Элен Эрасмус

Назовем ее Анной


Пролог

<p>Пролог</p>

Найджел расхаживал по комнате, ступая размашисто, уверенно, и слова, которые он при этом произносил, были под стать походке:

— Помни, детка: ни мне, ни тебе, ни нам с тобой вместе не следует переписывать законы природы. И уж если ты взялась донести до читателя судьбу девушки, дай ты ей пожить в согласии с собственным телом.

— Найджел! — возмущенно вскинулась Элен. — При чем здесь тело?

— Как это при чем? Тело всегда при чем! — с преувеличенной страстью в голосе откликнулся тот. — Да знаешь ли ты, что главное в твоей увядающей героине? Хваленый разум? Нет, разумное тело! Отпусти ты ее на волю! Зачем заставляешь человека сопротивляться естеству? Или не знаешь, что нередко ум бывает глупее чувств?

Понятно. Найджел подбирает доводы сообразно превратным представлениям о жизни собеседницы. Ему кажется, что только он один и прав! Элен подумала, что не хотела бы жить с мужчиной, который уверен, будто тело умнее головы…

Найджел, конечно, далеко не глуп, но сейчас разыгрывает целый спектакль в надежде навязать свою точку зрения, которую, естественно, считает бесспорной. Если бы дело не касалось творчества, Элен не стала бы вступать в спор. Но сейчас речь о ее будущей книге, героиня которой не желает жить по законам, принятым в обществе. Она хочет быть чище, лучше людей, возводящих в абсолют прихоти тела.

Найджел продолжал метаться по комнате в поисках более веских аргументов. Остановился. Значит, нашел. Воздев руки к потолку, он вновь принялся обрабатывать Элен, упорно не желающую внимать его доводам.

— Хорошо, не веришь мне — поверь классикам! Имя Монтень, надеюсь, тебе знакомо? Его авторитету доверяешь? Так вот, у него я прочитал, что женщине, ложащейся с мужчиной в постель, следует заодно с юбкой отбросить стыд и обрести его вновь, надев юбку. Ясно?

— Найджел, ты передергиваешь, — отвела глаза в сторону Элен. — Ссылаешься на Монтеня, но упускаешь из виду, что тот, как любой человек, мог заблуждаться.

— Дешевая демагогия. Не придирайся к словам, лучше следи за смыслом и не делай из своей героини законченную ханжу. Пускай стесняется, но не шарахается от плотских радостей, словно от чумы. Сама подумай: если все девицы удалятся в монастырь, человечество вымрет, как мамонты!

— Опять ты дурака валяешь, — вздохнула Элен.

Найджел в отчаянии запустил пальцы в свою неподвластную расческе шевелюру. Обидно, когда твое красноречие отскакивает от принципов собеседника как от стенки горох.

— Хорошо. Представь: на одной чаше весов всемирно признанные авторитеты, а на другой… Эй, как тебе там в поднебесных высях? Не больно будет падать? Ты же одна! Я все сказал. Делай выводы!

Какие уж там выводы… Элен уставилась в пол, чтобы ее смятение не было замечено.


1

<p>1</p>

Если бы Сью не сказала того, что сказала, Элен спокойно выбросила бы этого джентльмена из головы. Однако сумасбродка Сью взяла и брякнула:

— Элен, а вдруг это твоя судьба?

Сегодня, видимо, дорогой сестрице Сузан Гарди — троюродной, седьмая вода на киселе! — изменила обычная проницательность. И чего она добилась этой своей дурацкой фразой? Судьба?.. Скажет гоже! Просто мелькнул на горизонте тусклой жизни Элен человек, но делать из этого какие-то выводы…

Странно, что на часто упоминаемое имя Найджела Беккера сестра никак не реагировала и ничего судьбоносного в этом знакомстве не усматривала.

Сью, скороговоркой выложив весь запас новостей и не забыв снабдить их пространными комментариями, умчалась. Правда, успела, как всегда, еще и нахамить Мелиссе. Из всего сказанного сестрой в памяти как заноза осталась только многозначительная фраза: «Элен, а вдруг это твоя судьба?»

Однажды Элен спросила у Сью:

— С какой стати ты со мной возишься? Что за радость устраивать мою жизнь, пытаться изменить мои убеждения?

И как та ответила? Подбородок вверх, руки в бок, глаза — для пущей убедительности — вон из орбит, и свысока:

— Если я верну к нормальной жизни хоть одного человека, значит, я не зря появилась на белый свет!

Безусловно, хорошая она подруга, эта Сузан Гарди. Жизнерадостная, в эмпиреях не витает, готова услужить всем, правда, порой немало досаждая объектам своего повышенного внимания излишне шумными хлопотами. Она твердо убеждена, что вернуть кого-то к жизни — значит сделать подопечного похожим на себя. В какой-то степени это верно, если не принимать во внимание несбыточность и безрассудство самого замысла…

По своему отношению к жизни Элен тяготеет к лирической драме. Сью же скорее имеет склонность к проблемной комедии, если такой жанр вообще существует. Во всяком случае, когда приходится сталкиваться с драматическими ситуациями, Сью весьма деятельно приближает оптимистическую развязку. И жизнь неизменно дарует ей ожидаемое. Элен же для себя ничего хорошего не ждет, вот жизнь для нее и не старается.

Патрика Фрэнка сестра и в глаза не видела, хотя и наградила эпитетом «судьба». Скудную информацию о нем получила от самой Элен, а та, кстати, не давала ни малейшего повода для столь далеко идущего вывода.

— Мисс, вас хочет видеть мистер Патрик Фрэнк.

— Я не знаю никакого Патрика Фрэнка, — недовольно откликнулась Элен и досадливо повела плечами: мол, только работа пошла, а меня отвлекают!

— Мисс, он очень симпатичный, — взволнованным шепотом добавила служанка. Это было на нее совершенно не похоже, обычно из Эфи слова лишнего не вытянешь, а тут хлопочет о каком-то незнакомом человеке.

— Что нужно от меня мистеру Фрэнку?

— Он говорит, что пришел по рекомендации мистера Найджела Беккера.

Элен вспомнила, что Найджел действительно говорил о своем приятеле, которому надо помочь. Кажется, речь шла о каком-то журналисте-неудачнике, чью рукопись хорошо бы просмотреть. Она тогда небрежно бросила: «Конечно, конечно…», не думая, что это к чему-то ее обяжет.

— Ну что ж, Эфи, — улыбнулась Элен, — раз ты говоришь, что симпатичный, надо, видимо, его принять.

В комнату робко вошел молодой человек. Ну не очень чтобы молодой — лет тридцати, наверное. Симпатичный? Эфи, что ты в этом понимаешь? Да он просто красавец, глаза бы на него не смотрели! Ох, как она, Элен, не любит мужчин, которых природа наградила привлекательной внешностью. Волей-неволей закрадывается подозрение, что красивый фасад дан Богом в виде компенсации за недостаток других качеств, куда более необходимых человеку. Ума, например. Глупый красавец, что может быть противней? Уж лучше умный урод.

— Добрый день. Извините, мисс Корнер…

— Здравствуйте, мистер…

— Патрик Фрэнк, — поспешил представиться тот. — Вам звонил Найджел…

— Да, да, — нетерпеливо перебила Элен. — Звонил. Проходите.

Фрэнк замешкался. Видимо, рассчитывал на обмен дружеским рукопожатием. Просчитался… Рука молодого человека, протянутая для приветствия, неловко повисев в воздухе, словно очнулась и, выхватив из-под мышки увесистую папку, спряталась за спину. Так и стоял красавчик перед настороженной хозяйкой — руки с папкой за спиной, раскачиваясь в растерянности с носка на пятку и обратно. Гость, по всей вероятности, просто был обескуражен холодным приемом. В какой-то момент Элен даже стало его жалко.

— Ну что же вы? Проходите. И давайте прямо к делу. Чем могу быть вам полезной? — Она посчитала необходимым бросить ему ободряющий взгляд. И тут же отвернулась.

— Извините, мисс… — Гость никак не мог найти нужных слов для начала разговора.

— Можете звать меня просто Элен.

— Извините, Элен. Найджел сказал, что вы обещали просмотреть мою рукопись. — Он протянул ей папку.

— Как, и это все я должна прочитать? — ужаснулась та.

— Очень прошу…

— Но с какой стати! — с отчаянием в голосе воскликнула Элен. — Почему я? Почему, скажем, не Найджел? Он журналист с куда более внушительным стажем, прекрасно чувствует язык…

Бедный проситель вконец растерялся. В нем было сейчас что-то от нашкодившего спаниеля. Прекрасные чуть навыкате темные добрые глаза, густые ресницы. Из-за немножко приподнятых уголков рта создавалось впечатление, что Патрик постоянно улыбается. Не хватало мягких ушей, но при определенной фантазии — а этого у Элен хоть отбавляй — можно было представить и грустно повисшие уши, и даже униженно помахивающий хвост.

— Ну что же вы стоите? — Она с трудом скрывала досаду. — Садитесь, пожалуйста, мистер Фрэнк.

— Патрик…

— И все равно садитесь. — Элен указала ему на стул.

Молодой человек сел, положив папку на колени.

— Теперь все-таки объясните мне, почему я должна прочитать такое немыслимое количество страниц? Ведь здесь работы дня на три, если не больше!

— Нет, уверен, вы прочтете залпом. Хватит и дня.

— Ах, значит, ваше произведение столь увлекательно, что я, забросив все свои дела, сутки посвящу вашему творчеству?

— Простите…

Он явно вилял хвостом. Рад бы, наверное, положить и мягкую лапу ей на колено. Что это с ним? Мужчина он или нет? При его-то внешности так себя вести? В другое время и при других обстоятельствах он, видимо, куда более уверен в себе, нежели сейчас.

Сузан в эту минуту не узнала бы свою сестру, которой постоянно вменяла в вину излишнюю доброту, нерешительность и даже вялость. Элен выставила вперед руки, будто боясь, что настырный гость запустит в нее рукописью:

— Мне некогда, в конце концов! Да к тому же я вовсе не гожусь на роль редактора…

— Извините меня, Элен, я думал, Найджел вам сказал…

— Думайте что хотите! Я лично думала, что речь о статье для газеты, где я имею сомнительную честь внештатно сотрудничать…

— Это роман, — упавшим голосом сообщил Патрик. — Вы будете удивлены, но это любовный роман.

— Да уж, есть чему удивляться! Дамское чтиво? Увольте! Я интересуюсь литературой совершенно иного плана. — Элен не понравились надменные нотки в собственном голосе, и потому она продолжила более спокойно: — Ну хорошо, допустим, я прочту ваш фундаментальный труд, и что дальше?

— Извините…

— Слушайте, что вы все время извиняетесь?

Патрик встал и с обидой в голосе проговорил:

— Я вам не очень-то понравился, да? Но, поверьте, рукопись…

Сью, где ты? Смотри, на что, оказывается, способна твоя излишне добрая и вялая сестрица: Элен исподлобья взглянула на непрошеного гостя и, четко выговаривая слова, зло сказала:

— А почему, собственно, вы мне должны нравиться? У вас уже вошло в привычку очаровывать дам? Ну так слушайте: я не принадлежу к числу девиц, падких до обаятельных красавцев. Да, представьте себе, я недолюбливаю красивых мужчин, просто не жду от них ничего толкового. А тем более не люблю… — Элен замешкалась, подбирая слова пообиднее, но то, что произнесла после заминки, впоследствии ею вспомнилось со стыдом: — Тем более красавцев в нечищеных ботинках!

— О, какой удивительно женский подход к проблеме, — неожиданно улыбнулся гость. Эмоциональный срыв собеседницы, кажется, вывел его из состояния приниженной растерянности. — У меня масса других недостатков, с которыми, надеюсь, вам еще удастся познакомиться. Кстати, Найджел предупредил меня, что вы очень хороши собой, но и словом не обмолвился о вашем отношении к мужчинам. Иначе я не отважился бы воспользоваться его протекцией.

Он явно повеселел. Зато Элен от его реплики пришла чуть ли не в уныние. И отвернулась к окну, чтобы скрыть от молодого человека душевную борьбу, которая, она знала, отражается на лице. Упоминание имени Найджела помогло ей справиться с раздражением. Да и надо же как-то побыстрей завершить это свидание-экспромт. Не поворачиваясь к гостю, она тихо произнесла:

— Ладно, оставляйте рукопись. Прочту, но, учтите, не поправлю ни одной буквы. Позвоните мне дня через три.

Патрик решил, что позвонит вечером следующего дня. Расставшись со своей злосчастной папкой, он собирался уйти, но буквально на пороге столкнулся с дамой в элегантном наряде, радушно приветствовавшей его:

— О, как приятно! Учтите, друзья моих друзей — мои друзья! Дорогая, — это уже говорилось Элен, — представь же нас друг другу.

— Познакомьтесь, пожалуйста. Мистер Патрик Фрэнк — миссис Мелисса Корнер, — угрюмо пробурчала Элен, досадуя на то, что не сможет уберечь гостя от изумления, в которое он непременно придет.

— Очень приятно, — галантно ответствовал Патрик и припал к холеной руке, для этой цели ему и протянутой.

Мелисса верна себе! И ведь успела же, лукавая, во время непродолжительной процедуры с ее правой рукой левую возложить на темя молодого человека и погладить его замечательные, цвета спелой ржи, волосы. Потом, когда он выпрямился, обе руки Мелиссы мягко легли на лацканы его пиджака, и она произнесла голосом юной капризницы:

— Зовите меня просто Мелиссой. Мы будем чувствовать себя проще, если сразу минуем барьер трудного узнавания друг друга…

Господи, какой стыд! Элен на мгновение прикрыла глаза и плотно сжала губы. Что еще успеет выкинуть моя так называемая сестра?

— Мелисса, извини Патрика, он очень торопится. Мы поэтому толком даже не успели поговорить. У него поезд через полчаса отходит.

Элен со значением взглянула на гостя. И была вознаграждена — он понял и принял игру. Более того, тут же сообщил новой знакомой, куда и зачем отправляется на поезде, который, чего доброго, уедет без него:

— Мама ждет. Стыдно сказать, от Лондона до Рединга рукой подать, а все никак не мог выкроить время. Но сегодня дал твердое обещание.

— Беги, беги, Пат, — милостиво напутствовала его Мелисса, давая понять, что она уже успела преодолеть «барьер трудного узнавания».

Патрик едва заметно подмигнул Элен и, попрощавшись, сопровождаемый Эфи, двинулся вниз по лестнице. Вскоре служанка вернулась и сообщила почему-то грустным голосом:

— Ушел.

— Да, дружок, — сокрушенно покачала головой Мелисса. — Патрик хотел побыть у нас подольше, но мы знаем, как он привязан к матери! Прелестный человек, общение с ним всегда очень приятно, не правда ли, Элен?

Эфи выглядела явно озадаченной: ей ли не знать, что симпатичный молодой человек полчаса назад впервые переступил порог этого дома. С леди Корнер не соскучишься! Когда служанка вышла, Элен заметила с мягким укором:

— Мелисса, ну зачем ты так? У меня с мистером Фрэнком сугубо деловые отношения…

— Вот пусть и перестанут быть деловыми! Господи, какие же мы с тобой разные… — протянула она и сделала попытку обнять Элен.

Та не столько вырвалась, сколько удачно сделала вид, будто торопится прикрыть окно. Объятие не состоялось, что уже принесло некоторое облегчение. Мелисса со словами: «Встретимся за чаем!» — удалилась, оставив после себя запах терпких духов.

И все ее выходки я вынуждена терпеть изо дня в день! — вздохнула Элен. Никуда не денешься, дорогая! Не при твоих, с позволения сказать, доходах давать волю гордости. Надо еще спасибо сказать Мелиссе, что приютила тебя в своем лондонском доме.

На мизерные гонорары Элен не только квартиры — приличной комнаты не сняла бы. И вдруг нашелся человек, который захотел ее облагодетельствовать. Знай Элен, во что это выльется, возможно, и не воспользовалась бы любезным приглашением. Лучше бы сидела в своем Бирмингеме. В конце концов, не журналисткой, так секретаршей в офисе она могла бы устроиться в городе, где знакомых — пруд пруди.

У Элен умерла мать. После ее смерти в течение полутора лет дочь жила с отцом, хорошим, добрым человеком, с которым они всегда были духовно близки, а общая утрата сблизила их еще больше. Они подпитывали друг друга печалью, не давая времени смягчить горечь внезапного сиротства. Едва у кого-нибудь из них появлялась на лице случайная улыбка, как тут же другой своим грустным недоумением гасил ее. Элен и в голову бы не пришло покинуть Бирмингем, если бы не кончина отца.

Элен знала, что у отца есть дальняя родственница, кажется жена двоюродного брата, по имени Мелисса. Прелестная, говорили про нее, с не очень удачной судьбой, но с весьма приличным состоянием, доставшимся от покойного мужа. Познакомиться двум женщинам довелось только на похоронах отца Элен. Мелисса обворожила тогда всех. Красивая, в удивительных нарядах, как она была чутка и ласкова по отношению к сироте!

— Только умоляю тебя, милая, не зови меня тетей. Мы скорее годимся друг другу в сестры, ведь так? — Сквозь дымку сочувственных слез пробивался искательный, извиняющийся взгляд.

— Конечно, Мелисса, — легко согласилась Элен.

А что она могла еще сказать? Впрочем, отрицательный ответ и не предполагался.

Все хлопоты с похоронами, всю суету и немалые траты энергичная родственница взяла на себя. Мелисса упивалась своей нужностью, и, если бы не печальные обстоятельства, можно было бы сказать, что она цветет от счастья под одобрительными взглядами окружающих. Элен, совершенно выбитая из колеи последними событиями, действительно испытывала огромную благодарность к женщине, столь активно и бескорыстно пришедшей на помощь.

В общем, неродная племянница вместе с неродной теткой приехали в Лондон, где в симпатичном особнячке неподалеку от Лейстер-роуд и обитала миссис Корнер.

— Вот здесь ты будешь жить! — радостно сообщила Мелисса, едва они переступили порог. — Нам хорошо будет вдвоем, ты не находишь?

Элен находила. До поры до времени. А потом родственница окружила ее таким удушающе-ласковым обхождением, что бедная девушка уже не знала, как выбраться из гостеприимного болота.

Желая хоть в малой степени отстоять свою самостоятельность, Элен подрабатывала в средней руки газете. Для души писала рассказы. Однажды отважилась послать один на конкурс и даже получила диплом. Правда, радуясь победе, не забывала, что большинство участников конкурса не были профессионалами.

В редакции газеты отметили ее способности и старание. Даже ходили слухи, что ее собираются взять в штат. Как это ни покажется странным, успехам в журналистике мешала тяга Элен к писательству. Такое случается… Ей труднее было написать информацию, чем эссе. А это вовсе не приветствуется в век дайджестов и оперативных, броских сообщений.

— Факт! Главное — факт! — из самых добрых побуждений наставительно говорил Найджел. — Вечерами, если желаешь, будь писателем, но тут ты — газетчик! Смотри сама: в ближайшие полчаса от тебя ждут пятидесятистрочную заметушку об открытии выставки, а ты взялась скорбеть о судьбе мирового искусства.

Элен знала — он прав. Потому и отворачивалась от сочувствующих глаз приятеля. Вздохнув, сказала:

— Ну и как ты думаешь, о чем я могу писать вечерами?

Найджел расхохотался, запустив пальцы в свои непокорные вихры.

— О себе! О чем же еще? О себе, о своем отношении к жизни, о твоей паучихе… Кажется, так ее нарекла умница Сью?

— Найджел, зачем ты так? Мелисса мне сделала столько хорошего…

— И столько же, если не больше, плохого. Посмотри на себя — ходячая скорбь! Не иначе опять прошла обработку ласковой пыткой. При нашей последней встрече она тебя называла хрупким цветком. Меня — прелестным садовником. Чего улыбаешься? Ее слова. Так вот, «прелестный садовник» не должен загружать тебя работой, гонорары тебе не нужны, «хрупкий цветок» живет на всем готовом. Да каждое ее слово пропитано приторной фальшью!

Да, все верно. Но такова уж Мелисса! Жаждет быть доброй, но ничего путного у нее не получается. Ей как воздух нужен восторг окружающих. И активное участие богатой вдовы в судьбе бедной родственницы, возможно, постоянно дает для этого прекрасную пищу. Иногда казалось, что гостей Мелисса приглашает с единственной целью: наглядно продемонстрировать беспредельность своего мученического великодушия.

Тетка, конечно, персонаж колоритный… Но почему, собственно, именно сегодня появились грудные мысли о Мелиссе? Реплика Найджела? Резкое мнение Сузан? Нет, инцидент с Патриком Фрэнком. Вгоняющая в краску сцена встречи-прощания. Это надо же — фамильярничать с совершенно незнакомым человеком! Пат! Бррр! Кстати, интересно, что этот Пат насочинял? Мужчина с внешностью киногероя берется за дамский роман!

Элен, тяжело вздохнув, открыла папку, в которой покоилась внушительная стопка листов с набранным на компьютере текстом. Ну и название: «Я не прошу твоей любви»…

Элен скрепя сердце приступила к чтению. Первые страницы читала с брезгливой гримасой и настраивалась на критику. Сюжет ухватила довольно быстро. Насколько можно понять, мелодрама с легким детективным акцентом. По крайней мере, это не тот случай, когда с первых страниц ясно, что тебя ждет на последней. Язык не без изящества, иногда даже попадаются на редкость удачные словечки, выражения. Смешная слабость автора: он наделил главного героя своей внешностью. Волосы цвета спелой ржи, глаза добрые, пушистые ресницы, губы постоянно готовы к улыбке. Что это — самолюбование, не имеющее границ? Или попытка самоанализа? Но если духовный мир героя списан с автора с той же дотошностью, то тут он, кажется, посамокритичней. Во всяком случае, до восьмидесятой страницы молодой человек ведет себя не самым лучшим образом.

Настойчивый шум за дверью прервал чтение. Элен нехотя, почти с раздражением, отложила рукопись в сторону. Кого там принесла нелегкая? Оказывается, Сью пожаловала с очередным визитом. Досадно: прервала на самом интересном месте! Но надо знать Сузан — пока не выговорится, ни за что не уйдет. Она удивительной доброты человек, причем доброты искренней, деятельной. Ей доставляет истинное удовольствие быть в курсе чужих судеб, бед, драм, что, впрочем, трудно поставить Сью в упрек. Порой она путает не свое горе со своим. Если кто-то дает понять, что нуждается во внимании, — ему гарантирована преданная, бескорыстная забота, которая, правда, нередко принимает тягостные для объекта внимания формы.

Сейчас человеком, которому в первую очередь необходима помощь, Сью посчитала сестру. Задачу свою она видела в том, чтобы, во-первых, растормошить Элен после потрясения, связанного со смертью родителей. Во-вторых, вырвать из паутины, сплетенной Мелиссой. В-третьих, позаботиться о личной жизни бедняжки. Сью принадлежала к той категории людей, которые щедро раздают советы и непременно проверяют их исполнение.

— Ты сказала паучихе, что на выходные мы едем к Беккеру?

— Нет, дорогая, я не поеду, — тяжело вздохнула Элен и отвернулась к окну. — Мелисса просила меня побыть в субботу с гостями.

— Очередная демонстрация дрессированной свинки?

— Не надо, милая, не растравляй душу, ни свою, ни мою.

— Но почему «не надо»?! Поплачься хоть мне — все-таки на сердце станет легче. Слушай, что за красавец к тебе сегодня приходил? Эфи в восторге.

— Приятель Найджела. Вот сижу читаю его роман.

— Ну и как?

— Роман?

— Да при чем здесь роман! — взорвалась Сью. — Как он тебе, этот красавец?

— Фасад у него хоть куда, — пожала плечами Элен. — Но, ты же знаешь, я не люблю таких мужчин.

— Хотела бы я знать, каких ты любишь! Допустим, ты не желаешь ходить со мной ни на вечеринки, ни на выставки, ни на коктейли, но тут-то тебе прямо на дом доставлен молодой, привлекательной наружности мужчина, и опять все не слава Богу! Элен, дорогая, не мучай меня, расскажи про своего загадочного гостя!

Удивляясь собственной словоохотливости, Элен довольно подробно поведала сестре, и подруге, о визите Патрика Фрэнка. В нарушение собственного принципа — не обсуждать со Сью выходки Мелиссы — не устояла и таки рассказала о встрече тетки с Патриком. Про ее жеманство и поглаживание макушки молодого человека.

— У, паучиха! — констатировала Сью почти восторженно. — Какова наша не первой свежести прелестница!

— Дорогая, будь милосердной, — мягко осадила ее Элен.

Сью не обратила на ее слова ровным счетом никакого внимания.

— Послушай, можешь мне объяснить, какого черта она разыгрывает все эти спектакли? Почему ей так важно не выпустить тебя из своей паутины? Цель? Я спрашиваю тебя: какова цель?

В ответ Элен только пожала плечами, чем еще больше раззадорила собеседницу:

— Ну что ты молчишь? Для чего, собственно, если разобраться, ты ей нужна? Для чего-то ведь нужна! Неужели только чтобы демонстрировать знакомым свое бескорыстие? А зачем, спрашивается, Мелисса отваживает твоих друзей? Меня, в частности?.. Если так уж щедры ее помыслы и ее карман, могла бы, кстати, просто-напросто снять тебе небольшую квартирку, и ты жила бы там, но жила нормальной жизнью!

Сью оборвала свою запальчивую речь, посчитав, что невзначай набрела на интересную идею, которая показалась плодотворной и достойной дальнейшей разработки. Однако сейчас ее мятущийся разум был перегружен другими соображениями. К идее надо будет обязательно вернуться позже… Сью подошла к Элен и, пытаясь поймать ее ускользающий взгляд, с чувством произнесла:

— Мне понравился твой Патрик! — Увидев удивление на лице сестры, посчитала необходимым пояснить свою мысль: — Да-да, мне понравился этот человек. Ты не очень многое мне рассказала, но тем не менее фактов достаточно, чтобы сделать вывод: он красив, но не глуп. Или, сообразуясь с твоими вкусами, наоборот: не глуп, но — что поделаешь? — красив! — Сью улыбнулась. — Посуди сама: человек был смущен, но своего добился — ты же, как ни противилась, все же читаешь его рукопись. Он обомлел от паучихи, что тоже зачтем ему в плюс, но сразу нашелся, как тебя поддержать. Идем дальше… В очковтирательстве с поездом, идущим в Рединг, показал себя с самой лучшей стороны. Романы пишет… Дай-ка посмотрю! — Она бесцеремонно схватила рукопись, пробежала глазами начало и не замедлила с комментарием: — А что? Язык хороший. И, согласись, интригу закрутил с первых страниц. Детектив?

— Нет, но в сюжете есть острые повороты, — сказала Элен и удивилась сама себе: почему-то ей не захотелось уточнять жанр произведения.

Сью тут же задала новый вопрос:

— Интересно?

Элен улыбнулась.

— В общем, как это ни покажется странным, да. Интересно.

— А про любовь есть? — полюбопытствовала Сью.

— Есть, — не переставая улыбаться, подтвердила Элен.

Неугомонная Сью быстро перелистала рукопись, выхватила последнюю страницу и, просмотрев ее, с удовлетворением в голосе сообщила:

— Не волнуйся, все кончится хорошо.

Элен откровенно рассмеялась:

— Да я, если честно, не очень-то и волнуюсь — сам жанр предполагает благополучную концовку…

— A у твоего романа какая предполагается концовка?

Элен в недоумении уставилась на сестру:

— Что ты имеешь в виду?

— Как что? — в свою очередь удивилась вечная наставница. — Мы же, дорогая, с тобой уже пришли к выводу, что мистер Фрэнк стоит нашего внимания, я не ошибаюсь?

— Сью… — с укором покачала головой Элен.

— Что Сью? Что Сью? Дурочка ты, вот что я тебе скажу! — взорвалась сестра и вдруг брякнула: — Элен, а если он твоя судьба?

— Ты это о чем?

— О Патрике Фрэнке! — торжествующе провозгласила Сью.

В этом вся Сузан! Раз у нее родилась идея, следовательно, до воплощения идеи в жизнь — рукой подать. Остается лишь активно помочь судьбе, а уж это мисс Гарди непременно обеспечит. Элен знала, что возражать бессмысленно, и отвернулась к окну.

— Да не крути ты головой! Зачем все время прятаться от самой себя! — возопила эмоциональная врачевательница душ. — Подумай только — какой шанс! Спокойно… Слушай меня: человек почти что твой коллега, так? Значит, гарантировано совпадение интересов, взаимопонимание… Дальше: не дурак, что, в принципе, должно хоть в какой-то степени примирить тебя с его наружностью.

— Оставь ты свои глупости, пойдем-ка лучше пить чай.

— Чай? — вскинулась Сью. — С мадам паучихой? Ох, как сейчас освежит меня такой напиток!

В дверь едва слышно постучали. Мелисса! Легка на помине…

— Ты одна, моя дорогая?

Сью погрозила кулаком в сторону голоса и прошипела:

— Ну что за поганка! Ведь слышит же, что не одна, но без спектакля не может.

Элен, приложив палец к губам, с укором взглянула на сестру и пошла к дверям со словами:

— Мы здесь коротаем время со Сью.

— О, Сью, милочка! — засияла Мелисса, входя в комнату. — Рада тебя видеть! Вы замечательно дополняете друг друга, мои славные девочки: ты, Сью, такая солнечная, и Элен, наш с тобой хрупкий цветок!

Элен при этих словах повернулась к вошедшей спиной и сделала несколько шагов по направлению к своему рабочему столу — губы сжаты, глаза к потолку. От Сью, естественно, не укрылась эта страдальческая гримаса, и она посчитала необходимым уберечь сестру от продолжения медоточивой речи.

— Тетушка… — только и успела произнести Сью с широкой улыбкой, как тут же хозяйка прервала ее сердитой репликой:

— Уж тебе-то я никоим образом не прихожусь тетушкой! Сколько раз просила не называть меня так!

— Ну не сестра же… — Сью выдала полную порцию якобы искреннего недоумения. Тоже неплохая актриса! — А кем же, если разобраться, ты мне приходишься?

— Если разобраться? — Мелисса, вспылив, подарила двум юным особам редкую возможность увидеть себя вне постоянно исполняемой роли. — Если разобраться, — она четко выделяла каждое слово, — то я тебе прихожусь миссис Мелиссой Корнер, хозяйкой дома, гостеприимством которого ты, мисс Гарди, довольно часто пользуешься! Надеюсь, — тут Мелисса нашла в себе силы вернуться к любимому сценическому образу, — надеюсь, милочка, что так будет и впредь, не правда ли?

— Пока Элен остается в твоем доме, наши с тобой родственные связи нерушимы. — Сью знала больные места миссис Корнер.

— «Пока»?! — вновь рассердилась Мелисса. — Что ты имеешь в виду, когда говорить «пока»? Неужели не ясно, что в интересах Элен как можно дольше оставаться в этих стенах! — Закончила Мелисса в своем излюбленном ключе: — Хрупкий цветок не терпит пересадок. Не хотим же мы, чтобы…

Тут вмешался «хрупкий цветок» — с единственной целью: не допустить нового выпада Сью, которая уже выказала полную готовность к атаке.

— Господи! — воскликнула Элен с сердцем, но обошлась без излишней патетики. — Послушайте, а почему бы нам не выпить чаю? Ты же это хотела сказать, когда пришла сюда, да, Мелисса?

Та закивала, словно китайский болванчик. Сью отрицательно помотала головой и, нежно улыбаясь, отклонила предложение:

— Спасибо, меня ждут к чаю дома.

Сью, конечно, могла бы сколь угодно долго пикироваться с Мелиссой, но по опыту знала — к добру это не приведет. Чмокнув сестру в щеку, она отправилась восвояси, успев, правда, вполголоса сказать Элен, что, мол, не стоит уклоняться от настоятельных подсказок судьбы.

— Судьбы? — переспросила Мелисса, когда гостья ушла. — Что она там бормотала про судьбу?

— У моей дорогой сестры навязчивая идея обеспечить мне счастливую личную жизнь. — Элен смущенно развела руками, будто призывая тетку разделить с ней недоумение по поводу авантюризма Сью.

— Прекрасная идея! — вспыхнула неестественным ликованием Мелисса. — Однако, надеюсь, у тебя хватит трезвости ума, чтобы решать серьезные проблемы без милой Сью. Прелестная девушка, но… — Она замолчала, видимо выбирая между откровенно обидными словами и их завуалированным эквивалентом.

Элен воспользовалась паузой, чтобы положить конец неприятному разговору:

— Мелисса, там же чай стынет. — Она подхватила тетку под руку и увлекла за собой, с порога успев бросить взгляд сожаления на недочитанную рукопись.


2

<p>2</p>

Патрик Фрэнк позвонил на следующий день ближе к вечеру. Можно было бы, конечно, скучным голосом сказать, что, мол, не успела прочитать, потребуется еще какое-то время… Но Элен не стала хитрить и сразу сообщила: да, рукопись прочла. От каких бы то ни было комментариев воздержалась, хоть и чувствовала, что человек на другом конце провода жаждет узнать, как оценен его роман. Но Патрик сумел взять себя в руки и так и не задал прямого вопроса, ограничившись скупым:

— Спасибо. Когда позволите к вам зайти?

