/ / Language: Русский / Genre:det_espionage

Шаг до страсти

Эвелин Энтони

Роман о сложном, противоречивом чувстве между сотрудницей ООН и полковником КГБ.

Эвелин Энтони. Шаг до страсти Терра — Книжный клуб Москва 2001 5-300-02884-3 Evelyn Anthony The Tamarind Seed

Эвелин Энтони

Шаг до страсти

Пролог

Он отослал домой секретаршу, ответственную девушку, любящую свою работу. Она, если требовалось, всегда соглашалась задержаться вечером. Он часто называл ее бесценной, но сегодня ее готовность задержаться на работе и помочь ему действовала на нервы. Между ними произошла небольшая перепалка, из которой он вышел победителем. Оставшись один в своем кабинете, он выждал несколько минут, чтобы удостовериться, что она действительно ушла. Затем подошел к двери и повернул ключ. На улице стемнело, окна залепило снегом — он задернул занавески и включил настольную лампу. На столе были разбросаны бумаги; именно этот беспорядок беспокоил секретаршу, так как она считала, он уронит свое достоинство, если сам пройдет по зданию и вернет их в секретариат. Бумаги его не интересовали. Он отбросил их в сторону и, вытащив за цепочку ключик из кармана жилетки, открыл средний ящик стола. К этому ящику подходил только один ключ. Из ящика он извлек папку с красной наклейкой в левом верхнем углу.

Он положил папку прямо под лампой и начал перелистывать страницу за страницей, щелкая маленьким предметом. Это был миниатюрный фотоаппарат.

Один раз он остановился, замер напряженно, услышав, что кто-то идет по коридору мимо его кабинета. Не мигая, он уставился на дверную ручку. На какой-то момент им овладела безотчетная паника, какую испытываешь в ночном кошмаре: ему вдруг пришло в голову, что он нарушил многолетнюю привычку и забыл запереть дверь. Если сейчас шаги затихнут, то в дверь постучат, а потом она откроется... Но никто не постучался, и никто не повернул ручку. Шаги проследовали дальше и замерли в отдалении. Тогда он понял, что прислушивается к тому, как колотится его сердце. За пять минут он закончил фотографировать, уложил бумаги, закрыл папку и только после этого позволил себе подойти к двери и проверить, на самом ли деле оставил ее незапертой. Подергав за ручку, он улыбнулся. Все в порядке. Он не забыл.

Когда он вышел из кабинета, на столе не осталось ни бумажки, средний ящик был заперт, не имевшие для него существенной важности документы возвращены в секретариат. Палку с красной полосой, означающей «совершенно секретно», он водворил в сейф этажом ниже.

Глава 1

— Леди и джентльмены, мы подлетаем к Барбадосу. Приблизительно через десять минут наш самолет совершит посадку в аэропорту «Сиуэйз».

Голос пилота звучал устало; грудной ребенок в конце салона туристского класса в первый раз за два часа перестал плакать. Джуди заметила время полета, потому что не раз смотрела на часы; действующий на нервы плач взвился до самой высокой ноты и тут же сразу прекратился, словно дитя почувствовало, что путешествию пришел конец. Младенец явно испытывал больше энтузиазма по этому поводу, чем Джуди Ферроу. Другие пассажиры приникали к иллюминаторам, вытягивали шеи, чтобы увидеть остров, лежащий на подушке сверкающего синего моря. Она посмотрела через плечо соседа и увидела маленький клочок земли, невероятно зеленый, очевидно, от жгучего солнца. Вопреки ее настроению, при виде островка у нее шевельнулось что-то вроде пробудившегося интереса, что-то, похожее на волнение. Говорят, остров очень красивый. Очень спокойный, расположенный в стороне от суеты больших по размеру Карибских островов, сонный рай, где запутавшемуся в проблемах человеку можно разобраться в хаосе собственной жизни и попытаться навести в ней порядок. В двадцать восемь лет ее привычный образ жизни смешался и рассыпался, превратившись в отвратительную мерзость, при одном воспоминании о которой ее мутило. «Возьми отпуск, — посоветовал ее босс Сэм Нильсон. — Забудь про ООН, Нью-Йорк, своих друзей, про все, что окружает тебя». Это был добрый человек, с которым у нее сложились приятельские отношения. Он мог позволить себе безобидное покровительство в отношении женщины чуть старше его собственной дочери Нэнси, делившей с Джуди квартиру.

Нэнси, женщина сильная, решительная, столь же рациональная в своих многочисленных романах, как какой-нибудь искушенный мужчина, предложила то же лекарство: «Улетай».

И, вообще не имея никаких желаний, а к этому предложению относясь с откровенным безразличием, Джуди все же сделала так, как они советовали. Друзья уверяли, что она почувствует себя лучше в первые же несколько дней. Однако Джуди все-таки последовала их совету...

В этот момент остров пропал из виду, скрывшись за крылом самолета, когда тот резко накренился, делая последний заход на посадку. Ну да, конечно, станет ей легче! Будто отпуск может восстановить утраченную веру, иллюзии, уважение к себе. И все же Нильсоны, очевидно, правы; когда в ее личной жизни уже случилась трагедия за четыре года до этого, она спаслась тем, что вырвала свои корни из британской почвы и уехала в США начать новую жизнь. Смерть мужа в глазах всех людей была трагедией, но в ее случае горе было во многом условным. С общепринятой точки зрения, конечно, разрыв с человеком, которого она знала и любила всего шесть месяцев жизни, должен был казаться пустяком по сравнению с потерей мужа. Ее увлечение Ричардом Патерсоном не заслуживало большего, чем двухнедельный отпуск, в течение которого следовало залечить душевную рану.

Посадка оказалась мягкой, пассажиры потянулись к выходу, ребенок снова заплакал. В память о двух годах замужества у Джуди даже детей не осталось.

Она даже ни разу не забеременела. Вышла за Патрика Ферроу, когда ей исполнилось двадцать два года; он был богатым человеком, обладавшим очарованием и юмором, которые свойственны ирландцам, ненасытной страстью к путешествиям, новым местам и коллекционированию новых людей. Он прихватил Джуди, оказавшись проездом в Марокко в Британском посольстве. Ее дядя служил там советником, и она встретилась с Патриком Ферроу на обеде у посла. Через месяц он женился на ней, и у молодоженов началась гонка по всему миру. Поначалу Джуди казалось, что она счастлива и вести такой образ жизни — одно удовольствие. Как это замечательно: вдруг отправиться в Кению, из Момбасы внезапно вылететь в Непал, где Пэт, заскучав в первую же неделю, тут же получает приглашение слетать в Токио полюбоваться цветением вишни.

Ферроу был щедрым и внимательным, но у них не было постоянного дома, и даже самый роскошный гостиничный номер становился похожим на предыдущий, когда стиралось очарование новизны. Но Пэт, конечно же, был счастлив. Он считал себя самым удачливым человеком в мире, о чем заявлял почти на каждой затянувшейся на всю ночь вечеринке, держа в одной руке бокал с шампанским, а другой обнимая жену.

Они приехали в Англию ненадолго на открытие гоночного сезона, и Джуди отправилась навестить отца, предоставив Ферроу наслаждаться гонками без нее. Возвращаясь из Ньюмаркета, он врезался на своем «енсене» в грузовик и погиб на месте.

Отец Джуди, человек доброжелательный, но в то же время сухой и замкнутый, потеряв жену в первые же годы совместной жизни, истратил столько сил, переживая это несчастье, что почти не находил добрых чувств для дочери. Так и получилось, что Джуди приехала в Нью-Йорк с рекомендательным письмом Сэму Нильсону от дяди, который перед этим сменил Марокко на Оттаву.

Ей не хватало Пэта Ферроу; казалось невероятным, чтобы столько энергии и жизнелюбия могло в один момент исчезнуть навсегда, но она испытывала не столько горе, сколько чувство вины, признаваясь себе, что к моменту трагедии уже разлюбила его.

Оставшееся наследство Пэта было поделено между нею и женщиной, жившей в Ирландии и родившей ему внебрачного ребенка.

Недостатка в деньгах она не чувствовала, но их оказалось не так много, как можно было предположить, зная, какую жизнь они вели. Джуди подала заявление на замещение должности личного помощника Нильсона, директора Международного секретариата ООН. Это произошло четыре года назад. С тех пор достаточно много мужчин пытались завести с ней романы; обаятельный и с серьезными намерениями юрист в департаменте Нильсона даже предложил руку и сердце. Джуди отвергала всех. Но, что характерно, когда она все-таки говорила «да», то непременно не тому человеку. В выборе любовников она оказывалась такой же неудачливой, как и в выборе мужа.

Ступив на бетон аэродрома, она почувствовала, что жар окутал ее, как одеялом, и зажмурилась, взглянув на яркое солнце. Она словно нырнула в душистое тепло, во всепроникающую жару, не вызывающую, впрочем, неприятного ощущения. Влажный пассат смягчал зной, поддерживая ровную температуру и спасая кожу от ожогов на тропическом солнцепеке.

Аэропорт был крошечный, здесь совершенно не чувствовалось спешки и того смятения, без которых она не представляла себе перелеты. Багаж разгружали не торопясь, пассажиры проходили через таможню и иммиграционную службу мимо полного цветного полицейского в белом тропическом костюме с боевыми наградами, никто не выражал недовольства по поводу долгого ожидания, даже несмотря на то, что поблизости не было достойных внимания лавочек с беспошлинными товарами или туристскими сувенирами. Внезапно, как по мановению волшебной палочки, сумасшедший ритм американской жизни замедлился едва ли не до полной остановки.

Джуди прошла таможенный досмотр и стояла в ожидании своего багажа. В отличие от большинства женщин, она предпочитала путешествовать налегке; все самое необходимое уместилось в одном чемодане — прошлогодние летние платья и два купальника. Она не собирается ни с кем знакомиться...

Ричард Патерсон звонил накануне ее отлета. «Джуди находится в отъезде», — сказала Нэнси Нильсон и повесила трубку. Он не успел даже спросить, куда уехала Джуди. Теперь, направляясь к выходу из аэропорта в сопровождении чернокожего барбадосца, тащившего ее чемодан, Джуди испытала чувство облегчения. С первого же момента, как самолет приземлился в аэропорту, все стало казаться совершенно другим. Полицейский в ослепительно белой форме посмотрел на нее и улыбнулся. Он был молод, и Джуди первый раз пришло в голову, насколько великолепным может быть цветной — это прекрасное, мускулистое, гибкое мужское тело.

Он не был темным — несмотря на то, что барбадосцы не так перемешались, как жители других Карибских островов, все же в их жилах текло много смешанной крови, и красавец юноша в своей форме, напоминавшей колониальное прошлое острова, являлся результатом определенной интеграции, произошедшей за поколение или более до его рождения.

— Добро пожаловать на Барбадос, — сказал он. — Такси вон там.

— Благодарю вас, — сказала Джуди. Впервые за много дней она улыбнулась.

Остров буквально горел всевозможными цветами. Ибискусы, розовые и белые олеандры, знаменитые пурпурные бугенвиллии обвивали ограды и крыши; огромными кустами, обступавшими дорогу, пламенели самые красивые из всех алые понсеттии, которые обычно можно увидеть торчащими, как свечки, в витринах цветочных магазинов накануне рождественских праздников.

Всю поездку шофер говорил не переставая, но с таким сильным акцентом, что понять его было абсолютно невозможно. Джуди разобрала всего несколько слов. И потом перед глазами возникло море сапфировой синевы с бегущей по нему снежно-белой линией прибоя. В небо упирались высокие пальмы. Отель преподнес еще один сюрприз. Он состоял из серии маленьких домиков-бунгало, окруженных роскошными тропическими садами, которые она видела повсюду на острове, пока ехала в гостиницу из аэропорта.

В центре вымощенного патио переливался разноцветным блеском аквамариновый бассейн, обсаженный яркими цветами, вокруг бассейна тут и там стояли маленькие столики под полосатыми зонтами, напоминающие странные грибы, а за стойкой бара стоял черный как антрацит бармен и поигрывал шейкером для коктейлей.

Она заметила, что ей стало жарко. Одежда прилипла к телу, и когда она увидела лицо женщины в зеркале за спиной портье, то ужасно удивилась, с трудом узнав себя в бледном, изможденном отражении.

Войдя в бунгало, Джуди осмотрелась: оно было ярким внутри, с белыми стенами и мебелью, обитой чудесными ситцами; с террасы открывался вид на пляж, а в спальне имелся кондиционер. Она с удовольствием обнаружила маленькую кухоньку со всеми необходимыми принадлежностями. Она зашла в душевую, разделась и встала под струи, подставив под воду волосы и поворачиваясь, чтобы охладить все тело. По сравнению с коричневыми фигурами, лежащими у бассейна, ее тело было невзрачно-белым. Она подставляла лицо под прохладные струи, и вода растекалась потоками по груди. Ощущение собственной наготы вызвало в памяти воспоминания, которых она старалась избегать. Джуди повернула ручку в сторону «выключено» и завернулась в полотенце. Меньше всего на свете ей хотелось бы вспоминать любовные утехи с Ричардом Патерсоном. Она вытерлась досуха и прошла в спальню.

Солнце клонилось к закату, и по небу протянулась густая серая линия, поднимаясь так, что казалось, будто кто-то с той стороны небосвода медленно опускает жалюзи. Скоро совсем стемнеет. Она так устала, что упала навзничь на кровать и, ощутив на теле мокрое полотенце, сбросила его и накрылась простыней. Попозже можно позвонить и попросить чего-нибудь: сандвич, кофе.

Она все еще раздумывала, что бы заказать, когда усталость взяла свое. Джуди заснула.

Она проснулась в кромешной темноте; светящиеся стрелки показывали два часа ночи.

В соседнем бунгало находился мужчина, он не спал. Он увидел, как в темных окнах справа вспыхнул свет и больше не погас; темноту между домиками прорезал желтый луч. Он уже не пытался читать, спасаясь от бессонницы, и вышел на террасу посидеть и покурить. С улицы доносились какие-то звуки: всего в двадцати ярдах от бунгало о берег разбивался прибой, а с деревьев, обступивших песчаную береговую линию, шел негромкий настойчивый стрекот. Можно было подумать, что это какая-нибудь птичка. Однако он узнал характерный стрекот цикад, но, кроме того, различил и прозаический гул кондиционеров. Ему не удавалось заснуть вот уже вторую ночь. Сон всегда ускользает от того, кто его добивается. Всю жизнь он страдал периодами бессонницы, которые приходили без всякого предупреждения и вне всякой связи со стрессом; просто он вдруг обнаруживал, что не в состоянии заснуть в течение нескольких суток. Так же внезапно бессонный цикл прекращался. Он уже приучил себя спокойно воспринимать такие случаи и не прибегать к снотворному.

Прежде ему не доводилось бывать в Вест-Индии. Вдруг привлекла идея выбрать место, которое описывается как капиталистический рай, возникший благодаря поту черных пролетариев, — такой уж у него был иронический склад ума. Этот выбор, конечно же, приведет в негодование товарищей, получающих удовольствие от критиканства. Он любил подбрасывать яблоко раздора своим врагам, а потом тихо удалялся, предоставив им драться. Он сидел в темноте, курил и ждал, уставившись неподвижным взором в поблескивающие осколочки звезд на небесах. Люди исследовали бесконечность космоса и доказали, что он конечен, они проникли в глубь Вселенной и обнаружили, что на звездах ничего нет. Огромная белая Луна лишилась невинности под башмаком космонавта. Вероятно, Луна уже никогда не будет прежней. Ничто не остается неизменным. Все меняется.

Те, у кого хватает ума, приветствуют перемены и держат голову над водой, чтобы плыть по течению.

Другие сопротивляются, пытаясь остановить прогресс. В этом было не меньше правды, потому что нельзя не признать горчайшую иронию того факта, что дети революционных перемен превратились в самых махровых реакционеров. Рутинеров. Вот куда поворачивало течение, и он чувствовал его направление, хотя на поверхности еще ничего не было заметно, но новое движение времени набирало силу. Он мог бы захватить с собой женщину, но ему никого не хотелось иметь под боком. К тридцати девяти его тело устало так же, как и его изнывающий по сну мозг. Соседнее бунгало пустовало, и до тех пор, пока не зажегся свет, он и не думал, что там кто-то появился. Он услышал какое-то движение — у него был великолепный слух. Он слышал, как кто-то ходил по домику, вот открылась и закрылась дверь. Вспыхнул фонарь, и терраса стала желтой. Раздвинулись двери, появилась женщина и шагнула к перилам; она задержалась у них на мгновение, чтобы, облокотившись, посмотреть на черноту моря, по которому пробежала сужающаяся к горизонту дрожащая лунная дорожка. У женщины была стройная фигура с юными линиями, волосы ниспадали до плеч. Лица не было видно. Он сидел не двигаясь в темноте и смотрел, спрятав огонек сигареты в ладони. Она повернулась и ушла в дом. Он огорчился. Когда знаешь, что в это же время кто-то совсем рядом тоже не спит, чувство одиночества от бессонницы становится менее острым.

Потом он услышал, как хлопнула дверь ее бунгало, и с удивлением подумал, что она вышла на воздух. Через несколько минут раздался всплеск. Ну да. Она отправилась в бассейн.

В глубине патио над закрытым баром желтела лампочка. Совершенно бесполезная. В небе висела огромная белая луна в окружении звезд. Посмотрев вверх, Джуди перебрала в уме все пришедшие на ум словесные клише. Луна походила на жемчужину, звезды — на алмазы, пальмы мерно раскачивались, цикады тянули свою нескончаемую песнь. Все это кажется избитым и не похожим на правду, пока не увидишь своими собственными глазами. А после этого уже невозможно описывать увиденное словами, которые стерлись от употребления. Она прыгнула в бассейн и принялась плавать взад-вперед, лениво двигая руками и ногами, занятая игрой в метафоры и придумывая, как бы еще описать эту ночь...

— Добр вечэр. Чудн вечэр. — Тот же самый странный акцент, несколько менее заметный, чем у шофера, но несомненный. Она повернулась и увидела стоявшего у края бассейна мужчину. На голове у него была матерчатая шапочка, и он снял ее.

— Добрый вечер, — сказала Джуди. — Вы ночной сторож?

— Да, мэм.

— Я остановилась здесь, — пояснила она. — Не могу заснуть. Так красиво и тепло.

— Да, мэм, — произнес сторож. — Очень даже тепло. — Он снова надел кепочку, поприветствовал ее взмахом фонарика и ушел. Джуди продолжала плавать.

Мужчина из соседнего бунгало тихонько обошел выступ здания, откуда он мог незамеченным наблюдать за фигурой, скользившей в освещенной воде. Он стоял, наблюдая за ней, пока она не вылезла из бассейна, а потом стал смотреть, как она в желтом свете фонаря высушила ноги и протерла тело полотенцем. Она молода. У нее хорошенькое лицо. Он вернулся и вошел к себе в бунгало до того, как она появилась на дорожке. В гостиной у него стояла бутылка виски. Приобретенная в Америке привычка. Он предпочитал виски водке. Нашлись бы люди, заявившие, что с этого-то и начинается разложение. Он улыбнулся своим мыслям, налил полстакана и вернулся на террасу. Свет в соседнем бунгало погас.

* * *

В специально оборудованной темной комнате в подвальном помещении Советского посольства в номере 1125 по Шестнадцатой улице Вашингтона, округ Колумбия, проявляли и увеличивали микрофильмы. Процесс занимал некоторое время, и за ним наблюдали два сотрудника посольства. Пленка содержала тридцать страниц машинописи формата в одну шестнадцатую, на некоторых имелись приписки от руки, на увеличенных снимках оказались заметными сделанные прописными буквами заголовки, некоторые письма были из Госдепартамента, другие — из Британского посольства, несколько документов — копиями меморандумов из Белого дома. Тот из двоих сотрудников, что был пониже ростом и постарше, склонился над ванночками с проявителем и прочитал несколько предложений, проступивших на уже проявленных снимках.

— Прекрасно, — сказал он. — Еще один чрезвычайно важный документ.

Второй был его младшим помощником, армейским лейтенантом, официально числившимся атташе посольства. Он стоял очень низко на служебной лестнице и отступал от старшего начальника на три шага.

— Товарищ генерал, это будет скопировано и приобщено к папке с документами Синего.

— Прекрасно, — повторил генерал Голицын. Он посмотрел на светящиеся стрелки часов на руке. — Мне нужно идти. У меня встреча с венгерским послом. Оставайтесь здесь, пока не будут готовы все отпечатки. Дело Синего должно быть на моем столе в девять утра.

Он вышел из комнаты, лейтенант отдал ему честь, лаборант бросился открывать дверь. Генерал поднялся наверх в свою комнату — переодеться в форму. В отличие от западных дипломатов, которые предпочитали гражданское, члены Советского посольства, являвшиеся официальными военными представителями, этому обычаю не следовали. Генерал любил свою форму, на левой стороне мундира у него красовались разноцветные ленточки наград за жизнь, отданную службе на благо Родины, среди них несколько иностранных орденов. Собираясь уходить, он думал о папке Синего. Номинально он не являлся главой резидентуры, но, находясь в генеральском звании, он был старым, уважаемым членом политической верхушки страны. В связи с отсутствием настоящего руководителя он первым ознакомился с информацией, переданной самым важным советским агентом в Западном полушарии.

* * *

— Доброе утро.

— Доброе утро. — Джуди привыкла видеть своего соседа на террасе его бунгало, когда выходила завтракать. Первые два дня они не разговаривали, она вряд ли даже замечала его и большую часть времени проводила загорая на пляже или читая у себя на террасе. Отель был набит отдыхающими, пары соединялись с другими, превращаясь в маленькие группки, которые не отходили от бара и буквально оккупировали бассейн. Джуди отразила несколько попыток затянуть ее в такие компании. В бассейне она плавала только по ночам; она по-прежнему просыпалась после полуночи и одна ходила купаться в темноте. С ночным сторожем разговаривала больше, чем с кем-либо из живущих в отеле.

Она так ни разу и не заметила своего соседа, когда он по ночам наблюдал за ней. То, что он говорил только «доброе утро», позволяло считать его безобидным. Он также ни с кем не общался. Ел он за отдельным столом, и она тоже решительно воспротивилась попытке управляющего посадить ее с двумя другими женщинами, канадскими матронами, приехавшими сюда поболтать и позагорать.

До этого утра Джуди едва ли даже взглянула на него.

— Кажется, сегодня жарче чем обычно. — Она не ожидала, что он продолжит разговор.

— Да, — ответила Джуди. — Мне тоже так кажется.

— Возможно, будет дождь. Видите, появились облака.

— Возможно. Ничего страшного, дождь здесь никогда надолго не затягивается.

— Вы знаете, что нельзя прятаться под теми деревьями?

Она отложила книжку:

— Нельзя? Под какими деревьями?

Он был моложе, чем ей показалось. Темноволосый. Нервное лицо с тонкими чертами, светлые глаза.

Он смотрел на нее так внимательно, что взяться сейчас за книжку было бы с ее стороны просто невежливо.

— Вон те темно-зеленые деревья. У них любопытное название, не могу его точно произнести. Но, если идет дождь и вы стоите под ними, вода будет жечь вам кожу. Они очень ядовиты. Вас должны были предупредить об этом.

— Я не предоставила им такую возможность, — ответила Джуди. — С самого приезда я еще ни с кем не говорила.

— И я тоже, — сказал он. — Я приехал сюда, спасаясь от людей. Вы тоже?

— Да, — сказала Джуди. — Боюсь, что меньше всего на свете я хотела бы оказаться в толпе у бара.

— Вы не американка? Может быть, канадка?

— Англичанка, — ответила она. — Наверное, у меня небольшой акцент. Я проработала в Соединенных Штатах три года.

— Где вы работаете?

— В ООН, — сказала она. — А вы?

— Федор Свердлов. — Он встал. Он был довольно высокий, худощавый; в шортах и старомодных парусиновых туфлях со шнурками. Он уже успел загореть. Они пожали друг другу руки. Джуди знала русскую привычку пожимать руки. Если они принимались трясти вашу руку, а потом повторяли эту процедуру перед тем как попрощаться, следовательно, они к вам очень расположены. Если они не пожимают вам руку — значит, жди объявления военных действий.

— Я тоже в Америке. В нашем посольстве в Вашингтоне. Вы должны знать Вашингтон.

— Ну конечно, — сказала она. — Да, я знаю его. — У нее было такое чувство, будто ее голова — это сцена и все эти четыре дня и ночи за кулисами ее подстерегал Ричард Патерсон. Назвав Вашингтон, сосед попал в самую точку.

Она быстро поднялась:

— Пойду искупаюсь. Пока не начался дождь.

— Очень хорошая мысль, — подхватил русский. — Пойду с вами.

Остановить его она не могла.

Когда же дождь пошел, они не выходили из моря, выплывая навстречу небольшим пенящимся волнам и потом возвращаясь назад на их гребне. Местами встречались участки кораллов, которые могли поранить ноги. Он предупреждал ее, и она невольно стала подчиняться ему и держалась в стороне от этих мест. Джуди начала уставать, а мужчина плавал, как профессионал, длинными мощными гребками. Он был в хорошей форме. Она легла на спину, чтобы отдохнуть. Короткий дождик быстро иссяк. Тут же выглянуло солнце, небеса вновь засияли жаркой голубизной, и любители позагорать высыпали на пляж, как слетаются на пикник осы.

— Машинил, — подплыл к ней Свердлов. — Так это называется.

— Называется что?

— Дерево, которое ядовито. Пойдем на берег и выпьем кофе.

Когда они вышли из воды, он вдруг схватил ее за руку и потянул в сторону:

— Здесь же коралл. Вы должны купить какую-нибудь обувь. Я отвезу вас в город до ленча. Там есть лавочка, где я купил свои тапочки.

— Нет, благодарю вас. Я лучше посижу на пляже, — сказала Джуди. Он отпустил ее руку и шел рядом. Слишком много на себя берет. Ей нужны тапочки, но в Бриджтаун она с ним не поедет. Она прибыла на Барбадос не для того, чтобы завести еще один роман.

— Я закажу кофе, — сказал Свердлов.

Она загорала на парусиновом лежаке, подняв руку, чтобы защитить глаза от солнца. Она не слышала, как он подошел по мягкому песку, а шел он медленно и глядел на нее. Ему никогда не нравились большие женщины или женщины с материнскими грудями, которые у него на родине считались такими эротическими. Ему пришло в голову, что русские так же помешаны на материнской фигуре, как и американцы. Вероятно, ни то ни другое общество не дает молодым уверенности в будущем, отсюда эта мания сосать, которая маскируется под сексуальный стимул. Свердлов видел, что тело англичанки по-настоящему красиво. Хорошие формы и изящные черты, теплый коричневый цвет и полоска белой кожи над лобком, там, где трусики съехали в сторону. Он стоял и смотрел на нее.

— Если вы скажете мне размер вашей обуви, я поеду и куплю ее для вас, — предложил он. Она поднялась и присела, он стоял над ней не шелохнувшись. — Я не буду вам мешать, — сказал он. — Я привезу тапочки, но мешать не буду. Вам ни к чему порезы на ногах. Весь отпуск пойдет насмарку.

— Пожалуйста, сядьте, нам несут кофе.

— Спасибо, — ответил он. — Я хотел бы выпить его с вами. Если, конечно, вы действительно не против.

— Нет, — сказала Джуди, — отчего же. Вы так внимательны, заботитесь о моих ногах. Извините, если я показалась невежливой.

Он вовсе не был красавцем, легкий перекос его рта придавал лицу угрюмый вид; но, стоило ему улыбнуться, он мгновенно преображался.

— Вы не были невежливы, — заметил он. — Вы дали мне понять, что я очень тороплюсь. Я это понимаю. Вот кофе. Насыпьте мне три ложки сахару, пожалуйста.

— А вы сластена, — сказала Джуди. Она поняла, что он может уступать, если не прав, и успокоилась, но его попытка командовать была ей неприятна, поэтому она так решительно пресекла его. Он привык отдавать приказы.

— А чем вы занимаетесь в посольстве?

— Я военный атташе. Я работаю с генералом Голицыным. Знаете такого? — Он смотрел в море, когда отвечал на вопрос Джуди; теперь он повернулся, и в его светло-серых глазах светилось подчеркнутое внимание, которое мешало отвести от него взгляд.

— Нет, — ответила Джуди. — А почему я должна его знать?

— Он в Америке почти три года. Вы же сказали, что знаете Вашингтон.

— Я знаю кое-кого, кто живет в Вашингтоне, то есть, я хочу сказать, работает там. Я ездила туда на уик-энды и останавливалась у друзей. Но в посольских кругах не бываю.

— Ничего интересного вы там не найдете, — сказал Свердлов. Он отхлебнул кофе. — Одни и те же лица. Я бы запомнил вас, если бы встретил там. Что вы делаете в Организации Объединенных Наций? Или ваша работа — тайна, о которой я ничего не должен знать? — Его кривоватая усмешка как будто издевалась над ней, но дружелюбно. Он угадал ее мысли, и Джуди покраснела.

— Я секретарь, личный помощник. Мой босс — Сэм Нильсон из Международного секретариата. В том, что я делаю, нет ничего секретного.

— Я знаю его, — заметил Свердлов. — Канадец. Директор юридического отдела. Очень умный человек. Обычно умеет доказать, что одна из сторон виновата более другой.

— Он один из самых беспристрастных людей, каких я только знаю, — быстро возразила она, встав на защиту Нильсона.

— Думаете, возможно быть беспристрастным?

— Это абсолютно необходимое условие его работы. Сэм ни за что не встанет на чью-нибудь сторону.

— Вы очень верный помощник, — сказал Свердлов. Его глаза утратили стальной блеск, он подшучивал над ней. Теперь у него было по-настоящему хорошее настроение. — Хотите русскую сигарету?

— Нет, спасибо, — ответила она.

— Даю слово, она не отравлена, — сказал он. Его дружелюбный тон прозвучал для нее укоризной.

Она повела плечами:

— Если только, проснувшись, я не обнаружу, что я в Сибири...

Он перегнулся к ней и дал прикурить.

— Или пленник КГБ, — сказал он. — Если я сейчас уйду и оставлю вас в покое, обещаете за ленчем посидеть за моим столом?

— Ну... — Джуди колебалась. — Ну да, если вам так этого хочется...

— Мне будет очень приятно, — сказал Свердлов. — А теперь я поехал в Бриджтаун. Буду ждать вас у бара. — Он слегка поклонился и еще раз пожал ей руку. Она легла, подставив нос солнечным лучам, и с удовольствием вытянулась. Потом докурила крепкую на вкус сигарету. Ситуация сложилась экстраординарная. Он был первым советским русским, с которым ей довелось встретиться. Она вытащила свою книгу из пляжной сумки и раскрыла наугад: забыла отметить место, где кончила читать. Хотя, подумала она, это уже совершенно неинтересно. Военный атташе в Вашингтоне. Он наверняка знает Ричарда Патерсона. Значит, чем меньше они будут говорить о Вашингтоне, тем лучше. Теперь, когда русский ушел, она пожалела, что согласилась на ленч.

Тапочки, которые он привез, не подошли. Он уже ждал ее у бара с бумажным пакетом в руках, когда она пришла с пляжа.

— Пожалуйста, примерьте. Тогда мы сможем погулять по кораллам после ленча.

Джуди примерила один тапочек и тут же увидела, что он велик.

— Вот дурак! — воскликнул русский. — Глупо, конечно, что я решил приготовить для вас такой сюрприз. Нужно было спросить. Они совсем не годятся. Сегодня же заменю. Я очень огорчен и прошу меня простить!

— Пожалуйста, не беспокойтесь. Так мило с вашей стороны заботиться обо мне... Ни за что не позволю вам ехать за ними. Я сама завтра поменяю.

Он взглянул на нее и пожал плечами, очевидно, он сердился на себя за оплошность.

— Вам нельзя отплывать далеко, — сказал он. — Там в рифах морские ежи, они совсем как сухопутные, но только ядовитые. Вам нужно приобрести тапочки.

— Если вы не прекратите, я вообще не войду в воду, — заметила Джуди. Разговор становился каким-то суетливым, а тема — слишком навязчивой, если ее не сменить, он может продолжить за ленчем.

Казалось, он читал ее мысли.

— Мне не следовало бы учить вас, — произнес он. Улыбка снова мелькнула на его губах, он дотронулся до ее руки, повернув в сторону незанятого столика у бассейна. — Сначала я угощу вас.

Официанты не торопились. Джуди уже обратила внимание на то, как непринужденно двигались здесь люди; не чувствовалось напряжения и вечной гонки, которая определяет темп американской жизни. Барбадосское безразличие ко времени ее не трогало, она спокойно ждала, пока подадут еду, кофе, ждала завтраки по утрам; ждала терпеливо и не думая раздражаться или выходить из себя. Она удивилась, увидев, что стоило человеку, сидевшему рядом с ней, поднять руку, как один из официантов сейчас же поспешил к нему.

Свердлов заказал двойное виски себе и ромовый пунш для нее. С неожиданным интересом и долей беспокойства она смотрела, как он залпом выпил свой стакан.

Появился тот же официант со вторым стаканом. Свердлов поднял его за ее здоровье.

— Я приучился к виски в Америке, — проговорил он. — Очень хороший напиток. Лучше водки.

Джуди не могла не съязвить:

— Разве это не измена?

— Государственная измена, — согласился Свердлов. — Если вы донесете нашим, меня отправят домой и расстреляют. Понравился пунш? Вы любите ром?

— Здесь нравится, — ответила она. — Совсем другой вкус. Наверное, его нужно пить при солнечном освещении.

— Да, солнце прибавляет прелести многим вещам, — заметил Свердлов.

Такого удовольствия он не получал уже много месяцев, больше, целый год. Что он говорил этой девушке, значения не имело. Он мог шутить, мог сидеть на слепящем солнце и говорить все, что придет в голову. В известных пределах, конечно. Она была хорошенькой женщиной, а сейчас, немного выпив, она выглядела уже не такой несчастной, как все то время, что он наблюдал за ней. Ее сдержанность заинтриговала его. Ей не хотелось разговаривать с ним — он заставил ее говорить, что ж, еще забавнее будет, когда она начнет делать вещи, которые не намеревалась делать. На оставшуюся часть недели он уже кое-что придумал. Экскурсия на другую сторону острова, морская рыбная ловля, ужин два вечера подряд в разных отелях: в одном делали барбекю, а в другом было кабаре.

— Какое красивое платье, — сделал он комплимент.

— Прошлогоднее. — Джуди предложила ему сигарету. Он покачал головой — предпочитает свои. — Я моментально собралась — и в аэропорт. Признаться, здесь просто чудесно. Такие милые люди.

— Приятнее, чем на других островах, — вставил Свердлов. — Вот что интересно в рабстве. Оно либо делает людей враждебными и агрессивными, либо отнимает у них силы, и тогда они становятся пассивными, легко управляемыми. Как здесь, на Барбадосе. Ямайцы совсем не такие.

— Что бы рабство делало или ни делало, это было отвратительно.

— У нас народ был в рабстве до тысяча восемьсот шестьдесят первого года, — сказал Свердлов. — Я задаю себе вопрос, как повлияло на нас крепостное право — этим должны заняться социологи. Кто-нибудь из умных американцев, которые знают много длинных слов, но ни одного ответа на свои собственные вопросы...

— Может случиться, — сказала Джуди, — что это их не заинтересует. А возможно, они скажут, что не написано ни одной диссертации на тему крепостного права по той простой причине, что с тех пор ничего не переменилось.

Он откинулся в кресле и рассмеялся.

— Неплохо. Вы хороший спорщик. Мне это очень нравится.

— Я почти ничего и не сказала, — промолвила Джуди. — Но, если вы тронете американцев или Запад, предупреждаю вас, я не останусь в долгу.

— Нет. — Он поднял руку. — Нет, мирное сосуществование. Так теперь принято. Пожалуйста, не объявляйте мне войны. — В его глазах, настойчивых и изучающих, она читала требование смотреть на него и уделять ему больше внимания.

— Я еще никогда никому не объявляла войны, — ответила она. — Я отношусь к тем, кто просто удирает.

— Ну да, — сказал Свердлов. — Вот уж не поверю. Я думаю, что вы будете смелой и прекрасной капиталистической героиней.

Он в первый раз услышал, как она искренне рассмеялась. Они ели за столом у самого края искрящегося голубого бассейна. Он пил виски стакан за стаканом и угощал ее вином, хотя ей совсем не хотелось пить. Духота стала невыносимой, потому что в этот час вездесущий бриз притих и пышущий жаром воздух застыл неподвижно. Большинство людей после ленча разошлись по своим бунгало отдохнуть, пара меленьких детишек плескалась в тепленькой водичке лягушатника рядом с бассейном, под боком у разомлевшей мамаши, прилегшей в тенечке. Вдруг Джуди почувствовала, что ее смертельно клонит в сон. Ром, вино, нестерпимая жара подействовали на нее так, будто голову налило свинцом. Заныло все тело.

— Пойду прилягу, — сказала она. — Сил нет, как устала.

Он встал и протянул руку.

— Извините, ради бога, за тапочки. Может быть, составите мне компанию за моим столом сегодня вечером?

— Только в том случае, если вы обещаете не извиняться снова за эти тапочки.

— Обещаю. Буду ждать за столом. Если только вы не предпочитаете поискать друзей у стойки бара: все канадцы с радостью захотят угостить вас...

— Нет уж, спасибо, — сказала Джуди. — Я приду в ресторан.

Он смотрел, как она уходит к себе по короткой лестнице, ведущей к домикам-бунгало. Он решил не ходить за ней. Подняв голову, за Джуди Ферроу наблюдала мать двух детишек. К ней присоединился муж; он пристраивался рядом с ней на лежаке и втирал масло для загара в свое располневшее тело. Свердлов сдернул рубашку и перешел на самый солнцепек. Откинувшись назад, он прикрыл глаза. Она ему нравилась: умная женщина, с чувством собственного достоинства. Его занимала ее сдержанность, хотя он невольно запутался в предрассудках, которые, как он прекрасно знал, глубоко засели в ее голове, ощерившись наподобие противотанковых заграждений. Таков уж был соблазн подкалывать и дразнить врага. Врага. На секунду он приоткрыл глаза и посмотрел прямо перед собой. Она была хорошенькой девушкой, она вызывала в нем желание. Враг... Так представил бы все это Голицын. Он не думал о Голицыне с того момента, как они пошли плавать с этой девушкой-англичанкой сегодня утром. Не думал он и о своей жене.

Канадская пара дремала в тени пляжных зонтиков, их дети кричали в спасительном лягушатнике. Мужчина проследил за Свердловым, когда тот шел к пляжу. Он видел, как Свердлов подошел к воде и поплыл.

— Ты заметила тех двоих за ленчем? — пробормотал он жене.

— Ага, — сказала она, не отрывая глаз от книги.

— Быстро же они выпали в осадок.

— Д-да, — сказала она. Ее муж любил поболтать, она же предпочитала длинные откровенные сексуальные романы с вымученными анатомическими подробностями.

— Так жарко, милый, — сказала она. — Пойди-ка ты отдохни в номере.

Глава 2

— Рейчел, если ты не поторопишься, мы опоздаем, — Ричард Патерсон пытался сдержать раздражение. Они ехали на прием во Французское посольство. Его жена тратила на сборы не один час, и эта привычка выводила его из себя. Он считал, что непунктуальность — проявление невоспитанности, свидетельство неряшливости в повседневной жизни и неорганизованности мышления. Он подошел к дверям спальни и посмотрел на нее. Она повернулась к нему от комода, где искала что-то и не могла найти, и улыбнулась. Его жена была красивой девочкой, светловолосой, со свежей кожей — типичная англичанка. Она прекрасно смотрелась в простом наряде, но модные вещи ей не шли. Она отличалась пристрастием ко всему безвкусному, что и демонстрировала всякий раз, когда они выходили куда-нибудь по вечерам. У Ричарда был прекрасный вкус, и, когда он видел поблескивающую вышивку бисером на светло-голубом платье, его передергивало.

— Иду, дорогой, иду. Только найду носовой платок. Сейчас ведь всего половина седьмого.

— Посол любит приезжать в семь, — ответил он. — Просто я не хочу заявиться в одно с ним время. Послушай, пойдем, ради всего святого.

Она натянула на себя пальто и сбежала за ним по лестнице. В те дни, когда они жили в Лондоне и он работал в министерстве авиации, эта перепалка закончилась бы ссорой, и она в слезах осталась бы дома. Но многое переменилось с той поры, как она приехала в Соединенные Штаты и решила попытаться сохранить их брак. После первых двух лет совместной жизни они стали раздражать друг друга: если они не пререкались, то только потому, что постепенно отдалялись, причем она все больше и больше сближалась со своей семьей и друзьями, а он отдавался карьере. Когда ему присвоили звание полковника авиации и предложили пост в Вашингтоне, мысль о том, что придется уехать из дома и жить с ним в чужой стране, привела Рейчел в ужас. Она совершила ошибку, поставив его перед выбором: или он один едет в Вашингтон, или он остается, чтобы сохранить брак. Он выбрал Вашингтон. После его отъезда друзья и родные не одобрили ее поступка. Ее постоянно донимали недвусмысленными выпадами, говоря о бедном Ричарде, которому там одиноко, и в конце концов она и сама начала чувствовать себя несчастной и виноватой. К тому же она скучала по нему. Проходили месяцы, и жизнь без мужа казалась совершенно бесцельной, а их маленький чистенький домик в Лондоне больше чем когда-либо прежде напоминал пустую коробку.

Тогда, с одобрения семьи, она послала ему телеграмму и взяла билет на самолет в Вашингтон.

И это сработало. Теперь, вынашивая ребенка, часто бывая на приемах в Вашингтоне и обретя друзей, Рейчел спокойно сносила его дурное настроение и безропотно терпела еженедельные отлучки в Нью-Йорк. Жизнь ее научила. Он был тяжелым человеком. Эгоистичным, раздражительным, сухим, но она его любила, к тому же через несколько месяцев у нее родится ребенок.

Он не смог бы вызвать ее на ссору, даже если бы захотел. И конечно же, она ничего не знала про Джуди Ферроу.

— Прости, что заставила ждать, дорогой. — Она повернулась к нему в машине и сжала его руку. — Как этот снегопад все преобразил!

— Да, — сказал он. — Очень красиво.

— Миссис Стефенсон пригласила меня на ленч в следующий вторник, — сообщила ему жена.

Его поражало и радовало, что Рейчел всюду хорошо принимали. Даже самые привередливые посольские дамы, включая жену советника-посланника миссис Маргарет Стефенсон, хвалили ее и называли очаровательной, и он почувствовал, что следует самому получше присмотреться к жене. Беда в том, что он не мог не думать о другой женщине, а когда он видится с Джуди, жена кажется ему такой скучной по сравнению с ней, такой несерьезной и легковесной, совсем как пекинский мопс, который по его настоянию был выдворен из дома сразу после свадьбы.

— Будь с ней помилее, — заметил он. — Стефенсона намечают на Парижское посольство. Он умнейшая голова.

— Не беспокойся, — сказала она. — Все будет как надо. Ну вот мы и приехали. И времени без пяти семь. Все в порядке, правда?

— Да, — сказал Ричард. — Просто сними пальто и не пудри нос!

Французское посольство располагалось в большом красивом доме на Калорама-роуд. Ричард с женой пристроились к обычной на приемах очереди приглашенных; в доме он пожал руку послу и его очаровательной супруге, и они растворились в толпе в главном зале. Не успели они пробиться сквозь первый слой гостей, как объявили британского посла. Ричард направился к группе людей, которых Рейчел не знала в лицо. Огромного роста голландец, один из первых секретарей в своем посольстве, преградил им дорогу. Он покачивал головой из стороны в сторону, и его отвислые щеки колыхались над тугим воротничком рубашки.

— А, полковник, я искал вас. Хочу представить моего нового военного атташе. Он отличный малый — вы подружитесь. Пойдемте, он вон там, стоит рядом с западногерманским послом.

Лавируя между группами людей, он проговорил через плечо:

— Между прочим, я что-то не вижу здесь Свердлова. Вы его не встретили?

— Нет. Кажется, нет, — инстинктивно Патерсон внутренне подобрался. Он избегал всех русских и вообще представителей Восточного блока. Никто не мог бы сказать, что у него связь с ними, и показать на него пальцем.

— А что, это имеет значение, здесь он или нет?

Голландец пожал массивными плечами:

— Нет, я просто обратил внимание на это, потому что, где бы ни появлялся генерал Голицын — тут же рядом полковник Свердлов. Как святые близнецы, хотя, наверное, для них это не то сравнение. А вот и Лодер.

— Мне бы хотелось познакомиться с вашим атташе, — перевел разговор в другое русло Ричард Патерсон. — Пойдем, дорогая. — Он подхватил Рейчел под руку. У него не было никакого желания разговаривать с Джеком Лодером или навязывать его жене. С точки зрения Патерсона, людей такого типа не стоило допускать выше поста главного клерка в архиве посольства высшей категории.

Лодер пробыл в Вашингтоне с год. Он приехал в прошлом году в феврале, в страшную стужу, с назначением в отдел связи по планированию. Перед этим он работал в Дели, где значился торговым советником при торговом комиссаре, а еще раньше провел шесть месяцев, работая по программе культурных обменов в посольстве в Бонне. Повсюду, где он работал, другие служащие избегали его.

Никто не любит шпионов. Лодер обнаружил это в самом начале своей службы. Они чувствуют себя непринужденно лишь среди своих, как полицейские только в компании с другими полицейскими.

Непопулярность не тревожила Лодера: он любил свою работу, а иметь одновременно и то и другое просто невозможно. Внешне он совершенно не располагал к себе: невысокого роста, жилистый, с грубым лицом и плохими зубами, что ассоциировалось с пролетарским происхождением. К тому же у него были огненно-рыжие волосы, лицо с крупными чертами, усеянное веснушками и песочного цвета глаза, полуприкрытые припухшими веками. Можно было подумать, что он пьет не просыхая. Однако он был трезвенником. В Дели, после того как его бросила жена, он так запил, что можно было говорить об алкоголизме, однако никто этого не подозревал, потому что никто никогда не видел его пьяным. Он не просыхал месяцами, хотя не очень сожалел по поводу жены. Просто их жизненные пути разошлись вскоре после войны. Подобно многим скоропалительным бракам, их союз оказался непрочным, лишенный глубокого чувства, и Лодер не скучал по жене. Но ему не хватало детей. У него был сын двенадцати лет и дочка десяти, и он уже начал ощущать радость редкого чувства товарищества, которое возникло между ним и сыном.

Пролегшее между ними расстояние усугубило ситуацию — дети остались в Англии, никакого контакта с ними, если не считать нерегулярные маловразумительные детские письма. До этого он никогда не испытывал боли одиночества. Когда пограничный конфликт между Индией и Китаем перерос в международный кризис и китайское вторжение казалось неизбежным, он внезапно взял себя в руки. Бросил пить и занялся работой. С той поры он не притрагивался к алкоголю, даже к пиву. Вина он не любил — там, где он вырос, вино считали питьем молокососов.

В последние месяцы пребывания в Дели он добился неплохих результатов в своей разведывательной сфере. Посол, несмотря на то что был редким снобом, так хорошо о нем отозвался, что ему дали высокий пост в Вашингтоне. С точки зрения светской жизни, город показался ему скучным, провинциальным, каким и может быть место, предоставленное исключительно одному сословию, сколь бы важным оно ни было. Дипломаты общались только с дипломатами, и если что-нибудь и надоело ему больше, чем повторяющийся круг приемов в Форин-офисе, то это представление, которое разворачивается регулярно вокруг Белого дома и сената. К тому же он обнаружил, что американцы совершенно чужды ему. Он закончил с отличием Мидлендский университет в Англии, но, несмотря на это, отличался прямолинейностью, склонностью к подозрительности и природной ограниченностью. Американцев он не понимал и не хотел понять. Он просто выполнял свои обязанности с присущими ему старательностью и профессионализмом, которые превосходили и перекрывали его личные недостатки.

К этому моменту Лодер освободился от компании тугодума, торгового советника из австрийского посольства, который неумолчно бубнил о возможностях англо-австрийской торговой ярмарки в Вене. Он неожиданно оставил австрийца, растерянно оглядывавшегося вокруг, и стал высматривать, с кем бы завести разговор — его тошнило от всех приемов, но он старательно посещал их. Ему нравилось ловить носящуюся в воздухе информацию, а сейчас что-то вроде нервного зуда покалывало шею под рубашкой. Он узнал знакомое чувство. У других людей бывают предчувствия, интуиция, у Лодера начинало пощипывать шею, когда что-то было не так. Блестящее собрание, с издевкой произнес он про себя, имитируя слегка экзальтированный стиль английских высших кругов. Самое изысканное: жены дипломатов во всем блеске элегантности, французский посол со своей мадам, несомненно самой броской и заметной из женщин. Так оно и должно быть, черт бы ее побрал, он мог представить, во что обошелся ее наряд. Он остановил официанта и взял с подноса стакан свежего апельсинового сока. Потом он увидел Патерсона и, движимый каким-то озорным чувством, двинулся к нему. С ним была жена. Она относилась к тому сорту женщин, которых Лодер не переносил. Светловолосая набитая дура, из дамочек типа «мой папа маршал авиации», с голосом, как звук зубной бормашины, и маленькими, как прыщики, титьками. Не успела приехать, а уже всему посольству было известно, что она беременна. Он заметил, как Патерсон изменился в лице, увидев, что Лодер идет к нему, и чуть приметно, одними губами улыбнулся. Лодер все знал про еженедельные поездки Патерсона в Нью-Йорк. Никого не выпускать из поля зрения было его работой.

— Добрый вечер, — сказал он. — Много народу, верно?

— Да, ужасно. — Рейчел Патерсон подвинулась к мужу. Этого страшного человека она встречала несколько раз. У него были вульгарные манеры, и от его взгляда она чувствовала себя не в своей тарелке. Она не могла себе представить, что может делать в Форин-офисе такой человек, хотя в последние годы многое переменилось. Любой провинциал может попасть на работу в посольство. Этот отвратительный среднеанглийский акцент становится привычным. Она отошла от Ричарда, предоставив ему беседовать с Лодером.

— Ну, что Ван Рикер? — спросил Лодер. — Я видел, вы с ним говорили.

— В хорошей форме, — ответил Ричард Патерсон.

Последовала затянувшаяся пауза, прохладное отношение полковника к Лодеру не оставляло сомнений.

Тут заговорила вернувшаяся к ним жена Патерсона. Заметив, что возник вакуум, она сочла, что ей нужно что-нибудь вставить.

— Он искал кого-то, правда, дорогой, какого-то русского...

— Да? — спросил Лодер и ждал ответа.

— Свердлова, — сказал Патерсон. — Он не нашел здесь русского полковника. Я сказал, что тоже его не видел.

— Да! — удивился Лодер. — Я ведь тоже его не видел! — Он засунул короткий палец под воротник и почесал шею. Шея так чесалась, что сил не было терпеть. — Извините. — Он отошел от Патерсонов.

Тот, кого он разыскивал, стоял в небольшой группе гостей и разговаривал с сенаторской женой — женщиной средних лет. Лодер похлопал его по спине.

— Командор Бакли?

Американец повернулся к нему, всем видом показывая, что рад видеть Лодера, и начал представлять его даме. Лодер оборвал его. Он говорил тихо, и ему было невдомек, что он проявляет невежливость.

— Вы мне нужны на пару слов. Пойдемте выпьем.

Командор вежливо извинился — это был отставной моряк, славившийся своим обаянием. Женщины всех возрастов были в восторге от него, но сотрудники отзывались как о самом безразличном к людям человеке, какому когда-либо доводилось занимать высокий пост в отделении ЦРУ в Вашингтоне, и дружно ненавидели его.

Они отошли, Бакли взял бокал с шампанским у проходившего мимо официанта:

— Так что там у тебя, Джек?

Это была еще одна американская привычка, которую Лодер не выносил. Только познакомятся, сразу переходят на «ты» и называют по имени. Он специально обращался к командору по званию.

— Нет Свердлова. И в прошлый вторник его не было у бельгийцев. Голландцы расспрашивают о нем. В чем дело? Куда он, к чертовой матери, подевался?

Командор был сама любезность.

— Как раз собирался позвонить вам в офис завтра утром, — сказал он. — Свердлов выехал из Штатов. Я думаю, в отпуск.

— Ладно. — Лицо Лодера побагровело и от этого стало еще более неприятным. — Ладно, если бы мы иногда получали от вас минимальную информацию, то могли бы кое в чем разбираться сами. Об этом я узнал только сегодня вечером. Свердлов у них главный. Вы за всеми русскими ведете наблюдение, так почему же меня не информировали раньше, командор? Вы нарушаете наши договоренности.

— Прошу извинить меня, — успокаивал его американец. Ему не хотелось ссоры с этим вредным сукиным сыном. Однако Лодер имел основание выражать недовольство. Когда такой советский гражданин, как Свердлов, занимавший в посольстве высокий пост, покидал пределы Соединенных Штатов, об этом должны были оповещаться разведки всех стран НАТО в Вашингтоне. Командор придерживал это известие намеренно — как профессионал он был органически против того, чтобы передавать информацию безвозмездно, даже союзникам. — Но по всему видно, что это отпуск и ничего больше. Он отправился на Карибские острова. На Барбадос.

