Эдвард Эронс

Миссия Нидерланды


Эдвард Эронс

Миссия - Нидерланды

1

Дюрелл с Дейрдрой Педжет были одни, когда позвонил Макфи. Телефон долго и настойчиво звонил в её доме из розового кирпича, выстроенном в колониальном стиле в местечке Принс Джон на берегу Чесапикского залива. Вечер субботы, как и весь конец недели, выдался жарким и душным. Дюрелл рад был, что смог вырваться из Вашингтона. На западе погромыхивал гром и легкая дымка затягивала гладь залива. Они пообедали и сидели на кирпичной террасе, глядя на воду; жаркий солнечный день обещал закончиться мирно. Пока не зазвонил телефон.

Дюрелл тут же вскочил, сделав это чуть быстрее, чем следовало. Дейрдра знала - он ждет этого звонка. Она следила за колибри, порхавшим над дельфиниумом, а Дюрелл с восхищением любовался изящным изгибом её шеи, блестящими черными волосами, её спокойной и грациозной осанкой.

Заметив вопросительное выражение её лица, он кивнул.

- Да, это меня.

- Я знаю, что тебя, Сэм. Ты ждешь этого звонка со вчерашнего вечера.

- Ты уж прости, Ди.

- Должно быть, это очень важно, - безнадежно вздохнула она. Дейрдра знала, что лучше не задавать вопросов.

Весь отдел "К", занимавшийся чрезвычайными операциями в Центральном Разведывательном Управлении Государственного Департамента, был приведен в состояние готовности. Она этого не знала. Дюрелл старался по мере возможности держать её как можно дальше от своих дел. Но иногда обстоятельства складывались так, что это не получалось. И теперь по её лицу скользнула тень беспокойства и болезненно дрогнули уголки мягких губ.

- Думаю, тебе лучше ответить, - спокойно сказала она. - Хотя ты же знаешь, как я все это ненавижу.

Он промолчал. Колибри упорхнул с шипастого цветка, и бухта сразу показалась серой и зловещей. Дюрелл вошел в дом и снял телефонную трубку.

Звонил сам генерал Диккинсон Макфи, руководитель отдела "К" и непосредственный начальник Дюрелла. Говорил он жестко и властно.

- Мне очень жаль, дружище. Знаю, ты рассчитывал провести недельку в Принс-Джоне. Но ты нужен здесь. Знаешь бар Бассета?

- Да.

- Там получишь инструкции. Собери кое-какие вещи, Сэм, тебе придется ехать за границу.

- Можно спросить, куда именно?

Ответом было молчание. Дюрелл тут же пожалел, что спросил. Но на этот раз все выглядело довольно необычно. Страшный переполох, царивший в доме номер 20 по Аннаполис-стрит, где неподалеку от дипломатического квартала помещалась тайная штаб-квартира отдела "К", свидетельствовал, что все привычные правила полетели к черту. По всему миру люди были приведены в состояние боевой готовности. Они ждали. И удивлялись. И терялись в догадках. Люди в Гонконге и Западном Берлине, в Лондоне и Алжире, на кораблях и самолетах, спокойно ожидавшие дома или в своих офисах; они спали и ели, разговаривали, смеялись и занимались любовью.

И ждали. Сорок два часа назад им было приказано ждать. И никто не знал, в чем дело. Все выглядело так, словно чья-то рука, находившаяся в центре обширной и сложной паутины, неожиданно туго натянула каждую нить.

Такого состояния готовности прежде никогда не было. И никто не знал, чего следует ожидать.

Дюрелл замер с телефонной трубкой в руке, прислушиваясь к пению птиц в могучих дубах, окружавших дом Дейрдры. Прошлой ночью они с ней любили друг друга и казалось, что на свете нет ничего, кроме этого рая на берегу залива. Он подумал, что слишком часто сюда приезжает. При его профессии лучше не заводить таких личных привязанностей.

- Генерал, вы хотите, чтобы я немедленно вернулся в город? - спросил он.

- Да. Мне очень жаль, Сэм.

Он окинул взглядом теплый солнечный небосвод.

- Генерал, вы мне можете сказать, что случилось?

- Это - операция "Кассандра", - сказал Макфи и повесил трубку.

И наступил конец света.

2

В тот же вечер Дюрелл вылетел в Лондон, где приземлился в девять утра по Гринвичу. В лондонском аэропорту было также сыро и жарко, как в Вашингтоне. Казалось, что весь мир обволокла эта неподвижная жара, характерная для середины лета. В обычно ясном и голубом небе Англии стояла дымка, и утреннее солнце казалось неестественно огромным.

Джон О'Кифи встретил его в аэропорту с папкой документов, удостоверявших его личность для голландских властей, и пачкой гульденов. Пока Дюрелл дожидался самолета, вылетавшего в Амстердам, они выпили кофе.

- Очень рад снова встретиться с тобой, дружище, - сказал О'Кифи. - Я совсем погряз здесь в бумажной работе, мне так не хватает возможности отправиться с вами, ребята.

О'Кифи был рыжеголовым ирландцем с ослепительной белозубой улыбкой, чудесной женой - англичанкой, которую звали Клер, и четырьмя рыжими ребятишками - все они весело и беспечно обитали в старой большой квартире в Мейфер.

- Как поживает Клер? - спросил Дюрелл, невольно улыбаясь в ответ.

- Она просто цветет. Ведет речь о пятом потомке, но я право не знаю. Мы надеялись в ближайшее время немного отдохнуть - купили коттедж в Девоне, это самое прекрасное место из всех, которые тебе когда-либо приходилось видеть...

О'Кифи невесело улыбнулся и заковылял к столу, держа чашку с кофе. Он потерял ногу в Корее, лишившись возможности заниматься оперативной работой. Но его ум был по-прежнему гибок, проницателен и склонен к анализу, так что его работа в отделе "К" приносила немалую пользу. С озабоченным выражением лица он манипулировал своей искусственной ногой, усаживаясь в кресло напротив Дюрелла.

- Ты здесь, конечно, в связи с делом "Кассандры". Но нам, тем, кто корпит не разгибая спины, это ничего не говорит, Сэм. Кстати, а что такое "Кассандра"? - О'Кифи нахмурился. - Складывается впечатление, что все здесь поглупели. Неужели все настолько плохо?

- Да, пожалуй.

- Ну, давай порассуждаем, - задумчиво протянул О'Кифи. - Кассандра это что-то из греческой мифологии, не так ли? Троянская принцесса, дочь Приама и Гекубы, прорицательница, предрекавшая гибель, и это знание стало для неё проклятием, кажется так, - и все продолжалась до тех пор, пока Агамемнон не обратил её в рабство, а его жена не убила её. Наверняка кто-то выбрал это имя для названия операции, придавая ему какое-то значение и преследуя какую-то цель, Сэм.

- Не пытайся сам себя запутать, - сказал Дюрелл. - Это кодовое название операции, дела по которой давно сдали в архив, и все надеялись, что их никогда оттуда не извлекут.

- Это было сделано не очень удачно. Так что я не могу не полюбопытствовать.

- Лучше не стоит, это может быть слишком опасно.

О'Кифи продолжал настаивать.

- Ведь Кассандра предсказывала ужасные вещи, в которые никто не верил, правильно?

- Будем надеяться, что наша операция так не закончится, - сказал Дюрелл. - На когда вы планировали свой отпуск в Девоне?

О'Кифи скорчил гримасу.

- Клер сказала, что мы едем послезавтра.

- Мне очень жаль, Джонни, но тебе придется отложить поездку, - все это время ты мне будешь нужен. Мне хотелось бы, чтобы я мог в любой момент с тобой связаться, и ты можешь понадобиться мне в Голландии. Кстати, ты знаешь Пита ван Хорна?

- Конечно, я говорил с ним раз или два по спецсвязи. Рассудительный и педантичный человек. Торгует антиквариатом в Амстердаме.

- Это одно из его занятий, - кивнул Дюрелл. - Он мой первый связной. Голландцы послали его на север, чтобы подключить к делу "Кассандры". Я встречусь с ним сегодня, чтобы послушать, что он может сказать. Позднее ты узнаешь об этом от меня или от Пита.

- Хорошо.

Дюрелл встал и распрощался с О'Кифи.

- Спасибо, что встретил. Надеюсь скоро снова увидеть тебя и повидаться с Клер.

- Ты знаешь, что твои документы действительны только в Голландии, верно? - спросил О'Кифи.

- Если мне повезет, то ехать дальше не понадобится.

Он сел в следующий самолет, отлетавший в Амстердам, ежедневно из Лондона туда отправлялось одиннадцать рейсов, и незадолго до полудня приземлился в аэропорту Сипхол. В самолете он не встретил никого из знакомых. Из тех, кто той ночью пересек с ним океан, тоже никто в Амстердам не направлялся. Тем не менее, когда Дюрелл оказался в Сипхоле с его современным терминалом, элегантной торговой зоной, спортивными площадками, миниатюрным экскурсионным поездом для туристов, он ещё раз внимательно осмотрелся и использовал ряд хитроумных приемов, чтобы убедиться, что за ним никто не следит. Не то, чтобы это было так уж существенно, но если допустить хоть какую-нибудь ошибку, то скоро весь мир узнает об операции "Кассандра". И тогда ситуацию просто невозможно станет контролировать.

Дюрелл был рослым мужчиной с хорошо развитой мускулатурой, жестким лицом и черными волосами, подернутыми преждевременной сединой, хотя он едва разменял четвертый десяток. Шел он легко и настороженно. Он всегда был очень внимателен. Он научился быть внимательным ещё в самом начале своей работы, так как если не успеть научиться этому сразу, то позднее такой возможности уже не предоставлялось. Зато можно было умереть. Умереть самыми разными способами - от гарроты в марсельской аллее, от толчка в спину на платформе лондонского метро, от ножа в отеле Бангкока. Его работой была молчаливая и беспощадная война секретных служб, и он занимался ею уже давно. Иногда он размышлял над тем, что его запас живучести наверняка уже давно исчерпан. Иногда он чувствовал себя похожим на ту старую лису, за которой охотился в детстве в болотах Луизианы. Та лиса была мудрым зверем, изучившим все уловки, нужные, чтобы остаться в живых. Ему так никогда и не удалось её поймать, и в душе он был даже доволен, что лиса оказалась хитрее. Будучи искусным игроком, Дюрелл тоже умел привлекать удачу на свою сторону.

Взяв такси, Дюрелл отправился в Амстердам, но так как до назначенной встречи ещё оставалось время, решил прокатиться через Аальсмеер, чтобы бросить взгляд на небольшие зеленые островки, сплошь покрытые цветами, выращенными на продажу, он их полюбил в свои прежние приезды в Голландию. Он был влюблен в эту страну, её словно сошедшие с почтовых открыток живописные ветряные мельницы, песчаные берега, длинные узкие каналы, обсаженные деревьями, луга, старинную средневековую архитектуру. Он почти забыл о преимущественных правах велосипедистов, несущихся по специальным велодорожкам, проложенным вдоль проезжей части улиц.

Ему доставляла удовольствие новая встреча с Амстердамом, с его прохладными, выложенными кирпичом улицами и обсаженными деревьями концентрическими каналами. Он попросил таксиста перед тем, как свернуть от центра безупречно чистого города к отелю, в котором обычно останавливался, проехать мимо королевского дворца на Дем-сквер и вдоль Кальверстраат с её великолепными магазинами.

Отель "Спаанягер" был расположен в тихом тупичке, именовавшемся Меерхофплейн, который так и располагал к мирной спокойной жизни. Номер, заказанный ему О'Кифи, был уже готов и ждал его, хотя он заметил, что Амстердам буквально наводнен туристами.

Поставив чемоданы, он привычно проверил комнату. Два окна со створчатыми рамами выходили на обсаженный буками канал, у которого играли дети. Велосипедисты крутили педали на улице, полный туристов катер со стеклянной крышей неторопливо миновал поворот канала.

Он вернулся в комнату, глубоко вздохнул и решил, что она ему подойдет.

Затем Дюрелл надел темно-синий летний костюм, белую рубашку и галстук спокойных тонов. Его одежда покроем и стилем вполне соответствовала моде жителей европейского континента, что давало возможность незаметно слиться с толпой в деловой части Амстердама. К тому же он достаточно хорошо говорил и понимал по-голландски, чтобы не слишком выделяться.

В два часа дня он подошел к кафе, расположенному возле деловой Лидсестраат, и заказал чашку кофе и еду, хотя по голландским стандартам для обеда было несколько поздновато. Поджидая связника, Дюрелл принялся разглядывать толпу. Перед вылетом из Лондона он хотел было позвонить Дейрдре, но Макфи запретил все контакты. Чаще всего на задании, - пришло ему в голову, - он так же одинок, как вчистую разорившийся игрок, поставивший свой последний доллар на последнюю раздачу карт.

Давным - давно дедушка Джонатан научил его всем уловкам и приемам, нужным человеку, посвятившему себя искусству азартной игры. Старый Джон был одним из последних профессионалов, игравших на миссисипских пароходах, и детство Дюрелла, проведенное в дельте реки, в испещренных солнечными бликами болотах Пеш Руж, было заполнено изучением премудростей, которые преподавал ему старик. Дед научил его всему, что следовало знать о разумном риске, безжалостной охоте, постановке ловушек и особенно уловках и хитростях, присущих человеку.

Дюрелл улыбался, потягивая крепкий голландский джин и поджидая, когда подадут обед. С тех пор ничего не изменилось, - думал он, - кроме него самого. Много лет назад, когда дед послал его из края болот на север, в Йель, в Нью-Хейвен, он собирался стать юристом. Полагал, что станет судьей - и возможно даже будет заседать в Верховном суде. Но началась война, и все изменилось. Потом была служба в УСС* и Джи-2, а позднее его пригласили пройти курс тренировок на ферме в Мериленде для последующей работы во вновь образованном отделе "К" в ЦРУ. Эта работа стала для него образом жизни, её цель управляла всем остальным.

(* Управление стратегических служб - предшественник ЦРУ)

На ферме он научился убивать свернутой газетой или просто ребром ладони, если удар был направлен в жизненно важный нервный центр. Там его научили не доверять никому, ни мужчине, ни женщине, ни другу, ни врагу. Научили, что на земле нет мест, которые можно считать безопасными. Со временем все эти вещи стали просто рефлекторными. Всегда следовало оглядываться через плечо. Полагалось избегать личных привязанностей, так как те могли закончиться смертельным исходом. Когда верх начинали брать чувства - жалость, любовь, сентиментальность - шансы на выживание резко падали...

Дюрелл взглянул на часы. Два тридцать. Пит ван Хорн опаздывал уже на тридцать минут относительно времени, о котором ему сообщили в Вашингтоне.

Он заказал ещё кофе и продолжал рассматривать запруженную людьми тенистую улицу. Велосипеды, мопеды и маленькие европейские автомашины неслись непрерывным потоком, сворачивая за кафе. За углом, где высокие кирпичные дома с остроконечными крышами в стиле голландского ренессанса смотрели на канал, были видны неторопливо плывущие моторные баржи, направляющиеся в район порта на Эйселмере. В окнах туристских автобусов мелькали глуповатые физиономии с вытаращенными глазами. Голуби медленно прогуливались по плиткам на открытой площадке кафе в поисках укрытия от жаркого августовского солнца.

В два тридцать пять Дюрелл бросил на круглый столик бумажку в несколько гульденов и ушел.

Он не знал причины, по которой Пит ван Хорн мог опоздать.

По крайней мере, веской причины. Пит ван Хорн содержал для ЦРУ квартиру, расположенную над его антикварной лавкой неподалеку от Кальверстраат, на Кюпплейн 45. Та использовалась для временной остановки курьеров, как хранилище документов, одежды или оружия агентов, пробиравшихся на восток или на запад, из Англии на континент. Там же находился мощный радиопередатчик, работавший по любительской лицензии, с которого под видом светской болтовни с американским радиолюбителем можно было отправлять непосредственно на радиостанцию в Вашингтоне шифрованные послания.

К дому 45 по Кюпплейн от кафе можно было дойти пешком. Дюрелл медленно брел сквозь толпу, заполнявшую тротуары, разглядывал витрины магазинов, купил газету и пачку голландских сигарет. За ним никто не шел. Убедившись в этом, он свернул в проход позади антикварной лавки, открыл дверь, разрисованную под голубоватый дельфтский фаянс и украшенную безукоризненно начищенным дверным молотком, и, пройдя по двум узким маршам покрытой ковром лестницы, поднялся на третий этаж. Из дверей в противоположном конце коридора торопливо вышла женщина и, хотя Дюрелл поднимался совершенно бесшумно, она тут же его заметила. Она была невысокой и плотной, среднего возраста, белокурые волосы спрятаны под чепец. Глаза смотрели холодно и безразлично.

- Да, минхер?

- Я ищу Пита ван Хорна, - сказал Дюрелл.

- Если вас интересует антиквариат, то магазин находится...

- Нет. Я предпочитаю современные вещи. Понимаете, такие же свежие, как сегодняшние новости. Минхер ван Хорн обещал проводить меня на фирму, занимающуюся изготовлением мебели...

- Я понимаю, - Губы её были плотно сжаты, демонстрируя явное неодобрение. - Входите. Я думаю, что он вас ждет, но не уверена...

Ее тон заставил его спросить:

- Что-то случилось?

- Он болен. Когда он вернулся домой из Фрисландии, я хотела вызвать доктора, но он не позволил.

- Когда это случилось? - спросил Дюрелл.

- Буквально сегодня утром, минхер. Он сказал, что доктор ему не поможет. - Светло - голубые глаза женщины осматривали Дюрелла с головы до ног. Она явно беспокоилась, но голос оставался тихим и лишенным всяких эмоций. - Я надеюсь, что вы сможете как-то ему помочь.

- Постараюсь. Как он ездил во Фрисландию?

- На своей машине. У него красная "каравелла", стоит в аллее у канала за домом.

- Я понял. Спасибо.

- Вы хотите, чтобы я подождала? Я могу ему понадобиться.

- Полагаю, в этом нет необходимости, - ответил Дюрелл.

Он стоял на верхней площадке лестницы, пока женщина спускалась вниз. На площадке она неуклюже обернулась и взглянула на него. Глаза её казались молочно-белыми.

- Я много лет была его экономкой, - сказала она все тем же бесцветным тоном. - Он всегда доверял мне, до тех пор, пока не связался с вами. Я ему говорила, что не стоит гнаться за деньгами. Ведь он мог бы жениться на мне. У меня бы хватило денег и для нас обоих, и на магазин. Но он... казалось, он получал от этого удовольствие. До сегодняшнего дня. Сегодня ему не повезло.

Дюрелл взглянул на нее, но ничего не сказал. Внутри старого голландского дома было тихо, лишь снаружи долетали приглушенные звуки велосипедных звонков. Наконец женщина повернулась и спустилась по лестнице. Убедившись, что она ушла, он поднялся на верхний этаж и подошел к двери Пита ван Хорна.

Прежде всего он предпринял ряд предосторожностей. Сначала достал таблетки, которую вручил ему Диккинсон Макфи - всего их было три штуки. Макфи сказал ему:" - Я не знаю, принесет ли тебе этот пузырек хоть малейшую пользу. Но ты все-таки возьми его. Они не повредят, но помочь могут. Сейчас мы просто не знаем, с чем пришлось столкнуться".

Дюрелл взял губами одну из таблеток, почувствовал, как пересохло во рту, и с усилием её проглотил. Затем он достал оружие из кобуры под мышкой, которую голландские таможенники просмотрели в аэропорту и, держа в левой руке пистолет 38-го калибра со взведенным курком, правой постучал в дверь.

- Пит? - негромко позвал он.

Никакого ответа из-за толстой дубовой двери не последовало. Он снова взглянул в сторону лестницы - было такое чувство, что экономка осталась где-то поблизости и прислушивается так же напряженно, как он. Но, не видя её, снова позвал ван Хорна.

- Пит, я ждал тебя, чтобы вместе пообедать, но ты не пришел.

- Минхер Дюрелл? - прошептал слабый голос.

- Да.

- Входите. Мне очень жаль. Надеюсь, вы поймете... Я не мог с вами встретиться, я хотел, но... входите, входите.

Дверь оказалась не заперта. Дюрелл осторожно нажал начищенную до блеска ручку тонкой работы, подождал немного, затем приоткрыл дверь и снова подождал. Стоя в дверях, он увидел Пита. Тот лежал на большой старинной кровати с балдахином, стоявшей возле окна со ставнями и средневековыми цветными витражами. Несмотря на дневную жару, окна были открыты и звонки амстердамских велосипедистов звонко отдавались в комнате. Поверх пыльной листвы платанов и кленов, стоявших на берегу залива, за бельгийскими плитками мостовой он увидел вдали отсветы темной воды и небольшой каменный мостик, переброшенный через канал. Разноцветные блики, падавшие сквозь створчатое окно, белые оштукатуренные стены и темные дубовые балки комнаты напомнили Дюреллу картины Вермейера и де Хука. Этот голландский дом, построенный в семнадцатом веке, словно сошел с одного из музейных полотен.

- Что случилось, Пит? - мягко спросил он человека, лежащего в постели.

- Входи, Сэм. Я думаю, все будет в порядке.

Тем не менее Дюрелл быстро и настороженно осмотрел всю комнату. Кроме них в комнате никого не было, похоже ловушкой не пахло. Он открыл большой ореховый шкаф и взглянул на висевшие там костюмы голландца, выдержанные в строгих тонах, заглянул в выложенную на старинный манер плиткой ванную, где чувствовался запах любимого Питом английского лосьона после бритья. Затем снова повернулся к человеку в постели.

- Что с тобой случилось, Пит?

- Как видишь, - слабым голосом сказал тот, - я очень болен.

- Чем болен?

- Я умираю.

Дюрелл взглянул на Пита и увидел, что голландец пытается улыбнуться. Ван Хорн, человек небольшого роста, выглядел как типичный торговец антиквариатом, которым и был в действительности. Смелость и преданность могут существовать в любом облике, - подумал Дюрелл. Они с Питом встречались и прежде на других заданиях в Западной Европе, и теперь он был потрясен неожиданными переменами в его облике. Ван Хорн больше не был ни бодрым, ни румяным. Его рыжеватые волосы стали тонкими и сухими; яркие голубые глаза, которые обычно светились умом, сейчас выглядели затуманенными и испуганными. На бледном лице блестели мелкие капли пота. Он лежал одетым, в темно-сером костюме, только лакированные ботинки были сняты и валялись рядом на ковре. Ковер, старинный гобелен на стене, огромная постель, маленькие, похожие на драгоценности в оправе картины маслом на белых стенах явно были принесены снизу, из антикварного магазина. Сейчас, когда Пит был при смерти, они казались ещё ярче.

- Ты вызвал врача, Пит? - спросил он.

- Нет. Что проку? Это была ошибка, понимаешь... Крайне неудачное стечение обстоятельств, которое меня доконало...

- Успокойся, Пит. Ты точно знаешь, что с тобой произошло?

- Это действует на систему кровообращения - и на сердце. Сердце у меня бьется так, словно хочет разорваться на части. Оно будто молотом стучит в ребра и пытается бороться..., но ему не выдержать...

- Пит, мне кое-что рассказывали в Вашингтоне...

- Я стал шестой жертвой. Посмотри... вон туда...

Мертвенно - бледная рука с трудом приподнялась с постели. Дюрелл взял со стоявшего возле кровати антикварного столика свернутую голландскую газету. Провинциальное издание, выходящее во Фрисландии. Маленькое сообщение в колонке новостей было отчеркнуто красным карандашом.

Он прочел вслух:

- Пять человек умерли таинственной смертью в отдаленной деревне... запнулся, покосился на Пита и продолжал читать.

Деревня называлась Доорн и находилась на восточном фризском острове в провинции Шеерсплаат - небольшая рыбацкая деревушка, удаленная от обычных путей отдыхающих яхтсменов и туристов. Все умершие были членами команды небольшого рыбацкого судна; подозревали, что эпидемия вызвана новой формой вируса. Однако больше пока никто не умер.

Он снова взглянул на Пита.

- Речь именно об этом? Ты уверен?

Маленький голландец вяло кивнул.

- Именно так все началось. Я думаю, это было для нас предупреждением, чтобы мы знали, что люди, с которыми придется иметь дело, безжалостны и ни во что не ставят человеческую жизнь. Невинным людям пришлось умереть, чтобы продемонстрировать нам тот товар, который они намерены продать. Больше за этим нет ничего. И если люди, с которыми нам придется иметь дело, настолько жестоки, что могут ради острастки убивать и демонстрировать трупы, тогда мы действительно столкнулись с тяжелым случаем. - Ван Хорн замолчал и неожиданно закашлялся. - Неизвестно, как далеко все зайдет и когда это можно будет остановить - если вообще можно. Похоже, дружище, что внезапно открылся ящик Пандоры с его ужасным содержимым.

- Успокойся, Пит.

- Ты что-нибудь знаешь? Я страшно испугался. Я действительно не хочу умирать, потому что мир... Все могло быть так прекрасно...

- Может быть, врач поможет тебе?

- Лучше... если мы не будем никому об этом сообщать. Ты конечно понимаешь. - Грудь Пита тяжело вздымалась и опускалась, а голова судорожно дергалась из стороны в сторону. Дюрелл не подходил к нему и ничего не касался. Внезапно в глазах ван Хорна вспыхнул лихорадочный блеск. Медленным болезненным движением он облизал губы. - Ты слышишь меня, друг?

- Слышу. Расскажи точно, что случилось во Фрисландии?

- Я отправился туда, чтобы проверить информацию, которую должен был передать тебе. Вчера я поехал мимо Льювардена и озера Лауверс в сторону деревни Амшеллиг во Фрисландии. Ты хорошо знаешь местность и море в том районе?

- Только приблизительно.

- Фрисландия - это чудный край туманов и мелководья. В воздухе там такое сияние, которого не увидишь нигде в мире. Ты знаешь, это лучшее место для парусного спорта. И обширные зеленые пастбища, заполненные фризскими коровами... - Больной запнулся, лицо его сверкало от пота. - Там я и нашел Кассандру, - прошептал он.

Лицо Дюрелла ничего не выражало.

- Кассандру?

- Она была там, - повторил ван Хорн.

- Но ведь это всего лишь название операции, Пит. Ты не ошибаешься?

- Но она там была! Я знаю, что она... - Голос голландца сорвался на крик, потом вдруг затих. Грудь его тяжело вздымалась, затем несколько успокоилась, словно силы его иссякли. Дюрелл оставался недвижим. Снаружи доносились пронзительные крики детей, игравших в тени кленов вдоль берегов канала. Мимо, тарахтя мотором, проплывала баржа. Он снова взглянул на грудь Пита. Тот не дышал, глаза его закатились. Дюрелл ждал. Затем грудь Пита ещё раз дрогнула в последнем усилии и выпученные глаза вновь нашли Дюрелла. Ты должен поехать в Амшеллиг, а оттуда на остров в провинции Шеерсплаат. Тебе понадобится лодка. В этом сумеречном свете... ты увидишь, что это дикая страна в странном море... ты должен найти его и женщину, Кассандру...

- Кого найти, Пит?

- Уайльда. Джулиана Уайльда. И его брата Мариуса.

- Кто они такие?

- Джулиан открыл ящик. И он готов разнести смерть по всему миру. Пять человек там умерли, чтобы подтвердить его могущество. Причем люди не знают, почему они умерли. Никакой врач не смог бы им помочь. Он нашел бункер, то место, которое мы все это время разыскивали. Жители деревни перепуганы... и плотина рухнула...

Какое-то время он бормотал нечто неразборчивое.

- Этот ящик, или бункер, он находится в Шеерсплаат? Где это, Пит?

- В море... когда поднимается туман... и когда загорается свет Гроот Керк...

Последовала пауза.

- Пит! Как же это с тобой случилось? Ведь тебе говорили, чтобы ты был осторожен. Ты же знал об опасности, правда?

- Да, я знал, - донесся до него усталый шепот.

- Тогда как же ты допустил, чтобы с тобой это случилось?

- Это был..., я думаю, что это был несчастный случай.

- Ты уверен?

- Мне сказали, что ... относительно безопасно... попытаться передать тебе пузырек с образцами культуры...

- С образцами? Они у тебя?

Голова на подушке отрицательно качнулась из стороны в сторону.

- Когда я заболел... я их уничтожил...

- Как?

- Они на дне моря.

- Ты должен был попытаться спасти их, - сказал Дюрелл. - Это могло пригодиться.

- Это погубило бы тебя, дружище, точно так же как убило меня. Несчастный случай... если это был несчастный случай... произошел потому, что пузырек должен был быть надежно запечатан. Но он оказался незапечатанным. И Джулиан с Мариусом знали это! Я уверен, что они знали! Они хотели сколотить свое бесчестное состояние на жизнях невинных людей по всему миру. Они... они...

Снова последовала пауза.

- Пит? - Губы больного шевельнулись. Глаза его стекленели и с трудом вырывавшееся хриплое дыхание, казалось, протестовало против царившей в комнате духоты. - Под газетой... старая карта... она может тебе пригодиться...

Дюрелл поспешно вернулся к столу. Там лежала свернутая карта, обычная карта автомагистралей Голландии издательства "Мишлен", - и он не смог найти там никаких пометок, имевших хоть какое-нибудь значение.

- Ты сказал о старой карте, Пит. Старом издании? Эта карта датирована 1938 годом.

- Страна изменилась. Она же была наводнена нацистами... во время оккупации. Из прежнего уже ничего не осталось. Но новая плотина... она наконец-то была закончена... чтобы восстановить землю. Ты увидишь на карте... ты увидишь...

- Да, Пит?

Умирающий тяжело закашлялся.

- Будь осторожен... из-за Кассандры. Она... она убьет и тебя.

Его грудь конвульсивно поднялась. Все тело выгнулось и на какое-то мгновение застыло дугой, опираясь на затылок и пятки, окаменев от непереносимой муки. А затем рухнуло вниз.

И Пит ван Хорн умер.

3

Дети все ещё перекрикивались друг с другом, играя на выложенной кирпичом дорожке возле канала. Велосипедисты продолжали звонить. Мимо проплыла другая баржа, волна от которой разбилась о старинные замшелые стенки канала. Откуда-то издали донесся звон церковного колокола. Дюрелл вздрогнул и взглянул на часы. Четыре часа пополудни. Он посмотрел на маленькое личико Пита; красный луч света от стеклышек цветного створчатого окна упал на щеку покойного, придав ему жуткий вид совершенно здорового человека.

- Мне очень жаль, Пит, - пробормотал Дюрелл.

Затем он принялся быстро и деловито сновать по комнате. Все следы связи Пита ван Хорна с отделом "К" необходимо было удалить или уничтожить. Для этого требовалось время. И пока он находится здесь, он может погибнуть, как погиб Пит ван Хорн. Только вчера Пит ван Хорн был здоров и бодр. А сейчас стал всего лишь трупом, мертвым телом, вызывавшим отвращение и распространявшим ужасную заразу.

Прежде всего следовало заняться радиопередатчиком. Тот был встроен в шкафчик работы пятнадцатого века, стоявший в углу комнаты, причем никаких попыток спрятать его не делалось - ведь это была официально разрешенная любительская радиостанция. Тем не менее Дюрелл тщательно осмотрел все вокруг, так как знал, что где-то здесь должна быть книга для кодирования; он нашел её в маленьком потайном ящичке в задней части шкафа. Книга представляла собой небольшой англо-голландский словарь в кожаном переплете. Он решил, что среди прочих книг тот будет выглядеть совершенно безобидно, и потому не взял с собой, а просто небрежно сунул на полку, оставив на виду; заодно он несколько удивился, почему Пит не сделал так же. Затем он исследовал содержимое бумажника Пита, вынул оттуда американские доллары и переложил их к себе, положив взамен соответствующую сумму в голландских гульденах.

Напоследок он вернулся к столу и развернул сложенную карту голландских провинций Фрисланд и Гронинген, изданную фирмой "Мишлен". Снова просмотрел её, но не нашел никаких пометок. И тем не менее тщательно сложил её и сунул в карман.

Осталось совсем немного. Пит был очень осторожен. Осторожен, но только до вчерашнего дня, когда что-то... или кто-то... его убило.

Ключи от машины ван Хорна лежали на туалетном столике. Дюрелл забрал их, подошел к двери, вынул большой старинный ключ из замочной скважины и ещё раз оглянулся на мертвого человека, лежавшего на постели. Рано или поздно тело вскроют в морге. Но не имея возможности убрать труп - это было абсолютно исключено - он не мог допустить, чтобы кто-нибудь коснулся тела Пита. Никто, кроме тех, кто предупрежден об опасности, не должен даже заходить в эту комнату.

В противном случае мог погибнуть весь город. Вероятно уже поздно пытаться изолировать те вещи, которые ван Хорн принес с собой, - мрачно подумал он. - Может быть, вообще все уже слишком поздно.

Возможно, теперь уже он несет в себе эту смерть.

Он запер дверь, положил ключ в карман и стал спускаться по крутой лестнице к выходу на улицу, который находился позади антикварного магазина. Его волновал вопрос, где же может быть экономка. Повинуясь неожиданному импульсу, он внезапно остановился на полпути до второго этажа.

И услышал звук поспешных шагов чуть ниже по лестнице.

Шаги тут же замерли. Дюрелл не мог заглянуть вниз, так как следующий лестничный марш, ведущий к входной двери, заслоняла лестничная площадка. Зато были хорошо видны разноцветные стеклянные панели входной двери, проникавшие сквозь них яркие лучи света освещали небольшой отделанный плиткой вестибюль.

Кем бы ни был тот, кто остановился ниже Дюрелла, ему придется пересечь это разноцветное световое пятно, чтобы скрыться на улице.

Он ждал.

Тот ждал тоже.

Он пытался припомнить, как звучали шаги человека, спасавшегося бегством. Они были легкими и осторожными, с легким дополнительным пристуком. Женщина, и на высоких каблуках. Экономка? Но Дюрелл вспомнил, что на той были массивные башмаки, соответствующие её солидным размерам. Здесь же кто-то шагал легко. Молодая женщина?

Ни о ком похожем в его ориентировке ничего сказано не было.

Он ждал.

Он умел быть терпеливым. Он не двигался, не издавал ни звука и спрашивал себя, знает ли молодая женщина... или девушка..., стоящая внизу, что он действительно здесь. Он не помнил, чтобы чем - то зашумел, выходя из комнаты Пита. Тем не менее что-то её испугало, заставило бежать. Да, она знала, что он наверху. И тоже ждала...

Однако её терпению не сравниться было с терпением Дюрелла. Очень скоро он увидел, как мелькнули волосы медового цвета и различил силуэт женщины в ситцевом платье на индонезийский манер, когда та проскочила отделанный плиткой вестибюль и распахнула наружную дверь. В тот же миг он кинулся следом. Дюрелл потерял её из виду в тот момент, когда огибал площадку, скользнув по гладким вытертым перилам, чтобы прибавить ходу. Ему хотелось увидеть её лицо, но не вышло. Она прошмыгнула в дверь и выскочила наружу прежде, чем он добрался до первого этажа.

На улице, шедшей вдоль канала, под сенью росших здесь кленов было тихо и прохладно. Канал сверкал в лучах заходящего солнца. На выложенных кирпичом тротуарах и берегах лежали длинные тени. Большинство ребятишек уже разошлось. Дюрелл остановился на белом каменном крыльце антикварного магазина и посмотрел сначала в одну, потом в другую сторону. Девушки в индонезийском платье нигде не было видно. Она исчезла. Но она не могла свернуть за угол за то время, которое ему понадобилось, чтобы сделать последние несколько шагов. Значит она должна быть где-то поблизости.

Дверной колокольчик антикварного магазина Пита ван Хорна издал характерное "динь-динь". Экономка стояла в дверях, сложив руки на большом животе и неподвижно уставившись на него.

- Минхер, вы поговорили с Питом?

- Да, - ответил Дюрелл. - С ним все в порядке.

- Все в порядке? Но он был очень болен, он...

- Ему сейчас гораздо лучше, - возразил Дюрелл. - И он не хотел, чтобы его беспокоили. Он сказал, что теперь уснет до утра.

- Без ужина?

Она недоверчиво посмотрела на него и Дюрелл понял, что совершил ошибку. Для голландцев еда была самым важным фактором повседневной жизни. Еда в Голландии была тяжелой, обильной и частой. Экономке было непостижимо, как Пит может пропустить ужин.

Дюрелл торопливо ответил:

- Видите ли, тут дело в желудке. У него сильно расстроился желудок. Он приготовил себе чай, чтобы его успокоить. С ним все будет хорошо. Просто не тревожьте его.

Полная женщина недоверчиво пожала плечами.

- Как скажете, минхер.

В этот момент Дюрелл снова увидел девушку. Та пряталась за стволом большого старого каштана на противоположной стороне улицы неподалеку от канала. Сейчас она на мгновение выглянула из своего укрытия, полагая, что внимание Дюрелла отвлечено экономкой Пита, и Сэм увидел, что она действительно молода, как он и предполагал. Ситцевое платье мелькнуло ярким пятном сквозь ветви дерева. Длинные волосы цвета меда рассыпались от движения у неё по плечам, спина гибко прогнулась. Ноги у неё были длинные, прямые и очень стройные. Он с удовольствием отметил мягкие движения её бедер и талии. Однако по-прежнему не мог рассмотреть её лица.

- Вы знаете эту девушку? - спросил он экономку.

- Кого?

- Вон ту, что идет по улице к мосту.

- Нет, сэр, - ответила женщина.

Дюрелл кивком поблагодарил её и повернулся, чтобы уйти. Двигался он очень легко, его широкие, обманчиво непринужденные шаги позволяли передвигаться с приличной скоростью. Ему не хотелось сразу догонять девушку. Она что-то выискивала в доме Пита, возможно, подслушивала у двери в тот момент, когда Дюрелл разговаривал с умирающим. Зачем? Что она могла услышать и кто она такая? Нужно было время, чтобы найти ответы на эти вопросы.

Девушка повернула за угол и направилась к троллейбусу. Поднимаясь в салон, она чуть повернула голову, чтобы осторожно взглянуть на Дюрелла, и он мельком увидел её лицо. Оно было бледным и казалось испуганным. Осталось впечатление, что у неё огромные, чуть раскосые глаза, розовый рот, и что она прекрасна, как эльф. Затем она вошла в троллейбус и исчезла, заслоненная другими пассажирами.

Ему повезло. В Амстердаме нет такси, курсирующих по улицам, но неподалеку оказалась стоянка такси возле пристани, к которой причаливали моторные лодки со стеклянным верхом, катающие туристов по каналам. Он вскочил в первую же машину и сказал шоферу, что тому делать.

В течение следующего часа он был очень занят. Девушка вышла из троллейбуса на Дем-сквер, зашла в универмаг, прошлась по Ньювен Дийк к центральному вокзалу, затем передумала и направилась к Кальверстраат, где купила пару белых кожаных перчаток, небольшой кожаный чемодан, очки от солнца, крем для загара и губную помаду. Она только дважды оглянулась, высматривая Дюрелла, видимо не в силах сдержать невольный порыв. Он не думал, что она его заметила, но уверен все же не был. Он был мастером слежки и терпения, особенно когда терпеть было очень трудно. Сам он продолжал думать о теле Пита ван Хорна, лежавшем за запертой дверью в его спальне. С этим нужно было срочно что-то делать. Экономка, видимо, уже закрыла антикварный магазин - было около шести часов, а голландцы обычно ужинают рано. Она могла подчиниться, а могла и не подчиниться его указанию не тревожить "спящего" Пита. Он не знал, насколько эта женщина была в курсе связей Пита с отделом "К".

Но куда острее была необходимость установить там карантин. Он чувствовал, что это нужно сделать немедленно. С другой стороны следовало найти объяснение странному поведению девушки, её присутствию в доме и очевидному стремлению от него избавиться.

Возможность что-то предпринять наконец-то ему представилась, когда она зашла в ресторан "Старый баран" возле Рембрандт-плейн, усевшись на самом виду за столик у окна. Он мог наблюдать за ней из телефонной будки по другую сторону широкой чистой улицы. Дюрелл разменял в благоухавшей шоколадом кондитерской банкноту в двадцать гульденов, взял взаймы у хозяина конверт, вложил туда карту, которую забрал в комнате Пита, и адресовал конверт самому себе в отель "Спаанягер". Хозяин обещал опустить конверт по дороге домой, перед тем как сесть в троллейбус, примерно через час. Затем Дюрелл, прячась за потоком велосипедистов и экскурсионным автобусом с туристами, вернулся в телефонную будку.

Телефонистки работали быстро и эффективно. Дюрелл заказал международный разговор и назвал в Лондоне номер, который О'Кифи оставил для срочной связи. Он знал, что О'Кифи ждет его звонка. Пока он наблюдал за девушкой, следя через окно, как её обслуживает пожилой официант, раздался веселый бодрый голос О'Кифи.

- Джонни слушает.

- Это Сэм. Все нормально?

- Нормально. Ты в Амстердаме?

- Мне нужна кое-какая помощь, - торопливо бросил Дюрелл. - Пит выбыл из игры. Совсем.

О'Кифи был ошеломлен.

- Что с ним случилось? Кассандра?

- Думаю, да. Может быть, несчастный случай, но я не уверен. Появилась девушка и я вынужден был оставить тело. Ты понимаешь, что это значит. Ставка очень велика - может быть, весь город.

О'Кифи судорожно сглотнул.

- Боже правый, Сэм...

- Я хочу, чтобы ты сегодня вечером приехал сюда. Тебе придется им заняться.

- Это опасно?

- Не знаю, - равнодушно буркнул Дюрелл. - Мне пришлось подвергнуться воздействию этой штуки. Если ты не хочешь рисковать, это должен сделать кто-то другой.

- Нет, дело не в этом. Но знай мы побольше...

- Мы не знаем ничего. Пит умер слишком быстро. Полагаю, меньше чем через двадцать четыре часа. Так что мы ограничены во времени. Мы узнаем, как много он схватил, через день или два, если пострадает кто-нибудь ещё мне придется наблюдать и за собой - но даже тогда нельзя ручаться. Уверен, что медицинские заключения будут неопределенными. Внешне мне показалось, что это похоже на инфаркт, причем обширный.

- Может быть, так оно и есть, - начал О'Кифи.

- Не будь идиотом, - бросил Дюрелл.

- Да. Ты прав. Это все мой ирландский оптимизм. Хорошо, Сэм. Я немедленно выезжаю. - Он невесело рассмеялся. - И я только что переписал свое завещание, чтобы быть уверенным, что Клер и ребятишки получат все права на квартиру и ферму в Девоне, и ещё на те акции, которые я недавно прикупил нам на старость...

- Клер с ребятишками тоже могут не дожить до старости, если мы быстро с этим не справимся, - беспощадно оборвал Дюрелл.

- Ты прав. Пит у себя дома?

- В спальне наверху. Я запер дверь. Ты должен вытащить его наружу, привязать груз, вывезти в море и утопить на глубоком месте. Сделать это таким образом, чтобы он в ближайшее время не всплыл, понимаешь? Или так, или воспользуйся крематорием. Что ты предпочитаешь?

- Я думаю, лучше в море.

- Что бы ты не стал делать, держи подальше полицию, соседей и всех остальных. Никто кроме тебя не должен его касаться. Понимаешь?

- Премного благодарен, - буркнул О'Кифи. - Джонни - во все бочки затычка, - это я.

- Ты шел на это, когда поступал на службу, - сказал Дюрелл.

- Не напоминай мне о моих ошибках, Сэм. Послушай... - О'Кифи замолчал и Дюрелл ждал, наблюдая за девушкой в ресторане напротив. Потом О'Кифи продолжил, - Сэм, а что произойдет, если мы не сумеем правильно откупорить эту бутылку?

- Джонни, ты знаешь средневековую историю. Ты слышал о Черной Смерти, чуме и так далее. Эта штука будет действовать быстрее, шире и куда эффективнее. А кроме того, люди, работавшие над "Кассандрой", были прекрасными специалистами по биохимии.

- Ее следовало бы держать надежно захороненной, - прошептал О'Кифи.

- Ну, не получилось. Ты начнешь действовать сразу же?

- Я буду на месте в полночь... Сэм?

- Да?

- Как ты себя чувствуешь?

- Эта штука действует не так быстро, - успокоил Дюрелл.

- Но ты же был с Питом. Ты мог подцепить от него эту заразу.

- Не знаю.

- Ты боишься? Только честно?

- Да, - ответил Дюрелл. - Я чертовски боюсь, - и повесил трубку.

4

Сведения об операции "Кассандра" уже давно хранились в архивах.

Правда, были это всего лишь кошмарные слухи, старые сплетни, пережитки второй мировой войны.

Наряду с безымянным и невообразимым секретным оружием, ракетами Фау-1 и Фау-2, научно-исследовательской базой нацистского Верховного командования в Пенемюнде, существовала и операция "Кассандра".

Рутинная сортировка военных документов, проведенная в Вашингтоне, обычная канцелярская проверка материалов, захваченных передовыми отрядами Третьей армии генерала Паттона, позволила обнаружить материалы по операции "Кассандра".

Но все это были лишь кошмарные слухи, намеки на нечто совершенно невероятное. Речь шла о смерти, ожидавшей, когда её выпустят на свободу, о такой смерти, которой мир не знал со времен средневековья. Говорилось о каком-то абсурдном и молчаливом Gotterdammerung*, тихом конце всего, что человечество нежно любило и заботливо пестовало.

(* "Божьем проклятии" (нем. ))

"Кассандра" представляла собой биологическое оружие. Тут не было ничего нового. Такое оружие уже давно существовало в лабораторных условиях, в пробирках биологов, его создание как бы олицетворяло мысль о том, что на войне все дозволено, олицетворяло саму философию нацизма. "Кассандру" следовало уничтожить в лаборатории. Однако её умножали и совершенствовали. Ампулы и пузырьки с этой смертью уже были готовы, чтобы сбросить их на города и поля Великобритании, но в этот момент передовые отряды союзников ворвались в Голландию, что привело к паническому отступлению немцев.

