Эбби Грей

Обаятельный ангел


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Взгляд Кланси Моргана рассеянно скользил по праздничному залу. Солидные мужчины в дорогих костюмах и дамы, одетые в вечерние платья, казались ему совершенно чужими людьми. Лишь изредка привычные выражения лиц и жесты напоминали Кланси, что это его бывшие одноклассники. Впрочем, сейчас он мало отличался от них. Посторонний наблюдатель увидел бы обыкновенного мужчину, темноволосого и голубоглазого, в хорошем костюме, с выражением скуки на лице. Сам не зная зачем, Кланси пришел на праздник и уже готов был пожалеть об этом.

Женщина, стоявшая в тени широких дверей зала, показалась ему знакомой. Издалека Кланси не мог разглядеть ее лица, но был уверен, что встречал ее раньше. Он подумал, что она вполне может быть чьей-то женой или сестрой. Но этот утонченный, изящный силуэт и легкий наклон головы когда-то так отпечатались в памяти Кланси Моргана, что ошибиться он не мог. Он замер на месте, не решаясь подойти ближе.

Она была безумно похожа на Анджелу Конрад. Но сколько бы лет ни прошло, это просто не могла быть Анджела! Замкнутая тихоня, стеснительная серая мышка, которую помнил Кланси, не любила праздников и шумных собраний. Даже небольшая школьная вечеринка пугала ее – что же говорить о празднике в честь десятилетия со дня окончания школы? Бывшие одноклассники решили отметить дату в огромном зале, украшенном цветами и воздушными шарами.

– Добрый вечер, друзья! – Ведущий изо всех сил старался завладеть вниманием зала. – Давайте поприветствуем Дороти Симпсон! Она произносила прощальную речь на выпускном вечере тысяча девятьсот тридцать седьмого года, и ей есть что рассказать вам. Это удивительная женщина, не правда ли?

Под редкие хлопки собравшихся пожилая женщина поднялась на сцену и начала долгий рассказ о своем детстве. Кланси оглянулся, чтобы посмотреть, чем заняты его бывшие одноклассники.

– Тридцать седьмой год, надо же… – прошептала ему на ухо Дженни Уоллз. – Наверное, эта старушка пережила всех, кто был на ее выпускном.

Дженни была единственной, кого Кланси узнал сразу: за десять лет она почти не изменилась. Оказалось, что она давно замужем и воспитывает дочь, которой скоро исполнится девять.

Кланси улыбнулся. Бедную Дороти Симпсон никто не слушал; собравшиеся в зале были поглощены общением, тихонько разговаривали, переходили от одного столика к другому, но не забывали наградить пожилую женщину аплодисментами после каждой части ее речи.

Когда его взгляд вернулся к дверям зала, незнакомки, похожей на Анджелу, уже не было. Скорее всего она увидела все, что хотела… и ушла.

Кланси поймал себя на том, что хочет встать и догнать ее – в том случае, разумеется, если это была Анджела, а не кто-то другой.

– Проклятие… – пробормотал он себе под нос.

Анджела заметила, что Кланси Морган весь вечер смотрел в ее сторону, но надеялась, что он не узнал ее. К сожалению, она не придумала заранее, что будет делать и говорить, если он подойдет, поэтому обрадовалась, когда Кланси сел рядом со своими знакомыми и завязал разговор. Несколько раз он бросал на нее заинтересованные взгляды. Хорошо зная Кланси Моргана, Анджела предполагала, что после окончания вечера он решит разыскать ее. Такие люди, как Кланси, не могут просто спросить у девушки, как ее зовут. Кланси, конечно, предпочел бы, чтобы она сама назвала свое имя, да еще и сидя у него на коленях. Она решила не попадаться ему на глаза, во всяком случае, до начала концерта. Сейчас у нее не было времени думать о Кланси: микрофоны уже стояли на сцене, колонки и усилители расположились рядом, вся аппаратура была настроена, а оркестр Анджелы – пять девушек – переодевался в автобусе, нанятом для гастролей.

– Ты видела Кланси? – спросила Бонни, когда Анджела открыла дверь автобуса. – Он здесь?

– Да, – быстро ответила Анджела. – Как всегда, невероятно красив, дорого одет и доволен собой, по-моему, даже больше, чем раньше. У него это на лице написано.

– Вот как… Мне кажется, мелодия любви прозвучала фальшиво… – промурлыкала Пэтти. – Постойте-ка, хорошее начало для нашей новой песни! Это надо записать. Может быть, сейчас на меня снизошло вдохновение, которое было нам так нужно все эти годы. Если бы у нас была песенка с такими словами, мы могли бы неплохо выступить в Нашвилле.

– Ну да. Особенно сейчас, когда мы решили закончить гастроли, – печально вздохнула Сьюзен.

Анджела показала подругам язык и начала переодеваться. Она сняла облегающие джинсовые шорты, стащила через голову коротенький вязаный той и взяла с вешалки белое шелковое платье в японском стиле, поясом для которого служил длинный газовый шарф.

– Девчонки, я даже не знаю, что бы делала без вас! Только настоящие друзья могут играть всю ночь, когда все остальные едят и веселятся. Ну, ничего, мы им покажем! Вы ведь знаете, как это важно для меня. Спасибо вам!

Она села перед откидным столиком, вооружившись зеркальцем и фонариком, и попыталась запудрить россыпь веснушек на вздернутом носу. Их никогда не получалось убрать до конца, вот и на этот раз ее затея не увенчалась успехом. Свои огромные зеленые глаза Анджела тоненько подчеркнула темным карандашом и подкрасила тушью длинные ресницы. Темно-каштановые волосы она уложила в замысловатую прическу в восточном стиле. Из зеркала на нее взглянула уверенная в себе, красивая и очень серьезная женщина.

Ничего не осталось от маленькой девочки, которая десять лет назад боялась собственной тени. Анджела удивилась бы, если бы хоть кто-то узнал ее. Она вовсе не собиралась приходить на десятую встречу выпускников, особенно после того, как пропустила предыдущие девять. Но, получив письмо от организаторов встречи, она решила – сама не зная почему, – что на этот раз придет. Многие одноклассники не узнали ее и, вернувшись домой, наверняка будут ворошить школьные фотоальбомы и дневники, чтобы найти ее имя и фотографию. Но в школе Анджела носила очки, которые теперь сменила на контактные линзы, и никак не могла соорудить подобие приличной прически из копны непослушных вьющихся волос.

Сегодня ночью Анджела собиралась вернуться в прошлое, чтобы проверить, что оно больше не имеет над ней власти. А утром в ее кровати проснулась бы совершенно другая, новая женщина, сильная и смелая, готовая спокойно принять все, что принесет ей жизнь.

Анджела улыбнулась своему отражению и вытащила из косметички письмо организаторов. Ее расспрашивали об успехах, просили написать о себе хоть немного и выражали надежду, что «Ангел и трубы Судного дня» выступят на празднике.

– Дорогая, может, тебе стоит надеть что-нибудь еще? – Минди поднялась и посмотрела на отражение Анджелы в зеркале. – У Кланси Моргана глаза вылезут на лоб, если этот шарфик развяжется и кимоно распахнется. И не только Кланси – все мужчины в зале сойдут с ума, если увидят твои ноги. А кимоно такое коротенькое, что будет неплохо смотреться даже с джинсами.

– Ни за что, – рассмеялась Анджела. – Кланси Морган совершенно меня не волнует. Пускай он даже всю жизнь проходит с глазами на лбу, мне-то что! – Она оглядела подруг. – Вы у меня просто красавицы!

Девушки были одеты в одинаковые черные обтягивающие джинсы и черные футболки с техасским флагом на спине. Для концерта они ярко накрасили глаза черной тушью и намазали губы ярко-красной помадой. Рядом с ними Анджела выглядела как самый настоящий ангел среди веселых чертят. Этого они и добивались, подбирая костюмы. В конце концов, название ансамбля нужно оправдывать.

– Пусть все увидят, как серьезные взрослые женщины умеют отрываться после работы, – сказала Сьюзен. – Пускай смотрят и завидуют!

– Нам пора на сцену, – поторопила подруг Анджела.

Бывшие одноклассники прекратили разговоры и обернулись к сцене, когда микрофоны и колонки окутали клубы дыма, подсвеченные красными прожекторами. Рядом с инструментами бесшумно возникли пять девушек в черном.

Они стояли, повернувшись к залу спиной, так что зрители могли разглядеть только техасские флаги на их футболках.

– Готовы? – шепотом спросила Элли.

– Готовы, – отозвалась Сьюзен, и подруги обернулись к залу: – Ну что, друзья, как насчет рок-н-ролла?

Пальцы Минди пробежали по клавишам, извлекая из инструмента первые такты композиции Флойда Крамера под названием «Последний день». Звуки музыки заставили сердце Анджелы, стоявшей за кулисами, биться быстрее, как всегда во время выступления. Ожидание, кружившее голову, сменилось привычной собранностью. Девушка досчитала про себя до двадцати и сделала шаг вперед.

Зрители увидели, как посреди сцены появилась шестая девушка, темноволосая, небольшого роста, в коротеньком белом кимоно.

– Добрый вечер, – сказала она в микрофон. – Мы рады приветствовать вас! Сегодня у нас праздник, и мы приготовили для вас небольшой сюрприз! На сцене – «Ангел и трубы Судного дня»! Знакомьтесь!

– Слишком темно. – Мужчина, сидевший за крайним столиком, подался вперед. – Не могу их разглядеть.

– И слава Богу, – усмехнулась сидевшая рядом с ним жена. – Сядь спокойно. Если бы меня здесь не было, ты бы предложил потушить свечи, чтобы в темноте проскользнуть за кулисы.

– Знакомьтесь, – продолжила Анджела. – Ангел – это я! За ударными – Элли!

По залу прокатилась совершенно невероятная барабанная дробь. Похоже, на этот раз Элли старалась превзойти саму себя.

– Пэтти – на ритм-гитаре!

Высокая, хорошо сложенная светловолосая девушка помахала зрителям рукой и взяла первый аккорд.

– Бонни – на скрипке! – Еще одна девушка взмахнула смычком. – Сьюзен – на соло-гитаре! – Инструмент издал звук, похожий на детский плач.

Музыка стала громче, в нее вплетались все новые звуки.

– И, наконец – Минди!

Последняя девушка улыбнулась и пробежала пальцами по клавишам.

Ведущий жестом попросил у Анджелы микрофон.

– А это – Анджела Конрад, наша бывшая одноклассница. Вы не узнали ее? Я тоже! По-моему, время идет ей только на пользу. Анджела многого добилась в жизни, и этот оркестр – подтверждение моим словам. Друзья, наши девушки в следующую пятницу выступают в концертном зале Арбакла, мы с вами можем ими гордиться!

Раздались аплодисменты.

– Давайте покажем им, – прошептала Анджела. Под музыку, звучавшую все громче, она прошла из конца в конец сцены. Меняющееся освещение делало ее короткое кимоно то багрово-красным, то голубым, то нежно-лиловым. Длинные серьги с бриллиантами в ее ушах отражали свет, по вьющимся каштановым волосам рассыпались тысячи бликов.

Высокий и чистый голос Анджелы заворожил даже тех, кто не обратил внимания на начавшийся концерт. Понемногу бывшие одноклассники подходили к сцене. Минди начала медленную вальсовую мелодию, больше всего подходившую для первого танца, и через несколько минут большинство собравшихся уже танцевали парами. Зрители были очарованы. Кланси Морган ни с кем не танцевал, он сидел за своим столиком и не мог отвести глаз от фигуры в белом кимоно.

«Анджела Конрад, – повторял он про себя, – я не ошибся, это Анджела. Но, Бог мой, как она изменилась! Я представить себе не мог, что она станет такой красавицей!»

Он вдруг заметил, что Анджела тоже смотрит на него.

«Он – один, – думала Анджела. – Он сидит за столиком один, а где же Мелисса? Неужели они не поженились после школы?»

Никто не мог ответить ей, кроме Кланси Моргана. Но она ни за что на свете к нему не подойдет.

Анджела положила руку на бедро и улыбнулась. По залу прокатился вздох. Кланси не мог поверить, что эта ослепительная красавица, каждое движение, каждое слово которой притягивает к себе сотни глаз, и есть Анджела Конрад. Та самая тихоня в очках, с которой он встречался десять лет назад… Что же произошло с ней за эти годы? Кланси думал, что после школы она вышла замуж за Билли Джо Саммерза; краем уха он слышал, что Билли в те годы много пил, и от души посочувствовал Анджеле. Однако красивая женщина с микрофоном в руках вовсе не была похожа на жену пьяницы.

Продолжая петь, Анджела спустилась по лестнице в зал, прошла вдоль танцующих пар и присела за столик совсем недалеко от Кланси. Ее взгляд скользнул по нему равнодушно, словно они не были знакомы или ничем не интересовали друг друга, и это задело Кланси.

– Эй, Микки Гриффин, – обратилась Анджела к одиноко стоявшему мужчине, – почему ты один? Ты ведь замечательно танцевал в школе, так пригласи кого-нибудь на танец. Девушки, не упускайте свой шанс!

Она облокотилась на столик Кланси, повернувшись к нему спиной. Любой из бывших одноклассников воспринял бы это спокойно, но Кланси Морган расценил действие Анджелы как пренебрежение к нему. Краем глаза она видела его покрасневшее лицо, но решила ни в коем случае не оборачиваться. С последними звуками песни Анджела вновь поднялась на сцену.

– А теперь устроим небольшой перерыв, чтобы вы могли вернуться к своим столикам, – сказала она в микрофон. – Увидимся через четверть часа.

Кланси остался сидеть, не прикасаясь к еде и напиткам. Он улыбался знакомым и отвечал, когда его окликали, но его мысли были далеко. Только что маленькая дверь в углу сцены закрылась за пятью девушками и Анджелой Конрад… Десять лет назад он думал, что между ними все кончено, но сейчас… Когда проходившие мимо одноклассники упоминали в своих разговорах имя Анджелы, его сердце начинало колотиться как сумасшедшее. Кланси вспомнил, как десять лет назад они с Анджелой сидели в машине, припаркованной на набережной Пеннингтона, слушали музыку и молчали им не нужно было разговаривать, чтобы понять друг друга. Сейчас… Пожалуй, он подошел бы к ней, но даже не представлял себе, о чем говорить.

«Ангел и трубы Судного дня» вновь появились на сцене, концерт продолжался, Кланси не отводил от Анджелы глаз. После концерта она уедет и, может быть, исчезнет еще на десять лет. С удивлением и злостью на себя Кланси Морган обнаружил, что хочет разыскать ее и поговорить, просто поговорить… Даже если она жена Билли Джо Саммерза и у нее куча детей. В конце концов, один из этих детей, может быть…

После концерта девушки переодевались в автобусе. Концерт прошел успешно, в этом никто не сомневался. Можно надеяться, что выступление в концертном зале Арбакла принесет не меньший успех. Перебрасываясь шутками и упаковывая инструменты, девушки не сразу заметили, что Анджела сидит, отвернувшись к окну, и не принимает участия в разговоре.

– Принести тебе содовой? – спросила Элли. – Ты, наверное, страшно устала.

– Как и вы все, – улыбнулась Анджела. – Не надо, я сама. Спасибо вам, девчонки. По-моему, мы играли просто замечательно.

– Так какого черта ты сидишь с кислой миной? – Бонни отложила косметичку. – Что тебе опять наговорил этот ублюдок Морган?

– Мы не разговаривали, – вздохнула Анджела. – Знаешь, а ведь он был без жены… Либо он развелся с Мелиссой, либо так и не женился на ней.

– Выброси его из головы. Он не заслуживает даже твоих воспоминаний.

Анджела вновь обернулась к окну. Сейчас ей не хотелось ни с кем говорить.

– Что с ней? – шепотом спросила Сьюзен у Минди. – Это все из-за Кланси Моргана? Но ведь прошло десять лет;

– Так бывает, – вздохнула Минди. – Женщина может забыть кого угодно, но только не свою первую любовь. Бедная Анджела…


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Анджела включила свет в своем кабинете, сняла легкую джинсовую куртку и скинула туфли, от которых за ночь устали ноги. Прошла по мягкому ковру цвета слоновой кости и села на обитый голубым вельветом стул с причудливо изогнутой спинкой. Положив «Школьный листок» на стол, обхватила голову руками и попыталась успокоиться.

Она даже представить себе не могла, что встреча с Кланси Морганом так подействует на нее. Ей казалось, что с прошлым покончено и не осталось ни обид, ни привязанностей. Она так привыкла быть сильной, что сейчас не могла понять, что с ней творится. Бывшие одноклассники не узнавали ее; в перерывах между песнями многие подходили, чтобы познакомиться. Анджела с удивлением обнаружила, что те, кого она сторонилась в школе, и те, с кем она стеснялась заговорить, на самом деле хорошие и интересные люди. Просто ей понадобилось слишком много времени, чтобы понять это и, конечно, чтобы поверить в себя. Кланси не подошел к ней. В конце концов, ничего нового он сказать не мог. Свой выбор он сделал десять лет назад, и теперь не в его силах изменить что-либо.

В подземном гараже под офисом осталась только машина Анджелы. Остальные девушки давно разъехались по домам. В следующую пятницу «Ангел и трубы Судного дня» должны были играть в концертном зале Арбакла, а потом Анджела вместе с подругами собиралась перекрасить автобус и написать на нем новое название оркестра – «Ловкие игроки». Прежнее не так давно начало казаться девушкам слишком вызывающим. В конце концов, все меняется. Может быть, с новым названием ее оркестру повезет больше, а в следующем году даже удастся выступить в Нашвилле…

«Девчонки получили удовольствие от концерта, – думала Анджела, – но сейчас им нужно отдохнуть». Элли была замужем, и ее муж, Тайлер, огорчался, что она не может проводить выходные дома. Бонни жила со своим бойфрендом, и они хотели больше времени проводить вместе. Сьюзен обручена и собиралась выйти замуж вскоре после Дня благодарения, а Минди, наоборот, разводилась. У всех были дела и планы, так что девушки всегда старались уходить с репетиций пораньше.

Анджела собиралась провести выходные дома в полном одиночестве.

Она вновь подумала о Тишоминго, небольшом городке на берегу реки, где прошло ее детство. Город, казалось, застыл во времени, сохраняя воспоминания детства и юности Анджелы; почти все в нем было как прежде. Главная улица мало изменилась за прошедшие десять лет. Появилось новое здание суда, большая аптека недалеко от церкви и множество кафе и закусочных. На набережной Пеннингтона построили один большой магазин вместо двух бакалейных лавок. К счастью, «Магазинчик Чака», где бабушка Анджелы когда-то покупала лучший на свете мексиканский сыр с пряностями, остался на месте. Набережной перемены почти не коснулись. Река так же неторопливо несла свои воды, и так же шумел ветер в кронах деревьев за старым мостом. Воспоминания о том, что случалось каждую ночь в тени этих деревьев на старом шерстяном одеяле, были так реальны, что Анджела снова будто наяву почувствовала запах туалетной воды Кланси.

Она рассеянно переворачивала страницы «Школьного листка». На каждой странице были имя и фамилия одного из ее бывших одноклассников, его коротенький рассказ о себе и ответы на вопросы анкеты. Теперь у нее наконец была возможность узнать все о своих школьных друзьях. Так вышло, что она десять лет не общалась ни с кем из них. Последний вопрос был: «Собираетесь ли Вы посетить праздник по случаю десятилетия выпуска?» Она отыскала свою страничку и перечитала ответ: «„Ангел и трубы Судного дня“ будут рады играть на празднике все, что попросят зрители. К сожалению, у меня так много работы, что я не смогу остаться до утра. Напишите мне по адресу… – Здесь она написала номер почтового ящика в Денисоне. – Анджела Конрад».

Никто бы не догадался, что она завела этот ящик специально, чтобы получить ответ.

В «Школьном листке» была и страничка Кланси Моргана. Анджела перевернула ее, с удивлением заметив, что ее руки слегка дрожат. Даже его имя, напечатанное на бумаге, не могло оставить ее равнодушной.

После окончания школы Кланси изучал химию в Университете Оклахомы и, получив степень бакалавра, устроился работать в авиакомпанию в штате Виргиния. Четыре года спустя он вернулся в Оклахому и, получив степень магистра, стал преподавать химию в колледже. В графе «Семейное положение» Анджела увидела ответ: «Разведен».

Много лет назад Кланси Морган женился на Мелиссе… Что же произошло между ними? Все в Тишоминго думали, что это будет счастливый брак.

Анджела решила, что обязательно подпишется на «Вестник Тишоминго», чтобы получать хоть какие-то новости из города своего детства. Она не поддерживала связи с бывшими друзьями и ничего о них не знала. Похоже, наконец-то настало время, когда воспоминания юности перестанут приносили ей боль. Бабушка когда-то говорила, что запоминать нужно только хорошее, иначе будет слишком тяжело жить…

Когда бабушка увозила ее из Тишоминго на стареньком зеленом пикапе, Анджела даже не оглянулась. В зеркальце заднего вида уплывали, растворяясь в ночном тумане, огни набережной Пеннингтона. А может быть, никакого тумана не было, просто глаза девушки застилали слезы. Она была уверена, что никогда не захочет вернуться. В этом городе она не оставляла ничего, кроме своего разбитого сердца.

Анджела проглядела школьную газету еще раз, чтобы найти страничку Билли Джо Саммерза. На празднике его не было, она знала это точно. Трудно не заметить в толпе человека шести с половиной футов росту. В школе Анджела дружила с ним и не понимала, почему одноклассники так странно относятся к нему. Она вспомнила, с каким презрением Кланси произнес имя Билли Джо той самой ночью на берегу реки.

– Добрый вечер, мистер Генри. – Анджела взяла с полки плюшевого медвежонка и усадила к себе на колени. Мистер Генри внимательно смотрел на нее круглыми блестящими глазами. Он с детства был самым преданным другом Анджелы, выслушивал все, что она рассказывала ему, и никогда ее не осуждал. – Я уже выросла… Но я опять не знаю, что делать…

Воспоминания о Тишоминго оказались слишком живыми. Они уже не причиняли боли, принося лишь тихую грусть.

Когда Анджеле исполнилось восемнадцать, ее прадедушка Джон умер, оставив двадцать акров земли и небольшую ферму в Кемпе своей единственной дочери – бабушке Анджелы. Оформив все необходимые документы, они с бабушкой продали дом в Тишоминго и уехали в Кемп. Анджела хорошо помнила этот день.

– Не стой на месте, Анджела. Мы должны собрать вещи как можно скорее, – напомнила бабушка. – Если мы не справимся за сутки, придется доплачивать за аренду.

– Знаю. Я скоро. – Анджела вышла на улицу и направилась к реке. Здесь, за мостом, она каждое лето устраивала длинные заплывы. К концу августа приходилось покупать новое бикини, потому что старое изнашивалось еще сильнее, чем джинсы, из которых она не вылезала.

Анджела сняла футболку и шорты и села на деревянные мостки, опустив ноги в теплую воду. Это было их место – ее и Кланси Моргана. Здесь они встречались почти каждую ночь уже целое лето. Анджела шла сюда по набережной, а Кланси приезжал на машине, вытаскивал из багажника синее шерстяное одеяло и расстилал на песке под деревьями. Песок даже ночью хранил тепло летнего солнца, а руки и губы Кланси были такими горячими… Сегодня все должно было измениться. Кто знает, завершение любви или ее новое дыхание принесет эта ночь… Анджела только что поняла, что не уверена в Кланси до конца, а значит, этой ночью может произойти все, что угодно… До прихода Кланси еще оставалось время, и нужно было хорошенько обдумать то, что она собиралась сказать ему.

Анджела вспомнила свои первые свидания с ним. В восемнадцать лет у нее еще не было мужчины. Она считала себя некрасивой и стеснялась Кланси, но она любила его, и эта любовь побеждала нерешительность девушки, будила потаенные чувства… Его прикосновения и поцелуи навсегда остались в ее памяти…

… Машина Кланси подъехала бесшумно, только свет фар на мгновение отразился в темной воде реки. Он хлопнул дверью, прошел по песчаной набережной и спустился на пляж.

– Анджела, мне нужно поговорить с тобой, – его спокойный, холодный тон испугал Анджелу.

– Мне тоже есть что сказать тебе, Кланси, – она села, подтянув колени к груди и обхватив их руками.

Рассказывая, что произошло, Анджела понимала, что дороги назад уже нет. Ей казалось, что она разбивает свою любовь собственными руками. Но если Кланси Морган еще не готов к ответственности, ей лучше узнать об этом сейчас.

– Может быть, тебе стоит выйти замуж за Билли Джо Саммерза? – спросил Кланси, выслушав ее. – Он влюблен в тебя с первого класса.

Анджела была права. Этой ночью все закончилось, и совсем не так, как ей хотелось бы.

– Иди к черту! – крикнула она звенящим от слез голосом. – Я больше не нуждаюсь в твоих советах и сама могу о себе позаботиться.

Кланси молча поднялся на набережную, сел в свою новенькую красную машину и уехал.

Анджела уткнулась лицом в колени и заплакала. Ее сердце было разбито. Она осталась совсем одна…

От прошлого ее мысли вернулись к настоящему. Она перевернула страницу с анкетой Билли Джо Саммерза. Он жил в Сан-Франциско, работал программистом и увлекался журналистикой. В графе «Комментарии» он написал: «Я хочу сказать спасибо Анджеле Конрад, где бы она ни была сейчас. Она одна из всего класса относилась ко мне как к нормальному человеку, и я часто вспоминаю о ней. В трудное для меня время Анджела помогла мне бросить пить и заняться делом. С тех пор у меня появилась работа и замечательный партнер, Стивен. Мы очень счастливы с ним. Мы участвуем в движении за права сексуальных меньшинств и пишем статьи для журналов».