— Вы шутите! — Лодер искренне удивился. — В отпуск они всегда ездят только домой. Он что-то задумал.

— Возможно, оборудует ракетную базу, — пошутил Бакли.

— Ну да, — сказал Лодер. — Вы не думаете, что его отозвали? Карибы могут быть так, для отвода глаз. Вон стоит этот старый козел Голицын, вам не кажется, что назначили его?

— Маловероятно. — Командор Бакли взглянул на группу русских, в центре которой стоял генерал, потом посмотрел на Лодера. — Слишком стар. Если Свердлова отзывают, его преемник должен быть уже здесь.

— И мы ни черта не знаем, кто это. Боже мой, складывается очень щекотливая ситуация.

— Я же говорю, скорее всего, в произошедшем нет ничего особенного. Он уехал в отпуск, может быть, должен встретиться там с кем-нибудь, однако мы этого не знаем. Барбадосское правительство присматривает за ним, хотя его присутствие на острове не доставляет им особой радости, но что они могут поделать. Я думаю, он вернется.

— Будем надеяться, — недовольно промолвил Лодер. — Лучше иметь дело с дьяволом, которого знаешь. Я был бы весьма признателен, если бы вы держали меня в курсе и докладывали обо всем своевременно.

— Конечно, конечно. — Командор приготовился уходить. — Я непременно позвоню, как только мы что-нибудь получим, но ты тоже должен держать меня в курсе.

— Все, что мы получим, я передам вам. — Лодер не стал дожидаться, пока собеседник оставит его, и отошел первым. Раздвигая толпу, он направился к двери. Свердлов выехал из Соединенных Штатов и спрятался на острове. Совершенно из ряда вон, абсолютно не типичная ситуация. Он находился в Америке три года, но объединенные разведывательные службы Запада лишь спустя полтора года установили, что он возглавляет КГБ Советского посольства в Вашингтоне. Это был блестящий оперативник: как и все старшие офицеры, он не разменивался на мелочи — коктейльные знакомства и случайные поручения доверяли посольским чиновникам рангом пониже, прикрытием для которых служили должности торговых или дипломатических атташе. Советские офицеры такого ранга, как Свердлов, никогда не посещали такие райские уголки планеты, подобные Барбадосу, чтобы просто так позагорать. Да, Лодеру обеспечена бессонная ночь; придется ломать голову над задачкой, зачем же на самом деле Свердлов поехал на Барбадос, черт бы его побрал!

К концу недели Лодер принял участие в совещании, созванном командором Бакли. Совещание было неофициальным, на нем присутствовали представители стран НАТО, собравшиеся в офисе Бакли. Он работал там же, где жил: в одном из симпатичных старых особняков в фешенебельном районе Джорджтауна. Он работал под крышей главного советника Управления по делам пенсий и ветеранов военно-морского флота. Вообще же Бакли располагал большим комплексом помещений на Пенсильвания авеню и практически неограниченными ресурсами. Интимные встречи он предпочитал проводить в собственном доме. Связанные вместе общим страхом перед нарастающей военной мощью Восточного блока, все присутствующие: голландцы, представленные Ван Рикером, французы, бельгийцы и другие, — рассевшись вокруг полированного стола командора, курили, наливали себе виски, джин и то, что Лодер называл «коктейльные опивки». Темой встречи был обмен информацией о действиях полковника Федора Свердлова.

В глазах американца блеснул враждебный огонек, когда он разложил перед собой документы и посмотрел в сторону Лодера. Лодер почувствовал, что пахнет жареным. Бакли что-то раскопал, причем такое, что не делало чести британским союзникам. Он вздохнул и про себя выругался, обозвав Бакли непечатным словом.

— Так вот, джентльмены, передо мной лежит подробный рапорт о том, как проводит время наш друг Свердлов под жарким тропическим солнцем. Здесь мне хотелось бы отметить, что мы многим обязаны правительству Барбадоса, они отнеслись с большим вниманием к нашей просьбе.

Все молчали, Лодер закурил сигарету и ждал.

— Пока, — монотонным голосом докладывал командор, — он не совершил ничего серьезного. Ведет себя как обыкновенный человек, проводящий отпуск, когда туристский сезон практически закрыт. Даже завел себе подругу. — Он оглядел всех и остановился на Лодере.

— Она англичанка, — с укором произнес Бакли. — Он угощает ее, ужиная с ней каждый вечер. Они остановились в одном отеле.

— Вы знаете ее фамилию? — спросил Лодер.

— Естественно. — Командор заглянул в свои бумаги. — Джуди Ферроу. Вдова. Работает у Сэма Нильсона личным помощником.

Боже, проговорил про себя Лодер. Плохо дело. Мне это совсем не нравится.

— Вы думаете, что ради этого он отправился на Барбадос — установить контакт?

Это спросил голландец, Ван Рикер.

— Возможно, и так. Нильсон занимает очень уязвимый пост. Эта женщина должна иметь доступ ко многим важным документам.

— Мне кажется, — заметил Лодер, — что Свердлов слишком большая фигура, чтобы отправиться за тридевять земель ради личного помощника. Они нашли бы для этого какого-нибудь смазливого мальчика.

— Вполне с вами согласен, — любезно заметил Бакли. — Вполне возможно, что это совпадение, но весьма неудачное.

— Не обязательно. — Лодер переходил в наступление. Он только еще увидел спелый плод, а Бакли уже хочет потрясти дерево. — Давайте не будем исходить из того, что она уже передает ему секреты.

— А никто и не предполагает этого, — возразил Бакли. — Но мы, естественно, должны предусмотреть такую возможность.

— По-моему, это уже моя забота, — сказал Лодер. — Если Свердлов установил контакт с подданной Великобритании, то всю ответственность за нее я беру на себя. Насколько я понимаю, это моя обязанность.

— На это-то я и надеялся. — К командору снова вернулось добродушное настроение. Он уел англичанина и поддержал честь американцев. СИС[1] и ЦРУ могут работать вместе, но от этого не пропадает общепризнанное соперничество. Организация, к которой принадлежал Бакли, из-за своих прошлых промахов была у англичан любимой мишенью для шуток и анекдотов. Насмешки еще не забыты и еще не полностью отплачены.

— Ничего другого о Свердлове сообщить не могу. Он заказал билет в Вашингтон через неделю, и, насколько можно судить, никто в посольстве за последнее время повышения не получал. Отсюда я делаю вывод, что и смены постов не произошло. Он просто проводит отпуск с миссис Ферроу.

Лодеру очень хотелось дать ему в нос. Но он промолчал. Он взял на себя обязательство, и командор может считать, что ведет в счете. Ну и пусть так считает, однако американец проглядел самое важное. Сделав такой вывод, Лодер испытал некоторое облегчение и до конца совещания больше не выступал. Конечно, миссис Ферроу — личный помощник Сэма Нильсона и имеет доступ к самой конфиденциальной информации. Но ведь она еще и любовница полковника Ричарда Патерсона, старшего военно-воздушного атташе в Британском посольстве в Лондоне. Если бы Бакли разнюхал это, он загнал бы в ворота Лодера едва ли не решающий мяч. Ради женщины, имеющей такие ценнейшие контакты в ООН и в самом посольстве, на Барбадос мог бы поехать даже Федор Свердлов.

В Англии человеку, подобному Свердлову, не дали бы вырасти. Ему не дали бы работу по способностям, скорее всего, засунули бы в какую-нибудь дыру в центре Африки или засадили бы в Лондоне переписывать чужие доклады. Лодер вдруг подумал, что именно разочарование в рутинной работе производит на свет изменников внутри его ведомства. Человеку нужен стимул для работы, если ты в чем-то преуспел, самый верный путь сломать тебя — это помешать заниматься настоящим делом.

У него были собственные представления о том, какой подход нужен к Свердлову и ему подобным. Но ведомство, умеющее организовывать такие операции, ликвидировали в конце войны. С тех пор никого не сбивают автомобили и никто не выпадает из окон. Эти люди снова стали маленькими джентльменами, как только Сталин объявил холодную войну и стал требовать выкупа за цивилизацию.

Лодера воротило от таких игр.

Он медленно ехал назад, погода установилась морозная. Все покрылось льдом, и, когда наступит оттепель, улицы затопит. Работая, он уходил в дело с головой, и его недоброжелатели считали его просто одержимым, но, приходя вечером к себе в пустую квартиру, Лодер испытывал неизменное чувство одиночества.

Вечерами он больше всего скучал по детям. Уже две недели не было писем ни от одного из них. С обидой он думал о жене — ей следовало бы заставлять их писать регулярно. Когда он находился в Дели и им овладевало чувство одиночества, он напивался до бесчувствия. Он пошел на кухню и приготовил чай. Чай в пакетиках стал еще одной болезнью Лодера в Америке. Он захватил поднос в спальню и, стоя с чашкой в руке, посмотрел на себя в зеркало. Он был нетщеславен. Он знал, что во всем посольстве не найти такой светлой головы, как у него, если не считать Фергуса Стефенсона, советника-посланника, и самого посла. Но женщин не интересуют мозги. Они любят тело.

— Настоящий неумытый гражданский служащий, вот кто ты. — Он сделал сам себе гримасу в зеркале. — Следует и мне отправиться на Карибы и найти там красивенькую птичку... — Он отвернулся, выпил чай и лег в постель. Засыпая, он думал о том, что может сейчас делать Федор Свердлов.

Глава 3

— Вы с мистером Свердловым будете обедать или снова уходите куда-нибудь?

Управляющий отелем, человек лет сорока с приятными манерами, с красиво подстриженной бородкой, свободно общался с гостями и нравился многим молодым дамам. Однако он предпочитал высокую полногрудую барбадосскую негритянку. Пресные канадские жены или странная девица-англичанка, жаждущая отпускного романа, его никак не интересовали. Служащие отеля делали ставки, как на собачьих бегах, стараясь разузнать, спит ли миссис Ферроу с русским. Управляющий категорически сказал «нет». Он знал все, что происходит в отеле, был осведомлен и о том, кто навещает другие бунгало по ночам, а кто заскакивает на часок в дневное время. Среди них не числились Свердлов и миссис Ферроу. О них судачили, и это неплохо. Их отношения развлекали гостей. Оба ни с кем больше не общались и избегали шумные сборища у бара. Они вместе обедали, а потом либо садились за крайний со стороны моря столик пить кофе, либо уходили на прогулку по берегу. Ночной сторож обмолвился, что оба приходят в бассейн после полуночи и плавают при лунном свете. Получив инструкцию от управляющего следить за ними, он сообщал, что каждый возвращается в свое бунгало и остается там. Даже и без звонка от полицейского комиссара управляющий был бы заинтригован.

В конце каждого дня он регулярно докладывал о том, что делал днем и вечером Свердлов, — вопросов комиссару он не задавал. Он работал управляющим по контракту на основе выданного барбадосскими властями разрешения. Если бы он отказался следить за Свердловым — в этом он ни минуты не сомневался, — разрешение не было бы продлено.

Он улыбнулся Джуди, стараясь казаться особенно любезным. Она уже не выглядела той усталой, подавленной молодой дамой, какой приехала неделю назад. Солнце, море и мужчина. Старая формула женской красоты — и безошибочная. Он повторил вопрос:

— Будете ли вы ужинать сегодня вечером?

— По-моему, мы идем в «Корал-риф», — ответила Джуди. — Мистер Свердлов говорит, что там выступают пожиратели огня.

— Совершенно верно, — сказал управляющий. — В пятницу они будут выступать у нас. Надеюсь, вы останетесь на ужин в пятницу — будет большой оркестр.

— Уверена, что останемся, — пообещала она. В этот момент к ней подошел русский.

— Нам нужно ехать, — сказал он, обращаясь к ней, — пока не стало слишком жарко. — На управляющего он и не посмотрел, а тот скороговоркой проговорил «доброе утро». Он обратил внимание, что Свердлов взял ее под руку.

— А вот и наша машина, — сказал он. Джуди оглянулась, ожидая увидеть «остин-тревеллер», на котором они в последний раз ездили в Бриджтаун.

— Где? — сказала она. — Не вижу.

— Вот эта — вам не нравится такая красивая крыша? — Он стоял рядом с ней и смеялся, довольный тем, как она удивилась. Он сменил закрытую машину на немыслимую «минимокс» с полосатым парусиновым откидным верхом. Они видели, как эти машинки носились по запруженным дорогам, подпрыгивая на каждом бугорке, как игрушечные, и пассажиры чуть не вылетали из них.

— О Федор, ты добыл такую! Ты с ума сошел, но хорошо, что ты избавился от своего автомобиля.

Он забрался на место рядом с ней и включил мотор.

— Ты говорила, что тебе хочется покататься на такой, и я позвонил в агентство. Держись за поручень, а то вылетишь.

Джуди посмотрела на него и покачала головой.

— Перестань командовать мною. Я же не идиотка, — сказала она. — Можно подумать, я ребенок, таким тоном ты разговариваешь со мной. Представь себе, я сама знаю, что мне делать.

— Эмансипированные женщины, — сказал Свердлов. — Все они хотят быть равными мужчинам и таскать свои чемоданы. Весьма непривлекательно. Однако, слава богу, ты совсем не такая. Пожалуйста, держись за поручень.

— Я слышала, — заметила Джуди, — что в России женщины равноправны с мужчинами...

— Капиталистическая пропаганда, — пошутил Свердлов, притормозив перед перекрестком. Он повернулся и серьезно посмотрел на нее. — Все это вранье, — сказал он. — Только некоторые из наших женщин равноправны. Остальные нормальные и счастливые. Сегодня ты очень красивая.

— Ты невозможен. — Она схватилась за поручень, потому что, трогаясь с места, маленькая машинка подскочила. — И всегда прав. Может, я поищу музей по схеме города?

— Я уже смотрел, — ответил Свердлов. — Я знаю дорогу.

— Мне бы следовало догадаться. — Джуди подбросило на повороте, и она прислонилась к Свердлову. Он искоса посмотрел на нее и улыбнулся.

— Вот это хорошо. Мне нравятся такие машины.

За день до этого он пытался поцеловать ее. Они ехали через остров посмотреть на восточный берег, где, как говорили, был очаровательный ландшафт. Разбивающиеся об утесы с диким грохотом атлантические валы произвели на Джуди угнетающее впечатление, и она сказала об этом. На пустынной дороге, продуваемой сквозным океанским ветром, Свердлов шагнул к ней и склонился к ее лицу. Она сказала «нет» и пошла к машине. Закрыв за ней дверцу, он сел в машину, дал ей сигарету и поднес огонь прикурить. Он не выглядел обескураженным, казалось, происшедшее его только позабавило. По дороге назад они об этом не заговаривали.

Он отыскал бриджтаунский музей и поставил машину в тени королевских пальм. Солнце стояло высоко, и небо без единого облачка сияло синевой.

— Мне очень нравится это место, — вдруг произнесла Джуди. — Мне здесь очень хорошо. — Она взяла его под руку. Он прижал ее к себе.

— Я рад, — сказал он. — Я очень рад, что тебе хорошо. Пойдем, получим порцию культуры. Потом заедем в гавань. Люблю корабли.

В музее было прохладно и темно, раньше здесь размещалась военная казарма, и здание построили длинным, приземистым, с массивными стенами. Свердлов остановился посредине первого зала, заложил руки за спину и смотрел вокруг без особого интереса. В стеклянной витрине в центре можно было увидеть несколько фарфоровых тарелок из губернаторского особняка. Джуди отошла к витрине с более мелкими экспонатами.

— Иди-ка сюда посмотри, — позвала она его. — Поразительно.

Он казался погруженным в свои мысли — и вряд ли маленький барбадосский музейчик был предметом его раздумий.

— А? Да, иду.

Она склонилась над засиженной мухами стеклянной витриной. Над ней висел пожелтевший плакат, объявлявший о продаже разных рабов мужского и женского пола, а также домашних животных.

Он встал так близко, что их тела соприкоснулись.

— Посмотри-ка, — сказала она еще раз. — Раб с плантации Хайвардса, местечко Сейнт-Питер, был повешен на тамаринде за кражу овцы. Он говорил, что невиновен и что дерево докажет его правоту. С тех пор этот тамаринд дает семена в форме человеческой головы. Слева лежит нормальное семя тамаринда, а справа семечко с тамариндового дерева, что растет у Хайвардса... Ну не поразительно ли! Взгляни на семечко — совсем как голова негра...

— И ты этому веришь? — спросил Свердлов.

— Ну вот же семечко. Согласись, оно очень странное.

— И что, это помогло рабу? Его все равно повесили.

— Интересно, что почувствовали его хозяева, когда увидели, что у дерева растут такие семена, — парировала Джуди.

— Думаешь, они забеспокоились? Думаешь, у них была совесть?

— У всякого есть совесть, — сказала она. — Ты не можешь не знать, что это правда. Ведь вся ваша идеология основывается на исправлении главного зла: у некоторых людей совести слишком много, а у остальных совсем мало!

— Значит, ты думаешь, что у Маркса было сознание и совесть — экспроприаторы будут экспроприированы, ты это имеешь в виду?

— Да, — сказала она. — В известной степени. Ты же сам знаешь, когда поступаешь неправильно, тебя мучает совесть.

— Я знаю, когда совершаю ошибку, — поправил ее Свердлов. — Это не одно и то же. Твои теории меня заинтересовали. Возможно, я обращаю тебя в марксизм. — Он провел пальцем по ее оголенной руке.

— Хватит смеяться надо мной! — сказала она и повела плечом. — А совершая подобные действия, вы допускаете ошибку, мистер Свердлов!

— Приношу свои извинения, миссис Ферроу. Виновато мое сознание. Оно подсказывало мне, что нужно погладить эту чудную руку.

Она позволила ему взять себя под руку, и они пошли дальше. Там была выставлена коллекция превосходного старого серебра, и еще фарфор, подаренный богатыми жителями острова, и безобразная невыразительная мебель девятнадцатого века, в том числе массивная кровать с четырьмя столбиками. Потом они снова вышли на солнце.

— Я хочу еще раз посмотреть на это семечко, — сказала Джуди. — Минутку. — Свердлов не пошел с ней, оставшись в маленьком мощеном дворике, и стоял с полуприкрытыми из-за невыносимого солнечного блеска глазами.

Он думал, была ли за ними слежка до музея и не было ли среди полудюжины посетителей, бродивших по залам, представителей противной стороны. Наблюдение за ним организовали умело, даже он со своим опытом не мог определить, кто за ним следит в отеле. Поджидая, он закурил. Женщины — создания непредсказуемые: с чего бы вдруг ей увлечься глупой легендой о рабе и тамариндовом семечке настолько, чтобы вернуться назад и еще раз посмотреть на него? Возможно, это показалось ей романтичным. Лучше бы она перенесла чуточку романтизма на их отношения. С самого начала он думал о сексе только как о средстве против бессонницы. За десять дней, что он провел с Джуди Ферроу, между ними так ничего и не произошло, и осталось слишком мало времени. Но «лечение» тем не менее шло, невзирая на отсутствие близости. Он снова обрел способность ясно мыслить. К нему вернулась прежняя быстрота реакции.

Было что-то шизофреническое в этой ленивой сибаритской жизни, поддразнивании девушки в вопросах, которые разделяют мир пополам, — в то время как он предается эротическим мечтаниям, лежа рядом с ней на солнце. В первый момент ему не хотелось даже узнавать ее имя и чем она занимается в Америке. Однажды ночью она призналась ему, что овдовела и не имеет детей. Он удовлетворился этими сведениями. Теперь же пробелы стали раздражать его. Захотелось узнать про ее прошлую жизнь, что-нибудь о покойном муже и понять, почему она так решительно не хотела, чтобы ее соблазнили. Увидев ее выходящей из двери, он улыбнулся и поспешил навстречу.

— Я хотела узнать поточнее об этом месте, — сказала она. — Плантация Хайвардсов, местечко Сейнт-Питер.

— И ты хочешь поискать это дерево, ты и в самом деле веришь, что оно существует?

— Не знаю, попробую. Поищу. Хочу найти такое семечко, просто чтобы кое-что доказать тебе.

— Я же русский, — сказал Свердлов. — А мы народ, придумавший волшебные сказки.

— Знаю, знаю, вроде существования Бога, — сказала Джуди. Они направлялись к «минимоксу». — Ты уже все это говорил.

— У наших политиков куча диалектических разногласий, — признал Свердлов. — Но какое значение имеет все это для нас?.. — На миг он подумал о жене, возможно, его еретические высказывания вызвали ее образ, не утративший бдительности даже на расстоянии в десять тысяч миль. — Мы же доказали, что можно мирно сосуществовать.

— Может быть, это потому, что мы на нейтральной территории, — ответила она. Свердлов вставил ключ в замок зажигания и повернул.

— Слишком нейтральной, — сказал он. — Но я оптимист. Возлагаю надежды на пожирателей пламени сегодня вечером.

— А что они изменят?

Он включил мотор, и маленькая машинка прыгнула вперед.

— Они растопят твое сердце. А теперь едем в гавань.

Он выпил столько виски в этот вечер, что впервые за долгое время немного опьянел. Ужин был великолепным, Джуди купила в дорогом магазине в Бриджтауне юбку-штаны, и яркий розовый цвет очень ей шел. На них смотрели, когда они садились за стол. Их окружала такая экзотика, что они, не сговариваясь, нашли это очень смешным. Залитую светом танцплощадку огораживали пальмы, защищаемое от ветра стеклянными колбами колыхалось пламя свечей, стоявших на каждом столе, туда-сюда сновали официанты в коротких белых курточках с широкими малиновыми кушаками, а оркестр наигрывал поп-мотив в африканском ритме. Поднялся ветер, и море билось о песок за их спиной. Луна блестела ярче искусственного освещения.

Неожиданно, в самой середине танца, Джуди пришло в голову, что с Ричардом Патерсоном она ни за что не чувствовала бы себя в своей тарелке, находясь в таком месте. Ричард заставил бы ее считать, что ресторан совершенно нелеп. Но зримо представить лицо Патерсона в этот момент оказалось трудно. С каким-то чувством вины она осознала, что раньше ей достаточно было подумать о нем, чтобы тут же представить его лицо, ясно и отчетливо, а сейчас этого не произошло. Но она знала наперед, что со Свердловым ее ждет много треволнений. Он хотел танцевать по-старомодному, чтобы он мог поплотнее прижаться к ней.

— Посмотри на них, — шептал он, прижавшись губами к ее уху, — посмотри на этих людей, они танцуют сами с собой. Для нас, людей из России, это признак вырождения. Не отстраняйся от меня, это невежливо. — И она чувствовала, что он посмеивается.

Он схватил ее, как только они пошли к машине. Схватил и потащил в сторону от слабо освещенной дорожки между бунгало, пока она не наткнулась спиной на дерево. Она не успела ни запротестовать, ни начать отбиваться. Он целовал ее сколько хватило дыхания, навалившись на нее всем весом.

— Почему ты не откроешь рта? — сказал он. — Я тебе нравлюсь, я чувствую это. Ты что, боишься близости?

— Да. — Она не двигалась и не пыталась разжать его руки. — Да, боюсь. Я только что пережила неудачный и отвратительный роман. И не хочу заводить еще один с тобой. Пожалуйста, не делай этого. Отведи меня назад к машине.

Он не ответил, продолжая удерживать ее и глядя ей в лицо с выражением, которого она не могла понять. Потом он наклонился и поцеловал ее в губы, на этот раз не пытаясь заставить ее раскрыть их.

— Мы пойдем домой, и ты мне все расскажешь.

— Нет, — сказала она. — Нет, я не хочу об этом говорить.

— Ты будешь говорить, — сказал Свердлов. — Я всегда умел заставить людей рассказывать мне о том, что я хочу знать. А я хочу знать о тебе все. Пошли, машина рядом.

Они вернулись к автомобилю, где он снова обнял ее.

* * *

— Ты понимаешь, что никто не пытается решать за тебя. Ты вправе не согласиться с нашим советом. Разве не так?

Григорий Томаров обратился к своему помощнику за подтверждением. Он согласно кивнул. Стоявшая перед ними женщина ничего не сказала. Разговор начался неофициально, они договорились встретиться после того, как она вернется из клиники. Она приняла их с обычной холодностью и выдержкой, предложила чая или водки, подала блюдо с пирожками. Томаров был старым другом ее отца, они вместе служили у маршала Тимошенко, а когда она выходила замуж за Свердлова, он был одним из свидетелей в Народном дворце бракосочетаний. Без преувеличения он мог сказать, что знает ее с пеленок и считает приемной дочерью. В то время Свердлов был хорошей партией. У Томарова дома висела их свадебная фотография. Елена Максимовна в длинном расклешенном платье, шляпке с вуалью, на плече приколот букетик цветов. Свердлов был в форме. На снимке он не улыбался, и опущенный уголок рта придавал ему угрюмый вид.

— Ты должна поверить мне, — сказал Томаров. — Я любил твоего отца. Я не стану преувеличивать или лгать тебе. Прошу тебя сделать так, как мы предлагаем.

— Для вашей же пользы, доктор Свердлова, — заговорил второй человек. Все было, как в прежние годы после войны. Томаров привел его в качестве свидетеля.

— Что значит для моей же пользы? Это меня совсем не трогает. — У нее был глубокий грудной голос, что как-то не вязалось с хрупкой и женственной фигуркой. Волосы и глаза были черными, от предков-монголов досталась легкая желтизна кожи. — Дело тут не в личном счастье. Дело в том, что вы сказали о моем муже. Именно поэтому я колеблюсь. — Она повернулась к Томарову. — Мне очень трудно согласиться с этим. Не могу поверить, что это могло с ним случиться.

— И я тоже не мог поверить поначалу. Совершенно не похоже на него, что он мог поддаться разлагающему влиянию. У него такой прекрасный послужной список. Лучший наш офицер во время событий в Венгрии. Никогда не проявлял нерешительности, никогда не сомневался. Но теперь после трех лет в Америке он изменился. Если бы он сейчас вернулся домой, ты бы, Елена, его не узнала. Ты бы не захотела жить с ним.

— Это я виновата, — сказала она. — Он хотел, чтобы я поехала в Америку. Я не могла оставить свою работу, не хотела жить среди капиталистов. Ему нужен был кто-то, чтобы поддерживать его.

— Если он не может оставаться верным своим идеалам, если нужно присутствие жены, чтобы он не изменил, доверять ему больше нельзя, — вмешался второй человек. Его звали Росковский, он проработал с Томаровым тридцать лет и был среди тех немногих зачинателей, которые выжили при нынешнем политическом режиме. И подобно всем таким людям старался перещеголять всех в завинчивании гаек.

— С ним все решено, Елена, — сказал Томаров. — Нужно отделываться от него, пока и тебя не заподозрили. Так обстоит дело, правду тебе говорю. Подавай на развод, пока его не отозвали.

— Еще чая? — И тот и другой отрицательно покачали головой. Томаров уговаривал ее из дружественной расположенности к семье, беспокоясь за ее будущее, а также потому, что ее отказ от мужа усилит создаваемое против него дело. Елена Свердлова была одним из самых известных в Москве педиатров. Ее знали как дочь человека, считавшегося при Сталине крупной фигурой. Какое-то время это обстоятельство работало против нее. Теперь же, с отказом от либерального курса и устранением с постов умеренных типа Подгорного, члены партии, подобные Елене Максимовне Свердловой, вновь обрели прежний престиж. Томаров всегда восхищался ею. Она была дочерью своего отца. Женщина, специализировавшаяся на лечении детей, но решившая не иметь своего ребенка, чтобы он не мешал ее работе. Женщины ее калибра всегда были вдохновительницами революции.

— Товарищи, — обратилась она, — дайте мне немного времени, чтобы обдумать то, что вы мне сказали. Если вы оставите меня сейчас, я к утру приму решение. Спасибо, что пришли.

Она попрощалась за руку с Росковским, поцеловала Томарова в щеку. Когда они ушли, она убрала самовар и чашки, взбила подушки с кресел и высыпала окурки из пепельницы. Она знала, как опасен табак для здоровья, и никогда не курила. Несмотря на все ее попытки убедить Свердлова бросить курить, он не пожелал расстаться с этой вредной привычкой. В последний раз, когда они виделись, он закурил сигарету в постели после того, как они занимались любовью. Она вспомнила об этом с раздражением. Он десять лет был ее мужем, но и в интимных отношениях ни за что не хотел вести себя таким образом, как хотелось ей. Вспоминая прошлое и удивляясь отчетливости этих воспоминаний, она видела, что Томаров, может быть, и прав. Молодым человеком Свердлов казался таким же преданным делу советского строя, как и она сама, и только после нескольких лет совместной жизни она стала подмечать в нем скрытый цинизм. Это огорчало ее, она спорила, упрекала, конечно, очень мягко; увещевала, как и должно быть между разумными людьми, когда возникают разногласия. А он в ответ только смеялся и тут же начинал стягивать с нее платье.

Его ум был устроен так, что всегда стремился проникнуть в суть всего; Федор утверждал, что это качество дает ему гигантское преимущество в работе. Елену тревожило то, как далеко он заходил, сомневаясь в вещах, которые следовало принимать на веру автоматически. Он сделал блестящую карьеру, был честолюбив и не слишком разборчив в средствах, но в его поступках не было и намека на чистую и абсолютно бескорыстную преданность, которой было подчинено все существование его жены. Она работала в такой области медицины, где женщина-врач подвергалась большим эмоциональным перегрузкам. Она работала с детьми. Больными, неизлечимыми, отсталыми детьми, отдавая им все свое умение и не позволяя ни личным чувствам, ни материнскому инстинкту влиять на свои действия. Она спасала жизни, и бывали случаи, сознательно подписывала смертный приговор. Иррациональность в поведении была ей незнакома, все разумные требования она принимала безоговорочно. Его желание иметь детей и взять ее с собой в Америку казалось ей неразумным, и она отказала. А теперь, по словам ее старого друга Томарова, он поддался западному влиянию. Человек, которого направляли в Венгрию для участия в подавлении восстания, теперь стал сторонником компромисса с Западом — он ссылался на Китай, чтобы обосновать идею сосуществования с капиталистическим миром. Томаров пояснил, что уже два года генерал Голицын наблюдал, как Федор работает в этом направлении, открыто подрывая моральное состояние в своем подразделении посольства и распространяя столь же пагубное влияние на русские политические круги. Только благодаря тому, что опаснейшие либеральные настроения в центре теперь пресечены, а их сторонники убраны со сцены, старый генерал взял на себя смелость сообщить об этом и разоблачить своего начальника.

Свердлов регулярно писал ей, она отвечала письмами, полными новостей о своей работе, расспросов о друзьях в посольстве и описаний событий в Москве. Она никогда не задавала вопросов об Америке, ей не хотелось слышать ничего хорошего об этой стране, а она знала, что, верный своей безответственности, он обязательно напишет что-нибудь в таком духе, только чтобы позлить ее. Его работа в Вашингтоне была вне обсуждений. Сначала Елена скучала по нему, ведь они любили друг друга. Во многих отношениях он был сильным человеком, и она восхищалась им. К тому же он был искусным любовником, и только много позже Елена поняла, какой внутренний протест вызывало в ней его умение подчинить ее себе, та власть, которую он приобретал благодаря сексу. Она чувствовала себя униженной. Брак — это социальное и сексуальное объединение двух людей, которое спокойно распадается, как только один или оба партнера перестают удовлетворяться им. Ее обижало и в то же время удивляло то, что он присвоил себе верховенство в этой сфере их отношений. В этом она видела угрозу своей независимости, она чувствовала это инстинктивно и противилась его власти. Никто на свете не заставит ее бросить работу в клинике или как-то ограничить ее заботой о детях, которых ей не хотелось иметь. Какое право имеет он требовать от свободного и равного партнера подчиниться неудобным для нее последствиям того, что с ней делают в постели! Она отпустила его в Вашингтон и через несколько месяцев, привыкнув к новому положению, обнаружила, что без него чувствует себя гораздо лучше. Но при всех этих обстоятельствах предложение Томарова о разводе шокировало ее. С ее мужем все решено. Она не сомневалась в серьезности такого предупреждения. Он попал в немилость, его серьезно подозревают. Его отзовут, а что будет потом — Елена знала слишком хорошо. Свердлова допросят и отдадут под суд.

Спокойно и рассудочно, не допуская, чтобы сантименты вмешивались в ход мыслей, она оценивала ситуацию. Он пошел против партии и народа. В противном случае он не вызвал бы подозрений. Елена не допускала, что могла быть ошибка. Государство всегда право. Если Федору больше не доверяют, значит, ему нельзя доверять. И она не обязана оказывать ему поддержку. Такой поступок означал бы, что она одобряет измену. Тогда и она попадет под подозрение, у нее могут отнять работу, она превратится в изгоя общества, если ее вообще не арестуют и не станут допрашивать вместе с мужем. Это не был страх; защищая свои идеалы, она пошла бы в тюрьму и на смерть. Свердлов перешел на сторону врага. Поэтому можно вполне открыто отмежеваться от него. На столе в гостиной стояла фотография. Та же самая, что и в доме Томарова. На ней они были сняты в день свадьбы. Елена взяла ее, вынула из рамки и разорвала. На следующее утро Григорий Томаров явился в кабинет генерал-майора Ивановского в штаб-квартире КГБ на площади Дзержинского. Дело Федора Свердлова шло своим ходом, и можно было предпринять следующий шаг. С семьей затруднений не будет: его жена подала заявление о немедленном разводе.

* * *

— Я знаю Ричарда Патерсона, — сказал Свердлов. Он закурил сигарету и вложил ей в губы. — Почему ты остановилась на нем? Мне это трудно понять!

— Я влюбилась в него. — Джуди откинулась на спинку кресла и затянулась. Она чувствовала себя усталой, но удивительно спокойной. Но она обманывала себя. Русский правильно уловил, что ей очень хочется швырнуть сигарету подальше и залиться слезами. Если она заплачет, это будет хорошим признаком. Слезы лечат — это говорят часто в утешение, и так же часто это далеко от истины. Но для нее слезы были бы благом. Он протянул руку и взял ее ладонь в свою.

— Расскажи мне, что произошло. Чем же он тебя так обидел, если ты даже обратила внимание на меня?

— Я встретила его месяцев восемь или девять назад. После смерти Пэта он был единственным мужчиной, с которым у меня было что-то серьезное. — Она очень коротко рассказала Свердлову, что была замужем, потеряла мужа, который погиб в автомобильной катастрофе. Это, по всей видимости, не интересовало его, и она не стала продолжать. — Мне хотелось отдаться работе и пережить его смерть. Я держала всех на расстоянии и чувствовала себя прекрасно. Потом кто-то из друзей пригласил меня с Нэнси Нильсон — это дочь моего босса — приехать на уик-энд в Вашингтон, и я встретила Ричарда Патерсона. Он позвонил мне в Нью-Йорке и пригласил на ленч.

— И сколько же ушло у него времени на то, чтобы уговорить тебя переспать с ним? — спросил Свердлов. — Он посылал цветы, говорил, что любит?

— Да. — Ответ Джуди прозвучал неуверенно. — Именно так. Ленчи, ужины, телефонные звонки. Наконец он сказал, что ведет с женой переговоры о разводе, и я позволила ему прийти ко мне на квартиру. Я ему верила, Федор. Жены не было здесь, все знали, что она отказалась поехать с ним.

— Тогда вы стали любовниками. Ну, и хорошим он был любовником, тебе нравилось?

— Об этом я не хочу говорить. — Она отняла руку. — Ты рассуждаешь об этом просто отвратительно. Будто я приобрела новую машину. Это было вовсе не так. Говорю тебе, я влюбилась в него.

— Понимаю, — произнес Свердлов. — Прости. Тогда вы расстались?

— Просто случайность, — сказала она. — Самая обыкновенная случайность. Я была в ресторане с приятелем, который знаком с ним, просто знаком, даже не очень близко. Этот мой знакомый и его жена ничего не знали о наших отношениях, и вот приятель говорит, что в Вашингтоне встретил его жену, которая приехала к нему несколько месяцев тому назад. А он мне ни слова не сказал. Но все закончилось, когда я узнала, что она беременна. — Свердлов молчал. Когда она заплакала, он не пошевелился, продолжая курить в темноте. Внизу море набегало на берег и, откатываясь назад, прихватывало с собой камни и песок. Ночь была ясная, чудная. — Я так гадко чувствовала себя, — сказала Джуди. — Он врал мне и врал, а я думала, что он настроен серьезно, что после его развода мы... хотя, в общем-то он никогда не говорил об этом прямо, но оставлял надежду! Ты можешь это понять?

— Еще бы, — ответил русский. — Значит, любя тебя, он помирился с женой и спал с ней в то же время, что и с тобой? И ты не можешь простить ему, что он тебя дурачил.

— Более того! — с негодованием промолвила Джуди. — Я ему верила! Ни за что не допустила бы этот роман, если бы знала, что жена приедет к нему. Если бы он сказал мне правду, я бы тут же все прекратила.

— Потому-то и не сказал, что знал, как ты поступишь.

Он был в прекрасном положении: очаровательная любовница в Нью-Йорке и жена в Вашингтоне. А тебя по-настоящему обижает именно то, что он занимался любовью с женой и подарил ей ребенка, да? Ведь именно от этого больно?

— Больно от всего, — сказала она. — Можешь понимать как хочешь. Пусть будет гадко, низко, если тебе это нравится, но я так это и вижу! Особенно себя! Мне так жалко эту женщину, она думает, что он с ней искренен. Она ждет его в Вашингтоне, беременная, а он два раза в неделю прилетает в Нью-Йорк и остается со мной! Я ведь хорошо разбираюсь в характерах, да?

— Нет, по-моему, совсем плохо, — заметил он. — Он человек честолюбивый. Очень правильный, очень интересующийся собственной персоной. Ты, наверное, скажешь, что он хорош собой, если тебе нравятся лица такого типа. А они тебе нравятся, чего там говорить. Мне лично кажется, что он скучный. — Свердлов вытянулся в кресле. Внизу, водя фонариком вокруг бунгало, брел, утопая в песке, ночной сторож. — Страшно скучный, — продолжал он. — Я бы больше подошел тебе. Я же умею тебя рассмешить, а много ли ты смеялась с ним?

— Нет, — ответила Джуди, — по-моему, не смеялась. Все было совсем не так. Все было слишком серьезно, слишком значительно. Я не из тех женщин, которые легко воспринимают такие вещи. Поэтому ты бы тоже не подошел. А теперь я хочу в свое бунгало.

— Сначала допей. — Рука Свердлова лежала на ее руке. — Легче заснешь. А то ляжешь в постель и начнешь плакать. Красный нос не украсит даже тебя — ну, вот видишь, и улыбнулась. Значит, может быть, это не так уж и серьезно, эта твоя великая любовь к полковнику.

— Ты хорошо его знаешь? — спросила она. — Он никогда не упоминал твоего имени.

— Естественно. — Свердлов в темноте криво улыбнулся. — Я знаком с ним в той мере, чтобы при встрече перекинуться парой ничего не значащих светских фраз. Но он избегает дружбы с нашими людьми. Боится за свою карьеру. Точно так же, как боится развестись с женой. Неужели ты не понимала, что это для него важнее всего?

— Нет, — ответила она. — Скорее всего не понимала.

— Потому что ты сентиментальна. Ты веришь в невиновных рабов и тамариндовые семена. Ты ничего не понимаешь в людях.

— Что еще? — Большим пальцем он массировал ей запястье, она слишком устала и слишком расстроилась, чтобы остановить его. — Что еще у меня не так?

— Я не сказал, что не так, — пояснил Свердлов. — Для женщины это очень даже мило. У меня есть дома жена. Она знает все и обо всем может судить. Она знает наверняка, что правильно и что неправильно. Она проводит черту — вот так. — Он показал, прочертив кончиком горящей сигареты в темноте. — На этой стороне Советский Союз и партия. Они правильные. По другую сторону капиталистический мир. Неправильный.

— Ты ни разу не сказал, что женат. — Как ни старалась Джуди, ее голос предательски задрожал. Она высвободила руку из-под его ласкающего пальца.

— Вот почему я тебе и говорю об этом, — объяснил он. — Чтобы ты потом не сказала: «Ты женат, но ты скрыл это от меня».

— Никакого «потом» не будет. — Джуди хотела встать.

Свердлов с места не сдвинулся, чтобы помешать ей.

— Возможно, не сейчас, — сказал он. — Через три дня мне нужно возвращаться. Сегодня мне хотелось бы немного поговорить о себе, если не возражаешь. Пожалуйста, не вставай.

— Три дня — а я думала, почти через неделю.

— Я приехал раньше тебя. — Он нагнулся и достал бутылку виски. Чуточку плеснул ей в стакан. — Для меня, не для тебя.

Джуди села:

— Ты знаешь, ночной сторож видел нас здесь. Наверное, он доложит.

— Несомненно. — Свердлов снова улыбнулся. — Я уверен, что за нами следили все время. Когда ты вернешься, тебе будут задавать вопросы насчет меня.

— Кто будет задавать вопросы? — с удивлением повернулась она. Его рука опять потянулась и дотронулась до ее ладони.

— Ваша разведка. ЦРУ. Что ты им скажешь?

— Попрошу не лезть не в свои дела. Отпусти мою руку. Я тебе не верю, Федор. Ты же сказал, что хочешь поговорить.

— Ты можешь мне верить, — сказал он. — Дай мне подержаться за твою руку. Я боюсь темноты.

— Ты не боишься ни черта ни дьявола, — сдалась Джуди.

— Это неправда. — Он говорил совершенно серьезно, от насмешки не осталось и следа. Он был человеком, у которого настроение менялось молниеносно. — Нет никого, кто бы не боялся чего-нибудь. Ты приехала сюда, спасаясь от любовного романа. Я приехал потому, что мне не от чего бежать. Ты можешь это понять?

— Нет. — Она покачала головой. — Что это значит?

— Я сделал хорошую карьеру, — ответил Свердлов. — Многообещающую. Моя жена — знаменитый специалист, она красивая молодая женщина. Я из великой страны и принадлежу к великому социалистическому движению, которое, придет день, будет воспринято всем миром.

— Упаси нас бог, — вставила она.

— Не спасет. Бог не существует. Не прерывай меня, я играю в капитализм и подсчитываю свои активы. У меня завидное здоровье, и я могу иметь девочек, когда только захочу. Кроме тебя. Но мне не нужны девочки, мне не хочется видеть жену, и у меня больше не осталось веры в мировую социалистическую революцию. Что мне делать?

Какое-то время она не знала, что ответить. Луна вышла из-за облаков, и они могли отчетливо видеть друг друга. Его лицо казалось жестким и напряженным, рот еще более перекосился. Ни с того ни с сего Джуди зазнобило. Она осознала, что в такую тропическую ночь причиной озноба мог быть только страх, физический страх.

— Что ты хочешь сказать мне? — прошептала она, словно ночной сторож все еще ходил поблизости.

— Не знаю, — сказал Свердлов. — Я спрашиваю тебя. Что мне теперь делать?

— Тебе нужен был отпуск. — Слова звучали беспомощно. — Возможно, ты переработал. Разве ты не чувствуешь себя по-другому сейчас?

— Да. — Он снова закурил, а ей забыл предложить сигарету. Джуди начинали нравиться его крепкие сигареты. — Да, я чувствую себя не таким скованным. Я чувствую, что мог бы остаться здесь навечно, не делая ничего другого, кроме того, чтобы проводить время с тобой. Мне не хочется возвращаться. Мне не хочется по приезде найти письмо жены, в котором она сообщает, как прекрасно, что правительство Чехословакии решило предать суду по обвинению в измене всех государственных служащих, и какую ошибку мы совершили, не расстреляв Дубчека в самом начале...

— Неужели она и в самом деле так думает? — с ужасом спросила Джуди.

— Так она думает, — ответил Свердлов. — Так думал и я, но по иным причинам. Теперь я не принимаю и эти причины. Я лишился даже честолюбия.

— А ты не можешь попросить, чтобы тебя вернули обратно в регулярную армию?

Он искоса посмотрел на нее:

— Это то, на что я меньше всего могу рассчитывать.

— Я не в силах помочь тебе, — сказала она. — Прости. Я не знаю, что тебе ответить. Наверное, тебе придется как-то смириться. Возможно, для этого не потребуется много времени. Я тебе говорю, ты переработал. Тебе нужен антракт. Останься здесь до моего отъезда. Ты можешь?

— Да. — Она почувствовала, как он успокаивается. Рука, которой он держал ее ладонь, ослабила хватку, шевельнулись пальцы, а большой снова принялся за свое чувственное упражнение. — Да, я могу остаться, если захочу! Мы можем уехать в один и тот же день... Думаю, мы могли бы еще раз отправиться в гавань, завтра, например. С удовольствием сплавал бы на какой-нибудь другой остров.

— Это займет несколько дней. Самый близкий — Гренада. Туда на самолете — один час лету.

— Два часа до Бразилии. Ты не хочешь поплавать перед сном?

— Нет, сегодня не хочется. — Джуди встала, и они направились к выходу. Он открыл дверь, и она вышла из бунгало.

— Какой же длинный вечер. И такой грустный для тебя, — сказала она.

— Он был хорошим для нас обоих. — Свердлов протянул руку. Когда она взяла ее, он положил другую руку ей на плечо. — Одно удивило меня. Почему ты не предложила, чтобы я перешел на вашу сторону? Разве я не нужен Западу?

— Возможно. — Джуди посмотрела на него. — Но это не для тебя. Я знаю.

— Я тоже, — сказал он. Он провел рукой по ее плечу, по шее под волосами. — Я думаю, что ты нейтральный человек. Тебе не надо новообращенцев.

— Нет. И я не хочу, чтобы обращали меня. Я верю в право выбора. Но ты не беспокойся. Я думаю, твое чувство разочарования пройдет, это же только настроение.

Он заговорил тихим голосом:

— Знаешь что? Ты забыла про полковника, правда?

— Спокойной ночи, — произнесла Джуди. Она шагнула к своей двери, до нее оставалось не больше пяти футов.

— Завтра пойдем и поищем твой тамаринд.

— Что ты скажешь, если мы найдем его?

— А что ты скажешь, если мы его не найдем?

Глава 4

Миссис Стефенсон, жена посланника, пришла к выводу, что жена мистера Патерсона нравится ей несравненно больше, чем сам полковник. Не в правилах Маргарет Стефенсон отдавать предпочтение женщинам перед их мужьями, она много раз повторяла своему мужу, что посольские жены смертельно надоели ей. «Они такие вульгарные в наше время».

Эти слова она тоже повторяла на каждом шагу, делая ударение на прилагательном. «Все на одно лицо, и не с кем поговорить». Такое отношение коробило Фергуса Стефенсона. Фанатично преданный всем, кто принадлежал к кругу его сотрудников, он проявлял крайнюю щепетильность в общении даже с каким-нибудь простым клерком. Он никогда не кичился своим вызывающим благоговение рангом или в равной степени вызывающим благоговение опытом, чтобы ткнуть кого-нибудь носом в совершенный промах. Он был образцовым во всех отношениях, что было слишком хорошо известно его жене. Сотрудники говорили о нем с примесью восхищения, но это очень раздражало ее. Еще бы, они ведь не жили с ним! Они видели импозантный фасад, а она существовала вместе с обитателем вылизанного добела склепа и могла клятвенно засвидетельствовать, что это труп. В тот вечер, когда они одевались к ужину, она сообщала ему из ванной о своих впечатлениях.

— Это очень приятная девочка, — повторила она. — Оказывается, когда я была на Цейлоне, ее старший брат вывозил меня на прогулки. Очень милый и недурен собой. С ужасно смешными пушистыми усами.

Фергус Стефенсон подошел к открытой двери ванной:

— Рад, что она тебе понравилась. Это поможет Патерсону.

Жена повернулась к нему. Она стояла перед зеркалом с губной помадой в руке.

— Черта с два, — фыркнула она. — Ничего ему не поможет, пока он не бросит малютку, к которой ездит в Нью-Йорк! О Фергус, прекрати прикидываться, будто ты не знаешь — его уже проверял эта ищейка Лодер.

— Кто тебе сказал об этом? — Он отошел в сторону, чтобы она его не видела. Так он чувствовал себя увереннее.

— Не имеет значения. Сказали. Она ждет ребенка и очень переживает. Только одевается совершенно нелепо. Это моя единственная претензия к ней.

— Боже, — заметил Стефенсон. — Да она, по-видимому, исключительная особа.

Он зачесывал волосы назад, но в зеркало не смотрел. Кто мог сказать жене про расследование в отношении Патерсона? Он зачесывал волосы, пока не стало саднить голову. Кто же на этот раз?

Этого вопроса ему бы вообще не следовало задавать. Они женаты двадцать лет, у них трое детей, девятнадцатилетняя дочь и двое мальчиков-школьников в Англии. Давным-давно, после рождения последнего ребенка, он взял себе за правило не задавать подобных вопросов. У него не было полной уверенности относительно их младшего ребенка. Иногда ему казалось, что в сыне есть какие-то его черты, но иногда мальчик казался совершенно чужим. Жена умела вести себя на людях. У него имелись основания быть ей за это благодарным: на первых порах его карьера расстроилась бы, если бы жена не вела себя достойно. За последнее время отношение к такого рода ситуациям в корне изменилось. Форин-офису пришлось пересмотреть жесткие правила касательно разводов и повторных браков, иначе слишком мало дипломатов удержались бы на своих постах.

Он искренне пробовал угодить Маргарет. Предлагая ей руку и сердце, он верил в то, что она дает ему альтернативу в его половых привязанностях. Он дошел тогда почти до безумства — из-за той истории в Кембридже. Его любовник обладал всеми достоинствами, перед которыми преклонялся Фергус: блестящими способностями, физической привлекательностью, общительностью и безукоризненным воспитанием. Фергус Стефенсон влюбился в него и дал соблазнить себя. Вскоре он понял, что многие из друзей прошли через это же. Маргарет вошла в его жизнь, когда он делал первые шаги на дипломатической службе. Он видел в ней эквивалент того мужчины из Кембриджа. Ее отличали прекрасное физическое развитие, великолепный цвет лица, здоровый дух и устрашающая энергия. Она увлекалась охотой, плаванием, лыжами, и все это делала профессионально, во всем была самым зажигательным компаньоном. Ее блеск слепил, и Фергус жмурился от исходившего от ее личности сияния, оно притягивало его так же, как та сексуальная связь. В то время он думал, что влюблен в нее и что прошлое может быть предано забвению. Многие из ему подобных женились и, насколько ему было известно, вели обыкновенную половую жизнь. Но у него ничего не получилось.

Их отношения спотыкались, садились на мель, снова возрождались, когда и тот и другой предпринимали отчаянную попытку не смотреть правде в глаза. Он достаточно часто оплодотворял ее, чтобы она родила ему двух или даже трех детей, но она была не из тех женщин, которых легко обвести вокруг пальца. И однажды ночью, переполненный стыдом и отчаянно нуждавшийся в понимании с ее стороны, Фергус совершил последнюю и решительную ошибку, рассказав о том, что было в Кембридже. С этого момента он для нее перестал существовать как мужчина. Они вместе появлялись на людях, по взаимному согласию брак решено было сохранить до их смертного часа ради соблюдения внешних приличий. На самом же деле их отношения превратились в спектакль, разыгрывавшийся ею с жестокостью и презрением, а им — с пристыженностью и унижением. О первом ее любовнике он не знал. Он бы предпочел никогда и не узнать, но она почуяла это и с удовольствием сообщила сама. В то время их младшему сыну исполнилось три месяца. Она тут же поняла, о чем он хочет спросить, и расхохоталась ему в лицо. Фергус не мог забыть, как она смеялась.

— Сколько времени все это продолжалось? Джулиан — твой сын или, может быть... подожди, и тогда посмотрим, согласен? Черт бы меня побрал, я и сама точно не знаю.

Он положил щетку на место и пригладил волосы ладонью. Они начали редеть на макушке, и он чувствовал под ними кожу. Кто бы ни был этот человек, он раскрыл ей секретную информацию.

Одно это считалось серьезным нарушением правил безопасности.

— Маргарет, — сказал он. — Кто бы ни сказал тебе про расследование Лодера, он не имел никакого права делать это. Ты ведь понимаешь?

— Ну конечно. — Она вышла из ванной, высокая, элегантно одетая женщина со светлыми волосами, с почти металлическим белым оттенком, потому что она рано начала седеть. У нее были пронзительные голубые глаза — большие, с нависшими веками, умело подведенные. В свои сорок пять лет она выглядела неотразимой. Через десять лет она станет внушительной матроной, прекрасно выглядящей в роли Ее превосходительства жены посла.

— Он поступил очень скверно, — бросила она. — Подай-ка мне сумочку, пожалуйста.

— Я хочу знать, кто это сделал. — Чтобы произнести эту фразу, ему понадобилось мужество, а она подняла на него брови, разыгрывая крайнее удивление.

— Зачем это тебе? Ты же доставишь этому человеку неприятности.

— Я приму меры, чтобы он больше не разбалтывал служебные тайны, — сказал Стефенсон. — Меня заботит только это.

— Но какое это имеет значение. — Маргарет пожала плечами, проверяя в сумочке, не забыла ли чего-нибудь. — Ну, небольшая интрижка. Дорогой, у всех мужчин такое бывает, ведь он спал с женщиной. А до последнего времени я была уверена, что угрозу безопасности представляет как раз мужеложство.