Известно было, что база, на которой выращивались образцы "Кассандры" на питательных средах, уничтожена.

Но проблема оставалась.

Уничтожена?

Записи, обнаруженные в Вашингтоне, дела не проясняли. Предполагалось, что бункер, содержавший все записи и тяжелые водонепроницаемые сейфы с культурой "Кассандры" в стеклянных сосудах, был намеренно герметически запечатан. Этот вирус не имел естественных врагов, его нельзя было увидеть или обнаружить при анализе и в течение двадцати четырех часов он вызывал смерть в результате нарушения сердечной деятельности, симптомы которого были очень похожи на обширный инфаркт. Но в других сообщениях утверждалось, что подземная лаборатория была затоплена отступавшими немцами в результате взрыва голландских плотин, когда на территорию базы хлынули холодные воды Северного моря.

Северное побережье Голландии и Германии, Западные и Восточные Фризские острова, затопленные польдеры провинций Фрисландия и Гронинген были тщательно и неторопливо обследованы. Ничего найти не удалось. Ни бункеров, ни лабораторий. Никаких намеков на исследования по биологическому оружию в документах, оставшихся от нацистской оккупации.

Потому все было отправлено в архив и забыто. Остались только кошмарные слухи, обрывки вражеской пропаганды.

Если бункер был уничтожен, то по-видимому погиб и вирус.

Таким образом, его больше не было.

Значит следовало материалы зашифровать, отправить в архив и забыть. И в последующие десять лет ничего не произошло.

За неделю до того, как в отделе "К" объявили тревогу, в Гаагу, в посольство США в Нидерландах пришло анонимное письмо, в котором предлагалось продать шесть пузырьков с вирусом "Кассандра" Соединенным Штатам или организации НАТО за сумму в пять миллионов долларов, которую следовало внести наличными на анонимный номерной счет в Народном банке Швейцарии в Женеве. Остальные детали этого первого письма были утеряны, так как вскрывший его секретарь машинально отправил письмо в папку для писем душевнобольных, в результате чего сорок восемь часов спустя оно было сожжено.

К следующему письму была приложена заметка, вырезанная из провинциальной голландской газеты, где рассказывалось о небольшой, но серьезной вспышке чрезвычайно заразной инфекции в рыбацкой деревушке Доорн на острове Шеерсплаат, относящемся к Восточным Фризским островам. Копию письма переправили в Вашингтон.

Дело о "Кассандре" было вновь извлечено из архивов.

Заодно обследовали архивы голландской, английской и американской разведывательных служб. К безуспешным попыткам обнаружить лабораторию и персонал, о которых упоминал автор письма, привлекли и власти Западной Германии.

Результат был отрицательным.

Ничего не обнаружили.

Затем пришло письмо с предупреждением и угрозой передать секрет врагам Запада (холодная война в это время вступила в очень жесткую и опасную фазу), если в ответ на требования не будут предприняты экстренные меры. Назван был агент, с которым автор письма намеревался вступить в переговоры - Пит ван Хорн. Это стало причиной немалого беспокойства в доме номер 20 по Аннаполис-стрит - в штаб-квартире отдела "К". Откуда автору письма стало известно, что Пит ван Хорн числится в платежных ведомостях ЦРУ? Подпись в письме также вызвала беспокойство: там стояло слово "Кассандра". Как мог кто-то, не знакомый с первоначальным проектом нацистов, узнать его секретное кодовое название?

Это могло означать, что кто-то из немецких биохимиков ждал все эти годы для того, чтобы нанести удар ради личной выгоды.

Или что имеет место утечка из стен ЦРУ.

Пита ван Хорна допросили. За его домом организовали круглосуточное наблюдение. Все, чем он владел, и все, что он делал, любая незначительная или несущественная деталь его жизни были извлечены на поверхность, перевернуты, подвергнуты проверке буквально под микроскопом, проанализированы и в конце концов отброшены. Результат опять оказался отрицательным: Пит был невиновен. Так как именно его автор письма выбрал в качестве партнера для переговоров, решено было его и использовать.

Именно тогда и призвали Дюрелла.

Была сделана ещё одна попытка обнаружить тех, кто пытался шантажировать Запад угрозами и террором. Нет, они не просто пытались, невесело подумал Дюрелл. Люди ведь умерли. Невиновные голландские рыбаки в северной провинции испытали на себе действие вируса. Это в какой-то мере продемонстрировало характер мужчин, которые им противостояли - или женщин, поправил он сам себя, так как в этом деле ничего не было известно наверняка. Характер тех, кто каким-то образом наткнулся или преднамеренно вскрыл затопленную лабораторию нацистских вирусологов, искавших самое страшное оружие, позволившее бы им довести до победного конца проигранную войну.

Возможно, это было делом рук сумасшедших; однако тут Дюрелл сомневался. Чувствовался почерк международных авантюристов, которые ни к кому не испытывали ни преданности, ни привязанности, и были совершенно беспринципны. Группы отщепенцев, антиобщественной и аморальной. Это было видно по их поведению и образу мыслей, их ужасной силе и царившему среди них закону джунглей.

Дюрелл подумал, что пожалуй в мире не найдется людей опаснее, чем эти. Они не признают никаких законов, ни юридических, ни моральных, кроме тех, которые служат их собственным интересам.

Жизнь для них мало чего стоила: их интересовали только материальные блага, которые можно было захватить силой или хитростью. Они жили и умирали по почти забытым миром примитивным канонам.

Последняя попытка обнаружить местонахождение старого бункера-лаборатории была сделана Питом ван Хорном вчера. Его направили в Амшеллиг дожидаться тех, кто собирался продать вирус" Кассандра". Нужно же было что-то делать. Нельзя сидеть и ждать, пока чума начнет распространяться по всему миру.

Эта попытка и погубила Пита.

Возможно, я сам тоже заражен вирусом, - подумал Дюрелл. Он ничего не знал о нем, не знал, как тот передается и как может на него подействовать. Пит сказал ему слишком мало.

Но теперь следовало осторожно и крайне тщательно пройти по следу Пита, постаравшись сохранить хрупкий контакт. Тогда результат поездки мог стать иным.

В этом и состояла задача Дюрелла.

Ему это не слишком нравилось. Он предпочитал встречу с врагом, которого мог видеть и чувствовать, врагом-мужчиной. Призрак, который навис над миром, был слишком велик и расплывчат, чтобы сражаться с ним обычными методами.

А пока он ждал и следил за девушкой, сидевшей у окна ресторана...

Когда она вышла, уже темнело. Дюрелл не заметил возле неё никого, кроме официанта. Насколько он мог видеть, она не подходила к телефону и не передавала записок. Подхватив свою золотистую сумочку, девушка торопливо покинула "Старого барана", взглянула на часы и направилась к стоянке такси на углу. Дюрелл последовал за ней. Теперь она больше не бродила по улицам, а сразу направилась в Торбеккерплейн, район дешевых баров и небольших кафетериев для белых, известный в Амстердаме своими женщинами, джином, воровскими притонами и опасностями для заплутавших туристов. Немного погодя девушка вышла из такси, отпустила его и вошла в узкую улочку, застроенную домами с красными фонарями. На ступеньках сидели женщины, наслаждаясь теплым вечером и с явным возмущением провожая её взглядами, затем они оживлялись, заметив Дюрелла, и принимались самым откровенным образом с ним заигрывать. Когда девушка свернула в проход за лавкой сувениров, ведущий к старому желтому дому в стиле барокко, он остановился, некоторое время выждал и тоже вошел внутрь.

Едва войдя, он остановился, обдумывая свои последующие шаги. Никакое самое буйное воображение не могло представить, что девушка в ярком индонезийском платье здесь живет. Судя по осанке и внешности она явно относилась к людям, стоящим гораздо выше местной публики. И в то же время создавалось впечатление, что она довольно хорошо знакома со здешней обстановкой.

Дюрелл миновал вестибюль.

Темный лестничный марш вел наверх к батарее отопления. Темные деревянные перила были жирными наощупь. Дюрелл медленно стал подниматься по лестнице. Где-то громко играло радио. Наверху за закрытой дверью что-то неразборчиво бурчал мужчина. Одолев первый пролет, Дюрелл снова остановился. Он чувствовал, что направляется в жестокую и продуманно подготовленную ловушку. И был начеку.

С верхней площадки лестницы до него донесся голос девушки.

- Послушайте, вы что, следите за мной?

Взглянув наверх он увидел, что она перегнулась через перила лестницы. Девушка улыбалась.

- Да, - ответил он.

- Пожалуйста, входите. Думаю, мы сможем договориться.

У него неожиданно возникло опасение, что девушка может в самом деле оказаться обитательницей амстердамского района красных фонарей, которую привело в дом Пита ван Хорна просто случайное совпадение. Но Дюрелл старался не принимать совпадений в расчет и поднялся наверх.

Казалось, она одна. В коридоре были и другие двери, грязные и невзрачные, но все они были плотно закрыты и из-за них не доносилось ни звука. Дверь же за спиной блондинки была распахнута настежь и он видел запущенную комнату с большой латунной голландской кроватью, угловым туалетным столиком и окном с темной шторой, опущенной до самого подоконника. В воздухе плавали запахи кофе, готовой пищи, застарелых духов и давних любовных дел. Пока девушка его поджидала, сильная голая электрическая лампочка ярко освещала пространство позади неё и подчеркивала её чувственную вызывающую позу и линию бедер. Так как она стояла спиной к свету, лицо по-прежнему оставалось в тени, и единственное, что он мог заметить, были насмешливая улыбка и влажный блеск миндалевидных глаз.

Неожиданно на него повеяло Востоком, возможно, причиной тому был большой бронзовый идол с острова Бали, который резко контрастировал с убогой обстановкой комнаты. Но в Голландии полно индонезийских девушек, бедных осколков нидерландской империи на Дальнем Востоке. Он мог и ошибиться по поводу легкого намека, который прочитал на её лице. Когда она заговорила по-голландски, ему почудился в её речи немецкий акцент; но уверен он не был. И после первых же его слов она быстро переключилась на английский.

- Ну, - сказала она, - мне кажется, вы достаточно на меня насмотрелись. Довольны? Почему вы шли за мной через весь город? Или вы их тех скромников, которые боятся заниматься делом в открытую?

- Все зависит от того, каким делом заниматься, - возразил Дюрелл.

Девушка рассмеялась.

- А у вас есть какие-то сомнения на этот счет? - Она шагнула к нему в коридор, положив руки на бедра недвусмысленным призывным жестом. - Я уверена, вы останетесь мной довольны. Я ведь в самом деле вам нравлюсь, верно? Иначе вы бы наверняка не следили за мной. Знаете, я на вас очень рассердилась. Вы могли бы заговорить со мной гораздо раньше - по крайней мере угостили бы меня ужином. Скажите, вы - американец?

- А вы - немка? - спросил Дюрелл.

Она удивленно посмотрела на него.

- Разве мой выговор похож на немецкий?

- Ваш акцент звучит немного странно.

- Но я научилась английскому языку от американцев. Знаете, это было много лет назад, когда я была моложе, но уже занималась этим делом. Да, я жила в Западном Берлине. Там было столько солдат! И прошло столько лет! Но вы заходите, пожалуйста. Не стесняйтесь. У меня есть неплохой "Дженивер", это настоящий голландский джин, и мы можем заказать какую-нибудь закуску в кафе на углу. Нам никто здесь не помешает. - Она мягко потянула его за руку, подталкивая к открытой двери.

- Понимаете, я следил за вами не для этого, - сказал он.

- Да?

- Мне хотелось бы знать, что вы делали сегодня после обеда в доме Пита ван Хорна и почему в такой панике убежали оттуда, когда я вышел из его комнаты. Почему вы там были? Почему вы нас подслушивали?

На лице её проступило явное сомнение.

- Я была там? О, я думаю, вы очень ошибаетесь.

- Вы там были. Не лгите.

- Почему я должна лгать? У вас много денег?

- Я могу прилично заплатить за информацию.

- О чем? Я действительно не понимаю. Я - простой человек, занимаюсь простым бизнесом. Вы хотите заняться со мной любовью или нет? Если вы пришли сюда по другим причинам, можете убираться прочь. Меня не интересуют извращения, а уж тем более разговоры. И к тому же я не собираюсь вам рассказывать историю моей жизни. Если вы хотите устроить скандал, я позвоню в полицию. Чтобы вы знали, у меня есть лицензия. Все, что я делаю, совершенно законно.

У неё был смелый вызывающий взгляд. Дюрелл заколебался. Ее тон и поведение казались убедительными, но ...

Чтобы выиграть время, он спросил:

- Как вас зовут... я имею в виду на работе?

Он увидел, как глаза её слегка расширились, затем в них промелькнуло что-то вроде удивления, гнева или лукавства. И она мягко рассмеялась. От улыбки её губы приоткрылись, показались зубы, острые, белые и хищные.

- Ну что же, все знают, как меня зовут, - сказала она. - Меня зовут Кассандра.

5

Его лицо не дрогнуло, ничего не выдав.

Дюрелл понимал, что если отреагирует неправильно, то девушка либо просто убежит, либо скроется за массой уверток и лжи, так что будет потеряно слишком много времени, чтобы выудить полезную информацию. И к тому же он был глубоко потрясен. Он боялся испугать её, но сомневался, понимает ли она все значение этого имени. У него возникла мысль, скорее даже лишь многообещающее предчувствие, что девушка сама не уверена в том, какую реакцию вызовет её имя. Он видел, что она наблюдает за ним с некоторым любопытством, может быть даже с ожиданием. Возможно, в её удлиненных карих глазах промелькнула и тень страха.

Дюрелл пожал плечами и небрежно заметил:

- Довольно необычное имя.

- Вам оно нравится?

- "Роза всегда роза".

Она снова рассмеялась.

- Ну, так мы займемся делом?

- Не сомневаюсь, - кивнул он.

Она придержала открытую дверь.

- Тогда входите.

Комната была обставлена скромно и практически без украшений, если не считать идола с острова Бали, изготовленного из дешевой бронзы. Все было готово к ночному бизнесу. Когда он закрыл за собой тяжелую входную дверь, до него донеслись неясные ритмичные звуки, издаваемые музыкантами в матросском баре по другую сторону улицы. Конечно, самым главным предметом обстановки была кровать - массивная, аккуратно застланная, с горкой подушек. В одном углу поместилось биде, в другом - шкаф. Дюрелл обратил внимание, что во входной двери не было ни замка, ни задвижки. Он подошел к шкафу, открыл его, взглянул на пропахшие дешевыми духами платья и поношенное зимнее пальто на рыбьем меху. С первого взгляда стало совершенно ясно, что Кассандра, или как её там звали, здесь не живет. Комната была снята на время. Ни один из нарядов ей не подходил, и в подметки не годясь тому ситцевому индонезийскому платью, в котором она была сейчас. Улыбаясь, он медленно повернулся.

- Ну, вы говорили, что найдется немножко джина? - спросил он. - Мне хотелось бы немного расслабиться перед,.. вы понимаете...

- Мне кажется... у нас не так много времени... - Она запнулась и прикусила губу, явно чувствуя себя неловко. Пальцы нащупывали верхние пуговицы платья. Но при этом она все ещё стояла в центре комнаты. - Я не совсем уверена...

- Вы же сказали, что хотите заняться делом. Разве здесь ничего не найдется выпить?

- Да, пожалуй, я смогу что-нибудь найти. - Она заглянула в маленький шкафчик под газовой плитой. Но Дюрелл открыл одежный шкаф и достал оттуда бутылку голландского джина, которую заприметил перед этим на полке.

- Вот она. Вы забыли, где держите выпивку?

- О... Нет, просто... я что-то немного нервничаю.

- Ничего, - сказал он. - Здесь довольно жарко. А на тебе слишком много надето, милочка.

- Хорошо...

Ее пальцы нервно сражались с пуговицами платья. Глаза были опущены. На щеках проступил легкий румянец и она закусила губы, явно расстроившись. Где-то в доме очень громко заиграло радио. Она подняла голову, на миг прислушалась и, казалось решившись, улыбнулась и стала снимать платье.

В тот момент, когда она замерла в классической позе раздевающейся женщины, с воздетыми руками и платьем, наполовину скрывавшим её голову, Дюрелл почувствовал, как в нем просыпается желание. У неё была статная, редкой красоты фигура, которая могла бы заставить любого мужчину её домогаться.

Прикрывавшие красиво очерченные женственные бедра черные кружева нижнего белья только подчеркивали шелковистый блеск тела. Плоский живот, длинные, сильные и полные ноги довершали картину. Когда она наконец-то стянула через голову свое платье, золотистые волосы водопадом рассыпались по плечам, а полные груди настойчиво стремились высвободиться из оков черного лифчика.

Она остановилась, замерла и взглянула на него.

- Так в чем дело?

- Ты просто прекрасна, - мягко сказал он.

- О, ты так думаешь? Так стою я сотни гульденов?

- Ты стоишь гораздо больше. Такая красивая... и такая бездарная лгунья.

Она отшвырнула платье в сторону, пытаясь изобразить ярость.

- Мы опять возвращаемся к этой ерунде? Я же сказала, что ходила в дом Пита ван Хорна по делу.

- Ты же не шлюха, - резко бросил он.

- Но ты... но я...

- Дилетант всегда себя выдаст. Профессиональная проститутка давно бы уже зажала мои гульдены в своем маленьком потном кулачке. Настоящая профессионалка прекрасно знает, что нельзя до такой степени доверять мужчине.

- Но ты... ты мне показался симпатичным, - нерешительно выдавила она, покосилась на него, улыбнулась и быстро шагнула ближе.

Это должно было послужить предупреждением, и вполне достаточным. Но когда Дюрелл повернулся к входной двери, девушка, назвавшая себя Кассандрой, неожиданно вскрикнула и бросилась на него, обвила его теплыми ногами и руками, слившись с ним в нерасторжимый клубок, так что он покачнулся и остановился. Она оказалась неожиданно очень сильной и злобной. Он ощутил движение воздуха, когда дверь распахнулась и раздался шум торопливых шагов. Двое мужчин, - подумал он со злостью, оторвал руку девушки от своей шеи, изогнулся, доставая пистолет...

Дюрелл только мельком смог увидеть появившихся мужчин до того, как она ударила его бронзовым идолом. Их действительно было двое: один крупный, мускулистый и толстый, другой - маленький, почти подросток, похожий на мышонка и потрепанный. Единственной общей их приметой была одежда: оба были в темных свитерах и широких штанах из грубой бумажной ткани, типичной одежде матросов. Он успел запомнить только эту мгновенную картинку, так как ощутил сильную боль в затылке. И когда уже падал, у него опять посыпались искры из глаз, так как в этот момент его ударили второй раз.

Как в тумане он услышал злой, срывающийся голос девушки:

- Слишком много вам понадобилось времени, чтобы сюда добраться!

- Мы ничего не могли поделать, мадам, - начал оправдываться толстый. Что нам делать...

- Можете убить его, мне наплевать! - резко бросила она.

Дюрелл попытался приподняться, но руки и ноги у него были словно свинцовые. Он почувствовал, как голова его свалилась на сторону, челюсть коснулась плеча, и понял, что снова оказался в дураках.

Последнее, что он запомнил, распластавшись на грязном полу, была острая неожиданная боль между ребер, и причиной этой боли мог быть только высокий каблук - шпилька девушки, которым та зло его пнула.

Они отобрали его пистолет и просмотрели документы, хотя это и не имело большого значения. Даже в нынешнем своем состоянии он бы мог использовать кое-какие приемы, чтобы вернуть себе свободу. Но это ничего не давало. Лучше уж идти до конца, - подумал он, - по крайней мере до последнего решающего момента.

Оказалось, что его в буквальном смысле слова ожидает прогулка. Толстый матрос с молодым помощником вытащили его по скрипучей лестнице черного хода на улицу и без особых церемоний швырнули в автомашину. Девушка вышла с ними. Она заговорила с мужчинами, но не по-голландски, а по-немецки, и те подобострастно ей поддакивали. Затем толстяк допустил ошибку, обратившись к ней "фрау фон Витталь".

- Заткнись, идиот, - взорвалась она.

- Но я...

- Подумай, что будет, если он слышал мое имя?

- Мадам, он без сознания. Я готов в этом поклясться.

- Ну, в любом случае это было непозволительной глупостью, Эрик.

- Да, мадам. Нам его убить? - Толстяк Эрик, нога которого стояла на шее Дюрелла, спросил это так буднично, словно интересовался, какое вино следует подать на стол.

- Думаю, не стоит. Он уже может говорить?

- Его можно заставить говорить, мадам.

- Я знаю, - продолжала девушка задумчиво, - что он взял карту из дома Пита ван Хорна.

- Я обыскал его. Карты у него нет.

- Стало быть, он где-то её оставил. Вам следует его об этом спросить как следует.

На основе тех звуков, которые до него долетали, Дюрелл смог предположить, что его вывозят из города, но направление определить не мог. Однако вскоре он безошибочно почувствовал запахи гавани, затем запах цветов и наконец специфический привкус соленой воды. Машину вел молодой матрос, а Кассандра сидела впереди рядом с ним. Дюрелл продолжал делать вид, что лежит без сознания, что было не так уж трудно. Чувствовал он себя так, словно толстяк пытался открутить ему голову.

Когда привкус соленой воды стал ещё сильнее, машина остановилась. Двери со стуком открылись. Дюрелла вытащили наружу и он открыл глаза. Видно было сверкающее в лунном свете море и слабые отблески огней Амстердама на юге. Девушка стояла сбоку. Недовольно надув губы, она взглянула на него исподлобья.

- Где карта, мистер Дюрелл? - спросила она по-английски.

Он сделал вид, что не понял.

- Карта?

- Та карта, о которой вы говорили с Питом ван Хорном. Я все слышала. Я же слушала, стоя за дверью. Мне нужна эта карта.

- У меня её нет.

- Мы знаем, что сейчас её у вас нет. Что вы с ней сделали?

- Я отправил её почтой.

- Куда?

- В Англию.

Толстый матрос буркнул:

- Он лжет, мадам. Можно мне...?

- Да, - сказала Кассандра.

Но Дюреллу это уже надоело. Когда толстяк замахнулся на него чем-то блестящим, Дюрелл наклонился, ушел от удара и двинул толстяка кулаком в живот. Тот застонал от внезапной боли. Молодой матрос пронзительно закричал и заплясал вокруг него. Дюрелл ударил его каблуком по лодыжке и отшвырнул прочь. Толстяк пытался прийти в себя, Дюрелл схватил его левой рукой за горло и сдавил, матрос упал в песок на колени, глаза у него выкатились, рот судорожно раскрылся, хватая воздух.

Девушка оказалась сделанной из материала покрепче: она зашла сзади и, почувствовав боль от удара по затылку, Дюррел понял - победа за нею. Он ткнулся лицом в холодный песок, заскрипевший на щеках и губах, и закрыл глаза, погружаясь в головокружительную темноту.

Долго слышен был только тихий плеск и вздохи моря на прибрежном песке, и ещё бормотание ветра где-то неподалеку, и похожий рокот далекого уличного движения. Еще ему показалось, что он слышит музыку, но он не был в этом уверен. Через некоторое время он начал дрожать, перевернулся на спину, глядя в голландское небо, прямо над собой увидел луну и понял, что довольно давно тут валяется. Он был один, Кассандра со спутниками давно исчезли и были далеко. Он опять перевернулся на живот и медленно приподнялся на руках и коленях, чтобы получше осмотреться и понять, где находится.

Всюду простиралось море, блестевшее жидким серебром в лунном свете, плоское и спокойное, как озеро. Примерно в двух сотнях метров на берегу виднелся небольшой бетонный пирс, уходивший в море. В другой стороне темнела группа простых голландских домиков - рыбацкая деревня, расположенная на берегу внутреннего лимана, бывшего Зюдерзее. Красные и зеленые навигационные огни складывались в мозаику, отражавшуюся в воде. Поблизости был слышен шум проезжавших автомашин, и когда он оглянулся в сторону суши, то увидел, что автомобильные фары освещают пустой берег, море и плоскую землю, которая всюду выглядела одинаково.

Дюрелл отдыхал.

Немного погодя он поднялся и зашагал по берегу в сторону дороги. Там сел на бетонное ограждение велосипедной дорожки и принялся ждать. Мимо на север и на юг пронеслось с полдюжины автомашин. Ему казалось, что маленькая рыбацкая деревушка на юге расположена слишком далеко, чтобы затевать туда пешую прогулку. Проще было подождать. И вскоре со стороны широкого, мощеного кирпичом шоссе донесся рев мотора и одинокая фара мотоцикла залила его ярким светом.

Это был один из тех желтых патрульных мотоциклов с коляской, которые входили в общую для всех Нидерландов систему дорожного обслуживания и предназначались для помощи попавшим в затруднительное положение автомобилистам.

Водитель мотоцикла оказался человеком весьма квалифицированным и деловитым. Он спрыгнул с мотоцикла, вытащил блокнот, прикрепленный к поясу, и подошел к Дюреллу, сидевшему на обочине под круглым синим знаком, указывавшим, что эта дорожка предназначена для велосипедистов.

- Минхер, вы попали в аварию?

- В каком-то смысле - да, - ответил Дюрелл по-голландски.

Мотоциклист сразу переключился на медленный, но правильный английский.

- А где ваша машина, сэр?

- У меня её не было. Вы можете подвезти меня обратно в Амстердам или по крайней мере до остановки троллейбуса, чтобы я мог вернуться в город?

- Конечно, сэр. Но что с вами случилось? Вы ранены.

- Да, верно, - мрачно буркнул Дюрелл.

Близилась полночь, когда он, вернувшись в город, вошел в тихий холл отеля "Спаанягер" на Мейерхофплейн. В общественном туалете он попытался по мере сил стряхнуть песок с одежды и промыть кровавую ссадину на затылке, но все его тело и голова болели и он кипел от раздражения и злости на то, что потерял контакт с девушкой, которая, как это ни было невероятно, назвала себя Кассандрой.

Карту, которую он отправил себе почтой, с присущей голландцам пунктуальностью уже доставили, и портье за стойкой в отеле вручил её, не успел Дюрелл войти в холл. Он поднялся в свою комнату, осторожно вошел, убедился, что все спокойно, и отправился с картой в ванную, где сбросил одежду и включил горячую воду. Карта выглядела все также, обычная туристская дорожная карта довоенных времен, без каких - то существенных пометок. Дюрелл недоуменно покачал головой, затем решил, что что - нибудь может обнаружиться при лабораторном анализе.

Перед тем, как забраться в ванну, он заказал у портье бутылку джина. Немного кружилась голова и он подумал, не причинил ли удар по затылку более серьезных повреждений; у него не было уверенности, что все обошлось благополучно. В ванне он опять принялся разглядывать карту. Это была обычная карта, выпущенная королевским нидерландским автомобильным клубом в 1938 году. Почему Пит ван Хорн придавал ей такое значение? Дюррел все ещё хмуро её разглядывал, когда раздался осторожный стук в дверь, и крикнул официанту, чтобы тот вошел и поставил заказанную бутылку джина.

Официант оказался круглолицым блондином лет пятидесяти с плотным голландским животиком и светлоголубыми глазами, мельком скользнувшими по Дюреллу, когда тот появился в дверях ванной.

- Господин Дюрелл, я - инспектор Ганс Флаас из нидерландской полиции безопасности.

Дюрелл кивнул и улыбнулся.

- Позвольте мне одеться, инспектор.

- Конечно, но дело в том, что я получил донесение о совершенном на вас нападении.

- Да, это так. Ваши люди хорошо работают.

- У нас маленькая страна. Не желаете вызвать врача?

- Нет, нет.

- Тогда, вероятно, мы можем поговорить о деле.

- Я ждал вас, - сказал Дюрелл и подумал, успел ли О'Кифи добраться сюда вовремя, чтобы управиться с телом Пита. - Буду в вашем распоряжении через минуту.

- Конечно.

Дюрелл вытерся, надел халат и вышел в гостиную. Флаас сидел выпрямившись, сведя вместе колени и лодыжки, словно опасливая старая дева. Но в том, как он холодно и проницательно взглянул на Дюрелла, не было ничего смешного. После того, как они пожали друг другу руки, он попросил у Дюрелла разрешения закурить и, извинившись, достал вонючую итальянскую сигару.

- У нас есть великолепные голландские сигары, но благодаря некоторым обстоятельствам у меня испорченный вкус. Вы не возражаете?

- Вовсе нет, - сказал Дюрелл.

Голландец продолжал говорить, глядя на пламя своей спички.

- Вы, конечно, понимаете, что мы знаем, кто вы такой и почему оказались здесь.

- Я нисколько в этом не сомневаюсь.

Флаас кивнул.

- Однако вы можете не знать, кем был Пит ван Хорн - как это вы говорите по-английски? Двойной агент. Он работал на голландскую разведывательную службу точно так же, как и на ваш секретный отдел "К".

- Но мы же союзники, - невозмутимо заметил Дюрелл.

- Да. У нас общие цели. Вы видели сегодня Пита ван Хорна?

- Да, у него дома.

- Вы знаете, где он сейчас?

- Нет. А вы?

Инспектор Флаас не спеша затянулся своей вонючей сигарой. Его круглое лицо было румяным и здоровым; небольшой животик выглядел очень крепким; как подумал Дюрелл, можно сломать запястье, ударив его в живот.

- Думаю, нам следует быть откровеннее друг с другом, господин Дюрелл, - сказал Флаас. - Ваша репутация весьма надежного человека не осталась для нас неизвестной. Вы можете быть очень опасны, и мы счастливы оттого, что у нас с вашим подразделением общие цели. С другой стороны, здесь Нидерланды, и мы вынуждены просить вас сотрудничать с нами, пока вы находитесь под нашей юрисдикцией. У нас с вами общая проблема. Ужасная проблема. Это угроза всему цивилизованному миру.

- Понимаю, - сказал Дюрелл.

- Да, всему миру. Но, естественно, моя первая и главная мысль о голландцах - их безопасности и их здоровье. Он угрожает нам в первую очередь - этот сумасшедший, мистер Дюрелл. Вы знаете о погибших рыбаках?

- Пит мне рассказывал.

- Это может оказаться началом чумы, от которой вымрет значительная часть человечества, - медленно произнес Флаас. - Все тревоги, связанные с атомными бомбами, межконтинетальными ракетами, станциями на Луне станут совершенно несущественными, если этот ужас вырвется на волю. Есть люди, которые рекомендуют предпринять самые решительные действия - послать большую группу людей в северные районы, чтобы найти этих сумасшедших и их убежище и выкурить их из берлоги, откуда они нам угрожают. Но мне кажется, что таким образом мы можем уничтожить самих себя. Нет, следует предпринять небольшую прогулку. Нужно попытаться вступить в сделку с этими людьми, кем бы они ни были, раз они приставили пистолет к виску человечества и просят взамен только денег. Фактически это станет выкупом для всего мира.

- Сколько они просят?

- Они отправили новое письмо, которое получили сегодня после обеда в королевском дворце на Дем-сквер. - Флаас бросил быстрый взгляд на Дюрелла. - Там они упоминают Пита и утверждают, что он мертв.

- Я говорил с Питом только сегодня днем, - сказал Дюрелл.

- А он говорил с вами?

- Он был жив, когда мы встретились, - возразил Дюрелл.

- Так... - светлые глаза Флааса смотрели холодно и отчужденно. - Но проблема в том, что в настоящее время Пит исчез. Таким образом письма, полученные членами правительства в Гааге и здесь, соответствуют действительности. Они требуют, чтобы деньги были положены в Народный банк Швейцарии в Женеве на анонимный номерной счет, но, как нам ценой величайших усилий удалось установить, право распоряжаться ими должно быть предоставлено некоему Джулиану Уайльду. Вам приходилось когда-либо раньше слышать это имя, господин Дюрелл?

- Пит упоминал его, но дальше этого разговор не пошел.

- Мы связались с британской разведкой и проверили их данные как о преступном мире, так и о военных, чтобы найти этого человека, так как имя звучит по-английски. Во всяком случае, этот человек держит пистолет у нашего виска. Он может быть здоровым или совершенно ненормальным. Сейчас мы не можем рисковать, размышляя на тему, кто он такой. Мы должны выполнить его требования о выкупе.

- И заплатить ему?

Флаас кивнул.

- Мы пытались представить себе, каким образом этот человек может угрожать человечеству новой и ужасной чумой, если деньги не будут выплачены. Как он может рассчитывать выжить после всего этого? Как он сможет избежать мести со стороны всего мира? И выполнит ли он свою угрозу, если мы откажемся вести с ним переговоры? Может быть все это просто гигантский блеф?

- Вы же сами сказали, - заметил Дюрелл. - Пятеро невиновных голландских рыбаков уже умерли от вируса. Это предупреждение?

- Нам следует считать это предупреждением.

- Как вы смогли скрыть это от прессы? - спросил Дюрелл. - Если что-нибудь станет известно общественности, это может вызвать панику по всему миру...

- Даже молодой врач, который лечил первые жертвы, ничего не узнал. Секрет пока ещё в безопасности. - Флаас наклонился вперед, опершись локтями о колени, и заговорил очень тихо. Костюм его пропотел и помялся. Существует ещё одна угроза, о которой говорится в полученном сегодня письме. Секрет может быть продан другим странам, которые не отличаются дружелюбием по отношению к Западу.

- Да, этого можно было ожидать, - кивнул Дюрелл.

Флаас вынул из кармана несколько небольших голубоватых листочков.

- Это получено сегодня Министерством обороны. Вы понимаете, обычная практика. Я думаю, ваше Генеральное консульство здесь, в Амстердаме, получило копии. Тут особые инструкции. Я связывался с Вашингтоном, господин Дюрелл, и уполномочен сообщить, что вы должны их выполнить.

- В чем они заключаются? - спросил Дюрелл.

- Этот человек, я имею в виду Уайльда, требует, чтобы после того, как деньги перечислят в Швейцарию, к ним прислали нового представителя за культурой вируса. Вы должны завтра отправиться во Фрисландию через Леюварден и приехать в городок Амшеллиг, - это скорее небольшая деревня. Тамошний отель "Гундерхоф" простоват, но чист и уютен. Вам будет вполне удобно. В Амшеллиге вы установите контакт с этим человеком - Джулианом Уайльдом.

- Понятно...

- Вам следует разыскать следы Пита. Сделать это будет довольно опасно. Я думаю, Пит допустил неосторожность и в результате исчез. Возможно, он мертв.

- Конечно, я это сделаю, - сказал Дюрелл.

- Мы полагаем, что вам следует зарегистрироваться в отеле и просто ждать появления Уайльда. Вы уполномочены вести с ним все переговоры и обменять документы швейцарского банка на полную информацию о вирусе, все данные, материалы и культуры. Естественно, если что-то пойдет не так, как запланировано, вам предоставляется известная свобода маневра. Поэтому в Амшеллиге вам следует прогуляться по берегу и выяснить возможность арендовать лодку для прогулки на Фризские острова; но нанимать лодку не стоит до тех пор, пока вы не вступите в контакт с нашими людьми. Мы подготовим для вас лодку и команду, и в нужное время вы о них узнаете.

Флаас сунул руку во внутренний карман, извлек оттуда простой коричневый конверт и протянул его Дюреллу. На конверте стояла восковая печать.

- Здесь документы швейцарского банка на соответствующую сумму в американских долларах, по их требованию оформленные нашим правительством, чтобы оплатить этот... этот отвратительный выкуп. Разумеется, будьте с бумагами поосторожнее. - Он натянуто улыбнулся. - Мы народ экономный.

- Я буду осторожен, - пообещал Дюрелл, засовывая конверт в тот же самый карман, где лежала карта, так интересовавшая Кассандру.

Флаас вздохнул.

- Это почти безнадежная задача - разыскать под водой бункер, который затопили больше пятнадцати лет назад. Лаборатория такого типа безусловно должна быть воздухо - и водонепроницаемой, чтобы вирус сохранил свою эффективность. Она может оказаться в любом месте. Мы не нашли о ней никаких официальных сведений, несмотря на отчаянные поиски в старых документах времен войны. Но известно, что до бункера добрались, что его вскрыли, и одну из культур вируса забрали и использовали, чтобы убить рыбаков в Доорне. Потому его необходимо найти вновь. И если сделка почему-то сорвется, ваша задача будет заключаться в том, чтобы найти его - и сделать это быстро. - Флаас глубоко вздохнул. - Быстро, вы понимаете?

- После того, как все было затоплено во время войны, - сказал Дюрелл, - там поменялась топография.

- Вы правы. И земля ещё не полностью осушена. Вот почему ваша задача так сложна.

- Каким временем я могу располагать, если сделка с Уайльдом сорвется?

Инспектор Флаас встал и потушил свою вонючую сигару.

- Как я уже сказал, в правительстве есть люди, настроенные на решительные действия. Они считают, что угроза исходит от небольшой группы безумцев - в конце концов, может быть всего лишь одного-двух человек. Эту фракцию не удастся сдерживать слишком долго. Вы знаете, у нас, голландцев, давняя традиция сопротивления угрозам, террору и шантажу. А традиции следует оберегать. В вашем распоряжении сорок восемь часов для заключения сделки, господин Дюрелл. Либо вы получите вирус в обмен на документы швейцарского банка, либо вынуждены будете сдаться, действуя на свой собственный страх и риск. Мы знаем, вы бы не хотели, чтобы все это попало в чужие руки, и можем вас понять. Но мы не можем до бесконечности рисковать жизнями голландцев.

- Что вы собираетесь предпринять через сорок восемь часов?

- Вам предложат покинуть Нидерланды.

- А потом?

- Потом в северных провинциях начнется охота, чтобы очистить это логово сумасшедших раз и навсегда.

- А как насчет риска распространения чумы?

Инспектор Флаас неторопливо кивнул.

- Боюсь, что он существует.

6

Почти целый час после ухода Флааса Дюрелл просто сидел и ждал. Он сидел в полной темноте, так что наблюдатель снаружи мог бы решить, что он отправился спать, потягивал крепкий голландский джин и надеялся, что О'Кифи позвонит ему и успокоит насчет тела Пита. Но звонка не было, и джин не помогал. Час спустя Сэм встал и, воспользовавшись лестницей вместо лифта, выскользнул из отеля через черный ход.

Было заполночь, и эта часть Амстердама стала тихой, темной и сонной. Наслаждаясь ночной прохладой, он не спеша, держась в тени деревьев, окаймлявших каналы, направился пешком к центру города. В какой-то момент ему показалось, что за спиной слышны легкие шаги преследователя; он присел на скамейку, закурил и так просидел минут двадцать, но никто не появился. Дюрелл не думал, что Флаас установил за ним слежку. К тому же за черным ходом отеля "Спаанягер" никто не наблюдал. И он пошел дальше.

Антикварный магазин ван Хорна на Кюпплейн, 45 был заперт, а окна закрыты ставнями. Канал, у которого днем играли дети, в это ночное время был темным и пустынным. Дюрелл прошелся до дальнего угла, пересек мостовую и вернулся обратно по противоположной стороне узенькой улочки. Дома были погружены в свои средневековые сны. Ни на канале, ни на Кюпплейнстраат никакого движения. Верхние окна дома ван Хорна также были погружены в темноту. Ничто не говорило о том, что О'Кифи все ещё находится здесь. Дюрелл нашел скамейку возле пристани, на которой днем высаживали туристов, устроился в глубокой тени и стал разглядывать дом ван Хорна.

Дюрелл инстинктом игрока понимал, что какими бы достоинствами не обладал человек, добивающийся совершенства в своем деле, очень часто все решает случай. Он никогда на него не полагался, но никогда не удивлялся случайному повороту событий. Он просто принимал происходящее и старался его использовать, неважно, хорошо оно было или плохо. Можно было быть очень терпеливым, чрезвычайно высоко квалифицированным во всех тонкостях искусства шпионажа, обладать блестящим умом - но если удача от игрока отворачивалось, работа становилась тяжелой, грязной и очень часто от её результата уже не было никакой пользы отделу "К".

Но сегодня ему повезло.

Жалюзи на окнах в доме ван Хорна были опущены, но уже минут через пять он увидел, как боковая дверь рядом с магазином неожиданно открылась и закрылась, и на тротуар выскользнула неясная фигура. Дюрелл мгновенно вскочил на ноги.

Это была экономка, Лина Хьюзинг. Плотная, мрачного вида женщина замерла на тротуаре, словно в нерешительности. Затем повернула налево, пересекла улицу и быстро зашагала по кленовой аллее, пройдя поблизости от того места, где сидел Дюрелл. В левой руке у неё был небольшой дорожный чемоданчик, на седой голове пожилой женщины прямо сидела черная соломенная шляпа. Когда она шла по улице, её башмаки на плоской подошве решительно стучали по тротуару.

Дюрелл поспешно обошел скамейку, благодаря Бога за то, что не пришел сюда десятью минутами позже.

- Лина, - окликнул он тихонько, - мисс Хьюзинг!

Женщина остановилась, как вкопанная. В неясном уличном свете, проникавшем сквозь листву деревьев, видно было, как она побледнела. Ужас исказил её лицо. Потом она увидела, что это Дюрелл, и отшатнулась назад, с трудом переводя дыхание.

- О! Это вы, минхер Дюрелл.

- Конечно. Не бойтесь.

- Не подходите ко мне! Пожалуйста! Я прошу вас...

- Хорошо, - кивнул он. - Я не подойду.

- А вы, вы тоже больны?

- Не знаю, - ответил он, - я ещё ничего не чувствую. Но как вы узнали?

Голос её звучал безжизненно и горько.

- Ваш друг, минхер О'Кифи был здесь примерно час назад и забрал Пита. - Ее большие глаза наполнились слезами. - Пит ведь был уже мертв, когда вы уходили, не так ли?

- Да, - сказал Дюрелл, - Мне очень жаль. - Они переговаривались через дорожку и Дюрелл посматривал во все стороны, чтобы быть уверенным, что они одни на этом берегу канала. Ему показалось, что на дальнем углу в тени видна какая-то гуляющая парочка, но тут все его внимание вновь переключилось на женщину. - Лина, О'Кифи оставил для меня какую-нибудь записку?

Она заколебалась.

- О чем теперь говорить? Пит мертв. Я предупреждала его, что это добром не кончится. Но умереть от такой ужасной болезни...

- О'Кифи рассказал вам? - поспешно спросил Дюрелл.

Когда он шагнул к ней, она вытянула вперед руки, словно пытаясь его отстранить.

- Я же не дура. Было так больно видеть, как ваш помощник принимает все меры, чтобы не заразиться.

- А что именно сказал вам О'Кифи?

- Он сказал, что было сделано все, чтобы этого избежать. Сказал, что вы должны отправиться в Амшеллиг по распоряжению инспектора Флааса. Что все согласовано с вашим начальством. - Женщина облизала губы. - Вы должны зарегистрироваться в отеле "Гундерхоф" и ждать там О'Кифи. Он приедет завтра.

- Что-нибудь еще?

- А что может быть еще? Это ваша вина, что Пит умер. - Женщина залилась слезами, спрятав лицо в носовой платок, её крупное тело содрогалось от молчаливых сдавленных рыданий. Дюреллу хотелось успокоить её. Но он знал, что стоит её коснуться, и сдерживаемая истерика может выйти из-под контроля. Она сказала: - Пит любил свой магазин и все те вещи, которыми торговал. Зачем вы уговорили его ввязаться в такое ужасное дело? Какая ему от этого польза?

- Пит был храбрым человеком. Он умер за Голландию, - сказал Дюрелл, понимая, насколько неуместны его слова для этой убитой горем женщины. - Он выполнял особые поручения не только для нас. Он работал и на Голландию.

Она покачала головой.

- Но почему он умер?

- Он пытался спасти других, - сказал Дюрелл.

- А вы? Вы тоже умрете?

- Не знаю, - задумчиво протянул он.

- Вы же были у Пита около часа - и знали, что может произойти оттого, что вы там находитесь?

- Сначала я был не уверен. И убедился позже. Но я должен был поговорить с Питом и узнать, что он сумел выяснить.

- Ваш друг О'Кифи продезинфицировал комнату, но сомневался, что это что-нибудь даст, - сказала она. - А что он сделает с... с Питом?

- Это не самое важное, не так ли? - мягко спросил он. - То, что О'Кифи забрал с собой, уже не было Питом.

Женщина помолчала. Потом вздохнула, казалось, исчерпав все эмоции, выпрямилась и взглянула прямо на Дюрелла, чья высокая фигура была скрыта тенью деревьев.

- А вы тоже храбрый человек. Я бы так не смогла.

- Куда вы направляетесь?

- Собираюсь поехать к сестре в Гревенхейг. Как вы думаете, это не опасно?

- Думаю, что нет, если вы не заходили к Питу в комнату.

- Нет, не заходила.

- Если полиция будет вас распрашивать, вы им расскажете про О'Кифи? спросил Дюрелл. - Ему нужно время, чтобы сделать все, что положено.

- Понимаю. Я могу исчезнуть на денек.

Дюрелл кивнул.

- Этого будет вполне достаточно.

- Я должна бы вас ненавидеть, - прошептала она. - И все же... и все же... - Она удивленно взглянула на него. - Ведь завтра с вами может случиться то же, что и с Питом, но вы продолжаете...

- Ничего больше не остается, - сказал Дюрелл.

Когда женщина ушла, он обошел кругом дом с закрытыми жалюзи и в аллее обнаружил небольшую красную "каравеллу", на которой Пит ездил во Фрисландию. Ключами, найденными в комнате Пита, завел мотор и поехал к себе в отель. Минут двадцать он тщательно изучал карту, которую забрал из комнаты Пита, но это ничего не дало. Насколько можно было судить без помощи микроскопа, на ней не было никаких отметок.