Анджела усмехнулась. Значит, Билли Джо гей… Она надеялась, что Кланси Морган прочтет его страницу в «Школьном листке» и вспомнит, что он посоветовал ей десять лет назад.

Кланси вернулся в дом, где прошло его детство. Отец умер, когда Кланси работал в Виргинии, и теперь мать жила здесь одна. Она уже легла спать; Кланси тихонько прошел в гостиную, включил настольную лампу и развернул свой экземпляр «Школьного листка». Приготовив себе крепкий кофе, он принялся за чтение.

В первую очередь его интересовала Анджела Конрад.

Оказывается, она переехала в Денисон, если судить по номеру почтового ящика. Анджела ничего не написала о себе, и Кланси не знал, замужем она, одинока или разведена. Она ничего не упомянула о детях и подписалась своей девичьей фамилией.

Кланси обжегся горячим кофе и шепотом выругался:

– К черту все!

Он был зол на себя самого за воспоминания о той августовской ночи, когда они с Анджелой расстались навсегда.

Мелисса тогда начала подозревать, что у него есть другая девушка. Она, наверное, убила бы Кланси, если бы узнала, что каждый вечер, уходя от нее, он встречался с Анджелой Конрад.

Анджела ждала его там же, где всегда. Она сидела в бикини на деревянных мостках, опустив ноги в воду. Ее шорты и оранжевая футболка лежали рядом на песке. Волосы она собрала в высокий хвост и стала похожа на маленькую девочку. Впрочем, Анджелу и так часто принимали за ребенка: в ней было чуть больше пяти футов росту, а талию можно было обхватить двумя пальцами.

Кланси схватился за голову, вспомнив, что он наговорил ей в ту ночь. Он жалел, что невозможно повернуть время вспять. Взрослый Кланси Морган, конечно, повел бы себя по-другому… Тогда он посоветовал ей выйти замуж за Билли Джо, а Анджела послала его к черту… С тех пор и до нынешнего вечера он не видел ее и ничего не знал о ней.

Поженившись после окончания университета, Кланси и Мелисса уехали в Виргинию. Кланси получил хорошую работу в авиакомпании и без сожалений простился с Оклахомой. В конце первого семестра он звонил в Тишоминго и спрашивал про Анджелу и Билли Джо, но узнал только, что оба они уехали из города. Тогда он решил, что его бывшие одноклассники все-таки поженились.

Пока Кланси работал в авиакомпании, Мелисса преподавала в школе. Они прожили вместе всего год, и вот однажды вечером Мелисса пришла домой и заявила, что уходит. Оказалось, что у нее давно уже был роман с директором школы, и теперь он обещал жениться на Мелиссе, если та получит развод. Кланси вернулся в Оклахому и начал читать курс лекций по химии в колледже.

В «Школьном листке» мелькнуло имя Билли Джо. Может быть, он тоже живет в Денисоне, а его жену зовут Анджела Конрад? Наверное, у них куча детей, и Анджеле приходится играть в оркестре, чтобы расплатиться с долгами… Особенно если правдивы слухи о том, что Билли уже несколько лет пьет.

Прочитав анкету Билли Джо, Кланси почувствовал себя полным идиотом.

Билли Джо был геем. Значит, Анджела никак не могла выйти за него замуж.

Кланси подумал, что Анджела вовсе не выглядела нищенкой. У оркестров, играющих в переходах, не бывает такой дорогой аппаратуры, костюмов и собственных автобусов. И конечно, никто из них не может выступать в концертном зале Арбакла. Ему вспомнились бриллиантовые серьги в ушах Анджелы. Определенно, было непохоже, что она в чем-то нуждалась.

«Интересно, что она сейчас делает?» – подумал Кланси. «Не твое дело, – ответил внутренний голос. – Ты потерял право знать что-либо о ее жизни десять лет назад».

Он погасил свет и прошел в спальню, сел в старое отцовское кресло. Воспоминания о встречах с Анджелой подхватили его и унесли в то давнее лето, когда они еще могли сидеть рядом и молчать, понимая друг друга без слов. Анджела была симпатичной девочкой… можно даже сказать, хорошенькой. Но тогда в ней не было даже тени той ослепительной, блистающей, уверенной красоты, которая сейчас так поразила Кланси. Все закончилось. Многие считают, что он до сих пор не пришел в себя после развода с Мелиссой, но Кланси наконец признался себе, чей образ преследовал его все эти десять лет.

Но десять лет – слишком большой срок. Хорошенькая девочка стала прекрасной женщиной.

И ей теперь дела нет до какого-то Кланси Моргана…

Анджела… Ангел…

Его ангел – навеки.

Анджела погасила свет и вышла из кабинета, закрыв за собой дверь, вызвала лифт и спустилась в подземный гараж к своей машине. Небо на востоке прорезала золотистая полоса. Было раннее утро.

Она вывела свой черный «ягуар» на центральную улицу Денисона, а с нее повернула на восточную дорогу, ведущую к реке.

Ей вспомнились первые дни, когда они с подругами собрали оркестр и по выходным играли на улицах в Картрайте, Колберте и Уиллисе. Денег и инструментов не было; они даже не придумали названия для своего оркестра. В те времена «Нефтяной компании Конрад» не было даже в планах, зато была молодость, хорошие голоса и прекрасные лица.

Однажды ночью, когда девушки завершили выступление в одном из ночных клубов Юты, к ним подошел хорошо одетый пожилой мужчина. Он пригубил дорогой ликер и сказал своей спутнице, крупной женщине в облегающем красном платье: «Погляди-ка, дорогая! Очаровательный маленький ангел и ее оркестр. Когда они заиграли, я было подумал, что мы уже умерли и вознеслись на небеса. Эти ударные и скрипка гремели, как трубы Судного дня!»

Он дал ансамблю звучное название, и Анджела удивилась бы, если бы узнала, в каких концертных залах предстоит выступить в будущем «Ангелу и трубам Судного дня». Маленький оркестр стал ее судьбой, делом, в которое она вложила душу.

Анджела пересекла мост через реку; под колесами заскрипел гравий. До фермы оставалось совсем немного. Крохотный домик и всего двадцать акров земли… Но это ее родной дом.

Солнце ярко-оранжевым мячом висело над горизонтом, когда она ставила машину в гараж. Открыв калитку, Анджела остановилась и вдохнула изумительный аромат роз. Чуть дальше, возле живой ограды, раскрыли нежно-голубые лепестки садовые фиалки. Садовник Джимми ухаживал за цветами, разбивал в саду причудливые клумбы, и ни дожди, ни жаркое солнце не могли повредить его удивительным творениям.

В доме было темно. Значит, Хильда еще не пришла.

Домохозяйка Хильда, пожилая негритянка, всегда приходила утром, убирала, готовила еду и уходила вскоре после полудня. Анджела так привыкла к ее громкому голосу и ласковой улыбке, что считала Хильду почти родной.

Она вошла в дом и остановилась, глядя, как лучи солнца чертят узоры на полу застекленной веранды. Дам был отстроен заново совсем недавно, но архитектор придерживался традиций середины века, и на ферме мало что изменилось. Это был дом ее мечты, и Анджела любила все, связанное с ним.

Анджела насыпала зеленого чая в керамический чайник, налила горячей воды и стала ждать, когда чай заварится. Она села в кресло-качалку и протянула уставшие ноги к каминной решетке. Тостер щелкнул, выбрасывая два кусочка поджаренного хлеба. Анджела налила себе чаю. Начиналось новое воскресенье.

Бабушке понравился бы этот дом. Анджела вспомнила ее улыбку и полные нежности глаза, окруженные лучиками морщинок. Бабушка, конечно, не позволила бы нанимать домработницу, но у Анджелы просто не было времени делать все самой.

Анджела положила на горячий хлеб кусочек масла. Обычно она подсчитывала калории и старалась не есть жирного, но только не сегодня. Сейчас ей хотелось именно такой тост, какие всегда делала бабушка, не признававшая диет. Мысли о прошлом вновь овладели ею.

Анджела с бабушкой с сумками и чемоданами вошли во двор старого дома, со стен которого давным-давно облупилась зеленая краска. Он был окружен проржавевшей витой оградой, а трава в саду выросла почти до пояса. В доме было всего три комнаты: маленькая гостиная, столовая и спальня, где им с бабушкой пришлось спать на одной кровати.

В этом доме они прожили счастливо четыре года. Дождливой осенней ночью бабушка тихо умерла во сне. В памяти Анджелы отпечаталась черная сутана священника, свежий холмик на кладбище и заплаканные лица девочек из оркестра. Они были знакомы уже давно и много времени проводили в Кемпе. Бабушка считала подруг своей внучки членами семьи и любила их.

Через три месяца Анджела пришла в себя и занялась делами. Теперь она была совсем одна, и никто не мог ей помочь. Вот тогда и появился проект «Нефтяная компания Конрад», который со временем удалось воплотить в жизнь. Теперь Анджела была президентом собственной нефтяной компании в Денисоне с филиалами в Оклахоме и Луизиане;

Анджела закрыла глаза. У нее было столько денег, что не потратить за всю жизнь, прекрасная работа, любимый уютный дом… Но все это не могло растопить лед, давно сковавший ее сердце.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

В пятницу вечером Кланси припарковал свой «форд» на безопасном расстоянии от большого черного автобуса, на котором белой краской было выведено: «Ангел и трубы Судного дня». Возле концертного зала Арбакла стояли машины, было многолюдно и шумно. Кланси слышал звуки музыки, доносившиеся из приоткрытых дверей, видел, как входили и выходили люди. Часы показывали полночь.

Кланси мог бы купить билет, пройти в зал и слушать голос Анджелы, видеть ее, но не хотел, чтобы она его заметила. Он решил подождать, пока кончится концерт, и поговорить с Анджелой…

… Если она захочет, конечно. Может быть, Анджела простит его? Прошло десять лет, они повзрослели, многое пережили. Неужели после той встречи на набережной Пеннингтона их пути навсегда разошлись?

Музыка стихла. Двери открылись, и зрители начали выходить на улицу. Крупный мужчина в джинсах и ковбойских сапогах, женщина в кожаной куртке с заклепками, надетой поверх коротенького серебристого платья, миниатюрная блондинка в шортах и высоких ботинках… Люди выходили, смеясь и переговариваясь, но Анджелы среди них не было. Она появилась последней; вместе с подругами они несли микрофоны и усилители. Женщина, которую она назвала Пэтти, села на место водителя и завела мотор.

Автобус медленно тронулся с места. Кланси включил зажигание и поехал следом, стараясь держаться на расстоянии, но не терять автобус из виду. Они пересекли Ред-Ривер и повернули на запад, в Гейнсвилл.

Автобус ненадолго остановился в Уайтсборо, и одна из девушек вышла. Ее встречал мужчина на красной машине. Дальше автобус ехал без остановок до самого Денисона. Он подъехал к высокому зданию в центре и свернул к дверям подземного гаража.

Кланси остановился под знаком «Только для работников компании» и увидел освещенную вывеску над главным входом. «„Нефтяная компания Конрад“, – прочел он. – Наверное, у Анджелы есть богатый дядюшка». Правда, тут же вспомнил, что Анджела никогда не упоминала о своих родственниках. Кланси не знал, что произошло с ее родителями, но Анджелу воспитывала бабушка.

Двери гаража открылись, и на площадку перед зданием одна за другой выехали четыре машины. Первым был черный «линкольн» с опущенными стеклами, за рулем которого сидела Бонни, соло-гитаристка. Красный «кадиллак» вела Сьюзен, игравшая на скрипке. В салоне черного джипа сидела Минди, за рулем был мужчина. Последней машиной был белый пикап с тонированными стеклами, и Кланси не видел, кто ведет его – Пэтти или Анджела. Как только он завел мотор, появилась Анджела, все еще одетая в концертный костюм, и закрыла двери гаража. Кланси пришлось прождать еще около часа, пока со стоянки за зданием компании не выехал черный «ягуар». Автомобиль пронесся мимо него на большой скорости и свернул на север.

Кланси представить себе не мог, что Анджела ездит на машине с такой скоростью. Пожалуй, сейчас ей позавидовал бы любой автогонщик. Разогнавшись так, что колеса едва касались асфальта, Анджела пролетела через узенький мост над рекой и резко развернулась. Кланси испугался, что она заметила его, но машина Анджелы просто свернула на засыпанную гравием дорогу, ведущую в поля.

«Какого черта она выбирает такие дороги?!» – ругался про себя Кланси, когда машину подбрасывало особенно высоко на очередном ухабе. Черный «ягуар», однако, даже не сбавил скорость и несся впереди в облаке пыли, раскидывая мелкие камешки из-под колес. Похоже, Анджела жила в другом штате: посреди поля стоял столб с указателями. Дорога стала чуть лучше, по краям ее выросли крохотные домики: Анджела проезжала какой-то маленький городок.

Неожиданно черный «ягуар» резко остановился прямо посередине шоссе, рядом с придорожным баром. Кланси едва успел затормозить в нескольких дюймах от багажника машины. Дверь «ягуара» распахнулась, и Анджела выскочила на дорогу, сжимая в руках маленький дамский пистолет. – Какого черта вы следите за мной? – гневно воскликнула она и вдруг осеклась:

– Кланси?! Что тебе здесь нужно?

– Я… я… только… – растерялся он. – Я не… Опусти эту штуку, пожалуйста, Анджела.

– Так что ты здесь делаешь? – спросила она уже спокойнее.

– Я только хотел узнать, где ты живешь. В «Школьном листке» нет твоего адреса.

Анджела удивленно взглянула на него:

– Какого черта? Если я не оставляю адреса, значит, не хочу, чтобы его знали!

– У вас проблемы с этим типом, мисс Конрад? – спросил молодой полицейский, выглядывая из дверей бара.

– Не волнуйтесь, – с улыбкой ответила Анджела, – это у него проблемы со мной. Этот «тип» – мой старый знакомый.

– Так все в порядке? – недоверчиво спросил полицейский, покосившись на пистолет в ее руке.

– Разумеется. Это мой бывший одноклассник, – ответила Анджела. – Мы просто немного поспорили. Спасибо, Брюс.

– Ну ладно. Я вижу, вы умеете обращаться с оружием, только, пожалуйста, ни в кого не стреляйте. Если это друг, зачем его пугать? – полицейский вернулся обратно в бар.

– Святые слова, – усмехнулся Кланси, – меня пугать не нужно. Прости, я просто хотел поговорить с тобой. Спросить…

– Да? Я хотела поговорить с тобой десять лет назад, и знаешь, что я от тебя услышала? «Выходи замуж за Билли Джо» – вот что ты сказал! Так какого черта теперь ты задаешь мне вопросы? – спросила Анджела, не опуская оружия. Она не могла понять, чего больше хочет: выстрелить в Кланси или броситься ему на шею. И его ответ не помог ей принять решение.

– Может, я и не имею на это права, – вздохнул он. – Я сейчас уеду, если хочешь. Мне просто стало интересно, кто из вас работает в нефтяной компании.

– Это не твое дело, где я работаю и чем занимаюсь! Катись отсюда, я уже не та наивная дурочка, которую ты когда-то знал! – Анджела пнула дверь его машины, села в свою и сорвалась с места. Кланси в растерянности наблюдал, как красные огоньки фар растворяются в тумане, а потом сел за руль и поехал следом.

Поездка по плохой дороге не прошла бесследно для его автомобиля. Кланси надеялся, что не потратит много времени, чтобы привести его в порядок, если вдруг придется неожиданно остановиться. К счастью, до дома Анджелы оставалось совсем немного.

Даже не взглянув на розы и фиалки, Анджела вошла в дом, захлопнула за собой дверь и услышала, как скрипит гравий под шинами автомобиля Кланси.

Ну что ж… Кажется, она ясно сказала, что не хочет никого видеть, но Кланси как будто не услышал ее.

– Анджела! – послышался его голос во дворе.

Она открыла дверь и встала в дверном проеме, надеясь, что назойливый гость все поймет по выражению ее лица. Первой ее мыслью было снова достать пистолет. Второй – броситься на шею Кланси и расцеловать его.

– Ты живешь здесь? – удивленно спросил он, подойдя ближе.

– Нет, это дом моего жениха, я приезжаю к нему на выходные, – не моргнув глазом соврала Анджела.

– Неужели? – усмехнулся Кланси. – И как же его зовут?

– Не скажу.

Кажется, он догадался, что Анджела говорит неправду. Он слишком хорошо ее изучил, чтобы ошибиться сейчас.

– Ты так и не рассказала ничего о себе, – тихо сказал Кланси.

– Я иду спать, – вздохнула Анджела, сделав вид, что не расслышала его слов. – Мы весь вечер играли, а завтра у меня много дел. Спокойной ночи… или уже утро? Главное – до свидания!!! – она захлопнула дверь перед его носом.

Анджела приняла душ и забралась под одеяло. Значит, Кланси теперь знает, где она живет, и может вернуться… Сколько бы раз он ни приезжал, Анджела не станет с ним разговаривать. Все случившееся с ней за прошедшие десять лет не имеет к нему никакого отношения. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться, чтобы скорее заснуть.

Когда Анджела проснулась, был полдень. Под окном щелкали садовые ножницы Джима, в гостиной гудел пылесос – Хильда делала уборку.

Лежа в кровати, Анджела мысленно перечислила все предстоящие дела. Работы было много. Звонки и встречи с акционерами «Нефтяной компании Конрад», дом и сад и еще одна проблема.

У проблемы было имя – Кланси Морган.

Он снова появился в ее жизни и не хотел исчезать, преследовал, неожиданно появлялся рядом.

Анджела вспомнила августовскую ночь на набережной Пеннингтона. Слова Кланси до сих пор звучали в ее ушах.

– Анджела, ты сказала, что у тебя задержка. Это значит… – Кланси внимательно взглянул на нее. – Так… Послушай, я не собираюсь на тебе жениться, ясно? Надо мной будет смеяться весь этот чертов городишко!

– Кажется, я не просила тебя жениться на мне, – ответила Анджела. – Не хочу мешать твоим планам относительно Мелиссы. Очень симпатичная… дурочка.

– Не смей так говорить о ней! Она в сто раз лучше тебя!

Анджела вырвала свою ладонь из его руки.

– Так беги к ней, чего ты ждешь?! Забудь обо всем, что было между нами! Иди и женись на своей Мелиссе, – закончила она почти шепотом.

Кланси вытащил из кармана кошелек. Его руки дрожали.

– Только не говори моим родителям.

– Скажу кому захочу. Это мое дело.

– У меня в банке пятьсот долларов, этого хватит на аборт в хорошей клинике.

Анджеле показалось, что ее сердце сейчас остановится.

– Кланси, уходи, прошу тебя, – едва вымолвила она. – Господи, как я могла любить тебя? Ты не любил меня – теперь я это знаю…

– Подожди, – бросился к ней Кланси, – послушай! У моих друзей есть знакомый доктор в Оклахома-Сити и хороший отель рядом с больницей, где ты сможешь провести несколько дней после аборта. Я за все заплачу. Ничего страшного не случится, даже не будет больно.

Анджела посмотрела ему в глаза.

– Я не буду делать аборт, – твердо сказала она.

– Не волнуйся, пожалуйста. Подумай как следует. Ты ведь не натворишь глупостей?

– Не твое дело.

– Чего ты хочешь? – Кланси пытался подойти ближе, но она отстранилась. – Ради Бога, не рассказывай никому в городе! Может быть, тебе стоит выйти замуж за Билли Джо Саммерза? Он влюблен в тебя с первого класса. Еще есть время, чтобы он не узнал, чей это ребенок.

– Я иду домой. – Анджела подобрала с песка свою одежду. – Мне наплевать на тебя, Кланси, но я уже люблю своего ребенка. Своего, а не нашего с тобой, понятно?

– Подумай хорошенько! – крикнул Кланси ей вслед. – Ведь у тебя нет…

– Денег? – обернулась Анджела. – Но это не остановило тебя, когда ты занимался со мной любовью. Господи, какая же я была идиотка! Мне казалось, что в твоем сердце найдется место для меня и для нашего ребенка. Катись ко всем чертям, Кланси Морган! Я рожу этого ребенка, и мы будем счастливы с ним вдвоем!

Анджела поднялась на набережную и не оглядываясь пошла вдоль реки.

– Не беспокойся, милая, – сказала бабушка, когда она, рыдая, пришла домой. – Мы с тобой что-нибудь придумаем. Кланси – сын богатых родителей; такие, как он, думают только о себе. Не плачь. Завтра мы уедем, ты поступишь в колледж, а потом все уладится. Мы справимся, девочка моя…

– Но я люблю его, бабушка! – всхлипнула Анджела.

– Слава Богу. Было бы ужасно, если бы ты не любила отца собственного ребенка. Вытри слезы. Все будет хорошо.

Анджела тряхнула головой, приводя мысли в порядок, и встала. Она убрала постель, умылась, влезла в старые джинсы и футболку и собралась идти в сад.

– Вас ждет гость, – сказала Хильда, когда она вышла на кухню.

– Где?

– На садовой скамейке, у самой ограды. Он спит. Я сказала, что ему лучше уехать, но он отказывается, пока вы не поговорите с ним. Даже слушать меня не хочет, – рассмеялась домработница. – Странный человек.

– Очень странный, – согласилась Анджела. Кланси мог сидеть в саду сколько угодно – она не собиралась с ним разговаривать. – Я собиралась поехать на кладбище. Если он проснется, скажи, что я на месяц улетела в Европу.

– Анджела, зачем же так жестоко? Ему нужно просто поговорить.

– Ему ничего не нужно. Кланси не должен знать, где я.

– Бог мой! – всплеснула руками Хильда. – Это Кланси Морган?

– Пожалуйста, не говори ему ничего.

– Я? А с чего я вообще стану с ним болтать? «Впервые вас вижу, сэр, хозяйка уехала, куда – не знаю». Годится?

– Спасибо. Я скоро вернусь, – прошептала Анджела и выскользнула через заднюю дверь.

Хильда подождала, пока Анджела сядет в машину, и подошла к скамейке, на которой спал Кланси. Значит, это и есть тот чертов ублюдок, из-за которого Анджела в свои двадцать восемь еще не замужем! Это он причинил ей столько горя в юности… И теперь смеет чего-то требовать? Впрочем, он не выглядел «плохим парнем». Высокий, хорошо сложенный, темноволосый, с печальным и усталым лицом. На руке у него нет обручального кольца, значит, он тоже одинок.

Хильда со всего маху ударила ногой по скамейке, и та опрокинулась на землю вместе со спящим гостем.

Кланси летал во сне. Сначала ему было легко и хорошо, как в детстве, но потом он что-то сделал неправильно и теперь с ужасом смотрел, как земля приближается с каждой секундой. Упав с такой высоты, невозможно было остаться в живых, но Кланси это каким-то образом удалось. Он лежал на земле, перед глазами раскачивался нежно-золотистый розовый бутон, а рядом с ним стояла пожилая негритянка в фартуке поверх домашнего платья и довольно ухмылялась. Судя по всему, именно ей Кланси был обязан своим неожиданным приземлением.

– Что вы делаете? – возмутился он, поднимаясь.

– Я? – изумилась негритянка.

Старый зеленый пикап, знакомый Кланси еще со школьных времен, проехал вдоль ограды и повернул на грунтовую дорогу.

– Куда она поехала?

– Понятия не имею! – Кланси показалось, что негритянка сейчас даст ему еще один хороший пинок. – Но она ездит очень быстро. Так что тебе нужно сесть в свою тачку и догнать ее.

«Не сердитесь, мисс Анджела, – подумала Хильда, глядя вслед уносящейся машине. – Нельзя же все время заниматься одной работой. Годы-то летят…»

Домохозяйка подняла скамейку, поправила смятые кусты роз и громко расхохоталась.

Кланси нашел Анджелу стоящей на коленях возле могилы в восточной части маленького деревенского кладбища. Она обернулась и встретила его взгляд.

– Снова ты, – устало вздохнула она. – Что тебе здесь нужно? Уйди, пожалуйста, Кланси. Я хочу этого сердцем, разумом и душой. Убирайся из моей жизни.

– Нет. Мы должны поговорить. Мы можем встретиться вечером и поужинать, а можем поговорить прямо здесь. Выбирай. Здесь похоронена твоя бабушка? – он прочел надпись на могильной плите в центре: «Дороти Джун Конрад, 1912–1991», на плите справа: «Джон Герман Конрад, 1910–1960».

Анджела вскочила, заслонив собой надпись на левом надгробии.

– Мне не о чем говорить с тобой. Уходи.

– Что случилось, Анджела? Ты замужем? Где наш ребенок? Я думал, хоть кто-нибудь в Тишоминго знает о тебе, но все как воды в рот набрали! Ты уехала, а теперь…

– А теперь – что?

– Я хочу знать, что случилось. Анджела, расскажи мне… Пожалуйста;

– Вот. Смотри сам. – Анджела отошла в сторону, открывая надпись на могильном камне: «Кланси Морган Конрад, 18 марта 1988». – Твой сын родился мертвым. Такой красивый мальчик… – Анджела изо всех сил старалась не расплакаться. – Но он был обречен, как была обречена наша с тобой любовь. Теперь ты знаешь все, Кланси Морган, и тебе нечего больше здесь делать. Оставь меня в покое.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

– Доброе утро, – сказала Пэтти, когда Анджела открыла дверь своей приемной. – Как выходные? – она поправила густые каштановые волосы и взялась за очередную папку с документами.

– Лучше не спрашивай. – Анджела сняла солнечные очки. У нее были красные, заплаканные глаза.

– Что случилось? – Пэтти вскочила.

– Позови остальных девочек.

Пэтти нажала кнопку внутренней связи.

Анджела прошла в свой кабинет и налила себе горячего кофе в чашку с логотипом «Нефтяная компания Конрад». Пэтти была лучшей секретаршей в мире, замечательной подругой и варила просто изумительный кофе.