Он даже не вздрогнул, поскольку в последнее время она слишком часто говорила подобные вещи и он перестал на них реагировать.

— Меня не трогает, чем занимается Патерсон в своей интимной жизни. Меня интересует только то, чтобы среди нашего персонала максимально соблюдались правила безопасности. Особенно в настоящее время. Русские что-то затевают. Может быть, ты теперь поймешь, что я спрашиваю вовсе не из личных соображений.

— А что там с русскими? Я ничего не слышала.

— И слава богу, — вздохнул он. — Если ты мне не скажешь, у меня не останется другого выхода и я пойду к Лодеру.

Жена была уже на полпути к двери. Обычно она прекращала пререкания, поворачиваясь и уходя из комнаты, когда он еще говорил, но на этот раз остановилась и повернулась к нему.

— Если ты пойдешь к Лодеру и поднимешь шум, он может раскопать кое-что и про меня, но вряд ли тебе хочется, чтобы об этом знал Лодер. Ты, конечно, подумал об этом?

— Я думаю об этом, — сказал Стефенсон. Он видел ее силуэт на фоне открытой двери. Надменное, ненасытное, безжалостное тело. Казалось, оно ведет отдельную недобрую жизнь, независимо от заключавшейся в нем личности. В принципе Фергуса всегда преследовал страх перед женщинами; за их требованиями и увлечениями чувствовалось что-то скрытое и тревожное. Ему приходило в голову, что он ненавидит тело жены больше, чем ее самое. А сейчас он чувствовал отвращение.

Она нечасто доставляла себе удовольствие помучить его; имея свою личную жизнь, она занималась чем хотела, и никто об этом не догадывался. Даже ему ни к чему было что-то знать, если только он сам не начинал выяснять, как произошло в этот вечер. Ее ненависть к мужу уже почти испарилась. К тому же она хотела, чтобы он в конце карьеры получил одно из главных посольств.

— Ровно половина восьмого, — сказала она. — Наши гости скоро начнут съезжаться. Я сойду вниз. Можешь идти к этой пошлой маленькой ищейке, если тебе так хочется, но сначала хорошенько подумай.

Стефенсон задержался наверху. Пусть она одна встретит гостей: видного американского экономиста с женой, западногерманского первого секретаря и несколько английских пар. Если бы он сказал Лодеру об утечке, скрывать связь Маргарет стало бы невозможно. Стефенсон направился к двери. Кто же на этот раз? Обычно она находит кого-нибудь помоложе, но не слишком молодого. Слава богу, она не увлекается мальчиками. Это должен быть человек, имеющий возможность знать, чем день за днем занимается руководитель СИС.

Кто-то из отдела Лодера. Чем больше Стефенсон думал об этом, тем больше понимал, что должен что-то предпринять. Накануне его пригласили на специальное совещание, которое собирал Лодер для доклада послу.

Информация о Свердлове поступала от барбадосской полиции. Русский на острове установил только один контакт, с женщиной, с которой встретился в отеле. Лодер зачитал им подробности. Собранную о ней информацию проверили и перепроверили постановили, что это миссис Ферроу, проживающая в Нью-Йорке, британская подданная, работает личным помощником Сэма Нильсона в ООН.

Из-за этого поднялся настоящий переполох. Он заметил, что прибегает к любимому сленгу Лодера. Этот человек был просто невыносимым; то начинал сыпать по-гречески, чем выводил американцев из себя, то переходил на терминологию разведслужб времен войны. Сэм Нильсон был фигурой международного значения. Связь его секретаря со Свердловым затрагивала безопасность на самом высоком уровне. Вот почему Бакли и ЦРУ изо всех сил старались разнюхать, нельзя ли им чем-нибудь поживиться. Позиция Лодера, как он объяснил послу и Стефенсону, заключалась в том, чтобы убедить американцев удовлетвориться полученными сведениями и не предпринимать собственного расследования. Они не знают, да и не стоит им сообщать, что миссис Ферроу еще и любовница британского военно-воздушного атташе. Такие сведения вызвали бы у американцев подозрения в отношении всего персонала посольства. Только по этой причине опрометчиво рассказанные его жене сведения о Ричарде Патерсоне, о его романе с девицей могут стать причиной бедствия, если информация пойдет еще дальше. Стефенсон остановился у двери, потом повернулся и вошел в кабинет. Там он сделал короткую запись на календаре: «Повидать Лодера». Он запер календарь в ящик стола и пошел вниз, чтобы присоединиться к супруге.

* * *

Полет в Нью-Йорк занял четыре часа. Джуди заказала билет на утренний рейс в субботу, Свердлов настоял на том, что он отвезет ее в аэропорт. Он выбрал рейс попозже. Джуди подозревала, что он так сделал, чтобы не лететь с ней одним самолетом, но ничего не сказала по этому поводу. Возможно, его будут встречать в международном аэропорту имени Кеннеди, а он не хотел показываться с ней на людях. Последние дни оказались лучшими днями отпуска. Свердлов больше не пытался овладеть ею, хотя не переставая подтрунивал и осыпал градом самых безжалостных намеков, которые она называла «горячей войной». Не проявляя даже видимости сочувствия, Свердлов высмеивал ее роман с Ричардом Патерсоном, язвил и издевался над ее, как он говорил, великой утраченной любовью. Джуди часто сердилась, но так же часто ему удавалось заставить ее рассмеяться. Тогда она сердилась еще больше, понимая, что именно этого он и добивался. Вечером накануне отлета они ужинали в шикарном отеле, расположенном на холмах, откуда открывалась красивейшая панорама моря. Они пили аперитив под пальмами и несколько минут наблюдали, как молодой барбадосец-официант пытается зажечь свечи, висевшие в специальных фонариках, защищавших их от штормового ветра. Джуди толкнула Свердлова:

— Вот бедняга, это его последняя спичка! Пожалуйста, пойди и покажи ему, как это делается.

Она смотрела, как русский подошел к официанту. Свердлов двигался с грацией кошки. Он вообще походил на представителя семейства кошачьих. Не прошло и нескольких минут, как патио осветилось мигающими огоньками, и официант, наблюдавший за действиями Свердлова, радостно заулыбался, поблагодарил его и удалился.

— Блестяще, — поздравила его Джуди. — Он, конечно, восхищен тобой?

— А как же. — Свердлов сел. — Он понял, что я гений, как только увидел, что я пользуюсь зажигалкой, а не спичками, которые гасит ветер. Как сказал Джордж Оруэлл, все люди равны, но некоторые более равны, чем другие.

— А ему, по-моему, было все равно, — заметила Джуди. — Возможно, имеет значение только одно: используй, как можешь, то, что у тебя есть, и не думай о том, нет ли у кого-нибудь больше, чем у тебя... Эту философию мы совсем позабыли — все проходит, вот уж противное выражение, что бы оно ни значило. Давай, давай, делай больше денег, добивайся повышений, двигай вперед! Только, знаешь, услышать от тебя это выражение из Оруэлла немножко странно.

— Ты и в Нью-Йорке так рассуждаешь? — спросил Свердлов.

— Я говорю, что думаю, где бы я ни была. А почему бы и нет?

— Потому что кое-кто может решить, что ты коммунистка. Особенно, как только ты стала встречаться со мной. Нам следует быть осторожными, Джуди. У тебя могут возникнуть неприятности из-за меня.

— Не говори глупости. Мои слова — это никакой не коммунизм. Скорее христианство, если только ты знаком с ним.

— Философия, основанная на предрассудках, — это не философия, — сказал Свердлов. — Она то же самое, что твое тамариндовое дерево, которого и в помине нет.

— Ты все никак не забудешь про него. Но я верю, что оно было. Я верю, что его просто спилили.

Он улыбнулся своей кривой улыбкой, он тогда победил, но при этом повел себя не по-рыцарски, а потому не стал сейчас напоминать об этом. Он возил ее на плантацию Хайвардсов, и они разговаривали с хозяином, который вежливо их слушал, не веря ни единому слову, когда они рассказывали про раба и чудесное дерево, и даже вместе с ними обошел плантацию в поисках подходящего по возрасту дерева. Они не нашли ничего. Он не выпускал ее руки и каждый раз, когда они подбирали стручок и семечки оказывались нормальной формы, сжимал ее.

— Легенда, — повторил он. — Вроде политического агитатора, который восстал из мертвых. — Он громко рассмеялся. — Как только интеллигентная женщина вроде тебя верит в такую чепуху! Сказать тебе правду? Никакого тамариндового дерева не было, не было никакого невиновного раба; нет такой силы за пределами нашего мира, которая обеспечивает справедливость слабым. Нет ничего, кроме человека, а его нормы справедливости весьма непоследовательны. Один год так, и делаешь все правильно, другой — все переменилось, и то, что ты делал, уже преступление. Нет никаких обязательных рамок, все зависит от практической целесообразности.

— В жизни не слышала ничего более циничного! — Джуди смотрела на него не отводя глаз. Она не переносила, когда он задевал религию, и глухое непонимание возникало между ними только по этому поводу. Но сейчас речь зашла совсем о другом. Это был выпад против его собственной идеологии.

— Ты говоришь, что у меня будут неприятности в Америке, — сказала она. — А что случилось бы с тобой, если бы ты заговорил вот таким манером дома?

— Смотря по обстоятельствам, — ответил Свердлов. — Два года назад никто бы ничего не сказал. Но теперь — теперь это сочтут за преступление. Вот что я имею в виду. Меняется ветер, поворачивается флюгер. Вот это и есть идеология — флюгер, зависящий от ветра целесообразности. Или прихоти. В России была императрица, которая объявила изменой ношение розового цвета, ты это знаешь? Это был ее любимый цвет. — Он засмеялся. — У вас, на Западе, есть люди, которые так же относятся к тем, кто носит красный галстук. Измена... какой-то вздор. В своем роде — это гордость материализма. Он учит презирать в конечном итоге все, что нематериально.

— И не оставляет никаких ценностей? — спросила его Джуди.

— Выживание, — сказал Свердлов. — Это единственная цель, ради которой стоит прикладывать усилия. Жить, потому что потом уже ничего не будет. — Он взял ее за руку, покачал головой. — Никакого вознаграждения за добро и никакого наказания за зло. Просто тьма, ничего. Человек должен жить для себя. Важно выжить.

— Я не верю этому. Это чистой воды эгоизм, я не думаю, что подобные взгляды способны принести кому-нибудь счастье. Но больше всего я не верю тебе. Зачем ты помогал этому идиоту официанту? Зачем вообще делать что-нибудь для него?

— Я сделал это, чтобы угодить тебе.

— Ладно, а зачем делать что-либо для меня?

— Хороший вопрос, — сказал Свердлов. — Затем, что я надеюсь кое-что извлечь для себя. И ты знаешь, что именно.

— Понятно, спасибо.

— Ты веришь мне, — сказал он. — Ты очень доверчива. Неудивительно, что полковник так легко натянул тебе нос. Он сказал, что любит тебя, и ты поверила. Я говорю, что делаю что-то для тебя, потому что хочу переспать с тобой, и ты веришь мне. Мы оба лжецы. Как ты собираешься выжить, если не видишь разницы между моей ложью и его. Честное слово, я беспокоюсь за тебя.

— Хватит делать из меня дуру. И я просила тебя перестать упоминать Ричарда. Я не должна была рассказывать тебе. Я поступила очень глупо.

— Ты не представляешь, до чего приятно встретить умную женщину, которая делает глупости, — совсем не шутливым тоном произнес Свердлов. — Теперь скажи мне вот что. Ты грустишь о своем любовнике так же, как когда я впервые увидел тебя? Твое сердце все еще разбито — у нас в Москве есть клиника, где делают удивительные вещи с сердцем, — тебе все еще больно, когда я говорю о нем?

— Нет, — призналась Джуди. — Нет, не больно. Здесь все это кажется ненастоящим. Но мне совсем не хочется возвращаться.

— Все будет гораздо легче, чем ты думаешь. Ты будешь думать обо мне вместо него. Мы можем встречаться в Нью-Йорке. Если будем проявлять осторожность.

— Но для тебя это совсем небезопасно, — заметила Джуди. — Я уверена: ваш посол не придет в восторг от такой идеи.

— Я же сказал, осторожно, — напомнил ей Свердлов. — Я сам все устрою. Ладно, ты ведь голодна, давай займемся ужином.

Это был их последний вечер, и, когда они ехали в гостиницу, Джуди обратила внимание на то, что он не раскрывал рта. Как правило, он говорил большую часть времени, когда они были вместе. Он подошел вместе с ней к двери и остановился. Лицо оставалось в тени, и она не видела его выражения.

— Мы встретимся в Нью-Йорке?

— Не знаю, — искренне призналась Джуди. — Здесь совсем другое дело. Там будет столько сложностей. Давай подождем, пока мы оба не вернемся к работе. Может быть, ты решишь, что этого не стоит делать. — Она вставила ключ в замочную скважину, но он никак не поворачивался, и Свердлову пришлось сделать это самому.

— Ты был очень внимателен ко мне, — внезапно сказала она. — И ты мне необычайно помог в том, другом деле... чтобы расставить все на свои места. Очень надеюсь, что и ты возвращаешься домой отдохнувшим.

— Я чувствую то же, что и ты. Для меня это не только прервавшийся роман. Это образ жизни. Но другого я не знаю. Я же сказал тебе сегодня: весь смысл только в том, чтобы продолжить существование. Завтра утром я отвезу тебя в аэропорт.

Она позволила ему поцеловать себя, у обоих было далеко не радужное настроение, у нее было муторно на душе, когда она прощалась с ним у дверей своего бунгало. Но позвать его к себе она ни за что не хотела. Она еще не забыла, как это было с Ричардом Патерсоном. С нее довольно секса наездами, она сыта по горло унизительными сценами, когда приходится наблюдать, как мужчина одевается и весело насвистывает перед уходом. Ей пришлось заставить себя расстаться с русским. Он искусал ей губы, она чувствовала, как у него дрожат руки.

— Спокойной ночи, — быстро произнесла она и скрылась в своем бунгало.

Когда он вез ее в аэропорт, то казался таким же, как всегда: шутил и беспрестанно говорил. Сегодня все было ярче, чем накануне утром: кроваво-красные понсеттии казались еще сочнее, изящные бугенвиллии — еще царственнее.

— Если мне никогда больше не доведется побывать здесь, я все равно запомню это место на всю жизнь.

У стойки регистрации она попрощалась со Свердловым, посадку уже объявили, задерживаться не было причин. Все происходящее казалось ненастоящим, как будто и этот человек, и этот остров стали частью остановившегося времени.

— Вот, — сказал он. — Я сохранил это для тебя. У меня тоже есть. На память о нашем отпуске.

* * *

— Расскажите мне, миссис Ферроу, о вашем отпуске. Хорошо провели время на Барбадосе?

— Не собираюсь отвечать ни на какие вопросы. — Джуди стояла — человек с огненно-рыжими волосами сидел, развалившись, в одном из ее кресел. Второй мужчина, находившийся в настоящее время в ее квартире, но в другой комнате, остановил ее по выходе из таможни. Назвался сотрудником посольства, и Джуди, подумав, что речь идет о Нильсоне и срочной работе для Совета безопасности, не задавая вопросов, пошла с ним. В огромном голубом «шевроле» сидел этот рыжий. Она ничего не могла поделать, когда оба поднялись в ее квартиру.

Они не запирали двери и не напускали на себя зловещего вида. Рыжий, отличавшийся к тому же неприятным веснушчатым лицом и провинциальным акцентом, велел младшему пойти на кухню и быстренько приготовить чай. Затем он запросто уселся в кресло, закурил сигарету и спросил, не уделит ли она ему часок времени и не ответит ли на некоторые вопросы. «Тебе будут задавать вопросы, когда ты вернешься», — предупреждал Свердлов. Она рассердилась и одновременно испугалась. Какое они имеют право вести себя, как в третьеразрядном шпионском фильме! Лодер по выражению ее лица догадался, как она может повести себя.

— В чем, собственно, дело? — Она стояла перед ним, надеясь, что это даст ей какое-то преимущество. — Вы сажаете меня в машину и безо всякого приглашения заходите в мою квартиру, а после этого имеете наглость задавать мне вопросы. Кто вы и что вы, мистер Лодер? — Он назвался ей в машине, протянув похожую на обрубок руку.

— Я же сказал вам. Я офицер по связи отдела планирования. Расскажите мне про Барбадос. Никогда не был ни на одном из этих островов. У вас приятный загар, наверное, погода была хорошая.

— Погода была чудесная — но не приехали же вы за тридевять земель из Вашингтона, чтобы спросить меня об этом.

— Нет, — согласился Лодер. — Не об этом. Но мне хочется услышать от вас про ваш отпуск. Познакомились с кем-нибудь интересным?

То, что она стояла, глядя на него сверху вниз, никакого преимущества не давало, она чувствовала себя, как на суде. В этот момент младший из них просунул голову в дверь.

— Чая нет, — сообщил он, обращаясь к Лодеру. — Кофе сойдет?

— Хорошо, пусть будет кофе. Вы ведь выпьете, миссис Ферроу?

Если бы он не напугал ее, она бы послала его к черту.

Нужно было сделать это сразу, а теперь, упустив инициативу, она злилась на себя. Какое он имеет право рассиживаться здесь, какое у него право посылать шофера к ней на кухню! И он не смеет смотреть на нее подобным образом, да еще и угощать ее собственным кофе.

Нельзя сказать, чтобы он отличался особенными бицепсами, на детектива не походил, как и не походил на мясника-следователя; он выглядел скорее чиновником какого-нибудь правительственного учреждения. Не было причин бояться его, но она боялась.

— Вы не ответили мне, — сказал он. — Вы познакомились с кем-нибудь, когда находились за границей? С кем-нибудь подружились?

— Вы же прекрасно знаете, что познакомилась и подружилась. — Она сама удивилась тому, что ответила уверенно. — Потому вы и здесь. Он говорил, что вы придете.

— Еще бы ему не знать, — заметил Лодер. — Я был бы весьма обрадован, если бы вы рассказали мне все, как было. Кстати, как звали этого человека — вы сказали «он», я не ослышался, миссис Ферроу?

— Его звали Федор Свердлов. Он военный атташе в Советском посольстве. Вот и все, что я могу сказать вам, если вы не вздумаете потребовать от меня, чтобы я рассказывала день за днем, сколько мы плавали, куда ходили ужинать, что ели. Боюсь, я не запомнила все мелочи.

— От вас этого не потребуется, — ответил Лодер. — Непонятно, чего там наш Джозеф так долго возится с кофе, я сам терпеть не могу его варево. Однако это лучше, чем ничего. Он ни с кем, кроме вас, не познакомился?

— Нет, — сдалась Джуди и села. В коробке нашлись сигареты, и она закурила. После сигарет Свердлова они показались слабыми и безвкусными. Впрочем, он дал ей с собой целый блок.

— Мы вместе проводили время. Насколько мне известно, он никогда больше ни с кем не разговаривал.

— И он никогда никуда не выходил один; не ездил по острову; не случалось ли так, что он выезжал с вами в машине, потом оставлял вас на пляже, а сам уходил куда-то? Что-нибудь в этом роде?

— Нет, — сказала Джуди. — Весь день мы проводили вдвоем. Он никуда не ходил без меня.

— Похоже, это у вас недурно получалось.

— Если вы собираетесь разговаривать со мной подобным тоном... — Она приподнялась из кресла, он поднял руку, ладонью к ней, словно учитель в школе, успокаивающий трудного ученика.

— Не принимайте близко к сердцу, миссис Ферроу. Такая уж у меня работа. А вот и Джозеф. Где тебя черти носили? Готовил обед из трех блюд?

— Извините, — сказал шофер. — Не мог найти кофеварку.

— Да, тебя еще не приручили, — пошутил Лодер. — Вам как, миссис Ферроу, с сахаром, с молоком?

— Ни того ни другого, благодарю вас. — Она подняла глаза и увидела, что Джозеф наблюдает за ней. Между ними были необычные отношения. Оба полностью сбросили маску чиновника и шофера. Можно подумать, что они разыгрывают перед ней спектакль. А может быть, им просто самим нравилась такая игра.

— Не стоит так, миссис Ферроу. Неужели вы думаете, что можно подцепить важного советского дипломата вроде полковника Свердлова и при этом не переполошить весь курятник. Особенно здесь. Сами должны были догадаться, что мы к вам пожалуем.

— Не вижу причин. — Из-за того, что в комнате находился второй, ей труднее было держаться на равных с Лодером. — Я ничего плохого не сделала. Я встретила человека, который остановился рядом в отеле, мы вместе проводили время. Мне нравилось быть в его компании, ему — в моей, как мне кажется. Не понимаю, кому какое дело... Извините.

— Конечно, это объяснение, — согласился Лодер. — Только не очень убедительное. Вы работаете у человека, занимающего очень важный пост, так ведь, миссис Ферроу? Сэму Нильсону приходится работать с большим количеством секретных документов. Вы, безусловно, женщина привлекательная. Поймите меня правильно, но не кажется ли вам странным, что на всем острове он выбрал именно вас? А вдруг у него был совсем иной мотив, а не просто желание провести время?

— Нет, — сказала Джуди, — вы совершенно не правы. Я понимаю, куда вы клоните, и это неправда.

Лодер повернулся к Джозефу:

— Пойди посмотри, все ли ты выключил. Нам ни к чему, чтобы тут что-нибудь загорелось.

Когда второй вышел, Лодер вдруг встал из кресла. Выражение на его лице стало очень неприятным.

— Вы очень подружились? Вы перешли грань просто приятельских отношений? Вы проводили вместе каждую минуту. Но у него не было никаких тайных мотивов. Просто вы ему понравились, так? Он не знал, что вы работаете там, где вы работаете, и вы ни разу не говорили о своей работе... Он ведь собирается встретиться с вами снова, верно? Здесь, в Нью-Йорке?

— Да, — сказала Джуди, — но не для того, чтобы завербовать меня. Вы ведь на это намекаете.

— Я думаю, что это случится, — ответил Лодер. — Все это уже было не раз. Он и отправился-то туда, чтобы прихватить вас.

— Ошибаетесь. — Она заметила его ошибку и нашла в себе силы парировать. — Он приехал туда не ради меня. Он уже был там, когда я приехала, а я решила ехать в последний момент, за сорок восемь часов до отлета. Он никак не мог поехать на Барбадос из-за меня. Я сама еще не знала, что туда поеду.

— Хорошо, хорошо, — согласился с ней Лодер. — Но они своего не упустят, эти молодцы. Вы с ним спали?

— Как вы смеете спрашивать об этом!

— Я буду спрашивать, о чем мне захочется, вот так. — Лодер понизил голос. — И ведь тут не только Сэм Нильсон, не правда ли? Вы работаете у одного человека, занимающего важный пост, и еще погуливаете с другим таким же. Нам все известно про полковника Патерсона. Вы и о нем рассказали своему русскому ухажеру? Боже мой, да вы настоящий подарок для них.

Он подошел к ней поближе и остановился прямо перед ней и над ней, потом отошел и вернулся на место.

— Он снова с вами свяжется, — сказал он. — Готов поспорить. И когда он это сделает, миссис Ферроу, вы не будете валять дурака и тут же придете ко мне и все расскажете. Поняли меня? Немедленно. Они насадили здоровенный крючок, чтобы поймать вас. А это значит, что от вас они хотят такое, что вы в состоянии для них сделать. Я вовсе не говорю, что вы сделаете это. Даже не намекаю. Но они играют не по правилам. Удивительно, на что можно толкнуть женщину, когда она у вас в руках. Скажем, шантажом.

— Убирайтесь отсюда. — Джуди встала. — Убирайтесь из этой квартиры. Я еду в Вашингтон и буду жаловаться посланнику. Вам это так просто не пройдет.

— Тогда за вас возьмется ЦРУ, — сказал Лодер. — Если я не смогу убедить их, что вы сотрудничаете с нами, в вас вцепятся их молодцы. Вы вылетите с работы у Нильсона, уж это-то я вам гарантирую. И если я вам не нравлюсь, миссис Ферроу, вам тем более не понравится, как с вами будут обходиться янки. Им надоело, что так много наших якшается с русскими. И я их очень даже понимаю.

Он намеренно выбирал такие слова, это было частью его метода. Он хотел оскорбить ее и напугать, показать, что может говорить и делать, что только придет ему в голову. Затем он стал ждать. Она выглядела очень расстроенной и могла расплакаться, если продолжить нажимать на нее. Она женщина красивая. Он вспомнил, как завидовал Свердлову. Тот наверняка приятно провел время. Надо же заполучить такого полезного агента да еще таким приятным способом. Он заметил, что упоминание о ЦРУ серьезно озаботило ее.

— Вам следует сотрудничать с нами без всяких этих штучек, — сказал он. — Вы же понимаете, какая серьезная вещь — безопасность, вы же здесь целых два года, вы не новичок, только-только явившийся из Англии. Одно вам придется обязательно сделать: начисто прекратить все связи с полковником Патерсоном. Мы не откровенничали с американцами по этому поводу, не то они навалились бы на вас как тонна кирпичей. Бросьте его раз и навсегда.

— Я уже сделала это. — Джуди взяла вторую сигарету и попыталась прикурить, но руки у нее тряслись. — Все равно он уже в прошлом, так что можете не пугать меня. Я потому-то и поехала на Барбадос, если вам угодно. Боже, зачем только я поехала туда!

— Ну не знаю. — В голосе Лодера прозвучала доброжелательная нотка. — Возможно, все к лучшему. Предположим, я прав, и Свердлов думает, что завербовал вас. Мы могли бы подбрасывать через вас много всякой дезинформации. Это было бы очень полезно для нашей службы.

— Я же сказала, — устало произнесла Джуди, — вы ошибаетесь. Просто смешно говорить об этом. Он никогда в жизни не пойдет на это. Я его знаю.

— Неужели? — Лодер взглянул на нее и надул губы. — Сомневаюсь, миссис Ферроу. Очень сомневаюсь. А теперь забудьте, что я побывал у вас, понятно? Ходите на работу, встречайтесь с друзьями, ведите себя так, как вы ведете себя всегда, и не расстраивайтесь, если ваш телефон будет прослушиваться. Это будут янки. Если Свердлов не позвонит, я извинюсь. Но думаю, что мне не придется этого делать. Как только получите от него весточку, позвоните мне по этому телефону. Вы это сделаете, верно? — Он положил карточку со своим номером на стол, прислонив ее к пачке сигарет. — Верно? Вы не натворите глупостей и не будете играть с огнем, скажем, встретившись со Свердловым и ничего не сказав нам?

— Нет, — сказала Джуди. — Обещаю, что этого я не сделаю. Но скажу вам еще кое-что. Если он свяжется со мной, я дам вам знать. Если вы правы и он попытается затянуть меня во что-нибудь, я сообщу вам. Немедленно. Но использовать меня, чтобы шпионить за ним, не удастся. И вы можете сказать об этом в ЦРУ. Вы не сумеете ни под каким видом заставить меня делать это.

— Ну что же, это вполне честно. — Лодер подошел к двери и открыл ее. — До свидания, миссис Ферроу. Спасибо за то, что вы поговорили со мной. И ни слова вашей подруге мисс Нильсон. И мистеру Нильсону. Давайте сохраним все между нами. Еще раз до свидания.

Он вышел. Джозеф ждал его в нескольких футах от двери. Из квартиры они вышли вместе, захлопнув дверь со стуком, чтобы Джуди слышала.

— Ну так что, Джо, ты слышал?

Это был его непосредственный подчиненный, способный, с аналитическим складом ума человек, влюбленный в свою работу.

— Да, — ответил он. — Слышал. Она затеяла целый спор, правда?

— Да. — Лодер вышел из лифта и быстро пересек вестибюль. — Думаю, мы опоздали. Думаю, этот мерзавец уже прибрал ее к рукам. Не верю ни единому ее слову.

* * *

Не успел он вернуться, как тут же с головой ушел в работу. У Свердлова был кабинет с большими окнами, выходящими в парк с деревьями и газонами, на первом этаже Советского посольства. Через две двери от него располагался кабинет посла. Голицын и трое младших офицеров работали в расположенных одна за другой комнатах, но только у Свердлова был такой вид на парк. Он обрадовался тому, что на него навалилась уйма работы. Свердлов никогда не считал воскресенье выходным и после почти бессонной ночи, возвратясь с Барбадоса в субботу, утром следующего дня пришел на работу. Он чувствовал себя усталым, нельзя сказать, что он спал так же плохо, как накануне отпуска, но ночью часто просыпался, потом целый час лежал с открытыми глазами и снова забывался тяжелым сном.

Голова раскалывалась, от одной мысли об еде тошнило. Он закрыл дверь кабинета и, чтобы отвлечься, погрузился в папки и бумаги, аккуратно разложенные на столе. У него был превосходный секретарь. Калинин работал с ним с момента назначения. Свердлов предпочел взять его, а не женщину. Он был достаточно опытен, чтобы не брать себе красивую девицу, потому что жизнь показала, что при тесном ежедневном общении на работе трудно поддерживать официальные отношения, с другой стороны, ему совсем не хотелось видеть перед собой какую-нибудь уродину. Калинин устраивал его во всех отношениях. Двадцати семи лет, умный, знающий, с чувством юмора, что особенно нравилось в нем Свердлову. В это воскресенье он не дежурил. Когда Свердлов позвонил в его кабинет, чтобы позвать к себе, вошла женщина с блокнотом в руках.

— Вы кто?

— Анна Скрябина, товарищ Свердлов. — Она быстро отвела глаза, словно он заставлял ее нервничать. Она вспомнила, как ее инструктировал Голицын, и попробовала сгладить ошибку, улыбнувшись Свердлову.

— Где Калинин? Почему вы в его комнате?

— Он заболел, — сказала девушка. — Я временно его заменяю. Надеюсь, я вам подойду, товарищ Свердлов. Я буду стараться.

Она провела свою роль вполне удовлетворительно. Свердлову понравилась ее улыбка, застенчивый вид. Он чувствовал, как все сильнее болит голова.

— Что случилось с Калининым? Где он?

— Не знаю, товарищ Свердлов, — ответила девушка. Большие голубые глаза она подводила темными тенями. — Мне просто велели явиться к вам.

— Ладно, — сказал он. — Я вижу, что посол встречался с чехословацким временным поверенным, это было одиннадцатого. Не могу найти в бумагах полной записи беседы. Вы не знаете, где она?

— Должна быть здесь, — ответила девушка. Она подошла к столу. Ее застенчивость не была напускной. Свердлов наблюдал за ней поверх огромной кипы бумаг. Она взяла несколько сколотых вместе листов и подала ему. — Вот эта запись, товарищ Свердлов. Извините, она была не на своем месте.

— Не очень удачное начало, — заметил он. — Но, поскольку вы только временный работник, прощаю. Больше не ошибайтесь. Я вам позвоню, когда нужно будет печатать под диктовку. И принесите мне чаю.

Когда она ушла, он прочитал запись беседы. Все, что проводилось на уровне посла, сообщалось ему. Чех попросился на встречу, потому что к ним обратился «Тайм» с очень деликатным запросом. Как нынешнее правительство в Праге посмотрит на попытку взять интервью у низложенного премьер-министра Дубчека? Поскольку Дубчек на пенсии и живет в деревне, редактор очень опасался сделать неосторожный шаг и поставить Дубчека в неудобное положение перед его партией. Журнал обратился в посольство и попросил сделать предварительный запрос в Прагу. Так как правительство в Праге не хотело бы дать Москве повод для недовольства в еще большей мере, чем американцы в отношении бывшего премьер-министра, чехи тут же обратились к советскому послу за советом.

Свердлов прочитал всю запись с начала до конца. Посол не советовал давать разрешение на интервью. Дубчек остается под домашним арестом только потому, что он обещал исчезнуть с общественной арены, причем исчезнуть полностью и ни с кем не разговаривать.

С другой стороны — посол был человеком осторожным, склонным к умеренности, — сделать это нужно таким образом, чтобы форма отказа навела американцев на мысль, что Дубчек нездоров и поэтому ограничен в общении. Беседа была длинной, запись занимала несколько страниц.

Чехословацкий временный поверенный не хотел давать визы группе «Тайма», состоявшей из репортера и фотографа. Трудно не дать им разговаривать с другими, если они будут свободно перемещаться по стране, но в то же время не хотелось, чтобы у капиталистической пропаганды появился козырь, если послать с американскими журналистами сопровождающих. Советский посол предложил решение. Не возражать против интервью американцев с Дубчеком. Но отклонить предложенный состав группы. Потом повторить то же самое с заменой. Так можно тянуть до тех пор, пока «Тайму» не надоест. Свердлов расписался на каждой странице — это означало, что он согласен. Вошла девушка с чаем, он не поднял головы, не взглянул на нее, не произнес ни слова. Он ознакомился с объемистой перепиской по вопросу об американской инициативе предложить израильскому премьер-министру послать представителя на переговоры вне рамок Организации Объединенных Наций с аккредитованным представителем Египта. Вопрос имел важное значение для России. Свердлов сосредоточился. Это были копии, снятые с оригиналов, которые прошли через государственный департамент, израильское посольство и англичан. На них имелось множество пометок британского министра иностранных дел. Чтение и осмысление этих бумаг заняло у Свердлова все утро. Ему уже приходилось видеть по крайней мере с полдюжины такого рода томов с выкраденными документами, все в одинаковых обложках с грифом «Совершенно секретно. Первой категории». Каждый содержал информацию первостепенной политической важности, и все имели один и тот же источник: «Синий». Он часто задумывался, существует ли в Москве, прячась в толпе советского чиновничества, агент, который выдавал бы Западу такие же взрывные секреты, какие этот шпион передавал нам. Был Пеньковский, он причинил большой урон. Свердлов несколько раз встречался с ним в Москве. Присутствовал в качестве наблюдателя на его процессе. Зрелище было жалким. Судьи вынесли приговор человеку, который под нажимом осудил самого себя. Свердлов понимал, что это нужно для пропаганды, но презирал лицемерие, с которым это совершалось. Он вывел бы Пеньковского из камеры и расстрелял, не устраивая мрачного спектакля в суде.

Ни один человек в посольстве не знал, кто такой Синий. Одно это уже говорило о его важности. Тайну знали только в Москве, и только генерал Александр Панюшкин, глава КГБ.

Свердлов позвонил, и вошла девушка. Она улыбнулась, не говоря ни слова присела, спрятав коленки под приличествующей длины юбкой, и стала ждать диктовки.

Свердлов сделал ссылку на папку, указав ее кодовое наименование, и тем самым обозначил источник разведывательной информации. Он продиктовал длинную шифровку для передачи в Москву. Ее содержание удостоверило информацию, переданную Синим, а также в ней содержалось предложение Центру о том, что, учитывая эскалацию камбоджийского кризиса, было бы целесообразно поддержать временное продвижение в направлении к миру между Израилем и арабскими государствами.

Почему Калинин заболел в такое неподходящее время? Свердлов задавал себе этот вопрос опять и опять, диктуя девушке телеграмму. Почему Голицын заменил его таким нетипичным сотрудником секретариата?.. Не была ли Анна Скрябина «подсадной»? «Подсадных» использовали в нескольких целях. Часто для встреч с объектами за пределами посольства, чтобы завлекать их. Все они были отлично подготовлены. Некоторые из них работали маникюрщицами в фешенебельных гостиницах, другие, вроде этой девушки, были отличными секретарями, которых подставляли тем, кто находился под наблюдением. Кому-нибудь в посольствах союзников, даже в своем собственном посольстве. Свердлов взял сигарету и закурил. Что она делает, занимая место Калинина?

— Где товарищ Калинин? — еще раз задал он вопрос.

— Я не знаю, — ответила она точно так же. — Я позвоню и узнаю, не дома ли он?

Свердлов согласился. Ответил один из коллег Калинина. Девушка повернулась к нему, прикрыв трубку ладошкой:

— Это товарищ Тречин. Он говорит, что Игоря Калинина отправили домой по болезни. Говорит, что он сильно болел, пока вас не было.

— Жаль. — Свердлов выпустил дым в потолок. — Это доставляет массу неудобств. Это все. Можете вешать трубку. Вы не знаете, что с Калининым?

— Нет, он просто сказал, что Калинин очень болел. — Она облизнула губы, накрашенные модной полупрозрачной помадой. Всех «подсадных» обучали буквально всем видам сексуальных отклонений. Он улыбнулся девушке, скосив набок рот.

— Возможно, я оставлю вас на постоянную работу, — сказал он. Намеренно показывая, что он оценивает ее, Свердлов не сводил с нее глаз. Она опустила руки так, чтобы он мог разглядеть форму ее груди. Она оделась в темный свитер и юбку, светлые волосы собрала на затылке в пучок. В каждом маленьком ушке поблескивало по крупной речной жемчужине. Очень мило. Очень аппетитно, вроде торта из помадки с розовым глазированным сахаром. Из тех, что сами тают во рту у мужчины. Если у него еще и оставались сомнения, то это рассчитанное на эффект движение положило им конец. Голицын подставил ему «подсадную» в надежде захватить врасплох после отпуска и поставить в положение, когда он не сможет от нее отказаться. Свердлов давным-давно овладел искусством прикидываться жертвой чьей-нибудь хитрости. Конечно же, он ее не прогонит. Поскольку они отделались от Калинина, которого им ни за что бы не удалось использовать против него, они просто подошлют другую девицу, которая будет за ним шпионить точно так же.

— Вы бы хотели этого? — поинтересовался он. — Вы хотели бы работать со мной?

— Ну конечно.

— Работать придется много. И никаких ошибок.

— Я постараюсь, чтобы вы были довольны, товарищ Свердлов.

— Да, — сказал он. — Я не сомневаюсь, что вы будете стараться.

Глава 5

— Присаживайтесь, Ричард. Извините, что пришлось заставить вас прийти сегодня утром, но днем я улетаю в Нью-Йорк.

Фергус Стефенсон открыл большую коробку с гербом и толкнул ее через стол. Ричард Патерсон взял сигарету и закурил.

— Ничего страшного, сэр. Чудесное утро, не правда ли?

— Да, — сказал Фергус. — Великолепное. Будем надеяться, весна на этот раз удастся. В прошлом году она никуда не годилась. Но вас тогда здесь не было.

— Нет, — ответил Патерсон. Он курил и ждал, когда посланник скажет, зачем пригласил его. В разведывательных службах были иные порядки. Несколько мгновений он раздумывал над происхождением слова «дипломатический» и его значениями: такт, светская щепетильность. Теперь его употребляют совсем в другом значении. Им пользуются, когда говорят о человеке, умеющем говорить неприятные вещи и при этом не обижать. Что и собирался сделать сейчас Фергус Стефенсон. Разговаривать о погоде было так по-английски, так типично, как будто действительно имело какое-то значение, установится солнечная погода или нет. Он внимательно смотрел на Стефенсона и с удивлением заметил, что на лбу у того выступила испарина. Посланник переживал так, будто не Патерсон, а он сам сидел по ту сторону внушительного письменного стола.

— Как вам здесь жилось? Представляю себе, как вам не хватало жены, когда вы сюда приехали. Не так просто быть соломенным вдовцом.

— Все хорошо, благодарю вас, — произнес Ричард. — Действительно, теперь, когда Рейчел здесь, у меня все устроилось. Ей нравится Вашингтон, все к ней исключительно внимательны. Особенно ваша супруга. Рейчел боготворит ее.

— Рейчел пришлась ей по душе, — сказал Фергус. Разговор принял правильное направление, можно было подумать, будто Патерсон знал, к чему клонит посланник, и давал возможность развить эту тему.

— Мне и самому раза два пришлось так жить, когда Маргарет не могла приехать ко мне. Помню, я чувствовал себя страшно одиноко, особенно по вечерам. Наверное, и у вас было такое же состояние.

Патерсон понял, куда ведет Стефенсон. Докурив сигарету, он тщательно загасил ее в пепельнице, стоявшей на углу стола.

— Да, — сказал он.

Если он неправильно поведет себя сейчас, у Стефенсона может сложиться очень неблагоприятное впечатление. А это скажется на следующем его назначении. Он принял мгновенное решение, исходя из того, что знал сидящего перед ним человека. Хуже всего солгать. Он взглянул на Стефенсона.

— Я сходил с ума от одиночества, — резко произнес он. — К тому же, честно говоря, в то время между нами с Рейчел не было ясности. Ей не хотелось оставлять Англию, а для меня эта командировка имела большое значение, и я не мог отказаться. Кончилось тем, что я, кажется, наделал глупостей. Вы это хотите обсудить со мной, сэр?

— Я вообще не хочу обсуждать этого, — бросил Фергус. — Меньше всего мне хотелось бы копаться в ваших личных делах, Ричард. Я всегда считал, что такого права нет ни у кого. К несчастью, не я это решаю. Вы очень сблизились с девушкой из Нью-Йорка, если я правильно информирован?

— Да, — признался Патерсон. — Это так. Я летал туда каждую неделю и регулярно встречался с ней. Могу я спросить, как вы об этом узнали?

— Боюсь, что нет. — Фергус покачал головой.

— Возможно, я догадываюсь. — Патерсон вынул портсигар, и по комнате поплыл запах турецких сигарет. — Проводила проверку служба безопасности. Наверное, я должен был бы это предположить.

— Мне это так же неприятно, как и вам, — сказал Фергус. — Неприятно даже думать о том, что нужно шпионить за собственными сотрудниками, подслушивать, подсматривать в замочную скважину. Я вам, Ричард, хочу сказать вот что. Первое: с точки зрения посольства, нежелателен никакой скандал. Я слышал, что ваша жена ждет ребенка, а посол в таких случаях очень строг. Но гораздо важнее другое: ваша девушка стала считаться ненадежной с точки зрения безопасности. Вам следует прекратить с ней всякую связь — и немедленно.

Патерсон был одновременно потрясен и изумлен. Его красивое, с правильными чертами лицо постепенно багровело, рот приоткрылся.

— Ненадежной? Но, сэр, это просто невозможно! Я не верю!

— Верите вы или не верите, это к делу не относится. Я тоже не верю и половине того, что мне докладывает служба безопасности, но должен принимать их слова к сведению и действовать соответственно. Миссис Ферроу под подозрением. Обоснованно или не обоснованно, но ее считают неблагонадежной. Если вы будете продолжать с ней какие-нибудь отношения, вас отзовут. Наша служба безопасности позаботится об этом.

— Боже мой, — промолвил Патерсон. Он был совершенно выбит из колеи, и Фергус дал ему прийти в себя.

Интересно, влюблен он в эту девицу или нет. Инстинкт, обостренный на такие ситуации за долгие годы семейной жизни с Маргарет, говорил ему, что в данном случае вряд ли имели место серьезные чувства. Такие мужчины, как Патерсон, чаще влюбляются в себя, а не в женщин. Он много встречал подобных людей.

— Я бы хотел получить у вас какие-то заверения. Писать ничего не нужно, только ваше слово.

— Ну конечно, — сказал Патерсон. Он начал злиться. Неблагонадежная. Ради всего святого, что это может значить? Какое это может иметь отношение к тому, что он с ней спал, доверял ей, говорил...

— Слово чести, сэр. Я ни разу больше не встречусь и не буду вступать с ней в контакт. Хотя мы, в общем, и так уже расстались, — добавил он. — Недели три назад. Боже, — повторил он, — просто в голове не укладывается.

Вдруг он поднял голову:

— Она работает у Сэма Нильсона в ООН. Наши контрразведчики знают об этом? У нее очень секретная работа!

Нет, решил Фергус, это просто интрижка, ничего серьезного. Можно с уверенностью сказать, что он в нее не влюблен.

— Я уверен, что им все о ней известно, — сказал он.

— Нужно предупредить Нильсона. — Ричард пошел в атаку. В то же время он пытался вспомнить, не задавала ли Джуди вопросов о его работе, не проявляла ли к ней интереса. Ведь она между делом могла подвести его под монастырь.

— Я бы предоставил все это ищейкам, — заметил Фергус. Патерсон становился ему все более антипатичен.

— От меня она ничего не узнала. Об этом не может быть и речи, — настаивал Ричард. — Но, если быть справедливым, она никогда не пыталась что-нибудь выведать.

— Она не шпионка, — прервал его Фергус. — Не раздувайте. Ее считают фактором риска, но это очень широкое понятие. На вашем месте я выбросил бы все это из головы. Я выбросил бы из головы все, что касается миссис Ферроу.

— Не беспокойтесь, именно это я и собираюсь сделать.

— Спасибо, Ричард. Надеюсь, наш разговор не был слишком неприятным для вас. Мне это и самому совсем не по душе.

— Вы очень деликатно поставили меня на место, сэр. — Патерсон встал. Он протянул руку, Фергус пожал ее. — Большое спасибо за предупреждение. Желаю хорошо провести день в Нью-Йорке.

— Я проведу его очень плохо, — ответил Фергус. — Очень скучно, буду сидеть на ужасном открытии такой же ужасной сессии Совета Безопасности. Меня пригласило наше представительство при ООН, и я не мог отказаться.

Лодер был у него в гостях весь вечер накануне. Он сам пригласил Лодера после откровенного разговора в посольстве, но Маргарет Стефенсон наотрез отказалась выйти, хотя бы для приличия, и выпить с ними перед обедом.

— Вульгарная скотина, ему бы махать жезлом где-нибудь на перекрестке, а не работать в посольстве с порядочными людьми. Если ты пригласил его в дом, это твое дело. Не мое, — изрекла она, выходя из комнаты и хлопнув за собой дверью, что уже вошло у нее в привычку. Фергусу очень хотелось съязвить, сказав, что это ее дело привело Лодера к ним, но он воздержался. Проявленная Лодером при разговоре в посольстве тактичность, столь необычная для человека такого типа, заставила Фергуса чувствовать себя в долгу перед ним. Фергус пережил весьма неприятные полчаса, стараясь объяснить, что его жене сообщили секретную информацию и что она наотрез отказалась назвать источник. Все вопросы были заданы, даны все ответы, хотя оба не произнесли их вслух. Произошла утечка. Естественно, миссис Стефенсон не хочет, чтобы у данного лица были неприятности. Но найти виновного не составит труда. Посланник может предоставить это ему. Ни его, ни миссис Стефенсон больше не будут беспокоить по этому поводу. Все было так деликатно, что у Фергуса от прежнего предубеждения против Лодера не осталось и следа. Он пригласил его на обед, чтобы закрепить этот официальный контакт неофициальной беседой в непринужденной обстановке. Лодер пробовал отказаться, понимая, что это способ отблагодарить его за все, что осталось недосказанным. Но Фергус настоял, и вот они обедали вдвоем — накануне его беседы с Ричардом Патерсоном.

К собственному удивлению, Фергус Стефенсон получил удовольствие от этой встречи. Он дал Лодеру время справиться с неловкостью, сделал все, чтобы тот чувствовал себя раскованно, и Лодер начал понемногу раскрываться, сначала с настороженностью, потом совершенно уверенно. У него была отличная голова, он искренне любил классиков, и это неожиданное открытие так удивило Фергуса, что он позволил Лодеру разразиться целой лекцией о достоинствах Тацита как историка вообще и как военного историка в частности. Его толкование оказалось не лишенным оригинальности. Излагая факты, он так живо комментировал их сочным простонародным языком, что его рассказ, бесспорно, отличался большим своеобразием и по форме, и по содержанию. Фергус забыл про время, Лодер вообще не замечал его. Они обнаружили, что не только приверженность к классике сближает их. Во время учебы в университете Лодер написал курсовую по средневековой музыке. Стефенсон собирал коллекцию раннегригорианской церковной музыки. Кончилось тем, что они принялись слушать пластинки. Уходя, Лодер повернулся к Фергусу и протянул руку. Его лицо раскраснелось и резко выделялось на фоне рыжеватых волос, а глаза стали розовее обычного. Он пил одну только воду, в противном случае Фергус подумал бы, что так на него подействовал алкоголь.

— Я исключительно приятно провел вечер, — сказал Лодер. — Лучший вечер за все мое пребывание в Вашингтоне. Мне вспомнилось мое счастливое время после войны. Большое спасибо, сэр. Я получил истинное удовольствие.

— И я тоже, — проговорил Стефенсон. Так оно и было на самом деле. — Приходите еще. — Он поднялся наверх в свою комнату. Дверь в комнату жены была полуоткрыта, у кровати горел ночник. Ее голос прозвучал сердито и властно:

— Фергус, не спеши ложиться. Пойди сюда.

Он не вошел в комнату, а остановился в дверях. Она сидела на кровати, ненакрашенная, красивая, в глазах вечное презрительное выражение.

— Ну и как прошел вечер? — Она передразнила лодеровский выговор. — Сказал он тебе, кто это был на сей раз?

— Нет, — ответил ее муж. — Он ни разу не назвал твоего дружка. И я уверен, он сделает все, чтобы прикрыть тебя во всех отношениях. Так что можешь не беспокоиться.

— А я и не беспокоюсь. Беспокоиться нужно тебе, ведь дураком будешь выглядеть ты, а не я. — Но она была явно встревожена, это он определил по ее тону. За агрессивностью чувствовалась неуверенность.

— Лодер не будет упоминать нас в связи со скандалом, — заверил ее Фергус. — Он человек порядочный. Я его немного узнал за сегодняшний вечер. Он мне понравился.

— Да ну? — Она подняла брови. — Только не говори, дорогой, что он один из тех.

Он притворил дверь, не отвечая. Так будет лучше. Ему никогда не удавалось победить ее в словесных баталиях, потому что по натуре он был человеком мягким, и в числе его талантов не значилось умение ранить словами. И он никогда не предпринимал усилий, чтобы развить такой талант.

Когда жена принималась поносить его, он думал о ней просто как о неприличной особе и старался отдалиться. Он передумал идти спать. Спустившись вниз, он зажег свет в кабинете и, сидя, прослушал последнюю пластинку, которую они проигрывали с Лодером.

Это было «Господи, помилуй» в исполнении хора собора святого Петра. Его успокаивала мысль о том, что восемьсот лет назад армии крестоносцев распевали эту мелодию перед битвой с неверными.

* * *

В кабинете Джуди зазвонил телефон.

Телефонистка сказала:

— Миссис Ферроу, вас просит мистер Свердлов. Соединить?

У нее участился пульс, сама не заметив этого, она прижала руку к левой груди, и жест получился комичный, как у актрисы, играющей в мелодраме.

Когда в субботу в ее квартире зазвонил телефон, она была готова услышать его голос. Когда этого не произошло, она подумала, что он уже никогда не даст о себе знать. Звонка в офис она никак не ожидала.

— Миссис Ферроу? Соединить вас?

— Да, — сказала Джуди. — Спасибо.

По телефону его акцент был еще заметнее.

— Хэлло, — сказал он. — Как ты?

— Прекрасно, — ответила она. — А ты?

— Тоже все прекрасно. Ну что, так и будем повторять это до конца разговора? Я хочу тебя видеть. Поужинаешь со мной сегодня вечером?

Она не ответила. Лодер сказал ей: «Он свяжется с вами. Обещайте, что поставите меня в известность, как только это произойдет».

— Нет, — сказала она. — Мне кажется, нам не следует делать этого. — Ей даже в голову не пришло придумывать повод для отказа.

— Так. У тебя побывали гости?

— Да, как ты и говорил.

— И ты боишься прийти? — Услышав его голос, она так отчетливо представила его себе, словно он находился рядом в комнате.

— Вовсе нет. Чего мне бояться?

Она снова подумала про Лодера. Услышала, как засмеялся Свердлов.

— В таком случае встречаемся, когда ты закончишь работу. Во сколько это будет?

— Шесть, шесть тридцать. Но ты уверен, что это не глупо — для тебя, я имею в виду?

— Совсем не глупо, — сказал он. — Даже совершенно необходимо. Давно не дразнил тебя. С той субботы мои уик-энды — смертельная скука.

— И мои тоже. — Ее губы сами растянулись в улыбке. — Где ты будешь?

— В машине, за углом Девяносто восьмой улицы. Ровно в шесть тридцать.

— Хорошо. В шесть тридцать.

Он не простился. Телефон замолчал. Он просто повесил трубку. Мгновение она не вешала своей. Дверь ее комнаты оставалась приоткрытой. Нильсон, должно быть, слышал все, что она сказала. Вряд ли он что-нибудь понял. Она зашла в его кабинет и начала стенографировать.

* * *

Павлу Ильичу Голицыну перевалило за семьдесят. Он родился на Украине на шестом году царствования последнего царя. Его прадеды были крепостными, деда освободил манифест либерального самодержца Александра II, которого революционеры отблагодарили, подорвав на бомбе. Грязная халупа Голицыных находилась в деревушке, расположенной в поместьях князя из Москвы, которого здесь никто и в глаза не видел. Как рассказывал детям отец Голицына, в громадном дворце, окруженном сотней гектаров парков и садов, никто никогда не жил. Князь владел землей, а до него отец князя владел людьми, которые обрабатывали эту землю. В деревне была школа, в которую ходил Павел, — в отличие от большинства сверстников, он захотел учиться. Начав работать подмастерьем столяра в имении, он уже умел читать и писать. В семье было восемь детей, все светловолосые коренастые украинцы, веселые и независимые, босоногие и привыкшие к полуголодной жизни. Зимой, когда Павлу было двенадцать, умерли сестренка и двое братьев, лекарств не было, в доме не нашлось даже одеяла согреть умирающую девочку. Мать молилась на коленях перед грубо намалеванной иконой Николая Чудотворца. Сын наблюдал за ней. Часто, когда вся семья опускалась на колени, он оставался стоять, смотрел на них и думал, неужели этот кусок дерева с одинаковым на всех иконах лицом умершего святого может спасти им жизнь. Когда они умерли, Павел Голицын окончательно пришел к атеизму. Он это не афишировал, лучше было не распространяться по поводу того, что всеобщая покорность народа царскому произволу — результат беспощадной тирании, или того, что потусторонняя жизнь, которую обещает православная церковь, — просто сказка.

