/ / Language: Русский / Genre:love_detective / Series: Внеклассное чтение

Я бы сказала, что люблю...

Элли Картер

Ками Морган учится в Академии Галлахер для особо одаренных девушек. На первый взгляд — обычная школа для гениев… на самом деле — школа шпионов.

Элли Картер

Я бы сказала, что люблю…

В память об Элен Моор Баларц, истинной воспитаннице Академии Галлахер.

Глава 1

Некоторые девушки-подростки иногда чувствуют себя невидимыми, как будто исчезают. Вот и я такая — Ками Хамелеон. Но мне повезло больше, чем другим, потому что в моей школе это очень круто.

Я учусь в школе шпионов.

Само собой, официально считается, что Академия Галлахер для особо одаренных девушек — это школа для гениев, и мы вольны выбирать любую карьеру, соответствующую нашему исключительному образованию. Сначала нас обучают методам продвинутого дешифрования и четырнадцати языкам, а потом предлагают выбрать любую профессию. Так что все мы, воспитанницы академии, умеем видеть правду за пустыми разговорами. Даже моя мама не одергивает меня, когда я называю академию школой шпионов, а ведь она — директор нашей школы. Правда, она еще и оперативник ЦРУ в отставке. Именно по маминому совету я пишу этот первый отчет о секретной операции, чтобы подытожить все, что случилось в прошлом семестре. Самое худшее в работе шпиона не опасность, а бумажная работа. В самом деле, когда летишь на самолете из Стамбула и везешь в шляпной коробке ядерную боеголовку, меньше всего хочется писать отчет. Вот поэтому я и пишу все это — исключительно для практики.

Если у вас четвертый уровень допуска, то вы знаете все о нас, воспитанницах Академии Галлахер, поскольку мы существуем уже больше ста лет (я про школу, а не про себя — мне-то только шестнадцать исполнится через месяц!). Но если такого допуска у вас нет, то вы считаете нас обычным шпионским мифом — вроде реактивного ранца или костюма невидимки. Вы проезжаете мимо наших заросших плющом стен, глядя на великолепные особняки и подстриженные газоны, и думаете, что Академия Галлахер для особо одаренных девушек — это просто-напросто снобистская школа-пансион для скучающих наследниц, которым нечем заняться.

Нас это вполне устраивает. Именно по этой причине ни у кого в городке Розевиль, штат Вирджиния, не возникало вопросов при виде длинной вереницы лимузинов, на которых мои однокашницы съезжались в школу в сентябре. С подоконника третьего этажа я наблюдала, как лимузины выплывали из-под зеленой листвы и заезжали в кованые ворота. Подъездная дорога длиной в полмили петляла меж холмов, производя столь же безобидное впечатление, как дорога из желтого кирпича в «Волшебнике Изумрудного города». Трудно даже предположить, что она оборудована лазерными сканерами, считывающими рисунок протекторов шин, и датчиками, обнаруживающими взрывчатые вещества, а одна секция дороги может открыться и поглотить целый грузовик. Если все это показалось вам очень опасным, то лучше мне даже не заикаться про наш пруд!

Я задумчиво смотрела на улицу сквозь рифленое стекло. Окно расположено в небольшом алькове, отгороженном задернутыми красными бархатными шторами, и, стоя здесь я почувствовала странную умиротворенность. Через двадцать минут холл заполнится людьми, будет реветь музыка, и я стану всего лишь одной из сотни сестер. Надо наслаждаться последними мгновениями тишины! И тут, словно в подтверждение моих слов, раздался оглушительный взрыв. Со второго этажа, где расположен Исторический зал, потянуло запахом паленых волос. А следом за этим неповторимый голос профессора Букингэм: «Девочки! Я же предупреждала, чтобы вы это не трогали!» Запах усилился; должно быть, кто-то из первогодок все еще горел, потому что профессор Букингэм снова прикрикнула: «Стой спокойно! Стой, говорю тебе!»

Потом профессор Букингэм выдала пару ругательств на французском — первогодки поймут их не раньше, чем семестра через три. Каждый год во время ознакомительной экскурсии кто-нибудь из новичков набирался наглости и, желая выделиться, хватал меч, которым Джилиан Галлахер сразила мерзавца, пытавшегося убить Авраама Линкольна. Точнее, первого из мерзавцев. Того, о котором вы, наверняка, никогда не слышали.

Но вот чего новичкам не говорят во время ознакомительной экскурсии, так это что меч Джили находится под напряжением, и его заряда достаточно, чтобы подпалить волосы.

Я просто обожаю начало учебного года.

Мне кажется, наша комната когда-то была чердаком. Здесь так много мансардных окошек причудливой формы, всевозможных уголков и закутков. Можно сесть, прислонившись спиной к стене, и прислушиваться к топоту ног и крикам приветствий. Они, наверное, одинаковы в любой школе-пансионе в первый день после летних каникул (правда, сходство заканчивается, когда приветствия начинают звучать на португальском или персидском языках). В холле Ким Ли рассказывала о каникулах в Сингапуре, а Тина Уолтерс заявляла, что «Каир любопытен, а Йоханнесбург — так себе». То же самое сказала мне мама, когда я пожаловалась, что родители Тины везут ее на лето в Африку, тогда как мне предстояло провести все каникулы на ранчо родителей моего отца в Небраске — такой опыт не поможет мне вырваться из рук врага или обезвредить бомбу.

— Эй, а где Ками? — спросила Тина, но я не собиралась показываться, пока не придумаю какую-нибудь небылицу под стать заграничным вояжам моих одноклассниц, семьдесят процентов которых — дети действующих или бывших правительственных оперативников — читай, шпионов. Даже Кортни Бауер провела неделю в Париже, а у нее родители — оба специалисты-оптики. Так что вы понимаете, почему мне не особо хотелось признаваться, что я на три месяца застряла в самом сердце Америки и чистила рыбу.

В конце концов я решила рассказать, как вязальными спицами случайно обезглавила пугало. Кто бы знал, что обычные спицы могут нанести такой урон в качестве подручного оружия? И тут я услышала глухой стук чемодана о стенку и тихий южный говорок:

— Ками, выходи, где ты там прячешься?

Я выглянула из-за угла и увидела в дверях Лизу. Она, конечно, хотела казаться Мисс Алабама, но больше напоминала зубочистку в капри и шлепанцах. К тому же очень красную зубочистку.

Она улыбнулась.

— Ты соскучилась по мне?

Я и в самом деле по ней соскучилась, но побоялась её обнимать.

— Что с тобой случилось?

Лиза хитровато прищурилась и со знанием дела выдала:

— Никогда не засыпай у бассейна в Алабаме, — и, похоже, она знала, что говорила.

Да, строго говоря, мы все тут гении, но в девять лет у Лизы были самые высокие в истории результаты тестов за третий класс. Правительство такие факты не оставляет без внимания, и вот летом перед седьмым классом ее родителям нанесли визит большие шишки в черных костюмах, а уже через три месяца Лиза стала воспитанницей Академии Галлахер. Правда, не из той категории, что может убить врага голыми руками. Если я когда-нибудь отправлюсь на задание, мне бы хотелось, чтобы Бекс была рядом, а Лиза — где-нибудь далеко, с дюжиной компьютеров и шахматной доской. Именно об этом я подумала, когда Лиза попыталась забросить свой чемодан на кровать, но промахнулась и стукнула им по книжному шкафу, разбив мой магнитофон и расплющив отличную модель цифровых сетей натуральной величины, которую я сделала из папье-маше в восьмом классе.

— Ой, лютики-цветочки, — охнула Лиза, прикрыв рот рукой.

Само собой, Лиза знает ругательства на четырнадцати языках, но в катастрофах мелкого масштаба она всегда говорит «лютики-цветочки». И тут уж я не удержалась и крепко обняла подругу.

Ровно в шесть тридцать мы, уже одетые в униформу, спускались по лестнице на первый этаж, держась за отполированные перила красного дерева. Все смеялись, моя история о спицах имела грандиозный успех. Мы с Лизой не спускали глаз с входной двери.

— Может, проблемы с самолетом? — шепнула Лиза. — Или с таможней? Уверена, она просто опаздывает.

Я кивнула, надеясь, что сейчас дверь откроется, и войдет Бекс. Но дверь оставалась закрытой, и в голосе Лизы появились истеричные нотки:

— Она с тобой связывалась? Со мной — нет. Почему?

Я бы, честно говоря, удивилась, если б она с нами связалась. Бекс рассказала нам, что ее мама и папа берут отпуск, чтобы провести с ней лето. Это означало, что писем от нее можно не ждать. Лиза, конечно, могла прийти к прямо противоположному выводу.

— О господи! А вдруг ее отчислили? — в голосе Лизы уже звучала неподдельная тревога. — Ее случайно не выгнали?

— С какой стати?

— Ну… — Лиза решилась высказаться, — она всегда пренебрегала правилами. — Лиза пожала плечами, и мне пришлось с ней согласиться. — Девушки из Академии Галлахер никогда не опаздывают! Ками, ты ведь что-то знаешь, да? Ты точно что-то знаешь!

Вот в такие моменты нет ничего приятного в том, что я дочь директрисы: во-первых, очень раздражает, когда окружающие считают, будто я связана по рукам и ногам, хотя это совсем не так; во-вторых, все считают, что я сотрудничаю с администрацией, а это не так. Да, каждое воскресенье мы с мамой обедаем наедине, и да, она иногда оставляет меня в своем кабинете на пару минут, но и только. На занятиях, я становлюсь одной из воспитанниц академии.

Я еще раз посмотрела на входную дверь и повернулась к Лизе.

— Ручаюсь, она просто опаздывает, — сказала я, молясь, чтобы за ужином была викторина по разгадыванию звуков. Может, это ее отвлечет.

Когда мы подходили к массивным дверям Большого зала, где, как полагают, Джили Галлахер во время танца отравила мужчину, я невольно глянула на электронное табло, на котором значилось: «Английский — американский», хотя и так знала, что на торжественном обеде по случаю возвращения мы всегда говорим на родном языке. И еще с неделю разговоры за столом можно будет не вести на «Китайском — мандаринском».

Мы уселись за свой стол, и только теперь я почувствовала себя дома.

На самом деле я уже три недели как вернулась, но здесь не было никого, кроме новичков и преподавателей. Я была единственной старшекурсницей среди первогодок. (Хуже этого могло быть только одно — находиться в учительской и наблюдать, как твой преподаватель древних языков закапывает лекарство в ухо величайшего в мире авторитета по части кодирования, а тот клянется, что больше никогда не станет нырять с аквалангом. Представляю мистера Московица в мокром водолазном костюме! Блеск!) Я перечитала все старые номера «Шпионажа сегодня» и слонялась по зданию и открывала для себя потайные комнаты и секретные проходы, которым, по меньшей мере, лет сто, и пыль там не вытиралась примерно столько же. Хотелось больше времени проводить с мамой, но она была очень занята и чем-то озабочена.

Вспомнив сейчас об этом и сопоставив с таинственным отсутствием Бекс, я вдруг забеспокоилась: может, в словах Лизы все же есть резон? Тут к нам подсела Анна Феттерман и спросила:

— Вы видели? Уже смотрели?

Анна держала листок голубой бумаги, которая мгновенно растворяется, если положить ее в рот. (Хотя по ее виду можно предположить, что на вкус она будет, как сладкая вата, поверьте мне — это не так!) Не знаю, почему расписание нам всегда выдают на растворимой бумаге. Возможно, хотят истратить запасы невкусной бумаги и перейти к более приятной, например со вкусом мятно-шоколадного печенья.

Но Анну волновал вовсе не вкус бумаги, когда она билась в истерике:

— У нас будут секретные операции! — В голосе ее звучал неподдельный ужас.

Тут я вспомнила, что Анна, пожалуй, единственная студентка в академии, которую Лиза могла победить в силовом единоборстве. Но даже Лизу удивила обеспокоенность Анны. В конце концов, ни для кого не секрет, что со второго курса у нас начинаются предметы, которые хоть отчасти приближаются к реальной работе. Это будет наша первое знакомство с настоящей шпионской работой, вот только Анна, кажется, забыла, что все наши уроки, к сожалению, предельно упрощены.

— Уверена, мы справимся, — попыталась утешить ее Лиза, забирая расписание из хрупких ручек Анны. — Букингэм всегда рассказывает ужастики о Второй мировой, и показывает слайды, забыла что ли? С тех пор как она сломала бедро…

— Но Букингэм уже не работает! — воскликнула Анна, и я заинтересовалась.

Пару секунд я изучающе смотрела на нее.

— Профессор Букингэм еще здесь, Анна, — сказала я, но не стала уточнять, что все утро уговаривала ее кошку Оникс спуститься с верхней полки в библиотеке. — Скорее всего, это обычный слух начала семестра. — У нас всегда полно подобных слухов, например, о том, как одну девушку похитили террористы или как кто-то из преподавателей выиграл в лотерею сто тысяч. Правда, последний слух оказался истинной правдой.

— Нет, ты не поняла, — сказала Анна. — Букингэм практически отходит отдел. Она будет заниматься выбором специализации и курировать первогодок, но и только. Преподавать она больше не будет.

Мы, не сговариваясь, повернулись к столу преподавателей и пересчитали стулья. И конечно, там оказался один лишний стул.

— Кто же тогда будет вести секропы[1]? — спросила я.

Тут по огромному залу прокатился шепоток, поскольку из дверей в дальнем конце появилась моя мама в сопровождении обычной свиты — двадцать учителей, у них мы учились последние три года. Двадцать учителей. Двадцать один стул. Знаю-знаю, гений у нас я, но вы и сами можете подсчитать.

Мы с Анной и Лизой переглянулись и снова глянули на учительский стол, перебирая в уме имена и пытаясь вычислить, что же означает этот лишний стул.

Одно лицо и впрямь новое, но это было вполне ожидаемо. Профессор Смит всегда возвращается после каникул с совершенно другим лицом — в буквальном смысле. Нос в этот раз у него увеличился, уши стали торчать еще больше, а на виске появилась родинка. Все это для маскировки лица, разыскиваемого, как он утверждает, на трех континентах. Ходят слухи, что его ищут контрабандисты оружия — на Среднем Востоке, бывшие агенты КГБ — в Восточной Европе и очень расстроенная бывшая жена — где-то в Бразилии. Такой обширный опыт делает его превосходным преподавателем СТРАМа (стран мира), но лучшее, что привносит в академию профессор Смит, — это ежегодное отгадывание, какое лицо он сделает себе на этот раз, чтобы насладиться летним отпуском. В виде женщины он еще ни разу не появлялся, но, наверное, это всего лишь вопрос времени.

Учителя расселись, один стул остался пустым. Мама заняла место в центре длинного стола.

— Женщины Академии Галлахер, кто приходит сюда? — спросила она.

И вот тут все девушки, включая новеньких, поднялись и ответили хором:

— Мы, сестры Джилиан.

— Зачем вы приходите? — продолжила мама.

— Научиться ее умениям. Не посрамить ее меч. И хранить ее секреты.

— Доколе будете вы трудиться?

— До торжества света и справедливости.

— Как долго вы будете бороться?

— До последнего дня своей жизни. — Мы закончили, и я почувствовала себя персонажем столь любимых моей бабушкой мыльных опер.

Мы сели.

— Добро пожаловать домой, студенты, — объявила мама, сияя. — Вас всех ждет замечательный учебный год. Нашим новеньким, — она повернулась к столу, за котором сидели первогодки-семиклассницы, — добро пожаловать в дружную семью. Вам предстоит, пожалуй, самый нелегкий год в ваших юных жизнях. Но будьте уверены, вас не ждали бы столь тяжелые испытания, не будь вы достойны их. Остальным нашим студентам могу сказать: этот год будет отмечен многими изменениями. — Она взглянула на коллег и, кажется, на мгновение о чем-то задумалась, а потом снова повернулась к нам. — Мы дожили до времен, когда… — Но не успела она договорить, как массивные двери распахнулись. Даже трехлетняя подготовка в школе шпионов не смогла подготовить меня к тому, что я увидела.

Прежде чем я продолжу, пожалуй, стоит напомнить, что у нас ЖЕНСКАЯ ШКОЛА. Здесь только женщины, девочки и девушки, если не считать нескольких приверженцев пластической хирургии и ушных капель мужского пола из числа преподавателей, которых добавили исключительно с целью немного разбавить женское общество. Сейчас же, обернувшись, мы увидели, как в зал входит мужчина, рядом с которым даже Джеймсу Бонду показалось бы неуютно. Индиана Джонс почувствовал бы себя сосунком рядом с мужчиной в кожаном пиджаке и с двухдневной щетиной, который прошел прямо туда, где стояла моя мама, и — о, ужас из ужасов! — подмигнул ей.

— Простите, я опоздал, — сказал он, усаживаясь на свободный стул.

Его появление ошеломило всех, и сначала я даже не поняла, что на нашу скамью между Лизой и Анной протиснулась Бекс. Мне пришлось протереть глаза, когда я увидела ее, ведь еще пять секунд назад она считалась без вести пропавшей.

— Какие-то проблемы, леди? — спросила она.

— Где ты была? — потребовала объяснений Лиза.

— Забудь об этом. Лучше скажи, кто это такой? — встряла Анна.

Но Бекс была прирожденной шпионкой. Она только приподняла бровь и сказала:

— Увидите.

Глава 2

Бекс провела шесть часов на борту частного самолета, но ее кожа цвета капуччино сияла, и она выглядела так, словно только что сошла с рекламного плаката. Мне захотелось хоть чем-нибудь задеть ее и напомнить, что табло перед входом в зал гласило: во время торжественного обеда мы должны общаться на английском с американским акцентом. Но, единственная негражданка США в истории Академии Галлахер, Бекс привыкла быть исключением. Моя мама обошла несколько очень серьезных правил, когда ее старые приятели из МИ-6 позвонили ей и попросили принять их дочь в академию. Зачисление Бекс стало первым противоречивым деянием мамы на посту директора академии (но далеко не последним).

— Ну, так как прошли ваши каникулы? — За столами девушки приступили к трапезе, но Бекс лишь надула пузырь из жвачки и ухмыльнулась, вынуждая нас вытягивать из нее каждое слово.

— Бекс, если ты что-то знаешь, выкладывай, — потребовала Лиза, хотя это было абсолютно бессмысленно. Никто не может заставить Бекс делать то, чего она не хочет. Может, я и хамелеон, а Лиза — будущий Эйнштейн, но в том, что касается упрямства, Бекс — лучший в мире шпион.

Бекс притворно улыбнулась, и я поняла, что она обдумывала эту сцену с полпути через Атлантику. Ведь Бекс склонна к театральным эффектам. Она дождалась, когда все взгляды устремятся на нее, выдержала паузу, и только когда Лиза уже была готова взорваться, взяла теплую булочку из корзинки на столе и с невозмутимым видом объявила:

— Новый учитель. — Она разломила булочку пополам и неторопливо намазала ее маслом. — Мы подвезли его из Лондона сегодня. Он — старый приятель моего папы.

— Имя? — спросила Лиза, возможно, уже планируя, как будет взламывать сеть штаб-квартиры ЦРУ в Ленгли, чтобы добыть побольше информации о нем, когда обед закончится и все разойдутся по комнатам.

— Соломон, — ответила Бекс, обведя нас взглядом. — Джо Соломон. — Вид у нее был загадочный и даже чуть зловещий, и она сказала это точь-в-точь как Джеймс Бонд, если бы он был девочкой-подростком.

Мы все обернулись и посмотрели на Джо Соломона: невозмутимое лицо и беспокойные руки агента не на задании. Зал наполнился шепотом и хихиканьем — это же топливо уже к полуночи раскрутит мельницу слухов на полные обороты. Мне подумалось, что хотя Академия Галлахер — это школа для девушек-гениев, иногда все же вернее было бы делать акцент на девушках.

Следующее утро было сущей пыткой! И поверьте, это не просто слова! Не подумайте только, что это как-то связано с нашим будущим ремеслом! Может, конечно, стоило бы выразиться иначе: первый день занятий выдался нелегким.

Нельзя сказать, что мы легли спать рано… или даже что мы припозднились… что мы вообще ложились. Если честно, почти всю ночь болтали — весь второй курс расположился на ковре из искусственного меха в общей комнате вокруг меня. Там мы и заснули. Когда Лиза разбудила нас в семь, мы решили, что можем либо целый час прихорашиваться, но пропустить завтрак, либо впопыхах натянуть форму и поесть, как королевы, до первой лекции в 8:05.

В эпоху до Соломона вафли и бублики, несомненно, одержали бы верх. Но сегодня перед профессором Смитом сидели девушки с тщательно подкрашенными глазами и губами и урчащими желудками, слушая, как он рассказывает о гражданских беспорядках в странах Балтии. Я глянула на часы. Жест это абсолютно бесполезный в Академии Галлахер, поскольку занятия всегда начинаются строго по расписанию, но мне нужно было знать, сколько секунд отделяло меня от обеда (11705, если вам интересно).

После СТРАМа мы промчались два пролета лестницы на четвертый этаж на занятия с мадам Дабни по культуре и ассимиляции. Увы, сегодня они не включали в себя чаепития. Наконец настало время третьего урока.

У меня болела шея от сна в неудобной позе, я уже заполучила домашних заданий часов на пять работы и сделала для себя открытие: все-таки женщина не может питаться полдня только помадой с вишневым вкусом. Я покопалась в сумке и на самом дне отыскала довольно сомнительную пачку мятных леденцов. Если я рухну в обморок от голода, то надо, по крайней мере, позаботиться о том, чтобы дыхание было свежее — вдруг кто-то из преподавателей или одноклассниц станет делать мне искусственное дыхание.

Лизе еще надо было заскочить в кабинет мистера Московица и оставить дополнительное зачетное эссе, которое она написала за лето (да, она такая девушка), поэтому мы с Бекс вдвоем спустились по главной лестнице и свернули в неприметный коридорчик — один из трех, что вели к подземным уровням. Раньше нас туда никогда не пускали.

Стоя перед зеркалом, отражающим нас в полный рост, мы старались не моргать и не шевелиться, чтобы не сбить оптический сканер, который должен был подтвердить, что мы действительно второкурсницы, а не какие-нибудь новички, пытающиеся на спор проникнуть на подземные уровни. Я изучала наши отражения в зеркале и думала о том, что я, Камерон Морган, дочь директора, человек, который знает об Академии Галлахер больше, чем любой из студентов со времен самой Джили, сейчас проникну еще глубже в секреты академии. Судя по тому, что Бекс не могла стоять спокойно, не я одна трепетала от этой мысли.

На портрете, висевшем позади нас, глаза загорелись зеленым светом. Зеркало отъехало в сторону, открыв небольшой лифт, который должен был спустить нас на этаж ниже, в кабинет секретных операций и — усилю драматический эффект — к нашей судьбе.

— Ками, — выдохнула Бекс, — нас пускают.

Мы сидели тихо, поглядывая на свои (синхронизированные) часы, и всем нам не давала покоя одна и та же мысль: здесь все совсем по-другому.

Здание академии построено из дерева и камня. Резные перила, массивные камины — благородная старина: так и хочется уютно свернуться клубочком в морозный день и почитать о том, кто убил Кеннеди (реальную историю). Но лифт каким-то чудом спустил нас в пространство, принадлежащее совсем другому веку и уж точно другому особняку. Стены здесь из матового стекла, столы — из нержавеющей стали. Но самое странное для нас — в кабинете секропов не было учителя.

Джо Соломон опаздывал — опаздывал настолько, что я уже пожалела, что не заскочила в кабинет к маме за пакетиком «ММ's», ведь, если честно, мятный леденец двухлетней давности ну никак не может удовлетворить запросы растущего организма.

Мы сидели тихо, а секунды медленно утекали. Молчание стало слишком тягостным для Тины Уолтерс, она наклонилась и прошептала:

— Ками, что ты о нем знаешь?

Хм, я знаю только то, что рассказала нам Бекс. Но мать Тины ведет колонку сплетен в крупной газете, название которой здесь останется тайной (поскольку это ее крыша), так что Тина все равно не оставила бы нас в покое, пока не вытянула бы все до последнего слова. Вскоре я была погребена под лавиной вопросов типа «Откуда он?» и «Есть ли у него девушка?», «А это правда, что он задушил турецкого посла ремнем?». Не помню, о чем она спрашивала, — может, о сандалиях или брюках? — в любом случае, ответов на эти вопросы у меня не было.

— Да ладно тебе, — сказала Тина, — я слышала, как мадам Дабни говорила шеф-повару Луи, что твоя мать все лето уламывала его занять эту должность. Ты должна была что-то слышать!

В этом допросе Тины был один положительный момент: я наконец-то поняла, с чем связаны бесконечные звонки и разговоры за закрытыми дверями, и почему мама была так занята несколько недель. Я как раз начала обдумывать, что бы это значило, когда в класс вошел Джо Соломон. Он опоздал на пять минут.

Волосы у него были чуть влажные, белая рубашка — тщательно отглажена. Уж не знаю, то ли его романтичный вид меня отвлек, то ли все дело в нашем уровне образованности, но я лишь спустя две минуты поняла, что он заговорил с нами на японском.

— Столица Брунея?

— Бандар Сери Бегаван, — ответили мы.

— Квадратный корень из 97969 равен… — продолжил он на суахили.

— Триста тринадцать, — ответила Лиза.

— Доминиканский диктатор был убит в тысяча девятьсот шестьдесят первом году, — сказал он по-португальски. — Как его звали?

Хором мы ответили:

— Рафаэль Трухильо.

Надо заметить, что это совершил не кто-то из нашей академии, несмотря на то что ходили слухи об обратном.

Я только-только начала входить в ритм игры, как мистер Соломон вдруг сказал по-арабски:

— Закройте глаза.

Мы сделали, как нам было велено.

— Какого цвета у меня ботинки? — На этот раз он спросил по-английски, и удивительное дело: тринадцать воспитанниц Академии Галлахер сидели молча, не зная ответа. — Я правша или левша? — И, не дожидаясь ответа, продолжил: — Войдя в эту комнату, я оставил отпечатки пальцев в пяти местах. Назовите их!

Но на все его вопросы ответом была тишина.

— Откройте глаза, — сказал он. Мы так и сделали. Он сидел на краешке стола, качая ногой. — М-да, вы, девушки, очень умны. Но в то же время и глупы.

Если бы мы не знали совершенно точно как научно доказанный факт, что земля не может остановить свое вращение, мы бы решили, что это сейчас произошло.

— Добро пожаловать на секретные операции. Я — Джо Соломон. Я никогда раньше не преподавал, но ремеслом занимаюсь уже восемнадцать лет и все еще живой, а значит, я знаю, о чем говорю. Этот предмет будет непохож на ваши остальные занятия.

В желудке у меня заурчало, и Лиз, которая утром настаивала на полноценном завтраке и простом хвостике вместо полного макияжа, шикнула на меня. Можно подумать, я в состоянии это как-то контролировать.

— Леди, я собираюсь подготовить вас к тому, что будет происходить. — Он чуть помедлил и показал наверх. — Вон там. Это не для всех, именно поэтому обещаю, что легкой жизни у вас не будет. Произведите на меня впечатление, и на следующий год эти лифты, возможно, отвезут вас на этаж ниже. Но если у меня возникнет хоть малейшее подозрение, что у вас нет сверхталантов для полевой работы, я спасу вам жизнь и переведу на стезю планирования операций и исследований. — Он стоял, сунув руки в карманы. — В нашем деле все начинают с поисков приключений, но меня не волнует, какие фантазии у вас в голове, дамы. Если вы не сможете оторвать зад от парт и показать мне что-то сверх ваших книжных знаний, то вам никогда не видать второго подуровня.

Краешком глаза я видела, как Мик Моррисон буквально ловит каждое его слово и чуть ли не слюни пускает, потому что ей уже много лет хочется побить кого-нибудь. Неудивительно, что ее накачанная рука тут же взлетела вверх.

— Значит ли это, что вы будете учить нас обращению с оружием, сэр? — гаркнула она так, словно боялась, что сержант по строевой подготовке заставит ее делать отжимания.

Мистер Соломон обошел свой стол и сказал:

— Наше дело таково, что если вам понадобилось оружие, значит, скорее всего, уже слишком поздно, и даже оно не поможет. — Мик тихонько охнула. — Но, с другой стороны, может, вас похоронят с почестями — конечно, если останется что хоронить.

Меня бросило в жар, глаза наполнились слезами. Я еще не поняла, что случилось, а горло уже сжалось так, что я едва дышала. Джо Соломон все это время смотрел на меня, но, как только наши глаза встретились, он отвел взгляд.

— Счастливчики возвращаются домой, пусть даже и в гробу.

Он не назвал моего имени, но я чувствовала на себе взгляды всех одноклассниц. Все знали, что случилось с моим отцом — он отправился на задание, но так и не вернулся. Возможно, мне никогда не доведется узнать больше, но и эти скупые факты для меня очень важны. Здесь все зовут меня Хамелеоном — наверное, для шпионской школы это хорошее прозвище. Иногда я задумываюсь, что сделало меня такой. Что заставляет меня вести себя тихо и неприметно, когда Лиза болтает без умолку, а Бекс в своих лучших традициях попирает все правила? Мне так хорошо удается оставаться незаметной благодаря шпионской наследственности или потому, что я всегда была застенчивой? А может, я просто их тех, кого окружающие предпочитают не замечать — чтобы не становиться такими же?

Мистер Соломон сделал шаг в сторону, и взгляды одноклассниц тут же метнулись за ним — всех, кроме Бекс. Она передвинулась на стуле поближе, готовая схватить меня и не дать выцарапать прекрасные зеленые глаза нашему новому учителю. А он в это время объявил:

— Станьте лучшими, леди. Или станете мертвыми.

Мне захотелось тут же ринуться в кабинет мамы и все рассказать. Рассказать, что он говорил о папе, намекал, что тот сам во всем виноват, так как был недостаточно подготовлен. Но я этого не сделала, может, потому, что гнев буквально парализовал меня. Но скорее всего в глубине души я просто боялась, что мистер Соломон прав, чтобы мама подтвердила это.

Дверь из матового стекла отворилась, и в класс, тяжело дыша, протиснулась Анна Феттерман.

— Извините, — с трудом выдавила она. — Дурацкий сканнер не узнал меня и заблокировал в лифте. Пришлось выслушивать пятиминутную лекцию о недопустимости попыток нарушения границ, и… — она замолчала, разглядев совершенно бесстрастное выражение лица Джо Соломона. Тот еще лицемерный типчик — ведь сам опоздал на пять минут.

— Не трудитесь садиться, — сказал он, когда Анна бочком направилась к задней парте. — Ваши одноклассницы уже уходят.

Все тут же посмотрели на свои недавно синхронизированные часы — они показывали одно и то же: оставалось ровно сорок пять минут учебного времени. Сорок пять бесценных минут, которые здесь никто никогда не растрачивает даром. Казалось, через целую вечность Лиза подняла руку.

— Да? — откликнулся Джо Соломон тоном человека, у которого есть куда более важные дела.

— Будет ли домашнее задание? — спросила Лиза, и потрясение класса тут же сменилось раздражением (никогда не задавайте подобного вопроса в классе, где у каждой девушки черный пояс по карате).

— Да, — ответил Соломон, открывая дверь и давая нам понять, чтобы мы выходили из класса. — Подмечайте детали.

Я шагала по сверкающему стеклом белому коридору к лифту, который доставил нас сюда. Остальные направились в противоположную сторону — к лифту, который ближе к нашим комнатам. После того, что произошло, я была даже рада остаться одна. Но не удивилась, увидев рядом Бекс.

— Ты в порядке? — спросила она, потому что именно это и должны делать друзья.

— Да, — солгала я, потому что именно так и должны делать шпионы.

Мы поднялись на лифте в небольшой холл первого этажа, и я всерьез подумывала сходить к маме (и не только из-за конфет). Однако только мы шагнули в полутемный коридор, как я услышала окрик:

— Камерон Морган!

Навстречу нам неслась профессор Букингэм. Боже, что могло заставить столь утонченную британскую леди так кричать? Вверху замигала красная лампочка, и пронзительная сирена резанула уши так, что мы едва расслышали механический голос, пульсировавший вместе со светом:

— КРАСНЫЙ КОД. КРАСНЫЙ КОД.

— Камерон Морган! — снова взревела профессор Букингэм и схватила меня и Бекс за руки. — Вас вызывает ваша мать. НЕМЕДЛЕННО!

Глава 3

Пустые коридоры мгновенно заполнились — из классов выбегали девушки и торопливо выходили преподаватели, а красные лампочки продолжали мигать.

Стенд с трофеями развернулся и плавно въехал в потайное отделение в стене, скрыв кубки и тарелки, полученные победителями в чемпионатах по рукопашным боям и в командных соревнованиях по взлому кодов, остался лишь ряд наград в плавании и состязаниях в дебатах.

На верхнем ярусе фойе три золотисто-алых вымпела «Учись ее умениям», «Не посрами ее меча» и «Храни ее секреты» чудесным образом скрутились, и вместо них появился самодельный плакат в поддержку некой Эмили в избирательной кампании на пост президента студенческого совета.

Букингэм тянула нас наверх. Мимо пронеслась стайка первогодок, верещавших во всю силу своих легких. Я вспомнила, как сама впервые услышала эти сирены. Неудивительно, что девчонки вообразили, будто настал конец света. Букингэм гаркнула:

— Девушки! — заставив всех замолчать. — Следуйте за мадам Дабни. Она отведет вас в конюшни для занятий по выездке. И, леди, — она с укоризной глянула в сторону двух темноволосых близняшек, перепугавшихся больше других, — соблюдайте спокойствие!

С этими словами Букингэм развернулась и припустила по лестнице на второй этаж, где мистер Московиц и мистер Смит пытались закатить в кладовку со швабрами статую Элеоноры Эверетт (выпускницы академии, которая однажды одними зубами обезвредила бомбу в Белом доме). Мы быстро пересекли Исторический зал — там меч Джилиан плавно скользнул в углубление за постаментом, словно Эскалибур, возвращающийся к Владычице озера. Вместо него появился бюст мужчины с огромными ушами — предположительно, первого директора школы.

Вся школа пришла в состояние организованного хаоса. Мы с Бекс переглянулись. Вообще-то нам полагалось сейчас быть внизу, вместе с остальными второкурсницами, и проверять основной уровень, не осталось ли на виду чего-нибудь, выдающего нашу связь с разведкой. Но Букингэм повернулась и прикрикнула:

— Девушки, поторапливайтесь! — Сейчас она походила не столько на добрую пожилую учительницу, которую мы знали, сколько на женщину, отобравшую у фашиста автомат голыми руками во время Второй мировой.

Позади раздался треск и несколько польских ругательств, и я сделала вывод, что статуя Элеоноры, скорее всего, превратилась в груду обломков. В конце коридора возле дверей в свой кабинет стояла моя мама — она была так спокойна и столь непринужденно забрасывала в рот «ММ's», будто ждала меня после тренировки по футболу, и день был абсолютно ничем не примечателен.

Ее длинные роскошные волосы рассыпались по плечам, челка небрежно откинута с безупречно чистого лба. Она клянется, что у меня тоже когда-нибудь будет такой, как только мои гормоны прекратят войну с порами.

Иногда я искренне радуюсь, что девяносто процентов времени мы проводим в этом здании, потому что каждый раз, когда мы выходим куда-нибудь, я вынуждена смотреть, как мужчины пускают слюни при виде моей мамы или спрашивают, не сестры ли мы. Это выводит меня из себя, хотя мне следовало бы гордиться, что кто-то вообще разглядел во мне родство с ней. В общем, моя мама — красотка.

— Привет, Ками, Ребекка, — сказала она и повернувшись к Букингэм, добавила:

— Спасибо, что привели их, Патриция. Зайдите на минутку.

В кабинете — спасибо звуконепроницаемой обшивке — общешкольного переполоха было не слышно. Сквозь окна со свинцовой защитой проникали солнечные лучи, играя на дубовых панелях и огромных, во всю стену, книжных шкафах, которые во время нашего разговора разворачивались, скрывая труды типа «История отравлений и ядов», «Преторианское руководство по достойной смерти». Их сменили «Элитное образование» и «Вестник частного образования». На столе у мамы стояла фотография, сделанная во время нашей поездки в Россию. Я с ужасом смотрела, как мы с ней продолжаем обниматься, а на фоне вместо Кремля появляется замок Золушки из Диснейленда.

— Голографическая радиосинтезированная фотобумага, — пояснила мама, заметив мое удивление. — Доктор Фибз летом изготовил пробную партию в своей лаборатории. Голодные? — она протянула нам с Бекс горсть конфеток. Как ни странно, я совсем забыла о терзавшем меня голоде, но все-таки взяла зеленую на удачу. Что-то мне подсказывало, что удача понадобится.

— Девушки, мне нужно, чтобы вы провели экскурсию.

— Но… мы же второй курс! — воскликнула Бекс, словно моя мама могла чудесным образом это забыть.

У мамы был полный рот шоколада, поэтому объяснить взялась Букингэм.

— У третьего курса семестр начался с тактики проведения допросов, поэтому они все сейчас под действием пентотала натрия. А четвертому курсу подключали контакты ночного видения, и у них еще часа два зрачки не вернутся в нормальное состояние. Сейчас самое неудобное время, но Красный код есть Красный код — просто так он не включается. Никогда не знаешь, когда случится следующий.

— Ну, что скажете? — улыбнулась мама. — Вы нас выручите?

Человек должен обладать тремя качествами, чтобы без приглашения появиться на пороге Академии Галлахер для особо одаренных девушек, — настойчивостью, властью и отсутствием другого выбора. Большинство потенциальных студентов не продвигаются дальше стандартной отговорки администрации: «В настоящее время мы не принимаем заявлений». Лишь получив отказ во всех школах страны, можно решиться приехать в Розевиль в призрачной надежде, что личный визит что-нибудь изменит. Но никакая настойчивость не проведет вас через ворота. Нет, для этого требуется настоящая власть.

Вот почему я и Бекс стояли на парадном крыльце, поджидая, когда по аллее подъедет длинный лимузин с семейством МакГенри (да-да, тех самых МакГенри с обложки декабрьского «Ньюс-уика»). Они из тех, кого не так-то просто спровадить. Но мы уже давно поняли: лучший способ что-то спрятать — положить на видное место. Поэтому мы должны были познакомить их с Академией Галлахер для особо одаренных девушек. Главное, чтобы они ни в коем случае не догадались о специализации школы.

Мужчина, вышедший из лимузина, был одет в темно-серый костюм, галстук сразу выдавал принадлежность к власти. Женщина выглядела как наследница парфюмерной империи, кем она по сути и являлась, — ни единой лишней прядки или складочки. Я еще подумала, произведет ли на нее впечатление моя вишневая помада. Судя по презрительному выражению лица, не произвела.

— Сенатор, — с истинным американским акцентом произнесла Бекс и протянула руку. — Добро пожаловать в Академию Галлахер. Для нас большая честь принимать вас у себя. — Мне показалось, что она немного перебарщивает, но сенатор МакГенри улыбнулся и ответил:

— Спасибо. Мы очень рады.

Можно подумать, он не понимал, что она не его электорат.

— Я — Ребекка, — представилась Бекс, — а это Камерон. — Сенатор глянул в мою сторону, но тут же снова повернулся к Бекс, которая являла собой воплощение элитного образования. — Мы счастливы показать вам и вашей… — Только тут мы поняли, что их дочь так и не появилась. — А ваша дочь будет…

В этот момент из машины показался черный армейский ботинок.

— Дорогая, — сказал сенатор, показывая в сторону конюшен, — иди-ка посмотри, у них есть лошади.

— А, так это от них так воняет, — отозвалась миссис МакГенри, и ее передернуло. (Для справки: у нас в школе пахнет прекрасно, если, конечно, ваш нюх не безнадежно отбит годами дегустации духов.)

Но сенатор выразительно глянул на жену и сказал:

— Макей любит лошадей.

— Нет, Макей их ненавидит, — миссис МакГенри прищурилась и посмотрела в нашу с Бекс сторону, словно желая напомнить сенатору, чтобы он не смел перечить ей при посторонних. — Она однажды упала с лошади и сломала руку.

Мне ужасно захотелось прервать эту демонстрацию семейной идиллии и сказать им, что в конюшне нет лошадей, а только стайка перепуганных первогодок, да бывшая французская шпионка, которая изобрела способ отправлять шифрованные сообщения в сыре, но тут раздался голос:

— Ага, от них столько навозу.

Я, конечно, не могу сказать наверняка, но думаю, Макей МакГенри в жизни не притрагивалась к лошади. У нее длинные стройные ноги; одежда хоть и панковско-маргинальная, но определенно очень дорогая, а бриллиант в носу — не меньше полутора каратов. Волосы выкрашены в черный цвет и выстрижены клоками, но густые и блестящие, а лицо так и просилось на обложки глянцевых журналов.

Я смотрела довольно много фильмов и передач и понимала, что если девушка вроде Макей МакГенри не может выжить в школе, то уж такую, как я, там бы живьем съели. И все же что-то привело их к нашим воротам, и мы их последняя надежда. По крайней мере, так считали ее родители.

— Мы… — с трудом выдавила я и запнулась. Я, может, и гений в составлении ядов, но вот произносить речи — это увольте! — Мы очень рады видеть вас у себя.

— Тогда почему нас заставили больше часа торчать за забором? — миссис МакГенри кивнула в сторону ворот.

— К сожалению, это стандартная процедура для тех, кто приезжает без приглашения, — пояснила Бекс в лучшей манере студентки-отличницы. — Безопасность — главная забота в Академии Галлахер. Если бы ваша дочь училась здесь, вы бы тоже требовали такого уровня защиты.

Но миссис МакГенри уперла руки в боки и выпалила:

— Вы что, не знаете, кто он такой? Да вы знаете…

— Мы возвращались к себе в округ Колумбия, — перебил жену сенатор, выйдя вперед, — и нам очень захотелось показать это место Макей. — Он наградил жену взглядом, в котором только слепой не прочел бы: это наш последний шанс, не профукай его! И добавил:

— Безопасность действительно впечатляет.

Бекс открыла парадную дверь и пригласила пройти внутрь.

Я и Бекс сидели в кабинете моей матери, пока та толкала свою стандартную речь об «истории» академии. На самом деле она не так уж отличалась от настоящей, только была урезана. Причем изрядно.

— Наши выпускницы работают по всему миру, — сказала мама, а я про себя добавила: Ага, шпионками. — Мы делаем основной упор на языки, математику, естественные науки и культуру. Именно эти предметы, по отзывам наших воспитанниц, им больше всего пригодились в жизни. — Как шпионкам. — Мы принимаем только девушек, и у наших студенток развивается вера в свои силы, что позволяет добиться большого успеха в жизни. — Как шпионкам.

Я только начала получать удовольствие от этой игры, но тут мама повернулась к Бекс и сказала:

— Ребекка, почему бы вам с Ками не провести Макей по нашей академии? — и я поняла, что пришло время для нашего показательного выступления.

Бекс просияла, а я никак не могла отделаться от мысли, что у нас было всего пол-урока по секретным операциям, а мы уже на задании! Откуда мне знать, как себя вести? Конечно, если Макей горит желанием спрягать китайские глаголы или взламывать шифр КГБ, то тут я прекрасно подготовлена, но наша-то задача вести себя нормально, а вот этого я решительно не умею делать. К счастью, Бекс любит поактерствовать. Иногда.

— Сенатор, — воскликнула Бекс, схватив его руку, — для меня была большая честь познакомиться с вами, сэр. И с вами, мэм, — она улыбнулась миссис МакГенри. — Мы так рады, что вы оба…

— Спасибо, Ребекка, — перебила мама, интонацией давая понять, чтобы она не перебарщивала.

Макей поднялась, взмахнув ультракороткой юбочкой, и вышла в Исторический зал, так и не взглянув на своих родителей.

Мы выскочили следом. Макей облокотившись о витрину, в которой обычно были выставлены экспонаты по истории противогазов (приспособление, запатентованное Академией Галлахер, к вашему сведению), прикуривала сигарету. Она глубоко и со знанием дела затянулась и выпустила дым к потолку, где было установлено, наверное, с десяток различных датчиков, и только самый простейший из них — для дыма.

— Тебе придется потушить сигарету, — заявила Бекс, переходя к той стадии операции, где нужно было донести до новичка, что здесь ей точно придется несладко. — У нас, в Академии Галлахер, на первом месте стоят здоровье и безопасность.

Макей глянула на Бекс так, словно та заговорила на китайском. Мне даже пришлось сосредоточиться, чтобы убедиться, что это не так.

— Курение запрещено, — перевела я, вытаскивая из мусорки у лестницы пустую алюминиевую баночку и протягивая Макей.

Она еще раз затянулась и посмотрела на меня так, словно желала сказать, что затушит сигарету, только если я силой заставлю ее. И я, конечно, могла бы это сделать, вот только ей этого знать не положено.

— Ладно, — сказала я и пошла прочь. — Твои легкие.

Но Бекс продолжала сверлить ее взглядом, и, в отличие от меня, по ней сразу было видно, что она на самом деле может спустить с лестницы кого угодно; поэтому наша гостья, сделав последнюю затяжку, бросила окурок в баночку из-под диет-колы и двинулась по лестнице за мной. Мимо нас пронеслась стайка девчонок.

— Сейчас обед, — пояснила я, отчетливо понимая, что конфетки «ММ's» скорешились с мятными леденцами в моем желудке и теперь пытаются убедить меня в том, что им нужна компания. — Можем пойти поесть, если хочешь…

— Нет уж, не надо! — отшатнулась Макей.

Но я, идиотка, продолжала напирать:

— Нет, правда, у нас тут очень вкусно кормят. — Это никак не способствовало выполнению нашей миссии, поскольку хорошая еда, как правило, большое преимущество. Но наш шеф-повар и вправду великолепен. На самом деле он работал в Белом доме, до того как случился инцидент с участием Флаффи (Первого пуделя), гастрономического агента и очень сомнительного сыра. К счастью, одна из наших выпускниц спасла жизнь бедолаге Флаффи, и в знак благодарности шеф Луи перешел работать сюда и балует нас чудесным крем-брюле.

