/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Любовный роман

Возвращение падшего ангела

Эбби Грин


Эбби Грин

Возвращение падшего ангела

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Подойдя к бальному залу и обнаружив, что двери закрыты, Ромэн де Валуа с удивлением понял, что в первое мгновение даже обрадовался такому обстоятельству. То, что ему не хочется идти к гостям, — это очевидно, но чтобы настолько... Неужели он начал сторониться людей?

Стараясь перебороть собственную слабость, Ромэн решительно направился к следующим дверям. И в этот самый моменту него возникло странное желание. Ему вдруг захотелось, чтобы рядом с ним оказалась доброжелательная и понимающая женщина, которая бы держала его за руку и без всяких слов догадывалась бы, о чем он думает. И ободряюще улыбалась. Короче — родная душа. Но искать такую милую, не испорченную светским обществом женщину здесь — верх глупости и пустая трата времени. Тогда уж надо возвращаться в небольшой французский городок, откуда он родом и в котором не был целую вечность. Но пути назад, в прошлое, уже нет!

Рука мужчины легла на дверную ручку. Он вздохнул, собираясь с мыслями, и открыл дверь.

Разговоры сразу стихли. Ромэн почувствовал на себе взгляды собравшихся. Где же его тетя? Мужчина пошел по залу, отвешивая короткие поклоны знакомым, и на его губах заиграла циничная ухмылка. Владелец самого крупного модельного треста, Ромэн практически управлял судьбами всех людей, собравшихся в зале, связанных с этой областью.

И все знали это так же хорошо, как и он сам.

Толпа расступилась, пропуская мужчину вперед. Впервые в жизни Ромэн не испытал при этом никаких приятных эмоций. Наоборот, он почувствовал... скуку и досаду.

Ромэн прекрасно понимал, что представляет собой лакомый кусочек для находящихся здесь женщин: молодой, красивый, а главное, баснословно богатый. В течение довольно длительного времени Ромэн видел немало плюсов в невероятной доступности практически всех окружающих его женщин. Однако постепенно от мысли, что он может с легкостью выбрать для себя любую самую красивую и желанную девушку и та без всякого сопротивления пойдет с ним куда угодно и ни в чем ему не откажет, начал оставаться горький привкус во рту. Все эти блондиночки и брюнеточки в платьях самых разнообразных цветов и фасонов, но имевших единственную цель: продемонстрировать как можно больше обнаженного тела, — смешались для него в одну кучу. Подчас он даже забывал, как зовут его очередную пассию.

Ромэн почувствовал немалое облегчение, отыскав свою тетю. Он пришел сюда ради нее. Уже несколько дней она настаивала на том, чтобы он взял для участия в его очередном и очень важном проекте одну из работавших у нее девушек. Спорить с тетушкой бесполезно, гораздо проще — пригласить к себе эту самую... как там ее... Сорку Мерфи. Одной девушкой на пробах больше, одной меньше, какая разница! Все равно она сразу потом отсеется.

— Нет. — Сорка терпеливо вздохнула. — Это произносится: Сор-ка...

— Почти так же мило, как ты сама, дорогая... Что это за имя такое?

Взгляд глубоко посаженных глаз заставил девушку поспешно выдернуть руку из влажной ладони мужчины. Было совершенно очевидно, что происхождение ее имени интересует его не больше, чем путешествие на Луну.

— Сорка! — послышалось сбоку.

— Оно галльское, — выдавила из себя Сорка с деланой улыбкой. — Означает «свет»... Было приятно познакомиться, но простите, меня зовут...

— Сорка!

Девушка обернулась. Желание сбежать от этого похотливого миллионера из Техаса сделалось невыносимым.

— Кейт... — Сорка не могла скрыть радости при виде подруги.

Та лишь мило улыбнулась мужчине и увела Сорку.

— Боже, как же я рада тебя видеть! Думаю, мне придется долго отмываться после этого вечера. — Сорка вздрогнула.

— Понимаю. Он зажал меня чуть раньше, и когда я заметила, что теперь он клеится к тебе, то сразу решила: надо спасать.

Девушка обняла лучшую подругу и улыбнулась.

— Я так рада, что ты здесь, Кейти! Подобные вечера поистине ужасны. Думаешь, нам удастся пораньше улизнуть отсюда?

Кейт недовольно сморщила нос.

— Шансов никаких! Мод следит за нами своим орлиным взглядом. Она уже пригрозила, что если мы рано уйдем отсюда, то нам придется выплатить ей штраф, как за прогул.

Сорка простонала, а уже в следующую секунду поймала на себе взгляд той, о ком они как раз говорили, — Мод Харридей, королевы индустрии моды и руководительницы «Моделс инкорпорейтед», нью-йоркского агентства, на которое работали обе девушки. Пришлось лучезарно улыбаться до тех пор, пока внимание Мод не переключилось на кого-то другого. Трудный выдался денек!

Кейт остановила официанта и, взяв с подноса пару бокалов шампанского, протянула один Сорке. Обычно та не пила, но сейчас все же взяла бокал — для вида. С ним в руке она чувствовала себя более защищенной.

Сорка чокнулась с подругой.

— Спасибо, Кейт, что выручила в трудную минуту. За тебя! Всегда чувствую себя какой-то кобылой на таких мероприятиях, а ты? Все присматриваются, оценивают... Того гляди зубы начнут смотреть.

Кейт с интересом оглядывалась.

— Ну не знаю, Сорка... — произнесла девушка и процитировала их начальницу: — Такие вечера для привлечения спонсоров поважнее подиумов. И у всех девушек равные шансы. Все зависит от вас самих. — И добавила полушепотом: — Нам с тобой по двадцать пять лет стукнуло, так что мы уже старые, если ты не заметила. Эти люди вкладывают в тебя деньги, оплачивают твои счета, и потому переступи через собственную гордость и смотрись безупречно.

Сорка рассмеялась, запрокинув голову:

— Мод убила бы тебя, если бы слышала.

Их контрастная внешность — блондинка Кейт и шатенка Сорка — привлекала к ним внимание. А дружба их началась еще в ирландском пансионе, неподалеку от Дублина.

Кейт заговорила снова:

— Здесь сегодня полно симпатичных парней...

— Кейт, давай не будем об этом. Прошу тебя! — Сорка тут же ощутила чувство вины, ведь именно Кейт помогла ей в трудную минуту. И она в неоплатном долгу перед ней.

Подруга кивнула.

— Ладно, не буду. Но теперь ты свободна... и ты самая красивая из всех, кого я знаю. Внешне и внутренне. Я просто хочу...

Сорка взяла Кейт за руку, прервав ее монолог.

— Спасибо, Кейти... но, прошу, забудь об этом пока, хорошо?

Девушку было нетрудно отыскать в толпе. Уже по фотографиям, которые Ромэну сегодня утром прислала по Интернету тетя, он понял, что она действительно хороша собой: изящная шатенка с бледной, будто прозрачной кожей.

Ромэн украдкой наблюдал за двумя девушками. Сияющая улыбка оставалась на лице Сорки Мерфи все то время, пока она говорила с подругой. Но самое главное — ему пришлось признать, что обе девушки заметно отличаются от других моделей. Обе не искали в толпе мужчин и были похожи на... заигравшихся девчонок, которым плевать, что они не одни.

И Ромэну захотелось поиграть с ними...

Сорка выделялась в толпе своей красотой и благородством поведения. Ее каштановые волосы спадали соблазнительным каскадом на обнаженные плечи. Платье с корсетом облегало приятные округлости, несвойственные топ-моделям, а поза и грациозная пластика свидетельствовали о годах практики. Длинные густые ресницы обрамляли самые голубые из всех мыслимых и немыслимых голубых глаз, а аристократически белая кожа так и манила прикоснуться к ней.

Ромэн ощутил прилив интереса к этой модели. Она не только обладала настоящей, не искусственной красотой, так еще и не пыталась макияжем, либо кричащим туалетом, либо вызывающим поведением привлечь к себе внимание окружающих, что уже само по себе было крайне необычным.

Узнав от тети краткую историю жизни этой двадцатипятилетней женщины и ее довольно скандальную в прошлом известность, Ромэн мысленно поставил на ней крест — модель не должна отвлекать внимание зрителей и журналистов от нарядов. Но сейчас, только увидев ее, он сразу понял, что именно такое лицо он и искал. Фотографии даже близко не передавали всего очарования девушки, на них она была красивая, но холодная. Совсем не то, что в реальной жизни. Инстинкт Ромэна, закаленный годами борьбы в модельном бизнесе, никогда не обманывал его.

Ромэну захотелось познакомиться с Соркой Мерфи поближе.

— Хороша, правда? Вижу, ты нашел ее.

Ромэн удивился, услышав справа от себя низкий бархатный голос. Неужели он настолько откровенно разглядывал девушек? Мужчина быстро напустил на себя равнодушный вид, но его тетушку не так-то легко было одурачить.

Ромэн усмехнулся и от всей души расцеловал подошедшую к нему женщину.

— Если бы я до сих пор умела краснеть, мой дорогой Ромэн, то, наверное, сейчас сгорела бы со стыда. В следующий раз целуй меня менее энергично, пожалуйста.

— Договорились, — кивнул Ромэн, хотя и был убежден: женщин, способных краснеть, уже давно не существует. — Ну... как поживает моя дорогая тетушка?

Женщина потрепала его по щеке.

— Очень хорошо, благодарю. Рада, что ты все же решился посетить мой прием. Полагаю, обилие красивых и нарядно одетых женщин не стало для тебя дополнительным стимулом.

— Сама уговорила меня прийти, а теперь норовишь уколоть. Откуда у тебя это не слишком-то лестное мнение о моей персоне?

Впрочем, Ромэн привык к несколько вызывающему поведению тети. Он с безразличием оглядел комнату. Тетя, разумеется, права: красавиц здесь полным-полно, но они не вызывали в его душе ни малейшего отклика; не объяснять же тете, почему у него так давно не было ни одной любовницы. Мужчине самому уже не по себе от отсутствия личной жизни.

Да еще образ Сорки Мерфи так и стоял перед глазами.

— Не следует верить всему, что пишут в газетах, тетя.

— Честно говоря, не представляю, как ты умудряешься зарабатывать миллионы. Судя по статьям, ты только и делаешь, что развлекаешься.

— Мод, послушай... — Ромэн намеренно окинул Сорку оценивающим взглядом так, чтобы это не ускользнуло от внимания тети.

— Ах, да... ну, что ты скажешь?

— Первое впечатление благоприятное, но я еще не до конца уверен...

— Они школьные подруги, блондинка Кейт Ланкастер тоже одна из самых высокооплачиваемых моделей США.

Ромэн взглянул на Кейт. Хороша, ничего не скажешь! И внешность, и фигура — все по высшему стандарту. Чувственное проявление медовой, сладострастной красоты. И... ничего, никакой ответной реакции. Мужчине даже пришлось напомнить себе, что он не ищет девушку для удовольствий на сегодняшнюю ночь. Зато Сорка Мерфи с первого взгляда пробудила в нем животную страсть.

Ромэн снова перевел взгляд на Сорку, и в груди вновь что-то сжалось... Тетя, видимо, не заметила мучений племянника.

— Ну... оправдывает она свое портфолио?

— Разумеется. Впрочем, меньшего от твоих моделей, Мод, я и не ожидал.

Тетя с гордостью расправила плечи. Не зря же она лучшая в своем деле!

— Однако остается вопрос, исправилась ли она и отказалась ли от своих дурных привычек. Если...

— Ромэн, — перебила его Мод, — еще раз повторяю, эта история давно в прошлом. Не все такие, как твоя...

— Мод! — произнес он предостерегающе. Тетя поджала губы.

— Могу тебя заверить, у меня никогда не возникало проблем с этой девушкой. Всегда вежлива и пунктуальна. Стилисты и фотографы обожают с ней работать.

— Ты забываешь, что восемь лет назад я как раз был в Лондоне, когда газеты и журналы пестрели сообщениями о Сорке Куинн, анфан терибль... я без труда могу вспомнить заголовки и снимки. Не так уж давно все было... А мне моя репутация важна.

Тетя явно стала терять терпение.

— Насколько я понимаю, ты намерен сказать «нет». А мне кажется, ты просто обязан дать девушке шанс. Сколько грязи на нее было вылито — это просто уму непостижимо! А она сумела-таки выстоять. И постаралась забыть прошлое, недаром ее фамилия теперь Мерфи. Поэтому ты не сразу понял, о ком идет речь, когда я предложила тебе ее кандидатуру.

Ромэн действительно не сразу узнал девушку. В ее портфолио была изюминка, и тогда он обратил внимание только на это.

— История давно в прошлом, Ромэн, — продолжала убеждать его Мод. — У меня известное агентство, и, поверь, будь хоть малейший намек на какие-либо неприятности, я бы в момент выставила ее за дверь.

Ромэн лишь хмыкнул в ответ. Горбатого могила исправит! Нет, такие, как Сорка Мерфи, хранят свои дурные привычки в секрете. А Ромэн никогда не связывался с женщинами, уличенными в приеме наркотиков. Ни как профессионал, ни как мужчина.

— Я тебя знаю, Ромэн, как облупленного, — не унималась Мод. — Если бы ты был серьезно обеспокоен репутацией Сорки Мерфи, ты бы даже не рассматривал ее кандидатуру. Да и у твоего совета директоров, кажется, не возникло проблем с прошлым девушки.

В словах тети, несомненно, был смысл. По большому счету, именно прошлое Сорки и заставило руководство треста внимательнее обычного рассмотреть ее портфолио. Но большинство высказалось тем не менее положительно.

А сейчас Ромэн едва мог отвести взгляд от девушки. В ней было что-то особенное, он бы даже сказал — трогательное ощущение беззащитности, то есть качество, совершенно чуждое подавляющему большинству моделей в этом, увы, жестоком и циничном мире.

Стоило Ромэну только подумать об этом, как Сорка Мерфи повернула голову и их глаза встретились. Голубые и серые. И Земля перестала вращаться...

Почему я раньше его не замечала? — недоумевала Сорка. Мужчина был ей смутно знаком, однако женщина не сразу определила, кто он. Тем более что его серые глаза сверлили ее так, что было крайне сложно сосредоточиться.

Сорка не могла отвести от него взгляд. Незнакомец смотрел на нее как угодно, но только не дружелюбно. Он был необычайно красив и статен. Кейт была тут же позабыта. Да что там Кейт... Все было позабыто. Весь окружающий мир сконцентрировался на этом темноволосом красавце с такими притягивающими как магнит глазами, что в них хотелось смотреть, смотреть и смотреть...

Но тут Сорка прочла во взгляде незнакомого мужчины то, что заставило ее вздрогнуть. В нем было осуждение! Даже с примесью презрения. Она не могла ошибиться. Давно ей не приходилось видеть подобные взгляды! Ноги девушки подкосились, дышать стало трудно. Пробормотав нечто невнятное, Сорка отдала свой бокал Кейт и, пробравшись сквозь толпу, выскочила из зала. Если бы кто спросил ее в тот момент, что заставило ее пуститься в бегство, вряд ли она сумела бы дать ответ.

— Что с тобой такое? Стоим, спокойно разговариваем, вдруг ты становишься бледной как полотно и удираешь куда-то...

Сорка взяла свой бокал с шампанским из рук подруги и отпила большой глоток. Последние десять минут она сидела в дамской комнате, прижимая влажное полотенце ко лбу в надежде успокоить расшалившиеся не на шутку нервы. Такого никогда с ней прежде не случалось! Девушка никак не ожидала от себя такой бурной реакции на один только взгляд незнакомого мужчины.

Одно было очевидно: этот взгляд отсылал ее назад, в прошлые годы. Те, о которых Сорка предпочитала забыть. Человек стоял рядом с Мод. Оставалось лишь надеяться, что они говорили не о ней. Но мужчина словно смотрел ей в душу...

— Ничего страшного не произошло, Кейти. Мне просто нужно было в туалет.

— Так срочно и надолго? Я тебя знаю, Сорка, тысячу лет и... — Кейт замолчала и вцепилась в руку подруги так больно, что та вскрикнула.

— Кейти, ты что?!

— Не оглядывайся! — затараторила та. — Если бы ты знала, кто здесь находится! Более завидного жениха во всем Нью-Йорке не найти! Да и во всей Америке. А сейчас он разговаривает с нашей Мод. Наверное, он и есть тот самый племянник. Боже! Все ясно! В жизни он даже лучше, чем на фотографиях. Ой, мамочка... он смотрит на нас.

— Кейти... — простонала Сорка, безуспешно пытаясь скрыть возраставшую в ее душе панику. — Мне, кажется, снова становится плохо...

Но Кейти ее не слышала.

— Это же Ромэн де Валуа, — восторженно зашептала она. — Ексель-моксель, Ромэн де Валуа и есть племянник Мод. Теперь все ясно как божий день. Девчонки мне рассказывали о нем. По их словам, он собирается устроить какую-то грандиозную фотосессию. Глазам своим не верю. Он здесь, самый привлекательный мужчина Нью-Йорка...

— Ромэн де Валуа? — чуть ли не шепотом произнесла потрясенная Сорка.

— Да. Собственной персоной. Ты наверняка о нем слышала. О, Сорка, ты только взгляни на этого душку. Я бы все отдала за одну ночь с ним.

— Кейти, ты что, действительно, не помнишь, кто это такой? Только не говори, что забыла ту статью... самую резкую и жестокую, после которой все издатели и фотографы Лондона отвернулись от меня?

Кейт наконец отвела взгляд от Ромэна и посмотрела на Сорку. И в следующее мгновение ее глаза наполнились ужасом. Девушка сжала руку подруги.

— Господи, Сорка... ты права, это же был он. Мне вовек не забыть его отвратительное интервью.

Сорка только кивнула. Даже восемь лет назад у Ромэна было предостаточно связей, чтобы оборвать карьеру любой модели, тем более начинающей. По всей видимости, ему срочно понадобился козел отпущения, и его выбор пал на нее. Он рассуждал о наркотиках в модельном бизнесе и выставил ее на всеобщее обозрение в качестве примера. Многие из ее друзей и знакомых пришли тогда в ужас. То интервью изрядно подпортило репутацию девушки. Ее жестоко осудили за преступление, к которому она не была причастна. Никто даже слушать не стал ее оправдания, слишком велик был авторитет Ромэна. А кому есть дело до худой девчонки-подростка?

Сорка хорошо запомнила его имя. С годами сообщения о нем стали появляться в прессе все чаще и чаще. И ей приходилось старательно избегать всего, что было связано с этим человеком, всего, что могло напомнить о том периоде ее жизни. И их пути больше не пересекались. До сегодняшнего дня...

Восемь лет назад Сорку спасло лишь то, что она вернулась домой в Ирландию и все начала с чистого листа. Даже взяла девичью фамилию бабушки. Медленно, но уверенно она вновь создавала себя, и карьера у нее вышла вполне успешная. Мод всегда говорила, что ей не важно прошлое Сорки, главное, какая она сейчас. Но еще неизвестно, что она скажет после разговора с племянником. А ведь, скорее всего, судя по взгляду Ромэна, они именно ее и обсуждали.

— Прости, зайка, я не сразу вспомнила...

Сорка пожала руку подруги.

— Не глупи! Откуда нам было знать, что именно он племянник Мод? У нее их, наверное, с десяток, если не больше, она же так часто бывала замужем, — девушка рассмеялась, но как-то истерично. — Уверена, Ромэн де Валуа даже не помнит обо мне.

— Слушай, — виновато произнесла Кейт, — нам вовсе не обязательно сейчас говорить о нем.

Сорка неожиданно для себя оглянулась. И снова встретилась взглядом с мужчиной, который так жестоко обошелся с ней много лет назад.

А когда опять посмотрела на Кейт, та лишь присвистнула.

— Вы уже встречались глазами, да? Поэтому ты и выбежала из зала...

Кейт попала в точку, и Сорка не сразу нашлась, что ответить.

— Кейти, хочешь, я скажу тебе, что это за человек? Самоуверенный хам. Богатый пустоголовый мачо, являющийся на работу в перерывах между круизами на какой-нибудь яхте в окружении смазливых пустомелек, которые не помнят даже собственного имени. Ему повезло, что здесь находится Мод и поэтому мне не хочется устраивать скандал, но я теперь достаточно уверена в собственных силах и сумею за себя постоять. Если он посмеет пристать ко мне, я выплесну ему в лицо содержимое моего бокала! Слащавый самодовольный индюк!..

— Так что же тебя останавливает?..

Сорка замерла. Только сейчас она заметила испуганный взгляд Кейт и ее полуоткрытые в немом предупреждении губы.

Глубокий баритон раздался позади так близко, что кожу обдало теплым дыханием говорившего.

Разумеется, он слышал каждое слово ее обвинительной речи, и тяжелое молчание повисло в воздухе.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ромэн чувствовал, как внутри у него закипает ярость от оскорбительных слов Сорки. Однако одновременно мужчина испытал стыд за самого себя. Что заставило его так скоро подойти к этой девушке? Едва ощутил желание... и он уже тут как тут. Давно ему не приходилось бегать за женщинами!

Кожа Сорки была такой белоснежной, что казалось, будто девушка совсем не бывает на солнце. И слегка покрыта веснушками. Настоящая кельтская кожа.

Густые каштановые волосы тяжело качнулись по спине, когда она повернулась. И у Ромэна перехватило дыхание. Какие красивые глаза! А ее пухлые чувственные губы были точно созданы богом любви, по крайней мере, верхняя своей формой идеально напоминала лук Купидона. Так и хотелось прикоснуться к ним, ощутить их вкус.

Сорка зарделась под его взглядом. В горле Ромэна словно застрял комок. Он вел безмолвную битву с самим собой. С одной стороны, его неудержимо тянуло к стоявшей перед ним девушке, а с другой, он понимал, что надо как можно быстрее уйти и постараться забыть о ней навсегда. Разве он не видел, как она сломя голову бросилась в уборную? Наверняка надо было принять очередную дозу. Эта красивая наркоманка ничуть не изменилась.

— Да?..

Каким-то образом Сорке удалось произнести это слово. Она вдруг поняла, что перед ней сейчас не Ромэн де Валуа, а просто безумно привлекательный мужчина. Высокий, мускулистый и красивый. Но, ни одно банальное описание не подходило, чтобы рассказать, как блестели под светом его темные густые волосы. Или как сверкали его глаза. И какой загорелой была его кожа. Казалось, что этот мужчина родом с далекого Востока, а не из Франции. Сорка была достаточно высокой, но ей приходилось поднимать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Даже на каблуках девушка едва доходила ему до плеча.

Модный костюм не мог скрыть крепкого накачанного тела. Работая с мужчинами-моделями, Сорка точно угадывала хорошую фигуру. А этот был... само совершенство.

Что с ней случилось? Почему она замерла на месте и не может пошевелиться?

Кейт испарилась куда-то секунду назад. А мужчина по-прежнему пожирал ее взглядом! Наконец Сорка заговорила снова, уже более спокойно. Она ничем не выдала, что помнит его.

— Да? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?

Ромэну пришлось сосредоточиться. У Сорки был приятный низкий голос... мелодичный... с легким акцентом, который лишь придавал ее речи пикантности.

Поздоровайся, скажи пару ничего не значащих слов и иди прочь, приказал себе мужчина. Ты ведь сегодня специально пришел сюда, чтобы встретиться с ней, разве не так? Несколько слов не повредят...

Ромэн протянул руку.

— Ромэн де Валуа. Не думаю, что мы раньше встречались... хотя ваше лицо мне знакомо.

Сорка не приняла приветствия.

— За восемь лет я не очень-то изменилась.

— Значит, помнишь? — Ромэн опустил руку. — Так и думал, что твой нелицеприятный комментарий обо мне продиктован давнишней враждой, а не возникшей с первого взгляда неприязнью.

