/ Language: Русский / Genre:love_history / Series: Очарование

Ты так прекрасна!

Эми Фетцер

Отчаянная «охотница за наградами» Виктория Мэйсон отправилась на поиски опасного убийцы… а вместо этого нашла свою любовь, мужественного шерифа Кристофера Свифта, человека, сумевшего пробудить в ней доселе дремавшие чувства и воплотить в явь ее самые затаенные желания. Однако преступник возвращается, таится в тени, готовясь нанести Виктории смертельный удар. И тогда Кристофер решает рискнуть жизнью, дабы спаси возлюбленную…

ru en А. Помогайбо Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-07-22 OCR Angelbooks 8579D270-A7E8-4363-98C5-98C728E828A4 1.0 Ты так прекрасна! АСТ Москва 1999 5-237-03284-2

Эми Фетцер

Ты так прекрасна!

Выражаю особую признательность частному детективу Берту Лэйди, одному из последних могикан в его исчезающей профессии.

Глава 1

Хлеб у Виктории Мэйсон был нелегким. Освобожденные до суда под залог частенько исчезали в неизвестном направлении — их-то она и искала.

Тот, за которым она сейчас шла по следу, был, пожалуй, самым опасным из всех, кого ей когда-либо доводилось выслеживать. Настоящий маньяк, одержимый одной лишь страстью — убивать. При этом, однако, он обладал какой-то поразительной способностью принимать облик вполне нормального, благообразного джентльмена, к тому же не лишенного чисто человеческих слабостей — такой, к примеру, как пристрастие к дорогим костюмам от Армани.

— Алло, самурай, он у тебя на мушке? — прошептала Виктория в миниатюрный микрофон.

— Да, — раздался в наушнике мужской голос. В нем явно звучала досада. — Только очень уж тут темно.

— Но в сумерки всегда темно, не так ли, малыш?

— Шутница, — буркнул наушник. — Среди великих комиков мира ты, пожалуй, завоюешь главный приз.

Ее губы дрогнули в усмешке.

Подняв глаза к небу, Виктория увидела, что в безбрежной вышине уже загорелись лучистыми точками первые звезды.

— Подозреваю, Айви Лиг знает, что мы у него на хвосте, Коул.

— С чего ты взяла?

— А он не оглядывался?

— Нет, — с раздражением отозвался напарник. Надо поставить парня на место, решила Виктория.

— А разве он не закуривал? Его золотой портсигар — отличное зеркало.

— А .. Прямо сейчас и закурил.

— Не теряй бдительность! — резко выкрикнула Виктория в микрофон.

— Я уже большой, — недовольно пробасил Коул. Но уже через пару секунд вкрадчиво спросил: — Слушай, а как ты догадалась?

— Не знаю. Так уж на ум пришло.

— Временами у меня от тебя мороз по коже, девка.

— А меня от тебя жар разбирает.

Наушник смущенно хмыкнул, и Виктория пожалела о своих словах. Она хотела ответить комплиментом на комплимент, а на самом деле оскорбила Как-то они с Коулом — высоким красивым брюнетом — решили заняться любовью, однако из этого ничего не вышло. С тех пор они стали просто друзьями. Жаль, если он сейчас вспомнит именно о той ночи и обидится на нее.

— После этого дела мы наконец отправимся в отпуск? — прервала затянувшееся молчание Виктория.

— Все зависит…

— От чего?

— Покажешь ли ты мне свои ножки?

— Зачем, ты ведь уже все видел?

— А мне понравилось, — прохрипело в наушнике. Виктория не удержалась от улыбки.

— Он снова закуривает Наклоняется, отпирает чемодан .. О Боже!

— Что там? — встревожилась Виктория Оглядевшись по сторонам, она быстро скользнула вперед, в душе посетовав, что не захватила с собой прибор ночного видения

— У него в чемодане ребенок! Черт побери, совсем еще малютка.

— Белобрысый?

— Да Связан и с кляпом во рту. — Коул чертыхнулся — Это дочь сержанта Аллена!

— Не приближайся, Коул. — Виктория сделала короткую перебежку. — Если он связан, значит, жив.

«Пожалуйста, не умирай», — мысленно попросила она, чувствуя, как гулко забилось сердце Аллен был тем самым полицейским, что «вычислил» этого маньяка. Он первым связал воедино три зверских убийства в трех провинциальных городках. Позднее тот же почерк выявили в гибели еще восьми человек. Двенадцатая жертва стала последней — серийного убийцу удалось задержать, но без явных улик. В итоге адвокат добился, чтобы подозреваемого освободили под залог. Виктория, правда, не поверила ни одному из доводов адвоката. Шестое чувство подсказывало, что за Лигом надо следить — тогда, возможно, его застукают прямо на месте очередного преступления. Это-то шестое чувство и привело ее сюда, к государственной границе, на это Богом забытое место. Похоже, интуиция ее не обманула.

Теперь надо действовать быстро и решительно: малейшее промедление обернется еще одной смертью.

Будь она рядом с маньяком, без промедления выпустила бы в него всю обойму! Но увы .. Пока приходилось просто нестись по заброшенному хозяйственному двору, над которым черной тенью высилась огромная гора.

— Коул?

К ее удивлению, ответа не последовало.

— Коул!

— Я здесь.

— Черт! Больше не пугай меня так!

— Не знал, что ты ко мне неравнодушна, крошка.

— Где ты, тупая рожа?

Каким-то непостижимым образом она почувствовала, что он улыбнулся.

— Изучаю обстановку. Сейчас подберусь поближе.

— Нет. — Напарник не ответил, и она крикнула: — Будь осторожней, парень!

— Не бойся, я его не вспугну.

— Да, может, уже давно вспугнул!

— За нашей спиной — полиция всего штата.

— То, что мы можем вызвать по радио подмогу, еще ничего не значит. Этот малый хитер и ловок, ты вполне можешь оказаться его следующей жертвой.

В ответ из наушника донесся странный звук.

— Уже.

— Коул?..

Снова в наушнике послышалось что-то непонятное — словно бы раздался глухой звук падающего тела

— Коул!

Виктория вырвала из кармана портативную рацию, нажав кнопку, вызвала полицию и, несмотря на кромешную тьму, стремительно рванулась вперед.

— Ответь, черт бы тебя побрал' — прошипела она в микрофон, догадываясь, что это уже бесполезно. В наушнике слышался лишь жуткий хрип — Коул, видимо, пытался вдохнуть, но захлебывался в крови. Судя по всему, преступник проткнул ему грудь. «Еще немного, самурай, подожди… Я иду к тебе!» Виктория на миг попыталась представить искаженное болью лицо напарника: на губах его выступила кровавая пена. На тех самых губах, которые она целовала! От этой картины сердце ее пронзило острой болью.

И тут в ночной мгле раздался выстрел — негромкий, глуховатый. Коул! Он всегда использовал глушитель, якобы чтоб не пугать прохожих.

«Я уже близко, парень. Держись!»

— Я ранил… его, — раздался слабый голос в наушнике.

— Вот увидишь — тебя наградят медалью. Чувствительный микрофон донес до нее чьи-то удаляющиеся шаги.

Виктория осторожно скользнула в длинное ветхое строение и, прижавшись спиной к стене, огляделась. Повсюду лишь обломки старой мебели и мусор. Она медленно двинулась вперед и увидела в серебристом свете луны распростершееся на земле тело.

Боже!

Она тотчас выглянула в дверь — в аллее уже никого не было — и опустилась на колени.

— Я здесь, самурай.

На лбу Коула выступили капли пота, из уголка рта струилась кровь. На груди, прямо напротив сердца, зияла рваная рана. Виктория попыталась прикрыть рану краем одежды и вдруг заметила, как Коул жутко содрогнулся и затих.

Виктория усиленно заморгала, словно пытаясь прогнать прочь ужасное видение.

— О Боже, не надо!.. Нет! Сейчас подоспеет подмога!

Но помощь уже не требовалась: остановившийся взгляд напарника был красноречивее слов.

Виктория решительно опустила веки мертвеца и вскочила на ноги, переполненная горем, чувством вины и яростью. Пришлось изо всех сил стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться.

Главное сейчас — забыть обо всем. О Коуле она будет горевать завтра — сегодня же надо догнать Айви Лига. «За эту кровь, мерзавец, ты дорого заплатишь!» Виктория попыталась отыскать хоть какой-нибудь след. На полу вокруг Коула валялись пустые жестянки, мусор и щенки; похоже, в этом сарае кто-то упражнялся в стрельбе. «И в таком вот неподходящем месте расстался с жизнью прекрасный человек!» — с горечью подумала Виктория.

Ее взгляд упал на брюки Коула. На них виднелась кровь, кровь убийцы. Значит, преступник серьезно ранен и его можно будет найти по кровавому следу.

Выхватив из кармана бывшего напарника фонарик, Виктория нетерпеливо щелкнула выключателем. Да, свет неяркий, но его все же хватит, чтобы освещать землю перед собой. Она вновь запоздало пожалела о том, что не захватила с собой прибор ночного видения. Свет фонаря мог ее выдать. Где-то далеко позади завыли полицейские сирены, через несколько минут ребята уже будут здесь. Вряд ли теперь мерзавец Лиг будет выжидать в каком-нибудь темном углу, чтобы нанести ей удар в спину. Нет, он скорее всего постарается унести подальше отсюда свои поганые ноги. Ноги, с которых капает кровь. «Хоть бы ты весь истек кровью, сукин сын!» И все же из-за темноты она теряла драгоценное время. Хорошо хоть за убийцей тянулся отчетливый кровавый след. «На сей раз удача тебе изменила, Лиг!»

Через полчаса Виктория остановилась у подножия крутого склона. Идти вверх не имело смысла — фонарик угасал и, как бы Виктория его ни трясла, большей мощности он выдать не мог. Далеко позади мигали огни полицейских машин, запрудивших хозяйственную площадку. Убедившись, что от гаснущего фонарика толку не будет, Виктория со злостью швырнула его в кусты и решительно двинулась назад. Она еще вернется, захватит с собой кое-какие вещи и обязательно вернется.

Углубившись в размышления, девушка не заметила, как по ее щекам медленно покатились слезы.

Подперев плечом стену, Виктория молча наблюдала, как деловито и равнодушно полицейские пихнули тело ее лучшего друга в мешок, а затем с размаха забросили его в фургон. В то же самое время погрузили в машину «скорой помощи» носилки с дочерью сержанта Аллена. Она все еще была без сознания.

Хорошо хоть осталась жива.

На сей раз Айви Лигу не удалось завершить свое черное дело, и он наверняка сейчас бесится от этого. Что ж, надо воспользоваться, ведь он явно утратит бдительность.

Подняв воротник от ветра, Виктория сунула руку в карман за сигаретами и, закуривая, машинально прислушалась к разговору полицейских. Скоро сюда прибудет ее новый напарник по работе, причем с лошадью — она передала свою просьбу по рации. Но где же, черт побери, его носит?

Виктория откинула со лба волосы и потерла воспаленные глаза. Ей, пожалуй, пора, а не то дорожная полиция и зеваки затопчут следы или появится отряд из отдела по спецоперациям ФБР и наверняка оттеснит ее в сторону. Драгоценное время стремительно убегало, минута за минутой, а ей приходилось топтаться на месте. Да еще к ней с бумагами в руках приближался полицейский. Не иначе как собирается снять показания. Чертова бумажная волокита! Дали бы ей сейчас возможность пойти по следу — преступник был бы пойман без всяких бумаг.

Полицейский подошел ближе, его морщинистое усталое лицо показалось Виктории знакомым. Ах да, это Марк Дэниеле, начальник полицейского участка.

— Возьми. — Дэниеле протянул ей наушники Коула. — Ты сделала свою работу.

«Если бы сделала, Коул был бы сейчас жив». Виктория мрачно сунула наушники в карман и направилась к своей машине.

Она медленно вынула из кармана ключи. Сюда машину вел Коул, и ей пришлось шарить в карманах его одежды, поэтому ключи еще были липкими от его крови.

Открыв багажник, Виктория отбросила в сторону книги Бергера Кинга и Тако Белла, достала свой рюкзак. Затем проверила, на месте ли нож, наушники, прибор ночного видения, миниатюрная камера, бутылка с водой, запасные джинсы, географические карты, а также специальная резина для изменения внешности. Переложив из мешка в рюкзак толстый конверт с бумагами, футболки и пластиковый пакет с нижним бельем, все оставшееся свободное место она заполнила плитками шоколада и пакетами с морожеными фруктами.

— Теперь ФБР ответственно за это дело, — неловко переминаясь с ноги на ногу, сказал ей подошедший Марк Дэниеле и попытался отговорить от преследования.

Виктория бросила на него быстрый взгляд.

— Это наше общее дело, Марк. Преступник уже почти пересек границу, и потому нужно действовать очень быстро. — Она решительно застегнула молнию. — Я должна идти.

Словно в подтверждение ее слов, в вышине застрекотал вертолет. С силой захлопнув крышку багажника, девушка повернулась к полицейскому:

— Я потеряла уйму времени. — Она кинула ему ключи от машины. — Бери себе. Можешь продать или выбросить, мне все равно. У меня такое чувство, что назад я не вернусь.

В глазах Дэниелса мелькнуло удивление.

— Что?!

— Это — мое последнее дело, Марк. Потом, может быть…

Может быть что? Выращивать розы? Когда-то она мечтала об этом. Но на спокойную старость собрать денег ей так и не удалось. За тех, кого она поймала, платили только тогда, когда суд признавал их преступниками, в противном же случае она не получала ничего. А суды были довольно милосердны — в результате Виктория едва сводила концы с концами. Она не скопила денег даже на собственный дом — последний год они с Коулом снимали небольшой домик на двоих. А теперь вот Коула не стало.

— Если захочешь разузнать обо мне, Марк, загляни в кабинет Коула. Там у него на полке стоит дело с надписью «Зубная боль».

Дэниеле растерянно посмотрел на нее. Для него Виктория была человеком, обладавшим сверхъестественными способностями в раскрытии преступлений, и именно поэтому он сейчас не решался ее остановить. Все, за что бы ни бралась девушка, она доводила до конца, — все без исключения. Даже в тех операциях, в которых была занята вся полиция штата, подобного результата добиться не удавалось. Если бы не этот частный детектив, великое множество преступников до сих пор разгуливало бы на свободе! Как она ухитрялась их ловить, оставалось для Марка загадкой, хотя когда-то они оба работали в одном полицейском участке. Она была мастером своего дела, особенно в искусстве изготовлять маски. Марк не раз чувствовал себя полным идиотом, когда не узнавал коллегу по работе, находясь прямо рядом с ней. Просто удивительно, как преображалась эта мрачноватая девушка с суховатыми манерами, за своей работой, казалось, забывшая обо всем, что составляет самую важную часть жизни любой другой женщины, — о доме, родных, встречах с друзьями. Виктория знать ничего не желала, кроме работы.

— Ничего не говори, — попросила его девушка, заметив жалость во взгляде. — Все это сейчас не играет никакой роли.

— Не буду. Но все же я надеюсь, что ты когда-нибудь наденешь свое лучшее платье и выберешься на встречу с моим младшим братом.

Виктория удивленно подняла брови:

— Так он вернулся из Лос-Анджелеса? О, нам есть о чем поговорить.

И тут их кто-то окликнул. Наконец-то! Закинув рюкзак за плечо, Виктория направилась к своему напарнику. Он привел-таки коня.

— Спасибо. Кейн. — произнесла она, перехватывая поводья.

— Если ты потеряешь лошадь, она сама вернется домой.

— Отлично. — Виктория забросила рюкзак на спину коня, но сесть в седло не успела — Дэниеле схватил ее за руку:

— В общем, помни, что обедаешь с Джэйни и его детьми в эту субботу.

Виктория кивнула, пытаясь справиться с охватившей ее на секунду слабостью. Семейный обед, смеющиеся дети, дом…

«Нет, расслабляться нельзя. Иначе станешь легкой добычей Айви Лига», — сказала себе она и, оттолкнув руку Дэниелса, решительно вскочила в седло.

Но сразу отправиться в путь не удалось — перед ней выросло препятствие в виде полицейского Джека Пало, Толстяка. Судя по его одышке, он бежал. По-видимому, сюда Толстяка доставил вертолет.

Джек схватился за поводья.

— И даже угроза увольнения тебя не остановит?

— Ты уже грозился уволить меня на прошлой неделе.

Джек свирепо фыркнул и вдруг заметил мешок в полицейском фургоне. Брови его медленно поползли вверх.

— Коул… — кивнула Виктория.

Даже в темноте было видно, как побелело лицо Пало. Он вопросительно взглянул в глаза Марка, словно ожидая от него подтверждения.

— Он умер у меня на руках, — сообщила Виктория дрогнувшим голосом.

— Как давно этот сукин сын слинял отсюда?

Она мысленно порадовалась, что Джек больше ее не останавливает — справиться с этим упрямцем порой стоило большого труда, — и ответила:

— Часа два назад, не меньше. Он ранен и, я думаю, делает не больше пяти миль в час.

— Ну, дай Бог, чтобы не больше, — буркнул Джек, освобождая путь. — Найди его.

— Через пару часов рассветет, — сказала Виктория, удерживая гарцующую лошадь. — Он ранен и не мог далеко уйти — тем более что дороги перекрыты. Впрочем, мы не знаем, насколько тяжело он ранен. — Она бросила взгляд на Дэниелса. — Здесь на пять миль тянется долгий спуск, затем начинаются окруженные лесом горы, а дальше лежит равни-. на. — Марк согласно кивнул. — Думаю, я сумею догнать мерзавца. — Кто-то из стоявших рядом полицейских попытался было ей возразить, но Виктория резко оборвала его: — Я шла за ним по следу целую милю, пока вы не приехали. — Она достала из рюкзака прибор ночного видения. — Если он доберется до равнины, мы его не достанем. Короче, можете следовать за мной, я не возражаю. — Она нахлобучила на голову пеструю ковбойскую шляпу. — Главное — успеть. Мне надо по крайней мере два часа.

— Час, только час, — решительно сказал Марк. — И ты будешь постоянно держать с нами контакт по радио. — Он протянул ей портативную рацию, откуда доносились чьи-то переговоры.

— Не надо, — отказалась она. — А что, если у него есть радио и оно настроено на полицейскую волну? — Виктория стегнула лошадь, заставляя полицейских отступить. — Криминалисты в одиннадцати убийствах не смогли найти его следов, значит, он дьявольски хитер.

Решив больше не задерживаться, девушка ринулась вперед. В конце концов, полицейские были ее друзьями, и они наверняка дадут ей нужное для погони время.

Все же Марк двинулся было следом, но Джек, остановив его, бросил:

— Поверь этой девке, Дэниеле. Она залезет туда, куда не залезет ни один из твоих парней, да ты и сам знаешь. Виктория нас не подведет.

— Но она всего лишь женщина, Пало! Джек усмехнулся:

— Да что ты говоришь!

Викторию больно кольнула реплика Марка, но она взяла себя в руки и сосредоточилась на преследовании. Тем более что лошадь все никак не успокаивалась, храпом реагируя на громкие голоса, доносящиеся из динамиков полицейских.

— Клянусь, я доставлю его! — шепнула Виктория. — Живым или мертвым.

Пришпорив кобылу, она направила ее на юг — именно в этом направлении исчез одержимый убийством маньяк.

Глава 2

Колорадо 1872 год

Шериф Крис Свифт стащил за шиворот вниз по лестнице чумазого паренька и остановился перед накрашенной женщиной с глубоким декольте.

— Это не ваше дело, шериф, — недовольно произнесла та, пренебрежительно уперев руки в бока.

— Почаще думай головой, Ди.

Женщина, фыркнув, набросила платок на голые плечи и, повернувшись, двинулась прочь.

Крис развернул парня к себе лицом и невольно поморщился — от того несло, как от мешка гнилой картошки, на голове — воронье гнездо: волосы давно не мыты и не чесаны. Угрюмо одернув рубаху, паренек зло посмотрел на шерифа и его помощника, равнодушно ковырявшего в зубах.

— Вы ведь не скажете родителям, шериф?

— Непременно скажу!

В глазах парня мелькнул страх.

— Если еще хотя бы раз увижу тебя ближе чем в двадцати ярдах отсюда. Я отведу тебя прямо к отцу.

Мальчишка удивленно захлопал глазами.

— Значит, я могу идти?

Шериф чуть кивнул, и тот метнулся прочь столь стремительно, словно за ним неслась стая гончих.

Только теперь помощник шерифа Ноубл Бичем вынул изо рта зубочистку.

— А чего ты ждал от девок этого салуна?

— Пусть по крайней мере не трогают сосунков.

— Эх, — тосклива вздохнул Ноубл. — Жаль, что меня мужчиной сделала не Ди.

Взгляд Криса стал жестким.

— Принимайся за работу, помощник. Нужно проверить, что здесь сегодня за публика.

Не выказывая никакого энтузиазма, Ноубл кивнул и, оторвавшись от столба, выпрямился.

— Не можешь же ты быть папочкой для всех сопляков.

— Этот парень нуждается в присмотре.

— Ты у нас мягкий, как воск, — буркнул Ноубл.

«Мягкий». Если бы так оно и было, он позволил бы парню остаться с проституткой. Придя к такому выводу, Крис двинулся прочь из салуна.

Они с Ноублом начали обычный вечерний обход, внимательно оглядывая темные закоулки и проверяя, хорошо ли заперты магазины. В городке было целых пятнадцать помощников шерифа, и тем не менее самым шустрым из горожан следовало напоминать, что в городе есть кому приглядывать за порядком.

В этот вечерний час по дорогам катилось множество экипажей — разряженные горожане возвращались в город с пикников. В воздухе плыла мелодичная музыка играющего в парке духового оркестра.

Навстречу Крису из магазина, прижимая к груди покупки, выпорхнули две совсем юные девушки. Следом показался его владелец и начал неторопливо закрывать дверь. Когда девушки проходили мимо, Крис почтительно приложил руку к шляпе. Застенчиво хихикнув, те кивнули в ответ.

— Чего это ты налетел на Ди? — внезапно донеслось откуда-то сверху. — У нее и в мыслях не было ничего плохого.

Крис тотчас поднял глаза, заметил рыжеволосую голову, высунувшуюся из окна, и слегка приподнял шляпу.

— Добрый вечер, Велвет.

— Какой там добрый! У меня три самые ядреные девки картами спасаются от скуки, — недовольно фыркнула хозяйка. — Может, хоть ты их позабавишь?

— Не сегодня.

— Вот, всегда ты так. — Она вдруг рассмеялась: — Шериф, а тебе компания твоей лошади не надоела?

Крис бросил взгляд на смирно поджидавшего его коня.

— Нет, что ты.

— У тебя камень между ног, мой ласковый!

Крис с трудом сохранил непроницаемое выражение лица.

— Ну ты и бесстыдница! Шлюха и должна быть такой.

Шерифу все же не удалось сдержать улыбку Уж в чем, в чем, а в откровенности Велвет Найт не откажешь Как. впрочем, и во многом другом Это была на удивление честная и добросердечная женщина, и репутация «мадам» публичного заведения ее совсем не смущала. Она вела себя так, словно была королевой Колорадо

— Ладно, доброй ночи, шериф.

Снова чуть заметно приложив пальцы к шляпе, Крис быстро двинулся дальше. Около заведения Велвет ему задерживаться не стоит — если горожане заметят его за беседой с хозяйкой публичного дома, пойдут разговоры и он потеряет авторитет Когда Крису требовалась женщина, он отправлялся в соседний город, к прелестной пухлой вдовушке по имени Анжела Бингхэм Она была примерно его возраста, но полностью сохранила свежесть и привлекательность молодости и отличалась на редкость независимым характером. После пятнадцати лет крайне неудачного брака отдавать себя во власть мужчине она больше не желала. Между ней и Крисом установился негласный договор — никаких обязательств и надежд на будущее, только холодная вежливость и секс без страсти и эмоций, освобождающий обоих от физического напряжения.

Однако Крису хотелось иного, порой даже до боли в сердце.

Звон разбитого стекла прервал его невеселые раздумья.

Шериф поднял голову Надо же, он остановился прямо у дверей салуна Сквозь дверной проем видно было, что салун переполнен — там главным образом отдыхали ковбои и работники серебряных рудников. На столах стояли бутылки, виски лилось рекой…

Этого еще не хватало! В конце прошлой недели салун так же был набит до отказа, и Крису едва удалось остановить большую драку. Причем трезветь пришлось отправить за решетку всех посетителей. Надо будет прислать сюда Ноубла — пусть грозный вид блюстителя закона остудит горячие головы. Драк в этом месяце, пожалуй, уже достаточно.

Соскочив с лошади, Виктория подняла с земли сухой лист и потянула носом воздух. Теперь сомнений не осталось: от бурого пятна на листе шел знакомый металлический запах — запах крови.

В ее памяти вновь вспыхнула картина умирающего окровавленного Коула, и ее тотчас охватила ярость. Девушка вновь рванулась вперед, несмотря на то что еще минутой раньше собиралась немного передохнуть.

Все же на некоторое время ей пришлось остановиться, чтобы достать прибор ночного видения (он, кстати, здорово напоминал голову киборга), натянуть его на себя и осмотреться.

Окружающие предметы стали намного различимее, но теплового пятна, свидетельствующего о присутствии человека, ей обнаружить так и не удалось.

Судя по его прыти, Айви Лиг ранен не в жизненно важный орган, но все же потеря крови рано или поздно обязательно скажется. В общем, Виктория рассчитывала догнать убийцу в течение ближайшего часа.

«Я непременно должна его поймать!» Уже одно воспоминание о мертвом Коуле, еще в недавнем прошлом веселом и красивом здоровяке — о таком любая девушка может только мечтать! — переполняло ее сердце ненавистью. Должно быть, этот подонок заранее отработал удар в сердце, иначе Коул не скончался бы так быстро.

Виктория постаралась отогнать тяжелые воспоминания, чтобы сосредоточиться и отыскать след. Капель крови почти не попадалось, но мягкая земля хранила рельеф подошв, а Иргам, где и этого не было, дорогу указывали сломанные сухие ветки и перевернутые, с мокрой поверхностью камешки. «Какие же четкие следы оставляют ботинки от Эрме на жирной плодородной земле Колорадо!» — удивленно отметила Виктория. Опустившись на колено, она внимательно осмотрела место, где Лиг споткнулся и упал. Судя по всему, он здорово ослаб и устал. А ведь он к тому же еще и должен испытывать жажду, решила Виктория, снова вскакивая на лошадь.

— Давай, девочка! — послала она кобылу вперед.

Повинуясь команде, лошадь медленно двинулась к по-• крытому редкими деревцами склону горы.

Виктория оглянулась назад — где-то далеко перемигивались огоньками полицейские машины. Задерживаться не стоило: ФБР наверняка уже идет следом.

— Но мы найдем его первыми, моя девочка, — негромко произнесла Виктория.

Высоко в темном небе негромко застрекотал вертолет. Машина прошла над головой и удалилась на северо-запад, оставив ее в полном одиночестве. Девушка снова вспомнила ' Коула, дом, в котором ей теперь придется жить одной, и глаза ее вспыхнули яростным огнем.

Вода. Лигу нужна вода.

Пока лошадь жадно пила холодную воду из узкой стремнины, Виктория задумчиво прогуливалась по берегу; иод ногами ее тихо шуршали мелкие камешки. Остановившись у крупного валуна, она, собираясь сесть, машинально провела рукой по его поверхности и тут же отдернула руку: на камне запеклась кровь.

— Какая удача! — прошептала Виктория, с изумлением и страхом глядя на ладонь.

Судя по всему, кровь залила весь ботинок Айви Лига, н он вылил ее прямо на булыжник.

Девушка внимательно оглядела все близлежащие камни. Капли крови темными точками тянулись к воде.

«Странно, на карте не было никакой реки», — внезапно вспомнила она. Это было тем более удивительно, что чуть дальше река срывалась вниз живописным водопадом, и уж на карте Национальной службы парков этому водопаду следовало бы быть обязательно. Впрочем, удивительно и другое: откуда здесь вообще мог взяться столь стремительный поток, ведь в округе, за исключением невысокой горы, расстилались одни равнины. Но нельзя же не верить своим глазам: река, вопреки всем картам, действительно существовала!

Виктория дотронулась до воды и тут же отдернула руку — ее обожгло ледяным холодом. Все же она зачерпнула пригоршню мгновенно занывшими пальцами, глотнула и только сейчас поняла, как нестерпимо хочет пить.

Напившись, девушка медленно вошла в воду и осторожно, чтобы быстрый поток не свалил ее с ног, двинулась вперед. Речка оказалась неглубокой, по пояс, и Виктория легко добралась до противоположного берега. К ее удивлению, на песке не оказалось ни единого следа.

Тогда Виктория вернулась и снова внимательно вгляде — лась в отпечатки ботинок негодяя. Они шли к водопаду и тут обрывались. Куда же Лиг мог отсюда исчезнуть?

Нахмурив брови, девушка попыталась представить себе стоящего у реки Лига. Что он чувствовал в ту минуту? Боль, страх, желание где-нибудь затаиться, чтобы переждать погоню? Может, он спрятался в водопаде?

Виктория внимательно вгляделась в чуть сверкающие на рассвете струи. Не слишком ли легкий ответ она пытается получить на свой вопрос? Тем не менее надо проверить.

Вынув из ножен кинжал и прижавшись спиной к гранитной стене, она медленно двинулась мимо водной завесы.

— Боже милосердный! — вырвалось у нее из груди, Когда гранитная стена внезапно кончилась и она едва не упала в темноту.

Сделав шаг назад, Виктория огляделась. Она находилась в пещере, вход в которую снаружи был закрыт падающим потоком. На стенах и неровном полу пещеры чуть поблескивали капельки росы. Пробивающееся сквозь воду утреннее солнце разными цветами играло на стенах.

Отерев рукавом лицо, детектив опустилась на колено и стала внимательно вглядываться в поверхность земли. Проведя по каменистому полу рукой, она коснулась еле заметного пятнышка и довольно улыбнулась — это была кровь Айви Лига.

Тряхнув головой, Виктория выпрямилась, подняла с пола кинжал и шагнула вперед. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как едва не ослепла от внезапно брызнувшего откуда-то яркого света. Крепко зажмурившись, она поспешно отшатнулась. Так и не поняв, в чем дело, она вернулась к водопаду и, скользнув мимо его струй, выбралась на берег реки.

Здесь все осталось на своих местах — лошадь, берег и камень с бурой кровью Айви Лига. Придя в себя и собравшись с духом, Виктория решила повторить свое путешествие. Она снова прошла под струями и снова всего через несколько шагов отшатнулась от яркого света. Пещера оказалась проходом в скале!

Выбравшись из прохода, Виктория на мгновение замерла от изумления. Перед ней расстилалась совсем незнакомая земля: удивительно каменистая, сухая, покрытая серой пылью. Утреннее солнце — если это был не оптический обман — ярко светило из самого зенита. Удивительным было и то, что в пыли вокруг не наблюдалось ни единого следа Айви Лига. Ни отпечатка подошвы, ни капли крови. Он словно сквозь землю провалился.

Только тут Виктория почувствовала дикую усталость. Мокрые джинсы, словно гири, тянули вниз, в ботинках хлюпала вода, а волосы на голове слиплись в бесформенную массу…

Развязывая шнурки, чтобы вылить воду из ботинок, девушка все время прикидывала, куда мог деться преступник. Судя по выжженной траве, дождь не посещал эти места долгие недели. Солнце буквально палило, и, чтобы не ослепнуть, Виктории пришлось прикрыть глаза рукой. Окружающая местность была совершенно незнакомой, и вместе с тем что-то смутно угадывалось в этих разбросанных вокруг булыжниках и в гигантской гранитной горе, напоминавшей упавший с небес кулак, расколовший скалы на мелкие булыжники.

Внезапно взгляд Виктории задержался на одном из камней. Подойдя ближе, она чуть-чуть поскребла его поверхность и, помочив кончики Пальцев о мокрые волосы, растерла крошки в этой влаге. Вода вмиг порозовела. Теперь сомнений не осталось: кровь. Запекшаяся, но кровь.

С трудом передвигая негнущиеся ноги, Виктория принялась медленно шарить вокруг. Несколько колючек-впились ей в руку, но она все же нашла то, что искала, — тоненькую серую ниточку, застрявшую на колючем кусте. А дальше ей и вовсе улыбнулась удача — она увидела отпечаток подошвы.

«Очень уж ты любишь свои ботинки за тысячу баксов, Айви Лиг. Это пижонство — надевать их каждый раз, когда идешь на дело».

Огонь наконец разгорелся, ветки затрещали, и вверх взметнулся сноп искр.

У костра, погруженный в глубокий сон, лежал Быстрая Стрела. Лес благоухал ароматами, из чащи доносились крики птиц, и все это, переносясь в сон, делало его достоверным.

Быстрой Стреле снилось, что он стоит у лагеря отца; дорогу ему преградили индейские воины. Он умоляет их пропустить его, но тщетно, и потому он поворачивает и идет назад, в мир белых людей.

Но и эту дорогу ему преграждают какие-то мужчины и женщины. Тогда он поворачивает в сторону — тоже неудачно. А дом совсем близко, вот он стоит на пригорке, манящий и недосягаемый.

Внезапно раздался какой-то странный рык. Быстрая Стрела прислушивается, но может разобрать лишь странный гул, шум воды и шелест листьев на деревьях. Вдруг ему навстречу выходит ягуар. На шкуре животного сверкают капли влаги. Пятнистая кошка ступает медленно, осторожно и совершенно бесшумно, глаза ее сверкают, гибкое тело окутывает легкий туман. В движениях ягуара угадывается что-то женское, и с каждым его шагом это впечатление усиливается. И вдруг передние лапы ягуара превращаются в тонкие женские руки, а задние — в стройные ноги, сильные, мускулистые.

Наконец дикая кошка полностью превращается в женщину, вот только золотистые глаза блестят все так же. Но в этих глазах видна печаль; фигуру незнакомки окутывает легкий туман. Подняв руку, женщина мягко опускает ее ему на грудь.

Быструю Стрелу словно обдало жаром, но это длится всего мгновение: женщина отступает в туман и тает, как привидение, в его белых клубах.

Вздрогнув, Быстрая Стрела проснулся и, придя в себя, удивленно огляделся по сторонам. Отерев пот со лба, ненадолго задумался, стоит ли пытаться снова заснуть. Хорошо бы, конечно, опять увидеть эту странную женщину, но ему почему-то страшно. Один и тот же сон повторяется уже в третий раз. Удивительно и непонятно!

Впрочем, кое-что во сне было объяснимо. Сколько бы Быстрая Стрела ни жил в мире белых, он всегда помнил, что в нем течет кровь шайеннов Сны часто переносили его обратно, в мир его детства и юности.

Но с тех давних пор прошло уже много лет, и теперь шериф Кристофер Свифт уже не желал менять свою жизнь и возвращаться обратно. Даже если бы встретил женщину, похожую на ягуара.

Виктория ослабила подпругу, чтобы лошадь могла двигаться свободно, затем забросила свой рюкзак на плечи и с силой хлопнула по мускулистому крупу кобылы, посылая ее назад. И, не оглядываясь на чуть различимые огоньки полицейских машин и вертолет, стрекотавший где-то в вышине, решительно направилась к водопаду. Лишь на мгновение замерев перед хрустальными струями, она скользнула под поблескивающий серебром покров и, едва не потеряв равновесие, спрыгнула на пол пещеры.

Стряхивая с волос влагу, Виктория с удивлением осознала, что испытывает те же странные ощущения, что и в первый раз. Воздух казался душным и тяжелым, сухой ветер жег кожу… Ею снова овладела непонятная сонливость, а веки словно налились свинцом.

Но всего несколько шагов принесли желанную свежесть. Выбравшись из прохода, Виктория заторопилась вниз по склону. Полностью поглощенная мыслями о погоне, она и не подозревала о том, что струя водопада за ее спиной становится все слабее и тоньше.

Глава 3

Резко повернувшись, Виктория выхватила пистолет и с удивлением увидела перед собой человека, похожего на индейца.

Он сидел на корточках и, видимо, совсем не испугался. Его широкая обнаженная грудь не колыхнулась; казалось, он не дышит. Лишь глаза — он окинул ее взглядом — выдали, что это — не персонаж музея восковых фигур.

Виктория с удивлением поняла, что человек совсем не боится ее пистолета 45-го калибра. Казалось, индеец этого оружия вообще не замечал. Надо же, какое мужество! Впрочем, как женщину Викторию не могло не восхищать и накачанное мускулистое тело незнакомца. На индейце были длинные, до самых колен, мокасины, из-за плеча выглядывал лук, а у ног лежал колчан со стрелами.

В нескольких дюймах от незнакомца трепыхалась связанная за ножки дичь. На запястьях его поблескивали какие-то серебряные браслеты, но внимание Виктории привлекало лишь удивительное лицо этого человека.

Его словно отлили из бронзы, как скульптурный портрет какого-нибудь античного героя-красавца.

Оно полностью гармонировало с сильной атлетической фигурой индейца. Ясно, что человек с таким лицом разбил не одно сердце.

— Что вам нужно? — резко спросила Виктория. Индеец даже не шелохнулся.

— Великие духи отрезали тебе язык? — Виктория не чувствовала угрозы и потому опустила пистолет. — Ты здесь обедаешь? — Она показала дулом на тлеющие угольки кос-гра, рядом с которым лежала мертвая белка.

Индеец по-прежнему молча смотрел на девушку, лишь зетер чуть трепал его мягкие волосы.

— Что ты, женщина, делаешь здесь, в такой глуши? — заговорил он так внезапно, что Виктория чуть не вздрогнула. Голос индейца был приятным на слух, сильным и глубоким.

— Бывают случаи, когда леди не нуждаются в обществе джентльменов.

На непроницаемом лице незнакомца мелькнуло подобие улыбки.

Поставив пистолет на предохранитель, Виктория опустилась на землю и только тут поняла, что не надо бы ей располагаться так близко. Она слышала каждый вздох индейца и чуть ли не ощущала каждый удар сердца. Почувствовав тревогу от его близости, девушка вскинула глаза. У него был очень мягкий взгляд.

И ей нестерпимо захотелось утонуть в омуте этих глазах. Боже милосердный! Нет, для подобных мыслей сейчас совсем неподходящее время.

Виктория легла на траву спиной к индейцу и, вздохнув, закрыла глаза, надеясь, что это выглядит достаточно красноречиво.

Крис все понял, но не двинулся с места. Женщина, лежащая перед ним, восхищала. В ней не было ни капли страха, и она свободно чувствовала себя в этой забытой Богом глуши. К тому же она выглядела необычно и имела странное оружие. Обладала она и еще одним удивительным качеством, которое завидно отличало ее от всех прочих женщин, особенно белых: она прекрасно вписывалась в дикую природу. Крис следил за этой незнакомкой целых полчаса, удивляясь, как легко она здесь передвигается.

Индеец еще раз обвел взглядом ее стройную фигуру. Таких золотистых волос ему еще не доводилось видеть, они отливали красновато-коричневым цветом. Лицо незнакомки было загорелым, тонкие брови разлетелись над золотистыми глазами, взгляд буквально обдавал огнем. Алые губы просто молили о долгом, сладострастном поцелуе.

Все в этой женщине было волнующим и разжигало страсть. Но чувствовалось в ней и что-то хищное…

Он нахмурил брови. Хищное… Не она ли — ягуар из его снов?

Крис медленно потянулся к ней, чтобы дотронуться до ее волос, но, опомнившись, поспешно отдернул руку. Нет, он не хотел, чтобы тот странный сон становился явью.

Дьявол! Эта женщина его буквально околдовала. И при этом полностью игнорировала, не выказывая желания даже завязать разговор.

Ведь она, конечно же, не спит. Ну что же, если она так хочет, пусть остается в одиночестве.

Крис поднялся на ноги и медленно бесшумно направился прочь.

Глава 4

Виктория не услышала исчезновения индейца — она это почувствовала. Внезапно ей показалось, что она что-то потеряла. Девушка чуть было не окликнула незнакомца. Удивительно, но, видимо, это следствие того, что она давно не общалась с нормальными людьми — только с отбросами общества да с информаторами, рассчитывающими на кругленькую сумму. Как же она отстала от жизни!

Кроме того, она просто устала — из-за этой усталости она уже дважды теряла след Айви Лига. Пару часиков поспать ей бы не помешало. Из опыта Виктория знала, что усталость может привести к ужасным по своим последствиям ошибкам.

А такой осмотрительный преступник, как Айви Лиг, не простит ей ни малейшей слабости.

Сидя за массивным валуном, скрытая ветками деревьев, Виктория внимательно смотрела на лежащий перед ней город, которого не было ни на одной из ее карт.

Огромный город там, где должна быть равнина. Странный город — без столбов электропередач, спутниковых тарелок, без автомобилей на дорогах. Из всех средств передвижения горожане почему-то предпочитали лишь езду верхом или в фургонах. А самое удивительное заключалось в том, что еще несколько часов назад ее, частного детектива, должны были догнать полицейские машины или хотя бы вертолет.

Нахмурившись, Виктория прислонилась к валуну и, задумчиво намотав на палец прядь волос, стала перебирать в голове возможные варианты действий. Если Айви Лиг шел этой же дорогой — а в этом она почти не сомневалась, — то он либо остановился в городе, либо обошел его стороной и двинулся дальше. Первое куда вероятнее: негодяю требовалась медицинская помощь. Местная полиция, лишенная линий телефонной связи, вряд ли о нем наслышана; естественно, в этом диком краю не работают и сотовые телефоны.

Итак, у Айви Лига достаточно оснований здесь задержаться, а это значит, первым делом надо разыскать местного доктора. Причем только после захода солнца. Тогда появление незнакомки в городе, возможно, останется незамеченным. Улицы к этому времени совсем опустеют.

Откинув волосы со лба, Виктория тяжело вздохнула. До заката солнца оставалось еще не меньше часа, а в темноте передвигаться станет труднее. Нельзя даже зажечь фонарик этот мерзавец может быть где-то поблизости, и было бы ошибкой его недооценивать

Она уже однажды сделала подобную ошибку. «Черт бы тебя побрал, Коул. Перед кем ты всегда разыгрывал героя?»

От горьких воспоминаний у девушки непроизвольно защемило сердце. Чертов Лиг обязательно за все заплатит!

По щекам детектива медленно покатились слезы. Стараясь выкинуть из головы воспоминания о Коуле, она сунула в руку в рюкзак, достала помятую пачку, щелкнула зажигалкой и поспешно затянулась.

Коул ее курение не одобрял, пусть и вынимала она сигареты нечасто, лишь когда была чем-то расстроена. По-видимому, за сегодняшний вечер ее табачные запасы полностью иссякнут.

Виктория еще раз внимательным взглядом окинула город и подумала, что вряд ли ей стоит надеяться найти здесь хотя бы пачку своих любимых «Вирджинии Слимс».

Шагнув в комнату, Крис сразу же ощутил прохладу.

Его взгляд остановился на сердитом ковбое, сидящем за решеткой на краешке арестантской койки и растерянно поигрывающем своим свадебным кольцом. Заметив шерифа, парень поспешно вскочил на ноги и вцепился пальцами в решетку.

— Ты видел ее, шериф? Ты говорил с Милли? Крис молча глядел на арестанта, прикидывая, насколько тот раскаивается в своем проступке.

— Она очень тревожилась о тебе.

— Да? Так и сказала? Крис бросил ключ Ноублу.

— Выпусти его. — Взяв с полки пистолет с кобурой, шериф снова повернулся к ковбою: — В следующий раз прежде побеседуй с ней, чем напиваться до чертиков и ломать мебель в салунах.

— Да, сэр! — Бойд радостно выхватил из рук шерифа свое оружие и вопросительно поднял глаза, ожидая разрешения удалиться.

Крис чуть заметно кивнул на окно. Бойд повернул голову и, увидев молодую женщину, сидевшую на переднем сиденье фургона, весь как-то вмиг просветлел.

Однако стоило ковбою сделать шаг к выходу, как в глазах его появилась тревога. Нерешительно сжав руками шляпу, Бойд медленно подошел к двери, осторожно отворил ее и так же осторожно закрыл за собой.

Опустив плечи, Бойд медленно подошел к фургону и виновато посмотрел на жену. Прошла пара секунд, и Бойд внезапно выпрямился, быстро запрыгнул в фургон и обнял ее, глядя с таким обожанием, которое не оставляло никаких сомнений в его горячей любви. Нисколько не стесняясь окружающих, они тут же принялись целоваться, и только когда народ стал останавливаться, чтобы поглазеть на необычное зрелище, прервали это занятие. Фургон двинулся с места.

От него осталось одно лишь легкое облачко пыли, а Крис все смотрел и смотрел в окно.

— Стоило подержать парня ночку на тюремной койке, — проворчал Ноубл, опускаясь на стул.

— Он по уши влюблен, и можно понять, что с ним стало, когда жена выгнала его из дома.

— Ты у нас прямо специалист в семейных вопросах! Крис удивленно взглянул на своего помощника.

— На что это ты намекаешь?

— На то, что у тебя нет семьи. Я бы тоже не женился ни на Плакучей Иве, ни на Рыжей Лосихе, ни на Маленькой Речке, если бы все время слонялся по городу, где живут одни белые.

— Ладно тебе, ты тоже слонялся. А женился потому, что попал в плен к их отцам, — отозвался шериф. — Но ты пережил всех трех своих жен. — Это был намек на то, что Ноубл так же одинок, как и его босс.

К удивлению Криса, Ноубл лишь рассмеялся:

— Все три были довольны жизнью со мной. И умерли с улыбкой на лице.

Крис тоже не удержался от улыбки. Ноубл отличался одним очень ценным качеством: что бы ни случилось, он не сильно переживал. Ноубл принимал жизнь такой, какая она есть. Крис мог его понять — жизнь в горах трудна, и если предаваться печали, человеку там просто не выжить.

Вздохнув, шериф опустился на стул. В это мгновение дверь со стуком распахнулась, и в комнату вбежал мальчуган лет восьми.

— На улице драка, шериф!

Чертыхнувшись, Крис поспешно выскочил за дверь, взлетел на лошадь и пустил ее в том направлении, куда указал малыш. Опять, видимо, какая-то заварушка в «Жемчужине»!

Но, подъезжая к салуну, Крис увидел на дороге трех работников серебряных рудников и какого-то незнакомого парня напротив. Драка была в самом разгаре, но выглядела очень странно. Стоило рыжему замахнуться на незнакомца, как рука его тут же была выкручена, и нападающий оказался в дорожной пыли. Следом за рыжим на незнакомца сзади напал высокий брюнет, но тот обхватил противника за голову и легко перебросил его через себя.

Третий не двинулся с места. Виски не так замутило ему голову, как его друзьям, и потому он медленно, расчетливо двигался по кругу, надеясь выбрать удобный момент.

— За что ты обидел моих друзей?

— Твои друзья — идиоты, — прохрипел в ответ незнакомец.

Вслед за этим последовал удар ногой, какого Крис никогда раньше не видел: нога взлетела высоко над головой. Брюнет, поднявшийся из пыли и возобновивший атаку, громко застонал и снова свалился в пыль. И в это мгновение их третий товарищ с ревом, словно разъяренный бык, бросился вперед.

Однако незнакомец, спокойно парировав его удар правой ногой, резко пнул в пах левой, правой рукой заехал в челюсть, стремительно развернулся на месте и с быстротой молнии ногой же «выстрелил» противнику в лицо.

Мгновение он ошеломленно стоял на месте, а затем рухнул как подкошенный.

Однако неутомимый брюнет к этому времени уже снова стоял на ногах и готовился еще раз испытать судьбу.

Крис щелкнул предохранителем.

— Ладно, парни, хватит на сегодня, — произнес он спокойным голосом.

Троица мгновенно обернулась к шерифу. Двое, недовольно ворча, стали нахлобучивать на головы шляпы, незнакомец же даже головы не повернул.

— Это он начал драку, — объявил рыжий, показывая на противника. — Появился в городе неизвестно откуда и вел себя очень подозрительно — прятался в тени, озирался по сторонам.

— И лошади у него нет, — добавил брюнет. — Что это за мужик, если у него нет лошади?

— А может, она захромала или ее убили? Об атом вы не подумали?

И рыжий, и брюнет смущенно умолкли, что было весьма нехарактерно для людей со ссадинами на лицах и в грязной одежде.

Крис спустился с лошади, подошел к третьему из забияк, все еще лежащему на земле. Приподняв голову за волосы, шериф увидел, что у толстяка выбита пара зубов, а из раны на губе струится кровь.

Крис недовольно поднял глаза на незнакомца, и Виктория вздрогнула, узнав в нем того самого индейца, что встретила недавно в лесу.

Вот тебе и попытка остаться незамеченной!

— Кто вы? — строго спросил Крис. Девушка, невольно опустив глаза на массивный пистолет в руке шерифа, ответила:

— Меня зовут Мэйсон.

«Странно, такие пистолеты были в прошлом веке», — в тот же миг подумала она. Да и надпись на стене «Применение оружия в пределах города запрещено» могла относиться скорее к Дикому Западу середины прошлого столетия. От всех замеченных ею странностей у Виктории голова пошла кругом.

— Вы можете объяснить, что здесь произошло? Она лишь молча стянула с головы ковбойскую шляпу. В таком удивительном городе неплохо бы сначала осмотреться, прежде чем что-то говорить. Эти трое напали без всякого повода и разозлили тем, что сорвали ее попытку проникнуть в город незаметно. Впрочем, в подобной бдительности есть и своя положительная сторона — если незнакомец вызывает повышенное внимание, появление Айви Лига не должно было пройти незамеченным. А Виктория почти не сомневалась, что мерзавец скрылся именно здесь. Прежде чем пересечь городскую черту, она внимательно изучила окраины: ни трупа Лига, ни заметных следов ей найти не удалось. Только тогда детектив решилась войти в город.