Я уж начала рассказывать о крем-брюле, но Макей перебила меня:

— Я потребляю восемьсот калорий в день.

Бекс и я потрясенно переглянулись. Наверное, столько мы сжигаем за один урок НАСА (нападения и самообороны).

Макей скептически оглядела нас и заявила:

— Еда — это вчерашний день.

К сожалению, именно тогда я и поела последний раз.

Мы дошли до фойе, и я сказала:

— Это Большой зал. — По-моему, такие вещи и надо говорить, проводя экскурсию по школе. Но Макей вела себя так, словно меня вообще рядом нет: она повернулась к Бекс (своей ровне по внешности) и спросила:

— Здесь все носят эту форму?

Мне показалось это особенно обидным, поскольку я была в комитете по утверждению формы, но Бекс только ткнула в темно-синюю шотландку по колено и белую блузку и трагичным тоном заявила:

— Мы носим это даже на уроках физкультуры. — Отличный ход, отметила я про себя, увидев искаженное ужасом лицо Макей. Бекс шагнула в восточный коридор: — А тут у нас библиотека…

Но Макей направилась в другую сторону.

— А тут что? — С каждым шагом она приближалась к классам и потайным ходам. Мы нагнали ее, отпуская придуманные по ходу комментарии типа «Это полотно — подарок герцога Эдинбургского», или «Ах, да, канделябры из мемориала Визенхауса», или мое любимое: «А это меловая доска из мемориала Вашингтона» (Это и впрямь чудная доска).

Бекс как раз дошла до середины весьма правдоподобной истории о том, что если девушка получает отличные оценки за контрольные, ей дозволяется смотреть телевизор целый час в неделю. Тут Макей плюхнулась на один из моих любимых подоконников, вытащила мобильный телефон и стала кому-то звонить, даже не извинившись. (Какое хамство!) Но в неловком положении оказалась все-таки она: набрав номер, она непонимающе уставилась на дисплей.

И я со всем сочувствием, на какое была способна, пояснила:

— Да, мобильные телефоны здесь не работают. — И это абсолютная ПРАВДА.

— Мы слишком далеко от ретранслятора, — добавила Бекс. А это уже ЛОЖЬ. У нас была бы прекрасная мобильная связь, если бы мощный глушитель не блокировал любые посторонние радиосигналы с территории академии, но Макей и ее папаше с Капитолийского холма вовсе необязательно знать об этом.

— Нет мобильных телефонов? — переспросила Макей с таким испугом, будто мы сообщили, что студентов здесь заставляют бриться наголо и держат на хлебе и воде. — Ну все, ноги моей тут не будет! — Она соскочила с подоконника и ринулась в кабинет моей мамы.

Во всяком случае, ей казалось, что он находится там, куда она пошла. На самом деле она приближалась к отделению разработок и исследований в подвале. Я ничуть не сомневалась, что доктор Фибз уже привел все в соответствие с Красным кодом. Но в лучших традициях всех сумасшедших ученых он, скажем так, склонен был притягивать неприятности. Ну и конечно, завернув за угол, мы встретили доктора Московица — кстати, величайшего в мире авторитета по шифрованию. Но сейчас он мало напоминал супергения. Скорее, был похож на хронического алкоголика: глаза налились кровью и слезились, лицо бледное, и шел он спотыкаясь.

— Пррривет! — заплетающимся языком пролепетал он.

Макей уставилась на него с отвращением, что, в общем-то, хорошо, так как это отвлекло ее от густого лилового дыма, просачивавшегося из-под двери на лестницу. Профессор Букингэм затыкала щель полотенцем, и каждый раз, когда дым попадал ей в нос, разражалась безудержным чихом. Она уже стала запихивать полотенце ногой. Доктор Фибз появился с мотком изоленты и принялся заклеивать щели в косяке. (Как вам такая супершпионская технология?)

Мистер Московиц продолжал раскачиваться из стороны в сторону — то ли, от того, что лиловый дым лишал его чувства равновесия, то ли потому, что доктор пытался закрыть обзор для Макей. Последнее не назовешь разумным, ведь росту в нем не больше метра шестидесяти.

— Я так понимаю, вы, возможно, станете нашей студенткой, — сказал он.

И тут долговязый, тощий доктор Фибз рухнул на пол, потеряв сознание. Лиловый дым становился все гуще.

Мы с Бекс переглянулись. Все это очень, очень НЕХОРОШО!

Букингэм втащила Фибза на учительское кресло и укатила его подальше. Я совершенно не понимала, что теперь делать. Бекс схватила Макей за руку:

— Пошли. Макей, я знаю короткий…

Но Макей выдернула руку и прошипела:

— Не трогай меня, с… — (Да-да, она назвала Бекс нецензурным словом на «с».)

Вот в чем, на мой взгляд, недостаток частных школ. МТБ убеждает нас, что это слово давно стало формой выражения симпатии и привязанности или молодежным сленгом, но мое мнение не изменилось: это оскорбление, которым пользуются косноязычные. Так что Макей либо ненавидела нас, либо очень уважала — зависит от того, какой точки зрения вы придерживаетесь. Я глянула на Бекс и поняла, что она склоняется к первому.

Бекс шагнула вперед, она уже не притворялась счастливой школьницей, а нацепила маску супершпиона.

Вот это РЕШИТЕЛЬНО нехорошо, подумала я, и краем глаза заметила белую рубашку и брюки цвета хаки.

Никогда больше мне не придется гадать, был ли Джо Соломон хорош только по меркам женской школы. Одного взгляда на Макей МакГенри было достаточно, чтобы понять: даже за пределами Академии Галлахер Джо Соломон великолепен. А ведь Макей еще не знает, что он шпион (это добавляет мужчине шарма).

— Привет. — То же самое сказал и мистер Московиц чуть раньше, но, бог мой, как же иначе это прозвучало сейчас! — Добро пожаловать в Академию Галлахер. Очень надеюсь, вы собираетесь поступить к нам. — Произнес он это так, будто говорил: я считаю тебя самой красивой женщиной на свете, и сочту за честь, если ты выносишь моих детей. (Честно, я словно слышала эти слова.) — Вам нравится экскурсия?

Макей только хлопала ресницами. Она вдруг стала такой соблазнительной, что совершенно не вязалось с ее армейскими ботинками.

Может, все из-за лилового дыма?

— У вас найдется минутка? — спросил Джо Соломон и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Я бы хотел кое-что показать вам на втором этаже.

Он повел ее к каменной витой лестнице, которая когда-то стояла в семейной часовне Галлахеров. Цветные витражи тянулись на два пролета, и лучи солнца, пробиваясь сквозь них, играли всеми цветами радуги на воротнике его рубашки. Когда мы поднялись на второй этаж, он обвел руками просторный коридор с высоким потолком, залитый калейдоскопом красок. И правда очень красиво, раньше я этого не замечала — все время надо было спешить на уроки, выполнять домашние задания. Я снова вспомнила лекцию Джо Соломона — «подмечайте детали», — и меня посетила неприятная мысль: у нас только что состоялся первый тест по секропам. И мы его провалили.

Он довел нас до Исторического зала, а потом развернулся и пошел обратно, к великолепной стене из витражей. Макей проводила его взглядом и пробормотала:

— Кто это?

Да, Джо Соломон сумел произвести впечатления на Макей.

— Это наш новый учитель, — ответила Бекс.

— Да? — усмехнулась Макей. — Ну-ну, как скажешь.

Бекс, еще не забывшая инцидента со словом на «с», резко развернулась и рубанула:

— Я так и сказала.

Макей потянулась за пачкой сигарет, но передумала, поймав холодный взгляд Бекс.

— Давайте-ка я расскажу вам, как все будет, — сказала она таким тоном, будто делала нам большое одолжение.

— Оптимистичный сценарий: все девчонки в школе влюбятся в него и утратят способность к концентрации, что, я уверена, очень важно в Академии Галлахер, — последние слова она произнесла с притворной почтительностью. — Пессимистичный сценарий: он будет ждать и выискивать возможность для совершения непристойных действий. — Надо признать, пока что Макей полностью оправдывала это свое слово на «с». — В таких местах работают только придурки или подонки. А если у вас такая директриса, — она показала на мою маму, которая беседовала с четой МакГенри метрах в пятидесяти от нас, — то нетрудно догадаться, за что мистера Сладкие Глазки взяли сюда на работу.

— Что? — воскликнула я, ничего не понимая.

— Ну, вы же студентки Галлахер, — снова усмехнулась Макей. — Уж если вы не можете этого вычислить, то кто я такая, чтобы вам указывать.

Я подумала о маме — самой красивой маме, которой недавно подмигнул мой новый учитель по секретным операциям, и мне показалось, что я больше никогда не смогу есть.

Глава 4

Жить втроем в комнате на четверых здорово. Во-первых, есть лишнее место в шкафу, а значит, и на полке. А во-вторых, целый угол у нас был свободен, и мы расставили там пластиковые стулья. Правда, мы этого не ценили до того, как двое парней из хозяйственной службы постучались к нам и спросили, куда ставить дополнительную кровать.

У нас в академии, помимо учителей и шеф-повара, довольно большой штат персонала, но академия — не то место, куда приходят по объявлениям из газет (если только… сами понимаете… это не шифрованные сообщения). Сюда приходят люди двух типов: студенты, стремящиеся попасть в списки спецслужб (ЦРУ, ФБР, УНБ[2]), и персонал, желающий уйти оттуда. И когда у вас в комнате появляются двое плечистых мужчин с металлическими прутьями и тисками, как-то сразу понятно, что этими инструментами они работают давно — только раньше использовали их немного в другом назначении.

Поэтому мы не стали задавать вопросов в тот вечер. Мы просто показали на свободный угол, а сами ринулись на второй этаж.

— Входите, девочки, — крикнула мама, как только мы появились в Историческом зале — задолго до того, как она могла нас увидеть. Порой ее шпионские таланты меня пугают, хоть я и выросла с ней рядом. Она подошла к двери. — Я ждала вас.

По дороге я заготовила небольшую речь, но как только увидела силуэт мамы на фоне двери, у меня тут же все вылетело из головы. К счастью, у Бекс в голове все осталось на месте.

— Извините, мэм, — выступила она, — вы не в курсе, зачем хозслужба установила еще одну кровать в нашу комнату?

Любой другой, задавший такой вопрос в подобном тоне, познал бы на себе силу гнева Рейчел Морган, но сейчас мама лишь сложила руки на груди и таким же, как у Бекс, изысканно вежливым тоном ответила:

— Ну, как же, Ребекка! Конечно, знаю.

— Вы не поделитесь с нами информацией, мэм? Или это сведения из разряда секретных, с ограниченным доступом?

Если кому и нужен был доступ, так это нам — ведь мы теряли свой милый уютный уголок!

В ответ мама жестом велела нам следовать за ней.

— Давайте пройдемся.

Что-то не так, поняла я. Наверняка. Я села ей на хвост и по дороге до лестницы засыпала вопросами:

— Что? Это шантаж? У сенатора что-то есть на…

— Камерон, — попыталась заткнуть меня мама.

— Он состоит в сенатском комитете по спецслужбам? Или это вопрос финансирования? Если все дело в этом, мы могли бы ввести плату за обучение, ты же…

— Ками, просто следуй за мной, — скомандовала мама.

Я сделала, как мне было велено, но не успокоилась:

— Она у нас не продержится. Мы можем избавиться от…

— Камерон Анна Морган, — оборвала меня мама, использовав козырь второго имени, который все матери придерживают в кармане как раз на такой случай. — Достаточно.

Я застыла, когда она вручила Бекс большой картонный конверт.

— Это результаты тестов вашей новой соседки по комнате.

Ладно, должна признать, они были хороши. Не настолько, как у Лизы, но гораздо лучше, чем можно было ожидать от Макей МакГенри с ее средним баллом.

Мы свернули в старый коридор, и наши шаги сразу же разнеслись эхом.

— Итак, у нее хорошие тесты, — сказала я. — И что теперь…

Мама резко остановилась, и мы все трое чуть не налетели на нее.

— Я не принимаю решений в тайне от тебя, Ками, правда? — Во мне зашевелилось чувство стыда, но мама уже перенесла свое внимание на Бекс. — И я время от времени принимаю противоречивые решения, правда, Ребекка? — Тут мы вспомнили, как Бекс попала к нам, и даже она теперь заткнулась. — И, Лиза, — мама вновь перевела взгляд, — неужели ты считаешь, что мы должны принимать девушек только из семей сотрудников спецслужб?

Вот так — она разделала нас.

Мама скрестила на груди руки и продолжила:

— Макей МакГенри привнесет в академию столь необходимое разнообразие. Ее семейные связи дадут нам доступ в некоторые очень закрытые общества. Она обладает интеллектом, который сейчас явно не задействован. И… — Над последним пунктом мама немного задумалась. — …В ней есть качество.

Качество? О, да! Снобизм — это качество человека. Так же, как и фашизм, рефлексия и анорексия[3]. Я начала было рассказывать маме о восьмистах калориях в день и хотела напомнить о том, что тесты в режиме Красного кода ненастоящие. Но потом глянула на вырастившую меня женщину, которая однажды уговорила русского высокопоставленного чиновника переодеться в женское платье и пронести под рубашкой мяч с жидким азотом, изображая беременную, и поняла, что полностью обезоружена, даже поддержка Бекс и Лизы тут не поможет.

— И если этого вам недостаточно… — Мама повернулась к старинному гобелену, висевшему в центре длинной каменной стены.

Само собой, я видела его и раньше. Если постоять возле него подольше, то можно проследить генеалогическое древо Джили Галлахер на девять поколений до нее и два поколения после. Если же у вас есть дела поважнее, то можно просто сунуть под него руку, нащупать выбитый в стене фамильный герб Галлахеров, повернуть маленький меч и юркнуть в открывшийся потайной ход. (Признаюсь, я предпочитала второе.)

— Какое это имеет отношение… — начала было я, но остановилась, услышав Лизино изумленное «боже мой».

Я проследила за рукой моей подруги, которая ткнула в нижнюю строчку на гобелене. Вот уж не знала, что Джили вышла замуж! Не знала, что у нее был ребенок. И конечно, мне и в голову не могло прийти, что фамилия у этого ребенка была МакГенри.

Все это время я считала себя наследницей Галлахеров.

— Если Макей МакГенри желает учиться здесь, мы найдем для нее место, — закончила мама.

Она пошла прочь, но Лиза окликнула ее:

— Но, мэм, как она… как она будет нагонять?

Мама сочла это резонным вопросом, а потому снова скрестила на груди руки и ответила:

— Конечно, мисс МакГенри будет несколько отставать от второго курса, поэтому большую часть дискуссии ей придется изучать с младшими курсами.

Бекс подмигнула мне, но даже мысль о том, что на длинных супермодельных ногах Макей будет каланчой возвышаться над остальными первогодками, не могла скрасить того, что двое коротко стриженых парней (за чьи головы вполне могла быть назначена приличная награда) сейчас готовят для нее место в нашей комнате. Мама же выжидательно посмотрела на нас — примем ли мы Макей?

Я глянула на своих подруг. Если мы согласимся принять Макей МакГенри, нам придется по-дружески поддержать ее. Добрая девочка во мне говорила, что я должна хотя бы попытаться помочь ей влиться в наш коллектив. Шпионка во мне знала: мне дано задание, и если я хочу когда-нибудь достичь второго уровня, лучше улыбнуться и отрапортовать: «Есть, мэм». А как дочь я понимала, выбора-то у меня нет.

— Когда она приступает? — только спросила я.

— В понедельник.

В воскресенье я пришла к маме в кабинет на ужин из картофельных котлет и куриных наггетсов. По непреложному правилу воскресные ужины мама непременно готовила сама. Это, конечно, приятно, но для моего пищеварения весьма плачевно. (Папа всегда говорил, что самое убийственное в нашей маме — ее стряпня.) На первом этаже, прямо под нами, мои подруги наслаждались изысканнейшими блюдами, какие только мог приготовить пятизвездочный шеф-повар, но когда мама вошла в старом папином свитере, похожая на подростка, я бы не согласилась поменяться с ними местами даже за все крем-брюле в мире.

В самом начале учебы в академии меня еще терзало чувство вины за то, что я могу видеться с мамой каждый день, а мои одноклассницы месяцами не видели родителей. Со временем чувство вины прошло. В конце концов, мы-то с мамой не проводим вместе летние каникулы. Но самое главное — у нас нет папы.

— Ну, как учеба? — спросила она по обыкновению, как будто сама не знала — а может, и не знала. Или, как любой уважающий себя оперативник, хотела выслушать все точки зрения, прежде чем составить свое мнение.

Я макнула картофельную котлету в медово-горчичный соус и ответила:

— Нормально.

— Как тебе секретные операции? — продолжала расспрашивать она. В вопросе я почувствовала профессиональный интерес директора школы, который желает знать, оправдывает ли новый учитель ожидания.

— Он знает о папе.

Не знаю, откуда взялась эта мысль и зачем я ее озвучила. Я шесть дней провела, в ужасе ожидая приезда Макей МакГенри, но сказала именно это. Я изучающе смотрела на маму, жалея, что мистер Соломон на этой неделе провел занятие по основам слежки, а не по чтению языка тела.

— Ками, в мире есть люди — такие, как мистер Соломон, — которые так или иначе в курсе того, что случилось с папой. Это их работа — знать. Надеюсь, ты когда-нибудь привыкнешь к этому. И еще. То, что кажется очевидным, не всегда истинно. Уж поверь мне. Понимаешь, о чем я?

— В какой-то мере.

— И как ты справилась с этим?

Я не закричала тогда и не заплакала, поэтому маме я сказала:

— Неплохо, кажется.

— Хорошо. — Мама взъерошила мне волосы, и я в тысячный раз задалась вопросом: неужели у нее одна и та же пара рук для работы и для таких вот моментов? Мне представлялось, что она держит разные комплекты в чемоданчике и меняет их, когда нужно — сталь на шелк и наоборот. Доктор Фибз вполне мог изготовить подобное — но он этого не сделал. — Я горжусь тобой, малыш. Со временем станет легче.

Мама — самый лучший из известных мне спецагентов, пришлось ей поверить.

Проснувшись на следующее утро, я помнила, что наступил понедельник. Но забыла, что это тот самый понедельник. Поэтому меня в холодный пот бросило, когда по пути на завтрак я услышала зычный окрик Букингэм.

— Камерон Морган! — эхом прокатилось по вестибюлю. — Попрошу вас, а также мисс Бакстер и мисс Сьюттон следовать за мной. — Бекс и Лиза растерялись не меньше моего, но Букингэм пояснила: — Ваша новая соседка по комнате прибыла.

Букингэм уже довольно старенькая, да и нас трое против одной, но выбора все равно не было — пришлось идти за ней.

Я ждала, что в кабинете будут только мама и Макей — ее родителей уже наверняка отправили назад в лимузине, если они вообще приезжали (а они не приезжали). Букингэм распахнула дверь, и я увидела, что на кожаном диванчике сидят еще Джо Соломон и Джессика Воден. Мистер Соломон так откровенно скучал, что я пожалела его. Джессика же, довольная, устроилась на краешке диванчика.

Почетная гостья сидела за столом напротив моей мамы. На ней была наша форма, но она в ней выглядела, как супермодель. Когда мы вошли, она даже не оглянулась.

— Как я уже сказал а, Макей, — продолжила мама, дождавшись, пока мы втроем усядемся на наш любимый подоконник в дальнем конце кабинета. Букингэм застыла по стойке смирно возле книжного стеллажа, — надеюсь, тебе понравится у нас в академии.

— Пфф!

Да, я не владею языком наследниц, но совершенно уверена, что это следовало трактовать как: «Не первый раз это слышу, а вы говорите так только потому, что мой папаша выписал чек на кругленькую сумму». Но это навсегда останется моей догадкой.

— Макей, — прозвенел совершенно отвратительный голос. Не знаю точно, за что я так не люблю Джессику Воден, может за ее слишком прямую осанку. Почему-то не доверяю людям, которые не умеют нормально сутулиться. — Когда совет попечителей узнал о твоем приеме, моя мама…

— Спасибо, Джессика. — Как же я обожаю маму! Мама открыла толстую папку. — Макей, как я вижу, ты проучилась семестр в академии Триада?

— Ага, — отозвалась Макей. (Вот уж кто знает, как приосаниться.)

— И целый год в Веллингтоне. Еще два месяца в Ингалле. О! И всего неделю в институте Уайлдера.

— К чему вы все это? — резанула Макей, словно острым канцелярским ножом, который в задумчивости крутил в руках Джо Соломон.

— Ты повидала много разных школ, Макей…

— Я бы не сказала, что они хоть чем-то отличались друг от друга, — буркнула она.

И только она успела это сказать, как в воздухе просвистел тот самый канцелярский нож. Он пролетел в каких-то десяти сантиметрах от ее роскошной шевелюры, метя прямо в голову Букингэм. Все произошло очень быстро — никто и моргнуть не успел. Вот Макей заявляет о том, что все школы одинаковы, а в следующее мгновение Патриция Букингэм хватаете полки том «Войны и мира» и закрывает им лицо, и канцелярский нож вонзается в кожаный переплет.

Некоторое время тишину нарушала только звенящая вибрация ножа, торчащего из книги — он гудел, как камертон, настраивающийся на чистое ми. Мама чуть наклонилась и сказала:

— Думаю, ты скоро узнаешь, что у нас преподают кое-что, чего нет ни в одной другой школе.

— Что… — запинаясь, выдавила Макей. — Что… Что… Вы с ума сошли?

И вот тут мама снова рассказала историю школы — уже полную версию, начиная с Джили и останавливаясь на значимых подробностях. Например, упомянула, что именно воспитанницы Академии Галлахер, делая друг другу маникюр, обнаружили, что в мире нет двух одинаковых отпечатков пальцев, ну и еще о некоторых более прибыльных открытиях. Скотч не сам по себе появился, знаете ли.

Когда мама закончила, Бекс сказала:

— Добро пожаловать в школу шпионов. — Она сказала это со своим родным, а не географически нейтральным акцентом, который только и слышала Макей до сих пор. Мне показалось, что у нее вот-вот голова лопнет от переизбытка информации. Ситуацию еще больше испортила Джессика.

— Макей, я знаю, тебе будет непросто адаптироваться, и именно поэтому моя мама — она член попечительского совета академии — попросила меня помочь тебе…

— Спасибо, Джессика, — снова оборвала ее мама. — Попробую прояснить ситуацию. — Она вытащила из кармана на вид обыкновенную серебряную пудреницу. Откинув крышку, дотронулась пальцем до зеркала. Небольшой лучик просканировал ее отпечаток, и когда мама захлопнула крышку, мир вокруг Макей преобразился — процедура Красного кода пошла в обратную сторону. Книжные шкафы, всю неделю стоявшие шиворот-навыворот, разворачивались, показывая свое истинное содержание. Диснейленд исчез с фотографии на мамином столе. Лиза, молчавшая все это время, спросила по-португальски:

— Sera que ela vai vomitar? — Но я только покачала головой — откуда мне знать, стошнит ли Макей.

Когда все прекратило вращаться и двигаться, перед Макей открылись столетние шпионские тайны, но они ее не интересовали. Она взвизгнула:

— Вы все тут психи! — и ринулась к двери. К несчастью, Джо Соломон был проворнее.

— Прочь с дороги! — крикнула Макей.

— Извините, — холодно ответил он, — мне кажется, директор еще не закончила.

— Макей, — голос мамы был спокойным; — Я понимаю, для тебя все это большое потрясение. Но мы — действительно школа для особо одаренных девушек. Занятия у нас очень сложные, программа уникальная. Но все, чему научишься здесь, ты можешь использовать где угодно. Любым удобным для тебя способом. — Мама прищурилась, и голос ее стал тверже: — Если останешься.

Мама шагнула вперед, и я поняла, что теперь она действует уже не как директриса, а как мать.

— Если захочешь уехать, Макей, забудешь обо всем, что здесь случилось. Когда проснешься завтра утром, это покажется тебе всего лишь сном, который не можешь отчетливо вспомнить, а в твоем личном деле появится еще одна запись о неудачном опыте в школе. Но каким бы ни было твое решение, ты должна понять только одно.

Мама надвигалась на нее все ближе, и Макей выпалила:

— Что?

— Никто никогда не узнает, что ты увидела и услышала сегодня. — Макей продолжала метать из глаз молнии, но у мамы не было под рукой томика «Войны и мира», поэтому она воспользовалась другим действенным средством:

— Особенно твои родители.

И вот тут-то лицо Макей расплылось в улыбке…

Глава 5

К исходу третьей учебной недели мой портфель был тяжелее меня (ну, может, не меня, но Лизы — точно). У меня были горы домашних заданий, а табло в Большом зале гласило, что если мы намерены немного поболтать за столом, то стоит освежить французский. К тому же мы практически на полную ставку работали, отделяя слухи от фактов. (Нетрудно догадаться, о ком были все эти слухи.)

Макей МакГенри выперли из последней школы, потому что она была беременна от директора. СЛУХ. На первом уроке НАСА Макей так сильно пнула семиклассницу, что та отключилась на час. ФАКТ. (Именно по этой причине Макей теперь посещает уроки НАСА с восьмыми классами.) Макей сказала семикласснице, что очки делают ее лицо жирным, старшекурснице — что ее волосы напоминают парик (а это и есть парик, она вынуждена его носить после очень неприятного инцидента с плутонием), а профессору Букингэм — что ей стоит носить колготки с подтягивающим эффектом. ФАКТ. ФАКТ. ФАКТ.

Пока мы шли от чайной мадам Дабни до лифта на первый подуровень, Тина Уолтерс уже в десятый раз внушала мне:

— Ками, тебе не обязательно красть всю папку… Возьми немного…

— Тина! — прикрикнула я и продолжила уже шепотом, потому что вестибюль, полный будущих шпионов, не лучшее место для ведения тайных разговоров. — Я не собираюсь красть личное дело МакГенри только ради того, чтобы проверить, вправду ли она подожгла спортзал в своей последней школе.

— Взять на время, — поправила меня Тина. — Всего лишь взять на время, чтобы посмотреть…

— Нет! — наотрез отказалась я. Мы свернули в небольшой темный коридор. Там, возле зеркала, за которым скрывался лифт, стояла Лиза. Она смотрела в него так, словно не узнавала собственного отражения. — Что случи… — На зеркале был приклеен желтый листок. — Сломался что ли…

И тут я прочла, что на нем написано.

Занятия по секропам для второго курса отменяются.

Встретимся в парке в 7 часов вечера.

Форму не надевать!

Соломон

Отражение Бекс появилось рядом с моим, и наши взгляды встретились. Я отлепила записку от зеркала, чтобы сохранить ее для истории академии, потому что в ней сразу две вещи были необычны. Во-первых, мне не доводилось даже слышать, чтобы у нас отменили хоть одно занятие, и уж тем более самой стать свидетелем такого. Во-вторых, Джо Соломон пригласил четырнадцать девушек на что-то вроде прогулки под луной.

Дело приобретало интересный оборот.

Я и раньше видела, как Лиза боялась какого-то задания, но в тот день за обедом она была чересчур уж бледной. Она снова и снова перечитывала аккуратные ровные строчки конспектов по секропам, то и дело останавливаясь и закатывая глаза, словно пыталась прочесть ответы где-то там у себя на макушке. Может, так и было. С Лизиной головой все возможно.

— Liz, est-ce qu'il'-y-a une epreuve de CoveOps don't je ne connais pas?[4] — спросила я, полагая, что если намечается какая-то контрольная по секропам, о которой я не знаю, то кто-то должен меня просветить. Но Лиза сочла, что я шучу.

— Tu ne la consideras pas serieuse? — чуть не закричала она. — Tu sais qu'est-ce que se passe ce soir![5]

Ну, конечно, я воспринимала это всерьез, но Лиза мне почему-то не верила. Тогда я отбросила к черту французский и прошептала:

— Нет, Лиза, я не знаю, что будет сегодня вечером.

— Exactement! [6]— горячо зашептала она, наклонившись ко мне. — Там может быть все что угодно из этих книг! — сказано это было так, словно мы должны отправиться в зону военных действий, а не на задний двор академии. — Или такое, чего нет в книгах!

Я начала всерьез волноваться за Лизу, особенно когда к нам наклонилась Бекс и сообщила:

— Держу пари, мы отправимся на задержание нарко-картеля, который торгует в ночных клубах. — Она видела это в одной из серий «Шпионки».

Лиза с трудом сглотнула, и костяшки пальцев у нее побелели, так она вцепилась во флеш-карточку.

— Лиза, ничего такого не будет, — шепнула я, но к тому времени на нас пялился уже весь второй курс.

— Так! Что тебе известно? — решительно вопросила Тина. — Твоя мама тебе что-то рассказала?

— Нет! — открестилась я, уже жалея, что вообще затеяла этот разговор. — Ничего я не знаю.

— И Соломон не просил у твоей мамы два вертолета, три пневматических ружья и два десятка бразильских паспортов?

Но прежде чем я успела ответить на этот нелепый вопрос, главные двери отворились, и в столовую вошли семиклассники, громко здороваясь — «bon jour» — одна из немногих фраз, которые они успели выучить. Второй курс тут же забыл обо мне и вернулся к увлекательному занятию этой недели — глазеть на Макей МакГенри.

Она первая, кто догадался сочетать черный лак для ногтей с белой блузой с круглым отложным воротником (это пока еще не проверенный факт, а только версия), бриллиантовое кольцо в носу тянуло на двадцать тысяч долларов. Но для постороннего наблюдателя она мало чем отличалась от нас. Макей вошла в зал так, словно была хозяйкой здесь (как обычно), взяла простой салат из зелени без заправки (как обычно) и подошла к нашему столику. Плюхнувшись рядом с Бекс, она сказала:

— Эта писклявая мелюзга раздражает, — и это уже было далеко не обычно.

До сих пор я слышала от Макей только замечания типа «Ты заслоняешь мне свет» или «Если вам понадобится пластика, попросите у моей мамаши телефончик хирурга». И вот теперь она сидит рядом и разговаривает с нами. Ведет себя, как одна из нас!

Лиза сказала:

— Je me demande pourquoi elle a decide a parler a nous aujourd'hui. Comme c'est bizarre![7] — Но я тоже не понимала, откуда у Макей такая разговорчивость.

Прежде чем я успела ответить, Макей отбрила Лизу:

— С тобой, недотепа, никто и не собирается разговаривать.

Я только было начала переваривать тот факт, что даже наследницы косметических империй, которых выперли почти из всех частных школ, могут прекрасно говорить по-французски, как Макей наклонилась к отпрянувшей от нее Лизе.

— Вот скажи, — продолжала Макей, безуспешно пытаясь изображать южный акцент, — как человек, которого все считают таким умным, может говорить такие тупости?

Лиза побледнела, потом покраснела, и на глаза у нее навернулись слезы. Я еще ничего не поняла, а Бекс подлетела к Макей, заломила ей правую руку за спину, другой рукой ухватила за бриллиантовое кольцо в носу. Все произошло так стремительно, что я успела только вознести краткую благодарственную молитву за то, что британцы наши союзники (будем надеяться, что повторения Войны за независимость не будет).

— Я знаю, что ты отстаешь от нас на три года, но позволь дать тебе один очень короткий, но важный урок, — прошипела Бекс по-английски (возможно, потому, что трудно угрожать на французском). Но случилось неожиданное: Макей улыбалась, почти смеялась — и Бекс растерялась.

В зале постепенно становилось все тише, словно кто-то понемногу убавлял звук. Когда даже учителя замолчали, Бекс все еще держала Макей, я, перегнувшись через стол, держала Бекс, а Лиза мертвой хваткой вцепилась во флеш-карточку, в которой были указаны пять самых вероятных мест в Санкт-Петербурге, где можно поискать черный рынок взрывчатки.

— Ребекка, — раздался позади мужской голос. Джо Соломон. Под его взглядом Бекс слегка отпустила руку Макей. — Как я понимаю, у тебя могут быть неприятности, — сказал он.

Это правда. Воспитанницы Академии Галлахер не дерутся вне стен спортзала. Мы не толкаемся и не даем пощечин. Но самое главное, мы не используем полученные здесь умения против сестер. Никогда. И то, что на Бекс не кинулись сразу с десяти сторон, еще раз доказывало, насколько все презирали и считали чужой Макей. Но мистер Соломон тоже был здесь чужаком. Возможно, именно поэтому он сказал:

— Если тебе хочется доказать свою исключительность, у тебя с твоими подругами будет такая возможность сегодня вечером. — Он посмотрел на нас с Лизой. — Удачи.

Но это было не то веселое, беззаботное «удачи», нет! В нем слышалось предупреждение: глядите в оба, не то переломаете ноги.

Лиза уткнулась в свою флеш-карточку, а мы с Бекс смотрели друг на друга через стол, и на лицах у нас испуг сменялся безудержным восторгом. Для студентов Академии Галлахер миссия — это не наказание, а золотая звезда! И только в глубине души таился легкий страх, что нам предстоит играть с живым оружием — возможно, и в прямом, и переносном смыслах.

Макей вернулась к своему салату, а мистер Соломон добавил:

— Et n 'oublierpas, Mesdemoiselles, ce soir vous etes des civils — ressemblez-y.[8]

О, да, только этого мне не хватало — получать советы о моде от самого Джо Соломона. В столовой все вернулись к обычным разговорам, вот только сомневаюсь, что кто-нибудь из второкурсников, кроме Макей, смог съесть еще что-нибудь. Джо Соломон только что еще раз напомнил нам: скоро мы покинем эти уютные стены и начнем действовать самостоятельно — впервые в нашей супершпионской жизни.

К этому моменту нас вели годы упорных тренировок, а мне лично нечего было надеть по такому случаю.

Даже не знаю, как это случилось. Неожиданно второй курс Академии Галлахер для особо одаренных девушек из группы проходящих подготовку спецагентов превратился в стайку обычных подростков. И это немного пугало.

Лиза потратила несколько часов на то, чтобы превратиться в ходячую иллюстрацию из учебника, показывающую, как должен выглядеть секретный агент. Она скопировала абсолютно все — от кожаного ридикюля до небольшой шляпки-таблетки. (Это был очень старый учебник.) Вскоре коридоры заполнились возгласами: «Вы не видели мои черные ботинки?» и «Ни у кого нет лака для волос?».

Я всерьез начинала волноваться за судьбы национальных спецслужб. В нашей комнате Бекс выглядела устрашающе (как обычно), Лиза — смехотворно (но попробуй сказать ей об этом!), а Макей пялилась в старый номер «Космо», словно выбор в пользу зеленого или черного был вопросом жизни и смерти. Мне оставалось только сидеть на кровати в своих старых джинсах и черном трикотажном топе, в котором мама когда-то десантировалась на крышу иранского посольства, и молча смотреть, как часы отсчитывают минуты.

Потом к нам в комнату ворвалась Тина. — Которое? — спросила она, показывая черные кожаные штаны и мини-юбку. Я уже собиралась сказать «ни то ни другое», но тут к нам влетела Ева Альварес.

— Это пойдет? Мне это идет? — Ева показала пару туфель на высоком каблуке. У меня ноги заломило от одного их вида.

— Ева, ты сможешь в них бегать? — спросила я.

Но прежде чем Ева успела ответить, кто-то сказал:

— Это последний писк в Милане. — Я оглянулась и пересчитала всех по головам. И только тут до меня дошло, кто это сказал. Макей посмотрела на нас поверх журнала и добавила: — Если вам это интересно.

В считанные минуты полкурса набилось к нам в комнату, а Макей втолковывала Тине:

— Подводка для губ должна идти строго по линии губ, а не снаружи. — И Тина ее слушала! А ведь именно она пустила слух, что Макей — незаконная дочь мистера Смита. Еще немного, и она бы превратилась во врага номер один, если бы не эта чрезвычайная ситуация.

Кортни попросила одолжить ей серьги; Анна примеряла жакеты. Меня уже терзали сомнения, смогу ли я положиться на них, если придется идти на вражескую территорию.

— Знаешь, Ева, то, что в моде в Милане, может резать глаз в Розевиле, — попыталась я урезонить ее, но она не слушала.

— Девчонки, чтобы быть незаметной на открытом пространстве, нужно одеваться неприметно, — сказала я, но Ким Ли в этот момент стаскивала с себя вязаный топик и чуть не снесла мне голову, размахивая руками. — Знаете, мне кажется, он не на прогулку нас поведет! — крикнула я, и Анна повесила в шкаф черное вечернее платье Макей.

Я же хамелеон! хотелось крикнуть мне. Я — наследие секретных служб! Я готовилась к этому дню всю жизнь — тренировалась с папой, просила маму рассказывать мне о всяких случаях из ее работы, я стала девочкой, которую никто не видит. Но сейчас я все глубже уходила в тень. И вот я стою посреди комнаты, мои лучшие подруги вьются вокруг гламурной новенькой, а я совершенно невидима.

— Сними серьги, — велела Макей Еве. — Заправь рубашку, — сказала Анне, потом повернулась к Кортни Бауэр: — Кто у тебя умер в волосах?

Кортни действительно частенько перебарщивает с гелем для укладки.

Бекс с Лизой сидели на кровати, потрясенные не меньше моего.

— Эй! — снова крикнула я, но без толку. Тогда я призвала на помощь все свое шпионское наследие и свистнула так громко — можно было коров домой загнать (в буквальном смысле — именно затем меня дед и научил так свистеть).

Все оторвались от Макей и посмотрели на меня. Я сказала:

— Пора.

В комнате воцарилась тишина. Игры в переодевания закончились, и все это понимали.

— Здравствуйте, дамы.

Слова были правильные, но вот голос из темноты был неожидаемый. Вы не представляете, как это несправедливо — ждать Джо Соломона, а увидеть мистера Московица.

— Вы сегодня такие… — Он глазел на нас, открыв рот, как будто никогда не видел подведенных глаз и бюстгальтеров, увеличивающих грудь. — …красивые, — наконец выдавил он и хлопнул в ладоши. Видимо, чтобы руки перестали трястись. Но с голосом он по-прежнему совладать не мог. — Что ж, сегодня очень важный день. Очень важный. Для… — он немного задумался, — …всех нас.

Мистер Московиц поправил очки на носу и устремил взгляд куда-то за освещенную подъездную дорогу. Даже я не знала точно, что было там, в этой темной пропасти. Конечно, я знала, что там парк, и беговые дорожки, и поле для лакросса — очень полезное во время Красного кода (а еще отличный подземный ангар для вертолетов), но ни для кого не было секретом, что парк академии — это минное поле. Возможно, даже в буквальном смысле. Меня проняла дрожь.

Что если там засели снайперы? Или бойцовые собаки… или… но я не успела развить эту мысль — раздался скрип гравия и визг шин. К нам подкатил грузовик «Ночного экспресса». Что за срочный груз нам доставили? Распахнулась дверца водителя, оттуда выпрыгнул Джо Соломон и крикнул:

— Залезайте!

Стало ясно, что груз — это, собственно говоря, мы.

Я вспомнила одну из записок Лизы. ПРАВИЛО СЕКРЕТНЫХ ОПЕРАЦИЙ № 1: НЕ КОЛЕБАТЬСЯ. Мистер Московиц открыл грузовую дверь, и я первой вскарабкалась в фургон. Мне представилось, что грузовик сродни нашим учителям — раньше он вел восхитительную и полную опасностей жизнь, а потом ушел в отставку и перебрался к нам. Но внутри не оказалось стены мониторов с наушниками — ничего такого, что обычно показывают в кино — только ящики и тюки с грузом. И тогда фургон показался мне еще круче, поскольку до меня дошло, что Джо Соломон угнал его!

— Первое правило, — предупредил он нас, когда мы расселись, — не трогайте эти ящики. — Он пробрался внутрь и уселся позади нас. Мистер Московиц остался стоять снаружи. Он смотрел на Соломона, словно водонос, которого попросили подержать шлем знаменитого полузащитника.

— Харвей? — окликнул его Соломон нетерпеливо, но все же достаточно мягко. — Время идет. — Он бросил мистеру Московицу ключи.

— О! — тот словно очнулся. — Действительно. Ладно, увидимся там, — махнул он нам всем.

— Нет, Харвей, не увидимся, — возразил мистер Соломон. — В том-то вся задумка.

Можете считать меня сумасшедшей, но я совсем иначе представляла себе, как впервые окажусь в темноте с парнем, похожим на Джо Соломона. (Уверена, что выразила общее мнение всего второго курса на этот счет.)

— Оперативникам при внедрении даются фальшивые истории, — послышался голос из темноты. — Эти истории, включая имена, даты и симпатии в детском саду, называются…

— Легенды! — выпалила Лиза. Для нее тест есть тест, и пока дело касается вопросов и ответов, она чувствует себя в своей тарелке.

— Очень хорошо, мисс Сьюттон, — похвалил он, и даже в темноте мне было ясно, что Лиза на седьмом небе. — На этом задании, дамы, вы должны будете вести себя как обычные подростки.

Мне кажется, он решил над нами подшутить. Как можно назвать нас обычными?

Но его это, очевидно, ничуть не волновало, потому что он как ни в чем не бывало продолжал:

— При наружном наблюдении за объектом в три человека тот, кто находится в прямом визуальном контакте, называется…

— Контакт!

— Правильно. Тот, кто находится в пределах видимости контакта, называется…

— Дублер.

— И третий человек…

— Резерв.

— Очень хорошо. Теперь запомните: меняйтесь часто, но не слишком. Меняйте скорость шага и дистанцию, но самое главное…

Грузовик остановился, и двигатель заглушили.

Самое главное что? захотелось крикнуть мне. Самая важная ночь в моей жизни, а он забывает сказать главное! На потолке фургона зажглась маленькая лампочка, искупав нас в оранжево-желтом свете. Издалека доносилась музыка — такая бывает на каруселях, — и мне подумалось, что отныне моя жизнь будет сплошным лабиринтом отражений.

Мистер Соломон поставил на полку монитор и повозился с проводами. Я ожидала увидеть на нем мир снаружи, но появилось то, что я вижу уже несколько лет — лица четырнадцати моих однокурсниц.

— В поле, дамы, никогда нельзя рассчитывать, что все пойдет, как запланировано. Я надеюсь, вы овладеете искусством импровизации. Вот, к примеру, для сегодняшней миссии мне понадобился автомобиль, не принадлежащий Академии Галлахер. Поэтому, — он обвел рукой, — я договорился в другом месте.

Черт, он точно его угнал!

Бекс, Лизе и мне он выдал наушники и сказал:

— Это базовые переговорные устройства. Не бойтесь пользоваться ими. — Потом показал нам пару очков в черепаховой оправе, брошь с надписью «Я ♥ Розевиль» и цепочку с крестиком. — В эти предметы вмонтированы камеры, которые позволят нам следить за вашими действиями и критиковать их. — Крестик раскачивался у него на пальце, и на экране картинка с изображением моих однокурсниц прыгала из стороны в сторону. — Сегодня это послужит нам, а не вам. Это учебное задание, дамы, но не ждите, что мы придем вам на помощь.

Признаюсь, мне стало страшновато. Но разве я виновата? Мы все испытывали примерно одни и те же чувства — я видела это по тому, как подергивалась нога у Бекс и как сжимала руки Лиза. Да, все девушки в грузовичке страшно волновались (и не только потому, что были рядом с Джо Соломоном). Хотя наружу отправлялись только я, Бекс и Лиза, мы все сейчас были больше чем просто студентки академии — мы оперативники на задании, и понимали, что рано или поздно наступит день, когда от усвоенных знаний будут зависеть не только оценки.

Музыка зазвучала громче, когда задняя дверца грузовика распахнулась. И первое, что я увидела, был ярко-рыжий колпак на мистере Московице.

— Они рядом, — сообщил он.

Мистер Соломон подключил провод к динамику, и в ту же секунду к карнавальной музыке добавился голос моей мамы.

— Отличная погодка побегать!

У меня кровь застыла в жилах. Кто угодно, только не мама, взмолилась я. Только не мама.

Знаете пословицу «Будьте осторожны в своих желаниях»? Я лично в нее очень даже верю, потому что не успели эти слова прийти мне на ум, как мистер Соломон сказал:

— Есть три типа объектов, за которыми особенно трудно вести наблюдение. — Он стал загибать пальцы: — Люди, прошедшие подготовку. Люди, подозревающие за собой слежку. И люди, которых вы знаете лично. — Он выдержал паузу. — Дамы, вам сегодня особенно повезло. — Он вынул из кармана пиджака черно-белое фото и показал его всем. Лицо было незнакомым, но вот голос, прогремевший из динамика:

— Хм, пожалуй, стоит и мне тряхнуть стариной, — был нам прекрасно известен.

— О, черт! — воскликнула Бекс. А Лиза выронила свои конспекты.

— Смит! — вскричала я. — Вы хотите, чтобы мы следили за профессором Смитом?

Мне просто не верилось! Это наше первое в жизни задание! А он хочет, чтобы мы проследили за человеком с тридцатилетним опытом, который видел нас ежедневно с седьмого класса, и что хуже всего — одержим манией преследования! (О чем свидетельствуют его счета за пластические операции.)

Да он даже команду звезд ЦРУ раскусит минут за двадцать. У трех студенток Академии Галлахер и вовсе нет ни единого шанса. В конце концов, если человек слушал ваш доклад о торговых маршрутах в Северной Африке, он наверняка задумается, почему это вы сидите позади него на карусели!

— Но… но… но… он же никогда не покидает территорию академии! — воскликнула я, с трудом найдя нужные слова. — Он бы никогда не вышел за охраняемую зону по простой прихоти. — О, вот то, что нужно, подумала я, припомнив одну из карточек Лизы: — Это идет вразрез с поведенческой моделью объекта!

Но мистер Соломон только улыбнулся. Он знал, что это невыполнимое задание — именно поэтому поручил его нам.