— Разумеется, я все помню, месье де Валуа. — В ее голосе прозвучала горечь. — Разве забудешь, как семнадцатилетнюю девчонку выгоняют из Лондона из-за ваших жестоких слов!

— А ты забыла, что семнадцатилетняя девчонка была наркоманкой? — грубо парировал Ромэн. — Которую папарацци поймали под кайфом на улице?

Сорка внутренне съежилась от боли и стыда. Ей пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы ничем не выдать своего волнения. Девушка гордо выпрямилась, тряхнув копной роскошных волос. Ее голос зазвучал тихо, но твердо.

— Если вы пришли сюда, чтобы проверить, нет ли следов от уколов на моих руках, то прошу меня простить, мне некогда. — Сорка развернулась и сделала шаг, чтобы уйти, но Ромэн удержал ее, его сильные пальцы сомкнулись вокруг ее запястья.

Ромэн быстро оглядел молочно-белую кожу.

— Нет! Никаких следов не видно. Но, я уверен, ты умная девочка и ловко их прячешь.

Сорка отдернула руку, словно обжегшись, и прижала ее к груди. Голос девушки задрожал от наплыва разнообразных чувств. На глаза навернулись непрошеные слезы.

— Простите меня, месье де Валуа. Я здесь сегодня работаю по просьбе вашей тети. Мне совершенно не хочется устраивать сцены, но, поверьте, если вы попытаетесь остановить меня еще раз, я закричу на весь зал.

— Не нужно меня пугать, мисс Мерфи. Или мне называть тебя мисс Куинн? Учти, если ты вытворишь нечто подобное, я просто перекину тебя через плечо и вынесу из зала, как непослушного ребенка.

Сорка нервно сглотнула. Вся ее смелость куда-то улетучилась. Она ни на секунду не сомневалась в том, что Ромэн выполнит свою угрозу. Девушка сжала руки в кулаки и прошипела сквозь зубы:

— Для вас я Мерфи.

— А ты повзрослела. Однако по-прежнему не спишь, дуешь шампанское и принимаешь наркотики.

Ромэн посмотрел на бокал в руках девушки. Она так крепко держала его, что у нее побелели костяшки пальцев.

Неожиданно Сорка подняла свой бокал, будто собралась сказать тост.

— Приятно встретить человека, который однажды назвал меня гнилой плесенью модельного бизнеса. За вас, мистер Валуа. Желаю удачи в вашем благородном деле избавлении мира от неидеальных людей!

С этими словами Сорка залпом осушила бокал, развернулась на высоких каблуках и пошла прочь.

Ромэн не сразу понял, что произошло. Ни одна женщина никогда еще не уходила от него вот так. И тем более не выказывала по отношению к нему такого вопиющего пренебрежения. И неожиданно его решение не брать ее на работу показалось мужчине излишне поспешным.

Ромэн этого никак не ожидал. И удивительно, что Сорка Мерфи помнила его слова восьмилетней давности. Несмотря на заверения тети и ангельский вид самой девушки, нет никаких сомнений в том, что она не бросила прежних привычек.

Еще несколько минут назад Ромэн полагал, что Сорка ничем не отличается от остальных моделей... но она оказалась другой. Под этой бледной кожей скрывалась огненная страсть. Соблазнительная штучка!

Для кого угодно, но только не для меня, сказал себе Ромэн со злостью.

— Да пусть он свою работу засунет...

— Сорка! — громкий голос Мод заставил ее замолчать.

Девушка остановилась как вкопанная. Она ходила взад-вперед по кабинету Мод и посматривала в огромное окно на забитые машинами улицы Нью-Йорка. С тех пор как начальница позвонила и заявила, что Ромэн де Валуа хочет нанять ее на временную работу, она ощущала злость вперемешку с паникой.

Сорка села.

— Прости, Мод, он ведь твой племянник.

— Скорее бывший. — Женщина махнула рукой. — Но это не важно. Важно другое: это самое престижное предложение, которое тебе когда-либо предлагали и еще предложат. Две недели по всему миру. Знаешь, как много кандидаток претендовало на это место? И всех Ромэн просмотрел лично. И всем отказал! Редкое везение, а ты нос воротишь!

Но перспектива провести столько дней в компании этого ужасного мужчины вовсе не радовала Сорку. С момента их последней встречи, состоявшейся почти неделю назад, она никак не могла выбросить этого наглого красавца из головы. И ненавидела себя за это.

— Мод, разве ты не понимаешь, как мне будет сложно? Он не просто какой-то мужчина. Он...

— Мне прекрасно известно, что Ромэн наговорил о тебе тогда в Лондоне. Но виновата ты или нет, он не сказал бы, ни слова, не будь тех снимков. На него надавили. Ты же помнишь, что эта история произошла вскоре после смерти той девочки...

Сорка похолодела. То была молодая модель, которая скончалась от передозировки на взлете своей карьеры. Вспоминая об этом, девушка всегда чувствовала боль, злость и безысходность...

Мод встала и, обойдя стол, поглядела на Сорку поверх очков.

— Я расскажу тебе кое-что, о чем другие не знают. — Женщина вздохнула. — Возможно, это позволит тебе многое понять.

Девушка с любопытством посмотрела на Мод.

— Мать Ромэна была наркоманкой. Она тоже умерла от передозировки. Так что у мальчика свои причины ненавидеть наркотики и все, что с ними связано.

— Что ж, мне искренне жаль его, но это не извиняет его поведения. Из того, как Ромэн говорил со мной в последний вечер, сразу видно, что он до сих пор считает, будто я имею отношение к наркотикам. А ты ведь знаешь, что я обещала себе!

— Ты сошла с ума, Сорка. Хорошо, я передам ему все, что ты скажешь, но предупреждаю, если Ромэн что-то решил, он так просто не сдастся. Он может даже обратиться в твое ирландское агентство, узнав, что ты вернулась туда. Он и руководство его треста хотят видеть тебя среди участников этой поездки...

Сорка вскочила.

— В душе Ромэн презирает меня. И нанимает меня против собственной воли. Он не станет давить, если я откажусь. Просто передайте ему это. И он уйдет, даже не оглянувшись.

Сорка закрыла глаза и вцепилась в ручки кресла, как только самолет пошел на взлет. Она ненавидела летать, а особенно вот эти первые минуты полета.

— Ты в порядке, дорогая?

Сорка открыла глаза и заметила улыбающуюся женщину справа.

— Да. Простите. Я просто терпеть не могу самолеты. Как бы часто я ни летала, лучше не становится.

— А, ясно. Но это недолгий полет. Скоро мы будем дома.

Сорка улыбнулась и отвернулась к иллюминатору. Дома. В Ирландии. В прошлом году ей удалось заехать туда на несколько дней. Девушка очень скучала по Ирландии. И по своей квартире. Дом в Нью-Йорке, в котором она жила с Кейт, принадлежал подруге, а вот квартира в Ирландии была ее собственной. Она купила ее на свои кровные деньги.

Полет протекал спокойно, и постепенно Сорка расслабилась. С вечера в Нью-Йорке прошло уже десять дней, и с тех пор она не переставала получать предложения о работе.

Покинув офис Мод три дня назад, девушка ожидала, что в любой момент появится Ромэн де Валуа и потребует от нее подчиниться его воле. Как бы ни настаивала Мод, Сорка не собиралась рассматривать это предложение. Существует еще множество других моделей, гораздо более эффектных и амбициозных, нежели она. Так почему же даже сейчас Сорка чувствует себя как кошка на раскаленной крыше? Почему подпрыгивает при каждом телефонном звонке, испытывая облегчение и... разочарование, когда оказывается, что это звонит Кейт или ее брат? Почему ни о ком другом не думает с таким откровенным вожделением? Ведь сколько вокруг милых, добрых, умных мужчин. А ей нравится властный, заносчивый, самоуверенный и... безумно сексуальный.

— Дорогая, ты ездила в Америку в отпуск?

Сорка едва не подпрыгнула от неожиданности, настолько глубоко она погрузилась в свои мысли. Она покачала головой и улыбнулась разговорчивой соседке.

— Нет, я работала.

С облегчением девушка отдалась непринужденной беседе. Что угодно, лишь бы избавиться от опасных мыслей и образов, возникавших в голове. Впрочем, вряд ли ей когда-нибудь вновь доведется встретиться с Ромэном де Валуа...

Мобильник Сорки зазвонил, не успела она войти в квартиру. Девушка бросила чемодан на кровать и достала телефон из сумочки. Номер не определялся. Однако девушка почему-то решила, что это Кейт, мама или старший брат беспокоятся, как она долетела. Сорка улыбнулась и нажала на кнопку.

— Привет, Сорка!

Все слова девушки так и застряли в горле. Знакомый голос! Его голос. Глубокий, командный, чувственный. Волнующий.

Сорка изо всех сил сжала трубку.

— Простите, кто говорит?

— Притворяешься, будто уже забыла обо мне? — усмехнулись в трубке.

Сорка ни за что на свете не дала бы Ромэну понять, что узнала его с первого слова. Хотя она и сгорала от желания услышать, чего он от нее хочет.

— Я взял твой номер у Мод, которая и сообщила мне о твоих планах отправиться домой. Ты, наверное, только что вошла, но мне нужно было как можно скорее связаться с тобой.

— Да, и я вернулась в Дублин. Это за тысячи миль от Нью-Йорка. У меня отпу...

— У тебя отпуск, а у меня к тебе деловое предложение, — перебил ее Ромэн.

— Боюсь, в ближайшем будущем я не рассматриваю никаких предложений о работе. Весь прошлый год я трудилась как проклятая, хотя, впрочем, тебя это не касается. А теперь у меня начинается отпуск. Как я уже сказала Мод перед отъездом, уверена, вы найдете другую модель, которая сделает все, что вы ни пожелаете. Спасибо за звонок. Пока!

Девушка собралась уже выключить трубку, когда услышала произнесенное елейным голосом:

— Подожди! Тебя может заинтересовать мое предложение.

— Я уже объяснила...

— Вообще-то, я тоже в Дублине, — снова перебил ее Ромэн. — Приехал вчера. Очаровательный город.

Сорка едва не уронила трубку. Ромэн — здесь?! В Дублине?

Девушка подошла к окну и с опаской выглянула на улицу, словно этот настырный тип мог оказаться подокнами. Но на Меррион-сквер никого не было.

— Поздравляю! — стараясь говорить без паники, произнесла Сорка. — Ну что ж, приятных экскурсий, месье де Валуа. И здесь немало прекрасных модельных агентств.

— Сегодня я встречался с Лизой, твоим агентом. И она тут же согласилась, что ты отлично подходишь для этой работы.

Сорка в ужасе закрыла глаза. Но разве Мод не предупреждала ее, что ее племянник никогда не сдается?

— Значит, Лиза знает, что я прилетела?

— Точно.

Сорка села на диван, злясь, что этот мужчина спутал все ее планы.

— Объясните, зачем вы это делаете? Ведь вам неприятно работать со мной. Вы же сами ясно дали мне это понять. Неужели только потому, что кто-то отверг вас...

— Осторожно, Сорка, — в его голосе зазвучал металл.

Девушка замолчала.

— Все, что я предлагаю, — это чтобы ты завтра встретилась с Лизой, — после небольшой паузы произнес Ромэн. — Она подробно расскажет тебе о моем предложении. А решение, встречаться со мной или нет, чтобы обсудить подробности сделки, примешь сама. Заставлять тебя работать никто не будет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Легко ему рассуждать, что никто не заставит ее работать, мрачно заключила Сорка, шагая на следующий день из офиса своего агентства в роскошный отель, где остановился Ромэн.

Девушка легко могла представить произошедшую накануне сцену: самый могущественный человек в мире моды, король, можно сказать, входит в простое агентство, далеко не самое известное в Дублине, и предлагает одной из его сотрудниц работу за шестизначную сумму. Переполох был еще тот!

Сорка прекрасно знала, что дела в их агентстве идут ни шатко ни валко. Лиза однажды даже обмолвилась, что, если бы не востребованность Сорки, агентство могло бы давно обанкротиться и закрыться. И что же ей, Сорке, теперь прикажете делать? Ромэн де Валуа предложил роскошную работу. Лиза поторопилась сказать, что они могли бы в этом случае расшириться и открыть свои офисы в некоторых других городах! А главное условие одно — согласие Сорки. Ромэн предупредил Лизу, что другие кандидатуры даже не рассматриваются. Разве могла Сорка отказать Лизе? Ведь та поддержала ее в тяжелые времена, когда на нее шла травля в прессе. А долг платежом красен!

Стиснув зубы, Сорка пробиралась между спешащими куда-то людьми, ничего вокруг не замечая.

Наконец она увидела перед собой отель, освещенный солнечными лучами.

Ромэн сидел в ресторане на стуле с высокой спинкой и ждал Сорку.

После того памятного вечера с ним творилось нечто не совсем понятное. А тут еще Мод снова и снова уверяла его в профессионализме Сорки. Да и руководство треста также настаивало на ее кандидатуре. И Ромэн уступил, впервые в своей профессиональной практике. И не припомнить, когда в последний раз, если такое вообще случалось, он ехал на другой конец света за женщиной. Мужчина недовольно сжал губы. Он мог говорить себе что угодно, оправдывать свое поведение любыми причинами, однако правда заключалась в том, что Сорка — первая женщина, которая отказала ему.

Ромэн скривил губы в усмешке. Если бы только он мог быть уверенным, что она завязала с прошлым, что Сорка чиста... тогда все могло бы получиться. Хотя и теперь Ромэн мог повернуть дело по своему усмотрению. У него достаточно власти и опыта, чтобы справиться с этой строптивицей. Может, стоит немного расслабиться? Соблазнительная мысль!

И тут появилась Сорка. Непонятное напряжение тотчас сковало тело Ромэна, к его собственному удивлению. Он пожирал гостью голодным взором: темные, стянутые в хвостик волосы, простая белая рубашка, джинсы и простые туфельки-балетки. Она совершенно не думала о том, чтобы произвести впечатление, и тем не менее, была настоящей красавицей. В отличие от других моделей, которые в обычной обстановке могли выглядеть несколько странно, Сорка смотрелась так же, как и на обложках модных журналов, если не лучше!

Ну что ж, пусть битва начнется!

Сорка приближалась к Ромэну, чувствуя себя так, словно первый раз шла по подиуму. Мужчина поднялся ей навстречу и протянул руку в приветственном жесте. На этот раз Сорка пожала ее. Его рукопожатие было крепким и... холодным.

— Прошу! — Он указал на стул напротив себя и не выпускал ее руку до тех пор, пока девушка не села.

Мысли Сорки путались, она чувствовала себя не в своей тарелке, но долго здесь оставаться она не собиралась, несколько минут, и можно уже будет уходить!

— Добрый день, месье де Валуа...

— Не знал, что ты носишь очки.

Сорка не успела даже закрыть рот. Она поднесла руку к переносице и нащупала оправу. Оказывается, второпях девушка забыла надеть линзы.

— Если они вас смущают, могу снять, — произнесла она, но очки оставила, хотя они были ей не особенно нужны.

Ромэн позвал официантку.

— Нисколько. Тебе идет.

— Почему вы сделали мне такое выгодное предложение?

Мужчина молчал. На его лице играла таинственная улыбка. Он был так красив, что Сорка стиснула зубы от злости.

— Я пришла сказать, что меня не интересует ваше предложение.

Мужчина лишь отмахнулся.

— Давай закажем чаю? Полагаю, здесь вкусный чай... а потом, если захочется, поедим.

— Вы меня не слышите, месье Валуа?

— Это ты меня не слышишь! И называй меня Ромэн и на «ты», нам ведь работать вместе не одну неделю, а я ненавижу все эти китайские церемонии.

— Месье де Валуа, — не сдавалась девушка, — если вы не собираетесь привязать меня к этому стулу, ничто не помешает мне встать и уйти. Я уже сказала Мод и повторяю вам, что меня не интересует эта работа.

Девушка замолчала, когда официантка принесла чай. Сорка с отвращением наблюдала, как смущенно зарделась милая блондинка, когда Ромэн улыбнулся ей и поблагодарил. Бедняжка едва не споткнулась о стул, когда уходила.

Что касается Ромэна, то он был рад появлению официантки, так как фраза о привязывании к стулу породила в нем совершенно иные ассоциации и тело его мгновенно отреагировало на возникшие в голове картины.

— Скажи, ты уже говорила Лизе, что собираешься отказаться? — Мужчина протянул своей спутнице чашку с чаем.

Сорка заметила победный блеск в глазах Ромэна. Его присутствие заставляло девушку нервничать.

— В свете прошлых... событий, я имею в виду, что вы публично очернили мое имя... — Сорка не договорила, осознав, что не стоит вспоминать не самые лучшие времена своей жизни. Нельзя, чтобы Ромэн видел ее беспомощной и беззащитной. — Я не понимаю, почему ты выбрал именно меня, — закончила она, неожиданно для самой себя перейдя на «ты».

Ромэн изучал ее. Похоже, эта девушка действительно готова вскочить со стула и убежать прочь. А он в эту минуту больше всего желал подхватить ее на руки, унести в свой номер, снять с нее очки, одежду и проверить, так ли хороши ее округлости, как это выглядит под одеждой.

Мужчина вздохнул. Не надо давать волю своим инстинктам! Эта женщина, безусловно, чрезвычайно соблазнительна, но, скорее всего, это связано с тем, что у него давно не было секса. А может быть, сработал эффект контраста, так как в последние годы Ромэн отдавал предпочтение блондинкам. Он отпил чаю и аккуратно поставил чашку на стол.

— Итак, вот что я тебе скажу: лично мне думалось, что мы вполне обойдемся без тебя, однако совет директоров настаивал на твоем приглашении...

— Вот видишь, — с явным облегчением перебила его Сорка и поднялась со своего места. — Я переживу без турне. Спасибо за чай...

— Сядь, — сухо отрезал Ромэн.

В его голосе прозвучала угроза, и девушка опустилась обратно на стул.

— Но, увидев тебя... — продолжил мужчина после небольшой паузы, — я понял, что ты идеально нам подходишь. И, пожалуй, для некоторых нарядов замену тебе будет найти очень трудно.

Сорка покачала головой.

— Месье де Валуа...

— Ромэн, — он улыбнулся, и Сорка сдалась.

— Хорошо. Ромэн. Я уверена, ты сможешь переубедить своих директоров. Да в одном только Дублине тысячи и тысячи очаровательных девушек. Надо лишь выйти на улицу и оглядеться, — она рассмеялась, но как-то неестественно.

Ромэн усмехнулся. Неужели Сорка не понимает, насколько она уникальна? Или напрашивается на комплимент?

— Не так много, как тебе кажется. И ни одной с твоим... насыщенным прошлым.

— Какое это имеет отношение к делу?

— Это будет своего рода идея всей нашей кампании. Ты станешь ее лицом, Сорка. Человек, выпавший из жизни...

— Ну, спасибо на добром слове!

— Но затем сумевший вновь обрести себя, — закончил свою мысль Ромэн. — Ты как воплощение характера, силы воли, если хочешь. Женщина, которая пережила жизненную бурю, но не сломалась. Люди сейчас пресыщены невинными королевами. Им подавай падших женщин. И восставших из пепла. Мод и мои директора убедили меня в том, что ты чиста. Но, поверь, если я замечу хоть малейший намек на скандал или наркотики, я вышвырну тебя, не заплатив ни пенни. Но пока я не вижу доказательств...

— Что ж, — Сорка дрожащей рукой поставила чашку на стол, — рада, что кто-то разглядел нечто положительное за моим мрачным прошлым.

Ромэн не нашелся, что ответить. Сорка скрывала все свои эмоции за маской безразличия. Но он понял, что глубоко ранил ее. В ней не было ничего от железной леди.

Мужчина с облегчением заметил приближение метрдотеля.

— Я заказал для нас столик, — обратился к своей спутнице Ромэн. — Почему бы нам не продолжить разговор за едой?

Это прозвучало не как просьба, а как приказ, да и у Сорки не было никакого желания спорить. Она последовала за Ромэном в ресторан, где для них уже накрыли столик вдали от посторонних глаз.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Сидя за столиком, Сорка избегала смотреть на своего визави. Краем глаза девушка лишь улавливала движение его длинных пальцев, сжимавших меню. Прошло несколько минут прежде, чем Сорка осознала, что Ромэн выжидательно на нее смотрит. Сделав глубокий вдох, девушка закрыла меню, не имея ни малейшего представления о том, что в нем было.

— Итак... с каких пор ты носишь очки? — невинным тоном поинтересовался Ромэн.

— Сравнительно недавно, — отозвалась Сорка. — Сказалась учеба и особенно экзамены. Я вдруг обнаружила, что не могу читать без очков. И они нужны мне, когда я устаю.

Ромэн удивился.

— Со школы? Прошло много лет с тех пор, как ты готовилась к экзаменам, я полагаю.

Сорке очень хотелось бы объяснить Ромэну, что последние четыре года она не баловалась наркотой, а упорно училась и чуть ли не каждую ночь подолгу засиживалась за книгами, но она решила: зачем посвящать постороннего в личную жизнь? Вместо этого она сладко улыбнулась и с иронией произнесла:

— А ты чего ожидал? Испортила себе зрение в юности, а потом бурная светская жизнь, пьянство, наркотики, так что нет времени заботиться о собственном здоровье... Так?

Ответ Сорки поразил Ромэна до глубины души. Чем больше он общался с девушкой, тем меньше понимал, что за человек сидит перед ним.

— Кажется, ты ведешь сейчас довольно тихую жизнь, — осторожно произнес он. — И что стало тому причиной? Повзрослела? Или, наученная горьким опытом, сдерживаешь свои желания и страсти?

Ромэн сидел в раскованной позе. Его рубашка была расстегнута на несколько верхних пуговиц. Он излучал спокойствие и расслабленность. Чего совершенно нельзя было сказать о Сорке. Но тут девушка постаралась взять себя в руки и выпрямилась. С какой стати она должна отчитываться перед ним? Если ему так интересно, пусть нанимает частного детектива. С него станется так поступить!

— Если я соглашусь на эту работу, — заговорила Сорка, — а, похоже, у меня просто нет иного выбора, я не хочу, чтобы ты задавал подобные вопросы, и не собираюсь на них отвечать. Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о моем прошлом. Ни-че-го. И я не стану делиться с тобой откровениями о моей личной жизни.

Ромэн склонился к ней и насмешливо шепнул:

— Никогда не говори «никогда»...

Подошел официант, и Ромэн снова напустил на себя маску холодности. Сорке больше всего на свете хотелось убежать отсюда и поскорее забыть об этом опасном мужчине, который, кажется, умел заглянуть прямо в душу и пролить свет на ее тайные слабости.

Ромэн заказал рыбу, а Сорка — стейк с овощами, причем попросила официантку принести ей двойную порцию овощей. Когда она вновь взглянула на своего спутника, тот во весь рот ухмылялся. Черт его дери! По всей видимости, он думал, что она закажет себе что-нибудь низкокалорийное, типа виноградинок в листе салата.

Они долго молча смотрели друг на друга. Будто играли в гляделки. Сорка никак не хотела уступать. Наконец Ромэн отвел взгляд и заговорил. А значит, девушка одержала пусть и маленькую, но победу.

— Позволь подробнее рассказать тебе о предстоящей работе. Я не до конца описал всю картину.

— Не переживай, я уловила смысл. Серия съемок, где я буду выступать в роли этакой бывшей хулиганки-наркоманки, вовремя остановившейся на краю пропасти. И облаченной сейчас в шелка и драгоценности. Моя роль!

Ромэн с удивлением покосился на девушку. Еще ни разу ни одна красотка не смеялась над собой в его присутствии.