Сбитые ноги заставили ее пожалеть о том, что она не взяла в дорогу лошадь. Тем более что ни шоссе, ни вообще сколь-нибудь приличных грунтовых дорог в окрестностях не наблюдалось. Удалось обнаружить лишь станцию дилижансов — самых настоящих дилижансов, запряженных лошадьми. Разглядывая такое дивное зрелище, Виктория пришла к выводу, что оказалась в чисто туристическом городке, где все до последней мелочи воссоздано по образцам прошлого века. «Прямо как декорации вестерна», — подумала она, и ей на миг показалось, что из-за утла сейчас выйдет Сэм Эллиот со свои братом Сэккетом.

Только одно обстоятельство ее удивляло и тревожило — городок выглядел уж чересчур правдоподобно. И на карте его не было. К тому же за все время наблюдения девушке не удалось заметить ни одного туриста и ни одного магазина сувениров.

Но больше всего она изумилась именно этой встрече — встрече со своим недавним знакомым индейцем с шерифской звездой на черной куртке. Он смотрел на нее строго и серьезно, так, как смотрел бы настоящий шериф прошлого века. Впрочем, он смотрел не на нее, а на «него» — перед появлением в городе девушка изменила свою внешность. На ее голове был парик с короткими черными волосами, лицо обтягивала резиновая маска, а фигуру подправила набивка. Сейчас Виктория здорово смахивала на юного мексиканца. Тонкая маска делала ее лоб круглее, а подбородок шире, и под ней никто не разглядел бы ссадин, появившихся во время погони. Так или иначе, а индеец ее узнать не мог, что сейчас было крайне важно, поскольку он очень пристально к ней приглядывался.

И не только он: возле них стали задерживаться прохожие, все как один одетые по моде прошлого века. Вот подошли два парня, на груди у них блестели эмблемы помощников шерифа.

— Сет, отвези этого беднягу к доктору, — кивнул на лежащего в пыли толстяка Крис. — А ты, Ангус, запри их всех пока у себя.

Один из помощников достал пистолет, и рыжий и брюнет мрачно побрели по дороге, взглянув в черный зрачок дула. Второй помощник помог подняться толстяку. Виктория отметила про себя направление, в котором того повели.

— Представление окончено, — бросил Крис зевакам, и прохожие разошлись по своим делам.

Шериф еще раз внимательно осмотрел незнакомца и, не заметив на нем огнестрельного оружия, сунул свой пистолет в кобуру. Впрочем, Крис предварительно вытащил из ножен, висящих на поясе незнакомца, большой широкий кинжал.

Надо же, парень был вооружен, но не воспользовался этим. Хотя ему холодное оружие и не требовалось. Крис не мог не восхититься тем искусством, свидетелем которого он стал. Парень был мастером кулачного боя, правда, судя по его лицу, ему не всегда удавалось выходить победителем.

В чем я виноват, шериф? — удивленно произнесла Виктория, увидев, как блюститель закона достал наручники.

— Нарушение общественного порядка, драка, нанесение телесных повреждений.

— Но это все ко мне не относится, — возразила Виктория. — Я всего лишь оборонялся. — Просто у нее не было другого выхода. Один удар по лицу — и маска была бы сорвана.

— Что-то я не заметил.

Девушка метнула на него мрачный взгляд. Похоже, она переоценила этого парня. Ладно, не стоит с ним пререкаться, по крайней мере пока обстановка не прояснится.

Пока же полный сумбур в голове. Город, которого нет на карте, река, водопад… И тут ей в голову пришла столь неожиданная мысль, что она невольно пригладила свой наклеенный ус.

— Давай двигай! — кивнул шериф в том направлении, откуда пришел.

Опустив плечи, Виктория послушно зашагала вперед, шериф же вскочил на лошадь и двинулся следом.

Морда лошади мерно качалась прямо у плеча девушки. Обернувшись, она заметила на крестце коня отпечаток человеческой ладони. Боевая раскраска? Виктория удивленно перевела глаза на шерифа, но лицо его было так же непроницаемо, как тогда, в первый раз, когда они встретились в лесу.

— Я — не гангстер. Разве не видно?

— Гангстер? — удивленно поднял брови шериф.

— Преступник, — пояснила Виктория. — Преступник, тот, кто совершает преступления.

Шериф поджал губы. Он понял намек.

— Тогда что вы делаете здесь, Мэйсон?

— Ищу работу. Хочу заработать на лошадь и убраться отсюда. — Девушка смолкла, удивленно заметив, что ни в одном из окон не горит электрический свет. Впрочем, и на улице почти не было освещения — только кое-где тускло горели свечные фонари.

По спине Виктории пробежал холодок. Что за чертовщина? Да еще народ вокруг перешептывался, завидев их с шерифом, двери закрывались на засовы, матери уводили прочь детей.

— Значит, хочешь отсюда убраться? Виктория ускорила шаг.

— А в чем дело, шериф?

— Кроме того, что ты нарушаешь общественный порядок, ни в чем.

— Не я первый ударил. Нечего вешать на меня чужие дела, мне хватает и своих собственных.

Заметив слабый огонек в одном из окон, Виктория попыталась заглянуть в дом. Оказалось, кто-то из домочадцев зажег старую керосиновую лампу. Неужели здесь никто не пользуется электричеством?

— А что у тебя за дела, Мэйсон? До нее не сразу дошел смысл вопроса.

— Я уже говорил. У меня нет средства передвижения. Она вовсе не хотела открывать ему цель своей миссии. Он все равно не поможет, а если вмешается, то может и навредить.

Дойдя до места, Виктория шагнула на крыльцо и остановилась, чтобы осмотреться. На деревянной вывеске, вделанной в кирпичную стену, значилось: «Территориальная контора шерифа». «Ну и экзотика!» — только и подумала она, толкнув тяжелую дверь.

Ноубл поднял голову и удивленно перевел взгляд с незнакомца на своего босса.

— Может, отдать и это? — буркнула Виктория, наклонившись и достав из ботинка маленький кинжал. Оружие звонко звякнуло, когда она бросила его к ногам Ноубла. — Не хочу, чтобы меня обвинили в нападении на блюстителей закона.

Шериф вмиг нахмурился, и Виктория на секунду испугалась. Не стоило ей унижать шерифа! В таком странном закрытом городе вообще надо вести себя как можно тише.

Крис поднял кинжал, ухватил за лезвие и метнул через плечо. Кинжал воткнулся в его стол и, немного подрожав, замер. Затем, держась на безопасном расстоянии, он расстегнул ей наручники, и его движения почему-то показались ей такими знакомыми, что Виктория на миг остолбенела: похоже, еще секунда, и наваждение исчезнет, все вокруг начнут вести себя как нормальные люди двадцатого века.

Попав в камеру, Виктория поискала глазами что-либо, напоминающее электрический провод или розетку, но ничего не обнаружила. Досадуя, девушка плюхнулась на койку: ее постепенно покидало присутствие духа. Если все вокруг — подделка под старину, то подделка пугающе тщательная.

Закинув руки за голову, Виктория растянулась на кровати. Она зацепилась взглядом за объявление на стене по ту сторону решетки. «Разыскивается живым или мертвым». К ее ужасу, человек на объявлении здорово смахивал на нее. «Обвиняется в краже скота».

Так вот в чем причина ареста! Чувствуя растущую тревогу, Виктория взглядом обвела свою темницу. Массивные кирпичные стены, на узких окнах железные решетки, цементный потолок, дощатый пол… В углу стоял резной столик с зеркалом, на столике — таз для умывания, кувшин и несколько кружек. Деревянная полка с деревянными же перекладинами была разделена на отсеки. В некоторых из них виднелись пистолеты, остальные пустовали. Пистолеты были на удивление большими, с пузатыми барабанами. Черт, в этом жутком вестерне не только большие пистолеты — за столом шерифа стоял целый шкаф с длинноствольными ружьями!

Взгляд Виктории остановился на газете, которую читал сидящий за столом человек. Она перекатилась на бок, стараясь прочесть заголовки. «Яростные сражения с апачами. Мэхлуп Лумис из Вашингтона получил патент на первый беспроволочный телеграф». Должно быть, эта газета относилась к разряду самодельных — что-то подобное прислал Виктории ее отец, когда она окончила школу. Тем не менее от одной строки девушка никак не могла оторваться: на ней стояла дата. 20 июля 1872 года. Нет. Это невозможно! Сердце ее вопреки голосу разума тревожно сжалось. «А что, если в самом деле?!»

В кабинете шерифа появился его помощник, тот самый, что конвоировал рыжего и брюнета.

— Пусть переночуют за решеткой.

Крис принял из его рук три кобуры и сунул их на полку.

— Пошли кого-нибудь, пусть предупредят их жен. Думаю, если те отведут их за ухо домой, этого будет достаточно. Не выдержав, Виктория вскочила на ноги:

— Черт! Вы бы еще отшлепали их по попке!

Шериф ответил не сразу. Только налив себе в стакан воды, он произнес:

— Пожалуй, мысль неплохая.

Крис разом осушил стакан. Арестант же не мог знать, что эту троицу задерживали уже не менее дюжины раз за год, чуть ли не всякий раз, как они приезжали в город за покупками.

— Но как убедить вас, что я только защищался? Выпустите меня, шериф. — От отчаяния Виктория вцепилась в железные прутья. — Я вовсе не ваш чертов угонщик скота!

Крис лениво взглянул на задержанного, и тут его взгляд задержался на запястье парня. Ручные часы! Такую дорогую вещь могли позволить себе лишь немногие богачи в крупных городах. Где этот малый раздобыл часы, когда ему не на что даже купить лошадь? Крис внимательно вгляделся в объявление о розыске.

— На кого ты работал?

— На Толстяка, Джека Пало. А вы на кого? Крис приподнял брови.

— На правительство Соединенных Штатов. На народ.

— Да, но народ в этом сомневается, — мрачно заметила Виктория. Сомневается и в том, происходит ли все это на самом деле.

Крис и Ноубл многозначительно переглянулись, потом шериф повернул голову к арестованному:

— Где ты работал в последний раз?

— В Далласе. Я пытался спасти Кеннеди, — зло ответила Виктория и по лицу шерифа внезапно поняла, что он ничего не понимает. В глазах его читалась досада, он устало пригладил волосы ладонью.

— Ты будешь отвечать на вопросы?

— А ты?

Крис сложил руки на груди.

— Но не я же сижу за решеткой.

— Я здесь по ошибке, и вы это знаете, — выдохнула Виктория. — В следующий раз я обойду ваш прелестный город за несколько миль!

Она снова упала на койку и, вытянувшись, накрыла лицо шляпой. Внутри у нее все кипело. «Успокойся! — приказала она себе. — Успокойся, успокойся!»

Но спокойствие никак не приходило. И никак не приходил ответ на вопрос: что же такое происходит?

Впрочем, ответ все же был, но совершенно фантастический: она попала в другой мир, в другое столетие. В тот самый миг, когда прошла под водопадом. Преследуя убийцу, она миновала некий невидимый временной порог, который впервые был обнаружен Айви Лигом. Ну и удачлив же этот сукин сын! Боже милосердный! Значит, она перенеслась во времени? Едва Виктория смирилась с этой мыслью, все встало на свои места. «Ну и ну!» — она даже рассмеялась. Шериф недоуменно повернул голову. «Ты в другом времени, детка. А это значит — совершенно одна в чужом мире». Впрочем, какая разница? Виктория всегда работала в одиночку. Сейчас главное — осуществить возмездие в отношении Айви Лига. И желательно, чтобы оно было долгим и мучительным.

Внезапно Виктория успокоилась. Она вновь обрела уверенность. «Я сделаю это. Я смогу!»

Теперь ее путешествие во времени означало только одно — у Айви Лига есть убежище, где он может скрыться от полиции. И никто ни о чем не подозревает. Лиг постоянно возвращается в двадцатый век, чтобы совершать свои кровавые злодеяния. Здесь он, вероятно, является вполне добропорядочным гражданином. И даже проницательный местный шериф наверняка не догадывается, что по улицам его города разгуливает маньяк-убийца из двадцатого века.

У Айви Лига есть надежное убежище, а это, как ни странно, облегчает ей задачу. Ведь убийца не предполагает, что его преследуют. Какое-то время он будет бездействовать, залечивая раны, и потому не стоит очень уж волноваться. Может, она просто встретит его на улице. И наденет наручники.

«Ну и размечталась ты, подружка, — усмехнулась про себя Виктория. — Он сейчас на свободе, а ты — в тюрьме».

Кожа под маской уже зудела, но Виктория не решалась трогать лицо: если маска слегка отклеится, ей так просто отсюда не вырваться.

А может, во всем признаться? И все же девушка сочла за лучшее промолчать. Кто знает, как будут восприняты ее слова? И как все это отразится на ходе истории…

Сейчас ей надо полностью сосредоточиться на Айви Лиге, влиться в жизнь города и медленно и методично, как делала это всегда, вести поиск. Она обязана найти Лига! И способна это сделать. И она не задержится в девятнадцатом веке ни минутой больше, чем потребуется для выполнения ее задачи.

Лязг металла заставил арестанта вздрогнуть и подняться с койки. «Он ни на минуту не сомкнул глаз», — отметил про себя Крис, открывая дверь Мэйсон подошел ближе, и снова шерифу бросились в глаза его странные ботинки с квадратными носками. Все-таки очень необычный человек.

— Утром пришла телеграмма. — Крис многозначительно кивнул на стену напротив. Там уже не было объявления о розыске. — Убит в Тусоне неделю назад.

— Почему же вы не объяснили, что задержали меня по этой причине?

— Я вовсе не обязан этого делать.

— А я вправе знать. Здесь вообще существуют гражданские права?

— Может, в вашем городе такие права и есть, а в моем, как видишь…

«Похоже, этот парень, — заключила Виктория, — сам устанавливает законы».

— Верните мне мои кинжалы.

Крис молча подошел к полке, достал кинжалы. Вчера вечером Ноубл, осматривая их, даже вскрикнул от изумления — так мастерски изготовить оружие в Колорадо никто бы не смог.

Едва шериф вернул оружие, как Виктория поспешно рассовала клинки по своим местам.

— Только не вытряхивайте потроха из граждан моего города, — предостерег ее Крис, когда девушка на секунду задержалась у двери.

Она посмотрела на него в упор.

— Пусть только кто-нибудь сунется, кишки на задницу натяну.

Звучало, конечно, грубовато, но Виктория изображала мужчину, и речь должна была соответствовать облику. И походка тоже.

Хорошо, что город еще спал. В предрассветных лучах можно было рассмотреть все — от лошадей до пьяниц, спящих на скамейках. «Надо же — девятнадцатый век, а как все реально!» По спине ее снова пробежал холодок.

Когда Виктория проходила мимо телеграфа, в голове у нее мелькнуло: а не послать ли телеграмму? Но из денег, какие были приняты в 1872 году, у нее не было ни цента. Да и посылать некому — все, кого она знала, на свет еще не появились. А тех, кого она любила, на свете уже не было.

Келли Гэллоузй была мертва. В последний раз, когда ее видели живой, она находилась в обществе какого-то худощавого субъекта с тонкими усиками. Вот почему, кроме всего прочего, Крис задержал Мэйсона. Но внешность его ни о чем, по сути, не говорила, и потому шерифу пришлось освободить арестованного. И все же шериф до сих пор не мог отделаться от ощущения, что где-то уже видел этого парня. Подойдя к окну, Крис всмотрелся в удаляющуюся фигуру. Есть в нем что-то странное. Но что? Шериф присмотрелся повнимательнее. Ага, вот оно! Маленькие ноги! Почти миниатюрные ботинки.

Тут разом затопало множество ног, и шерифа окликнули На работу явились помощники.

Когда Крис снова повернулся к окну, улица уже опустела. Пожалуй, для мужчины была странновата и походка Мэйсона. И шериф решил, раздав поручения своим помощникам, проследить за столь необычным гостем города.

Теперь Виктория уже не сдерживалась и дала волю своим эмоциям. Со всех ног уносясь прочь из города, она, задыхаясь от страха, обливалась слезами.

Не обращая внимания на тяжелый рюкзак — он спокойно дождался ее в тайнике, — она мчалась к водопаду. И вот девушка снова бросила рюкзак на землю и стремительно нырнула под серебристый занавес из струй. Ноги едва держали ее — неудивительно после трех миль быстрого бега! Прикрывшись руками от льющейся сверху воды, Виктория поспешно скользнула под водопадом назад, в свой век.

Ее лошадь спокойно пощипывала траву на том же самом месте, где ее оставили сутки назад. Стянув с головы шляпу, девушка стряхнула с нее капли воды.

«Слава Богу, слава Богу… Ничего здесь не изменилось». И все же что-то было не так. А что, она поняла ровно через мгновение.

Откуда-то с неба доносился шум вертолета; двигаясь в ее направлении, ревели полицейские машины.

Но ведь машины давно уже должны были бы приехать! Да и четырехногий «почтовый голубь» Кейна должен был умчаться вместе с посланием.

Виктория заторопилась к водопаду, чтобы вернуться за рюкзаком, однако, когда она снова нырнула за водяную завесу, что-то заставило ее обернуться. И она чуть не поскользнулась от открывшейся ее взору картины: лошадь замерла как неживая. Именно как неживая — застывший взгляд, челюсти чуть приоткрыты… Мало того — все разом стихло. Не слышно даже щебета птиц.

Рискуя тем, что маска на лице намокнет и перестанет держаться, Виктория двинулась сквозь струи обратно — и тут же лошадь пошевелилась. Девушка подалась назад — и кобыла мгновенно замерла на месте, приподняв переднюю ногу. На той стороне водопада время остановило свой бег. Здесь прошли сутки, там едва ли несколько секунд. Поняв, что имеет дело с каким-то неведомым явлением, Виктория медленно двинулась в пещеру и только тут заметила то, на что не обратила внимания раньше: воздух в пещере был необычно плотным.

Выбравшись из прохода, Виктория устало опустилась на землю, чувствуя себя совершенно измученной: она вымокла до нитки, ноги все в грязи, да еще этот загадочный водопад. Ясно было лишь одно: исчезая из своего времени на несколько часов, Айви Лиг получал колоссальное преимущество. Часов? Дней, недель, а может быть, даже месяцев.

Перейдя в девятнадцатый век, Айви Лиг чувствовал себя свободным как птица. Убийств он здесь видимо, не совершал, не проходил ни по одному делу, осужден не был. Задержать его здесь Виктория не имеет права — ее удостоверение в этом мире недействительно. Попробуй она связать Айви Лига, чтобы отконвоировать его в свой век, как сама попала бы в тюрьму по обвинению в попытке похищения людей. Еще хорошо, если в тюрьму, — толпа могла ее линчевать! Здесь она имеет право только следить за мерзавцем в надежде раздобыть достаточно убедительные доказательства его преступной деятельности.

Осознав это, Виктория забросила рюкзак за спину и двинулась вниз по склону.

И все же переживания прошедших суток и усталость сделали свое дело: стоило ей только остановиться на отдых, как веки сами собой опустились, и она провалилась в глубокий сон.

Из сна ее вывел тычок пистолета.

— Где хозяин этого рюкзака?

Виктория растерянно моргнула. Ну и дела! Хорошо еще, что не застрелили спящей.

Дремота никак не проходила, контактные линзы не позволяли сфокусировать взгляд на незваном госте. Выигрывая время, девушка изобразила кашель и тут же поняла, что при проходе через водопад клей, на котором держалась ее маска растворился. Интересно, заметно ли это со стороны?

— Ах, это вы, шериф? Что, снова тюрьма опустела? Крис не ответил и, пока она поднималась на ноги, держал ее на мушке.

— Где хозяин рюкзака?! — В его голосе явно читалась тревога. Неужели шериф беспокоится о той, кого он повстречал вчера утром, — то есть о ней?

— Не имею понятия, о ком вы.

Крис угрожающе двинулся вперед, но девушка не отступила.

— Я ее не убивал.

Было видно, что эти слова шерифа нисколько не убедили.

— Послушайте. Она, по всей видимости, гуляет где-нибудь поблизости. — Взглянув ему в глаза, Виктория тотчас пожалела о том, что решила подразнить блюстителя закона. — Находки принадлежат тем, кто их обнаружил.

Крис молча схватил ее за грудки и, притянув к себе, ткнул пистолетом прямо в подбородок.

— Мэйсон, на свои вопросы я привык получать ясные и быстрые ответы.

Судя по тону, шериф был настроен крайне серьезно.

— Вы слишком нетерпеливы, шериф. Брови Криса удивленно поползли вверх.

— Что с твоим голосом, Мэйсон?

Голос этого странного парня на сей раз звенел, как колокольчик. И куда подевался акцент?

Виктория молча обругала себя за эту оплошность.

— Отпустите меня. — Просьба осталась без ответа. — Я отдам вам все свои кинжалы. — Шериф не шевельнулся. — Ладно, давай, выбей мозги из моей головы. Но это тебе не поможет.

— Жена владельца ранчо была убита человеком, который по описанию напоминает тебя.

— Я никого не убивал.

— Докажи!

Как же ему доказать? Да никак, кроме… Черт побери! Но по-другому она не в силах одолеть этого блюстителя закона. К тому же, обнаружив, что у нее изменился голос, шериф так просто от нее не отвяжется.

— Убери руки, и я тебе докажу!

Крис неохотно ослабил хватку и сделал шаг назад, все еще продолжая держать ее на мушке. Виктория протянула ему кинжал и полезла в ботинок за вторым.

А теперь ты обещал объяснить.

Девушка секунду поколебалась: снять маску без растворителя означало окончательно ее испортить, но позволить шерифу заглянуть в ее рюкзак — это уже слишком. Ее походная электроника, попав в девятнадцатый век, могла натворить дел.

— Тебе вряд ли это понравится, — произнесла она, взявшись руками за волосы.

Сначала она сняла с головы черный парик, затем принялась за маску, которая медленно освободила ее нос и губы. Оставалось только надеяться, что маска не будет испорчена окончательно.

— Боже милосердный! — ошеломленно отшатнулся Крис. — Что ты делаешь?

— Доказываю свою невиновность. — Виктория стянула тонкую резину с подбородка и шеи и, прежде чем бросить маску на рюкзак, провела рукой по щекам, стряхивая остатки клея.

— Женщина!

Глаза шерифа расширились от изумления.

— Есть и еще доказательства. — Она вынула заколку из волос, и те золотом рассыпались по плечам.

У Криса дрогнуло сердце: о, их цвет он никогда не забудет!

— Ты!

— Значит, ты не забыл.

Тембр ее голоса пронзил его словно молния.

— Но… — Он удивленно обвел глазами ее коренастую фигуру.

Виктория расстегнула рубашку, радуясь, что наконец избавится от неудобного пояса, и не удержалась от смеха, взглянув на изумленное лицо шерифа. Глаза его стали круглыми, как бильярдный шар.

Стянув с себя пояс, изменявший ширину талии, Виктория сняла через голову резиновую жилетку, которая придавала нужную форму груди и плечам.

Несколько секунд Крис молча глядел на нее, затем бессильно прислонился к дереву.

— Черт побери!

Взгляд его на миг задержался на линиях ее стройной фигуры, затем он перевел его на маску, точно повторявшую черты лица человека, которого он задержал. Крис даже покраснел от стыда. Женщина! Та самая, которую он видел вчера утром. И он ее не узнал! Даже ничего не заподозрил… вот только ноги. Эти ботинки слишком малы для нее… него… нее… черт! Да и эта вата — или другой какой материал, чтобы плечи выглядели мускулистыми, очень уж он натуральный… Не так ли убийца подобрался к своей жертве? Переодевшись в мужчину? Нет, кто угодно, только не эта, та, что завладела его снами.

— А как ты изменила цвет глаз?

Нагнувшись, Виктория аккуратно извлекла контактную линзу. Когда она выпрямилась, Крис невольно затаил дыхание: зрачок одного ее глаза был карим, другого — золотистым. Боже, что ему еще предстоит увидеть?

— Так кто ты, черт побери, на самом деле? — В голосе его звучало недоверие.

Виктория с удивлением отметила, что ее это очень задело. Коллеги по работе не раз поддевали ее всякими колкостями, но никому из них и в голову не пришло усомниться — мужчина она или женщина.

— Я — женщина, шериф. Вы, видимо, не заметили мою грудь.

Он, конечно, заметил. Просто при виде такого чудесного превращения шериф разозлился на самого себя: надо же выставить себя полным идиотом! Не суметь распознать женщи-

ну в мужском платье! Крис закусил губу и бросил на незнакомку внимательный изучающий взгляд.

— Как вас зовут?

— Виктория Мэйсон. Я… — спохватившись, Виктория осеклась и напомнила себе, где и в какой эпохе она находится. Сказать, что она разыскивает освобожденных под залог? В девятнадцатом веке подобных занятий не было. Каждый мог задержать разыскиваемого по объявлению и получить за это вознаграждение. Такой охотой на жизнь никто не зарабатывал, а если бы и стал, то вряд ли был уважаемым человеком. В двадцатом столетии она была частью юридической системы, освобождая полицию и ФБР для более важных дел, но здесь…

Внезапно шериф резко притянул ее к себе. Глаза его превратились в узкие щелочки.

— Почему ты появилась в моем городе в таком виде? Похоже, подозрений рассеять не удалось.

— Убери свои руки, шериф, — тихо, но твердо произнесла Виктория.

Не обратив внимания на ее слова, он с силой тряхнул ее за плечи.

— Говори!

Она резко подняла руки и, освобождаясь, ударила его локтями по рукам. Затем влепила левой ногой в челюсть, а правой — в пах. Однако Крис сумел-таки схватить ее за руку.

Тогда Виктория попыталась сделать подсечку, чтобы повалить противника, но тот оказался слишком массивным; потеряв равновесие, оба упали на землю. Для нее это падение оказалось неудачным: из легких словно вышел весь воздух, дыхание перехватило. Девушка попыталась высвободить руку, но обнаружила, что не может пошевелиться: шериф лежал на ней, прижав к земле еще и ногой. Надеясь выкрутить ему руку, Виктория взглянула на шерифа и встретилась взглядом с его карими глазами. И тут горячая волна захлестнула все ее тело.

Казалось, все вокруг стихло, слышалось лишь прерывистое дыхание обоих.

Он по-прежнему крепко держал ее за руку, не отводя взгляда от ее лица.

Сейчас она выглядела как та дикая кошка из сна. Прядь волос закрывала глаз, который остался карим.

Крису на миг почудилось, что под одеждой она покрыта шерстью. Только что она боролась с ним, он слышал ее яростное шипение; еще пара мгновений — и она запустила бы в него когти. А может, наоборот, мирно замурлыкала?

«Как же давно это было», — вдруг с тоской подумала Виктория. Давно уже мужчины не смотрели на нее так сладострастно. А она хотела этого, хотела всем своим естеством, особенно сейчас, соприкоснувшись с мужчиной.

Внезапно шериф отстранился, и девушка медленно поднялась на ноги.

— Я думаю, вы и сами все поняли. Стоило мне появиться в городе в мужском платье, как на меня немедленно напали. Если бы я была одета как женщина да к тому же еще шла одна, эти трое обязательно затащили бы меня в укромный уголок, чтобы всласть потешиться. — Недовольная проснувшимся желанием, Виктория подняла с земли шляпу шерифа и протянула ему. — Оставьте меня. — Он взял свою шляпу. — Я не по вашему ведомству.

Крис медленно надел шляпу на голову.

— Я буду присматривать за вами, мисс Мэйсон.

— Как хотите, — сухо отозвалась она. Уже сегодня на ней будет новая маска, и он ее больше не узнает. — Шериф, — вдруг негромко позвала его Виктория, когда он уже собрался уходить. — А кого я встретила тогда в лесу?

Он внимательно посмотрел на нее, прежде чем ответить:

— Быструю Стрелу.

Уголок ее рта чуть дрогнул в улыбке, на щеке обозначилась ямочка, которой раньше не было заметно.

— Мне тот парень понравился больше. Крис бросил на нее удивленный взгляд, затем повернулся и, задумчиво улыбаясь, зашагал прочь.

Глава 5

Вскочив на лошадь, Крис обернулся. Ему на миг показалось, что эта удивительная женщина сейчас исчезнет, оставив только облако дыма. Но она по-прежнему стояла в тени деревьев, в рубахе навыпуск, весьма соблазнительно обрисовывающей контуры ее фигуры. Соблазнительным выглядел и изгиб ее бедер. А еще Крис не мог не отметить, какими тренированными и рельефными были ее мышцы. Подобного он в жизни не видел. «Вообще-то женщину не следовало оставлять в этой глуши одну, — подумал он, — но эта сама защитит кого угодно». Ее общество ему куда опаснее — уж слишком внезапно вспыхнуло в нем желание. Впрочем, она, похоже, тоже не осталась равнодушной.

Хотя можно ли назвать это желанием? Проснувшееся в нем чувство было каким-то диким, первобытным, и оно до сих пор не прошло. Тело до сих пор хранило память о ее прикосновении.

Боже! Такого с ним еще не случалось. Похоть, чистая похоть, неведомо откуда взявшаяся, заявившая о себе с такой силой, о которой он и не догадывался. Женщина же подобных эмоций наверняка не испытывала. Единственное, что в ней было мягким, — ее грудь, и только.

Чтобы пробраться в скорлупку, где она прячется, нужен молоток. Можно только догадываться, что эта странная незнакомка представляет собой на самом деле. Определенно Крис мог сказать о ней лишь одно — когда он увидел ее настоящее лицо, сердце его учащенно забилось.

А интересно, из чего же сделана эта маска? Неужели простая резина выглядит столь правдоподобно?

Крис почесал живот. Когда же, черт возьми, исчезнет ощущение ее тела? Ее податливой груди, ее дыхания, опаляющего кожу? Он с силой стегнул лошадь, и та понесла его обратно в город.

Виктория отвела глаза от всадника. Слишком уж хорошо он смотрелся в седле, и она постаралась подпортить это впечатление, вспомнив его нелестные комментарии в ее адрес. Нет сомнения, он считает ее вульгарной и грубой. И неудивительно: в девятнадцатом веке были соответствующие представления о женщинах.

А это следует учесть. В ее работе главное — уметь слиться с обстановкой и ничем не выделяться. И потому сейчас ей надлежит стать обычной леди девятнадцатого века.

Виктория отбросила волосы со лба. Черт побери! С девичества в ней не вспыхивало таких сильных желаний. Как давно это было… Надо же, она с головой ушла в работу.

Виктория уже и вспомнить не могла, когда ей в последний раз назначали свидание. Она так часто играла роль проститутки или члена преступной группировки, что и не помнила, как следует вести себя даме.

«Хватит ныть' Никому нет до этого дела, так что брось! Разыщи Айви Лига Добудь нужные доказательства».

А для этого по крайней мере требовались две составляющие: работа и чистая одежда. Одежда девятнадцатого века.

Избавившись от минутной слабости, Виктория решительно расстегнула молнию на рюкзаке. Шериф может следить за ней сколько угодно…

Если только ее найдет.

Войдя в кузницу, Крис остановился. Звон молота па металлу доносился откуда-то из глубины.

— Добрый день, Кленси.

— Привет, шериф.

Не отрывая взгляда от раскаленной подковы, коренастый кузнец ударил по ней еще несколько раз и сунул в бочку с водой. Вода забурлила, в воздух поднялся пар, и только теперь Кленси повернул голову к шерифу:

— Чем могу быть полезен?

— Цезарь потерял подкову. Не посмотришь?

— Конечно. Веди его во второе стойло.

Крис не тронулся с места, он лишь кивнул лошади:

— Иди во второе стойло, парень. Конь медленно двинулся туда, куда приказали. Кленси удивленно покачал головой, затем окликнул кого-то, да так громко, что Крис невольно вздрогнул. Откуда-то из глубины конюшни ему ответили.

— У тебя новый помощник? — Только сейчас Крис заметил худенького паренька, накладывавшего в стойло сено.

— Да, — ответил Кленси. — Джейк. Обычный бродяга, но чертовски хороший работник!

Джейк отложил вилы и заторопился к своему хозяину, не обращая внимания на шерифа, словно того и вовсе не было.

— Погляди лошадь шерифа, сынок. Почисти копыта и прибей подкову.

Джейк кивнул и вернул на переносицу круглые очки.

— Да, сэр. — Взглянув на огромное черное животное, он опасливо перевел глаза на Криса. — А он меня не укусит?

— Нет, если ты не укусишь.

Ухмыльнувшись, Джейк направился к лошади. Легкая походка паренька почему-то показалась Крису знакомой.

— Ты уверен в нем, Кленси? Цезарь послушный конь, но…

— Все будет в порядке, — прервал его кузнец. — Не бойся.

Шериф перевел взгляд на Джейка. Того почти не было видно за загородкой, слышался лишь шепот парня на ухо коня. «Хорошо, что Джейк не испугался», — подумал Крис, отступая назад.

— Эй, шериф, у меня есть труба, которую ты просил.

Крис подошел к нему, чтобы принять из рук кузнеца длинную гнутую трубу. Внимательно осмотрев ее, он кивнул и протянул деньги.

— Что ты собираешься с ней делать?

— Душ, — загадочно ответил Крис и, направившись к открытой двери, исчез в темноте ночи.

Прошло совсем немного времени, и Джейк выпрямился:

— Все готово, мистер О'Брайен. Все подковы в порядке. Кивнув, кузнец улыбнулся:

— Тогда иди поужинай, сынок. — Он бросил монету, и Джейк поймал ее на лету. — Когда вернешься, почини еще одну упряжь.

Оказавшись за стенами кузницы, Виктория глубоко вдохнула ночной воздух, радуясь, что шериф Кристофер Свифт ее не узнал, как не узнал и проходя мимо два дня назад. Она решила поработать в кузнице, поскольку кузнец расплачивался в конце каждого дня, а ей надо было купить одежду. К тому же она рассчитывала на кое-какую информацию. Но из тех, кто ждал, когда его лошадь подкуют, или из тех, кто отсыпался на сеновале после пьянки, нельзя было вытянуть ничего, кроме грошовых городских сплетен. По этой причине сегодня утром Виктория еще раз изменила свою внешность, чтобы получить работу горничной. Трудно было сказать, что тяжелее — таскать сено или переносить кипы грязного постельного белья, но в гостинице она могла получить определенные сведения — вполне достаточно, чтобы с чего-то начать. Нынче вечером она намеревалась заглянуть в салун.

Виктория достала из кармана монету. Серебряный доллар. «В мое время такая бы стоила большие деньги!» После покупки женского платья у нее осталось лишь несколько центов. Одежду она покупала как Джейк, сообщив, что хочет сделать подарок сестре, и попросив перевязать покупку, чтобы не вызвать подозрений. И помощник кузнеца Джейк, и горничная Клара в ее исполнении были фигурами малозаметными. Лучше не привлекать к себе внимания, пока преступник на свободе.

«Итак, пора посетить салун», — подстегнула сама себя Виктория. Заправив рубашку в брюки, она решительно двинулась вперед. Хотя ей довелось провести в барах достаточно много времени, девушка ощущала себя несколько неуверенно. Кто знает, что творилось в салунах в девятнадцатом веке?

Толкнув дверь, Виктория широким ковбойским шагом прошла внутрь и едва не раскрыла рот от удивления.

Огромная комната была заполнена отполированными до блеска круглыми столами и стульями с зеленой обивкой. За столами сидели профессиональные картежники и ковбои, своей грязной одеждой выделялись работники серебряных рудников. Плотной завесой висел густой табачный дым, сквозь него едва проглядывали развешанные на стенах картины и тусклые лампы. Что-то наигрывал пианист в котелке и черных нарукавниках, вкладывая в свою игру больше энтузиазма, чем мастерства. Вдоль противоположной стены прогуливались разряженные дамы. Вот одна из них опустила руку на плечо кого-то из игроков, но тот раздраженно отмахнулся. Пренебрежительно фыркнув, женщина решила подразнить другого. Виктория перевела взгляд на дверь с надписью «Не входить», а затем вверх — к ряду дверей на балконе. Стоящая у перил худенькая блондинка с обнажен, ными плечами укрепила в ней худшие подозрения.

Детектив взглянула затем на стойку бара, и ее желудок тут же дал о себе знать. Судя по тому, с каким аппетитом поглощали еду посетители, угощение было неплохим, но задерживаться в столь многолюдном баре небезопасно.

Однако бармен уже заметил ее и, прервав разговор, услужливо двинулся навстречу, вытирая при этом поверхность стойки влажной тряпкой.

— Пива! — буркнула Виктория.

— А сколько вам лет?

— Достаточно.

Бармен негромко рассмеялся и, поставив кружку на стойку, толкнул в ее сторону. Девушка поймала кружку и тем же манером отправила назад серебряный доллар. Спустя секунду бармен выложил на стойку сдачу.

Только сейчас Виктория осторожно подняла голову. Теперь бармен мог видеть ее глаза — на сей раз голубые, почти белые. Медленно сунув мелочь в карман, она поднесла кружку к губам.

Пиво здорово горчило, и Виктория с трудом сделала пару глотков. Затем, опустив кружку, медленно двинулась вдоль стойки, стараясь не смотреть на игроков. Что-то у них там не ладилось, а ей не хотелось больше влипать в какую-нибудь историю. Вместе с тем она старалась уловить, о чем толкуют сидящие за стойкой.

— В последнее время прямо нашествие похитителей скота. Недавно один был убит в перестрелке…

— Говорят, к нам едет актерская группа…

— Кабинет доктора Макларен ограбили во второй раз…

— Везде эти проклятые ирландцы!..

Несколько голов разом повернулись к сказавшему это толстяку.

— Чертовы ирландцы!.. — подхватил кто-то, и Виктория почувствовала, что атмосфера сгущается.

Стоявшая рядом со стойкой женщина, видимо, ощутила то же самое и потому поспешила исчезнуть.

Мрачный человек с воспаленными глазами что-то ответил толстяку, тот тут же вскочил на ноги. Поднялись и другие посетители. Виктория тотчас поставила кружку на стол, готовясь в любой момент ретироваться.

Внезапно сзади раздался чей-то громкий голос, ровный и умиротворяющий:

— Джентльмены, джентльмены, успокойтесь!

Ее словно током ударило, едва она поняла, чей это голос.

Айви Лиг!

Не оборачиваясь, она постаралась воскресить в памяти холеное лицо преступника, тембр его голоса. Может, это все же не он?

— Не ершитесь, я не люблю, когда у меня бьют посуду. — В зале раздались смешки. — Зато люблю, когда пьют. Угощение за мой счет!

Последние слова были встречены восторженными приветствиями.

Виктория заставила себя обернуться, и сердце у нее ушло в пятки. В глубине души она надеялась, что не увидит преступника живым, что раны не дали ему уйти из города и он истек кровью. Но это Лиг приближался сейчас с той стороны зала, чуть приволакивая ногу и тяжело опираясь на палку. Он был облачен в темно-синий костюм, весьма элегантный для девятнадцатого века, белоснежную рубашку, узкий галстук и парчовую жилетку, из нагрудного кармана которой свисала цепочка золотых часов. И в этом веке он стремился одеваться модно. Именно его респектабельная внешность ввела в заблуждение одиннадцать несчастных женщин, убитых им.

— Мои поздравления Алдженону Бэкету — человеку, который выиграл в карты «Жемчужину», — произнес один из игроков. — Ты прекрасно выглядишь!

— Спасибо, Эзера, — ответил Айви Лиг, похлопав по плечу говорившего. — Поздравишь меня тогда, ' когда выплатишь все деньги, которые мне проиграл.

Салун взорвался от смеха. Не смеялась лишь одна Виктория: ей так хотелось послать пулю в это лоснящееся довольное лицо! Прямо между глаз.

Так вот кто такой владелец салуна, миллионер Алдженон Бэкет!

Убийца из будущего века.

Человек, убивший Коула, а также еще одиннадцать ни в чем не повинных людей.

Айви Лиг, оставшийся здесь зализывать свои раны.

А потом снова отправится убивать.

Глава 6

Внезапно Виктории стало Душно Ее подташнивало, пиво из желудка подкатило к горлу, грозя выплеснуться наружу Жадно глотая воздух, Виктория сделала несколько торопливых шагов к двери, выбралась на крыльцо и тут вдруг с кем-то столкнулась.

— Прости, приятель, — буркнула она, шагая дальше.

— Чуток перебрал, Джейк?

Виктория застыла на месте. Боже! Кто угодно, только не он — и не сейчас.

Шериф этим вечером выглядел просто великолепно: белая рубашка только сильнее оттеняла его бронзовую кожу.

— Нет, просто там полно народа.

«Шериф, возможно, решил навестить красоток из салуна», — мелькнуло в голове у Виктории, но она тотчас выбросила из головы это предположение. Что бы он ни намеревался делать, это ее не касается.

Крис нахмурился, переведя взгляд с двери салуна на Джейка. Что-то в этом парне не то. Подобное чувство у него возникало и при виде Мэйсона, до того как он узнал, что Мэйсон женщина. Черт, похоже, из-за этой таинственной дамы он теперь подозрителен ко всем незнакомцам на свете!

Потерев нос, Виктория сунула руки в карманы.

— Ну, мне пора, — буркнула она, двинувшись к конюшне.

— Я с тобой, — окликнул Крис, заставив ее замедлить шаг. — Заберу Цезаря.

Он собирался оседлать лошадь и проехаться по окрестностям в поисках Мэйсон. За этой странной женщиной следовало присматривать. Он по-прежнему ей не доверял.

Они быстро добрались до места. Подняв засов, Виктория распахнула ворота. В конюшне стоял непроглядный мрак.

— Мистер О'Брайен уже ушел домой, — объяснила Виктория, осторожно пробираясь в темноте к висящей на стене лампе

За два дня она достаточно освоилась, чтобы ориентироваться без света. Она зажгла фонарь, отвернувшись от шерифа, чтобы тот не мог разглядеть ее лица. Затем, убавив огонь, двинулась к стойлу с Цезарем, держа лампу перед собой.

Крис улыбнулся. Он очень любил своего коня, и в этом не было ничего удивительного, поскольку Цезарь не раз спасал хозяину жизнь. Вот и сейчас стоило лишь шерифу щелкнуть языком, как конь немедленно двинулся из стойла. Однако на сей раз он почему-то приблизился к Джейку.

— Эй, малыш! — озадаченно окликнул его Крис. Обычно конь никого, кроме него, не признавал и всякий раз при встрече радостно покусывал его руку. А теперь Цезарь почему-то толкнул лбом паренька.

— Не повышай на него голос, — произнес Джейк и, заметив на лице шерифа изумление, признался: — Я давал ему сахар. — Тут он поспешно схватил шляпу рукой, поскольку Цезарь взялся за нее губами. — Отправляйся к папе, малыш, — торопливо сказал парнишка, отходя к двери.

Крис щелкнул языком, и Цезарь наконец-то приблизился к нему.

— Утром придет мистер О'Брайен, шериф, и вы с ним расплатитесь — Виктория не хотела получать плату сама, чтобы не выказать, что с трудом разбирается в незнакомых деньгах.

— А где ты спишь, Джейк-1

Она кивнула на сеновал, откуда выглядывал скатанный матрас.

Крис бросил оценивающий взгляд на лицо стоящего перед ним паренька Совсем юный. Около девятнадцати и, судя по всему, давно не мылся и не причесывался.

— Ночевать вне дома опасно, — заметил он. — Даже для взрослого человека.

— Я не боюсь, — ответила Виктория, стараясь придать голосу некую хрипотцу. — А если буду тратить время на разговоры, то вообще не высплюсь.

Крис улыбнулся.

О, это была волшебная улыбка! Улыбались даже уголки его глаз, от которых радостными лучиками разбегались в стороны морщинки. Была какая-то магия в этой улыбке. Если бы только так он улыбался ей, Виктории Мэйсон, а не подручному в конюшне, которым ее считал…

— Уразумел. Хороших снов, сынок.

Закрыв дверь, Виктория заперла ее на засов, взяла лампу и направилась в кузницу. Сегодня надо было успеть еще починить одну старую лошадиную упряжь.

Через полчаса с этим было покончено. Набросав сена в пустое стойло, Виктория расстелила матрас и установила будильник своих наручных часов на четыре утра. Надо проследить, куда Айви Лиг отправится утром. Конечно, убийца в своем убежище оставлять следы не должен, но подобное рассуждение имеет смысл лишь для логично мыслящего человека. Айви Лиг же, судя по всему, руководствовался отнюдь не логикой, а лишь желанием острых ощущений. Он с удовольствием ходит над пропастью, и это делает его особенно опасным.

Стоило Виктории, устроившись на матрасе, накрыть лицо шляпой, как ею почти мгновенно овладел сон. Последнее, что она видела, погружаясь в блаженную мглу, было улыбающееся лицо с разбегающимися лучиками у глаз.

Опершись локтями о подоконник, Виктория поднесла к глазам бинокль. Устроившись в здании напротив салуна, она прекрасно видела происходящее в «Жемчужине»: передвижения посетителей, бармена, действо в номерах верхнего этажа, а также зигзаги пьяниц, медленно выползающих из дверей. Однако в основном ее внимание было сосредоточено на распахнутом незашторенном окне первого этажа. Для Виктории подобное вторжение в чужую частную жизнь было делом обычным Частных детективов потому и нанимают, что у них есть некоторые права, которых нет у полиции, хотя вопрос о неприкосновенности частной жизни, конечно, вряд ли имел в 1872 году такое значение, как в двадцатом веке.

Разглядывая салун, девушка никак не могла избавиться от мрачной мысли, что все люди, которых она видит, в ее время давно мертвы, а салун снесен, если только сам не развалился от ветхости.

Интересно, какова же дальнейшая судьба шерифа Свифта? Сумел ли он дожить до глубоких седин или был сражен пулей какого-нибудь буяна, не захотевшего добровольно сдать оружие представителю закона? В любом случае его тоже давно нет на белом свете.

Виктория постаралась отогнать от себя эти грустные мысли, чтобы разглядеть хозяина полутемной комнаты нижнего этажа.

Комната эта была той самой, на которой она, посетив салун, увидела надпись «Не входить». Следующая дверь, как оказалось, вела в складское помещение.

Айви Лиг склонился за столом. Непонятно, сидел ли он в комнате один, поскольку тусклые свечи едва горели, но было видно, что Лиг развалился, положив ноги на стол и сжимая в правой руке стакан. Долив стакан доверху, хозяин салуна с минуту задумчиво глядел на полупрозрачную жидкость, и Виктория вдруг с удивлением обнаружила, что его губы движутся, словно он с кем-то разговаривает.

Так оно и было. Прошло всего несколько секунд, и рядом с ним выросла чья-то тень. Едва неизвестный поставил свой стакан на стол, Виктория его узнала.

Шериф!

Девушка отпрянула от окна и, прислонившись к стене, попыталась прийти в себя.

«Все в порядке, — сказала она себе, — причин для волнений нет». Бэкет в этом мире играет роль добропорядочного гражданина. Ну заглянул к нему шериф, ну и что?

Однако сомнения заглушить не удалось. А если шериф знает, кем Айви Лиг является на самом деле? Может быть, даже эти двое сообщники. Или, например, шериф мог ненароком обмолвиться Лигу о своей странной встрече с переодетой незнакомкой. Мерзавец, конечно, не знает ее в лицо, но это сообщение его наверняка встревожит. А ведь она рассчитывала именно на то, что преступник ни о чем не подозревает.

Виктория вернулась к окну как раз в тот момент, когда шериф закрыл за собой дверь. Айви Лиг тотчас задул свечи.

Через несколько секунд шериф появился на крыльце. К нему сразу же приблизился его верный Цезарь, и Крис легко вскочил на коня.

Увидев, что шериф и не пытается скрыть свое посещение, Виктория почувствовала некоторое облегчение. А потом, когда к Свифту подошел человек с поблескивающей в лунном свете звездой помощника, у нее и вовсе от сердца отлегло. Крис указал помощнику на двух пьяных, мирно спящих на крыльце, и двинулся по дороге, временами заглядывая в окна и в переулки.

«Совершает свой регулярный обход», — сообразила Виктория, освобождаясь от сомнений.

Опершись ладонями о подоконник, она даже высунулась из окна, пытаясь разглядеть, где остановится шериф. Должен же он вернуться к себе домой. К жене, семье. Не может быть, чтобы такой мужчина и не был женат! Слишком хорошая у него для этого улыбка.

«А почему, — вдруг задалась она вопросом, — тебя это так беспокоит?»

Стук в ворота был так силен, что Виктория мгновенно проснулась. Скинув одеяло, она вскочила на ноги. Стук не прекращался ни на мгновение, пока она подходила к воротам и открывала засов, готовая в случае чего проделать в непрошеном госте пару дырок.

Перед ней стоял шериф.

— Несчастный случай! — бросил он, задыхаясь от спешки. На его мокрой от пота рубашке виднелись пятна грязи. — Мне нужен молоток, клещи и долото. — Не дожидаясь, пока до полусонного Джейка что-либо дойдет, шериф отстранил его и направился к полке с инструментами.

— Что случилось? — Виктория осторожно подняла рукав, чтобы взглянуть, который час.

— Да тут один паренек спал в брошенном фургоне, а тот покатился со склона и перевернулся у самого обрыва, зацепившись за камни. Парня выбросило, а нога застряла в колесе.

Виктория уже вывела из стойла лошадь, взнуздала, поднялась на загородку и села на коня.

— Я тоже поеду, — объяснила она, заметив удивление на лице Криса. Тот коротко кивнул и, подойдя к Цезарю, одним махом взлетел в седло.

На улице было еще темно, и Виктория живо представила себе, что может чувствовать мальчик, застрявший в колесе фургона, готового в любую минуту рухнуть в пропасть.

В утренней тишине по единственной мостовой города звонко разлетался стук копыт. В одном месте их окликнули: помощники шерифа проявили бдительность. Один из них вскочил на свою лошадь и присоединился к ним.

Теперь дорога шла под уклон, вниз, к долине. Светало, и Виктория издалека увидела покосившийся фургон, лишь чудом державшийся на краю утеса.

Подлетев к фургону, Крис резко осадил коня и, спрыгнув, заторопился к колесу. Виктория шагала следом.

— Господи! — невольно воскликнула она, заметив мальчишку, нога которого застряла в спицах. Шериф бросил на нее недовольный взгляд, и она прикусила язык — не стоило пугать мальчугана.

— Шериф? — вопросительно произнес паренек.

— Я, Лаки. Говорил же, что вернусь.