— Сегодня уже поздно.

— Для вас поздно или для меня? — поинтересовался он, попробовав тактично проявить настойчивость.

— Вообще поздно.

— Тогда завтра?

— Хорошо, пусть завтра, — сухо согласилась она. — В пять вас устроит? Только я по-прежнему плохо представляю себе, чем все-таки могла бы вам помочь?

— Объясню при встрече. Спасибо. В пять буду у вас.

Элен показалось, что Патрик немного обижен, и уже более мягко она добавила:

— Нашей беседе никто не будет мешать. Мелисса…

— О, Мелисса! — Голос в трубке звучал почти на восторженной ноте.

Элен непроизвольно дернула плечом: мистер Фрэнк, видимо, посчитал необходимым напомнить о том, насколько ловко сумел выручить ее в разговоре с теткой. Впрочем, возможно, на Патрика просто произвела неизгладимое впечатление встреча с дамой, способной играючи преодолевать «барьеры трудного узнавания». Элен попыталась подпустить в голос приветливые ноты:

— Насчет Мелиссы не волнуйтесь — ее дома не будет, и мы сможем поговорить без помех.

— Благодарю вас, Элен. До завтра.

— До завтра, Патрик.

Элен осталась сидеть за столом, с задумчивым видом листая рукопись Патрика Фрэнка. Было бы глупо скрывать, что роман понравился. Понравился! Но что-то смущало… Нет, не эротическая сцена. Тогда что? Может быть, тихим зверьком шевельнулась в ней зависть? Вот ведь взял человек и написал неплохую, весьма неплохую вещь. Книжка получилась куда интереснее тех, что завлекают прохожих своими блестящими обложками на всех лондонских перекрестках.


Элен спала беспокойно и после ланча снова просмотрела рукопись. Что-то все-таки я упустила. Меж страницами, кажется, скрыта не постигнутая мною загадка… Кое-где Элен оставила на полях осторожные карандашные пометки, выделив места, которые стоило обсудить с автором. Ну выскажу я ему свое мнение, а что дальше? Странная ситуация…

Элен перечитала отчеркнутые абзацы, потом аккуратно сложила листы. Нет, что-то все-таки смущало… Художник, глядя на картину удачливого собрата по цеху, не только оценивает мастеровитость коллеги, но еще задается вопросом: а сам я смог бы так же? Вот и Элен сейчас раздумывала: смогла бы я с той же легкостью, как Патрик, описать трогательную историю двух молодых людей, которым любовь помогла преодолеть выпавшие на их долю несчастья?

Интересно, что, читая романы мастеров мирового класса, она подобным вопросом никогда не задавалась. Какой толк сравнивать несравнимое?

А вот дело коснулось Патрика Фрэнка, и нечто, похожее на зависть, она и впрямь ощутила, поскольку тоже подвержена зуду творчества. Потихоньку, следуя настояниям Найджела, Элен писала свой роман. О чем ее книжка? Очередной панегирик во славу любви? Автор должен основываться на собственном опыте… А ведь она, Элен, прожила до сегодняшнего дня и продолжает жить без всяких там романтических бредней, и разве это повод считать себя обделенной судьбой? Пусть же эти сомнения подтвердит или развеет ее прототип!

Анна, бедная девушка Анна, после смерти родителей попадает в дом своей крестной Доминик. Имя такое же претенциозное, как и Мелисса. Итак, Доминик пытается навязать крестнице определенный стиль жизни. Анна сначала подчиняется диктату, но потом находит в себе силы восстать. Как восстать? И ради чего восстать? Надо об этом серьезно подумать…

Анна… Какая она? Если пойти по пути, предложенному Патриком, и списать героиню с себя, то как же она выглядит, моя Анна?.. Элен подошла к зеркалу и пристально всмотрелась в лицо симпатичной девушки, ответившей ей заинтересованным, напряженным взглядом. Пушистые, густые волосы, очень светлые, цвет которых постоянно рекламируется. Нос прямой, лучше бы чуть-чуть вздернутый… Губы? Сейчас они строго поджаты, но умеют складываться в улыбку.

Глаза… Какие они? Одни считают, что светло-голубые, другие утверждают, будто прозрачно-серые. Видимо, все зависит от освещения или настроения. Найджел однажды отважился назвать их одухотворенными. Сью, продолжая бороться с излишней вялостью своей подопечной, сострила: «Как у снулой рыбы». Мелисса? Да ну ее! Заявлениям тетки никакой веры нет, даже если дело касается ни к чему не обязывающих оценок. Эфи, служанка, не раз говорила:

— Мисс Элен, вы улыбаетесь, а глаза все время грустные…

Ладно, пусть у Анны будут серые, но не безнадежно грустные глаза. Нос вздернутый, это, по всеобщему мнению, свидетельствует о веселом нраве — Анне же предстоит быть счастливее Элен!

Анне встретится замечательный человек, которого она полюбит. Виктор… Образ Виктора возник будто сам собой. Элен даже удивилась: оказывается, ей хотелось видеть своего суженого человеком моложавым, но не молодым. Строен, худощав. Нет, красивым его не назовешь. Правда, лицо волевое, глаза живые, проницательные, серьезные. Посеребренные сединой виски. Анне импонирует в нем ум, интеллект, жизненный опыт, сдержанность.

Девушка до встречи с Виктором отвергла притязания юного страстного поклонника, легкомысленно полагающего, что между мужчиной и женщиной не бывает дружбы. Виктор же иной. Этот умеет сдерживать чувственность. Нет, конечно, плотские желания не совсем чужды ему — мужчина, как считается, без «этого» вообще не может, но для него прихоти тела не главное. Он счастлив осознанием общности интересов со своей возлюбленной.

Элен с легкостью набрасывала строку за строкой и вдруг остановилась. Ну не странно ли? Я, оказывается, подсознательно вижу героя, отвечающего моим убеждениям: мужчина должен быть надежным, умным, основательным, ему под силу многое принести в жертву ради любимой. Может быть, наградить его внешностью и характером Найджела? Нет, Найджел человек, конечно, положительный, но его взгляд на роль женщины в обществе весьма спорный.

Такой, как Виктор, способен защитить Анну от житейских невзгод. Он введет ее в круг своих интересов, откроет ей мир. И сделает в конце концов девушку счастливой.

Элен чувствовала, что есть еще некоторые сбои в ее концепции, дают себя знать логические обрывы в обосновании воззрений героев. Но для того и писательское искусство, чтобы привести все к единому знаменателю и через мысли и поступки действующих лиц сформулировать и подтвердить свою идею. Оживлению повествования будет способствовать Доминик. Этому персонажу предназначено, создавая конфликтные ситуации, обеспечивать напряженность сюжета.

Элен набрала название подглавки: «Доминик». Пальцы легко побежали по клавиатуре.

«Женщина неординарная и не до конца разгаданная. Где истинная доброта, а где имитация доброты — не сразу поймешь.

Выглядит для своих лет неплохо. При всей экстравагантности облика вполне лояльна к требованиям света. Таких высоких, неправдоподобно прямо держащихся дам можно отыскать в старых журналах мод. Судя по всему, именно раритетными журналами Д. пользуется и по сей день. При этом не выглядит смешной, что следует приписать заслугам ее портнихи и немалым возможностям кошелька. А может быть, и самой Д.

Удивительная самоуверенность, которая воспринимается окружающими как выверенная позиция. Почему бы и нет? Можно же предположить, что в своем откате в дальнее далеко человек прозревает будущее: мода имеет обыкновение искать новое в хорошо забытом. Любимые детали туалета — длинные шарфы из воздушной ткани, пышные кружевные жабо.

Д. театральна во всем. Играет, следуя ей одной известному сценарию. Чтобы постоянно оставаться в сценическом образе, терпит немалые трудности, не ограничивая себя ни в материальных затратах, ни в расходе душевных сил, ни в серьезных хлопотах.

Анна недоумевает: зачем крестной надо одаривать близких столь тягостной, дорогостоящей опекой? Неужели доставляет удовольствие их оторопь? И совсем уж непонятно, что подпитывает леди Д. в стремлении не давать Анне жить и дышать, как она того хочет?..

Отношение Анны к крестной неоднозначно. Как только кто-то из близких говорит о Д. плохо, у девушки находится немало контраргументов. Но если гости в очередной раз подпадают под обаяние актерствующей хозяйки, у Анны есть что возразить. Другое дело, что нет сил возражать. Зачем обострять ситуацию? Приживалка! Если у нее осталась гордость, то следует или уходить… или терпеть. Терпеть, мечтая об освобождении. Мечты воплотит в жизнь Виктор».

Работа шла хорошо. Новые соображения, внезапные озарения… И вдруг Элен отвернулась от монитора. Она поймала себя не на писательском, а на жизненном компромиссе. Неужели только человек со стороны способен изменить привычное течение моей жизни? А я разве не способна сама за себя постоять? Грустно признаться, но, видимо, пока нет. Правда, я еще не смирилась со своей участью. Взрыву, который бы дал мне освобождение, как это ни покажется странным, мешает мое вечное стремление жить в ладу с собственной совестью. Пусть что угодно говорят друзья, пусть самой иногда невмоготу, но, если разобраться, Мелисса неизменно ко мне добра. Да, да, она вызывает недоумение, раздражение, стыд, но неприятие частностей не дает оснований для того, чтобы забыть или перечеркнуть все хорошее, сделанное Мелиссой.

Неблагодарность один из самых страшных и, к сожалению, наиболее распространенных пороков нашего времени. Конечно, легче хранить признательность к человеку тебе приятному! Бедная Мелисса, неужели она недостойна в ответ за все, что сделала доброго, получить хотя бы… неосуждение? Анне доверено исправить эту несправедливость!

Тем временем стрелка часов приблизилась к пяти. Элен тяжело вздохнула. Нельзя сказать, что встреча с мистером Фрэнком казалась ей заведомо неприятной. По всей вероятности, ее тяготит не до конца понятая собственная роль. Ну придет удачливый автор-красавец, ну скажет она ему свое похвальное слово, а дальше что?

Он пришел ровно в пять. Сегодня совсем новый мистер Фрэнк стоял на пороге комнаты. Элен внимательно оглядела гостя. На этот раз «спаниель» был в отличной форме: острый взгляд, вполне уверенная поступь, уши по ветру, хвост помахивает в радостном приветствии. Здоровый, красивый, породистый пес, претендующий на особое благорасположение избранного им человека.

— Приветствую вас, Элен! Спасибо за все. Очень рад нашему новому свиданию. Вы прекрасно выглядите. Бог свидетель: чтобы пресечь любые недоразумения, ботинки я сегодня, как, впрочем, и в прошлый раз, почистил со всей тщательностью, да только это старье уже никакой ваксой не возьмешь!

Если бы не упоминание о допущенной ею бестактности, Элен наверняка покоробил бы напористый тон визитера и уж точно рассердил бы излишний оптимизм приветствия. Но тут она смутилась. Бросила «здравствуйте» и указала на стул, приглашая гостя сесть. Сама же взялась задергивать шторы, которые никак не хотели слушаться непривычно резких движений хозяйской руки. Кое-как справившись, села и сама, заставив себя взглянуть Патрику в глаза.

— Хочу попросить у вас прощения за допущенную мною в прошлую нашу встречу бестактность…

— Господи! О чем вы? Ерунда какая! — замахал руками Патрик.

— Нет уж я скажу то, что должна сказать: извините мою выходку, но поймите и меня…

— Я прекрасно вас понимаю! — вновь перебил он. — Сам бы такого наглеца, как я, вытолкал взашей. Но, поверьте, у меня не было другого выхода. Дело в том, что, кроме вас, мне не к кому было обратиться за помощью. Вы, и только вы способны изменить весь ход моей жизни.

— Я?! — Час от часу не легче! Он меня, наверное, путает с кем-то. Элен нервно передернула плечами и произнесла с холодным недоумением: — Ваша просьба ограничивалась одним: заставить меня прочитать ваш довольно объемистый труд. Я это сделала. О чем на этот раз вам угодно меня просить? В чем, по-вашему, может выражаться моя помощь?

Запас оптимизма у Патрика еще не иссяк. Он посчитал возможным не заметить смену настроения собеседницы и высказался в прежнем, радостно-доверительном тоне:

— Чуть позже, Элен. Обо всем скажу чуть позже, когда услышу из ваших уст то, что хочу услышать.

— Странный вы человек, Патрик Фрэнк, — задумчиво протянула Элен, вложив в эти осторожно подобранные слова некое подобие упрека.

— Обстоятельства вынуждают, — не стал спорить тот. — А вообще-то я, насколько себя помню, вовсе даже не странный. Когда вы меня узнаете получше, сами увидите — я совсем не плохой парень.

— А если я не собираюсь узнавать вас получше? Все-таки не могу взять в толк, чего вы от меня ждете?

— Чего жду? Сейчас, если честно, я с нетерпением жду вашего мнения о моем романе.

— Хорошо, я его выскажу. Надеюсь, что уж после этого мы с вами расстанемся. Сознаюсь, я хотела поговорить по поводу вас с Найджелом, но не смогла до него дозвониться.

— Он в командировке, — охотно объяснил ее неудачу Патрик. — Вернется завтра-послезавтра. Тогда-то вы сможете устроить ему головомойку по поводу его столь неудачного протежирования.

— Устрою, будьте уверены.

Предельная серьезность тона заставила наконец беспечного собеседника пересмотреть линию своего поведения. Посерьезнев, он умолк, ожидая, что Элен начнет обсуждение рукописи. Не дождался и, подавшись к собеседнице, не сказал, а выдохнул:

— Ну так…

— Что «ну так»?

— О романе…

— Ах, о романе… Начну с явных плюсов. На мой взгляд, вещь вам удалась. Скажу больше: получилась бы неплохая книжка при условии, что вы нашли бы возможность ее опубликовать. Главная сложность сейчас — найти издателя. И тут я, надеюсь, вы понимаете, помочь ничем не смогу. Ни опыта, ни связей… Остается рассчитывать на то, что Найджел обеспокоит кого-нибудь просьбой… — Прозрачная издевка, скрытая в недоговоренной фразе, не произвела на гостя никакого впечатления.

Патрик махнул рукой, давая понять, что не так уж и трудны упомянутые трудности.

— Кое-какие соображения по поводу издателя есть, но существуют и определенные проблемы. Впрочем, об этом позже. Ну так о романе…

— Да, о романе… Мне он понравился. — А чего, собственно, хитрить? Действительно, вещь удачная. И Элен добавила: — Да, роман мне понравился, несмотря на то что самоуверенность автора заранее настроила меня на критический лад.

— Понимаю. И приношу свои запоздалые извинения.

— Вы наизвинялись в прошлый раз на год вперед.

— Правда? — весело отреагировал Патрик. — Вот видите, а говорите про мою самоуверенность… Но все-таки о романе.

— Да, да, о романе. Мне понравился ваш хороший сочный английский, не засоренный американизмами язык. Несколько смутили страстные порывы героини. Для неопытной девушки она ведет себя, с моей точки зрения, излишне напористо. Но тут, видимо, я необъективна.

Легким кивком головы он то ли подтвердил ее необъективность, то ли дал понять, что замечание принято. Элен озадаченно помолчала, но потом продолжила:

— В принципе мне симпатичны ваши герои, характеры и устремления которых не сразу открываются читателю. Нет смысла делать детальный разбор произведения. Признаюсь, попросту зачиталась. Есть ли оценка для автора выше?

Автор выказал полную солидарность с подобным мнением и даже вполне успешно продемонстрировал лицом, насколько приятна ему оценка. Потом заставил себя вернуться к деловому разговору:

— Но что-то же вы можете поставить автору и в упрек? Минусы наверняка есть?

— А как же. Я ни за что не купила бы книгу с таким названием.

— Да вы бы ее вообще не купили, как бы она ни называлась. Впрочем, замечание учту. Внимательнейшим образом жду продолжения.

— Скажите, как вам, мужчине, удалось глубоко проникнуть в женскую психологию, в женский уклад жизни и в женские тайны? — Вопрос был задан почти смущенным тоном. Элен, опустив глаза, тщательно разглаживала лежащие перед ней страницы. Вздохнув, продолжила: — Я все время поражалась, откуда у вас доскональное знание парикмахерских, макияжных и портновских ухищрений? Уж я, женщина, и то не смогла бы с вашей легкостью рассуждать о мудреной вытачке на корсаже платья, «подчеркивающей линию высокой красивой груди»… А номера губной помады и прочие милые дамские мелочи? Я уж не касаюсь того, как описан любовный экстаз героини… Все это, честно говоря, вполне органично вписалось в текст, и если мне мешало, то только потому, что я знаю, кто автор.

Казалось, эти слова доставили тому, кому адресовались, удовольствие. Патрик потирал руки и кивал в знак полной солидарности с только что высказанным мнением.

— Ну давайте допустим, что я просто умею наблюдать, — сказал он так, словно сам удивился своим способностям.

— Допустим, — легко согласилась оппонентка. — В конце концов, писателю можно ставить в упрек недостаток знаний, но не их переизбыток. Тем более что женская часть читательской аудитории вам скажет только спасибо.

— Точно! — обрадовался тот.

— Я так поняла, что у вас богатый опыт общения с женщинами? — Помимо воли Элен тон, которым был задан вопрос, выдал некий укор.

— О чем вы! Вот уж чего нет, того нет! — беспечно отозвался Патрик.

— Тогда тем более удивительно, как вам удается легко проникать в парадоксы женской природы, женской психики…

— Элен, я вам буду очень благодарен, если вы приведете хотя бы один пример.

— Ну, скажем, вы описываете женщину, которая лежит на диване и якобы не замечает присутствия в комнате своего возлюбленного. А тот по напряженной в излишне красивом изгибе руке разгадывает тонкое притворство. Не знай я вашего авторства, приписала бы подобное наблюдение женщине.

— Ничего удивительного. Я всячески старался стилизовать роман под женское авторство.

Элен выказала недоумение, но от вопросов воздержалась. Вопрос задал Патрик:

— Приведите, пожалуйста, пример, если таковой у вас имеется, где вы почувствовали, что автор — представитель сильного пола?

— Странно, — пожав плечами, сказала Элен почти обиженным тоном, — создается впечатление, что я на экзамене вытащила билет с вопросом: «Художественные особенности романа П. Фрэнка „Я не прошу твоей любви“»… А преподаватель хочет выяснить, насколько внимательно изучено произведение классика.

— Ну, это вы зря, — остановил ее Патрик. — Просто мне ужасно любопытно ваше наблюдение о женском и мужском восприятии действительности. Сейчас так много новых идей по этому поводу… Рад был бы услышать, где в романе себя проявила мужская рука.

— Хорошо, господин профессор, — не отказала себе в сарказме Элен. — В одном месте автор изволит добродушнейшим образом говорить о ветренице, которая в силу неспособности отказать мужчине плодит сонм благодарных. Якобы она желает уберечь очередного воздыхателя от обиды и уберегла, судя по тексту, многих…

— Да, — легко согласился автор, — здесь я серьезно вмешался в уже, казалось бы, готовый текст и считаю, что мне удался этот характер. И что же?

— Мне кажется, что, если бы автором была женщина, она попыталась бы или скрыть излишнее великодушие этой особы, или не смогла бы утаить своего негативного к ней отношения. Мужчина же, на подсознательном уровне, готов к подобному подарку судьбы, поэтому и подает поведение персонажа вне каких бы то ни было нравственных оценок.

— Точно! — вновь возрадовался Патрик, и было непонятно, что ему доставило такое удовольствие.

Элен аккуратно сложила листы в папку и протянула ее собеседнику.

— Вот, собственно, все, что вы можете услышать от вами избранной читательницы. Аудиенция окончена. Скажу вам так: я не считаю, что потратила время зря. Чтение было интересным. А теперь…

— Элен, подождите! — вскочил со стула Патрик и спрятал руки за спиной, не желая брать папку. — Вы же хотели узнать, почему я к вам обратился?

Откровенное недоумение всегда заставляло ее смотреть прямо в глаза собеседнику. Сейчас был именно тот случай.

— Хотела, но уже не хочу. Мне кажется, я сделала все, о чем вы просили.

— Помнится, вы ставили вопрос по-другому: чем вы могли бы помочь?

— Ничего подобного! Был заранее заготовленный ответ: я ничем не могу вам помочь.

— Можете! В том-то и дело, что можете! Скажу больше: только вы и можете! Поймите, если вы сейчас ответите отказом, вы тем самым толкнете меня к краю пропасти. Мне необходимо опубликовать этот роман. И на данном этапе все зависит только от вас.

Какую бы сейчас Патрик ни говорил глупость, но у него был вид человека, близкого к отчаянию.

— Мистер Фрэнк, — не желала сдаваться Элен, — из ваших слов я поняла, что подходы к издательству вами уже найдены. Так в чем же дело? К чему эта патетика? Край пропасти… Вы что, нащупываете сюжет для нового душещипательного романа? — Удивление на ее лице сменилось брезгливым протестом. — Что вам нужно от меня?

— Ваше имя! Ваше имя на обложку!

И без того огромные светло-серые глаза Элен стали еще больше. Брови в удивлении поползли вверх. Она не находила даже слов, чтобы выразить свое возмущение.

— Да, Элен, вы не ослышались: мне нужно ваше имя. После того, как вы прочли рукопись и убедились, что не стыдно быть автором подобного романа, я решился на такую просьбу.

Они молча стояли друг против друга. Его глаза молили, ее — выражали сердитый отказ. Равнодушно смотреть на чужое страдание Элен никогда не умела, но в данном случае утешить странного гостя было нечем. Просто дурной сон какой-то… Она хлопнула папкой со злополучной рукописью по столешнице и отодвинула от себя.

— Большей глупости я в жизни не слышала. Вы хоть соображаете, о чем просите?

Патрик виновато опустил голову.

— Насчет пропасти я, может быть, и загнул, но честно скажу: положение, в котором я сейчас оказался, — хуже не придумаешь. Неужели вы полагаете, что мне хотелось предстать перед вами в затрапезном виде и в этих дурацких, не поддающихся чистке ботинках?..

Опять он нашел способ напомнить о ее бестактности! Снова растерянность Элен победила раздражение. Не глядя на Патрика, она коротко бросила:

— Может быть, я чего-то не поняла? Объясните толком!

Патрик сделал несколько стремительных шагов к собеседнице и замер, видимо надеясь встретиться с ней глазами. Но не так-то просто уловить взгляд, который намеренно прячется.

— Сядьте, пожалуйста. Я вас слушаю. — Элен нервными движениями стала наводить порядок на столе.

— Мисс Корнер, потерпите меня еще минут пять. Я постараюсь все объяснить. Этот роман, которому вы дали столь лестную оценку, моя единственная возможность хоть как-то продержаться на плаву. Мне нужно выиграть время, которое, поверьте, работает на меня. Дело в том, что в издательстве, готовом принять рукопись, существует традиция, которую ради моих прекрасных глаз нарушать не намерены: автором должна быть только женщина…

— Возьмите псевдоним.

Патрик почти обиделся.

— Можно подумать, такая мысль не приходила мне в голову! В том-то и дело, что нельзя. Ни в коем случае нельзя! Автором, повторяю, может быть только женщина, которая лично должна принести рукопись, лично заключить договор. Сразу по оформлении необходимых бумаг ей будет выдана значительная часть причитающегося гонорара. Пожалуйста, сделайте это для меня. Надеюсь, когда-нибудь я смогу вам объяснить, что вынудило меня обратиться с подобной просьбой.

Ответ был предельно коротким:

— Нет!

Наступило тягостное молчание. Нарушила его Элен:

— Уходите, мистер Фрэнк. Даже не могу понять, как вам могло прийти в голову, что я способна на такого рода обман? Неужели Найджел…

— Только не упрекайте Найджела! Он ни о чем не знал. Я всего лишь просил его познакомить меня с женщиной, которая сама пишет и разбирается в литературе…

— В этом ваш главный промах: та, которая пробует свои силы в сочинительстве, никогда не опустится до того, чтобы ставить свое имя на чужом произведении. Примите совет: найдите любую дурочку с улицы — уж она-то будет счастлива увидеть свою фамилию на ярких обложках.

— Дурочки с улиц не годятся для подобных сделок, — вздохнул Патрик. — Элен, я боюсь прибегнуть к последнему доводу, даже опасаюсь, что он вызовет реакцию, обратную желаемой, но раз других аргументов не осталось… Нанесенный вам моральный ущерб будет компенсирован материально.

— Нет! Прошу вас уйти, мистер Фрэнк.

— Простите, Элен. Бог свидетель, я в равной мере боялся как вашего отказа, так и вашего согласия…

Это были его последние слова, смысл которых Элен еще предстояло постичь… Бедный спаниель… Когда он понуро выходил из комнаты, на него больно было смотреть. Где былая стать? Где глаза, поблескивающие радостным ожиданием? Даже приподнятые уголки рта на сей раз не сумели создать иллюзию улыбки. Вялая поступь, повисшие уши, поджатый хвост… Побитый пес, кажется, сознавал, что бит не зря.

А на что он, собственно, рассчитывал?!

Элен с хмурым видом продолжала сидеть за столом. Как ей сейчас не хватало Сузан! Сестра, если и не объяснила бы ситуацию, то хотя бы утешила. Ведь в первые минуты после ухода Патрика Элен еще находила в себе силы гордиться своим твердым отказом, своим решительным «Нет». А потом наступило время сомнений: стоило ли так резко говорить с человеком, который пошел на заведомое унижение, моля о помощи?

Как он сказал? «К краю пропасти»… «Продержаться на плаву»… «Время работает на меня»… Отчаяние, без всякого сомнения, было искренним. Многое, видимо, ему пришлось сломить в себе, чтобы решиться на столь странную просьбу. Может быть, она, Элен, в своей гордыне чего-то недопоняла? Гнев обогнал рассудительность? Наверняка существовал вариант обсуждения трудностей, с которыми столкнулся начинающий писатель.

Скажем, почему бы не предложить ему какую-то сумму в долг? Та же Мелисса, если должным образом подать ситуацию, могла бы одолжить. На повседневную доброту тетка не всегда способна, но на широкий жест, о котором станет известно друзьям и знакомым, ее сподвигнуть можно. А впрочем, стоит ли происшествие столь пристального внимания? Ну, ушел и ушел… Не было никакого Патрика Фрэнка. Вот только почему-то мысли снова и снова возвращаются к нему.


3

<p>3</p>

Здесь она! Здесь Сузан! С порога разгадала, что в ней сейчас нуждаются, что сестра чем-то серьезно огорчена.

— Милая моя, неужели ты выгнала свою судьбу за порог?! — воскликнула она.

— Выгнала я всего лишь Патрика Фрэнка, судьба осталась при мне, — пробурчала Элен.

— То-то и смотрю…

Элен поторопилась предварить возможные упреки:

— Только не спеши с преждевременными выводами! Ведь ты же ничего не знаешь. Я и сама не успела толком разобраться в том, что произошло.

Сузан села напротив Элен, подчеркнуто энергичным жестом поддернула свои черные джинсы и, уперев руки в широко расставленные колени, осуждающе воззрилась на сестру.

— Сейчас ты мне все по порядку расскажешь, но сначала потрудись ответить на один вопрос. Признайся, дорогая, ты огорчена его уходом, ведь так? Я не ошиблась?

Элен молчала, размышляя над поставленным вопросом. А действительно, огорчена я или нет? И если огорчена, то чем? Уходом Патрика или тем, что стала невольной виновницей его поражения? Нет, все-таки «огорчена» не совсем верное слово. Оно не точно выражает мое отношение к происшедшему. Можно говорить о сомнении, можно о раскаянии: зачем так безжалостно резко разговаривать с человеком, молящим о помощи? В противоречивой гамме чувств, которые сейчас охватили Элен, нашлось место и для недоумения. Он явно чего-то недоговаривал, что-то намеренно скрыл, решившись обнажить лишь часть своих переживаний.

— Хорошо. Можешь не отвечать, — распорядилась Сью. — Не надо быть особенно проницательной, чтобы понять: ты глубоко переживаешь ваш разрыв.

Элен нашла в себе силы улыбнуться:

— Господи, Сью, ну о каком разрыве может идти речь, если меня с ним ничто и никогда не связывало? Если я чем-то и недовольна, то только самой собой — была излишне резка, недостаточно внимательна… Ну да теперь какая разница! Патрика нет, и лучше бы его вообще никогда не было… — закончила Элен на печальной ноте.

На самом деле Патрик Фрэнк оставил след в ее не особенно богатой впечатлениями жизни. Достаточно сказать, что своим творчеством он и Элен заставил засесть за работу. Роман продвинулся — уже хорошо… Вполне можно допустить, что когда-нибудь она еще пожалеет о Фрэнке, но красивый умник — или, как сказала бы Сью, «умный красавец» — уже будет недосягаем.

Сью возбужденно потребовала:

— Ну а теперь давай поподробней выкладывай, что ты успела натворить! — Тон, каким были сказаны эти слова, не оставлял сомнений — вечная наставница не отстанет, пока не выведает все и не разработает программу конкретных действий.

Элен, тяжело вздохнув, приступила к рассказу. Сестра внимательно слушала, отмечая для себя моменты, которые станут отправной точкой ее энергичного вмешательства.

На этот раз Элен не перегружала свое повествование излишними подробностями. Сразу выложила суть: Патрик Фрэнк написал интересный роман, который не может опубликовать, так как издательство свято соблюдает условие: авторство книг подобного жанра должно принадлежать только женщине. Вот Патрик и вознамерился воспользоваться именем Элен Корнер, чтобы срочно решить свои финансовые проблемы. Получил, естественно, категорический отказ. Что его привело едва ли не в отчаяние. Ушел, как побитый пес. Но ведь она, Элен, и не могла поступить иначе? Вот, собственно, и все.

Сью насупилась. Ее, как показалось Элен, смутила больше краткость рассказа, нежели его суть. Действительно, лишенное эмоциональных подробностей повествование выглядело несколько неубедительно. Странно, но доброжелательная слушательница, судя по всему, не торопилась одобрить позицию Элен, что и подтвердили ее слова:

— А чего ты, собственно, взбеленилась? Допусти на минутку, что у мистера Фрэнка действительно безвыходное положение, а ты кичишься своей чистой совестью…

Элен была уверена, что Сью разделит ее точку зрения, и даже заранее приготовилась гасить ее гнев, адресованный Фрэнку. Оказалось, нет: сестра и тут соригинальничала. Ну можно ли вытерпеть такое?

— Да он просто нахальный дурак! — вознегодовала Элен с не свойственной ей горячностью.

— Почему «дурак»? — неприязненно осведомилась Сью. — Он написал книжку, которая тебе понравилась. Почему «нахальный»? Человек просил, умолял, объяснял, извинялся… Разве так ведут себя нахалы?

Элен отчаялась отстоять свою точку зрения:

— Скажи, какой же умный человек станет делать такого рода предложения коллеге? Неужели не ясно: тот, кто живет ожиданием собственного успеха, не поторопится примазаться к чужой славе. Как он посмел?

— Но он же тебе объяснил, что вынудило его «посметь». Человек в безвыходном положении. Может быть, у него голодная старушка-мать…

— В Рединге? — не отказала себе в удовольствии съязвить Элен.

— Сарказм оставь мне, дорогая. Тебе он совершенно не к лицу. Давай рассуждать: молодой красивый талантливый мужчина идет на явное унижение, признается в своей финансовой несостоятельности, умоляет о помощи… Тебе часто приходилось сталкиваться с подобным? В конце концов, рекомендация Найджела тоже чего-нибудь да стоит, не забывай об этом.

Кивок Элен дал понять говорившей, что с ней согласны.

— Патрик заявил, что он на краю пропасти…

— Так-так. Он тебе насчет пропасти, а ты ему?

— Я растерялась и предложила обойтись без излишней патетики.

Сью закусила губу — верный признак напряженной работы ума в поисках пути решения проблемы. Потом любительница душещипательных бесед потянулась к телефонному аппарату, резким движением поставила его себе на колени и, подняв к Элен нарочито спокойное лицо, коротко бросила:

— Телефон Найджела Беккера?

— Сью, милая, я тоже об этом думала, но Найджела день-два не будет в Лондоне. И, кстати, он не в курсе дела. В том смысле, что не знает ничего о просьбе приписать авторство мне.

— Кто еще хоть что-нибудь может сообщить о мистере Фрэнке?

— Никто…

Сью не терпела отсрочек в выполнении своих планов, но что было делать?

— Ты мне все рассказала, Элен? Может быть, есть еще какие-то подробности, которым ты не придала значения?

Элен подняла на нее печальные глаза и тихо проговорила:

— Милая, дорогая, пойми наконец — я все равно не смогу выполнить его просьбу.

— А почему ты не скорректировала ее? Например: «Давай, Патрик, поищем другое издательство…» Или: «Сколько нужно денег, чтобы решить вашу, мистер Фрэнк, проблему?»

— О первом не имело смысла спрашивать, потому что у меня нет связей в этой сфере. А о втором я подумала, когда он уже ушел.

Кивнув с подчеркнутым пониманием, в котором явственно читался упрек, Сью вскочила со стула и стала мерить шагами комнату. В небольшом помещении ее движения напоминали скорее метание, нежели размеренные шаги рассудительного мыслителя. Вдруг она резко остановилась и строго спросила:

— Ты абсолютно уверена, что книга, написанная им, хорошая?

