/ / Language: Русский / Genre:nonfiction

Охота на «Тирпитц»

Э. Фрере-Кук

В первый день апреля 1939 года в Вильгельмсхафене корпус германского линкора «Тирпитц» соскользнул со стапеля в воду. Родился крупнейший военный корабль Запада. Но прошло еще почти 2 года, прежде чем он вошел в состав германского флота. Судьба отпустила ему лишь 4 года жизни, однако все это время он оказывал решающее влияние на морскую стратегию Второй Мировой войны, чем не мог похвастать ни один другой корабль. Только один раз ему довелось использовать свой главный калибр, и то для обстрела беззащитного порта на Шпицбергене. И в конце концов он перевернулся и затонул под градом бомб КВВС.

Фрере-Кук Э.

Охота на «Тирпитц»

Предисловие переводчика

Тот, кто у нас собирается писать о «Тирпитце», вольно или невольно вступит в спор с бессмертным Реквиемом каравану PQ-17. В конце концов это была первая СОВЕТСКАЯ книга о делах ненаших. Оговорюсь, что не исповедую принцип «De mortuis…», тем более, что спор начался сразу после выхода журнального варианта публикации. Но тогда меня просто не удостоили ответа: посмел щенок тявкать на монстра отечественной литературы.

Эта книга, нахально названная автором «документальной трагедией», на самом деле была, как вся советская историография, трагедией документов. Ложь от начала до конца, беззастенчивый, бесстыдный плагиат, невежество и откровенные фальсификации. Что еще можно было добавить? Именно это в свое время отвратило меня от попыток заниматься историческими исследованиями, ограничившись чистыми переводами. Я не осуждаю и не оправдываю, я только показываю.

Я бросаю тяжелые обвинения, но готов подтвердить их. Вспомните хотя бы воющую ЧЕТЫРЬМЯ моторами «Каталину» уже на первой странице опуса. Вообще я насчитал на первые 47 страниц романа 26 фактических ошибок, а после того плюнул на арифметику. Что же до прочего… Положите рядом книгу Ирвинга «Разгром конвоя PQ-17» и «Реквием…» и листайте их параллельно, страницу за страницей. Это будет увлекательное чтение, уверяю вас. Желающие могут найти с мясом выдранные страницы из мемуаров Головко. И конечно же без всяких кавычек и ссылок на первоисточники.

Кроме известных российскому читателю источников Пикуль частенько ссылается на анонимного «британского автора». Любой, кто хоть немного знаком с проблемой, легко опознает таинственного анонима. Это книга D. Woodward «TIRPITZ and the battle for the North Atlantic». Тоже чтение развеселое. Но вот, что любопытно. Ключевой момент атака Лунина. Не будем комментировать безумное утверждение о потопленном эсминце, это дело психиатров, а не историков. Лунин попал или нет? И если да, каким образом за 20-30-40 лет ни один человек из 2500 моряков линкора, примерно 5000 членов экипажей эскадры, сотен рабочих, якобы ремонтировавших линкор, не обмолвился и словом? Вся эта бредовая история, с моей точки зрения, величайшая трагедия нашего выдающегося подводника, попавшего в когти резвых пропагандистов типа Пикуля. Моя личная точка зрения: Николай Александрович Лунин настоящий герой и безукоризненно честный человек вне зависимости от результатов этой атаки. Кстати, честность Лунина подвергали сомнению только НАШИ борзописцы. Пикуль, якобы цитируя того самого Вудварда:

Что и говорить обвинение жестокое! После этого снимай с мундира ордена и клади их на стол.

Подлинная цитата из Вудварда (стр. 104):

Много позднее, когда воспоминания о братстве по оружию между Западом и Россией были намеренно стерты из памяти русских людей, советская пресса[1] раздула этот инцидент, обвинив Британию в намеренном сокрытии того факта, что торпеды К-21 попали в цель. Если бы «Тирпитц» получил попадания, это невозможно было бы сохранить в секрете, так как все германские документы попали в руки союзников. Русские комментаторы в своем невежестве просто не понимали, что ошибки такого рода были общими. Они НИ В КОЕЙ МЕРЕ, как то вообразили русские, НЕ БРОСАЮТ ТЕНИ НА ЧЕСТНОСТЬ И ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ КОМПЕТЕНТНОСТЬ офицера, их допустившего.

Что тут скажешь? Изменник Суворов правильно заметил: Геббельс писал о Красной Армии с большим уважением, чем наши собственные историки. Тем более, что сам Лунин, как то признал и Пикуль, никогда не говорил, что попал в линкор. Он только АТАКОВАЛ его. Вот и разбирайтесь сами, кто тут лжец. Не даром родился ядовитый термин: есть популяризация истории, а есть пикуляризация.

Теперь немного о самом предмете. Насколько преувеличенным оказалось значение «Тирпитца» в мозгах британского Адмиралтейства! Вспомните Тихоокеанскую войну. Ну линкор и линкор. Придет утопим. А здесь ну не менее, чем стратегическое значение. Явно чувствуется лапа Мальбрука самого младшего. Обратите также внимание на прелестные цитатки из него.

Небезинтересны результаты налета авианосных самолетов. У нас как-то незаметно устоялось мнение, что ничего особенного. Да, просто за полчаса выкосили четверть экипажа линкора да его самого на ремонт на несколько месяцев отправили.

И еще раз порекомендую внимательно почитать главу 4. Создается впечатление, я это уже отмечал в одной из предыдущих книг, что англичане просто не знали, как использовать авианосцы. Нечто из времен Первой Мировой войны, младенческая пора морской авиации. Поди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что…

Приведу переводы названий операций англичан. Просто так, для справки:

Title — Тайтл — Титул

Source — Сорс — Источник

Tungsten — Тунгстен — Вольфрам

Planet — Планет — Планета

Brawn — Брон — Мускулы

Tiger Claw — Тайгер Кло — Тигриный коготь

Mascot — Маскот — Талисман

Goodwood — Гудвуд — ???

Paravane — Параван — Охранитель

Obviate — Обвиэйт — Избавляться (от опасности)

Catechism — Катехизм — Катехизис

Funnel — Фаннел — Пароходная труба

Empire — Эмпайэ — Империя

Forced — Форсд — Вынужденный

Возможно, кое-кого удивит несколько странный вес английских бронебойных бомб 1600 фунтов. Ни рыба, ни мясо. Действительно, это не английские бомбы. На самом деле самолеты ВСФ во время налетов на «Тирпитц» были вооружены американскими бронебойными бомбами Mk.I весом 721 кг (1600 фунтов). Эти бомбы имели заряд 95 кг (290 фунтов) и могли пробить палубу в 5», если их сбрасывали с высоты 7500 футов или из пике 60° на скорости 300 узлов с высоты 4500 футов. Почему англичане обратились к американским бомбам? Причина была весьма необычна. Британский флот разработал собственную бронебойную бомбу весом 2000 фунтов, которую НЕ МОГ ПОДНЯТЬ НИ ОДИН БРИТАНСКИЙ АВИАНОСНЫЙ САМОЛЕТ. Напомню, что даже британская 18» авиаторпеда Mark.XII весила всего 1550 фунтов. Единственным, кто мог справиться с родной британской бомбой оказался американец «Авенджер». Так что даже методичные и чопорные британцы хотя бы раз в своей истории сработали по-советски.

Финал же карьеры «Тирпитца» был печален. Перевернувшийся линкор был разобран на месте гибели в 1948-57 годах норвежскими и германскими компаниями. Часть высоколегированной броневой стали закупили шведы и начали изготавливать прекрасные бритвенные лезвия. По слухам, я не могу их ни подтвердить, ни опровергнуть, в конце 50-х годов эти лезвия марки «Цезарь» даже продавались у нас в СССР. Но в тогдашних «Березках» или еще где не имею представления, меня в ту пору проблемы бритья еще не волновали.

Глава 1

Первые атаки

В первый день апреля 1939 года в Вильгельмсхафене корпус германского линкора «Тирпитц» соскользнул со стапеля в воду. Родился крупнейший военный корабль Запада. Но прошло еще почти 2 года, прежде чем он вошел в состав германского флота. Судьба отпустила ему лишь 4 года жизни, однако все это время он оказывал решающее влияние на морскую стратегию Второй Мировой войны, чем не мог похвастать ни один другой корабль. Только один раз ему довелось использовать свой главный калибр, и то для обстрела беззащитного порта на Шпицбергене. И в конце концов он перевернулся и затонул под градом бомб КВВС.

По Версальскому договору Германии разрешалось иметь только 4 линкора водоизмещением не более 10 000 тонн. Но после избрания Гитлера рейхсканцлером в 1933 году были заложены линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау». А через 2 года британское и германское правительства подписали англо-германский морской договор, по которому Германии разрешалось строительство военных кораблей общим водоизмещением в 35 % тоннажа британского надводного флота и 60 % подводного (или до 100 % в исключительных обстоятельствах). Вашингтонский и Лондонский договоры ограничивали водоизмещение линкоров 35 000 тонн. Германия, которую даже не пригласили участвовать в этих конференциях, не была связана такими ограничениями и в 1936 году заложила киль «Тирпитца». Политические планы Гитлера не предусматривали войны с Англией до 1944-45 годов. На этом основании командующий германским флотом адмирала Редер разработал план Z, в котором упоминались «Шарнхорст» и «Гнейзенау» (26 000 тонн, 9 11» орудий), «Бисмарк» и «Тирпитц» (45 000 тонн, 8 15» орудий), еще 2 линкора (65 000 тонн), а также 2 авианосца, крейсера, карманные линкоры, эсминцы.

«Тирпитц» вошел в строй 25 января 1941 года, но даже после этого линкор провел 12 месяцев в ходе различных испытаний и доработок в спокойных водах Балтики. Только после этого он стал полностью боеспособным и начал оказывать свое влияние. 2 августа 1940 года премьер-министр Черчилль послал Первому Морскому Лорду и Первому Лорду Адмиралтейства свой знаменитый меморандум «Сегодняшний бой».

«Пожалуйста сообщите мне о возможностях воздушной атаки «Бисмарка» и «Тирпитца». Это кажется мне одним из самых важных мероприятий, которые следует провести.»

Через 2 дня он отправил этот меморандум Государственному Секретарю по вопросам авиации и начальнику штаба КВВС.

«Опасность начала военных действий со стороны японцев делает еще более настоятельной необходимость вывода из строя германских линкоров. Я надеюсь, что ВВС начнут массированные атаки этих кораблей, как только позволит луна. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» оба находятся в плавучем доке в Киле, «Бисмарк» в Гамбурге, а «Тирпитц» в Вильгельмсхафене. Это цели высшей важности. Даже несколько месяцев задержки с «Бисмарком» могут серьезнейшим образом повлиять на весь баланс морской мощи. Я буду рад услышать ваши соображения.»

КВВС нельзя было упрекнуть в недооценке их ответственности за попытки уничтожить германские линкоры. Уже в начале июля 1939 года, еще до начала войны, был составлен «План K» налеты на германские порты с целью повредить корабли или выгнать их в море, где они встретятся в Гельголандской бухте с превосходящими силами Королевского Флота. К счастью для личного состава Бомбардировочного Командования «План К» был отвергнут, так как он предусматривал дневные налеты «Хэмпденов» на Киль или Вильгельмсхафен без всякой предварительной разведки. Если там не будут обнаружены вражеские корабли, предусматривались поиски вдоль берегов северной Германии, чтобы все-таки попытаться поймать их. Возможность вмешательства вражеских истребителей или зенитный огонь просто не учитывались.

Однако, были сделаны 2 попытки нейтрализовать угрозу «Тирпитца». Сначала «Хэмпдены» безуспешно атаковали линкор 2000 фн бронебойными бомбами, когда он еще стоял в Вильгельмсхафене, а потом попытались поставить мины типа М ему под днище во время оснащения корабля. Обе попытки с треском провалились, требовалось еще серьезно поработать над техникой и тактикой бомбовых атак, чтобы надеяться повредить хорошо защищенный корабль.

Поэтому «Тирпитц» спокойно продолжал дооснащение и тренировки весь 1941 год. Положение на море для англичан постепенно становилось просто отчаянным, так как росли успехи германских субмарин в борьбе против конвоев, а на Дальнем Востоке Япония вела себя все более угрожающе. Потопление 27 мая 1941 года линкора «Бисмарк» принесло союзникам некоторое облегчение. Уинстон Черчилль писал президенту Рузвельту:

«…его уничтожение облегчает наше положение с линкорами, так как нам приходилось держать «Кинг Георг V», «Принс оф Уэллс» и 2 «Нельсона» практически привязанными к Скапа Флоу… Теперь совсем другое дело. Воздействие на японцев будет крайне полезным. Я ожидаю, что они еще раз все взвесят.»

Но сопротивление, оказанное «Бисмарком», и особенно потопление «Худа», повлияло на британскую морскую стратегию. В конце августа 1941 года Первый Морской Лорд написал меморандум премьер-министру, пытаясь обосновать предложенную «Окончательную диспозицию».

Флот Метрополии и соединение Н

(1) Атлантика является жизненно важным районом, так как в этом океане мы можем выиграть войну на море.

(2) Пока существует «Тирпитц» совершенно необходимо иметь 2 «Кинг Георга V» для совместных действий…

(4) Для того чтобы в любой момент иметь в наличии 2 «Кинг Георга V» следует держать в водах метрополии 3 корабля этого типа на случай повреждения одного из них бомбой, миной, торпедой или на случай ремонта…

(6) Если «Тирпитц» сумеет вырваться, он может парализовать наше судоходство в Северной Атлантике в такой степени, что просто необходимо навязать ему бой как можно раньше. Поэтому мы не можем позволить себе отвлечь хотя бы 1 линкор «Кинг Георг V» из этого района.

Черчилль ответил на следующий день:

«… (3) Потенциальная диспозиция, которую я осмелился предложить отражает мои собственные мысли и должна показать Адмиралтейству нашу чрезвычайную озабоченность вопросом «Тирпитца». «Тирпитц» является для нас именно тем, чем будет «К.Г.V» для японского флота в Индийском океане. Он создает всеобщий страх и угрозу во всех точках сразу. Он появляется и исчезает, вызывая немедленную реакцию и замешательство у противника.

(4) Тот факт, что Адмиралтейство считает необходимым держать 3 «К.Г.V» против «Тирпитца» ясно характеризует качество наших последних линкоров, которые недовооружены и ослаблены ангаром посреди цитадели. Ясно, что Адмиралтейство считает их непригодными для дуэли с противником один на один. Но даже учитывая это, я не могу согласиться, что предложение держать 3 «К.Г.V» в Атлантике правильно. Следует принимать во внимание: (а) дислокацию американцев, чьи корабли теперь уже можно считать; (b) доказанную способность авианосцев снизить скорость корабля, подобного «Тирпитцу», если он начнет ускользать. Маловероятно, что «Тирпитц» будет выведен с Балтики, пока еще существует русский флот. Далее, немцы безусловно должны учитывать судьбу «Бисмарка» и его судов снабжения. Глупо было бы отправлять его в море, тогда как оставаясь на своем нынешнем месте, он связывает 3 наших новейших линкора и вдобавок господствует на Балтике…»

Адмирал Редер превосходно сознавал значение принципа fleet-in-being. Он рекомендовал сосредоточить морские силы Германии в северной Норвегии. Гитлер согласился, но не от понимания стратегических принципов, а из «внутреннего озарения». В декабре 1941 года он убедил сам себя, что данные разведки указывают на подготовку англичанами вторжения в северную Норвегию, и заявил:

«Судьба войны решится в Норвегии.»

Пусть соображения Гитлера и оказались ошибочны, немецкие морские силы оказались сконцентрированы в самом выгодном месте. Из Норвегии они могли не только легко вырваться в океан, но и представляли собой постоянную угрозу арктическим конвоям, которые с августа 1941 года начали перевозить снабжение в Россию.

Бомбардировочное Командование

28 — 29 января 1942 года

«Тирпитц» вышел из Балтики в январе 1942 года через Кильский канал. 22 января англичане обнаружили, что он находится в Тронхейме. Черчилль, не теряя времени, написал генералу Исмею, главе Комитета Начальников Штабов:

1. О присутствии «Тирпитца» в Тронхейме известно уже 3 дня. Уничтожение или хотя бы повреждение этого корабля станет крупнейшим событием на море в данный период. Никакая другая цель не сравнима с ним. Он не может иметь ПВО, сравнимую с портами Бреста или Германии. Если даже он будет только поврежден, его будет трудно вернуть в Германию на ремонт. Несомненно лучше дождаться полнолуния для ночной атаки, но такие атаки нельзя сравнивать с дневными. Вся ситуация на море во всем мире изменится, можно будет восстановить господство на Тихом океане.

2. Не должно быть разногласий между Бомбардировочным Командованием, Воздушными Силами Флота и поставщиками самолетов. Нужно проработать план атаки авианосных торпедоносцев и тяжелых бомбардировщиков на рассвете или в сумерках. Вся стратегия войны в данный период зависит от этого корабля, который держит парализованными вчетверо больше британских линкоров, не говоря уже о 2 новых американских линкорах, оставленных в Атлантике. Я считаю этот вопрос имеющим чрезвычайную срочность и важность. Завтра я доложу о нем правительству, а детально мы его рассмотрим в Комитете Обороны во вторник ночью.

Ночью 28–29 января КВВС совершили первый налет на «Тирпитц» с момента его вступления в строй. 9 «Галифаксов» и 7 «Стирлингов» Бомбардировочного Командования вылетели из Лоссимута в Тронхейм. Сплошная облачность и сильное обледенение не позволило им найти цель, и они вернулись назад, не сбросив бомб. Очевидно, проблема была более сложной, чем представлялось премьер-министру.

Конвой PQ-12

1 — 13 марта 1942 года

Германия вторглась в Россию 22 июня 1941 года. Через 2 месяца 21 августа из Хваль-фиорда в Архангельск вышел первый из арктических конвоев, названный «Дервиш». Месяц спустя тем же маршрутом отправился конвой PQ-1. К 12 марта 1942 года в Мурманск и Архангельск прибыли еще 10 конвоев. Осенью немцы обращали на них очень мало внимания, а зимой сама погода мешала им предпринять что-либо.

Конвои собирались в Исландии, откуда им предстоял переход в 2000 миль через Гренландское и Баренцево моря. Справа у них оставалась Норвегия, а слева вечные льды Арктики. В этом районе постоянно бушуют шторма, жестокий ветер несет ледяную крошку, верхняя палуба и надстройки немедленно покрываются глыбами льда. Бушующее море швыряет и раскачивает корабли, словно игрушечные. Иногда выпадают периоды штиля, который неизменно несет с собой густой туман. С ноября по февраль солнце остается ниже линии горизонта. Погода была для торговых судов и их эскорта гораздо более страшным противником, чем вражеские субмарины. Раскачиваемая сильной волной, которая гораздо выше перископа, неспособная погрузиться, в принципе неспособная удержаться на перископной глубине, подводная лодка тоже чувствует себя не слишком комфортно. (Ей нужно развернуться бортом к волне, чтобы нырнуть, поэтому во время погружения она опасно неустойчива.) Вахтенного офицера и наблюдателей на мостике обдает ледяными волнами, вздымающимися над головой, поэтому их шансы заметить конвой невелики, а шансы атаковать просто ничтожны. Та же самая погода делает невозможными полеты как разведчиков, так и бомбардировщиков. Из 105 судов, вышедших в Россию, и 101 судна, отправившегося в обратный путь, были потеряны только 2 торговых судна и эсминец «Матабеле» в середине марта 1942 года. Но с приходом весны положение начало меняться.

1 марта из Рейкьявика вышел конвой PQ-12. К нему присоединились силы ближнего сопровождения. Дальнее прикрытие осуществляла эскадра вице-адмирала Кэртейса: линейный крейсер «Ринаун» (флагман), линкор «Дьюк оф Йорк», легкий крейсер «Кения», 6 эсминцев. Из Скапа Флоу вышел главнокомандующий Флотом Метрополии адмирал сэр Джон Тови на линкоре «Кинг Георг V» вместе с авианосцем «Викториес», тяжелым крейсером «Бервик» и 6 эсминцами. Он должен был 6 марта встретиться с адмиралом Кэртейсом в 200 милях восточнее острова Ян Майен. Одновременно с конвоем PQ-12 из Мурманска домой вышел конвой QP-8. Планировалось, что конвои пройдут на встречных курсах юго-восточнее острова Медвежий. И действительно, конвои встретились в полдень 7 марта.

5 марта германский разведывательный самолет заметил конвой PQ-12 вблизи острова Ян Майен. Вечером «Тирпитц» получил приказ выйти в море на перехват. С момента прихода в январе в Тронхейм, «Тирпитц» праздно стоял на якоре, дожидаясь создания сбалансированного флота. За 3 недели до этого линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вместе с тяжелым крейсером «Принц Ойген» совершили исторический прорыв через Ла Манш из Бреста, где они отстаивались после похода в Атлантику. Хотя ни британские самолеты, ни корабли не причинили им вреда, оба линейных крейсера подорвались на минах и ремонтировались в Германии. («Гнейзенау» так больше и не вошел в строй.) Однако «Принц Ойген» и карманный линкор «Адмирал Шеер» на последней неделе февраля отправились на север, чтобы присоединиться к «Тирпитцу». Утром 23 февраля «Принц Ойген» был торпедирован на подходах к Тронхейму британской подводной лодкой «Трайдент». Он был поврежден и хотя добрался до порта, позднее был вынужден отправиться в Германию на ремонт.