Только сейчас Кри о разглядел, что фургон держится благодаря одному крупному булыжнику. Неизвестно, сколько еще пролежит этот камень, л потому действовать надо как можно быстрее.

Был только один способ освободить Лаки — проползти под фургоном, выбить спицы, в которых застряла нога парня, и вытащить его из-под фургона. Поскольку фургон в любую секунду мог поехать, выполнение задачи выглядело довольно рискованным.

— Все будет в порядке, малыш, — сказала мальчику Виктория, в которой все переворачивалось при виде искаженного болью лица. — Мы тебя не оставим.

Опустившись на землю, Крис пополз к Лаки, бросив помощнику:

— Постой пока в стороне, Сет.

— Лучше разыщи веревку и посмотри, нельзя ли привязать фургон, — скомандовала Виктория, да так жестко, что Крис, на миг замерев, удивленно повернул голову. Впрочем, медлить было нельзя.

Добравшись до перекошенного колеса, он поднял молоток, собираясь выбить спицу.

— Ты с ума сошел! — прошипела Виктория. — Один удар — и вы оба вместе с фургоном полетите вниз. Лучше осторожно сними колесо.

Крис с минуту подумал и возражать не стал.

Приподнявшись, он попытался долотом вытянуть гвоздь, которым колесо было прибито к оси. Но тот не поддавался, и Крису все же пришлось воспользоваться молотком. Как бы осторожно он ни действовал, лицо Лаки при каждом ударе искажалось от боли.

Внезапно фургон чуть тронулся, и Крис испуганно застыл. С края ущелья вниз покатились земля и камни, и спустя несколько секунд снизу долетело гулкое эхо.

Шериф снова приступил к своей ювелирной работе. Виктория же, чтобы отвлечь паренька, стала задавать ему разные вопросы.

Из ответов Лаки выяснилось, что сегодняшнее происшествие отнюдь не самое опасное в его нелегкой судьбе.

К тому времени, как Крис вытащил гвоздь, помощник уже привязал лассо к дышлу фургона.

— Спасибо, — произнесла Виктория, когда веревка натянулась. — Теперь тебе нечего бояться, Ааки.

Как бы опровергая ее слова, фургон, скрипнув, снова дернулся к краю ущелья.

— Нет, нет, нет! — отчаянно закричал Лаки, хватая Викторию за руку.

— Лаки, — твердо произнесла девушка, придвигаясь ближе к мальчику. — Посмотри на меня. — Ребенок поднял на нее полные слез глаза, и сердце детектива екнуло. Паренек до смерти перепугался и не понимал, что делают взрослые. — Все будет хорошо.

Подняв голову, она повернулась к помощнику:

— Я поддержу фургон двумя руками, когда Крис снимет колесо. Как только он сделает это, ты, Сет, перережь веревку.

— Ну уж нет! Вы оба отправитесь вслед за фургоном!

— А ты привяжи меня за ноги.

По лицу Сета было видно, что он крайне не одобряет эту затею.

— Это единственная возможность, пока фургон не полетел в пропасть.

Сет кинул ей моток веревки. Виктория тотчас обвязала свои ноги. Сняв колесо, Крис взял другой конец веревки и пополз под фургоном обратно.

Только бы ее план сработал!

Выпрямившись, шериф толкнул фургон.

— А теперь режь! Режь!

Лопнув, веревка взметнулась в воздухе, как атакующая змея, и с такой силой ударила но дереву, что от того полетели щепки.

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем донесся грохот рухнувшего вниз фургона — оглушительный, как выстрел из пушки.

Крис бросился к Лаки.

Тот поднял голову и радостно улыбнулся. Шериф помог ему подняться. Взяв молоток и долото, Сет без труда освободил ногу мальчика.

К удивлению Криса, Джейк почему-то с земли не поднимался.

— Джейк? — шериф осторожно дотронулся до плеча помощника. — Что случилось?

— Сейчас приду в себя, — послышался негромкий ответ.

— Нечего было встревать куда не надо. Лежал бы сейчас на дне ущелья.

— А что мне было делать? Это же ребенок!

Прошло еще несколько секунд, прежде чем Виктория поднялась на корточки.

Внезапно Крис нахмурился: Лаки показал ему свою ногу. К счастью, видимых переломов не было, хотя кожу здорово содрало.

— Отвези его к Абигайл, — распорядился Свифт. — Пусть посмотрит.

Кивнув, Сет помог пареньку забраться на лошадь. Лаки тут же поинтересовался, не дадут ли ему что-нибудь поесть. По всей видимости, все страхи паренька остались позади.

Бросив пристальный взгляд на Викторию, Крис приблизился к ней.

— Я так устал, словно работал месяц.

Достав нож, шериф развязал петлю на ее ногах.

— Спасибо. — Она кивнула на ссадины на его руках. — У тебя кровь.

— Неплохо это у вас вышло, Виктория Мэйсон. Девушка изумленно вскинула голову. .. Шериф улыбался.

— Черт! — простонала она. — Как вы узнали? Он легонько похлопал лезвием ножа по своей подошве. — Ноги у тебя слишком малы для мужчины.

Глава 7

— Вас не обманешь, шериф, — раздосадованно опустила глаза Виктория. — Вы раскусили и Джейка, и Мэйсона, но это еще не весь мой репертуар.

«Что за страсть к переодеваниям? — удивился Крис. — Уж не актриса ли она?»

— А вы когда-нибудь бываете Викторией?

— Бываю. Если есть настроение, — вздохнув, ответила девушка.

Теперь снова придется менять обличье. Чертовы ботинки! А раньше никто не обращал на это внимания. К сожалению, у Виктории еще не хватало денег, чтобы купить полный набор соответствующих девятнадцатому веку нарядов.

Она подняла глаза на Свифта. Тот так и сверлил ее взглядом.

— К чему весь этот маскарад? — наконец спросил он.

— Не ваше дело, — грубовато ответила Виктория, желая побыстрее избавиться от опасных вопросов. Однако Крис, казалось, не расслышал.

— Если вы переодеваетесь потому, что беспокоитесь за свою жизнь, я мог бы подыскать вам место поспокойнее.

Виктория лишь повела плечом.

— Расскажите лучше, как вы наткнулись на Лаки.

— Я ехал домой и услышал, как он разговаривает сам с собой. Думаю, он никого бы не решился позвать — просто отвлекал себя, чтобы не бояться.

«Совсем малыш, — подумала Виктория, — и совсем один». В девятнадцатом веке судьба таких детей, наверное, была очень печальной.

— У него нет родителей? Крис только покачал головой.

— Говорят, его выбросили из поезда, хотя как знать. Просто он как-то появился в городе совсем один, оборванный и голодный.

Свифт вспомнил тот день, когда увидел Лаки впервые. Ребра мальчика были переломаны: несколько пьяных бездельников забавлялись тем, что пинали его, как мяч.

— Похоже, этому парню все равно, где бродяжничать. Ему некуда идти.

— Не все равно, — возразила Виктория. — Иначе бы он не спрятался в брошенном фургоне подальше от людей.

Крис удивленно повернул голову — девушка теперь говорила своим обычным голосом, без всякой хрипотцы. И все же ее внешний облик скрывал ту Викторию Мэйсон, с которой он пару раз встречался. И скрывал цели этой таинственной женщины.

— Вы говорите так, будто знаете его.

— Я видела много подобных детей, шериф. Он… — Она поспешно опустила голову, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы. — Они очень своеобразные. Очень.

— Да, к ним нужен особый подход, — согласился шериф. — Я как-то пытался найти его убежище, но так и не преуспел в этом.

«Видимо, судьба мальчика ему небезразлична», — сделала вывод Виктория, и к горлу ее подкатил комок. Удивительно, ей-то что за дело? Она же решила ни на что не отвлекаться, преследуя Айви Лига. «Это не твое время, — напомнила себе Виктория. — Тебе здесь оставаться нельзя, у тебя совсем другая жизнь».

— А где ваш дом, шериф?

Крис кивнул на долину, лежащую за утесом. Поднявшись с земли, Виктория, отряхнув джинсы, подошла к самому краю и изумленно присвистнула.

— Наверное, так выглядит рай.

Узкая извилистая речка врезалась в буйные заросли. На правом берегу реки виднелось ранчо, на зеленой травке мирно паслись тысячи коров. За пастбищами начинались загоны для сотен лошадей. Виктория увидела Сета, который вместе с Лаки подъезжал к высокому добротному дому. От красоты открывшейся картины захватывало дух.

Она и подумать не могла, что шериф живет в таком месте. Впрочем, она никогда и не задавалась вопросом, как выглядит его дом.

Внезапно Виктория заметила маленькую фигурку — на крыльцо дома выскочила какая-то женщина. Она поспешила к подъехавшей лошади.

Что-то кольнуло в сердце Виктории. Не желая искать ответ, Виктория отвернулась и поспешно зашагала к своей лошади.

— Мне пора возвращаться, — бросила она шерифу, подводя своего коня к валуну.

Крис поспешил придержать стремя, впрочем, Виктория не возражала.

Сев на лошадь, девушка нервно сжала поводья. Близость шерифа, тепло его рук заставили ее невольно затаить дыхание..

— Виктория?

Как удивительно звучит в его устах ее имя! Проследив направление его взгляда, она увидела, что Крис с неприязнью смотрит на ее фальшивые плечи.

— Я когда-нибудь увижу тебя в нормальном виде? Она чуть не рассмеялась. Но это был бы смех сквозь слезы. Он надеется увидеть под маской обворожительную женщину, леди, какими были женщины девятнадцатого века? ! Не знает, бедняга, что в ее эпоху женщина — рабочая лошадь: она вот, в частности, — полицейская ищейка. Последнее время Виктория гонялась за такими, как Айви Лиг, и здесь, в этом городе и в этом веке, появилась с такой же целью. Ему, благородному ковбою вестернов, такая женщина по сердцу бы не пришлась, как и род ее деятельности и сопряженные с ним опасности.

— Не ломайте себе голову, шериф. Вы и представить не можете, кто я на самом деле. Свифт внезапно разозлился:

— А может, могу!

— Нет, у вас нет ни малейшего шанса. — Увидев, как он помрачнел, Виктория поспешно добавила: — Возвращай-есь домой, шериф. На свое ранчо, к своей семье. Не мешай-мне делать дело.

— Черт побери, ты!..

— Нет. — Она натянула поводья, и лошадь дернулась. — Когда дома никого нет, в дверь не стучатся.

Выйдя на крыльцо конторы шерифа, Крис прислонился к столбу и сунул руку в карман за табаком. Скрутив длинную сигарету, он прищурился и посмотрел на дорогу. У магазина напротив два подростка дразнили собаку; мимо везли огромный воз сена, причем медленно и осторожно, чтобы он не распался. Подобные сцены шериф наблюдал каждый день и потому, равнодушно скользнув взглядом, перевел его на конюшню. Он тут же вспомнил Викторию. Может, все же потребовать у нее объяснения, что означают все эти номера с переодеванием? Вряд ли они вызваны лишь страхом за личную безопасность. Обычно женщины не скрывают своих достоинств, наоборот, всячески их подчеркивают (и нарядами в том числе), чтобы кружить голову мужчинам и толкать их на безумства. А Виктории Мэйсон этого не надо. Непонятно.

И еще: где она научилась этому поразительному искусству преображения? Узнать ее было совершенно невозможно. Где были изготовлены ее парик и маска? Что было в том рюкзаке, который она столь тщательно оберегала? И почему ее манеры так отличаются от поведения леди? Последнему, впрочем, могло быть такое объяснение: она воспитывалась лишь отцом, без матери, из-за чего и приобрела чисто мужские повадки. По крайней мере с такими железными нервами и мужчин-то встретишь не часто!

Как же он в очередной раз изумился, поняв, что Джейк — это Виктория. И как же, оказывается, легко его можно провести!

С досадой ударив спичкой по коробку, Крис зажег сигарету и глубоко затянулся. Стараясь отвлечься от этих неприятных мыслей, он пустил несколько табачных колец и понаблюдал, как их размывает утренним ветерком.

Мимо конторы, приветливо кивая шерифу, спешили горожане, некоторые были с детьми. Крис вспомнил о Лаки. Абигайл промыла его раны, наложила повязку, накормила и уложила в гостиной. После этого он исчез. Парень, конечно, объявится, и очень скоро: его схватят во время кражи пищи и, возможно, побьют. На сердце сразу же стало тревожно: в его городе разгуливает беспризорный ребенок, и с ним может случиться все что угодно.

«Надо напомнить помощникам, чтобы приглядывали за парнем», — подумал Крис, бросая недокуренную сигарету.

Он в последний раз окинул улицу равнодушным взглядом и вдруг заметил пересекавшую дорогу одинокую фигурку. Опустив голову, по дороге шла женщина, да так быстро, что из-под натянувшегося платья выскакивали белые кружева нижней юбки.

Крис не смог удержаться от улыбки. Те же ботинки!

Женщина скрылась в дверях магазина, Свифт же при-, ся размышлять, почему он так обрадовался при виде ее. же с измененной внешностью.

Не скрывая радости, шериф медленно, как бы прогуливаясь, направился через дорогу к магазину. Распахнув дверь, он прошествовал мимо удивленной очереди и остановился рядом со старой знакомой.

«Боже, во всем мире не найдется второй такой отвратительной прически!»

Тусклые безжизненные волосы Виктории были связаны на затылке в тугой узел. Глаза закрывали толстые, как линзы, очки. Округлые щеки делали лицо похожим на беличью мордочку. Широкая, застегнутая под горло серая блуза и бесформенная коричневая юбка предполагали отсутствие всякой фигуры у их обладательницы. По-видимому, Мэйсон опять обвязалась поясом, решил Крис.

Он остановился напротив нее.

— Ну, это уже несколько лучше!

Виктория вздрогнула. Заметно было, как она вмиг напряглась.

— Простите? — удивленно буркнула она, поправляя пальцем очки на переносице. Скосив глаза на очередь, она поняла, что всех покупателей невероятно интересует их беседа.

— А вот шрам на щеке, пожалуй, уже лишнее, — осуждающе заметил Крис, прислонясь к стойке.

Однако женщина без талии была вовсе не расположена с ним беседовать.

— Прошу меня извинить, — она многозначительно взглянула на его значок, — шериф. У меня нет времени на пустые разговоры.

— Вот как?

— Именно. — Виктория выпрямила спину, надеясь, что со стороны смотрится как образцовая старая дева.

Чуть улыбнувшись, шериф дотронулся до ее белого передника, но Виктория тут же окатила нахала ледяным взглядом. Затем, вскипев от негодования, потянулась, чтобы забрать выложенные продавцом ткань и мыло.

Но Свифт не отступал. Напротив, он придвинулся ближе и оперся о стойку локтем. Она даже почувствовала тонкий запах одеколона, слегка отдающий хвоей. Обернувшись, она увидела Криса совсем рядом, и ей внезапно захотелось коснуться пальцами его бронзовой кожи. Так сильно, что она с трудом сдержалась.

— Ты стала горничной, Виктория?

Он раскрыл ее настоящее имя! Виктория негодующе сверкнула глазами.

— Клара, сэр! Клара Мэрфи.

Шериф улыбнулся, обнажив ряд белоснежных зубов, и Виктории захотелось лишить наглеца сразу нескольких, и одним ударом. Он ведь может ее сейчас разоблачить! А если и не сделает этого, по городу все равно поползут слухи.

— Так ты не Виктория? И не Джейк из кузницы? Она не ответила. Снова повернувшись к продавцу, Виктория проговорила любезным тоном:

— Миссис Фатерингхэм просила вас записать все в счет ее кредита.

Владелец магазина услужливо кивнул, и тут Виктория заметила стоящую за ним продавщицу: та глядела сквозь нее, на шерифа, со смесью страха и восхищения.

— Вам помочь? — предложил Крис.

— Спасибо, нет. Я вполне способна справиться сама.

На сей раз шериф улыбнулся натянуто и невесело. Он молча приложил руку к шляпе, затем повернулся и пошел прочь.

Внезапно Виктории стал тесен воротник, сердце ее бешено колотилось. Так бы и стукнула кулаком о прилавок с досады! Надо же, как ее естество предательски реагирует на присутствие этого человека!

— Милочка, с вами все в порядке? — тронула ее за плечо какая-то женщина.

— Как он с ней разговаривал! Каков нахал! — раздались голоса.

Виктория растерянно моргала, глядя на обступивших ее разнаряженных женщин.

— Как он вообще посмел подойти к даме! — раздраженно прошипела одна.

— А почему бы ему не подойти? — удивилась Виктория. В женщин словно камень бросили.

— Как?! Он же дикарь!

Виктория в недоумении посмотрела в окно на удалявшегося Криса. Только через секунду до нее дошло: женщины имеют в виду то, что он — индеец.

— Я знаю. — Виктория в упор взглянула на обступив-I ших ее дам. — И не вижу в этом никакой проблемы.

— Вы, должно быть, нездешняя, мэм, — вмешался владелец магазина. — В наших краях индейцы не приносят ничего, кроме неприятностей.

— Но он же шериф вашего города!

Казалось, все присутствующие одновременно негодующе фыркнули.

— Понятно, — произнесла Виктория ледяным тоном. — Он может защищать закон и следить за порядком, даже умереть ради вашей безопасности и вашей собственности, но из-за того, что у него другой цвет кожи, вашего общества он недостоин.

Ответом ей была гробовая тишина. На Викторию старались не смотреть.

Девушка внимательно всмотрелась в стоящего рядом широколицего рыжеволосого мужчину.

— Вы — ирландец? Мужчина кивнул.

— Ирландская пивная бочка! — бросила ему детектив.

Мужчина изумленно разинул рот, затем оглянулся, ища поддержки окружающих, но Виктория больше не обращала на него внимания.

— А вы, по всей видимости, англичанка или шотландка? — спросила она бледную сухопарую женщину.

Та нерешительно кивнула, в глазах ее читалась тревога.

— Злобная скупая англичашка!

— Да как вы смеете! — вспыхнула та. В мгновение ока она превратилась во взъерошенную курицу.

— А не вы ли говорили за моей спиной, что я толстая и у меня лицо со шрамом? — прервала ее Виктория. — Тогда я вам ничего не сказала. — Она крепче сжала свои покупки и еще раз окинула взглядом присутствующих. — Вам не понравилось, что вас оценивают по происхождению, не так ли? — Девушка двинулась к двери, но на пороге задержалась. — Хотя я не местная, но готова держать пари, что никто из вас не знает свою родословную так, как знает ее этот индеец.

И Виктория решительным шагом вышла вон. Она так разъярилась, что не обратила внимания на пристально глядевшего на нее из-за стойки для ружей человека. Когда она вышла на улицу, человек немедленно перешел к окну. Его глаза были прищурены, на губах играла загадочная улыбка.

Шагая по дороге, Виктория быстро остыла. Напрасно она набросилась на городских обывателей: даже самой горячей речью век не изменишь. Правда, сейчас девушка не могла бы сказать, что ее сильнее разозлило — расовые предубеждения или тесный корсет. Все же ей не стоило так взрываться — теперь по городу поползут сплетни, и к тому же она наверняка нажила себе врагов. И почему она принимает судьбу Криса так близко к сердцу, когда все ее мысли должны быть поглощены лишь преследованием Бэкета?!

Черт побери, как все неудачно получается! Проклятие!

С трудом сдержавшись, чтобы не выплеснуть всю свою злость на налетевшего на нее прохожего, Виктория сделала глубокий вдох и замедлила шаг.

Войдя в отель «Экселсиор», она выложила покупки на стол управляющего и, не задерживаясь ни на секунду, принялась за работу. В отеле насчитывалось три этажа, и Виктория благодарила Провидение, что ей было поручено убирать только два нижних. Полная боевая выкладка женщины девятнадцатого века включала целый гардероб и неудобный тесный корсет. И во всем этом надо было еще работать! Вместе с работой Виктория получила маленькую комнатку на первом этаже. Труд оказался тяжелым, но выбора не было. Кроме как присоединиться к дамам в салуне — а эту мысль Виктория сразу же отмела, — можно было попытаться стать учительницей или домоправительницей, что без рекомендаций практически невозможно. Снова рядиться в мужскую одежду и басить ей не хотелось.

Она коротко постучала в дверь и, не услышав ответа, отперла номер своим ключом. И тотчас замерла на месте. В комнате стоял тошнотворный запах. Повсюду были разбросаны вещи, занавески с окон сорваны, посуда разбита, а содержимое ночного горшка вывалено на ковер.

Тихо застонав, Виктория бессильно прислонилась к дверному косяку. Теперь надежда урвать пару часов для сна окончательно испарилась. Дай Бог, чтобы еще не заставили переклеивать обои. Не иначе как в этой комнате какая-то рок-группа праздновала вместе с фанатами свой юбилей. Нет, надо сейчас же переодеться и вернуться в кузницу, и уж на той работе выкраивать время, чтобы следить за Айви Лигом. Пробегавший мимо молодой слуга остановился рядом и изумленно уставился на разгром.

— Кто здесь был? — спросила Виктория.

Парень пожал плечами, округлив глаза от изумления.

— Какой-то высокий детина, сопел, как боров.

— Сопел?

— Да, как будто у него насморк. Вот так. — Он с силой несколько раз выдохнул через нос. Виктория помрачнела.

— Доложи обо всем миссис Фатерингхэм.

— Принести вам горячей воды, мисс Мэрфи?

Губы Виктории дрогнули в благодарной улыбке. Несмотря на свои тринадцать, паренек был очень сообразителен. И он не обращал внимания на ее шрам.

— Спасибо, приятель.

Кивнув, слуга двинулся дальше по коридору, Виктория же направилась в комнату в надежде найти хоть какие-нибудь сведения о личности сопевшего. Только бы ей его разыскать, уж тогда она сунет его носом в выгребную яму ближайшего свинарника — именно там ему и следует останавливаться на ночлег.

Крис, застыв рядом с лошадью, молча наблюдал, как Виктория орудует скребком. Девушка нарочно не поднимала глаз. Подумаешь, невелика птица.

— Клара мне нравилась больше, — наконец прервал молчание шериф.

— Ну и что? — ответила она хрипловатым голосом Джейка. — Вот и скажите ей об этом.

Она не желала говорить с ним как Виктория — чи сейчас, ни в какое-либо другое время.

Свифт обошел лошадь и встал напротив.

— Почему, Ви?..

Ее ледяной взгляд оборвал его на полуслове Девушка с опаской огляделась по сторонам, дабы удостовериться, что они в конюшне одни. В любом случае с минуты на минуту сюда могут войти.

— Если вы не прекратите сюда ходить, пойдут разговоры.

— О чем?

— Что вы малость странноватый. Лицо шерифа помрачнело.

— Леди не пристало говорить о подобных вещах. Виктория бросила на него быстрый взгляд, затем верну-• лась к лошади.

— Так, значит, я не леди?

Крис уловил в словах Виктории горечь и даже какой-то страх услышать подтверждение. Или это ему почудилось? Не может быть страха и горечи у этого колючего дикобраза.

Присев на корточки, Виктория начала с силой скрести лошади ноги. Та недовольно заржала.

— Ну-ну, разве тебе не нравится, малышка? — попыталась успокоить ее девушка. Это прозвучало естественно, тепло и интимно, тем полным женственности голосом, который Крису посчастливилось слышать только при их первой встрече в лесу.

Быстро нагнувшись, он вырвал щетку из ее цепких рук.

— Ты не поужинаешь со мной? Она недоуменно захлопала глазами.

— Что?

— Без всего этого. — Он с отвращением показал на ее маску.

— Нет.

— Не хочешь ужинать или не хочешь расставаться со своими нелепыми нарядами?

— И то и другое.

Оглянувшись, все ли они еще одни в полумраке кузницы, шериф схватил ее за руку. Виктория немедленно вырвала ее, но перчатка осталась у мужчины. Крис снова схватил ее за руку.

— Какая у тебя мягкая кожа! — удивленно протянул он.

Виктория стояла не шевелясь. Было в его прикосновении что-то магическое, что лишало сил и пугало ее. А он к тому же еще и наклонился, так что она могла почувствовать пьянящий хвойный аромат его одеколона. В голове ее вспыхнули воспоминания об их первой встрече в лесу: о тяжести его тела, силе его мышц, гладкости кожи. Боже! Чем ближе он наклонялся, тем больше лишал ее воли, а тело ее все сильнее наполнялось какими-то забытыми ощущениями, которые буквально душили Викторию под тесной одеждой и маской. Как же ей хотелось содрать с себя эту мерзкую резину!

«Разве ты не видишь, — захотелось ей крикнуть, — что я совсем не подхожу тебе! Перестань смотреть на меня так, словно я принцесса какая!»

— Я не стану с тобой ужинать.

— Да, — буркнул он, — я понял.

Виктория чувствовала, что уже не в силах унять трепет, успокоить дыхание. Рассудок, однако, говорил ей, что близость и желание этого человека не должны кружить ей голову — она не та, за кого он ее принимает. Вряд ли вообще ею настоящей заинтересуется хотя бы один мужчина.

— Если ты не согласишься, я тебя разоблачу.

— Ублюдок! — прошипела она, с силой вырывая руку. В эту секунду она напомнила Крису ягуара из сна. — Из-за тебя я могу погибнуть!

Он удивленно поднял бровь:

— Кто-то хочет тебя убить?

— Не убьют, если не будешь совать нос куда не надо. — Она повернулась к нему. — Думаешь, все это мне нужно для забавы? Думаешь, ты выдашь меня и после этого ничего не произойдет?

— Не знаю, но… — Он осекся, едва не сорвавшись на крик. — Почему нельзя объяснить, что происходит?

— То, что я вынуждена прибегать к переодеванию, должно бы подсказать вам ответ, шериф.

— Слушай, женщина, — зловеще произнес Крис, — у меня в голове ни единого предположения.

Виктория посмотрела на него в упор. В наступившей тишине слышались какие-то далекие шаги, скрип дверей и топот копыт.

— Значит, ты от меня не отвяжешься? — сухо спросила она.

Шериф отрицательно покачал головой, в его проницательных глазах все еще читалось желание узнать правду.

Понурив голову, девушка тяжело вздохнула.

— Через час приглашаю тебя в «Дакетт», — произнес Свифт.

Она не увидела, она почувствовала улыбку на его лице. И не сразу сказала то, что должно было эту улыбку стереть:

— Придет Джейк.

В глазах его вспыхнуло раздражение, они сверкнули, словно оникс, на который из-за туч упал лунный свет.

— Соглашайся, а то переоденусь так, что ты меня уж точно никогда не найдешь.

Решительный вид этой удивительной женщины ясно говорил, что она действительно может исчезнуть навсегда.

А он этого не хотел. Ни к кому раньше он не привязывался столь сильно, как к ней. Даже к Камилле, которая порой доводила его до безумия.

Крис не желал терять женщину, которая должна будет стать его женой.

Глава 8

«Дакетт» отличался тем, что здесь почти за бесценок можно было наесться до отвала. Несмотря на невзрачный вид ресторанчика, в нем было очень уютно. Столики стояли на открытой веранде, прохладный ветер с гор приятно обдувал лицо. Здесь собирались завсегдатаи — местный почтальон, молочник, несколько прачек, ковбои и множество усталых работников серебряных рудников, которые поглощали за один присест немыслимое количество пищи.

Сейчас Крис нарадоваться не мог, что к его приходу освободилось любимое местечко в уголке и для него у Сэла, хозяина заведения, осталось мясо на ребрышках. Огорчало лишь то, что его собеседница оставалась молчаливой. Разговора не получилось. Виктория не проявила интереса ни к чему, кроме Лаки. Но выразив удивление по поводу того, что Крис, прирожденный индеец-следопыт, не может найти беспризорника, она вновь замолчала.

— Эй, шериф!

Крис поднял голову. К нему неспешно двигалась Велвет Найт, мужчины за столиками оборачивались на шуршание ее юбок.

— Добрый вечер, Вел, — поднялся со своего стула Свифт.

Джейк последовал его примеру. Велвет улыбнулась — шериф был джентльменом всегда, даже с теми, кого местное общество именовало не иначе как шлюхами.

— Клади сюда свою милую попку, — буркнул Крис, подставляя ей стул. — Ты устала ее носить.

— Совсем нет, — возразила, опускаясь, Велвет. — У тебя перерыв между дежурствами?

— Нет. А у тебя?

— У меня перерыв. — Заметив, что к их столику двинулась усталая официантка, Велвет отрицательно махнула рукой. — Заботливый мистер Бэкет дает нам отдохнуть.

Она не заметила, как насторожилась при этом имени Виктория, но это прекрасно уловил Коис.

— Он хороший человек?

Велвет задумалась лишь на мгновение.

— Да. Доктор регулярно проверяет всех девочек, заставляет предохраняться, хотя многие клиенты этим недовольны. Он очень за нами следит. — Тем не менее она почему-то нахмурилась. — Думаю, если бы он мог, то сам заглядывал бы в номера, чтобы убедиться, что они хорошо проводят время. — Она негромко рассмеялась. Потом взгляд ее остановился на Виктории. Какое-то время Велвет смотрела на нее так пристально, словно хотела просверлить взглядом, затем нетерпеливо повернулась к шерифу: — Что же ты не представишь меня красивому молодому человеку?

Крис не мог сдержать своего изумления.

— Ах да. Мм… Джейк?.. — Он вопросительно взглянул в глаза Виктории, не зная, какую фамилию она использует на ' этот раз.

— Фэррел, мэм. — Виктория вернула круглые очки на переносицу, напуская на себя вид молодого наивного паренька, которому лучше не задавать лишних вопросов.

— А я — Велвет Найт. — Она сосредоточенно уставилась на очки Джейка. — А не видела ли я тебя раньше?

— Может быть. — Опустив взгляд в тарелку, Виктория подцепила вилкой кусок картофелины и сунула его в рот. Ей не хотелось, чтобы ее краткий визит в салун остался в чьей-либо памяти.

— В «Жемчужине».

Что ж, ей теперь не отвертеться.

— Да, мэм, — невнятно буркнула она с полным ртом.

Ответ явно запоздал, но лучше поздно, чем никогда. Репутация тугодума много приятнее, чем звание покойника. Благоарение Господу, что в молодости она была влюблена в киногероев Джона Уэйна и получила хоть какое-то представление о ковбойской жизни.

— Когда появишься в «Жемчужине» в следующий раз, спроси меня. Друзья шерифа, — ее улыбка стала шире, — обслуживаются без очереди.

Пролепетав что-то бессвязное, Виктория схватила стакан молока и попыталась протолкнуть застрявшую в горле пищу.

— Люблю застенчивых! — пропела Велвет, запуская руку под стол в поисках ноги Джейка.

Чуть не уронив стакан, Виктория резко отпрянула.

Велвет это нисколько не обидело, Криса же душил смех, но вмешиваться он не собирался.

— Кушай, кушай, мой сладкий, — ласково прошептала Велвет. — Со мной нужна уйма энергии.

«Малый интересуется молоком и конфетами, а отнюдь не сексом, — подумала она, поворачиваясь к шерифу. — Этому-то уж точно молоко не нужно. Вон как он разглядывает мои формы». В зеленых глазах Велвет вспыхнул огонек.

Виктория стиснула зубы, увидев, как эти двое смотрят друг на друга.

— Нашел того, кто укокошил нашу маленькую Келли Гэллоуэй?

Лицо шерифа вмиг посуровело. Он не был сторонником огласки незавершенного дела. Кроме того, в городе убийство пока еще считали несчастным случаем.

— От кого ты узнала?

Велвет подарила ему полную неги улыбку.

— Когда на мне лежит мужчина, я могу вытянуть из него все, что угодно.

— Мой помощник?

— Не-а, — махнула она рукой. — Они знают, что ты их пристрелишь за разглашение служебной тайны. — Внезапно взгляд ее погрустнел. — Ее муж, Шон, явился в «Жемчужину» пьяный как черт и начал задираться, пытаясь устроить потасовку. Хорошо, что никто не захотел с ним связываться.

— Дашь мне знать, если что?., спросил Крис.

Виктория стиснула зубы — можно бы при ней и не глазеть на эти мясистые груди. Хотя любое существо мужского пола, конечно же, не в состоянии так просто оторвать взгляд от женщины со столь тонкой талией и ангельским личиком, на котором изумрудами сверкали зеленые веселые глаза. На щеках Велвет не было румян, волосы тщательно уложены, а на загорелых руках и шее поблескивали рубины и бриллианты. Подарки благодарных любовников? Интересно, Крис из их числа? В своем наряде Велвет выглядела скорее как королева, чем мадам из борделя.

Подавив в сердце зависть, Виктория внимательно вслушивалась в разговор соседей по столику.

— Шон не верит, что произошел несчастный случай. Крис тоже не верил в это, но пока предпочитал молчать.

— Я обязательно выясню, что случилось. Обещаю. Велвет похлопала его по руке.

— Ну, раз ты сказал, значит, так оно и будет. — Она поднялась из-за стола и, наклонившись к шерифу, шепнула: — А не узнаешь, так рано или поздно я узнаю сама.

Крис нахмурился:

— Не ввязывалась бы ты в это дело. Риск-то какой!

— А я люблю рисковать. — Ее взгляд с сожалением скользнул по его широким плечам и могучей груди. — Все равно узнаю!

— Лучше бы осчастливила какого-нибудь одинокого ковбоя.

Усмехнувшись, Велвет перевела взгляд на Викторию:

— Ты у нас одинокий, Джейк?

Лукаво подмигнув пареньку, она двинулась прочь. Проходя мимо столика с шахтерами, Велвет не оставила их без внимания, и они зашлись громовым хохотом.

Крис задумчиво поставил локти на столик.

— Жаль, что ты не знаешь, какая она на самом деле при всей своей напускной браваде.

— Ты видел, как она хватала меня под столом? Он коротко рассмеялся, и Виктория поймала себя на мысли, что ей очень нравится его смех.

— Тебе повезло, что она не добралась до… — Он запнулся.

Девушка пожала плечами.

— У меня бывало, когда какая-нибудь женщина пыталась проверить, кто я на самом деле.

«Итак, она часто переодевается», — заключил шериф.

— Почему у тебя мужские руки? — Только сейчас ему в глаза бросились кисти рук Виктории — крупные, с толстыми костяшками и грубой кожей. — А, перчатки, — догадался он.

Отправив в рот последний кусочек картофеля, она, стараясь не морщить маску, вытерла рот и откинулась на спинку стула.

— Да. — До появления Велвет шериф расспрашивал ее около часа, и она просто устала изворачиваться.

— Выглядят совсем как настоящие.

Девушка молча убрала руки под стол.

Шериф перевел взгляд на ее лицо, и ей стало не по себе.

— Что случилось с Келли? — Крис вновь нахмурился и замолчал, а потому Виктория напомнила: — Ты же подозревал в ее убийстве меня.

— Я подозревал Мэйсона. Неизвестного человека, чья внешность здорово смахивала на внешность убийцы, — уточнил шериф.

— Не будем обсуждать мой арест. Объясни, почему ты никому в городе не рассказываешь, что с ней произошло? Придвинув к себе тарелку, Крис принялся за бифштекс.

— Ты слишком много спрашиваешь для человека, который сам ничего не хочет говорить.

— Я бы могла подсказать тебе что-нибудь.

— Почему я должен тебе доверять? Виктория мягко улыбнулась:

— Потому, что нет причин не доверять. Он поднял глаза, пытаясь углядеть за светло-голубыми I радужками золотистые.

— Странно, откуда такой интерес?

— Просто хотелось бы знать.

— Лжешь.

— А ты — грубиян.

Он наклонился вперед и презрительно сощурил глаза:

— Склочная баба!

Виктория ударила его ногой под столом.

— Не смотри на меня так, шериф. Мужчины на мужчин ' так не глядят. Ты понял?

— Черт бы тебя побрал!

Он опустил глаза. Удивительно, но Виктории доставила удовольствие эта короткая схватка, вернее то, что даже в словесной перепалке шериф видел в ней в первую очередь женщину.

— Ладно, давай заключим сделку. Я отвечу на твои вопросы, а ты расскажешь мне о своей работе.

Черт! Она опять подбирается к убийству Гэллоуэй.

— Идет. Ты замужем?

— Нет. — Глаза ее внезапно потускнели.

— А была когда-нибудь?

Повертев в руках чашку с кофе, Виктория помолчала, прежде чем ответить.

— Да. Его убили незадолго до нашего развода.

Крис удивленно поднял брови. Было видно, что это воспоминание доставляет ей боль.

Виктория не обратила внимания на его сочувственный взгляд. Она выпрямилась, отставила в сторону тарелку и, сцепив руки, положила их на стол.

— Мне было двадцать восемь, я была пяти футов девяти дюймов ростом и ста сорока фунтов весом. Тогда я пробегала по утрам пару миль и нисколько не уставала. У меня был муж, и он был мне очень хорошим другом. Теперь он мертв. Еще у меня была дочь. Ее тоже нет. И если ты не дашь мне сейчас сигарету, я кого-нибудь просто убью.

Крис бросил на нее внимательный взгляд. В голосе Виктории звучали неподдельные горечь и обида на судьбу, ожесточившую ее и сделавшую столь скрытной.

Шериф осторожно положил вилку на стол, сунул руку в карман рубашки, достал бумагу и полупустой кисет. Скрутив сигарету, он протянул ее Виктории. Некоторое время она молча разглядывала длинную самокрутку. На глаза ее навернулись слезы. Сейчас она казалась совсем хрупкой, несмотря на все свои дутые мускулы.

Вздохнув, девушка прикурила от стоящей на столе керосиновой лампы и глубоко затянулась.

Снова взяв в руку вилку, Крис попытался покончить с ужином, но вскоре отказался от этой затеи, поскольку аппетит почему-то пропал. Подозвав официантку, он попросил долить кофе и принести кружку пива.

Только когда на столе появилось пиво, Крис наконец заговорил:

— Келли Гэллоуэй была женой владельца ранчо. Молодая, очень хорошенькая, добрая, щедрая. Шон владеет небольшим ранчо милях в десяти к востоку от города. У его отца тоже было ранчо, очень большое, но сынок бредил золотом. В этих краях он набрел на серебряную жилу, купил участок и привез сюда Келли. Участок он назвал «Сердце Дублина», но разрабатывал его недолго, заявив как-то, что устал сидеть в дыре. Обычно в этих краях жилу разрабатывают до конца, Шон же не стал этого делать. Но и не продал ее. Виктория с наслаждением выпустила изо рта струйку дыма.

— Это затрагивало чьи-то интересы?

— Интересы других добытчиков серебра, к примеру «Флэт Пик майнинг компани». Они хотели бы прибрать к своим рукам и «Сердце Дублина», и землю вокруг месторождения.

— А Шон не стал продавать землю? Она, наверное, плодородна?

Крис кивнул, отхлебнув из кружки.

— Ага, он построил ранчо на земле, где осталась неразработанная жила.

— Другим это, конечно, не понравилось. — Шериф снова кивнул, — Думаешь, ее убил кто-то из «Флэт Пик»?

— Слишком уж простое объяснение, — покачал он головой. При этом свет лампы так заиграл в его волосах, что Виктории нестерпимо захотелось дотронуться до них рукой.

— Как она погибла?

Она со страхом ждала ответа.

— Ее затоптал скот, всего в сотне ярдов от дома.

Виктория, затянувшись, почувствовала заметное облегчение. Значит, это не Айви Лиг, если только он не изменил свой почерк.

— Были ли на ней какие-либо раны? Следы насилия? Вы провели анализ кр… — Она запнулась. В том веке не изучали кровь и не делали никаких других лабораторных исследований.

— Когда тело топчет столько копыт, никаких следов не остается, Джейк.

Она не пропустила мимо ушей этот словесный выпад.

— А почему она вышла из дома?

— Шон считает, что она что-то услышала.

— А где был он сам?

— Спал.

— Значит, она слышала, а он — нет? И она его не разбудила?

— Он сам проснулся. И подумал, что ей надо по нужде.

— У них что, нет ночного горшка?

Увидев недоумение на лице шерифа, она решила, что зря задала такой вопрос. Затушив сигарету, Виктория спросила:

— Как далеко располагалась уборная от дома? И от коровника?

— От коровника — где-то ярдах в двадцати. Коровник от дома в противоположной стороне. Что за странный вопрос?

— Ничего странного. Шум, бегущий скот создает шум. Женщина, которую топчут копытами, тоже не молчит.

— Но мужчины привычны к топоту животных, они его почти не замечают.

— Не смеши, — бросила она. — Первым делом всегда нужно определить, кому было выгодно убийство. Не она владела землей, владельцем был Шон. Убив ее, никто не мог заставить Шона продать землю. Он даже мог стать еще несговорчивее. Так что компания по добыче серебра здесь ни при чем, если ею не руководят полные идиоты. Она была верна своему мужу?

— Насколько я знаю, да.

— А ты расспрашивал, ссорились ли они? Крис нахмурился:

— Это слишком личные вопросы.

— Личные? Когда ты расследуешь убийство?! — взорвалась вдруг Виктория. И в двадцатом веке полиция оставляет бездну преступлений нераскрытыми из-за прямо-таки викторианского представления о невмешательстве в частную жизнь. — Может, они подрались, она попыталась убежать, и он ее прикончил.

— Она любила его, очень, — процедил шериф сквозь зубы. — Я видел их вместе.

— Чувства можно и подделать, — усмехнулась она, вспом-нив вдруг лицо своего мужа, встретившего ее после очередного задания.

— Ты слышала, что сказала Велвет? Шон так расстроен, что напился и явился в салун, чтобы подраться.

— Может, он сожалеет о том, что сделал? — Она пожала плечами. — Впрочем, не знаю. Но в счастливых семьях женщина не покидает дом посреди ночи и не оказывается на ранчо, где ее затаптывает скот, которому следовало бы мирно спать.

— Скот вспугнули волки, — отрывисто ответил Крис. — Шон говорил, что слышал вой. Для нее это был не довод.

— Он слышал, вой волков. Почему же тогда не встал, чтобы защитить от них свою горячо любимую жену и свое бесценное ранчо? Может, она была на тайном свидании? Или, может, пыталась решить какой-то спор без кровопролития? Их семье угрожали?

— Нет. Только настойчиво просили продать ранчо. Виктория задумчиво свела брови.

— Ему не обещали заплатить больше, чем стоило ранчо?

Только тут шерифу пришло в голову, что что-то на ранчо могло представлять особую ценность. Его уколола мысль, что посторонний человек, женщина, видит ситуацию лучше, чем он, профессионал. Откуда у нее это чутье?

— Ему никто не угрожал?

— Нет, насколько я знаю. Она нахмурилась:

— Похоже, ты не очень старался докопаться до истины.

— Нет, старался! — выдохнул Крис, буквально пронзив ее гневным взглядом.

— Я вижу, тебе не хочется, чтобы я вмешивалась?

— Ты просто не имеешь права. И я говорил тебе, Шон и Келли были счастливы, у них скоро должен был родиться ребенок.

Даже под маской Виктория чувствовала, как кровь отхлынула у нее от щек. Значит, двойное убийство?!

— Шон достаточно богат, он один из самых богатых людей в округе. Думаю, кто-то все же хотел добраться до его шахты, — раздраженно буркнул Крис, теряя терпение. — В общем, дело довольно запутанное, и я…

— …не позволю распутывать его женщине? — Стоило ему раскрыть рот для оправданий, как она хмыкнула: — Не утруждайся. Я тебя правильно поняла.

Откинувшись на спинку стула, Виктория поднесла к губам чашку и стала тихонько пить кофе, всем своим видом изображая равнодушие. Однако Крис чувствовал, как она напряжена.

«Может, она и права, — подумал он, не желая в это верить. — Просто, не хочешь признать, что она проникла в суть вещей лучше тебя. — Ему наконец хватило мужества признать это. — Такая женщина вполне могла бы разбогатеть, работая в агентстве Пинкертона или на правительство».

Внезапно внимание Виктории привлекла медленно бредущая по улице лошадь. Цезарь. Остановившись, конь поднял голову, очевидно почуяв присутствие хозяина, затем по-прежнему неспешно направился к веранде. Подойдя совсем близко, он некоторое время смотрел на Криса немигающим взглядом, потом фыркнул и ткнулся мордой ему в плечо.

Виктория перевела взгляд на шерифа. Странно, тот делал вид, что не замечает знаков внимания. Только когда конь толкнул его еще раз, Крис негромко буркнул:

— Нет, это мое.

В ответ конь двинул хозяина головой с такой силой, что тот лишь чудом удержался на стуле.

— Черт бы тебя обрал, Цезарь! — Крис нехотя поднял кружку, и Виктория чж рот разинула от неожиданности, наблюдая, как хмельной напиток исчезает в лошадиной глотке.

— Доволен? — Свифт с грох гом опустил кружку на стол. — На сегодня хватит?

Лошадь громко заржала, и Виктория не удержалась от смеха. Крис бросил на нее осторожный взгляд, по лицу его было видно, что он смущен: все-таки странно слышать женский смех от существа с мужской наружностью. Но как же ему хотелось сейчас видеть именно эту смеющуюся женщину!

Внезапно он резко встал и, найдя в кармане несколько монет, швырнул их на стол.

— Что-то случилось?

— Будь готова на рассвете. Я отвезу тебя к дому Гэл-лоуэя, и мы на месте проверим твои догадки.

Это прозвучало как вызов, если не как угроза.

— Я не утверждаю, что права. Есть и другие версии, шериф.

— Я проверю и другие, Джейк. Не только твою. И он быстрым размашистым шагом двинулся прочь.

— Не нравится ему выслушивать советы женщины, — сказала Виктория лошадиной морде. Притянув голову Цезаря к себе, она вгляделась в глаза животного. — Так может вести себя только убежденный сексист. Верно я говорю?

Лошадь фыркнула.

— Вот и ты со мной согласен.

Но, как бы шериф ни относился к ее предположениям, Виктория ничуть не обиделась. Девушку ничто не могло вывести из себя, ничто, кроме разве что сомнений в ее умственных способностях.

Глава 9

Выскочив из ресторана, Крис резко выдохнул. Эта женщина скоро сведет его с ума. Да что же, черт, с ним происходит! Как он может глядеть в ее фальшивые синие глаза, скрывающие настоящие золотистые, и все равно ощущать волнение? Она же выглядит совсем как мужчина!

Но он каким-то образом все же чувствовал в ней женщину, с ее чисто женской слабостью и одновременно силой духа. Это она, та самая женщина, что он встретил в лесу, и та, что возникала из дикой кошки в его сновидениях.

Его размышления прервал какой-то странный звук.

Повернув голову, Крис увидел Цезаря. Массивное животное совсем закрыло свет фонаря. Подняв голову, лошадь громко фыркала.

— Иду, — буркнул Крис, направляясь к своему коню. Взяв его за поводья, он повел Цезаря к конторе шерифа — надо было еще отдать кое-какие распоряжения Ноублу.

— Приглядывай за «Жемчужиной». Шон три раза подряд заходил туда вечерами, может заявиться и сегодня. Ноубл бросил взгляд поверх газеты.

— Как прошел ужин?

— Просто отлично, — перебирая почтовые конверты на столе, ответил Крис.

— Джейк — хороший парень.

— Согласен.

— Может, сделаем его помощником? Шериф оторвался от своего занятия.

— Нет.

— Почему? Мы можем использовать любого…

— Но только не его.

— С ним что-то не так?

«Да, — подумал Крис. — Помощником шерифа не может быть женщина с шелковистой кожей, полными губами и длинными ресницами, которые хотелось бы ощущать всю ночь напролет».

— Ладно, я подумаю, — расплывчато ответил он. Пожав плечами, Ноубл бросил на него быстрый взгляд:

— Вижу, ты получил письмо от Камиллы?

— Не совался бы в чужие дела, сукин ты сын!

— Если бы я мог продавать твои ругательства, то давно •ал бы богачом.

Усмехнувшись, шериф шагнул к печи и распахнул дверцу.

— Ты что, не собираешься читать? — изумился Ноубл.

Крис молча сунул надушенное письмо в тлеющие угольки, затем выпрямился, наблюдая, как бумага занимается огнем. Что толку читать эти письма, ведь Камилла была прекрасным образчиком женщины: говорит одно, а делает другое. Исключение он встретил только однажды: Виктория даже не пыталась его привлечь, напротив, посоветовала ему держаться подальше, поскольку выполняла опасную задачу и опасалась за его жизнь. Эти слова шериф счел преувеличением, но все же решил не искушать судьбу, поскольку и так делал это слишком часто.

И все-таки удивительная женщина! Она рисковала собой ради совершенно незнакомого ей беспризорного ребенка, спокойно поведала ему, что потеряла своих родных. Нет, ее голос чуть дрожал, значит, она не такая суровая, какой стремится казаться. Не разыскивает ли она здесь убийцу своих близких? И не это ли заставило ее прибегнуть к столь странному маскараду? Во время разговора он совсем запутался: воспринимать ее как женщину или как мужчину? Тем более что у нее чисто мужская рассудительность и почти никаких эмоций.

Крис вспомнил, о чем они говорили за столом. Возмож-;но, она в чем-то права. Крис сам видел однажды, как Келли беседовала с Рэйфом Дюнкирком, причем чересчур уж доверительно. Рэйф был лучшим другом Шона. Но беседа — это не измена, и Виктории придется потратить немало сил, чтобы доказать свою правоту.

Шериф тотчас ощутил некоторое удовлетворение. Нечего разыгрывать из себя великого сыщика! Он и пальцем о палец не ударит, чтобы ей помочь. И так она вытянула из него чересчур много.

Виктория тоже прокручивала в голове беседу с Крисом, прикидывая, правильно ли она действовала. В конце концов детектив пришла к выводу, что говорила разумные вещи, просто шериф оказался неспособен прислушаться к аргументам женщины. Впрочем, ей-то что? У нее есть цель — поймать Айви Лига, и нечего отвлекаться ни на что другое.

С таким вот твердым намерением она и переступила порог «Жемчужины», где в десять вечера веселье уже было в полном разгаре. Все девушки Велвет сидели на коленях ковбоев и шахтеров, сигаретный дым затмил свет фонарей, а усталый пианист вяло наигрывал какую-то мелодию.