— Роман удался, и спрос на него был бы, если бы… — Элен попыталась предугадать ход мыслей сестры. Испугавшись, что попала в точку, с сердцем заявила: — Хороший, но не мой! Я не так вижу, не так пишу! Пойми, язык прекрасный, но не мой. И если мне когда-нибудь суждено написать то, над чем я сейчас работаю, это будет восприниматься как второй мой роман, идущий вразрез с тем, который я якобы написала раньше.

— Ах, ах, критики будут сбиты с толку! Ты этого, насколько я понимаю, опасаешься?

Элен опустила голову. Милейшей Сью не понять, что она действительно этого опасается. Пока есть мечта стать настоящим писателем, есть и расчет на собственный успех.

— Ладно, классик, выкинь из головы все, что я говорила! Иди своим путем к тому, что называется читательским признанием. Я лично только за. Тут у меня появилось одно соображение… Расскажи-ка подробнее о романе.

— Зачем?

— Ну, может быть, есть в тексте намеки, которые нам помогут составить более полное представление об авторе…

Сью умеет удивлять, но, надо отдать ей должное, действовать тоже умеет и часто достигает успешных результатов. Элен задумалась: а в самом деле, какие дополнительные краски для характеристики Патрика дает его произведение? Сью терпеливо ждала.

Элен закатила вверх свои чудесные прозрачно-серые глаза, всем своим видом показывая, что задание ею выполняется добросовестно. Мысленным взором она шла по еще не забытым строчкам. Вдруг глаза ее округлились, полностью обнажив темный ободок зрачка. Казалось, она оторопела от неожиданно посетившей ее мысли.

— Что? — командным тоном спросила Сью. — Что ты вспомнила? Что тебя поразило?

— Сью, я все поняла…

— Ну! — Сью сгорала от нетерпения. — Ну же, говори!

— О-о-о, — простонала Элен, — я только что все поняла: он голубой. Он голубой, Сью!

— Что?! — заорала та.

— Да, теперь у меня почти нет сомнений на этот счет. Жаль, но что поделаешь?..

Сью ожидала чего угодно, только не этого. Вот тебе и «судьба»! И надо же было ситуацию загнать в тупик, чтобы выяснить, что Элен огорчена подобным поворотом событий. Значит, пока не открылась горькая правда о Патрике Фрэнке, он все-таки был ей небезразличен?

— Так, мисс Корнер, спокойно, — таким образом Сью попыталась успокоить саму себя. Кардинально меняются все планы. Ну да свет клином не сошелся на этом внезапно возникшем и бесследно исчезнувшем красавчике. — Не торопись осуждать его, дорогая. Физиология — вещь тонкая. Нам пока не дано в ней разобраться. Единственное, что я точно знаю, — сейчас отношение общества к э-э… людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией резко изменилось в сторону потепления. Не будем никому навязывать свою мораль. И вспомним, что помощь нужна была просто человеку, а не несостоявшемуся кандидату в наши мужья. — Сью внезапно остановила поток своих рассуждений и круто обернулась к сестре: — На чем основан твой вывод, дорогая? Только не суетись, излагай логично и спокойно.

Если честно, то суетилась Сузан, Элен скорее была огорчена собственной догадкой. Сейчас она попыталась пройти еще раз по той цепочке несообразностей, которая привела к досадному выводу.

Сью строго заметила:

— Насколько я успела понять, заглянув в рукопись мистера Фрэнка, в романе имела развитие традиционная двуполая любовь.

— Да, — согласилась Элен, — но все написано так… не по-мужски. Меня удивило глубокое знание наших женских дел, ухищрений, хитростей, мыслей, чувств… Я даже ему об этом сказала. Спросила, мол, видимо, сказывается большой опыт общения с женщинами.

— А он что?

— Чего нет, того нет — так примерно ответил. Причем с каким-то особым выражением на лице.

— Лицо оставь пока в покое, — строго распорядилась Сью. — Что еще?

— Еще? — раздумчиво приступила к перепроверке своих ощущений Элен. — Он очень внимательно выслушал мои впечатления по поводу того, что в изложении чувствуется женская рука, а не мужская. Просил привести примеры.

— Ну и?.. — На время позабыв о своей роли, Сью эгоистично спешила удовлетворить личное любопытство.

— Я привела один пример, но сейчас, не имея текста перед глазами, уже начинаю сомневаться в убедительности своих доказательств. Впрочем, он со мной согласился. И сказал что-то насчет того, будто намеренно стилизовал текст под женскую руку. Кажется, остался доволен моей наблюдательностью.

— И как он реагировал лично на тебя? Любая женщина чувствует, когда небезразлична мужчине или вызывает у него интерес.

— Никак не реагировал, и ничего, естественно, я не могла почувствовать.

— Ну, значит, ты права, — с недовольством констатировала Сью. — Не представляю нормального мужчину, который остался бы равнодушным, впервые увидев тебя. Ко второй встрече он уже мог бы заметить твою анемичность, твою вялую печаль или печальную вялость — не знаю, как лучше выразиться…

— Прекрати, пожалуйста, — отмахнулась Элен, привыкшая к такого рода упрекам.

Сью не продолжила своих рассуждений, что убедительно свидетельствовало, насколько она сбита с толку неожиданной новостью. Если Элен права, то, кроме огорчений, этот протеже Найджела Беккера ничего не принесет. Да пропади он пропадом! Жили без этого Фрэнка, проживем и дальше! Утешив себя, Сью бросилась утешать сестру:

— Есть из-за чего расстраиваться! Мы с тобой просто-напросто наплюем на все это. И не делай удивленного лица — я же видела, как огорчило тебя твое открытие. Ладно, беда не у нас, а у Патрика. И дело здесь не в сексуальной ориентации, а в самом человеке. Он, согласись, нам с тобой симпатичен, так что надо его выручать.

Элен улыбнулась.

— В твоем подвижническом служении человечеству наступил голубой период? Я этому только рада: хоть на время дашь мне отдохнуть от твоих неустанных забот. Насколько я понимаю, мы временно прервем процесс возвращения меня к «нормальной жизни»?

— И не надейся, милочка. Я еще серьезнее займусь тобой. От тебя не отстану и Патрику постараюсь помочь.

— Не иначе, будешь устраивать и его личную жизнь?

Решительным жестом, сердитым взглядом и запальчивыми словами Сью отмела ее подозрения:

— Нет, дорогая, у меня есть прекрасный план, и я его выполню. Я стану автором его книги! Мне терять нечего! Для издательства моя кандидатура, согласись, полностью подойдет. Женщина? Женщина! Имею опыт работы в прессе: печаталась же в колонке светских новостей. И главное — напрочь лишена писательского тщеславия. Терзайте меня, критики, мне не больно. Зови сюда этого Патрика Фрэнка! У него нашлась сестра по перу!

Сузан — любительница авантюрных приключений, жертвоприношение во славу Патрика лишь доставит ей удовольствие, подумала Элен и поддразнила сестру:

— Уж не гонишься ли ты за материальной выгодой? «Наш» Пат обещал щедрое вознаграждение.

— Мисс Корнер! — Сью удачно сыграла гордую непреклонность. — Вы свидетель: я приняла решение, еще не зная о щедрых денежных посулах. На первом этапе я действовала абсолютно бескорыстно, а там посмотрим. Бутылка «Мадам Клико» не слишком дорогая цена за мое честное имя? Считай, что первый шаг на пути к писательской славе мною уже сделан. Завтра, вот увидишь, я разыщу нашего классика.

Элен укоризненно покачала головой, как всегда делала, когда неугомонная сестра увлекалась очередной рискованной идеей, и произнесла с сомнением в голосе:

— Ну что ж, милая, пожалуй, мне даже интересно, чем дело кончится. Чего доброго, ты мне подаришь сюжет для второго романа.

Сью жестом выразила согласие, но поинтересовалась:

— Ты сказала «второго романа»? Интересно. Я что-то не очень наслышана о судьбе предыдущего…

Элен повернулась к столу, включила компьютер, поколдовала над клавишами и наконец пригласила Сью взглянуть на экран.

— Вот, смотри: работаю.

Сью, обняв сестру за плечи, стала внимательно вчитываться в текст, озаглавленный «Доминик», не задавая никаких вопросов. Вдруг в какой-то момент ее развеселила неожиданная догадка:

— Да это же вылитая Мелисса! — Сью расхохоталась. — Ну, писательница ты моя, молодец! Просто молодец! Язык прекрасен, портрет хорош. Будь автором я, конечно, прибавила бы язвительности, но у тебя своя манера. Оказывается, и более скупыми фразами можно добиться правдивости образа. Ты выказываешь недоумение, а эффект посильнее, чем от всех моих ругательств. Молодчина! Пиши, пиши дальше, это же путь к твоему освобождению от тетки: осмысли, разгадай, победи и забудь!

Элен даже не ожидала, что высказанная легкомысленным тоном похвала доставит ей такое удовольствие.

— Одного, Сью, пугаюсь заранее: что будет с Мелиссой, прочти она это?

— Творец должен быть свободен от мнения толпы! — мгновенно и безапелляционно среагировала доморощенная критикесса. — Ты, главное, пиши, а там разберемся. В крайнем случае всегда можешь рассчитывать на мое честное имя. Продаю оптом и в розницу! Незадорого, между прочим. Бутылка «Мадам Клико» плюс осознание своей причастности к английской словесности.

Ну как ее можно не любить, эту неугомонную Сью! Утешит, защитит, подскажет, выручит… Развеселит, в конце концов!

— Спасибо тебе, Сью, за добрую оценку моего скромного труда. Мне уже не терпится продолжить работу.

— Сейчас уйду и засядешь. Моя помощь не требуется?

— Твоя помощь? Нет… — Элен помолчала, размышляя, стоит ли посвящать сестру в свои трудности, и, все-таки решившись, будто нехотя произнесла: — Понимаешь, я заранее теряюсь, зная, что предстоит описывать сцену грехопадения Анны…

Сью не прониклась серьезностью признания и заливисто рассмеялась:

— С чего бы это твоей бестелесной героине впадать во грех? Она же, насколько я поняла, на тебя похожа, ну так и пусть проповедует вечное девичество.

— Зачем ты так? — огорчилась Элен. — Изображаешь меня какой-то унылой ханжой…

— Нет, вовсе не унылой, — весело воспротивилась озорница. — Славная и любимая мною ханжа… Впрочем, беру свои слова обратно: раз писательница решилась на грехопадение своей героини, значит, обе небезнадежны. Признаюсь, я считала, что тебе не романы сочинять, а придумывать сказки о зверушках, причем не затрагивая темы их размножения в природных условиях.

Сью порылась в своей сумке, извлекла томик в глянцевой обложке и протянула сестре.

— Учись, раз собственного опыта нет. Здесь найдешь нужную тебе сцену. Изложи своими словами, не отступая от правды жизни…

И убежала. Элен раздраженно отпихнула от себя книжку, потом, подумав, снова придвинула к себе. Полистала. Герой по имени Джон тактично считается с неопытностью девушки Лайзы и ненавязчиво берется обучить ее искусству любви.

«— Я не знала, что такое любовь, пока не встретила тебя, — побеждая смущение, призналась Лайза.

— Ты и сейчас еще этого не знаешь, дорогая, — заставил себя рассмеяться Джон, но чувствовалось, что он серьезно воспринял признание девушки. Серьезно и благодарно. — Я научу тебя, и ты узнаешь о любви все, что только способна знать женщина.

И Джон дал Лайзе понять, что каждый поцелуй, каждая ласка, которые приносят наслаждение ей, столь же волнующи и для него…»

Легко сказать — «дал понять»! А как он это сделал? И способен ли добропорядочный Виктор повторить сей опыт? А Анна? Как ей себя вести в подобных обстоятельствах?

«Не пиши о том, чего не знаешь», — советовал Найджел и был тысячу раз прав. Так что Анне придется пока задержаться в девушках.


4

<p>4</p>

Найджел позвонил и сообщил о своем возвращении. С юмором рассказал о командировке. Побывав в центре экологического бунтарства «зеленых», он пришел к парадоксальному выводу: активные борцы за экологию наносят не меньший ущерб природе, нежели те, кто об экологии и слыхом не слыхивал. Элен, постоянно попадающаяся на его розыгрыши, стала горячо доказывать ошибочность подобной точки зрения. Беккер же объяснил свою позицию так: если в борьбу привносится столько страсти, злобы, активного неприятия чужого мнения, значит, есть чем увеличить озоновую дыру. Тут доверчивая собеседница поняла, что в очередной раз излишне серьезно отнеслась к словам приятеля.

Надо сказать, что, едва подняв трубку, Элен тут же подумала, что не избежать разговора о Патрике Фрэнке. Почему-то перспектива обсуждения всего с ним связанного ее смущала. Если Найджел не сочтет нужным затронуть эту тему, то она-то инициатором уж точно не будет. Странно, но Найджел заговорил о другом: он в очередной раз нашел для Элен возможность проявить себя на страницах газеты. Нужен материал о выставке, предваряющей аукцион произведений японского искусства. По мнению Найджела, это то, что нужно Элен. Интересно, полезно, перспективно, выгодно. Выгодно в том смысле, что принесет не только быстрый заработок, но будет ее темой. Что уже гарантирует на будущее некую специализацию и кусочек хлеба с экологически чистым маслом.

— Найджел, милый, ну как я могу взяться за тему, в которой не смыслю ничего? — горячо возразила Элен. И услышала в ответ:

— Тогда прочь из журналистики! Неужели ты думаешь, все мы такие высоколобые, что досконально разбираемся в истории стран Востока, перипетиях работы парламента, способах размножения жука-оленя и творчестве Достоевского? Мисс Корнер, извольте пойти в библиотеку и составить себе хотя бы приблизительное представление о Японии и ее искусстве. При этом не усердствуйте в частностях. Обратите особо пристальное внимание на нэцкэ…

— На что, на что? — встревожилась Элен.

— Нэцкэ! Не я тебе, а ты мне потом расскажешь, что это такое. С сегодняшнего дня это слово, сопротивляющееся языку любого нормального англичанина, должно стать для тебя родным. Возражения не принимаются. Вперед!

Беккер настоящий друг. И если он настаивает на чем-то, значит, нельзя не прислушаться. Нэцкэ! Как же лучше и быстрее выяснить, что это такое? Япония… Пойти в музей? Или в библиотеку? Пожалуй, лучше в библиотеку…

Элен надела строгий синий костюм. Подумав, водрузила на голову маленькую шляпку и отправилась на задание.

Пугаясь собственной серости, сделала заказ и удивилась, что была понята библиотекарем. Поначалу Элен даже не знала, какого века искусство ее должно интересовать. Любезный молодой человек выручил ее. Нэцкэ? Литература по этому вопросу небогата, но вполне достаточная, сообщил он.

Насчет того, что достаточная, может быть, юноша несколько погорячился, поскольку заказ состоял из двух книг, объем которых внушал уверенность, что при определенном старании удастся в минимальный срок ознакомиться с интересующим Элен предметом. Усидчивость и терпение были вознаграждены — настал момент, когда она поняла, что кое в чем начала разбираться.

Теперь предстояло проверить полученные знания непосредственно в художественной галерее. Элен решила, что отложит это на следующий день, дома же внимательно просмотрит заметки, сделанные в библиотеке.

Вечером позвонил Найджел. И опять она, едва услышав его голос, вспомнила о Патрике. Но Найджел молчал, и она тоже. Беккер полюбопытствовал, интересна ли ей предложенная тема? Элен не посмела его разочаровывать. Если честно, то она не поняла, почему японцы почти обожествляют эти странные фигурки. Загадочная нация, находящая удовольствие не столько в том, чтобы раскрыться перед миром, сколько в том, чтобы отъединиться от мира. Впрочем, многое ей показалось любопытным…

— Ты чего-то побаиваешься, детка? — услышала она заботливый голос друга.

— Боюсь не оправдать твоего доверия.

— Ты в курсе, когда состоится аукцион?

— В курсе, в курсе. Не волнуйся, Найджел, справлюсь.

— Тогда дерзай!

— Дерзаю… — со вздохом заверила девушка.

Вот такой «дерзающей» Элен и явилась в галерею скромную, не заметную с улицы. В зале было всего несколько человек. Передвигались они медленно, надолго замирая перед каждым стендом, где притаились изящные фигурки из дерева, камня, кости.

Элен переходила от стенда к стенду, пытаясь угадать эпоху, школу и даже автора очередной мини-скульптуры. Когда предположение совпадало с табличкой, которой была снабжена каждая фигурка, это очень радовало начинающего искусствоведа.

Элен так увлеклась, что не замечала никого вокруг. Но вдруг смутно знакомый голос вернул ее к действительности.

— Здравствуйте, мисс Корнер! Вам это интересно?

Патрик Фрэнк! Вот так встреча!

— Добрый день, мистер Фрэнк. Да, — подтвердила она со спокойной уверенностью в голосе, — мне это интересно. Увлеклась, знаете ли, нэцкэ…

Пусть думает, что это действительно так. Ни ей от этого никакого ущерба, ни ему. Странно, что мистер Фрэнк интересуется нэцкэ. Вдруг Патрик безнадежно махнул рукой в сторону ближайшей витрины, сказав со вздохом:

— Мои…

— Не поняла, — растерялась Элен.

— Я выставил на продажу остатки семейных ценностей… Реликвии, которые, как считали мои предки, берегли наш род от несчастий. Но не уберегли, и за это я придумал своеобразную месть: пусть нэцкэ достанутся другим, но за очень большую цену.

— Как жаль, — огорчилась девушка. — Они, видимо, были своего рода талисманами?..

— Были. И долго. А потом отвернулись от нас. Я им, наверное, надоел, перегружая своими просьбами и мольбами…

— Но вы же христианин? — строго поинтересовалась Элен. — Вы же не можете всерьез верить в чудодейственную силу языческих богов?

Патрик смутил ее тем, что проявил несколько большее знание, чем то, которым располагала она:

— При чем здесь язычество? И никакие они не боги…

— Простите, если я вмешиваюсь в запретную тему, но сознайтесь: для вас это будет серьезная потеря?

— И да, и нет… Обратите, Элен, внимание на эти две нэцкэ. Они говорят о чуде, которое вот-вот могло произойти, однако человек из желания предвосхитить события забегает вперед, тем самым лишая себя подарка судьбы. Пока я мог рассчитывать на чудо, мои талисманы имели для меня значение, сейчас уже не имеют…

Он говорил вовсе не так серьезно, как того требовали произносимые им слова. Элен вновь посетило чувство вины. Жаль человека… И какое ей дело до его сексуальной ориентации!

— Патрик, судя по всему, ваши нэцкэ очень дорогие. Если я сделаю им дополнительную рекламу, может быть, это вам поможет?

— Вероятно… Впрочем, нет, уже не успеете, — с некоторой долей беспечности откликнулся тот. — Лучше было бы, если бы вообще никто не пришел на аукцион.

Элен занервничала, как всегда, когда была настроена на активное действие, но не могла понять на какое. И Сью нет рядом.

— А если бы нашелся человек, который дал бы вам больше денег, чем принесет аукцион, вы еще могли бы снять ваших любимцев с продажи?

— Вчера мог. Сегодня уже поздно. Да и не надо.

— Они идут в одном лоте?

— Да. — Патрик с интересом посмотрел на девушку, — видимо, не ожидал от нее подобного вопроса.

— Значит, ваша судьба в лице этих милых уродцев решится именно завтра?

— Завтра, — упавшим голосом подтвердил он.

Господи, неужели ничего нельзя сделать для спасения реликвий, которые так много значат для этого человека?!

Ну так признайся, Элен Корнер: не жалко тебе, что Патрик оказался совершенно непригодным для романтических потаенных мечтаний? Сестре бы она соврала, что не жалко. А в душе испытывала сострадание к Патрику, внешне будто специально созданному для служения прекрасной даме. Но у него, видите ли, другая ориентация! Так уж распорядилась судьба, и тут разве поспоришь?

Вернувшись домой, Элен извлекла на свет Божий свои жалкие сбережения, хотя заранее знала, что их не хватит для выкупа из неволи несчастных нэцкэ. Каждая фигурка первоначально оценена в шестьсот фунтов! Надежда только на Мелиссу. Значит, придется вступить в игру и переиграть вечную актрису. Тетка способна без сердечных спазм расставаться с деньгами, хотя иногда бывает удивительно мелочна. К ней нужен особый подход. Для самой себя Элен никогда бы не пошла на какие-либо ухищрения, но чувство вины перед Патриком развязало ей руки.

На что могла бы клюнуть Мелисса? Вполне вероятно, что оказалось бы достаточно без обиняков высказанной просьбы: ей, Элен, очень хочется иметь эти прекрасные вещицы.

А еще лучше, пожалуй, сориентировать Мелиссу на смену интерьера одной из комнат. Пусть, дескать, в стиль жилища проникнет восточный дух и здесь как нельзя кстати будут убедительные ссылки на художественную ценность нэцкэ. Тетка наверняка не знает толком, что это такое. Тут-то и последует небольшая увлекательная лекция на основе конспекта, составленного в библиотеке.

Кроме всего прочего, вполне возможен успех, если просто взять и честно рассказать о проблемах Патрика. Но этого очень бы не хотелось — неизбежны вопросы, домыслы, подозрения и далеко идущие выводы.

Элен еще раз полистала свои записи и сочла, что достаточно подготовлена к разговору. Не нужно, видимо, морочить Мелиссе голову, лучше вести речь на бытовом уровне. Мол, поскольку в традиционной японской одежде нет карманов, то придумали маленькие забавные фигурки-нэцкэ, с помощью которых к поясу кимоно крепились ключи, трубки, другие мелочи. А со временем нэцкэ стали коллекционировать любители искусства.

В комнату заглянула Эфи и позвала обедать, сообщив, что Мелисса ждет в столовой. Действительно, тетушка уже сидела за столом. Что-то в ее поведении насторожило Элен. Мелисса поприветствовала ее как-то буднично — ни сияющих глаз, ни всплескивающих рук, ни сладких речей. Сидит нормальный человек, говорит нормальные слова нормальным тоном… Но это не нормально для миссис Корнер!

— Мелисса, у тебя все в порядке? — встревожилась Элен.

Та ответила недоуменным взглядом. Ну что ж, будем делать вид, будто ничего не произошло. Элен приступила к еде, время от времени поглядывая на надменную женщину, которая продолжала выступать в роли нормального человека.

— Как твои дела? — спросила Мелисса, отодвигая тарелку с недоеденным супом.

Элен поняла, что вопрос открывает возможность подступиться к теме нэцкэ. Говорила, видимо, излишне оживленно — Мелисса с удивлением подняла на нее глаза:

— Неужели так интересны твои… хм… как ты их назвала?

Элен несколько умерила пыл и деловито изложила историю возникновения и развития искусства нэцкэ.

— Кстати, Мелисса, завтра представляется уникальная возможность приобрести два шедевра — работы Урасины Таро и Ханасакасэ-дзидзи…

— Господи! — вытаращилась Мелисса. — Как ты язык не сломала, выговаривая имена! Тебе эти болванчики нужны? Ну и купи!

— Я бы обязательно купила, но они очень дорогие. А ты не хотела бы приобрести их?

Ну вот, готовилась-готовилась, а выложила, в конце концов, напрямую!

— Нет, — устало ответила Мелисса, — не хочу. А где, собственно, мне мог бы представиться этот уникальный случай?

— Я ж тебе говорю — выставку, о которой мне предстоит написать материал для газеты, завершает аукцион. Состоится он завтра. Жаль, если кто-то купит эти нэцкэ. Мне просто показалось, что ты со своей тягой ко всему экзотическому и красивому, — слукавила Элен, — захочешь стать владелицей настоящих шедевров.

Мелисса молча накладывала на тарелку овощи. Что это сегодня с ней? — недоумевала Элен. Совершенно не похожа на себя! Ладно, предпримем последнюю попытку.

— Говорят, они приносят счастье…

— Сомневаюсь, — односложно отреагировала Мелисса.

— Как странно ты говоришь. Я же не сказала, что их мистическая сила подтверждена наукой…

— А ты поинтересуйся мнением их нынешнего владельца. Не думаю, что он от хорошей жизни решился выставить на продажу свои талисманы.

Элен не ожидала от тетки подобной проницательности и почувствовала, что краснеет. Теперь уж никак нельзя развивать тему несчастий Патрика. Однако не заканчивать же разговор на минорной ноте?

— Что ты можешь знать об их владельце? — как можно более небрежно спросила Элен.

— Полагаю, что это человек из состоятельной, но обедневшей семьи. Могу представить, в какое аховое положение он попал, если решился распрощаться с дорогими сердцу вещицами, которые к тому же, как он наверняка считал, берегут его дом от беды. Видно, не уберегли, — заключила Мелисса, брезгливо передернув плечами.

Элен была потрясена, что тетка оказалась так близка к истине! Но все! Хватит. Больше ни слова о нэцкэ!

Обед завершился в полном молчании. Перед тем как выйти из-за стола, Элен еще раз попыталась выяснить причину странного поведения своей благодетельницы.

— Все в порядке! — заверила та, решительно откладывая салфетку в сторону.

— Ты неважно себя чувствуешь? — Элен, когда хотела, могла быть весьма настырной.

— Мне просто хочется побыть одной!

Элен запаниковала. Ничего подобного тетка никогда себе раньше по отношению к ней не позволяла!


Материал о выставке писался трудно. Все время приходилось бороться с желанием поделиться с читателем недавно приобретенными знаниями. Но Элен будто все время слышала недовольный голос Найджела: «Факт! Главное, детка, факт. И приправь его небольшим количеством достоверной информации. А то сейчас начнешь философствовать…» В конце концов статейка получилась. Завтра надо будет добавить впечатлений об аукционе и можно сдавать материал.

Господи, взмолилась Элен, хоть бы взяли меня побыстрее в штат, тогда исчезнет эта унизительная зависимость от Мелиссы!


5

<p>5</p>

Элен надеялась, что азартное зрелище энергичного торга прибавит ярких красок ее статье, но на деле все оказалось иначе. Элен впервые присутствовала на аукционе. Царящая здесь атмосфера не очень-то напоминала знакомое по телерепортажам шумное действо. Народу немного, суеты не ощущалось. В небольшом зальчике стояли ряды стульев, половина которых пустовала. Патрика не было. Некоторые лоты вообще не вызвали интереса у публики и их сняли с торгов. Иные предметы продавались по стартовой цене.

У Элен возникло чувство, что ее обманули, разыгрывая отрепетированный неинтересный спектакль. Придется, видимо, обойтись одной фразой в конце заметки: «На следующий день экспонаты выставки нашли своих новых хозяев». К сожалению Элен, эта участь постигла и нэцкэ Патрика. «Полторы тысячи фунтов — три! Продано!» — и ими завладел невысокий лысый джентльмен удивительно скучной наружности. Реликвии семьи Фрэнк ушли в прямом смысле слова — с молотка. Можно, конечно, не верить в их чудодейственную силу, но тем не менее возникало тягостное чувство от свершившегося обоюдного предательства: талисманы обманули прежних хозяев, отказав им в покровительстве, хозяева обманули любимцев, отдав их в чужие руки…


Найджелу материал о выставке понравился. После вмешательства его умелой и доброжелательной руки статья стала еще лучше.

— Ты делаешь успехи, детка. Стала экономней в словах, — похвалил Беккер автора.

Элен улыбнулась в ответ и многозначительно заявила:

— Экономлю для другого дела.

— Правда? — искренне порадовался Найджел. — Неужели наконец решилась выполнить свою давнюю угрозу и заделаться настоящей писательницей? Очень рад! Уже есть что показать?

— Не торопи события. Но мне кажется, что пока идет неплохо. Знаешь, я настолько увлечена, что просыпаюсь и засыпаю со своими героями…

— Ну просто свальный грех какой-то! — высказался Найджел и, увидев, как покраснела Элен, рассмеялся. — Не могу понять, откуда у современной, неглупой девчонки столько комплексов! Ну ладно, ладно, нечего краснеть.

Желая уйти от неприятного разговора, Элен сочла нужным затронуть тему, которой еще недавно пыталась избегать.

— Почему ты не спросишь меня о своем протеже?

— Ну и как там мой протеже?

— По-моему, ты не очень осторожен в выборе подопечных.

Найджела ее слова удивили:

— Правда? А мне казалось — прекрасный парень.

Элен тщательно разглаживала юбку на коленях.

— Можешь ты объяснить, почему именно ко мне решил его послать?

— Потому что ты разборчивый читатель, чувствующий слово, тяготеешь к творчеству. К тому же ты согласилась встретиться с ним! Я решил, что двум начинающим прозаикам будет легко найти тему для взаимополезной беседы. Я ошибся?

— Да ладно! — махнула рукой Элен, давая понять, что затеяла этот разговор просто так. — Во всяком случае, время не было потрачено зря. Он неплохо пишет.

— Вот видишь, — с облегчением сказал Найджел. — Я уж испугался, что ты на меня обиделась.

— Тебе не кажется, что он странный, этот твой Патрик Фрэнк?

— Смотря какой смысл ты вкладываешь в это определение. Я бы предпочел слово «неординарный», что тоже может предполагать некоторую странность. Он здорово изменился в последнее время. Какие-то неприятности… Знаешь, ему предлагали работу в нашей редакции, а он отказался. Вот это да! Бедствует, но становится в позу!

— И чем мотивировал свой отказ?

— Не устраивает режим работы — днем он должен быть свободен.

— Свободен от чего? Для чего? — не поняла Элен.

— Откуда я знаю? Может быть, сложности в семье…

— В семье? У него есть семья?

Беккер внимательно взглянул на собеседницу:

— Впервые подмечаю у тебя, детка, такую заинтересованность к чужой судьбе. Второй Сью из тебя все равно не получится, так что оставь человеку право на тайну.

— Считаешь меня эгоисткой? Почему ты думаешь, что меня оставляет равнодушной чужая судьба?

— Именно потому, что ты не эгоистка, ты и не сможешь заставить себя бесцеремонно вторгаться в жизнь другого человека. Сью устроена иначе, она не чувствует собственной бестактности, настроена на энергичные действия и, что немаловажно, всегда уверена в успехе своего вмешательства. Ты другая: всегда хочешь помочь, но одновременно боишься обидеть неловким словом…

В чем-то, возможно, рассуждения Найджела справедливы. Но не во всем. Знал бы он, как строга и бестактна была Элен с Патриком!


Сестры встретились в парке. Сначала молча бродили по аллеям, потом молча посидели на скамейке в тени старого дуба. Для Элен молчаливая задумчивость была привычным состоянием, но для Сью…

— Сью, — подняла на нее глаза Элен, — что-нибудь случилось?

— Да, — дернула та плечом, — случилось: Патрик не захотел, чтобы я стала автором его романа…

— Согласись, странная формулировка — «автором его романа»? — улыбнулась Элен.

— Он сам какой-то странный…

— Может, сойдемся на формулировке — «неординарный»?

— Возможно. Да, наверное, так оно и есть. Но, честное слово, я не смогла разгадать его. Слушай, какой красивый парень!

— Расскажите, как вы встретились.

Оказалось, встретились просто. Сью раздобыла телефон Фрэнка, позвонила. Ответила женщина. Звонок, кажется, удивил ее. «Патрика Фрэнка?» — переспросила она недоуменно, но все-таки пригласила того к телефону. Сью сразу сказала, что звонит по рекомендации мисс Корнер. Патрик будто ушам не поверил: «Элен?» Короче, условились встретиться у собора святого Павла.

Сью сразу узнала молодого человека, потому что рядом не было никого, о чьей внешности можно было бы сказать доброе слово. Красивый задумчивый джентльмен стоял, сцепив руки за спиной и покачиваясь с носка на пятку.

Элен улыбнулась: она уже знала эту манеру Патрика…

— Он был грустен?

— Не сказала бы… Когда лицо выражает любопытство, то для грусти места не остается, — поделилась Сью жизненным наблюдением.

— И что дальше?

Дальше Сью сообщила ему о своем желании участвовать в сделке с авторством книги.

— А он?

— Удивился. Засыпал вопросами: она, то есть ты, послала? Она подсказала? Она — за? В общем, выказал повышенный интерес к твоей особе. И из его слов я поняла, что он даже доволен твоим нежеланием вступить с ним в сделку.

— Что именно он сказал?

— Дурак, мол, что обратился к тебе с подобным предложением. Он, видите ли, тогда в тебе еще не разобрался…

— А сейчас, значит, разобрался?

— Не знаю… Мне кажется, вы оба что-то от меня скрываете… Во всяком случае, я не поняла, почему он передумал издавать свой роман. Я прямо об этом спросила, а Патрик уклончиво высказался в том плане, что за короткое время удивительно многое изменилось… Наверное, где-то удалось раздобыть деньги. Но он красив, скажу я тебе!

— Сью, ты влюбилась, что ли?

— И влюбилась бы, если бы не твое предупреждение… ну, ты знаешь о чем. Эгоисты эти мужики! Все, дорогая, давай навсегда распрощаемся с мистером Фрэнком. Ни ему до нас, ни нам до него никакого дела нет, так?

Так, мысленно подтвердила Элен, но не почувствовала облегчения, скорее наоборот — тоскливой безнадежностью отозвались в ней решительные слова сестры.