– Что случилось? – в один голос спросили все пятеро, появившись в комнате для совещаний.

– Кланси ехал за нашим автобусом из Дэвиса в Денисон, а потом следил за мной до самого дома. Я приказала ему убираться, но он не послушался. Кланси был на кладбище и видел могилу нашего сына.

– Боже мой! – вздохнула Элли.

– Он ушел, как я и просила, – упавшим голосом произнесла Анджела. – Так какого же черта я проревела все выходные?

– Просто он напомнил тебе о прошлом. – Бонни положила руку ей на плечо. – Постарайся успокоиться.

Анджела вздохнула. Подруги уже много лет были рядом с ней. На пятом месяце беременности она встретила Элли в библиотеке своего колледжа. Работая вместе в геологической лаборатории, девушки подружились и проводили вместе много времени. Позже Элли познакомила ее с остальными. Анджела, наверное, не пережила бы смерть своего ребенка, если бы не помощь подруг. Горе сблизило девушек, и с тех пор они не расставались.

Сейчас девушки знали о ней все. Даже то, что десять лет спустя она так и не смогла забыть Кланси Моргана.

– Пошли его к черту! – воскликнула Минди. – Он плевать на тебя хотел, когда ты была юной дурочкой без гроша в кармане. А теперь, когда у тебя собственная компания, он так и вьется вокруг! Ну почему неприятности случаются все и сразу? У нас столько дел! Риччи недавно сделал предложение Сьюзен, и она согласилась. Я развожусь, и еще…

– А я жду ребенка, – улыбнулась Элли.

– Боже мой, Элли! – Анджела обняла подругу. – Как я за тебя рада! Тебе, наверное, сейчас лучше не работать…

– Ни за что! Мы с тобой – лучшие геологи в этом штате, и я не имею права уйти. Я буду возить ребенка на работу, чтобы он знал о ней все с самого рождения. А что ты собираешься делать, если Кланси снова появится? Он ведь знает, где ты живешь и работаешь.

– Понятия не имею. Я думала, все давно закончилось, решила, что мне теперь можно спокойно появиться на школьном юбилее и даже увидеть Кланси, но все оказалось сложнее. Я не могу ничего делать, ни о чем не могу думать… Когда я увидела его, мое сердце будто ожило. Послушайте, если вдруг в ближайшие дни я скажу что-то не то или кого-то случайно обижу… простите меня. Я сейчас сама не своя.

Не могу понять, чего мне больше хочется – убить его или поцеловать… Видеть его не желаю, но не могу без него!

– Хочешь убить – назначь Кланси свидание у меня дома, а я случайно застрелю его за вторжение на частную территорию, – усмехнулась Сьюзен. – Или лучше обратись к Минди. У нее есть охотничье ружье.

– Зачем? Я просто заговорю его насмерть. – Минди вздохнула. – Он не представляет, что такое женщина во время развода, когда у нее работа, домашние дела и вдобавок ПМС. Иногда по вечерам я выпиваю рюмочку коньяку и просыпаюсь ужасно злой. Если бы он попался мне под руку утром…

Анджела рассмеялась:

– Вы просто прелесть! Что же, вытрем слезы и приступим к делам. Пусть взрослые мальчики думают о сексе. У нас, женщин, забот намного больше, но каждая из нас стоит троих мужчин.

– Да что там троих! – воскликнула Пэтти. – Вшестером мы заткнем за пояс сотню здоровых парней!

– У нас есть дело, и это главное, – сказала Сьюзен. – Не будем об этом забывать.

Анджела вернулась к себе в кабинет и включила компьютер. Модем подмигнул ей зеленым огоньком и тихонько загудел. Начинались торги на бирже, пора было узнать сегодняшние цены на акции. Все, что сейчас было ей нужно, – это долгая, серьезная работа, чтобы не думать о Кланси.

В полдень она провела встречу с советом директоров и представителями «Техасских скважин Реда», потом с помощью Минди подписала выгодный контракт, а затем вместе с Бонни поехала на встречу с клиентом и вернулась только к вечеру. День был прожит не зря.

Когда солнце уже садилось, зазвонил телефон на столе Пэтти.

– «Нефтяная компания Конрад», – сказала та в трубку. – Чем могу помочь?.. Ой…

Она прикрыла трубку рукой и включила внутреннюю связь.

– Что такое? – спросила Анджела.

– Это Кланси Морган. Сказать ему, что тебя нет?

– Я поговорю с ним. Надеюсь, он будет краток.

– Боже мой, вот это выходные! – вздохнула Пэтти.

Анджела закрыла дверь и взяла трубку.

– Привет, Кланси.

– Анджела?

– Да, это я.

– Я просто хотел попросить прощения. Мне очень жаль… Я был избалованным ребенком и ничего не понимал в жизни. Ты имеешь полное право…

– Если я прощу тебя, ты наконец исчезнешь? – перебила его Анджела.

– Я не заслуживаю твоего прощения, Анджела, – тихо сказал он. – Не заслуживаю даже одного твоего взгляда. Я думал, что увижу ребенка, похожего на меня… Теперь я понимаю, как тебе было больно. Давай встретимся и поговорим, и после этого, клянусь, я навсегда исчезну из твоей жизни.

– Это правда или очередная уловка?

– Правда. Я могу пригласить тебя поужинать?

– Хорошо, – согласилась Анджела. – Пообещай никогда больше не приезжать ко мне и не звонить сюда. Ты можешь в семь часов забрать меня из офиса?

– Я приеду, – ответил Кланси.

Анджела положила трубку и включила внутреннюю связь:

– Пэтти, скажи девочкам, чтобы они не волновались. Кланси приедет в семь, и я хочу, чтобы вы встретили его как следует. Я собираюсь проучить его.

«Завтра, с восходом солнца, Кланси навсегда исчезнет из моей жизни», – подумала Анджела. Она не знала, грустить ей или радоваться по этому поводу.

В семь часов вечера Кланси Морган вошел в холл офиса, и Сьюзен встретила его дежурной улыбкой:

– Мистер Морган, я полагаю? Добро пожаловать в «Нефтяную компанию Конрад». Меня зовут Сьюзен, я арт-директор и референт. Возможно, вы видели меня на концерте в школе – я играла на гитаре.

– Кто из родных Анджелы оставил ей в наследство эту компанию? – удивленно спросил Кланси.

– Никто, – сказала Сьюзен. – Идите за мной. Анджела – лучший геолог в штате, она знает о нефтяном бизнесе больше, чем кто-либо. Она начала это дело после смерти бабушки и вложила в него все деньги. Многие считали ее сумасшедшей и утверждали, что в нашем штате не может быть нефти, но Анджела нашла ее. Как видите, вложенные деньги окупились.

– Добрый день, мистер Морган. – Минди встретила его у следующих дверей. – Это офис совета директоров. Следуйте за мной и помните, что больше всего на свете мне хотелось бы всадить вам пулю в лоб. Благодарите Анджелу, что она отговорила меня.

– Я понимаю, Минди, – как можно мягче сказал Кланси. – Я хотел бы поговорить с мисс Конрад. Меня обязательно провожать?

– Ага, – невозмутимо заявила Минди. – Это единственный способ оставить вас в живых. В этой компании слишком много людей хотели бы прихлопнуть вас за то, что вы сделали с Анджелой. Я просто охраняю вас, мистер Морган.

Кланси только вздохнул.

– Здравствуйте. – Элли встретила его у подножия лестницы, ведущей на второй этаж. – Значит, вы и есть тот богатенький паршивец, который…

– Я тоже очень рад вас видеть, – парировал Кланси.

– Продолжим экскурсию. Это департамент геологии. Здесь мы решаем, где делать очередную скважину. Анджела проводит здесь много времени. Говорят, у нее есть шестое чувство – она находит нефть даже там, где ее просто не может быть. Странно, что оно вдруг отказало ей, когда она согласилась вас принять.

Кланси рассвирепел, но сдержался и ничего не ответил.

– Кланси Морган, не так ли? – Бонни вышла им навстречу. – Я рада встретить вас, но еще больше я была бы рада спустить вас с лестницы. Если бы вы не поступили так с Анджелой десять лет назад, мы бы разговаривали с вами совсем иначе. Анджела заботится о нас, а мы – о ней. Скажите, что вам нужно от нее, и убирайтесь.

– Я просто хотел увидеть ее, – ответил Кланси, пытаясь сохранять спокойствие.

Бонни открыла следующую дверь:

– Он твой, Пэтти.

– Кланси, вы можете пройти и сесть, – сказала Пэтти, даже не обернувшись к нему. – Анджела занята, у нее важная встреча. Через несколько минут она освободится и сможет принять вас. Расскажите мне пока о цели вашего визита.

Кланси молчал.

– Так зачем же вы пришли?

– Потому что я виноват перед Анджелой. Я был глупым самодовольным юнцом, который думал, что Оклахома – это весь мир, а деньги могут все. Я уже выслушал ваши упреки. Почему вы так встретили меня?

– Потому что все мы были рядом с Анджелой в ту ночь, когда она родила вашего сына. Мы плакали вместе с ней, когда врач сказал, что ребенок мертв. Это был очень красивый мальчик, мистер Морган, очень похожий на вас… Мы смотрели на него – и каждая в душе клялась убить вас, если вы еще раз появитесь на пути Анджелы.

Анджела открыла дверь своего кабинета.

– Кланси? Проходи. Я сейчас закончу дела, и мы сможем поужинать вместе.

К удивлению Кланси, ее голос звучал спокойно и приветливо. Он перешагнул порог кабинета и замер возле дверей.

– Садись. Здесь рядом есть неплохой мексиканский ресторан – наверное, нам стоит пойти туда.

Официант-мексиканец принес меню и вручил его Анджеле.

– Мисс хотела бы заказать «Маргариту»?

– Нет. Принесите, пожалуйста, чаю со льдом. Кланси, что ты будешь заказывать?

– Мне все равно, – он наугад выбрал строчку в меню: – Вот. Пожалуйста, жареного цыпленка с рисом под красным соусом.

Когда официант ушел, Кланси внимательно посмотрел на Анджелу. За десять лет она стала серьезнее и увереннее в себе. И еще прекраснее, если, конечно, это было возможно.

– Я ничего не знаю о тебе, – сказал он. – Как ты?

– Все в порядке, спасибо. У меня есть работа и подруги.

– С твоими подругами я уже познакомился, – вздохнул Кланси. – Не думаю, что я смогу это когда-нибудь забыть.

– Я тоже многое не могу забыть, Кланси.

– Прости… Я не задержу тебя долго. Просто мне нужно сказать тебе кое-что: я порвал с тобой не из-за Мелиссы. Я боялся, что мои родители умрут на месте, если все узнают.

Мы с Мелиссой поженились через неделю после окончания школы, а всего через год она ушла от меня. Вот и все.

– Ты не мог найти кого-нибудь еще, чтобы пожаловаться на жизнь?

– Я часто думал о тебе. Когда вы с бабушкой уехали из Тишоминго, я понял, что по-настоящему люблю тебя, но было уже поздно.

Анджела взглянула на него, но ничего не сказала.

– Мелисса была красивой девушкой, – продолжил он, – но сердце у нее оказалось пустое. Она не любила меня. Красивая, холодная, расчетливая… Живя с ней, я продолжал думать о тебе. Я не знал, что делать. И сейчас не знаю.

– Это все? – спросила Анджела.

– Да.

– Ты дал мне обещание оставить меня в покое.

– Я выполню его.

– До свидания, Кланси, – сказала Анджела, поднялась и вышла из ресторана.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Кланси свернул на мост, пересекающий Ред-Ривер. Оказавшись в Оклахоме, он остановился у первого же придорожного бара, купил несколько бутылок пива и пинту бренди. Закинув покупки на заднее сиденье, он помчался в сторону Тишоминго так быстро, как только мог. Подумать только, были времена, когда Кланси твердо знал, что ничего в мире не случится без него, даже солнце не взойдет, потому что важнее человека, чем он сам, просто нет на свете. Много же прошло времени, пока он понял, что это не так…

Последний раз Кланси напивался несколько лет назад. Сейчас это было ему необходимо. Он надеялся, что проснется утром с больной головой и будет думать о таблетке аспирина… но ни в коем случае не об Анджеле.

– Добрый вечер, Кланси! – крикнула его мать из приоткрытых дверей кухни, когда услышала его шаги на крыльце. – Мы с подругами из деревенского клуба приготовили замечательный салат. Будешь?

– Конечно, – ответил он. – Только быстро, потому что мне сейчас снова уезжать. Хотел выбраться вечером на рыбалку.

– Вот и хорошо. А я как раз сейчас собиралась позвонить подружкам по поводу небольшого пикника в следующие выходные. – Его мать вошла в гостиную. – Мне нужно к парикмахеру в девять утра, так что не шуми, пожалуйста, если придешь поздно.

Она улыбнулась, показав идеально ровные белые зубы. Мередит Морган заботилась о лице и фигуре – никто бы не подумал, что она мать Кланси. Ее можно было принять за его старшую сестру.

Кланси прошел в свою детскую спальню. Как давно он здесь не был… Распахнув дверцы платяного шкафа, Кланси увидел свою аккуратно сложенную одежду: старые джинсы, голубые шорты, футболку, джинсовую бейсболку с белым козырьком и дырявые теннисные тапочки.

– Увидимся, – сказал он, заглянув в гостиную, и вышел из дома. Мать разговаривала по телефону и не стала его провожать.

Кланси остановился недалеко от набережной Пеннингтона, закрыл машину и спустился на пляж. Он нес старое одеяло и корзину с бутылками. Кланси долго бродил между деревьями, пока не нашел то самое место, где раньше встречался с Анджелой. Когда-то он лежал здесь на одеяле, закинув руки за голову и глядя на звезды, Анджела плескалась в теплой воде, а потом пугалась какой-нибудь лягушки или водяной змеи и прибегала к нему.

Открыв первую бутылку, Кланси сел у самой воды. Ему вспомнились первые такты какой-то глупой песенки… кажется, про человека, который был несчастен без жены и детей, и он промурлыкал их себе под нос.

Вода была теплой, слабый ветерок шевелил его волосы. Если бы Кланси было восемнадцать, он был бы сейчас совершенно счастлив.

Вздохнув, он открыл вторую бутылку, продолжая петь:

– «Жена ушла, забрав детей, и не придет назад. А все от гордости моей и от… от…» Черт побери, гордость! Вот что мешает жить всем глупым юнцам на свете! Если бы тогда, десять лет назад, я был способен думать не только о себе…

К полуночи он опустошил еще две бутылки и лег на одеяло, вытянув ноги к воде. Пустые бутылки возвышались рядом причудливой пирамидой. Он смотрел, как восходит над рекой огромная луна, и пытался вспомнить какую-нибудь другую песню:

– «Помнишь ли ты… помнишь…» – что там было дальше? «… как покинула нас любовь…»

– Привет, – раздался рядом женский голос.

– Анджела? – спросил Кланси, боясь обернуться. Неужели она пришла? Неужели решила зачеркнуть эти десять лет и начать все заново?

– Кто? – удивленно переспросил голос.

– Анджела, – повторил он, не отводя глаз от восходящей луны.

– Посмотри на меня, Кланси. Боже милостивый, ты все это выпил? Ты же взрослый человек, у тебя приличная работа! Тебя уволят, если узнают, что ты напиваешься по ночам.

Он обернулся. Его бывшая жена, Мелисса, сидела на песке неподалеку. Кланси не видел ее много лет и надеялся не увидеть больше никогда. Честно говоря, она не могла найти худшего момента, чтобы появиться.

Мелисса мало изменилась за прошедшие годы. Возле ее глаз появились тонкие морщинки, светлые волосы стали чуть короче, чем раньше, но в остальном это была прежняя Мелисса, словно сошедшая со страниц модного журнала. Кланси бросил взгляд на ее ноги. Разумеется, очаровательные дорогие босоножки на крохотных каблучках, совершенно неуместные на пляже, перепачканные в мокром песке. Когда-то по вечерам он не находил себе места и ждал стука ее каблуков на крыльце… вместо того чтобы признаться себе, что все кончено, и уйти.

– Твоя мать сказала, что ты пошел рыбачить. Я подумала, что найду тебя здесь.

– Но зачем, Мелисса? Какого черта ты вообще здесь делаешь?

– Ты забыл, я ведь приезжаю сюда на неделю каждое лето, чтобы, увидеть маму и бабушку. А о тебе ничего не слышно с тех пор, как мы развелись.

– Хочешь пива? – спросил он, потянувшись за очередной бутылкой.

– Ты же знаешь, я терпеть не могу эту гадость.

– Тогда посмотри, там, под деревом, должна быть бутыль бренди. Бери ее, и давай выпьем, как в старые добрые времена.

– Ты пьян, Кланси! – возмутилась она.

– А ты замужем, – напомнил он. – Между прочим, это моя вечеринка, и я тебя на нее не звал. Тем более если ты не пьешь ни пиво, ни бренди, что тебе здесь делать?

Кланси с удивлением заметил, что земля под ним куда-то плывет, а луна раскачивается над горизонтом. Он осторожно сел, вытащил из воды промокший ботинок и снова откинулся на одеяло.

– Извини, хрустального бокала у меня нет. Так что тебе придется пить прямо из бутылки.

– Что с тобой случилось? – испуганно спросила Мелисса. – Ты же никогда не напивался! Я ни разу прежде не видела тебя пьяным. Даже на первую годовщину нашей свадьбы ты отказался выпить стакан вина.

– Ты не поймешь.

– Я могу что-то сделать для тебя? Чем-то помочь? – прошептала она.

Своими интонациями она напомнила Кланси героиню слезливого сериала, и он не смог сдержать смех.

– Боже мой, Кланси. – Она погладила его по голове. – Ты был таким милым молодым человеком… Неужели я причинила тебе эту боль? Скажи, ты начал пить с тех пор, как мы развелись?

– Нет, черт побери! – выкрикнул он сквозь неудержимый хохот.

– Бедняжка… Мне так жаль… – продолжала она.

– Перестань. – Кланси внезапно прекратил смеяться и внимательно взглянул на нее. – Ты не должна извиняться, потому что никогда не любила меня. Ты вообще никогда не любила никого, кроме себя.

Кланси вдруг понял, что совершенно не сердится на нее. Более того, она ему совершенно безразлична.

– Я любила тебя, Кланси! – воскликнула Мелисса сквозь слезы.

– Прекрати, – вздохнул он, – это уже давно не имеет значения. Я тоже тебя не любил. Я женился на тебе, потому что все вокруг были уверены, что после школы мы обязательно поженимся. Но была девушка, которую я любил по-настоящему.

– Неужели?

– Это была Анджела Конрад.

– Какой же ты дурак! – усмехнулась Мелисса. – Анджела была нищенка, даже ходила все время в одних туфлях. А сейчас у нее, наверное, такой же нищий муж и полон дом детей.

– Анджеле принадлежит «Нефтяная компания Конрад», – ледяным тоном возразил Кланси, – так что она вовсе не нищенка.

– Да? Какая неожиданность! Но ты все равно не мог любить ее, потому что мы с тобой были вместе с восьмого класса, я хорошо помню.

– Тогда ты, наверное, помнишь и то, что в последнее школьное лето мы с тобой виделись реже, я уходил от тебя раньше, чем обычно, а ты все время спрашивала, не разлюбил ли я тебя. Но при этом отталкивала, когда я пытался тебя обнять.

– Да… – задумалась Мелисса. – Занятия в школе закончились, в колледже еще не начались, футбольный сезон не объявляли, а ты все время где-то пропадал.

Будь Кланси трезв, он не стал бы продолжать этот разговор, но шесть бутылок пива сделали свое дело.

– Мелисса, тем летом я встречался с Анджелой каждую ночь, после того как уходил от тебя. Ты говорила, что любишь меня, но никогда не позволяла…

– Только не говори…

– Подожди. Был летний вечер, мы остались вдвоем, ты разрешила мне поцеловать тебя и даже раздеть, а потом сказала, что не позволишь мне ничего лишнего до свадьбы. Тогда я ушел и отправился сюда, на набережную. И встретил Анджелу. Мы проговорили до трех часов ночи, и я проводил ее домой. Следующей ночью мы вновь встретились на набережной, а потом еще и еще раз, и вскоре она разрешила мне все, чего ты боялась. Правда, я тогда думал лишь о себе и не понял, что эта девочка любит меня.

– Черт возьми! – Лицо Мелиссы исказила злобная гримаса. – Ты делал это с ней, после того как уходил от меня?!

– Не кричи, – спокойно ответил он, – ты уже не моя жена. Я просто рассказал тебе, что тогда происходило. Мы с Анджелой встречались каждую ночь на набережной и занимались любовью. Между прочим, Анджела была чертовски хороша.

– Какой же ты ублюдок! – Мелисса вскочила, отряхивая песок с одежды. – Почему ты не рассказал мне раньше? Как ты смел жениться на мне?

– Да, – невозмутимо подтвердил Кланси, – я уже понял, что этого не стоило делать.

– Заткнись!

– Анджела была беременна от меня. Мы встретились здесь за неделю до начала учебы в колледже. Я собирался объяснить, что не могу больше встречаться с ней из-за моих родителей… А она сказала, что ждет от меня ребенка. Мне надо было обнять и расцеловать ее, а у меня перед глазами стояло твое лицо и лица моих родителей! Меня еще занимало то, что обо мне будут думать и говорить. Я посоветовал ей выйти замуж за Билли Джо Саммерза и ушел.

– Почему ты рассказываешь мне об этом сейчас? – спросила Мелисса.

– Хочу, чтобы ты знала: я напился этой ночью, но вовсе не из-за тебя. Я до сих пор люблю Анджелу, но она не хочет иметь со мной ничего общего, и поэтому я здесь. Мой сын родился мертвым, Мелисса! И… это моя вина.

– До свидания, Кланси, – прошипела Мелисса сквозь зубы. – Надеюсь, твоя мамочка об этом не знает? Она ведь так гордилась тобой! Это будет такой удар…

– Разумеется. А тебе, наверное, доставит удовольствие рассказать ей обо всем! Убирайся!

Мелисса бегом поднялась на набережную и села в машину. Мотор завелся почти бесшумно, за стеклом сверкнул огонек зажигалки, и машина растворилась в ночи.

Кланси обнаружил, что его ботинки промокли насквозь и безнадежно испорчены. Пить и петь песни больше не хотелось, луна скрылась за облаками, а с востока подул пронизывающий ветер. Ему так хотелось забыть обо всем, но появилась Мелисса и вернула его в прошлое…

Подумать только, когда-то он думал, что любит ее…

Кланси просидел на берегу еще около часа. Холод привел его в чувство: он свернул одеяло, забросил в багажник полную бутыль бренди и оставшееся пиво и поехал домой. Он решил рассказать матери обо всем сам. Зная Мелиссу, можно было предположить, что она не упустит возможности испортить ему жизнь.

– Ты вернулся так быстро, – сказала мать, когда Кланси пришел домой.

Она не ложилась спать и сидела у телевизора в гостиной. Кланси сел в кресло напротив нее. На ночь мать делала маску для лица: сейчас ее лицо было ярко-зеленого цвета и блестело, а волосы были накручены на бигуди.

– Мелисса нашла тебя? Я сказала, что ты пошел ловить рыбу. Знаешь, она ведь заходит ко мне каждое лето, когда приезжает проведать родных. Говорит, что, хотя вы и развелись, я все равно остаюсь ее второй мамой. Думаю, у них с мужем проблемы и она просто хочет оставить тебя в качестве запасного варианта. Но ты ведь не так глуп, чтобы дать ей второй шанс?

Ее взгляд упал на обувь Кланси.

– Боже милостивый! Ты что же, ловил рыбу ботинками?

– Я промочил ноги. Сидел на берегу, смотрел, как восходит луна, и пытался напиться, но у меня ничего не вышло.

– Напиться? Поверить не могу!

– Представь себе, – вздохнул Кланси. – Знаешь, я многое должен тебе рассказать. Летом, когда мы окончили школу, я встречался с Анджелой Конрад.

– Не с внучкой ли Дороти Конрад? – Мать встревоженно посмотрела на него.

– Именно с ней. У нас был роман, целое лето. Но я боялся рассказать вам с отцом.

– Но почему? – удивилась мать. – Дороти с трудом сводила концы с концами, но была замечательной женщиной. А ее внучка – одной из самых славных девчушек на свете. Помнишь, Дотти приходила помогать мне по дому? Она иногда брала с собой Анджелу. Правда, ты мог и не знать об этом, ведь вы с отцом тогда часто уезжали в Техас. Но с тех пор как Анджеле исполнилось шестнадцать, она ни разу не приходила. Дороти сказала, что она тоже нанялась к кому-то убираться, чтобы хоть немного заработать.

– Господи, – воскликнул Кланси, – так у вас с Дороти были хорошие отношения?!

– Ну конечно! Так что я ни слова не сказала бы по поводу вашего романа. Отец, может, и поворчал бы для виду, но тоже не стал бы возражать.

– Мама, Анджела была беременна от меня. А я бросил ее и потребовал, чтобы она ничего не рассказывала тебе и отцу. Это было очень жестоко…

– Что? – грозно спросила мать. – Как ты мог?! Разве так мы тебя воспитывали?

– Нет, конечно. – Кланси опустил глаза. – Вы ни при чем, я один виноват.

Тон матери немного смягчился:

– Так что же, у меня есть внук?

– Нет. Мой сын родился мертвым. Я узнал об этом меньше недели назад, мне сказала Анджела. Я понял, что до сих пор люблю ее… Но что мне делать после того, как я принес ей столько горя? Она не хочет даже разговаривать со мной.

Мередит Конрад никогда не видела своего сына таким несчастным. Ей было жаль и Кланси, и Анджелу, и своего внука, родившегося мертвым. И еще – она тоже должна была многое рассказать сыну.

