить их имен, они уже мертвы.

- Почему ты не выбегаешь на улицу, чтобы попробовать отстреляться? - спросил меня Вик тогда. Мы особо не разговаривали с ним с тех пор, как бросили того парня в реке.

- Не вижу в этом смысла, - сказал я. - Наши боеприпасы не настоящие.

Я опустил на землю рядом с собой стандартно сделанное оружие.

Вик следом сделал то же самое. - Давно ты об этом знаешь?

- Как только они выдали их нам, когда мы направлялись сюда, - ответил я. - А ты?

- Та же история, - отозвался Вик. - И мы обязаны сказать об этом остальным.

- Я знаю, - согласился я с ним. - Я сглупил, думая, что у нас есть еще немного времени в запасе.

- Время, - повторил Вик, - это как раз то, чего у нас нет.

Снаружи взорвался мир, и кто-то опять начал кричать.

- Хотел бы я иметь оружие, которое стреляет, - произнес Вик. - Я бы взорвал каждого, кто сидит на этих воздушных кораблях. И они разлетелись бы на частицы, как фейерверк.

- Ну, всё, хватит, - говорит, наконец, Вик, сворачивая свой защитный плащ в плотный серебристый сверток. - Нам лучше вернуться к работе.

- Удивляюсь, почему они не снабдили нас хотя бы синими таблетками, - спрашиваю я. - Тогда бы им не пришлось заморачиваться с едой для нас.

Вик смотрит на меня, как на сумасшедшего. - Разве ты не знаешь?

- Что именно? - спрашиваю в ответ.

- Синие таблетки не спасают тебя. Они парализуют. Если ты примешь одну, то станешь вялым и будешь валяться без движения, пока кто-нибудь не найдет тебя или ты сам не умрешь в ожидании. А две таблетки вырубят тебя напрочь.

Я трясу головой и гляжу прямо в небо, но ничего не пытаюсь отыскать там. Лишь смотрю на его синеву. Подняв руку, я прикрываюсь от солнца, чтобы лучше видеть небо. На нем нет ни облачка.

- Прости, - говорит Вик, - Но это правда.

Я бросаю на него взгляд. Мне кажется, что я вижу беспокойство на его грубом, словно высеченном из камня, лице. Все это выглядит настолько нелепо, что я начинаю громко смеяться, и Вик подхватывает за мной. - Я должен был знать про это, - говорю я сквозь смех. - Если что-то случится с Обществом, им не захочется, чтобы другие продолжали жить без них.

Несколько часов спустя мы слышим сигнал, раздающийся из мини-порта, который носит с собой Вик. Вынув его из ременной петли, он проверяет экран. Вик - единственный из приманок, у кого есть мини-порт – приспособление, примерно такого же размера, как и датапод. Но мини-порты, все же, можно использовать для связи. А датапод всего лишь хранит записанную информацию. Вик почти всегда носит мини-порт с собой, но и сейчас, и прежде - когда он рассказывал новичкам-приманкам правду о деревне и оружии – время от времени прячет его где-нибудь в укромном месте.

Мы почти уверены, что Общество отслеживает наши перемещения с помощью мини-порта. Нам только неизвестно, могут ли они слышать нас через него так же, как через большие порты. Вик думает, что да. Он уверен - Общество постоянно прослушивает нас. А мне кажется, что им все равно.

- Чего они хотят? - спрашиваю я Вика, в то время как он читает сообщение на экране.

- «Мы летим», - цитирует он.

Мы идем по направлению к кораблям, которые бесшумно приземляются на окраине деревни; остальные парни двигаются следом за нами. Офицеры действуют, как всегда, торопливо. Они не любят долго находиться в отдаленных деревнях. И я даже не уверен, из-за нас это или из-за Врага. Интересно бы знать, кто, по их мнению, представляет для Общества бо́льшую угрозу.

Ответственный за этот полет офицер достаточно молод, и все же он напоминает мне другого, того, который тренировал нас на том холме в Ории. Всем своим обликом он, как будто, вопрошает: Как я здесь очутился? Что я должен сделать с этими людьми?

- Итак, - произносит он, поглядывая на нас с корабля. - На вершине плато. Что это было? Что произошло там? Если бы вы все оставались в деревне, то несчастных случаев не происходило бы так много.

- Этим утром там выпал снег, и ребята захотели подняться и собрать его, - отвечаю я. - Нас постоянно мучает жажда.

- И вы утверждаете, что это единственная причина, по которой они пошли туда?

- У нас не бывает много причин для любых действий, - говорит Вик. - Голод. Жажда. Нежелание умирать. Вот и всё. Выбирайте из двух оставшихся вариантов, если не верите нам.

- Может быть, они поднялись на плато, чтобы поглядеть на виды сверху? - предполагает офицер.

Вик смеется, и это звучит не очень приятно. - Где их замена?

- Там, на борту корабля, - отвечает офицер. - Мы собираемся переправить вас в новую деревню и снабдить бо́льшим количеством запасов.

- И воды побольше, - добавляет Вик. Он безоружен и находится во власти офицера, но голос звучит так, как будто это он здесь отдает приказы. Офицер улыбается. Хоть Общество это не человек, но люди, работающие на него – временами, да.

- И больше воды, - соглашается офицер.

Когда мы с Виком, наконец, видим эту замену на воздушном корабле, то чертыхаемся сквозь зубы. Они, оказывается, гораздо моложе нас, совсем мальчишки. Лет по тринадцать-четырнадцать. Их глаза широко распахнуты. Они напуганы. Один из них, по виду самый младший, напоминает мне Брэма, брата Кассии. Он более смуглый, чем Брэм, темнее даже, чем я, но глаза такие же яркие, как у Брэма. И волосы его, наверно, были такими же курчавыми, пока их не подстригли.

- Похоже, у Общества уже заканчиваются тела, - вполголоса говорю я Вику.

- Может быть, таков их план, - отвечает он.

Мы оба понимаем, что Общество жаждет уничтожить Отклоненных. Это объясняет, почему они сбрасывают нас сюда, в отдаленные районы. И почему нам не дают возможности обороняться. И есть еще один вопрос, на который я не могу ответить:

За что они так ненавидят нас?

Наш полет проходит вслепую. В воздушном корабле нет окон, за исключением кабины пилотов.

Поэтому я понял, куда мы прилетели, только тогда, когда спустились с корабля на землю.

Я не знаю, какая именно это деревня, но местность кажется знакомой. Ландшафт, который окружает нас - оранжевый песок, красные скалы, желтая трава и деревья, которые были зелеными этим летом. Подобные пейзажи встречаются повсюду в Отдаленных провинциях. Но я абсолютно уверен в том, где нахожусь, потому что вижу доказательство перед собой.

Это мой дом.

И это больно ранит.

Вон там, на горизонте - веха моего детства.

Большой каньон.

С нашего местоположения невозможно разглядеть его целиком, только глыбы песчаника красного и оранжевого цвета, выступающие здесь и там. Но, если подойти ближе, к самому краю и заглянуть в Каньон, можно увидеть, что камни совсем не малых размеров. Это лишь верхушки образований, столь же огромных, как и горы.

Каньон - это не одно ущелье, не одна гора, а множество - целая сеть взаимосвязанных образований, протяженностью в несколько миль. Его поверхность вздымается и ниспадает, подобно волнам, его зазубренные пики и глубокие ущелья разлинованы цветами Отдаленных провинций - оттенками оранжевого, красного, белого. В дальних участках Каньона огненные цвета песчаника немного смягчаются синевой далеких облаков.

Мне известны такие подробности, потому что я несколько раз стоял на краю Каньона.

Но никогда не забирался внутрь.

- Чему ты там усмехаешься? - спрашивает Вик, но, прежде чем я успеваю ответить, к нам подходит малыш-Брэм и встает прямо напротив Вика.

- Меня зовут Элай, - сообщает парнишка.

- Отлично, - отвечает Вик и в раздражении отворачивается назад, чтобы узреть там вереницу лиц, избравших его лидером, хотя он и не желал этого. Некоторые люди не могут избежать этой участи - быть лидером. Это присутствует в их плоти и крови и достается им без принуждения.

А некоторые люди привыкли следовать за другими.

У тебя есть неплохой шанс на выживание, если ты последуешь за кем-то, напоминаю я себе. Твой отец думал, что он был лидером. Но он не смог справиться с этой ролью, и посмотри, что случилось с ним в итоге. Я стою на шаг позади Вика.

- Разве ты не собираешься выступить с какой-нибудь речью перед нами, или типа того? - спрашивает Элай. - Мы же только что прибыли сюда.

- Я не несу ответственности за этих нахлебников, - говорит Вик. Так оно и есть. Он почти не выказывает гнева, стараясь держать его в узде, хоть и тратит на это много энергии. - Я не являюсь оратором Общества.

- Но ты здесь единственный, у кого есть эта штука, - настаивает Элай, указывая на порт, прицепленный за ремень Вика.

- Значит, вы хотите услышать речь? - спрашивает Вик, и все новички согласно кивают и внимательно смотрят на него. И они услышали точно такую же лекцию, что и мы в свое время, когда прибыли сюда на воздушных кораблях. О том, что общество нуждается в нас, что нам нужно играть роль сельских жителей и мирных Граждан, чтобы отвлечь Врага. Что это работа всего на полгода, и когда мы вернемся в Общество, с нас снимут статус Отклонение от нормы.

Пройдет всего один день обстрела, и они осознают, что никто не продержится здесь шесть месяцев. Даже сам Вик, который почти приблизился к этому сроку, имея самое большое количество меток на ботинках.

- Наблюдай за остальными, - продолжает Вик. - Веди себя, как сельский житель. Именно это положено делать нам здесь. - Он делает паузу. Потом отцепляет порт от ремня и бросает его приманке, который находится здесь уже пару недель. – Возьми и запусти эту штуку, - говорит он. - Убедись, что она работает на окраине поселка.

Парнишка отбегает в сторону. Когда порт становится вне зоны слышимости, Вик говорит:

- Все ваши боеприпасы холостые. Поэтому даже не старайтесь защитить себя.

Элай перебивает. - Но мы же практиковались в стрельбе, когда были в тренировочном лагере, - возражает он. Я усмехаюсь снова, несмотря на то, что мне должно быть плохо и уже тошнит от осознания того факта, что кто-то настолько молодой закончит свои дни здесь. Малыш, несомненно, похож на Брэма.

- Это не имеет значения, - отвечает Вик. - Сейчас они все холостые.

Элай переваривает эту информацию, а потом задает следующий вопрос. - Если это деревня, то где же все женщины и дети?

- Ты и есть ребенок, - говорит Вик.

- Вовсе нет! - негодует тот. - И я не девчонка. Где они, кстати?

- Девушек нет, - отвечает Вик. – Как и женщин.

- Но тогда Враг должен знать, что мы никакие не сельские жители, - продолжает Элай. - Они уже вычислили это, скорее всего.

- Верно, - соглашается Вик. - Они все равно убивают нас. И это никого не волнует. А теперь пора приниматься за работу. Нам положено быть фермерами. Так давайте займемся сельским хозяйством.

Мы начинаем с полей. Солнце жарко сияет над головой. Я чувствую, как Элай сердито глядит вслед, когда мы уходим.

- По крайней мере, теперь у нас имеется приличный запас питьевой воды, - говорю я Вику, показывая в сторону фляги. - И все благодаря тебе.

- Не стоит благодарности, - отвечает Вик. Он понижает голос. - Воды недостаточно даже для того, чтобы утопиться в ней.

Основная культура здесь - хлопок; его очень сложно выращивать в здешних условиях. Плохого качества пучки внутри коробочки хлопка отделяются достаточно легко.

- Ничего удивительного, что мы не беспокоимся об отсутствии здесь девушек или детей, - говорит мне в спину Элая. - Враг поймет, что это ненастоящая деревня, лишь взглянув на подобное. Не найдется больше дураков, чтобы выращивать тут хлопок.

Сначала я ничего не отвечаю ему. Никому не удавалось втянуть меня в разговор во время работы, кроме Вика. Я всегда держался в стороне от остальных.

Но сейчас я устал. События - вчерашний снег, хлопок сегодня - заставили меня вспомнить о рассказе Кассии, про тополиный пух, словно снег, выпавший в июне. Общество ненавидит тополиные деревья, но они совершенно точно были бы отличными растениями для Отдаленных провинций. Это дерево хорошо для рисования. Если бы я нашел одно, я бы покрыл кору ее именем, так же, как на холме накрывал ее руку своей.

Я начинаю говорить с Элаем, чтобы убежать от желания иметь то, что пока недоступно мне.

- Это глупо, - отвечаю я ему, - но все-таки более правдоподобно, чем та ерунда, которую придумало Общество. Несколько деревень рядом с этой зародились, как общины для Отклоненных. Хлопок был одной из культур, которую Общество разрешило выращивать им. Тогда здесь было достаточно воды для выращивания, и культура окупила затраченные на нее усилия. Поэтому нет ничего невозможного в том, чтобы вести хозяйство на этих землях.

- Оо… - протяжно говорит Элай. И тогда замолкает. Я не знаю, зачем пытаюсь поддерживать в нем надежду. Может быть, причиной тому – воспоминания о тополином пухе.

А может – о ней.

Когда я оглядываюсь снова, Элай плачет, но ничего не предпринимаю в ответ, так как не вижу причины для слез.

На обратном пути в деревню я подаю условный сигнал Вику, отрывисто кивая головой в его сторону. Это значит, что я хочу поговорить наедине, без порта. - Держи, - говорит он, бросая порт Элаю, который уже перестал плакать. - Поноси это некоторое время. - Элай кивает и отходит подальше.

- В чем дело? - спрашивает Вик.

- Я жил здесь когда-то, - говорю я, стараясь запрятать подальше любые эмоции. Эта частичка мира была моим домом. Я ненавижу Общество за то, что они сделали с ним. - Моя деревня находилась всего в нескольких милях отсюда. Я хорошо знаю эти места.

- Значит, ты собираешься сбежать? - спрашивает Вик.

Вот он. Самый важный вопрос. Его мы все постоянно задаем себе. Собираюсь ли я бежать? Я думаю об этом каждый день, каждый час.

- Ты подумываешь о том, чтобы вернуться в свою деревню? - продолжает Вик. - Там остался кто-нибудь, чтобы помочь тебе?

- Нет, - говорю я. – Все уничтожено.

Вик трясет головой. - Значит, места, куда бежать, нет. Мы не пройдем и мили, как нас обнаружат.

- И самая ближайшая река протекает очень далеко. - Продолжаю я. - Нам не сбежать этим путем.

- Тогда как? - интересуется Вик.

- Мы не будем пересекать местность или спускаться вниз. Мы пройдем сквозь.

Вик оборачивается. - Сквозь что?

- Ущелья, - говорю ему, указывая на Каньон рядом с нами, протянувшийся на мили и испещренный мелкими расщелинами, невидимыми отсюда глазу. - Если спуститься достаточно далеко, можно обнаружить свежую воду.

- Офицеры всегда твердят нам, что ущелья Отдаленных провинций кишат Аномалиями, - говорит Вик.

- Я тоже слышал об этом, - соглашаюсь с ним. - Но некоторые из них построили поселения и помогают путешественникам. Мне говорили об этом люди, побывавшие там.

- Постой-ка. Ты знаешь тех, кто живет в ущельях? - удивляется Вик.

- Я знал людей, которые побывали там, - говорю я.

- Людей, которым ты мог бы доверять?

- Это был мой отец, - отвечаю я, закрывая этими словами тему, и Вик кивает.

Мы сделали еще несколько шагов. - Так, когда мы уходим? - спрашивает Вик.

- В этом вся проблема, - отвечаю я, стараясь не показывать ему, как обрадовался, поняв, что он пойдет со мной. Столкнуться с этими ущельями – не совсем то, что я хотел бы сделать в одиночку. - Самое лучшее время, чтобы уйти – когда начнется обстрел, когда кругом будет хаос. Тогда Общество не будет охотиться на нас и не сделает назиданием для остальных. Удобнее будет уйти во время ночного обстрела. Но только когда луна полная, чтобы было лучше видно. Они должны подумать, что мы погибли, а не сбежали.

Вик смеется. - И Общество и Враг оснащены инфракрасными приборами. Кто бы там ни был наверху, они засекут наш побег.

- Знаю, но три маленьких тела вполне могут затеряться, когда сейчас их так много здесь.

- Три? - удивляется Вик.

- Элай пойдет с нами. - Я не знал об этом, пока не сказал вслух.

Тишина.

- Ты спятил, - говорит Вик. - Парень не продержится долго.

- Знаю, - отвечаю я Вику. Он прав. Это лишь вопрос времени, когда Элай сдастся. Он маленький. Импульсивный. И задает слишком много вопросов. Но опять же, это вопрос времени для всех нас.

- Так зачем нам заботиться о нем? Зачем брать с собой?

- У меня есть одна знакомая девушка в Ории, - признаюсь я. - Он напоминает мне ее брата.

- Это не особо веская причина.

- Для меня - веская, - отвечаю я.

Между нами повисает молчание.

- Ты становишься слабым, - наконец, говорит Вик. - Это может погубить тебя. Может привести к тому, что ты никогда не увидишь ее снова.

- Если я не пригляжу за ним, - сообщаю я. – то могу стать тем, кого она не захочет знать, даже если снова увидит меня.

Глава 6. Кассия

Как только я убедилась в том, что остальные, размеренно дыша, спят, я переворачиваюсь на бок и достаю из кармана бумагу архивиста.

Лист оказывается плохого качества и плотным на ощупь, совсем не похожим на тонкую, кремового цвета, печатную бумагу со стихотворениями дедушки. Он старый, но все же не старее дедушкиного. Мой отец мог бы сказать, насколько стар этот лист; но его здесь нет, он позволил мне уйти. Когда я разворачиваю бумагу, она издает шуршание, кажущееся мне громким. Я надеюсь, девочки подумают, что это шорох покрывала или жужжание крыльев насекомых.

Этой ночью всем потребовалось достаточно много времени, чтобы заснуть. Когда я вернулась с прогулки, девочки сказали мне, что еще никто не получил уведомления о переводе; офицер сообщил, что о местах назначения нам станет известно только утром. Я поняла, что девочки волнуются, впрочем, как и я. Раньше мы всегда узнавали заранее, куда нас собираются отправить. Что же изменилось? Общество никогда и ничего не делает без причины.

Я придвигаю бумагу ближе к квадрату рассеянного света, излучаемого луной. Мое сердце колотится в быстром темпе, хотя внешне я стараюсь сохранить спокойствие. Прошу, пусть эта бумага оправдает свою стоимость, обращаюсь я неизвестно к кому или чему, и потом смотрю на нее.

О, нет.

Я засовываю кулак в рот, лишь бы не издать ни одного звука в этой сонной комнате.

Это вовсе не карта, и даже не перечень указаний.

Это история, и, едва прочитав первую строку, я понимаю, что она не из списка Ста:

Человек толкал камень в гору. Когда он достигал вершины, камень скатывался вниз к подножию, и тогда мужчина начинал все сначала. Люди из соседней деревни обратили на это внимание. «Наказание», - сказали они. Люди ни разу не присоединились к человеку и не пытались помочь, потому что боялись того, кто наслал эту кару. Он толкал. Они наблюдали.

Прошли годы, новое поколение людей заметило, что человек и его камень погружаются в толщу горы, подобно тому, как солнце и луна заходят за горизонт. Они могли видеть только часть горы и часть человека, когда он толкал камень на вершину.

Одна девочка сгорала от любопытства. И вот, однажды, она поднялась на гору. Когда она приблизилась, то с удивлением заметила, что камень испещрен именами, датами и названиями мест.

- Что означают все эти слова? - спросила девочка.

- Это все страдания мира, - ответил ей человек. - Я поднимаю их на гору снова и снова.

- Ты хочешь разгладить ими гору, - девочка заметила, что камень оставляет глубокий след, когда катится.

- Я делаю кое-что другое, - сказал человек. - И когда закончу, ты займешь мое место.

Девочка не испугалась. - Что же ты делаешь?

- Реку, - ответил человек.

Девочка спустилась с горы, пытаясь разгадать, как кто-то может сделать реку. Но вскоре, когда пришли дожди и поток наполнил длинный желоб, омывая человека, девочка поняла, что он был прав. И тогда она заняла его место, толкая камень и поднимая в гору грехи мира.

Вот откуда появился Лоцман.

Это тот самый человек, который толкал камень и потом исчез, унесенный потоком воды. Та, которая пересекла реку и глядела в небо, была женщиной. Лоцман это и старик и юноша, с глазами любого цвета и волосами любого оттенка; он живет в пустынях, на островах, в лесах, горах и на равнинах.

Лоцман возглавляет Восстание - мятеж против Общества - и он никогда не умирает. Когда время предыдущего Лоцмана истекает, к руководству приступает следующий.

И это происходит снова и снова, бесконечно, как движение того камня.

Кто-то в комнате зашевелился, и я застываю, ожидая, пока дыхание девочки снова выровняется. Когда она засыпает, я гляжу на последнюю строчку на бумаге:

Минуя карты Общества края, живет тот Лоцман, движется всегда.

Внезапно меня окатывает горячая боль надежды, когда я осознаю, что эти слова, подаренные мне, истинны.

Есть мятеж. Что-то реальное, организованное и давно существующее и имеющее своего лидера.

Кай и я - не одиноки.

Слово Лоцман было связующим звеном. Знал ли об этом дедушка? Не поэтому ли он подарил мне ту бумагу перед смертью? Ошибалась ли я насчет стихотворения, которому он завещал следовать?

Я уже не могла усидеть на месте.

- Проснись, - шепчу я настолько тихо, что едва слышу саму себя. - Мы не одиноки.

Я спускаю одну ногу с кровати. Я могла бы скатиться вниз и перебудить остальных девочек, рассказать им о Восстании. Может, они уже знают? Хотя, не думаю. Они кажутся такими безнадежными. Кроме Инди. Но, хотя у нее и больше пыла по сравнению с остальными, она также не имеет стремлений к чему-либо. И я не думаю, что ей о чем-то известно.

Я должна сказать Инди.

Мгновение я думаю, что сейчас сделаю это. Когда я спрыгиваю с лестницы, ноги мягко касаются пола; я открываю рот. Но тут слышу шаги офицера, патрулирующего за дверью, и замираю, опасный листок бумаги белеет, как маленький флаг, в моей руке.

В этот момент я понимаю, что никому ничего не скажу. Я сделаю то, что и всегда, когда кто-то доверяет мне опасные слова:

Я уничтожу их.

- Что ты делаешь? - тихо спрашивает Инди позади меня. Я даже не слышала, как она пересекла комнату, и почти подскочила, но вовремя спохватилась.

- Снова мою руки, - шепчу в ответ, борясь с порывом обернуться. Ледяная вода течет сквозь пальцы, наполняя комнату шумом реки. - В прошлый раз я вымыла их недостаточно чисто. Ты же знаешь, как офицеры относятся к грязи на постелях.

- Ты разбудишь остальных, - говорит она. - Они ведь поздно заснули.

- Прости, - говорю я; мне действительно жаль. Но я могла думать только о том, что нет другого способа уничтожить бумагу, кроме как смыть ее водой.

Мне пришлось пережить несколько мучительных минут, разрывая листок на мелкие кусочки. Сначала я держала его рядом с губами, надеясь, что дыхание смягчит звук рвущейся бумаги. Кажется, кусочки получились достаточно малыми, чтобы не застрять и смыться в водопровод.

Инди уже пересекла комнату и выключает воду. Я вдруг думаю, что ей что-то может быть известно. Может, она не знает про Восстание, про мятежи, но у меня такое странное чувство, будто ей что-то известно обо мне.

Клац. Клац. Стучат по цементному полу каблуки на ботинках офицера. Мы с Инди, не сговариваясь, бросаемся к кроватям; я взбираюсь по ступенькам так быстро, как только могу и заглядываю в окно.

Офицер приостанавливается у нашей комнаты, прислушиваясь, потом снова продолжает обход.

Мгновение я сижу, провожая взглядом ее удаляющуюся фигуру. Точно так же она останавливается у следующей комнаты.

Мятеж. Лоцман.

Кто это может быть?

Знает ли Кай что-нибудь про это?

Вполне возможно, что да. Человек, который толкал камень, напоминает Сизифа, а Кай рассказывал мне о нем тогда в Городке. И еще я помню, как Кай давал мне свою собственную историю по частям. Я никогда не думала, что у меня столько всего появится.

Найти его стало для меня единственным делом, растянувшимся на долгое время. Даже не имея карты и компаса, я знаю, что сделаю это. Я снова и снова представляла тот момент, когда мы, наконец, встретимся; как он обнимет меня крепко, как я буду шептать ему на ухо свои стихи. Единственный недостаток моей мечты был в том, что я никак не могла написать что-то для него, дело не двигалось дальше первой строчки. Я сочинила столько начал за все эти месяцы, но вот середину и концовку нашей истории любви никак не удавалось увидеть.

Крепко прижимая к себе сумку, я осторожно, дюйм за дюймом, ложусь на кровать, пока она не принимает все мое тело, от кончиков волос до пальцев ног. Кажется, сегодня я не усну.

Они приходят к нам на рассвете, так же, как пришли за Каем.

Я не слышу никаких вскриков, но что-то другое предупреждает меня. Какая-то напряженность в воздухе, по-другому щебечут птицы, которые, летя на юг, по утрам отдыхают на ветках.

Я сажусь в кровати и выглядываю в окно. Офицеры выводят девочек из других комнат, некоторые из них плачут или пытаются вырваться и убежать. Я прижимаюсь к стеклу, чтобы увидеть больше, мое сердце колотится, мне кажется, я знаю, куда их отправляют.

Как мне уйти с ними? Мой мозг сортирует числа. Сколько миль, сколько препятствий будет на пути к цели. В одиночку мне не достичь Отдаленных провинций, а вот Общество, возможно, перевезет меня туда прямо сейчас.

Два офицера толчком распахивают дверь. - Нам нужны две девушки из этой комнаты, - произносит одна из них. - Койки номер 8 и 3. - Девушка с восьмой койки садится на кровати, испуганно и утомленно глядя на них.

Третья койка, принадлежащая Инди, пуста.

Офицеры вдруг восклицают, и я бросаю взгляд в окно. На краю группы деревьев, растущих возле дороги, кто-то стоит. Это Инди. Даже в тусклом свете зари я узнаю ее - эти яркие волосы, ее поза. Должно быть, она тоже услышала шум и каким-то образом выскользнула наружу. Я не заметила, как она уходила.

Инди собирается сбежать!

Пока внимание офицеров отвлечено собирающейся девушкой с восьмой койки и переговорами по мини-порту насчет Инди, я быстро двигаюсь. Вытаскиваю из контейнера три таблетки - зеленую, синюю, красную - и заворачиваю их в свой пакет с синими таблетками. Прячу их под письмами в своей сумке и молюсь, чтобы никому не пришло в голову искать так глубоко. Сам контейнер засовываю под матрас. Мне приходится избавляться от всех признаков гражданства, какие только есть.

Внезапно я осознаю.

Что-то исчезло из моей сумки.

Серебряная коробочка, которую мне вручили на банкете Обручения.

Я еще раз проглядела между бумаг, пошарила под одеялом, осмотрела пол внизу. Выронить или потерять ее я не могла, коробочка просто исчезла. Я так и так собиралась избавиться от нее, но все же эта потеря меня расстроила.

Куда же она могла пропасть?

Но сейчас уже некогда беспокоиться об этом. Я спускаюсь с койки и иду следом за офицером и плачущей девочкой. Остальные в комнате пытаются снова уснуть, как и люди в Городке, в то утро, когда забирали Кая.

- Беги, Инди, - еле слышно шепчу я. Надеюсь, мы обе добьемся того, чего жаждем.

Если ты любишь кого-то, если тот, кто любит тебя, научил тебя писать и запоминать наизусть, как же ты сможешь ничего не сделать для него? С таким же успехом ты могла бы стереть его слова в порошок и развеять их по ветру.

Все мои мысли только о Кае, он глубоко в моем сердце, его ладони согревают мои руки. Я должна попробовать найти его. Любовь к нему подарила мне крылья, и моя работа дает мне силы взмахивать ими.

Воздушный корабль приземляется в центре лагеря. Офицеры, которых я прежде не видела, выглядят утомленными и озабоченными. Тот, который носит форму пилота, что-то кратко выкрикивает и смотрит в небо. Скоро взойдет солнце.

- Мы одну упустили, - слышу я его шепот и вытягиваюсь в шеренгу.

- Ты уверен? - спрашивает другая женщина-офицер, пробегая по нам глазами. Пересчитывает. Выражение ее лица меняется, на нем появляется облегчение. Со своими длинными каштановыми волосами, она выглядит слишком мягко для офицера.

- Нет, - говорит она. - Их достаточно.

- Точно? - переспрашивает первый. Он начинает считать сам. Представляю ли я, как его глаза задерживаются на моем лице, помня при этом, что я нахожусь не на своем месте? Не в первый раз спрашиваю себя, много ли им известно о моих действиях, и много ли вычислено моей чиновницей? Она, по-прежнему, наблюдает? А Общество?

Другой офицер тащит Инди на борт корабля, в то время, как остальные заканчивают регистрацию в дверях. На его лице видны царапины от ногтей. Полосы грязи пересекают его форму и одежду Инди, как будто раны, просочившиеся в почву.

- Она пыталась сбежать, - говорит он, толкая девушку на место рядом со мной. И застегивает пару наручников на ее запястьях. Она даже не вздрагивает от щелчка, зато я - да.

- Теперь их слишком много, - говорит женщина-офицер.

- Они - Отклоненные, - отрезает он. - Кого это волнует? Нам пора.

- Нам нужно обыскивать их сейчас? - спрашивает она.

О, нет! Тогда они найдут таблетки в моей сумке.

- Обыщем их в воздухе. Отправляемся.

Инди бросает на меня взгляд, и наши глаза встречаются. Впервые за все время, что мы знакомы, я ощущаю странное чувство родства с ней, близости, которая является больше, чем дружбой. Мы познакомились с ней в трудовом лагере. И теперь вместе проходим новое испытание.

Какие-то странные чувства ощущаются во всей этой ситуации: опустошенность и спонтанность, не похожие на те, что испытываешь в рамках Общества. Хотя я очень рада, что удалось ускользнуть, я все еще чувствую эти стены, они сжимаются со всех сторон, а их присутствие одинаково подавляет и успокаивает.

Чиновник ступает на борт воздушного корабля. - Всё готово? - спрашивает он, и офицеры утвердительно кивают. Я жду, что поднимутся другие чиновники - они почти всегда передвигаются по трое - но дверь закрывается. Только один чиновник и три офицера, один из которых - пилот. Между прочим, офицеры подчиняются чиновнику, и я думаю, что он главный в их группе.

Воздушный корабль взмывает в небо. Это мое первое путешествие таким способом - раньше я ездила только на аэрокарах и аэропоездах - и горло сжимается от разочарования, ведь здесь нет окон.

Я не так себе представляла полет высоко в небе. Невозможно увидеть, что находится далеко внизу, или какие бывают здесь звезды ночью. Пилот в своей кабине имеет возможность выглядывать из окна во время полета, но нам Общество запрещает это делать.

Глава 7. Кай

- За тобой все следят, - говорит мне Вик.

Я не обращаю на него внимания. Когда Враг обстреливал нас прошлой ночью, некоторые из их патронов оказались наполовину целыми, не разорвавшимися. Внутри них еще есть порох. Я засыпаю немного в ствол своего оружия. Враг озадачивает меня - чем дольше мы находимся в этих местах, тем их снаряжение кажется все более примитивным и менее эффективным. Может, они, и правда, проигрывают.

- Что ты делаешь? - спрашивает Вик.

Я не отвечаю. Я пытаюсь вспомнить, как это делается. Порох пачкает мои руки в черный цвет, когда я просеиваю его сквозь пальцы.

Вик хватает меня за руку. - Остановись, - говорит он вполголоса. - На нас смотрят остальные приманки.

- Почему тебя так волнует, что они подумают?

- Это негативно отражается на боевом духе людей, когда человек, подобный тебе, сходит с ума.

- Ты ведь уже убедил самого себя, что мы не их лидеры, - говорю я Вику и бросаю взгляд на приманок. Все, кроме Элая, отводят глаза. Он продолжает таращиться на меня, и, коротко усмехнувшись, я даю ему понять, что все в порядке.

- Кай, - начинает Вик, и вдруг до него доходит. - Ты пытаешься найти способ повторно использовать его в боеприпасах?

- Ну, может, это и не такая хорошая идея, - отвечаю я. - Его хватит разве что на один большой взрыв. Можно сделать гранату - бросаешь пушку и убегаешь.

Вик любит продумывать варианты. - Можно взять камни, а другие наполнят ими оружие. А ты уже придумал, как сделать запал?

- Пока еще нет, - отвечаю я. - Это самое сложное.

- Почему? - спрашивает он так тихо, что остальные ничего не слышат. - Это, несомненно, отличная идея, только будет сложно производить взрыв и удирать одновременно.

- Нет, это не наш случай, - говорю я и снова стреляю взглядом в остальных. - Нам нужно научить их, как все это сделать, до нашего ухода. Но у нас мало времени. Думаю, на сегодня оставим захоронение мертвых остальным.

Вик поднимается, поворачивается лицом к группе.

- Мы с Каем отдохнем сегодня, не будем больше хоронить, - объявляет он. - Остальные могут продолжить работать. Некоторые из вас до сих пор еще не пробовали это делать.

Когда они уходят, я смотрю на свои руки - угольно-черные, покрытые каким-то веществом, падавшим на нас прошлой ночью смертельным дождем - и вспоминаю, как мы очищали подобные следы в моей родной деревне. Общество и Враг были единственными, кто владел оружием, но мы все же знали, как использовать его и как изготовить наше собственное. Когда это действительно было необходимо, мы брали камни, похожие на сланец, и зажигали небольшие огни.

- Я все еще считаю, что нам лучше бежать в ту ночь, когда не будет обстрела, - говорит Вик. – Нам нужно убедить их, что мы уничтожили сами себя этим веществом. Он указывает на порох, рассыпанный повсюду вокруг нас.

У Вика своя точка зрения. Я же настолько уверился, что они начнут за нами охоту, что не думал о других вариантах. Велика вероятность, что остальные увяжутся за нами, если не будет отвлекающей бойни и смерти, заметающей наши следы. И я вовсе не хочу, чтобы кто-нибудь попытался пойти с нами. Общество обязательно заметит, если пропадет большое количество приманок, тогда мы точно станем ценной добычей.

А у меня даже нет никакого намека на то, что именно мы собираемся искать в Каньоне. Я не пытаюсь быть лидером. Я всего лишь хочу выжить.

- Как насчет этого? - говорю я. - Мы выдвинемся сегодня ночью. Неважно, будет обстрел или нет.

- Хорошо, - отвечает Вик после минутного раздумья.

Значит, все улажено. Мы сбежим. Скоро.

Мы с Виком работаем быстро, пытаясь придумать, как заставить оружие взорваться. Когда остальные возвращаются с похорон и выясняют, чем это мы занимаемся, они помогают нам собирать порох и камни. Некоторые ребята начинают мурлыкать и что-то напевать себе под нос в процессе работы. Я холодею, когда узнаю мелодию, хотя не должен бы удивляться тому, о чем они поют. Это гимн Общества. Сто Песен, тщательно отобранные Обществом - эти сложные композиции только механические голоса могут с легкостью исполнять - и Гимн это единственная мелодия, которую могут напеть большинство людей. Хотя не тренированный человек не сможет спеть ту его часть, где должно быть нарастающее сопрано. Большинство людей только копируют полутона, драм-н-бас партию и простые ноты альтовых и теноровых частей. Именно это я слышу сейчас.

Некоторые люди, жившие в Отдаленных провинциях, сумели сохранить старые песни. И когда мы работали, то напевали именно их. Одна женщина сказала мне как-то, что запоминать древние мелодии совсем не сложно, если рядом есть реки, ущелья и Каньон.

Я только хотел вспомнить, как происходит этот процесс. Но вопросы кто и почему возникали следом.

Вик трясет головой. - Даже если у нас все получится, то все равно они останутся умирать, - говорит он.

- Знаю, - отвечаю я. - Но они, по крайней мере, смогут отбить атаку.

- Всего один раз, - возражает Вик. Его плечи поникают так сильно, чего я никогда раньше не видел. Как будто он, наконец, осознал, что он лидер и всегда им будет, и это тяжелым грузом придавило его к земле.

- Этого недостаточно, - произношу я, возвращаясь к работе.

- Нет, - соглашается Вик.

Я старался не замечать других приманок, но ничего не выходило. У одного лицо в ссадинах. Другой весь в веснушках и напоминает того парня, которого мы тащили к реке; я уже было подумал, что они братья. Но его об этом не спрашивал и не буду. Все они носят плохо сидящую одежду и чудные плащи, сохраняющие тепло, и ждут своей смерти.

- Как твое настоящее имя? - неожиданно спрашивает меня Вик.

- Меня зовут Кай, - отвечаю ему.

- А полное имя какое?

Я застываю на мгновение, когда оно молнией вспыхнуло в моем мозгу, впервые за долгие годы. Кай Финнау. Вот как меня звали раньше.

- Робертс, - говорит Вик, недовольный моей медлительностью. - Это моя фамилия. Меня зовут Вик Робертс.

- Маркхем, - наконец, отвечаю я. - Кай Маркхем. - Потому что именно под этим именем она знает меня. Теперь это - моя настоящая фамилия.

Тем не менее, другая моя фамилия тоже звучала правильно, когда я мысленно произносил её. Финнау. Фамилия, которую я делил с моим отцом и матерью.

Я бросаю взгляд на приманок, собирающих камни. Какая-то часть меня наслаждается ощущением правильности их действий, и сознанием того, что я помог им чувствовать себя лучше, пусть даже на короткое время. Но глубоко внутри меня гложет мысль: все, что я сделал - это бросил им объедки. Они все еще продолжают голодать.

Глава 8. Кассия

Первым делом, так как мы сидим в охлажденном воздухе и трясемся от холода, Общество обещает выдать нам пальто.

- До эпохи Общества, когда произошло всеобщее Потепление, климат в Отдаленных провинциях изменился, - сообщает нам чиновник. - Сейчас здесь бывает холодно, но не так сильно, как раньше. Ночью вполне можно замерзнуть, но если вы будете носить пальто, все будет в порядке.

Значит, Отдаленные провинции. Ну, конечно же. Другие девочки, даже Инди, смотрят, не мигая, прямо перед собой. Некоторые трясутся больше остальных.

- Там у вас будет такая же работа, как и в остальных трудовых лагерях, - в полной тишине продолжает чиновник. - Нам нужно, чтобы вы сеяли и собирали урожай. Точнее, это будет хлопок. Мы хотим заставить врага думать, что эта часть страны, как и раньше, заселена и жизнеспособна. Это - стратегические действия со стороны Общества.

- Значит, это правда? Мы воюем с Врагом? - спрашивает одна из девочек.

Чиновник смеется. - Не то, чтобы воюем. Общество, однозначно, сильнее. Но Враг бывает непредсказуем. Нужно, чтобы они думали - Отдаленные провинции развиваются и процветают. И Общество не желает, чтобы хоть одна группа несла бремя проживания здесь слишком долго. Поэтому мы ввели полугодовую программу периодичности. Как только ваше время истечет, вы вернетесь обратно, в статусе Граждан.

В его словах нет ни капли правды, думаю я, хотя и кажется, что в это можно поверить.

- А теперь, - говорит он, указывая на двух офицеров, свободных от управления кораблем. - Они по очереди проводят вас за эту ширму, произведут обыск и выдадут стандартную одежду. Включая пальто.

Они собираются обыскать нас! Прямо сейчас.

Я не единственная девушка, которая пятится назад. В ужасе, я пытаюсь отыскать место, куда можно спрятать таблетки, но не вижу ничего подходящего. Сделанная по заказу Общества, поверхность воздушного корабля идеально ровная и гладкая - ни углов, ни закоулков. Даже наши сиденья твердые и гладкие, а ремни, которыми мы пристегнуты, незамысловаты и крепки. Таблетки положить некуда.

- Ты хочешь что-то спрятать? - шепчет мне Инди.

- Да, - отвечаю я. К чему лгать?

- Я тоже, - снова шепчет она. - Давай я возьму твое, а ты - мое, когда я пойду.

Я открываю сумку и вытаскиваю пакетик с таблетками. Прежде, чем я успеваю что-то предпринять, Инди - быстрая даже в наручниках - перехватывает его и сжимает в ладони. Что она сделает дальше? Что ей нужно спрятать и каким образом она сможет достать это, если ее руки скованны? У меня не остается времени, чтобы увидеть.

- Следующая, - вызывает женщина-офицер с каштановыми волосами, указывая на меня.

Не оглядывайся на Инди, говорю я себе. Не подавай виду.

Зайдя за ширму, мне приходится снять нижнее белье, пока офицер роется в карманах моей старой коричневой одежды. Она протягивает мне новый комплект - черного цвета.

- Давай осмотрим сумку, - говорит она, отнимая у меня этот предмет. Копается в письмах, и я пытаюсь не вздрогнуть, когда одно из старых посланий Брэма рассыпается на кусочки.

Потом она возвращает мне сумку.

- Ты можешь одеваться, - сообщает женщина.

В тот момент, когда я застегиваю последнюю пуговицу на рубашке, офицер окликает главного чиновника.

- Эта чистая, - докладывает она обо мне. Чиновник кивает.

Возвращаясь на свое место рядом с Инди, я просовываю руки в рукава моего новоприобретенного пальто.

- Я готова, - тихо, едва шевеля губами, говорю я.

- Оно уже в кармане твоего пальто, - отвечает Инди.

Я хочу спросить у нее, как она делает это столь быстро, но опасаюсь, вдруг нас подслушивают. Я ощущаю эйфорию, от облегчения, что все получилось, как надо. Что у Инди все получилось.

Несколько минут спустя, когда офицер указывает на нее, Инди встает и, с опущенной головой, закованная в наручники, покорно предстает перед ней. Инди хорошо играет свою роль, притворяясь сломленной, думаю я.

На другом конце корабля, девочка, которую обыскивали после меня, начинает рыдать. Я думаю, вдруг она что-то прятала, и ее раскрыли - такое могло случиться и со мной, если бы не Инди.

- Реви, реви, - тупо говорит другая девочка. - Мы летим в Отдаленные провинции.

- Оставь ее в покое, - вступается третья девушка. Чиновница замечает плачущую девочку и дает ей выпить зеленую таблетку.

Когда Инди возвращается с обыска, она ничего не говорит. Даже не глядит в мою сторону. Я ощущаю вес таблеток в кармане своего пальто. Мне хочется взглянуть на них и убедиться, что они все целы, синие - от Ксандера, и мои три штуки, но не делаю этого. Я доверяю Инди, и она доверяет мне. По весу пакетик почти такой же, как и раньше: любая добавленная туда тяжесть незаметна. Что бы она ни спрятала в нем, это должно быть маленьким и легким.

Я спрашиваю себя, что же там такое. Может быть, позже, она скажет мне.

Они снабдили нас минимумом провизии: запас еды на два дня, дополнительный комплект одежды, фляжка и походная сумка, в которой можно переносить все, что угодно. Никаких ножей, ничего острого. Ни пистолетов или другого оружия. Фонарик, настолько легкий и гладкий по краям, что не может служить орудием для борьбы.

Наши пальто легкие, но теплые, сделанные из какого-то специального материала. И еще я задаюсь вопросом, зачем они тратят ресурсы на людей, которых отправляют сюда? Пальто - это единственный знак, что им, возможно, не все равно, будем мы жить или погибнем. Больше, чем все остальное, данное нам, пальто символизируют вложение денег. Расходы.

Краем глаза смотрю на чиновника. Он отворачивается и снова открывает дверь в кабину пилотов. Оставляет ее немного приоткрытой, и я вижу целую россыпь горящих на панели приборов. Они кажутся мне бесчисленными и непостижимыми, как звезды, но пилот хорошо знает, как работать с ними.

- Этот корабль шумит, как река, - произносит Инди.

- Там, откуда ты родом, много рек? - спрашиваю я.

Она кивает.

- Единственная река, о которой я слышала здесь, - Сизифова, - говорю я.

- Сизифова река? - переспрашивает Инди. Я оглядываюсь, чтобы убедиться, что офицеры и чиновник не слушают нас. Они выглядят уставшими; женщина-офицер даже ненадолго прикрыла глаза.

- Общество отравило ее, - рассказываю я Инди. - В ней не обитает ничего живого, даже на берегах. И ничто не растет там.

Инди смотрит на меня.

- Но нельзя же, в самом деле, убить реку? - говорит она. - Нельзя убить то, что постоянно движется и изменяется.

Чиновник делает обход по салону, переговариваясь с пилотом и общаясь с остальными офицерами. Что-то в его движениях напоминает мне о Кае; то, как легко он удерживал равновесие в движущемся аэропоезде и предвидел небольшие изменения в его направлении.

Каю не нужен был компас, чтобы ориентироваться. И я тоже смогу путешествовать без него.

Я удаляюсь от Ксандера и лечу к Каю, приближаюсь к конечной точке, туда, где Отдаленные провинции.

- Почти прибыли, - объявляет женщина-офицер с каштановыми волосами. Она бросает на нас взгляд, и я вижу в ее глазах нечто вроде сожаления. Она жалеет нас всех. Меня.

Она не должна. И никто не должен на этом корабле. Я, наконец-то, добралась до Отдаленных провинций.

Я позволяю себе помечтать о том, как Кай встречает меня по прибытии. Что мне осталось всего несколько мгновений, когда я, наконец, увижу его. Может, даже коснусь его руки, и позже, в темноте, его губ.

- Ты улыбаешься, - замечает Инди.

- Я знаю, - соглашаюсь с ней.

Глава 9. Кай

Вечер наступает томительно долго, пока мы ждем появления луны. Небо меняет палитру цветов с голубого на розовый, потом снова на голубой. Потом оно становится темно-синим и, наконец, чернеет.

Я все еще не сообщил Элаю о нашем побеге.

Несколько минут назад мы с Виком показывали каждому, как нужно заряжать оружие. Теперь ожидаем момента, когда сбежим от остальных и будем спускаться в зияющую зубастую пасть Каньона. Неожиданно мы слышим резкий сигнал входящего сообщения на мини-порте. Вик подносит его к уху и прислушивается.

Я спрашиваю себя, что думает Враг о нас, людях, о чьей безопасности Общество беспокоится крайне редко. Они убивают нас, а мы снова и снова появляемся в, по-видимому, бесконечном пополнении. Может быть, мы кажемся им какими-то крысами, мышами, насекомыми или другими паразитами, которых невозможно истребить? Или, может, Враг как-то догадывается о том, что творит Общество?

- Слушайте, - выкрикивает Вик. Он уже убрал мини-порт. - Я сейчас перехватил одно сообщение от главного чиновника.

По толпе пробегает шепот. Они стоят с испачканными порохом руками, а их глаза полны надежды. Трудно не обращать на них внимания. Слова проносятся через мой мозг, в знакомом ритме, и только через несколько секунд я осознаю, что делаю. Я произношу над ними строчки для умерших.

- Скоро к нам прибудут новые поселенцы, - говорит Вик.

- Сколько их? - спрашивает кто-то.

- Я не знаю, - отвечает Вик. - Мне известно только, что они будут другими, но нам нужно будет обращаться с ними, как и с любыми обычными поселенцами, и мы будем в ответе за все, с ними происходящее.

Молчание. Это именно те слова, в которых есть доля правды - если любой из нас убьет или причинит вред кому-то из своих, чиновники придут за ним. И очень быстро. Такое мы уже видели раньше. Чиновники хитро придумали: мы не причиняем вреда друг другу. Это - привилегия Врага.

- Может, нам пришлют большую группу? - предполагает кто-то. - Может, нам стоит подождать, пока они прибудут сюда, и попробовать бороться вместе?

- Нет! - в голосе Вика звучит властный вызов. - Если Враг нападет сегодня ночью, мы будем сражаться. Он указывает на полную белую луну, восходящую из-за горизонта. - Занимайте свои позиции.

- Как ты думаешь, что он имел в виду? - спрашивает Элай, когда все разошлись. - О том, что новые поселенцы чем-то отличаются?

Губы Вика вытягиваются в тонкую линию, и я знаю, что мы подумали об одном и том же. Девушки. Они собираются прислать девушек.

- Ты прав, - говорит Вик, глядя на меня. - Они избавляются от Отклоненных.

- И, держу пари, до нас они позволили истребить всех Аномалий, - говорю в ответ, и, когда слова почти вылетели из моих уст, замечаю, как ладонь Вика сжимается в кулак и нацеливается прямо мне в лицо. Я уворачиваюсь, как раз вовремя. Он промахивается, и я инстинктивно отвечаю ему ударом в живот. Вик пошатывается, отклоняясь назад, но не падает.

Элай задыхается от удивления. Мы с Виком не сводим глаз друг с друга.

Мука в глазах Вика появилась не от моего удара. Он был поражен еще раньше, как и я. Мы умеем справляться с этим видом боли. Не знаю, почему он так среагировал на мои слова, но уверен, что он никогда не расскажет об этом. Я храню свои секреты, он - свои.

- Думаешь, у меня статус Аномалия? - тихо спрашивает Вик. Элай делает шаг назад, сохраняя дистанцию.

- Нет, - отвечаю я.

- А если бы это было так?

- Я был бы рад, - отвечаю я. - Это бы означало, что кто-то выжил. Или, что я ошибался насчет того, чем Общество занимается здесь...

Мы с Виком оба смотрим в небо. Мы услышали одно и то же, почувствовали, как что-то изменилось.

Враг.

Луна взошла.

И она полная.

- Они приближаются! - выкрикивает Вик.

Другие голоса подхватывают зов. Они кричат и вопят, в их голосах я слышу ужас и гнев и что-то еще, что распознаю почти сразу. Радость от предстоящего сражения.

Вик смотрит на меня, и я знаю - мы думаем об одном и том же. Нас тянет остаться здесь и довести борьбу до конца. Я качаю головой. Нет. Он может оставаться, но я не буду. Я должен выбраться отсюда. Я должен попробовать вернуться к Кассии.

Свет движется и колеблется в фонариках. Темные фигуры бегают и кричат.

- Сейчас, - произносит Вик.

Я бросаю свое оружие и хватаю Элая за руку. - Бежим с нами, - кричу я парнишке. Он смотрит на меня, сбитый с толку.

- Куда? - спрашивает. Я указываю в направлении Каньона, и его глаза расширяются. - Туда?

- Туда, - подтверждаю я, - прямо сейчас.

Всего одно мгновение Элай колеблется, а потом согласно кивает головой, и мы бежим. Оружие я оставляю лежать на земле. Одним шансом больше для кого-то еще, и краем глаза замечаю, что Вик тоже бросает свое ружье и вместе с ним мини-порт.

В темноте ночи, кажется, что мы мчимся по спине какого-то огромного зверя, перепрыгиваем через его колючки и через участки высокой тонкой травы, которая сверкает при луне, подобно серебристому меху. Очень скоро мы столкнемся с твердой скалой, как только приблизимся к Каньону, вот тогда-то будем уязвимы больше всего.

Примерно через полмили, я замечаю, что Элай начинает отставать. - Брось оружие! - кричу я ему, и, когда он не слушается, я подбегаю и выбиваю ружье у него из рук. С глухим стуком оно ударяется о землю, и тогда Элай останавливается.

- Элай, - начинаю я, и тогда раздаются взрывы.

И крики.

- Беги, - говорю я Элаю. - Не слушай. - Я сам стараюсь не слышать ничего - ни криков, ни воплей, ни звуков смерти. Мы достигаем края песчаника. Подтягиваемся ближе к Вику, который остановился, чтобы оценить наше местоположение. - Туда, - говорю я, показывая.