Они встали со скамьи и неторопливо зашагали по аллее парка. Сью, видимо, переживала первое свое поражение — только настроилась на жертвенную помощь, но вдруг была отстранена за ненадобностью.

— Сью, — как можно более равнодушно спросила Элен, — голос у той женщины был молодой?

Та в раздумье нахмурилась:

— Пожалуй, да. Вряд ли это мать… Может быть, прислуга?

— Какая прислуга? О чем ты? При полном безденежье держать служанку?

— Ты права. К тому же мне показалось, что я разговариваю с леди. Да и позвала она Патрика как-то по-дружески, запросто. Слушай, Элен! Может быть, он еще не безнадежно потерян для дамского общества?

Вот и Элен думала о том же — а не переусердствовала ли я в своей «экспертизе»? Но при таком раскладе присутствие молодой женщины в доме Фрэнка вряд ли можно счесть утешающим моментом. Тайна… У Патрика есть какая-то тайна. Кстати, и Найджел многозначительно посоветовал: «Оставь человеку его тайну…»

Сестре, наверно, сейчас не стоит рассказывать, чем вызван отказ Фрэнка. Нэцкэ его выручили, вот и отпала необходимость прибегать к обману, торопить публикацию романа. Ну да ладно — рано или поздно он удовлетворит свое авторское честолюбие.

Сью обняла сестру за талию и решительно повлекла к выходу из парка:

— Хочу тебе показать один симпатичный ресторанчик с восточной кухней. Угощаю!

Устроившись на циновках, они весело осваивали нелегкую науку есть палочками. Ни с того ни с сего Сью сказала:

— Нет, голос явно молодой, и отношения между ними, судя по долетевшим до меня словам, близкие.

— Бесполезная информация, — пожала плечами Элен.

— Ну почему же? Твой вариант был безнадежным, а у этого есть кое-какие перспективы.

— Повторяю вопрос: дорогая, ты влюбилась?

— Отвечаю: нет, но могу. Конечно, в том случае, если не увижу в тебе соперницу.

— А та, с молодым голосом, она как соперница тебя устраивает?

— О да! — беспечно расхохоталась Сью. — Это куда лучше, чем соперник!

Элен с облегчением вздохнула: сестра обрела прежнюю уверенность, уже хорошо. Резкая смена амплуа всегда тревожит. Как и в случае с Мелиссой…


Мелисса же по-прежнему была строга и «нормальна». Встретила Элен холодной улыбкой, не задав ни одного вопроса. Что за черт! Почему такая перемена? Когда Элен чего-то не могла понять в поведении окружающих, она тут же начинала искать причину в себе, что неизменно рождало чувство вины.

Элен закрылась у себя в комнате и избавилась от тягостных размышлений, только когда с головой ушла в работу.

На чем я остановилась в прошлый раз? Знакомство Анны и Виктора уже состоялось. Девушка выказывает явный интерес к человеку, умеющему сдерживать свои эмоции и желания. Но все-таки у Анны есть повод для переживаний: что, если спокойствие и рассудительность мужчины есть признак его равнодушия? Или здесь дело в неизвестной сопернице? Да, да, видимо, дело в другой женщине…

Работу прервал телефонный звонок. Надо же! Вот уж никак не ожидала… Патрик! Почему сильнее забилось сердце при звуке этого голоса? Почему собственный голос показался фальшивым, когда Элен попыталась выказать недовольство тем, что ее оторвали от работы? Но тут же бросилась на выручку оробевшему собеседнику:

— А в общем хорошо, что вы позвонили. Мне следует немного отдохнуть.

Патрик, уловив смену настроения собеседницы, повеселел.

— Вам пора развеяться. Позвольте пригласить вас на небольшую прогулку?

— Ну что ж. Только ненадолго, хорошо?

— Хорошо! Я буду у вашего подъезда через десять минут.

— Не хотите зайти?

Секундное раздумье. Потом последовал ответ:

— Давайте лучше погуляем. Я не готов к разговору о маме в Рединге…

Элен легко и весело рассмеялась:

— Понимаю. Через десять минут выхожу.

Она подавила в себе желание одеться понарядней и подкрасить губы. С чего это она так разволновалась?

Они встретились, как люди давно и хорошо знакомые. Патрик протянул ей букетик и, когда Элен приняла цветы, задержал на мгновение ее руку. Как ни странно, ничто в этом жесте ее не смутило, наоборот, было даже приятно. Со стороны казалось, что старые друзья вышли на вечернюю прогулку.

— Я хотел вас поблагодарить, Элен…

— За что?! — изумилась та.

— Ну, во-первых, вы дали мне понять, насколько я был безрассуден, обращаясь к вам с дурацкой просьбой. И, пожалуйста, не спорьте, ведь речь о моих чувствах, а не о вашем отношении к моему поступку. Во-вторых, появление на горизонте мисс Сузан Гарди достаточно красноречиво показало, что вам не безразлична моя участь.

— Я здесь ни при чем. Сью сама проявила инициативу, — поторопилась вставить Элен. — Вам понравилась моя сестра?

— Ваша сестра? Вот уж никогда бы не подумал! Вы совершенно не похожи.

— Кого-то из нас ваше заявление должно обидеть…

— Ну, во всяком случае, не вас! — горячо откликнулся Патрик. — Мисс Гарди, уверен, прекрасная девушка, но, если честно, я всегда теряюсь перед энергией, граничащей с агрессивностью.

Элен улыбнулась. Патрик, пусть и своеобразно, но выразил свою симпатию к ней. Однако Сью осталась незащищенной.

— Поверьте, моя сестра — очень хороший человек. Экспрессивна, конечно, но надежнее ее не сыскать на всем свете.

— Считайте, что с сегодняшнего дня у нее в этом смысле появился соперник. Мне бы хотелось, чтобы вы убедились в моей надежности. Если вам потребуется помощь — рассчитывайте на Патрика Фрэнка.

Какое-то время они медленно шли по улице, не произнося ни слова. Нарушила молчание Элен:

— От меня люди почему-то только и ждут, что я непременно попаду в какую-нибудь трудную ситуацию. Наверное, есть во мне что-то от неудачницы…

— Нет, нет, вовсе нет, — запротестовал Патрик. — Я бы сказал по-другому: в вас есть какая-то особая хрупкая беззащитность…

— Господи, — искренне удивилась девушка, — не от вас мне слышать такие слова. Ведь с вами я была почти агрессивна.

— Просто вы пытались защитить свою хрупкость.

— Звучит красиво, но утверждение спорное. Я еще вам не рассказала, как Сью заступилась за вас. Она знает мое отношение к чрезмерно привлекательным мужчинам и посчитала необходимым все время подчеркивать, что вы еще и умны.

Патрик усмехнулся:

— Легко, видимо, подозревать большой ум в человеке, которого вовсе не знаешь.

Если бы он слушал более внимательно, то мог бы сообразить, что сведения о его уме Сью могла получить только от своей сестры.

— «Красавец в нечищеных ботинках…» Помните?

Еще бы не помнить! Патрик остановился, выставив далеко вперед ногу, обутую в новый, сверкающий дорогой кожей, ботинок.

— Нэцкэ?.. — догадалась Элен.

— Да, последний подарок моих любимых талисманов. Честно говоря, хочу защитить себя кое в чем… Не сочтите за кокетство, но я как-то никогда не думал, что моя внешность дает основание считать меня глупцом.

— Думаю, что элемент кокетства в ваших словах все-таки есть, — с сомнением покачала головой Элен. — Не могу поверить, что вы впервые узнали о неординарности вашей внешности от меня. Уж женщины наверняка открыли вам глаза…

— Господи, о чем мы говорим? Какие женщины? Нет у меня никаких женщин!

Элен удалось сдержать тяжкий вздох. Она опустила глаза на тротуар. Значит, мои подозрения оправданны! Чтобы не показать, насколько она огорчена, Элен сухо поправилась:

— Ну, тогда мужчины.

Что-то в ее тоне насторожило Патрика.

— Я не то сказал? Вас что-то огорчило?

Огорчило? Еще бы не огорчило! «Голубой период» в моей жизни не запланирован.

— Как дела с вашим романом? Будете пытаться опубликовать? — уклонилась Элен от неприятной темы. — Знаете, а ваш писательский опыт меня кое-чему научил. Сейчас каждый день по нескольку часов просиживаю за собственным сочинением.

Кажется, Патрика совершенно не заинтересовало это признание. Он шел рядом, а был где-то далеко. О чем задумался этот красивый и неглупый человек? Неожиданно упали первые капли дождя. Секунду Элен и Патрик раздумывали, не повернуть ли назад. Повернули. Дождь припустил сильнее. Патрик схватил девушку за руку, и они побежали. Потом юркнули под козырек, нависший над входом в кинотеатр. Перевели дыхание и сразу как-то засмущались от нечаянной близости. Впрочем, начало их встречи было более сердечным… Патрик махнул рукой, показывая в конец улицы:

— Вон мой дом.

— Я должна ваши слова счесть за приглашение?

— Нет-нет, ни в коем случае! — со странной горячностью запротестовал Патрик.

Элен в недоумении вскинула на него глаза. Что это с ним? Если бы не поспешность, с какой он высказался, можно было бы подумать, что человек просто не хочет форсировать развитие отношений. Нет, его испугала сама мысль, что я действительно намеревалась напроситься к нему в гости! Ах да, леди с молодым голосом! Господи, этот Фрэнк какой-то трехликий Янус. Оказывает явные знаки внимания мне. Тут же декларирует свое равнодушие к женщинам вообще. И при этом скрывает у себя дома таинственную леди…

— Патрик, вы зря так разволновались. Я совершенно не собиралась заходить к вам. Более того, даже если бы вы настаивали на моем визите, я бы, безусловно, отказалась. Но, признаюсь, столь поспешный резкий отказ меня обидел и по сути, и по форме. Видимо, у вас и вправду не очень богатый опыт общения с женщинами… — рискнула Элен пойти на откровенный выпад. — Простите, но мне пора домой. Не провожайте, какой смысл удаляться от собственного дома, да еще в такой дождь. Видите, как удачно: такси…

Оставив оторопевшего от неожиданности Патрика, она ринулась на мостовую и успела остановить такси. Машина тронулась. Элен откинулась на сиденье. Водитель, взглянув на мокрое лицо пассажирки, не мог и предполагать, что ее щеки влажны не только от дождя…

Дома Элен не успела переодеться, как раздался телефонный звонок. Этот тип не хочет оставить ее в покое!

— Простите, Элен. Между нами все время возникает какое-то досадное непонимание. К сожалению, сейчас я не могу объяснить вам суть происходящего. Есть обстоятельства, которые я могу назвать секретом, мне не принадлежащим. Вернее, не мне одному. Когда-нибудь…

— Мистер Фрэнк, запомните, пожалуйста: не будет никакого «когда-нибудь»! Если вы по-прежнему намерены оберегать мою, как вы изволили выразиться, хрупкость, то это сделать очень просто. Исчезните!

— Жаль, — услышала она огорченный голос. — Еще раз простите. Как все нескладно получилось… Всего хорошего…

Элен успела положить трубку раньше, чем он. И, бросившись ничком на диван, разрыдалась. Нечего хитрить с самой собой: я влюблена. Влюблена в человека, который никогда не сможет ответить на мое чувство. Что за странная способность все время попадать в ситуации, чреватые неприятностями!

Устав от слез, она повернулась на спину и, всхлипывая, стала размышлять над происшедшим. Да, Патрик был неожиданно резок. Но, когда позвонил, казался искренне огорченным.

Элен набрала номер телефона сестры. Та тут же начала рассказывать, как удирала от дождя. Какой прекрасный дождь! Сью могла бы еще долго радостно и бестолково смаковать свои впечатления, но вдруг оборвала себя, почувствовав напряженное молчание на другом конце провода.

— Дорогая, что-нибудь случилось? Ты плачешь? Элен, что с тобой?

— Это не слезы, — прошептала Элен, — это дождь…

— А-а… Мне приехать? Дело терпит?

— У этого дела большое терпение. Я влюбилась, Сью, о чем и ставлю тебя в известность. Представь себе, твоя дурочка-сестра влюбилась…

— В Патрика, — закончила фразу Сузан и, не ожидая подтверждения своей догадки, сразу приступила к назиданиям: — Мистера Фрэнка изволь выбросить из головы! Ты же сама почувствовала, что женщины его мало волнуют, ведь так? Я, со своей стороны, могу лишь подтвердить правильность твоего предположения — на меня этот, так сказать, мужчина тоже не среагировал, как ранее ровно никакого внимания не обратил на тебя.

— Обратил, — едва слышно возразила Элен.

— Это когда же? — Сью не терпела, когда знала о чем-то меньше окружающих.

— Так получилось, что мы с ним встречались…

Бурная реакция Сью дала понять, как та болезненно переживает свою неосведомленность:

— Она ходит на свидания, а я не в курсе! Ну знаешь, при своей патологической скрытности ты когда-нибудь попадешь в настоящую беду, но некому будет тебе помочь!

Горячность сестры сыграла добрую службу — Элен будто встрепенулась и поспешила оправдаться:

— Но это не были свидания в прямом смысле слова. Случайная встреча на выставке произведений японского искусства…

— «Случайная»! Какая там еще выставка! И ведь ни словом не обмолвилась! У мисс Корнер идет напряженная личная жизнь, а ее родственница и ближайшая подруга почему-то совершенно не в курсе дела! Вот я и спрашиваю — почему?

— О чем ты говоришь — какая личная жизнь?.. По заданию редакции я отправилась на выставку японского искусства, экспонаты которой вскоре должны были продаваться с аукциона. От меня требовался репортаж, который я и написала…

Почему Сью молчит? Возможно, осмысливает полученную информацию или дает понять, что ждет продолжения признаний? Но долгие раздумья не в ее характере.

— Хорошо, принимаю твою версию: ты по заданию редакции потащилась на эту выставку. А твой писатель, он-то что там делал?

— Оказалось, что Патрик владелец двух экспонатов. Он выставил на аукцион свои семейные реликвии, аукциону предшествовала выставка…

— Ой, что-то мне здесь не нравится. В другое время я за всем этим, возможно, углядела бы перст судьбы, но сейчас склонна усмотреть направляющую руку человека. Оспорь, если можешь.

Какую еще руку? О чем она? Неужели Сью и на этот раз хочет приплести сюда Мелиссу? Глупость какая! Элен сделала слабую попытку вступиться за тетку:

— Мелисса про выставку ничего не знала, а на аукцион идти отказалась, хотя, по-моему, ей вполне по карману купить две дорогие безделушки. А Патрика это выручило бы…

Имя Мелиссы подействовало на Сью, как красная тряпка на быка.

— Ну эта дама всегда оказывается там, где не нужно, а не там, где могла бы пригодиться! Я, правда, не поняла, чем она на этот раз навредила?

— Милая, давай поговорим обо всем при личной встрече, — мягко попросила Элен.

— Да ты что! — возмутилась Сью. — Я же спать не смогу, пока всего не узнаю. Давай в общих чертах все обговорим, а при личной встрече обсудим детально. Эй, Элен, ты что молчишь? Ты меня слышишь? Я правильно поняла, что наш классик решил продать нечто более существенное и дорогое, чем свой писательский труд, так?

— Так, — нехотя подтвердила Элен.

— И, видимо, продал, если отклонил предложенную мной помощь, да?

— Да, — прозвучал еле слышный ответ.

— Ну и чего ты нос повесила? Человек самостоятельно нашел возможность выбраться из затруднительного положения, и нам уже не нужно ломать голову над тем, как ему помочь. Я правильно рассуждаю?

— Правильно, — со вздохом согласилась Элен.

— И какие проблемы?

— Да вот, ломаю голову, как бы помочь самой себе…

И такая печаль прозвучала в ее голосе, что Сью не на шутку забеспокоилась.

— Выставка, аукцион… Дальше что? — Голос ее был строгим.

— Он пригласил меня прогуляться.

— Писал бы лучше свои романы, — ворчливо отреагировала Сью. — И что ему от тебя нужно?

А действительно, что ему от меня было нужно? Возможно, Патриком руководила благодарность? Или желание поставить благородную точку в наших отношениях? Все-таки Найджел Беккер— наш общий приятель, и это само по себе обязывало завершить недолгий контакт на ноте предельного миролюбия.

— Эй, Элен, — заволновался голос в трубке. — Ты, кажется, опять закрыла створки своей раковины?

— Сью, мне придется вернуться к самому началу нашего разговора: я влюбилась в Патрика. Подожди, не горячись… Сама понимаю всю безнадежность моего чувства. Надеюсь, что переживу и эту напасть. Тут еще Мелисса…

Снова допущена ошибка! Ни в коем случае нельзя было произносить ненавистное для Сью имя. Что делать с Патриком, она еще не решила, а вот в отношении Мелиссы — всегда во всеоружии.

— Дорогая, уходи от нее! Моя мама сказала: в любой момент и на любой срок примем тебя в нашем доме. Родство Корнеров и Гарди дальнее, но отношения между нами всегда были куда более близкими и теплыми, чем между Корнерами и Корнерами. Ты поняла меня? Оставаться у паучихи — значит плодить проблемы, а не разрешать их.

— Передай, дорогая, спасибо тете Лиз. Твоя мама всегда была ко мне очень добра. Но сегодня ты уже дважды не по делу выступаешь против Мелиссы.

— Я?! Да ты сама дважды на нее сослалась! — Сью решительно и деловито подвела итоги. — Встречаемся завтра в два у меня! К этому времени я успею прояснить кое-что, и начнем действовать!

Что на уме у этой неисправимой оптимистки? Пока приходится признать: беседа не оправдала надежд Элен. Утешение не пришло. Наоборот, только прибавилось тревоги: неизвестно, что еще надумает милосердная сестрица! Главное, ни в коем случае нельзя допустить ее встречи с Мелиссой. Этот узел придется разрубать самой.

Разговор с Мелиссой неизбежен, значит, не надо откладывать его «на потом». Элен приняла душ, надела старенькое, еще бирмингемских времен, платье, которое, оставаясь вполне приличным, по сроку службы и старомодности использовалось как домашнее. В выборе наряда не последнюю роль сыграло нежелание предстать перед теткой в одежде, которую та подарила.

Мелисса, надо отдать ей должное, исключительно щедра на подарки. И чем решительней были протесты одариваемой, тем с большей настойчивостью действовала дарительница. Ее «Ну-ка, примерь» и дальнейший показ обновок приятельницам обижали Элен. Но, что стоит отметить особо, это не мешало ей испытывать благодарность, которую, несомненно, заслуживала миссис Корнер.

Обычно один час вечером они проводили вместе в просторной, но, как все у Мелиссы, причудливо оформленной гостиной. На полу из-за ковров не разглядеть паркета. Фотографии, картины, гобелены, полочки не давали возможности увидеть узор обоев. Окна, дверные проемы утопали в шелковой роскоши занавесей и драпри.

Элен не любила эти вечерние посиделки. Гостиная воспринималась ею как сценическая площадка для моноспектакля, в котором единственную роль исполняла вечная актриса — миссис Корнер.

А сегодня все это богатое убранство диссонировало с образом тоскующей героини, который пыталась воплотить Мелисса. Играла ли она сейчас, или действительно какие-то серьезные переживания согнули ее всегда прямую спину? Опущенные уголки рта, вялые жесты. Да Мелисса ли это?

Элен отодвинула тяжелый шелк драпри и в смущении застыла на пороге комнаты.

— Добрый вечер. Я не помешаю, Мелисса? Может быть, тебе опять хочется побыть одной?

— Заходи. Присаживайся. Нет, не туда. Сядь в это кресло, поближе ко мне — я хочу видеть твои глаза.

Растерянно взглянув на тетку, скованная необычайностью ее поведения девушка опустилась в указанное кресло.

— В чем дело, Мелисса?

— Ты считаешь меня добрым человеком? — строго спросила та.

— Так легко расставаться с деньгами, как ты, может только щедрый человек… — Элен не без труда подбирала слова. Но ее простосердечное лукавство было легко разгадано собеседницей.

— Надеюсь, ты понимаешь, что я говорю не об умении сорить деньгами, а о доброте характера, доброте души. Ну так как же? Что ты думаешь по этому поводу?

Элен смутилась и внутренне напряглась, понимая, что ей будет навязан неприятный разговор. И как себя теперь вести?

— Мелисса, я никак не возьму в толк, что, собственно, происходит? Почему надо именно сейчас заниматься исследованием твоей души?

— Думаешь, речь идет только о моей душе? В диалоге раскрываются оба участника, и еще неизвестно, какой больше — тот ли, кто многословен, или тот, кто всячески пытается скрыть свое мнение…

Элен резко поднялась с кресла.

— Считай, что я уже раскрылась, — мне не хотелось бы продолжать нашу беседу, если ты собираешься ее вести в подобном тоне.

— Ну, уж нет, потерпи меня еще немного. Садись, садись. В последние дни ты не раз меня спрашивала, что со мной. А когда я вознамерилась тебе объяснить, не желаешь меня слушать?

Ах, значит, тетка решилась на явное обострение отношений! Ну что ж, если ей, Элен, не дают возможности скрывать правду, пусть правда восторжествует! Сью, еще немного и сбудется твоя мечта: ссора с Мелиссой, кажется, неизбежна. И это сейчас почему-то не очень пугает. На обострение идет сама хозяйка дома. Хозяйка положения. И тем не менее неприятно все это… Но ничего не поделаешь.

— Мелисса, скажи, пожалуйста, ты когда настоящая — в недавнем воркующем прошлом или в жестком настоящем?

Может быть, и неуклюже поставлен вопрос, но угодил он в самую точку: женщина явно занервничала и даже попыталась придать своему лицу выражение прежней благожелательности.

— Я совершенно не собираюсь ссориться, Элен…

«Элен»! Впервые за всю беседу она произнесла мое имя! Теперь бы не уступить завоеванных позиций — никаких вопросов тетке не задавать и ни в чем не оправдываться!

— Я тоже не собиралась. — Тон, холодновато-грустный, выбран, кажется, правильно.

— Но некоторые обстоятельства заставили меня… Впрочем, ладно… Разговор не получается. Возможно, позже мы найдем в себе силы обсудить наши взаимоотношения. А сейчас возьми вот это. — Мелисса протянула Элен пакетик. — Посмотри у себя в комнате. Приготовила, — она усмехнулась, — так сказать, под занавес. Спокойной ночи.

Вконец растерявшаяся Элен повертела пакетик в руках, потом, пытаясь преодолеть робость, подняла глаза на тетку и тихо проговорила:

— Финал эффектен, Мелисса, но вся сцена проведена тобой, согласись, бездарно. Ты показывала раньше куда более зрелищно интересную игру. Спокойной ночи.

И, не дождавшись ответа, девушка направилась к порогу. Несколько секунд ушло на борьбу с шелковой преградой. Этой заминкой воспользовалась Мелисса, чтобы с надрывом произнести завершающую реплику:

— Ты, оказывается, безжалостная, Элен!

— Ты тоже, тетя, — последовал быстрый ответ, и складки драпри скрыли за собой легкую фигурку.

Едва оказавшись у себя, Элен развернула пакетик. В нем был конверт, видимо, с письмом и сверточек с каким-то маленьким, но довольно увесистым предметом. Вскрыв конверт, девушка пробежала глазами аккуратно выведенные строчки:

«Элен, не думала, что когда-нибудь наши отношения будут прерваны таким образом. Для того, чтобы стать настоящим писателем, тебе не хватает знания людей, умения осмысливать их поведение и поступки. Просчеты человека не всегда означают его полную ничтожность. Птичка мечтала о свободе? Клетка (замечу, не золотая, но довольно щедро позолоченная) открыта! Лети!»

Вот тут бы Мелиссе и закончить свое краткое послание, тогда Элен чувствовала бы себя на высоте положения. В письме раздражало все — слова, легко угадываемые театральные интонации… Но тетка закончила по-другому: в конце письмеца стояло намеренно красиво выведенное имя «Доминик». И сразу тяжесть огромной вины обрушилась на Элен.

Мелисса прочитала на экране компьютера наброски к роману! По нынешним временам влезать в чужой компьютер так же предосудительно, как во времена наших бабушек — читать чужой дневник… Но разве неблаговидный поступок Мелиссы хоть в малой степени уменьшает вину Элен, которая, пользуясь гостеприимством и материальной помощью тетки, повела себя по отношению к ней неблагодарно?

А что в свертке? Какой еще сюрприз приготовлен? Ключ! В металлическое кольцо, к которому он прикреплен, всунут клочок бумаги, на котором написан адрес. Чуть ниже небрежно нацарапано: «На два года квартира твоя. Все оплачено». И снова та же подпись — «Доминик». Элен разрыдалась.

От слез резало глаза. От переживаний щемило сердце. Спать… Надо лечь спать. Пусть новый день подскажет решение.


6

<p>6</p>

Мелисса поступила мудро, уехав на несколько дней к подруге. Это избавило и ее, и Элен от тягостного расставания, от неловких слов и ненужных объяснений. Трудно было даже предположить, что тетка способна на подобную тактичность. Возможно, она руководствовалась иными соображениями, пусть так, но Элен все равно признательна Мелиссе за то, что обошлось без сцены, когда одна с трудом подыскивает слова благодарности, в то время как другая неискренне принимает или искренне отвергает эти слова.

Элен написала тетке письмо, где, в частности, попыталась оправдать свой поступок, но ничего путного из этого не вышло. Черновик полетел в корзину. В новом варианте послания инциденту отводилась одна фраза: «Я и сама порой сомневаюсь в своем писательском даре, но тем не менее считаю, что писателю дозволено творчески переосмысливать факты действительности».

Что, собственно, произошло? Элен всего-навсего набрасывала черты характера второстепенного персонажа… Если в едва намеченном образе спесивой дамочки Мелисса угадала себя, значит, персонаж оказался близок к своему прототипу? Конечно, можно поставить себе в вину сам ход мыслей, что в общем-то Элен и сделала, но как все это объяснить той, которая угадала себя в Доминик?

Дальше Элен писала: «Понимаю, что в сложившейся ситуации мне стоило бы гордо отказаться от дорогого подарка и вернуть ключ. Но ведь ты хотела меня наказать своим щедрым жестом, и мой отказ не принес бы тебе удовлетворения. Думаю, наш разъезд в нынешних обстоятельствах — во благо нам обеим. Надеюсь, что смогу освободить квартиру до истечения оговоренного тобою срока.

Да, ты, безусловно, была щедра по отношению ко мне, за что я тебе тысячу и тысячу раз благодарна. Но была ли добра? Мне многое осталось в тебе непонятным, что лишь подтверждает правильность твоего мнения о моих творческих способностях. Осмысливая образ Доминик, я никак не могла понять: зачем ей потребовалось держать Анну на коротком поводке? Извини за невольно причиненную тебе боль. А за все хорошее — спасибо».

Было искушение подписать письмо именем Анна, но Элен преодолела его. Ну вот и все. Клетка открыта. Лети, мисс Корнер? Однако птица, надолго лишенная свободы, и та не сразу решается покинуть место своего заточения. Вот и человеку, видимо, свойственно нечто подобное: мечтает о самостоятельности, а едва та становится реальностью, пугается осуществления собственной мечты.

К Сью, вопреки договоренности, Элен на следующий день не пошла. Не хотелось обсуждать вопрос, который оказался решенным как бы сам собой. Но позвонить позвонила. Тетя Лиз сказала, что Сью куда-то спешно уехала, и по ее, тети Лиз, оплошности Элен не была об этом предупреждена. Добрая женщина еще раз подтвердила свое приглашение:

— Девочка, всегда знай: наш дом — твой дом. Ты так благотворно влияешь на мою взбалмошную дочь! Не устаю поражаться: вы такие разные и так дружны! Приезжай, дорогая, всегда тебе рады.

Элен от души поблагодарила, но о том, что проблема с жильем решилась, да еще таким странным и неожиданным образом, умолчала.

Позвонил Найджел. Он, естественно, ничего не знал о последних событиях и говорил тоном, бодрость которого входила в противоречие с настроением Элен.

— Детка, есть задание специально для тебя! Снова выручает искусство стран Востока. Твоя последняя статейка очень понравилась боссу. Он даже высказался в том плане, что, мол, мисс Корнер умеет за фактом разглядеть тенденцию. Так что, мисс, вы у нас считаетесь чуть ли не специалистом в этой области. Довольна?

— Спасибо тебе, Найджел… — тихо проговорила Элен.

— Ты опять закисла, детка? Не иначе, твоя приторная благодетельница выкинула очередной фортель?

— Не надо о ней, прошу тебя…

— А о чем надо?

— Я зайду в редакцию на днях, тогда и поговорим.

— На днях?! — возмущенно воскликнул Найджел. — Об этом и речи быть не может! Ты с ума сошла! Материал срочный. Темы выставки толком не выяснил, но, кажется, что-то связанное с китайскими предками твоих любимых нэцкэ. Тебе будет интересно, вот увидишь!

Элен вяло остановила его восторг:

— Я не смогу пойти. Извини.

— Тебе что, ни славы, ни денег не надо? В штат газеты попасть тоже не надо? Образумься, дорогая!

Вот уж чего-чего, а славы мне совершенно не нужно, горько усмехнулась про себя Элен. Но что касается двух других пунктов… Нет, следует взять себя в руки и заставить заняться делом.

— Уговорил. Скоро приеду.

В редакции Беккер, естественно, довольно быстро выведал у Элен все ее новости. Да она и рада была разделить с кем-нибудь груз обрушившихся на нее событий. Человек доброжелательный, здравомыслящий, Найджел отреагировал на признание приятельницы однозначно:

— Ну и прекрасно, детка! Начинается новая жизнь! Откровенно сказать, я даже понять не могу, с чего это ты нос повесила? — Утешил и в отношении забот, связанных с переездом: — Завтра же все организуем. Я свяжусь с агентством, закажу машину. Вещей, уверен, у тебя — кот наплакал. Много книг? Так ты же не обо всех моих талантах знаешь — я прекрасно пакую книги! Лучший упаковщик Лондона и окрестностей! Выше нос, красавица! А сейчас — марш на выставку! Нам потребуются деньги на новоселье. Изволь заработать!

Милый Найджел… Как прекрасно иметь таких друзей! Сью бы еще, тогда вообще беспокоиться было бы не о чем. Ну что ж, будем зарабатывать деньги на новоселье! Элен приободрилась, заставила себя с головой уйти в дело. В библиотеке отыскала пару книг про китайские безделушки типа нэцкэ. Оказывается, и вправду, китайцы раньше японцев начали изготовлять причудливые фигурки с дырочкой для шнурка.

Элен улыбнулась: Найджел прав — чего доброго, она, действительно, скоро станет специалистом в той области, о существовании которой недавно вообще ничего не знала.

Работа отвлекла от тревожных мыслей. Осмотр выставки много времени не занял, но над статьей пришлось попотеть. Хотелось, чтобы новая работа была решена в ином ключе, нежели предыдущая. Удостоившись похвалы начальства, нельзя снижать планки. Если возьмут на постоянную работу, это сразу даст твердый заработок, поможет решить все вопросы, связанные с Мелиссой… Да что там говорить! Только так и можно будет сладить с невзначай наступившей самостоятельностью.

Элен позвонила Найджелу, чтобы сообщить, что все в порядке, материал готов, но ей бы хотелось завтра на свежую голову еще поработать над ним. Сказала, что, кажется, в очередной раз удалось совладать с многословием — уроки мастера не прошли даром.

Найджел порадовался ее словам, похвалил за оперативность, но тут же внес коррективы в намеченный план действий.

— Ты квартиру-то свою видела? Господи, неужели даже не полюбопытствовала? Мисс Корнер, вы меня удивляете. Слушай, пригласи меня первым гостем в твой новый дом, согласна? Тогда делаем так: приезжай в редакцию, здесь мы вместе поколдуем над твоей статеечкой, а потом я тебя на своей колымаге отвезу к месту старта твоей новой и, будем надеяться, счастливой жизни. Идет? Тогда жду!


И вот они с Найджелом переступают порог квартиры. Ну что можно сказать? Расщедрилась Мелисса. Хотела, видимо, дорогим подарком подчеркнуть свою обиду и побольнее уколоть и без того больную совесть Элен. Если бы у каждого мстителя были такие материальные возможности и такая изощренная фантазия!

Уже в подъезде Найджел стал от переизбытка чувств пощелкивать в восхищении языком, а уж при осмотре квартиры и вовсе голоса лишился, выказывая степень своего изумления лишь легким посвистом. Спальня, гостиная и даже маленький кабинет… В отличие от других комнат кабинет был пуст. Комнаты же обставлены прекрасной мебелью, оглядев которую Элен пришла к выводу, что убранство квартиры Мелисса препоручила квалифицированному дизайнеру, — ничто не выдавало причудливого вкуса дарительницы, разве что балдахин над широченной кроватью. Впрочем, тяга к «ретро» сейчас повсеместна, и вполне допустимо, что мастер по интерьеру внес свой посильный вклад в торжество модного стиля.

Но оказалось, что миссис Корнер таки приложила свою руку. Честь этого открытия принадлежала гостю. Найджел вдруг восхищенно произнес:

— Смотри, Элен, твоя паучиха… Впрочем, отныне я отказываюсь от любых уничижительных слов в ее адрес… Твоя Мелисса способна проявить удивительную душевную тонкость: здесь стоят безделушки, которым доверено, по всей видимости, отражать твое нынешнее увлечение искусством Востока. Где она только их раздобыла?