— Поверьте мне, дамы, — сказал он проникновенно, — никто не знает поведенческой модели мистера Смита! — Он бросил нам толстую папку. — Но одно известно точно: сегодня городской карнавал, а мистер Смит — к добру или нет — очень любит ванильные пончики.

— Ну что, повеселимся! — раздался мамин голос из динамика. Я представила, как она помахала коллеге рукой и свернула на окраине города. Ее дыхание стало тяжелее, и я буквально слышала пружинистые удары кроссовок по асфальту.

— Ваша задача, — продолжал наставления Соломон, — узнать, чем он запивает эти пончики.

Я так долго ждала своего первого задания, и к чему оно свелось? К газированным напиткам?

— Объект возле тира, Умник, — прошептала мама. — Он ваш. — Мама с ее всевидящим оком исчезла, оставив нас одних с Джо Умником и математиком в оранжевом колпаке.

Мистер Соломон бросил мне цепочку с кулоном:

— Идете или остаетесь?

Я схватила крестик, понимая, что он мне понадобится.

Глава 6

Я очень люблю Бекс и Лизу, правда. Но когда нужно пробираться незамеченными через карнавальную толпу и следить за таким опытным оперативником, как мистер Смит, то гений с накрашенными глазами и девушка, которая вполне могла бы стать Мисс Америка (хоть она и британка), — не самые лучшие дублеры.

— Есть контакт, — сообщила Бекс, когда я шла через городскую площадь к ларькам. Позади то и дело раздавались аплодисменты. Все вокруг ели сосиски в тесте и яблоки в карамели — тучи калорий на палочке. Да, наш шеф-повар готовит потрясающее крем-брюле, но его сосиски в тесте оставляют желать лучшего.

Поэтому я тоже купила себе сосиску в тесте. Вот тут, наверное, вы вправе возмутиться: «Как это так? Где это видано — есть сосиску в тесте на задании?» или «Не опасно ли это — стоять и размазывать горчицу по поджаренной булочке, когда следишь за опытным оперативником?» Но в том-то и фишка, что уличный художник (этим термином меня впервые назвали в девять лет, когда я выследила папу в торговом центре — хотела узнать, что он купит мне на Рождество) не может все время прятаться за мусорные баки и нырять в подъезды. Ну в самом деле, какая уж тут секретность? Настоящие уличные художники не прячутся — они сливаются. Так что если каждый третий в толпе ест хот-дог, то подать сюда горчицу! К тому же даже шпионам надо иногда есть.

Бекс болталась возле библиотеки на другой стороне площади, где разогревался духовой оркестр — гордость Розевиля. Лиза должна была быть где-то позади меня, но я ее не видела. (Только бы она не прихватила с собой учебник по молекулярной регенерации…) Мистер Смит был метрах в тридцати впереди Бекс и изображал рядового горожанина, что приводило меня в трепет. Время от времени я видела его черную куртку — он прогуливался по улице словно обычный мужичок, который любит посмотреть вечером футбол и которого волнуют выплаты по ипотечному кредиту. Мне пришло на ум, что из всех ложных, маскировочных фасадов академии самые лучшие — у ее сотрудников.

— Как там у тебя дела, Герцогиня? — спросила я, и Бекс фыркнула в ответ:

— Терпеть не могу это кодовое имя.

— Ладно, Принцесса, — отозвалась я.

— Ками… — начала Бекс, но ее угрозы я не услышала, потому что в наушнике прозвучал голос Лизы.

— Хамелеон, ты где? Я тебя опять потеряла.

— Я возле ларька с сосисками, Книжный червь.

— Помаши мне рукой что ли. — Я представляла, как Лиза встает на цыпочки и выглядывает меня в толпе.

— Вам не кажется, что это идет немного вразрез с заданием, — вмешалась Бекс.

— Но как мне идти за вами и мистером Смитом, если я даже не вижу… А, все, вижу вас.

Я огляделась и поняла, почему меня было трудно заметить. Я сидела на скамейке на самом виду. Правда. Более открыто сидеть было сложно, даже водрузи я на голову неоновую вывеску. Но именно так я становилась незаметной, многие этого не понимают. А ведь никто — даже мои лучшие друзья — не обратит внимания на девушку в старых джинсах, которая сидит на скамейке и ест хот-дог. Если оставаться неподвижной и вести себя обычно, то довольно легко быть невидимой.

— Он разворачивается, — шепнула Бекс, и я поняла, что настало мое время выходить на сцену. Розевиль, может, и захолустье, но мистер Смит не стал рисковать — он проверялся. Я поднялась со скамейки и направилась к тротуару, зная, что мистер Смит движется в мою сторону по другой стороне площади, прямо мимо Бекс. Та с самым безразличным видом уткнулась взглядом в землю. Вот тут любитель уже завалил бы задание. Он бы посмотрел на часы и развернулся, будто бы вспомнил, что ему срочно нужно в другое место. Но только не Бекс — та продолжала как ни в чем не бывало идти дальше.

На карнавал пришло, наверное, полгорода, поэтому между мной и мистером Смитом было много народу (очень даже хорошо). Люди обычно быстрее замечают движущиеся объекты, чем неподвижные, поэтому когда профессор Смит повернулся, я стояла совершенно неподвижно. Когда он снова пошел, я выждала секунд пять и двинулась вслед за ним. Я все время думала о том, как отец объяснял мне, что «хвост» идет за объектом наблюдения не на веревке, а на резинке; она растягивается вперед, назад, в сторону, позволяя двигаться независимо от объекта. Когда что-то привлекало мое внимание, я останавливалась. Когда кто-нибудь рядом шутил, я смеялась. Проходя мимо киоска с мороженым, я купила стаканчик, но при этом постоянно держала мистера Смита в поле зрения.

Не скажу, что это было просто. Отнюдь. Каждый раз, рисуя в воображении свою первую миссию, я представляла, как выкрадываю какие-нибудь секретные материалы. Мне и в голову не приходило, что придется следить за нашим профессором по СТРАМу на карнавале и выяснять, чем он запивает ванильные пончики. И самое невероятное — это оказалось НАМНОГО СЛОЖНЕЕ! Профессор Смит вел себя так, словно боевики КГБ были уже на пути в Розевиль — он использовал все известные техники против слежки, какие только описывались в учебнике (по крайней мере, в том, который я читала). Наверняка, это изматывало его. Он не мог даже спокойно пойти съесть пончиков без того чтобы не петлять, не проверять углы и не «крошить мякиш».

В один момент стало совсем горячо, и я думала, он меня точно засечет. Но я как раз догнала группку старушек, и когда одна из них оступилась на бордюре, я кинулась помочь ей. А впереди профессор Смит остановился перед тонированной витриной и уставился в свое отражение. Я стояла метрах в тридцати от него, и меня заслоняло море седых волос и полиэстеровых накидок — это было мне на руку. Но потом все эти старушки повернулись ко мне — а это уже плохо.

— Спасибо, юная леди, — сказала старшая из них и, прищурившись, спросила:

— Я вас знаю?

Тут в наушнике раздался голос Лизы:

— Мы сменились? — Она была близка к панике. — Мы сменили контакт?

Профессор Смит уходил, двигаясь в сторону Бекс, поэтому я ответила:

— Да.

Старушка приподняла бровь и стала присматриваться ко мне.

— Что-то я не припомню, чтобы видела вас раньше, — заявила она.

— Ну, конечно, видела, Бетти, — вступилась другая старушка, потрепав подругу по руке. — Это же дочка Джексона.

Вот почему меня называют хамелеоном. Я всегда похожа на девочку из соседнего дома (пусть даже мой дом оборудован считывающими отпечатки пальцев сенсорами и пуленепробиваемыми окнами).

— А твою бабушку уже выписали из больницы? — подала голос самая хрупкая из старушек.

Так, ладно, я не знаю Джексонов и уж тем более, как чувствует себя их бабушка, но бабушка Морган учила меня, что китайская пытка водой — пустяк по сравнению со старушкой, которая желает что-то узнать. Я видела, как профессор Смит приближается к Бекс, но в моем наушнике Бекс громко смеялась и кричала:

— Вперед, пираты! — Такое ощущение, что она буквально жила ради пятничных футбольных матчей. И хотя в ее понимании футбол — это совсем другая игра, но парни есть парни, поэтому на другой стороне улицы вскоре образовалась толпа чистого тестостерона, и мне без всяких подсказок было ясно, вокруг кого они все вились.

Старушки сверлили меня взглядами, словно иглу, в которую нужно вдеть нить, и я ответила первое, что пришло в голову:

— Доктор Смит считает, что ей нужно съездить на юг немного поджариться на солнышке. — Я перевела взгляд с толпы, окружившей меня, на толпу вокруг Бекс, надеясь, что та поняла намек и заметила приближавшуюся опасность.

Но мои надежды пошатнулись, когда я услышала ее:

— О, да, мне нравятся крепкие орешки.

— Как мило, — сказала одна из старушек. — Она уже решила, куда поедет?

Черная куртка мистера Смита мелькнула за колоннами главного входа библиотеки, а потом и вовсе скрылась из виду.

— Знаете, она такой книжный червь, — ответила я, надеясь, что Лиза меня слышит. — Ей бы только в библиотеку сходить, вернее, за угол библиотеки, —  зубы добавила я. В моих наушниках затрещали помехи и Бекс прошептала:

— Вот черт!

Футболисты небольшими группками двинулись вперед, но Бекс с ними не было. Бекс не было нигде. Как и профессора Смита.

— Извините, мне пора, — бросила я старушкам и заспешила прочь. — Книжный червь, ты видишь их? — вызвала я Лизу. — Я потеряла из виду объект и контакт. Повторяю. Потеряла из виду объект и…

Я дошла до библиотеки и посмотрела туда, где в последний раз видела мистера Смита, но там вдаль убегали лишь стройные ряды фонарей. Я снова смешалась с толпой и обошла всю площадь, вернувшись туда, откуда начала свой путь — к ларьку с сосисками между обувным магазином и городской ратушей.

Знаю-знаю, надо было быть внимательнее — как агент 007 и все такое, но теперь уже поздно. Мы были так близки… так близки к цели! Стыдно признаться, но когда я доедала мороженое, я искренне уверовала, что мы заставим Джо Соломона сказать: «Отлично сработано».

А теперь вот они исчезли — все: Смит, Бекс и Лиза. Но я не могла поджать хвост и вернуться в школу. Только не в этот раз. Ведь мы были почти у цели! Я кинулась к ларьку с ванильными пончиками, поскольку это было единственное место, где мистер Смит должен был точно объявиться до конца карнавала. Вот только я совсем не смотрела, куда несусь, и не обратила внимания, что над ларьком угнездился заместитель шефа полиции. Я услышала только треск бейсбольной биты и уловила движение, но никакие уроки по самообороне не помогли бы увернуться от лавины воды, обрушившейся мне на плечи.

Я стояла, дрожа от холода и понимая, что, кажется, провалила первую секретную операцию. Со всех сторон подбегали люди с полотенцами и предлагали отвезти меня домой.

Вот вам и невидимка, думала я, бормоча слова благодарности и потихоньку уходя. На середине улицы я вытащила из кармана промокшую двадцатку, купила свитер с надписью «Вперед, пираты!» и натянула поверх мокрой футболки.

В наушниках вместо треска помех воцарилась мертвая тишина — серебряный крестик, хоть и был произведением искусства, оказался водопроницаемым. Мимо прошла толпа футбольных фанатов, с которыми еще недавно была Бекс, и ни один их них не посмотрел в мою сторону. Как девушке мне, конечно, было бы приятно, если бы хоть кто-нибудь проводил меня взглядом, но как шпион я радовалась, что приключение с обливанием несильно подорвало мою конспирацию. Я шагала к ларьку с ванильными пончиками, каждую секунду ожидая неприятностей. И, кажется, дождалась.

Бекс и Лиза сидели рядышком на скамейке, а разъяренный мистер Смит расхаживал перед ними. Только теперь я оценила суровость черт его нового лица. Он наклонился над Лизой и закричал:

— Мисс Сьюттон!

Лиза съежилась, а Бекс со скучающим видом сложила руки на груди.

— Я спрашиваю, что вы здесь делаете! — прогремел мистер Смит.

— Мисс Бакстер, — он повернулся к Бекс, — вы ответите мне, почему вы и мисс Сьюттон покинули школу? Вы объясните, почему вот уже тридцать минут преследуете меня и… — Тут выражение его лица изменилось — он почему-то понял. — Скажите-ка, где сейчас Джо Соломон?

Бекс и Лиза долго смотрели друг на друга, потом Бекс сказала:

— Мне ужасно хотелось сосиску в тесте.

Конечно, в Академии Галлахер совершенно не умеют готовить сосиски в тесте, но мистер Смит не купился на такой аргумент. Но это и неважно. Он уловил главное в ее словах — они с Лизой говорить не собирались.

Вот такие они, мои подруги.

Надо что-то предпринять! В конце концов миссия не окончена. Еще осталась надежда. Наверняка все можно как-то исправить. Наверняка…

Как же я ненавидела Джо Соломона! Отправил нас следить за человеком, который запросто мог засечь нас. Соломон даже не объяснил, что делать, если попадемся. Устроить диверсию, чтобы Бекс и Лиза попытались ускользнуть? Напасть на мистера Смита со спины? А может, просто сесть рядом с подругами на скамью позора?

Мимо проехал грузовичок «Ночной экспресс». Оттуда могли бы выскочить другие девчонки и спасти положение. Но этого не случилось, и я знала, почему: на улице полно людей, которым не положено знать, какой силой обладают эти девочки. Я могла спасать своих сестер, но только самостоятельно.

— Поднимайтесь, — велел мистер Смит, выбросив в урну бутылку из-под «Доктора Пеппера». — Закончим наш диспут в школе.

Я стояла в тени и смотрела, как мимо идут Бекс с Лизой. Вот что значит быть невидимкой! Две лучшие подруги, ближе кого нет во всем мире, проходят рядом и даже не замечают тебя. Отлично, ведь я все еще на задании.

Я подождала, пока они свернут за угол, и только потом перешла дорогу. Никто не обращал на меня внимания. Никто не останавливал, не спрашивал, как меня зовут, не говорил, как сильно я похожа на свою маму. На улицах Розевиля я была самой обычной девчонкой. Приятное ощущение! Не хотелось вынимать из кармана салфетку и доставать из урны бутылку, которую выбросил мистер Смит. Но я сделала это.

— Задание выполнено, — прошептала я. Пора возвращаться.

И вот тогда я увидела его — мальчика на другой стороне улицы, который наблюдал за мной.

Глава 7

Вздрогнув, я выронила бутылку и она покатилась по асфальту. Я кинулась подбирать ее, но меня опередила чья-то рука — довольна большая и определенно мальчишеская. Не стану скрывать, у меня в руке появилось легкое покалывание, как при использовании крема доктора Фибза для временного изменения отпечатков пальцев (только гораздо приятнее).

Я выпрямилась, а парень протянул мне бутылку. Я взяла ее.

— Привет. — Одну руку он держал в кармане мешковатых джинсов и придерживал их, словно боялся, что они сползут и лягут кучкой возле новеньких белоснежных кроссовок, буквально кричавших о том, что их купили к школе. — И часто ты сюда приходишь? — спросил он чуть насмешливо. Я не удержалась и улыбнулась. — Можешь не отвечать, потому что я знаю все урны в городе. Эта хоть и неплохая, но все же не из тех, в которых станет копаться девчонка вроде тебя. — Я открыла рот, чтобы возразить, но он тут же продолжил:

— Вот мусорки на Седьмой улице — это да.

Мне вспомнился наш самый первый урок мистера Соломона, и я приметила детали: рост метр семьдесят пять — метр семьдесят семь, каштановые вьющиеся волосы и глаза, способные затмить даже Джо Соломона. А улыбка! Будто улыбалось все лицо — глаза, губы, щеки. Она появлялась легко и плавно, словно таяло масло. Правда, мне трудно быть объективной, ведь он улыбался не кому-нибудь, а мне.

— Должно быть, это не обычная бутылка, — сказал он.

Представляю, как нелепо выглядели мои действия. Под теплым сиянием его улыбки я позабыла все — легенду, задание — и ляпнула первое, что пришло в голову:

— У меня есть кошка!

Он удивленно приподнял брови, и я представила, как он звонит по мобильному в ближайшую психушку проверить, не сбегал ли от них кто-нибудь.

— Она любит играть с бутылками, — тараторила я. — Но последняя у нее разбилась, и стекло порезало лапу. Сьюзи! Так зовут мою кошку — ту, которой стекло поранило лапу. Вот зачем мне понадобилась эта бутылка. Правда, я не уверена, что она вообще захочет теперь с ней играть из-за этой…

— Травмы, — закончил он за меня.

Я выдохнула, благодарная за небольшую передышку.

— Точно.

Да, вот так ведет себя отлично подготовленный правительственный оперативник, когда его перехватывают во время секретной операции. Правда, я думаю, тут немалую роль сыграло то, что перехватчик выглядел как помесь молодого Джорджа Клуни и Орландо Блума. Если бы он выглядел, как помесь мистера Клуни и какого-нибудь хоббита, я бы, наверное, мыслила более связно.

В аллею свернул «Ночной экспресс» и притормозил, поджидая меня, поэтому я развернулась и пошла в ту сторону. Но парень крикнул мне вслед:

— Так ты у нас в Розевиле новенькая, да? — Я обернулась. Конечно, мистер Соломон не станет давить на клаксон, чтобы поторопить меня, но даже сквозь свои сдохшие наушники я чувствовала его разочарование и слышала, как тикают часы.

— Я… э… откуда ты знаешь?

Он пожал плечами и еще глубже засунул руки в карманы.

— Я прожил в Розевиле всю жизнь. И все, кого я знаю, прожили здесь всю жизнь. А тебя я раньше не видел.

Может, это потому, что меня никто не видит, хотелось сказать мне. Но он-то меня увидел, и от этой мысли у меня перехватило дыхание, словно мне саданули в живот (уж кто-кто, а я-то имею право на такие сравнения, поскольку знаю, что это такое).

— Но… слушай… — осенило его, — я же, наверное, увижу тебя в школе.

Что? На мгновение я задумалась, как это мальчик может попасть в Академию Галлахер (вообще-то, Тина Уолтерс утверждает, что где-то в Мэне есть такая же секретная школа для мальчиков, и каждый год умоляет мою маму позволить нам съездить туда на экскурсию).

Потом я вспомнила свою легенду — я всего лишь обычная девочка-подросток — и то, что он точно не встретит меня в коридорах средней школы Розевиля.

— Я учусь не в государственной школе, — покачала я головой.

Он, казалось, удивился, но потом посмотрел мне на грудь. (Не в ЭТОМ СМЫСЛЕ — я же была в свитере! К тому же, уверяю, там пока еще не на что смотреть.) Я тоже опустила взгляд. На черном свитере ярко выделялся мой серебряный крестик.

— А… ты на домашнем обучении что ли? — спросил он, и я кивнула. — По религиозным соображениям?

— Да. — Я подумала, что это вполне подходящее объяснение. — Что-то вроде того. — Я шагнула в сторону припаркованного грузовичка, там меня ждали однокурсницы, там был мой дом. — Мне пора.

Эй! — окликнул он. — Уже темно. Давай я провожу тебя домой… ну, знаешь… для защиты.

Уверена, я могла бы убить его голыми руками или той самой бутылкой, и я рассмеялась на его предложение, не 1 будь оно столь искренним.

— Я сама прекрасно дойду, — крикнула я, торопливо удаляясь по тротуару.

— Тогда для моей защиты.

Тут я не удержалась и рассмеялась.

— Возвращайся на карнавал!

Десять шагов, и я сверну за угол и буду свободной. Но тут парень снова крикнул:

— Эй, а как тебя зовут?

— Ками! — Зачем я сказала это? Но слово вылетело, и его уже не вернуть, поэтому я повторила: — Меня зовут Ками, — я словно пробовала правду на вкус.

— Пока, Ками… — Он как-то неохотно отступал назад, к свету и шуму набиравшего обороты праздника, — …передай Сьюзи, что она везучая кошка.

Вы когда-нибудь слышали лучший комплимент? Я — нет!

— Я — Джош, между прочим.

Уже на бегу я крикнула:

 — Пока, Джош, — и скрылась из виду, пока слова еще не долетели до него.

«Ночной экспресс» стоял в конце аллеи с потушенными фарами. Я держала бутылку мистера Смита и никак не могла сообразить, зачем она мне. Мне самой потом было стыдно, что из-за десятисекундного разговора с мальчишкой я напрочь забыла о задании. Наконец я вспомнила, кто я такая и что здесь делаю. Пора забыть о мальчишках, урнах и кошках по имени Сьюзи; пора вернуться к реальности.

Открывая заднюю дверь грузовичка, я ожидала увидеть однокурсниц, с завистью взирающих на меня: агент, выполнил задание! Но внутри оказалась только груда мешков и коробок. В ушах все еще гремело: «Передай Сьюзи, что она везучая кошка». Но и эти слова стихли, когда до меня дошло — что-то не так.

Я метнулась к кабине. Она была пуста, и только ярко-оранжевый колпак лежал на приборной доске. Наши ушли, естественно, не оставив следов. Я судорожно сжимала в руках бутылку.

Оставалось убедить себя, что двухмильная пробежка до дома в мокрых джинсах — это кармическая кара за позволенные себе мороженое и сосиску в тесте. Однако, добежав до окраины города, я была уже не столько уверена в этом. По дороге я мысленно откручивала назад события минувшего вечера. Вот я стою на улице с Джошем. Вот смотрю, как Бекс и Лиза исчезают за углом с мистером Смитом. А вот беседую со старушкой о бабушке, которую в жизни не видела. Обычная девушка на празднике.

Ботинки выбивали тяжелый ритм по асфальту. Наконец сквозь листву показались огни школы. Мои ноги были стерты в кровь, спина — мокрая от пота. Мама всегда говорила мне, что агент должен доверять своему чутью. Сейчас мне совсем не хотелось возвращаться, видеть Джо Соломона и мистера Смита. Добежав до ворот, я была готова отдать все, лишь бы не входить в них.

— Длинный день, Ками? — плотный мужчина с короткой стрижкой и жвачкой во рту появился в дверях поста охраны. Он знал меня по имени, но меня с ним никогда не знакомили. В противном случае я звала бы его не Жвачкой, а как-нибудь иначе. А такой оставался просто человеком из персонала. Возможно, он ходил на задания с моим отцом и потому знал подробности моей жизни, я же о нем — ничего.

И я вдруг затосковала по той скамеечке в Розевиле. Меня потянуло назад, на шумную площадь, где меня никто не знал.

Я пошла по подъездной аллее, но Жвачка окликнул меня:

— Эй, Ками, хочешь, подвезу? — он кивнул в сторону красного гольф-карта позади сторожки.

— Нет, спасибо, — покачала головой я. — Спокойной ночи.

Извините, не знаю вашего имени.

Войдя в вестибюль, я направилась к лестнице. Хотелось в душ, в кровать. Нужно избавиться от неприятного чувства, возникшего, когда я увидела оранжевый колпак на приборной доске, — чувства покинутости. В руках я все еще держала бутылку. Зачем? Какая теперь разница?

Тут я услышала шаги и окрик:

— Подожди! — ко мне подскочил мистер Московиц.

— Здравствуйте, мистер Великий водила. — Я, вспомнила, что и у него сегодня было первое в жизни оперативное задание.

— Наверное, он ждал меня тут не просто так, а по делу, но на мгновение его лицо потеплело. Он буквально сиял (не так, конечно, как когда испытывал противоожоговый крем доктора Фибза).

— Знаешь, у второго знака я слишком замешкался. Меньше сорока восьми часов — вот девиз «Ночного экспресса», — он вскинул кулак. — Вот только настоящий водитель бы так не медлил.

— А по-моему в самый раз. — Тише едешь — дальше будешь.

— Ты думаешь? — Он снова просиял.

— Да, все было отлично.

Повернувшись, я пошла вверх по лестнице, но мистер Московиц остановил меня.

— Подожди. Я должен был сказать тебе… — Он замолчал, наверное, перелопачивал гигабайты своей памяти. — …что ты должна пройти в класс секропов для разбора операции.

Ну, конечно, должна, думала я, сжимая бутылку. Естественно, еще не все закончилось.

Пока оптический сканер шарил по моему лицу, мистер Московиц спросил:

— Правда же, мы неплохо повеселились сегодня, а, Ками? — Одному из умнейших людей в мире требовалось мое подтверждение, что он славно повеселился. М-да, это заведение никогда не перестанет меня поражать.

Глава 8

Я вышла из лифта. На первом подуровне было темно. По лабиринту из матового стекла я прошла, ориентируясь по лампочкам пожарных выходов и мерцающим экранам компьютеров. По пути миновала библиотеку, хранящую столь деликатные факты, что первогодкам о них лучше не знать, прошла по балкону над огромной трехэтажной комнатой, оборудованной раздвижными стенами и манекенами. Мы с Бекс называем ее кукольным домиком. Сюда приходят поиграть шпионы.

По мере приближения к классу в коридоре становилось светлее, и скоро я уже смотрела сквозь стекло на силуэты однокурсниц. Никто не разговаривал — ни мистер Соломон, ни девочки. Я тихонько подошла к открытой двери. Девочки сидели по своим местам, а мистер Соломон стоял в дальнем конце класса, подпирая спиной книжный шкаф.

Не зная, что делать дальше, я выдавила:

— Я достала бутылку.

Но Джо Соломон не улыбнулся. Не сказал: «Отличная работа». Даже не посмотрел в мою сторону — так и стоял, разглядывая белые плитки на полу.

— Входите, мисс Морган, — сказал он тихо. — Мы вас ждали.

Я направилась к своей парте и только тут заметила два пустых места. Я попыталась встретиться взглядом с однокурсницами, но ни одна не подняла глаз.

— Они должны были уже вернуться… — начала я. Мистер Соломон взял пульт и нажал кнопку. Свет погас, но темноту тут же прорезал серебристый луч проектора. Я стояла как раз на его пути, отбрасывая большую тень на экран.

На картинке появилась Бекс — они сидела на заборчике возле библиотеки. Щелчок, и картинка сменилась. Лиза выглядывала из-за дерева. Это, конечно, дурной тон, но мистер Соломон от комментариев воздержался. Его молчание было гораздо тяжелее. Еще щелчок — Бекс оглядывается через плечо, переходя улицу. Щелчок. Лиза стоит возле ларька с пончиками.

— Задавайте вопросы, мисс Морган, — нарушил тишину мистер Соломон, и в темноте его голос прозвучал зловеще. — Вам не хочется знать, где они?

Конечно же, мне хотелось это знать, но я боялась услышать ответ. На экране снова мелькали кадры — съемка наружного наблюдения, проведенная отлично тренированной командой. Бекс и Лиза не заметили их — да что там, я сама никого не заметила. И все же кто-то проследил за каждым нашим шагом. Я чувствовала себя загнанной дичью.

— Спросите меня, почему их нет здесь? — потребовал мистер Соломон. Я видела его смутный силуэт. Он стоял со скрещенными на груди руками. — Вы хотите стать агентом, не так ли, Хамелеон? — Мой псевдоним в его устах казался не более чем насмешкой. — Ну, так скажите мне, что случается со шпионами, которые попались.

Нет, подумала я.

Еще щелчок.

Это Бекс? Конечно же, нет — она с мистером Смитом, она в безопасности. Но я все равно не могла отвести глаз от темного зернистого изображения на экране — залитое кровью, распухшее лицо, глядящее прямо на меня. Мне стало страшно за свою подругу.

— Они начнут не с Бекс, — продолжил Соломон. — Они начнут с Лизы.

Щелчок — и я уже смотрю на тонкие руки, связанные за спинкой стула, и запятнанные кровью светлые волосы.

— Эти люди хорошо знают свое дело. Они знают, что Бекс снесет побои. Тяжелее всего для нее слышать, как кричит ее подруга.

Луч проектора щекотал мне кожу. Соломон подошел ко мне. На экране его силуэт появился рядом с моим.

— А она кричит — и будет кричать еще примерно часов шесть, пока от обезвоживания уже не сможет производить звуки.

В глазах у меня все поплыло, колени задрожали. Кровь стучала в висках, и я едва расслышала, когда он шепнул:

— И вот тогда они возьмутся за Бекс. О, для нее у них приготовлено нечто особенное!

Кажется, меня сейчас стошнит. Не было сил взглянуть ему в глаза.

— Вот на что вы готовы подписаться. — Он заставил меня смотреть на экран. — Смотрите, что происходит с вашими друзьями!

— Прекратите! — крикнула я. — Хватит! — И уронила бутылку. Горлышко отбилось и разлетелось на куски, усыпав пол мелкими осколками.

— Вы потеряли две трети своей команды. Ваши друзья погибли.

— Нет, — повторила я. — Хватит, остановите это.

— Мисс Морган, если уж вы начали заниматься этим ремеслом, ничего остановить нельзя.

Лицо у меня горело, а глаза налились слезами.

— Это никогда не заканчивается.

Он прав, и я это знала, как никто другой.

Мистер Соломон повернулся к классу:

— Кто теперь хочет стать агентом? — спросил он.

Никто не поднял руку. Никто не сказал ни слова.

— В следующем семестре, леди, секретные операции будут факультативным предметом, но в этом семестре он обязательный. Нельзя отказаться от него, из-за того что стало страшно. Но вам больше и не будет так страшно, как сейчас — во всяком случае, в этом семестре. Даю слово.

Зажегся верхний свет, и все двенадцать девушек зажмурились. Мистер Соломон направился к двери, но на полпути остановился.

— И, леди, если вам сейчас не стало страшно, то мы не собираемся вас дальше пугать.

Он отодвинул стеклянную перегородку, за которой сидели Бекс и Лиза, целые и невредимые. И ушел.

Все сидели молча, прислушиваясь к его удалявшимся шагам.

В нашей комнате повсюду валялась одежда и аксессуары. Какими важными они казались нам совсем недавно. Сейчас все это утратило всякий смысл.

Макей спала — или притворялась — мне все равно. Она лежала в очень дорогих наушниках (наверное, так она спасалась от бессонницы, иначе свист от кольца в носу не давал бы ей уснуть). Я, Бекс и Лиза могли бы свободно разговаривать и даже кричать. Но мы молчали.

Даже с Бекс слетело ее обычное самодовольство, и это пугало больше всего. Пусть бы она пошутила и рассказала, о чем говорил им мистер Смит по дороге домой. Хотелось зажечь ночник над кроватью, чтобы не сидеть в полной темноте. Но никто этого не сделал. Наконец я не выдержала.

— Ребята, я… — Я хотела извиниться, но Бекс перебила меня.

— Я на твоем месте поступила бы так же, — сказала она и посмотрела на Лизу.

— И я, — согласилась та.

— Да, но… — Мне хотелось добавить что-нибудь еще, но я не знала что.

Макей в кровати повернулась, но глаза не открыла. Я глянула на часы: уже далеко за полночь.

— Смит очень бушевал? — спросила я после долгого молчания.

Лиза уже ушла в ванную умываться, поэтому ответил Бекс:

— Да нет, не очень. Наверное, сейчас ему очень весело, как думаешь?

— Может быть, — отозвалась я.

— Кстати, он сказал, что тебя даже не видел, — добавила Бекс, словно только что вспомнила об этой незначительной детали.

Из ванны вышла Лиза и добавила:

— Да, Ками, он удивился, узнав, что ты тоже была там. Очень удивился.

Тут я почувствовала холодное прикосновение к груди — крохотный серебряный крестик все еще висел на шее, и я вспомнила, что кое-кто меня все же увидел. До того момента я и не вспоминала об эпизоде с мальчишкой.

— Так что было, когда мы ушли? — поинтересовалась Лиза.

Я потрогала.

— Ничего.

Не знаю, почему я не сказала им про Джоша. Ведь это очень важно: постороннее гражданское лицо вступает с вами в контакт в ходе операции — о таком обязательно нужно докладывать начальству, не говоря уже о своих лучших друзьях. Но я сохранила это только для себя. Возможно, тогда я не сочла это существенным. А может, когда все знают твою историю, приятно осознавать, что есть в ней глава, которую прочла только ты.

Глава 9

Культура и ассимиляция не похожи на остальные наши предметы. Наверное, поэтому кабинет мадам Дабни так отличается от других кабинетов академии. Стены обтянуты французским шелком, люстры хрустальные, все здесь очень красивое и утонченное и призвано напоминать нам о том, что мы не только шпионы — в первую очередь мы должны быть леди.

Порой я ненавижу эти уроки. Разве же пустая трата времени — обучать нас каллиграфии и вышиванию (если, конечно, не считать, что их используют для передачи шифровок). Но иногда мне нравится, как мадам Дабни держит в руке платочек с вышитой монограммой и рассказывает об истории вальса или о том, какие цветы сейчас в моде.

День после нашего первого оперативного задания оказался именно таким. Может, я и провалила задание, но я по-прежнему мастерски сервирую столы. Я искренне расстроилась, когда мадам Дабни пропела:

— Ой, милые, взгляните, сколько времени. Мне совсем не хотелось расставаться с чашкой из тончайшего фарфора, спускаться на первый подуровень и снова встречаться с мистером Соломоном.

— Но прежде чем отпустить вас, девочки, — заявила мадам Дабни восторженно и немного таинственно, — я должна сделать объявление! — Стук фарфора тут же стих, и все выжидающе уставились на нее. — Пришло время расширить ваше образование в Академии Галлахер, поэтому… — она поправила очки на носу, — …с сегодняшнего дня после уроков будем заниматься вождением!

Господи! Я совсем забыла о вождении! Нам разрешается валять друг друга и кидать через плечо, самостоятельно готовить противоядия к редким ядам за дополнительные зачеты. Другое дело — регулировка зеркальца заднего вида или определение, кто имеет приоритет проезда налево на перекрестке, тут уж попечители академии на удачу не полагаются и поручают дело профи.

Мадам Дабни продолжила:

— Заниматься будем по очереди, группами. — Она заглянула в бумажку и посмотрела на нас — меня, Бекс и Лизу. — И начнем с вас четверых.

Лиза глянула на меня, и Бекс и непонимающе прошептала:

— Четверых?

Но тут с задних рядов раздался голос Макей:

 — Как мило.

Думаю, можно не добавлять, что ее слова были преисполнены сарказма.

После обеда мы спустились по задней галерее в гараж, здесь нас поджидали четыре стареньких «форда» с ярко-желтыми значками водителя-ученика «У».

Мама рассказывала мне, что мадам Дабни долгое время проработала «кротом», внедренным в подпольные фашистские группы, которые продолжали действовать во Франции после Второй мировой войны. Трудно в это поверить, особенно когда мадам Дабни появляется в футболке с надписью «К черту безопасность!».

— Ой, девочки, это будет так весело! — щебетала она и продолжала пояснять: — Это педаль тормоза, она останавливает машину, а этот раз, он заставляет машину ехать быстрее.

Лиза все это записывала. Зачем?

У нее фотографическая память! Она вступила в Менсу[9] в восемь лет! И все же зарисовывала схему управления и записывала, какая кнопка включает дворники.

— Не забудь записать, что рулевая колонка круглая, — подсказала я, и она успела написать в блокноте Р-У-Л, не сразу поняв, что я шучу.

— Ками, не надо шутить, — упрекнула меня Лиза в своей обычной манере.

Макей передразнила ее:

— Да, Ками, не надо шутить.

Тут уж даже Лизе захотелось стукнуть ее.

— А теперь, девочки, сосредоточьтесь. — Мадам Дабни сложила руки, как для молитвы. — Ребекка, дорогая, может, ты первой повезешь нас?

Я обреченно вздохнула. Не поймите меня неправильно: я очень люблю Бекс. Она моя лучшая подруга. Но я вожу с тех пор, как стала доставать до педалей (мой дедушка Морган утверждает, что это важная веха в жизни любого ребенка, выросшего на ферме). Так почему же Бекс, которая родилась в Лондоне и лучшие для обучения годы провела, катаясь на метро и такси, должна первая выезжать на Десятое шоссе?

Ладно, Бекс — моя лучшая подруга, и все, что она делает, она делает хорошо. По крайней мере, я так считала, пока она не выехала на шоссе НА ВСТРЕЧНУЮ ПОЛОСУ! Все бы ничего, да только там была горка. Довольно большая гора, из-за которой совершенно не видно идущий навстречу транспорт. Но кажется, заметила это только я: мадам Дабни что-то писала в блокноте, Лиза делала домашнее задание по биохимии, Макей тоже было не до того — у нее сломался ноготь.

Я пыталась закричать, но, наверное, временно лишилась дара речи. Кроме меня на дорогу смотрела еще Бекс, но она, похоже, считала, что едет по нужной полосе.

Голос вернулся ко мне как раз вовремя. Я закричала:

— Бекс!

— Что? — Она повернулась ко мне, при этом крутанув руль так, что машина вылетела на другую полосу. И это спасло нас. Судьба — штука коварная, рано или поздно к такому выводу приходит каждый шпион.

Бекс хладнокровно выровняла машину и уверенно направилась в город.

Когда она свернула налево, к магазину «Пигли-Вигли», чуть не сбив регулировщика, мадам Дабни попросила ее заехать на парковку возле супермаркета и поменяться местами с Макей. Бекс вовсе не выглядела испуганной, что само по себе даже немного пугало. Нет, она, довольно улыбалась, открыла дверцу с моей стороны и толкнула меня, чтобы я пихнула Лизу. Ей надо было пересесть на место Макей. Задача оказалась нелегкой: Лиза… просто окаменела от ужаса.

Мадам Дабни учла свои ошибки с Бекс, и теперь с переднего сиденья то и дело доносилось: «Потише, не дави так на газ», «Осторожно, там знак».

Все понемногу успокоилось. Было даже приятно кататься, сидя между двух лучших подруг и жмурясь от яркого солнца. Совсем как нормальные люди! Правда, если можно считать нормальной компанию из трех гениев, суперагента и дочери наследницы косметической империи и сенатора, разъезжающих по городу в стареньком «форде».

Вообще-то, было бы неплохо сначала дать нам прогуляться по городу, а уж потом отправлять следить за одним из лучших конспираторов. О, да, это было бы незаслуженной форой. Сейчас я замечала тысячи укромных местечек, где можно переждать минутку, видела аллейки и боковые улочки, по которым можно срезать дорогу. И у меня появилось желание взять реванш в истории с мистером Смитом. Интересно, а как тот парень? Неужели он ходит по этим улицам?

И тут я получила ответ на свои вопросы.

— Что, черт возьми, ты там делаешь? — спросила Бекс.

— Ищу свои линзы, — огрызнулась я.

— У тебя же стопроцентное зрение, — удивилась Лиза.

— Просто… просто я не могу сейчас поднять голову.

Машина остановилась. Наверное, на светофоре — их всего два в Розевиле. Джош должен быть совсем близко.

— Что? — прошептала Бекс. — Что случилось? — В ней сразу проснулся шпион, она выпрямилась и огляделась. — Ничего такого. Ах, да, ты рискуешь пропустить красавчика в направлении северо-востока.

Лиза вытянула шею, чтобы глянуть туда же:

— Хм, немного худоват, но взглянуть стоит. — И пожав плечами, добавила: — Впрочем, не стоит, он все равно врубил галлахероненавистнический взгляд.

Не знаю, кто первый придумал этот термин, но так мы называем взгляд, которым горожане неизменно провожают нас, как только понимают, где мы учимся. За это я ненавижу нашу конспирацию — люди смотрят на меня, словно я какая-то избалованная привилегированная особа. Ну, как Макей МакГенри. А я, между прочим, все лето чистила рыбу и овощи на ферме, но этого жители Розевиля никогда не узнают. И все же, когда люди вроде Джоша смотрят на тебя как на помесь Чарльза Мэнсона и Пэрис Хилтон, бывает немного обидно — даже для шпиона.

— Да, но все же это парень, — мечтательно откликнулась Бекс. — Эй, Ками, да взгляни же!

— Да не собираюсь я смотреть на какого-то там парня! — огрызнулась я. И мне плевать, какие кудрявые у него волосы.

— А кто говорил о кудрявых волосах?

Да, Бекс и правда наблюдательна.

— Просто поверить не могу! — повторяла Лиза, расхаживая по комнате. Это продолжается с тех пор, как мы вернулись домой. И я ее не виню. Как и все научные гении Лиза воспринимает мир по-особенному: считает, что все в жизни можно протестировать в лаборатории или проверить в справочнике. Она-то думала, что знает меня. Я и сама думала, что знаю себя. И вот теперь обе мы оказались не правы.

Я потрясена не меньше ее, но показывать этого не собиралась. Пришлось выбрать простейший путь: я разозлилась.

— И что именно кажется тебе таким невероятным? — спросила я. — Что на меня посмотрел парень? — Конечно, я не красотка, как Бекс, и не дивный эльф, как Лиза, но чтобы считаться уродиной, мне нужно вырастить фурункулы по всему телу. Зеркала пока еще не трескаются, когда я прохожу мимо. Мой дедушка называет меня ангелом. Неужели на меня нельзя обратить внимание?

— Ками, — одернула меня Бекс. — Ты же прекрасно понимаешь, о чем речь.

Лиза вскинула руки и пояснила:

— Поверить не могу, что ты нам не сказала! Что ты вообще никому об этом не сказала.

В Лизином понимании «никому» — это учителям учителей.

— И что? — спросила я, пытаясь отмахнуться от этой мысли.

— Как что? — вскричала Лиза. — А то, что он видел тебя! Ками, никто не видит тебя, пока ты сама того не захочешь. — Лиза присела рядом со мной на кровать. — Когда мы следили за Смитом, мне с трудом удавалось удерживать тебя в поле зрения. А ведь я все время слышала тебя в наушниках. И знала, во что ты одета. И… — Она снова вскинула руки. — И после этого ты спрашиваешь «И что?»

Я повернулась к Бекс, вопросительно приподняв брови, словно спрашивая: «И ты тоже испугалась?»

— В этом ты неподражаема, Ками, — серьезно сказала Бекс, и я ей поверила.

— Здесь что-то не так, — твердила Лиза, пока я чистила зубы в ванной. (Трудно сказать что-то такое, что нанесет непоправимый ущерб верной дружбе, когда у тебя рот полон пены, как у бешеной собаки.) — Мистер Соломон затребовал отчеты о выполнении задания, и мы обязаны сообщить об этом парне. Вдруг он пытается внедриться в школу через Ками? Может, он живец!

Я чуть не подавилась пастой. Вообще-то живец — это агент женского пола, использующий любовные отношения для компрометации объекта. Более ходовое значение термина — любая женщина с декольте. (Говорят, Джили в какой-то мере вдохновила начальство на введение этого термина.) При мысли о том, что Джош мог оказаться мужским вариантом живца, меня чуть не затошнило.

— Нет! — крикнула я. — Нет! Нет! И нет! Никакой он не живец.

— Откуда ты знаешь? — придирчиво заявила Бекс.

— Просто знаю и все! Лиза пожала плечами:

— Мы должны включить это в отчет.

За отчетами последует проверка. Проверка повлечет за собой протокол. А по протоколу отдел безопасности на две недели приставит к нему слежку, будет проверять свидетельство о рождении и выяснять, не пьет ли у него мать и не играет ли отец. Даже по менее весомым поводам делают больше. В конце концов, Академии Галлахер не удалось бы оставаться столько лет секретной, если бы даже такие пустяки руководство оставляло без внимания.

Я подумала о Джоше. Обычный парень. Не хотелось, чтобы посторонние люди рассматривав его под микроскопом. Не хотелось, чтобы в Ленгли [10]на него завели дело. Но больше всего не хотелось сидеть в чем-нибудь кабинете и объяснять, почему он подошел именно ко мне, когда на площади было полно и более симпатичных девчонок.

Я постаралась отогнать от себя эту мысль.

— Нет, Лиза, не буду этого сделать, — сказала я, уставившись в пол. По-моему, это слишком высокая цена за то, что он просто поговорил с девушкой.

Тут Бекс скрестила на груди руки и плотоядно усмехнулась:

— По-моему, ты нам не все рассказала. — Прилившая к щекам кровь, наверное, выдала меня с головой, потому что она наклонилась ко мне и шепнула: — Выкладывай.

И я рассказала им об урне и бутылке из-под «Доктора Пеппера» и про «Передай Сьюзи, что она везучая кошка». Даже не будь гением, я бы помнила все это дословно, потому что такие слова — бальзам на сердце девушки. Когда я закончила, Бекс смотрела на меня так, словно размышляла, не подменили ли меня генетически сконструированным клоном, а у Лизы в глазах сияли звезды, как у Белоснежки, когда над ее головой порхали разноцветные птахи.

— Что? — спросила я. Мне было просто необходимо, чтобы они сказали хоть что-нибудь.

— Похоже, я могла бы свернуть ему шею одной рукой, — ответила Бекс и, возможно, была права. — Но если тебе хочется ввязываться в подобное…

— Он чудесный, — перебила ее Лиза.

— Да неважно, какой он. Главное, что он… — я никак не могла подыскать нужное слово.

— …все равно должен быть упомянут в отчете! — закончила за меня Лиза, поднявшись с кровати.

— Лиза! — вскричала я, но Бекс успокаивающе накрыла мою руку.

— Почему бы нам самим не заняться этим? — взгляд ее стал каким-то отрешенным. — Мы сами проверим его, и, если он обычный парень, мы о нем забудем. Если там есть что-то странное, то сдадим его.

Я бы могла тут же возразить, что мы слишком заняты учебой, что это идет вразрез с правилами. Если попадемся, мы рискуем карьерой. Но в тишине комнаты мы переглянулись, и между нами установилось молчаливое согласие, какое бывает только у людей, слишком давно и слишком хорошо знающих друг друга.

— Ладно, — сказала я наконец. — Проведем базовую проверку. Но никто не должен об этом знать.

Бекс улыбнулась:

— Заметано.

Мы посмотрели на Лизу, она пожала плечами:

— Давайте начистоту. Он либо вражеский агент, пытающийся внедриться в Академию Галлахер через Ками…

Она остановилась на полуслове, и мне пришлось ее подстегнуть:

— Или?