Он учился плотницкому ремеслу и в свободное время читал книжки, взятые у школьного учителя. Он читал все подряд, изо всех сил стараясь набраться знаний. Ему исполнилось уже четырнадцать лет, когда однажды летом приехала полиция и арестовала учителя и его жену. У них в доме нашли множество революционных книг и брошюр и у всех на глазах сожгли. Однако книги, которые учитель давал Голицыну, не нашли. Он завернул их в парусиновый мешок и спрятал в канаве за домом, где книги пролежали целый год. Прислали нового учителя, невежественного старика, который с трудом разбирался даже в учебниках. Крикливый неряшливый пьяница меньше всего был способен воспитывать в молодом поколении революционный дух или независимое мышление. Эту миссию взял на себя Павел Голицын, а тем временем молодого учителя приговорили к двенадцати годам каторги в Сибири. Их с женой били кнутом после ареста, и жена умерла до суда. Но в те первые годы Голицын держался с крайней осторожностью. Он не страдал безрассудством, которое привело многих его соратников в застенки царской охранки. Голицын не рисковал, не видя смысла в жертвенности, когда нужно было переделать такую уйму работы и когда вокруг так мало образованных людей, которые могли бы ее осилить. Он был революционером, во всем старавшимся подражать своему кумиру, Ленину, одним из самых больших достижений которого явилось то, что в самый бурный политический период он провел в тюрьме только четыре года. Когда разразилась война с Германией, революционная лихорадка поутихла. В первый год естественный патриотизм народа поддерживал войну и заставлял людей мириться с ужасными потерями, преступной неразберихой и потрясающей бездарностью правителей. К тысяча девятьсот семнадцатому году моральное состояние армии упало чуть не до нуля, ходили слухи, будто правительством крутит императрица, немка по происхождению, число убитых и раненых достигло астрономической цифры, не хватало оружия и боеприпасов. Армия сбросила царя с трона и повернула с фронта домой. Среди вожаков Волынского полка, который тогда входил в гарнизон Петербурга, находился и Павел Голицын. Солдаты полка перестреляли офицеров и с красными флагами присоединились к революционным толпам на улице.

Через сорок пять лет он стал генералом, одним из последних большевиков революционного времени, пережившим все чистки; его осторожность и осмотрительность сохранили ему жизнь в годы сталинского террора. Он остался несгибаемым, убежденным в том, что в идеологической войне можно победить, только физически уничтожив противников, и что компромиссы играют на руку капиталистам. Он мало изменился по сравнению с тем семнадцатилетним юношей, который привязал к штыку красный флаг и повел за собой толпу по петербургским улицам, чтобы изменить ход мировой истории. Постарев, он по-прежнему думал и чувствовал, как думал и чувствовал в те далекие годы. Слепым подчинением воле партии он напоминал прадеда, крепостного, для которого законом было слово князя.

Всеми фибрами души он ненавидел Федора Свердлова, считал его одним из самых опасных людей в разведке, человеком, зараженным западным влиянием, сторонником компромисса и мирного сосуществования. Сам Голицын работал в ЧК с тысяча девятьсот девятнадцатого года и с ревнивым усердием — кроваво и безжалостно — подавлял контрреволюцию. Свою работу он считал призванием и беспрекословно следовал бериевским приказам. Ему никогда не приходило в голову, что он поддерживает такой же бесчеловечный режим, как тирания, против которой он выступал, участвуя в революции.

И при всем этом в нем сохранилась одна черта, благодаря которой он уцелел на своем посту после падения Берии. Он никогда не шел первым, не был вождем, чьи амбиции вызывают подозрения и обращают на себя внимание. Его вполне устраивала работа под руководством Федора Свердлова, имеющего блестящую репутацию и весомые заслуги времен венгерского восстания. Выступая против Свердлова, Голицын не преследовал личной выгоды, пойти против непосредственного начальства его вынудило политическое отступничество Свердлова, и Голицын совершил то, о чем не мог и подумать раньше. Он решил обо всем доложить в Москву.

Относясь к интеллигентам с крестьянской подозрительностью, он не переносил Свердлова и как человека, и как представителя поколения, к которому не чувствовал ничего, кроме антипатии: молодые не прошли ни той ни другой войны, либерализм притупил их веру — старик наблюдал за людьми этого поколения, ворчал про себя и терпел. Однако в отношении Свердлова было иначе: генерал с бесконечным терпением и непримиримой ненавистью ждал своего часа. Нет, ему это так просто не пройдет — Свердлов предает партию, он настоящий политический разложенец. Теперь, когда русская политика так сильно изменилась, Голицын мог наконец, ничего не боясь, разоблачить его.

Этим утром генерал направлялся к кабинету Свердлова. Он медленно шел по коридору, и все узнавали его тяжелую походку. Все знали, что это последнее назначение Голицына. Он давно уже перешагнул рубеж пенсионного возраста, но, уступая личным просьбам, ему дали возможность остаться в Соединенных Штатах до конца срока командировки. Жена его умерла, дети выросли и жили своей жизнью, и, если не работа, ему незачем жить; остается лишь, сидя в кресле, ожидать своего конца. Проработав три дня у Свердлова, Анна Скрябина доложила о результатах. Он просмотрел копии ответа Свердлова по поводу документов, полученных от Синего, и сделал пометки на полях. Эти копии вместе с оригиналом записки Свердлова будут направлены на площадь Дзержинского. Свердлов по-прежнему проводит линию на уступки Западу, он отстаивает ее очень умело и умно, ссылаясь на камбоджийский кризис. Только предатель может предлагать ослабление советского присутствия на Ближнем Востоке. Его предложение склонить Египет к принятию эмиссара из Тель-Авива лишний раз подтверждает, что Свердлов перекинулся к капиталистам. Все это Голицын начертал на полях документа.

Решение Свердлова взять отпуск развязало Голицыну руки, чтобы существенно продвинуть план компрометации Свердлова. Сначала его удалят из Вашингтона, а затем, в Москве, он пойдет под трибунал. В его отсутствие Голицыну удалось добраться до Калинина, секретаря Свердлова. Преданность Свердлову бросала на Калинина тень, и Голицыну нетрудно было устроить отзыв молодого человека домой, где его арестовали и начали допрашивать. Все, что удастся из него выбить, будет фигурировать в деле Свердлова. Голицына трудно было упрекнуть в трусости, но он очень нервничал по поводу возможной реакции Свердлова на историю с Калининым и на его замену. Он полагался на привлекательность и очарование замены, думая, что она сумеет отвлечь Свердлова от истинных причин «болезни» Калинина.

Он подготовил легенду, разработал тщательное прикрытие операции, организовав осмотр Калинина посольским врачом, который послушно поставил диагноз «нервное истощение» и порекомендовал возвращение на родину для длительного отдыха и лечения. Калинин возмущенно протестовал против осмотра и особенно против заключения, но его не стали слушать, и все кончилось тем, что ему вкололи снотворное и с мужчиной-фельдшером отправили в машине в аэропорт Кеннеди. В понедельник утром на стол Свердлову положили докладную врача вместе со служебной запиской Голицына. Он подождал, пока эти документы будут прочитаны Свердловым, и только тогда решился зайти.

Анна Скрябина относилась к числу его лучших агентов, он остановился на ней, а не на других девушках из посольского секретариата, поскольку она умела следить за своими начальниками и, кроме того, Свердлову нравились женщины такого типа. Все знали о слабости Свердлова к женскому полу, а между прекрасной половиной персонала посольства шло постоянное соперничество за его внимание. Анне Скрябиной не требовалось заводить с ним продолжительный роман, она должна была оставаться ровно столько времени, сколько экспертам на Лубянке понадобится, чтобы «расколоть» Калинина.

За время отсутствия Свердлова Голицыну удалось получить сведения о связи Свердлова с англичанкой на Барбадосе. Наблюдение организовали без особого труда — на острове у них имелся резидент на случай, если возникнет необходимость организовать беспорядки или понадобится развернуть агентурную сеть. Это был неприметный человечек, который подкупил официанта в гостинице, где жил Свердлов, а тот, в свою очередь, дал денег другому официанту, чтобы тот незаметно подкупил горничную. В комнате Свердлова ничего не нашли, никто его не посещал, но материалы о дружбе с Джуди Ферроу находились в папке Голицына, в которой он собирал документы для доклада начальству в Москве.

Он вошел в приемную. Анна Скрябина сидела за столом, подшивала толстую пачку документов. Она посмотрела не него и тут же вскочила с места.

— Скажи товарищу Свердлову, что я здесь.

Она постучала во внутреннюю дверь и открыла ее. Он увидел, как сидевший за столом Свердлов взглянул на нее и улыбнулся.

Они обменялись несколькими словами, и она придержала дверь, показав знаком, что Голицын может войти.

Они пожали друг другу руки, генерал взял предложенную сигарету и сел. Оба некоторое время молча смотрели друг на друга через стол. Свердлов выглядел просто отменно, немножко поправился, на лице усмешка... Голицыну очень не нравился его искривленный рот. Иногда трудно было определить, улыбается он или презрительно хмыкает.

— Прекрасно выглядите, товарищ Свердлов, — сказал он. — Хорошо провели отпуск?

— Во всех отношениях, но мы к этому еще вернемся. Расскажите мне, — глаза Свердлова блеснули за облаком сигаретного дыма, — расскажите-ка мне про Калинина.

Голицын подготовился к этому вопросу:

— Я написал рапорт.

— Я читал. Но расскажите поподробнее.

— У него стали проявляться признаки переутомления, — сказал Голицын. — Несколько человек говорили, что он не спит по ночам, стал пить. Вы знали об этом, товарищ Свердлов? Ну так вот, его комнату осмотрели и под кроватью нашли много пустых бутылок, и в ящиках комода тоже. Меня это встревожило. Вас нет, а у него доступ к самой секретной информации. Я попросил его не выходить из посольства до вашего возвращения. Он отказался. Я решил, что его следует показать врачам. Остальное вы уже читали в моем рапорте. Все это весьма прискорбно.

— Не то слово, — заметил Свердлов. — Он был для меня бесценным помощником. Чувствую, что здесь моя вина. Наверное, загнал его.

— Да, — склонил седую голову Голицын. — Так же думает и доктор. Если Скрябина вас не устраивает, могу заменить ее мужчиной.

— Да нет, с ней все в порядке, — возразил Свердлов. — У нее хорошая подготовка. Не исключено, что я ее оставлю насовсем. Впрочем, посмотрим. Мужчина на такой работе надежнее. — Сквозь полуприкрытые веки он следил за Голицыным. Тот сидел как скала и, наверное, внутренне торжествовал: он сумел подсунуть Свердлову шпиона, пилюлю мышьяка в сахаре. Однако не нужно, чтобы он заподозрил, что Свердлов заглотнул ее слишком быстро.

— Я просмотрел документы, подготовленные вами за две недели моего отсутствия, — продолжал Свердлов. — Особенно любопытно донесение Синего. Я подготовил свои предложения.

— Я их видел, — буркнул Голицын.

— Вы не согласны? — Два года назад генерал не осмелился бы возразить. Два года назад Свердлов был для него царь и бог — для него и для всего посольства, включая посла. Но все уже в прошлом. Полковник этого еще не знал, но над его головой уже занесен топор. Голицын заговорил уверенным тоном:

— Не думаю, чтобы нам следовало поддерживать какие бы то ни было мирные инициативы на Ближнем Востоке, товарищ Свердлов. Я считаю, что мы должны вести войну против капитализма повсюду, где только сохранилось влияние империализма.

— Вы не берете в расчет, что, если в Камбодже начнется крупномасштабная американская интервенция, мы подтолкнем Китай на вмешательство... Я полагаю, что мы больше не можем позволить себе связывать руки арабо-израильской войной. Нам не следует допускать усиления китайского влияния на Дальнем Востоке. Это, товарищ Голицын, моя точка зрения. Для нас важно не то, убивают ли арабы евреев или евреи арабов, а то, удастся ли нам остановить наступление маоизма. Я в этом убежден, и вы меня не переубедите. Я удивляюсь, что вы не разделяете моей позиции.

— Я просто не верю, что мы не сможем разрешить наши разногласия с социалистическим Китаем, — ответил Голицын. Его проверяют, и он чувствовал себя настолько уверенно, что решил не скрывать своих мыслей. — У нас одинаковые цели. Возникшие недоразумения — это следствие ошибок руководства в прошлом. Слишком сильно склонялись к уступкам подлинному врагу. Капиталистический мир должен быть уничтожен. Товарищ Свердлов, наш образ жизни не может сосуществовать с их образом жизни. Это предательство революционного социализма. Мы должны покончить с их системой, если хотим выжить. Мы должны сплотиться с Китаем как можно теснее в достижении общей цели.

— Не верю я, что цель у нас общая, — произнес Свердлов. Он тоже проводил эксперимент. Если его старый противник способен понять существующую реальность, всю глобальность происходящих в мире перемен, то он, возможно, сумеет увидеть то, что видел Свердлов. Возможно, но весьма сомнительно. Этот тип людей никогда не был способен видеть дальше усвоенных большевистских заповедей. По этой причине стало необходимостью уничтожить многих из них, когда революция утвердилась.

— Я считаю, что Китай — это то, чем он был всегда: националистическая держава с империалистическими традициями, которые в своей основе марксизм не затронул. Я считаю, что Китай сделал шаг не вперед, а назад. Он отказался от непосредственного прошлого, перестал быть федерацией разобщенных провинций, в которых правят бандиты вроде Чан Кай-Ши, и стал таким, каким был восемьсот лет назад. Гигантское голодное пространство с самым большим в мире населением, где правит Мао Цзэдун, император Китая. Они наверняка уничтожат капиталистический мир и будут править тем, что от него останется. Если останется... Но все равно они повернут на нас, как на единственного конкурента по абсолютному господству на земном шаре. Я, товарищ генерал, люблю свою страну и не верю, что можно оседлать китайского тигра, не верю даже в то, что можно это попробовать, не рискуя быть заживо съеденным.

Голицын покачал головой. Он старался слушать, но смысл сказанного до него не доходил. Он понял только одно: Свердлов нападает на Китай и ни разу не сказал про загнивающий капитализм.

— Вы считаете так, — сказал Голицын, — а я по-другому.

— В таком случае мы должны сойтись на том, что расходимся во мнениях, — улыбнулся Свердлов. — Но это, я уверен, не помешает нам в работе. Мы по крайней мере знаем, как мирно сосуществовать.

Он нажал на звонок. В дверях показалась Анна Скрябина.

— Принесите чаю генералу. А мне достаньте виски и стакан вон из того шкафчика.

Голицын молча наблюдал за Свердловым, пока девушка не принесла ему чай, дымившийся в стакане с серебряным подстаканником. Голицын отхлебнул, а секретарша налила Свердлову виски. Он взял у нее бутылку и долил стакан почти до краев. Затем отпил глоток, как будто пил воду. Девушка вышла из комнаты, бесшумно и незаметно. Свердлов подумал, что она скорее выплыла, чем вышла. За три дня он начал ненавидеть ее.

— Интересно, кто завербовал Синего? — внезапно спросил он.

— Я слышал разговоры, что вы, товарищ Свердлов, — произнес Голицын. Он всегда считал, что это так. Среди подчиненных Свердлова утвердилось мнение, что своей стремительной карьерой он обязан удачной вербовке необыкновенно важного агента в одной из западных великих держав.

— Я даже не знаю, кто это, — промолвил Свердлов. — Никто, кроме Панюшкина, этого не знает. Настолько он важен. Еще ни один человек, работавший на нас, не был так тщательно прикрыт.

— Разумно, — согласился Голицын. Он смотрел, как в стакане Свердлова оставалось все меньше виски. Вот вам еще один признак разложения, за водку он бы его не упрекал. — Никто с нашей стороны его не сможет выдать. Нашлись же перебежчики, знавшие Фукса и Нанн Мей, — это была ужасная ошибка.

— Синий — наш лучший источник информации по очень многим вопросам, — заметил Свердлов. — Он передает нам ценнейшие материалы. Он знает, что представляет самую большую важность. За шесть месяцев я познакомился с десятком подборок от Синего, и все до единой были отлично сделаны. Ни одного лишнего слова, выводы точные и квалифицированные.

— А национальность? — зашел с другого конца Голицын. Ему очень хотелось узнать, правду ли говорит Свердлов, действительно ли он не знает, кто этот загадочный Синий.

— Не знаю. И никто не знает. А сейчас давайте сменим тему, но не предмет нашего разговора: во время поездки на Барбадос мне повезло. Я установил полезный контакт.

Голицын напрягся. Инстинктивно он почувствовал, что его ждет разочарование.

— На острове я встретил женщину. Ее работа связана с весьма секретными вопросами, и у нее есть несколько контактов с Британским посольством в Вашингтоне. Мы подружились. — Он улыбнулся своей кривой улыбкой и допил виски. — Я возобновлю нашу дружбу здесь, мне кажется, я смогу ее завербовать.

— Было бы здорово, — хмуро промолвил Голицын. Миссис Ферроу придется вычеркнуть из донесения о Свердлове. Она будет для него плюсом, а не минусом.

Через час Свердлов отпустил его. После этого набрал телефон кабинета Джуди в здании ООН. Он чувствовал, что Анна Скрябина в приемной подслушивала. Четырехчасовым самолетом он вылетел в Нью-Йорк.

Джуди вышла без двадцати пяти семь, она повернула налево и прошла с полквартала до угла, где, по словам Свердлова, он должен был ее ждать. У обочины стоял темно-зеленый «мерседес». Когда она поравнялась с машиной, окно опустилось, и Джуди увидела Свердлова.

— Хэлло, — сказал он. Открылась дверка, и она села в машину. Он протянул ей руку, она свою, чтобы поздороваться. Он задержал ее руку в своей и поцеловал, повернув ладонью кверху, а потом торжествующе улыбнулся.

Она сделала вид, будто не заметила, и отняла руку. Между ними началась игра, как будто они расставались не больше чем на какой-нибудь час.

— Ты долго ждал?

— Двадцать минут. Получил удовольствие, показав полицейским советский паспорт. Они хотели арестовать меня за то, что я плохо припарковался, и не смогли. Сегодня ты выглядишь такой красавицей. Выпьем?

— Давай, — сказала Джуди. — Очень много было работы. Уберите руку, мистер Свердлов, обниматься на улицах не разрешается.

— В этой прогнившей стране все разрешается. — Он завел машину, и «мерседес» влился в автомобильный поток на улице. — Ты же не хочешь уверить меня, что, разрешив совокупляться на сцене, они могут запретить честному советскому гражданину поцеловать девушку в машине?

— Нет, — ответила Джуди. — Но ты же прекратил свои попытки, верно?

— Я тебе это припомню, — пообещал Свердлов. — В долгу не останусь.

Они заехали в бар на Шестьдесят седьмой улице, при тусклом освещении разглядели стоящие в зале крошечные столики, стены, оформленные в псевдогавайском стиле, пластиковые пальмы.

Он заставил ее заказать нечто ужасно алкогольное в скорлупе кокосового ореха, а потом безжалостно смеялся над ней, когда она пыхтела, пытаясь проникнуть внутрь и выпить содержимое. Она выглядела шикарно: красивая, очень элегантная. Это была совершенно другая женщина по сравнению с той босоногой девушкой в бикини на Барбадосе. Безукоризненная леди, хотя и без драгоценностей и без такого символа социального статуса, как меховое манто. Теперь она выглядела постарше, но это его не смущало.

— Что ты разглядываешь? — спросила его Джуди. Он тоже был другим — в голове у нее мелькали точно такие же мысли. Ей еще не приходилось видеть его в костюме. Он надел темный костюм, простую белую рубашку и однотонный галстук. Несмотря на непринужденную манеру, с которой он держался, он, по-видимому, нервничал.

— Тебя, — сказал он. — Ты не похожа на ту, что была на острове. Такая уверенная в себе, просто сама компетентность. Возьми еще кокоса.

— Благодарю, этого более чем достаточно. Кажется, ты меня критикуешь?

— Нет, нет! Если я сказал, что предпочитаю тебя в бикини, то какая же это критика? Ты выглядишь такой красивой. Я тебе сказал это в машине. А как я тебе нравлюсь в своем рабочем костюме?

— Не поняла пока, — сказала Джуди. — Дай мне время привыкнуть. Одно меня поразило. Где твой красный галстук?

Он засмеялся:

— Я же переодетый. Я же русский шпион, ты не поняла что ли?

— Ну, если уж я не поняла этого раньше, я никогда этого не пойму, — проговорила она. — Ты был совершенно прав в отношении моих гостей. Меня встретили прямо в аэропорту, можешь себе представить?

— Извини. — Он взял ее за руку. Она не пыталась отодвинуться. — Расскажи-ка, как все это было. Но сначала выпьем еще. Виски мне и тебе тоже. Больше никаких кокосов. Я это сделал только чтобы подразнить тебя.

— Я знаю. — Джуди взглянула на него. — Потому-то и решила выпить его во что бы то ни стало.

— В аэропорту, — пробормотал Свердлов почти про себя. — Быстро же они сообразили. Что произошло дальше?

— Они — их было двое — побеседовали со мной на нашей квартире, куда отвезли меня и вошли вместе со мной. Я вышла из себя. — Вспомнив о Лодере, она снова почувствовала раздражение. Свердлов не отпускал ее руку, смотрел на нее и молчал. — Они мне сказали, что нас видели вместе. Чему ты улыбаешься, Федор? Ничего смешного тут нет, говорю тебе.

— Не сомневаюсь, — тихо произнес он. — У меня и в мыслях не было смеяться. Я ни минуты не сомневался, что нас видели вместе с полдюжины английских и американских наблюдателей. Продолжай, пожалуйста.

— Человек, который разговаривал со мной, а точнее говоря, допрашивал меня, сказал, что ты снова свяжешься со мной, и чтобы я сообщила ему немедленно, если ты позвонишь.

— Понятно, — сказал он. — И ты это сделала? Ты сообщила ему, что мы договорились встретиться?

— Нет. — Джуди открыла сумочку, поискала там сигареты, это помогло ей отвести глаза и посмотреть вниз, чтобы избежать его особенно проницательного взгляда. — Нет, я ничего не сделала.

— Сказал он что-нибудь еще? — задал вопрос Свердлов. Он заметил, что она не решается договорить.

— Да ничего в общем-то. Обычное предупреждение: не встречаться с русскими, потому что моя работа связана с секретами, ну, ты сам знаешь, что говорят в таких случаях.

— Слишком хорошо знаю. А теперь я скажу то, чего ты решила не говорить. — Похоже было, что он вздохнул с облегчением. — Он сказал, что я опасный советский разведчик и интересуюсь тобой только потому, что хочу завербовать тебя в шпионы. Знаешь, это очаровательное зрелище — видеть, как краснеет женщина. Никогда не пытайся лгать мне. — Он покачал головой. — Я вижу тебя насквозь. Как стеклянную. Ты тоже так думаешь? Ты поверила ему?

— Я не была бы здесь, если бы поверила, — защищалась Джуди. Потом она посмотрела ему в лицо, потому что внезапно ей захотелось получить подтверждение своей правоты, того, что подсказывал ее собственный инстинкт, опровергающий слова Лодера и все его инсинуации. — Это неправда?

— Нет! — Свердлов посмотрел ей прямо в глаза. — Э, из тебя не вышел бы следователь, ты же посмотрела мне в глаза, чтобы увидеть, не лгу ли я. Глаза могут обманывать. Но я говорю тебе правду. Я не собираюсь соблазнять тебя, а потом шантажировать, чтобы узнать, что мистер Нильсон сказал У Тану[2]. Несмотря на то, что уверил своих, будто намерен сделать именно это.

Она с ужасом повернулась к нему:

— Ты сказал своим...

— Да. Я сказал, что надеюсь завербовать тебя для работы на нас. Теперь я могу встречаться с тобой, когда только захочу, не вызывая никаких подозрений.

— Просто не знаю, что делать, — сказала она. — Все это принимает такой оборот...

— Первое, что ты должна сделать, это сообщить этому человеку из разведки, что мы встретились. В противном случае ты попадешь в беду. Я говорю совершенно серьезно. Дай мне подержать твою руку. Давай я преподам тебе первый урок этих маленьких игр. Всегда говори правду, пока это возможно. Потом, когда изменятся времена и придется лгать, остается шанс, что тебе поверят.

— Сам же говорил, что я никудышный лжец.

— Ерунда. Я тебя научу. Я на этом собаку съел.

— Ты говоришь про себя невероятные вещи. Как я могу поверить хотя бы одному твоему слову, после того как ты признал, нет, прости пожалуйста, не признал, а похвастался, что можешь врать как сивый мерин.

— Как сивый мерин?

— Конечно. К тому же я не собираюсь никому лгать. Если я и встречаюсь с тобой, это мое личное дело. Я ничего нелояльного не совершаю и никогда не совершу. Ладно, я скажу, что мы встречались и что я была права, а они не правы.

— Они тебе не поверят, — сказал Свердлов. — За тобой начнут следить, подсматривать. Делай, как я тебе говорю. Играй по их правилам, и у нас будут наши собственные вечера. Может быть, уик-энд? — Глаза его хитро блеснули, он искоса поглядел на нее.

— Никаких уик-эндов, — отрезала Джуди.

Он скорчил гримасу:

— Еще виски для меня и еще одно для тебя. А потом мы поедем в чудесный ресторан и поужинаем. Ты хочешь потанцевать со мной?

— Никаких танцев, — сказала Джуди. Она откинулась на спинку кресла и улыбалась ему, ей было спокойно и тепло. — Ты слишком плохо себя ведешь.

— Я не веду себя плохо, — запротестовал он. — Ты же не даешь мне! И теперь ты повеселела.

— Мне нужно поесть, — сказала она. — Что там такое было в этой жуткой кокосовой штуке? Мне ударило в голову. — Он закинул голову назад и громко захохотал. Сидевшая рядом парочка обернулась на них. Неожиданно Джуди подумала, что очень немногие люди настолько жизнерадостны, чтобы так засмеяться в общественном месте.

— В чем дело... Что ты нашел смешного?

— Водка. — Он в восторге захлопал себя по коленкам. — Это же была водка! Русское секретное оружие! — Когда они вышли из бара, уже стемнело и подул холодный ветер. В машине он обнял ее. — Я рад, что мы встретились. — Она не видела его лица, но почувствовала перемену настроения. Он больше не шутил.

— Я тоже рада, — сказала она. К ее удивлению, он не попытался поцеловать ее, не пытался заключить в объятия, посмеяться над ее сопротивлением. Он запустил мотор, и они поехали по направлению к Пятьдесят седьмой улице.

В ресторане тоже был приглушен свет. Свердлов заказал столик в конце зала. Ревущая дискотека заглушала все звуки, и говорить они могли только сидя за столиком. Джуди привела свои волосы в порядок в дамской комнате, проверила губную помаду. Когда она вернулась, он взял ее под руку и проводил к столику. Он был настоящий мужчина-собственник, всегда устанавливал физический контакт, словно подтверждая тем самым право владения. Джуди уже заметила это раньше. У него это получалось естественно. Он так хотел. Если она пыталась высвободиться и идти сама по себе, он умел заставить ее почувствовать, что это нелепо. Ричард Патерсон никогда не брал ее под руку в ресторане, ему бы и в голову не пришло перебежать продуваемую ветром улицу, обняв ее за плечи. Для него не существовало близости, если только это не была близость сексуальная. Они никогда не встречались в местах, вроде «21» или «Ла Попотте», которые выбрал Свердлов, потому что Ричард боялся, что их увидят. По большей части они прятались по маленьким фешенебельным ресторанчикам в центре города или рисковали посетить ночной клуб в понедельник вечером, когда там не намечалось никаких широких мероприятий. Оглядываясь на шесть месяцев назад, когда она встречалась с ним, Джуди поняла, что почти все время они проводили в ее квартире и он не вылезал из ее постели. Она закурила сигарету и стала рассматривать танцующих, а Свердлов углубился в винное меню.

Если бы рядом с ней находился не он, а Ричард, она бы не сидела так спокойно и не могла бы просто молчать. Он всегда требовал полного внимания, при этом тонко намекая, что ему не должно быть с ней скучно.

Она бы сидела и наблюдала за тем, как он выбирал вино, сидела бы, не сводя с него глаз и с самым ищущим выражением на лице, потому что была всего лишь любовницей и, возможно, влюблена в него больше, чем он в нее. Такого даже представить себе невозможно с русским. Он не имел над ней власти, так как она была достаточно умна и видела, чем рискует.

Она никогда не поддастся ему, чтобы потом не дожидаться неизбежного спада в их отношениях. В данный момент она не знала, куда приведут их отношения или как это все назвать. Это больше чем дружба. Он был не из тех мужчин, с которыми женщина может дружить.

— Перестань думать об этом скучном англичанине.

Она посмотрела на него. А он смотрел на нее — и без тени улыбки.

— Как ты догадался?

— Когда я увидел тебя в первый раз, — сказал Свердлов, — у тебя на лице было все написано. Очень несчастное было лицо. Сейчас у тебя такое же выражение. Вот откуда я узнал. Пойдем потанцуем.

Танцевал он плохо, не признавал современной манеры выставляться напоказ, не вращал бедрами и не дергался. Он крепко прижимал к себе Джуди и почти не двигался.

Однажды, после того как они пробыли на крошечной площадке для танцев минут десять, она услышала, как он заговорил с кем-то. Эта пара была у нее за спиной. Что сказал Свердлов, она не поняла, он что-то пробормотал, но не по-английски.

— Сотрудник нашего посольства, — пояснил он. — С подружкой, она американка. Я пригласил их к нашему столу выпить. Через полчасика, когда мы устанем.

— Через полчаса? Федор, перестань дуть мне в ухо.

— Тебе подошел бы красный цвет, — сказал он. — Ты всегда подаешь сигнал стоп. Мадам Молотова. Нет. Нет. НЕТ. Почему бы тебе не стать коммунисткой и не поехать со мной в Россию?

— Нет уж, благодарю. — Джуди наклонила голову назад, отодвинувшись от него. — Красный цвет мне не идет, в политическом отношении я настоящий синий.

— Настоящий синий, — повторил Свердлов. — Что это значит? Политическая шутка?

— Нет, для некоторых людей это очень даже серьезно. Настоящий синий — это ультраконсерватор. Так называли героев в викторианских романах, людей, беззаветно преданных королеве и империи.

— Занятно, — сказал он. — Синий. Настоящий синий. Я должен это запомнить.

Когда они садились за столик, Джуди нашла глазами другого советского дипломата с подругой. Те сидели за столиком попроще, поближе к танцевальной площадке. Ей показалось, что этот человек посмотрел на Свердлова, как бы ожидая от него знака. Он так быстро вскочил, что, наверное, увидел такой знак. Девушка, которая была с ним, двинулась медленнее, выбирая дорогу между столиками и стульями. Это был небольшого роста темноволосый человек в очках, моложе Свердлова. Его спутница также была молоденькой; блондинка с сильно подведенными глазами и лилово-розовой помадой на губах. Свердлов познакомил их. Она расслышала фамилию Меменов, а девушку-американку звали мисс Какая-то — в это время дискотека ударила по барабанным перепонкам. Они присели, молодой человек явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он все время поправлял стул и ерзал на нем. На Свердлова он смотрел с необыкновенным вниманием, на Джуди взглянул и коротко улыбнулся.

— Он не очень силен в английском, — объяснил Свердлов.

— Извините меня, — сказал ей русский и приподнялся со стула. — Я говорю, только мало.

Джуди удивилась, как это он справляется со своей блондинкой, она до сего времени не произнесла ни звука, кроме «хэлло», и сидела, оглядывая зал и не обращая на них никакого внимания.

— Ты извинишь нас, если мы поговорим по-русски? — спросил Свердлов.

— Конечно.

Он низко наклонился к ней и тихо добавил:

— Всего несколько минут, он надолго не останется с нами.

Им принесли стаканы, и, подражая американке, Джуди приняла непринужденную позу, не мешая мужчинам разговаривать. Как и сказал Свердлов, они надолго не задержались. Говорил он, а молодой человек слушал, обмена мыслями не происходило. Ей показалось интересным, как в течение десяти минут, находясь с этим человеком, переменился Свердлов. Он наклонился вперед, говорил негромко, но — ни тени улыбки, ни жеста, даже не предложил тому сигареты. Освещенное розовым светом, его лицо стало жестким, а кривая улыбка суровой. Это был совершенно другой человек, совсем не тот, которого она знала. По-видимому, последовал второй сигнал: уходить, такой же скупой, но решительный, как и первый, приглашающий. Молодой человек залпом выпил стакан, мгновенно оказался на ногах и уже отставлял стул своей подруги. Она забрала свой стакан.

— Извини, — сказал Свердлов. — Тебе все это наскучило. Я думал, девушка пообщается с тобой, но ей не о чем говорить.

— Поскольку он не говорит по-английски, не имеет значения, есть ей о чем говорить или нет.

— Она нужна ему не для разговоров, — сказал Свердлов. — Она искусница в других вещах. И вполне безобидная. Мы знаем о ней все: она любит подарки, а не деньги. Ей нравятся, к примеру, меховые жакеты, дорогие сумочки, золотая сигаретница. Все, что она может показывать друзьям, чтобы они видели, каким успехом она пользуется у мужчин.

— И откуда же добрый советский социалист берет деньги на манто и золотые сигаретницы? Это мне кажется как-то по-капиталистически, — отметила Джуди.

— Я даю ему деньги, — сказал Свердлов. Он снова был самим собой — об этом говорили ироничный взгляд и циничная усмешка. — Я оплачиваю его расходы, потому что он хороший человек и предан мне. Он делает все, что я велю. Сейчас я сказал ему, что нужно кое-что сделать, и уверен, что он постарается. — Свердлов отклонился назад и незаметно для Джуди покрутил пальцами прядь ее волос. — Ну вот, нам уже подают еду. Она должна быть вкусной, мой коллега порекомендовал это место, потому что тут хорошо готовят.

— Что же ты попросил его сделать?

Свердлов ел. Он ответил не сразу, и Джуди отложила вилку и сказала:

— Теперь я знаю, о чем ты думаешь. Просто мне было любопытно. Я ни о ком не спрашиваю. Можешь не отвечать.

— Я всегда могу соврать, — сказал он. — Ты не знаешь русского языка и не поняла. В среду он летит в Россию. Я попросил его разузнать кое-что о моем секретаре, который заболел, пока я был на Барбадосе. Его отправили домой. У меня теперь новый секретарь, и много хуже.

— Его... у вас секретари — мужчины? Не девушки?

— Я отдаю предпочтение мужчинам. Они расторопнее, но сейчас у меня девушка, и очень-очень красивая.

— Тебе повезло. — Джуди отставила тарелку.

— Такая красивая, — продолжал он, — волосы золотистые, глаза голубые, настоящая куколка. Ты ревнуешь?

— Нет, ей, наверное, под пятьдесят, очки с толстенными стеклами и большой зад.

— Ревнуешь, — сказал Свердлов. — Но я же сказал тебе, ты мне нравишься больше. Терпеть не могу блондинок.

Он улыбнулся ей и похлопал по коленке. Он заранее договорился с Петром Меменовым о встрече в ресторане, поэтому и привез ее сюда. Нет ничего необычного в том, что, увидев коллегу, начальник приглашает его к своему столику. Он сказал неправду, что Меменов не говорит по-английски. Но не солгал, сказав, что поручил ему разузнать про Калинина. Меменов принадлежал к группе молодых сотрудников посольства, чьи взгляды на будущее советской внешней политики совпадали со взглядами Свердлова. Он был его сторонником, хотя этим словом не опишешь то неуловимое, что называют родством душ. Меменов провел в Нью-Йорке два года, а перед этим — полтора года в Лондоне, он знал западную жизнь и смотрел на нее без озлобленного предубеждения, выросшего из ненависти и слепой подозрительности времен холодной войны, которые преобладали среди работников дипломатической службы. Он пожил во вражеском окружении и остался абсолютно убежденным и преданным членом коммунистической партии и патриотом России. Он научился спать с американкой и получать от этого удовольствие, не испытывая чувства вины за предательство, потому что ее поведение в постели нравилось ему больше, чем скованность жены. Он был убежден, что сосуществование возможно, хотя, как и Свердлов, искренне верил в неизбежность конечной победы социализма, при условии, что этот процесс не будут ускорять с помощью мировой войны. Формально Меменов не принадлежал к подчиненным Свердлова, но выполнил для него несколько деликатных, хотя и малозначительных, поручений, для которых Свердлову не хотелось использовать своих людей. Эта встреча и несколько инструкций, переданных за столом, давали ему самую безопасную возможность разобраться, что в действительности произошло с Калининым, проверив версию Голицына и заключение врачей.

Отсутствие секретаря досаждало Свердлову как зубная боль. Он знал, что Голицын его ненавидит, знал, что старик следит за ним и ждет своего часа: даже на свой страх и риск организовал наблюдение в надежде, что в один прекрасный день раскопает что-нибудь серьезное. Но замена Калинина на «подставную» говорит о том, что Голицын стал действовать с неожиданной уверенностью. Никогда прежде генерал не брал на себя смелость в открытую не соглашаться с начальством, а теперь он это позволил, несмотря на то, что это не могло не стать известным Свердлову, которого информировали обо всем. Свердлов воздерживался от досрочного откомандирования Голицына на родину только из-за положения генерала, который был чем-то вроде национального памятника старой революционной секретной службы; он брал во внимание его прошлые заслуги и близкую отставку в связи с выходом на пенсию.

Сам он, человек молодой, прошедший огонь, и воду, и медные трубы, был уверен в своей способности справиться с подобной реликвией прошлого. Но теперь прошлое неожиданно заслонило настоящее и грозит стать будущим. На родине сменилось руководство, умеренные потеряли власть, Россию охватила лихорадка; определяются новые направления ее внутренней и внешней политики. Но предложения Свердлова отвечают требованию времени, нет оснований для того, чтобы предъявлять ему претензии.

Он не будет служить или просто поддакивать идеологическим догмам, которых с такой страстностью придерживается его драгоценная жена. Елена вылеплена из жертвенного теста, именно эта черта привлекла его больше всего, когда они впервые встретились. Это заинтриговало его, захотелось узнать ее поближе; он считал, что нет такой женщины, которая не была бы замешена на дрожжах бабьих слабостей и снисходительности. А он готов был продемонстрировать силу и применить данную им государством власть, чтобы подавить контрреволюционный мятеж. Этим он импонировал ей.

После Венгрии он быстро зашагал по лестнице повышений и политического влияния. Пролитие крови не вызывало в нем протеста, ибо эта русская традиция древнее, намного древнее принципов, которым его учили в ленинградской разведывательной школе. Нельзя допустить, чтобы сателлиты отказывались от Советского Союза или пытались вернуть себе самостоятельность. Свердлов совершил то, что его предки совершили в Польше во славу царей. Он подавил мятеж зависимого народа, не более. По-своему, но в сущности так же, как слепо повиновавшийся Голицын, он служил прошлому. Почти год после венгерского мятежа они с Еленой были по-настоящему счастливы.

В нем произошли огромные изменения, он чувствовал это, представив свою жену Елену здесь, рядом с собой на месте, где сейчас сидит Джуди Ферроу. Он не знал бы, о чем говорить с женой.

Меменову хорошо, он едет со своей девушкой на квартиру. Свердлов посмотрел на Джуди и улыбнулся. В храбрости ей не откажешь — в глупенькой храбрости, которая может накликать беду на ее голову. Он не допускал и мысли, что кто-нибудь дома мог сделать то, что сделала она: не доложить о встрече с западным дипломатом. Но здесь совсем другие условия. Разве сравнишь неприятности, которые грозили Джуди Ферроу, с тюремным заключением или десятью — пятнадцатью годами каторги. Сравнение не из приятных, и он отбросил его. У нее прелестнейший подбородок, тонкая шея, которую ему хотелось гладить пальцами. На барбадосском пляже он видел ее практически голой и знал, что без одежды она будет гладкой и приятной на ощупь. Как было бы хорошо поехать с ней на квартиру.

Ему так не хотелось идти обратно в представительство при ООН, что он старался растянуть ужин, заставляя ее есть десерт, которого она не хотела, заказывал еще и еще кофе и ликеры.

Они танцевали, и он забыл про напряженность и озабоченность, снова стал допускать маленькие шалости. К концу вечера он был в приподнятом настроении, как будто ничего в мире не изменилось перед его поездкой на Барбадос и все оставалось прежним, когда он вернулся.

— Спокойной ночи. — Они подошли к двери ее квартиры. Она не согласилась целоваться в машине, и он не настаивал, чтобы не сердить ее. — Когда мы снова увидимся?

— Федор, послушай меня минуточку. — Джуди остановилась в дверях, не вынимая своей ладони из его руки. Над их головами светилась желтая лампочка. От этого они казались какими-то пестрыми призраками. — Твои ухаживания за мной до добра не доведут... У меня с тобой не интрижка.

Ты просто выбрасываешь время на ветер. И подумай, сколько возникает осложнений, твои следят за тобой, мои — за мной. У меня такое чувство, будто я завлекаю, а это несправедливо. Мы должны распрощаться. По-настоящему.

Он переменился в лице.

— Ты больше не хочешь меня видеть? Что я сделал?

— Я пыталась объяснить тебе... — Она беспомощно повела плечами. — Ты ничего не сделал. Просто я не... не хочу встречаться с тобой, не хочу, чтобы ты думал, что я уступлю и лягу с тобой в постель. Этого не будет. Никогда.

— Из-за англичанина?

— Да. С меня хватит. Я была замужем. Я потеряла мужа. У меня был мужчина, который жил со мной шесть месяцев и развлекался. А теперь ты. Нет, Федор. Больше я с тобой не встречусь.

Он сделал нечто такое, чего она от него никак не ожидала. Он отступил на шаг, повернулся и стал быстро спускаться по лестнице. Ошарашенная, Джуди вставила ключ в дверь. Его машина отъехала, и он даже не обернулся.

Когда она вошла в квартиру, дверь в комнату Нэнси была открыта, но кровать не разобрана. Она часто оставляла у себя мужчину, если ей вдруг этого хотелось. Счастливая, практичная Нэнси. Она, конечно же, не отослала бы его прочь, чтобы прийти в пустую квартиру и заснуть в слезах. Джуди все еще плакала, когда у ее кровати зазвонил телефон. Это было так неожиданно, что она сняла трубку и голосом, охрипшим от слез, сказала: «Хэлло».

— Я не хочу спать с тобой, — сказал он ей прямо в ухо. — Можешь прекратить свои рыдания. Завтра во время ленча буду у твоей конторы.

Джуди произносила «нет», когда поняла, что он уже повесил трубку. Она поднялась, разогрела молока, выпила, скорчила гримасу перед зеркалом и снова легла. Засыпая, она решила, что ни за что на свете не выйдет из здания ООН во время ленча.

Глава 6

— Даже подумать противно, — сказала Маргарет Стефенсон. — Ты и этот отвратный человечек встречаетесь за ленчем. Что с тобой случилось?

Он заглянул к ней перед тем, как уйти в посольство, чтобы предупредить, что не придет домой на ленч. Будучи человеком, постоянно демонстрирующим полное презрение к мужу, жена почему-то начала проявлять слишком большой интерес к его передвижениям Ему пришлось признаться, что у него назначена встреча с Лодером в ресторане в центре города.

— Я мог бы пригласить его сюда, — сказал он, — но подумал, что ты вряд ли будешь довольна.

— Довольна! У меня официальный ленч с посольскими женами, и ты мне вообще здесь не нужен, не говоря уже об этом создании. Что у тебя с ним общего?

— Ничего особенного, — сказал Фергус. — Мне кажется, он довольно одинокий человек. Здесь к нему проявляют очень мало внимания, а у него отличная голова. Что не так уж часто встречается в наши дни.

— О боже ж ты мой, опять сопли-вопли. — Она отвернулась от него. — Он всего лишь полицейский в гражданском. Не забыть бы при случае посмотреть на его ноги. Уверена, они у него как у бегемота.

Фергус промолчал, он понимал, почему жена взъелась на Лодера. С самого начала тот обидел ее, потому что она была снобом, а он не пожелал пресмыкаться перед ней. А теперь Лодер имел полное право смотреть на нее сверху вниз из-за ее интимных делишек, и, что хуже всего, он, именно он лишил ее любовника. Фергус догадывался об этом, так как она стала раздражительнее и злее, чем обычно. Так случалось всякий раз, когда она расставалась с очередным любовником и еще не успела найти нового.

Он открыл дверь, но входить не стал. В какой-то мере ему было жаль ее. Двадцать лет она потратила, пытаясь наказать его за то, что он не был мужчиной, а сумела только уничтожить самое себя. Он не мог не чувствовать, что в конечном итоге это его вина.

— Приятного ленча, — сказал он. — Кто приходит?

— Жены атташе: шифрбюро, кадров, военного, военно-морского и военно-воздушного. Страшны как смерть — все, кроме Рейчел Патерсон.

— Ты прекрасно со всеми ладишь, — сказал он, чтобы сделать ей приятное.

— А как же иначе. За двадцать лет я должна была чему-нибудь научиться. Говорят только о спортивном празднике, детском саде... что собираются делать во время следующего отпуска. Боже мой, какие же зануды. — Она услышала, как закрылась дверь, а как только он вышел, сразу же прекратила делать вид, будто распечатывает письма.

Одно письмо было от друга, которому хотелось бы получить приглашение и остановиться у них во время поездки в Соединенные Штаты этим летом. Другое — коротенькая записка от второго сына, сообщавшего, что у него кончились деньги. Чертов Фергус. Черт бы его побрал за то, что пытается дипломатничать с ней. «Ты прекрасно со всеми ладишь». Как будто она жена какого-нибудь третьего секретаришки и в первый раз принимает гостей. Конечно, она хорошо ладит с женами подчиненных. Она уже давно взяла себе за правило, что обязана быть любезной с ними. Она знала, как быть приятной, снисходительной и значительной одновременно. Они не были к ней привязаны, но нельзя сказать, что ее недолюбливают; к ней относятся с почтением, а именно этого она и добивалась. Она подумала о Лодере, и кровь бросилась ей в голову, по шее пошли красные пятна. Он, по-видимому, разнюхал, что она спала с его собственным помощником Джо Маклеодом. Уже три недели Маклеод уклоняется от свиданий. Отнекивается вежливо и убедительно. То занят по работе, то уже договорился с другим человеком на это время. Дважды вообще не пришел, и она по часу прождала его в номере, который они снимали в мотеле в десяти милях выше по Потомаку. Он был намного моложе ее, пылкий любовник, без тени сантиментов или душевных потрясений. Все было отлично: когда речь шла о постели, она забывала про все на свете и свои классовые предубеждения в том числе. Маклеод был джентльменом не в большей степени, чем Лодер, но отличался ростом шесть футов два дюйма, привлекательной внешностью и недюжинной силой. Это был ее первый молодой мужчина, и теперь, когда он так легко бросил ее, она в полной мере почувствовала, на какое унижение пошла, взяв его в любовники. Гоняться за молоденькими мальчиками — дурной признак. Если женщину влечет к мужчинам в возрасте ее сына, значит, она выходит в тираж.

Но он человек исключительно благоразумный, и она нисколько не сомневалась, что среди его коллег не будет никаких сплетен или пошлых намеков. Она всегда выбирала мужчин, которые больше теряли, раскрывая рот, нежели выигрывали, распуская язык. Ее любовниками всегда были мужчины с честолюбием, которые предпочитали не превращаться в ее врагов, получая отставку.

Теперь наступил ее черед. И все из-за того, что муж разоткровенничался с этим неумытым животным, проявляя невероятную заботу о безопасности. Она разрывала конверты один за другим, без всякого удовольствия прочитывала письма, а потом скрепила их вместе, чтобы не забыть ответить. Вынув сигарету, стала безуспешно искать спички. Ее настольная зажигалка не работала, она знала об этом, но все равно инстинктивно пощелкала рычажком. Искра не высекалась. Эту старомодную модель подарили ей с Фергусом много лет назад сотрудники в одном из предыдущих посольств по случаю какого-то торжества. Выругавшись, она перерыла все ящики письменного стола. Спичек не было. Проще было положить сигарету на место, но вдруг ей обязательно потребовалось закурить. Ей просто необходимо найти зажигалку. Просто смешно не закурить, когда так хочется.

Она встала и поднялась наверх. Кабинет Фергуса располагался по соседству с ее комнатой — с педантичной тщательностью обставленное и поддерживаемое в идеальном порядке рабочее помещение. Никаких уступок личным вкусам; он наотрез отказался от ее предложения помочь ему украсить комнату, когда они сюда приехали. В комнате стоял огромный, без всяких излишеств, письменный стол, безобразная складная настольная лампа, от пола до потолка книжные шкафы и маленький шкафчик для документов. Единственной домашней деталью была фотография жены и детей. В шкатулке шагреневой кожи, тоже подаренной, нашлись сигареты, но никаких следов ни настольной зажигалки, ни спичек. Она открыла два ящика и только тогда нашла то, что искала. Зажигалка лежала в самой глубине ящика, аккуратно упакованная в коробочке, лежавшей в замшевом мешочке. Вынув эту занятную вещицу, она принялась ее рассматривать: ни разу Фергус не пользовался этой зажигалкой. Совершенно новая, отливающая особым блеском, какой бывает только у золота высокой пробы. Каким образом, черт побери, у него появилась такая вещица — он никогда не покупал себе дорогих безделушек. Она нажала на крошечный рычажок — появился язычок голубого пламени. Она прикурила сигарету и машинально продолжала крутить зажигалку в руках. Золото. На донышке видно клеймо. Прекрасно отгравированная, продолговатая, очень элегантная. Она рассмотрела коробку. «Тиффани». Да, вещь очень дорогая. Не может быть и речи, чтобы Фергус купил ее для себя. Когда мысль обрела законченность, она чуть не подавилась дымом и закашлялась. У него кто-то есть. Не женщина — в этом она не сомневалась. Боже, только бы не женщина. Отказавшись от нее, быть способным заниматься этим с другой женщиной... Этого она не перенесет. Эту мысль она отставила тут же, об этом даже нечего говорить. Есть предел, до которого она могла дойти, будучи замужем за гомосексуалистом. Нормальные отношения с другой женщиной находились по ту сторону этого предела. Это, естественно, мужчина. У Фергуса наверняка есть мужчина, любовник. Богатый любовник. Она стояла посредине кабинета, сигарета торчала изо рта, рука сжимала зажигалку, как талисман. Руки тряслись. Все эти годы, издеваясь над ним, она унижала его, но была уверена, что он ведет жизнь евнуха, и вот в конце концов сама оказалась обманутой. Поэтому он спокойно переносил ее запугивания и оскорбления, которыми она осыпала его, когда ей хотелось сделать ему больно, ведь у него была своя отдушина.

Она захватила зажигалку в свою комнату. Постояла, раздумывая, куда бы ее положить. Он не увидит ее и начнет искать, но в ее сумочку не сообразит заглянуть. Она положила зажигалку в отделеньице с молнией и застегнула. Он не найдет зажигалку и поневоле обратится к ней. И вот тогда наступит ее время.

Она посмотрела на часы, но дрожь все еще не унялась. Времени половина двенадцатого. Она спустилась вниз, чтобы проследить, как расставлены цветы, и переговорить с экономкой о меню на ужин. Вечером ожидалось восемнадцать гостей.

* * *

— Интересная ситуация, — сказал Лодер. — Очень занятно, сколько времени мерзавец будет привязывать к себе эту девочку, прежде чем затянет ее окончательно?

— Это, конечно же, зависит целиком и полностью от девушки. — Фергус Стефенсон прихлебнул вина. Прекрасный легкий рислинг делал честь рыбе. Лодер, по-видимому, ел с удовольствием: неторопливо и одновременно вел беседу. Они обсуждали это, потому что Фергус рассказал о разговоре с Ричардом Патерсоном. Лодер в двух словах изложил свое мнение о полковнике. Естественно, после этого зашел разговор о Джуди Ферроу.

— Я знаю, — сказал он, — что вам очень не нравится обсуждать подобные дела, поскольку вы считаете это грязной работой: копаться в личной жизни других людей. Но это приходится делать, мистер Стефенсон, и кто-то должен этим заниматься.

— Конечно, это необходимо, — заметил Фергус. — Просто противно. Мне жалко эту девушку, миссис Ферроу. Возможно, она говорит правду и их отношения совершенно невинные.