Элен взглянула на изящную подзеркальную полочку и обомлела: там стояли нэцкэ. Талисманы Патрика! От неожиданности, от неспособности все понять и должным образом оценить Элен расплакалась. Мелисса продолжает наказывать ее своей щедростью и непредсказуемыми вывертами чрезвычайно богатой фантазии. Человек, унесший нэцкэ с аукциона, оказывается, был эмиссаром миссис Корнер!

Элен вспомнила, что затеяла с Мелиссой разговор о реликвиях Патрика Фрэнка в тот самый день, когда впервые почувствовала необычность ее поведения. Неужели тетка уже тогда оттачивала мысль о сладкой мести неблагодарной племяннице? Непостижимо! Нет, Элен Корнер никакая не писательница, ей никогда не удастся создать образ Доминик, потому что не по силам разобраться в характере прототипа.

Найджел с недоумением смотрел на горько плачущую девушку.

— Ну ты что, глупенькая, совсем ошалела от счастья? Перестань, детка. Ты, я вижу, окончательно разучилась радоваться! Все идет прекрасно! Ты получила сверх того, о чем могла вообразить в самых смелых мечтах, ведь так? Сотни девушек в подобной ситуации предпочли бы прыгать от восторга, и только ты способна найти в случившемся повод для слез.

Элен подняла к нему заплаканное лицо и, всхлипывая, проскулила:

— Найджел, судя по всему, я вела себя по отношению к тетке как последняя дрянь…

— Не верю, детка. Ты на это просто не способна. — Найджел успокаивающе похлопал ее по плечу. — Ну-ка поведай своему лучшему другу, на чем основываются твои подозрения по поводу морального облика Элен Корнер?

Пришлось рассказать историю с талисманами Фрэнка.

— Послушай, — возликовал Найджел, — да у тебя просто потрясающая тетка! Надо же, как все продумала, организовала, подстроила… Нет, согласись, непредсказуемый человек! Шут с ней — пусть чудит, я не против, если для тебя все будет благополучно заканчиваться.

— Ты называешь это «благополучным»? — Элен обвела печальными глазами комнату.

— Насколько я понимаю, ты предпочла бы быть выброшенной на улицу? У тебя, детка, по меньшей мере странный вкус. Меня сейчас больше волнует судьба Патрика. Видно, здорово его прихватило, если он согласился расстаться с семейными реликвиями. И ведь ни словом не обмолвился! А как сейчас у него дела?

— Не знаю.

Элен стыдливо опустила глаза. Я действительно веду себя как самая закоренелая эгоистка. У Патрика неприятности, а я ссору с теткой переживаю, словно речь идет о каком-то бедствии. Позволишь себе раз поплакать — и вторые рыдания приходят быстро, без труда находя проторенные слезами пути. Найджел оторопел, снова увидев ее плачущей:

— Ну-ка, объясни, детка, по ком твои слезы? Неужто само имя Патрик так действует на мою склонную к печали подругу?

Элен вытерла ладошками мокрые щеки и энергично замотала головой, давая понять, что мысль, высказанная Беккером, более чем абсурдна. И, пожалуй, переусердствовала, потому что Найджел внимательно взглянул на нее, удивляясь собственной догадке, приподнял брови и сказал с серьезностью, какой Элен от него не ожидала:

— А что, если ко всем твоим чистосердечным признаниям ты добавишь еще одно? Я так понял, что мистер Фрэнк завладел сердцем мисс Корнер? — Элен прятала глаза, но головой мотать перестала, что Найджел склонен был посчитать чистосердечным признанием. — Как жаль! Я ведь до последнего лелеял надежду на ваше ко мне внимание, расположение, влечение… Или как там это называется? И сам же, идиот, заслал в дом девушки, которую, кажется, всем сердцем полюбил, этого красавца, этого дамского угодника, сердцееда…

— Дамского угодника, говоришь? — резко вскинула голову Элен. — Да он голубой, твой неординарный тип, твой сердцеед!

Громкий хохот Найджела был ей ответом. Сначала она сердито смотрела на некстати развеселившегося собеседника, потом с вниманием отнеслась к его, казалось бы, неуместной реакции на ее слова и, вдруг осознав, возможно, скрытый в ней смысл, уже с надеждой в голосе спросила:

— Найджел, я не права? Я ошиблась, да?

И такую искреннюю заинтересованность выдал ее голос, что Беккер перестал смеяться и, поиграв в недоумении плечами, мрачно заявил:

— Да, ты не права. Даже не представляешь себе, как ошибаешься! Скажу больше: насколько я понял по поведению мистера Фрэнка и из его слов, он имеет дерзость быть неравнодушным к мисс Корнер.

— О, Найджел! Ты снова шутишь! Вечная твоя манера — серьезные вещи переводить в забавы…

— Да какие уж там шутки, — махнул рукой гот. — Поделом мне: решил, дурак, тягаться с этаким красавцем!

Найджел, неизменно добрый к Элен, никогда раньше не давал ей понять, что не только дружеское участие движет им. Элен даже в голову не могло прийти, что этот приятный мужчина, этот умница, многоопытный журналист увидел в ней женщину, достойную любви, а не унылую девицу, согнувшуюся под грузом вечных неприятностей.

Элен не раз давали понять, что внешне она очень привлекательна. Комплимент радовал, многократность его повторения убеждала в возможной правильности оценки, но что с того? Уж ей ли не знать: как человек Элен Корнер скучна и неинтересна. Вот Сью — другое дело. В сестрице энергии через край, веселье бьет ключом, не может без людей, а люди нуждаются в ней. Да, права тетя Лиз: они совершенно разные. Элен встречались великодушные воздыхатели, называющие ее печальной, но, видимо, они употребляли это слово как щадящий синоним слова «скучная».

Дружеские связи с Найджелом Беккером устраивали Элен своей безобидностью. Ни к чему не обязывающие, обоюдно теплые отношения не отягощали ни сознания, ни сердца. И вот вдруг выясняется, что с его стороны были чувства куда более нежные, нежели те, что питала она к нему. Ну что ж, можно только пожалеть, что былой простоты между ними уже, вероятно, никогда не будет.

А ведь, если вспомнить, у героини ее недописанного романа возлюбленный куда больше походил на Беккера, чем на Фрэнка… Анне просто повезло не встретить человека, подобного Патрику. Или не повезло?..

— Найджел, милый, я даже не догадывалась… Прости… Мне жаль…

— Все хорошо. Не бери в голову. Я ничего не говорил, ты ничего не слышала. Мы же остаемся друзьями, не так ли? Мне бы, во всяком случае, хотелось, чтобы было именно так.

Элен грустно покачала головой.

— Мужчины редко делают подобного рода предложения. Чаще, насколько я знаю по книгам, остаться друзьями предлагают отвергнутым любовникам женщины.

— Читать надо меньше, — нарочито недовольным, ворчливым тоном изрек Найджел. — Мы свою историю будем писать не по шаблону, верно? А про Патрика знай: несмотря на приятную внешность, он очень даже славный человек!

Элен улыбнулась, что, кажется, доставило собеседнику удовольствие.

— Найджел, ты не обидишься, если я спрошу у тебя одну вещь?

— Обижусь? Я? На тебя? Что за ерунда! Давай спрашивай!

— Как ты думаешь, моя встреча с Патриком на выставке была случайной?

— Нет, конечно. Патрик сказал, что возникли какие-то осложнения, что он вел себя по отношению к мисс Корнер неправильно и потому путь в ее дом ему заказан. Следовательно, надо сделать так, чтобы встретиться с ней на нейтральной территории и как бы совершенно невзначай. Задание, как ты понимаешь, для человека с моим интеллектом легче легкого. Таким образом, вы, мисс, и стали большим специалистом по восточному искусству. Судьба?..

Элен с преувеличенным вниманием изучала свои пальцы. Нужно время, чтобы переварить новую информацию. Патрик решается на сложный ход, чтобы увидеться со мной. Почему? Глупо надеяться, что в нем говорило какое-то иное чувство, кроме чувства долга. Он оскандалился в доме, в который пришел по рекомендации Беккера, и посчитал себя обязанным загладить собственную вину. Логично. Но ведь было же еще свидание… Оно началось с прелестного букетика цветов, и тут уж Беккер абсолютно ни при чем. Неужели Патрик?.. Нет, он же довольно резко отказал мне в гостеприимстве, хоть, видит Бог, я и не собиралась напрашиваться к нему в дом. Просто вырвалась дурацкая фраза, а он среагировал серьезно и, в общем-то, грубо. О, Сью, дорогая, где ты? С Найджелом отныне невозможно обсуждать щекотливые темы. Пауза явно затянулась. Найджел проявлял несвойственное ему терпение.

Элен нашла в себе силы вернуться к прерванному разговору:

— Найджел, ты знал, что Патрик решился продать свои талисманы?

— Я же тебе уже сказал: нет. Мало того, я вообще не знал об их существовании. Нэцкэ… Я и слова-то такого до той поры не слышал.

— И тем не менее ты произнес это слово, когда отважился послать меня на якобы задание? Тоже мне друг!

Найджел некоторое время переваривал упрек, запустив пальцы в свою буйную шевелюру. Но потом, пожав плечами, заметил:

— Милая Элен, можно подумать, ты пошла бы на выставку, скажи я, что там будет наш общий знакомый. Считай, я попросту свалял дурака, искренне полагая, что мой обаятельный приятель только и хочет извиниться перед моей обаятельной подругой. Трудно сказать, как бы я вел себя, зная подоплеку его намерений. Учти на будущее: даже выдающийся интеллект не спасает человека от непозволительных ошибок. Ну посуди: похваляюсь своим умом, а сам, того не ведая, выступил — и успешно! — в роли добросовестного сводника. Вот уж чего мне хотелось меньше всего…

Элен и сочувствовала кающемуся, и радовалась его просчету. Действительно, будучи очень умным человеком, Найджел в житейских делах нередко оказывается откровенным простофилей.

— Знаешь, а я ведь в душе посмеялась над Сью, которая углядела за этими, якобы случайными, встречами не перст судьбы, а руку человека, то есть, как выясняется, твою. Забавно…

— Мисс Гарди — девица, конечно, взбалмошная, но уж в здравом уме ей не откажешь.

— Бедная Сью, как она будет переживать, что обо всех моих приключениях узнала последней! Странно: уехала, меня ни о чем не предупредив. Без нее я просто теряюсь.

— Успокойся, я рядом и этого пока, полагаю, вполне достаточно.

— Я тебе безмерно благодарна. Мне страшно было подумать о том, что я одна войду в эту квартиру. И все-таки… Скажи, дорогой мой друг, ты действительно уверен, что я с чистой совестью могу принять последний подарок Мелиссы?

— А почему бы и нет? — пожал плечами Найджел. — Слушай, может быть, опробуем эти роскошные кресла? Вдруг Мелисса подсунула что-то очень жесткое и неудобное?

Элен по примеру приятеля опустилась в кресло, которое своим удобством не давало повода для рекламации, что и констатировал с самым серьезным видом Найджел. Гость не был так скован, как новоявленная хозяйка, а потому через секунду вскочил и пошел осматривать квартиру. Вскоре послышался его восхищенный голос:

— Не кухня, а рекламная картинка! Эй, кофе будем пить? — И сам же громогласно ответил: — Будем! Да, детка, твоя Донимик куда сложнее и интереснее, чем казалось писательнице Элен Корнер, — с тяжелым вздохом произнес Найджел, ставя на маленький столик чашки с кофе. — Мелисса свою месть обдумывала, насколько я могу судить, очень тщательно. Все сделано для того, чтобы ты не успевала отойти от очередного приступа потревоженной совести. Имей в виду: холодильник набит продуктами до отказа, а к дверце скотчем прилеплена записка, которая опять-таки подписана: «Доминик».

— Что в записке? — вяло полюбопытствовала Элен.

— Телефоны некоей миссис Феллдэн, которая будет приходить убираться по вторникам и пятницам. Тебе не стоит волноваться — труд прислуги оплачен. Все та же миссис уполномочена регулярно пополнять запас продуктов. Каково? Не удивлюсь, если узнаю, что этой доброй фее доверено держать в курсе дела твою благодетельницу, чтобы миссис Корнер очередной своей выдумкой могла бы снова и снова вгонять тебя в панику.

— Какая странная манера — мучить благородством, — раздумчиво произнесла Элен.

— Ну, думаю, способ мучения избран с учетом твоего характера. Другая на твоем месте просто возликовала бы от нечаянной удачи и не терзалась ни малейшими угрызениями совести. А теперь подтверди, пожалуйста, мои подозрения: судя по всему, ты любишь сухие бисквиты, да?

— Да. — Элен в недоумении уставилась на Найджела: откуда тому известны ее не слишком изысканные гастрономические пристрастия.

Найджел не без удовольствия прояснил истоки своей осведомленности:

— Там на полке изрядный запас бисквитов. Я также теперь знаю, что мисс Элен Корнер неравнодушна к ежевичному конфитюру, соку грейпфрута и ананасному йогурту…

Элен лишь кивнула в ответ, и глаза ее вновь затуманились слезами. На этот раз Найджел, кажется, рассердился:

— Послушай, детка, у меня есть предложение: отплачь раз и навсегда по этому поводу, а то ведь изведешься вся — будешь реветь и вздрагивать при каждой встрече с очередным коварным сюрпризом твоей чертовой Доминик. Она бы рада этим именем подписать здесь каждую вещицу! Ну так что — еще поревем или этой слезой поставим последнюю точку? — Найджел перевел дух и невесело усмехнулся: — Странно, что Мелисса еще и Патрика сюда не доставила. Или эту свою привязанность ты все-таки сумела скрыть от ее проницательного взгляда?

Легкий намек на неодобрение, мелькнувший было в его глазах, тут же угас, так как Элен не смогла скрыть своего замешательства:

— При чем здесь Патрик?

— Действительно, при чем здесь этот красавец!

Судя по всему, Найджел и раньше не тешил себя надеждой на взаимность со стороны Элен и, хоть был несколько обескуражен, выяснив роль Патрика в ее жизни, не собирался впадать в уныние.

— Элен, — поинтересовался он, — а с чего это ты взяла, что твой Патрик…

— Мой?

— Что мой Патрик категорически не создан для служения прекрасной даме?

Витиевато построенный вопрос заставил девушку вспомнить систему своих сомнительных доказательств.

— На эту дурацкую мысль меня натолкнул ею роман под вычурным названием «Я не прошу твоей любви»… Понимаешь, написана вещь, с моей точки зрения, великолепно, но мне в каждой строчке чудилось этакое дамское рукоделие…

— Любопытно. Ты ему об этом сказала?

— Сказала.

— Ну и он?..

— Как мне показалось, даже порадовался моей оценке. Заявил, что намеренно пытался создать иллюзию женского авторства.

— Мало же тебе потребовалось, чтобы скинуть мужчину с пьедестала! А я-то, дурак, взял да и развеял твои глупые подозрения. Пусть бы ты продолжала заблуждаться на его счет.

— Найджел, а что за молодая женщина живет в его доме? — пряча глаза, решилась спросить Элен.

Найджел искренне рассмеялся:

— Слушай, детка, ты уж выбери одну стезю для страданий. Или он не мужчина, или он мужчина, но живет с любовницей: одновременно переживать по столь различным поводам, согласись, безрассудно. Честно скажу: я не знаю, кто там есть у Патрика. Пару раз слышал по телефону молодой женский голос, но не посчитал возможным поинтересоваться у приятеля, кто эта леди. Впрочем, если надо, постараюсь узнать. Считай, ты мне дала задание разведать, что делается в стане моего удачливого соперника.

— Зачем ты так? — воспротивилась Элен.

— Шучу, — легко отмахнулся доброжелатель. — Ну что, пошли? Давай побалуем миссис Феллдэн — оставим чашки немытыми…

Элен, тяжело вздохнув, выбралась из кресла, медленно подошла к зеркалу и взяла с полочки нэцкэ.

— Ты покажешь Патрику свои новые игрушки? — тут же полюбопытствовал Найджел.

— Нет! Пока нет. Послушай, тебе не кажется любопытным, как все получилось? Я стала хозяйкой талисманов, которые оберегали от несчастий династию Фрэнков…

Элен потянула на себя инкрустированный ящичек под полкой зеркала, положила в него статуэтки и медленно вернула ящичек на место. Найджел внимательно следил за ее манипуляциями, потом неожиданно серьезно заметил:

— Будем надеяться, что тебе твои новые друзья послужат более верно, чем своим предыдущим хозяевам. Ты отныне под их охраной, а мне, вероятно, теперь следует заняться Патриком. С человеком происходит что-то неладное, раз он решился продать любезные сердцу вещицы.

— Да, Найджел, да. Я именно об этом сейчас и подумала. Собственно, только поэтому Патрик и занимает мои мысли.

— Ну-ну, не скромничай, красавица! И не обманывай ни себя, ни меня — я же не до такой степени эгоист, чтобы не видеть: мой соперник во всех отношениях интересней меня. Решусь высказаться даже более определенно: вы с ним, как это для меня не обидно, составили бы хорошую пару.

Элен смутилась. Ну почему так происходит? Меня любит Найджел, человек во всех смыслах положительный. И, кстати, недурен собой. Он из тех людей, которые неизменно и сразу располагают к себе: открытое лицо, приветливый взгляд, вечная готовность посочувствовать, помочь другому… Почему же мое сердце не открылось ему навстречу? Почему, воздавая должное его достоинствам, я избрала не его?


7

<p>7</p>

Настал день переезда. Найджел, серьезный и деловой, явился в дом Мелиссы рано утром. Машина должна приехать в двенадцать, к этому времени надо успеть упаковать все пожитки Элен. Впрочем, вещей, как и предполагал Найджел, оказалось очень немного. Пару чемоданов с бельем успела уложить Эфи, взгрустнувшая по поводу расставания с молодой хозяйкой. Книги были уже сняты с полок, из ящиков письменного стола выгружены бумаги. Компьютер покорно ждал своей участи. Элен оглядела комнату, в которой провела довольно долгий и не лучший период своей жизни, и пожаловалась Найджелу:

— Вот такой же хаос у меня в голове и в душе.

Тот принял это заявление едва ли не весело:

— Ну тогда, детка, все идет как надо! Ничего ведь не стоит привести вещи в порядок, а заодно твою голову и душу. Сейчас, конечно, не помешало бы найти еще помощника…

— Но я же здесь, мистер Беккер, — обиделась Эфи и повернулась к Элен: — Мне будет без вас грустно и одиноко, мисс.

Та улыбнулась.

— Вот уж не думала, что кого-то мое присутствие может развлечь.

— А как же! — искренне удивилась Эфи. — Вы и мисс Гарди вносили оживление в жизнь этого дома. У миссис Корнер все по-другому… Уж извините, что я заговорила про нее. Знаю, вы меня не выдадите.

— Эфи, голубушка, а Сью мне вчера не звонила?

— Нет, мисс Элен, — покачала головой служанка. — Звонил какой-то мужчина, но не захотел представиться.

— Мужчина? — переспросила Элен. — Найджел, это мог быть только ты.

— Да, — легко согласился тот. — Я единственный на весь Лондон мужчина. Эфи, детка, скажи, тембр голоса был приятный?

— Это звонили не вы, мистер Беккер, — смутилась девушка.

— Ага, из твоего заявления я делаю вывод, что голос неведомого мужчины был приятным, — с самым серьезным видом высказал догадку Найджел. — Скажи, Эфи, а ты не умеешь по голосу воссоздавать портрет человека?

Озадаченная служанка лишь пожала плечами.

— Ну, Эфи, подумай: красивый голос — красивый мужчина. Неужели ты не замечала такой закономерности? — продолжал допытываться Найджел.

Эфи подняла глаза к потолку и вдруг, будто неожиданно прозрела, испуганно воскликнула:

— Значит, это был мистер Патрик Фрэнк!

— Вот, видишь, голубушка, — умиротворенно заметил Найджел, — а говоришь, что не умеешь по голосу определять внешность мужчины.

— Эфи, мистер Беккер шутит, — посчитала нужным вмешаться Элен.

— Да нет, мисс Элен, совершенно точно: звонил тот симпатичный мистер.

— Эфи, что ты понимаешь в мужчинах! — воскликнул Найджел с притворным отчаянием. — Ты слышишь, Элен, что она говорит? «Симпатичный»! Да Патрик Фрэнк красавец!

Элен отвернулась к окну. Совсем недавно она точно так же отреагировала на слова Эфи о Патрике.

Патрик звонил мне… Интересно, зачем? Ведь последний разговор не давал ни ему, ни мне ни малейшей надежды на продолжение отношений. Да и какие, собственно, между нами существовали отношения? Впрочем, кое-какие намеки на симпатию ко мне он все-таки сделал. Вот и Найджел свидетельствует: Патрик искал со мною встречи, даже пошел на то, чтобы организовать «случайное» свидание на выставке.

Впрочем, можно что угодно навыдумывать о мистере Фрэнке, преувеличивая свое значение в его жизни, но главное состоит в другом: оказывается, я уже не могу преуменьшить его значения в моей жизни. Мысль эта не обеспокоила Элен. Скорее наоборот, принесла некое умиротворение. Оказывается, любить, даже без какой бы то ни было веры во взаимность, — светло и радостно.

Элен никогда в жизни не переживала ничего подобного. Одного упоминания об этом человеке было достаточно, чтобы вдруг гулко застучало сердце. Но если сейчас она писала бы свой роман и потребовалось бы наделить героиню чувствами, которые переполняют Элен, то вряд ли она бы справилась. Как передать на бумаге всю гамму переживаний девушки — сумятицу мыслей, трепет сердца, томление тела? Анна вся светится любовью и в то же время хочет скрыть от людей острую новизну своих ощущений…

— Эй, Элен, о чем задумалась? Вспоминаешь облик нашего приятеля? Можешь поверить мне на слово: Патрик очень хорош собой!

Элен вскинула глаза на Найджела и согласно кивнула, чувствуя некоторое удовлетворение, оттого что сумела превозмочь в себе желание притвориться безразличной к предмету разговора или рассердиться на бесцеремонный шутливый намек.

— Найджел, ты не находишь, что Патрик похож на породистого доброго пса?

— Думаешь? Ну это какое-то уж слишком женское восприятие! Впрочем… Бархатные теплые глаза, предрасположенный к улыбке рот, приветливость…

— Спаниель, верно?

— Слава Богу! Я боялся, ты предложишь какую-нибудь такую породу, что мне придется встать на защиту приятеля.

Элен улыбнулась:

— Не растрачивай силы понапрасну, они тебе потребуются, чтобы защищать меня.

— От кого? — полюбопытствовал Найджел. Он ни на минуту не отвлекался от работы, увязывая книги в аккуратные пачки. И делал это, надо сказать, действительно умело. «Лучший упаковщик Лондона и окрестностей»!

Элен ответила на вопрос после небольшой заминки:

— Не знаю. Может быть, от меня самой.

— Ну, с этим, боюсь, не справлюсь. Ты иной раз настолько усердствуешь в самокопании, что ни я, ни Сузан, ни мы с ней, вместе взятые, не и состоянии спасти мисс Корнер от нее самой. Эй, Эфи, мне кажется, кто-то скребется в дверь. Уж не наш ли спаниель?

Найджел отставил в сторону очередную стопку ловко упакованных книг.

В дверь звонили. Оказалось, действительно — «спаниель»! Откуда он взялся? Элен в растерянности заметалась по комнате.

— Найджел, твои штучки?

— Мои! — радостно подтвердил тот. — Мне нужен был помощник, я же тебя предупреждал. Помощник явился, и чем ты недовольна?

Немного придя в себя от неожиданности, Элен попыталась хотя бы не выказать радости, которую испытала при виде Патрика.

«Спаниель» на этот раз выглядел робким, но склонным к тому состоянию, когда пес, не уверенный в хорошем к себе отношении, с преувеличенным усердием виляет хвостом. Едва войдя, Патрик превозмог скованность и сумел выдавить улыбку:

— Извините за нечаянное вторжение, Элен, но Найджел сказал, что я могу быть вам полезен.

Элен не без успеха сыграла светское, ни к чему не обязывающее радушие:

— Проходите, Патрик, рада вашему желанию мне помочь. Как вы могли догадаться, инициатива приглашения исходила от нашего общего друга. Я бы лично никогда не отважилась обратиться к вам с подобной просьбой.

Движения хвостом стали менее энергичными, но более искренними.

— Ну и зря. Я бы, не раздумывая, пришел и, чем мог, посодействовал. В бытовых делах мне равных нет!

Элен улыбнулась:

— Ну, во всяком случае, в отношении того, чтобы провозгласить панегирик самому себе, в лице Найджела равный вам все-таки есть. Патрик, я должна перед вами извиниться. Наша последняя встреча завершилась как-то очень странно, и я ощущаю свою вину…

— О чем вы, Элен? Да это я во всем виноват! Но, если честно, мне приятно, что вы хотя бы в таком контексте вспомнили о бедном Фрэнке.

Найджел продолжал трудиться с преувеличенным усердием, но было видно, что он доволен результатами проявленной им инициативы. Он молчал, пока не почувствовал некоторую скованность беседующих, и тогда решился вмешаться:

— Ладно, «бедный Фрэнк», переходи от слов к делу! Знай: только упорным, кропотливым трудом мы заслужим благосклонность прекрасной дамы. Кстати, ты обратил внимание, как хорошеет наша дама, когда смущается?

— Найджел! — взмолилась Элен, чувствуя, что краснеет до корней волос.

Найджел проигнорировал ее реплику, Патрик же посмотрел на девушку внимательным долгим взглядом. Видимо, не захотел говорить в шутку о том, что, с его точки зрения, требовало серьезных оценок. Он только чуть наклонил голову: если Найджел пожелает, то сможет истолковать этот жест как согласие. А тот, кстати, успевал и балагурить, и подшучивать над Эфи, и отдавать дельные распоряжения присутствующим.

— Элен, переложи все эти безделушки каким-нибудь тряпьем, чтобы ничего не разбилось. Эфи, найди пару ящиков для бумаг. А может быть, удастся отыскать коробку для компьютера? Ах, магазинная сохранилась? Прекрасно! Так что же ты стоишь? Тащи ее сюда! А ты чего ждешь, «бедный Фрэнк»? Принимайся за дело!

Элен с благодарностью взглянула на энергичного приятеля. Главное, что все его приказы, даже пусть отданные шутливым тоном, были дельными и исполнялись неукоснительно. Работа кипела. Неудивительно, что задолго до приезда машины все вещи оказались готовыми к отправке. Мужчины сложили баулы, чемоданы, ящики и пакеты у порога, а Элен тоскливым взглядом окинула комнату. Она попыталась подавить судорожный вздох, но Найджел заметил ее настроение и посчитал необходимым положить конец тягостному расставанию с домом Мелиссы:

— Отставить переживания! Вперед, в будущее!


Будущее… Каким оно будет для меня? Получено убедительное свидетельство: как писательница я пока не способна в достаточной мере логично объяснить для себя и толково описать мотивы поступков своих героев. Но именно как писательница я тем не менее обогатилась: самой жизнью подарен сюжетный поворот, который вряд ли мог бы прийти в голову даже маститому прозаику.

Видимо, надо переписать сцены, связанные с расставанием Анны и Доминик… Девушка мается из-за того, что не может понять истинных чувств своей крестной. Меньше всего ей хочется оказаться неблагодарной, но непреодолимо и желание побыстрее предать забвению тусклую жизнь, проведенную рядом с Доминик. Вот тут на выручку и придет Виктор. Его любовь обогреет Анну, он непременно преуспеет в намерении сделать свою избранницу счастливой. Не Бог весть какой интригующий ход для романа! А вот в собственной жизни писательницу вполне устроила бы подобная бесконфликтность…

Способен ли Патрик Фрэнк исполнить роль, сходную с той, которая отведена в романе Виктору? Сомнительно… Пока, кажется, только Найджел да Сью могут поддержать ее, Элен, в трудный период перелома судьбы. Впрочем, почему уж трудный? Припиши я Анне свои переживания, вряд ли читатель поверит в страдания героини. Внешне ведь все выглядит оптимистично: плохо ли въехать в даром доставшуюся новую квартиру? Но почему тем не менее грустна Анна?

Какими художественными средствами дать понять читателю, что переживания персонажа не глупость, не причуда, не кокетство? Анна ведь чувствует, что она по-прежнему на поводке у Доминик, разве что поводок стал подлиннее и подороже, а ошейник не таким жестким.

Элен неожиданно заметила, что Найджел и Патрик намеренно стараются не смотреть в ее сторону. Трогательная деликатность! Молодые люди уверены, что я в данную минуту болезненно переживаю расставание с домом дорогой тетушки. Им и в голову не приходит, что я сейчас «пишу» свой роман, а огорчена не столько отъездом, сколько мыслью, что не смогу справиться с очередной главой. Анна — тень Элен Корнер, пусть чуть-чуть нереальная, несколько приукрашенная, немножко усложненная…

— Эфи, милая, — приветливо обратилась Элен к служанке, — если будет звонить мисс Гарди, дай ей, пожалуйста, мой новый номер телефона.

— Конечно, мисс Элен. Мисс Гарди так вас любит.

Элен, согласно кивнув, улыбнулась девушке, а потом неожиданно весело воскликнула:

— Ну что ж, вперед, в будущее!


Вселение в новую квартиру проходило весело. Рабочие внесли все вещи, друзья стали в первую очередь обустраивать кабинет: распаковывали книги, вешали полки, устанавливали компьютер. Когда относительный порядок был наведен, Элен выдворила своих чрезмерно старательных помощников из кабинета. Заслуженный отдых! Патрик с почтением оглядывал новое жилище мисс Корнер, впрочем, от комментария не удержался.

— Кажется, миссис Корнер — человек куда более сложный, чем мне представлялось.

Элен кивнула, в душе порадовавшись, что Патрик сумел уловить это.

— Леди и джентльмены! Прошу внимания! — С этими словами Найджел торжественно извлек из своей спортивной сумки бутылку шампанского. Довольный изумлением друзей, он с преувеличенным усердием стал открывать бутылку, не замолкая при этом ни на секунду: — Есть добровольцы провозгласить тост? Под давлением пассивной общественности объявляю себя добровольцем! Когда наконец справлюсь с этой чертовой пробкой, я или сам скажу, или предложу Патрику за небольшое вознаграждение тему тоста. Давай порепетируем, Патрик! Тебе предстоит развить тему обновления. Квартира, жизнь, надежды, сама Элен… Объявляется тотальное обновление! Идея понятна? А о чем скажу я? Предположительно обращусь к Элен с такими словами: прочь печаль! Безусловно, мисс Корнер, печаль вам очень к лицу. Но мы — подтверди, Патрик! — согласны тебя терпеть и в ухудшенном варианте.

В эту минуту он наконец открыл бутылку, которая выплеснула обильную струю, что, впрочем, было встречено вполне благосклонно: весело вскрикнула от неожиданности Элен, искренне рассмеялся Патрик. Лишь Найджел сохранил невозмутимость. Он нашел бокалы, принес лед, выложил в вазочку бисквиты. Словом, с мазохистским наслаждением сжигал мосты и мостики собственной любви во благо чужого счастья.

— Милый Найджел, — с благодарностью взглянула на него Элен.

Тот отреагировал мгновенно:

— Что я вижу? Мисс Корнер не отводит свои прекрасные печальные глаза? В этом я склонен видеть первые признаки того, что пациент пошел на поправку. Отменяем все предыдущие тосты и пьем за чудесное исцеление!

Элен давно уже не чувствовала себя так уютно и легко. Сомнения, еще недавно грызшие ее, ушли прочь. Жаль, что девушка не видела себя со стороны — очень хороша она была сейчас: улыбка обнажила кончики влажных белых зубов, глаза сияют, легкий румянец играет на щеках.

— Друзья мои, я вам так благодарна!

Если бы Элен могла заранее предположить, что задумал Найджел, она, конечно же, воспротивилась бы и приняла какие-то меры, но его реплика застала ее врасплох. Он, видите ли, вынужден срочно уйти! Редакционное задание, якобы не терпящее отлагательства… Пусть, мол, пока Элен с Патриком поболтают о том о сем, часа через два, а может, и раньше, он заскочит узнать, не нужна ли его помощь. Элен растерялась, Патрик, судя по всему, тоже. Он сбивчиво стал что-то говорить, одновременно выказывая желание задержать приятеля и тут же успокаивая: какая еще может потребоваться помощь? Если что, он, Патрик, и сам все сделает. Лукавый Найджел не моргнув глазом выдержал их натиск и важно заявил:

— Дело, дорогие мои, на первом месте. Друзья тоже на первом, но они-то в силах подождать, не правда ли?

И ушел, предоставив оставшимся пережить ту неловкость, которая неизменно сопутствует уединению, намеренно кем-то спровоцированному.

— Найджел ушел, — сокрушенно констатировала Элен.

— Да, — не стал оспаривать очевидного Патрик.

— Хотите кофе? — Новоявленная хозяйка попыталась продемонстрировать гостеприимство.

— Может, лучше джин? — застенчиво улыбнулся гость. — Я не большой охотник до алкогольных напитков, но сейчас, кажется, способен поглощать самые крепкие и в большом количестве.