Стараясь не привлекать к себе внимания, Виктория осторожно подошла к стойке бара, заказала пиво, выбрала уголок подальше и села за столик. Отсюда весь салун был как на ладони.

Довольно скоро обнаружилось, что здесь толкутся те же самые посетители, что и в ночь, когда она наблюдала за салуном из бинокля. По-видимому, «Жемчужину» посещали завсегдатаи. Виктория уже знала, что Айви Лиг появляется в салуне лишь на несколько минут, правда, ежедневно. В субботу салун закрыт, Айви Лигу нет нужды здесь находиться, и он вполне может отправиться на очередное дело.

Обведя зал глазами, Виктория заметила мужчину удивительно красивой наружности. Он ей запомнился еще тогда, когда она обозревала салун в бинокль. Сейчас, подойдя к столику, красавец тяжело опустился на стул, поставил перед собой бутылку виски и взгромоздил на стол длинные ноги. Густая рыжевато-коричневая шевелюра незнакомца чуть ли не падала ему на глаза. Даже издалека угадывались под рубашкой и рваными джинсами его налитые мышцы. «Неужели Шон Гэллоуэй?» — удивилась Виктория. Человек выглядел так, словно ему ни до чего на свете не было дела. Что это — скорбь или раскаяние? Одно она знала точно: Крис Свифт и Шон Гэллоуэй — друзья, а потому шериф сделает все возможное, чтобы на владельца ранчо не пало и тени подозрения.

Повернув голову, Виктория едва удержалась от досадливого вздоха — к ее столику приближалась сама Велвет Найт.

Лицо Велвет расплылось в улыбке. Она откровенным взглядом скользнула по фигуре Джейка, на миг задержавшись на его бедрах. «Очки, правда, здорово портят парня, — подумала она. — Слишком уж учено он выглядит».

— Ну, не мучаешься от одиночества?

— Пожалуй. Но у меня есть девушка в Денвере, мисс Найт.

Велвет разочарованно вздохнула.

— Ясно. — И грустно сказала: — Счастливая девка! '

— Ты так сразу отступила…

— Я никогда не была причиной раздоров между любящими голубками. — Видя, как удивленно поднялись брови Джейка, она добавила: — Даже у шлюх есть принципы, красавчик.

Чуть улыбнувшись, паренек кивнул и тут же вернул очки на переносицу.

— Вон там, это Шон Гэллоуэй? — спросила Виктория, кивнув на угол.

Велвет повернула голову, в глазах ее отразилось сочувствие.

— Похоже, парень решил упиться до смерти.

— Ага, только дурной пример заразителен, — заметила она, указав на другого посетителя салуна, застывшего над бутылкой почти так же горестно, как и Шон

Нахмурившись, Велвет перевела взгляд с одного страдальца на другого.

— Странно!

— Что?

— Шон и Рэйф — друзья. — «По крайней мере были», — добавила она про себя. — Думаю, у них общее горе.

— Рэйф что-то испытывал к Келли? Велвет бросила на Джейка испытующий взгляд и сразу посерьезнела.

— Ничего такого, о чем ты подумал. Виктория молчала, ожидая продолжения.

— Рэйф только недавно познакомился с ней, за месяц-два до того, как она погибла. — Видя, что Джейк с интересом слушает, Велвет снизошла до подробностей: — Рэйф и Шон разбогатели на «Сердце Дублина» вместе. Владел месторождением Шон, но половину прибыли он отдавал напарнику. Потом Шону надоело копаться в земле, и Рэйф куда-то на пару лет уехал. За это время Шон женился и создал свое ранчо.

— А как шли дела у Рэйфа?

Велвет жестом попросила бармена наполнить бокал шампанским. Официантка тотчас его принесла.

— Говорят, он разорился, — ответила она, пригубив. — Наводнение или что-то в этом роде. У Шона же дела шли куда успешнее: он из семьи владельцев ранчо и разбирается в этом до мелочей. — Найт повернулась к зеркалу, чтобы как следует рассмотреть Шона. От него просто веяло отчаянием. — Вряд ли он когда-либо оправится… Келли была для него всем.

— Вы были знакомы?

— Ее знали все. Красивая блондиночка, отличная швея. — Велвет пригладила оборки своего платья, в который уже раз отметив тщательность работы. — Она была очень добра, даже ко мне.

— Тебя нельзя не любить, Велвет, — слегка толкнула ее локтем Виктория.

К ее удивлению, Велвет Найт, самая дорогая шлюха во всем Колорадо, зарделась, как школьница, а затем, странно захлопав глазами, натянуто рассмеялась:

— Знаешь, я даже была замужем. — «И чего я начала рассказывать об этом? — удивилась Велвет. — Наверное, потому, что Джейк в отличие от других стал меня слушать». — Но он был убит в схватке с апачами. Индейцы сожгли все, что у нас было. Мне пришлось искать средства прокормить своего ребенка.

— Ребенка?! — ошеломленно повторила Виктория.

— Я отправила ее далеко, — Велвет махнула рукой, — чтобы она не видела, как ее мама обслуживает мужчин. Мне нужно… — Она замолчала, стараясь справиться со спазмом. Воспоминания о живущем где-то ребенке всегда давались ей нелегко.

— Тебе тут, наверное, очень одиноко. — Виктория накрыла ладонью ее дрожащую руку. — Без семьи. Велвет закусила трясущуюся губу.

— Ты не по летам умен, малыш. — Чтобы успокоиться, Велвет поднесла бокал ко рту и внезапно, бросив взгляд в зеркало, нахмурилась: — Похоже, старые друзья — вечные друзья.

Повернувшись, Виктория увидела, как Рэйф, худощавый светловолосый человек, медленно направляется к столику Шона. Гэллоуэй, казалось, его не замечал, впрочем, как и все окружающее. Только когда Рэйф заговорил, Шон поднял голову. Но именно в этот момент девушка переключила свое внимание, ибо дверь с надписью «Не входить» отворилась, и в проеме показался облаченный в черный костюм Бэкет. Кое-кто сразу повскакивал с мест, чтобы поприветствовать хозяина салуна. Виктория только скрипнула зубами, наблюдая, как непринужденно, почти весело Бэкет пожимает руки посетителям и дарит им ослепительные улыбки. «Черный цвет тебе идет, — мрачно подумала детектив. — Да и красный жилет сидит отлично. Красный — цвет крови. Сколько бы ты ни мылся, ублюдок, кровь всегда будет капать с твоих пальцев».

Какой-то шум заставил Викторию повернуться: оказалось, Рэйф рухнул на пол. Шон же все еще сжимал кулаки.

На несколько секунд в салуне воцарилась гробовая тишина. Взгляды всех присутствующих были устремлены на Шона. Молча постояв над поверженным противником, тот бросил на стол пару монет и двинулся к двери.

Рэйф не сразу пришел в себя. Сначала раздался слабый стон, затем он пошевелился, повернулся на бок и с трудом встал на колени. Изо рта его сочилась кровь. Подняться сам он не мог и потому просительно поднял руки, чтобы ему помогли. Бэкет поспешно подошел к пострадавшему, дружески похлопал по спине, помог выпрямиться и проводил до дверей салуна. Виктория не слышала, что говорил Бэкет, Рэйф только слабо кивал. Ей подумалось, что в подобном состоянии парень не сделает и двух шагов: просто рухнет как подкошенный да так и останется лежать на земле.

Бэкет жестом приказал пианисту продолжать, и в салуне почти мгновенно зазвучала веселая музыка. Оглядев зал, хозяин салуна заметил Велвет за столиком Виктории и направился к ним.

Виктория поднесла кружку к губам, стараясь прикрыть лицо, и долго отхлебывала, как бы растягивая удовольствие.

— Надеюсь, ты не испугалась? — раздалось совсем рядом.

Взяв Велвет за руку, Бэкет низко наклонился, чтобы запечатлеть деликатный поцелуй. Виктория глазам своим не поверила — как этот монстр смел изображать из себя благородного рыцаря?!

— Я боялась, что начнется драка. Синие глаза Бэкета метнулись к двери.

— Не могу понять, что они не поделили. — Он вздохнул, и вновь его лицо осветилось любезной улыбкой: — Как себя чувствует Ди?

— Лучше, но она еще не отдохнула.

— Пусть завтра же навестит доктора Макларен. Ты не могла бы проследить за этим?

— Конечно.

— Я знал, что ты согласишься. — Подняв руку, он жестом попросил принести бокал шампанского. — И сообщи мне о результатах. А как насчет ответа на мое предложение?

Велвет подняла на него глаза.

— Да, Алдженон. Я тебе сообщу.

Кивнув, Бэкет отошел от столика. Теперь Виктория могла перевести дух.

— Что еще за предложение?

Оглянувшись по сторонам, Велвет придвинулась ближе.

— Предлагает мне купить «Жемчужину». Ты можешь представить меня в роли совладелицы салуна?

— Здорово! — «Но с чего бы Бэкету так расщедриться? — подумала Виктория, глядя, как хозяин заведения прощается с постояльцами, желая им доброй ночи. — Может, предлагая долю, он хочет развязать себе руки?»

Как только Бэкет исчез за дверью своей комнаты, Виктория поспешно попрощалась с Велвет и вышла на улицу. Она решительно зашагала по дощатой мостовой, и тут, опережая ее, стремглав пробежали двое. Один из них случайно задел девушку плечом с такой силой, что, даже постороннившись, она едва удержалась на ногах. В ней тотчас проснулось желание ответить грубияну, но она быстро взяла себя в руки. К тому же было уже поздно и ей хотелось спать.

Предвкушая сладкое забытье, Виктория ускорила шаги.

Однако внезапный, полный боли стон заставил ее остановиться. Нахмурившись, детектив обернулась, пытаясь определить, откуда доносится звук, затем торопливо направилась к загону для лошадей. Было уже темно, однако она разглядела фигуру сидящего у конюшни человека. Увидела она и пистолет в его руке.

Человек поднял пистолет, в лунном свете жутко сверкнуло дуло. Какое-то мгновение Виктория думала, что целью является она, но сидящий мужчина приложил оружие к своей голове и щелкнул предохранителем. Виктория стремительно бросилась вперед.

Глава 10

Всю дорогу до ранчо Крис проклинал себя за то, что позволил посторонней ввязаться в расследование. Да, она сделала несколько удачных замечаний, но это еще не основание, чтобы совать нос не в свое дело.

С трудом подавляя зевоту, Крис неприязненно следил, как Виктория осматривает окрестности. Что, черт побери, она здесь ищет? Неужели считает, что убийца Келли Гэллоуэй прячется от нее среди этих деревянных обломков?

Опустившись на колени, Виктория ткнула карандашом в утоптанную землю. Здесь повсюду валялись обломки загона, откуда несколько дней назад удрала тысяча тонн отменней-шей говядины.

Снова поднявшись на ноги, девушка внимательно вгляделась в какой-то клочок на кончике карандаша. Крис нахмурился:

— Похоже, ты нашла кусок ее халата…

Виктория молча отправила находку в полотняный мешочек, затем бросила взгляд на наручные часы и широким шагом направилась к коровнику. Его ворота тоже были разбиты. Здесь девушка снова опустилась на колено, подняла здоровенную палку и внимательно осмотрела ее конец.

— Никого здесь не было после трагедии? Посерьезнев, шериф отрицательно покачал головой. Что такое здесь найдет она, чего не смог обнаружить он?

— Шон не открывал даже нам. Он заперся в доме и не отдавал ее тело. Когда он все-таки открыл, она уже была приготовлена для похорон. — Крис опустил голову, вспомнив, как жутко было изуродовано прекрасное лицо Келли.

— Когда это случилось? Он посмотрел на нее в упор.

— За два дня до ареста Мэйсона.

«Теперь ясно, почему он на меня так накинулся», — подумала Виктория, внимательно оглядывая плотно утоптанную копытами землю.

Внезапный выстрел, расколов утренний воздух, заставил девушку прижаться к земле. Крис же даже не вздрогнул от резкого звука. Повернувшись, он направился к дому, на пороге которого, широко расставив ноги, замер Шон Гэллоуэй. В руках он сжимал ружье.

— Убирайся с моей земли, шериф!

— Спокойнее, Шон, — поднял руку Крис. — Мой друг Джейк, — Свифт повернул голову к Виктории, — полагает, что знает причину смерти Келли.

Девушка уловила сомнение в голосе шерифа и не на шутку разозлилась. Именно злость заставила ее резко подняться и решительно двинуться к Шону.

Гэллоуэй направился им навстречу, глядя на Викторию так зловеще, как забойщик смотрит на быка.

— Где твоя собака? — поинтересовался Крис.

— Я похоронил ее вместе с Келли.

Было видно, как сильно Шон переживает смерть своей жены, но Виктория постаралась отбросить всякую жалость — они с шерифом прибыли сюда по делу. Она уже замерила расстояние между местом, где была убита Келли, и домом и вычислила, что шагом это расстояние покрывается за три минуты. Теперь уже можно сделать кое-какие предположения.

— Пожалуйста, поправьте меня, если я что-то напутаю. Шон повесил ружье на плечо и с удивлением уставился на паренька.

— Итак, Келли поднялась с кровати по нужде, отвязала собаку. Но когда собака…

— Аттикус. Виктория кивнула.

— Но Аттикус куда-то исчез, и она пошла его искать. — Девушка пожала плечами. — Очень странно — ну, убежала куда-то собака, чего тут тревожиться? — Она бросила взгляд на коровник, затем снова повернулась к Шону: — Шериф говорил, что вы слышали волчий вой?

Шон кивнул, буравя ее настороженным взглядом.

— А мог завыть не волк, а ваша собака?

Подняв брови, хозяин на секунду задумался, затем снова бросил на Викторию пристальный взгляд. Зеленые, налитые кровью глаза, страшная щетина, угрюмое выражение лица — девушку даже пот прошиб, что было очень неприятно под маской.

— Возможно, — произнес он наконец. — Я выскочил из дома, когда стадо уже умчалось. Топот звучал, как шторм. Я и представить не мог, что произошло, пока… — Он на миг опустил глаза и глубоко вздохнул. — Аттикус лежал рядом с Келли, когда я их нашел. — Он замолчал, видимо, стараясь отогнать неприятные воспоминания.

— Я думаю, она услышала собачий вой и отправилась узнать, в чем дело. И вот здесь она кого-то увидела. — Виктория показала на отпечатки ботинок, ведущие мимо коровника к воротам. — Смотрите, у ботинок невероятно тупые носы. — Она показала на упавшую ограду. — Там я нашел отпечатки маленьких туфелек — значит, Келли шла вдоль ограды. Следы Аттикуса я нашел только у ворот. — Шон и Крис разом наклонились, разглядывая отпечатки подошв. — У вас, например, носы ботинок острые, у шерифа тоже, а вот носы моих ботинок округлые. Теперь посмотрите сюда. — Виктория показала им палку, которую держала в руках. — По-видимому, Аттикус залаял, когда увидел чужого. За что поплатился жизнью: его убили вот этой палкой. Потому вы и слышали вой.

— С чего ты взял? — недовольно буркнул Крис. Виктория нахмурилась. Уж от него-то этого она никак не ожидала!

— У Аттикуса был бело-коричневый окрас? Шерсть длинная? — тут же спросила она Шона.

— Да, он был колли, — ответил Шон дрогнувшим голосом. В глазах его отразился благоговейный страх.

— Клочья шерсти остались на обломке палки. А вот и кровь видна. Все остальные, — она показала на лежащие на земле жерди, — разбросаны скотом. — Виктория протянула палку Крису, и он сам убедился, что кончик побурел от крови. — А эту палку он подобрал не здесь. Очевидно, гангстер подготовился заранее, зная, что на ранчо есть собака.

Сведя брови на переносице, Шон удивленно взглянул на Криса.

— Гангстер — это преступник, — авторитетно пояснил тот.

— Разыскивая Аттикуса, Келли, вероятно, увидела злоумышленника, а там, где она шла, — как раз узкий проход для скота. Когда ворота открыли, стадо смело и ее, и ворота, и ограду.

Шон провел рукой по лицу. В глазах его застыл ужас.

— Очень сожалею, мистер Гэллоуэй. Я слышал, вы очень ее любили.

Хозяин скорбно кивнул.

— Но почему же она не побежала? — произнес он. — Келли всегда прекрасно владела собой. — Он поднял глаза на Криса: — Ты ведь знаешь, она боялась только змей.

Шериф перевел взгляд на Викторию, ожидая от этой проницательной женщины каких-либо убедительных объяснений.

— Что-то ее очень удивило, мистер Гэллоуэй. Например, то, что злоумышленник ей хорошо знаком.

— Рэйф! — прошипел сквозь зубы Шон, с силой сжав ружье.

— Я нашел его прошлым вечером, после того как вы ударили его в салуне. Он сидел у конюшни, но добрался туда не сам. — Встретившись глазами с Крисом, Виктория словно прочла в его глазах: «Что же ты не рассказала мне об этом раньше?» — Тем вечером на меня, не разбирая дороги, налетели двое: очень уж спешили, хотели остаться незамеченными. Видимо, они избили его до бессознательного состояния, надеясь, что виновным сочтут Шона. — Она посмотрела Гэллоуэю прямо в глаза. — Все видели, как вы его ударили. Когда я нашел Рэйфа, он едва дышал и собирался покончить счеты с жизнью.

Шон сделал шаг к Джейку.

— Он мертв?

Виктория отрицательно мотнула головой.

— Я отвел его к Велвет.

— Но зачем он это сделал?

— Задолжал много денег.

— Боже, Рэйф прекрасно знал, что я готов дать ему сколько угодно, отдал бы все до последнего цента.

— Гордость не позволила Вы уже дали ему часть «Сердца Дублина».

— Нет, он сам его заработал.

— Может быть. Рэйф сказал мне, что должен компании «Флэт Пик» за оборудование. Думаю, когда вы не согласились продать свою жилу, кто-то решил вынудить вас сделать это. Потеряв весь скот, вы бы разорились и были бы вынуждены продать «Сердце Дублина». Келли же погибла по чистой случайности.

— У тебя есть доказательства? — спросил Крис, глядя на нее каким-то странным взглядом.

— Кроме следов ботинок и слов Рэйфа? И этого? — Она кивнула на окровавленный конец палки. — Нет. Рэйф сказал, что у него в мыслях не было ничего дурного. — Голос девушки дрогнул. — Он так близко к сердцу принял смерть Келли, что решил умереть.

Шон застыл, так и не убрав палец со спускового крючка. Виктория подумала, что она, вероятно, смотрелась так же над мертвым Коулом.

— Он связан и никуда не уйдет, мистер Гэллоуэй, — произнесла Виктория.

— Хорошо, — буркнул Шон. — Значит, будет прекрасной мишенью.

— Нет!

По его удивленным глазам она поняла, что крикнула женским голосом. Но Шон не обратил внимания, он уже шагал к коровнику.

Виктория повернулась к Крису.

— Это был несчастный случай. Рэйфа подставили. Останови его!

Шериф не двинулся с места.

— Он его не убьет…

— Если бы Рэйф успел нажать на спуск, обвинили бы Шона. На это и рассчитывали.

— Понятно. — Губы шерифа сжались.

— А если я не права?

— Ты права, сама это знаешь. Виктория покачала головой:

— Все равно надо проверить, подходят ли его ботинки, есть ли у него алиби на ту ночь, надо допросить его. Мы должны…

— Мы ничего не должны, — отрывисто бросил Крис, решительно направляясь к Шону, который уже седлал лошадь. Схватив владельца ранчо за плечо, шериф развернул его и нанес сильнейший удар в челюсть. Тот упал как подкошенный.

— Что, черт возьми, ты делаешь? Крис склонился над неподвижным телом.

— Путь успокоится. А Рэйфа я пока спрячу за решеткой.

— А что ты хочешь сделать с этими негодяями из «Флэт Пик»?

— Это уж мое дело, Вик… — Он поднял на нее глаза. — Джейк.

В этом коротком слове ясно прозвучала неприязнь — ему не нравилось так ее называть.

Нагнувшись, шериф связал руки Гэллоуэя веревкой. Затем вскочил на лошадь и, сорвавшись с места, перевел ее в галоп.

Назад Виктория ехала медленно. Удар шерифа в челюсть был столь внушительным, что теперь девушка уже побаивалась встречи с ним. То, что женщина с легкостью распутала дело, в котором он не смог разобраться, явно вывело блюстителя закона из себя. Не мог же он знать, что их разделяет сто двадцать пять лет развития криминалистики.

Остановившись возле конторы шерифа, Виктория устало соскользнула с лошади, привязала повод и шагнула в прохладу дома в тот самый момент, когда Ноубл с грохотом закрыл дверь тюремной камеры. Увидев Джейка, помощник шерифа широко улыбнулся:

— Чертовски удачное расследование, Джейк. — Он энергично пожал руку Виктории.

— Я старался, мистер Бичем, — сказала она, пытаясь разглядеть, кто те двое, что сидели в одной камере с Рэйфом. Ноубл перехватил этот взгляд.

— Рэйф нам рассказал, как эти двое его обрабатывали. Они признались почти сразу, я никому и руку сломать не успел.

«Владельцы „Флэт Пик“, — решила Виктория. Одного она наконец узнала: именно он налетел на нее в тот злополучный вечер.

— Осталось только найти их босса, — добавил Ноубл, оглядываясь на заключенных.

Викторию удивил взгляд Рэйфа: мрачный, враждебный — словно, решив спасти его от самоубийства, она совершила тяжкое преступление.

— Так значит, моя версия подтвердилась? — спросила Виктория шерифа.

— О да, — охотно отозвался Ноубл, прежде чем это сделал Крис.

Чувствуя себя как на иголках под сумрачными взглядами Рэйфа и шерифа, Виктория направилась к двери.

— У меня полно дел, — пробормотала она, потянувшись к двери.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату вбежала молодая женщина. Вспомнив, что на ней наряд Джейка, Виктория на шаг отступила, любезно предлагая женщине пройти. При появлении незнакомки все присутствующие, включая и находившихся в тюремной камере, поспешили подняться со своих мест. Та лишь нетерпеливо махнула рукой, разрешая всем сесть, и повернулась к шерифу.

— Не хотелось бы вас беспокоить, Крис… — начала она с чуть заметным британским акцентом.

— Опять то же самое?

— По всей видимости. Я наняла сторожа, поскольку Рейд уехал из города, но его нашли без сознания и с окровавленной головой.

— Что украли на сей раз?

Порывшись в ридикюле, женщина вынула сложенный листок.

— Настойка опия, экстракт мака.

— Кто-то решил хорошенько повеселиться, — подал голос Ноубл.

Виктория поняла, что перед ней — доктор. Женщина-врач?! В 70-х годах девятнадцатого века редкая женщина отваживалась на такое.

— Простите, доктор…

Дженни Макларен удивленно повернула голову:

— Да?

Виктория приподняла шляпу:

— Джейк Фэррел, мэм. Не могли бы вы сказать, для чего используют эти наркотические средства?

— Ну, это очевидно. С их помощью облегчают сильную боль и, конечно, используют при операциях.

— Больше ничего не взяли?

Виктория буквально почувствовала, как помрачнел Крис.

— Кое-какие очень дорогие приборы.

— А что брали раньше?

— В прошлый раз ничего не успели. Я появилась вовремя и выгнала их вон.

— Доктор чертовски здорово владеет ножом, Джейк, — г довольно хмыкнул Ноубл.

За эту любезность доктор отплатила помощнику шерифа ослепительной улыбкой.

— Но как же используют эти средства похитители? — Виктория подумала, что этот вопрос скорее относится к ее, двадцатому, веку.

— Ну, если их украли для своих нужд, то можно переработать в порошок, а затем использовать для укола в вену.

— Господи! Кто же захочет колоть себя иглой по соб-твенной воле? — изумился Ноубл.

— Наркоман, — ответили обе женщины одновременно.

Виктория знала, что именно из мака изготавливают и героин, и морфий. Причем оба средства смертельны, если нарушить технологический процесс их изготовления. Скорее всего так и произойдет: преступники похитили собственную смерть.

И тут она вспомнила!

— В отеле был один человек, высокий и худой, который нюхал какой-то порошок, — повернулась Виктория к Крису. — Мне об этом говорила горничная отеля, Клара Мэрфи. — Шериф насмешливо скривился, но девушка ничуть не смутилась. — Она нашла в его номере множество пустых пузырьков с каким-то белым налетом на стенках.

— Он занимался очисткой! — воскликнула Дженни.

— В комнате он устроил настоящий разгром, словно с ума сошел. Слуга отеля, мальчик двенадцати лет, может дать полное описание.

— Вы же сказали, он уехал? — произнесла Макларен, удивленно переводя взгляд с незнакомца на шерифа.

— Если он обокрал ваш кабинет, значит, находится где-то неподалеку, — ответил Крис. — Я пошлю помощника, пусть последит за вашим домом, Дженни. Когда должен вернуться Рейд?

— Сегодня. — Доктор расплылась в улыбке.

— Ну, тогда я за вас спокоен.

— О, ради Бога, Крис, я вполне способна позаботиться О себе сама. Я только боюсь, что украденным кто-нибудь воспользуется для неблаговидных целей.

— А меня больше беспокоит ваша безопасность. Если с вами что-либо случится, Рейд мне голову оторвет!

По комнате раскатился смех Дженни, звонкий, как колокольчик. Лица мужчин тотчас озарились улыбками. И тут доктор, поднявшись на цыпочки, запечатлела на щеке шерифа поцелуй. Сердце Виктории так и забилось от ревности. Но это был не последний удар. Приблизившись к Крису, Дженни зашептала ему на ухо какие-то непонятные гортанные слова. Они еще и секретничают на языке индейцев!

Затем Дженни подошла к камере и сочувственно посмотрела на распухшее лицо Рэйфа.

— Сегодня же приведи ко мне этого человека, Крис. Ему нужна медицинская помощь.

— Обязательно, — буркнул тот.

Дженни же направилась к двери, но на мгновение остановилась, окидывая благодарным взглядом снова поспешно вскочивших мужчин. Джейк распахнул перед ней дверь.

— Спасибо, мистер Шэррел. Вы очень учтивы.

Виктория кивнула, как это сделал бы любой мужчина на елова прелестной женщины, и миссис Макларен исчезла за порогом. Виктория же застыла в дверях, недоумевая, как достичь столь легкой походки, двигаясь с целым гардеробом на плечах. Нет, у нее никогда не появится и малой толики женственности этой леди. Однако долго тосковать ей не пришлось: на дороге показался какой-то всадник, и, напрочь забыв г про всякую осанку и грацию, Дженни, взвизгнув от радости и подобрав юбки, припустила к нему что было мочи. Тот поспешно соскочил, и через мгновение женщина уже блаженствовала в его объятиях. Они неплохо смотрелись: Дженни и ее муж-здоровяк гигантских размеров, с широкими плечами и длинной, по пояс, бородой. Таких мужчин Виктория не видела никогда в жизни.

— Шериф, а Джейк-то — сопляк сопляком, но как помогает! За один день раскрыл два преступления! — восторженно воскликнул Ноубл.

— Да, — мрачно отозвался Свифт. — Мои поздравления, Джейк.

О, эти слова дались ему с большим трудом. Виктория вернула очки на переносицу и по-мальчишески шмыгнула носом.

— Я просто хотел помочь.

Почесывая руку, она толкнула дверь плечом и направилась прочь.

К ее удивлению, шериф последовал за ней.

— Ну что, довольна? *

— Простите? — Его тон ей не понравился. — А, поняла. Не можешь пережить, что я определила, как погибла Кел-ли. И что мне посчастливилось работать в отеле, где обосновался наркоман.

— Любопытно было бы узнать, откуда у тебя столь обширные познания о наркотических средствах, убийствах, следах крови и шерсти на вещественных доказательствах? Кто ты?

— Н-ну… Человек с широкими интересами.

— Странными интересами.

— Что поделаешь. — Она повернулась, чтобы уйти, но Крис с силой повернул ее к себе. — Шериф, вы же видели, , как я работаю кулаками. Пропустите. Он испытующе вгляделся в ее лицо

— Что-то слишком много ты умеешь для женщины. — Он прямо-таки исходил злостью. — Черт! — Свифт окинул взглядом ее фигуру, она чуть не съежилась от этого взгляда. — А женщина ли ты вообще?

Виктория замерла. Застыла как неживая. Удивленно взглянув ей в глаза, Крис заметил в них отчаянную боль. Ему стало не по себе.

Она вдруг с силой вырвала руку.

— Наверное, нет.

Глава 11

Ударь он ее по лицу, вряд ли было бы больнее. Да, в ней давно нет ничего женского. Ничего. Она этого не хотела, так сложилась жизнь. Просто плыла по течению, впрочем, может, в этом и была ее вина.

Теперь даже этот человек, на которого она явно произвела впечатление при их первой встрече у реки, относится к ней с подозрением и недоверием. Странно, что ее это так сильно задевает.

Опустив голову, чтобы Свифт не видел навернувшихся на глаза слез, Виктория зашагала прочь. Он-ее не окликнул, и потому на сердце стало еще тяжелее.

Пять лет назад, когда она была вне себя от горя, ей казалось, что подобное не повторится. Она ошиблась. Боже, как она ошиблась!

Закусив губу, Виктория с трудом добралась до кузницы и, только войдя внутрь, опустилась на землю и дала волю слезам. «Черт бы тебя побрал!» — простонала она сквозь рыдания.

И тут ей в голову пришла неожиданная мысль. Виктория тут же поднялась, залезла в рундук с сеном и вытащила с самого низа заветный рюкзак. Затем решительно направилась в отель, поскольку в грязной, вонючей кузнице переодеваться ей не хотелось. Очутившись в своем номере, она сняла маску Джейка и посмотрела в зеркало. Лицо местами чуть покраснело от раздражения. Надо бы дать коже отдохнуть, но не сейчас. Если Айви Лиг ищет совладельца для своего салуна, значит, он хочет развязать себе руки для какого-то нового преступления.

Она не будет больше терзаться переживаниями из-за Криса Свифта. Ей надо поймать Айви Лига.

Схватить и доставить его обратно.

Какой же он осел!

Шагая обратно к конторе, Крис поносил себя последними словами. И что он сболтнул-5 Просто вывело из себя то. что надо все время обращаться к ней, как к мужчине. Хотя в этом ли истинная причина? Он и впрямь воспринимал Викторию как молодого парня; она ни разу не ошиблась даже при появлении доктора. Скорее всего злила та легкость, с которой она раскрыла два преступления, заставив его, шерифа, почувствовать себя зеленым юнцом.

А может, причина и не в этом? Виктория когда-то произвела на него большое впечатление — там, в лесу, и позднее, когда спасала жизнь Лаки. Неужели зависть к ее талантам вынуждает так ненавидеть?

Надев шляпу, Крис пригладил пятерней волосы.

Осел и дурак! Конечно, она женщина. Иначе ему не хотелось бы сейчас прижать девушку к себе, покрыть лицо поцелуями, почувствовать ее отклик, сорвать с нее маску… А может, он ненавидит эту дурацкую маску?

Дойдя до конторы, шериф с силой распахнул дверь, прошел к своему столу и тяжело опустился на стул. К счастью, Ноубл увел задержанных в одну из внутренних камер. Не хотелось, чтобы кто-либо видел его в такую минуту.

Но спустя какое-то время помощник вернулся.

— Что ты наговорил этому парню? — спросил он.

— А не ты ли стыдил меня, что я похож на заботливого папашу? — буркнул Крис, не поднимая глаз.

— Эх, хороший малый, зря ты его так…

Крис скрипнул зубами. Мало ему собственных терзаний!

— Шел бы ты… спать.

Слова прозвучали жестко, как приказ. Не оглядываясь, Ноубл повесил ключ на крючок.

— Не забудь отвести Рэйфа к доктору. Свифт поднял тяжелый взгляд:

— К доктору вернулся муж. Немного позже.

Муж. Жена. Люди с постоянными привязанностями в этом непостоянном мире. Впрочем, ему ли кого-то осуждать — он сам всего за день своими руками порвал все нити, связывающие его с двумя женщинами.

Шериф недовольно поморщился — запах щелока бил в нос, а скребок, которым Виктория чистила пол, словно царапал по зубам. Стоя на коленях, девушка работала так яростно, как будто стремилась дотереть доски до дыр.

Крис негромко кашлянул.

— Да? — Она не оторвалась от своего занятия и даже глаз не подняла.

— Виктория ..

На секунду она устало замерла.

— Поживее, шериф! Я очень занята.

— Нам нужно поговорить.

— Вы вчера уже достаточно сказали.

Виновато моргнув, Свифт стащил с головы шляпу.

— Я хотел бы принести свои извине…

— Не надо! — вскочив на ноги, Виктория бросила швабру в ведро с водой. Все вокруг обдало брызгами. — Ты сказал, что думал. Ничего, слыхала и похуже, и от тех, кто знал меня много дольше. Но я знаю, кто я, и меня не волнует, что обо мне говорят. Ни ты, ни кто-либо другой. Я здесь работаю. Понятно? Работаю — и только.

Было видно, что она не простила обиды, и тем не менее разговаривала вполне сдержанным тоном. Ну и самообладание!

— Что это за работа — мыть полы и подвергать свою жизнь риску? — Крис бросил взгляд на намокший подол ее юбки.

Виктория поняла, что проболталась. А все эмоции. Ну что ж, он услышит правду. И отвяжется наконец: уж очень эта правда неприглядна.

— Я работаю в сыскном агентстве. — Девушка помолчала, ожидая, пока до него дойдет. — Зарабатываю на жизнь выслеживанием преступников и доставкой их в полицию.

Шериф ошеломленно молчал. Ему даже не пришло на ум спросить, кого именно сейчас преследует Виктория. Мало ли в стране бандитов, за чью голову обещана награда. Его поразило, что поимкой преступников может заниматься эта худенькая женщина. И что таким образом она зарабатывает на жизнь. Ему, шерифу, никогда бы и в голову не пришло что-либо подобное.

Виктория принялась выжимать тряпку, мышцы на ее руках напряглись. Да, красная огрубевшая кожа… Похоже, он больше ничего не услышит. Пропасть, возникшая между ними, стала еще шире.

Частный сыщик.

Все же ему следовало догадаться.

Остановившись у доски объявлений, Виктория всмотрелась в лица объявленных в розыск преступников. У нее осталась последняя маска, и ей совсем не хотелось, чтобы ее новый облик напоминал кого-нибудь из конокрадов.

К несчастью, шериф не оставил ее в покое. Дважды встретив Викторию на улице, он оба раза пытался с ней заговорить, и оба раза она молча прошла мимо. Зачем поддерживать это знакомство? У него будет своя жизнь, с дочерью какого-нибудь фермера; она же вернется в двадцатый век и лично посмотрит, как Айви Лиг сядет на электрический стул. Хотя лучше было бы поступить с ним по местной традиции: просто повесить.

Виктория устало потерла затылок, стараясь держать голову прямо. Сказывалось постоянное недосыпание, и это было опасно, потому что ей нельзя допускать ошибки в этом смертельном поединке.

Все же профессиональное чутье оставалось таким же острым, и именно благодаря ему Виктория не увидела, а почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Резко обернувшись, она заметила Криса. Сердце ее тревожно забилось.

Вызывая удивленные взгляды, девушка тотчас бросилась прочь. Стук каблуков по деревянной мостовой казался ей таким громким, как звон молотов в кузнице. Только ступив на мягкий ковер гостиницы, она успокоилась. Половицы жалобно скрипнули и затихли.

«И что я бежала? Такая трусиха!»

Ее не оставляло ощущение, что он идет следом. Казалось, легкий ветерок из открытой двери доносит до нее хвойный аромат его одеколона. Подхватив оборки платья, Виктория крепко зажмурилась и взмолилась о том, чтобы шериф здесь не появился и ее покинули странные чувства к нему. Навсегда.

Она обернулась к двери. Никого. Наверное, ее молитвы были услышаны. Странно, но радости она не испытала.

— Пусть Ангус изложит мне все в письменной форме. Только, ради Христа, попроси его писать разборчиво, — буркнул Крис.

— Да, сэр! — отозвался Ноубл. И снова склонился над листом бумаги, тяжело опершись локтями о стол. Не прошло и минуты, как он озадаченно почесал затылок и отложил листок в сторону, чтобы взяться за новый.

— Сет уже вернулся?

— А что такое?

— Отвечай на вопрос, Ноубл! — прикрикнул Крис. — Где его черти носят?

— Может, возвращаясь сюда, он решил поспать или отошел куда-нибудь по нужде?

— Пока дело не кончено, отдыхать не будет никто! Не успел он договорить, как дверь распахнулась и в комнату вошел молодой парнишка.

— Ты опоздал, — сделал ему замечание шериф. — Ну-ка, живо беги, отпусти Томаса, а то он из-за тебя с голоду подохнет!

Помощник, резко развернувшись, споткнулся о порог.

— Что это ты гавкаешь на всех последнее время? — недовольно пробурчал Ноубл.

Подняв глаза, шериф многозначительно прищурился, но помощника эта молчаливая угроза ничуть не испугала.

— Не знаю, какая вожжа тебе под хвост попала, но скоро ты, парень, останешься без помощников. Или успокойся, или заткнись!

Таким тоном позволял себе разговаривать один лишь Ноубл. Всем остальным это могло стоить их белозубой улыбки.

Крис зло уставился в пустоту. А не бросить ли все к чертям и не рвануть ли к Анжеле? Нет, не у Анжелы он хотел бы сейчас оказаться. Но Виктория с ним даже не разговаривает. Последний раз и головы в его сторону не повернула.

— Отправлялся бы ты домой, — буркнул Ноубл уже дружелюбнее.

Крис устало провел по лицу ладонью, откинув упавшие на лоб волосы.

— Когда ты последний раз нормально спал? — «Перед тем, как встретил ее», — мысленно ответил Крис. — Думаю, давно.

— Ты угадал. — Повернув голову, шериф обвел взглядом комнату. — Похоже на ночлежку.

— Я найду кого-нибудь здесь помыть, так что иди отдохни, порадуй Абигайл.

Свифт поднялся со стула и, взяв шляпу, направился к двери. А что, мысль неплохая. По крайней мере яблочные пироги Абигайл просто превосходны.

Не успел он дойти до порога, как в дверь громко постучали. Крис распахнул дверь и застыл с разинутым ртом.

На пороге, смиренно потупив взор, стояла Виктория. Вернее, Клара, скромно одетая, со шрамами на лице.

Шериф сжал кулаки, еле сдерживая желание сдернуть эту ненавистную уродливую маску, но Виктория подняла глаза, грустные и виноватые, и его охватило раскаяние.

Этот молчаливый обмен взглядами весьма удивил Ноуб-ла. Заметив недоумение на его лице, Крис поспешно уступил дорогу гостье, и та неловко прошла в комнату.

— Простите, — выдавила она, делая еще один неуверенный шаг. Кивнув на прощание помощнику, на лице которого стала расплываться какая-то непонятная улыбка, Крис торопливо вышел.

Робко подняв глаза, Виктория чуть заметно улыбнулась. Могучая фигура Ноубла выглядела устрашающе, но веселые глаза совершенно меняли его облик.

— Что надо сделать, мистер Бичем?

— Сделайте так, чтобы было видно, что эту комнату посещают не только мужчины. — Виктория покорно кивнула в ответ. ' — И зовите меня Ноубл. Я не такой надутый, чтобы звать меня «мистер».

Он снова вернулся к бумагам. Дел хватало: тут и распоряжения окружного судьи, и вызовы в суд, и судебная переписка по поводу закрытия компании «Флэт Пик».

Когда он оторвался, Клара уже собрала весь мусор, вымыла пол и даже поставила на подоконник треснувший кувшин с цветами.

— Теперь не так затхло, — произнесла она. Ноубл кивнул.

Виктория огляделась по сторонам, проверяя, все ли убрано. Ноубл же не отрываясь смотрел в ее лицо. Внезапно он отставил стул и, поднявшись, подошел к плите, на которой варился кофе.

— Налить тебе кофе, дорогуша? Ты выглядишь очень усталой.

Виктория с благодарностью приняла чашку из его рук и опустилась на стул.

— Благодарю вас, — с чувством произнесла она. — Я действительно немного… утомилась.

— Неудивительно.

— Вы совсем не следите за своей комнатой. — Подув на горячий напиток, Виктория осторожно сделала глоток.

— Нет, я не об этом. Трудно быть и Мэйсоном, и Джейком, и Кларой — и все в одну неделю

Виктория закашлялась, но тут же поспешно вытерла губы.

— Что вы имеете в виду?

Ноубл не мог не восхититься, ее самообладанием, ибо это было произнесено голосом уродливой старой девы, которую незаслуженно уличили в чем-то постыдном.

Наклонившись к девушке, Ноубл хмуро улыбнулся; во рту его зловеще блеснул золотой зуб. Он быстро схватил ее за руку и поднял вверх: из-под соскользнувшего рукава выглянули наручные часы. Виктория мгновенно освободилась от захвата, мужчина же плюхнулся на стул, держась за свою кисть и с изумлением глядя на гостью.

— Не знаю, как ты это делаешь, но ведь это ты!

— Простите?

Из широкой груди Ноубла вырвался раскатистый смех:

— У меня было три жены. Уж я-то могу отличить женщину от мужчины, дорогуша. Рост и походку никуда не спрячешь.

— Три жены?

Помощник шерифа положил руку на стол.

— Понятно. Хочешь сменить тему. — Он отрицательно покачал головой. — Ничего не выйдет.

Поняв, что ей так просто не отвертеться, Виктория внимательно всмотрелась в глаза Ноубла и, увидев улыбку, облегченно вздохнула.

В любом деле всегда выискивался кто-то, кого не удавалось ввести в заблуждение, какие бы титанические усилия она ни прилагала. Она была так занята мыслями об Айви Лиге, что не позаботилась сменить часы и очки. Ну и попала же она в переплет!

— Он знает? — спросил Ноубл. Виктория кивнула, поставив чашку на стол.

— Думаю, твои маскарады ему тоже не нравятся? Она наклонилась к Ноублу:

— Надеюсь, вы меня не выдадите?

— Нет, если расскажешь, для чего все это, — отозвался тот, поняв, что дело нешуточное.

Она едва сдержала стон, откидываясь на спинку стула. Опять объяснения! Сказать ему, что она актриса, которая стремится вжиться в роль? Но Ноубл вовсе не настолько глуп.

Пришлось выложить, чем она зарабатывает на хлеб. К ее удивлению, Ноубл почти не выразил эмоций.

Помощник шерифа думал совсем о другом. Теперь ясно, почему шериф в последнее время пребывает в столь скверном расположении духа.

— Знаете что, леди? Больше всего на свете мне хотелось бы увидеть ваше истинное лицо.

— Лицо как лицо, мистер Бичем, — печально ответила Виктория, опуская голову. — Поверьте.

«Было бы оно обычным, — подумал Ноубл. — Кристофер Свифт не рвал бы волосы на своей голове».

Глава 12

Слуга бросил удивленный взгляд на намыленное лицо Виктории. Улыбнувшись, она посторонилась, выпуская его из номера с еще не обсохшей ванной. Сунув парню мелочь, она поспешно закрыла дверь и обессиленно к ней прислонилась. Дело в том, что, когда постучал слуга, Виктория сняла лишь половину маски и потому ей пришлось спешно намыливать лицо.

Подойдя к кровати, Виктория сбросила платье и сразу ощутила легкость и свободу движений. Потом достала из комода блузу, последнюю чистую вещь, которая стоила солидную по девятнадцатому веку сумму — тридцать центов.

Натянув блузу, девушка развязала затянутое на голове узлом полотенце. Волосы еще не высохли и, взъерошив их, Виктория распахнула окно, подставляя голову холодному утреннему ветру. Потом тряхнула ноющими руками.

«Я столько не трудилась со времен лагеря для новобранцев».

Казалось, болела каждая мышца. Еще бы, десять загонов в конюшне и столько же номеров в гостинице — и везде надо поддерживать чистоту!

Сегодняшнее мытье в ванной и стирка нарядов Джейка и Клары заняли у нее около часа. Сколько же времени требовалось на мытье и стирку женщинам девятнадцатого века?

Виктория бросила взгляд на развешанные на крючках мокрые платья. «Надену еще раза два, не больше — маски уже чуть держатся на коже».

«А ты себя не обманываешь? — мысленно продолжила разговор с собой Виктория — Тебе не хочется больше надевать на себя эти нелепые наряды совсем по другой причине — из-за Криса».

При одной только мысли о нем сердце девушки гулко забилось. «Да женщина ли ты вообще?» Сколько подозрения было в его глазах, сколько пренебрежения в голосе.. Закрыв лицо руками, Виктория тяжело оперлась локтями о крышку комода. Странно, что ее это так задевает. Так не должно быть. Не должно!

Но от его слов по-прежнему перехватывало дыхание

Черт бы его побрал! Из-за него она чувствует себя сейчас уродливым гадким утенком.

Нет, слезы — для детей и слабонервных. Она сдержала-таки готовые вырваться из горла рыдания и, часто заморгав, подняла голову. Внезапно она резко обернулась, одновременно выхватывая из-за пояса пистолет

— А я все ждал — когда ты со своим острым чутьем меня заметишь?

Из темного угла в комнату шагнул человек Тот самый, который в последнее время завладел ее снами.

— Уходи отсюда, — указала она пистолетом на дверь.

Крис тем временем обошел кровать, окинул взглядом ее маленькие ступни у самого подола, направленное ему в сердце дуло пистолета, восхитительное и прекрасное лицо без маски и уставился в ее золотистые глаза, сейчас красные и воспаленные.

«Уж не плакала ли она'1» — удивился он.

— Хочешь меня застрелить?

— Лучше не искушай. Я ясно сказала, что тебе надо |сделать.

— А если я не хочу? Виктория яростно фыркнула.

— Убирайся, Крис! — В первый раз она назвала его по имени.

— Ни за что. — Не отрывая взгляда от ее глаз, он медленно двинулся вперед.

— Неужели? — Раздался негромкий щелчок предохранителя.

— Да.

Рука Виктории дрогнула. Он подошел вплотную, навалившись на пистолет грудью. Она затаила дыхание.

— Уходи, Крис, прошу. — Это прозвучало как мольба. — Тебе здесь нечего делать.

— Нет, есть что. И ты сама знаешь…

Она лишь смотрела на него в упор, он отвечал ей тем же.

— Виктория.

От этого слова ее словно током ударило. Никто и никогда еще не произносил ее имя с такой теплотой.

Подняв ствол вверх, Виктория снова щелкнула предохранителем и бросила пистолет в ящик комода.

— У тебя очень красивые глаза.

— Иди к дьяволу!

На лице его мелькнуло удивление.

— Не тратьте сил на лесть, шериф. Мое время слушать комплименты прошло.

— Прости, если мои слова тебя как-то задели. Ее почти тронула его искренность. Почти. Она повернула голову, невидяще глядя прямо перед собой.

— Ладно. А теперь уходи.

Но он сделал шаг вперед, и она резко отпрянула, рассердившись, как дикая кошка. Он сделал еще шаг, она снова отступила. И уперлась спиной в стену. Отходить, больше было некуда.

Он оперся о стену, прямо над ней.

— Вот уж не думал, что увижу страх в твоем взгляде. Она сверкнула глазами.

— И вовсе я не боюсь.

— Тогда почему ты дрожишь?

— Очень хочется тебя ударить.

— Лгунишка, — выдохнул он, приблизившись.

Волосы Виктории почему-то пахли корицей и имбирем, и, наклонив голову, Крис жадно впитывал этот аромат. Девушка же только вжималась в стену, не желая его прикосновения.

— Ты и в самом деле хочешь выстрелить? — произнес он, чуть отстранившись и заглядывая ей в глаза.

— Если ты уйдешь, я могу передумать.

Уголок его рта чуть дрогнул в усмешке. Несколько секунд он, словно степное животное, вдыхал малознакомый запах. Затем наклонился, и Виктория чуть не задохнулась. Жар его дыхания опалил ей лицо.

— Но я не хочу уходить.

— А чего ты хочешь? — прошептала она одними губами. и Крис почувствовал, как натянуты ее нервы-

— Сейчас увидишь. В глазах ее отразилась горечь. Напрасно он произнес эти Слова.

— Понятно. — В голосе Виктории сквозило разочарование.

— Не может быть. Мне самому еще непонятно.

Она удивленно подняла брови.

Теперь он был совсем рядом, но пока еще по-прежнему не прикасался к ней. Казалось, огонь его души подобрался слишком близко. Слишком! Она буквально ощущала его тепло, запах кожи… Виктория закрыла глаза, пытаясь справиться с растущим желанием, но в памяти уже всплыло ощущение тяжести его тела, широкой груди, бедер… Боже, как ей хотелось повторения!

— Передо мной сама красота, — прошептал Крис. Виктория попыталась возразить, но он приложил палец к ее губам.

— Я всегда это видел, под какой бы маской ты ни была. Он мягко коснулся губами ее подбородка, шеи. Виктория с трудом выдохнула, но получился протяжный стон.

— Таких, как ты, я еще не встречал. Таких решительных и сердитых.

— Я не сердитая, — ответила она, повернув голову. — Так получается только с тобой.

— Жаль. — Ее вновь опалил жар его дыхания. — Мне хочется увидеть женщину без маски.

— Ты сильно опоздал со своими желаниями.

— Нет, — прошептал он ей в самое ухо, и от этого шепота Виктория вздрогнула всем телом. — Она здесь. Я видел ее в лесу. — Голос его стал хриплым. — И сейчас.

— Крис… — Прикусив губу, она закрыла глаза.

Он коснулся губами впадинки у ее ключицы, и сердце Виктории бешено забилось, в груди все заныло от нестерпимого желания.

Его ладонь осторожно скользнула на ее плечо.

— У тебя самые прекрасные на свете плечи, — прошептал Крис и тихонько лизнул. — Никогда не закрывай их.

Она уже задыхалась от страсти. Его пальцы на плечах жгли, как раскаленное тавро. Нежность и деликатность Криса ее словно зачаровывали, лишая желания сопротивляться. Ей захотелось ответить на поцелуй, но она наверняка совсем потеряет голову. Боже, как давно это было — ее целовали не вежливо, на прощание, а жадно и яростно'..