— Я не сомневаюсь, что она говорит правду, — признался Лодер. — Поначалу я не был уверен, а теперь поверил ей. Она не задумала ничего плохого, но с неизбежностью наступит момент, когда на нее попробуют давить. Я ее предупредил, но она и слышать ничего не хочет. Она, скажу я вам, может быть ой-ой-ой какой упрямой бабой.

Услышав это слово, Фергус улыбнулся, хотя должен был бы передернуться. Лодер нравился ему все больше и больше. Как это французы говорят, когда хотят определить такие отношения: nostalgie de la bou. Это выражение не переводится и означает импульсивное побуждение посещать не очень приличные места и заводить друзей положением ниже твоего. Желание поваляться в грязи. Жалкая, неадекватная попытка переложить сжатую французскую фразу на лишенный той же выразительности язык. Но что бы там ни было, общение с Лодером доставляло ему удовольствие.

— Вы уверены, что этот, как его... Свердлов, будет шантажировать ее, всячески нажимать? — спросил он. — А не может оказаться, что это просто дружба?

— Нет, если дело касается Свердлова, исключено, — возразил Лодер. — Мы его хорошо знаем, мистер Стефенсон. Такие не дружат. Должен вам сказать, что мы долго не могли вычислить его. Только после полутора лет его пребывания здесь мы сумели выяснить, что он тот самый Свердлов, который был в Венгрии.

— Как вам это удалось?

— Обычная проверка, то, что мы должны делать как можно чаще и не делаем только из-за того, что утопаем в бумагах. Я ознакомился с его послужным списком. В течение двух лет он был произведен из лейтенантов в полковники, приблизительно тогда же, когда произошло восстание. Потом скромное назначение в Копенгаген. Это никак не вяжется с его повышением. Копенгаген для него был своего рода мезальянсом. Назначение в Копенгаген было сделано не в расчете на перспективу, а для отвода глаз; просто ему предоставили возможность отсидеться в тени после Будапешта. Он пробыл там четыре года. Потом короткая командировка в Берлин, и он исчез из поля зрения, очевидно, был в Москве. Затем он приезжает сюда. Помощником старой армейской клячи Голицына. Я проследил его передвижения и тут же увидел, что этот Свердлов и Свердлов, отличившийся в Будапеште, — одно и то же лицо. Это значит, что он из КГБ и, по-моему, начальник Голицына, а не подчиненный. Вам по-прежнему кажется, что он угощает и ублажает миссис Ферроу только за ее голубые глазки?

— Нет, не кажется, — сказал Стефенсон, — если он такого сорта человек, не кажется.

Лодер закурил сигарету.

— Свердлов безжалостный человек, — подтвердил он. — Суды, расстрелы и тому подобное. Я еще не сказал ей, но в решающий момент скажу. Тогда посмотрим, как она запляшет. Возможно, это будет таким ударом, что она захочет работать с нами против него.

— Но разве это не опасно? — Фергус с удивлением посмотрел на него.

— Да, очень. За то, что якшаешься с такими людьми, нужно платить. Вот пусть она и платит.

— Не хочу вас обижать, — сказал Фергус, — но это дело грязное. И мне жаль ее.

— Во всяком случае, мне удалось успокоить американцев, — сказал Лодер. — Они отдали ситуацию под наш контроль. Я регулярно их информирую и сам установил наблюдение за миссис Ферроу. Из ваших слов явствует, что полковник Патерсон не будет больше с ней встречаться, так что главная проблема — с плеч долой.

— Фактически он готов был написать на нее донос. Только не знает о чем. По правде говоря, он в моих глазах пал. И жена моя тоже весьма невысокого о нем мнения — время от времени он упоминал Маргарет, чтобы сохранить видимость нормальных отношений.

— У нее наметанный глаз, — заметил Лодер. — Но отсюда нам не грозит опасность. Насколько могу судить, он заложил бы собственную мать, если бы от этого выиграла его карьера.

Подали кофе, и Стефенсон заказал рюмку «Вильяма» — терпкий запах груш защекотал ноздри Лодера. Он отметил умеренность посланника: тот пил очень немного, но всегда самое лучшее, курил мало и никогда не закуривал между блюдами. Он выбрал ликер, о котором Лодер даже не слышал, и запах ему очень понравился. Любопытный человек, выдержанный, но в глубине души может смотреть на вещи не без цинизма. Человек высокообразованный, но без тени заносчивости или самомнения. Находясь в его компании, Лодер не хотел бы совершить досадный промах. Он никогда бы не поверил, что можно испытывать симпатии к кому-либо, занимающему такой пост, как Стефенсон. Он подумал об этой крикливой корове с ее обесцвеченными серебристыми волосами и надменным видом, которая умудрилась завлечь Джо Маклеода, подчиненного Лодера. Достопочтенная миссис Стефенсон. Дочь пэра, потомок целой галереи политиков, родственница шотландского герцога. Он не находил ни одного приличного слова, чтобы назвать ее про себя. Спит с мужиком, годящимся ей в сыновья, в каком-то паршивом мотельчике два раза в неделю. Он вспомнил ее с отвращением. Он сказал Маклеоду пару теплых слов — достаточно, чтобы тот наверняка понял, что спать с женами посланников не рекомендуется, как и вообще с женами, если уж на то пошло, любых сотрудников посольства, не говоря уж о том, какая непростительная глупость раскрывать в их присутствии рот, распространяясь о государственных секретах. Он буквально убил его, но тут же воскресил, потому что Маклеод был очень хорошим работником и мог позволить себе ошибку, не испортив карьеры. Но одну, не больше. Лодер был уверен, что тот вряд ли совершит другую оплошность.

Помимо этого, он и сам решил несколько отступить от инструкций. Ему полагалось доложить своему начальству в Лондоне о поведении миссис Стефенсон. Но он этого не сделал. И ни за что не сделает, но только ради ее мужа. Большой беды она не принесет, разве что попадет в скандал, а из того, что он услышал от Маклеода, можно было сделать вывод, что она достаточно искушенная женщина, чтобы не доводить до сплетен. К тому же Фергус все знал. Лодеру было очень жаль его: бедняга, терпит жену, которая делает такие вещи, к тому же год за годом. Лодер с удовольствием оторвал бы ей голову. Разве можно так обращаться с таким человеком, как Стефенсон.

— Сигарету? — Он предложил свои, и Стефенсон взял одну. Лодер обратил внимание, что посланник курит «Бенсон-энд-Хеджес», и специально купил их.

— Спасибо. — Стефенсон пошарил в кармане. — Боюсь, у меня нет зажигалки. Наверное, забыл дома. — Он прикурил от спички Лодера. Зажигалка осталась в ящике письменного стола на своем обычном месте.

Он допил кофе и заплатил по счету. Лодер поблагодарил за приятный ленч и неуверенным тоном пригласил Стефенсона встретиться за ленчем в конце месяца.

Стефенсон сказал, что с величайшим удовольствием, если только позволит расписание.

* * *

— Товарищ Свердлов?

Он посмотрел на Анну Скрябину. Та положила почту ему на стол — аккуратно разобранную и разложенную по пачкам, но не ушла, а остановилась у стола.

— Да?

Она опустила глаза, потом посмотрела на него, нервно перебирая руками:

— Я вскрыла письмо, товарищ Свердлов. Вы знаете, на нем не было никаких пометок, что оно личное. Извините.

— Раз нет пометок, вы не виноваты, — сказал Свердлов.

Она раздражала его, егозила перед ним, глупо улыбалась, так что хотелось просто сграбастать ее за задницу и вышвырнуть вон. Она, должно быть, начинала чувствовать, что ей не удается втереться к нему в доверие. А поэтому делала новую ошибку, действуя еще более напористо, вместо того чтобы переменить тактику. Подобно многим женщинам, обученным действовать определенным способом, она не умела импровизировать.

— Которое письмо?

— Вот это, товарищ Свердлов. — Она перегнулась через стол и дотронулась пальцем до одной из пачек. От нее пахло дорогими французскими духами, которые он тоже начал ненавидеть. Он отпустил ее и, пока она не вышла из комнаты, не стал читать письмо.

Оно пришло с диппочтой, прислал его Григорий Томаров, знавший его с женитьбы и бывший свидетелем на их свадьбе. В конверт было вложено официальное извещение, что его жена Елена подала на развод. Томаровское письмо содержало четыре страницы рукописного текста. Свердлов спокойно прочитал его, отбросив извещение в сторону. Елена чувствует себя несчастной. Жалуется на одиночество и на то, что он редко пишет. Григорий буквально рассыпался в извинениях, словно жена после трех лет жизни порознь не имеет права на такие чувства. И совсем извиняющимся тоном он добавил, что жена опасается, не завел ли Свердлов другую женщину, хотя, конечно, это не больше чем плод ее воображения.

Развод не только не вызывается необходимостью, но был бы и серьезной политической ошибкой. Томаров настаивал, чтобы Свердлов ненадолго приехал в Россию и помирился с женой. Он утверждал, что она все еще любит его и с радостью возьмет назад свое заявление.

Его совет подсказан любовью к ней и к Свердлову; старику больно видеть, как молодые люди совершают ошибку. Письмо заканчивалось предложением, чтобы Свердлов взял краткосрочный отпуск и прилетел как можно скорее, пока Елене не дали развод.

Свердлов положил письмо на стол, прикрыв им извещение. Закурил. Итак, Елена одинока, подозревает его в неверности. Она несчастлива из-за жизни врозь. Очень резонно. Все говорит за то, что его жена стала такой же, как все остальные женщины. Зависимой, неуверенной, женственной. Год назад такое письмо Томарова привело бы его в восторг. Он мог бы уговорить Елену передумать, стоило только затащить ее в постель. Он знал это, он всегда это знал. Но он всегда знал и то, что такая победа вызывает у нее чувство сопротивления. Проиграв, она начинает презирать себя за это и все равно отдаляется от него. Если он поедет домой и уговорит ее взять заявление назад, согласится ли она оставить клинику и приехать в Вашингтон, захочет ли иметь ребенка и вести себя как нормальная жена? Он взял письмо Томарова еще раз и снова отложил. Хорошо, представим, что я вернулся домой, думал он, но хочу ли я, чтобы она вела себя как нормальная жена? Что я сам чувствую, как сказались на мне три года разлуки? Ответ на этот вопрос он знал. Знал уже давно. Он очень четко сформулировал его Джуди Ферроу, когда сказал, что его жена не значит для него ничего, как и его политические взгляды.

Он мог бы слетать на недельку домой. Если, как он подозревал, Голицын и другие ретрограды в разведке ведут атаку на его позиции, тогда ему повредит утрата дочери героического Юрия Максимова, развод по ее инициативе и по причинам, которые враги за его спиной без труда превратят в политический капитал.

Он раздавил сигарету и выругался. На столе высилась гора бумаг, и хотя он не испытывал энтузиазма по поводу большей их части, однако был раздражен тем, что домашние проблемы оторвали от более важных дел. Вместе с тем Свердлова привело в бешенство письмо Томарова; его поучительный тон, словно они с Еленой пара подростков, а не зрелые взрослые люди, которым пришлось провести значительную часть своей семейной жизни раздельно. Елена не отличалась привязанностью к домашнему очагу, не тяготилась пустой квартирой. Карьеристка по натуре, она готова была пожертвовать многим, включая и мужа, чтобы вести тот образ жизни, который ее устраивал. Если они разведутся, это может оказаться политическим просчетом, но эмоциональной раны ему не нанесет. Он подумал о том, что голицинский соглядатай прочитал это письмо. Конверт она уничтожила, так что не докажешь, был на нем гриф или нет. Теперь, узнав о разводе, Голицын испытал, несомненно, огромное удовольствие. Елена Максимова была женщиной в его вкусе — теоретически, по крайней мере. Себе он выбрал толстую простушку из родных мест, для которой слово равенство было чем-то непонятным.

Для Голицына его развод — настоящий подарок. Свердлов запер извещение и томаровское письмо в ящик письменного стола и еще раз выругался по поводу того, что жена не предупредила его заранее. Если бы это случилось до смены правительства в Москве, он бы спокойно дал ее заявлению идти своим чередом и не прореагировал бы на него. Теперь же это было бы неумно. Возможно, даже не безопасно.

Придется ехать домой и встретиться с ней.

Он вызвал Анну Скрябину и продиктовал телеграммы: одну — Томарову, другую — жене. После этого велел заказать место на самолет в Москву на конец недели.

* * *

— Ты не знаешь, — сказала Джуди. — Ты можешь почувствовать себя совсем по-другому, когда увидишь ее снова.

Они сидели за ленчем, и на этот раз место выбрала она. Это была маленькая территория в центре Манхэттена, где кормили просто, но добротно блюдами итальянской кухни и куда вряд ли забредает кто-нибудь из дипломатов. Последний месяц они проводили вместе два-три вечера в неделю, и он часто уговаривал ее встретиться за ленчем. Перед Свердловым стояло неизменное виски, он обещал ей попробовать кьянти, но без энтузиазма.

— Почему я должен почувствовать себя по-другому? Разлука не способна сделать сердце более нежным. Только память и страдает.

— Ты не хочешь с ней помириться?

— Нет, — сказал Свердлов. — Чем ближе мой отъезд, тем меньше мое желание увидеться с ней. Пожалуйста, не смотри на меня так, не пытайся быть доброй христианкой и не уговаривай меня любить жену. Любить просто потому, что она жена. Наша свадьба обошлась без церковного благословения.

— Не стоит напоминать мне об этом, — сказала Джуди. — Я и не стараюсь быть хорошей христианкой.

— Тогда ты пытаешься убедить себя, будто тебе все равно, — предположил он. — Будто я буду счастливее, любя ее, и что ты совсем не ревнуешь. Понимаю. Дразнить тебя не буду, извини. — Он взял ее руку и поцеловал. Она царапнула его руку ногтями. — Так праведники не поступают, — заметил он. — Тебе следует быть кроткой и покорной. Смотри, остались следы!

— Сам заслужил, — парировала она. — Хотя бы минуту ты можешь быть серьезным?

— Хорошо, буду серьезным, если ты настаиваешь. Но, когда я с тобой, я не могу быть серьезным. Я могу быть только счастливым. И я не чувствую себя счастливым со своей женой. Это ответ на твой вопрос?

— Нет, вовсе нет, это ставит еще один вопрос. Если ты ее не любишь и хотел бы развестись, зачем же ты летишь туда, чтобы помешать ей?

— Ага. — Он запрокинул голову назад и полуприкрыл глаза. — Ага, на этот вопрос нелегко ответить. И дело тут вовсе не во мне и Елене. Дело в политике.

— Не понимаю, — сказала Джуди. — При чем тут политика? Это же твоя частная жизнь.

— А что, на Западе женитьба или развод не влияют на карьеру? Ну-ну, давай, видишь, ты сама-то ничего не знаешь о собственном обществе.

— Я говорю о твоем обществе, не о своем. Я думала, у вас развод получают так же просто, как делают аборт. По требованию.

— Это зависит от того, кто ты, — пояснил он. — Это не должно было бы влиять, но влияет. Не улыбайся, я тебе ничего не уступил. Моя жена — известная личность, из важной семьи. Если она разведется со мной, это отразится на моей карьере. Развод ей дадут, но моему начальству это не понравится. Вот о чем я думаю сейчас.

— Не знала, что ты такой честолюбивый, — сказала Джуди.

— Я хочу остаться в живых.

— Шутишь!

— Чуть-чуть, но не совсем. Почему ты не ешь, остынет.

— Федор, перестань говорить такое. Ты профессиональный военный на дипломатическом посту, разве развод может быть для тебя до такой степени опасен? Боже мой, ты же не на дочери Сталина женат!

— Ее отец был знаком с ним. Разве твой посольский не рассказал обо мне?

— Нет, — сказала Джуди. — Ни слова. Я звоню ему каждый раз, как мы встречаемся. Я же говорила тебе.

— Ведь я тебе нравлюсь, да?

— Да. Ты же знаешь, что нравишься.

— Очень?

— Довольно сильно. — Она стала чертить ножом узоры на клетчатой скатерти. — Надолго ты уезжаешь?

— Не знаю. Это зависит от того, сколько уйдет времени на то, чтобы убедить ее забрать заявление. Перестань резать скатерть и посмотри на меня. Когда я вернусь, мы увидимся?

— А вдруг ты и не захочешь, кто знает, вдруг ты снова влюбишься в жену, когда увидишь ее! Если ты не позвонишь, я все пойму. Мне все равно.

— Если тебе все равно, — громко рассмеялся он, — отчего же у тебя такой несчастный вид? Послушай меня, я не мальчик, спешащий домой к разбитой любви. Я отсутствовал три года, и только беспокойство за собственную шкуру заставляет меня возвращаться к ней. Она для меня ровно ничего не значит. Я желаю ей добра, всегда буду рад встрече, но как женщина... ничего! Все кончено! — Он стукнул кулаком по столу. — А что касается тебя, то у нас вообще еще ничего и не начиналось. Ты мне постоянно твердишь свое «нет». Ты что, тайный маоист?

— Как ты догадался? — Джуди невольно улыбнулась. — Я не начинаю дня, не прочитав его «Мысли».

— А я не смог бы начать день, если бы их прочитал, — сказал Свердлов. — Однообразный бред китайского мегаломаньяка. Ты знаешь, они разошлись тиражом, большим чем Библия?

— Ну и что это доказывает? — Джуди приходила в себя. Для нее было ударом услышать, что он намеревается ехать в Россию.

Он нагнулся и поцеловал ее в шею.

— Что-то китайцев слишком много.

— Федор, у тебя там действительно будут неприятности, правда? Или ты пошутил?

— Нет, — сказал он совершенно серьезно. — Вовсе не пошутил. Разве ты не понимаешь, что, с политической точки зрения, я могу попасть под подозрение, если не попробую помириться? Многие из верных учеников ее отца сейчас у власти. У нас все повернулось назад, а не вперед. Запад этого еще не понял.

— И ты все еще чувствуешь, как на Барбадосе, что больше не веришь в коммунистические идеалы?

— Я утратил интерес, — сказал Свердлов. Они пили кофе, и он высыпал себе в чашку чуть ли не треть сахарницы. — Можешь называть это верой. Было время, когда я верил, что наш образ жизни — это единственный разумный ответ на проблемы мира. Я никогда не был фанатиком вроде Елены. У меня всегда возникали вопросы. Но после Сталина перестали говорить об уничтожении половины мира ради распространения коммунизма. Стало больше свободы, больше умеренности. Я работал во имя этого, и я в это верил. И продолжаю верить. Но все изменилось. — Она взглянула ему в лицо: никогда Свердлов не был так серьезен и сосредоточен. — Все изменилось, и мы откатились на тридцать лет назад. Так что я — как большинство. Хочу выжить, если получится. Вот что я имел в виду, когда мы беседовали на острове. Никакой справедливости, никаких идеалов, только практичность и удовольствия, вроде того чтобы встречаться с тобой за ленчем. Возьми русскую сигарету.

— Почему же ты не выходишь из игры, если все так плохо? Почему ты просто не сойдешь с самолета где-нибудь в Европе и не исчезнешь?

— Потому что я русский и не хочу, чтобы меня высылали из моей страны. Буду продолжать работать, возможно, еще раз все переменится. Надеюсь, ты не собираешься уговаривать меня перебежать?

— Ты же знаешь, что нет. Ведь ты бы действительно изменил своему народу, если бы перебежал к нам. Я хотела сказать только то, что сказала. Исчезни. Просто сгинь. Но это глупо, просто невозможно.

— Нет, — согласился он, и на лице мелькнула кривая улыбка. — Мне было бы очень трудно спрятаться где-либо без посторонней помощи. Не остается ничего иного, как уплатить за ленч и отвезти тебя обратно в ООН, чтобы ты продолжала работать на гнилой западный капитализм. Я улетаю в пятницу. Надеюсь вернуться дней через десять, или меньше, если сумею уговорить жену. И тогда позвоню тебе.

Они ехали в его машине. Он остановился около входа в высокое здание черного стекла и обнял ее.

— Прощай, — сказал он и поцеловал ее. — Душенька.

В тот же день, попозже, Джуди остановила переводчика, проходившего мимо кабинета Нильсона. Она спросила, что значит это слово. Он ухмыльнулся в ответ:

— По-русски это значит «дорогая». С кем это вы судачили?

— Спасибо, — сказала она и закрыла дверь перед его носом. В этот день у нее уже не было сил позвонить Лодеру.

* * *

Лодер был уже в посольстве, когда зазвонил телефон. Звонил старший шифровальщик, дежуривший ночью в посольстве:

— Я искал вас, сэр.

Лодер ходил в кино, а потом поужинал в китайском ресторане. Как всегда — в одиночестве.

— Ладно, в чем дело? Времени-то уже час ночи.

— Открытая телеграмма на ваше имя с пометкой «очень срочно». Прочитать вам или вы сойдете к нам?

— Вам удобно прочитать?

Сон как рукой сняло. Насколько знал Лодер, его телефон не прослушивался, но кто знает, все время изобретают что-нибудь новое. Боже упаси подозревать, но подключиться к его телефону хотели бы не только люди из Восточного блока, но и друзья из ЦРУ.

— Телеграмма личная. Читать?

— Давай, — велел Лодер. Карандаш с блокнотом лежали у него под боком, на столике с телефоном.

— Дафни больна. Пожалуйста, приезжай немедленно. Положение очень серьезное. Подписано Винни.

Лодер записал.

— Спасибо. Дайте ответную телеграмму, хорошо? «Вылетаю первым же самолетом. Вторник 27. Джек». О'кей, отправьте сегодня же. Срочно.

Он положил трубку и поднялся с постели. Нашел сигарету в пачке, которую до этого вынул из кармана пиджака; он не пользовался портсигаром после того, как потерял тот, который ему подарила жена на Рождество в первый год после свадьбы. Дафни — имя его жены. Но Винни — это кодовое имя, которым пользовался его начальник на Квин-Эннз-Гейт в Лондоне. Фиктивное личное сообщение, посланное по открытому каналу, свидетельствовало о чем-то необычайно серьезном. Настолько важном и настолько секретном, что никто в посольстве, даже посланник или сам посол, не должны были знать, что Лодера вызывают в Англию по официальному делу.

Он вернулся к кровати и стал названивать в авиакомпанию БОАК.

* * *

— Не могла бы я поговорить с миссис Ферроу? Она дома?

Нэнси Нильсон открыла дверь квартиры, и в холл вошла светловолосая женщина.

— Ее сейчас нет, но я жду ее с минуты на минуту. Входите и обождите здесь. — Нэнси проводила гостью в гостиную. Она заметила, как та быстро скользнула по комнате взглядом, оценивая обстановку и картины. В холле рассмотреть гостью было трудно, а в хорошо освещенной комнате ее волосы оказались отливающими медью, на дорогое, но не достаточно элегантное, на взгляд Нэнси, платье было накинуто голубое норковое манто.

— Вы не представились, — напомнила Нэнси.

— Сэнди, — ответила та и улыбнулась. — Сэнди Митчел. Хай.

— Хай, — ответила Нэнси. — Нэнси Нильсон. Выпьете чего-нибудь, пока ожидаете?

— Нет, благодарю, — сказала девушка. Она скинула меховое манто и присела на краешек стула, выставив вперед сжатые вместе коленки. Она могла быть певичкой или актрисой на маленьких ролях. У нее были красивые ноги и очень красивое лицо. Нэнси никак не могла сообразить, какое она может иметь отношение к Джуди Ферроу. Она наблюдала за девушкой, прищурив глаза: привычка, унаследованная от отца. Нэнси думала, правильно ли поступила, впустив незнакомку в квартиру.

— Вы хорошо знаете Джуди? — спросила она.

— Нет. Нет, я в общем-то не знакома с ней. Мы только один раз встречались.

— Понятно, — протянула Нэнси. — В таком случае она не ждет вас?

— Нет. — В ответ ей блеснула яркая улыбка, но за ней скрывалось напряжение.

— Меня попросил связаться с ней один друг. Это не она?

Входная дверь открылась, потом закрылась. Нэнси встала:

— Думаю, она. Скажу ей, что вы здесь.

Она плотно прикрыла за собой дверь. В холле Джуди покачала головой:

— Не знаю никого по имени Сэнди Митчел... Лучше спрошу, что ей нужно.

Как только она вошла в комнату, блондинка поднялась, и Джуди узнала ее. Это была девушка-американка, которая подходила к столику Свердлова с молодым русским. Она внезапно вспомнила его имя. Меменов.

— Хэлло, — сказала она.

— Сэнди Митчел, — представилась девушка. — Вы помните меня? Мы встречались в «Ла Попотте», уже достаточно давно... — Казалось, она сомневалась, говорить ли ей то, что она хотела, и смотрела мимо Джуди, туда, где стояла Нэнси.

— Миссис Ферроу, могу я минутку поговорить с вами с глазу на глаз?

— Да, конечно. — Джуди повернулась, но Нэнси уже выходила из комнаты. Когда они остались одни, Сэнди села.

— Так по какому поводу вы хотели меня видеть, мисс Митчел?

— Я подруга Петра Меменова, — быстро заговорила та. — Вы, возможно, не помните меня, но мы в тот вечер выпили с вами за вашим столиком. Послушайте, мне звонил Петр, он сейчас в Париже, в двухнедельной командировке. Он попросил меня разыскать вас, потому что должен сообщить кое-что вашему другу полковнику Свердлову.

— Ну? Почему же он не мог сообщить прямо ему?

— Не знаю. — Девушка повела плечами. — И не хочу знать, миссис Ферроу. Я бы не стала разыскивать вас и приходить сюда, если бы он не попросил меня сделать одолжение. Он сказал, что это страшно важно, чтобы я нашла вас и передала это сообщение для вашего друга.

— Какое сообщение?

— Я записала его. — Она принялась искать в сумочке и вытащила листок бумаги с крупными каракулями поперек страницы. Джуди протянула руку, но Сэнди Митчел покачала головой.

— Он сказал, что я могу записать его, но никому ни под каким видом не отдавать. После того как я прочту вам, я должна сжечь сообщение. Поверьте мне, миссис Ферроу, все это звучит для меня совершенным бредом, но я же сказала вам — это мой старый друг, и я просто оказываю ему услугу.

— Хорошо, тогда прочитайте записку мне, пожалуйста, — Джуди заговорила потише, подсознательно принимая меры, чтобы Нэнси не могла через дверь ничего услышать.

— "Калинин на Лубянке. Ждут вас. Ни в коем случае не позволяйте уговорить вас вернуться". Все.

— О боже мой, — прошептала Джуди.

— Я ничего не поняла, — сказала девушка. — Но похоже, ваш друг попал в беду. — Она посмотрела на англичанку — та была бледной как мел.

— Пожалуй, я теперь пойду. Петр сказал, чтобы вы сообщили ему как можно скорее.

— Сейчас уже четверг, вечер! — воскликнула Джуди. — Мне нужно сообщить ему сегодня же! — Она вышла в холл вместе с подругой Меменова. Протянула руку девушке, и Сэнди Митчел пожала ее.

— Спасибо, — сказала Джуди. — Спасибо, что нашли меня и все это рассказали. Теперь поезжайте домой и сожгите записку, а потом забудьте про это.

— Так и сделаю, — сказала девушка. — Не знаю, в чем дело, но носом чую неприятности. Надеюсь, вы найдете вашего друга сегодня.

— Помоги ему боже, если не найду, — произнесла Джуди. — Он улетает домой завтра утром.

* * *

Начальником Лодера в Лондоне был удалившийся от дел промышленник, получивший после войны дворянский титул за работу в промышленности в добавление к ордену «За выдающиеся заслуги» с пряжкой, — он чем-то отличился во время войны в сферах, о которых не принято распространяться. Внешне в нем не было ничего импозантного: среднего роста, невзрачный. Редеющие волосы, на носу толстенные очки, на память об армейской карьере остались только небольшие, аккуратно подстриженные усики.

В прошлом профессиональный военный, между двумя мировыми войнами он приобрел богатый опыт разведывательной работы на Ближнем Востоке и в Индии, прославился необыкновенным нюхом и храбростью. В начале последней войны, когда военная разведка отличилась, наделав непоправимых ошибок, и когда дилетанты из управления специальных операций только еще формировались в эффективный боевой орган, он имел звание бригадира и был направлен на работу в СИС.

Здесь он проявил себя как необыкновенная личность на поприще шпионажа, как человек безграничной смелости: слишком хитроумный, чтобы попасть в руки врага и героически умереть. Оказалось, что он наделен превосходными организаторскими качествами и, благодаря опыту проведения активных операций, которым, увы, не располагали некоторые его коллеги — начальники отделов разведки, знал, что можно спрашивать со своих подчиненных и каким образом лучше их использовать. По окончании войны он ушел в промышленность, где нашел применение своим многочисленным талантам в нескольких компаниях, и не без успеха, о чем свидетельствует дворянский титул, полученный им за это и, казалось, подводивший итог его трудам на ниве службы обществу. И вот в этот момент его назначают главой всей СИС, и он обживает благословенные апартаменты на Квин-Эннз-Гейт.

Он ждал Лодера в конце дня в пятницу. Его предшественник никогда в жизни не одарил бы офис своим присутствием в послеобеденное время в пятницу, считая уик-энд настолько священным, что он не может быть нарушен ничем, кроме войны.

— Присаживайтесь, Лодер. Выглядите отлично. Вашингтон не противопоказан вам?

— Нет, сэр. Я чувствую себя хорошо.

— Извините, что пришлось вытащить вас так неожиданно. Получен меморандум от мининдела первой категории срочности. — У него была привычка укорачивать слова, которая действовала Лодеру на нервы. — Назревает большой скандал. Наша задача — не выносить сор из избы. Вот почему я воспользовался именем вашей жены для телеграммы.

— Я это понял, сэр. В посольстве я сказал, что она заболела и мне нужно срочно выезжать. В Вашингтоне никаких вопросов не возникло. Так что стряслось?

— Ближний Восток. Отвратительное место: одни кризисы, и ничего хорошего не жди от этих людей — евреев, арабов. Все они одинаковые. Так или иначе, госдеп предпринял шаги, чтобы организовать встречу между представителем Израиля и кем-то из египтян; все абсолютно неофициально, никто не должен об этом знать, ухватываете? Ладно. Без труда не вытащишь рыбки из пруда. Израильское правительство изъявило готовность участвовать в переговорах при условии, что никто не сможет сказать, будто они идут на попятный, и выделило специального человека; арабы дали понять, что на нейтральной территории может ненароком оказаться представитель арабов в то же время, что и израильтянин, и, если ничего официально не будет объявлено или упомянуто, они могут провести переговоры. Это было бы по крайней мере каким-то началом. Как вы, Лодер, понимаете, для Запада это гораздо важнее, потому что означало бы, что арабы могут в будущем отойти от русских.

— С какой стати? Извините за любопытство, но интересно было бы узнать, — сказал Лодер.

— Очень хороший вопрос. Как всегда, вопрос о самосохранении. Арабское партизанское движение начинает выходить из-под контроля. Теперь это не только Эль Фатах; возникло и набирает силу новое молодое движение, что-то вроде революционного крестового похода Че Гевары, которое считает, что следует вернуть Палестину, но только уничтожив все, связанное с Западом. В этом участвуют нефтяные шейхи, они платят Египту жирные субсидии, но так, чтобы все было шито-крыто, а Египет за это должен держать под замком канал. Так вот, шейхи начинают беспокоиться, что партизаны заходят влево дальше, чем им хотелось бы. Если евреи нанесут ответный удар и произойдет еще одна шестидневная заваруха — а я вижу, что они способны отхватить от Объединенных Арабских Эмиратов еще очень и очень хороший кусок, даже не разбив им в кровь нос, — египетское правительство проиграет, не помогут никакие русские МИГи, и тогда их собственные фанатики перережут им горло. Русских это, смотря по обстоятельствам, может вполне устроить. Думаю, что египтяне созрели для того, чтобы повернуться в нашу сторону. Но вся эта затея лопнула прямо у нас под носом. Ну, вернее, не совсем у нас, а под носом у госдепа.

Он замолчал и потянул себя за нос, ухватившись за него между ноздрями, отчего его заурядное английское лицо на мгновение сделалось неординарным. Лодер вынул сигареты и предложил начальнику. Тот взял — его пристрастие к чужим сигаретам и привычка никогда не открывать стоявшую на его столе большую коробку с куревом стало притчей во языцех среди подчиненных.

— Русские пронюхали, — вздохнул он. — Им не просто удалось узнать, к чему идет дело, они получили документальные подтверждения. Письма, меморандумы, рекомендации Форин-офиса, записку с одобрением президента — все до последнего. Они выложили документы арабам, и на этом переговоры закончились. Евреи в бешенстве от утечки. Получилось, что их позиции слабее, и теперь они требуют действий.

— Как же русские сумели получить такие бумаги? — не удержался от вопроса Лодер. — И откуда мы знаем, что документы у КГБ?

— В Каире у нас есть друг, — объяснил шеф. — Он видел фотокопии. И сообщил нам. Он тоже не в восторге от этого. Его фамилию не упомянули, но могли бы и упомянуть. Думаю, мы его уже потеряли, но лес рубят, щепки летят.

— Если у них фотокопии, — медленно проговорил Лодер, — значит, кто-то из наших их сделал и нашел способ быстро передать русским. Кто-то выдал весь план.

— Да. — Глаза за стеклами очков зло блеснули. — Именно так, Лодер. Среди нас завелась змея.

— Американцы, наверное, встали на рога. — Лодера так потрясло услышанное, что он совершенно забылся и у него явственно прорезался мидлендский акцент.

— Они начинают немедленную проверку всех, кто имел хотя бы какое-то отношение к этой идее или мог видеть переписку. Как вы и говорите, ЦРУ от этого не в восторге. Естественно, они будут настаивать, что это кто-то из наших.

— Естественно, — почти проскрипел Лодер. — Но это же их ребенок, так почему они считают, что это мы пачкаем пеленки? Но кто бы это ни был, все равно сушить пеленки придется им.

— Надеюсь, — сказал шеф. — Но я понимаю, на что они намекают. У нас на этот счет не лучшая репутация. Меня не было здесь, когда Маклин был в Вашингтоне, иначе меня отозвали бы. Помните, конечно, он передал русским всю документацию о Натовской оборонительной системе. Молю Всевышнего, чтобы это не оказался один из наших, но совершенно в этом не уверен. Вот почему я послал за вами, Лодер. В Вашингтоне наступают жаркие денечки. Я хочу, чтобы вы прошлись по всем членам посольства частым гребнем. По всем.

Он увидел лицо Лодера и повторил:

— И я подчеркиваю: по всем, от посла и ниже. Я готовлю вам двух помощников и пошлю их уже на следующей неделе. Оба из военно-морской разведки, оба имеют допуск к планированию.

Лодер заколебался, но быстро сориентировался:

— Лучше трех, сэр. Полагаю, я отошлю Маклеода.

— Почему?

— Он связался с девицей из кадров. — Лодер уже принял решение не впутывать Фергуса Стефенсона и его жену и солгал без натуги. — Он может что-нибудь сболтнуть ей. Поймите меня правильно, сэр, он прекрасный работник, и в другой обстановке это не имело бы значения, но поскольку сейчас вопрос о бдительности встал так остро... Я бы заменил его.

— Отлично. Так и сделаем. Но и здесь тоже, кстати говоря, дел будет по горло. В понедельник иду на Даунстраз для доклада. — Сначала Лодер не понял. Потом до него дошло, что это одно из любимых начальником сокращений.

— Вы хотите сказать, что встречаетесь с премьер-министром на Даунинг-стрит?

— Да. Он занят, иначе я отправился бы завтра в Чекерс. Вот насколько все это серьезно, Лодер. Всей этой ближневосточной затее придавалось самое большое значение. Тот, кто передал документы русским, знал наверняка, насколько это важно. И это значит, что американцы или англичане — не важно — имеют дело не просто с утечкой или колоссальных масштабов недосмотром. Речь идет о смертельной угрозе всей западной системе безопасности. Об агенте-двойнике, по сравнению с которым мистер Филби будет выглядеть мелким клерком.

— Боже, — пробормотал Лодер. — Будем надеяться, что он не из наших.

— Я тоже на это надеюсь, — сказал начальник и еще раз потянул себя за нос. — Но во мне копошится маленький червячок сомнения, что именно так оно и есть. — Он встал и пожал Лодеру руку. — Дело теперь за вами. А вообще — можете задержаться на несколько дней, повидать детей, если желаете, а в среду возвращайтесь.

— Благодарю вас, сэр. — Лодеру очень не хотелось просить об этой поблажке. Начальство само должно догадываться о таких вещах. — Благодарю, я повидаюсь с детишками и улечу во вторник. Я хотел бы поскорее взяться за дело.

Он вышел на улицу, залитую весенним солнцем, и на такси поехал в гостиницу.

* * *

Свердлова в вашингтонском посольстве не оказалось. Джуди звонила три раза в течение часа, в первый раз она попросила соединить с ним, но после пятиминутного молчания линия отключилась. В отчаянии она набрала номер снова, на этот раз последовала уже знакомая пауза, но телефонистка подключилась с извинениями за задержку, и Джуди ждала, прижав трубку к уху. Ответил мужской голос, он медленно и тщательно выговаривал английские слова. Мужчина сказал, что полковника Свердлова нет в Вашингтоне. Нет, ничего добавить он не имеет права, но, может быть, она сообщит свое имя и позвонит через полчаса?

Он доложил о звонке генералу Голицыну и к следующему ее звонку был готов ответ. Ее имя подсказало Голицыну, что не следует скрывать от нее, что Свердлов в Нью-Йорке. Ферроу — его контакт, возможно, у нее что-то важное, и она никому другому этого не расскажет. Судя по нетерпению в ее голосе, как доложил ночной дежурный референт, ей необходимо поговорить со Свердловым срочно.

Она сидела в своей комнате за закрытыми дверями, ей удалось отделаться от Нэнси, которой страшно хотелось узнать, что это за Сэнди Митчел и чего ей было нужно. Джуди придумала объяснение: девушка попросила адрес общего знакомого. Нэнси, конечно, не поверила, но это позволило уклониться от дальнейших расспросов и объяснило серию телефонных звонков, которые сделала Джуди.

Когда она позвонила в Русское посольство в Вашингтоне в третий раз, то чуть не сошла с ума от затянувшейся сначала на две, потом на пять и восемь минут паузы, во время которой механический голос телефонистки повторял, чтобы она не вешала трубки. Она чувствовала, что вот-вот разрыдается в телефон.

В конце концов к телефону подошел тот же человек, который разговаривал с ней перед этим. Полковник Свердлов в Нью-Йорке, и его можно найти по телефону, и тот назвал номер. На секунду ее охватило смятение: он повторил телефон, медленно и отчетливо, но у нее не было карандаша, и она испугалась, что перепутает цифры.

— Минутку, минутку, — закричала она в трубку, словно он был очень далеко и до него нужно было докричаться. — У меня нет карандаша. Да нет же, ради бога, я сказала — карандаша, мне нужно записать номер! Не вешайте трубку, подождите...

Она тут же вернулась с какой-то квитанцией и карандашом для подводки глаз — ничего более подходящего не подвернулось под руки. Но это сгодилось, через десять минут она дозвонилась, и ей ответил голос Свердлова.

— Мне нужно повидаться с тобой, — сказала она, спотыкаясь на каждом слове. — Это страшно важно. — Последовало молчание, и она подумала, что их разъединили. Потом она услышала его голос:

— Это трудно сделать, — сказал он. — Я очень занят. Я рано утром улетаю.

Она поняла, что он не один. Говорил безликим тоном, почти отрывисто.

— Федор, мне нужно кое-что сказать тебе. Ради всего святого, сверни свою встречу и повидайся со мной сегодня же вечером. Что бы ни случилось, ты не должен завтра лететь домой!

— Ладно, если это так срочно. Я приеду в то место, где мы встречались в последний раз. Приблизительно через час. — Он повесил трубку, даже не попрощавшись.

Он ждал ее в траттории, где они уже встречались за ленчем на этой неделе. Сидел он на том же месте за угловым столиком, перед ним стоял стакан с виски. Он поднял на нее глаза, когда она появилась в дверях. Посетителей было много, стояла невозможная жара, пахло итальянской кухней, за длинным столом сидела большая компания, провозглашая бесконечные тосты и поднимая невообразимый шум.

Он пододвинул ей стул, и на мгновение его рука задержалась на ее плече, легонько пожав его. И первое, что она сказала ему, было настолько нелепым и глупым, что ей сразу же стало стыдно.

— Ты так грубо говорил со мной по телефону. Я бы не просила тебя прийти, если бы не чрезвычайные обстоятельства.

— Извини, — сказал Свердлов. — В комнате было много людей. К тому же я очень удивился. Как ты разыскала меня?

— Сегодня вечером ко мне пришла девушка. Когда я вернулась с работы, она уже ждала меня в нашей квартире. Та американка, которая живет с твоим другом, тем, что приходил в «Ла Попотте», Меменовым. — Так она и сказала, Петр Меменов. — Он попросил ее передать тебе несколько слов, и она нашла, где я живу.

— Что он просил передать? — Свердлов говорил спокойно, почти безразлично.

— Она записала, но не дала мне бумажку. Я все запомнила. «Калинин на Лубянке. Ждут вас. Ни в коем случае не возвращайтесь в Россию». Нет, правильнее будет: «ни в коем случае не дайте убедить вас ехать в Россию».

— Калинин — мой секретарь, — медленно произнес Свердлов. — Ты уверена, что было сказано «Лубянка»?

— Абсолютно, — ответила Джуди. — Я даже слышала про это место. Это тюрьма, верно?

— Да, — сказал он. — Это в Москве. Центр допросов КГБ.

— "Они ждут вас". Что это значит? — Она дотронулась до его руки. Он схватил ее руку и удержал в своей.

— Это значит, что моего секретаря арестовали. И допрашивают. Скорее всего, когда я приеду домой, меня отправят вслед за ним на Лубянку.

— О боже, — прошептала Джуди. — Только за развод...

— Нет. — Он покачал головой. — Нет, развод тут ни при чем. Это просто уловка, чтобы я вернулся. — Он подумал о томаровском письме, полном отеческой заботы и сердечного совета немедленно приехать. Он сощурил глаза и сказал что-то на своем языке, чего Джуди не поняла. — Это нечто более серьезное. — Он улыбнулся — из-за опущенного уголка губ улыбка показалась кривой гримасой. — Они отозвали Калинина, чтобы сфабриковать против меня дело. Теперь оно готово. И вот старый друг пишет мне, чтобы я приезжал, моя собственная жена соглашается развестись со мной...

— Но что ты такое сделал? — воскликнула Джуди. — Зачем им «фабриковать» что-то? Я этого не понимаю...

— И не поймешь, — сказал он тихо. — Ты этого не поймешь, потому что в твоем мире такие вещи происходят только в книжках. В шпионских романах, где герой разгрызает проволоку зубами и исчезает в ночи. С Лубянки не убегают. Жаль, что это был Калинин. Очень хочется надеяться, что он не пытался геройствовать. — Свердлов дал ей сигарету и закурил сам. — Значит, политику определили, — задумчиво произнес он. — Мы вернулись к сталинизму. И теперь начинается чистка. Я был слеп и глуп, я должен был понять, что идет к этому.

— Но почему ты? — спросила его Джуди. — Почему весь этот шум вокруг тебя?

— Я принадлежу к так называемым умеренным, — объяснил Свердлов. — Я считаю, что мы можем завоевать капиталистический мир мирным проникновением, политическим маневрированием, просто историческим развитием. Но не войной, не с помощью старой марксистской теории, что революционное движение сметет все в океан и на руинах построит новый рай. Видишь ли, я разложился, полюбил шотландское виски. Как ты с первого раза не поняла, что одно это уже доказывает, насколько я далек от марксистского идеала?

— Да, ты потерял свой марксистский дух, — неожиданно сказала Джуди. — Ты же говорил мне, сам же говорил в тот вечер, когда заставил меня рассказать все про Ричарда. Ты сказал, что утратил веру. Ты сказал, что думаешь теперь только о том, чтобы выжить. Наверное, ты не смог скрыть это от начальства. О Федор, ну почему ты не хотел сидеть тихо?

К ее удивлению, он рассмеялся.

— Не от начальства, — заметил он. — От подчиненных. Особенно от одного. — В глазах у Федора мелькнуло то же выражение, как при воспоминаниях о Томарове. — Никогда не забывай о старой собаке. Она может укусить одним клыком. Хорошая поговорка.

— Если ты не перестанешь дурачиться и болтать о поговорках, я заору, — взорвалась Джуди. — Тебе угрожает страшная опасность. Тебя собираются арестовать, когда ты приедешь домой. А что будет с тобой, если ты не поедешь? Тебя могут просто засунуть в самолет, правда?

— Для этого нужны указания, — сказал Свердлов. — Но они будут получены. Их получат, если заподозрят, что я знаю об ожидающей меня ловушке, и поэтому придумал отговорку, чтобы не ехать. Знаешь, ты даешь мне нужный шанс. Благодаря тебе я могу отменить завтрашний вылет и перезаказать билет на более поздний срок. Я могу сказать, что мне удалось завербовать тебя, а ты готова продать мне потрясающий секрет. Ты намерена взорвать сейф Нильсона и передать мне всю его переписку.

— Не понимаю, как ты можешь все превращать в шутку, — сказала Джуди. Она так испугалась за него, что начала сердиться.

— Ну вот, это лучше, чем плакать, — ответил Свердлов. — Так мне легче думать. Ты, наверное, проголодалась, давай закажем что-нибудь поесть. И выпить, — добавил он, словно это было самым важным в этот вечер. — У меня пустой стакан.

— Не могу даже думать о еде, — заявила она. — А тебе не нужно пить, у тебя должна быть ясная голова, чтобы думать!

— Душенька, — почти нежно заговорил Федор. — Перестань грустить. Я верю в то, что главное сейчас — это выжить. Они меня не достанут! Это я тебе обещаю.

— Но ведь ты не можешь бесконечно отменять и отменять, — заметила Джуди. — Что ты им скажешь?

— Посмотрим, — ответил Свердлов. — Это будет зависеть от того, какое решение я приму.

Джуди старалась заставить себя есть, но напрасно. Она сидела, пила вино и курила, ничем не прерывая молчания. Развод был уловкой и означал, что его жену убедили выступить против него. Свердлов говорил о старом друге. Медленно, наблюдая за ним, Джуди начинала понимать, что шутил он слишком мрачно, стараясь скрыть свои подлинные чувства под маской циника.

Потом она стала думать о том, как же мало она знала его, как поверхностно поняла его истинную суть. То, что у его натуры есть другая, менее привлекательная сторона, она уже заметила во время его короткой встречи в ресторане, когда Меменов присел за их столик и держался почтительно, явно чувствуя себя не в своей тарелке. На короткий момент это проявилось, когда она передала ему слова Меменова. Если он боялся, то знал, как скрыть это чувство, но гнева скрыть не мог. Душенька. Он снова назвал ее так. Дорогая. Боже мой, сказала она себе, в какую же историю ты впутываешься... Ведь он ничего для тебя не значит, он всего лишь отвлек твои мысли от Ричарда. У нее перехватило дыхание. Он не отвлек ее мысли от Ричарда Патерсона, он вытеснил его полностью. Уже неделями она не вспоминала англичанина. Неделями не думала ни о ком, кроме Свердлова, но поняла это только сейчас. Когда он подшучивал над грозившей ему самому опасностью, ей хотелось ударить его, только бы заставить его серьезно взглянуть на ситуацию. А ведь она почти ничего о нем не знала, он вошел в ее жизнь, как инопланетянин с Марса. Он подвинул свой стул поближе, их колени соприкоснулись.

— Могу я сегодня пойти к тебе — на твою квартиру?

— Там моя подруга, — ответила Джуди. Она столько раз пользовалась именем Нэнси, сдерживая его напор, что он наконец сказал, что не верит, будто подруга существует на самом деле. Но в этот вечер Нэнси была дома и Джуди не могла рискнуть и привести его к себе так, чтобы та не узнала. Джуди ни на минуту не пришло в голову, что за его вопросом стоит банальный мотив. Даже при розовом освещении в траттории, придуманном для того, чтобы цвет лица казался свежее, его лицо было совсем серым.

— Я должен все обдумать, — сказал он. — Я не могу принять решение мгновенно.

— Пойду позвоню, — решила Джуди. — Иногда она не ночует дома или приходит очень поздно.

Он смотрел, как она выходит из-за стола; несколько человек обратили на нее внимание, когда она шла между столиками. Она была привлекательной женщиной, временами настоящей красавицей, какой выглядела, когда он увидел ее впервые под фонарем у бассейна на Барбадосе, вытирающей тело полотенцем.

Свердлов закурил. Его жена просит развода — сама она к этому пришла или согласилась бросить наживку, чтобы затащить его в расставленную ему западню? Томарова он понимал, потому что этот тип людей не способен изменяться, не способен на подлинные личные, не зависящие от политических взглядов привязанности. Но ведь он же любил Елену, часами не выпускал ее из объятий, хотел, чтобы она родила ему детей... И это все тоже не в счет? Неужели у нее нет чувств, нет слабостей, которые можно было бы назвать человеческими, если она может вот так взять и согласиться выдать мужа? Будет ли она сидеть в зале суда, как он сидел на процессе Пеньковского, и слушать, как ее мужу выносят смертный приговор?

И вдруг он увидел все в перспективе. Его жена вовсе не коварная женщина и вовсе не способна на жестокость ради мести или еще чего бы то ни было личного. Но, служа своему идеалу, она не знала сострадания ни к себе, ни к любому другому; она разведется с ним, считая его изменником. Подозрения в том, что он изменник, оказалось достаточно, чтобы перечеркнуть десять лет совместной жизни, превратить близость с ним в нечто нечистое, нуждающееся в немедленной ампутации, как зараженный гангреной орган, который может разрушить все тело.

— Она сегодня дома, извини, но я ничего не могу поделать.

Он посмотрел в озабоченное лицо Джуди и улыбнулся.

— Это не имеет значения, — сказал он. — Мы можем посидеть здесь. И я не буду пить много виски. Обещаю тебе.

— Если бы только я могла знать, что ты в состоянии предпринять, — сказала она. — Какой-то кошмар. Неужели нет никого, к кому ты мог бы пойти? К послу? Не может ли он помочь?

— Нет. — Свердлов покачал головой. Послу ничего не будет об этом известно, да он и не захочет знать. Решение об арестах сотрудников посольства не входит в его компетенцию. Находясь наверху, не к кому обратиться за защитой от нападок снизу. Он подумал о Панюшкине, суровом, неприступном главе КГБ, с которым он был знаком лично и даже удостоился исключительного знака благосклонности: был приглашен провести с ним уик-энд на его черноморской даче. Он поехал с Еленой. Было чопорно и официально, как в королевской резиденции.

Обращаться прямо к Панюшкину бесполезно. Наверняка он санкционировал допрос Калинина и, согласившись на это, предопределил судьбу Свердлова, потому что хорошо понимал, что в любом случае полученные материалы будут использованы против него. Как он сказал Джуди в первый момент шока, чистка началась. Панюшкин не мог не помнить, как Берия, самый жуткий и самый грязный из руководителей КГБ, не сумел вовремя сориентироваться в изменениях политического курса и был расстрелян партией Хрущева и его умеренных. Панюшкин отдаст приказ, чтобы Свердлов возвращался домой, заверив, что тому ничего не угрожает, а потом будет наблюдать в потайное окно за тем, как его допрашивают.

— Федор, что ты собираешься делать? Ты не мог бы просто исчезнуть? Я знаю, что уже предлагала, но тогда это было в шутку; но на самом деле, ты же можешь просто выйти отсюда и растаять. Я дам тебе денег...

— Спасибо тебе, — сказал он. — Но это невозможно. Поверь мне, сделать этого нельзя. У меня выбор только между двумя вещами, и времени на раздумье совсем нет. Я могу поехать домой и попытаться защитить себя, но это ничего не даст, меня расстреляют. Или сделаю то, что делали другие в подобной ситуации, то есть попрошу политического убежища.

Услышав, что он сказал, Джуди промолчала. Решение напрашивалось само собой, но он должен прийти к нему без ее помощи.

— Будь у меня хотя бы намек на какой-то шанс, — сказал он, — я бы, не раздумывая, полетел домой. Да, можно сделать еще одну вещь: пойти в посольство и пустить пулю в лоб. Возможно, это самое легкое.

— Прошу тебя, — попросила она спокойно, — пожалуйста, не говори такие вещи. От них мне делается дурно.

— В жизни всякого человека, наверное, наступает момент, когда он начинает думать, что смерть — самый легкий выход из положения, — произнес Свердлов. Он взял ее руку и поцеловал. Рука была ледяная. — Но я в это не верю. Это решение, типичное для нашего столетия, ты не заметила? На все проблемы мира у нас только один ответ — смерть. Рождается слишком много детей — аборт. Слишком много людей живут слишком долго, висят на шее у государства, надоели своим семьям. Уничтожить. У вас политические противники — прикончите их. Раньше подобные вещи решались на войне, теперь такой способ решать проблемы принимает другие масштабы и проникает повсюду. Для них же лучше, для ублюдков, детей, которые вырастут в нищете и лишениях, лучше для немощных стариков, которые перестанут страдать. Лучше для обманутых, которые не видят, что у тебя на уме, и не могут заразить остальных вредными идеями. Было бы лучше, если бы я пошел, тихонечко застрелился и облегчил им жизнь. Как офицер и джентльмен. Но я не из таких, так что успокойся и не смотри на меня так. Я не собираюсь кончать с собой или подставлять себя под чужую пулю по причине, с которой не могу согласиться. Но я хочу попросить твоей помощи. Ты сделаешь то, что я попрошу?