- Нам нужно вернуться и помочь им, - возражает Элай.

Вик ничего не отвечает, просто срывается с места и бежит дальше.

- Кай?

- Продолжаем бежать, Элай, - отвечаю я ему.

- Разве тебя не волнует, что они умирают? - спрашивает Элай.

Бум-бум-бум.

Позади нас патетично звучат взрывы оружия, которое мы начинили порохом. Но здесь они не страшны нам.

- Разве ты не хочешь выжить? – спрашиваю в ответ, взбешенный тем, что он тормозит и не дает забыть мне о том, что происходит позади нас.

И вдруг зверь под ногами затрясся. Что-то большое взорвалось, и мы с Элаем ускоряем бег, отбрасывая все инстинкты, кроме одного - выжить. Ничего не осталось в моем мозгу, кроме слова - бежать!

Такое уже происходило со мной. Много лет назад. Однажды отец сказал мне: «если что-то случится - беги к Каньону», вот так я и поступил. Я лишь хотел выжить, как и всегда.

Но в тот раз воздушный корабль с чиновниками приземлился прямо перед моим носом, преодолев за короткое время то расстояние, на которое мне понадобились часы бега. Они толкнули меня на землю. Я боролся. Камни царапали мне лицо. Но одну вещь, которую унес из деревни, я старался сохранить изо всех сил - кисть моей матери.

На воздушном корабле я увидел только одного выжившего - девочку из моей деревни. В полете чиновники держали наготове для нас красные таблетки. Я слышал слухи про них. Я думал, что умру, если приму одну. Так что крепко стиснул челюсти. И не хотел принимать свою таблетку.

- Ну, давай же, - сочувственно сказала одна из чиновниц. Толчком она открыла мне рот и запихнула туда зеленую таблетку. Меня накрыло ложное спокойствие, и я не смог сопротивляться, когда она следом положила красную таблетку. Но мои руки еще двигались. Они стискивали кисть для рисования так сильно, что она переломилась пополам.

Я не умер. Они отвели нас за ширму, и вымыли нам руки, лица и волосы. Они обращались с нами мягко, пока мы были в забытьи, дали свежую одежду и рассказали новую историю, которую мы должны были запомнить, взамен того, что случилось.

- Нам очень жаль, - говорили они, изображая сожаление на лицах. - Враг нанес удар по тем полям, где работали жители из вашей деревни. Не смотря на то, что жертв было мало, ваши родители погибли.

Я подумал, зачем нам говорить об этом? Как будто мы когда-нибудь сможем забыть. Жертв не было мало. Погибли почти все. И они не были на полях. Я все видел.

Девочка плакала, кивала головой и верила им, хотя должна была знать, что они лгут нам. А я осознал, что забыть было именно тем, что мне предполагалось сделать.

Я притворился, что забыл. Я кивал, как та девочка, и старался изобразить то же невинное выражение лица, которое проглядывало у нее под пеленой слез.

Но я не плакал вслед за ней. Потому что знал - если начну, то не смогу остановиться. И тогда они узнают, что, в действительности, я видел.

Они отняли сломанную кисточку и спросили, зачем она была мне нужна.

На мгновение я запаниковал. Я не смог вспомнить. Подействовала красная таблетка? Но, наконец, все-таки вспомнил. Кисточка была у меня, потому что она принадлежала моей маме. Я нашел ее в деревне, когда спустился с плато после обстрела.

Я взглянул на них и сказал: - Не знаю. Я нашел ее.

Они поверили мне, а я научился лгать достаточно для того, чтобы не быть пойманным.

Каньон уже вырисовывается.

- Которое из них? - окликает меня Вик. Вблизи Каньона мы видим то, чего не было заметно издали, - глубокие трещины на его поверхности. Каждое ущелье неповторимо, и какое из них выбрать?

Я не знаю. Я здесь ни разу не был, только слышал рассказы отца, но мне придется сделать выбор. В эту минуту именно я являюсь лидером. - Вот это, - я указываю на ближайшее к нам ущелье. То, рядом с которым лежит большая груда валунов. Что-то в нем кажется мне правильным, как история, которую я узнал до этого.

Вспышек сейчас нет. Но луна сделает свое дело. Нам понадобятся обе руки, чтобы спуститься в недра земли. Камни царапают мои ладони, а стебли растений лезут отовсюду, как клубок змей.

Позади я слышу взрыв - звук, не похожий на стрельбу Врага. И он донесся не из деревни. Что-то взорвалось совсем близко. На равнине рядом с нами.

- Что это? - спрашивает Элай.

- Идем, - одновременно произносим мы с Виком, карабкаемся быстро, еще быстрее, ушибаемся, режемся и истекаем кровью. Как дичь на охоте.

Через несколько минут Вик тормозит, и я наталкиваюсь на него. Теперь нам нужно спуститься еще ниже в расселину каньона. - Осторожнее, - окликаю я. - Здесь каменистая поверхность. - Я слышу, как Вик и Элай шумно дышат за спиной.

- Что это было? - снова спрашивает Элай, когда мы уже внутри.

- Кто-то преследовал нас, - отвечает Вик. - И хотел убить.

- Мы можем передохнуть минуту, - говорю я, забираясь под большую отвесную скалу. Вик и Элай устраиваются рядом со мной.

Вик дышит со свистом. Я бросаю на него взгляд. - Все в порядке, - говорит он. - Такое случается, когда я бегаю, особенно если воздух пыльный.

- Кто убивает их? - спрашивает Элай. - Враг?

Вик ничего не произносит.

- Ну, кто? - пронзительно кричит Элай.

- Я не знаю, - отвечает Вик. - Правда.

- Не знаешь? - переспрашивает Элай.

- Никто ничего не знает, - говорит Вик. - Кроме Кая. Он думает, что нашел правду в девчонке.

Во мне закипает ненависть, опустошающая ярость, но, прежде чем я успеваю что-либо сделать, Вик добавляет: - Кто знает. Может быть, он прав. Он отталкивается от скальной стены, к которой прислонялся. - Пойдем. Ты первый.

Воздух ущелья обжигает холодом горло, я задерживаю дыхание и жду, когда глаза привыкнут, когда темные тени превратятся в очертания камней и растений. - Сюда, - говорю я. - Можете включить свои фонари, если нужно, но мне кажется, что света луны будет достаточно.

Общество предпочитает хранить события втайне от нас, но вот ветру все равно, узнаем мы или нет. Он намекает на то, что происходит, пока мы скользим в глубину ущелья - запах дыма и белое вещество, летящее на нас. Белый пепел. Мне ни на секунду не кажется, что это снег.

Глава 10. Кассия

Когда корабль приземляется, я хочу выйти первой и поискать Кая. Но вспоминаю, как он говорил тогда в Городке, что нужно оставаться неприметной, поэтому стою в толпе девочек и оглядываю ряды одетых в черное парней, в поисках Кая.

Его здесь нет.

- Запомните, - обращается чиновник к молодым людям, - обращайтесь с этими новыми поселенцами, как с любыми другими. Никакого насилия и прочего. - Мы будем слушать и наблюдать.

Никто не отвечает. Похоже, среди них нет лидера. Инди переминается с ноги на ногу, стоя возле меня. Девушка позади еле сдерживает рыдания.

- Подходите и берите свои пайки, - говорит чиновник. Никто не толкается. Не лезет вперед. Все парни выстраиваются в линию и идут друг за другом. Должно быть, прошлой ночью был дождь. На их ботинки налип слой красной глины.

Я вглядываюсь в каждое лицо.

Некоторые кажутся испуганными; некоторые хитрыми и опасными. Но никто не выглядит добрым. Похоже, они слишком многое пережили. Я смотрю на их спины, руки, берущие припасы, их лица, когда они проходят мимо чиновника. Они не борются за еду; каждому хватает понемногу. Они наполняют свои фляги водой из больших голубых бочек.

Я сортирую их, внезапно осознаю. И думаю, а что, если мне сделать сортировку самой себя? Мне становится интересно, каким же будет результат? Увижу ли я девушку, которая собирается выжить?

Я пытаюсь взглянуть на себя со стороны, на девушку, которая наблюдает за чиновником, за офицерами, которые уже собрались и отлетают. Она носит чужую одежду и жадно смотрит на лица, которые не узнает. Я смотрю на ее спутанные каштановые волосы, на то, как собранно и прямо она стоит, даже после того, как улетели чиновники. Как один из парней подходит, чтобы сообщить новеньким девушкам, что здесь нет еды, и Враг обстреливает их каждую ночь. Что Общество не выдает им оружие, да оно и не работает все равно. Что каждый, находящийся в лагере, прибыл сюда, чтобы умереть, и никто не знает, за что.

Эта девушка, по-прежнему, остается прямой и сильной, когда остальные падают на колени, потому что заранее предполагала такое развитие событий. Она не может расслабиться, не может поднять руки к небу или лить слезы в грязь, потому что у нее есть кто-то, кого она должна найти. Она единственная из девушек, кто слегка улыбается.

Да, говорю я себе. Она выживет.

Инди спрашивает меня насчет пакета. Когда я отдаю его, она вытаскивает что-то из кучки таблеток и возвращает их мне. Я до сих пор не знаю, что же она там прятала. Но сейчас не время спрашивать. Есть другой, более срочный вопрос: Где Кай?

- Я кое-кого ищу, - громко говорю. - Его зовут Кай. - Некоторые ребята уже разошлись, а тот парень закончил рассказывать нам об истинном положении дел.

- У него темные волосы и синие глаза, - выкрикиваю я еще громче, - Он из города, но эти места тоже знает. И он знает стихи. - Я надеюсь на то, что он сумел как-то продать или обменять их здесь.

Они оглядываются на меня, и я вижу глаза всех цветов - голубые, карие, зеленые, серые. Но ни одного цвета, как у Кая; ни одних глаз, таких же синих.

- Вам лучше отдохнуть сейчас, - говорит все тот же парень, - по ночам здесь трудно заснуть. Потому что именно тогда они стреляют. Он выглядит сильно измученным, а когда отворачивается, я замечаю мини-порт в его руке. Был ли он лидером когда-то? Сохраняет ли по привычке поступающую информацию?

Остальные тоже расходятся. Всеобщее безразличие пугает меня сильнее, чем сложившаяся ситуация. По этим людям заметно, что они ничего не знают ни о восстаниях, ни о Восстании. Кто же поможет мне отыскать Кая, если всем плевать, если они все сдались?

- Я не могу уснуть, - тихо говорит девочка с нашего корабля, - Что, если этот день - мой последний?

По крайней мере, у нее есть силы разговаривать. Другие просто сидят, не в силах выйти из ступора. Я замечаю мальчика, который подошел к одной из девочек, и что-то говорит. Она пожимает плечами, оглядывается на нас и уходит вместе с ним.

Мое сердце забилось сильнее. Должна ли я остановить ее? Что он собирается сделать?

- Ты обратила внимание на их ботинки? - шепчет мне Инди.

Я киваю. Да, заметила грязь, и на них самих и на ботинках - резиновых на толстой подошве. Они похожи на нашу обувь, за исключением исполосованных порезами подошв. У меня есть предположение, что они означают, на что указывают. Количество прожитых здесь дней. У меня обрывается сердце, потому что ни у кого из парней не было достаточно много порезов. А Кая увезли почти двенадцать недель назад.

Люди начинают расходиться. Они, кажется, направляются к местам своего ночлега, обдумывая собственные дела, однако несколько парней окружают нашу группу. Они выглядят голодными.

Не сортируй, говорю себе. Просто смотри.

На их подошвах совсем мало отметок. Они пока еще не равнодушны и интересуются происходящим вокруг; новички, и вряд ли пробыли здесь достаточно долго, чтобы знать Кая.

Ты опять сортируешь. Смотри.

У одного обожжены руки, а ботинки запачканы порохом. Он стоит в задних рядах группы. А когда замечает, что я рассматриваю его руки, то пристально смотрит на меня, делая жест, который мне не нравится. Но я удерживаю его взгляд. Пытаюсь увидеть.

- Ты знаешь его, - говорю я парню. - Знаешь, о ком я говорю.

Я не жду, что он подтвердит мои слова, но тот кивает головой.

- Где он? - спрашиваю я.

- Мертв, - отвечает парень.

- Ты лжешь, - я не верю, пытаюсь удержать рвущиеся наружу слезы и беспокойство. - Но я послушаю тебя, если захочешь рассказать правду.

- С чего ты взяла, что я скажу тебе что-то? - интересуется он.

- У тебя осталось не так много времени для разговоров, - отвечаю я, - ни у кого из нас.

Инди стоит рядом, ее взгляд прикован к горизонту. Она выискивает то, что может вдруг нагрянуть сюда. Остальные собираются около нас, прислушиваются.

В какой-то момент мне кажется, что парень начнет говорить, но он смеется и уходит.

Я не волнуюсь. Знаю, что он вернется - видела это в его глазах. И тогда я буду готова.

Проходят дни, длинные и короткие одновременно. Все ждут. Группа парней возвращается, но что-то удерживает их от нас на расстоянии. Возможно, угроза в виде старого командира, который находится возле нас с мини-портом в руке и готов в любой момент сообщить о неуместном поведении.

Они боятся, что чиновник вернется, если причинят нам вред?

Я вместе с девочками ем обед с привкусом фольги, когда замечаю идущего ко мне парня с обожженными руками. Я встаю и протягиваю ему остатки своей еды. Порции такие крохотные, что любой, кто пробыл здесь достаточно долго, должен просто умирать от голода.

- Глупо, - бормочет Инди, но встает вслед за мной. После взаимной помощи друг другу на корабле, мы, кажется, стали союзницами.

- Ты предлагаешь мне взятку? - спрашивает он со злобой в голосе, подходя ближе и замечая протянутую мной мясную запеканку.

- Конечно, - говорю я, - ты ведь единственный, кто был там. Единственный, кто знает.

- Я ведь могу просто забрать, - отвечает он, - могу забрать у тебя все, что захочу.

- Да, можешь, но это будет неумно.

- Почему? - спрашивает он.

- Потому что никто больше не будет слушать так, как я. Это не интересно никому, кроме меня. Я хочу знать, что ты видел.

Он медлит.

- Остальные не хотят об этом слушать, ведь так? – спрашиваю снова.

Он выпрямляется и проводит рукой по волосам - жест, оставшийся от прежних времен, думаю я, потому что сейчас у него короткая стрижка, как и у всех остальных парней. - Хорошо, - говорит он. - Но это было в другом лагере. Я находился там до того, как попал сюда. Возможно, это даже был другой человек. У Кая, которого знал я, были слова, как ты и говорила.

- Какие именно слова? - спрашиваю я.

Парень пожимает плечами. - Он посвящал их погибшим.

- Как они звучали?

- Я мало что помню, - говорит он. - Что-то о Лоцмане.

Я моргаю от удивления. Кай и стихотворение Теннисона тоже знает. Откуда? Я вспоминаю тот день в лесу, когда впервые открыла медальон. Кай говорил, что видел меня. Возможно, он заглянул через плечо и увидел стих, или я слишком громко шептала, когда повторяла его снова и снова. Я улыбаюсь. Выходит, мы разделили и второе стихотворение тоже.

Инди смотрит то на меня, то на парня. Ее глаза светятся любопытством.

- Что он имел в виду, говоря о Лоцмане? - спрашивает она.

Парень пожимает плечами. - Я не знаю. Просто он говорил это, когда люди умирали. Вот и все. - Затем он начинает смеяться без тени юмора в голосе. – Должно быть, он повторял эти слова часами в ту последнюю ночь.

- Что случилось той ночью?

- Обстрел, - говорит он, прекращая смеяться. - Худший из всех.

- Когда это было?

Он опускает взгляд на свои ботинки. - Две ночи назад, - говорит он так, как будто ему сложно в это поверить. – Но такое ощущение, что это случилось давным-давно.

- Ты видел его той ночью? - спрашиваю я со скачущим сердцем. Если этому парню можно верить, то Кай был жив и находился рядом всего две ночи назад. - Ты уверен? Ты видел его лицо?

- Не лицо, - говорит он, - его спину. Он и его друг Вик сбежали и оставили нас умирать. Они бросили нас, чтобы спастись самим. Только шестеро из нас выжили. Я не знаю, куда чиновники забрали тех пятерых ребят после того, как привезли меня сюда. Я единственный из нас в этом лагере.

Инди смотрит на меня, в ее глазах немой вопрос: Это он? Кай не похож на того, кто бросает людей в беде, и в то же время абсолютно в его стиле найти единственный возможный шанс в безнадежной ситуации и воспользоваться им. - Итак, он сбежал в ночь обстрела. И оставил вас..., - я не могу закончить предложение.

В воздухе повисает тишина.

- Я не осуждаю их, - горечь исчезает из его голоса. - Я бы сделал то же самое. Если бы слишком многие убежали, нас бы точно поймали. Они пытались помочь нам. Показали, как заряжать ружья, чтобы сделать хоть один выстрел, чтобы мы могли защищаться. Они знали, что нужно делать. Время было выбрано идеально. Столько людей погибло тогда, некоторые даже от наших собственных ружей. Общество не могло знать, кто превратился в пепел, а кто нет. Но я заметил. Я видел, как они убегали.

- Ты знаешь, где они сейчас? - спросила Инди.

- Где-то там. - Парень указывает на едва заметное образование из песчаника вдали. - Наша деревня стояла совсем рядом с теми скалами. И он называл это место Каньоном. Должно быть, он совсем безумец - там же смерть. Аномалии, скорпионы, наводнения. Кроме того… - он помолчал, глядя на небо. - Они взяли того парнишку с собой. Элая. Ему всего тринадцать, наверное, самый младший из нас, все никак не мог держать рот на замке. Чем он был полезен для них? Почему нельзя было взять одного из нас?

Это Кай. Надежда и разочарование накатили одновременно.

- Но, если ты видел, как они убегают, почему не последовал за ними? - спрашиваю я.

- Я видел, что случилось с одним из тех, кто попытался, - сказал он безо всякого выражения, - Он не успел, его расстреляли из воздушных кораблей. Только им троим удалось бежать. Он оглядывается на Каньон, вспоминая.

- Насколько далеко это место? - спрашиваю я.

- Не ближний свет, - говорит он, - двадцать пять – тридцать миль. Его брови приподнимаются. – Ты думаешь, что доберешься туда самостоятельно? Вчера был дождь. Их следы наверняка пропали.

- Я бы хотела, чтобы ты мне помог, - говорю я. - Покажи мне точное место, куда он ушел.

Мне не нравится, как он ухмыляется, но понимаю причину этого. - И что я получу взамен?

- Кое-что, что поможет тебе выжить в ущельях, - говорю я, - украденное из медицинского центра Общества. Я расскажу тебе больше, когда ты благополучно доведешь нас до Каньона.

Я бросаю быстрый взгляд на Инди. Мы не говорили с ней о том, пойдет она со мной или нет; но, кажется, сейчас мы в одной команде.

- Хорошо, - он выглядит заинтересованно. - Но я больше не хочу никаких остатков еды со вкусом фольги. Инди издает возглас удивления, но я знаю, почему он не отказался: он хочет уйти с нами. Он тоже хочет сбежать, но не может сделать этого в одиночку. Ни тогда в лагере Кая, ни сейчас. Он нуждается в нас так же сильно, как и мы в нем.

- Их не будет, - говорю я, - обещаю.

- Нам придется бежать всю ночь. Вы сможете?

- Да, - отвечаю я.

- Я тоже смогу, - говорит Инди, а я бросаю на нее взгляд. - Я иду, - повторяет она, и это не вопрос. Она делает то, чего жаждет. И это бег длиною в жизнь.

- Хорошо, - соглашаюсь я.

- Я приду за вами, как только стемнеет и все уснут, - сообщает парень. – Подыщите себе место для отдыха. На краю деревни есть старый магазин, это будет лучшим вариантом. И ребята не обидят вас.

- Ладно, - говорю я, - но что, если будет обстрел?

- Если будет обстрел, то я найду вас после того, как он закончится. Если вы, конечно, еще будете живы. Вам дали фонарики?

- Да, - отвечаю я ему.

- Возьмите их. Луна будет светить, но она уже не полная.

Луна восходит, освещая черный горный хребет, и я понимаю, что он был там всегда, но не замечала, что своей массой он закрывает половину звезд. Они здесь, как в Тане - многочисленны и отчетливо видны на чистом ночном небе.

- Я скоро вернусь, - предупреждает Инди и ускользает прежде, чем я успеваю остановить ее.

- Будь осторожна, - шепчу я запоздало. Она уже ушла.

- Когда они обычно приходят? - спрашивает одна из девушек. Мы собрались возле окон, в которых больше нет стекол. Ветер задувает внутрь, образуя поток холодного воздуха между окнами.

- Никогда не знаешь, - говорит парень. На его лице запечатлено смирение. - Никогда не знаешь, - он вздыхает. - Когда они приходят, лучше всего прятаться в погребах. В этой деревне они есть. В некоторых нет.

- Хотя некоторые предпочитают испытывать свои силы наверху, - говорит другой парень, - Я не люблю погреба. Я не могу адекватно мыслить, когда я там, внизу.

Они рассуждают так, будто провели здесь вечность, но, когда я направляю свет фонарика вниз, то вижу всего по пять-шесть царапин на их ботинках.

- Я пойду постою снаружи, - сообщаю спустя некоторое время. – Здесь ведь нет правил против этого?

- Оставайся в тени и не свети фонариком, - отвечает парень, который не любит погреба. - Не привлекай внимание. Они могут летать вокруг, выжидая.

- Хорошо, - отвечаю я.

Инди проскальзывает в двери в тот момент, когда я собираюсь выйти, и у меня вырывается вздох облегчения. Она не попыталась снова убежать. - Там красиво, - говорит она почти непринужденно, подходя ближе.

Она права. Если не принимать во внимание все происходящее, то следует признать, что этот край, действительно, прекрасен. Луна заливает белым светом бетонные тротуары, и я замечаю того парня. Он осторожен; прячется в тени, но я знаю, что он там.

Я не удивляюсь, когда его шепот раздается возле уха, и даже Инди не подпрыгивает от неожиданности.

- Когда мы уходим? - спрашиваю его.

- Сейчас, - отвечает он, - иначе не успеем до рассвета.

Мы следуем за ним на окраину селения. Я вижу, как другие люди скользят в тени, занимаясь своими делами, пока еще есть немного времени. Кажется, нас никто не замечает.

- Неужели никто не пытается убежать? - спрашиваю я.

- Очень редко, - отвечает он.

- Что на счет мятежа? – задаю следующий вопрос, как только мы достигаем границы поселка. - Кто-нибудь разговаривал здесь о чем-то подобном?

- Нет, - без колебаний отвечает парень. – Мы не говорим о таких вещах. - Он останавливается. - Снимайте ваши пальто.

Мы смотрим на него в изумлении. Он издает короткий смешок, пока снимает и продевает свое пальто через лямки сумки. - Носить их придется недолго, - объясняет он нам. - Вы согреетесь очень быстро.

Тогда мы сбрасываем пальто. Наша черная одежда сливается с темнотой ночи.

- Следуйте за мной, - говорит парень.

И потом мы бежим.

Через милю у меня остаются холодными только руки.

Тогда, в Городке, я бежала босиком по траве, чтобы помочь Каю. Здесь же на мне тяжелые ботинки, и бежать приходится по камням, я боюсь подвернуть лодыжку. Но чувствую себя свободнее, чем тогда, и даже легче, чем во время тренировок на беговой дорожке. Я переполнена адреналином и надеждой. Я могу бежать туда вечно, бежать к Каю.

Мы останавливаемся, чтобы попить, и я чувствую, как ледяная вода обжигает мое горло. Я могу проследить ее точный путь от горла до желудка; холодная дорожка, от которой я вздрагиваю перед тем, как закрутить крышку фляги.

Но очень скоро я начинаю уставать.

Споткнувшись о камень, я не успеваю увернуться от куста. Он вонзается своими шипами и колючими семенами в мою одежду и в ногу. Наши шаги хрустят на морозе. Но нам повезло, что снег не идет; и что воздух, пустынно-холодный, колючий, рождает ощущение ложной сытости. Вдыхая его, чувствуешь, будто ешь лед.

Когда я притрагиваюсь рукой к губам, они оказываются сухими.

Я не оглядываюсь через плечо, чтобы узнать, не преследуют ли нас и не нападают ли с воздуха в ночи. Нам хватает того, что приходится смотреть вперед. Луна дает достаточно света, но мы рискуем зажечь фонарики, когда достигаем затемненных мест.

Парень включает свой и выплевывает ругательства.

- Я не глядел на местность, - говорит он. Когда я включаю фонарик, то обнаруживаю, что наши усилия избегать мелких ущелий и острых камней привели к тому, что мы сделали круг и вернулись, откуда начинали.

- Ты устал, - говорит Инди парню, - Давай я пойду впереди.

- Я могу сделать это, - предлагаю я.

- Подожди, - отвечает Инди, ее голос уставший и напряженный. - Я думаю, ты можешь быть единственной, у кого останутся силы, чтобы подгонять нас в конце пути.

Наша одежда цепляется за жесткие колючки кустарника; резкий запах витает в воздухе, отчетливый, сухой. Мне интересно, может ли это быть шалфей? Любимый запах Кая из дома?

Мили спустя, мы перестаем бежать цепочкой. Теперь мы движемся плечом к плечу. Это неудобно. Но мы слишком нуждаемся в поддержке друг друга.

Мы обессилены и валимся с ног от усталости. Парень поранил плечо; ноги Инди все расцарапаны; я упала в небольшой овраг, и все мое тело ломит. Мы уже не бежим, а почти идем.

- Марафон, - задыхаясь, произносит Инди. - вот как это называется. Я слышала историю об этом.

- Расскажешь мне? - спрашиваю у нее.

- Тебе это будет не интересно слушать.

- Не правда. - Все, что угодно, лишь бы не думать о трудностях, о том, сколько нам еще идти. Хотя мы и приближаемся к цели, но каждый шаг уже дается с большим трудом. Не могу поверить, что Инди еще способна разговаривать. Мы с парнем замолчали давным-давно.

- Это случилось в конце времен. Нужно было доставить важное послание, - она тяжело дышит, слова вырываются порциями. - Кто-то вызвался его отнести. Двадцать шесть миль. Как у нас. И он сделал это. Доставил послание.

- Потом его наградили? - спрашиваю я, неровно дыша. - За ним прилетел воздушный корабль и спас его?

- Нет, - отвечает она. - Он доставил сообщение. А потом умер.

Я начинаю смеяться, и задыхаюсь, и Инди тоже смеется. - Я же говорила, что ты не захочешь это слышать.

- Но послание, в конце концов, было доставлено, - говорю я.

- Ну да, - отвечает Инди. Когда она смотрит на меня, по-прежнему, улыбаясь, я замечаю, что ошибалась насчет ее холодности, которая в действительности оказалась теплотой. Огонь, бушующий в Инди, позволяет ей оставаться энергичной, и поддерживает даже в таком месте, как это.

Парень кашляет и сплевывает слюну. Он находится здесь дольше, чем мы, и кажется ослабевшим.

Мы прекращаем разговор.

До Каньона еще несколько миль, но в воздухе уже витает иной запах. Не чистый аромат растений как раньше, а тяжелый, с примесью дыма, как при пожаре. Когда я осматриваюсь кругом, мне кажется, что я вижу мерцание тлеющих угольков, переливающихся при свете луны янтарно-оранжевыми частицами.

И улавливаю еще один, неизвестный мне, запах в ночи, который, я думаю, принадлежит смерти.

Никто ничего не говорит, но этот запах заставляет нас продолжать бег, когда уже ничто иное не смогло бы; какое-то время мы стараемся дышать поверхностно.

Мы бежим целую вечность. Я снова и снова проговариваю слова стихотворения в такт своих шагов, мой голос почти чужой. Не представляю, откуда я беру воздух и продолжаю путать слова: Время, смерть – остались здесь, а я потекла туда, но сейчас это не имеет значения. Не думала, что слова могут не иметь значения.

- Ты говоришь это для нас? - выдыхает парень, его первая фраза за последние несколько часов.

- Мы не умерли, - отвечаю я. Мертвые не могут ощущать себя такими уставшими.

- Мы на месте, - объявляет парень и останавливается. Я смотрю, куда он указывает, и замечаю группу валунов, по которым спуститься будет сложно, но все же возможно.

Мы сделали это.

Парень сгибается в изнеможении. Мы с Инди переглядываемся, и я собираюсь потрепать его по плечу, думая, что ему плохо, но он выпрямляется.

- Пойдем, - произношу я, не понимая, чего он ждет.

- Я не пойду с вами, - говорит он, - Я спущусь в то ущелье, – и указывает на место в стороне от Каньона.

- Почему? - спрашиваю я, и Инди продолжает: - Откуда нам знать, можно ли доверять тебе? Откуда нам знать, что это то самое ущелье?

Парень качает головой. - Оно – то самое, - уверяет он нас, протягивая руку за оплатой. - Поторопитесь, уже почти утро.

Парень говорит тихо, без эмоций, и это убеждает меня в его честности. Он слишком устал, чтобы врать. – Не все погибли от ночного обстрела. Люди поймут, что мы пропали, и могут донести по мини-порту. Мы должны идти в ущелья.

- Пойдем с нами, - предлагаю я.

- Нет, - он смотрит на меня, и я понимаю, что мы были нужны ему для побега. Это было бы сложно сделать самому. Однако сейчас, по тем или иным причинам, он хочет пойти своим путем.

- Пожалуйста, - шепчет он.

Я роюсь в сумке и достаю таблетки. Разворачиваю их своими неуклюжими и холодными, несмотря на стекающий по спине пот, руками, а он оглядывается назад, туда, где хочет очутиться. Я же хочу, чтобы он пошел с нами. Но это его выбор.

- Вот, - произношу я, протягивая половину таблеток. Он смотрит на них, запечатанных в свои небольшие отсеки, аккуратно промаркированных с обратной стороны. Синяя. Синяя. Синяя.

И начинает смеяться.

- Синие, - говорит он, смеясь еще сильнее. - Все синие. - А потом, как будто он возродил цвет к жизни, просто произнеся его название, мы замечаем, что небо начинает светлеть.

- Возьми немного, - предлагаю я, придвигаясь к нему ближе. Я вижу замерзшие капельки пота на кончиках его коротких волос; иней на ресницах. Он дрожит. Ему бы нужно надеть свое пальто. - Возьми немного, - повторяю я.

- Нет, - говорит он и отталкивает мою руку. Таблетки падают на землю. Я вскрикиваю и опускаюсь на колени, чтобы собрать их.

Парень медлит.

- Может, одну или две, - говорит он, и я вижу его стремительно опускающуюся руку. Хватает пакет и отрывает два маленьких квадратика. Кидает мне оставшееся и, развернувшись, убегает до того, как я успеваю остановить его.

- Но у меня есть другие, - кричу ему вслед. Он помог нам добраться сюда. Я могла бы дать ему зеленую, чтобы он успокоился. Или красную, и тогда он смог бы забыть и этот ужасный долгий побег, и запах умерших друзей, когда мы пробегали мимо сгоревшей деревни. Я должна отдать обе. Я открываю рот, чтобы позвать его снова, но мы даже не знаем его имени.

Инди продолжает стоять на месте.

- Мы должны пойти за ним, - говорю я, подгоняя ее, - давай же.

- Номер девятнадцать, - говорит она тихо. Ее слова не имеют для меня никакого смысла, но затем я перевожу взгляд и смотрю мимо валунов. И впервые вижу то, что было скрыто за ними: Большой каньон, совсем близко и при свете дня.

- Ох, - выдыхаю я.

Мир меняется здесь.

Передо мной – земля каньонов, пропастей, глубоких земных трещин и ущелий. Земля теней и полумрака, подъемов и спусков. Красного и синего, и совсем немного зеленого. Инди права. Когда небо светлеет, и я вижу зубчатые камни и зияющие ущелья, Каньон действительно напоминает мне подаренную Ксандером картину.

Каньон реален.

Мир намного больше, чем я думала раньше.

Если мы спустимся внутрь Каньона с его милями горных цепей и акрами долин, с его скалами и пещерами, то почти полностью скроемся из виду. Уйдем в небытие.

Я вдруг вспоминаю времена средней школы, еще до того, как мы начали приобретать специальности. Нам показывали диаграммы наших костей и тел и рассказывали, насколько хрупкими мы были, как легко мы могли сломать что-нибудь или заболеть без опеки Общества. Я помню, как увидела на картинках, что наши белые кости на самом деле наполнены красной кровью и костным мозгом, и подумала: я ведь понятия не имела, что все это есть внутри меня.

Я понятия не имела, что все это есть внутри земли. Каньон кажется таким же широким, как и небо под которым он находится.

Это идеальное укрытие для такого человека, как Кай. Целое восстание могло бы затеряться в месте, подобном этому. Я начинаю улыбаться.

- Подожди, - говорю я Инди, когда та уже собирается спускаться с валунов в недра Каньона.

- Через несколько минут будет восход солнца, - я с жадностью хочу увидеть больше.

Она качает головой. - Мы должны забраться внутрь, прежде чем станет совсем светло.

Инди права. Я в последний раз оглядываюсь на парня: он становится все меньше, двигаясь быстрее, чем я думала. Хотела бы я поблагодарить его перед тем, как он ушел.

Я ползу вниз за Инди, карабкаюсь внутрь ущелья, в котором, я надеюсь, Кай был всего два дня назад. Вдали от Общества, от Ксандера, от моей семьи, от жизни, которую я знала. Вдали от парня, который привел нас сюда, от света, расползающегося по земле, делающего небо синим, а камни красными, света, который мог бы убить нас.

Глава 11. Кай

Ущелья должны патрулироваться. Я уже думал, что нам придется торговаться и выпрашивать, чтобы пройти через контрольные пункты, как это делал мой отец. Но никто не появился. Сначала такая тишина тревожит нас. Затем я начинаю понимать, что Каньон, по-прежнему, изобилует жизнью. В небе над нами кружат черные вороны, их пронзительные крики доносятся вниз в ущелья. По земле разбросан помет койотов, зайцев и оленей. И маленькие серые лисички удирают от ручья, к которому мы подходим, чтобы утолить жажду. Крошечная птичка ищет убежище в дереве, по стволу которого протянулась длинная темная рана. Она выглядит так, будто однажды в дерево ударила молния, а потом рана затянулась по краям.

Но никаких следов человека.

Что же случилось с Аномалиями?

Чем дальше мы уходим в ущелье, тем шире становится ручей. Я продолжаю вести нас вдоль него, по округлым гладким камням. Ступая по ним, мы не оставим так много следов, если кто-то будет выслеживать нас. Летом, я использовал трость и шел прямо по реке, рассказывал мне отец.

Но сейчас вода слишком холодная, чтобы идти по ней, а берега окаймляют обломки льда. Я оглядываюсь кругом и представляю, что мог бы увидеть отец в летний период времени. Низкорослые деревца с голой кроной, стояли бы, опушенные листвой, а может, были бы такими же «облиственными», как в пустыне. Солнце жарко припекало бы, а прохладная вода создавала приятные ощущения в ногах. Стайки рыб разлетались бы во все стороны, почуяв его шаги.

На третье утро мы обнаруживаем, что земля покрыта изморозью. Я не могу найти ни одного куска сланца, чтобы развести огонь. Без наших пальто мы бы точно замерзли.

Элай подает голос, эхом повторяя мои мысли: - По крайней мере, Общество дало нам хоть что-то, - говорит он. - У меня никогда не было пальто, которое бы так согревало.

Вик соглашается. - Они сшиты почти как военные. Я удивляюсь, почему общество пожертвовало их для нас?

Слушая их болтовню, я, наконец, осознаю, что же беспокоило мои мысли: с этой одеждой тоже что-то неладно.

Я снимаю свое пальто и вздрагиваю от пронизывающего ветра, но руки двигаются уверенно, когда достаю острый кусок камня.

- Что ты делаешь? - спрашивает Вик.

- Разрезаю свое пальто.

- А не скажешь мне, зачем?

- Я лучше покажу тебе, - расстилаю пальто, как шкуру животного, и делаю на нем разрезы. - Общество не любит попусту расходовать вещи, - говорю я. - Поэтому должна быть причина, почему у нас имеются эти пальто. - Я отворачиваю подкладку материала.

Проводки в изоляции - некоторые голубые, некоторые красные - пронизывают набивку, словно вены.

Вик крепко выражается и порывается скинуть свое пальто. Я останавливаю его взмахом руки. - Подожди, мы пока не знаем, что они делают.

- Возможно, выслеживают нас, - говорит Вик. - Общество может знать, где мы находимся.

- Конечно, но ты вполне можешь оставаться в тепле, пока я погляжу.

Я тяну за проводки, вспоминая, как отец занимался такими вещами. - В пальто вделаны согревающие механизмы, - говорю я. - Я вижу электропровода, вот почему они так хорошо греют.

- И что дальше, - спрашивает Вик. - Зачем они заботятся о том, чтобы нам было тепло?

- Чтобы мы продолжали носить их, - отвечаю ему. Я разглядываю аккуратную сеть голубых проводков согревающего механизма, тянущихся рядом с красными: они идут от воротника до манжет рукавов. Целая сеть проводов покрывает и заднюю и переднюю части, и по бокам и в рукавах. В том месте, где расположено сердце, вшит небольшой, размером с микрокарту, серебристый диск.

- Но зачем? - удивляется Элай.

Я начинаю смеяться. Запускаю руку внутрь и отцепляю голубые провода от диска, осторожно переплетая их с красными. Не хочу повредить согревающий механизм. Сам по себе он весьма полезен. - Затем, - отвечаю я Элаю, - что им плевать на нас, но они очень любят собирать данные.

Освободив серебристый диск, показываю его остальным. - Держу пари, это записывающее устройство, которое регистрирует пульс, биохимические процессы в организме, момент нашей смерти. И, кроме всего прочего, им пришло в голову, что они должны знать о том, чем мы занимаемся в поселениях. Они не используют диски, чтобы следить за нами непрерывно. Но, когда мы умрем, они соберут наши данные.

- Пальто не всегда сгорают, - говорит Вик.

- И даже если сгорят, то диски все равно огнестойкие, - отвечаю я. А потом усмехаюсь. - Мы усложнили им задачу, - говорю я Вику. - Все те люди, которых мы похоронили. - Но усмешка тает, когда я думаю, что офицеры будут выкапывать тела из земли, только чтобы раздеть их.

- Тот первый парень в реке, - вспоминает Вик. - Они заставили нас снять с него пальто, прежде чем избавиться от тела.

- Но, если мы не волнуем их, тогда почему их беспокоят наши данные? - спрашивает Элай.

- Смерть, - говорю я. - Это единственная вещь, которую они до сих пор не могут победить. И хотят знать о ней больше.

- Мы умираем, а они изучают, как это избежать, - голос Элая звучит сдержанно, как будто он думает не только о пальто, но еще о чем-то.

- Мне интересно, почему они не остановили нас, - продолжает Вик. - Ведь мы хоронили в течение нескольких недель.

- Не знаю, - говорю я, - может, им было интересно, как долго мы сможем продолжать.

Мгновение мы все молчим. Я откручиваю синие провода и прячу их, эти внутренности Общества, под камень. - Хотите, я и ваши исправлю тоже? - спрашиваю их, - Это не займет много времени.

Вик снимает свое пальто. Теперь, когда я знаю, где находятся синие провода, я могу сделать разрезы аккуратнее. Мне хватает всего нескольких небольших отверстий, чтобы вытащить их. Одно из отверстий располагается как раз в месте над сердцем, и я вынимаю диск.

- Как ты собираешься привести свое пальто в порядок? - одеваясь, интересуется Вик.

- Придется пока носить, как есть, придумаю что-нибудь попозже, – отвечаю я. Среди деревьев рядом с нами стоит сосна, источающая сок. Я зачерпываю немного и склеиваю в некоторых местах отрезанные куски материи. Запах соснового сока, резкий и землистый, напоминает мне другие, более высокие, сосны на Холме. – Мне, скорее всего, по-прежнему, будет тепло, если буду аккуратен с красными проводами.

Я тянусь к пальто Элая, но он удерживает его. – Нет, - говорит он. - Все нормально. Мне это не мешает.

- Как скажешь, - удивляюсь я, а потом, кажется, понимаю его. Крошечный диск - самая ценная вещь, которая, может быть, подарит нам бессмертие. Хоть это и не такой хороший способ, как сохранение образцов ткани, доступное для идеальных Граждан – их шанс снова вернуться к жизни, как только Общество изобретет нужную технологию.

Я вовсе не уверен, что они когда-нибудь найдут способ делать подобное. Даже Обществу не подвластно оживить человека. Правда только в том, что наши данные будут хранить вечно и превращать их в любые числа, необходимые Обществу. Это похоже на то, что Восстание сотворило с легендой о Лоцмане.

Я знаю о повстанцах и их лидере, сколько себя помню.

Но никогда не говорил об этом Кассии.

Ближе всего к этому я был тогда, когда мы находились на Холме, и я рассказывал ей историю о Сизифе. Не ту версию, которую изменили для Восстания, но другую, которая нравится мне больше всего. Мы с Кассией стояли в том густом зеленом лесу. У каждого из нас были в руках флажки. Я закончил рассказывать историю и собирался сказать что-то еще. Но она спросила меня о цвете моих глаз. В тот момент я осознал, что любить друг друга очень опасно – это почти, как участвовать в мятеже – и даже больше.

Я слышал отрывки из стихотворения Теннисона всю свою жизнь. Но в Ории, после того, как прочитал слова Теннисона по губам Кассии, я понял, что этот стих не принадлежал Восстанию. Поэт написал его не для них – он был сочинен задолго до начала правления Общества. То же самое случилось с историей о Сизифе. Она существовала еще до Восстания, до Общества или моего отца: все они утверждали, что она принадлежит им.

Когда я жил в Городке, занимаясь постоянно одними и теми же вещами, то тоже изменил историю. Я решил, что мысли в собственной голове значат гораздо больше, чем все остальное.

Я так и не сказал ей ни о том, что слышал тот стих раньше, ни о мятеже. Почему? Мы видели, что Общество пытается влезть в наши отношения. И, конечно же, нам не нужен был никто другой. Те стихи и истории, которыми мы делились друг с другом, могли означать только то, что мы хотели видеть в них. Мы могли выбирать наш собственный путь вместе.

Наконец-то мы замечаем знак Аномалий: то место, которое они использовали для восхождений. Земля у основания утеса усеяна голубыми частицами. Я склоняюсь, чтобы разглядеть ближе. На мгновение мне кажется, что это сломанные панцири каких-то чудесных насекомых. Голубые и темно-фиолетовые снизу. Раздавленные и смешанные с красной глиной.

А потом до меня доходит, что это ягоды можжевельника, растущего у стены. Они упали на землю и были растоптаны чьим-то сапогом, потом дождь размыл отпечатки, и сейчас их едва возможно разглядеть. Я обшариваю трещины в скале и металлические перекладины, по которым Аномалии взбирались вверх. Но веревки исчезли.

Глава 12. Кассия

Пока мы идем, я выискиваю какие-нибудь признаки того, что Кай проходил через это место. Но ничего не нахожу. Мы не видим ни отпечатков ботинок, ни признаков человеческой деятельности. Даже деревья здесь маленькие и чахлые, а одно из них имеет четкий темный рубец, как от удара молнией, проходящий прямо по центру ствола. Я чувствую себя такой же пораженной. Не смотря на то, что парень, сбежавший с нами в Каньон, говорил о недавно прошедших дождях, я, по-прежнему, надеялась обнаружить следы Кая.

И даже надеюсь найти доказательства того, что Восстание существует. Я уже было открыла рот, чтобы спросить Инди об этом, но что-то останавливает меня, и я отступаю. Я даже не знаю, как должен выглядеть знак мятежа, и что вообще ожидаю увидеть.

Вот и крохотный ручей, такой мелкий, что почти исчезает, когда мы с Инди одновременно наполняем наши фляжки из него. Он или пересыхает, или полностью впитывается в грунт, когда достигает края Каньона. Нетвердо ступая в темноте, я не заметила, где начался поток, он просто неожиданно появился перед глазами. На узких песчаных берегах валяются обломки леса, совершенно сухие, постепенно дрейфующие в другую, более крупную реку. Я не перестаю спрашивать себя, как бы все это могло выглядеть сверху, с высоты птичьего полета: сверкающая серебристая нить, словно выдернутая из материи одного из Ста Платьев, извивающаяся вдоль необъятных красных скал, известных как Каньон.

Сверху, мы с Инди смотрелись бы такими маленькими, что нас невозможно было бы разглядеть.

- Мне кажется, мы спустились совсем не в то ущелье, - говорю я Инди.

Сначала она ничего не отвечает - наклоняется, чтобы поднять с земли что-то хрупкое и серое. Показывает мне, осторожно держа в руках.

- Старое осиное гнездо, - говорю я, глядя на тонкие, как паутина, витки, густо переплетенные друг с другом.

- Выглядит, как морская ракушка, - открыв сумку, Инди аккуратно кладет туда заброшенное гнездо. - Ты хочешь попробовать выйти отсюда и начать сначала? – спрашивает она. - Пойти в другое ущелье?

Я раздумываю. Мы двигаемся уже почти сутки, запасы еды закончились. Мы съели большую часть нашего пайка, чтобы восполнить силы, потраченные на бег к Каньону. Я не хочу расходовать таблетки на обратный путь к началу ущелья. Особенно, если даже не знаю, что может преследовать или поджидать нас.

- Думаю, мы должны продолжать идти вперед, - наконец, говорю я. - Может быть, скоро мы найдем какой-нибудь след Кая.

Инди кивает, поднимает свою сумку и подбирает пару камней, острых, как нож - она постоянно носит их в течение всего нашего похода. Я делаю то же самое. Мы натыкаемся на отпечатки разных животных, хотя, по-прежнему, нет никаких следов Аномалий.

Мы не замечаем вообще никаких следов человека – живого или мертвого, Отклоненного или Аномалии, чиновника или повстанца.

В темноте этой ночи я сижу и сочиняю свой стих. Это занятие позволяет мне не думать о том, что я оставила позади.

Я пишу еще один вариант первой строчки.

Я не смогла отыскать путь, чтобы прилететь к тебе, и прошла пешком каждый шаг по этой скале.

Так много начал. Я говорю себе: это даже хорошо, что пока не нашла Кая, ведь я до сих пор не придумала, что прошепчу ему, когда увижу, и какие слова будут самыми лучшими для него.

Наконец, Инди нарушает тишину. - Я проголодалась, - сообщает она. Ее голос такой же пустой, как и то осиное гнездо.

- Я дам тебе синюю таблетку, если хочешь, - предлагаю ей. Не знаю, почему мне так не хочется отдавать их, ведь ситуация совершенно располагает к этому, и Ксандер надеялся, что они помогут мне. Может, это потому, что тот убежавший парень совсем не хотел принимать их. Или потому, что я хочу отдать Каю что-нибудь, когда увижу его, так как компаса у меня больше нет. Или потому, что в голове звучит голос Дедушки, когда он говорил мне о другой таблетке, зеленой: Ты достаточно сильная, чтобы обойтись без нее.

Инди кидает на меня острый, загадочный взгляд.

В голову приходит одна мысль, и я вытаскиваю фонарик. Освещая им пространство вокруг нас, снова замечаю то, что видела ранее, и что сохранилось в памяти: растение. Мама не учила меня, как называются различные растения, но рассказала об общих признаках ядовитых из них. В этом растении не наблюдается ни одного из тех признаков, зато большое количество колючек указывает на то, что оно старается сберечь что-то внутри себя. Оно сочное и зеленое, с пурпурными краями. Не такое пышное, как растительность в Городке, но, несомненно, лучше, чем поникшие стебли и листья остальных здешних растений, которые уже приготовились к зиме. Некоторые из них усыпаны маленькими серыми коконами, воспоминаниями о бабочках.

Мгновение Инди наблюдает за тем, как я осторожно оттягиваю широкий колючий лист. Потом приседает рядом со мной и делает то же самое, мы пользуемся нашими каменными ножами, чтобы срезать листья. Потратив немного времени, каждая из нас заполучила по небольшому свежему серо-зеленому кусочку растения.

- Как думаешь, оно ядовитое? - спрашивает Инди.

- Не уверена, - говорю я. - Но думаю, что нет. Я первая попробую.

- Нет, - возражает Инди. - мы вместе откусим по чуть-чуть и посмотрим, что произойдет.

Какое-то время мы жуем, и, хотя это не похоже на ту пищу, которую я ела раньше, на пищу Общества, тем не менее, голод она утоляет. Если меня разрезать, то можно увидеть, что тело удерживают не кости, а волокнистые сухожилия, похожие на свисающие с дерева полоски коры.

Когда следующие несколько минут ничего не происходит, мы съедаем еще по одному кусочку. Я придумываю слово для рифмы и записываю его, а затем снова вычеркиваю. Не подходит.

- Что ты делаешь? - спрашивает Инди.

- Пытаюсь написать стихотворение.

- Одно из Ста Стихотворений?

- Нет, другое, новое. Это мои собственные слова.

- Как ты научилась писать? - Инди придвигается ближе, с любопытством разглядывая буквы на песке.

- Он научил меня, - говорю я. - Парень, которого я ищу.

Она снова замолкает, а я размышляю над следующей строчкой.

Моя рука в твоей руке, мы смотрим на пейзаж.

- Почему ты стала Отклоненной? - спрашивает Инди. - Ты из первого поколения?

Я колеблюсь, не желая лгать ей, и осознаю, что уже давно говорю правду. Если Общество раскроет мой побег, я в любом случае получу статус Отклонение от нормы.

- Да, - отвечаю я. - Из первого поколения.

- И ты сама привела себя к этому? - снова интересуется она.

- Да. Я сама виновата в том, что меня реклассификацировали. - Это тоже правда, или скоро станет таковой. Когда мой статус изменится, родители не будут виноваты в этом.

- Моя мама сделала лодку, - говорит Инди, и я слышу, как она проглатывает еще один кусочек растения. - Она вырезала ее из старого дерева. Трудилась над этим долгие годы. А потом мама отправилась в плавание, но чиновники обнаружили ее в течение часа. - Она вздыхает. - Они поймали ее и спасли. Они сказали нам, что мама всего лишь хотела испытать лодку, и была благодарна им, что вовремя нашли ее.

Откуда-то из темноты до меня доносится странный звук, как будто слабое движение или шепот. Но в следующее мгновение я понимаю, что это Инди: она снова и снова вертит осиное гнездо в руках, пока рассказывает.

- Я раньше никогда не жила рядом с водой, - говорю я. - Или у океана.

- Он зовет, - тихо произносит Инди. Прежде, чем я успеваю спросить, что она имеет в виду, девушка добавляет: - После того, как чиновники ушли, мама рассказала нам с отцом, что, в действительности, произошло. Она сказала, что ей пришлось бежать. Что даже не успела потерять берег из виду, как ее обнаружили.

Чувствую, как будто стою на краю океана, и что-то, какое-то знание, омывает мои ступни. Я почти вижу женщину на лодке в воде, уплывающую все дальше, не замечающую ничего, кроме моря и неба. Я почти слышу, как глубоко она вздыхает от облегчения, когда отворачивается от исчезнувшего берега, и я желаю, чтобы она сделала это достаточно далеко и вовремя.

Инди тихо говорит: - Когда чиновники узнали, что она сказала нам, они раздали всем красные таблетки.

- О, - говорю я. Нужно ли мне вести себя так, как будто знаю, что случилось после? Что они все забыли?

- Я не забыла, - продолжает Инди. Не смотря на то, что уже темно, и я не вижу ее глаз, я знаю, что она смотрит на меня. Наверное, она думает, что я знаю о действии красных таблеток. Она такая же, как Кай и Ксандер. У нее иммунитет.

Сколько их таких? А я такая же?