– Что же, ты был честен со мной, – она внимательно взглянула на сына. – Я тоже буду честной. Я встречаюсь с мужчиной.

Кланси подскочил, чуть не ударившись головой о книжную полку. С тех пор как умер отец, мать почти не общалась с мужчинами. Он попытался взглянуть на нее глазами постороннего человека. Еще молода, несомненно, красива и очень богата. Прекрасная невеста…

– И кто же этот счастливчик? – потрясенно спросил он.

– Том Ллойд.

– Мама, он же младше меня!

– Но у нас все серьезно.

– Но ведь он…

– Я знаю. Он – смотритель на кладбище. Его жена умерла не так давно, и он остался один. Мне не нужны деньги, я ненавижу этот деревенский клуб и местных сплетниц! Все, что мне сейчас нужно, – это человек, который будет любить меня.

Кланси замялся, подбирая слова:

– Тогда… почему бы тебе не пригласить его пообедать вместе с нами?

– Спасибо тебе, сынок, – мать обняла его за плечи. – Наверное, я так и сделаю. Ты и в самом деле любишь меня… Скажи, ты знаешь, где живет Анджела? И как ей удалось стать хозяйкой «Нефтяной компании Конрад»? Ты не сказал ей, что мы тоже купили акции «Техасских скважин Реда» после смерти отца?

– Нет, – вздохнул Кланси. – Она не хочет говорить со мной. Но недавно я видел Реда, и он предлагал мне работу. Я отказался, потому что хочу продолжать преподавать. Мне не нужна «Нефтяная компания Конрад», мне нужна Анджела! Но почему я понял это так поздно?


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Пэтти приводила в порядок документы, с которыми собиралась работать с утра. Анджела не вспоминала о Кланси всю неделю, и Пэтти точно знала, что он больше не звонил. Но зеленые глаза Анджелы были такими же печальными, как в тот день, когда подруги вместе с ней пришли на маленькое кладбище в Кемпе. По мнению девушек, ей давно пора было убить Кланси – или поцеловать и остаться рядом с ним на всю жизнь. Но она старалась делать вид, что Кланси для нее не существует. Честное слово, Пэтти задушила бы его собственными руками – конечно, если бы это помогло Анджеле.

Когда Кланси ушел, Анджела рассказала подругам историю их любви, и девушки согласились: у этой любви не было будущего. Много лет прошло, пора подумать о себе, о своей жизни, о семье, в конце концов. Но Анджела вместо этого думала о Кланси. И Пэтти была уверена, что Кланси тоже не может забыть ее.

Пэтти пришла на свое рабочее место, бросила взгляд в зеркало, висевшее на стене, одернула лимонно-желтую коротенькую юбку, открывавшую стройные загорелые лога, и нажала кнопку внутренней связи на своем столе.

– Срочное дело, – прошептала она в микрофон.

Четыре подруги отложили свои дела и быстро поднялись в зал для совещаний на втором этаже.

– Что случилось? – испуганно спросила Элли.

В последнее время она выглядела неважно. Доктор говорил, что плохое самочувствие по утрам должно прекратиться в ближайшие три месяца. Если этот кошмар будет продолжаться все девять месяцев, Тайлер, чего доброго, подумает, что разучился готовить. Утром Элли не могла заставить себя проглотить ни кусочка, несмотря на то что Тайлер готовил как шеф-повар дорогого ресторана.

– Где Анджела?

– Обедает с Редом и Анной, – ответила Пэтти. – Ред хотел поговорить с ней. По-моему, Луизиана его окончательно достала, и он собирается обратно в Техас. Давайте сядем и кое-что обсудим, пока они не вернулись. Мы все знаем, что творится с Анджелой. Она работает, проводит заседания, но больше похожа на зомби, чем на живого человека. Мне смотреть на нее больно. Вот я и подумала: может, нам стоит устроить для нее небольшие каникулы?

– Стоит, конечно. – Сьюзен откинула со лба вьющиеся рыжие пряди и рассмеялась. – Только, по-моему, легче будет остановить снежную лавину, чем отправить Анджелу в отпуск.

Бонни выбивала по столу барабанную дробь длинными тонкими пальцами.

– Мы сможем управлять компанией две недели, – задумчиво проговорила она, – но Анджела ни за что не согласится уехать. Пэтти, у тебя есть какая-нибудь идея?

– Идея есть у меня, – улыбнулась Минди. – Давайте сделаем ей подарок ко дню рождения. Ей должно исполниться двадцать восемь в конце месяца, но мы поздравим ее заранее. Две недели абсолютной свободы в каком-нибудь райском местечке. Годится?

– Еще как! – подхватила Пэтти. – Давайте возьмем для нее билеты в Панаму. На побережье. Конечно, там не так роскошно, как в Новом Орлеане или в Париже, зато тихо и спокойно. Однажды мы с Рональдом провели в Панаме отпуск. Господи, это было просто чудесно! И так тихо…

– Похоже, это замечательное место для двоих разочаровавшихся в любви людей, чтобы начать все заново, – лукаво рассмеялась Элли. – Надеюсь, Анджела не убьет нас… В случай чего мы скажем, что это была твоя идея.

– Моя? Еще чего! – возмутилась Пэтти. – Я просто забочусь о том, чтобы мои друзья отдохнули как следует… Ну, хорошо. Моя так моя.

– За две недели Анджела либо утопит Кланси в океане, либо согласится выйти за него замуж, – сказала Элли.

– Она скоро будет здесь. Мы расскажем ей обо всем за ужином. Давайте решать, кто закажет билеты и номера в отеле, а кто поедет искать Кланси Моргана.

– Билетами займусь я, – вызвалась Минди. – Вечером пойдем поужинать в итальянский ресторанчик и скажем Анджеле, что все уже решили и она может собирать чемодан для отдыха на побережье. В среду утром она полетит в Даллас, а вечером уже будет на месте. А кто будет искать Кланси?

– Только не я, – замахала руками Сьюзен. – Я вообще не умею врать и секретничать, сразу краснею и несу всякую чушь.

– Хорошо, – решительно заявила Бонни. – Покупайте билеты, и я поеду к Моргану. Его адрес должен быть в архивах Реда: Морган-старший вложил деньги в его компанию.

– Господи, что же мы творим! – возмутилась Элли. – Мы десять лет желали Кланси Моргану смерти, а теперь собираемся отправить Анджелу с ним на побережье. Уму непостижимо!

– Анджеле нужна помощь, – серьезно сказала Пэтти. – Она должна наконец решить, пошлет она Кланси ко всем чертям или останется с ним. Представляешь, как ей тяжело слышать о наших семейных делах, когда она совсем одна! Анджела никогда не жалуется, поэтому мы должны сами сделать все, что от нас зависит. Мы просто обязаны помочь ей.

– Хорошо. Давайте вернемся к делам. – Сьюзен поднялась с кресла, открыла окно и выглянула на улицу. – Анджела уже возвращается. Увидимся за ужином.

В половине шестого подруги закрыли двери офиса и отправились в небольшой итальянский ресторанчик на центральной улице. Официантка принесла меню и ушла выполнять заказы. Анджела взглянула на Сьюзен. Девушка была права, утверждая, что не умеет секретничать – у нее просто на лице было написано: «Очень страшная тайна». Остальные подруги выглядели серьезными и спокойными.

– Итак, – вздохнула Анджела, – что вы такое задумали, признавайтесь!

Все повернулись к Бонни.

– Сюрприз! – с улыбкой заявила та. – Мы решили поздравить тебя с наступающим днем рождения, но никак не могли выбрать подарок. А сегодня наконец договорились. Ты едешь во Флориду, на побережье Панамы, на целых две недели! У тебя будет номер с балконом в хорошем отеле, откуда открывается чудесный вид на озеро, в котором живут черепахи. Если тебе станет скучно, можешь наблюдать за ними круглые сутки. А если это не поможет, просто надень бикини и прогуляйся по пляжу, а потом посчитай, сколько мужчин сразишь наповал. Может быть, тебе там встретится прекрасный принц или хотя бы голубоглазый красавец. Мы в твое отсутствие прекрасно справимся со всеми делами, так что можешь не волноваться. Ну, как тебе наш подарок?

Анджела нерешительно улыбнулась:

– Это замечательно. Но я никуда не поеду. Работу оставлять нельзя.

– О Боже, – вздохнула Пэтги, – мы не спрашиваем тебя, поедешь ты или нет. Мы уже взяли билет на самолет. Если ты будешь упираться, мы, пожалуй, доберемся до Голливуда и наймем Мела Гибсона, чтобы он отнес тебя в самолет на своих могучих руках. Я вытряхнула из твоего портфеля все деловые бумаги, а вместо них положила три любовных романа. Так что отправляйся домой и собирай вещи. Не забудь бикини и пляжные тапочки. Завтра утром я отвезу тебя в аэропорт.

– Вот видишь, обо всем уже позаботились, – сказала Бонни. – С днем рождения, Анджела. Плавай в океане, загорай, найди парня, который заставит твое сердце биться чаще, а глаза сверкать.

– Спасибо, – печально ответила Анджела.

Со дня основания «Нефтяной компании Конрад» Анджела ни разу не была в отпуске. Всегда было слишком много дел, с которыми не мог справиться никто, кроме нее. Просыпаться когда захочешь, носить легкие разноцветные платья, ходить босиком по пляжу, лежать на белом песке под ласковым солнцем… Это было бы просто чудесно после такой тяжелой недели… но, к сожалению, невозможно.

– Я хочу, чтобы вы знали, – начала она, – я очень люблю вас всех…

– Прекрасно, – обрадовалась Элли, – это для нас лучшая благодарность! Давайте закажем бутылку хорошего вина и отметим это событие. Мне, правда, нельзя пить до рождения ребенка, но я возьму себе сок. Анджела, у тебя будет удивительный день рождения!

Анджеле показалось, что она нашла выход. Она полетит в Панаму, пробудет там до воскресенья, а в понедельник вернется на работу. Нельзя же огорчать подруг…

– Хорошо, – вздохнула она. – Вопрос решен, я лечу на побережье. Только скажите ради Бога, какого цвета должны быть глаза и волосы у того мифического красавца, который может встретиться мне в Панаме.

– Темные волосы и голубые глаза, – без тени сомнения ответила Бонни. – Все, хватит! Я посылаю к черту свою диету и сейчас закажу огромную пиццу. А потом сладкий кофе и мороженое.

– Послушайте! – Элли подняла стакан с соком. – Я хочу сказать тост. Пусть все мы найдем свое счастье. Наши любимые, родители и дети, работа и отдых, свежий хлеб, солнце, крыша над головой и летние дожди – пусть все это будет у нас всегда!

Анджела чувствовала себя не в своей тарелке. Что-то было не так. Раньше у них не было секретов друг от друга, но сейчас смущенное лицо Сьюзен выдавало, что раскрыты не все тайны.

«Господи, что же они собираются делать без меня в офисе?» – растерянно думала она.

Была полночь, когда Бонни наконец-то нашла телефон Морганов в старых архивах компании Реда. В трубке раздалось пять гудков, прежде чем какая-то женщина сонным голосом ответила на звонок.

– Пригласите, пожалуйста, к телефону Кланси Моргана, – сказала Бойни самым официальным тоном, на который только была способна.

– Кто это? – удивилась Мередит. – Вы знаете, который час?

– Да, мэм. Прошу прощения, но у меня неотложное дело. Это касается Анджелы Конрад. Пригласите, пожалуйста, Кланси к телефону или дайте мне его номер.

– Я сейчас разбужу его, – засуетилась Мередит. – Что-нибудь с Анджелой?

– Нет, все в порядке.

Через минуту трубку взял Кланси.

– Анджела? – спросил он взволнованно.

– Привет, Кланси. Это Бонни. Мы встречались в «Нефтяной компании Конрад».

– С Анджелой все в порядке?

– Да. Только ее сердце разбито вот уже десять лет, и виноват в этом ты. Мы не можем ей помочь, как бы ни любили ее.

– Почему ты звонишь мне? – спросил Кланси растерянно.

– Возьми карандаш и бумагу и запиши то, что я скажу. Анджела собирается на две недели во Флориду, на побережье Панамы. Она улетает завтра из Далласа в семь часов утра. Понятно?

– Но почему… – начал Кланси.

– Почему – что?

– Почему ты звонишь мне, если так меня ненавидишь? – Он быстро нацарапал номер рейса и время вылета на обложке телефонной книги.

– Потому что мы любим Анджелу и не хотим видеть ее несчастной. К сожалению, у нас осталось последнее средство помочь ей – это ты. Но учти, до завтрашнего утра мы можем найти кого-нибудь другого, если ты будешь долго думать. И еще, – голос Бонни стал жестким, – если ты скажешь кому-нибудь об этом звонке, я собственными руками сверну тебе шею.

– Я все понял, – быстро сказал Кланси и услышал стук собственного сердца. – Я беру билет на самолет и заказываю номер в отеле. Спасибо тебе, Бонни.

– У тебя всего две недели, – сказала Бонни и бросила трубку.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Анджела остановила взятый напрокат «форд» возле отеля, вышла из машины и полной грудью вдохнула солоноватый морской воздух. Небо было ярко-голубым и чистым, ни облачка над бескрайним водным простором. Легкий бриз шевелил ее непослушные каштановые кудри.

Щурясь от яркого солнца, Анджела окинула взглядом белый прибрежный песок, пронзительно-синюю воду и зеленые деревья. Надо признать, девочки были правы… Несколько дней она может провести наедине с собой – лежать на пляже, гулять вдоль берега, сидеть в кафе, а этим же вечером залезть в горячую ванну с ароматной пеной и прочитать один из романов, которые вручила ей Пэтти, с первой до последней страницы. И никаких дел, переговоров и важных встреч, никакой работы…

Никаких мыслей о Кланси.

– Добрый день, – обратилась она к пожилому мужчине, встретившему ее в холле. – Меня зовут Анджела Конрад, и мне нужен номер до конца недели.

– Добро пожаловать, – приветливо улыбнулся тот. – Двести четырнадцатый номер на втором этаже, с балконом и видом на озеро. Если вам интересно, можете спуститься к озеру – там живут черепахи.

Портье протянул ей ключ и проводил к украшенной цветами лестнице.

– Бхли вам понадобится информация о местных мероприятиях и аттракционах или еще что-нибудь, дайте мне знать.

– Спасибо. – Анджела не задержалась возле столика с красочными брошюрами. Ночные клубы, соревнования по мини-гольфу и настольному теннису ее не интересовали. Сейчас ей просто хотелось несколько дней ни с кем не общаться и ни о чем не думать.

И обязательно найти в себе силы вернуться в понедельник. Бог знает, что девчонки задумали сотворить в офисе.

Анджела обернулась и увидела, что портье регистрирует еще одного постояльца. Высокий, хорошо сложенный темноволосый мужчина со спины показался ей знакомым, но она не обратила на это внимания. У нее не было знакомых во Флориде.

Двести четырнадцатый номер оказался просторной светлой комнатой с голубыми шторами на окнах и огромной кроватью; за стеклянной перегородкой была небольшая столовая. Анджела открыла дверь ванной комнаты, включила воду и встала под душ.

Потом она завернулась в огромное пушистое полотенце, вернулась в комнату, сбросила дорожную сумку с кровати на пол и, раскинув руки, упала на бело-голубое покрывало. Отдохнув, Анджела оделась, подтянула к себе телефон и начала набирать номер Пэтти, но раздумала. Не стоит звонить в «Нефтяную компанию Конрад». Не стоит вообще никуда звонить, надо просто наслаждаться неожиданными каникулами, ведь они закончатся так скоро… В понедельник она снова будет на работе.

В дверь постучали. Анджела открыла и оказалась лицом к лицу с улыбающимся загорелым молодым человеком в форме служащего отеля.

– Цветы для мисс Конрад. – Он протянул ей красные розы в хрустальной вазе. – Пусть ваш сегодняшний день будет по-настоящему прекрасным.

«Это от девочек», – подумала Анджела, провожая его взглядом. Она поставила цветы на столик возле кровати и вдруг заметила карточку, спрятанную в середине букета. «Вчера, сегодня, всегда», – было написано размашистым почерком на белом квадратике. Подписи не оказалось.

– Элли, ясное дело, – сказала она вслух. Элли любила загадки и мистификации, и если бы Анджела не знала об этом, то решила бы, что цветы прислал неизвестный поклонник. Разумеется, на это Элли и надеялась…

Надев ярко-красное бикини, соломенную шляпу и легкие сандалии, Анджела положила в пляжную сумку полотенце и крем для загара и вышла из номера.

Анджела бросила сумку на развернутое полотенце и огляделась. На берегу было тихо, отдыхающие бродили у воды в другом конце пляжа. Она села на полотенце, достала солнцезащитные очки и крем и улыбнулась. Ей вспомнился курьер, приносивший цветы. Похоже, восхищение на его лице не было притворным.

Устроившись поудобнее, Анджела взяла одну из книг, подобранных для нее Пэтти. На обложке был нарисован высокий мускулистый ковбой в обтягивающих джинсах и кожаной куртке, нежно обнимающий за плечи темноволосую красавицу. Пэтти покупала только те книги, обложки которых ей нравились. Кто написал роман, для нее не имело никакого значения. Анджела впервые подумала, что в таком подходе, наверное, есть смысл. Сейчас она собиралась прочитать книгу от начала до конца, погрузиться в мир придуманных событий и страстей…

… и ни в коем случае не думать о Кланси Моргане.

Кланси взял номер по соседству с номером Анджелы и теперь слышал все, что происходит за стенкой. Он слышал, как Анджела принимала душ, слышал, как она вернулась в комнату и упала на кровать. Она была так близко. Сквозь тонкую занавеску на окне Кланси видел, как она вышла из отеля, спустилась с набережной на пляж, скинула сандалии и пошла вдоль берега босиком. Сначала он хотел подождать до завтра, осмотреться как следует, обдумать свои слова и действия и только тогда подойти к ней, но вдруг вспомнил, что времени очень мало. Всего две недели рядом с Анджелой, а значит, дорога каждая минута.

Надев легкие шорты и футболку, Кланси перекинул через плечо полотенце и вышел на берег. Ему трудно было предугадать возможную реакцию Анджелы на его появление. В том, что она ненавидит его, у Кланси не было сомнений… до тех пор, пока не позвонила Бонни. И теперь он от всей души надеялся, что девушка из «Нефтяной компании Конрад» была права.

Анджела в ярко-красном бикини, шляпке и больших солнечных очках сидела в дальнем конце пляжа, погрузившись в чтение. Кланси подошел ближе. Рядом с Анджелой маячил загорелый молодой человек, изо всех сил стараясь попасться ей на глаза. Но его старания были напрасны: она так увлеклась книгой, что не замечала никого вокруг.

С замиранием сердца Кланси наблюдал, как Анджела отложила книгу, улыбнулась каким-то своим мыслям, сняла очки и легла на полотенце, закинув руки за голову.

Точно так же, как на набережной Пеннингтона десять лет назад.

Кланси подошел ближе. Анджела не слышала его шагов – ноги утопали в мягком белом песке. Он опустился на колени рядом с ней и замер.

В то же мгновение Анджела открыла глаза.

Она сразу поняла все. Черт побери, подруги называются! Вот почему у Сьюзен было такое лицо! Они не просто отправили ее отдыхать, а сказали Кланси, куда она улетела. Ну, хорошо же… Девочки просто никогда не видели ее по-настоящему злой, но в понедельник она вернется и исправит это досадное упущение.

– Как тесен мир, не правда ли? – шепотом спросил Кланси.

– Кто из них позвонил тебе?

– О чем ты? – Кланси сделал вид, что не понял вопроса. – Я просто приехал отдыхать… и встретил тебя. Я очень рад, Анджела.

Они смотрели в глаза друг другу, и Анджела не могла отвести взгляд. В этот миг Кланси показался ей самым близким человеком на свете, но она сделала над собой усилие и отстранилась.

– Все, – твердо сказала она. – Хорошего понемножку. Я отдаю ключи портье и еду в аэропорт. А ты убирайся из моей жизни ко всем чертям, Кланси Морган! Можешь завести роман с той из моих подруг, которая тебе звонила.

Она попыталась встать, но Кланси осторожно взял ее за плечи.

– Сядь, пожалуйста, – мягко сказал он, – и послушай меня. Я уже не тот самодовольный юнец, который боялся брать на себя ответственность за других людей. Я взрослый мужчина и знаю цену своим делам и поступкам. И поверь мне, никогда не говорю того, во что сам не верю.

– Ты…

– Подожди. Можешь уйти, уехать, улететь, приказать охране не пускать меня в офис, переехать в другой город, в другую страну, но я хочу, чтобы ты знала. Я любил, люблю и буду любить тебя. Вчера, сегодня… и всегда.

– О Господи, так это были твои розы? Это девочки посоветовали тебе прислать их?

– Нет. Я просто хотел доставить тебе несколько минут радости. Ты ведь обрадовалась, получив цветы? Мои родители хорошо знали Реда и Анну, поэтому мне нетрудно было выяснить, какие цветы ты любишь больше всего.

– Так это Ред сказал тебе, где я? – возмутилась Анджела.

– Нет. Послушай, у нас всего две недели. Давай проведем их так, будто мы познакомились здесь, на пляже, и понравились друг другу. Так ведь могло произойти, Анджела? А потом, если захочешь, мы сядем в самолет и выйдем из него чужими людьми. И я никогда больше не появлюсь в твоей жизни.

– Однажды ты уже давал мне такое обещание, – печально вздохнула Анджела, – и не выполнил его. Кланси, я приехала сюда для того, чтобы забыть прежние ошибки, а не совершать новые.

– Ты боишься меня?

Возмущению Анджелы не было предела. Ей? Бояться? Черта с два! Она ходила беременной без обручального кольца на руке – и не боялась косых взглядов. С трудом сводила концы с концами, бралась за любую работу, чтобы получить достойное образование, – и не боялась нищеты. Основала «Нефтяную компанию Конрад», вела все дела – и не боялась трудностей. Но если сейчас она встанет и уйдет, Кланси решит, что она испугалась. Нет уж!

– Ни капельки, – с улыбкой ответила она. – Только знаешь что… Твои розы прекрасны, но они завянут за две недели. Так же, как наша любовь.

– Я куплю тебе другие розы. – Кланси протянул ей руку, и Анджела не оттолкнула ее.

В конце концов, Кланси ничем не отличался от других мужчин… кроме того, пожалуй, что его прикосновение заставило ее вздрогнуть. Как давно они держались за руки в последний раз…

– Кланси, мы проведем вместе две недели, но потом…

– Не думай о «потом», – мягко сказал Кланси. – Солнце слишком жаркое. Давай сюда свой крем.

Он вытащил из сумки Анджелы солнцезащитный крем и осторожно провел рукой по ее плечам. Подумать только, эта шелковистая кожа с золотым отливом, непослушные завитки темных волос, рассыпанных по плечам… все это так близко…

«И так ненадолго», – с горечью подумал он. Анджела была очень сильным человеком, и сейчас эта сила оборачивалась против нее. Она заранее решила расстаться с ним после возвращения домой – и исполнит свое обещание, даже если ее сердце будет против. За свою жизнь Анджеле пришлось доказывать свою силу многим, но Кланси не нуждался в доказательствах.

– Я уже не тот наивный ребенок, каким была раньше, – сказала Анджела, будто услышав его мысли. – Мое сердце теперь не так легко разбить. Иногда мне кажется, что оно просто ничего не чувствует.

– Не грусти. Посмотри, какое огромное море. Какое небо над нами… У нас так мало времени, а ты тратишь его на воспоминания. Ты должна научиться радоваться.

Анджела тряхнула головой и улыбнулась:

– Да, конечно. Ну-ка дай мне крем, я намажу тебе плечи. Если ты сгоришь на солнце, то уж точно не обрадуешься.

«Все как в любовном романе, который положила мне с собой Пэтти, – беспомощно подумала она. – И я ничего не могу с собой поделать. Ну, хорошо, когда я вернусь, все получат по заслугам».

– По дороге в отель я заметил маленькое кафе под пальмами, – продолжал Кланси. – Может, пообедаем там? Потом предлагаю партию в мини-гольф, а после мы возьмем бутылку хорошего вина и вернемся сюда смотреть, как заходит солнце. Тебе нравится мой план?

– Ты уверен, что придумал это сам? Может быть, тебе помогла моя секретарша?

– Сам, разумеется. Ты согласна?

Анджела кивнула.

Ее подруги рассчитали все правильно. Она встретилась с Кланси Морганом, но не набросилась на него с кулаками и не кинулась ему на шею. Они просто сидели на пляже и разговаривали, как старые добрые знакомые… «В какой-то мере так оно и есть», – с усмешкой подумала Анджела.

Кланси растянулся во весь рост на горячем песке, закрыл глаза и, кажется, заснул. На самом деле он наблюдал за Анджелой сквозь прикрытые ресницы, но она не знала об этом. Надев очки, она вернулась к своей книге.

«Конечно, – думала Анджела, рассеянно листая страницы, – партия в мини-гольф, закат над морем… А закончится все в номере Кланси. У него наверняка такая же огромная кровать. Держу пари, это тоже входило в планы Пэтти».

– Нет уж! – последнюю фразу она сказала вслух.

– Ты о чем? – удивленно спросил Кланси.

– Нет, ничего… Увлеклась книгой. Здесь героине тоже предлагают поиграть в гольф. Тебе не кажется, что наша встреча похожа на такой вот дурацкий роман?

– Нет, – обезоруживающе улыбнулся Кланси. – Но если тебе хочется, я постараюсь.

Он встал перед Анджелой на колени, прижимая к груди полотенце.

– О, дорогая, скажи мне, отчего твои зеленые глаза так печальны?

– Ты не видишь моих глаз: я в солнечных очках, – сердито возразила Анджела, пытаясь не рассмеяться вслух.