Он проспал около четырех часов, на рассвете выписался из отеля и выехал из Амстердама на север. В эти прохладные утренние часы местность была унылой и туманной. Только время от времени её однообразие нарушалось редкими ветряными мельницами, или длинными прямыми линиями морских дамб, или рядами деревьев, окаймлявших каналы. Он миновал Волендам, где жители специально для туристов ходили в старинных крестьянских костюмах; но в этот час никаких туристов видно не было.

В шесть утра он остановился, чтобы съесть голландский завтрак, состоявший из поджаренных горячих булочек, масла, сыра и яичницы с ветчиной, и запить все это дымящимся кофе. К собственному удивлению Дюрелл обнаружил, что проголодался. Когда он вернулся к красной "каравелле", солнце уже стало пробиваться сквозь утренний туман.

Он выехал на широкую прямую дорогу, которая шла по вершине большой дамбы, пересекавшей Эйселмер, и на протяжении восемнадцати миль по обе стороны от него было только море. Залитые солнцем окрестности сверкали безупречной чистотой; земля вокруг была плоской и зеленой, украшением ей служили голубые озера и обсаженные буками берега каналов и обочины дорог. Белые паруса ветряных мельниц, непрестанно качавших воду, сверкали в лучах утреннего солнца. Маленький автомобиль быстро бежал по дороге, управление оказалось очень простым. Время от времени покрытие широкого шоссе сменялось с кирпичного на бетонное, затем снова становилось кирпичным.

Он проехал множество аккуратных маленьких деревушек, которые, казалось, так и просились на полотна Гоббема. Это была страна Кюйпа, Питера де Хука и Терборха, широко представленная во всех музеях мира. Небольшая страна, которую легко можно было пересечь за несколько часов. До Амшеллига он добрался уже к девяти часам утра.

В отеле "Гундерхоф" для него был заказан номер. Большой, довольно беспорядочно выстроенный деревянный отель, предназначенный для семейного отдыха, был заполнен отдыхающими до отказа. Регистрируясь у стойки, он прислушивался к голосам, доносившимся из ресторана, и в этой мешанине голландского, французского, итальянского и английского языков не смог уловить ни малейших признаков паники или намека на какие-то слухи. Клерк, взглянувший на подпись Дюрелла, кивнул, колокольчиком вызвал посыльного и Дюрелла проводили на третий этаж.

Окно его номера выходило на Северное море. За изогнутой белой линией берега и голубым морем видны были низкие песчаные контуры Тершеллинга и Ширмонингкуга, ближайших из Фризских островов, расположенных в Ваддензее. Воздух был чистым и бодрящим, пахло солью и приливом. Берег перед отелем кишел купающимися. На теннисных кортах решительно настроенные голландские парочки уже потели под утренним солнцем. А вездесущие велосипедисты деловито возились у стойки, выбирая себе машины, чтобы помчаться по мощеной кирпичом дороге на гребне дамбы.

К югу располагалась деревушка Амшеллиг, выглядевшая в утреннем солнечном свете весело и аккуратно. Рыбацкие лодки были причалены в гавани; казалось, что их грубые крутые форштевни не менялись столетиями. У городской пристани покачивалось множество яхт, шлюпок и катеров. Несколько парусов уже сверкало в море, кренясь под ветром, дувшим с побережья.

Дюрелл заказал кофе и булочки, закурил сигарету и стал обдумывать свои дальнейшие действия. Ему было сказано, что здесь он должен встретиться с таинственными людьми, которые шантажируют все человечество. Но его снедало нетерпение. Он понимал, что ожидание - часть его работы, но оно никогда не давалось легко. Лишь в редких случаях Сэм соглашался уступить инициативу другой стороне, но сейчас выбора у него не было.

Конверт с документами швейцарского банка, который ему передал инспектор Флаас, нетрудно было спрятать за стоявшим в номере ореховым платяным шкафом. С помощью нескольких полосок клейкой ленты он прикрепил конверт к задней стенке. Свои собственные временные документы вместе с паспортом, из которого следовало, что он адвокат, хотя очень много времени прошло с тех пор, как он последний раз занимался юридической практикой, Дюррел положил в бумажник.

Когда девушка в крестьянском платье, румяная как яблочко, принесла кофе, он выпил две чашки и закурил, размышляя над тем, что уже второй раз он ждет, не зная, что вдруг может произойти. Легкая тошнота и общее недомогание смахивали на простуду. Дюрелл проверил свой пульс и обнаружил, что тот стал чаще и слабее, чем обычно. Очень может быть, - мрачно подумал он, - что через несколько часов я последую в могилу вслед за Питом ван Хорном.

Он ждал.

К десяти часам море было усыпано парусами, теннисные корты звенели от возбужденых голосов и топота ног неутомимых голландцев, велосипедисты давно уже скрылись из виду за поворотом дороги на дамбе, а солнце жарко грело берег и безмятежное море. Дюрелл устроился в кресле возле окна и закрыл глаза. Голова у него болела. Это могло быть из-за того, что он не выспался, или от ударов, которые ему достались от людей таинственной белокурой Кассандры. Все могло быть. Он надеялся, что причиной боли были только побои и старался уговорить себя не думать о худшем.

Но не думать об этом он не мог.

Он торопил время, которое словно растягивалось до бесконечности, в то же время мчась стремительным потоком.

В одиннадцать часов он допил кофе, выкурил последнюю сигарету и ощутил, что весь покрылся холодным противным потом, что было совершенно необычно для него. Он чувствовал себя вялым и полусонным. Солнце и голоса отдыхающих, разносившиеся по большому деревянному отелю, яркое море и небо оказывали гипнотическое воздействие, которому он не мог противостоять.

Дюррел задремал.

Он дремал, и ему снилось детство в низинах Луизианы, и годы, проведенные в Йеле, и целая вереница сильных и преданных делу людей, которые были уже мертвы.

Может быть, удача в конце концов от него отвернулась...

Тут раздался резкий стук в дверь, он вскочил и открыл её. При виде человека, стоявшего в пустынном коридоре, Дюррел понял, что перед ним враг.

7

Это был высокий сильный человек с глазами, излучавшими угрозу. Весь его облик отдавал какой-то надменностью хищного зверя. Никаких попыток изобразить любезность не было и в помине. Он просто спросил: - Дюрелл? - и шагнул в номер, с шумом захлопнув за собой дверь. Огляделся, прошелся по комнате, подошел к окну, глянул на море и побережье, открыл шкаф и заглянул внутрь, распахнул дверь в ванную и сунул туда голову, и только после этого повернулся к Дюреллу.

- Ну?

- Меня зовут Дюрелл.

- Садитесь и ведите себя как пай-мальчик, договорились?

- Вы - Джулиан Уайльд?

- Конечно. Вы же должны были переговорить с этим дураком Питом ван Хорном. Кстати, как его дела?

- Пит мертв, - без всякого выражения сказал Дюрелл.

- Хорошо, - Мужчина ухмыльнулся. - Он был глуп, вы же знаете.

Дюрелл ничего не сказал. Он почувствовал, как при этих безжалостных словах на него накатывает волна ярости, но понимал, что цель реплики в том и состоит, чтобы вывести его из себя, а потому спокойно ждал, что последует дальше.

Джулиан Уайльд передвигался с грацией дикой кошки. Его английское произношение было почти безупречным, если не считать некоторых мелочей; то, как он произносил отдельные гласные звуки, выдавало, что родом он из Центральной Европы. Он мог быть с Балкан, из Чехословакии или Польши - судя по выступающим славянским скулам и густым светлым волосам. Карие глаза были жесткими и быстрыми, руки - большими и сильными. Вокруг него распространялось какое-то чувство опасности, словно внутри сильного и беспокойного тела тикала адская машина. На нем был английский твидовый пиджак, свободные фланелевые брюки и белые спортивные туфли. Когда он улыбался, становились видны острые белые зубы.

- Вы знали Пита ван Хорна, верно? - спросил он. - Что вы сделали с телом?

- Я знал его. Его тело в безопасном месте.

- Хорошо. Мы же не можем без надобности позволять чуме распространяться, верно? - Уайльд сделал паузу. - Я сказал вам, чтобы вы сели, друг мой.

- Мы с вами не друзья. Вы пришли сюда для того, чтобы заняться делом?

- Прежде всего я пришел сюда для того, чтобы выяснить все о Мариусе.

- О ком?

- О моем брате Мариусе. Он не при чем. Он просто ужасный идиот. Что вы с ним сделали? - Голос Уайльда звучал очень жестко. - И не делайте вида, что вы удивлены или ничего не знаете. Вы же понимаете, что вам не удастся от меня отделаться. Ребята, я отдам все на свете, если вы будете вести себя разумно. Но если вы упрятали Мариуса в тюрьму и собираетесь отправить его на допрос в Звездную палату (Звездная палата - тайный гражданский и уголовный суд в средневековой Англии - прим. пер. ), то вы пожалеете об этом.

- О нем я ничего не знаю, - сказал Дюрелл.

- Я не верю. У вас слишком спокойный вид.

Дюрелл ничего не ответил. Какое-то время он размышлял, не схватить ли ему Джулиана Уайльда и не разоружить ли его. Пожалуй, он бы мог это сделать. Джулиан Уайльд был мужчиной крупным и сильным, и несомненно он вооружен; однако игра стоила свеч, если бы удалось этим и закончить все дело. Беда в том, что никто не мог сказать, какие меры предосторожности мог принять Уайльд. Было в нем что-то роковое, что заставило Дюрелла отказаться от этой мысли - какой-то животный блеск в глазах, какая-то диковатость в изгибе губ. Существовала банда международных авантюристов, которые не знали моральных ограничений. И печать принадлежности к такой банде лежала на Джулиане Уайльде, тут не могло быть никаких сомнений.

- Мы ничего не знаем о том, что случилось с вашим братом, - сказал Дюрелл, - Я уверен, что мы его не задерживали.

- Вы схватили его, я уверен. Иначе с чего бы ему исчезнуть? Я хочу, чтобы он вернулся, приятель. И я возмущен, что вы против нас такое затеяли. В результате цена увеличится. Теперь мы хотим получить десять миллионов.

Дюрелл изумленно уставился на него.

- Но я имею полномочия вести с вами переговоры только о пяти миллионах долларов.

- Очень плохо. В результате ваших глупостей цена поднимается до десяти. Наличными, в Народном банке Швейцарии. И за каждый час отсутствия Мариуса цена будет увеличиваться на десять тысяч. Понятно?

- Я не уполномочен...

- К черту ваши полномочия! - резко выкрикнул Джулиан Уайльд. На верхней губе у него выступили капельки пота. - Я хочу, чтобы Мариус вернулся обратно, живой и невредимый. Я не слишком заботился об этом паршивце все прежние годы, стараясь пробиться наверх, но не могу позволить, чтобы в последнюю минуту ему пришлось бы расплачиваться за все грехи.

- Не знаю, смогу ли я что-то сделать, - сказал Дюрелл. - Но судя по тому, что я знаю, ваш брат мог заплатить ту же цену, что и Пит ван Хорн.

- Нет! Мариус знал, как обращаться с этой штукой.

- Он что, был биохимиком?

- Не беспокойтесь, мы оба знали как обращаться с "Кассандрой".

- Стало быть, вы достаточно хорошо знали, как с ней обращаться, чтобы распространить чуму в Доорне?

- Она там хранилась, - быстро сказал Уайльд.

- Но пятеро рыбаков умерли.

- Ну, это их вина. Один из них оказался слишком шустр и им всем пришлось за это поплатиться. Любой, кто встанет у нас на пути, за это заплатит.

- И их смерть вас не беспокоит? - спросил Дюрелл. - Вы всерьез собираетесь убить миллионы людей?

В комнате наступило молчание, и в этой короткой паузе Дюрелл вновь услышал крики купающихся на берегу, возгласы и стук мячей на теннисных кортах, звонки велосипедистов. Солнце за окном освещало невинный отдыхающий мир. Но все, что происходило снаружи, казалось нереальным, настоящая реальность была только здесь, в этом гостиничном номере, в словах, которые сгущали атмосферу между ними.

В Джулиане Уайльде произошла какая-то неуловимая перемена - появилось ощущение опасности и безрассудства, полной отрешенности от нормальных человеческих ценностей. Наблюдая за ним, Дюрелл внутренне содрогнулся. В Уайльде было что-то странное. Его английские манеры выглядели какими-то ненастоящими. Внезапно Дюрелл ощутил себя так, словно пригласил в комнату что-то чуждое, что изменило атмосферу и окрасило весь день роковой и не имеющей себе равных опасностью.

Он мысленно содрогнулся. Либо он заболевает, что означало неотвратимо шагнуть вслед за Питом к смерти, либо позволил этому человеку с какой-то гипнотической силой себя подчинить.

- Ну, теперь вы поняли, о чем идет речь, - вдруг сказал Уайльд. - Я имею в виду, что вы должны вернуть Мариуса живым и здоровым, ясно? Цена теперь составляет десять миллионов - и взамен вы получите все, относящееся к "Кассандре": лабораторию, оборудование и емкости с вирусом.

- А как мы можем быть уверены, что вы не оставили себе достаточного количества, чтобы снова нас шантажировать?

- Вы и не сможете быть уверены. Вам придется просто нам верить.

- А если мы этого не сделаем?

- Придется, - Уайльд криво усмехнулся. - Запомните, Мариуса верните к шести часам. К этому времени я подойду. И как пай-мальчик договоритесь об увеличении счета в банке. Иначе...

Рука Уайльда мелькнула так быстро, что Дюрелл даже не успел заметить выхваченный нож. Тот вылетел из рукава, и солнце на миг блеснуло на его лезвии, когда Уайльд метнулся через комнату и приставил нож к горлу Дюрелла. Дюрелл не пошевелился, но его темные глаза стали почти черными, когда он сказал:

- Уберите нож, Уайльд.

- То, что я сейчас проделал с вами, я могу сделать со всем миром. Ясно? Я хочу быть в безопасности и хочу быть богатым. Я страдал и ждал все эти годы не напрасно. Ни я, ни Мариус не допустим никакого обмана. Я сказал то, что сказал. Мы скорее умрем, чем проиграем... так же как умрете вы, если к шести часам не вернете мне Мариуса и не заключите сделку.

В карих глазах Уайльда, в его жесткой безжалостной усмешке промелькнуло что-то звериное. Дюрелл почувствовал укол ножа в горло и повторил:

- Уберите нож, Уайльд, или вы его потеряете.

- Потеряю? Правда? Понимаете, я влюблен в этот нож. У меня долго были два таких совершенно одинаковых ножа. Если бы вы могли видеть рукоятку, то заметили бы на ней череп и скрещенные кости, - символ старой надежной элиты гестапо. Она инкрустирована серебром и слоновой костью, вот так-то. Нацист, которому принадлежал нож, умер, когда начал бить бедного Мариуса. Мариус никогда не умел постоять за себя. Не слишком ли много я вам рассказываю? Это все, наверное, записывается? Вы что, попытаетесь быстро нас разыскать? Это ничего не даст, приятель. Когда мы получим банковские документы, а вы "Кассандру", сделка будет закончена и мы просто исчезнем.

- Сомневаюсь, что вам удастся уйти с такими деньгами.

- О, и тем не менее мы уйдем, - Он раздраженно вздохнул. - Мы слишком долго ждали... а Мариус не настолько крепок, чтобы сражаться с этим жестоким миром, но достаточно умен, чтобы все превосходно спланировать. Когда появился шанс, он понял, какие тот открывает возможности. Он все предусмотрел.

- Таким образом из вас двоих он - мозговой центр, - заметил Дюрелл.

- Если вам нравится, можете так думать.

- Без него вы просто груда мышц, верно?

Нож у горла Дюрелла слегка шевельнулся.

- Этот нож уже не раз был в деле. Я могу им снова воспользоваться. Вы ведь вполне можете мне не понравиться, старина, до такой степени, что я вас просто убью.

- Я последний раз прошу вас, - сказал Дюрелл, - уберите нож.

Уайльд ухмыльнулся. В этом человеке чувствовалась какая-то звериная жестокость, фанатизм и ощущение крови, пролитой много лет назад.

Дюрелл нырнул и развернулся, уходя от ножа в руке Уайльда. Движение его было мягким и точным. Уайльд засопел и попытался отступить назад, но Сэм подставил ногу и толкнул его, заставив пошатнуться. В тот же миг он болевым приемом вывернул Уайльду руку и нож мелькнул в воздухе. Дюрелл проследил за его полетом, и когда нож коснулся пола, наступил на него.

Лезвие хрустнуло под каблуком.

Наклонившись, он подхватил нож за рукоятку, успев заметить на ней выполненные слоновой костью и драгоценными камнями нацистские символы. Отломившийся кончик лезвия швырнул в корзину для мусора.

- Вы сломали мой нож, - недоверчиво прошептал Уайльд.

- Я не люблю ножи возле моего горла. Даже если это всего лишь шутка. Ведь это была шутка, Уайльд?

- Он так долго служил мне, и я им очень дорожил.

- Тогда вам не следовало обращаться с ним, как с игрушкой.

В карих глазах Уайльда мелькнула какая-то тень, затем он поднял взгляд и улыбаясь пожал плечами. Напряжение и ярость как-то вдруг исчезли из его голоса и он заговорил спокойно и просто.

- Я позвоню вам сегодня вечером в шесть часов. Подготовлю к отправке все, что вы хотите получить. В свою очередь я вас предупреждаю, что я должен найти здесь своего брата Мариуса, живого и невредимого. И документы на десять миллионов долларов. В шесть часов.

- Я буду здесь, - сказал Дюрелл.

Пока Джулиан не вышел из комнаты, он не двигался с места.

Дюрелл медленно досчитал до десяти, затем шагнул в коридор. В холл спускались под руку молодой человек и девушка, размахивая теннисными ракетками. Проходя мимо, они улыбнулись Дюреллу. Никаких признаков Джулиана Уайльда.

На какое-то мгновение он подумал, а не мог ли Уайльд поселиться в одной из соседних комнат. Это был бы весьма разумный шаг. Но тут проходивший мимо юноша сказал по-английски с сильным акцентом:

- Вы ищете своего приятеля, сэр? Он только что сбежал вниз по лестнице, и ужасно спешил.

- Спасибо.

Сэм кинулся по широкой деревянной лестнице вниз в холл. Возможно, его действия были не слишком разумны, но существовала небольшая вероятность, что он сможет сесть Джулиану Уайльду на хвост и тот приведет его в какое-то важное место. То, что он может привести в ярость и без того взбешенного человека, давало шанс, которым следовало воспользоваться.

Когда Дюрелл скатился по лестнице, Уайльд миновал парадный выход отеля "Гундерхоф". За узким тротуаром и береговой полосой ослепительно сверкало море. Мимо низких островов, расположенных неподалеку от берега, проносились накрененные под ветром паруса. Уайльд повернул налево, с кошачьей грацией скользя среди шезлонгов и сваленных в кучу велосипедов и не оглядываясь назад. Дорога, выгнутая дугой по дамбе, вела к красным крышам и пристаням деревушки Амшеллиг, расположенной в четверти мили. На дороге было множество гуляющих и велосипедистов, и Дюрелл, позволив расстоянию между ними увеличиться, спокойным шагом последовал за Уайльдом.

Ему казалось, что его короткое сообщение даст достаточно информации для инспектора Флааса и О'Кифи. До сих пор никто, кроме Пита, не упоминал имени Мариуса Уайльда. А Джулиан Уайльд пришел в ярость из-за того, что его брат исчез. У Дюрелла не было ни малейшего представления, что все это может значить, если не считать того, что Джулиан в результате безжалостно усилил нажим. С этим следовало что-то делать, и быстро.

Он жалел, что не удалось чуть подольше задержать этого человека. Слишком много вопросов осталось без ответа. Были Джулиан с братом единственными участниками заговора "Кассандры"? Или существовали и другие? Возможно, Уайльды были всего лишь агентами и посыльными; но тут Дюрелл не мог определиться. Казалось, что Джулиан Уайльд сам себе хозяин, и только время сможет ответить на вопрос, не скрываются ли в тени и другие.

Судя по всему, Джулиан Уайльд не замечал слежки. Он быстро шел к побережью Северного моря, ни разу не оглянувшись назад. Дюрелл проверил ситуацию позади себя, чтобы убедиться, не проистекает ли самоуверенность Уайльда из того, что кто-то прикрывает его отступление; однако не смог обнаружить ничего подозрительно в толпе гуляющих по дамбе.

Длинная и широкая главная улица Амшеллига, шедшая параллельно побережью, была застроена главным образом торговыми заведениями, связанными с рыболовством и туризмом. Неподалеку от главной набережной, предназначенной для рыбацких лодок, был построен скромный пирс для прогулок. Гавань с каменным молом заполняли яхты, а узкие вымощенные кирпичом улочки деревни кишели туристами.

Здесь сразу же стало гораздо труднее следить за Уайльдом и только его высокий рост и светлая львиная грива несколько облегчали задачу. Миновав прогулочный пирс, Уайльд резко свернул в узкую боковую улочку, застроенную пакгаузами, и Дюрелл прибавил ходу, чтобы повернуть следом.

Но не тут-то было.

От набережной, где были привязаны несколько парусных шлюпок, ему навстречу шагнул молодой голландец огромного роста в типичной шапочке с узким козырьком и мешковатых штанах. Положив огромную руку на грудь Дюреллу, он улыбнулся, сверкая золотыми зубами.

- Пожалуйста, минхер, минуточку...

- Прочь с дороги.

- Это очень важно, минхер. Мне поручено...

- Отстань, - резко бросил Дюрелл.

- Отстать? - Молодой человек нахмурился, его светлые брови сошлись к переносице. Грубая рука моряка все ещё лежала на груди Дюрелла. - Знаете ли вы, где находитесь, минхер?

Дюрелл понимал, что через мгновение Джулиан Уайльд исчезнет, и в мгновенном порыве ярости попытался отшвырнуть руку громадного голландца, толкавшую его в сторону гавани. Но рука моряка оказалась твердой и неподатливой, как дубовое бревно. Его глаза широко раскрылись от удивления и боли, но когда Дюрелл со всего размаху ударил плотно сжатым кулаком в солнечное сплетение, что должно было свалить того с ног, голландец, казалось, этого даже не заметил.

- Пожалуйста, минхер, мы же не враги...

Дюрелл ударил снова, но огромная рука схватила его за запястье и он покачнулся, теряя равновесие. До сих пор ещё никому не удавалось проделывать с ним такое: голландец обладал необычайной силой. И улыбался, как блаженный идиот.

- Мне очень жаль, мистер Дюрелл. Просто у меня есть лодка, которую я должен вам предложить, вот и все. Ведь вы ищете лодку, которую можно арендовать, верно? Нам следует сторговаться поскорее, пока люди не начали обращать на нас внимание.

- О чем вы говорите?

- Инспектор Флаас сказал, что вы хотите арендовать лодку, верно?

Дюрелл взглянул на громадного голландца, а затем на улочку, в которой исчез Уайльд. Может быть, ещё не поздно... Но когда он начал обходить моряка, тот твердо пробасил:

- Мне очень жаль, минхер, но я вынужден настаивать на своем. Я получил определенные инструкции. Тринка хочет увидеться с вами сейчас.

- Позже!

- Сейчас.

Дюрелл расслабил руку, увернулся от захвата моряка, чувствуя, как горит кожа там, где этот гигант пытался его схватить, и снова оказался лицом к лицу с голландцем. В этот раз он сильно ударил моряка правой рукой в живот. Ему было уже все равно, что подумают окружающие. Он услышал судорожный вздох проходившей мимо женщины, крик какого-то мужчины, когда огромный голландец начал опрокидываться назад, потеряв свою шапочку и задев какой-то сарай с такой силой, что все это небольшое сооружение отчаянно зашаталось. Однако на его лице по-прежнему было написано лишь невинное сожаление и удивление. Он облизал губы, покачал головой, расправил плечи и двинулся на Дюрелла, как разъяренный бык.

Потом Дюреллу никогда не доставляло удовольствия вспоминать, что могло бы произойти, сцепись они тогда с голландцем всерьез. Когда гигант бросился в атаку, рассерженный его упорством, он стоял, изготовившись к бою. Но голландец неожиданно остановился, словно его дернули за поводок, когда раздался сердитый высокий голос девушки:

- Ян! Ян Гюнтер! Прекрати немедленно это безобразие!

8

Голос девушки звучал удивительно авторитетно для её размеров. Дюрелл знал, что голландские девушки обычно выглядели полнотелыми и откормленными. Эта же была крошечной, с черными, как смоль, волосами, которые выдавали испанское наследство, оставшееся с тех пор, когда Нидерландами правил испанский герцог Альба. Однако черты её лица отличались молочной мягкостью и ярким румянцем, характерным для всех голландцев. И в сочетании с размерами фигурка её выглядела весьма совершенной и даже несколько вызывающей.

Она решительным шагом направилась к ним через набережную; маленькая фигурка в белых шортах и открытой у ворота мужской рубашке выглядела весьма соблазнительно. У неё были длинные, сильные, красиво очерченные ноги. Темные волосы коротко по-мальчишески подстрижены. Но от сердито взъерошенной макушки до крошечных пяток было в ней что-то необычайно женственное, особенно когда она встала рядом с неуклюжим Яном Гюнтером.

- Мне очень жаль, господин Дюрелл. Ян просто не понял. Я отнюдь не собиралась задерживать вас таким способом. Вы направлялись куда-то по важному делу?

- Теперь это уже не имеет значения, - вздохнул Дюрелл.

- Меня зовут Тринка ван Хорн, - сказала она и протянула руку. - Можно сказать, что дядя Пит и я работали на одну компанию.

- Тринка?

Она наморщила крошечный носик.

- Очень распространенное имя, не так ли? Катринка ван Хорн. Принадлежащая мне яхта называется "Сюзанна" - и никто не знает почему. Она упрямая и своевольная, как осел... или как некоторые мужчины.

- С таким же успехом это может относиться и к женщине, - буркнул Дюрелл.

- О, Боже! Неужели мы должны быть врагами?

Он посмотрел на её крепкую, хорошо сложенную фигурку.

- Мы должны вместе отправиться на вашей лодке?

- Да. В этом весь смысл.

- Тогда я искренне надеюсь, что мы станем друзьями, - сказал он.

- О, вы такой любезный... для американца. Конечно, Ян тоже отправится с нами. В качестве матроса... и возможно телохранителя.

- Очень жаль.

Она рассмеялась.

- Ян может оказаться полезен.

Дюрелл задумчиво потер запястье.

- Полагаю, что сможет. - Он взглянул на огромного неуклюжего Яна, яркие голубые глаза которого с абсолютной преданностью смотрели на крошечную Тринку. - Все в порядке, Ян? Надеюсь, что ты не испытываешь ко мне вражды?

Английский язык Яна был невнятным и неповоротливым.

- Конечно, нет, сэр.

- Мы думали, что лучше всего отправиться прямо сейчас, - сказала девушка. - Я уже собиралась послать Яна за вами в отель, так как подумала, что инспектор Флаас злоупотребляет предосторожностями. Вас нам показали, когда вы утром прибыли в отель. У нас слишком мало времени. Потому я решила начать поиск прямо сегодня.

- Поиск?

- Бункера - лаборатории.

- Вы уже давно её ищете?

- Мы проплавали в районе Фризских островов почти неделю... до того, как туда поехал Пит. Но до сих пор ничего не нашли.

- Вчера вы видели Пита?

- Нет. Но Флаас позвонил и сказал, что Пит исчез, и он боится... мы все думаем, что дядя Пит попал в серьезную беду. Если вы не убедите нас в обратном... - Она вопросительно взглянула на него. - Мистер Дюрелл, вы нам можете сказать что-нибудь о дядюшке Пите?

- Ничего хорошего, - печально произнес он.

Ее глаза быстро скользнули по лицу Дюрелла. Он понял, что под женственной миниатюрностью скрывается прочность стали. По выражению её лица было ясно, что за несколько секунд она поняла его слова, приняла их, огорчилась и смирилась с этим новым фактом.

- Он... мертв? - тихо спросила она.

- Тринка... - начал Ян.

- Все нормально. Так дядя Пит мертв, мистер Дюрелл?

- Да, - кивнул он.

Она помолчала. За бортом, фыркая и отплевываясь, взревел мотор якорной лебедки, перейдя затем на равномерный гул. С одной из причаленных яхт донесся смех женщины. Над волнами в порывах ветра, дующего с Северного моря, носились чайки. Воздух стал немного прохладнее, хотя солнце все ещё ярко светило и вокруг резвились туристы. Девушка медленно покачала головой и потерла руку. Ветер подхватил несколько прядок её волос и бросил их на щеку. Дюрелл понял, что ей уже под тридцать, что она зрелый человек с острым умом.

- Спасибо, что вы не стали лгать мне, как Флаасу, - спокойно сказала она.

- Не то, чтобы я лгал...

- Все нормально. Я надеюсь, что вы и впредь будете со мной откровенны, если нам придется вместе работать над проектом "Кассандра".

Неловко переминаясь с ноги на ногу, Ян Гюнтер спросил:

- А теперь мы пойдем на яхту?

- Почему бы и нет? - сказал Дюрелл.

"Сюзанна" оказалась яхтой полированного красного дерева длиною в тридцать шесть футов, отделанной тиком и бронзой; безукоризненно чистая каюта была разделена на два отсека с двухъярусными койками в каждом, пространство посередине служило гостиной и столовой. Впереди на носу находились прекрасно оборудованный камбуз и кладовая, содержащая все необходимое. Имелся и вспомогательный двигатель, которым занимался исключительно Ян Гюнтер.

Дюрелл сказал Тринке, что должен вернуться в отель "Гундерхоф" к шести часам вечера, и она кивнула.

- Понимаю. У вас там встреча с людьми "Кассандры"?

- Встреча у нас уже была. Они подняли цену до десяти миллионов долларов. - Он коротко рассказал ей о своем разговоре с Джулианом Уайльдом и Тринка нахмурилась, закусив губу. Затем она сказала, что до сих пор не видела в этом районе никого, похожего на Джулиана Уайльда, и предположила, что заметила бы его, крутись он в Амшеллиге.

- Если дядя Пит встретился вчера с Уайльдом, то у него не было времени рассказать мне об этом. - Она казалась расстроенной. - Наши обычные трудности с координацией. А что вы думаете по поводу этого ультиматума?

- Думаю, что на самом деле не стоит с этим спешить. Но я хотел бы поискать Мариуса Уайльда, - сказал Дюрелл.

- Где?

- В любом месте в этом районе, где случились какие-то происшествия.

- Но мне ничего не приходит в голову...

- Тринка, - пробурчал Ян Гюнтер. - Что-то случилось в Ваддензее на дамбе номер шесть.

- О, да, но...

- А что там случилось? - спросил Дюрелл здоровяка.

Но Ян выглядел сконфуженным оттого, что вообще раскрыл рот. Он умоляюще махнул рукой в сторону Тринки, а сам сел на комингс каюты и уставился на покачивавшиеся вокруг яхты.

- Ну, это чепуха, - сказала Тринка. Однако выглядела она несколько обеспокоенной. - Были разговоры о какой-то аварии - произошел взрыв. Нерадивые рабочие оставили динамит, и он взорвался, уничтожив большую часть уже сделанной работы.

- Давно там ведутся работы?

- Правительство начало работы этой весной. На самом деле дамба номер шесть на Ваддензее - сооружение очень старое, но во время войны нацисты взорвали её и затопили большую часть польдеров.

- Когда вы об этом узнали? - поспешно спросил Дюрелл.

- Ну, видите ли, все знали о том, что там ведутся инженерные работы. Но когда произошел тот несчастный случай, вода хлынула в пролом в плотине и затопила большую часть осушенной к тому времени территории. Только мне кажется, вы не этот случай имеете в виду, говоря, что он поможет разыскать Мариуса Уайльда.

- Думаю, что это как раз тот случай, - возразил Дюрелл.

Плаванию вдоль побережья и среди Фризских островов помогал свежий восточный ветер, дувший первые два часа. Как объяснила Тринка, другого способа добраться до ремонтируемой дамбы иначе как на яхте не было, или пришлось бы избрать длинный окружной путь через работающие землечерпалки и шаланды. Быстрее и проще было добраться туда на "Сюзанне". Дюрелл не мог не согласиться, что яхта очень подходила для такой прогулки и под порывами свежего ветра двигалась даже быстрее, чем мог позволить стоявший на ней двигатель.

Ян Гюнтер прочно уселся у руля и правил яхтой легко и ловко. Тринка внизу готовила обед, отказавшись от помощи Дюрелла. Сидя на палубе, тот разглядывал ровную гладь сверкающего моря и суши и полоски низких островов далеко на горизонте. "Сюзанна", круто накренясь, шла галсами, а за бортом её журчала вода и позади оставался пенистый след. Дюрелл вспомнил, как ему приходилось плавать под парусами в узком проливе возле Лонг-Айленда во время учебы в Йельском университете, а также те несколько ещё более ранних случаев, когда он плавал в Заливе, приехав туда из заболоченных лощин Пен-Руж. У голландской яхты был круче нос и выше надводный борт, чем у тех, с которыми ему приходилось иметь дело, но Ян мастерски управлял ею и она прекрасно слушалась руля, по крайней мере в эту дивную погоду.

По мере продвижения к северо-востоку вдоль покрытого дамбами побережья Фрисландии и Гронингена, Амшеллиг растаял позади в туманной дымке. В тех местах, где дамбы ещё только должны были строиться или ремонтироваться, зияли разрывы. Однако вскоре и эти детали исчезли из виду, когда они отошли дальше в море и удалились от сплетения протоков среди прибрежных мелей и островов.

Как заметил Дюрелл, места здесь были довольно опасные, и быстрый отлив мог превратить большие пространства, пригодные для плавания под парусами, в ловушки с песчаным дном, способные задержать на долгие часы в ожидании нового прилива. Но было очевидно, что Ян и Тринка хорошо знают прибрежные воды и эти обстоятельства их не смущали.

Приготовленный Тринкой обед был подан на палубе; она не нарушила прочную и добрую традицию голландцев кормить вкусно и обильно. Дюрелла удивило, что Тринка ела примерно столько же, сколько большой Ян или он сам, и при этом совершенно не заботилась о своей изящной фигуре. Были поданы омары и большие ломти намазанного маслом хлеба с традиционной голландской ветчиной и яйцом; затем куски сливочного торта и большой кувшин кофе. Ян и Тринка ели долго, полностью поглощенные серьезным процессом приема пищи. Дюрелл, почувствовав себя лучше после того, как они вышли в открытое море, решил, что ему чудом удалось не заразиться от Пита, и с явным аппетитом присоединился к ним.

Когда обед закончился, он предложил помочь вымыть посуду, Тринка, немного поколебавшись, кивнула, и он присоединился к ней в камбузе.

- Пожалуйста, простите меня, - сказала она, когда они вместе трудились в тесной каморке. - Кажется, я вела себя грубо. Это из-за дяди Пита. Я очень его любила.

- Давно вы занимаетесь этими делами? - спросил Дюрелл.

Ее взгляд внезапно стал тверд и холоден.

- Довольно давно. Пять лет. И даже больше, если учесть... некоторые обстоятельства. - Она замолчала, но не стала развивать эту тему. - Я слышала о вас, мистер Дюрелл, конечно от дяди Пита.

- Зовите меня Сэм, - сказал он.

- Очень хорошо, Сэм. Хотите звать меня Тринка?

- Я бы не против, - ответил он.

- Ладно. Я понимаю, что была невежлива. Мы, голландцы, стараемся, чтобы поведение наше было одновременно приличным и достойным, благожелательным и радушным. Правда, мне довольно трудно, особенно когда дела идут неважно, изображать светскую даму. А в эти дни я очень боюсь того, как могут обернуться дела.

- Вы давно занимаетесь проблемой "Кассандры"?

- С самого начала.

- И в конце концов прибыли сюда для того, чтобы разыскать бункер?

- Да. Правда, пока мне не везло. - Она скорчила кислую гримасу. - До сих пор я видела только берега Фрисландии и Гронингена. Хотя это прекрасные места. Мы в Нидерландах говорим, что Бог создал мир, а голландцы создали Голландию.

Дюрелл кивнул.

- Вы её подняли со дна моря.

- Да. Вы простили мне мою нелюбезность?

- Конечно.

Они пожали руки друг другу и она улыбнулась; её пальцы в его руке были холодными и твердыми. Затем голос Яна Гюнтера пробубнил что-то наверху на палубе и она неожиданно вскочила.

- Впереди по курсу дамба, - сказала она. - Давайте поднимемся наверх.

Дюрелл последовал за ней и вскарабкался по крутому трапу наверх к солнечному свету.

Крики морских чаек, носившихся у них над головами, смешивались с ритмичным стуком насосов, работавших на больших землечерпалках и баржах неподалеку от "Сюзанны". Но на Дюрелла большее впечатление произвело неожиданное угрожающее ухудшение погоды за то недолгое время, пока они с Тринкой находились внизу. Полдень только миновал, а солнце уже скрылось за слоем облаков, которые к западу, особенно над Северным морем, казались толще, и на горизонте лег тяжелый туман.

Начинался прилив, и вода через многочисленные каналы заливала песчаные отмели, низко лежащие островки необитаемых песчаных дюн и зеленые, заросшие тростником луга. Твердая земля тянулась полоской к востоку по правому борту "Сюзанны".

Участки уже восстановленной дамбы были похожи на огромных горбатых китов, проступая из мелкой молочной воды длинной линией, загибавшейся к видневшемуся вдалеке берегу. Краны, бульдозеры, шаланды, буровые вышки и мостовые фермы, землесосы и бетономешалки - все это создавало какофонию шумов, нараставшую по мере того, как яхта приближалась к самому большому участку дамбы, где на фоне неба рисовалось множество деревянных конструкций. Временная гавань переходила в размеченный бакенами канал, проходивший среди целого леса кранов и подъемников. В этом месте на крутые скаты дамбы вели деревянные ступени.

- Вы знаете, что здесь случилось раньше? - спросил Дюрелл.

Тринка кивнула.

- Во время войны, когда немцы поняли, что проиграли, они умышленно затопили этот район, разрушив дамбу в стратегически важных точках. Море прорвалось и затопило фермы и деревни, и по разным причинам этот район долго не восстанавливали. Как вы сами можете видеть, - показала она взмахом руки, - дамба идет от острова к острову и образует полукруг, который будет полностью замкнут. После этого за работу примутся насосы, земля будет осушена и снова станет пригодной для пользования. Некоторые участки морского дна возле Шеерсплаат уже были окружены небольшими дамбами и откачаны досуха - пока на прошлой неделе не произошел несчастный случай.

- Вы уверены, что это был несчастный случай? - спросил Дюрелл.

Она задумчиво кивнула.

- Ни один голландец ни при каких обстоятельствах не повредит дамбы.

- Но это мог сделать не голландец.

- Вы думаете о Джулиане и Мариусе Уайльдах?

- Может быть, - кивнул Дюрелл. - Давайте спросим человека, который руководит здесь работами, что он думает по этому поводу.

Толпа строителей в желтых и белых касках не обратила на них никакого внимания, пока они карабкались по зигзагам лестниц, ведущих от самого основания к вершине дамбы, где располагались строительные бытовки. Кое-кто приостанавливался на мгновение, чтобы взглянуть на фигурку Тринки в белых шортах, но в ней было что-то суровое и решительное, что тут же обескураживало мужчин и заставляло их отводить взгляды. Да одного только сурового вида Яна Гюнтера было достаточно, чтобы оставить любые попытки приблизиться.

С вершины дамбы Дюреллу открылся великолепный вид на море и остров, а также на далекую линию побережья, изрезанного заливами с морской водой и маленькими речушками, впадавшими в Северное море со стороны Западной Германии. Было просто удивительно, насколько меняло перспективу небольшое изменение высоты точки обзора. С севера море было закрыто плотной пеленой тумана, медленно затягивавшего все пространство. На юге, там, где ещё светило солнце, гнулись под порывами ветра мачты прогулочных яхт. Над головой солнце уже утратило свой блеск, скрывшись за легкой дымкой, и ветер на вершине дамбы неожиданно оказался холодным и колючим. Но Тринка, одетая в белые шорты и легкую рубашку, казалось совершенно не обращала на это внимания и уверенно вела его к конторке главного инженера.

Инженера звали Ханс Мойкер и он был похож на голландца времен Ренессанса, сошедшего с полотен Рембрандта. Он был крупным и упитанным, с солидным брюшком, сверкающей лысиной и сердитыми глазами. По всей конторке на чертежных столах и шкафах валялось множество гидрографических и геодезических схем и копий чертежей подводных строительных конструкций. Тринка заговорила с Мойкером на быстром местном диалекте, за которым Дюрелл уследить не успевал. Пока она торопливо объясняла, что их интересует, разговор часто прерывался телефонными звонками, вопросами рабочих и поспешными пометками, которые делал в своем блокноте обливающийся потом толстяк. Наконец Тринка вытащила из кармана какую-то карточку, которую Мойкер принялся внимательно разглядывать. Он нацепил очки в толстой роговой оправе, чтобы лучше рассмотреть карточку, а затем пожал плечами и обратился к Дюреллу на безукоризненно чистом английском.

- У меня нет времени отвечать на ваши вопросы, сэр, - сказал он. - Но обстоятельства выбора не оставляют. Если вы разыскиваете источник всяческих происшествий и трудностей, то как сами видите, попали туда, куда нужно. Мисс ван Хорн спросила, не считаю ли я, что так называемый несчастный случай, происшедший на второй западной секции, мог быть результатом диверсии. Я ответил ей, что вполне может быть. Или могло быть. Я сказал об этом местной полиции, я сказал это представителям властей. Динамит сам собой не взрывается. Мы принимаем все меры предосторожности, в том числе и некоторые особые меры. Мы осторожные люди, мистер Дюрелл. Дамбы для нас жизненно важные объекты, это наша последняя защита от моря. Можем ли мы быть неосторожными с дамбами? Чепуха. Это была диверсия.

- И у вас есть какие - то подозрения? - спросил Дюрелл. - Мог, например, приложить к этому руку кто-нибудь из ваших рабочих?

- Не знаю. У меня не было времени заниматься расследованиями.

- И полиция не оказала вам помощи?

- Фу! Что они понимают в моей работе? Я слишком занят, чтобы даже спорить с ними по этому поводу.

- Может быть, кто-нибудь из ваших рабочих недавно покинул стройку...

Ханс Мойкер посмотрел на Дюрелла, облизал губы, а затем кивнул лысой головой.

- Я проверю.

- Когда вы этим займетесь, обратите внимание на имена Мариуса и Джулиана Уайльдов, - посоветовал Дюрелл. - Они могут оказаться в списке ваших работников.

- Вы говорите - Уайльды? Да, это мне что-то напоминает. - Мойкер протолкнул свой толстый живот мимо чертежного стола и неожиданно вышел наружу. Он так пронзительно свистнул, что этот звук перекрыл шум паровых машин и бульдозеров, и поспешно объяснил Дюреллу. - Я как раз собирался проверить, когда вы мне помешали.

- Кого именно? И почему?

- Мариуса Уайльда - одного из наших младших инженеров. Он англичанин, но знает дамбу и острова, как свои пять пальцев. Для иностранца это феноменально.

- А где он теперь?

- Пойдемте со мной, - воинственно буркнул голландец. - Думаю, он мертв.

9

Туман переливался через строительные конструкции дамбы, как большая бесшумная волна прилива, и двигался в сторону берега. Впечатление было потрясающим. Звуки и краски тонули и гасли в этой белизне, и все принимало какие-то нереальные призрачные очертания, то выступая, то исчезая в густой пелене. Дюрелл не мог даже разглядеть поверхность воды у основания дамбы, на которой они стояли. Но строительные машины продолжали работать, время от времени пронзая туман неожиданными вспышками света, когда кто-то из машинистов включал фары, чтобы сориентироваться. Возведение дамбы не прерывалось.

Ханс Мойкер неуклюже и чуть вразвалочку как все толстяки шагал впереди, направляясь к джипу, за рулем которого сидел рабочий в синей робе из грубой хлопчатой ткани.

Тринка пробормотала:

- Мне так стыдно. Такая глупость... Нужно было давным-давно задать этот очевидный вопрос.

- Вы же раньше не знали фамилии Уайльдов, - заметил Дюрелл. - И я уверен, что на этой стройке помимо Уайльдов работает множество иностранцев.

Она наклонилась вперед и что-то бросила Мойкеру на фрисландском диалекте, на что тот раздраженно огрызнулся. Тринка снова повернулась к Дюреллу.

- Я спросила его, где живут строительные рабочие, ведь работы здесь идут все лето. Некоторые размещаются в бараках компании, но многие снимают комнаты в прибрежных деревнях. Господин Мойкер не имеет представления, где можно найти братьев Уайльдов, но проверит по своим бумагам, когда мы вернемся.

Дюрелл похлопал начальника строительства по плечу.

- Почему вы считаете, что Мариус Уайльд мертв, господин Мойкер?

Мойкер фыркнул.

- Рабочие нашли труп в самом конце второй западной секции. Все выглядит так, словно он поскользнулся и упал на камни, которые мы укладываем в дамбу, и сломал себе при этом шею.

- В нем опознали Мариуса Уайльда?

- Буквально десять минут назад.

Автомашина тронулась. Дамба шла наподобие широкого шоссе, возвышаясь над морем и соединяя одну отмель с другой. Туман усиливался и водитель в желтой каске включил фары, хотя те мало помогали в борьбе со сверкающими завесами, которые туман развешивал на их пути. Вскоре водитель затормозил и они вышли, чтобы пройти пешком оставшуюся часть пути по незаконченному гребню дамбы. Тропинка была неровной и извилистой.