В этот момент официант принес бутылку вина, которое Ромэн тут же попробовал и одобрил. Сорка решила выпить немного; если он считает, что она пьяница, — это его личное дело. Она не собиралась ни в чем переубеждать этого человека. И плевать ей на то, что он там думает!

Ромэн поднял бокал в тосте, и Сорка отпила немного. Охлажденное белое вино растекалось по телу жидким бархатом.

— Ты привнесешь в наши съемки теплый свет, дух возрождения, идею отказа от прошлого... не говоря уже о твоей неземной красоте.

Сорка покраснела. Она не любила, когда кто-нибудь делал ей комплименты и оценивал ее внешность. Девушка еще отпила вина, спрятавшись за бокалом. Ромэн слегка нахмурился, словно Сорка сбила его с толку.

— Продолжай, пожалуйста, — попросила Сорка.

— Твое прошлое не будет затрагиваться. Я говорю о безмолвной информации, об ауре, если хочешь. Мы рассчитываем на то, что люди увидят тебя и вспомнят, откуда ты взялась и что с тобой случилось.

— Это, должно быть, очень серьезная PR-кампания, раз вы вкладываете в нее столько сил и денег.

— Да, — кивнул Ромэн. — Мы собираемся не только продемонстрировать новую коллекцию одежды, но и пропагандировать особый стиль жизни. Наше турне будет необычным... Это мечта... пробуждение... провокация. Это история мужчины и женщины, путешествующих по белу свету и занятых романтической игрой в кошки-мышки...

На миг Сорке показалось, что Ромэн говорит о них, но... не может быть, у нее явно мания величия!

— Звучит интригующе.

Ромэн приблизился, заставляя девушку нервничать.

— Лиза еще кое о чем упомянула.

Сорка занервничала по-настоящему. В голове проносились тысячи мыслей... Неужели Лиза раскололась?

— Центр реабилитации молодежи.

От Ромэна не ускользнула реакция Сорки. Ее глаза расширились от изумления, и она снова показалась ему ранимой и беззащитной.

Неужели Лиза все ему рассказала?

— И что же ты узнал?

— Только то, что последние годы ты помогала в организации центра и он должен открыться через пару недель после окончания нашей фотосессии.

Это был великий секрет Сорки, и обсуждать его с посторонним человеком ей не хотелось. Тем более - с Ромэном! Хуже того, если он захочет копнуть глубже... Сорка вздрогнула.

— Да, это так. Но тебя не касается!

— По словам Лизы, ты периодически приезжала, чтобы проверить, как идут дела.

Сорка пыталась держать себя в руках, но у нее это получалось все хуже и хуже.

— Как я уже сказала, тебя не касается моя роль в основании этого центра... — она запнулась. — Я была бы тебе благодарна, если бы эта тема больше не поднималась.

Ромэн проигнорировал ее просьбу.

— Ответь, Сорка, это часть твоего прикрытия? Хочешь заставить людей поверить, что ты изменилась? Узнала, что кто-то еще — из знаменитостей — делает нечто подобное, и решила последовать хорошему примеру? — мужчина цинично скривил губы. — Скажи, ты уже решила, что наденешь на церемонию открытия, когда будешь перерезать ленту?

Сорка ощутила невыносимую боль в груди. Ромэн как будто забавы ради нанес ей удар в сердце. Он понятия ни о чем не имел. Да и не должен был. Сорке потребовалась вся сила воли, чтобы ответить:

— Подумаю об этом позже! Главное, что я получу от этого неплохие дивиденды.

Девушка заметила, с какой иронией смотрел на нее Ромэн, и в ней вскипела злость.

— Скажи-ка, — прошипела девушка, — ты долго мучил Лизу своими вопросами? Такие, как ты, презирают людей. И никогда не знают, когда нужно остановиться. И не понимают слова «нет».

— Ты тоже ничего обо мне не знаешь, — парировал Ромэн. — Так что не делай скоропалительных выводов. — Мужчина был, очевидно, не на шутку разозлен. — Там, откуда я родом, считается зазорным заставлять человека делать что-то против его воли. Ни на что плохое я тебя не толкаю. Это самая обычная работа, Сорка. Скажи, неужели тебе так трудно попозировать перед камерами пару недель, объездив при этом весь мир? Пожить в роскоши, а вдобавок заработать сотню тысяч. И твоему агентству поможешь.

Сорка не знала, что сказать.

— Я... я что-то потеряла аппетит, — пробормотала девушка, вставая. Манеры не позволяли ей убежать, поэтому она взяла свой жакет и собралась выйти из-за стола. — Прости.

Девушка развернулась и пошла прочь, чувствуя острое желание расплакаться. Она понимала: Ромэн прав. Это всего лишь работа. Способная обеспечить ей роскошную жизнь на ближайшие годы и помочь подруге. Девушка поджала губы. Но этот человек...

Сорка еще не дошла до дверей, как тяжелая рука опустилась ей на плечо. Она резко развернулась.

— Сорка, я...

— Слушай, я все сделаю. У меня нет выбора, ты прав. Как я могу отказаться от такого выгодного предложения? В конце концов, именно я заинтересована в нем, верно?

— Сорка, послушай, думаю, мы просто плохо...

— Не говори ничего. Как мы могли хорошо начать? Ты уже успел осудить меня много лет назад. И вряд ли поверишь, если я скажу, что никогда в жизни не прикасалась к наркотикам. — Девушка с болью рассмеялась. — Не отвечай. Я знаю, что не поверишь.

Сорка двинулась к двери, но Ромэн вновь удержал ее.

— Погоди!

От его прикосновения по коже Сорки побежали мурашки. Этот мужчина — явный манипулятор женскими сердцами.

— Все, отпусти меня. Ты победил, я согласна. И не надо больше ничего говорить. Просто назначь место и время.

Ромэн долго молчал, внимательно смотря на Сорку и силясь понять, говорит ли она правду.

— У тебя неделя на подготовку, — наконец произнес мужчина. — А через неделю к тебе заедут в десять часов утра. Я пришлю тебе расписание съемок.

Сорка быстро кивнула и попятилась к двери. Она до последнего момента не могла отвести от Ромэна глаз. Но вот, слава богу, дверь открылась, и Сорка очутилась на улице.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ромэн наблюдал, как уходит Сорка, и в его душе бушевала буря эмоций. И в этот самый момент мужчина поклялся, что никогда больше эта девушка не повернется к нему спиной, чтобы уйти. Он хочет ее! Каким бы ни было ее прошлое. И несмотря на то, что им предстоит работать вместе.

Неважно, что это первая женщина в его жизни, которой он не нравится. От ненависти до любви, как известно, один шаг. Такие отношения добавят перчинку, которой ему так не хватало в жизни.

Но затем мужчина задумался: а не было ли поведение Сорки искусной игрой? И растерянность при упоминании о центре... И неожиданное признание, что никогда в жизни она, мол, не имела никакого отношения к наркотикам...

Ромэн вернулся за столик, оплатил счет и направился к себе в номер, чувствуя странное волнение. Что ждет его в ближайшие две недели?

Вертолет шел на посадку.

Последние сорок пять минут стали для Сорки настоящим испытанием. Как она ни боялась самолетов, но лететь в этой маленькой и хрупкой, как ей казалось, машине оказалось в тысячу раз страшнее. Ее единственная соседка, болтливая визажистка Люси, к счастью, даже не пыталась завести разговор. Слишком громким был шум двигателей и винта.

Наконец они приземлились. Сорка с облегчением вздохнула, но радость ее была недолгой, потому что почти сразу она заметила знакомую высокую фигуру. Мужчина стоял возле машины, опершись на капот и скрестив руки на широкой груди. Сорка сглотнула. Вот и все. Пути назад нет. Впереди бесконечные две недели, когда придется видеть его каждый день, с утра и до поздней ночи.

Спустившись по трапу на землю, девушка тут же надела солнечные очки. Ранняя весна на Инишморе, самом большом из Аранских островов по западному побережью Ирландии, была прекрасна. Высокий мужчина отошел от джипа и направился в сторону Сорки. Он показался ей еще более красивым, чем раньше.

— Добро пожаловать. — Ромэн взял у Сорки сумку.

Сорка была настолько взволнованна, что не нашла слов для ответа.

— Разве здесь не красиво? — вновь произнес мужчина. Так и не дождавшись ответа, он переключился на вторую девушку: — А ты, должно быть, Люси? Приятно познакомиться! Садись в микроавтобус, там тебя уже ждут члены нашей съемочной группы. Они и отвезут тебя на твою квартиру.

Сорка заметила реакцию молодой девушки на его рукопожатие. Невероятно! Неужели все девушки с первых секунд готовы броситься к его ногам?

Едва Сорка сделала шаг вслед за Люси к микроавтобусу, как услышала за своей спиной:

— Нет. Ты поедешь со мной.

Девушка повернулась, и чуть не столкнулась с Ромэном, который стоял буквально в шаге от нее.

— Но если я поеду с Люси, то заодно познакомлюсь с командой.

— Ты не будешь жить с командой. Ты будешь жить со мной.

Сорка запаниковала.

— Но...

— И с фотографами.

— А...

Девушка ощутила на себе любопытные взгляды членов съемочной группы, а ей не хотелось сразу же после приземления сделаться объектом для сплетен.

— Разумеется, мне следовало бы догадаться. — Сорка улыбнулась Люси. — Увидимся утром.

— Увидитесь раньше, — ответил вместе девушки Ромэн. — Мы сегодня все вместе пообедаем, вот и будет время для знакомства.

Ромэн захлопнул дверцу микроавтобуса и быстрым шагом направился к джипу.

Сорка едва поспевала за ним. Положив ее сумку в багажник, он открыл перед девушкой дверцу. Та нехотя залезла в машину.

— Обычно я остаюсь с командой. Они сочтут странным, что я поехала с тобой.

— Волнуешься из-за сплетен, Сорка?

— Вообще-то да. Теперь люди будут думать...

— Что я собираюсь соблазнить тебя? — продолжил Ромэн за нее.

Сорка напряглась.

— Разумеется, нет. Хотя... то есть да, они могут так подумать. — Она нервно рассмеялась.— Впрочем, не переживай, я знаю, что ты никогда не прикоснешься к такому пропащему созданию, как я. Не сомневаюсь, что это противоречит твоим моральным принципам.

Ну почему ей трудно сохранять хладнокровие в присутствии этого мужчины? И почему он молчит?

Неожиданно Сорка поняла, что сидевший рядом Ромэн наклонился к ней слишком близко. В следующее мгновение он взял ее за подбородок.

— Вообще-то, ты ошибаешься.

Ее губы сами собой приоткрылись. Веки смежились.

В этот момент хлопнула водительская дверца и раздалось насмешливое:

— Ну что, поехали?

Сорка вошла в красивую спальню, пожалуй слишком поспешно попрощавшись с Ромэном. Слава богу, она наконец, осталась одна! И как только ей удастся выдержать две недели, если ей и после короткой поездки уже не по себе! Они едва перекинулись парой слов. Проводив Сорку до спальни, Ромэн сообщил, что через час ждет ее внизу, чтобы познакомить с остальными членами съемочной группы.

Девушка села на кровать. Ее сердце бешено колотилось. Две недели под его пристальным взглядом! В памяти всплыло лицо Лизы. А затем руководителя реабилитационного центра. Поговорив с последним, Сорка поняла, что заработанных ею денег хватит на несколько месяцев. А значит, есть шанс, что начальный, самый трудный, период работы центра пройдет благополучно.

У нее нет выбора! Ей придется пробыть с Ромэном весь срок до конца. Нужно лишь помнить о людях, которым она поможет обрести новую жизнь.

— Это история любви в слайдах... чередующиеся снимки будут складываться в своего рода короткометражный фильм.

Сорка сидела за столом с режиссером Саймоном, фотографом Домиником и Ромэном, восседавшим на стуле как на троне. До нее с трудом доходил смысл сказанного. Все ее мысли были связаны с Ромэном, похоже ставшим для нее центром вселенной. Мужчина только недавно вышел из душа — его волосы были еще немного влажными.

Девушка попыталась сосредоточиться.

— Прости, Саймон, не мог бы ты повторить еще раз?

Режиссер был милейшим парнем. Из Лондона. Симпатичный, но немного полноват. Вместо режиссера ей ответил Ромэн:

— Фильм, основа нашей рекламной кампании, будет продемонстрирован на закрытом показе тридцати двум вице-президентам различных компаний. Мы будем снимать тебя якобы во время романтического путешествия. История любви, так сказать. Ты знакомишься с мужчиной, влюбляешься в него и выходишь замуж. Нет ничего более банального. Как и нет ничего более удивительного и возвышенного. Главное — как все это снять. На последнем снимке вы становитесь супружеской парой.

У Сорки голова пошла кругом. Она боялась взглянуть на Ромэна. Отчего-то она чувствовала себя выставленной напоказ. И с кем же, интересно, она будет изображать счастливую пару?

Прошло еще минут двадцать, и всех отпустили. Непохоже, чтобы Ромэн собирался следовать за ней. Он лишь предупредил, что обед будет накрыт в столовой ровно в восемь вечера.

Дойдя до двери своей спальни, Сорка не сразу поняла, что за ней тайком двинулся Доминик, и теперь он стоял в нескольких шагах от нее. Его нельзя было назвать некрасивым, но что-то в нем отталкивало Сорку.

Девушка не решилась войти в комнату, а выжидательно повернулась к мужчине.

— Рад снова видеть тебя, Сорка... столько лет, столько зим, верно? Уверен, ты хорошо помнишь прошлые деньки.

— Да уж, много лет прошло, Доминик... я тоже рада тебя видеть. Но я сейчас устала и мне хотелось бы отдохнуть, если ты не возражаешь.

Но как только Сорка подошла к двери, Доминик грубо схватил ее за руку.

— Что ты делаешь! Отпусти! — воскликнула растерявшаяся девушка.

— Я прекрасно помню старые добрые времена, — прошипел ей в ухо фотограф. — И Кристиана... помнишь Кристиана? Я недавно виделся с ним. Когда сообщил, что буду работать с тобой, он мне все подробненько рассказал. — Мужчина оглядел ее с ног до головы. — Жду с нетерпением, когда мы познакомимся поближе. И если ты хочешь чего-нибудь... ты знаешь, где меня найти.

Чувство страха и отвращения овладело Соркой. Она поняла, о чем говорит Доминик. Наркотики! Девушка с силой отдернула руку.

— Мне ничего от тебя не надо. Я приехала сюда работать. А теперь извини...

Краем глаза Сорка заметила, что из своего номера вышел Ромэн. Она стояла так близко к Доминику, что это могло со стороны показаться интимным.

Ромэн вежливо попросил Доминика вернуться к себе. Сорка воспользовалась этим и быстро закрылась в своей комнате.

Пока девушка приняла душ, привела себя в порядок и переоделась в джинсы, белый топ, а сверху шерстяной кардиган, прошел час. И пора было вновь уходить. Она собрала волосы на макушке, надела очки и посмотрела на себя в зеркало. Студентка, да и только, никакой солидности!

Показав себе язык, Сорка открыла дверь и... наткнулась на широкую мужскую грудь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ромэн машинально поднял руки, и оказалось, что он обнял Сорку. Они стояли так близко, что стоило только потянуться — и их губы соприкоснулись бы...

Девушка почти грубо оттолкнула от себя мужчину и со злостью посмотрела на него. Тот сразу засунул руки в карманы темных брюк и оперся о косяк.

Сорка нервозно потрогала дужку очков.

— Ты всегда топчешься под дверью чужих комнат? Боишься, что я превращу комнату в склад запрещенных препаратов?

— Не угадала. Я пришел, чтобы проводить тебя в столовую. Все уже собрались там.

— Я вполне могу сама спуститься по лестнице, — парировала Сорка и, не оборачиваясь, зашагала по коридору.

Ромэн пошел за ней следом.

— А ты колючка, да? Надеюсь, ты и в других ситуациях столь же эмоциональна.

Сорка скорчила недовольную гримасу и стала спускаться по лестнице. Ромэн не отставал ни на шаг. Он следовал за ней с задумчивым выражением на лице, неотрывно смотря на округлую попку, обтянутую джинсами.

В просторной столовой действительно все уже их ждали, потягивая аперитивы. Официантки в белых блузах и темных брюках разносили канапе. Сорка была рада увидеть несколько знакомых лиц, а одно в особенности.

— Эй, красавица, как я рад тебя видеть!

Симпатичный мужчина вышел навстречу девушке, обнял ее и немного покружил вокруг себя. А когда наконец, поставил ее на пол, раскрасневшаяся Сорка от всей души рассмеялась.

— Вэл! Ты чуть душу из меня не вытряс.

— Как поживает самая привлекательная модель в мире?

Сорка игриво ткнула мужчину под ребра.

— Ну уж это ты загнул. Есть девушки и получше меня.

— Может, и так, однако это ты вошла в первую пятерку. Если бы не...

Сорка уже посильнее ударила мужчину.

— Может, хватит?

— О чем это вы? — вмешался в их разговор Ромэн.

— Наша девочка просто окончила с отличием... — начал объяснять Вэл, но Сорка его перебила:

— Вэл, ты так и не показал мне свое обручальное кольцо! — и облегченно вздохнула, когда парикмахер с воодушевлением пустился описывать, какое кольцо подарил ему его друг к их свадьбе в Лондоне. Из-за нетрадиционной ориентации Вэла мужчины — всегда напрягались, замечая на себе его внимание, однако Ромэн чувствовал себя настолько уверенно, что был с мужчиной на короткой ноге.

Кто-то в этот момент позвал Вэла, и он ушел. Сорка собралась уже сесть за стол, но Ромэн преградил ей дорогу.

— Что хотел сказать Вэл, когда ты его перебила?

Следовало бы догадаться, что Ромэн этого так не оставит.

— Ничего.

— О чем вы говорили и почему ты сменила тему?

Ничего не случится, если Сорка расскажет ему... возможно, даже заставит Ромэна больше уважать ее. Девушка уже открыла было рот, но смолчала. Ей не хотелось говорить: не нужно, чтобы этот человек знал о ней хоть что-нибудь. Нужно держать дистанцию!

Девушка подняла голову и посмотрела Ромэну в глаза, хотя это и было нелегко.

— Вэл говорил о том, что тебе будет совершенно неинтересно. Это наши с ним личные дела. Он просто забыл, что я просила его больше никому об этом не рассказывать. И вообще, почему тебя интересует моя жизнь?

— О, мне очень интересно, Сорка. Нам с тобой жить бок о бок две недели. И ты очень дорого мне обходишься.

— Но это не дает тебе права быть таким любопытным! — разозлилась девушка. — Я уже говорила — не лезь в мою личную жизнь!

— Нет, буду, черт возьми! — Его лицо оказалось слишком близко. — Особенно если вздумаешь закрутить роман с Домиником...

— Что?! — отшатнулась Сорка.

— Я видел вас вместе.

— Ничего ты не видел.

— Нет, видел...

— Эй, вы двое, что вы там застряли? Все уже хотят есть!

Сорка резко повернулась и увидела в дверях Вэла, который с любопытством смотрел на них.

Ромэн вежливо пропустил Сорку перед собой, словно ничего особенного не произошло. У девушки дрожали колени. Она избегала смотреть Вэлу в глаза, догадываясь, какое выражение увидит на лице друга.

Обед дал Сорке время немного передохнуть. Она сидела между болтавшей без умолку Люси и Саймоном. Однако девушка кожей чувствовала присутствие за столом Ромэна. Время от времени она поглядывала на него, наблюдая, как тот болтает с Клер, стилисткой, бесцеремонно усевшейся рядом с ним.

Эта привлекательная блондинка со стильной стрижкой «каре» приковала к себе все внимание своего обаятельного соседа, и Сорка была ей благодарна за собственное спокойствие. Но когда женщина положила свою ладонь на его руку, Сорке отчего-то захотелось подойти и сбросить ее, словно Ромэн уже успел стать ее собственностью. Чтобы не видеть этого, она закрыла глаза.

— Ты в порядке, Сорка? — Саймон обеспокоенно смотрел на нее.

— Да. Все хорошо, — улыбнулась девушка. — Просто немного устала. Сегодня был длинный день.

— Да. А завтра будет еще сложнее. Мы хотим многое успеть сделать.

После обеда все отправились в гостиную выпить по рюмочке. Сорка уже более-менее познакомилась с группой из восьми человек. Она прекрасно знала, что к концу работы все они обязательно станут друзьями.

Сорка неожиданно поняла, что с нетерпением ждет начала съемок. Единственный человек, кого она избегала, кроме Ромэна, был Доминик. Вопреки ожиданиям Ромэна, фотограф, кажется, положил глаз на Люси, и оба после еды куда-то исчезли. Ну и хорошо, обрадовалась Сорка, ей так не хотелось находиться в обществе Доминика.

Посидев немного со всеми, девушка извинилась и рано ушла в свою комнату, легла на кровать и уставилась в потолок.

Работа как работа, ничего особенного, сказала она себе. Будь спокойна, рассудительна, профессиональна — и все получится.

Но, закрывая глаза, Сорка видела перед собой лицо Ромэна, который будто смотрел ей в душу. И сердце сразу начинало биться учащенно.

На следующий день работать начали на рассвете. Саймон хотел, чтобы Сорку сняли на пляже. Одетая в полупрозрачное длинное платье, Сорка мерзла, но никак не показывала этого.

Она должна была брести по берегу, увидеть в песке бутылку и подобрать ее. А в ней находилось послание с указанием места будущей встречи.

Девушка дрожала от холода, ожидая, пока Саймон и Доминик подготовят оборудование. Фотограф, к счастью, не выходил за рамки делового общения.

— Сорка...

Ромэн!

— Да?

Мужчина взглянул на нее... и замер. Никогда еще он не видел такой прекрасной женщины! Пусть и с раскрасневшимися от ветра щеками и растрепанными волосами. Зато ее голубые глаза сияли ярче солнечного неба, и Ромэн лишь с большим трудом вспомнил, что собирался сказать.

— Мы решили сегодня поснимать здесь, а завтра полетим в Нью-Йорк. Там ты будешь работать уже с Зейном, твоим напарником.

Сорка нахмурилась. Зейн, актер и модель, должен был играть роль ее любовника.

— А как же здесь мы обойдемся без Зейна?

— Саймон сказал, что мы с ним приблизительно одного роста. Ну и немного похожи. По крайней мере, со спины, поэтому я поработаю за него.

— Что это за снимок? — забеспокоилась Сорка.

— Ты и я. Вдвоем.

— Что ж, оригинальное фото, — хмыкнула девушка, чтобы ничем не выдать своей паники.

В этот самый момент Доминик позвал ее встать на место. Сорка извинилась и покинула Ромэна.

Предстоящая съемка не давала девушке покоя, и она, как могла, пыталась узнать ее подробности. Оказалось, что снимок, о котором говорил Ромэн, будет сделан на закате. Клер уже отправилась в Дублин за свадебным платьем. Сорка занервничала еще больше. Но прямо спросить, что от нее потребуют режиссер и фотограф, она не решалась.

Придется ли ей целовать Ромэна?

От одной мысли об этом по телу пробегала дрожь. Может, он подстроил все это нарочно, чтобы сблизиться с ней?

Сорка тряхнула головой. Что за глупости порой лезут в голову!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Несколько часов спустя Сорка, заметно нервничая, снова стояла на побережье, на этот раз в простом на первый взгляд белом платье до колен от всемирно известного дизайнера. Волосы были аккуратно уложены, за ухом белела орхидея. Клер, стилистка, расправила платье на спине.

— Ты не поверишь, каково мне пришлось... и это платье — оно даже не демонстрировалось на подиуме. И до следующей недели его не должны были привозить. Платье доставили из Парижа с курьером и охранником. И теперь ты в нем будешь позировать в объятиях Ромэна... Честно скажу...