— Посмотри на меня.

Подняв глаза, она смущенно моргнула, и Свифт заметил слезинки на ее ресницах. Несмотря на всю свою браваду, перед ним была всего лишь слабая хрупкая женщина.

— Что ты делаешь? — едва ли не простонала она. Его внимательные глаза стали печальными.

— Хочу доказать, что мы встретились не случайно.

— Крис…

— Неужели ты сама не видишь?

Она на миг закрыла глаза, затем вновь открыла.

— Я словно стою на краю пропасти…

— Клянусь, Вик, я не дам тебе упасть.

Он снова оперся о стену над ее головой и нечаянно коснулся ее груди. Виктория невольно вскрикнула

Но он заглушил этот возглас губами. Она вздрогнула: ее словно током ударило, но уже в следующее мгновение их губы слились, а из груди ее вырвался протяжный стон. Крис инстинктивно раздвинул коленом ее ноги и, больше не сдерживаясь, стал осыпать лицо любимой жаркими поцелуями, а затем осторожно проник языком ей в рот. Тело ее вмиг отозвалось каким-то диким, свирепым, необузданным желанием, лишив зачатков самообладания Что бы он ни делал, этого было недостаточно, в жилах ее бушевала кровь, ноги подгибались, грудь изнывала от сладостной муки.

Жалобно скрипнула деревянная стена под тяжестью их тел.

— Дотронься до меня, Виктория! Пожалуйста, дотронься .

Она не ответила Тогда он запустил руки ей под блузу и, пробежав пальцами по спине, прижал к себе Вздрогнув, Виктория попыталась отстраниться, но Крис уже коснулся ее груди. Вспыхнувшее с новой силой желание заставило ее обнять его за шею, и в следующую секунду Виктория выгнулась дугой: он ласкал ее соски Внезапно Крис отпрянул Удивленно открыв глаза, она увидела, что он расстегивает ей блузу — пуговицу за пуговицей. Наконец он откинул полы и подался назад, ни на минуту не прекращая пожирать ее тело глазами.

— Боже! — тяжело сглотнул он.

Перед ним предстало само совершенство Белые, не тронутые солнечным загаром груди, округлые, словно жемчужины, будто из слоновой кости плоский живот… Трясущимися руками Крис провел по ее бедрам и нетерпеливо сдернул юбку. При виде ее стройных ног его словно жаром обдало. Только невероятным усилием воли он удержался от того, чтобы немедленно не скинуть джинсы и ..

Подняв глаза и встретившись с ней взглядом, Крис, к своему изумлению, увидел страх

— Как ты прекрасна. . — прошептал он, млея от наслаждения. — Ты так же прекрасна и на вкус?

Он языком пробежал по ее коже, и Виктория затаила дыхание. И с каждой секундой ее все сильнее захлестывала волна новых непередаваемых ощущений.

С губ Виктории сорвался низкий стон. Она запустила пальцы в мягкие волосы Криса, с силой прижала его голову к груди, его влажные губы к своим соскам и совсем обессилела. Ни один мужчина не поднимал ее до таких высот блаженства не был способен разбудить все ее естество, толкая на безумства, не заставлял жаждать, словно воды в пустыне, все новых и новых ласк. И лишь этот шериф из девятнадцатого века сумел разбудить ее, отыскивая такие местечки, дотрагиваясь до которых он порождал блаженные теплые волны. Мужские руки вновь скользнули по ее спине и с силой притянули ее за ягодицы. Невероятно возбуждающее движение! Виктории захотелось большего, чем просто прикосновений. Чтоб он провалился в ад! Много большего!

Крис чувствовал, что желание буквально захлестывает ее. Это было почти как поединок — кто кого быстрее заставит потерять голову. Но в этом поединке он собирался одержать победу и потому осторожно дотронулся до ее заветной расще-линки. Виктория вскрикнула.

— А-ах! Боже, Крис…

— Не противься.

— Не буду, если ты хочешь…

Он поймал ее слова губами, и она тотчас проникла рукой ему в джинсы.

Крис ни на мгновение не оставлял ее без внимания — и вот уже натянутая как струна Виктория задрожала, жадно хватая ртом воздух. В эту секунду в его голове не было ни одной мысли, кроме страстного стремления немедленно овладеть ею. Перед ним были ворота рая. Но он не должен этого делать, не сейчас. Прикосновения — это совсем другое.

Но, черт, как же пьянит голову ее запах!

А ведь он совсем не собирался заходить так далеко! Поцеловать — да. После извинений. Но с такой женщиной остановиться почти невозможно.

Крис поднял голову, и Виктория впилась в его рот губами. Это получилось так естественно, словно они уже целовались целую вечность и могли посвятить этому еще не меньше столетия. Как хорошо было бы слиться в поцелуе навсегда, но увы…

Крис медленно разжал объятия, опуская Викторию на пол. Она сделала глубокий вдох, словно просыпаясь, и при-лушалась к себе. Странно, ей почему-то не стыдно. Ну нисколечко.

— Такого у меня еще в жизни не было, — прошептала она. — Надеюсь, нас не арестуют за нарушение нравственности?

Его губы дрогнули в усмешке:

— Что ж, я воспользуюсь своим служебным положением, чтобы вызволить нас обоих.

— Должна сказать, ты доказал мне свою правоту.

— Я доказал? — буркнул он, снова прижавшись к ней всем телом. — Это мы доказали.

— Может, найдем еще какие-нибудь аргументы? — Рука Виктории снова проникла ему в джинсы и ясно дала понять какие.

Лицо Криса перекосилось.

— Слушай, Виктория…

— Да? — Она расплылась в широкой и загадочной улыбке, не выпуская из рук свою добычу.

— Прекрати!.. — прошипел он сквозь плотно сжатые зубы.

— А если не прекращу?

В глазах его отразилась мука.

— Черт подери, я пришел не для этого!

— А для чего же? Он помрачнел.

— Во-первых, чтобы принести тебе извинения. Она важно кивнула.

— Извинения приняты — на случай, если ты еще не понял.

О, это он понял.

— И еще я надеялся тебя поцеловать…

— Боже, ты не человек, а камень по сравнению со мной, — вдруг произнесла она.

Крис чуть не застонал от бессильной ярости: он не камень. Но существуют такие понятия, как благородство.

Заключив почти невесомое тело любимой в объятия, он перенес ее на кровать. Восставшая плоть, конечно, изрядно мешала, но Свифт лишь стиснул зубы. Свои страдания он заслужил.

Осторожно откидывая волосы у нее со лба, Крис постарался ее не коснуться — вдруг она вновь взорвется.

Виктория подняла на него благодарный взгляд, затем положила руку ему на плечо.

— Спи, Виктория. Завтра будет новый день, — только и произнес он.

Наклонившись к лампе, он, сильно дунув, загасил огонь. Виктория осталась в комнате одна.

Невыносимо!

Перекатившись на бок, она прислушалась к сладкой боли, еще не оставившей ее тело.

«Завтра будет новый день». Таких «завтра» почти не осталось, но она постарается взять от них все. Интересно, будет ли их следующий раз таким же ярким, как сегодня?

Внезапно она нахмурилась.

Судя по всему, Кристофер Свифт был не из тех, кто как угорелые бросаются на женщин и так же стремительно их покидают. Скорее он из тех, кто привязывается медленно, но уж навсегда. Что ж, если ей уготовано судьбой стать его королевой, то она постарается оставить в его жизни самые светлые воспоминания.

Глава 13

Стараясь не скрипеть, Крис осторожно скользнул в дверь, держа в руке ботинки. Но пройти незамеченным ему не удалось: внезапно прямо перед ним вспыхнул свет.

— Лучше поздно, чем никогда, — пробурчала домоправительница Криса Абигайл. — А где это ты так промок, дорогуша?

— Дела, Абигайл.

Абигайл, невысокая, чуть полноватая женщина с красными, как вишни, щеками, повернулась к дворецкому, поднявшему масляную лампу.

— Ты слышал, Рэндел? Мы тут не знаем, что и думать, а у него дела в час ночи! — Поскольку Рэндел только неопределенно вздохнул, Абигайл вновь повернулась к Крису: — Ты, конечно, ловил преступника?

Свифт бросил быстрый взгляд на дворецкого, надеясь на мужскую солидарность, однако тот, сожалея о теплой постели, из которой его вытащили пять минут назад, лишь слепо смотрел в пространство. Впрочем, это было обычное его выражение. И потому на поддержку с его стороны рассчитывать не приходилось. А враг наступал — вернее, пока производил рекогносцировку, изучая его грязные ботинки и мокрую голову.

— Ты купался в речке?

Так. В истории это называлось испанской инквизицией.

— Да.

— Ради всего святого, объясни почему? Ведь у нас дома есть теплая вода…

Деликатно кашлянув, Рэндел попытался успокоить домоправительницу, но уже через секунду брови Абигайл снова взлетели.

— Что, какая-нибудь женщина заставила тебя лезть в холодную воду? — вскричала она.

«Почти угадала», — подумал Крис. Чтобы обуздать вспыхнувшую страсть, пришлось лезть в воду. Пользы почти никакой, зато джинсы не оттопыриваются.

Не ответив на вопрос, шериф вошел в прихожую, бросил ботинки рядом с подставкой для зонтов и двинулся вверх по лестнице в свою спальню. Однако номер не удался. Впрочем, он и не надеялся.

— Кристофер Вэйторн Свифт!

Вздохнув, Крис горестно опустил голову, а затем бросил через плечо:

— Да, Абигайл, женщина. — Видя, как просияла домоправительница, он добавил: — Но не воображай невесть что.

— Я уж и не мечтала об этом, мой мальчик, — пропела та, пока Крис одолевал последние ступени.

Он знал ее достаточно хорошо, чтобы уловить в ее голосе неподдельный интерес. Теперь приложит все свои силы, чтобы найти Викторию. Крис насмешливо фыркнул. Ну-ну! Сей частный детектив будет для нее крепким орешком.

А может, ему показалось? В ее голосе могло звучать и сожаление. Абигайл ведь знает его историю с Камиллой. При воспоминании об этом сердце его заныло, и Крис потер грудь, стягивая с себя мокрую одежду. Камилла Маккрэкен. Она уверяла его в своих пылких чувствах и выражала желание стать его женой, но едва узнала, что Крис наполовину шай-енн, как их помолвка была немедленно расторгнута.

— Если я разговариваю с индейцами, — объяснила она, — это не значит, что я хочу выйти замуж за одного из них.

С тех пор Крис стал обходить «истинных леди» стороной. Да, у них прекрасные манеры, изящные жесты, они могут выслушать вас и посочувствовать, но не более того.

Стараясь справиться с вмиг вспыхнувшим в душе гневом, Крис рванул рубаху, стянул джинсы и швырнул одежду на стул и тут перед ним вновь всплыл образ Виктории.

Он хотел эту женщину. И вовсе не для ночных забав. Она невероятно отличалась от всех, кого он знал, и хотя по-прежнему оставалась для него загадкой, с Камиллой ее и сравнивать было незачем. Виктория Мэйсон обладала цепким мужским умом и вместе с тем редкой женской соблазнительностью. Что бы она ни делала, она отдавалась этому целиком: ; любовной ли страсти, охоте ли на преступников.

Он тотчас представил, как пройдет их будущая встреча. А она будет.

Будет ли? Много ли он значит для этой женщины? Стоит ли поддаваться ее чарам? Год назад он уже потерял голову, и пусть тот случай послужит ему уроком. Да, уроком. Потому что Виктория здесь надолго не останется. Она сама говорила; да и он сегодня прочитал в ее глазах. Черт побери, нет совершенно никакого средства уговорить ее изменить решение!

Крис громко постучал в дверь. Поскольку ртвета не последовало, он нажал на ручку, и дверь легко подалась. В сердце шерифа тотчас шевельнулась тревога.

Комната была пуста.

Она ушла.

Внутри у него все оборвалось, кровь прилила к вискам.

Искать! Но как, кто знает, какое обличье она приняла на сей раз?

Крис прямо-таки скатился по лестнице. Кинув на него быстрый взгляд, гостиничный клерк выпрямился.

— Где Клара Мэрфи?

— Миссис Фатерингхэм уволила ее этим утром.

— Почему? — Молча пожав плечами, клерк отвел взгляд в сторону. Свифт чуть ли не подбежал к стойке. — Почему? — с угрозой в голосе повторил он.

— Хозяйка говорила… — кашлянув, клерк доверительно понизил голос. — Она слышала шум в ее номере и мужской голос.

Свифт едва не застонал от досады. Главное, чтобы хозяйка не увидела истинное лицо Виктории.

— Наша старушенция сказала, что теперь на добром имени ее гостиницы лежит пятно. — Клерк усмехнулся. — Мисс ответила ей, что она просто не успела помыть вывеску.

Ну и ну! Совершенно в ее духе.

— Когда она ушла?

— Что я, слежу за ней, что ли? — Шериф грозно сверкнул глазами, и парень поспешил добавить: — На рассвете.

Выскочив из гостиницы, Крис быстро зашагал по мостовой. Куда же могла отправиться Виктория?

Прохожие поспешно отступали в стороны, давая ему дорогу. Заметив это, он замедлил шаг: негоже, чтобы жители города боялись своего шерифа.

«Где ты, почему не пришла ко мне?»

В голове его словно молния сверкнула: он ей не нужен. Ей никто не нужен. То, что произошло прошлой ночью, не накладывало ни на одного из них никаких обязательств. Эта женщина не нуждалась в чьей-либо помощи.

Но он-то нуждался в ней! Хотя бы убедиться, что прошлая ночь была не сном. Может, он ее чем-то обидел? Позволил себе слишком много?

Надо немедленно все выяснить.

Обведя улицу взглядом, Крис решительным шагом направился к ресторанчику «Дакетт». По утрам Виктория обычно завтракала именно здесь.

Однако он почти сразу же замедлил шаг, ибо внезапно понял, что в «Дакетте» ее больше не увидит. Может быть, она уже навсегда исчезла из его жизни.

Нет! Он выстроит всех жителей в шеренгу и разденет каждого донага, но обязательно ее разыщет!

Ноубл Бичем любил некий налет таинственности, как, наверное, и любой человек на свете, но эта женщина с секретами, пожалуй, перебарщивала. Когда он шел на смену, то видел ее Кларой, а сейчас, выглянув на улицу, обнаружил уже в обличье стройного юнца. Глядя на ее длинные ноги, Ноубл тотчас попытался представить, как смотрится ее фигура без всех этих плеч из ваты. Получилось неплохо, но у женщины не последнюю роль играют округлости. Интересно, как с этим у нее?

«Выше всех похвал», — решил он. Иначе шериф не носился бы за ней высунув язык.

Виктория остановилась у окна салуна поговорить о чем-то с Велвет Найт, и Ноубл, защитник закона, не мог не восхититься ее профессионализмом. Именно так и надо изображать юнца: сдвинуть носки ботинок и разговаривать с дамой, сжав в карманах кулаки.

Тем временем Виктория приложила руку к шляпе и, развернувшись, пыля тяжелыми башмаками, бегом припустила к конюшне.

Тяжело вздохнув, Ноубл отвернулся. Все же интересно было бы посмотреть на ее лицо.

Он наконец сел за стол, но тут в дверь громко постучали. Ноубл раздраженно бросил:

— Сам открой. Я не привратник! Дверь распахнулась.

— Как поживаете, мистер Ноубл?

— Мисс Абигайл! — вскочил на ноги помощник шерифа. Его круглые небритые щеки порозовели от смущения. — Какая неожиданность!

— Вот как? — бросила Абигайл, стремительно входя в комнату. — Ноубл, я думаю, мы друзья, и ты честно расскажешь мне, что с шерифом. Признайся, ему разбила сердце какая-то женщина? Кто она?

Помощник шерифа плотоядно посмотрел на тяжелую корзину, которую взгромоздила на его стол Абигайл. Под салфеткой в корзине угадывались продукты.

— Кто она? — задумчиво повторил он, не отрывая зачарованного взгляда от снеди. Так и не ответив, он залез под салфетку, и Абигайл тут же шлепнула его по руке.

— Это для них.

— Для них? — Ему наконец удалось оторвать взгляд от корзины. — Думаю, вы неправильно употребляете слова, мэм. Это не «они», это он и она. Они не уживаются вместе, как драчливые кот и кошка.

«Как удачно я выразился! — довольно подумал он. — В самом деле, они либо зацарапают друг друга до полусмерти, либо будут любить до гроба».

— Почему он с ней поссорился?

— Он? А почему вы думаете, что ссорился именно он?

— Женщина по своей воле никогда не расстанется с таким человеком, как мой Кристофер, — гордо и с абсолютной верой в свои слова произнесла домоправительница.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату, словно вихрь, ворвался шериф. Заметавшись на месте, он подскочил к двери в складскую каморку, выволок оттуда седельную сумку и начал стремительно запихивать в нее свои вещи.

Абигайл удивленно перевела взгляд на Ноубла. Тот спокойно подошел к выходу, лениво оперся о косяк, затем вынул зубочистку и принялся безмятежно вычищать грязь из-под ногтей.

— Куда-то собрался?

Крис едва сдержался, чтобы не нагрубить помощнику, а потому со злостью швырнул в седельную сумку вяленое мясо. Туда же отправились две жестянки и еще кое-какие предметы первой необходимости.

— Джейк украл лошадь.

— О Боже! — С лица Ноубла исчезла безмятежность. — Ты уверен?

Бросив на него сумрачный взгляд, Свифт снова взялся за разбухшую сумку.

— Никогда бы не подумал, что она… он способен на такое. Должно быть, у него были на то серьезные причины. — Ноубл мысленно поблагодарил Господа, что Крис пропустил мимо ушей его оговорку.

Решив, что забрал с собой все необходимое, Крис закинул вещи за спину. Погоня может длиться долго. Видимо, Виктория навсегда решила покинуть эти места. Из-за него или из-за того, за кем она вела здесь слежку.

— Он оставил на столе Кленси деньги, несколько монет.

— Значит, Джейк просто взял лошадь напрокат.

— Вряд ли. Я лошадь напрокат не сдаю. — Шериф двинулся к выходу. — Увел-то он Цезаря.

С губ Ноубла сорвалось столь вычурное ругательство, что Абигайл в изумлении открыла рот. Только тут Крис заметил свою домоправительницу и удивленно обернулся уже на пороге.

— Я решила угостить тебя и твою подругу, — поспешила объяснить та.

— Абигайл, — мягко произнес Крис, возвращаясь. — Я же говорил тебе…

— Да, но не пропадать же трудам. — Она протянула ему корзину. — Я не хочу, чтобы ты умер с голоду.

Заметив растерянность и страх на ее лице, Свифт ободряюще похлопал Абигайл по плечу:

— Я скоро вернусь.

— Лучше бы побыстрее! — Дверь хлопнула, и она догово — рила в пустоту: — Как бы я хотела ее увидеть. — В голосе ее теперь звучала грусть, с грустью же она О1 густила и корзину.

— Тут уж ничего не поделать, — мягко заметил Ноубл. — Мужчины должны сами принимать решения, а потом жить с их результатами.

Женщина лишь слабо улыбнулась.

— Думаю, — она снова подняла корзину, — вы найдете здесь что-нибудь полезное для себя.

— Без сомнения. И это все, — он доверительно придвинулся ближе, — что вы хотите предложить?

Вспыхнув, Абигайл выхватила из сумки куриную ножку и ткнула ею прямо в пухлые губы помощника шерифа. «Довольствуйся этим!» — произнесла она про себя.

Глава 14

Гулко стучали по земле копыта. Крис был весь объят клубами пыли, но он не обращал на нее внимания, несмотря на толстый налет ее на потном лице. Все время понукая лошадь, чтобы выгнать из тела злость на беглянку, он несся все быстрее и быстрее.

Но равнина оставалась безлюдной. И не мудрено: с таким мощным конем, как Цезарь, Виктория уже далеко впереди. Как же неосмотрительно он позволил ей приручить своего верного друга, ведь никогда и никому на свете не позволял даже приближаться к нему!

А обиднее всего то, что она сгинула, даже не попрощавшись.

Черт побери!

Конь взлетел на холм, и Крис натянул поводья, чтобы остановить лошадь и осмотреться. Красное солнце бросало яркие закатные лучи, и Свифт прищурился. Полдня и добрая часть вечера прошли в погоне. Благодарение Богу, что пыльная сухая земля сохранила достаточно четкий след. Судя по всему, Виктория направлялась к железнодорожному пути. Что ж, ему осталось всего несколько миль.

Он снова стегнул лошадь, и та полетела вниз со склона; из легких бедного животного доносился храп. Да, еще полчаса погони, и конь падет замертво. Едва они оказались в долине, Крис спрыгнул на землю, достал фляжку из седельной сумки, сделал несколько глотков, а оставшуюся воду споил лошади. Обернувшись, он замер на месте: вдалеке, на фоне чахлых деревьев, чернел бок Цезаря.

Крис внимательно присмотрелся, пытаясь разглядеть Викторию.

Никого.

Уже спустя несколько минут Свифт был рядом с Цеза-: рем. Странно, конь не стреножен, поводья свободно свисают • с шеи. Может, Виктория отпустила его, чтобы он вернулся обратно? Цезарь в состоянии «сделать это.

Внезапно где-то совсем близко раздался паровозный свисток.

Стегнув лошадь, Крис направил ее к краю утеса и сразу же увидел густое облако пара. Рядом с перроном небольшой железнодорожной станции стоял поезд. На перроне суетилось всего несколько человек, судя по одежде, шахтеры с серебряного рудника. Паровоз редко доставлял в эти края новых поселенцев, в основном сюда прибывали товары.

Направив лошадь вниз по склону, Свифт снова огляделся и теперь наконец увидел Викторию. Вернее, ее ноги в знакомых ботинках. Она лежала на склоне холма, широко расставив локти и наблюдая за чем-то в бинокль. Или не в бинокль но, в общем, во что-то похожее. Определенно он мог утверждать лишь одно: на сей раз она не прибегла к камуфляжу. Возможно, ее дело близится к завершению, и сейчас перед ним разыграется последний акт той странной пьесы, что она играла в городе…

Внезапно Виктория обернулась. Увидев шерифа, она стремительно вскочила на ноги.

— Крис подъехал ближе. Виктория бросила на него выразительный взгляд и, несмотря на то что заметила обиду в его глазах, решительно направилась к Цезарю. Она уже сунула было ногу в стремя, как вдруг ее остановил голос Криса:

— Нет!

— Не мешай мне, Крис, — повернулась она. — Это мое дело.

— И мое тоже. — Свифт соскочил с коня, подбежал к Виктории и схватил ее за плечо.

Дальнейшего он никак не ожидал: она ударила его в живот с такой силой, что он согнулся пополам, не в состоянии ни вдохнуть, ни выдохнуть. Сделав подсечку, Виктория свалила его на землю. От этого падения, казалось, мужчина лишится сознания, но он все же не выпустил ее куртки из рук, и она повалилась следом, прямо на шерифа.

Оказавшись на земле, Виктория с силой надавила на его большой палец. Мозг Криса пронзила столь острая боль, что он ослабил захват. Этого было достаточно, чтобы она вывернула ему руку.

— Черт бы тебя побрал! — простонал он, дергаясь в попытке освободиться.

— Оставь, Крис. — Внезапно она отпустила его и легко вскочила на ноги. — Я должна спуститься туда!

Поезд вот-вот отойдет, увозя с собой Айви Лига. Мерзавец собирался на охоту, это отражалось в его глазах. Лиг уже выбрал себе жертву и продумал будущее убийство до мелочей.

Изловчившись, Крис схватил ее за колено и повалил на землю. Упав, Виктория попыталась высвободиться.

— Отпусти!

Он придавил ее всем своим весом.

— Только после того, как скажешь, что ты здесь делаешь

— Моя работа — выслеживать преступников, — выдохнула она, отплевываясь. — Я всего лишь выполняю свой служебный долг.

Она начала вырываться — яростно, как загнанная в угол дикая кошка, царапаясь и бешено работая локтями. Крису стоило большого труда схватить ее за руки и прижать их к земле. Наконец она замерла, лишь грудь ее по-прежнему высоко вздымалась, а дыхание оставалось учащенным.

— Если я тебя отпущу, ты не вышибешь из меня дух? — Он с трудом произнес эти слова, жадно хватая ртом воздух. Как же его измотала борьба с этой женщиной!

— Нет, — выдохнула она.

Он чуть отодвинулся, правда, хватку свою не ослабил.

— Посмотри на меня.

Виктория зло взглянула на шерифа.

— Почему ты уехала?

— Не из-за тебя.

«Ложь, — подумал он. — По глазам вижу». — Кого ты сейчас хочешь поймать?

— Убийцу.

— Как шериф, я имею право знать, кого именно. «Пусть это и другой век, но он прав», — решила Виктория.

— Алдженона Бэкета.

Глаза Криса округлились от изумления.

— Не может быть!

«Разумеется, — подумала Виктория. — Одним словам он не поверит. К тому же я сама в его глазах более чем странная личность — подобных он в своем веке наверняка не встречал».

Громко свистнул гудок паровоза. Стараясь использовать последний шанс, девушка резко двинула шерифа по подбородку. Пока он приходил в себя, она поспешно подняла шляпу, выхватила спрятанный в ней пистолет и стремглав бросилась вниз по склону. Через несколько секунд она услышала за спиной тяжелое дыхание шерифа — и понеслась так быстро, как только могла.

Но склон был слишком крут, она поскользнулась на траве, а в довершение ко всему почему-то увязла в песке. Дернув, Виктория вытащила ногу, но тут шериф схватил ее за талию и свалил на песчаный склон. Вырвав пистолет из ее рук, он вновь придавил ее всей своей тяжестью, лишая возможности сопротивляться.

— Вас следовало бы хорошенько выпороть, леди. — Получив пару тычков локтями, Крис не удержался и заметил: — Я же тебя не бью.

— Будь ты проклят! — стала бешено вырываться она. — Что ты наделал! — По щекам ее покатились слезы, — Пожалуйста, мне очень нужно попасть на этот поезд. Он убьет их! — Как же она сейчас ненавидела и себя за то, что плачет, и шерифа за то, что он вмешался!

— Тише, тише, — попытался успокоить ее Крис. Громыхнув сцепками, поезд медленно тронулся, подняв к небу столб черного дыма. — Ты не права, уверяю тебя. Бэкет не может быть преступником.

Виктория, сверля своего мучителя ненавидящим взглядом, проговорила каким-то чужим и враждебным голосом:

— Черт! Ты не знаешь, о чем говоришь!

Свифт стиснул зубы и внезапно отстранился. Она поспешно отпрянула в сторону, встала на ноги, подняла с песка пистолет и не оглядываясь стала подниматься вверх по склону. Подхватив по пути свою шляпу, Виктория надела ее, даже не позаботившись выправить помятый верх. Крис двинулся следом, наблюдая, как она отряхивает одежду. Плечи Виктории были опущены.

— Он уехал за спиртными напитками. Он ездит за ними раз в две недели. По крайней мере последние четыре месяца

Виктория обессиленно опустилась на траву. Четыре месяца. Сколько же раз он выходил на свою охоту? Боже, да на тот свет уже отправлены сотни! И где теперь его искать? И как? Почти без всего, с гирей на ногах в виде шерифа… Был бы у нее вертолет… Стянув с головы шляпу, Виктория с тоской подняла глаза к небу.

— Он вернется к утру. Я ручаюсь.

— Знаете, скольких жизней стоит ваша уверенность, шериф?

Мурашки побежали по спине Свифта: ее голос был полностью лишен окраски. Что с ней? Крис сделал шаг вперед, но Виктория внезапно подняла пистолет и направила прямо в лицо упрямца.

— Уже было, Вик.

— Не зови меня так.

Он бросил на нее удивленный взгляд.

— Почему?

Вздохнув, она опустила пистолет.

— У меня появляются иллюзии, будто я тебе небезразлична.

— Да ведь так оно и есть.

Виктория посмотрела на заходящее солнце.

— Неужели?

С вершины холма донеслось тревожное ржание Цезаря.

— Ты мне не веришь?

— Верила. Вчера вечером. — Она взглянула на него в упор. — А сегодняшнее утро развеяло мое заблуждение.

— Но это не заблуждение.

«Это было так хорошо: нежиться в твоих объятиях, — подумала Виктория, — слушать, как ты говоришь „Вик“. Но мы из разных миров и у нас ничего не выйдет. Ну как тебе объяснить?»

— Незачем тебе связываться с частным детективом, — потупив взор, произнесла она. — Это опасно.

— Я взрослый человек, Виктория. И сам решаю, что мне делать.

— Мы слишком мало знакомы, чтобы что-то решать. Его словно в грудь поразили.

— Может, я вчера сделал что-то не так? И оттолкнул тебя?

Виктория чуть не застонала от отчаяния.

— Нет, — ответила она чуть слышно. — Ты мне нравишься. Крис… — Она скользнула восхищенным и одновременно горестным взглядом по его могучим плечам. — Очень. Но я обязана доставить его обратно.

Свифт хотел было возразить, что, кроме вздутых цен, владельца салуна упрекнуть не в чем, но сдержался. Она была не настроена слушать его доводы.

— А отступиться от этого дела нельзя?

— Нет. — Виктория с трудом сглотнула подступивший к горлу комок. — Ни за что.

— За него назначили большую цену?

Она уперлась в него невидящим взглядом, словно бы не заметив иронии в словах шерифа. Уже темнело, заниматься пустыми препирательствами до самого рассвета Виктория отнюдь не намерена.

— Не мне платят деньги, шериф. Их платят суду.

Он недоверчиво фыркнул.

— С каких это пор?

— В моих краях уже давно.

Она вернулась к Цезарю и, достав из седельной сумки свой рюкзак, расстегнула его, прикрывая собой его содержимое. Зажигалку «Биг» она нашла почти сразу, но, подумай, решила поискать спички.

— Я работаю на человека, который занимается поручительством под залог, Джека Пало. Когда освобожденные под залог не являются в суд, передо мной ставят задачу их разыскать.

— И Бэкет бежал от суда? Но когда? Виктория потихоньку собирала ветки для костра.

— За день до того, как ты меня арестовал.

— Не может быть! — ошеломленно произнес Крис. — Я видел его чуть ли не каждый день, да и предыдущим вечером — тоже.

Виктория досадливо поморщилась. Конечно, говорить о том, что она охотится за этим убийцей уже месяцы, и объяснять все обстоятельства она никак не могла.

— У меня есть заслуживающая доверия информация. — буркнула она, разжигая огонь.

— Почему бы тебе просто не подождать, пока он вернется? Всего лишь дождаться утреннего поезда.

— Нет! — зло выкрикнула она, но, бросив на него быстрый взгляд, понизила голос. — Я не могу говорить с ним без маски. Можешь ты это понять? — Некоторое время они молча смотрели друг на друга, никто не хотел отводить глаза первым. — Тем более когда у убийцы есть добровольные адвокаты.

Нет, такого обвинения он ей не простит! К тому же она по-прежнему что-то от него утаивает. Свифт вышел из себя:

— Черт, что же тебя заставляет всем этим заниматься?!

— На свободе разгуливает убийца, этого что, мало? Он шагнул ближе и заметил, как Виктория насторожиласъ.

— Я ни разу в жизни не встречал человека, который бы заранее задумывал убийство. Тем более Бэкет. Если бы только он знал!

— Слушай, Крис. — Сняв шляпу, Виктория бросила ее на землю. — Уверяю тебя, он опасен. Стала бы я прибегать ко всем этим переодеваниям, если бы речь шла не о жизни и смерти? — В голосе ее прозвучала горечь. — Последние пять лет я жива только благодаря своим маскам.

«И именно жизнь в маске сделала меня одинокой», — добавила она про себя. Военная полиция, корпус морской пехоты, два года работы шерифом, а затем поиск укрывшихся от суда. В результате она оказалась здесь, на равнине, ночью, да еще и в прошлом веке. Виктория бросила взгляд на своего спутника. Может, просто судьба вела ее к этому человеку? Или все же к тому, что уехал на поезде?

— Похоже, работа тебе надоела, — бросив на нее внимательный взгляд, произнес Крис.

Виктория, опустив глаза, какое-то время рассматривала носки ботинок, потом внезапно подняла голову и устремила взгляд на горизонт.

— Да-

— Тогда почему ты не остановишься?

Она нервно вздохнула и чуть слышно ответила:

— Потому что убийца не останавливается.

Она выглядела совершенно измотанной. «Силы у нее отобрала не только погоня, — подумал Крис, — но и наша с ней борьба на земле». В душе его шевельнулись угрызения совести. В «04146 концов, она была всего лишь женщиной, к тому же очень привлекательной, хотя от усталости лицо ее поблекло. Хорошо бы найти нужные слова, ободрить, чтобы засветились золотистыми огоньками ее затравленные глаза. Но Виктория не прислушается, а будет держать дистанцию, как сейчас, когда оба они снимают седельные сумки, чтобы устроиться на ночлег, и она тщательно избегает малейшего его прикосновения.

Даже свой рюкзак она прикрыла собой. И свой странный | миниатюрный бинокль тоже прячет.

Виктория подбросила в костер веток, и огонь выхватил из

I'темноты ее лицо. В эту секунду ее золотистые волосы стали похожими на гриву льва. Льва, сидящего в засаде. Льва, готовящегося к прыжку.

Крис задумчиво потер щетинистый подбородок. После их I поединка тот еще саднил. Нет, от этого льва надо держаться подальше.

Вытащив из седельной сумки какую-то тряпку, Крис на-|чал обтирать коня. Виктория же принялась чистить Цезаря. Движения ее рук прямо-таки завораживали. Как ему хотелось, чтобы эти руки так же прошлись и по его телу!

— Почему ты сняла маску?

— Жарко. К тому же сегодня утром Джейк скончался. — /дивившись, Крис на секунду замер. Виктория добавила с | усмешкой: — Я разорвала его лицо.

Кивнув, Свифт рассмеялся, и напряжение между ними « спало. Виктория почесала Цезаря за ухом, и тот довольно фыркнул.

— Предатель, — укоризненно бросил ему Крис. Конь понурил голову.

— Смотри-ка, — удивилась Виктория, — чувствует себя виноватым. — Цезарь явно выглядел пристыженным. — Я, признаться, тоже. — Она встретилась с Крисом взглядом и пояснила: — За то, что уговорила его оставить хозяина.

— Ладно. Если бы Цезарь не захотел, никто бы не забрался на его шкуру. Предательскую шкуру, — кивнул он коню.

— Не принимай близко к сердцу, — сказала Виктория, глядя в большие лошадиные глаза. — Тебя лишь на некоторое время отстранят от полетов и будут давать сено вместо овса.

Достав мешок из седельной сумки, Крис на мгновение замер.

— Отстранят от полетов?..

— Накажут, — объяснила Виктория, затем чмокнула коня в большой черный нос.

— Ты, наверное, проголодалась? — спросил Крис, заглядывая в свой мешок.

— Как волк, — не оборачиваясь, ответила Виктория. Со стороны казалось, что они с лошадью ведут какой-то доверительный разговор.

— Абигайл тут мне кое-что собрала…

— Очень любезно с ее стороны.

Улыбнувшись на суровость, которую она пыталась придать своему голосу, Крис сел на землю и развязал мешок.

— Из-за тебя вчера ночью мне пришлось искупаться в реке.

— В реке? Неужели я оказала на тебя такое действие?

— И оно до сих пор не прошло, — вздохнул Крис. — Абигайл в момент поняла причину моего ночного купания и захотела познакомиться с объектом моих… страданий.

Быть его женой Абигайл явно не могла.

— Это твоя домоправительница?

— Не только, — уклончиво ответил Крис, увидев, как она вскипела от ревности. А ведь упрямице не так уж и все равно, как она хочет показать. — Думаю, я не смог бы без нее и дня прожить. — Он протянул Виктории бисквит и ножку цыпленка. — Без ее кулинарного мастерства и солнечной улыбки. И без вечного ворчания, что я не мою уши.

— Мальчики никогда не моют уши. — Виктория потянула Криса за ухо, внимательно его осмотрела и утвердительно» кивнула. Свифт смущенно улыбнулся, и сердце у нее екнуло: его улыбка всегда оказывала на нее просто магическое воздействие.

— Когда она меня сватала…

— Что?! — удивилась Виктория. И тут же пожалела, что у нее вырвалось это восклицание.

Но шериф уже вгрызся в куриное мясо, и ей пришлось ждать, пока он прожует.

— Крис!

— У одного моего друга была сестра, Камилла Маккрэ-кен. Мы познакомились и, как мне казалось, полюбили друг друга. — Он потупил глаза. — По крайней мере я так думал. И хотел жениться на ней в следующем месяце.

Виктория затаила дыхание. В следующем месяце?

— И ты передумал, как я поняла?

Крис замолчал, собирая все свое мужество, чтобы сказать правду:

— Ей невыносима была даже сама мысль о том, что она выйдет замуж за индейца. Виктория помрачнела.

— Стерва!

Крис удивленно поднял брови.

— Вы не стесняетесь в выражениях, Виктория Мэйсон.

— Но это так мерзко! — «Впрочем, сейчас совсем другой век, другие взгляды», — напомнила она себе. — Господи, что было бы, если бы местные жители узнали, что во мне… — Она подняла глаза к вечернему небу. — Узнали, что во мне течет кровь англичан, костариканцев, шотландцев. Их взгляды на мгновение встретились. — И потомков племени Черных ног.

— Черных ног? — Он понимающе хмыкнул. — Вот откуда эта драчливость.

— У меня нет драчливости, — надула губы Виктория. Крису тотчас захотелось поцеловать эти губы. Немедленно, прямо сейчас.

— Все мое тело это подтверждает, дорогуша. — Якобы поморщившись от боли, Крис потер живот.

— Я только оборонялась. Надеюсь, не сильно я тебя?..

— Отбила как котлету!

— Не надо было мешать, — недовольно буркнула она.

— А тебе не надо было воровать мою лошадь.

— Брать напрокат.

— Ладно, ладно, — примиряюще поднял он руки.

При этом мясо цыпленка сорвалось с кости и улетело в темноту. Крис с изумлением посмотрел на обглоданную кость, затем перевел круглые глаза на свою спутницу и, когда она прыснула от этого уморительного зрелища, громко захохотал.

Она подала ему другой кусочек. Потянувшись за ним, Крис оказался совсем рядом. Глаза их встретились, и Виктория не сразу отвела взгляд. Он же залюбовался тонкими чертами ее лица, блеск загорелой кожи так и манил сорвать одежду с ее плеч. По тому, как колыхнулась ее грудь, Крис понял, что под блузой у собеседницы ничего не надето, и тотчас сжал кулаки, борясь с желанием перейти к действиям.

Бросив короткий взгляд, она прочла его мысли и в следующее же мгновение, потянувшись вперед, бережно заключила в ладони его лицо. Радостно охнув, Свифт запустил руки в облако пышных волос Виктории и прижал ее голову к себе. Ее губы пьянили, а когда поцелуй стал страстным и язык, скользнув по зубам, проник в его рот, у Криса мелькнула мысль, что его словно подвергают какой-то сладостной пытке. Ему захотелось заключить Викторию в объятия, больше того — он хотел ее любить, но имел ли право хотя бы к ней прикоснуться? Неужели все, что у него от нее останется, — это лишь воспоминание о нескольких горячих поцелуях?

Тяжело дыша, Виктория медленно отстранилась, провела пальцем по его губам.

— Мне нравятся твои поцелуи, — прошептала она. В ее низком голосе звучала страсть.

— Хочешь еще? — отважился он, чувствуя, что кровь прилила к вискам и в голове гудит.

Кончики ее губ дрогнули в усмешке:

— Пока хватит.

— Твои губы наверняка свели с ума не одного мужчину. Она чуть смутилась:

— Ни одного не свели.

— Даже мужа? Ее лицо вмиг посерело, потеряв всякое выражение.

— Да.

Крис сел. Пожалуй, не стоит затрагивать столь болезненную тему — вдруг волшебство этих коротких секунд окончательно исчезнет? И все же ему хотелось знать как можно больше об этой тщательно скрывающей свое прошлое женщине.

— Как он погиб, твой муж?

Виктория испуганно вздрогнула, как от выстрела, и ее лицо исказила мука. Но только на мгновение. Затем она вновь овладела собой.

Не доев бисквит, Виктория задумчиво стряхнула крошки с пальцев и заговорила отрывисто и бесстрастно. Слова ее падали, словно тяжелые камни.

— Они с дочерью обедали в «Макдоналдсе». Это такой ресторан, — добавила она поспешно. — Какой-то сумасшедший, накачавшись наркотиками, затеял стрельбу. Кевин и Триша погибли первыми. — Виктория с трудом держала себя в руках, глаза ей застлали слезы. — Триша не знала, что папа украл ее у меня. Кевин ненавидел мою работу. Говорил, что я якшаюсь с теми, кого он сажает за решетку. Требовал, чтобы после работы я всегда принимала ванну, прежде чем подходить к нему. В один прекрасный день он даже брезгливо отдернул руку. — В голосе ее звучала тоска. — Вечером после работы он смотрел на меня так… словно это я преступница. Я не возражала против развода. Единственное, чего я хотела, чтобы дочь осталась со мной. — Голос Виктории вдруг окреп. — Но он не согласился, несмотря на решение суда, и обманом выкрал ее у воспитательницы. Она сжала кулаки.

— Я искала их целых два дня и наконец нашла. Когда дочь увидела меня в окно ресторана, она рванулась ко мне, но Кевин удержал ее. А потом этот наркоман открыл огонь. Я даже не сразу сообразила, что происходит. И оружия у меня с собой не было. — По щеке Виктории скатилась одинокая слеза. Она мгновенно смахнула ее, но теперь задрожали губы. — Если бы Кевин не взял ее, если бы я не оставила пистолет дома… Но кто же мог предположить такое? — Теперь она уже не стеснялась слез. — Ни одна пуля не застряла в ее маленьком тельце. Все прошли навылет, словно она была сделана из бумаги. Чтоб этот ублюдок отправился в ад! — яростно прошипела Виктория сквозь зубы. — Триша умерла у меня на руках. Попросила только отвезти ее домой. Боже!

Виктория хотела еще что-то добавить, но спазм в горле мешал ей говорить. Крис потянулся, чтобы обнять ее за плечи, но она поспешно отстранилась. И все же ему удалось настоять на своем. Больше она уже не сопротивлялась а, опустив голову ему на грудь, горько зарыдала.

— Ты и представить себе не можешь такое: твой ребенок тянется к тебе за помощью, а ты бессилен. Абсолютно! — Она снова сжала кулаки. — Черт бы тебя побрал! Черт бы тебя побрал! — закричала она словно раненое животное. — Я бы не вспоминала об этом еще сто лет, если бы не ты!

— Ну-ну, извини, — прошептал Крис и крепче обнял любимую. — Тише, тише.

Но Виктория продолжала рыдать, оплакивая и Кевина, и любовь, которая их когда-то связывала, и удивительную, единственную на свете маленькую девочку — дитя этой любви. А еще чувствовались в этих слезах боль по потере Коула, и досада из-за его неосторожности, и злость на Криса — не надо было расспрашивать. Оплакивала она и себя — немолодую одинокую женщину.

Крис только крепче обнимал любимую, тихонько похлопывая ее по спине. И беспрестанно ругал себя за свои неосторожные слова, что открыли старую душевную рану!

И молил Бога, чтобы Виктория простила его. Простила снова.

Глава 15

Закрыв глаза, Свифт коснулся губами ее макушки. Ему пришло на ум, что он никогда прежде не успокаивал женщину таким образом. А ее будет успокаивать столько, сколько нужно.

На равнину уже опустилась ночь, затянули свои песни цикады. «Ей бы сейчас как следует выспаться», — подумал Крис. Он и сам дико мучился при виде страдания в ее глазах.

— Вик. — Он смахнул слезинки с ее щеки. — Я не хотел причинить тебе боль.

— Ладно, — буркнула Виктория. — Ты не знал. Как-нибудь переживу.

Она пристально вгляделась ему в глаза. Странно, она так распсиховалась, а он тем не менее остался рядом. «Любой другой немедленно испарился бы, посчитав меня истеричкой, а он вот нет», — подумала Виктория, запуская руки в его мягкие черные волосы. Она притянула голову Свифта к себе, и он охотно повиновался; губы его оказались мягкими и теплыми. Поцелуй разбудил желание, Виктория чуть качнулась, словно посылая призыв, которого Крис ждал столь долго. Прижав ее к себе, шериф несколько мгновений наслаждался этим ощущением. Едва задрожав от желания, он нехотя отстранился, но Виктория снова протянула к нему руки.

— Нет, — тяжело выдохнул он ей в губы. — Я не хочу пользоваться твоей минутной слабостью. — Он и сам не поверил, что произнес эти слова.

— Я взрослая женщина, Крис. И делаю только то, что хочу. — Она снова прижалась к нему, скользнула рукой по его гладкой груди.

И тут же почувствовала, как напряглись его мышцы. Она имела удивительную власть над его телом, но поспешное совокупление под деревьями было совсем не тем, о чем ей сейчас мечталось. К тому же она устала, а Крис не желал, чтобы над их объятиями витал дух двух погибших.

— Вик, прошу тебя, не надо, — простонал он, когда рука ее опустилась ниже. — Я не такой стойкий.

— Я тоже.

Это прозвучало как утверждение и как признание. Раньше она держала себя в руках из чувства долга. Она охотилась за убийцами, чтобы не повторилась такая же трагедия, как и с ее дочерью. Но почувствует ли она себя когда-нибудь от-мщенной? Не превратилось ли все это в самоцель?

Крис, в свою очередь, размышлял о другом. Не слишком ли он к ней привязался? Неужели опыт с Камиллой его ничему не научил? Ведь когда он будет вынужден расстаться с Викторией Мэйсон, это снова причинит ему боль.

Он попытался отстраниться, но она, словно чего-то испугавшись, уцепилась за него.

— Нет, пожалуйста! Я буду вести себя пристойно. Хотя просто обними меня. — Ее била мелкая дрожь, огромные евожные глаза искали сочувствия. — Я так давно никого хотела…

Услышав такое, Крис мгновенно отказался от своего на-ерения уйти. Отцепив от пояса кобуру, он опустил голову на едло, и Виктория поспешила устроиться рядом, забросив свою огу ему на бедро.

— Спасибо, Крис.

Он ощущал ее упругую грудь, и одна только попытка пред-вить эту грудь обнаженной туманила ему голову. Как мог уж не хотеть ее? Стройная, волевая, с твердым характером — привлекательнее ее не было во всем Колорадо! А если эти длин-]№ ноги, что покоятся на его коленях, обхватили бы его бока. Черт!

Нет, пора гнать эти мысли прочь, иначе он не сможет снуть.

Свифт совсем уже было задремал, когда она прошептала прямо в ухо:

— Крис?

— Хм?

— Камилла — полная дурочка. ; Его губы дрогнули:

— Кевин тоже.

Он проснулся в одиночестве. Виктории и след простыл. Только Цезарь служил свидетельством того, что их вчерашняя встреча отнюдь не сон.

Крис досадливо поморщился: его отец из племени шайен-нов отлупил бы его до беспамятства, узнай он, что во сне сын столь беспечен, что даже женщина способна скрыться незаметно! Да, избаловала его городская жизнь.

Сгорая от стыда, Крис поднялся на ноги и огляделся вокруг в поисках своей шляпы. В этот момент до него донесся звук паровозного свистка. Подхватив с земли шляпу, шериф поспешно бросился к склону холма. Отсюда он увидел, как железный конь подходит к перрону. А может, Виктория вновь отправилась на охоту за Бэкетом? Тогда он обязан что-то предпринять. Владелец салуна ни в чем таком не замечен, и обязанность шерифа — оградить невиновного от посягательств.

Свифт некоторое время наблюдал за поездом. Вот покинули вагоны пассажиры, затем ящики выгрузили на перрон. Бэкет сошел с поезда самым последним. Увидев, что ему ничего не угрожает, Крис возвратился к месту ночлега. Пора домой.

Он быстро уложил в седельную сумку свои вещи и, забрасывая тлеющие угольки костра землей, заметил примятую траву там, где спала Виктория. Черт побери, почему она скрылась так по-воровски? После вчерашнего ей следовало бы все же объяснить свое поведение. А нужно ли? Похоже, она вообще не хочет его видеть.

Крис почему-то почувствовал себя виноватым. Может, она злится из-за того, что он пробудил в ней воспоминания? Может, не надо было отстраняться, когда она была в его объятиях? Нет, она бы не простила, что он воспользовался ее минутной слабостью, желанием забыться. Ночь сменилась бы рассветом, и кто знает, не захотелось бы ей отстрелить ему самое-самое?.. Удивительная, непостижимая женщина! Достучаться до нее невозможно ни с помощью ласки, ни сочувствия. По крайней мере ему.

Мысли о ней просто сводили с ума.

Внезапно шериф заметил в траве что-то белое. «Коробка из-под спичек!» Тех самых спичек, которыми она разжигала огонь прошлым вечером.

Вынув одну, он некоторое время удивленно разглядывал ножку: она была изготовлена не из дерева, а из бумаги. Свифт чиркнул о коробок, и спичка ярко вспыхнула.

Дав спичке догореть, он вгляделся в надпись на коробке.

«Тадз-Лундж. Найуэй, 17, Джексонвиль», а чуть ниже — ряд цифр.

Что это за город — Джексонвиль?

«Надо будет спросить при встрече», — решил Крис, запихивая коробок в карман.

Вскочив в седло, он спросил Цезаря:

— А ты что о ней думаешь, парень?

Конь, тряхнув головой, зазвенел уздечкой.

— И я так думаю. Как считаешь, сколько времени на этот раз уйдет на поиски?

Она наверняка снова изменит свою внешность. Крис едва не зашелся от ярости. Только бы ее разыскать! Он тут же отберет все ее маски, и она наконец перестанет скрывать свое прелестное лицо.

— Джейк боялся опоздать на поезд, потому и уехал в такой спешке, — произнесла Виктория в образе Клары, передавая поводья Кленси. — По пути назад я встретила шерифа, отдала ему Цезаря, а он попросил вернуть вам этого коня.