У меня иногда возникает соблазн принять эту красную таблетку, спрятанную среди синих, так же, как это было в то утро, когда забрали Кая. Но сейчас я хочу сделать это не потому, что пытаюсь забыть. А потому, что хочу знать, есть ли иммунитет и у меня тоже?

А если нет, то сейчас не подходящее время забывать. Кроме того, красная таблетка может понадобиться позже.

- Ты рассердилась, когда она попыталась бежать? - спрашиваю я, думая о Ксандере и о том, как он высказался о моем уходе. В тот момент, когда слова слетают с моих губ, я жалею, что сказала их, но Инди, кажется, не обижается.

- Нет, - отвечает она, - Потому что мама всегда планировала вернуться за нами.

- Ох, - удивляюсь я. Минуту мы молчим, и я вдруг вспоминаю то время, когда мы с Брэмом стояли у небольшого пруда в Питомнике и ждали маму. Брэму хотелось кинуть камушек в водоем, но он знал, что у него будут неприятности, если кто-то заметит это. Поэтому он ждал. Наблюдал. Когда я уже, было, подумала, что он потерял терпение, брат выбрасывает руку вперед, камень летит и образует круги на воде.

Инди первая нарушает тишину. - Она услышала о повстанцах на острове, находящемся далеко от берега. И захотела найти их, а потом вернуться за нами.

- Я тоже слышала о мятежах, - говорю я, не в силах сдержать свое волнение. - Один из них называют Восстанием.

- Это то же самое, - голос Инди звенит от нетерпения, - Кто-то сказал ей, что оно повсюду. И этот Каньон точно похож на то место, где оно может находиться.

- Я тоже так думаю, - мысленно я вижу клочок прозрачной бумаги, лежащей поверх одной из карт Общества. Отметки на нем показывают места, о которых Общество даже не догадывается или не хочет, чтобы мы знали о них.

- А ты веришь в существование лидера, называемого Лоцманом? - спрашиваю я.

- Да! - взволнованно восклицает Инди. А затем, к моему удивлению, она начинает декламировать мягким голосом, очень не похожим на ее обычный резкий тон:

Проходит солнце день за днем

По небу, сквозь ночной излом

Сияют звезды ночь за ночь

Тьму над землей сгоняя прочь.

Однажды лодка по волнам

Причалит с девой к берегам¹.

- Ты сама сочинила? - внезапная вспышка зависти пронзает меня. - Я знаю, что это не одно из Ста стихотворений.

- Я не писала этого. И это не стих, - уверенно говорит Инди.

- Но похоже на стихотворение, - замечаю я.

- Нет.

- В таком случае, что же это? - спрашиваю ее. Я быстро понимаю, что с Инди спорить бесполезно.

- Мама рассказывала мне о нем каждую ночь перед сном, - отвечает Инди. - Когда я достаточно повзрослела, чтобы спросить об этом, она ответила, что Лоцман это тот, кто возглавит Восстание. Мама считала, что именно женщина должна приплыть по воде.

- О, - удивляюсь я, ведь всегда думала, что Лоцман придет с неба. Но, возможно, Инди права. Я снова вспоминаю строчки из стиха Теннисона. Там было написано про воду.

Инди думает о том же. - Тот стих, который ты рассказывала, когда мы убегали, - начинает она. - Я не слышала его раньше, но его слова доказывают, что Лоцман мог приплыть по воде. То место из стиха – это гряды песка на отмели в воде. А Лоцман – это тот, кто благополучно проводит лодки в гавань.

- Мне не много известно об этом Лоцмане, - я говорю искренне, но у меня есть свои собственные надежды на лидера восстания, и они не совсем совпадают с версией Инди. Тем не менее, идея здесь та же самая. И история, данная мне архивистом, подтверждает, что Лоцман снова и снова меняет свой облик. И я, и Инди, мы обе можем оказаться правы. - Я считаю, что это не имеет особого значения. Это мог быть и другой человек, мужчина или женщина, спустившийся с неба или приплывший по воде. Ты согласна?

- Да! - голос Инди звучит торжествующе. - Я так и думала. Ты не только ищешь своего парня. Ты также находишься в поисках чего-то иного.

Я гляжу на тонкую полоску неба, усыпанного чистыми яркими звездами. Так ли это? Я проделала долгий путь из Городка, думаю я с нежданным чувством восторга и удивления, и остается пройти еще совсем немного.

- Мы могли бы выбраться наверх, - тихо говорит Инди. - Идти по поверхности. Или попытаться пройти по другому ущелью. Может быть, там мы найдем его или повстанцев. Она включает фонарик и освещает им склон ущелья. - Я знаю, как взобраться наверх. Этому нас обучали в Сономе. В моей провинции. Завтра мы найдем подходящее место, где стены не такие высокие и отвесные.

- Раньше мне не приходилось подниматься в подобных условиях, - говорю я. - Как думаешь, у меня получится?

- Если будешь осторожной и не станешь глядеть вниз, то да, - отвечает Инди.

Повисает тишина, пока я гляжу вверх и понимаю, что даже этот ограниченный клочок неба содержит в себе больше звезд, чем я могла ухватить взглядом, живя в Городке. По какой-то причине, это вселяет в меня надежду, что есть еще много вещей, которые я могу увидеть. Я продолжаю надеяться ради моих родителей и Брэма, ради Ксандера и Кая.

- Давай попробуем, - произношу я, наконец.

- Начнем поиски рано утром, - говорит Инди. – До рассвета. Мне бы не хотелось идти на открытой местности при дневном свете.

- Мне тоже, - соглашаюсь я, рисуя на песке первую строчку, и, впервые за все время, вторую:

К тебе карабкаюсь во тьме

А ждешь ли ты меня при звездах и луне

¹пер. tigra_du

Глава 13. Кай

Края каньона черно-оранжевые. Как будто огонь застыл и превратился в скалу.

- Так высоко, - говорит Элай, изумленно глядя вверх. В этом месте стены выше, чем у любого из зданий, виденных мной когда-либо, даже выше, чем тот Холм. – Такое ощущение, что какой-то великан разрезал землю и бросил нас внутрь.

- Да, похоже, - отвечаю ему. Изнутри Каньона ты видишь реки, пещеры и скалы, которые никогда не разглядишь сверху. Как будто внезапно, очень близко, увидел процессы, происходящие в твоем теле: смотришь, как бежит твоя кровь, слушаешь звук сердца, бьющегося внутри.

- Здесь все совсем не так, как в Центре, - говорит Элай.

- Ты из Центра? - одновременно спрашиваем мы с Виком.

- Я вырос там, - отвечает Элай. - И никогда не жил где-то еще.

- Наверное, тебе одиноко здесь? - предполагаю я, вспоминая себя в возрасте Элая. Когда я переехал в Орию, то чувствовал себя таким одиноким - кажется, слишком многим людям известно, что такое одиночество.

- Это неважно. А как получилось, что Аномалии застряли в этих местах? - спрашивает Элай.

- Настоящие Аномалии сами предпочли быть такими, и вернулись, когда началась эпоха Общества, - рассказываю Элаю и вспоминаю кое-что еще. - Те, кто обитает в Каньоне, не называют себя Аномалиями. Они всегда представляются фермерами.

- Но как они могли выбрать такую жизнь? - Элай выглядит очарованным.

- До того, как Общество взяло власть в свои руки, были люди, предвидевшие его приход и не желавшие становиться частью его. Они начали запасаться необходимыми вещами в недрах Каньона. - Я указываю на изгибы и углубления в песчаных стенах. - Здесь повсюду скрытые пещеры. У фермеров хранилось достаточно еды для поддержания жизни, пока не приходило время сажать припасенные семена и собирать урожай. Они называли свои поселения местечками, потому что не желали использовать для этого слова Общества.

- А разве Общество не выслеживало их?

- Несомненно. Но у фермеров было преимущество, потому что они пришли сюда первыми. Они могли отразить нападение любого, кто пытался преследовать их. А общество надеялось, что фермеры вымрут рано или поздно. Это не самое удобное место для жилья. - Кусок моего пальто начал отклеиваться, и я приостанавливаюсь у сосны, чтобы собрать еще сока. - Общество также преследовало другую цель в отношении фермеров. Многие люди, жившие в Отдаленных провинциях, были слишком напуганы, чтобы пытаться сбежать в Каньон, так как Общество распространяло слухи о том, какими дикарями являются фермеры.

- Как думаешь, они действительно попытаются убить нас? - с беспокойством спрашивает Элай.

- Они беспощадны к любому, кто имеет отношение к Обществу, - говорю я. - Но мы теперь не принадлежим Обществу. Мы – Отклоненные. Они не убивали сразу Отклоненных или других Аномалий, если те, конечно, не нападали на них.

- А как же они узнают, кем мы являемся? - интересуется Элай.

- Им достаточно будет взглянуть на нас, - говорю я. - Мы не выглядим, как Граждане или чиновники. Мы молоды, грязны, растрепаны, и, очевидно, что в бегах.

- Почему же твой отец не привел сюда вашу семью? - спрашивает Вик.

- Общество право в отношении некоторых вещей, - отвечаю я. - Ты умрешь здесь свободным, но умрешь быстро. В этих ущельях фермеры не имеют никаких лекарств, не владеют технологиями и всем тем, что доступно в Обществе. Мама не желала для меня такой жизни, и отец уважал ее мнение.

Вик кивает. - Итак, мы собираемся найти этих людей и просить их о помощи, так как они помогли твоему отцу.

- Да, - говорю я. - И еще я надеюсь поторговаться с ними. У них есть карты и древние книги. По крайней мере, были раньше.

- А что у тебя есть для торговли? - резко спрашивает Вик.

- То же, что у тебя и у Элая, - отвечаю я. - Сведения об Обществе. Мы ведь жили в нем. Уже прошло то время, когда в Отдаленных провинциях существовали настоящие деревни. Это означает, что люди из ущелий давно не имели возможности вести торговлю или общаться с кем-нибудь.

- Итак, если они действительно захотят торговаться с нами, - голос Элая звучит неуверенно. – Что мы будем делать со всеми этими бумагами и книгами, когда получим их?

- Можешь делать, что угодно, - говорю я. - Тебе не обязательно меняться на них. Получишь что-нибудь другое. Мне все равно. Но я собираюсь достать карту и попытаться достичь одной из Пограничных областей.

- Постой, - удивляется Элай. - Ты намерен вернуться обратно в Общество? Зачем?

- Я не собираюсь возвращаться, - отвечаю я. - Просто пошел бы иным путем, не тем, по которому мы шли. Я хотел бы вернуться назад только для того, чтобы передать ей сообщение. Чтобы она узнала, где я нахожусь.

- Как же ты осуществишь это? - спрашивает Элай. - Если твое сообщение и дойдет до Приграничных областей, то ведь Общество контролирует порты. И они узнают, если ты что-то отправишь для нее.

- Вот для этого мне и понадобятся бумаги из местечка, - отвечаю я. - Я поменяюсь ими с каким-нибудь архивистом. Они-то должны знать способы, как отправить послание, минуя порты. Но это дорого.

- Архивист? - спрашивает Элай в недоумении.

- Это те люди, которые ведут торговлю на черном рынке, - поясняю я. - Они существовали еще до времен Общества. Мой отец тоже торговался с ними.

- Значит, таков твой план, - говорит Вик. - И больше нет ничего, что бы ты мог добавить к этому?

- Теперь точно нет, - уверенно отвечаю я.

- Ты думаешь, это сработает? - спрашивает Элай.

- Я не знаю, - отвечаю ему. Над нами запела какая-то птичка: пустынный крапивник. Ноты трели навязчивые и отчетливые. Как будто шумит вода, падающая с каменистых стен ущелья. Я могу различить эту трель, потому что отец имитировал ее для меня. Он говорил, что это было пение самого Каньона.

Он любил этот звук.

Когда отец рассказывал свои истории, он стирал границы между реальностью и вымыслом. - В каком-то смысле, они все правдивы, - говорил он, когда мама дразнила его за это.

- Но местечко в ущелье реально? - постоянно спрашивал я, чтобы быть уверенным. - Истории о нем это правда?

- Да, - подтверждал он. - И когда-нибудь я отведу тебя туда. Ты сам все увидишь.

И вот, когда оно появляется перед нами в следующем изгибе ущелья, я запинаюсь, не в силах поверить. Оно здесь, как и рассказывал отец, поселение в самой широкой части ущелья.

Чувство нереальности происходящего накрывает меня, подобно вечерней заре, разливающейся по стенам каньона. Местечко выглядит точно так, как описывал отец, после того, как впервые побывал здесь:

Солнце склонилось к горизонту и окрасило все в золотистые тона: мост, здания, людей, даже меня. Я не верил, что это место реально, хотя и слышал о нем на протяжении многих лет. Позднее, когда фермеры учили меня письму, я чувствовал то же самое. Как будто солнце всегда сияло за моей спиной.

Зимний солнечный свет разливает оранжево-золотистое зарево на дома и мост перед нами.

- Вот оно, - говорю я.

- Оно реально, - откликается Вик.

Элай сияет от радости.

Здания перед нами группируются, потом разделяются на части, огибая реку или каменный вал. Дома. Более крупные здания. Крохотные огороды, разбитые в наиболее широких местах ущелья. Но чего-то не хватает. Людей. Стоит абсолютная тишина. Вик бросает на меня взгляд. Он чувствует то же самое.

- Мы опоздали, - говорю я. - Они уже ушли.

Это произошло совсем недавно. Я вижу их следы здесь и там.

Также замечаю признаки того, что они были готовы уйти. Это не было поспешным бегством, они собирались с тщательностью. С изогнутых черных яблонь собран урожай; всего несколько оставшихся золотистых яблок, по-прежнему, переливаются, свешиваясь с ветвей. Большая часть фермерского оснащения исчезла - предполагаю, что все разобрали и увезли с собой. Осталось только несколько ржавых деталей.

- Куда же они ушли? - спрашивает Элай.

- Я не знаю, - отвечаю ему.

Остался ли хоть кто-то за пределами Общества?

Мы пересекаем посадки тополей на берегу ручья. Чуть дальше с краю растет небольшое тонкое деревце.

- Подождите, - говорю я остальным. – Я не долго.

Я делаю неглубокие надрезы - не хочу поранить дерево. Аккуратно вырезаю ее имя на стволе, вспоминая, как и всегда, о том, как держал ее руку в своей и учил писать. Пока я работаю, Вик и Элай хранят молчание. Они ждут.

Закончив, я отхожу на шаг назад и оглядываю дерево.

Неглубокие корни. Песчаная почва. Серая потрескавшаяся кора. Листва давно осыпалась, но ее имя, по-прежнему, прекрасно выглядит для меня.

Нас всех тянет к домам. Кажется, так много времени прошло с тех пор, как мы видели места, построенные настоящими людьми, действительно живущими там. Дома строились из кусков песчаника или старого серого дерева и уже основательно подверглись атмосферному влиянию. Элай взбирается по ступеням одного из них. Мы с Виком идем следом.

- Кай, - восклицает Элай, как только мы зашли внутрь. - Гляди.

То, что я вижу, заставляет меня пересмотреть свое мнение. Возможно, в их уходе была доля поспешности. Иначе, как бы они могли оставить свои жилища в таком состоянии? Эти стены говорят о спешке. О нехватке времени. Они полностью покрыты рисунками, и, если бы у фермеров было достаточно времени, то они обязательно отмыли бы стены дочиста. На них слишком много сказано и показано.

В этом доме мы видим нарисованную в небе лодку, качающуюся на подушке из белых облаков. Художник написал свое имя в углу комнаты. Буквы подтверждают, что рисунки – мысли – принадлежат ему. Хотя я искал это место все прошедшие дни, все равно дыхание перехватывает.

В этом местечке он учился.

Писать.

И рисовать.

- Давайте останемся здесь? - предлагает Элай. - У них есть кровати. Мы могли бы поселиться здесь навсегда.

- А ты не забыл кое-что? - спрашивает его Вик. - Люди, которые жили здесь, ушли по какой-то причине.

Я киваю. - Нам нужно найти карту и немного еды и валить отсюда. Давайте проверим, что там в пещерах.

Мы заглядываем во все пещеры в стенах каньона. Некоторые из них разрисованы, как в домах, но мы не находим ни одного клочка бумаги.

Они научили его писать. Они знали, как. Куда же тогда они могли подевать свои слова? Не унесли же всё с собой. Почти стемнело, и краски рисунков блекнут в исчезающем свете дня. Я разглядываю стены пещеры, которую мы обыскиваем в данный момент.

- Вот этот какой-то странный, - произносит Элай, глядя на рисунок. - В нем чего-то не хватает.

Он включает фонарик и светит им. Вода порядком попортила стены, сохранив только верхушку рисунка – часть женской головы. Можно было разглядеть только ее глаза и лоб. - Она похожа на мою маму, - тихо говорит Элай.

Обернувшись, я с удивлением гляжу на него. Потому что именно это слово снова и снова крутится в моих мыслях, хотя моей мамы здесь никогда не было. Я спрашиваю себя, так же это слово, мама, опасно для Элая, как для меня? Возможно, оно даже опаснее, чем слово отец. Потому что по отношению к ней я не ощущаю никакой злости. Только чувство потери, а с ним невозможно бороться так же легко.

- Мне кажется, я знаю, где они могли спрятать свои карты, - внезапно говорит Элай. Подобного лукавства я раньше не замечал в его взгляде. Хотелось бы, чтобы он не нравился мне так сильно, и вовсе не потому, что он напоминает мне Брэма, а потому, что напоминает меня самого. Мне было примерно столько же лет, когда я украл красные таблетки из дома Кэрроу.

Живя в Ории, мне казалось странным, что дома и рабочие места и транспорт могут быть переполнены людьми в одно и то же время. Меня нервировало такое хаотичное движение толпы. Сидя дома, я представлял, что улицы это сухие ущелья, а люди – вода после дождя, которая превращает пересохшие русла в потоки. Я говорил себе, что эти люди в своих серо-голубых одеждах не что иное, как движение сил природы.

Но это не приносило мне никакой пользы. Я оказался затерян в одном из Городков, в одном из подобных многочисленных мест этой страны.

Ксандер видел, как я использую компас, пытаясь отыскать путь домой. Он пригрозил донести Патрику о том, что я храню такую вещь, если не украду для него немного красных таблеток.

В то время Ксандеру уже должно было быть известно, что я Отклоненный. Я не знал, как бы он смог наябедничать так быстро, и позже мы не затрагивали эту тему. Но все это уже не важно. Урок был хорошим. Не притворяться, что места похожи друг на друга или имеют схожие черты. А просто смотреть, какие они есть в действительности.

- Где, Элай? - спрашиваю я.

Он тянет время, по-прежнему, усмехаясь, а я вспоминаю другой эпизод – момент истины.

Я раскрываю ладонь, чтобы показать Ксандеру две красные таблетки, украденные мною. Он даже не думал, что я смогу сделать это. Я хотел, чтобы он знал – я ровня ему, хоть и являюсь Отклоненным. Всего лишь однажды я желал, чтобы кто-то узнал об этом. До того, как начал жить, притворяясь менее значимым, чем любой человек вокруг меня.

Всего лишь на миг я почувствовал себя всесильным. Таким же, как мой отец.

- Там, куда не может достать вода, - отвечает Элай, разглядывая размытое изображение женщины. - Не в тех пещерах, которые внизу, а выше.

- Я должен был догадаться, - выдыхаю я, когда мы втроем несемся к выходу из пещеры, разглядывая верхушки скал. Отец рассказывал мне о течениях. Время от времени фермеры наблюдали, как уровень воды в реке поднимается, и знали, когда это происходит. Но бывали случаи и внезапных наводнений, которые они почти не могли предвидеть. Им приходилось строить дома и заниматься сельским хозяйством прямо в низине каньона, где была свободная земля. Но, когда вода поднималась, они перебирались в более высокие ущелья.

Линия между жизнью и смертью в Каньоне очень тонка, говорил отец. Надейся, что ты еще на правильной стороне.

Теперь, когда мы ищем их, признаки прежних наводнений оказываются повсюду - следы осадка на стенках ущелья, погибшие деревья, с силой и стремительностью втиснутые в щели потоками воды. Та мощь, которая заставила происходить эти события, была такова, что и само Общество могла бы поставить на колени.

- Я всегда думал, что нужные вещи безопаснее закапывать, - говорит Вик.

- Не всегда так, - отвечаю ему, вспоминая Холм. - Иногда безопаснее прятать их так высоко, как только сможешь.

Нам понадобилось около часа, чтобы отыскать нужную тропу. Снизу ее почти невозможно увидеть – фермеры вырезали ее в скале, поэтому она практически сливается с растрескавшимися стенами каньона. Тропа ведет нас все выше и выше, пока мы не проходим вдоль всего изгиба стены ущелья, который не был заметен снизу. Я предполагаю, что его не было бы видно даже сверху. Только, если отважиться взобраться прямо к этой точке и взглянуть как можно ближе.

Как только мы доходим до места, сразу замечаем пещеры.

Они просто идеальны для хранения разных вещей – высокие и скрытые. И сухие.

Вик ныряет в ближайшую из них.

- Там есть какая-нибудь еда? - спрашивает Элай с урчанием в животе. Я усмехаюсь.

Мы достаточно аккуратно распределяли наши запасы продуктов, но все же на это местечко наткнулись как раз вовремя.

- Нет, - отвечает Вик. - Кай, взгляни-ка на это.

Я ныряю вслед за ним, чтобы обнаружить, что эта пещера не хранит ничего, кроме нескольких больших контейнеров и коробок. У входа я замечаю следы и отпечатки обуви; кто-то - совершенно недавно – оттаскивал туда припасы и уносил их дальше из пещеры.

Я уже видел подобные коробки. - Осторожнее, - говорю я Вику и, сгорая от любопытства, открываю одну и заглядываю внутрь. Провода. Пульты управления. Взрывчатка. С первого взгляда заметно, что все это изготовлено Обществом.

Может ли быть такое, что фермеры сотрудничают с Обществом? Это кажется неправдоподобным. Но зато фермеры могли украсть или купить эти предметы на черном рынке. Им, наверно, понадобились годы, чтобы собрать запасы, которые заполнили бы пещеру, подобную этой.

А что же тогда случилось с остальными вещами?

Элай суетится у меня за спиной, и я поднимаю руку, не пропуская его вперед.

- Это похоже на то, что спрятано в наших пальто, - замечает он. - Не взять ли нам немного с собой?

- Нет, - отвечаю я ему. - Лучше поищи продукты. И не забудь про карты.

Элай выскальзывает из пещеры.

Вик раздумывает. - Все же они могут нам пригодиться, - говорит он мне, указывая на коробки. – Ты ведь смог бы зарядить эти штуки, так?

- Я мог бы попытаться, - говорю я. - Но, скорее всего, не буду. Лучше заполнить наши рюкзаки едой и бумагами, если найдем их. - О чем я умолчал, так это о том, что провода всегда приводят к неприятностям. Я думаю, что постоянная тяга отца к ним способствовала его скорой смерти. Он мечтал о том, чтобы стать похожим на Сизифа и обратить оружие Общества против них самих.

Конечно же, я пытался провернуть то же самое с приманками, когда зарядил их ружья перед нашим бегством в Каньон. Вероятнее всего, это не принесло им особой пользы, в отличие от подобного случая в деревне моего отца. - Это опасное дело торговать такими вещами. Я даже не уверен, что архивисты когда-нибудь захотят возиться с ними.

Вик в ответ качает головой, но не спорит. Он снова углубляется в пещеру и разрывает сверток из толстого пластика. - Ты знаешь, что это? - спрашивает он.

- Что-то вроде укрывного материала? - предполагаю я, разглядывая поближе. Замечаю веревки и тонкие камеры, скатанные внутри пакета.

- Лодки, - говорит Вик. - Я видел их раньше, на военной базе, где когда-то жил.

Это самое большее, что он сообщил о своем прошлом, и я жду, что он поведает еще.

Но тут нас возбужденно окликает Элай. - Если вам нужна была еда, так я нашел ее! - кричит он.

Мы находим его во второй пещере, жующим яблоко. - Наверное, эти запасы оказались слишком тяжелыми, чтобы унести их, - говорит он. - Тут всевозможные виды яблок и зерновых. И полным-полно семян.

- Может, они сохранили это на тот случай, если вернутся обратно, - предполагает Вик, - Они обо всем позаботились.

Я согласно киваю. Стоя там и глядя на то, что они оставили, я чувствую восхищение жившими здесь людьми. И разочарование. Мне бы очень хотелось встретиться с ними.

Вик чувствует то же самое. - Мы все подумали об их бегстве, - говорит он. - Они действительно сбежали.

Мы наполняем свои рюкзаки провизией из тайников фермеров. Берем яблоки и немного хлеба, плоского и твердого: кажется, он может храниться очень долго. Также находим немного просмоленных спичек – должно быть, фермеры изготовили их собственноручно. Возможно, позже мы найдем место, где можно будет разжечь огонь. Закончив паковать наши рюкзаки, мы отыскиваем несколько мешков в пещере и тоже наполняем их провизией.

- А теперь поищем карты и что-нибудь для торговли, - предлагаю я, делая глубокий вдох. Пещера пахнет песчаником, илом и сыростью – и яблоками.

- Держу пари, это здесь, - говорит Элай, его голос звучит приглушенно в глубине пещеры. - Тут еще одно помещение.

Мы с Виком следуем за ним, огибая угол, и попадаем еще в один разлом в скале. Освещая пространство фонариками, мы замечаем, что эта пещера чистая, хорошо устроенная и заполнена коробками. Я пересекаю помещение и откидываю крышку одной из них. Она забита книгами и бумагами.

Я стараюсь не думать о том, что, возможно, именно в этом месте он учился. Что мог сидеть вон на той скамье.

- Они оставили слишком много, - шепчет Элай.

- Просто не смогли унести все, - говорю я. - Думаю, они взяли с собой лучшее из всего.

- Может быть, у них был датапод, - предполагает Вик. - Они могли перенести на него информацию с книг.

- Возможно, - отвечаю я. Но все же задумываюсь, насколько трудно им было оставить оригинал и не взять с собой. Знания, хранящиеся в этой пещере, бесценны, особенно в их первоначальном виде. И ведь их предки сумели сохранить оригинал. Наверно, сложно было бросить всё и уйти.

В центре помещения стоит столик, сделанный из небольших кусков древесины, которые, видимо, пронесли через вход в пещеру и уже внутри сколотили в единое целое. Здесь, как и в самом местечке, ощущается особая тщательность в оформлении. Каждая вещь кажется наполненной смыслом. Это не Общество бросило все им в руки. Это они трудились, отыскивали материал и сами создавали.

Луч фонарика скользит по поверхности стола и по чаше, выдолбленной из куска дерева и наполненной угольными карандашами.

Протягиваю руку внутрь и беру один. Карандаш оставляет тонкую черную полосу на руке. Эти карандаши напоминают мне о тех приспособлениях, которые я сделал, чтобы иметь возможность писать, там, в Городке. Каждый раз, бывая на Холме, я подбирал кусочки дерева, или находил отломанные веточки клена на улицах Городка. Я связывал их в пучок и опускал в контейнер для сжигания мусора, чтобы обуглить концы и иметь возможность что-то написать или нарисовать. Однажды, когда мне понадобился красный цвет, я сорвал с цветочной клумбы несколько лепестков петунии кроваво-красного цвета и нарисовал руки чиновника, мои руки и солнце.

- Гляди, - произносит Вик позади меня. Он наткнулся на коробку с картами и вытащил несколько экземпляров наружу. Мягкий свет фонарика изменяет бумагу, придавая ей более древний вид, чем есть на самом деле. Мы проглядываем карты, пока не находим одну, на которой, как я понял, изображен Каньон.

- Вот оно, - говорю я, расстилая карту на столе. Мы все склоняемся над ней. - Вот наше ущелье, - я указываю на точку, но глаза скользят по рисунку соседнего ущелья. Это место отмечено жирными черными крестами, подобно ряду стежков. Интересно, что бы они могли означать. Мне захотелось перерисовать эту карту. Гораздо легче было бы нарисовать, как я представляю себе мир, чем пытаться выяснить, каким он является на самом деле.

- Хотел бы я уметь писать, - вздыхает Элай, и я сожалею о том, что не хватило времени научить его. Может, когда-нибудь. Но сейчас нам нужно продолжать двигаться.

- Она прекрасна, - говорит Элай, осторожно поглаживая карту. – Ее стиль совсем не похож на наше рисование на скринах Общества.

- Я знаю, - отвечаю ему. Кто бы ни создал эту карту, он был настоящим художником. Цвета и масштаб всех изображений подогнаны друг к другу просто идеально.

- А ты умеешь рисовать? - спрашивает Элай.

- Чуть-чуть, - отвечаю я.

- А как?

- Моя мама научилась сама, а потом научила и меня, - рассказываю ему. - Отец приходил сюда и торговал с фермерами. Однажды он принес маме кисточку для рисования. Настоящую. Но не смог достать ни одной краски. Он каждый раз хотел принести немного, но так и не сделал этого.

- Значит, она не смогла рисовать красками, - разочарованно произносит Элай.

- Нет, - отвечаю я. - Смогла. Она рисовала водяными красками на скалах. - Я вспоминаю о тех старых надрезах в небольшой расселине рядом с нашим домом. Сейчас я задумываюсь, может именно там ей пришла в голову идея писать на камнях. Но она применяла разноцветную воду, и ее штрихи всегда были мягкими. - Ее рисунки каждый раз высыхали и выветривались на воздухе.

- Тогда как ты узнавал, что там было нарисовано? - интересуется Элай.

- Я успевал увидеть их до того, как они высыхали, - поясняю я. - Они были прекрасны.

Элай и Вик смолкают, а я уверен, что они не поверили мне. Должно быть, они думают, что я все сочинил и вспоминаю картины, которые хотел бы увидеть. Но я говорю правду. Ее рисунки практически жили своей жизнью – они сияли и исчезали и появлялись снова под ее руками. Они были прекрасны всегда, и потому, как выглядели, пока жили, и потому, что никогда не сохранялись надолго.

- Неважно, - говорю я. - Вот здесь есть выход наружу. - Я показываю им, как тянется это ущелье по равнине, на противоположной стороне от того места, где мы заходили. Если судить по карте, там гораздо больше растительности и еще один ручей, крупнее, чем тот, что в этом ущелье. Горы на той стороне равнины помечены маленькими темными домиками, которые я принимаю за поселения или убежища. Именно таким значком фермеры обозначали свое собственное местечко на карте. А за ними, к северу от гор, находится пространство, отмеченное, как ОБЩЕСТВО. Одна из Приграничных областей. - Думаю, нам понадобится два или три дня, чтобы достичь равнины. И еще пару дней, чтобы пересечь ее и добраться до гор.

- Там есть ручей, - говорит Вик, его взор проясняется, когда он изучает карту. - Жаль, что мы не можем использовать одну из лодок фермеров и спуститься по нему.

- Мы могли бы попробовать, - отвечаю я. - Но думаю, что нам лучше выбрать горы, так как там есть поселение. И мы не знаем, куда ведет этот ручей. - Горы нарисованы в самой верхней части карты; а ручей убегает вниз и теряется на противоположном краю бумаги.

- Ты прав, - соглашается Вик. - Но мы могли бы делать остановки, чтобы порыбачить. Копченая рыба долго хранится.

Я пододвигаю карту ближе к Элаю. - А ты что думаешь? - спрашиваю его.

- Давайте поступим так, - и Элай тычет пальцем на темный домик в горах. - Надеюсь, что фермеры будут там. Хотелось бы встретиться с ними.

- Что нам еще нужно взять с собой? - спрашивает Вик, просматривая книги.

- Посмотрим утром, - предлагаю я. По каким-то причинам, аккуратно сложенные и брошенные книги вгоняют меня в тоску. Утомляют. Если бы Кассия была здесь, со мной. Она бы перевернула каждую страницу, прочитала каждое слово. Я закрываю глаза и рисую ее портрет в приглушенном свете пещеры, ее сияющие глаза, ее улыбку. Это смутное воспоминание должно стать отчетливее, когда я приближусь к тому, чтобы увидеть ее снова. У нас есть карта, но расстояние, которое требуется пройти, кажется почти непреодолимым.

- Теперь нам нужно поспать, - говорю я, отгоняя прочь сомнения. В них нет никакого проку. - Мы выдвинемся, как только начнет светать.

Я поворачиваюсь к Элаю. - Что думаешь? Хочешь спуститься вниз и спать в тех домиках? Там есть кровати.

- Нет, - отказывается Элай, сворачиваясь калачиком на полу. - Давайте останемся здесь.

Я понимаю почему. Посреди ночи в этом заброшенном местечке чувствуешь себя беззащитным – перед рекой, одиночеством, поселившимся здесь после ухода фермеров – и перед призрачными глазами и руками оставленных рисунков. А здесь, в пещере, где они сохранили в безопасности вещи, кажется, что и мы тоже будем защищены.

Всю ночь, в своих снах, я вижу летучих мышей, снующих взад и вперед. Некоторые из них толстые и крупные, и я знаю, что их утробы полны крови других живых существ. А некоторые летают высоко, я понимаю, что они легки, потому что голодны. Они хлопают крыльями, производя шум.

К концу ночи, незадолго до рассвета, я просыпаюсь. Вик и Элай еще спят, и я недоумеваю, что же меня разбудило. Звук из местечка?

Я иду к самому дальнему выходу из пещер и выглядываю наружу.

В окне одного из домов прямо под нами мерцает свет.

Глава 14. Кассия

Я жду рассвета, укутавшись в пальто. Здесь, внизу, в Каньоне, я могу ходить и спать в глубине земли, и Общество не видит меня. Я начинаю верить, что они, действительно, не знают, где я нахожусь. Я сбежала.

И это так странно.

Всю жизнь я была под наблюдением. Общество смотрело, как я хожу в школу и учусь плавать, как поднимаюсь по ступеням, чтобы присутствовать на своем банкете Обручения; они изучали мои сны; а когда находили мои данные интересными, как та чиновница, то изменяли ход событий и записывали мою реакцию.

И, не смотря на то, что это был иной вид наблюдения, моя семья тоже следила за мной.

В последние дни своей жизни Дедушка сидел у окна, глядя на заходящее солнце. Тогда я думала, что он проводит так всю ночь и видит, как солнце снова возвращается на горизонт. Не во время ли одной из тех долгих, бессонных ночей он решил, что отдаст мне стихотворения?

Я представляю себе, что Дедушка не просто исчез, а проплывает сейчас над нами, и из всех вещей, за которыми можно наблюдать с вышины, он выбирает одну маленькую девочку, которая карабкается по скале. Ему интересно, пробужусь ли я и поднимусь с рассветом, когда вся окружающая природа обновляется.

Мог ли он предполагать, что я доберусь до этих мест?

- Ты проснулась? - спрашивает Инди.

- Даже не засыпала, - отвечаю я. Но, не успев произнести эти слова, я уже сомневаюсь, правда ли это. Что, если мои видения о Дедушке были всего лишь сном?

- Будем собираться через несколько минут, - предлагает Инди. А через секунды, прошедшие с нашего разговора, свет изменился. Я уже могу видеть ее гораздо отчетливее.

Инди выбирает хорошее место; даже я признаю это. Стены не такие высокие и отвесные, как в других местах каньона, а старый камнепад, лежащий грудами валунов, разделяет путь наверх на отрезки.

Но, по-прежнему, эти стены внушают страх, да и у меня не достаточно практики – вчера у нас было совсем немного времени, чтобы потренироваться перед сном.

Инди протягивает руки в безоговорочном жесте. - Дай мне свою сумку.

- Что?

- Ты не достаточно хороша в скалолазании, - невозмутимо говорит Инди. - Я переложу твои вещи к своим, и тогда ты понесешь пустую сумку. Так она будет легче, я не хочу, чтобы тяжесть спровоцировала твое падение.

- Ты уверена? - я внезапно чувствую, что, если Инди возьмет сумку, для нее это будет слишком тяжело. Мне не хочется выпускать таблетки из виду.

Инди проявляет нетерпение. - Я знаю, что делаю. Так же, как и ты в случае с растениями. - Она хмурится. - Давай же. Ведь ты доверилась мне на воздушном корабле.

Она права, и это кое о чем напоминает мне. - Инди, - спрашиваю я. - А что ты взяла с собой? Что за вещь ты давала мне, чтобы спрятать там, на корабле?

- Ничего, - отвечает она.

- Ничего? - удивленно откликаюсь я.

- Я подумала, что ты не доверишься мне, если не будешь знать, что мне тоже есть, что терять, - она усмехается.

- Но там, в деревне, ты притворилась, что забрала что-то у меня? - недоумеваю я.

- Я знаю, - произносит она без следа раскаяния в голосе. Я трясу головой и, не смотря ни на что, начинаю смеяться, когда стаскиваю сумку и передаю ей.

Инди открывает ее и начинает перекладывать содержимое - фонарик, листья растения, пустую фляжку, синие таблетки - в свою собственную сумку.

Я неожиданно чувствую себя виноватой. Ведь я могла убежать со всеми этими таблетками, но она, по-прежнему, доверяла мне. - Ты должна взять немного таблеток после восхождения, - предлагаю я. - Для себя.

Выражение лица Инди меняется. - Ох, - в ее голосе сквозит настороженность. - Хорошо.

Она возвращает мне пустую сумку, и я снова вешаю ее через плечо. Мы поднимаемся, одетые в пальто, которые делают нас неуклюжими, но Инди считает, что нести их было бы тяжелее. Она перекидывает свою сумку через плечо, через длинную косу, которая пылает так же ярко, как эти скалы на восходе солнца.

- Готова? - спрашивает.

- Думаю, что да, - отвечаю, глядя вверх на скалу.

- Тогда за мной, - объявляет она. – Я буду подсказывать тебе, как идти. Она цепляется пальцами за выступы и подтягивается вверх. В своем рвении не отставать, я легко побеждаю кучку камней. Они рассыпаются, и я держусь крепче.

- Не смотри вниз, - наставляет Инди.

Восхождение занимает у нас гораздо больше времени, чем предыдущий спуск.

Меня поражает, как много приходится удерживаться и пережидать, обдумывая следующее движение, и затем совершать его. Руки крепко впиваются в камни, а пальцы ног сгибаются так сильно, как только возможно. Я сосредотачиваюсь на выполнении задач для рук, и каким-то образом получается, что, не вспоминая о Кае, все равно полностью погружаюсь в раздумья о нем. Потому что я переживаю те же мгновения, что и он.

Стены здесь красновато-оранжевые, с черными вкраплениями. Даже не знаю, откуда взялась эта чернота; похоже на то, как будто океанический смоляной осадок расплескался по стенам каньона много лет назад.

- У тебя все прекрасно получается, - сообщает Инди, когда я присоединяюсь к ней на выступе. - А здесь начинается самая сложная часть восхождения, - говорит она, указывая. - Я попробую первая.

Я сижу на выступе, прислонившись спиной к скале. Мои руки ноют от того, что слишком крепко цепляюсь. Я мечтаю, чтобы скала обнимала нас, укачивала, когда мы прилипаем к ней, но этого не происходит. - Кажется, у меня получилось, - приглушенно выкрикивает Инди сверху. - Когда ты поднимешься сюда...

Я слышу звук скатывающихся камней, булыжника, обдирающего плоть. Вскакиваю на ноги, с трудом удерживаясь на узком выступе. - Инди!

Она болтается в воздухе надо мной, удерживаясь за камни. Одна из ее ног свисает рядом со мной, ободранная, кровоточащая. Я слышу, как она чертыхается сквозь зубы.

- Ты в порядке? - окликаю ее.

- Подтолкни, - отрывисто выдыхает Инди. - Подтолкни меня наверх.

Я подставляю ладони под подошву ее ботинка, износившегося в результате бегства по равнине, покрытого пылью ущелий.

Несколько ужасающих мгновений она удерживается на моих руках, такая тяжелая, и я знаю – она ищет, за что можно ухватиться сверху. Потом она исчезает; моя рука освобождается от тяжести ботинка, а на ладони остается отпечаток подошвы.

- Я наверху, - кричит она вниз. - Пройди немного левее, я помогу тебе подняться оттуда.

- Это безопасно? Ты уверена, что с тобой все в порядке?

- Я сама виновата. Здесь камни мягче, чем те, по которым я взбиралась раньше. Я слишком сильно нажала на них, вот и посыпались.

Царапины на ноге Инди противоречат ее утверждению, что скала мягкая, но я понимаю, о чем она говорит. Вещи здесь так отличаются от привычных нам. Отравленные реки, мягкие камни. Никогда не знаешь точно, с чем столкнешься в следующую минуту. Что поддержит и что предаст.

Вторая часть восхождения проходит более гладко. Инди оказалась права: по отвесной скале передвигаться было сложнее всего. Я сжимаю узкие края скалы, используя только подушечки пальцев, страстно желая, чтобы суставы не разогнулись и ноги не соскользнули. Втискиваю ладони и колени в щели, вертикально пронизывающие поверхность скалы, используя одежду и кожу так, как учила Инди - чтобы прижиматься как можно плотнее к стене.

- Мы почти добрались, - сообщает она сверху. - Передохни минуту и потом продолжай подниматься. У нас отлично получается.

Остановившись в расщелине, я пытаюсь восстановить дыхание. Скала обнимает меня здесь, осознаю я, и улыбаюсь, подбадривая себя тем, как высоко мы уже забрались.

Каю бы понравилось это. Может быть, он тоже сейчас карабкается куда-то.

А теперь нужно сделать последний рывок на вершину.

Я не буду смотреть вниз или назад или еще куда-нибудь, кроме как вверх и вперед.

Моя сумка немного съезжает, и я вздрагиваю, впиваясь ногтями в камни. Держись. Не спеши. Мимо пролетает что-то невесомое и крылатое, пугая меня. Чтобы успокоиться, я думаю о том стихотворении про воду, которое Кай подарил мне на день рождения:

И был прилив, и ныряла цапля, когда я покинул пределы стены¹.

Здесь, на каменистом склоне, я чувствую себя каким-то созданием, которое выбросило на берег приливной волной; пытающимся добраться до какого-нибудь места, где может находиться Кай. И даже, если его там не окажется, я все равно отыщу его. Я буду идти, и идти, пока, в конце концов, не пересекусь с ним где-нибудь.

На мгновение я замираю, пытаясь вернуть равновесие, а затем, забывшись, оглядываюсь через плечо.

Простирающийся вид абсолютно не похож на тот, что мы с Каем наблюдали на вершине Холма. Ни домов, ни Сити-холла, ни каких-либо зданий вообще. Только песок, камни и низкорослые деревца; но, тем не менее, я смогла взобраться наверх, и снова ощущаю, что Кай поднялся вместе со мной.

- Я почти добралась, - шепчу я ему, и Инди.

Я переваливаюсь через край скалы с улыбкой на лице, а затем оглядываюсь.

Мы не одни.

Теперь я понимаю, почему это называется обстрелом. Пепел лежит повсюду. По Каньону гуляет ветер, задувая пыль в глаза, вызывая в них жжение и слезы.

Это просто последствия большого пожара, говорю я себе. Бревна лежат непрерывной цепью, дым поднимается в небо.

Но выражение лица Инди говорит о том, что, в действительности, она видит, и разумом я осознаю то же самое. Обгоревшие фигуры, усыпающие землю, вовсе не бревна. Дюжины тел на вершине Каньона, они реальны.

Инди наклоняется и тут же выпрямляется, держа что-то в руках. Обугленный кусок веревки, большей частью в хорошем состоянии. - Идем, - произносит Инди, зола на веревке оставляет черные следы на ее руках. Она протягивает руку, откидывая назад прядь рыжеватых волос, растрепавшихся от ветра и нечаянно подчеркнувших ее лицо.

Я вглядываюсь в тела этих людей. На их коже есть отметины - голубые волнистые линии. Интересно, что они означают.

Почему вы оказались здесь, на вершине? И для чего использовали эту веревку? О чем еще вы узнали, в то время как большинство из нас забыли о вашем существовании? Или вовсе не знали о вас?

- Как давно они мертвы? - спрашиваю я.

- Достаточно давно, - отвечает Инди. - Неделю, может больше. Не знаю точно. - В ее голосе звучат резкие ноты. - Кто бы ни сделал это, они могут вернуться. Нам нужно уходить.

Боковым зрением я замечаю какое-то движение и разворачиваюсь. Вдоль хребта в ряд установлены высокие красные флаги, неистово трепыхающиеся на ветру. Хотя они и воткнуты в землю, а не развешены на деревьях, все равно напоминают мне те красные ленточки, которые мы с Каем оставили на Холме.

Кто отметил здесь территорию? И кто убил всех этих людей? Общество? Враг?

Где же Восстание?

- Нам немедленно нужно уходить, Кассия! - окликает меня Инди, стоя позади.

- Нет! - отвечаю я. - Мы не можем оставить их так.

Были ли они повстанцами?

- Именно так умирают Аномалии, - холодно говорит Инди. - В одиночку мы с тобой не сможем ничего изменить. Придется отыскать еще кого-нибудь.

- Может быть, это именно те люди, которых мы пытались найти, - предполагаю я. Прошу. Хоть бы Восстание не исчезло до того, как мы используем все шансы, чтобы найти его.

О, Кай, думаю я. Я даже не предполагала. Вот какую смерть ты видел.

Мы с Инди бежим по вершине Каньона и оставляем тела позади. Кай жив, убеждаю я себя. Он обязан выжить.

В небе только солнце. Никто не летает. Ангелов здесь нет.

¹Томас Дилан – Стихи в октябре

Глава 15. Кай

Мы не останавливаемся до тех пор, пока не увеличиваем расстояние между нами и тем, кто был там, в местечке. Никто из нас почти не разговаривает; мы двигаемся быстро, никуда не сворачивая с главного ущелья. Несколько часов спустя я достаю карту, чтобы свериться с нашим местонахождением.

- Такое ощущение, что мы все время ползем наверх, - слегка запыхавшись, произносит Элай.

- Так и есть, - отвечаю я.

- Тогда почему не заметно, что мы хоть как-то поднялись выше? - спрашивает Элай.

- Потому что стены ущелья тоже становятся выше. Гляди. - Я показываю ему, каким образом фермеры отметили на карте скальные повышения.

Элай в смущении трясет головой.

- Представь, что Каньон и все его ущелья - это большая лодка, - говорит Вик Элаю. - Та часть, где мы начали путь, была мелководьем. А там, где мы выйдем наружу – будет самая глубокая часть. Понятно? Когда мы выберемся отсюда, то окажемся выше той огромной равнины.

- Ты знаешь о лодках? - интересуется Элай.

- Немного, - отвечает Вик. - Совсем чуть-чуть.

- Отдохнем минуту, - предлагаю я Элаю и тянусь к фляжке, чтобы напиться.

Вик и Элай повторяют мои действия. - Помнишь тот стих, что ты читал для мертвых? - начинает Вик. – Я о нем уже расспрашивал раньше.

- Помню, - я смотрю на горное поселение, отмеченное на карте. Вот куда нам нужно дойти.

- Откуда ты узнал о нем?

- Я нашел его, - отвечаю. - В Ории.

- Не в Отдаленных провинциях? - допытывается Вик.

Он знает, что мне известно больше, чем я говорю. Я поднимаю глаза. Они с Элаем находятся по другую сторону карты, наблюдая. Последний раз Вик бросал мне вызов в деревне, когда я высказался о том, как Общество убивает Аномалий. Сейчас я замечаю в его глазах то же непреклонное выражение. Он думает, что пришло время поговорить об этом.

Он прав.

- И там тоже, - говорю я. - О Лоцмане я слышал на протяжении всей своей жизни.

Я действительно слышал. В Приграничных областях, в Отдаленных провинциях, в Ории и здесь, в Каньоне, тоже.

- Ну и как ты думаешь, кто он? - спрашивает Вик.

- Некоторые считают, что Лоцман - это лидер Восстания против Общества, - говорю я, замечая, как глаза Элая загораются от возбуждения.

- Восстание, - соглашается Вик. - Я тоже слышал об этом.

- Сопротивление существует? - нетерпеливо переспрашивает Элай. - И Лоцман - его лидер?

- Возможно, - отвечаю я. - Но к нам это никаким образом не относится.

- Конечно же, относится! - сердито восклицает Элай. - Почему ты не рассказал остальным приманкам? Может быть, мы смогли бы что-то сделать!

- Что? - спрашиваю я устало. - Вик и я, мы оба слышали о Лоцмане. Но даже не знаем где он или она находится. И если бы знали, я не верю, что Лоцману удалось бы достичь чего-то, кроме смерти, и утянуть очень многих людей за собой.

Вик трясет головой, но вслух ничего не произносит.

- Но это могло бы дать им хоть какую-то надежду, - упорствует Элай.

- Что хорошего в том, если их надежду даже нечем поддерживать? - задаю ему вопрос.

Он упрямо стискивает зубы. - Но это ничем не отличается от того, что ты пытался сделать, когда заряжал оружие.

Он прав. Я вздыхаю. - Знаю. Но, в любом случае, говорить им о Лоцмане было бы не очень хорошей идеей. Это всего лишь история, рассказанная моим отцом. - Неожиданно, я вспоминаю, как мама рисовала иллюстрации, когда он рассказывал. И когда история о Сизифе заканчивалась, и краски высыхали, я всегда чувствовал, как он окончательно успокаивался.

- Я слышал о Лоцмане от кого-то у себя дома, - говорит Вик и делает паузу. - Что с ними случилось? С твоими родителями?

- Они погибли при обстреле, - сообщаю я ему. Сначала я думаю, что больше ничего не скажу. Но все же продолжаю. Мне придется рассказать Элаю и Вику о том, что случилось, чтобы они поняли, почему я не верю. - Мой отец обычно устраивал встречи для поселенцев.

Я вспоминаю, как это было волнительно каждый раз, когда все сидели рядом на скамьях и дружно общались. Их лица озарялись светом, когда отец входил в помещение. - Мой отец выяснил, как можно отключать порт в деревне, чтобы Общество не узнало об этом. По крайней мере, он так думал. Я не знаю, может, порт, по-прежнему, работал или кто-то донес Обществу об этих встречах. Но, когда начался обстрел, все люди оказались собраны в одном месте. И почти все погибли.

- Так это твой отец был Лоцманом? - благоговейно спрашивает Элай.

- Если и был, то он теперь мертв, - отвечаю я. - И утянул за собой всю деревню.

- Он не убивал их, - говорит Вик. - Ты не можешь винить его.

Я могу и виню. Но так же понимаю точку зрения Вика.

- Их убило Общество или враг? - через мгновение спрашивает Вик.

- Корабли, которые выглядели как вражеские, - говорю я. - Только представители Общества не появились, пока все не закончилось. Это было что-то новое. Раньше они хотя бы притворялись, что сражаются за нас.

- А где ты был, когда это случилось? - спрашивает Вик.

- Я был на плато, - отвечаю я. - Хотел посмотреть, как идет дождь.

- Как те приманки, которые пытались добыть снег, - говорит Вик. - Но ты не умер.

- Нет, - отвечаю я. - Корабли не заметили меня.

- Тебе повезло, - считает Вик.

- Общество не верит в удачу, - произносит Элай.

- Я думал, что это единственная вещь, в которую действительно верю, - отвечает Вик. - Есть везение, и есть невезение, нам же, кажется, никогда не везет.

- Это не правда, - протестует Элай. - Мы сбежали из Общества и достигли Каньона. Мы нашли карты в пещере и покинули местечко до того, как нас обнаружили.

Я ни с чем не соглашаюсь. Я не верю в Общество, или в Восстание, или в везение и невезение. Но я верю в Кассию. Если бы мне пришлось отвечать, есть ли нечто большее, во что можно верить, я бы сказал, что верю в то, есть это вообще или нет.

Прямо сейчас есть Я, и я собираюсь продолжать действовать.

- Вперед, - говорю остальным, сворачивая карту.