Адмирал Цилиакс, который командовал германской эскадрой во время прорыва через Ла Манш, поднял флаг на «Тирпитце» незадолго до выхода в море 6 марта. Линкор сопровождали эсминцы «Герман Шёманн», «Фридрих Инн» и Z-25. Британская подводная лодка «Сивулф» оказалась слишком далеко, чтобы атаковать немцев, когда заметила их выход из фиорда. Однако 6 марта в 19.40 она передала по радио сообщение, указав курс «Тирпитца» 45°. В это же время конвой PQ-12 встретил плавучие льды на 72 параллели. Капитан 1 ранга Денни, командир крейсера «Кения» и сил ближнего сопровождения, приказал повернуть на SO, взяв курс прямо на мыс Нордкап, и двигаться так до рассвета 7 марта. Погода была плохой и неустойчивой. 4 марта шторм разбросал суда конвоя QP-8 русский транспорт «Ижора» так и не сумел догнать конвой. Постоянные снежные заряды то и дело сокращали видимость с 30 миль до 1 мили.

В полдень 7 марта конвои PQ-12 и QP-8 проходили мимо друг друга на встречных курсах NO и SW. В 8.00 «Тирпитц», двигаясь на N, находился примерно в 100 милях южнее конвоев. Эсминцы были отправлены произвести поиск к востоку и линии генерального курса. В это время британский главнокомандующий, который находился всего в 150 милях на W, приказал «Викториесу» выслать самолеты-разведчики, которые почти наверняка обнаружили бы «Тирпитц», если бы обледенение не помешало полетам.

Для обоих адмиралов ситуация оставалась крайне запутанной, так как они ничего не знали о противнике. Адмирал Цилиакс даже не подозревал, что Флот Метрополии вышел в море и находится совсем недалеко от него, хотя и допускал, что может встретить британские силы прикрытия. Более того, ему приходилось считаться с возможностью боя с превосходящими силами. У адмирала Тови были иные проблемы. Он остался без прикрытия во вражеских водах, кишащих подводными лодками. Ему пришлось отослать свои эсминцы для дозаправки. В 13.00 Флот Метрополии повернул на SW, а «Тирпитц» и его отделившиеся эсминцы шли на N-t-W. Немцы проскочили под носом у конвоя QP-8, не заметив его. В 15.45 «Фридрих Инн» заметил на севере «Ижору». Чтобы потопить это судно немцам потребовалось полтора часа. «Ижора» пошла на дно в точке 72°40′ N, 10°30′ O. Адмирал Тови получил сигнал бедствия с «Ижоры», но координаты были указаны неверно. Вскоре после этого радиопеленгатор указал позицию какого-то германского корабля за кормой конвой PQ-12. Так как «Тирпитц» охотился за этим конвоем, адмирал Тови предположил, что это и есть сам линкор. Он пишет: «Я подумал, что это вполне вероятно пеленг «Тирпитца». Я полагал, что немцы сильно нервничают, находясь в этих водах. Так как их положение было весьма неприятным, они должны были возвращаться в базу». Поэтому Тови повернул на OSO, но через полтора часа получил информацию, что «Тирпитц» остается в море и может действовать восточнее острова Медвежий. Тогда Тови в 19.32 повернул на курс 40°, чтобы следовать за конвоем PQ-12. Через час он отделил свои 6 эсминцев, чтобы те продвинулись на SO, а затем совершили поиск на N. Эсминцы выполняли приказ до 6.00 8 марта, однако это ничего не дало.

Тем временем адмирал Цилиакс в 17.28 собрал свои эсминцы, кончившие наконец топить «Ижору». Он обнаружил, что германская эскадра оказалась на краю ледяного поля, и повернул на S, а потом на O, чтобы все-таки найти конвой. Незадолго до полуночи «Фридрих Инн» был отправлен в Тронхейм для дозаправки. 8 марта в 4.00 за ним последовали остальные 2 эсминца. Погода была настолько плохой, что линкор не мог дозаправить эсминцы в море.

На рассвете 8 марта «Тирпитц» находился в 150 милях южнее острова Медвежий совершенно один. Он двигался на N, пытаясь обнаружить конвой PQ-12, который находился в 80 милях на SW от острова Медвежий и тоже шел на N. В полдень льды опять заставили конвой повернуть на SO. Флот Метрополии находился в 180 милях на W от Лофотенских островов. Он шел на SW параллельно конвою QP-8 примерно в 100 милях южнее него. Адмирал Тови намеревался вернуться в Исландию, так как у него не было ни одного эсминца прикрытия. Кроме того он решил, что «Тирпитц» прервал свой поход.

В 10.45 «Тирпитц» повернул на генеральный курс 255° и пошел зигзагом, чтобы собрать долгожданную жатву. Конвою повезло. Если бы ему не приказали двигаться на N к острову Медвежий, куда его не пустили плавучие льды, встреча стала бы почти неизбежной. А так торговые суда прошли севернее, их не заметил даже разведывательный самолет FW-200. К наступлению ночи конвой находился южнее острова Медвежий в 180 милях от «Тирпитца». Адмирал Тови и его линкоры Флота Метрополии находились в 400 милях на W от норвежского побережья, резонно держась подальше от германских самолетов.

8 марта в 18.16 командование Группы Норд сообщило адмиралу Цилиаксу, что конвой мог повернуть назад еще 3 дня назад после обнаружения возле острова Ян Майен. Оснований для такого вывода не было никаких. Однако ни QP-8, ни PQ-12 не были замечены, и ответственность за продолжение поиска полностью ложилась на Цилиакса. Поэтому в 20.25 он повернул на курс 191<0176> и пошел на встречу со своими эсминцами к Вест-фиорду, чтобы потом вернуться в базу. Через 4 минуты после того, как Цилиакс получил этот злосчастный приказ, адмирал Тови повернул свой флот обратно к острову Медвежий. Он действовал на основании предположения Адмиралтейства, что «Тирпитц» все еще находится в море дальше к северу. А германский линкор теперь шел сквозь ночь на юг.

9 марта в 2.20 пришло новое сообщение от Адмиралтейства. В нем говорилось, что «Тирпитц» идет на S, и не следует обыскивать воды вокруг острова Медвежий. Поэтому Тови повернул на курс 120° прямо к Лофотенским островам и увеличил скорость до 26 узлов. (Если бы Флот Метрополии всю ночь шел на O, то к рассвету он оказался бы на дистанции орудийного выстрела от «Тирпитца».)

9 марта в 6.40 главнокомандующий приказал «Викториесу» поднять на разведку 6 «Альбакоров», чтобы осмотреть сектор от 105° до 155° на расстояние до 150 миль. Через 50 минут взлетела ударная волна из 12 «Альбакоров» с торпедами под командой капитан-лейтенанта У.Дж. Лукаса. Дул ветер силой 25 узлов с направления 45°. Постепенно он усилился до 35 узлов и зашел на 70°. Хотя видимость оставалась хорошей, налетали снежные заряды, и на высоте 200 футов висели облака плотностью 7/10. Под облаками самолеты ждало обледенение. Ударная волна получила приказ взять курс 135° и действовать на основе донесений разведчиков. Главнокомандующий отправил самолеты в путь словами:

«Прекрасный шанс добиться очень важных результатов. Пусть с вами будет Бог.»

В 8.02 «Альбакор» F заметил «Тирпитц» вместе с эсминцем «Фридрих Инн» и сообщил об этом. Командир ударной волны перехватил это сообщение и повернул на курс 163° на высоте 500 футов. Около 8.10 «Тирпитц» сам заметил разведывательный самолет и в 8.30 катапультировал 2 гидросамолета «Арадо», чтобы хоть как-то защититься от угроз с воздуха и из-под воды. Потом линкор лег на курс 82° и на скорость 29 узлов бросился в Вест-фиорд. Бдительный «Альбакор» сообщил об этом изменении курса. 2 преследовавших «Тирпитц» «Альбакора» имели нерешительную стычку с «Арадо». Но на третьем «Альбакоре» пушечным огнем был ранен штурман, хотя самолет благополучно вернулся на «Викториес». («Альбакоры» опознали германский самолет как Ju-87. Однако германские источники указывают, что истребители из Бодо и Бардуфосса не вылетели, поэтому самое вероятное стычка произошла с одним из бортовых «Арадо».)

В 8.42 капитан-лейтенант Лукас заметил «Тирпитц» по пеленгу 140° на расстоянии 20 миль. Он повернул прямо на линкор, и самолеты начали набирать высоту 3500 футов, намереваясь выйти противнику в голову. Радиолокационный контакт с линкором был установлен на расстоянии 16 миль. Однако максимальная скорость «Альбакоров» была всего 155 узлов, а «Тирпитц» шел со скоростью 29 узлов почти против ветра в 35 узлов. Поэтому лучшее, на что мог надеяться Лукас скорость перехвата около 95 узлов. Это означало, что пройдет не меньше, чем полчаса, пока они самолеты выйдут в позицию для атаки. Эти полчаса нужно было провести в тучах, борясь с обледенением. Вдобавок, в любую минуту могли появиться истребители с норвежских аэродромов. На самом же деле, скорость сближения оказалась не более 40 узлов, так как «Альбакоры» были тяжело нагружены и пытались набрать высоту. Лукас отдал приказ действовать самостоятельно.

В 9.17, когда «Альбакоры» были прямо над линкором, «Тирпитц» внезапно появился в разрывах туч. Противники увидели друг друга. «Тирпитц» промедлил с открытием огня, и Лукас, полагая, что они все еще не замечены, скомандовал: «Пикировать и атаковать!» Первое звено спикировало параллельно левому борту линкора на расстоянии 1800 ярдов, повернуло вправо и сбросило торпеды с расстояния 1500 ярдов под прямым углом. И тут же попало под сильный зенитный огонь. Через минуту «Тирпитц» круто повернул влево, и второе звено сбросило торпеды по уже уходящей цели с расстояния 2000 ярдов. Все торпеды прошли мимо. Они имели установку скорости 40 узлов, глубину хода 25 футов и были оснащены только контактными взрывателями. Следующие 2 звена атаковали через 4 минуты, описав широкую петлю с правого борта. Они сбросили свои торпеды еще менее организованно. Зенитный огонь «Тирпитца» стал еще более яростным. При подходе было сбито по 1 самолету из каждого звена. Снова «Альбакоры» промазали. Попортив себе нервы, но не получив ни царапины, «Тирпитц» на полной скорости помчался в спасительное укрытие Вест-фиорда к разочарованию летчиков, вернувшихся на «Викториес».

Единственная пленка, на которой была зафиксирована эта атака, дает основание предположить, что торпеды были сброшены со слишком большой дистанции, примерно вдвое больше, чем считали пилоты. Однако германские документы отмечают отвагу британских пилотов, которые сбрасывали торпеды с дистанции 400-1200 ярдов. В основном «Тирпитц» спасли неопытность и необученность пилотов. Капитан-лейтенант Лукас только что принял эскадрилью, никогда не летал вместе с ней и сам мало практиковался в торпедных атаках с 1937 года. И вообще пилоты очень редко отрабатывали совместные действия эскадрильи в скоординированной атаке с разных сторон (звездный налет). Однако эта атака заставила германское Верховное Командование высылать «Тирпитц» в море с еще большей осторожностью. На какое-то время снова возобновились работы на авианосце «Граф Цеппелин», хотя он так и не был достроен.

Адмирал Тови, страшно разочарованный, повел Флот Метрополии обратно в Британию, преследуемый летающей лодкой BV-138. «Файрфлаи» авианосца безуспешно попытались отогнать ее, но под вечер появились бомбардировщики Ju-88 и атаковали «Викториес», хотя результата не добились. Адмирал Цилиакс отстаивался в Вест-фиорде до 13 марта, потом проскользнул в Тронхейм, используя густой туман. Таким образом он избежал встречи с ожидавшими его подводными лодками союзников. Конвои PQ-12 и QP-8 благополучно добрались до цели, но угроза с юга маршруту следования конвоев сохранилась.

Бомбардировочное Командование

31 марта — 29 апреля 1942 года

Провал попытки сил прикрытия конвоя PQ-12 повредить «Тирпитц» и угроза, которую он представлял, заставила предпринять новые усилия по уничтожению линкора. Бомбардировочное Командование предприняло 3 налета на якорную стоянку линкора в Феттен-фиорде возле Тронхейма. Первая атака была выполнена 31 марта 34 бомбардировщиками «Галифакс». Атаковать «Тирпитц» было исключительно трудно. Он был пришвартован к берегу в узком фиорде, имевшем гористые берега, и был укрыт маскировочными сетями. При получении сообщения о самолетах начинала действовать система постановки дымзавес. Весь фиорд затягивала пелена дыма. Эти меры и плохая погода полностью сорвали атаку. Только 1 самолет обнаружил цель и сбросил 1 4000 фн и 4 500 фн бомб, но попаданий не добился. 5 самолетов были потеряны.

28 апреля Бомбардировочное Командование нанесло второй удар. Из 43 взлетевших самолетов 32 атаковали «Тирпитц» двумя волнами. За первой атакой «Ланкастеров» с большой высоты последовала атака низколетящих «Галифаксов», которые вел подполковник авиации Беннетт. Были сброшены 20 4000 фн и 30 мелких бомб, ни одна из которых не попала. Также были сброшены 44 1000 фн мины Mark XIX с гидростатическими взрывателями, установленными на 30 футов. Предполагалось, что эти мины, взрываясь под водой, повредят днище линкора или обрушат на него тонны камней с горных склонов на берегах фиорда, если взорвутся там. Идея была недурна, однако как могли 100 фунтов взрывчатки в такой мине нанести серьезные повреждения? Впрочем, этот налет встревожил немцев и заставил их усилить ПВО. 5 бомбардировщиков были сбиты, включая самолет Беннетта, однако он и его радист ускользнули от немцев и сумели добраться до Швеции.

На следующую ночь 30 бомбардировщиков повторили атаку, но германская дымзавеса расстроила все их усилия. Бомбы и мины, сброшенные вокруг невидимого линкора, снова не причинили ему вреда. 2 самолета были сбиты. За месяц Бомбардировочное Командование совершило 3 налета, ничего не добилось и потеряло 12 самолетов из 107, участвовавших в атаках. Требовалось нечто иное. Однако прежде чем англичане начали разрабатывать нечто новое, «Тирпитц» добился своей самой громкой косвенной победы.

Конвой PQ-17

27 июня — 24 июля 1942 года

После успешной проводки в марте конвоя PQ-12 британское правительство продолжало посылать конвои с припасами в Россию. К началу лета в Россию прибыли 70 из отправленных 103 транспортов, хотя при этом погибли 1 крейсер и 1 эсминец. Погибли только 16 судов, 17 были вынуждены вернуться назад из-за льдов и плохой погоды. PQ-16, который вышел в конце мая, прорвался несмотря на сильные воздушные атаки. Понесенные конвоем потери подсказали немцам усилить подразделения торпедоносцев и подготовить на будущее более серьезные операции.

Конвой PQ-17 вышел из Рейкьявика 27 июня под сильным эскортом из эсминцев и корветов. Ближнее прикрытие осуществляли 4 крейсера контр-адмирала Гамильтона (2 британских, 2 американских). Дальнее прикрытие обеспечивал Флот Метрополии в составе 2 линкоров и 1 авианосца под руководством своего главнокомандующего адмирала сэра Джона Тови. Политика Адмиралтейства была совершенно ясной. К западу от острова Медвежий от атак надводных кораблей конвой прикрывали свои корабли, к востоку от Медвежьего подводные лодки.

Хотя британский главнокомандующий в общем угадал замыслы немцев, он не подозревал об ограничениях, которые Гитлер наложил на действия надводных кораблей. Адмирал Шнивинд, командующий надводным флотом, опасался использовать свои линкоры. Даже получив разрешение Гитлера на выход в море (операция Rosselsprung Ход конем), гросс-адмирал Редер чувствовал необходимость предупредить командование Группы Норд, что нельзя допустить поражения. В свою очередь штаб Группы Норд передал Шнивинду: «Лучше короткая операция с частичным успехом, чем долгие поиски полного успеха. Если ситуация будет сомнительной, не колеблясь прерывайте бой. Ни в коем случае противник не должен добиться успеха против главных сил нашего флота».

2 июля немцы начали концентрировать силы. «Тирпитц» и «Хиппер» перешли из Тронхейма в Вест-фиорд, «Шеер» и «Лютцов» перешли из Нарвика в Альтен-фиорд. Однако во время перехода «Лютцов» и 3 эсминца из группы прикрытия «Тирпитца» умудрились сесть на мель и вышли из строя к началу операции.

К утру 4 июля конвой PQ-17 находился в 60 милях к северу от острова Медвежий, когда самолетом было торпедировано первое судно. Контр-адмирал Гамильтон получил приказ держаться со своими крейсерами восточнее, чтобы оказывать непосредственную поддержку конвою и ожидать приказов адмирала Тови. Тови в свою очередь решил твердо придерживаться первоначального плана и приказал крейсерам поворачивать назад, если Адмиралтейство не подтвердит, что ожидается встреча с «Тирпитцем». В 18.09 контр-адмирал Гамильтон передал, что собирается повернуть на W около 22.00, когда завершит заправку своих эсминцев. Однако в 19.30 Адмиралтейство приказало ему оставаться с конвоем, ожидая дальнейших приказов. Трудно представить более путаную операцию. Ответственность за сохранность конвоя лежала на командире сил эскорта капитане 2 ранга Дж. Э. Бруме (эсминец «Кеппел»), а также на коммодоре конвоя капитане 1 ранга Дж. К.К. Даудинге. Однако старший офицер сил эскорта подчинялся командиру 1 эскадры крейсеров, который в свою очередь подчинялся главнокомандующему, находившемуся в 300 милях от места действия. Вдобавок везде и всюду вмешивалось Адмиралтейство.

К 21.00 4 июля конвой успешно отбил довольно решительную атаку бомбардировщиков и торпедоносцев 2 судна были потоплены, 1 повреждено, но были сбиты 3 самолета и крейсера спокойно шли в 100 милях впереди него. Адмиралтейство знало, что германские тяжелые корабли покинули Нарвик и Тронхейм, но потом оно потеряло их след, хотя они до полудня 5 июля стояли в Альтен-фиорде, ожидая разрешения Гитлера на выход. Первый Морской Лорд адмирал сэр Дадли Паунд решил, что неизбежным стал удар германских тяжелых кораблей по конвою. Крейсера и эсминцы не смогут защитить его, поэтому лучший выход рассеять конвой. Были отправлены следующие радиограммы:

«21.11. Весьма срочно. Крейсерам отходить на запад на полной скорости.»

«21.13. Срочно. Ввиду угрозы надводных кораблей конвою рассеяться и следовать в русские порты.»

«21.26. Весьма срочно. Подтверждаю свою от 21.23. Конвою рассеяться.»

Капитан 2 ранга Брум передал приказ конвою, а потом повел свои эсминцы на соединение с крейсерами согласно инструкции главнокомандующего на случай атаки надводных кораблей. Если силы противника будут превосходить эскорт, его главной задачей становится слежение за противником и при удобном случае торпедная атака.

«Тирпитц», «Шеер», «Хиппер» и 6 эсминцев действительно в 11.37 вышли в море на поиски конвоя, зная, что британские линкоры и крейсера находятся далеко на западе и двигаются домой. В 17.00 русская подводная лодка К-21 сообщила, что немцы идут курсом 45° примерно в 45 милях от мыса Нордкап. Командир лодки заявил, что добился 2 попаданий торпедами. Однако атака подводной лодки вообще не была отражена в военном дневнике линкора, и он не получил повреждений. Через час немцев обнаружил разведывательный самолет, а в 20.29 их заметила британская подводная лодка P-54. В течение часа она отчаянно маневрировала, пытаясь выйти в атаку. Германское морское командование перехватило эти донесения. Оно решило, что если поход затянется дольше, чем до 1.00 6 июля, то возникнет опасность атак самолетов «Викториеса». Поэтому в 21.32 адмирал Шнивинд получил приказ прервать операцию и возвращаться в Альтен-фиорд.

Слишком поздно Адмиралтейство передало адмиралу Тови, что «Тирпитц» «может не слишком пытаться догнать конвой», если линейный флот пойдет на восток. При угрозе атаки надводных кораблей конвой рассеялся и остался без защиты. В течение следующих 3 дней 19 судов были потоплены бомбами и торпедами. Из 36 судов конвоя 2 вернулись назад, и 11 достигли России. 23 судна были потоплены. Не выпустив ни одного снаряда, не подойдя к конвою ближе, чем на 300 миль, «Тирпитц» добился одной из самых громких побед на море в этой войне.

Глава 2

Операция «Тайтл»

26 октября — 1 ноября 1942

Неудачные действия Бомбардировочного Командования весной и ужасный эффект, который оказала угроза нападения «Тирпитца» на конвой PQ-17, заставили испробовать иные средства. Ночью 18 декабря 1941 года итальянцы отправили 3 «человеко-торпеды» в гавань Александрии. Они серьезно повредили линкоры «Куин Элизабет» и «Вэлиант». Через месяц премьер-министр поинтересовался, а нельзя ли повторить этот успех. В качестве модели был взят «Чериот», найденный после неудачной атаки Гибралтара, и англичане приступили к работам.

Примерно в это же время лейтенант Дэвид Хауарт, представитель флота в Лунна Вэу, выдвинул идею атаковать «Тирпитц» торпедами, подвешенными под рыбацким судном. Однако идея сразу была отброшена. Лунна Вэу в то время служил остановкой «Шетландского Автобуса», соединения рыбацких судов, перевозивших беженцев из Норвегии и доставлявших туда бойцов Сопротивления. Среди тех, кто бежал из Норвегии, был Лейф Ларсен, который в октябре 1941 года принимал участие в минировании Кристиансунда на рыбацком судне «Нордсион». «Нордсион» затонул во время шторма, но весь экипаж спасся и вернулся в Британию. Ларсен и четверо его товарищей вошли в состав команды нового рыбацкого судна «Артур». Теперь Ларсену предложили отправиться к берегам Норвегии на «Артуре», несущем 2 чериота.