Дальше уже Сорка ничего не слышала. В объятиях Ромэна? Внутри все похолодело. Может, Клер имеет в виду, что он просто обнимет ее за плечи, а они оба, скажем, будут смотреть на закат? Ну не целоваться же, в самом деле?!

А потом появился Ромэн. Он шел навстречу Сорке в белоснежной рубашке, расстегнутой на пару верхних пуговиц. Черные брюки были закатаны до колен. Сорка почувствовала, что ее ноги слабеют.

Солнце садилось за горизонт, и Саймон с Домиником выкрикивали команды, готовясь к съемке. Ромэн подошел к «невесте» и оглядел ее оценивающим взглядом.

— Очень мило! Ты даже похожа на девственницу.

Сорка внутренне сжалась. Главное — не поддаваться на провокации! Пусть все ее секреты так и останутся нераскрытыми.

— Давай покончим с этим побыстрее, что скажешь? — бросила девушка.

И в следующую секунду оказалась прижатой к широкой груди Ромэна. Инстинктивно она обвила руками его шею. Но когда посмотрела на мужчину, ее глаза широко распахнулись от удивления.

— Что за?..

Мужчина почувствовал, что девушка слегка дрожит.

— Спокойнее! Мы же влюблены, а значит, должны покрепче прижиматься друг к другу.

— Не смеши меня! Если у тебя такое чувство юмора...

К ним подошел Саймон и поправил осветительные приборы.

— Молодцы, ребята! Все почти отлично. Сорка, держись немного посвободнее. И не болтайте, пожалуйста! И еще один снимок — с невестой на руках.

Саймон отошел, и Сорка мило улыбнулась Ромэну сквозь зубы:

— Надеюсь, я не слишком тяжелая для тебя?

— Совсем нет, — отозвался тот. — Как перышко.

То, с какой легкостью Ромэн держал ее на руках, заставило Сорку впервые в жизни почувствовать себя маленькой, женственной и изящной.

Она вздохнула и поглядела на море. При вздохе ее грудь коснулась его груди, и девушка замерла, чувствуя, как затвердели от возбуждения ее соски.

Ромэн приблизился и шепнул Сорке на ухо:

— Мне поможет, если ты будешь дышать...

Девушка посмотрела на него, но ответ так и не слетел с губ. Их лица находились так близко, что дыхание смешивалось. Его глаза странно блестели.

Поддавшись безотчетному импульсу, Сорка коснулась пальцами его губ. Она как завороженная следила за собственными движениями, пока не опустила ладонь на его покрытую легкой щетиной щеку.

Ромэну хотелось, чтобы их взгляды встретились. Словно угадав его мысли, Сорка подняла глаза и... растаяла в его руках, став послушной, как пластилин.

Губы мужчины были так близко. А тут еще Ромэн слегка опустил голову. У Сорки вновь перехватило дыхание. Веки ее потяжелели и стали опускаться. О, как ей захотелось ощутить вкус его губ!..

— Очень хорошо. И знаете что? Вы сумели изобразить такую страсть, что, думаю, поцелуй нам даже не потребуется. Достаточно и этого. Просто шикарно.

Голос Саймона разрушил волшебство момента. Сорка вздрогнула в объятиях Ромэна. Господи, что он о ней подумал? Все это время их фотографировали, а Сорка ничего не замечала!

У Ромэна горели щеки и кружилась голова. Не без труда, неуклюже он опустил Сорку на землю. Он боялся, что она почувствует его возбуждение. То, как она смотрела на него только что...

Никогда еще Ромэн не терял контроль над собой. А тут, на глазах у фотографа и всей команды... Хорошо, что у него свободные брюки — не так заметно!

Мужчина медленно отстранился.

— А ты неплохая актриса!

Сорка взглянула на него и увидела ледяной холод в его глазах. Актриса?

Что ж, если он так думает, слава богу!

Девушка выдавила из себя улыбку. Она дрожала всем телом. Хорошо еще, что не упала к его ногам.

— Это моя работа. Для того ты и нанял меня.

И на ватных ногах Сорка направилась к остальным членам команды.

На следующий день с утра нужно было отснять еще несколько фотографий, а днем съемочная группа летела в Нью-Йорк. Сорка проворочалась всю ночь, вспоминая, как Ромэн держал ее в своих объятьях. Сдавшись к шести утра, девушка с первыми лучами солнца поднялась с постели.

Остался лишь единственный способ снять напряжение.

Собрав волосы в хвост, девушка надела футболку с длинными рукавами, обтягивающие шорты, потертые кроссовки и вышла из комнаты. Бег для нее являлся чем-то вроде медитации. Все еще спали, и девушка, никого не встретив по пути, выбежала на побережье. Воздух был чист и свеж, а голубое небо обещало еще один замечательный день.

Пляж оказался больше и шире, чем ожидала Сорка. Пробежавшись, она занялась зарядкой, чувствуя, как назойливые мысли постепенно уходят прочь.

Минут через сорок Сорка наконец ощутила себя полностью умиротворенной, в ладу с собой. Она скинула кроссовки и носки и уже задумалась, не стоит ли ей сходить за купальником, когда что-то привлекло ее внимание. Кто-то плавал. Сильные руки прорезали волны, а на поверхности то и дело показывалась загорелая мускулистая спина.

У Сорки перехватило дыхание. Это мог быть только один человек. Ни у кого другого нет такой потрясающей фигуры! Зачарованная его красотой и грациозностью, девушка не могла пошевелиться. И слишком поздно поняла, что Ромэн подплывал все ближе и ближе к ней. Наконец он возник перед ней из воды во всей красе, похожий на греческого бога. Капли стекали по его мускулистому телу, когда он шел ей навстречу.

И только когда он, в черных плавках, вышел из воды, Сорка пришла в себя. Видимо, сказалась бессонная ночь. Но теперь девушка схватила свои кроссовки и носки и приготовилась быстро ретироваться, однако Ромэн оказался быстрее.

— Подожди.

Сорка замерла. Сердце забилось быстрее, но уже не из-за физических упражнений. Она повернулась и посмотрела на Ромэна, стараясь напустить на себя безразличный вид. Но это оказалось сложнее, чем бы ей хотелось. Ромэн стоял слишком близко, упершись руками в бока. Его грудь вздымалась и опускалась, а по телу стекали капли морской воды.

— Наслаждалась видом обнаженного мужчины?

Сорка мгновенно покраснела, и Ромэн с удивлением подумал, что она и правда похожа на невинную девушку. И откуда только взялась эта идиотская мысль?

— Не смеши меня! Я решила сделать зарядку и пришла сюда. Заметила человека в воде, вот и подошла посмотреть, все ли в порядке. Я не знала, что это ты. А подводные течения могут быть очень опасны.

Ромэн подобрал с земли полотенце. Сорка даже не заметила, что оно там лежало.

— Ты бы бросилась спасать меня, если бы я попал в беду?

— А ты как думаешь?

Мужчина высушил волосы и кивнул в сторону моря, так и не ответив.

— Вода потрясающая. Если хочешь, можешь поплавать. В нижнем белье.

Легкость, с которой говорил Ромэн, не могла обмануть Сорку. Если он думает, что она станет раздеваться перед ним, то глубоко ошибается.

Мужчина обернул полотенце вокруг бедер и начал снимать плавки. Она резко отвернулась.

Еще одно свидетельство в пользу невинности! — невольно подумал Ромэн. Да, интересная штучка эта Сорка Мерфи!

— Я переоделся.

Девушка осторожно развернулась, с облегчением увидев, что Ромэн уже застегивал джинсы.

— Так что тебя останавливает? — Он подошел ближе.

— Что ты имеешь в виду? — не сразу поняла Сорка.

— Почему ты не хочешь поплавать? Давай быстренько!

— Нет. — Девушка зашагала вдоль берега по направлению к отелю. Ромэн не отставал. — Но, признаться, я думала об этом. Даже собиралась вернуться за купальником.

— Упрямица.

Избегая смотреть на Ромэна, Сорка взглянула на часы. Они подошли к дому.

— Меньше чем через полчаса я должна быть при параде, ты ведь не хочешь, чтобы я опоздала?

— Ты права. — Ромэн приостановился, чтобы пропустить Сорку вперед.

Калитка была слишком узкой для двоих, но Ромэн даже не потрудился сдвинуться с места. Сорка, стиснув зубы, проскользнула мимо, коснувшись его груди. Она не знала, сделал ли это Ромэн специально, чтобы заставить ее нервничать, или потому, что он...

В тот самый миг сильные мужские руки обхватили ее, и сердце девушки замерло в груди.

Сорка подняла глаза.

— Какого черта!..

— Я хотел сделать это с тех самых пор, как впервые увидел тебя в Нью-Йорке, и еще больше мне хотелось этого вчера... и мы бы сделали это, если бы нас не прервали.

Ромэн поймал Сорку в ловушку. Она не могла пошевелиться, иначе их тела соприкоснутся и... Девушка зарделась еще больше. Она боялась, но одновременно чувствовала необъяснимую радость.

Нужно что-то сделать!

Его губы находились в миллиметрах от ее губ. Нужно отвернуться, но почему Сорка не могла найти в себе сил сделать это? И тут он склонился ниже, И все исчезло. Началось безумие. Сладостное безумие. Сорка никогда не смела даже мечтать о чем-то подобном. Никто и никогда не целовал ее так. А потом Ромэн отстранился. Сорка открыла глаза. Когда она успела закрыть их? И почему ее руки обвились вокруг его шеи?

— Ты хочешь этого так же, как и я...

— Нет! — Сорка попыталась оттолкнуть его. — Я не...

На этот раз Ромэн вел себя почти грубо. Его язык властно раздвинул ее зубы. И этот соленый вкус после морского купания! Сорка простонала и снова обвила руками шею мужчины. Желание возрастало с каждой секундой. Она все сильнее прижималась к нему, утратив всякую способность здраво мыслить, и вскоре мир вокруг перестал для нее существовать.

Лай собаки прервал их поцелуй. Ромэн, тихо выругавшись, тут же отстранился. У собаки, скорее всего, есть хозяин, и не нужно, чтобы их видели целующимися.

Сорка оттолкнула его еще дальше, и на этот раз Ромэн уступил. Он улыбался, а она смотрела на него, стараясь скрыть свое смущение.

— Не знаю, что ты там себе вообразил, но этого больше не повторится.

Сорка повернулась, чтобы уйти, но Ромэн остановил ее.

— Повторится. И нам уже никто не помешает.

Девушка только тут заметила, что кто-то выгуливает собаку. Она со злостью взглянула на Ромэна.

— Ты, наверное, думаешь, что все женщины в мире хотят оказаться в твоей постели, но, поверь мне, я не желаю этого. Я не изменила своего мнения о тебе. Ты последний мужчина на планете, с которым я бы хотела оказаться наедине.

И прежде, чем мужчина успел найти достойный ответ, Сорка бросилась в сторону дома.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда днем того же дня Сорка села на борт личного лайнера Ромэна, у нее было такое чувство, что с момента ее отъезда из Дублина прошла целая вечность. Сколько удивительных событий произошло за это время: съемка на пляже в свадебном платье, бессонная, наполненная тревожными и вместе с тем сладкими воспоминаниями ночь, утренняя встреча на пляже, поцелуй... — Девушка до сих пор ощущала легкое головокружение при мысли о нем.

К своему глубочайшему отчаянию, она обнаружила, что единственное оставшееся свободным место находится возле Ромэна.

Сорка замялась возле сиденья, и Ромэн оторвался от чтения газеты. Сейчас, в строгом темном костюме, он был больше обычного похож на успешного бизнесмена.

— Кажется, это единственное свободное кресло.

Мужчина по-волчьи ухмыльнулся.

— Прошу. Было забавно наблюдать, как ты старалась избегать меня последние пять часов.

Сорка опустилась в кресло, осторожно положив руки на подлокотники. Потом закрыла глаза и немного расслабилась.

Ужас сковал тело, как только заработали двигатели. В этот момент даже Ромэн оказался не в состоянии отвлечь Сорку. Она вцепилась в подлокотники, хотя ей и не хотелось привлекать к себе внимание, но страх был слишком силен.

Самолет набирал скорость, и сердце Сорки колотилось все быстрее.

— В чем дело? Боишься летать?

Услышав вопрос, девушка широко раскрыла глаза. Она не могла говорить, поэтому только кивнула. Заметив искренний ужас в глазах девушки, Ромэн инстинктивно накрыл ее руку своей ладонью.

— А почему ты меня сразу об этом не предупредила?

Сорка пожала плечами, бросив на Ромэна беглый взгляд.

— А какой смысл? Всего лишь глупый страх. Нет причин суетиться.

Ромэн ошутил злость, но не на Сорку.

— Значит, ты предпочитаешь молча переживать момент ужаса, лишь бы другие были счастливы?

— А как иначе? Не кричать же во все горло «Караул!»

— Откуда это в тебе?

— Что?

— Твой страх перед полетом. Ты знаешь, откуда он взялся?

Сорка медленно кивнула. Ромэн заметил, что девушка засомневалась, стоит ли ему рассказывать, и обиженно поджал губы.

— Я забыл, что ты наложила запрет на разговоры о твоей личной жизни.

— Нет. Все в порядке. Если интересно, пожалуйста... — Девушка отвернулась на минуту, потом повернулась снова. Несмотря на присутствие всех членов их группы в самолете, ей казалось, будто она находится с Ромэном наедине. Словно невидимые стены отделяли их от остальных. — Мне было восемь лет, и мы летели в Испанию навестить маминых родственников.

— Такты испанка? — изумился Ромэн.

— Наполовину. Мама испанка. А мой отец... был ирландцем.

— Он умер?

Сорка кивнула, ощутив, что похолодела внутри. Она соврала, что наполовину испанка, но это слишком щекотливая тема для обсуждения.

— Он умер перед моим семнадцатилетнем.

— Мне жаль.

Мужчина заметил, как изменилась Сорка. Ее голос приобрел ледяной оттенок.

— Это было давно.

— А мой отец умер, когда мне было двенадцать лет. Сердечный приступ.

— Мой тоже умер от сердечного приступа.

На минуту воцарилась тишина. Они даже не заметили, как стюардесса спросила, не желают ли они чего-нибудь. Сорка подняла глаза и покраснела.

Оба попросили воды.

— Итак... твой страх полетов...

— Я же говорила, мы летели на каникулы в Испанию. Но это совсем неинтересно.

— Ты обещала.

Сорка сглотнула, бросила на Ромэна быстрый взгляд и снова отвернулась.

— Самолет стал уже подниматься, но в последний момент что-то сломалось, и он упал на взлетную полосу. Я не успела пристегнуться. — Сорка поморщилась. — И когда самолет упал, я немного ушиблась. Вот и все. С тех пор глупый страх никак не пройдет.

Ромэн долго изучающе смотрел на Сорку. У него возникло такое чувство, что он подпустил ее слишком близко, позволил залезть к себе в душу. И что его привлекает в ней не только внешность! Мужчина нахмурился. Этого еще недоставало!

— Если не возражаешь, мне нужно просмотреть кое-какие бумаги, — подчеркнуто сухо заявил он. — У меня важная встреча в Нью-Йорке.

Мужчина оттолкнул ее так резко, что Сорка ощутила странную боль внутри. Она достала из сумочки книгу, надела очки, но буквы плыли у нее перед глазами. Расслабиться рядом с Ромэном невозможно!

Девушка украдкой взглянула на своего соседа, но тот, казалось, витал мыслями где-то очень далеко. Неужели это тот самый мужчина, который целовал ее со всей страстью не далее как сегодня утром?

Через некоторое время Сорка почувствовала толчок и подняла голову. Она заснула на чем-то очень мягком. Но, то была не подушка. То была рука и очень широкая грудь. Девушка резко вскочила. Ромэн удивленно посмотрел на нее. Самолет шел на посадку.

— Я... — Сорка не знала, что сказать.

Она выглядела еще сонной и такой... красивой, что Ромэн недовольно заерзал в кресле. В считанные секунды его тело разгорячилось и напряглось, и мужчина поразился столь бурной реакции на одно лишь присутствие этой девушки. Сейчас не помешал бы ледяной душ!

Девушка нервно огляделась.

— Не волнуйся! Никто не видел.

— Я не собиралась спать. Наверное, устала больше, чем мне казалось.

— Вот и хорошо, что поспала. Мне было очень приятно.

Сорка вспыхнула. Ее тело словно горело огнем. Она даже не могла ретироваться в туалет, ведь совсем скоро самолет приземлится. Девушка схватила книгу и решила убрать ее, но та выпала из дрожащих рук и упала Ромэну на колени.

— Карл Юнг... — прочел Ромэн на обложке имя автора и с удивлением посмотрел на свою соседку.

— Да. — Сорка протянула руку.

Ромэн вернул книгу так, чтобы их пальцы соприкоснулись.

— Должен признаться, мне больше нравится его предшественник и учитель Фрейд.

Пальцы Сорки горели. Книга снова оказалась у девушки, и она прижала ее к груди.

— Меня это не удивляет.

— Скажи, это имеет отношение к тому, о чем вы вчера говорили с Вэлом?

Сорка, открыв рот, посмотрела на Ромэна. Она понимала, что если не расскажет сама, то он просто спросит у Вэла.

Девушка вздохнула.

— Я недавно окончила Нью-Йоркский университет. Получила ученую степень по психологии.

Ромэн долго молчал.

— Вэл говорил, ты в первой пятерке.

— Да, — кивнула Сорка, поражаясь его памяти.

— Прекрасно!

Сорка лишь пробормотала что-то невнятное, чувствуя себя выставленной напоказ. Снова. Она не желала, чтобы Ромэн знал о ней что-нибудь. Ему уже известно о центре, об учебе в университете, о страхе перед полетами... Что дальше?

Салон наполнился шумом голосов, люди вставали со своих мест, возились с багажом. Сорка с радостью отошла подальше от Ромэна.

На следующий вечер девушка стояла на ветру на вершине «Эмпайр стейт билдинг». Именно здесь должны были пройти очередные съемки. До шести утра обзорная площадка принадлежала съемочной группе, хотя им предстояло сделать всего несколько снимков.

— Итак, где же сегодня наш красавчик? — Сорка услышала рядом с собой голос фотографа.

— Понятия не имею, — небрежно ответила она. — Чего ты так волнуешься?

— Потому что всякий раз, когда он рядом, я чувствую, что он следит за каждым моим движением, поджидая, когда я ошибусь.

Сорке пришлось прикусить язычок. Она не могла винить Доминика в его странном ощущении. Ромэн обладал этой удивительной способностью, о которой говорил фотограф. Однако Сорка поймала себя на мысли, что задает себе тот же вопрос, что и Доминик. Странно, что Ромэна нет. Особенно если учесть, что сегодня Сорка должна работать с новым партнером. Ромэн любил, чтобы у него все было под контролем, и Сорка ожидала, что он обязательно придет для того, чтобы убедиться, что Зейн действительно тот, кто ему нужен.

Девушка хорошо знала Зейна. Он был одним из самых востребованных мужчин как на подиуме, так и на фотосессиях. Зейну даже предложили сниматься в кино. С ним было легко и приятно работать.

Сорка услышала, как Доминик с кем-то говорит по мобильному.

— Ты должен приехать сейчас же, Клер нужно, чтобы ты одобрил костюм Зейна... и если мы не приступим к съемкам через полчаса, Саймон убьет всех...

Сорка почувствовала, как екнуло сердце. Глупо.

Это может быть даже не Ромэн. Наверняка он обедает с какой-нибудь из своих любовниц. Разве не так живут все успешные бизнесмены? Было бы наивно думать, что их поцелуй значил для Ромэна нечто большее, чем просто развлечение. Поэтому такого никогда больше не повторится.

Несколько минут спустя, когда Люси заканчивала макияж Сорки, дверь распахнулась и появился Ромэн. На нем было длинное черное пальто, в котором он казался еще выше, чем обычно.

Он быстро переговорил с Зейном и Домиником, проконсультировался с Клер и, кинув: «Не беспокойте меня, если в том не будет острой необходимости», — вышел, даже не взглянув на Сорку.

Девушка чувствовала себя так, словно он только что ударил ее по лицу.

— Не очень-то он доволен, что его отвлекли от свидания!

— Что? — не сразу поняла Сорка.

— Могу поспорить, Ромэн был с женщиной, — пояснила Люси. — С чего ему торчать здесь с нами, когда он может весело провести время с какой-нибудь красоткой? — мечтательно вздохнула визажистка.

Ромэн так больше и не появился. И Сорка всю ночь, пока шли съемки, представляла, как он смотрит в голубые, карие или зеленые глаза какой-нибудь девушки...

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На следующий вечер команда отправилась в Индию. Сорка поднялась на борт самолета раньше и заняла одно из отдельных кресел. Она была не в настроении разговаривать. Прошлая ночь явилась для девушки сущим кошмаром... она скучала по Ромэну! Они работали вместе всего лишь пару дней, а этот мужчина уже успел одурачить ее сладкими речами и поцелуем, от одной мысли о котором кружилась голова.

Сорка хотела увидеться с Кейти за ланчем, чтобы поделиться с той своими переживаниями, однако ей это так и не удалось.

Чтобы даже не видеть, как Ромэн поднимется на борт самолета, девушка надела специальную маску для сна. Потому что ей это нисколько не интересно! Лгунья, шепнул внутренний голос, однако девушка проигнорировала его. И словно в насмешку, Сорка уже через минуту ощутила рядом с собой знакомый запах, и по ее телу прошлась чувственная дрожь. Ромэн — здесь!

Их пунктом назначения в Индии был прекрасный город озер — Удайпур. Его называют самым романтичным городом в Раджастане, и Сорка должна была признать, что не без причин. Всю дорогу, пока они плыли на лодке к месту съемок, она наслаждалась голубым небом, прекрасными видами города и мириадами разнообразных цветов повсюду.

Ромэн сидел рядом с Соркой. Их ноги почти соприкасались.

Девушке удалось избежать разговора с ним в самолете, а потом и по пути в отель на берегу озера. Но сейчас уже невозможно не обращать на него внимания. Сорка и Ромэн плыли в одной лодке, Саймон и Доминик — в другой. Им предстояло подготовиться к завтрашней съемке. Остальные члены команды отдыхали после перелета. Неожиданно Сорке захотелось что-нибудь сказать. Но слова, слетевшие с ее губ, не порадовали девушку.

— Ты был занят в Нью-Йорке.

Ромэн нахмурился, и Сорка мысленно выругала себя. Да что с ней такое? Неужели ревность дает о себе знать?

— Это вопрос или заявление? — Не дожидаясь ответа, Ромэн продолжал: — Вообще-то, ты права, я был занят. Я одновременно работаю над несколькими проектами и в Нью-Йорке мог вплотную заняться ими. Скажи, Сорка, ты скучала по мне?

Ей хотелось фыркнуть, рассмеяться, сказать какую-нибудь колкость, но тут она посмотрела Ромэну в глаза — и... все волнующие воспоминания нахлынули на нее.

Сорка утонула в омуте этих глаз.

— В ту ночь мне пришлось работать допоздна, — произнес Ромэн полушепотом. — А потом пришлось пойти на обед с Мод. Я скучал по тебе.

К ужасу девушки, она не могла контролировать ни свою речь, ни свой голос. И немного обиженно проговорила:

— Мне так не показалось на смотровой площадке.

Ромэн неожиданно поднес руку Сорки к своим губам и поцеловал ладонь. Она сжала пальцы, словно желая удержать этот чувственный поцелуй.

— Помнишь, я сказал, что в следующий раз нам никто не помешает, так оно и будет.