– Я всегда вижу твои глаза. Всегда. Даже когда ты далеко. Мне достаточно закрыть свои глаза, чтобы увидеть твои. – Кланси осторожно взял ее за руку и поцеловал тонкие, длинные пальцы.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Анджела надела длинное летнее платье в красно-белую клетку с декоративными пуговицами, спускавшимися цепочкой от левого плеча к талии, и белые босоножки. Она слегка припудрила веснушки на носу, заколола волосы и нанесла на запястья и за уши духи с легким цветочным запахом.

В дверь постучали.

«Ты прекрасна», – сказали ей глаза Кланси Моргана.

– Ты прекрасна, – повторил Кланси вслух.

– Благодарю вас, сэр. – Анджела сделала реверанс. – Вы тоже неплохо выглядите.

Кланси был одет в серые летние брюки, бежевую футболку и мягкие кожаные туфли. Неяркая одежда очень шла ему, подчеркивая темные волосы и пронзительно голубые глаза. Вспомнив пророчество подруг о голубоглазом брюнете, Анджела улыбнулась и внезапно поняла, что совершенно на них не сердится.

Кланси распахнул перед ней дверцу серебристого «кадиллака» и, обойдя машину с другой стороны, сел за руль. Он включил магнитолу, и зазвучала негромкая музыка – «Нет никого лучше тебя», та самая композиция, которую играли «Ангел и трубы Судного дня» на встрече выпускников.

– Кажется, я знаю этот ансамбль, – вздохнула Анджела, – они собирали толпы зрителей в Нашвилле.

– Вы поете лучше, честное слово. Особенно эту песню.

– Ты нам льстишь. Мы ведь так и не выступили в Нашвилле.

Кланси положил руку ей на плечо:

– Все еще впереди. Помнишь школьную вечеринку, когда к нам приезжали музыканты из Далласа? Мы собрались в небольшом кафе, ты сидела на краю стола в клубах табачного дыма и пела. Господи, как ты пела! Я впервые тогда услышал твой голос и подумал, что умру на месте. Ты была похожа на ангела, сошедшего с небес. Почему ты десять лет молчала о своем оркестре? Никто из одноклассников ничего не знал о тебе.

– Я не привыкла хвастаться своими успехами. Когда оркестр только появился, у меня не было ни копейки, и у девочек тоже. Сделать что-то стоящее мы смогли не так давно, но я все равно очень рада. Кланси, куда мы едем? Ты, кажется, обещал мне ужин в ресторане, а я дико хочу есть. Последний раз я ела в самолете.

– Я тоже.

Кланси остановил машину возле небольшого ресторанчика, дорожки к которому были выложены белой плиткой, а окна разрисованы под средневековые витражи. Помогая Анджеле выйти из машины, он вдруг рассмеялся.

– Что случилось?

– Помнишь, я посоветовал тебе выйти замуж за Билли Джо? В «Школьном листке» было написано, что он гей. А я ведь думал, что вы женаты все эти десять лет.

– Ты получил по заслугам, – пожала плечами Анджела. Официант принес меню и зажег свечи в хрустальных подсвечниках. Столик на двоих находился в углу открытой веранды; соленый морской ветер развевал длинную белоснежную скатерть, и огоньки свечей вздрагивали, рассыпая радужные блики по узорам хрусталя. Кланси заказал себе бекон, а Анджела – салат с крабами под красным соусом.

– Чудесное место, – сказала она, когда официант принес два стакана чая со льдом и удалился выполнять заказы.

– Согласен. С утра я просмотрел рекламные проспекты в холле отеля и нашел много интересного. Например, ночь в открытом море на яхте, музыка и танцы… Или поездка на коралловый остров – в любое время. Я в твоем распоряжении сегодня, завтра и каждый день. Выбирай.

Анджела задумалась. Солнце уже садилось, оставляя на волнах золотистую дорожку. Ей впервые пришло в голову, что они с Кланси могут приходить сюда каждый вечер на протяжении двух недель. Она уже забыла, что собралась возвращаться домой в понедельник. Но с другой стороны, если так пойдет дальше, Кланси однажды пригласит ее на ужин в маленькое кафе на окраине Тишоминго… И она не сможет отказаться.

– Смотри скорее! – Анджела схватила его за руку. – Видишь, там дельфины! Они играют прямо на солнечной дорожке! Боже мой, это прекраснее всего, что я когда-либо видела!

– Я видел кое-что прекраснее, – с улыбкой сказал Кланси.

– Что же?

– Тебя.

Кланси был совершенно честен. В легком летнем платье, с развевающимися на ветру волосами, освещенная с одной стороны заходящим солнцем, а с другой – зыбким пламенем свечей, Анджела на самом деле была прекрасна. Сейчас она, как никогда, была похожа на ангела. Казалось, протяни к ней руку – и она растворится в воздухе, потому что такой удивительной, совершенной красоты просто не бывает на свете.

– Наверное, ты просто плохо видишь, – вздохнула Анджела и внезапно сменила тему разговора: – Как давно ты знаешь Реда и Анну?

– С самого детства. Мой отец работал вместе с Редом, они дружили. А после смерти отца мать вложила его акции в компанию Реда.

Анджела вновь перевела взгляд на темнеющее небо. Господи, о чем же ей говорить с Кланси целых две недели? Все стало так сложно… Десять лет назад было намного легче. Анджела приходила на набережную и ждала Кланси под деревьями; он приезжал на машине и спускался на пляж, перекинув через плечо шерстяное одеяло. Они ни о чем не говорили, просто целовались и смотрели друг другу в глаза. А потом сбрасывали одежду, и земля под ними уплывала куда-то далеко, и звезды становились огромными и яркими… Взявшись за руки, они медленно входили в теплую воду, заплывали на середину реки и целовались вновь. Кажется, тогда они с Кланси были намного ближе друг другу, чем сейчас. После этих встреч Кланси добирался домой по объездной дороге, чтобы никто не мог увидеть его и рассказать родителям или Мелиссе.

– Вот тебе серебряная монетка. – Кланси с улыбкой вложил в ее ладонь блестящий кружочек. – Расскажи мне, о чем ты думаешь.

– О, это стоит намного больше, – усмехнулась Анджела. – Интересно, долго мы здесь пробудем? Кое-кто обещал мне мини-гольф сегодня. Приготовься проиграть, Кланси! Кстати, ты уже взял вино? Если нет, лучше поторопись. Хорошее вино – именно то, что мне сейчас нужно.

– Если ты еще раз улыбнешься мне вот так, я возьму целый бочонок. А еще ты обещала рассказать о своей работе. Как появилась твоя компания?

– Это долгая история. Когда все только начиналось, люди говорили, что я такая же сумасшедшая, как дедушка Рой. Помнишь его? У него была привычка гулять по утрам в голубых вельветовых шортах и ярко-красной бейсболке.

– Еще у него была желтая спортивная куртка и огромные ботинки. Тогда он казался смешным, но нынешняя молодежь посчитала бы, что он одет по последней моде. Как-то раз я спросил у него, почему он гуляет в таком виде. А он ответил: «Чтобы все в Тишоминго видели меня и знали обо мне». Не знаю, сумасшедший он был или философ.

– Не сумасшедший, это точно. Он сказал мне, что в Луизиане до сих пор не добывают нефть, хотя под землей ее полно. Правда, в это тогда никто не верил. Получив образование, я убедилась, что нефть есть на самом деле, и взяла кредит в Денисоне для постройки первой скважины. Мне помогала Элли, она училась вместе со мной и была на тот момент единственной, кто верил в мою идею. Я вложила в дело все свои деньги. Их было немного, но это принесло результат – «Нефтяную компанию Конрад».

– Боже мой, Анджела! – восхищенно произнес Кланси. – Тебе позавидовали бы многие мужчины.

– Я знаю, – ответила она.

Официант принес заказ, и Анджела продолжила:

– В те годы Ред предлагал мне работать вместе с ним и Анной. Он был готов платить мне огромные деньги просто за то, чтобы я сидела над картой штата и отмечала места для новых скважин. Но я подумала, что могу открыть собственное дело. Кланси, этот салат – просто чудо! Жаль, что ты не заказал себе такой же.

– Я всегда побаивался женщин, которые клюют еду как птички и следят за фигурой. Ты просто прелесть, Анджела. Правда, тебе нечего бояться: твою фигуру невозможно испортить, она – само совершенство.

– Хватит комплиментов. А как дела у тебя? Ты все так же преподаешь химию? Мне почему-то казалось, что ты тоже пойдешь работать в нефтяную компанию.

– Ред предлагал мне работу. Но ведь я для чего-то получал ученую степень. И потом, мне нравится работать с людьми. Скажи, а ты пригласила бы меня работать к себе?

– Я на всякий случай предупрежу референта, чтобы он послал тебя ко всем чертям, если увидит. Еще чего не хватало!

Кланси неуверенно улыбнулся.

– Я шучу, – пояснила Анджела. – Доедай свой бекон и пойдем играть в гольф.

Игра закончилась незадолго до полуночи. Анджела выиграла первый раунд, как и обещала, Кланси с легкостью мог бы победить во втором, но задумался и промахнулся. Он вспомнил, что Мелисса терпеть не могла игры – от шахмат до поло. Она признавала лишь большой теннис, но только потому, что на поле можно было надевать сногсшибательно короткую юбку. Мелисса гордилась своей фигурой и не упускала случая продемонстрировать ее достоинства.

Кланси подумал, что сравнивать Анджелу с Мелиссой нельзя. Они так не похожи друг на друга, как только могут быть не похожи две женщины. Украдкой он бросил взгляд на Анджелу. Выиграв дважды, она была довольна, но за всю дорогу до отеля не сказала ни слова.

Когда Кланси вытащил из багажника большую коричневую сумку, в которой что-то зазвенело, Анджела улыбнулась. Она дважды обыграла Кланси в мини-гольф; было бы забавно и здесь обставить его. Правда, проверять, кто из них первым напьется до потери памяти, не очень хотелось. Поднявшись в номер, Анджела накинула на плечи цветной газовый шарф и снова вышла на пляж. Кланси ждал ее. Отложив корзину с бутылками и бокалами, он разделся и по колено зашел в воду.

– Я не подумала о купальнике, – призналась Анджела.

– Это не страшно. – Кланси подошел к ней, подхватил на руки и понес к воде.

– Кланси, если ты утопишь меня, мои девочки тебя убьют! – взвизгнула Анджела, когда вода захлестнула ее ноги.

– Мы утонем вместе, – улыбаясь, ответил Кланси.

– Отнеси меня обратно на берег, – неожиданно серьезно попросила она. Кланси подчинился.

Оказавшись на твердой земле, Анджела расправила промокший подол платья.

– Что случилось? Анджела вздохнула:

– Кланси, я хочу, чтобы ты рассказал мне, что ты собираешься делать здесь две недели.

– Как – что?

– Подожди. Я уже не та маленькая девочка, с которой ты когда-то был знаком. И я хочу знать, почему ты здесь. Ведь мы оба понимаем, что прошлое изменить нельзя. Особенно такое прошлое, как у нас. Кланси, ты ведь так и не увидел нашего сына…

– Анджела…

– Я сижу с тобой в ресторане, играю в гольф, пью вино… но, Кланси, я каждую секунду помню о нем! – На глаза Анджелы навернулись слезы. – Я была бы так счастлива…

Кланси обнял ее и прижал к себе.

– Я понимаю. Я очень виноват перед тобой… Перед нашим сыном… Тогда, десять лет назад, я боялся любой ответственности. Но сейчас все изменилось, Анджела. Я взрослый человек – и готов платить за свои ошибки. Сейчас я отдал бы все на свете, чтобы быть с тобой рядом. И я пойму, если ты этого не захочешь, ведь я был причиной всех твоих бед. Любое твое решение будет справедливо. Можешь оттолкнуть меня и уйти.

Анджела заглянула в его глаза. Если бы только Кланси знал, что она не может оттолкнуть и уйти!

– Наш первый вечер вдвоем, Анджела, – тихо промолвил Кланси. – Это стоит отметить.

Он расстелил на песке одеяло и вытащил из сумки два хрустальных бокала.

– Лучшее итальянское вино для нас с тобой. Стоило приехать сюда даже только ради этого.

Анджела тихонько засмеялась, и тысячи ярких звезд вспыхнули в ее душе. Тяжелые воспоминания отступили, пусть ненадолго, но и это принесло ей удивительную радость. Она встретила взгляд Кланси и поняла, что он чувствует то же самое.

– За нас с тобой. За новое начало.

Хрустальные бокалы тоненько зазвенели, прикоснувшись друг к другу. Анджела пригубила вино. Вкус и правда был чудесный.

– Кланси, мы с тобой напьемся! – рассмеялась она. – Это божественный нектар, и я просто не могу оторваться от него. Ты умеешь выбирать вина.

Набежавшая волна добралась до края шерстяного одеяла и вынесла на берег несколько маленьких крабов. Кланси ходил вдоль линии прибоя и помогал бедняжкам добраться до воды. Анджела, смеясь, наблюдала за ним.

«Если бы только возможно было остаться здесь навсегда… – подумал он. – Забыть о работе, о друзьях, просто чувствовать вкус соли на губах и теплый ветер, слышать этот смех, смотреть на звезды сквозь хрусталь бокала…»

– Когда мы вернемся домой, ты продолжишь работать в школе или все-таки уйдешь в компанию Реда? – спросила Анджела.

– Не знаю. Я не хотел бы разочаровывать Реда, но мне жаль оставлять школу. Наверное, стоит посоветоваться с матерью. Правда, я знаю, что она скажет: «Следуй зову сердца, сынок, сердце никогда тебя не подведет». Сама она всегда так поступает и теперь совершенно счастлива.

– Правда?

– Да. Сегодня моя мать и Том Ллойд обвенчались в Сан-Франциско. Они улетели туда вдвоем, а праздник отложили до нашего возвращения в Тишоминго.

– Том Ллойд? Тот самый?

– Да, смотритель на кладбище. Они встретились, когда мама пришла на могилу отца. Том тоже потерял жену и остался один, они разговорились…

– Но… – Анджела выглядела смущенной.

– Да, он младше меня. Знаешь, что сказала мама? Ей не нужны деньги, ее раздражают кумушки из деревенского клуба и журналы для домохозяек. Все, что ей нужно, – это любовь, и она нашла человека, который может дать ей это. Какая разница, кто он и сколько ему лет? По-моему, это очень мудро.

– С ума сойти!

– Я только недавно понял, что моя мать – удивительный человек, – вздохнул Кланси. – Я думал, она умрет на месте, когда узнает о тебе и нашем ребенке, или закатит скандал… Но она только сказала, что я был не прав. Если бы я знал это раньше!

Все сказанное Кланси с трудом умещалось в голове Анджелы. Том Ллойд был самым высоким человеком если не на свете, то хотя бы в Луизиане. Даже в детстве он обгонял в росте своих ровесников на добрых полфута. Анджела хорошо знала его мать и несколько раз видела жену – невзрачную женщину, молодую, но казавшуюся старше из-за тихого голоса и поникших плеч. Конечно, он в два раза младше Мередит Морган, но, в сущности, неплохой человек…

– Завтра об их свадьбе узнают в Тишоминго, – сказала она.

– Могу себе представить, какой поднимется шум, – усмехнулся Кланси. Он лег на одеяло, и прозрачный шарф Анджелы коснулся его лица. Повеяло тонким, горьковатым запахом духов, и у него закружилась голова.

– Привет, Кланси, – произнес откуда-то сверху знакомый голос. Такой знакомый, что Кланси с трудом удержался от ругательства.

– Мелисса?! Черт побери, что ты здесь забыла? – Кланси вскочил.

– Кто твоя маленькая подружка? – ехидно спросила Мелисса.

Анджела решила отвернуться и смотреть на темную полосу там, где море переходит в небо, пока не закончится этот разговор.

– Кажется, я спросил, какого черта ты здесь делаешь?! – повысил голос Кланси.

– Не ори на меня! – огрызнулась Мелисса.

Кланси тяжело вздохнул. Похоже, нет такого места на всем земном шаре, где бывшая жена не добралась бы до него.

– Ходили слухи, что ты уехал отдыхать на две недели. Я подумала, что тебе может понадобиться компания, учитывая то, в каком состоянии я застала тебя в последний раз. Но похоже, я ошибалась. – Она бросила ненавидящий взгляд в сторону Анджелы. – Компанию ты уже нашел. Наверное, ты решил, что напиваться в одиночку скучно и неромантично. Бедная девочка… Кстати, ты не представишь нас друг другу?

Анджела поднялась, комкая в руках угол шарфа.

– Кланси не должен представлять нас, – тихо сказала она. – Мы с тобой проучились в одном классе двенадцать лет, хотя ты, наверное, и забыла меня. Зато я тебя помню очень хорошо. Я – Анджела Конрад.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

– Разумеется, я не могла тебя забыть, – прошипела Мелисса. – Одна из тех маленьких сучек, что все время крутились вокруг Кланси.

– Я любила его, в то время как ты видела в нем только парня, рядом с которым будешь хорошо смотреться, – ответила Анджела. – Ну и деньги его родителей, понятное дело.

Кланси встал между ними.

– Послушай, Мелисса. Кажется, я не просил тебя приезжать сюда. Между нами давно ничего нет, и не твое дело, чем я занимаюсь и с кем провожу время. Тебе лучше уйти.

«Господи, все кончено, – с ужасом подумал он, – Анджела решит вернуться домой как можно скорее. Ну почему Мелисса появилась именно сейчас?»

– Конечно, ты не просил меня, – заявила Мелисса, – но я узнала сногсшибательную новость и приехала поделиться с тобой.

– Что случилось?

Мелисса рассмеялась:

– Испугался? И правильно. Весь Тишоминго стоит на ушах из-за твоей мамочки.

– Что с ней?

– Так ты не знаешь? Сегодня она вышла замуж за Тома Ллойда. За этого сопляка, кладбищенского сторожа! Мои родители просто в шоке. Такая достойная женщина, всего через три года после смерти мужа…

– О Господи… – Кланси с облегчением вздохнул и рассмеялся: – Всего-то! Ты могла не тратить время, я знаю обо всем. Кстати говоря, откуда ты узнала, где я?

– Все очень просто. Моя подруга Кристи работает на почте в Тишоминго, сегодня утром ей попалось письмо твоей матери с названием отеля и номером комнаты, и она сказала мне. Думаю, ты получишь письмо завтра утром.

– Ясно. – Кланси подобрал с песка бокалы и положил в сумку. – Что же, спасибо за заботу. Думаю, тебе больше нечего здесь делать. – Он обернулся к Анджеле: – Пойдем, я провожу тебя.

Мелисса загородила ему дорогу. Впервые она поняла, что не имеет никакой власти над этим человеком. Оказалось, в нем есть многое, чего она не замечала раньше. Сейчас Мелисса не могла заставить Кланси сделать то, что ей нужно, и это сводило ее с ума.

Анджела глянула на нее через плечо.

– До свидания, Мелисса, – спокойно сказала она. – И ты, Кланси… До свидания. Прости, но любовный треугольник сейчас нужен мне меньше всего.

– Не уходи, – прошептал Кланси, коснувшись ее руки, – не уходи… пожалуйста!

– Не останавливай ее, – усмехнулась Мелисса, – поверь, ей лучше уйти сейчас, чем…

– Заткнись и успокойся! А теперь послушай меня. Мы с тобой развелись, у тебя новая семья, и ничто – слышишь! – ничто и никогда не заставит меня снова тебя полюбить!

Анджела так сжала кулаки, что костяшки пальцев побелели. Один хороший удар – и этой размалеванной стерве придется делать пластическую операцию. «Кажется, мне впервые пришли в голову такие мысли, – удивилась она, – десять лет назад я бы заплакала и убежала».

– Думаю, ты полюбишь меня, когда я скажу тебе еще одну хорошую новость, – почти ласково проговорила Мелисса.

Анджела еще не знала, что она скажет, но ее сердце сжалось от странного предчувствия.

– Помнишь, когда мы были женаты, ты очень хотел ребенка, но у нас никак не получалось? Можешь радоваться: я беременна.

– Что?

– Ты плохо слышишь? Я. Жду. Ребенка. Ясно? И этот ребенок – твой, Кланси. Срок крохотный, всего несколько дней, но ты же знаешь: для новых тестов это не помеха.

Анджеле показалось, что ее сердце сейчас остановится. Она привыкла сдерживать себя, но вдруг поняла, что не представляет, что она сейчас сделает. Бросится с кулаками на Кланси? На Мелиссу? Упадет в обморок? Расплачется? Или просто спокойно уйдет, оставив их вдвоем?

– Ты можешь быть беременна, – спокойно сказал Кланси, – от кого угодно, но не от меня. Мы виделись недавно, я был пьян, но хорошо помню, что между нами ничего не было. Я зря говорил с тобой откровенно. Ты ведь просто придумала это, чтобы причинить боль Анджеле.

– Ты был так пьян, что просто не можешь ничего помнить! – крикнула Мелисса. По ее лицу катились слезы. – Ты предложил мне выпить с тобой, но я отказалась. Ты назвал меня Анджелой. Я села рядом с тобой, ты обнял и поцеловал меня, и…

Анджела расхохоталась вслух. Этот диалог напомнил ей вечерние сериалы, которые смотрела на кухне ее бабушка. Она была уверена, что Мелисса лжет, а Кланси говорит правду. Мелисса ведь замужем… Может быть, ее ребенок не от мужа и она хочет уберечься от слухов? Анджела хорошо знала, с какой скоростью в Тишоминго становятся известны самые невероятные истории. Болтливые кумушки с пониманием отнесутся к ребенку от бывшего мужа, но обольют Мелиссу грязью, если это будет ребенок любовника.

– Над чем ты смеешься, Анджела? Ты не смогла родить Кланси сына. Теперь это сделаю я.

– Не смей так со мной разговаривать! Кажется, ты забыла, что мы не в школе и я больше не «нищенка Конрад». Ты беременна? Что ж, когда ты родишь ребенка, Кланси оплатит все нужные анализы, чтобы узнать, кто его отец. Если окажется, что ребенок его, он выпишет тебе чек и будет оплачивать его содержание, воспитание и учебу. Но согласись, это вовсе не повод, чтобы снова жениться на тебе.

«Что она говорит? – удивился Кланси. – Почему не закатит мне хорошую пощечину и не уйдет? Может быть, она не в себе?»

Анджела подошла и взяла его за руку. Мелисса так и осталась стоять с раскрытым ртом.

– Запомни! – наконец выдохнула она. – Я не смогла его удержать – не сможешь и ты! Я одна во всем мире понимала его и…

– Хватит, – усмехнулась Анджела, – ты не смогла удержать Кланси, потому что я была у него первой. Кланси, кажется, нам есть о чем поговорить. Ты можешь проводить меня до комнаты. Кстати, у нас осталось вино… Пойдем. У меня вся одежда в песке, и мне срочно надо в душ. Мелисса, поднимается ветер. Боюсь, этой ночью будет шторм, и аэропорт отменит некоторые рейсы. Думаю, тебе стоит поторопиться.

– Черт побери, Морган, ты никогда не увидишь этого ребенка, если уйдешь сейчас! – крикнула Мелисса. – Никогда, слышишь?

– Зачем Кланси чужой ребенок? – наигранно удивилась Анджела. – Не торопись, подожди до его рождения. Если отцом окажется Кланси, я выпишу тебе чек на крупную сумму. У меня свое дело, и я вполне могу себе это позволить.

Мелисса чуть не задохнулась от злости.

– Почему ты разрешаешь ей лезть в твои дела? – прошипела она сквозь зубы.

– Я очень рад, что Анджела понимает меня, – ответил Кланси.

– Это твой ребенок, Кланси! Можете оба катиться ко всем чертям, я не позволю тебе увидеть его! Никогда, слышишь? – Мелисса побежала к своей машине, хлопнула дверью и так нажала на газ, что, наверное, разбудила всех постояльцев отеля.

Анджела отпустила его руку и села на краешек одеяла.

– Кланси, ты ничего не хочешь сказать?

«Она ни за что не поверит мне, – пронеслось у него в голове. – Вот все и закончилось. Смотри на нее, дурак, и запоминай хорошенько. Лицо, глаза, волосы, руки, платье… Запоминай как следует, потому что ты никогда больше ее не увидишь».

– После нашего разговора на кладбище я поехал в магазин, взял пива и бренди и решил напиться, чтобы не думать… о тебе, о нашем ребенке… Я зашел домой и сказал матери, что иду на реку. Мелисса разузнала, где я. Она пришла, когда я был уже пьян, и решила, что это наш с ней развод довел меня до такого состояния. Прости, я не совсем понимал, что говорю… Я рассказал ей о нас с тобой… Мелисса сказала, что все расскажет моей матери, а я послал ее к черту.

– А что твоя мать?

– Я вернулся домой и поговорил с ней. – Кланси тяжело вздохнул. – Оказывается, она очень хорошо к тебе относилась… А потом она заявила, что собирается замуж за Тома Ллойда, так что Мелисса опоздала со своей новостью.

– Похоже, Мелисса скоро разведется во второй раз, – сказала Анджела. – Она часто появляется у своих родителей и приходит к твоей матери. Похоже, считает, что бывший муж – это лучше, чем ничего. Кажется, Мелисса очень боится остаться в одиночестве.

– Ты не поверила ей?

– Нет, конечно. Но кое-что заставило меня насторожиться.

– Что? – испуганно спросил Кланси.

– Сегодня вечером со мной ты не выпил даже полного бокала вина. И вдруг я узнаю, что ты напиваешься до бесчувствия в обществе бывшей жены. Что я должна подумать?

– Я даже не прикоснулся к ней, честное слово! Когда ребенок родится, я оплачу генетический тест.