Наступают сумерки, и мы решаем разбить лагерь в пещере, отмеченной на карте. Когда мы протискиваемся через вход, фонарики высвечивают ряд рисунков и резьбу на стенах помещения.

Элай резко останавливается. И я понимаю, что он чувствует.

Я помню, как впервые увидел подобную резьбу. В том небольшом скальном разломе рядом с нашей деревней. Мама с отцом отвели меня туда, когда я был совсем маленьким. Мы пытались угадать, что могут означать эти символы. Отец упражнялся, перерисовывая знаки на землю. Это было до того, как он научился писать. Он всегда хотел учиться чему-нибудь и во всем искал смысл. В каждом символе, слове и в каждой детали. Когда он не мог найти смысла, то выдумывал его сам.

Но эта пещера восхитительна. Рисунки красочно переливаются, а резьба, выполненная в деталях, тянется по всей поверхности стен. В отличие от рисунков на земле, вырезанное на камне становится ярче на фоне окружающей темноты.

- Кто это сделал? - спрашивает Элай, нарушая тишину.

- Множество людей, - отвечаю я. - Рисунки выглядят более свежими. Похоже, что над ними поработали фермеры. А вот резьба древнее.

- Насколько древнее? - спрашивает Элай.

- На несколько тысяч лет, - отвечаю я.

Самые древние вырезанные фигуры изображают людей с широкими плечами и раскрытыми ладонями. Они выглядят сильными. Одна из них как будто тянется к небу. Я долго гляжу на эту фигуру, на вытянутую руку, и вспоминаю, когда в последний раз видел Кассию.

Общество пришло за мной рано утром. Солнце еще не взошло, а звезды почти погасли. Это было самое удобное время для того, чтобы арестовать меня.

Я очнулся в тот момент, когда они наклонились ко мне в темноте и открыли свои рты, чтобы сказать то, что говорили всегда: Бояться нечего. Пойдем с нами. Но я ударил их прежде, чем они вымолвили хоть слово. Я пролил их кровь до того, как они смогли увести меня и заставили обливаться кровью меня самого. Каждый инстинкт кричал: борись, и я боролся. Всего однажды.

Я боролся, потому что нашел свое успокоение в Кассии. Я знал, что могу найти отдых в ее прикосновениях, которые одновременно сжигали и очищали меня.

Но борьба не продлилась долго. Их было шестеро против меня одного. Патрик и Аида еще не проснулись.

- Веди себя тихо, - сказали офицеры с чиновниками. - Так будет лучше для всех. Или нам заткнуть твой рот?

Я покачал головой.

- Классификация всегда показывает истину, в конце концов, - сказал один из них остальным. - Предполагалось, что с ним будет легко; он вел себя послушно долгие годы. Но Отклоненный всегда остается Отклоненным.

Мы почти вышли за дверь, когда Аида увидела нас.

А потом мы шли вдоль темных улиц в сопровождении кричащей Аиды и Патрика, который что-то говорил, тихо, спокойно, но настойчиво.

Нет. Я не хочу думать об Аиде и Патрике и о том, что было потом. Я люблю их больше всего в этом мире, за исключением Кассии, и, если я когда-нибудь найду ее, мы вместе отыщем и их тоже. Но думать о них постоянно я не могу - эти родители дали мне приют и не получили взамен ничего, кроме еще больших потерь. Было очень мужественно с их стороны полюбить снова. Это заставляло меня думать, что я тоже мог бы полюбить.

Кровь на губах и синяки - скоро их все увидят. Голова опущена, руки скованны за спиной.

А потом.

Мое имя.

Она выкрикивала мое имя у всех на виду. Она не волновалась, что кто-то узнает о ее любви ко мне. Я тоже позвал ее по имени. Я смотрел на ее взъерошенные волосы, ее босые ступни, ее глаза, глядящие только на меня, а потом она указала на небо.

Я знаю, ты имела в виду, что всегда будешь помнить меня, Кассия, но я боюсь, что вдруг забудешь.

Мы расчищаем место для ночлега от мелких камней и травы. Некоторые из камней оказываются кремнем, вероятно фермеры припрятали их здесь, чтобы разжигать огонь. Я нахожу еще и кусок песчаника, почти идеально круглой формы, и тотчас вспоминаю о своем компасе.

- Ты думаешь, какие-то фермеры разбили здесь лагерь, когда покидали Каньон? - спрашивает Элай.

- Я не знаю, - отвечаю я. - Возможно. Это убежище выглядит так, будто сюда часто наведываются.

На полу видны следы обугленных кругов от старых кострищ, полустертые отпечатки ботинок и, тут и там, кости приготовленных и съеденных животных.

Элай быстро проваливается в сон, как и всегда. Он свернулся калачиком прямо под ногами высеченной фигуры, чьи руки высоко подняты.

- Итак, что ты взял с собой? - спрашиваю я Вика, вытаскивая рюкзак, в котором спрятал предметы из пещеры-библиотеки. Спеша покинуть местечко, мы хватали книги и бумаги, не имея особых шансов разглядеть их как следует.

Вик начинает смеяться.

- Что такое?

- Я надеюсь, ты выбирал лучше, чем я, - говорит он, показывая свою добычу. Он второпях захватил лишь стопку простых маленьких коричневых брошюр. - Они были похожи на те, что я однажды видел в Тане. Кажется, это те же самые книжки.

- Что же это? - спрашиваю я.

- Нечто вроде истории, - отвечает он.

- Тогда они еще могут оказаться ценными, - говорю я. - А если нет, я дам тебе что-нибудь из своей добычи, - у меня она получше. Я прихватил немного поэзии и две книги, полные историй, не включенных в список Ста. Я бросаю взгляд на рюкзак Элая. - Нужно спросить у Элая, когда проснется, что он взял с собой.

Вик листает страницы. - Подожди. Вот это интересно. - Он передает мне одну брошюру, открытую на первой странице.

Бумага мягкая, дешевая, массового производства, сделанная где-то на окраинах Общества на старом оборудовании, вероятно, украденная с участка реставрационной библиотеки. Я открываю брошюру и читаю при свете фонарика:

ВОССТАНИЕ: Краткая история нашего противостояния Обществу.

Восстание началось во времена Комитетов Ста.

В год перед началом отбора Ста лучших, показатель Ликвидации Рака сохранялся в пределах 85,1 процента. Это был первый случай неспособности улучшить показатели, с тех пор как начала функционировать комиссия по Ликвидации Рака. Общество отнеслось к этому со всей серьезностью. Хотя они знали, что полное улучшение невозможно во всех областях страны, но все же решили, что приблизиться к показателю в 100 процентов в некоторых районах – крайне важно. Они знали, что выполнение этой задачи потребует большого внимания и самоотверженности.

Они решили сосредоточить все усилия на увеличении рождаемости и физическом здоровье. Чиновники высших рангов проголосовали за сокращение таких развлечений, как поэзия и музыка. Но при этом оставили их оптимальное количество для того, чтобы улучшить общую культуру и удовлетворить потребность в познании искусства. Комитеты Ста, каждый для одного вида искусства, были сформированы, чтобы изучать предпочтения людей.

Это стало началом злоупотребления властью Обществом. Одновременно людей всех поколений лишили права голосовать за то, хотят ли они жить по правилам Общества или нет. Общество начало удалять Аномалий и Отклоненных из числа общего населения страны, изолировать или устранять тех, кто создавал больше всего проблем.

Одним из стихотворений, которые Общество не одобрило для списка Ста, было «Пересекая черту» Теннисона. Этот стих стал неофициальным паролем для членов сопротивления. Он содержит в себе два важных аспекта Восстания:

1. Лидер, называемый Лоцманом, руководит Восстанием, и

2. Те, кто принадлежит Восстанию, верят, что вернутся лучшие дни Общества – времена до отбора списков Ста.

Некоторые из Аномалий, сбежавших из Общества в ранние годы, присоединились к Восстанию. И теперь, несмотря на то, что Восстание существует во всех областях Общества, наибольшую силу оно сохраняет в Приграничных областях и Отдаленных провинциях. Особенно там, куда, с наступлением времен Ста, все в больших количествах отправляют Отклоненных.

- Ты ведь уже знал обо всем этом? - спрашивает Вик.

- Частично, - отвечаю я. - Мне известна часть про Лоцмана и Восстание. И, конечно же, я знал о Комитетах Ста.

- И об уничтожении Отклоненных и Аномалий, - продолжает Вик.

- Верно, - соглашаюсь я с горечью в голосе.

- Когда я услышал, как ты читаешь стих для того первого парня в воде, - говорит Вик. - Я подумал, может быть, ты расскажешь мне о том, что ты был членом Восстания.

- Нет, - отвечаю я.

- Даже несмотря на то, что твой отец был лидером?

- Нет, - я больше ничего не говорю. Я не был согласен с тем, что делал мой отец, но и не предавал его. Это еще одна зыбкая черта, и я не хочу быть пойманным на неверной стороне ее.

- Никто из остальных приманок не узнал эти слова, - продолжает Вик. - Я думал, что было больше Отклоненных, которые знали о Восстании, и рассказали о нем своим детям.

- Возможно, они были теми, кто просто знал, как убежать, пока Общество не начало отправлять нас в деревни, - предполагаю я.

- И фермеры не были членами Восстания, - говорит Вик. - Я-то думал, что ты именно поэтому ведешь нас к ним - чтобы мы присоединились к сопротивлению.

- Я не вел вас никуда, - возражаю я. - Фермеры знали о Восстании. Но не думаю, что они были его членами.

- Тебе известно не так уж много, - усмехается Вик.

Я натянуто смеюсь. - Да, - повторяю. - Не много.

- Я думал, у тебя более возвышенные цели, - задумчиво произносит Вик. - Например, собрать людей и привести их в ряды Восстания. Но, оказывается, ты ушел в Каньон, чтобы спастись самому и найти девушку, в которую влюблен. Вот и все.

- Вот и все, - соглашаюсь я. И это правда. Он может думать обо мне, что угодно, если так хочет.

- Ладно, тогда, - произносит Вик. - Спокойной ночи.

Когда я царапаю по камню кусочком агата, он оставляет четкий белый след. Этот компас, конечно же, не будет работать. Его нельзя открыть. Стрелка никогда не будет вращаться, но я в любом случае нацарапаю. Нужно найти еще кусок агата. Я лучше буду стирать его, выцарапывая рисунки, чем убивать.

Я заканчиваю работу над компасом, когда остальные еще спят. Когда все сделано, я поворачиваю его в руке так, чтобы стрелка, как я надеюсь, указывала на север, и тогда ложусь отдыхать. По-прежнему, ли Кассия хранит у себя тот настоящий компас, который сберегли для меня дядя с тетей?

Она снова стоит на вершине холма. В ее руке маленький кусочек золота - компас. На горизонте диск более яркого золота - восходящее солнце.

Она открывает компас и смотрит на стрелку.

На ее лице слезы, а волосы путает ветер.

На ней надето зеленое платье.

Юбка скользит по траве, когда она наклоняется, чтобы положить компас на землю. Когда она выпрямляется, ее руки пусты.

Ксандер стоит рядом и ждет. Он протягивает руку.

- Он ушел, - говорит ей Ксандер. - А я здесь. - Его голос полон печали. И надежды.

Нет, начинаю я, но Ксандер сказал правду. Меня там нет, действительно нет. Я всего лишь тень, наблюдающая с неба. Они настоящие. А я уже нет.

- Кай, - Элай трясет меня за плечо. - Кай, проснись. Что с тобой?

Вик щелкает кнопку фонарика и светит мне в глаза. - Тебе приснился кошмар, - говорит он. - Что ты видел?

Я трясу головой. - Ничего, - отвечаю, глядя на камень в своей руке.

Стрелка этого компаса застыла на месте. Не вращается. Не изменяется. Как и мы с Кассией – захваченные одной мыслью, одной идеей под этим небом. Одной правдой, чтобы удержаться на ногах, когда все остальное вокруг обращается в пыль.

Глава 16. Кассия

В моем сне он стоит на фоне солнца и поэтому выглядит темным, хотя я знаю, что для меня он является светом. - Кассия, - говорит он, и от нежности, звучащей в его голосе на моих глазах появляются слезы. - Кассия, это я.

Я не могу говорить; я протягиваю руки, смеюсь, плачу от счастья, что я не одинока.

- Теперь мне нужно уходить, - говорит он. - Будет очень ярко, но ты не закрывай глаза.

- Они открыты, - говорю я растерянно. Иначе как бы я смогла его увидеть? - Нет, - отвечает он. - Ты спишь. Но тебе нужно проснуться. Время пришло.

- Ты ведь не покидаешь меня, нет? - только об этом я могу думать, что он может уйти.

- Да, - произносит он.

- Нет, - прошу я его. - Пожалуйста.

- Тебе придется открыть глаза, - повторяет он, и я повинуюсь и просыпаюсь, глядя в небо, полное света.

Но Ксандера здесь нет.

Слезы – пустая трата влаги, уговариваю я себя, но все равно не могу сдержать их. Они ручьем текут по лицу, оставляя дорожки на запыленной коже. Я пытаюсь не зарыдать в голос; не хочу разбудить Инди, которая все еще спит, невзирая на солнце. После того, как вчера увидели помеченные голубыми линиями тела, мы целый день шли по высохшему руслу другого ущелья. Мы не видели никого и ничего.

Я прислоняю ладони к лицу и держу их так, чувствуя тепло своих собственных слез.

Я очень боюсь, думаю я. За себя, за Кая. Я подумала, что мы шли не по тому ущелью, так как не смогли найти ни следа Кая. Но, если они превратили его в пепел, я никогда не узнаю, где он был.

Я всегда надеялась, что найду его – все те месяцы, что я сеяла семена, и когда летела на том воздушном корабле без окон, сквозь ночь, и во время длинного перехода через Каньон.

Но теперь может получиться так, что искать уже нечего, бьется в голове навязчивая мысль. Может быть, Кай уже мертв, как и Восстание. Что, если Лоцман умер, и никто не занял его или ее место?

Я бросаю взгляд на Инди и ловлю себя на мысли – действительно ли она моя подруга? Вдруг она является шпионом, думаю я, посланным моей чиновницей, чтобы наблюдать, как я теряю силы и медленно умираю в этом Каньоне. Так что чиновница уже знает, что объект ее эксперимента прошел свой путь до конца и выбыл из игры.

Откуда берутся эти мысли? Я удивляюсь, и вдруг меня озаряет. Я больна.

Случаи заболевания очень редко встречаются в Обществе, но сейчас-то я нахожусь за его пределами. Мой мозг сортирует все возможные варианты: истощение, обезвоживание, психическое перенапряжение, скудная пища. Так и должно было случиться.

Я чувствую себя лучше, осознав этот факт. Если я больна, значит не в себе. И не должна верить этим мыслям о Кае и Инди, о Восстании. В голове такая путаница, что я забываю: моя чиновница – не та, кто начал этот эксперимент. Я вспоминаю тот блеск в ее глазах, когда она сидела во дворике музея в Ории и лгала мне. Она даже не знала, почему имя Кая появилось в базе данных для подбора пар.

Я делаю глубокий вдох. На мгновение, ко мне возвращается ощущение из сна о Ксандере, и я успокаиваюсь. - Открой глаза, - сказал он мне. Что Ксандер хотел, чтобы я увидела? Я оглядываю пещеру, в которой мы расположились на ночлег. Я вижу Инди, камни, мою сумку с таблетками внутри.

В некотором роде, синие таблетки я получила не от Общества, а от Ксандера, которому я доверяю. Я ждала достаточно долго.

Какое-то время я пытаюсь открыть упаковку, пальцы совсем не слушаются. Наконец, извлекаю первую синюю таблетку, кладу ее в рот и с трудом глотаю. Это первый раз в моей жизни, когда я приняла таблетку, по крайней мере, других случаев не припоминаю. Я мысленно рисую лицо дедушки, всего на мгновение, и он выглядит огорченным.

Я бросаю взгляд на углубление, где лежала таблетка, ожидая увидеть пустое место. Но там что-то есть – маленькая полоска бумаги.

Бумага из порта. Трясущимися руками я разворачиваю ее. Запечатанная в упаковке, она хорошо сохранилась, но скоро рассыплется под воздействием воздуха.

Род занятий: врач. Вероятность длительных командировок и продвижения в сфере медицины: 97,3 процента.

- О, Ксандер, - шепчу я.

Это часть официальной информации Обручения для Ксандера. Информации, которую я никогда не видела на микрокарте; все те факты, о которых, как я думала, уже знаю. Я смотрю на упаковку таблеток в своей руке. Как он сделал это? Как засунул клочок бумаги внутрь? И есть ли там еще?

Я представляю, как он распечатывает копию информации через порт, осторожно разрывает каждый лист по строчкам и придумывает, как упаковать их внутрь. Он, должно быть, догадывался, что я никогда не просматривала его микрокарту; знал, что я отвернулась от него и выбрала Кая.

Это напоминает мне о Кае и о листах бумаги, которые он передавал мне в Городке. Два мальчика, две истории, написанные на клочках и оставленные для меня. Слезы обжигают глаза, ведь историю Ксандера я обязана была знать.

Взгляни на меня еще раз, будто бы говорит он.

Я извлекаю еще одну таблетку из упаковки. Следующая строчка гласит: Полное имя: Ксандер Томас Кэрроу.

Возвращаются воспоминания – мое детство в Городке, я жду, когда Ксандер выйдет из дома, чтобы вместе поиграть.

- Ксандер. Томас. Кэрроу! - выкрикиваю я, перепрыгивая с камня на камень по мощеной дорожке. Тогда я была маленькая и часто забывала вести себя тихо, подходя к чужому дому. Имя Ксандера, думала я, приятно произносить. Оно звучало очень правильно. В каждом слове по два слога, в них идеальный ритм для марша.

- Не надо так вопить, - сказал тогда Ксандер. Он открыл дверь и улыбался мне. - Я уже здесь.

Я так скучаю по Ксандеру, что не могу удержаться и продолжаю вынимать таблетки – не затем, чтобы проглотить их, но чтобы прочитать, что говорят надписи:

Родился и жил в Кленовом городке.

Любимый вид спорта: плавание.

Любимый вид отдыха: игры.

Имя Ксандера Кэрроу заносилось сверстниками в список студентов, которыми они восхищаются, в 87,6 процентах случаев.

Любимый цвет: красный.

Вот это сюрприз. Мне всегда казалось, что его любимый цвет – зеленый. Чего еще я не знаю о нем?

Я улыбаюсь, ощущая прилив сил. Бросая взгляд на Инди, вижу, что она еще спит. Мне очень хочется заняться чем-нибудь, поэтому решаю выйти наружу и лучше рассмотреть то место, куда мы пришли в темноте.

На первый взгляд оно кажется широким и открытым участком ущелья, как и многие другие, усеянным пещерами и заваленным камнями, окруженным неровными скальными стенами. Но потом, когда я снова оглядываюсь, то замечаю, что одна из стен выглядит необычно.

Я пересекаю высохшее русло и прикладываю ладонь к скале. Складывается ощущение, что поверхность грубая и шершавая. Но это не совсем верно. Она безупречна.

Так же, как и Общество.

В его безукоризненности я вижу трещины. Я вспоминаю размеренное дыхание женщины, которая пела одну из Ста песен. А Кай сказал мне потом, что Общество знает, как нам нравится слушать их дыхание. Нам нравится сознавать, что они живые люди, но даже та человечность, которую они собой представляют – аккуратная и тщательно выверенная.

Мое сердце замирает. Если здесь присутствует Общество, тогда Восстания не существует.

Я иду вдоль стены, проводя по ней рукой, и ищу трещину, которая разделяет Общество и Каньон. Приближаясь к зарослям густо переплетенного кустарника, я замечаю, что на земле что-то лежит.

Это мальчик. Тот, который бежал с нами к Каньону, а взамен очутился в этом ущелье.

Он свернулся калачиком на боку. Глаза закрыты. Его кожа, волосы и одежда покрыты тонким слоем пыли, наметенной ветром. Его руки бледны, и в то же время красные от крови, как и то место на стене ущелья, которое он царапал и царапал и не смог проникнуть внутрь. Я закрываю глаза. Вид засохшей красной крови, кристалликов грязи в ущелье, заставляет меня вспомнить о сахаре и кроваво-красных ягодах на тарелке с пирогом у дедушки, и мне становится дурно.

Снова открываю глаза и смотрю на мальчика. Можно ли что-то сделать для него? Я наклоняюсь ближе и вижу, что его губы синего цвета. Так как меня никогда не обучали медицине, я практически ничего не знаю об оказании первой помощи. Он не дышит. Я проверяю точку на его запястье, где, как я знала, можно нащупать пульс, но его нет.

- Кассия, - шепчет кто-то, и я подскакиваю на месте.

Это Инди. Выдыхаю с облегчением. - Это тот самый парень, - сообщаю я.

Инди приседает рядом. - Он мертв, - говорит она. И смотрит на его руки. - Что он делал?

- Думаю, что он пытался пробраться внутрь стены, - отвечаю я, указывая. - Они сделали ее похожей на стену, но мне кажется, что это дверь.

Инди встает вместе со мной, и мы смотрим на окровавленную стену и руки мальчика. - Он не смог проникнуть внутрь, - констатирую я. - Тогда он принял синюю таблетку, но было уже слишком поздно.

Инди смотрит на меня, ее взгляд пристальный и испытующий.

- Нам нужно выбираться из этого ущелья, - говорю я. - Здесь присутствует Общество. Точно говорю.

Инди медлит. - Ты права, - произносит она через минуту. - Нам нужно вернуться в другое ущелье. Там, по крайней мере, есть вода.

- Ты считаешь, что мы сможем вернуться обратно и пересечь то место, откуда до этого убегали? - я невольно вздрагиваю, вспоминая тела, лежавшие на вершине Каньона.

- Мы можем подняться прямо здесь, - предлагает Инди. - Теперь у нас есть веревка. - Она указывает на корни деревьев, цепляющихся за стену ущелья и растущих там, где они обычно не способны расти. - Они сберегут нам время. - Она открывает свою сумку и тянется внутрь за веревкой.

Пока я наблюдаю за ее действиями, Инди вытаскивает веревку и закидывает ее на плечо, а затем что-то аккуратно перекладывает в сумке.

Осиное гнездо, думаю я. - Ты сохранила его, - говорю ей.

- Что? - испуганно спрашивает Инди.

- Твое осиное гнездо, - поясняю я. - Оно не повредилось.

Инди кивает головой, выглядя настороженной. Должно быть, я сказала что-то не так, но раздумывать над этим мне не хочется. Глубокая усталость накрывает меня с головой, и я ощущаю странное желание просто свернуться клубочком, как тот парень, и отдохнуть здесь же, на траве.

Оказавшись на вершине Каньона, мы не оглядываемся в ту сторону, где должны лежать тела. В любом случае, мы слишком далеко, чтобы увидеть хоть что-то.

Я не разговариваю. Инди тоже. Мы быстро пересекаем Каньон под холодным ветром и небом. Бег пробуждает меня и напоминает, что я все еще жива, что не могу прилечь и отдохнуть, и не важно, как сильно я этого желаю.

Кажется, что только мы с Инди остались единственными живыми душами в Отдаленных провинциях.

Инди перевешивает веревку на другое плечо. - Пойдем, - приговаривает она, и мы снова спускаемся в то первое ущелье, откуда начинали свой путь. Может, мы и не нашли здесь следов Кая, но, по крайней мере, тут есть вода, и никаких признаков присутствия Общества. Пока что.

Надежда выглядит, как отпечаток ботинка, как половина отпечатка, который кто-то небрежно оставил, ступив на хлипкую грязь, которая потом затвердела, обдуваемая вечерними и утренними ветрами.

Я стараюсь не думать о других отпечатках, которые видела в этих ущельях, уже окаменевших от долгого времени, так что остались только следы скелета кого-то, ранее бывшего живым. Этот след свежий. Мне придется верить в это. Придется верить, что здесь есть еще кто-то живой. И придется верить, что это может быть Кай.

Глава 17. Кай

Мы выбираемся из Каньона. И оставляем позади ущелья и местечко фермеров. Под нами простирается длинная и широкая равнина, покрытая золотисто-коричневой растительностью. Вдоль речного потока островками группируются деревья, а по другую сторону равнины возвышаются голубые горы с вершинами, покрытыми снегом. Снегом, который не тает.

В любое время года этим путем сложно проходить – а особенно сейчас, в самом конце зимы. Я понимаю, что наши шансы невелики, но все равно рад, что мы уже зашли так далеко.

- Это так далеко, - с дрожью в голосе произносит Элай, стоя рядом со мной.

- Возможно, не так уж далеко, как оно выглядит на карте, - отвечаю я.

- Давайте спустимся к ближайшей группе деревьев, - предлагает Вик.

- А это безопасно? - подняв глаза к небу, спрашивает Элай.

- Если будем осторожны, то да, - говорит Вик, уже начиная двигаться; его взгляд прикован к ручью. - Этот поток чем-то отличается от того, что мы видели в ущелье. Держу пари, рыба здесь водится крупная.

Мы приближаемся к первой группе деревьев. - Как много ты знаешь о рыбной ловле? - интересуется Вик.

- Ничего, - отвечаю. Я даже о воде мало, что знаю. Возле нашей деревни было не так много водоемов, за исключением тех, что искусственно наполняло Общество. А ручьи, протекающие в ущельях, не такие широкие и тихие, как в этих местах. Они меньше и быстрее. - А разве рыба не умерла уже? Вода ведь слишком холодная.

- Проточная вода редко когда замерзает, - объясняет мне Вик. Он приседает на корточки и заглядывает в воду, где что-то плавает. - Можно попробовать выловить вон тех, - говорит он возбужденно. – Зуб даю, что это форель. Она великолепна на вкус.

Я уже присел рядом с ним, пытаясь выяснить, что это за рыба. - Как же мы это сделаем?

- У них заканчивается нерест, - говорит Вик, - Они сейчас медлительны. Если подберемся как можно ближе, то сможем дотянуться и выловить их руками. Это, конечно, не настоящая рыбалка, - говорит он извиняющимся тоном. - И дома мы никогда не занимались этим. Зато у нас были удочки.

- А где это дома? - интересуюсь я у Вика.

Он смотрит на меня, раздумывая, но, возможно, полагает, что, раз уж я поведал ему, откуда родом, то и он может рассказать то же самое. - Я из Камаса, - говорит он. - Тебе стоит увидеть его. Горы там даже выше, чем здесь. - Он жестом указывает на плато. - А ручьи полны рыбы. - Затем он останавливается. Оглядывается на воду, в глубине которой что-то плавает.

Элай все еще сидит, низко склонившись, как я и велел ему. Мне до сих пор не нравится то, насколько открыто расположена эта равнина между Каньоном и горами.

- Ищи стремнину, - наставляет Вик Элая. - Это место в ручье, где вода мелкая и течение более сильное. Как здесь, например. А потом делаешь так.

Вик медленно и осторожно склоняется к самому краю потока. Он ждет. Потом скользит рукой под водой, рядом с рыбой, мало-помалу перебирая пальцами против течения, пока они не оказываются под брюшком рыбы. А затем резким движением выкидывает рыбу на берег. Она трепыхается, блестя чешуйками, заглатывая ртом воздух.

Мы все наблюдаем, как рыба умирает.

Той же ночью мы возвращаемся в Каньон, где не будет заметен дым от костра. Я использую кремень, чтобы разжечь огонь, приберегая спички, взятые у фермеров, на потом. Это первый настоящий костер, который мы развели, и Элаю нравится держать ладони над языками пламени. Огонь - это хитрая штука: он может обжечь, а может согреть. - Не подноси слишком близко, - предупреждаю Элая. Он кивает. Блики костра пляшут на стенах ущелья и окрашивают все в цвета заката. Оранжевый огонь. Оранжевый камень.

Мы неспешно готовим рыбу на тлеющих углях, так она дольше сохранится в нашем походе через равнину. Я наблюдаю за дымом, надеясь, что он рассеивается раньше, чем достигает вершины ущелья.

Приготовление всей рыбы займет несколько часов, утверждает Вик, поскольку вялить ее необходимо до полного иссушения. Но зато так она долго не испортится, а еда нам понадобится в любом случае. Мы выбирали, что важнее: уйти от тех, кто нас преследовал, либо пополнить запасы для похода, и еда, в конце концов, победила. Теперь, когда мы увидели, какое большое расстояние придется пройти, каждый из нас почувствовал дикий голод.

- Есть один вид рыб, который называют радужная форель, - задумчиво произносит Вик. – Большинство из них вымерло еще во времена Потепления, но я однажды поймал одну такую в Камасе.

- Она была такой же вкусной, как и эта? - спрашивает Элай.

- Конечно! - отвечает Вик.

- Ты ведь отпустил ее обратно в воду, не так ли? - спрашиваю я.

Вик усмехается. - Не смог бы съесть ее, - говорит он. – Ведь она была единственной радужной форелью, которую я когда-либо видел. Я подумал, что она, может быть, последняя оставшаяся рыба своего вида.

Я сажусь на корточки. Мой желудок полон и я чувствую себя свободным, далеким и от Общества, и от поселения фермеров. Ничего не отравлено. Проточная вода редко замерзает. Приятно сознавать эти два факта.

Я не бывал так счастлив с той поры, когда совершал восхождения на Холм. Я думаю, что у меня все же есть неплохие шансы вернуться к ней.

- Твои родители были офицерами до того, как их реклассифицировали? - спрашивает меня Вик.

Я смеюсь. Мой отец офицер? Моя мама? По ряду причин, это предположение нелепо. - Нет, - отвечаю я. - Почему ты так решил?

- Ты ведь знаешь об оружии, - продолжает он. - И о проводках в пальто. Я подумал, что кто-то из них научил тебя.

- Меня обучил этому отец, - отвечаю я. - Но он не был офицером.

- А он научился этому у фермеров? Или у повстанцев?

- Нет, - возражаю я. - Кое-чему он научился на своей работе в Обществе, - А большей частью самостоятельно. - А что насчет твоих родителей?

- Мой отец был офицером, - говорит он, и я совсем не удивлен. Это все объясняет: выносливость Вика, способность командовать, его слова о том, что пальто похожи на военную форму, и тот факт, что он когда-то жил на военной базе. По какой же причине произошла реклассификация такого отличного Гражданина – члена семьи офицеров?

- Моя семья мертва, - произносит Элай, когда становится ясно, что Вик больше не намерен ничего сообщать.

Хотя я и догадываюсь, что могло произойти, все равно мне ненавистно слышать, как он говорит об этом.

- Как это случилось? - спрашивает Вик.

- Мои родители заболели. Они умерли в медицинском центре, в столице. А затем меня увезли. Если бы я был Гражданином, кто-нибудь мог бы взять меня к себе. Но я не был таковым. У меня был статус Отклонение от нормы столько, сколько я себя помню.

Его родители заболели? И умерли? Такого не должно было произойти - и не происходило, как мне известно – с людьми в возрасте родителей Элая, даже, если они были Отклоненными. Такая ранняя смерть не случалась, если ты не жил в Отдаленных провинциях. Тем более не случалась в Центре. Я сделал вывод, что они могли умереть, как, видимо, подразумевал Элай, в какой-нибудь деревне.

Но Вик не выказывает удивление. Я не знаю, потому ли, что тем самым помогает Элаю, или потому, что и раньше слышал про такие вещи.

- Элай, мне очень жаль, - говорю я. Оказывается, мне повезло. Если бы сын Патрика и Аиды не умер, и Патрик не был так настойчив, меня бы никогда не отправили в Орию. Сейчас я мог бы уже быть мертв.

- Мне тоже жаль, - повторяет Вик.

Элай молчит в ответ. Он стремится подвинуться ближе к огню и прикрывает глаза, как будто разговор утомил его. - Я больше не хочу говорить об этом, - тихо произносит он. - Я просто хотел рассказать вам об этом.

Немного помолчав, я меняю тему. - Элай, - спрашиваю я. - что ты захватил из фермерской пещеры?

Элай открывает глаза и подтягивает к себе рюкзак, таща его по земле. - Они тяжелые, поэтому я не стал брать много, - говорит он. – Всего две. Но взгляните. Это книги, со словами и картинками. – Он открывает одну, показывая нам. Рисунок огромного крылатого создания с разноцветной спиной, которое извивается в небе над большим каменным домом.

- Кажется, отец рассказывал мне об одной из таких книг, - говорю я. - Это истории для детей. Они могли разглядывать картинки, пока родители читали им слова. А когда дети подрастали, то могли читать себе самостоятельно.

- Эти книги, наверное, были очень ценными, - предполагает Вик.

То, что выбор Элая будет трудно обменять, я это отлично представляю. Истории можно будет скопировать, но не картинки. Но, в тот момент, когда он хватал их, Элай и не думал о торговле.

Мы сидим возле тлеющих углей и читаем истории из-за плеча Элая. Попадаются слова, значение которых мы не знаем, но представляем общий смысл, глядя на картинки.

Элай зевает и закрывает книги. - Завтра можем еще поглядеть на них, - объявляет он решительно, и я усмехаюсь себе под нос, когда он упаковывает их в рюкзак. Как будто говорит нам, я взял эти книги, и вы сможете глядеть их на моих условиях.

Я поднимаю палку и начинаю писать на земле имя Кассии. Дыхание Элая замедляется, по мере того, как он засыпает.

- Я тоже кое-кого любил, - говорит Вик несколько минут спустя. - В Камасе. – Он прочищает горло.

История Вика. Никогда бы не подумал, что он расскажет ее. Но что-то такое витает в воздухе этой ночью, что заставляет нас говорить. Я выжидаю мгновение, чтобы быть уверенным, что задам правильный вопрос. Угли ярко вспыхивают и затухают. - Как ее звали? - спрашиваю я.

Пауза. - Лэни, - отвечает Вик. - Она работала на той базе, где мы жили. И она рассказала мне о Лоцмане. – Он снова откашливается. - Конечно же, я слышал о нем и раньше. Даже на базе люди задавались вопросом, мог ли один из офицеров быть Лоцманом? Но у Лэни и ее семьи был другой случай. Когда они говорили о Лоцмане, это значило для них гораздо больше.

Он кидает взгляд на то место, где я снова и снова писал имя Кассии на земле. - Хотел бы я уметь делать это, - говорит он. - В Камасе у нас не было ничего, кроме скрайбов и портов.

- Я могу научить тебя писать.

- Научи, - просит он. - Вот на этом. – Он придвигает ко мне кусочек древесины. Тополь, возможно, из тех посадок, где мы ловили рыбу. Я начинаю царапать на нем своим острым куском камня, не глядя на Вика. Рядом с нами спит Элай.

- Она тоже увлекалась рыбной ловлей, - рассказывает Вик. - Я встретился с ней у ручья. Она... - Вик умолкает на минуту. - Отец сильно разозлился, когда узнал об этом. Я и раньше видел, как он приходит в ярость. Зная, что могло случиться, я все равно поступил по-своему.

- Люди влюбляются, - говорю я хрипло. - Такое бывает.

- Но не Аномалия и Гражданин, - отвечает Вик. - И большинство людей не отмечают свою помолвку.

У меня перехватывает дыхание. У нее был статус Аномалия? И они праздновали помолвку?

- Это не одобрялось Обществом, - продолжает он. – Но, когда пришло время, я отказался быть среди Обрученных. И спросил у ее родителей, могу ли я заключить помолвку с ней. Они дали согласие. У Аномалий существует свой обряд. И никто не знает о нем, кроме них самих.

- Я не знал об этом, - произношу я, сильнее врезаясь агатом в дерево. Я не был уверен в том, что Аномалии, кроме тех, что в Каньоне, совсем недавно жили так близко к Обществу. В Ории не видели и не слышали ни об одном из них долгие годы, за исключением того, который убил моего кузена, первого сына Маркхемов.

- Я задал вопрос ее родителям в тот день, когда увидел радужную форель, - говорит Вик. – Я выловил ее из реки и увидел разноцветную радугу, сверкающую на солнце. Как только я разглядел, что это за рыба, тут же выпустил ее обратно. А когда рассказал об этом ее родителям, они посчитали это хорошим предзнаменованием. Знаком. Ты знаешь, что это значит?

Я киваю. Мой отец иногда говорил о знаках.

- Я до этого ни одной не видел, - говорит Вик. – Радужной форели, в смысле. И, в конце концов, оказалось, что это вовсе не было хорошим предзнаменованием. – Он глубоко вздыхает. – Всего две недели спустя, я услышал, что к нам наведывались чиновники. Я отправился ее искать, но она исчезла. И ее семья тоже.

Вик тянется за кусочком тополя. Я отдаю его, хотя и не закончил. Он вертит кусочек и изучает, как сейчас выглядит ее имя – ЛЭН – почти все линии прямые. Как зазубрины на ботинках. Внезапно я осознаю, что за отметки он делал все это время. Не дни, которые он прожил в Отдаленных провинциях, а время, прожитое без нее.

- Общество обнаружило меня до того, как я попал домой, - рассказывает Вик. - Прямо оттуда они увезли меня в Отдаленные провинции. - Он возвращает мне изрезанную древесину, и я снова принимаюсь за работу. Блики огня играют на агате, как, наверно, играло и солнце на чешуе форели, когда Вик выловил ее из воды.

- Что с твоей семьей? - спросил я Вика.

- Надеюсь, ничего, - отвечает он. - Меня Общество реклассифицировало автоматически, конечно же. Но я не был чьим-то отцом. С моей семьей все должно быть хорошо. - В его голосе слышится нерешительность.

- Уверен, что так оно и есть, - поддерживаю я его.

Вик смотрит на меня. - Серьезно?

- Если Общество избавляется от Отклоненных и Аномалий, это одно. А если хочет избавиться от того, кто был связан с ними, тогда остальных родных не трогает. – Именно на это я надеюсь - в таком случае с Патриком и Аидой тоже все будет в порядке.

Вик кивает, переводя дыхание. - Знаешь, что я подумал?

- Что? - спрашиваю я.

- Ты будешь смеяться, - отвечает Вик. - Но, когда ты рассказывал тот стих в первый раз, я даже не задавался вопросом, являешься ли ты членом Восстания. И также я надеялся, что ты пришел, чтобы вытащить меня оттуда. Мой личный Лоцман.

- Почему ты так думал? - интересуюсь я.

- У моего отца было высокое звание в Армии, - поясняет Вик. - Очень высокое. Я думал, что он непременно направит кого-нибудь, чтобы спасти меня. И я подумал, что это был ты.

- Прости, что не оправдал твоих ожиданий, - говорю я. Мой голос звучит холодно.

- Ты оправдал, - отвечает Вик. - Ты же вытащил нас отсюда, не так ли?

Не смотря ни на что, я чувствую легкое удовлетворение, когда Вик говорит это. Я улыбаюсь в темноте.

- Как ты думаешь, что с ней случилось? - спрашиваю я через некоторое время.

- Мне кажется, что ее семья сбежала, - отвечает Вик. – Аномалии и Отклоненные часто исчезали в наших местах, но не думаю, что это Общество забирало их всех. Возможно, ее семья ушла, чтобы попытаться найти Лоцмана.

- Ты считаешь, они нашли? - хотелось бы мне, чтобы я не говорил тогда так много о том, что Лоцмана, возможно, не существует.

- Я надеюсь на это, - говорит Вик. Теперь, когда история рассказана, его голос звучит опустошенно.

Я отдаю ему кусочек древесины, на котором вырезано ее имя. Минуту он разглядывает его, а затем кладет в карман.

- Итак, - произносит Вик. – Теперь давай подумаем о том, как нам перейти через эту равнину и добраться к тем, кого хотим найти. Я собираюсь продолжить идти вместе с тобой какое-то время.

- Тебе лучше перестать говорить все это, - прерываю я Вика. - Я здесь не главный. Мы просто работаем вместе. – Я гляжу на небо, усыпанное звездами. Непонятно, как они сияют и сгорают.

Мой отец хотел быть тем, кто все изменил и всех спас. Это было опасно. Но все они верили в него. Поселенцы. Моя мать. Я. Потом я вырос и понял, что он никогда бы не победил. Я перестал верить. Я не умер вместе с ним, потому что больше не ходил ни на какие собрания.

- Ладно, - говорит Вик. - Но все равно, спасибо тебе, что провел нас так далеко.

- И тебе, - отвечаю я.

Вик кивает. Перед тем, как уснуть, он вынимает свой собственный кусок камня и делает еще один надрез на ботинке. Еще один день, прожитый без нее.

Глава 18. Кассия

- Ты выглядишь уставшей, - говорит Инди. – Как думаешь, может, нам спускаться помедленнее?

- Нет, - отвечаю я. - Не нужно. - Если я остановлюсь, то никогда не смогу продолжить опять.

- Ты никому не сделаешь лучше, если умрешь на полпути, - сердито говорит она.

Я смеюсь. - Не умру. – Хотя я истощена, опустошена, испытываю жажду и боль, идея смерти кажется нелепой. Не могу я умереть именно тогда, когда, возможно, с каждым шагом подбираюсь все ближе к Каю. И, кроме того, у меня есть синие таблетки. Я улыбаюсь, представляя, что может быть написано на остальных полосках бумаги.

Снова и снова я ищу следы Кая. Хотя я не умираю, но, возможно, больна сильнее, чем думала, потому что нахожу знаки во всем. Мне кажется, что я вижу послание от Кая в узоре потрескавшейся грязи на полу ущелья, после того, как однажды прошел дождь, и земля затвердела, превратившись в то, что можно посчитать за буквы. Я приседаю на корточки, чтобы взглянуть на них. - Что ты видишь здесь? - спрашиваю я Инди.

- Грязь, - отвечает она мне.

- Нет, - настаиваю я. - Взгляни поближе.

- Узор кожи или чешуя, - говорит она, и на мгновение я настолько проникаюсь ее предположением, что замолкаю. Кожа или чешуя. Может быть, весь этот каньон - одна длинная извивающаяся змея, по которой мы идем, и когда достигнем конца, то наступим прямо ей на хвост. Или попадем ей в пасть, и она сожрет нас целиком.

Наконец, когда цвет неба над ущельем изменяется с голубого на розовато-голубой, и воздух густеет, я вижу настоящий знак.

Это мое имя, Кассия, вырезанное на коре молодого тополя, который приютился на клочке земли у излучины ручья.

Это дерево проживет не долго; его корни уже вылезли на поверхность, пытаясь уберечься от затопления. Он настолько аккуратно вырезал мое имя на коре, что оно выглядит почти, как часть самого дерева.

- Ты видишь это? - спрашиваю Инди.

Через мгновение она произносит: - Да.

Я так и знала.

Недалеко от ручья я замечаю небольшое поселение, густо заросший фруктовый садик с переплетенными стволами и золотистыми плодами, низко свисающими с деревьев. Глядя на яблоки, мне хочется сохранить несколько штук для Кая, как доказательство того, что я следовала за каждым его шагом. Мне необходимо найти что-то еще, что можно будет подарить ему, кроме стихотворения – у меня даже не хватает времени закончить его, подумать над нужными словами.

Потом я снова смотрю на землю рядом с тополем и вижу отпечатки ботинок, ведущие дальше вглубь ущелья. Сначала я их даже не заметила; они смешались со следами разных животных, приходивших к ручью на водопой. Но отпечатки обуви отчетливо выделяются среди следов лап с когтями и подушечками.

Инди лезет через забор, ограждающий сад.

- Пойдем, - уговариваю ее. - Нет причин оставаться здесь. Мы знаем, куда они ушли. У нас достаточно воды и таблеток.

- Таблетки не спасут нас, - отвечает Инди, срывая с дерева яблоко и надкусывая. - Нам нужно взять с собой хотя бы это.

- Но таблетки помогают, - возражаю я. - Я уже принимала одну.

Инди перестает жевать. - Ты приняла таблетку? Зачем?

- Да, приняла, - повторяю я. - Они очень хорошо помогают выжить.

Инди спешит ко мне и вручает яблоко. - Съешь это. Немедленно. Она качает головой. - Когда ты успела принять таблетку?

- В том, другом, ущелье, - говорю я, удивленная ее явной обеспокоенностью.

- Вот почему ты заболела, - констатирует Инди. - Ты серьезно не понимаешь, что ли?

- Не понимаю чего?

- Синие таблетки отравлены, - говорит она.

- Конечно же, они не отравлены, - возражаю я. Как странно. Ксандер никогда не дал бы мне что-то отравленное.

Губы Инди сжимаются в тонкую линию. - И все же отравлены, - утверждает она. - Не принимай их больше. – Она открывает мою сумку и кладет туда несколько яблок. - Что заставляет тебя думать, будто ты знаешь, куда нужно идти?

- Просто знаю, - отвечаю я, делая неопределенный жест в сторону следов. - Я сортирую знаки.

Инди глядит на меня и никак не может решить, верить мне или нет. Она думает, что я больна из-за таблетки, что теряю разум.

Но она видела мое имя на дереве и знает, что это не я вырезала его там.

- Я, по-прежнему, считаю, что тебе следует отдохнуть, - делает последнюю попытку Инди.

- Я не могу, - отвечаю я, и она видит, что это правда.

Вскоре после того, как мы покинули поселение, я слышу кое-что. Звук шагов позади. Я останавливаюсь недалеко от водоема.

- Здесь кто-то есть, - произношу я, поворачиваясь лицом к Инди. - Нас преследуют.

Инди настороженно смотрит на меня. - Думаю, ты слышишь то, чего на самом деле нет. Как тогда видела вещи, которых и не существовало вовсе.

- Нет же, - говорю я. - Послушай.

Мы обе застыли на месте, слушая звуки ущелья. Кругом тихо, не считая шелеста листвы, которую колышет ветер. Ветер утихает, и шелест прекращается, но я, по-прежнему, что-то слышу. Шаги на песке? Рука, задевающая камень, чтобы опереться? Какой-то звук. - Вот, - шепчу я Инди. - Ты должна была услышать это.

- Я не слышу ничего, - отвечает она, но заметно, что нервничает. - Тебе нехорошо. Возможно, нам стоит немного отдохнуть.

В ответ на ее слова я снова начинаю идти. Я прислушиваюсь к звукам позади нас, но все, что слышу, это трепет листьев на ветру.

Мы идем, пока не начинает темнеть, тогда зажигаем фонарики и снова продолжаем движение. Инди была права, сейчас я не чувствую, что за нами кто-то идет. Я слышу только свое дыхание, чувствую только себя, слабость в каждой жиле, в каждой мышце, в каждом шаге уставших ног. Я никому не позволю остановить меня теперь, когда так близко подобралась к Каю. Я приму больше таблеток. Не думаю, что Инди права насчет них.

Когда она не глядит, я открываю еще одну таблетку, но руки дрожат очень сильно.

Она падает на землю, вслед за ней шуршит крошечный листик. Тогда я вспоминаю. Записки Ксандера. Я хотела почитать их.

Бумагу подхватывает ветром, и кажется, она уже слишком далеко, и найти ее нет никакой возможности, так же, как иголку в стоге сена.

Глава 19. Кай

Я вскакиваю от грохота, раздающегося в небе.

Почему они начали обстрел так рано утром? думаю я в отчаянии. Сейчас светлее и позднее, чем мне показалось сначала. Должно быть, я устал.

- Элай! - выкрикиваю я.

- Я здесь!

- Где Вик?

- Он хотел пойти порыбачить пару часов, прежде чем мы уйдем, - отвечает Элай. - Он приказал мне остаться здесь и не будить тебя.

- Нет, нет, нет, - твержу я, и больше мы уже не можем ничего сказать, потому что шум моторов над головой слишком силен. Звуки выстрелов тоже другие. Мощные и тяжелые. Прицельные. Не похожие на тот мелкий дождик, какой бывал раньше. Этот звук больше напоминает град, глыбами летящий с неба.

Когда он умолкает, я не жду ни секунды, хотя и должен бы. - Оставайся здесь, - наказываю Элаю и бегу к равнине, потом ползу по траве, в направлении этого чертова ручья, чертова болота.

Но Элай следует за мной по пятам, и я позволяю ему. Доползаю до берега и не хочу смотреть.

Я верю в то, что вижу, поэтому, если я не вижу Вика мертвым, значит это не правда.

Вместо этого я смотрю на ручей, в котором что-то взорвалось. Зеленовато-коричневая болотная трава частично скрылась в грязи, напоминая длинные спутанные волосы утопленников.

Силой взрыва землю выбросило в ручей и перекрыло его ток, превратив в подобие бассейна. Маленький замкнутый участок реки, которой больше некуда течь.

Я прохожу несколько шагов вниз по течению, достаточно для того, чтобы увидеть - они сделали то же самое еще раз и еще, и так на всей протяженности реки.

Слышу, как рыдает Элай.

Потом поворачиваюсь и гляжу на Вика.

- Кай, - произносит Элай. - Ты можешь ему чем-нибудь помочь?

- Нет, - отвечаю я.

Что бы ни поразило его с такой силой, но Вик выглядит так, будто пролетел несколько метров; его шея была сломана. Должно быть, он умер мгновенно. Я знаю, что должен радоваться этому. Но не могу. Я заглядываю в эти пустые глаза, отражающие только синеву неба, в них не осталось ничего от самого Вика.

Что привело его именно сюда? Почему он не рыбачил под укрытием деревьев вместо этого открытого места?

Я нахожу причину в водоеме рядом с ним, пойманную в ловушку в неподвижной воде. И сразу узнаю, что это за рыба, хотя никогда прежде не видел ее.

Радужная форель. Она сверкает всеми цветами радуги в лучах солнца и борется за жизнь.

Видел ли ее Вик? Не поэтому ли вышел на открытое пространство?

Вода в бассейне становится темнее. Нечто – большая круглая сфера – лежит на дне водоема. Когда я подхожу ближе, то вижу, что сфера медленно выпускает токсические вещества.

Они не собирались убивать Вика. Они хотели уничтожить ручей.

Я наблюдаю, как форель переворачивается белыми брюшками кверху и всплывает на поверхность водоема.

Мертвая, как и Вик.

Хочется плакать и смеяться одновременно.

- У него что-то зажато в руке, - замечает Элай. Я приглядываюсь. Кусочек дерева, с вырезанным на нем именем Лэни. – Упал вместе с ним. - Элай тянется к ладони Вика и сжимает ее на мгновение. А затем скрещивает его руки на груди. - Сделай же что-нибудь, - обращается ко мне Элай со слезами, ручьем текущими по лицу.

Я отворачиваюсь и срываю с себя пальто.

- Что ты делаешь? - в ужасе спрашивает Элай. - Ты не можешь оставить его так.

У меня нет времени отвечать на его вопросы. Бросив пальто на землю, опускаю руки в ближайший водоем – тот, в котором плавает мертвая форель. Холод обжигает. Проточная вода редко замерзает, эта же теперь не движется вовсе. Обеими руками я начинаю вытаскивать сферу, которая не прекращает извергать отраву. Она тяжелая, но мне удается откинуть ее на берег, положив возле камня, а затем я начинаю искать следующую. Я не смогу очистить реку от всей грязи, которая перекрыла ее во многих местах, но зато могу убрать яд хотя бы из нескольких водоемов. В то же время понимаю, что это бесполезное занятие, как и все, что я делал до этого. Как и попытка вернуться к Кассии в Общество, желающее мне смерти.

Но я уже не могу остановиться.

Подходит Элай и тянется за мной в воду.

- Это очень опасно, - предупреждаю я его. - Вернись под защиту деревьев.

Вместо ответа, он начинает помогать вытаскивать сферу. Я вспоминаю, как Вик помогал мне закапывать тела, и позволяю Элаю продолжить.

На протяжении всего дня Вик разговаривает со мной. Я понимаю, что схожу с ума, но никак не могу перестать слышать его.

Он говорит все то время, пока мы с Элаем вытаскиваем сферы из воды. Снова и снова рассказывает его с Лэни историю. Я рисую в своем уме картинки, как он влюблялся в Аномалию. Объяснялся в любви Лэни. Разглядывал радужную форель и шел поговорить с родителями девушки. Как стоял при заключении помолвки. Улыбался, протягивая к ней руку, обещая счастье, не смотря на все преграды Общества. Возвращаясь, узнавал, что она исчезла.