Сорка задрожала, кровь быстрее побежала по жилам. Откуда он знает, что нужно сказать, чтобы она сразу позабыла обо всем на свете?

Слава богу, они подплыли к отелю «Лейк-Палас». Доминик и Саймон уже ждали их на берегу. Потрясающая природа ненадолго отвлекла девушку от волнующих мыслей и эмоций. Сорка рассматривала стены бывшего дворца, превращенного в пятизвездочный отель.

Обсудив с помощниками расписание съемок, Ромэн отправился искать Сорку и нашел ее на террасе, разговаривающую со служащим отеля. Ее волосы развевались на ветру, и, о боже, как она была прекрасна!

Когда Сорка широко улыбнулась стоявшему перед ней мужчине, Ромэн ощутил настоящий приступ ревности. Он поклялся, что уже очень скоро она будет ему принадлежать. Ромэн просто не мог больше ждать. Чем скорее он удовлетворит свои желания, тем скорее жизнь вернется на круги своя. И потом надо будет завести себе любовницу побезопаснее. А Сорка — временное безумие.

В этот самый момент, как будто почувствовав на себе его взгляд, Сорка повернулась и посмотрела на него. Улыбка тотчас сползла с ее лица. Губы слегка приоткрылись. Она тоже хочет его, но, разумеется, никогда в этом не признается.

Именно поэтому Ромэн отпустил Доминика и Саймона, а когда их лодка исчезла из виду, предложил Сорке пообедать.

Первым желанием девушки было отказаться. Это легко читалось по ее лицу. И тогда Ромэн, соблазнительно улыбнувшись, как можно более дружелюбно произнес:

— Не волнуйся, я не стану на тебя набрасываться. Но ты ведь должна поесть, правда?

Сорка открыла было рот, чтобы все же отказаться, но тут в животе предательски заурчало. Девушка закрыла рот, покраснев до кончиков ушей.

Ромэн взял свою спутницу за руку и увлек за собой в роскошный отель. В ресторане, который он выбрал, не было стен, только колонны на свежем воздухе, которые упирались в мозаичную крышу. Это было самое потрясающее место, в котором Сорке доводилось бывать до сих пор.

Подошел официант, и Сорка расслышала, что Ромэн заказывает бутылку шампанского. Она остановила его легким касанием руки.

— Не нужно шампанского. У меня от него голова болит...

Девушка очаровательно улыбнулась по очереди сначала официанту, а потом Ромэну, который выглядел немного сбитым с толку.

— Если ты не возражаешь... я бы лучше выпила пива.

Ромэн совершенно запутался. Он всегда заказывал женщинам шампанское, а Сорка хочет пива? Мужчина даже не помнил, когда он пил его в последний раз, и все же в этот самый миг оно показалось ему самым желанным напитком в мире.

— Два пива, пожалуйста.

Официант удалился.

— Не нужно было тебе заказывать из-за меня пиво. Ты не похож на тех, кто пьет пиво.

Ромэн оперся на спинку стула.

— И на кого же я похож?

«На мужчину, который знает, как доставить женщине удовольствие». Сорке потребовались немалые усилия, чтобы собрать волю в кулак.

— Ты из тех, кто предпочитает винтажные игристые вина. По тысяче евро за бутылку.

Сорка попала в точку. Ромэн удивился.

— Прости. Я должен был посоветоваться с тобой, прежде чем делать заказ. Но после того как ты осушила на моих глазах бокал шампанского в Нью-Йорке, я заключил, что ты его любишь.

— Вообще-то, терпеть не могу. Но Мод всегда настаивает, чтобы мы выглядели так, будто наслаждаемся времяпрепровождением на подобных мероприятиях... А шампанское — это символ.

Принесли пиво. Спутники чокнулись и одновременно сделали по глотку.

— Я и забыл, как это вкусно. Продолжай, ты хотела рассказать мне, почему тебе не нравятся такие вечера.

— Ты же сам все видел. Целый зал льстецов и завистников. Люди смотрят на тебя и думают: «Модель — значит, глупая подстилка». — Сорка посмотрела на озеро. — В начале карьеры было так увлекательно находиться в одной комнате с мэром Нью-Йорка или, еще лучше, известным актером, но сейчас... эти иллюзии быстро тают. Я жила в Ирландии, а там люди остро чувствуют неискренность...

У Ромэна возникло ощущение дежа-вю, но прежде, чем он успел как-то ответить или среагировать, пришел официант, чтобы принять их заказ. Когда он ушел, Сорка продолжила:

— Я уже бывала в Индии. Мы с Кейт снимались в Дели. И даже немного посмотрели город перед отъездом. Мы жили в небольшом отеле и часто сидели у окна, попивая пиво, и мечтали, как однажды будем вот так же запросто сидеть в дорогом ресторане и пить вино... — Сорка не смогла удержаться от смеха. — Видела бы меня сейчас Кейти! Я сижу в роскошном ресторане в простой майке и шортах и пью пиво... Она бы меня убила! — Девушка закусила губу, чтобы сдержать очередной взрыв смеха. — Прости... но ты бы видел отель, в котором мы тогда остановились... Кейт на моем месте не стала бы пить пиво. Тебе стоит привезти ее сюда, наверное.

— Она меня не интересует.

У Сорки екнуло сердце, но она промолчала.

— Скажи мне, вы хорошие подруги?

Девушка с энтузиазмом кивнула.

— Лучшие. Мы знакомы с... — Она замолчала. — Целую вечность. С десяти лет.

Принесли их заказ. Сорка рада была отвлечься на еду, ощутив неожиданный голод. Однако она недовольно сморщила нос, когда перед Ромэном поставили его блюдо.

— Не одобряешь?

— Просто мне жаль кролика.

— Но, ты же не вегетарианка. Помню, ты заказала стейк в Дублине.

Когда она сбежала из ресторана, как обиженная девочка-подросток.

— Обычно я так не убегаю из ресторана, — пробормотала она в ответ своим воспоминаниям.

Ромэн молчал. Он думал о том, насколько профессиональна Сорка в работе и как непосредственна и эмоциональна в обычной жизни. Он знал ее меньше трех недель и еще не переспал с ней... пока.

Сорка поела и вытерла губы салфеткой.

— Ммм... потрясающе!

— Да, — отозвался Ромэн. — Можешь сказать Кейт, что пила шампанское. Я тебе подыграю, если что.

Сорка усмехнулась и вновь чокнулась с Ромэном пивом. Они с такой легкостью общались, будто знали друг друга целую вечность. Но ведь Ромэн ее враг? Надо с ним вести себя поосторожнее. Он играет с ней, вот и все.

Тарелки унесли. Страхи Сорки вернулись. Ромэн оперся локтями на стол и подался вперед.

— Я задолжал тебе извинения.

— Неужели?

— За тот день в Дублине. У меня не было права судить тебя за то, что ты делаешь.

— Что ж, спасибо.

— Расскажешь мне о реабилитационном центре?

Сорка вздрогнула. Но ведь, если она откроет ему свои мотивы, ничего страшного не произойдет? Девушка взглянула на озеро.

— Когда умер отец... знаешь, мы с ним были очень близки. И друг, и наставник. Я типичная папина дочка. Он повсюду таскал меня с собой. Даже на работу. Умер он внезапно. Я была в выпускном классе. Мама позвонила мне в школу. Старшего брата тогда не было дома. Он уехал с семьей.

Сорка замолчала. Ромэн кивнул, воодушевляя ее продолжать.

— Я была не в своей тарелке в то время. После окончания школы мы с Кейт должны были работать в Лондоне. К несчастью, я попала в плохую компанию и спуталась с парнем по имени Кристиан. Я все еще злилась на весь мир из-за того, что папа умер так внезапно. А в таком возрасте подросткам необходима поддержка, чтобы справиться с проблемами.

Ромэн не сводил с Сорки глаз. Их взгляды встретились, но лишь на мгновение. Девушка отвела глаза и продолжала:

— Полагаю, оттуда и возникло желание... что-то сделать. Годами я думала о том, что, если бы мне было куда пойти... где мне посоветовали бы, что делать, наставили бы на верный путь, я бы обязательно пошла туда. И, возможно, я бы не... — Сорка замолчала.

Ромэн взял ее за руку. И только тут девушка поняла, что дрожит.

— Доминик был в той компании?

— Откуда ты это знаешь?..

— Он говорил что-то вроде того, что давно тебя знает. Нетрудно догадаться об остальном.

— Кристиан был другом Доминика.

— Вы с Кристианом были любовниками?

Сорка отрицательно покачала головой.

— Нет. Я влюбилась в него... но тогда все было вполне невинно...

Кажется, Ромэна удовлетворил ее ответ. Девушка молилась, чтобы он не стал углубляться в эту тему.

— Поэтому ты изучала психологию? Чтобы работать в центре? — Мужчина покачал головой. — Еще раз прости меня, Сорка...

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сорка старалась оставаться спокойной, и все же больше всего на свете ей хотелось встать и убежать, спрятаться, скрыться. С каждым словом Ромэн все больше приближался к правде.

Девушка отдернула руку и постаралась переменить тему.

— А как насчет тебя, Ромэн? У тебя есть секреты? Почему ты до сих пор не женат?

Откуда только взялся этот вопрос? Нет, с ней определенно что-то творится. Говорит все, что в голову придет!

Ромэн облокотился о спинку стула.

— Вообще-то, я был помолвлен однажды.

— Неужели? — сердце Сорки екнуло.

Мужчина кивнул. Коротко, резко.

— Да. Много лет назад. Мне тогда было восемнадцать. — Его рот скривился в усмешке. — Она была моей первой любовью. Но однажды я вошел в ее спальню и застал ее в постели со своим старшим братом.

Ромэн рассказывал все это бесстрастно, но Сорка интуитивно ощущала, что ему до сих пор больно. Одному богу известно, как ей удавалось ощущать чужие эмоции и так тщательно скрывать свои собственные. Но девушка прекрасно понимала и то, что Ромэн не примет ее сочувствие.

— Моя невеста узнала, что брат получит титул герцога. У меня же был статус всего лишь графа. Брат был старше, богаче, опытнее, а к тому же он должен был унаследовать семейный замок.

Ромэн снова почувствовал глубокое удовлетворение оттого, что выкупил замок пару лет назад. Брат пришел к нему, умоляя о помощи. И хотя Ромэн много лет ждал этого момента, удовлетворение оказалось не таким уж сладким. Желание отомстить брату, который с такой легкостью разрушил его жизнь, почему-то пропало.

— Прости... я не хотела причинять тебе боль.

Ромэн рассмеялся:

— Это было давно. Эта женщина давно умерла для меня, и с тех пор у меня не возникало желания повторить этот опыт.

Выражение его глаз все объяснило Сорке. С тех пор как невеста предала его, Ромэн не подпускал женщин к своему сердцу.

Воцарилось напряженное молчание, но тут Ромэн неожиданно улыбнулся.

— Может, хватит на сегодня играть в вопросы и ответы?

Девушка кивнула.

— Тогда давай закажем десерт. — Ромэн подозвал официанта.

Уже через пару минут оба непринужденно болтали, позабыв о неприятных моментах сегодняшнего дня.

— А ты, значит, граф. Граф де Валуа.

Ромэн уловил насмешливые нотки в ее голосе.

— Я никогда не называл себя так. Слишком старомодно звучит.

— Ну, я не знаю. Граф, как я понимаю, должен иметь фамильный замок?

Ромэн кивнул.

— И, конечно, с призраками заморенных тобой девушек-моделей.

Теперь Сорка уж точно насмехалась над ним. Ромэн не мог в это поверить! Сначала он разозлился, но, увидев улыбку девушки, тут же расслабился.

— Ты единственная женщина, которая не бросилась к моим ногам, узнав о титуле и замке.

Сорка посматривала на Ромэна из-под густых черных ресниц. Она была без косметики и выглядела так прекрасно, что у мужчины заныло в груди.

Он почему-то чувствовал, что Сорка все больше и больше отдаляется от него.

Вечером, после душа, Сорка собралась уже лечь, но поняла, что заснуть ей не удастся. Слишком эмоциональным выдался день! В ее душе проснулись чувства, о существовании которых она раньше и не подозревала. Похоже, ей нравился Ромэн. А ее тело... оно горело словно в огне, стоило только подумать о Ромэне.

Девушка решила немного прогуляться, чтобы успокоиться.

Ей казалось, будто за ней следят, но потом она решила, что все это лишь игра ее воспаленного воображения.

Прогулявшись по близлежащим улицам и сходив на местный рынок, она вернулась в отель, радуясь, что не встретилась ни с кем из знакомых.

Однако уже возле самой двери она услышала шепот:

— Сорка!

Из соседнего номера ее звала Люси. Стоило ей подойти поближе, как та втащила ее к себе.

— Люси, прости, но я так устала...

— У меня есть кое-что, что может тебя заинтересовать.

Увидев, что девушка протягивает ей пакетик с белым порошком, Сорка не на шутку испугалась.

— Послушай, Люси, меня не интересует подобная дрянь. И тебе не советую увлекаться этим.

Люси рассмеялась.

— Перестань. Да какой же в этом вред?

Сорка выхватила пакетик из рук Люси и сунула его в карман своих шортов.

— Эй! — На лице девушки промелькнуло удивление и паника.

— Люси, сколько тебе лет?

— Двадцать один.

Люси опустила голову. Ей стало стыдно. И судя по всему, она еще не успела попробовать наркотик. Сорка смягчилась.

— Слушай, если кто-нибудь поймает тебя с этим... например, Ромэн... ты отправишься домой на следующем же самолете. И, скорее всего, уже никогда не сможешь найти работу. Не говоря уж о том, что мы в Индии. Ты хотя бы представляешь себе, что могут с тобой сделать здешние полицейские, если поймают тебя? В лучшем случае сядешь на много лет.

Люси побледнела. Сорка поморщилась. Наверняка это Доминик впутал бедную девочку в грязную историю.

— Я предполагаю, кто дал это тебе. — (Люси покраснела, но промолчала.) — Поверь, я знаю Доминика много лет, так что тебе не обязательно покрывать его. И, Люси, мой тебе совет: когда кто-нибудь предложит тебе в следующий раз наркотики, не будь дурой и не бери их. И никому больше не предлагай. Человек может оказаться не таким понимающим, как я...

Сорка вышла из номера Люси и вернулась к себе в комнату. Она сразу же направилась в ванную, чтобы избавиться от порошка, но тут раздался стук в дверь. Запаниковав, Сорка вновь сунула пакетик в карман.

Она открыла дверь — и голова пошла кругом. На пороге стоял Ромэн. Не дожидаясь приглашения, он вошел к ней, словно был хозяином номера. Что он здесь делает? Он должен уйти! Сорка почувствовала, что бледнеет. Пакетик с наркотиком, казалось, весил тонну. Холодный пот выступил на лбу. Только этого не хватало!

— Что... чем я могу тебе помочь?

— Закрой дверь, — произнес мужчина тихо. Девушка запаниковала. Если он узнает о том, что у нее в кармане, ей конец!

— Иди сюда. И не нужно выглядеть так, словно ты на похоронах.

Сорка замерла у постели.

— Прости... послушай... что тебе нужно?

Ромэн приближался. В его глазах отражался странный блеск.

— Я же говорил, что в следующий раз нам никто не помешает.

Он же не...

— Я хочу тебя.

И прежде, чем Сорка успела остановить его, сказать, чтобы он ушел, или хотя бы подумать, что делать, Ромэн уже целовал ее, заставляя забыть обо всем на свете. Его руки, такие сильные и в то же время такие нежные, скользили по ее телу.

Потом Ромэн взял ее за бедра и притянул к себе.

— Что это у тебя? — услышала вдруг девушка. Рука мужчины скользнула в карман ее шортов. Сорка в панике оттолкнула от себя мужчину и закрыла глаза от ужаса. Хуже ситуации в ее жизни еще не случалось!

Ромэн сначала удивился, разглядывая небольшой пакетику себя в руке. Потом нахмурился. Его голос прозвучал очень холодно, когда мужчина наконец заговорил:

— Открой глаза, Сорка.

— Я...

— Тебе не нужно ничего говорить.

И Сорка замолчала. Да, это было ужасно несправедливо, но она не могла предать Люси, которая была еще слишком юна и только начинала свою карьеру.

— Ты знаешь, что с ним делать.

Ромэн бросил пакетик ей в лицо, и девушке захотелось плакать, смеяться и кричать одновременно. Что бы он сказал, если бы узнал, что именно так она и собиралась поступить с наркотиками до того, как он прервал ее!

Девушка высыпала порошок в туалет, спустила воду и села на край ванны, потому что ноги так сильно дрожали, что стоять она не могла.

— Ромэн...

— Не желаю ничего слышать.

Сорка посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Это не то, что ты...

Мужчина рассмеялся.

— Подумал? Очень оригинально. Не удивительно, что ты так быстро сбежала после ланча. Скажи, поэтому ты и отправилась на прогулку? Чтобы достать наркотики? У тебя здесь что, есть знакомый дилер? Мне интересно, как работает система. Ты позвонила заранее? Или...

— Прекрати! — крикнула девушка. — Я... Откуда тебе...

— Известно о том, что ты уходила? Я решил прогуляться и видел, как ты заходила на рынок. Очаровательная картина. Боже, какой же я дурак! Ты пошла доставать наркотики, а я-то думал... — Он помолчал. — Я потерял тебя, когда ты вышла с рынка. Наверное, тогда ты и отправилась встречаться с дилером.

Сорка качала головой.

— Клянусь... это не то, что ты думаешь.

— Клянешься? Кстати, помнишь, в Дублине ты спросила, поверю ли я, если ты скажешь, что никогда не прикасалась к наркотикам? Знаешь, я ведь много думал об этом. Но теперь я точно знаю, что ты постоянно лгала мне. Ты говорила о реабилитационном центре, о том, как это для тебя важно и...

Ромэн не договорил. Он вышел из ванной и встал лицом к окну. Сорка последовала за ним, не зная, что сказать.

— Что ты собираешься делать? — поинтересовалась она, наконец.

Ромэн медленно повернулся, смерив Сорку ледяным взглядом. Он пошел в ее сторону. С каждой секундой он приближался к ней. Девушка прижалась к стене, и прежде, чем она успела хорошенько подумать, с ее губ слетели совершенно ненужные слова:

— Послушай, я знаю, почему ты так болезненно реагируешь. Знаю о том, что случилось с твоей матерью...

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ромэн замер. Сорка поняла, что совершила, возможно, самую большую ошибку в жизни. Лицо мужчины не выражало никаких эмоций, но глаза яростно горели. Он молчал, кажется, целую вечность, а его голос, когда он, наконец, заговорил, звучал холодно и с презрением.

— И что ты знаешь?

Ромэн задал вопрос, но Сорка была не настолько глупа, чтобы снова раскрыть рот.

— Мод тебе разболтала. Это могла сделать только она. И что же она тебе сказала?

Сорка никогда еще не видела Ромэна таким надменным и жестоким. Между ним и тем мужчиной, с которым она ела в ресторане и который так жарко целовал ее, — пропасть.

Ромэн приблизился, и Сорка почти вжалась в стену. Ей хотелось извиниться, сказать, что он пугает ее, но девушка не могла даже пошевелиться. Язык словно прирос к небу.

— Мод рассказала, что мама пристрастилась к опиуму еще ребенком, когда росла во Вьетнаме?

Сорка, завороженная его взглядом, лишь отрицательно покачала головой.

— А что моя мать прожила всю жизнь в наркотическом дурмане?

И снова девушка замотала головой. В ее глазах плескался ужас. Ромэн сделал еще один шаг в ее сторону.

— А сообщила ли она, что мать отказывалась от наркотиков, только когда была беременной мной и моим братом?

Ромэн был так близко, что Сорка чувствовала его дыхание на своей коже. Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. Сорке хотелось умолять его уйти и оставить ее одну, но она словно потеряла дар речи.

— А Мод рассказала тебе, что в семнадцать лет я нашел ее, мертвую от передозировки, и не узнал?

Сорка, не двигаясь, смотрела на Ромэна. Их взгляды встретились. Неожиданно он впился в ее губы, изливая в поцелуе всю свою немую ярость. Сорка попыталась оттолкнуть его, но ее рука так и осталась лежать у него на груди.

Прошло еще много минут прежде, чем Ромэн отстранился и посмотрел на Сорку. По ее щекам катились слезы. Вспухшие и раскрасневшиеся от поцелуя губы дрожали. О господи, внезапно понял мужчина, он так хочет эту несчастную наркоманку, что не в силах оттолкнуть ее от себя, как бы следовало!

— Ты спрашивала, что я собираюсь делать, Сорка... Что ж, отвечу. Я собираюсь немедленно овладеть тобой и удовлетворить желание, которое меня мучит.

— Но... то есть... ты не отправишь меня домой?

Мужчина покачал головой. Жестокая улыбка коснулась его губ.

— Ни за что. Ты мне слишком дорого стоила. — Он провел пальцами по ее щеке и губам. — Ты закончишь работу... и станешь моей любовницей.

* * *

Еще долго после того, как Ромэн вышел из ее комнаты, напомнив напоследок, что к пяти утра Сорка должна быть готова к съемкам, девушка сидела на кровати, ощущая странное спокойствие и вспоминая каждый миг ее разговора с Ромэном.

Она не любила мужчин. Считала их внимание грубым и назойливым, а в результате так и осталась неопытной во всем, что касается секса. Сорку терзал тайный страх, что она холодна в постели, а скорее всего, и вовсе фригидна. Прикосновения мужчин оставляли ее равнодушной. До того, как ее коснулся Ромэн.

Девушка легла в постель, свернувшись калачиком. Что же ей теперь делать? Выдать Люси она не может, а как в таком случае оправдаться самой? Жестокие слова Ромэна до сих пор звучали у нее в ушах. Как объяснить, почему она оказалась вовлечена в эту цепь ужасных событий? Сорка никогда никому не рассказывала о том, с чего все началось. Даже Кейт и брат ничего не знали, а ведь они были самыми близкими для Сорки людьми.

Не давала ей покоя и другая мысль: она девственница или нет? Разум подсказывал ей, что да, но из-за ее полной неопытности в этом вопросе сомнения все же оставались. А спросить у кого-нибудь она не решалась.

Девушка уткнулась лицом в подушку, стараясь прогнать все мысли. Но ей это так и не удалось.

Сорка вышла из-под пальмы во внутренний двор. Стояло раннее утро. Яркая птица пролетела в саду. В воде плавали цветки лотоса. Девушка шла медленно, словно во сне, чувствуя, как длинное шелковое платье ласкает кожу. Она подошла к красивому мужчине в смокинге, своему возлюбленному. Он заключил ее в объятия и поцеловал.

— Молодцы, Сорка и Зейн! — прокричал Саймон. — Еще раз повторим, а потом очередь Доминика.

Сорка улыбнулась Зейну, когда тот отпустил ее. За этой улыбкой скрывалась боль. Люси пришлось тщательней накладывать косметику на лицо Сорки, маскируя следы бессонной ночи. А впереди еще целый день, ведь часы показывали лишь половину седьмого утра.

К полудню Ромэн не знал, куда себя деть. Увидев Сорку на рассвете в длинном шелковом платье, он окончательно потерял голову. Она даже не взглянула на него во время съемок и отходила всякий раз, когда он пытался приблизиться к ней. Сейчас девушка сидела в уголке. От ее близости кружилась голова. Но вчерашняя злость еще не утихла.

Длинное серебряное платье облегало каждый изгиб ее великолепного тела. Все утро Ромэн пребывал в возбуждении. Его решение сделать Сорку своей любовницей только окрепло. Сдерживать желание с каждой минутой становилось все сложнее.