– Ладно, – вздохнула Анджела, – поживем – увидим. Пойдем в отель. Я собираюсь провести в душе целый час, иначе этот песок не отмоется. Думаю, ты займешься тем же. А потом можешь тихонько постучаться в мою дверь, но я не открою, если ты придешь без стакана содовой со льдом. И учти, я не собираюсь заниматься сексом с мужчиной, у которого на лице такая кислая мина.

– Так лучше? – Кланси улыбнулся и помог ей подняться.

– Намного! – Она легко коснулась губами его щеки.

В отель они возвращались молча, держась за руки, и оба думали о событиях сегодняшнего вечера.

Кланси впервые в жизни убедился, что у него есть ангел-хранитель. Объяснить произошедшее чудо по-другому он просто не мог. Ему хотелось упасть перед Анджелой на колени и поблагодарить ее за то, что она не ушла.

Анджела никак не могла сосредоточиться, мысли путались. Она не собиралась замуж за Кланси Моргана, но стоило ей подумать, что она могла вновь потерять его, у нее подкашивались ноги. Только сегодня Анджела поняла, как он ей близок и дорог, несмотря на все, что произошло между ними десять лет назад.

Кланси проводил Анджелу до двери номера, помог открыть дверь и отправился к себе.

– Спасибо тебе, – сказал он, обернувшись.

– «Спасибо» – это все, чем должен закончиться сегодняшний вечер? – Анджела приняла провокационную позу, подмигнула Кланси и звонко расхохоталась, когда он чуть не споткнулся, бросившись к ней.

Кланси поднял ее на руки и осторожно прикоснулся губами к ее губам. Анджела закрыла глаза. Сколько раз она видела это во сне… У поцелуя был вкус итальянского вина, ночного неба и соленого ветра.

Кланси вошел в ее номер и бережно опустил Анджелу на кровать. Никто больше не мог помешать им – они уже не были испуганными подростками и могли провести вместе столько времени, сколько хотели.

Когда рука Анджелы, расстегивая пуговицы, скользнула под его рубашку, Кланси крепко сжал ее в объятиях и сквозь прикрытые ресницы увидел огромные сияющие звезды.

– Люблю… – еле слышно прошептала она.

– Люблю… – отозвался он.

Через час они лежали на застеленной кровати; завиток волос Анджелы, уткнувшейся ему в плечо, щекотал подбородок Кланси.

– Спасибо тебе, – нежно прошептал он.

Анджела подняла на него глаза.

– Увидимся завтра утром, – улыбнулась она. – Я буду на балконе.

– Я тоже. Знаешь, ведь у нас соседние номера. Осторожно закрыв за собой дверь номера Анджелы, Кланси на секунду остановился. Так легко и спокойно он не чувствовал себя давно. Кажется, он был безумно счастлив…


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Анджеле показалось, что она спала не больше минуты, когда в дверь постучали. Она бросила взгляд на часы, стоявшие на столике возле кровати. Было четыре утра. «Кажется, у Кланси утро начинается раньше, чем у меня».

– Сейчас! – крикнула Анджела, влезла в тапочки и открыла дверь. Вопреки ожиданиям за дверью стоял вовсе не Кланси. Молодой человек, приносивший вчера цветы, смотрел на нее испуганно и растерянно.

– Что случилось?

– Мне очень жаль, мисс, но вы должны как можно быстрее собрать вещи и выйти во двор отеля.

Анджела схватилась за голову. Кажется, ей просто приснился кошмар… Но проснуться почему-то не получалось.

– Зачем?

– Ураган, мисс. Через два или три часа он будет здесь. Служба спасения срочно эвакуирует все прибрежные отели.

– О Господи! Какой еще ураган?

– Бланш, мисс. Мы ожидали, что он пройдет мимо, но… От резкого порыва ветра затрещали оконные рамы, в стекло ударил дождь. Похоже, это была не шутка.

– Спасибо, – пробормотала Анджела. – Я сейчас соберусь. Закажите, пожалуйста, авиабилет в Даллас.

– Мне очень жаль, мисс, – вздохнул служащий, – но все рейсы отменены. Вы можете попробовать взять напрокат машину.

– Хорошо. – Анджела закрыла дверь, но через несколько секунд ей пришлось открыть ее Кланси.

– Я позвонил в аэропорт, где арендовал машину, и договорился о продлении срока, – быстро сказал Кланси. – Тебе стоит сделать то же самое. Собирайся скорее, мы едем в Оклахому. – С этими словами он подхватил сумку Анджелы и направился к лестнице.

– Подожди! С чего ты взял, что я поеду с тобой?

– Ты можешь остаться здесь и дождаться урагана. Я сейчас вернусь, а ты пока оденься. Конечно, тебе безумно идет эта ночная рубашка, но…

– О черт! – Анджела захлопнула дверь, быстро сняла рубашку, надела шорты, футболку и кроссовки, схватила телефонную трубку и набрала номер службы проката. Ее успокоили и сказали, что машину можно оставить на любой стоянке штата, просто позвонив и предупредив, где она находится. Анджела объяснила, что оставляет машину возле отеля, бегом спустилась по лестнице вниз. Кланси уже ждал ее.

– Ураган будет здесь через час! – расслышала она его голос сквозь рев ветра. Словно в подтверждение его слов в лобовое стекло автомобиля ударил мелкий град.

– Скорее!

– Может быть, нам удастся обогнать ураган. Или по крайней мере найти место, где можно будет его переждать.

– Хорошо бы.

Анджела и Кланси успели выехать на шоссе, ведущее к границе штата, когда ураган настиг их. Вокруг машины заклубилась серая пыль, дождь заливал стекло так, что дорогу впереди невозможно было разглядеть, а порывы резкого ветра то и дело грозили перевернуть машину.

«Интересно, что написал бы об этом „Вестник Тишоминго“? – подумала Анджела. – Президент нефтяной компании Анджела Конрад и преподаватель химии из Оклахомы Кланси Морган погибли в самом сердце урагана Бланш. Эксклюзивное интервью с бывшей женой: „Они были обречены“».

Анджеле на миг представилось, что Мелисса и есть виновница стихийного бедствия. Может, ее злость и обида изменили что-то в атмосфере и начался этот кошмар?

В восемь часов утра они пересекли границу штата Алабама, проехав за три часа всего шестьдесят миль. Дождь немного утих, и дорогу можно было разглядеть почти на пять футов вперед. Плотно закрытые окна не спасали: вода нашла крохотные щели и пробралась в салон.

– Хочешь есть? – спросил Кланси. – Будет настоящим чудом, если мы сейчас наткнемся на открытый «Макдоналдс» или какую-нибудь забегаловку. Я бы сейчас не отказался от чашечки горячего кофе со сливками.

– О да, – мечтательно вздохнула Анджела. – А мне черный кофе, но с сахаром и покрепче.

– Боюсь, все хозяева ресторанов сейчас закрыли свои заведения, забрались в подвалы и трясутся от страха. О Боже, смотри там, впереди!

На расстоянии нескольких футов от них мелькнул кузов «Закусочной на колесах».

– Отлично! – воскликнула Анджела. – Давай их догоним?

– Они решат, что мы сумасшедшие!

– Пускай! Я так хочу есть, что и правда сейчас сойду с ума.

Водитель в цветной кепке с надписью «Горячие обеды на колесах» даже не удивился, когда дверь поравнявшейся с ним машины приоткрылась и очаровательная девушка на ходу протянула в окошечко деньги:

– Два стакана кофе и горячие бисквиты, пожалуйста. Скорость на шоссе была такой маленькой, что заказ был выполнен без труда.

– Завтрак подан, сэр, – улыбнулась Анджела и откусила огромный кусок свежего, горячего бисквита.

– Простите, – Кланси выглянул в окно, обращаясь к водителю фургончика, – можно ли сейчас проехать из Алабамы в Даллас?

– Не думаю, – флегматично ответил тот. – Разве что в объезд. Дорога плохая, ее наверняка размыло.

Кланси обернулся к Анджеле:

– Ну вот. Давай решать, где мы проведем оставшиеся две недели. Можешь выбирать, целый штат к твоим услугам – ну и я, конечно.

Анджела вздохнула:

– Прости, Кланси. Я собиралась провести это время с тобой, но не в машине. Если хочешь, можешь перебраться на заднее сиденье и поспать немного, а я пока сяду за руль. Потом снова поменяемся.

– Все-таки подумай. Мы можем переждать ураган и вернуться в отель, а можем выбрать любое другое место. Все так хорошо начиналось…

– Нет, – твердо сказала Анджела. – Я возвращаюсь домой. Можешь отвезти меня в Денисон, если тебе по пути.

– Твоя машина в аэропорту?

– Нет, меня туда подвезла Пэтти. – Анджела схватилась за голову. – Бог мой, я ведь забыла ей позвонить! Она думает, что мы остались в отеле и, наверное, очень волнуется.

– Моя машина в аэропорту Оклахомы. Почему ты не хочешь поехать домой со мной вместе? Мы могли бы вдвоем вернуться в Тишоминго и провести оставшиеся дни в доме моей матери.

Анджела чуть не подавилась кофе.

– Ты приглашаешь меня в гости? В дом своей матери?

– Ну да. В саду есть домик для гостей с двумя комнатами, ты займешь одну, а я другую. Мама с Томом Ллойдом скорее всего уедут на побережье.

– Ты серьезно? – Ее зеленые глаза засияли так, что Кланси не смог отвести от нее взгляда. С нежным и мягким выражением лица, с волосами, рассыпавшимися по плечам тяжелыми волнами, она была похожа на ангела с картин художников Возрождения.

– Если погода не ухудшится, завтра вечером мы уже будем в Тишоминго.

Анджела задумалась. Кланси решил, что сейчас она скажет «нет» и потребует отвезти ее в ближайший аэропорт. Прошло несколько минут.

– По дороге решим, – наконец сказала Анджела. Кланси тяжело вздохнул. Что же, такой ответ по крайней мере лучше, чем «нет».

– Посмотри пока, пожалуйста, в правое окно, – попросил он, открывая свою сумку, – я переоденусь в сухую одежду. Потом я сяду за руль, и ты сможешь сделать то же самое.

Анджела послушно отвернулась и вытащила из маленькой сумочки телефон. Отправив сообщение Пэтти, она уткнулась носом в стекло и громко вздохнула.

– Можно, я повернусь? – спросила она. – На тебя смотреть намного приятнее, чем на этот дождь.

– Я уже переоделся, теперь твоя очередь. Если хочешь, я дам честное слово не подглядывать.

Еще час они ехали молча, пока дождь не прекратился и среди низких серых облаков не появились первые просветы.

– Смотри, какая радуга! – воскликнула Анджела. – Боже, она такая яркая! А я уже думала, что весь мир окрасился в серый цвет. Кланси, смотри!

– Вижу. Если хочешь, можем остановиться и выйти из машины.

– Нет, давай лучше найдем, где можно заночевать.

– Какой-нибудь маленький отель… – начал Кланси.

– … где есть горячий душ и большие пушистые полотенца, – мечтательно продолжила Анджела.

– Комнату с одной кроватью? – спросил Ктанси, останавливаясь у лестницы небольшого мотеля.

– Нет. Прости, я не боюсь тебя, честное слово, но этой ночью мы будем спать в разных постелях, – сказала Анджела. – Я так решила.

– Как хочешь, – спокойно ответил Кланси и направился к стойке регистрации.

Вернувшись, он помог Анджеле выйти из машины и выташить вещи.

– Портье просмотрел на меня как на сумасшедшего. В такую погоду у них никто не останавливается, поэтому обед приготовят только через час, танцев вечером не будет и ночной клуб не работает. Можно подумать, мы приехали сюда специально, чтобы потанцевать.

– Почему бы и нет? – рассмеялась Анджела. – Было бы забавно. Но боюсь, у меня будут заплетаться ноги – я безумно хочу спать. Господи, это мой первый отпуск за десять лет, и с первого же дня все пошло кувырком! Нужно возвращаться на работу и больше не заниматься такими глупостями.

– Ты еще не решила, поедешь ли со мной в Тишоминго? – с замиранием сердца спросил Кланси.

– Поеду, – улыбнулась Анджела. – У нас всего две недели, зачем же терять время? Я пойду в душ первой и заберу себе самое большое полотенце.

– Я очень рад.

– Ты мечтаешь о полотенце поменьше?

– Нет, я рад, что ты едешь со мной, – рассмеялся Кланси.

– Ты знаешь, мне почему-то расхотелось спать. Я начинаю думать, что танцы не такая уж плохая идея. Что будем делать?

– Я тоже приму душ, потом мы поужинаем. Говорят, по вечерам в кафе через дорогу играет небольшой оркестрик, так что танцевать нам никто не помешает. Ты согласна?

– Конечно. Кажется, у меня даже есть платье, которое не очень промокло.

Кланси с трудом мог поверить, что судьба к нему настолько благосклонна. За прошедшие два дня он уже несколько раз думал, что потерял Анджелу навсегда, что сейчас она развернется и уйдет, не сказав на прощание ни слова, но его ангел лишь улыбался, и его зеленые глаза радостно сияли. «Почему я был так слеп десять лет назад? – подумал Кланси. – На свете нет ни одной женщины, прекраснее ее… Такого самодовольного юнца, как я, просто нельзя было подпускать к ней близко…»

Анджела стояла под горячим душем, закрыв глаза и запрокинув голову, и чувствовала, как вода смывает усталость. Потом вымыла голову шампунем с запахом горького миндаля, вытерлась огромным пушистым полотенцем и натянула короткое платье.

«Час от часу не легче, – подумала она. – Я согласилась ехать с ним в Тишоминго. По-моему, это хуже, чем ураган Бланш».

– Эй! – крикнул Кланси из комнаты. – Оставь мне немножко горячей воды! Я думал побриться – ты ведь не хочешь появиться на людях с мужчиной, похожим на медведя гризли?

Анджела открыла дверь.

– Да, побриться тебе не помешает. Жаль, что у тебя нет одеколона с противным запахом.

– Это еще зачем?

– Чтобы этот запах отгонял от тебя женщин. После душа ты станешь настоящим красавцем, и, честное слово, я убью любую женщину, если она подойдет к тебе ближе, чем на милю.

Кланси ухмыльнулся и закрыл за собой дверь.


Глава 11

<p>Глава 11</p>

– Кланси, ты обещал, что мы будем в Тишоминго завтра вечером, – вздохнула Анджела. – По-моему, это обещание ты выполнить не сможешь.

Держась за руки, они только что вышли из небольшого кафе напротив мотеля. Там и в самом деле играл оркестр, но танцевали только они вдвоем: в зале никого больше не было. Пока они ужинали, мелко моросивший дождь снова перешел в ливень, а ветер усилился – ураган решил, что так легко не сдастся.

– Значит, приедем послезавтра утром, – сказал Кланси. – Нам есть о чем поговорить. Можно сказать, что мы с тобой должны познакомиться заново. По-моему, лучшего места для этого, чем Тишоминго, нам просто не найти.

– По-моему, тоже.

Войдя в номер, Анджела с трудом стянула платье: промокшая ткань прилипала к телу и сопротивлялась. Капли дождя оставили темные разводы на светло-голубом пиджаке Кланси и серьезно испортили прическу Анджелы.

– Кажется, это не сможет исправить даже лучший в мире парикмахер, – сказала Анджела, посмотрев на себя в зеркало. – Может, посмотрим телевизор, если, конечно, ураган не унес антенну с крыши?

– Будет весело, если там показывают «Водный мир», – усмехнулся Кланси.

– Бр-р! Довольно с меня воды! Интересно, наш отель на побережье не унесло ветром? Давай посмотрим новости.

Ураган и в самом деле разнес почти все побережье Флориды. К счастью, отдыхающие успели уехать, а вот местным жителям пришлось намного хуже. Пощелкав кнопками пульта, Кланси потянулся за телепрограммой.

– Везде новости про ураган. Вот так лето…

Анджела легла на кровать, укрывшись теплым шерстяным пледом. Один-единственный вечер на берегу, отражения звезд в темной воде, шум прибоя, вкус итальянского вина на губах, мелодичный звон хрустальных бокалов и нежное прикосновение таких родных рук… Пожалуй, один этот вечер стоил целого лета.

Кланси переключал каналы, пока не наткнулся на фильм.

– Кажется, это комедия с Джулией Робертс, – сказал он. – Будешь смотреть?

– Не знаю. Сделай звук погромче.

Анджела встала, повесила на плечики промокшее платье и натянула коротенькую кружевную ночную рубашку.

– Хочешь, можем представить себе, что мы пришли в кино! – предложил Кланси. – Ради этого я даже могу купить у портье пакетик поп-корна.

– Может, это и здорово, но я просто засыпаю на ходу. – Анджела взбила подушку и устроилась поудобнее на кровати. В последний раз ей удавалось посмотреть телевизор… во всяком случае, не в этом году и, кажется, даже не в прошлом. О походах в кино нечего и говорить. «Нефтяная компания Конрад» требовала много сил и времени, но все, вложенное в работу, рано или поздно окупалось.

– О Господи! – Она вскочила и схватила телефонную трубку. – Я опять забыла позвонить Пэтти, вдруг до нее не дошло мое сообщение.

В офисе никого не было. После пятого гудка включился автоответчик. Анджела ненавидела механический голос в трубке, хотя иногда имитировала его при разговорах с нежелательными клиентами.

– Пэтти, возьми, пожалуйста, трубку, если ты поблизости. Мы выбрались из этого чертова урагана, и с нами все в порядке. – Она с трудом сдержала смех, вспомнив свою идею о связи урагана и Мелиссы. – Мы пробудем здесь еще день и поедем домой – я собираюсь некоторое время провести в Тишоминго.

– Фильм начинается.

Анджела присела на край кровати рядом с Кланси.

Фильм оказался смешным. После просмотра Кланси заявил, что никогда не будет пробовать то, что приготовит Анджела, если она готовит так же, как героиня Джулии Робертс.

– Не волнуйся, Кланси. Я не готовлю совсем.

Кланси удивился. Он думал, что Анджела умеет все. Она прекрасно играла в гольф, водила машину, плавала, кроме того, руководила собственной компанией… И вдруг выясняется, что она не умеет готовить. Умел готовить даже Ред, и неплохо…

– Серьезно, я совсем не готовлю, – ничуть не смутившись, призналась Анджела. – Когда я училась в школе, готовила бабушка, у нее было время, и ей нравилось это занятие. После ее смерти у меня было очень много дел, потом появилась Хильда, и с тех пор на моей кухне хозяйничает она.

– Хильда? Та самая женщина, которая столкнула меня со скамейки возле твоего дома? – рассмеялся Кланси.

– Когда это она успела?

– После того как я выследил тебя после концерта, я уснул на скамейке возле забора твоего дома. Она дала мне хорошего пинка и обругала грязным ублюдком, а потом сказала, куда ты поехала и посоветовала тебя догнать.

– Узнаю Хильду, – вздохнула Анджела. – Интересно, сколько еще друзей в заговоре против меня?

– Ты уже спишь? Сейчас по другому каналу будет фильм с Арнольдом, хочешь посмотреть?

– Смотри, если хочешь, я уже засыпаю. – Анджела накрылась одеялом. – Разбуди меня завтра, когда проснешься.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Кланси, – пробормотала она, уже засыпая.

Кланси досмотрел фильм до конца, но ничего из него не запомнил. Он мог думать лишь об Анджеле, спокойно спящей на соседней кровати. Закрывая глаза, он представлял себе свежий ночной ветер, далекие огни, прикосновение ее руки, вкус ее губ и запах духов. В легком платье на берегу океана, в ярко-красном купальнике и белой шляпе, промокшая с ног до головы во время урагана, закутавшаяся в пушистое полотенце в гостинице – она была прекрасна. Выключив телевизор, он тихонько пошел в ванную комнату, принял душ и почистил зубы.

Вернувшись в комнату, постоял несколько минут над кроватью Анджелы. Подумать только, ее милое лицо будет первым, что он увидит, проснувшись…

Он наклонился и осторожно поцеловал ее в щеку.

– Кланси… – прошептала Анджела сквозь сон.

– Спокойной ночи, мой маленький ангел, – нежно сказал он ей на ухо. Когда он попытался выпрямиться, руки Анджелы нежно обвили его шею, она открыла глаза, притянула его к себе и крепко поцеловала.

– Я сошла с ума, Кланси… – прошептала Анджела. – Мне только что приснилось, что мы с тобой на набережной Пеннингтона и нам по восемнадцать лет…

– Я разбудил тебя. – Кланси присел на край кровати и взял ее за руку. – Просто хотел поцеловать тебя на ночь.

– Поцелуй меня еще раз.

– Я не расстроил тебя?

Анджела села в кровати, глядя на него:

– Ничего не говори. Лучше иди сюда.

«Завтра я буду жалеть об этом, – сказала она себе, – но сейчас, черт побери, я хочу заняться любовью с Кланси Морганом… а все, что будет завтра, меня не волнует!» Будущее было неясно, прошлое печально, а настоящее… Настоящее было прекрасно… и так близко! Еще недавно Анджела даже мечтать не могла, что все, бывшее между ними на старом голубом шерстяном одеяле, повторится вновь.

Кланси сбросил одежду и лег рядом с Анджелой. Ее кружевная рубашка упала на пол поверх шорт и майки Кланси. Они не торопились: им уже не восемнадцать, никому не надо бежать домой, скрываясь от случайных взглядов. Рука Кланси скользнула вдоль бедра Анджелы.

– Сейчас… – прошептала она.

– Да, – ответил он.

Анджела закрыла глаза, представив себе, что растворяется, как в теплой воде, в его сильных горячих руках. Кланси был ласков и нежен; его руки скользили вдоль ее тела, будто угадывая самые тайные желания. Анджела прижалась к нему. Она еще не знала, что будет дальше, но ее тело само приняло решение: быть рядом с Кланси Морганом, чувствовать его тепло, дыхание, слышать голос… и никогда никуда не отпускать от себя…

Потом, осторожно гладя волосы уснувшей Анджелы, Кланси вспоминал все случившееся с ним за десять лет. Он приобрел большой опыт, узнал многих женщин, но не мог объяснить себе, почему все время вспоминал восемнадцатилетнюю застенчивую девочку, занимавшуюся с ним любовью на старом одеяле на набережной Пеннингтона. Может быть, дело в том, что она любила его?

И что делать теперь, чтобы не потерять ее? Десять лет разлуки научили Кланси понимать, каким хрупким и непрочным может быть счастье.

Анджела проснулась от звонка будильника в семь часов утра.

Она проснулась в объятиях Кланси, и это пробуждение было лучшим в ее жизни. Сначала она нахмурилась, но потом вспомнила, что сама захотела этого. Она улыбнулась и пощекотала шею Кланси. Он пробормотал что-то во сне и обнял ее еще крепче.

– Просыпайся, – сказала Анджела.

– Доброе утро.

– Следующей ночью мы уже будем в Тишоминго, правда?

– Может быть, просто поедем куда глаза глядят, а следующей ночью возьмем в отеле комнату с одной кроватью?

– Нет. И не смей целовать меня, пока я не почищу зубы. Вернувшись из ванной, Анджела долго возилась с косметичкой.

– Ты очаровательна.

– Я просто умру без чашечки крепкого кофе, – прошептала она в перерыве между поцелуями. – Пойдем завтракать?


Глава 12

<p>Глава 12</p>

– Я начинаю думать, что это не лучшая идея, – сказала Анджела, зябко поежившись от ветра, который трепал широкие рукава ее вышитой мексиканской блузы и развевал волосы. Она надеялась, что Кланси не знает, какое волнение охватило ее, когда они вдвоем оказались в аэропорту Оклахомы. Продолжение удивительной истории, начавшейся на побережье Флориды… Так она не волновалась даже в тот день, когда получила у нотариуса документы, подтверждающие регистрацию «Нефтяной компании Конрад».

– Не бойся. – Кланси обнял ее за плечи. – Моя мама тебя не съест. Я совсем недавно узнал, что она была близко знакома с твоей бабушкой. И потом, у них с Томом сейчас медовый месяц, так что они нас поймут.

Он распахнул перед Анджелой дверь своей машины и погрузил ее сумки в багажник.

– Может быть, тебе стоит сначала позвонить и предупредить их?

– Все будет в порядке.

– Кланси? – удивилась Мередит Морган, открывая дверь. – И… Анджела? Господи, как ты выросла! Проходите скорее. Мы с Томом прилетели только сегодня утром и услышали по радио про ураган. Я так и подумала, что вы вернетесь.

– Вот видишь, все просто замечательно, – улыбнулся Кланси. – Мам, мы займем гостевой домик, ладно? Во Флориде после урагана оставаться просто невозможно, а у Анджелы еще две недели отпуска.

Пройдя в гостиную, Анджела огляделась. Мало что изменилось с тех пор, как она была здесь в последний раз. Новая скатерть на столе, застекленная веранда…

– Надеюсь, мы не очень нарушили ваши планы. – Анджела протянула руку Мередит, чувствуя, что снова превращается в застенчивую девочку, какой была в детстве.

– Милая моя, я не стою твоего рукопожатия, – вздохнула Мередит. – Во-первых, я только недавно узнала о смерти твоей бабушки и даже не побывала на кладбище, а во-вторых… Ты лучше меня знаешь, как я воспитала сына.

Надеюсь, за десять лет он хоть немного исправился. – Мередит обняла Анджелу.

– Вы уверены, что все в порядке? Я могу остановиться в отеле, если что-то не так.

– Не говори глупостей, девочка. Сейчас чудесная погода, вы можете оставить вещи в гостевом домике, вытащить в сад шезлонги и наконец-то погреться на солнышке после этого ужасного урагана.

– Спасибо. Кланси, покажи, мне, куда идти, и я помогу тебе с вещами.

Мередит украдкой бросила взгляд на своего сына. Те же темные волосы, решительно сжатые губы, тот же южный загар, но глаза… Они сверкали и были полны жизни! Мередит давно не видела Кланси таким счастливым и не сомневалась, что причина этой перемены – Анджела Конрад.