Кленси недовольно кивнул, сокрушаясь, что теперь придется работать без помощника, и Клара, сделав быстрый реверанс, исчезла за дверью.

Выйдя из конюшни, Виктория стремительно зашагала по мостовой, не обращая внимания на осуждающие взгляды встречных дам. По-видимому, миссис Фатерингхэм уже разнесла весть о ее поведении по всему городу. В девятнадцатом веке подобное, должно быть, просто-напросто подрывает нравственные устои. «Знали бы они, — подумала Виктория, — куда я иду. Кем бы я стала в их глазах? А может, я действительно не ведающая стыда шлюха? — вдруг пришло ей в голову. — Я млею при одном лишь воспоминании о его поцелуях. Как же волшебно он это делает! Интересно, в каком десятилетии было утеряно сие искусство? Ясно одно: Камилла глупа как пробка. Что за мысли?!» — вдруг спохватилась Виктория и чуть не споткнулась. Ведь ее жизнь не здесь. Конечно, шериф — прекрасный человек, встреча с ним — самое лучшее из всего, что происходило с ней за последние пять лет, но…

Она замедлила шаг. Если ее место — не в этом мире, то почему она так обрадовалась, узнав, что Абигайл — всего лишь домоправительница? И почему сейчас она испытывает благодарность за то, что Крис не воспользовался ее минутной слабостью? Да, он настоящий мужчина, сильный и благородный. Очень жаль, что она не может остаться и отплатить ему своей любовью.

Разве? Почему? «Из-за Кевина, Триши, Коула и всех тех, кого я потеряла и за кого должна отомстить», — тотчас пронеслось у нее в голове.

Ну почему ее жизнь должна диктоваться чужими смертями? Пора бы подумать и о себе.

«Не сейчас, — словно ответил ей неведомый собеседник, — ведь Бэкет еще не возвращен обратно в свое время и не сдан в руки ФБР».

Это исчадие ада оказалось очень непросто изловить: Бэкет постоянно находится среди людей. К нему невозможно подобраться, не вызывая подозрений. Вчера, правда, выпал удобный случай, но помешал Крис. Теперь оставалось только одно — рассказать шерифу всю правду о владельце салуна. Хотя вряд ли Свифт ей поверит, особенно после ее сегодняшнего побега.

К сожалению, другого выхода нет: надо вернуть Айви Лига обратно в его столетие, для чего следует заручиться поддержкой местных властей. А что, если Бэкет и Крис друзья? Ну, не друзья — так знакомые, причем столь близкие, что шериф мог выболтать что-нибудь о ней при встрече с Бэкетом.

Викторию даже в жар бросило.

Нет, Крис не проболтается. Он не из таких. И обязательно поверит в то, что она расскажет.

А стоит ли? Ради поимки одного преступника раскрывать секрет водопада, что способен служить мостом между прошлым и будущим? Кто знает, каковы будут последствия? Нет, надо ограничиться минимумом информации, схватить Айви Лига и покинуть это время.

Взбежав по ступенькам, Виктория громко постучала в дверь. До нее донеслось шарканье ног, и дверь распахнулась.

Велвет Найт устало прислонилась к косяку.

— Дорогуша, разве ты не знаешь, что мы работаем ночью? А сейчас рассвет.

— Прошу меня простить, мисс Найт, — тихо проговорила Виктория, проскальзывая внутрь.

Велвет закрыла дверь и удивленно оглядела гостью с ног до головы. На лице «мадам» отразилась жалость, когда взгляд ее скользнул по шраму на щеке Клары.

— Я бы хотела приступить. Хотя бы полы вымыть…

Прикрыв ладонью рот, Велвет зевнула. В ее пальцах чуть дымилась сигарета. О, с каким наслаждением Виктория сделала бы сейчас пару затяжек! Но она справилась с собой.

— Сначала я тебе все покажу. И первым делом твою комнату. — Велвет двинулась по темному коридору. — Сожалею, но она на втором этаже, где и номера.

— Мисс Найт, — торопливо окликнула ее Виктория. — До вас скоро дойдут слухи обо мне… — Она осеклась и с минуту помолчала, как и должна была сделать скромная застенчивая Клара Мэрфи. — Меня уволили из отеля «Эксел-сиор» за то, что ко мне заходил мужчина.

Она чуть не налетела на оторопевшую от изумления Велвет.

— Да это просто смех? — «Интересно, кто польстился на такую носатую крысу?» — хмыкнула она про себя, двинувшись дальше.

За закрытыми дверями слышались скрип кроватей и мужские стоны.

Вытащив ключ, Велвет подошла к номеру у самой лестницы. Отперев замок, Велвет посторонилась, пропуская Викторию вперед.

— Не слишком просторна, но…

— Красота! — восхищенно выдохнула Клара, оглядывая интерьер, совершенно нехарактерный для борделя.

Просторная комната на солнечной стороне оказалась намного комфортабельнее, чем все те помещения, в которых ей довелось ночевать по прибытии в девятнадцатый век. И даже лучше полных собачьих блох мотелей, по которым она моталась последние пять лет в двадцатом. Бумажные обои на стенах, высокий шкаф с зеркалом, кувшин и таз на кухонном столе — вполне уютно. Пол был застелен столь пушистым ковром, что, казалось, ноги в нем просто утонут. У огороженного решеткой камина два обитых парчой стула так и манили сесть и расслабиться. В дальнем углу комнаты располагалась большая железная кровать, о предназначении которой напоминали лишь выпиравшие пружины. Выглянув в окно, Виктория поняла, что ее комната находится прямо над кабинетом Бэкета, и тут уж вообще чуть не запрыгала от радости. Однако она взяла себя в руки и уставилась на кровать.

— Что ты так смотришь? Захотелось?.. Виктория негромко кашлянула.

— Здесь все такое… — она понизила голос, — такое чувственное.

— Это самая скромная комната во всем заведении, — рассмеялась Велвет, и Клара несмело подняла на нее глаза.

Обтянутое шелками роскошное тело женщины выглядело очень сексуально, но было в ней что-то еще, отчего мужчины слетались к ней как мухи на мед. За нарочитой грубостью чувствовалось истинное благородство, искренность и доброта.

Тяжело вздохнув, она опустила свою тощую торбочку на кровать.

— А теперь покажите, где убирать, мисс Найт. Мне не впервой иметь дело с грязью.

Усмехнувшись, Велвет протянула новенькой ключи от комнаты, потом неопределенно кивнула.

— Да, грязи у нас хватает, милочка. Можешь приступать к делу прямо сейчас

Велвет зашагала по коридору, объясняя обязанности горничной и особо отметив, что к шести вечера все должно блестеть. Клара покорно плелась следом, по пути размышляя, как это хозяйке заведения удается вложить в каждое свое движение столько грации и неги.

Велвет тем временем громко стучалась в двери — в восемь утра посетителям предписывалось убираться восвояси, а стрелка часов уже подходила к заветной цифре.

Они дошли до конца коридора, и Велвет распахнула самую последнюю дверь, как оказалось, дверь прачечной. Заглянув внутрь, Виктория невольно отпрянула. Горы, горы белья! Шварценеггер и тот не смог бы сдвинуть их с места. «Боже, как я вляпалась'» Весь пол был завален грязными простынями, одеялами и наволочками, да еще, как сообщила Велвет, часть белья лежала в друюй комнате. По всей видимости, прачечная возникла совсем недавно. Вода подогревалась здесь же, и это тоже входило в обязанности горничной.

— Ни один не коснется моих девочек, пока не соскоблит с себя грязь, — заявила Велвет.

«Надо отдать должное Айви Лигу, — подумала Виктория, — в его владениях царит полный порядок. Впрочем, отнюдь не благодаря его гуманизму: просто он любит доводить все до совершенства — даже в искусстве убивать».

— Ну, и как ты, согласна на такую работу? — спросила Велвет, внимательно вглядываясь в исказившееся от ужаса лицо Клары. — Дел в моем заведении всегда было невпроворот, и обычно их выполняли две горничные.

— Может, это и глупо, но я согласна, — отозвалась Виктория, засучивая рукава, затем негромко добавила: — Жаль, что здесь нет водопровода. — Она сняла с крюка тяжелый фартук и, надев его, повернулась к хозяйке заведения: — Можете отправляться спать, мисс Найт. Если хотите, я разбужу вас в положенное время.

— Буду очень благодарна, милочка, — улыбнулась Велвет.

Оставшись одна, Виктория обессиленно повалилась на кучу грязного белья. Сказывалась усталость от бессонных ночей. Но у нее сейчас нет другого выбора, кроме как работать и ждать.

Ждать возвращения Айви Лига. Если он не вернется, она покинет городок. Невзирая на чувства шерифа.

Глава 16

— Прекрати! — прикрикнул Крис, когда Цезарь снова толкнул его в плечо.

Ясно, что конь хочет сахара из рук и чтобы ему почесали за ухом. «Я и сам не прочь, чтобы меня приласкали», — подумал шериф, вернувшись в город. Хорошо бы разыскать беглянку или хотя бы узнать, чем вызвано ее исчезновение, но не хватит ли уже погонь? Крис ведь честно сделал свое дело: проследил за тем, чтобы Бэкет спокойно сошел с поезда сегодня утром и выгрузил на перрон свои ящики.

И все же, пока Виктория здесь, судьба Бэкета под угрозой. Такие, как она — упорные и изобретательные, — не отступают, встретив препятствие на пути. Значит, надо как можно скорее потребовать у нее объяснений.

Но нет, не стоит себя обманывать: он хочет видеть ее отнюдь не для объяснений, он жаждет снова почувствовать ее поцелуи, ощутить в своих объятиях.

А придется выслушать своего помощника, который спешит сейчас ему навстречу.

— Дюк и Бадди опять стреляли друг в друга.

С губ Криса сорвалось проклятие. Доктор Макларен извлекала из этих двоих крупную дробь так часто, что просила их расплачиваться зарядами, надеясь лишить дуэлянтов их огнестрельных запасов. Причиной конфликта горе-стрелков были нечетко определенные границы заявленных участков.

— Что ты с ними сделал, Ноубл?

— Отобрал все патроны, кроме одного. Шериф удивленно поднял брови.

— Один-то заряд они приберегут для змеи или ночного грабителя. Друг в друга же им не попасть и с десяти шагов. Крис согласно кивнул: мудрое решение.

— К тому же я не хотел сажать их в камеру, — продолжил помощник. — Оба уже года два не мылись.

— Разумно, — заметил Свифт. — В следующий раз вообще в город не пускай, пока не помоются.

— Хорошо бы издать такой закон, — задумчиво буркнул Ноубл, ковыряя зубочисткой во рту.

Шериф и Бичем двинулись по улице, начав ежедневный обход. Большую часть городка составляли жилые дома, в основном владельцев магазинчиков и местных бизнесменов. На окраине здания стояли реже, за чертой же города дома фермеров и владельцев ранчо попадались совсем редко. Дальше дорога вела вверх, к разбросанным в горах поселкам рабочих серебряных рудников.

В город обычно прибывали на временную работу и оседали лишь те немногие, кто мог предложить горожанам какую-нибудь прибыльную услугу. В Силвер-Роуз было два банка, пять больших магазинов, два магазинчика одежды, прачечная, заведение швеи и модистки, кузница, дубильная мастерская, магазин молочника, три гостиницы, полдюжины салунов и пять ресторанов на самые разные вкусы: от «Дакетта» — там подавали много, дешево и невкусно — до «Этьена» с изысканной и дорогой французской кухней.

Внезапно Криса окликнули.

Он остановился. К нему во весь опор на коне мчался Рейд Макларен.

— Мы поймали похитителя! — воскликнул Рейд, при»

подняв шляпу.

— Мы?

— Дженни поймала, — улыбнулся Макларен. Так доктор осталась с вором одна? Впрочем, этой женщине все было нипочем.

— Она придавила его к стене ногтем? Рейд рассмеялся:

— Лучше сами посмотрите.

Крис вскочил на Цезаря, и все трое, включая Ноубла, двинулись к дому Макларенов, большому двухэтажному зданию из бурого камня. Там уже собрались зеваки, и Крису пришлось употребить свою власть, чтобы те разошлись.

И вот, ступив в кабинет Дженни, шериф замер в изумлении. На полу со связанными руками и ногами сидел сухопарый человек лет тридцати. Его лицо и одежда были густо измазаны синей краской. Дженни сторожила его, лениво поигрывая ножом. Делала это она так умело, что вор глядел на лезвие как завороженный. Мастерству владения холодным оружием доктора научил Ноубл.

— Говорил вам, что зрелище заслуживает внимания! — гордо произнес Рейд. — Дженни, любовь моя, думаю, шериф хотел бы услышать твои объяснения.

Доктор бросила взгляд на мужа, затем перевела на шерифа. И, словно очнувшись, быстро поднялась со стула.

— О да, конечно. — Вор немедленно съежился, со страхом глядя на мелькнувший перед носом нож. — Вы помните, как я тогда вышла из себя? Мне стало ясно, что куда ни спрячь, похититель все равно обязательно найдет наркотики. — Она со всего маху залепила вору пощечину. — И я решила налить в бутылки воды и подкрасила ее индиго, а потом поставила их на пружины. — Дженни показала на пружины. — Мы поймали его на улице. — Бросив взгляд на мужа, она улыбнулась. — Рейд поймал. Сами понимаете, определить было нетрудно.

Крис восхищенно покачал головой. Даже если бы вор убежал, меченный индиго, он бы далеко не ушел.

— Какое хитрое изобретение.

— О, это не я, — тотчас отозвалась Дженни. — Это Джейк изобрел.

— Что?! — изумился шериф.

— Тот самый Джейк, с толстыми очками? — недоверчиво переспросил Ноубл, застегивая наручники на запястьях вора.

— Ну да! Помните, он говорил о разгроме в одном из номеров отеля? Судя по всему, это тот самый тип. По крайней мере Джейк мне его так описал.

Крис просто вскипел он негодования. Похоже, шериф в этих краях не он, а Виктория! Эх, запереть бы ее на замок!

Впрочем, заметив, что Рейд так и сияет от гордости, шериф попытался здраво взглянуть на вещи. В конце концов, ловушка была неплохой выдумкой и преступник пойман.

— Мы все ушли из дома, как и сказал Джейк. Иначе вор побоялся бы залезть внутрь. А странное название парнишка дал бутылке: мина-лягушка. — Дженни на миг нахмурилась. — Впрочем, как бы это ни называлось, оно сработало.

— Небезопасная затея, Дженни.

— Когда Рейд рядом, я ничего не боюсь, — улыбнулась Дженни мужу.

— Ну конечно, любовь моя, — отозвался тот.

Она тотчас поднялась на цыпочки и поцеловала мужа, а затем прижалась к нему.

Ноубл подтолкнул преступника вперед, потом удивленно мотнул головой:

— Джейк… Кто бы мог подумать!

— Да, Джейк, — подхватила Дженни. — Как увидишь его, Крис, поблагодари от моего имени.

— Не только поблагодарю, — чуть слышно буркнул шериф, покидая комнату.

— И от меня тоже, — добавил Рейд. — Джейк помог нам совсем бескорыстно. Сейчас такие люди редкость.

— Джейк уехал из города, Дженни, — отозвался Свифт. На прекрасном лице женщины отразилось сожаление. — Не хочется вас огорчать, но прошлым вечером он уехал на поезде.

Ноубл бросил удивленный взгляд на шерифа и вдруг расплылся в улыбке.

Они молча покинули дом и вскочили на лошадей, закинув вора на спину Цезаря. Отъехав немного, Ноубл не сдержался и расхохотался:

— Что за выдумщица эта девка!

— Да уж, — буркнул Крис я в то же мгновение вскинул голову: — А ты откуда знаешь?

Бичем только ухмыльнулся в ответ:

— Уж знаю! Но я умею хранить секреты. — Он перекрестился, словно давая клятву.

— А она знает, что тебе все известно? Ноубл бросил на него удивленный взгляд.

— Похоже, ты совсем с ней не разговаривал, Крис?

— Конечно, разговаривал. Только она мне ничего не сказала.

— Этим ты и занимался в горах всю ночь? — с усмешкой спросил помощник.

Свифт сразу же набычился.

— Тебя это не касается.

— Само собой, — пожал плечами Ноубл. — Но я вправе выразить свое восхищение.

— Восхищение? Чем? Тем, что она лезет не в свое дело?

— Черт побери! Ты что, не понял, что за баба здесь появилась? — Наклонившись ближе, помощник понизил голос: — Умная, как дьявол, смелая, с характером, да таким, что редко и у мужчины встретишь. Мне Сет рассказал про случай с Лаки. Она еще и добрая.

— Если у нее и есть сердце, она этого не показывает. Добравшись до конторы, всадники слезли с лошадей. Толкнув преступника к двери, Ноубл бросил Крису:

— У тебя есть глаза, но ты как слепой, сынок.

Крис сам закрыл камеру с вором на замок и замер, привалившись к прутьям. В памяти его всплыла эта странная женщина, что скрывала свое лицо.

— Где она? — наконец спросил он, повернувшись к Ноублу.

— Тебе лучше этого не знать. Крис тотчас встрепенулся:

— Я шериф и должен знать все, что творится в городе. Ноубл улыбнулся в бороду.

— Она работает в «Жемчужине». — Он бросил взгляд через плечо. — Вернее, Клара работает. Свифт удивленно округлил глаза:

— Что она там делает?

Крис ничем не выказал своего ужаса, но, даже не видя внешних проявлений, Ноубл почувствовал это.

— Сходи да посмотри. — Бичем тяжело опустился на стул, обмакнул перо в чернильницу и приступил к отчету.

Какое-то время Крис молча смотрел на своего помощника, затем решительно направился к двери.

— Крис, как она все-таки выглядит? — окликнул его Ноубл.

Шериф остановился и посмотрел на него невидящим взглядом.

— Невероятно красивая, — хрипло прошептал он, вцепившись в дверной косяк. — Красивая и загадочная.

Она так и не раскрыла ни одного своего секрета. Эта женщина все время держала его на расстоянии. Только один раз, вчера ночью, она сбросила маску и раскрыла свои истинные чувства. Этого он не забудет никогда.

«Она была просто восхитительна: стройная, совершенная фигура, роскошные волосы. Нож вошел в ее мягкую плоть словно в масло. Я почувствовал, как она вздрогнула всем телом, и увидел ужас в ее прекрасных глазах. Она думала, что я ее люблю. Они все так думали. Но я не способен на это. По крайней мере по отношению к тем, кто заслуживает смерти. Я помогаю их детям. Думаю, они когда-нибудь меня поймут.

Впрочем, это не так уж важно.

Я всего лишь погружаю женщин в сон, вечный сон.

И никаких следов, никаких улик. Только тело с безжизненными бледными губами. Но почему мне так тяжело думать об этом?»

Прижав к бедру поднос, Виктория постучала в дверь и прислушалась, пытаясь справиться с волнением. Три дня она старалась не показываться хозяину салуна на глаза, но сейчас этого не избежать.

Теперь она знала наверняка, что Бэкет привез не только спиртные напитки, как считал Крис, — он сделал кое-что еще. Иначе хозяин салуна не имел бы столь самодовольный вид.

Весь прошлый вечер она потратила на изучение взятых с собой бумаг, пытаясь по докладам детективов определить, какую цель мог преследовать преступник, совершая свои злодеяния. Однако жертвы объединял лишь способ убийства, все же остальное различалось — социальное происхождение, работа, образование, место жительства. Ничего общего…

Он отозвался из-за двери своим обычным красивым голосом. Просто невозможно было поверить, что этот голос принадлежит убийце. Сделав глубокий вдох, Виктория отбросила все посторонние мысли и, войдя в образ немолодой и некрасивой служанки Клары, нажала на ручку.

Целиком поглощенный чтением какой-то книги, Бэкет даже не взглянул на нее. Только когда она пересекла комнату, чтобы поставить на столик кофе, он поспешно захлопнул книгу и попытался непринужденно бросить ее в открытый ящик стола. Притворившись, что не обратила никакого внимания на эту поспешность, Виктория принялась наливать кофе из кофейника.

Добавив сливки и размешав сахар, она подняла чашку и посмотрела серийному убийце прямо в глаза.

Бэкет тоже поднял на нее взгляд. Лишь на миг на его лице отразилось отвращение к ее уродливому шраму, и уже в следующую секунду он вновь принял холодно-любезный вид.

Взяв чашку, хозяин откинулся на спинку стула и пригубил кофе.

— Как я понимаю, вы — Клара?

«А ты — убийца Коула», — мысленно ответила она.

— Да, сэр.

Стараясь действовать как можно аккуратнее, Виктория стала составлять тарелки с подноса на столик. Хозяин комнаты во всем стремился к совершенству, а потому ей не стоит нарушать гармонию его мирка: тогда он совсем перестанет ее замечать.

— От чего у вас такой шрам?

Виктория искоса взглянула на него, лихорадочно подбирая подходящее объяснение — объяснение, которое Бэкет не смог бы проверить. Индейцы? Она не знала названий местных племен и местностей, где они обитали.

— Папа, — ответила она чуть запоздало. Бэкет удивленно выгнул бровь:

— Как это?

— В молодости я была очень привлекательной, и какой-нибудь молодой человек мог бы взять меня замуж. Отцу пришлось бы давать приданое. — «Весьма правдоподобно», — похвалила себя Виктория.

— Ловкий у тебя папаша. — Это прозвучало без осуждения. Неужели он одобряет подобные действия?

— Вы его оправдываете? Бэкет медленно отвел чашку от губ и чуть нахмурился:

— Просто ваш отец дорожил вами. Многие не получают от родителей и таких знаков внимания.

Несколько секунд Виктория с изумлением смотрела на него. Какое же у хозяина салуна искаженное понятие о внимании!

— Я предпочла бы услышать от него теплые слова, а не радоваться порезам на коже. — Боже! Она вовсе не собиралась спорить, особенно по поводу того, чего не было. В конце концов, это небезопасно — в любую секунду можно проговориться.

— Не стоит искать совершенства только в форме, — отозвался Бэкет, мягко заключая ее руку в свою.

Виктория тотчас вздрогнула всем телом: от пальцев владельца салуна исходил смертельный холод. Ладонь, только что державшая горячую чашку, даже при жаре в двадцать пять градусов была не горячее руки мертвеца.

— Хотелось бы, чтобы и другие думали так же, — произнесла горничная, осторожно отстраняясь и с трудом подавляя желание бежать.

— Мне тоже, дорогая.

Что означают его слова? Уж не предлагает ли он какой-то бедно одетой горничной со шрамом на щеке себя, мистера Совершенство? Зачем?

Он наконец выпустил ее руку, и Виктория поспешно сделала шаг назад. Бэкет же медленно поднялся со стула и, чуть прихрамывая, направился к окну. Сейчас его нельзя было назвать мистером Совершенство — из-за этой хромоты и из-за того, что рукава его рубашки были засучены, а жилетка расстегнута. И из-за двух царапин на руке — видимо, от чьих-то ногтей.

— На сегодня вы уже все закончили?

— Да, сэр. Остается только доложить обо всем мисс Велвет.

Глядя в окно, Бэкет кивнул. По темной улице в тумане медленно плыли экипажи, а фонари светили подобно маякам.

— Она считает, что вы нам посланы Богом. Не понимаю, как вам удается справляться со всей вашей работой.

«У меня нет другого выхода, — ответила про себя Виктория. — Как еще я могу к тебе подобраться?»

— Подыщите еще одного человека себе в помощь, — раздумчиво произнес Бэкет.

— О, благодарю вас, — постаралась придать голосу оттенок признательности Виктория, хотя куда охотнее швырнула бы в него ботинки из змеиной кожи.

Она повернулась, чтобы удалиться, но негромкий ровный голос Бэкета остановил ее:

— Купите себе новую одежду, мисс Марфи. Все девочки в моем салуне должны одеваться безупречно. — Когда он повернул к ней голову, упавшие на лоб волосы закрыли ему глаз, сделав его двойником одной из известнейших личностей двадцатого века. Айви Лиг мог бы заработать уйму денег, только демонстрируя свое лицо. — Я оплачу счет.

— Я не одна из ваших девочек, сэр. — Она постаралась отозваться с явным негодованием. Губы Бэкета дрогнули в улыбке.

— Я знаю. Все равно вам придется придерживаться наших порядков.

Да, мистер Совершенство терпеть не может отклонения от нормы. Кивнув, Виктория удалилась из комнаты, выпрямив спину и приняв гордый вид, как и следует никому не интересной старой деве, а потому не заметила усмешки Бэкета и его внимательного взгляда на ее ноги.

Оказавшись за дверью, Виктория остановилась, чтобы перевести дух и потрогать свой шрам на лице. Да, этот раунд она провела не лучшим образом.

Быстро пройдя мимо всех номеров, она юркнула в маленькую кухню. Перед визитом к Велвет ей надо было захватить чай и тушеное мясо.

Наполнив чашку чаем, Виктория огляделась вокруг и подняла рукав, чтобы узнать, сколько времени. Работа еще не началась. Те несколько дней, что горничная пробыла в этом заведении, заставили ее возненавидеть здесь все: мужчин, платящих за любовь, и женщин, что вынуждены зарабатывать на хлеб подобным образом. Вероятно, в девятнадцатом веке в этом не было ничего из ряда вон выходящего, но Виктория не могла без содрогания смотреть, как попавшие сюда по стечению обстоятельств опускались все ниже и ниже.

Подхватив поднос, она поспешно двинулась по коридору. Поднявшись по лестнице, остановилась у нужной двери и постучала. Велвет отозвалась, и Виктория открыла дверь.

В первый же день своей работы она поняла, почему Велвет назвала комнату новой служанки самой скромной в заведении: на стенах прочих номеров были развешаны картины, фривольные и экстравагантные, призванные раскрепостить фантазию посетителей. Что же касается жилища Велвет — единственного имеющего две комнаты, — то своей обстановкой оно могло поспорить с гаремом султана.

Вот и сейчас Виктория увидела совсем уж восточные мотивы: Велвет Найт, полунагая, возлежала на куче поблескивающих атласом подушек и внимательно слушала, что ей шепчет на ухо какой-то незнакомый мужчина.

Сердце Виктории оборвалось. Она узнала его. Это был Крис.

Глава 17

Шериф поднял голову. На какую-то секунду в его взгляде отразилось удивление, затем он задвигал желваками, виновато отводя глаза.

Горничная словно к месту приросла, ибо почувствовала, что ее предали. Ей хотелось разрыдаться.

«Боже, как же мне плохо!»

Но уже через секунду она взяла себя в руки, подошла к низкому столику, аккуратно опустила на него поднос, положила в чай сахар и только тут взглянула на Велвет:

— Еще что-нибудь, мисс Найт?

Велвет перевела недоуменный взгляд с Криса на горничную, меж ее бровей залегла складка.

Нет, милочка, — любезно ответила она. — Спасибо.

Виктория опустила взгляд на Криса.

— А вам чем я могу быть полезна, шериф? «К примеру, не заехать ли кулаком по носу?»

— Я уже получил все, что хотел, спасибо.

Услышав его густой красивый голос, она вздрогнула.

— Не смущай девушку, — рассмеялась Велвет, шутливо хлопнув кавалера по плечу.

Виктория с трудом справилась с комком в горле. Она уже успела полюбить Велвет, та была замечательным человеком, но видеть Криса фамильярничающим с полуобнаженной хозяйкой борделя… Нет! Это выше ее сил.

— С вашего позволения, я удалюсь. Мне нужно купить новую одежду.

— Ты отлично выглядишь в этом наряде! — удивленно воскликнула Велвет, оглядывая синюю юбку Клары и белую блузку с высоким воротником под горло.

Строгим скрипучим голосом старой девы служанка отчеканила:

— Мистер Бэкет настаивает, чтобы все в его салуне были одеты определенным образом. Моя одежда, очевидно, не соответствует его вкусам.

— Он у нас придирчивый, — согласилась Велвет. Внезапно Крис оживился и в упор посмотрел на Викторию:

— А какой наряд ему нужен?

— По-моему, вас это не касается, шериф. Он резко выпрямился, сжав кулаки.

— Как сказать…

— Вам следовало бы поменьше совать нос в чужие дела, шериф Свифт!

Она увидела, как резко сузились его глаза, и повернулась к Велвет, на лице которой читалось изумление.

«Пусть-ка попробует объяснить ей, что все это значит», — мстительно подумала Виктория.

— Извините, не буду больше нарушать ваше уединение.

И, не дожидаясь ответа, стремительно повернулась, выскочила за дверь и поспешно сбежала вниз по ступенькам.

Крис даже вздрогнул, когда хлопнула дверь. Беззвучно ругнувшись, он удрученно взъерошил волосы. Даже маска не могла скрыть, как сильно поразило Викторию увиденное. Картина и впрямь неприглядная.

— Крис, — негромко окликнула Велвет, протягивая ему чашку. — В чем дело?

— Ни в чем, — угрюмо буркнул тот, поднимаясь на ноги.

— Оно и видно.

Обернувшись, он заметил ее пристальный взгляд.

— У этой старой девы, похоже, бездна нерастраченной энергии, — заметила Велвет. — Только глупец может пропустить такой подарок судьбы.

Глядя на то, как многозначительно хозяйка прихлебывает чай, Крис снова ругнулся про себя. Плохо, что теперь об их с Викторией отношениях знает кто-то еще.

— У Клары неважный внешний вид, но внешность бывает обманчива.

Мисс Найт насмешливо фыркнула:

— Я прекрасно это знаю. — Заметив удивление на лице шерифа, она сочла нужным объяснить: — Клара интересная девушка. Странная, но… черт, не знаю. — Она задумчиво покачала головой. — Такое чувство, будто она пытается скрыть, кто она на самом деле.

Свифт подхватил свою шляпу со стола.

— Спасибо за все, Вел. Дай мне знать, если услышишь что-нибудь интересное.

— Обязательно. — Она досадливо щелкнула пальцами. — Недолго же ты у меня гостил.

Натягивая шляпу на голову, Крис задержался у самой двери.

— Прости, Вел, но ты слишком рассудительна. Я люблю тех, у кого ветер в голове.

Она рассмеялась, и только, но Крис уже стремительно летел по коридору. Взлетев по черной лестнице, он направился к комнате для мытья.

В комнате был только один посетитель, его рыжая голова высовывалась из огромного чана с водой.

— Вы не видели служанку?

Человек кивнул на соседнюю стену. Крис тотчас нырнул | в следующую дверь и оказался в прачечной. И сразу же | очутился в облаке пара от чанов, стоящих на плите. В клубах пара Виктории не наблюдалось. Уж не бросила ли она и эту работу?

Свифт уже собрался было выйти, как вдруг заметил в дальнем углу какое-то движение. Виктория насосом качала в ведро воду. Ее движения были столь яростными, что Крис невольно улыбнулся.

Она ревновала.

Эту скрытную, загадочную женщину обуревала ревность!

Ему захотелось закричать от радости, но он лишь осторожно подкрался к ней ближе.

— Убирайся! — произнесла Виктория, не оборачиваясь. Затем подхватила ведро и понесла его в комнату для мытья. Он последовал за ней.

— Виктория…

Она остановилась так внезапно, что он чуть не налетел на нее. Воду, правда, расплескал.

— Прошу прощения, должно быть, вы ошиблись. Я — Клара Мэрфи.

Она снова двинулась вперед.

— Ты же сказала, что пойдешь покупать одежду. Она снова приостановилась.

— Да, но утром. — Вылив в чан воду, она двинулась назад, чтобы повторить все снова. — Магазины уже закрыты.

Шериф снова шагнул за ней следом.

Виктория опять принялась энергично качать воду, больше всего желая, чтобы он удалился и оставил ее в покое.

— Разве у вас нет работы, шериф?

— Я и работаю.

Детектив негодующе сверкнула глазами.

— В публичном доме? — В голосе ее слышалась горечь. — Как же вам повезло с работой!

— Я пришел сюда не как посетитель, Вик.

Прозвучало очень искренне, и Виктория потихоньку начала сдаваться. Она бросила качать уже грозившую перелиться через край воду и, повернувшись к шерифу, сухо отчеканила:

— Меня это совершенно не волнует. Он усмехнулся:

— Волнует, и еще как. Виктория дернула плечом.

— Думай как хочешь.

Она снова вылила воду в чан и, подчерпнув кувшином горячей воды, направилась в комнату для мытья, предварительно постучав по двери для порядка.

— Как водичка, парень?

— Теплая, мэм. — Ковбой бросил удивленный взгляд на вновь появившегося шерифа.

Виктория поставила кувшин с горячей водой на столик и любезно предложила моющемуся:

— А не потереть ли тебе спинку?

— Этого еще не хватало! — взревел Крис, решительно шагнув вперед.

Бросив на него торжествующий взгляд, Виктория вцепилась в голые плечи парня.

Перехватив ее руки, Свифт оттащил ее в сторону. Теперь уже его глаза горели ревностью, в глазах же Виктории сквозила боль.

— Не беспокойтесь, мэм, сам справлюсь, — поспешил заверить ее ковбой.

— Не мешайте мне работать, шериф!

Он уловил подтекст: она здесь выслеживает преступника. Но даме не следует охотиться за убийцами, когда рядом сильные тренированные парни. Это он тоже выразил в иносказательной форме:

— Леди не моют спины мужчинам.

— Здесь нет леди, приятель. — Она так ловко выдернула руки из его захвата, что Крис даже глазом моргнуть не успел. — Странно, что вы не заметили. — Какое-то мгновение она молча наблюдала за тем, как медленно сходятся у переносицы его брови, затем резко отвернулась и пальцем проверила температуру воды в кувшине. Поскольку ковбой кивнул, она стала медленно лить ему воду на голову. Потом, вновь повернувшись к шерифу, ядовито выдохнула: — Лили в четвертой комнате, она вас заждалась!

Этот яд разъярил Криса. Он остался на месте, когда Виктория снова исчезла в прачечной. А может, он в ней ошибся? Может, она к нему ничего не испытывала? А если испытывала, то почему все так быстро прошло? Он ей совершенно безразличен! Свифт шагнул в прачечную, и тут же в него полетел кусок мыла. Нет, небезразличен — Убирайся отсюда!

Шериф, напротив, лишь плотнее прикрыл за собой дверь. В комнате сразу наступил полумрак, свет лампы еле пробивался сквозь пар.

— Клянусь, я прикончу тебя, если ты ко мне подойдешь! — Простыня, которую выжимала Виктория, жалобно затрещала, как бы подтверждая серьезность ее намерений.

— Я тебе ничего не сделал.

— Спи с кем хочешь! — Ее голос дрогнул. — Мне нет |до тебя никакого дела. — Простыня выскользнула из ее рук. бдав Криса брызгами. Он вытер лоб.

— Я здесь не посетитель.

Виктория взглянула на него в упор, в глазах ее застыла обида.

— Я сама видела. — Бросив в таз простыню, она доста-из чана следующую.

— Тебе пора бы знать, что первое впечатление обманчиво.

— Вот как? А каким должно быть второе? Шериф понизил голос:

— Я собираю информацию.

Виктория замерла, удивленно вскинув голову.

— По какому поводу?

— По всем. Просто Велвет в курсе всех городских сплетен. Гордячка демонстративно опустила взгляд ниже пряжки пояса.

— Так ты заходил просто поговорить? Он твердо сжал губы.

— Ты мне не веришь?

— Ничуть.

Глаза Криса гневно вспыхнули:

— Великий Боже, ты — самая твердолобая баба во всей округе! Да говорю ж тебе, у меня с Велвет ничего не было!

— Благодарю за любезные разъяснения, — сухо ответила Виктория.

Отстранив Криса, словно досадную помеху на пути, горничная направилась к плите. Набрав ведро горячей воды, она вернулась и вылила воду на скомканные мокрые простыни.

«Уходи, — мысленно молила она, принимаясь тереть простыни на стиральной доске. — Прошу тебя. Я должна ненавидеть, чтобы не желать с тобой остаться».

Стянув с головы шляпу, Крис удрученно взъерошил волосы. «Полная отставка», — подумал он, со злостью глядя на маску, скрывающую подлинные чувства этой женщины. Внезапно он шагнул вперед, схватил Викторию за плечи и, оторвав ее от стирки, прижал к стене. Она яростно сопротивлялась.

— Если ты меня не отпустишь, то сейчас запоешь по-другому. — Она попыталась ударить шерифа коленом в пах, но юбка ее намокла, а Свифт тут же наступил ей на подол, и потому ничего не вышло.

— Я не выпущу тебя, пока ты не успокоишься и не начнешь рассуждать здраво. — Взгляд его стал угрожающим. — И если мне понадобится для этого сорвать с тебя твою уродливую маску, я ее сорву.

— Только попробуй!

— И попробую!

— Когда же все это кончится? — яростно прошипела Виктория.

— Кончится? Да еще ничего и не начиналось. Виктория неподдельно изумилась. Это он всерьез? Она-то уже давно вся в его власти.

— Для кого-то не начиналось, а для меня должно кончиться.

Всем своим весом он прижал ее к стене.

— Ты в самом деле этого хочешь? — спросил он почему-то хриплым голосом. Виктория отвела взгляд, но Крис схватил ее за подбородок, заставляя глядеть себе прямо в глаза. С отвращением думая, что под его пальцами — резиновая маска, он пристально вгляделся в глаза Виктории, пытаясь угадать ее истинные чувства. — Можешь молчать сколько угодно, я все равно никуда не уйду. — Его голос стал угрожающе тихим. — Если ты сбежишь из города, я отправлюсь следом и догоню тебя.

— Не получится, — печально ответила она, как-то вмиг обмякнув.

— Получится. И я заставлю тебя остаться, — твердо произнес он. — Я помогу тебе найти нужные доказательства, но потом ты останешься. Я тебе не позволю уехать.

Она растерянно захлопала глазами, завороженная уверенностью его тона. Мужчины не часто говорят такие вещи.

— Ты хочешь только…

Его губы заглушили ее ответ, вслед за которым наверняка снова началась бы словесная перепалка. Виктория попыталась высвободиться, но безуспешно — он только крепче обнял ее, его губы жадно впились в ее, язык же проник ей в рот. Выгнув спину, она яростно заработала кулаками, но, похоже, эта борьба лишь разжигала его.

Внезапно она стихла, а потом ответила на его поцелуи — яростно, страстно, прощая ему свои боль и обиду.

Сердце Криса екнуло, он почувствовал дрожь в коленях. Ее поцелуй его полностью обезоружил.

— Признайся, — произнес он, почти не отрывая рта от ее губ. — Ты меня ревновала.

— Да, — выдохнула она. — Да, да! — Она запустила пальцы в его шевелюру. — А что же мне оставалось? Мы не виделись три дня, и вот я обнаруживаю тебя у Велвет.

— Я полагал, ты не хотела, чтобы я тебя нашел.

— Конечно, не хотела, но… Он улыбнулся.

— И нечего так радоваться. — Нахмурившись, она опустила руки.

— Ну дай мне немного погордиться собой.

— Тебе здесь не жарко, Крис?

Он переступил с ноги на ногу и только крепче прижался к ней.

— Мне жарко не от прачечной, Вик. Мне жарко от тебя. Он снова впился в нее губами, руки его принялись поспешно расстегивать пуговицы ее блузы.

— Крис! — громко прошептала она, пытаясь его остановить.

Он нашел, где кончается маска, и приложился к ее коже губами. От этого поцелуя Виктория совсем потеряла голову и протяжно застонала. А Свифт уже прокладывал вниз влажную дорожку из поцелуев.

— Ты удивительная на вкус. — Его шепот холодком обдал ее горячее тело. — Боже, Вик, как я хотел бы попробовать на вкус и все остальное. — Он дотронулся до ее перевязанной поясом груди.

— Не надо. Пожалуйста, не сейчас. Может, позднее мы встретимся и… — Не верилось, что она, Виктория, произносит такое, но при взгляде в его полные надежды глаза она словно теряла рассудок.

Чей-то голос за дверью заставил их отпрянуть друг от друга. Крис едва успел поднять с пола свою шляпу, а Виктория застегнуть блузу, когда дверь распахнулась.

В следующее мгновение служанка обмерла от ужаса: на пороге стоял сам Бэкет. Что могло ему здесь понадобиться?

— Благодарю вас за информацию, мисс Мэрфи, — сухо произнес Крис, шагнув к двери как ни в чем не бывало. Заметив Бэкета, он замер, изображая удивление.

— Шериф Свифт? — произнес, чуть нахмурившись, хозяин салуна.

— Мисс Мэрфи была свидетельницей одного преступления. Ее показания оказались весьма ценными для поимки хулигана, изгадившего номер в «Экселсиоре», — нэ ходу бросил Крис.

Бэкет кивнул:

— Я рэд, что она смогла быть вам полезной. Шериф задержался на пороге.

— Она и еще один парень, Джейк, обеспечили нам успех. Губы Виктории дрогнули, и она опустила голову.

— Вот как? Но это было три дня назад? Крис кивнул, затем повернулся к Виктории:

— Задержать — половина дела, надо еще изложить суду все обстоятельства. Я никак не мог найти мисс Мэрфи, поскольку она неожиданно покинула гостиницу, и только сегодня случайно обнаружил ее здесь.

Теплый взгляд шерифа скользнул по лицу любимой, словно напоминание о том, что только что произошло.

— Увидимся позже, мэм, — кивнул он, повернулся к Бэкету и, пожав ему на прощание руку, двинулся прочь.

— Что вы хотели, сэр? — спросила Клэра. Недовольно поджав губы, Лиг обвел глазами прачечную.

— Я насчет новой одежды.

— Да, сэр? — невыразительно, как и полагается служанке, отозвалась она.

— Забудьте про мои слова. — Выражение лица Виктории осталось бесстрастным. — Вас все равно почти никто не видит, я решил не делать лишних трат.

Клара учтиво наклонила голову, давая понять, что нисколько не обиделась — бедное уродливое существо просто не имеет такого права.

— Как скажете, сэр.

Он удалился, прежде чем с ее уст сорвались какие-либо слова.

Итак, никакого нового наряда. Прекрасно! Значит, она не представляет для него интереса. Или же у него проблема с деньгами. И Виктория вспомнила разговор с Велвет,

Он хотел продать ей «Жемчужину».

А не собирается ли Айви Лиг на новое дело?

Глава 18

«Надо найти эту книгу», — подумала Виктория, закусив нижнюю губу. В книге, что читал Айви Лиг, когда она вошла в его комнату, должно быть, что-то очень важное. Лучше всего переснять все подряд, а потом спокойно проанализировать. Виктория попыталась вспомнить, положила ли она в рюкзак микрокамеру, которой обычно фотографировала номера машин?

— На тебя просто смешно смотреть, — внезапно раздалось совсем рядом, и Виктория вздрогнула.

Подняв глаза, она даже не сразу поняла, где находится: слишком уж была поглощена воспоминаниями о том времени, когда фотографировала автомобильные номера.

Она обвела глазами лежащих на атласных подушках женщин, для пущей соблазнительности облаченных в шелка и кружева.

Виктория виновато улыбнулась:

— Замоталась… — Поспешно глотнув кофе, она недовольно скривилась: — Какая гадость! — и, подойдя к окну, выплеснула содержимое чашки на улицу. Тут же снизу донеслось громкое мужское ругательство. — О Боже!

Женщины дружно рассмеялись, присоединилась к ним и служанка, освобождаясь тем самым от всех тревог прошедшего дня. Работающие в салуне девушки обычно собирались раз в день поболтать. Они делились новостями, передавали сплетни и раскрывали секреты своих посетителей, рассказывая, каковы они в постели.

Для Виктории эти беседы были своеобразной школой, где она получала уроки, как оставаться женщиной при любых обстоятельствах.

— У меня сегодня был странный гость, — начала свой рассказ стройная блондинка. Затем она подошла к столу, сунула в рот шоколадную конфету и продолжила: — Ковбой так спешил, что полез на кровать, не сняв шпоры и шляпу. Всю меня исцарапал! — Как бы в доказательство своих слов она приложила ко рту кончик пальца. — И оказался таким шустрым, что удовлетворился, не успев на меня залезть!

Из разных концов комнаты донеслись сдержанные смешки.

— А мой сегодняшний так осторожничал, словно я вот-вот разобьюсь. — В голосе девушки звучало разочарование.

— Это потому, что ты так выглядишь, — заметила Виктория. Судя по внешнему виду, девушке было не больше шестнадцати.

— Хотела бы я, чтобы ко мне так относились, — обес-силенно растянулась на подушках Велвет. — Боже, какие же неутомимые наездники мне сегодня достались! Хорошо еще, если завтра я смогу ходить.

— Не тебе жаловаться, Велвет, — возразила пышноте-лая женщина с рыжими волосами. — Ты сегодня получила подарок.

— Это правда, Велвет? Та довольно улыбнулась:

— Да. Кто-то проник в мою комнату и кое-что мне оставил.

— Кое-что? Да ладно, Велвет, — протянула Виктория. — Покажи.

Та молча сунула руку под подушку и достала изящный серебряный браслет.

Все тотчас сгрудились, чтобы полюбоваться филигранной работой.

— И кто же это? Велвет дернула плечом.

— Я расспрашивала своих постоянных посетителей, но ни один не признался.

— Какая прелесть!

Хозяйка бросила браслет Виктории, и та поймала, его на лету.

— Это твое, детка.

— Нет, я не возьму. Я не…

— Не заслужила? Служанка опустила голову.

— Не волнуйся, милочка, если эти глупцы хотят сорить деньгами, стоит ли им мешать?

По комнате разнесся смех. Все начали громко восхищаться браслетом, и лишь Виктория оставалась молчаливой.

— Тише! — вдруг громко произнесла она. Все мгновенно смолкли. — Слышите?

— Я слышу только, что моя кровать зовет меня обратно, — хохотнул кто-то.

Виктория предостерегающе подняла руку и замерла, внезапно глаза ее округлились. Бросив браслет Велвет, она рванулась к выходу, промчалась по коридору и постучала в дверь. До нее донесся глухой звук упавшего тела.

Подоспели девушки, и Виктория вгляделась в лица, пытаясь определить, кого среди них нет.

— Лили, что происходит? — крикнула она через дверь.

Ответа не последовало. Виктория яростно рванула ручку, но дверь не поддалась. Из комнаты донеслись какие-то шлепки.

Приподняв подол, Виктория сильным ударом ноги вышибла дверь.

Посреди комнаты безжизненно сидела Лили, а какой-то человек держал ее за волосы. Бросившись вперед, Виктория привычно блокировала удар незнакомца и двинула его кулаком в солнечное сплетение. Жадно хватая ртом воздух, мужчина еще не успел согнуться пополам, как ему уже заехали в нос коленом. Раздался характерный хруст, и на пол хлынула кровь. Мерзавец все же попытался ее схватить, но Виктория резко хлопнула его по ушам, и тот, взвыв, упал на колени. Схватив Лили за руку, Виктория поспешно оттащила ее к стене.

Когда она обернулась, негодяй уже поднялся с колен. Пришлось ей достать из ножен маленький кинжал. Вытирая рукавом окровавленный нос, мужчина ошеломленно переводил взгляд с ножа на бесстрашную защитницу Лили.

— Что, хочешь проучить меня, хочешь справиться с женщиной? Ну справишься и сядешь в тюрьму. Очень тебе это нужно?

Презрительно хмыкнув, обидчик шагнул вперед.

— Хорошенько подумай, приятель. — Она зловеще прищурилась. — Как бы не пришлось потом жалеть.

Он усмехнулся, на миг приоткрыв окровавленный рот, затем ринулся на нее. Отступив в сторону, Виктория острием ножа царапнула его плечо. Человек вскрикнул, и, воспользовавшись его замешательством, она пришпилила его к стене, прижав нож к груди.

— Ты больше ни разу не ударишь женщину. Слышал? Еле переводя дыхание, мужчина взглянул на нее в упор.

— Сука! — Он попытался освободиться. — Сейчас я тебе. .

Она чуть надавила на рукоять ножа, и его захват сразу ослаб.

— Еще дюйм, и ты распрощаешься с сердцем, красавец.

— Ты спятила, — перекосился он от боли, на лбу заблестели капельки пота. — Это же просто шлюха!

— Прежде всего она человек! — прошипела Виктория. — Чего не скажешь про тебя. А на будущее, дружок, — она зловеще погладила его по груди, — запомни: прежде чем применять силу, подумай, что может найтись кто-нибудь посильнее и половчее тебя. В следующий раз, когда попытаешься ударить женщину, она может тебя убить. — С этими словами она резко выдернула нож. Незнакомец вскрикнул, да так громко, что все свидетельницы этого необычного зрелища разом разинули рты.

Виктория отступила, глядя, как мужчина обеими руками попытался зажать кровоточащую рану.

— Убирайся! — кивнула она на дверь.

Он направился к выходу и споткнулся на пороге.

— Я сообщу об этом шерифу!

— Вот и хорошо.

Девушки, не рискуя приближаться, проводили мерзавца до двери. Виктория же осталась на месте, пытаясь унять дрожь от резкого выброса адреналина. Опустив глаза на кончик ножа, она на мгновение задумалась. Как легко и просто она вонзила лезвие в человеческую плоть… Уж не появилось ли и в ней что-то от Айви Лига?

«Нет, — решительно тряхнула она головой, — я не наслаждалась мучениями жертвы и не собиралась отнимать у человека жизнь. Я остановилась, когда он перестал нападать».

Облегченно вздохнув, Виктория аккуратно стерла с фартука кровь и сняла его.

Как оказалось, в комнате осталась и Велвет. Она поддерживала Лили, но почему-то смотрела на Викторию. Просто глаз не сводила и наконец выдохнула:

— Клара, ты — не ты.

— Верно, — изобразила усмешку Виктория. — Только никак не могу догадаться — кто.

Вдвоем они подвели пострадавшую к кровати и помогли ей лечь.

Комнату снова заполнили девушки, теперь они, переговариваясь, смотрели, как хозяйка и служанка промывают раны Лили и успокаивают ее морфием. Расспрашивая, что случилось, Виктория машинально бросила взгляд на дверь, и тут по коже ее пробежал холодок.