Они миновали паровую землечерпалку, заметили грубые очертания баржи, причаленной к дамбе, затем начали осторожно спускаться с насыпи. За последней грудой крупных валунов не было видно ничего, кроме затянутого туманом моря, но откуда-то из-за пределов видимости доносился ревун противотуманного бакена и слабый звон сигнального колокола. Тринка остановилась и вздрогнула, потирая обнаженные руки.

- Я такого не ожидала, - сказала она. - Мне это не нравится. Предположим, это в самом деле Мариус Уайльд. Что, если его случайная смерть сорвет сделку, которую вы должны заключить с его братом?

- Давайте предположим что-нибудь еще, - сказал Дюрелл. Он протянул руку, помогая ей перебраться в довольно трудном месте через крупные валуны, и был приятно удивлен, что эта чопорная малышка отнюдь не возражала против такого близкого контакта.

Небольшая кучка рабочих с баржи собралась на дальнем конце недостроенной дамбы. Отлив усиливался, и стремительный зловещий поток воды устремился в Северное море. Отсюда стала видна вторая часть дамбы, слабо проступавшая сквозь туман. Дюрелл повернулся к Хансу Мойкеру.

- Скоро работы будут закончены?

- Через день - другой. Мы получили все необходимое оборудование, оно уже готово к отправке из Гронингена. Насосы можно запускать хоть сейчас.

- Это то самое место, где была разрушена дамба?

- Недалеко отсюда, - раздраженно буркнул толстяк. - Всю воду, которую вы видите, придется откачивать заново. Давайте посмотрим, что там делается.

При виде приближавшегося Мойкера рабочие поспешно расступились. Внизу на валунах лежал труп.

Выглядел он довольно странно, как рыба, вытащенная из воды: рот был открыт, словно человек резко и внезапно лишился воздуха. На нем была спортивная рубашка и широкие брюки; светлые волосы обрамляли тонкие черты лица. Какое-то время Дюрелл не мог понять, почему тот выглядит так странно, но потом понял, что у мертвеца нет зубов - видимо, он забыл вставить свои зубные протезы перед тем, как умереть. На затылке, где голова ударилась о валуны, предназначенные для балласта, зияла большая рана, и возникало впечатление, что, падая с вершины дамбы, он летел, широко раскинув руки.

Мойкер резким тоном задал рабочим несколько вопросов и те торопливо и почтительно на них ответили. Дюрелл в это время наблюдал за Тринкой. Но та, бросив холодный и деловой взгляд на мертвеца, потеряла к нему всякий интерес и внимательно прислушивалась к словам рабочих, говоривших на местном диалекте.

- Его нашли примерно полчаса назад, - объяснила она Дюреллу. - Рабочим на барже показалось, что слышен шум моторной лодки, некоторые из них вышли наружу, чтобы посоветовать лодочнику держаться подальше от этого канала, так как при отливе течение в нем становится быстрым и опасным. Но никакой лодки не увидели.

- Тогда уже опустился туман?

- Да. И они нашли этого человека. Уже тогда он был мертв.

- Это Мариус Уайльд?

Она некоторое время прислушивалась к разговору.

- Да. По крайней мере, так следует из его документов. А Мойкер утверждает, что узнал его. Это Мариус Уайльд.

Толстяк-голландец продолжал распоряжаться, и рабочие стали расходиться по местам. Никто из них не прикасался к мертвецу. Дюрелл спросил Тринку, не трогали ли здесь чего-нибудь, та покачала головой и ответила, что никто ничего не делал, дожидаясь полиции, которая уже извещена и должна вскоре прибыть из Амшеллига. Потом она сама задала несколько вопросов стоявшему рядом рабочему.

- Никто не знал, где живут Мариус с братом, - сказала она Дюреллу. Этот человек говорит, что они были слишком высокомерны. Все время демонстрировали свое превосходство. Это раздражало всех, кому приходилось с ними работать.

- А он знал и Джулиана?

Тринка задала ещё несколько вопросов, рабочий в ответ пожал плечами.

- Он говорит, что знал Джулиана, и тот ему не нравился. Говорит, что они оба, и Джулиан, и Мариус, выглядели весьма странно даже для англичан.

- Но ведь на самом деле они не были англичанами, верно?

- Они выдавали себя за англичан.

- Что они думают по поводу смерти Мариуса? - спросил Дюрелл.

- Полагают, что он поскользнулся и упал. А что?

- В этом нет никакого смысла. Джулиан с Мариусом играли в отчаянную и опасную игру, ставки были совершенно фантастическими. Трудно поверить, что один из них мог умереть в результате простого несчастного случая.

Прежде чем она успела ответить, Дюрелл шагнул вперед, чтобы проверить возникшее у него подозрение. Мертвец лежал, видимо, именно так, как рухнул на камни, слетев с дамбы; руки его были раскинуты в стороны, а ноги слегка подогнуты, голова вывернута под странным углом, что указывало на сломанную шею и пробитый череп. Но на камнях было удивительно мало крови. Дюрелл поспешно опустился на колени возле тела. Мариус Уайльд даже после смерти оставался лишь бледной копией своего брата. В нем не было ничего от жестокой звериной силы Джулиана. В этой паре он был слабейшим, вот откуда покровительственное отношение Джулиана. Да, конечно, физически он был слабее - но в тонких изящных чертах лица явно проступал незаурядный ум, хоть разинутый беззубый рот и портил впечатление. Дюрелла удивило полное отсутствие зубов у человека, которому не было и сорока, и он невольно задал себе вопрос, как это могло случиться. А затем, прежде чем кто-либо успел ему помешать, протянул руку и перевернул тело.

Он увидел то, на что и рассчитывал, хоть от этого не было никакого проку. Дюрелл ощутил досаду и смущение и поднял глаза на Мойкера, который с руганью обрушился на него, протестуя против такого вмешательства.

- Вы думаете, что делаете? Полиции это очень не понравится. Даже если это был несчастный случай...

- Это не был несчастный случай. Взгляните, - сказал Дюрелл, указав Мойкеру на затылок мертвеца. Большая часть повреждений была в верхней части головы, там где она ударилась о камни. Но прямо над основанием черепа, там, где спинной мозг соединялся с головным, виднелось аккуратное круглое отверстие, чуть потемневшее от запекшейся крови.

- Это пулевая рана, - без всякого выражения сказал Дюрелл. Затем поднялся и взглянул в ошеломленное лицо Мойкера. - Его застрелили. Мариуса Уайльда убили.

10

На полицейском катере, вызванном по радио, прибыла спокойная деловитая команда, которая принялась за дело с характерной для голландцев невозмутимостью. Жалобы Мойкера на то, что срывается ежедневный график работ, не произвели никакого впечатления. Они задавали вопросы, записывали ответы, консультировались друг с другом, коротко побеседовали с Дюреллом, несколько дольше поговорили с Тринкой ван Хорн. Изящная фигурка Тринки сразу несколько утратила свой шарм, когда та принялась протестовать из-за задержки. Шел уже четвертый час дня и Дюрелл начал беспокоиться, успеет ли он на намеченную встречу с Джулианом, чье требование обеспечить безопасность брата столкнулось с таким неожиданным финалом.

Дюрелл молчал, предоставив Тринке объяснять, что они здесь делают. Он перебирал целый ряд версий смерти Мариуса Уайльда, но ни одной из них не мог отдать предпочтение. Кто-то убил Мариуса и попытался выдать это за несчастный случай. Такая небрежность была умышленной или кто-то в самом деле пытался скрыть убийство? Ответ на этот вопрос позволил бы разобраться в том, совершили убийство профессионалы или любители. Дюрелл до известной степени склонялся к последней версии. Но у него не было никаких соображений насчет личности убийцы, принадлежности его к банде Кассандры или какой-то другой группе, до сих пор не попадавшей в поле зрения.

Только в четвертом часу Тринка сообщила, что они могут быть свободны.

- С Флаасом связались по рации с катера. Все в порядке и мы можем вернуться в Амшеллиг. - Она казалась глубоко взволнованной. - Хотите вернуться на полицейском катере или предпочтете добраться на "Сюзанне"?

Дюрелл улыбнулся.

- Конечно, на "Сюзанне".

- Хорошо. Возможно, с этим жутким происшествием удастся разобраться. Но нельзя срывать вашу встречу с Джулианом. Лучше всего отчалить немедленно, чтобы туман не задержал нас слишком надолго и не помешал вернуться к шести.

Десять минут спустя они как привидения двигались в мертвенно-молочном мире, состоявшем лишь из тумана и спокойного моря. Не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка. Вода казалась остекленевшей, и только медленная зыбь накатывалась с севера. Ян Гюнтер запустил мотор и Тринка как впередсмотрящий отыскивала буи, позволявшие разобраться в лабиринте каналов, ставшем особенно опасным сейчас, когда отлив быстро сгонял воду. Холодный туман заставил её переодеться в выцветшие хлопчатобумажные брюки и плотно облегающую полосатую куртку, которая только подчеркивала женственность её изящной фигурки.

Дюрелл спокойно сидел в кокпите яхты и наблюдал за туманом. Он чувствовал, что пульс и сердечный ритм у него вполне пришли в норму. Не ощущая никаких симптомов болезни, в первый раз за двадцать четыре часа после вчерашней встречи с Питом ван Хорном он позволил себе облегченно перевести дух, хотя и готов был к любому исходу. Он знал об опасности вируса "Кассандра" и из-за приступа, который пережил утром, внимательно следил за своим состоянием. Но он не заразился от Пита. Опасный период миновал, и никаких симптомов болезни не появилось. Опасность миновала.

Смерть не была для него неожиданностью. Внезапная, жестокая, безобразная смерть всегда была рядом, и он знал, что в силу специфики профессии когда-нибудь ему придется встретиться с ней один на один. Не то, чтобы он был такой уж черствый человек. Просто таков таинственный и жестокий мир войны, в котором он жил, работал и существовал. Пощады в этом мире не было, да никто её и не просил. Фанфар не будет ни при победе, ни при поражении. И проигравших, и погибших просто уберут со сцены и уничтожат их досье. И никогда не будет памятника, чтобы отметить их дела.

Смерть Мариуса Уайльда стала серьезной помехой в том общем плане, который он задумал, прибыв в отель "Гундерхоф". Дюрелл решил в ближайшие несколько часов полагаться на свою интуицию - в зависимости от того, как получится с Джулианом.

- Сэм?

Он повернулся к Тринке, которая оглянулась на него с носа яхты, встал и присоединился к ней.

- Послушайте, - сказала она, - кто-то нас преследует.

- Здесь, в море?

- Послушайте!

На фоне четкого стука двухтактного мотора "Сюзанны" он различил глухой шум дизеля где-то слева за кормой. Взглянул в ту сторону, но не увидел ничего, кроме молочной пелены тумана.

- Как они могут уследить за нами в таком тумане?

- У них куда мощнее двигатель, чем наш - это большая яхта, и там наверняка есть место для наблюдателя на мачте или мостике. Туман может лежать слоем всего в несколько футов над поверхностью воды, десять пятнадцать футов, не больше. Тогда наша мачта выступает над ним. И они могут нас видеть.

- Кто бы это мог быть? - спросил он.

- Не знаю.

- Вы здесь уже достаточно давно, чтобы могли появиться какие-то идеи на сей счет.

Она резко и раздраженно повернулась к нему.

- Вы имеете в виду, что я недостаточно хорошо делаю свое дело? Мы обыскали сверху донизу каждый островок на двадцать миль от берега. Мы с Яном занимались этим день за днем. Но поиск бункера, который мне поручен работа хуже, чем искать иголку в стоге сена. Если вы думаете...

Он поднял руки, словно защищаясь от её сердитых слов.

- У вас испанский темперамент, Тринка. Успокойтесь. Я ничего не имел в виду. Просто подумал, что вы могли бы опознать яхту по звуку двигателя...

Она взглянула на него, слегка смягчившись.

- Здесь несколько яхт такого размера - две немецкие, одна шведская и одна яхта итальянского издателя - это может быть любая из них.

- Зачем кому-то понадобилось нас преследовать?

- А у вас самого нет какой-нибудь теории на этот счет? - спросила она.

- Никакой.

- Ну, мне это не нравится, - решительно заявила она. - Я бы себя гораздо лучше чувствовала, сумей мы от них отделаться.

- А если это вообще ничего не значит? Они могут просто следовать тем же курсом, чтобы вернуться в Амшеллиг.

- Нет. Мы уже пытались ускользнуть от них. Ян несколько раз выходил в открытое море через хитроумные проходы просто для того, чтобы посмотреть, повернет ли та яхта. Они явно нас преследуют.

- Может быть, они заблудились и используют нашу мачту как ориентир?

Она с сомнением взглянула на него.

- Ну ладно, посмотрим. Вы вооружены?

- Да.

- Я пойду принесу ружье для Яна.

Тринка спустилась вниз. Дюрелл стоял на мокрой палубе и пытался рассмотреть что-нибудь в густом тумане. Звук мотора другой яхты, сильный и какой-то угрожающий, доносился, казалось, со всех сторон. Но рассмотреть что-либо было невозможно. Глядя прямо перед собой, он видел только ослепительный блеск паров воды, взвешенных в воздухе, и лишь в том месте, где должно быть солнце, туман чуть-чуть светлел. Тринка была права. Толщина слоя тумана, покрывшего эту часть моря, не превышала нескольких футов, и он лежал, как одеяло, расстеленное на маслянистой поверхности воды.

Тринка вернулась и положила ружье возле Яна, который замер у руля, как статуя. Она что-то сказала огромному голландцу и тот резко увеличил скорость, а потом также резко переложил руль, заставив "Сюзанну" неожиданно изменить курс. Это была игра слепых, - подумал Дюрелл, - с таинственным преследователем, на стороне которого были все преимущества, ведь тот отнюдь не был слеп.

Другое судно точно также немедленно сменило курс. И теперь стук дизеля стал быстрее и громче и раздавался прямо за кормой.

- Ян! - окликнула Тринка.

Парень у руля покачал головой.

- Мы сможем это сделать? - спросила она.

- Что именно? - перебил её Дюрелл.

- Мы сейчас на траверзе отмели, которая называется банкой Ховринген. Глубина здесь в момент самой нижней точки отлива составляет четыре фута, а "Сюзанне" нужно иметь под килем шесть футов и шесть дюймов. Но отлив ещё не достиг нижней точки. Это даст нам возможность проскочить и избавиться от них.

- А мы должны от них избавляться? - спросил Дюрелл.

- Конечно. Что, если они собираются нас убить?

- А зачем? Разве мы для кого-то опасны, если не считать Джулиана? И зачем Джулиану нас убивать, когда ещё не истек срок назначенной им на шесть часов встречи?

- Мне кажется, вы хотите, чтобы мы позволили догнать себя и утопить! возразила девушка.

- Я думаю, мы должны выяснить, кто нас преследует и почему.

Она немного растерянно посмотрела на него, потом покачала головой.

- Нет. Я не могу позволить, чтобы пострадала "Сюзанна". Нужно попробовать использовать банку. Ян, поворачивай.

Парень беспрекословно повиновался. Дюрелл, глядя назад, услышал, что мотор преследующей их яхты тоже прибавил оборотов. Вдруг неожиданно проступили очертания чего-то более отчетливого и ещё более белого, чем пелена тумана. Тринка вскрикнула, когда из тумана за кормой появился высокий разукрашенный форштевень догоняющей яхты длиною не менее шестидесяти или семидесяти футов. Она быстро приближалась, белая пена кипела вокруг форштевня. Ян в отчаянии запустил сигнальную сирену, её вой разнесся вокруг как последнее предупреждение. Другая яхта не ответила, не обратила никакого внимания и просто увеличила скорость, двигаясь таким курсом, что становилось ясно - их стремятся отрезать от сомнительного убежища на банке.

Сомнений больше не было. Большая яхта намеревалась их догнать. При её размерах и мощности двигателей она могла просто разрезать "Сюзанну" пополам и спокойно продолжать плавание. Потом об этом сообщили бы - если бы сообщили вообще - как о несчастном случае на море по причине тумана.

- Ян! - закричала Тринка. - Скорее!

- Тринка, думаю, мы не успеем, - пробурчал парень. - Они слишком близко.

Они шли курсом, который точно пересекал курс другой яхты. Человек, стоявший там за рулем, знал о существовании банки Ховринген и знал также, что большой яхте придется её обходить, тогда как "Сюзанна" могла проскочить. Он не делал попыток изменить курс. Но гул дизелей превратился в тяжелый надрывный рев, - из них выжимали остатки мощности, чтобы перехватить "Сюзанну".

Дюрелл увидел, как впереди, где начиналась банка, изменился цвет воды. Слышны были громкие сигналы буя и ему даже показалось, что он слышит далеко впереди шум прибоя. Но высокий нос другой яхты угрожающе навис над ними. Тринка вскрикнула. Ян Гюнтер что-то прорычал и поднял ружье, словно надеясь выстрелом остановить преследователей. На палубе большой яхты и за стеклянными окнами мостика никого не было видно. Нос задрался высоко вверх, угрожая обрушиться на борт "Сюзанны". Дюрелл бросился к рулю и навалился на него, всем весом помогая мертвой хватке Яна. Яхта накренилась, вздрогнула и проскользнула на песчаную отмель.

Раздался скрежет и Дюрелла сбило с ног пришедшимся по касательной ударом. Он успел схватиться за шкот, почувствовал, как что-то ударилось об него и поймал за ногу Тринку в тот момент, когда яхта резко рыскнула в сторону. Гик со страшной силой ударился о палубу и девушку едва не выбросило за борт. Слышен был только странный ревущий звук сирены другой яхты. Высокий кипящий вал поднял "Сюзанну" и забросил её ещё дальше на отмель. Глубоко внизу что-то треснуло и палуба задрожала.

Дюрелл изо всех сил старался вытащить Тринку за ногу, потом перехватил её за руку, подтянул и она распростерлась на палубе возле него. Гик продолжал яростно раскачиваться над их головами. Он услышал крик и увидел, как сорвавшийся блок ударил Яна Гюнтера по голове и тот рухнул на палубу.

Другая яхта исчезла, словно проглоченная туманом. И теперь всю "Сюзанну" охватила мучительная дрожь, когда её киль начал снова царапать по дну.

- С вами все в порядке? - спросил он Тринку.

- Да, я... спасибо. Я бы вылетела за борт, если бы не вы.

- Посмотрите, что с Яном, ладно? Мне кажется, он ранен.

Дюрелл перетащил Яна в безопасное место в кокпите и вернулся к штурвалу. Перед столкновением он запомнил курс, которым шла яхта, и теперь старался его держаться. Мотор все ещё работал и они продолжали медленно двигаться, погружаясь в туман. Шум моторов второй яхты заглох, поглощенный туманом и расстоянием.

Тринка осмотрела голову Яна, лежащую на её коленях.

- У него очень сильно разбита голова. - Лицо её побледнело. - Вы можете понять, что случилось?

- Кто-то пытался нас убить, - мрачно буркнул Дюрелл.

- Да. Но почему?

- Потому что они знают, кто мы, и не хотят, чтобы мы задавали новые вопросы.

- Джулиан Уайльд?

- Не думаю. Послушайте, я веду яхту верным курсом?

Она встала позади него.

- Нужно взять немного левее, всего на несколько градусов. Мы все ещё на отмели?

- Думаю, да.

- Это нас и спасло, - прошептала она.

Тринку била сильная дрожь, губы её побелели. Она вглядывалась в туман и говорила, кусая губы.

- Они были очень близко, - заметил Дюрелл.

- Мне очень жаль. Следовало быть к этому готовой. - Она попыталась улыбнуться. - Со мной скоро все будет в порядке, спасибо.

Он обнял её, не отпуская руля. Талия её была гибкой и тонкой, а тело сильным.

- Перестаньте дрожать, Тринка. Все обошлось.

- Я... я не знала, что я - трусиха. Я бы вылетела за борт, не поймай вы меня. А бедный Ян...

- Позаботьтесь о нем. Мне кажется, у него просто содрана кожа на голове.

- Вы правы.

Но она не двигалась. Он передал ей руль и когда убедился, что "Сюзанна" идет верным курсом, крепко и решительно поцеловал её дрожащие губы. От изумления она окаменела. Однако чопорность победила, и она, позабыв свои страхи, охваченная внезапной яростью, влепила ему пощечину.

- Что ты позволяешь...

Он улыбнулся.

- Не могла бы ты держать курс?

Глаза её сверкали.

- Ты... это отвратительно!

- Правда?

- Я не так... не так беспомощна... я не могу подумать...

- Тринка, держи пожалуйста яхту на курсе, - мягко сказал он. - А теперь выбрось из головы все, что с нами случилось, и сосредоточься на своем презрении ко мне. Договорились?

Некоторое время она смотрела на него с нескрываемой яростью. Затем увидела, что он улыбается, и губы её дрогнули. Покосившись на компас, выправила курс, потом улыбнулась в ответ и уже мягче сказала:

- Это совсем не трудно... возненавидеть тебя, Сэм Дюрелл.

- Вот и займись этим, - кивнул он. - А я займусь Яном.

11

Они успели вернуться в гавань Амшеллига до шести часов. Ян Гюнтер быстро пришел в себя и к моменту швартовки уже стоял у руля и в своей обычной неуклюжей манере извинялся за то, что оказался таким невнимательным и подставил голову под рею. Тринка же хранила странное молчание, пока они не отшвартовались.

- Ты так и не догадываешься, что это было за судно? - спросил Дюрелл. - Вы же провели здесь неделю, если не больше. Ты не узнала яхту?

- Нет, здесь несколько яхт такого размера, - покачала она головой. - И я не успела заметить название на борту. Боюсь, оперативник из меня толком не получился, вот я и сломалась.

- Ну что ты...

- Ты больше не станешь на меня полагаться?

- Мне бы хотелось продолжить, - улыбнулся он.

- Но я сама потеряла веру в себя. - И тут лицо её просветлело. Правда, может это просто от голода. Уже давно пора ужинать!

- Очень жаль, но тебе придется ужинать одной. Ты же помнишь, я должен вернуться в отель, чтобы встретиться с Джулианом Уайльдом.

Она опять вернулась к мучившему её вопросу, как щенок - к любимой косточке.

- Но зачем кому-то нас топить, если мы точно следовали инструкциям Уайльда?

У Дюрелла были на этот счет кое-какие мысли, но он промолчал и помог Яну проверить обшивку и шпангоуты "Сюзанны" в тех местах, которыми они задели мель. Течи не было, и если не считать безобразных царапин на краске, яхта вообще не пострадала. Дюрелл торопливо завершил осмотр, попрощался и отправился в отель.

Он опоздал на пять минут. Туман все ещё не рассеялся и промозглая сырость, принесенная им с Северного моря, загнала теннисистов внутрь. Никакой записки для него у портье не оказалось. Ресторан был полон голландскими любителями покушать, но он не стал есть там, а заказал в номер ужин по-явански и бутылку голландского джина.

Несмотря на все приключения прошедшего дня, Дюрелл испытывал огромное облегчение. Физически он чувствовал себя гораздо лучше. Незначительные симптомы болезни, которые утром так его беспокоили, совершенно исчезли. Он не подхватил чуму.

Войдя в номер и закрыв за собой дверь, Дюрелл тут же понял, что в комнате кто-то побывал. Конечно, горничная могла передвинуть его сумку, но он тут же понял, что вряд ли это сделала она. Сумку перенесли через всю комнату и поставили под прямым углом к кровати у её передней правой ножки.

Здесь побывал Джон О'Кифи.

Открыв сумку Дюрелл обнаружил оставленный для него О'Кифи запечатанный конверт. В сгущавшихся из-за тумана сумерках он быстро просмотрел вложенные О'Кифи документы, но прежде всего прочел короткую записку.

"Дружище, я болтаюсь здесь как турист, после того как кое-кто отправился в море. Я чертовски напуган. Все ли у тебя в порядке? Клер никогда не простит, что ты испортил наш отдых. Но она по-прежнему тебя любит. Джон."

Несколько тонких листков глянцевитой бумаги, вложенные вместе с запиской, содержали выдержки из досье на Джулиана и Мариуса Уайльдов. Читая, Дюрелл запоминал содержание.

"Уайльд, Джулиан, он же Вильденауэр, Джозеф, Вильдерский, Джон. Национальность: поляк, британский подданный, 20/6/45, место рождения Вильно (?), но возможны предки из Чехословакии и Венгрии, младший капрал польской армии, присоединился к войскам Свободной Польши после 3-х лет пребывания в лагерях военнопленных в Германии, шесть месяцев провел в Бухенвальде, освободился из трудового лагеря в Голландии, бежав на рыбацкой лодке в феврале 1943 года в Дунстан в Англии. Зачислен лейтенантом в армию Свободной Польши 23 августа 1943 года, сражался в бригаде полковника Виленского во время компании в Нидерландах.

Профессия: рабочий, чертежник, образование - Лондонский университет, диплом инженера-строителя, работа в компании "Чендлер Смит Ко", Лондон, 3600 фунтов стерлингов, 1960 год.

Адрес: Грейвли Мьюс, 25, Лондон, ЮЗ.

Семейное положение: холост.

Дети: нет.

Физические данные: возраст 36 (?), рост 6 футов 2 дюйма, вес 210 фунтов, глаза карие, волосы светлые, особые приметы: татуировка концлагеря слева подмышкой - номер 223433, ножевой шрам над левой частью живота.

Паспорт в порядке. Форма 22150 - А 52С 15151.

В картотеке уголовного розыска не зарегистрирован."

Досье на Мариуса Уайльда содержало практически ту же основную информацию и отличалось только в части физических данных, которые точно соответствовали приметам мертвеца, найденного сегодня днем на дамбе.

Во второй записке, подколотой О'Кифи к листкам досье, сообщалось:

"Дружище, мы наткнулись на следы этих парней, когда они работали в трудовом лагере на дамбах Ваддензее во времена нацистов. Может быть, они строили и бункер "Кассандры"? Готов держать пари. Может быть, они услышали, что голландцы наконец-то принялись за восстановительные работы в этом районе? Учти это. При обыске их квартиры в Грейвли Мьюс - они жили вместе, как говорят соседи, очень дружно - нашли вырезку из газеты "Таймс" о планах голландцев восстановить взорванные дамбы. Может быть, они все эти годы знали о "Кассандре"? Это кажется неплохой версией. Их план очевиден: снова найти бункер и продать его содержимое по максимальной цене. Никаких других лиц или организованных групп не обнаружено. Танцуй отсюда, Сэм."

Дюрелл скомкал записки О'Кифи и листочки из досье и сжег их в пепельнице. Информация исчезла в дыму, но уже отложилась в памяти, и когда зола остыла, он растер её между пальцами, выбросив остатки в окно.

А едва вернулся обратно, как услышал звук поворачивающегося в двери ключа.

Как он понимал, портье знал о его возвращении и потому никто из служащих отеля не вошел бы, предварительно не постучав. Дюррел вынул пистолет, переданный Флаасом, и держал его наготове, ожидая, пока дверь откроется.

На пороге стояла девушка, называвшая себя Кассандрой.

12

На ней были темные спортивные брюки, очки от солнца, на плечах светлый кашемировый свитер, защищавший от пронизывающего холодного тумана. Густые светлые волосы были стянуты в виде конского хвоста и сколоты черепаховым гребнем. Одна её рука лежала на дверной ручке, и Дюрелл заметил кольцо с изумрудом не меньше пяти карат. Еще он заметил на руке свежие следы от веревки, а на её ногах - туфли на резиновой подошве.

Она пришла не одна. Позади её точеной фигуры возникли толстый моряк, которого звали Эрик, и его юный напарник. Она пыталась улыбнуться, зато оба её ассистента держали в руках наведенные на Дюрелла револьверы.

- Мистер Дюрелл, - произнесла она по-английски со своим характерным акцентом, - кажется вы не удивлены?

- Нет.

- И ещё вы не слишком рады, верно?

- Это зависит от обстоятельств.

- Вам хотелось опять со мной встретиться?

- О, да, - кивнул Дюрелл. - С вами и двумя вашими друзьями, фрау фон Витталь. Я занес вас в свой список, чтобы когда-нибудь заплатить по счету. Полагаю, это вполне можно сделать и сегодня.

- Возможно, возможно, - она снова улыбнулась. - С другой стороны, не так уж плохо до сих пор оставаться в живых, верно?

Он не знал, имеет она в виду вирус, который убил Пита ван Хорна и который, как он некоторое время думал, мог убить и его, или подразумевает аварию, происшедшую в море с "Сюзанной". Сэм внезапно решил, что владелицей яхты, пытавшейся утопить "Сюзанну", могла быть только эта девушка, называвшая себя Кассандрой. Он почти исключал возможность ошибки и готов был действовать в соответствии с этой версией.

Толстяк Эрик без особого удовольствия покосился на Дюрелла, облизал губы и обратился к блондинке по-немецки.

- Он пойдет с нами? Вам нужно будет его допросить?

- Не сейчас.

- Тогда, пожалуйста, спрашивайте!

- Эрик, ты считаешь, что можешь мной командовать?

- Я не могу. Это приказ генерала.

- Мой муж может подождать.

- Он не так мне описал ситуацию, мадам. Пожалуйста, скажите этому человеку, чтобы он пошел с нами и притом спокойно, без всяких фокусов, иначе ему достанется куда сильнее, чем прежде. Я не против отвести душу, но генерал ждать не будет.

Женщина насмешливо посмотрела на толстяка.

- И тебя пугает его нетерпение? Боже мой, генерал фон Витталь тебя пугает?

- Да, мадам. Я его очень боюсь. И будь вы разумной женщиной и хорошей женой, вы бы тоже его боялись.

- Не наглей! Ты можешь забрать у него пистолет?

Эрик шагнул к Дюреллу, тот со вздохом отдал ему пистолет Флааса и бросил по-немецки:

- Все в порядке, Эрик. Извини, что я подслушивал, но я пойду спокойно.

Толстый матрос удивленно заворчал, но потом пожал плечами.

- О, вы достаточно благоразумны, - заметила Кассандра.

- Однако при одном условии, - добавил Дюрелл.

- Никаких условий быть не может, - отрезала она.

- Я все-таки настаиваю. Кассандра, я хочу знать ваше настоящее имя.

- Вы слышали Эрика. Меня зовут фрау фон Витталь.

- А ваше имя - Кассандра?

Она холодно ответила:

- Когда-то меня звали Эммой.

- Благодарю, - кивнул Дюрелл. - Это все, что я хотел знать.

Они спокойно вышли из отеля, не привлекая к себе внимания. Половина седьмого, но нигде никаких признаков Джулиана Уайльда, который опаздывал уже на полчаса. Собственно, теперь Дюрелл и не рассчитывал его увидеть. Он был уверен, что Джулиан уже знает о смерти своего брата Мариуса.

Из-за тумана, накрывшего мрачной пеленой отель "Гундерхоф", стемнело раньше. Только влюбленные, бродившие по набережной или по гребню дамбы, казалось, не имели ничего против такой погоды. Дюрелл полагал, что его запихнут в поджидающий автомобиль, но вместо того им пришлось пройти с четверть мили до Амшеллига.

В городской гавани поджидал катер. Дюрелл попытался разглядеть изящные контуры "Сюзанны", но та затерялась среди молчаливых силуэтов других яхт, стоявших на якорях на затянутой туманом воде. Дюрелл сел на среднюю скамью рядом с Кассандрой, решив, что и впредь будет называть её этим именем. Толстяк встал у штурвала. Юнец держал Дюрелла на мушке.

Дюрелл сразу увидел, что они направляются к той самой яхте, которая преследовала их в море. Подойдя вплотную, Эрик что-то бросил молодому парню, и пока они карабкались на борт, тот быстро отогнал катер к скрытому в тумане пирсу.

- Вы послали его обыскать мой номер? - спросил Дюрелл.

- Ja. * А почему бы и нет?

(* Да (нем. ))

- Зря. Он там ничего не найдет.

- Тогда тебе придется здорово пожалеть об этом. И на этот раз ты действительно пожалеешь, если будешь валять дурака. Шевелись, свинья!

Толстяк повел его по блистающей чистотой палубе. Девушка торопливо прошла вперед и скрылась за дверью, из которой на окутавший все туман упал яркий пучок желтого света. Яхта стояла на якоре приблизительно в сотне метров от берега, недалеко от волнолома, и непрерывный бой колокола противотуманного буя на входе в канал с погребальной методичностью разрывал темноту. На самом судне все по-военному сияло чистотой и порядком, сразу была видна безупречная прусская выучка. Надписи на белых спасательных кругах, висевших на фальшборте, гласили: "Валькирия", Гамбург, Западная Германия.

- Стой здесь, - сказал Эрик. - Генерал ужинает. Ты должен стоять по стойке смирно, когда он будет к тебе обращаться, и ни в коем случае не заговаривать первым. Ясно?

- Javol*, - кивнул Дюрелл. - А дышать можно?

(* Слушаюсь (немецк. воен.))

Толстяк мрачно буркнул:

- Скоро ты всерьез об этом попросишь, янки. Это не шуточное дело. Генерал никогда не шутит.

- Это я знаю, - сказал Дюрелл. - Я все знаю о генерале фон Виттале.

Когда его провели в обеденный салон яхты, он сразу узнал этого человека. Длинный стол, покрытый льняной скатертью, был заставлен сверкающим граненым стеклом, серебром и розентальским фарфором. В обшитой деревянными панелями каюте во главе стола в одиночестве сидел генерал. Кассандра стояла за ним и немного сзади, словно ожидая приказаний. Когда Эрик втолкнул Дюрелла в комнату, лицо её казалось непроницаемым.

- Вот он, мой генерал, - сказал Эрик.

- Очень хорошо. Вы все сделали отлично.

- Благодарю, мой генерал, - отчеканил Эрик и только что не отдал честь, вытянувшись по стойке смирно.

Дюрелл заметил на столе два прибора, но Кассандра не пыталась сесть за стол, да её никто и не приглашал. Вряд ли вторым гостем предложат быть ему. Ему показалось, что Кассандра обиженно косится на мужа, но это могло быть просто игрой воображения.

Генерал войск СС Фридрих Ганс Паулюс фон Витталь пользовался заслуженным интересом соответствующих служб союзных правительств. Во времена нюрнбергских процессов его судили как военного преступника, правда заочно, и приговорили к десяти годам тюрьмы. Два года спустя оперативная группа отдела "К" обнаружила его в маленькой прибрежной итальянской деревушке, где он жил под видом еврейского беженца из Австрии, цинично скрывшись под видом того, кого сам уничтожал. В Западную Германию его выслали отбывать приговор, вынесенный за чрезмерную жестокость в руководстве концентрационным лагерем; генерал отсидел шесть лет и шесть месяцев и был освобожден по состоянию здоровья.

У фон Витталя крепкая нервная система, - подумал Дюрелл, если он свободно разгуливает в водах Нидерландов, когда на его счету столько жестокостей по отношению к голландскому подполью во времена нацистской оккупации. Но ещё никто и никогда не осуждал генерала СС за трусость. В каждом дюйме поджарого, затянутого в корсет тела, в квадратном лице, в плоских тевтонских бровях и густых каштановых волосах, даже сейчас лишь слегка тронутых сединой, сквозило высокомерие. Судя по корсету и поседевшим волосам, - подумал Дюрелл, - ему около шестидесяти.

В документах отдела "К" не было сведений о его женитьбе. Дюрелл вновь покосился на белокурую Кассандру, но та поспешно отвела глаза. Его заинтересовало, что её беспокоит. Возможно, она обиделась на пренебрежительное отношение генерала к женщине - ведь её не пригласили присоединиться к нему за ужином и ему стало интересно, почему так случилось.

- Мистер Дюрелл, - начал фон Витталь, губы его были тонкими и столь же четко очерченными, как и сухие звуки голоса. - Я надеюсь, вы прибыли сюда, собираясь вести себя разумно и стремясь к сотрудничеству. Это позволит избежать ненужной задержки и избавит вас от известных неприятностей. Можем мы с самого начала понять друг друга?

- Я вас понимаю, - сказал Дюрелл. - Но очень сомневаюсь, что вы знаете мотивы моих поступков.

- В вашем голосе я слышу некоторую враждебность. Вы, конечно, по происхождению не голландец. Вам я ничего не сделал. Мои так называемые преступления во время войны были следствием прямых приказов командования, и мне ничего не оставалось, как им подчиняться.

- Слышали мы эти песни, - отмахнулся Дюрелл.

- Я отбыл вынесенный мне приговор. Я долгое время провел в тюрьме.

- И теперь вы ищете возможности устроить новый День гнева?

- Возможно, - улыбнулся фон Витталь. - Мы не умерли и нас ещё не похоронили. И мы никогда не умрем. Каждый знает, что позиция Германии сейчас точно такова, как мы предсказывали. Мы вам нужны и вы примете нас на наших условиях.

- Я в этом сомневаюсь.

- Мы будем диктовать будущее устройство мира. Вот увидите. Вы же знаете, что война на самом деле никогда не кончалась. Все, чему мы были свидетелями за последние пятнадцать лет, стало только передышкой, периодом остывания, фазой, которую большинство людей лишь по своей глупости не считали войной. - Он покосился на Дюрелла своими светло-серыми, почти бесцветными глазами. - Но вы-то все это понимаете. Я вижу, вы человек, который знает правду. Да, мы враги. Но даже враг может вести себя разумно и мне хотелось бы это продемонстрировать. У меня на борту великолепный шеф-повар и ужин будет подан через двадцать минут. Если вы будете благоразумны, то поужинаете вместе со мною или отправитесь на берег, как пожелаете; в противном случае вы умрете.

Дюрелл пожал плечами.

- Я счастлив заметить, Витталь, что никогда не ошибался в людях вашего сорта.

Эрик проворчал:

- Вы должны обращаться к генералу: генерал фон Витталь.

Немец пренебрежительно махнул рукой.

- Не слишком усердствуй, Эрик. У меня такое предчувствие, что тебе ещё представится для этого возможность. Может быть, придется привлечь ещё пару человек из команды. Тогда у тебя будут свободны руки.

- Да, сэр. Я понял, сэр.

- Ну, ладно, - деловито продолжил фон Витталь. - Дюрелл, я хотел бы коротко объяснить вам свои возможности, чтобы у вас не осталось сомнений в моих взглядах и моих намерениях. Мы встретились из-за вашей связи с Питом ван Хорном и Кассандрой, моей женой. Кстати, разве её имя вас не удивило? Это было сделано намеренно. Когда я связался с этой затеей, то попросил её воспользоваться этим именем, ведь оно представляет особую ценность. Вы хотите что-то спросить?

- Да, - кивнул Дюрелл. - Она знает, почему?

- Нет.

- Я так не думаю.

Кассандра нахмурилась, но ничего не сказала. Ее муж продолжал так, словно находился на штабном совещании.

- Конечно, все это началось во времена оккупации. Я уверен, вы знаете, что несколько месяцев я был комендантом этого района, пока нам не пришлось отступить. Мне поручили разрушить тут все, чтобы задержать продвижение союзников. И ещё я руководил различными экспериментальными и исследовательскими проектами.

- Такими, как "Кассандра".

Генерал снова махнул рукой. У него на пальце тоже было кольцо с изумрудом, гораздо большим, чем у жены.

- Я не вдавался в детали. Знал название, основное назначение и время от времени проверял ход строительства бункера. Для него понадобились некоторые материалы, которые нелегко было достать. Бункер, как вы догадываетесь, строился герметичным, защищенным от доступа воздуха и воды, чтобы его содержимое могло сохраняться сколь угодно долго, как в нормальных лабораторных условиях. Однако некоторые события оказались непредсказуемыми.

- Например, неожиданное наступление союзников, - заметил Дюрелл.

- Да. И у меня было свое собственное небольшое дельце, которое заслуживало внимания. Я... э... я был и остаюсь страстным коллекционером произведений искусства.

- Вы имеете в виду - вором, - заметил Дюрелл. - Как и прочие люди вашего сорта, вы грабили оккупированные страны и похищали там предметы искусства. Не так ли?

Он вдруг ощутил, как закружилась голова, и понял, что Эрик ударил его пистолетом, а потом покрытая ковром палуба встала дыбом, и он оказался на четвереньках, тряся головой, чтобы избавиться от звенящей боли, отдававшейся в мозгу. Кассандра протестующе вскрикнула. Он снова встряхнул головой, увидел, как капает кровь, и подумал, что Эрику это зачтется. Потом Эрик снова толкнул его, и он откатился в сторону, кое-как поднялся на ноги и прислонился к обшитой панелями стене. Снежно-белая льняная скатерть и сверкающее серебро на обеденном столе проступали сквозь медленно рассеивавшуюся дымку.

- Тебе же было сказано, чтобы ты не разевал рта до тех пор, пока генерал не спросит, - проворчал Эрик. - Только после этого ты можешь говорить, и ни в коем случае не раньше.

- Я это тебе припомню, Эрик.

- Тебе не так долго останется помнить. Скоро тебе конец.

- Хватит, - бросил генерал. Он слегка наклонился вперед и Дюрелл почти услышал, как скрипнул его корсет. - Я продолжаю. Эрик, меня весьма радует, что герр Дюрелл так разговорчив. Будем надеяться, что он и впредь продолжит в том же духе. В любом случае, герр Дюрелл, я давний собиратель произведений искусства, или вор, или грабитель... все зависит от того, как посмотреть. И так как я был тесно связан со строительством бункера "Кассандры" и знал о его возможностях защитить содержимое от действия воздуха, воды и даже температуры, то я спрятал там мои... э... приобретения. Когда я узнал, что голландцы наконец-то приняли решение восстановить в этом районе дамбы, готовы откачать воду и восстановить земли, то направился сюда, чтобы прежде всего выяснить, как найти бункер "Кассандры". Мы узнали, что этим интересуется Пит ван Хорн, и я послал Кассандру в Амстердам, чтобы она разузнала о нем побольше. Затем на сцене появились вы, и Кассандра попыталась добыть у вас информацию.

Дюрелл вспомнил о спальне проститутки и улыбнулся блондинке.

- Попытка получилась весьма эффектная. Я был от неё в восторге.

Та покраснела, закусила губу и отвернулась.

- В чем дело? - спросил Дюрелл. - Кассандра, разве это богоподобное создание не позволяет вам обедать с ним за одним столом? Или вы должны стоять у него за спиной, как преданная собачонка?

Она снова покраснела.

- Я не голодна.

- Она наказана, - холодно сказал фон Витталь. - Когда кто-то терпит неудачу, его нужно за это наказывать.

- Да, на несправедливость пожаловаться нельзя, - заметил Дюрелл.

Девушка смотрела в сторону. Генерал, казалось, не реагировал, хотя Эрик вновь сделал угрожающее движение и был остановлен поднятой рукой фон Витталя.

- Эрик, нам следует быть терпеливыми. Американцы стараются выглядеть небрежными и остроумными, когда сталкиваются с серьезными трудностями. Мы скоро увидим, насколько серьезно положение герра Дюрелла. Это зависит от его готовности к сотрудничеству, верно? - Он опять повернулся к Дюреллу. Вашему сотруднику Питу ван Хорну не иначе как по счастливой случайности удалось наткнуться на бункер, хоть я безуспешно искал его две недели. Топография и морское дно за прошедшие пятнадцать лет слишком изменились. Я не ожидал, что приливы и отливы Северного моря так сильно мне помешают, но,.. - Фон Витталь пожал плечами, - но здесь появились вы. Я знаю, что ван Хорн нашел место, раз он приехал в Доорн и распрашивал там семьи рыбаков и местного доктора. К тому же на стене одного из коттеджей оказалась небольшая картина Хальса. Теперь она у меня, но уже там я её узнал. Это одна из тех картин, которые я собрал и спрятал в бункере. Вчера вечером я купил её, заплатил хорошие деньги наличными, в гульденах. Глупая женщина не знает её настоящей цены. Она сказала, что её муж, - один из тех, что недавно умерли, вы понимаете? - принес картину домой несколько дней назад, до того, как была взорвана дамба. Поначалу это казалось странным, но теперь все стало на место. Я знаю, кто это сделал и почему - разумеется, чтобы помешать мне. Но не вышло.

- А Мариус Уайльд? - неожиданно спросил Дюрелл.

В лице генерала ничего не изменилось, если не считать, что его ледяные глаза ещё больше похолодели.

- Думаю, что мы достаточно побеседовали. Кассандра знает, что вы забрали карту у Пита ван Хорна. Она не сумела отобрать её у вас. Вы заверили её, что отправили карту почтой в Англию, и она оказалась достаточно глупа, чтобы поверить в эту историю. Я же не настолько глуп, мне нужна карта, герр Дюрелл. И причем немедленно.

- У меня её с собой нет.

- Тогда где она?

В этот момент тихо заговорила Кассандра.

- А что с Мариусом Уайльдом? - Ее слова звучали едва слышно, но глаза на прелестном лице неожиданно стали огромными. - Что случилось с Мариусом, Фридрих?

- Замолчи, - бросил генерал.

- Я хочу знать.

- Ты хочешь знать? Ты действительно хочешь? - Голос генерала неожиданно зазвенел от сдерживаемой ярости. - Думаю, что хочешь, сучка! Ты все испортила и запутала, как дура! Все карты, которые ты достала в военных штабах, оказались бесполезными! - Он неожиданно вскочил на ноги, чуть было не перевернув обеденный стол, распахнул шкаф, стоящий у стены, и начал выбрасывать оттуда рулоны военных и гидрографических карт, которые раскатились по всему полу. Лицо генерала потемнело от бешенства, когда он повернулся к белокурой красавице, стиснул кулаки и замахнулся. - Весь мой труд полетел к черту! Карты, которые ты привезла из Берлина, совершенно бесполезны. И то, что за них ты продавала себя, меня не интересует! Ты всего лишь плаксивая бесполезная девка, пригодная только для одной цели, только! И после этого ты ещё утверждаешь, что влюбилась в этого недочеловека, славянина, Мариуса Уайльда - полукровку, извращенца, какую-то низкопородную помесь, ты - моя жена!