– Пойдем, – сказал Кланси.

Дверь открылась, и вошел Том Ллойд.

– Дорогая, фуксии нужно поливать каждый день, а мы совсем о них забыли. Я займусь ими, хорошо? О Боже, кого я вижу! Анджела Конрад, подойди сюда и обними меня! Я не видел тебя десять лет. Ты такая же красавица, какой была в школе, и даже еще лучше.

– Ты такой огромный! – рассмеялась Анджела и звонко чмокнула Тома в щеку.

– А ты все такая же крошка. Вы погостите у нас?

– Думаю, да. Ураган нарушил наши планы, пришлось возвращаться. Кланси предложил заехать к вам…

– И был совершенно прав. Пойдемте, я помогу вам отнести вещи. Где ты пропадала все эти десять лет? Мы часто вспоминали тебя и твою бабушку, но никто не знал, куда вы уехали.

Анджела вздохнула. Ей нравился этот дом. Очень нравился. Кажется, она была бы даже не против остаться здесь навсегда. Если бы не работа…

«Нельзя, – мелькнула мысль. – Ни в коем случае. Кланси… наш ребенок… Я не могу остаться с ним. Никогда».

– Вы пойдете с нами в церковь завтра утром? – спросила Мередит. – Служба начинается в одиннадцать.

– Конечно, мам, мы встанем.

Когда Мередит и Том вошли в дом, Кланси подхватил Анджелу на руки и понес к домику для гостей.

– Учти, когда мы войдем, я не отпущу тебя, – прошептал Кланси.

Анджела рассмеялась. С трудом, но она все же заставила себя не думать, что это скоро закончится.

Через пару часов они сидели в кафе с видом на набережную Пеннингтона. Кланси предложил ей прогуляться по Тишоминго. Анджела надеялась, что он не поведет ее туда, где они расстались десять лет назад. Кланси отошел к стойке бара, и у нее было время, чтобы привести мысли в порядок.

– Эй, Кланси! – Джимми Мур махнул ему рукой. – Где тебя носило? Прошлой ночью мы рыбачили на набережной, и неплохо! Ларри до сих пор бегает и рассказывает всем, какую рыбину он поймал.

– Где мы только не были! – рассмеялся Кланси. – На побережье Флориды, в сердце урагана, в Алабаме, в Оклахоме…

– «Мы»? Вы что, помирились с Мелиссой?

– Не дай Бог! – усмехнулся Кланси.

– Ты видел ее?

– Видел и больше не хочу.

– Тогда зови свою девушку, и пойдем за наш столик – у нас есть свободные места. Мы как раз пришли поужинать вместе с Дженни.

Рыжеволосая пухленькая девушка приветливо улыбнулась Кланси.

– Дженни, что тебе заказать? – спросил Мур. – Бекон с сыром и кукурузой?

– Нет, конечно! – возмутилась Дженни. – Там же столько жира! Овощной салат и диетическую колу. – Она с завистью покосилась на тоненькую фигурку Анджелы, которая заказала себе двойной чизбургер и горячий шоколад. – Кланси, а куда подевалась Мелисса? В городе ходят слухи, что вы вместе уехали отдыхать.

– Это только слухи. Давай не будем говорить о ней.

Дженни сидела как на иголках. Она сравнивала себя с очаровательной незнакомкой, и явно не в свою пользу. Неудивительно, что Кланси оставил жену ради такой красавицы.

– Как хочешь, – вздохнула она. – Просто они с Дэниэлом недавно развелись, и мы все подумали, что вы…

– Хватит.

Анджела ни капельки не волновалась. Она не была в Тишоминго много лет, но помнила, как быстро расходятся слухи в маленьком городке. К счастью, она давно приучила себя не обращать внимания на такие мелочи.

– Дженни, неужели ты не узнала Анджелу Конрад? Мы учились вместе, а недавно ее оркестр играл для нас на празднике.

Анджела вспомнила, что в старших классах Дженни дружила с Мелиссой. Возможно, эта дружба продолжалась до сих пор.

– Привет, Анджела. – В упор на нее глянули ярко-голубые глаза, в которых она прочитала жгучую зависть. – Ты снова в Тишоминго?

– Приехала погостить у Кланси, – ослепительно улыбнулась Анджела. – Мы хотели отдохнуть на побережье, но начался ураган, и пришлось вернуться. По-моему, здесь не хуже.

– Мелисса сказала, что летит с тобой отдыхать, Кланси, – продолжила Дженни, будто не расслышав просьбы Кланси, – а вчера позвонила и сказала, что возвращается домой, и я подумала, что вы…

– Ты подумала неправильно, – мягко остановил ее Джим. – Кланси ведь сказал: хватит об этом. Анджела, как у тебя дела? Я десять лет ничего о тебе не слышал.

– Мы с бабушкой переехали в Кемп, – улыбнулась Анджела. – Там я закончила колледж, потом университет, а сейчас у меня свое дело.

– Анджела – президент «Нефтяной компании Конрад», – гордо сказал Кланси, – и самый лучший геолог в нашем штате.

– Да ты что! – восхитился Джим. – Ред упоминал о женщине-геологе, которая обставила его по всем пунктам, но я представить себе не мог, что это Анджела! Поздравляю!

– Ты знаешь Реда?

– Я работал у него восемь лет назад. Вот это было времечко!

– Мы приехали всего на две недели. У Анджелы много работы.

– Две недели! – Дженни капризно поджала губы и повернулась к Джиму: – Я бы свихнулась, если бы мне пришлось проводить с тобой двадцать четыре часа в сутки целых две недели. Это просто ужасно!

Кланси разглядывал Дженни в упор и видел в ней Мелиссу. Та же бесцеремонность, скандальные интонации, вечные капризы и уверенность в собственном превосходстве. Похоже, Дженни и Мелисса дружат до сих пор…

– Дженни, – сказал он тем спокойным и серьезным тоном, каким обычно разговаривал со своими студентами, – наши отношения с Мелиссой давно в прошлом. Она сама ушла от меня и вышла замуж за Дэниэла, я не бросал ее. Мы расстались, и я не хочу возобновления отношений, что бы Мелисса ни говорила по этому поводу.

– Ну да, конечно! – возмущенно воскликнула Дженни. – Только она почему-то оказалась беременна от тебя!

– Это не мой ребенок! – Кланси с такой силой ударил кулаком по столу, что окружающие начали оглядываться на их столик. – Черт побери, эта история перестает казаться мне забавной!

– Ты сошел с ума! – заявила Дженни.

– Нет, это все вокруг свихнулись, и ты в том числе! Мелисса может быть беременна. Это может быть ребенок Дэниэла или чей угодно, но не мой, слышишь? Это ее проблема! Должен тебя огорчить, Дженни: кажется, твоя лучшая подруга не очень-то тебе доверяет, если не назвала настоящего отца своего ребенка.

– Заткнись! – Дженни обернулась к Анджеле: – Все было бы хорошо, если бы не ты! Ты разрушила семью!

– Дженни, успокойся, – одернул ее Джим. – Ты лезешь не в свое дело.

– И ты тоже заткнись! Откуда она вообще взялась? В школе она ходила в обносках, а сейчас посмотри на ее платье! Но я-то все равно помню, что передо мной обыкновенная нищенка Конрад, во что бы она ни оделась!

– Дженни!

– Да, Мелисса – моя лучшая подруга! Она совершила большую ошибку, когда ушла от Кланси, а он не дает ей шанса исправить ее! Сейчас она беременна, и если отец ребенка не Дэниэл, то…

– То кто же? – усмехнулась Анджела. – Прости, дорогая, но Кланси уже сказал, что он не имеет к этому отношения, и я верю ему.

– Так кто же отец, радость моя? – спросил Джим. – Быть того не может, чтобы Мелисса тебе не рассказала. Выкладывай быстро, иначе у нас с тобой будут проблемы.

– Пошел к черту! – завопила Дженни. – Я иду домой, а ты можешь ночевать на набережной со своими дружками!

– Это не лучшее место для ночевки, – сказал Джимми, даже не взглянув на нее. – Я скоро приду домой, а ты пока собери мои вещи. Я уеду на пару недель, а ты за это время приведешь себя и дом в порядок. Мне надоело.

– Ты свихнулся!

– Я верю Кланси. И не позволю, чтобы две вздорные девицы за моей спиной устраивали западню моему другу.

– Заткнись! – Дженни направилась к двери. – Счастливо оставаться! Целуйся со своей оборванкой, Кланси Морган!

Анджела поднялась и пошла за ней следом. Кланси попытался схватить ее за рукав.

– Не надо, – остановил его Джим. – Кажется, твоя подружка будет поумнее моей жены, и они не наломают дров. Подумать только, «Нефтяная компания Конрад»! Ну почему женщины так редко бывают красивыми и умными одновременно? У вас все серьезно?

– Очень надеюсь.

Дженни села в машину и завела мотор. Анджела подошла, открыла дверь с другой стороны и уселась с ней рядом.

– Выйди из моей машины, ты, маленькая сучка! – завопила та.

– Я собираюсь кое-что сказать тебе, Дженни, и ты выслушаешь меня, даже если не хочешь этого.

– Выйди из моей машины и сядь в свою! Меня могут увидеть с тобой и рассказать Мелиссе.

Анджела усмехнулась:

– Дженни, это детский сад. Кажется, ты забыла, что мы давно выросли. Мы должны поговорить как взрослые люди. Меня не пугает твой тон. Открывая свое дело, я слышала еще и не такое. По большому счету, мне все равно, что ты обо мне думаешь.

– Что тебе нужно?

– Дженни, ты ничего не добьешься, разговаривая со мной таким тоном. Я к нему давно привыкла. Знаешь, – интонация Анджелы стала доверительной, как при разговоре двух близких подруг, – мне приходится работать с людьми, которые не хотят признавать во мне специалиста. Слышала бы ты, что они говорят… Так что ты меня не испугаешь грубостью – только навредишь сама себе. Грубая женщина – это отвратительно.

Дженни на миг задумалась.

– Только не надо лекций о правильном поведении, – наконец заявила она. – Я вдоволь наслушалась их от своей мамочки. Что ты хотела мне сказать?

– Я знаю, что Мелисса хочет вернуть Кланси и готова на все ради этого. Неужели тебе не жаль ее? – тихо спросила Анджела. – Вы ведь подруги, или я ошибаюсь?

Глаза Дженни стали большими и круглыми.

– Что ты несешь?

– Подумай сама. Она хочет удержать Кланси силой и пытается шантажировать его, но не понимает, что может получить от него все, кроме любви. Я знаю, почему Мелисса выдумала историю с ребенком, и, поверь мне, Кланси тоже это знает. Ты должна помочь своей подруге, отвлечь ее и занять другими делами. Если она на самом деле беременна, ей нельзя волноваться. Подумай об этом. И еще… Постарайся не кричать на своего мужа. Ты очень привлекательная женщина, а злоба портит тебя. Это его раздражает.

– Подумаешь, какие нежности! – фыркнула Дженни. – Покатается недельку по штату со своими дружками, и все будет в порядке. Думаешь, это все в первый раз?

Анджела пожала плечами.

На глазах Дженни выступили слезы.

– Да, ты же уехала сразу после окончания школы, – быстро заговорила она, – и ничего не знаешь. У тебя-то все хорошо! А я залетела незадолго до выпускного, понимаешь? Он, конечно, женился на мне, как порядочный человек…

– Разве это плохо? – спросила Анджела, почувствовав укол зависти. – Он же не сбежал и не оставил тебя с ребенком на руках.

– Да! – запальчиво выкрикнула Дженни. – Не сбежал! Но ты послушай, как ужасно звучит: «Женился, потому что был порядочным человеком!» А я-то думала, что женятся, когда любят! Летала как на крыльях! Дура… – Ее плечи вздрогнули. – Теперь понимаешь? Я выхожу из себя, раздражаюсь, злюсь, а ему на все плевать! И на этот раз с ним тоже ничего не случится.

Анджела прикоснулась к ее плечу:

– Дженни, а если он однажды не вернется?

– Я… – Дженни с трудом перевела дыхание и сглотнула слезы. – Этого не может быть!.. Не знаю… Он же не бросит ребенка, правда?

– Просто постарайся быть немного добрее. Ты ведь любишь его.

– Нам не нужно вызывать врача и полицию? – спросил Кланси, когда Анджела вернулась и села рядом с ним так, будто ничего не случилось.

– Конечно, нет! – улыбнулась она. – Джим, твоя жена сидит в машине. Кажется, она хочет попросить у тебя прощения.

Джим восхищенно посмотрел на нее:

– Как тебе это удалось? Ладно, я побежал! Хорошего вам вечера.

– Не лучшая компания, – вздохнула Анджела, – зато очень вкусные чизбургеры. Давай возьмем булочек и пойдем на реку кормить уток. Мы когда-то гуляли там с бабушкой…

– Что ты сказала Дженни? – спросил Кланси, с любопытством глядя в окно. – Только погляди, они обнимаются!

– Это наш с ней маленький секрет, – улыбнулась Анджела.


Глава 13

<p>Глава 13</p>

Анджела и Кланси молча сидели на берегу реки и смотрели, как солнце медленно уходит на запад, скрываясь за деревьями и крышами домов. Анджела нарушила молчание первой:

– Знаешь, а ведь я когда-то мечтала, что мы с тобой перестанем встречаться тайно, и ты пригласишь меня в кафе, а потом мы пойдем гулять по набережной, как настоящие влюбленные. Мне тогда казалось, что это будет лучший день в моей жизни.

Кланси осторожно коснулся ее волос.

– Прости… – прошептал он.

– Не надо, – улыбнулась она. – Я многое поняла с тех пор. Только посмотри на Джима и Дженни. Нет ничего ужаснее, чем выйти замуж сразу после школы из-за того, что беременна, а потом всю жизнь выслушивать упреки и жалобы. Как бы плохо все ни было, мы избавили друг друга от этого.

– Ты права, – сказал Кланси. – Избавили, но какой ценой… Ты удивительная женщина. Я принес тебе столько горя, а ты все еще не убила меня. Чем я заслужил твое прощение?

– Сейчас ты значишь для меня больше, чем тогда. Мы выросли и стали мудрее.

– Я люблю тебя.

– Пойдем домой. Только знаешь что? Твоя мама придет будить нас утром, и если мы окажемся в одной постели…

– Мы ляжем спать в разных комнатах, – сказал Кланси, – но перед этим…

Анджела рассмеялась.

Через час Кланси постучался в дверь ее спальни. Анджела открыла ему и поцеловала его еще на пороге комнаты. На ней была коротенькая кружевная комбинация темно-красного цвета; в мягком полумраке она казалась еще сексуальнее, чем обычно. Окно было открыто настежь, подоконник залит лунным светом, а на столе, потрескивая, горели высокие восковые свечи. Кланси подхватил Анджелу на руки и бережно опустил на кровать. Чувствуя всем телом шелковистую прохладу ее кожи, он вспомнил недавний разговор на берегу реки. Теперь он был уверен, что этой ночью соединятся не только их тела, но и души.

Посреди ночи Мередит и Том, возвращаясь из ресторана, застали их плескающимися в реке с веселыми криками, будто они вновь были маленькими детьми.

– Дети, вы замерзнете! – не удержалась Мередит. Ей на миг показалось, что ее сын снова превратился в школьника.

– Только не я! – воскликнула Анджела. – Я могу плавать целую вечность!

– У нас был замечательный вечер, – начала рассказывать Мередит. – Мы гуляли и смотрели на звезды, Том так много о них знает! Потом пошли в ресторан… Боже мой, Кланси, мы танцевали вальс! Том, оказывается, чудесно танцует!

– Я дважды наступил ей на ногу, – смущенно признался Том.

– Завтра после службы мы собирались устроить небольшой пикник, – продолжала Мередит. – Пойдете с нами? Я пригласила фотографа, он обещал снять нас с Томом.

– Конечно, пойдем, – сказал Кланси. – Может быть, он пару раз щелкнет и нас с Анджелой?

Анджела радостно рассмеялась.

На следующее утро Кланси пришел на кухню в десять часов, зевая и протирая глаза. На нем были старые джинсовые шорты и футболка, в которой он обычно ходил на рыбалку. Он поцеловал Мередит в щеку и достал с полки свою кофейную чашку.

– Том еще спит? – спросил он.

– Уже встал и сейчас в ванной. Пока мы одни, я хочу кое-что тебе сказать. Во-первых, мы с тобой будем полными идиотами, если позволим Анджеле уехать. Она очень милая девушка и так любит тебя… Кланси, я десять лет не видела тебя таким счастливым! А во-вторых… Анджела – удивительный человек. Это правда, что вчера ей удалось помирить Дженни и Джима?

Кланси схватился за голову.

– Только не спрашивай меня как! По-моему, они начали ругаться еще до свадьбы. Я даже не думал, что их можно заставить поговорить друг с другом спокойно.

– А что там за история с Мелиссой? Честно говоря, я беспокоюсь за Анджелу. Она ведь отвыкла от жизни в маленьком городе, где вечно сплетничают и знают всё про всех.

– Не забивай себе голову. Мелисса может говорить все, что захочет. Я не могу быть отцом ее ребенка. Ты же видела меня той ночью, и я был не настолько пьян. Как ты думаешь, Анджела в самом деле любит меня? Я бы предложил ей выйти за меня замуж, но не знаю, что она ответит… Мне следовало сделать это десять лет назад.

– Да, ты был на редкость глуп!

– Спасибо за комплимент, – усмехнулся Кланси.

– Не сердись. Я волнуюсь за вас обоих и боюсь, как бы вы снова не поссорились. Знаешь, я давно не видела такой девушки, как Анджела.

– Я тоже.

Он поставил на поднос чашку горячего кофе, положил тосты и отправился будить Анджелу.

– Будь осторожна! – заявил он, открыв дверь. – Я несу горячий кофе, это очень важное и ответственное дело. Смотри не толкни меня под руку.

Анджела улыбнулась.

– Боже мой, вот это ночь! Кланси, тебе кто-нибудь говорил, что ты просто великолепен? Я представить себе не могла, что такое бывает. – Она пригубила кофе. – И утро тоже замечательное, особенно когда оно так начинается.

– Рад стараться.

– Отвернись, пожалуйста, я оденусь.

– Зачем мне отворачиваться? С утра ты так же прекрасна, как ночью. Мама собирается на пикник после службы. Они с Томом пригласили фотографа. Думаю, он согласится сделать для нас несколько снимков.

– Зачем?

– А почему бы нет? У меня нет ни одной карточки, где мы с тобой вместе. Даже школьных не осталось.

– Хорошо. – От мысли, что на службе соберется весь город, Анджеле стало немного не по себе. Похоже, к вечеру весь Тишоминго будет обсуждать превращение «нищенки Конрад» в богатую красавицу, ее отношения с Кланси и, разумеется, женитьбу Тома и Мередит. – Тогда подожди немного, я приведу себя в порядок.

Вместе с матерью Кланси и ее мужем они пришли в церковь как раз к началу утренней службы. Священник, Диллон Уильямсон, окончил школу вскоре после Кланси и Анджелы. Анджела с удивлением обнаружила, что ее не узнают. Впрочем, и сама она мало кого могла узнать после десяти лет отсутствия. Но Диллон взглянул на нее с улыбкой.

– Рад снова видеть тебя в Тишоминго, – сказал он. – Ты приехала насовсем?

– Не знаю, – задумчиво ответила Анджела.

Диллон положил руку ей на плечо:

– Анджела, что с тобой? Ты грустишь?

– Н-нет, – нерешительно ответила она и взглянула на Диллона. Священник был еще молод, но уже научился читать по лицам и глазам. Глаза Анджелы выражали одновременно надежду, усталость, грусть, отчаяние, радость… Диллон совсем запутался, пытаясь прочитать эту сложную гамму чувств.

– Мы почти не общались в школе, – наконец начал он, – но, может быть, тебе стоит рассказать мне… то, что ты сочтешь нужным? Все-таки я священник и, может быть, смогу чем-то помочь… Это не будет исповедью, мы поговорим, как старые друзья… Конечно, мы никогда не были друзьями…

– Но это несложно исправить, – грустно улыбнулась Анджела.

После разговора с Диллоном ей на самом деле стало легче. Усталость и грусть оставили ее, уступив место покою. Пусть этот добрый человек – совсем еще юноша – не знал ее, но все, что он сказал, нашло отклик в сердце Анджелы и принесло ей долгожданное облегчение. Она удивилась, что не догадалась раньше зайти в церковь.

После службы ее ожидал еще один сюрприз. Под «маленьким семейным пикником» подразумевался грандиозный праздник. Во дворе дома накрыли столы, вдоль них расставили длинные скамейки. На ветвях деревьев висели бумажные фонарики, из дома доносилась негромкая музыка. Глядя на прибывающих гостей, Анджела расстроилась.

– Похоже, мне не помешало бы переодеться в вечернее платье, – сказала она.

– Ты выглядишь просто замечательно, – успокоил ее Кланси.

Он ничуть не кривил душой. На высоких каблуках, в длинном коричневом платье с золотым отливом, с рассыпанными по плечам кудрями, Анджела была просто великолепна. Платье удивительно шло к ее каштановым волосам и темно-зеленым глазам.

– Правда?

– Ты так хороша, что я умру на месте, если ты сейчас меня не поцелуешь, – драматическим шепотом ответил он.

– Черт…

– Тс-с. – Он приложил палец к ее губам. – Сюда идет Уилма Джонс. Если она услышит от тебя это слово, тебе придется выслушать получасовую лекцию о спасении души. Добрый день, миссис Джонс, – поклонился он. – Это Анджела Конрад, вы помните ее?

– Не думаю, – после небольшой паузы ответила пожилая женщина, – но девушка очень мила. Смотри за ней хорошенько, Кланси, красивую девушку могут и увести. Кстати, где твоя матушка? Если слухи о ее свадьбе правдивы, я хочу поздравить ее.

И Уилма Джонс удалилась со всей грацией, на которую, только было способно ее грузное тело. Кланси с облегчением улыбнулся. Вера в собственные убеждения и непримиримая борьба за моральные устои делали миссис Джонс малоприятным собеседником. Кланси уже настроился на долгий тяжелый разговор ни о чем и теперь радовался, что ошибся.

– Ты знаешь, она мне нравится, – прошептала Анджела. – По крайней мере, она говорит то, что думает.

Несколько минут спустя все были в сборе и официант принес горячий пунш. Мередит Морган в вечернем платье поднялась из-за столика.

– Я хочу сказать спасибо всем, кто пришел поздравить нас с Томом. Все мы знакомы уже многие годы, живем в маленьком городе и вместе прошли через все радости и печали. Я благодарю вас, друзья, что вы поддерживали меня после смерти мужа – в горе на вас можно положиться. Я надеюсь, что вы разделите со мной и радость, как положено добрым друзьям. Давайте устроим настоящий праздник! Том Ллойд присоединился к ней:

– Спасибо вам за доброту и понимание. – Он взглянул на Уилму Джонс и позволил себе слегка улыбнуться. – Все вы, присутствующие здесь, хотя бы раз испытали, что такое настоящая любовь. Это огромная радость, это настоящее счастье… И мы просим вас разделить эту радость с нами… – Он помолчал немного и уже спокойным тоном добавил: – Через несколько минут прибудет фотограф – Мередит попросила его сфотографировать нас и всех гостей. Мы благодарны вам за то, что вы пришли!

– Кланси, – тихонько сказала Мередит, – фотограф уже приехал и ждет вас с Анджелой в гостиной. У вас есть двадцать минут, а потом фотограф будет снимать нас.

– Пойдем? – Кланси протянул Анджеле руку.

– Подожди немного, кажется, у меня размазалась тушь. – Анджела выскользнула из комнаты, нашла спальню Кланси, вытащила из сумочки зеркальце и пудру и неожиданно услышала женские голоса за стенкой.

– Дженни так и сказала мне, что Мелисса беременна. Она собиралась во Флориду, чтобы рассказать об этом Кланси. Похоже, отец ребенка не ее муж, и Мелисса решила, что Кланси будет несложно окрутить заново, – сказала одна из женщин, – но застала его там с Анджелой. Я надеюсь, у матери Кланси хватит ума не пускать Мелиссу в дом. Она, конечно, ничего себе – это я о внешности, – но редкостная стерва. Кланси, бедняжка, недолго прожил с ней вместе, так ему не очень и досталось… А второй ее муж получил все сполна. Попомните мои слова, он наверняка знает, что его женушка гуляет налево и направо. Либо ему на все наплевать, либо у него тоже есть любовница, либо он просто святой!

– Боюсь, как раз с умом у Мередит Морган большие проблемы, – вздохнула вторая. – Выйти замуж в таком возрасте! Как вам это нравится?

– И не говори! Мой муж умер три года назад, и я осталась одна, – поддержала разговор третья. – Если бы я знала, что этот Том Ллойд такой видный мужчина, я бы почаще приезжала на кладбище. Мередит везет: у нее уйма денег, так она еще и здесь вовремя подсуетилась. Так всегда бывает, все в одни руки: и богатство, и счастье…

– Как ты думаешь, между Кланси и Мелиссой что-нибудь было? – вновь вступила первая.

– Ну конечно! – воскликнула вторая. – Почему бы нет? Мелисса охмурит кого хочешь… Хотя Кланси-то уже был на ней женат, так что с ним ей пришлось потруднее. Впрочем, эта Анджела смотрится рядом с Кланси намного лучше.

– Я бы не отказалась от такой фигуры. Видели, как сидит на ней это платье? Я на днях выбрала похожее в магазине на набережной, примерила и посмотрела на себя в зеркало… Думала, расплачусь! Наверное, Анджела питается только салатом и шпинатом, бедняжка. А дела Мелиссы, похоже, совсем плохи. Муж буквально выставил ее на улицу.