В начале 1942 года был построен британский прототип чериота, как назвали эту «человеко-торпеду». Под руководством капитана 2 ранга Джеффри Слейдена началась подготовка экипажей. В июне 1942 года первый экземпляр чериота был готов к испытаниям. В Лох Эрисфорте была создана база, а в качестве плавбазы был использован корабль «Титания». Чериот был просто 21» торпедой, имеющей электрические батареи, которые обеспечивали скорость 3 узла в течение 6 часов. Экипаж из 2 человек, одетых в водонепроницаемые костюмы, сидел верхом на торпеде. Первый седок управлял торпедой, а второй пытался работать штурманом. Он же отвечал за преодоление сетей и установку боеголовки у цели. Боеголовка имела 600 фунтов взрывчатки и была установлена в носовой части торпеды. Она отсоединялась от торпеды и подвешивалась к цели. Часовой взрыватель позволял экипажу чериота до взрыва уйти на безопасное расстояние.

Ларсен немедленно принял предложение участвовать в атаке «Тирпитца». Началось планирование операции. Было решено использовать 2 чериота. Это означало, что в экипаж судна нужно включить 6 англичан: по 2 члена экипажа и «костюмер», он же запасной на каждую торпеду. Лучший способ доставить торпеды на дистанцию атаки к «Тирпитцу» это погрузить их на маленькое норвежское рыбацкое суденышко. Для этого был выбран «Артур», «освобожденный» Ларсеном год назад. Норвежский экипаж состоял из механика Бьярни, радиста Стренда и матроса Кальве.

Прежде всего было необходимо переоборудовать «Артур», чтобы он мог нести чериоты. Также требовалось устроить потайное место для экипажей торпед и инструментов, чтобы их не обнаружили германские патрули при прохождении через фиорды. «Артур» должен был доставить груз торфа в Тронхейм. Такой груз был удобен со всех сторон его легко найти, он дешев, в нем легко прятать все, что угодно. Сначала предполагалось укрыть чериоты в штабелях торфа на палубе судна для перехода через Северное море. Достигнув норвежского побережья «Артур» должен был встать на якорь среди маленьких островков возле Смоллена. Там планировалось спустить чериоты за борт и буксировать их под водой. Буксирные тросы предполагалось крепить к специальным рымам в киле «Артура». Маленький бензиновый генератор для дозарядки батарей чериотов следовало после использования выбросить за борт. Его место нужно было завалить торфом из палубных штабелей. В конце трюма была установлена фальшивая переборка примерно в 2 футах от настоящей, отделяющей трюм от машинного отделения. В образовавшуюся конуру имелась дверь из машинного отделения, замаскированная распредщитом. Там находился склад для инструментов, там же прятались англичане во время обычных обысков. Имелся полный комплект фальшивых документов разрешение на лов рыбы, регистрационные бумаги, документы экипажа. Полностью подготовленный «Артур» отправился в укромную бухту на Шетландских островах, где его ждали плавбаза «Алекто» и линкор «Родней», который должен был изображать мишень во время тренировок экипажей чериотов.

Экипажи чериотов состояли из лейтенанта Брюстера (командира), матроса 1 класса Брауна, его второго номера, сержанта Крэйга (Корпус Королевских Инженеров), матроса 1 класса Эванса в качестве второго номера и матросов 1 класса Козера и Тэбба как «костюмеров». (Козер позднее был призван на военную службу и награжден Орденом за выдающиеся заслуги, так как участвовал в атаке чериотов против «Больцано» в Специи.) После серии успешных учебных атак «Роднея» Ларсен повел «Артур» в Лунна Вэу, чтобы подготовить операцию. Судно было тщательно проверено. Были сняты все британские вещи и заменены аналогичными норвежскими. Экипаж получил норвежскую одежду. Даже свежая еда, хлеб, пачки масла все было взято у недавно прибывших беженцев. Детально были проработаны пути спасения.

Вся операция была тщательно спланирована в тесном взаимодействии с норвежским правительством в изгнании. Были подделаны все подписи германских офицеров на документах. Была получена информация о досмотровых постах и организации охраны «Тирпитца». Всю эту информацию доставил в Англию через Швецию молодой норвежский офицер Одд Серли, бывший лютеранский пастор. Он же доставил детальный план спасения. После атаки экипажи чериотов должны были высадиться на южном берегу фиорда, где их будет ждать автомобиль, который доставит их к шведской границе. «Костюмеры» и норвежский экипаж должны затопить «Артур» и плыть к берегу в другую точку рандеву, где их тоже должны были ждать автомобили. Если эти планы не сработают, они должны были встретиться на вершине соседнего холма.

Утром 26 октября «Артур» вышел в Норвегию. Погода была плохой, дул сильный восточный ветер. Громадные волны швыряли судно, как щепку. Вечером во вторник 27 октября были замечены горы вокруг Смоллена. Во второй половине дня в среду «Артур» подошел к горлу фиорда, но тут его двигатель встал. Бьярни потребовалось 3 часа, чтобы запустить его снова.

В четверг 29 октября был запущен генератор, чтобы перезарядить батареи чериотов, но через 15 минут он отказал, так как был поврежден во время шторма. Не оставалось ничего другого, как выкинуть его за борт и надеяться, что батареи торпед сохранили первоначальный заряд. Весь день англичане пытались достать чериоты и спустить их за борт, хотя им мешал патрульный самолет, все время крутивший над фиордом. Когда первый самолет пролетел над головой, Тэбб совершенно растерялся и бросился к спрятанному пулемету. К счастью, его остановил поток ругани со стороны Ларсена. Затем погода ухудшилась и сделала невозможным спуск чериотов. Его отложили до рассвета 30 октября. Как только была завершена эта работа и Брюстер с Эвансом поднялись на борт, появился дотошный старый рыбак. Пришлось втолковывать ему, что ясно видимые под корпусом «Артура» чериоты это германские минные тралы. Все британское было выброшено за борт, а пулемет укрыт в тайнике. В 14.00 Ларсен отдал швартовы и повел «Артур» ко входу в Тронхейм-фиорд, буксируя за собой чериоты. Во второй половине дня машина начала подозрительно шуметь. В 23.00 Ларсен встал на якорь у Хествика, чтобы отремонтироваться и установить связь с Нильсом Стромом, бойцом Сопротивления на берегу. Ларсен сказал условленный пароль, но Стром ни о чем не думал, и прошло много времени, прежде чем Ларсен добился правильного отзыва. С помощью местного кузнеца Бьярни сумел поставить медную заплатку на прохудившуюся головку цилиндра. В субботу 31 октября в 9.00 «Артур» снова дал ход. Через час он подошел к досмотровому катеру.

Досмотр прошел благополучно, хотя и не без некоторого напряжения. Все было в порядке за исключением погоды. Полный штиль и яркое солнце позволяли отлично видеть чериоты под килем «Артура», когда он стоял на месте. Этого в Лунна Вэу совершенно не предусмотрели. Шумная ссора с бросательным концом отвлекла внимание немцев, когда два судна сходились. Чериоты так и остались незамеченными в те 15 минут, которые потребовались германскому офицеру для проверки документов и беглого допроса Ларсена о его коллегах, рыбачащих дальше в фиорде. Наконец «Артуру» было разрешено следовать дальше, и кильватерная струя надежно укрыла чериоты от нескромных взглядов.

Всю вторую половину дня «Артур» спокойно шел к Тронхейму, сначала на ONO к маяку Эгденес, потом на SSO к Гьейтену и входу в Корс-фиорд. Там главный фиорд снова поворачивал, и курс на Тронхейм снова был N-t-O. Водолазы весь день оставались в укрытии, отдыхая, как могли. Когда начало смеркаться, они принялись готовиться к ночной атаке, и судно повернуло от Корс-фиорда. Погода была прекрасной, дел легкий восточный бриз, и огни Тронхейма были прекрасно видны. (Немцы весьма небрежно соблюдали затемнение.) Оставалось пройти 15 миль до точки пуска торпед. Крэйг и Эванс закончили одеваться, а Брюстер и Браун начали, когда справа по борту показался Тронхейм. Восточный ветер постепенно усиливался, и «Артур» начало сильно бросать волнами. Пришлось снизить скорость и надеяться, что внезапный шторм стихнет, прежде чем они подойдут ко входу в Асен-фиорд, где стоял «Тирпитц». Однако все запасы удачи были исчерпаны. Водолазы слышали подозрительное бряканье под килем «Артура», а вскоре после 22.00 раздалось «громкое скрежетание». Потом последовал резкий толчок и треск, словно что-то ударило по винту «Артура». Один из чериотов оторвался и уплыл.

Ларсен отвел «Артур» в укрытую стоянку, и Брюстер приказал полностью одетому Эвансу спуститься за борт и осмотреть оставшуюся торпеду. Но было уже поздно. Оба чериота оторвались и уплыли неведомо куда, оставив под килем «Артура» только обрывки тросов. Они подобрались на расстояние 10 миль к цели, и от этого разочарование было еще более острым. Брюстер писал:

«Мы были обескуражены. Чериоты пропали, и дело сорвалось. Я думаю, никто не был так расстроен, как мы в эту ночь. Нам оставалось всего 10 миль до гордости германского флота, все препятствия остались позади. Но с таким же успехом мы могли находиться на Северном Полюсе. Оглядываясь назад, я не могу ни в чем себя упрекнуть. Просто мы оказались слишком невезучими.»

Брюстер и Ларсен устроили короткое совещание. Так их ни в чем не заподозрили, они решили попытаться вернуться на Шетландские острова. Для этого следовало продать торф и обзавестись разрешением на выход в море. Но было очень сомнительно, что латанная машина «Артура» выдержит обратный путь. Они могли только затопить судно и добираться до Швеции, как планировалось. 1 ноября около 1.00 в спокойной воде под прикрытием берега они открыли кингстоны «Артура». Разбившись на 2 партии, люди на шлюпке добрались до берега. Однако они находились совсем не там, где их ждали бойцы норвежского Сопротивления. Добираться до Швеции пришлось самостоятельно. Они разбились на 2 отряда. В первый входили Ларсен, Кальве, Крэйг, Эванс и Тэбб, во второй Бьярни, Стренд, Брюстер, Браун и Козер. Уже рядом с границей группа Ларсена столкнулась с 2 вооруженными полицейскими. Обмануть их не удалось. В последовавшей перестрелке Эванс получил пулю в колено. Его товарищам пришлось оставить его на смерть. Ларсен и остальные члены его группы ночью пересекли границу. Вторая группа сделало это более спокойно. Обоим группам понадобилось 4 дня, чтобы оказаться в безопасности после затопления «Артура». В ту же ночь они вылетели из Швеции в Англию. Ларсен был награжден Медалью за выдающуюся отвагу. Он был первым не-англичанином, который получил эту награду. Брюстер получил Крест за выдающиеся заслуги.

На самом деле Эванс не умер от раны, полученной в этой стычке. Немцы увезли его в госпиталь и вылечили. Они допрашивали его, а потом расстреляли, как шпиона.

Немцы также нашли «Артур», который сдрейфовал к берегу перед тем как затонуть. Его мачты остались торчать над водой. Тщательный осмотр позволил обнаружить тайник, и немцы смогли сделать правильное заключение, какая именно атака готовилась. Операция «Тайтл» едва не удалась.

Зима-весна 1942-43 годов

«Тирпитц» оставался на якорной стоянке в Тронхейм-фиорде всю зиму 1942-43 годов занимаясь различными работами. Был даже сооружен кессон, который позволял менять руль линкора без постановки в док. Потеря «Гнейзенау», разбомбленного в доке после прорыва через Ла Манш, убедила Гитлера, что не стоит рисковать, возвращая «Тирпитц» в Германию. А в Норвегии не было достаточно больших доков, чтобы принять его. Но пока «Тирпитц» занимался профилактикой, произошло событие, которое имело далеко идущее политическое воздействие на его будущее.

30 декабря 1942 года вице-адмирал Кумметц вышел в море из Альтен-фиорда на «Хиппере» вместе с «Лютцовом» и 6 эсминцами, чтобы атаковать конвой JB-51B. Подводные лодки сообщили, что конвой «слабо защищен». JB-51B имел непосредственный эскорт из 6 эсминцев, 2 корветов, 2 траулеров и 1 тральщика. Им командовал капитан 1 ранга Шербрук на «Онслоу».[2] Ближнее прикрытие состояло из 2 крейсеров и 2 эсминцев контр-адмирала Барнетта. А в 500 милях западнее держалось дальнее прикрытие, состоящее из кораблей Флота Метрополии. Его главнокомандующий надеялся все-таки поймать «Тирпитц».

В 9.30 накануне Нового Года германские корабли открыли огонь по первому британскому эсминцу и попытались атаковать конвой. Через 5,5 часов все закончилось. Отважные и умелые действия эсминцев и прибытие контр-адмирала Барнетта со своими крейсерами отогнали врага. Англичане потеряли эсминец «Акейтес» и тральщик «Брэмбл». Эсминцы «Онслоу», «Обидиент» и «Обдюрейт» были повреждены. Немцы потеряли эсминец «Фридрих Экольд», «Хиппер» был тяжело поврежден. Попадание получило единственное торговое судно «Калобр». Как раз в тот момент, когда немцы получили отличные шансы разгромить конвой, вице-адмирал Кумметц получил радиограмму с приказом не рисковать. Он был вынужден прервать бой, так и не обрушив на британские крейсера 11» снаряды «Лютцова». Как и в случае с конвоем PQ-17 вмешательство с берега в решающий момент оказалось роковым.

Результаты этого неудачного выхода оказались важными. Гитлер, угнетенный катастрофой под Сталинградом, ожидал разгрома арктического конвоя, чтобы хоть как-то скрасить Новый Год и помочь войскам на Восточном Фронте. Неудача Кумметца взбесила Гитлера, он приказал разоружить все крупные корабли. Тяжелые орудия планировалось установить на берегу в пунктах ожидаемых высадок союзников, крейсера и карманные линкоры следовало переоборудовать в авианосцы, и все усилия сосредоточить на строительстве подводных лодок. Гитлер попросил гросс-адмирала Редера высказать свои соображения по этим предложениям. Редер подал в отставку. 30 января 1943 года после 25 лет пребывания на посту главнокомандующего германским флотом, он сдал дела адмиралу Карлу Деницу.

Хотя Дениц всегда считался закоренелым подводником, он слишком хорошо знал морскую стратегию, чтобы желать списания крупных кораблей. Это развязало бы англичанам руки. Дениц убедил Гитлера отменить свой приказ, который тот называл «окончательным». Крупные корабли остались в строю, хотя теперь возникла некоторая неопределенность. Ставка фюрера относилась к ним с подозрением, фельдмаршал Геринг открыто критиковал их как дорогостоящие и бесполезные. Нехватка нефти в Германии и танкеров для ее перевозки все больше тревожили командование флота.

В марте 1943 года «Тирпитц» покинул Тронхейм после зимнего затишья. Он перешел на север Норвегии в Альтен-фиорд к «Шарнхорсту» и 6 эсминцам. Здесь он был предметом постоянного беспокойства союзников. Пара быстроходных тяжеловооруженных кораблей угрожала либо прорваться в Атлантику, либо нанести удар по арктическим конвоям. На своей окруженной горами стоянке, имея под боком 2 истребительных аэродрома в Бардуфоссе и Банаке, они были почти неуязвимы. Германские линкоры могли достать только тяжелые бомбардировщики, использующие примитивные возможности русских аэродромов. Их уничтожение стало почти невозможно. Но, как выяснилось, реальные достижения немцев были просто смехотворны.

Шпицберген

9 сентября 1943

В 150 милях севернее острова Медвежий, в 400 милях севернее Альтен-фиорда и Нордкапа самой северной точки европейского континента находится мыс Южный, самая южная точка острова Шпицберген. Унылый остров перед войной имел 3000 жителей, норвежцев и русских. Они работали на угольных шахтах. Однако в августе 1941 года жители были эвакуированы союзниками, а шахты были взорваны. Через месяц немцы создали на острове метеорологическую станцию. Аналогичная норвежская станция была создана летом 1942 года, и немцы были вынуждены эвакуировать свой персонал с помощью подводной лодки.

На рассвете 9 сентября 1943 года «Тирпитц» и «Шарнхорст» открыли огонь из своего главного калибра по двум 3» пушкам, из которых состояла береговая оборона Баренцбурга. Эсминцы высадили на берег десантные партии. К полудню все закончилось. Было захвачено несколько пленных, уничтожен угольный склад, взорвана радиостанция. Десантники вернулись на борт кораблей. Германские корабли поспешно вернулись в безопасные воды Альтен-фиорда. Первый и единственный раз в своей жизни «Тирпитц» стрелял из орудий главного калибра не по самолетам. Но никто на борту линкора не подозревал, что это его последняя операция. В последующие 14 месяцев он был только мишенью для различных атак, и единственным его «походом» был стал переход из Альтен-фиорда на мелководную стоянку возле Тромсё.

Глава 3

Атака «судов X»

Постройка и испытания

Хотя идея атаки вражеских портов маленькими подводными лодками давно витала в воздухе, только после Великой Войны двое заслуженных подводников, капитаны 2 ранга Джеффри Лейтон и Макс Хортон (которые позднее стали адмиралами и главнокомандующими) помогли этой идее претвориться в жизнь. Они помогли капитану 2 ранга Кромвеллу Варли спроектировать и построить прототип «судна X» (сверхмалой подводной лодки). Она была спущена в воду на реке Хэмбл возле Саутгемптона. Этот корабль получил обозначение X-3. X-1 был назван подводный крейсер, спущенный в 1929 году, чье вооружение состояло из 4 5.2» орудий. X-2 была названа итальянская подводная лодка «Галилео Галилей» сдавшаяся возле Адена канонерке «Мунстоун» вскоре после вступления Италии в войну. Если не принимать во внимание размеры и вооружение, X-3 и ее последователи мало чем отличались от любой нормальной подводной лодки эпохи Второй Мировой войны. Они вообще были лишь чуть меньше подводных лодок Холланда, принятых на вооружение Королевским Флотом в 1902 году.

Давайте рассмотрим «судно X». Эта лодка имела длину 51 фут, прочный корпус диаметром 5,5 футов и глубину погружения 300 футов. Они были оснащены дизелями Гарднера для передвижения на поверхности и зарядки батареи. Под водой лодка двигалась с помощью электромотора. Сначала экипаж состоял из 3 человек, но потом его увеличили до 4. Внутри лодки было просто не повернуться, высота отсеков составляла всего 4,5 фута. В двух отношениях сверхмалые лодки отличались от настоящих. Между носовым отсеком, который служил постом управления и средним отсеком, в котором находились батареи, находился отсек, известный под названием «мокрый-сухой» с люком в прочном корпусе, ведущим наружу. Из этого отсека водолаз мог выходить наружу, когда лодка находилась под водой. Этим же люком пользовался вахтенный офицер во время переходов в надводном положении. Вторым отличием было вооружение. Сверхмалая лодка несла вместо торпед принайтованные к бортам подрывные заряды и донные мины с 2 тоннами аматола. Они имели часовые взрыватели, которые устанавливались изнутри лодки и имели задержку до 36 часов.

Сверхмалые лодки прошли стадию проектирования и прототипа благодаря счастливому стечению обстоятельств. Кромвелл Варли ушел в отставку, чтобы руководить конструкторским бюро. Как офицер-подводник Великой Войны он был знаком с адмиралом Максом Хортоном, командующим подводными силами, который первые 2 года войны был главнокомандующим Западными Подходами. Сам Хортон в период между войнами сумел заинтересовать Адмиралтейство по крайней мере 3 проектами сверхмалых лодок. Так как премьер-министр Уинстон Черчилль энергично поддерживал любую идею нанесения ударов по врагу, X-3 встретила очень благожелательный прием. (Резким контрастом выглядят 3 года, которые понадобились Барнсу Уоллису, чтобы добиться поддержки своих бомб «Толлбой», которыми и был уничтожен «Тирпитц».) Уже в начале лета 1941 года была создана команда для ведения этих необычных операций. В нее входили лейтенант У.Д. Мик, лейтенант Дональд Камерон и главный старшина-механик Ричардсон. В качестве плавучей базы был выбран дрифтер «Презент Хелп». К концу года бортовые подвесные заряды успешно взрывались.

X-3 была спущена в 23.00 15 марта 1942 года и совершила первое погружение 24 марта. Через месяц были набраны добровольцы-офицеры «для проведения специальных операций». В конце мая они начали теоретическую и практическую подготовку в Форт-Блокгаузе, Госпорт (альма-матер подводников ЕВК «Долфин») и на X-3 на реке Хэмбл. После новых тренировок в Блайте и Ротсее они отбыли на вновь созданную базу сверхмалых лодок»«Кайлс оф Бьют Гидропатик Отель» в Порт-Баннатин, остров Бьют, названную ЕВК «Варбел». Название корабля было совершенно необычным для Королевского Флота, так как было составлено из фамилий 2 офицеров: капитана 2 ранга Вар(ли) и капитана 2 ранга Т.И.С. Бел(ла), который отвечал за обучение личного состава. Если бы суть этого названия стала известна Адмиралтейству, его несомненно отвергли бы. Варли оставался гражданским всю войну, выделяясь своим твидовым костюмом среди военных мундиров. Порт-Баннатин был великолепной базой возле главной базы подводных сил ЕВК «Циклопс» в бухте Ротсей, уже хорошо скрытой от любопытных глаз маленьким клочком земли. Он был прямо связан с Лох Страйвеном и на севере через Кайлз оф Бьют, канаву, слишком узкую, чтобы интересовать хоть кого-то кроме самых утлых рыбацких лодок. Примечательно то, что за 18 месяцев со дня постройки X-3 до первой операции, немцы даже не заподозрили об их существовании.

26 апреля после серии успешных испытаний X-3 была погружена на железнодорожную платформу и по суше перевезена из Саутгемптона в Фаслейн, где была спущена в воды Клайда. В сопровождении «Алекто» она перешла в Лох Страйвен. Ардтарейг Хаус в конце залива был назван «Варбел II». Мик отправился на верфь Виккерс-Армстронг, чтобы проследить за постройкой новых 6 лодок. Тем временем на X-3 продолжились тренировки экипажей под командой Камерона и его нового первого помощника Джона Лоримера.