Генерал отвесил оплеуху. Пощечина прозвучала как выстрел, девушка рухнула на пол. Прическа её рассыпалась и густые золотистые волосы тяжелой завесой закрыли искаженное лицо. Дюрелл шагнул вперед и замер, так как Эрик поднял пистолет. Атмосфера в каюте накалилась от безграничной нечеловеческой ярости генерала. Девушка не проронила ни звука. Она спокойно поднялась, держась за щеку, и даже не взглянула в сторону Дюрелла.

- Кассандра, вы знаете значение имени, которое дал вам муж? - спросил Дюрелл. Он видел, как она ошеломленно покачала головой, её глаза умоляли его молчать. Но он продолжал, - Вы знали, что на самом деле генералу был нужен вирус чумы, разработанный нацистскими биохимиками и медиками - вирус, который может уничтожить половину населения всего земного шара? Он хотел найти лабораторию не для того, чтобы разыскать сокровища искусства, которые украл и там спрятал, а чтобы вновь овладеть вирусом и снова получить возможность торговаться за власть. Разве вы не знали этого?

Девушка смотрела на него широко раскрытыми затуманенными глазами. К удивлению Дюрелла ни генерал, ни Эрик его не прерывали. Кассандра медленно покачала головой.

- Нет, я ничего не знала об этом ужасе.

- И он дал вам кодовое имя вируса - Кассандра?

Фон Витталь рассмеялся.

- Мне кажется, оно вполне подходит.

- Это правда, Фридрих? - спросила Кассандра.

- Конечно, моя дорогая.

- Так это за вирусом вы охотились?

- А почему бы и нет? С таким оружием наша организация вновь смогла бы выйти на арену. Мы могли бы ликвидировать все глупости, совершенные за последние пятнадцать лет, и опять по праву взять власть. Мы смогли бы направить Запад против Востока во имя славы и величия Нового Рейха.

- Ты сумасшедший, Фридрих, - прошептала она.

- Все великие люди кажутся сумасшедшими невежественным и ничтожным людишкам, - небрежно бросил он. Тут его манеры снова неожиданно изменились и обрели армейскую четкость. - Герр Дюрелл, вы шокировали мою жену, и я позволил вам сделать это, так как она натворила множество глупостей и заслуживает наказания. Однако развлечения кончились. Вы скажете мне, где находится карта ван Хорна, и как на ней обозначено место бункера "Кассандры".

- Но сейчас он оказался под водой, так как дамба взорвана, - сказал Дюрелл.

- Воду уже откачивают. Завтра он может оказаться на поверхности. Вы скажете мне то, что я хочу знать?

- Нет.

- Вы понимаете, что я могу убить вас, не испытывая никакого страха перед наказанием? Никто ничего не узнает. Если я прикажу, вы умрете в страшных мучениях. Если вы будете упорствовать, Эрик получит истинное удовольствие.

- У меня нет карты.

- Но вы знаете, где она находится. Где она?

- Это вам ничего не даст.

- Эрик? - нетерпеливо фыркнул генерал.

- С удовольствием, - ответил Эрик.

И началось.

Он мог бы избежать этого. В конце концов Эрик не был профессионалом и совершал ошибки, которые позволяли устроить в этом сверкающем обеденном салоне недурную свалку. Толстяк был злобен и слишком нетерпелив, и потому небрежен. Но Дюрелл решил подождать. Ему ещё многое нужно было здесь узнать, и пока он не был готов завершить свой визит.

Генерал держал в руках наведенный на него "люгер", а Эрик делал свою грязную работу. Дюрелл ощущал удары Эрика и его попытки сломить его болью, но хотя все это и не доставляло ему особого удовольствия, но было относительно терпимо. В мире Дюрелла каждому следовало знать предельные возможности своего тела; нужно было знать свой личный болевой порог, ту точку, после которой вы сломаетесь. Это было главным правилом всех оперативных сотрудников отдела "К". Попав в руки врага, следовало быть готовым к быстрой и безболезненной смерти. Что же касается Дюрелла, то у него была ампула с ядом, вставленная в коренной зуб опытным стоматологом. Он всюду носил с собой свою смерть, как тикающую бомбу с часовым механизмом. Для того, чтобы раздавить капсулу, не требовалось особых усилий; конечно, какие-то усилия были необходимы, просто чтобы не раздавить её неумышленно, во сне или в бессознательном состоянии; но тем не менее сделать это проблемы не составляло. Нужно было знать, что рано или поздно придется столкнуться с такой возможностью; и чтобы жить с сознанием такой возможности, следовало обладать определенной индивидуальностью, определенным ощущением одиночества и самодостаточности, отстраненностью от обычных привязанностей к семье, друзьям - и отсутствием амбиций.

Он научился переносить боль, контролировать рефлексы своего тела, поглощать мучения, принимая их, а не сопротивляясь, когда лучше было этого не делать. Эрик не был профессионалом. Дюрелл знал, что некоторые нацисты были чертовски изобретательны в том, что касалось мучений души и тела, но к счастью оказалось, что Эрик не из их числа.

Однако даже с этим приходилось нелегко. Вопросы чередовались с ударами, криками и проклятиями, пинками и выкручиванием конечностей. Дюрелл терпеливо все сносил. Каюта расплывалась в его глазах, лица генерала, Эрика и Кассандры как в тумане проступали в те моменты, когда он мог оглядеться и перевести дух в ожидании следующего раунда.

- Герр Дюрелл, почему вы так упрямитесь? - Казалось, голос генерала доносится откуда-то издалека. Он ощутил запах табака и увидел, что фон Витталь стоит у окна каюты и курит тонкую сигару. За окном было темно и Дюррел с некоторым удивлением отметил, что уже наступил вечер. - Вы можете быть уверены, что и я, и люди, которых я представляю, достаточно благоразумны. В конце концов вирус в самом деле принадлежит нам, ведь именно мы открыли этот конкретный штамм. Наши специалисты его улучшили; мы потратили время и средства на его совершенствование. Он принадлежит нам и никому другому.

- Он должен быть уничтожен, - с трудом выдохнул Дюрелл.

- Минуточку, Эрик, - Фон Витталь с неожиданным интересом взглянул на Дюрелла. - Вы были с Питом ван Хорном, который умер?

- Да. И сейчас я могу быть носителем вируса, если это вас интересует.

Генерал покачал головой.

- Нет, таким образом вы меня не запугаете. Штамм обладает вирулентностью только двадцать четыре часа. Иначе как же наши войска смогли бы занять вражескую территорию, зараженную "Кассандрой"? Нет, мой друг, вы находитесь в полной безопасности. И мы тоже. Но вы понимаете, что причиной вашей смерти может стать Эрик.

Генерал смотрел на кончик своей сигары. Откуда-то издалека из гавани сквозь холодный туман донеслось тарахтение лодочного мотора. "Валькирия" солидно и величественно покачивалась на волнах.

- Герр Дюрелл, я не отличаюсь особым терпением. Я не верю, что вы отправили карту Пита почтой в Англию. А ещё я не верю тому, что это была простая туристская карта и ничего больше. Я хочу знать правду и хочу получить карту. Я потратил слишком много времени на бесполезные плавания в этих водах от Боркума до Тершеллинга и у меня больше не осталось ни терпения, ни жалости. Я оставляю вас с Эриком. Когда будете готовы говорить, или когда вы умрете, я вернусь.

Тут вдруг заговорила Кассандра, лицо её исказил испуг.

- Нет, Фридрих. Почему ты ничего не сказал о моем имени? Или тебе доставляло удовольствие, что я носила имя, ставшее синонимом смерти?

- Я думал, что это доставит тебе удовольствие. Но успокойся.

- Я не могу успокоиться. Ты должен был мне рассказать об этом вирусе.

- Не было никакой надобности говорить тебе что бы то ни было. Женщины склонны к предательству или, в лучшем случае, просто глупы. Иди спать, Кассандра. Я зайду к тебе позже.

- Я ещё не ужинала, - возразила она.

- А ты и не будешь ужинать. Ты достаточно натворила глупостей.

- Ты считаешь меня ребенком, которого можно отправить в постель, лишив ужина?

- Мы поговорим об этом позднее.

- Нет, Фридрих. Мы поговорим сейчас. - Она выглядела одновременно и дерзкой, и испуганной, словно сама удивлялась той безрассудной смелости, с которой говорила с генералом. - Ты чудовище, и ты это знаешь. Ты испытываешь такое же удовольствие, мучая меня, как и тогда, когда пытаешь Дюрелла.

- Ты отрицаешь, что плохо вела себя?

- Я ничего не отрицаю.

- Ага... Так ты была влюблена в Мариуса Уайльда?

- Возможно. Я над этим не задумывалась. Он был мне просто симпатичен. Я же не знала, что он наш враг. Я просто думала, что он англичанин, инженер, работающий на дамбах, и что может оказаться нам полезным.

- Потому - то ты и отправилась с ним в постель, - дрожащим голосом произнес фон Витталь. - Шлюха! Проститутка! Отправиться в постель с животным, совокупиться с собакой, предаться блуду со скотиной - это то же самое, что отдаться Мариусу Уайльду. Поляку, недочеловеку...

Охваченный яростью, он ударил её наотмашь. На этот раз блондинка хоть и покачнулась, но не упала. Она выпрямилась, дерзко глядя на генерала, лицо её побледнело, глаза сверкали.

- Я ухожу от тебя, Фридрих! Я отправляюсь к Мариусу, и немедленно!

- Да, конечно. - Он издевательски расхохотался. - Беги к нему... в могилу.

- Ты ничего не посмеешь нам сделать!

Тут вмешался Дюрелл.

- Кассандра, Мариус мертв.

Она замерла, остолбенев от его слов. Стало ясно, что она не слышала об убитом, найденном на дамбе. Глаза её расширились от ужаса, она качнулась и взглянула на Дюрелла.

- Это правда?

- Его застрелили сегодня на дамбе. Все походило на несчастный случай, но у него в голове сидела пуля. - Дюрелл повернулся, чтобы взглянуть поверх толстой туши Эрика на генерала. Тот поднял свой пистолет, и это был опасный момент. Однако он продолжал. - Что случилось, генерал фон Витталь? Вы случайно попали в Мариуса, когда бродили вокруг дамбы? Или он узнал в вас нацистского генерала, командовавшего лагерем военнопленных, вывезенных из Бухенвальда и обреченных работать на строительстве бункера "Кассандры"?

Фон Витталь кивнул.

- Он обезумел, когда узнал меня. Это был чрезвычайно неприятный сюрприз. Он пытался убить меня и мне пришлось в порядке самообороны его застрелить.

- А его брат?

- Меня не интересует его брат. Конечно, его там не было. Мариус узнал меня. Он был шокирован и изумлен. Полагаю, что спустя столько лет встретиться со мной в том же самом месте и почти при тех же обстоятельствах было выше его сил. Должно быть, все эти годы он лелеял страстное желание отомстить. - Фон Витталь криво усмехнулся. - Он плакал от ярости, когда я убивал его.

- Думаю, что вы встретили его не случайно, - заметил Дюрелл. - Вы его ревновали, потому что у Кассандры установились с ним дружеские отношения, верно? И специально отправились на дамбу, чтобы убить Мариуса Уайльда.

- Фридрих? - прошептала Кассандра.

Фон Витталь повернулся, чтобы взглянуть на нее. Улыбка его была холодной и жестокой. Он заговорил, но тут раздался слабый треск, не очень громкий и не слишком пугающий, но Дюрелл увидел, как разлетелось стекло в одном из окон каюты, и странным образом переменилось лицо генерала: оно исказилось, налилось кровью, а в следующее мгновение его череп разлетелся на куски.

Миг спустя с палубы донесся звук выстрела тяжелого пистолета.

13

Удар пули крупного калибра, попавшей в затылок, произвел ужасающий эффект. Из-за внутреннего давления в черепе мозг, жидкость и кости бросились в лицо, мгновенно исказив его черты и превратив жертву в безобразную карикатуру.

Эрик увидел своего хозяина за секунду до того, как фон Витталь упал, и в испуге закричал, как женщина. Кассандра стояла неподвижно, странно улыбаясь. Дюрелл с толком воспользовался сложившейся ситуацией.

Несколько сбитый с толку криками и шагами, доносившимися снаружи с укутанной туманом палубы, Дюрелл хлестко врезал Эрику, затем левой рукой нанес ему сильный удар в толстый живот, двинул ещё раз, перехватил у него пистолет и ударил тем по лицу. Эрик снова закричал, на этот раз уже от собственной боли. Под тяжелыми беспощадными ударами Дюрелла ужас в его глазах перешел в болезненную агонию. Он неловко отполз в сторону, упал и снова попытался подняться. Дюрелл позволил ему встать на ноги, нанес ещё один мощный удар в живот и рубящим боковым ударом заставил парализованного Эрика растянуться на ковре. С некоторым сожалением он подумал, что Эрик, пожалуй, слишком легко отделался; стоило бы потратить на него больше времени. Но счет теперь все же несколько сравнялся. Через несколько секунд, потраченных на Эрика, он повернулся, поднял пистолет фон Витталя и, направив его на блондинку, спросил:

- Вы со мной, Кассандра?

- Но я... что случилось?

- Вы пойдете со мной?

Казалось, что она ещё не пришла в себя.

- Да, да, я хочу уйти отсюда. Я... с меня достаточно. Меня тошнит...

- Для таких излишеств время наступит позднее. Пошли.

- Но кто это?

- Десять к одному, это братец Джулиан. Он обнаружил, что случилось с Мариусом, и прибыл сюда, чтобы сравнять счет. Быстрее!

Они выбрались из каюты на темную, окутанную туманом палубу. Бегущий матрос наскочил на Дюрелла. Тот отшвырнул его, схватил Кассандру за руку и потащил на нос, где у кого-то хватило присутствия духа включить прожектор. Пробивавшиеся сквозь туман огни Амшеллига образовали вокруг неясный бледный занавес. Все тело Дюрелла болело и ныло, но он не мог позволить себе задержаться. Он видел, как указующий перст прожектора упал на маслянистую воду и поймал белый след быстроходной моторки, направлявшейся к берегу. Белокурая голова человека за рулем могла принадлежать только Джулиану Уайльду. Его догадка оказалась верной.

- Это шлюпка с "Валькирии"? - быстро спросил он девушку.

- Нет. Наша должна быть у трапа...

- Тогда пошли на корму.

- Что вы собираетесь делать?

- Поймать Джулиана, если сможем.

Они побежали по палубе к трапу, по которому некоторое время назад поднимались на борт. Он был все ещё спущен, и катер, на котором Эрик доставил их с берега, был теперь пришвартован там.

- Сначала вы, - велел Дюрелл Кассандре.

- Я не думаю, что... Фридрих в самом деле мертв? Как вы считаете?

- Да, он мертв. Поживее!

Она быстро спустилась по трапу, белокурые волосы рассыпались по плечам. Впереди прожектор все ещё удерживал в своем луче уходящую моторную лодку: с мостика раздался треск ружейного выстрела. Повсюду на яхте слышались недоуменные возгласы и крики. Никто не понимал, что произошло. Затем кто-то заметил Дюрелла и Кассандру, спускающихся в катер, и прожектор, слепо пошарив вокруг, поймал их в свои слепящие объятия.

- Стойте! Эй, вы там, стойте! Фрау фон Витталь, пожалуйста...!

Дюрелл прицелился, нажал спусковой крючок и разбил прожектор. Темнота обрушилась на них как упавший занавес.

Кассандра нажала кнопку стартера. Мотор провернулся, кашлянул и затих. Дюрелл оттолкнул её и попытался сам завести мотор. На этот раз тот громко зарычал, прокашлялся и перешел на устойчивый ритм. Кассандра пробралась вперед, сбросила фалинь и они помчались прочь от яхты.

Лодка Джулиана Уайльда уже почти исчезла из виду, направляясь к неясной линии огней Амшеллига. Где-то на берегу раздались звуки сирен, откликнувшихся на непонятные выстрелы и сумятицу на "Валькирии". Среди яхт и рыбацких судов, стоявших в окутанной туманом гавани, появились новые огни. Ночную тьму наполнил гам людских голосов.

Дюрелл не обращал на весь этот переполох никакого внимания и продолжал мчаться к берегу. Он не знал, где Джулиан высадится на берег, но единственное место, где можно было причалить, находилось рядом со стоянкой "Сюзанны", и он направлялся туда.

Однако другая лодка двигалась быстрее. Он обнаружил её дрейфующей от каменной стенки, когда Джулиан Уайльд одним мощным прыжком очутился на набережной, бросив лодку. Дюрелл понимал, что Кассандра не сможет повторить такой головоломный трюк, и подогнал катер к ступенькам. Это обеспечило Джулиану известное преимущество. К тому времени, когда они выбрались на тротуар, тянувшийся мимо средневековых лавочек и складов, сквозь туман до них долетел шум удаляющегося автомобиля.

- Сюда, - выдохнула Кассандра.

- Нет, он направился туда.

- Но моя машина... "мерседес"... мы сможем его догнать. Он стоит перед "Бордери". - Она схватила его за руку. - Это здесь главный отель. Вы там были?

- Еще нет.

- Тогда пошли. На "мерседесе" мы его догоним.

Он подождал мгновение. Слышно было тяжелое дыхание девушки, приглушенный шум суматохи в гавани. Глубоко вдохнув сырой и холодный воздух, он прислушался. Звук мотора машины Джулиана Уайльда удалялся на север, по той дороге, что вела вдоль дамбы к отелю "Гундерхоф". Он подождал, убедился, что Джулиан миновал отель, затем пробежал вместе с девушкой два квартала вдоль кирпичной стены, ограждавшей набережную.

Их ждала мощная двуместная машина с низкой посадкой. Кассандра перевела дух.

- Садитесь за руль. Думаю, так будет лучше... Я неважно себя чувствую...

Он скользнул за руль, ощутил быстрый и мощный отклик мотора и швырнул машину в стремительную дугу по набережной, а затем на дорогу вдогонку за Джулианом Уайльдом.

До сих пор у него не было времени разобраться, почему он начал охоту за Джулианом. Это не было желанием поймать убийцу. В таком случае Дюрелл не стал бы мешать криминальной полиции. Его желание выходило за рамки обычных соображений. Дело было не в том, что Джулиан Уайльд убил генерала фон Витталя - тот в любом случае уже давно заслужил свою смерть. Но он не мог позволить единственному человеку, который владел вирусом "Кассандра", мчаться куда-то в слепом приступе безумной ярости, охваченному стремлением к мщению. Следовало остановить Джулиана прежде, чем тот сделает следующий отчаянный шаг. Никто не мог сказать, какие мысли сейчас роятся в его мозгу.

Он взглянул на Кассандру. Десять минут назад на её глазах убили мужа после того, как тот обвинил её в любовной связи с Мариусом Уайльдом. Но сейчас в кренящемся "мерседесе" на губах её играла странная слабая улыбка.

- Ты видишь автомобиль Джулиана? - спросил он.

Она наклонилась вперед.

- Да. Английская машина. Кажется, "ягуар".

- Сможем мы её догнать?

- Можешь попробовать.

- А ты не хочешь?

- Я никогда не встречала Джулиана, - спокойно сказала она. - Мариус никогда не говорил мне о своем брате. Но я не позволила бы тебе отправить его в полицию за то, что он сделал с Фридрихом, если бы ты гнался за ним из-за этого.

- Нет, я гонюсь за ним не поэтому, - покачал головой Дюрелл.

- Я тоже так думаю.

Они проскочили огни "Гундерхофа" и помчались сквозь туман по дороге, ведущей по дамбе на север. Казалось, что они движутся в темном туннеле, который слегка изгибался к северо-востоку вдоль линии берега, ведущего к Гронингену. Движения на дороге практически не было. Два рубиновых габаритных огня, внезапно на короткое время показавшиеся в разрыве тумана далеко впереди, сообщили ему, где находится его добыча. Но занавес приподнялся лишь на миг.

- Куда ведет эта дорога? - спросил Дюрелл девушку.

- На север, через провинцию Гронинген в Германию.

- Мариус жил в том районе?

- Я никогда не слышала, где он живет.

- Ты в этом уверена?

- Почему ты всегда сомневаешься в том, что я говорю?

- А почему ты все время лжешь? У тебя был роман с Мариусом; меня это не касается, но ведь наверняка вы где-то тайком встречались.

- Я никогда не спала с ним. Фридрих был неправ, утверждая это.

- Хорошо, пусть не спала. Но ты же встречалась с ним там, где он жил.

Девушка молчала.

- Где это было, Кассандра?

- Я не могу тебе сказать. Ведь тогда ты помчишься туда, чтобы найти Джулиана, верно?

- Конечно.

- Ну так вот, я решила, что не хочу, чтобы ты его нашел.

Он сердито воскликнул:

- Тогда почему ты поехала со мной? Почему дала мне свою машину?

- Чтобы убедиться, что ты его не поймаешь. Видишь ли, у нас вот-вот должен кончиться бензин. Сам увидишь.

И она мягко рассмеялась.

Это был не обычный смех. Он был тих, но в нем чувствовалось глубокое чувственное наслаждение, а сама она глубже забилась в угол сидения, как котенок, свернувшийся в уютном и безопасном месте.

Несколько мгновений спустя мотор "мерседеса" кашлянул и заглох. Указатель топлива в баке стоял на нуле, как она и предсказывала.

Дюрелл позволил тяжелому спортивному автомобилю медленно соскользнуть с дорожного полотна на обочину. В наступившей тишине, пока они медленно двигались накатом, он слышал справа от себя за стеной, ограждавшей дорогу, пение цикад в полях, а слева - вздохи прибоя на берегу, там где Северное море с приливом вновь и вновь пробовало свои силы в борьбе с дамбой. Сдерживая ярость, он откинулся на спинку сиденья.

- Ну, вот, мы сели на мель. У тебя найдется сигарета?

- В ящичке для перчаток, - ответила девушка.

- Что же нам теперь делать?

- Мы можем вернуться обратно пешком. Или подождать здесь. Скоро кто-нибудь проедет мимо.

- В такую туманную ночь это может случиться не скоро, - заметил он.

- А тебе не хочется немного посидеть здесь со мной?

- Не следовало устраивать мне такую ловушку, - безразлично обронил он. - Добраться до Джулиана Уайльда было слишком важно.

- Я не хочу, чтобы он попался. Сегодня вечером он разорвал мои цепи и освободил меня.

- Ты не похожа на скорбящую вдову.

- А я и не скорблю. Ты же видел, на кого был похож мой муж... как он угрожал мне, что он обо мне думал. Почему я должна его оплакивать? О, он так хотел жениться на мне, когда думал, что любит меня и когда его воспламеняла страсть. Единственный раз в своей дурацкой жизни я поступила правильно, и он от меня ничего не добился, ну, ты же понимаешь, до тех пор, пока мы не поженились и он не подписал завещание на все свое имущество в мою пользу. Я могла стать богатой женщиной. Но даже тут просчиталась. Суд Западной Германии отобрал у него все, что было. Он жил на поддержку неонацистской партии. Ему помогали те, кто все ещё мечтал о новой славе и власти. Но сам фон Витталь остался без гроша. - Она горько рассмеялась. Зато теперь яхта и все, что на ней, принадлежит мне. Так что после всех оскорблений и унижений, которых я натерпелась, мне все же кое-что осталось. Стоило потерпеть.

- Ты когда-нибудь любила фон Витталя?

Она раскурила ему сигарету. При свете спички её рот, красивый улыбающийся рот, казался влажным.

- Нет, я никогда никого не любила.

- Он думал, что ты любишь Мариуса.

- Мариус не был для меня настоящим мужчиной... Я прекрасно себя чувствую, - вдруг заявила она. - Мне хочется петь и танцевать. Я чувствую себя свободной! Ты можешь это понять?

- Думаю, да.

- Мне хочется совершить что-нибудь безумное. Я хочу пойти искупаться. Пойдешь со мной?

Неожиданно она распахнула дверцу, выпрыгнула из машины и побежала на другую сторону дамбы. Ее высокая изящная фигура исчезала в тумане.

- Кассандра!

Она оглянулась, махнула ему рукой, а потом нашла ступеньки, ведущие к узкой полоске берега на морской стороне дамбы, и стала спускаться вниз. Дюрелл распахнул свою дверцу и выскочил наружу. Он испытывал какое-то трудно объяснимое чувство заботы о ней, мешавшееся с остатками злости за то, что она сорвала его охоту на Джулиана Уайльда. У него ещё оставались вопросы, которые следовало ей задать и получить на них ответы. Оставив включенными габаритные огни "мерседеса", чтобы потом найти его в темноте, он побежал по окутанной туманом дороге за девушкой.

На одном из песчаных островов в море возвышался маяк, сноп света которого ритмично описывал дугу, освещая море и землю. Он регулярно падал на дамбу, превращая тьму в искрящийся алмазами туман, затем снова сгущался холодный мрак. В тот момент, когда дамба была освещена, Дюрелл обнаружил ступеньки и скатился вниз.

- Кассандра, - позвал он снова.

- Я здесь. Я иду в воду.

Когда он добрался до узкой полоски берега у основания дамбы, та показалась необычайно высокой. Волны прибоя мягко бились о берег, растекаясь в мелких заводях, оставленных отливом. Там, где вода и суша сливались друг с другом, как усталые любовники, рос высокий тростник. Он услышал, как девушка плещется на мелководье и как с испуганным криком вспорхнула из зарослей разбуженная утка.

Девушка мягко рассмеялась.

- Я здесь.

Очередной раз освещая горизонт, луч света маяка коснулся её. Она опять распустила волосы, и те тяжелым золотистым каскадом струились по её плечам. Рот её был приоткрыт, и когда она очередной раз от души рассмеялась, он увидел её белоснежные зубы.

- Иди сюда, - позвала она.

- Возвращайся в машину, - велел Дюрелл. - Ты не заболела?

- Нет, я прекрасно себя чувствую. Я чувствую себя счастливой и свободной. Дорогой мой, я хочу отпраздновать свое освобождение. Мне хочется знать, что я навсегда покончила с Фридрихом. Потом будет время разобраться во всех деталях. Предстоят такие скучные разбирательства с полицией, но все адвокаты Гамбурга не смогут снова собрать этого коротышку. Как могу я сердиться на Джулиана Уайльда? Он сделал то, чего я так хотела и на что не осмеливалась. Он разорвал мои цепи.

Она продолжала плескаться в теплом прибое. Ее голос звучал как-то странно и, казалось, предупреждал, что творится нечто ненормальное. Луч света с маяка снова коснулся её и он увидел, что её голова откинута назад, светло-карие глаза смотрят на него, а сама она протягивает к нему руки, стоя в потоке соленой воды, бурлящей между тростников.

- Иди сюда, мой дорогой. Я хочу тебя.

- Кассандра, твой муж...

- Мой муж мертв и потому я счастлива. Я хочу доказать это самой себе, разве ты не видишь? И доказать с тобой вместе.

Она пошла к нему по мелководью, где воды было всего по колено, приблизившись, сбросила кофточку, и он увидел, что на ней не было бюстгальтера, да она в нем и не нуждалась. Затем она на мгновение замерла, потом гибким движением бедер высвободилась из брюк, перешагнула через них и радостно швырнула их на берег.

Теперь обнаженная она стояла перед ним, раскинув руки.

- Иди сюда, - снова позвала она. Ее невидящие глаза были широко раскрыты. - Пожалуйста, ты мне нужен. Неужели ты не понимаешь? Он взял меня в Берлине, когда я была ещё совсем ребенком и ничего не понимала. Он сказал, что богат, и если я дам ему то, что ему нужно, то он даст мне все, так он сказал. Я так и сделала. Я делала все, что он просил. Такие вещи, о которых до того я не имела ни малейшего понятия. Иногда я пыталась смыть с себя его прикосновения, принимая ванну за ванной, потому что он заставлял меня чувствовать себя простым животным. Потом он начал бить и ругать меня, называть меня дурой и обращаться как со скотиной, нужной ему только в определенные моменты. Понимаешь? Ты видел сегодня вечером, каков он. Как он собирался приятно поужинать, а я должна была стоять у стола и ждать как рабыня!

В её резких словах выплескивалась наружу горечь. Она замерла, как белокурая Афродита, поднимающаяся из морских тростников. Молчаливый луч света от далекого маяка коснулся массивной стены морской дамбы, мрачно нависавшей над их головами, сверкнул на белом прибрежном песке и осветил все её тело бледным перламутровым сиянием. Был какой-то вызов в том, как она стояла, в её округлых бедрах, твердых грудях и плоском животе, а возле её длинных крепких ног плескалось и журчало море.

- Мне кажется, что я пьяна, - шепотом продолжала она, - Понимаешь, мне что-то нужно. Иногда, после всех этих долгих лет, проведенных с ним, глубоко во мне что-то заходилось болью, и сегодня я должна от этого освободиться. В Амстердаме я играла с тобой, подчиняясь его приказам. А сегодня я свободна и делаю это потому, что действительно хочу этого, и ни почему больше. Я - сама себе хозяйка. Мы с тобой можем закончить то, что начали в Амстердаме. Ты же видел меня тогда такою, как видишь сейчас. Ты хотел меня тогда?

- Да, - сказал он.

- А сейчас ты меня хочешь?

- Да...

Они медленно вошли в теплую воду, по поверхности которой слабый бриз медленно гнал клубы тумана, а высокая стена дамбы продолжала нависать сверху. Ее била крупная дрожь. Губы её впились в него с невероятной яростью. Тело её раскачивалось и вздрагивало. Когда он её обнял, голова девушки откинулась назад, и он увидел в этом призрачном свете, что глаза её широко раскрыты... широко раскрыты, но ничего не видят, либо смотрят не на него, Сэма Дюрелла, а просто на инструмент, способный доставить сексуальное удовлетворение по случаю смерти мужа.

Он её отпустил.

Она страстно прижалась к нему, словно ища защиты.

Он опять отстранил её.

Она застонала и внезапно выпрямилась. Лицо свело судорогой. Глаза её широко раскрылись, из горла вырвался слабый стон. Потом она опустилась на колени в теплый соленый прибой.

- Пожалуйста... - прошептала она.

- Нет. Я принесу твою одежду, Кассандра.

Она с ненавистью уставилась на него.

- Мне очень жаль, что приходиться поступать с тобой так жестоко, сказал он. - Хотя ты сама себя мучаешь. Одевайся, и я отвезу тебя в Амстердам.

- Я никуда не хочу с тобой ехать, - выдохнула она.

Потом встала, вышла из воды и подобрала свою брошенную на берег одежду. Не оглядываясь назад, она шагнула во тьму, в мрачную тень дамбы, и направилась в сторону города.

Дюрелл позволил ей уйти, сам же вновь вскарабкался по ступенькам на дорогу и вернулся к "мерседесу". Там он сел и стал ждать, когда кто-нибудь проедет мимо и подвезет его до Амшеллига.

14

Шведская парочка в "сааб", направлявшаяся из Дании через Гронинген, подобрала его и подвезла до Амшеллига. Шведка всплеснула руками при виде его разбитого лица, что напомнило ему о разговоре с Эриком, но Дюрелл заверил, что внешне все выглядит гораздо хуже, чем есть на самом деле. Муж просто угрюмо буркнул, чтобы жена не приставала к иностранцу.

Когда Дюрелл вошел в свой номер в отеле, там уже поджидал инспектор Флаас. Сотрудник голландской службы безопасности выглядел как и в Амстердаме - солидным и решительным. И по-прежнему курил одну из своих вонючих итальянских сигар. На нем был коричневый костюм из индийской полосатой льняной ткани, темно-красный галстук и тяжелые башмаки. На башмаках налип песок, и, проследив за взглядом Дюрелла, Флаас пожал плечами и улыбнулся.

- Что с вами случилось, дружище?

Сбросив одежду и забравшись под горячий душ, Дюрелл рассказал Флаасу об убийстве Мариуса Уайльда генералом фон Витталем и о налете Джулиана Уайльда на "Валькирию". В поведении Флааса ничего не изменилось.

- Да, да, мне все это известно, - безразлично обронил голландец. - Но местная полиция в конце концов сама управится с этим.

- А что слышно о Джулиане Уайльде? - спросил Дюрелл. - Теперь вы сможете задержать его по обвинению в убийстве.

- Предоставьте это нам.

- Что это значит?

- Именно то, что я сказал, господин Дюрелл. Наше правительство вновь изменило свое коллективное решение. Как я предупреждал вас в Амстердаме, в нашем правительстве есть люди, отказывающиеся обсуждать угрозы со стороны бандитов, владеющих вирусом "Кассандра". Они хотят победить в открытой борьбе. И это, по-видимому, будет означать конец Джулиана Уайльда.

- А что должны делать вы?

Флаас долго раскуривал свою сигару.

- У нас ведь маленькая страна и очень сложная сеть дорог и каналов вы наверное знаете, что можно здесь у Амшеллига начать путешествие на барже или моторной лодке, и через день оказаться в Амстердаме, а потом через Бельгию и в Париже, и при этом ни разу не покидая воды, хотя и находясь на много миль в глубине суши. Это правда. Но мы закупорили все мыслимые выходы из Фрисландии и Гронингена, и разумеется закрыли все границы. Джулиан Уайльд никуда от нас не денется.

Взбешенный Дюрелл выскочил из душа, обмотавшись полотенцем.

- Надеюсь, вы это не всерьез? Вы же не собираетесь арестовать его до того, как найдете бункер с "Кассандрой", не так ли?

- Мне так приказано. Кстати, мой друг, ваши ссадины нужно показать доктору.

- У меня все в порядке, - коротко бросил Дюрелл. - Джулиан Уайльд знает, где находится бункер. Он может разнести чуму повсюду, если решится это сделать. И он решится, как только узнает, что вы раскинули свою сеть над этим районом. Господи, вы же не можете...

- Я не могу изменить ситуацию. Она мне не нравится, но я не могу её изменить.

Дюрелл перевел дыхание.

- А где же мое место в этой новой ситуации?

- Нигде, друг мой. Именно это я и пришел вам сказать.

- Значит меня отстранили от работы?

- Мне очень жаль, но это действительно так.

- А кто ещё считает так же?

- Голландская служба безопасности связалась с Вашингтоном. У вас репутация человека, способного создавать взрывоопасные ситуации, господин Дюрелл. Но на карту поставлены жизни голландцев, и вообще существование всего нашего народа может оказаться под вопросом. Мы не можем позволить вам продолжать здесь орудовать.

- То, что случилось здесь, может произойти и в любом другом месте, возразил Дюрелл.

- Возможно. Но сейчас нас интересует лишь одно - задержать Джулиана Уайльда, и сделать все, что в человеческих силах, чтобы закрыть район, в котором находится опасный зверь. Вы можете с этим согласиться?

- Конечно. Но вы же знаете, что он поднял ставку. Теперь он требует десять миллионов.

- Мы согласились с этим требованием. Все уже улажено.

- Улажено? Но ведь вы сами только что сказали...

- Мы выставили оцепление вокруг всего района, но положили деньги в швейцарский банк и готовы предложить ему помилование. Эта странная ситуация может взорваться в любой момент и любым образом. Все партии в правительстве согласились, что в данный момент не следует предпринимать никаких агрессивных действий по отношению к людям, знающим, где хранится вирус "Кассандра". К сожалению мы лишились такого ценного свидетеля, как генерал фон Витталь, а его показания могли оказаться чрезвычайно важными. Таким образом, вам следует прекратить любого рода деятельность и утром вернуться в Амстердам. В вашем посольстве в Гааге вы получите дополнительные указания на свой счет. Мне очень жаль, Дюрелл. Вы мне нравитесь. Думаю, что вы все делали правильно. К сожалению, нам ничего не остается, как только подчиниться.

- Сколько человек вы здесь задействовали?

- Больше сотни. А почему это вас интересует?

- И Джулиан не заметит петли, затягивающейся вокруг его шеи?

- Они будут просачиваться сюда по одному. Среди них есть и женщины. Будут прибывать автобусами, поездами и автомашинами. Так что останутся незаметны среди других туристов.

- Но допустите, что он что-то заподозрит и в отчаянии начнет действовать, - продолжал настаивать Дюрелл. - Вы ведь знаете, что он сможет распространить чуму.

- Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы избежать обшей паники. До сих пор нам в этом отношении везло. По поводу событий в Амшеллиге в прессу ничего не просочилось. И не должно просочиться. Наши сотрудники ответственны и храбры, но им придется столкнуться с неизвестным смертельно опасным вирусом, вирусом, который может свести человека в могилу за несколько часов... - Флаас замолчал и энергично потушил свою сигару. Лицо его побледнело от огорчения. - Итак, я приехал сюда, чтобы сообщить вам, что вы освобождаетесь от работы над данной проблемой. Теперь ей стану заниматься я в соответствии с указаниями моего правительства. А вы завтра отправитесь в Амстердам. Договорились?

Дюрелл пожал плечами.

- Как вы уже сказали, приказам следует подчиняться.

- Ну, а как вы? Ведь у вас репутация человека...

- Видимо, у меня тоже нет выбора.

- Хорошо. Не могли бы вы оказать мне любезность?

- Конечно.

- Тогда позвоните доктору отеля, чтобы он осмотрел вас.

- Хорошо.

- Спокойной ночи, - пожелал инспектор Флаас.

- Приятных сновидений, - ответил Дюрелл.

Доктором в отеле оказался пожилой голландец, добродушно ворчавший на всех окружающих. Он наложил повязки на ссадины и порезы Дюрелла, спросил о противостолбнячных прививках, услышал в ответ, что Дюрелл получил все необходимое, и снова вернулся к ранам на его голове.

- Послушайте, вы уверены, что чувствуете себя нормально? Никакого головокружения? Неприятностей с глазами? Никакой головной боли?

- Совершенно ничего, спасибо, - сказал Дюрелл. - Хотя у меня вопрос. Здесь есть паром, на котором завтра утром можно добраться до деревни Доорн?

- До Доорна?

- На острове Шеерсплаат.

- О, конечно. Как странно...

- Надеюсь, что такой паром есть. Вы случайно не знаете врача, который там работает?

- Это мой племянник - Вилем де Грюнвиг. Я только недавно говорил с ним.

- Об умерших там рыбаках?

Пожилой доктор посмотрел на него гораздо строже и уже не казался таким добродушным, как прежде.

- А что вы об этом знаете, сэр?

- Только разговоры. Говоря точнее, слухи.

- Тогда я вам советую забыть об этом, - сказал доктор.

- Я так и сделаю. Однако есть ли тут паром до Доорна?

- В девять утра, из Амшеллига.

- Спасибо. Что я вам должен?

Доктор подозрительно покосился на него.

- Послушайте, минхер, я не уверен, что...

- Сумма не имеет значения, просто оставьте счет у портье внизу. Так вас устроит?

- Я хотел обсудить совсем не это.

- Знаю. Но, по-видимому, нам следует оставить эту тему.

- Да,.. правда я не понимаю, но... да, согласен. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, - сказал Дюрелл.

Когда доктор ушел, Дюрелл запер дверь, вставил в дверную ручку стул и отправился спать.

Когда он проснулся, тумана уже не было. В окна светило солнце - было уже семь утра. У постели зазвонил телефон. Он дотянулся и снял трубку.

- Дружище?

- О'Кифи, - воскликнул он.

- Благославляю тебя за то, что ты жив, Сэм.

- А ты беспокоился?

- Я полагал, то, что могло произойти с тобой после контакта с Питом, могло случиться и со мной. Клер тоже благословляет тебя. Хотя даже не знает за что.

- Где ты, Джон?

- Внизу. Я позавтракал и позволил тебе отоспаться вволю. Ты знаешь, что тут все кишит людьми Флааса?

- Да. Мне указали на дверь.

- Знаю. Полагаю, лучше будет, если я поднимусь наверх.

- Ладно.

Дюрелл повесил трубку и стал одеваться. Две минуты спустя постучал Джон О'Кифи. Они крепко, по-дружески пожали друг другу руки. Вместе с рыжеволосым ирландцем в комнату ворвалось его легкомысленное и шутливое настроение. На О'Кифи были легкие брюки, спортивная рубашка и двухцветные башмаки, и весь он выглядел как настоящий американский турист из Чикаго.

- Я заказал тебе завтрак и кофе, правильно?

- Отлично, - кивнул Дюрелл. - Мне очень жаль, что пришлось поручить тебе заниматься столь грязным делом, как погребение тела Пита ван Хорна.

- На все хватило одного дня. Ты знаешь, что голландцы взяли на себя все, что связано с вирусом "Кассандра"? Теперь мы здесь персона нон грата.

- А что говорят наши люди?

- Официально? - спросил О'Кифи. - Или только нам, с глазу на глаз?

- С глазу на глаз, - сказал Дюрелл.

- Если сможем, то постараться продержаться.

- Отлично, - кивнул Дюрелл. - Это уже лучше.

- Но нам ни с кем нельзя ссориться. Это очень важно. Тебя сейчас ввести в курс дела, или мы сделаем это после завтрака?

- Давай прямо сейчас, Джон.

- Ну вот, мы знаем, где найти Джулиана Уайльда, - спокойно сообщил О'Кифи. - Знаем, где они с братом жили, когда работали на строительстве дамбы в Ваддензее. Это тебе интересно?

Дюрелл усмехнулся.

- Чертовски.

- Так и должно быть, дружище. Организация как всегда работает просто великолепно. Старая тактика одиноких волков, конечно, была прекрасна, но теперь все чаще и чаще необходима коллективная работа, когда нужно добраться до трехметровой отметки, чтобы забить гол (спортивный жаргон регбистов).

- Перестань трепаться и говори о деле.

- Ладно, что именно тебя интересует? - ухмыльнулся О'Кифи.

- Как вы это выяснили? И где сейчас Джулиан?

- Нам помогло письмо с требованием выкупа, - та голубая бумага, в которой братья Уайльды потребовали скромную сумму в обмен на несколько пробирок с этой мерзостью. Я оторвал кусочек бумаги и отдал на анализ. И ты можешь представить, откуда она? - О'Кифи вздохнул, - Слышал когда-нибудь об отеле "Бордери" в Амшеллиге?

- Вчера вечером он был буквально у меня под носом, - проворчал Дюрелл, вспоминая большой отель, укутанный клубами тумана, возле которого стоял автомобиль Кассандры. Его охватило раздражение на самого себя. - Это тот самый отель?

- Бумага была оттуда. Парням из лаборатории пришлось повозиться, но факт установлен совершенно точно. Ты знаешь, что это название означает ферму, я имею в виду слово "бордери"?

- Да.

- Ну вот, это самое дивное место для туристов по эту сторону океана от Майами. Отличное пиво, вкусная еда, прекрасное место для тех, кто гоняется за туристами, сорящими деньгами. Джулиану и Мариусу Уайльдам трудно было придумать более подходящее местечко для того, чтобы раствориться в толпе, верно?

- Да, тебе удалось кое-чего добиться, - признал Дюрелл. - Но Джулиан мог не вернуться в свою нору после того, что случилось вчера вечером.

- Ты считаешь, мне следует это проверить?

Дюрелл некоторое время колебался.

- Джон, ты должен быть очень осторожен.

- Из-за Флааса? Но он меня даже не знает.

- Не нужно его недооценивать. Но я думаю не о наших друзьях. Я имею в виду Джулиана Уайльда. Вполне возможно, что у него с собой есть другая пробирка с вирусом.

- О, Боже, - прошептал потрясенный О'Кифи.

- Именно это я имел в виду. Если это так, то он очень напоминает человека, разгуливающего с бутылкой нитроглицерина.

- Понимаю, что ты имеешь в виду.

- Просто будь осторожен, вот и все. Эта штука похуже, чем нитроглицерин.

- Обо мне не беспокойся. Мы с Клер все ещё рассчитываем провести отпуск вместе.

- Хорошо. Если ты наткнешься на Уайльда, ничего не предпринимай, сказал Дюрелл. - Просто дождись меня.

- А куда ты намерен направиться?

- В Доорн. Я хочу разузнать побольше об умерших там рыбаках.

15

Паром с Дюррелом на борту с обычной голландской пунктуальностью отошел на Шеерсплаат точно в девять утра. Народу было немного. Паром представлял собой переделанное рыбацкое судно, где на палубе были установлены скамейки с тентом и бар, в котором подавалось кофе и сэндвичи. Помимо команды и Дюрелла, на борту находилось не больше дюжины пассажиров, и все они весьма походили на местных, если не считать яростно ссорившейся итальянской парочки и одного голландца, с виду городского, который пытался казаться среди рыбаков своим и от этого выглядел только ещё более неуклюже. Дюрелл не думал, что этот человек работает на Флааса. Он также не думал, что Флаас прикажет установить за ним слежку.

С причала, к которому швартовался в Амшеллиге паром, Дюрелл попытался отыскать "Сюзанну" и наконец-то обнаружил её за несколько минут до отплытия. Уточнив время отправления, он сходил туда и поговорил с Тринкой ван Хорн. Та была занята заделкой трещин и царапин на корпусе - результатов вчерашнего столкновения с "Валькирией", которая стояла теперь у дальнего конца пирса под усиленной охраной. Кассандры поблизости видно не было. Тринка с пятнами краски на свежих розовых щечках смотрела на него с явным вызовом. Черные волосы, унаследованные ею от испанского предка, развевались на ветру. Она была в рабочих брюках из грубой ткани и белой мужской рубашке, ветер прижимал ткань к её твердой высокой груди и изящной талии идеальной формы. Дюрелл невольно задал себе вопрос, как она будет выглядеть в вечернем платье, в чем-то мягком, облегающем и очень женственном. И тут же подумал, что такой наряд не слишком много прибавит к впечатлению, которое она производила сейчас.