- Перестань, - говорю я Вику, игнорируя удивленный взгляд Элая. Мысленно переключаюсь на своего отца. Он постоянно слышал голоса, звучащие в его голове, нашептывавшие ему: говори с людьми, попытайся изменить мир.

Вытащив столько сфер, на сколько хватило сил, мы с Элаем вместе копаем могилу для Вика. Дело продвигается медленно; не смотря на то, что земля рыхлая, мои мускулы ноют от изнеможения, и могила не так глубока, как хотелось бы. Элай упорно работает бок о бок со мной, его небольшие руки зачерпывают землю.

Закончив, мы опускаем Вика внутрь.

Он опустошил в лагере один из своих рюкзаков и взял его с собой, чтобы потом перенести улов. Внутри я нахожу одну мертвую рыбу с серебристой чешуей и тоже кладу ее в могилу. Мы накрываем Вика его пальто. Прореха над сердцем, где когда-то был серебряный диск, выглядит, как небольшая рана. Если Общество откопает его, они не узнают о нем никакой информации. Даже отметки на его обуви означают то, чего они понять не смогут.

Вик говорит со мной, пока я вырезаю фигурку рыбы из куска песчаника, чтобы поставить на его неглубокой могиле. Чешуя рыбы тускло-коричневого цвета. Радужная форель без своей радуги цвета. Не та настоящая, какую когда-то видел Вик. Но она – лучшее из всего, что я могу сделать. Я хочу оставить ее в память не только о том, что он умер, но также и о том, что он любил кого-то, и его любили в ответ.

- Они не убили меня, - говорит мне Вик.

- Нет? - переспрашиваю я, но так тихо, что Элай не слышит меня.

- Нет, - отвечает он, усмехаясь. - Я не умер, пока рыба еще жива, пока она плавает, мечет икру, выращивает мальков.

- Разве ты не видишь это место? - спрашиваю я Вика. - Мы пытались спасти их. Но они тоже медленно умирают.

А потом он умолкает, и я понимаю, что Вик действительно ушел, и желаю, чтобы голос снова зазвучал в моей голове. Я, наконец-то, понимаю, что, пока отец слышал эти голоса, он никогда не был одинок.

Глава 20. Кассия

Мое дыхание, кажется, нарушилось. Его звук – как будто мелкие волны плескаются о скалу и утомленно рокочут в надежде раствориться в камне.

- Поговори со мной, - прошу я Инди. Я замечаю, что она несет две сумки, две фляжки. Как такое случилось? Они мои? Я слишком утомилась, чтобы интересоваться этим.

- Что ты хочешь от меня услышать? - спрашивает она.

- Все, что угодно. – Мне нужно слышать что-то помимо моего собственного дыхания, моего уставшего сердца.

Каким-то образом, до того, как слова Инди превращаются в моих ушах в ничего не значащие звуки, я осознаю, что она говорит мне что-то, много чего; что она никак не может перестать говорить, когда понимает, что я далека от того, чтобы хоть что-то услышать. Хотела бы я суметь уделить больше внимания словам и суметь запомнить их. Но получается выхватить лишь несколько фраз:

Каждую ночь перед сном

И

Я думала, что все изменится после того, как

И

Я не знаю, сколько еще смогу верить

Это звучит почти как поэзия, и я снова думаю, смогу ли когда-нибудь закончить свое стихотворение для Кая. Найду ли правильные слова, когда, наконец, увижу его. Будет ли у нас с ним достаточно времени для чего-то большего, чем для начал.

Я хочу попросить Инди вытащить еще одну синюю таблетку из моего рюкзака, но, прежде чем успеваю произнести хоть слово, опять вспоминаю, что говорил мне дедушка: я достаточно сильная, чтобы не принимать таблетки.

Но, дедушка, кажется, я поняла тебя недостаточно хорошо, как мне подумалось сначала. Стихи. Мне казалось, я знаю, что ты имел в виду. Но которому именно стиху, ты хотел, чтобы я поверила?

Вспоминаю, что сказал дедушка, когда я взяла у него бумагу в тот последний раз. - Кассия, - прошептал он. - Я даю тебе то, чего ты пока не можешь понять. Но когда-нибудь обязательно поймешь. Лучше, чем кто-либо другой.

В мозгу порхает мысль, подобно одной из бабочек-траурниц, плетущих свои коконы на веточках и здесь, и в провинции Ориа. Эта мысль возникала у меня и раньше, но до конца оформилась только сейчас.

Дедушка, был ли ты когда-нибудь Лоцманом?

А потом другая мысль посещает меня, быстрая и мимолетная, которую я даже не успеваю толком ухватить, и покидает движениями легких крылышек.

- Я в них больше не нуждаюсь, - говорю я себе. В таблетках, в Обществе. Не знаю так ли это. Но, кажется, так должно быть.

А потом я вижу его. Компас, сделанный из камня, лежащий на уступе, точно на уровне глаз. Я поднимаю его, роняя при этом все остальное.

Сжимаю его в руке, пока мы идем, не смотря на то, что он весит больше, чем большинство вещей, брошенных мною на землю. Я думаю, Это хорошо, что он тяжелый. И думаю, Это хорошо, ведь он удержит меня на этой бренной земле.

Глава 21. Кай

- Скажи те слова, - просит меня Элай.

Мои руки трясутся от многочасовой работы. Небо позади нас темнеет. - Я не могу, Элай. Они ничего не значат.

- Произнеси их, - приказывает Элай, снова заливаясь слезами. - Сделай это.

- Не могу, - повторяю я, устанавливая песчаник-рыбу в изголовье могилы Вика.

- Ты должен сказать их, - настаивает Элай. – Должен, ради Вика.

- Я уже сделал все, что мог ради него, - отвечаю я. - Мы оба сделали. Мы попытались спасти ручей. А сейчас нам нужно идти. Он бы поступил точно так же.

- Теперь у нас не получится пересечь равнину, - говорит Элай.

- Мы будем держаться вблизи деревьев, - отвечаю я. - Пока еще не наступила ночь, попробуем пройти как можно дальше.

Мы возвращаемся и собираем наши вещи на стоянке у входа в ущелье. Когда заворачиваем вяленую рыбу, она оставляет серебристые чешуйки на наших ладонях и одежде. Мы с Элаем делим между собой еду из рюкзака Вика. - Тебе нужно что-то из этого? - спрашиваю я Элая, находя брошюры, взятые Виком.

- Нет, - отвечает он. - Мне больше нравится то, что выбрал я.

А я кладу одну из брошюр в свой рюкзак и оставляю остальные. Нет никакого смысла забирать их все.

Мы начинаем переход через равнину, шагая плечом к плечу в наступающих сумерках.

Потом Элай останавливается и оглядывается назад. Это ошибка.

- Нам нельзя задерживаться, Элай.

- Погоди, - говорит он. - Стой.

- Я не собираюсь останавливаться, - отвечаю я ему.

- Кай, - настаивает он. - Взгляни назад.

Я оборачиваюсь и в остатках вечерних сумерек вижу ее.

Кассия.

Даже издалека я узнаю ее: она стоит на вершине красных скал Каньона, и ветер треплет ее темные волосы. Она прекраснее, чем снег.

Не сон ли это?

Она указывает рукой в небо.

Глава 22. Кассия

Мы почти наверху; почти можем окинуть взглядом всю равнину.

- Кассия, стой, - окликает Инди, когда я уже хочу перебраться на ту сторону скал.

- Мы почти на месте, - отвечаю я. - Мне нужно посмотреть. – На протяжении последних часов я снова чувствовала в себе силы, в голове прояснилось. Хочется встать на самом высоком пике и попытаться увидеть Кая. Ветер холодный и освежающий. Так приятно ощущать его порывистое дуновение.

Я карабкаюсь на верхушку самой высокой скалы.

- Не надо, - кричит Инди откуда-то снизу. - Ты можешь упасть.

- Ох, - выдыхаю я. Сколько всего тут можно увидеть. Оранжевые скалы и равнина с коричневой травой, реки и голубые горы. Темнеющее небо, тяжелые облака, красное солнце и редкие холодные хлопья белого снега, падающего с неба.

Две маленькие темные фигурки, глядящие вверх.

Они смотрят на меня?

Это он?

С такого расстояния, есть только один способ выяснить.

Я поднимаю руку и указываю в небо.

Мгновение ничего не происходит. Фигура застыла на месте, и я застыла, холодная и напряженная, и...

Он бежит.

Я спускаюсь со скал, скольжу, чуть не срываясь, стараясь добраться до равнины. Хочется, думаю я, чтобы мои неуклюжие ноги двигались быстрее, хочется бежать, хочется сочинить целое стихотворение, хочется, чтобы компас был все еще со мной...

А потом я достигаю равнины и уже не желаю ничего, кроме того, что имею.

Кая, бегущего мне навстречу.

Никогда я не видела, чтобы он бегал так, как сейчас – быстро, свободно, решительно и безудержно. Он так прекрасен, его тело движется так естественно и правильно.

Он останавливается рядом со мной, так близко, что я вижу синеву его глаз и забываю о красном цвете моих рук и о зеленом цвете платья, в которое хотелось быть одетой.

- Ты здесь, - жадно и тяжело дыша, произносит он. Пот и грязь покрывают его лицо, он смотрит на меня так, будто я – то единственное, что ему необходимо видеть.

Я открываю рот, чтобы сказать да. Но времени хватает только на то, чтобы сделать вдох, прежде чем он преодолевает расстояние между нами. Все, что я осознаю, это поцелуй.

Глава 23. Кай

- Наше стихотворение, - шепчет она. - Расскажешь его для меня?

Касаюсь ее уха, губами провожу по шее. Ее волосы пахнут шалфеем. Ее кожа пахнет домом.

Но я не могу говорить.

Она первая вспоминает, что мы не одни. - Кай, - шепчет она.

Мы оба немного отстраняемся. В свете уходящего дня я замечаю, что ее волосы спутаны, а кожа загорела. Ее красота всегда причиняла мне боль. - Кассия, - хрипло говорю я. - Это Элай. - Когда она поворачивается к нему, и лицо ее озаряется, я понимаю, что даже не представлял, как сильно он похож на Брэма.

- Это Инди,- говорит она, жестом указывая на девушку, пришедшую с ней. Инди складывает руки на груди.

Пауза. Мы с Элаем переглядываемся. Понимаю, что оба думаем о Вике. Сейчас должен был наступить момент, когда мы представим его, но он ушел.

Всего лишь прошлой ночью Вик был жив. Этим утром он стоял у реки, наблюдая, как плещется в ней форель. Когда поднималось солнце, и краски становились ярче, он думал о Лэни.

Потом он умер.

Я указываю на Элая, который стоит очень прямо. - Утром нас было трое, - сообщаю я.

- Что произошло? - спрашивает Кассия. Ее рука сжимает мою ладонь, и я мягко пожимаю в ответ, стараясь не задевать порезы, которые ощущаю на ее коже. Через какие же испытания она прошла, чтобы отыскать меня?

- На нас напали, - рассказываю я. - Они убили нашего друга, Вика. И реку тоже.

Неожиданно я представил, как мы, должно быть, выглядим сверху. Мы стоим здесь, посреди равнины, открытые всем взорам. - Давайте уйдем обратно в Каньон, - предлагаю я. На западе, за горами, солнце медленно скользит за горизонт, почти исчезая и провожая день, сотканный из света и тьмы. Вика нет. Кассия здесь.

- Как вам удалось сделать это? - спрашиваю я, придвигаясь ближе к ней, когда мы спускаемся вниз, в Каньон. Она поворачивается, чтобы ответить мне, и горячее дыхание обжигает мою щеку. Мы сближаемся, снова целуясь, прикосновения наших рук и губ нежные и одновременно жадные. Я шепчу, лаская ее теплую кожу: - Как вы нашли нас?

- Компас, - поясняет она и вкладывает его в мою ладонь. К моему удивлению, это тот самый, который я сделал из камня.

- Так куда мы направимся теперь? - нерешительно спрашивает Элай, когда мы, наконец, достигаем того места, где устраивали привал еще с Виком. Здесь все еще пахнет дымом. Лучи наших фонариков вылавливают серебро осыпавшейся рыбьей чешуи. – Мы, по-прежнему, собираемся пересечь равнину?

- Нет, - отвечает Инди. - По крайней мере, не в ближайшие день-два. Кассия еще не совсем здорова.

- Теперь со мной все в порядке,- настаивает Кассия. Ее голос звучит решительно.

Я тянусь за кремнем в свой рюкзак, чтобы развести небольшой костер. - Думаю, этой ночью мы останемся здесь, - говорю я Элаю. - Остальное решим утром. - Элай кивает и, не дожидаясь моей просьбы, начинает собирать веточки для огня.

- Он так юн, - тихо произносит Кассия. - Это Общество отправило его сюда? - Да, - подтверждаю я и ударяю кремнем. Впустую.

Она кладет свою руку на мою, и я закрываю глаза. Когда я делаю вторую попытку, искры разлетаются с треском, и у нее перехватывает дыхание.

Элай приносит целую охапку тонких, сырых веток. Когда он подкладывает их в огонь, раздается потрескивание, и в ночном воздухе распространяется запах шалфея – острый и безудержный.

Мы с Кассией сидим так близко друг к другу, как только возможно. Она прижимается ко мне, а я обвиваю ее своими руками. Я не обманываю себя тем, будто удерживаю ее – она сама крепко держит меня – но, обнимая ее, я удерживаю себя в сознании.

- Спасибо тебе, - говорит Кассия Элаю. Я чувствую по голосу, что она смеется над ним, и он слабо улыбается в ответ. Он расположился именно на том месте, где прошлой ночью сидел Вик. Инди пододвигается, чтобы оставить больше места для Элая, наклоняясь ближе к огню и глядя на танец языков. Она бросает на меня взгляд, и я замечаю какую-то вспышку в ее глазах.

Я немного меняю положение тела, закрывая ей обзор своей спиной, и направляю луч фонарика таким образом, что он светит на руки Кассии. - Что случилось? - спрашиваю ее.

Она опускает взгляд. - Я протерла их веревкой, - поясняет она. - Мы забрались в другое ущелье, разыскивая вас, прежде чем снова вернуться сюда. Она бросает взгляд на остальных, улыбаясь им, и прижимается крепче ко мне. - Кай, - говорит она. - Мы снова вместе.

Мне всегда нравилось, как она произносит мое имя. - Я не могу поверить в это.

- Мне удалось найти тебя, - продолжает она. Она обнимает меня руками, проскальзывая под пальто, и я ощущаю ее пальцы на своей спине. Я делаю то же самое. Она такая хрупкая и маленькая. И сильная. Не каждый смог бы сделать то, что получилось у нее. Притягиваю ее еще ближе и ощущаю боль и облегчение от ее близости – чувство, которое запомнил еще со времен восхождений на Холм. И сейчас оно еще сильнее.

- Мне нужно кое-что сказать тебе, - шепчет на ухо Кассия.

- Я весь внимание, - отвечаю я.

Она делает глубокий вдох. - У меня больше нет твоего компаса. Того, который ты подарил мне в Ории. - Кассия торопится высказаться, и я чувствую, что она еле сдерживает слезы. - Я продала его одному архивисту.

- Все в порядке, - успокаиваю ее. Она здесь. После всего, что произошло, компас - не такая уж значимая потеря. И я дал его Кассии не затем, чтобы она хранила его для меня. Я подарил его для нее самой. И, тем не менее, меня одолевает любопытство. - Что ты получила взамен компаса?

- Не совсем то, что ожидала, - говорит она. - Я хотела получить сведения о том, куда увозят Отклоненных, и как туда добраться.

- Кассия, - начинаю я и умолкаю. Это было очень опасно. И, зная об этом, она все же попыталась. И ей не нужно, чтобы сейчас я напоминал про это.

- А вместо того, архивист дал мне одну историю, - продолжает она. - Сначала я подумала, что он обманул меня, и очень разозлилась – ведь все, что осталось у меня, чтобы найти тебя, были синие таблетки.

- Погоди, - прерываю ее. - Что за синие таблетки?

- От Ксандера, - отвечает она. - Я сохранила их, так как знала – они понадобятся нам, чтобы выжить в Каньоне. - Она глядит на меня, и не может понять, что написано у меня на лице. - Прости меня. Мне пришлось так быстро решать...

- Да нет же, я не о том, - говорю я, сжимая ее руку. - Синие таблетки это яд. Ты принимала их?

- Только одну, - отвечает она. - И я не верю, что они отравлены.

- Я пыталась объяснить ей, - вмешивается Инди. - Меня не было рядом, когда она приняла ее.

Я выдохнул. - Как же ты смогла продолжать двигаться? - спрашиваю я Кассию. - Ты ела что-нибудь? - она кивает. Я вынимаю несколько кусков хлеба из рюкзака. - Поешь сейчас, - предлагаю я. Элай тянется к своей сумке и тоже достает хлеб.

Кассия принимает еду от нас обоих. - Откуда ты знаешь, что таблетки отравлены? - с сомнением в голосе спрашивает она.

- Мне сказал об этом Вик, - поясняю я, стараясь не паниковать. - Общество всегда говорило нам, что, в случае какого-нибудь бедствия, синие таблетки спасут нас. Но это неправда. Вместо этого они парализуют. А потом ты умираешь, если помощь не приходит вовремя.

- Я все же не могу поверить этому, - произносит Кассия. - Ксандер никогда бы не дал того, что может причинить мне вред.

- Наверное, он не знал,- предполагаю я. - А может, думал, что ты используешь их для торговли.

- Если они действуют, то эффект должен сохраняться и сейчас, - говорит Инди. - Но, не смотря ни на что, ты все же продолжала идти. Я никогда не слышала, чтобы у кого-то получилось такое. Ты не остановилась до тех пор, пока мы не нашли Кая.

Мы все глядим на Кассию. Ее взгляд задумчив, она погрузилась в размышления.

Сортирует информацию. Ищет факты, чтобы объяснить случившееся, но я и так знаю ответ на вопрос: она сильна в том, чего даже Общество не смогло предугадать.

- Я съела только одну, - тихо произносит она. - А остальные растеряла. И полоски бумаги заодно с ними.

- Бумагу? - переспрашиваю я.

Кассия оглядывается, как будто внезапно вспоминает, где находится. - Ксандер вложил в упаковку с таблетками маленькие кусочки бумаги с напечатанным на них текстом. Они содержат информацию из его микрокарты.

- Как так? - удивляюсь я. Инди наклоняется вперед.

- Я понятия не имею, как у него получилось сделать что-то из этого – украсть таблетки и запечатать послания внутри упаковки, - отвечает Кассия. - Но он сделал это.

Ксандер. Я трясу головой. Всегда играет в свои игры. Конечно же, Кассия не совсем бросила его. Он ее лучший друг и, по-прежнему, ее Пара. Но он совершил ошибку, отдав ей таблетки.

- Ты вернешь их мне? - спрашивает Кассия у Инди. - Не таблетки. Только послания.

На секунду я замечаю что-то, промелькнувшее в глазах Инди. Вызов. Не знаю, может ей, действительно, нужны эти бумажки, или она просто не хочет объяснять свои действия. Но затем она тянется к своей сумке и вытаскивает что-то, завернутое в фольгу. - Вот, - произносит она. - Мне не нужно ни то, ни другое.

- Не расскажешь, что в них написано? - спрашиваю я, стараясь скрыть свою ревность. Инди кидает на меня проницательный взгляд, и я понимаю, что ее мне не одурачить.

- Просто такие вещи, как его любимый цвет и любимое занятие, - мягко говорит Кассия. Я знаю, что она тоже заметила фальшивые нотки в моем голосе. - Я думаю, ему было известно, что я ни разу не читала его микрокарту.

Как-то незаметно, беспокойство исчезает, и мне становится стыдно за себя. Ведь она прошла весь этот путь, чтобы найти меня.

- Тот парень в другом ущелье, - произносит Инди. - Когда ты сказала, что он прождал слишком долго, я подумала, ты имела в виду, что он ждал слишком долго, чтобы убить себя.

Кассия прикрывает рот ладонью. - Нет, - отвечает она. - Я имела в виду, что он ждал слишком долго, чтобы успеть принять таблетку, и не смог спастись, - Ее голос понижается до шепота. - Я же не знала. - Она в ужасе глядит на Инди. - Как ты думаешь, а он знал? Хотел ли он умереть?

- Что за парень? - спрашиваю Кассию. Как же много всего произошло, пока мы были разлучены.

- Тот, что убежал с нами в ущелья, - поясняет Кассия. - Он показал нам, куда вы ушли.

- Откуда же он узнал об этом? - спрашиваю я.

- Он был одним из тех, кого вы бросили, - резко произносит Инди. Она отодвигается от затухающего костра. Пламя едва освещает ее лицо. Широким жестом она обводит окружающее нас ущелье.

- Это ведь картина, не так ли? - задает она вопрос. – Под номером девятнадцать?

У меня уходит минута, чтобы понять, что она имеет в виду. - Нет, - отвечаю я. - Пейзаж выглядит похожим, но то ущелье гораздо больше этого. Оно находится дальше к югу. Я никогда его не видел, но мой отец знал людей, которые видели.

Я жду, что она скажет что-то еще, но она молчит.

- Тот парень, - продолжает Кассия.

Инди укладывается, собираясь отдыхать. - Нам нужно забыть о нем, - отвечает она. - Он умер.

- Как ты себя чувствуешь? - шепчу я Кассии. Я сижу, прислонившись спиной к скале. Ее голова покоится на моем плече. Я не могу уснуть. То, что Инди сказала насчет таблеток, с трудом может быть истиной, и Кассия выглядит вполне здоровой, но мне придется присматривать за ней всю ночь, чтобы удостовериться в том, что она в порядке.

Элай беспокойно ворочается во сне. Инди остается неподвижной. Не могу понять, спит она или подслушивает, поэтому разговариваю тихо.

Кассия не отвечает мне. - Кассия?

- Я так мечтала найти тебя, - тихо произносит она. - Обменивая компас, я пыталась добраться до тебя.

- Знаю, - отвечаю я. - И у тебя получилось. Не смотря на то, что они обманывали тебя.

- Но они не обманывали, - возражает она. - Не во всем, по крайней мере. Они дали мне историю, которая оказалась больше, чем просто историей.

- Что это за история? - спрашиваю я.

- Она похожа на те, что ты рассказывал мне о Сизифе, - говорит она. - Но там его называли Лоцманом, и в ней говорилось о мятеже. - Она прижимается теснее. - Мы не единственные. Здесь тоже есть нечто, называемое Восстанием. Ты когда-нибудь слышал об этом?

- Да, - отвечаю я, но не продолжаю. Не хочу говорить о Восстании. Она сказала, что мы не единственные, как будто это было таким уж хорошим делом. Но все, чего я желаю сейчас – это почувствовать, что мы с ней единственные в этом лагере. В Каньоне. Во всем мире.

Я провожу рукой по ее лицу, по изгибу щеки, что до этого пытался изобразить на камне. - Не беспокойся насчет компаса. У меня ведь теперь тоже нет того лоскута зеленого шелка.

- Они и его отобрали?

- Нет, - отвечаю я. – Он все еще там, на Холме.

- Ты оставил его там? - удивленно переспрашивает она.

- Я привязал его к ветке одного из деревьев, - поясняю я. - Не хотел, чтобы кто-нибудь забрал его.

- Холм, - произносит Кассия. Мы умолкаем на минуту, предаваясь воспоминаниям. А потом она говорит, с игривой ноткой в голосе: - Ты раньше никогда не рассказывал мне наше стихотворение.

Я склоняюсь ближе к ней и теперь могу говорить. Я шепчу, хотя часть меня хочет закричать. – Не уходи безропотно во тьму¹.

- Нет, - соглашается она: ее голос, ее кожа, она вся такая нежная этой сказочной ночью. А затем она крепко целует меня.

¹Томас Дилан – Не уходи безропотно

Глава 24. Кассия

Наблюдать за пробуждением Кая гораздо приятнее, чем за восходом солнца. Вот он спокоен и расслаблен, а в следующий момент я вижу, как он освобождается из темноты сна, возвращаясь к действительности. Его лицо меняется, губы шевелятся и глаза открываются. А затем появляется солнечная улыбка. В тот же миг он склоняется надо мной, и я тянусь навстречу, охваченная теплом, когда наши губы встречаются.

Мы обсуждаем стихотворение Теннисона, как мы оба запоминали его, и как Кай видел меня, читающей его в лесах провинции Ориа. Он слышал, будто этот стих раньше был паролем; слышал давно, когда был маленьким, и, совсем недавно, - от Вика.

Вик. Мягким голосом Кай рассказывает о своем друге, который помогал ему хоронить ребят, и о девушке по имени Лэни, в которую Вик был влюблен. Затем, жестким и холодным тоном Кай затрагивает историю своего побега и то, как он бросил остальных поселенцев. Он безжалостно обличает себя и свои поступки. Но я вижу не тех, кого он оставил, а того, кого взял с собой. Элая. Кай сделал то, что было в его силах.

Я пересказываю ему версию Инди о Лоцмане, и кое-что о том парнишке, который исчез в другом ущелье Каньона. - Он что-то искал, - говорю я и спрашиваю себя, знал ли он, что именно было за стеной Общества в том ущелье. - И погиб.

В заключение, я рассказываю Каю о помеченных голубыми линиями Аномалиях на вершине Каньона, и о моих предположениях, что они были членами Восстания.

Потом мы замолкаем. Потому что понятия не имеем, о чем говорить еще.

- Итак, в этих ущельях присутствует Общество, - произносит Кай.

Глаза Элая распахиваются. - Оно присутствует даже в нашей одежде.

- Что ты имеешь в виду? - спрашиваю я, и тогда Кай с Элаем рассказывают нам о проводках, которые дают нам тепло и записывают данные о нас.

- Я свои отсоединил, - говорит Кай, и я начинаю понимать, откуда эти прорехи на ткани его пальто.

Я бросаю взгляд на Элая, который сложил руки на груди, как будто защищаясь. - Я оставил свои, как есть, - поясняет он.

- Ничего страшного, - успокаивает Кай. - У тебя есть право выбора. - Он смотрит на меня, словно спрашивая, как поступлю я сама.

Улыбаясь ему, я стаскиваю свое пальто и протягиваю ему. Кай забирает его, не отрывая глаз от меня, стоящей перед ним, будто никак не может поверить в то, что видит. И я тоже не отвожу взгляда. Его губы изгибаются в улыбке, а затем он расстилает пальто на земле и делает надрезы на ткани быстрыми, уверенными движениями.

Закончив работу, Кай подает мне пучок голубых проводков и небольшой серебряный диск.

- А что вы сделали со своими дисками? - спрашиваю я.

- Сожгли, - отвечает он.

Я киваю головой и тут же начинаю копать в грязи, чтобы спрятать свой диск. Закончив, я поднимаюсь. Кай поддерживает мое пальто, и я снова закутываюсь в него. – Тебе, по-прежнему, должно быть тепло, - говорит он. - Я не тронул ни одного красного проводка.

- А как насчет тебя? - спрашивает Элай Инди.

Она трясет головой. - Я все оставлю на месте, как и ты, - Элай слегка улыбается, когда она произносит эти слова.

Кай кивает. Он даже не выглядит удивленным.

- Что теперь будем делать? - интересуется Инди. - Я не уверена, что мы должны пытаться перейти равнину после того, что случилось с вашим другом.

Элай вздрагивает от ее грубоватой прямоты, а голос Кая, когда он начинает говорить, звучит сдержанно. - Да, это так. Они вполне могут вернуться, а если и нет, то вода здесь все равно теперь отравлена.

- Хотя мы и вытащили некоторую долю отравы, - добавляет Элай.

- Зачем? - не понимает Инди.

- Затем, чтобы попытаться спасти реку, - отвечает Кай. - Но это было глупо.

- Нет, не глупо, - возражает Элай.

- Мы вытащили не достаточно этих сфер для того, чтобы ощутить хоть какую-то разницу.

- Нет, достаточно, - упрямится Элай.

Кай тянется в свой рюкзак и разворачивает карту, прекрасную вещь, разукрашенную и испещренную пометками. - Мы сейчас здесь, - говорит он, показывая на точку на самом краю Каньона.

Я не могу сдержать улыбку. Мы здесь, и мы вместе. Мы все же сумели встретиться вновь, в этом большом, сумасшедшем мире. Я вытягиваю руку и веду пальцем по дороге, по которой шла, чтобы догнать его, пока не сталкиваюсь с его рукой на карте.

- Я пытался отыскать путь к тебе, - поясняет Кай. - Хотел перейти равнину и каким-нибудь образом вернуться назад в Общество. Мы прихватили с собой некоторые вещи из местечка фермеров, чтобы было чем торговаться.

- Это то старое заброшенное поселение? - спрашивает Инди. - Мы тоже проходили через него.

- Оно не заброшено, - говорит Элай. - Кай видел, как там горел свет. Кто-то остался.

Я задрожала, вспоминая то ощущение преследования, которое сопровождало меня в дороге. - А что ты взял оттуда? - задаю вопрос Каю.

- Эту карту, - отвечает он. - И это. - Он снова тянется в рюкзак и передает мне что-то еще - книги.

- Ох, - произношу я, вдыхая их запах, пробегая пальцами по корешкам. - А у них осталось еще что-нибудь?

- У них есть все, - отвечает Кай. - Рассказы, истории, все, что только можно себе представить. Они хранили их на протяжении многих лет в пещере, в стене ущелья.

- В таком случае, давайте вернемся, - решительно предлагает Инди. - Теперь оставаться на равнине небезопасно. И нам с Кассией тоже нужно иметь что-то для торговли.

- Мы так же смогли бы пополнить запасы еды, - добавляет Элай. Потом он хмурится. - Но тот свет...

- Мы будем осторожны, - настаивает Инди. - Это будет правильнее, чем прямо сейчас пытаться пересечь равнину.

- Что ты думаешь? - спрашивает меня Кай.

Мне на память приходит тот день в Ории, когда я пришла в библиотеку реставрации: тогда работники потрошили книги, и страницы разлетались по сторонам. И сейчас я представляю, как листы взмывают в воздух, проносятся мимо, пролетают целые мили, пока не оседают где-то в безопасности, скрытые от глаз. Другая мысль возникает в голове: среди сохраненных вещей фермеров могут быть даже сведения о Восстании. - Я хочу увидеть все их слова, - прошу я Кая, и он согласно кивает.

Уже ночью, Кай с Элаем показывают нам место привала, которое мы с Инди даже не заметили, когда искали выход из Каньона. Это пещера, оказавшаяся внутри широкой и просторной; когда Кай освещает помещение своим фонариком, у меня перехватывает дыхание. Оно все разрисовано.

Я никогда не видела подобных картин – они, действительно, настоящие, в отличие от тех, что мы смотрели через порт, или напечатанных на листах бумаги. Как много живых красок. Какая богатая гамма цвета – рисунки украшают стены, ими покрыт весь потолок. Я поворачиваюсь к Каю. - Но, как? - спрашиваю у него.

- Должно быть, это дело рук фермеров, - отвечает он. - Они знали, как сделать краски из растений и минералов.

- А еще есть? - спрашиваю я.

- Там, в местечке, многие дома разукрашены рисунками, - подтверждает Кай.

- А это что такое? - интересуется Инди. Она указывает на другое произведение искусства на дальней стене пещеры – вырезанные изображения диких, примитивных фигур, застывших в движении.

- Они более древние, - говорит Кай. - Но тематика у них та же.

Он прав. Работы фермеров менее грубые и более утонченные: целая стена изображает девочек в красивых платьях и юношей в ярких рубашках и с голыми ступнями. Но движения людей повторяют те, что на более ранних гравюрах.

- Ох, - шепчу я. - Как думаешь, они нарисовали банкет Обручения? - как только я произношу эти слова, тут же осознаю, что это глупость. Здесь у них не проводились банкеты Обручения.

Но Инди не смеется надо мной. В ее глаза отражается все: тоска, злость, надежда, когда она проводит пальцами по стенам, рисункам.

- Что они делают? - спрашиваю я Кая. – На обеих группах фигуры... движутся. - У одной из девушек руки подняты высоко над головой. Я поднимаю свои руки вслед за ней, стараясь повторить ее движения.

Кай глядит на меня таким взглядом – печальным и, в то же время, полным любви, – какой бывает у него, когда он знает что-то, чего я не знаю, как будто что-то украл у меня.

- Они танцуют, - говорит он.

- Что? - не понимаю я.

- Как-нибудь я покажу тебе, - обещает он, и его голос, нежный и глубокий, пробирает меня до дрожи.

Глава 25. Кай

Моя мама умела петь и танцевать, и каждую ночь она выходила полюбоваться на заход солнца. - В большинстве провинций не бывает таких красивых закатов, как здесь, - говорила она. Мама во всем умела найти хорошую сторону и использовала для этого всякий удобный случай.

Она верила в моего отца и посещала его собрания. Он ходил с ней по пустыне после бурь и продолжал быть с ней, пока она искала ложбины, заполненные дождевой водой, и рисовала свои картины. Он всегда хотел делать вещи, которые жили бы долго. А она всегда понимала, что те вещи, которые делает она, рано или поздно исчезнут.

Когда я вижу Кассию танцующей и не понимающей, что именно она делает – кружится и кружится в полном восторге, разглядывая картины и фигуры на стенах пещеры – я начинаю понимать, что мои родители оба верили в то, что делали.

Это прекрасно и это реальность, но наше совместно проведенное время может оказаться таким же быстротечным и мимолетным, как тот снег на плато. Мы можем попытаться все изменить, либо просто со всей возможной пользой использовать отведенное нам время.

Глава 26. Кассия

Кай оставляет один фонарик включенным, поэтому мы можем видеть друг друга, пока разговариваем. Когда Элай с Инди улеглись спать, и мы с Каем остаемся вдвоем, он выключает свет, чтобы сберечь энергию. Девочки на стенах пещеры танцуют, отступив в темноту, поэтому мы, действительно, остаемся наедине.

Кажется, что воздух в пещере вокруг нас тяжелеет.

- Одну ночь, - произносит Кай. В его голосе я слышу звуки Холма. Я слышу дуновение ветра на Холме, и как густой подлесок ветвей цеплял нас за рукава, и как звучал его голос, когда он впервые сказал, что любит меня. Раньше мы могли украсть время у Общества. Мы можем сделать это снова, хотя времени у нас будет не так много, как мы хотим.

Я закрываю глаза и жду.

Но он не продолжает. - Идем со мной наружу, - шепчет Кай, и я чувствую его ладонь на моей руке. – Совсем недалеко. Я не могу его видеть, но зато слышу сложную смесь эмоций в его голосе и ощущаю ее в прикосновениях. Любовь, волнение и что-то необычное, со сладко-горьким привкусом.

Выйдя из пещеры, мы с Каем прошлись немного по тропинке. Я прислоняюсь к скале, а он встает напротив, положив руку на мою шею, проскользнув под волосы и воротник пальто. Его ладонь загрубела от порезов и мозолей, но прикосновение получается нежным и теплым. Ночной ветер завывает в ущелье, но тело Кая укрывает меня от холода.

- Одну ночь... - снова напоминаю ему. - Что там было дальше в рассказе? - Это не рассказ, - тихо произносит Кай. - Я хотел сказать тебе кое-что.

- Что? - наши силуэты вырисовываются на фоне неба, изо рта вырываются облачка холодного пара, а голоса звучат приглушенно.

- Одна ночь, - повторяет Кай. – Тебе не кажется, что этим все сказано?

Я молчу. Он придвигается ближе, и его щека касается моей, в его дыхании аромат шалфея и сосны, пыли и свежей воды и его самого.

- Хоть на одну ночь, можем ли мы подумать друг о друге? Не об Обществе или Восстании, или даже о наших семьях?

- Нет, - отвечаю я.

- Что нет? - пальцы одной его руки запутываются в моих волосах, а другой он притягивает меня к себе еще ближе.

- Нет, я не думаю, что мы можем, - говорю я. - И нет, тут еще есть о чем поговорить.

Глава 27. Кай

Раньше, я никогда не давал названий тому, что сочинял

не было причин

а сейчас

я бы всем своим сочинениям давал лишь одно название

«Для тебя»

но это сочинение я хочу назвать

одна ночь

этой ночью

когда мы позволили миру принадлежать только мне и тебе

когда стояли, а он кружился

зеленым, и синим, и красным

музыка закончилась

но мы

продолжали

петь нашу песню.

Глава 28. Кассия

Когда солнце встает над Каньоном, мы снова готовы двинуться в путь. Тропа настолько узкая, что мы предпочитаем идти гуськом, хотя Кай держится рядом со мной, его рука касается моей поясницы, а наши пальцы цепляются и переплетаются при каждом удобном случае.

Никогда раньше с нами не случалось подобных вещей: целая ночь разговоров, поцелуев и объятий; и в голове засела мысль, что этого больше никогда не случится снова, и не останется скрытым там, где должно, даже этим прекрасным солнечным утром в Каньоне.

Когда остальные проснулись, Кай поделился с нами планами дальнейших действий: вернуться в местечко ближе к ночи и попытаться проникнуть в один из домов, стоящих как можно дальше оттуда, где он видел свет. А затем понаблюдать. Если, по-прежнему, будет светить только один фонарь, тогда утром мы попытаемся подобраться поближе к тому месту. Кай считает, что нас будет четверо против одного или двух из них.

Конечно же, не стоит забывать, как молод Элай.

Я оглядываюсь в его сторону. Он не замечает взгляда. Идет с опущенной головой. Не смотря на то, что я видела его улыбающимся, я знаю - потеря Вика тяжелым грузом легла на них обоих. - Элай хотел, чтобы я прочитал стихотворение Теннисона над могилой Вика, - рассказал мне Кай. - Но я не смог.

Шествуя во главе нашей маленькой колонны, Инди перекладывает свою сумку и оглядывается, проверяя, следуем ли мы за ней. Мне становится интересно, что бы случилось с ней, если бы я умерла. Плакала бы она по мне, или покопалась бы в моих вещах, взяв все, что необходимо, и пошла бы дальше?

Мы прокрадываемся в поселение в сумерках, с Каем во главе.

В прошлый раз я не успела ничего внимательно разглядеть, а теперь эти домишки интригуют меня, пока мы быстро передвигаемся вниз по улице. Должно быть, люди строили каждый дом по отдельности, кому как нравится. И они, наверно, ходили друг другу в гости, переступая порог дома в любое удобное для них время. На это указывают вытоптанные тропинки, так не похожие на те, что были в Городке; здесь они не ведут напрямую от двери к тротуару. Они извиваются, опутывают землю паутиной, связываются друг с другом во многих местах. Люди не оставляли их на долгое время, они приходили в гости и уходили, поэтому тропинки не успевали зарастать. Я отчетливо вижу их там, на земле. Я почти слышу в ущелье отголоски их окликов: здравствуйте, до свидания. Как поживаете?

Мы вчетвером пробираемся в крохотный обветшалый домик с перекошенной от сырости дверью. - Думаю, что нас никто не заметил, - произносит Кай.

Я едва слышу, что он говорит. Я уставилась на картины, нарисованные на стенах дома. Фигуры, очевидно, нарисованы не той рукой, что в пещере, но они так же прекрасны. За их спинами нет крыльев. Они не выглядят удивленными, застыв в полете. Их глаза не смотрят в небо, вместо этого они уставились вниз на землю, как будто хотят сохранить ее вид на долгую память в будущем.

И, тем не менее, я, кажется, узнаю их.

- Ангелы, - говорю я.

- Да, - подтверждает Кай. - Некоторые фермеры до сих пор верят в них. По крайней мере, люди во времена моего отца верили.

Тьма немного сгустилась, и ангелы позади нас превратились в тени. А потом Кай замечает его, в маленьком домике через дорогу от нас. Он указывает нам на свет. - Горит в том же доме, что и предыдущей ночью.

- Хотел бы я знать, что происходит там внутри, - высказывается Элай. - Как вы думаете, кто там находится? Воры? Как думаете, они грабят дома?

- Нет, - отвечает Кай. Он бросает на меня взгляд сквозь туман ночи. - Думаю, это их дом.

Мы с Каем стоим ближе всех к окну, наблюдая, поэтому первыми замечаем человека.

Он выходит из дома, в одиночестве, что-то неся в руках. Идет по траве, по ближней к нам тропинке, в направлении группы деревьев, которые я заметила, еще, когда проходила здесь в первый раз. Кай жестом призывает нас сохранять тишину. Инди с Элаем подходят к другому окну, выходящему на фасад дома, и тоже выглядывают наружу. Мы все осторожно наблюдаем, не высовываясь за края подоконников.

Этот человек высокий и сильный; темноволосый и смуглый. Чем-то он напоминает мне Кая: та же смуглая кожа, такие же спокойные движения. Только он выглядит очень усталым и не замечающим вокруг ничего, кроме своей ноши, и в тот же миг я понимаю, что это девочка.

Ее темные волосы струятся по рукам человека, и одета она в белое платье. Цвет чиновников, но девочка, естественно, никакой не чиновник. Симпатичное платье, как будто она приготовилась пойти на банкет, хотя слишком молода для этого.

И слишком неподвижна.

Я закрываю рот ладонью.

Кай бросает на меня мимолетный взгляд и кивает. В его глазах печаль, усталость и понимание.

Девочка мертва.

Перевожу взгляд на Элая. Как он там? И тут же вспоминаю, что он повидал в своей жизни гораздо больше смертей, что сейчас. Возможно, он даже видел мертвого ребенка.

Но я-то не видела. Глаза наполняются слезами. Такая юная, такая крохотная. Почему?

Мужчина мягко опускает ее на землю, на пожухлую траву под деревьями. Какой-то звук, принесенный каньонным ветром, достигает наших ушей. Пение.

Похороны занимают долгое время.

Пока мужчина роет могилу, неспешно и настойчиво, снова начинается дождь. Не ливень, а мелкий моросящий дождик, разводящий кругом грязь, и я думаю, зачем он принес девочку с собой. Может быть, хотел, чтобы вода умыла ее лицо, в последний раз.

А может, он просто не захотел оставаться в одиночестве.

Я больше не могу это выдерживать. - Нам нужно выйти и помочь ему, - шепчу я Каю, но он мотает головой.

- Нет, - отвечает. - Не сейчас.

Человек выбирается из ямы и подходит к девочке. Но не спешит опускать ее в могилу; он подносит ее и опускает на землю рядом.

Теперь я замечаю голубые линии на его руках.

Он тянется к девочке и берет ее за руку.

Что-то вытаскивает. Голубую краску. И наносит ее на кожу ребенка. Дождь смывает краску, а мужчина снова рисует, и снова, и снова. Не могу понять, поет ли он все еще. Наконец, дождь прекращается, и краска остается на коже.

Элай больше не смотрит. Он сидит, прислонившись спиной к стене под окном, и я ползу к нему через всю комнату, чтобы присесть рядом, стараясь, чтобы мужчина не заметил моих передвижений. Я обвиваю Элая рукой, и он прижимается ко мне.

Инди и Кай продолжают наблюдать.

Так молода, снова думаю я. Я слышу звук тук-тук, и не могу понять, бьется ли это мое сердце или комья земля летят, укрывая маленькую девочку в ее могиле.

- Теперь я пойду, - наконец, шепчет Кай. - Все остальные, ждите здесь.

Я поворачиваюсь, удивленно глядя на него. Вытягиваю голову, чтобы снова видеть происходящее за окном. Человек завершил погребение. Он поднимает плоский серый камень и опускает его на свежий могильный холмик. Я не слышу пения. - Нет, - шепчу я.

Кай смотрит на меня, удивленно подняв брови.

- Не нужно, - прошу я. - Давай подождем до завтра. Поглядим, что он еще сделает.

Голос Кая звучит мягко, но решительно. - Мы предоставили ему столько времени, сколько смогли. А теперь нужно пойти и выяснить больше.

- И он один, - говорит Инди. - Без защиты.

Я в шоке смотрю на Кая, но он не опровергает слова Инди. - Время пришло, - произносит он.

Прежде чем я успеваю сказать что-нибудь еще, он открывает дверь и исчезает.

Глава 29. Кай

- Делай, что хочешь, - выкрикивает мужчина, когда я подхожу к краю могилы. – Это не имеет значения, я здесь последний остался.

Если бы я не знал, что он фермер, по его говору и манере речи, то дал бы ему уйти. Мой отец иногда намекал, что ему передались их интонации в голосе, после того, как вернулся из ущелий.

Я приказал остальным держаться на расстоянии, но, конечно же, Инди не послушалась. Я слышу ее шаги позади, и надеюсь, что у Кассии и Элая хватило здравого смысла остаться в доме.

- Кто вы? - задает вопрос мужчина.

Ему отвечает Инди, стоящая позади. Я не оборачиваюсь. - Отклоненные, - говорит она. – Люди, которым Общество желает смерти.

- Мы пришли в ущелья в поисках фермеров, так как думали, что вы сможете помочь нам, - продолжаю я.

- Мы покончили с этим, - говорит человек. - Конец.

Шаги. Позади нас. Мне хочется развернуться и приказать Кассии и Элаю уйти обратно в дом, но не могу повернуться спиной к мужчине.

- Итак, вас четверо, - произносит он. - Есть еще?

Я трясу головой.

- Я Элай, - представляется Элай из-за моей спины.

Сначала мужчина ничего не говорит. А потом отвечает: - Меня зовут Хантер. - И пристально смотрит на нас. Я смотрю в ответ. Он не на много старше нас, осознаю я, но ветер и непогода оставили отпечаток на его лице.

- Кто-то из вас жил в Обществе? - спрашивает он.

- Мы все жили, - отвечаю я. - В разное время.

- Понятно, - говорит Хантер. - Возможно, мне кое-то понадобится от вас.

- Взамен чего? - интересуюсь я.

- Если вы поможете мне, - продолжает Хантер. - То получите доступ, к чему пожелаете. У нас есть еда. Бумага. - Он устало машет в сторону пещер-хранилищ. Потом глядит на меня. - Хотя, кажется, вы уже сами себя обеспечили.

- Мы думали, что это место заброшено, - подает голос Элай. - Мы все вернем обратно.

Хантер нетерпеливо отмахивается. - Это неважно. Что именно вам нужно? Предметы для торговли?

- Да, - подтверждаю я.

Краем глаза я вижу, как Кассия и Инди обмениваются взглядами. Хантер тоже замечает это. - Что-нибудь еще? - спрашивает он.

Отчетливым голосом Инди произносит. - Мы бы хотели узнать как можно больше о Восстании. И, если оно существует где-то здесь рядом, то, как нам найти его?

- И кем может быть Лоцман, - в нетерпении добавляет Кассия. Конечно же, ей хочется узнать о мятежах, с тех пор, как прочитала о них в стихотворении своего дедушки. Хотелось бы мне рассказать ей обо всем еще там, на Холме. Тогда бы она все поняла. Но теперь, после того, как в ней зародилась надежда, - я даже не знаю, как поступить.

- Возможно, у меня найдутся ответы для вас, - отвечает Хантер. – Помогите мне, и тогда я расскажу вам все, что знаю.

- Давайте уже начнем, - говорит Инди. - Что нам надо сделать?

- Это не так-то просто, - говорит Хантер. - Нам нужно кое-куда пойти, но уже слишком темно для этого. Возвращайтесь сюда завтра, на рассвете. - Он тянется к своей лопате, и я жестом приказываю остальным отступить на шаг назад.

- Почем нам знать, можно ли доверять тебе? - спрашиваю я.

Он снова смеется, но это безрадостный смех. Слабое эхо его отскакивает от стен ущелья и теряется среди пустых домов. - Скажите мне, - спрашивает Хантер. - Действительно ли люди в Обществе доживают до восьмидесяти лет?

- Да, - подтверждает Кассия. - Но это относится только к Гражданам.

- Восемьдесят, - повторяет Хантер. - В Каньоне почти никто не достигает такого возраста. Думаете, это стоит того? - спрашивает он. - Жить так долго, но не иметь права выбора?

- Некоторые люди считают это правильным, - тихо произносит Кассия.

Хантер потирает лицо рукой, помеченной голубыми линиями, и то, что он сказал ранее, внезапно кажется правдой. Это конец. Его время вышло. - Завтра, - повторяет он, разворачивается и уходит прочь.

В маленьком домике все спят. Элай, Кассия, Инди. А я бодрствую и прислушиваюсь. Их дыхание издает звуки, как будто это вдыхает и выдыхает сам дом, но стены, конечно, остаются неподвижными. Я уверен, что Хантер не причинит нам вреда, но все равно не могу спать. Нужно быть настороже.

Где-то ближе к рассвету, когда я стою у двери, выглядывая наружу, я слышу звук из глубины комнаты. Кто-то проснулся.

Инди. Она идет в мою сторону.

- Чего тебе? - спрашиваю я, стараясь, чтобы голос звучал ровно. Я распознал Инди в тот момент, как только увидел ее впервые. Она как я - борец за жизнь. И я не доверяю ей.

- Ничего, - отвечает Инди. В тишине я слышу, как она возится со своей сумкой. Она никогда не упускает ее из виду.

- Что ты там прячешь? - интересуюсь я.

- Мне нечего скрывать, - резко отвечает она. - Все, что там лежит, принадлежит мне. - Помолчав минуту, спрашивает. - Почему ты не хочешь присоединиться к Восстанию?

Я не отвечаю. Некоторое время мы стоим в тишине. Инди перекидывает сумку через плечо и крепко прижимает к телу. Кажется, она витает в своих мыслях. Как и я. Часть меня возвращается к той ночи, проведенной с Кассией, в Каньоне, под звездным небом. А другая часть летит вместе с ветром на Холм. Мысленно возвращаясь в свое детство в Городке, я бы никогда не поверил, что со мной произойдет все это. И даже не мечтал о том, что так много смогу украсть у Общества.

Слышу, как кто-то заворочался. Кассия.

- Ей снится Ксандер, - шепчет Инди за моей спиной. - Я слышала, как она звала его по имени.

Я убеждаю себя, что те записки, которые Ксандер спрятал в таблетках, ничего не значат. Кассия дружила с Ксандером, но, тем не менее, выбрала меня. А эти бумажки долго не проживут. Бумага из порта очень быстро портится. Она распадается на хлопья, хрупкая, как снег. Истлевает, как пепел.

Теперь я не могу потерять ее.

Прожил в Отдаленных провинциях большую часть своей жизни.

Сверстники заносили Кая Маркхема в списки студентов, которыми они восхищаются, в 0,00 процентах случаев.

Никто никогда не упоминал меня в списках.

И никто из тех, кто влюблен в другого, не захотел бы видеть меня в качестве своей Пары.

Неужели любить кого-то, значит хотеть, чтобы они были в безопасности? Или это значит, что ты даешь им возможность сделать выбор самим?

- Что ты хочешь? - снова спрашиваю Инди.

- Я хочу разгадать тайну Ксандера, - отвечает Инди.

- Что ты имеешь в виду?

Чтобы ответить, она вынимает полоску бумаги. - Кассия уронила это, - говорит она. - А я не вернула ей.

Я знаю, что не должен брать бумажку, но все же делаю это. Осторожно, прикрывая свет фонарика от Кассии и Элая, я читаю надпись:

Имеет секрет, который расскажет, когда увидит свою Пару снова.

Эта строчка никогда не могла быть включенной в официальную информацию на микрокарте Ксандера. Он добавил что-то от себя. - Как же он сделал это? - спрашиваю я, как будто Инди знает ответ. Общество внимательно отслеживает все, что записано на порт и напечатано. Может, он рискнул воспользоваться школьным портом? Или домашним?

- Должно быть, он очень умный, - говорит Инди.

- Точно, - подтверждаю я.

- Так что это за секрет? - спрашивает Инди, склоняясь ближе.

Я качаю головой. - С чего ты взяла, будто мне это известно? - Я, действительно, знаю, но не говорю.