Лицо Лизы просветлело.

— Или твоя родственная душа.

Глава 10

Начиная с этого момента, если вы как-то связаны со мной или по своему статусу можете вносить записи в мое личное дело (кстати, в Академии Галлахер, оно чуть более подробное, чем в средней школе Розевиля), вам лучше дальше не читать. Правда. Лучше пропустите следующую сотню страниц — меня это ничуть не обидит.

Просто я не очень горжусь тем, что случилось потом. Хотя мне и не стыдно за это, если так бывает. Порой мне кажется, что вся моя жизнь — сплошное противоречие. Последние три года я только и слышу: «Не сомневайся, но будь терпелива», «Будь логична — доверяй инстинктам», «Следуй протоколу, но импровизируй», «Никогда не теряй бдительности, но внешне будь расслабленной и беззаботной».

Вы же понимаете, если давать девушкам подобные советы, рано или поздно это приведет к любопытным результатам.

Остаток недели тянулся бесконечно. Мы молчали о нашем уговоре, но все время помнили о нем, и воздух был наэлектризован ожиданием.

В субботу мы поднялись на рассвете, но это, конечно же, не моя идея. Из-за ежегодной феерии «Грязных танцев», устраиваемой Тиной Уолтерс — мы раз десять просмотрели сцену «Никто не загонит малыша в угол», — мне было просто необходимо немного поваляться в кровати. Но хоть Лиза и не в первых рядах по физподготовке, она лучше всех в мире вытряхивает меня из постели. А это говорит о многом, учитывая то, какая женщина меня воспитала.

Макей спала в наушниках, поэтому Лиза могла совершенно свободно орать.

— Мы делаем это ради тебя! — кричала она и тянула меня за ногу.

Бекс отправилась на поиски завтрака.

— Давай, Ками, вставай. — Лиза для равновесия уперлась ногой в матрас.

— Нет! — бормотала я, натягивая на себя одеяло. — Еще пять минуток.

— Он — живец! — Лиза схватила меня за волосы, а это нечестный прием, так как для меня это очень болезненно.

— Но за час он им быть не перестанет, — взмолилась я.

Тогда Лиза присела на кровать и, наклонившись к самому уху, прошептала:

— Передай Сьюзи, что она везучая кошка.

— Встаю! — Я тут же отбросила одеяло.

Минут через десять Лиза вела нас к подвалу. Бекс дала мне добытые где-то сладкие тосты. Коридоры пусты, в здании тишина. Все это напоминало лето, вот только в каменных стенах поселился холодок, и мои лучшие друзья были со мной. Когда мы дошли до торговых автоматов возле офиса доктора Фибза, я откусила тост и буквально почувствовала, как в кровь поступил сахар.

— Ну что, готовы? — спросила Бекс. Лиза кивнула. Они обе посмотрели на меня. Раз уж мы зашли так далеко, и меня все равно вытащили из постели, надо идти до конца.

Я вытащила из кармана монетку и потянулась к прорези в автомате, но Лиза остановила меня.

— Погоди. — Она протянула руку за монеткой. — Если кто-то будет проверять логи, мое имя вызовет меньше подозрений.

Вообще-то мы пока ничем не нарушали школьных правил. Я точно знаю, проверяла. Нам разрешалось делать сколько угодно «специальных проектов» для «самостоятельных исследований», и нигде не оговаривалось, что нельзя самостоятельно изучать «специальных» парней. И все же разумнее отдать монетку Лизе. Пусть лучше она прикладывает большой палец к голове Джорджа Вашингтона, бросает монетку и выбирает объект А-19.

Через две секунды автомат открылся, впустив нас в коридор, который вел к самой лучшей лаборатории судебной экспертизы за пределами ЦРУ. Если бы Лиза выбрала объект В-14, то из деревянной панели позади нас опустилась бы лестница.

В лаборатории, Лиза сразу достала из сумки бутылку мистера Смита и водрузила ее в центре стола. Отбитое горлышко приклеили на место, и я почти забыла, почему выронила ее.

— Прогоним ее через систему и посмотрим, что у нас тут есть, — объявила Лиза официальным тоном. Слишком уж она бодра для семи утра в субботу! Я и так могла ей сказать, что мы получим — ничего. Абсолютно ничего. На бутылке из-под «Доктора Пеппера» обнаружатся отпечатки студентки Академии Галлахер (то есть мои), преподавателя академии (Смита) и абсолютно невиновного постороннего лица, чье единственное преступление состояло в том, что он пожалел девушку, которая вынуждена была рыться в урне (Джоша).

Я попыталась изложить все это Лизе, но она уже надела белый лабораторный халат, а ничто не доставляет Лизе большего удовольствия, как возможность походить в белом халате. Поэтому я закрыла рот на замок, и поудобнее устроилась за столом и сама не знаю как, задремала.

Через час Лиза растолкала меня и сообщила, что отпечатки Джоша не числятся в системе. Какая неожиданность! Это означало, что он никогда не был в тюрьме или армии. Он не был практикующим юристом или сотрудником ЦРУ. Он никогда не пытался купить огнестрельное оружие или выставить свою кандидатуру на выборах (что, по некоторым причинам, было для нас большим облегчением).

— Ну вот, видишь? — сказала я Лизе, надеясь, что она оставит мысль об охоте и позволит мне вернуться в постель. Но Лиза посмотрела на меня, как на сумасшедшую.

— Это только первая фаза, — с обидой в голосе сказала она.

— Какой же будет вторая?

Лиза смерила меня долгим взглядом:

— Иди спи.

— Не понимаю, как я дала уговорить себя на такое, — сказала я, скорчившись в кустах возле дома Джоша. Мимо проехала еще одна машина, и музыка стала громче.

— Не понимаешь? — прошипела Бекс и повернулась к Лизе. — Ты же сказала, что в восемь в доме никого не будет.

— В доме Абрамсов никого и нет.

Лиза имела право оправдываться. В конце концов, она потратила три часа на то, чтобы пробиться через файер-волы [11](наши, не городские), покопаться в базе розевильского отдела образования и выяснить, что «мой» Джош — это Джош Абрамс, проживающий по адресу ул. Северная Белис, дом 601. Еще час ушел на то, чтобы проникнуть в почтовый ящик семьи Абрамсов и перехватить письмо, в котором Джоан Абрамс (мама Джоша) обещала некой Дороти, что «Мы ни за что не пропустим вечеринки-сюрприза для Кита! Придем ровно в восемь!»

А теперь представьте наше удивление, когда устроившись в кустах азалии возле дома Джоша, мы увидели, как полгорода входят и выходят из белого дома с голубыми ставнями в конце улицы. Я надела очки, от которых прок есть, только если вы ну совсем близоруки (на самом деле это бинокль) и навела их на дом, где полным ходом шла вечеринка.

— Как фамилия Кейт? — спросила я. Лиза постаралась припомнить точный текст письма, которое мы распечатали на растворимой бумаге и спрятали у меня под кроватью.

— Джонс, — ответила Лиза. — А что?

Я передала ей очки, чтобы она тоже взглянула на дом в конце улицы и разглядела плакат над дверью «В ногу с Джонсами».

— О, — пробормотала Лиза. Мы сразу поняли, что Абрамсы ушли не так уж далеко от Джонсов.

Я рисовала себе в воображении дом, в котором живет Джош, но все мои мечты меркли по сравнению с тем, что мы увидели. Это был не просто район, а настоящая картинка. Такие только в кино показывать: лужайки тщательно подстрижены, заборчики из штакетника покрашены, а на любом крыльце можно ставить качели или устраивать прием с коктейлями. До моего поступления в академию мы жили в тесном таун-хаусе в округе Колумбия. Лето я проводила на пыльном ранчо. Раньше мне не приходилось видеть столько пригородной роскоши сразу.

Да, шпион здесь бы не прижился.

И все же сейчас тут их было сразу трое — они прятались в кустах. Наконец Бекс достала набор отмычек и метнулась к задней двери. Лиза помчалась за ней, но ударилась ногой о садовую статую и тихо ойкнув, рухнула прямо на куст падубы.

Я помогла Лизе подняться, и мы устроились за спиной Бекс, глядя, как она колдует с замком.

— Почти готово, — деловито заявила Бекс.

Мне знаком был этот тон — в нем сквозила опасность.

Я прислушалась к музыке, разносившейся по улице, посмотрела на живописные домики с лужайками, и меня вдруг посетила одна мысль.

— Ребята, может, попробуем так… — Я потянулась к дверной ручке. Она легко повернулась.

— Да, — вздохнула Бекс. — Иногда можно и так.

Мы вошли в дом Абрамсов. Все как на картинке в журнале. На столе свежие цветы, в кухне у плиты остывает яблочный пирог. К холодильнику магнитом прикреплены школьные ведомости сестры Джоша — одни пятерки.

Бекс и Лиза вихрем пронеслись по гостиной и кинулись вверх по лестнице. Я же стояла и долго собиралась с мыслями. Наконец выдала:

— У нас пять минут! — Но при этом не двинулась с места.

Нельзя было мне сюда приходить. По многим причинам. Я не просто нарушила границы чужого дома — я вломилась в чужую жизнь. На подоконнике я нашла корзинку с шитьем — кто-то делал костюм к хеллоуину. На чайном столике лежало руководство по драпировке и обивке, а на спинке дивана висело несколько образцов тканей.

— Ками! — окликнула Бекс и кинула мне жучок-передатчик. — Лиза сказала, что этот должен быть снаружи. Попробуй установить его на вяз.

Я обрадовалась, что появилась причина покинуть этот дом. Конечно, базовая рекогносцировка жилища чуть ли не основное в выявлении шпиона-живца. В конце концов, если Джош получает инструкции от террористической организации или от мошенников из правительства, то лучший способ узнать об этом — установить Трояна[12] ему на компьютер и покопаться в ящике с бельем. И все же я с немалым облегчением вышла из дома и полезла на дерево.

Я была уже на третьей ветке и закрепляла жучок, когда случайно глянула и увидела, как кто-то шагает к нам через дворы. Он был высок и юн. И эта манера держать руки в карманах!

— Книжный червь, ты меня слышишь? — попыталась я установить связь. Лиза чинила после короткого замыкания мои наушники, но, судя по треску в эфире, поспешный ремонт ничего не дал. Я прильнула к стволу, вокруг шелестела последняя редкая листва.

— Герцогиня, — прошептала я, молясь, чтобы Бекс откликнулась, а еще лучше — похлопала меня по плечу. — Бекс, можешь выбирать себе любой псевдоним, только отзовись!

Джош поднялся на крыльцо и открыл входную дверь.

— Ребята, если вы меня слышите, прячьтесь. Объект возвращается домой. Повторяю: объект возвращается домой.

Дверь за ним закрылась, и я тут же спрыгнула с дерева и укрылась в кустах, не спуская глаз с двери. Я и не заметила, как Лиза и Бекс вылезли из окна второго этажа на крышу.

— Хамелеон! — окликнула Бекс, перепугав меня до смерти. Я осторожно высунула из кустов голову — Бекс выглядывала из-за карниза.

Похоже, девчонки решили, что Джош вернулся окончательно, и больше никуда не уйдет. Во всяком случае, они уже привязали веревки к каминной трубе и собирались прыгать с крыши. И тут Джош вышел на крыльцо, в руках у него был яблочный пирог.

Застыв от ужаса, я смотрела, как мои лучшие подруги вот-вот буквально свалятся на голову самого красивого парня на свете.

Они не видели его. Он не видел их. Но я-то видела все!

Джош сделал шаг. Девчонки тоже шагнули навстречу своей беде.

От катастрофы нас отделяли секунды. Не соображая, что делаю, я вышла из укрытия со словами:

— О! Привет!

Бекс судорожно схватила Лизу за руку и попыталась оттащить от края. Больше я на них не смотрела. Да и как, когда такой сказочный парень, как Джош Абрамс, шел мне навстречу? Он увидел меня, и в его глазах застыло изумление.

— Привет. Не ожидал встретить тебя здесь, — сказал он. Меня тут же бросило в жар. Значит ли это, что он думал обо мне? Или просто пытается понять, как незнакомка в черном оказалась у него во дворе? Слава богу, я оставила шапку и пояс со снаряжением в кустах.

— Ну, ты же знаешь Джонсов, — сказала я, не имея ни малейшего представления об этой семье. Судя по бесконечному потоку людей, входящих и выходящих из их дома, фраза была подходящей.

К счастью, Джош улыбнулся:

— Да уж, их вечеринки с каждым годом все безумнее.

— Точно, — подтвердила я, наблюдая, как Бекс старается втащить Лизу на другую сторону ската. Но Лиза вдруг поскользнулась и начала съезжать вниз. Она попыталась ухватиться за водосток, но не удержалась и теперь висела на стене дома Абрамсов. Сердце у меня стучало все быстрее (по многим причинам).

Джош был смущен не меньше меня. Он кивком показал на пирог:

— Мама забыла его. — Он замолчал, словно раздумывая, стоит ли добавить еще что-нибудь. — Правда, ее забывчивость просто уловка. — Он многозначительно округлил глаза. — Понимаешь, все обожают ее пироги. И когда мама идет куда-нибудь, ей нравится, чтобы ее спросили о пироге раз десять, и лишь потом она предъявляет его широкой публике. — Он смутился, оттого что поделился семейным секретом. — Глупо, правда?

Пирог и впрямь выглядел великолепно, но только мне никак нельзя было говорить об этом.

— Да нет, это даже мило. — Я действительно так думала. Вот моя мама пирогами не славится. Она славится тем, что обезвредила ядерное взрывное устройство в Брюсселе с помощью лишь маникюрных ножниц и резинки для волос. Но сейчас мне казалось, что пироги — это гораздо круче.

Джош начал было поворачиваться, но Лиза все еще болталась на веревках, поэтому я ляпнула первое, что пришло в голову:

— Ну что, Кит удивился?

Я не знала, кто такой Кит и почему Джонсы устраивали ему вечеринку-сюрприз, но этим вопросом удалось остановить Джоша.

— Нет, он никогда не удивляется, но притворяется прекрасно.

Я и сама неплохо притворялась, особенно в тот момент, когда увидела, как Бекс спустилась до уровня Лизы. Теперь они обе раскачивались в паре метров от земли, и Бекс пыталась распутать перекрученные веревки Лизы, но при этом успела показать мне поднятый вверх большой палец и одними губами сказать:

— Он классный!

— Хочешь колы? — предложил он. Сейчас я бы все отдала за глоток колы. Но Бекс прицелилась в подошву его кроссовок и выстрелила датчиком слежения.

Мягкий хлопок — датчик впился в резиновую подошву, а Джош и глазом не моргнул. Бекс просто лучилась гордостью за свой выстрел. Только вот Лиза все еще крутилась на веревке, как взбесившаяся юла.

— Так, значит, вот где ты живешь? — спросила я, будто и так не знала.

— Да. Всю жизнь, — ответил Джош, но сказал это без гордости, совсем не как мой дедушка Морган, когда тот говорит, что прожил на ранчо всю жизнь. Дедушка говорит это так, будто у него есть корни, а Джош — словно его держат цепи. Я достаточно долго изучаю языки и знаю, что почти у каждой фразы есть два смысла.

Бекс наконец распутала веревки и девочки моментально спустились, но шум был такой, будто кто-то приземлился в кучу старых консервных банок.

Я уже приготовилась вырубить Джоша и бежать, но он только рукой махнул и даже не обернулся.

— У нас в округе полно собак.

— А-а, — облегченно вздохнула я. Снова раздался лязг, и я добавила: — Большие, наверное.

Расслабилась я только тогда, когда Бекс зажала рукой Лизе рот и затащила ее в кусты.

— Ладно, я обещала маме принести кофту из машины, — сказала я, направившись к автомобилям, припаркованным вдоль дороги.

— Я пойду… — начал было он, но тут на улице появился какой-то мальчишка и окликнул его:

— Джош!

Джош обернулся и помахал рукой.

— Иди, — сказала я.

— Нет, это просто…

— Джош! — снова крикнул мальчишка, подойдя ближе.

— Увидимся на вечеринке, — пообещала я.

Мне второй раз приходилось удирать от него.

Я спряталась за джип, подстроила боковое зеркальце и стала наблюдать за мальчишками. Парень попытался забрать у Джоша пирог.

— Это ты для меня испек? Ну что ты, не стоило! — Джош пихнул его.

— Ты чего! — парень потер ушибленное плечо и махнув в ту сторону, где я скрылась в темноте, спросил: — А это кто такая? Симпатичная.

Я перестала дышать.

— Да никто, просто девчонка какая-то, — ответил Джош подчеркнуто равнодушно.

Глава 11

Отчет о наблюдении

Оперативники: Камерон Морган, Ребекка Бакстер и Элизабет Сьюттон (далее «Оперативники»)

Пронаблюдав за оперативником Академии Галлахер (Камерон Морган) во время выполнения двух заданий, Оперативники пришли к заключению, что молодой человек (на тот момент известный как «Джош», он же — «Передай Сьюзи, что она везучая кошка») является ОИ (объектом интереса).

Оперативники, предприняв ряд разведывательных операций, выяснили следующее:

Объект — Джош Адамсон Абрамс — проживает по адресу: штат Вирджиния, Розевиль, улица Северная Белис, дом 601.

Выявленные связи: сканирование онлайновой активности Объекта показало, что он регулярно переписывается по электронной почте с Диланом Джонсом, ник — Д'Ман, (также проживающим на улице Северная Белис). Темы переписки: «реально крутые» видеоигры, «тупые» фильмы, «придурок» отец и домашние задания.

Занятие: девятый класс розевильской средней школы, базы команды «Бравые пираты». (Хотя, как видно, не такие уж и бравые, поскольку дальнейшие исследования показали, что их счет в сезоне 0:3).

Средний балл: 3,75. Объект испытывает трудности с вычислениями и работой по дереву. Это автоматически отметает возможность его работы на УНБ в качестве дешифровальщика и/или ведущего домашней телепрограммы «Секси плотник». НЕ ИСКЛЮЧАЕТСЯ возможность того, что Объект выглядит потрясающе в поясе со снаряжением.

Объект демонстрирует особые успехи в английском, географии и культуроведении (что очень хорошо, поскольку Ками англоговорящая и очень культурная!).

Семья: мать, Джоан Элен Абрамс, 46 лет, домохозяйка, искусный кулинар; отец, Джекоб Уитни Абрамс, 47 лет, фармацевт, владелец аптеки «Абрамс и сын»; сестра, Джой Мэрджори Абрамс, 10 лет, учащаяся.

Необычные финансовые операции: отсутствуют, если не считать, что в семье кто-то слишком увлекается покупкой биографий времен Гражданской войны. (Можно ли считать это доказательством того, что представители мятежной конфедерации все еще живут и действуют в Вирджинии? Необходимо дополнительное расследование.)

С уважением, Ками, Бекс и Лиза.

— Это ничего не значит, — говорила Бекс, пока мы втроем стояли перед зеркалом и ждали, когда сканнер пройдется по нашим лицам и на портрете глаза станут зелеными. Я ни словом не обмолвилась о Джоше, но поняла, что она имела в виду. Бекс подозрительно рассматривала мое отражение в зеркале.

Двери скользнули в стороны, и мы вошли.

— У нас есть их интернет-IP, — сказала Лиза. — Изучение финансовых отчетов может многое сказать…

— Лиза! — раздраженно оборвала я. — Не стоит из-за этого рисковать! — Голос дрогнул, когда я вспомнила его слова: что я просто девчонка какая-то — то есть никто. Наверное, спецагент не должен расстраиваться по таким пустякам. Просто мне не хотелось, чтобы мои подруги слышали это. — Девчонки, все в порядке. Я не интересую Джоша. Это нормально. Я не из тех девчонок, что нравятся парням. Тоже мне, открытие.

Я не нарывалась на комплименты, как делают тощие девицы, утверждая, что они толстые, или как девушки с роскошными вьющимися волосами, когда говорят, что ненавидят влажную погоду, поскольку волосы становятся еще пышнее. Конечно, есть несколько человек, которые твердят мне: «Не говори, что ты некрасива» и «Ну, конечно, ты похожа на свою мать». Я не молилась про себя, чтобы Бекс, искренне удивившись, заявила: «Ну вот еще! Да парни должны рыдать от счастья». Но когда она это сказала, не скрою, мне стало легче.

— Да ладно вам, — рассмеялась я. — И что? Вы думали, он пригласит меня на свидание? — Нет, лучше я его — на наш воскресный ужин из горелых макарон с сыром в мамином исполнении. Может, он придет, и тогда мама расскажет ему, как прыгала с балкона девяностоэтажного здания в Гонконге с парашютом из наволочек.

Бекс и Лиза лишь переглянулись. На лицах у них промелькнуло знакомое выражение. Вот уже несколько дней они обменивались подобными взглядами, словно передавали записки под партой.

— Ладно, пойдемте. — Мы миновали кукольный домик. — Между прочим, у нас есть дела поважнее.

Мы повернули за угол и остановились как вкопанные, увидев владения мистера Соломона. Кабинет на первом подуровне больше не походил на школьный класс. Вместо парт — три длинных стола, вместо мела и бумаги — коробки с резиновыми перчатками. И все это на фоне матовых стеклянных перегородок и сверкающих белых полов. Не иначе как нас похитили враги и привезли на плавучую базу для насильственного медицинского вмешательства. (Лично я очень рассчитывала на изменение формы носа.)

Так мы и стояли плечо к плечу, готовясь достойно, как полагается воспитанницам Академии Галлахер, встретить любое испытание.

Мы и не предполагали, что оно явится в образе мистера Соломона, нагруженного тремя огромными пластиковыми мешками. Эти распухшие чудовища только усугубили ощущение нереальности происходящего. Мистер Соломон свалил мешки по одному на каждый стол — они плюхнулись с леденящим кровь чавкающим звуком — и бросил нам коробку с перчатками.

— Шпионаж — грязное дело, дамы. — Он хлопнул в ладоши, словно хотел стряхнуть пыль и прах прошлой жизни. — Многое из того, что люди хотят скрыть, они выбрасывают в мусорный бак. — Он начал развязывать узел на одном из мешков. — На что они тратят свои деньги? Чем питаются? Какие лекарства принимают? Насколько любят своих домашних животных?

Он взял мешок за днище и плавным движением вытряхнул на стол, напомнив при этом то ли фокусника на дне рождения, то ли палача, приводящего приговор в исполнение. Мусор рассыпался повсюду, заняв каждый свободный сантиметр длинного стола. Вонища была ужасная, и уже второй раз меня чуть не вырвало в этом кабинете. А Джо Соломон преспокойно полез копаться в отбросах.

— Любит ли он решать кроссворды? — мистер Соломон бросил назад кусок газеты и вытащил из кучи конверт с прилипшей яичной скорлупой. — Что она машинально чертит, болтая по телефону? — Наконец он залез в самую гущу мусора, извлек упаковку от бинта и, подняв к свету, стал изучать пятно засохшей крови на клочке марли. — Все, чего касается человек, может рассказать нам что-то — это как кусочки мозаики его жизни. — Добро пожаловать в мусорологию, — ухмыльнулся он.

В четверг с утра шел дождь. Каменные стены, казалось, сочились влагой. Тяжелые драпировки и огромные старинные камины не справлялись с пронизывающим холодом. Доктор Фибз попросил Лизу, Бекс и меня помочь ему после уроков в понедельник, поэтому нам пришлось поменяться очередью на вождение с Тиной, Кортни и Евой. Пришлось нам отправиться на вождение под хмурым небом, сродни моему настроению. Я поджидала Бекс и Лизу внизу, у стеклянных дверей в галерею. На запотевшем стекле я выводила свои инициалы, но влага собиралась в капли и слезами стекала вниз.

Однако не у всех настроение было такое же паршивое, как погода. Лиза, появившись у меня за спиной, воскликнула:

— Вот здорово! Удастся пустить в ход дворники! — Конечно, если в девять лет вас публикуют в журнале «Научная Америка», ваши представления о забавах несколько извращаются.

По сырой траве мы прошлепали туда, где в машине нас ждала мадам Дабни. Фары автомобиля с трудом рассекали серую дымку, а дворники усиленно гоняли воду с лобового стекла.

Через пятнадцать минут мадам Дабни подала голос:

— Хм, Ребекка, дорогая, может, тебе лучше… — Она замолчала, когда Бекс заложила лихой вираж и вылетела на встречную полосу.

Вы, наверное, думаете, что после этого шпионка-инструктор вдавила аварийную педаль тормоза и прицельным ударом в затылок вырубила Бекс? Вовсе нет, мадам Дабни только сказала:

— Да, здесь направо, дорогая… О, мой… — и схватилась за приборную доску, когда Бекс развернулась поперек движения.

— Извините, — прокричала Бекс предположительно водителю грузовика, который она подрезала. — Все время забываю про другие машины.

Дождь прекратился, но колеса по-прежнему с плеском рассекали лужи на асфальте, поднимая фонтан брызг, бьющих в днище автомобиля. Стекла запотели, и я не видела, куда мы едем. Это и хорошо, потому что каждый раз, когда я мельком видела внешний мир, перед моим внутренним взором проносился еще один год моей жизни.

— Может, тебя сменит кто-нибудь? — наконец выдавила мадам Дабни, когда Бекс чуть не въехала в грузовик с цементом, резко вывернула руль, въехала на тротуар, пронеслась через парковку и выскочила на другую улицу.

И только тогда я заметила кое-что странное. Оказывается, не одна Бекс оставляла без внимания страдальческие крики мадам Дабни и правила дорожного движения. Лиза — и это самое удивительное — тоже ничуть не боялась!

Лиза, которая ненавидит пауков и отказывается ходить босиком где бы то ни было! Лиза, которая прекрасно плавает и все же имеет шесть различных приспособлений для удержания на плаву. Лиза, которая однажды легла спать, не почистив зубы, и не могла уснуть всю ночь, сейчас преспокойно сидела на заднем сиденье, наблюдая, как Бекс чуть не снесла мусорный бак на тротуаре.

— Ребекка, это ведь мог быть пешеход, — попеняла мадам Дабни, но и в этот раз не воспользовалась аварийным тормозом. Мне не дает покоя мысль, что же такое видела она во Франции, раз ее понимание «опасности» столь исказилось.

И тут я увидела дорожные указатели.

— Господи! — прошипела я сквозь стиснутые зубы. Лиза же только ухмылялась, когда мы пронеслись мимо указателя «Улица Северная Белис».

— Тсс. — Лиза достала из кармана пульт от магнитофона, который разбила в первый день после каникул.

— Что ты собираешься делать…

— Тсс! — она предостерегающе глянула в сторону мадам Дабни. — Будет всего лишь маленький взрыв.

Взрыв?!

В машине что-то громыхнуло. Бекс с трудом удержала руль. Я почувствовала запах дыма и услышала глухое безжизненное шлепанье резины.

— О нет, только не это! — воскликнула Бекс очень театрально. — Мадам Дабни, кажется, у нас спустило колесо!

— Неужели правда? — я выразительно посмотрела на Лизу, но она только плечами пожала. Наверное, я поторопилась с восторгами по поводу друзей-гениев. Нормальные друзья не станут взрывать учебную машину — во всяком случае, намеренно.

Машина остановилась — конечно, вы догадались — прямо напротив дома Джоша.

— Ой, девочки, — проворковала мадам Дабни, удостоверившись, что я и Лиза целы и невредимы. — Все в порядке? — Мы кивнули. — Что ж, — мадам Дабни взяла себя в руки, — тогда, пожалуй, поучимся менять колесо.

Конечно, Лиза и Бекс на это и рассчитывали. И все же Бекс удалось изобразить удивление:

— Тогда пойду принесу запаску.

Со скоростью молнии она вылетела из машины и открыла багажник, а Лиза тем временем перехватила мадам Дабни:

— Скажите, мэм, какова, на ваш взгляд, основная причина того, что колесо спускает? — Она утащила инструкторшу изучать повреждение переднего колеса. Я подошла к Бекс, возившейся в багажнике:

— Что вы задумали?

Но Бекс только ухмыльнулась и снова нырнула в багажник. И тут в глубине багажника я разглядела огромный черный пластиковый пакет, точно такой же, какими был уставлен весь тротуар. Нельзя же оголить здесь улицу, а?

Вдоль всей улицы и правда выстроились, словно солдатики по стойке смирно, мусорные баки и пластиковые мешки.

— Так это вы поменялись занятиями? Вы подстроили аварию с колесом? Вы… — я умолкла, потому что боялась ляпнуть что-то вроде: «Неужели вы готовы даже на это?» или «Вы просто прирожденные преступницы». Любой из вариантов — на ваш выбор.

— Ну не отступать же теперь, а? — ухмыльнулась Бекс. Она решительно взяла в руки домкрат и с пафосом объявила:

— Это наш долг перед страной.

Они считали, что это их долг передо мной. Но я рада, что вслух она этого не сказала.

Мы вдвоем вытащили запасное колесо, и мадам Дабни принялась демонстрировать самые ответственные моменты в откручивании болтов. Но я то и дело осматривала улицу. Что если он увидит меня и узнает машину и форму? Как я ему объясню? Да захочет ли он слушать мои объяснения? И вообще, заметит ли он меня, или я так и останусь «просто какой-то девчонкой»? Точнее, «никем»?

— Экскурсия с классом в федеральный округ Колумбия, — шепнула мне на ухо Лиза, заметив, как я напряжена. — Он вернется не раньше девяти.

Я облегченно вздохнула.

— Вопросы есть? — спросила мадам Дабни, вынимая домкрат из-под машины. Бекс в это время понесла испорченное колесо в багажник. Мы с Лизой покачали головами.

— Вот и славно. — Мадам Дабни хлопнула в ладоши, явно довольная своей искусной работой.

Да уж, подумала я. Бекс подняла вверх большой палец. И правда, славно.

Отчет о наблюдении

Оперативники: Камерон Морган, Ребекка Бакстер и Элизабет Сьюттон (далее «Оперативники»)

Протокол осмотра мусора из дома Джоша Абрамса

Количество картонных рулончиков из-под туалетной бумаги: 2.

Предпочитаемый суп в банках: томатный (сразу следом за ним грибной суп-пюре).

Количество пустых банок из-под мороженого «Бен Джерри»: 3 — два мятно-шоколадных с печеньем и одно ванильное.

Количество каталогов керамики: 14 (ни один из пунктов не отмечен, хотя в распродаже были декоративные виндзорские подушки — очень даже выгодное предложение).

— Так куда мы кладем бумажные полотенца? — переспросила Бекс, оглядев разложенный кучками мусор. — К бытовым предметам или к еде?

— По ситуации, — ответила Лиза и наклонилась к ней. — Смотря что на них.

Бекс понюхала использованный клочок бумаги и изрекла:

— Соус для спагетти… кажется. Или кровь?

— Ну да, они либо фанаты спагетти, либо семейка кровавых маньяков, — съязвила я.

Бекс бросила полотенца в одну из кучек, которые вырастали вокруг нас, по мере того как основная куча в середине потихоньку таяла. Все окна в комнате были открыты, и холодный ветер немного рассеивал вонищу, пока мы копались в куче отбросов, разглядывая все, начиная от салфеток и кончая консервными банками.

Если вас волнует, что кто-то слишком хорош для вас, рекомендую покопаться в его мусоре. Правда. После этого уже никто не кажется вам недостижимым идеалом. К тому же, если мистер Соломон прав, то здесь должны быть все ответы, которых мне так отчаянно не хватало.

Почему он предложил пойти со мной (якобы) за кофтой для мамы, а потом сказал своему другу, что я никто? Есть ли у него девушка? А может, он заговорил тот разговор со мной на улице, чтобы выиграть в одном из дурацких пари, которые показывают в фильмах про подростков? Я весь год живу в особняке с одними девчонками, а лето провожу на ранчо в Небраске, но и там и там есть возможность смотреть кино, где к невзрачным девчонкам (вроде меня) подходят красавцы-парни (вроде Джоша).

Правда, те парни не такие, как Джош, — в таком мнении я утверждалась, все более зарываясь в его мусор. Парни из фильмов не стали бы помогать младшей сестре-четверокласснице с одой в честь Амелии Эрхарт (Академия Галлахер, выпуск 1915 года) и не стали бы писать такие записки:

Мам, Дилан сказал, его мама подвезет меня после экскурсии, так что не жди моего звонка. Люблю, Джош.

Он говорит маме, что любит ее. Как вам такое? Я к тому, что в фильмах парни — с толстыми ремнями и невзрачными девушками (которые на самом деле никакие не невзрачные, а просто недоукомлектованы аксессуарами) — никогда не оставляют мамам такие добрые и нежные записки. И еще. Парни, которые оставляют добрые и нежные записки мамам, вырастают в мужчин, которые пишут добрые и нежные послания своим любимым. Я не удержалась и представила, как получу однажды подобную записку…

Дорогая, возможно, я задержусь на работе и опоздаю к твоему возвращению. Надеюсь, ты неплохо провела время в Северной Корее и обезвредила куну атомного оружия. Люблю, Джош.

Я уставилась на упаковку от отбеливающей жвачки и попыталась вспомнить, какие у него зубы — супербелые или просто белые. Просто белые, решила я, сунула упаковку в кучу и снова полезла в мусор, не зная, что, собственно, хочу найти.

Я вытащила маленький квадратный конверт, подписанный аккуратным почерком. Адресован он был семейству Абрамсов. Я в жизни не видела письма, адресованного семейству Морганов. Нас никогда не приглашали на званые вечера. Нет, помню, как пару раз мама с папой надевали вечерние наряды и оставляли меня с приходящей няней. Но даже тогда я знала, что в мамину брошь из горного хрусталя вмонтирована видеокамера, а в папиных запонках уложены веревки, которые выстреливают на пятьдесят метров и обеспечат спуск с крыши по стене здания, если понадобится. Неудивительно, что их мало куда приглашали. Издержки профессии.

Я уже начала было фантазировать, каково это — родиться совсем в другой семье, но услышала зловещее «ого».

Лиза протягивала клочок бумаги Бекс.

Она решила сначала показать Бекс! Что-то не так. Джошу осталось жить не больше полугода! Он принимает таблетки и готовится к операции по смене пола! Они всей семьей переезжают на Аляску! Но все оказалось еще хуже.

— Кам, — промолвила Бекс, словно готовя меня к худшему. — По-моему тебе стоит взглянуть.

— Может, это ничего не значит, — добавила Лиза, вымучив улыбку. Бекс передала мне свернутый листок розовой бумаги. Кто-то голубыми чернилами надписал «ДЖОШУ», причем витиеватым почерком. У нас в академии таким не удалось овладеть никому — ведь если каждый вечер нужно переделать кучу заданий по органической химии, криптографии и разговорному суахили, не остается времени подрисовывать к буквам сердечки.

— Читай, — велела я.

— Но… — Лиза запнулась. — Это наверняка…

— Лиза! — прикрикнула я.

Бекс прочитала:

— Дорогой Джош. Было приятно повидаться на карнавале. Мне тоже было очень весело. Надо будет как-нибудь повторить. С любовью, ДиДи.

Бекс очень старалась, чтобы письмо прозвучало пустяковым — добавляла ненужные паузы, глотала окончания. Но и так было ясно, что эта ДиДи знает свое дело. В конце концов я-то не писала записки на розовой бумаге витиеватым почерком. У меня вообще нет розовой бумаги. Съедобная — пожалуйста, но вот красивой розовой почтовой бумаги — извините! Так что вот оно, доказательство. Черным по белому, точнее голубым по розовому. Я влезла на чужую территорию. Я действительно никто.

Очевидно, Лиза верно истолковала выражение моего лица, она вскочила и затараторила:

— Это еще ничего не значит, Ками. Ведь оно в мусоре! А это о многом говорит, правда? — Она обернулась к Бекс за поддержкой.

Вот она неприятная правда — несмотря на элитное образование, гениальность и высочайший IQ, мы совершенно не знали парней. Уж эта ДиДи со своей розовой бумагой и способностью выводить большие пышные «Д» наверняка знает, как завлечь такого парня, как Джош — пусть даже он выбрасывает ее записки в мусорное ведро. А мы — нет. Парень моей мечты так близок — нас разделяют всего пара миль, восемьдесят камер слежения и каменный забор с сигнализацией, — но мы никогда не найдем общий язык. Ирония судьбы — мужской — это единственный язык, которому нас не обучают в академии.

— Да ладно, Лиза, все в порядке, — успокоила я ее. — Мы с самого начала понимали…

— Погоди-ка! — Бекс ухватила меня за руку. — Повтори еще разок, что ты ему сказала. — Я непонимающе уставилась на нее. — Ну, в тот вечер, когда наплела, что ты на домашнем обучении.

— Он сам спросил, на домашнем ли я обучении, и я сказала да.

— И по какой причине?

— По… — я замолчала, увидев стопку бумаг, которую Бекс выложила передо мной. — По религиозной.

В стопке лежала программка розевильской баптистской ассамблеи Свободной воли, буклет Объединенной методистской церкви Розевиля и куча других. Или Джош коллекционировал церковные буклеты в безумном стремлении очистить душу, или таскался на эти мероприятия совсем по другим причинам.

— Он разыскивает тебя, Ками! — Бекс сияла, словно сделала первый шаг к взлому суперсложного кода.

Мы погрузились в молчание. Сердце гулко колотилось у меня в груди. Бекс и Лизой смотрели на меня, а я не могла оторвать взгляд от нашей находки — от надежды, рассыпанной на полу.

Никто из нас не заметил, как открылась дверь. Именно поэтому мы подскочили, как ужаленные, услышав голос Макей:

— Ну и как его зовут?

Глава 12

Не понимаю, о чем это ты, — ответила я, но слишком поспешно и поэтому неубедительно. Во вранье есть один секрет: надо хоть отчасти говорить правду — пусть даже маленькую кроху, которая ютится в самом дальнем, самом темном уголке души. И стараться быть убедительной.

Похоже, у меня не получилось.

— Ой, да ладно, — фыркнула Макей. — Это продолжается уже сколько? Две недели?

Я опешила. Макей же склонила голову набок и спросила:

— Ты уже была на второй базе[13]?

В библиотеке Академии Галлахер целые тома посвящены женской независимости и тому, что мужчины не должны отвлекать нас от наших миссий. Наверное, я плохо их штудировала, потому что пролепетала:

— Думаешь, я могла бы добраться до второй базы?

Противно признаваться, но, пожалуй, это был один из лучших комплиментов, которые я получала за всю жизнь.

Макей пожала плечами.

— Забудь, что я спросила. — Она прошествовала к куче мусора и поморщилась: — Фу, какая мерзость! Должно быть, тебя крепко зацепило.

Бекс всегда сохраняет хладнокровие.

— У нас домашнее задание по секропам, Макей, — пояснила она.

Даже я почти поверила, что в нашем занятии не было ничего предосудительного.

Макей рассматривала кучи мусора, словно ничего более интересного не видела многие месяцы. А это точно не так, я знаю. Ведь именно ее класс был в физической лаборатории, когда на мистера Фибза напали пчелы, которых, по его утверждению, он генетически модифицировал, чтобы они подчинялись командам по свистку. (Как оказалось, они слушаются только голоса Джеймса Эрла Джонса.)

— Его зовут Джош, — выдавила я наконец.

— Ками! — взорвалась Лиза, разозлившись, что я выдала секретную информацию нашему врагу.

Но Макей только повторила:

— Джош, — словно пробуя имя на вкус.

— Да, я встретила его, когда мы были на задании в городе, и… э…

— Теперь тебе хочется говорить только о нем… знать, чем он занят… Ты готова убить ради того, чтобы узнать, думает ли он о тебе… — Макей, словно доктор, перечислила симптомы.

— Да! — вскричала я. — Все именно так!

Она пожала плечами:

— Это плохо, детка.

Макей всего на три месяца старше меня и я вполне могла разозлиться на ее «детку», но чутье подсказывало, что не стоит этого делать: Макей МакГенри обладает знаниями, которые мне жизненно необходимы.

— Он сказал, что у меня везучая кошка, — сказала я. — Что это значит?

— У тебя нет кошки.

— Это детали, — отмахнулась я. — Так что это может значить?

— Похоже, он хочет сохранить хорошую мину… Возможно, ты нравишься ему, но он хочет иметь пространство для маневра на случай, если не понравится тебе или решит, что ты ему не подходишь.

— А потом я видела его на улице и слышала, как он сказал своему другу, что я так, «никто». Но до этого был очень мил и…

— О, да ты времени не теряла!

— Судя по тому, что он сказал другу…

— Погоди, — перебила Макей. — Он сказал это другу? Парню?

— Да.

— И ты поверила? — удивилась она. — Полная чушь! Это могло быть чистой воды позерство, могла быть метка территории или он просто смутился, что втюрился в новую чудную цыпу. Полагаю, он считает тебя чудной?

— Он думает, что я обучаюсь дома по религиозным соображениям.

— Хм, — она кивнула, будто этого ответа ей достаточно. — Что ж, думаю, у тебя есть шанс.

О БОЖЕ. Надо мной словно раздвинулись серые тучи, а Макей МакГенри была солнцем, которое принесло мудрость и истину в мир вечной тьмы. На всякий случай, если вы не поняли моих мотивов: Макей МакГенри прекрасно разбирается в парнях!! Конечно, для меня это не было большой неожиданностью, но я все равно не могла ничего с собой поделать; я ползала в ногах, я молилась у алтаря туши для ресниц, поддерживающих лифов и вечеринок без родителей.

Даже Лиза не удержалась и выдохнула:

— Потрясающе.

— Ты должна мне помочь! — взмолилась я.

— О, нет, извини. Это не по моей части.

Ну, конечно, не по ее. Ясно как день, что Макей Мак-Генри из тех, за кем охотятся и кому не надо добиваться кого-то. Ей не понять других, не таких удачливых. Потом я вспомнила, сколько часов она провела, запертая в одиночестве своих наушников. Может, я все-таки не права?

Ладно, передо мной человек, способный взломать код Y-хромосомы, и я не собираюсь так легко сдаваться.

— Не отказывайся! — настаивала я.

— Ага, скажи это кому-нибудь другому, не священному животному седьмого, черт побери, класса! — Она уселась на кровать, скрестив ноги. — Есть только один способ заставить меня возиться с твоими проблемами. Я собираюсь выбраться из класса новичков. И вы мне поможете.

Мне это очень не понравилось, но я все же спросила:

— Что я с этого буду иметь?

— Для начала, я не стану говорить нашей подруге Джессике Боден о ранней утренней прогулке в лабораторию с бутылкой из-под «Доктора Пеппера» или о ночной вылазке с территории, после чего кое-кто вернулся с листьями в волосах. — Она зыркнула на Лизу. — Или о неком инциденте во время урока вождения.

Теперь я не сомневалась, что Макей — достойная студентка Академии Галлахер. Я посмотрела на Лизу и Веке, они были со мной согласны.

— Ты же знаешь, что мать Джессики состоит в совете попечителей? — усмехнулась Макей. — Она мне об этом раз сто пятьдесят напомнила, так что…

— Ладно, — оборвала я ее. — Что еще я буду иметь?

— Родственную душу.

— Дамы, в нашем деле все решают альянсы, — говорил Джо Соломон, стоя у доски на следующее утро. — Вам могут не нравиться эти люди. Они могут олицетворять все, что вы ненавидите. Важно только одно, дамы, — достаточно иметь хоть одну общую черту, чтобы образовать связь. — Он прошелся обратно к своему столу. — И обзавестись союзником.

Вот именно это у нас и получилось с Макей — альянс. Мы не были ни друзьями, ни врагами. Это не значит, что я тут же застолбила выходные на четвертое июля, намереваясь поехать в ее поместье в Хамптоне, но играть я собиралась с ней по-честному.

Во время обеда Макей подрулила к нашему столику. Я собралась с силами встретить неизбежное. Если коммунисты и капиталисты объединились в борьбе против нацистов… твердила я себе. Если Спайк мог сражаться бок о бок с Баффи, чтобы избавить мир от демонов… Если лимон с лаймом могут давать такой чудесный освежающий напиток, как спрайт, то уж конечно, я смогу работать вместе с Макей ради истинной любви!

Она сидела рядом со мной и ела пирог. Неужели?! Макей ест пирог?! Потом она заговорила, но я не услышала. За соседним столиком шумно спорили на корейском, сможет ли Джейсон Борн уделать Джеймса Бонда. И кто будет Бонд — Шон Коннери или Пирс Броснан?

— Ты что-то сказала, Макей? — спросила я, но она обожгла меня взглядом, которым вполне можно убить. Макей полезла в сумку, оторвала кусочек растворимой бумаги и накарябала:

Мы можем позаниматься сегодня? (Только скажи кому-нибудь, и я придушу тебя во сне!)

— В семь? — предложила я. Она кивнула. Ну вот, у нас уже первая встреча.

Пирог показался мне очень аппетитным, и я сходила за порцией для себя. Вернувшись, я заглянула в журнал «Вог», который читала Макей. Правда, о моде ничего не узнала, поскольку внутри была вложена шпаргалка по органической химии, и она закрывала всю шелковую феерию этого месяца.

Мы сидели на полу в нашей комнате, обложившись домашними заданиями Макей. Не очень понятно, как вообще будет действовать наш союз. К счастью, Лиза об этом уже подумала.

— Для начала можешь объяснить нам, что это значит? — Она сунула Макей под нос записку от ДиДи.

— Фу! — Макей скривилась и оттолкнула бумажку.

Но там где Лизе не хватало сил, она брала упорством. Поэтому она снова сунула бумажку Макей, не обращая внимания на протесты типа «Я думала, вы избавились от мусора!».

— От этого — нет. Это же улика, — сказала Лиза, считая, что объясняет очевидные вещи.

— А! Великолепно.

Бекс изображала, что не обращает на нас внимания, но я-то знала — все ее сенсоры наготове. Она не отрывала глаз от учебника, но видела все. (Бекс в этом смысле суперищейка.)

— Что это означает? — повторила Лиза, придвигаясь к Макей МакГенри, нашей новой преподавательнице по мужскому полу.