– Я удивляюсь, что он не сделал этого раньше. У нее далеко не ангельский характер. По-моему, Мелисса просто ненавидит весь мир.

Голоса стихла. Анджела взглянула в зеркало – на ее щеках пылали два ярко-красных пятна. Новости не напугали и не огорчили ее, просто она уже успела забыть, что такое слухи и сплетни.

Несколько секунд она приходила в себя. Если не принимать в расчет обычную женскую зависть, то гости скорее были на ее стороне, и это не могло не радовать.

– Пойдем скорее, фотограф уже ждет. – Кланси протянул ей руку. – Почему у тебя горят щеки? Неужели кто-то из гостей позволил себе слишком рискованные комплименты?

Анджела молча улыбнулась.

– Одно удовольствие фотографировать такую очаровательную девушку, – сказал фотограф.

– Где нам лучше встать?

– Я еще не придумал. Пока присядьте на коврик у камина – там хорошее освещение. – Настраивая камеру, фотограф командовал: – Кланси, обними Анджелу. Анджела, положи руку поверх его ладони. Вот так. А теперь, леди, посмотрите на меня своими огромными зелеными глазами и улыбнитесь. Готово!

– Наверное, стоит снять Анджелу одну, – предложил Кланси. – Вот этот антикварный стул будет смотреться как настоящий трон, вы согласны?

Он встал рядом с фотографом и наблюдал, как Анджела преображается то в гордую королеву, то в сказочную нимфу, меняя всего лишь позу и выражение лица. Фотограф был очарован ее красотой, поэтому вместо нескольких фотографий отснял две пленки. Оставалось надеяться, что фотографии получатся.

Через пятнадцать минут фотограф закончил работу, Кланси вернулся к гостям, а Анджела отправилась в ванную комнату и вновь услышала за стеной те же самые голоса, но теперь к женским присоединился еще и мужской.

– Я вспомнила, кто такая Анджела Конрад. Кажется, у них что-то было с Кланси до того, как он женился на Мелиссе. Помнишь, была такая Дороти Конрад, очень приличная женщина… Так вот это бабушка Анджелы.

– Если они расстанутся, я бы не прочь поухаживать за Анджелой.

– Раймонд, ты слишком стар для нее! Кроме того, у нее даже больше денег, чем у Мередит. Она может купить этот чертов городок вместе со всеми его жителями. Боюсь, даже Кланси Морган недостаточно хорош для нее.

– Вот увидите, они недолго пробудут вместе, я знаю таких женщин. Им подавай либо все, либо ничего – они слишком уверены в себе.

– Откуда тебе известно? – раздался ревнивый женский голос.

– Я всего лишь предположил, – отшутился тот, кого назвали Раймондом. – Не имея возможности крутить романы со светскими львицами, я занялся изучением их со стороны, в чем немало преуспел.

Анджела улыбнулась. Слухи… Но очень уж забавные. В зале официанты разносили шампанское.

– Я хочу сказать тост! – поднял свой бокал Том Ллойд. – За мою Мередит! Я надеюсь, мы будем жить долго и счастливо, отметим золотую свадьбу и дождемся внуков и правнуков! Я благодарен той, что подарила мне это счастье! И второй тост – за сына моей жены, Кланси Моргана, и очаровательную Анджелу Конрад! Я желаю, чтобы они были так же счастливы, как мы!

– Спасибо, Том. – Кланси поднялся из-за столика. – У всех наполнены бокалы? Я очень рад за свою мать и за Тома! Он достойный человек, и я искренне рад, что у меня появился еще один хороший друг. И еще я хочу выпить за Анджелу, за моего ангела, за лучшую женщину на свете!

– Простите, сэр. – Рядом с Кланси появился официант. – Вас просят к телефону.

Кланси бегом поднялся в гостиную.

Голос в телефонной трубке сначала показался ему незнакомым. Кланси не сразу понял, что это Анна. Она была смертельно напугана.

– Да, это я, – сказала он.

– О Господи! Да, она со мной, мы сейчас приедем. Скажите ему, что все будет хорошо.

Он вернулся в сад и подошел к Анджеле:

– Звонила Анна. У Реда был сердечный приступ, его увезли в больницу. Анна очень просит нас приехать. А я-то удивлялся, почему их здесь нет!

Анджела поднялась. 4В ее глазах стояли слезы.

– Господи, только бы с ним все было хорошо! Поехали скорее! Мы остановимся у меня в Денисоне. Наверное, нам придется пробыть там долго, пока мы не убедимся, что с Редом все хорошо.


Глава 14

<p>Глава 14</p>

Жена Реда встретила их в дверях больницы. Анджела поразилась, какая перемена произошла с обычно строгой и подтянутой Анной. На ее щеках потеки туши, волосы в беспорядке, плечи вздрагивали. Анджела привыкла видеть Анну в деловом костюме, но сейчас на ней были потертые джинсы и старый свитер.

– Как Ред? – спросила Анджела, обнимая Анну.

– Держится, – всхлипнула та. – Доктор говорит, что все будет хорошо, но я так боюсь! Ну почему именно Ред? Боже мой, я даже не думала, что так люблю его! Я не переживу, если с ним что-нибудь случится!

– Все будет хорошо. – Кланси положил руку ей на плечо.

– Несколько часов назад Ред спрашивал тебя. Я предлагала подождать до утра, но он настаивал, чтобы я позвонила. Ред сказал, что не успокоится, пока вы оба не приедете. Давайте поднимемся в его палату. Вы зайдете к нему, а я подожду в коридоре, чтобы медсестры не ругались, что нас так много. По-моему, он просто хотел сказать вам что-то очень важное.

Ред лежал в палате интенсивной терапии. Над ним возвышалась капельница; под тонкое одеяло, которым он был накрыт, тянулись прозрачные пластиковые трубки. Ред был очень бледен, черты его лица заострились, под глазами залегли темные тени.

– Вот вы и приехали, дети, – еле слышно прошептал он. – Садитесь, где-то здесь должны быть стулья.

– Ред, старик, ты напугал нас до полусмерти. – Кланси взял его руку. – Анджела плакала всю дорогу, а я чуть не попал в аварию.

– Рад слышать, что вы так меня любите, – тихо рассмеялся Ред. – Кланси, у меня к тебе срочное дело. Помнишь мое предложение насчет работы?

– Да, но я еще не решил…

– Кланси, ты был для нас с Анной почти сыном. У нас не было своих детей, и мы полюбили тебя, как своего родного ребенка. Я уже не молод, и мне пора подумать об отдыхе. Я надеялся, что ты займешь место управляющего и поработаешь немного под моим началом, а потом я с чистой совестью уйду на покой и оставлю компанию тебе.

– Ред… Я не…

– Ты не понял меня, дружище. Я собираюсь оставить тебе «Техасские скважины Реда». Теперь ясно?

Кланси растерялся. Он не ожидал такого поворота событий.

– Ред, я буду работать с тобой, но зачем тебе уходить?

– Я давно мечтал закончить дела и поехать с Анной посмотреть мир, а потом вернуться домой и вести спокойную, размеренную жизнь. Вставать в десять часов, разводить розы, смотреть утренние передачи… Честно говоря, мне: давно пора заняться этим. А сейчас я попал в больницу и подумал: если я не доживу до этого времени, зачем же работал столько лет? А у тебя должно быть собственное дело. Думаю, работа в «Техасских скважинах Реда» пойдет тебе на пользу. Ладно, дети, я вам все сказал. Ты, Анджела, можешь отдыхать дальше, у тебя ведь отпуск? А ты, Кланси, придешь сюда завтра. Я дам тебе первый урок руководства компанией. И не смей опаздывать!

– Завтра мы придем вместе, – сказала Анджела. – Ред, не вздумай умирать! Ты еще будешь крестить наших детей, а может быть, даже внуков. Анна просила передать, что очень любит тебя.

Ред подмигнул Кланси:

– Вот как хорошо, когда тебя любят. Смотри, не упусти свой шанс. Давай звони в свою школу и договаривайся об увольнении. Я готов зачислить тебя в штат прямо сейчас.

– Это займет много времени, – вздохнул Кланси, – но я постараюсь все уладить как можно скорее.

– Поторопись. – Ред закрыл глаза и улыбнулся каким-то своим мыслям.

Анна ждала их в коридоре.

– Вы поговорили? – взволнованно спросила она. – Как Ред? Кланси, ты ведь будешь работать с нами?

– Конечно. Скажи ему, что не нужно волноваться. Не знаю, какой из меня получится управляющий, но Анджела, наверное, научит меня всему, что знает сама.

– Слава Богу, – вздохнула Анна. – Реду пора отдохнуть, да и мне уже не тридцать лет… И даже не сорок. Я рада, что на посту управляющего окажется близкий нам человек. Надеюсь, у Реда появится хоть немного свободного времени.

– Анна, я забыл спросить, где находится ваш офис, – растерянно сказал Кланси. – Все еще в Новом Орлеане?

– Нет, – рассмеялась Анна. – Мы продали то здание и перебрались в Техас.

– Отлично. Значит, увидимся завтра утром. Как долго Реда здесь продержат?

– Еще пару дней, а потом две недели он не сможет ходить на работу. Не забудь позвонить Мередит и сказать, что все в порядке. Жаль, что так получилось и мы не смогли поздравить их с Томом.

– Добро пожаловать в мой дом. – Анджела открыла дверь. Кланси вошел за ней следом и отнес на кухню сумки с продуктами из супермаркета.

– Наконец-то я смогу посмотреть на него изнутри, – вздохнул Кланси.

– И поспать в кровати, а не на лавочке в саду, – рассмеялась Анджела. – Я скажу Хильде, чтобы она больше не будила тебя так, как в прошлый раз.

– Посмотри в окно. Тебе это ничего не напоминает?

– О черт! – Анджела схватилась за голову. – Опять?! На горизонте темнели тяжелые низкие облака, и слышался рокот грома.

– Надеюсь, это не ураган Бланш.

– Я всего четыре дня пробыла в отпуске, а устала так, будто работала день и ночь, – вздохнула Анджела.

– Завтра утром я позвоню директору школы. Ред прав, работать у него мне будет намного лучше. – Кланси улыбнулся. – И что самое главное, ближе к тебе…

– А я отправлюсь на работу. Кланси, я больше не пойду в отпуск до самой смерти!

Кланси улыбнулся и поцеловал ее.

– Ты приготовишь что-нибудь или это сделать мне?

– Я же сказала, что не умею готовить. – Анджела упала в кресло и схватилась за голову. – У меня сейчас не получатся даже бутерброды. Кланси, я так устала!

– Значит, я все сделаю сам.

– Через пару часов придет Хильда и что-нибудь приготовит, а ты лучше сделай обыкновенные бутерброды, чтобы не тратить времени. Надеюсь, Хильда не подсыплет тебе в еду яд.

– Наверное, тяжело так много времени проводить на работе, – сказал Кланси.

– Привыкай. Завтра ты узнаешь, тяжело это или нет. Знаешь, что мне сейчас нужно?

– Догадываюсь, – улыбнулся Кланси.

– Это будет просто великолепно. Дома, никуда не торопясь, в теплой постели с накрахмаленными простынями… Как будто мы муж и жена, – мечтательно промолвила Анджела.

– Муж и жена? Замечательно! – Кланси потянулся к пульту от телевизора.

Анджела расхохоталась.

– Я серьезно, Анджела. Что ты об этом думаешь?

– По-моему, вы с Редом отлично сработаетесь.

– Я о другом. Мы с тобой взрослые люди и теперь лучше понимаем друг друга. Анджела, ты догадываешься, что я хочу сказать?

Сердце Анджелы учащенно забилось, но внешне она осталась совершенно спокойной.

– Нет, – соврала она, не моргнув глазом.

– Ну, я имел в виду, что мы могли бы… Даже не знаю, как сказать. Я, конечно, должен был сделать это раньше.

– Так что ты имеешь в виду?

– Черт побери, Анджела Конрад! Каждое утро, просыпаясь, я боюсь, что тебя не окажется рядом. Поэтому я предлагаю тебе стать моей женой.

– О Господи! Я же не могу решить так быстро! Анджеле показалось, что сердце сейчас выскочит из ее груди. Стать женой Кланси Моргана! Десять лет назад она умерла бы от счастья, услышав это предложение, а сейчас… кажется, сейчас она была готова сделать то же самое.

– Анджела, я любил тебя все эти десять лет.

– У меня плохой характер, Кланси. 4Мы будем ссориться.

– Мы уже взрослые, – он привлек ее к себе и нежно поцеловал, – и сможем держать себя в руках. Я люблю тебя… Так что ты решила?

«Да», – ответили ее глаза.


Глава 15

<p>Глава 15</p>

– Доброе утро, Анджела, – сказала Пэтти, смущенно улыбаясь. От нее не укрылась перемена, произошедшая с обычно деловой и собранной Анджелой.

Глава «Нефтяной компании Конрад» явилась на работу в коротеньком розовом платье с прозрачной шифоновой накидкой. Переступив порог офиса, она нахмурилась и скрестила руки на груди.

– Позови всех сюда, – сказала Анджела самым строгим тоном, на какой была способна.

Щеки Пэтти вспыхнули, как два розовых бутона. Она нажала кнопку внутренней связи.

– Девочки, Анджела вернулась. Через три минуты все должны быть в ее кабинете. – Она вздохнула. – Похоже, у нас неприятности.

Анджела подошла к окну. Она хотела показать подругам, что очень сердится, но улыбка появилась на лице против ее воли. Она думала о том, что теперь каждое утро будет просыпаться рядом с Кланси Морганом. И о том, что Том и Ред скоро будут нянчить маленьких внуков.

– Все уже здесь, Анджела, – обреченно сказала Пэтти. Стоя на пороге кабинета, подруги не решались поднять на нее глаза.

– Значит, так… Еще несколько дней назад я думала, что убью вас, когда вернусь, – начала Анджела, – но ваша интуиция оказалась лучше моей. Вы все сделали правильно, и я хочу поблагодарить вас.

Бонни с облегчением вздохнула, Элли улыбнулась, а Минди тихонько хихикнула.

– У тебя есть новости для нас? – спросила Сьюзен. – Ты выходишь замуж?

– Ну вот, – обиделась Анджела, – вы не дали мне сказать это самой. Да, разумеется. Кланси оставляет школу и идет работать управляющим в «Техасские скважины Реда». Так что мы теперь коллеги. Надеюсь, «Ангел и трубы Судного дня» устроят концерт на свадьбе?

Девушки рассмеялись. Похоже, гроза прошла стороной.

– Спасибо вам за отпуск, а теперь пора заняться делами.

– Анджела, ты все еще сердишься? – спросила Бонни. – Мы просто хотели помочь тебе забыть прошлое.

– Я не сержусь, – мягко сказала Анджела, – теперь я думаю о будущем.

– Когда ваша свадьба?

– Думаю, через пару недель. Бог мой, нам понадобилось десять лет, чтобы понять, что мы любим друг друга. Надеюсь, через десять лет совместной жизни мне не захочется убить Кланси.

Элли улыбнулась:

– Мы дадим ему шанс. Анджела, если он обидит тебя, только скажи! Он ведь один, а нас шестеро!

– Хватит, девочки. Давайте займемся делами. Что здесь творилось, пока меня не было?

– Ничего особенного, – махнула рукой Сьюзен, – если, конечно, не считать истории с Редом. Мы так испугались за него! А так все как всегда, больше ничего не произошло. Все контракты и проекты лежат на столе у Бонни и дожидаются тебя; о них не стоит рассказывать, тебе проще прочитать все самой. Еще… пожалуй, это все новости. Мы с Риччи уже назначили дату свадьбы, сразу после Дня благодарения. Бонни уезжает на пару дней со своим другом. Есть кое-что веселое: Минди опять раздумала разводиться с мужем.

– Рада за нее, – улыбнулась Анджела. – Надеюсь, все мы будем счастливы со своими любимыми. Кланси, наверное, будет часто появляться здесь. Не стоит напоминать ему об ошибке, которую мы совершили десять лет назад, хорошо?

Оставшись одна в своем кабинете, Анджела подошла к окну и задумалась. Ее взгляд упал на дерево под окном – дерево, на которое она смотрела несколько лет, не замечая его. Каждый листик отчетливо прорисовывался на фоне вечернего неба, а небо было таким ярким… Даже воздухом – самым обыкновенным воздухом, слегка охлажденным кондиционерами, – было легче дышать. Анджела вспомнила, сколько раз она стояла возле этого окна в оцепенении, мысленно перебирая незавершенные дела, – и не видела этого удивительного неба, деревьев, фонарей, разгоняющих ночной мрак, черной ленты дороги, которая так и звала вдаль… Тогда ей казалось, что кто-то забрал часть ее души и на этом месте образовалась пустота, которую невозможно было заполнить. Но сейчас душа Анджелы радовалась воссоединению со своей утраченной половинкой. Подумав о том, как хорошо будет приходить на работу, зная, что вечером ее ждет Кланси, она тихонько засмеялась.

Анджела успела просмотреть документы, накопившиеся за время ее отсутствия, а потом позвонил Кланси, и она уехала домой. Сьюзен заметила, что Анджела впервые ушла с работы раньше, чем в десять часов вечера. Она кивнула Минди и улыбнулась.

– Мне было так ее жалко, – призналась Минди. – Знаешь, я ведь из-за нее помирилась с мужем. Подумала, как хорошо, что мы есть друг у друга и мне не нужно искать его неизвестно где, не нужно тосковать о нем. Я рада, что у них с Кланси все наладилось.

– По-моему, это просто замечательно! – откликнулась Сьюзен.

Когда Анджела приехала, Кланси спал в ее любимом кресле-качалке с книгой в руках. Несколько минут она разглядывала его, наслаждаясь сознанием того, что Кланси никуда больше не исчезнет, что они будут вместе каждый вечер – столько, сколько захотят.

– Вставай, соня, – ласково прошептала она, поцеловав его в щеку. – Мы собирались навестить Реда в больнице. Вечером Хильда приготовит ужин, а пока у нас есть время.

Ред сидел в кровати, разложив на одеяле бумаги и визитные карточки, изредка косясь на Анну, дремавшую в кресле рядом с ним. Она снова была в деловом костюме и с высокой прической. Вряд ли Анна одобрила бы занятие мужа, но она слишком устала, а Ред считал, что вполне поправился. Судя по всему, он уже был вне опасности, да и выглядел не так уж плохо.

– Вот, – улыбнулся он, – накопилось дел. Никак не разберусь с этими контрактами. Не хочешь помочь, Кланси?

– С удовольствием.

– У меня новость. – Ред покосился на Кланси.

– Говори скорее!

– У меня появился новый сотрудник, Дэннис, молодой геолог из Нового Орлеана. Очень способный юноша, очень умный, и какая деловая хватка!

– Твое предложение отменяется? – удивился Кланси, слишком давно знавший Реда.

– Нет, конечно! – возмутился тот. – Не в этом дело. Слушай! Несколько недель назад я узнал, что у него роман с твоей бывшей женой, Мелиссой.

– И что?

– Дэннис сказал, что Мелисса ждет от него ребенка, и он собирается сделать ей предложение. Она долго боялась ему признаться, а вчера Дэннис позвонил Анне. Не берусь утверждать, его ли это ребенок, но… думаю, у них все будет хорошо.

Анджела усмехнулась:

– Я не зря верила тебе, Кланси.

Хильда вошла на веранду, когда солнце уже садилось. Анджела принимала душ, а Кланси сидел с газетой в ожидании ужина. Сейчас он показался Хильде вполне серьезным и положительным мужчиной. Она усмехнулась, вспомнив, как столкнула Кланси Моргана, когда тот уснул на садовой скамейке напротив дома.

Впервые она перестала волноваться за Анджелу. Хильду всегда беспокоило, что хозяйка занимается только работой, не оставляя времени на личную жизнь. Сейчас все было в порядке, да и возвращаться Анджела стала намного раньше.

– Очень милый молодой человек, – прошептала себе под нос Хильда и отправилась готовить ужин.

Вечером, после ужина, Кланси поднялся из-за стола и протянул Анджеле руку:

– Поехали со мной. Я кое-что хотел тебе показать. Анджела насторожилась. Жизнь отучила ее радоваться сюрпризам, и ей стало не по себе.

– Не бойся, – улыбнулся Кланси, – мне кажется, ты должна там побывать.

– Где? – удивилась Анджела.

– Увидишь все на месте.

Кланси ехал медленно, и Анджела просто извелась от нетерпения. У него было такое лицо, что она понимала: для нее приготовлено что-то необыкновенное.

Когда машина проехала указатель с надписью «Тишоминго», Анджела занервничала, а после того как Кланси повернул на набережную Пеннингтона, разволновалась еще больше.

– Кланси, давай поедем другой дорогой.

– Другой дороги нет, – ответил Кланси, не сбавляя скорости. На беспокойство Анджелы он не обратил внимания.

Машина остановилась сразу за дамбой, там, где густые кроны деревьев скрывали от глаз полоску воды и песчаный берег.

Кланси ободряюще улыбнулся Анджеле:

– Теперь тебе нужно выйти из машины и спуститься к воде. Не надо бояться. Я знаю, что делаю.

– Но, Кланси, – слабо запротестовала Анджела, – я не хочу, чтобы…

– Не волнуйся. Просто сделай это.

Анджела остановилась у самой воды. Пахло рекой и мокрой листвой, в траве пели цикады, а в небе сияли огромные звезды… Печальный призрак юности, поджидавший где-то в тени деревьев, оказался с ней рядом. Анджела не испугалась и не удивилась: у нее было чувство, что происходит что-то очень важное…

«Прошлого не вернешь», – говорила когда-то Дороти Конрад, ее мудрая бабушка.

Но этим вечером прошлое само вернулось к ней – и Анджела не знала, что делать. Она стала старше и увереннее в себе, но сейчас это не имело никакого значения. Она боялась посмотреть в сторону деревянных мостков над водой. Анджеле казалось, что она увидит сидящую там девочку, которая уткнулась лицом в колени.

Кланси вытащил что-то из багажника машины и спустился следом за Анджелой.

– Ангел… – негромко позвал он.

Анджела обернулась. Кланси стоял под деревьями, на том самом месте, где они встречались десять лет назад. В одной руке он держал бутыль итальянского вина, а в другой… старое шерстяное одеяло.

«Все будет хорошо», – сказала себе Анджела и пожалела ту маленькую девочку у воды, которой была когда-то. Девочка плакала и еще не знала, что случится потом.

Сердце Анджелы сладко замерло, словно ей снова было восемнадцать лет и жизнь только начиналась.

– Иди ко мне, Ангел, – прошептал Кланси.


Эпилог

<p>Эпилог</p>

– Господи, что я делаю! – ахнула Анджела, разглядывая свое отражение в зеркале. На нее смотрела незнакомка, одетая в белое свадебное платье, с белыми и розовыми цветами в волосах. – С ума сойти! Я выхожу замуж за Кланси Моргана. Я выхожу замуж за Кланси Моргана, – повторила она еще раз, но ничего не изменилось. Кажется, это все-таки не сон.

Анджела вышла из дома и села в машину. На улицах было тихо – ранним утром все еще спали. Если бы Анджеле было восемнадцать лет, то через полчаса она проснулась бы и стала собираться в школу. Она еще раз удивилась, что городок почти не изменился за время ее отсутствия. Узкие улочки и невысокие дома, когда-то казавшиеся ей враждебными, снова стали родными. Это был ее дом. Анджела проехала через Тишоминго, сделав небольшой крюк, чтобы еще раз взглянуть на набережную Пеннингтона. У самой воды, крепко обнявшись, стояли юноша и девушка.

«Счастья вам», – мысленно пожелала влюбленным Анджела.

Ред и Анна встретили ее возле церкви. Там же, на поляне, украшенной цветами, стояли микрофоны и инструменты. Пэтти помахала ей рукой и крикнула:

– Добро пожаловать, Ангел! Ты споешь для нас сегодня, или мы будем отдуваться за тебя сами?

Анджела рассмеялась.

– А что, – продолжила Пэтти, – надела белое платье – и можно не петь? Ничего себе порядочки!

Кланси Морган, одетый в строгий черный костюм, подошел к ней.

– Я хочу сказать тебе кое-что…

– Я тоже.

Анджела была счастлива и спокойна. На этот раз она точно знала, что Кланси не скажет ей ничего плохого.

– Сначала я. Анджела… Ангел… Я люблю тебя. Я хочу быть рядом с тобой. Сегодня, завтра… и всегда.

– Я поняла, что хочу быть с тобой, когда мне было восемнадцать. Говорят, самые сильные желания иногда сбываются…

– Анджела Конрад и Кланси Морган, я скрепляю ваш союз перед Богом и людьми. Именем Господа, аминь, – произнес Диллон.

Анджела улыбнулась Кланси светло и спокойно, и он улыбнулся в ответ.

«Все хорошо. Я благодарна тебе», – сказали ее глаза.

Гости разошлись только после полуночи. Кланси и Анджела не остались в доме Мередит Морган и уехали в Кемп. Хильда украсила дом Анджелы цветами и свечами и приготовила праздничный ужин для двоих. Она не забыла даже о мексиканском сыре с пряностями, который так любила Дороти Конрад. Кланси прихватил с собой из Панамы бутыль итальянского вина.

Лунный свет заливал комнату. Белое свадебное платье Анджелы казалось одеянием ангела, а глаза счастливо сияли.

Кланси расстегнул серебристые пуговицы на ее платье, и оно сверкающим облаком упало к ее ногам. Анджела была прекрасна.

– Как вы думаете, миссис Морган, сколько у нас будет детей? – шутливо спросил он. – Я так полагаю, не меньше дюжины.

– Боже мой!

– Ни в коем случае не меньше. Это очень важное и серьезное дело, и мы просто обязаны отнестись к нему со всей ответственностью. Я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, Кланси. Может, начнем прямо сейчас?