- Вы с Ксандером были друзьями, - отвечает она. - Так мне сказала Кассия. И я думаю, что ты знаешь гораздо больше, чем говоришь.

- О чем именно? - интересуюсь я.

- Обо всем, - говорит она.

- То же самое я думаю о тебе, - произношу я. - Ты что-то прячешь.

Я направляю на нее луч фонарика, и она щурится и моргает. В этом свете она выглядит ослепительно красивой. Ее волосы какого-то редкого оттенка, пылающая смесь красного и золотого. Она высока, сильна и прекрасно сложена. И дикая. Она хочет выжить, но есть некий фактор непредсказуемости в том, как она собирается сделать это, что и держит меня в постоянном напряжении. - Я хочу узнать секрет, - настаивает Инди. - И как найти Восстание. Думаю, что ты знаешь ответы на эти вопросы. Ты не рассказываешь Кассии, и, кажется, я знаю почему.

Я качаю головой, но молчу. Между нами повисает молчание. Она может нарушить его, если захочет.

Мгновение я думаю, что она вот-вот решится. Но она разворачивается и уходит на свое место отдыха. И больше не смотрит на меня.

Через минуту я возвращаюсь к входной двери и выскальзываю наружу. Я подставляю руку навстречу ветру и позволяю бумажке улететь в позднюю ночь.

Глава 30. Кассия

На стене, напротив ангелов, нарисована совсем иная картина. Я не замечала ее раньше, настолько была поглощена созерцанием ангелов. Все остальные спят; даже Кай провалился в сон рядом с входной дверью, где настойчиво вел наблюдение.

Я выбираюсь из кровати и пытаюсь понять, что же изображает картина. Линии, ангелы, очертания, но я не знаю, что это может быть. Не похоже ни на одну из Ста картин. На них ведь нарисованы только люди, места, предметы. Несколько минут спустя, я слышу, как Кай шевелится на другом конце комнаты. Наши глаза встречаются, перешагнув серое пространство пола и расплывчатые темные фигуры Инди и Элая. Бесшумно, Кай поднимается на ноги и подходит ко мне. - Ты выспался хоть немного? - шепчу я.

- Нет, - отвечает он, отклоняясь к стене и прикрывая глаза.

Когда он снова открывает их, ни один из нас не издает ни звука, ни вздоха.

Мы оба глядим на картину. Несколько минут спустя я задаю вопрос: - Это ущелье? - но, даже давая название картине, я понимаю, что это нечто другое. Чья-то рассеченная плоть, рассвет, занимающийся над рекой.

- Любовь, - наконец, отвечает Кай.

- Любовь? - переспрашиваю я.

- Да, - подтверждает он.

- Любовь, - тихо повторяю, все еще озадаченная.

- Ну, я думаю о любви, когда смотрю на это, - пытается объяснить Кай. - Может быть, ты представляешь что-то иное. Это как с Лоцманом из твоего стихотворения – каждый думает что-то свое, когда слышит это имя.

- А о чем ты думаешь, когда слышишь мое имя? - спрашиваю у него.

- О многом, - шепотом произносит Кай, вызывая у меня мурашки по всей коже. - Об этом. О Холме. О Каньоне. О местах, в которых мы бывали вместе. - Он отступает, и я чувствую на себе его взгляд, задерживаю дыхание, потому что знаю - он много чего видит. - И о местах, в которых не бывали вдвоем, - говорит он. - Пока что. - Его голос полон энергии, когда он упоминает о будущем.

Нам обоим хочется двигаться, хочется выйти наружу. Инди с Элаем все еще спят, и мы не побеспокоим их; они смогут увидеть нас из окна, когда проснутся.

Это ущелье, о котором я раньше думала, что оно бесплодно и пустынно, поражает обилием зелени, особенно рядом с рекой. Водяной кресс-салат обрамляет края болотистых берегов; мох украшает красные скалы вдоль реки; болотная трава переплетает зеленые и серые листья. Я наступаю на лед на берегу потока, и он трескается, напоминая мне о том, как я разбила стекло, в которое был заключен лоскут моего платья, там, в Городке. Взглянув вниз, куда я надавила подошвой ботинка, замечаю, что даже треснувший лед зеленого цвета под верхним белым слоем. Точно, как цвет моего платья на банкете Обручения. Раньше я не замечала всей этой зелени, проходя через ущелье; так как была поглощена поиском следов Кая.

Я вскидываю глаза на него, идущего вдоль реки, и замечаю легкость его походки, даже когда он наступает на места, где зыбучие пески перекатываются через тропинку. Он оглядывается на меня, останавливается и улыбается.

Ты принадлежишь этим местам, думаю я. Ты двигаешься совсем по-другому, чем тогда, в Обществе. Все в этом местечке выглядит правильным для него – прекрасные, необычные картины, абсолютная независимость городка.

Всему этому недостает только людей, которых он поведет за собой. У него есть только мы трое.

- Кай, - говорю я, когда мы доходим до края посадок.

Он останавливается. Его глаза обращены только на меня, его губы касаются моих губ, ласкают мою шею, руки, внутреннюю сторону запястий, каждый палец. Когда мы стояли, целуясь, в ту ночь при холодном сиянии звезд, и крепко обнимались, то не было ощущения, что мы крадем время. А было чувство, что оно принадлежит нам целиком.

- Я знаю, - отвечает Кай.

Мы долго глядим друг на друга, прежде чем скрыться под ветвями деревьев. Серая потрескавшаяся кора, кучи коричневых листьев на земле, подрагивающие и шелестящие на каньонном ветру.

Когда листья разметаются, я замечаю такие же плоские серые камни на земле, как и тот, что Хантер положил вчера. Я трогаю Кая за руку. - А это все...

- Места, где похоронены люди, - говорит он. - Да. Это называется кладбищем.

- Почему их не похоронили в более высоком месте?

- Та земля нужна была для живых.

- Но книги, - начинаю я. - Их хранили высоко, и книги не живые.

- Зато живые, по-прежнему, находят им применение, - мягко отвечает Кай. - Но не телам. Если кладбище затопляется, то ничего не рушится, так как уже все мертво. А с библиотеками все иначе.

Я приседаю, чтобы взглянуть на камни. Места, где лежат люди, отмечены различными знаками. Имена, даты, иногда фраза. – Что означают эти надписи? - спрашиваю Кая.

- Это называется эпитафией, - поясняет он.

- А кто их выбирает?

- По-разному. Иногда, если человек знает, что умирает, он сам выберет надпись.

А чаще те, кто остался в живых, и кто знает какие-нибудь факты из жизни умершего.

- Печально, - произношу я. - Но красиво.

Кай приподнимает брови в немом вопросе, и я тороплюсь объяснить. - Не смерть красива, - поясняю я. - Я говорю о самой идее писать эпитафию. Когда мы умираем в Обществе, оно само выбирает, что нужно оставить после нашей смерти. Они называют то, что составляет историю твоей жизни. - Мне до сих пор хочется, чтобы тогда у меня оказалось больше времени для более подробного изучения микрокарты дедушки. Но дедушка сам выбрал, что оставить на хранение после него, а именно: ничего.

- А в деревне, где жила твоя семья, тоже устанавливали такие камни? - спрашиваю я Кая, и тут же понимаю, что совсем не нужно было интересоваться этой частью истории.

Кай смотрит на меня. - У моих родителей нет, - отвечает он. - На это не было времени.

- Кай, - начинаю я, но он отворачивается и идет к другому ряду камней. Моей руке становится холодно, когда его ладонь больше не сжимает ее.

Мне не следовало спрашивать об этом. Я не любила ни одного из тех, кого видела мертвым, за исключением своего дедушки. Как будто я заглянула в глубокое темное ущелье, в котором ни разу не приходилось идти.

Осторожно передвигаясь между камнями, чтобы не задеть их, я начинаю понимать, что Общество и Хантер были правы насчет средней продолжительности жизни здесь. Большинство умерших не дожило до восьмидесяти лет. В земле лежат и другие дети, кроме той девочки, похороненной Хантером.

- Столько детей умерло здесь, - говорю я вслух. Я надеялась, что вчерашняя девочка была исключением.

- В Обществе тоже умирают дети, - отвечает Кай. - Вспомни Мэтью.

- Мэтью, - повторяю я, и, услышав это имя, внезапно вспоминаю о Мэтью, действительно, впервые за многие годы думаю о нем, как о Мэтью, а не как о первом ребенке Маркхемов, который погиб при трагических обстоятельствах от рук Аномалии.

Мэтью. На четыре года старше Кая и меня; настолько взрослый, что должен был быть неприкосновенным, недостижимым. Он был чудесным мальчиком, который всегда говорил нам привет, проходя по улице, хотя и был на несколько лет старше. Он носил с собой таблетки и посещал среднюю школу. Мальчик, которого я запомнила – теперь его имя вновь появилось в памяти – был достаточно похож на Кая, чтобы быть его кузеном; только более высокий, крупный, неторопливый и спокойный.

Мэтью. Как будто его имя умерло вместе с ним, и как будто произнесение имени ушедшего делает его более живым.

- Но их не много, - говорю я. - Только он.

- Он единственный, о ком ты помнишь.

- А были и другие? - потрясенно спрашиваю я.

Шум, доносящийся сзади, заставляет меня обернуться; это Элай с Инди закрывают дверь позаимствованного нами дома. Элай приветственно взмахивает рукой, и я машу в ответ. Небо уже полностью посветлело; скоро появится Хантер.

Я бросаю взгляд на камень, который он положил вчера, наклоняюсь и провожу рукой по вырезанному имени. САРА. Ей было совсем немного; она умерла в пять лет. Ниже, под датой, нацарапана фраза, и, холодея, я осознаю, что она похожа на строчку из стихотворения:

КОГДА ИЮНЬСКИЙ ВЕТЕР РВЕТ ИХ ПАЛЬЦАМИ С ЦВЕТОВ¹

Я тянусь к руке Кая и сжимаю ее так крепко, насколько хватает сил. Так, что даже холодный ветер не сможет украсть его у меня своими цепкими пальцами, своими руками, которые отнимают жизнь не в срок, не дожидаясь расцвета.

¹Эмили Дикинсон – Поле битвы

Глава 31. Кай

Когда Хантер приходит на встречу, он приносит с собой фляжку с водой и моток веревок, перекинутый через плечо. Хотелось бы мне знать, что все это означает. Не успеваю я сказать и слова, как Элай подает голос.

- Она была твоей сестрой? - он указывает на недавно положенный камень.

Хантер даже не оборачивается в сторону могилы. Слабая вспышка волнения пробегает по его лицу. - Вы видели ее? И долго вы наблюдали?

- Достаточно долго, - отвечает Элай. - Мы собирались заговорить с тобой, но ждали, когда ты закончишь.

- Это очень любезно с вашей стороны, - угрюмо произносит Хантер.

- Я сожалею, - говорит Элай. - Кем бы она ни была, мне очень жаль.

- Она была моей дочерью, - объясняет Хантер. Глаза Кассии расширились. Я знаю, о чем она думает: его дочь? Но он так молод, всего двадцать два - двадцать три года.

И, конечно же, не двадцать девять – это предельно низкий возраст, в котором у тебя может быть пятилетний ребенок в пределах Общества. Но здесь не Общество.

Инди первая нарушает молчание. - Куда мы идем? - интересуется она у Хантера.

- В другое ущелье, - отвечает тот. - Вы все умеете взбираться по скалам?

Когда я был маленьким, мама пыталась научить меня различать цвета. - Голубой, - говорила она, указывая на небо. И снова «голубой», указывая во второй раз на воду. Она говорила, а я мотал головой, потому что видел – голубое небо не всегда такое же голубое, как вода.

Это заняло у меня долгое время – до тех пор, пока я не переселился в Орию – научиться применять одно слово для всех оттенков одного цвета.

Я вспоминаю об этом, пока мы шагаем через ущелье. Стены Каньона оранжево-красного цвета, но в Обществе никогда не увидишь именно такого оттенка оранжево-красного.

Любовь тоже имеет различные оттенки. Например, когда я любил Кассию, думая, что меня не любят в ответ. Или, когда я любил ее на Холме. Или та любовь, которую я испытываю к ней сейчас, когда она пришла в Каньон в поисках меня. Она другая. Более сильная. Я думал, что любил и желал ее раньше, но сейчас мы идем по ущелью вместе, и я осознаю, что это гораздо больше, чем новый оттенок. Это целый новый цвет.

Хантер останавливает впереди группы и жестом указывает на утес. - Здесь, - говорит он. - Это место самое удобное. Он начинает оценивать скалу, оглядываясь по сторонам.

Я поднимаю руку, защищаясь от яркого солнца, чтобы лучше видеть подъем над нашими головами. Кассия бросает на меня беглый взгляд и поступает так же. - Это здесь мы с Инди возвращались в ущелье, - говорит она, узнавая.

Хантер кивает головой. - Это лучшее место, чтобы взобраться наверх.

- В том другом ущелье есть одна пещера, - говорит Инди Хантеру.

- Я знаю, - отвечает он. - Ее называют Каверной. И я хочу, чтобы ты ответила на один вопрос - что там находится внутри нее?

- Мы туда не заходили, - говорит Кассия. - Она плотно запечатана.

Хантер трясет головой. - Она только выглядит таковой. Но мои люди пользуются ею с тех пор, как мы впервые пришли в Каньон. После того, как ее прибрало к рукам Общество, мы нашли лазейку, как можно проникать внутрь.

Кассия выглядит озадаченной. - Но, в таком случае, вы знаете...

Хантер перебивает ее. - Мы знаем о том, что там хранится. Но не знаем, для чего. - Он глядит на Кассию, и его пристальный оценивающий взгляд лишает силы воли. - Мне кажется, ты должна знать, для чего.

- Я? - потрясенно спрашивает она.

- Ты жила в Обществе гораздо дольше, чем все остальные, - объясняет Хантер. - Это я могу утверждать. - Кассия краснеет и проводит ладонью по руке, как будто хочет смахнуть какую-то заразу, перешедшую от Общества.

Хантер бросает взгляд на Элая. - Как думаешь, у тебя получится?

Элай внимательно разглядывает утес. - Да, - отвечает он.

- Хорошо, - говорит Хантер. - Это восхождение не особо технически сложное. Даже члены Общества смогут подняться, если попытаются.

- Почему же они не пытались? - интересуется Инди.

- Еще как пытались, - возражает Хантер. - Но эта зона была одной из самых хорошо охраняемых нами. Мы убивали любого, кто пытался вскарабкаться наверх. И даже воздушный корабль невозможно загнать в это ущелье. Поскольку оно слишком узкое. Они приходили пешком, поэтому у нас было преимущество. - Он заканчивает вязать узлы и перекидывает веревку через металлическую скобу, вделанную в стену. - Это срабатывало много раз.

Но теперь фермеры ушли, перебравшись через равнину. Или лежат мертвые на вершине Каньона. Это лишь вопрос времени, когда Общество осознает это и решит вторгнуться сюда.

Никто не понимает это лучше, чем сам Хантер. Нам нужно торопиться.

- Мы могли подниматься в любом месте, - продолжает Хантер. - Весь Каньон принадлежал нам. - Он смотрит на веревку в своих руках. Думаю, он снова вспоминает о том, что все ушли. Ты не думаешь, что сможешь когда-нибудь забыть такое, но иногда – на минуту-другую – все же забываешь. Я никогда не мог решить, считаю ли я, что это хорошо, или, что это плохо. Забывая, ты живешь, не ощущая боли, но вдруг пришедшее воспоминание сильно бьет по голове.

Все кругом причиняет боль. Иногда – когда становлюсь слабым – я желаю, чтобы красные таблетки подействовали на меня.

- Мы видели тела на вершине Каньона, - говорит Инди. Она глядит вверх на скалу, оценивая ее. - У них были голубые отметки, как и у тебя. Они тоже были фермерами? И зачем они поднялись наверх, когда проще было бы подождать, пока Общество спустится вниз? - не смотря ни на что, я восхищаюсь ею. Она отваживается задавать Хантеру все эти вопросы. Как бы я хотел тоже знать ответы на них.

- То место на вершине - единственное, достаточно широкое и ровное для посадки кораблей Общества, - рассказывает Хантер. - В последнее время, по неизвестным причинам, их вылазки в Каньон стали более агрессивными, и у нас не было возможности сторожить все ущелья сразу. Только то, где находится наше местечко. - Он делает еще один узел, крепче затягивая веревку. - Впервые за всю историю фермеров, наши мнения разделились, и мы не смогли найти пути решения проблемы. Некоторые из нас захотели подняться наверх и сражаться, чтобы Общество оставило ущелья в покое. А другие хотели спасаться бегством.

- А ты что решил? - спрашивает Инди.

Хантер не отвечает.

- Значит, те, кто шел через равнину, - говорит Инди, подталкивая его выдать больше сведений. - Собирались присоединиться к Восстанию?

- Думаю, этого достаточно, - отвечает Хантер. Выражение его лица даже Инди удерживает от дальнейших расспросов. Она поджимает губы, и Хантер передает ей веревку. - У тебя самый большой опыт восхождений, - поясняет он. И это не вопрос. Он в этом просто уверен.

Она кивает и, почти улыбаясь, глядит вверх на скалы. - Иногда я украдкой занималась этим. Возле нашего дома было подходящее место.

- Общество разрешало тебе заниматься восхождениями? - переспрашивает Хантер.

Она смотрит на него с чувством оскорбленного достоинства. - Нет, они не разрешали. Я нашла способ заниматься этим без их ведома.

- Мы с тобой будем помогать взбираться остальным, - предлагает Хантер. - Тогда дело пойдет быстрее. Ты справишься?

Инди смеется в ответ.

- Будь осторожна, - предупреждает Хантер. - Здесь совсем другой камень.

- Я знаю, - отвечает она.

- А ты сможешь взбираться один? - спрашивает меня Хантер.

Я киваю. Я не говорю ему, что именно так и предпочитаю делать обычно. Если сорвусь, то, по крайней мере, никого не утяну за собой. - Я присмотрю за тобой сначала.

Инди оглядывается на Кассию и Элая. - Кто из вас пойдет со мной? - Элай, - говорит Кассия. - Выбор за тобой.

- Кай, - тут же дает ответ Элай.

- Нет, - говорит ему Хантер. - Кай не имеет такого опыта восхождений, как мы.

Элай открывает рот, чтобы запротестовать, но я качаю головой. Он внимательно смотрит на меня, а потом отходит и становится рядом с Инди. Кажется, я замечаю слабую довольную улыбку на лице Инди, прежде чем она отворачивается к скалам.

Я наблюдаю, как Кассия пристегивается, готовясь идти за Хантером. Потом проверяю Элая, насколько хорошо он пристегнулся. Когда поднимаю взгляд кверху, Хантер уже готов начать. Кассия крепко стискивает зубы.

Я совсем не волнуюсь за подъем. Хантер – лучший скалолаз. Ему нужно, чтобы Кассия осталась невредимой и помогла ему в пещере. Я поверил Хантеру, когда он сказал, что ему необходимо знать, почему Общество поступает именно так, а не иначе. Он, по-прежнему, думает, что знание причины как-то поможет. Но он пока еще не знает, что эта причина не будет достаточно удовлетворительной для него.

Едва перевалившись через край Каньона, мы бежим. Я держу Элая за одну руку и Кассию за другую, мы мчимся, дыша поверхностно и быстро, и наши ноги почти летят над каменистой поверхностью.

Мы выставлены на обозрение и обнажены на этой скале под открытым небом на несколько долгих секунд.

И они кажутся недостаточно долгими. Я чувствую, что могу убегать отсюда вечно.

Посмотри! хочется выкрикнуть. Я все еще жив. Все еще здесь. Не смотря на то, что твоя статистика и твои чиновники желали иного.

Ноги быстры.

Легкие полны кислорода.

Держусь за тех людей, которых люблю.

Люблю.

Самая безрассудная вещь из всех.

Как только мы приближаемся к краю, то расцепляем руки. Они понадобятся нам для веревок.

Второй каньон это настоящая расселина – крохотная и узкая – меньше, чем ущелье фермеров. После того, как мы все достигли подножья утеса, Кассия указывает на длинную гладкую поверхность. Она выглядит, как песчаник, но в ней есть что-то странное. - Вот то место, где, как мы думали, есть вход, - произносит она. Ее губы сжимаются. - Тело того парня там, под кустами.

Чувство свободы, которое я ощущал до этого, исчезло. Осознание того, что Общество нависает над этим ущельем, подобно разорванным бегущим облакам, оставшимся после грозы.

Другие тоже замечают это. Лицо Хантера помрачнело, и я понимаю, как ему больно, ведь Общество захватило то место, которое он считал своим.

Хантер подводит нас к маленькой пещере в том месте, где стены ущелья образуют своеобразные складки. Мы впятером, наклонившись, едва помещаемся внутри нее. Задняя стена пещеры оканчивается грудой камней. - Вот здесь мы проделали лазейку внутрь, - поясняет Хантер.

- И Общество до сих пор не обнаружило ее? - Инди выглядит скептически.

- Они даже не знают, как нужно искать, - говорит Хантер. Он приподнимает один из валунов. - Позади этих камней есть расщелина. И, как только мы проникнем внутрь и пройдем через нее, то доберемся до угла Каверны.

- И как же мы это сделаем? - интересуется Элай.

- Сдвигайте землю, - отвечает Хантер. – И задерживайте дыхание в особо узких местах. - Он тянется к одному из валунов. - Когда закончим, я пойду первым, – бросает он через плечо. - Затем Кассия. На поворотах будем перекликаться. Двигаемся не спеша. Будут места, где придется ложиться на спину и передвигаться, отталкиваясь ногами. Если застрянете, зовите на помощь. Держитесь рядом, чтобы услышать меня. Я помогу, если будут какие-то затруднения. В конце пути будет очень тесно.

Я на мгновение колеблюсь, думая, вдруг это ловушка. Могло ли это подстроить Общество? Или Инди? Я ей не доверяю. Наблюдаю, как она помогает Хантеру с камнями, в пылу работы ее длинные растрепанные волосы развеваются вокруг головы. Чего она хочет? И что прячет?

Я кидаю взгляд на Кассию. Она на новом месте, где все не так, как ей было привычно. Она видела людей, которые умерли при ужасных обстоятельствах, она страдала от голода, терялась и шла через пустыню, пытаясь отыскать меня. Пережила все то, чего девочка из Общества никогда не должна была испытать. Ее глаза загораются, когда она смотрит на меня, и это вызывает у меня улыбку. Задерживайте дыхание? как будто говорит она. Сдвигайте землю? Так мы постоянно занимаемся этим.

Глава 32. Кассия

Расселина настолько узкая, что Хантер с трудом заползает в нее. Он исчезает внутри, даже не оглядываясь. Я следующая.

Я бросаю взгляд на Элая, его глаза широко распахнуты. - Может быть, тебе стоит подождать нас здесь, - предлагаю я.

Элай кивает. - Я ничего не имею против пещеры, - говорит он. - Но это туннель.

Я не заостряю внимание на том, что он самый маленький среди нас, и застрять ему будет сложнее всего, так как понимаю, что он имеет в виду. Это неправильно, это противоречит здравому смыслу, ползти подобно червякам вглубь земли. - Все в порядке, - говорю я. - Тебе не нужно идти. - Я приобнимаю его одной рукой и сжимаю за плечи. - Не думаю, что это отнимет у нас много времени.

И снова Элай кивает. Он уже выглядит получше, не таким бледным. - Мы вернемся, - повторяю я. - Я вернусь.

Элай заставляет меня думать о Брэме, и о том, как я покинула его.

Со мной все отлично до тех пор, пока я не начинаю думать так много, пока не начинаю вычислять, сколько тонн скалы находится надо мной. Я даже представления не имею о том, сколько весит один кубический фут песчаника, но общий его вес, должно быть, просто огромен. А количество воздуха по отношению к камню, наверно, очень невелико. Не потому ли Хантер посоветовал нам беречь дыхание? Он знал, что воздуха здесь недостаточно? Что я могу выдохнуть, и в следующий раз уже нечего будет вдохнуть?

Не могу сдвинуться с места.

Камень так плотно окружает меня. Проход такой темный. Всего несколько дюймов отделяет меня от земли; я крепко прижата к поверхности, лежу на спине, впереди меня чернота и позади чернота, и неподвижная скала надо мной и подо мной и со всех сторон. Масса Каньона давит на меня; я боялась ее необъятности, а сейчас боюсь ее тесноты.

Мое лицо повернуто к небу, которого не могу видеть, такому голубому над этими камнями.

Пытаюсь успокоиться, убеждаю себя, что все в порядке. Живые существа выбирались и из более тесных мест, чем это. Я просто бабочка-траурница, заключенная в кокон, слепая и со склеенными крыльями. И вдруг я представляю, что кокон может не раскрыться, что бабочка внутри просто окажется недостаточно сильной, чтобы разорвать его.

Рыдание рвется через горло.

- Помогите, - зову я.

К моему удивлению, это не Хантер отзывается спереди. Это голос Кая позади меня.

- Все будет хорошо, - успокаивает он. - Проталкивайся потихоньку вперед.

Даже сквозь панику, я слышу музыку в его глубоком голосе, звуки пения. Закрыв глаза, представляю, что у нас с ним одно дыхание на двоих, что мы единое целое.

- Отдохни минуту, если тебе нужно, - говорит он.

Я воображаю себя еще более маленькой, чем я есть сейчас. Ползущая внутри кокона, крепко закутанная в нем, как в настоящем покрывале. И я не придумываю, как вырваться из него. А просто прячусь внутри, стараясь увидеть, что смогу.

Сначала ничего не происходит.

А потом я чувствую это. Даже скрытая в темноте, я могу утверждать, что вот она, здесь. Некая маленькая частичка меня, которая всегда-всегда свободна.

- Я смогу, - говорю я громко.

- Сможешь, - повторяет за мной Кай, и я продолжаю двигаться, и, наконец, чувствую свободное пространство вокруг меня, много воздуха и место, чтобы подняться на ноги.

Где это мы?

Из темноты всплывают очертания предметов, освещаемые крохотными голубыми огоньками на полу пещеры, сияющими, как маленькие капельки дождя. Но, конечно же, они лежат слишком упорядочено, чтобы быть упавшими.

Другие огни освещают высокие прозрачные стеллажи и аппаратуру, которая жужжит, регулируя температуру внутри каменных стен. Все, что я вижу перед собой, это Общество: классификация, организация, калькуляция.

Кто-то движется, и дыхание почти перехватывает, когда я вспоминаю. Хантер.

- Она такая огромная, - говорю я ему, и он согласно кивает.

- Мы здесь собирались раньше, - тихо произносит он. - И не были первыми. Каверна - очень старое место.

Я задрожала, взглянув вверх. Обширное пространство стен замуровало в свою толщу останки умерших животных и кости зверей, поймало все в камень, который прежде был землей. Это место существовало задолго до эпохи Общества. Возможно, даже до того, как появились люди.

Следующим в пещеру вползает Кай, стряхивая пыль с волос. Я подхожу к нему и трогаю ладони, они холодны и грубы, но совсем не похожи на камень. - Спасибо, что помог мне, - шепчу я ему куда-то в теплую шею. Я отстраняюсь, и тогда он видит, что здесь находится.

- Это Общество, - говорит Кай, и его голос так же тих, как и сама Каверна. Большими шагами он пересекает пещеру, мы с Хантером следуем за ним. Кай кладет руку на дверь, находящуюся на другом конце помещения. - Стальная, - говорит он.

- Должно быть, их здесь нет, - голос Хантера звучит напряженно.

Это выглядит так неправильно: покрывало стерильности и Общество, управляющее землей и живыми организмами. Общество также не должно было вмешиваться в наши отношения с Каем, думаю я, вспоминая, как моя чиновница говорила, что им известно все. Общество проникает всюду, заползает в трещину, водой капля за каплей точит скалу, пока даже камню не остается иного выбора, как изменить форму и стать полым.

- Я хочу знать, за что они убили нас, - говорит Хантер, указывая на стеллажи. Они все забиты пробирками. Ряды и ряды пробирок, блестящих в голубом свете. Прекрасно, как будто море, воображаю я.

В пещере появляется Инди. Ее глаза широко распахиваются, когда она смотрит по сторонам. - Так что же они такое? - изумляется она.

- Дайте-ка я взгляну на это поближе, - говорю я, пробираясь между двумя рядами пробирок. Кай идет со мной. Я провожу рукой по стеллажам, сделанным из гладкого прозрачного пластика. К моему удивлению, они не заперты на замок, и я распахиваю один из них, чтобы лучше разглядеть. Открываясь, он издает тихое шипение, а я пристально гляжу на пробирки, стоящие передо мной: одинаково поражает воображение, как их однообразие, так и широта выбора.

Я не хочу трогать пробирки, на тот случай, если Общество имеет какую-то систему тревоги, поэтому просто вытягиваю шею, чтобы увидеть информацию на пробирке, стоящей в середине ряда. ХАНОВЕР, МАРКУС. ПК. Первое это, естественно, имя, второе - аббревиатура слов провинция Кейя. Ниже аббревиатуры выгравированы две даты и штрих-код.

Это образцы тканей людей, похороненных в земле, кости давно умерших животных, и давно окаменевшие морские отложения. Ряды стеклянных пробирок, похожих на ту, что осталась после дедушки, и которая содержала образец его тканей.

Несмотря на истощение и усталость, я чувствую, как в моем сортирующем уме крутятся колесики, готовясь к действиям. Я пытаюсь осмыслить то, что вижу, эти цифры передо мной. Эта пещера – центр сохранения, случайного или нарочного, различных окаменелостей, заключенных в стенах, и тканей, запечатанных в пробирках.

Почему здесь? удивляюсь я. Почему так далеко, на самом краю Общества? Несомненно, есть и лучшие места, целые десятки мест. Это какая-то противоположность кладбищу. Иной способ сказать прощай. И я понимаю это. Хотя я желаю, чтобы такого не происходило, но, с другой стороны, нахожу в этом больше здравого смысла, чем в захоронении людей в земле навечно, таким способом, как это делают фермеры.

- Это образцы тканей, - говорю я Каю. - Но зачем понадобилось Обществу хранить их здесь? - меня пробирает дрожь, и Кай обнимает меня одной рукой.

- Я понимаю, - говорит он.

Но он не понимает.

Каньону все равно.

Мы живем и умираем, превращаемся в камень и гнием в земле, тонем в море или рассыпаемся в прах, но Каньону до этого нет никакого дела. Мы придем и уйдем. Общество придет и уйдет. А ущелья будут продолжать жить.

- Ты знаешь, что это такое, да? - спрашивает Хантер. Несколько секунд смотрю на него. Что должен думать о подобной вещи тот, кто никогда даже не жил в пределах Общества?

- Да, - подтверждаю я. - Но я не знаю для чего. Подожди минутку. Дай подумать.

- Сколько их здесь? - спрашивает Кай.

Я произвожу быструю оценку, судя по рядам впереди меня. - Их здесь тысячи,- отвечаю я. - Сотни тысяч, - маленькие пробирки, ряд за рядом, стеллаж за стеллажом, проход за проходом, на всем обширном пространстве Каверны. - Но, чтобы подсчитать общее количество всех образцов, могут понадобиться годы. Для этого должен существовать другой способ.

- Могут ли их вывозить за пределы Общества? - спрашивает Кай.

Я в смущении трясу головой. Зачем бы им заниматься этим? - Они классифицированы по провинциям, - я замечаю, что на всех пробирках в рядом стоящем стеллаже написано ПК.

- Найди Орию, - говорит Кай.

- Она должна быть в следующем ряду, - предполагаю я, что-то высчитывая и быстро двигаясь.

Инди и Хантер стоят поодаль, наблюдая за нашими действиями. Я сворачиваю за угол и нахожу пробирки, маркированные буквами ОР – провинция Ориа. Вид знакомой аббревиатуры в этом странном месте рождает во мне необычное чувство, одинаково родное и далекое.

Я слышу звук, доносящийся из тайного лаза, ведущего в Каверну. Мы все поворачиваемся. Элай вползает точно так же, как до этого Кай – ухмыляясь и отряхиваясь от грязи. Метнувшись к нему, крепко сжимаю в объятиях, сердце колотится в груди от мысли, что ему пришлось там пережить, карабкаясь в одиночку.

- Элай, - говорю ему, - я думала, ты останешься ждать нас там.

- Я в порядке, - уверяет он меня. Он поглядывает через мое плечо, разыскивая Кая.

- У тебя получилось, - выкрикивает Кай, и, кажется, что Элай выпрямился, гордясь собой. Я качаю головой. Обещает одно и, в итоге, передумав, поступает по-своему. Брэм поступил бы так же.

Элай оглядывается кругом с распахнутыми глазами. - Они хранят здесь пробирки, - удивляется он.

- Да, и мы думаем, что они рассортированы по провинциям, - объясняю ему и замечаю, что Кай подает мне знак.

- Кассия. Я кое-что нашел.

Я спешу назад к Каю, пока Инди с Элаем плутают по другим рядам в поисках своих провинций. - Если первая – дата рождения, - начинает Кай. - Вторая, наверное... - Он умолкает, ожидая, пока я сделаю верное заключение.

- Дата смерти. Дата, когда был взят образец, - говорю я. А потом я понимаю, что он имеет в виду. - Между ними слишком маленькая разница. Между ними не 80 лет.

- Они сохраняли не только ткани стариков, - говорит Кай. - Эти люди - они не могут быть все мертвы.

- Значит, образцы берут не только, когда мы умираем, - мои мысли стремительно бегут. Я вспоминаю – как много шансов. Наши вилки. Ложки. Одежда, которую мы носим. А может, мы сами даем им образцы, согласно киваем, соскабливаем собственные ткани, отдаем им и затем принимаем красную таблетку. - Образец, взятый после смерти, ничего не значит. Общество уже приготовило пробирки для каждого, кого желает сохранить. Может быть, образцы молодых тканей окажутся эффективнее. В таком случае, если нам не будет известно о других образцах, они могут держать нас в послушании до самой смерти. - Сердце в груди подскакивает, помимо воли ощущая благодарность к Обществу.

Вполне возможно, что пробирка дедушки тоже здесь. В таком случае, не имеет значения, что отец уничтожил тот образец, полученный на Прощальном банкете.

- Кассия,- тихо говорит Ксандер. - Здесь Ксандер.

- Что? - Где? Он нашел нас? Как он узнал?

- Здесь, - спокойно повторяет Кай, указывая на одну из подсвеченных голубым светом пробирок.

Конечно. Избегая глаз Кая, я рассматриваю пробирку. КЭРРОУ, КСАНДЕР. ОР. Дата его рождения верная. Это образец Ксандера, но он жив.

Насколько я знаю.

Затем мы с Каем оба стоим у стеллажа, глаза бегают по номерам, пальцы нервно сжимаются. Кто еще здесь? Кого сохранили?

- И ты тут есть, - показывает Кай. Вот она, дата моего рождения. И мое имя: РЕЙЕС, КАССИЯ. Дыхание резко перехватывает. Мое имя. Видя его здесь, я вспоминаю свои ощущения на банкете Обручения, когда произносили мое имя. Я вспоминаю, чему принадлежу. Что мое будущее – жить в безопасности в Обществе, окруженной заботой.

- Меня здесь нет,- говорит Кай, наблюдая за мной.

- Наверно, ты в другой провинции, - предполагаю я. - Возможно, ты в...

- Меня здесь нет, - повторяет он. На мгновение, при тусклом освещении пещеры он смешивается с тенями, и, кажется, что его, действительно, нет. Только ощущение его ладони, крепко сжимающей мою руку, говорит мне иное.

К нам подходит Хантер, и я пытаюсь все объяснить. - Это ткани, - говорю я ему. - Небольшие кусочки кожи, волосы, обрезки ногтей. Общество берет их у своих Граждан, и поэтому, когда-нибудь, оно возродит нас обратно к жизни. - Произнеся слово мы, я вздрагиваю, - исходя из всего, что мне известно, возможно, я единственная в этой пещере, у кого здесь хранится пробирка. И это, скорее всего, потому, что у них пока еще не было времени изменить мой статус. Я снова оглядываю стены пещеры – кости, зубы, панцири, оставшиеся с давних времен. Если то, что мы есть, находится не в наших костях, тогда, должно быть, это – в наших тканях. Где-нибудь должно быть.

Хантер смотрит на меня, потом на пробирки. Он глядит так долго, что я уже открываю рот для дальнейших объяснений, но тут он протягивает руку в стеллаж и вытаскивает пробирку, прежде чем я успеваю остановить его.

Звука тревоги нет.

Его отсутствие нервирует меня. Какой-нибудь датчик вспыхивает где-то в центре Общества, предупреждая чиновников о проникновении?

Хантер высоко поднимает пробирку, направляя на нее луч фонарика. Образцы столь малы, что их даже нельзя разглядеть в толще раствора, плещущегося внутри.

Раздается треск. Пробирка раскалывается, и красная кровь стекает по руке Хантера. - Они убили нас, чтобы сохранить самих себя, - говорит он.

Все глядят на Хантера. На одно нелепое, импульсивное мгновение возникает соблазн присоединиться к нему, разбивая пробирки – я бы открыла все дверцы стеллажей, прихватив что-нибудь, вроде палки. Побросала бы на пол ряды пробирок, светящихся холодным голубым светом. Колотила бы их палкой, чтобы узнать, будут ли они издавать звуки колокольчиков. Хочется узнать, как звучит мелодия чужих жизней: она резкая и фальшивая; или сильная, чистая, нежная, и по-настоящему музыкальная. Но я не разбиваю. Вместо этого я делаю кое-что другое, быстро, пока они смотрят на Хантера.

Он раскрывает ладонь, разглядывая кровь и жидкость на ней. Несмотря на ситуацию, я замечаю имя на ярлычке: ТОРСТОН, МОРГАН. Оглядываюсь на Хантера. Он разбивает пробирку так, будто это требует применения большой силы, но он, кажется, даже не замечает приложенных усилий. - Почему? - спрашивает он. - Каким образом? Разве они нашли способ возвращать людей к жизни?

Уставившись на меня, все ждут, что я все смогу объяснить. Во мне поднимаются злость и замешательство. С чего они взяли, что у меня есть ответы? Потому что я больше принадлежу Обществу, чем все остальные?

Но есть же вещи, которых я не понимаю, частично об Обществе, частично о самой себе.

Кай кладет руку на мое плечо. - Кассия, - мягко говорит он.

- Я не Ксандер! - выкрикиваю я столь громко, что эхо разносится по пещере. Кай моргает, когда звук моего голоса окружает его со всех сторон. - Я ничего не знаю о медицине. Или о таблетках. Или о хранилищах образцов. Или о том, что Общество может или не может сделать в области медицины. Я не знаю.

На минуту все замолкают. Потом заговаривает Инди. - Секрет Ксандера, - говорит она, поворачиваясь к Каю. - Содержит ли он в себе хоть какую-то разгадку всего этого?

Кай открывает рот, но не успевает сказать и слова, как все мы замечаем - маленькая красная лампочка вспыхивает на потолке пещеры, открытой Хантером.

И снова во мне кричит страх, и я не знаю, что пугает меня сильнее – Общество или Каверна, поймавшая нас в ловушку.

Глава 33. Кай

Хантер тянется к другой пробирке и тоже раскалывает ее, сжимая в руке.

- Бежим отсюда, - кричу я Кассии и остальным. - Вперед.

Инди даже не колеблется. Разворачивается, срывается с места в сторону выхода и исчезает в скалах.

- Мы не можем оставить его здесь, - говорит Кассия, глядя на Хантера, который, кажется, не видит и не слышит ничего, кроме пробирок, трескающихся в его руках.

- Я попробую заставить его пойти с нами, - обещаю ей. - Но тебе нужно уходить. Немедленно.

- Но он нужен нам, чтобы подняться наверх, - протестует она.

- Инди поможет тебе. Беги. Я тоже не задержусь.

- Мы будем ждать на развилке, - обещает Кассия. - Возможно, Обществу понадобится много времени, чтобы добраться сюда.

Если они уже не в этом районе, думаю я. Тогда это будет вопрос нескольких минут.

Как только они исчезли, я поворачиваюсь к Хантеру. - Остановись, - говорю я. - Пойдем с нами.

Он трясет головой, разбивая очередную пробирку.

- Мы должны попытаться догнать тех фермеров, которые пошли через равнину, - уговариваю я.

- Скорее всего, они уже мертвы, - отвечает он.

- Они ушли для того, чтобы присоединиться к Восстанию? - спрашиваю у него.

Хантер молчит.

Я уже не пытаюсь остановить его. Одна пробирка, тысяча – какая разница? Общество узнает об этом в любом случае. И часть меня хочет присоединиться к нему. Когда ты потерял все, почему бы не сделать то, что в твоих силах, прежде чем они придут за тобой? Я помню это чувство. Другая, темная часть меня, думает, а если он не пойдет за нами, то не сможет рассказать Кассии о Восстании, и о том, как найти повстанцев. О чем, я уверен, он знает.

Я возвращаюсь к входу в расселину и отыскиваю камень. Подношу его Хантеру. - Попробуй этим, - предлагаю я. - Так будет быстрее.

Хантер ничего не говорит в ответ, только берет у меня из рук глыбу и поднимает над головой. Потом быстро обрушивает камень на один ряд пробирок. Проскальзывая в расселину, я слышу, как они раскалываются.

Уже выбравшись наружу, прислушиваюсь, не кружат ли над головой воздушные корабли.

Ничего.

Пока что.

Они дожидались меня. - Вы должны были уйти вперед, - говорю я Кассии, но это и все, что успеваю произнести, прежде чем мы все, пристегнувшись, карабкаемся вверх. Подняться. Пересечь. Уже наверху, на этой голой равнине, я на мгновение задумываюсь, если бы мне пришлось бежать впереди или позади – что было бы лучше, чтобы защитить ее - и вдруг обнаруживаю, что мы уже бежим, плечом к плечу.

- Они будут искать нас? - задыхаясь, спрашивает Элай, как только мы достигаем другого ущелья.

- Будем бежать по гальке, где сможем, - отвечаю я.

- Но местами здесь сплошь песок, - паникует Элай.

- Все в порядке, - успокаиваю его. - Здесь постоянно идут дожди.

Мы все разом смотрим вверх. Небо над нами нежно-голубого цвета, как ранней зимой. Плывут серые облака, но они на расстоянии нескольких миль от нас.

Кассия не забыла о том, что сказала в пещере Инди. Она подбегает ко мне ближе и берет за руку. - Что имела в виду Инди? - запыхавшись, спрашивает она. - Насчет секрета Ксандера?

- Я понятия не имею, о чем она говорит, - я лгу.

И не смотрю в сторону Инди. Ее ботинки стучат по камням позади нас, но она не опровергает мои слова, и я догадываюсь, почему.

Инди жаждет найти Восстание и, по какой-то причине, думает, что мне лучше всех известно, как до них добраться. Она решила принять мою сторону, хотя я не нравлюсь ей даже сильнее, чем она не нравится мне.

Я беру Кассию за руку и прислушиваюсь, не шумят ли корабли над головой, но они пока не прилетели за нами.

Так же, как не пошел дождь.

В тот давнишний день, когда я и Ксандер украли красные таблетки, мы раздели их по три штуки и одновременно проглотили. Я наблюдал за его лицом. Я не мог дождаться, когда же он начнет забывать.

И у меня не заняло много времени, чтобы понять, - таблетки на него не действуют, у него тоже иммунитет. До этого дня, я думал, что я один такой.

- Ты должен был забыть, - сказал я Ксандеру.

- Я не забыл, - ответил он.

Кассия рассказала мне о том, что случилось в тот день в Городке, после того, как я уехал - она узнала, что у Ксандера иммунитет к красным таблеткам. Но ей не известен другой его секрет.

И я храню его тайну, потому что это самое верное решение, убеждаю я себя. Потому что только ему принадлежит право рассказать ей об этом. Но не мне.

Я стараюсь не думать о других причинах, из-за которых ничего не скажу ей.

Если она узнает его тайну, то изменит свое мнение о нем. И обо мне.

Глава 34. Кассия

Инди несет свою сумку даже более осторожно, чем прежде, и я думаю, может, что-то случилось с ее осиным гнездом во время нашей вылазки в Каверну. Хотя она и худая, я не понимаю, как ей удалось сберечь его, ползя в таком тесном пространстве, как смогла сохранить столь хрупкую оболочку гнезда и не раздавить.

Что-то в рассказе Инди о ее матери и лодке кажется мне странным, как эхо, отскочившее от стены каньона и частью застрявшее в другом мире. Мне стало интересно, а насколько хорошо я, по-настоящему, знаю Инди? Но когда она вновь перекладывает сумку, на мгновение показывается кусочек хрупкого, словно бумажного, гнезда, и моя картинка рассыпается лепестками роз, засохшими и невесомыми. Я знаю Инди еще с тех пор, как мы трудились в лагере, и пока что она не подводила меня.

Кай оборачивается и просит нас поторопиться. Инди бросает на него быстрый взгляд, а я успеваю заметить выражение непонятного желания на ее лице.

Запах дождя ощущается здесь раньше, чем видишь или чувствуешь его. Если любимый запах Кая в Отдаленных провинциях это шалфей, то мой, думаю, - дождь, он пахнет историей и новизной, скалами и небом, рекой и пустыней. Облака, которые мы заметили ранее, летят, гонимые ветром, небо меняет свои краски на багрово-сине-серые, солнце клонится к закату, а мы достигаем поселения фермеров.

- Разве мы не можем остаться здесь надолго? – спрашивает Элай, в то время как мы поднимаемся по тропе, ведущей в пещеры-хранилища. Зигзаг молнии ярко-белой вспышкой разрезает небо и землю, и раскаты грома нарушают тишину в ущелье.

- Нет, - отвечает Кай. Я с ним согласна. Опасность, исходящая от присутствия Общества в Каньоне, перевешивает даже то, с чем мы столкнулись лицом к лицу на равнине. Нам нужно уходить.

- Придется немного задержаться в пещере, - говорю я. – Нам необходимо запастись едой, и у нас с Инди нет книг и бумаг. – И, может быть, там мы найдем какие-нибудь сведения насчет Восстания.

- Гроза, кажется, задержит нас ненадолго, - предполагает Кай.

- На сколько? – интересуюсь я.

- На несколько часов, - отвечает он. – Общество – не единственная опасность для нас. Такой ливень может стать причиной внезапного наводнения в ущелье, и тогда мы не сможем пересечь реку и окажемся в ловушке. Поэтому переждем здесь, пока гроза не прекратится.

Путешествие наше такое долгое, и, разыщем мы Восстание или нет, через несколько часов все может закончиться. Но ведь я пришла сюда не для того, чтобы найти повстанцев, напоминаю себе, а затем, чтобы найти Кая, и я это сделала. Что бы ни случится дальше, мы все равно будем вместе.

Мы с Каем торопливо пробираемся в пещеру-библиотеку, к нагромождению коробок. Инди следует за нами.

- Сколько тут всего, - потрясенно говорю я, откидывая крышку одной из коробок и обнаруживая внутри кипы бумаг и книг. Совсем другой вид сортировки – так много страниц, так много истории. Вот что происходит, когда Общество не следит и экономит на нас.

Некоторые страницы отпечатаны; но многие написаны от руки различными людьми. Каждый почерк четкий и неповторимый, как и сами авторы. Они все умели писать. Внезапно я чувствую панику. - Как я узнаю, что среди этого имеет для нас значение? – спрашиваю я Кая.

- Думай о словах, - отвечает он, – и ищи их. О чем именно нам нужно узнать?

Мы вместе составляем список. Восстание. Общество. Враг. Лоцман. Мы должны узнать о воде и реке, о побеге, еде и выживании.

- Ты тоже, - говорит Кай Инди. – Все, что содержит в себе эти слова, откладывай сюда. – Он указывает на середину стола.

- Хорошо, - откликается Инди. На мгновение она ловит его взгляд. Он не отворачивается первым; это делает Инди, открывая книгу и просматривая ее страницы.

Я нахожу то, что выглядит многообещающе – отпечатанную брошюру. – У нас уже есть одна такая, - подает голос Элай. – Вик нашел их целую пачку.

Я кладу брошюру на место. Открываю книгу и тут же погружаюсь в чтение стиха.

Как звезды падали, Как снег

Как ворох лепестков, Когда июньский ветер рвет

Их пальцами с цветов.

Это тот самый стих, откуда Хантер взял строчку для могилы Сары.

Страница была вырвана и снова вставлена на место – на самом деле, вся книга оказывается собранной по частям и не по порядку, как будто она была подготовлена для сжигания на участке реставрации, а кто-то нашел ее и снова объединил все частички. Некоторых страниц все равно не хватает – обложка, кажется, была заменена на другую, после утери оригинала. Теперь это простой прямоугольник плотной бумаги, пришитый поверх листов, и я нигде не могу отыскать имени автора.

Я переворачиваю страницы и читаю другое стихотворение:

Недосягаем ты - Но я

Все приближаю шаг.

Осталось Холм и Море пересечь,

Пустыню, пару Рек.

Когда все расскажу тебе,

Не мерь мой долгий бег.¹

Холм. А затем пустыня, и путешествие – звучит, как наша с Каем история. Зная, что должна продолжать поиски в других книгах, я читаю это стихотворение, чтобы узнать, чем все заканчивается:

Пустыни было две – но Год

Холодным стал для нас –

Остыл песок.

Что ж, позади

Из двух Пустынь – одна.

Сахара – за ладонь твою –

Ничтожная цена.

Я бы заплатила любую цену за то, чтобы остаться с Каем. Кажется, я понимаю, о чем говорится в этом стихотворении, хотя и не знаю, что такое Сахара. Звучит почти как Сара, имя дочери Хантера, но жизнь ребенка была бы слишком высокой ценой за чью-то руку.

Смерть. Смерть дедушки в Ории: глазурная корочка на тарелке; стихотворение в медальоне; кристально-белые страницы; хорошая прощальная речь. Смерть на вершине Каньона: выжженные метки; широко распахнутые глаза. Смерть внизу в ущелье: рисунок голубых линий; капли дождя на лице ребенка.

И в пещере, ряды и ряды сверкающих пробирок.

Это уже не будем мы. Если даже они вытащат наши тела из воды, выроют из земли, и снова заставят двигаться и работать, все равно это уже будет не как в первой жизни. Что-то будет утеряно. Общество не может делать это ради нас. И мы не сможем сделать этого ради самих себя. Потому что есть что-то особенное, незаменимое в нашей первой жизни.

Кай кладет одну книгу на прежнее место и вынимает другую. Он ли тот, в кого я влюбилась впервые?

Или то был другой мальчик, который подарил мне первый настоящий поцелуй? Каждый клочок бумаги, данный мне Ксандером, содержит в себе воспоминание, такое отчетливое, что я почти могу прикоснуться к нему, попробовать на вкус и ощутить запах. Я почти слышу его зов, манящий меня к себе.

Я всегда думала, что Ксандеру повезло родиться в Городке, но сейчас уже не уверена в этом. У Кая было столько потерь в жизни, но то, что он имеет – не так уж мало. Он может творить. Он может сам сочинять стихи. А все, что написано Ксандером, – скопированное с порта или скрайба – не является его собственным. Другие всегда могли получить доступ к его мыслям.

Когда я встречаюсь глазами с Каем, сомнение, появившееся у меня, когда он и Инди обменялись взглядами, исчезает. Нет никакой неуверенности в том, как он смотрит на меня. – Ты нашла что-нибудь? – спрашивает он.

- Всего лишь стихотворение, - говорю я. – Мне нужно лучше сосредоточиться.

- Как и мне, - смеется Кай, - Первое правили сортировки. Его очень легко запомнить.

- Ты тоже умеешь сортировать? – я удивлена. Раньше он никогда не упоминал об этом. Это особенный навык, и не каждый человек владеет им.

- Меня научил Патрик, - мягко поясняет он.