— Что так? — допустила минимум кокетства Элен, хоть и не предполагала, что собеседник выложит откровенно причину своего состояния.

Однако ответ прозвучал на предельно искренней ноте:

— Чтобы преодолеть неловкость нашего неожиданного уединения.

— Надо полагать, и мне следует принять внушительную порцию джина? — Элен была благодарна за то, что Патрик не стал лукавить.

Когда она внесла бокалы с джином в гостиную, Патрик продолжал неподвижно сидеть в кресле. Увидев ее, он привстал и, глядя на вазочку, о стенки которой позвякивал лед, улыбнулся.

— Лед в изобилии?

— Да! — рассмеялась Элен. — Давайте выпьем за наши творческие успехи, а?

— С удовольствием!

— Послушайте, мистер Фрэнк…

— О, Элен, я думал, мы с вами уже миновали этап подобных церемоний! Скажите, вы могли бы обращаться ко мне так же, как обращаетесь к Найджелу?

— Попытаюсь, — смутилась девушка.

— Ну же, попытайтесь, пожалуйста! Прошу вас…

— Странно: вы церемонно просите меня обойтись без церемоний…

— Хорошо, с учетом прозвучавшей критики говорю, как сказал бы на моем месте Найджел: Элен, ты, судя по всему, хотела меня о чем-то попросить, да?

— Да, Патрик, я хотела тебя попросить…

— Видишь, уже неплохо получается, — весело похвалил он. — Так о чем же?..

— Ты не хотел бы ознакомиться с уже написанными главами моего романа? Сказать по правде, я зашла в тупик, и мне бы очень кстати пришелся совет человека, доказавшего свою творческую состоятельность.

Патрик попытался высказаться в том плане, что комплимент им не заслужен, но тут же с радостью согласился почитать работу Элен. Видимо, его устраивала возможность уйти от неловкости их нечаянного уединения.

И вот Патрик, чуть подавшись вперед, замер перед компьютером, на экране которого появился набранный крупным шрифтом заголовок: «Борись за мечту, Анна».

Элен поспешно покинула кабинет, где расположился первый читатель ее романа, мечтая об одном: найти в этой квартире, пока не успевшей стать для нее домом, хоть какое-нибудь занятие. Ну что ж, мне предстоит сейчас полностью испить чашу возмездия, наполненную Мелиссой, подумала она. Хорошо, что Найджел заранее предупредил меня о многих возможных сюрпризах. Иначе пришлось бы еще не раз вздрагивать от постоянных намеков на мою черную неблагодарность.

Как-то в разговоре с Мелиссой Элен стала восторгаться красивым убранством ванной комнаты, виденным в модном американском фильме, — цветной кафель, зеркала по всему периметру, полка из толстого стекла, на которой расставлены всевозможные косметические средства в красивых баночках и вычурных флакончиках…

Тогда Элен просто пыталась поддержать беседу и не вкладывала особого смысла в собственные слова. А тут, смотрите, пожалуйста, ожившая мечта: цветная плитка, ванна, утопленная в пол, зеркала по всю стену и, самое смешное, — стала реальностью полка из толстого стекла, заполненная всяческой косметикой. Хотя нет, не всяческой, а именно той, что соответствует типу кожи Элен и волосам модного цвета «блонд». Вот до какой степени заигралась Мелисса, осуществляя акт своего странного возмездия!

Элен устало прислонилась к кафельной стене ванной и вялым жестом отвела волосы со лба. Ей неожиданно пришло в голову, что, руководствуясь лишь злостью, не учтешь такого количества деталей, они подсмотрены, вне всякого сомнения, все-таки добрым взглядом. Нет, не холодное ожесточение руководило Мелиссой. Но тогда что же? Загрустила Элен, пришла в полное уныние писательница Элен Корнер. Какая она писательница, если не в состоянии разобраться в элементарных вещах!

А кухня, действительно, как с рекламной картинки! Свою ли мечту воплощала в жизнь Мелисса или пыталась угадать желания Элен? В такой кухне не зазорно и гостей принимать. Скажем, близких друзей — Найджела, Сью… И Патрика.

Элен присела на высокий табурет у стойки бара. Ей казалось, что, сосредоточившись, она сможет проникнуть в ход мыслей женщины, придумавшей для нее эту удивительную пытку благородством. Знать бы, благородством ли? Так и не найдя ответа на свой вопрос, девушка неторопливо стала смешивать для себя коктейль: много сока грейпфрута, много льда и чуть-чуть джина. Получилось вкусно.

Она сидела, прильнув губами к соломинке, и размышляла над новыми обстоятельствами своей жизни. Но если ей не по силам разобраться в прошлом, то стоит ли тратить душевные силы на попытки разгадать будущее? Почему она не умеет получать удовольствие от данной минуты, от обстоятельств, еще не успевших стать прошлым?

— Элен!

Голос Патрика поверг ее едва ли не в смятение. Она попыталась взять себя в руки и намеренно спокойно вошла в кабинет.

Патрик сидел за компьютером: расслабленная поза, нога на ногу, вид беспечный… Создавалось впечатление, будто он специально хочет показать, что не придает особого значения всему происходящему, однако вопреки его желанию напряженность чувствовалась. Тон, которым он обратился к замершей на пороге Элен, был почти восторженный:

— Ну, мисс Корнер, вы и мастерица! А вернее сказать, ты, Элен, просто умница!

Как хотелось бы ей поддаться на эту внезапную лесть, и поддалась бы, наверное, если бы все про себя доподлинно не знала. Да, пролог и первые главы выписаны тщательно, выверены до тонкости, как языковой, так и логической. Но дальше… У нее не хватило элементарного опыта, чтобы убедительно выстроить конфликт. Доминик… На Доминик держится одна из важных сюжетных линий, но персонаж остался безликим, действия не подкреплены четкой логикой.

Патрик продолжал, тщательно подбирая слова:

— Тебе удалось выйти за рамки жанра дамского романа.

Увидев, что Элен пытается возразить, решительно продолжил:

— Не надо спорить. Авторская скромность — дело, конечно, хорошее, но я хочу всего лишь быть объективным, тем более что есть у меня и вполне определенные критические замечания. Начнем с них? Ну, смотри, не обижайся! Только сядь, пожалуйста, а то мне неловко так разговаривать.

Элен опустилась в кресло и застыла, с напряженным вниманием разглядывая свои пальцы.

— Видишь ли, многое в сюжете, в образах главных персонажей, в характере героини… меня… — Он взглянул на Элен, видимо, хотел подсластить пилюлю, но высказался бескомпромиссно: — Меня как читателя категорически не устраивает.

— Понимаю. — Тихий голос был едва слышен. — Сама чувствую, что не справляюсь с произведением подобного масштаба…

— Ерунда! Все наоборот. Тебе мешает стремление вписаться в заранее выбранный масштаб. А, насколько я успел понять, у тебя все серьезнее, значительнее, глубже, чем в тех романах, которые ты вознамерилась взять за образец.

— Спасибо, Патрик. Я ценю твое желание сказать мне что-то приятное, но подобная оценка незаслуженно высока.

Рецензент пожал плечами, всем видом показывая, что не намерен менять своих оценок:

— Как бы ты ни возражала, но бочка меда остается прежней, а вот насчет порции дегтя… Ты, насколько я понял, вполне состоявшийся писатель, и вещь у тебя получается настоящая, но это совершенно не означает, что обошлось без недостатков. Я лично считаю, что изъян в авторской концепции. Именно это тебе и не дает возможности развивать сюжетную линию.

— Патрик, я чувствую, что мне не по силам осуществить свой замысел. Говори без всякого стеснения. Если поможешь сдвинуться с мертвой точки, буду только благодарна.

Патрик вышел из-за стола, прошелся по комнате, потом решительным жестом пододвинул стул к креслу Элен, сел и секунду-другую хранил молчание. Затем тяжело вздохнул, будто решившись на что-то серьезное, и заявил тоном, не терпящим возражения:

— Твоя Анна — дура!

Ко всему была готова бедная писательница, только не к этому. Неужели Патрик не понимает, что бросил мне в лицо оскорбление? Я наделила героиню собственными мыслями, заставила совершать поступки, которые повторяли мои поступки…

— Допускаю, мистер Фрэнк, что вы правы, но…

— Элен, официальность тона свидетельствует о том, что на защиту Анны будут брошены серьезные силы?

— Ничего подобного, Патрик. Ни Анна, ни я, — мы не обиделись. Мы обе недоумеваем, за что бедняжка удостоилась столь суровой оценки?

— Анна живет в конце двадцатого века, она, если верить автору, неглупа, впечатлительна. Откуда же у хорошенькой, начитанной, во многих смыслах интересной особы мораль времен королевы Виктории? Ах, какая она воздушная, какая духовная! Только зачем, спрашивается, она нужна бедному Виктору? Он вообще мужчина или нет?

Элен сидела, понурившись. Действительно, кому она такая нужна, эта Элен Корнер? Уж, во всяком случае, Патрику Фрэнку «воздушная, духовная» не нужна! Ладно, пусть говорит дальше — буду делать вид, что моральный облик Анны меня совершенно не касается. Только так можно обойтись без ссоры. Хоть бы Найджел побыстрее вернулся!

— Посуди сама, продолжал разглагольствовать вошедший во вкус критик, — жизненная установка твоей героини по меньшей мере смешна: девушка соглашается расстаться со своим целомудрием, но идет на этот шаг, словно на Голгофу. «Надо!» — говорит она. Заметь, речь не о желании, не о всепобеждающей страсти, а о долге… Не по любви, а по размышлении зрелом решается она отдаться тому, кого, на его горе, избрала! Природа будто обделила несчастную не только душевностью, но и чувственностью! Может быть, в жизни подобные экземпляры встречаются, но это пример для учебника по психиатрии… Допускаю, что ты, автор, собираешься в конце концов развенчать глупые принципы прелестной Анны, но тогда надо хотя бы намеком обозначить свою позицию. Надеюсь, ты не разделяешь девичьи бредни своей героини?

Вопрос задан. Надо как-то реагировать. Взять и сказать, что солидарна с Анной? — гадала Элен. Более того — дать понять, что она это и есть я?.. Ну нет! То, что еще недавно казалось бесспорным, самой жизнью уже поставлено под сомнение. Анна не успела пережить того, что удалось познать мне. Создание не успевает за создателем, его ли в том вина? Но почему уж сразу — «дура»?

Однако же, как красив Патрик Фрэнк! Эти волосы цвета спелой ржи! Прическа несколько небрежна, но создается впечатление, будто талантливый визажист удачно нашел единственно возможный вариант укладки, чтобы не нарушить образа благородного рыцаря. Мог бы, конечно, «рыцарь» постричься поаккуратней — непослушные вихры, отражающие своевольный характер, сейчас уже ушли в прошлое. Интересно, знает ли Патрик, как идет ему этакая безалаберная прическа?

А его глаза… Своим добрым выражением они способны смягчить резкость глубокомысленных суждений. Темные, вдумчивые, они будто заранее извиняются за то, что неприятное для кого-то мнение будет высказано. И губы… Интересно, если бы он сейчас поцеловал меня, напряжение пропало бы или усилилось? В незапамятные времена такая форма губ называлась «лук амура»… В уголках рта притаилась улыбка. Притаилось обещание. Обещание чего? Но сейчас с этих губ слетают какие-то слова…

Знал бы Патрик, что в данный момент мне безразличны и Анна, и Доминик, и вся эта книжка, которая уже никогда, судя по всему, не напишется!

— Да и Виктор твой хорош! — донесся до нее голос Патрика. — Страшно подумать: неужели он все-таки решится связать свою жизнь с девицей, которая только потому и привязана к нему, что Виктор не проявляет к ней мужского интереса?

— А может быть, все не так, Патрик? — мягко возразила вернувшаяся к действительности Элен. — Может быть, Анна просто-напросто не способна вызвать мужского интереса? Закомплексованная, сбитая с толку жизненными перипетиями…

Патрик мимикой и жестами выразил свое возмущение, после чего решительно высказался:

— Ну, во всяком случае, у меня не сложилось впечатления, что такой человек, как Анна, оставляет безразличными всех без исключения. Ты говоришь — «не способна»? Почему же? Насколько мне, читателю, дано было распознать характер девушки, она очень живая, эмоциональная, ей присуща ироничность, не говоря уже о житейском здравомыслии. Да нет, нормальный объект для интереса и даже для любви. Излишне носится со своими переживаниями, это верно. Но в остальном… Честно сказать, эта юная особа, встреться она мне, смогла бы привлечь мое внимание.

Бог ты мой, в этой незаурядной девушке столько всего намешано! Удивительная смесь: у нее деятельный ищущий ум, угадывается напряженная работа души и… извини меня — ханжество. Да, ханжество, поскольку юная леди, осознавая свою привлекательность, превращает девственность чуть ли не в фетиш и оберегает с горячностью, достойной лучшего применения… Ханжество в чистом виде! Все это очень любопытно! И дает надежду на захватывающую непредсказуемость знакомства с подобным человеком. Пошли мне судьба встречу с такой особой, пожалуй, я бы очень ею заинтересовался.

Патрик нажал на клавишу и вернулся в начало текста. Найдя нужную строчку, он с удовлетворением воскликнул:

— Вот! Анна очень хороша собой, фигура — прелесть. Мне лично всегда нравились женщины подобного типа: тонкая талия, высокая грудь, чуть покатые плечи, живые глаза, мягкие движения, умение вести нескучные беседы… Мне показалось, ты с ней в чем-то похожа, хотя внешне, пожалуй, ты поинтересней. Во всяком случае, ведешь себя естественно, в тебе нет этакой отстраненности от действительности, и, главное, мисс Корнер в отличие от Анны не носится со своими грустными переживаниями как курица с яйцом.

Элен покраснела до корней волос и не нашла ничего лучшего, как спросить:

— При чем здесь мисс Корнер? — Она пожала плечами.

— Ну как при чем! — вскинулся Патрик. — Писатель всегда в какой-то мере дегустатор чувств своих героев. Даже создавая образ мелкого проходимца, или законченного негодяя, или, допустим, рыцаря без страха и упрека, писатель или писательница непременно перепроверяют поведение своих героев логикой своего ума, своих поступков. Уверен, создавая образ Анны, ты в себе покопалась вволю, не так ли?

— Уж не так глубоко, как ты, наделивший главного героя собственной внешностью! — неожиданно для самой себя вспылила Элен. — Надо ж такое придумать — списать с себя портрет главного персонажа!

— Ты заметила? — простодушно улыбнулся Патрик.

— Как это можно не заметить? Заметила и симпатию, с которой относится к себе автор.

— Твое недоумение абсолютно понятно. Когда-нибудь я все тебе объясню. Единственное, что меня удивляет, почему ты не высказала свое замечание раньше?

— Я рассудила, что твоим потенциальным читательницам совершенно безразлично, как выглядит автор книги, тем более что ты намеревался спрятаться за чужой фамилией.

— Давай об этом поговорим в следующий раз. Ведь сейчас речь о твоей дурехе Анне, которая даже не ведает, как прекрасна любовь, какое наслаждение она способна дарить человеку, даже если остается безответной. Дай мне руку. Не бойся, Бога ради, это же не твоя рука, а рука Анны. Мы с тобой попробуем пройти сцену встречи Анны с Виктором. Не я — он берет пальцы девушки в свою ладонь. Она остается равнодушной…

Нет, Анна, судя по всему, не сможет оставаться равнодушной. Элен попыталась превозмочь дрожь, охватившую все тело. Но от Патрика не укрылось ее волнение, потому что он удовлетворенно сказал:

— Вот видишь, я, по сути дела, совершенно посторонний человек, к которому ты более чем равнодушна, а тебе приходится переживать нечто необычное, ведь так? Почему же Анна остается невозмутимой, хотя сама избрала Виктора в спутники жизни? Пусть подсознательно, но избрала же?

Он что, издевается надо мной? Неужели угадал тождество между мною и Анной? Тогда, выходит, дурой он назвал меня? Как после этого себя вести? Вырвать руку, покоящуюся в теплых, длинных, как у пианиста или мага, пальцах?

Телефонный звонок спас Элен, которая расценила этот резкий звук как сигнал к освобождению.

Звонила Сью! Милая, дорогая Сью, как ты нужна сейчас! — обрадовалась про себя Элен. Хоть ты и вторглась в беседу, которая могла бы кое-что прояснить в странных отношениях писательницы и излишне строгого критика.

Еще горит лицо, еще тело объято дрожью, еще рука ощущает мягкое прикосновение пальцев красавца мужчины… Приятное прикосновение. До сознания Элен не сразу дошел смысл взволнованной, сбивчивой речи Сью.

— Дорогая, я еду к тебе! Дверь никому, кроме меня, не открывай! Не смей ничего из рук этой ведьмы принимать! Я такое узнала, что нам теперь не обойтись без мер крайней предосторожности! Я…

— Остановись. С тобой все в порядке? — с трудом вклинилась Элен в этот истерический монолог.

— Со мной-то да, в порядке, а вот с тобой, доложу я тебе, все в беспорядке! Я такое открыла! Но это при встрече. Мне кажется, что за мной следят. Еду к тебе, но, если замечу слежку, задержусь на столько, сколько потребуется, чтобы оторваться от шпионов твоей тетушки.

— Что за дурацкие мысли, Сью? Если что-то вызывает у тебя тревогу, давай встретимся завтра и все спокойно обсудим.

Элен, во-первых, вовсе не хотелось резко обрывать необыкновенное свидание с Патриком, а, во-вторых, что за ерунду Сью придумала? Слежка! Меры предосторожности! Вот уж умеет сестричка успокоить в нужный момент!

— Завтра?! Да меня до завтра разорвет от новостей, которые я разузнала в Бирмингеме! Да и лондонская новость не хуже: выгнала-таки тебя наша прелестница Мелисса! У, змея! В общем — жди. Еду!

Чем хороша Сью — она не оставляет собеседнику выбора и не надо ломать голову, как поступать дальше. Едет, и все тут! А ты изволь думать теперь, насколько они совместимы с Патриком, не сболтнет ли Сью чего-нибудь лишнего? Однако все опасения Элен были тут же развеяны гостем. Патрик стоял, раскачиваясь с носка на пятку, и внимательно вглядывался в лицо девушки.

— Ты чем-то огорчена? Найджел звонил? Он приедет? Хорошо бы, тебе не надо в первый вечер надолго оставаться совсем одной.

В его голосе слышались озабоченные нотки, но Элен почему-то разозлилась, видимо, нервозность сестры передалась и ей.

— Отвечаю в порядке поступления вопросов. Нет, не огорчена, или, вернее, не очень огорчена. Нет, звонил не Найджел, а моя сестра Сузан, неудавшийся автор твоего романа. Приедет, но не Найджел, а Сью. Так что тебе не стоит волноваться, что в этот вечер я останусь одна. Из целого залпа твоих вопросов я делаю вывод, что ты устал от роли заботливого приятеля и собрался уходить? Позволено ли мне узнать почему?

Она совершенно не собиралась задерживать гостя, просто действительно любопытно, с чего он вдруг решил сорваться с места?

— Мне надо домой.

— Тебя ждут?

— Да, меня ждут.

— Мама из Рединга?

Патрик грустно улыбнулся.

— Насколько я могу судить, ты интересуешься, не вру ли я? Нет, не вру. Но временно не хочу слышать вопроса, который, судя по всему, ты хочешь задать, но не задаешь.

Элен передернула плечами.

— Господи, какая мне разница, кто тебя ждет!

— Жаль, что никакой… Мне бы хотелось, чтобы хоть кто-нибудь всерьез был озабочен тем, где я? с кем? нужен ли кому-то?

Почему вдруг так погрустнел «спаниель»? От его уверенного, задорного вида не осталось и следа. Песик ждет ласкового взгляда, но знает, видимо, что не заслужил. Элен категорически не хотелось впускать жалость в свое сердце. Наоборот, она намеренно распаляла себя, чтобы неосторожным движением, фразой, мимикой не выдать чувства, которое до этой минуты согревало ее.

— Врешь — не врешь, это в конечном счете твои проблемы! — зло заговорила Элен. — Мне лично кажется, что для тебя соврать — как воды выпить. Взять хотя бы историю с твоей книгой.

— Какую историю? — неожиданно заволновался Патрик.

— Ну уж кто-кто, а ты-то знаешь — какую…

— И ты знаешь?

Элен вскинула брови. Вопрос показался нарочито вызывающим и, видимо, не требовал ответа.

— А тщательно оберегаемая тайна твоего дома? Ты, правдолюбец, видимо, не в курсе, что умолчание — один из видов откровенной лжи? Мне, например, нечего скрывать. Вот я вся перед тобой: никаких тайн, недомолвок, прикрас…

— Ну, положим, тайна-то есть, но оставим ее разгадку на потом.

При этих словах брови Элен взяли рекордную высоту, означавшую предельную степень удивления.

— А эта твоя, якобы случайная, встреча со мной на выставке? Тщательно продуманная ложь!

— Вот тут грешен, — с видимым облегчением рассмеялся Патрик. Но, взглянув на Элен, заставил себя стать серьезным. — Сознаюсь, мне приятен твой интерес к темным сторонам моей личности. При таком положении вещей можно надеяться, что когда-нибудь мы доберемся и до светлых, которые, поверь на слово, тоже есть. Элен, — прервал сам себя Патрик озадаченно, — мы с тобой разговариваем даже не как влюбленные, а как сварливые супруги, прожившие вместе не один год. Когда, интересно, мы успели накопить столько взаимных упреков, столько претензий друг к другу?..

Элен вынуждена была отдать должное его наблюдательности. Не без некоторого лукавства взглянув на Патрика, она позволила себе неосторожную фразу:

— Ну так давай попробуем говорить, как пара влюбленных.

— Что я слышу?! — радостно вскинулся Патрик. — Бедная Анна упала бы в обморок, если бы по горячности позволила себе подобную реплику.

— Да шут с ней, с этой дурочкой! Мы с ней навсегда разошлись в наших взглядах на жизнь, — проявила Элен несвойственное ей легкомыслие.

Патрик приблизился к расхрабрившейся девушке и взял ее руку в свою.

— О! Это Анна уже проходила, — запротестовала Элен, но руку тем не менее не отняла.

— Анна — да, а Элен? — смущенно улыбнулся Патрик.

— У этой все впереди, — последовал решительный ответ. — Тебе пора. Иди! Спасибо за помощь. — И, увидев отблеск вопроса во взгляде гостя, пояснила: — Ты очень помог мне при переезде, при освоении новой территории и при объяснении писательнице Э. Корнер ошибочности ее жизненной и творческой позиций.

Элен не узнавала себя: не ее лексика, не ее тон, не ее наступательность в разговоре и поведении! Но собеседник не выказал удивления — смиренно склонился и поцеловал ей руку. А она не без некоторого усилия заставила себя воздержаться от жеста, который когда-то в подобной ситуации с легкостью и привычным жеманством сделала Мелисса, погладив макушку молодого человека. Близость Патрика была приятна и совершенно не хотелось ни уверять себя в обратном, ни тем более корить себя за искушение.

Патрик выпрямился и, не выпуская ее руки, спросил:

— Элен, ты ничего не будешь иметь против, если я на днях заскочу? Мне кое-что следовало бы тебе объяснить. После чего, надеюсь, меня лишат не слишком почетного звания великого лжеца.

— Позвони, там посмотрим.

— Но мой звонок не будет тебе неприятен?

— Нет, Патрик, твой звонок не будет мне неприятен.

— Честно?

— Лишний вопрос. Я всегда говорю правду!

— Придется взять у тебя несколько уроков.

— Этому надо было учиться гораздо раньше.

— Неужели я навсегда внесен в список безнадежных школяров?

— Во всяком случае, на сегодняшний день ты остаешься неаттестованным…

— Как жаль! Но если я обещаю быть очень старательным учеником?

— Начнем с серьезной работы над ошибками.

— Согласен!

«Спаниель» снова крутил хвостом. Глаза не заискивали, а светились откровенной радостью.

— Пока!

— Пока!

Вот и все! Ушел. Что-то беспокоит Патрика. Иначе почему он рвется домой и, что особенно странно, никогда никого из знакомых к себе не приглашает. Кто же, интересно, его там неизменно ждет? Женщина? Да, видимо, женщина… Но интуиция подсказывала Элен: его звало чувство долга, не страсть. Спроси кто-нибудь у Элен, на чем основано ее убеждение, — она бы не смогла ответить. Еще больше затруднил бы ее вопрос, зачем она бросила реплику, в которой легко угадывалось ревнивое подозрение насчет той, кто неизменно и настоятельно ждет скорого возвращения Патрика.


8

<p>8</p>

Элен отнесла бокалы на кухню. Сполоснула их и перевернула на сетку сушилки. Нехитрая процедура доставила ей удовольствие. Осознание собственного дома начинается с бытовых привычек. Поворот в сторону холодильника, движение, которым она вытерла капли воды со стола, и почти вслепую выполненные манипуляции с бокалами — вот так незаметно отрабатываются хозяйские повадки. Дай Бог, чтобы эти мелочи поскорее подарили ей теплое ощущение дома.

Элен сочла странным, что мысленно продолжает диалог с Патриком, в то время как запальчивые тревожные интонации Сью не оставили в душе никакого следа. Правда, надо знать сестру — у той всегда переживания зашкаливают. Сегодняшний разговор не стал, по всей вероятности, исключением.

Снова, не глядя, распахнула холодильник, нащупала бутылку с джином, потом пакет с соком и лед… Раньше ни в доме родителей, ни у Мелиссы Элен никогда не делала себе коктейлей. Вкусно? Да, но не в этом дело. Элен склонна была увидеть здесь и элемент взросления, и проблески самостоятельности, и даже дразнящее острое чувство, когда запретный плод становится вдруг доступным. А кроме того, теплилась надежда, что, может быть, в этой чуть мутной от сока грейпфрута жидкости она найдет возможность немного успокоиться.

Элен решительно вынула соломинку и сделала большой глоток коктейля. Оставшись наедине с собой, она может решиться на признание: сегодня в ней произошли какие-то серьезные и необратимые изменения. Точка отсчета — Анна! Теперь они все меньше и меньше походят друг на друга. Трудно себе представить, что Анна, какой та предстает в романе, способна была бы обдумывать свою жизнь, держа в руке бокал с коктейлем, который к тому же сама и приготовила. Мысль позабавила Элен. Ну ее к черту, эту ханжу! Ничего она в жизни не понимает!

Элен сделала еще один добрый глоток и тут услышала зуммер домофона: кто-то внизу ждал, когда она откроет дверь. Кто-то. Сью, конечно, кто же еще?

— Элен, как ты?

Едва переступив порог, Сью бросилась исполнять свою любимую роль врачевателя душ. И остолбенела, увидев, как Элен изобразила несколько танцевальных па и прошлась перед ней, игриво поводя плечами.

— Эй, Элен, что с тобой? — не на шутку встревожилась Сью.

— Дорогая, я наконец поняла, что пора усвоить твои уроки оптимизма.

— Ты с ума сошла! — прозвучало в ответ. — Не время сейчас говорить об оптимизме — над тобой нависла серьезная опасность! Но не паникуй раньше времени, я рядом. Слово даю: не дам тебя погубить темным силам…

— Верю-верю! — Элен продолжала приплясывать. — Мы же и раньше не поддавались темным силам, с чего бы это делать сейчас?

— О, Элен! — не сказала, а выдохнула Сью. И в полном изумлении добавила: — Надо же, надела все-таки мой подарок.

Имелись в виду несколько легкомысленные в черно-белую клетку брючки, которые плотно обтягивали симпатичную попку Элен.

— А ты дарила в надежде, что я их никогда не буду носить?

— Нет, надеясь, что когда-нибудь мне удастся сделать из тебя нормального человека и ты их наденешь.

— А то, что они на мне, нельзя счесть признаком моей нормальности?

Сбитая с толку, Сью промолчала. Ей, видимо, и в голову не приходило, что «выздоровление» могло состояться без ее участия. Впервые Элен видела сестру в такой растерянности. Еще один урок закрепился в сознании Элен: именно в ее беспомощности черпали силы благодетели. А как только она хотя бы в малой степени демонстрировала здравомыслие и решительность, «врачи» терялись так, что впору бросаться на выручку им самим.

— Элен, ну не будем же мы здесь вечно стоять! — с сердцем воскликнула Сью, показывая, что к ней вернулась способность всерьез заняться воспитанием сестры.

— Вот здесь у меня гостиная, — широким плавным жестом показала Элен. — Там спальня, дальше кабинет. Несмотря на наличие гостиной, я тем не менее предлагаю пройти на кухню. Это то место, где я намерена принимать самых близких друзей. Здесь все, как ты заметишь, оборудовано в соответствии с моим вкусом, о тонкости которого я до последнего времени и не подозревала.

Сью, в том состоянии, в котором та пребывала, можно было увести куда угодно. Она еще не поняла, на чем следует настаивать и против чего бороться. Кухня ее ослепила. Растерянная девушка села на высокий табурет и безжизненно, тихим голосом поинтересовалась:

— Есть что-нибудь выпить?

— О! — возрадовалась Элен. — Что-что, а этого сколько угодно! Доверься мне, и я приготовлю такой коктейль, которым, слово даю, ты останешься довольна.

Когда Элен поставила на высокую столешницу бара два бокала и, показывая пример гостье, припала к соломинке, Сью продолжала сидеть, переводя округлившиеся от удивления глаза с хозяйки на поблескивающую новизной кухонную утварь.

— Сью, приди в себя и пей. Кстати, тебе пора бы уже сообщить, с какой стороны грядет угроза моей жизни.

— Как я тебе уже сказала, за мной следили. И не протестуй, мне лучше знать, что было, а чего не было! Я по-прежнему уверена: тебе угрожает опасность. Дело в том… Элен, прекрати улыбаться — дело очень серьезное!.. Мелисса обманывала тебя самым беспардонным образом. Ты даже представить не можешь, что она натворила!

Элен безмятежным взглядом окинула кухню, потом ее глаза бесстрашно уставились в пылающие возбуждением глаза собеседницы.

— Шут с ней, с этой опасностью, дорогая! Пока я себя чувствую гораздо лучше, чем все последнее время…

— Ты пьяна?

— Да, — не возражала Элен. — Да, я пьяна. Дело в том, что я пока еще не знаю, как в моем доме готовится закуска, но уже освоила, как здесь можно приготовить этот вкусный напиток. Странно, джина так мало, а голова… — Элен покрутила пальцем у виска, после чего весело помахала рукой собеседнице, будто радостно приветствуя ее или без печали прощаясь.

— Элен! Ты дура! — звонко прозвучал голос всполошившейся Сью.

— Нет, дорогая, не я. Уже не я. Это моя Анна дура. А я умнею на глазах.

— Допустим. Я все-таки, несмотря на твое состояние…

— Мое состояние? — в удивлении подняла голову Элен.

— …несмотря на твое состояние, — не дала себя сбить с мысли Сью, — попытаюсь донести до тебя главное. Ты никогда не задумывалась, почему Мелисса настойчиво завлекала тебя в свой дом?

— Сью, шут с ним, с этим домом, и с этой Мелиссой, и со мной, с прежней Элен Корнер, тоже! Допусти, дорогая, что я на пороге новой жизни, которая… в общем, мне пока очень нравится.

— Мелисса пойдет на все, лишь бы от тебя избавиться!

— Она уже пошла на все, — последовал безмятежный ответ.

— Постарайся вдуматься в то, что я тебе сейчас скажу: тот дом, из которого тебя выжили, использовав как наживку эту квартиру, он твой. Понимаешь — твой! Дядюшка завещал его тебе.

— Какой еще дядюшка? У меня нет никакого дя… — расслабленно начала Элен, но вдруг смысл только что произнесенных Сью слов стал доходить до нее. Она вскочила на ноги и вцепилась в плечи Сью. — Дядя Джеймс?! Оставил мне свой дом? Почему? Господи, да мы с ним и виделись-то раза два-три, не больше!

Сью поморщилась и не без труда освободилась из рук сестры. Та перевела дыхание, снова села и сделала глоток из бокала.

— Извини, Сью, все так неожиданно… Я и лица дяди Джеймса не помню, в памяти осталось только ощущение тепла и доброты да обрывки рассказов о его бесхитростных чудачествах.

Сью с удовлетворением отметила, что собеседница наконец вернулась к действительности и, значит, приказ, произнесенный прежним начальственным тоном, будет только кстати:

— Отставь бокал! Слушай меня! Джеймс Корнер завещал свой особняк младшему из Корнеров, и это — ты! Дошло наконец?

— Тебе не кажется это странным? Человек любит свою молодую жену, а самое ценное, что у него есть, оставляет дальней родственнице? Почему?

— Это нам еще предстоит выяснить!

— Зачем же тогда все это? — Элен снова обвела глазами кухню, рукой же показала на дверь, за которой находились еще не освоенные ею покои.

— Именно затем! — воскликнула Сью, горячностью пытаясь заштопать неясные места в своей интерпретации событий.

— Как ты все это сумела выяснить? Насколько я понимаю, если я официальная наследница, меня в первую очередь должны были поставить в известность, ведь так?