Макей посмотрела на свои тетради и, видимо, решила, что выучила на сегодня достаточно. Она поднялась и прошлась до своей кровати, еще разок глянула на скомканную бумажку и бросила ее на пол.

— Это значит, что он востребован. — Она кивнула мне. — Хороший выбор.

— Но отвечает ли он взаимностью этой ДиДи? — допытывалась Лиза.

Макей пожала плечами и растянулась на кровати.

— Трудно сказать.

И тут Лиза вытащила тетрадь, которую, как я заметила, таскала с собой целую неделю. Я думала, это для какого-нибудь факультативного исследования, но мне и в голову не приходило, что для нашего расследования. Лиза раскрыла тетрадь, и стала перебирать сотни записок. Я мельком глянула на их заголовки.

— Вот, например… — она показала на выделенный маркером текст на одной из них. — В письме он употребляет слово «брат» по отношению к своему другу Дилану. В частности, «остынь, брат. Все будет хорошо». У него нет брата. Что заставляет юношей обращаться так друг к другу? Ведь я не называю Ками или Бекс сестрами. Так почему? — Лиза спрашивала так, словно ее жизнь зависит от того, сможет ли она понять этот феномен. — ПОЧЕМУ?

Макей взглянула на Лизу, как на идиотку. Из всех безумств в нашем деле это, пожалуй, было самое безумное.

Макей склонила голову набок:

— И ты считаешься здесь гением?

Бекс слезла с кровати и решительно направилась к Макей. Дело принимало плохой оборот — очень плохой. Но беднягу Лизу вовсе не задели слова Макей, она только отмахнулась:

— Ну так что? — раздраженно настаивала она.

Бекс остановилась, я выдохнула. В конце концов Лиза просто мотнула головой, вытряхивая из нее все вопросы, оставшиеся без ответов. Я тысячи раз видела, как она это делала. И вот тут я поняла, что мальчишки для нее всего лишь новый предмет, новый код, который надо взломать. Лиза уселась на пол и заявила:

— Мне нужно начертить диаграмму.

— Послушай, — Макей, казалось, сдалась. — Если он сентиментальный тип, это может означать, что она ему не нравится. Если нет — то она, может, нравится ему, а может и нет. — Она наклонилась к нам, словно хотела заставить нас понять. — Можно анализировать и теоретизировать сколько угодно, но — давайте серьезно — что это даст? Вы здесь, он там. И я с этим ничего поделать не смогу.

— О, — Бекс впервые за вечер подала голос. — Это все равно не в твоей компетенции. — Я буквально видела, как в голове у нее крутятся шестеренки. Она шагнула вперед, словно агент, принимающий задание. — Это уже наша забота.

Глава 13

Шпионы умные. Шпионы сильные. Но главное шпионы терпеливые.

Мы выжидали две недели. ДВЕ НЕДЕЛИ! Вы знаете, как это долго, когда вам пятнадцать лет? Очень, ОЧЕНЬ долго. Я уже начала сочувствовать женщинам, которые говорят о своих биологических часах. Конечно, я понимаю, что моим еще тикать и тикать, но все равно думала о нашей операции под кодовым названием «Джош» каждую свободную минуту. У нас-то школа для гениев-шпионов, и свободные минутки выпадают не часто. А каково девушке, которая ходит в обычную школу?

Ведь ей, скорее всего, не приходится всю ночь в воскресенье помогать лучшей подруге взламывать коды, защищающие спутники-разведчики США. (Лиза даже поделилась со мной дополнительными зачетными баллами, полученными от мистера Московица, хотя денежный приз от УНБ оставила себе.)

Ожидание — классическое состояние в шпионской работе. Мы собирали информацию, расширяли досье, оттачивали мою легенду и выжидали удобного момента.

И все это две недели. ДВЕ НЕДЕЛИ! (На тот случай, если вы еще не поняли.)

А потом, как всегда бывает в хорошей секретной операции, нам выпала удача.

1 октября, вторник. Объект получил письмо по электронной почте от Дилана, ник «Д'Ман», в котором тот спрашивает Объект, не подвезти ли его домой после тренировки. Объект ответил, что пойдет домой пешком, потому что ему надо вернуть взятые напрокат видеокассеты в «ЭйДжи» (местная компания, расположенная на центральной площади города, специализируется на прокате видеофильмов и игр).

Я вчитывалась в распечатку, которую Бекс положил» передо мной за завтраком.

— Сегодня вечером, — прошептала она.

На уроке по секропам я едва успевала записывать. Джо Соломон — гений, конечно, почему я не понимала этого раньше?

— Учите свою легенду намертво, — вещал он, схватившись руками за спинку учительского кресла (я еще ни разу не видела, чтобы он сидел на нем). — Доля секунды, которую вы потратите, чтобы вспомнить какую-то мелочь из жизни вашего персонажа, — это то мгновение, когда плохие люди могут сделать вам что-нибудь очень неприятное.

Руки у меня дрожали. Карандашные пометки прыгали по всей странице — как в тот раз, когда я взяла карандаш, чтобы записать что-то во время урока у доктора Фибза, а это оказался не обычный карандаш, а опытная модель автоматического переводчика для азбуки Морзе. (Если честно, меня до сих пор терзают муки совести за то, что я подточила его.)

— И главное, запомните: работа под прикрытием не означает, что вы должны приближаться к объекту. — Мистер Соломон посмотрел на нас. — Работа под прикрытием — это создание такой ситуации, в которой объект сам подойдет к вам.

* * *

Не знаю, как это у обычных девчонок, но если ты шпион, то одевание для выхода в свет — целое искусство. (Слава богу, есть липуны, правда. Не удивительно, что их придумала одна из воспитанниц академии.)

— По-моему, надо поднять ей волосы, — предложила Лиза. — Так будет гламурнее.

— Ага, — фыркнула Макей, — ведь все розевильские девушки только и делают, что наводят гламур, собираясь прогуляться по городской площади.

Резонное замечание.

Мне было все равно. Даже странно, ведь речь шла о моих волосах. Но голова была забита другим, например, меня очень занимали вещицы, которые Бекс раскладывала на кровати. Правда, мне было плохо видно, поскольку Макей красила меня и то и дело командовала: «Смотри вверх». «Смотри вниз». «Стой спокойно».

А если не отдавала команды, то читала мне наставления типа: «Говори, но не слишком много. Смейся, но не слишком громко». Больше всего мне понравилось такое: «Если он ниже тебя ростом, сутулься».

Потом слово взяла Бекс.

— Давай обсудим, какое барахло взять в карман. — Такое не каждый день услышишь, если только вы не… не такие, как мы. — Тебе нет шестнадцати, значит, с документами проблем не будет. Но все же надо как-то поддерживать твою легенду. — Она осмотрела предметы, разложенные на кровати. — Возьми это. — Она бросила мне пачку жвачек — ту же марку, какую мы извлекли из мусора Джоша. — Продемонстрирует общность вкусов, ну и решит проблему свежего дыхания. — Она снова осмотрела разложенные на кровати предметы. — Так что мы решили: с сумкой или без?

— У нее определенно должна быть сумочка, — высказалась Макей, и Бекс согласилась. Ну и ну! Макей и Бекс нашли общий язык… относительно аксессуаров! Чудеса!

Бекс выбрала сумочку и открыла ее.

— Корешок от билета в кино — если он спросит, как тебе понравилось, скажи только, что понравилось, но ты не очень поняла концовку. — Она бросила в сумку клочок бумажки и перешла к следующему предмету. — Очки-бинокли. Сегодня они, конечно, не понадобятся, но на всякий случай возьми. — Их она тоже сунула в наш мешочек лжи, еще кинула чернильную ручку с надписью «Что сказал бы Иисус?» и с самодовольной ухмылкой защелкнула замочек.

Понятия не имею, где Бекс раздобыла все это барахло, и, если честно, знать не хочу. Неужели все девушки так собираются на свидание? Неужели каждая девушка на свидании — это секретный агент на задании?

— И не забудь…

Я подняла глаза и увидела маленький серебряный крестик на цепочке.

— Он сломан, — напомнила я Бекс. — Все время барахлит, с тех пор как в него попала вода. К тому же ты все равно ничего не услышишь из-за глушителей.

— Ками, — вздохнула Бекс. — Ками, Ками… это твоя легенда.

Она права. Я должна стать девушкой, которая обучается на дому и носит на шее крестик…

— Да ты издеваешься надо мной! — возмутилась я, когда в дверях появилась Лиза, держа кошку Оникс.

Ничего не поделаешь, придется возюкать беднягой Оникс по одежде, чтобы на ней осталась шерсть, как и полагается любительнице кошек.

Все эти годы я считала, что быть шпионом трудно и опасно. Как выяснилось, быть девушкой ничуть не легче.

Девчонки спустились со мной до самого отдаленного потайного прохода.

— Фонарик взяла? — спросила Лиза. Так бабушка Морган каждый раз по дороге в аэропорт спрашивает меня: «Ты билет не забыла?» Лизина забота показалась мне сейчас такой трогательной. Если бы они могли пойти со мной! Но такова уж шпионская работа: приходит время, когда ты должен идти один навстречу опасностям. Пока мы шли, Макей сказала:

— Я все равно не понимаю, как ты собираешься улизнуть и вернуться, не попавшись.

Однако я не разделяла ее волнений. Когда-нибудь мне и впрямь стоит написать книгу об этом особняке. Я могла бы сколотить состояние, продавая ее новичкам. В ней я бы поделилась секретом, как можно раскачать дверь чулана на лестничной клетке в западном крыле и по трубе скатиться до кладовки дворецкого на первом этаже. (Как вы будете добираться обратно — ваше личное дело.) Еще один неплохой тайный ход идет от деревянной панели на каменной лестнице в старой часовне. Если нажать на нее три раза, она откроется, и по чердаку можно пройти к любой комнате в северном крыле. (Я бы, правда, не стала рекомендовать его тому, кто боится пауков.)

— Увидишь, Макей, — сказала я, и мы свернули в длинный коридор, который вывел нас к старому бордовому гобелену на каменной стене. Я глянула на фамильное древо Галлахеров, потом на Макей. Она не смотрела на ветви поколений, не увидела своего собственного имени на конце одной из них, не задавала вопросов; она просто сказала:

— Хорошо выглядишь.

Я чуть в обморок не грохнулась от такой похвалы. Отогнув гобелен, я полезла внутрь хода. Бекс напутствовала:

— Срази их наповал!

Лиза добавила:

— Только не в буквальном смысле!

Глава 14

И как им удалось уговорить меня на это! Тайком выйти с территории академии несложно — нужно лишь помнить, где расположены и с какой частотой вращаются камеры, знать «слепые» для охранников участки и обойти датчики движения вдоль южной стены. Но я дала им напялить на себя ботинки, бесконечно усложнявшие весь этот процесс, и тут мне гордиться абсолютно нечем. Не спорю, черные ботинки Макей визуально удлиняли ноги и делали меня похожей на Шарли Энджелс, но когда я плюхнулась на скамейку в скверике на углу площади, ступни у меня горели, икры сводило, а нервы были на пределе.

К счастью, у меня было время прийти в себя. Очень. Много. Времени.

Хочу открыть один секрет насчет слежки: это скучно. Да, иногда мы что-то взрываем и прыгаем с крыши и/или поезда на полном ходу, но обычно мы околачиваемся без дела и ждем, когда что-нибудь случится (в кино это почему-то опускают). Будь я обычной девушкой, а не хорошо тренированным агентом, я бы чувствовала себя довольно глупо, сидя на этой скамейке и стараясь вести себя естественно.

17.35. Оперативник занял исходную позицию.

18.00. Оперативник пожалел, что не прихватил с собой что-нибудь поесть, поскольку не может отойти купить шоколадку, проблема и в том, что он не может отойти в туалет.

18.30. Оперативник пришел к выводу, что невозможно выглядеть красивой и/или соблазнительной, когда тебе РЕШИТЕЛЬНО необходимо пописать.

В тот вечер мое домашнее задание состояло из пятидесяти страниц «Искусства войны», которые нужно было перевести на арабский, и кредитной карточки — модификатора отпечатков пальцев, который нужно было доработать для доктора Фибза. Да еще мадам Дабни в конце урока намекала на предстоящий большой тест. И тем не менее я сидела на скамейке, потирая ноющие икры и размышляла о том, что стоило бы попросить дополнительные зачеты по секропам.

Семь сорок пять. Ладно, подожду ровно до восьми, а потом…

— Привет, — услышала я позади.

О, да. О, да. Я не могла обернуться. Черт, я должна обернуться!

— Ками?

Я могла бы ответить ему на четырнадцати языках (не считая вульгарной латыни). И все же я потеряла дар речи, когда он появился передо мной.

— Э-м-м… О… Э-э-э…

— Джош, — он ткнул себя в грудь, подумав, что я забыла.

Как вам это нравится? Я, конечно, не большой знаток парней, но я прослушала полный курс по чтению языка тела и могу ответственно заявить, предположение, что ваше имя забыли, стоит довольно высоко на «шкале скромности». (У меня, правда, нет такой шкалы, но зато теперь будет точка отсчета.)

— Привет.

Я сказала это по-английски, да? Это ведь не был арабский или французский? Господи, только бы он не подумал, что я студентка по обмену… или того хуже, девушка, которая знает три слова на иностранном языке и вставляет их к месту и не к месту, чтобы показать, какая она умная/культурная/и в целом лучше всех остальных.

— Смотрю, ты сидишь, — сказал он. Отлично, кажется, я все же говорила по-английски. — Тебя давно не было видно.

— Я была в Монголии, — выпалила я.

Заметка для себя: надо научиться врать не так экстремально.

— С Корпусом мира, — уже спокойнее добавила я. — Родители там работают. Поэтому они и затеяли домашнее обучение, — вспомнила я свою легенду.

— Здорово!

— Правда? — спросила я, гадая, серьезно он это или нет. Но он улыбался, поэтому я добавила: — А, ну да, конечно.

Он уселся рядом со мной.

— Так ты, значит, много где жила?

Я немного путешествовала, но жила, если быть точной, всего в трех местах: на ранчо в Небраске, в школе для гениев и в доме в федеральном округе Колумбия. К счастью, я опытный враль с хорошо продуманной легендой. Три года изучения СТРАМа не прошли даром, и я быстро нашлась, что ответить:

— В Таиланде очень красиво.

— Ух ты!

И тут я вспомнила совет Макей: «Не будь круче, чем он».

— Но это было давно, — добавила я. — Ничего особенного.

— Теперь ты живешь здесь?

Объект любит утверждать очевидное, что может свидетельствовать о неразвитости наблюдательности и/или краткосрочной памяти.

— Угу, — кивнула я. Повисло молчание — болезненное молчание. — А я маму тут жду, — попыталась я разрядить обстановку. — У нее занятия вечерние… в библиотеке. — Я махнула в сторону здания из красного кирпича через дорогу. — Мне нравится приезжать с ней, я ведь нечасто выбираюсь в город, учусь-то дома.

У Объекта голубые глаза, и они мерцают, когда он смотрит на человека, которого, возможно, считает немного не в себе.

После еще одной очень неловкой паузы он поднялся и сказал:

— Мне пора.

Хотелось попросить его не уходить, но даже я понимала, что это прозвучит совсем жалко. Он пошел, а я не знала, как его остановить (вернее, знала, но приемы, пришедшие на ум, законны только в военное время).

— А как твоя фамилия?

— Соломон, — брякнула я.

Ого! Когда-нибудь я потрачу немалую часть своего госжалованья на то, чтобы понять, почему выбрала именно это имя. Но слово вылетело, и его уже не вернуть.

— Как в книге?

В книге? В какой книге?

Джош рассмеялся.

— Можно тебе позвонить? — спросил он, заметив мое смущение.

Джош спрашивает, можно ли мне позвонить! Он просит мой номер телефона! Думаю, теперь можно спокойно отмести предположение, что он считает меня «никем». Однако есть проблема. Последний телефон, которым я пользовалась, служил заодно и электрошокером (поэтому мне, пожалуй, не стоит давать его номер).

Я ответила:

— Нет.

И тут случилось невероятное: Джош искренне расстроился! Он был такой грустный, будто я задавила его щенка (уверяю, это метафора, ни один щенок не пострадал от моей руки!).

Я была ошарашена, очарована и упивалась властью.

— Нет! — Я покачала головой. — Не то чтобы тебе нельзя позвонить, просто мне вообще нельзя позвонить. — Увидев, как он растерялся, я добавила: — У меня дома строгие порядки. — И это чистая правда.

Он кивнул, хотя ничего не понял, и спросил:

— А как насчет электронной почты?

Я покачала головой.

— Понятно.

— Я буду здесь завтра, — выпалила я. Он замер. —  У мамы снова будут занятия.

— Ладно, может, завтра увидимся.

— Что, черт возьми, это значит? — орала я на Макей, хотя она была ни при чем. Парень расклеивается, оттого что ты не даешь ему номер телефона, ты говоришь, что будешь завтра в конкретном месте в конкретное время — устраняя таким образом необходимость звонить, — а он отвечает, что «может» увидимся. Тут впору взвыть, вам не кажется?

— Может? — кричала я, пожалуй, немного перебарщивая, но ведь я всю дорогу переваривала его слова, а мои подруги слышали их впервые.

У Лизы на лице восторг и ужас — такое выражение у нее бывает, когда доктор Фибз объявляет, что на уроке понадобятся противогазы. Макей полировала ногти. Бекс занималась йогой.

Считается, что при глубоком дыхании и расслаблении человек успокаивается. Только не Бекс.

— Я могу его убить, — предложила она, и если бы Бекс не была закручена кренделем в этот момент, я бы начала волноваться. В конце концов, она же знает, где Джош живет.

— Ну… думаю, тебе стоит пойти, — робко предложила Лиза, — и если он там появится, это будет означать, что ты ему нравишься.

— Ошибаешься, — сказала Макей, листая учебник. — Если он придет, это будет означать, что ему любопытно или скучно, но, скорее всего, любопытно.

— Но когда же мы узнаем, нравится ли она ему? — взмолилась Лиза.

— Вопрос не в этом, — уверенно заявила Макей. — Вопрос в том, насколько сильно?

Сколько же нам еще нужно учиться?!

Глава 15

Шпионская подготовка — навык, который нельзя включить и выключить по желанию. Он уже в крови. Наверняка какой-нибудь ген отвечает за нее, как за тусклые волосы или слабость к ореховым конфетам. Хочу напомнить об этом, прежде чем рассказывать дальше.

Представьте, что вам пятнадцать лет, вы стоите на пустынной улице поздним вечером, готовясь к тайной встрече, и вдруг перестаете видеть, потому что кто-то закрывает руками глаза. Вот вы стоите и думаете, как хорошо, что прихватили с собой шоколадный батончик, а в следующий момент — БАМС… и темнота.

Именно это и случилось. Запаниковала ли я? Ничуть. Я сделала то, чему меня учили — схватила руки нападавшего, перенесла центр тяжести и применила силу инерции обидчика против него же.

Все произошло быстро. Очень быстро. Пугающе быстро, словно эти руки были смертельным оружием.

Я была горда собой, но лишь до той минуты, как взглянула вниз и увидела распростертого на земле Джоша.

— Боже! Прости, пожалуйста! — вскричала я. — Мне так жаль. С тобой все в порядке?

— Ками? — прохрипел он. Голос его был так слаб, что я тут же подумала: ну вот, убила единственного человека на свете, которого могла полюбить, и теперь мне предстоит выслушать его предсмертное признание. Я наклонилась к нему. Мои волосы попали ему в рот, и он поперхнулся.

М-м-м… да… на своем первом псевдосвидании я не только физически оскорбила возможного спутника жизни, но и вызвала у него тошноту — причем буквально.

Я убрала волосы за уши, присела рядом с ним и потрогала его грудь и живот, проверяя, нет ли повреждений. (Кстати, выглядело все очень естественно — можете взять на вооружение!)

— О-ох. Что?

— Можно попросить тебя об одолжении?

— Что угодно! — Я склонилась ниже, боясь пропустить хоть одно драгоценное слово.

— Не рассказывай моим друзьям об этом.

Джош улыбнулся, и я вздохнула с облегчением. Он думает, что я когда-нибудь встречусь с его друзьями! Что это может значить?

Объект продемонстрировал необычайную выносливость, поскольку быстро восстановился после падения на асфальт.

Еще Объект оказался очень тяжелым.

Я помогла Джошу подняться и отряхнуться.

— Ну и ну! Где ты научилась такому?

Я пожала плечами, соображая, что ответила бы девочка, обучающаяся на дому и имеющая кошку по имени Сьюзи.

— Мама считает, что девушка должна уметь постоять за себя. — Истинная правда.

Он потер затылок:

— Тогда мне очень жаль твоего отца.

Даже пуля не ударила бы меня больнее. Но Джош ничуть не смутился — не попытался взять свои слова обратно, как-то замять неловкость. Просто смотрел на меня и улыбался. Впервые за долгое время мне тоже захотелось улыбнуться при мысли о папе.

— Он говорит, что и сам силен, но мне кажется, мама и его могла бы уложить.

— Что мать, что дочь, да?

Он и понятия не имел, как дорог мне его комплимент. И что характерно — никогда не узнает об этом.

— Ты не хочешь… ну… — он обвел рукой площадь, — погулять немного?

— Конечно.

Мы пошли по улице. Как странно: оказывается, трудно гулять, когда хочешь быть незаметным. Мы молчали. Вдруг меня посетила мысль. Разговор. Разве мы не должны разговаривать? Что бы такое сказать? В голову приходило только: «Как тебе новые детонаторы, контролируемые со спутника, с двадцатикилометровым радиусом действия?» или «Ты читал «Искусство войны» в новом переводе? Лично мне больше нравится оригинал…» Мне даже захотелось, чтобы он набросился на меня, или вытащил нож, или заговорил по-японски. Но ничего такого он не сделал, и я не знала, как себя вести. Он шел. И я шла. Он улыбался, и я улыбалась. Он свернул на углу, не использовав технику Стрембески по обнаружению слежки. Явная небрежность! Я шла за ним, как будто он тянул меня на веревочке.

Мы еще раз свернули, и я вспомнила из своих уроков по вождению, что там дальше должна быть игровая площадка.

— Я как-то раз тут руку сломал. — Он показал на обезьянью решетку и покраснел. — Такая заварушка была — кругом тела, тела. Ты бы видела второго парня.

— Звучит устрашающе.

— Для Розевиля — точно. — Он засмеялся и пнул камешек. Тот проскакал по пустынной улице и попал прямо в решетку водостока. — Мама тогда так перепугалась. Кричала, носилась и все пыталась запихать меня в машину. — Он хохотнул и провел рукой по волосам. — Она у меня как наседка.

— О, да, знаю таких, — улыбнулась я.

— А твоя мама, наверное, клевая. Вот я даже представить не могу, что попаду когда-нибудь в те места, где ты побывала. Моя мама только и знает, что целыми днями готовит. Можно подумать, одного пирога мало! Нет, ей обязательно надо, чтобы было три с разной начинкой, и… — Он замолчал и посмотрел на меня. — Готов спорить, твоя мама такого не делает.

— Еще как делает! — заверила я. — Прямо повернута на домашних делах.

— Хочешь сказать, я не единственный ребенок, которого пичкают обедом из восьми блюд?

— Шутишь? Да мы все время так делаем! — Если пять баночек кока-колы и три пачки печенья могут сойти за восемь блюд.

— Правда? Я думал, работа в Корпусе мира…

— Да нет, ты что! Для них самое главное — время с семьей, — я вспомнила огромную стопку каталогов с домашней керамикой, — и украшение интерьера.

— Точно! Это мне знакомо. Знаешь, они за ночь вдруг могут решить, что мне в комнату срочно нужны новые шторы… Как будто со старыми комната получилась какая-то незаконченная, и теперь просто необходимо повесить полосатые.

Полосатые шторы? Куда я попала? Мне положены дополнительные баллы за изучение стран мира! Мы брели по улице с подстриженными газонами и великолепными клумбами. А ведь все это не больше чем в миле от Академии Галлахер. Меня повели на экскурсию только для своих, за заборчик из штакетника. Я входила туда, куда не ступала ни одна воспитанница академии (по крайне мере, я — точно) — в нормальную американскую семью.

— Красиво. Чудесный… вечер. — Так оно и было. Воздух прохладный, но не стылый, и лишь легкая дымка облаков затуманивала ночное звездное небо.

— Ну и как тебе? — спросил он. Интересно, что именно? — Монголия? Таиланд? Наверное, как…

— Другой мир, — ответила я. И это было правдой: я из другого мира, хотя он и расположен совсем рядом с его.

А потом Джош сделал потрясающую вещь. Мы остановились под фонарем, и он сказал:

— Погоди-ка, у тебя тут… — он протянул руку и нежно коснулся пальцем моей щеки, — …ресничка. — Он протянул ее мне. — Загадывай желание.

Но в тот момент мне ничего другого не хотелось.

Не знаю, сколько мы бродили по городу, потому что впервые за многие годы я потеряла счет времени.

— У тебя-то, наверное, нет сумасшедших учителей, — поддразнил он меня, закончив рассказ о своем психопате-тренере.

— О, ты удивишься.

— Расскажи что-нибудь о себе, — попросил Джош. — Я-то тебе уже все рассказал о своей сумасшедшей маме, гиперактивной сестренке, об отце.

— Что, например? — спросила я, внутренне сжавшись. Наверное, это даже было заметно.

— Да что угодно. Какой у тебя любимый цвет? Любимая группа? — Он спрыгнул с тротуара и, резко развернувшись, ткнул в мою сторону пальцем. — Что ты больше всего любишь есть, когда болеешь?

Как вам вопросик, а? Я всю жизнь отвечаю на вопросы — на трудные вопросы, — но этот поразил меня больше всего.

— Вафли, — ответила я и сама удивилась, что это правда.

— Я тоже! — воскликнул Джош. — Они намного лучше блинов. Мама говорит, что это чушь, ведь тесто одно и то же, но я ей внушаю, что все дело…

— В текстуре! — закончили мы в один голос.

О ГОСПОДИ! У него тоже идет война вафель с блинами!

Он улыбался. Я таяла.

— Когда у тебя день рождения? — словно дротик, метнул он в меня вопрос.

— Э-м-м… — Доля секунды, которую вы потратите, чтобы вспомнить какую-то мелочь из жизни вашего персонажа, это то мгновение, когда плохие люди могут сделать вам что-нибудь очень плохое. — Девятнадцатого ноября, — брякнула я без всякой веской причины, дата просто всплыла у меня в голове.

— Какое самое любимое мороженое?

— Мятно-шоколадное с печеньем, — ответила я, вспомнив, что именно такую банку мы нашли в его мусоре. Он просиял.

— Я тоже! — Ну надо же! — У тебя есть братья или сестры?

— Сестры, — ответила я, не задумываясь. — У меня есть сестры.

— Чем занимается твой отец? Ну, когда не занят спасением мира?

— Он инженер. Он замечательный. — Я ответила без заминки. Слова вылетели сами собой, и мне вовсе не хотелось брать их обратно. Из всего вранья за вечер это было единственное, что мне не пришлось бы вспоминать с трудом. Мой отец строг, но он любит меня. Он всегда заботится обо мне и маме. Когда я приду домой, он уже вернется.

И он действительно спасал мир — и не раз.

Я посмотрела на Джоша, который ничуть не сомневался в моих словах, и поняла: все, что я говорю здесь и сейчас — правда. Легенда начала жить.

— Но это у вас не семейный бизнес? — спросил Джош. Я покачала головой, досадуя, что опять вру.

— Это хорошо. Радуйся, что никто не пыхтит тебе в затылок и не требует, чтобы ты продолжал дело своих предков. — Он пнул камешек. — Как они там называют эту штуку — ну, в Библии — насчет того, что мы можем делать все, что нам хочется?

— Свобода воли, — подсказала я.

— Точно, — кивнул Джош. — Радуйся, что у тебя есть эта самая свобода воли.

— А разве у тебя ее нет?

Мы дошли до угла площади, на которую я раньше никогда особо внимания не обращала. Джош ткнул в вывеску над темными окнами: «АПТЕКА АБРАМС И СЫН, СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС С 1938 года».

И вот тут я поняла, зачем нам нужна полевая работа. Конечно, я и так знала, что его отец — городской аптекарь. Но компьютерные файлы и налоговые декларации не могли подсказать нам, как Джош относится к этому. Я растерялась, когда он признался:

— Я не очень-то люблю беговую дорожку. Просто она дает мне возможность не ходить сюда после школы.

По тому, как он это сказал, я поняла, что он никому еще в этом не признавался. Но ведь меня не знает никто из его друзей. От меня это точно не дойдет до его родителей. Я — просто никто.

— Вообще-то на меня тоже немного давят, чтобы я пошла по следам отца, — признала я.

— Правда?

Я кивнула. Большего я сказать не могла. Ведь неизвестно, куда бы это меня завело.

Часы на башне над библиотекой пробили десять. Для меня это было все равно что полночь для Золушки.

— Мне пора… — Я направилась в сторону библиотеки (и дальше, к высоким стенам, окружавшим мой настоящий дом). — Я больше не могу… Мне надо… Извини.

— Подожди. — Он схватил меня за руку (нежно). — Ты ведь скрываешь свое настоящее имя, правда? — Он ухмыльнулся. — Да ладно, признавайся! Ты — внебрачная дочь Чудо-женщины? Нет, правда, я к этому нормально отнесусь. Главное, чтобы твой отец не был Акваменом[14], потому что, сказать по правде, он не внушает мне доверия.

— Я серьезно, — выдавила я сквозь смех. — Мне надо идти.

— А кто убедится, что я добрался домой в целости и сохранности? Эти улицы темны и опасны. — На другой стороне улицы стайка пенсионерок как раз выходила из кино. — Видишь, мне опасно оставаться тут одному.

— Думаю, ты выживешь.

— Я увижу тебя завтра? — Дурашливого тона как ни бывало. Если бы он не держал меня за руку, я бы грохнулась в обморок, точно.

Да, кричало мое сердце, но разум напоминал о контрольной по биохимии, семи главах по странам мира и двухнедельном отчете о лабораторных работах для доктора Фибза.

Порой я просто ненавижу свой мозг.

Но самое главное, я буквально слышала голос мистера Соломона, и он внушал мне, что хороший шпион всегда меняет свои маршруты. Два вечера меня еще могли не хватиться в Академии Галлахер, но сбегать третий вечер подряд — это уже испытывать судьбу.

— Извини. — Я отстранилась. — Заранее не знаю, когда у мамы будут занятия, и когда смогу приехать. Мы живем за городом, и я пока не умею водить, поэтому… прости.

— Но я вообще еще увижу тебя? Чтобы брать уроки самообороны и все такое?

— Я… — Я запнулась, понимая, что дошла до края обрыва, и теперь должна решить, стоит ли с него бросаться.

Я учусь в лучшей школе страны, говорю на четырнадцати языках! И не могу поговорить с этим парнем? Какой тогда прок в высоком 10? Зачем учить нас тому, что мы и так знаем? На кой черт нам…

И тут я увидела кое-что:

— Ты любишь фильмы про шпионов? Джош внимательно посмотрел на меня.

— М-м-м… конечно.

— Так вот… — Я шагнула поближе к бельведеру, выстроенному в типично американском стиле. Как в «Звуках музыки», как в «Девчонках Гилмор». Но самое главное в розевильском бельведере было кое-что получше мигающих огней — расшатанный камешек в цоколе. (К вашему сведению, шпионы очень любят расшатанные камни.) — Я видела один фильм, очень старый… еще черно-белый… и там девушка очень хотела общаться с одним юношей, но они не могли, потому что это было очень опасно.

— Почему? Потому что он был шпионом?

Он? Порой мужской шовинизм меня поражает! Впрочем, склонность общества недооценивать женщин — один из главных козырей Академии Галлахер. Раздражение прошло, когда я вспомнила, как в две секунды скрутила Джоша и уложила на асфальт.

— Да, — ответила я. — Он был шпионом.

— Клево, — кивнул Джош.

— Ты можешь оставлять мне записки вот тут. — Я вынула камешек, под ним открылось небольшое углубление в известке. — Переворачивай камень, и я буду знать, что здесь записка. — Я вставила камень на место другой стороной — на идеально белой поверхности появилось темное пятнышко. — А когда я оставлю записку, я поверну его, как было. Видишь? — Я была очень горда собой. — Мы все время так делали… в Монголии.

Она что, не знает, что существует электронная почта? — представила я, как недоумевает Джош. Аська? Мобильный телефон? Да даже консервные банки на веревке покажутся высокими технологиями по сравнению с тем, что предлагала я. Наверное, он решит, что я сумасшедшая или участвовала в диком эксперименте, где людей замораживали на десятилетия. Хотя я-то знаю, что наука до такого еще не дошла.

Он и правда посмотрел на меня, как на сумасшедшую, поэтому я сказала:

— Ты прав. Это глупо. Ну, мне пора. Было…

— Ками, — остановил он меня. — Ты ведь не обычная девушка, я прав?

Что ж, возможно, Джош тоже очень умен.

Глава 16

Отчет о коммуникации

18 октября во время урока вождения Оперативники заметили знак на «почтовом ящике» (камешек был перевернут) в условленном месте, поэтому агент Морган симулировала желудочное расстройство, и пока все были заняты просмотром очередной серии «Девчонок Гилмор», забрала записку следующего содержания:

Ладно, если твой отец не Аквамен, то, может, он Человек-молния?

Перевод: Пожалуйста, считай меня забавным, поскольку у меня сейчас очень низкая самооценка, и юмор, возможно, единственное, что мне остается. (Перевод выполнен Макей МакГенри.)

После короткого ответа от Оперативников Объект снова написал через неделю:

Сегодня мой учитель по труду оставил меня после уроков за то, что я не слишком тщательно отшлифовал скворечник. Потом отец заявил, что я должен помогать ему в аптеке хотя бы два вечера в неделю. А вернувшись домой, я обнаружил, что мама приготовила 18 видов бананового хлеба, и я должен был попробовать их все.

Это была пытка.

А как прошел твой день?

Перевод: мне очень комфортно делиться с тобой переживаниями, поскольку ты далека от моей повседневной жизни. Так классно писать тебе эти записки и тайно встречаться. Отношения с тобой ни на что не похожи, в них столько новизны, и мне это нравится. (Перевод выполнен Макей МакГенри с участием Элизабет Сьюттон.)

Оперативники сочли это послание добрым знаком и ожидали от Объекта продолжения общения. Оперативникам казалось, что скоро Объект будет готов к телефонному разговору. Объект делал большие успехи.

Потом они получили вот это:

Это безумие. Ты ведь и сама это понимаешь, правда?

Перевод: Хотя мне пока и нравится необычность наших отношений, ясно, что в долгосрочной перспективе это весьма непрактично. Однако мне интересно посмотреть, куда это нас приведет. (Перевод выполнен Макей МакГенри.)

Из данного послания Оперативники поняли, что нужно продвигаться медленно, чтобы сделать Объект послушным и легко управляемым. Они сошлись во мнении, что необходимо как можно дольше оттягивать момент свиданий, ласк и вообще всяческих формальных событий.

Прошла еще неделя, прежде чем Оперативники получили самое важное сообщение на сегодняшний день:

Можно ли надеяться, что ты сходишь со мной в кино в эту пятницу? Я знаю, что ты, возможно, не сможешь, но я все равно буду ждать тебя (на нашем месте) в семь.

Перевод: ЕСТЬ!!! (Перевод выполнен Камерон Морган и проверен Макей МакГенри.)

У нас есть наше место! И у нас свидание — в кино!

Моя эйфория длилась с той минуты, как я забрала записку и до конца уже привычного разбора операции в нашей комнате. Но на следующее утро я рассуждала уже не как девушка, а как спецагент.

Что, если кино — любимый вид отдыха парней из службы безопасности Академии Галлахер? Что, если фильм будет пошлый, и меня стошнит?

Конфеты «MILK DUDs»! Вдруг карамель застрянет в зубах, и я буду ковырять в коренном зубе, чтобы вытащить ее? Сделать это красиво не удастся — даже не надейтесь! И что мне остается делать? Есть попкорн? Но то же самое может произойти с зернышками!

Мне предстоял тест по органической химии и экзамен по разговорному суахили, но все это — детские забавы по сравнению с той дилеммой, которая встала передо мной. Она разрешилась, только когда за обедом к нам присоединилась Макей, которая заявила:

— Джуниор минт!

Конечно! Молочный шоколад с мятной начинкой и без каких бы то ни было неприятных побочных эффектов. Беру назад все слова, что я говорила о ней. МАКЕЙ МАКГЕНРИ-ГЕНИЙ!

Лиза разглядывала записку, сравнивая ее с предыдущими, уже изученными вдоль и поперек под микроскопом, и проверяла, не скажет ли нам что-нибудь химический состав бумаги и чернил. (Сказал: он закупает их в магазинах «Вол-Март».)

— Обратите внимание, какой завиток он сделал у «К» в слове «кино». — Лиза протянула нам записку. — Помнится, я где-то читала, что это говорит о том, что он склонен…

Но к чему именно он склонен, мы так и не узнали, потому что за столами второго курса воцарилась необычайная тишина, а это могло означать только одно.

— Приветствую, дамы, — сказал Джо Соломон, но прежде я успела затолкать в рот записку. В другой ситуации это был бы блистательный шпионский маневр, вот только Джош, к сожалению, не пользуется растворимой бумагой.

— Как лазанья? — спросил Джо Соломон, и я начала было отвечать, но вовремя вспомнила, что рот у меня… м-м… занят совсем другим. — В пятницу вечером состоится ярмарка вакансий Академии Галлахер. — Мы с подругами переглянулись — одна и та же мысль посетила нас разом: в эту пятницу! — Вот список агентств и фирм, которые будут представлены. — Он бросил на стол пачку рекламных буклетов и флаеров. — Отличный шанс взглянуть, что ждет вас за этими стенами — особенно для тех, кто не перейдет ко мне на второй подуровень.

Что ж, надо признать, от этих слов я даже проглотила часть записки. Когда мистер Соломон ушел, я выплюнула то, что от нее осталось (к счастью, сам текст почти не пострадал). Я смотрела то на записку, то на сверкающие буклеты, сулящие мне выбор пути на всю оставшуюся жизнь. Есть уже не хотелось.

Ярмарка вакансий в школе шпионов, наверное, похожа на любую другую ярмарку вакансий в обычной школе… разве что у нас, пожалуй, больше гостей прибывало на черных вертолетах. (Ребята из Бюро контроля алкоголя, табачных изделий и огнестрельного оружия любят театральные эффекты.)

Холлы ломились от расставленных столиков и развешанных плакатов. («ПРОЙДИ ПО ЖИЗНИ С УНБ» — кому это интересно?) В каждом классе на задней парте угнездился разведчик и изумленно взирал на наши обычные занятия. Даже амбар, в котором у нас проходили занятия по НАСА, был напичкан шпионами. Они наблюдали, как мы демонстрируем свои смертоносные удары на добровольцах.

— Оставьте мои мозги! — вскричала Лиза.

Я так и не поняла, относилось ли это к тому удару с разворота, который просвистел в паре сантиметров от ее носа, или к тому, что Бекс отказывалась переносить мое свидание. В любом случае, я считала, что не стоит обсуждать это в помещении, где полно настоящих и будущих правительственных агентов.

Свет лился сквозь стеклянную крышу. Амбарные ласточки расселись на перекладинах под потолком, а в десяти метрах от нас Тина Уолтерс демонстрировала агенту ФБР, как мы научились убивать пучком сырых спагетти.

— Девчонки! — взорвалась я.

И тут раздался свисток — пора меняться позициями. Бекс встала позади меня. Обхватив меня руками за шею, она шепнула мне на ухо:

— В коридорах не протолкнуться. Туча народу. Никто не хватится тебя!

Я бросила ее через спину и сердито уставилась на нее, распростертую на мате.

— Считаю, тебе надо отменить встречу, — выкрикнула Лиза, нападая на меня. Я скользнула в сторону. Аккуратный бросок — и Лиза рядом с Бекс. Лиза приподнялась на локтях и прошептала: — Сегодня у воспитанниц Академии Галлахер уникальная возможность определить, кем они станут завтра. — Так, во всяком случае, написано в буклете.

Ситуация вроде бы была под контролем, но Бекс неожиданно вскинула ногу и одним ударом уложила меня поверх кучи.

— Ага, можно подумать, Ками без них не знает, чем будет заниматься в будущем.

Ответить я не успела, так как к нам подходил какой-то мужчина. Он не был ни низок, ни высок, ни красив, ни уродлив. Такого раз двадцать встретишь, но так и не запомнишь. Уличный художник. Совсем как я.

— Молодцы, — сказал он. Неизвестно, сколько времени он провел на балконе, наблюдая за нами. — Вы, девушки, со второго курса, верно?

— Да, сэр, — нагловато ответила Бекс, шагнув к нему.

— И вы изучаете секретные операции? — спросил он, покосившись на Лизу, которая никак не могла выпутать мои шнурки из своих волос.

— Только в этом семестре, — ответила Лиза, не скрывая радости по этому поводу.

— В следующем семестре мы можем выбрать специализацию, — прояснила Бекс. — Но большинство из нас тренируются для полевой работы.

Я была почти уверена, что она вот-вот начнет рассказывать, как ей однажды пришлось страховать отца, когда тот выслеживал торговца оружием на рынке в Каире, но мужчина не дал ей шанса.

— Что ж, не буду отрывать вас от тренировки. — Улыбнувшись, он сунул руки в карманы и собрался уходить. Я подумала, что меня не заметили, но тут он посмотрел на меня и кивнул. — Мисс Морган. — Если бы у него была шляпа, он бы ее, наверное, приподнял.

В другом конце зала мисс Ханкок дунула в свисток и крикнула:

— Девушки, в круг! Давайте покажем нашим гостям, как мы играем в «камень-ножницы-бумагу».

Бекс подмигнула мне и свернула в трубочку октябрьский «Вог», который позаимствовала у Макей.

Я посочувствовала тем, кому достались ножницы.

Операция «Разделяй и властвуй»

Операция, имевшая место в пятницу, 29 октября, являлась классической комбинацией на четверых. Три агента должны были рассредоточиться по территории академии и курсировать по своим секторам. На вопрос, где агент Морган, они должны были отвечать: «Не знаю» или «Она только что пошла туда» и указывать некое направление.

При более настойчивых расспросах о местонахождении агента Морган Оперативникам следовало восклицать: «Вы только что с ней разминулись!» и быстро уходить.

Я шла по коридорам за Бекс и Макей. Каменные стены и дубовый паркет гудели от шума — новички восхищенно таскались за сотрудниками ЦРУ а-ля Джо Соломон, а стайка первогодок охали и ахали над свежими данными спутника наблюдения. (Вот как оказывается выглядит спальня Брэда Пита…)

Бекс была абсолютно права. Мне доводилось видеть Академию Галлахер в состоянии организованного хаоса, но никогда еще атмосфера здесь не была так наэлектризована, как сегодня. Воздух был буквально чем-то пропитан. И не только газом из лаборатории, где кто-то из сотрудников Интерпола слишком близко подошел к секретному проекту доктора Фибза.

— Ну, давай, — шепнула мне Бекс, — срази их наповал.

Я глянула на Макей.

— Все будет хорошо, — сказала она, и мне стало немного легче. Но тут она добавила: — Только не будь идиоткой.

Я свернула в пустой коридор, оставив позади шум нашего будущего, и почувствовала приближение чего-то иного. Дойдя до гобелена, я сунула под него руку и только-только нащупала крест-ручку, как вдруг услышала свое имя и застыла на месте.

— А ты, должно быть, Камерон Морган.

Ко мне приближался темноволосый мужчина в черном костюме. Цепкий взгляд умных глаз не оставлял сомнений в его профессии.

— А куда это ты убегаешь? — спросил он.

— Меня послали за салфетками — они закончились на столах с закусками.

Не знаю, одобряете вы мои действия или нет, но, согласитесь, врать я стала гораздо лучше.

Он засмеялся.

— Ах, девочка, разве ты не знаешь, что человек с твоей родословной не должен бегать за салфетками?

Я непонимающе уставилась на него, не в силах выдавить улыбку.

Он протянул руку:

— Я Макс Эдвардс. Я знал твоего отца.

Ну, конечно. За сегодняшний день я встретила уже с десяток таких же, как Макс Эдвардс, людей с историями, людей с секретами — и все они желали отвести меня в сторонку и потолковать об отце. Даже если бы на том конце тоннеля меня не ждал Джош, мне бы все равно захотелось сбежать.

— Я сейчас в Интерполе, — продолжал Макс Эдвардс, разглядывая меня. — Я знаю, ты — наследие ЦРУ и все такое, но ведь и у нас может быть шанс, а?

— Нет, сэр.

— Уже изучаете секропы?

— Да, сэр, вводный курс.

— Хорошо. Хорошо. — Он потрепал меня по плечу. — Уверен, Джо Соломон многому может научить тебя, — он зачем-то выделил последнее слово. Наклонившись ко мне, он прошептал: — Я дам тебе совет, Ками. Не все из нас готовы к такой жизни. Не у каждого это в крови — стресс, риск, готовность принести себя в жертву. — Он вынул из кармана визитку — на белом фоне только номер телефона. — Звони в любое время. Для тебя у нас всегда найдется местечко.

Он снова потрепал меня по плечу и ушел. Его шаги гулким эхом разнеслись по пустому коридору. Я дождалась, пока он свернет за угол, досчитала до десяти и нырнула под гобелен. На полпути в тоннеле я остановилась и переоделась. Больше эту визитку я не видела.

Глава 17

В фильмах про шпионов любят показывать, как оперативник переодевается из униформы горничной в обтягивающее, сексуальное вечернее платье, пока лифт поднимается на три этажа. Не знаю, как это у телевизионных шпионов, а я вам скажу, что даже с одеждой на липунах искусство быстрого переодевания требует изрядной практики (не говоря уже о лучшем освещении, чем в тоннеле, который раньше был частью подземной железной дороги).