- Привет, - поздоровалась она. - Вы собираетесь в Амстердам?

Он кивнул.

- Вижу, вы сдержали слово.

- Ну, вы же знаете, какой работой я занимаюсь, - коротко заметила она.

- Намерены продолжать?

- Мы с Яном просто ждем. Инспектор Флаас приказал нам сегодня никуда не отлучаться. Должно произойти что-то серьезное. Я видела в городке множество наших людей.

- Да, - кивнул Дюрелл. - А как ваши царапины?

Она покраснела.

- А как вы узнали... - И тут же проказливо улыбнулась. - О, мы тоже немного пострадали, верно? Кстати, вы были на борту "Валькирии", когда поднялась вся эта стрельба?

- Да.

- Я была уверена, что это вы. Вы похожи на человека, который вполне мог это сделать, не особо обращая внимания на возможные последствия. Хотя мне тоже хотелось бы быть с вами. Но когда я начинаю думать об убийстве генерала, то радуюсь, что меня там не было.

- Я тоже рад, что вас там не было. Все это не слишком походило на игру и вообще не доставляло удовольствия, Тринка.

- Мне жаль, что вам приходится возвращаться в Амстердам, - сказала она.

- Мне тоже. Если это возможно, мне хотелось бы там с вами встретиться.

- Зачем? - спросила она.

- Ну, мне просто хочется назначить вам свидание, - рассмеялся он.

- О, - она опять покраснела. - Не думаю... но... может быть. - Она оглянулась через плечо в сторону яхты, где Ян Гюнтер прилагал отчаянные усилия, чтобы тщательно закрасить царапины, полученные "Сюзанной". - Ян, ты не будешь против, если я назначу свидание господину Дюреллу? - крикнула она.

- Не мое дело указывать, как вам проводить время, Тринка, пробормотал тот.

Она рассмеялась.

- Бедный Ян. Он такой собственник.

- А он имеет право предъявлять вам какие-то законные требования?

- Законные? Дайте подумать. О, нет. Он регулярно просит меня выйти за него замуж - делает это каждое воскресенье за обедом. А я регулярно отвечаю отказом и благодарю его, так как не считаю себя женщиной, созданной для семейной жизни.

- Ну, положим,.. - протянул Дюрелл.

- Я рада, что вам удалось избежать опасности, - неожиданно сменила Тринка тему разговора. - Мы оба как-то неудачно начали, правда? Но теперь ведь мы друзья.

- Конечно.

- Ну, тогда прощайте.

- Прощайте.

Он притянул её за плечи и поцеловал, прежде чем она, растерявшись от изумления, смогла отреагировать, потом повернулся и зашагал не оглядываясь. Ему было уже безразлично, видела она, что он поднялся на борт парома, идущего в Доорн, или нет.

Шеерсплаат представлял собой длинную песчаную отмель, которая поднималась всего на одиннадцать футов над верхней точкой прилива, и когда на Северном море бушевали зимние штормы, только высокие кирпичные дамбы и длинный ряд ветряных мельниц, непрерывно на полную мощность откачивавших воду, уберегали деревушку Доорн от гнева океана. Вокруг расстилались поля и пастбища, на лугах паслись бурые фризские коровы, а в северной части острова располагалась сама деревня, чистенькая и аккуратная, с маленькой гаванью и небольшой флотилией рыбацких лодок, составлявших основу её благоденствия.

Дюрелл выяснил, что паром возвращается в полдень, и зашагал по мощеной булыжником главной улице, наслаждаясь солнечным теплом и свежим морским ветром, который, казалось, вычистил все на острове до блеска. Каждый здесь был чем-то занят: мужчины возились на своих лодках с сетями, женщины торговали на рынке или стирали, и даже дети с торчавшими как пакля волосами были заняты играми с той же серьезностью, характерной для всего этого народа.

Дом врача Дюрелл нашел без труда. На маленькой черно-белой вывеске было написано его имя - Вилем де Грюнвиг. Похоже, он не слишком был загружен работой. Кабинет размещался в задней части скромного коттеджа в конце главной улицы, с небольшой лужайкой со стороны гавани и видом на рыбацкие лодки и море. Доктор оказался молодым, коротко стриженым человеком с трубкой в зубах, тщательно шпаклевавшим вытащенную на лужайку шлюпку. В задней части двора молодая женщина, видимо его жена, развешивала выстиранное белье, одновременно присматривая за спокойной игрой четверых белокурых детей.

Когда Дюрелл представился, доктор де Грюнвиг кивнул.

- О да, инспектор Флаас, который был здесь вчера, сказал, что весьма возможно вы появитесь.

- После этого вы с ним беседовали?

- Конечно нет. Он попросил, чтобы я помог вам всем, чем смогу. Доктор раскурил свою трубку и от этого стал выглядеть ещё моложе. - Кстати, мой английский вам понятен?

- Безусловно. Мне конечно хотелось бы поговорить с вами относительно тех рыбаков, которые заболели и умерли на прошлой неделе.

- Да, это было очень серьезное дело.

- Крайне серьезное. Знаете ли вы, доктор, насколько оно в самом деле было серьезно?

- Конечно. Во-первых, как медик я понял, с чем столкнулся. И во-вторых, мои подозрения подтвердил инспектор Флаас.

- А больше в Доорне никто об этом не знает?

Молодой человек покачал головой и показал трубкой на женщину на заднем дворе.

- Даже моя жена. Зачем мне её пугать? Сначала я подумал, что все жители Шеерсплаата обречены. Другого исхода я не видел. Но случилось чудо. Через двадцать четыре часа все кончилось. Пятеро хороших людей погибли, так быстро и так ужасно. Но больше никто не заразился. И после этого ничего не произошло.

- Не мог бы я поговорить с кем-нибудь из членов семей погибших?

- С женами рыбаков? Не думаю, что это разумно.

- А почему?

- Я сказал им только, что это была очень необычная, редкая форма пневмонии. Видите ли, симптомы были очень похожи, и я вообще бы не удивился, окажись этот вирус специально разработанным штаммом пневмококка. Но дополнительные вопросы вызовут новые слухи и разговоры, которые выйдут за пределы Доорна и достигнут материка. И кто знает, чем все может кончиться? Ведь очень трудно побороть даже собственную панику, мистер Дюрелл. В нашей деревне живут солидные, хорошо воспитанные люди, но они не слишком образованы. У них не особенно развито воображение, но и того больше чем достаточно.

- Тогда скажите мне, доктор - все жертвы были с одной рыбацкой лодки?

- О, да. Эта лодка называется "Моеи". Ее капитаном был Клаус Дженнер отличный парень, кстати, он недавно женился. Я очень хорошо знаю его вдову. - Он показал трубкой на крышу дома, видневшегося за дюнами на берегу. - Они все вместе отправились в тот рейс, когда арендовали их лодку.

- Арендовали?

- Ну, да, ведь судно было арендовано двумя братьями-англичанами.

- Уайльды?

- Да, так их звали.

- А Уайльды тоже были на борту "Моеи"?

Молодой доктор взглянул на Дюрелла. Мягко дул морской ветерок, с заднего двора донесся высокий голос его жены и врач ответил на диалекте, которого Дюрелл не понял.

- Пойдемте со мной. Мы поговорим с Ирной Дженнер. - Доктор направился вдоль берега к соседнему дому. - Надеюсь, вы будете говорить с ней достаточно мягко. Это ужасно, только что выйти замуж и так быстро потерять любимого человека. Я ежедневно давал ей успокоительное, но сейчас она чувствует себя лучше. Понимаете, ведь именно Клаус наткнулся на этот вирус. Это была его ошибка.

Дюрелл остановился от неожиданности.

- У капитана рыбацкой лодки была пробирка с вирусом?

- Вижу, вы ошеломлены. Но он взял её исключительно из-за своего невежества. Ведь наши рыбаки удивительно невинные люди. Двое англичан, арендовавших "Моеи", показались такими странными, что Клаус решил разузнать о них побольше.

- Это значит, что он украл пробирку у Уайльдов?

- Ну, в общем-то да, если вы так ставите вопрос. Но теперь уже нельзя осуждать Клауса Дженнера. Он стал жертвой собственного невинного любопытства.

- Минуточку, - Дюрелл остановился и посмотрел на дом Дженнера, который выглядел одиноким и заброшенным. - Может быть и не будет надобности разговаривать с вдовами этих людей, если вы сможете ответить на мои вопросы.

- Разумеется я попытаюсь.

- Вы разговаривали с рыбаками, когда они заболели?

- Конечно, ведь их родственники вызвали меня на помощь.

- Вы смогли заставить их рассказать правду?

- Симптомы болезни подсказали мне, что это нечто странное и заразное. Я пришел к выводу, что всему населению острова может грозить очень большая опасность, и нажал на них, чтобы получить необходимую информацию.

- Именно тогда вам удалось выяснить, что братья Уайльды арендовали лодку, верно? И Клаус Дженнер признался вам, что "взял взаймы" пробирку с вирусом у одного из Уайльдов?

- Верно, но...

- Откуда взялась пробирка?

- Это очень важный вопрос.

- Вы можете на него ответить? - быстро спросил Дюрелл.

- Нет, я не смог добиться ответа.

- Почему? Ведь рыбаки отвезли Уайльдов в какое-то место, где те подняли контейнер с вирусом со дна моря.

- Это было к югу отсюда, - доктор махнул рукой в сторону сверкающей глади моря, пологих приливных волн, набегавших на оконечность острова, и дамбы Ваддензее, в дымке проступавшей на горизонте. - Где-то там. Там же скопище мелких островов, вы ведь знаете, они появляются только во время отлива. Конечно, когда дамба в конце концов будет восстановлена, тогда снова появится прямая связь с Шеерсплаат по суше. Но сейчас дно моря представляет огромную массу того, что когда-то было фермами, до того как нацисты затопили этот район и превратили нас в остров.

- Я думаю, что вы знаете об этом больше, чем говорите, - чуть подумав сказал Дюрелл. - Рыбаки должны были точно знать место, где они находятся, в любой момент плавания.

- Да, конечно.

- И что же?

- Они мне не сказали.

- Почему?

- Они получили деньги за свое молчание. Уайльды им хорошо заплатили.

- Но ведь они умирали! Я уверен, что они заговорили!

Молодой голландец выглядел несколько смущенным.

- Мне очень жаль. Но вначале я не распознал, насколько серьезна их болезнь. Да и как я мог это сделать? А потом, когда стало так важно получить дополнительные сведения, оказалось слишком поздно. Некоторые из них были уже без сознания. Первым умер Ханс Дринген, четыре часа спустя после того, как сошел на берег. Пит Флиман как лунатик бредил о каком-то свете на море, свете на море, повторяя эти слова вновь и вновь.

- Что это могло значить?

- Не знаю. Просто он все время бормотал эти слова.

- Свет на море?

- И только.

Дюреллу показалось, что он уже почти поймал что-то важное. Правда, это было нечто зыбкое и призрачное, ускользавшее от его сознания, не имеющее привычного образа, который он мог бы понять и проанализировать. Он перестал распрашивать голландца.

- Хорошо. Давайте предположим, что никто из них в самом деле не видел того места, откуда был извлечен контейнер с вирусом. Но что произошло в действительности? Уверен, они сказали вам что-то такое, что могло бы натолкнуть на определенные мысли.

- Все, что мне удалось понять, - сказал доктор, - это в некоей точке, в определенном месте и и в определенное время, когда отлив достиг низшей отметки, братья Уайльды сошли с судна и, отплыв куда-то, скрылись из виду, а затем вернулись с пробирками, содержащими вирус.

- Пробирками? Так их было больше одной?

- О, да. Боюсь, что так. Больше одной.

- А сколько именно?

- Не знаю.

- Но одна оказалась у Клауса Дженнера?

- И его жена отдала её мне.

- А её содержимое?

- Она была открыта. Клаус сорвал печать.

- И открыл ящик Пандоры, чтобы выпустить оттуда самых жутких дьяволов на свете.

- Это его убило, - печально сказал доктор.

- Но не вас.

- Я обращался с ней осторожно.

- А сейчас пробирка у вас?

- Я передал её господину Питу ван Хорну, который прибыл сюда с соответствующими документами от инспектора Флааса. Однако инспектор Флаас объяснил мне, что у ван Хорна её не оказалось и тот не передал её властям. Он предположил, что господин ван Хорн обращался с ней неосторожно, или её забрали у него в отеле "Гундерхоф". Как сказал инспектор Флаас, там обнаружили следы борьбы. - Молодой врач виновато покосился на него. Думаю, мне следовало выбросить содержимое пробирки и простерилизовать. Но я думал, что будет лучше, если удастся сохранить эту культуру для лабораторных анализов. Люди из Доорна были очень дороги мне, и в то же время я боялся совершенно неконтролируемого распространения эпидемии по всему Шеерсплаату, потом по всем Нидерландам, а возможно и по всему миру. Ну что же, мое предположение оказалось неверным. Дело не обернулось таким образом. Однако я по-прежнему считаю, что поступил правильно.

- Понимаю, - кивнул Дюрелл. - Но ведь мир больше, чем Доорн или Шеерсплаат, или Голландия, вы же сами сказали.

Он посмотрел на освещенное солнцем море, сверкающие дюны, луга в глубине острова, на которых паслись коровы, чаек на морском ветру. Дюрелл мог себе представить, что чувствует молодой доктор. Но ещё он испытывал глубокое разочарование. Теперь он знал, как умер Пит ван Хорн. Совершенно ясно, что Джулиан Уайльд забрал у него пробирку и в борьбе Пит подцепил инфекцию. Оставалось так много вопросов... И никого нельзя было осуждать за это.

- Вы уверены, - наконец спросил он у доктора, - что никто из жен умерших рыбаков не может сказать, куда отправилась "Моеи", чтобы забрать пробирки с вирусом?

- Я вновь и вновь самыми разными способами распрашивал их об этом. То же самое делал инспектор Флаас. Все оказалось бесполезным. Никто из мужчин ничего не рассказывал. Понимаете, они не знали, что умирают, - очень просто пояснил доктор. - Я не мог сказать им этого.

- Таким образом, никто не может нам сказать, где находится остров?

- Никто, - кивнул доктор, - все они мертвы.

16

На полуденном пароме Дюрелл вернулся в Амшеллиг, пообедав на борту. Сначала он собирался отправиться прямо в "Бордери", но вместо этого зашагал по дамбе в свой отель. Ни "Валькирии", ни "Сюзанны" в гавани не было. В "Гундерхофе" он поднялся прямо к себе в номер, надеясь найти там О'Кифи и услышать, что тому удалось выяснить. Но там никого не оказалось, не было и записки у портье.

Он подождал минут пятнадцать, испытывая какое-то неудобство от ощущения несовместимости с этим солнечным днем, смехом купающихся, криками велосипедистов и игроков в теннис. Потом Дюрелл пришел к выводу, что не стоит так пассивно торчать в комнате. Переодевшись в спортивную рубашку, он побрился, причесался, подправил свои черные усики, взглянул на себя в зеркало и, покачав головой в порыве внезапного раздражения, отправился в Амшеллиг.

Сотню лет тому назад "Бордери", наверное, был простой фермой, но за десятилетия обслуживания туристов появились дополнительные корпуса, коттеджи, надворные постройки, даже окружающий ландшафт переменился и от прежнего осталось лишь название. Прошлым вечером, когда они с Кассандрой забирали со стоянки её машину, в тумане ему мало что удалось увидеть. Но теперь он понял, как легко было Уайльдам затеряться в безликой толпе, заполнявшей здесь все. Он сомневался, что Кассандра вообще знала, что Мариус живет здесь. Однако потом решил, что все-таки знала. Она отрицала свой роман с убитым, но у Дюрелла было собственное мнение на сей счет. Он понимал, что приобрел смертельного врага, отвергнув её вчера вечером на пляже; теперь она будет ещё долго вспоминать, что и как произошло спустя буквально час после гибели её мужа.

Он спросил у портье, нет ли в отеле Джулиана Уайльда, и ответ оказался проще некуда. Клерк кивнул, назвал ему номер 52 и сообщил, что тот находится на втором этаже корпуса "В".

- Идите сразу направо мимо плавательного бассейна. Вы из полиции?

- Я работаю вместе с инспектором Флаасом.

- Вы - мистер Дюрелл, не так ли?

- Да.

- Здесь был мистер О'Кифи. Он просил, если вы появитесь, встретиться с ним в корпусе "В".

Дюрелл постарался скрыть удивление.

- Спасибо.

Он ощущал какое-то беспокойство, направляясь к флигелю, стоявшему чуть в стороне у высокой стены городской дамбы. У дома была крытая на средневековый манер соломой крыша с множеством фронтонов; номер на первом этаже занимало веселое семейство французских туристов; наружная лестница вела наверх, где с балкона, расположенном на одном уровне с верхней частью дамбы, дверь вела во второй номер. Дюрелл тихо стал подниматься наверх, заметив, что сквозь стальные очки без оправы его с любопытством разглядывает вышедший наружу француз.

- Эй! - довольно резко окрикнул тот его.

Дюрелл обернулся.

- Да?

- Слушайте, когда вы перестанете туда шляться? Нам не нравится, когда вы все время там болтаетесь. Я буду жаловаться администрации отеля, понимаете?

- Жалуйтесь прямо сейчас, - ответил Дюрелл.

- Если вы ищете второго парня, то его там нет.

- Какого парня?

- Рыжего. Он десять минут назад ушел с Уайльдом.

- Что?

- Десять минут назад.

- Вы уверены?

- Я всегда уверен в том, что говорю, мсье. Они пошли вдоль дамбы.

Дюрелл с некоторым сомнением взглянул на француза.

- Благодарю вас.

- Только, пожалуйста, не слишком там шумите, договорились?

Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы проверить номер. Дверь была не заперта, внутри никого. Он опять вышел на солнце и увидел, что француз все ещё стоит на том же месте, что и прежде, и показывает в сторону дамбы.

- Они пошли туда. Теперь уже одиннадцать минут назад.

Дюреллу почему-то захотелось пуститься бегом. Он вышел из домика, поднялся по широкому откосу наверх и огляделся по сторонам. Теперь он находился на одном уровне с крышами домов деревни. Отсюда была видна гавань со стоящими там яхтами и рыбацкими лодками, мол из серого камня, а ниже на берегу детская игровая площадка, устроенная администрацией отеля, с катальными горками, спортивными снарядами и каруселью.

Возле карусели собралась небольшая толпа. Кто-то из мужчин что-то крикнул и двое других помчались ко входу в отель.

Дюрелл сбежал с дамбы по лестнице, которая привела его прямо на игровую площадку. Карусель была остановлена и небольшая кучка туристов, отогнав детей прочь, толпилась вокруг, тихо и настороженно перешептываясь.

На одном из миниатюрных пестро раскрашенных пони неловко лежал какой-то мужчина. Дюрелл узнал О'Кифи и сразу понял, что тот мертв.

Это был грубый вызов, взрыв открытого неповиновения, мучительный, горький и бессмысленный жест.

О'Кифи убили ударом ножа в спину. Рукоятка ножа торчала из пиджака между лопатками, и солнце сверкало на украшенной драгоценными камнями эмалевой свастике. Дюрелл понял, что это дубликат ножа, который он сломал Джулиану Уайльду вчера в гостиничном номере.

Он не стал подходить к О'Кифи ближе.

Глядя на тело, он просто вспомнил, с какой мягкой радостью в голосе говорил тот о своей жене и об отпуске, который собирался с ней провести.

Потом отвернулся и медленно побрел прочь.

17

Дюрелл возвращался в "Гундерхоф" пешком по велосипедной тропинке в тени деревьев, с математической точностью рассаженных вдоль дороги. На теннисом корте отеля он остановился, заметив на ступеньках у входа инспектора Флааса, быстрыми сердитыми жестами отдававшего какие-то приказания своим подчиненным. Дюрелл понимал, что Флаас ищет его, и если сейчас увидит, то в течение часа в сопровождении вооруженной охраны отправит в Амстердам. Он немедленно повернул назад и пошел другой дорогой.

Больше всего на свете ему сейчас нужно было время, нужен был спокойный час, чтобы подумать и взять себя в руки.

Но время превратилось в товар, ценность которого стремительно возрастала. Флаас больше не потерпит никаких самостоятельных действий. Голландская служба безопасности вскоре начнет расследование гибели О'Кифи. И большая часть агентов будет брошена на то, чтобы немедленно разыскать Дюрелла. На просторах суши и моря, залитых ярким солнечным светом и обдуваемых свежим ветром, казалось не было места, где можно спрятаться, где он мог бы поискать такие ответы, которые помогли бы рассеять окутавшую его мозг завесу.

Он присоединился к группе туристов на дамбе, подошел к стойке для велосипедов и, повинуясь какому-то импульсу, выбрал один из брошенных впопыхах приехавшей с побережья молодежной компанией. Дюрелл уже довольно давно не садился на велосипед, но это искусство с годами не забывается. Так что он поехал за подростками по велосипедной дорожке вдоль шоссе, и со стороны могло показаться, что он входит в эту группу, хотя никто из смеющихся юношей и девушек не обращал на него никакого внимания.

Милях в четырех к северу от "Гундерхофа" он позволил себе остановиться, обнаружив наконец следы, ведущие к тропинке на берегу. Там он сел, прислонился спиной к дамбе и, закурив сигарету, уставился на сверкающую морскую гладь, размышляя над мучительной картиной смерти Джона О'Кифи.

Он пытался уговорить себя не думать об О'Кифи. В его деле часто приходилось неожиданно и бессмысленно терять друзей. В этих случаях следовало попытаться отыскать причину их гибели, постараться учесть их ошибки, чтобы подобное не повторить самому. Хотя никогда не верится, что с тобой может произойти что-то в этом роде; Джон О'Кифи тоже был настолько уверен, что останется в живых, что без всяких сомнений планировал поездку в отпуск с Клер и детьми.

Нужно будет обязательно встретиться с Клер до возвращения в Штаты если он до этого доживет, подумал Дюрелл.

Он понимал, что ярость не поможет, и все равно никак не мог успокоиться. В Джулиане Уайльде было нечто первобытное, животное, аморальное; какая-то зараза джунглей жила в нем и ставила вне нормального общества. Он был существом, несущим смерть точно так же, как чума, которую он носил с собой - он был зверем, представлявшим опасность для любого живого существа на земле.

Дюррел совершенно не сомневался в том, что у Джулиана Уайльда есть возможность распространить чуму, и что он может ею воспользоваться. Это вполне соответствовало его общему облику. Он уже сравнивал Уайльда с человеком, который разгуливает с бутылкой нитроглицерина в кармане; но вирус был гораздо страшнее вещества, угрожавшего всего лишь локальным взрывом. И как приблизиться к такому человеку, когда малейшее неосторожное движение могло вызвать взрыв и привести к эпидемии, способной за пару недель унести миллионы жертв?

Он этого не знал.

Дюррел поднял камень, лежавший на берегу, и швырнул его в спокойное море, докурил сигарету, выбросил её и зажег новую. Солнце пригревало, но с северо-запада, с Северного моря и прятавшихся в тумане островов дул холодный ветер. Чайка, парившая в порывах ветра, заметила него и улетела прочь.

С проходившей наверху дороги доносился шум машин. На какое-то время он был здесь в безопасности от Флааса и всех остальных. Он укрылся здесь, потому что обязан был найти ответ. Здесь и сейчас.

Дюрелл попытался систематизировать известные ему к этому моменту факты.

Во-первых, у Джулиана Уайльда была одна или несколько пробирок с вирусом чумы; и он был тем человеком, который может ими воспользоваться, если на его след нападут и загонят в угол.

Во-вторых, Джулиан Уайльд знал, где находится бункер. Он нашел его вместе с Мариусом. Они его вскрыли. А доплыли туда с арендованной рыбацкой лодки.

Почему он уплыл с лодки? - размышлял Дюрелл.

Во-первых, чтобы команда "Моеи" не узнала, куда он направился. Но как можно в этой плоской стране, - подумал Дюрелл, - в этом плоском сверкающем море спрятаться среди затопленных, поросших тростником островов?

Совершенно очевидно, что Уайльд скрылся из виду, обойдя и спрятавшись за что-то, оказавшееся между ним и любопытными рыбаками из Доорна.

Дюрелл оглядел с того места, где сидел, линию морского горизонта. Но во всей картине не было ничего необычного, что могло бы натолкнуть на ответ.

И все-таки он чувствовал, как нарастает в нем возбуждение.

Третий факт заключался в том, что Пит ван Хорн создал теорию относительно местонахождения лаборатории в бункере. Он пытался сказать об этом Дюреллу перед смертью. Привлек его внимание к карте провинций Фрисландия и Гронинген, выпущенной для автотуристов.

Карта должна была что-то означать. Сейчас она была приклеена к задней стенке орехового платяного шкафа, если уже не перекочевала в карман инспектора Флааса. В любом случае он уже изучал её и не обнаружил ничего, указывающего на расположение бункера.

Совершенно очевидно, что у Пита не было времени по пути к врачу использовать те средства, которые имелись в распоряжении лаборатории ультрафиолетовые лучи или какие-то специальные методы - чтобы обнаружить скрытые надписи. Что бы ни было на карте, - решил Дюрелл, - это доступно невооруженному глазу, и должно быть видно любому, кто в состоянии его распознать.

Дюрелл швырнул в море следующий камень.

Или может быть, в конце концов, на карте вообще ничего не было. Может быть, там не было ничего особенного, что следовало видеть. Может быть, сама карта в целом что-то означала. Может быть, Пит пытался что-то сказать ему с помощью самой мысли о карте.

Дюрелл выпрямился, захваченный этой идеей.

Мысль о старой карте? На туристской карте была предвоенная дата, что-то в конце тридцатых годов. Еще до войны. На ней были показаны деревни, фермы и дороги, навсегда скрывшиеся под водой после того, как нацисты взорвали дамбы.

Вот должно быть что пытался внушить ему Пит перед смертью - мысль обратиться к старой карте.

А что он сказал относительно церкви и света?

Свет Гроот Керк. Маяк Гроот Керк.

Именно в этот момент, сидя на берегу неподалеку от того места, где они прошлой ночью были с Кассандрой, когда маяк ритмичными вспышками подчеркивал охватившую её страсть, он неожиданно увидел ответ так ясно, как тот яркий свет с маяка.

Даже рыбак с Доорна, умирая, в беспамятстве бормотал что-то о свете с моря. Маяк. Погрузившийся в море маяк, который называется "Гроот Керк"? Был ли он отмечен на карте Пита? Дюрелл не мог припомнить. Но предположим, что в момент нижней точки отлива руины старого маяка частично появлялись над поверхностью моря. И братья Уайльды обогнули руины, что позволило им скрыться от рыбаков "Моеи", а скрывшись они нашли вход в бункер лаборатории, в которой велись работы над "Кассандрой"!

Дюрелл стремительно вскочил и взглянул в сторону моря.

Это было там. Это должно быть там.

Во время отлива, в определенном месте и в определенное время туда можно было добраться и уничтожить бункер.

Он уже почти взбежал вверх по ступеням, когда его мысли помчались дальше. Он вспомнил о рулонах гидрографических карт в строительном бараке на вершине дамбы Ваддензее. Если есть карта, на которой показан маяк Гроот Керк, если тот когда-то существовал, то она должен находиться там.

Тут он замер на вершине дамбы, там, где бросил свой велосипед.

Возле велосипеда, сунув большие пальцы за пояс, стоял голландский полицейский в форме, поджидая его.

18

Полицейский козырнул.

- Минхер, это ваш велосипед?

- Да, - ответил Дюрелл.

- Тогда я должен предупредить вас - кстати, вы англичанин? Американец? Да, хорошо, я должен предупредить, что вам следует пользоваться только велосипедной дорожкой к югу от Амшеллига в строгом соответствии со знаками. - Полицейский показал на стандартный металлический знак над дорогой. Велосипедами следует пользоваться только там, где знаки имеют круглую форму и окрашены в синий цвет. В некоторых случаях ими можно пользоваться там, где знаки имеют овальную форму и окрашены в черный цвет. Вы оставили свой велосипед в запрещенном месте вне стоянки.

- Простите, - сказал Дюрелл. - Это все?

- Это очень важно для вашей собственной безопасности, минхер.

- Конечно. Я очень благодарен вам за заботу.

- Очень хорошо, сэр.

Патрульный полицейский вновь козырнул и уехал. Независимо от того, эффективно ли действовал Флаас, - думал Дюрелл, нажимая на педали по пути в "Гундерхоф", - тот не сообразил поднять по тревоге местные дорожные патрули.

Он нашел телефонную будку возле отеля, воспользовался своим запасом гульденов, чтобы добраться до справочной службы и попросил соединить со строительством дамбы Ваддензее, и в частности с господином Мойкером, главным инженером строительства. Некоторое время спустя в телефоне что-то загудело. Сквозь стеклянную дверцу будки он наблюдал за потоком туристов, резвившихся на залитом солнцем берегу. Где-то под этим солнцем разгуливал Джулиан Уайльд с ужасной смертью в кармане, зная, что за ним следят, возможно уже сознавая всю отчаянную безнадежность своего одинокого вызова всему цивилизованному миру.

Телефон щелкнул.

- Да? Да?

В трубке послышался нетерпеливый голос толстяка - инженера. Дюрелл поспешно представился и был очень рад, что тот его вспомнил; он спросил о картах, на которых можно было найти, где стоял раньше маяк Гроот Керк.

- Эй? Эй? О чем собственно речь? Почему это место вдруг стало таким популярным? - закричал Мойкер в телефонную трубку.

- А что, ещё кто-то спрашивал об этом? - спросил Дюрелл.

- Ха! Естественно! И весьма симпатичный.

- Девушка, с которой я был у вас вчера? Мисс ван Хорн?

- Нет, нет. Я говорю о вдове. Вы уже слышали? Вчера вечером убили генерала фон Витталя и она, как королева, приплыла на его яхте. Она действительно похожа на королеву.

Дюрелл осторожно спросил:

- Так фрау фон Витталь посетила вас, чтобы взглянуть на карты?

- Конечно, конечно. Всего полчаса назад. Очаровательная женщина. Совершенно очаровательная. - Голландец рассмеялся раскатистым смехом, явно сотрясавшим его живот. - Она так меня очаровала, что я лишился нескольких своих старых карт.

- И на некоторых из них было указано положение маяка Гроот Керк?

- Да, на некоторых. Только вот что я скажу. Вы меня слушаете? Понимаете, они совершенно бесполезны. И я не видел причин, почему бы не оказать такой услуги, раз уж ей хотелось безопасно путешествовать в этих водах и у неё уже было несколько неприятных моментов в этих узких каналах. Похоже, она не собирается долго носить траур, не так ли? Ха! Если вообще собирается его носить. Должен сказать, что женщины сегодня не столь почтительны...

- Послушайте, - с беспокойством прервал его Дюрелл, - вы знаете, где был расположен маяк Гроот Керк?

- Конечно знаю. За кого вы меня принимаете? Но она не спрашивала меня именно про это место, понимаете? Она интересовалась только схемами района размером в десять миль к югу-юго-востоку от Шеерсплаат, квадрат двенадцать.

- Так, и где это?

- Господи, я думал, что вы знаете. Вчера во время нижней точки отлива вы сами могли его видеть. Это точно к югу от того места, где в конце дамбы мы нашли тело Мариуса Уайльда. Развалины маяка Гроот Керк станут видны через три часа, когда отлив достигнет нижней точки. Но послушайте, о чем собственно идет речь? Если бы вы смогли помочь мне оказать содействие вдове, то я был бы вам весьма благодарен, понимаете ли...

- Вы сказали, что она была у вас примерно полчаса назад?

- Вот именно, но...

- Благодарю вас, - сказал Дюрелл. - До свидания.

И повесил трубку.

Чтобы скрыться в толпе от людей Флааса, Дюрелл поехал в Амшеллиг автобусом отеля "Гундерхоф". В Амшеллиге он вышел на причале и зашагал к месту стоянки "Сюзанны". Где бы та не была прежде, сейчас она снова оказалась на месте.

Несколько рыбаков в шортах и вязаных рубашках ловили рыбу с конца каменного мола. Проехал мороженщик со своей тележкой, за которой бежали дети. Пригревало полуденное солнце. "Сюзанна" стояла на якоре против пирса, к которому швартовался паром на Шеерсплаат, но сейчас его не было, и вообще в этом районе не было никакого движения. Царапины на борту яхты тщательно закрасили, палубу вымыли, паруса аккуратно свернули. Когда Дюрелл перешагнул через леера, ему показалось, что на борту никого нет.

- Тринка, - позвал он.

Гавань откликнулась шумом подвесного мотора, гулом голосов над водой, звуками дорожного движения. Но яхта, казалось, уснула.

- Ян?

Ответа не последовало.

Он повернул к люку надстройки, спустился вниз по узкому трапу и остановился в центре помещения, служившего столовой. Свет, проникавший сквозь узкие иллюминаторы, казался зеленым из-за бликов от морских волн. По потолку и сверкающему полированному столу бежала легкая рябь. Миновав крошечный камбуз Дюрелл обнаружил, что дверь в переднюю каюту, принадлежащую Тринке, заперта.

- Тринка, - опять позвал он.

В ответ - тишина.

Он подергал бронзовую дверную ручку, повернул её, попытался толкнуть дверь, приоткрыл примерно на дюйм, почувствовал, что она на что-то наткнулась, подалась ещё на дюйм, но тут окончательно застряла. Дюрелл отступил. Яхту качнуло на волне от проходившего судна. Он снова позвал Тринку, а затем изо всей силы навалился на дверь плечем. Та опять подалась, совсем немного, однако этого стало достаточно, чтобы увидеть мужскую руку на полу между косяком и дверью.

Навалившись на дверь всем своим весом, он услышал за ней продолжительный стон; дверь тем временем подалась ещё немного, что позволило ему проскользнуть внутрь. При этом он чуть было не наступил на руку Яна Гюнтера, однако с трудом удержал равновесие и оглядел каюту Тринки.

Той здесь не было. Он снова взглянул на крупное тело Яна Гюнтера, загораживавшее проход, затем перешагнул зеленый солнечный луч, проникавший через маленький иллюминатор, и распахнул узкую дверь в носовой отсек. Пусто. Никого не было и в крохотной душевой кабинке.

- Ян, ты слышишь меня? - осторожно спросил он.

Ясно было, что голландец тяжело ранен. Раскрытые глаза его смотрели куда-то в пространство, на лбу багровела глубокая ссадина, рана на затылке продолжала сильно кровоточить. Он застонал и попытался сесть, но снова рухнул.

- Ты узнаешь меня, Ян? - спросил Дюрелл.

- Да, минхер.

- Что с тобой случилось?

- Я... не знаю...

- А где Тринка?

- Не знаю.

- Она была с тобой, когда на тебя напали?

- Да, минхер. Моя голова... я так странно... себя чувствую...

- Не двигайся, - сказал Дюрелл. - Ты тяжело ранен.

- Мне так стыдно...

- На тебя напал профессионал. Тебе нечего стыдиться.

- Но он забрал Тринку...

- Кто забрал ее? Джулиан Уайльд?

- Да. Это он. Теперь я вспомнил. Он вел себя как безумец. Я обещал защищать её... это ведь моя работа, господин... и не смог. Голова... у меня что-то с глазами... я плохо вижу.

- Лежи спокойно. Тебе нужен врач.

Но Ян снова попытался сесть.

- Я должен найти Тринку. Он забрал её.

- Ты знаешь, куда он направился?

- В... бункер...

- И где это?

Последовало молчание. Ян сидел с разинутым ртом и его мучительные попытки дышать наполняли каюту какими-то странными звуками. Кровь текла у него по шее и стекала на фуфайку. Он поднял к лицу свою большую руку, пытаясь её рассмотреть, а затем издал какой-то странный звук. По лицу его пробежала судорога и через секунду-другую Дюрелл понял, что он плачет от стыда.

- Ты можешь идти, Ян?

- Простите меня. Я... да, я смогу.

- Дай я помогу тебе выбраться на палубу.

Это потребовало немалых усилий. Ян падал, поднимался, вновь карабкался по трапу и наконец рухнул вниз лицом на палубе. Почти тут же кто-то с пирса увидел его и тревожно закричал. Дюрелл попросил позвать врача и помог Яну перебраться на каменный причал. Это было нелегко. Ян все ещё отказывался покидать "Сюзанну".

- Я должен найти Тринку... он забрал её с собой... он убьет её...

- Почему он забрал её с собой? - спросил Дюрелл.

- Думаю... в заложницы...

- На чем он уехал?

- На лодке. Он... уехал на лодке.

- На моторной лодке?

- Ja. * Маленькая, но очень быстроходная лодка.

(* Да (немецк. - голландск. ))

- Она приспособлена для плавания в открытом море?

- Оh, ja. ** Сегодня на ней вполне можно выйти в открытое море... Сегодня довольно спокойно. Ничего не будет.

(** О, да (немецк. - голландск. ))

- Очень хорошо, Ян. Думаю, я знаю, где их найти. А вот и врач, сказал Дюрелл, увидев пожилого доктора из отеля "Гундерхоф", по-хозяйски расталкивающего небольшую толпу на пирсе. На дальнем конце пирса примерно в полусотне метров появился спешивший к ним полицейский в форме. - Теперь я должен тебя покинуть. Мне нужна "Сюзанна", Ян. Ты понимаешь?

- Помогите ей. Помогите Тринке.

- Не беспокойся. Я верну её.

Дюрелл перепрыгнул обратно в кокпит и завел мотор. Тот мгновенно откликнулся. Он быстро отдал швартовы, ощущая на себе изумленные и враждебные взгляды собравшихся, и отчалил. Полицейский побежал, Ян что-то сказал доктору и замахал полицейскому, словно отгоняя того прочь, но Дюрелл уже не оглядывался, хотя и услышал пронзительный свисток и окрик, приказывавший ему вернуть яхту в гавань. Он повернул штурвал и "Сюзанна", проскользнув между многочисленными яхтами, стоявшими на якорях, через несколько секунд миновала волнолом и вышла в открытое море.

Было время отлива. В качестве ориентира он воспользовался тонкой полоской дамбы Ваддензее, которая над спокойным морем проступала на горизонте далеко к северу. Ветра не было и он не стал ставить паруса, но пустил мотор на полную мощность и принялся лавировать среди множества каналов, появившихся теперь там, где вчера они в полной безопасности шли под парусами по чистой воде. Отлив Северного моря превратил этот район в запутанный лабиринт песчаных отмелей, отмеченных буями проходов и узких каналов, и зарослей тростника, где вода и суша сливались в ненадежном союзе.

Весь путь до дамбы Ваддензее занял не больше часа, но показался бесконечным. Возникшее из-за отлива течение помогло "Сюзанне" миновать опасное место в протоках, и когда Дюрелл увидел конец дамбы, где они вчера обнаружили тело Мариуса Уайльда, он сменил курс, взяв немного западнее.

Теперь обилие каналов, заросших тростником островов и солоноватых стариц с морской водой затрудняло выбор какого-то определенного ориентира. С палубы яхты он во всех направлениях видел примерно одинаковую картину. Уровень воды в каналах опустился совсем низко, наступил практически полный отлив. Он заглянул в таблицу приливов и отливов, прикрепленную в кокпите возле руля, и понял, что примерно через час начнется прилив. Ему очень хотелось забраться на какую-нибудь смотровую площадку, чтобы оттуда увидеть все повороты и проходы каналов: стоя за штурвалом он мало что видел за высоким тростником и приземистыми песчаными дюнами, почти полностью скрывавшими от него извилистый путь.

Тут и там мимо "Сюзанны" проплывали разрушенные фундаменты домов и ферм. Канал, по которому он плыл, неожиданно раздвоился на восток и на север, и Дюрелл не знал, какой путь избрать. Повинуясь неожиданному импульсу, он выбрал канал, идущий в восточном направлении. Но это оказалось ошибкой. Меньше чем через минуту он почувствовал, что течение ослабевает, а затем увидел, что направляет яхту в замкнутую лагуну с соленой водой, поток воды из которой стремился ему навстречу и тормозил движение. Глубина воды в этом месте была совсем незначительной. Повернув обратно, он почувствовал, как киль слегка царапает по дну. Яхта вздрогнула, мачта качнулась и стальные штаги запели, как натянутые гитарные струны. Стая диких уток взвилась из тростников, с жутким шумом хлопая крыльями сделала круг и направилась к западу. Дюрелл почувствовал, что попал в западню, оказавшись в окружении нагретых солнцем песчаных островов и болотной травы и потеряв всякую возможность оценить свое местонахождение. В нем нарастали раздражение и ярость.

Время шло столь же неотвратимо, сколь неотвратимо приближалась нижняя точка отлива.

Должна была существовать причина, заставившая Джулиана Уайльда пойти на риск и вернуться в свой номер в отеле "Бордери", а затем захватить Тринку ван Хорн в заложницы. Для чего ему понадобилась заложница? Что творилось у него в голове? Было совершенно очевидно, что голландская служба безопасности предприняла такие шаги, которые вызвали тревогу у преследуемого ими человека. Уайльд прекрасно понимал, что вокруг Амшеллига установлен плотный кордон из вооруженных людей. Но каким образом он собирался бежать? Флаас сказал, что голландское правительство собиралось объявить амнистию. Но были ли какие-то разговоры на эту тему? Дюрелл сомневался в этом. Насколько мог себе представить Уайльд с его моралью джунглей и взрывным темпераментом, сеть, созданная вокруг Амшеллига, была предназначена исключительно для одной только цели - найти его, схватить и убить. Совершенно ясно, что у него был какой-то план спасения и в этот план входило похищение Тринки как заложницы. Будет ли этого достаточно? Дюрелл сомневался. Он испытывал давление времени, ведь отлив заканчивался, а когда начнется прилив, будет уже слишком поздно.

Он обязан был немедленно найти бункер "Кассандры".

Дюрелл встал, крепко держась за штурвал. Длинный ряд древесных пней, выступавших из песчаных отмелей вдоль прохода, указывал на старый довоенный канал. Он направился в ту сторону, держа курс на запад. Неутомимое пыхтение мотора "Сюзанны" терялось в бесконечности неба и моря и множества песчаных островов. Время от времени на севере появлялись неясные очертания восстановленной дамбы; но это происходило лишь на краткие моменты, с трудом позволявшие ориентироваться. Он не видел ни других лодок, ни других людей. Создавалось впечатление, что он попал в мир, который двадцать лет назад погрузился под воду и теперь поднял свое мертвое изуродованное лицо к небу на короткий миг между отливом и приливом, чтобы вскоре снова скрыться под морской гладью.

Все казалось совершенно безнадежным. Он проплыл по каналу к северу, затем повернул на восток, затем на юг и вернулся к тому месту, которое запомнил по большим пням вдоль канала. Во всяком случае он был уверен, что здесь глубина воды достаточна. И она была достаточна для той рыбацкой лодки, которую братья Уайльды арендовали, чтобы добраться до развалин маяка Гроот Керк.

Он сделал ещё круг, теперь уже сознательно разыскивая старый канал. Отлив почти закончился. Его мощный поток в сторону открытого моря потерял свою силу, и править "Сюзанной" стало легче. Дюрелл стоял, прижав штурвал ногой, и осматривал унылый ландшафт. К югу расстилался поросший тростником остров, высота которого не превышала двух футов над поверхностью моря. Песчаный холм в трехстах метрах к востоку указывал на разрушенное строение. Но оно имело какую-то удлиненную форму и не походило на маяк. Путь к юго-востоку преграждал невообразимый лабиринт мелких протоков, некоторые из которых были просто ручейками, меняющийся цвет воды в них указывал на подводные препятствия, непреодолимые для "Сюзанны". К северу был виден участок открытой воды, а за ним на морском дне начинались новые препятствия, поросшие тростником.

Он заблудился. Искать здесь развалины маяка без помощи знающего эти места человека было равносильно поиску иголки в стоге сена.

Дюрелл сделала ещё один круг. Слева берег канала переходил в остров длиною примерно в полмили, лежавший как туша кита в направлении на север северо-запад. На одном конце он был несколько выше, чем на другом и Дюрелл возле этого холмика повернул "Сюзанну", чтобы пристать к берегу. Какое-то время он тихо ругался, увидев, что на избранном им пути вода была покрыта рябью, указывавшей на мелководье. Прохода не было. Так как у него не было возможности воспользоваться яликом или просто проплыть в этой теплой мелкой воде, то не оставалось шансов добраться до высокого конца острова...

- Однако, - подумал он, - ведь Джулиан Уайльд привел рыбацкое судно к какому-то месту, откуда смог отправиться дальше на ялике и затем скрыться из виду. Это могло произойти именно здесь.

В кокпите был бинокль и он им воспользовался, чтобы тщательнее осмотреть дальний конец острова. Бесплодные песчаные дюны, тростники, болотная трава - и затем он увидел такое, что могло быть только творением человеческих рук, - там, где отлив смыл маскирующий слой песка и обнажил круглое основание из красного кирпича.

Маяк Гроот Керк.

Больше он не стал тратить время на размышления. "Сюзанна" продвинулась в канал так далеко, насколько могла, чтобы при этом не сесть на мель, и Дюрелл, бросив штурвал, побежал на нос, чтобы отдать якорь. Отлив уже почти прекратился, но его силы ещё хватало на то, чтобы держать нос яхты направленным на ближайший остров. Дюрелл достал из каюты ружье, которое показывал ему Ян - "ремингтон" калибра. 30-08; убедился, что тот заряжен; захватил из шкафа дополнительную обойму, прыгнул за борт и спустился в воду, держа ружье высоко над головой, чтобы не намочить. Минуту - другую он не мог достать дна и неуклюже плыл к берегу. Затем ноги неожиданно нащупали опору и он вышел на сухой песок.