А в ноябре произошел первый серьезный инцидент. Так как миджеты имели очень низкий борт, они были оборудованы воздухозаборной трубой, что позволяло им идти под главными моторами на поверхности, не рискуя захлебнуться. Эту трубу можно было использовать и как мачту. Хотя это не рекомендовалось, но постоянно практиковалось. Когда воздухозаборник убирался в корпус лодки, следовало надежно закрыть клапан перед погружением. Во время одной из тренировок никем не замеченный плававший кусок дерева попал в клапан и заклинил его. Когда миджет начал погружаться, вода хлынула внутрь прочного корпуса. Лоример приказал немедленно продуть цистерны, но в суматохе механик сорвал маховик, который закатился под палубный настил. Вода продолжала поступать, и лодка погрузилась на дно Лох Стайвена на глубину 110 футов.

Лоример быстро понял, что им следует спасаться из медленно затапливаемой лодки. Он и 2 курсанта (суб-лейтенанты Гэй и Лэйтс) одели дыхательные аппараты. Чтобы вода полностью залила лодку требовалось 40 минут, даже при открытых дополнительных клапанах. Все это время бравая троица стояла в темноте, протирая слезящиеся глаза из заливаемых аккумуляторов пошел хлор. Когда давление внутри корпуса и снаружи сравнялось, Гэй сумел открыть выходной люк и выскочить наружу. Однако Лэйтс израсходовал весь кислород в своем дыхательном аппарате и потерял сознание. Проявив незаурядное мужество Лоример снял с него неисправный аппарат и надел новый, а потом сумел вытолкнуть Лэйтса через люк. Когда он это делал, с Лэйтса соскочил и второй аппарат, но его уже выбросило на поверхность. Там Лэйтса подобрала шлюпка с «Презент Хелпа». Лоример тоже едва не потерял сознание от нехватки кислорода и усталости. Однако он сумел выскочить из лодки и благополучно поднялся на поверхность.

«Презент Хелп», с которого видели происшедшее, немедленно передал сигнал «Триппер», что означало катастрофу с подводной лодкой. К 23.00 того же дня спасательное судно «Тэдуорт» не только прибыло на место происшествия, но и подняло X-3 со дна. Это было выполнено блестяще, даже с учетом благоприятных условий. X-3 была отправлена в Портсмут на ремонт.

Учения на Клайде продолжались, так как под командой лейтенант Годфри Плейса прибыла X-4. Но в декабре произошел первый несчастный случай со смертельным исходом. Когда лодка находилась на поверхности, чтобы провести опробование дальности хода, суб-лейтенант Морган Томас зашел в переходную камеру, чтобы принять наружную вахту у Плейса, который пошел вниз и закрылся в носовом отсеке управления. Стояла темная ночь, Томас был захвачен врасплох неожиданной волной, которая смыла его за борт. Вдобавок эта же волна залила переходную камеру, люк которой оставался открытым. X-4 встала почти под прямым углом носом вверх и начала беспомощно дрейфовать. Плейс в носовом отсеке и старшина-механик Уайтели в кормовом оказались разделены затопленной переходной камерой и не имели никакой связи. Плейс сумел послать аварийный сигнал на «Презент Хелп», стоящий на якоре неподалеку в Лох Ранца. После 2 часов борьбы дрифтер сумел завести трос вокруг кормы X-4 и поставить лодку горизонтально. После этого осушили переходную камеру.

Накануне наступления нового 1942 года в Фаслейне была спущена X-5. X-6 прибыла 11 января 1943 года, а вскоре после нее и остальные 4 лодки. Полученные уроки были учтены, что привело к изменению программы обучения. Кроме того пост управления был перенесен в центр лодки, а аккумуляторная батарея смещена в нос. На новых лодках переходную камеру можно было закрывать из отсека управления. Теперь вахтенный офицер мог привязаться к специальной скобе. Кроме того в Лох Страйвен пришла новая плавбаза «Бонавенчер» под командой капитана 1 ранга У.Э. Бэнкса.

Морской Генеральный Штаб намеревался атаковать «Тирпитц» весной 1943 года. Время было критическим. Погода была вполне подходящей для использования «судов X» (что зимой было невозможно), так как им требовался долгий световой день для переходов. Однако в то же время было еще достаточно темно, чтобы подкрасться к цели незаметно (что было бы трудно летом). Такие периоды в районе на 5° севернее Полярного Круга выпадают только в марте и сентябре. Более точные даты определяют фазы луны. Однако оставалась одна неразрешенная проблема: как доставить миджет на дистанцию атаки к «Тирпитцу»? Хотя лодка имела дальности плавания около 1500 миль на скорости 4 узла, что было достаточно для перехода к Альтен-фиорду и обратно, условия внутри нее были такими плохими, что экипаж мог просто отдать концы задолго до подхода к цели. В ноябре 1942 года контр-адмирал Барри сменил Макса Хортона на посту командующего подводными силами. Крайне неохотно он сообщил Морскому Генеральному Штабу, что атака весной невозможна, и ее следует отложить до осени. Возможно, задержка обернулась к лучшему, так как позволила провести дополнительные тренировки. Кроме того была проведена более тщательная разведка и более спокойно отработан план атаки. Но, разумеется, это не могло понравиться премьер-министру, который подцепил в Северной Африке пневмонию и, пытаясь найти облегчение, разродился серией меморандумов. 13 февраля 1943 года один из этих документов получили Начальник Объединенного Штаба, Генерал-Квартирмейстер, Первый Морской Лорд, Начальник штаба КВВС и главнокомандующий Бомбардировочного Командования.

«Имеются ли у вас планы, что делать с «Тирпитцем», пока он стоит в Тронхейме? За последние 5 месяцев мы слышали достаточно разговоров, которые постепенно заглохли. Рассматривались по крайней мере 4 или 5 планов. Просто позор, ведь итальянцы показали, что они могут атаковать корабли в гавани гораздо лучше нас.

Что случилось с «чериотами» и ныряющими минами? (Вероятно подразумеваются мины «Джонни Уокер», которые были разработаны как «противотирпитцевское» оружие и применены КВВС в сентябре 1944 года.) Я был бы вам крайне признателен, если бы вы собрались вместе и доложили мне свои выводы. Просто ужасно, что такой приз должен дожидаться, пока кто-то придумает, как завоевать его».

Если не считать предложения отправить миджеты в Норвегию и обратно своим ходом, были рассмотрены 2 идеи. Сначала их хотели буксировать с помощью норвежского рыболовного судна, такого же как «Артур». Но это отвергли по 2 причинам. Первая: испытания показали, что рыболовное судно слишком маломощно, чтобы буксировать миджеты. Вторая: не имелось рыбацких судов из Нарвика, а все суда из других районов Норвегии сильно отличались от них. Вторым предложением было доставить миджеты к берегам Норвегии на плавбазе. Однако такая экспедиция неизбежно привлекла бы к себе внимание, даже если бы и удалось скрыть от самолетов-разведчиков спуск сверхмалых лодок. Все равно враг был бы настороже как раз тогда, когда это было менее всего желательно. Наконец было решено, что лучше всего буксировать миджеты большими подводными лодками. Эти же лодки могли встретить миджеты после атаки и отбуксировать обратно в базу. Было решено начать детальное планирование осенней операции.

Все лето 1943 года миджеты, которые теперь были сведены вместе с чериотами в новую 12 флотилию подводных лодок, занимались упорными тренировками под командой капитана 2 ранга Д.К. Ингрэма. «Бонавенчер» под командой капитана 1 ранга Р.К. Робертса перешел в Лох Кэйрнбон, еще более укрытое место к северу от Лох Ю, где отрабатывались атаки против линкоров Флота Метрополии, тщательно прикрытых сетями. Методы разрезания сетей отрабатывались в Лох Стайвене, и в мае суб-лейтенант Локк погиб, проводя X-7 сквозь сеть. В результате экипаж миджетов был увеличен с 3 человек до 4, люди были набраны среди добровольцев-«колесничих». Перегонные экипажи остались в прежнем составе 3 человека: офицер, механик, электрик. Их главной задачей было передать миджет в полной исправности боевому экипажу после буксировки. Было подготовлено все, что возможно, и летом 1943 года начались учения.

Подготовка операции и переход

Кодовое название атаки миджетов против «Тирпитца» было «Сорс». Но даже внутри общего плана были подготовлены три отдельных варианта. Операцией «Фаннел» была названа атака целей в Альтен-фиорде, операция «Эмпайэ» район Нарвика между 67° и 69° N, операция «Форсд» район Тронхейма между 63° и 65° N. Было особенно важно знать намерения врага и организацию его системы обороны. Имелось только 2 пути получения нужной информации авиаразведка и визуальные наблюдения, которые вели бойцы норвежского Сопротивления. Оба источника были использованы полностью.

Торстейн Рааби, который позднее прославился как член экипажа «Кон-Тики», провел большую часть 1941 года проводя метеорологические наблюдения на островах Арктики, а потом работал на подпольной рации в Тромсе. После этого он был вынужден бежать в Швецию, а оттуда перебрался в Англию. Он вернулся в Норвегию в район Тронхейма на подводной лодке «Ула». Оттуда он сначала направился в Хаммерфест, а оттуда в Альтен. Здесь ему помогли получить работу. Он действовал в тесном сотрудничестве с 2 другими норвежцами Карлом Расмуссеном и Гарри Петерссеном. Рааби начал посылать в Лондон ежедневные радиодонесения о немецких кораблях. Его соседом был германский офицер, и Рааби нахально использовал антенну его радиоприемника для своего передатчика!

Авиаразведку проводить было сложно. Альтен-фиорд был вне пределов досягаемости любого самолета с шотландских аэродромов. Поэтому необходимо было перебазировать самолеты-разведчики в Россию. Адмиралтейство не желало полагаться на данные русской разведки. Почти всю войну русские власти демонстрировали пугающее нежелание сотрудничать с союзниками, пусть даже это касалось такой ерунды, как создание в Мурманске госпиталя и зоны отдыха для команд конвоев. Поэтому не было оснований считать их разведку эффективной и точной. В мае Адмиралтейство высказало требование перебросить туда подразделение фоторазведчиков. В июле КВВС согласились. Благодаря усилиям военно-морского атташе в Москве адмирала Фишера разрешение было получено, и 21 августа звено «Москито» приготовилось перелететь в Ваенгу. Но их задержала на 6 дней нелетная погода и отсутствие визы у фотографов! Самолеты вылетели 27 августа, а их оборудование было доставлено на эсминцах «Мушкетер» и «Махратта» в Кольский залив. Если бы полеты «Москито» не удались, разведку должны были проводить фоторазведчики «Спитфайр», прилетевшие в Ваенгу 3 сентября. А уже через 8 дней миджеты должны были выйти из Лох Кэйрнбона в поход.

Чтобы действиям миджетов помогла темнота, и в то же время чтобы они имели достаточно лунного света для форсирования фиордов, атаку следовало провести 20–25 сентября. Первая дата была назначена последним днем выхода подводных лодок-буксировщиков в море. Выделенные лодки прибыли на базу в Лох Кэйрнбон 11 сентября. 30 августа туда пришла плавбаза «Титания» под командованием капитана 2 ранга У.Р. Фелла. На нее должны были базироваться большие лодки. В течение 2 дней прибыли и они сами: «Трешер» (лейтенант Э.Р. Хезлетт), «Трукьюлент» (лейтенант Р.Л. Александер), «Сиртис» (лейтенант М.Г. Джепп), «Си Нимф» (лейтенант Дж. П.Г. Оукли), «Стабборн» (лейтенант Э.Э. Дафф) и «Скептр» (лейтенант И.С. МакИнтош). «Сатир» и «Си Дог» стояли в качестве резерва в Скапа Флоу в 24-часовой готовности. 1 сентября из Лох Кэйрбона были запрещены все увольнения.

Все большие лодки были оснащены специальными буксировочными штангами, так же как и 2 резервные лодки. Было потрачено 5 дней, чтобы проверить, как идет буксировка, спуск миджетов и обратный прием. Имелись 2 типа тросов: специальный пеньковый канат с телефонным кабелем внутри и совершенно новый нейлоновый трос. Именно он доставил Камерону немало хлопот при буксировке X-6. 6 сентября после финальной сверки компасов «суда X» были подняты на борт «Бонавенчера» для последнего осмотра и установки бортовых зарядов. Оставалось только провести инструктаж экипажей.

Обычные фотоснимки и донесения норвежского Сопротивления убедили Адмиралтейство, что «Тирпитц» стоит в Каа-фиорде вместе с «Шарнхорстом» и «Лютцовом», который находится в соседнем Ланге-фиорде. 7 сентября «Спитфайр» совершил первый разведывательный полет за несколько дней, и сообщил, что «Тирпитца» и «Шарнхорста» нет на стоянках. Это подтверждало и сообщение Рааби. Атмосфера в штабе подводных сил и в Адмиралтействе сразу накалилась. (Англичане не знали, что «Тирпитц» и «Шарнхорст» ушли для операции против Шпицбергена.) Однако 10 сентября разведка сообщила, что корабли вернулись на обычные стоянки. Адмирал Барри вылетел в Лох Кэйрнбон, чтобы поторопить «суда X» с выходом.

Командование надеялось, что еще до выхода миджетов из России успеет прилететь «Каталина» с фотоснимками «Тирпитца». Однако это оказалось невозможно. Пришлось детально анализировать фотоснимки в России и сообщать детали по радио. Однако командующий подводными силами отмечал:

«Последующие полеты этих разведчиков были просто бесценными. Все детали диспозиции вражеских кораблей и сетевых заграждений были переданы из России. Их передали всем экипажам еще до выхода в море. Первые снимки, сделанные этим подразделением, прибыли буквально через несколько часов после выхода лодок в море, но это не имело значения. Вся нужная информация была передана в радиограммах заранее.»

Дату спуска миджетов назвали «D-день». (Позднее это название прилипло ко всем мало-мальски значительным событиям.) Буксирующие подводные лодки после выхода из Лох Кэйрнбона должны были самостоятельно следовать в точку в 75 милях к W от Шетландских островов, и оттуда двигаться параллельными курсами на расстоянии 20 миль друг от друга, пока не окажутся в 150 милях на W от Альтен-фиорда. После этого лодки должны были идти к точкам пуска миджетов. Каждая лодка имела свой собственный район возле острова Серей. Там полагалось спустить миджет как раз на границе предполагаемых минных полей после заката в D-день. Лодки должны были патрулировать в определенных районах до 27 сентября, чтобы принять миджеты, которые сумеют вернуться. Сами сверхмалые лодки должны были пересечь минные поля в надводном положении, пройти через Стъернсунд в Альтен-фиорд и переждать, лежа на дне, светлое время 21 сентября. На рассвете 22 сентября они должны были проникнуть в Каа-фиорд.

11 сентября в 16.00 Лох Кэйрнбон покинули «Трукьюлент», ведущая X-6, и «Сиртис» с X-9 на буксире. С интервалами 2 часа за ними последовали «Трешер» (X-5), «Си Нимф» (X-8), «Стабборн» (X-7). Самый короткий маршрут был выделен «Скептр» и X-10, которые вышли 12 сентября в 13.00. Переход занял 4 дня и был спокойным, погода стояла прекрасная. Лодки типа Т показали неплохую среднюю скорость 10 узлов, лодки типа S 8,5 узлов. Миджеты буксировались в подводном положении, поднимаясь на поверхность каждые 6 часов, чтобы в течение 15 минут провентилировать отсеки.

14 сентября в Англии были получены фотографии «Спитфайра», и командующий подводными силами смог передать по радио детальное описание заграждений и целей. Был принят план разделения целей № 4: X-5, X-6, X-7 должны были атаковать «Тирпитц», X-9, X-10 — «Шарнхорст», а X-8 — «Лютцов» в Ланге-фиорде. (Это был длинный рукав на западной стороне Каа-фиорда, примерно в 10 милях от его головы.) Снег, который в августе удерживается только на вершинах гор, сейчас спустился к подножиям. Через день после атаки должен был начаться снегопад. Заграждения были описаны так:

«Фотографии подтверждают наличие 2 сетей шириной примерно 410 футов, возможно противолодочных, поперек входа в Каа-фиорд. Возможно они прикреплены к дну. Северо-западный конец выходит на берег брешь примерно в 900 футов между юго-восточным концом и берегом.

Двойная противоторпедная сеть от берега параллельно «Тирпитцу» в 170 футах от правого борта. Идет мимо носа к проходу. Центральный проход в 600 футах на север от носа линкора. Оттуда к берегу идет одиночная сеть с 4 маленькими плотиками. Там прохода НЕТ.

«Шарнхорст» со всех сторон окружен двойной линией противоторпедных сетей. Съемная часть сети по носу.

«Лютцов» прикрыть двойной противоторпедной сетью не поперек стоянки.»

Немцы имели гидрофонные посты и маленькие охотники за подводными лодками в проходах и держали катер на постоянной гидрофонной вахте примерно в 600 ярдах на OSO от прохода в сетях у Джеммелюфтнесета на входе в Каа-фиорд. Он останавливал и проверял все входящие суда. Проход в противоторпедных сетях вокруг «Тирпитца» закрывался на ночь после прохода последнего катера и открывался утром. В темное время суток на «Тирпитце» бодрствовала гидрофонная вахта. Совершенно случайно ночью 21–22 сентября телефонная связь между «Тирпитцем» и Боссекопом на берегу оборвалась, поэтому катера сновали туда и обратно. Проход остался открытым на ночь для корабельных катеров, а гидрофонная вахта дежурила до 6.00 утра 22 сентября. Однако эти изменения привычного порядка остались неизвестны экипажам миджетов.

Следующие 2 дня похода, 15 и 16 сентября, стали для 3 из 6 миджетов весьма памятными. В 1.00 ночью 15 сентября оборвалась телефонная связь между «Си Нимф» и X-8. В 4.00 оборвался и буксир. X-8 вынырнула на поверхность, но не смогла обнаружить «Си Нимф», так как видимость была около 5 миль. В результате полчаса X-8 шла курсом 29° со скоростью 3 узла под главным мотором. Ее координаты были 69°04′ N, 08°14′ O. «Си Нимф» обнаружила, что буксир оборван только через 2 часа, когда X-8 не всплыла для вентиляции отсеков. Лодка немедленно повернула на обратный курс и принялась за поиски потерянного миджета, но напрасно.

Тем временем в 12.13 «Стабборн» заметила то, что приняла за германскую подводную лодку и немедленно погрузилась. Через 1 час 10 минут лодка снова поднялась на поверхность, где теперь все было спокойно. Судя по всему, это была X-8, безуспешно искавшая «Си Нимф». В 15.50 буксирный конец между «Стабборн» и X-7 лопнул, но X-7 немедленно всплыла, и экипажи завели запасной трос. Пока они занимались этим, их заметила X-8 и пошла на сближение. В 17.18 «Стабборн» надежно закрепила буксир на X-7 и вместе с X-8 отправилась на поиски «Си Нимф». Они не преуспели. В 19.00 стемнело, группа повернула на север, и было послано сообщение командующему подводными силами, который передал эту информацию на «Си Нимф». (Для этой операции командующий имел специальный одноразовый код для связи с каждой из лодок. Это обеспечивало максимальную секретность. В случае, если бы сигнальная книга одной из лодок попала к врагу, тот смог бы расшифровать лишь ее переговоры.)

В полночь 16–17 сентября X-8 потеряла контакт со «Стабборн» и X-7, двигаясь неправильным курсом. Не поняв приказа, рулевой повернул на курс 146° вместо 046°. Это вскрылось только в 4.00. Около 3.00 экипаж «Стабборн» обнаружил, что потерял своего нового попутчика где-то в темноте. Однако на рассвете была замечена «Си Нимф». Лодки обменялись сигналами в точке 69°35′ N, 10°16′ O. После этого «Стабборн» и X-7 двинулись дальше на север, и «Си Нимф» отправилась искать пропавшее дитятко. Радостная встреча произошла в 17.00, за 2 часа до наступления сумерек. Разлука длилась 36 часов. После этого был заведен новый буксир, и боевой экипаж сменил вконец измученный перегонный. В 20.05 «Си Нимф» снова двинулась к Альтен-фиорду, ведя за кормой на прочном тросе X-8.

Однако «Сиртис» и X-9 оказались менее счастливыми. 15 сентября отказала телефонная связь между ними, сделав переговоры невозможными, когда лодки шли под водой. 16 сентября в 1.20 проветрив отсеки и зарядив батареи X-9 погрузилась. «Сиртис» постепенно увеличивала скорость до 8,5 узлов и двигалась на ONO до 8.55, когда была брошена ручная граната в качестве сигнала X-9, чтобы та поднималась на поверхность. Однако ничего не произошло. Когда через 20 минут вытянули буксирный трос, то обнаружилось, что он оборван. «Сиртис» пошла обратным курсом, но бухту буксировочного троса волной смыло за борт, и он намотался на винт. Понадобилось около 2 часов, чтобы освободить винт. Тщательное сравнение записей в бортжурнале и записей расхода топлива показало, что буксир, скорее всего, оборвался почти сразу после погружения X-9. Наиболее вероятным временем был промежуток 1.45-3.00. В 11.45 «Сиртис» пошла назад по своей прокладке, но тут же попала в туман. Видимость колебалась от 2 миль до 2 кабельтов. В 15.45 «Сиртис» заметила нефтяной след вдоль курса 90°. Точка пуска миджета лежала в этом направлении, но на расстоянии 200 миль. «Сиртис» пошла по этому следу. Но больше никаких признаков присутствия X-9 заметить не удалось. 17 сентября к 1.46 «Сиртис» оказалась в 150 милях от берегов Норвегии, так и не найдя X-9. Лодка вышла в точку пуска миджета как ни в чем не бывало. Продолжать движение «Сиртис» не могла, так как в случае ее обнаружения врагом ставилась под угрозу вся операция. Поэтому лодка повернула назад и до 6.20 все-таки пыталась найти подопечного. Только после этого она пошла на N до 73 параллели, где было разрешено нарушать радиомолчание. 18 сентября с 1.28 до 5.54 «Сиртис» пытались сообщить о происшествии командующему подводными силами, но напрасно. Только 2 октября адмирал узнал о том, что X-9 пропала и не участвовала в операции.