Ромэн выругался. И почему он не овладел Соркой вчера ночью? Неожиданная находка пакетика с наркотическим порошком у нее в кармане до такой степени потрясла его, что он решил отложить на потом высший момент их близости.

Он не мог отвести от Сорки глаз. Она сидела, скрестив босые ноги, и смотрела из-под очков в книгу, делая вид, что читает. Кого она хочет обмануть?

После ланча Сорка подготовилась к очередному этапу съемок. Она радовалась тому, что ей удалось все утро избегать Ромэна. Однако волнующие мысли о нем не давали девушке покоя.

Неожиданно к ней подошел разозленный Доминик. Наверняка Люси рассказала ему, как Сорка поступила с наркотиками. Фотограф грубо схватил девушку за локоть и увлек ее в сторону, где их не могли слышать.

— Как ты смеешь играть с Люси в Господа Бога? Тебя не касается, что...

Сорка поборола страх и отдернула руку.

— Нет, касается, раз уж девочка предложила именно мне разделить с ней наркотик, а не кому-нибудь другому, Доминик. О чем ты думал, предлагая ей эту гадость? Она еще совсем ребенок.

— Однако, как взрослая, доставляет мне удовольствие каждую ночь, — хмыкнул фотограф. — Но я бы, конечно, предпочел позабавиться с тобой. Кристиан рассказывал мне о тебе... о том, какая ты сладкая... Ну же, Сорка, один поцелуй.

Доминик притянул ее к себе. Это было похоже на страшный сон. Сорка чувствовала его дыхание на своей коже. Паника охватила девушку. Она оттолкнула мужчину:

— Доминик — нет!

— Ну же... просто сделай вид, что я твой любимый...

Сорка почувствовала его губы на своей коже. Зубы. У нее закружилась голова. И тут Доминик почему-то так резко подался назад, что она упала бы за ним следом, если бы Ромэн не удержал ее.

— Сейчас не место и не время заниматься подобными вещами. Возвращайтесь к работе, за которую я вам плачу.

Доминик кивнул и ушел, а Ромэн развернул Сорку к себе.

— Мы поговорим об этом позже.

Мужчина схватил Сорку за руку и повел на площадку. Ее шея еще болела там, где Доминик едва не укусил ее. Неужели Ромэн считает, что помешал им?

Сорке потребовались все силы, чтобы пережить остаток рабочего дня и профессионально отработать свою роль.

Когда они высадились на берегу, Ромэн остановил ее. Сорка замерла, наблюдая, как остальные члены команды скрываются за дверьми отеля.

— Ты можешь избегать меня сколько хочешь, Сорка, но у тебя все равно ничего не выйдет. И ты сама прекрасно это понимаешь, правда? Рассказывай, что там у тебя с Домиником.

Сорка молчала. Ромэн видел, как она нервно сглотнула. Он взял ее за подбородок и посмотрел ей в глаза.

— Будь в фойе в семь. Если не придешь, я сам поднимусь за тобой.

* * *

Вечером Сорка ровно в семь вышла из лифта в фойе. Она надела традиционное индийское сари, аккуратно убрала волосы и не забыла про очки. В них все-таки чувствуешь себя более защищенной.

Хорошо, что они обедают сегодня все вместе. Сорка направилась к Вэлу, но Ромэн возник у нее на пути, преградив дорогу, и взял ее за руку. Девушке ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

В уютном ресторанчике на берегу одного из озер Ромэн усадил Сорку рядом с собой. По другую сторону оказался Доминик. Поддавшись какому-то внутреннему импульсу, Сорка ухватилась за руку Ромэна, так что тот с удивлением взглянул на нее.

— Прошу тебя, я не хочу сидеть возле Доминика, — с чувством прошептала девушка.

Мужчина нахмурился, но все же поменялся с ней местами.

Прошло полчаса, но девушка так и не притронулась к еде.

— Улыбнись, Сорка, — пристал к ней Ромэн. — И постарайся поесть, за весь день у тебя маковой росинки во рту не было.

— Только не говори, что беспокоишься обо мне.

— Нисколько. Но тебе потребуется энергия позже... вот и все. — Ромэн отпил вина и начал о чем-то говорить с Саймоном.

Сорка с облегчением завела разговор с Вэлом, который, когда Ромэн пересел, оказался рядом с ней.

— Что с тобой происходит? — поинтересовался у нее парикмахер-стилист. — Каждый раз, когда я смотрю на тебя, ты то краснеешь, то бледнеешь.

— Ничего. — Девушка с трудом выдавила из себя улыбку. — Я просто устала.

Вэл кивнул на Ромэна.

— А он как собака, защищающая свою территорию.

— Не понимаю, о чем...

— Перестань. Ромэн с самого начала дал всем понять, что ты его женщина. — Стилист пожал руку Сорки и прошептал: — Прости меня за откровенность, но ты совсем не похожа на тех женщин, с которыми он обычно встречается. И я видел, как он бросает их, когда наиграется.

— Вэл...

— Можешь ничего не отвечать. Но будь осторожна. Не хочу, чтобы тебе было больно...

Сорка сглотнула. Уже поздно уходить в сторону. Если Ромэн так решит, она станет его любовницей уже сегодня.

Девушка резко встала из-за стола. Но Ромэн властно схватил ее за руку.

— Что ты себе позволяешь, Ромэн?

— Куда ты собралась?

— В туалет. Можно?

Мужчина нехотя отпустил ее, но, уходя, она чувствовала на себе его внимательный взгляд.

Когда она вернулась, Ромэн подозрительно взглянул на нее. Реальность была настолько далека от того, что наверняка вообразил себе Ромэн, что Сорка едва не рассмеялась.

От чуть ли не постоянного напряжения у нее разболелась голова. А Ромэн смотрел так, словно она только что нанюхалась порошка.

— Мне хочется вернуться в отель. Я устала, и у меня болит голова.

— Ты никуда не пойдешь, пока я не скажу, — отрезал Ромэн. — А я еще не готов уходить.

Девушка наклонилась к нему и спокойно произнесла:

— Никто не может меня здесь задерживать, я не пленница.

— Нет... для тебя есть другое слово...

Сорка отшатнулась и замолчала.

Час спустя Сорка с отвращением озиралась по сторонам. Кто-то уговорил всех пойти в небольшой бар недалеко от отеля. Сорке очень хотелось оказаться в тихом уединении своего номера. Да где угодно, только не здесь, где все вокруг пили. Кроме Ромэна, разумеется. Да еще табачный дым стоял столбом.

Мужчина о чем-то разговаривал с Саймоном у бара. Смех, крики и громкая музыка действовали Сорке на нервы. А тут еще вдобавок Доминик крутился вокруг Люси, и это стало для Сорки последней каплей.

Ей уже было плевать, что скажет Ромэн. Разумеется, как только девушка собралась уходить, она почувствовала уверенное мужское прикосновение.

— Послушай, Ромэн, с меня хватит. Я не могу и не хочу здесь больше оставаться. У меня голова раскалывается. Ты ведь хочешь, чтобы я завтра работала?

Ромэн открыл уже рот, чтобы ей ответить, но тут музыка стихла и на весь бар прозвучал зычный голос Доминика. Пьяный и уже не понимающий, что происходит вокруг, он прокричал Люси:

— Не могу поверить, что эта шлюха забрала у тебя кокаин и еще прочла тебе лекцию. Да кем она себя возомнила? Святая, что ли, как здешние коровы? Удивлен, что она не побежала к своему любимому Ромэну, чтобы сдать тебя...

Доминик продолжал говорить, не замечая, что все затихли и слушают его.

Сорка вырвалась из рук Ромэна и со слезами убежала из бара.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Сорка, немедленно впусти меня.

Девушка стояла посреди своего номера, обнимая себя руками и тяжело дыша, так как всю дорогу до отеля пробежала. Услышав стук в дверь, она вздрогнула.

— Сорка, я знаю, ты у себя. Если ты сейчас же не откроешь, я вышибу эту чертову дверь.

Ромэн говорил серьезно, девушка нисколько не сомневалась в этом. Как во сне она подошла к двери. Что это значит? Поверил ли Ромэн тому, что услышал? Головная боль сделалась невыносимой.

Сорка повернула замок, распахнула дверь и отступила, пропуская мужчину в номер. Их взгляды встретились.

Ромэн закрыл дверь и молча встал перед Соркой, скрестив руки на груди. По его лицу невозможно было понять, о чем он думает. В темных брюках и рубашке он казался девушке сексуальным и потому очень опасным. Она невольно попятилась.

— Зачем? — только и спросил он.

Ее губы приоткрылись, но ни слова не слетело в тишине комнаты. Ромэн шагнул в ее сторону.

— Зачем ты это сделала? Почему защищала Люси?

У Сорки закружилась голова. Неужели он верит ей?

— Я... я... — девушка беспомощно опустилась на кровать.

Ромэн встал над ней. Ей пришлось поднять голову, чтобы посмотреть на него.

— Сорка, я прошу тебя, скажи, почему ты не рассказала, что наркотики принадлежали Люси?

Девушка пожала плечами.

— Извини... я просто...

Ромэн сел перед ней на корточки.

— Не бойся, доверься мне.

— Все было так ужасно. Я думала, ты не поверишь мне. Только не с моим прошлым. И я не хотела создавать Люси проблемы. Она еще ребенок. А мне уже нечего терять.

Ромэн встал, чувствуя себя как загнанный зверь.

— Не могу поверить, что ты позволила мне думать, будто... — Он замолчал, заходил взад-вперед по комнате, вспоминая ситуацию с Домиником и чувствуя себя безмерно виноватым.

Сорка тоже встала и заглянула Ромэну в лицо.

— Признайся, Ромэн, поймав меня с пакетиком кокаина в кармане, ты почувствовал внутреннее удовлетворение, потому что допускал такую возможность с самого начала, так?

Ромэн не мог не признать правоту девушки, а потому коротко кивнул.

Сорка развела руками и нервно рассмеялась.

— Видишь? Я знала это. И что было бы, обвини я вчера Люси? Что бы ты подумал? Если бы я обвинила молодую невинную девочку?

— Которая похожа на кого угодно, только не на... — Ромэн снова замолчал.

— Люси молодая и глупая. Доминик вскружил ей голову. В его бизнесе очень легко вычислить кого-нибудь слабого. — Сорка немного помолчала, а потом с беспокойством спросила: — Что ты собираешься с ними делать?

— Доминика уволю, — решительно заявил Ромэн. — А Люси предоставлю самой решать, оставаться или уходить. Как ты сказала, она молода. И благодаря тебе ничего не попробовала.

— Думаю, это честно, — тихо заключила Сорка. — Во всем виноват Доминик. А Люси просто послушалась его по глупости. Надеюсь, это станет для девочки хорошим уроком.

Ромэн приблизился к ней.

— Тогда в Дублине ты спросила, поверил бы я, если б ты сказала, что никогда не прикасалась к наркотикам...

Сорка затаила дыхание.

— Ты ведь не пробовала их, правда?

Сорка давно не вспоминала те далекие дни, так болезненно на ней отразившиеся, но теперь, похоже, этого не избежать. Тем более что в глазах Ромэна она видела поддержку, в которой остро нуждалась.

— Нет, не пробовала.

— Что же случилось тогда в Лондоне?

Они словно остались совершенно одни в этом мире.

— Я уже рассказывала тебе о том, что произошло после смерти моего отца.

Ромэн кивнул, подходя ближе и не сводя с нее глаз.

— Все не так просто.

— Продолжай.

Она обняла себя руками.

— После его смерти я нашла у него в кабинете свое свидетельство о рождении. Я узнала, что мама... та женщина, которую я всю жизнь звала мамой... на самом деле ею не была.

Вот. Она сказала это. И Ромэн не отвернулся!

— Моей настоящей матерью была папина секретарша. Ирландка, не испанка. У нее не было родственников, а сама она умерла при родах. Из больницы позвонили нам домой, так мама и узнала об измене отца. Поскольку сама она не могла больше иметь детей из-за осложнений, которые возникли после рождения брата, то и решила взять меня к себе дом.

Бледная как полотно, Сорка находилась на грани обморока. Было видно, что каждое слово причиняет ей боль, но Ромэну было необходимо знать правду. Он обнял девушку и усадил на диван.

— А тот день в Лондоне, когда папарацци застали тебя в полубреду?

— Это была последняя капля.

Слова слетали с губ Сорки, но она словно не замечала, что сама произносит их.

— Кейт пыталась успокоить меня, но... — Девушка подняла глаза. В них отразилась такая душевная боль, что Ромэн растерялся. Ему хотелось обнять ее, заставить замолчать, утешить, осушить ее слезы...

— Ты хотя бы представляешь, что значит понять, что ты совсем не та, кем себя считаешь? — продолжала рассказывать Сорка. — Всю жизнь я думала, что эта женщина — моя мать. Смешно! Если бы ты видел моего брата! Он-то как раз похож на испанца, а я... — девушка махнула рукой.

Сорка уже не могла остановиться, ей необходимо было выговориться, ведь столько лет она таила эту боль в себе.

— И я выгнала Кейт. Мы были лучшими подругами, а я прогнала ее, и мы после этого не общались несколько недель. Она утверждала, что я попала в дурную компанию. Я тоже понимала это в глубине души, но слишком злилась на весь мир, чтобы слушать чужие советы. Теперь мне, конечно, ясно, что мне не хватало простого человеческого тепла. А тут как раз и подвернулся Кристиан. Но где-то внутри я боялась его. И того мира, в котором жили эти люди.

— Что произошло?

— Мы были на вечеринке. Мной владело отчаянное желание быть частью чего-то... чего угодно. Мне удалось убедить их, что я такая же, как они. Но на самом деле я выливала алкоголь в цветы, прятала бокалы, притворялась пьяной... а когда они принимали наркотики, делала вид, что не в настроении, что мне скучно. Я не спала с Кристианом. С каждым днем мне становилось все труднее выносить их общество... а он, видимо почувствовав неладное, начал давить на меня. — Сорка сделала глубокий вдох. — Однажды я случайно подслушала, как Кристиан говорил приятелю, что однажды подмешал девчонке наркотик в выпивку. А затем принялся во всех подробностях рассказывать, что делал с ней потом. И я поняла, что мне пора уходить из их компании. — Сорка замолчала, словно собираясь с силами. — А потом Кристиан предложил мне вина. Он не уходил, пока я не выпила все до последней капли. И почти сразу почувствовала эффект. Притворившись, что мне нужно в туалет, позвонила Кейти... а когда она приехала, я лежала в спальне... одна. Ей удалось вытащить меня оттуда. Кейт оставила меня на минутку, чтобы вызвать «скорую». Тогда-то меня и застукали папарацци. Вот и вся правда. Я была наивная, глупая...

Ромэн приложил палец к ее губам.

— Нет, не ругай себя. Это жизнь. Но ты всегда оставалась верна себе, Сорка.

Девушка взглянула на Ромэна, чувствуя желание расплакаться. Чтобы не поддаться наплыву эмоций, она встала и пошла в ванную.

Ромэн смотрел ей вслед, понимая, что его мир перевернулся с ног на голову.

Сорка вернулась и протянула ему бутылочку с таблетками.

— Это гомеопатические таблетки. Я всегда беру их с собой в жаркие страны, потому что плохо реагирую на солнце. Этим и ограничивается мой прием препаратов. Ну еще разве что парацетамол. Я даже не выкурила ни одной сигареты в своей жизни.

Ромэн вернул Сорке таблетки и встал. Он никогда не оказывался в подобной дурацкой ситуации.

— Сорка... Если бы я знал все это...

— Ты не знал, потому что я тебе ничего не говорила. И не пыталась оправдаться.

Ромэн потянулся к ней, заправил выбившуюся прядь ее волос за ухо. Он сразу почувствовал, как она напряглась, как изменилось ее дыхание, как расширились ее глаза.

Мужчина снял с Сорки очки. Запустил руку в ее густые волосы, снимая с них резинку. У девушки сразу пересохли губы.

— Что ты делаешь? — хрипло спросила она. Резким движением Ромэн привлек ее к себе, заглянул в глаза, заставляя позабыть обо всем на свете.

— Что ты делаешь? — уже совсем тихо спросила Сорка.

Но Ромэн лишь сильнее прижал ее к себе.

— Я хочу тебя!

Он целовал ее так, словно она была единственной женщиной в мире. И в эти поцелуи вложил все свои чувства к ней: и извинения, которые задолжал ей, и страсть, что терзала его с тех пор, как он увидел Сорку в Нью-Йорке.

— О... — шепотом выдохнула девушка, чувствуя, как от возбуждения тело будто обдало жаром. Румянец вспыхнул у нее на щеках.

Быстрым движением Ромэн поднял девушку на руки и уложил на постель. Будто завороженная, она следила за тем, как мужчина расстегивает пуговицы своей рубашки.

— Теперь твоя очередь, — шепнул он, обнажив свой торс. — Я хочу посмотреть на тебя...

Видя ее смущение, мужчина склонился к Сорке и помог ей снять сари. Теперь она лежала перед ним в черном шелковом белье.

Ромэн гладил ее живот, медленно поднимаясь к груди. Их губы снова встретились, и девушка выгнулась ему навстречу, отдаваясь его поцелуям и ласкам. А когда его рука проникла под лифчик и он коснулся большим пальцем ее набухшего от возбуждения соска, Сорка едва не закричала от переполнявших ее чувств. Она никогда в жизни не испытывала ничего подобного.

Ромэн покрывал горячими поцелуями ее шею, спускаясь ниже и ниже. Сорка знала: еще минута — и она окончательно потеряет голову. Было ясно, чем все это кончится, если она не остановит его сейчас же.

— Нет... Нет! Ромэн, не надо, пожалуйста...

Сорка готова была расплакаться, но на карту было поставлено слишком много. И если они зашли бы дальше, то ей пришлось бы объяснять... самое худшее из всего.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Что... в чем дело? — дыхание Ромэна прерывалось. Сорка чувствовала, как судорожно вздымается и опускается его грудь.

Она повернула голову, борясь с подступившими слезами. Потом села, отодвинулась и, стесняясь, надела свой топ. Волосы волнами раскинулись по ее плечам.

Что, черт возьми, происходит? Ромэн не сразу понял перемену ее настроения и потянулся к девушке, горя от желания прикоснуться к ней, ласкать ее снова.

Сорка отстранилась.

— Нет! Не трогай меня!

В ее голосе чувствовалась такая паника, что Ромэн встал с постели, зажег еще одну лампу и остановился возле Сорки, положив руки на бедра. Он был возбужден и очень сердит. Сорка сглотнула.

— Прости... я не могу этого сделать. С тобой.

Мужчина провел рукой по волосам.

— О чем ты говоришь, Сорка? Если не я, то кто? Я не думаю, чтобы ты так загоралась от прикосновений другого мужчины. — Мысль о Сорке в чужих объятиях приводила Ромэна в ярость.

Девушка закрыла глаза, чтобы только не видеть Ромэна. Конечно, она не загоралась от прикосновений другого мужчины. У нее больше никого и не было, а до этого момента она даже не представляла, что способна на столь сильные чувства. Но Ромэн и вообразить не мог, как глубоко увлек ее в сети соблазна.

— Я просто не могу...

Мужчина заходил взад-вперед по комнате. Его рубашка развевалась, обнажая грудь, и Сорке очень хотелось, чтобы он остановился и застегнул ее. Что угодно, лишь бы не видеть его обнаженное тело! Наконец он остановился у дверей патио и несколько минут простоял там, не сводя с Сорки глаз.

А когда он вышел из тени, девушка резко подалась назад. Ее руки задрожали. Подойдя ближе, мужчина увидел страх в ее глазах.

— Почему, Сорка? Скажи мне, почему?

— Зачем тебе знать все обо мне? Почему ты не можешь принять меня такой, какая я есть?

Ромэн сел на кровать и обнял девушку одной рукой.

Сорка сразу почувствовала, как ее тело отзывается на это прикосновение. Она хотела, чтобы Ромэн целовал ее. И не только в губы... везде.

Лицо Ромэна было очень близко, но он сидел неподвижно.

— Объясни мне, почему ты не хочешь, чтобы я целовал тебя?

Сорка отвернулась к стене. Она собиралась с силами, чтобы открыть ему свою самую сокровенную тайну. Слова путались, слетая с губ.

— Потому что... я никогда раньше этого не делала... и я даже не знаю... девственница я или нет.

На глаза тотчас навернулись слезы. Губы задрожали. Сорка закрыла глаза. В комнате царила полная тишина. Возможно, Ромэн не хотел иметь дело с девственницей?

И тут девушка почувствовала тепло его рук на своей коже.

— Сорка, открой глаза!

Девушка повиновалась. Ромэн смотрел на нее с таким восхищением, что она смутилась.

— Расскажешь мне, почему ты считаешь, что можешь оказаться не девственницей?

Девушка грустно покачала головой, не решаясь говорить.

— Мне кажется, что тебе пора с кем-нибудь поделиться своим секретом. И этим человеком вполне могу быть я.

Сорка смотрела на Ромэна, пытаясь уловить в его словах скрытый смысл. Наконец девушка осознала, что он прав. Рано или поздно она снова окажется в подобной ситуации. И произойдет то же самое. Тогда почему не сейчас? Тем более что тело молило об удовлетворении, которое только Ромэн мог ей дать.

Сорка набрала в грудь побольше воздуха и, решившись, быстро заговорила:

— Когда я уехала из госпиталя после очистки крови от наркотика, который Кристиан мне подсыпал в вино, я понимала, что в моей памяти остался провал. Я помнила не все, что происходило до того, как приехала Кейт. Хотя и старалась оставаться в сознании, сколько могла. — Девушка пожала плечами. — Я никогда никому не говорила, но... всегда боялась, что Кристиан... или кто-то еще мог надругаться надо мной, а я ничего не почувствовала...

Ромэн долго молча смотрел на Сорку. Его лицо не выражало ужаса, как она ожидала. Но когда Ромэн встал с постели, девушка почувствовала себя покинутой и преданной. Она тоже встала с постели.

— Прости! Мне следовало рассказать тебе обо всем раньше.

Ромэн вышел из сумрака, который служил ему защитой, так как он пытался спрятать ту боль, которая наверняка отразилась в его глазах после рассказа Сорки. Мысль о том, что Сорка невинна, заставила кровь мужчины застыть в жилах. Желание успокоить ее ласками, поцелуями было почти невыносимым. Но как Ромэн мог сделать это после всего, что Сорка так доверительно ему рассказала?

Впервые в жизни Ромэн поставил чувства женщины на первое место, и это пугало его.

Он подошел к ней, застегнув на ходу рубашку. Она выглядела такой беззащитной и такой прекрасной, что у него не хватило бы духа хоть как-то обидеть ее. Мужчина взял девушку за подбородок и заглянул ей в глаза.

— Сорка, я думаю, тебе пришлось многое пережить. — Его губы скривились в гримасе. — В том числе и по моей вине. Почему бы тебе не отдохнуть?

Это все, что Ромэн смог сказать ей. Потому что если он не уйдет отсюда прямо сейчас, то не сможет справиться со своими желаниями.

Мужчина поцеловал Сорку в лоб.

Она удивленно смотрела, как Ромэн уходит. У нее возникло ощущение, будто он вырвал ее сердце из груди и уносит его с собой.

Ромэн был уже у двери, когда Сорка тихо произнесла его имя. Так тихо, что он даже не остановился. Подошел к двери, взялся за ручку. И на мгновение замер.

— Ромэн... — позвала его Сорка чуть громче. Мужчина повернулся и взглянул на нее. На его лице отражалась буря эмоций.

— Ты хочешь заняться со мной любовью? — прямо спросила его девушка.

— Больше, чем ты можешь себе представить.

— Тогда останься.

— Сорка...