Она отвела глаза:

— Ты же знаешь, что сделаю. Я сделаю все. — Ресторан почти опустел, большая компания итальянцев, которая, оказывается, праздновала день рождения, расплачивалась, смеясь и напевая, перекидываясь шутками с управляющим, который, по-видимому, хорошо знал их. Свердлов поцеловал ее руку еще раз.

— Они подумают, что мы влюбленные, — заметил он. — И не будут ворчать, если мы задержимся. Они так сентиментальны, эти итальянцы. Могу я попросить тебя еще раз позвонить?

— Да, но уже поздно. Полночь. Кому я должна позвонить?

— Твоему другу из посольства, — сказал Свердлов. — Мистеру Лодеру. Скажи, что я хотел бы встретиться с ним.

— Но так поздно, — возразила Джуди. — Там же никого не будет.

— Его найдут, — прервал ее Свердлов. — Пожалуйста, позвони.

Это был его единственный шанс: не подвергая себя опасности, выйти на английскую разведку — телефонные разговоры Джуди никто проследить не сможет, — и, даже если слежка довела его до траттории, действуя по приказу Голицына, они знают, что у него встреча с кандидатом на вербовку, который сейчас пойдет попудрить нос в женскую комнату, а совсем не звонить из телефонной будки, что с другой стороны зала, за кухней.

Он щелкнул пальцами, и к нему подошел сам управляющий. Он раскраснелся и буквально расточал дружелюбие. Гости пригласили его к праздничному столу, и он пребывал в приподнятом настроении.

— Сеньор, а где же прекрасная леди?

— Пудрит носик, — ответил Свердлов. — Можно еще кофе и чего-нибудь выпить? Еще не очень поздно...

— Нет, нет, ну что вы. Можете заказывать все, что вам угодно. Мы еще не закрываемся. — Он наклонился к русскому и, сияя, предложил: — Я принесу для леди «Стрега». Знаете, у этой штуки есть особые свойства! — Он отошел и что-то скомандовал по-итальянски. Он говорил с тяжелым акцентом и совсем не употреблял американизмов: он только пять лет как приехал в страну, но его траттория уже пользовалась успехом, и он отлично зарабатывал.

Свердлов встал навстречу подходившей к столику Джуди.

— Его там нет, — объяснила женщина. — Я дозвонилась до кого-то, но его нет. Они не знают, когда он вернется. — Она посмотрела на Свердлова. — Я сделала все, что могла. Сказала, что дело очень важное. Они ничего не могли сказать, только добавили, что у него заболела жена и он улетел домой. Я спросила про второго, его помощника, но и его тоже нет. Боже мой, Федор, что же нам делать?

— Еще раз подумать, — ответил он. — Они не знают, когда он вернется? Или где этот другой, его помощник?

— Нет, — повторила она. — Он очень мало распространялся. Это был, наверное, кто-нибудь из дежурных. Он сказал, что Маклеод уехал из Вашингтона, и больше ничего не известно.

— Тебе принесли «Стрега», выпей, — предложил Свердлов. — Это средство, стимулирующее половое влечение. Ты займешься сегодня со мной любовью, а потом мы непременно что-нибудь придумаем.

— Брось ты свои шуточки. Это же ужасно, я не знаю больше никого, к кому можно теперь обратиться. Федор, а что, если к американцам? Ты знаешь кого-нибудь?

— Я знаю нескольких — в лицо и по имени. — Он криво улыбнулся. — Но к ЦРУ я не пойду. Я пойду к англичанам, но не к американцам. Ваши намного нейтральнее. Американцы — злейшие враги моей страны, и я не дам им информацию, которую они могут использовать против нас. Либо мистер Лодер, либо никто.

— Не можем же мы сидеть здесь без конца, — заметила Джуди. — Все уже ушли. Нам тоже нужно уходить. Черт бы побрал Нэнси, неужели она не могла сегодня убраться куда-нибудь со своим хахалем, а не торчать весь вечер дома!

— А что она делала, когда ты была с Ричардом Патерсоном? Уходила в гостиницу?

— Обычно я предупреждала ее заранее, — объяснила Джуди. — Ну, и он чаще всего приходил часов в пять, а она работает до семи.

— Джуди? — Он смотрел на нее упорно и в то же время вопросительно.

— Что? Почему ты так смотришь?.. О нет, только не он! Только не Ричард!

Он чуть заметно передернул плечами:

— Ладно. Понимаю, это будет трудно.

— Я не могу с ним говорить, — жалобно произнесла она. — Ну пожалуйста, неужели нет никого другого?

— Думаю нет, — ответил Свердлов. — Но мы придумаем что-нибудь. — Он попросил счет, и они молча сидели и ждали, пока его принесут и он заплатит. Выйдя на улицу, Федор взял ее под руку.

— Сейчас я отвезу тебя домой, — сказал он. — Потом вернусь в представительство. Не беспокойся. — Он сжал ей руку. — К завтрашнему утру я придумаю еще что-нибудь. Возможно, мы попробуем разыскать лодеровского помощника.

— О, не будь ты таким идиотом. — Джуди расплакалась. — Завтра утром я первым делом свяжусь с Ричардом.

* * *

У Рейчел Патерсон болел живот. Не от обыкновенного переедания или тяжелой пищи, а от того, что ее увеличившаяся матка с пульсирующим маленьким плодом заставляла желудок смещаться со своего места. В итоге кислота из желудка выбрасывалась в горло и каждый прием пищи сопровождался болями. Хуже всего было по ночам, она то и дело просыпалась, и Ричард перебрался в гостевую комнату, сказав ей, что не в состоянии выдерживать полный рабочий день после четырех-пяти часов разбитого сна. Она пыталась вставать с кровати как можно тише, но, естественно, не могла делать это бесшумно. Пружины матраца скрипели, она нечаянно тянула простыню, которой он оборачивался, и он, проснувшись, обозленный, приподнимался. Теперь она спала в полное свое удовольствие, перед сном выпивала лекарства и устраивалась поудобнее, чувствуя, как под рукой чуть приметно шевелится ребенок. На рассвете в субботу она крепко заснула. Рейчел любила уик-энды; Ричард почти всегда играл утром в гольф, и она могла позволить себе понежиться, потом они ходили в кино или принимали друзей и играли в бридж, который она, чтобы угодить ему, сделала своим хобби. Для женщины, считавшей себя непроходимой дурой, она обнаружила поразительные способности к игре. Она играла так хорошо, что он не знал, радоваться ему или раздражаться. Он был внимателен, если не считать того, что отказывался спать с ней в одной постели, но в остальном был добрым и нежным — в определенных пределах, не отказываясь от своих привычек: когда очень хотелось, ходил в гости без нее.

Никогда еще Рейчел не была такой счастливой. Посольский врач сказал, что здоровье у нее отличное; и мама обещала приехать, когда ей придет время рожать. Посольские и другие знакомые проявляли в ней участие, особенно мила была миссис Маргарет Стефенсон, перед которой Рейчел буквально преклонялась. Сегодня в восемь часов она внезапно проснулась, сквозь сон услышав звонок, который постепенно вытеснил дремоту, и она поняла, что телефон действительно звонит в темноте ее спальни.

Она потянулась зажечь свет и наткнулась на телефонную трубку.

— Алло. Это Вашингтон, 275680?

— Да, — хриплым со сна голосом проговорила Рейчел.

— Можно к телефону полковника Патерсона? — Голос был женский, и Рейчел не ответила, когда раздался щелчок. Она услышала голос мужа по параллельному аппарату:

— Алло.

— Ричард, это я, Джуди.

Она прижала трубку к уху, голоса звучали очень громко. Джуди. В восемь часов утра.

Потом она пыталась уверить себя, что хотела положить трубку. Она уже собиралась бросить трубку и снова заснуть, когда женщина снова сказала «Ричард» прямо ей в ухо. «Ричард, мне нужно с тобой встретиться».

Муж пытался отказаться, этого она отрицать не могла.

Он разговаривал с ней почти грубо. Был момент, когда он сказал неизвестной, что все кончено и он не намерен больше с ней встречаться. Рейчел слышала, как та отчаянно умоляла и как наконец произнесла невероятную угрозу, что, если он отказывается встретиться с ней, она сама прилетит в Вашингтон. На этом Рейчел бросила трубку, уже не заботясь о том, слышал муж щелчок или нет. Через пять минут он вошел в ее комнату, где было еще темно, и услышал рыдания.

Для него это было двойное потрясение: во-первых, оттого, что позвонила Джуди, и во-вторых, оттого, что жена все слышала. Сказанное Джуди было настолько невероятным, что он просто не мог поверить в то, что это не какой-нибудь трюк, имеющий целью впутать его в историю. Он помнил о предупреждении Стефенсона насчет Джуди, что она считается неблагонадежной. В конце концов, когда он отказался приехать, Джуди заявила, что будет ждать его у себя на квартире в четыре часа, а если он не явится — то сама прилетит в Вашингтон и придет к нему домой. Никогда он не думал, что она способна на такую угрозу. Это настолько не вязалось с ней, что Ричард вынужден был поверить ее словам, будто это вопрос жизни и смерти, но он не имеет никакого отношения к их прежней связи.

Но прежде чем решиться на что-нибудь, ему нужно было еще пойти к Рейчел и объясниться с ней. По первому побуждению он чуть было не вышел из себя и не обозвал ее дурой и истеричкой. Но вовремя сдержался. Он твердо решил сохранить брак, дело шло к лучшему, скоро будет ребенок, к тому же жена посланника взяла Рейчел под свое крыло. Стоит только настроить против себя эту проклятую бабу, и она сделает все, чтобы испортить ему карьеру.

— Дорогая, ты все не так поняла. Послушай, ради бога, я тебе объясню, почему она позвонила, только перестань плакать!

— Я слышала все, — всхлипывала Рейчел, — я слышала, как она упрашивала тебя встретиться с ней и как сказала, что заявится сюда, если ты сам не приедешь. Это твоя подруга, я знаю! Я возвращаюсь домой, ты никогда не хотел, чтобы я приезжала сюда! Ты завел себе другую, вот почему! Я улетаю домой первым же самолетом завтра...

В бешенстве он едва не крикнул ей, что она могла бы не дожидаться завтрашнего дня и лететь в Лондон сегодняшним рейсом. Год назад он так бы и сделал, но не теперь.

Сейчас было другое дело. Если он хочет иметь незапятнанную карьеру, придется терпеть эту дуру-истеричку, во всяком случае, пока они не уехали из Вашингтона.

— Мы с ней гуляли по городу, — сказал он. — Мне было чертовски одиноко здесь, а она англичанка. Ради бога, Рейчел, я никогда не спал с ней. Я не виноват, что она влюбилась в меня, ты же знаешь этих девиц, работающих здесь: им только и нужно, что подцепить мужика! Как только я увидел, что она начинает всерьез, я тут же оставил ее — раз и навсегда. А здесь вопрос дипломатический, вот почему она позвонила мне. Послушай же меня, дорогая. Какого черта ты не дослушала до конца, ты бы тогда знала, что я говорю истинную правду!

— Она хочет, чтобы ты приехал, она угрожает тебе, я это сама слышала.

— Она влипла в какую-то историю, — стал объяснять Ричард, стараясь сохранять терпение и тщательно выбирая слова. Он даже пожалел жену, увидев ее заплаканное лицо. Наверняка беременной женщине вредно так волноваться.

— Все дело в одном русском из посольства. Она говорит, что он хочет перейти к нам. Хочет встретиться с кем-нибудь из нашего посольства. Теперь, дорогая, ты понимаешь, почему она позвонила мне? Если бы ты не повесила трубку...

Рейчел вытянулась в постели и закрыла глаза. Истерика отняла у нее все силы. Его слова не убеждали ее так, как те, которые она услышала по телефону. Потом он обнял ее, и она на время сдалась, потому что если бы она этого не сделала, то могла бы накликать на себя новые страдания и все закончилось бы полным крушением недавно обретенного ею счастья. Она открыла глаза и посмотрела на него.

— Ты никогда не спал с ней? Честное слово, Ричард?

— Честное слово, — сказал он. — Я несколько раз ужинал с ней. Ни разу даже не поцеловал на прощание. Теперь, дорогая, прими снотворное и хорошенько отдохни. Ты не должна волноваться, это вредно для ребенка. Я днем лечу в Нью-Йорк и узнаю, в чем там дело. — Он помолчал, на мгновение забыв про Рейчел. Он нахмурился. Лицо приняло серьезное и отталкивающее выражение.

— Если это перебежчик, было бы серьезной ошибкой не полететь. Если бы я помог в осуществлении этого...

Он погладил жену, поцеловал ее в щеку. Его мысли были уже далеко-далеко, он просчитывал возможные варианты. Русский из посольства в Вашингтоне. Кто бы, черт возьми, это мог быть? Полагалось сразу же связаться с Лодером, но Ричард уже решил не делать этого. Он не собирается отдавать лавры кому-то другому, когда они по праву принадлежат ему. Он введет Лодера в курс дела потом, после того как его участие в этом мероприятии будет официально установлено и отмечено. Он сможет попроситься на прием к послу сегодня вечером, если увидит, что речь идет о серьезном предложении. Он принес жене снотворного и стакан воды, заставил выпить таблетку. Достаточно, чтобы на некоторое время утихомирить ее.

Глава 7

Зажигалки в ящике стола не было. Он вынул из него все, то же проделал с остальными ящиками. Поглядел под креслом, даже отодвинул книжный шкаф, проверяя, не закатилась ли она под него. Он обшарил каждый угол в комнате, потом стал искать в своей спальне. Зажигалки нигде не было. Десять минут он обыскивал карманы своей одежды, даже карманы халата, хотя прекрасно знал, что это пустая трата времени. Затем он позвонил горничной, которая убирала в его комнатах. Зажигалку она не видела. Она сказала, что вообще в глаза не видела зажигалки, и он знал, что так это и было на самом деле. Он никогда не оставлял ее на виду, всегда убирал в футляр от «Тиффани» в самую глубь ящика. В первое время он, как правило, запирал ящик, но через три года потерял бдительность и перестал принимать меры предосторожности. Он стоял посредине комнаты и старался вспомнить, когда он в последний раз пользовался ею. Вспоминать долго не пришлось. Он положил ее тогда в стол. Он еще раз огляделся, словно зажигалка могла неожиданно появиться, как по мановению волшебной палочки. Кто-то подходил к его столу и взял ее. Если ее украли... Он дотронулся до лба, и пальцы стали мокрыми от пота. Он поморщился, вытер лицо и руки носовым платком. В его кабинет не заходил никто, кроме горничной и, конечно же, жены. Горничная, безусловно, ее не брала, он не сомневается, что она говорит правду.

Остается жена. А зажигалка ему нужна этим утром. Даже если бы она была не нужна, все равно он должен обязательно разобраться в этой загадке. Он ненадолго запаниковал, но сразу же взял себя в руки. Он был восприимчивым человеком, но воспитание приучило его презирать и перебарывать страх. Он поднялся наверх к спальне жены и постучал.

Жена стояла перед трюмо одетая к выходу и натягивала перчатку. Он увидел, что на ней платье броского фиолетового цвета, а на голове — похожая на сомбреро шляпа.

— Маргарет, — обратился он к ней. — Извини, что побеспокоил тебя, но я кое-что потерял. Зажигалку. Она не попадалась тебе на глаза?

Маргарет посмотрела на него с выражением, которого он никогда раньше не замечал. Она умела мимикой лица передавать самые разные эмоции, он знал их как свои пять пальцев. Чаще всего на ее лице он читал презрение и неприязнь, временами приступы ярости превращали эту красивую женщину в мегеру. Она не ответила, она ждала, не меняя незнакомого ему странного выражения лица. Казалось, она собирается с силами перед безудержным взрывом. Не услышав ответа, он вынужден был повторить вопрос:

— У меня затерялась зажигалка. Ты не видела ее?

Она расстегнула сумочку, вытянула перед ним кулак и потом разжала его.

— Вот что я нашла, — сказала она. — Похожа на зажигалку, правда? Сначала я так и подумала, стала ею пользоваться, пока не кончился газ. Я хотела перезарядить, но нажала не на тот рычажок.

Зажигалка лежала у нее на ладони, и он понял, что произошло. Створка, скрывавшая глазок камеры, была открыта, вероятно, что-то заело в уголке.

— Сначала я не поняла, что это такое, — сказала Маргарет Стефенсон. — Попробовала развинтить и что-то сломала. Теперь тебе, дорогой, не придется больше фотографировать, верно?

— Не придется, — согласился Фергус. Если бы между ними были иные отношения, он бы блефовал. Можно было как-то объяснить существование этой крошечной камеры; другая женщина проглотила бы какую угодно ложь, и ей бы в голову не пришло истинное объяснение. Но двадцать лет пребывания в обороне убили в нем способность сколько-нибудь убедительно вводить ее в заблуждение. Она доминировала во всех случаях, убивала его одним словом или взглядом, владея моральным оружием, которое он сам же вложил ей в руки. Что бы он ни сказал, она сразу понимала, правда это или нет, она обладала удивительным свойством вскрывать любые его оборонительные системы и вытягивать из него истину, как кишки. Он мог бы с любым другим противником придумать правдоподобное объяснение, на это у него хватило бы смелости и сообразительности. Но с Маргарет он даже не пытался проделать это.

— Нужно было запирать этот проклятый ящик, — сказал он. — Никогда не думал, что ты пойдешь в мой кабинет. Сам виноват.

Маргарет еще сдерживалась. Она с такой силой сжимала зажигалку, что края больно врезались в ладонь, но неизбежный вопрос она задала тем же угрожающим презрительным тоном:

— Зачем тебе такая вещица? Что ты тайно фотографируешь? В какое же дерьмо ты попал на этот раз?

Он не догадался, куда она клонит, осознание вины помешало ему понять, что жена имела в виду сексуальные, а не политические увлечения.

— Никакое это не дерьмо, — возразил он. — Но не думаю, чтобы ты поняла. Ты в жизни не имела идеала.

— Идеала? — Она быстро менялась в лице, и на фоне кричащего фиолетового платья оно сделалось страшным.

— Идеала, — повторил Фергус. — Абстрактного представления о том, как усовершенствовать человечество. Я верю в это уже очень давно. Ты назовешь это дерьмом, предательством, чем угодно, но я не согласен. Я думаю, все, что я делаю, правильно.

Пока он произносил эти слова, она стояла и вдруг почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Она тяжело опустилась на банкетку и ухватилась за угол трюмо — от толчка звякнули стоявшие рядами флакончики и пузырьки.

— Предательство, — услышал он ее шепот. — Предательство... Боже мой! Так вот чем ты занимаешься! — Она сидела с полуоткрытым ртом, в глазах отразился такой ужас, что Фергус буквально остолбенел.

— Кто тебе платит?

Он покачал головой:

— Никто мне не платит, Маргарет. — Она, казалось, не слышала его.

— Русские... вот кто! Наверное, опять педерастия, и ты у них на крючке!

— Нет, — ответил он. — Ты все еще не понимаешь. Шантаж тут ни при чем. Меня никто не заставляет ничего делать. Я делаю это, потому что так хочу. Я верю в это со времен Кембриджа.

— Веришь — во что? — Она почти выплюнула в него это последнее слово. Постепенно она брала себя в руки и потрясение сменялось отвращением такой силы, что ему невольно на миг захотелось отскочить от жены, чтобы она не вцепилась в него своими длинными ногтями и острыми зубами.

— Коммунизм, — сказал он. — Я стал коммунистом. Задолго до того, как встретил тебя. — Он сделал жест, совсем печальный. — Прости, — сказал он. — Еще один удар для тебя. Я бы очень хотел, чтобы ты поняла, что я чувствую. Жаль, что нам так и не удалось поговорить друг с другом о важных вещах.

Он отвернулся, по всему телу разлилась слабость, стало подташнивать. Несмотря на то что он так много перенес, ему не хотелось причинять ей страдания. Он не ожидал, что она вдруг разразится слезами. Сколько же лет прошло с тех пор, когда он в последний раз видел, как она плакала! Ее слезы испугали его, лишили уверенности. Он подошел к ней, протянул платок, который она резко вырвала из его руки.

— Не подходи ко мне, не смей подходить ко мне! Гад, грязный предатель! Предатель! Коммунист — стоишь тут и говоришь, что коммунист, и еще просишь, чтобы я попыталась понять тебя?

— Не кричи, — сказал он. — Нас могут услышать.

— Да, — в неистовстве бросила ему в лицо Маргарет. — Да, могут! На, забирай эту гадость! — Она кинула в него маленькой золотой зажигалкой. Та пролетела мимо и ударилась в стену. Маргарет повернулась к зеркалу и принялась поправлять макияж, с силой хлопая ящиками и размазывая пудру по лицу. Затем поднялась.

— Пошел вон из моей комнаты, — прошипела она. — У меня встреча с маркизой, и я уже опаздываю. С глаз моих долой!

Он поднял с пола зажигалку, великолепно изготовленную. Даже от удара о стену она не разбилась. Золотая зажигалка с подделанным клеймом «Тиффани». Это он сам придумал, а его вербовщики одобрили. Сунув ее в карман, он вышел и неслышно притворил за собой дверь. Он никогда не производил шума, если это от него зависело. Как-то раз его бабушка, внушительная викторианская дама, заметила в его присутствии об одном взрослом человеке:

— Джентльмен не хлопает дверью. — Этими словами нарушитель был навсегда отрешен от их дома. Фергус запомнил это на всю жизнь.

Стефенсон прошел к себе в кабинет и присел к письменному столу. Он отчетливо помнил свое детство. Отец с матерью были какими-то тенями, с которыми он встречался в установленное время между пятью и пятью тридцатью; они запомнились ему необыкновенно высокими, а то, что они делали за пределами детской, казалось таинственным и непонятным. Его память заполняла заменяющая мать нянюшка, которой его отдали родители. В отличие от описываемых во всех популярных брошюрах извергов-нянь, чьею бесчеловечностью объясняют несчастья, впоследствии постигшие детей, тот выбор, который он сделал в жизни, никак не объяснишь влиянием няни. Его любили и лелеяли, конечно, пока он оставался хорошим ребенком, и в процессе воспитания он не был искалечен. В годы возмужания, постигая собственную натуру, он пытался анализировать мотивы, по которым он пошел совершенно в ином направлении, чем можно было бы предположить по его воспитанию и окружению. Разгадка лежала не в его прирожденной человечности или атеизме, к которому он пришел еще в школе. С его темпераментом он столь же легко мог бы добиться не менее блестящей карьеры и в церкви. Но сонная англиканская церковь тридцатых годов не могла привлечь его ничем позитивным. Не будь его окружения, он мог бы очутиться в лоне догматических сил, под которыми подразумевали римскую католическую церковь. Но для Фергуса, учитывая его происхождение, воспитание и атмосферу, в которой он вырос, католики были такими же еретиками, как диссиденты и нонконформисты. Он нередко говорил о себе, что он слабый человек, — и весьма несправедливо. По своему характеру он нуждался в том, чтобы им руководили сообразно его интеллекту и эмоциональному настрою, — система классовых привилегий и государственная служба, в условиях которых проходили первые десятилетия его жизни, не давали удовлетворения ни первому, ни второму. Найди он для себя такой авторитет, Фергус стал бы способен на большую отвагу, упорство и жертвенность. Эта потребность оставалась в нем все еще не удовлетворенной ко времени, когда он поступил в университет и обнаружил, что он к тому же и гомосексуалист.

И снова неудача. У того, кто соблазнил его, не было никакой привязанности к левым. Политика его ничуть не занимала, а кроме гедонистских убеждений, никаких других убеждений он не имел. Он бы громко посмеялся над Фергусовскими эмоциональными поисками истины, если бы услышал про них. Обращение Фергуса произошло совершенно неожиданно и совпало с неудачным романом, от которого он пытался всеми силами освободиться. На вечеринке он встретил известного писателя-коммуниста. Это было в те времена, когда половина студентов, выходцев из аристократии, считала себя ярыми последователями Маркса, а «Интернационал» пели в конце каждого диспута. Писатель относился к наиболее экстремистскому течению в социализме, и его чествовали новые поклонники. Для Фергуса Сте-фенсона он явился настоящим открытием. Внешне непривлекательный, он весь дышал пламенной убежденностью, от него исходило удивительное притяжение. Он воплощал в себе невиданную силу, которая, как и всякая фанатическая вера, безусловно, шла из самых глубин его существа.

Он пригласил Фергуса отужинать с ним — вот когда завершились поиски смысла жизни. Фергус обрел веру. Еще он нашел оружие, с помощью которого мог победить собственную неудовлетворенность и отвращение к себе. Он открыл для себя общие узы, связывающие его с мужчинами и женщинами всех классов и возрастов. Важнее всего было то, что он нашел среди них свое место. В собственном мире он чувствовал себя чужим, жил фальшивой жизнью с единственной альтернативой — уйти из него полностью, чтобы жить в убогих потемках мира, населенного всеми презираемыми гомосексуалистами. Однако эти люди вызывали у него непередаваемое отвращение. Приведись ему жить среди этих людей, он быстро сошел бы с ума. И вот теперь ему нашлась роль в нормальном мире, где у него есть друзья, цель, прибежище. Привлекала его также и обстановка секретности, которая давала ему ощущение, которого ему всегда не хватало — чувство принадлежности к группе.

Университет он окончил в числе первых, а через год оказался в армии. Воевал в Северной Африке, потом итальянская кампания. Его собратья по оружию, офицеры, удивлялись, что такой тихий человек, как Стефенсон, воевал с нацистами буквально как с личными врагами. Он был уже на дипломатической службе, когда встретился с Маргарет и они поженились. Трагическая неудача брака еще больше заставила его искать в тайных политических связях духовную отдушину. Война с нацизмом сгладила противоречия между его взглядами и интересами страны. Когда закончилась война, то общая цель исчезла, а наступивший мир оказался лишь кратким перемирием между Фергусом и английским государством, и вскоре Фергус почувствовал, что ему нужно определяться.

Последней каплей явилась попытка американцев оживить труп нацистской Германии. Он считал, что этим западное общество само поставило себя вне закона, поскольку прибегло к тому же аргументу, который незадолго до этого помог жуткому чудовищу: сильная Германия — это бастион против советского коммунизма. Фергус не стал прибегать к своим партийным связям, а обратился непосредственно к русским.

Первые инструкции он получил от сотрудника Советского посольства в Лондоне. Вскоре этого человека отозвали в Москву и Фергуса передали на связь другому, тогда же он выбрал себе псевдоним Синий. Настоящий консервативный синий. Цвет политических знамен его класса. И вот он, сидя в своем кабинете, — пятидесятичетырехлетний уважаемый человек, блестящий, перспективный дипломат, у которого все шансы достичь самых больших высот в своей карьере, — сидя в кабинете, он гадает, как теперь поступит его жена.

Он принес ей столько разочарований, что она его возненавидела. Ненависть в конце концов вылилась в смесь раздражения и презрения, но в основе все равно оставалась ненависть. Он бессовестно обманул ее при женитьбе. Он не смог стать ей настоящим мужем, а затем совершил самую тяжкую ошибку, попытавшись вызвать у нее сочувствие. В отместку она вот уже двадцать лет терзает его, унижает своими любовными похождениями, изводит намеками, что их последний ребенок имеет другого отца. Стремление женщины покарать мужчину-импотента не имеет границ.

И вот теперь у нее наконец появилось средство, какого еще не было. Она может полностью уничтожить его, увидеть его разоблаченным, брошенным в тюрьму... Он не знал, пойдет ли она на это. Даже по прошествии стольких лет он не мог с уверенностью ответить на этот вопрос. Он встал и подошел к двери. Фотоаппарат уже ни на что не годится. Детали утреннего совещания придется запоминать. Кто знает, возможно, это будет последняя информация, переданная Синим.

— Я не могу сказать тебе, кто это, — сказала Джуди. Ричарда Патерсона в пятницу не было в посольстве, и только отчаяние заставило ее позвонить ему домой. Она не предложила ему сесть. Они стояли друг против друга в гостиной в ее квартире. Теперь, когда он приехал, она совершенно успокоилась. Она думала, что все будет намного хуже, чем получилось на самом деле: оказалось, что она может держаться так холодно и так любезно, словно они малознакомые люди. И Ричард Патерсон, со своей стороны, тоже предпочитал держаться официально. Он даже не попытался поздороваться за руку. Первым делом он спросил, кто этот русский. Она еще раз отказалась назвать его.

— Тогда какое право ты имела вытаскивать меня сюда, — возмутился он. — У меня нет никакого желания впутываться в такое дело, а если это всего-навсего какой-нибудь клерк, разливающий чернила по письменным приборам, который хочет подоить Запад...

— Ничего подобного, — прервала его Джуди. — Я знаю этого человека очень хорошо. Ему грозит большая опасность, и он просит политического убежища. Поверь мне, Ричард, если бы не крайние обстоятельства, я бы ни за что не позвонила тебе.

— Очень рад, — сказал он. — Жена слышала наш разговор и страшно разволновалась. Едва успокоил.

Джуди посмотрела на него. Безразличие, абсолютное безразличие. Вот чем полезен оказался для нее Свердлов.

— Извини, — сказала она. — Но это нельзя откладывать до понедельника. Пришлось позвонить тебе домой. Моему другу нужно знать, примут ли его англичане и пообещают ли не передавать его американцам и его собственному посольству. Вот что он велел мне спросить у тебя. Я попыталась связаться с человеком из разведки, но он улетел в Лондон. Мне больше не к кому было обратиться.

— Я не могу дать тебе ответы на оба вопроса, это не в моей компетенции. Я могу только вернуться в Вашингтон и доложить обо всем послу. Если это и в самом деле важная персона из Русского посольства, все равно этим должен заниматься посол. Во всяком случае, я мог бы сначала поговорить с посланником.

— Нет времени. Иди сразу к послу, — решительно заявила она. — Мой друг примет его гарантии. Можешь сказать, что этот человек будет очень ценным приобретением для Англии. — Свердлов велел ей подчеркнуть эту мысль.

Она никак не могла понять, зачем, пока он не объяснил ей, что в таких делах страны торгуются за людей, как за товары.

— Если ты не имеешь права назвать мне его, — раздраженно буркнул Патерсон, — сама подумай, как я должен вести дело. Из какого подразделения посольства — хоть это ты можешь мне сказать?

— Военный, — ответила Джуди. Свердлов сказал ей, что больше ничего говорить нельзя. Такой информации достаточно, чтобы у чиновников потекли слюнки.

— Хм, это может значить что угодно. Ты все время называешь его своим другом... — Он бросил на нее взгляд, как бы укоряя ее. — Ты не можешь не знать его имени. Почему ты не доверяешь мне? И мне же нужно что-то иметь в руках, когда я пойду к послу, иначе все выглядит странно.

— Извини, но мне не позволили говорить тебе. Я сказала все, что могла. Он важный человек, он хочет перейти к нам, у него мало времени. Я тебя знаю, Ричард, ты великий законник, но, если ты запутаешь все это дело в параграфах, мы опоздаем помочь ему.

— А почему я должен думать о том, чтобы помочь ему? — возразил он. — Я приехал сюда потому, что перебежчик может помочь нам. Всегда найдется ненадежный человек, который продастся тому, кто больше заплатит, если что-то натворил у себя и боится расплаты. У нас уже были такие случаи: солдаты из Восточного Берлина называли себя политическими беженцами, когда напивались или убегали в самоволку.

Он прекрасно понимал, что тут речь идет совершенно о другом, но его злило отношение Джуди. Он никак не ожидал такого холодного приема, можно было подумать, что она никогда не спала с ним. Ее тревожила только безопасность этого «друга».

— О боже мой! — воскликнула Джуди. — Боже мой, никогда не думала, что захочу встретиться с этим маленьким животным, Лодером, но я бы отдала все на свете, чтобы здесь вместо тебя был он. Если ты не в состоянии помочь, то ведь можешь по крайней мере вывести на меня кого-нибудь из разведки? Вот все, что мне нужно! Тебе можно не ходить к послу и не впутываться в это дело, если ты боишься, что все обернется вовсе не так, как ты думаешь, и пострадает твоя драгоценная карьера! Хотя черт бы меня побрал, но я не вижу, как она может от этого пострадать!

— Я поставлю Лодера в известность, когда получу на это указания посла. — Он направился к двери. — Не знаю, во что ты там впуталась, Джуди, но похоже, на этот раз в какую-то мерзкую историю. Посоветую тебе не забывать, на чьей ты стороне. Свяжусь с тобой завтра.

Она догнала его в дверях.

— Времени очень мало, — сказала она. — Неделя, десять дней. Ради бога, постарайся заставить их принять решение!

— Трудно что-нибудь обещать относительно времени, — резко отрубил он. — Я сказал тебе, что передам наверх и позвоню завтра. — Он быстро зашагал по коридору к лифту, и она закрыла дверь в квартиру.

Из спальни вышел Свердлов. В руке он держал сигарету, которую и протянул ей.

— Ты слышал? — спросила Джуди.

— Да. Все как нужно. Он пойдет к послу, а посол отправит его в разведывательное подразделение. Ты все провела отлично.

— Откуда ты знаешь? Откуда ты знаешь, что это будет именно так? А если Ричард не сделает ничего? Ты же слышал, как он говорил про мерзкую историю, вдруг он решит, что ему лучше держаться подальше. Ты же не знаешь, что у него на уме!

— Я это знаю намного лучше, чем ты, — сказал Свердлов. — Он сделает так, как сказал, потому что хочет и сам подзаработать на этом деле. Он пойдет к послу и скажет: «Сэр, у меня есть очень важный русский офицер, который хотел бы перейти на нашу сторону». Меня запишут ему в актив, и он будет на седьмом небе. Но лично он со мной работать не собирается. Я этому рад. Он мне не нравится.

Джуди посмотрела на часы:

— Нам лучше уйти до того, как Нэнси вернется после ленча. Федор, тебе обязательно возвращаться в посольство? Я так беспокоюсь — вдруг они что-то заподозрили.

— Они не заподозрят, — заверил ее Свердлов. — Все это очень смешно. Тот, кто пытается заманить меня в ловушку, думает, что я поймал тебя. Он не торопится, чтобы приписать себе успех уже после того, как западня захлопнется за мной. Трюк старый как вечность, но сработает. Если у тебя в одной руке что-то такое, чего хотелось бы заполучить противнику, покажи ему, что у тебя есть что-то в другой. И тогда он будет ломать голову, что взять в первую очередь.

— Это что, русская поговорка? — спросила его Джуди. Он немного отошел после вчерашнего напряжения, но следы волнения еще остались. Сбоку у рта пульсировал нерв, и вокруг глаз пролегли черные круги. Она и сама ночью почти не сомкнула глаз. Она так боялась, что по какой-нибудь причине он не сможет приехать и она никогда уже ничего о нем не узнает, и из-за этого страха ожидание превратилось в какой-то кошмар.

— Давай пойдем в кино, — предложил Свердлов. — Тогда я смогу держать тебя за руку в темноте. — Он неожиданно обхватил ее плечи рукой, она потеряла равновесие, и он поцеловал ее в губы.

— Ты ведь больше не любишь этого англичанина, правда?

Джуди высвободилась:

— А ты откуда знаешь?

— Потому что ты сейчас поцеловала меня, — ответил Свердлов. — Мы пойдем в кино и сядем в последнем ряду.

Джуди потом не могла вспомнить, что они смотрели. Он обнял ее и, как она ни шептала, как ни протестовала, он не проявлял никакого желания ни убрать руку, ни сесть на своем месте прямо. Со всех сторон парочки прижимались друг к другу, обнимались, не обращая внимания на экран. Свердлов положил голову ей на плечо. Не прошло и нескольких минут, как Джуди поняла, что он заснул. Она сидела в темноте в неудобной позе, потому что на нее навалился всем весом усталый человек. Ситуация сложилась невозможная, более невероятная, чем все придуманное в фильме, который шел на экране. Никто этому не поверил бы, никто, увидев их сидящими в темноте, не подумал бы, что спящий человек получил передышку от мыслей о грозящем аресте и неминуемой смерти.

Они походили на влюбленных, но они ими не были. Они встретились на барбадосском пляже и завели знакомство под солнцем, и это знакомство переросло в нечто такое же темное, как окружавшая их атмосфера. Она убегала от собственных треволнений, а на спасительном острове, сама того не зная, накликала на свою голову такие, что на их фоне неудачный роман и заурядное вдовство выглядели самыми тривиальными событиями. Мужчина, чья голова лежала сейчас у нее на плече, не был случайным человеком, встреча с которым забывается на следующий день. Познакомиться с ним, позволить ему сблизиться с ней — что ему удалось — было даже не легкомыслием, которого просто ни под каким видом не следовало делать. Теперь она отдавала себе отчет в том, что в результате этой встречи ее жизнь уже никогда не будет прежней. Она не любила его, это ясно. Что бы она ни чувствовала к Ричарду Патерсону, ее чувство к Свердлову было совсем другим. Это не любовь. Но она не хотела, чтобы с ним что-нибудь случилось. Она не хотела, чтобы его схватили, чтобы ему пришлось страдать и умереть. Она достала из сумочки платочек. Он так уверен, что Ричард поможет ему. У нее такой уверенности нет. Сидя в темном зале, она ругала себя за то, что вела себя столь агрессивно. Ведь она знала, насколько тщеславен ее бывший любовник, следовало сыграть на этом. Ему не понравилось, что она называла русского «другом». Она затронула его гордость, пусть даже не ревность, но как бы из-за этого он не передумал. Свердлов высмеял ее, приведя эту странную русскую поговорку, из тех, что так обожал Хрущев. Она решила, что обязательно скажет об этом, как только он попытается процитировать еще одну. Но нервный тик остался, остались черные круги вокруг зеленоватых медлительных глаз, и он неожиданно заснул, почувствовав, что может в безопасности отдохнуть хотя бы час. Последовало музыкальное крещендо, вспыхнул свет — фильм закончился, она так и не разобрала, о чем он, и легонько тронула Свердлова за плечо.

— Прости, — сказал он, тут же выпрямившись. — Я мысленно занимался любовью с тобой.

— Ты смертельно устал, — ответила Джуди. — Хорошо, что ты заснул.

— Хорошее было кино?

— Не знаю, я не могла сосредоточиться. Федор, почему бы тебе не перебраться в мою квартиру, пока ситуация не прояснится?

— А как же твоя подруга Нэнси?

— Скажу ей, что ты занял место Ричарда. Она не станет задавать вопросов. Я же не спрашиваю, с кем она встречается, у каждой из нас своя жизнь. Я могу сказать, что ты из белых русских.

Его разобрал такой смех, что сидевшие перед ними стали оборачиваться и шикать: начался второй фильм. Он никак не мог остановиться и от смеха раскачивался из стороны в сторону.

— Это мой друг Федор Свердлов, белый русский! О дорогая ты моя, какая же ты глупышка! Давай, пошли, пора возвращаться. У меня сегодня ночью много работы. Тебе завтра что-нибудь сообщат из посольства.

Он отвез ее домой в такси, где тискал и целовал ее, пока она не позабыла про свои страхи и не велела ему прекратить.

Она никак не могла заставить его серьезно отнестись хоть к чему-нибудь. Он несколько раз вспоминал ее слова про белого русского и снова принимался смеяться. Джуди предложила, чтобы он переехал к ней жить. И вот после стольких недель его настойчивых домогательств Свердлов отказался воспользоваться этим приглашением. Только улегшись в постель и стараясь заснуть, она поняла, что он поступил так потому, что опасность ареста была много серьезнее, чем он описал ей. Присутствие в квартире на Манхэттене двух женщин не остановит этих людей. Он решил поехать в посольство, тогда она останется в стороне.

Прошло два дня: понедельник и вторник — и все еще никакого звонка от Ричарда Патерсона. В среду она смогла работать с обычной отдачей только до ленча, на перерыв не ушла, попила кофе из автомата в коридоре и ждала звонка, которого так и не дождалась. Записывая диктовку, она сделала несколько ошибок, пришлось вернуться к Нильсону и переспросить. У него было по горло работы, и для ее ошибок выпал очень неудачный день. Так он ей и заявил.

— Простите, — с трудом промямлила она. В ее комнате зазвонил телефон. Она испуганно посмотрела на Нильсона, то ли с мольбой, то ли с вызовом, и бросилась к телефону.

Она так волновалась, что произнесла «Ричард», не успев даже толком взять трубку.

— Миссис Ферроу?

Она перехватила трубку в другую руку. Это был голос Лодера.

— Да, — сказала она. — Да, это я. Я пыталась дозвониться до вас...

— Не говорите, — остановил он ее. — Просто слушайте и молчите. Я в курсе событий, я прилетел сегодня утром, и мне передали. Я вылетаю сегодня вечером, я так понял, что это очень срочно, правильно?

— О да, — ответила Джуди.

— Так это наш друг хочет поговорить со мной?

— Да, — снова сказала Джуди. Не важно, что Свердлов велел ей держаться по-другому, она просто обо всем забыла. Ей хотелось только одного: чтобы кто-нибудь из посольства встретился с ним и машина наконец закрутилась.

— Тогда о'кей. — В его голосе прозвучала какая-то особенная нотка. Не будь он таким бесцветным флегматиком, она бы сказала, что он возбужден. — Пригласите его прогуляться с вами сегодня вечером и идите по Пятой авеню, на углу парка остановите проезжающее такси, ровно в девять тридцать. Оба садитесь в машину, я буду в такси. Все точно поняли? Угол парка, девять тридцать. Сегодня вечером.

— Я поняла, — ответила Джуди. Она чувствовала, что Сэм Нильсон ждет в кабинете и постепенно закипает. Он закипит еще больше, услышав, как она звонит Свердлову.

Она не пошла в кабинет, чтобы спросить разрешения. Набрала номер, который ей дал Свердлов, и ее сразу соединили. Он все еще был в представительстве при ООН.

— Мы можем поужинать сегодня, — сказала она. — Ты подберешь меня после работы, в шесть тридцать?

— С удовольствием. Это что, будет целая компания? — Джуди представила себе демоническую кривую усмешку. Она настолько обрадовалась, услышав его голос и удостоверившись, что все нормально, что не могла остановить нервного смешка:

— Да, я обо всем договорилась.

— Как ты спала?

— Не очень хорошо. А ты? — К черту Сэма Нильсона. Она услышала, как он сердито откашлялся и как зашелестели по столу брошенные им в раздражении бумаги.

— Не так хорошо, как спал бы с тобой. — В голосе сквозило веселое ехидство. — Бессонница плохо влияет на здоровье. Нам нужно что-то с ней делать.

— Шесть тридцать, — повторила Джуди. — Я не опоздаю. Пока. — Она дала отбой, а потом вернулась в кабинет Нильсона.

— Мистер Нильсон, — сказала она, — я прошу прощения. В моей жизни происходят очень важные события. Теперь уже все в порядке. Больше это не повторится.

* * *

Лодер сошел с самолета после ночного полета над Атлантикой. Как собака, бешено роющая землю, чтобы вытащить закопанную кость, он не переставал думать об ужасающих последствиях подозрений, которые высказал его начальник. Высокопоставленный предатель, работающий на КГБ. Передающий информацию самого секретного свойства. Эта инициатива с мирными переговорами между арабами и израильтянами была настоящей бомбой замедленного действия, она должна была незаметно тикать, пока не придет время взорваться и разнести в куски советское влияние на Ближнем Востоке. Вместо этого она взорвалась, так сказать, в руках, похоронив надолго перспективу перемирия между Египтом и евреями. Кем бы ни был этот негодяй, Лодер уже считал его личным врагом. Он уважал агентов, работающих на его стороне, хотя и не останавливался, в случае необходимости, перед самыми крутыми мерами в отношении них и часто жаловался на ненужную мягкотелость. Но платного агента-двойника, изменника, работающего на врага, Лодер патологически ненавидел и презирал. Шантаж, которому подвергался этот человек, не оправдывал его в глазах Лодера: значит, просто не нашлось мужества отказаться. Что же касается идеологических предателей, ученых-атомщиков, выдававших свои секреты угнетателям половины Европы, то Лодер с удовольствием перестрелял бы их.

Кто же это, черт побери, на сей раз? Неужели и вправду англичанин, пошедший по стопам презренных перебежчиков, этой троицы грязных предателей? Лодер сидел в своем кресле в самолете, и злость нарастала в нем, как боль в животе. В свой кабинет он пришел усталым и раздраженным. И тут посол пригласил его к себе.

Посол был личностью и держал других в благоговейном страхе. Очень высокого роста, он имел привычку смотреть на всех, с кем разговаривал, сверху вниз. Происходило это совершенно непроизвольно, но Лодер с трудом переносил такое испытание. Не один раз за время разговора он жалел, что старик не уехал куда-нибудь и на его месте не было Стефенсона.

Посол был краток. К нему приходил полковник Патерсон, это было во время уик-энда. Он поднял целый трамтарарам о каком-то сотруднике русского посольства, который, очевидно, пытается найти убежище на Западе. Посол разъяснил ему, что такой факт выходит за рамки дипломатической деятельности и посему полковнику следует забыть о нем, — это относится к сфере полномочий Лодера. Посол преподнес это тоном, подчеркивающим, что сфера деятельности Лодера весьма непривлекательна и что грязная сделка с русским, готовым продать свой народ, не делает чести его посольству. Лодер взял коротенькие записи, сделанные полковником, и бегом помчался к себе в кабинет. Настолько соблазнительно было думать, что это, возможно, Свердлов, что ему пришлось буквально заставить себя не торопясь прочитать каждое слово, написанное полковником. Его беседа с миссис Ферроу. Ее отказ назвать русского. Ее настойчивые утверждения, что дело не терпит отлагательств. Совершенно не терпит отлагательств. Боже, да если это Федор Свердлов, слова «не терпит отлагательств» не выражают и доли той срочности, какое имеет это дело. Она заверила Патерсона, что тому человеку угрожает «серьезная опасность» — эти слова поставлены в кавычки, как принадлежащие ей — и что «осталась неделя — десять дней», чтобы принять его.

Свердлов. Это должен быть он. Вот для чего он установил контакт с Ферроу на Барбадосе. Не заловить ее в свои сети, а обеспечить себе пути отхода. Боже. Находясь в четырехстах милях от Вашингтона, Джуди не представляла себе, что Лодер взмок, пока набирал ее номер, слушал и задал этот главный вопрос.

— Это наш друг? — И затем дарованный свыше ответ: «Да». Это был Свердлов. Главный человек в посольстве, самая большая рыбка в Соединенных Штатах. Верилось с трудом. И обращается к англичанам, а не к американцам. Это же прямо под ребро всемогущему командору Бакли. Весь день у Лодера буквально раскалывалась голова. Он проглотил еще аспирину, запив его чаем, и принялся строчить депешу своему начальству в Лондон. Затем помчался в вашингтонский аэропорт, чтобы поспеть на аэробус в Нью-Йорк.

* * *

Генерал Голицын решил лично лететь в Нью-Йорк. Весь уик-энд он обдумывал ситуацию, прикидывая, как лучше поступить. Положение в целом, а его в особенности, так внезапно переменилось, что поначалу он растерялся. Свердлов отменил поездку в Россию. В разговоре с Голицыным он, как бы между прочим, поставил его в известность, что у него теперь другие планы, и сослался на причину, которая и в самом деле могла перевесить личные соображения и заставить на время отложить выяснение отношений с женой. Это касается миссис Ферроу. Разработанный Свердловым план близок к завершению, и он намекнул, что она гораздо более важная птица, чем он предполагал. Как подчиненный, Голицын не мог ничего сказать — сразу же после разговора Анна Скрябина сообщила ему, что Свердлов приказал ей зарезервировать место на самолет через неделю. Она доложила, что у него великолепное настроение. В этой ситуации Голицын ничего не мог предпринять, только послал домой сообщение, что подозреваемый не приедет и, насколько он знает, причины задержки абсолютно обоснованны. Однако он проверит все лично и после этого обратится за указаниями.

Он вылетел пятичасовым рейсом и в семь был в Советском представительстве при ООН. В аэропорту его встретили, как и положено встречать номинального главу военной миссии в Соединенных Штатах. Сам постоянный представитель СССР в ООН вышел в вестибюль представительства, чтобы приветствовать его. Голицына проводили наверх в роскошный номер-люкс, где ему предоставили спальню и кабинет, — этот номер держали для высокопоставленных гостей. Помещение, отведенное для КГБ, находилось в другом крыле здания, и в нем поселился Свердлов. Старик устал, летать самолетом уже не для него, даже после короткого перелета он был совершенно разбит. Пора, пора возвращаться домой, к своему креслу, от которого он так долго открещивался. Вот сослужит Родине последнюю службу, и можно сдаваться, уходить на покой.

Он должен освободить Россию от Свердловых с их бесхребетной верой в компромисс, их упадническим заигрыванием с еретической идеей, будто пролетарская революция может победить, не уничтожив своих врагов.

На вопрос о Свердлове ему ответили, что тот в городе. Голицын налил себе водки. У него сохранились простые вкусы его предков-крестьян. Прислуга позаботилась приготовить ему тарелку соленых огурцов, черного хлеба и солонку с солью. Старый генерал любил водку с надлежащим сопровождением. Бутербродики, подаваемые на западных приемах, не для него. Потом он велел пригласить к нему майора ВВС Стукалова. Он был земляком генерала. Коренастый, светловолосый, лет тридцати пяти, душа вечеринок и коктейлей, приятель многих дипломатов из союзных стран. Его считали одним из лучших офицеров КГБ в Америке, ему покровительствовал генерал. Как и все остальные, в конечном итоге он подчинялся Свердлову. Перед генералом он стоял руки по швам.

— Товарищ майор, — сказал генерал, — я хочу доверить вам очень деликатное поручение самого генерала Панюшкина. — Он откусил черного хлеба, посыпанного солью, потом отпил водки. При упоминании внушающего страх имени майор замигал глазами — Панюшкин не внушал такого ужаса, как его предшественник Берия, но подчиненные боялись его.

Он правил своей секретной службой единолично, как царь-самодержец. Его приказы имели силу закона, неповиновение каралось беспощадно.

— Слушаюсь, товарищ генерал.

Голицын показал на водку:

— Еще стаканчик. Нет ничего лучше водки. Слушайте меня, товарищ майор. Есть у вас двое людей, которым вы полностью доверяете? То есть так, как самому себе, — как я доверяю вам?

— Да, генерал. Даже больше, если понадобится.

— Двоих достаточно. Вопрос очень серьезный, это прямое указание самого Панюшкина. Я выполняю его приказ.

Он помолчал, дав молодому человеку время прочувствовать. Стукалову он доверял, но еще больше доверял его страху перед Панюшкиным, больше, чем благодарности за покровительство, представлению к награде или повышению, с которым он помог земляку в прошлом. Страх, а не личная привязанность помешает Стукалову попытаться предупредить своего начальника.

— Ваши люди должны установить наблюдение за полковником Свердловым, — отчеканил Голицын. — В Президиуме возникли подозрения в отношении полковника. — Он замолчал, потом сплюнул в носовой платок.

— Очень жаль, — ответил Стукалов. — Мои люди могут вести за ним круглосуточное наблюдение. Я прослежу за этим лично, товарищ генерал.

— Докладывать будете мне и никому другому. Панюшкин поручил дело мне лично. Свердлов скоро возвращается в Россию. Если только он начнет что-то подозревать, смотрите, вы мне отвечаете головой. Вы со своими двумя людьми. Поняли?

— Понял, товарищ генерал.

Голицын продолжал:

— С ним связана женщина, некая миссис Ферроу, которая работает у Нильсона, канадского юриста. Он готовит ее на вербовку. После его отъезда вы могли бы взять ее на контакт. Я слышал, вы у нас специалист по женщинам, это правда?

— Не знаю, что и сказать, товарищ генерал. Но руководить миссис Ферроу попробую, если вы мне поручите.

— Она может оказаться очень важной для нас, — заметил генерал. — Если сумеете с ней хорошо поработать, получите повышение. Я вас порекомендую. Но посмотрим, посмотрим. Это будет уже после того, как полковник Свердлов улетит домой в Россию. Наблюдение начнете, как только он вернется вечером в представительство. Теперь можете быть свободны. Спокойной ночи.

Он сжевал несколько соленых огурцов и выпил второй стакан водки. Он пил бочками и никогда не пьянел.

* * *

В салоне такси было темно. Свердлов остановил автомобиль, который медленно двигался вдоль тротуара и поравнялся с ними ровно в девять тридцать.

Он открыл Джуди дверь, и, сев в машину, она в глубине увидела сидящего Лодера. Свердлов влез за ней, и они втроем оказались спрессованными на заднем сиденье.

— Я Лодер. Я из Посольства Великобритании в Вашингтоне. Вы хотели видеть меня?

— Совершенно верно.

Джуди показалось, что они проехали чуть не полквартала, пока мужчины заговорили снова. Свердлов закурил и предложил ей сигарету, но она не взяла.

— Ну что же, — первым заговорил Лодер, напористо и враждебно. — Что за причина? Что вам нужно?