Причина гибели X-9 так и осталась неизвестна. Скорее всего ее вызвал вес внезапно оборвавшегося буксирного троса и потеря хода. Условия во второй части похода были совсем не идеальными, волна мотала и бросала лодки-буксировщики, что вызывало резкие рывки буксирного троса. Единственным способом избежать дерганья для миджета была и парирование качки рулями глубины. Обрыв буксира не только останавливал бросок носовой части вверх, но и усиливал дифферент на нос из-за тяжести троса. Потеря скорости снижала эффективность использования рулей глубины. Уже начавший погружаться носом, миджет было крайне трудно остановить. Он вполне мог нырнуть на такую глубину, где давление раздавило бы прочный корпус.

17 сентября опять возникли проблемы у «Си Нимф» и X-8. В 7.25 X-8 начала испытывать трудности с дифферентовкой. Был слышен свист воздуха, выходящего из правого бортового заряда. Лодка становилась все тяжелее и тяжелее и все больше кренилась на правый борт. В 16.30 компенсационная цистерна была совершенно суха, а цистерна #2 главного балласта полностью продута. Это не помогло, и командир (лейтенант Макфарлайн, КАФ) решил, что не остается ничего кроме как сбросить заряд. Он поставил взрыватель на предохранители и освободился от заряда. Но через 15 минут по расстоянии 5 кабельтов грохнул сильный взрыв, к счастью не причинивший повреждений. Однако теперь отсутствие правого заряда заставило X-8 накрениться на левый борт. Это указывало, что течет и левый заряд. В 16.55 Макфарлайн решил освободиться и от него. Помня о предыдущем преждевременном взрыве, он установил взрыватель на 2-часовую задержку, всплыл и сбросил заряд. Через 1 час 45 минут заряд взорвался, тяжело повредив X-8. Была затоплена переходная камера и смяты водонепроницаемые двери. Миджет больше не мог погружаться, хотя взрыв произошел на расстоянии 3,5 мили. На «Си Нимф», которая в это время находилась под водой, погасли огни.

«Си Нимф» находилась на поверхности, когда стемнело. После долгих попыток связаться с помощью сигнального прожектора (телефон был совершенно бесполезен) она потащила миджет в открытое море. На рассвете экипаж X-8 был снят, а лодка затоплена в точке 71°41′ N, 18°11′ O. «Си Нимф» пошла следом за «Сиртис» в район севернее 73° N, чтобы сообщить командующему. В своем рапорте он писал:

«Неясно, почему второй заряд вызвал такие повреждения при взрыве в 3,5 милях, тогда как первый взорвался всего в 1000 ярдов и ничего не повредил. Оба заряда были сброшены примерно на одной глубине (180 фатомов). Может быть первый заряд сдетонировал лишь частично, так как взрыватели были отключены. Каковы бы ни были причины, сила второго взрыва ясно показала эффективность зарядов. Я с трудом могу поверить, что взрыв произошел действительно в 3,5 милях. Но каково бы ни было расстояние по горизонтали, в глубинах сомневаться не приходится. Поэтому взрыв действительно можно считать замечательным.»

18 сентября оставшиеся подводные лодки буксировали миджеты более или менее спокойно. «Трукьюлент» и «Трешер» не испытали почти никаких трудностей и пришли в намеченные точки еще накануне. «Скептр», переход которой тоже был спокойным, прибыла 19 сентября. Это произошло потому, что эти лодки использовали новые нейлоновые тросы, тогда как пеньковые имели склонность рваться достаточно часто. Первоначальным планом предусматривался обмен перегонного и боевого экипажей 17 сентября. Однако погода помешала этому, и только вечером 18 сентября «Стабборн» приступила к этой операции. Переход был трудным, волны заливали резиновую лодку, но все-таки боевой экипаж добрался до цели. Перегонный экипаж уже предвкушал отдых в роскошных условиях на большой лодке, но… Они были слишком оптимистичны. Когда «Стабборн» дала ход, запасной буксирный трос, заведенный 3 дня назад, оборвался. В течение 30 минут лейтенант Филип, перегонный командир, рискуя жизнью, мотался на резиновой лодке, пытаясь завести 2,5» трос в качестве буксирного, прежде чем это удалось сделать. «Стабборн» снова двинулась вперед, но теперь отлетела прочь крепежная скоба. Пальцы у Филипа и Плейса (командира боевого экипажа) настолько замерзли, что они не смогли прикрутить скобы достаточно прочно. В очередной раз завели буксир, выбрав трос, и 19 сентября в 2.15 «Стабборн» направилась к зоне пуска миджета, ведя-таки X-7 на буксире. Вся операция заняла 5 часов темного времени. При сильном волнении и ледяной арктической воде это было совсем неплохо. В течение следующего дня 3 человека боевого экипажа были успешно переведены на миджет.

Большой вклад в успех операции внесли перегонные экипажи. 8 или 9 дней эти люди жили в ужасающих условиях, неспособные даже выпрямиться в полный рост. Миджеты раскачивались и дергались на волне, их сотрясали рывки буксирного троса. Добавьте холод, сырость или просто потоки воды, и вы сможете представить, в каких условиях они вели свои корабли. Они проветривали и осушали свои карликовые подводные лодки, заряжали батареи, ремонтировали неисправное оборудование. Им приходилось заниматься штурманской работой, особенно когда рвался буксир, и они теряли большую лодку. Еду приходилось готовить в электрических кастрюлях, а отдыхать можно было только лежа на коробках аккумуляторной батареи в носовой части. Это была самоотверженная командная работа самого высокого уровня.

Атака

К рассвету намеченного дня 20 сентября все 4 подводные лодки, буксирующие свои миджеты вышли в исходные точки. Боевые экипажи успешно сменили перегонные. «Си Нимф» получила приказ патрулировать в 60 милях на W от Альтен-фиорда. Но то, что «Сиртис» потеряла X-9 осталось неизвестным командующему подводными силами. Поэтому лодка не получила новых приказов и заняла позицию в ранее намеченном районе, чтобы помочь принимать миджеты после атаки. Это был страшный удар для командира «Сиртиса» лейтенанта Джеппа. 19 сентября в 18.43 он заметил подводную лодку, которая погрузилась 5 минут назад. В 20 сентября в 3.00 он снова увидел субмарину в точке 71°00′ N, 22°10′ E. Она шла курсом 235° со скоростью 9 узлов на расстоянии 3500 ярдов. Джепп имел совершенно ясные приказы. Чтобы не раскрыть готовящуюся операцию командирам лодок было строго запрещено атаковать любой корабль меньше крейсера на переходе или во время ожидания возвращающихся миджетов. Поэтому у Джеппа не было выбора, пришлось пропустить напрашивающуюся цель, которая прошествовала на расстоянии 1500 ярдов от его торпедных аппаратов. Командующий подводными силами писал:

«Данный случай показывает высокую квалификацию наших наблюдателей. В этом районе находилось 6 наших подводных лодок, 4 из которых имели на буксире миджеты, но ни одна не была замечена. Единственный контакт мог полностью сорвать операцию.»

Тем временем «Стабборн» и X-7 двигались к месту пуска миджета не без приключений. Уже опаздывая из-за обрыва буксирного троса, 20 сентября в 1.05 «Стабборн» заметила мину и совершила маневр уклонения. Подводная лодка обошла мину, но буксирный трос зацепился за минреп, и мина медленно поплыла к X-7, пока не уткнулась в нос миджета. Телефонной связи между «Стабборном» и X-7 не было, и так как был сооружен импровизированный буксир, то Плейс лишь спустя некоторое время разглядел сквозь перископ, что происходит нечто неладное. Что-то заставило «Стабборн» остановиться. Он повнимательней посмотрел на обшивку X-7 и понял, что стряслось. Сначала он попытался притопить буксирный трос, но это оказалось бесполезно. Поэтому он просто оттолкнул мину ногами от буксирного троса и распутал его. Сделав это, Плейс сообщил «Стабборн»: «Впервые мне привелось отталкивать мину за рога». Перегонный командир Питер Филип с ужасом следил за ним, не только потому, что X-7 тоже грозила опасность, но и потому что Плейс одолжил у него новые бахилы, когда экипажи менялись местами. «Великолепные, прочные, стоимостью 5 гиней…» Эти сапоги все еще были у Плейса на ногах, когда он попал в плен.

Вечером 20 сентября между 18.30 и 20.00 X-5, X-6, X-7, X-10 отдали буксиры и начали самостоятельный поход к цели. Пока они шли в надводном положении через район предполагаемых минных полей к проливу Сёрёй. Погода была очень спокойной и холодной, луна еще немного светила. X-6 испытывала некоторые трудности, так как правый заряд начало затапливать. Поэтому экипажу пришлось перенести на левый борт все лишнее, в основном продукты, чтобы удержать крен в пределах 10–15°. Перископ то и дело пытался опуститься, а автопилот просто отказался работать. Но в остальном дела шли прекрасно.

X-6 следовала в надводном положении до 1.25, потом она погрузилась и следовала по Серей Сунду под водой, направляясь ко входу в Стьерн Сунд. К закату она находилась недалеко от Томменхольма, одного из группы островов Браттхольм возле входа в Каа-фиорд, где была назначена встреча миджетов, если это будет возможным. X-6 поднялась на поверхность, чтобы перезарядить батареи, но ей пришлось срочно погружаться при приближении патрульного катера. К 21.00, снова поднявшись наверх, экипаж X-6 полюбовался фейерверком осветительных снарядов и лучей прожекторов с базы эсминцев в Лиеффхавене. незадолго до полуночи Камерон приткнул X-6 носом между двух камней и стал дожидаться рассвета.

X-7 добралась до точки рандеву почти без приключений. В 23.15 Плейс обменялся пожеланиями счастливого пути с лейтенантом Генти-Криром на X-5. Это был последний раз, когда кто-либо видел эту лодку. В 16.30 Плейс заметил большой корабль, возможно «Шарнхорст», идущий на север мористее острова Аарой. X-7 тоже провела темное время между островками Браттхольм, заряжая батареи и занимаясь последней профилактикой. Однако она не видела X-6.

X-10 вышла с неисправным мотором подъема перископа, который действовал все хуже и хуже. Затем сломался гирокомпас. Лейтенант Хадспет решил найти укромное место на северном берегу Стьернея и попытаться отремонтировать его. Весь день 21 сентября он прозанимался этим, но без толку. В 17.50 X-10 направилась к Каа-фиорду. В 1.35 приближающийся корабль вынудил лодку погрузиться. Гирокомпас был по-прежнему неисправен, а тут еще отказала лампа освещения картушки магнитного компаса, добраться к которой можно было только снаружи лодки. Таким образом миджет остался вообще без приборов указания курса. Хадспет решил попытаться вести лодку по визуальным пеленгам и поднял перископ. Но тут мотор сгорел, заполнив лодку дымом. Хадспет всплыл на поверхность, чтобы провентилировать отсеки. Так как следовать под водой лодка больше не могла, он направился в Тронхейм в надводном положении. В 2.15 Хадспет лег на дно на глубине 195 футов, чтобы переждать день. Экипаж отчаянно пытался исправить поломки, надеясь все-таки атаковать свою цель «Шарнхорст» ночью 22–23 сентября. Когда X-10 погружалась, она ясно видела противолодочные сети поперек входа в Каа-фиорд с расстояния 4,5 мили.

Чтобы сверхмалые лодки не повредили друг друга, был разработан точный график. Первый период атаки был назначен с 1.00 до 8.00 22 сентября. Время взрыва зарядов было назначено на 8.00-9.00. После этого имелся альтернативный 3-часовой период атаки, и 1 час, выделенный для подрыва зарядов.

X-6

Камерон планировал атаковать «Тирпитц» 22 сентября в 6.30 и установить часовые механизмы на 12.30. Это давало X-6 хороший шанс успеть выбраться из Каа-фиорда, прежде чем взрыв известит немцев об атаке. Он благополучно установил часовые взрыватели правого борта (затопленные), но взрыватели левого борта оказались неисправны. Можно было установить задержку только на 2 часа. Камерон тщательно продумал ситуацию. Подрывной заряд правого борта был затоплен и мог не взорваться. Однако если его оставить, это вызвало бы большой крен и сделало бы лодку неуправляемой. Воды Каа-фиорда оказались менее солеными, чем морские, часовой механизм левого заряда вел себя подозрительно, перископ подтекал, линзы запотевали, в носовой балластной цистерне имелась течь воздуха. Если бы он пошел в атаку, то мог помешать X-5 или X-7. Однако Камерон не видел их и не имел понятия, существуют ли они вообще. Отсрочка не повышала шансов, и в 1.45 Камерон направил X-6 в Каа-фиорд. Освещение было плохим, небо затянули облака, усиливающийся бриз гнал белые барашки. Такая погода была просто идеальной для атаки подводной лодки.

В 4.00 Камерон ничего не видел через свой перископ. Он приказал повернуть на N и протереть линзы. Потом повернул назад и возобновил попытки выйти в атаку. Он поднял перископ, и, как это уже случилось на X-10, мотор сгорел. Старшина-механик Годдарт опустил его вниз и кое-как исправил на скорую руку. X-6 двинулась дальше. В 4.45, почти ничего не различая, Камерон подошел к сетям в горле Каа-фиорда. Далеко слева по носу у X-6 торчал патрульный катер, стоящий у юго-восточной точки горла фиорда. Если X-6 собиралась войти в фиорд, ей пришлось бы пройти вплотную к катеру. Камерон повернул туда, но услышал шум винтов. Он успел заметить каботажный пароход, пересекающий заграждения. X-6 имела малую подводную скорость, вдобавок под водой она была слепа, так как перископ не работал, поэтому Камерон использовал шальной случай. Он вынырнул и последовал в кильватерной струе каботажника, надеясь, что в предрассветных сумерках никто его не заметит, либо никто не поймет, что же это такое. Вдобавок его винты не были бы слышны за шумами парохода. Через несколько минут X-6 благополучно миновала заграждения и снова погрузилась. Они сорвали банк.

В третий раз Камерон опустил залитый водой перископ. X-6 следовала на глубине 60 футов к «Тирпитцу», который стоял в 2 милях от горла фиорда. Когда лодка всплыла на перископную глубину, ей пришлось поспешно нырять, чтобы не зацепить перископом швартовый конец эсминца. Стоянка «Шарнхорста» возле Аускарнесета была пустой, но «Тирпитц» стоял внутри своих противоторпедных сетей. В фиорде также стояло на якоре ремонтное судно «Hоймарк», танкер, норвежский пароход и 3 эсминца: Z-30, Z-31 и «Эрих Штейнбринк». Кроме того имелся очень старый норвежский броненосец береговой обороны «Турденшельд», переименованный немцами в «Нимфе» и превращенный в корабль ПВО. X-6 шла вслепую и едва не вылетела на северный берег. Камерон прошел под нивесть откуда возникшим понтоном и вскоре после 7.00 незаметно проскользнул внутрь сетей через проход для катеров. В 7.07 лодка приткнулась к западному берегу, и ее выбросило на поверхность. Ее заметили на борту «Тирпитца», но ошибочно приняли за тюленя и не обратили внимания! В 7.12 X-6 снова поднялась на поверхность всего в 30 ярдах от борта «Тирпитца». Теперь-то ее опознали. Перископ снова залило, гирокомпас после посадки на грунт окончательно отказал. Камерон шел вслепую, искренне надеясь, что идет правильно. В результате он врезался в сети справа по борту у «Тирпитца». Лодка высвободилась и всплыла прямо под левым крамболом линкора. Ее встретил шквал пуль и ручных гранат. Стало ясно, что вырваться не удастся. Камерон и его экипаж уничтожили все секретные документы, подвели лодку вплотную к «Тирпитцу» и сбросили оба заряда рядом с башней «Бруно». После этого они выбрались из миджета и сдались германскому патрульному катеру, который не только захватил экипаж, но и завел линь на X-6, чтобы отбуксировать ее к берегу. Но в этом немцы не преуспели. Англичане открыли кингстоны и запустили моторы на задний ход, в результате немцам пришлось поспешно обрубить буксир, чтобы лодка не утащила их самих под воду. X-6 затонула. Камерон и его экипаж были подняты на борт «Тирпитца».

X-7

Почти в тот же момент, когда X-6 сбрасывала свои заряды под башней «Бруно», X-7 занималась тем же самым чуть дальше к корме.

Плейс на X-7 покинул остров Браттхольм в 0.45 и благополучно прошел через заграждения в Каа-фиорд в 3.50, никем не замеченный. Но затем дела пошли наперекосяк. Следуя под водой и не имея обзора, лодка влетела в сети, окружающие стоянку посреди фиорда. (Возможно, это была стоянка «Лютцова», но в данный момент она пустовала.) X-7 понадобился целый час яростной борьбы, чтобы освободиться. Это стоило миджету поломки гирокомпаса и дифферентной помпы. К 6.00 X-7 освободилась, и Плейс решил поднырнуть под противоторпедные сети, окружающие цель. Это было очень разумно и совершенно неправильно. Данные разведки и собственный опыт подсказывали Плейсу, что сети опускаются на глубину 60 футов. Но в действительности другая сеть опускалась до самого дна, и X-7 опять вляпалась. Лодка снова сумела вырваться, при этом ее выбросило на поверхность. Миджет никто не заметил, и он снова погрузился, только чтобы попасть в сеть на глубине 95 футов. Хаотичные маневры сделали гирокомпас совершенно бесполезным, и Плейс медленно поднял лодку на поверхность, чтобы осмотреться куда же он попал. По «невероятной счастливой случайности» (слова из рапорта Плейса) лодка прорвалась через все сетевые заграждения и теперь находилась всего в 30 ярдах от «Тирпитца». Плейс приказал погрузиться на 40 футов и стукнулся о днище линкора напротив башни «Бруно». Здесь он сбросил первый подрывной заряд. Затем он погрузился на 60 футов и продвинулся на 180 футов к корме линкора. Там он сбросил второй заряд, как надеялся сам Плейс под башней «Цезарь». На X-7 услышали разрывы первых гранат, сброшенных на X-6, когда лодка ткнулась в корпус линкора. Поэтому X-7, судя по всему, поставила первый заряд в 7.23, а второй на пару минут позже.

Освободившись от опасного груза, X-7 погрузилась на 100 футов и попыталась уйти, используя ту же самую брешь, через которую она попала внутрь сетей. Однако компас не работал, курс был выбран наугад, и разумеется лодка снова увязла в сети. 45 минут Плейс пытался вырваться, отрабатывая моторами и продувая цистерны, но каждый раз едва лодка освобождалась, она снова натыкалась на сеть. В 7.40 X-7 вылетела на поверхность и была обстреляна из ручного оружия. Однако ей удалось освободиться и погрузиться на 120 футов. Ползя вслепую X-7 опять попала в сеть где-то на правом крамболе «Тирпитца», и только страшный взрыв в 8.12 помог ей освободиться. Плейс снова лег на дно и попытался выяснить повреждения. Прочный корпус был цел, однако машины окончательно вышли из строя. Шансов вернуться не осталось никаких. Поэтому Плейс поднял X-7 на поверхность поближе к артиллерийскому щиту и выскочил на него под градом пуль. Он размахивал свитером, показывая, что сдается. Плейс успел в последний момент, так как в 8.35 X-7 пошла на дно из-за течи в балластных цистернах.

Плейс попал в плен. Через 3 часа суб-лейтенант Эйткен сумел выбраться из затопленной лодки, однако 2 его товарища суб-лейтенант Уиттем и старшина Уайтели не смогли последовать за ним и погибли от нехватки кислорода. Всем троим пришлось пользоваться дыхательными аппаратами, пока вода заливала лодку. При этом аккумуляторы снова травили хлор, как и во время инцидента с X-3 в ноябре прошлого года.

«Тирпитц»

На борту «Тирпитца» день начался как обычно. В 5.00 начала работу вахта у гидрофонов. В 7.07 возник легкий переполох, когда был обнаружен некий объект. Однако его опознали как тюленя, и паника улеглась. На самом деле это было X-6, севшая на мель внутри сетей. В 7.12 X-6 была правильно опознана, когда выскочила на поверхность в 75 ярдах по левому траверзу. (В вахтенном журнале «Тирпитца» отмечено, что время с 7.10 до 7.30 указано неверно.) Была послана команда в моторный катер, стоявший у трапа. В то же время с помощью колоколов громкого боя была объявлена общая тревога.

Однако возникло определенное замешательство из-за неправильно поданного сигнала. Вместо количества звонков, соответствующего сигналу «угроза подводных лодок», был подан сигнал «задраить водонепроницаемые двери». Поэтому большая часть экипажа «Тирпитца» так и не узнала, откуда исходит действительная опасность. Расчеты систем ПЛО прибежали на боевые посты, однако X-6 уже была слишком близко к линкору, чтобы можно было стрелять. Немцы увидели, как миджет нырнул, потом снова появился на поверхности. К этому времени команда моторного катера уже заняла свои места и попыталась взять противника на буксир. В 7.36 были задраены водонепроницаемые двери. Пленных приняли на борт линкора. Их поведение заставило немцев подумать, что англичане выполнили свою задачу. Был отдан приказ разводить пары.