Патрик? Кажется, на моем лице отражается потрясение.

- Они предполагали, что Мэтью когда-нибудь станет сортировщиком, – продолжает Кай. – Патрик хотел, чтобы я тоже знал основы этой специальности. Он понимал, что мне никогда не удастся получить хорошую работу. И хотел, чтобы я умел пользоваться своим разумом, после того, как больше не смогу ходить в школу.

- Но как он учил тебя этому? Порты зарегистрировали бы, если он показывал тебе примеры на них.

Кай кивает. – Он нашел другой способ, - умолкая, он оглядывается на Инди в другом конце пещеры. – Твой отец рассказал Патрику, что ты придумала для Брэма – как научила его играть на скрайбе. И это дало Патрику одну идею. Он сделал кое-что по тем же принципам.

- И чиновники ни разу ничего не заметили?

- Он не разрешал использовать для этого мой скрайб, - отвечает Кай. – Дядя выменял другой скрайб у архивистов, и отдал мне его в тот день, когда я получил место работы в центре распределения питания. Именно тогда я узнал об архивистах Ории.

Лицо Кая спокойно; голос приглушен. Мне знаком этот взгляд. Именно так он смотрит, когда говорит о том, о чем не рассказывал долгое время или вообще никогда. – Мы предполагали, что место работы не окажется хорошим. И я не был удивлен. Но, после ухода чиновника, я… - он делает паузу, – я пошел в свою комнату и достал компас. Сидел там какое-то время, держа его в руках.

Мне хочется прикоснуться к нему, обнять его, вложить ему в руки тот компас. Глаза наполняются слезами, пока я слушаю, что он говорит сейчас, еще более тихим голосом.

- Потом я поднялся, надел свой новый синий костюм и отправился на работу. Аида и Патрик не сказали ни слова. Как и я.

Кай смотрит на меня, а я тянусь к его руке в надежде, что ему захочется ощутить мое прикосновение. Его пальцы крепко переплетаются с моими, и я чувствую, что занимаю свое место в его истории. Это случилось с ним, когда я сидела в своем доме на той же улице, кушала готовую пищу, слушала новости из порта, мечтая об идеальной жизни, предназначенной мне.

- Той же ночью, Патрик принес домой выторгованный черный скрайб. Старый, громоздкий. С таким устаревшим экраном, что вызывал смех. Вначале я сказал дяде отнести его обратно. Я подумал, что он очень сильно рискует. Но Патрик просил меня ни о чем не волноваться; сказал, что мой отец отправил ему страницу со старинным произведением, после того, как погиб Мэтью. И именно этот лист Патрик использовал для торговли. Он также сказал, что всегда планировал применить его для моего блага.

- Мы прошли на кухню. Патрик надеялся, что грохот, издаваемый установкой для сжигания отходов, заглушит все остальные звуки. Мы встали так, чтобы быть вне поля зрения порта. Ну, вот. Так он и начал учить меня сортировать – большей частью не разговаривая, а только показывая мне. Я прятал скрайб вместе с компасом в своей комнате.

- Но в тот день, когда чиновники отбирали все наши артефакты, - говорю я. – Где ты спрятал его тогда?

- Когда они пришли, я уже обменял скрайб, - поясняет он. – На тот стих, что подарил тебе на день рождения. – Он улыбается, его глаза снова со мной. Со мной, здесь, в Отдаленных провинциях. Как же далеко мы зашли.

- Кай, - шепчу я. – Это было очень опасно. Что, если бы они поймали тебя с этим стихотворением?

Кай улыбается. – Даже тогда ты спасла меня. Если бы на том холме ты не рассказала мне строчки из Томаса, я бы ни за что не отправился к архивистам и не обменял скрайб на стихотворение к твоему дню рождения. И нас с Патриком поймали бы. Гораздо легче было спрятать один лист бумаги, чем целый скрайб. – Он ласково проводит рукой по моей щеке. – Благодаря тебе, в доме не оказалось ничего, что можно было отобрать, когда они пришли. Компас я тебе уже отдал тогда.

Я крепко обнимаю его. Им нечего было отобрать, потому что он уже все отдал и обменял, ради меня. Некоторое время мы храним молчание.

Затем, чуть отстранившись, он указывает на страницу открытой книги. – Здесь, - говорит он. – Река. Это одно из тех слов, что нам нужно, – то, как он произносит это, как двигаются его губы и звучит голос, вызывает во мне желание оставить эти бумаги и провести остаток дней в пещере, или в одном из тех домишек, или в низине у реки, пытаясь лишь разгадать тайну Кая.

¹Эмили Дикинсон – Недосягаем ты, пер. А. Кудрявицкий

Глава 35. Кай

Когда я начинаю переворачивать страницы историй фермеров, на память приходит моя собственная история. Вспыхивает, подобно молнии снаружи пещеры. Яркая. Быстрая. Не могу понять, вижу ли я в эти мгновения больше или, наоборот, ослеплен. Дождь льет как из ведра, и я представляю, что река выходит из берегов и заливает все кругом. Набегает на камень с высеченным на нем именем Сары и обнажает ее кости.

Во мне поднимается паника. Я не могу попасть в ловушку в этом месте. Не могу, подобравшись так близко, потерять свободу и умереть.

Я нахожу записную книжку с разлинованными страницами, покрытыми детскими каракулями. S. S. S. Тяжелая буква для начального изучения алфавита. Не дочь ли Хантера писала это?

- Думаю, ты уже достаточно взрослый, - сказал отец, передавая мне веточку тополя, которую прихватил с собой на обратном пути из Каньона. Другой веточкой он начертил знак в грязи, оставшейся после вчерашнего дождя. – Смотри, чему я научился, находясь в ущельях. К. Вот так начинается твое имя. Они сказали, что сначала нужно научить человека писать свое имя. Таким образом, даже если он не научится писать ничего другого, у него всегда будет что-то в запасе.

Позже отец сказал, что собирается учить и других детей.

- Зачем? – спросил я. Мне было пять лет, и я не желал, чтобы он учил еще кого-то.

Он знал, о чем я думал. – Тебя делает привлекательным не умение писать, - сказал он, - а то, что именно ты напишешь.

- Но если каждый будет уметь писать, я уже не буду особенным, - упорствовал я.

- Это не единственная вещь, имеющая значение в нашей жизни, - наставлял меня отец.

- Но ты же хочешь быть особенным, - продолжал я. Даже тогда я понимал. – Ты хочешь быть Лоцманом.

- Я хочу быть Лоцманом, потому что так смогу помогать людям, - ответил отец.

Я кивал в ответ, и я верил ему. И думал, что он тоже верил в собственные силы.

Другое воспоминание приходит на ум: я носился с запиской от отца по нашей деревне, забегая в каждый дом, чтобы все имели возможность прочитать, что там написано. На листке сообщалось время и место следующего собрания, и, как только я вернулся домой, отец тут же сжег эту бумагу.

- О чем вы будете говорить на этом собрании? – спросил я у отца.

- Фермеры снова отказались присоединиться к Восстанию, - ответил он.

- Что ты будешь делать? – поинтересовалась мама.

Фермеры нравились отцу. Они, а не повстанцы, научили его писать. Но Восстание первым наладило с ним контакт, еще до того, как нас реклассифицировали. Они планировали сражаться, а отец любил сражения. – Я останусь верен Восстанию, - ответил он. – Но по-прежнему буду вести торговлю с фермерами.

Инди немного наклоняется и ловит мой взгляд. Она дарит мне легкую улыбку, ее рука покоится на сумке, как будто она только что что-то положила туда. Что же она нашла?

Я продолжаю смотреть на девушку, пока она не отворачивается. Что бы это ни было, Кассии она ничего не показывает. Ладно, придется выяснить позже.

За несколько месяцев до последнего обстрела отец научил меня обращаться с электричеством. Это было его работой – чинить проводку во всем, что ломалось в деревне. Все наши приборы были давно использованы Обществом и списаны, как и мы сами. Особенно часто ломались печи для разогрева пищи. Ходили слухи, что еда, которую поставляло нам Общество, была предназначена для массового производства и содержала стандартный набор витаминов, то есть была совсем не такой индивидуально подобранной, как у жителей других провинций.

- Если бы ты мог выполнять здесь мою работу, - сказал отец, – например, чинить приборы для пищи и обогреватели, я бы тогда имел возможность ходить в ущелье. Никто не донесет Обществу, что ты работаешь вместо меня.

Я согласно кивал головой.

- Не каждый имеет такие ловкие руки, - сказал, присаживаясь, отец, - как ты. Они принесут пользу нам обоим.

Я бросил взгляд туда, где занималась рисованием моя мама, и снова посмотрел на провода, которые держал в руках.

- Я всегда знал, чем хотел заниматься, - продолжал отец. – Знал, как занизить баллы, чтобы получить назначение на ремонт механизмов.

- Это было рискованно, - ответил я.

- Да, - подтвердил он. – Но у меня всегда получается то, что я задумываю. – Он улыбнулся мне и всему окружающему в Отдаленных провинциях, которые он любил, и которым принадлежал. Потом он снова посерьезнел. – А теперь, давай посмотрим, сможешь ли ты сделать то же, что и я.

Я соединил провода, пластиковые клеммы и таймер таким образом, как показал отец, с небольшим изменением.

- Хорошо, - похвалил меня отец. – У тебя также есть интуиция. Общество утверждает, что ее не существует, но это не так.

Следующая книга оказывается тяжелой, с выгравированным на ней словом ГРОССБУХ. Я осторожно листаю страницы, начав с конца и проводя работу в обратном порядке.

Хотя я и ожидал этого, все равно становится больно, когда вижу на страницах список его сделок. Я узнаю их по его подписи на строчках и по дате заключения сделки. Он был одним из последних людей, кто продолжал торговать с фермерами, даже когда жизнь в Отдаленных провинциях стала еще более опасной. Он полагал, что прекращение торговли расценивалось бы, как выражение слабости.

Как говорится в брошюре, всегда есть Лоцман, и кто-то другой всегда готов занять его место, если тот погибнет. Мой отец никогда не был Лоцманом, но он всю жизнь был одним из тех, кто хотел занять это место.

- Делай то, что диктует Общество, - сказал я ему, когда повзрослел и стал замечать, как много рискованных вещей он совершает. – Тогда мы не попадем в неприятности.

Но отец не мог бороться с самим собой. Он был умным и хитрым, в постоянном движении, но не проницательным, поэтому никогда не знал, где нужно остановиться. Я замечал это, даже когда был ребенком. Ему недостаточно было ходить в ущелья и торговаться – он уже вынес оттуда все, что было интересного. Недостаточно было обучать меня – он уже обучил всех детей и их родителей. Ему недостаточно было просто знать о Восстании – ему хотелось встать во главе его.

Это по его вине мы погибли. Он действовал слишком рьяно и слишком многим рисковал. Люди не собирались бы все вместе на встречах так часто, если бы отец не настаивал на этом.

И после того памятного обстрела кто пришел на помощь выжившим?

Общество. Не повстанцы. Я видел, как они бросают тебя, когда ты им больше не нужен. И я боюсь Восстания. И даже более этого, я боюсь, кем бы я мог стать среди повстанцев.

Я подхожу к тому месту, где стояла Инди, когда что-то прятала в свою сумку. На столике передо мной лежит водонепроницаемая коробка, полная карт.

Я бросаю быстрый взгляд в сторону Инди. Она не спеша переходит с места на место. Ее пальцы листают страницы книг, а ее склоненная голова напоминает мне чашечку цветка юкки, пригнувшегося к земле.

- У нас осталось мало времени, - произношу я, поднимая коробку. – Я поищу карты для каждого из нас, на тот случай, если мы вдруг разделимся.

Кассия кивает. Она нашла еще что-то интересное. Я не могу разглядеть что это, но зато вижу радость на ее лице, и то, как напряжено ее тело от волнения. Сама мысль о Восстании оживляет ее. Это именно то, чего она жаждет. Возможно, это даже то, чего желал ее дедушка, – чтобы она разыскала повстанцев.

Я знаю, ты пришла в Каньон, чтобы найти меня, Кассия. Но оплот Восстания – это то место, куда, я не знаю, смогу ли пойти за тобой.

Глава 36. Кассия

Кай откладывает карту на стол и тянется за кусочком угольного карандаша. – Я нашел другой карандаш, которым сможем пользоваться, – говорит он мне, что-то помечая на странице. – Мне нужно будет починить его, а то он затупился немного.

Я беру другую книгу и рывками переворачиваю страницы, выискивая, что еще нам может помочь, но вместо этого в моей голове складывается концовка стихотворения. Оно о Кае, но не предназначено для его ушей, и я ловлю себя на мысли, что имитирую загадочный стиль автора:

Каждую смерть отмечала на карте

Каждую боль и удар

Мир мой был соткан страницами ночи

Снежные пятна расплавил пожар¹.

Я бросаю взгляд на Кая. Его руки так же проворно и аккуратно двигаются по карте, как и пишут слова, как, я уверена, будут прикасаться и ко мне.

Он не поднимает глаз, и я осознаю, что желаю его. И еще желаю знать, о чем он думает и что чувствует. Как ему удается сидеть так неподвижно, вести себя так тихо и замечать так много?

Как он может так притягивать меня и в то же время держать на расстоянии?

- Мне нужно выйти, - произношу я чуть позже, вздыхая от неудовлетворения. Мы толком ничего не нашли – лишь страницы и страницы истории, пропаганду на тему Восстания и Общества, и сведения о самих фермерах. Поначалу это завораживало, но теперь меня отвлекает река снаружи, поднимающаяся все выше и выше. Мой затылок ломит, сердце ноет, и я ощущаю легкую панику, зарождающуюся в груди. Неужели я теряю свою способность сортировать? Сначала приняла неверное решение насчет синих таблеток, а теперь это. – Гроза прошла?

- Я думаю, что да, - отвечает Кай. – Пойдем, глянем.

В пещере, полной запасов еды, Элай свернулся калачиком и уснул посреди сумок, набитых яблоками.

Мы с Каем выходим наружу. Дождь уже закончился, но в воздухе все еще пахнет озоном. – Мы можем выйти в путь, когда рассветет, - говорит Кай.

Я гляжу на него, на его темный профиль, слабо освещаемый фонариком. Общество никогда не узнает, как поместить все это на микрокарту. Принадлежит земле. Знает, как убегать. Они никогда не смогут изобразить то, чем он является.

- Мы все еще ничего не нашли, - я пытаюсь смеяться. – Если я когда-нибудь вернусь домой, Обществу придется изменить мою микрокарту. Пункт проявление исключительных перспектив в области сортировки им придется удалить.

- То, что ты делаешь, – гораздо важнее, чем сортировка, - бесхитростно говорит Кай. – Нам нужно немного отдохнуть, если, конечно, получится.

Он не так сильно, как я, заинтересован в том, чтобы отыскать Восстание, осознаю я. Он старается помочь мне, но если бы меня здесь не было, он бы вовсе не заботился о том, чтобы присоединиться к ним.

Внезапно, я вспоминаю строчку из того стихотворения. Недосягаем ты – но я…

Я выбрасываю слова из головы. Я просто устала, чувствую слабость, вот и все. И, вспоминаю, все еще не услышала историю Кая до конца. У него есть причины чувствовать себя так, а не иначе, но все они не известны мне.

Я думаю о тех вещах, которые он умеет делать, - писать, рисовать, вырезать – и неожиданно, глядя на то, как он стоит в темноте на краю опустевшего поселения, чувствую печаль, накрывающую меня с головой. Для такого, как он, нет места в Обществе, думаю я, для такого человека, который умеет творить. Он умеет делать столько вещей, несравнимо ценных, вещей, которых больше никто не умеет, а Общество это совершенно не заботит.

Мне кажется, что, когда Кай смотрит на это заброшенное поселение, он видит место, которому мог бы принадлежать. Где он мог бы писать вместе с остальными, где прекрасные девушки, запечатленные на картинах, умели бы танцевать.

- Кай, - окликаю его. – Я хочу услышать остальную часть твоей истории.

- Всю до конца? – уточняет он серьезно.

- Все, что ты захочешь мне рассказать, - отвечаю я.

Кай глядит на меня. А я прижимаюсь губами к его руке и целую кончики пальцев, каждый сустав, каждую царапину на ладони. Он прикрывает глаза.

- Моя мама рисовала с помощью воды, - начинает он. – А отец умел играть с огнем.

¹пер. tigra_du

Глава 37. Кай

Пока идет дождь, я позволяю своему воображению нарисовать нашу историю – такую, которую я бы записал, если бы мог.

Они забыли о Восстании и остались вдвоем в этом местечке. Они гуляли средь заброшенных зданий. Весной сеяли семена, а осенью собирали урожай. Они опускали босые ноги в ручей, а души их были полны поэзии. Слова, которые они нашептывали друг другу, эхом отскакивали от пустых стен ущелья. Их губы и руки ласкали везде, где они желали, и столько, сколько им хотелось.

Но даже в моей версии происходящего я не мог изменить того, кем мы являемся и того факта, что в этом мире есть и другие люди, которых мы любим.

Этим людям не нужно было много времени, чтобы появиться перед их мысленными взорами. Брэм с печалью наблюдал за ними, не сводя глаз. Рядом возник Элай. Их родители прошли мимо, поворачивая головы и бросая взгляд в сторону детей, которых они любили.

И, конечно, там был Ксандер.

Вернувшись в пещеру, мы видим, что Элай уже проснулся и помогает Инди перебирать бумаги. – Мы же не можем искать вечно, - с тревогой в голосе произносит он. – Общество скоро обнаружит нас.

- Еще чуть-чуть, - отвечает Кассия. – Я уверена, здесь должно быть что-то.

Инди откладывает книгу в сторону и вешает на плечо свою сумку. – Я собираюсь спуститься вниз, - оповещает она. – Еще раз поищу в домах, посмотрю, может, мы что-то упустили. – Ее глаза встречаются с моими, когда она идет к выходу, и я знаю, что Кассия заметила это.

- Как думаете, они поймали Хантера? – спрашивает Элай.

- Нет, - говорю я. – Я думаю, что Хантер вовремя сделает то, что задумал.

Элай задрожал. – Эта Каверна – в ней все неправильно.

- Я знаю, - отвечаю ему. Элай потирает глаза тыльной стороной ладони и тянется к следующей книге. - Тебе следовало бы еще немного поспать, Элай, - предлагаю я ему. – Мы сами продолжим поиски.

Элай внимательно оглядывает окружающие нас стены. – Мне вот интересно, почему здесь они ничего не рисовали? – говорит он задумчиво.

- Элай, - уже более строго повторяю я. – Отдыхай.

Он снова закутывается в покрывало, на этот раз в ближайшем к нам углу пещеры-библиотеки. Кассия старается не светить лучом фонарика в его сторону. Она закручивает волосы и откидывает их за спину, а я замечаю, что под ее глазами пролегли тени от сильной усталости.

- Тебе тоже нужно передохнуть, - говорю я.

- Здесь что-то есть, - отвечает она. – Я должна это найти. – Она улыбается. – Я чувствовала то же самое, когда разыскивала тебя. Иногда я думаю, что становлюсь всесильной, когда что-то ищу.

Это правда. Она такая. И я люблю в ней эту черту.

Именно поэтому мне пришлось солгать ей насчет секрета Ксандера. Если бы я не сделал этого, она бы не остановилась, пока не выяснила, что же это за секрет.

Я поднимаюсь на ноги. – Я пойду, помогу Инди, - говорю Кассии. Пришло время узнать, что она скрывает.

- Хорошо, - откликается Кассия. Она убирает ладонь со страницы книги, позволяя ей закрыться и потерять то, что читала. – Будь осторожен.

- Ладно, - отвечаю я. – Я скоро вернусь.

Найти Инди не сложно. Ее раскрывает мерцающий свет в одном из домов внизу, как будто она знала, что так и надо. Я спускаюсь вниз по высеченной в утесе тропинке, ставшей скользкой от дождя.

Приблизившись к дому, первым делом заглядываю в окно. Поверхность стекла покорежилась от времени и влаги, но я все равно могу разглядеть внутри Инди. Фонарик лежит рядом с ней, а в руках она держит совсем иной источник света.

Мини-порт.

Она слышит, как я вхожу. Я вырываю порт из ее рук, но мои пальцы не успевают вцепиться в него достаточно крепко. С глухим стуком мини-порт падает на пол, но не разбивается. Инди облегченно вздыхает. – Давай, - говорит она. – Смотри, если хочешь.

Она не повышает голос, но я отчетливо слышу в нем какое-то сильное желание. Сквозь звуки речи различаю журчание реки в ущелье. Инди протягивает руку и кладет ее на мою ладонь. Я впервые вижу, что она сама охотно прикасается к кому-то, и это удерживает меня от дальнейшего разбивания мини-порта о половицы.

Я гляжу на экран – передо мной возникает знакомое лицо.

- Ксандер, - удивленно произношу я. – У тебя есть фотография Ксандера. Но как… - уже через мгновение понимаю, как это произошло. – Ты украла микрокарту Кассии.

- Именно эту вещь она помогла мне спрятать на воздушном корабле, - в голосе Инди не чувствуется и толики вины. – Она не знала об этом. Я прятала микрокарту среди ее таблеток и хранила ее, пока не отыскала способ поглядеть, что на ней записано. – Она протягивает руку и выключает порт.

- Вот, значит, что ты нашла в библиотеке? – спрашиваю у нее. – Мини-порт?

Она трясет головой. – Нет, я украла его еще до того, как мы попали в пещеры.

- Но как?

- Я стащила его у парня-вожака в деревне, в ту ночь, когда мы сбежали. Ему следовало быть внимательнее. Все Отклоненные умеют воровать.

Не все, Инди, думаю я. Только некоторые из нас.

- Им известно, где мы находимся? – задаю ей вопрос. – Он передает местонахождение? – Мы с Виком не были до конца уверены, какие же функции выполняют мини-порты.

Она пожимает плечами. – Я так не думаю. Общество придет в любом случае, после того, что произошло в Каверне. Но мини-порт это не совсем то, что я хотела показать тебе. Я всего лишь проводила с ним время, пока ждала тебя. – Я начинаю что-то говорить насчет того, что она не должна была обворовывать Кассию, но тут она тянется к своей сумке и вынимает свернутый кусок плотной ткани. Холст.

- Вот что ты захочешь увидеть, - Инди разворачивает материю, которая оказывается картой. - Я думаю, здесь указан путь к повстанцам, - говорит она. – Гляди.

Слова, нанесенные на карту, зашифрованы, но пейзаж мне знаком: хребет Каньона и плато, протянувшееся позади него. Вместо того чтобы показывать горы, куда ушли фермеры, карта изображает реку, в которой погиб Вик – она протекает через равнину и теряется внизу карты. Водный поток обрывается в чернильно-темном пятне, поперек которого протянулись белые зашифрованные слова. - Я думаю, что это океан, - Инди указывает на темное пространство на карте. – А этими словами помечен остров.

- Почему ты не показала ее Кассии? – интересуюсь я. – Она ведь сортировщик.

- Я хотела отдать ее тебе, - отвечает Инди. – Из-за того, кем ты являешься.

- Что ты имеешь в виду? – удивляюсь я.

Она в нетерпении трясет головой. – Я знаю, что ты можешь разгадать шифр. Знаю, что ты умеешь сортировать.

Инди права. Я могу сортировать. И я уже выяснил, что означают эти белые слова: И Снова Вернешься Домой.

Строчка из стихотворения Теннисона. Это территория Восстания. Дом, как они называют это место. И попасть туда можно, следуя вниз по течению реки, в которой Общество раскидало свою отраву, и в которой погиб Вик.

- Откуда ты узнала, что я умею сортировать? – спрашиваю я Инди, опуская карту и притворяясь, что пока не смог разгадать шифр.

- Я подслушивала, - отвечает она и затем наклоняется вперед. За исключением нас двоих, сидящих в свете фонаря, весь остальной мир кажется погруженным в темноту, и я остался наедине с ней и с ее мыслями обо мне. – Я знаю, кто ты такой, – она склоняется еще ближе. – И кем тебе положено быть.

- Кем мне положено быть? – переспрашиваю я, но не отстраняюсь от нее. Инди улыбается.

- Лоцманом, - отвечает она.

Я смеюсь и расслабляюсь. – О, нет. А как же то стихотворение, которое ты рассказывала Кассии? В нем говорится о женщине-Лоцмане.

- Это не стих, - свирепо говорит Инди.

- Песня, - до меня, наконец, доходит. – Слова, которые требуют музыкального сопровождения. - Я должен был догадаться.

Инди сокрушенно вздыхает. – Не имеет значения, откуда придет Лоцман, мужчина это будет или женщина. Здесь важна идея. Сейчас я это понимаю.

- Но я все равно не Лоцман.

- Ошибаешься, - настаивает она. – Ты просто не хочешь им быть, поэтому и избегаешь встречи с повстанцами. Кто-то должен вернуть тебя в лоно Восстания. Именно это я и пытаюсь сделать.

- Восстание это не то, что ты себе представляешь, - говорю я. – Это не сборище Отклоненных и Аномалий, мятежников и бродяг, стремящихся к свободе. Это целая организованная система.

Она снова пожимает плечами. – Что бы это ни было, я хочу стать частью его. Я всю свою жизнь мечтала об этом.

- Ели ты считаешь, что она приведет нас к Восстанию, почему даешь ее мне? – спрашиваю Инди, тряся картой. – Почему не Кассии?

- Мы похожи, - шепчет она. – Ты и я. Мы больше подходим друг другу, чем вы с Кассией. Мы могли бы уйти прямо сейчас.

Она права. Я действительно вижу свое отражение в Инди. Я чувствую такую сильную жалость по отношению к ней, что это, возможно, нечто совсем другое. Сочувствие. Каждому необходимо верить во что-то, чтобы выжить. Она выбрала Восстание. Я выбираю Кассию.

Инди долгое время хранит молчание. Скрывающаяся, убегающая, в постоянном движении. Я вытягиваю свою руку рядом с ее ладонью, не прикасаясь к ней при этом. Но она может видеть шрамы на моих пальцах, оставшиеся от жизни в этих местах – отметки, которых не бывает у Граждан Общества.

Инди смотрит на мою руку. – Как долго? – спрашивает она.

- Как долго что?

- Как долго ты находишься в статусе Отклонение от нормы?

- Я тогда был ребенком, - отвечаю я. – Они реклассифицировали нас, когда мне было три года.

- И кто стал причиной этого?

Я не хочу отвечать на этот вопрос, но чувствую, что мы подошли к опасному краю. Как будто она держится за стену ущелья. И если я сделаю неверное движение, она посмотрит через плечо, отцепится и упадет вниз. Мне придется открыть ей часть моей истории.

- Мой отец, - отвечаю я. – Мы были Гражданами Общества и жили в одной из Приграничных провинций. Затем Общество обвинило его в связях с повстанцами и выслало нас всех в Отдаленные провинции.

- Он был повстанцем? – спрашивает она.

- Да, - подтверждаю я. – И затем, когда мы уже собирались покинуть нашу деревню, он убедил односельчан последовать за ним. Почти все погибли.

- Тем не менее, ты все еще любишь его, - говорит она.

Теперь и я на краю вместе с ней. Ей все известно. И мне придется сказать правду, если я хочу удержать ее от падения.

Я делаю глубокий вдох. – Конечно, люблю.

Я сказал это.

Ее рука лежит на полу рядом с моей, на рассохшихся половицах. Дождь за окном рассыпается на золотые и серебряные нити в луче моего фонарика. Не думая о том, что делаю, я мягко касаюсь ее пальцев.

- Инди, - говорю я. – Я вовсе не Лоцман.

Она мотает головой. Не верит. – Просто прочти карту, - убеждает она меня. – И тогда все поймешь.

- Нет. Я не хочу знать все. Я хочу знать твою историю. – Я поступаю жестоко, потому что, если кто-то узнает твою историю, он узнает тебя самого. И потом может причинить тебе боль. Именно поэтому я держу некоторые факты своей истории при себе, даже от Кассии. – Если я пойду с тобой, мне придется узнать о тебе все. – Я лгу. Я не хочу идти с ней к повстанцам, невзирая ни на что. Понимает ли она это?

- Все началось с того, когда ты убежала, - я стараюсь подбодрить ее.

Она смотрит на меня, раздумывая. Внезапно – хотя она и кажется такой колючей – мне хочется дотянуться и обнять ее. Не так, как я обнимаю Кассию - а как кого-то, кто тоже понимает, что значит быть Отклоненным.

- Все началось с того, когда я убежала, - повторяет она.

Я наклоняюсь ближе, чтобы расслышать. Предаваясь воспоминаниям, она говорит гораздо тише, чем обычно. – Я хотела сбежать из трудового лагеря. Когда они затащили меня обратно на воздушный корабль, я думала, что потеряла последний шанс вырваться. Я знала, что в Отдаленных провинциях мы обречены на погибель. А потом увидела на корабле Кассию. Ее не должно было быть ни там, ни в лагере. Я копалась в ее вещах и поняла, что она не была Отклоненной.

- Так для чего же она прокралась на борт корабля? Что надеялась найти?

Пока Инди рассказывает, она, не отрываясь, смотрит мне в глаза, и я вижу, что она не врет. Первый раз она совершенно открыта передо мной. Она выглядит красивой, когда не сдерживает себя.

- Позднее, в деревне, я слышала, как Кассия разговаривала с тем парнем о Лоцмане, и о тебе. Она хотела идти за тобой, и вот тогда я впервые подумала, что ты можешь быть Лоцманом. Я думала, Кассия знала об этом, но держала от меня в тайне.

Инди смеется. – А потом я осознала, что она не лгала мне. Она не говорила мне о том, что ты Лоцман, потому что сама не понимала этого.

- Она права, - повторяю я. – Я не Лоцман.

Инди пренебрежительно встряхивает головой. – Ладно. Тогда как насчет красных таблеток?

- О чем ты говоришь?

- Они ведь не действуют на тебя? – спрашивает она.

Я не отвечаю, но она и так знает.

- Так же, как не действуют на меня, - продолжает она. – И, держу пари, что Ксандер тоже невосприимчив к ним. – Она не дает мне времени согласиться или опровергнуть ее слова. – Я думаю, некоторые из нас – особенные. И Восстание каким-то образом избрало нас. Для чего бы нам еще быть иммунами? – Ее голос звенит от напряжения, и снова я понимаю, что она чувствует. Перейти из разряда отверженных к избранным – это то, чего желают все Отклоненные.

- Если мы такие, то почему повстанцы ничего не предприняли для нашего спасения, когда Общество выслало нас сюда? – напоминаю я ей.

Инди насмешливо смотрит на меня. – Почему они должны это делать? – говорит она. – Если мы сами не сможем найти путь к ним, тогда мы не имеем права быть частью Восстания, – она вздергивает подбородок. – Я не могу точно сказать, что написано на карте, но знаю, что в ней подсказка, как добраться до повстанцев. Она выглядит именно та, как говорила мне мама. Черное пятно – это океан. То место, где растянулись слова, - остров. Нам всего лишь нужно добраться туда. И карту нашла я. А не Кассия.

- Ты завидуешь ей, - говорю я. – Поэтому ты позволила ей принять синюю таблетку?

- Нет, - голос Инди звучит удивленно. – Я даже не заметила, когда она приняла ее, иначе бы остановила. Я не желала ей смерти.

- Но ты хочешь бросить ее здесь. И Элая.

- Это не то же самое, - отрицает Инди. – Общество найдет ее и вернет в то место, которому она принадлежит. С ней все будет в порядке. И с Элаем тоже. Он так юн, должно быть, произошла какая-то ошибка, почему он очутился здесь.

- А что, если нет? – спрашиваю я.

Она бросает на меня долгий проницательный взгляд. – Ты бросил людей и убежал. Не делай вид, будто ничего не понимаешь.

- Я не собираюсь бросать ее, - отвечаю я.

- Я и не думала такое, - говоря это, Инди не выглядит расстроенной. – Частично, именно поэтому я дала тебе ту записку с секретом Ксандера. Чтобы напомнить тебе, если все сложится так.

- Напомнить о чем?

Инди усмехается. – О том, что, так или иначе, ты все равно станешь частью Восстания. Не хочешь сбежать и пойти со мной. Отлично. Не зависимо от этого, ты все же будешь принадлежать Восстанию. – Она тянет руку к мини-порту, и я позволяю ей взять его. - Ты присоединишься, потому что тебе нужна Кассия, и потому что ей это нужно.

Я трясу головой. Нет.

- Разве ты не думаешь, что для тебя самого будет лучше быть в рядах повстанцев? – резко говорит Инди. – Или даже лидером? Иначе, зачем бы ей выбирать тебя, когда у нее был Ксандер?

Почему Кассия выбрала меня?

Возможные виды деятельности: рабочий по распределению питания, поселенец-приманка.

Возможность успешного будущего: не применимо для Отклоненного.

Возможная длительность жизни: 17 лет. Направлен умирать в Отдаленные провинции.

Кассия поспорила бы, что она видит меня совсем в другом свете, чем Общество. Она бы сказала, что их прогнозы ничего не значили.

Для нее не значат. За это я тоже люблю ее.

Но я совсем не уверен, что она выбрала бы меня, если бы знала секрет Ксандера. Инди дала мне ту записку, потому что хотела поиграть на моих чувствах, на неуверенности насчет Ксандера и Кассии. Но этот клочок бумаги – и секрет – означает даже больше, чем думает Инди.

Должно быть, что-то отражается на моем лице – истинность всего сказанного Инди. Ее глаза широко распахнуты, и я почти могу прочитать ее упорядоченные мысли: мое нежелание присоединиться к Восстанию. Лицо Ксандера на микрокарте. Собственная навязчивая идея Инди о нем и о том, как найти повстанцев. Из этих кусочков, в кружащемся четком калейдоскопе яркого, своеобразного разума Инди, складывается картинка, показывающая, что она кругом права.

- Так вот, - уверенным голосом она подводит итог. – Ты не сможешь отпустить ее одну к повстанцам, иначе потеряешь ее, - Инди улыбается. – В этом и заключается секрет: Ксандер является частью Восстания.

Это случилось за неделю до банкета Обручения.

Меня остановили по дороге домой и сказали: - Неужели ты не устал от потерь, разве тебе не хочется побеждать, не хочется присоединиться к нам? С нами ты мог бы победить. – Я ответил им отказом. Я сказал, что видел, как они проигрывают, и с ними скорее собьюсь с пути.

На следующий вечер меня отыскал Ксандер. Я был в палисаднике, сажал новые сорта роз на клумбе для Патрика и Аиды. Он стоял рядом со мной, улыбался и делал вид, будто мы разговариваем о чем-то обычном и будничном.

- Ты присоединился? – спросил он.

- Присоединился к чему? – спросил я, смахивая пот с лица. Тогда мне нравилось копать. И даже представления не было о том, сколько всего мне придется сделать позже.

Ксандер присел на корточки и сделал вид, что помогает мне. – К Восстанию, - тихо произнес он. – Против Общества. Кое-кто обратился ко мне на этой неделе. Ты ведь тоже состоишь в их рядах?

- Нет, - ответил я Ксандеру.

Его глаза распахнулись. – Я думал иначе. Просто был уверен в этом.

Я затряс головой.

- Я думал, мы оба должны быть в их рядах, - сказал он странно-смущенным голосом. Никогда раньше я не слышал, чтобы Ксандер говорил таким тоном. – Думал, что ты, возможно, всегда знал о них. – Он прервался. – Как ты думаешь, у нее они тоже спрашивали?

Мы оба знали, о ком идет речь. Кассия. Конечно же.

- Я не знаю, - ответил я Ксандеру. – Вполне вероятно. Они ведь спрашивали у нас. Наверно, у них есть список людей, с которыми нужно связаться в нашем Городке.

- А что случается с теми, кто говорит «нет»? – поинтересовался Ксандер. – Они дали тебе красную таблетку?

- Нет, - сказал я.

- Может быть, у них нет доступа к красным таблеткам, - предположил Ксандер. – Я работаю в медицинском центре, но даже не знаю, где Общество хранит красные таблетки, где-то отдельно от синих и зеленых.

- Или, возможно, повстанцы просят присоединиться лишь тех людей, которые точно не выдадут их, - продолжил я.

- А откуда им это известно?

- Некоторые из них по-прежнему члены Общества, - напомнил я ему. – У них есть наши данные. Они могут пытаться прогнозировать, как мы поступим, - я прервался. – И они правы. Ты не выдашь их, потому что присоединился. А я не выдам, потому что отказался. – И потому что я Отклоненный, подумал я про себя. Меньше всего мне хочется привлекать к себе внимание, особенно доносить на повстанцев.

- Почему ты не присоединился? – спросил Ксандер. В его голосе не было слышно никакой насмешки, он просто хотел знать. Впервые за все то время, что мы знакомы, я заметил в его глазах нечто, похожее на страх.

- Потому что я не верю в них, - ответил я ему.

Мы с Ксандером никогда не были уверены, обратятся ли они к Кассии. И мы также не знали, примет ли она после этого красную таблетку. И не могли у нее ничего спросить, чтобы не вовлечь в неприятности.

Позже, когда я увидел ее в лесу читающей те два стихотворения, я подумал, что принял неправильное решение. Я думал, что у нее есть стих Теннисона, потому что он относится к произведениям Восстания, и что я упустил свой шанс быть вместе с ней в рядах повстанцев. Но затем я выяснил, что стихотворение, которое она действительно любила, было другим. Она избрала свой собственный путь. И тогда я еще сильнее влюбился в нее.

- Ты серьезно хочешь присоединиться к Восстанию? – задаю вопрос Инди.

- Да, - отвечает она. – Да.

- Нет, - возражаю я. – Ты хочешь этого сейчас. Может быть, ты будешь счастлива среди них несколько месяцев, лет, но это не твое.

- Ты не знаешь меня, - говорит она.

- Нет, знаю, - продолжаю я. Я быстро придвигаюсь к ней ближе и снова касаюсь ее руки. У нее перехватывает дыхание. – Забудь обо всем этом. Мы не нуждаемся в Восстании. Здесь есть фермеры. Мы начнем жизнь сначала, я и ты, и Кассия, и Элай. Где-нибудь на новом месте. Что случилось с той девочкой, которая хотела уплыть и потерять берег из виду? – Я крепко стискиваю ее руку и не отпускаю.

Инди ошеломленно глядит на меня. После того, как Кассия рассказала мне историю Инди, я понял, что произошло. Инди столько раз слышала рассказ о ее матери, о лодке и воде, что просто начала верить в это.

Но сейчас она вспомнила то, о чем пытается забыть. Что это была не ее мать, а она сама. Всю жизнь, слушая песню мамы, Инди в результате построила лодку и стала причиной своей реклассификации. Она потерпела неудачу, разыскивая Восстание, и даже никогда не теряла берег из виду. В конечном счете, Общество просто отправило ее умирать в пустыне подальше от океана.

Я уверен, все случилось именно так, потому что знаю Инди. Она не из тех людей, которые будут просто так наблюдать, как кто-то строит лодку и уплывает без них.

Инди так сильно желает разыскать Восстание, что не замечает ничего вокруг. В том числе и меня. Я гораздо хуже, чем она обо мне думала.

- Прости меня, Инди, - говорю я, действительно раскаиваясь. И мне больно от того, что я собираюсь сделать. – Но Восстание не спасет никого из нас. Я видел, что случается, когда кто-то присоединяется к ним. – Я подношу спичку к уголку карты. Инди вскрикивает, но я крепко держу ее. Огонь начинает лизать края холста.

- Нет, - кричит Инди, пытаясь выхватить карту. Я отталкиваю ее. Она оглядывается по сторонам, но мы оба оставили наши фляжки в пещере. – Нет, - снова выкрикивает Инди и, отталкивая меня, выбегает наружу.

Я не пытаюсь остановить ее. Что бы она ни собиралась сделать – собрать дождевые капли или принести воду из реки – это займет слишком много времени. Хорошо, что карта исчезла. И воздух снова наполнен запахом горения.

Глава 38. Кассия

Мне сложно сосредоточиться на строчках перед собой, в то время как я представляю, о чем там разговаривают в ночи за пределами пещеры. Я обнаруживаю, что снова читаю поэзию, следующую часть стихотворения Недосягаем ты – но я:

Осталось Море - малый путь

Для ободрённых ног.

Товарищ детских игр, трудись!

Отныне пусть я вновь

Пушинкой стану для тебя –

Легчайшей из всех нош.

На этом стих обрывается, хотя я могу утверждать, что дальше шли и другие строфы. Следующая страница вырвана из книги и утеряна. Но даже в этих кратких строчках я слышу, что поэт разговаривает со мной. Ушедши, она или он по-прежнему имеет голос.

Почему я так не могу?

Я внезапно осознаю, чем меня так привлекает творчество этого автора. Не только сами слова, но их значение, чувство того, как она умеет вставить слова в нужное место и сделать их своими собственными.

Но сейчас не время для этого, напоминаю я себе. Следующая коробка полна книг, похожих одна на другую; все они содержат слово ГРОССБУХ на кожаной обложке. Я беру одну книгу и пробегаюсь глазами по строчкам:

Тринадцать страниц истории, за пять синих таблеток. Плата посреднику: одна синяя таблетка.

Одно стихотворение, Рита Дав, в оригинальной печати, за информацию о действиях Общества. Плата посреднику: право доступа к обменной информации.

Один роман, Рэй Брэдбери, третье переиздание, за один датапод и четыре оконных стекла с участка реставрации. Плата посреднику: два стекла.

Одна страница из Библии, за три пузырька лекарства. Плата посреднику: ничего. Посредник провел личный обмен от своего имени.

Значит вот как происходила торговля, и поэтому здесь так много разорванных книг и утерянных страниц. Фермеры собирали книги, но они же разрывали их, оценивали стоимость и обменивали по частям и кусочкам. Эта мысль огорчает меня, но, конечно, им просто приходилось заниматься этим.

Так же как приходится архивистам, и пришлось мне, когда я сохранила таблетки и обменяла компас.

Таблетки. Записки Ксандера. Спрятал ли он внутри что-нибудь секретное? Я разрываю пакет и раскладываю содержимое на две кучки на столе: синие таблетки отдельно, записки отдельно.

Ни в одной из бумажек не говорится о чем-то секретном.

Возможный род деятельности: чиновник.

Возможность успешного будущего: 99,9 процентов.

Возможная длительность жизни: 80 лет.

Информация, открывающаяся строчка за строчкой, уже известна мне, либо я о ней догадывалась.

Чувствую на себе взгляд. Кто-то стоит у входа в пещеру. Поднимаю глаза, направляю луч фонарика вдоль песчаного пола, одновременно запихивая таблетки и записки обратно в сумку. – Кай, - начинаю я. – Я только…

Этот человек слишком высок, чтобы быть Каем. Напуганная, я освещаю его лицо, и он руками прикрывает глаза. Запекшаяся кровь покрывает руки вперемешку с голубыми линиями.

- Хантер, - вскрикиваю я. – Ты вернулся!

- Я хотел убежать, - говорит Хантер.

Сначала я думаю, что он имеет в виду Каверну, но потом понимаю – он отвечает на вопрос, заданный Инди перед тем, как мы начали взбираться на скалу – Что ты решил?

- Но ты не смог уйти, - понимающе произношу я. Бумаги, лежащие на столе, трепыхаются, когда он подходит ближе. – Из-за Сары.

- Она умирала, - отвечает он. – Не могла двигаться.

- А остальные не стали вас дожидаться? – потрясенно спрашиваю я.

- Не было времени, - объясняет Хантер. – Это могло угрожать всем беженцам. Те, кто был недостаточно быстр, чтобы бежать, решили сражаться. Но она была ребенком, и слишком больна. – Мышца на его щеке подергивается, и, когда он моргает, по щекам начинают течь слезы. Но он не замечает их. – Я составил соглашение с теми, кто остался. Я помогал им устанавливать взрывчатку в Каньоне, а они позволили мне остаться с Сарой, вместо того, чтобы ждать сражения, – он качает головой. – Я не знаю, почему ничего не сработало. Корабли должны были рухнуть на землю.

Я не знаю, что сказать. Он потерял дочь и всех своих знакомых. – Ты все еще можешь пойти на равнину и найти остальных, - говорю ему. – Еще не слишком поздно.

- Я вернулся, потому что обещал сделать кое-что, - отвечает он. – Там, в Каверне, я забылся. – Хантер подходит к одной из длинных плоских коробок на столе и скидывает крышку. – Пока я еще здесь, я покажу тебе, как добраться до Восстания.

Пальцы покалывает от нетерпения, и я оставляю книгу лежать на столе. Наконец-то. Хоть один человек знает что-то реальное о повстанцах. – Спасибо тебе, - говорю я. – А ты пойдешь с нами? – Я не допускаю даже мысли о том, чтобы оставить его одного.

Хантер смотрит на меня поверх коробки. – Здесь лежала карта. Ее кто-то забрал.

- Инди, - догадываюсь я. – Она вышла совсем недавно. Не знаю, куда она могла пойти.

- В одном из домов горит свет, - замечает Хантер.

- Я пойду с тобой, - говорю я, кидая быстрый взгляд на Элая, который по-прежнему спал в углу пещеры.

- Он будет в безопасности, - успокаивает Хантер. – Общество пока еще не пришло сюда.

Я выхожу следом за ним из пещеры, потом вниз по скользкой тропинке. Мне не терпится найти Инди и отобрать то, что она скрыла от нас.

Но, когда мы открываем входную дверь небольшого освещенного домика, то видим только Кая: свет от огня мерцает на его лице, пока он сжигает карту того места, куда я так хочу добраться.

Глава 39. Кай

Сначала я замечаю Кассию, следом за ней появляется Хантер, и я понимаю, что пропал. Даже если карта сгорит, Хантер все равно сможет объяснить ей, где находится Восстание.

Она выхватывает карту у меня из рук и бросает ее на пол, топча ногами в попытке потушить пламя. Края рассыпаются кусочками черного пепла, но большая часть карты остается цела.

Она выбирает Восстание.

– Ты собирался скрыть ее от меня! – возмущается Кассия. – Если бы Хантер не вернулся, я бы ни за что не узнала, где искать Восстание.

Я молчу в ответ. Что тут скажешь?

- Что еще ты скрываешь? – спрашивает меня Кассия, и ее голос обрывается. Она поднимает карту, осторожно сжимая ее в руках. Так же она держала то стихотворение на Холме. – Ты солгал мне насчет секрета Ксандера, не так ли? О чем он?

- Я не могу тебе сказать.

- Почему?

- У меня нет на это права, - отвечаю я. – Только он может рассказать. – Не только эгоизм удерживает меня от того, чтобы открыть Кассии секрет Ксандера. Я просто знаю, что он хотел сам рассказать ей обо всем. Я перед ним в долгу. Он знал мой секрет – что мой статус Отклонение от нормы – и никому о нем не рассказал. Даже Кассии.

Это не игра. Мы не соперники, и Кассия – не приз.

- Но здесь, на ней, - говорит Кассия, глядя на карту, - есть выбор. Ты собирался лишить меня – нас – возможности выбрать.

Воздух в помещении наполнен резким и горьким запахом горелой ткани. Я с испугом замечаю, что Кассия смотрит на меня взглядом сортировщика. Анализирует факты. Подсчитывает. Я знаю, кого она видит – мальчика на экране в самом верху списка Общества. Не того, кто стоял рядом с ней на Холме, и кто обнимал ее при свете луны в ночном ущелье.

- Где Инди? – спрашивает она.

- Она выбежала на улицу, - отвечаю ей.

- Я разыщу ее, - предлагает Хантер и исчезает за дверью, оставляя нас с Кассией наедине.

- Кай, - начинает она. – Это же Восстание, – в ее голосе слышится возбуждение. – Неужели тебе не хочется стать частью того, что может изменить все?

- Нет, - отрицаю я, и она отступает на шаг назад, как будто я физически ранил ее.

- Но мы не можем убегать вечно, - настаивает Кассия.

- Я прожил в покое многие годы, - говорю я. – Как ты думаешь, чем я занимался, вернувшись в Общество? – А потом слова начинают литься потоком, и я не могу остановить их. – Ты влюблена в саму идею о Восстании, Кассия. Но, в действительности, ты понятия не имеешь, что это такое. Ты не знаешь, что значит пытаться бунтовать и видеть, как гибнут все вокруг тебя. Ты не знаешь.

- Ты ненавидишь Общество, - произносит Кассия. Она все еще пытается произвести вычисления, сложить какие-то цифры. – Но и не желаешь присоединиться к Восстанию.

- Я не доверяю Обществу, и не доверяю повстанцам, - пытаюсь объяснить ей. – Я не выбираю никого из них. Потому что видел, на что способны и те, и другие.

- Что же еще можно выбрать? – спрашивает она.

- Мы могли бы присоединиться к фермерам, - предлагаю я.

Но даже не уверен, что она вообще слышит меня.

- Скажи, зачем? Зачем тебе нужно было лгать мне? Зачем хотел лишить меня выбора?

Ее взгляд смягчился, и она снова смотрит на меня, как на Кая – человека, которого любит – и, в какой то степени, это даже хуже. В голове проносятся все причины, по которым я врал: потому что я не могу потерять тебя, потому что я эгоист, потому что я никому не доверяю, я не доверяю даже самому себе, потому что, потому что.

- Ты знаешь, почему, - во мне неожиданно вспыхивает гнев. На все подряд. На каждого: Общество, Восстание, отец, я сам, Инди, Ксандер, Кассия.

- Нет, не знаю, - начинает она, но я не даю ей закончить.

- Страх, - говорю я, удерживая ее взгляд. – Мы оба боялись. Я боялся потерять тебя. А ты боялась тогда, в Городке, когда отняла у меня возможность выбирать.

Она отступает назад. Я вижу по ее лицу, что она поняла, о чем я говорю. Она не забывала об этом.

Я снова в той жаркой, наполненной светом комнате, с покрасневшими руками, в синей униформе. По спине стекают струйки пота. Я чувствую унижение, не хочу, чтобы она видела меня за работой. Желаю взглянуть наверх, поймать взгляд ее сверкающих глаз, и сказать, что это я, все тот же Кай. А не просто какой-то номер.

- Ты сортировала меня, - продолжаю я.

- А что еще мне было делать? – шепчет она. – Они наблюдали за мной.

Мы уже говорили об этом на Холме, но здесь, в низине ущелья, все кажется иначе. Я ясно чувствую, что мне никогда не убедить ее.

- Я попыталась исправить это. Я прошла весь этот путь, чтобы отыскать тебя.

- Отыскать меня или Восстание? – переспрашиваю я.

- Кай, - начинает она, и умолкает.

- Прости, - говорю я Кассии. – Но это единственная вещь, которую я не смогу сделать ради тебя. Я не присоединюсь к Восстанию.

Все, я сказал это.

В темноте заброшенного дома ее лицо выглядит бледным. Где-то над нашими головами с неба просачивается дождь, а я думаю о падающем снеге. О картинках, нарисованных водой. О поэзии, пронизывающей поцелуи. Это слишком прекрасно, чтобы продлиться долго.

Глава 40. Кассия

Хантер толчком распахивает дверь и заходит в дом. Инди вместе с ним. - Нам нельзя терять времени, - произносит он. – Вы найдете Восстание, следуя этой карте. Ты можешь разгадать шифр?

Я киваю.

- Тогда карта твоя, за то, что рассказала, что находится в той пещере.

- Спасибо, - отвечаю я, аккуратно сворачивая карту. Она сделана из плотной ткани и разрисована темными красками. Ее можно использовать в дождь и окунать в воду, и она не испортится. Но от огня ее нужно держать подальше. Сердце ноет, когда я бросаю взгляд на Кая, желая, чтобы мы могли перебраться через реку произошедшего так же легко, как провести линию на карте.

- Я ухожу в горы, попытаюсь найти остальных, - говорит Хантер. – Если кто-то из вас не хочет идти к повстанцам, можете пойти со мной.