Со всех сторон не было ничего, кроме сверкающей пустыни, состоящей из солнца, моря, болот и неба. Во время отлива сюда никто не забредал. Позднее, когда наступит вечер, море вернется обратно, там, где он сейчас стоит, будут плескаться волны и глубина достигнет многих футов - вполне достаточно для большинства яхт, стоящих сейчас на якоре в гавани Амшеллига. Но сейчас он стоит на дне моря - и на многие мили вокруг не видел ни единой живой души.

Не было и никаких признаков ни Кассандры, ни "Валькирии".

Отвернувшись, он двинулся к дальнему концу острова, туда, где как ему показалось, мелькнуло круглое основание разрушенной башни маяка. Длинная дюна, напоминавшая формой тушу кита, закрывала от него другой берег острова, и он дважды осторожно обошел её, стараясь оставаться незамеченным на тот случай, если Уайльд где-то поблизости. Но на этой стороне из-за тростника и морской травы он почти ничего не видел и пришлось опять почти бегом вернуться к берегу по твердому песку, понимая, что времени соблюдать все предосторожности уже не остается.

Оглянувшись, он увидел как "Сюзанна" медленно повернулась бортом отлив наконец-то достиг нижней точки. На таком расстоянии яхта выглядела маленькой и хрупкой.

Затем она исчезла из вида за изгибом берега, а он побежал вниз и обошел основание разрушенного строения. Теперь он был уверен, что это именно то место, где Джулиан Уайльд оставил рыбацкую лодку и отправился в бункер "Кассандры".

Несомненно, руины были остатками старого маяка. Неподалеку под песчаными дюнами угадывались очертания домика смотрителя. Мидии и водоросли всплошную покрывали бетон и кирпич, за исключением тех мест, где их срывало приливное течение.

Никого не было видно.

Поблизости не было видно и другой лодки.

Такой дух запустения и заброшенности витал здесь, что даже морские птицы избегали этого места.

Дюрелл остановился, не выпуская ружья из рук. Под жарким солнцем поднимались солоноватые запахи морских водорослей. Издалека донесся приглушенный звук взрыва - на дамбе Ваддензее продолжались строительные работы. Тот мир, казалось, принадлежал другому столетию, будучи отделен от этого мира побелевшими корявыми пнями деревьев, словно сошедшими с картины сюрреалиста, и основанием старого маяка с неровными краями и полукруглой дверью, засыпанной песком...

На ровном песке были отчетливо видны отпечатки ног Тринки и другие отпечатки - тяжелых мужских башмаков, которые вели к двери маяка.

Дюрелл замер.

У него было такое чувство, что за ним кто-то наблюдает.

Он медленно огляделся вокруг, но ничего не увидел.

Дюрелл отметил, что следы не вели внутрь маяка. Они повернули налево в сторону моря и исчезли за дюной позади развалин.

Он двинулся в том направлении.

На подъеме, там, где почва была покрыта морской травой, гнувшейся под порывами ветра, следы исчезли. Часть острова, выступавшая из воды позади маяка, была немного выше остального ландшафта, и длинная прямая линия, идущая к западному берегу, выглядела слишком точной и правильной, чтобы быть естественным образованием. Повернувшись, он обошел плоскую верхушку и осмотрел море. Все сходилось. Он стоял на вершине старых оборонительных сооружений, бункеров и опорных стен, построенных нацистами во время оккупации для борьбы с англичанами в Северном море.

Ему захотелось окликнуть Тринку, но мешали тишина и уединение этого места. Дальше он пошел, держа ружье наготове.

Однако оружие ему не понадобилось.

В полусотне метров за руинами маяка он увидел лопату, груду песка и блеск рыжего от ржавчины металла на зеленом с золотом фоне морских просторов. На какое-то мгновение он остановился перед мощной дверью, встроенной в верхушку бункера.

Дюррел сразу понял - это именно то, за чем он охотился.

Именно то место, поиски которого погубили Пита ван Хорна; место, ставшее причиной смерти генерала фон Витталя, и О'Кифи, и ни в чем не повинных рыбаков из Доорна. Именно то место, о котором думали тысячи людей в стратегических разведках многих стран, думали со страхом в сердце из-за хранившейся здесь смертельной чумы.

Внутри было темно, вниз вели узкие каменные ступеньки. Дюрелл не захватил с собой с яхты фонарик. Он медленно вошел внутрь, понимая, насколько опасно выделяется его силуэт на фоне неба и как хорошо он виден тому, кто притаился в ожидании внизу. Но ничего не произошло. Его появление никого не обеспокоило.

В воздухе стоял солоноватый запах морских водорослей, на внутренних стенах бункера за годы наросли какая-то слизь и мох. В конце лестницы Дюрелл неожиданно оказался перед врезанной в стену дверью. Плотные резиновые прокладки, которыми были снабжены как дверная коробка, так и сама дверь, обеспечивали надежную герметичность внутреннего помещения. Чтобы открыть, понадобилось изрядно подналечь, но когда резиновые прокладки уступили, дверь легко повернулась на хорошо смазанных петлях.

Внутри его поджидала тьма.

Если здесь и существовала раньше какая-то система освещения, то она давно вышла из строя. Нужно было возвращаться на яхту за фонариком. Скудные лучи солнечного света, проникавшие внутрь, позволяли рассмотреть белую кирпичную стену, металлический стол, покрытый резиной пол и поблескивающее лабораторное оборудование...

Его охватило давящее чувство страха, словно в ловушке. Больше пятнадцати лет эта комната сопротивлялась морю, приливным течениям и штормам. Воздух был сухим и немного затхлым, пахло резиной и дезинфекцией. И все же...

Он хотел уже повернуть обратно, выбраться на солнце и ветер и снова увидеть открытый океан. Но его остановил слабый приглушенный шум, доносившийся откуда-то справа из темноты.

Дюрелл вскинул ружье наизготовку и осторожно повернулся в ту сторону, однако ничего не увидел. Теперь свет позади на лестнице казался ещё ярче, а тьма перед ним ещё плотнее.

- Тринка? - осторожно спросил он.

Глухой шум настойчиво повторялся.

Это была она.

Связанная по рукам и ногам, она сидела с кляпом во рту на резиновом полу справа от лестницы. Дюрелл разглядел блеск её широко раскрытых глаз, белизну блузки. Он опустил ружье, но не двинулся к ней.

- Ты одна?

Она энергично закивала.

- А Джулиан Уайльд здесь?

Она отрицательно покачала головой.

- Он оставил тебя здесь одну?

Тринка снова утвердительно кивнула.

Дюрелл приблизился к ней и развязал опутывавшие её веревки. Лицо девушки проступало бледным пятном. В воздухе пахло плесенью, но когда он опустился рядом с ней на колени, то смог ощутить свежесть её тела. Он сорвал белую тряпку, затыкавшую ей рот, и она закашлялась, а потом прошептала:

- Здесь нельзя оставаться. Нужно быстрее подниматься наверх. Выбираться отсюда. Дверь... он сумасшедший... он может прятаться где-то снаружи...

Он подхватил её и прижал к груди. Затем стал подниматься по лестнице, и сердце его отчаянно билось в предчувствии несчастья. Если Уайльд где-то снаружи и захлопнет герметическую дверь, то они оба будут погребены здесь...

Затем он опять увидел солнечный свет над головой, голубой купол неба, белые облака, бегущие в рамке входного люка. Ощущение опасности стало ещё острее. Если они окажутся запертыми в этой тюрьме, то все будет кончено. Он понимал, что идет на риск, спускаясь сюда, но полагал, что Уайльд может быть внутри - а если он все ещё находится наверху и поджидает, когда жертва войдет в ловушку...

Дюрелл выскочил на лестницу, миновав герметически закрывающуюся дверь, и остановился на покрытых мхом ступенях, чтобы перевести дух.

- Подожди минутку, - сказал он. - Я забыл ружье.

- Скорее, Сэм.

Он отпустил девушку и торопливо нырнул внутрь. Теперь можно было получше рассмотреть внутренность бункера. Насколько он мог заметить, там было очень чисто. Подхватив ружье, которое он бросил на пол, освобождая Тринку, Дюрелл оглядел аккуратные полки, шедшие вдоль трех стен лаборатории, и заметил, что все они пусты. Столы с бакелитовым покрытием, шкафы из нержавеющей стали, реторты, горелки и небольшие печи выглядели относительно новыми. В таинственном мраке удалось различить ещё одну дверь, ведущую в следующее помещение, но темнота была слишком плотна, чтобы пытаться туда проникнуть.

Именно здесь выращивали и пестовали вирус "Кассандра", здесь его готовили для мрачной мести. Здесь вирус концентрировали и упаковывали в аккуратные емкости, чтобы быть готовыми к дню отчаянной атаки по приказу безумца, бесчеловечность которого была непредсказуемой. Он почувствовал, как по спине его пробежала холодная дрожь. Если в этой комнате и находились образцы вируса "Кассандра", то теперь они исчезли. Джулиан Уайльд забрал все.

У него было достаточно этой заразы, чтобы уничтожить половину Европы; пожалуй даже достаточно, чтобы погубить большую часть населения земного шара.

Дюрелл поспешил обратно к лестнице. Тринка выбралась из люка на солнечный свет и избавлялась от оставшихся веревок. Дюрелл опустился рядом на колени и поспешно освободил её лодыжки и запястья.

- Теперь все в порядке? - тихо спросил он.

Ее била крупная дрожь.

- Не знаю. Не думаю, что я очень испугалась, когда оказалась там внизу, в этой ловушке... Я старалась не поддаваться страху, иначе... иначе сошла бы с ума, думая об этом...

- Успокойся, - сказал он.

- Понимаю. Сейчас все будет в порядке. Но я думала, что я... я думала, что утону там или задохнусь. Чувствовала себя такой беспомощной. Я представляла себе, как все это произойдет, и... а который теперь час?

- Уже третий.

- Стало быть, я просидела там около четырех часов.

- Он собирался тебя там бросить?

Она кивнула, закашлялась и снова кивнула. Затем потерла горло кончиками пальцев.

- Он сказал, что вернется, но я не поверила.

- Ты не ранена?

- Нет.

- Зачем он забрал тебя сюда?

- Он хотел договориться с инспектором Флаасом - чтобы ему позволили уйти. Сказал, что я буду двойной гарантией его безопасности. Но он не думал, что инспектор Флаас сумеет вовремя добраться сюда, чтобы помочь мне. Он смеялся надо мной и говорил, что я из тех дураков, которые пытаются его остановить.

- Хорошо, Тринка. По крайней мере теперь ты в безопасности.

- Нет, ещё не все в порядке. И уже никогда не будет все в порядке. По крайней мере для меня.

- Мы поймаем его, можешь быть уверена.

- Не думаю. Мне кажется, он добьется своего, - как-то безразлично сказала она. - В нем есть что-то, что меня пугает... Вот увидишь, он получит свои деньги и исчезнет. У него все спланировано. Он был очень разговорчив в бункере, пока вычищал его содержимое.

- Я заметил, что он все забрал.

- Да. Он уже давно и весьма детально разработал свой план. Он получит деньги в Швейцарии и исчезнет. После этого никто не сможет его опознать. Он станет богат. Но у него очень странное отношение к миру. Нацисты добились того, что у него сложилось совершенно искаженное представление об окружающих людях. Он ненавидит каждого. Всех нас. Его совершенно не волнует, если все мы погибнем. И ещё он говорил о своем брате Мариусе, о том, что отомстит за него...

- Ты уже можешь идти? - перебил её Дюрелл. - Как ноги?

- Болят, но я думаю, это из-за нарушенного кровообращения.

- Разотри их, - велел он. - Посильнее.

Она принялась растирать ноги. На щеке у неё было грязное пятно, мягкие темные волосы растрепаны. В глазах застыло странное выражение. Несомненно, часы, проведенные ею в бункере под землей в ожидании смерти, были мукой. Она продолжала дрожать, хотя солнце ещё грело. Однако ветерок с моря усилился и он обнял её, а она, все ещё дрожа, как ребенок, прижалась к нему. Тело её было таким теплым, благоухающим и желанным... Он помог ей подняться на ноги и она оперлась на его плечо.

- Как получилось, что ты оказался здесь и нашел меня?

- Я приплыл сюда на "Сюзанне", - сказал он. - Она стоит на якоре за развалинами маяка. Сразу же за этим холмом.

Они двинулись в ту сторону.

Начался прилив и вместе с ним как и вчера стала меняться погода. На западе небо начало затягиваться дымкой, но солнце все ещё ярко освещало бесчисленное множество заполненных грязью каналов, сохнущих отмелей и дюн и оставленных отливом заводей с соленой водой. С вершины дюны - самой верхней точки походившего на тушу кита острова - Дюрелл с девушкой могли видеть слева и немного к северу лагуну, в которой он оставил на якоре "Сюзанну".

Все выглядело как прежде, за исключением одного. "Сюзанны" там больше не было.

19

Дюрелл пытался убедить себя, что это невозможно. Яхта не могла исчезнуть. Ведь он провел на берегу не больше получаса. И тем не менее это произошло. Яхты нигде не было. На всем доступном его взгляду пространстве, на севере и на западе, на востоке и на юге, не было никаких способных его обрадовать признаков жизни.

Тринка присела на верхушку дюны. Лицо её побелело.

- Якорь подвести не мог? - прошептала она.

- Нет, - отрезал он. - И даже если бы так случилось, "Сюзанна" застряла бы на отмели. - Он показал ей на поворот канала. - Кто-то увел её отсюда.

- Джулиан Уайльд, - прошептала она.

- Ты же мне сказала, что он уплыл.

- Возможно, он заметил твое прибытие. Должно быть, спрятался, когда ты выбрался на берег, а когда ты пошел к маяку, просто привязал свою моторку к "Сюзанне" и уплыл на ней.

- Бросив нас здесь?

- Конечно, - кивнула девушка.

- Как высоко здесь поднимается прилив?

- Достаточно, чтобы нас утопить.

- Я не слишком внимательно обследовал развалины маяка, - сказал он. Это, пожалуй, самая высокая точка на острове. Прилив закроет и ее?

- Я уверена, - кивнула Тринка. - Иначе я заметила бы их во время поисков на прошлой неделе. Думаю, что при верхней точке прилива все здесь окажется на много футов под водой.

- Значит, он решил нас утопить.

- Да, видимо, он это и имел в виду, - она растерянно улыбнулась. - Но лучше умереть при свете дня, чем там, внизу, где он меня бросил...

Она снова задрожала и Дюрелл обнял её за плечи.

- Когда прилив достигнет максимума?

- Думаю, мы окажемся под водой с наступлением сумерек.

- Какое-то время мы сможем продержаться на плаву. И будем звать на помощь.

Она покачала головой.

- Ты не представляешь, какие здесь опасные течения. Какое-то время мы ещё сможем продержаться, но прилив быстро нас затянет. - Она окинула взглядом мрачный, белесовато-молочный горизонт. - А кроме того, мне не очень нравится погода. Если начнется шторм, тогда и природа окажется против нас. Неужели мы ничего не можем сделать?

- Остается только ждать, - ответил он.

Они вернулись к развалинам маяка, инстинктивно рассматривая его как спасительное убежище, ведь он был самой высокой точкой на острове. С вершины развалин Дюрелл вновь осмотрел море, но не смог разглядеть мачты "Сюзанны" в лабиринте узких проходов и островов между ними. Однако он заметил, как начинающийся прилив изменил направление течений, и услышал мягкий рокот моря, омывающего подножье маяка.

До момента, когда море их накроет, оставалось около четырех часов.

Дюрелл размышлял над тем, что в течение этих четырех часов собирается делать Джулиан Уайльд. Что он намерен делать со всеми пробирками с вирусом, которые забрал из бункера?

Он старался избавиться от горького чувства своей полной беспомощности. Больше ничего нельзя было сделать. Здесь он оказался в ловушке, полностью лишен возможности действовать и заперт в центре мелководной соленой пустыни, а его противник, собиравшийся осуществить свои безумные планы, был далеко.

- Сэм? - тихо позвала Тринка.

- Да?

- Он победил нас, ведь так?

- Похоже на то.

- И нам придется здесь умереть?

- Не знаю.

- Когда я, связанная, в полном одиночестве осталась там внизу, в бункере, то подумала, что никто на свете не сможет меня найти... - Она неожиданно вздохнула и в страхе зажала рот рукой. - О, я просто ужасна! А что Ян... с ним все в порядке? Как он себя чувствует?..

- Его отправили к врачу.

- Я и не подумала спросить тебя о нем. Ты же понимаешь, все случилось так внезапно... Джулиан Уайльд совершенно спокойно появился на борту яхты. Он знал, кто я такая. Сказал, что видел, как я обследовала острова, и сам кое о чем распросил. Затем заявил, что собирается в чрезвычайной ситуации использовать меня в своей борьбе с властями, если вынужден будет это сделать. Когда он появился на борту, Ян спал в своем отсеке. А я изучала карты - не знаю, почему я это делала, ведь Флаас сказал, что все закончилось, и власти намерены дать Джулиану Уайльду все, что он требует. Именно в тот момент он и появился на борту и направился прямо в каюту Яна. Думаю, Ян его услышал, проснулся, сел и пытался обороняться; но у него не было ни малейших шансов, я ... я видела, как все это произошло. Я видела лицо Уайльда. Это было так жестоко и ужасно, что я...

Она замолчала, покачала головой и снова уставилась в море. Казалось, они остались единственными живыми существами в этом всеми покинутом мире.

- Оставляя меня в бункере, Уайльд сказал, что вернется или скажет властям, где я нахожусь, если они будут настроены достаточно доброжелательно и быстро пойдут с ним на сделку. Но я понимала, что он никогда не вернется и никогда никому не скажет обо мне до тех пор, пока не станет слишком поздно. Там внизу было так темно и холодно, и я старалась представить себе, сколько времени у меня остается до того... как море ворвется внутрь и все зальет... я была совсем одна... и там было темно и холодно, как в могиле...

- Не думай об этом, - перебил Дюрелл.

- Ничего. Теперь со мной все порядке. Я уже свыклась с мыслью о смерти. Просто не могу отделаться от мысли, каково было умирать там в темноте. Здесь наверху я чувствую себя совершенно нормально, даже если до прихода прилива нас настигнет ночь. Ведь мы сможем смотреть на звезды.

- Мы не должны умереть, - сказал Дюрелл.

Она безрадостно улыбнулась.

- Разве ты король Кануте, который мог командовать приливом?

- Может быть, ещё что-нибудь изменится. У нас впереди несколько часов.

- Это время пройдет очень быстро, - вздохнула она.

Время шло слишком быстро. Сидя у развалин маяка они наблюдали, как садится солнце, как западная часть неба темнеет от тяжелых грозовых туч. Цвет воды сменился с голубого на серый. Один за другим низкие, заросшие тростником острова к югу от них становились все меньше, одевались белыми барашками и постепенно уступали настойчивому приливу. Вдалеке парус клонился под ветром, но не было никакой возможности подать сигнал судну в открытом море за много миль от них.

Каждые несколько минут Дюрелл поднимался на развалины и осматривал горизонт. Тринка испытующе поглядывала на него.

- Никто сюда не придет, - сказала она. - Весь этот район на много миль вокруг обозначен на навигационных картах, как весьма опасный для плавания во время отливов из-за отмелей. Никто в здравом уме никогда не заведет свою яхту так далеко.

- А я думаю, кое-кто может появиться, - возразил Дюрелл.

- Не знаю, почему ты в этом так уверен.

- Я думаю о вдове, - пояснил он. - О женщине, которую генерал фон Витталь назвал Кассандрой, чтобы жестоко подшутить над ней и над всем миром. Ей досталась яхта генерала, "Валькирия", та самая, которая нас чуть было не потопила, помнишь?

- Да, но...

- Сегодня утром она была на дамбе Ваддензее, говорила там с главным инженером. И прихватила у него на время некоторые карты.

- Это не значит, что она найдет это место.

- Она знает о маяке Гроот Керк. Остается предположить, что она слышала его название от Мариуса Уайльда до его гибели. Кассандра хочет заполучить деньги. Как я полагаю, вирус её не интересует. Но она знает о спрятанных здесь сокровищах и приплывет за ними.

- Даже если так, - возразила Тринка, - совершенно ясно, что для такой яхты, как "Валькирия", здесь слишком мелко, чтобы добраться до нас вовремя.

- Даже при максимальном приливе?

- Тогда будет слишком поздно, - спокойно сказала она.

И все-таки он продолжал осматривать горизонт в поисках Кассандры.

Было что-то гипнотизирующее в происходивших в море изменениях. Теперь течения окончательно повернули в обратную сторону и прилив катил свои длинные валы - такие неумолимые, бесконечные и мощные, что даже трудно было себе представить. Потоки воды бурлили и кипели в узких проходах, мчались среди тростников, как орды всадников, и постепенно превращали всю сцену в кипящую, покрытую белой пеной пустыню.

Из туч, загромоздивших всю западную часть неба, неслись величественные раскаты грома. Ветер тоже крепчал. Холодный и пронизывающий, он словно хотел напомнить о своем зарождении на арктических дальних окраинах Северного моря.

В очередной раз взобрался наверх, Дюрелл заметил, как изменился остров, большая часть которого скрылась под крупными приливными волнами. Лагуна сильно увеличилась и старый канал, отмеченный древесными пнями, уже скрывшимися под водой, невозможно было обнаружить. Он ещё раз посмотрел на высокий гребень, шедший по западному берегу острова, и снова был поражен его неестественной точностью, выдававшей рукотворное происхождение. Видимо, там была длинная линия береговых укреплений, глубоко врытых в землю, подумал он, - подземные артиллерийские позиции, склады боеприпасов, помещения для людей, охранявших этот район много лет назад...

Когда он вновь спустился вниз, то обнаружил, что Тринка курит. Сигарета была сухой, а рядом с нею на песке в непромокаемом пакете лежал коробок спичек.

- Не угостишь и меня сигаретой? - спросил он.

- Конечно. Но что ты собираешься делать?

- Думаю, нам стоит обследовать бункер "Кассандры". Другого случая не представится. А когда я вытаскивал тебя оттуда, у меня не было спичек.

- Я не хочу, чтобы ты туда шел. Слишком опасно. Вода уже поднялась на несколько футов.

- У нас ещё больше часа времени, - мягко возразил он.

Она взглянула на небо.

- Стемнеет раньше обычного. Видимо, будет очень сильный шторм. Я ведь знаю эти места. Здесь регулярно бывают штормы с холодным ветром и необычайно высокими приливами. Посмотри, все море покрыто белыми барашками. Никто сюда не приплывет.

- Тогда мы должны сами как-то выкручиваться.

- Но как?

- Еще не знаю. Посмотрим.

- Нет, нам придется здесь умереть, - прошептала девушка. - А я этого не хочу. Я не хочу, чтобы темнело. Чтобы здесь тоже стало, как в бункере. Я постоянно думаю о могиле, о том, как там будет темно, сыро и тихо. Я знаю, что это безумие - ведь тот, кто лежит в могиле, ничего не чувствует, правда? И все-таки ненавижу саму мысль о тьме и сырости...

- Этого не должно случиться, - устало повторил он.

- Но шторм нас лишает последней надежды. Разве ты не видишь? - Голос её зазвенел. Он попытался обнаружить признаки истерики в её глазах, но те были на удивление спокойны. Холодный ветер заставил её вздрогнуть и она ещё крепче прижалась к нему. - Я думала, что у меня впереди ещё много времени, и была такой глупой. Я думала, что ещё будет время для любви, семьи, детей, для того, чтобы заниматься всем, о чем обычно мечтают - путешествовать, встречаться с людьми, сделать карьеру...

- Вы с Яном любите друг друга? - спросил Дюрелл.

- Нет... Да... Не знаю.

- А ты кого-нибудь любишь?

- Думаю нет. И вот сейчас, когда я здесь сижу, мне кажется, что все эти годы я жила лишь наполовину. Я по своей природе слишком старомодна.

Он улыбнулся.

- Я это заметил.

- Хоть это и неправильно, мне следовало быть смелее. Раскованнее в личных делах.

- Ты имеешь в виду - в любви.

- Да, и в любви. К мужчине.

- Тринка, ты не могла связать жизнь с первым попавшимся мужчиной, мягко возразил он. - А подходящий вовремя не появился, вот и все.

- Может быть, он и появился, - задумчиво протянула она. - Но теперь уже слишком поздно, верно?

- Я не согласен.

- Сэм...

- Я знаю, что ты хочешь сказать, - кивнул он.

- А ты любишь кого-нибудь у себя дома в Америке?

Перед мысленным взором Дюрелла медленно проплыли лицо и фигура Дейрдры Педжет.

- Да.

- Думаю, она очень симпатичная.

- Да. Очень.

- Но ты не женат?

- Нет.

- Можно спросить, почему?

- Это длинная история. Все дело в моей работе. При такой службе лучше оставаться одному.

Он подумал о Джоне О'Кифи и Клер, и всех их рыжеголовых ребятах, которым никогда не доведется ощутить сильные руки Джона, который вернувшись домой обнимал их и подбрасывал высоко в воздух. Он подумал о Клер О'Кифи, которой уже никогда больше не ощутить любовь Джона. И ещё - он ведь так и не знал, верно поступил Джон или нет. Для О'Кифи все было кончено, но в конечном итоге жизнь О'Кифи была богаче - ведь он любил, женился и растил детей. Да, О'Кифи жил лучше, - подумал Дюрелл. - У него было то, чем наполнена жизнь большинства обычных людей, пусть даже сам О'Кифи жил в странном мире отдела "К". Но что сказать о Клер? Не пожалеет она теперь, что выбрала такую судьбу, выйдя замуж за Джона и избрав тем самым на долгие годы жизнь на лезвии ножа в постоянном ожидании опасности и несчастья? Теперь, когда с ударом ножа все было кончено, не станет она думать, что вряд ли стоило так устраивать свою жизнь, раз её уделом стали печаль и одиночество, и дети, лишенные отца?

Он не знал. Он сам не мог ответить на свой вопрос.

Рука Тринки шевельнулась в его руке. Она негромко спросила:

- Значит, ты избрал для себя одиночество, верно?

- Думаю, да. Я считал, что так будет лучше, - кивнул он. - Не только для меня, ты же понимаешь.

- А теперь предположим, что для нас все кончено. Шторм, прилив - и через несколько часов для тебя и для меня все будет кончено.

- Да...

- Сэм?

Он взглянул на нее, встретив твердый взгляд широко раскрытых глаз.

- Сэм, могу я стать твоей девушкой? Хотя бы на время, - тихонько спросила она. - Только сейчас.

- А если для нас все это не кончится?

- Только сейчас, - снова повторила она. - Пожалуйста.

Он обнял её, ощутил соленый вкус её слез, и поцеловал. Губы, привыкшие за долгие годы умерщвления плоти отвергать всякие проявления страсти, сначала были неловкими и стыдливыми. Потом она слабо вскрикнула, он опять поцеловал её, и она мгновенно растеклась огнем, запылавшим в его объятиях, одновременно и желая, и отдаваясь ему, и лишь ветер выл в приютивших их развалинах, да шум моря нарастал громогласной угрозой и оно беспощадно вздымалось, чтобы их поглотить...

20

Вот уже половина острова скрылась под водой, поглощенная безжалостным потоком. Начался мелкий дождь. Устремлявшаяся к востоку тьма постепенно скрывала туманной дымкой далекое плоское побережье Фрисландии. Воздух был заполнен шумом волн, разбивавшихся на мелководье, и криками морских птиц, уносимых ветром. Еще слышен был шум прибоя и бурлящих потоков воды, заполнявших мириады узких проходов и заливавших отмели, превращая их в морское дно.

Дюрелл оставил Тринку в укрытии за дверью маяка. Забрав с собой ружье и спички Тринки в непромокаемом пакете, он вскарабкался с развалин маяка на гребень, где находился бункер. Тринка попросила поскорее возвращаться назад и закрыла глаза. Она отказалась вернуться в бункер.

Когда он достиг вершины гребня, ветер запорошил песком глаза. На западе молнии исчертили небо, озаряя белое с серым море. Гром откликался эхом на все нараставший рев угрожающе вздымавшегося моря. Лагуна исчезла, скрывшись под столпотворением белых бурунов, простиравшихся к востоку, насколько видел глаз. Тринка была права. Ни один яхтсмен в здравом уме не решится пересечь этот район при поднимающемся приливе.

Он на какое-то время замер у входа в бункер, разглядывая слабо проступавшие очертания железобетонных сооружений, скрытых кучами песка, грязи и морских водорослей. Как давно к этим развалинам никто не прикасался и не пользовался ими? Дюреллу казалось, где-то здесь он сможет найти ответ. Затем он спустился по покрытым слизью ступенькам в бункер "Кассандры".

На этот раз герметическая дверь поддалась легко. Он зажег спичку, шагнул внутрь, стараясь сориентироваться в слабом колеблющемся свете, и вновь увидел столы, полки и лабораторное оборудование. Тут спичка погасла.

Темнота была почти абсолютной, если не считать слабого серого света, просачивавшегося со стороны лестницы у него за спиной. Он зажег новую спичку и стал искать дверь, обнаруженную им в самый последний момент, когда он вытаскивал Тринку из бункера. В слабом свете он заметил её слева и, открыв, попал в помещение, где стояли многоярусные койки. Следующая серия спичек позволила ему попасть в другую лабораторию, в коридор и наконец на склад. Джулиан Уайльд побывал и здесь. Взломанные ящики указывали, где хранил свои сокровища генерал войск СС фон Витталь. Дюрелла заинтересовало, много ли Джулиан Уайльд смог забрать с собой - больше половины ящиков остались не тронуты.

Воздух был сухой и затхлый, пахло резиной. Он нашел взломанный ящик с пробирками, содержавшими вирус, и поднял одну запечатанную пробирку. На печати был четко виден контрольный номер, и в пробирке явно содержалась какая-то питательная среда. Дюрелл сунул пробирку в карман, как вещественное доказательство, хоть весьма сомневался, что ему удастся кому-нибудь его показать.

В конце этой комнаты оказалась ещё одна опечатанная дверь. У него осталось только четыре спички. Одну он зажег, чтобы обследовать механизм замка, затем пришлось истратить ещё одну спичку, чтобы открыть мощную дверь. Та не открывалась почти двадцать лет, но тем не менее петли из нержавеющей стали провернулись легко. Спичка обожгла ему пальцы, он её уронил. Третью спичку Дюрелл зажигать не стал и обеими руками повернул дверь.

Поток холодного и влажного воздуха ворвался в сухую атмосферу лаборатории. Где-то поблизости угрожающе плескалась вода. Дюрелл зажег третью спичку.

Как он и предполагал, он оказался в сооружении из бетона и стали, где располагалась артиллерийская батарея - четырнадцатидюймовое береговое орудие, стоявшее на мощном основании, вокруг которого на несколько футов плескалась вода, оставшаяся во время отлива. Сквозь проем для орудийного ствола внутрь проникал дневной свет. Стальные трапы вели в другие коридоры и сводчатые туннели справа и слева от орудия. Вся эта неиспользованная и забытая военная мощь выглядела довольно мрачно. Он шагнул в воду и увидел, что там ему по колено. Перед тем, как двинуться дальше, он посмотрел, куда течет вода, и обнаружил отметки на стенах, покрытых морскими водорослями. При максимальном приливе все здесь оказывалось под водой.

Дюрелл двинулся по прямому туннелю, руководствуясь случайными проблесками света, попадавшего внутрь через орудийные порты. Он увидел, что отверстия защищены стальными решетками, поросшими морскими водорослями, что великолепно маскировало их искусственное происхождение от любого, изучающего это место с моря. Снаружи шел дождь. Остановившись и выглянув наружу, Дюрелл увидел только подгоняемые ветром волны прибоя, разбивавшиеся об остров; воздух, ожегший его лицо, был холодным и колючим.

В конце концов он вернулся в бункер "Кассандры" и использовал свою последнюю спичку, чтобы выбраться на вершину гребня. Тринка слишком долго оставалась одна, и его охватило беспокойство.

Дождь хлестал. Он пригнулся, стараясь укрыться от порывов ветра, повернул к зданию маяка - и в этот момент позади него отчетливо щелкнул ружейный выстрел.

Пуля ударилась возле его головы со звуком, подобным удару грома.

21

Дюрелл ничком рухнул на землю, не выпуская из рук ружья, которое захватил с "Сюзанны". Вторая пуля ударила в песок совсем рядом. Он покатился вниз с дюны, ещё не решаясь оглядеться вокруг. Выстрелы были сделаны из оружия, похожего на его ружье. Он столкнул вниз кучу мокрого песка, ещё дважды перевернулся, вскочил на ноги и бросился влево, поближе к зданию маяка. Над головой у него пропела третья пуля. Пробежав немного, он опять плашмя упал на землю и скользнул в сторону.

На фоне покрытого дождевыми тучами неба вырисовывалась фигура мужчины.

- Дюрелл!

Крик был, как порыв ярости, донесенный морским ветром. Кричал Джулиан Уайльд.

- Дюрелл, стой!

У него не было времени размышлять над причиной появления здесь Уайльда. Он считал, что Уайльд уже давно добрался до Амшеллига и сейчас ведет переговоры с инспектором Флаасом, как благополучно уехать в Швейцарию. Но видимо существовала какая-то причина, заставившая того вернуться на остров. Дюрелл понимал, что её он достаточно скоро узнает. Но сейчас он хотел только одного - остаться в живых.

Он поднял ружье и Уайльд мгновенно исчез за выступом дюны.

- Дюрелл, сдавайся! Брось ружье.

- А ты сделаешь то же самое?

- Послушай, случилось несчастье...

- Почему ты вернулся сюда?

- Меня надули! - Ветер разрывал его слова на клочки. - Швейцарцы... я им ещё покажу... они меня не впускают! Ты слышишь? Никто в мире не желает меня принимать.

Дюрелл молчал.

- Все сорвалось! - прокричал Уайльд. - Они не хотят отдавать мне деньги. Ты меня слышишь?

Дюрелл ничего не ответил.

- Дюрелл?

Ветер ещё усилился.

- Я убью тебя, Дюрелл!

В голосе Уайльда звучала какая-то безумная ярость. В том месте, где он замер, прижавшись к мокрому песку, Дюрелл оказался как раз посередине между Уайльдом и маяком. Он начал беспокоиться за Тринку. Слышала ли она выстрелы? Дюрелл оглянулся назад, пытаясь хоть что-то рассмотреть сквозь пелену дождя. Вероятно, она укрылась в развалинах. Пожалуй, это было бы лучше всего, - подумал он. Ужасно, если Уайльд до неё доберется.

Дюрелл глянул в другую сторону, встревоженный неожиданным молчанием Уайльда. Затем осторожно поднял голову над гребнем дюны. К северу море было покрыто сплошной пеной белых бурунов, но на том месте, где раньше была лагуна, вновь стояла на якоре "Сюзанна", повернувшись носом в сторону приливного течения. Поглощаемый морем остров уменьшился уже наполовину. В сгустившихся сумерках казалось, что все остальные острова вокруг уже проглочены морем. Уцелел только этот клочок земли, и ему оставалось не более часа или двух.

Что-то обожгло ему шею; мгновение спустя донесся звук выстрела и он, споткнувшись, упал. Вода уже плескалась возле ног. Он понял, что его обошли и что он ранен, хотя и не знал еще, насколько серьезно. Когда небольшая волна ударила в спину, он поднялся на колени и выстрелил в неясную тень, бегущую по вершине гребня. Однако в Джулиана Уайльда он не попал. Прыжок Джулиана, позволивший тому исчезнуть из поля зрения, был сильным и целеустремленным; теперь он оказался в таком же положении, как и Дюрелл, относительно здания маяка. Дюрелл отступил, спотыкаясь в залитых прибоем зарослях тростника у основания бункера. Он почувствовал, как теплая кровь течет у него по шее и по груди, осторожно коснулся раны и понял, что это всего лишь царапина.

Его тревога за Тринку все росла. Сейчас он был метров на двадцать ближе к остаткам маяка, чем Уайльд. Дюрелл с трудом пробился через прибой, добрался до конца гребня и увидел покрытую водорослями стену маяка.

- Тринка!

Та стояла на пороге, глядя сквозь дождь.

- Немедленно прячься внутрь! - закричал он.

Тринка тут же отступила под прикрытие двери. Дюрелл бросился к ней. Сейчас он не видел Уайльда и решил, что тот мог направиться в бункер "Кассандры", считая, что Тринка все ещё там. Нырнув под прикрытие дверей маяка, он упал возле них на колени. Тринка его поддержала, на лице её проступило беспокойство.

- В чем дело? Что случилось?

- Уайльд вернулся.

- Сюда? Но почему?

- Я не совсем уверен, но что-то нарушило его планы.

- У тебя течет кровь, - сказала она, - дай, я помогу.

- Подожди минутку.

Он повернулся лицом к окружающему их миру и осторожно выглянул из мрака развалин. Эта позиция ему не нравилась. Он мог видеть только небольшой участок острова, и его зона обстрела тоже была весьма ограничена. Уайльд мог обойти их и загнать в ловушку...

- Посиди спокойно, - решительно сказала Тринка.

Она оторвала рукав от своей рубашки, сделала тампон и приложила его к ране на шее Дюрелла. Руки её были тверды, вела она себя совершенно спокойно. Он с трудом мог поверить, что всего несколько минут назад держал в своих объятиях её, сгоравшую от страсти.

- Ты видела, как вернулась "Сюзанна"? - спросил он.

- Я... Я не смотрела, - пробормотала она. - Я думала... после того, как мы любили друг друга... а ты ушел обследовать бункер. Я просто сидела здесь и ждала, когда придет прилив и все будет кончено...

- Сколько времени осталось в нашем распоряжении?

- Когда стемнеет, тогда и наступит конец.

- Если прежде до нас не доберется Уайльд, - мрачно буркнул Дюрелл.

Ему очень захотелось чего-нибудь выпить. Дул холодный ветер и когда он заносил в развалины капли дождя, те казались совершенно ледяными. Дюрелл пытался прислушаться, чтобы уловить какие-то звуки, извещающие об опасности, но в реве и грохоте моря невозможно было расслышать слабый звук человеческих шагов. Он чувствовал себя в ловушке, с одной стороны из-за ситуации, в которой они оказались, с другой - из-за вопросов, на которые так и не нашел ответа. Дюрелл повернулся к Тринке и заговорил.

- Думаю, произошло следующее: когда Уайльд заключил сделку с инспектором Флаасом, из Швейцарии пришло сообщение, что его не пустят в страну вне зависимости от того, располагает он банковским счетом или нет. Я не могу осуждать швейцарцев. Уайльду следовало это предвидеть - что швейцарцы вообще не захотят с ним связываться. А кто захочет, чтобы человек, подобный Уайльду, оказался на его территории? Он же сам как чума. Он несет в себе вирус. Независимо от того, что подозревают швейцарцы, этого вполне достаточно, чтобы отказаться иметь с ним любые дела.

- Ну а что это дает нам? - шепотом спросила Тринка.

- Уайльд оказался у нас на руках.

- И чума.

- Да, - кивнул Дюрелл. - Если Уайльд сейчас спасается бегством, если Флаас приказал ему сдаться, то вполне возможно, что он пытался под парусом уйти в Англию, но помешал шторм. Думаю, он не отважился сегодня ночью пересечь на "Сюзанне" Северное море.

- Но он же знает, что этот остров существует только во время отлива, возразила Тринка. - Скоро все окажется на много футов под водой.

- Может быть, он вернулся, чтобы забрать тебя, - безразличным тоном заметил Дюрелл.

Лицо её неожиданно побледнело.

- Забрать меня?

- Или за чем-то еще, что ему очень нужно.

- Во мне он не нуждается. Он оставил меня здесь умирать.

- Я не уверен в этом, - сказал Дюрелл.

- Мне не нравится, когда ты так думаешь. Это нехорошо. Я думала, что мы друзья, - холодно отрезала она.

- Ты имеешь в виду, что мы любовники.

Она покраснела.

- Очень хорошо. Может быть я поступила глупо, но я испугалась, мне хотелось получить удовольствие, когда ты возьмешь меня... и это было чудесно. - сказала она, и в её голосе послышалась легкая враждебность. - Но теперь я не понимаю, что ты хочешь сказать.

- У меня такая работа, - пояснил он, - подозревать все и всех. И тебя, и любого, и всех на свете.

- Ты думаешь, я сообщница Джулиана Уайльда?

- А это не так?

- Но как я могу быть его сообщницей, когда он связал меня и оставил здесь...

- Но он вернулся, верно?

- Но не за мной.

- Все могло быть специально устроено так, чтобы ты хорошо смотрелась, когда я или кто-то другой появится и тебя обнаружит. Тогда ты скорее бы выглядела невинной жертвой, а не сообщницей Уайльда, движимой тем же желанием заполучить деньги.

- Ты с ума сошел, - прошептала она, побледнела и уставилась на Дюрелла совершенно растерянными глазами. - Как ты можешь так со мной говорить? Неужели ты думаешь, что деньги для меня так важны, что я могу предать свою родину и свой народ и напустить на него чуму?

- Ради денег люди делают странные и ужасные вещи.

- Я тебя ненавижу, Сэм Дюрелл, - медленно произнесла она. - Если бы я смогла, то заплакала бы. Но у меня нет слез. Если нам суждено провести этот последний стремительно уходящий час нашей жизни врагами, я буду тебе благодарна, если ты больше не заговоришь со мной.

- Я должен знать правду.

- Как могу я солгать после того, как мы с тобой любили друг друга? Как?

Ее вновь била дрожь. Маленькая и хрупкая, она казалась совершенно беззащитной, словно его подозрения исчерпали её последние силы. Дюреллу стало жаль её. Но он должен был удостовериться, узнать, что она представляет собой на самом деле. Осталось совсем мало времени. Снаружи их поджидала опасность. И он не мог рисковать получить выстрел в спину.

Дюрелл встал, забрал с собой ружье и шагнул во мрак развалин. Тринка продолжала сидеть лицом к выходу, наблюдая за морем и дугой побережья, откуда мог появиться Джулиан Уайльд.

В нижней части маяка уцелело большое круглое помещение, куда приливы за многие годы натащили всякого мусора. Моллюски и морские водоросли покрывали каменный пол и стены, ожидая, когда вернется прилив и принесет им новую пищу. Воздух был наполнен запахами иода и морской воды. По стальным балкам и опорам, поддерживавшим когда-то башню маяка, стекала вода. Дюрелл медленно зашагал вокруг основания башни. Диаметр развалин достигал примерно полусотни метров. Он прошел почти половину пути, когда заметил ведущий куда-то вниз проем.

В каменный пол было вделано обросшее ракушками кольцо. Деревянная крышка люка давно исчезла и ведущие в темное отверстие ступени занесло песком и илом. У Дюрелла не было ни малейшего представления, куда ведет этот проход.

- Сэм?

Он повернулся, держа ружье наготове, и увидел, что Тринка смотрит на север. Дюрелл вернулся обратно и она окинула его безразличным взглядом.

- Может быть попробуем добраться до лодок?

- Если Уайльд нам позволит. У него ведь тоже есть оружие.

- Если мы первыми доберемся до лодок, то спасемся от наступающего прилива. Я уже приготовилась здесь умереть; я уже с этим смирилась - и вдруг произошло чудо и он появился на яхте...

- Или это чудо было заранее запланировано, - холодно заметил он.

- Ты совершенно не доверяешь мне, да?

- Мне бы хотелось тебе доверять, - сказал он. - Мне бы очень хотелось, чтобы я мог доверять тебе.

- Может мы все-таки заключим перемирие и попытаемся вместе спастись? раздраженно спросила она. - Неужели твоя профессия настолько тебя ослепила, что ты потерял все человеческие качества? Неужели ты просто машина, или все-таки нет?

- Тринка, я не меньше тебя хочу жить, - спокойно ответил он. - Вот почему я стараюсь быть осторожным.

Тринка всплеснула руками.

- Я же не вооружена. Как я могу причинить тебе какой-то вред? Час назад, когда мы с тобой занимались любовью, ты тоже подозревал меня?

- Тогда Уайльд ещё не вернулся сюда. Он тогда не сидел где-то поблизости и не дожидался момента, чтобы со мной разделаться. Только везение, плохой прицел и ветер спасли меня, - мрачно бросил он.

- И ты думаешь, что все это организовала я... - Она замолчала, зажав рот руками. - Ох, понимаю, теперь я понимаю. Ты думаешь, что я ждала, когда Уайльд заберет меня, что я говорила с ним несколько минут назад и сказала, чтобы он убил тебя, когда ты выйдешь из бункера.

- Ты это сделала?

- Нет, я этого не делала. Поверь мне. Все именно так, как я говорю. И если мы не будем доверять друг другу, нам не удастся выбраться с острова живыми.

- Значит ты советуешь попытаться добраться до лодок?

- Уайльд спустился в бункер. Путь свободен.

Она оказалась права. Когда он осторожно выбрался из укрытия, Уайльда нигде не было видно. "Сюзанна" с привязанной за кормой моторкой Уайльда дрейфовала под ветром и дождем примерно в ста метрах по берегу.

- Хорошо. Давай попробуем, - согласился Дюрелл.

Если Тринка лжет, - подумал он, - то следует ожидать, что где-то по дороге Уайльд сидит в засаде. Он тщательно осмотрел окрестности. Остров был довольно однообразен, если не считать развалин маяка и длинного неестественно прямого гребня, идущего на запад. Под порывами сильного ветра качались высокая трава и тростник. В воздухе стоял шум прибоя, холодный дождь хлестал по лицу.

Он показал на песчаный берег, изгибавшийся к северу, к бывшей лагуне, где стояла на якоре яхта. Они двинулись в путь, проливной дождь сильно ограничивал видимость. Единственное, что утешало Дюрелла - это мысль, что Уайльду приходится не легче.

Они стремительно пробежали по мокрому песку и упали плашмя в тростники. Выстрелов не последовало.