В дверном проеме, переводя глаза с разбитой посуды на Лили и Викторию, стоял Бэкет. Подняв руку, он заставил остальных удалиться и произнес:

— Благодарю вас, мисс Мэрфи. — Его лицо чуть помрачнело. — Похоже, нам очень повезло, что мы взяли вас на работу.

В голосе его послышалось что-то зловещее, вернее, что-то такое, от чего у Виктории сердце в пятки ушло.

Постаравшись взять себя в руки, она изобразила на лице смущение:

— Девушке без опеки пришлось научиться о себе заботиться. — И тотчас захлопотала вокруг Лили. Только когда хозяин салуна вышел, она перевела дух.

— С тобой все в порядке, милочка? — спросила Велвет. — Ты вся дрожишь.

Виктория подняла глаза:

— Терпеть не могу этого человека! — И это еще было мягко сказано.

— Я тоже.

Клара удивленно подняла брови.

— Конечно, человек он неплохой и к нам неплохо относится, — она бросила осторожный взгляд на дверь, — но палец ему в рот не клади…

Виктория могла только подивиться проницательности «мадам», — поскольку откровенничать с ней было опасно. Чем меньше Велвет знает, тем ей же лучше. Впрочем, немного дополнительной информации не помешает.

— Почему? — поинтересовалась Виктория, накладывая на раздувшуюся щеку пострадавшей холодный компресс.

Велвет, неопределенно пожав плечами, с трудом подобрала точные слова:

— Он считает всех нас ничтожествами, хотя никогда этого не говорит. Конечно, я не подарок, но и далеко не последний человек. — Велвет на мгновение задумалась. — На это все он смотрит, — Велвет обвела рукой комнату, — как на какую-то игру. Его не особенно волнует прибыль, он не считает убытки. — Она вновь замолчала. — Он, конечно, следит за салуном, — наконец продолжила хозяйка, — но, похоже, лишь из-за своей мелочности: все вокруг должно блестеть. И ни малейшего отклонения от ежедневного распорядка. А почему ты спросила? Он что-нибудь сделал5

Виктория бросила на Велвет быстрый взгляд.

— Он… Просто будь с ним поосторожнее, ладно?

— Может, тебе чем-то помочь?

— Нет! Ни в коем случае, — энергично произнесла Виктория, схватив «мадам» за руку. — Мне ничего не надо. — Поскольку мисс Найт, удивленно глядя на нее, не произносила ни звука, она, взяв ее за плечи, слегка встряхнула. — Поклянись, что не будешь ввязываться! Поклянись, что не будешь ни в чем препятствовать — что бы ни произошло.

Велвет пристально вгляделась в лицо Клары: страх ее был неподдельным.

— Клянусь, милочка, — похлопала она Викторию по руке. — А теперь отправляйся-ка спать. Ты на ногах больше, чем любая из нас.

— За последнее время я привыкла мало спать, — ответила Виктория, но все же поднялась и покинула комнату.

Медленно пройдя но коридору, она вытащила из кармана ключ и сунула его в замок. Отперев дверь, Виктория на мгновение замерла на пороге' она не увидела, но почувствовала, что за ней наблюдают. По спине ее пробежал холодок. Краем глаза она заметила какого-то мужчину у лестницы в дальнем углу коридора, но не обернулась, а решительно шагнула в комнату.

Прислонившись к стене, она закрыла глаза, мысленно молясь, чтобы наблюдатель исчез. Да, прошедший день был на редкость утомительным. Пожалуй, ей уже не хватит сил. чтобы снять маску. Обессиленно рухнув на кровать, детектив едва успела натянуть на себя одеяло, как словно провалилась в черную бездну.

Спустя несколько часов, уже на рассвете, она уловила сквозь дрему еле слышный скрип двери. Сон улетучился в одно мгновение. Ее уши уловили тяжелое дыхание, нос ощутил легкий запах спирта. Страх, какого она не испытывала никогда в жизни, сковал все тело. Кто это? Крис? Но почему тайно? Не попросил ли его об этом Бэкет? Что может быть на уме у непрошеного гостя? Если бы у него был какой-то дурной замысел, он явился бы ночью, а не на рассвете. А может, просто решил разглядеть ее поближе? Как удачно, чго парик остался на ней! А что, если странный визитер захочет дотронуться до ее лица?

Изобразив, что просыпается, Виктория чуть заворочалась в постели. Неведомый гость моментально отпрянул в сторону, но не исчез, а замер посреди комнаты. Прошло еще несколько секунд, прежде чем дверь снова скрипнула.

Виктория чуть приоткрыла глаза, осторожно огляделась и, только убедившись, что осталась одна, соскользнула с кровати и подскочила к тазу. Ее тут же вырвало.

Глава 19

Виктория погрузила кувшин в чан с кипящей водой. — У тебя когда-нибудь бывает выходной? Виктория вздрогнула от неожиданности; выскользнув из рук, кувшин исчез в воде. Она стремительно повернулась.

— Никогда не смей подкрадываться ко мне! — прошипела она, ударив шерифа в плечо. Он усмехнулся:

— Раньше подкрасться к тебе было невозможно.

— Что тебе надо? — По всей видимости, его обескуражила столь негостеприимная встреча, и она решила чуть смягчить тон: — Прости. Сегодня я немного нервничаю.

— Да уж наслышан. Оказывается, ты тут на всех кидаешься с ножом?

— Не на всех, только па одного, — уточнила Виктория, выставив для наглядности палец. — Считаешь, напрасно?

— Меня там не было.

— Взгляни на Лили, и ты поймешь, почему этот сукин… — Виктория осеклась на полуслове и, взяв палку, попыталась вытащить из чана утонувший кувшин. Нервы ее были на пределе: очередная бессонная ночь из-за мерещившейся во всех темных углах фигуры Айви Лига давала себя знать.

— Что случилось? — нахмурившись, поинтересовался Крис.

— Ничего. — Вытащив кувшин, она поставила его на пол. Объятия Свифта заставили Викторию прогнуться. — Крис, я не в состоянии ни о чем говорить.

В голосе ее прозвучало отчаяние, прежде он ничего подобного не слышал.

Свифт с силой прижал ее к себе, и Виктория вдруг поняла, что именно этого и желала: в объятиях сильных, надежных рук ей стало спокойнее. Круговыми движениями он начал массировать ей спину. Расслабившись, она опустила голову ему на плечо и блаженно вздохнула.

— Где ты научился этому?

— Я — шайенн и умею очень многое, что касается… природы. К тому же я видел, как это делал мой отец, когда мать сильно уставала.

— А я-то подумала, что ты всемогущий индейский шаман, хранитель вековой мудрости.

— Мудрости? С тобой-то в руках? — рассмеялся он.

— Как хорошо, Крис, — простонала она снова, когда его руки нажали сильнее. С каждым движением усталость и боль понемногу отступали.

Он бросил на нее внимательный взгляд.

— Возьми выходной. Съезди ко мне домой. Ты отдохнешь.

Домой. К нему домой. Боже, какое сильное искушение!

— Ты же как выжатый лимон.

— Я не могу. — Не говорить же ему, что она задумала. Он наверняка запрет ее на засов.

— Ты ведь обещала побыть со мной наедине.

Наедине означало без маски. Она и сама страстно желала избавиться от надоевшей второй кожи, желала забыть о Бэкете, о своей работе, обмирая в объятиях Криса. Но об этом сейчас и речи быть не могло.

— Да, я помню, но у меня появилась помощница, мне надо ее всему научить.

Будто в подтверждение ее слов, неподалеку послышались шаги.

Крис неохотно разжал объятия и, сделав шаг в сторону, принялся молча наблюдать, как Виктория принимает белье из рук пожилой женщины. Было видно, что любимая смертельно устала и руки ее заметно дрожали. Помощница оказалась весьма солидной матроной, и в летах. Ее строгое лицо словно предостерегало от излишних вольностей. На Криса женщина почти не взглянула. Он же сразу подметил в ней известную сноровку и решил, что обучать новую служанку нечему.

Впрочем, какую вообще женщину надо учить стирать? Даже его мать, которая занимала в племени привилегированное положение, должна была время от времени выполнять эту работу.

По всей видимости, Виктория просто хочет от него избавиться. Когда же наконец она начнет ему доверять? Между ними словно стояла какая-то невидимая преграда, и эта загадочная женщина совсем не собиралась ее устранять.

Опрокинув последнее ведро, Виктория поставила его на пол и повернулась к Крису, но увидела лишь его исчезающую в дверном проеме спину.

В полном отчаянии она опустилась на стул.

Надо, в конце концов, выбирать. Или любящее сердце Криса, или схватку с серийным убийцей. И у нее совсем нет времени на раздумья: за последние дни она так вымоталась, что Айви Лигу не составит труда поймать ее на чем-нибудь в любую минуту.

Опершись о стойку бара, Велвет оглядывала вечерних посетителей, время от времени останавливая глаза на одном из шахтеров, который буквально буравил ее взглядом. Бэкет делал свой ежевечерний обход, любезно здороваясь с постоянными посетителями и улыбаясь им странной улыбкой. Наблюдая за ним, Велвет вспомнила о Кларе, о том, с каким страхом говорила о хозяине новая служанка. Подумать только — она, «мадам» публичного заведения, так жалела эту несчастную, узнав в ней недавнюю себя — одинокую и неприкаянную, что даже стала ее опекать. А та вчера показала, что вполне способна постоять за себя, и не только за себя.

Так мастерски выбивать дух из мужчин может лишь агент правительства или служащий сыскного агентства Пинкертона. Правда, трудно представить, что у Пинкертона служат женщины, но почему бы и нет?

Услышав за спиной знакомый голос, Велвет быстро обернулась.

— О, редкий гость! Вы что, поссорились с Абигайл? Густые брови Ноубла удивленно поднялись.

— Ты знаешь все на свете.

— О высоких и красивых мужчинах — безусловно. Бичем заметно смутился.

— Не хочешь развлечься, Ноубл?

Взяв из рук бармена бутылку пива, тот молча уставился на этикетку.

— Если я поступлю так, то изменю ей.

— Тогда зачем ты сюда пришел?

— Наверное, чтобы понять это.

Велвет горько усмехнулась. Ноубл был прекрасным человеком с большим сердцем, порой стеснительный, как ребенок. И почему он не встретился ей в молодости?

Она легонько хлопнула его по плечу и, когда Ноубл обернулся и поднял голову, вложила в поцелуй весь свой опыт.

Ноубл, естественно, не остался равнодушным, но все же испуганно отпрянул, глядя ей прямо в глаза.

— Не пугайся, ты ей не изменишь. Я всего лишь товар, который можно купить за деньги, а ты для меня — только монеты. — Это была ложь, и они оба это знали. И потому Велвет угадала ответ, прежде чем он прозвучал.

— Нет. Я не могу забыть о ней даже на минуту. Мисс Найт не собиралась рушить чью-либо судьбу из-за своей минутной слабости.

— Ну, тогда иди к ней.

Ноубл поднес к губам бутылку, но Велвет решительно остановила его:

— Не пей! — И, забрав бутылку, чуть подтолкнула его.

По-братски поцеловав ее в лоб, Бичем двинулся из салуна.

Глядя ему в спину, Велвет сама отхлебнула из бутылки, а затем отвернулась. И тут же заметила, как в темном коридоре мелькнул чей-то силуэт. Не выпуская бутылки из рук, хозяйка сделала шаг в сторону, чтобы рассмотреть незнакомку. На лице ее отразилось изумление. Клара! Именно Клара старалась сейчас незаметно проникнуть в кабинет Бэкета.

Сердце Велвет бешено забилось: если хозяин салуна обнаружит это вторжение, он просто убьет свою новую служанку. В его кабинет входить категорически запрещено!

Велвет украдкой взглянула на Бэкета. Тот продолжал обход своих владений, широко улыбаясь, обмениваясь шутками и похлопывая ковбоев и шахтеров по плечам. Велвет снова перевела взгляд на дверь кабинета. Клара не появлялась. «Будь осторожна, девочка, — взмолилась Велвет. — Очень осторожна!»

Виктория с силой нажала на лом, и ящик наконец поддался. В нем оказалось именно то, что она искала. Достав книгу, Виктория положила ее на стол и придвинула лампу.

Боже милосердный!

«Жизнь оставила ее вслед за надеждой на любовь. Было что-то величественное в ее медленном угасании. Ее последние жадные вздохи действовали на меня возбуждающе. Я пил ее дыхание, как густое бордо».

Боже! Руки Виктории покрылись гусиной кожей, когда она пробегала глазами абзац за абзацем. Убийство в Вигите. Убийство в Блумингтоне. В каждой строчке сквозила уверенность в правоте своего дела. Преступления были описаны во всех леденящих душу подробностях, но Виктория не стала терять времени: вытащив мини-камеру из-под юбки, она принялась снимать страницу за страницей. Звуки извне в комнату почти не проникали, и ничто ее не отвлекало. Внезапно какой-то странный звук заставил ее замереть.

Виктория медленно повернулась к окну и с облегчением поняла, что это вечерний ветерок треплет легкую занавеску. Она снова вернулась к своему занятию. Жаль, что у нее мало времени, а природа не наградила ее фотографической памятью.

«Нам хотелось прикоснуться и ощутить друг друга. Мы заслужили материнскую заботу. Без этого в нашем сердце поселяется тоска».

«Мы»?!» — удивилась Виктория, щелкая аппаратом.

Но времени раздумывать над загадкой не оставалось, и она продолжала делать снимок за снимком, читая лишь отдельные слова из каллиграфически четких записей.

Внезапно из-за двери донеслись приближающиеся голоса. Резко повернувшись, Виктория бросила взгляд на щель под дверью. Свет из салуна стал слабее.

Казалось, сердце забилось у нее прямо в горле.

Айви Лиг возвращался в свой кабинет.

Велвет, лениво переругиваясь с ковбоем, убеждала его, что карты — не единственная радость жизни, как вдруг краем глаза заметила, что Бэкет, царственно подняв руки, попрощался с посетителями салуна и направился к своему кабинету.

Мисс Найт поспешно двинулась ему навстречу.

— Алдженон, — негромко окликнула она. Он замер у самого кабинета, положив ладонь на дверную ручку.

— Да, Велвет, — кивнул он. — Ты насчет предложения купить «Жемчужину»?

— Я должна сказать, что пока не в состоянии этого сделать, если ты не повысишь мне жалованье. Он удивленно поднял брови.

— Я должен повысить тебе жалованье, чтобы ты смогла купить мой салун?

— А где еще я могу заработать? Здесь ты хозяин, и именно ты распоряжаешься нашими заработками.

— Трудись больше.

Велвет с трудом сдерживалась, чтобы не бросить взгляд на дверь.

— Тогда не ограничивай нас.

— В чем?

— Все эти купания, средства предохранения… Его лицо стало жестким.

— Ни за что.

Он повернулся к двери.

— Ладно, — поспешно согласилась Велвет, хватая его за руку. Когда Бэкет изумленно глянул вниз, она тут же разжала пальцы. — Я накопила три тысячи.

— Мы же говорили о пяти. Она застонала от досады.

— Этого мне не собрать и за годы. Я должна посылать деньги ребенку…

— Ребенку?

Она растерянно заморгала, удивленная подобным поворотом разговора.

— Ну… да. Мне пришлось ее отослать, потому что я не могу уделять ей время.

Его взгляд выражал уже не случайный интерес, а враждебность.

— Не можешь или не хочешь?

— Работая здесь? Не могу. Ребенок не должен…

Она осеклась, увидев ярость на его лице. Схватив Велвет за руку, Бэкет распахнул дверь и втолкнул ее в комнату.

— Алдженон? — Таким хозяина салуна она не видела никогда. Ее сковал ужас.

Бэкет обвел комнату глазами. В ней никого не было! — Что случилось?

— Молчи, — еле слышно прошептал он, и она успокоилась, но в такой внезапной перемене настроения тоже было что-то странное. Очень странное.

— Мне надо вернуться назад! — Он сжал ее руку сильнее.

— Нет. Больше не надо. — Ты меня увольняешь?

— Конечно, нет, моя дорогая. — Он поднял руку, слегка касаясь ее щеки, затем провел пальцем по шее.

Велвет чуть расслабилась, решив, что в нем всего лишь | вспыхнуло вожделение. Обняв женщину за талию, Бэкет привлек ее к себе и, приложив губы к ее глазам, заставил ее сомкнуть веки. Но это продолжалось лишь мгновение — он отстранился, и Велвет снова открыла глаза… Лишь для того, чтобы увидеть его алчную улыбку и отблеск ножа, который он всадил ей в сердце.

Достав из ванны мокрую простыню, Виктория начала яростно ее отжимать. Сердце ее все еще бешено колотилось. Всего лишь несколько секунд назад она вбежала в прачечную и схватилась за белье, чтобы не возбуждать подозрений. Отбросив мокрую простыню, Виктория окинула взглядом перевернутую ванну, под которой хранился ее рюкзак. После визита незваного гостя надежды на замок не осталось, и детектив решила держать рюкзак под рукой. К тому же надо было изучить захваченные с собой полицейские досье, чтобы сравнить их с содержанием дневника Бэкета.

Внезапно послышался какой-то странный звук. Нахмурив брови, Виктория выхватила из кармана пистолет и стремительно метнулась к окну.

На улице было темно, и лишь из дальних домов на дорогу лился тусклый свет. Тишина. Виктория спрятала пистолет в складках платья, продолжая внимательно вглядываться вдаль. Внезапно дорога перед салуном осветилась: видимо, Бэкет зажег лампу в своем кабинете. Лампа была столь яркой, что давала отблеск даже на стену противоположного дома.

Но этот свет горел всего лишь несколько секунд и погас так же внезапно, как и зажегся.

Виктория осторожно выдохнула, затем разжала пальцы на рукояти пистолета и, достав из-под ванны рюкзак, двинулась к своей комнате. Только забравшись в постель и спрятав рюкзак под одеялом, она немного успокоилась, но, несмотря на усталость, заснуть ей долго не удавалось.

Когда она все же погрузилась в сон, ей приснился Крис.

Глава 20

В дверь осторожно постучали.

Виктория подняла голову и туманным взором оглядела комнату. Сон никак ее не покидал. Тряхнув головой, чтобы прогнать дрему, женщина откинула одеяло. Все еще усталое, ноющее тело отказывалось ей повиноваться. Вставив в глаза контактные линзы, Виктория с испугом взглянула на дверь. Стук становился все громче и настойчивее. «Странно, — подумала Виктория, — в салуне знают, что я выхожу на работу с утра». К тому же до двенадцати все должны спать.

Проверив, нет ли на маске морщин, Виктория чуть поправила шрам и накинула на плечи халат. Затем убрала подставленный под ручку стул и распахнула дверь.

— Ты не видела Велвет? — спросила Ди с округлившимися в тревоге глазами.

Виктория бросила внимательный взгляд на двух девушек, стоящих за Ди. Лицо Лили еще хранило следы побоев, Присс же выглядела так, словно у нее и не было бессонной ночи.

— Сегодня нет. А что случилось? — Задавая этот вопрос, она уже знала ответ.

— Велвет нигде нет, а ее кровать осталась нетронутой. Виктория с трудом проглотила подступивший к горлу комок и пригласила девушек в комнату.

— Кто видел ее последним?

— Я была свидетельницей, как она разговаривала с помощником шерифа, но он не видел ее после этого, — выдохнула Присс.

— Вы говорили с мистером Бэкетом? Ди нахмурилась:

— Нет, он все еще спит.

— Не с тобой ли он был этой ночью? Ди сжала воротник платья, в этом движении сквозила гордость.

— Со мной.

Виктория устремила на нее удивленный взгляд.

— С какого часа?

Ди гневно сверкнула глазами:

— Почему ты суешь нос в чужие дела?

— Потому что мы ищем Велвет, Ди, — твердо ответила Виктория

— С часа ночи.

«Разберись спокойно, — приказала себе Виктория. — Если Ди пришла к нему в час, а я покинула кабинет в десять тридцать, значит, в запасе у него два с половиной часа. Достаточно, чтобы совершить убийство и избавиться от тела».

— Сэди говорила, что мистер Бэкет провел Велвет в свой кабинет.

Виктория стиснула столбик кровати с такой силой, что ее кулаки побелели.

— В котором часу?

— Не знаю, я не спрашивала. Виктория резко обернулась:

— Так спроси!

Ди пулей выскочила из комнаты. Вернулась она почти мгновенно.

— Она не может сказать точно, где-то около одиннадцати, может, позже. Ее больше волновали ее посетители, а не то, с кем ведет разговоры Велвет.

Виктория подняла голову.

— Разговоры?

Ди с вызовом подбоченилась.

— О чем они говорили, она не знает. О чем Вел могла просить Бэкета? Она говорила нам, что собирается на время уехать, повидать своего малыша.

— Почему ты сразу не сказала, Ди? — У нее словно от сердца отлегло. — А может, Велвет просто уехала? Как долго она обычно отсутствует?

— Только одну ночь, — тихо произнесла Лили.

«Ладно, — подумала Виктория, — значит, она совсем скоро вернется. Чтобы убедиться в верности этого предположения, надо только расспросить возницу дилижанса и владельцев конюшен, что сдают лошадей напрокат».

— В таком случае нам нет смысла до завтрашнего дня что-либо предпринимать.

— А я особо и не волновалась, — сказала Присс. — Это Ди расстроилась, что Бэкет взял не ее.

— Что? — удивленно повернулась к ней Виктория.

— Он не хочет ее трахать, Клара, — пояснила Присс. — Когда она у него, он почему-то плачет.

Плачет? Бэкет? Служанка взглядом попросила объяснить.

— Он кладет ей голову на грудь, и ее платье становится мокрым.

Странно. Сердце Виктории тревожно кольнуло, но тем не менее она лишь беспечно повела плечом и посоветовала девушкам отправляться к себе.

Закрыв за ними дверь, Виктория сбросила с себя халат и стала поспешно одеваться. Час настал! Она уже достаточно поработала прислугой. Пора теперь искать ответы на все стоящие перед ней вопросы.

Достав из рюкзака бумаги, Виктория разложила на кровати все, что удалось собрать о серийном убийце Коулу, а также собственные выписки из полицейских отчетов и копии протоколов вскрытия. Однако ей не удалось найти ответ на вопрос, почему Алдженон Бэкет, состоятельный, высокомерный человек и хладнокровный убийца, плачет в объятиях шлюхи.

И куда могла пропасть Велвет Найт?

— Вы второй человек, который про нее спрашивает. Что случилось, мистер Бичем?

— Пока ничего, — пожал плечами Ноубл. — Но ее исчезновение выглядит странным.

Попрощавшись, помощник шерифа развернул лошадь и направил ее к управлению, время от времени останавливаясь, чтобы перекинуться парой слов со своими подручными насчет поисков Велвет. Черт побери, Велвет, куда же ты запропастилась?

Проезжая по улице, Ноубл внимательно оглядывал каждую повозку и каждого прохожего.

Добравшись до места, он спрыгнул с лошади, вытер ноги и шагнул через порог.

— Нашел что-нибудь? — спросил Крис, поднимая голову от бумаг.

— Нет. Знаешь, ее ищет кое-кто еще.

Понятно, что речь идет о Виктории. Хотя Крис не видел ее со вчерашнего дня, он не сомневался, что та уже знает об исчезновении Велвет.

— Ты взял показания у девушек?

— Они еще спят, — ответил Ноубл. — Черт, похоже, их это совсем не волнует.

— Я сам съезжу в «Жемчужину». Бичем бросил взгляд на часы.

— Там все еще спят.

— О черт! — ругнулся Крис, направляясь к двери.

Он быстро зашагал к «Жемчужине», едва владея собой от гнева и отчаяния. Прохожие поспешно уступали ему дорогу, но шериф их даже не замечал, целиком поглощенный загадочным исчезновением Велвет.

Подойдя к салуну, он не стал входить внутрь, а сначала обошел здание кругом. Какое-то шестое чувство заставило его задержаться у двери, которая вела с улицы в кабинет Бэкета. Наклонившись, шериф вгляделся в порог и сразу же заметил совсем свежие царапины. Словно здесь прошаркали в домашних тапочках, на которые налипли частицы песка. Но Бэкет не мог выходить на улицу в тапочках!

Крис перевел взгляд на землю и обнаружил почему-то мокрые следы ботинок, а рядом — как будто бы следы дамских туфелек. Дальше шли следы лошади, чересчур глубокие для обычного всадника.

Присев на корточки, шериф сдвинул шляпу на затылок. Не иначе одна лошадь несла двух наездников. По его спине пробежал холодок.

Выпрямившись, шериф вошел в салун и тотчас оглядел посетителей, пытаясь разыскать Викторию, но ее нигде не было. Стараясь справиться с растущим беспокойством. Крис направился к кабинету Бэкета. Постучав, он назвался и. когда дверь открылась, шагнул в комнату.

— Рад вас видеть, шериф.

— Где Велвет?

Владелец салуна нахмурился.

— Не могу сказать. Она что-то говорила о своем ребенке. — Говорил он, как всегда, самоуверенным тоном, но улыбался как-то очень уж странно. Крису даже на миг показалось, что перед ним совсем незнакомый ему человек.

— Ребенок? У Велвет?!

— Да. И для меня это было полной неожиданностью. Думаю, она решила его навестить. — На лице Бэкета отразилось участие. — Жаль, что она меня не предупредила. Работа есть работа.

— Когда она исчезла? — Пройдясь по комнате, Крис выглянул в окно.

— Вроде бы вчера вечером.

«Ночью дилижансы не отходили, — подумал Крис. — А может, она села на поезд?»

— Мне нужно опросить ваших людей. — Крис едва удержался от того, чтобы не дотронуться до свежих следов на подоконнике.

— Чувствуйте себя как дома. — Бэкет махнул рукой. — Но я не уверен, что вас в этот час встретят приветливо. Шериф подозрительно прищурил глаза:

— Вы не очень-то переживаете по поводу ее исчезновения.

— Велвет — взрослый человек. Невозможно заставить ее делать что-либо против воли. Мисс Найт прекрасно знает, что она — самое большое богатство «Жемчужины» и в этом городе никогда не останется без работы.

— А мисс Мэрфи? Где она?

Бэкет неопределенно пожал плечами.

— Она попросила выходной, и я ей не отказал. Эта девушка неплохо работает.

«Лучше, чем ты думаешь», — подумал Крис, двинувшись к выходу. Проходя мимо стола, он задел массивный фолиант с бухгалтерскими записями, и тот с грохотом рухнул на пол. Извинившись, шериф присел, чтобы поднять книгу, и вдруг его внимание привлекло светлое пятно на паркете. Значит, совсем недавно это место мыли. Бросив быстрый взгляд на выходящую на улицу дверь, Крис увидел, что она заперта на засов.

— Что-нибудь не так, шериф?

Свифт поднялся на ноги и, не отвечая, молча двинулся к выходу. Выйдя из кабинета, он, подняв голову, пробежал взглядом по дверям верхнего этажа. Интересно, ведет ли Виктория сейчас свое расследование? Хотелось бы надеяться. Поскольку она знает что-то такое, чего не знает он. В его же руках лишь слабые косвенные улики.

Медленно, ступенька за ступенькой, Крис преодолел лестницу, постучав, толкнул дверь в комнату Виктории.

И… замер на месте. В глаза сразу бросился открытый шкаф. Вещей в нем не было. Исчезла не только Велвет, исчезла и Виктория.

Через час Свифт хотел только одного: кулаками выбить из Бэкета признание. Он уже расспросил всех владельцев магазинов, каждого из прохожих — никто не видел ни Велвет, ни Клары. Единственной уликой были следы у двери кабинета Бэкета и то, что именно владелец салуна разговаривал с Велвет последним.

Вернувшись в контору, шериф увидел Бичема, мирно беседующего с Дженни Макларен.

— Вот, получила от знакомого врача из Блэк-Холла — • Она протянула Ноублу телеграмму.

Крис заглянул помощнику через плечо.

«Нужна помощь. Не могу установить причину смерти. По-видимому, у жертвы внутреннее кровотечение. Внешних повреждений не обнаружил. Обстоятельства крайне странные».

Внутри у шерифа все сжалось.

— Попроси его сообщить подробности.

— Я так и сделала. Ответ, наверное, придет через пару часов. — Дженни удивленно подняла глаза. — Никогда не видела тебя таким расстроенным. Могу я чем-нибудь помочь?

— Нет, благодарю, но дай мне знать, как только получишь ответ.

Кивнув, Дженни поднялась со стула и покинула кабинет. Свифт повернулся к Ноублу:

— Клара тоже исчезла. Бэкет сказал, что дал ей выходной. Ноубл помрачнел:

— А ты думаешь, это не так?

— Да, черт возьми! Из ее комнаты исчезли абсолютно все вещи.

Никогда прежде Ноубл не слышал в голосе своего босса столько отчаяния.

— А может, она ушла, чтобы что-то сообщить тебе?

— Возможно. — Сорвав с головы шляпу, шериф швырнул ее на стол, затем потер воспаленные глаза. — Пошли человека последить за Бэкетом, только предупреди, чтобы он был очень осторожен. Наблюдатели должны меняться каждые два часа.

Ноубл удивленно поднял брови, однако вопросов задавать не стал. Владелец салуна и ему казался подозрительным.

— Может, эта Клара просто перестала маскироваться? Крис нахмурился:

— Нет, она не просто так меняла облик. Без маски ей здесь находиться опасно.

— Ты видел ее настоящую? Какая она на самом деле?

Кого мне искать?

Губы Криса дрогнули, морщины разгладились, он даже улыбнулся.

— Высокая, с прекрасной фигурой, тренированными мышцами, но это ты и сам уже смог почувствовать. Золотистые волосы вот такой длины! — Он показал на свое плечо. — Глаза, как у горного льва.

Ноубл буквально вскочил из-за стола.

— Что случилось? — удивился Крис, увидев, как лицо помощника побагровело.

— Кленси этим утром сдал в аренду лошадь какой-то высокой женщине. Сказал, что она очень спешила.

— А не спросил куда?

— На поезд.

Выскочив из-за стола, Крис стремительно рванулся к двери. И тут вмешался помощник Ноубла:

— Я слышал, вы говорили о длинноногой женщине. — Бичем повернулся. — Похоже, именно о ней мне говорил Лаки.

Ноубл тотчас направился к двери, но Цезарь уже унес шерифа далеко вперед, взметнув клубы серой пыли.

А на расстоянии примерно двух кварталов от конторы шерифа на ступеньках гостиницы сидел Лаки и кидал камешки в какую-то невидимую цель. Напустив на себя равнодушный вид, чтобы не спугнуть мальчишку, Бичем спокойно зашагал к гостинице. Вряд ли от Лаки будет много пользы, но на сегодня он последний, кто видел эту загадочную женщину.

Однако стоило помощнику шерифа окликнуть парня, как тот вскинул на него круглые настороженные глаза и, слетев со ступенек, исчез за углом.

Натянув поводья, Крис огляделся. Именно в этом лесу он когда-то нашел ее спящей. Надежда обнаружить здесь следы Виктории стала последней соломинкой, за которую он мог ухватиться. Но, оглядев землю прищуренными от заходящего солнца глазами, он не обнаружил ничего такого, что свидетельствовало бы о недавнем посещении этих мест кем бы то ни было.

Сердце его тревожно сжалось: Виктория исчезла без следа.

Крис что было сил вцепился в поводья.

«Вернись, Вик! Я помогу тебе в расследовании. И не стану больше требовать, чтобы ты раскрыла свои секреты. Только вернись!»

Он вспомнил сон, который видел перед их самой первой встречей: сгустившийся туман превращается в ягуара. Грациозно ступая по земле, дикая кошка приближается к нему. И смотрит на него человеческими глазами.

В его племени верили, что сны могут предсказывать и предостерегать. Прожив много лет среди белых. Крис уже не придавал снам такого значения. Но сон стал явью — женщина, явившаяся к нему во сне, встретилась ему и в жизни. В том сне она растворилась в тумане — исчезла она и в реальности. Навсегда.

«Не навсегда! — С этой просьбой обратился Крис к темнеющим небесам. — Великий Дух, ты посылаешь вещие сны, чтобы предупредить о возможности, которую не следует упускать. Но такой возможности еще не представилось. Дай хотя бы шанс, Великий Дух. И если она захочет потом исчезнуть, я не буду ей препятствовать».

Но ничто в природе не откликнулось на его мольбу — только защебетали птицы да заскрипело от ветра засохшее дерево.

— Давай, мальчик, — негромко произнес Крис, посылая лошадь вперед. Придется возвращаться без Виктории.

На всякий случай Крис оглянулся еще раз. Лес показался ему величественным и загадочным. Где-то здесь «скрыта тайна ее появления, тайна, с которой связаны все ее секреты.

Повернув лошадь, Крис пришпорил ее и перевел в галоп. Он задействует всех своих помощников и всех своих друзей, но исследует эту землю до последнего клочка.

Глава 21

Два дня.

Прошло уже два дня, наступил третий, , а он все еще не мог найти ни единого следа Виктории.

Понуро обхватив голову руками, Крис сидел за столом. От бессонных ночей у него ломило затылок, от долгой езды на лошади он едва был способен сидеть на стуле, желудок горел, в горле пересохло, поскольку все это время шериф лишь взбадривал себя кофе.

И все усилия пошли прахом. Правда, можно еще расспросить Лаки, но этот мальчишка неизвестно когда появится. Тем не менее именно он был последним, кто видел Викторию живой.

«Господи! Что за мысли лезут мне в голову?»

Он постарался убедить себя, что Виктория очень разумная и осторожная женщина. К тому же прекрасно подготовленная.

«Она так и не захотела сказать, откуда у нее такая подготовка».

Стараясь выбросить из головы эту мысль, он повертел в руках телеграмму, которую ему передала Дженни.

«Она о многом не захотела сказать».

Бумага порвалась — он слишком сильно вцепился в телеграмму.

Крис сунул листок в карман рубашки. Что же скрывает эта женщина? Встреть он ее сейчас, обязательно схватил бы за плечи и вытряс бы все тайны до единой.

Поднявшись со стула, чтобы налить себе кофе, Крис внезапно заметил, что у него дрожат руки. «Черт бы тебя побрал, Вик! Ненавижу, когда из меня делают дурака».

Скрипнула дверь. Обернувшись, шериф увидел переступившего порог Ноубла. Едва взглянув на Свифта, тот все понял. И как-то разом помрачнел.

— Ты устал, сынок. Иди домой. Крис отхлебнул кофе.

— Нет. — Он упрямо мотнул головой. — Не могу.

Он никак не мог избавиться от чувства, что с Викторией произошло что-то ужасное. Ее могли убить. Или на нее напали дикие животные. Или захватили индейцы.

Он пытался успокоить себя тем, что исчезновение женщины как-то связано с ее таинственной миссией, но почему тогда она не обратилась к нему?

Поставив чашку на стол и подхватив с крючка шляпу, шериф двинулся к двери.

— Сделаю еще один объезд.

— Ты уже обшарил всю округу. Пожалей хотя бы Цезаря: он и за два года столько не проскачет.

— Я буду искать ее, пока не найду. — «Или пока не умру», — добавил он про себя. Сознание того, что Виктория, возможно, в опасности, мучило, словно сильная боль. К тому же он еще и злился — за то, что она своим исчезновением заставила его страдать, за то, что не раскрыла своих секретов и он теперь не знает, где ее искать. — Проедусь разок, а потом уж домой.

— Давай, — махнул на прощание Ноубл.

Только сейчас Крис заметил в его руке телеграмму.

— Что это? — кивнул на бумагу Крис. Бичем заметно смутился: похоже, он и забыл про нее. Поспешно протянув сообщение Свифту, он сказал:

— Думаю, ты единственный, кто может это понять.

Крис удивленно развернул желтый листок и весело рассмеялся. Это было переданное английскими буквами сообщение на языке шайеннов. Во время гражданской войны Крис сам отправлял подобные телеграммы. В переводе она гласила:

«Ничего не нашел ТОЧКА ВМ не существует ТОЧКА Пало тоже ТОЧКА Если нужно могу приехать через два дня ТОЧКА Маккрэкен»

Это была уже четвертая телеграмма. Первая пришла из военного ведомства, вторая — из агентства Пинкертона, третья — от человека, которому шериф когда-то очень помог. Все четыре телеграммы свидетельствовали против женщины, называющей себя Викторией Мэйсон.

Ноубл внимательно следил за выражением его лица.

— Она уехала из этих краев, сынок. — Подняв голову, Свифт бросил удивленный взгляд на помощника. — Постарайся забыть ее. Она всем нам морочила головы со своими именами и нарядами. Может, она из тех, кто…

Он не успел закончить — Крис схватил его за грудки.

— Замолчи! Она отважная и честная женщина!

«Это любовь, — вздохнул про себя Ноубл. — Любовь, которая не принесет ничего, кроме горечи». Поскольку, по его мнению, Виктория исчезла навсегда. Ведь за два дня поисков ее так и не нашли.

— Ладно, шериф. Тебе виднее

Словно опомнившись, Свифт разжал пальцы. Затем внезапно сделал шаг назад.

— Прости, Ноубл.

Помощник лишь ободряюще хлопнул его по плечу.

— Ответь на телеграмму и отправляйся спать. Если появится что-нибудь новенькое, я немедленно тебе сообщу. Молча кивнув, Крис повернулся к двери. -

— И прими душ, — кинул ему вслед Ноубл. Шериф опустил взгляд на свои измятые брюки и рубашку, густо покрытую серой пылью.

— Ты что-то сказал про душ?

— Ты весь пропах потом.

Крис слабо улыбнулся — в первый раз за последние дни, но уже через мгновение улыбка исчезла. Натянув шляпу, он двинулся на почту, чтобы послать телеграмму. Затем вскочил на Цезаря и решил еще раз объехать улицы и опросить всех помощников. Но те лишь головой качали. С каждым таким ответом на душе шерифа становилось все тяжелее, и каждый раз он вспоминал просьбу Виктории не расспрашивать о ее работе, держаться от нее подальше и не надеяться, что она здесь надолго. Наверное, она выполнила свою миссию и покинула город. Но уйти вот так, не попрощавшись? Или причина в чем-то другом? Может, что-то очень срочное?

«Она просто получила какое-то известие, — попытался успокоить себя Крис, — и приступила к своей работе». И она, конечно же, жива.

Резко развернув лошадь, шериф поскакал домой Он был уже не в состоянии держаться в седле, воспаленные глаза слипались Если даже ему удастся что-либо узнать сейчас о Виктории, он все равно будет не в силах как-то помочь.

Крису оставалось только обратиться к богу. К богу своего племени. На языке шайеннов.

И он вложил в мольбу всю боль своего сердца.

Войдя к себе в комнату, Крис подтащил стул и обесси-ленно сел за стол. Пытаясь отвлечься, он стал перебирать полученные счета, но никак не мог сосредоточиться: цифры плясали в его глазах. Вздохнув, он отложил бумаги в сторону. Ванна и еда несколько восстановили его силы, и теперь Крис с нетерпением ждал рассвета, чтобы снова приступить к поискам. Первую ночь он и его помощники пытались искать и во тьме, с факелами, но свет оказался очень слабым, а местность вокруг чересчур холмистой.

Чувствуя, как усиливается его тревога, шериф достал из бара графин с бренди, налил полный стакан и залпом осушил его. Заигравший в жилах алкоголь несколько успокоил, но, видимо, недостаточно, и Крис налил себе еще.

— Это не поможет, милорд, — раздался вдруг негромкий голос от двери.

Свифт резко обернулся. В комнату вошел Рэндел, бросил взгляд на недоеденный завтрак на столе, смятые газеты и беспорядочно разбросанные по полу вещи.

Крис терпеть не мог непрошеных советов.

— Брось! — Он не раздумывая ополовинил содержимое. Рэндел недовольно поморщился, но промолчал.

— Черт бы тебя побрал, Рэндел! — Крис с раздражением швырнул стакан в камин, осколки разлетелись во все стороны.

Рэндел удивленно перевел взгляд с хозяина на осколки и капли бренди на полу. Таким он Кристофера Свифта не видел никогда: тот стоял, сжав кулаки, бледный, напрягшийся, словно пружина. Заметив ярость в глазах хозяина, Рэндел счел благоразумным немедленно ретироваться.

Но не успел он покинуть комнату, как на пороге появилась Абигайл. Заметив царивший в комнате беспорядок, она укоризненно воскликнула:

— Кристофер!

Крис, ни слова не говоря, вышел из комнаты. Каждый его шаг по коридору и по лестнице гулко разносился по всему дому, затем с грохотом закрылась дверь спальни.

Дворецкий и экономка молча переглянулись, затем Абигайл шумно выдохнула. Она могла лишь молиться за Криса, чье сердце было разбито, и за то, чтобы женщина, которая сделала это, вернулась.

Повертевшись в кровати, Крис взбил подушку и лег на спину. Рассвет еще не скоро, а его так и распирает. Отец говорил, что свою энергию Крис унаследовал от белых людей, как и нетерпение, и вспыльчивый характер, который постоянно приходилось обуздывать. «Сегодня, — подумал он с сожалением, — ничего не получится». Удивительно, но с каждым часом, что проходил после исчезновения Виктории, она становилась в его памяти все зримее и ярче. Его восхищал ее характер, сила духа, бесстрашие, желание действовать и в то же время ранимость, свет ее глаз, ласково обнимающие его руки. Ему захотелось снова заключить ее в свои объятия, захотелось так нестерпимо, что он протяжно застонал. Неужели ему никогда больше ее не увидеть?

— Шериф? Вы спите?

Крис вскинул голову, услышав чей-то шепот. Может, она? Но нет, голос незнакомый. Крис протянул руку за пистолетом.

Его снова окликнули. Чувствуя, как бешено забилось сердце, он спустил ноги с кровати.

— Лаки? — Шериф чиркнул спичкой. Та с шипением зажглась, и в темноте он разобрал лицо мальчишки.

С трудом подавив желание вытрясти из парня новости, Свифт медленно поднялся с кровати и неспешно подошел к окну.

Лаки, не обращая внимания на дверь, деловито взобрался на подоконник. Ноги мальчишки были босы, волосы взъерошены, оборванная одежда в грязи. У Криса екнуло сердце: парень выглядел хуже бездомной собаки.

Подойдя к стулу, Лаки сдернул с него брюки и сунул их Крису. «

— Надевайте, пойдем.

— Куда? — удивился Крис, но поспешно оделся и затянул ремень.

— Быстрее. — Лаки оглянулся на дверь с такой опаской, словно за ней таилось чудовище. — Пожалуйста!

Шериф вмиг покрылся испариной. Лаки видел Викторию последним. Ни одному из помощников еще не удавалось его допросить. Если он так торопит, она, возможно, лежит где-то в луже крови, не в силах добраться до него сама.

Пока он спешно шнуровал ботинки, Лаки деловито обошел комнату, стараясь держаться подальше от двери. Взяв книгу, он перегнул ее, и страницы, распрямляясь, зашуршали у него в руках. Читать Лаки не умел.

— Куда мы направляемся, сынок? Парнишка нахмурился:

— Я вам не сын. Я ничей.

Он отвернулся к окну. Лунный свет осветил его грустное лицо.

Крис подошел к Лаки и дружески похлопал его по плечу.

— Каждый человек чей-нибудь сын. Если ты не знаешь своего отца, то мог бы зваться моим сыном.

Неопределенно пожав плечами. Лаки опять залез на подоконник.

Шериф поймал его за руку.

— Мы можем воспользоваться дверью. Мальчишка отчаянно затряс головой, в глазах его мелькнул панический страх.

— Мисс Абигайл заставит меня мыться.

Не сдержав улыбки, Крис подхватил со стула кобуру с пистолетом.

— Это не обязательно, — бросил Лаки через подоконник. — Она уже мертва.

Глава 22

Первое, что он почувствовал, — тошнотворный запах. Запах смерти. Он зловонной струей врывался в живительную прохладу ночного воздуха, и Крис, высоко подняв фонарь, мысленно обратился к небесам: «Только не Виктория!»

За шерифом, почти растворившись в темноте, едва поспевали Сет и Джокин, работник ранчо.

Крис нырнул в пещеру следом за Лаки, и под его ногами заскрипел щебень. В глубоком темном проходе тотчас заскрежетало эхо.

Увидев труп, шериф замер. А запах стал просто нестерпимым, трупный запах изящной женщины с почти ангельским лицом.

Лампа дрогнула в руках Криса, когда он ставил ее на пол. Он ненавидел себя в эту минуту: Велвет была его другом, смерть ее была ужасна и несправедлива, но поделать с собой ничего не мог — у него словно гора упала с плеч.

Это не Виктория! Это Велвет, такая же прекрасная и после смерти, если только не брать во внимание ее чрезмерную бледность и невидящий взгляд в вышину, куда отлетела ее душа.

Справившись наконец с эмоциями, Крис приступил к осмотру жертвы убийства. Крови видно не было, ювелирные украшения остались нетронутыми, одежда и прическа следов борьбы не носили. Лицо тоже было гладким, без порезов, синяков и ссадин, тщательно напудренное и нарумяненное. Сквозь трупный запах даже сочился аромат духов. Велвет была в том самом платье, в котором ее видели в последний раз. Белый, словно специально надетый перед смертью наряд. Такая вот картина. Прекрасный ангел в белой одежде — спокойный, умиротворенный и мертвый.

Крис перевернул тело. К его удивлению, следов крови не оказалось и на спине. От чего же она умерла? Шериф высоко поднял лампу, скрупулезно осматривая пещеру. Ни одной зацепки! Судя по всему, преступник замел следы.

Повернувшись к трупу, Крис снова внимательно оглядел лицо Велвет. На этот раз он заметил небольшое утолщение на верхней губе. Интересно, связано ли это с убийством? Надо будет поговорить с доктором Макларен. Внезапно в памяти его всплыли слова телеграммы Дженни. «Внутреннее кровотечение. Обстоятельства крайне странные». По спине его пробежал холодок. «И подобный случай был не первым», — мелькнуло в голове.

Крис медленно двинулся прочь. У входа в шахту его ждал Лаки.

— Ну, что я говорил?

Свифт опустил лампу на землю.

— Да. Мне очень жаль.

Губы Лаки дрогнули, в глазах блеснули слезы, и по грязным щекам мальчишки покатилась предательская влага. Крис привлек паренька к себе, и тот зарыдал, уже не сдерживаясь, содрогаясь всем своим маленьким тельцем.

Шериф успокаивающе похлопал ребенка по спине. Он смотрел на свой далекий дом, окна которого светили во мраке, подобно огням маяка в ночном океане.

Убийство произошло совсем близко от его дома. Близко от города. Виктория была права: в Силвер-Роуз живет убийца. И видимо, именно его она выслеживает в эту минуту.

Несмотря на второй час ночи, дом Криса был переполнен. Прибывшие помощники громко обсуждали происшествие, и только Ноубл молча с тоской смотрел куда-то за окно. Но больше всего шума производил Лаки: он яростно противился попыткам Абигайл отвести его в ванную комнату, но та была полна решимости выполнить поставленную перед собой задачу.

— Лаки, — наконец не выдержал шериф. — Делай так, как говорит Абигайл, и не вздумай удрать! — «Мальчишку пора приучать к дисциплине», — подумал он, но все же смягчился: — Понял меня, сынок? — Лаки вдруг перестал бешено сопротивляться, а Крис приблизился к нему вплотную. — Никто здесь не сделает тебе ничего плохого. — Крис взял его за руку. — Дай мне слово, что никуда не убежишь.

Лаки опасливо покосился на Абигайл, затем снова перевел взгляд на Криса и пожал ему руку.

— Даю слово, сэр, — стараясь говорить по-взрослому басовито, ответил он.

Свифт сжал маленькую ручонку, а затем притянул малыша к себе.

— Я верю вам, сэр, — негромко произнес он. — А где та высокая леди? — прошептал Лаки так, чтобы его не услышали окружающие.

Шериф закрыл глаза. В сердце его вновь шевельнулась тревога.

— Я обязательно ее найду. Обещаю.

Отодвинувшись, Лаки радостно улыбнулся и устремился за Абигайл.

Крис же подошел к Ноублу. Тот прощался с помощниками — точнее, прощались они, он лишь молча кивал в ответ.

— Черт побери, Крис, — пробормотал Бичем. — Как же это все несправедливо!

— Мне ее очень жаль. — Что еще можно сказать в подобную минуту?

— Я должен увидеть все своими глазами.

— Нет, не надо.

— Что я, никогда не видел мертвецов?

Шахта была закрыта до утра: пусть труп сначала осмотрит доктор. Слишком уж странной была эта смерть — женщина сидела как живая, без следов насилия, аккуратно сложив руки, расправив складки на платье. Да еще такой необычный трупный запах…

— Но не в таком виде, Ноубл.

Да, со времен Гражданской войны его ни одна смерть так не поражала.

— Не дай Бог, в городе начнется паника. Лучше поменьше говорить об этом. — Он положил руку на плечо Ноубла и проводил его до двери. — По крайней мере до того, как я найду Викторию.

Крис теперь смотрел на горы, откуда с минуты на минуту покажется солнце, но он уже страшился наступающего дня и неведомых еще новостей.

— Этот ублюдок не сможет ей ничего сделать, — словно прочитал его мысли Ноубл. — Она достаточно умна.

Шериф кивнул, хотя и не разделял уверенности своего помощника. Уж очень странно умертвили Велвет; если это ритуальное убийство, значит, в городе действует маньяк, , а предвидеть ход мыслей маньяка не способен даже самый умный и опытный человек.

Закрыв дверь за Ноублом, Крис медленно направился в свой кабинет. Он попытался успокоиться с помощью специальных приемов племени шайеннов и методов, переданных ему отцом, но все было тщетно. Свифт стал расхаживать из угла в угол. Мысли его путались, дыхание участилось, руки сами сжимались в кулаки, но самым неприятным было то, что труп Велвет так и стоял перед глазами и у этого трупа было лицо Виктории. Отправиться к Бэкету, вытащить из постели, выбить из него кулаками правду о Виктории? Впрочем, будь у него хотя бы одна улика против хозяина салуна, он бы ему показал!

Ощущая свое полное бессилие, Крис упал на колени и стукнул по полу кулаком.