— Точно! — почти восторженно приветствовала Сью первую, по ее мнению, толковую мысль сестры. — Как удалось узнать? Ну, во-первых, не мне тебе рассказывать, что половина Бирмингема — мои знакомые, а во-вторых… В общем, мой близкий друг работает нотариусом, и завещание мистера Корнера в их конторе обсуждалось как казус, в котором, однако, все правовые нормы соблюдены. Фамилию покойного чудака — прости! — он по этическим соображениям сначала не называл, но на мои настойчивые просьбы все же откликнулся…

— Тоже из этических соображений? — не удержалась, чтоб не съязвить, Элен, чем снова дала понять Сью, что та утратила контроль над некогда послушной воспитанницей.

— По-моему, ради удовольствия меня обидеть ты согласна забыть о главной теме нашего разговора, — надула губы Сью. — Ты будешь меня слушать или нет?

— Я вся внимание, — заверила Элен.

— Дядя Джеймс написал в завещании следующее… Цитирую, как ты понимаешь, по памяти, и не сам текст, а в пересказе моего друга. Значит, так: «Мой лондонский дом не может сдаваться внаем или в аренду. Пока не родится ребенок последнего на день моей смерти ребенка семьи Корнер, особняк должен быть в таком состоянии, в каком находится теперь, в день составления данного завещания, дабы гордость за предков воспитывалась в потомстве…» Вот так-то. Ну и что ты теперь скажешь о Мелиссе? Ведь кто-кто, а она-то уж точно знала о всех тонкостях завещания! Все, что причиталось ей, она уже загребла. Вот только лондонского домика не хватало! Какова? Спрашиваешь, почему тебя не поставили в известность? Возможно, по чьему-то недосмотру или по халатности, что, впрочем, одно и то же, выявили не всех Корнеров. Да не в этом дело! Главное, что Мелисса-то прекрасно знала о твоем бесспорном праве на наследство.

— Но на что же в таком случае рассчитывает тетка? Она же ни под каким видом не сможет завладеть домом, который ей не принадлежит?

— Пойди узнай, на что она надеется! Я ведь не до конца изучила все тонкости завещания. Может быть, там что-то сказано про раннюю смерть последнего ребенка или, скажем, про какие-то требования покойного и к браку этого ребенка. Не беспокойся, все выясню! Завтра полный текст завещания будет у меня. Я просто очень торопилась поставить тебя обо всем в известность, обеспечить твою безопасность, так что займусь этим завтра. Теперь поняла, что моя тревога за тебя не беспочвенна?

— Нет, не поняла! Мелисса имела и время, и возможности совершить злодеяние, но, как видишь, я жива и здорова, да еще живу в квартире, которая мне очень и очень по душе.

— Ну что ж, теперь еще раз можешь назвать Анну дурой, если считаешь, что ей это определение больше подходит, чем тебе. Допусти, дурочка, мысль: может быть, дядюшка оговорил сроки брака. Например, выйди ты замуж — и все, плакало твое наследство. С чего бы, вспомни, Мелисса тебя все уговаривала устроить побыстрее личную жизнь, а? Вот то-то…

— Но ведь и ты тоже уговаривала, — возразила окончательно сбитая с толку Элен.

— У меня были прямо противоположные мотивы, — загадочно сообщила Сью.

— То есть?

— Я хотела тебе счастья, а она хотела только брака! — отрезала Сью. по-прежнему считая, что запальчивостью тона можно компенсировать пробелы в логике.

— Ваши усилия можно было бы объединить, — раздумчиво произнесла незадачливая наследница.

Сью набрала воздух в легкие, чтобы обрушить на Элен шквал возмущения, но тут зазвонил телефон. Наверное, уж на этот раз все-таки Найджел. Больше некому.

Элен слезла с высокого табурета, двинулась к двери, но неожиданно вернулась, взяла со стойки бокал и только после этого без особой спешки прошествовала в кабинет, где продолжал неистовствовать телефонный звонок.

— Алло! — вполне бодрым голосом бросила Элен в трубку, но следующие слова были сказаны ею таким безжизненным глухим голосом, что Сью разволновалась и поспешила к сестре, на ходу оглядывая помещения, каждое из которых — и размерами, и убранством — было достойно восхищения.

— Элен, кто это?

— Спасибо, Мелисса. Нет, все в порядке. Сью? Ей не повезло, бедняжке, узнает обо всем в последнюю очередь. Для нее, как ты понимаешь, это серьезное испытание. Ты? Ко мне? Когда? Нет-нет, умоляю, только не сегодня! Уж очень трудным выдался день. Поговорить, конечно, надо. Просто необходимо. Честно сказать, осталось много вопросов, но я согласна никогда не узнать ответов. Может быть, для тебя так будет проще…

Пока она говорила, Сью делала «страшные» глаза, мимикой выражая свое возмущение по поводу мягкотелости сестры, удивление по поводу беспредельности ее глупости. Она даже воздела руки к потолку, когда поняла, что Элен категорически не хочет замечать ее отчаянных подсказок. Но только когда трубка была повешена, страдалица позволила себе завопить:

— Что ты, глупая, наболтала?! Ну ладно бы говорила, еще не зная всех подробностей…

— Успокойся, — твердо сказала Элен. — Согласись, меня же не выкинули на улицу. Любая девушка, окажись она на моем месте, сочла бы за счастье получить такую квартиру. Почему же я должна стать исключением? Почему мне надо по этому поводу страдать, вешать нос и лить слезы?

Сью буквально опешила, оттого что вечно несчастная молчальница, которая раньше при малейшей неловкости или опасности лишь отводила в сторону глаза и вжимала голову в плечи, заговорила. Что же с ней произошло за несколько дней их разлуки?

Придя в себя, Сью после долгой паузы запоздало поинтересовалась:

— Зачем звонила паучиха?

— Честно скажу — не знаю. — Элен лихим жестом отправила остатки коктейля в рот. — Есть предположение, что какие-то обстоятельства вынудили тетку вступить со мной в контакт несколько раньше запланированного срока. Твое вмешательство, видимо, спровоцировало досрочное снятие блокады… Думаю, Мелисса хотела бы и дальше длить мои мучения, мстя мне своим благородством.

— Благородством? — с сомнением покачала головой Сью. — Мелисса и благородство — странное сочетание. — И хмыкнула: — Благородство!

— Пойдем, я тебе кое-что покажу и расскажу.

Элен взяла сестру за руку, точно так же взрослые уводят малышей на прогулку от комнатных проказ. Как ни странно, Сью легко подчинилась диктату, успев на ходу сказать:

— Можешь не торопиться. Я вовсе не собираюсь от тебя уходить. Сегодня, как решили твои друзья, тебе не стоит оставаться одной.

Ну и хорошо, что решили, мысленно согласилась Элен, не усмотрев в намерении друзей никаких посягательств на свою самостоятельность. Началась экскурсия по квартире. Сью куда дотошнее сестры вникала во все подробности, сначала ворча, потом почти радуясь и, в конце концов, откровенно восхищаясь.

— Вот стерва! — едва ли не с восторгом в голосе воскликнула гостья.

Рассказ о нэцкэ Патрика сразил ее наповал. Сью попыталась найти разгадку необъяснимому пока поведению паучихи.

— Сестра-подруга, здесь все не так просто, как могло поначалу показаться.

— Про что я тебе и толкую, — охотно поддакнула Элен.

— Кроме желания отомстить наличествует желание угодить, поскольку Мелисса демонстрирует удивительное внимание к мелочам. Подчеркну: к дорогим тебе мелочам.

Элен всем своим видом выказала согласие с подобным выводом.

— И здесь, — продолжала довольная логичностью своих рассуждений Сью, — угадывается что-то… Пока не знаю что… — Увидев чуть насмешливую улыбку Элен, Сью энергично пообещала: — Но непременно узнаю! Для начала выясню, выгодно Мелиссе твое замужество или нет. Тогда будем действовать по обстоятельствам. Все-таки интересно, намерена она выпихнуть тебя замуж или предпримет все возможное, чтобы оставить свой «хрупкий цветок», свою «сестренку» старой девой?

— А может быть, она хочет мне добра, но просто не знает, как это делается.

— Ну ты даешь! — развела руками Сью.

Дотошно осмотрев квартиру, она немножко расслабилась.

— Жить можно! И лучше, чем с Мелиссой, и даже чем у меня. Твоя любимая тетя Лиз тоже, признаюсь, не сахар. Мой характер! Слушай, а что, если я здесь с тобой поживу?

Меньше всего в интонации Сью слышался вопрос, скорее, твердое решение. Насильственный характер ее забот был давно известен тем, кому эти заботы адресовались. Элен, едва ли не впервые, почувствовала себя неуютно от столь плотной сестринской опеки. А как же тогда быть с возможными визитами Патрика? А как — с намерением самостоятельно справляться со всеми превратностями судьбы? Радушного приглашения не последовало, что абсолютно не смутило Сью. Она по-хозяйски прошагала в спальню, хохотнула, бросив взгляд на полускрытую за тяжелым пологом монументальную кровать, и прыжком бросила себя на шелковое покрывало. После чего, перевернувшись на спину, стала размышлять вслух:

— Нет, что там ни говорите, леди, а вам намекают: замуж пора! Ложе никак не напоминает скромную девичью кроватку.

Элен с улыбкой приблизилась к «ложу», присела на краешек и привлекла сестру к себе. Какое-то время они лежали рядом поперек широченной постели и смотрели в потолок, думая каждая о своем. Впрочем, в чем-то, как позже выяснилось, их мысли совпадали, потому что, не выдержав долгого молчания, Сью спросила:

— Патрик давно ушел?

— Патрик? Почему ты решила, что он был здесь?

— Пора бы тебе навсегда уяснить: я стараюсь знать все, что касается моей любимой сестры-подруги.

— А если серьезно?

— Если серьезно?.. Почему бы тебе не поинтересоваться, откуда я узнала твой новый адрес? Найджел мне про все рассказал! Он даже позволил себе посетовать, что не с ним осталась мисс Корнер, а с этим голубым…

Элен резко вскинула голову:

— Найджел произнес именно это слово, «голубой»?..

— Нет. Насколько я помню, он сказал «с мистером Фрэнком».

— Больше никогда, — слышишь? — никогда не говори так про Патрика!

— Поняла… Успокойся… Не думала, что все настолько серьезно. Ну, может быть, расскажешь, как обстоят дела с этим потрясающим красавцем?

Странно, Элен ждала сестру, чтобы открыть душу, а услышав ее вопрос, замкнулась в себе. Вовсе не хотелось говорить о своих подозрениях, прозрениях, о своей любви, о том, как реагирует душа и — что уж совсем необычно — как реагирует тело на присутствие Патрика Фрэнка.

— Ладно, — смилостивилась Сью, — не хочешь сейчас, потом расскажешь! Главное, что нам надо иметь в виду, — вариант с Патриком держим про запас!

— Про какой такой запас? — искоса взглянула на сестру Элен.

— Выясняем, чего добивается Мелисса, и поступаем наоборот. Если тетка не хочет твоего брака, мы быстро выдаем тебя замуж. Тут и пригодится красавчик Фрэнк.

— Господи, Сью, что ты несешь! С какой стати человек должен играть в придуманные тобой игры? Он-то здесь при чем?!

Запальчивость Элен, граничащая с раздражением, как ни странно, успокоила Сью. Она со сладким вздохом потянулась и, превозмогая зевоту, протянула:

— Как интересно… Жду больших событий. Мелиссу нейтрализую, у Найджела все выведаю… Патрик, мне кажется, что-то скрывает, но я выясню что. Вопрос дней.

— Умоляю, Сью, смири свою энергию. Оставь мне хоть малое пространство для самостоятельности.

— Ни за что! С бухты-барахты тебя допустить к самостоятельности нельзя. Я скажу, когда пора… Пока положись на меня и на Найджела. Кстати, он даже более надежный вариант про запас.

Элен промолчала, поскольку имела твердое намерение единолично решать собственную судьбу и никакие увещевания Сью уже ничего не смогут изменить.

— Ложись-ка ты спать, сестренка! Тете Лиз звонить будем?

— Нет, — сонно возразила Сью. — Я ей сказала, что ты пропадешь без меня и что я ночую в конуре, в которую тебя выпихнула Мелисса. — Потом неожиданно встрепенулась: — Слушай, сделай-ка еще коктейль! Сама не пей! Тебе вредно!

Элен отправилась на кухню, где быстро приготовила напитки и не без труда, правда, по сумела отыскать легкую закуску — орешки, бисквиты, засахаренные фрукты.

— Готово! — прокричала она, но ответа не получила.

Выйдя в холл, Элен застала Сьюзен за разглядыванием талисманов Патрика и не на шутку рассердилась.

— Немедленно положи на место!

Сью обомлела: она никак не ожидала услышать подобные интонации в голосе своей безвольной и перманентно тоскующей подруги. Но молча подчинилась, отправив безделушки на место, после чего прошествовала на кухню, забралась на высокий табурет и взяла бокал.

— Тебе вредно пить, — упрямо пробурчала Сью, когда Элен последовала ее примеру.

— А жить? — та прямо взглянула ей в глаза.

— Что ты имеешь в виду? — растерялась наставница.

Элен помедлила, а потом отчеканила, ударением подчеркивая значимость каждого слова:

— Я имею в виду свою собственную жизнь, которую мне предстоит прожить, и никто этого за меня не сделает, даже от всей души желая мне блага.

Сью залихватски отбросила соломинку и одним глотком опорожнила бокал. После чего произнесла раздумчиво:

— Не пойму, почему Патрик, а не Найджел?..

— Сама не пойму, — с улыбкой откликнулась Элен.

Судя по всему, удачно сказала и вовремя, потому что ответом на маленькую, казалось бы, незначительную реплику был их общий смех. Смех, освобождающий обеих от ролей, которыми они долго себя обременяли: одну от роли всезнающей спасительницы, другую — от роли вечного объекта спасения. Они смеялись до слез, хлопая друг друга по рукам, запрокидывая головы. Девушки еще не до конца понимали, что, погасив приступы неудержимого хохота, выйдут из своего, несколько нервного, веселья уже другими. Переведя дух, Элен предложила:

— Иди-ка ты в ванную первой. Я после тебя.

Сью послушно поплелась в ванную. У Элен было время обдумать все то, что обрушилось на нее за сегодняшний день. Найджел, Патрик, Мелисса, Сузан…

Умолк шум водяных струй, и через минуту появилась Сью, закутанная в махровое полотенце. Настроение, судя по всему, вполне миролюбивое.

— Ванная — блеск! — доложила Сью. — Вот уж не ожидала от Мелиссы! Ночную рубашку или пижаму дашь?

— Конечно, дорогая.

Элен бросилась выполнять просьбу сестры. Но ей показалось, что у Сью есть и другие проблемы, в решении которых может потребоваться помощь.

Когда они растянулись на необъятной кровати, Элен придвинулась к Сью и прошептала:

— Дорогая, у тебя, чувствую, какие-то проблемы. Чем я могу тебе помочь?

— Ты? — нервно хихикнула Сью. Ясно, что мелькнуло в ее голове: ждать помощи от человека, который сам всегда нуждался в помощи? И все-таки она заставила себя признаться: — Ты не поверишь, Элен, но он меня не любит… Сказал, что ждет меня в Бирмингеме, а когда я приехала, он…

— Кто он? — спросила Элен так тихо, что если бы сестра пожелала, то могла бы сделать вид, будто не расслышала вопроса.

— Дейв, Дейвид Джонсон.

— А, тот рыжий здоровяк, с которым ты меня познакомила на последней вечеринке у Мэри Клинт?

— Да.

— Славный малый.

— Славный…

— И что? Насколько я понимаю, ты любишь его, он любит тебя, так в чем же дело?

— Скажу, хоть тебе этого не понять, — помрачнела Сью. — Не он, а я соблазнила его. Не он, а я призналась в любви. И я, а не он, сделала ему предложение руки и сердца.

— Вот это да! — восхищенно воскликнула Элен и подумала с уважением: да, мне еще многому предстоит в этой жизни научиться! Но надо проявить такт, ведь Сью, бедняжка, так расстроена. — Ну я не думаю, что ты получила отказ?..

— Нет, отказа не получила. Получила отсрочку. Этот благочестивый верующий считает, что Всевышнему только и есть дело, что следить за его нравственностью. Он, понимаешь ли, кается, что вступил во внебрачную связь с невинной юной леди, и теперь не допускает до себя юную леди, пока их отношения не будут освящены свыше. Представляешь?

Элен была в замешательстве:

— Я не могу тебя понять. Он же не отказывается жениться?

— Конечно нет.

— Ну?

— Он, дурак рыжий, отказывается спать со мной! Все время лукавит, находит какие-то отговорки, причины…

— А тебе «это» очень надо?

— Господи! — в отчаянии воскликнула Сью. — Ну как с тобой разговаривать, если ты даже не знаешь, о чем идет речь! Я не могу без него! И мое тело тоже без него не может, когда Дейв поблизости, понимаешь?

— Нет, — покачала Элен головой. — Нет, не понимаю. Душа, значит, без него может, а плоть твоя ненасытная — нет? Так, что ли?

Сью несколько смутила прямолинейность вопроса. В таком ракурсе она как-то свою проблему не рассматривала. Элен это молчание понравилось: значит, не только меня, создательницу Анны, посещают сомнения?

— Сью, мне приятно получить свидетельство, что не одна я дура. Мы с тобой шли к этому званию разными путями, но ничего не будет удивительного, если в какой-то точке мы встретимся.

Они перешли на шепот. Интимные признания не любят громкого голоса, даже если рядом нет чужих ушей. И только сон прервал разговор, в котором каждая пыталась найти ответ на свой вопрос.


9

<p>9</p>

Пробуждение наступало постепенно. Сначала пелену сна нарушили неясные шорохи, вслушиваться в которые совершенно не хотелось. Снился Патрик. Он снова неодобрительно отзывался о несчастной Анне, и, как ни пыталась Элен доказать, что уже вырвалась из-под влияния этой ханжи, оппонент не верил. Элен тянулась к Патрику всем телом, подставляла губы для поцелуя, но… Снова между ними вставал неясный образ Анны. Симпатичная, вяловатая, неулыбчивая, ушедшая в себя — такую не прогонишь грубым словом, а мягких она не слышит и никак не понимает многозначительного взгляда, которым Элен пытается втолковать девушке, что та здесь лишняя. Но зато Патрик этот взгляд поймал и только тогда, кажется, поверил Элен. Во всяком случае, он привлек ее к себе и склонился для поцелуя… Уже напряглись ее губы в предчувствии встречи с его губами, но… Откуда этот шорох, звук осторожных шагов? Опять Анна? Уйдет она когда-нибудь?..

Элен почувствовала угрозу своему сну и крепче сомкнула веки, но отношения между нею и Патриком так и остались невыясненными. Он был где-то рядом, но в спор вступать не пожелал, лишив Элен ощущения тепла его сильного тела.

Элен заставила себя проснуться и какое-то время не могла понять, где она и кто это так мирно посапывает рядом? Сью во сне совершенно не была похожа на себя бодрствующую. Ангел, да и только! Расслабленные мышцы лица, по-детски приоткрыт рот, ресницы темными полукружьями легли на щеки, усиливая ощущение беззащитности и покоя.

В комнате стоял розовый полумрак. Солнечному рассвету преграждали путь тяжелые красновато-коричневые шторы. Элен спустила ноги на пол и посидела так, закрыв глаза, восстанавливая вчерашние события. Потом вдруг испугалась, что излишне реальные картинки вытеснят из памяти смутные воспоминания о только что увиденном сне. Все понятно: в ее подсознании твердо сидит «комплекс Анны», с которым еще придется немало повоевать. Патрик ей поможет.

Тут она вспомнила, что во сне ее с Патриком свидание происходило в особняке Мелиссы. Причем Элен ощущала себя полновластной хозяйкой этого дома. Она помнит, что извинялась перед Патриком за убранство гостиной, в которой некогда властвовала Мелисса. Говорила, что, мол, все эти рюши и оборочки доживают последние часы. Вот тут, кажется, Патрик ее обнял… Но что прервало свидание? Элен тряхнула головой, поняв, что уже ничего из своего сновидения не в состоянии восстановить: чем настоятельней тянула она ниточку сна, тем более непрочной та оказывалась и рвалась, оставляя по другую сторону сознания только что увиденные картины.

Она встала и ленивым шагом поплелась в ванную, стараясь ступать тихо, чтобы не разбудить сестру. И стало ясным, из-за чего сон оставался недосмотренным: кто-то уже побывал с утра в ее квартире. Миссис Феллдэн, кто же еще? Убрана ванная, повешены свежие полотенца, на столе в кухне появился букетик цветов. Сама же «фея» уже успела исчезнуть. Элен почувствовала раздражение по поводу того, что чья-то невидимая тень будет присутствовать в ее доме.

Заменю замки! — подумала она и порадовалась своей способности принимать решения, противоречащие установкам Мелиссы.

Элен сварила кофе. Где поднос? Ладно, обойдемся! Она вынула из-под сушилки поддон, водрузила на него чашки и вазочку с бисквитами и прошла — как была в ночной рубашке, босиком — в спальню.

— Вставай, соня!

Сью открыла глаза и тут же напустила на лицо озабоченность.

— Доброе утро, красавица, — приветствовала ее Элен. — Кофе в постель вас устроит?

Кивком ответив на приветствие, Сью потянулась за чашкой. Элен проигнорировала ее жест, поставила импровизированный поднос рядом с сестрой, а сама присела поодаль.

— Что в столь ранний час уже тревожит твою головку? — спросила она мягко.

— Что-то я заспалась. Не похоже на меня. Сегодня предстоит столько дел! — Сказав это, Сью в несколько глотков опустошила чашку, от бисквитов отказалась и бегом помчалась в ванную, оттуда раздался ее удивленный голос: — Ты что, давно поднялась? Смотрю, все уже убрано…

Элен промолчала. Пусть думает что хочет, а открывать дискуссию о благородстве Мелиссы сейчас, по меньшей мере, глупо.

— Позвоню, — бросила Сью перед уходом и исчезла.

Надолго ли?

Приведя себя в порядок, надев брючки, подарок сестры, и цвета морской волны свитер, Элен решила заняться кабинетом, но, помедлив, отправилась в ванную комнату. Надо выглядеть попривлекательней, вдруг какой-нибудь гость нагрянет?

Гость нагрянул, едва она успела сделать прическу и не очень умело нанести на лицо косметику. Гость был своеобразный — своим ключом открыл дверь. Элен вздрогнула от неожиданности, увидев перед собой Мелиссу.

— Ты? Надо было позвонить!

— Чтобы ты смогла в очередной раз соврать? — вскинула брови тетка.

— Зачем мне нужно тебе врать? — искренне удивилась племянница.

— Ну, я не знаю, зачем ты вчера вечером мне соврала, что еще не виделась со Сью.

— Я ничего подобного не говорила!

— Может быть, не такими словами, но сумела создать у меня впечатление, что этой продувной бестии рядом нет. А она была рядом!

— Здравствуй, Мелисса! — предпочла начать разговор заново Элен.

— Здравствуй, здравствуй, — ответила та, посчитав, что лучше вести разговор в иной тональности.

Обязательно завтра же сменю замки! — утвердилась в ранее принятом решении Элен. «Фея», конечно, доложила, что Сью здесь ночевала. Стоит себя обезопасить и от визитов, подобных этому.

— Прошу в гостиную.

— Может быть, нам будет удобнее на кухне?

— Нет, — сделав над собой усилие, проявила настойчивость Элен.

Удивленный взгляд тетки заменил невысказанный вопрос. Пришлось снова сделать над собой усилие и произнести обидное для Мелиссы:

— На кухне я принимаю только самых близких друзей!

Молча была проглочена и эта резкость. Элен сделала приглашающий жест в сторону гостиной.

Гостья плавно, не забывая держать спину, опустилась в кресло у окна и стала медленно снимать перчатки. Потом вынула из сумочки сигареты, закурила и огляделась в поисках пепельницы. Усмехнувшись, поднялась, вышла из комнаты и минуту спустя вернулась с массивным изделием из хрусталя, продемонстрировав таким образом, что ориентируется в квартире лучше хозяйки.

— Ты знаешь, на какую тему я хочу с тобой поговорить?

Элен загадочно пожала плечами.

Гостья занервничала. О, как приятна независимость от вечного приторного диктата тетки! Прочь, Анна! Без тебя мы быстрее разберемся, что волнует эту женщину, которая, оказывается, умеет говорить без жеманства и дурацких ужимок. Или ею разучена новая роль — роль деловой дамы, обиженной жестокими ударами судьбы и неблагодарностью людей? Ну что ж, такой сценический образ хотя бы не будет сильно раздражать окружающих.

— Итак, про завещание бедного Джеймса ты уже, вероятно, знаешь… — задумчиво произнесла Мелисса. — Жаль, я не успела первой сообщить тебе об этом.

— У тебя было достаточно времени.

Мелисса согласно кивнула.

— Я ждала удобного случая. И упустила момент.

Она так искренне это сказала и таким естественным получился жест, когда Мелисса в недоумении раскинула руки, что Элен скомандовала себе: «Осторожней!», чтобы не поддаться на обновленные чары тетки.

— Элен, постарайся понять меня. Я хотела… Хотела заменить тебе мать…

— И потому напросилась мне в сестры? — не удержалась от недоброй реплики Элен.

— Я чувствовала, что пока не достойна этой роли, но мне хотелось твоей любви. Иногда у меня возникало ощущение, что я тебя раздражаю. От этого я нервничала, постоянно делала ошибки и лишь усугубляла превратное мнение о себе. Ты написала о Доминик…

Элен сделала протестующий жест, но прерванная фраза прозвучала до конца:

— …так ничего в ней не поняв.

О, это уже становится интересным! Скоро, видимо, благодарные читатели окончательно убьют во мне писательницу! Патрик уже доказал мою несостоятельность, очередь за Мелиссой…

— Да, ты права. Ты абсолютно права, Мелисса, я ничего не поняла ни в ней, ни в тебе. — Голос Элен был проникнут искренней грустью. Ведь действительно ей не удалось разобраться в собственных персонажах. Что ж, прощай, незадачливый прозаик Э. Корнер, не по силам вы на себя груз взвалили. — Но, думаю, не заботы о моем печальном писательском опыте тебя привели сюда?

— Ну почему же? Ты обязательно станешь настоящим писателем, если торопливое нажатие клавиш компьютера не будет обгонять осмысление материала.

Это что-то новенькое! Элен никак не ожидала подобных речей от Мелиссы.

— Если можешь, не перебивай меня, пожалуйста. Главное, чего ты во мне не разглядела, это любви к тебе. А она была… Она есть! Да не дергайся ты, выслушай. Мне придется сейчас рассказать то, что я очень долго скрывала. Завещание бедного Джеймса было своеобразной местью мне за необдуманное, скажу больше — непростительное поведение. Ты, конечно, не могла знать, что мы с Джеймсом жили под одной крышей еще до брака. Твой дядя женился на мне, узнав о моей беременности. А я… Я не предполагала, что он любит детей и что безумно хочет ребенка, и втайне от него сделала аборт… Потом выяснилось, что больше у меня никогда детей не будет. Джеймс, казалось, простил меня, однако… не простил. Наказание настигло меня уже после его смерти.

Элен во все глаза смотрела на тетку. Та едва сдерживала слезы. И не было ничего наигранного в ее взгляде, жестах, интонации.

— Так что, работая над образом Доминик, имей в виду: она страдала вдвойне. Потеряла любящего мужа, опору в жизни, получив к тому же запоздалый урок за допущенную в молодости глупость. А тон, которым твоя Доминик разговаривает в романе, как и поведение, тебе, писательнице, придется объяснить тем, что нестарая еще женщина пытается любыми средствами обрести свое новое «я». Глупо? Возможно. Она, донельзя избалованная мужем, чувствовала себя осиротевшей девочкой… Наверное, одного этого мотива не достаточно, чтобы сделать образ Доминик убедительным? Дальше можешь дать волю воображению.

— Ну а про дом-то почему умолчала? И почему так настаивала на нашем совместном проживании в нем?

— Я боялась, что ты меня покинешь… Вообще-то у меня было два соображения: одно из области чувств, другое… Пожалуй, из той же области… Дело в том, что Джеймс, родившийся с золотой ложкой во рту, не понимал каких-то простых, обыденных вещей. Ему в голову не приходило, что ты, лишенная средств к существованию, не способна содержать особняк, расположенный почти в центре Лондона. Одной из нас достались деньги, другой дом… Я знала, что деньги тогда ты у меня не взяла бы ни за что, ну вот и придумала хоть на время соединить оба дара Джеймса.

— Зачем же тогда эта квартира?

— Доминик приготовила ее для себя, на тот случай, если расставание с Анной станет неизбежным.

Элен с сомнением покачала головой, и Мелисса правильно поняла ее, пояснив:

— Квартира стояла до времени пустой. Я предполагала потом перевезти сюда свои вещи. А уж когда мне пришло в голову преподнести тебе этот подарок, я все сделала, чтобы тебе здесь понравилось, чтобы ты поняла, как я к тебе отношусь! Мне хотелось, перед тем как ты получишь привет от дяди Джеймса, показать, на что я способна ради тебя. Для Доминик придумай более убедительный мотив, а у Мелиссы, несчастной, одинокой Мелиссы, получилось глупо, да!

Элен пожала плечами. Она была в растерянности. Как себя вести? Неужели сразу идти на попятный? Что сказала бы сейчас Сью?

— Но в последний раз мы встретились как непримиримые противники…

— Мне было обидно прочитать про себя то, что ты оставила на экране невыключенного компьютера. Я начала читать, потому что хотела убедиться: ты действительно очень способный человек, но вдруг поняла, что речь в зарисовке идет обо мне. Я была убита, просто убита… Ведь знала, что еще далека от того, чтобы быть с тобой признанной, быть тобой любимой, но никак не предполагала, что ты ненавидишь меня…

— Но это не так! Да, твоя опека была тяжела. Мне многое не удалось понять в твоем характере, поведении, раздражали неестественные ужимки, неискренние слова. «Хрупкий цветок», «прелестный садовник» и тому подобное. Я со стыдом слушала, как ты разговариваешь с моими друзьями…

— Я их всех боялась. Чувствовала, что кто-то из них уведет тебя от меня. И тогда одиночество до конца дней моих…

— Ну уж! — воспротивилась Элен. — Ты еще достаточно молода, чтобы не волноваться по этому поводу.

— Ты имеешь в виду повторный брак? У меня нет на него права. Вина перед Джеймсом не дает мне…

— Бога ради, только не повязывай себя неосторожными словами! Не продолжение ли это твоей прежней лукавой линии?

— Думай что хочешь. Я же просто тебе ответила на вопрос, почему боялась твоих друзей. Особенно этого красавца, у которого мать живет в Рединге.

— Почему именно его? — полюбопытствовала Элен, пытаясь скрыть улыбку.

— Он, безусловно, очень хорош собой, но… Не для тебя! — решительно вынесла вердикт Мелисса.

— Чем же он тебе не угодил?

— Во-первых, беден как церковная крыса. Во-вторых, врун. Ему ни в чем нельзя верить.

Элен, недавно с красноречием Цицерона говорившая о том же, неожиданно почувствовала, что слова Мелиссы ничего кроме раздражения у нее не вызвали. И чуть надменно спросила:

— Откуда такая информированность?

— Неужели так уж трудно было выяснить, что никакой матери в Рединге у него нет?

Элен рассмеялась.

— У него и матери-то нет.

— Ну что ж, учту.

— Тогда учти еще вот что: живет мистер Фрэнк с какой-то молодой женщиной, которая никогда не выходит из дому. После того, как он получил деньги за свои японские безделушки, к нему зачастили врачи. Видимо, дама больна.

— Господи! Зачем ты это все вынюхивала и зачем мне об этом говоришь?! — в сердцах воскликнула Элен.

— Считай это моим последним идиотским вмешательством в твою личную жизнь.

— Последним? Буду надеяться, что так. А как мы распорядимся жильем?

— Я все продумала. Пока улаживаются формальности с твоим вступлением в права наследования, живи здесь. Потом как сама уж решишь…

— Мелисса, скажи, пожалуйста, какие-нибудь дополнительные требования ко мне как наследнице оговорены в завещании?

— Нет, — пожала плечами тетка. — А какие, собственно, могут быть требования?

— Ну, скажем, чтобы я не была замужем на день смерти дяди? Или наоборот?

— Ерунда! Джеймс, бывало, чудил, но не в таких случаях.

Мелисса говорила так искренне, что Элен стало стыдно за свою подозрительность. С грустной улыбкой она позволила себе заметить:

— Смерть — случай, о котором не скажешь во множественном числе… Ну ладно, хватит об этом. Кофе выпьешь?

— Нет, спасибо. Я приняла транквилизатор, чтобы поменьше волноваться в разговоре с тобой. Скажи, тебе понравилась квартира?

— О, очень! И обставлена со вкусом, которого, извини, я у тебя не предполагала.

— Вот видишь, ты меня еще плохо знаешь. Может быть, нам еще представится возможность узнать друга друга поближе. Оставь мне надежду на это.

— Оставляю!

— Мне пора. Как хорошо, что я сбросила с плеч этот камень. Спасибо, дорогая!

— Можно просьбу?

— Конечно!

— Избавь меня, будь добра, от забот миссис Феллдэн!

— Она не понравилась тебе? — с огорчением всплеснула руками Мелисса, чем напомнила себя прежнюю, но не настолько, чтобы встревожить Элен. — Прелестная женщина! Ты сама ей сообщишь о своем решении, хорошо?