— Прошу тебя, Ромэн, не уходи. Ты нужен мне. Я хочу, чтобы ты любил меня. Если бы я могла, то подошла бы к тебе, чтобы удержать, но, боюсь, ноги подведут меня и я упаду...

Одно мгновение — и он оказался рядом.

— Сорка... ты уверена? — спросил ее Ромэн, отстранился и взглянул на нее.

Девушка только кивнула и притянула его ближе.

— Никогда в жизни еще не была так уверена в чем-либо.

Вот и все. Более того, Сорка сама сняла свой топ и бросила его на пол.

Ромэн не сводил с девушки глаз. Он мягко толкнул ее на кровать.

— Сорка... доверься мне. Я не причиню тебе боли.

Она отрывисто кивнула, подавив слезы. Ромэн был так нежен с ней. Она и подумать не могла, что в нем столько нерастраченной нежности. Меньше чем за час Сорка раскрыла ему все свои душевные тайны, а он терпеливо и внимательно выслушал ее. Она обнажила перед ним свою душу, а теперь собиралась обнажить тело.

Момент был настолько эмоциональным, что Сорка была на грани обморока. Чтобы справиться с волнением, она сама разделась и даже помогла раздеться Ромэну. А затем их губы слились в страстном поцелуе.

Сорка откинула голову назад, когда его пальцы скользнули меж ее бедер. С губ девушки слетали стоны удовольствия вперемешку с бессвязными ласковыми словами.

— Прошу... Ромэн...

И мужчина довел ее до экстаза руками, а затем, почти не дав ей отдыха, продолжил ласкать и целовать, а когда понял, что на нее накатила новая волна желания, лег сверху и, не прерывая поцелуев, осторожно вошел в нее.

И когда понял, что никто никогда раньше не делал этого с ней, почувствовал невиданную гордость. Сорка обвила ногами тело Ромэна, пропуская его глубже.

— Ты в порядке? — ласково спросил он.

— Более чем... ты... потрясающий.

Дождавшись, когда Сорка застонала, запрокинув голову, мужчина ускорил движения, и вот его тело содрогнулось в заключительных спазмах.

Когда Сорка проснулась несколько часов спустя, в комнату уже проникал свет восходящего солнца. Никогда еще она не чувствовала себя такой спокойной, такой уверенной в себе, такой... счастливой! Провести всю ночь в объятиях любимого мужчины!

Сорка пошевелилась и услышала сонный голос:

— Немедленно перестань! Если ты не остановишься, я за себя не отвечаю.

На щеках Сорки заиграл румянец. Какое чудо эти мужчины! Только проснулся, а уже готов к любви. А ведь еще совсем недавно она считала Ромэна своим врагом. А теперь от захлестнувших ее эмоций хотелось плакать. И тут Сорка поняла, что испытывает к нему настоящее, глубокое чувство.

Любовь.

Да, Сорка любила его! Ее охватила такая нежность к этому мужчине, что она обвила руками его шею и со всей страстью поцеловала в губы.

— Сорка, ты что?..

И совершенно неожиданно Ромэн отстранился, встал с постели и отправился в ванную.

Сорка замерла. Из ванной комнаты донесся звук льющейся воды. Что происходит? За все утро он ни разу не поцеловал ее и не сказал ни единого ласкового слова. Лежа на смятых простынях, Сорка вспомнила, как она рассказала ему все. Абсолютно все. У нее не было ничего, о чем теперь не знал бы этот мужчина. И только тут до нее дошло, что особенно радоваться ей нечего. Она влюбилась по уши, это несомненно, но он-то наверняка не любит ее.

Сорка услышала, как Ромэн выключил душ. Поддавшись неведомому импульсу, она вскочила с постели, быстро оделась и хотела уже выйти из комнаты, когда вдруг поняла, что находится в собственном номере.

— Собралась куда-то? — раздался за спиной насмешливый голос.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Сорка повернулась к Ромэну. Ее щеки пылали.

— Я прошу тебя уйти, — негромко произнесла она. — У меня много дел сегодня. А мне еще нужно успеть собрать вещи в Испанию.

Девушка избегала смотреть на Ромэна, потому что на нем было лишь крошечное полотенце, обернутое вокруг бедер. Сорка снова вспыхнула, когда мужчина спокойно снял полотенце и начал одеваться. Его, кажется, не смутила ее холодность. И это лишь подтвердило худшие подозрения Сорки.

Наконец Ромэн оделся и подошел к ней. Он быстро поцеловал ее и выпрямился. Какой у него холодный взгляд. Словно вчерашней ночи и не было. Словно ей все приснилась...

— Так получилось, что мне придется улететь в Мадрид раньше съемочной группы. Мой личный самолет ждет меня в аэропорту. Полетели со мной.

В этот момент в памяти всплыли слова Вэла. Она всего лишь очередная любовница Ромэна. Рано или поздно он бросит ее.

— Нет, — поспешно отозвалась Сорка. — Я заказала себе экскурсию. Прилечу завтра с остальными.

Ромэн смотрел на нее так, словно хотел прочитать ее тайные мысли. Он знал, что легко сможет уговорить Сорку, если захочет, но тут в его голове мелькнула неожиданная мысль.

Мужчина похолодел.

Девушка сразу почувствовала это и взглянула ему в глаза с немым вопросом.

— Мы не предохранялись вчера, — не стал увиливать от ответа Ромэн.

Сорка заметила ужас на его лице. И почувствовала себя виноватой. Но в эту ночь она не могла думать.

— Мне кажется, ничего страшного не случилось. А месячные у меня должны начаться... — Сорка помолчала, подсчитывая, — сегодня. Так что волноваться не о чем.

Лицо Ромэна не выражало никаких эмоций.

— Хорошо... что у тебя месячные.

И не сказав больше ни слова, вышел. Даже не поцеловал на прощание! Его холодность поразила девушку. Этот мужчина делал с ней все, что хотел.

И так же легко ушел. И как она могла забыть о том, что необходимо предохраняться?

Ромэн смотрел в иллюминатор роскошного частного самолета. В руке он держал бокал виски. Земля уносилась все дальше и дальше, и он чувствовал себя будто оторванным от всего остального мира. Одна мысль сидела у него в голове, не давая покоя.

Сорка Мерфи.

Мужчина до сих пор не мог поверить, что был настолько несправедлив к ней. Восемь лет назад он испортил начинающей тогда модели карьеру, сказал о ней немало обидных, резких слов. Она имела полное право ненавидеть его. И вдруг такая чистота, такая искренность и полное отсутствие злобы. Наоборот, она даже позволила ему быть у нее первым. Ромэн помнил каждый миг вчерашней ночи.

Пальцы сильнее сжали бокал. Даже костяшки побелели. Он, взрослый, опытный мужчина, теряется при одной мысли о Сорке.

Вот, скажем, сегодняшний поцелуй в губы. Две вещи заставили Ромэна вскочить с постели и пуститься в бегство.

Во-первых, он никогда еще не просыпался в объятиях женщины с желанием снова и снова заниматься с ней любовью. А во-вторых, и это испугало его еще сильнее, он увидел в ее глазах нечто большее, чем простое физическое желание. И что еще хуже: понял, что и его собственное чувство становится слишком серьезным.

Ромэн прогнал волнующие мысли, но успокоить тело, жаждавшее новой любовной встречи, он был не в состоянии. Голова раскалывалась.

По сценарию слайдового фильма «влюбленным» предстояло сегодня танцевать среди пожилых людей на одной из центральных площадей Мадрида. Поглазеть на съемки собралась огромная толпа. Со вчерашнего дня Сорка была вся на нервах. И члены съемочной группы чувствовали это. Запоров несколько дублей, Сорка все же нашла в себе силы собраться и даже изобразить радость на лице. Но и танцуя, она невольно искала глазами Ромэна. И не находила. Девушка прекрасно знала, что босс их команды присутствует сейчас на важной деловой встрече, и все же ждала, надеялась, что он появится.

— Отлично, ребята! Последний дубль получился на славу. В Мадриде больше нам делать нечего. Завтра улетаем в Париж. Всем собраться к полудню.

Сорка с облегчением выдохнула и улыбнулась Зейну. С тех пор как Доминик был уволен, атмосфера на площадке стала намного лучше и дружелюбнее. Люси решила остаться с командой. Она извинилась перед Соркой еще вчера, придя в ее комнату вскоре после ухода Ромэна.

Их привезли к зданию отеля на тихой улочке неподалеку от главной площади. У себя в номере Сорка приняла расслабляющую ванну и постаралась выбросить из головы все мысли о Ромэне.

Через час Сорка вышла из отеля, вооружившись картой и путеводителем по Мадриду. Она повернула налево и пошла по улице. Девушка была настолько погружена в путеводитель, что даже не заметила, как Ромэн, увидев ее с заднего сиденья машины, отпустил такси и последовал за ней.

Ромэну такая ситуация была в новинку. Обычно, наоборот, женщины ходили за ним и искали с ним встречи. А тут на тебе, бегает за ней, как подросток. Замечая мужские взгляды, повернутые в ее сторону, Ромэн с трудом перебарывал желание подойти и взять Сорку за руку. Всем показать, что она принадлежит ему, и только ему...

У Ромэна были женщины красивее, шикарнее, опытнее. Зато в Сорке была какая-то изюминка. И ему нравились ее безудержная искренность, импульсивность и чистота. Но вдруг это всего лишь игра?

Последняя мысль заставила Ромэна остановиться. Он понял, что ведет себя глупо. Надо либо подойти, либо отпустить девушку. А следить за ней — некрасиво! Через несколько минут Сорка исчезла из виду. Ромэн отчаянно боролся с собой и все же... позволил ей уйти.

Вечером Ромэн сидел в полумраке фойе отеля. Он заходил к Сорке, но ее не оказалось в номере. Наверное, до сих пор гуляет. Ромэн выругал себя за то, что не пошел за ней. А теперь сиди тут и жди!

Внезапно он увидел, как Сорка входит в двери отеля, смеясь. Она была не одна. С мужчиной. Высоким, темноволосым, очень симпатичным мужчиной. Сорка взглянула на своего спутника и снова рассмеялась. Она выглядела такой счастливой, а он смотрел на нее так, словно...

Ромэн резко вскочил с кресла, и это привлекло их внимание. В глазах Сорки читалось удивление. Губы ее приоткрылись. Щеки тотчас запылали.

Мужчина быстрым шагом подошел к ней.

— Ромэн... — Ее сердце сжалось от радости. Будто они не виделись несколько недель, а не пару дней.

Только тут она заметила, каким холодным, напряженным взглядом Ромэн смотрит на ее спутника. Мужчины были одного роста и очень похожи по фигуре.

— Сорка, — произнес ее кавалер, — не хочешь ли ты представить меня этому джентльмену, который готов испепелить меня взглядом? Поторопись, иначе может произойти непоправимое.

Девушка чуть заметно ухмыльнулась.

— Ромэн де Валуа, Тарнан Куинн... мой брат.

Заметив перемену во взгляде Ромэна, Тарнан предложил всем троим присесть на диван и заказал напитки.

Тарнан Куинн был известным мультимиллионером, разбогатевшим на возрождении почти безнадежных компаний. Слова Сорки всплыли в памяти Ромэна. Они с братом не были похожи, потому что тот унаследовал черты матери-испанки. Однако девушка никогда не упоминала имени брата.

Напряжение между мужчинами быстро исчезло. Они, как два альфа-самца, признали силу друг друга и право на лидерство.

После небольшого ничего не значащего разговора Тарнан засобирался. Он с беспокойством взглянул на сестру, но та широко улыбнулась ему, заверяя, что у нее все в порядке. Брат и так слишком переживал за нее. Кроме того, у него росла девятилетняя дочка с характером. Сорка просто не желала взваливать на плечи Тарнана еще и свои проблемы.

Как только брат ушел, Сорка направилась к лифту, не обращая внимания на Ромэна. Он вошел в лифт следом за ней.

Вспомни его поведение тем утром, твердила себе девушка, вспомни его холодность...

Ромэн нажал на кнопку «стоп», и лифт замер между этажами.

— Что ты делаешь?..

Через секунду Сорка уже была в его объятиях. Мужчина завладел ее губами, целуя ее с такой страстью, что девушка позабыла обо всех своих намерениях.

Атмосфера в лифте накалилась до предела. Сорвав с Ромэна пиджак, Сорка, жаждавшая прикоснуться к обнаженной коже, нетерпеливыми пальцами расстегивала его рубашку.

Руки Ромэна так же жадно путешествовали по ее телу. Но когда его рука скользнула ей под юбку, Сорка резко оттолкнула его, тяжело дыша.

— Хватит... мы не можем...

Его глаза горели огнем желания.

— Но почему? Если мы мечтаем оказаться в объятиях друг друга? — его голос дрожал из-за прерывистого дыхания.

Сорка вернула платье на место и одернула юбку. Слава богу, она вовремя пришла в себя.

— У меня месячные... я же говорила.

И ты почувствовал облегчение, помнишь? — подумала она, но не сказала.

В ее взгляде Ромэн прочел обвинение.

О боже, если бы Сорка не остановила его, они занялись бы любовью прямо в лифте. И снова не предохраняясь.

— Да, ты права. — Мужчина тоже оделся, нажал кнопку нужного этажа, и лифт снова поехал.

Миг безумия остался позади.

Двери открылись. Сорка вышла, даже не взглянув на Ромэна. А он остался в лифте.

Придя к себе в номер, Сорка разделась и забралась в постель. Ей было холодно. Их жаркая прелюдия в лифте осталась в прошлом, заставив девушку страдать от неудовлетворенного желания. Она так ничему и не научилась. По-прежнему готова следовать за мужчиной, которому открыла душу, как слепой котенок.

Глупая и наивная.

Влюбиться в Ромэна де Валуа!

Ждать от него взаимности — бесполезно!

Сорка уткнулась лицом в подушку, и слезы потекли из ее глаз.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Хорошо, Сорка, а теперь посмотри на него так, будто ты влюблена в него по-настоящему.

Сорка старалась изо всех сил. Но вместо желанных серых глаз видела чужие, и ей становилось грустно.

— Отлично. Теперь, Зейн, обними и поцелуй Сорку.

Мужчина сделал то, о чем его просили, но Сорка расслабиться так и не смогла. Хорошо, что камера в этот момент была направлена на Зейна, а не на нее.

Ромэн наблюдал за съемкой по монитору, сходя с ума от ревности, когда Сорка шутила и смеялась с Зейном. А они еще и целовались! Обязательно ли ему прижимать ее так крепко? Ромэн готов был вырвать Сорку из объятий актера, позабыв о работе, о причинах, по которым они здесь, обо всем. Но тут Саймон, к счастью, объявил об окончании съемок.

Они находились в Париже почти четыре дня. Пришлось продлить съемки вначале из-за костюмеров, которые не могли достать нужную одежду, потом из-за поломки камеры... но вот исторический момент наступил — последний кадр отснят.

Все сошлись на том, что съемки получились удачными и можно ставить точку.

Утром Сорка и Зейн снялись с пятилетним мальчиком и годовалой девочкой. Это повлияло на Сорку больше, чем она могла себе представить. Что же с ней такое происходит? Это ведь Кейт всегда хотела иметь семью, не она.

— Ты останешься на завтрашнюю вечеринку, Сорка?

Девушка с удивлением смотрела на Вэла. Она очень устала. И уже поняла, что Ромэн пресытился их отношениями. Он ни разу не попытался остаться с ней один на один с тех пор, как они приехали в Париж. По всей видимости, она уже была списана со счетов.

— Нет... я хочу улететь домой завтра сутра, если получится.

— Значит, у вас ничего не...

— Нет, — коротко оборвала его Сорка. Последнее, что ей хотелось бы увидеть, так это взгляд, говорящий «я так и думал», на лице каждого из членов команды.

Когда Сорка вернулась к себе, она чувствовала такую усталость, что ей хотелось лишь одного: поскорее заказать еду в номер, быстренько поесть и отправиться спать.

Однако после душа девушке стало немного лучше. Закутавшись в просторный махровый халат и накрутив на голове полотенце в виде тюрбана, она уже спокойно ожидала, когда ей принесут ужин.

Но вот наконец-то раздался стук в дверь, и Сорка пошла открывать.

На пороге стоял... Ромэн. Одной рукой он опирался о косяк, а вторую засунул в карман джинсов.

После секундного замешательства Сорка собралась уже захлопнуть дверь перед носом мужчины, однако тот успел поставить ногу через порог.

— Прости, я не могу принять тебя, — холодно произнесла она. — Я жду ужин в номер, а после собираюсь лечь спать. Так что убери, пожалуйста, ногу...

— Разумеется. — Но вместо того, чтобы уйти, Ромэн, наоборот, вошел в комнату.

Сорка, помрачнев, скрестила руки на груди. Хорошо еще, что халат плотный.

— Ты меня не понял? Я просила тебя уйти.

— Я скучал по тебе, Сорка...

Девушка пренебрежительно хмыкнула. Но губы ее дрожали. Она долго подбирала слова, прежде чем ответить. Одному Богу известно, как ей сложно отталкивать Ромэна.

— Не дурачь меня! Мы в Париже уже четыре дня. Если ты действительно так сильно скучал по мне, может, тебе следовало бы пригласить на обед меня, а не Соланж Колберт.

— Откуда тебе об этом известно? — Ромэн заметно напрягся.

Сорка скривила губы. Неужели она никогда не научится держать эмоции под контролем? Неожиданно ярость охватила девушку. Она готова была убить того, кто явно специально оставил на виду сегодняшнюю газету.

— Ромэн, хватит попусту болтать. Я прекрасно знаю, что Соланж Колберт одна из самых известных моделей Франции. А ваши фотографии сегодня в каждом французском издании. Очень милые снимки.

— Мои отношения с ней тебя не касаются.

— Вот именно. Я с тобой абсолютно согласна, — кивнула Сорка.

Ромэн шагнул в ее сторону. Девушка попятилась.

— Не смей ко мне приближаться.

— Почему? Ты не доверяешь себе?

— Не смеши меня! Просто меня не интересуют объедки Соланж.

— А если я скажу, что между нами ничего не было?

— Я тебе не поверю.

— Что ж, это твое право.

Сорка наткнулась на стоявшую за ее спиной кровать и пошатнулась.

— Убирайся прочь от меня!

— У меня было слишком много деловых встреч в Париже, поэтому я не заходил к тебе.

Лжец... шептал его внутренний голос. Ты пытался избегать ее, но у тебя ничего не вышло. Сорка вздернула подбородок.

— Ты не должен оправдываться. Мне все равно.

Ромэн продолжал, словно не слыша ее слов:

— Соланж позвонила мне и пригласила на обед. Я согласился. Знаешь почему?

Сорка пожала плечами. Она не могла отвести от Ромэна глаз. Он стоял сейчас так близко, что Сорка могла бы протянуть руку и прикоснуться к нему, если бы захотела.

— Потому что, куда бы я ни взглянул, везде вижу тебя. Ты у меня в голове, в крови. Это как болезнь. Я никогда не испытывал ничего подобного, и мне это не нравится.

— Ну... прости.

И тут, поддавшись импульсу, Сорка сделала шаг вперед и ткнула Ромэна пальчиком в грудь.

— А вообще, знаешь что? Не надо меня прощать. И знаешь почему? Потому что я никогда не просила тебя ни о чем. Я с самого начала сказала, что не хочу работать на тебя, но ты настоял, потому что не привык к отказам. Я не просила тебя увлекаться мной. Не просила соблазнять меня. С меня хватит, мистер Всемогущий, который сам не знает, чего он хочет...

— Что ты сказала?

Сорка даже не успела понять, что происходит. Ромэн рванул на ней халат и прижал девушку к себе.

— Ты ошибаешься, — прошептал он, — я точно знаю, чего хочу. И ты сейчас убедишься в этом...

Сорка хотела ответить, но Ромэн закрыл ей рот поцелуем. Уже меньше чем через минуту все ее тело горело огнем желания. Она жаждала почувствовать его в себе, стать с ним единым целым. Полотенце слетело на пол, и влажные волосы рассыпались по спине девушки.

— Прошу... Ромэн, пожалуйста... — взмолилась Сорка.

— Что?

— Отпусти меня...

— Никогда.

Ромэн уложил Сорку на постель и быстро разделся. У нее не было времени даже подумать о чем-нибудь. Ромэн стоял перед ней полностью обнаженный. На этот раз он не забыл о предохранении.

Они дарили друг другу поцелуи и ласки, и их тела были влажными от пота, дыхание срывалось, перемешиваясь со стонами.

Когда он вошел в нее, Сорка подалась к нему всем телом, обвив ногами его бедра. Они закричали почти одновременно, и оба в эти мгновения поняли, что все их страхи, опасения и доводы здравого смысла совершенно нелепы. Настолько велико и полно было ощущение счастья и важности происходящего.

— Я хочу поехать домой в Дублин, Ромэн. У меня там еще остались дела.

Сорка смотрела в окно на крыши Парижа. Они занимались любовью весь вчерашний вечер, который плавно перешел в ночь. Девушка пожаловалась, что ей так и не доставили еду в номер, но Ромэн, извинившись, сообщил, что это он попросил не беспокоить их. И только насытившись друг другом, они вновь, заказали еду в номер. И бутылку вина.

Оба старались не говорить ни о чем серьезном. Они просто болтали, пили вино и ели, а потом снова занялись любовью, медленно и вкусно, пока за окнами не забрезжил рассвет.

Ромэн ответил не сразу. Он не спеша закончил одеваться, затем подошел к ней, отодвинул волосы Сорки в сторону и поцеловал ее в шею.

— Не уезжай! Ты должна присутствовать на прощальной вечеринке. Люди будут ждать тебя. И обидятся, если ты уедешь.

— Ромэн, я...

Мужчина почувствовал внезапный приступ злости. Ну почему она такая упрямая?

— Сорка, работа официально заканчивается только после проведения вечеринки.

Девушка побледнела.

— Значит, ты приказываешь мне идти? — спросила она тихо.

Если бы он попросил ее пойти с ним, потому что он хочет, чтобы она была рядом, Сорка согласилась бы без колебаний.

Ромэн пожал плечами.

— Если хочешь уехать — уезжай. Но все будут огорчены. Ты испортишь людям праздник. Все вместе работали, а теперь хотят повеселиться.

И Сорка сдалась. Если она не придет, Ромэн может заподозрить что-нибудь о ее чувствах к нему. Еще одну ночь будет нелегко пережить, но она должна.

— Хорошо.

— Вот и отлично. Я зайду за тобой в семь.

— Я могу пойти с...

— Я зайду за тобой в семь, — повторил чуть громче Ромэн, поцеловал Сорку в губы и вышел из комнаты.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Время приближалось к семи, Сорка уже ничем не могла заниматься и стояла у окна, думая о том, чем же закончится сегодняшний вечер. Скорее всего, это будет их последняя с Ромэном встреча. Завтра она уедет, и они больше никогда не увидят друг друга. Как же больно об этом думать!

Раздался стук, и Сорка вздрогнула. На ватных ногах она подошла к двери и открыла ее.

От вида Ромэна у нее перехватило дыхание. В смокинге он выглядел просто потрясающе!

Девушка резким движением руки пригласила Ромэна войти.

— Я быстро, только надену туфли.

Сорка прошла в небольшую гардеробную и быстро обулась. А вернувшись в спальню, обнаружила, что Ромэн как-то странно на нее смотрит.

— Что-то не так? — смущенно спросила она и даже подошла к зеркалу, чтобы проверить, все ли в порядке.

Ромэн подошел к девушке и, остановившись прямо за ее спиной, обнял ее.

— Ты правда не понимаешь, насколько ты красива, да?

Сорка покраснела и попыталась повернуться, но он не позволил ей.