Наверное, поэтому я запаниковала, увидев странное выражение лица Джоша, когда он встретил меня у бельведера. У меня или блузка расстегнута, или юбка застряла в трусах, или еще что похуже.

— Ты выглядишь…

У меня помада на зубах, в волосах паутина. На мне туфли разного цвета, а группа поддержки аж в двух милях отсюда!

— …потрясающе.

Никогда в жизни я не чувствовала себя такой заметной. Я начисто забыла о Бекс и Макей с их великолепными фигурами, Лизе с ее роскошными светлыми волосами. Даже мамин облик потускнел, когда я увидела себя глазами Джоша. И мне совсем не хотелось быть невидимкой!

Так, теперь моя очередь сказать что-нибудь. На Джоше была кожаная куртка и тщательно отутюженные брюки цвета хаки. Я вспомнила морских десантников, которые, наверное, сейчас как раз выступают с показательной программой в нашем пруду, и сказала:

— А ты выглядишь очень… опрятным.

— Да уж, — он оттянул воротничок. — Мама кое о чем догадывается… еще немного, и тебе пришлось бы надеть букет на запястье.

Я вспомнила, как однажды папа принес такую штуковину на манжете для мамы. Само собой, манжета была оснащена сканером сетчатки глаза и переговорным устройством, но все равно идея была прекрасной. Я собралась сказать об этом, но Джош перебил:

— Прости, но мы опоздали в кино. Надо было мне заранее проверить, прежде чем приглашать тебя. Сеанс начался в шесть.

Миссия была назначена на 19.00, но Оперативник по вине Объекта упустил возможность. По мнению Оперативника, ее лучший камуфляж пропал даром.

— О! — Мне очень хотелось скрыть, что сердце мое разбито. Я позволила Лизе укладывать свои волосы! Пробежала две мили в темноте! Ждала этого дня всю неделю! Пришлось взять себя в руки и с полной невозмутимостью ответить:

— Ничего. Тогда я, пожалуй…

— Может, перехватим по гамбургеру? — выпалил Джош, прежде чем я успела закончить фразу.

Перехватим по гамбургеру? Я только что ела филе миньон с заместителем директора ЦРУ. Но, несмотря на это, ответила:

— С удовольствием!

На другой стороне площади призывно сияли несколько окон. Мы пошли на их свет. Джош распахнул дверь и жестом предложил мне пройти первой (мило, правда?). В кафе был черно-белый пол в шашечку и ярко-красные диванчики. На стенах развешаны старые пластинки и портреты Элвиса. На мой вкус, местечко слишком вычурное. Однако я с удовольствием уселась на диванчик — к сожалению, спиной к окну, поскольку Джош уже занял самое выгодное место. (Мистер Смит был бы весьма разочарован во мне.) Но зато через столик он не заметит, как дрожат у меня коленки.

Оперативник попытался применить технику дыхания Пурусей, эффективность которой доказана при необходимости обмануть полиграф. Достоверных свидетельств касательно того, помогает ли она обмануть внутренние детекторы лжи пятнадцатилетнего парня, не имеется.

К нам подошла официантка и приняла заказ, Джош удовлетворенно откинулся на стуле. Из Лизиных конспектов по языку тела я помнила, эта поза означает, что он чувствует себя вполне уверенно (или, как вариант, от меня разило тоннелем, и он хотел держать как можно большую дистанцию).

— Прости, что мы пропустили фильм, — сказал Джош.

— Да ладно, все в порядке, — ответила я. — Здесь тоже прикольно.

А потом случилось странное — мы оба замолчали. Как в одной из серий «Баффи, Истребительница вампиров», когда у всех в городе украли голоса. Я даже подумала, что именно так и случилось — вдруг в академии кто-нибудь из агентов ЦРУ ошивался в лаборатории доктора Фибза возле экспериментальных установок и что-нибудь потрогал? Я открыла рот, чтобы проверить свою теорию, но тут раздалось приглушенное «Джош!» и кто-то стукнул в окно. Я поняла, что немота поразила только меня и Джоша.

Звякнул колокольчик на входе. Несколько подростков направлялись прямиком к нам. Надо сказать, что для девушки, которая обучается в закрытой частной школе, это весьма устрашающее зрелище.

Никогда раньше я не была так глубоко за линией фронта! Я судорожно припоминала уроки НАСА и просчитывала, как отразить нападение сразу нескольких человек. В других обстоятельствах я бы рассчитывала на помощь Джоша — моего гида в этой чужой для меня стране — но он тоже запаниковал: взгляд растерянный, рука с ломтиком картошки фри застыла в воздухе.

В голове молниеносно щелкало: меня никто не знает, на мне нет формы, если дело дойдет до драки, я смогу за нас постоять. (Двое из парней очень смахивали на футболистов, но я однажды проводила исследование по философии рукопашного боя на тему «чем крупнее, тем больнее падать», и могу сказать, что в этом есть крупица истины.) Пока я в полной безопасности.

Мое прикрытие, может, и не полетело ко всем чертям, а вот об уверенности в себе этого не скажешь. Вдобавок ко всему, симпатичная блондиночка сказала:

— Привет, Джош, — а он ответил:

— Привет, ДиДи.

Оперативник понял, что вторжение осуществлялось, под руководством подозреваемой, известной по кличке ДиДи (хотя при ней не оказалось никакой розовой бумаги).

Основная часть банды прошла мимо, бросив на ходу небрежное «Привет, Джош», но ДиДи и еще один парень сели к нам за столик. Угадайте, кто уселся на диванчик рядом с Джошем? ДиДи! (И это не совпадение!) Позволю себе заметить, что, на наше счастье, в кафе было полно свидетелей, не то я точно убила бы ее бутылкой кетчупа.

— Привет! Я — ДиДи, — сказала она, схватив кусочек картошки с тарелки Джоша (фу, как грубо!) — Мы встречались?

Я — дочь двух секретных агентов. У меня IQ гения, и я могу убить тебя во сне так, что это будет похоже на несчастный случай, ты, глупая, безвкусная, двухбитная…

— Ками недавно в городе.

Вот почему хорошо иметь страхующего. Джош буквально спас меня, потому что я уже всерьез начала ощупывать бутылку кетчупа.

— А, — отозвалась она. Хотя макияж мне делала Макей МакГенри, я чувствовала себя так, будто вся покрыта прыщами. ДиДи взяла еще картошки и, не глядя на меня, добавила: — Понятно.

— Мы с ДиДи знаем друг друга всю жизнь, — пояснил Джош, и та покраснела.

Кто-то бросил монетки в музыкальный автомат, и зазвучала незнакомая мне песня. Пареньку, который уселся рядом со мной, пришлось перекрикивать музыку:

— Ага, она — свой парень. — Он протянул мне руку. — Привет, я Дилан.

ЭТО Дилан? Мои супершпионские инстинкты посрамлены! Я рассматривала маленького паренька, предположительно того самого «Д'Мана». (Заметка: не верь всему, что написано, когда взламываешь файлы Управления автомобильным транспортом; маленькие пацаны врут насчет своего роста, когда подают прошение о получении водительских прав.) Пара секунд ушли на то, чтобы опознать в нем того самого парня, которого Джош встретил на улице и которому сказал, что я никто.

Мне каким-то чудом удалось выдавить:

— Привет. Я Ками.

Дилан разглядывал меня и медленно качал головой.

— Так вот, значит, кто та загадочная девушка. — ДиДи тут же перестала жевать. — Так она и впрямь существует! — воскликнул Дилан. — Вы должны простить моего друга, — добавил он, приобняв меня за плечи. — Он не самый радушный хозяин, поэтому если я могу помочь вам почувствовать себя как дома, рассчитывайте на меня.

Рука Дилана все еще лежала у меня на плече, и я уже с благодарностью вспоминала уроки НАСА, как вдруг Джош поднялся, перегнулся через стол и пихнул Дилана в плечо.

— Ты чего? — возмутился Дилан. — Я всего лишь пытаюсь быть гостеприимным.

Если это гостеприимство, то мадам Дабни придется пересмотреть свою программу.

— Что ж, Ками, — ничуть не смутившись, продолжал Дилан, — теперь я понимаю, почему этот куркуль скрывал вас от всех.

Дилан потянулся за картошкой, но на этот раз Джош отодвинул тарелку и сказал:

— Спасибо, что присели с нами. Не смеем вас больше задерживать.

Джош попытался пнуть Дилана под столом, но промахнулся и попал по моей ноге. Я даже не поморщилась (бывало и больнее).

— Ты шутишь? — Дилан уперся локтями в стол и понизил голос, заставив нас прислушаться. — Мы собираемся попозже перелезть через стену и попугать богатеньких девиц своими голыми задницами. Пойдете с нами?

Через стену? НАШУ стену? Неужели все три года мне показывали голые задницы, а я даже не знала? Неужели и Джош выставлял свой зад и, возможно, был заснят службой безопасности? (Нужно найти эти фотографии!)

Должно быть, смущение явно проступило на моем лице, потому что Джош наклонился ко мне и шепнул:

— Академия Галлахер, — словно проверяя, знакомо ли мне это название. — Это очень снобистская частная школа. Там учатся богатенькие наследницы-правонарушительницы или что-то в этом роде.

Мне захотелось встать на защиту школы. Хотелось заявить, что нельзя судить о человеке, пока не пройдешь милю по темному тоннелю в жутко неудобных туфлях. Хотелось рассказать, скольким они обязаны воспитанницам академии, которые учились до меня. Но делать этого было нельзя. Порой разведчикам остается только кивать головой и ахать:

— Неужели?

— А что? — сказал Дилан. — Ты случайно не оттуда? — И засмеялся так громко, что все, кто был в кафе, обернулись к нам.

Я рассматривала Дилана и гадала, сколько времени потребуется, чтобы влезть в базу Внутренней налоговой службы — держу пари, к декабрю все имущество его семьи могло бы перейти к Дядюшке Сэму.

— Я на домашнем обучении, — пришлось ответить мне, мысленно повторяя: И у меня есть кошка Сьюзи, мой папа — инженер, и я люблю мятно-шоколадное мороженое с печеньем.

— Ах, да, я забыл, — сказал Дилан. — Знаешь, это немного странно.

Но не успела я и слова сказать в свою защиту, как в разговор встряла ДиДи:

— А по-моему, это здорово.

Ненавидеть ее после этого стало гораздо сложнее.

— Ну, так что скажешь? — Дилан повернулся к Джошу. В голосе его звучала мечтательность, и позвольте заметить, мечтательность — не то выражение лица, которое хорошо удается парням. — Пойдешь с нами или как?

Джош не ответил. Он вытолкал ДиДи с диванчика, вытащил кошелек, бросил пару купюр на стол и протянул мне руку.

— Нам ведь пора, правда? — спросил он.

Да! хотелось закричать мне. Я прочла на его лице, что мы думали об одном и том же. Я взяла его руку. Он словно помогал мне выбраться в другой мир, а не подняться с кожаного диванчика. Два гамбургера так и остались лежать нетронутыми на столе, но мне было все равно.

Дилан поднялся выпустить меня, но Джош не отпустил мою руку.

МЫ ДЕРЖАЛИСЬ ЗА РУКИ!

Он потянул меня к выходу, но наши воспитанницы так просто не забывают три года подготовки по культурной ассимиляции, поэтому я повернулась к Дилану и ДиДи и сказала:

— Пока. Приятно было познакомиться. Чистая ложь, но к ней прибегают даже нешпионы в культурном обществе, так что это не считается. Дилан прокричал нам вслед:

— Хо! Ты упускаешь такую возможность, брат! — Такое ощущение, что он просмотрел слишком много фильмов с Кианом Ривзом. — Мы собираемся покутить с богатыми цыпочками!

Да-да, Д'Ман, думала я, пока Джош открывал дверь. Почему бы тебе не пойти и не попробовать самому для начала?

Вообще-то я не большой фанат держания за руки. Это только в кино показывают, как главный герой и героиня убегают от плохих парней и всю дорогу при этом держатся за руки. Это же безумие. Невозможно быстро бегать, держась за руки. (Я проверяла во время эксперимента на уроке НАСА.)

Но мы-то с Джошем не бежали, о нет! Мы неторопливо шли, раскачивая руками.

Через некоторое время Джош оглянулся и сказал:

— Извини.

— За что? — удивилась я. Я не могла припомнить ни «единого момента, в котором он повел себя неправильно.

Он мотнул головой в сторону кафе. — За Дилана. На самом деле он не такой плохой. Эти разговоры мы ведем с самого детского сада. Он — любитель поговорить. Вот с делами гораздо хуже.

— Значит, нам не надо бежать предупреждать Академию Галлахер? — поддразнила я.

— Нет, — улыбнулся он. — Думаю, они в полной безопасности.

— Да, наверное, — согласилась я, подумав о нашей стене, о нашем мире. — А ДиДи? — спросила я, затаив дыхание. — Она мне показалась милой. — К сожалению, это правда.

— Да, но… — его рука напряглась, — …я не хочу говорить о ДиДи.

Сверкающие огни… Моя рука в его ладони… Может, я в тот день и нанюхалась розового слезоточивого газа доктора Фибза? Потому что когда мы остановились, у меня вдруг все закружилось перед глазами, как будто весь мир превратился в одну большую карусель, а мы с Джошем стояли в самой середине. Какие-то центробежные силы подталкивали нас все ближе друг другу, и не успела я опомниться, как то, о чем я мечтала всю жизнь, случилось. Но я не буду здесь писать об этом, ведь это прочтет моя мама! Плюс еще всякие шишки, возможно, будут читать мой отчет, и им вовсе не обязательно знать о моем первом в жизни поцелуе.

Ладно, признаю: Джош поцеловал меня. Некоторые из вас потребуют подробностей — например, насколько мягкие у него оказались губы и так далее… Но я не стану рассказывать обо всех подробностях. Нет. Это слишком личное.

Скажу только одно: в этом поцелуе было все, что должно быть — он был теплый и сладкий, и… он был началом… только началом.

Глава 18

Плюсы и минусы того, что девушка-гений — будущий шпион встречается с самым красивым-клевым-милым парнем в мире:

ПЛЮС: можно сказать ему о том, что чувствуешь, на четырнадцати языках.

МИНУС: он не понимает ни одного из них (кроме английского, но и на нем он разговаривает на каком-то особом мальчишеском диалекте).

ПЛЮС: когда у парня проблемы по химии, можно встретиться с ним в библиотеке и помочь ему.

МИНУС: нельзя помогать слишком рьяно, потому что будет довольно сложно объяснить, как это в десятом классе ты разбираешься в химии на уровне доктора наук.

ПЛЮС: выражение лица твоего парня, когда он приносит тебе целый набор кошачьих игрушек и спрашивает: «Как ты думаешь, Сьюзи они понравятся?»

МИНУС: ты знаешь, что нет никакой Сьюзи, и нельзя ему признаться в этом.

Три недели спустя я сидела в Большом зале, прислушиваясь к разговорам одноклассниц о планах на субботний вечер — они собирались наверстывать упущенное в сериалах (или в домашних заданиях… но в основном в сериалах). Подошла Лиза и бросила на стол с десяток учебников — у меня даже вилка выпала из руки.

— Ты готова к этому? — голос у нее дрожал от ликования. — У нас есть немного Чанга, немного Мулвани, куча Стрендовского и чуток…

— Лиза, — перебила я, заранее боясь того, что сейчас будет. — Господи, Лиза, я думала, ты знаешь, что у меня планы…

— С Джошем, — закончила она за меня, подняла с пола учебник «Введение в молекулярную регенерацию» Майана и положила наверх стопки. — Этот проект надо сдавать в среду, Ками.

— Знаю.

— Это треть нашей четвертной оценки.

— Знаю. Я собираюсь заняться этим… — Вот только не знаю, когда. Я забыла об этом задании в тот же день, когда доктор Фибз дал нам его, то есть три недели назад — в понедельник после моего первого свидания с Джошем.

Большой зал понемногу пустел. Кто-то отправился за добавкой десерта, кто-то поднялся к себе в комнату, кто-то пошел на улицу. Я взглянула на часы и встала.

— Послушай, Джош что-то приготовил. Он все время только и говорит об этом… думаю, это действительно важно. Все будет хорошо. Я сяду за проект завтра.

То же самое я говорила вчера.

Но Лиза не стала напоминать об этом. Она только кивнула и попросила быть осторожной. Я выскользнула из Большого зала и направилась в библиотеку, где, если навалиться на полку Д-Е и одновременно вытащить томик «Современное использование древнего оружия» Даунинга, можно проникнуть в мой второй самый любимый потайной ход.

Конечно, если в библиотеке не окажется мистера Соломона.

— Привет, мисс Морган.

Мистер Соломон! Уверена, он не знает про потайной ход, ведь даже мне потребовалось два года, чтобы обнаружить его. И все же я похолодела от ужаса, увидев его возле шкафов.

— Что это вы здесь забыли в такой дивный вечер? — Он сунул руки в карманы. — Не свидание ли?

Не сомневаюсь, это всего лишь образчик мужского юмора. Непроизвольно я издала звук, отдаленно напоминающий хахахахаха. Да уж! Какая тут скрытность.

— О, я только… э-м-м…

— Привет, малыш, — услышала я позади. — Ты не меня случайно ищешь?

Библиотека, пожалуй, мое самое любимое место в особняке. Здесь есть огромный камин в центре, а по периметру в два яруса тянется балкон, где расставлены письменные столы и уютные кресла. Со второго яруса вся библиотека открывается как на ладони, и именно там я увидела маму.

Она начала спускаться, в руке у нее был томик стихов. Подойдя к нам, она обняла меня за плечи.

— А я как раз искала тебя.

— Правда?

Тут я вспомнила про Джо Соломона, стоявшего в двух шагах и наблюдавшего за этой трогательной сценой.

— Ладно. — Он шагнул к двери. — Пожалуй, оставлю вас наедине, девочки.

Думаю, мама смогла бы уложить Джо Соломона на лопатки. А когда он назвал ее «девочкой», я решила, что сейчас мне представится возможность проверить это на практике. Но мама ничего не сказала. Она не заломила ему руку за спину и не врезала по лицу ногой в черном ботинке на высоком каблуке (прием, который мне хочется когда-нибудь освоить в совершенстве — как только мне достанутся эти самые ботинки). Она лишь улыбнулась ему, словно говоря: Спасибо, дальше я сама разберусь.

Мне стало нехорошо. Мама утянула меня в холл и дальше, к часовне. За спиной я слышала звяканье вилок по тарелкам и разговоры (на персидском). Мама взяла меня под руку и сказала:

— Просто хотелось узнать, есть ли у тебя планы на сегодняшний вечер.

Я говорю на множестве языков, но, правда, не поняла, о чем она спросила. Странно. Не настолько, как если бы в нашем пруду обнаружилась нацистская подводная лодка, но все же.

— Я просто подумала, может, ты захочешь сходить в город, — добавила она, заметив мою озадаченность.

Вообще-то, я собиралась в город, вот только не с ней. Я даже губы накрасила, а одежда ждала меня в потайном ходе. Джош был так возбужден, когда расспрашивал меня:

— Ты ведь придешь в субботу вечером, правда? Тебе никуда не надо с твоими родителями?

Я ответила, что приду. И вот теперь… Я подняла голову и посмотрела ей в глаза — красивые глаза, которые видели и ужасы, и чудеса, и все, что между этими двумя крайностями. Мне удалось лишь выдавить:

— Я устала. Вообще-то я не врала.

— Может, в кино? — предложила она со свойственной супершпионам настойчивостью.

— Я… — Я просто чудовище. — Видишь ли, я должна… И тут я услышала позади:

— Ками обещала мне помочь с заданием по органической химии.

Макей МакГенри! Лицо невозмутимое, голос спокойный. Может, чисто академически она и отстает от нас, но в том, что касалось вранья, в шпионской профессии она была совершенно естественна. (Тина Уолтерс клянется, что Макей как-то раз угнала яхту шейха на Средиземном море. Что ж, это только подтверждает шпионские способности нашей новой подруги.)

Мама посмотрела на Макей, потом опять на меня.

— О! — Ее улыбка показалась мне немного вымученной, а в голосе сквозила грусть. Она погладила меня по руке. — Тогда ладно. Мне просто не хотелось, чтобы ты сегодня была одна.

Одна? Когда это я бываю одна? Я живу в доме с сотней девчонок, и за исключением тех случаев, когда я в своей тайной комнате, или на подоконнике, или на чердаке над амбаром… Хм, да, пожалуй, иногда я бываю одна.

Макей пошла дальше, и мама проводила ее взглядом.

— Знаю, вам было нелегко с ней. Но я горжусь тобой, малыш. — Она обняла меня. Ее объятие было таким долгим, словно оно последнее, и другого не будет очень долго. Мне совсем не хотелось так скоро отрываться от нее. Лучше вообще никогда. Но меня ждал Джош.

— Ужин? — спросила я. — Завтра вечером?

— Само собой. — Мама поправила прядку, выбившуюся у меня из-за уха, и я пошла прочь по коридору. К счастью, шаги заглушали угрызения совести. Свернув за угол, я наткнулась на Макей.

Она стояла, прислонившись к стене и уперев руки в бока.

— Мне не нравится лгать твоей маме, — сказала она. — Своей я солгу легко, но твоей — нет. Как все перепуталось. — Она тихо засмеялась и, оттолкнувшись от стены, наклонилась ко мне. — Надеюсь, он того стоит.

— Стоит, — прошептала я.

Макей пристально посмотрела на меня.

— Правда? Стоит? Просто я не понимаю, что в нем такого? Ради чего ты рискуешь всем, что имеешь.

Хороший вопрос, отличный, особенно если ты Макей МакГенри, и тебе в жизни было дано все, и ничего пока не пришлось зарабатывать самой. Если мир смотрит на твою красивую сверкающую оболочку и ждет, что внутри нет ничего, кроме сладкой карамели. Если это твой единственный шанс стать частью дружной семьи, несмотря на такую известную фамилию. Да. Тогда это действительно отличный вопрос.

— Он… — Мне хотелось сказать «милый» или «заботливый» или «забавный», потому что все это правда. Но я сказала: — Он просто нормальный парень.

Макей фыркнула.

— Я знаю много нормальных парней. Я выразительно посмотрела не нее:

— А я нет.

Глава 19

Джош должен был встретить меня у входа в бельведер, но его там не оказалось. На улице вообще никого не было. Я глянула в сторону кинотеатра — никого. Ни в одном магазине не горели огни, и только ветер гнал клочок оранжевой бумаги по пустынной площади. Все это напоминало мне сцену из фильмов про апокалипсис (и как минимум три серии «Баффи»).

Мне стало немного не по себе.

Оперативник осмотрел территорию, оценил возможные источники опасности и пути отступления, а также шансы, что классный кошелек из витрины магазина кожаных аксессуаров когда-нибудь выставят на распродажу.

На улицу вывернул мини-вэн. Я так увлеклась разглядыванием бампера с надписью «Мой ребенок — отличник розевильской начальной школы», что не сразу заметила водителя. За рулем был Джош, но я поняла это, только когда он выскочил из кабины с букетом на манжете в руках.

Все верно. Вы правильно поняли — это были цветы на резинке.

Он медленно шел ко мне. Я сказала:

— Это же цветочная манжета.

— Да. — Он покраснел. — Сегодня особый случай.

— Это шутка, или тебя мама заставила купить?

Он наклонился поцеловать меня, но при этих словах замер.

— Хочешь знать правду?

— Да.

Я почувствовала легкое прикосновение губ к щеке, и он ответил:

— И то и другое.

Приблизительно в 18.07 Объект подарил Оперативнику важнейшее (цветочное) свидетельство. Позднее Макей МакГенри оценила этот жест в восемь баллов по шкале нелепости. Оперативник, однако, счел это очень милым и даже забавным и решил с гордостью носить его.

— Отлично выглядишь, — сказал Джош, но это было далеко не так. Может, я и выглядела достойно для кино или боулинга, но уж никак не для цветочной манжеты.

— Ну так что за особый случай сегодня? — Я поправила юбку.

Он засмеялся:

— Ты думала, я не вспомню, да?

Не вспомнишь что? — кричала во мне девушка, но оперативник во мне заставил улыбнуться и сказать:

— Ну, конечно, я знала, что ты не забудешь. — Полное вранье!

— Ну, — Джош направился открыть для меня дверь. — Поехали?

Согласно протоколу, Оперативник не должен позволять увозить себя на другую локацию. Однако, учитывая историю взаимоотношений с Объектом и то, что однажды Оперативник завалил Объекта, как мешок с картошкой, Оперативник счел, что это будет вполне безопасно.

Никогда раньше не ездила в фургончике. Поездка стала моим очередным уроком жизни в маленьком городе. Здесь были даже подставки для стаканчиков. Спросите у любого, кто интересуется всевозможными приспособлениями — как любитель или на профессиональном уровне, — и вам скажут, что современные шпионские технологии ничто по сравнению с ребятами из «Дженерал моторс», когда дело доходит до дизайна подставок для стаканов.

— Мне нравится твой фургончик.

— Я коплю на машину, — ответил Джош, решив, что я иронизирую.

— Нет, правда. Здесь так… просторно. И есть эти штуки… вот… Мне нравится.

Может, манжета с цветами перекрывает поступление крови в мозг? Может, именно этим объясняется то, что многие девушки так глупо ведут себя на выпускных вечерах? Надо непременно это проверить. Я увидела отражение Джоша в приборной доске — как же он красив! Волосы чуть-чуть отросли, на щеке тени от длинных ресниц. Чем дольше я находилась рядом с ним, тем больше замечала всяких мелочей — например, маленький шрам на подбородке, который остался после удара ножом в драке (как он утверждает), а на самом деле (согласно записям в его медицинской карте) — от падения с велосипеда в семь лет.

У меня, конечно, тоже есть шрамы. Но Джошу ни в коем случае нельзя знать, откуда они взялись.

— Джош, — сказала я, и он посмотрел на меня. Мы уже почти выехали из города, и деревья теперь гуще смыкались над головой.

— Что? — мягко откликнулся он. Похоже, он немного боялся, что меня что-то не устраивает. Он свернул с шоссе на проселок.

— Спасибо.

— За что?

— За все.

Я знаю наверняка два факта о жителях Розевиля. Первое: они искренне не догадываются о том, что происходите Академии Галлахер. Можно было бы предположить, что по городу ходят две-три версии о секретных правительственных проектах или тайных организациях, обосновавшихся за увитыми плющом стенами. Но я не слышала ничего подобного (а уж я бы такого не пропустила).

Второе: розевильцы всерьез воспринимают статус своего маленького городка. Городской карнавал и бельведер вполне убедили меня в этом, но окончательно меня добило другое. Как только Джош выехал на поле, я увидела полицейского в светоотражающей куртке с фонарем в руке. Постовой регулировщик на поле — ключ к пониманию жизни в маленьком городке.

Мы остановились в конце длинной вереницы машин.

— Что здесь такое?

— Увидишь. — Джош обошел машину и открыл мне дверцу. (По-моему, это так галантно!)

Мы пошли на звуки музыки и на свет, просачивавшийся в щели между реек и распашные двери огромного старого амбара.

— Эй! — вскричала я. — Да это похоже на наш амбар… — Джош удивленно уставился на меня. — …В Монголии.

— Здесь проводится праздник сбора урожая, — объяснил Джош. — Это розевильская традиция еще с тех времен, когда почти все занимались фермерством. А сейчас просто повод повеселиться и потанцевать. — Он остановился и посмотрел на меня. — Когда я узнал, что будет праздник, я подумал, что тебе захочется побывать здесь. Но если захочешь поехать куда-нибудь в другое место. Мы могли бы…

Я остановила его поцелуем (базовый прием, которым, как мне говорили, с успехом пользуются даже нешпионки).

— Давай потанцуем.

Нужно ли говорить, что изучение танго с мадам Дабни нисколько не подготовило меня к тому, что такое настоящие танцы? Если когда-нибудь мне придется проникнуть на посольский прием, я, наверное, порадуюсь, что изучала культуру и ассимиляцию. Но как только мы вошли в амбар, я сразу поняла, что к такому совсем не готова.

На потолочных балках были развешаны ленты и вымпелы. Мерцающий свет создавал впечатление большого купола. У стены стоял грузовичок с открытым бортом, на котором какая-то группа играла старую песню в стиле кантри, а в центре помещения танцевали, похоже, все жители Розевиля. В дальнем конце над танцующими нависал сеновал, но там, где стояли мы, были только балки и огоньки. Старушки сидели на тюках соломы и хлопали, задавая ритм, а заместитель шефа полиции (я помнила его с карнавала, когда меня облили водой) взял скрипку и заиграл. Маленькие девчушки танцевали, стоя на папиных ногах.

Джош подвел меня к раскладному столику, застеленному гофрированной бумагой.

— А, привет, дорогой, — добродушно поприветствовала его женщина, сидевшая за столиком.

— Привет, Ширли, — ответил Джош, доставая бумажник. — Два, пожалуйста.

— Э, милый, твоя мама уже обо всем позаботилась, — сказала она.

Джош глянул на меня — его глаза наполнились ужасом, а у меня застыла кровь в жилах.

— Они уже здесь? — И не успела Ширли ответить, как я услышала радостный крик:

— Джош! Ками!

Заместитель шефа полиции опустил скрипку, и все захлопали, потому что паренек, работавший билетером в кинотеатре, взялся за саксофон. На танцполе все подхватили заданный ритм. Стройная красивая женщина неслась к нам с распростертыми объятиями.

— Джош! Ками! — Цвета слоновой кости свитер и светлые брюки так и просились заляпаться в амбарной пыли, но ей, похоже, было все равно — она решительно прокладывала себе путь среди танцующих пар, а высокий худощавый мужчина послушно плелся за ней.

— Прости, — шепнул Джош, отводя меня от Ширли навстречу этой парочке. — Прости, я так виноват! Нужно только поздороваться с ними. Я думал, успею тебя предупредить…

— Ками, дорогая! — вскричала женщина. — Ой, ну какая же ты миленькая! — И она обняла меня. Да-да, совершенно незнакомая женщина обняла меня — в Академии Галлахер меня к такому не готовили. Она ухватила меня за плечи и заглянула в глаза. — Я — миссис Абрамс. Я так рада наконец познакомиться с тобой!

И она снова меня обняла!

Оказавшись глубоко на территории врага, Оперативник столкнулся с высокопоставленными руководителями организации. Она НЕ БЫЛА готова к такому развитию событий, но любая другая тактика могла поставить под угрозу всю операцию!

— Ты надела манжету! — воскликнула миссис и потрогала цветы. — Правда, они чудесные?

Я посмотрела на Джоша в тщательно отутюженных брюках цвета хаки и застегнутой на все пуговицы рубашке. И вдруг поняла, отчего он всегда одевался не как старшеклассник, а как… фармацевт.

— Приветствую, юная леди, — сказал мужчина, когда его жена наконец выпустила меня из объятий. — Я — отец Джошуа, мистер Абрамс. Как тебе нравится наш скромный городок?

А вот это уже плохо, подумала я. Меня окружили. Я здесь чужая, и родителям Джоша понадобится не так много времени, чтобы понять это.

Я перебрала в голове варианты: а) симулировать недомогание и уносить отсюда ноги, б) выхватить у Ширли ручку, которой она выписывала чеки, и попытаться нанести как можно больший урон, прежде чем меня сметет толпа добропорядочных горожан, или в) считать происходящее своей самой секретной операцией и постараться выдоить из ситуации все, что можно.

— Красивый город, — сказала я, протягивая руку. — Очень приятно с вами познакомиться, мистер Абрамс.

Высокий, с такой же, как у Джоша, роскошной кудрявой шевелюрой, в очках в тонкой оправе, он радостно махал рукой проходившим мимо и постоянно что-то говорил: «Привет, Карл, привет, Бетти», «Мне привезли твои любимые мозольные пластыри, Пат»…

— Наша семья управляет аптекой в городе с 1938 года, — с гордостью сообщила миссис Абрамс.

А мистер Абрамс спросил:

— Джош еще не рассказывал тебе о нашем маленьком семейном бизнесе?

— Рассказывал, — ответила я.

— Здесь нет ни одного человека, которого бы я не лечил, — заявил мистер Абрамс, а я услышала, как Джош охнул от тычка в бок, которым наградила его мать.

— Это… — я с трудом подыскивала слова, — впечатляет. Он хлопнул сына по плечу.

— И в один прекрасный день все это перейдет вот к этому молодому человеку.

— Джекоб, — одернула его миссис Абрамс, — не наседай так на бедного ребенка. — В этом пыльном амбаре над ней буквально витало облако совершенства. Пожалуй, она в жизни не посадила ни единого пятнышка, на ее одежде никогда не было ни единой морщинки, и она ни разу не вышла из дома без соответствующих наряду аксессуаров.

Я невольно одернула юбку и поправила на руке манжету. А еще пожалела, что не надела мамины жемчуга. (Даже то ожерелье без встроенного считывателя микрофильмов пришлось бы сейчас кстати.) Мне хотелось задать ей кучу вопросов, например: «Как вам удается быть такой аккуратной?» или «А это отбеливающая жевательная резинка действительно помогает?», но ничего подобного говорить было нельзя, поэтому я просто стояла и глупо улыбалась.

— А твои родители тоже здесь, дорогая? — спросила она, оглядывая толпу.

— Нет, — поспешно ответила я, — они… заняты.

— Ой, какой позор, — она покачала головой. И не дав мне ответить, брякнула: — Ками, я хочу, чтобы ты у нас чувствовала себя как дома.

Я тут же представила, какую разведку можно было бы провести, имея такой уровень доступа, но вслух выдавила только:

— О… э-м-м… спасибо.

Группа заиграла другую песню. Миссис Абрамс наклонилась ко мне и, с трудом перекрывая шум, прокричала:

— Какой у тебя любимый бульон?

Я не расслышала, что она сказала, и едва не крикнула: «Я не шпион!» — но тут заметила Дилана. Он стоял на тюке соломы и энергично махал нам.

Джош посмотрел на мать, но ему не пришлось ничего говорить, потому что она сама заявила:

— Ладно, дети, идите веселитесь! — И снова меня обняла. ТРИЖДЫ ЗА СЕГОДНЯ! Это уже пугало.

— Ками, дорогая, приходи к нам в любое время, хорошо? И дай наш номер телефона своим родителям — может, они захотят вступить в наш карточный клуб.

Последний раз мои родители имели дело с картами где-то в провинции Гансу в Китае. Там еще фигурировал динамит в большом количестве и один разъяренный як. Но я лишь улыбнулась и сказала:

— Спасибо!

Джош тянул меня прочь, а я оглянулась на его родителей. Мистер Абрамс стоял, приобняв жену за плечи, а миссис Абрамс махнула нам рукой. В этом жесте было столько печали, словно она прощалась с Джошем навсегда. Так вот какие они, нормальные родители. Я посмотрела на Джоша. Он мечтал жить в Монголии, а ему не позволяли выходить из дома в несвежей рубашке. Еще один кусок мозаики встал на место, и я на шаг приблизилась к разгадке кода по имени Джош.

Я направилась в сторону Дилана, вокруг которого собралась стайка подростков нашего возраста (если уж внедряться глубоко в ряды противника, то делать это до конца), но Джош потянул меня за руку.

— Да ну их, пойдем лучше потанцуем.

— Но, — я показала на толпу подростков, — разве это не твои друзья?

— Да, это ребята из моей школы.

— Если тебе хочется подойти поздороваться или еще что…

— Дай-ка подумать, — поддразнил он меня. — Я могу потанцевать с самой красивой девушкой на этой вечеринке или пойти потусоваться с кучкой идиотов, которых я и так вижу каждый день. Что думаешь?

Он набрал много дополнительных баллов за эту его «самую красивую девушку на вечеринке», вот что я думала. Но это не помешало мне взглянуть на него по-новому, пока он тянул меня в противоположную сторону, подальше от родителей и друзей. Впервые мне пришло в голову, что я здесь не единственная, действующая под прикрытием.

Мы довольно долго танцевали. Потом Джош сказал:

— Спасибо, что познакомилась с моими родителями. Для них это было важно.

— Они у тебя очень милые.

— Ненормальные, — поправил он меня. — Ты слышала, что отец говорил про аптеку? Он искренне считает, что все в городе умерли бы, если бы не он. — Он покачал головой. — Тебе очень повезло, что никого не волнует, чем ты занимаешься. Ты можешь стать кем угодно. Никто не ждет от тебя, что ты станешь какой-то избранной.

— Да, наверное, так, — сказала я. Вранье — абсолютное, полное, законченное вранье!

Он притянул меня к себе и крепко обнял, и это было хорошо по двум причинам: а) это мешало ему увидеть слезы, выступившие у меня на глазах. Похоже, мне представится возможность проверить водостойкость новой туши Макей; б) это давало мне отличное прикрытие, которое, похоже, мне сейчас понадобится как никогда. На самом деле, ни одному шпиону в мире никогда еще не требовалось прикрытие так, как мне в тот момент.

— О черт! — охнула я и пригнулась, пряча голову за плечом Джоша.

— Что? — спросил он.

— Я ударила палец, — солгала я, потому что вряд ли сейчас было бы уместно сказать: «Да, кстати, о родителях, Джош, МОЯ МАМ А ТОЛЬКО ЧТО ЗАШЛА СЮДА В КОМПАНИИ МОЕГО ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ПО СЕКРЕТНЫМ ОПЕРАЦИЯМ!»

На другой стороне танцпола мистер Соломон танцевал с моей мамой. Они оба заливисто смеялись. Он крутил и вертел ее, а волосы у нее развевались, как в рекламном ролике про шампунь. Правда. Она выглядела так прекрасно, что могла бы продать бальзам-ополаскиватель даже лысому.

Мне пришлось отступить в тень, а это было далеко от главного входа. Я на все лады кляла себя за то, что не заприметила все выходы заранее. ДУРА. ДУРА. ДУРА.

— Пожалуй, немного посижу. — Я нашла темный уголок у дальней стены амбара, под сеновалом — далеко от мамы и мистера Соломона.

— Хочешь пунша? — предложил Джош.

— ДА! Пунш — это то, что нужно!

Джош исчез в толпе, и паника немного отпустила меня, уступив место совершенно другому чувству: я растерялась. И дело было не просто в нервах. Земля ушла у меня из-под ног. В буквальном смысле.

Глава 20

Я не закричала, потому что в груди совсем не осталось воздуха, а еще потому что Бекс рукой зажала мне рот. Лиза смотрела на меня в бледном свете, просачивавшемся сюда с вечеринки, бушевавшей внизу. Шум заглушали тюки прошлогоднего сена.

— Ками, — настойчиво сказала Лиза, обращаясь со мной как с маленькой. — Мы должны были вытащить тебя оттуда. Твоя мама и мистер Соломон там!

Я наконец оглядела сеновал и увидела конструкцию из блоков и тросов, сооруженную девчонками, и поняла, почему почувствовала себя рыбиной, которую дедушка Морган вытаскивал из озера.

Даже Макей была здесь. Она лежала на животе и выглядывала через край вниз.

— Все отлично. — Она перекатилась на бок и посмотрела на нас. — Там такая темень, вряд ли кто заметил.

Для человека, впервые в жизни участвовавшего в спецоперации, Макей вела себя удивительно спокойно. Возможно, рассказ Тины о том, что Макей, однажды шантажом заставила редактора «Вог» вернуть на страницы рекламу штанов от Гуччи, не лишен оснований.

А вот Лиза, напротив, нервничала.

— Ками, ты меня слышала? — чуть не кричала она. — Твоя мама и Соломон здесь! Они могли тебя увидеть! Представляешь, что будет, если они тебя видели?

— Знаю, — сказала я, садясь на пол, и вдыхая сладковатый запах сена. И тут до меня кое-что дошло. — Они меня не видели, — сказала я.

— Откуда такая уверенность?

На этот раз ответила Бекс:

— Потому что она еще жива.

На сеновале было темно. До праздника, набиравшего обороты внизу, было метра четыре. Бекс и Лиза тоже опустились на пол, и мы втроем поползли к краю сеновала, где лежала Макей. Внизу мерцали огни, и группа играла какую-то медленную композицию. Мама танцевала с мистером Соломоном, положив голову ему на плечо. Лучше бы с меня содрали шкуру заживо, чем смотреть на такое.

— Ух ты, — пробормотала Макей. — Убойная парочка. — Не знаю, в буквальном ли смысле она это сказала.

— Ками, я уверена, они здесь просто как друзья, — сказала Лиза. — Правда, Бекс?

Но Бекс молчала.

Вот черт!

— Я хотела сказать, уверена, они просто… — попыталась исправить положение Лиза, но Макей перебила ее:

— Не волнуйся, они не встречаются, и у них не любовь.

Она сказала это решительно и уверенно. Я взглянула на нее, не понимая, как можно что-то знать наверняка в таких делах. Впрочем, это же Макей МакГенри! Ну, конечно же, она знала! Мне стало гораздо лучше, и я даже вздохнула с облегчением, но она добавила:

— Пока не любовь.

И мне снова поплохело. Не было сил смотреть на это. Я отвернулась и спросила:

— Как это случилось?

— После того как ты отказала своей маме, я видела, как она и красавчик разговаривали на лестнице, — сказала Макей. — Ну, и договорились куда-нибудь сходить.

— Мы предполагали, что может произойти что-то подобное, поэтому на всякий случай сунули твоей маме в сумочку маячок, — самодовольно заявила Бекс. По мне, так она слишком уж упивалась ситуацией.

— И активировали маячок в подошве Джоша, — Лиза сунула мне под нос браслет, и я увидела две красные точки рядом — это под нами Джош нес две кружки пунша и прошел в считанных сантиметрах от мамы.

— И тогда мы подумали, что тебе может понадобиться экстренная эвакуация, — Лиза блеснула цитатой с одной из своих карточек.

Я перевернулась на спину, закинула руки за голову и закопалась в душистое сено. Так хотелось, чтобы все это оказалось сном! Тут над самым ухом раздалось:

— Симпатичный манжет.

Я открыла глаза и сердито уставилась на Макей. Она пожала плечами.

— А что? Как будто ты сама так не думаешь!

Но сейчас не было времени объяснять. Есть дела поважнее, и Бекс, несомненно, это понимала. Она вынырнула из тени и скомандовала:

— Пошли! Операция по эвакуации еще не окончена.

Я и понять ничего не успела, как Бекс рывком поставила меня на ноги и пристегнула к тросу, а Макей распахнула дверцу сеновала в холодную осеннюю ночь. Похоже, они собираются выгрузить меня, как тюк сена.

— Не надо! — крикнула я, но Лиза уже вытолкнула меня наружу. — Нет, — протестовала я, но было поздно: я уже болталась в воздухе. Не успела я коснуться земли, как ко мне присоединилась Лиза, а за ней и Макей, которая тут же метнулась к посадкам, окружавшим поле.

— Лиза, я не могу так поступить. — Я схватила подругу за хрупкие плечи. — Мне нужно как-то попасть обратно.

— Совсем спятила? — поинтересовалась Бекс, приземлившись рядом.

— Но там Джош!

— А также твоя мама и мистер Соломон, — заметила Бекс. Она дернула трос, который я все еще сжимала в руках, и он обжег мне ладони.

— Бекс, я не могу оставить его так! Он будет волноваться. Начнет искать меня и спрашивать всех подряд, и…

— Она права, — заявила Лиза. — Это прямое нарушение правила секретных операций номер…

Но мне так и не пришлось узнать, какое именно правило секретных операций мы нарушали, потому что из леса с грохотом вылетел ярко-красный драндулет.

— Залезайте! — крикнула Макей, сидевшая за рулем. Даже не знаю, что меня поразило больше: то, что мои подруги примчались спасать меня на гольф-карте академии или то, что Бекс доверила вести его Макей (впрочем, из всех нас у Макей, пожалуй, больше всего опыта в области гольфа).

Заметив мою растерянность, Лиза покраснела и пояснила:

— Жвачка проснется через пару часов и будет удивляться, с чего это его так сморило от обычного лекарства от свища.

В амбаре закончилась песня, и раздались бурные аплодисменты. А мне показалось, что я уже в миле оттуда. А там остался Джош. Правда, там находятся еще два человека. Они могут наказать меня такими способами, которые считаются незаконными со времен Женевской конвенции. И все же я посмотрела Бекс прямо в глаза и твердо сказала:

— Я не могу уехать.

 Лиза уже уселась в гольф-карт, так что мы с Бекс остались вдвоем в темноте.

— Все будет в порядке. Я только заберу Джоша, и мы сматываемся. — Бекс промолчала. При свете луны я прекрасно разглядела ее лицо. В нем не было страха, только разочарование. А это, поверьте, было куда хуже.

— Они могут тебя застукать, это ты понимаешь? — спросила Бекс.

— Эй, — я попыталась рассмеяться, надеясь, что моя улыбка растопит ее сердце. — Я же Хамелеон, верно? Но Бекс уже садилась в машинку.

— Увидимся дома.

Оперативник принял решение зайти на второй круг и попытаться извлечь Объект и спасти миссию. Внутри находились как минимум два враждебных агента (которые станут еще более враждебны, если все пойдет не так), это был рискованный шаг. Тем не менее Оперативник был готов к этому, хотя и видел, что его страховка отбывает с места операции.

У мамы и мистера Соломона, возможно, и было преимущество благодаря большему опыту и лучшей подготовке, но зато я владела большей информацией, а значит, имела выигрышную позицию. Присев за капотом черного «бьюика», я перебирала варианты: а) устроить диверсию и в общем хаосе вытащить Джоша; б) дождаться, когда Джош или мама с мистером Соломоном уйдут с праздника, главное, чтобы это не произошло одновременно; в) придумать еще какие-нибудь варианты.

У меня под рукой были и консервные банки, и камни, и бензин, но этот старый амбар мог вспыхнуть мгновенно, и я не могла рисковать.

Не найдется ли в одном из пикапов, в большом количестве припаркованных рядом, веревки? Вдруг кто-то окликнул меня:

— Ками? — Я обернулась. Ко мне шла ДиДи.