- Я хочу найти Восстание, - заявляет Инди.

- По крайней мере, мы можем пойти все вместе до конца равнины, - предлагаю я. Нельзя же пройти столь долгий путь только для того, чтобы в одно мгновение разорвать все отношения.

- Вы должны уходить сейчас же, - торопит Хантер. – Я догоню вас, как только заблокирую вход в пещеру.

- Заблокируешь пещеру? – переспрашивает Инди.

- Мы сразу планировали перекрыть вход таким образом, чтобы издалека все выглядело, как обычный оползень, - объясняет Хантер. – Мы не хотим, чтобы Общество добралось до наших бумаг. Я обещал остальным фермерам, что сделаю это. Но мне нужно какое-то время, чтобы все подготовить. Не нужно меня ждать.

- Нет. Мы можем подождать. – Мы не должны снова оставлять его одного. И, хотя я понимаю, что наша группа – наша маленькая разрозненная группа, которая каким-то образом объединилась – должна, в конечном счете, расколоться, я не хочу, чтобы это произошло прямо сейчас.

- Значит, именно для этого вы сохранили взрывчатку? – уточняет Кай. Я не могу понять выражение его лица – оно закрыто и отстраненно. Это снова Кай из Общества, и я чувствую резкую боль от потери того Кая из Каньона. – Я могу помочь тебе.

- Ты умеешь работать с проводами? – спрашивает Хантер.

- Да. Но взамен я хочу кое-что, виденное мною в одной из пещер.

- По рукам, - соглашается Хантер.

На что обменивается Кай? Что ему нужно? И почему он даже не смотрит в мою сторону?

Но никто больше не обсуждает возможность разделиться на группы. Мы остаемся вместе.

До поры до времени.

В то время как Кай с Хантером собирают проводку, мы с Инди спешим обратно в пещеру, чтобы разбудить Элая и наполнить сумки необходимыми в походе вещами. Мы подготавливаем пещеру для взрыва: накрываем крышками коробки с книгами и раскладываем их вдоль стен, чтобы лучше защитить. По непонятным причинам, меня сильно тянет к вырванным из книг страницам. Я не могу себя побороть и кладу несколько листов в свою сумку вдобавок к провизии, воде и спичкам.

Хантер объяснил, где найти фонари и другие приборы, которые могут пригодиться в путешествии, и снабдил нас дополнительными мешками; их мы тоже заполнили.

Элай прячет кисти для рисования и бумагу среди своей провизии. У меня не хватает смелости сказать ему, чтобы он выбросил все это и положил взамен больше яблок.

- Думаю, мы готовы, - объявляю я.

- Подожди, - останавливает меня Инди. До этого момента мы почти не разговаривали, я была рада этому; я просто не знаю, что ей говорить. Не понимаю, почему она сначала отдала ту карту Каю? А что еще она скрывает? И считает ли она нас друзьями?

- Мне нужно отдать тебе кое-что, - Инди тянется к своей сумке и вынимает хрупкое осиное гнездо. После всех происшествий оно по-прежнему чудесным образом остается невредимым. Она осторожно держит его в руках, и в моей голове возникает образ, как она подбирает ракушку с побережья океана.

- Нет, - говорю я, - Сохрани его у себя, ведь это ты несла его всю дорогу.

- Я не его имею в виду, - нетерпеливо отвечает Инди. Она лезет рукой в гнездо и что-то вытаскивает оттуда.

Микрокарта.

В одно мгновение до меня доходит.

- Это ты украла ее у меня, - шепчу я. – Тогда, в лагере.

Инди согласно кивает. – Именно ее я прятала на корабле. И позже я притворялась, что у меня ничего не было, – она протягивает руку. – Вот, возьми ее.

Я беру.

- А это я взяла у одного парня в деревне, - она снова лезет в сумку и достает мини-порт. – Теперь ты можешь разглядеть микрокарту, – говорит она. – У тебя не хватает только одной вещи – записки. Но здесь ты уже сама виновата. Ты уронила ее, когда мы переходили через равнину.

В сильнейшем изумлении, я принимаю также и мини-порт. – Ты нашла одну из записок? – спрашиваю я. – Ты читала ее?

Конечно же, читала. Она даже не утруждает себя ответом. – Так я узнала, что у Ксандера есть секрет, - говорит она. – В записке говорится, что он расскажет тебе о нем, когда вы снова увидитесь.

- Где она? Верни ее мне, - требую я.

- Не могу. Она пропала. Я отдала ее Ксандеру, а он не сберег.

- Почему? – я показываю на мини-порт, микрокарту. – Зачем все это?

Сначала я думаю, что Инди ничего не скажет. Она отворачивает лицо. Но, в конце концов, поворачивается обратно и отвечает. Выражение ее лица ожесточено; мышцы напряжены.

– Ты не из нас! – выкрикивает она. – Я знала это с того момента, как увидела тебя в трудовом лагере. Я захотела узнать, кто же ты на самом деле, чем занималась. Сначала я подумала, что ты можешь быть шпионкой Общества. Потом предположила, что ты работаешь на Восстание. И у тебя были те синие таблетки. Я не знала точно, как ты планировала использовать их.

- И поэтому ты обкрадывала меня, - заключаю я. – на каждом шагу, на пути из лагеря в Каньон.

- А как еще я могла узнать о тебе что-то? – она указывает на мини-порт. – И ты получила все назад. И даже больше. Теперь ты можешь разглядывать микрокарту, когда пожелаешь.

- У меня есть не все, - говорю я. – Вспомни, часть сообщений Ксандера пропала.

- Это не правда, - отвечает Инди. – Просто я тебе так сказала.

Мне хочется завизжать от отчаяния. – А что насчет серебряной коробочки? – допытываюсь я. – Ее ты тоже взяла. – Это кажется нелогичным, но мне ужасно хочется вернуть обратно это напоминание о Ксандере. Я хочу вернуть абсолютно все, что потеряла, будь оно украдено, обменяно или просто взято. Компас Кая, часы Брэма, и, больше всего, медальон дедушки с надежно запрятанными стихотворениями внутри. Если бы я получила его назад, то никогда бы больше не открыла. Мне достаточно было знать, что стихи лежат там.

Я мечтаю сделать то же самое в отношении Кая – спрятать все прекрасное, что есть в наших отношениях, и крепко запечатать, убрав все ошибки, которые мы оба совершили.

- Я оставила коробочку в лагере, перед тем как убежать, - говорит Инди. – Бросила ее в лесу.

Я вспоминаю, как Инди постоянно хотела взглянуть на картину. Как она сметала ее, когда бумага рассыпалась на кусочки, и я могу сказать, что ее это волновало; как она стояла в разрисованной пещере и любовалась девочками в платьях. Инди обворовывала меня, потому что мечтала о том, что имела я. Я гляжу на нее и думаю: это все равно, что смотреть на отражение на зыбкой поверхности реки. Изображение не очень четкое – оно искажено, но по-прежнему то же самое. Она бунтарь, не любящий рисковать, и я ее противник.

- Как тебе удалось спрятать микрокарту? – интересуюсь я.

- Когда меня задержали, то не стали обыскивать, - объясняет она. – Только на воздушном корабле, но тогда мы с тобой обвели их вокруг пальца. – Она отбрасывает волосы со лба таким жестом, который характеризует идеальную Инди: резко, но при этом с некоторой долей изящности. Я никогда еще не встречала ни у кого такой непосредственности и бессовестности в попытках заполучить то, что ей хочется. – Разве ты не собираешься взглянуть на нее? – спрашивает она.

Я не могу бороться с собой. Вставляю микрокарту в мини-порт и жду, когда появится его лицо.

Мне нужно было изучить всю эту информацию еще дома, в Городке, под шелест кленовых листьев за окном. Брэм мог поддразнить меня, а родители бы улыбнулись. Я бы поглядела на лицо Ксандера, и больше ничего не увидела.

Но появилось лицо Кая, и все изменилось.

- Ну, вот и он, - почти неосознанно произносит Инди.

Ксандер.

Я уже забыла, как он выглядит, даже если бы и видела его несколько дней назад. Но вот, все возвращается ко мне, и на экране возникает описание его характера.

Список на микрокарте в точности повторяет надписи в сообщениях, спрятанных им в таблетках; именно это Ксандер хотел, чтобы я увидела. Гляди на меня, будто говорит он, столько раз, сколько тебе нужно.

Я не понимаю, как он смог добавить те строчки на записке, найденной Инди. Могла ли она солгать? Я так не думаю. И удивляюсь, почему он просто не рассказал мне о своем секрете, в тот день, когда мы побывали у архивиста. Я думала, что, может быть, мы больше никогда не увидимся снова. А он думал иначе?

Но он точно не предполагал, что кто-то другой прочитает всю информацию о нем. Я нажимаю на историю запросов. Микрокарту смотрели не только прошлой ночью; это происходило и позапрошлой ночью, и три, и четыре ночи назад.

Инди постоянно разглядывала ее. Когда, интересно? Пока я спала?

- Ты знаешь секрет Ксандера? – спрашиваю у нее.

- Я так думаю, - отвечает она.

- Тогда расскажи мне, - требую я.

- У меня нет на это права, - повторяет она слова Кая. В ее голосе, как обычно, нет и следа сожаления. Но я замечаю кое-что; некую мягкость в ее глазах, когда она смотрит на изображение на экране.

И тогда меня озаряет. Это не в Кая она влюбилась, в конце концов.

- Ты влюбилась в Ксандера, - мой голос звучит слишком сурово, слишком жестоко.

Инди ничего не отрицает. Ксандер это тот человек, который никогда не станет Отклоненным. Золотой мальчик, почти идеал для Общества.

И он не ее Пара. Он мой.

С Ксандером я могла бы иметь семью, хорошую работу, быть любимой, счастливой, жить в каком-нибудь Городке с чистыми улочками и четким будущим. С Ксандером я могла бы заниматься теми вещами, которые всегда предполагала.

Но с Каем я могу делать то, о чем даже не мечтала.

Мне нужны оба.

Но это невозможно. Я снова гляжу на лицо Ксандера. И, хотя он, кажется, говорит мне, что не изменился, я знаю, он может. Знаю, что есть факты, которые мне о нем не известны, например, то, что происходит в Камасе, я не могу увидеть. Или секреты, о которых я не узнала, и которые он должен рассказать мне лично. Он тоже совершает ошибки – дал мне эти синие таблетки, подарок, переданный с большой осторожностью и риском, но не подумал, чем это может обернуться. Они не спасли меня.

Жизнь с Ксандером была бы менее сложной, но все равно полной любви. И я обнаружила, что любовь переносит в другие, новые места.

- Что ты хотела от Кая? – спрашиваю я Инди. – Чего ты пыталась добиться, показывая ему ту записку и отдавая ему карту?

- Я предполагала, что ему известно о Восстании гораздо больше, чем он говорил, - отвечает она. – Я хотела заставить его рассказать мне все в подробностях.

- А почему ты вернула мне ее? – я показываю на микрокарту. – Почему именно сейчас?

- Тебе нужно выбрать, - говорит Инди. – Я не уверена, что ты видишь любого из них в ясном свете.

- А ты видишь, да? – во мне поднимается гнев. Она совсем не знает Кая, не так хорошо, как я. И она даже ни разу не встречалась с Ксандером.

- Я узнала, в чем секрет Ксандера, - Инди делает шаг по направлению к выходу пещеры. – И тебе никогда не приходило в голову, что Кай может быть Лоцманом.

Она исчезает снаружи.

Кто-то дотрагивается до моей руки. Элай. Его глаза полны беспокойства, и это пробуждает меня от шока. Мы должны вывести его отсюда. Нам нужно спешить. Обо всем этом можно поразмыслить позже.

Засовывая микрокарту в сумку, я замечаю кое-что среди синевы.

Моя красная таблетка.

Инди, Кай, Ксандер – они все иммуны.

Но я не знаю, кто же я.

Я колеблюсь – можно положить таблетку в рот и не ждать, пока она растает. Раскусить ее с силой. Чтобы она смешалась с моей кровью, и тогда это был бы действительно мой выбор, а не Общества.

Если таблетка сработает, я забуду все, что произошло за последние двенадцать часов. Я не вспомню, что случилось с Каем. Мне не придется прощать его за ложь, потому что не буду даже знать об этом. Я также не вспомню его слова о том, что я сортировала его.

А если она не подействует, тогда я раз и навсегда буду знать, что у меня тоже иммунитет. Что я такая же особенная, как Кай и Ксандер, и Инди.

Я подношу таблетку к губам. И вдруг слышу голос, раздающийся в глубине моей памяти.

Ты достаточно сильная, чтобы обойтись без этого.

Хорошо, дедушка, думаю я. Я буду сильной и обойдусь без этой таблетки. Но есть такие вещи, без которых я обойтись не смогу, и я намереваюсь за них побороться.

Глава 41. Кай

Нести лодку все равно, что переносить тело; она тяжелая, большая и неудобная.

- Внутри могут поместиться только двое, - предупреждает Хантер.

- Не имеет значения, - отвечаю я. – Это по-прежнему то, что я хочу.

Он смотрит на меня таким взглядом, как будто собирается что-то сказать, но затем решает промолчать.

Мы скидываем лодку в маленьком домике на окраине местечка, где собрались Кассия, Инди и Элай, дожидаясь нас. Лодка с грохотом ударяется об пол.

- Что это? – удивляется Элай.

- Лодка, - отвечает Хантер, ничего более не объясняя. Инди, Кассия и Элай недоверчиво пялятся на тяжелый пластиковый корпус.

- Я никогда не видела подобной лодки, - произносит Инди.

- А я вообще никогда их не видела, - откликается Кассия одновременно с Элаем, и затем улыбается парнишке.

- Это для реки, - догадывается Инди. – Значит, некоторые из нас достигнут Восстания быстрее.

- Но река вышла из берегов, - не верит Элай.

- Это ненадолго, - успокаиваю его. – Такой сильный дождь скоро вернет ее обратно в русло.

- Так кто поплывет в этой лодке? – спрашивает Инди.

- Мы пока еще не решили, - отвечаю я, не глядя на Кассию. Я не осмеливаюсь встречаться с ее глазами с тех пор, как она нашла меня сжигающим карту.

Элай протягивает мне рюкзак. – Я собрал это для тебя, - говорит он. – Еда, кое-какие вещи из пещеры.

- Спасибо, Элай, - благодарю я.

- Там есть еще кое-что, - шепчет он мне, - Я покажу?

Я киваю. – Поторопись.

Элай удостоверяется, что остальные не видят, и только тогда вытаскивает…

Пробирку из сияющей голубой Каверны.

- Элай, - в удивлении восклицаю я. Беру у него пробирку, разглядывая. Внутри плескается и переливается раствор. Я резко втягиваю воздух, прочитав имя, выгравированное на внешней стороне стекла. – Тебе не следовало брать это.

- Ничего не мог поделать, - отвечает Элай.

Я должен разбить эту пробирку об землю или выкинуть в воду. Вместо этого я опускаю ее в карман.

Дождь размягчил скалы и превратил землю в грязную жижу. У нас не займет много времени, чтобы вызвать оползень и сделать тропинку, ведущую в пещеры, непроходимой. Но также нужно запечатать вход в пещеры таким образом, чтобы не повредить их содержимое.

Хантер объясняет мне свой план; четко организованная схема того, где, как и что опутывать проводами. Выглядит впечатляюще. – Ты сам это придумал? – спрашиваю я.

- Нет, - говорит он. – Это сделал наш лидер, перед тем как уйти. Анна.

Анна, думаю я. Был ли знаком с ней отец?

Я не спрашиваю. Я руководствуюсь ее схемой и подсказками Хантера. Дождь все колотит по нам сверху, и мы делаем все возможное, чтобы сохранить взрывчатку сухой.

- Спускайся вниз и передай остальным, что я собираюсь установить взрыватель, - просит Хантер.

- Я сам сделаю это, - отвечаю я.

Хантер внимательно смотрит на меня. – Это было моей обязанностью. Анна доверилась мне, что я все сделаю, как надо.

- Ты знаешь эти земли лучше, чем я, - настаиваю я. – Ты знаешь фермеров. Если с запалом что-то пойдет не так, ты единственный, кто сможет вывести остальных отсюда.

- Это ведь не какой-то вид самонаказания, нет? – уточняет Хантер. – Потому что ты хотел сжечь карту?

- Нет, - отвечаю я. – Просто это правда.

Хантер долго глядит на меня, затем согласно кивает.

Я устанавливаю таймер на взрывателе и убегаю. Инстинктивно – у меня в запасе еще достаточно времени. Ноги ударяют об землю рядом с потоком, и я быстро мчусь к остальным. Еще не достигнув их, слышу позади взрыв.

Ничего не могу с собой поделать – оборачиваюсь и смотрю.

Несколько чахлых деревьев, цепляющихся за скалу, кажется, вырываются первыми; их корни разламывают песчаник и землю. На мгновение я замечаю темный спутанный клубок живой энергии, а потом осознаю, что целый пласт скалы под ним тоже сползает. Тропинка раскалывается на части, скрываясь под водой, грязью и камнями.

А оползень все движется.

Слишком далеко, думаю я, он слишком далеко, но быстро приближается. Он собирается добраться до поселения.

Один из домов издает стон и рушится, давая проход потоку грязи.

Следующий.

Земля несется через местечко, раскалывая стены, выбивая стекла, ломая деревья.

А потом достигает реки и останавливается.

Оползень проложил чистую, гладкую красную глино-грязевую дорогу через поселение, запрудив, в конце концов, водный поток. Вода в реке может подняться и затопить ущелье. Даже думая об этом, я замечаю, как остальные врассыпную выбегают из домика и торопливо бегут к тропе.

Я спешу помочь Хантеру с лодкой. Это для нее. Если то, чего она хочет, это Восстание, я помогу ей добраться до него.

Глава 42. Кассия

Передвижение получается медленным и утомительным; мы поскальзываемся и падаем, и снова поднимаемся. Мы все измазаны грязью к тому моменту, как натыкаемся на пещеру, достаточно просторную, чтобы вместить всех, и заползаем внутрь. Лодка не помещается, и нам приходится оставить ее снаружи на тропе. Я слышу, как дождь барабанит по пластиковой обшивке. У нас не получилось добраться до пещеры с танцующими девочками; а эта оказывается совсем крохотной, забитой камнями и мусором.

Несколько минут никто не может преодолеть усталость и начать разговор. Наши сумки валяются рядом. Пока мы несли их, увязая в грязи, они становились все тяжелее и тяжелее с каждым шагом, и я представляла, как выбрасываю нашу провизию, воду, даже бумаги. Я бросаю взгляд на Инди. В первый раз, когда мы карабкались на плато, я была больна. Она несла мою сумку большую часть пути.

- Спасибо тебе, - благодарю я ее теперь.

- За что? – удивленно, даже настороженно спрашивает она.

- За то, что несла мои вещи вместо меня, когда мы проходили здесь в первый раз, - объясняю я.

Кай поднимает голову и смотрит на меня. Впервые он по-настоящему делает это, со времени нашего столкновения в местечке. Мне так приятно видеть его глаза снова. Во мраке пещеры они кажутся черными.

- Нам нужно поговорить, - произносит Хантер, и он прав. Каждый понимает, но не решается высказать, что все мы в лодку не поместимся. – Как собирается поступить каждый из вас?

- Я собираюсь найти Восстание, - без промедления отвечает Инди.

Элай покачивает головой. Он все еще не определился, и я очень хорошо понимаю, что он чувствует. Мы оба хотим к повстанцам, но Кай не доверяет им. И, не смотря на то, что случилось с картой, я знаю – мы, по-прежнему, оба доверяем Каю.

- Я, как и прежде, намерен разыскать остальных фермеров, - говорит Хантер.

- Ты мог бы оставить нас и уйти, - обращается Инди к Хантеру. – Но ты помогаешь нам. Почему?

- Я разбил пробирки, - отвечает Хантер. – Общество, возможно, не настигло бы вас так быстро, если бы я не сделал этого.

Хотя он всего на несколько лет старше нас, он кажется гораздо мудрее. Может быть, причина в том, что у него был ребенок; может, потому что он жил в таких трудных условиях; а может, он бы все равно оставался таким же, даже в Обществе, с его комфортной жизнью. – Кроме того, - продолжает Хантер, – пока мы несем лодку, вы помогаете нам с рюкзаками. Это в наших интересах, помогать друг другу в пределах Каньона. А потом уже каждый пойдет своей дорогой.

Кай не говорит ничего.

Снаружи дождь продолжает идти, и я задумываюсь над той частью истории, которую он отдал мне в Городке. В ней было сказано: Когда идет дождь, я вспоминаю. Я тоже поклялась помнить. И сейчас воскрешаю в памяти то, как Кай настаивал, чтобы я обменяла стихотворения. Он не предупреждал насчет Теннисона, как будто знал, что он есть у меня, и знал, что он поможет мне обнаружить Восстание. Он оставил выбор – что обменять, и как поступить с тем, что я обнаружу – за мной.

- Что именно ты ненавидишь в Восстании? – тихо спрашиваю у него. Мне не хочется выяснять это при всех; но разве есть у меня выбор? – Я должна решить, куда пойти. Как и Элай. Нам бы очень помогло, если бы ты объяснил, почему так сильно не любишь повстанцев.

Кай опускает взгляд на свои руки, а я тут же вспоминаю еще одну картинку, которую он давал мне, - на ней он был изображен, держа в обеих руках слова: мама и папа. – Они ни разу не пришли и не помогли нам, - произносит он. – С помощью Восстания, любой мятеж заканчивается гибелью для тебя и для людей, которых ты любишь. Любого выжившего бросают на произвол судьбы, превращая в нечто совсем другое.

- Но это Враг убил твоих родных, - возражает Инди. – не повстанцы.

- Я им не доверяю, - отвечает Кай. – Мой отец верил, но я – нет.

- А ты? – интересуется Инди у Хантера.

- Я не совсем уверен, - говорит он. – Это было много лет назад, когда Восстание последний раз побывало в нашем ущелье. – Мы все, даже Кай, наклоняемся ближе, чтобы послушать. – Они рассказали нам, что им удалось проникнуть во все структуры, даже в Центре, и снова попытались убедить нас присоединиться к ним, – Хантер улыбается. – Анна оказалась слишком упрямой. Мы жили своими силами, ради будущих поколений, и она считала, что нам нужно продолжать в том же духе.

- Они и были теми, кто раздавал эти брошюры, - догадывается Кай.

Хантер согласно кивает. – Они также передали и карту, которой мы сейчас пользуемся, в надежде, что изменим свое мнение и отправимся на их поиски.

- Откуда они могли знать, что вы сможете разгадать шифр, написанный на карте? – недоумевает Инди.

- Это наш собственный шифр, - отвечает Хантер. – Время от времени мы использовали его в местечке, когда не желали, чтобы чужаки знали, о чем мы говорим.

Он шарит в своем рюкзаке и вытаскивает один из фонарей. Снаружи уже опустилась глубокая ночь.

- Они узнали шифр, когда наша молодежь сбежала, чтобы присоединиться к ним. – Хантер включает фонарь и устанавливает его на земле таким образом, чтобы мы все могли видеть друг друга. – В целом, фермеры никогда не уходили к повстанцам, но некоторые, самые молодые из нас, бывало, убегали. Однажды я и сам ушел, чтобы отыскать Восстание.

- Ты? – удивляюсь я.

- У меня так ничего и не получилось, - рассказывает Хантер. – Я дошел до ручья на равнине и повернул обратно.

- Почему? – спрашиваю я.

- Из-за Кэтрин, - с внезапной хрипотцой в голосе произносит он. – Матери Сары. Конечно же, Сары тогда еще не было. Но Кэтрин ни за что не покинула бы местечко, и я решил, что не смогу покинуть ее.

- А почему она не могла уйти?

- Она готовилась стать следующим лидером, - продолжает он. – Она была дочерью Анны, и по характеру они были очень похожи. Когда Анна умерла, должно было произойти голосование, признать в качестве лидера ее старшего ребенка или отклонить, и мы все хотели выбрать Кэтрин. Все любили ее. Но она умерла при родах, подарив жизнь Саре.

Свет в пещере освещает наши грязные ботинки, оставляя лица в тени. Я слышу, как Хантер что-то вынимает из своего рюкзака.

- Анна оставила тебя, - ошеломленно произношу я. – Она оставила тебя и свою внучку…

- Ей пришлось, - отвечает Хантер. – У нее были другие дети и внуки, и местечко, которым нужно управлять, – он прерывается. – Теперь ты понимаешь, почему мы не хотим так строго судить Восстание. Для своей группы они желают только благо. И мы не можем винить их в том, что делаем сами.

- Это разные вещи, - говорит Кай. – Вы живете здесь с момента создания Общества. А мятежи появляются и исчезают.

- Как вам удавалось скрываться все эти годы? – с нетерпением спрашивает Инди.

- Мы не прятались, нас просто не трогали. – Рассказывая свою историю, Хантер заново наносит голубые линии на свои руки с помощью кусочка мела, вытащенного из сумки.

- Не нужно забывать, что тогда народ выбрал Общество и его законы, как способ предотвращения последствий грядущего Потепления, и как путь устранения заболеваний. Мы не выбирали, поэтому и ушли. Не хотели участвовать в жизни Общества; из-за этого не получали их защиту и помощь. Мы занимались сельским хозяйством, сами добывали пищу и обеспечивали охрану, и они нас не трогали. В течение довольно долгого времени. И если кто-то нападал, мы сражались и убивали.

Хантер продолжает рассказ. – Пока еще были живы настоящие сельские жители, они часто приходили к нам в ущелья за помощью. Рассказывали нам истории о тех, кого отсылали за любовь не к тому человеку или за то, что хотели заниматься другим делом. Некоторые приходили жить к нам, а другие просто торговали. После возникновения комитетов Ста, наши документы и книги стали невероятно ценными предметами. – Он вздыхает. – Люди, подобные архивистам, существовали всегда, я уверен, что они и сейчас есть. Но нам пришлось свернуть всю деятельность, когда сельские жители погибли.

- А на что вы обменивались? – спрашивает Элай. – У вас в ущельях было все.

- Нет, - возражает Хантер, – не все. Лекарства из Общества, которые были лучше наших, также другие вещи, в которых мы нуждались.

- Но если ваши бумаги настолько ценные, как вы могли оставить их здесь в таком количестве?

- Просто груза оказалось слишком много, - поясняет Хантер. – Мы бы не смогли перенести все через равнину. Многие просто вырвали страницы или взяли с собой те книги, которые им нравились. Но взять с собой абсолютно все оказалось невозможно. Поэтому-то мне и пришлось запечатать пещеру, спрятав оставшиеся ценности. Мы не хотели, чтобы у Общества была возможность уничтожить или забрать все с собой, если бы они обнаружили их.

Он заканчивает разрисовывать одну руку и собирается положить мел обратно в сумку.

- Что означают эти отметки? – спрашиваю я, и он замирает.

- А на что они похожи, по-твоему?

- На реки, - предполагаю я. – На вены.

Он увлеченно кивает. – Они похожи на то и то. Можешь думать, что так оно и есть.

- Но чем они являются для тебя? – настаиваю я.

- Сетью, - отвечает он.

Я сконфуженно трясу головой.

- Всем тем, что соединяет. Когда мы рисуем их, мы обычно делаем это сообща, вот так. – Он вытягивает свою руку так, что наши пальцы соприкасаются. Я чуть не отскакиваю от неожиданности, но сдерживаюсь. Он проводит мелом по своим пальцам, потом по моим, рисуя голубую линию дальше, вверх по моей руке.

Он отстраняется, и мы глядим друг на друга. – Теперь ты можешь продолжить рисовать линии сама, - говорит он. – Сначала на своей руке, а затем, коснувшись кого-нибудь, начать разукрашивать и его. И так далее по цепочке.

А что, если соединение прервалось? Хочу я спросить. Например, когда твоя дочь умерла?

- А если больше некому передать линии, - он словно услышал меня, - ты делаешь так. – Он поднимается и ударяет руками по стене из песчаника над своей головой. Я представляю, как десятки крохотных трещин расползаются во все стороны из точки удара. – Соединяешься с чем-нибудь.

- Но Каньону на это наплевать, - говорю я ему. – И ущельям тоже.

- Да, - соглашается Хантер. – Но зато мы по-прежнему соединены.

- Я прихватила вот это, - говорю я Хантеру, залезая в свою сумку и чувствуя внезапную робость. – Подумала, может, тебе захочется почитать.

Это страница со стихотворением, строчку из которого он написал на могиле Сары. То самое, где «когда июньский ветер рвет их пальцами с цветов». Я вырвала ее из книги.

Хантер берет листок и громко декламирует:

Как звезды падали, Как снег

Как ворох лепестков,

Когда июньский ветер рвет

Их пальцами с цветов…

Он останавливается.

- Это похоже на то, что происходило с нами в деревнях, - произносит Элай. – Люди умирали так же. Как звезды падали.

Кай опускает голову на руки.

Хантер снова читает.

Они лежат в густой траве -

И их не увидать -

Но Бог в свой бесконечный лист

Всех сможет записать.

- Некоторые из нас верили, что когда-нибудь у них будет еще одна жизнь, - произносит он. – Кэтрин верила, и Сара тоже.

- Но ты не веришь, - говорит Инди.

- Не верил, - поправляет ее Хантер. – Но Саре об этом не говорил. Как бы я мог лишить ее веры в это? Она была для меня всем, – он шумно сглатывает. – Я держал ее на руках каждый вечер, когда она засыпала, и так на протяжении всех лет ее недолгой жизни. – Слезы снова бегут по его щекам, как и тогда, в пещере-библиотеке, и он снова не замечает их.

- Мне приходилось отодвигаться мало-помалу, - продолжает Хантер. – Я поднимал руку. Отрывал лицо от местечка на ее шее, где прятал его; отстранялся, так что мое дыхание больше не взъерошивало ее волосы. Движение за движением я делал это так тихо, что она даже не знала, что меня больше нет рядом. Я провожал ее в ночь.

- В Каверне я думал, что разобью все пробирки и умру в темноте. Но я не смог.

Он снова переводит взгляд на страницу и читает строчку, которую посвятил дочери. - Когда июньский ветер рвет их пальцами с цветов, - почти напевая, проговаривает он, его голос печален и тих. Затем Хантер встает, засовывая листок в свой рюкзак. – Я посмотрю, что там с дождем, - и выходит наружу.

К тому времени, как Хантер возвращается в пещеру, все, кроме нас с Каем, уже спят. Я слушаю дыхание Кая, лежащего за Элаем. Здесь все так тесно прижаты друг к другу, что мне не составило бы труда протянуть руку и коснуться Кая, но я сдерживаюсь. Как странно, мы путешествуем вместе, и в то же время так далеки друг от друга. Я никак не могу забыть, что он натворил. И что натворила я. Ну, зачем я сортировала его тогда?

Я слышу, как Хантер устраивается напротив выхода, и думаю, лучше бы я не давала ему этот стих. Я не хотела причинить ему боль.

Если бы я умерла здесь, и было кому нацарапать эпитафию для меня на стене этой пещеры, я бы не знала, что хотела, чтобы он написал.

А что бы выбрал дедушка для своей эпитафии?

Не уходи безропотно во тьму

Или

Я надеюсь столкнуться лицом к лицу с Лоцманом у руля

Дедушка, который знал меня лучше, чем кто-либо еще, стал для меня загадкой.

И Кай тоже.

Неожиданно, я вспоминаю тот эпизод в кинотеатре, когда он изливал всю свою боль, о которой мы и понятия не имели, и когда мы смеялись, он плакал.

Я прикрываю глаза. Я люблю Кая. Но не понимаю его. Он не позволяет мне приблизиться к нему. Да, я тоже наделала кучу ошибок, но я так устала, преследуя его по всем ущельям, по равнинам, протягивая ему руку несколько раз, лишь бы принял ее. Возможно, именно это и является истинной причиной того, что он Отклоненный. Возможно, даже Общество не сумело предугадать его поступки.

Кто поставил лицо Кая на первое место в базе данных для подбора пар? Моя чиновница лгала, говоря, что она знала об этом. Но я решила, что теперь это не имеет никакого значения – я выбрала любить его, я выбрала найти его – но вопросы снова лезут в голову.

Кто мог это сделать? Я уже подумала на Патрика. На Аиду.

И вдруг другая мысль возникает, самая поразительная, неправдоподобная, но вполне возможная: мог ли это быть сам Кай?

Я понятия не имею, как бы ему удалось такое провернуть, но я ведь также не знаю, как Ксандер смог засунуть свои сообщения во внутренние отделения таблеток. Любовь делает невероятное правдоподобным и вполне осуществимым. Я пытаюсь вспомнить, что говорил Кай в Городке, когда мы общались на тему базы данных и той ошибки. Разве не сказал он, что неважно, кто вписал туда его имя, пока я буду продолжать любить его?

Я до сих пор не знаю всю историю его жизни.

Может быть, утаивание некоторых фактов из истории удерживает нас в безопасности. А полное знание ощущается как нечто слишком большое, чтобы вынести, будь это история об Обществе или о Восстании, или просто о каком-то человеке.

Не это ли чувствует Кай? Что никому не нужно знание целого? Что его правда – слишком тяжелая ноша?

Глава 43. Кай

Все остальные спят.

Если бы я собирался убежать, то сейчас самое время для этого.

Однажды Кассия сказала мне, что хотела сочинить для меня стихотворение. Написала ли она когда-нибудь хотя бы начало? А какие слова использовала для концовки?

Перед тем, как уснуть, она плакала. Я протянул руку и дотронулся до кончиков ее волос. Она ничего не заметила. Я не знал, как поступить. Слушать, как она плачет, было больно. Я почувствовал, как слезы текут и по моему лицу. А когда я случайно задел рукой лицо Элая, оно оказалось мокрым от слез. Мы все были просто раздавлены горем. Таким же глубоким, как стены ущелья.

Я постоянно видел своих родителей целующимися. Помню однажды, как отец только что вернулся домой из ущелий. Мама стояла, занимаясь рисованием. Он обнял ее, а она рассмеялась и прочертила полоску воды на его щеке, оставив блестящий след. Когда они поцеловались, мама обвила его руками, и кисточка упала на землю.

Отец поступил очень правильно, отправив ту страничку Маркхемам. Если бы он этого не сделал, Патрик мог бы никогда не узнать об архивистах, и не смог бы подсказать мне, как связаться с ними в Ории. И мы бы ни за что не получили тот старый скрайб, а я не научился сортировать и торговаться. И я не подарил бы Кассии то стихотворение на ее день рождения.

Я больше не могу ждать, нужно отметить уход моих родителей.

Осторожно, стараясь ни на кого не наступить, я нащупываю дорогу на выход из пещеры. У меня не занимает много времени, чтобы найти то, что лежало в рюкзаке – те краски, которые собрал для меня Элай. И кисточка. Мои пальцы сжимаются вокруг ее щетинок.

Я открываю баночки с красками и выставляю их в ряд. Вытягиваю руку, чтобы убедиться, что передо мной есть стена.

А затем окунаю кисть и делаю мазок над своей головой на стене пещеры. Чувствую, как брызги краски отскакивают мне на лицо.

В ожидании рассвета, я рисую мир, и родителей в центре его. Маму. Папу. Рисунок, где она наблюдает за восходом солнца. Рисунок, где он учит мальчика писать. Может быть, меня. Я не могу точно сказать в такой темноте.

Я рисую ручей Вика.

Наконец, я рисую Кассию.

Как много нам удается показать людям, которых мы любим?

Какие эпизоды моей жизни мне нужно раскрыть, вырезать и положить перед ней? Достаточно ли этого будет для того, чтобы она поняла, кем я являюсь?

Должен ли я сказать ей, что там, в Городке, я иногда завидовал и обижался на то, что был не таким, как все? Что я желал быть Ксандером или любым из тех мальчиков, которые могли продолжать ходить в школу, и которые в итоге могли иметь шанс быть Обрученными с нею?

Рассказать ли ей о той ночи, когда я повернулся спиной к остальным приманкам и взял с собой только Вика и Элая? Вика, потому что я знал – он поможет нам выжить, Элая – чтобы успокоить совесть.

Я должен сказать ей правду, но ведь я даже не говорил об этом с самим собой.

Руки начинают трястись.

В тот день, когда погибли родители, я был на плато, один. Я видел, как велся обстрел. И только потом побежал искать их. Это правда.

Когда я увидел первые тела, мне стало плохо. Меня вырвало. А потом я заметил, что некоторые выжили. Не люди, а предметы. Ботинок здесь. Целая, завернутая в фольгу порция еды там. Кисточка с чистой щетиной. Я поднял ее.

Теперь я вспомнил. О чем лгал самому себе все это время.

После того, как я подобрал кисть и огляделся кругом, и увидел своих мертвых родителей, лежащих на земле, я даже не попытался перенести их. Я не сжег тела.

Я увидел их и убежал.

Глава 44. Кассия

Я просыпаюсь первой. Лучик солнца пробивается через дверь пещеры, и я с удивлением гляжу на остальных, как же они еще не заметили яркого света и отсутствие дождя.

Оглядывая Кая и Элая и Хантера, я думаю о том, сколько же у них невидимых глазу ран. Сколько их можно насчитать на сердце, в мозгу, в костях? Как мы еще держимся? Удивляюсь я. Что дает нам силы двигаться дальше?

Когда я выхожу из пещеры, небо ослепляет меня. Я поднимаю руку и прикрываю глаза от солнца в таком же жесте, как это делал Кай. А когда снова опускаю руку, на секунду думаю, что оставила след от большого пальца, отпечаток из волнистых темных линий, запачкавших небо. Затем след начинает двигаться и изменяться, и я понимаю, что это не витки моих пальцев, а кружащая стая птиц, крохотных, летящих высоко над землей. Я смеюсь над своей наивностью, думая, что могла оставить отпечаток на небе.

Когда я разворачиваюсь, чтобы разбудить остальных, дыхание резко перехватывает.

Пока мы спали, он рисовал. Быстрыми, легкими мазками; в спешке разбрызгивая краску.

Он покрыл заднюю стену пещеры реками звезд. Он создал мир скал, деревьев и холмов. Он нарисовал и ручей, неподвижный и стремительный одновременно, с отпечатками следов по берегам. И могилу, отмеченную надгробным камнем в форме рыбы, чья чешуя не в состоянии отразить солнечный свет.

А в центре он нарисовал своих родителей.

Рисуя в темноте, он не мог видеть. Сюжеты смешиваются и наползают один на другой. Цвета иногда необычны. Зеленое небо, голубые камни. И я, стоящая там же в платье.

Его он раскрасил красным цветом.

Глава 45. Кай

Солнце так накаляет лодку, что до нее невозможно дотронуться. Мои руки покраснели, и я надеюсь, что она ничего не заметит. Я больше не хочу вспоминать о том дне, когда она сортировала меня. Что сделано, то сделано. Нужно двигаться дальше.

Я надеюсь, что она думает так же, только не спрашиваю у нее об этом. Во-первых, потому что я просто не могу, – мы все идем, растянувшись цепочкой по узкой тропинке, и каждый может услышать – а, во-вторых, я слишком устал, чтобы подбирать слова. Кассия, Инди и Элай помогают нам с Хантером нести наш груз, но мои мышцы все равно горят и ноют.

Солнце медленно плывет по небу, а на горизонте кучкуются облака.

Я даже не знаю, что было бы лучше для нас – жара или дождь. Дождь затруднит движение, но зато смоет все следы. Теперь мы балансируем на другой тонкой линии для того, чтобы выжить. Но я сделал все от меня зависящее, чтобы быть уверенным, что Кассия идет по правильной стороне этой линии. Для этого и нужна лодка.

Время от времени она оказывается полезной и на суше – когда местами тропа становится непроходимой от грязи и слишком размытой, чтобы идти, мы опускаем лодку, переходим по ней и снова поднимаем на руки. После себя она оставляет длинные узкие следы на тропе. Я бы рассмеялся этому, если бы не был таким уставшим. О чем подумает Общество, когда увидит эти следы? Что что-то огромное спустилось с неба, подобрало нас и шагало, унося нас из Каньона?

Вечером мы разобьем лагерь. Тогда-то я и поговорю с ней. Ближе к ночи я найду, что сказать. А сейчас я слишком устал, чтобы думать о том, как привести все к лучшему результату.

Мы наверстываем время, упущенное вчерашним днем. Никто не заикается об отдыхе. Мы все упрямо движемся вперед, на ходу перехватывая глоток воды или кусок хлеба. Мы почти достигли края Каньона, когда на землю опускаются сумерки и снова начинает капать дождь.

Хантер останавливается и опускает свою сторону лодки на землю. Я делаю то же самое. Он оглядывается на Каньон, оставшийся позади. – Мы должны идти дальше, - говорит он.

- Но уже почти стемнело, - отвечает Элай.

Хантер трясет головой. – Мы теряем время. Ничто не помешает им выбраться из Каверны, как только они поймут, что там произошло. А что, если у них есть мини-порты? Они вызовут людей и обстреляют нас, пока мы будем переходить через равнину.

- А где наш мини-порт? – спрашиваю я.

- Я выбросила его в реку перед тем, как покинуть поселение, - отвечает Кассия. У Инди перехватывает дыхание.

- Отлично, - говорит Хантер. – Мы вовсе не хотим, чтобы что-то навело их на наш след.

Элай вздрагивает.

- Ты еще в состоянии идти? – обеспокоенно спрашивает у него Кассия.

- Думаю, что да, - Элай поглядывает на меня, - Как ты считаешь, мы должны?

- Да, - подтверждаю я.

- У нас есть фонари, - добавляет Инди.

- Вперед, - Кассия наклоняется, чтобы помочь нам поднять лодку.

Мы спешим к берегу реки, двигаясь со всей возможной скоростью. Под ногами я чувствую камни, выброшенные из реки. Интересно, какой из них является той рыбой, которая украшает могилу Вика? В темноте все выглядит по-другому, и я не уверен, что знаю, где он покоится.

Зато я знаю, что бы сделал Вик, если был жив.

О чем бы он ни подумал, все приблизило бы его к Лэни.

Среди деревьев, при приглушенном свете фонаря, мы с Хантером разворачиваем лодку и вставляем насос. Лодка быстро начинает приобретать форму.

- В ней могут поплыть лишь двое, - поясняет Хантер. – Остальные, кто выбрал Восстание, пойдут пешком вдоль русла реки. Но это будет гораздо медленнее.

Воздух с шипением закачивается в лодку.

Какое-то время я стою совершенно неподвижно.

Снова капает дождь, жаляще-холодный и очищающий. Он уже не похож на тот ливень, что шел до этого – теперь это душ, а не опрокинутое разом ведро воды. Скоро он прекратится.

- Где-то в вышине эта вода превращается в снег, - говаривала моя мама, раскрывая ладони, чтобы поймать капли дождя.

Я думаю о ее рисунках и о том, как быстро они высыхали. - Где-то там, - громко произношу, надеясь, что она слышит, - эта вода совсем не вода. Она легче, чем воздух.

Кассия оборачивается, чтобы поглядеть на меня.

Я представляю, как эти капли ударяют по чешуе каменной рыбы, вырезанной мною для Вика. Каждая капля спасает отравленную реку, думаю я, держа ладони широко раскрытыми. Не для того, чтобы поймать капли или удержать их. Я просто позволяю им оставлять следы и стекать дальше.

Я отпускаю. Своих родителей и ту боль от случившегося с ними. То, что у меня не получилось сделать. Всех тех людей, что я не смог спасти или похоронить. Свою ревность к Ксандеру. Свою вину из-за того, что случилось с Виком. Беспокойство от того, кем я никогда не смогу стать, и кем я никогда не был.

Я отпускаю все это.

Я не знаю, получилось ли это у меня, но попытаться стоило. Поэтому я позволяю дождю с силой ударять по мне. Стекать по моим пальцам, падая в грязь. Каждая капля очищает меня, думаю я. Я откидываю голову назад и пытаюсь снова открыться небу.

Должно быть, у отца были веские причины, в результате которых погибли все те люди. Но он также помогал им делать их жизнь более сносной. Он давал им надежду. Раньше я думал, что это не имеет особого значения, но я ошибался.

Добро и зло. Добро в моем отце, зло – во мне. Никакие удары дождя не в силах выжечь это из меня. Мне придется избавляться от него самостоятельно.

- Прости меня, - говорю я Кассии, - Я не должен был лгать тебе.

- Ты тоже прости меня, - отвечает она. – Вся эта сортировка была ошибкой.

Мы стоим под дождем и смотрим друг на друга.

- Это твоя лодка, - вмешивается Инди. – Кто поплывет в ней?

- Я обменял ее для тебя, - обращаюсь я к Кассии. – Тебе и выбирать, кто поплывет в ней с тобой.

Я чувствую себя точно так же, как и перед банкетом Обручения. В ожидании. В сомнении, достаточно ли ей будет того, что я сделал, чтобы, наконец, снова заметить меня.

Глава. 46. Кассия

- Кай, - в отчаянии говорю я. – Я не смогу снова сортировать людей! – Как он вообще мог предложить мне такое?

- Поторопись, - нетерпеливо бросает Инди.

- В последний раз ты сделала верный выбор, - отвечает Кай. – Я принадлежу этим местам.

Это правда. Принадлежит. И хотя поиски его оказались самым трудным делом во всей моей жизни, в результате я стала сильнее.

Я закрываю глаза и начинаю перебирать значимые факторы.

Хантер хочет уйти в горы, река не подходит.

Элай самый маленький среди нас.

Инди может управлять лодкой.

Кая я люблю.

И кто же должен поплыть?

На этот раз все проще, потому что есть только один выбор – одна кандидатура – который кажется верным для меня.

- Пора, - торопит Хантер. – Кого ты выбрала?

Я гляжу на Кая, в надежде, что он поймет меня. Он должен. Он поступил бы так же. – Элай, - произношу я.

Глава 47. Кай

Элай удивленно хлопает глазами. – Я? – спрашивает он. – А как же Кай?

- Ты, - повторяет Кассия. – И Инди. Но не я.

Инди смотрит на меня в изумлении.

- Кто-то должен провести Элая по реке, - объясняет Кассия. - Хантер и Инди – единственные из нас, кто знает о реках, подобным этой, но Хантер идет в горы.

Хантер осматривает лодку. – Почти готова.

- Ты ведь сможешь это сделать, а? – спрашивает Кассия у Инди. – Ты доставишь туда Элая? Это самый быстрый путь, чтобы переправить его в безопасное место.

- Я сделаю это, - соглашается Инди, без малейшей неуверенности в голосе.

- Река отличается от моря, - предупреждает ее Хантер.

- У нас были реки, которые вели к морю, - отвечает Инди. Она дотягивается до одного из весел, лежащих в разобранном состоянии внутри лодки, и соединяет его части в единое целое. – Я тренировалась плавать по ночам. А Общество ничего не замечало, пока я не доплыла до океана.

- Погодите, - вдруг вмешивается Элай. Мы разом поворачиваемся. Он вздергивает подбородок и важно и серьезно глядит на меня. – Я хочу пойти через равнину. Именно так вы предполагали поступить сначала.

Хантер выглядит удивленным. Ведь Элай сильно замедлит его движение. Но Хантер не тот человек, который может оставить без помощи.

- Могу я пойти с тобой? – просит Элай. – Я буду бежать так быстро, как только смогу.

- Хорошо, - соглашается Хантер. – Но мы пойдем прямо сейчас.

Я хватаю Элая и крепко стискиваю в объятиях. – Мы обязательно встретимся снова, - говорит он. – Я уверен в этом.

- Встретимся, - подтверждаю я. Хотя и не должен давать подобное обещание. Мои глаза встречаются с глазами Хантера поверх головы Элая; интересно, говорил ли он то же самое Саре, когда прощался с ней?

Элай вырывается из моих объятий, обхватывает руками Кассию, потом Инди, которая выглядит удивленной таким жестом. Она обнимает его в ответ, и он выпрямляется. – Я готов, - объявляет он. – Вперед.

- Надеюсь, мы свидимся снова, - говорит нам Хантер. Он взмахивает рукой, салютуя, и в свете фонаря я вижу голубые линии, оплетающие все его предплечье. В последний момент мы застываем, глядя друг на друга. Затем Хантер разворачивается и срывается с места, Элай не отстает от него. Некоторое время я вижу среди деревьев отблески их фонарей, а потом они исчезают.

- С Элаем все будет хорошо? - спрашивает Кассия. – Да?

- Это был его выбор, - отвечаю я.

- Я знаю, - тихо говорит она. – Но все это произошло так быстро.

Да, быстро, как и в тот день, когда я покинул Городок. И в тот день, когда погибли родители, и когда Вик ушел. Такие же скорые прощания. И не всегда, в момент расставания, удается достойно проститься – не важно, насколько глубокие раны они нанесли тебе.

Инди стаскивает с себя пальто, и быстрым уверенным движением своего каменного ножа вырезает изнутри диск. Демонстративно бросает его рядом на землю и поворачивается лицом ко мне. - Элай сделал свой выбор, - говорит она. – А что насчет тебя?

Кассия смотрит на меня. Подняв ладони, она стирает с лица капли дождя и слезы.

- Я пойду вдоль реки, - объявляю я. – Я не смогу передвигаться так же быстро, как вы в лодке, но в конце пути я догоню вас.

- Ты уверен? – шепчет она.

Я уверен. – Ты проделала долгий путь, чтобы найти меня. Теперь я дойду вместе с тобой до Восстания.

Глава 48. Кассия

Дождь становится легче, он сменяется снегом. У меня появляется чувство, что мы еще не прибыли, все еще пытаемся добраться. Друг до друга. До тех, кем мы должны быть. Я гляжу на него, зная, что никогда не увижу всего, понимая это прямо сейчас, и я снова делаю выбор.

- Мне сложно добраться, - говорю я ему, и голос мой прерывается.

- Добраться куда? – недоумевает он.

- К тому, кто мне нужен, - я это сказала.

И тут мы оба движемся.

Мы оба ошибались; и мы вместе постараемся все исправить. Это все, что мы можем сделать.

Кай наклоняется, чтобы поцеловать меня, но его руки остаются висеть по бокам.

- Почему ты не хочешь обнять меня? – спрашиваю я, немного отстраняясь.

Он тихо смеется, поднимая ладони вверх, как будто объясняет. Они все перемазаны грязью, красками и кровью.

Я притягиваю его ладонь к себе и прикасаюсь к ней своей ладонью. Чувствую налипшие песчинки, пятна краски, порезы и ссадины, говорящие о том, какой путь он прошел.

- Это все отмоется, - заверяю его.

Глава 49. Кай

Когда я притягиваю Кассию к себе, от нее исходит напряжение, тепло и чувство близости, но затем она слегка вздрагивает и отстраняется. – Прости, - говорит она. – Я забыла.

Из кармана рубашки она достает небольшую пробирку. Замечает на моем лице потрясение и быстро проговаривает. – Ничего не могла с собой поделать.

Она протягивает мне пробирку, пытаясь объяснить. Стекло сверкает в свете наших фонарей, и всего мгновение мне нужно, чтобы прочесть имя: РЕЙЕС, СЭМЮЭЛЬ. Ее дедушка. - Я взяла ее, когда вы все были заняты Хантером, после того, как он разбил пробирку.

- Элай тоже одну стащил, - говорю я. – Для меня.

- Чью он взял? – спрашивает Кассия.

Я бросаю взгляд на Инди. Она вполне может столкнуть лодку в воду и покинуть Кассию. Но она не делает этого. Я знаю, что не сделает. Не сейчас. Если тебе хочется попасть туда же, куда хочет Инди, то лучшего лоцмана не найти. Она благополучно перевезет и твой багаж и тебя через бурные воды. Она поворачивается к нам спиной и замирает, стоя под кроной деревьев недалеко от лодки.

- Вика, - отвечаю я Кассии.

Поначалу я очень удивился, что он не выбрал своих родителей, а потом вспомнил, что их не могло там быть. Элай и его ро