В 7.40 был замечен второй миджет за противолодочными сетями. Это X-7 пыталась прорваться обратно. Немедленно открыли огонь зенитные орудия, в воду полетели гранаты. Эсминцы Z-27 и Z-30 получили приказ применить глубинные бомбы. Был дан приказ закрыть проходы в сетях.

После того, как X-6 была потоплена прямо под бортом линкора, капитан 1 ранга Мейер решил вывести «Тирпитц» в море как можно быстрее, чтобы убраться подальше от опасностей, оставленных погибшим миджетом. Водолазы уже готовились проверить корпус на предмет установленных магнитных мин. Вдоль днища следовало протащить трос. Однако обнаружение X-7 рядом с сетями заставило капитана 1 ранга Мейера изменить свои планы. Выходить в фиорд было явно опасно, так как не было известно, имеют атакующие торпеды или только подрывные заряды. Более того, «Тирпитцу», чтобы дать ход, требовался еще как минимум час. Так как X-6 была замечена у левого борта «Тирпитца», можно было предположить, что там и находятся подрывные заряды. На правый борт были заведены буксирные тросы, и команда попыталась сдвинуть линкор, используя якоря и лебедки. «Тирпитц» медленно пополз кормой вперед, так как на корму были заведены швартовы с берега.

Но в 8.12 почти одновременно прогремели 2 сильных взрыва. «Тирпитц» буквально подбросило вверх на несколько футов. Были повреждены все электрические цепи, и корабль слегка осел на левый борт. Там было затоплен генераторный отсек #2 и ряд соседних помещений. Через несколько минут на поверхности был замечен миджет (X-7). Его обстреляли. После того, как лодка затонула, эсминец Z-27 сбросил 5 глубинных бомб.

В 8.43 справа по носу на расстоянии 650 ярдов была замечена еще одна сверхмалая подводная лодка. Открыла огонь вся зенитная артиллерия, были отмечены несколько попаданий в миджет, который, похоже, получил повреждения. Через 2 минуты эсминец сбросил на это место серию из 5 глубинных бомб. Похоже, что это была X-5. О ней ничего не было известно с того момента, как 20 сентября в 23.15 Плейс и Генти-Крир обменялись пожеланиями удачи возле острова Серей. Вероятно Генти-Крир дожидался следующего «безопасного» периода для атаки, чтобы форсировать сети.

Повреждения «Тирпитца» были тяжелыми. В днище и переборках возникли пробоины, были разорваны трубопроводы. Генераторный отсек #2 был затоплен, все остальные генераторы от сотрясения вышли из строя, и корабль лишился всей электроэнергии на 2 часа. Это помешало ввести в действие котлы и вывести корабль в море. Валы перекосило, их нельзя было провернуть. Башни «Антон» и «Бруно» соскочили с шаровых погонов и временно вышли из строя. Зенитная установка #3 левого борта была заклинена. Тяжело пострадали дальномеры и все системы управления огнем. Радиостанции и радары тоже вышли из строя. 2 самолета были тяжело повреждены, левый руль вышел из строя.

Для обеспечения электричеством на помощь «Тирпитцу» были отправлены 2 вспомогательных судна «Карл Юнге» и «Уатт». Последний во второй половине дня пришел из Ланге-фиорда. 25 сентября германский Морской Генеральный Штаб решил, что ремонт следует производить в одном из северных портов. Фюрер и главнокомандующий флотом с этим согласились. Однако приходилось учитывать, что линкор больше никогда не станет полностью боеспособным.

На рассвете 24 сентября буксиры «Арнгаст» и «Барденфлет» начали поиски миджета в 750 ярдах на правом крамболе «Тирпитца» (X-5). Но лишь через 5 дня «Арнгаст» обнаружил обломки X-5 в 400 ярдах от борта «Тирпитца». Лодка лежала на дне с креном, люки были открыты. Носовая часть была разворочена взрывами глубинных бомб. Помощь опытных норвежских водолазов были отклонена. Немцы считали, что это очень мудро. Миджет вытащили на отмель на восточном берегу Старумнесета, документы с нее были отправлены в Германию. Через неделю были найдены обломки X-6, удалось поднять ее кормовую часть. Однако все остальное было так разрушено, что возится с обломками не имело смыла. Поиски X-5 были прекращены 12 октября.

X-10

X-10 должна была атаковать «Шарнхорст». Однако линейный крейсер ушел на артиллерийские учения 21 сентября. Его заметила выходившая в атаку X-7 возле острова Аарой. Узнав о повреждении «Тирпитца», «Шарнхорст» ушел в Ланге-фиорд.

Весь день 22 сентября X-10 провела под водой в Томменхольме, пытаясь устранить дефекты. В 8.15 были услышаны 2 громких взрыва, через 5 минут послышалась новая серия беспорядочных взрывов. В течение дня это повторялось еще дважды. К закату неисправности X-10 устранить не удалось. Крайне неохотно Хадспет решил, что любая попытка атаки против встревоженного противника на неисправном миджете будет форменным самоубийством. В 18.00 X-10 всплыла и двинулась в обратный путь. В 18.25 оба бортовых заряда были сброшены на глубине 11 фатомов. В отличии от зарядов X-8 взрыватели сработали как положено. К полуночи X-10 была у восточного конца Стьерн Зунда, но было слишком поздно, чтобы пересекать в темноте минное поле. Хадспет пошел в относительно безопасный Смаль-фиорд на северном берегу острова, прибыв туда в 2.15. Фиорд был совершенно пустынным. Погода ухудшилась, весь день налетали снежные заряды, и миджет остался на поверхности, пришвартовавшись к берегу. Освещение картушки магнитного компаса было исправлено, перископ заклинили в поднятом положении, и в 11.00 X-10 погрузилась и взяла курс на минное поле. В 18.00 миджет вынырнул и в 23.00 вышел в назначенную точку рандеву. Полтора дня Хадспет мотался в этом районе, пытаясь установить контакт с подводной лодкой-буксировщиком, но безуспешно. 25 сентября в 4.30 он взял курс на Сандёй-фиорд. Там он пришвартовался к берегу. Здесь экипаж X-10 немного отдохнул и почистился. Все они страшно замерзли. Джордж Хардлинг снял шесть пар брюк, а потом бросил считать. Однако после стирки в ледяной воде и специально приготовленной еды, экипаж почувствовал себя немного лучше.

На рассвете 27 сентября X-10 снова двинулась в путь, на сей раз в О-фиорд, который находился в 20 милях западнее. Там их этой ночью должны были ждать подводные лодки. 28 сентября в 0.55 за 5 минут до того, как они были готовы распрощаться с последними надеждами и направиться в Россию или Исландию своим ходом, их специальный бинокль обнаружил инфракрасный сигнал с подводной лодки. В 1.50 X-10 была взята на буксир подводной лодкой «Стабборн». Наступивший рассвет и ухудшение погоды помешали сменить экипаж, это произошло только 29 сентября в 22.00. Ровно 10 дней назад Хадспет принял лодку у командира перегонного экипажа суб-лейтенанта Пейджа, а теперь сдал X-10 Питеру Филипу, бывшему перегонному командиру X-7.

25 часов спустя, в 23.30 30 сентября, буксировочный конец снова оборвался, и только через 4 часа «Стабборн» сумела снова завести его. Караван двинулся дальше со смехотворной скоростью 3 узла. На следующий день «Трукьюлент» и «Сиртис» получили приказ идти вместе с ним, но намеченная операция флота заставила изменить их курс. 2 октября погода улучшилась, и скорость увеличили до 6 узлов, но 3 октября в 12.30 буксир снова лопнул. К 17.00 трос завели по новой, но в 18.07 пришла радиограмма от командующего подводными силами, сообщавшая о надвигающемся шторме. Командующий разрешил лейтенанту Даффу снять перегонный экипаж и затопить X-10, если он сочтет это нужным. Крайне неохотно Дафф признал, что это разумный совет, и в 20.45 X-10 была затоплена в точке 66°13′ N, 04°02′ E. Ожидаемый шторм разразился через 2 дня, когда все подводные лодки уже благополучно стояли в Лервике.

Подводные лодки-буксировщики

Исключая «Си Нимф», которой было приказано патрулировать западнее, остальные 5 лодок-буксировщиков после ухода «судов X» патрулировали в намеченных районах. 21 сентября командующий подводными силами приказал «Си Нимф» передвинуть район патрулирования к Андёй в надежде перехватить германские корабли, если те попытаются бежать из Альтен-фиорда в Нарвик после атаки миджетов. 22 сентября около полудня «Скептр» тоже получила приказ передвинуться к проливу Квалёй возле Тромсё. К несчастью она прибыла как вовремя, чтобы увидеть уходящий на юг «Лютцов». 4 оставшиеся лодки были перераспределены в море возле Сёрёя, вне минных полей. С 23 по 27 сентября он патрулировали, пытаясь встретить возвращающиеся миджеты. Противолодочные силы немцев их не беспокоили. Это показывало, что противник так и не догадался, каким образом сверхмалые лодки были доставлены к Альтен-фиорду. Воздушный налет на русскую базу Полярное в Кольском заливе 24 сентября заставил предположить, что немцы думают, будто миджеты самостоятельно пришли оттуда. Ночью 27 и 28 подводные лодки обыскивали Серей, где 27 сентября «Стабборн» нашла в О-фиорде X-10. Утром 29 сентября лодки по одиночке отправились обратно в Лервик, куда и прибыли в промежутке с 3 по 5 октября. «Скептр» и «Си Нимф» остались патрулировать до 4 октября, однако ничего не произошло и они вернулись в Лервик 7 октября.

Так завершилась первая атака британских сверхмалых подводных лодок и первая успешная попытка уничтожить или повредить «Тирпитц». Из 6 отправленных миджетов назад не вернулся ни один. Однако только 1 из них погиб случайно. К счастью, потери были невелики. 3 человека погибли при переходе на X-9, зато X-8 была затоплена без потерь. На X-5, X-6, X-7, вышедших в атаку на «Тирпитц», 6 человек погибли и 6 были взяты в плен. После войны они благополучно вернулись домой. X-10 была затоплена без потерь на обратном пути.

Атака имела колоссальный успех. Ценой потери 9 погибших и 6 пленных линкор был тяжело поврежден. Возможно, его повреждения были даже неустранимы. Но в любом случае корабль вышел из строя на 6 месяцов и дух экипажа был окончательно подорван. Лейтенанты Камерон и Плейс получили Крест Виктории, суб-лейтенанты Айткен (X-7), Лормер и Кендалл (X-6) были награждены Орденом за выдающиеся заслуги, доброволец Годдарт получил Медаль за выдающуюся отвагу. Лейтенанты Хадспет (X-10) и Дафф («Стабборн») были награждены Крестами за выдающиеся заслуги. Перегонные командиры лейтенанты Терри-Ллойд (X-5), Уилсон (X-6), Филип (X-7), Смарт (X-8) и суб-лейтенант Пейдж (X-10) получили Ордена Британской Империи.

В своем рапорте об операции «Сорс» контр-адмирал Барри написал о лейтенантах Генти-Крире, Камероне и Плейсе:

«Эти смелые джентльмены показали отвагу и предприимчивость самого высокого порядка, находясь непосредственно рядом с врагом. Их отважная атака определенно войдет в историю, как одно из самых отважных деяний всех времен.»

Глава 4

Атаки Воздушных Сил Флота

В течение зимы 1943-44 года в Каа-фиорде шли работы по ремонту «Тирпитца». Морской Генеральный Штаб рассмотрел, почему система защиты линкора не сработала 22 сентября 1943 года и выпустил следующий протокол:

1. Защитные меры недостаточны. Вероятность атаки подводных лодок почти не учитывалась. Штаб высоко оценивает инициативу англичан в создании и использовании специальных методов атаки, если цель считается заслуживающей этого.

2. Противоторпедные сети и боны должны открываться только когда это абсолютно необходимо. Все обычные переходы катеров должны совершаться вне заграждений. Следует усилить сети и заграждения в фиорде, создать постоянный противолодочный патруль и гидрофонную вахту. Суда должны находиться в постоянной готовности для контратаки.

3. Нужно учитывать трудности обороны во вражеской стране. Особенно важно постоянно менять ситуацию, чтобы донесения Сопротивления, которые сделали возможной эту атаку, стали как можно менее ценными. По крайней мере раз в день корабль следует передвигать. (Однако это был глас вопиющего в пустыне, так как «Тирпитц» стоял неподвижно из-за нехватки нефти.)

4. Неподвижная жизнь создает проблемы монотонности и падения духа, которые следует преодолеть.

5. Следует использовать опыт «торпедных всадников» в Тронхейме, как это сделали итальянцы и японцы, и принять контрмеры. Германской разведке известно, что строятся «суда X». (Итальянцы склонялись к мысли, что рейд на Палермо в январе 1943 года проведен «судами X». Несмотря на данные разведки и полученный опыт, на «Тирпитце» не приняли никаких специальных мер.)

Очень быстро стало ясно, насколько пророческим оказался этот документ. Ночью 10–11 февраля 15 русских самолетов, вооруженных 2000 фн бомбами попытались атаковать «Тирпитц». Только 4 из них сумели найти Каа-фиорд, но ни один не добился попаданий, хотя 1 бомба и разорвалась рядом с кораблем.

К 15 марта 1944 года весь ремонт, который можно было провести без постановки в док, был завершен. Ночью «Тирпитц» вышел на испытания и сумел развить 27 узлов. Его экипаж чувствовал, что может победить, хотя бы для того, чтобы отомстить за «Шарнхорст». Тот попытался атаковать конвой JW-55B, но был 26 декабря 1943 года потоплен эскадрой адмирала сэра Брюса Фрэзера. Но «Тирпитц» был замечен британским разведывательным самолетом «Спитфайр», и немцы знали это. Обе стороны знали, что вскоре что-то должно случиться. События начали раскручиваться 3 апреля 1944 года.

Операция «Тунгстен»

Адмиралтейство и командующий Флотом Метрополии решили, что ВСФ должны атаковать «Тирпитц» в начале апреля, как только авианосец «Викториес» завершит испытания после ремонта. Был выбран день 4 апреля. Ударным соединением командовал вице-адмирал сэр Генри Мур. Авианосец провел учебную атаку целей в Лох Эриболле.

Линкоры Флота Метрополии вышли в море 30 марта в составе Соединения I. Они сопровождали конвой JW-58, направляющийся в Россию. Однако они потом намеревались соединиться с группой эскортных авианосцев (Соединением II), которая уже находилась в море. Соединение I состояло из «Дьюк оф Йорка» (командующий), «Энсона» (вице-адмирал Мур), «Викториеса», «Белфаста» и эсминцев «Онслот», «Джавелин», «Перун», «Сиу», «Алгонкин». Они пошли к Фарерским островам для дозаправки топливом, их сменили «Милн», «Метеор», «Матчлесс», «Марн», «Урса», «Андаунтед». Соединение II состояло из крейсера «Роялист» (контр-адмирал Биссет, командующий эскортными авианосцами) «Шеффилд», «Ямайка» и авианосцев «Сирчер», «Эмперор», «Персьюэр», «Фенчер», «Фьюриес». Их сопровождали эсминцы «Вираго», «Верулам», «Виджилент», «Свифт», «Уэйкфул». Танкеры «Блю Рэйнджер» и «Браун Рэйнджер» вышли из Скапа Флоу в точку рандеву на несколько часов раньше. По пути возле Фарерских островов к ним присоединились эсминцы, отправленные для дозаправки. Сильный северный ветер создал танкерам определенные трудности при попытках удержать полную скорость 13 узлов.

Утром 1 апреля адмирал Фрэзер решил, что будет просто ребячеством всерьез ожидать нападения вражеских кораблей на конвой. Погода была очень благоприятной для удара по «Тирпитцу», поэтому в 11.21 он приказал сдвинуть точку рандеву с координат 71°30′ N, 13°00′ E на 75 миль на S-t-W. Контр-адмирал Барнетт получил этот приказ в 14.35 и немедленно увеличил скорость Соединения II до 17 узлов. Он отправил танкеры в сопровождении эсминцев «Перун» и «Джавелин» в точку в 300 милях на NW от Альтен-фиорда, где они должны были находиться в готовности дозаправить эсминцы, если это потребуется. На следующее утро в 6.50 на «Персьюэре» отказало рулевое управление, что едва не привело к столкновению во время исполнения маневра при внезапно налетевшем снежном заряде. Но к 7.25 поломка была устранена, и авианосец лег на прежний курс. Во второй половине дня 2 апреля Соединения I и II встретились, и в 16.20 адмирал Фрэзер на «Дьюк оф Йорке» вместе с эсминцами «Матчлесс» и «Марн» пошел на NW, а вице-адмирал Мур повел остальные корабли в точку взлета примерно в 120 милях западнее Альтен-фиорда. Соединение «Тунгстен» было переформировано на Соединение 7 («Энсон», «Викториес», «Фьюриес», «Ямайка» и 6 эсминцев) и Соединение 8 («Роялист», «Шеффилд», «Эмперор», «Сирчер», «Фенчер», «Персьюэр» и 6 эсминцев).

На рассвете 3 апреля объединенная эскадра находилась в точке PP 71°30′ N, 19°00′ E. Погода для проведения полетов была идеальная, неприятель все еще не обнаружил англичан. В Скапа Флоу был очень умело организован фальшивый радиообмен, который должен был убедить противника в том, что флот находится на своей обычной стоянке. Специально подобранные по типам передатчики обменивались ложными сообщениями, а корабли в море хранили полное радиомолчание. 2 дня назад «Викториес» совершенно намеренно не отправил истребительный патруль на перехват мелькнувшего на горизонте германского самолета-разведчика.

План налета был довольно сложным. Предусматривались 2 атаки двумя отдельными волнами по 21 торпедоносцу-бомбардировщику «Барракуда». В них участвовали 8 крыло с «Фьюриеса» и 52 крыло с «Викториеса». Для выполнения этого плана приходилось использовать оба авианосца одновременно. Чтобы оба крыла могли лететь вместе, пришлось перевести 1 эскадрилью с каждого авианосца на другой. 831 эскадрилья «Викториеса» отправилась на «Фьюриес», а ее заменила 827 эскадрилья с «Фьюриеса». Чтобы нанести «Тирпитцу» максимальный ущерб, было решено использовать 4 типа бомб. 11 самолетов несли по 3 500 фн полубронебойные бомбы. 5 самолетов имели по 1 1600 фн бронебойной бомбе. 5 самолетов несли по 3 500 фн осколочные или 600 фн глубинные бомбы. Сброшенные с высоты 3500 футов 1600 фн бронебойные бомбы должны были пробить броневую палубу линкора. Сброшенные с высоты 200 футов 500 фн полубронебойные бомбы должны были пробить верхнюю палубу и вызвать серьезные разрушения выше броневой палубы. 500 фн осколочные бомбы могли нанести серьезные потери расчетам зенитных орудий, поэтому их несли первые самолеты в каждой волне. Противолодочные бомбы могли оказать такое же действие при прямом попадании, при близком разрыве они наносили серьезные подводные повреждения. В итоге в первой волне 9 самолетов имели 500 фн ПБрБ, 7 1600 фн БрБ, а во второй 13 самолетов несли 500 фн ПБрБ и только 3 1600 фн БрБ. Из-за слабого ветра «Барракуды» могли стартовать, имея только 2, а не 3 глубинные бомбы.

«Викториес» также поднял по 10 «Корсаров» для каждой волны, которые должны были действовать в качестве истребителей сопровождения. Так как авианосцу пришлось принять гораздо больше самолетов, чем предполагалось проектом, первая волна до взлета парковалась прямо на полетной палубе, что было плохо из-за постоянных брызг и снега. Детальный инструктаж всех экипажей был проведен 1 апреля.

В 4.16 с «Викториеса» стартовали первые «Корсары» 1834 эскадрильи. Через 8 минут за ними с обоих авианосцев последовали «Барракуды» 827 и 830 эскадрилий (8 крыло). Одновременно с «Сирчера» и «Персьюэра» взлетели 20 «Уайлдкэтов» и 10 «Хеллкэтов» с «Эмперора» (800, 881, 882 эскадрильи). «Сифайры» с «Фьюриеса» и «Уайлдкэты» с «Фенчера» патрулировали в воздухе над соединением. В 4.37 самолеты построились и легли на курс 120°, ведущий к цели.

Когда английские самолеты уже отправились в полет, «Тирпитц» начал выбирать якорь, чтобы выйти в море на пробу машин. Пошел уже второй якорь, когда береговые посты начали ставить дымзавесу, и пришло сообщение о 32 самолетах, приближающихся с юга. Дистанция до них составляла 43 мили. Сыграли тревогу, расчеты встали к орудиям. В 5.28 показались первые самолеты, а дымовая завеса над фиордом пока была жидкой. Когда самолеты летели над эсминцем и торговым судном в Ланге-фиорде, огня по ним не велось. Стрельба началась, когда самолеты оказались в 3 милях от цели. Когда «Тирпитц» обнаружил самолеты, те уже ложились на боевой курс. «Корсары» остались на высоте 10 000 футов, чтобы прикрыть «Барракуды» от возможной атаки германских истребителей, но «Уайлдкэты» и «Хеллкэты» снизились и начали обстреливать линкор из своих пулеметов. В 5.29 «Барракуды» начали сбрасывать бомбы. Атака выполнялась двумя колоннами, самолеты заходили с носа вдоль диаметральной плоскости линкора. Это делалось потому, что во время учений выяснили: ошибки по дистанции превышают поперечный разброс. Бомбы следовало сбрасывать с высоты более 3000 футов, чтобы наверняка пробить броневую палубу. Но энтузиазм и стремление добиться верного попадания сыграли с пилотами злую шутку, большинство из них спустились гораздо ниже. Атака длилась ровно 1 минуту. Пилоты заявили, что добились 6 верных попаданий и 3 вероятных, а верхняя палуба линкора оказалась полна мертвых и раненых.