— Привет. Я так и подумала, что это ты.

На ней было очень красивое розовое платье, в тон ее почтовой бумаге, светлые волосы забраны в хвост. В общем, она напоминала куклу, плывущую ко мне в темноте.

— Привет, ДиДи. Отлично выглядишь.

— Спасибо, — ответила она, не поверив ни единому слову. — Ты тоже.

Я нервно теребила цветочную манжету. Лепестки орхидеи показались мне шелковыми.

— Он все же решился подарить тебе его.

Я глянула на свою руку.

— Да.

Если честно, я разозлилась. Джош обсуждал свой подарок с другой девушкой! Но взглянув в лицо ДиДи, я поняла, что моя злость по этому поводу не идет ни в какое сравнение с ее.

ДиДи махнула в сторону сверкающих огней и кружащих пар:

— Я подумала, что если прийти попозже, то не придется так долго стоять у стеночки.

Я представила, как она сливается с деревянной стеной или с тюком прошлогоднего сена, исчезает в море танцующих пар, и никто не замечает одиноко стоящую девушку, не участвующую в общем празднике. Вот тут я поняла, что ДиДи — такой же хамелеон, как и я.

— А что ты тут делаешь совсем одна? — поинтересовалась ДиДи.

Хороший вопрос. К счастью, у меня был заготовлен ответ. Я потерла виски и сказала:

— Там так шумно, что у меня голова раскалывается. Вышла подышать свежим воздухом.

— О, — она начала копаться в сумочке, — дать тебе аспирина или еще чего-нибудь?

— Не надо. Спасибо.

ДиДи перестала рыться в сумке, но глаз на меня так и не подняла.

— Ты ему очень нравишься. Я знаю его всю жизнь и могу точно сказать, что он тебя очень любит.

Даже если бы я не читала ее записку, я бы поняла, как сильно она любит Джоша и как мечтает, чтобы однажды он купил цветочную манжету для нее. И она надела бы ее — просто потому что ее подарил он.

— Я тоже его очень люблю, — ответила я, не зная, что еще сказать.

Она улыбнулась.

— Знаю.

Я подумала, что ей самое время уйти. Мне очень нужно было, чтобы она ушла и дала обдумать план по извлечению Джоша!

— Что ж, ДиДи, не буду тебя больше задерживать, — сказала я, перебирая в уме новые варианты: небольшой взрыв, контролируемый лесной пожарчик, схватки у беременной женщины…

— Ками? — снова заговорила ДиДи, и я, не выдержав, рявкнула:

— Что?

— Хочешь, я скажу Джошу, что тебе нужно домой?

Хм, пожалуй, это могло бы сработать.

Пока ДиДи шла к двери, я смотрела ей вслед и завидовала. Она видит Джоша каждый день в школе. Знает, что он ест в кафе и где сидит в классе. Он знал о ней абсолютно все после стольких карнавалов, праздников и обычных будней. Интересно, будь мы с ней в равных условиях, выбрал бы он меня?

Но этого я никогда не узнаю, потому что мы с ней никогда не будем в равных условиях. ДиДи всегда будет для него плоть и кровь, а я останусь легендой.

— Может, тебя все-таки подвезти домой? — спросил Джош, сворачивая на площадь. — Ты же неважно себя чувствуешь. Давай отвезу…

— Нет, все в порядке. Голова уже не болит. — И это правда.

— Точно?

— Да.

Он припарковался у тротуара, и мы направились к беседке. Джош взял меня за руку. И это показалось мне самым важным и… представьте себе, волнующим. Думаю, вы поймете меня: в беседке горели огни, но в городе никого не было, а его рука, теплая и мягкая, сжимала мою. А потом… он подарил мне подарок!

Маленькую голубую коробочку (но не Тиффани, как позднее отметит Макей), обвязанную розовой лентой.

— Надеюсь, тебе понравится.

Я онемела. Совершенно. Конечно, я и раньше получала подарки, например новые кроссовки или первое издание «Российского андеграунда для шпионов» с автографом. Но никогда еще мне не дарили подарки с розовой лентой.

— Мама помогала заворачивать, — признался Джош и кивнул на коробочку: — Ну, что же ты?

Мне не хотелось разворачивать. Я и так была счастлива.

— Давай! — Джошу не терпелось. — Я не знал, что ты хочешь, но… вот… — Он начал сам разрывать бумагу. — С днем рождения!

Ага, если вы еще не поняли, у меня сегодня не было никакого дня рождения.

И подарок тут же показался мне тяжелым и каким-то чужим. Все-таки день рождения бывает раз в году. У меня, конечно, совершенно особая жизнь, это понятно. Но мне казалось, этот закон одинаков для всех.

— Думала, что я забуду, — он сграбастал меня в крепкие объятия.

— М-м… да? — с трудом выдавила я.

— ДиДи помогала мне их выбирать. — Он снял крышку с коробки и протянул пару самых изумительных в мире сережек (надо проколоть уши). — Я подумал, они подойдут к твоей цепочке — такой серебряной, с крестиком.

— Да, — пробормотала я.

Серьги сверкали в ночи, а я все смотрела и смотрела на них, как зачарованная, и думала только о том, что ни у одной девушки в мире нет такого замечательного парня. И еще: ни одна девушка не заслуживала его меньше, чем я.

Я словно смотрела на себя со стороны. Кто эта девушка? Знает ли она, как ей повезло? Вот серьги, подходящие к ее цепочке. А вот парень, который позаботился об этом. Кто она такая, чтобы думать о квантовой физике, химических реагентах или секретных кодах НСБ? Понимает ли она, что это один из редчайших моментов в жизни, когда все хорошо и правильно?

Знает ли она, что такие моменты всегда проходят?

Глава 21

Пока я пробиралась по тайному ходу, в голове билась одна-единственная мысль: Но ведь сегодня у меня никакой не день рождения.

Как же мне хотелось, чтобы грызущие сомнения оставили меня в покое! Я же получила серьги, верно? Какая разница, по какому поводу он подарил их мне? Девушки всегда злятся, что парни забывают об их дне рождения. Пусть Джош подарил их раньше времени. Ну и что? Если он вдруг забудет про что-нибудь — например, лет через двадцать он забудет о годовщине нашей свадьбы, я ему скажу: «Не переживай, дорогой! Помнишь, ты подарил мне серьги не в мой день рождения? Ну, теперь мы квиты».

Да, но сегодня у меня никакой не день рождения.

Девятнадцатое ноября… Я сказала Джошу, что это мой день рождения, когда он устроил экспресс-допрос в парке. Не знаю, что меня потрясло больше — то, что он запомнил, или то, что я забыла.

Пустые коридоры закружились перед глазами. Я устала и проголодалась. Хотелось поскорее принять душ и поговорить с подругами. Я прислонилась спиной к старинному камню, обрамлявшему камин в студенческой гостиной на втором этаже. Через пару недель этим тайным ходом я не смогу воспользоваться, если только я не надену огнеупорный костюм доктора Фибза (но в них даже Бекс кажется толстой). Я дернула за рычаг, ожидая, что стена раздвинется, но задела локтем старинную подставку для факела. Подставка скользнула вниз, что-то скрипнуло, и рядом открылся еще один проход. Его я раньше не видела.

Не знаю, что заставило меня пойти туда — шпионская наследственность или обычное подростковое любопытство, — но вскоре я уже блуждала по узкому коридору, не представляя, куда меня занесло. Впереди показалась узкая полоска света. Сквозь щель в стене я увидела Исторический зал, где на подставке, в свете софита сиял меч Джили.

И тут я услышала чей-то плач.

Пройдя дальше по потайному ходу, я очутилась за кабинетом мамы. Это я поняла, разглядев заднюю часть вращающихся шкафов — ту, которая демонстрировала набор реликвий директора элитного частного пансиона. Я прильнула к ним. Плакала мама. Если кто-нибудь сейчас нажмет кнопку, шкафы развернутся и вынесут меня прямо в кабинет, но я все стояла в этом пыльном проходе и не могла отвести глаз.

Мама была одна в кабинете и сидела, свернувшись калачиком, в кресле. Еще недавно она танцевала и смеялась, а сейчас сидела в одиночестве, и слезы текли по щекам. Мне захотелось обнять ее и поплакать вместе. Ощутить ее соленые слезы на своих щеках. Погладить ее волосы и сказать, что я тоже устала. Но я оставалась там, где была. Я не могла пойти и утешить ее. Как я объясню, почему так странно одета, и оказалась в этом месте? Но самое главное, я понимала, маме не хотелось бы, чтобы я видела ее плачущей.

Она потянулась за коробкой с салфетками, стоявшей на полке позади нее. Она сделала это, не открывая глаз, уверенным движением человека, который точно знает, что где лежит. Хорошо отработанное движение, привычка. И тогда я поняла, что горе моей мамы, как и ее жизнь, полно секретов. Я потрогала коробку с сережками в кармане и сразу поняла, почему слезы пришли именно сегодня.

— Господи, — задохнулась я.

Выйдя из потайного хода, я отыскала любимый подоконник в пустом классе. Слез не было. Что-то подсказывало мне, что Вселенная не выдержит, если обе представительницы семейства Морган будут плакать одновременно. Я стойко держалась, предоставив маме право быть слабой сегодня и заняв ее место на посту.

Я просто ждала, когда кончится ночь. Школа заснула, и вскоре тишина успокоила бешено стучащее сердце. Я смотрела сквозь свое отражение в темном стекле.

— С днем рождения, папа.

В то воскресное утро мне не хотелось ни с кем встречаться. В полдень я должна была увидеться с мамой. Нужно убедиться, что с ней все в порядке и извиниться, что я в общем-то забыла о дне рождения папы. Что происходит? Прошлое отпускает меня?

Я ворвалась в ее кабинет, приготовив тысячу объяснений, но все они вылетели из головы, когда я увидела маму, мистера Соломона и Букингэм. Они уставились на меня так, словно я прилетела прямо из космоса, и резко замолчали — вот уж, казалось бы, чего опытные шпионы никогда не сделали. Случилось что-то из ряда вон выходящее! Это точно, ведь три преподавателя лучшей в мире школы шпионов забыли запереть дверь.

После затянувшейся на вечность паузы Букингэм сказала:

— Камерон, очень хорошо, что ты пришла. У тебя есть личный опыт в вопросе, который мы все тут обсуждаем. — Сейчас мне показалось, что Патриция Букингэм отлита из стали, несмотря на то, что у нее артрит и поврежденные бедра. — Конечно, Рейчел, ты — мама Камерон, к тому же директор, поэтому я пойму, если ты сочтешь нужным попросить Камерон уйти.

— Нет, — ответила мама. Она уже здесь и не откажется помочь нам.

Напряженная атмосфера в кабинете завела и меня, и я встревоженно спросила:

— Что случилось? Что…

— Закрой дверь, Камерон, — велела Букингэм, что я и сделала.

— Эйб Бакстер не вышел на связь, — объявил мистер Соломон, присев на угол стола, как делал сотни раз во время уроков по секропам. Но сегодня это была далеко не лекция. — Точнее, он трижды пропустил сеансы связи.

У меня подкосились ноги. Осознала я это только тогда, когда ощутила сзади спинку дивана. Знает ли Бекс, мелькнуло у меня в голове, но тут же пришел и очевидный ответ: конечно, нет.

— Возможно, он просто опаздывает, — предположила Букингэм. — Такое случается — трудности с коммуникациями, смена операторов… Это вовсе не обязательно означает, что его легенда провалена. И все же три пропущенных сеанса связи… это уже тревожно.

— А мама Бекс… — Я с трудом выговаривала слова. — Она с ним?

Мистер Соломон глянул на Букингэм — та покачала головой:

— Наши друзья в Шестой службе говорят, что нет.

Тут я поняла, почему Букингэм выступает за главную в разговоре: она служила в МИ-6, как и родители Бекс. Видимо, именно она приняла звонок. И ей предстоит решать, говорить ли обо всем Бекс.

— Это ничего не значит, — попыталась успокоить всех мама, но я слышала в ее голосе нотки той женщины, что плакала вчера ночью. Еще двадцать четыре часа назад я бы этого не заметила, но теперь я их слышу и буду всю жизнь вслушиваться, не зазвучат ли они вновь.

— Бекс… — пробормотала я.

— Мы как раз говорили о ней, Ками, — сказала мама. — Мы не знаем, что делать.

Думайте о шпионах что хотите, но они ничего не делают наполовину. Наша ложь идет в комплекте с социальной страховкой и фальшивыми паспортами, а наша правда режет, как испанский клинок. Я понимала, что имела в виду мама. И понимала, почему она рискнула доверить это мне. Академия Галлахер построена из камня, но такие новости, как сегодня, способны спалить ее в считанные минуты, словно карточный домик.

— Ками, — мама присела на краешек журнального столика передо мной, — такое случалось и раньше. Но каждый случай особенный. Ты знаешь Бекс лучше, чем кто-либо…

— Не говорите ей.

Мои слова удивили даже меня саму. Да, мы должны быть тверды и готовы ко всему. Но мне не хотелось, чтобы Бекс узнала обо всем, только потому, что нам оказалось не под силу хранить этот секрет. Я снова посмотрела на маму и подумала, как много нужно времени, чтобы исцелить некоторые раны. А еще я подумала, что у Бекс будет время, чтобы погоревать.

Ее отец сейчас очень далеко, за тысячи миль, но все же она знает, что он у нее есть. Кто я такая, чтобы отбирать эту надежду? Чего бы я только ни отдала, чтобы продлить эту иллюзию хоть на несколько часов для себя!

— Эй, — окликнула меня Макей МакГенри, и я пожалела, что когда-то показала ей этот маленький старый коридорчик и сказала, что тут хорошо готовить уроки. — Только не говори, что это из-за мальчишки.

Она бросила сумку с книгами рядом со мной, но я даже не посмотрела на нее. Я так и сидела, потихоньку вытирая слезы, которые проливала по отцу Бекс, и глотая те, что были по моему папе. Прошло довольно много времени — может, тысяча лет или около того. Наконец Макей ткнула меня коленом и сказала:

— Колись.

Можно что угодно думать о Макей МакГенри, но одного у нее не отнимешь: она не ходит вокруг да около. Супершпион смог бы легко обмануть ее, придумать что-нибудь правдоподобное. Но я не могла. Может, это стресс. Может, горе. Или ПМС. Но что-то заставило меня поднять на нее глаза и сказать:

— Отец Бекс пропал. Возможно, его уже нет в живых. Макей присела рядом.

— Нельзя ей говорить.

— Знаю, — ответила я и высморкалась.

— Когда они будут знать точно?

— Не знаю. — И это была правда. — Может, через пару дней. Или месяцев. Он не вышел на связь с куратором. Если он позвонит ему, то…

— Мы не должны говорить ей.

Конечно же. Но что-то еще в ее словах заставило меня внимательно посмотреть на нее. Впервые за все это время я услышала от нее «мы». Есть вещи, которые я не могу рассказать своей маме, или своему парню, или даже своим подругам. Но сейчас я поняла, есть человек, которому известен мой главный секрет — то, что я совершенно одинока.

Макей встала.

— Ками, только без обид…

Когда кто-то вроде Макей МакГенри говорит «только без обид», трудно не обидеться заранее, особенно такому человеку, как я. Однако я попыталась.

— …не ходи пока наверх. Ты выглядишь просто ужасно, и она это заметит.

Я не обиделась. На самом деле, даже хорошо, что она это сказала, ведь самой мне и в голову бы не пришло.

Макей ушла, а я еще долго сидела и думала. Я вспоминала, как папа водил меня в цирк. Два часа мы сидели рядом и вместе смеялись над клоунами, вместе болели за укротителя львов. Но лучше всего я помню номер, когда артист шагнул на канат, натянутый высоко над манежем. Пока он дошел до другого конца каната, ему на плечи взгромоздились еще пятеро, но я смотрела не на него, а на папу — он наблюдал за артистом так, словно прекрасно понимал, каково это, быть там без страховочного троса.

В тот день я поняла, что мне не остается ничего другого, кроме как делать шаг за шагом и уповать на то, что секреты, взваленные на мои плечи, не заставят меня потерять равновесия.

Глава 22

— Закрыть глаза, — снова скомандовал мистер Соломон. Позади урчал проектор. Я буквально чувствовала, как его луч пронизывает кабинет. Мы зажмуривали глаза, тренируя способность запоминать мельчайшие детали того, что нам показали. Я вызвала перед мысленным взором фотографию стоянки перед супермаркетом. Мистер Соломон сказал:

— Мисс Альварес, что не так в этой картинке?

— У голубого фургона погнут номер, — ответила Ева, — а припаркован он задом.

— Верно. Следующая картинка. — Проектор щелкнул, картинка сменилась, и у нас было ровно две секунды на изучение нового кадра.

— Мисс Бакстер? Что здесь не так? — спросил мистер Соломон.

— Зонтик, — ответила Бекс. — На стекле капли от дождя, плащ на вешалке мокрый, а вот зонтик сложен. Обычно его оставляют открытым, чтобы просушить.

— Очень хорошо.

Когда мы открыли глаза, я посмотрела не на экран, а на нашего учителя. Не понимаю, как он может разговаривать с Бекс, задавать каверзные вопросы, словно ничего не произошло. Я не знала, завидовать ему или ненавидеть его. Но времени не было ни на то, ни на другое, потому что он снова скомандовал:

— Закрыть глаза. — Я услышала, как он шагнул в сторону, а мне хотелось только одного — убежать отсюда.

— Мисс Морган, что не так в этой картинке?

— Э-э… я не… то есть…

Неправильно было то, что я уже несколько дней не могла смотреть своей подруге в глаза. Несправедливо, что такие люди, как Эйб Бакстер живут и умирают, а мир продолжает существовать как ни в чем ни бывало, не осознавая, каких людей потерял. Столько вокруг было неправильного, что я даже не знала, с чего начать.

— Ладно. Попробуйте вы, мисс Бауэр.

— Чашка на столике у кровати, — ответила Кортни.

— И что с ней?

— Ручка развернута не в ту сторону.

— Закончили, — объявил мистер Соломон. Щелкнул выключатель, и мы зажмурились от яркого света.

Наши внутренние часы говорили нам всем одно и то же: урок еще не закончился.

— У меня есть кое-что для вас, леди, — сказал мистер Соломон, раздавая листки бумаги сидевшим в первых рядах.

Лиза тут же подняла руку.

— Нет, мисс Сьюттон, — опередил ее вопрос мистер Соломон. — Это не контрольная, и это не на оценку. Просто нужно, чтобы вы черным по белому написали, собираетесь ли изучать секретные операции в следующем семестре.

Все зашуршали листками — ставили галочки в анкете, расписывались, но тут мистер Соломон обратился к нам:

— Леди, — он помолчал, пока все не подняли на него глаза, — как любит повторять мой коллега мистер Смит, «Это огромный мир, где полно темных уголков и долгих воспоминаний!» Прошу вас, — он снова помолчал и обвел нас взглядом. Могу поклясться, на мне он задержался дольше других. — Прошу вас, не относитесь к этому решению легкомысленно.

Бекс ткнула меня в плечо. Я обернулась — она показывала мне большие пальцы. По губам я прочла: «Жутковато, да?»

Я снова взглянула на листок бумаги, потерла его пальцами, попробовала унюхать запах яда в чернилах.

Это всего лишь бумага, сказала я себе. Обычная бумага. И у меня мурашки побежали по спине. Это не растворимая бумага. Она никуда не исчезнет, и с нее ничего не смоется. Я поймала на себе взгляд мистера Соломона. Уверена, он заметил, что я все поняла — необратимость принимаемого решения. И хотя бумага была несъедобная, у меня во рту появился неприятный привкус.

Глава 23

Если бы вы учились в Академии Галлахер и встречались с парнем из Розевиля, наверное, вы бы обрадовались, когда за завтраком к вам подбежала бы Тина Уолтерс с воплем:

— Ками, я только что разговаривала с твоей мамой, и она сказала, что мы можем пойти погулять в город в субботу!

Наверное, вы бы подумали, что это просто замечательно — и вы бы ошиблись.

Когда город наводняли девушки из академии, они в любой момент могли заметить меня с Джошем, или Джош мог заметить меня с ними. Я посмотрела на Бекс, сидевшую напротив меня, и у меня защемило сердце. И хотя Лиза шептала:

— Ками, это рискованно, — я знала, что должна пойти. Мне нужно было хоть на несколько часов забыть обо всем.

В субботу утром все комнаты гудели: девчонки составляли список покупок к Рождеству и проверяли, какие фильмы идут в кинотеатрах. (Я-то, конечно, посмотрела уже все фильмы благодаря Джошу.) Некоторые поехали в город на фургончике академии, я же предпочла пройтись пешком со своими однокашницами. Меня немало удивляло, как знакомая местность выглядит при дневном свете.

Когда мы дошли до окраины города, я начала потирать виски.

— Что-то голова разболелась, — пожаловалась я. — Ни у кого нет с собой аспирина? — Девчонки стали проверять карманы и сумочки, но ни у кого не нашлось ни таблетки (наверное, потому что накануне вечером я их все выкрала).

— Пойдемте со мной, — сказала я, когда мы дошли до площади. — Я забегу в аптеку. — Истинная правда.

— Через десять минут фильм начинается, — напомнила Бекс, но я уже шагала в сторону аптеки. — Я вас там нагоню, — крикнула я.

План у меня был прекрасный. Я могла провести два часа с Джошем, потом пробраться в кинотеатр, по дороге домой сказать что-нибудь о фильме, и они никогда не догадаются, что меня все это время не было.

Колокольчик на входе призывно звякнул, когда я толкнула дверь. Раньше я не заходила к Джошу в аптеку. Мне почему-то казалось, что лучше не видеть его там. Но он рассказывал, что отец заставляет его работать по субботам. Поскольку сейчас я законно в городе, глупо было не воспользоваться возможностью увидеть Джоша.

Я подошла к женщине, стоявшей за прилавком:

— Здравствуйте, а Джош здесь?

— А, привет, Ками, — откликнулся мужчина у меня за спиной. Я обернулась, ко мне направлялся мистер Абрамс. На кармашке белого халата было вышито его имя. У меня возникло ощущение, что я попала на прием к стоматологу. — Какой приятный сюрприз.

— Здравствуйте, мистер Абрамс.

— Ты впервые у нас?

— Да. Здесь… — я растерянно оглядела длинные ряды полок с сиропом от кашля, коробочками лекарств, бинтами и открытками на все случаи жизни, — …здорово.

Мистер Абрамс просиял.

— А Джош отправился доставить заказ. Скоро уже должен вернуться. А пока я хочу, чтобы ты подошла к стойке и заказала любое мороженое — за счет заведения. Как тебе такое предложение?

Я оглянулась и увидела у другой стены старомодный фонтанчик содовой.

— Отличная идея! — И я ничуть не кривила душой. Мистер Абрамс пошел к узкой лестнице, но напоследок оглянулся и сказал:

— Заходи к нам почаще, Ками.

Он поднялся наверх, и я даже немного пожалела, что он ушел.

Отполированная поверхность барной стойки ласкала взгляд. Я уселась на металлический табурет напротив зеркала. Служащая из-за прилавка прошла за мной и надела фартучек.

Надпись над баром гордо гласила: «Подаем кока-колу с 1942 года». На стойке стоял высокий кувшин с соломинками. Я заказала двойное сливочное мороженое с шоколадным сиропом и впервые за несколько недель почувствовала себя нормально. На улице по-осеннему холодно, но солнечные лучи сквозь витрину ласкали меня, я ела мороженое и постепенно погружалась а сладкую дрему.

Медные колокольчике на входе снова звякнули.

Оборачиваться не было необходимости. Помощница тут же сняла фартучек и вернулась за аптечный прилавок, а я застыла с ложкой в руке, не донеся ее до рта. В зеркало я увидела Анну Феттерман.

— Здравствуйте, вы не могли бы помочь мне? — сказала Анна, когда женщина подошла поближе. — Мне нужно наполнить ингалятор.

— Конечно, милая. — Она взяла рецепт. — Подожди минутку, посмотрю, есть ли у нас такой.

Я сползла со стула и спряталась за витриной памперсов для взрослых. И что мне взбрело в голову прятаться? Ну уплетаю сливочное мороженое сразу после завтрака. Подумаешь! Анна и не такое видала. Я уже собралась окликнуть ее, но колокольчики снова звякнули.

В аптеку вошли Дилан и кучка парней, которых я видела на празднике.

— Эй, я тебя знаю? — спросил Дилан, но обращался он вовсе не ко мне. Все было куда хуже — он обращался к Анне, и это был не просто вопрос. Он говорил очень резко, даже враждебно. Он шагнул к Анне. — Хотя, нет, погоди, ты же учишься не в моей школе. — В зеркале я видела, как он теснит Анну к прилавку. — Держу пари, ты из Академии Галлахер.

Анна прижала сумочку к груди, как будто Дилан собирался вырвать ее и убежать.

— Ах, какая милая сумочка, — измывался Дилан. — Это тебе папаша купил, да?

Папа Анны — учитель биологии в Дейтоне, штат Огайо, но Дилан этого не знал, а Анна не могла это сказать. Она так же цепко держалась своей легенды, как и я своей.

Парни рассмеялись. И вот тогда я вспомнила, почему нам, девушкам из академии, нельзя общаться с городскими парнями.

Анна пятилась назад. Несмотря на три с половиной года подготовки по НАСА, Анна до сих пор едва ли могла прихлопнуть муху. И надо же было Дилану и его дружкам выбрать именно Анну. Она одна и очень слаба. Как раз таких Дилан и ему подобные стараются отогнать от стаи.

— Я здесь всего лишь затем… — чуть слышно прошептала Анна.

— Что? — переспросил Дилан. — Что-то я тебя не слышу.

— Я… — запинаясь, снова начала Анна.

Мне хотелось выйти к ней, но меня словно парализовало — с одной, стороны, я ее друг, а с другой — девочка на домашнем обучении с кошкой по имени Сьюзи. Если бы не второе, я бы быстро прекратила все это, но вместо этого я лишь повторяла себе: «С ней все будет в порядке, с ней все будет хорошо, с ней…»

— Что такое? Разве вас не учат разговаривать в вашей академии? — нахально спросил Дилан, и я взмолилась, чтобы Анна ответила ему на арабском, японском или персидском. Но она лишь снова попятилась и сбила локтем коробочку с полки.

Анна шагнула было к двери, пробормотав:

— Я, пожалуй, в другой раз… — но дорогу ей заступили дружки Дилана в ярко-малиновых курточках почтальонов. Теперь мне не видно было ее в зеркало.

Снова звякнул колокольчик, и вошла Макей Мак-Генри.

— Привет, Анна! — Насколько я помню, Макей с Анной и парой слов не перемолвилась за все это время. Но сейчас голос ее звучал непринужденно, словно она и впрямь ее лучшая подруга. — Что тут происходит?

Четверо парней вокруг Анны расступились. Может, их впечатлило, как Макей надула пузырь из жвачки, и он лопнул, залепив лицо Дилану; а может, они просто никогда не видели такой красивой девушки. Только Дилан не шевельнулся.

— Ого! — Он нагло осмотрел Макей с ног до головы. — А у малышки, оказывается, есть подружка.

Анна взглянула на Макей, словно ждала, что та вот-вот скажет: «Кто? Я? Никакая я ей не подруга!» Но Макей лишь провела пальцем по батарее бутылочек на полке, взяла одну с витамином С и дала ее Анне.

— Тебе бы надо попить вот это.

Макей пошла вдоль полок, не обращая внимания на Дилана и его банду. А парни смотрели на своего вожака в ожидании инструкций.

— Мне бы следовало помнить, что Академия Галлахер ни за что не отпустит своих драгоценных курочек гулять в одиночку, — попытался поддеть ее Дилан, но Макей лишь улыбнулась одной из своих знаменитых улыбок.

— Ага, — усмехнулась она, глядя на его приятелей. — Мы не такие смелые, как вы.

— Какие-то проблемы? — Голос был мне знаком, а вот акцент этот Бекс «включала» очень редко. И как ей удалось войти, не звякнув колокольчиком? Она, прошла вдоль полки с лекарствами от гриппа и простуды и встала рядом с Анной с другой стороны. Почему она не в кино?

Теперь было трое против четверых, и Дилану такой расклад не нравился. И все же он попытался изобразить независимый взгляд:

— Что такое? У тебя яхта сломалась или что? — Он ухмыльнулся. Его приятели по-идиотски захихикали.

Так они пересмешничали, пока Макей не ответила:

— Да вроде не сломалась, насколько я знаю.

— А вы, парни, пришли пококетничать с Анной? — с обманчивой приветливостью поинтересовалась Бекс. Она толкнула перепуганную Анну вперед. — Анна, расскажи ребятам что-нибудь о себе.

— У меня есть парень! — брякнула та, и мне сразу стало понятно, что это правда. Я была потрясена. Бекс тоже. Даже Макей понадобилась пара секунд, чтобы прийти в себя. У Анны есть парень?

Мне ни разу не пришло в голову, что у кого-то из моих одноклассниц есть парень, и уж тем более у Анны.

— Его зовут Карл, — добавила она.

 — Извините, ребята, — Бекс обняла Анну, — но какой-то Карл уже опередил вас.

— Ах, так у них есть парни. А этот Карл, он у нас живет? — спросил Дилан, будто хотел, чтобы с ним поделились секретом. — Девчонки, вы любите шляться по злачным местам?

— Так, наверное, это Карл Рокфеллер, — встряла Макей, а Бекс так сдавила руку Анне, что та вынуждена была сказать:

— Да. Карл Рокфеллер. Мы познакомились в физическом… — еще один крепкий нажим, на этот раз с ногтями, — …э-э… в яхт-клубе, — поправилась Анна.

Два хлопка по плечу означали, что Анна хорошо сработала.

— Эй, — Дилан шагнул вперед, словно ему надоело ходить вокруг да около. — Может, вы знаете одну мою знакомую… — Его голос сошел до шепота. Он наклонился вперед. Сейчас спросит обо мне, решила я, но он закончил: — Королеву Англии?

Вообще-то, Бекс встречалась с ее величеством, но, уж конечно, она не собиралась говорить об этом Дилану. Она просто молча наблюдала, как Дилан с приятелями ржут над этой шуткой.

— Милая, я принесла твой… — Аптекарша остановилась, увидев, что четверо парней окружили трех девушек. Наступившую тишину нарушило только шуршание пакета, который она протянула Анне вместе с рецептом.

— Спасибо. — Бекс выхватила пакет. — Это все, что тебе нужно? — спросила она у Анны. Та кивнула. Краски медленно возвращались на ее лицо.

— Ну а ты? — спросила Макей у Дилана. — Нашел, зачем приходил?

Но его ответа девушки ждать не стали. Они пошли к выходу вдоль стойки с журналами, откуда с обложки «Ньюс-уик» на них, ухмыляясь, смотрела Макей в окружении своей семьи. Под фотографией была подпись: «Самая могущественная семья в Америке?»

Дилан переводил взгляд с журнала на Макей и обратно. Макей подмигнула ему:

— Спасибо, что голосовали за нас.

Они ушли, а я еще долго не могла отвести глаз от колокольчика, который все звонил и звонил. Анна медленно удалялась по улице со своими спасительницами — подругами. Краем глаза я увидела в зеркале Джоша. Он взял меня за руку и окликнул:

— Эй!

Но я все смотрела и смотрела в окно. Там на тротуаре стояла Лиза. Она смотрела на меня сквозь стекло, словно не знала меня. Словно не желала знать.

— Да что случилось-то? — Джош развернул меня лицом к себе. — Зачем тебе все это? — Он показал на дюжину бутылочек аспирина, которые я машинально сгребла, чтобы метать их в Дилана и его подручных, если бы помощь не подоспела.

— А? Да нет, я просто свалила их, и теперь собрала.

— Да ну, пустяки какие. — Он поставил бутылочки на полку.

Я снова повернулась к окну, но Лизы уже не было.

Глава 24

В тот вечер подул ледяной ветер — во всех смыслах. В гостиных зажгли камины. Мы сменили гольфы на теплые колготки. Окна замерзли напрочь, и за ними не видно было улицы. Но больше всего меня леденил взгляд Лизы. Вот уже несколько дней нас словно по-прежнему разделяло стекло витрины. Она вела себя так, будто мы едва знакомы.

Когда я пришла в химическую лабораторию во вторник вечером, Лиза была там.

— Я знала, что застану тебя здесь, — сказала я бодро, раскладывая вещи на столе напротив нее.

Ее глаза были скрыты за защитными очками. Голову она не подняла.

— Бог в помощь, Лиза, — снова попыталась я, но она отвернулась.

— У меня нет времени помогать тебе с домашним заданием, Ками, — сказала Лиза. Может, это мое воображение разыгралось, но мне показалось, что даже пробирки покрылись инеем от ее слов.

— Да ладно. Я сама справлюсь.

Мы долгое время работали в тишине. Потом Лиза все же заговорила:

— Он ведь друг Джоша, так?

Я поняла, кого она имеет в виду.

— Да, они соседи. Я его видела пару риз, поэтому мне нельзя было раскрывать…

— Хороший дружок, — взорвалась Лиза.

— Болтун, — сказала я, повторяя слова Джоша. — Он безобиден.

Голос Лизы задрожал от гнева:

— Иди спроси у Анны, какой он безобидный.

Слух о столкновении в аптеке быстро облетел всю академию, и Анна стала почти героем — во многом благодаря тому, что Бекс и Макей уверяли всех, что когда они вошли, Анна держалась молодцом.

Но мы с Лизой знали правду.

— Если бы ситуация вышла из-под контроля, я бы могла…

— Могла бы или сделала? — резанула Лиза. Разница между этими словами никогда не казалась такой огромной, как сейчас.

— Сделала! Я бы остановила все это.

— Даже если б это значило, что ты потеряешь Джоша? — Лиза не задала главный вопрос, который не давал ей покоя: а если бы на месте Анны оказалась она, Лиза? Вмешалась бы я тогда? Если бы столкнулись мое настоящее я и моя легенда, что бы я выбрала?

Стеклянные двери химической лаборатории скользнули в стороны, и вошла Макей.

— Так и подумала, что застану вас обеих здесь…

— Все это зашло слишком далеко, Ками. — Лиза яростно смешивала какие-то ингредиенты, наконец, эта адская смесь запузырилась и стала менять цвета, как варево в котле колдуньи. — Ты зашла слишком далеко.

— Я зашла слишком далеко? — вскричала я. — По-моему, это не я взрывала учебную машину.

— Но мы же думали, что он приманка!

— Нет, — покачала я головой. — Мы думали, что он обычный парень. — Я начала собирать вещи. — Мы думали, что он того стоит. И знаешь что? Так оно и оказалось.

— Да? — крикнула мне вслед Лиза. — Что ж! Не думала, что ты из тех, кто променяет друзей на парня!

— Эй, полегче, — попыталась образумить нас Макей.

— А я не думала, что мои друзья заставят меня делать такой выбор!

Я подходила к двери, когда Лиза снова заговорила, но Макей перебила ее:

— Послушай, маленький гений! Ты и понятия не имеешь, на какие жертвы она идет ради своих друзей.

— О чем ты… — Голос Лизы чуть смягчился. — Что? Что ты знаешь?

Макей ответила так, что не оставила ей никаких сомнений:

— Достаточно, чтобы сказать, остынь! Двери открылись, и я выскочила в коридор, но еще услышала, как Лиза сдалась:

— Ладно.

Добежав до кладовки в конце восточного коридора, я отодвинула длинные трубки люминесцентных ламп, схватила фонарь с верхней полки и нажала на кирпич. Этот потайной ход я обнаружила еще на первом курсе, когда разыскивала Оникс, кошку Патриции Букингэм.

Потянуло сыростью и прохладой — стена медленно отъехала в сторону. Под дверью в коридоре мелькнула полоска света, но вскоре все поглотила бесконечная темнота.

Час спустя я стояла, дрожа от холода, на улице Белис, у дома Джоша.

Зачем? Я и сама не знала. Просто стояла в темноте, как дура. Именно как дура — какой прок от моих гениальных способностей?

Могло показаться, что я следила за его домом, но это не так. Следят жутковатые типы с редкой растительностью на лице, в заляпанных пятнами рубашках. А гении, прошедшие трехгодичную спецподготовку суперагентов, не следят — они ведут наблюдение.

Впрочем, может, я немного и следила.

Белые занавески на кухне были отдернуты, и я видела, что мама Джоша моет посуду. Когда Джош вошел в кухню, она дунула на него пеной, и он засмеялся. Я подумала о Бекс, которая сейчас, вполне возможно, тоже смеется. О своей маме, которая плачет только украдкой. О своей реальной жизни и той, какую бы хотела. И тогда, стоя на холодном ветру и глядя, как смеется Джош, я заплакала.

Но девчонки имеют на это право, так ведь? Плакать иногда без всякой причины? На самом деле такое даже должно быть записано в Конституции. Надо будет как-нибудь взломать код Национального архива и вписать поправку. Бекс мне точно в этом поможет. Вряд ли отцы-основатели возражали бы.

Глава 25

Из-за наших четвертных контрольных и сопутствующей нервотрепки я не виделась с Лизой до самого вечера следующего дня. За ужином она взяла кусок пиццы и подсела ко мне.

— Ну и где ты была вчера вечером? — спросила она и, не дожидаясь моего ответа, добавила: — Ходила повидаться с Джошем?

Я кивнула.

— Ты ведь не рассталась с ним? — В ее голосе прозвучало искреннее участие.

— Нет, конечно.

— Хорошо. — Наверное, она почувствовала мое смущение, потому что сказала: — Он очень хороший, и ты этого заслуживаешь. — Она обвела взглядом весь Большой зал и сотни таких же, как мы, девчонок. — Мы все этого заслуживаем.

Да, наверное, подумала я и украдкой глянула на Бекс, которая сидела рядом и смеялась. А смогла бы она вот так же задорно смеяться, если бы знала то, что известно мне? Если бы наши отцы поменялись судьбами, то поменялись бы мы с Бекс характерами? Стояла бы я вместо нее в Большом зале рядом с Анной Феттерман, показывая, как та отбивалась от толпы разъяренных горожан? (К тому времени толпа, по слухам, достигала уже двадцати человек.) Стала бы Бекс, красотка Бекс, хамелеоном?

— Мисс Бакстер! — К нам направлялась профессор Букингэм. У меня остановилось сердце — в буквальном смысле. (Я могу это делать — я точно знаю, потому что мы с Лизой проверяли.) Букингэм надвигалась на нас с неотвратимостью природной стихии.

Макей сидела как раз напротив меня, мы переглянулись — невысказанные опасения повисли между нами, смешавшись с ароматом оливкового масла и расплавленного сыра. Бекс сидела как ни в чем не бывало.

Я пыталась прочесть ответ в глазах Букингэм, но они были холодны и пусты, как камень.

— Мисс Бакстер, я только что говорила по телефону… — Букингэм незаметно скосила взгляд в мою сторону, — …с вашим отцом. — Я вздохнула с облегчением. Ручаюсь, Букингэм чуть ли не подмигнула мне. — Он просил передать вам привет.

Слава богу, все закончилось!

— О! — Бекс даже не перестала жевать. — Здорово. Спасибо.

Она никогда не узнает, насколько здорово на самом деле.

Взглядом я нашла маму, и она отсалютовала мне бокалом. Бекс не вздохнула с облегчением, не вознесла благодарственную молитву — не сделала ничего из того, что хотелось сделать мне. Ну да ладно, пусть. Ее отец по-прежнему там, высоко, на опасном канате. Даже хорошо, что Бекс ничего не знает.

Минут через двадцать, когда зал опустел, мы с Бекс тоже поднялись.

— Чем займемся? — спросила она.

— Да чем хочешь. — Мне и правда было все равно что делать, куда идти. Мы молоды, здоровы, и у нас вся жизнь впереди — еще успеем взвалить на себя взрослые заботы.

Хотелось устроить праздник с моей лучшей подругой — пусть она и не знает, что именно мы празднуем.

— Давай возьмем мороженое и пойдем… Тут я заметила Лизу. Она неслась к нам по винтовой лестнице и кричала:

— Ками!

Я остановилась, и тогда Лиза прошептала, по крайней мере, ей так показалось, хотя, клянусь, наверное, все услышали ее вопль:

— Джош!

Почему удается победить в войне, предотвратить покушения, а женщинам избежать появления в свете в одинаковых нарядах? Ответ прост — благодаря хорошей разведке. Именно поэтому у нас есть специальный предмет, посвященный разведке. Но если честно, я осознала его значимость, только когда Лиза затащила нас в нашу комнату и показала на монитор.

— Вот что я увидела, вернувшись с ужина.

Бедная Лиза! Она проделала виртуозную работу, внедрившись в сеть Джоша. А сейчас готова отдать что угодно, лишь бы вернуть все назад. Вот уж действительно, незнание — блаженство. Правда, к шпионам это не относится.

От Д'Мана

Джабрамсу

Ты уже пришел в себя? Я тебе говорю — я видел ее СОБСТВЕННЫМИ ГЛАЗАМИ. Тебе придется мне поверить. ОНА УЧИТСЯ В АКАДЕМИИ ГАЛЛАХЕР!!! Она тебе врала!! Кому ты веришь?!!

От Джабрамса

Д'Ману

Я доверяю Ками. Верю ей. Тебе, наверное, просто показалось, что ты видел ее среди тех девчонок в субботу. Она их даже не знает. Верь мне. И успокойся.

Ответ Дилана уместился в одну строчку.

От Д’Мана

Джабрамсу

Сегодня в 9.00. МЫ ДОСТАНЕМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА!

Вот тут я запаниковала, что, вообще-то, не очень свойственно шпионам, зато очень по-девчачьи. Так что имею право. «Доказательства», о которых парни говорят в кино, обычно подразумевают видеосъемку или что-нибудь из женского белья. Я вскрикнула и стала судорожно искать карточки Лизы. Наверняка в этом кладезе знаний имеются инструкции на случай полного и бесповоротного провала легенды.

Узнав о том, что операция на грани провала, Оперативники составили список возможных действий:

А. Направление по ложному следу: в контексте «ты, должно быть, видел кого-то другого, очень похожего на меня» один из Оперативников изображает Ками и перелезает через стену, а Ками в компании с Джошем и Диланом наблюдает за этим и говорит: «Это ее ты видел?» (Особенно эффективно, когда Объект близорук.)

Б. Сочувствие: эта техника не только успешно использовалась шпионами несколько веков, но и является главным оружием девушек. Разговор, скорее всего, будет идти в таком ключе:

ДЖОШ: Ками, это правда, что ты учишься в Академии Галлахер, в этом гнезде богатеньких испорченных наследниц, а не дома?

КАМИ: (тут же начинает рыдать — замечание: слезы очень и очень важны!): Да. Это правда. Я учусь в Академии Галлахер, но меня там никто не понимает. Это не школа (драматическая пауза), это тюрьма! Я пойму, если ты больше не захочешь видеть меня.

ДЖОШ: Как же я могу, Коми? Я люблю тебя. И теперь люблю еще больше, если это только возможно.

В: Устранение: Дилана, также известного, как Д'Ман, можно «устранить». (Этот вариант не получил единогласной поддержки.)

Все эти варианты были хороши (ну, разве что кроме В. Но все равно Бекс права, что включила его), однако, взвешивая каждый из них, я потихоньку приходила к мысли, что есть еще один. Его мы в список не вносили.

Джош и Дилан собираются прийти за доказательствами. И даже если слухи, о том что служба безопасности недавно прикуп ила отравленные дротики, не подтвердятся, Джошу приходить сюда опасно. Страшно подумать, что может случиться. Взглянув на ситуацию под таким углом, я поняла, что выбора у меня нет.

— Скоро вернусь, — сказала я, сунула коробочку с сережками, подаренными Джошем, в карман и надела серебряный крестик, до конца цепляясь за свою легенду.

Я уже дошла до двери, когда Бекс окликнула меня:

— Что ты собираешься сказать ему?

Не останавливаясь, я бросила через плечо:

— Правду.

Глава 26

Само собой, я не имела в виду «правду, только правду и ничего кроме правды». Скорее, это должна быть сокращенная версия а-ля Красный код — наша, шпионская правда.

Да, я учусь в Академии Галлахер.

Да, я лгала тебе.

Да, ты не должен верить ничему из того, что я говорила или делала.

А шпионская правда особая: иногда ее недостаточно для достижения цели. Иногда требуется гораздо большее. Мне очень не хотелось это делать. Видимо, действительно отношения, начавшиеся со лжи, должны ею и закончиться.

Нет, я никогда не любила тебя по-настоящему.

Нет, меня не волнует, что тебе больно.

Нет, я не желаю тебя больше видеть.

Наш особняк казался особенно тихим в этот вечер. Мои шаги эхом разносились по пустынным залам и коридорам, но меня это не пугало. Впереди потайной ход, Джош и — конец мечтам.

Но прежде я должна кое-что сделать. В кармане анкета, и мне не хотелось бы тащить ее с собой.

Кабинет мистера Соломона довольно близко. Я достала листок с анкетой, которую он раздал нам. Все, кроме меня, давным-давно сдали их обратно. Листок был сложен несколько раз и весь измят — я таскала его все это время, так и не подписав.

Еще двадцать четыре часа назад я боялась даже взглянуть на него. Но за такой отрезок времени в жизни шпиона может произойти очень многое — кто-то может избежать смертельной опасности, дружба может родиться и умереть, любовь — раствориться, как бумага, на которой писались любовные послания. Двадцать четыре часа назад я сидела на стене, а сейчас поняла, с какой стороны этой стены должна находиться.

В конце страницы было два квадратика, словно развилка дороги, по которой я уже устала тащиться. За нашей стеной был парень, которому я могла только причинить боль, а внутри — люди, которым я могла помочь. Возможно, это было самое трудное решение в моей жизни, и я сделала его, поставив крестик в одном из квадратов. Это одно из золотых правил секропов: не надо лишний раз усложнять.