— Пусть звонит перед приходом.

— Не проблема! Целую! — Мелисса отважилась лишь на воздушный поцелуй.

Когда за ней закрылась дверь, Элен тяжело вздохнула. Новости требовали серьезного осмысления.

Разговор о дядюшкином особняке волновал разве что из-за неизбежного отчета перед Сью. Мисс Гарди ничего не примет на веру и все подвергнет строгому анализу, причем анализу заведомо необъективному, так как свои доводы будет подгонять под предрешенный результат. Ну да ладно, с этим справимся.

Патрик… Вот кто занимает все мысли. У него какая-то долгая, изматывающая беда… Отсюда все тайны, умолчания, ложь, наигранный оптимизм… Удобно ли позвонить ему сейчас? Господи, какая разница: удобно? неудобно?

Элен долго слушала однообразные тягучие гудки в трубке. Никто не подходит. Не странно ли? Что-то случилось… Уехал куда-то со своей таинственной леди? Вряд ли… Речь о больной женщине, к которой зачастили доктора. И сейчас совершенно безразлично, кто она, та, ради которой Патрик пошел на жертвы материальные и моральные. Ему плохо — вот что главное.


Не прошло и часа, как Элен стояла перед домом Патрика. Обыкновенный дом, каких в Лондоне сотни: чуть пострадавший от времени, но сохранивший некую респектабельность. На каком же из пяти этажей искать разгадку тайны семьи Фрэнк?

Элен стала прохаживаться по противоположной стороне улицы, выверяя темп шагов так, чтобы редкие прохожие не усмотрели в неторопливой прогулке юной леди ничего предосудительного. Прошла в одну сторону, потом в другую. Словно и не живут в этом угрюмом доме — никто не выходил и не входил.

Элен снова прошлась туда-сюда и, уже не думая, какое производит впечатление, вертела головой, стараясь держать подъезд в поле зрения. Немудрено, что она налетела на прохожего.

— Простите, мисс…

— Найджел!

— Элен! Какая же ты молодчина! Откуда ты узнала?..

— Узнала? О чем? Что случилось?

— У Патрика горе… Большое горе… Но если ты не знала, как здесь очутилась?

— Никто не подходил к телефону, и я подумала… — Господи, какая разница, о чем я подумала? Элен подалась вперед всем телом: — Говори, что с Патриком? Где он?

— У него сегодня ночью умерла сестра.

О Боже! Так вот к кому он вечно торопился! Вот из-за чего все его комплексы! Бедный Патрик мужественно, в одиночку, нес свое несчастье…

— Скоропостижно? Ведь вчера, когда он был у меня… — Элен в растерянности развела руками.

— Я не совсем в курсе дела, но, кажется, его сестра давно и тяжело болела… Патрик позвонил мне, попросил одолжить денег. Понимаешь — долг врачам, неуплата за жилье, предстоящие расходы на похороны… Мне удалось собрать довольно приличную сумму, но, честно говоря, не знаю, достаточную ли при подобных обстоятельствах.

— Я добуду денег! А где он сам?

— Не знаю. Может быть, дома? Патрик так меня ошарашил своим звонком, что я не удосужился уточнить адрес. Думал, он перезвонит, но не дождался звонка и вот теперь ищу его дом.

— Здесь! — Резким движением головы Элен указала искомое.

Едва уловимое удивление промелькнуло в глазах Найджела: мол, откуда такая осведомленность?

— А вот какая квартира, не знаю…

— Позвонила бы в первую попавшуюся, уж, наверное, тебе бы сказали, — проворчал Найджел, но тут же понял, что его запоздалый упрек несправедлив — девушка ведь не знала о несчастье и, естественно, боялась попасть в неловкое положение.

— Надо действовать! — решительно сказала Элен. — Я — за деньгами, ты — разыскиваешь Патрика. Увидишь, скажи, что друзья все для него сделают! Поддержи его, как сможешь… Ему сейчас трудно…


10

<p>10</p>

Элен металась по квартире, ожидая телефонного звонка. Денег она пока не нашла — Мелисса куда-то исчезла и неизвестно, когда вернется. На этот раз Элен была уверена, что тетка не откажет ей в помощи. Сузан также не оказалось дома. Вот уж когда ее организаторские способности пришлись бы кстати.

Выйдя в переднюю, Элен вызволила из инкрустированного ящичка нэцкэ. Поцеловав каждую, прошептала, словно заклинание:

— Послужите, милые, в последний раз семье Фрэнк. Там вас любили, боялись потерять. Не подведите!

Прижимая к груди сумку, куда были переселены талисманы Патрика, Элен продолжала ходить из комнаты в комнату. Что с ним? Как помочь? Нельзя в такой ситуации человеку оставаться одному! Где же Найджел, где этот надежный друг? Неужели так уж трудно позвонить?

Когда раздался зуммер, Элен бросилась к телефону, с опозданием поняв, что сработал домофон. Кто-то пришел… Возможно, бесцеремонная Сью, посчитавшая излишним предварить свой визит телефонным звонком. Или Найджел?..

На пороге стоял… Он! Патрик! Элен, отшвырнув сумочку, кинулась к вошедшему и зарылась лицом в складки куртки. Ее плечи сотрясались oт рыданий. Сильная мужская рука гладила ее по спине, и если сначала движение было судорожно-нервным, то постепенно оно становилось спокойней, мягче. Кто кого успокаивал сейчас — трудно сказать.

— Прости, Элен, мне больше не к кому идти. Как оказалось, ты для меня сейчас самый дорогой на свете человек…

— Да, да, все правильно. Куда же, как не ко мне? Я бы обиделась, если бы не ко мне…

— Понимаешь?

— Я все понимаю, дорогой. Это так страшно, когда — навсегда… Но ведь можно же себя утешить: отмучилась, бедняжка. Можно сказать себе: я сделал все, что мог, мне не в чем себя упрекнуть…

— Оставшемуся жить всегда есть в чем себя упрекнуть. Ушедший унес свою вину с собой, а ты остался один на один со своей… И ничего уже не исправишь, ничего не сделаешь…

— Ох, как же я тебя понимаю!

— Эмми думала, что она мне в тягость, ей даже в голову не приходило, что не так она во мне, как я в ней нуждался. Я рядом с ней становился лучше, умней, чище…

— Как ты хорошо это сказал, милый. Я то же самое чувствовала, когда ушла мама, но не смогла бы точно выразить свои чувства словами. Ощущала — и все. Да, ее страдания и мое сострадание делали меня добрее и чище. Как же тебе тяжело сейчас!

Так они и стояли в прихожей, обнявшись и перебрасываясь нервной скороговоркой утешающих слов, пока Элен не потянула Патрика на кухню:

— Кофе! Черный, крепкий, горячий, вот что тебе сейчас необходимо!

Она варила кофе, а сама безостановочно говорила. Ей казалось, умолкни она — и оборвется ниточка взаимного понимания, и даст себя знать неловкость. Ведь несчастье, обрушившееся на Патрика, перебросило их отношения через долгое и трудное время привыкания друг к другу. К лучшему ли, к худшему, но все случилось именно так.

— Патрик, знай, я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь тебе. Мне неважно, как ты ко мне относишься… Нет, вру, мне это важно. Но от твоего отношения не зависит мое отношение к тебе… Нет, снова вру! Я люблю тебя, Патрик, но, учти, это ни к чему тебя не обязывает. Это мое чувство, и оно мне дорого само по себе. Как бы ни сложилась судьба, я счастлива, что познала удивительное чувство любви…

Нет, я ни за что не обернусь. Пусть кофе готов, но видеть сейчас его глаза — выше моих сил. Что я прочту в них? Недоумение? Неловкость? Осуждение? Радость? А может быть, равнодушие?

— Я понимаю, мои слова несвоевременны, не сегодня говорить о чувствах… Но что сказано, то сказано… Извини.

— Сегодня, — услышала она негромкий ответ. — О, именно сегодня. В какой же, как не в самый для меня тяжелый, день мне суждено узнать, что есть на свете любящий меня человек? У меня была Эмми… И когда ее не стало…

Судорожный вздох заставил Элен резко обернуться. Патрик сидел сгорбившись, спрягав лицо в ладони. Едва сдерживая слезы, Элен бросилась к нему, обняла, покрывая голову поцелуями:

— Милый, любимый мой, поплачь, не стесняйся… Это хорошие, добрые слезы… Эмми не вернешь… Отстрадалась, бедная… Она очень страдала, да?

Патрик поднял голову: глаза были полны слез. Элен нежно провела ладошкой по его лицу, он мягко взял ее руку в свою, поцеловал запястье и произнес с вымученной улыбкой:

— Если ты полюбила меня, значит, будешь любить и память о ней. Страдала ли Эмми? Если ты имеешь в виду, страдала ли перед самой смертью, то нет… Господь милосерден, он избавил ее от этого. Непосредственной причиной смерти стал инсульт. Но она страдала почти половину своей недолгой жизни. Есть такая мерзкая болезнь — инфекционный полиартрит. От нее не умирают, от нее мучаются. Болезнь постепенно скручивает человека, и он все больше напоминает зародыша, покоящегося в материнском чреве… Эмми через несколько дней должен был исполниться двадцать один…

— О Боже! — горестно вздохнула Элен. — И ты говоришь о милосердии! За что же страдал человек, который и нагрешить-то не успел?..

Глаза Патрика встретились с ее глазами, во взгляде читалось недоумение, сказал он неожиданное:

— Какая-то высшая мудрость навсегда останется нами непознанной. Следует с этим смириться…

— А я не хочу смиряться! — горячо запротестовала Элен. — Почему иным закоренелым негодяям дается длинная жизнь, а человек, живший в ладу с совестью, не нарушавший Христовых заповедей, обрекается на страдания и раннюю смерть? Ты говоришь себе: «Смирись». Но уже то, что это слово высказано, означает, что нет в тебе этого смирения. Что все в тебе протестует и ты лишь отдаешь себе невыполнимый приказ. Противоестественно покорно подчиняться каким-то таинственным и несправедливым законам!

Патрик привлек Элен к себе и нежно поцеловал в белокурую макушку. Он любовался ее гневом.

— Ты сама себе противоречишь. В твоих словах главное — желание утешить меня, а что это, если не призыв смириться с печальными обстоятельствами?

Элен, прильнув к его груди, молчала, осмысливая грустную мудрость его слов. Потом, не поднимая глаз, спросила:

— Она дома?

— Нет, — помотал он головой, — тело отвезли в морг.

— Почему? Зачем ты разрешил?

— У меня не было другого выхода — хозяин дома настаивал. Он терпел нас с Эмми только из жалости и воздавая должное памяти наших родителей. Я ему столько должен, что совесть не позволила мне спорить. А теперь он мне откажет от квартиры. Так что, считай, у меня теперь и дома нет.

— Неправда, это не так! — Элен вырвалась из его объятий и выбежала в прихожую.

Куда я зашвырнула эту чертову сумку? Нашла, вот она. И нэцкэ тут. Поставив их на ладони, девушка медленно вернулась на кухню. Сначала глаза Патрика отметили лишь странность ее позы — будто застывшая в танце индийская танцовщица; потом уже он обратил внимание па знакомые, милые сердцу статуэтки.

— Элен, откуда они у тебя? Я, как закоренелый язычник, посчитал, что все мои беды произошли из-за того, что я предал семейные талисманы.

— Откуда — неважно. Они твои. Но не торопись предавать их во второй раз. Мы найдем деньги. Только в самом крайнем случае попросим помощи у твоих японских покровителей.

— У меня от неожиданности даже голова закружилась. Я думал, что больше никогда их не увижу. Простите меня, милые, — сказал он, беря нэцкэ своими длинными пальцами, — не о себе думал, когда шел на заведомое предательство.

Слезы текли по лицу Элен. Какое счастье, что удалось сберечь эти талисманы. Спасибо, Мелисса! В кои веки твои чудачества принесли кому-то радость. Грешным делом, час назад Элен намеревалась продать нэцкэ — деньги нужны. Сейчас она и вспоминать не хотела о недавних помыслах. Выкрутимся как-нибудь. Вот и Патрик говорит:

— Как-нибудь выкручусь. Завтра мне должны выплатить аванс в издательстве.

— За роман? И под каким же именем ты решил его публиковать?

— Под именем настоящего автора — Эмили Фрэнк, — грустно улыбнулся Патрик.

— Так это Эмми написала! — выдохнула сбитая с толку Элен. — Ничего не понимаю… Зачем же ты искал псевдоавтора?

— Это было ее желание.

Не подвела ее интуиция — роман написан женской рукой. Теперь ясно, откуда взялся герой с внешностью Патрика, — Эмми списала его портрет с брата. В общем, признание Патрика сняло массу вопросов, терзавших ум Элен. Одно непонятно: откуда взялось у неискушенной девушки умение столь убедительно описывать страстные порывы своей героини? Но и этому, оказывается, есть объяснение.

— Видишь ли, любовные сцены вписывал я. Отсюда и мой интерес, удалось ли мне подделаться под общий стиль романа. Тебя провести не удалось, чему я, как ты помнишь, искренне обрадовался.

Даже запоздалая похвала приятна. Элен помолчала, а потом со вздохом произнесла:

— Какая Эмми была способная! Книжка получилась прекрасная…

— Согласен. Я так нескромно радовался твоим комплиментам, потому что адресовались они не мне, а ей…

— Бедная девочка… Патрик, жить ты будешь у меня! Сам видишь, места здесь хватает.

— О чем ты, Элен? — запротестовал Патрик. — Я никогда не пойду на то, чтобы скомпрометировать тебя! Жить в твоей квартире! Подумай, что ты говоришь?

— Я уже подумала! Если тебя волнует мое доброе девичье имя, это легко решается: ты женишься на мне! Хочешь фиктивным браком? Пожалуйста! Хочешь настоящим? Я согласна!

Патрик покачал головой. Неужели он против? В своем энергичном желании помочь единственное, чего Элен не предвидела, так это отказа.

— Элен, дорогая, судя по всему, ты так решительно изгнала из себя Анну, что, пожалуй, перестаралась. Давай сделаем вид, что я не слышал твоего предложения, хорошо? Лучше его сделаю я, а ты как следует подумаешь, принимать ли мою руку и сердце. — Он с благодарностью поцеловал пальцы Элен. — Я люблю тебя, думаю, ты догадывалась об этом. Спасибо тебе за все.

Элен гладила его волосы, тихо приговаривая:

— Мой бедный, мудрый, добрый, славный спаниель. Я сделаю все, чтобы увидеть радость в твоих глазах. Мы еще покрутим хвостом, правда?..

Сказалась бессонная, трудная ночь: Патрик уронил голову на столешницу и под бормотание Элен стал засыпать. Та легонько потрепала его по плечу.

— Идем, идем быстренько в спальню. Поспи нормально. Тебе предстоит трудный день.

Он послушно встал, дал себя увести с кухни и вскоре мерно посапывал, упав поперек широченной кровати. Элен вынула из шкафа шерстяной плед и накрыла спящего, после чего на цыпочках вышла, плотно закрыв за собой дверь.


Когда заявилась Сью, Патрик еще спал. Элен приложила палец к губам и многозначительно указала взглядом на спальню.

— Кто там? — в полном изумлении округлила глаза сестра.

— Патрик.

— Элен, ты с ума сошла! Ты какими-то гигантскими шагами преодолеваешь свои комплексы!

— Тихо! — цыкнула на нее Элен. — Иди на кухню! Все сейчас расскажу.

И рассказала. Сью не раз порывалась внести коррективы в уже свершившееся, но была самым безжалостным образом остановлена:

— Кончилась твоя власть, дорогая сестра-подруга! Как видишь, у меня нашлись силы повторить твои подвиги — самой объясниться в любви и сделать предложение руки и сердца. Чему еще меня учить?

— Пожалуй, теперь и греховная любовь тебе под силу, — вымученно улыбнулась Сью.

— Тут я, возможно, буду блюсти традицию, — без улыбки отреагировала Элен.


11

<p>11</p>

Помолвка Патрика и Элен была обставлена скромно. Найджел и Сью правдоподобно делали вид, что не знают, по какому поводу званы на вечеринку. Сью даже позволила себе возглас удивления, услышав о «новости». Найджел только хмыкнул, но предупредил: мол, при их материальном положении с браком не следует торопиться; просто глупо решаться на такой шаг — босс не допустит, чтобы в редакции работали муж с женой, и, значит, одному из них придется уйти. Ясно, что это будет Элен.

Мелисса была приглашена, но не явилась, а прислала очень красивую открытку с поздравлениями и теплыми пожеланиями.

Решили, что свадьба состоится по окончании траура. Элен хоть и хорохорилась, но в глубине души чувствовала запоздалое смущение из-за того, что навязала себя в жены. Патрик выручил ее, сделав официальное предложение.

Итак, невеста была счастлива. Жених тоже выглядел довольным, но озабоченным: надо выплачивать долги, хоть друзья и не думали торопить с этим. Нэцкэ с мудрым прищуром наблюдали за влюбленными, справедливо полагая, что их судьба впрямую связана с благосостоянием будущей семьи.

Свой роман Элен забросила. Интенсивная работа в редакции не оставляла ни времени, ни сил, Патрика это расстраивало. Нежно похлопывая невесту по руке, он не раз говорил, что скоро с деньгами все уладится. Почему она не обратила внимания на загадочный вид Патрика, когда он ее утешал, сказать трудно. А тот действительно что-то держал в голове.

Жили они в квартире Элен. Спали в разных комнатах, во что Сью, конечно, не верила.

Однажды Патрик пришел с цветами. Принес бутылку дорогого вина и коробку конфет. Элен в недоумении подняла брови: договорились же экономить на всем.

— Сегодня Эмми исполнился бы двадцать один год, — смущенно объяснил скос транжирство Патрик и взглянул на Элен, чтобы убедиться: его поняли.

Элен засуетилась и бросилась накрывать на стол.

— Патрик, давай портрет Эмми повесим в гостиной?

Предложение было принято с радостью. Теперь на них с прекрасного портрета смотрели печальные добрые глаза прелестной юной леди. В уголках ее четко очерченных губ притаилась улыбка. Патрик долго вглядывался в родное лицо.

— Бедняжка Эмми! Она так ждала сегодняшнего дня! И не дожила…

Он сказал это с какой-то особой интонацией, и Элен вскинула на него глаза.

— Сегодня она должна была вступить в права наследования. А получилось… Наследником стал я. Эмми и после смерти помогает мне, чем может.

— Объясни, пожалуйста, — серьезно и строго потребовала Элен, не спуская напряженного взгляда с бокала, который крутила в руке.

— Родители, зная о болезни Эмми, хотели обеспечить ей уход и лечение, но болезнь обогнала их расчеты, прогрессируя быстрее, чем они предполагали.

— Но почему же родители не оставили деньги тебе?

— Вопрос закономерный. Честно отвечу: я в то время был таким, что вызывал тревогу у родителей. Моя болезнь была социальной — пил, гулял. Мама боялась за меня и боялась меня. Не знаю, так ли уж я был способен при всей моей тогдашней беспечности спустить деньги, предназначенные Эмми, сейчас мне хочется думать, что нет. Правда, школу доброты, мужества и сострадания я прошел позже. Эти нелегкие уроки преподала мне Эмми. — Он помолчал, а потом, будто между прочим, заметил: — Деньги не слишком большие, но если будем работать, то особняк дядюшки Джеймса сможем содержать. — И добавил с улыбкой: — Не забудь, нам ведь предстоит воспитывать потомство в уважении к предкам.

Элен продолжала с преувеличенным вниманием разглядывать сверкающие грани бокала. Потом, не поднимая глаз, спросила:

— Можно, ты сегодня придешь ко мне в спальню?

Патрик посмотрел на нее с крайним изумлением и откровенно расхохотался — впервые после смерти Эмми. Несмотря на безудержное веселье, он выглядел растроганным: встал, подошел к Элен, прижал ее голову к своей груди и поцеловал в висок:

— Какое удовольствие узнать, что невеста торопит свадьбу! Я из последних сил терплю, а моя любимая снимает с меня оковы затянувшегося ожидания… Согласись, редкостная для мужчины удача! Однако безбожно медлить с ответом. Отвечаю: замечательная моя, небом ниспосланная невеста, я с великой радостью разрешаю себе откликнуться на твой зов, хотя и не уверен, что поступаю правильно. Не торопись возражать — я вынужден думать о тебе. Мисс Корнер, вы уверены, что вас не ждет разочарование?

— Патрик, об этом не говорят… Это чувствуют… Только собственный опыт, которого… у меня еще нет…

— Ну вот, — продолжая смеяться, чтобы скрыть неловкость, сказал Патрик, — всегда так и поступают с нами, слабыми мужчинами: соблазнят, а потом, чего доброго, откажутся выходить замуж. Боюсь я вас, девственниц!

Он пододвинул свой стул к ее стулу, обнял смущенную своей дерзостью девушку. Так они и сидели, молча, держа друг друга за руки, как дети, которых помимо их желания кто-то злой хочет разлучить. По лицу Элен было видно, что смелость нелегко ей далась. Не желая длить неловкость, она отстранилась от Патрика и тихо сказала:

— Я буду ждать тебя, хорошо?

— Хорошо, — мягко прозвучал голос растроганного Патрика. — Разреши только один вопрос: ты это делаешь для себя или для меня?

— Для нас, — последовал серьезный ответ.

Она ждала его в спальне. Жаль, что сама себя не видела: прелестное юное создание с удивительно пушистыми белокурыми волосами, которые в беспорядке рассыпались по плечам; руки, стиснутые в напряжении; шелковый серо-голубой пеньюар, подчеркивающий хрупкость фигуры… Короче, вылитый ангел, пугающийся встречи… с кем?

Нет, Патрик, когда вошел в спальню, вовсе не напоминал соблазнителя. Вполне возможно, что в ситуации, которую не он спровоцировал, ему было сейчас трудней, чем Элен. Намеренно легким шагом, стараясь выглядеть спокойным, непринужденным, он вышел из душа в махровом терракотового цвета халате, обнажающем его крепкие, стройные ноги. Увидев Элен, Патрик с удовольствием даже не сказал, а выдохнул:

— Господи, как же ты хороша, милая! Вот только твоя напряженность… к чему она? Уж не на Голгофу ли ты собралась?

Как он ни старался, ему не удалось вызвать улыбки на лице Элен. Девушка оставалась предельно серьезной. Мягким приглашающим жестом она позвала его к себе и тут же попросила:

— Погаси, пожалуйста, свет.

Он был готов выполнить любое ее желание, а уж это-то было из простейших.

Темнота упала на них, но не принесла облегчения ни ему, ни ей. Патрик нашел руку, которая искала его. Оставалось привлечь девушку к себе, подвести ее к удивительных размеров кровати. Элен, не задумываясь, подчинилась: она боялась чего-то большего, а эти малые знаки внимания ей доставляли лишь удовольствие.

— Может быть, стоит зажечь ночник? — промямлила она, уже сидя на кровати.

— Конечно. А теперь, дорогая мисс Корнер, ложитесь-ка спать и не морочьте голову ни себе, ни мне.

— Умоляю, не уходи. Мне с тобой лучше, чем без тебя.

— И на том спасибо, — усмехнулся Патрик.

— Сядь рядом со мной, пожалуйста.

Он не заставил себя уговаривать и опустился рядом с Элен, приобняв ее за плечи. Не он, а она сократила расстояние между ними, не он, а она сделала объятие более крепким. Какое-то время они сидели, не меняя позы. Патрик пытался укротить возникшее в нем желание, Элен же прислушивалась к новым незнакомым острым ощущениям. Их обволокло теплое предчувствие близости.

Патрик не желал брать на себя инициативу. Его даже радовало, что он способен обуздать свою страсть ради того, чтобы дать пробудиться страсти Элен. Девушка встала и прошептала с сожалением:

— Нет, милый, я, видимо, не способна сделать тебя счастливым.

— Вот так новости, — хрипловато рассмеялся Патрик. — Успокойся. Я уже счастлив. Я буду еще счастливей, если ты ничего не будешь выдумывать и останешься самой собой. Ты красива, ты желанна, ты способна подарить радость любому мужчине, а досталась эта радость мне. Ну не счастье ли?

— Ты сейчас улыбаешься? — спросила Элен, не осмеливаясь увидеть его глаза.

— Я не улыбаюсь — я радуюсь тебе.

Накал чувств был так велик, что Элен поняла: вот-вот польются слезы счастья. Счастье до слез?.. Разве так бывает? Одно легкое движение мужской уверенной руки — и шелковые волны пеньюара соскользнули с ее плеч. Почему же стыд вдруг оставил ее? Элен знала предательскую силу своей стеснительности, способной вгонять ее в состояние, близкое к столбняку. А сейчас ей доставил несказанное удовольствие восхищенный взгляд Патрика.

— Не знаю, что красивей — твое лицо или твое тело!

— Им надо спорить между собой? — не сдержала торжествующей улыбки Элен.

— Я их примирю, — пробормотал Патрик, перемежая слова поцелуями.

Взволнованная Элен невольно прислушивалась к тому, как реагирует ее тело на прикосновения его рук и губ. Совершенно новое, абсолютно незнакомое, неизведанное ранее ощущение! Сильное, головокружительно острое и захватывающе приятное… А что, интересно, чувствует в данную минуту Патрик? Может быть, ему тоже будет приятно, если она сейчас рассыплет свои поцелуи по его лицу, рукам, телу? Звук, похожий на стон, вырвался из груди Патрика — значит, не только он обладает завораживающей властью над ее телом? Она тоже способна властвовать над его эмоциями!

Элен припала к его губам. Это был откровенный страстный призыв, на который Патрик мгновенно и радостно откликнулся. Он был тронут искренностью ее поведения и благодарен за желание близости с ним. А она чуть отстранилась, смело взглянула в любимые глаза и провела пальцем по его губам. Как давно ей хотелось своими губами испытать их упругость, их атласную гладкость, задержать язык в уголках рта, где живет постоянная готовность к улыбке. «Лук амура»… А требовательные сильные пальцы уже скользили по ее бедрам, ногам — для них не существовало запретных мест.

Элен раскинула руки, раздвинула колени, всей своей позой говоря — я твоя, бери, жду тебя. Но мысленно молила: подожди, продли свои нежные ласки, меня еще пугает неизбежное… Невысказанное, казалось, было услышано — Патрик приподнялся на локте, мягко провел рукой по ее глазам и стал покрывать ее лицо, шею, грудь россыпью осторожных поцелуев, дюйм за дюймом отвоевывая тело Элен, чтобы подарить ему острую, но неизъяснимо приятную муку неутоленного плотского желания. Он добился своего — в Элен уже пульсировала нетерпеливая потребность стать частью любимого человека, раствориться в нем, соединиться с ним в единое целое.

Патрик сумел уловить то мгновение, когда девушка полностью доверилась ему, а напряженное ожидание сменилось откровенной страстью.

Элен не до конца понимала, насколько трудно мужчине сдерживать свой порыв, сопротивляться безумному желанию сразу же овладеть ею. Она оценит это позже, вспомнив, как медленно и осторожно Патрик опускался на нее, как сдержанно укрощал ее суматошные и неумелые ласки. Да, Патрик был терпелив и заботлив.

Когда его пальцы мягко легли на ее грудь, оба почувствовали: ласка вызвала мгновенную ответную реакцию — грудь напряглась и приподнялась в желании еще более острого ощущения. Пальцы снова коснулись ее лица, но Элен требовательным жестом вернула их к груди. Потом, прерывисто вздохнув, Элен прижалась к Патрику, гибкими движениями продолжая искать еще большей близости.

— Погаси лампочку, — прошептала она.

Наступившая темнота подарила восхитительное ощущение полной раскованности. Элен казалось, что сама ночь ласкает ее кожу, теплыми волнами омывает тело, задерживаясь в самых укромных его уголках. Она приподняла бедра, судорожно вцепилась в спину Патрика, изо всех сил прижалась к нему, с каким-то необъяснимым внутренним восторгом ощущая его возбужденную плоть. Не ему, а ей пришлось выразить нетерпение:

— Ну же, Патрик, любимый. Ну же, пожалуйста…

Она не почувствовала боли, когда он вошел в нее и подчинил ее движения своему ритму. Сладкая мука неутоленного желания притупила и страх, и боль.

Искусные мужские пальцы играли на ней, обнаженной, невиданную по силе и страсти сонату. Все существо Элен отзывалось на его ласки, как великолепно настроенный инструмент, истосковавшийся по виртуозному исполнителю.

Аккорды нарастали, становились все мощнее и призывнее. Элен казалось, что вот сейчас что-то взорвется в ней. Она ощутила сосущую пустоту во всем теле и, когда пустота вдруг стала заполняться — постепенно, неудержимо, настойчиво, — с блаженством покорилась всемогущей силе любви. Я ли это? — удивилась она.

Взрыв, которого Элен бессознательно жаждала, сотряс все ее тело — от горящих влажных губ до кончиков пальцев. Торжествующий крик Элен и протяжный стон Патрика взмыли к потолку спальни.


Впоследствии Элен не удалось вспомнить, когда, на каком витке наслаждения как громом поразил ее чувственный восторг. Состояние было близким к обморочному. Обморок и наслаждение — разве можно совместить это? Можно! Боль и наслаждение — разве они могут слиться воедино? Оказывается, могут, даря при этом ощущение душевного и телесного восторга.

Их тела расслабились одновременно. Патрик и Элен лежали, с трудом переводя дыхание, чувствуя жар сплетенных тел. Элен закрыла глаза, пытаясь как можно дольше задержать в себе ощущение счастья, которым было наполнено все ее существо.

— Ну так что, с Анной расстались навсегда? — полюбопытствовал Патрик.

— Знаешь, милый, мне жаль бедняжку, — отшутилась в свою очередь Элен. — Она у меня, согласись, все-таки славная. Просто ей еще многое надо пережить, чтобы стать настоящей женщиной. Ты нам обеим в этом уже помог.

— Можете обе и впредь рассчитывать на меня — не подведу! Вы мне очень милы. Особенно ты.

— Как же непостоянны эти мужчины! — в притворном отчаянии воскликнула Элен. — Ведь полюбил-то ты Анну, кроткую, несчастную, со всеми ее комплексами… Но предпочел ей более испорченную девушку, в которой угадал чувственность, чего, кстати, та сама в себе и не предполагала…

— Что поделаешь? — хмыкнул довольный Патрик. — Мне так нравятся испорченные девушки! Анна догадывалась об этом, но своевременных выводов не сделала. Пусть теперь пеняет на себя!

— А мне ее будет иногда не хватать — трогательной, непосредственной, печальной… Неужели этих качеств я уже навсегда лишилась?

— Не грусти, Анна с тобой поделится, — рассмеялся Патрик и крепко прижал к себе любимую Элен.


Эпилог

<p>Эпилог</p>

Мистер и миссис Фрэнк с немногими участниками брачной церемонии, среди которых скромно присутствовала и Мелисса, подарившая, кстати, молодоженам несколько потрясающих нэцкэ, приехали домой. Под домом все еще подразумевалась квартира Элен.

Найджел удачно изображал радость за друзей. Сузан, прижавшаяся к плечу благочестивого рыжего Дейва, демонстрировала удивительное умиротворение и принятие всего того, что раньше не принимала ни под каким видом. Она обратилась к Мелиссе со словами:

— Красивая пара, не правда ли?

— Да, — легко согласилась Мелисса. — Его мужественность и ее воздушность…

— Хрупкий цветок, — с серьезным видом подсказала Сью.

— Хрупкий цветок, — не моргнув глазом подтвердила тетка.

— Так где отныне будут произрастать наши цветы? — не удержалась от лукавого вопроса Сью.

Мелисса, не ожидая подвоха, безмятежно махнула рукой:

— Мы все обговорили: пока нет детей, они живут здесь, я — там. Когда родится ребенок, супруги переедут в особняк Джеймса. Не думаю, что это будет скоро…

— И напрасно не думаешь! — вмешалась Элен.

— В каком смысле? — встревожилась тетка.

— В самом прямом! — озорно отозвалась племянница. — Месяцев пять живи спокойно, а уж дальше…

— Дальше придется думать о правильном воспитании потомства в духе преданности идеалам предков, — с удовольствием вступил в разговор счастливый новоиспеченный муж.

— Вот это Элен! — возликовала Сью. — Дейв, ты слышишь? Они уже и женаты, и почти с ребенком… Может быть, Патрик, уже и имя заготовлено?

— Конечно! Мы ждем девочку и решили назвать ее Анной.

Много глаз в этот момент округлились в удивлении — все, кто был посвящен в творчество Элен, недоумевали: Анна? Да это имя стало почти нарицательным! Вялая, зацикленная на своих бесчисленных неприятностях, страдающая от собственных комплексов. И ребенка назвать именно так? Вопросительные взгляды устремились на Элен. Та, хоть выходка Патрика застала ее врасплох, среагировала со скоростью, достойной любящей супруги:

— Да, да, мы так решили. Именно Анна! Во-первых, мы уже привыкли к этому имени. А во-вторых, надеемся, что, только победив в себе «комплекс Анны», девочка станет человеком.

— Умница! — Мистер Фрэнк запечатлел поцелуй на прелестной головке миссис Фрэнк и умиротворенно повторил: — Умница!


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.