Нет, надо взять себя в руки, а не ломать собственный дом. Отец учил его идти в бой с холодной головой, забыв обо всем на свете, ибо только так можно выполнить свою задачу. Сейчас страх лишает его рассудка, а гнев делает неосторожным.

Глава 23

Рассвет раскрасил долину разными красками, но Крис не замечал этой изумительной красоты. Он внимательно изучал коробок спичек Виктории, что ему довелось найти несколькими днями раньше. Как понимать надпись и что это за золотистая бумага, из которой сделан коробок? Внезапно в голове его мелькнуло: эти спички — последнее, что осталось ему от Виктории! Чертыхнувшись, Крис швырнул спички в стену и тяжело опустился на диван.

Перед его мысленным взором возник тот вечер, когда он помешал Виктории сесть на поезд. Значит, он тогда позволил убийце отправиться на совершение нового преступления?

Он виноват, очень виноват, но почему Виктория не предоставила ни одного доказательства, что действительно преследует убийцу? Ему и самому был подозрителен Бэкет, но что с того? Даже после смерти Велвет не было никаких оснований задерживать владельца салуна. Оставалось только надеяться, что он еще не успел добраться до Виктории, поскольку ее видели уже после исчезновения мисс Найт. Возможно, гордячка сама занята расследованием этого дела. Если это так, он обязательно ее найдет. Сколько бы ни потребовалось времени.

— Милорд…

Крис резко обернулся. В комнату шагнул Рэндел, как всегда, в тщательно выглаженном костюме с высоким накрахмаленным воротником.

— Ради Бога, Рэндел, отдыхай, все еще снят.

— У нас гость, сэр.

Шериф бросил удивленный взгляд на окно. Помощник?

— В это время?

— Да, сэр. Женщина, вся в грязи. Она спит на пороге дома.

Крис стремительно рванулся к выходу и, скатившись по лестнице, рывком распахнул дверь. Он так и знал! На пороге виднелась худенькая фигурка. Свернувшись калачиком, она спала.

— Вик, — чуть слышно прошептал он и медленно подошел к любимой, борясь с желанием заключить ее в объятия и покрыть поцелуями.

Протянув руку, Крис сжал кулак, чтобы унять предательскую дрожь, и лишь потом осторожно коснулся спящей. Та проснулась мгновенно и, резко отстранившись, выбросила вперед руку, но он ее перехватил. Только после этого Виктория подняла глаза, в которых отразились боль и мука.

Ее было не узнать: лицо в ныли, лоб прорезала огромная морщина, под глазами синие круги. К тому же волосы свалялись, а на рваной одежде засохла грязь.

— Господи, Вик! — вырвалось у него. — Где ты была? Виктория с трудом сглотнула: в горле давно уже пересохло.

— Искала ее. Я была на стоянке дилижансов, ездила на железнодорожную станцию… Лаки сказал мне что-то про пещеру… Я излазала всю округу, — ее глаза наполнились слезами, — но так и не смогла найти Велвет. Это моя работа, а я не смогла.

— Тише, — заключив в объятия, попытался успокоить ее Крис. — Все в порядке.

Он хотел помочь ей подняться, по Виктория тут же высвободилась.

— Я сама, — выдохнула она, продолжая сидеть на пороге. Крис тотчас сжал ее с такой силой, словно хотел выжать весь воздух из ее легких.

— Хватит, — решительно выпалил он. — Мне осточертело твое упрямство. И твоя чертова независимость

Не успела она что-либо ответить, как шериф уже отдал распоряжение дворецкому:

— Рэндел, возьми ее вещи.

Тот повиновался и, подняв рюкзак, последовал за хозяином, на руках несшим Викторию в дом.

Войдя в кабинет, Крис, несмотря на обуревающую его ярость, осторожно положил ее на диван, затем отвернулся и уставился в стену напротив.

— Оставь нас, — прошипел он сквозь стиснутые зубы дворецкому.

Поставив сумку на пол, Рэндел тотчас закрыл дверь.

Наступила тишина Напряженная гробовая шшина, какая бывает только перед бурей. Виктория видела, как неестественно выпрямлена спина Криса и как крепко сжаты его кулаки. Казалось, еще мгновение, и они обрушатся на что-либо со страшной силой, лишь бы избавить себя от напряжения Виктория спустила ноги с дивана.

— Посмотри на меня, Крис.

Он не шелохнулся, просто не осмеливался. Если бы он обернулся, то наверняка бы подскочил к ней и тряхнул изо всех сил.

— Пожалуйста.

Этот умоляющий голос заставил его медленно повернуться. «Как заострилось его лицо», — удивилась Виктория В глазах Криса застыл гнев.

— Ты исчезла, исчезла, не сказав никому ни слова! — хрипло выдавил он.

Поднявшись с дивана, Виктория ошеломленно откинула волосы со лба. Неужели это она — причина столь глубокой боли в его голосе?

— Ты в самом деле волновался?

В один миг все морщины на его лице разгладились, и он с силой привлек ее к себе. «Так и держи, — подумала Виктория. — И не выпускай. Никогда».

Обхватив ее голову рукой, Крис заставил любимую взглянуть на него. В глазах Виктории он увидел бесконечную усталость, горечь и чувство вины.

— Я просила Велвет не вмешиваться, но она…

Он закрыл ей рот поцелуем. Его губы словно сами коснулись ее губ, тело само прильнуло к ее телу. Еще бы: надо ведь убедиться, что перед ним — не мираж и ее можно сжать в своих объятиях. Его губы прильнули к ней так жадно, как губы путника к живительной влаге родника. Виктория ответила столь же страстно, с силой вцепившись ему в плечи.

Время шло, а ей никак не удавалось утолить свою жажду. Он был нужен ей, нужен как воздух. Именно об этом мечтала она там, в горах, одна, холодная, голодная, всеми забытая и не нужная никому. «Ради чего все это, — думала она, пробираясь по заброшенным грязным шахтам, — если некуда вернуться, негде создать домашний очаг?» Только сейчас, ощущая под его залатанными джинсами твердые мышцы ног и прикорнув у него на груди, Виктория вдруг почувствовала, что вернулась в давно покинутый дом.

Внезапно Крис обрушил на ее лицо град беспорядочных поцелуев, на ее истинное лицо, не скрываемое больше маской.

— Боже, как мне тебя не хватало, — тихо выдохнул он. Теперь, обретя ее снова, он больше не позволит ей исчез-

нуть. — Из-за тебя я чуть не сошел с ума. Но почему ты мне ничего не сказала?

— У меня не было времени. — Их губы тотчас слились снова. — А рядом не оказалось человека, которому я могла бы доверить послание тебе.

Она коснулась его щек ладонями и, простонав, впилась ему в губы. Пусть хотя бы на миг уйдут прочь все тревоги, отступит обида на прожитую впустую жизнь.

— Никогда так больше не делай. — Он легонько тряхнул ее за плечи.

— Не буду, Крис, клянусь. Меня очень испугало исчезновение Велвет. Она мертва? — Она с тревогой ждала ответа.

— Да.

Виктория замерла и отвела взгляд.

— Я нашел ее в пещере. Лаки меня привел… Она медленно высвободилась из его объятий.

— А как Лаки?

— Он волнуется за жизнь «высокой леди». Виктория тяжело опустилась на диван, пружины со скрипом отозвались.

— О Боже! — опустошенно выдохнула она, хватаясь рукой за горло, чтобы сдержать рыдания.

Опустившись рядом, Крис осторожно взял ее за руку.

— Это какой-то кошмар.

Виктория негромко кашлянула и через силу заговорила:

— Она полусидела, была одета в белое, с бриллиантовыми украшениями? — Голос Виктории почему-то стал глухим и чужим. По коже Криса пробежал холодок. — Ее волосы были тщательно уложены, руки сложены на коленях, ноги вместе, колени повернуты в стороны? На ногах туфли… — Подняв взгляд, Виктория увидела изумление и страх на его лице. — Она выглядела так, словно тщательно приготовилась к какой-то встрече. И ни одного пятнышка крови. Только на ее губе.

Сердце Криса забилось чаще.

— Откуда ты узнала?

Шериф произнес это так тихо, почти беззвучно, что Виктория удивленно вскинула на него глаза.

— Ты думаешь, это сделала я?

— Нет! Господи, нет!

— А такое впечатление…

— Ты удивительно точно все описала. Никто бы не поверил, что ты не видела труп.

«Главное, чтобы верил ты», — подумала Виктория, но не произнесла ни слова. Проведя рукой по лицу, она повернула голову и несколько секунд молча смотрела на пламя в камине.

— Он убил одиннадцать женщин одним и тем же способом. По всей стране. — «В моем веке», — добавила она про себя. — Исключением был только один частный детектив, мой лучший друг, Коул… Алдженон Бэкет вбил себе в голову, что он осуществляет какую-то благородную миссию или что-то в этом роде. — Она устало махнула рукой. — Больше я ничего не знаю.

— Боже милосердный, Вик, когда же наконец ты мне все расскажешь? — Она подняла на него золотистые глаза. — Я проверил — Виктории Мэйсон не существует. Нет в природе и твоего босса. И Бэкета никто не объявлял в розыск.

«Замолчи! — мысленно попросила Виктория. — Я все равно не могу тебе ничего объяснить. По крайней мере сейчас».

— Зачем ты за ним охотишься, если за голову его не назначена награда?

— Он убил двенадцать человек! Вернее, уже тринадцать.

— Слова, всего лишь слова.

— А все мои усилия — это недостаточное подтверждение?

— Нет. Больше нет.

Виктория опустила голову. Если объяснять ему все, то придется рассказать и о путешествии во времени.

Поднявшись с дивана, она направилась к двери. Поймав ее за руку, Крис повернул гордячку к себе.

Она вздохнула:

— Я не могу тебе ничего объяснить. Это… В это трудно поверить. — Она высвободила руку.

— Я думал, ты мне доверяешь.

— Да! — внезапно выкрикнула она, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. — Но дело не в доверии, а в том, чего ты знать не должен.

Он задумчиво покачал головой.

— Как странно ты рассуждаешь! С ее губ сорвался горький смех.

— Знаю. Очень странно. Я бы на твоем месте давно заперла меня в сумасшедший дом. А потом забыла бы навсегда о моем существовании. — Ее голос стал пронзительным, почти истеричным.

— Мне нужно знать, — произнес он мягко, чуть просительно.

«Со мной он сам станет сумасшедшим», — подумала Виктория. Если она расскажет правду, он не поверит, если будет лгать, он почувствует. Боже, у нее голова идет кругом!

— Мне надо подумать, — произнесла Виктория, опуская глаза, но Крис не дал ей уйти от ответа. Он снова повернул ее к себе.

— Почему у Велвет не было раны? Решимость на его лице говорила сама за себя: оттягивать неприятный разговор больше нельзя.

— Рана есть, но очень маленькая. Убийца использует стилет, очень тонкое итальянское лезвие…

— Я знаю, что такое стилет, — прервал ее шериф, но взгляд его нисколько не смягчился. Он ждал не только под-

ровностей об убийстве: спички Виктории подсказали ему очень многое.

— Лезвие ножа — девять дюймов длиной.

— Тогда где кровь? — отрывисто и нетерпеливо бросил Крис.

— Он вонзает лезвие между ребрами, прямо в сердце. И не вынимает до тех пор, пока сердце не перестанет биться и кровь не прекратит циркулировать. Остается лишь внутреннее кровотечение.

«Обстоятельства крайне странные. Внутреннее кровотечение», — вспомнил он телеграмму.

— Тебе что-то известно? — испытующе вгляделась она в его лицо.

Он лишь прищурил глаза.

— Ты опять уходишь от объяснений?

— Черт бы тебя побрал, Крис!

— Кристофер! Перестань мучить бедную девочку! Ты что, не видишь, как она устала?

Через порог к ним уже спешила Абигайл. Обняв Викторию за талию, домоправительница подтолкнула ее из комнаты.

— Пойдем, красавица, примешь ванну, поешь и ляжешь спать в теплую постельку.

Виктория решила, что сам Господь Бог послал ей эту добрую женщину.

— Нет. — Она чуть отстранилась. — Благодарю вас, но я не могу остаться в этом доме.

Она хотела бы остаться, чтобы забыть про другой мир, чтобы откинуть прочь все свои горести и невзгоды и хотя бы ненадолго стать просто женщиной, хотела бы навсегда остаться с человеком, который ее понимает. К сожалению, эти желания неосуществимы их разделяет непреодолимая пропасть.

Подняв с пола свой рюкзак, Виктория направилась к двери.

— Я не могу. — Ее голос предательски дрогнул, Крис тотчас рванулся за ней.

— Вик, дорогая…

Она резко обернулась, в глазах отразилась такая враждебность, словно он ее ударил.

— Не говорите мне «дорогая», Кристофер Свифт. — Недостижимость мечты сделала ее тон почти грубым. — Если бы ты не совал нос в мои дела, все бы уже давно разрешилось, и Велвет… — К горлу Виктории подкатил комок. — О Господи. — Она поспешно отвернулась, пытаясь справиться с собой. — Она мертва, и я в этом виновата.

Виктория устало потерла глаза. Если бы только можно было предположить подобное… Она бы обязательно предупредила Велвет, чтобы та не упоминала о ребенке.

— И куда ты собираешься?

Она в досаде махнула рукой — тоже мне, нашелся заботливый папаша.

— Вернусь к своей работе.

«Я тебя свяжу и затолкаю в рот кляп, раньше чем ты отсюда выйдешь», — подумал Крис.

— Ты не сделаешь этого. — Он шагнул к ней. — Если то, что ты рассказала, правда…

— Правда.

— …тогда следующая на очереди — ты! Виктория на мгновение застыла. В глазах ее мелькнула решимость.

— Я сама выбрала этот опасный путь. Она нажала на ручку двери.

— А я не выбирал! — Он громко хлопнул дверью. — Твоя безопасность — это и мое дело, Виктория Мэйсон. Я здесь представляю закон.

Резко отстранившись, она гневно набросилась на него:

— Ты уже защитил закон! Когда я выследила Бэкета, а ты меня остановил!

— У тебя не было доказательств! И сейчас нет, только слова. А это не приговор суда!

— Ты и сам его подозревал. По глазам вижу, у тебя есть какие-то улики.

«Не скажу, — зло подумал Крис. — Раз ты не раскрываешь свои секреты».

— Предоставь мне ясные свидетельства. Пока что улики только против тебя: ты же намереваешься устроить самосуд. Если ты снова возьмешься за дело, я просто-напросто запру тебя в камере, пока все не закончится. И нечего хозяйничать в моем городе!

— Твоем городе?

— Да, моем! — крикнул он так громко, что она невольно отшатнулась. — Не мешай мне! У меня и так уже из-за тебя бессонница, с меня хватит!

«В нем говорит обыкновенный мужской деспотизм», — решила вдруг Виктория. Затаив дыхание, она в ярости шагнула вперед, заставив Криса отступить.

— Не указывайте, что мне делать, Кристофер Свифт! Я вам не маленькая девочка. И всегда работаю одна. Да, я пришла за помощью, но, вижу, вы решили разыграть из себя босса. Так запомните, — она ткнула пальцем ему в грудь, — я могу справиться и сама.

Внезапно Крис крепко схватил ее за плечи, так крепко, что она едва могла дышать, и поволок в свой кабинет. Ногой захлопнув дверь, он швырнул Викторию на пол.

Бросив на него полный бешенства взгляд, она попыталась подняться, но он снова толкнул ее вниз.

— Не сопротивляйся! — прорычал он. — Я все равно тебя одолею.

Она быстро сделала кувырок и подсекла ногой его под колено. Крис упал, да так, что лязгнули зубы.

— Я бы назвала это ничьей, — выдохнула она, когда Крис сел на корточки.

Шериф поднял голову. По глазам было видно, что он жаждет реванша. Прыгнув вперед, он подмял Викторию под себя и прижал к полу. Она попыталась высвободиться, но Крис стал покрывать ее лицо жадными поцелуями, и руки ее ослабли. Он продолжал целовать ее — жадно, страстно, порой причиняя боль, впиваясь в ее рот и щеки. От этих неистовых поцелуев безумие разгорелось и в ней. Запутавшись пальцами в его волосах, Виктория стала отвечать — дико, безоглядно, не сдерживая желания. Когда он раздвинул ей ноги, она только глухо и протяжно простонала, и ему этот звук показался сладостной музыкой.

— Ты останешься здесь, — прошептал он прямо в ее рот, любуясь, как она рдеет и задыхается от страсти. — Сейчас ты искупаешься и отдохнешь. Я сам займусь твоими делами. Тебе опасно появляться в городе, Виктория Мэйсон. Поскольку эта уродина Клара исчезла в то же время, что и Велвет, и все знают, как хорошо служанка управляется с холодным оружием.

Виктории и в голову не приходило, что подозревать могут ее. Теперь Бэкет наверняка будет чувствовать себя намного спокойнее.

— Он скоро узнает о том, что мы нашли Велвет, — словно угадал ее мысли Крис. — И постарается, чтобы все связали твое исчезновение с ее смертью.

— Я не буду больше надевать эту маску…

— Конечно, не будешь, — мрачно согласился Крис. — Я сожгу все, что у тебя есть. Клянусь!

Это было произнесено таким тоном, что Виктория ни на йоту не усомнилась. Хорошо хоть он еще не связал ее и не запер в конюшне. Теперь-то, когда у нее на фотопленке уже есть копии дневников!..

— Крис… — заискивающе протянула она.

— Так я здесь закон или нет?

Она поджала губы, не желая отвечать.

— Я или нет?

— Ты, — наконец прошипела она сквозь зубы. О, это было не просто ответом, это было признанием его прав.

— Частный детектив должен уважать закон и повиноваться его служителям. Если что-либо угрожает безопасности свидетеля по делу об убийстве, моей обязанностью является защитить его от угрозы.

Виктория простонала от досады.

— Ты не сможешь справиться без меня.

— Смогу.

Она растерялась.

— Но ты хоть будешь держать меня в курсе? Свифт нахмурился.

— Ты — хороший эксперт, Вик. Конечно. Она улыбнулась, радостно, открыто. Крис никогда раньше не видел у нее такой улыбки.

— К тому же, — пожал он плечами, — ты все равно из меня все выбьешь.

— Ну нет. — Она похлопала его по щеке. — Ты слишком привлекателен, чтобы тебя колотить. — Она как-то разом обмякла, обхватила Криса за голову, попыталась притянуть к себе. Но он не поддался.

— Ты мне расскажешь все.'

— Если не будешь спрашивать, как я получила свою информацию. — Она испытующе посмотрела ему в глаза.

— Не сомневаюсь, настанет день, когда ты откроешь мне все свои тайны, Вик, — ответил он, и вновь их губы слились. Крис застонал, сжимая ее в объятиях и чувствуя, как любовный жар разливается по жилам.

Виктория замерла, наслаждаясь этим волшебным мгновением, крепостью его объятий, мимолетным ощущением счастья, подобного которому она не испытывала многие годы. «Возьми же все, что он дает, — стучало у нее в висках. — Раз он с радостью отдает — бери».

— Кристофер, — послышался из-за двери голос Аби-гайл. Затем раздался громкий стук в дверь. — Если ты не отпустишь бедняжку поесть и отдохнуть, клянусь предками, я тебе этого никогда не прощу!

Крис тяжело вздохнул, нехотя подавляя желание.

— Похоже, ты нравишься Абигайл. — Он губами коснулся ее виска. — Ибо о своих предках она вспоминает лишь в особых случаях.

— А для тебя этот случай особый?

В глазах Виктории он увидел тревогу, неподдельную тревогу, она уже не старалась сделать свое лицо непроницаемым. «Да, для меня это особый случай. Я хочу, чтобы ты осталась со мной. Навсегда. Но сейчас ты не будешь меня слушать, я знаю».

Виктория словно прочитала его мысли: ей захотелось разрыдаться. «Да, я не могу остаться здесь навсегда, но у нас еще есть время, люби меня, люби так, чтобы вспоминать потом всю оставшуюся жизнь».

— Боже, Вик, когда ты смотришь на меня так, я хочу думать лишь о…

— Кристофер! — раздался из-за двери гневный голос. — Так себя джентльмены не ведут!

— Господи, она права, — пробурчал Крис, опуская глаза. — С детства боюсь, что она отдерет меня за ухо.

Виктория рассмеялась и села на пол. Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга; в глазах Криса она увидела восхищение. Боже, неужели у нее еще осталась способность вызывать такие чувства?

— Входите, мисс Абигайл, — произнесла Виктория, поднимаясь с его помощью на ноги. Ссадины и усталость тотчас напомнили о себе. Выпрямившись, она снова оказалась в объятиях Криса.

— Ты хочешь вытянуть из меня все при помощи поцелуев? Он лукаво улыбнулся:

— Ты же говорила, что тебе нравится. Она коснулась рукой его чресел, ощутила, как он весь напрягся, и, наслаждаясь своей властью над ним, пропела:

— И не только поцелуи.

Скользнув носом по его губам, она положила руку на внушительную выпуклость на его джинсах, и Крис, затаив дыхание, смутился: эта выпуклость увеличивалась с невероятной быстротой.

Она же наслаждалась его замешательством.

— Ах, вот почему тебя зовут Быстрая Стрела!

Не в силах ответить, он лишь перевел на нее затуманенный взор, и Виктория расплылась в улыбке. Ровно за секунду до того, как дверь распахнулась-

— Мне стыдно за тебя, Кристофер, — прошипела Абигайл в спину своему хозяину.

— И часто вам бывает стыдно? — заинтересовалась детектив.

— Он ругается, как сапожник. Дворецкий может подтвердить, как я с ним борюсь, — ответила домоправительница, выталкивая Викторию из кабинета.

Крис было последовал за ними, но Абигайл не отказала себе в удовольствии захлопнуть дверь прямо перед его носом.

Когда же она повернулась, то увидела, что Виктория без сил падает на пол.

Глава 24

Всего через мгновение Абигайл уже была рядом.

— Что с тобой, милочка? — положила она ладонь на лоб Виктории.

— Я смертельно устала, — прошептала та.

— Хорошо, подожди немного.

— Э-э… мэм?

— Называй меня Абигайл, милая.

«У нее самые добрые глаза в мире, — подумала Виктория. — Такие когда-то были у бабушки».

Абигайл поспешно покинула комнату, но не прошло и минуты, как она уже вернулась с маленькой корзинкой в руках. Виктория тем временем освобождалась от ботинок. Ноги ее распухли: большую часть пути ей пришлось идти пешком по горам и скалам, где лошади пройти невозможно. Она дважды падала, да так, что теперь ныла буквально каждая косточка; с другой стороны, что было бы, если бы оступилась лошадь?

— Я сейчас наполню тебе ванну. — Домоправительница поставила корзинку рядом с Викторией.

— Наполню? Здесь есть водопровод?

— У нас единственный во всей Калифорнии дом с водопроводом, — гордо объяснила Абигайл, помогая гостье раздеться. — Кристофер поставил в одной из комнат насосы, а на крышу водрузил бак, его греет солнце. Ты не представляешь, как он выручил мою поясницу! Сама знаешь, таскать ведра очень тяжело. — Нарядив Викторию в халат, она улыбнулась. — Это мой, самый лучший.

Подхватив корзину, Абигайл подошла к двери и поманила Викторию пальцем. Они прошли по коридору в другую комнату — большую, с несколько старомодной обстановкой. Пол комнаты был устлан темно-зелеными коврами, окна закры-

вали зеленые занавески. На черной плите стоял бак, и, когда Абигайл взялась за насос, вода потекла в медную ванну. Проследив взглядом за трубой, исчезающей в полу, Виктория вспомнила эпизод в кузнице. Так это было для ванны?

На полках высокого шкафа с распахнутыми настежь дверцами виднелись чистые полотенца, завернутое в оберточную бумагу мыло, а также множество разнокалиберных бутылочек и кувшинчиков. В углу комнаты стоял стул с тазом; над тазом висел умывальник.

— Вот ты и на месте, милочка, — произнесла Абигайл. — Позови, если что-нибудь понадобится. Здесь, — она показала на корзину, — все, что тебе нужно.

Подарив Виктории улыбку, в которой так и читалось: «Я рада твоему появлению», Абигайл исчезла за дверью. Виктория тоже улыбнулась; надо же, она — желанный гость в этом доме. Ни для кого не было секретом, что домоправительница заменяла Крису мать. Вот только дворецкий у них странный. Надутый и чопорный — не самый лучший образец англичанина.

Отбросив мысли о странном дворецком, Виктория направилась к ванной, осторожно стягивая с себя халат. Сейчас ей казалось, что у нее ныла буквально каждая мышца. И как Крис не задохнулся от пота, она ведь такая грязная! Хорошо все-таки, что он настоял, чтобы она осталась. Сейчас ей и представить было трудно, что надо снова надевать маску Клары и возвращаться в бордель, где уже нет Велвет.

Она шагнула в ванну, и тут же все тело заныло, все ссадины и мозоли защипало. Тем не менее она решительно погрузилась в воду. Одна ссадина на спине досаждала Виктории больше всего. Она вспомнила, где получила эту рану.

— Благодарю тебя, Господи, что тогда я все же не упала, — произнесла она, намыливая голову.

К сожалению, силы оставили ее, и Виктория откинулась на край ванны, решив немного отдохнуть. Глаза ее стали слипаться — пришлось снова взять мыло в руки. Прошло немало времени, пока она отмылась дочиста, но за голову ей страшно было приниматься, да и вода в ванне стала бурой.

Пришлось позвать Абигайл. Та, появившись в мгновение ока, вылила использованную воду и снова наполнила ванну.

Она же помогла и вымыть голову.

Покончив с купанием и выбравшись из воды, Виктория закуталась в огромный халат.

— О, — восхитилась Абигайл, — теперь ты выглядишь куда лучше!

— И чувствую себя гораздо лучше, — благодарно отозвалась Виктория. — Спасибо!

Распахнув дверь, домоправительница указала на коридор:

— Проходи, красавица. Для тебя готовы и еда, и постель.

Виктория улыбнулась, с трудом подавляя желание зевнуть. Как хорошо, когда о тебе заботятся. Подобного отношения она не помнила с самого детства. А за все свои труды она все-таки заслуживает, чтобы выспаться в нормальной постели, без маски и без страха, что к ней подкрадывается Бэкет.

Еще и по этой причине Виктория не желала сейчас вновь появляться в салуне: у нее было такое чувство, что Бэкет что-то подозревает. «Клара сейчас наверняка вызовет повышенный интерес», — подумала она.

Услышав, как распахнулось окно, Виктория удивленно подняла голову: погруженная в свои мысли, она и не заметила, как оказалась в комнате.

Она оглянулась и, убедившись, что рюкзак не пропал, обвела глазами помещение. Оно показалась ей много просторнее, чем другие, благодаря более светлым обоям.

— Никогда бы не подумала, что в доме мужчины может быть такая прелестная комнатка.

Отдернув шторы, Абигайл обернулась.

— Кристофер разрешил мне обставить эту комнату на свой вкус. — Она перешла к следующему окну. — Ведь в такой холостяцкий дом не захочет заглянуть ни одна девушка.

— А как же Камилла? Абигайл заметно смутилась:

— Ты о ней знаешь? Виктория кивнула:

— И знаю, что Крис наполовину шайенн.

— И это тебя не пугает? — нерешительно спросила домоправительница.

— Нет, — произнесла Виктория, обессиленно опускаясь на кровать. — Должна вас предупредить — я не такая, как большинство женщин. Может, потому, что в основном работала с мужчинами. А знаете, в такой прекрасной обстановке, — она всплеснула руками, — я не была целую вечность! — И тут же вспомнила: «Такая комнатка была только у моей дочери». У Триши было все, что надо девочке: куклы Барби, платья, шляпы, туфельки, макияж. В тот день, когда Виктория упаковывала все эти вещи для отправки в приют, она просто слезами обливалась.

— Мисс Виктория?

Часто моргая, чтобы смахнуть непрошеные слезы, гостья подняла голову. Абигайл, отдернув край одеяла, приглашала ее лечь в кровать. Та повиновалась, и домоправительница поставила перед ней поднос.

— Ты давно не смотрелась в зеркало? — спросила она.

— В общем, да, — ответила Виктория, взяв с подноса бисквит. — Извините. — И не обращая внимания на домоправительницу, с жадностью набросилась на еду.

Абигайл понимающе махнула рукой и опустилась на стул, с улыбкой наблюдая, как поспешно ее подопечная опустошает тарелку.

— Спасибо, — произнесла наконец та, несколько смутившись. — Никогда не ела ничего вкуснее.

Абигайл довольно улыбнулась, подхватила грязную одежду гостьи и двинулась к двери. На пороге она оглянулась: женщина, которая чуть не довела Кристофера до безумия, уже спала! Спокойное лицо спящей было очень красивым. Да, из-за такой прекрасной, сильной и в то же время эмоциональной женщины, пожалуй, любой мужчина с ума сойдет. Правда, она несколько грубовата и чересчур упряма. Если не считать того, что Крис настоял, чтобы дама его сердца осталась, во всем остальном ему пришлось принять ее условия. Да, эта женщина сильно отличалась от прочих — естественная, открытая, бесхитростная, как и Кристофер, без дамских ужимок и такая же волевая, как он. Они прекрасно подходят друг другу. «Может, настало время ему остепениться?» — подумала Абигайл, еще раз взглянув на спящую, прежде чем закрыть дверь.

Краем глаза она заметила в темноте коридора чей-то силуэт, но, сделав вид, что целиком занята домашними делами, поспешила вниз по лестнице. На лице ее сияла широкая улыбка.

В город Кристофер не поехал — он с ужасом обнаружил, что панически боится очередного исчезновения Виктории. Этот день шериф решил посвятить уходу за лошадьми. Однако, когда прибыла доктор, ему все же пришлось покинуть ранчо, чтобы доставить Дженни Макларен к телу Велвет.

Дженни потрясло увиденное, впрочем, было бы удивительно, если бы она осталась спокойна. Виктория не ошиблась: на теле Велвет оказалась маленькая, почти незаметная ранка.

Завершив осмотр, доктор поднялась на ноги и вытерла руки о кожаный передник.

— Это, — она показала на труп, — очень похоже на то, что было описано в телеграмме из Блэк-Хока.

— Почему ты не сказала мне раньше? Она покачала головой и хмыкнула:

— Я пыталась, но ты был занят поисками какой-то таинственной женщины. У тебя в кабинете до сих пор лежат мои записки.

— Записки? — нахмурился Крис. Дженни недовольно поджала губы.

— Я дважды оставляла послания, в которых описаны все детали. — Она вытащила из кармана жакета смятую телеграмму.

Кристофер быстро пробежал строчки глазами.

— Да, все в точности совпадает, кроме того, что та женщина была моложе.

Дженни бросила горестный взгляд на Велвет.

— Интересно, почему преступник после убийства наряжает свои жертвы?

— Хотел бы я тоже это знать, — буркнул Крис, засовывая телеграмму в задний карман брюк.

Труп завернули в холстину и осторожно перенесли в фургон. Сев на козлы, доктор Макларен натянула поводья.

— Когда мы увидим твою даму? — вдруг спросила она шерифа на языке шайеннов. Крис изумился столь прямому вопросу. — Или ты намереваешься всегда держать ее под замком?

Свифт разом смягчился:

— По крайней мере пока это в моих силах.

Дженни сделала вид, что хмурится, но улыбка выдала ее.

— Берешь пленников? Ты — настоящий шайенн!

— Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь ее. Нет никого упрямее этой женщины. — Он чуть улыбнулся. — Даже тебе с ней не сравниться.

— Она мне уже нравится. Крис вдруг помрачнел:

— Ей угрожает опасность, Дженни. Такая. — Он кивнул в глубину фургона.

Доктор побелела как полотно:

— Она знает имя преступника? Шериф легонько похлопал ее по руке.

— Отправляйся домой, Дженни. Не мешай следствию.

Дженни смутилась, резко дернула вожжи и послала лошадей вперед. «Еще немного, и Рейд заключит ее в свои объятия», — подумал Крис, провожая фургон глазами. Ему внезапно захотелось увидеть Викторию и дотронуться до нее, убедиться, что она за это время никуда не исчезла.

Крис осторожно приоткрыл дверь, радуясь, что когда-то смазал все дверные петли в доме. Легкий бриз чуть колыхал занавески открытых окон, на ковер падал солнечный свет.

Он опустил взгляд на спящую и затаил дыхание. Как прекрасно ее спокойное, умиротворенное лицо. «Может, не зря я молился великим духам? — подумал Свифт. — Не иначе как они сделали мне этот подарок». Не дай Бог, Виктория исчезнет из его дома. Нет, нечего даже думать. Уже при одной мысли об этом его сердце наполнилось болью.

Мужчина скользнул взглядом по изгибу ее бедра под одеялом и внезапно понял, что она спит обнаженной. В голове его мигом всплыли яркие воспоминания. Если бы не Абигайл, он немедленно забрался бы в постель чаровницы.

— Кристофер! — донесся до него громкий шепот. Он повернул голову. Опять домоправительница!

— Тебе нельзя здесь находиться.

Бросив на нее недовольный взгляд, Крис снова повернулся к Виктории, затем наклонился и нежно поцеловал в губы. И все-таки пришлось повиноваться Абигайл, исключительно чтобы не разбудить спящую.

Выходя, он заметил одежду в руках домоправительницы, одежду Виктории.

— Тебе надо съездить в город, Абигайл. Глаза ее радостно вспыхнули.

— О, я не прочь!

— Я тоже.

— Ах вот в чем дело! Нет, не бывать этому, Кристофер Свифт!

Шериф негромко рассмеялся: Абигайл не ошиблась. Ладно, так или иначе, но теперь Виктория рядом с ним, без всякой маски и не занята выполнением своей миссии. Еще немного, и она расскажет, что за задачу здесь выполняла.

Глава 25

Виктория сидела у камина, глядя, как огонь пожирает поленья. Что-то в этом зрелище завораживало, по крайней мере куда интереснее, чем любая телепередача. Да еще если прихлебывать из большой глиняной кружки горячий шоколад, что принесла Абигайл.

Кресло у камина было огромным. Виктория расположилась в нем полулежа, навалившись спиной на одну его ручку и перебросив ноги через другую. Для этого века ее поза, конечно, выглядела крайне вызывающе, и потому она набросила на себя одеяло, тем более что, кроме мужской рубашки, панталон и белых чулок до колен, на ней ничего не было. Абигайл ее наряд, конечно, удивил, но, рассудив, что «муж-

чины уже дрыхнут», она похлопала Викторию по плечу и отправилась спать.

Прислушавшись к тишине, Виктория всем своим естеством ощутила блаженство такой вот спокойной жизни, без маски и нелепых нарядов, но в голове тут же мелькнуло: «Как можно радоваться? Ты же живешь сейчас в девятнадцатом веке!»

В том самом веке, когда узаконены проституция и суд Линча и когда на огромной территории Колорадо всего только несколько тюрем, а поезд — самое быстрое средство передвижения.

Впрочем, везде есть свои плюсы. Конечно, здесь нет кондиционеров и «Макдоналдсов», но нет и уличных банд, не слышно выстрелов из мчащихся автомобилей, нет никаких серийных убийц.

Она потерла подбородок, пытаясь выбросить из головы мысли о Бэкете. По крайней мере на один день о нем стоит забыть.

Устроившись в кресле поудобнее, Виктория допила шоколад и опустила чашку на пол, затем согнула ногу, разглядывая синяк на колене.

— Откуда у тебя такой синяк?

Вздрогнув, Виктория резко обернулась. В комнате царил полумрак, и она скорее ощутила, чем увидела хозяина дома.

Она облизнула внезапно пересохшие губы. Крис приблизился к камину, прошлепал сюда босиком, в одном лишь длинном шелковом халате. Судя по всему, под халатом ничего не было.

Сердце Виктории учащенно забилось.

— Я упала в шахту.

Крис перевел взгляд с ее ног на лицо, и в глазах его вспыхнул какой-то дикий огонь.

— Господи, Вик! Ты могла погибнуть.

— Знаю, — невесело подтвердила она.

— Как ты выбралась оттуда?

— Как? Вскарабкалась по стене.

Покачав головой, он направился к шкафу. Откупорив бутылку, наполнил бокал и, повернувшись к Виктории, вопросительно поднял брови.

— Да. Надеюсь, это поможет мне снова уснуть. Наполнив второй бокал, он шагнул к ней — безмолвно и с такой грацией, что Виктория глаз с него не сводила. Вот он нагнулся, протянул ей бокал. В распахнувшемся халате виднелась рельефная, словно у античной статуи, грудь. Виктория с трудом сдержалась, чтобы не коснуться его. Она лишь крепко сжала злосчастный бокал, пробормотав слова благодарности, и внезапно почувствовала себя совсем беспомощной и беззащитной: в его доме, в его гостиной, пьющая его бренди и под его испытующим взглядом, таким пристальным, словно он стремился заглянуть ей в душу.

Гостья сделала глоток и тут же скривилась — бренди обжигало. Улыбнувшись, Крис опустился в кресло напротив. Он заметил, как ее взволновало его присутствие, и удивился этому, и обрадовался.

Ванна и отдых, несомненно, пошли ей на пользу. Сейчас Викторию можно было сравнить с только что сорванной орхидеей. Даже простая одежда на ней выглядела изысканно, куда изысканнее любых шелков и кружев. Он и не представлял себе, что такой скромный наряд из хлопка может таить в себе столько соблазнительного.

— Ты прекратишь меня разглядывать?

— Нет.

Виктория откинула голову, пытаясь справиться с непослушными волосами, но они соскользнули обратно. «Наполовину женщина, наполовину хищный зверь», — подумал Крис, глядя на эту золотистую гриву.

— Спасибо хотя бы за искренность.

— Чего не скажешь о тебе.

Сделав глоток, она недовольно вздохнула:

— Мы опять будем заниматься словесной перепалкой?

— Все зависит от тебя.

— Насколько я помню, мы заключили сделку.

— Ах да. — Он откинулся на спинку кресла и бросил на Викторию многозначительный взгляд. — Я не должен спрашивать, где ты получила свою информацию.

— Да, — не сразу ответила она.

— Ты не хочешь раскрывать мне источники информации. И считаешь, что я поверю всему, что ты скажешь, без всяких доказательств?

— У меня есть причины недоговаривать.

— Думаю, это тебя переубедит. — Сунув руку в карман • халата, Крис извлек какие-то бумаги.

Виктория протянула руку, чтобы взять их, и Кристоферу открылся такой вид, от которого у него запершило в горле. Отведя взгляд, он поспешно глотнул бренди. Виктория же повернулась к огню.

— О Боже, — вдруг прошептала она. — Боже! — Она пробежала глазами по строчкам первого листа, затем взялась за другой. Три убийства и все три полностью совпадают в деталях. Бэкет действовал как серийный убийца и в этом веке.

— И ты молчал?

— Мне нужны были доказательства. Она подняла бумаги.

— Какие еще тебе нужны доказательства?

— Расскажи мне все, что тебе известно, — глухо ответил Крис.

Виктория осушила стакан, руки ее дрожали. Вытерев губы, она бросила пристальный взгляд на шерифа. Видимо, придется все же раскрыть правду. Но с чего начать?

— Ты знаешь, что такое «психологический портрет»? Нетерпеливо нахмурившись, он отрицательно покачал головой,

— Я часто использую это понятие в своей работе, — задумчиво, все еще колеблясь, стоит ли обо всем рассказывать, начала она. — Когда кто-то вызывает подозрение, всегда полезно узнать его прошлое, узнать, как он ведет себя в аналогичных ситуациях, во время споров, разногласий… Определив мотивацию, можно сделать вывод, способен ли он совершить данное преступление.

— Зачем?

— Предположим, человек пристрастился к наркотикам, значит, чтобы добыть их, он пойдет на новые преступления, становясь все опаснее. В конце концов он даже убийство совершит ради того, чтобы получить деньги на наркотики. — Виктория повертела стакан в руках. — Так и тут: главное, выяснить, что толкает серийного убийцу на преступление. Причина зачастую кроется в его прошлом. Что касается Бэ-кета, то тут, по всей видимости, дело в его матери.

— Его мать — причина всех убийств? И ты думаешь, я поверю?!

— Погоди, Крис. Представь себе, — она выпрямилась, — Алдженон Бэкет — единственный сын в очень состоятельной, известной и уважаемой семье. Его родители любят путешествовать, устраивать вечеринки, благотворительные аукционы, жить насыщенной общественной жизнью…

Она замолчала, глядя на невозмутимое лицо Криса. Непонятно, слушает ли он вообще?

— Отец почти не обращает внимания на сына, матери он тоже совершенно безразличен. — Она тряхнула головой. — Совершенно! Она не нянчила его, когда он был младенцем, даже не прикасалась к нему. У него не было ни колыбельных, ни даже пожеланий спокойной ночи. Он боялся темноты, в каждом углу ему мерещились монстры, но мать никогда не приходила, когда он плакал от страха.

— Звучит так, словно кто-то рассказал тебе о его детстве, — хмыкнул Крис.

— Да. Я узнала об этом от его няни. Свифт удивленно поднял брови.

Стараясь вспомнить точнее, Виктория поднялась с кресла и начала расхаживать из угла в угол.

— А между тем он был примерным сыном. Он стал отличником в школе и добился больших успехов в спорте, за ним бегали все девочки, поскольку он был и красив, и богат. И только мать его не замечала, словно и не было у нее никакого сына.

Свифт вдруг обнаружил, что ничего не слышит: его отвлекал вид ее прелестных ног.

— Сядь, Виктория, — сдавленно произнес он. Она удивленно замерла, но, проследив за его взглядом, все поняла.

— И вот однажды у Бэкета происходят неприятности с полицией. И что же? Он немедленно становится объектом родительского внимания. Еще бы — папе не хочется пятнать свою репутацию; он платит большие деньги и судьям, и жертве. Но… — Виктория подняла вверх указательный палец, — со стороны матери внимания проявлено куда меньше. И потому следует новая неприятность с полицией, уже большая по масштабам, а потом еще. В конце концов отцу это надоедает, он решает, что его сын достаточно взрослый, чтобы жить самостоятельно, выдает ему деньги и умывает руки. План отчасти сработал — Бэкет продолжает совершать преступления, но уже не для того, чтобы привлечь к себе внимание. Наоборот, теперь ему уже доставляет удовольствие прятать концы в воду и злорадно наблюдать за бессилием полиции.

— Как ты разобралась в этом?

«Горы бумажной работы и немного воображения», — подумала она.

— Я далеко не сразу нашла главный мотив, мне подсказал его Коул.

— Это тот, кто погиб?

— Да, тот единственный мужчина, которого убил Бэкет, — уточнила она. — Он тоже был частным детективом. Коул собрал информацию, опрашивая слуг, нянек Бэкета и всех тех, с кем преступник общался.

— Зачем?

— Чтобы понять, что творится у преступника в голове. И вычислить, каким будет его следующий шаг.

— И ты со своим методом никогда не ошибалась?

— Никогда, — быстро ответила Виктория. Ответ Криса, естественно, не удивил: чего-чего, а самоуверенности этой даме не занимать.

Детектив сосредоточенно нахмурилась.

— На чем я остановилась?

— Бэкет со злорадством наблюдает за бессилием полиции…

— Ах да. — Она опустилась в кресло. Крис стиснул зубы, отводя взгляд от ее задравшейся рубашки. — Он считает, что его никогда не поймают и не посадят в тюрьму. Но на самом деле он уже сидит в тюрьме. — Она выразительно постучала пальцем по макушке. — Здесь. Теперь он законченный маньяк, который считает, что, убивая, борется со злом на благо человечества. Надо сказать, совершая убийства, он доставляет маленькие радости и себе, каждый раз наряжая трупы.

— Но почему он выбрал Велвет? Он же собирался продать ей «Жемчужину»?

— В тот вечер, когда она исчезла, они о чем-то говорили у двери его кабинета.

Крис изумленно поднял брови.

— Ты их видела: прикусив губу, Виктория отвела глаза.

— В это время я находилась в его кабинете.

— Господи!

— Я ничего не взяла. Только сделала фотографии. Я же не полицейский, а частный детектив, Крис. И имею на это право.

— Черт побери, Виктория, — вскочил Свифт со стула. — Мне давно пора запереть тебя на замок!

— Да, пожалуй, — с иронией ответила она. — Тебе следовало бы запереть Клару. Она вечно совалась в чужие дела.

— Что ты нашла? — мрачно спросил он.

— Дневник. В нем описано каждое его убийство. Похоже, что Велвет рассказала ему о своем ребенке, который воспитывался вдали от нее, и это послужило толчком для Бэкета.

Свифт поднял глаза на Викторию:

— Он вспомнил свою судьбу.

Вик удовлетворенно кивнула: наконец-то он пытается ее понять.

— Думаю, рассказ Велвет здесь ни при чем. — Он удивленно поднял брови, и она поспешила объяснить: — Бэкет маньяк, ему надо убивать. Не важно кого. Признание Велвет только подтолкнуло его, он мог выбрать и другую жертву.

Крис ошеломленно повернулся к ней.

— Боже, тогда весь город в опасности! — Он вспомнил, с каким отчаянием вырывалась Виктория, чтобы успеть к поезду, и почувствовал себя виноватым. Не помешай он тогда, Велвет была бы сейчас жива.

— Не обязательно. — Поднявшись с кресла, Виктория подошла к нему. — Не вини себя, Крис. Как она смогла прочитать его мысли?

— Нет, я виноват.

Взяв его за руки, она заглянула в печальные темные глаза.

— Он болен, но он знает, что совершает преступление. И именно поэтому ему удается избегать суда. Выбирая очередную жертву, он какое-то время обхаживает ее, чтобы завоевать полное доверие. Она его не боится, значит, и не сопротивляется. Бэкет — ловкий парень. — Ее брови сошлись на переносице. — Даже ты ему доверял.

Крис почувствовал себя полным глупцом. — И все это не вымысел.

Виктория снова опустилась в кресло.

— Он прибыл в город с раной? — спросила она. Крис кивнул.

— Я выслеживала его по следам крови. Помнишь, как мы встретились первый раз, в лесу?

Крис нахмурился, ожидая продолжения.

— Коул ранил его после того, как Бэкет ударил его ножом в грудь. Бэкета выпустили под залог, и он немедленно похитил дочь копа… то есть полицейского, который впервые обнаружил связь между убийствами. Наверняка по прибытии в город Бэкет обращался к доктору Макларен.

— Точно, Вик. Дженни сообщает мне обо всех случаях огнестрельных ранений. Бэкет сказал ей, что на него напали.

«Он тоже собирал информацию о Бэкете», — удивленно подумала Виктория.

— Звучит правдоподобно. Но как он расплачивался, появившись в городе? Он же должен был что-то поставить, когда играл на «Жемчужину»?

— Он продал портсигар.

— Золотой портсигар с инициалами? Лицо Криса стало жестче.

— Да.

— А тебя не удивило, что человек с золотыми вещами приходит в город пешком и без денег?

— То же можно сказать и о тебе.

«Будь осторожнее, — внутренне собралась Виктория. — Разговор становится опасным».

— Да, ты прав.

— Может, наконец объяснишь, откуда ты взялась?

— Нет. — Виктория опустила голову. Он так и заиграл желваками.

— А про свои маски и очки, что ты надеваешь прямо на глаза… или про рюкзак, который ты охраняешь так, как не берегут даже золотой запас Соединенных Штатов?..

Она вмиг напряглась и замерла.

— Нет. — Она нервно играла подолом своей рубашки, борясь с желанием выпалить всю правду, не думая о последствиях. А последствия будут: он наверняка запрет ее, как сумасшедшую.

Сунув руки в карманы, Крис медленно приблизился к ней. Викторию поразило выражение лица Свифта: в глазах его читалась печаль. Внезапно, взяв ее за руку, он сунул ей что-то в кулак.

— Дай знать, когда захочешь рассказать мне всю правду.

С этими словами он стремительно удалился. Не надо было даже смотреть, что в кулаке, чтобы узнать, в чем дело. Виктория уже знала, что держит коробок спичек, который она где-то по рассеянности обронила.

Черт побери!

Абигайл, вытерев руки о фартук, наблюдала, как Крис вяло поглощает свой обед, мрачно глядя куда-то в пустоту. Весь вчерашний день он прослонялся из угла в угол, лишь время от времени останавливаясь, чтобы посмотреть на далекие горы. Что-то с ним происходит, надо пока держаться от него подальше, но .

— Это была она? — решилась спросить Абигайл.

Крис удивленно оторвался от тарелки. Вилка застыла у его рта. По его хмурым глазам было видно, что он не расположен беседовать. Когда-то Камилла его отвергла, а вдруг сейчас произошло что-либо подобное? Но ведь эта девушка совсем другая!

— Это та, — неуверенно продолжила Абигайл, — из-за которой ты полез в реку?

Черты его лица стали жестче. Он сдерживался из последних сил, но все-таки вытер губы салфеткой и произнес:

— Да.

Абигайл подошла убрать тарелку, и Крис с удивлением отметил, что руки ее дрожат.

— Что-то случилось, Абигайл? Она посмотрела на него в упор:

— Вряд ли Бог уготовил тебе жизнь холостяка, Кристофер. Она тут же пожалела, что затеяла этот разговор. Помрачнев, Крис резко поднялся из-за стола.

— Это никого не касается, Абигайл.

— Нет, касается!

Он удивленно вскинул брови.

— Твои родители поручили мне заботу о тебе.

— Там, в Англии, я был ребенком, один в чужой стране. Как ты видишь, я уже вырос. И живу у себя дома.

— Вспомни, почему ты построил этот дом именно здесь, Кристофер.

Он недоуменно моргнул.

— Здесь была очень дешевая земля. Домоправительница медленно покачала головой.

— Ты мог неплохо устроиться и в Англии. Мог остаться в резервации, со своим отцом. Или же жить где-нибудь ближе к цивилизации.

— Ты хочешь сказать, что Виктория имеет какое-то отношение к тому что я осел именно здесь? — Взгляд его помрачнел.

— Не гляди на меня так, Кристофер, — чуть толкнула его в грудь Абигайл. — А то не дам тебе десерта.

— И не надо. Договаривай, раз уж начала.

Да, обустраивая этот дом, он чего-то ждал. Ждал, расширяя ранчо, ста