Когда первая волна выполняла атаку, начала взлет вторая волна: 19 «Барракуд» 829 и 831 эскадрилий (52 крыло), 10 «Корсаров» 1826 эскадрильи, 19 «Уайлдкэтов» 896 и 898 эскадрилий, 10 «Хеллкэтов» 809 эскадрильи. (1 «Барракуда» не смогла взлететь и разбилась сразу после старта. Экипаж погиб.) В 5.37 самолеты построились и направились к «Тирпитцу», дымовую завесу над которым они заметили, находясь еще в 40 милях от цели. Она не остановила англичан. В 6.35 «Хеллкэты» снова обстреляли зенитные орудия линкора, а «Уайлдкэты» окатили пулями мостик и верхнюю палубу за минуту до выхода в атаку «Барракуд». К 6.37 все закончилось, на этот раз пилоты претендовали на 8 верных и 5 вероятных попаданий. Но 1600 фн бомба, которая попала в носовую часть линкора, не взорвалась. Истребители перед отправкой в обратный путь обстреляли германские корабли и береговые сооружения. Люфтваффе так и не появились. К 7.58 все уцелевшие британские самолеты сели. Каждая из волн потеряла по 1 «Барракуде», еще 1 «Хеллкэт» был поврежден и совершил вынужденную посадку на воду. Британские потери составили 9 человек убитыми.

Вице-адмирал Мур планировал повторить атаку на следующий день. Однако повреждения, полученные «Тирпитцем», усталость экипажей и их реакция на столь успешную атаку заставили его пересмотреть свои намерения, и он приказал возвращаться в базу. 6 апреля в 16.30 большинство кораблей уже стояли на якорях в Скапа Флоу. Только «Сирчер» из-за неполадок в машине, эскадренные танкеры и их сопровождение пока еще находились в 10 часах хода от порта.

Местное германское командование не сумело выполнить рекомендации штаба по усилению ПВО. За 2 минуты самолеты ВСФ уничтожили результаты шестимесячного ремонта и нанесли страшный удар по моральному состоянию экипажа, который едва начал оправляться после атаки сверхмалых подводных лодок. Хотя главные и вспомогательные механизмы корабля не получили повреждений, близкие разрывы снова вызвали течи, опять были уничтожены радиостанции, вся верхняя палуба превратилась в груду обломков. Серьезно пострадали зенитные батареи корабля, и очень велики были потери экипажа: 122 человека погибло и 316 были ранены, в том числе и капитан. Многие из них пострадали от пулеметного огня истребителей. Только 22 июня «Тирпитц» возобновил испытания в Альтен-фиорде.

Операции «Планет», «Брон», «Тайгер Кло», «Маскот»

Повторный налет получил кодовое наименование «Планет». Он был назначен на 26 апреля, но был отменен из-за плохой погоды.

15 мая началась операция «Брон». 27 «Барракуд» с «Викториеса» и «Фьюриеса» вместе с 28 «Корсарами», 4 «Сифайрами» и 4 «Уайлдкэтами» вылетели для новой атаки «Тирпитца». Возле норвежского побережья они встретили почти сплошную облачность на высоте 1000 футов, поэтому им пришлось вернуться на авианосцы. Погибла 1 «Барракуда» метеорологической разведки. Аналогичная атака, запланированная на 28 мая (операция «Тайгер Кло») тоже не состоялась из-за плохой погоды. Поэтому 3 дня британское соединение охотилось за торговыми судами южнее Аалезунда.

Через 6 недель, 17 июля, ВСФ предприняли новую попытку операцию «Маскот». Немцы построили наблюдательный пост на горе рядом с «Тирпитцем», откуда они могли корректировать огонь по приближающимся самолетам, особенно огневую завесу 15» орудий. 44 «Барракуды» с 1000 фн бронебойными бомбами и 500 фн осколочными взлетели в сопровождении 18 «Корсаров», 18 «Хеллкэтов» и 12 «Файрфлаев» с авианосцев «Формидебл», «Индефетигебл» и «Фьюриес». В 2.04 «Тирпитц» получил предупреждение о приближении большого числа самолетов. Зенитчики заняли свои места, и через 10 минут была поставлена дымовая завеса. В 2.20, когда самолеты приготовились атаковать, цель была почти полностью скрыта дымом. В 2.21 одна бомба взорвалась рядом с «Тирпитцем». Но к 2.25 линкор совершенно скрылся в дыму, поэтому большего англичане добиться не сумели. 1 «Барракуда» и 1 «Корсар» были потеряны, но на обратном пути ударная волна потопила 500-тонный траулер.

Операции «Гудвуд I», II, III, IV

31 июля и 1 августа «Тирпитц» в последний раз вышел в море на учения вместе с 4 флотилией эсминцев. 3 недели спустя ВСФ предприняли серию атак под общим названием операция «Гудвуд», в которой участвовали 5 авианосцев: «Индефетигебл», «Формидебл», «Фьюриес», «Набоб» и «Трампетир». Первые 2 атаки проводились 22 августа. Сразу после полудня «Барракуды» в сопровождении «Корсаров» не сумели повторить успех «Тунгстена», так как низкая облачность помешала бомбометанию, но «Хеллкэты» сбросили бомбы сквозь тучи и заявили, что добились 2 попаданий. В начале вечера еще 6 «Хеллкэтов» с «Индефетигебла» атаковали «Тирпитц» и заявили, что добились 2 попаданий 500 фн бомбами. Во время утренней атаки были повреждены 2 маленьких судна снабжения, а также гидросамолеты линкора, стоявшие неподалеку.

Обе стороны весьма оптимистично расценивали свои достижения. На самом деле попаданий не было, но зато потери англичан составляли всего 1 «Барракуду» и 1 «Хеллкэт», тогда как немцы заявляли, что сбили не меньше 12 самолетов. Эскортный авианосец «Набоб» был торпедирован подводной лодкой, однако сумел добраться до порта. Истребители воздушного патруля сумели сбить 2 летающие лодки BV-138, которые осмелились слишком близко подлететь к авианосному соединению.

Во второй половине дня «Барракуды», «Хеллкэты», «Корсары» и «Файрфлаи» с «Индефетигебла», «Формидебла» и «Фьюриеса» предприняли самую сильную атаку из проведенных ВСФ. 33 «Барракуды» с 1600 фн бронебойными бомбами, 10 «Хеллкэтов» с 500 фн бомбами, 5 «Корсаров» с 1000 фн бронебойными бомбами вылетели в сопровождении еще 19 «Корсаров» и 10 «Файрфлаев», предназначенных для подавления зенитного огня. В 15.47 немцы сыграли тревогу и начали ставить дымзавесу. Самолеты подходили со всех направлений на высотах от 6000 до 10 000 футов. В атаку они выходили с пологого пике. Этот метод был создан после операции «Тунгстен» и должен был максимально затруднить управление зенитным огнем. Несмотря на дымзавесы, были получены 2 попадания ценой потери 2 «Хеллкэтов» и 4 «Корсаров». 500 фн бомба попала прямо в крышу башни «Бруно», временно повредила подъемник левого орудия и уничтожила четырехствольную 20 мм установку. Второе попадание было предметом горького разочарования ВСФ. 1600 фн бомба попала прямо впереди мостика с левого борта, пробила верхнюю палубу, броневую палубу и упокоилась в помещении распредщита #4 на нижней платформе. Она пробила 146 мм брони и не взорвалась! Когда немцы сняли взрыватель, то с удивлением обнаружили, что в бомбе всего 100 фунтов взрывчатки, вместо положенных 215 фунтов. Если бы бомба взорвалась, она уничтожила бы распредщит, центр управления противопожарными средствами и вызвала бы серьезные затопления. «Тирпитц» мог окончательно выйти из строя, и то и вообще погибнуть. Об этой атаке германские источники пишут:

«Атака 24 августа несомненно была самой мощной и решительной. Англичане показали большое умение и ловкость пилотирования. В первый раз они пикировали с тяжелыми бомбами. Во время атаки пикировщиков истребители атаковали береговые батареи, которые в отличии от прежних атак сильно пострадали. Тот факт, что бронебойная бомба, весящая более 700 кг, не взорвалась, может считаться исключительным подарком судьбы. Последствия взрыва были бы ужасными. Даже неполная дымовая завеса мешала вражеским наводчикам, поэтому было решено использовать ее и впредь при силе ветра до 9 м/сек, несмотря на возможные разрывы в ней.»

Командование также приказало уменьшить время постановки завесы с 10 до 7 минут.

Штормы и туман смешали планы на следующие 5 дней, и только 29 августа 60 самолетов предприняли новую атаку. Они стартовали с авианосцев «Формидебл» и «Индефетигебл». 4 из 7 «Хеллкэтов» должны были заниматься целеуказанием, но немцы оказались предупреждены заблаговременно, и линкор был полностью укрыт дымзавесой. Самолеты бомбили вслепую. Хотя англичане были убеждены, что добились 2 попаданий, на самом деле линкор не получил ни царапины. 1 «Файрфлай» и 1 «Хеллкэт» были потеряны, и авианосное соединение отошло, чтобы прикрыть конвой RA-59A, после чего направилось в Скапа Флоу.

Так закончились атаки ВСФ против «Тирпитца». Был достигнут значительный эффект, и после атак сверхмалых подводных лодок в сентябре прошлого года линкор все время оставался практически небоеспособным. Это было достигнуто ценой потери 17 самолетов и 40 летчиков. Был поврежден 1 эскортный авианосец. Немцы так и не сумели преодолеть неприязнь между Люфтваффе и Кригсмарине, и в результате «Тирпитц» остался без истребительного прикрытия. А ведь исход атак мог оказаться иным, если бы вмешались германские истребители. Когда флот все-таки получил их, было уже слишком поздно.

Глава 5

Бомбардировочное Командование

сентябрь-ноябрь 1944

Кроме атак, которые проводила авиация флота, рассматривались и другие планы потопления «Тирпитца». В июле было выдвинуто предложение использовать бомбардировщики американских ВВС B-17 «Летающая крепость» для дневного налета с использованием 1600 фн бомб. Однако это предложение было отвергнуто. Американцы превосходно понимали важность уничтожения этой цели, но возник ряд трудностей. Не самой последней было то, что «Летающие крепости» могли принимать на борт только мелкие бомбы, которые уже доказали свою неэффективность. Возникла идея стремительной атаки бомбардировщиков «Москито», чья высокая скорость могла помочь застигнуть врасплох постановщиков дымзавес. Операция даже получила кодовое название Севэнт, но так и не была проведена. Промелькнула идея использовать 6 летающих лодок «Сандерленд», каждая из которых должна была перебросить по 2 торпеды «Чериот». Но этот план тоже остался на бумаге. Проблему пришлось решать Бомбардировочному Командованию.

Со времени рейдов «Хэмпденов» в первый год войны и налетов «Стирлингов» и «Галифаксов» в 1942 году техника и тактика КВВС значительно улучшились. Сочетание гения доктора Барнса Уоллиса и умелого руководства подполковника авиации Ги Гибсона привело к созданию 617-й эскадрильи «Сокрушителей Дамб». (Когда пришел приказ сформировать эту эскадрилью, Гибсон подумал, что ее целью будет «Тирпитц». С облегчением он узнал, что это не так.) Теперь, 18 месяцев спустя, самая опытная эскадрилья Бомбардировочного Командования, вооруженная самыми мощными бомбами, должна была атаковать «Тирпитц». Не удоволетворенный созданием скользящих бомб для уничтожения дамб Рура, Барнс Уоллис спроектировал бомбу «Толлбой». Она весила 12 000 фунтов и содержала более 5000 фунтов взрывчатки. Бомба была предназначена для поражения точечных целей и имела большую ударную силу. Как раз то, что требовалось для уничтожения «Тирпитца».

Однако стоящий в Каа-фиорде «Тирпитц» был вне досягаемости «Ланкастеров», несущих бомбы «Толлбой». Поэтому бомбардировщикам пришлось бы садиться и заправляться в России. Было получено разрешение использовать аэродром в Ягоднике. Скорость, с которой оно пришло, резко отличалась от затяжек с решением по операции Сорс в сентябре прошлого года. 10 сентября 33 «Ланкастера» 617 и 9 эскадрилий в сопровождении 2 «Либерейторов» с запасными частями и наземным персоналом вылетели из Лоссимута под командованием подполковника авиации Дж. Б. Тэйта. Так или иначе, они прибыли в Россию, хотя радиомаяк Ягодника давал неверный пеленг. Облачность висела в 1000 футах над землей, ландшафт был монотонным и совершенно безликим. 2 самолета 617 эскадрильи и 4 самолета 9 эскадрильи совершили вынужденную посадку на болоте, и их пришлось списать.

В течение 3 дней после этого лил дождь. Наконец 15 сентября 27 бомбардировщиков вылетели для атаки «Тирпитца». Из них 21 имел бомбы «Толлбой», а остальные 6 несли по 12 400 фн мин JW Mk II. Бомбардировщики пересекли высокий горный хребет в 90 милях от стоянки линкора около 11.00. Однако они находились в 5 минутах полета от цели, когда немцы начали ставить дымзавесы. Бомбардировщики вышли на цель на высоте 12 000 футов, летя звеньями по 6 самолетов с юго-востока. Береговые батареи, корабли ПВО и сам «Тирпитц» открыли огонь. Стреляло все, что могло даже 15» орудия линкора ставили огневую завесу. Наводчик Тэйта Даниэлс отправил свой «Толлбой» в цель, быстро исчезающую в клубах дыма, однако остальным пришлось сбрасывать бомбы вслепую. Наводчик с другого самолета заявил, что видел как Даниэлс попал в линкор, и в результате 5 самолетов решили не тратить бомбы на совершенно невидимую цель. Было сброшено всего 16 бомб «Толлбой» из 21. Эскадрилья вернулась в Ягодник перед возвращением в Англию.

Бомбардировщики сделали ряд снимков во время атаки, а вскоре после атаки был совершен специальный вылет фоторазведчика. Однако точно установить результаты оказалось трудно. Все-таки было решено, что имело место вероятное попание в корму и несколько близких разрывов. Позднее Норвежкое Сопротивление подтвердило, что «Тирпитц» получил попадание в носовую часть. Это было чистой правдой, однако британский кабинет не имел понятия, насколько тяжелыми были повреждения. В действительности 12 000 фн бомба попала в носовую часть линкора в 50 футах от форштевня, пробила верхнуюю палубу, пробила корпус и взорвалась в воде у правого борта. В результате была затоплена носовая часть корабля, машины и артиллерия сильно пострадали от сотрясения. Германские документы, обнаруженные после войны, могли бы успокоить англичан:

«Было определено, что ремонт займет 9 месяцев непрерывных работ. На совещании 23 сентября 1944 года в присутствии Главнокомандующего и начальника Морского Генерального Штаба было решено, что больше нет возможности сделать «Тирпитц» полностью мореходным и боеспособным…»

Немцы решили установить «Тирпитц» на мелководье, где он не сможет затонуть. После тщательных гидрографических иссследований ночью 15 октября он своим ходом перешел к острову Хаакой возле Тромсе. Вместе с «Тирпитцем» были передвинуты его зенитные батареи и сетевые заграждения. Земснаряды заполнили песком место у него под днищем, так что он теперь мог только немного погрузиться и все! Теперь в Тромсе имелся не мощный военный корабль, а только плавучая батарея, прикрывающая норвежский фланг Германии.

Однако Тромсе находился на 200 миль ближе к Великобритании, чем Каа-фиорд. Теперь бомбардировщики спокойно могли долететь до цели и вернуться. С «Ланкастеров» 617 и 9 эскадрилий сняли их кормовые турели, внутрь фюзеляжа затолкнули добавочные бензобаки с «Веллингтонов», что позволило взять на 300 галлонов бензина больше. После этого турели поставили обратно. Чтобы уменьшить взлетный вес, были сняты верхние турели и бронеспинки сидений пилотов.

28 октября бомбардировщики перелетели из Лоссимута, чтобы подготовить новую атаку. В полночь «Москито» метеорологической разведки пролетел над Тромсе и сообщил, что погодные условия благоприятные, дует восточный ветер. Через час взлетели «Ланкастеры» 32 бомбардировщика, каждый с бомбой «Толлбой». Они летели низко над водой, пересекли береговую линию Норвегии далеко к югу и повернули влево вдоль шведской границы, чтобы атаковать со стороны суши. Они опоздали всего на полминуты. Когда в 8.50 самолеты подходили к «Тирпитцу», ветер переменился, и с моря поползли тучи. Под плотным зенитным огнем самолеты попытались сбросить бомбы сквозь разрывы в облачности. Спускаться ниже туч было не только опасно, но и бессмысленно, так как бомбы следовало сбрасывать с определенной высоты, чтобы они могли пробить броневые палубы линкора. Попаданий на этот раз не было, но близкий разрыв по левой раковине оторвал один из валов. Один «Ланкастер», уже летевший на 3 моторах, получил попадание мелкого снаряда с береговой батареи. Его пилот Кэри сумел на 2 моторах дотянуть до Швеции, где совершил вынужденную посадку. Самолет был списан, но более жертв не имелось, и все остальные вернулись в Англию благополучно.

Pано утром 12 ноября «Ланкастеры» снова взлетели для третьей и последней атаки «Тирпитца». Каков бы ни оказался результат этой атаки, шансов на четвертую оставалось немного, так как с 27 ноября солнце даже в полдень будет стоять ниже горизонта. Это означало, что цель будет практически неосвещенной. Погода стояла морозная и сырая. 7 «Ланкастеров» 9 эскадрильи так обледенели, что не смогли взлететь с аэродрома из-за перегрузки. Примерно в 3.00 в воздухе находились 32 самолета. К 9.35 они находились в исходной точке над озером Торнеа Траск в 100 милях на юго-восток от Тромсе. Бомбардировщики построились, и Тэйт повел их на северо-запад, набирая высоту 14 000 футов, чтобы перевались через горы и сбрасывать бомбы как положено. Когда англичане это сделали, немецкий радар засек их, и началась гонка. Ситуация стала еще более напряженной, так как теперь было известно, что на аэродроме Бардуфосса находится эскадрилья германских истребителей. Когда «Ланкастеры» перевалили через последний горный хребет, их встретил плотный зенитный огонь «Тирпитца», остальных кораблей и береговых батарей. Однако линкор остался ясно виден. Не было ни туч, ни дымзавес. «Тирпитц» попытался поставить дымзавесу сам, но неудачно.

В 9.41 Даниэлс, лежа в носовой кабине «Ланкастера» Тэйта, нажал кнопку, и первый «Толлбой» устремился на «Тирпитц». Он добился своего второго попадания в линкор. С аэродрома Бардуфосса, несмотря на отчаянные призывы о помощи, не взлетел ни один истребитель. Оттуда на «Тирпитц» сообщили, что над аэродромом патрулируют британские истребители, хотя это было совершенной ложью. Немцы устроили бы настоящее побоище среди почти безоружных «Ланкастеров», но вышло, что кроме зениток им не мешал никто. В течение 8 минут было сброшено 29 бомб с высоты 12 500-16 000 футов. Наводчики сработали блестяще.

Линкор получил 2 прямых попадания: в левый борт напротив мостика и рядом с башней «Цезарь». На корме начался пожар. «Тирпитц» получил крен 20° на левый борт после первого попадания. Второе попадание и близкие разрывы еще больше усилили крен, и он достиг величины 70°. Около 9.00, вскоре после того, как налет закончился, на линкоре произошел страшный взрыв, совершенно уничтоживший башню «Цезарь». Ее отшвырнуло на 40 футов в сторону, и это было результатом внутреннего взрыва, а не попадания бомбы. «Тирпитц» перевернулся через левый борт и затонул.

Хотя был отдан приказ покинуть корабль, линкор перевернулся так быстро, что люди с нижних палуб просто не успели спастись. В бронированной боевой рубке правая дверь была повреждена во время операции Тунгстен, а левую заклинило при крене. В результате из 1700 человек экипажа погибло около 1000. 87 человек были спасены через отверстия, прорезанные в днище корабля. Бомбардировщики потерь не имели. Охота на «Тирпитц» завершилась.

Приложения

Приложение 1

Хронологический список атак «Тирпитца»

1. Осень 1940 Бомбардировочное Командование, Вильгельмсхафен

2. Осень 1940 Бомбардировочное Командование, Вильгельмсхафен

3. 29.1.42 Бомбардировочное Командование, Тронхейм

4. 9.3.42 ВСФ в море

5. 31.3.42 Бомбардировочное Командование, Тронхейм

6. 28.4.42 Бомбардировочное Командование, Тронхейм

7. 31.3.42 Бомбардировочное Командование, Тронхейм

8. 29.10-1.11.42 Норвежское Сопротивление, Тронхейм — Операция «Тайтл»

9. 22.9.43 Королевский Флот, Каа-фиорд — Операция «Сорс»

10. 11.2.44 русские бомбардировщики, Каа-фиорд

11. 3.4.44 ВСФ (Тунгстен) Каа-фиорд

12. 24.4.44 ВСФ (Планет) отменена

13. 15.5.44 ВСФ (Брон) Каа-фиорд

14. 28.5.44 (Тайгер Кло) отменена

15. 17.7.44 ВСФ (Маскот) Каа-фиорд

16. 22.8.44 ВСФ (Гудвуд I) Каа-фиорд

17. 22.8.44 ВСФ (Гудвуд II) Каа-фиорд

18. 24.8.44 ВСФ (Гудвуд III) Каа-фиорд

19. 29.8.44 ВСФ (Гудвуд IV) Каа-фиорд

20. 15.9.44 Бомбардировочное Командование (Параван) Каа-фиорд

21. 29.10.44 Бомбардировочное Командование (Обвиэйт) Тромсе

22. 12.11.44 Бомбардировочное Командование (Катехизм) Тромсе

Атаки Бомбардировочного Командования

Осень 1940 — Две атаки против линкора, стоящего на достройке, проведены «Хэмпденами», несущими 2000 фн бронебойные бомбы и мины M. Повреждений нет.