— Политическое убежище. Обычные гарантии плюс одна дополнительно — никакой торговли с американцами. Я хочу уехать в Англию.

— Понятно. Мне сказали, вы очень торопитесь уехать, это действительно так?

— Да, — ответил Свердлов. Теперь это был другой человек, холодный, категоричный, каким он становился, когда говорил со своими подчиненными, например с Меменовым в ресторане. Джуди смотрела в окошко, для этих двоих было бы лучше, если бы ее рядом не было.

— Я должен предпринять этот шаг в течение двух недель. В противном случае мне могут помешать. Вы обладаете полномочиями, которые дают возможность предоставить мне необходимые гарантии?

— Я обладаю всеми нужными полномочиями, — ответил Лодер. — Но я еще не обещал вам убежища. Ваш переход, полковник, способен вызвать осложнения. Могут возникнуть огромные затруднения в англо-советских отношениях. Это надо учитывать.

— Я все понимаю, — ответил Свердлов. — Но я иду к вам не с пустыми руками.

— Я и не сомневаюсь, — заметил Лодер. — Охрана вашей персоны от покушений вашей организации до конца ваших дней влетит нам в копеечку. Что вы принесете с собой, если предположить, что мы готовы предоставить вам наше гостеприимство?

— Я раскрою вам одну тайну.

— Одну? Всего одну, вы предлагаете всего одну тайну? Послушайте, полковник, не морочьте мне голову, я и не подумаю занимать время начальства такими предложениями, мне просто велят передать вам, что вы можете ими подавиться.

— Одну-единственную тайну. — Свердлов продолжал говорить, как будто не слышал этого выпада. — Такую, которая для вашей страны будет дороже всего того вранья, которое мои предшественники наговорили вам о методах советской разведки. Что вам нужнее, мистер Лодер: имена полудюжины второсортных агентов, работающих в Европе, ключ к шифру, который заменят через сутки после моего ухода, — или информация о том, кто в настоящий момент выдает самые большие секреты Запада? Если это вас не интересует, остановите машину, я выйду.

Он повернулся, и с секунду оба смотрели друг на друга. Лодеру нужен был Свердлов, он нужен был ему до такой степени, что от волнения жутко разболелась голова. Он ни за что на свете не уступил бы мерзавцу и дюйма, разыграв безразличие и заставив ползать в ногах, вымаливая спасение. Но не прошло и пяти минут с тех пор, как Свердлов сел в такси, и Лодер понял, что ничего у него не выйдет. Этот человек готов стать перебежчиком, но только сохранив свое достоинство. Если ему в этом откажут, он обойдется без чьей-либо помощи, а может быть, со свойственным русским фатализмом решит: будь что будет, и вернется в Россию.

Прежде всего хотелось бы знать, чего же так боится Свердлов, почему он решился на подобный шаг. Конечно, он не из тех, кто делает такие вещи за деньги, и не из тех, кто поступает так из-за идеалистических соображений во имя спасения современной цивилизации. Свердлову угрожает опасность, это ясно. Опасность со стороны своих. Но в связи с чем, какое преступление он совершил?

— Конечно интересует, — сказал Лодер. — Но, прежде чем мы пойдем дальше, я должен получить ответ на один вопрос. Почему вы просите убежища?

— Я знаю, что, вернувшись домой, буду отдан под суд, — сказал Свердлов. — А потом казнен. Что же касается преступления, то я его совершил. Я не сменил вовремя своих политических взглядов. Я умеренный, мистер Лодер. В советском руководстве нас достаточно много. Я думаю, всех нас уничтожат.

— Очень мило, — не мог удержаться от иронии Лодер. — Жернова судьбы, от них не уйдешь. Это вам аукается Венгрия. — И все? Вас будут стараться дискредитировать изо всех сил, так что нам нужна ваша полная, исчерпывающая характеристика.

— Я не пьяница, не наркоман, я предпочитаю спать с женщиной, а не с мужчиной. — На какую-то долю секунды Джуди почувствовала, что он снова привлек к ней внимание Лодера. — Я не игрок и не ворую денег. Миссис Ферроу подтвердит. — Он улыбнулся ей. Она слышала каждое слово, но слова были какие-то неестественные, фразы были элементарные, но их значение ускользало от нее, как разговоры, услышанные во сне.

Лодер закурил.

— Вы говорите о высокопоставленном агенте, — сказал он. — Мне нужно больше информации, чем то, что вы сказали.

— А я и не скажу вам больше, — ответил Свердлов. — Я не знаю, кто это, но я видел его донесения и переданные им фотокопии. Я обещаю принести оригиналы документов. Вы, вероятно, сможете определить, кто это, когда изучите материалы, которые он передавал. Вроде секретных мирных переговоров между Египтом и Израилем.

Лодер поперхнулся дымом. Пора бросать эту затеянную им маленькую игру.

— Вы можете принести нам эти документы? Это точно?

— Это условие сделки, — негромко произнес Свердлов. — Вы понимаете, что это очень выгодные для вас условия. Я сделаю, как это называется, депозит, открою безотзывный аккредитив против ваших действий. У него есть псевдоним. Синий. Я все время думал, что бы это могло означать, потому что для меня это был абсолютный вздор. Но у вас, оказывается, существует выражение «настоящий синий». — Джуди вздрогнула, на мгновение открыла рот, чтобы вставить, что она же ему об этом говорила. Но Свердлов продолжал, и она промолчала.

— Американцы так не говорят, — сказал он. — Посему я полагаю, что агент — англичанин. Я передам вам бумаги, когда буду в самолете, улетающем в Лондон.

— О'кей, — произнес, как бы подводя черту, Лодер. — Мы пойдем на сделку с вами. Вы передаете нам информацию, а мы до конца вашей жизни заботимся о вас и вашей безопасности. Теперь, полковник Свердлов, как, когда и где вы уходите? Вы сами должны будете разработать все эти детали. От вас я жду только информацию о времени и месте. С означенного момента мы берем на себя ответственность за вас.

— Я закончу все свои дела на этой неделе, — сказал Свердлов. — Как мы будем поддерживать связь?

— Через миссис Ферроу, — ответил Лодер. — Ваши встречи с ней не вызовут подозрений, а любой другой контакт опасен. За вами следят?

— Кто его знает. — Свердлов успокоился, Джуди поняла это по его голосу. — Кто его знает, может быть, один из наших людей за рулем этого такси. Очень хотелось бы, чтобы этого не случилось. Остановите, пожалуйста, такси у квартиры миссис Ферроу. Мы с ней выйдем там.

— Между прочим, — сказал Лодер, — шофер — мой человек.

Свердлов взял Джуди под руку, потом, спросив шофера, сколько с него, заплатил. Даже дал на чай. Лодер сидел в темном углу, и его не было видно.

— Нельзя пренебрегать мелочами, — объяснил ей Свердлов. — А вдруг твой мистер Лодер прав и за мной слежка, тогда я обязательно должен заплатить за такси и проводить тебя до двери. И, чтобы все казалось естественным, я должен поцеловать тебя на сон грядущий.

— Все будет хорошо, — прошептала Джуди. — Пожалуйста, остановимся, Федор, поговорим минутку. Все будет хорошо, правда?

— Да, я так думаю. Я думаю, он человек умный и не сделает какой-нибудь ошибки. А я никогда не делаю ошибок, ты разве не знаешь? А вот ты понимаешь, чем ты теперь стала? Почтовым ящиком. Живым почтовым ящиком, потому что ты не дерево с дуплом и не мусорная урна у двери...

— О чем ты говоришь? — Она старалась увернуться от града поцелуев. Она даже отталкивала его, но он не обращал внимания.

— Ты мой канал связи. Мой почтовый ящик для мистера Лодера. — И за этим последовало долгое и решительное объятие. — Позвоню тебе завтра, ты поедешь со мной в Англию?

— Нет, конечно же нет. Не говори глупостей.

— Тебе так худо?

— Мне не худо. Просто я очень беспокоюсь. Я же не такая, как ты, я не могу все превращать в шутку!

— Но, если это не смешно, тогда это грустно, — терпеливо, как ребенку, пояснил Свердлов. — Если меня схватят и отправят домой, тогда будет грустно. Грустно для меня и для тебя, потому что я уверен, что ты будешь жалеть. А пока все смешно. Заниматься любовью с почтовым ящиком — одна из самых смешных вещей на свете.

Джуди пошла к себе в квартиру, а Свердлов гулял еще целый час. Ночь выдалась чудесная, через пять минут он оставил позади жилые кварталы Парк авеню и очутился на ярко освещенной и людной улице, смешавшись с толпой, разливавшейся по тротуару.

Иногда он останавливался у витрин магазинов. Каждая выглядела по-своему красочно и неповторимо, он никогда прежде не обращал на них внимания, никогда не пытался сравнивать с унылым однообразием государственного универсального магазина, где товары выставляют так, словно приглашают покупателя совершить преступление.

Он никогда не был против критики, при условии, что она имела разумную цель, а не была сварливым тявканьем из подворотни. Он находил в своем обществе массу недостатков и очень любил выводить из себя Елену рассуждениями о них. Но никогда не видел причины и никогда не хотел отдать предпочтение иному образу жизни. Он был русским человеком, он чувствовал и думал как русский и вел себя как русский. У него никогда не появлялось желания покинуть свой дом, ему не хотелось этого и сейчас. Но в такой же мере ему не хотелось пока умирать в своем доме.

Словом «предатель» люди пользуются слишком вольно, так называют обычно тех, кто думает иначе, чем другие. Люди, с которыми он работал, употребят это слово применительно к нему, если ему удастся спастись. Возможно, временами он сам будет называть себя этим словом. Только дурак может утверждать, что добровольные изгнанники не испытывают приступов ностальгии, не знают мук разочарования. Но Свердлов хорошо знал, как работает государственная машина на его родине. За подозрением следует приговор, как ночь следует за днем. Государство заняло место Бога и, присвоив себе божественность, объявило себя всемогущим. Подобно Богу, оно стало непогрешимым. Свердлов шел по сверкающей огнями улице в толпе американцев, расходившихся по домам после вечернего сеанса кино или из ресторана, и думал о перспективе прожить оставшуюся жизнь в изгнании. И не только в изгнании, но еще и скрываясь.

Вымышленное имя, несколько переездов на новое место, месяцы жизни под охраной, пока не будет сочтено, что пыль улеглась и можно где-нибудь обосноваться постоянно при самом минимальном прикрытии. Но и тогда никакой определенности. Его по-прежнему будут искать, начнется настоящий крестовый поход, чтобы найти и расправиться с ним. И лодеровское правительство не будет с ним много церемониться, стоит только ему отдать себя под его покровительство, другими словами, под его охрану. Он намеренно назвал это охраной, потому что перебежчик — все равно что пленник тех, кто предложил ему покровительство. После побега уже некуда податься, и на него могут оказывать какой угодно нажим. Наиболее вероятна угроза выдать его своим. Нет, легко ему не придется и весело тоже не будет. Он идет на это. Он не колебался, подумав о том, что альтернатива — лишь подвалы Лубянки и утрата человеческого облика. Нет, он не станет жалкой овцой и не пойдет покорно на заклание только за то, что позволяет себе мыслить независимо. Он прибавил шагу, лавируя в толпе. Скоро улицы опустеют. Почтенные люди, развлекавшиеся в этот вечер вне дома, торопятся скорее укрыться под сенью домашнего очага до того, как город превратится в ночные джунгли, где царят насилие, грабеж и смерть. Лишь храбрейшие или самые отпетые рискнут ночью проехаться в подземке.

Он не смог бы жить в Америке, разве что не останется иного выбора и все остальные пути спасения окажутся для него закрытыми. И он сказал Джуди совершенно обоснованно, что Америка — главный враг России. Англичане намного терпимее. Свердлов прекрасно знал, что они способны и на любые жестокости: разве смог бы крошечный, с креветку величиной, остров завоевать одну шестую земного шара, не применяя для этого силу.

Англичане теперь не великая держава и слишком умны и многоопытны, чтобы прикидываться ею. То, что он предлагает, более чем достаточно, чтобы удовлетворить их, а традиционное соперничество между английской разведкой и ЦРУ будет гарантией, что они не нарушат слова и не преподнесут его самого в подарок американцам. Когда он подумал о переходе на Запад в первый раз, он сразу же наметил Англию. Возможно, из-за Джуди.

До представительства было рукой подать, но усталость брала свое, и, остановившись на краю тротуара, он стал ловить такси. Когда подъехала свободная машина, он сел в нее и с облегчением откинулся на сиденье. Джуди в его жизни стояла особняком. Он никогда не связывал ее в мыслях со своей работой. Она нужна ему, нужна ее помощь, и он полностью воспользуется ее дружбой, но все равно она существовала отдельно, вне связи со всеми разведками и шпионами мира. Ему уже приходилось переживать в жизни нечто похожее. В свое время он приложил много усилий, чтобы отгородить Елену от политического мира, исключить ее из всего, что касалось его карьеры, и сохранить таким образом свой собственный мир от вмешательства посторонних. Но она не захотела этого. По ее мнению, на такое отделение от общества не имеют права ни один мужчина с женщиной, она считала это уступкой унизительному культу индивидуализма. Индивидуумы принадлежат друг другу, потому что принадлежат государству. Личные отношения, отношения в семье никак не могут оставаться в стороне от более широких и более важных общественных проблем.

А Свердлов хотел именно этого, такой свободы для индивидуума. Вот почему он мог обнимать Джуди Ферроу и одновременно подшучивать над своими страхами и неопределенностью собственного положения. Она стояла особняком, и в те минуты, что они были вместе, он тоже отстранялся от ситуации, от всех этих трудностей. С ней, единственной из женщин, с которыми он когда-либо был знаком, он чувствовал себя в своем маленьком, отгороженном от остальных людей мире.

До своего офиса он добрался в одиннадцать часов вечера. С записи о его возвращении началась первая сводка наблюдения, которое установили за ним люди Стукалова.

* * *

Лодеру было не впервой превышать свои полномочия, но на этот раз он был совершенно уверен, что вышестоящее начальство не скажет ни слова против.

Он вылетел одиннадцатичасовым самолетом, в то самое время, когда Свердлов вошел в здание представительства на Девяносто восьмой улице. Короткий перелет он провел, жуя шоколадку, которую купил в аэропорту Кеннеди, и чиркая в своей записной книжке. Свердлов. Главный человек КГБ в Соединенных Штатах. Он не верил своей удаче, не верил, что заполучил такую важную птицу, да еще к ней прилагалась премия, так сказать, алмаз в золотом самородке — то, что он знает о советском агенте. Шеф Лодера сказал, что этот неизвестный предатель представляет собой самую большую угрозу безопасности западных держав. В этот момент все руководство служб безопасности стран НАТО ломало головы над этим новым открытием. Ни один из них не имел ключа для разгадки, всем было известно только одно, что этот зверь двигается где-то в бумажных джунглях, и только благодаря удивительной случайности удалось напасть на его след. Но Свердлов обещал дать достоверные сведения и документальные доказательства, что всегда является более убедительным доводом для вышестоящего начальства, и все это поможет выследить и поймать его. Синий. Настоящий синий. Это может оказаться ключом, а может быть, и нет, Лодер готов был согласиться с выводом русского, что только англичанин мог выбрать такой псевдоним. Но, с другой стороны, могло быть и так, что Свердлов придумал такое сложное объяснение, а правда была проще и в другом духе.

Вполне вероятно существование целой агентурной сети, пользующейся названием цветов для кодов и шифров. Синий мог быть одним из агентов. Могли быть Зеленый, Желтый, Коричневый... Он забрал свою машину со стоянки в вашингтонском аэропорту и прямым ходом отправился в посольство. Все ночные дежурные сидят сейчас и дремлют или режутся в карты и так просидят за картами до восьми часов утра. Рами, давным-давно забытая игра военного времени, вдруг как эпидемия охватила все посольство. В рами играли поголовно все. Лодер же считал рами чепуховой игрой. Он не признавал никаких других игр, кроме бриджа.

Лодер прошел в шифровальное отделение и велел дежурному зашифровать и тут же отослать в Лондон телеграмму. Придя домой и улегшись в постель, он понял, что пытаться заснуть — пустая затея. Мысли работали не переставая, как та механическая гоночная машинка, которую он купил сыну на Рождество. Лодер заварил себе своего особого чая, наполнил ванную горячей водой и плюхнулся в нее. Счастливчик Лодер. Кто-то так сказал про него, когда он получил назначение в Вашингтон. Они не ошиблись.

К тому же, в отличие от большинства разведывательных разработок, на которые уходят недели, а то и месяцы, эта операция завершится в течение нескольких дней. Это сводило возможность ошибки к минимуму. Чем дольше временной отрезок, чем больше вовлекается людей, тем больше опасность утечки, тем больше вероятность, что кто-нибудь на стороне противника начнет что-нибудь подозревать. Он вспомнил несчастного перебежчика, который обратился в Английское посольство в Анкаре. Англия тянула и колебалась, пока наконец ответственность не свалили на начальника отдела англо-советских отношений в Форин-офисе. Эту должность занимал Филби, а русского только и видели. Лодер взял инициативу на себя, обратившись в Центр за подтверждением, но намеревался идти вперед, не ожидая ответа.

Как только Свердлов сядет в самолет, самое трудное препятствие окажется позади. После этого за жизнь Свердлова будет отвечать отдел специальных операций. Что там будет в Англии, Лодера уже не тревожило. Но до тех пор жизнь Свердлова висела на волоске, и он бы не дал за нее и цену кошачьей мочи в песочнице. Этот вульгаризм пришел ему на ум как-то непроизвольно. КГБ ни перед чем не остановится, только бы помешать Свердлову уйти на Запад; достаточно лишь намека, что он задумал переход, и его не станет. Автомобильная катастрофа, инсценированное самоубийство, «сердечный приступ» от паров цианистого калия. Но Свердлову это известно лучше, чем кому-либо другому. Он сумеет позаботиться о себе. Лодер лежал в дымящейся воде и шлепал рукой по животу. Он испытывал веселое оживление; один эпизод, подобный этому, стоил всех скучных тупиков, которых с избытком в его работе. Неудачи, нераскрытые проблемы, неразрешенные вопросы. Через все это он уже прошел, и все это занесено в его личное дело. Но все перекроется одним удачным попаданием в лузу. Благополучной доставкой Федора Свердлова на территорию Соединенного Королевства.

Глава 8

Фергус Стефенсон с женой ехал в своем «роллс-ройсе» на обед в Бразильское посольство. Сидевшая на заднем сиденье рядом с мужем Маргарет сверкала, как младший член королевской семьи, в белом платье с прелестным викторианским ожерельем. Вечернее платье придавало ей импозантность, официальный вид не оставлял и намека на сексуальность, за лощеной внешностью особы из высшего света не разглядеть было еще не погасших углей неулегшегося гнева. Она не разговаривала с ним с того самого момента, когда швырнула в него зажигалкой. Он и не пытался заговаривать. Он работал, как всегда сосредоточенно выполняя свои обязанности с той дисциплинированностью, которую ему привили с детства. Он примирился с необходимостью душевных мук, зная, что она хочет, чтобы он заплатил ими за происшедшее, но одновременно понимая, что всякий поспешный шаг может еще больше настроить ее против него. Если бы все не началось уже так давно и если бы ее молчание было просто еще одним садистским выпадом против него! Он курил не переставая, и только это выдавало, как он нервничает. Когда он предложил сигарету Маргарет, она покачала головой:

— Мне не нужно, и, ради бога, смотри, что ты делаешь, — ты же уронил пепел на юбку!

— Извини, — сказал Стефенсон. Машина пропиталась запахом ее крепких духов, в этом была она вся — сильная и решительная. Она часто говорила, что тонкие цветочные ароматы не для нее, они моментально испаряются. Он с удовольствием открыл бы окно, его выворачивало от этого запаха.

— Сегодняшний вечер обещает быть интересным, — вдруг промолвила жена. — Я слышала, бразильский министр вот-вот уйдет в отставку.

— Да, — сказал Стефенсон. — Ходят такие слухи. Впрочем, может быть, это и неправда.

— А я-то думала, что ты считаешь такого рода вещи очень интересными. — Говоря это, она смотрела в окно. — Разве ты не собираешь всякие слухи, а вдруг они понадобятся твоим друзьям?

— Нет. — Он старался сохранять терпение. Он знал, что в конце концов об этом зайдет речь, и не испытывал вообще никакого чувства. Ровным счетом никакого.

— Значит, ты интересуешься только самым важным?

— Совершенно верно.

— Что будет с тобой, если это обнаружится?

— То же, что и с другими. Если только я не успею вовремя уйти.

Стеклянная перегородка отделяла их от шофера. Тем не менее он нагнулся вперед, чтобы убедиться, что в ней нет щели.

— Не могу себе представить тебя живущим в противной крошечной квартирке в Москве, — произнесла его жена. — Но это, наверное, было бы лучше, чем Пентонвиль. Могу я спросить тебя, что, по-твоему, было бы лучше?

Она повернулась и посмотрела на него. Он очень удивился, увидев, что лицо у нее буквально перекосилось от злости.

— Я подумала о том, что было бы лучше для меня. Боже мой, Фергус, как же мне хотелось высказать тебе все, чего ты заслуживаешь. Последние два дня я провела в каком-то сумасшедшем замкнутом круге, стараясь принять решение. Так вот, теперь я его приняла. В одном отношении ты уже погубил мою жизнь. Ты был гомосексуалистом, когда женился на мне. Мне не забыть тот день, когда ты рассказал про свой роман в Кембридже. До конца дней своих буду помнить, что я тогда пережила!

Вероятно, по этой самой причине я смогла спокойно воспринять теперь еще и эту новость. Трудно представить себе что-то страшнее, чем та ночь, — как же ты тогда распустил сопли, признавшись в мужеложстве. Я готова была пережить многое, но только не это. Никогда. А теперь, когда мы прожили двадцать с лишним лет, когда дети выросли и наша жизнь вошла в определенное русло, после стольких лет скитаний по забытым богом местам, теперь, когда перед тобой замаячило назначение в посольство первой категории и к тому же в качестве первого лица, я узнаю, что ты замешан в таких делах, которые способны все уничтожить.

Я могла бы погубить тебя, Фергус, и не сомневайся, я бы сделала это с удовольствием! С удовольствием запрятала бы тебя на всю жизнь в тюрьму. Если бы по нашим законам полагалась смертная казнь за то, что ты делаешь, с каким бы наслаждением я полюбовалась, как тебя будут вешать. Вот что я чувствую по отношению к тебе. Но мы с тобой связаны одной цепью. Если ты рухнешь, мы рухнем вместе, и черт бы меня побрал, если я это допущу!

Она открыла сумочку и вынула носовой платок, в глазах у нее не было ни слезинки, но она чисто нервным движением несколько раз притронулась к губам.

— Я работала, чтобы получить вознаграждение, — продолжила она. — Я потратила всю свою жизнь, чтобы помочь твоей карьере, потому что я хотела подняться на самую вершину. Я хочу посольство. Для себя, не для тебя. И я сделаю все, чтобы получить его.

— Понятно. — У него внутри все еще было пусто, как после анестезии. — Значит, ты решила ничего об этом не говорить. Спасибо, Маргарет.

— Не смей благодарить меня! — Ее лицо вдруг приблизилось к его лицу, и он почувствовал ее дыхание. Ему показалось, что она может броситься на него... Он знал, что существует подсознательный страх, но в буквальном смысле пережил его впервые.

— Не смей мне это говорить! Ты что, не понимаешь? Да я бы распяла тебя, если бы только наши интересы не совпадали! Я это делаю для себя, я защищаю собственные интересы. И детей. Ты всегда говорил, что я лишена материнского чувства. Да, лишена, но не тогда, когда речь идет о таком страшном позоре! Никто об этом не узнает, а ты с сегодняшнего дня все это прекращаешь, слышишь? Ты это бросаешь. Иначе тебя поймают. Ведь я поймала тебя, а это значит, что ты становишься невнимательным. Я хочу, чтобы ты обещал, Фергус. Я хочу, чтобы ты дал честное слово, что ты больше этого делать не будешь.

— Не могу, — ответил Стефенсон. — Я не могу тебе этого обещать. Могу обещать, что постараюсь.

— Постарайся, — попросила жена. — И смоги. Мы приехали. Это не Патерсоны?

— Да, — сказал Стефенсон. Он никак не мог сбросить с себя оцепенение, все тело ломило. — Она все еще одна из твоих протеже?

— Она мне нравится, — сказала Маргарет. — Он такая бесчувственная свинья, что мне кажется, его жене следует иметь кого-нибудь рядом. Я, например, очень хотела бы иметь кого-нибудь рядом.

— Тебе никогда никто не был нужен, — заметил он. — Ты родилась сильной.

— Мне это было необходимо, — заметила она. — А теперь я сильная. Я закалилась как сталь. Ты наконец сделал это со мной.

Когда шофер открыл дверь, она вышла из машины, придерживая длинный подол рукой, и они с Фергусом прошли короткой дорожкой к ступеням, которые вели во внушительное здание посольства, стоявшего в тени высокого кизила и искусно подсвеченного. Они представляли собой такую импозантную пару, что вполне могли сойти за статистов в голливудском кинофильме.

Рейчел Патерсон изо всех сил старалась поддерживать беседу с бразильским джентльменом, стоявшим слева от нее. Но ей это не очень удавалось, потому что все внимание отвлекалось на Ричарда. С отсутствующей улыбкой, ничего не значащими фразами она отвечала на любезные вопросы относительно того, как долго она находится в Вашингтоне, когда ждет ребенка и о других тривиальных вещах. Ричард стоял по другую сторону стола, и она неотрывно наблюдала за ним. Он разговаривал с красивой девушкой из Южной Африки, женой одного из чилийских военно-воздушных атташе. Та смеялась, ослепительно сверкая зубами и поблескивая на него огромными черными глазами, одной рукой притрагиваясь к своей левой груди, которая, по мнению Рейчел, была до неприличия открыта. Мало-помалу в ней просыпалась ревность.

Когда он вернулся из этой поездки в Нью-Йорк, она встретила его спокойно и внешне безмятежно приняла его объяснения. Но потом не могла сомкнуть глаз и лежала в раздумьях, то и дело разражаясь рыданиями, вспоминая о женщине, звонившей ему по телефону. Он поклялся ей, что их дружба была вполне безобидной. Сказал, что они даже ни разу не целовались. Но Рейчел наблюдала за ним так, как никогда в жизни этого не делала: и, наблюдая, как он разговаривает с другими женщинами, она увидела его в совершенно новом свете. С высоты своего роста поглядывая на собеседницу, он казался веселым и оживленным, и женщина старалась не ударить в грязь лицом перед таким заинтересованным мужским вниманием. Рейчел попыталась съесть чего-нибудь, но желудок как будто распух, и она не могла проглотить ничего твердого. Она потянулась за бокалом вина и стала искать в нем спасения, заставляя себя прислушаться к собеседникам, стоявшим по обе стороны от нее, а не смотреть, как муж флиртует с этой полуголой негритянкой по другую сторону стола...

Обычно весьма осмотрительная, Рейчел то и дело подставляла дворецкому бокал. Вместе с другими женами дипломатов она последовала за хозяйкой дома наверх и шла как в тумане. В необъятном будуаре, обставленном французской мебелью и зеркалами в золоченых рамах, она опустилась в атласное кресло и стала копаться в сумочке. Внутри у нее все дрожало, и она боялась опозориться, разрыдавшись на глазах у других женщин.

— Вам нехорошо?

Она подняла глаза и увидела стоявшую рядом с ней Маргарет Стефенсон. Между ними было всего пятнадцать лет разницы, но Рейчел относилась к жене посланника как к матери.

— Да, не очень хорошо, миссис Стефенсон. Так глупо. Сейчас все пройдет.

— Здесь есть спаленка, — предложила Маргарет. — Пойдемте со мной, вы там сможете прилечь на несколько минут.

Рейчел послушно последовала за ней. Они вошли в небольшую комнатку с кроватью под балдахином, поддерживавшимся пухлыми испанскими купидонами, которые сжимали ручками шифоновые занавески.

— Положите сюда ноги, — сказала Маргарет. — Я очень хорошо знаю, как плохо чувствуешь себя в вашем положении. Не расстраивайтесь, через минуту вам станет легче.

Рейчел грузно опустилась на постель и растянулась на ней. От выпитого кружилась голова. Навернулись слезы, и одна сбежала по щеке.

— Я не больна, — сказала она. — Просто очень несчастна, вот и все.

Женщина постарше присела на краешек постели. Она вынула носовой платок.

— Возьмите, милая. Я хорошо устроилась рядышком, миссис Патерсон. Что случилось?

— Это Ричард и я. — Слова хлынули, словно ее прорвало. — Я такая несчастная. Я не знаю, что мне делать. О миссис Стефенсон, мне не следовало бы разговаривать с вами об этом, Ричард выйдет из себя! Боюсь, я выпила слишком много вина. Вот отчего это со мной. Пожалуйста, можно мне побыть тут немного? Я скоро спущусь вниз. Я так жутко себя чувствую! Не нужно было мне рассказывать вам.

— Нет, нужно, — ответила Маргарет Стефенсон. — Я никому об этом не расскажу и, может быть, сумею помочь. Теперь послушайте меня, милая. Завтра приходите ко мне на ленч, нет, вот черт, с ленчем не выйдет, я иду к жене какого-то сенатора — приходите попить кофе завтра утром, скажем, в половине одиннадцатого. Тогда и расскажете все по порядку. И не тревожьтесь, ваш муж ничего не будет знать.

Она нагнулась и пожала молодой женщине руку. Чужая женщина казалась ей ближе, чем родная дочь. Если бы она проанализировала это, то поняла бы, что в этом проявилось не столько желание защитить Рейчел, сколько потребность выступить против своего мужа и всего, что он собою представлял. В этом смысле она больше всего ненавидела Патерсона. Невзирая на сексуальную зависимость от них, она ненавидела всех мужчин. Она ненавидела их в лице мужа, который своей мужской неполноценностью заставил ее пережить незабываемое унижение и уничтожил в ней уверенность в себе, признавшись, что в любви предпочитает свой собственный пол. Она ненавидела мужчин, ставших ее любовниками, потому что само их существование доказывало ее несостоятельность в семейной жизни. Она ненавидела Ричарда Патерсона, так как знала, что встретила в нем личность, которая ей под стать. У нее было такое чувство, что эта миленькая глупенькая жена, которая, по всей вероятности, преклонялась перед ней и все больше тянулась к ней, была в некотором роде продолжением ее самой, представительницей всего женского рода, ставшей жертвой мужчин, которые их предали.

— Оставайтесь здесь, — предложила она. — Я скажу жене посла, что вы неважно чувствуете себя, и кто-нибудь из горничных минут через двадцать поможет вам спуститься. Ваш муж будет ждать вас, чтобы отвезти домой. И не тревожьтесь. Жду вас завтра в половине одиннадцатого. Долго не лежите, а то будет еще больше кружиться голова. — Она приподняла подушку под головой Рейчел. — Вот так. Оставайтесь так, не двигайтесь, пока за вами кто-нибудь не придет. Жена посла поймет. У нее самой девять детей, она должна понять.

Когда Рейчел сошла вниз, Ричард уже ждал ее. Хотя она очень опасалась, он ничем не выдал своего недовольства из-за того, что пришлось так рано уехать. В машине по дороге домой он взял ее за руку. Она уже решила придумать отговорку и не ездить утром к Маргарет Стефенсон, когда он мимоходом сообщил, что пригласил чилийского атташе с женой на обед в следующий уик-энд. Рейчел посмотрела на него в темноте: он вел машину и сосредоточился на дороге впереди.

— Она привлекательная, правда?

— Потрясающая, — ответил он. — И очень занятная.

— Я думала, что у нее выпадут груди, — сказала его жена.

— Вот было бы смеху!

К десяти часам утра она уже ехала к дому Стефенсонов на Калорама-роуд.

* * *

— Какого черта, что с тобой происходит, Джуди? Я слышала, как ты ходила на кухню в четыре часа утра, а потом вставала в шесть. Посмотри на себя, ты же можешь наниматься на роль привидения!

Завтракали они вместе, так что Джуди не могла ни спрятаться от нее, ни придумать какую-нибудь увертку и сбежать из квартиры. Нэнси была права: из-за недосыпания Джуди выглядела — краше в гроб кладут. С лица не сходило выражение постоянной озабоченности, и весь день она передвигалась в облаке табачного дыма. Нэнси, отмытая до блеска и розовенькая, как девчонка с этикетки дезодоранта, строго рассматривала ее. Нэнси была привлекательной блондинкой, веселой, с живыми манерами, но глаз у нее был как алмаз.

— Не спится, — сказала Джуди. — Налей мне кофе, пожалуйста.

— У тебя снова неприятности, так, что ли? — Нэнси взяла кофейник и налила ей чашку. — Кто же на этот раз?

— Ты его не знаешь, — ответила Джуди. — И неприятности совсем другого рода. Я сейчас просто беспокоюсь. Все будет в порядке.

— Может, будет лучше, если ты расскажешь мне, — предложила Нэнси. — Мало того, что ты сама утратила сон, ты, милая моя, хочешь, чтобы и я не спала. Когда ты принимаешься расхаживать по квартире, я просыпаюсь!

— Прости. Скоро это кончится, это временно.

Она закурила, кофе был крепкий и горький. Нэнси имела право жаловаться, она имела право и на объяснение, потому что показала себя как преданнейший друг в момент, когда Джуди очень нуждалась в дружбе и понимании, переживая расставание с Ричардом Патерсоном. Соблазн рассказать ей о Свердлове был слишком велик! Нэнси была девушка с характером, очень реалистично смотрела на жизнь, отчего нередко давала откровенные и простые ответы на вопросы, которые представлялись Джуди страшно запутанными. Но сейчас речь шла не о личных муках, связанных с мужчиной, а о большем: возможности для Свердлова спастись от своих. Она уже достаточно знала его, чтобы за его постоянными шуточками не видеть, что это часть его личности, типичная черта его характера, такая же, как неспособность Ричарда видеть в себе или в своем поведении смешные стороны.

Свердлов умрет с кривой усмешкой, высмеивая судьбу. Но она понимала, что он нисколько не преувеличивает грозившую ему опасность и не паникует из-за того, что у него слишком мало времени для маневра. Таким образом, веской причины не рассказывать Нэнси кое-что в общих чертах, чтобы избавиться от напряжения, не существовало. Но логика тут ни при чем, простой инстинкт подсказывал ей, что нужно хранить молчание и не рассказывать ничего, ровным счетом ничего и никому, кроме Лодера.

— А вдруг я смогу чем-то помочь, — предложила Нэнси.

Джуди покачала головой:

— Ничем, спасибо тебе. И не обращай на меня внимания, Нэнси. Я скоро разберусь с собой. Возможно, в один прекрасный день я найду себе кого-нибудь — хорошего, открытого человека.

— Черта с два найдешь, — сказала канадка. — Ты, моя дорогая, прирожденная жертва. Ты просто не можешь иметь это без любви, правда?

— Я в него не влюблена, — парировала Джуди. — В этом ты ошибаешься.

— Ради бога, давай не будем! — Нэнси поднялась из-за стола. — Можешь сколько угодно водить сама себя за нос, но не пробуй водить за нос меня! — Уходя с кухни, она хлопнула дверью.

* * *

Свердлов прилетел обратно в Вашингтон. Он прошел прямо в свой кабинет и принялся за работу. Вызвав Анну Скрябину, он начал диктовать, и она сидела за своим столиком, расставив ноги так, чтобы он не мог их не видеть. Ей велели подмечать малейшие признаки необычного в его поведении. Она ничего не заметила, разве что он выглядел очень усталым. Он осунулся, щеки ввалились, под глазами залегли темные тени.

— Выпьете чая, товарищ Свердлов?

Он взглянул на нее и улыбнулся. Его буквально тошнило от вкрадчивого голоса, сексуально вызывающего взгляда, который она бросала на него поверх блокнотика для стенографии. Глядя на девушку, он не переставая думал о Калинине, молодом человеке, работавшем вместе с ним три года, которого Свердлов уважал и любил за целостность натуры. Человек нового поколения советских русских, чей ум стремился к независимости и старался вырваться из пут старого революционного мышления, объявившего кровь и террор очистительными средствами для счастья человечества.

Он вспомнил о Калинине, каким тот был, когда они виделись в последний раз — тогда Свердлов собирался ехать на Барбадос. А теперь он представлял, как Калинин выглядит в камере на Лубянке.

— Да, принесите. Мне нужно написать письмо жене.

— Вы выглядите очень усталым, — отважилась заметить девушка. — Надеюсь, дома все в порядке.

— Нью-Йорк — сумасшедший город. — Свердлов немного распрямился и с одобрительной улыбкой посмотрел на нее. — А самое трудное — это ухаживать за красивыми леди, которые никак не могут на что-нибудь решиться. Как вы считаете, Анна, легко убедить женщину?

— Не знаю. По-разному.

— Что значит — по-разному? От чего это зависит? — Он с любопытством оглядывал ее, и она почувствовала себя так, будто он впервые за время их общения увидел в ней человека. Ей стало даже страшно. Ей приходилось ложиться в постель со многими мужчинами, но при мысли о Свердлове она терялась.

— Это зависит от женщины и от того, во что вы хотите заставить ее поверить, — сказала она. Разрумянившись, Анна выглядела очень хорошенькой.

— В то, что люблю ее, — ответил Свердлов. — И больше ничего. И когда женщина в это верит, она делает почти все, чего захочет от нее мужчина, не так ли?

— Да. Да, и я так считаю, товарищ Свердлов.

— Добре. — Свердлов криво улыбнулся. Девушка приоткрыла рот, обнажив зубы и на миг показав кончик языка.

— Тогда мой друг в Нью-Йорке очень скоро убедится, — добавил он. — И можно будет отоспаться. И поехать домой.

Она принесла стакан чаю и повернулась, чтобы уйти и, как всегда, оставить его на десять минут одного, после чего он обычно приглашал ее обратно.

— Анна, я передумал. Я хочу послать жене телеграмму. Отдайте ее шифровальщикам.

По внезапному наитию он решил не писать: даже авиапочтой письмо будет идти слишком долго, да еще пока Голицын вскроет и прочитает его перед отправкой. Любой ценой нужно сделать так, чтобы у этого старого хитреца не возникло мысли, что он уклоняется от возвращения в Россию.

Он передал текст Анне, она переписала себе в блокнот и вышла, чтобы, подумал он, снять копию для Голицына. Он написал, по его мнению, просто и убедительно: «Работа задерживает возвращение на несколько дней. Пожалуйста, подожди с заявлением, пока не увидимся. Надеюсь на примирение и хочу его. Остаюсь, как всегда, твой любящий муж».

Это должно удовлетворить Голицына и, что гораздо важнее, задержать длинную руку Панюшкина, уже готовую силой выхватить его из Америки. Как и положено, Свердлову доложили о поездке Голицына в Нью-Йорк. Это лишний раз подсказало ему, насколько серьезно за ним организовали слежку. И это настораживало, поскольку могло свидетельствовать о том, что его по-настоящему взяли в оборот. Пока он держит на контакте миссис Ферроу, у него есть алиби. Он намеревался усилить его, изложив Голицыну мифический план, который предоставил бы ему свободу действий, нужную для завершения переговоров с Лодером.

Свердлов вспомнил вдруг о переутомлении, которое он испытывал так долго; о нервных перегрузках, фрустрации — обо всем, что толкнуло его на поездку в Вест-Индию. Его мозг работал теперь со скоростью и четкостью, которых он не замечал за собой вот уже несколько месяцев. На него навалилось неимоверное напряжение, но вполне хватает сил справляться с ним. И мастерство, блеск ума, энергия, изворотливость, которые подняли его на вершину военной разведки страны, теперь работали против его собственной организации ради спасения жизни.

Во время отпуска на острове он говорил Джуди, что должен выжить. Тогда это было циничным отречением от каких бы то ни было убеждений. Но теперь выживание приобрело для него совсем иное, очень реальное содержание. Оно соединилось с горячим негодованием против того, как повернулись события, против судьбы, постигшей Калинина, против пути, по которому пошли лидеры страны и который неизбежно приведет к гибели стольких талантливых людей, верой и правдой служивших своей Родине.

Откуда-то из подсознания просачивалась тривиальная ненависть к Томарову, который рассыпался в дружеских заверениях, а на деле преследовал единственную цель — выманить его в Россию; к ожесточенному фанатизму жены, для которой политический идеал значит больше, чем мужчина — ее собственный муж. Нет на свете справедливости для слабых, человечеством руководит только необходимость и целесообразность. Все это он говорил Джуди, имея в виду некую абстракцию. Он понимал тогда умом, что это так, теперь же ощутил на себе, что это значит на самом деле. Ему не найти справедливости. Он приговорен уже одним тем, что его стали подозревать. Снова, как он говорил, маятник качнулся наподобие кошмарного инструмента в рассказе Эдгара По. Обстоятельства диктовали единственный выход: нужно уклониться от этого смертельного взмаха маятника, заплатив за спасение ценой, которую он никогда прежде не думал платить. Во всем этом крылся парадокс, который оценит лишь Джуди. Отсутствие справедливости, господство закона необходимости, породившего столько человеческой подлости, — вот что дает ему право на предательство и переход к врагам.

Последние две недели он провел, прорабатывая возможные варианты принятия помощи от организации Лодера. Самое простое — это прийти в Английское посольство и просить политического убежища. Получив отступные в виде документов, переданных Синим советской разведке, англичане вполне могли бы пойти на это, невзирая на самые серьезные дипломатические осложнения и советские протесты, которые неизбежно должны последовать за отказом вернуть его.

Однако обыкновенная логика говорила, что существует обстоятельство, превращающее самое легкое решение в самое опасное. Если за ним установили наблюдение, ему ни за что не позволят добраться до западного посольства. И чем больше он размышлял, тем с большей уверенностью приходил к заключению, что Голицын начал за ним слежку после Нью-Йорка. В подобной ситуации он поступил бы точно так же. Отдал бы приказ немедленно убрать подозреваемого, как только тот сделает попытку приблизиться к одному из посольств стран-противников. Голицын наверняка уже отдал такой приказ в отношении Свердлова.

Надеяться, что ему удастся уйти к англичанам напрямую и без осложнений, нельзя: если свои увидят, куда он обращается за защитой, его непременно выследят и убьют. Ему нужен определенный промежуток времени, чтобы выбраться из Соединенных Штатов — день-другой, достаточно долгий срок, чтобы люди Лодера сумели подготовить его доставку в такое место, куда КГБ не сможет прибыть раньше. Он знал эффективность системы, в которой он служил, и это заставляло его предусмотреть все и исключить любую, самую ничтожную ошибку, чтобы свести к минимуму степень риска. И за долгие часы предыдущей ночи он принял решение, которое позволит ему выиграть нужное время.

Он позвонил Голицыну по внутреннему телефону и предупредил, что через пять минут зайдет к нему.

Увидев генерала, он первым делом подумал, что тот еще больше постарел: он как-то сжался, и это бросилось в глаза, как только Голицын встал, чтобы, как всегда, поздороваться со Свердловым и предложить ему чая или виски, которое, как всем было известно, полковник пил в любое время. Свердлов предпочел виски: с начала кризиса он пил очень мало, но не стоило показывать, что в его привычках что-то изменилось. Он взял стакан и улыбнулся генералу своей кривой усмешкой.

Голицын держался очень почтительно, в это утро его враждебность не бросалась в глаза, словно он предпринимал особые усилия, чтобы не раздражать шефа.

Несколько минут они поговорили о внутрипосольских делах, потом Свердлов неторопливо произнес:

— У меня с миссис Ферроу складывается сложная ситуация.

— Что вы говорите, — удивился старик. — Очень жаль. Я был в полной уверенности, что она уже завербована.

— Завербованной ее можно будет считать только после того, как она принесет первое донесение. Я уже думал, что дело сделано, но оказалось, что есть еще мостик, который она должна перейти, чтобы оказаться на нашей стороне. Она сейчас пребывает в романтическом настроении. Мне придется использовать следующий уик-энд, чтобы помочь ей перейти этот маленький мостик. Совращение — нелегкая работа.

— Я слишком стар, чтобы помнить, как это делается, — заметил Голицын. — Но ведь у совращения есть и свое вознаграждение?

— В другое время я, вероятно, получил бы от этого удовольствие, но мне пришлось снова посылать жене телеграмму с просьбой повременить.

— Понимаю, — сказал генерал. — Не так-то просто выбирать.

— А что мне выбирать, я имею право выбрать только свой долг, — резко возразил Свердлов. — Разве можно раздумывать о том, что главнее. У этой женщины доступ к самым секретным докладам по всем вопросам, которые ведет в ООН Нильсон. У него нет от нее секретов, она сама мне говорила. У миссис Ферроу своя связка ключей от его сейфа — настолько он ей доверяет. Она занимается его личной перепиской и всеми официальными бумагами. А он в приятельских отношениях с президентом и половиной Сената. Миссис Ферроу может стать здесь одним из самых важных наших агентов. Говорят же, что для того, чтобы женщины и лошади были в хорошей форме, на них нужно больше ездить и заставлять работать. Если сейчас я позволю этой женщине отдалиться и займусь личными делами — все, пиши пропало, мы потеряем ее. Один уик-энд, чтобы убедить ее, что она делает это ради любви, а потом оперативный работник присмотрит за ней неделю-другую. После уик-энда мне нужно получить от нее нильсоновскую записку о морских проблемах Бразилии. Тогда она уже не сорвется с крючка.

— Вы решили, кто примет ее от вас на время вашего отсутствия? Опасно оставлять ее без контакта. Женщины не так надежны, как мужчины, их нужно пестовать, и очень внимательно, пока они не привыкнут к тому, что делают.

— У вас есть кто-нибудь на примете? — спросил его Свердлов.

Голицын колебался. Он остановился на Стукалове, но не только чтобы вознаградить его за работу против Свердлова. Он понимал, как важно заменить Свердлова представительным мужчиной, способным очаровать Джуди Ферроу. Такой переход — дело нелегкое, но генерал полагал, что Стукалов справится. За два года до этого он познакомился в Гааге с девушкой, начал ухаживать за ней, и все закончилось шантажом. Она работала на советскую разведку восемнадцать месяцев, пока не попала в поле зрения голландцев и не получила длительный срок. Стукалова задолго до ее провала перевели в другое место, и его роль в этой истории не всплыла, потому что девица знала его под другой фамилией.

— Как насчет Григория Стукалова? Он у нас дамский угодник — он сумеет удержать расположение миссис Ферроу до вашего приезда.

— Оставлю ее на вас, — сказал Свердлов. — И вы вместе со Стукаловым будете отвечать за нее в мое отсутствие.

Вы и Стукалов. Если он придется ей по душе, то пусть работает с ней и дальше, но поспешность в такого рода делах недопустима.

— Нет конечно, — согласился Голицын. — Нужно терпение. Надеюсь, вы уговорите Елену Максимовну забыть про развод. Она прекрасная женщина, жаль будет потерять ее.

— А я и не намерен терять ее. Как только миссис Ферроу будет у меня в кармане, тут же отправлюсь повидаться с женой. Возможно, я привезу ее с собой.

— Буду ждать, — сказал старик. В кармане его кителя лежала нацарапанная Анной копия свердловской телеграммы Елене. Пока никаких расхождений. Уик-энд с англичанкой... В чем проблема — их обоих можно взять под наблюдение. А потом ей волей-неволей придется привыкать к Стукалову. Свердлова она больше не увидит, сомневаться не приходится.

Свердлов вернулся к себе в кабинет, Анна Скрябина печатала в приемной. Когда он вошел, она посмотрела на него и улыбнулась, он улыбнулся в ответ и жестом показал, что она может продолжать. Она ему не нужна. В кабинете, закрыв за собой дверь, он открыл ящик письменного стола и вынул несколько листов бумаги, документы, полученные за это утро. Он сложил их и сунул в карман. Потом закурил, глубоко затянувшись. Голицын проглотил объяснения. Старика он изучил очень хорошо. Особенно внимательно он присматривался к нему последние месяцы. Тот бы хитер и, вопреки всеобщему мнению, конечно же не дурак. Действовал он по шаблону, как и все его поколение, приученное думать определенным образом. Он держался уверенно, но самодовольство так и перло, он не мог его скрыть, потому что не замечал. Голицын считал, что Свердлов у него на крючке. Он был настолько уверен в себе, что уже приготовился заменить его с миссис Ферроу своим протеже. Это подтверждалось его предложением кандидатуры Стукалова. Стукалов давно уже числился в любимчиках генерала, и генерал взял на себя рекомендовать его, чтобы потом обеспечить ему повышение.

Стукалов — молодой человек, но воспитан совершенно в духе Голицына. Несомненный продолжатель твердой линии. Свердлов раздавил сигарету. Он вышел из кабинета и в маленькой приемной задержался у столика Анны Скрябиной:

— Вы заняты?

— Да, товарищ Свердлов. Я вам нужна?

— Не сейчас. — Он посмотрел на нее, она на него, неуверенно и ищуще. — Меня не будет в выходные. Вернусь в понедельник. Потом поеду домой. Что привезти?

Она покраснела:

— Вы так добры. Ничего не приходит в голову.

— Я уеду ненадолго, — сказал Свердлов. — На неделю, десять дней. Когда вернусь, поужинаем вместе. Хочешь?

— Да, еще бы.

— Ладно, — сказал он. — Ладно. Мы хорошо проведем вечер. Буду ждать. — Он вышел в коридор. На лифте спустился в «секретную». Все встали, когда он вошел. Начальник отдела поспешил к нему.

— Мне нужно дело Синего, том двадцать три. — Сейф с совершенно секретными документами открывали только с его или Голицына разрешения. Даже посол мог пользоваться содержимым сейфа, только если в дежурной книге рядом с его подписью стояла вторая.

— Можно не расписываться, я ничего брать не буду, — сказал Свердлов. — Мне нужно кое-что посмотреть.

Начальник «секретки» положил книгу выдачи документов на место и пошел в другую комнату открывать сейф. Свердлов направился за ним. Он взял папку за номером двадцать три и открыл ее. Несколько минут постоял, читая последние донесения Синего. «Секретчик» отошел в сторону, но все еще находился в комнате. Свердлов не торопился. Листы бумаги, которые он принес с собой, лежали у него в кармане. Он стоял с папкой в руке, засунув другую руку с бумагами в карман.

— Теперь еще двадцать вторую.

Сейчас они поменялись позициями. «Секретчик» находился перед ним, вынимая предыдущее досье. Всего их было двадцать три, каждое в отдельной коробке — все самые важные донесения Синего из Вашингтона за последние три года. Свердлов действовал уверенно. Правой рукой вытащил из зажимов нужные листы и сложил их пополам. Левой вынул бумаги из кармана. Не прошло и нескольких минут, как бумаги поменялись местами. Когда «секретчик» повернулся к нему лицом, Свердлов стоял в прежней позе: одна рука в кармане, полураскрытая папка балансирует в другой. Он закрыл папку и отдал ее.

— Один момент, и можешь забирать и эту тоже.

Он быстро пробежал глазами содержимое папки номер двадцать два, пошелестел страницами, нахмурился, задержался на одной странице, сказал «ага», как будто нашел то, что искал, затем вернул и эту папку. Подождав, пока папки водворят на место, а сейф будет закрыт, Свердлов предложил:

— Может, все-таки лучше расписаться? — Он находился уже у двери.

— Нет необходимости, — ответил «секретчик». — Для вас, товарищ Свердлов. Вы же сами сказали, что папки не выходили из отдела.

— Тогда пока, — попрощался Свердлов. Все встали. Не вынимая руки из кармана, прижимая содержимое папки Синего к бедру, он вышел из секретного помещения.

Через час он ехал в официальном посольском автомобиле в аэропорт, чтобы сесть на дневной самолет в Нью-Йорк.

* * *

Весна в Центральном парке. Она напоминала Джуди возобновленный на телевидении старый фильм военного времени или песню Кола Портера. Деревья цвели, и ветки сгибались под тяжестью цветов, из земли пробивалась первая зеленая трава, в лучах сияющего солнца яркими пятнами горели весенние бутоны. Как же не похож очаровательный оазис деревенской природы в окружении городской пустыни на те охотничьи угодья грабителей, насильников и убийц, в которые парк превращался с наступлением темноты. Так же не похожи она и Свердлов на другие пары, прогуливающиеся, держась под ручку или обняв друг друга за талию.

Он прилетел вечером в понедельник, она попросила разрешение у Сэма Нильсона уйти во вторник пораньше. Он позволил, хотя и с кислой миной: он понял по ее решительному лицу, что она все равно уйдет, поэтому у него не было выбора. Как обычно, Свердлов ждал ее в такси и был в приподнятом настроении; поцеловав ее, он велел шоферу ехать в парк. День прекрасный, хорошо бы прогуляться. По его голосу она поняла, что это сказано для шофера. Джуди настороженно посмотрела в маленькое зеркальце заднего вида, чтобы удостовериться, не наблюдает ли тот за пассажирами. Судя по отражению в зеркале, шофер был поглощен дорогой и не обращал на них никакого внимания.

Несколько минут они прогуливались, Свердлов держал ее руку, прижав к своему боку и переплетя свои пальцы с ее.