И это правильно: все и так слишком сложно.

«Привет, Джош. Привет, Дилан», — в который раз репетировала я, шагая по темному тротуару. Я не думала о том, что мне придется сделать. Просто ждала, а еще прикидывала, как бы так ненароком ударить Дилана по башке — больно.

Бип. Бип бип. Бипбипбип.

Красная точка на циферблате постепенно приближалась, и маячок перешел уже на постоянное бииип-бииип-бииииииииип.

Я временно отключила его, услышав голос Дилана:

— Говорю тебе, все будет…

— Привет, ребята. — Так, мой талант хамелеона мне не изменил, поскольку мое появление стало для парней полной неожиданностью. Дилан даже выронил веревку.

Только слабак лезет на трехметровую стену с веревкой. Я такие препятствия преодолеваю без всяких подручных средств со второго класса!

Я застукала их с поличным, но это ничуть не убавило спеси у Дилана.

— Так-так-так. — Он подошел ко мне. — Вот и она. Как прошла учеба сегодня? — спросил он, словно собирался хитростью вывести на чистую воду.

— Прекрасно. — Я сглотнула. Мне не хотелось глядеть на Джоша. Я боялась, что, если посмотрю на него, выдержка мне изменит. Очень хотелось, чтобы Дилан затеял драку. Я могла бы орать на Дилана, визжать — в общем, могла бы оправдывать закрепившуюся за нами репутацию. Но Джош — совсем другое дело.

— А мы шли повидать тебя, — сказал Дилан, придвинувшись ближе.

— Правда? — Я подпустила в голос немного нервозности. — Но… — Я переводила взгляд с одного на другого. — Вы же не знаете, где я живу.

— Ну как это не знаем? Я видел тебя в субботу, когда ты шла обратно в школу. Со своими подругами.

— Но… я учусь дома. — Приз академии за лучшую женскую роль в подростковой драме присуждается Камы Морган! — Я не понимаю, о чем ты говоришь.

Уличный фонарь у нас над головой мигал, и в краткий миг темноты Дилан шагнул еще ближе.

— Да брось ты, богачка. Я тебя ВИДЕЛ!

У него за спиной Джош прошептал:

— Дилан…

— Да! Этот город не твой, знаешь ли! И мне плевать, кто у тебя отец…

— Дилан! — уже громче одернул его Джош. Я больше не могла избегать взгляда Джоша — я не могла от него оторваться.

— Прости, — прошептала я. Это было признание вины, которого так ждал Дилан. Вот только он не знал, за какое преступление. — Прости, мне так жаль, так…

— Ками? — Джош словно пытался разглядеть во мне прежнюю Ками. — Ками, это…

Видишь! — вскричал Дилан. — Я же тебе говорил!

— Дилан! — оборвал его Джош. — Уйди отсюда.

— Но… — начал было Дилан, но Джош шагнул ко мне, оттеснив его. Он хотел заслонить меня от Дилана, но на самом деле лишил меня единственного шанса выцарапать маленькому сопляку глаза. (Вообще-то, выцарапывание глаз будет у нас на экзамене по НАСА.)

— Дилан, уйди, — повторил Джош, отпихивая приятеля. Это, правда, не помешало тому нагло ухмыльнуться и сказать:

— Жду тебя.

Мне хотелось ударить его, пнуть, заставить испытать сильную боль. Но я подумала, что никакая подготовка НАСА не поможет мне причинить ему такую боль, какую испытывала я. Даже в Академии Галлахер вас не научат разбивать сердца.

Дилан зашагал прочь, а я тем временем перебирала в уме всю ту ложь, которую собиралась выдать Джошу. На секунду мне даже показалось, что я не смогу этого сделать — не смогу причинить ему боль никогда. Но как только Дилан скрылся из виду, Джош прокричал:

— Так это правда?

— Джош, я…

— Ты одна из них? — Голос его стал жестче.

Одна из них?

— Джош…

— Девочка Галлахер. — Я привыкла, что этот термин произносился с почтением, даже с преклонением, но в устах Джоша он прозвучал хуже оскорбления. И в тот же миг из парня моей мечты он превратился в одного из дилановских хулиганов в аптеке. Он стал тем, кто нападал на Анну. Он осуждал меня, и я взорвалась:

— А что, если и так?

— Пф! — Джош покачал головой и невидящим взглядом уставился в темноту. — Надо было сразу догадаться. — Он пнул камешек, как делал, наверное, сотни раз, а когда заговорил, обращался больше к себе: — Домашнее обучение, как же! — Он посмотрел на меня. — А кем был я? Игрушкой? У вас там что, конкурс проходил «Кто сделает идиота из местного?» Это…

— Джош…

— Нет, я хочу знать. У вас там неделя благотворительности была? Или месячник флирта с курьерами? Или…

— Джош!

— Или тебе просто стало скучно?

— ДА! — наконец не выдержала я. — Хорошо! Да, мне стало скучно. Да, я решила посмотреть, что из этого получится.

Мистер Соломон прав: худшая из пыток — видеть, как твоему любимому причиняют боль.

Джош отшатнулся и едва прошептал:

— Понятно.

Мы оба зашли слишком далеко — наговорили много лишнего, но мы оба знали, что есть причины, по которым девушки из академии не могут встречаться с парнями из Розевиля. Правда, он не знал, что эти причины строго засекречены.

— Послушай, я завтра уезжаю. — Я не могла допустить, чтобы Джош лез на стену — сегодня или когда-либо. — И хотела попрощаться. — Я вынула из кармана серьги. Они сверкали в моей ладони, как упавшие звезды. — Наверное, тебе лучше забрать их.

Джош отмахнулся.

— Нет, они твои.

— Нет. — Я силой впихнула их ему в руку. — Подари их ДиДи. — У него застыло лицо. — Думаю, они ей понравятся.

— Ладно. — Он сунул серьги в карман и с трудом выдавил улыбку.

— Береги себя, ладно? — Я шагнула прочь, но потом вспомнила, как он жаловался на то, что прикован к своей жизни. — Помнишь свободу воли?

— Ну? — Он удивился, что я вспомнила об этом.

— Желаю успехов в этом.

Свобода воли. Свою я проявила, шагнув назад — к жизни, для которой была создана, к жизни, которую выбрала для себя. Прочь от парня, который показал мне, от чего именно я отрекаюсь. Я надеялась, что он не смотрит мне вслед, что он уже свернул за угол — немного ненавидя меня, и это должно было помочь нему справиться с горем. Я шагала сквозь тьму, не оборачиваясь.

Если бы я обернулась, то, наверное, заметила бы фургон.

Глава 27

Взвизгнули шины, я почувствовала запах паленой резины, услышала чей-то крик и скрежет железа по железу — наверное, дверь. Мне закрыли ладонями глаза и зажали рот, совсем как тогда, в другой вечер, на другой улице, когда совсем другие руки вдруг появились из ниоткуда. У меня включился автопилот, и нападавший распростерся у моих ног — сейчас это был не Джош.

Но ко мне уже тянулись другие руки. Повсюду мелькали кулаки. Я пнула, попала, и услышала знакомое:

— Ох, черт, больно-то как.

Переварить услышанное я не успела — меня швырнули в кузов, и кто-то скомандовал:

— Поехали!

Я лежала, не шевелясь, кипя от ярости. Хотя мистер Соломон и намекал, что экзамен по секропам будет очень практический, я не подозревала, что настолько, пока мистер Смит не завязал мне глаза и не связал руки.

— Извините, мистер Московиц, — пробормотала я, испытывая жгучее чувство вины за то, что так сильно пнула его. В конце концов это его второе в жизни оперативное задание, а я так больно ударила его в живот. Наверняка будет синяк.

Он чуть поморщился и ответил:

— Да ничего. Все… заживет.

— Харвей… — предостерегающе окликнул его мистер Соломон.

— Верно. Молчи, — велел мне мистер Московиц и легонько ткнул в ребра. Голос у него был восторженный, словно он переживал лучший момент в своей жизни.

Поскольку это был экзамен, я решила действовать, как нас учили. Лежа на полу фургона, я отсчитывала секунды (девятьсот восемьдесят семь, к вашему сведению), отметила, как мы свернули направо, потом дважды налево, развернулись и притормозили перед лежачими полицейскими. Похоже, проезжаем через стоянку возле супермаркета.

Когда фургончик повернул на юг, я поняла, что мы направляемся к промышленному комплексу на окраине города.

Дверь открылась и хлопнула. Люди вылезли из фургона. Кто-то поднял меня на ноги и поставил на асфальт, потом пара сильных рук втащила меня на бетонный пол в каком-то пустом просторном помещении.

— Посадите ее здесь и свяжите, — скомандовал мистер Соломон.

Вступить в схватку сейчас? Или чуть попозже? Я решила рискнуть: нанесла удар ногой и явно по кому-то попала.

— К вашему сведению, мисс Морган, вы только что ударили свою мать.

— Ой, прости! — вскричала я и развернулась, словно могла разглядеть ее сквозь плотную повязку.

— Хороший удар, малыш.

Кто-то толкнул меня в кресло. Мистер Соломон объявил:

— Итак, мисс Морган, вы знаете условия: никаких правил. Можете бить со всей силы, можете бежать куда угодно. — От него пахло мятной жвачкой.

— Да, сэр.

— Вашей команде поставлена задача достать диск с чрезвычайно важной информацией. Вас захватили и доставили для допроса. Оперативная команда должна доставить два объекта. Угадайте, какие?

— Диски меня?

— Браво! Правда, не уверен, что они смогут найти вас. — Под его ногами скрипнул цемент.

— Они из Академии Галлахер? — спросила я.

— Да.

— Тогда они придут.

Через пятнадцать минут меня заперли в комнате. Глаза завязаны, сама я привязана к стулу. Но я благодарила свою счастливую звезду за то, что она так благосклонна ко мне: меня оставили под охраной мистера Московица.

— Мне правда очень и очень стыдно, мистер М, — сказала я. — Очень.

— Ками, насколько я понимаю, мы не должны разговаривать.

— Ах да, верно. Извините. — Я заткнулась секунд на двадцать. — Просто если бы я знала, что это экзамен, я бы ни за что не воспользовалась запрещенным приемом — клянусь!

— О! — В комнате воцарилась гнетущая тишина. Я ждала, когда мистер Московиц заговорит, а это было неизбежно. — Запрещенные?

— Да вы не волнуйтесь. Уверена, с вами ничего не случится. У вас ведь не кружится голова и пятна не плывут перед глазами?

— О господи!

Авторитетнейший в мире специалист по кодированию, мистер Московиц оказался наивен, как ребенок.

— Да ладно, мистер М, не волнуйтесь вы так, — говорила я, стараясь вложить в голос фальшивую уверенность. — Это опасно, только если у вас на шее появится красная сыпь. У вас ведь нет красной сыпи, верно?

И тут я услышала, как признанный гуру шифрования стал крутиться на месте, словно щенок, гоняющийся за своим хвостом.

— Я не вижу… Ох, черт, и голова начинает кружиться.

Еще бы — если так наклоняться!

— Ну-ка, ты погляди. — И он сорвал с меня повязку. Как это ни грустно, но все оказалось довольно просто. Было бы еще проще, если бы я не боялась ненароком применить действительно запрещенный прием (во-первых, потому что мне очень нравился мистер Московиц, а во-вторых, у меня не было письменного разрешения от секретаря безопасности). Мистер Московиц воспринял происходящее с достоинством.

— Ох уж эти девчонки, — сказал он с чувством, пока я привязывала его к стулу.

— Сидите спокойно, мистер Московиц, все скоро закончится.

— Ками? — окликнул он, когда я направилась к двери. — Я ведь не был совсем уж плох, правда?

— Вы были потрясающи.

Первым делом нужно было выбраться из комнаты. Диск явно не здесь — мистер Соломон ни за что не оставил бы его под охраной одного только мистера Московица. Я пронеслась по пустому складскому помещению к выходу, проверила дверь на сенсоры и датчики и только потом выскочила на улицу.

Снаружи я дала глазам привыкнуть к темноте. Из помещения, откуда я вырвалась, проникало немного света, а в остальном меня окружало лишь ржавое железо, да темные выбитые окна. По темному лабиринту между зданий гулял ледяной ветер, гоняя сухие листья и клочья пыли по бетонной площадке. Я прищурилась, пытаясь уловить хоть какое-то движение. Если бы не совершенно новый забор из металлической сетки, да хорошо спрятанные камеры наблюдения, я бы подумала, что это город-призрак.

И тут я услышала потрескивание и знакомый голос.

— Книжный червь вызывает Хамелеона. Хамелеон, ты меня слышишь?

— Лиза? — Я обернулась.

— Хамелеон, я — Книжный червь, забыла? В разговорах по рации мы используем кодовые имена.

Но я-то не разговаривала по рации. Я отправлялась из дома с миссией порвать со своим парнем и вообще-то не готовилась к активным действиям. И тут я вспомнила про серебряный крестик, висевший на шее.

Но я даже спросить не успела — Лиза все объяснила сама:

— Как-то в выходные мне стало скучно, и я решила починить твою цепочку. Заодно усовершенствовала ее немного. Что скажешь?

Мои подруги — гении и немного страшные люди, вот что я скажу. Но ей я этого, само собой, говорить не стала.

— Ну, как у тебя все прошло? — спросила Лиза. Я подумала, что сейчас нас, наверное, слушает полшколы. — Были какие-нибудь осложнения или…

— Лиза, — оборвала я ее. Мне сейчас вовсе не хотелось думать о Джоше и о том, что я сделала. Рыдать с подругами о разбитом сердце можно над вазочкой с шоколадно-сливочным мороженым, а не под прицелом парализующего оружия. — Где диск?

На этот раз ответила Бекс:

— Думаем, в большом здании в северной части комплекса. Тина и Мик отправились на разведку, а мы ждем здесь.

— Где здесь?

Подними голову.

* * *

Два дня спустя после похорон папы мама отправилась на задание. Я не понимала этого раньше, а вот сейчас поняла — иногда шпионам нужна не столько крыша, сколько щит. Лежа на крыше между Бекс и Лизой, я уже была не та девушка, которая только что рассталась со своим молодым человеком. Вместо того чтобы плакать, я проверяла часы и снаряжение. Я думала о своей миссии, а не о разбитом сердце.

— Так, — сказала Лиза, когда почти весь второй курс собрался вокруг нее. — Думаю, этот комплекс принадлежит академии, кому еще надо было вкладывать сюда кучу денег. — Она ткнула в схему, нарисованную, как я подозреваю, карандашом для век на растворимой бумаге. — По периметру установлены датчики движения, на окнах — сигнализация. — Бекс оживилась, но Лиза охладила ее пыл:

— Оригинальная, производства доктора Фибза. Мы не станем взламывать ее посреди ночи практически без оборудования.

— Эх, — обреченно вздохнула Бекс, будто ее лишили удовольствия.

Ева направила прибор, напоминающий обычный радар, а на самом деле уловитель тепловых излучений, на здание напротив нас и поводила им из стороны в сторону.

— Есть! Засечено горячее пятно. По экрану разгуливало не меньше десятка красных силуэтов, но большая часть скопилась в самом центре.

— Вот тут и есть наша цель, — заявила Бекс.

— С дверями будет проблема, — сказала Лиза, перебирая варианты. — Окна отметаются. Ручаюсь, вентиляционные и отопительные каналы тоже охраняют, и…

— Ты сама знаешь, что остается, — перебила ее Бекс с вызовом в голосе.

Лиза обвела нас взглядом и поняла, что мы все думаем примерно одно и то же: у нас есть один-единственный вариант, и она на пять килограммов легче любой из нас.

— Нет! — вскричала Лиза. — Я запутаюсь в тросе, мне отрежет голову или…

— Я сделаю это, — твердо сказала Анна Феттерман, та самая Анна, которая еще несколько месяцев назад с ужасом смотрела на листок с расписанием, словно урок по секропам был смертным приговором для нее лично. Она вышла вперед и сказала: — Я ведь подходящего размера, так?

И вот тогда я поняла, случись ей еще раз столкнуться с Диланом, спасать придется его.

Бип.

Что это?

Бип-бип.

— Ракета? — предположила Анна, глядя в небо.

Бип-бип-бип-бип.

— Нас засекли! Мы — цель самонаводящейся ракеты с транквилизаторами! — закричала Ева.

Биииииииииииип.

— Так, всем не двигаться! — раздался мужской голос у нас за спиной.

Кое-кто из моих однокурсниц повиновался приказу. Я тоже, но совсем по другой причине. Я думала, что никогда больше не услышу этот голос, и тем не менее вот он.

— Я… я… уже позвонил в девять-один-один. Полиция прибудет сюда с минуты на минуту…

Но девчонки не дали ему закончить. Упоминать девять-один-один было большой ошибкой. В мгновение ока две девчонки скрутили его, и мне пришлось крикнуть:

— Ева! Кортни! Не надо!

Все в изумлении уставились на меня: Джош — потому что был удивлен, что я не связана, не убита; второй курс (за исключением Бекс и Лизы) — потому что не понимали, с какой стати я помешала им нейтрализовать явного подсыла.

— Джош! — шепотом заговорила я, приблизившись и убавив звук маячка. — Что ты здесь делаешь?

— Я здесь, чтобы спасти тебя. — Он оглядел моих одетых в черное однокурсниц. — Кто это? — шепнул он.

— Мы здесь тоже затем, чтобы спасти ее, — ответила Бекс.

— А, — Джош мотнул головой. — Там был фургон… я увидел тебя… и…

— Ах, это? — Я отмахнулась. — Это учебные дела. — Я старалась говорить как можно небрежнее. — Что-то вроде… отработки.

Может, Джош и поверил бы мне, если бы на крыше не выстроился практически весь второй курс в черной одежде с поясами, напичканными оборудованием.

— Ками, сначала я узнаю, что ты учишься в той школе, потом ты говоришь, что уезжаешь, потом я вижу, как ты брыкаешься, как сумасшедшая, тебя затаскивают в фургон и похищают… или что там это было. — Он случайно задел старую железяку, она с грохотом проехалась по скату крыши и рухнула вниз.

Тут же взвыли сирены. Лучи заметались по земле. Лиза взглянула вниз и крикнула:

— Он поднял тревогу!

Но все это не имело значения, потому что я видела перед собой только Джоша и не слышала ничего, кроме страха в его голосе, когда он спросил:

— Ками, скажи мне правду.

Правду. Я уже и не помнила, что это такое. Я так долго избегала ее, что мне понадобилось некоторое время, чтобы вспомнить, в чем она состояла, и что привело меня на эту крышу.

— Я действительно учусь в Академии Галлахер. Это мои друзья. — Позади мои однокурсницы готовились к следующей фазе операции. — И нам сейчас нужно идти.

— Я тебе не верю. — В его голосе не чувствовалось боли — один только вызов.

— А что мне нужно сказать? — не выдержала я. — Сказать, что мой отец погиб, а мама не умеет готовить? Что вот эти девчонки мне роднее сестер? Сказать, что мы с тобой больше не можем видеться? А ведь все это правда. — Он потянулся ко мне, но я отшатнулась. — Не приходи ко мне, Джош. Я больше не могу встречаться с тобой. — И тут я впервые посмотрела ему прямо в глаза. — И для тебя так будет лучше.

Бекс вручила мне снаряжение, и я напоследок сказала ему:

— И кстати, у меня нет кошки.

Я отвернулась, чтобы скрыть слезы, и уставилась в темноту. Я не думала о том, что оставалось позади. Свободная от своих тайн, ото лжи, я сказала себе, что делаю то, ради чего появилась на свет. Я побежала. Прыгнула. Раскрыла руки — и на десять блаженных секунд обрела способность летать.

Глава 28

Ладно, пусть я не летела, а скользила по тросу, натянутому между двумя зданиями, но все равно было приятно чувствовать свою невесомость.

Джош остался позади. Я неслась вперед и на такой высоте и скорости при всем желании не смогла бы обернуться. Я приземлилась на крышу и услышала, как Ева сказала Тине:

— Мы с тобой с фланга.

Кортни тут же откликнулась:

— Мы — с другого, — и потащила Мик к пожарному выходу с западной стороны.

Мы были девчонками Галлахер на задании и делали то, что умели лучше всего. Поэтому я больше не думала о том, что случилось, даже когда Бекс спросила:

— Ты как, в порядке?

— В полном! — И в тот переполненный адреналином момент это была чистая правда.

Мы двинулись в южном направлении. Бекс достала тюбик, очень похожий на помаду. На самом деле это суперактивный кислотный крем. Очень не советую их путать, потому что как только Бекс начертила им большой круг на крыше, кислота начала разъедать металл, и уже через тридцать секунд мы проникли внутрь склада.

Здание представляло собой лабиринт из железных стеллажей, уставленных ящиками. Казалось, вот-вот просигналит погрузчик. Мы с Бекс пробирались вдоль рядов с юга, надеясь, что наши товарищи движутся нам навстречу с севера.

— А он выше, чем я думала, — шепнула Бекс, пока я проверяла, свободен ли путь за поворотом.

— Да, неваж…

И в этот миг откуда-то сверху спрыгнул парень, как мне показалось, кто-то из хозяйственной службы. Он пикировал вниз совершенно бесшумно, как большая черная ворона, но мы с Бекс почувствовали его, уловили движение тени. Я отступила в сторону, и он приземлился, глухо ударившись о стойку. Ни секунды не раздумывая, он перевернулся и нанес удар, но Бекс уже была готова и сразу припечатала ему на лоб транквилизаторный пластырь. Надо сказать, я очень рада, что доктор Фибз бросил курить. Во-первых, это очевидные плюсы для здоровья, а во-вторых, идея делать транквилизаторные пластыри просто великолепна.

Мы продолжали продвигаться по темному лабиринту, и Бекс вдруг сказала:

— Ты найдешь кого-нибудь другого. Еще красивее. С еще более роскошной шевелюрой!

Ложь, конечно. Но приятная.

Мы ползли по проходу, внимательно вслушиваясь в каждый шорох, стараясь уловить малейшее движение воздуха (если уж мистер Соломон призвал на подмогу хозяйственную службу, значит, он относится к этому экзамену более чем серьезно).

— Группа Бета, как продвигаетесь? — прошептала я в переговорное устройство, но ответом было лишь потрескивание в эфире. Мы с Бекс встревоженно переглянулись. Это не сулит ничего хорошего. — Группа Чарли? — Молчание.

Я почувствовала себя лабораторной крысой, ищущей кусочек сыра в лабиринте. Каждый поворот таил опасность. Каждый следующий шаг мог привести в ловушку. Тогда мы с Бекс, поняв друг друга без слов, сделали то, что всегда делают в фильмах супершпионы: задрали головы.

Забравшись наверх, мы обнаружили мужчин, патрулировавших проходы. Бесшумно стали мы пробираться поверху к маленькой комнатушке в самом центре здания.

Кабинет окружали внутренние стены высотой метров шесть — гораздо меньше, чем высота крыши, нависавшей темной, холодной громадой над нами. Мы остановились, и Бекс достала бинокль ночного видения. Посмотрев вниз, она передала его мне.

— Угадай с одного раза, кто сидит там внизу?

Я присмотрелась:

— Соломон.

Бекс приложила руку к уху и прошептала:

— Группа Бета и группа Чарли. Мы на позиции. Повторяю, группа Альфа вышла…

И тут меня кто-то схватил за ногу. Я попыталась высвободиться. Обернулась к Бекс, но той уже не было. Зато слышалась какая-то возня внизу, а со стеллажей сыпались ящики.

Высвободиться мне не удалось, и вот я уже лечу вниз. Мне удалось ухватиться за металлическую перекладину стеллажа и задержаться — я хотела воспользоваться своей же инерцией и забросить тело наверх. Но было уже поздно.

Меня снова дернули за ногу, и на этот раз я свалилась на пол. Под руками оказался пыльный холодный цементный пол, а перед глазами — ботинки сорок пятого размера.

Это плохо.

Я попыталась перекатиться и ударить, вскочить и вмазать противнику пяткой в челюсть, но руки перестали действовать.

— Хорош, Ками, — усмехнулся Жвачка. — Все кончено, девочка. Ты попалась. Он поднял меня на ноги и повел за угол, где уже стояла Бекс. Ее держали два парня из хозяйственной службы, оба в крови.

— Но попытка была хорошая, — шепнул мне Жвачка, подталкивая к двери кабинета. Почему-то мне кажется, что настоящие международные террористы вряд ли будут столь любезны.

Я судорожно перебирала возможные варианты: мамзель в отчаянии, подвернутая нога, ложный припадок, удар головой в нос? Но интуиция подсказывала, что Жвачку ни на один их них не взять. Он килограммов на пятнадцать тяжелее и лет на пятнадцать старше меня. Но, как говорит мама, я всегда могла вывернуться из любого положения.

— Сожалею, мисс Морган. — Мистер Соломон вышел из кабинета мне навстречу. — Но все кончено. Диска вы не получили. Задание не выполнено…

Похоже, он прав. Его слова не оставляли никакой надежды. Но именно на этой реплике Лиза вырубила свет.

Темные фигуры посыпались из ниоткуда. Девушки Галлахер, словно град, падали сверху. Хотелось бы мне привести статистику ударов, но все произошло слишком быстро: мелькали кулаки, ноги, слышалось, как удары достигали цели. Тяжелые тела валились на пол, как только транквилизаторные пластыри касались кожи.

Наверное, здание было оснащено резервным генератором, потому что уже через минуту включились ярко-желтые лампы, и от неожиданности все застыли. Бекс уложила на лопатки еще одного охранника и метнулась к кабинету. Но когда она пересекла порог, сработал датчик движения и включилась сирена. Комната тут же превратилась в тюремную камеру — из пола выскочили металлические прутья, образовав решетку вокруг того предмета, который был нам нужен.

Бекс ударилась о решетку, а мистер Соломон у нее за спиной объявил:

— Извините, леди, но, судя по всему, ваша миссия подошла к концу. — Он покачал головой. Но вид у него был совсем не торжествующий, а какой-то грустный, почти подавленный. — Я пытался донести до вас, насколько это важно. Я пытался подготовить вас, а теперь посмотрите на себя. — Мы все были в крови и синяках, но все еще стояли на ногах. Однако мистер Соломон выглядел виноватым и разочарованным. — Как вы собирались выбираться отсюда? Был у вас план отхода? Вы действительно готовы были пожертвовать тремя четвертями команды ни за что? — Он покачал головой. — Не хочу видеть никого из вас на своих занятиях в следующем семестре. Не хочу брать вину на душу.

— Извините, сэр, — сказала я. — Это имеет силу и в том случае, если диск у нас?

Он устало рассмеялся, напомнив нам то, о чем наши сестры знали уже много веков — мужчины всегда недооценивают женщин. Даже если это женщины Галлахер.

— Вон тот диск, — показала я рукой на решетку, окружавшую маленький кабинет. Единственный маленький просвет оставался у пола, откуда выходили прутья. Расстояние было таким маленьким, что взрослому мужчине там ни за что не протиснуться. Нет, для этого нужна девушка — желательно, комплекции Анны Феттерман.

В полном ступоре мистер Соломон и остатки его команды смотрели, как миниатюрная Анна пролезла под решеткой, помахала им диском и скрылась. Кто-то из охранников рванулся за ней.

— Что ж, — хмыкнул мистер Соломон, — пожалуй…

Договорить он, однако, не успел — раздался жуткий скрежет. Помещение наполнилось пылью, дымом и треском ломающихся ящиков. Жвачка прижал меня к стене и закрыл своим телом — вокруг нас стеллажи складывались, как домик из костяшек домино.

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем охранник отпустил меня. Думаю, он просто оцепенел. Я-то уж точно. В конце концов не каждый день а) расстаешься со своим тайным ухажером, б) тебя похищают (в некотором роде) бывшие правительственные агенты и в) вышеозначенный тайный ухажер пытается спасти тебя, пробившись на погрузчике сквозь стену.

— Ками! — крикнул он, закашлявшись от пыли, но я не ответила — не могла. Мистер Соломон лежал на полу. Он предусмотрел все, кроме одного — кроме настойчивости обычного парня, имевшего несчастье влюбиться в особенную девушку.

— Ками! — снова крикнул Джош. Пыль все еще клубилась, медленно оседая на пол. Он слез с погрузчика и встал на кучу битого кирпича. — Нам. Надо. Поговорить.

— Вот именно, — раздался голос позади меня. Я обернулась и увидела маму. Мою сильную, красивую, великолепную маму. — Надо.

Мистер Соломон пошевелился. Жвачка отряхивал с себя пыль, а Бекс лыбилась так, словно ничего забавнее в жизни не видела. Все закончилось — экзамен, вранье, все. И я сделала единственное, что мне оставалось.

— Джош, — сказала я, — познакомься с моей мамой.

Глава 29

С тех пор как я узнала правду о родителях, я не волновалась о них только тогда, когда они оба были в пределах моей видимости. Думаю, именно тогда я и стала Хамелеоном. Я пробиралась в их спальню и смотрела, как они спят. Я молча лежала за диваном в гостиной и слушала, как они смотрят телевизор по вечерам. Я все время чего-то ждала. Все изменилось, когда я приехала в Академию Галлахер. Но даже для меня ночь после экзамена по секропам показалась бесконечной.

23.00. Оперативники возвращаются в штаб и получают инструкцию разойтись по комнатам и ложиться спать.

23.40. Тина Уолтерс сообщила, что директриса Морган заперлась в кабинете с Объектом.

01.19. Оперативнику удалось вычистить пыль и мусор из головы.

02.30. Большинство второкурсниц прекратили подготовку к завтрашнему экзамену по СТРАМу и пошли спать.

04.00. Оперативник заснуть не мог. Оперативник отдает себе отчет, что при самом оптимистичном сценарии Объект получит стакан «модифицирующего память» чая, отправится спать и проснется без единого воспоминания о вчерашнем дне. О худшем сценарии Оперативник старался не думать.

В семь утра терпение мое лопнуло, и я постучалось в кабинет мамы. Я думала, что готова ко всему — что после денька, выпавшего накануне, меня уже не застать врасплох.

Я ошибалась.

— Привет, — сказал Джош.

— Что… А… Как… — Похоже, он засомневался в том, что я гений, как ему рассказали. Но я ничего не могла поделать, настолько его появление оказалось неожиданным. По моим расчетам он давно должен был уйти. Мы никак не должны были столкнуться в дверях маминого кабинета и стоять там, неловко застыв. Две половинки моей жизни ни при каких обстоятельствах не должны были сталкиваться.

— Ты здесь всю ночь пробыл? — спросила я, когда наконец обрела способность связно мыслить.

Глаза красные и уставшие, но по его виду не скажешь, что ему смертельно хочется спать. Скажу больше, у него был вид человека, который вообще больше никогда не заснет.

Он потер глаза.

— Да, я позвонил маме и сказал, что останусь у Дилана. Они… они ничего не знают о… В общем, они не возражали.

— Ну, конечно, они же не проверяют, откуда сделан звонок.

Я, в принципе, не шутила, но тот, «старый Джош» непременно бы рассмеялся или расплылся в сводящей с ума улыбке. «Новый Джош» просто стоял и смотрел на меня.

— Ками, — позвала мама из кабинета, и ее голос отчетливо прозвенел в еще пустом Историческом зале. — Входи, пожалуйста.

Я шагнула внутрь, задев Джоша. Увы, момент этот был слишком краток.

— Я… — Джош кивнул в сторону скамеечки у лестницы, — твоя мама и тот мужик сказали, что мне можно подождать.

Но мне не хотелось, чтобы он ждал меня. Если он дождется, мне придется смотреть ему в глаза. Придется объясняться с ним на языке, которого даже я не знаю. Лучше пусть уйдет, не оборачиваясь. Но сказать ему об этом я не успела — мама снова позвала меня:

— Камерон, входи же! — И я поняла, что времени у меня уже не осталось.

Она не обняла и не поцеловала меня, что было довольно странно. Не то чтобы совсем неожиданно, но это придавало сцене какую-то незаконченность. Как будто я все еще стою у двери, а она вот-вот спросит меня: «Ну, как уроки сегодня?», а потом я пройду к дивану и спрошу, что у нас на ужин. Я огляделась. В углу примостился мистер Соломон.

— Хорошо спалось? — спросил он.

— Не очень. — Не ложь.

— Я рада, что Джош к нам пришел, — сказала мама. — Он мне показался милым. — Так и есть. — Приятно было наконец познакомиться с ним.

— Да, я… — И тут я поняла: что-то не так. — Погоди-ка!

Мама улыбнулась мистеру Соломону, и он — можете себе представить? — улыбнулся ей в ответ. Во весь рот! (Мне даже в тот момент показалось, что он очень даже ничего. Но всего на секунду-другую.)

— Дорогая, ты, конечно, хороша, — сказала мама, видя что я ничего не понимаю, — но отдай и нам должное. Господи боже мой! Я рухнула на диван.

— Как…

Закончить этот вопрос можно было разными способами: как давно они узнали? как далеко они бы дали мне зайти? как они вообще узнали?

— Ты была так занята, — сказала мама. Она села на кожаное кресло напротив меня и положила ногу на ногу.

— То есть ты даже не задумалась, как мы выследили тебя вчера вечером? — поинтересовался мистер Соломон.

Нет, я не задумывалась. Все случилось слишком быстро, а в последующие часы я все еще плыла на тех эмоциях. Я чувствовала себя идиоткой — полнейшей, пойманной за руку дурой, таскающей конфеты из вазочки.

— Ками, у нас ведь не обычная школа. То, что ты сделала, безрассудно и легкомысленно. Если бы ты повела себя так на задании, ты поставила бы под угрозу чьи-то жизни и сорвала операцию. Надеюсь, это ты понимаешь?

— Да, мэм.

— Ну а в целом, по мнению такого крупного специалиста, — она глянула на мистера Соломона, а тот кивнул, — это было впечатляюще.

— Правда? — Я переводила взгляд с одного на другого и каждую секунду ждала, что вот-вот откроется люк, и я загремлю в темницу. — Так у меня не будет… неприятностей?

Мама склонила голову и ответила тщательно взвешивая слова:

— Скажем так, у тебя была самая обширная практика по секретным операциям, какая только возможна в этих стенах.

— О! — только и выдавила я.

— Но, Ками, — мама наклонилась ближе, почему ты не пришла с этим ко мне?

В ее голосе звучала обида. И для меня это было хуже всякой пытки.

— Не знаю. — Не плачь. Не плачь. Не плачь. — Я просто… — Но было уже поздно: голос сорвался. — Я не хотела, чтобы тебе было стыдно за меня.

— Ей стыдно? — удивился мистер Соломон, и я только тогда сообразила, что он все еще в комнате. — Думаешь, она в твои годы смогла бы столько наворотить? — Он рассмеялся. — В тебе сейчас гены не матери, а отца.

Он поднялся и прошелся к окну. Я увидела его отражение в стекле.

— Он всегда говорил, что ты будешь хороша. — Хм, пожалуй, он все-таки ничего. — Ками, наверное, я был слишком строг к тебе в этом семестре, — сказал Джо Соломон, словно открыл для меня большой секрет. — Знаешь, почему?

Потому что вы ненавидите меня, пришло мне в голову, но я и сама понимала, что это неверный ответ.

— Я уже потерял одного члена семьи Морган, который мне был очень дорог. — Он посмотрел на маму, потом на меня. — И я бы многое отдал, чтобы ты никогда не появилась в моем классе. — Мне было так обидно, что я даже дар речь потеряла. Он достал из кармана мою анкету, где я отметила клетку с секретными операциями. — Ты уверена, что не хочешь найти себе какое-нибудь милое местечко в лаборатории или аналитическом отделе? — Я промолчала, и он через некоторое время свернул листок и убрал обратно в карман. — Что ж, если тебе суждено оказаться на задании, ты будешь к этому готова. Я должен твоему старику хотя бы это. — В его голос прокралась грусть, и впервые я взглянула на него как на обычного человека. — Я должен ему гораздо большее.

Я посмотрела на маму — она наградила его грустной, понимающей улыбкой.

— Желаю приятных каникул, Ками, — уже в своей прежней манере добавил мистер Соломон и направился к двери. — Отдыхай. Следующий семестр уже не будет такой легкой прогулкой.

Это он назвал легкой прогулкой? Мне хотелось закричать. Но он уже ушел. Я хотела получить от него ответы. Как хорошо он знал моего папу? Почему он появился в Академии Галлахер сейчас? Почему у меня такое ощущение, что он что-то не договаривает?

Но тут заговорила мама, и я поняла, что мы с ней одни. Моя оборона рухнула, мне хотелось просто свернуться возле нее в комочек и проспать до Рождества.

— Ками. — Она пересела ко мне поближе. — Меня совсем не радует, что ты обманывала меня, не радует, что ты нарушала правила. Но во всей этой истории есть кое-что, что наполняет меня гордостью.

— Компьютерная разведка? — попыталась угадать я. — На самом деле это все Лиза. Я не…

— Нет, малыш, не это. — Она взяла меня за руку. — Ты знаешь, что мы с папой не были уверены, посылать ли тебя в эту школу?

Я слышала немало нелепостей за свою жизнь, но от этой у меня буквально дыхание захватило.

— Но… ты же училась в академии… я — наследница… это…

— Милая, — остановила меня мама. — Когда мы приехали сюда, я знала, что придется выкинуть все, что не относится к делу. Мне не хотелось, чтобы это было единственным, что ты знаешь. — Она взъерошила мои волосы. — Мы с папой часто думали, действительно ли это лучший выбор для тебя.

— Но что… как вы решили? — спросила я и тут же поняла, что сморозила глупость.

— Да, малыш, когда я потеряла твоего отца, я поняла, что мне надо уходить с полевой работы…

— И тебе нужно было найти какую-то работу? — попыталась я закончить за нее.

— Нет. — Она покачала головой. — Мне нужно было вернуться домой.

В какой момент я начала плакать? Не знаю. Да и какая разница?

Она погладила меня по голове.

— Но больше всего меня беспокоило, что все свое детство ты будешь учиться быть сильной и суровой и так и не узнаешь, что иногда нужно быть мягкой и слабой. — Она выпрямилась и заставила меня посмотреть ей в глаза. — Заниматься нашим делом — еще не значит, что нужно отказаться от той частицы себя, которая любит, Ками. Я любила твоего отца… Я люблю его. И тебя. Если бы я хоть на секунду допустила мысль, что тебе придется отказаться от любви… и никогда не узнать ее… я бы тотчас увезла тебя за тридевять земель.

— Знаю, — сказала я. Не ложь.

— Хорошо. Я рада, что ты это понимаешь. А теперь иди. У тебя еще экзамены.

Я провела рукой по лицу, стирая заблудившиеся слезинки, и пошла к двери. Мама окликнула меня:

— Если бы ты отметила другой пункт, я бы поняла, малыш.

Я обернулась и увидела перед собой не директора академии, не шпиона и даже не свою маму — я увидела женщину, которая тайком плакала.

Как же сильно я ее люблю!

— Я бы на твоем месте это не трогала.

Джош обернулся, но его рука была все еще в опасной близости от меча Джилиан.

— Мы очень хорошо умеем защищать свои секреты, — сказала я, подходя ближе.

Он сунул руки в карманы. Пожалуй, это было самое безопасное место для них. Но этот жест напомнил мне тот вечер, когда мы впервые встретились. Мне так хотелось вернуться на ту темную улицу и получить шанс все исправить.

— Значит, ты шпион? — сказал он, не сводя глаз с меча. Я его понимала — мне самой тошно было на себя смотреть.

— Это многое объясняет.

— Значит, они рассказали тебе? — спросила я.

Он кивнул:

— Да, для меня устроили большую экскурсию.

Почему-то мне было трудно в это поверить, но уточнять: «А ты видел нашу летающую тарелку на ядерном топливе, которую мы держим в подвале?» — мне показалось неуместным. Поэтому я просто кивнула.

— Джош, ты понимаешь, что тебе нельзя…

— Никому рассказывать? — Он все же посмотрел на меня. — Да, меня предупредили.

— Никогда, Джош, никогда.

— Я знаю, — ответил он. — Я умею хранить секреты.

Его слова ужалили меня. Он на это и рассчитывал.

И вот мы стоим в зале, посвященном тайной жизни и тайным победам. Жизнь моих сестер открыта ему. Я сама раскрыта перед ним, но нас теперь разделяет еще больше, чем раньше.

— Прости, что солгала тебе. Мне очень жаль, что я не… нормальная девушка.

— Да нет, Ками, я все понимаю про шпионов и все такое. — Он повернулся ко мне. — Но ты солгала не только о том, где ты учишься. — Его голос был резок, но в нем слышалась боль. — Я даже не знаю, кто ты такая на самом деле.

— Знаешь, — возразила я. — Ты знаешь все самое важное.

— Твой отец?

— Я застыла.

— Это засекречено — то, что случилось… я не могла тебе этого рассказать. Я хотела, но…

— Ну так просто скажи, что он умер. Скажи, что твоя мама не умеет готовить и что ты — единственный ребенок в семье. Не надо… придумывать себе семью. Не надо придумывать другую жизнь. — Джош глянул через перила вниз, в фойе, и сказал: — Что такого замечательного в нормальности?

Может, я и гений, но именно Джош первым все понял про меня. Тогда мне нужна была другая жизнь, жизнь на пробу — нормальная жизнь во временное пользование. Беда только в том, что теперь приходится смотреть в глаза дорогого мне человека и сообщать о том, что я никогда не буду свободна настолько, чтобы любить его.

И тут до меня дошло, где мы находимся и на что он смотрит. ДЖОШ ЗНАЕТ! Я чуть не закричала. Все! Больше не нужно никакого вранья. Он уже внутри, он — один из нас (в какой-то мере). Он…

Но Джош стал спускаться по лестнице. Я рванула за ним с криком:

— Джош, подожди! Постой! Теперь все хорошо! Это… Дойдя до конца ступенек, он остановился, сунул руку в карман и протянул мне раскрытую ладонь.

— Они тебе нужны? — На ладони лежали сережки.

— Да, — кивнула я, сглатывая подступившие слезы. Одним махом я пролетела лестничный пролет. Джош сунул мне серьги в руки так быстро, что я даже не успела почувствовать его прикосновения. — Я их обожаю! Мне не хотелось их…

— Конечно. — Он снова отдалился. Я знаю с десяток разных способов справиться с парнем его комплекции, но против него я бы не стала их использовать.

Вот черт! Он уходит. Я не знала, то ли грустить от этой потери, то ли ликовать, что ему позволили уйти отсюда, не стерев из его памяти наши секреты. Само собой, они бы этого не допустили, если бы не доверяли ему… если бы не проверили его… если бы кое-кто не решил, что ему можно не пить чай, после которого он бы проснулся с воспоминанием о кошмаре, детали которого не может восстановить.

Если они не решили, что мне можно любить его.

Он дошел до двери.

— Джош, — в отчаянии крикнула я. Надо, по крайней мере, попытаться все уладить. В конце концов, я девушка Галлахер или кто? — Я… я еду в Небраску на каникулы. Там живут мои дедушка с бабушкой — папины родители. Но я вернусь.

— Ладно. — Он потянулся к ручке двери. — Думаю, мы увидимся.

Джош улыбнулся — мимолетно, но вполне достаточно, чтобы я поняла: он действительно собирается увидеться со мной, когда я приеду. И что еще важнее — он будет ждать этого момента.

Я уже начала воображать, как оно все будет — новый год, новый семестр, новый этап в отношениях без секретов. Но Джош сказал:

— Кстати. Передай спасибо своей маме за чай.

Он открыл дверь и вышел. Я еще долго стояла посреди пустого фойе. В фильмах всегда показывают, как после драматичного прощания тот, кто остался, бросается вслед уходящему, и они сливаются в весьма и весьма чувственном поцелуе. Но если меня и ждали какие-то поцелуи в моей судьбе, случится это явно не сейчас.

Что-то теплое и мягкое коснулось моей ноги. Это Оникс провела хвостом по голени. Она мурлыкала, утешая меня, — счастливая домашняя кошка. Круг замкнулся.

По лестницам уже спускались девушки, торопясь на завтрак. Впереди их ждали последние судорожные просмотры конспектов перед экзаменами. Я знала, что станет главной темой разговоров за завтраком. Если уж обычные девушки любят посплетничать, то девушки Галлахер…

Но меня не задевали их взгляды. Я стояла посреди этого потока, вливаясь в новый день. Шевельнулась я только тогда, когда рядом нарисовалась Бекс.

— Эй! — Она сунула мне в руки учебник и рогалик. — Пойдем, — потянула она меня за руку. — У нас же экзамен по СТРАМу. Лиза приготовила карточки.

Я поднималась по лестнице за своей подругой. Вокруг сновали девушки, одетые, как я, обученные, как я, и живущие в том же мире, что и я.

Выбрала бы я этот мир, будь у меня возможность вернуться назад — в то время, когда я ничего не знала и была наивно счастлива? Смогла бы я жить чистенькой уютной жизнью на чистенькой уютной улочке? Не знаю. Может, и смогла, если бы можно было потрясти свой мозг и стереть из памяти все, что я знаю. Но теперь я слишком глубоко в системе. Я знаю, что происходит под покровом ночи и как с этим бороться.

Мы с Бекс поднимались по лестнице. Вскоре к нам присоединилась Лиза, а потом и Макей.

Не знаю, что будет в следующем семестре.

Не знаю, удастся ли мне еще хоть раз поговорить с Джошем и что он будет помнить после сегодняшнего дня.

Не знаю, что нас ждет на секропах или даже как будет выглядеть мистер Смит в сентябре.

Но я знаю, кто будет рядом со мной, и вам скажет любой шпион — иногда этого вполне достаточно.

Благодарности

Эта книга не получилась бы без помощи многих замечательных людей. Я благодарю чрезвычайно талантливых Донну Брей и Арианну Левин за их доброту, профессионализм и поддержку. Я многим обязана моей семье и преданным друзьям, которые всегда поддерживают меня. Но больше всех я благодарю Кристину Нельсон, с письма которой все и началось.