25.1.1942 — 9 бомбардировщиков «Галифакс» и 7 бомбардировщиков «Стирлинг». Не нашли цель в Тронхейме из-за облачности.

31.3.1942 — 34 «Галифакса». Цель нашел только 1.

Сброшено:

4000 фн, мгновенный взрыватель — 1 500 фн ФБ, задержка 0.1 сек — 4

28.4.1942 — 43 «Ланкастера» и «Галифакса»

Сброшено:

4000 фн, мгновенный взрыватель — 20

500 фн ФБ, задержка 0.1 сек — 20

250 фн ФБ, задержка 0.1 сек — 10

1000 фн мин Mk.XIX, гидростат на 30 фт — 44

Повреждений нет, 5 самолетов потеряно.

29.4.42 — «Ланкастера» и «Галифакса»

Сброшено:

4000 фн, мгновенный взрыватель — 18

500 фн ФБ, задержка 0.1 сек — 23

250 фн ФБ, задержка 0.1 сек — 1

1000 фн мин Mk.XIX, гидростат на 30 фт — 48

Повреждений нет, 2 самолета потеряно.

15.9.44 — 27 «Ланкастеров» (Параван)

Сброшено:

12000 фн (Толлбой), задержка 0.07 сек — 16

400-фн мины JW, контактный взрыватель — 72

1 попадание в нос, серьезное затопление, потерь нет.

29.10.44 — 32 «Ланкастера» (Обвиэйт)

Сброшено:

12000 фн (Толлбой), задержка 0.07 сек — 32

1 близкий разрыв на левой раковине, серьезное затопление, 1 самолет потерян.

12.11.44 — 32 «Ланкастера» (Катехизм)

Сброшено:

12000 фн (Толлбой), задержка 0.07 сек — 29

400 фн мины JW, контактный взрыватель — 72

2 попадания, 1 близкий разрыв, серьезное затопление и крен. Взрыв погреба башни «Цезарь». «Тирпитц» перевернулся. Потерь нет.

Атаки Воздушных Сил Флота

9 марта 1942 — Авианосец «Викториес» вместе с Флотом Метрополии прикрывает конвой PQ-12. 12 торпедоносцев «Альбакор».

Сброшено:

18» торпед — 12; скорость 40 узлов, глубина 25 фт, контактный взрыватель

Попаданий нет, 3 «Альбакора» сбиты.

«Тирпитц» выпустил:

150 мм — 30 снарядов

105 мм — 345 снарядов

37 мм — 897 снарядов

20 мм — 3372 снаряда

3 апреля — «Тунгстен» 1 волна, 8 крыло TBR, 827, 830 эскадрильи, 21 «Барракуда»

Сброшено:

1600 фн БрБ, задержка 0.08 сек — 6

500 фн ПБрБ, задержка 0.14 сек — 24

500 фн ФБ, мгновенный взрыватель — 12

600 фн ГлБ, гидростат 35 фт — 4

2 волна, 52 крыло TBR, 829, 831 эскадрильи, 19 «Барракуд»

Сброшено:

1600 фн БрБ, задержка 0.08 сек — 2

500 фн ПБрБ, задержка 0.14 сек — 36

500 фн ФБ, мгновенный взрыватель — 9

600 фн ГлБ, гидростат 35 фт — 1

Каждую волну сопровождали 20 «Уайлдкэтов», 10 «Хеллкэтов», 10 «Корсаров».

Первая волна добилась 10 попаданий, вторая 5. Из них: 8 попаданий БрБ, 7 попаданий ФБ, кроме того 2 близких разрыва. 3 «Барракуды» погибли.

«Тирпитц» получил очень тяжелые осколочные повреждения зенитной артиллерии и потерял 122 человека убитыми, 316 ранеными.

«Тирпитц» выпустил:

105 мм — 506 снарядов

37 мм — 400 снарядов

20 мм — 8260 снарядов

15 мая — «Брон»; «Викториес» и «Фьюриес»

27 «Барракуд» (8 и 52 крылья TBR) с 500 фн ПБрБ и ФБ и 600 фн ГлБ

28 «Корсаров» (1834 и 1836 эскадрильи)

4 «Сифайра»

4 «Уайлдкэта»

Вернулись из-за низкой облачности над норвежским побережьем. Атака не состоялась

17 июля 1944 — «Маскот»; «Формидебл», «Индефетигебл», «Фьюриес»

44 «Барракуды» (8 и 9 крылья TBR), 18 «Корсаров» (1841 эскадрилья), 12 «Файрфлаев» (1770 эскадрилья), 18 «Хеллкэтов» (1840 эскадрилья).

Сброшено: 1600 фн БрБ, задержка 0.08 сек; 500 фн ФБ.

«Барракуды» бомбили сквозь дымовую завесу. Попаданий не было, 1 близкий разрыв. 1 «Барракуда» и 1 «Корсар» потеряны.

«Тирпитц» выпустил:

380 мм — 39 снарядов

150 мм — 359 снарядов

105 мм — 1973 снаряда

37 мм — 3967 снарядов

20 мм — 28550 снарядов

«Тирпитц» получил предупреждение за 15 минут до начала атаки. Была поставлена дымзавеса. Зенитный огонь был очень плотным, была поставлена огневая завеса даже из 380 мм орудий.

22 августа 1944 — «Гудвуд» I и II; «Индефетигебл», «Формидебл», «Фьюриес», «Набоб», «Трампетир»

32 «Барракуды» (820, 826, 827, 828 и 830 эскадрильи); 11 «Файрфлаев» (1770 эскадрилья); 8 «Сифайров» (887 эскадрилья); 24 «Корсара» (1847 и 1842 эскадрильи); 9 «Хеллкэтов» (1840 эскадрилья).

Сброшено 10 500 фн ПБрБ, задержка 0.14 сек.

«Хеллкэты» бомбили сквозь разрывы в тучах, «Барракуды» и «Корсары» цель не обнаружили.

6 «Хеллкэтов» с «Индефетигебла» в сопровождении 8 «Файрфлаев» нанесли удар в тот же день вечером (Гудвуд II) такими же бомбами.

«Тирпитц» повреждений не получил, но были уничтожены: 2 Ar-196, 4 B&V-138, 1 He-115.

Потеряны 1 «Барракуда», 1 «Хеллкэт», 1 «Сифайр».

«Тирпитц» выпустил: (Утром / Вечером)

380 мм — 62 / 13 снарядов

150 мм — 363 / 124 снаряда

105 мм — 1300 / 750 снарядов

37 мм — 1600 / 1538 снарядов

20 мм — 15000 / 15800 снарядов

24 августа 1944 — «Гудвуд» III; «Индефетигебл», «Формидебл», «Фьюриес»

33 «Барракуды» — 1*1600 фн БрБ, задержка 0.08 сек

10 «Хеллкэтов» — 1*500 фн ПБрБ, задержка 0.14 сек

5 «Корсаров» — 1*1000 фн БрБ, задержка 0.08 сек

19 «Корсаров» — сопровождение и подавление зенитных орудий

10 «Файрфлаев»

Сброшено:

1600 фн БрБ — 18

1000 фн БрБ — 5

500 фн ПБрБ — 10

2 попадания: одно 1600 фн бомбой, которая пробила корпус до самого киля, но не взорвалась, небольшие повреждения. Потеряны 2 «Хеллкэта», 4 «Корсара».

«Тирпитц» выпустил:

380 мм — 72 снаряда

150 мм — 510 снарядов

105 мм — 30 % уже сильно уменьшившегося боезапаса

37 мм — 20 %

20 мм — 40 %

29 августа 1944 — «Гудвуд» IV; «Индефетигебл», «Формидебл»

26 «Барракуды» — 1*1600 фн БрБ, задержка 0.08 сек

7 «Хеллкэтов» — 4 самолета с указателями цели; 3 самолета — 1*500 фн ПБрБ, мгновенный взрыватель

2 «Корсаров» — 1*1000 фн БрБ, задержка 0.08 сек

15 «Корсаров» — сопровождение и подавление зенитных орудий

10 «Файрфлаев»

Сброшены все бомбы. Попаданий нет, несколько близких разрывов. Потеряны 1 «Корсар» и 1 «Файрфлай».

«Тирпитц» выпустил:

380 мм — 54 снаряда

150 мм — 161 снаряд

105 мм — 22 % оставшегося боезапаса

37 мм — 9 %

20 мм — 18%

Приложение 2

Подводные лодки, участвовавшие в операции «Сорс», 11.9–5.10.43

«Трэшер» — лейтенант Хезлет

X-5 — лейтенант Генти-Крир (командир боевого экипажа); лейтенант Терри-Ллойд (командир перегонного экипажа)

«Трукьюлент» — лейтенант Александер

X-6 — лейтенант Камерон; лейтенант Уилсон «Стабборн» — лейтенант Дафф

X-7 — лейтенант Плейс; лейтенант Филип «Си Нимф» — лейтенант Оукли

X-8 — лейтенант МакФарлейн; лейтенант Смарт «Сиртис» — лейтенант Джепп

X-9 — лейтенант Мартин; суб-лейтенант Кирон «Скептр» — лейтенант МакИнтош

X-10 — лейтенант Хадспет; суб-лейтенант Пейдж

Приложение 3

Британские корабли, участвовавшие в операции «Тунгстен», 3.4.44

«Энсон» — вице-адмирал сэр Генри Мур; капитан 1 ранга МакКарти

«Викториес» — капитан 1 ранга Денни

«Фьюриес» — капитан 1 ранга Филип

«Сирчер» — капитан 1 ранга Дэвис

«Эмперор» — капитан 1 ранга Хилкен

«Персьюэр» — капитан 1 ранга Грэхем

«Фенчер» — капитан 1 ранга Бентинк

«Роялист» — контр-адмирал Биссетт (ком. эскортными ав-ми); капитан 1 ранга Эвели

«Белфаст» — капитан 1 ранга Пархэм

«Шеффилд» — капитан 1 ранга Эддис

«Ямайка» — капитан 1 ранга Хьюз-Хэллетт

«Милн» — капитан 1 ранга Кэмпбелл

«Урса» — капитан 2 ранга Уайбэрд

«Онслот» — капитан 2 ранга Плейделл-Бувери

«Перун» — капитан 2 ранга Дненисивич (польский флот)

«Верулам» — капитан-лейтенант Томас

«Андаунтед» — капитан-лейтенант Маккензи

«Метеор» — капитан-лейтенант Джюитт

«Виджилент» — капитан-лейтенант Эрглс

«Вираго» — капитан-лейтенант Уайт

«Свифт» — капитан-лейтенант Гоувер

«Джавелин» — капитан-лейтенант Льюис

«Уэйкфул» — капитан-лейтенант Паунд

«Алгонкин» — капитан-лейтенант Пирс (канадский флот)

«Сиу» — капитан-лейтенант Боук (канадский флот)

Приложение 4

Оборона Каа-фиорда, сентябрь 1943 года

Поперек входа в Каа-фиорд от Аускарнесета на севере до Джеммелюфтнесет на юге была протянута противолодочная сеть до глубины 48 метров. В ней имелся проход шириной 400 метров возле южного конца. Этот проход с лета 1943 года можно было закрыть подвижным боном из связанных между собой тросовых сетей, прикрепленных к буям. Они опускались на глубину 10 метров и крепились к мели в Джеммелюфтнесете. Так как существовало интенсивное движение в Альту и Боссекоп, проход лишь частично закрывался в случае опасности появления подводных лодок в Альтен-фморде или на подходах к нему. Его также прикрывали бомбосбрасыватели.

Небольшой катер, противолодочный или патрульный, оснащенный гидрофонами, постоянно находился в 600 метрах на OSO от прохода и досматривал все проходящие суда.

Сетевое заграждение в Бардудалене, где стоял «Тирпитц», состояло из двойной противоторпедной сети до глубины 15 метров и вспомогательной сети до глубины 36 метров. 20-метровый проход был оставлен ближе к устью фиорда, то есть слева по носу у линкора. Его можно было закрыть с помощью прикрепленного к сети полотнища глубиной 11–36 метров. Если проход оставался открытым на ночь, его охранял специальный катер. Вахта «Тирпитца» постоянно следила за ним, у гидрофонов дежурили люди. (По счастливому стечению обстоятельств из-за неисправностей в телефонной сети этот проход оставался открытым всю ночь 21–22 сентября, а вахта встала к гидрофонам только в 6.00, за час до начала атаки миджетов.)

Аналогичные сетевые заграждения прикрывали «Шарнхорст», стоящий в Аускарнесете. В них имелся 10-метровый проход на северо-западе.

Стъерн Сунд и Варг Сунд охранялись патрульными катерами.

ПВО якорной стоянки состояла из 4*105 мм и 22*20/40 мм орудий в Аускарнесете, 4*105 мм и 12*20/40 мм орудий в голове фиорда. 8*20/40 мм орудий находились на берегу от Барбудалена на восток. 4*20 мм орудия находились в голове каждой бухты. Одиночные и спаренные установки 20- и 40 мм были рассыпаны по берегам фиорда. Кроме того в фиорде стоял на якоре корабль ПВО «Нимфе».

Приложение 5

Судьба X-5, 22–23 сентября 1943 года

Что именно случилось с X-5 (лейтенант Генти-Крир), точно не известно. Однако 22 сентября в 8.43 миджет был замечен на поверхности примерно в 650 ярдах справа по носу у «Тирпитца». Линкор немедленно открыл огонь из 150 мм, 37 мм и 20 мм и вроде бы даже добился нескольких попаданий. Миджет погрузился, после чего на него сбросили 5 глубинных бомб.

12 октября в Морской Генеральный Штаб был отправлен рапорт, в котором говорилось:

1. Из-за течений, толстого слоя ила и большой глубины поиски третьей лодки (Х-5) были прекращены. Многочисленные попадания снарядов и серия глубинных бомб, сброшенная в той точке, где она погрузилась, с учетом ограниченной стойкости судна к разрывам глубинных бомб и постоянное появление нефти на поверхности делают ее уничтожение почти достоверным.

2. Поднята кормовая часть первой лодки (Х-6) и выведена на отмель рядом со второй лодкой (Х-7).

3. Более никаких подъемных операций не планируется.

Всегда считалось, как англичанами, так и немцами, что Х-5 была потоплена в результате обстрела и взрывов глубинных бомб. Однако семья лейтенанта Генти-Крира не была в этом уверена, и после войны его мать и сестра провели 3 месяца в районе Альтен-фиорда, пытаясь выяснить дополнительные детали. Они встретили капитана Сариллу, опытного арктического шкипера, который передал им следующий документ, ранее заверенный городским магистратом:

«23 сентября 1943 около 8 часов утра на следующий день после атаки британских подводных лодок против «Тирпитца», имевшей место в Каа-фьорде из окна моего дома в Боссекопе я увидел нечто торчащее из воды возле Боссекопбергета. Я решил, что это перископ погрузившейся подводной лодки. Он быстро двигался в направлении Кракенеса (на другом берегу фиорда). Море было совершенно спокойным, с зеркальной поверхностью, и я мог ясно видеть пенистую полоску на воде позади перископа. Я следил за перископом, пока он не вышел на середину фиорда, и я больше не мог его видеть из-за большого расстояния. Я думаю, прошло 3 или 4 минуты, самое большое 5, с того момента, как я увидел перископ у Боссекопбергета и потерял его из виду. Случайно у меня дома было еще несколько человек, которые тоже видели перископ, но я не могу вспомнить, кто именно это был.

Когда перископ подводной лодки проходил мимо моего дома, несколько германских солдат, работавших на берегу, тоже заметили его. Они закричали: «Британская субмарина!» Двое из них побежали к телефону в складе, возможно, чтобы сообщить начальству. Однако я не видел, чтобы немцы предприняли хоть что-то, чтобы уничтожить подводную лодку.

Следует упомянуть, что однажды во время мировой войны 1914-18 годов я, находясь на лове рыбы, видел германскую подводную лодку, проходящую в погруженном положении с поднятым перископом. Благодаря этому я могу определенно сказать, что утром 13 сентября я видел перископ подводной лодки, идущей от Боссенкопбергета к Кракенесу в подводном положении.

Подписано Матис Александерсен Сарилла»

Имеются устные показания еще двоих норвежцев, один из которых 23 сентября в 11.30 видел перископ возле Талвика. Другой видел странный объект с плоским верхом, похожий на подводную лодку, который входил в пустынную бухту острова Стъернёй около 18.00. Если верить этим сообщениям, то получается, что Х-5 вырвалась из Каа-фиорда, так как Боссенкопбергет находится далеко за островом Браттхольм, где отстаивалась для ремонта Х-10. Однако Х-10 уже покинула Стъернёй к 11.00 23 сентября.

Хотя возможно, что Х-5 установила свои заряды и выскочила на поверхность уже когда уходила, факты говорят об обратном.

1. Если Х-5 успешно проникла за сетевое заграждение и вышла из него не замеченной, это должно было произойти до 7.12, когда впервые была замечена Х-6. За полтора часа Х-5 должны была пройти много больше, чем 650 ярдов.

2. Если заряды Х-5 были поставлены, они должны были сдетонировать в 8.12, но третьего взрыва никто не слышал.

3. Случайно лейтенант Генти-Крир мог поставить свои заряды под винтами «Тирпитца» (как утверждает его семья), но повреждения сопоставимы только со взрывом единственного заряда, поставленного Х-7.

Самым вероятным кажется следующее. Х-5 задержалась дольше, чем Х-6 и Х-7, которые сами оказались слишком близко к предельному сроку 8.00, когда устанавливали заряды. Поэтому Генти-Крир был вынужден перенести время атаки на 9.00. Возможно, он слышал взрывы гранат, сброшенных в 7.23 на Х-6, но почти наверняка взрыв в 8.12 подсказал ему, что один или два заряда были установлены. Эффект подводного взрыва непредсказуем, особенно в замкнутой бухте. Поэтому Х-5 могла в 8.12 получить повреждения, это могло случиться и позднее, когда немцы забрасывали фиорд глубинными бомбами. Опыт других миджетов показывает, что компас и перископ были наиболее уязвимыми местами, поэтому они вполне могли выйти из строя. Х-5 потеряла ориентировку и ослепла, поэтому и поднялась на поверхность в 8.43, пытаясь определиться и оценить ситуацию.

Если Х-5 пережила обстрел и атаку глубинными бомбами, лодка, вне всякого сомнения, получила повреждения и скорее всего провела день на дне фиорда. Отсюда и нефтяные пятна, которые видели немцы. Кратковременное появление перископа на следующий день, о чем говорил капитан Сарилла, заставляет предположить, что компас все еще не действовал, поэтому Генти-Крир был вынужден выводить лодку из Каа-фиорда визуально. Если правдивы более поздние сообщения, он сумел решить эту задачу. Что произошло потом не знает никто. Генти-Крир высказывал намерение идти в Кольский залив, если не сумеет встретиться с британской лодкой.[3]

Приложение 6

Тактико-технические данные «Тирпитца»

Схема дана на отдельной вкладке (отсутствует)

Водоизмещение:

стандартное — 42 900 тонн

полное — 52 600 тонн

Размерения — 241,5 * 36,0 * 10,6 метров

Машины:

трехвальный ТЗА Браун-Бовери

12 котлов Вагнер

138000 shp

29 узлов

Запас топлива — 5000 тонн

Дальность плавания — 9000 миль (19 узлов)

Броня:

пояс — 12,5-10,5»

палуба — 2»

броневая палуба — 4,75-3,25»

скосы — 4»

противоторпедная переборка — 1,75»

башни ГК — 14,5–7»

башни ПМК — 4–1,5»

боевая рубка 14-2»

Вооружение:

380/47 С34 (4*2), 36200 м, 960 снарядов

150/55 С28 (6*2), 23000 м, 1800 снарядов

105/65 С32 (8*2), 18000 м, 6720 снарядов

37/83 С30 (8*2), 32000 снарядов

12*2 °C30, потом 58*20 мм

ТА 533 мм (4*2), 24 торпеды

4-6 самолетов Ar-196

Экипаж — 2608 человек

Приложение 7

Антенны радаров линкора «Тирпитц»

A. Кормовой КДП — 10,5 м дальномер и антенна FuMO 23 (4*2 м)

B. Стабилизированный ПУАЗО с антенной FuMO 213 (диаметр 3 м)

C. Главный КДП — 10,5 м дальномер и антенна FuMO 23 (4*2 м)

D. Hосовой КДП — 7 м дальномер и антенна FuMO 23 (4*2 м)

E. Возможное место расположения диполей на FuMO 21 «Бисмарке»

F. Главный КДП «Тирпитца» с добавочной антенной FuMO 27 (4*2 м)

G. Окончательный вариант главного КДП «Тирпитца» с антенной FuMO 26 (6,6*3,2 м)

Приложение 8

Характеристики специальных систем оружия, использованных англичанами

Сверхмалая подводная лодка типа Х-5

Водоизмещение подводное — 30 тонн

Размерения — 15,7 * 1,8 * 2,3 метра

Машины:

одновальный дизель — 42 shp = 6,5 узлов (с зарядами)

электромотор — 30 shp = 5,5 узлов (с зарядами)

Дальность плавания:

1860 миль — 4 узла (без зарядов)

1320 миль — 4 узла (с зарядами)

под водой: 80 миль — 2 узла

Вооружение — 2 подрывных заряда по 1966 кг каждый

Экипаж — 4 человека

Всего построено — 12 единиц

Midget — миджет — карлик

Человекоуправляемая торпеда «Чериот»

Это была почти точная копия захваченной в бухте Альхесираса итальянской торпеды «Майяле».

Водоизмещение — 1,5 тонны

Размерения — 7,62 * 0,533 метра

Мотор — ? = 4 узла

Дальность плавания — 18 миль (3 узла)

Глубина погружения — 10,7 метров

Боеголовка — 318 кг

Экипаж — 2 человека

Chariot — Чериот — Колесница