— Ромэн, я прекрасно знаю, что мне повезло с генами и я фотогенична, но в мире миллионы женщин куда более красивых...

Мужчина почти грубо развернул ее к себе и заглянул прямо в глаза.

— Глупости! Ты самая красивая женщина из всех, которых я когда-либо видел.

Сорка отрицательно замотала головой и уже открыла рот, чтобы возразить, но Ромэн приник к ней с поцелуем прежде, чем она успела произнести хоть слово, а оторвавшись от нее, шепнул:

— Не спорь. Это так.

После чего вытащил из кармана коробочку. Не привыкшая получать подарки от мужчин, Сорка молча приняла ее, открыла и ахнула, увидев колье с огромным рубином. Прежде чем Сорка сумела найти нужные слова, Ромэн достал колье и застегнул его на шее девушки.

— Ромэн, прости, но я не могу это носить, — прошептала Сорка. — Должно быть, оно стоит целое состояние.

— Цена не имеет значения. Прими мой подарок. Прошу.

Взвесив все «за» и «против», Сорка кивнула. Обрадованный Ромэн взял ее за руку и вывел из комнаты.

В лифте Ромэн не сводил с Сорки глаз. Простое черное платье из шелка открывало спину, подчеркивая бледность кожи. С красными туфлями прекрасно гармонировал рубин, сверкавший в ложбинке меж грудей.

Путь до отеля, где должна была состояться вечеринка, прошел в полной тишине.

Наконец Ромэн остановил машину, и они вышли. Неожиданно Сорку ослепили вспышки десятков фотоаппаратов. К ним бросились журналисты, выкрикивая на ходу вопросы.

Мужчина быстро и уверенно повлек свою спутницу сквозь толпу в вестибюль отеля. Сорка все еще дрожала от волнения, когда они оказались вне досягаемости журналистов. Вспышки, ослепившие девушку, будто вернули ее назад, в те времена, о которых она предпочитала забыть.

Ромэн отвел ее в тихое место и усадил на диван.

— Ты в порядке?

Сорка слабо кивнула и пожала плечами. Ромэн обнял ее, стараясь успокоить.

— Прости, — виноватым тоном проговорила Сорка. — Я не привыкла к подобным встречам. С тех пор, как...

— Это ты прости. Я обязан был предупредить тебя. Пойдем в зал. Я принесу тебе бренди.

Они подошли к дверям, и Ромэн снова взглянул на Сорку, чтобы убедиться, что с ней все хорошо. Девушка посмотрела на него и благодарно улыбнулась.

Держась за руки, Ромэн и Сорка вошли в зал, в котором, кажется, собрался сегодня весь цвет Парижа.

Время пролетело быстро. Девушка болтала и шутила с людьми, с которым работала последнее время, знакомилась с новыми, хотя на сердце скребли кошки.

Через несколько часов, ближе к концу вечера, Ромэн взял Сорку за руку и потянул в сторону.

— Что такое?

Он пробормотал что-то невнятное, и Сорка поинтересовалась снова:

— Ромэн, в чем дело?

— Мой брат, — тихо произнес он. — Мой брат здесь.

И Сорка все поняла, вспомнив, о чем Ромэн рассказывал ей. Но прежде, чем она успела что-то сказать, он выпустил ее руку и исчез в толпе.

Чувствуя себя покинутой, Сорка направилась к бару, чтобы взять себе воды. Через некоторое время кто-то фамильярно похлопал ее по плечу. Оглянувшись, девушка увидела перед собой эффектную блондинку в красном платье с глубоким декольте.

Губы, накрашенные яркой красной помадой, расплылись в широкой улыбке.

— Так, значит, ты и есть последняя девочка Ромэна?

Сорка покраснела от такой откровенной грубости. Было очевидно, что женщина появилась не к добру.

— Не понимаю, каким образом это вас касается.

Незнакомка оглядела Сорку.

— Дело в том, что, если бы не я, тебя бы здесь сегодня рядом с ним не было.

Сорка отодвинулась. Меньше всего ей хотелось беседовать с бывшей любовницей Ромэна. Но женщина встала у нее на пути, не пропуская.

— Прошу меня извинить, но мне надо идти.

— Тебе разве не интересно, кто я? — удивилась блондинка.

— Нет. — Сорка искала Ромэна глазами. Она с легкостью выделила его из толпы. Он стоял рядом с невысоким мужчиной. Они были чем-то похожи. Должно быть, это и был брат Ромэна. Женщина тем временем приблизилась, и Сорка почувствовала ее дыхание.

— Тот мужчина, с которым говорит Ромэн, — это его брат. И мой муж.

Сорка посмотрела на блондинку. Ее муж выглядел намного хуже Ромэна. Он был дряблым, а на голове угадывалась плешь.

— Не такой красавчик, как Ромэн, правда?

Сорка снова покраснела и попыталась уйти, но женщина ее удержала.

— Ирония, видишь ли, в том, что я предпочла Марка Роману. В то время Марк был симпатичней и перспективней. Я уверена, тебе известно, что у них разные отцы, поэтому я герцогиня де Курси. Ромэн не мог предложить мне такой титул, а я проявила жадность...

Сорка замолчала. Блондинка сверлила ее взглядом, полным ненависти. Злости. И Сорка вдруг поняла, кто стоит перед ней.

— Вы были невестой Ромэна, так?

Женщина рассмеялась.

— Он рассказывал обо мне? Как мило! А он говорил, что я разбила ему сердце? А как он побелел, когда вошел и увидел меня под его братом? Как он пил потом целую неделю?

У Сорки начинала кружиться голова, но блондинку было не остановить.

— Да, я испортила ему жизнь. Вряд ли у нас с ним теперь что-нибудь получится, но, уверена, ни одна женщина в мире не сможет меня заменить. Именно поэтому он и бросает женщин одну за другой...

— Мартина, твой муж ищет тебя. Думаю, вам пора уходить.

Ромэн возник словно из ниоткуда и быстро увел Мартину к брату. Кто-то проводил их к выходу.

На трясущихся ногах Сорка пошла за сумочкой и шалью. Но вскоре ее остановили сильные мужские руки. Девушка развернулась, в ее глазах стояли слезы.

— Ты сказал, что она умерла.

— Я сказал, что она умерла для меня. И я понятия не имел, что они приедут сюда. Это идея брата.

— Какая ужасная женщина, Ромэн! Неужели ты...

— Поверь, — перебил ее мужчина, — я задаю себе тот же вопрос всякий раз, когда вижу ее.

Сорка похолодела.

— По ее словам, ты всю жизнь, Ромэн, в отместку ей соблазнял красивых женщин... И пытался отыскать ей замену.

— Не сходи с ума.

Сорка покачала головой.

— Я не сумасшедшая. Эта женщина... сказала, что из-за того, что она отвергла тебя, ты не позволишь больше никому быть с тобой долго... и она права.

— Не пытайся обидеть меня, Сорка. Ты ошибаешься. Когда я смотрю на Мартину сейчас, она вызывает у меня лишь отвращение.

— Возможно, но то, как она поступила с тобой, до сих пор отражается на твоем поведении.

Слова Сорки повисли в воздухе. Ромэн не хотел отравлять себе вечер мыслями о Мартине. Он крепко обнял Сорку, и она сразу почувствовала, как сильно он ее хочет. По телу пробежала волна жара.

Еще одна ночь... это все, что у тебя осталось, а потом он уйдет. Но сегодня Ромэн твой! — сказала она себе. Ей так хотелось провести с Ромэном хотя бы еще одну ночь.

Она заглянула ему в глаза:

— Давай уйдем отсюда.

На следующее утро Сорка очень рано встала с постели. Ромэн все еще спал на смятых после бурной ночи простынях.

Сердце девушки сжалось в груди, когда она смотрела на спящего Ромэна. С ее губ сорвался печальный стон. Мужчина пошевелился, и она затаила дыхание. А потом, убедившись, что он не проснулся, Сорка собрала свои вещи, вышла из номера и отправилась к себе.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Две недели спустя

— И я с большим удовольствием объявляю Дублинский реабилитационный центр для молодежи... — Сорка склонилась и разрезала голубую ленту, — открытым!

Вокруг звучали радостные возгласы и аплодисменты. Журналисты фотографировали, камеры снимали. И это был момент большого личного счастья, ведь Сорка все сделала сама, без чьей-либо помощи, на собственные деньги. Но почему-то глубоко в сердце прочно засела непреходящая боль.

— Сорка, поздравляю! Ты проделала потрясающую работу! Даже премьер-министр и то пришел к нам!

Уже последние гости входили в здание центра, где был устроен настоящий праздник и шампанское текло рекой.

Тарнан позвонил утром и пожелал удачи, выразив сожаление, что не сможет приехать. Сорка не удивилась, однако ей было больно оттого, что рядом не оказалось никого из близких, чтобы разделить с ней эту радость. Даже Кейт не смогла приехать, потому что Мод попросила ее поработать на очень важном показе.

Наконец дверь закрылась за последним посетителем. Сорка вздохнула. Ну и что с того, что она снова осталась одна? Сейчас она отправится к гостям, и хорошее настроение, надо думать, к ней опять вернется.

Но тут что-то привлекло ее внимание... У Сорки даже перехватило дыхание, когда она заметила, как высокий темноволосый мужчина вылезает из машины по другую сторону дороги.

Наверное, ей это только кажется... неужели она настолько расстроена, что у нее начались галлюцинации?

Сорка зажмурилась и вновь открыла глаза. Мужчина не исчез. Без всякого сомнения, к ней через дорогу идет... Ромэн де Валуа. К горлу подступил комок. Неужели он все-таки приехал к ней?

К тому времени, как Ромэн подошел, девушка успела немного прийти в себя. Большие темные очки скрывали глаза мужчины, и поэтому было невозможно понять, о чем он сейчас думает. На нем был темный костюм и голубая рубашка. И весь вид его был строгим и официальным. Сердце Сорки бешено заколотилось в груди.

Ромэн неторопливо оглядел ее с ног до головы.

— Ну что ж. Неплохо. Хотя и слишком скромно... для женщины, которая покидает мужчину среди ночи, даже не оставив записки.

Понимая, что на мероприятии соберется много журналистов, Сорка намеренно оделась сегодня консервативно: белая блузка с высоким воротничком, серая юбка-карандаш и черные туфли-лодочки. Волосы она собрала в высокий хвост, а кроме того, надела очки.

— Вообще-то, было уже утро. Я просто подумала, что ты предпочтешь расстаться со мной без лишних проблем.

— Неужели? Как мило с твоей стороны так заботиться о моем душевном равновесии.

Ромэн снял очки. Наконец-то Сорка смогла увидеть его глаза. Но они ничего не выражали.

— А ты собирался устроить мне пышное прощание?

— Сейчас не время и не место обсуждать твой уход, — заключил Ромэн. — Полагаю, тебе еще нужно произнести речь?

О боже, речь!

Сорка позабыла обо всем, стоило ей увидеть Ромэна.

Мужчина взял ее под руку и проводил в зал. Журналисты уже расставили аппаратуру и терпеливо ждали начала пресс-конференции по поводу открытия центра.

Когда Сорка вышла к публике, ее голос вначале слегка дрожал, но потом она увидела, что Ромэн не ушел, и это придало ей сил. Он даже кивнул, ободряя ее: мол, все в порядке, не волнуйся, ты справишься. И Сорка справилась. Она поведала историю своей жизни и объяснила, как понимает цель деятельности центра, а когда закончила, зал взорвался аплодисментами.

Некоторое время она еще отвечала на вопросы из зала, посматривая на Ромэна, который вовсе не прятался в углу, как она ожидала, а весело и непринужденно общался с гостями.

Ей нужно быть очень осторожной. Если Ромэн приехал, чтобы возобновить интрижку, то это ее не интересует.

А Сорка была уверена в том, что он не заинтересован ни в чем ином.

— Ну, и что ты здесь делаешь?

Они вышли из центра. Было уже темно. На опустевшей улице раздавался громкий перестук каблучков Сорки.

Ромэн не стал отвечать на ее прямой вопрос.

— Я подвезу тебя до дома.

— Ты не знаешь, где я живу.

— Тебе следовало бы догадаться, что мне все известно.

Сорка сдалась. Ромэн проводил ее к своей машине. И он точно знал, где находится ее дом. Он вел машину так уверенно, будто уже давно жил в Дублине. Когда Сорка вышла, Ромэн тоже вышел и последовал за ней к дверям. Прежде чем войти, девушка повернулась.

— Слушай, если ты приехал только затем, чтобы...

— Я приехал поговорить с тобой.

Глупые мысли полезли в голову Сорки, но она постаралась прогнать их.

Когда они поднялись в ее квартиру на верхнем этаже, Сорка вдруг осознала, что здесь еще не было ни одного гостя-мужчины. Девушка ступила внутрь и быстро прошла в кухню, открывая и закрывая двери по дороге.

Она повернулась спросить, что Ромэн предпочитает выпить, а он уже стоял перед ней с парой бутылок пива в руках.

— Но как ты донес их?..

— По одной в каждом кармане. Знаю, ты не любишь шампанское, но сегодня ты ведь, наверное, захочешь отметить открытие центра.

Сорка почувствовала, что на ее глаза наворачиваются слезы. Она сняла очки, делая вид, будто протирает их. Ромэн поставил бутылки на стол и забрал у нее очки.

Глаза Сорки блестели, губы дрожали. Ему очень хотелось целовать эти губы, но сейчас было неподходящее время. Он обнял девушку, крепко прижал ее к груди и принялся успокаивающе поглаживать по голове.

Сорка отстранилась, избегая смотреть на Ромэна.

— Прости. Не понимаю, что на меня нашло.

— Все хорошо. Просто тебе было одиноко. Я знаю, потому что мне самому было одиноко все это время.

— Тебе?

Ромэн кивнул, вытирая ее слезы.

— Я очень гордился тобой сегодня.

— Правда?

Мужчина снова кивнул, взял пиво и усадил девушку в гостиной.

Его присутствие так волновало Сорку, что она сделала большой глоток пива, только чтобы немного успокоиться.

— Почему ты убежала вот так, не разбудив меня?

Девушка поднялась, скинула туфли и, обняв себя руками, подошла к окну.

— Я думала, ты предпочитаешь расстаться без лишних разговоров.

Сорка вспомнила тот день. Она уже готова была развернуть такси и возвратиться, когда заметила утреннюю газету. На первой странице красовалось фото ее и Ромэна на пляже на Инишморе. А на других страницах — его снимки с бывшими любовницами. И большая статья на тему, кто же будет следующей. А еще небольшие рассказы о его бывших пассиях. Совершенно невыносимо! Именно газета и укрепила ее намерение отправиться прямиком в аэропорт.

— И почему у тебя сложилось такое впечатление? — Ромэн вальяжно уселся в кресло, чувствуя здесь себя как дома.

Неожиданно Сорка разозлилась: с какой стати он так спокойно вернулся в ее жизнь, будто они уже давно обо всем договорились!

— Я не знаю, Ромэн! Может, потому, что твоя репутация заставила бы и Казанову покраснеть. Чего ты от меня хочешь? — девушка развела руками.

— Тебя, Сорка! Я хотел тебя и хочу до сих пор. Мог бы, конечно, подумать, что ты поступаешь таким образом со всеми своими любовниками, если бы не знал — я у тебя первый.

— Да, Ромэн, ты у меня первый, ну и что с того? Надеюсь, что не последний. С самого начала мне было ясно, что мы рано или поздно расстанемся. И все закончится.

Желание защитить себя было столь сильным, что Сорка говорила и говорила, не заботясь о выборе слов.

— А почему тогда я здесь?

— Да потому, что у тебя, несмотря ни на что, доброе сердце. Ведь у тебя уже была схожая история, да? Тебе уже разбивали сердце. Вот ты и приехал, чтобы убедиться, в порядке ли я. Не беспокойся! Со мной все хорошо. Правда хорошо! Ты же сам видишь. А теперь, прошу тебя, если ты приехал лишь для того, чтобы облегчить совесть, не трать время, потому что у меня все хорошо, все замечательно.

Ромэн выглядел так, будто Сорка только что влепила ему пощечину. Его губы вытянулись в тонкую линию от злости.

— Ты три раза сказала, что все хорошо. Я понял, не глухой. И, похоже, меня здесь не ждали.

Мужчина взял пальто, перекинул его через руку и направился к двери. Сорка испуганно смотрела ему вслед. Перед глазами у нее все поплыло. Сейчас одно неосторожное слово, одна неосторожная мысль, и она упадет в обморок, слишком велико было ее внутреннее напряжение.

Ромэн оглянулся и посмотрел на нее. Вернее, сквозь нее. Он улыбался, но улыбка не отражалась в холодных, как сталь, серых глазах.

— Знаешь, что самое смешное? Я позволил истории повториться. Все эти годы я осторожничал, чтобы, не дай бог, не выпустить на волю эмоции... но уже в Нью-Йорке, когда ты собиралась плеснуть шампанским мне в лицо, я знал, что испытываю по отношению к тебе больше чувств, чем к кому-либо в своей жизни. Проснувшись тем утром и обнаружив, что ты ушла... покинула меня... я почувствовал себя так, будто ты пырнула меня ножом и оставила умирать одного. Боль, которую я испытал, не описать словами. Если я и нашел в себе силы приехать сюда, то только потому, что видел твои глаза, когда ты смотрела на меня. Мне казалось, я вижу в них отсвет собственных чувств. Я мог бы даже поверить, что... — Ромэн замолчал, покачал головой в ответ на свои мысли и открыл дверь.

Сорка не могла двинуться с места от волнения.

Ромэн снова оглянулся и одарил девушку грустной улыбкой.

— Кажется, мне уготовано судьбой быть невезучим в любви. Ты, Сорка, живешь в моем сердце, нравится тебе это или нет. Возможно, таково мое наказание за то, что я осудил тебя так жестоко. Причем не один раз, а дважды. Мое сердце полностью принадлежит тебе, тебе одной. Ни о какой Мартине и речи не идет. Мне стоило только увидеть вас рядом, чтобы со всей очевидностью понять эту нехитрую истину. Я потерял голову. Потерял гордость. Но это... это еще хуже. Прощай, Сорка, надеюсь, ты найдешь любовь и будешь счастлива.

Ромэн ушел. Сорка прижала руку ко рту, чтобы сдержать вырывающиеся из груди рыдания. Она замерла. Не могла пошевелиться. Она слышала, как хлопнула входная дверь, затем как закрылась за ним дверца машины. И только тут ее словно прорвало. Сорка бросилась к двери, пулей сбежала по лестнице.

На улице шел дождь. Настоящий ливень. Но Сорке было на все наплевать, она видела лишь, как отъезжает машина Ромэна.

— Нет! — закричала девушка. — Ромэн... вернись... вернись!

Машина набирала скорость. Сорка бросилась за ней следом. Ей даже пришлось задрать юбку, чтобы быстрее бежать за машиной.

— Ромэн, подожди! Подожди!

Но машина удалялась слишком быстро. Сорка остановилась и зарыдала. Слишком поздно она пришла в себя, слишком поздно к ней вернулась способность мыслить и действовать! Но еще не все потеряно. Найти его не так уж и сложно... Мод наверняка знает, где он живет.

Но тут машина остановилась.

Сорка бегом бросилась к ней. Слезы мешались с дождем, но ей было все равно. Она резким движением распахнула дверцу. Она вся промокла, плакала, но сейчас для нее не было ничего важнее Ромэна.

— Дурачок, я же люблю тебя! Я так люблю тебя, что не могу ни есть, ни спать. Целыми днями только о тебе и думаю. А ушла тогда, потому что решила, что между нами лишь... интрижка... Ты сказал, что тебе нужна любовница.

Ромэн выскочил из машины, подбежал к Сорке и прижал ее к себе. От избытка чувств она смеялась, плакала, колотила его кулачками по груди. А он держал ее в объятиях, пока она не успокоилась. Дождь промочил их до нитки, но обоим было все равно. Когда любишь по-настоящему, дождь тебе не помеха. И они страстно и долго целовались на опустевшей улице.

— Господи, Сорка... Никогда больше не поступай так со мной.

Девушка ударила его в грудь.

— А ты не говори мне глупостей.

— Да будет так!

А потом Ромэн опустился на одно колено.

— Я привез тебе кольцо... купил по дороге сюда. Я не хотел искушать судьбу, покупая золото с бриллиантами, купил самое простое, потом ты сможешь сама выбрать, какое захочешь.

Сорка улыбалась, когда он взял ее за руку.

— Ты выйдешь за меня замуж, пока я не сошел с ума от любви к тебе?

Девушка радостно кивнула.

Ромэн надел ей на палец простое серебряное колечко, но оно стало для Сорки дороже любых драгоценностей.

— Не тот палец...

— Что?

— Все могут подумать, что мы уже женаты, ведь ты надел кольцо мне на правую руку.

— Вот и чудно, пусть для других у нас будет все как обычно. Венчание, официальные документы, штампы... А мы с тобой уже с этого момента станем мужем и женой. В дождь. Пред ликом Бога. На всю жизнь. Отныне ты мне жена и мое сердце принадлежит тебе... навсегда.

— А мое — тебе. Мой любимый... муж.

И они снова стали целоваться. И неизвестно, когда бы они спряталась от дождя, если бы рядом не раздался требовательный клаксон. Водитель остановившегося такси высунулся из окна и весело крикнул:

— Я знал, что есть мокрые курицы, а вот мокрых голубков вижу впервые. Не уступите ли мне дорогу?

Уже глубокой ночью, когда из-за облаков показалась луна, осветив комнату Сорки молочно-белым светом, Ромэн, обнимавший сонную Сорку, вдруг рассмеялся.

— Что с тобой?.. — подняла голову удивленная Сорка.

— Вспомнил, как мы целовались с тобой, как два сумасшедших, под дождем. Вот таксист повеселился, наверное. Знаешь, а я ведь остановил машину, не зная, что ты бежишь позади. Я просто хотел вернуться и убедить тебя, что моей любви вполне хватит на нас двоих. А там, думаю, из кожи вылезу, но добьюсь, чтобы и ты меня полюбила. Я не смог уехать. Вот и решил: вернусь и во что бы то ни стало добьюсь твоего согласия. А тут ты открываешь дверцу, промокшая, плачущая, похожая на ангела. Я решил, что мне это снится...

— Ты что, хочешь сказать, что я и бежала, и вымокла как цуцик, и порвала колготки напрасно? Все это зазря? Могла бы просто ждать в тепле, когда ты вернешься? — с деланым ужасом воскликнула Сорка.

Ромэн в следующую секунду перевернулся на живот и посмотрел на Сорку с любовью и нежностью.

— Но ведь тебе понравилось сохнуть?

— О да...

Они долго и лениво целовались.

— Знаешь, я хочу, чтобы у нас было много детишек с темными волосами и голубыми глазами, — прошептал Ромэн.

Сорка рассмеялась. Ее шелковые волосы разметались по подушке. Щеки раскраснелись. Ромэн вновь ощутил, как любовь согрела его душу. Сильная. Истинная.

Он потерся о щеку своей жены и улыбнулся, заглянув в ее голубые глаза, подернутые пеленой страсти.

— Ромэн... — тихо произнесла Сорка, — я хочу, чтобы ты знал: меня не интересует ни твоя слава, ни твои деньги, ни что-либо другое в этом роде. Мне важен только ты... Я люблю тебя.

— Знаю...

— Вот и хорошо. — Сорка заговорщически улыбнулась. — Надеюсь, ты не хочешь спать? Давай еще раз займемся любовью. Если ты собираешься иметь много детей, такое серьезное дело нельзя откладывать на потом.

— Как я счастлив, что мне попалась такая ненасытная женщина. Начинай отсчитывать девять месяцев. Сегодня я подарю нам с тобой сына.

Так оно и случилось...