Почти ничего не было видно. Дождь немного утих и Дюрелл смог различить лодки, которые теперь стали немного ближе. Лодки были единственным спасением от надвигающегося прилива. Еще две перебежки - и они бы добрались до того участка берега, против которого стояла яхта. Дальше предстояло добираться вплавь. Самый опасный момент, - подумал Дюрелл, - так как в это время его ружье будет бесполезно. Может быть Уайльд именно этого и ждет.

Они вскочили и зигзагами помчались через поросшие тростником дюны к лодкам. Это было похоже на ночной кошмар, когда ноги вязнут в каком-то клейком месиве, а ужас буквально хватает за пятки. Тринка упала и растянулась на песке. Дюрелл опустился возле неё на колени. Им удалось преодолеть только половину пути. Теперь впереди лежал открытый участок песка, покрытого рябью от непрестанного дождя. На какой-то миг они укрылись в последних кустах тростника.

- Ты не пострадала? - спросил он.

- Нет. Мне очень жаль, прости, я такая неуклюжая...

- При следующей перебежке нам нельзя будет останавливаться до тех пор, пока мы не доберемся до воды и не поплывем к лодкам, - сказал он. - Ты уверена, что сможешь пробежать это расстояние?

- Я попробую. Я должна это сделать.

- Хорошо.

- Тебя в самом деле это беспокоит? - с горечью спросила Тринка.

К её удивлению он её поцеловал.

- Конечно. Давай попробуем.

Вскочив на ноги, они помчались вниз по склону к "Сюзанне". Словно для того, чтобы помешать им, дождь неожиданно припустил с новой силой, обрушившись на них с небывалой яростью и заполнив все вокруг фонтанами брызг и слепящим ветром. Они ничего не видели. Дюрелл крикнул Тринке, чтобы та остановилась, но она бросилась вперед и они неожиданно оказались в воде, которая жадно лизнула их лодыжки, а потом быстро добралась до колен. Тринка в растерянности покачнулась. Мокрая одежда прилипла к их телам. Она что-то крикнула, пытаясь перекричать ярость шторма, но ветер срывал слова с губ и относил в сторону. В этот момент приливное течение неожиданно вырвало почву у них из под ног и он схватил её за руку.

Они повернули вслепую, пытаясь выбраться на сушу. Дюрелл почувствовал, как прилив давит на ноги; мышцы его задрожали. Мокрые пальцы Тринки выскальзывали из его руки. Она не могла устоять на ногах. И тут на них обрушилась большая волна. Тринка закашлялась, вскрикнула и ушла под воду. Дюрелл изо всех сил ухватил её за руку. Будь его левая рука свободной, он легко бы справился, но не хотелось расставаться с ружьем.

После нескольких ужасных мгновений ему удалось восстановить равновесие. Прилив, мчащийся по окружавшему остров каналу, швырнул их в лагуну. Дюрелл уже по пояс погрузился в воду. Девушка, кашляя и задыхаясь, яростно боролась, пока не сумела ухватиться обеими руками за него. Тут она прижалась к нему, и он знал, что её ноги не достают дна.

Раздался удар грома. Сверкнула молния. Еще раз налетела большая волна, затем натиск резко ослабел, что заставило Дюрелла покачнуться. Во время короткого просвета в дожде ему удалось увидеть берег острова. Тот совершенно изменился. Кроме гряды, в которой находился бункер, осталось совсем немного, каких-нибудь две сотни метров к северу.

Он посмотрел в сторону лодок, но ничего не смог разглядеть за пеленой дождя. Не оставалось ничего другого, как вернуться на быстро исчезавшую сушу.

Отчаянная борьба со стихией потребовала времени. У Тринки просто не осталось сил и она лишь цеплялась за него, пока он пытался вырваться из стремительного потока.

Но даже после этого у них не осталось ни малейшей возможности передохнуть.

Когда они вместе рухнули коленями в песок, Тринка вскрикнула, он повернул голову, чтобы взглянуть в ту сторону, куда она показывала, и увидел моторную лодку, вытащенную далеко на берег. Прежде её здесь не было. За ней, на некотором расстоянии от берега, смутно проступал форштевень "Валькирии".

А немного ближе, на вершине гряды, ставшей уже гораздо ниже, видны были три фигуры, затянутые в черную резину с аквалангами за спиной, в плотно обтягивающих головы шлемах, блестевших под дождем. Это были Эрик, Кассандра фон Витталь и прыщавый юнец из команды яхты, всюду сопровождавший толстого моряка.

В руках у Эрика был "шмайссер" (немецкая марка автомата), на лице жестокая ухмылка. Когда Дюрелл повернулся, Эрик поднял автомат и нажал на спусковой крючок.

22

Треск "шмайссера" заглушили раскаты грома. В тот миг Дюрелл ничего не мог предпринять для своего спасения. Позднее он вспоминал, как они выглядели в своих блестящих костюмах аквалангистов. И именно Кассандра помешала Эрику в тот отчаянный момент его прикончить.

Она резко вскрикнула и толкнула ствол "шмайссера" в сторону. Веер пуль прошел высоко над головой. Эрик выругался и отступил назад, а блондинка, черный резиновый костюм которой весьма эффектно подчеркивал женственную пышность её тела, встала между Дюреллом и моряком.

- Эрик, потерпи, пожалуйста, - Она повернулась к Дюреллу. - Будьте добры, бросьте свое ружье.

- Что вы здесь ищете? - спросил в ответ Дюрелл.

- Мы бы прибыли раньше, но пришлось ждать, пока уровень воды не поднимется из-за прилива так высоко, чтобы яхта могла подойти поближе. И конечно вы прекрасно знаете, что я здесь ищу. Я хочу забрать оставленные здесь генералом картины и objets d'art* (произведения искусства (франц. )).

- Думаю, все они исчезли.

- Нет, нет. Существуют специальные помещения - это секретные отсеки в бункере. Генерал рассказал мне о них. Пожалуйста, будьте добры, опустите ваше ружье. Вы могли бы помочь нам с погрузкой. А потом мы позволим вам добраться до вашей яхты.

Дюрелл продолжал держать ружье наперевес.

- Как я могу вам доверять? - Он внимательно посмотрел на нее. - Теперь мы с вами не друзья и не союзники.

- Нет. Я предложила вам больше, чем дружбу, и вы меня отвергли. Голос Кассандры был тих, но отчетливо слышен сквозь шум ветра и прибоя. Но я не хочу вести себя бесчеловечно. Вы с девушкой сможете уплыть отсюда, если будете сотрудничать с нами и поможете.

Дюрелл пожал плечами.

- Очень хорошо.

- Ну ладно. Бросьте ваше ружье.

Он посмотрел на три фантастические затянутые в резину фигуры и решил, что наступило время сыграть с Эриком в открытую. Слишком много он был Эрику должен. Пока Кассандра говорила, толстяк небрежно опустил свой автомат. Возможно, он просто отдыхал после того, как выбрался из воды. Или его заинтересовал мокрый наряд Тринки, плотно облегавший её фигуру.

Вместо того, чтобы бросить ружье, Дюрелл позволил своей руке скользнуть к спусковому крючку и выстрелил дуплетом Эрику в живот.

Толстяк упал, его автомат покатился по песку. Дюрелл не стал смотреть, как тот умирает. Прежде чем Кассандра успела шевельнуться, он быстро перезарядил ружье, и, увидев, что он целится в нее, она замерла на месте. Но он упустил из виду второго матроса. Третий затянутый в резину участник проявил неожиданную фантазию и прыть. До сих пор он был всего лишь тенью и прихлебателем толстяка. Теперь же неожиданно бросился вперед, выхватил нож и атаковал Тринку. Но его попытка оказалась роковой ошибкой.

Тринка быстро, эффектно и профессионально его обезоружила. Когда матрос бросился на нее, занеся нож, она нырнула под его руку и рванулась вперед вместо того, чтобы инстинктивно обратиться в бегство. Это сбило его с ног, рука Тринки мелькнула в воздухе, поймала затянутое в резину запястье и резко его вывернула. Матрос был сильнее, но её знание приемов и болевых центров оказалось лучше. Он пронзительно закричал и попытался вырваться, и тут Тринка поймала его упавший нож. Прежде чем матрос успел прийти в себя, она стремительно взмахнула рукой. Матрос снова вскрикнул, в этом булькающем звуке были боль и отчаяние.

Нож блестел у него в груди.

Тринка, задыхаясь, рухнула на четвереньки, голова её опустилась. Ее страшно рвало. Дюрелл прошел по дюне к Кассандре, которая так и замерла, окаменев от неожиданного поворота событий.

- Я должна была это предвидеть, - с горечью сказала она. - Генерал и его люди всегда все делали кое-как. В одно мгновение я потеряла и своих людей, и оружие. - Она взглянула на Тринку. - Такая симпатичная маленькая убийца. Такая маленькая и такая смертоносная. Меня тоже тошнит.

- Она должна была это сделать, - сказал Дюрелл. - И ей не слишком нравятся такие вещи.

- Вы застали Эрика врасплох. Он предвидел это, когда хотел убить вас.

- Это было взаимное стремление. Я имею в виду, что тоже хотел его убить.

- А меня? Что вы собираетесь сделать со мной?

- Мы доставим вас в полицию. Пошли. Тринка?

Девушка подняла голову. Лицо её стало совершенно белым. Она взглянула на убитых и снова вздрогнула, но поднялась на ноги.

- Забери автомат Эрика, справишься? - сказал он.

- О, теперь ты мне доверяешь? - тихо спросила она.

- Да. Мы воспользуемся моторной лодкой Кассандры.

- И оставим Уайльда здесь?

Кассандра сдавленно вскрикнула.

- Он здесь?

- Как раз сейчас он в бункере, - сказал Дюрелл.

- Нет, нет! Он же все уничтожит!

Кассандра побежала, не обращая внимания на ружье Дюрелла. Дюрелл повернулся, пытаясь крикнуть ей, предупредить, чтобы она держалась подальше от гряды, и именно в этот момент увидел Джулиана Уайльда, выходящего из бункера.

Джулиан Уайльд повел себя не так, как Эрик. Он выстрелил первым. Дюрелл почувствовал сильный удар по руке, когда пуля по счастливой случайности попала в ружье, которое он держал. Ружье вылетело из рук. Он упал на песок, криком предупреждая Тринку и Кассандру об опасности. Вторая пуля пропахала песок. Он отчаянно изогнулся и рванулся в сторону. Обе девушки, спасаясь от пуль, рухнули плашмя в заросли тростника. Дюрелл чуть приподнял голову и на фоне темного неба различил фигуру Уайльда. Теперь он оказался совершенно беспомощен. Ружье было разбито, а автомат Эрика лежал в двадцати футах у самой воды. Уайльд весьма успешно его обезоружил.

Он окрикнул Уайльда, но дождь и ветер отнесли его слова в сторону.

- Уайльд, послушай меня!

Казалось, что Уайльд его не слышит. Дюрелл подобрался, чтобы прыгнуть к автомату, но Тринка отчаянно закричала:

- Сэм, не делай этого. Пожалуйста. Он только и ждет, когда ты попытаешься. Какая нам будет польза, если он убьет тебя?

- А иначе мы здесь утонем, - ответил он. - Мы не сможем добраться до лодок, минуя простреливаемый им участок.

- Он все ещё выгружает награбленное из бункера, - торопливо прокричала она. - У нас есть немного времени...

- Но он последует за нами.

- Он не знает, что ты теперь безоружен. Может быть, если мы вернемся в здание маяка...

Дюрелл взглянул на обеих женщин. Кассандра в своем костюме аквалангиста и плотно облегающем шлеме казалась странно отрешенной. Тринка, казалось, беспокоилась только о нем. Он опять посмотрел на нее.

- Теперь ты нормально себя чувствуешь?

- Прости меня, это было так глупо, что меня вырвало.

- Тебе впервые пришлось убить человека?

Она молча кивнула.

- Но ты неплохо натренирована, - заметил Дюрелл.

- Возможно. Но впредь никогда больше... если нам удастся отсюда выбраться.

Дюрелл попытался каким-то образом добраться до автомата. Но едва он сделал два шага из зарослей тростника, как раздался грохот ружья Уайльда и "шмайссер" подпрыгнул на песке. Затем Уайльд выстрелил снова, Дюрелл почувствовал легкое дуновение, когда пуля пролетела мимо, и прыгнул обратно в заросли. Тринка подобралась к нему и схватила за руку, лицо её исказила сердитая гримаса.

- Почему ты должен таким способом покончить с собой?

- Все нормально. Он мог бы убить меня, - сказал Дюрелл, - но не сделал этого. Он просто хочет продержать нас здесь. Как мне кажется, ему доставит большее удовольствие заставить нас медленно утонуть, чем безжалостно застрелить. Он достаточно меткий стрелок. Если он смог попасть в автомат, то с тем же успехом мог попасть и мне в голову. Но он этого не сделал. Значит хочет, чтобы мы погибли в воде.

- Это ужасно, - прошептала Тринка.

- Думаю, ничего другого нам ждать не приходится, - заметила Кассандра.

Они отступили к зданию маяка. Дождь ослабел, но из-за тяжелых туч стемнело гораздо раньше. Море было покрыто белыми бурунами, большая часть песчаных отмелей и сложный лабиринт каналов исчезли под водой. По оценке Дюрелла и с их островом будет покончено меньше чем через полчаса. Судя по силе приливного течения, в которое они попали всего несколько минут назад, он понимал, что когда море их настигнет, проживут они всего лишь несколько минут.

От входа в здание ему были видны подходы к этому концу острова и Уайльд не мог доставить им каких-то неожиданностей. Дюрелл повернулся к Кассандре.

- Теперь вы можете сказать мне правду. Совершенно ясно, что если вы прибыли сюда за оставшейся частью награбленных генералом ценностей, то должны понимать, что у вас нет никаких шансов вывезти их отсюда.

- Я не хотела ничего оставлять. - Ее светло-карие глаза холодно смотрели на него. - Прошлым вечером на берегу вы мне показали, кто я такая. Мне никогда не удавалось получить ничего, если я не добивалась этого сразу и немедленно.

- И вы уверены, что там ещё остаются произведения искусства?

- Генерал часто о них рассказывал. Они хранятся в небольшом складе биологической лаборатории упакованными в деревянные ящики. Думаю, я могла бы их продать в Амстердаме или во Франции - или где угодно. Я хочу быть богатой.

- Но ведь друзья генерала не позволили бы вам уйти с этими картинами, не так ли?

- О, теперь я думаю, что с этим все кончено. Инспектор Флаас отправил все данные в Западную Германию для судебного расследования. - Она цинично ухмыльнулась. - Может быть друзьям генерала фон Витталя удастся и на этот раз избежать суда. Может быть они и правы в том, что говорят о будущем Германии. Но мне до этого нет никакого дела. Мне сейчас представился шанс разбогатеть и оказаться в безопасности, заполучить деньги, которые мне нужны, если я смогу добраться до картин.

- Когда вы видели инспектора Флааса?

- Сегодня утром он допрашивал меня по поводу Мариуса Уайльда и генерала. Я слышала, как он сказал одному из своих подчиненных, что виза Джулиана Уайльда в Швейцарию анулирована. Швейцарцы не разрешили ему въезд. Кто-то в голландском правительстве допустил, чтобы к швейцарцам просочилась истинная информация о вирусе. Потому в Гааге решили раз и навсегда покончить с Джулианом Уайльдом. Флаас сказал, что больше не будет никаких сделок. Лучше пойти на риск возникновения чумы, чем торговаться с Уайльдом.

- Как вы думаете, почему Джулиан Уайльд вернулся сюда? - спросил Дюрелл.

Она пожала плечами.

- А куда ему ещё оставалось идти? Кто пустил бы его к себе? Он теперь как прокаженный, приговоренный к тому, что перед ним будет захлопываться каждая дверь. - Девушка вздрогнула. - Я бы ни за что на свете не поменялась с ним местами. Я бы не смогла жить в таком одиночестве, всеми ненавидимая и презираемая, - только из-за того, что он хочет отомстить всему миру за несправедливость, от которой пострадал много лет назад и которая уже давно в прошлом. Он ведь довольно неплохо жил в Англии, правда? Одним словом, я ему не завидую.

- А я завидую, - сухо бросил Дюрелл, - у него есть оружие.

- Возможно, он собирался плыть в Англию, - предположила Кассандра, шторм заставил его завернуть сюда и он решил остановиться ещё раз и окончательно очистить бункер от картин и пробирок с вирусом.

Дюрелл кивнул.

- И может быть захватить свою заложницу. - Он поднялся. - Тринка?

Темноволосая голландка повернулась к нему.

- Да?

- Понаблюдай за Кассандрой. Следи, чтобы у неё не было никакой возможности скрыться. Я намерен разобраться с Уайльдом.

- Голыми руками?

Он кивнул.

- И неожиданностью. Я доберусь до него под землей.

- Не понимаю. Как...

- Если я не вернусь через пятнадцать минут, попытайся договориться с Уайльдом, чтобы он забрал вас обеих с острова.

- Я не стану этого делать. Могу представить, на каких условиях он согласится.

- Ты считаешь, лучше утонуть? - хладнокровно спросил он. Затем взглянул на Кассандру. - Я возьму из вашего водолазного снаряжения водонепроницаемый фонарик.

Он уже давно заметил маленький квадратный фонарик, прикрепленный к поясу её резинового костюма. Кассандра его молча протянула. Когда он попробовал его включить, узкий луч света осветил кирпичные стены развалин маяка.

- Запомни, Тринка. Не жди больше пятнадцати минут, ты поняла?

- Я хочу пойти с тобой, - прошептала она.

- Тебе нельзя. Следи за Кассандрой. Она может доставить нам неприятности.

Кассандра криво усмехнулась.

- Я не буду даже пытаться. Эта девица слишком быстро и умело обращается с ножом.

Тринка побледнела, её рот превратился в одну жесткую линию.

- Да, я умею убивать, если будет нужно, даже голыми руками. И я это сделаю, если что-то случится с Дюреллом.

23

Люк, расположенный в нижней части основания маяка, Дюрелл нашел почти сразу и без особого труда открыл его. Он соскользнул по покрытым грязью ступенькам, осветив по пути моллюсков и водоросли, ожидавших прихода прилива, затем спустился ниже и взглянул вверх на склонившуюся над ним Тринку.

- Этот путь приведет тебя в бункер? - спросила она.

- Надеюсь. Это наш последний шанс.

- Будь осторожен, Сэм.

Он кивнул и не оглядываясь двинулся дальше. За лестницей мешающих идти наносов и морских водорослей оказалось меньше. Он попал в выложенный кирпичом туннель, где каждый шаг был опасным и рискованным, а воздух наполнял острый запах разложения. Сэм испытывал гнетущее чувство, словно очутился в мрачной ловушке, из которой нет выхода. Уже скоро волны прилива проникнут в старый бункер через сотни отверстий, тонны морской воды заполнят каждую щель и отрежут ему путь к спасению.

Дюрелл осторожно продвигался вперед, минуя плети морских водорослей, заржавевшее артиллерийское орудие, смахивающее на какое-то сюрреалистическое сооружение, украшенное морскими драгоценностями из раковин и водорослей. Через сводчатые проходы снаружи доносились звуки бушующего моря и приглушенный гул бури.

Он знал, что отчаянно рискует и в то же время хорошо все рассчитал. Если таким образом он сумеет подобраться к Джулиану Уайльду и застать того врасплох, они смогут вовремя добраться до лодок и спастись. Другого способа не было. Что же касается риска, на который он шел, то смерть могла последовать так или иначе, но зато неизбежно, если его попытка не удастся.

Затем он остановился. Казалось, из помещения, куда он попал, нет выхода.

Луч фонарика скользнул по кирпичным стенам и бетонному потолку над головой. С потолка капала вода и тоненькая струйка бежала по покрытому слизью полу. Помещение было отведено под склад, если судить по многочисленным шкафам и полкам, фантастически украшенным водорослями. И он не мог найти прохода в следующий отсек.

Неподалеку что-то звякнуло, словно сталь ударилась о камень.

Он выключил фонарик, все окутала полная тьма. Если судить по отсутствию света, он с тем же успехом мог быть на многие тысячи футов ниже уровня моря. Он абсолютно ничего не видел. В черном как чернила воздухе отчетливо слышалось лишь журчание струек просачивающейся сюда морской воды.

Справа и сверху донесся ещё какой-то звук. Дюрелл ждал. Что-то скрипнуло. За стенами бункера грохотало море. Запахи соленой воды, иода и разлагающихся водорослей становились все сильнее. Он зажег фонарик, повернув его в сторону звука. Старые полки и стеллажи были полны мелких крабов. Он обошел их, шагнул к скрытой за ними стене и увидел щель. Дюрелл тут же выключил свет.

На этот раз темнота не была полной. Смутный свет просачивался через узкое щелевидное отверстие, колебался, то ослабевал, то усиливался. Он двинулся вперед, шлепая по воде, которая теперь торопливыми ручейками бежала по полу бункера. И вздрогнул от мрачного предчувствия. Помещение уже было ниже уровня прилива. Возможно, дорога назад стала непроходимой.

Свет за щелью снова померк, но до этого он успел заметить то, что приливы разрушили и занесли песком, и что когда - то было проемом в бетонном потолке помещения. За ним вверх поднимались ступени. Отверстие стало очень узким из-за разросшихся на его стенах моллюсков, и когда он скользнул в него, то почувствовал острую боль от царапавших кожу раковин. Дюрелл дернулся в сторону, нащупал ступеньку и неожиданно куда-то вышел.

Наверх к колеблющемуся свету вели ступени. Теперь он уже слышал шаги Уайльда и тяжелое усталое дыхание человека, двигавшего ящики и шкафы в поисках того, за чем пришел сюда. В какой-то миг на ступеньках перед ним мелькнула гигантская искаженная тень.

Открытое отверстие в потолке было одной из герметически закрывающихся дверей в лабораторию "Кассандры".

Вода неожиданно плеснулась возле его ног и он оглянулся. Без фонарика, который он засунул в карман вместе с прихваченной раньше пробиркой, содержавшей вирус, мало что было видно. Но грохочущий рев был слышен так, словно вода ворвалась внутрь и позади него закружились белые водовороты. Мимо него и вверх по ступеням пронесся поток холодного воздуха.

Он бросился наверх. Вода стремительно вздымалась, достигнув его колен, а затем и бедер. Эта яростная приливная волна, казалось, смыла все мысли об осторожности. Он рывком проскочил половину лестницы.

Когда он почти добрался до верха, то увидел, как мощная дверь захлопнулась буквально у него перед носом.

Какое-то мгновение он размышлял над возможностью оказаться здесь в ловушке и утонуть в приливе. Надежды на отступление не было. Приходилось прорываться наверх.

Он ударил плечем в дверь и толкнул её внутрь. Раздался удивленный возглас. Дюрелл вырвался из объятий прилива и снова нажал на дверь. Открывшееся отверстие оказалось достаточным, чтобы он проскользнул в складское помещение бункера "Кассандры", где Джулиан Уайльд только что захлопнул снабженную резиновыми прокладками дверь, чтобы спастись от наступающего моря.

- Вы? - задохнувшись от изумления, произнес тот. - Откуда...

Дюрелл сбил керосиновый фонарь, стоявший на каменном полу, и прыгнул к испуганному блондину. В один миг он понял, что искал здесь этот человек и чего тому удалось добиться. У дальней стены были сложены деревянные ящики с картинами, которые так жаждал получить генерал фон Витталь. Кроме них там же стояли несколько ящиков с лабораторным оборудованием и пробирками. Один из ящиков Джулиан Уайльд держал обеими руками, изумленно глядя на внезапно появившегося Дюрелла.

Их окутала темнота. В каземате внизу раздавался приглушенный шум воды. Дюрелл расслышал, как что-то тихо скрипнуло.

- Уайльд? - негромко позвал он.

- Не подходите ко мне, - ответил тот из темноты. - У меня в руках пробирки с вирусом. Если вы хотите, чтобы я разбил их...

- Тогда и вы тоже пострадаете.

- А кроме того, я вооружен.

Дюрелл попытался припомнить, видел ли он оружие в руках Уайльда до того, как разбил фонарь. Оружия не было. Тогда он сказал:

- Вы лжете. Ружье вы оставили наверху у выхода.

- Даже если это так, - голос Уайльда громко и как-то отрешенно разносился в стерильном воздухе лаборатории, - чего вы хотите?

- Мы хотим выбраться с острова.

- Вы же знаете, что ещё раньше я мог вас убить, - сказал Уайльд.

- Возможно, вам и следовало это сделать.

- Может быть ещё не поздно, приятель. Просто я подумал, что будет гораздо забавнее заставить вас и сыщика - голландочку немного поплавать перед тем, как все будет кончено. В конце концов, вас никто сюда не приглашал. Вы ведь могли подчиниться приказу Флааса, не так ли? И вернуться в Амстердам.

- Кто вам это сказал?

- Сам инспектор. Он извинился за ваше вмешательство. Конечно, до того, как эти дураки швейцарцы решили, что я хуже прокаженного.

- А вы такой и есть, - сказал Дюрелл. - Никто не хочет иметь с вами дело. Вы собирались сбежать со всем этим в Англию?

- Конечно, как только погода немного улучшится. Я заберу с собой "Кассандру" - я имею в виду вирус. Он окупит мне все на свете, расхохотался Уайльд. - А теперь стойте там, где стоите и не шевелитесь. Я намерен уйти отсюда и мне совершенно безразлично, умрете вы один или миллион людей. Понимаете, меня это не касается. Я намерен добиться своего и неважно, каким образом я это сделаю. Мы с Мариусом страдали все эти годы не просто так.

- Мариус мертв - или вы забыли?

- Я ничего не забываю. И никогда. Прощай, приятель.

Последние слова были произнесены тверже и жестче, словно Уайльд неожиданно задержал дыхание, приготовившись к какому-то физическому усилию. Дюрелл приготовился и, когда в комнате неожиданно вспыхнул свет, метнулся в сторону, не удивившись грохоту выстрела в тесном помещении бункера. Огромный сноп света рыскал во все стороны. Комната была заставлена столами, шкафами и ящиками с оборудованием. Он ничего не видел из-за ярко бившего в глаза света. Снова грохнул выстрел, что-то просвистело у него над головой и раздался звук разбившегося на полу стекла.

- Теперь уж я убью вас, Дюрелл. И заберу женщин с собой.

- У вас уже не осталось времени. Прилив поднялся слишком высоко.

- Осталось ещё больше двадцати минут, я проверял. Выходите из-за стола, за которым вы прячетесь, договорились? Вам же будет проще. Вы не подозревали, что у меня есть пистолет, верно? Вас удивило, что он у меня есть.

Дюрелл ухватился за одну из ножек стола, за которым скрывался, и перевернул его. Затем толкнул тот в сторону света и, прячась за ним, бросился вперед и влево. В странном и неестественном свете фигура Уайльда казалась огромной и мощной. Свет метался во все стороны и что-то с холодной неумолимостью растекалось по полу. Это морская вода поднималась по ступеням, которыми только что воспользовался Дюрелл, проникая через дверь, которую он не позволил Уайльду захлопнуть.

Уайльд вскрикнул и луч света упал на бурлящий поток воды. Дюрелл бросился вперед, ударил по руке и заставил его выронить фонарь в воду. Уайльд нажал спусковой крючок пистолета и Дюрелл почувствовал, как его ухо пронзила боль. Он упал на колено и очутился в потоке воды. Уайльд рванулся назад. Дюрелл попытался подняться и снова схватить его, но вода ему помешала и Уайльду удалось ускользнуть, быстро отступив назад. Снова прогремел выстрел. Дюрелл схватил какой-то ящик с одного из столов и швырнул. Ящик рухнул на лежащий на полу фонарь и разбил его.

Снова воцарилась темнота.

Шум нарастал с устрашающей скоростью. Это был одновременно грохот моря и вой ветра, проникавшие сквозь люк в бункере наверху, а также гул прибоя, рвавшегося в бункер снизу. Сверху или снизу, - успел подумать Дюрелл, - но море на них наступает. Выхода не было.

Он прислушался к тяжелому дыханию Уайльда, пробивавшемуся сквозь прочие звуки. Казалось, оно слышится где-то справа. Дюрелл попытался вспомнить, продолжает ли Уайльд держать в руках ящик с пробирками, но решил, что тому пришлось его поставить, чтобы высвободить руки для фонаря и пистолета. Очень хорошо. Однако Уайльд мог снова взять ящик. Дюррел снова прислушался. Сейчас его жизнь зависела от того, что он услышит, так что все остальные чувства на какое-то время отключились.

Впереди и сверху что-то скрипнуло.

Тревога заставила его позабыть о страхе. Уайльд находился на лестнице, ведущей на поверхность. Там была вторая герметически закрывающаяся дверь. Если Уайльду удастся закрыть её за собой, он окажется закупоренным здесь, как в могиле.

Дюрелл бросился вперед.

Вода была ему уже по колено. Он добрался в темноте до ступенек, споткнулся и похолодел от ужаса, вспомнив о пробирке с вирусом, которую ещё раньше сунул в карман. Замер, едва дыша. Пробирка все ещё была в кармане. Он наощупь вытащил её и осторожно опустил хрупкую ампулу в воду возле своих ног. Затем, избавившись от этой опасности, шагнул вперед.

Над ним слышались шаги Уайльда по камню. В следующий миг появился неясный просвет, слабый и туманный из-за шторма. Когда фигура Уайльда перекрыла отверстие, Дюрелл увидел, что тот снова держит в обеих руках ящик с вирусом.

В обеих руках, - отметил Дюрелл.

Он где-то потерял свой пистолет.

Дюрелл стремительно кинулся вверх по ступеням. Уайльд повернулся и ударил его ногой, стараясь сбросить обратно в наполнявшийся водой бункер. Но это не остановило Дюрелла. Когда Уайльд ударил его опять, он поймал того за лодыжку и с силой дернул вниз. Уайльд вскрикнул, потерял равновесие и покатился вниз по ступеням. Дюрелл ударил его кулаком в лицо, затем ударил вновь, когда Уайльд попытался ответить, все ещё прижимая ящик с вирусом к груди. Лицо его исказилось, он поскользнулся и Дюрелл снова ударил его. Уайльд опрокинулся назад, широко раскинув руки. В глазах его вспыхнул ужас, так как ящик с пробирками выскользнул у него из рук, упал на каменные ступени и разбился, выплеснув светлую жидкость на руки и ноги Уайльда.

Оба они окаменели.

Сверху просачивался слабый свет. Уайльд судорожно вздохнул и, не веря своим глазам, уставился на мокрые пятна на своей коже.

- Вирус... вы выпустили его на свободу... Боже мой!

Теперь Дюрелл оказался над ним. Они поменялись местами.

Уайльд вздрогнул и запинаясь произнес:

- Я заразился... все кончено...

Дюрелл отшатнулся назад. Он стоял у входа и смотрел вниз на крепкого мужчину, ошеломленно взиравшего на него.

- Помогите мне, Дюрелл...

- Оставайтесь там, где стоите, - резко бросил Дюрелл.

В голосе Уайльда кипела ярость.

- Нет, подождите. Мне нужен врач...

- Теперь вам никакой врач не поможет.

- Наверняка есть же что-то такое...

- Для вас слишком поздно.

- Тогда и для вас тоже! - закричал Уайльд.

- Нет. Я оставлю вас здесь.

- Вы этого не сделаете! - воскликнул Уайльд.

В ответ Дюрелл захлопнул тяжелую дверь бункера.

Дождь застучал по его спине, когда он обеими руками прижал дверь и навалился на неё всем весом. Он чувствовал, как Уайльд вновь и вновь бросается на дверь, как обезумевшее животное. Его сотрясали безумные толчки. Дюрелл с трудом переводил дыхание. Ему и раньше приходилось убивать людей, но никогда не доводилось делать этого подобным образом. Он не знал, хватит ли его убывающих сил. Но это следовало сделать. Теперь Уайльд сам был как чума, безвозвратно уничтоженный тем самым оружием, которым угрожал всему миру. Сквозь дверь негромко доносились его крики, заглушаемые шумом дождя и ещё одним звуком...

Это был шум воды, в последнем приступе ярости врывающейся в подземный бункер.

Дюрелл сильнее нажал на дверь.

Он словно захлопывал ящик Пандоры, чтобы не выпустить наружу все заключенные в нем кошмары.

Дождь стучал по его спине. Плечи болели. Он снова почувствовал удар в дверь и оглянулся, чтобы взглянуть, что осталось от острова. Тот опасно сократился. Со всех сторон крупные волны, гонимые штормом, идущим со стороны Северного моря, яростно набрасывались на оставшуюся сушу, и победа их была неизбежна. Больше нигде не было видно ни одного островка. Однако лодки, с трудом различимые в полумраке, держались на месте, их якорные цепи были натянуты до предела.

Он ещё раз почувствовал яростный удар с той стороны двери.

Затем послышался сдавленный крик.

Дюрелл услышал, как с той стороны на дверь обрушилась лавина воды. Ему показалось, что он снова услышал крик Уайльда, но это мог быть просто порыв ветра. Слабость охватила его, но он не отступал.

Шло время.

Прошла минута, а может быть и десять. Он не знал. Больше за дверью признаков жизни не было. Дюрелл отступил назад. Ничего не случилось. Он повернулся лицом к проливному дождю и с удовольствием ощутил всем телом его бодрящие, чистые, нормальные струи. Дул холодный ветер, но он не обращал на него внимания.

Дюрелл опустился на колени и некоторое время приходил в себя, пока сгущавшаяся тьма не предупредила его об опасности; тогда он поднялся на ноги и побрел к остаткам маяка, где ждали Тринка с Кассандрой, чтобы помочь им добраться до лодок.

24

К утру шторм утих. Вновь засияло солнце и на побережье Фрисландии все быстро вернулось к нормальной жизни.

Дюрелл спал до полудня. Они с Тринкой и Кассандрой вернулись в Амшеллиг в восемь вечера и три часа провели в местном отделении полиции, беседуя с инспектором Флаасом. Было очень трудно убедить голландца в том, что с опасностью распространения вируса покончено. Утром, когда прилив закончился и вода отступила, Флаас заявил, что хочет прокатиться на полицейском катере и сам убедиться во всем.

- Не открывайте бункер, - предупредил его Дюрелл. - Подождите немного.

- А сколько нужно ждать?

- Пусть море стерилизует это место. У Уайльда с собой было достаточно вируса, чтобы заразить половину Европы.

- Тогда может быть вообще не стоит открывать бункер, - вздохнул Флаас. - Пусть он станет его могилой.

Затем следовало подписать бумаги, продиктовать показания, позвонить по телефону и отправить шифровки в Лондон и генералу Макфи в Вашингтон. По личному каналу Дюрелл отправил короткое сообщение Дейрдре Педжет в Принс-Джон, штат Мериленд. В конце концов сотрудники голландской службы безопасности отпустили его в отель "Гундерхоф" отдохнуть и отоспаться.

Он проснулся от телефонного звонка и бесчисленных извинений дежурившего за стойкой клерка. Как сказал клерк, это снова была полиция. Но оказалось, что звонит Тринка ван Хорн.

- Сэм? Это ты?

- Да, именно я, - заверил он. - Как ты себя сегодня чувствуешь?

- Уже лучше. Мне все ещё стыдно, что я так испугалась, но я уже чувствую себя гораздо лучше.

- А Ян?

- Он уже снова на "Сюзанне".

- Очень хорошо. Я смогу увидеть тебя до отъезда в Амстердам?

Она сказала каким-то странным голосом:

- Пожалуйста, давай пообедаем вместе. Прошу тебя. Мне нужно с тобой поговорить. Это не может так просто кончиться. Я понимаю, как все получилось вчера на острове. Ты был очень добр ко мне и просто чудесен. Но я действительно очень хочу ещё раз тебя видеть.

- Очень хорошо. Через полчаса?

- Спасибо, - прошептала она.

Он побрился и переоделся, надев темный летний костюм, свежую белую рубашку и голубой галстук. В зеркале ванной комнаты лицо его казалось постаревшим и усталым; голубые глаза потемнели почти до черноты. Он пришел к выводу, что выглядит гораздо старше своих лет: последний оставшийся в живых из длинного списка людей, подобных Джону О'Кифи, потерявших шансы на выживание при выполнении своего долга, служа принципам, ради которых трудились. Может быть из-за этого в его волосах появилась новая седая прядь, - подумал Дюрелл. Или новая боль, которую с этого дня ему придется всюду носить с собой.

Потом он впопыхах забежал к врачу, чтобы перевязать царапину на шее. Полный голландец долго сокрушенно покачивал головой, бормоча что-то о неосторожных американцах, и наконец отпустил его.

Дюрелл зашагал по выложенной кирпичом дорожке на гребне дамбы, наслаждаясь сиянием утреннего солнца над Амшеллигом.

На берегу купальщики смеялись и плескались в прибое. Теннисисты на корте деловито носились взад - вперед. Велосипедная дорожка, шедшая рядом с основным шоссе, была запружена торопящимися велосипедистами. Под мягким ветерком кренились и сверкали паруса.

Все выглядело так, словно вчерашней ужасной бури никогда не было.

Когда Дюрелл пришел на причал, Яна Гюнтера на борту "Сюзанны" не оказалось. На палубе возилась с корзиной для пикника девушка в ярком летнем платье, и Дюрелл не сразу понял, что эта очень женственная маленькая фигурка принадлежит Тринке ван Хорн. Он впервые увидел её не в шортах или рабочих брюках и мужской рубашке.

Ее темные волосы мягко светились и сверкали на солнце. На губах была очень скромная помада, которая нежно подчеркивала соблазнительность её рта. И "Сюзанна" тоже была вся вычищена и отполирована так, что все на девушке и на яхте сверкало в лучах полуденного солнца.

- Привет, - сказала она и покраснела.

Дюрелл её поцеловал.

- Это просто чудесно - встретить тебя в таком виде.

- Ты удивлен? Но ты же знал, что я женщина.

- Да, я знал, - сказал он.

Она покраснела ещё сильнее.

- Полагаю, после вчерашнего ты подумал, что я довольно пылкая женщина.

- Вовсе нет. Просто симпатичная чудесная женщина, которой есть что предложить.

Она рассмеялась и почувствовала себя свободнее.

- И после этого говорят, что американцы не способны вести галантную беседу! Ты просто прелесть. А я теперь чувствую себя гораздо лучше, Сэм. И умираю от голода. У меня просто волчий аппетит.

- Я правда не понимаю, куда у тебя все это поместится, - заметил он.

- Думаю, что когда-нибудь все это скажется и я стану большой, толстой и почтенной женщиной.

- Этого никогда не случится.

- Ты опять становишься галантным. Или это просто чувство голода заставляет тебя говорить такие приятные вещи?

- И то, и другое, - сказал он.

Она грустно добавила:

- Заметь, я не спросила, не любовь ли это.

- Тринка, - сказал он, - это не любовь.

Она отвернулась и занялась корзиной с продуктами. Там были цыплята и свежий хлеб, масло в коробочке со льдом, фрукты и бутылки с голландским пивом и джином. Тринка накрыла маленький столик льняной скатертью и поставила серебряные приборы. Он некоторое время наблюдал за ней, а потом коснулся её щеки и повернул лицо так, чтобы видеть её глаза.

- Тебе плохо, Тринка?

- О, нет. Просто... Ну, вчера ты сделал меня женщиной и это налагает определенные обязательства, - сказала она спокойно. - Полагаю, ты думаешь, что я слишком серьезна для своего возраста, а я не могу избавиться от того, что я - голландка; в конце концов... даже если я не знаю, куда могут завести меня чувства, как случилось вчера, - она запнулась. - Почему ты улыбаешься?

- Ты очень симпатичная, - сказал он.

- Ты находишь, что я забавная? - Она неожиданно рассмеялась. - Да, я подозреваю, что это так. Но тебе нечего беспокоиться. Я не буду тебя ни о чем просить. Я просто должна была снова увидеть тебя и убедиться, что мое решение было правильным. Видишь ли, я раздумывала всю ночь после того, как инспектор Флаас нас отпустил. Мне дали приказ выехать в Гаагу на следующее задание, мы могли никогда больше не встретиться. И я просто должна была сегодня ещё раз тебя увидеть.

- Я очень рад, - сказал он.

Она взглянула на стол, на котором все переставила уже десять раз.

- Дело в том, что я наконец-то решила выйти замуж.

- О?

Она с вызовом повернулась к нему.

- Да. И мужем моим станет Ян. В конце концов я решила выйти замуж за Яна Гюнтера.

- Думаю, это будет чудесно, - искренне обрадовался он. - Но... ты решила признаться ему в том, что произошло между нами? ...

- Не знаю, - серьезно сказала она. - А ты думаешь, я должна?

- Я не стал бы.

- Тогда и я не буду, - твердо заявила она.

Потом, когда они уже закончили великолепный и обильный обед, а с рынка вернулся Ян с запасом всего нужного для "Сюзанны", Дюрелл провозгласил тост и поздравил жениха и невесту. После этого он покинул яхту и зашагал по залитой солнцем главной улице Амшеллига в сторону отеля "Бордери". Он не слишком удивился, когда возле него притормозил красный "мерседес-бенц" и засигналил мягко, но настойчиво. За рулем сидела Кассандра.

Солнце превратило её волосы в расплавленное золото, чудную сверкающую рамку для прекрасного лица. На ней было белое льняное платье, золотые сережки с острова Бали, ожерелье и белые перчатки. Тринка выглядела симпатичной и трогательной, как ребенок; Кассандра же была модной, утонченной женщиной, выглядевшей вполне по-европейски. Она остановила машину и открыла Дюреллу дверь.

- Надеюсь, ты не подумаешь, что я поступила слишком нагло, дорогой, сказала она. - Я заехала в отель "Гундерхоф" и забрала твой багаж.

- Ты читаешь мои мысли? - спросил он.

- Надеюсь. Ты же намерен отправиться в Амстердам, верно?

- Да. Это первый шаг на моем пути домой.

- Ты очень спешишь?

- Это зависит от многих причин.

- Я тоже направляюсь в Амстердам, - сказала Кассандра, легко выводя мощную машину из сутолоки уличного движения на главную магистраль, уходившую от Амшеллига на юг. - Ты не будешь возражать, если я попрошу разрешения подвезти тебя? Ты мне кое-что должен... В конце концов это я спасла тебе жизнь, когда Эрик собрался стрелять, а я отвела его автомат.

Она покосилась в его сторону и улыбнулась, и вообще она выглядела какой-то примирившейся с собой и со всем миром.

- Так все переменилось с тех пор, как я последний раз видела тебя в полиции. Видишь, я не унываю от поражений. Инспектор Флаас приказал мне оставаться в Голландии до тех пор, пока не закончится следствие по делу генерала. И я возражать не стала. Я являюсь гостем государства и мне предоставлено весьма щедрое содержание.

- А что ты намереваешься делать после этого?

- Что-нибудь придумаю, как ты считаешь?

Он взглянул на плавные линии её бедер и гордо поднятые груди.

- Да, у тебя есть все, что нужно. Ты не пропадешь.

- Хотя ты меня и отверг.

- Оба раза для этого были веские причины.

- Но теперь все позади. Это было похоже на ночной кошмар... похоже на болезнь, словно все, что я говорила и делала, когда была с тобой, происходило в горячке, когда я потеряла голову. Понимаешь?

- Думаю, понимаю.

- Я чувствую себя так, словно я сегодня заново родилась. Я хочу все начать сначала. Мне нужно доверие. Когда все мои дела здесь с полицией будут закончены, я уеду на юг Франции, на Ривьеру. Там-то что-нибудь и должно произойти.

- Что-то вроде богатого аргентинского скотовода?

- Возможно, - она усмехнулась. А затем с серьезным видом добавила. Знаешь ли, мне нравится имя Кассандра. Могу я его сохранить?

- А почему бы и нет?

- Ты сказал так, потому что оно мне подходит? Потому что оно означает нечто дьявольское?

- Кассандра, я никогда не думал о тебе, как об исчадье ада. Я всегда считал, что ты точно такая же жертва всего, что произошло, как любой другой, кто мог оказаться на твоем месте.

- Даже когда я пыталась тебя убить?

- Это было вчера. А как ты сказала, сегодня наступил новый день.

Они некоторое время помолчали. Амшеллиг был уже давно позади и большой красный "мерседес" мчался по узкой дороге вдоль берега. Они миновали маленькую голландскую деревню, прижавшуюся к дамбе, затем другую. Дюрелл подумал, что чистая сверкающая страна пастбищ, ветряных мельниц и обсаженных деревьями каналов никогда не выглядела более привлекательной. Время от времени машина взлетала как на крыльях, проезжая по мостам, перекинутым через канал или реку. Основное шоссе проходило в нескольких милях левее. Он отметил, что они едут в стороне от обычного маршрута, и деревни, которые они проезжали, с их маленькими постоялыми дворами и отелями, выглядели скромными и лишенными претензий, не стремящимися завлекать туристов, которые редко пользовались этой дорогой.

Его не особенно удивило, когда мотор кашлянул и "мерседес" стал замедлять ход. Кассандра что-то сказала и отвела машину в сторону, в тень большого старого бука. Перед ними была гостиница, несколько других автомашин, вдалеке паслось стадо фризских коров.

Хозяин, плотный лучезарно улыбающийся голландец, вышел из дверей гостиницы, когда "мерседес" вкатился на стоянку.

- А, фрау фон Витталь! Вы как раз вовремя, как и обещали. У меня уже вполне готова для вас комната, очень уютная и скромная.

Кассандра посмотрела на Дюрелла широко раскрытыми невинными глазами.

- О, милый, кажется я опять забыла заправить машину.

Дюрелл взглянул на сверкающий солнечный мир вокруг, а затем на блондинку, выжидающе взиравшую на него.

- Ничего не имею против, - сказал он.