— Ты выглядишь очень обеспокоенной, — заметил он. — У тебя бессонница. По-моему, ты все-таки влюбилась в меня.

— Ну, ты ошибаешься, — ответила Джуди. — Я беспокоюсь и не сплю с того дня, как это началось, но я чувствовала бы себя точно так же в отношении любого, к кому я хорошо отношусь. Федор, когда ты собираешься уходить?

— В конце этой недели. В пятницу я сяду в самолет и полечу на уик-энд на тот чудный остров, где встретил тебя.

— Барбадос! Ты собираешься полететь туда? Но почему... почему ты не можешь просто назвать Лодеру место и время здесь и предоставить ему все остальное? — Она встала как вкопанная посредине дорожки, он ласково потянул ее вперед.

— Вот именно это я и делаю, — пояснил он. — Я назначаю ему время и место, а все остальное сделает Лодер. Ты должна поехать со мной, Джуди. Поедешь?

— Я ничего не понимаю, — ответила она, чувствуя, что вот-вот разревется или выйдет из себя. Нагрузка на ее нервную систему оказалась слишком большой, больше, чем она предполагала. Туманность его выражений злила. — Зачем тебе разыгрывать весь этот спектакль, когда достаточно просто зайти в Британское посольство.

— Потому что мне не дадут дойти до него, — объяснил Свердлов. — Не сомневаюсь, что за мной организована слежка. Пока еще я уверен, что они не подозревают о моих намерениях. Прошу тебя, доверься мне, я знаю, что делаю. Я прекрасно знаю, как осуществляются подобные операции.

— Ведь против тебя весь КГБ! — рассерженно воскликнула она. — Не забывай об этом.

— Я и не забываю, — ответил он. — Вот почему и разыгрываю спектакль. Что касается КГБ, то я беру тебя с собой на Барбадос именно для того, чтобы завершить твое совращение. Я сказал, что ты очень непростая женщина и не будешь работать на нас, если я не стану заниматься с тобой любовью под пальмами. Я сказал, что ты знаешь все, что знает Нильсон, и можешь открывать его личный сейф, когда тебе только заблагорассудится.

— Вздор какой-то, — прервала его Джуди. — Сэм глаз не спускает с ключей.

— Уверен, что не спускает, но ведь они этого не знают. В их глазах ты очень важная персона, и я должен отложить поездку к жене, чтобы закрепить отношения с тобой. Уже подготовлен молодой советский офицер, который рвется присматривать за тобой в мое отсутствие. Все продумано и подготовлено. Мой полет на Барбадос вместе с тобой — это часть плана, который я предложил им. Но тебе придется полететь вместе со мной. А там дело только за твоим приятелем Лодером.

— Но это так рискованно, — засомневалась Джуди. — Мне кажется, это слишком запутанный путь. Барбадос — крошечный островок, там с тобой может случиться что угодно!

— Не больше, чем может случиться со мной здесь, сейчас, когда я иду рядом с тобой, — проговорил Свердлов. — Ты думаешь, мне будет безопаснее в Нью-Йорке? Барбадос — британский остров, и там мистер Лодер может по-настоящему защитить меня. Здесь в этом городе, в Вашингтоне, я воистину беззащитный. Ты полетишь со мной на Барбадос?

— Да, — согласилась Джуди. — Если это единственный путь помочь тебе, конечно же, я не могу не поехать. Мне холодно, — пожаловалась она вдруг. — Мне больше не хочется гулять.

Ее била дрожь, Свердлов понимал, что температура тут ни при чем, было очень тепло и тихо, но он ничего не сказал.

— Еще немного. До конца этой дорожки, потом мы выйдем на улицу и найдем бар. Но обсуждать это мы будем только сейчас, пока не вышли из парка. Здесь нас не подслушают.

— Ты действительно думаешь, что за нами следят? Сейчас?

— Не сомневаюсь. Знаешь, есть такие микрофоны, которые позволяют слышать разговор с двадцати ярдов.

— Боже, — прошептала Джуди. — Какой-то кошмар. А ты уверен, что здесь безопасно?

— Мы идем очень быстро, — ответил Свердлов. — И никого нет поблизости, чтобы подслушать нас. За мной наблюдают на расстоянии, и это хороший признак. Значит, они еще не слишком насторожились. Теперь слушай очень внимательно. После того как мы разойдемся, ты свяжешься с Лодером.

— Он ждет моего звонка, — сказала Джуди. — Я сообщила ему, что ты приезжаешь и я свяжусь с ним позже.

— Откуда ты звонила — из офиса Нильсона?

— Нет, — сказала Джуди. — Нет, я решила, что лучше этого не делать. Я звонила из уличного автомата.

— Очень хорошо. — Свердлов сжал ее руку. — Очень хорошо. Теперь ты скажешь ему, что мы вылетаем в пятницу рейсом в четыре часа дня из аэропорта Кеннеди на Барбадос, «ПанАм» двести тридцать восемь. Я зарезервировал места и комнаты в том же отеле на Барбадосе, где мы останавливались. Мы прибываем в восемь тридцать, и я поеду в отель с тобой, если только он не даст тебе других инструкций. Бумаги Синего будут со мной.

— Все так быстро, — удивилась Джуди. — Остается так мало времени. А что, если он не успеет все подготовить? Что тогда?

— Я смог бы подготовить такую операцию, — сказал Свердлов. — Лодер тоже должен суметь. Все, что ему нужно, — это самолет, чтобы вывезти меня в Лондон. Скажи ему, что я хотел бы улететь в субботу, самое позднее в воскресенье. Если в нашем посольстве кто-нибудь начнет просматривать папки Синего и не найдет бумаги на месте в мое отсутствие — неприятностей не оберемся. Даже на Барбадосе. Ты можешь все это запомнить? Номер рейса?

— "ПанАм" двести тридцать восемь, прибытие в восемь тридцать. Это барбадосское время или нью-йоркское?

— Барбадосское время, — ответил он. — Теперь нам нужно найти бар, где можно выпить. Мы будем говорить о нашем уик-энде на Барбадосе, и, возможно, ты сумеешь притвориться, что влюблена в меня, это поможет, если слежка будет и внутри.

— Попробую, — согласилась Джуди.

— Спасибо, — с серьезным видом произнес Свердлов. — Уверен, это у тебя хорошо получится.

* * *

Рейчел Патерсон плакала. Она плакала очень респектабельно, как считала Маргарет Стефенсон, у нее был огромный опыт управляться с рыдающими женами младшего возраста. Однажды она развлекала лондонскую компанию рассказом о том, на какие категории они делятся. Те, кто хлюпает носом и распускает нюни, скучая по дому; безудержные плаксы, обливающиеся слезами, потому что за три тысячи миль от них заболела мамочка; жены, ведущие себя как последние дуры и ожидающие выволочки. Или, например, была такая неврастеничка, которая, прибыв в посольство, вела себя с невероятным апломбом, но, попав в историю, выскочила из комнаты Маргарет как плачущее привидение.

Все так хохотали, что она много лет вспоминала тот вечер. В слезах Рейчел ничего смешного не было.

Как и Фергус, Маргарет получила воспитание, хорошо вооружившее ее против потрясений. Вопреки широко распространенному мнению, воспитание их поколения отличалось строгостью и жесткими требованиями по части самодисциплины. За свои немалые привилегии они заплатили немалую цену — привитыми им неколебимыми принципами, которые запрещали выставлять на всеобщее обозрение личные слабости, трусость, нервные срывы. Маргарет сидела на софе времен регентства подле молодой женщины и, поглаживая ее по плечу, всем своим видом показывала самые добрые чувства.

— Я просто не доверяю ему, — говорила Рейчел. — С момента, когда позвонила та женщина, все переменилось. — Она высморкалась, но постаралась сделать это негромко и снова вытерла глаза. — С ним всегда было трудно, но я никогда не думала, что он волочится за другими женщинами. Теперь я не могу думать ни о чем другом.

— А вы не преувеличиваете? Вы же говорите, что эта женщина из Нью-Йорка — всего лишь знакомая, почему она не может иметь уважительной причины для разговора с ним? Моя дорогая, вряд ли она стала бы придумывать историю про русского перебежчика, если бы хотела повидаться с Ричардом.

Для нее самой это сообщение имело даже большее значение, чем для жены Ричарда Патерсона. Первую часть исповеди Рейчел она выслушала с подлинным сочувствием: как они отдалялись друг от друга, как у него пропал интерес к ней, как его одержимость карьерой заставила его позабыть, что ей хочется ребенка, — все это было так знакомо, что она еще раз утвердилась в мнении, что Ричард Патерсон, муж Рейчел, — порядочная свинья.

Она выслушала рассказ про ранний утренний звонок по телефону. О том, что у Патерсона любовница в Нью-Йорке, она давно уже знала, и вопреки всякой логике возмущалась этим. Когда Рейчел повторила, как он объяснил причину телефонного звонка, Маргарет Стефенсон испытала такой шок, что на какой-то момент лишилась дара речи. Потом, в течение нескольких минут, пока другая женщина заливалась слезами и, запинаясь, то и дело от огорчения путаясь в деталях, продолжала свой рассказ, острый ум Маргарет, вымуштрованный в течение жизни, прошедшей в мире дипломатии, сразу смог выделить один настораживающий факт, и она поняла, к чему все это может привести. Обдумав ситуацию, Маргарет снова держалась как обычно, когда сталкивалась с чем-нибудь действительно важным — внешне не проявляя своих чувств, спокойно и сдержанно.

Кто-то из русского посольства собирался перебежать в Англию... Этот факт сразу выделился из всей сумятицы переживаний, которые поведала Рейчел Патерсон. Маргарет взяла Рейчел за руку.

— Я знаю, что он не остался в Нью-Йорке, — продолжала жаловаться Рейчел. — Он вернулся и в тот же вечер встретился с послом, как он сказал. Значит, он не был с ней...

— Конечно не был, — повторила за ней Маргарет. Если он ходил к послу, значит, вся эта история — правда. Вряд ли он стал бы тревожить главу посольства из-за третьестепенного клерка. Если русский — важный дипломат, то опасность возрастает многократно. — Я уверена, что он не изменял, — заверила ее Маргарет. — Нет никакого греха в том, чтобы раз-другой пригласить кого-то на обед. — Она произносила эти вещи механически, а сама думала совершенно о другом. Ее мысли неслись в поисках правильного решения, как гончие в погоне за удиравшим зайцем. Когда появляется перебежчик, за его безопасность всегда расплачиваются своей кровью другие. Он выдает агентов, секреты.

— Наверное, я преувеличиваю. — Рейчел поднялась в ее мнении после того, как самостоятельно пришла к этому выводу. Маргарет посмотрела на часы. Половина двенадцатого. Где, черт побери, может быть Фергус? В кабинете на совещании? — Вы должны взять себя в руки. — Она заставила свой голос звучать твердо. — У вас привлекательный муж, и не может быть ничего глупее, чем изводить его ревностью, когда он не совершает ничего предосудительного. Это как раз способно навести его на мысль заняться чем-нибудь подобным. Говорите, вас огорчило то, что он пригласил сеньору Фуентес Гарганос на ужин?

— Да, огорчило, поскольку сразу видно, что она ему нравится, а она ужасно хорошенькая и интересная. Я чувствовала себя в тот момент дура дурой!

— Это пройдет. — Маргарет поднялась. Пора отделываться от нее. Нужно найти Фергуса. — Послушайтесь моего совета. Напишите Гарганосам и сами пригласите их. Будьте с ней полюбезнее и скажите мужу, что она грандиозная женщина и такая милая. Обещаю вам, у него все немедленно как рукой снимет. А теперь я должна отослать вас домой. Боюсь, с минуты на минуту ко мне приедут с визитом.

Рейчел уезжала в своей машине, они пожали друг другу руки, и Маргарет дружески потрепала ее по щеке. Она бегом кинулась в гостиную, хлопнув за собой дверью. Рывком сняла телефонную трубку и набрала номер кабинета мужа. Ответила секретарша. Маргарет разговаривала с секретаршами очень резко, когда хотела, чтобы ее соединили с мужем, и ее не терпели все до одной девушки, которым доводилось работать с Фергусом.

* * *

— Мистера Стефенсона, пожалуйста. Говорит миссис Стефенсон.

— Боюсь, он занят, у него мистер Хопкирк.

— Это очень важно, — сердито оборвала ее Маргарет. — Пожалуйста, скажите ему, чтобы позвонил как можно скорее. — Она повесила трубку. Черт бы его побрал! И пусть он летит в тартарары со своими делами! Злость из-за того, что его нет, когда он нужен, постепенно сменялась сознанием, как ей повезло с Рейчел. Чистая случайность, а ведь она могла и обойти девочку вниманием, могла не заметить, если бы не внезапная причуда взять ее под свое крыло. Благосклонное отношение, мелкие знаки внимания, которые она оказывала жене военно-воздушного атташе, искреннее сочувствие к ней, когда она подвыпила и казалась такой несчастной у бразильцев прошлым вечером, — все это помогло ей узнать нечто такое, что, вероятно, приведет к полному краху ее мужа, а значит — и ее самое. Опасности, может, и нет, она заставила себя подумать и об этом, приглушая тревожные колокола, надрывавшиеся в ее голове. Русский, кто бы он ни был, возможно, ничего не знает о Фергусе, он может вообще не знать о существовании такого агента. Может не знать, но может и знать. Их будущее зависело от этих трех слов. Если окажется правдой утверждающая фраза — их ждет крах. Если отрицающая — все обойдется. Говоря мужу, что его разоблачение и наказание доставили бы ей личное удовольствие, она не лгала, она не чувствовала к нему ничего, кроме ненависти и желания отомстить, — трудно представить, до какой степени она его ненавидела — прямо до бешенства! Когда же она обнаружила, что он подвергает и ее, и все, что ей дорого, такому страшному риску, она поняла, как ценила свое положение, какое удовольствие доставляли ей связанные с ним привилегии, та значительность, которую придает высокий дипломатический пост мужа. Ей хотелось завершить свою карьеру каким-нибудь особенным успехом, стать госпожой одного из трех главных посольств: в Париже, Москве или Нью-Йорке. Она предпочла бы Париж.

Она, Маргарет Стефенсон, не могла похвастаться легендарной красотой Дианы Норвич, но зато у нее прекрасное воспитание, яркие личные достоинства и своего рода аура женской силы, совсем иного свойства; она единственная из жен дипломатов, способная занять место одной из самых знаменитых женщин своего времени. Таким ей представлялся предел ее мечтаний, ее амбиций, в этом она видела оправдание своего омерзительного брака, многочисленных связей без любви и совершенно гангстерской настойчивости в достижении своих целей.

Какого черта он не звонит?.. Внезапно она почувствовала дикую усталость. Патерсон летал в Нью-Йорк в субботу, в тот же вечер встречался с послом. Сегодня утро пятницы. Русский мог уже перейти.

Она снова взялась за телефон:

— Мне нужно поговорить с мужем. Соедините меня немедленно.

Фергус очень удивился, но его тихий голос, смягченный телефоном, звучал подчеркнуто вежливо:

— Маргарет? Я сейчас очень занят.

— Ты должен приехать домой, — набросилась она на него, но голоса не повысила. — Случилось нечто ужасное. С твоей зажигалкой.

Послышался легкий звук, как будто он прочищал горло, потом он закашлялся — она все слышала очень отчетливо.

— О милая, — сказал он. — Ладно, не нервничай. Я заскочу минут через пятнадцать. Мы с Эриком почти закончили.

* * *

— Боже, — произнес Лодер. — Пятница, вы хотите сказать, эта пятница? Времени остается совершенно в обрез!

— Об этом я и говорю. — Голос Джуди Ферроу звучал по телефону из Нью-Йорка с надрывом, раздраженно. — Но это то, что я должна передать. Я лечу с ним на Барбадос, тем же рейсом, мы будем в отеле «Прибрежный». Он должен уехать как можно скорее. Он уверен, что за ним слежка. Вы сумеете устроить все вовремя?

— Мне, черт побери, придется устроить, — огрызнулся Лодер. Она действовала ему на нервы. Джуди этого не замечала, но забота об этом русском сделала ее просто агрессивной. Уже тогда, в первый раз, она как львица бросилась защищать его, и Лодер этого не забыл. — Это все, что он сказал?

— Документы будут с ним, — вспомнила она последнее наставление. — Он особенно просил, чтобы ему организовали отлет в Лондон в субботу или воскресенье, самое позднее. Не удастся ли это в пятницу вечером? Я думаю, что он сошел с ума, совершая это, но он говорит, что у себя в посольстве он прикрылся.

— Еще бы! — бросил Лодер. — Если он выбрал Барбадос, он знает, что делает, лучше, чем кто-либо другой. Что касается вечера пятницы, скажите ему, что это невозможно. У меня не хватит времени, чтобы получить места на прямой рейс до Лондона. Я могу реквизировать часть коммерческого самолета, но на это уйдет не меньше двадцати четырех часов, пока я получу нужные санкции. Я могу забрать его субботним самолетом. Передайте ему, что в отеле будет поставлена охрана и чтобы вы, когда приедете туда, не выходили из помещения. Вы это поняли? Оставайтесь внутри до тех пор, пока наши мальчики не придут за вами. О'кей?

— Да, я передам ему. И не беспокойтесь, я позабочусь, чтобы он не высовывал носа из номера.

— Постарайтесь, — подтвердил Лодер. — Мне нужны эти проклятые бумаги, что бы там ни случилось. Вы летите с ним или как? У нас это не предусмотрено, мне казалось, я предупреждал вас.

— Вам незачем было утруждать себя, — обрезала его Джуди. — Я еду на Барбадос, потому что я нужна ему как алиби. Я, мистер Лодер, не собираюсь лететь в Лондон. Единственное, чего я хочу, это вернуться сюда и продолжать заниматься своими делами, так, для разнообразия. Это, если я не потеряю места, взяв отпуск за свой счет.

Телефон замолчал, и Лодер позволил себе ткнуть двумя пальцами в воздух. Все-таки он ее уел, эту воображалу, — надо же, эта сучка притворяется, будто у нее ничего не было с этим русским!

Ладно, выбросим ее из головы. Суббота или воскресенье. Он велел своей секретарше дать ему расписание самолетов, вылетающих с Барбадоса в Лондон в субботу, начиная с утренних рейсов и до ночи. Он составил шифровку в Лондон с просьбой дать указание послу открыть ему, Лодеру, «зеленый свет». Это дало бы ему право предпринимать все необходимые шаги, не обращаясь за согласованием к послу или к Стефенсону, в случае если руководитель посольства отсутствует.

Получив «зеленый свет», Лодер мог бы реквизировать весь самолет «ВС-10», если бы захотел, мог бы вызвать в посольство такое количество сотрудников службы безопасности, какое счел бы необходимым, а также мог бы рассчитывать на самую полную поддержку от внутренних сил безопасности барбадосского правительства. Возможно, ему понадобится помощь канадцев, находящихся на острове. Он задумался, стоит ли связываться с канадцами. Наряд канадской секретной службы, расположившийся вокруг «Прибрежного», будет выглядеть дьявольски подозрительно. Можно посадить двоих людей в тот же самолет, которым полетит завтра Свердлов, они присмотрят за отелем. Он решил обойтись без помощи канадцев.

Секретарь вернулась с сообщением, что в субботу только один прямой рейс с Барбадоса в Лондон, вылет в семь тридцать вечера. Утром в воскресенье есть рейс «Алиталии» в одиннадцать часов, с четырьмя промежуточными посадками: на Тринидаде, в Нассау, на Бермудах, затем Лондон, и после Лондона — Рим. Все билеты на оба рейса зарезервированы, а на английский вечерний рейс имелся длинный список ожидания. Лодер выругался, девушка сделала вид, что ничего не слышала. Наверное, он очень волнуется, если выражается непечатно.

— Соедините меня с главным в отделении БОАК в Нью-Йорке, — приказал он. — Я поговорю с ним.

Звонок оказался безуспешным: нужный Лодеру человек уехал за город. Дальнейшие звонки позволили откопать его помощника, который не обладал нужными полномочиями, но по крайней мере дал телефон, по которому имело смысл искать его шефа. Через полтора часа с третьей попытки Лодер добрался до него. В первый раз ему сказали, что шеф выехал и задерживается в уличной пробке. Во второй Лодер был доведен до белого каления просьбой подождать или позвонить еще раз, потому что этот человек принимал ванну и бойкая американка не пожелала изъять его персону из ванны, чтобы тот взял трубку. Когда шеф БОАК наконец стал доступным, Лодер заговорил подчеркнуто сухо. Ему нужны три места первого класса на вечерний рейс с Барбадоса. Да, он знает, что просит нечто практически невыполнимое, он понимает, как трудно выкидывать людей с их мест в переполненном самолете, — и все-таки он подчеркивает, что не просит места, а предупреждает, что их реквизируют именем правительства и Ее королевского величества. Соответствующий документ будет предъявлен ему завтра, и, если корпорация не поможет, он не остановится перед реквизированием всего самолета. Лодер повесил трубку. Через несколько секунд зазвонил стоявший на столе внутренний телефон. Он весь еще был в борьбе с БОАК, когда понял, что звонит Фергус Стефенсон. Они не встречались за ленчем уже месяц, Лодер намеревался назначить Стефенсону дату, но, когда он получил депешу, вызвавшую его в Лондон, проблемы, связанные с выявлением Синего и организацией перехода Свердлова, вытеснили из головы все другие заботы. Прежде всего он был профессионалом высшего класса, именно фанатическая преданность служебному долгу способствовала развалу его семьи, и служение долгу не могло допустить, чтобы на время, которое по всем статьям принадлежало его работе, в такой критический момент претендовала даже самая дорогая для него дружба. Первый раз он отказывался от приглашения Фергуса, и тот остался явно огорченным. Посланник сказал что-то любезное и дал отбой.

Лодер попросил принести ему в кабинет бутерброды и апельсинового сока, а также велел секретарю не уходить, потому что она будет ему нужна весь вечер. Она подчинилась безропотно; начиналась, как это называл Лодер, «драчка», и ей это нравилось. У них сложились хорошие рабочие отношения, он никогда не приставал к ней, что ее очень устраивало, потому что он был решительно неприятен ей как мужчина: маленький и невзрачный. В целом он был очень внимателен, и, когда в работе наступал такой же аврал, как сегодня, он никогда не забывал поблагодарить ее. Вряд ли она могла сказать, любила она его или недолюбливала, но походила на него в значительно большей степени, чем осознавала это. Так же, как и он, она прежде всего любила свою работу.

— Что ты намерен предпринять? — требовательным тоном спросила Маргарет Стефенсон. — Лодер не может с тобой встретиться, что теперь?

Ее муж налил себе стакан шерри — его выбор разозлил ее. Получив удар, какой получил он, пьют бренди. В этом стакане шерри было что-то такое оскорбительно немужское, что ей захотелось вышибить его из руки мужа. Звонок основательно потряс его — он приехал из посольства и стоя слушал новости, услышанные его женой от Рейчел Патерсон. В какой-то момент он хотел остановить ее, но жена не дала прервать себя, сразу сообщив, что Патерсон ходил к послу, так что в правдивости истории сомневаться не приходится. Затем она задала ему единственный существенный в подобных обстоятельствах вопрос.

Может ли перебежчик что-нибудь знать о нем? Фергус откровенно признался, что не имеет представления. Мелкие служащие, младшие дипломаты не имеют доступа к секретным документам его уровня. Можно не опасаться нижнего эшелона посольских. Но сотрудник Советского посольства, принадлежащий к высшему эшелону, скорее всего, осведомлен о существовании агента в западных дипломатических кругах, не зная, кто он конкретно. И как только служба безопасности получит сигнал тревоги, она начнет копать глубоко. Если начнется полномасштабное расследование, он окажется в большой опасности. На то, чтобы разоблачить Маклина, потребовалось два года, напомнил он жене. Они работали не торопясь, но основательно. Первым делом ему нужно узнать подробности, относящиеся к предполагаемому переходу: какой пост занимает русский и, если удастся, его фамилию.

Он позвонил Лодеру, жена стояла в ожидании ответа и кусала губы, пока на нижней не показалась капелька крови. Потом она еще раз повторила вопрос:

— Ну так что же ты намерен предпринять? Твой драгоценный полицейский не хочет с тобой встречаться. Боже, ты не думаешь...

— Нет-нет, — успокоил ее Фергус. — Не впадай в панику, еще ничего не произошло. Такие вещи занимают много времени. Пройдут еще недели, пока русский уйдет к нам. Но я должен выяснить, кто это.

Маргарет стояла посредине залитой солнцем комнаты, которая считалась лучшим образцом ее оригинального вкуса. Центральное место занимала картина кисти Кастильса с распушившимся павлином на переднем плане. В этой комнате она всегда собирала небольшие компании: кто-то обмолвился, польстив ей, что в интерьере комнаты чувствуется ее индивидуальность. Она смотрела на стоявшего у камина Фергуса, высокого и довольно худого: он прихлебывал шерри, а ведь под ногами у него разверзлась пропасть.

— И что, если ты узнаешь? — В голове у нее не появлялось ничего конкретного, кроме смутного опасения отставки, возвращения в Англию, а потом — жизнь в изгнании где-нибудь в третьестепенной стране. Мысли путались. Но внезапно она пришла к единственному возможному решению.

— Я предупрежу Советское посольство и остановлю перебежчика, — сказал Фергус. — И дело не только во мне, я должен сделать это при всех условиях. Кто бы это ни был, он предатель. И заслуживает того, что его ждет.

Маргарет Стефенсон промолчала. Он говорил совершенно серьезно, в голосе у него не слышно было и намека на шутку, на иронию относительно его самого. Он говорил со всей искренностью.

— С твоей точки зрения, — тихо произнес Фергус, — это либо русский, либо я. И ты уже приняла решение. Так что предоставь все это мне, и я с этим управлюсь. Слава богу, мы узнали об этом вовремя. Сейчас я пойду в офис и встречусь с послом. Не беспокойся, все будет в порядке.

После его ухода она заметила, что он не выпил и половины стакана. Она поднялась наверх, и там ее впервые в жизни по-настоящему стошнило.

* * *

— Не могу этому поверить, — сказала Джуди. — Не могу поверить, что в пятницу нас здесь уже не будет. — Свердлов обнял ее.

Он позвонил ей поздно вечером на квартиру и пригласил в клуб, чтобы вместе провести вечер. Джуди не хотелось никуда идти, у нее просто не было сил. Нэнси ушла на свидание, и она устроилась перед экраном, но банальность программы действовала на нервы, и она выключила телевизор. Веселый голос Свердлова тоже подействовал на нервы. В качестве компромисса она предложила ему зайти к ней на квартиру и выпить.

Как только он вошел, вся ее злость испарилась. Телефоны обманчивы. Он выглядел совершенно зеленым и замотанным.

— О каком еще ночном клубе ты говорил? — спросила она. — Ты выглядишь ужасно. Заходи и садись.

— Я не думал, что можно прийти сюда, — ответил он. — Мне хотелось увидеть тебя, я подумал, что немного музыки может быть для нас полезно. Но это лучше. Намного лучше. — Он повернул ее к себе и поцеловал.

Она предложила ему выпить, сварила кофе. Он осмотрелся в гостиной. Они сидели на большом обитом материей диване, который был сделан по специальному заказу Нэнси.

— Очень удобно, — заметил он. — И ты готовишь хороший кофе. Это гораздо лучше, чем ходить по ресторанам. Я думаю, мы оба устали, особенно ты. Напряжение оказалось для тебя непомерным, прости.

— Ничего, — сказала Джуди. Ей не хотелось его видеть, но теперь она была рада, что он пришел. Приятно было сидеть рядом с ним, приятно чувствовать теплую руку, которая уютно обхватила ее. — Просто мне хочется, чтобы скорее прошли два следующих дня, вот и все. Я хочу видеть тебя в самолете, отлетающем в Англию.

— Ты будешь скучать по мне?

— Да, — ответила Джуди. — Да, буду скучать. Но разве в этом дело. Дело в том, чтобы ты выбрался отсюда и с Барбадоса. Федор, ты все еще уверен, что это самый надежный путь?

— Это лучший путь, — подтвердил он. — Пожалуйста, поверь, что это так. И самый безопасный. Я не взял бы тебя с собой, угрожай нам хотя бы небольшая опасность. А за второй этап отвечает мистер Лодер.

— Он сумеет, — сказала Джуди. — Все готово, он меня заверил. Он очень неприятный человек, но я уверена, что свое дело знает.

Свердлов посмотрел на нее:

— И ты не презираешь меня за то, что я делаю? Ты не считаешь меня предателем и трусом? Это же совсем не по-английски и неаристократично, правда, — уносить ноги?

— Ну что же, если ты так чувствуешь, отправляйся домой и пусть тебя расстреляют. — Она сердито отстранилась от него. — Порой ты просто выводишь меня из себя, когда принимаешься разглагольствовать после всего, что мы пережили за эту ужасную неделю, и к тому же — когда уже все решено. — Она поразилась, услышав, как он засмеялся.

— Ты стала горячей, как огонь, ты это знаешь? Люблю горячих женщин. Что я буду делать без тебя в Англии?

— Не знаю, — сказала Джуди. Она еще не перестала сердиться, никогда в жизни она не была такой раздражительной. Она чуть не заплакала. По-видимому, он заметил это, потому что перестал дразнить ее. Он закурил русскую сигарету и дал ей; несколько мгновений они сидели, не произнося ни слова. Первой заговорила Джуди:

— Я подумала сегодня, что, если бы я не разочаровалась в Ричарде, я бы никогда не поехала на Барбадос и никогда бы не встретила тебя. И что бы ты тогда делал, когда все это на тебя свалилось? Ты все равно решил бы перейти к нам?

— Не уверен, — ответил Федор. — Сейчас я могу сказать «да», поскольку так получилось. Но, не встретив тебя, я, возможно, пошел бы другим путем, самым простым и легким. Конечно, я бы никогда не дал себя арестовать. Никакого суда, Джуди, никакой казни как предателя. Если мне было бы суждено умереть, это не была бы еще одна политическая ложь для русского народа. Правда ценна сама по себе, думаю, я научился этому у тебя.

— И вера тоже, — сказала она. — Я молилась за тебя. Можешь смеяться сколько твоей душе угодно.

— Я не смеюсь, — проговорил Свердлов. — Мне нужны союзники, откуда бы они ни были. Даже твой несуществующий Бог. Ну, не сердись. Я рад, что ты молилась. Может быть, Бог и есть. Может, было и тамариндовое дерево, которое восстало против законов природы из-за того, что человека невинно осудили. Ты веришь в эти сказки, а я нет. Возможно, вера сделала тебя такой, какая ты есть. Если это так, я не буду ссориться с твоей верой. Если я скажу, что люблю тебя, ты мне тоже поверишь?

— Я бы не хотела, чтобы ты говорил это, — сказала Джуди. — Пожалуйста, не говори.

— Ладно, — уступил Свердлов. — Возьму свои слова обратно, чтобы можно было сказать их в другой раз. Я пойду к себе в контору поспать.

— Ты же знаешь, что можешь остаться здесь, — сказала она. — У нас есть свободная постель.

— Нет, — ответил Свердлов. — Я не хочу так оставаться с тобой. Пойду. Ты меня поцелуешь? На счастье, завтра?

— О боже мой, — сказала Джуди. — Я очень боюсь завтрашнего дня.

Глава 9

Посол пригласил Фергуса зайти. Рано утром из Лондона пришла шифровка с грифом: «Весьма срочно». Ее вручили послу, как только он вошел в свой кабинет. Он прочитал ее, прежде чем приступить ко всем другим бумагам; положив на стол, скорчил недовольную мину. В ней содержалась новость, которая не могла порадовать человека, занимающего его пост: в рамках посольства начинается крупная разведывательная операция. Вежливо, но самым решительным образом ему предписывалось оказать в ее проведении самую полную поддержку. Лодеру, опытному и умному детективу из военной разведки, давались неограниченные полномочия, а все сотрудники посольства обязаны помогать ему. Такая же просьба относилась ко всем британским компаниям и подданным, которые могут получить подтверждение этого распоряжения в посольстве. Другими словами, Лодер мог попросить луну с неба, и, если попросит, ее следует достать для него.

Посол, воспитанный в традициях государственной службы, имел блестящий ум и был светским человеком. Он по-старомодному относился к своим обязанностям, не работал, а священнодействовал, к своим коллегам он тоже относился с чувством высокой ответственности. Все, что могло бросить тень на посольство или кого-то, связанного с ним; пошлые интриги или скандалы низкого пошиба вызывали у него особенное отвращение. Полученная из Лондона инструкция констатировала, что Лодеру поручается принять перебежчика из Советского Союза, этим и объяснялось предоставление ему «карт-бланша».

Посол понимал, что это совпадает с информацией, полученной от военно-воздушного атташе. Он сразу же поспешил переадресовать эту информацию службе Лодера в надежде, что речь не идет о значительной фигуре и обойдется без непосредственного участия посольства. Теперь же оказывается, что, кем бы ни был человек, обратившийся за убежищем, этому факту придается первостепенная важность. Как бы послу ни хотелось избежать этого, ему приходилось согласиться с вовлечением посольства в шпионские игры. Профессия дипломата — это профессия, сопряженная с высоким понятием о чести, это высокое искусство, и он считал шпионов и шпионаж делом настолько грязным, что джентльмену следовало бы в мирное время держаться подальше от этого занятия. Но особенное отвращение к шпионажу он питал потому, что членов дипломатической службы постоянно пытались склонить к измене и навлечь на их голову и на голову всей службы несмываемый позор, а поэтому все они постоянно находились в поле зрения лодеров всего мира. С час он разбирался с самыми неотложными делами, затем пригласил к себе Фергуса Стефенсона.

Посол был самого высокого мнения о Стефенсоне как дипломате, имея в виду и его профессионализм, и человеческий такт, а потому относился к нему с теплотой. Ему нравилась Маргарет, которая делала все, чтобы быть приятной, и никогда не позволяла себе заслонить жену посла, когда они выступали в своей официальной роли. Он считал, что они со Стефенсоном сделаны из одного теста, поэтому ему и в голову не приходило утаить от него какую-нибудь деталь «зеленой» телеграммы или свои выводы о ее значении. Он должен посвятить своего помощника во все детали, ибо именно ему, возможно, предстоит принимать решения. Посол уезжал на уик-энд в Калифорнию. Обязанность оказывать содействие Лодеру, а также принимать меры в отношении всего, что могло произойти за эти три дня, возлагалась на Фергуса Стефенсона.

— Не могу вам передать, насколько не по душе мне эта история, — сказал посол. — Я бы лично протестовал. Мы не часть разведывательной структуры, и у них нет никакого права вовлекать нас в свои делишки. Безусловно, получится, что все это придумано в моем посольстве и что не обошлось без моего участия! Я буду возражать, но все равно не поможет.

— Телеграмма многозначительная, — заметил Фергус. — Этот русский должен быть очень важным членом их команды. А вообще они могли бы проявить уважение и сообщить вам его имя. Лично мне это больше всего не нравится: говорят, помогай, а сами не оказывают полного доверия.

— Я ничего не желаю знать о нем, — сказал посол. — Когда Ричард Патерсон начал рассказывать мне об этом деле, я тут же остановил его. Перебежчики и двойные агенты — не мое дело. Он же прямо загорелся, по-моему, уже мысленно готовит дырку для ордена. Я велел передать все материалы Лодеру.

В этот момент с глаз Стефенсона спала пелена. Услышав впервые от жены эту историю, он все еще пребывал в шоке от ее сообщения по телефону о зажигалке, парализовавшего его; казалось, часть мозга пребывала в состоянии анемии. Ричард Патерсон знал о русском перебежчике, вот что Стефенсон сразу выделил для себя, отбросив ненужные детали вроде рыданий Рейчел Патерсон и ее ревности. Патерсону рассказала о перебежчике его любовница, к которой он ездил в Нью-Йорк до тех пор, пока он, Стефенсон, по наущению Лодера не велел Ричарду прекратить эти вояжи.

Они с Лодером обсуждали эту историю за одним из их первых ленчей; Лодер тогда назвал фамилию человека, который пытался завербовать эту девушку — как ее звали... Фаррант... Ферроу — следовательно, перебежчик — это Свердлов. Федор Свердлов, полковник Советской Армии, помощник старого генерала КГБ Голицына. Правда страшной вспышкой озарила его, он моментально вспотел. Свердлов — человек, который, очевидно, являлся истинным руководителем резидентуры русской разведки в Соединенных Штатах. Самая важная фигура во всем посольстве. Человек, к которому поступают от оперативного работника, поддерживающего контакт с Синим, все его донесения. Он почувствовал, что если не выйдет из комнаты, то упадет в обморок.

Посол ничего не заметил. Он продолжал говорить, и Фергус старался сохранить спокойный вид и даже умудрился что-то пробормотать в ответ.

До Стефенсона смутно доносился голос посла:

— Ну так вот, старина, я улетаю к Вандерхолденсам на уик-энд, и вся эта скверная история остается на вас. Помогайте Лодеру во всем, что ему понадобится, но мне не стоит напоминать вам, что нужно сделать так, чтобы посольство осталось в тени.

— Естественно, — услышал Фергус собственный голос. — Не беспокойтесь об этом.

Он вышел из кабинета посла и по дороге к себе заскочил в общий туалет. Вымыв руки, плеснув в лицо водой, вытерся и посмотрел на себя в зеркало. Лицо подернулось желтизной, веки обвисли. Свердлов. Нечего удивляться, что Лодер слишком «занят», не имея возможности оторваться на ленч, на котором Фергус намеревался выкачать из него какую-нибудь информацию. Удивляться не приходится. Свердлов покрупнее Пеньковского. По сравнению с ним даже перебежчик вроде Далмицына кажется мелочью. Если бы он перешел к англичанам, он мог бы раскрыть им половину советской разведывательной сети на Западе. В этот момент, сам опаленный дыханием катастрофы, он думал о том ударе, который может получить избранная им идеологическая система. Советскому престижу в мире будет нанесен страшный ущерб, не говоря уже о потрясении, которое ожидает советскую разведку.

Даже если бы это не затрагивало его лично, все равно бегство Свердлова должно быть предотвращено. Полученная посольством «зеленая» телеграмма говорила о том, что делать это нужно немедленно. Он должен что-то предпринять не мешкая, даже ценой личного риска. Стефенсону дали номер телефона, пользоваться которым разрешалось только в исключительных обстоятельствах. Информацию он обычно передавал через тайник. Постоянно посещая магазин грамзаписи в центре города — его пристрастие к редким классическим записям было широко известно, — он регулярно с момента приезда в Вашингтон передавал русским сведения.

Способ связи был прост. Раз в неделю он появлялся в магазине, покупал пластинку или кассету. Когда у него было что передать, он заходил в будку для прослушивания и всовывал крошечный цилиндрик от своего фотоаппарата в определенную дыру в звукозащитном покрытии на стене над входом. Время его приезда в магазин всегда было известно заранее и каждую неделю менялось. Его контактер, которого он не знал в лицо, иногда уже находился на месте. После того как Фергус выходил из будки, связной заходил в нее и забирал контейнер с микрофильмом. Вероятность того, что кто-нибудь заметит «посылку» среди бесчисленного количества трещин и углублений в стене, да еще выше уровня глаз, практически равнялась нулю. Используя тот же тайник, Фергус без труда передавал донесения оперативному работнику, которого он также в глаза не видел, знал только его псевдоним Поль. Но в данном случае этот способ связи не годился, так как был очень медленным, а его информация не могла ждать. В резерве оставался телефонный номер — он всегда имел такой номер, где бы ни работал. Цифры он помнил наизусть.

Выйдя из туалета, он чувствовал себя получше. Посмотрел на часы. Этим утром у него две встречи, одна из них — через пятнадцать минут. По всем правилам конспирации звонить можно только из аппарата за пределами посольства, в таком случае звонок не может быть перехвачен или прослежен. На это требуется время. Было одиннадцать часов утра, придется подождать до полудня, и тогда можно выехать из посольства. Следует поехать в магазин грамзаписей, где есть телефонная будка, из нее он позвонит. Это задержит сообщение, но он не мог нарушить правило, которое соблюдал всегда, живя двойной жизнью. В пределах посольства никогда не делать ничего, что может быть отслежено и привести к нему.

Фергус прошел в свой кабинет. Полдень, можно выехать пораньше и автомобилем доехать до центра. Нет причин впадать в панику. Пятница. Им не составит труда взять Свердлова во время уик-энда — большинство людей устремляется прочь из Вашингтона, так как становится все жарче. Его можно посадить на борт самолета и, не привлекая внимания, отправить домой. Раньше это удавалось. Он вошел в кабинет и приступил к первой беседе. С полчаса он курил не переставая, немного тряслись пальцы. Во всем остальном он выглядел как всегда.

* * *

Джуди позвонила Нильсону утром. Она заранее придумала, что сказать. Сэму все больше не нравились ее бесконечные просьбы уйти пораньше или не прийти вовсе. Единственное, что ее спасало пока: ему не хотелось брать кого-нибудь другого. Она постаралась говорить хриплым голосом и откровенно наврала его жене. У нее заболело горло и всю лихорадит, она не сможет сегодня работать, но надеется, что в понедельник придет. Она извинилась за причиненное неудобство и быстренько повесила трубку, чтобы он не успел подойти. Нэнси будет отсутствовать весь уик-энд, так что можно не бояться, что ложь раскроется. Ночь прошла ужасно. Джуди накрасилась и подумала, что знакомство с Федором Свердловым состарило ее лет на десять. Она уложила небольшую сумку, всего на один, самое большее два дня. О том, как она вернется после отлета Свердлова в Англию, Джуди не подумала: наверное, есть несколько рейсов с Барбадоса на Штаты. Загадывать так далеко заранее она не могла, да и какое это имеет значение. Завтракать не стала, от кофе ее тошнило. Она выпила фруктового сока и подумала, не проявление ли это нервного напряжения — то, что она чувствует непроходящий страх? Здравый смысл никак не объяснял это явление. Все идет хорошо. Лодер взял операцию в свои руки, и она верила в его профессионализм. Свердлов держался уверенно, до их первого шага осталось всего несколько часов. Как только они сядут в самолет на Барбадос, ей, конечно же, станет легче.

Дважды за утро она набирала телефон Свердлова в советском представительстве в Нью-Йорке. То, что она увидела его накануне вечером, придало ей храбрости, то ли в отношении себя, то ли потому, что он нуждался в ее помощи. Джуди не могла ответить себе на этот вопрос. Но к утру уверенность истощилась и осталось только предчувствие нависшей беды. Она пыталась объяснить ему свои чувства, но он начал ее целовать, желая спокойной ночи, и Джуди не успела ничего сказать.

Он повторил, что любит ее. И поцеловал так, как будто и вправду любил ее. Он ушел, и она не знала, что думать. Как она ни старалась занять время, начав убирать в квартире и даже погладив несколько вещей Нэнси, но до отлета все равно оставалось еще два или три часа. Выйти из дома она боялась. Вдруг позвонит Свердлов или Лодер или в последний момент произойдут какие-то изменения. Даже Сэм мог проверить, насколько серьезно она заболела. Квартира превратилась в настоящую тюрьму, Джуди сделала бутерброд и заставила себя съесть его, потом села и попробовала читать. Один раз зазвонил телефон, она вскочила, но звонил мужчина и спрашивал Нэнси. Больше звонков не последовало. В три часа она вышла с сумкой в вестибюль. Свердлов никогда не опаздывал, вот-вот он подъедет, чтобы взять ее. Они должны сделать вид, что уезжают как двое счастливых влюбленных, чтобы вместе провести уик-энд, а потому он несколько раз внушал ей, что она должна казаться веселой и счастливой. Но вчера вечером он об этом не напоминал. Он вел себя сдержанно и выглядел печальным. Она еще раз посмотрела на часы. Десять минут четвертого. Он никогда не опаздывал, ни разу...

Через минуту раздался звонок у входной двери.

* * *

Генерал Голицын спал в своем кресле. Плотно пообедав, он задремал, почувствовав себя совершенно разбитым. Воздух был влажным, за окнами сверкали лучи жаркого солнца. Жалюзи он опустил и включил кондиционер. После этого генерал рухнул в кресло, тело его обмякло, но глаза оставались открытыми, словно у ящерицы, лежащей в коматозном состоянии на камне. Затем веки сомкнулись, и он негромко захрапел, как это случается со стариками.

Когда ему доставили донесение Фергуса Стефенсона, он только-только проснулся и пил чай из стакана. После короткого сна он с большим трудом приходил в себя. В молодости он спал, как кошка. Тогда ему хватало совсем немного времени, чтобы восстановить силы: полчаса в поезде, в автомобиле, в грузовике, трясясь по разбитым дорогам, за письменным столом, за которым он работал по ночам, в аэропланах или даже верхом на лошади. Но сейчас он пришел в необычайное возбуждение, пыхтел, хлопал глазами, пытаясь прогнать сон. Получив сообщение, он сначала ничего не понял. Это было чересчур сложно для его понимания. Он прочитал документ во второй раз, и тогда его помощник и секретарша услышали, как он издал вопль и разразился площадной бранью. В кабинет заскочил помощник, секретарь не решилась.

Помощник увидел, что генерал стоит посредине комнаты с бумагой в правой руке, его лицо побагровело, и он орет и сыплет проклятиями.

Не прошло и минуты, как перед ним предстала Анна Скрябина, бледная как полотно и трясущаяся как осиновый лист. Она докладывала расписание рейсов, которыми Свердлов летел из Вашингтона в Нью-Йорк и из Нью-Йорка на Барбадос. Ему зарезервировали билет на самолет, вылетающий в четыре тридцать. Голицын уставился на часы. Уже пять тридцать. Он уже в воздухе. Внезапно он набросился на девушку. Закричал на нее, размахнулся и влепил ей пощечину. Ей было велено наблюдать, велено докладывать каждое слово и каждое движение Свердлова. Только сегодня утром она приходила к нему и сказала, что Свердлов стал за ней ухаживать и собирается пригласить куда-нибудь на вечер. Голицын еще раз со всего размаха ударил ее. Она не только не выполнила приказания, орал он, но позволила обвести себя вокруг пальца, а значит, и его, генерала. Она стояла, прижав обе руки к лицу, и рыдала от страха. Старик бросил на нее угрожающий взгляд. Потом приказал отправляться на свое рабочее место и ждать.

Следующие полчаса кипела работа в шифрбюро. Одному из стукаловских людей еще раньше было поручено наблюдать за Свердловым на Барбадосе. Он отправился на самолете, вылетевшем утром, и после пересадки на Тринидаде он прибудет на Барбадос за два часа до Свердлова. Но одному человеку не управиться с возникшей ситуацией. Он не получал приказа убить Свердлова, он должен был только следить за ним и обращать внимание на его перемещения. Как и весь персонал посольства, наблюдатель был захвачен совершенно врасплох. Поездка Свердлова на Барбадос рассматривалась как служебная командировка, часть разведывательной операции, о которой генерал был полностью проинформирован. Ее планировали вполне открыто через посольские каналы. Никому ни на миг не пришло в голову, что это предварительный этап подготовки Свердлова к уходу. И что за ним стоит английская секретная разведывательная служба (СИС). В полученном генералом сообщении говорилось прямо, что Свердлов связан с Британским посольством и что там принимаются меры по его приему. Тон сообщения требовал срочных мер, но дело в том, что перебежчик уже покинул Америку и направлялся в бывшую английскую колонию. Голицын сходил с ума: Свердлов ускользнул, воспользовавшись одним из самых смелых принципов разведки, гласившим, что, если ты хочешь оторваться от преследования, делай это при полном дневном свете и в присутствии как можно большего количества людей. Свердлов выехал из Штатов, где сравнительно несложно организовать захват и затем разделаться с ним. Он бежал на вест-индский остров, где трудно, если вообще возможно, его похитить, не ввязываясь в международный скандал. Остров достаточно удален, связь с посланным Стукаловым работником затруднена, и передать ему указания об изменении плана сложно. Голицын сначала послал шифровку в Москву, в которой подробно доложил Панюшкину о содержании сообщения, полученного от Синего, и просил дальнейших инструкций. Голицын видел два или три варианта действий, но не решался ничего предпринимать без санкции начальников Свердлова. Он никогда не действовал без согласования. Он ждет указаний, и его не упрекнешь в медлительности.

Можно взять чартерный рейс на Барбадос и с ним послать команду. Единственному стукаловскому сотруднику на острове следует послать директиву: попытаться захватить Свердлова с помощью скудных местных резервов и удерживать до прибытия специального самолета, на котором его вывезут с острова. Потом поэтапно его доставят в Европу. Достаточно довезти его до одной из восточноевропейских стран — и можно считать, что он в Советском Союзе. От злости и страха у старика тряслись руки. Он придумал план компрометации и ареста Свердлова, он отослал его секретаря Калинина в Москву, предварительно заставив посольского врача накачать его наркотиками, а там его обработали эксперты на Лубянке и получили то, что требовалось.

Он, Голицын, начал расследование деятельности Свердлова, копаясь в его прошлом и настоящем, как собака, роющая землю в поисках спрятанной кости. Он заронил подозрения и взял на себя трудную задачу представить виновного перед лицом справедливого наказания. А что получилось? Он допустил, чтобы Свердлов бежал к западным врагам Советского Союза. В его силах наказать провинившуюся Анну Скрябину, но страшно подумать, что с ним самим сделает Панюшкин.

Он связался со Стукаловым в Нью-Йорке и переложил на него часть вины, потом переговорил с советским представителем в ООН, после чего потащился докладывать послу о том, какие их ждут осложнения. Посол высказал мысль, которая давно уже должна была прийти в голову Голицына. Если Свердлов собрался бежать, возможно, он прихватил будущим хозяевам подарок? Не пропало ли что-нибудь из секретных папок?.. Перед ними еще не предстал заикающийся и вспотевший чиновник, а Голицын уже знал ответ. Они пошли вместе в «секретку», и посол открыл сейф; генерал стоял рядом. Начальник отдела сказал, что утром Свердлов брал отсюда папки, и подал послу ту, которую держал в руках Свердлов. Сразу же обнаружилось, что вместо документов, которые раньше были подшиты в папке, там лежат совершенно другие бумаги: длинная справка от кадровика и график отпусков старших офицеров КГБ из Вашингтона и Нью-Йорка.

Отсутствовали последние донесения Синего. Это значило, что перехода нужно ждать на Барбадосе. Как сказал посол, Свердлов захватил своим хозяевам подарок. В результате КГБ неизбежно потеряет самого важного, после Филби, агента. Голицын был готов зареветь как раненый зверь, однако в комнате, где стояла эта группа людей, воцарилась тишина, говорившая выразительнее слов. Ее нарушил Голицын.

За всю свою жизнь он принял всего лишь два важных решения, не спрашивая мнения высшего начальства. Тогда, когда прятал книжки своего школьного учителя и когда поднял красный флаг и призвал свой полк идти на Петербург.

Это решение было третьим по счету и, вероятно, последним.

— Я не могу ждать указаний Панюшкина, — сказал он. — Свердлов выкрал содержимое папки Синего. Его нужно остановить.

Никто не ответил. Посол посторонился, и Голицын пошел назад к себе в кабинет.

Несколько позже из Сан-Франциско вылетел чартерный самолет с четырьмя пассажирами на борту. Он прибыл в аэропорт «Сиуэйз» на острове Барбадос в пять часов утра. Все четверо пассажиров имели канадские паспорта. Они сообщили заспанному таможеннику, что совершают путешествие по островам Карибского моря. Судя по виду, это были очень состоятельные люди, один из них казался подвыпившим. Они уехали после долгих препирательств, споров и жалоб, наняв автомобиль и назвав адрес самого шикарного на острове отеля, который построил на его атлантическом берегу Сэм Лорд, рабовладелец и контрабандист, сыгравший в истории Барбадоса заметную роль. Вот что слышал таможенник. Только потом, когда началось расследование, стало известно, что никто в «замке» Сэма Лорда не видел и не слышал о ком-нибудь из прибывших.

* * *

В аэропорту «Сиуэйз» они приземлились, когда уже стемнело. Ночь была черна как китайская тушь; не было и в помине ярко светившей луны, которая запомнилась Джуди, но звезд над головой — видимо-невидимо. Дул приятный пассат, прохладный и постоянный, шевеля верхушки деревьев. Сойдя с бетона аэродрома, они увидели большие лужи воды на земле. Наступил сезон дождей, она совсем об этом позабыла. Свердлов взял ее под руку и шел быстро и широко, заставляя ее прибавить шагу. Воздушное путешествие показалось им очень долгим, а короткая буря над Карибским морем доставила массу неудобств при снижении, когда самолет стало бросать из стороны в сторону.

Худшего испытания она еще не переживала, даже по сравнению с короткой тряской в полицейском автомобиле по дороге в морг для опознания тела мужа после автомобильной катастрофы. Все люди вокруг казались подозрительными. Джуди разглядывала тех немногих бизнесменов, которые заметно отличались от сидевших компактными группами отдыхающих, и силилась угадать, кто же из этих господ путешествует на деньги КГБ. Она прислонилась к Свердлову и зашептала.

— Не бойся, — успокоил он ее. — Если на самолете и есть кто-нибудь, то он или они ничего не предпримут. Держись спокойно. Читай «Лук» и держи меня за руку.

Он пребывал в своем обычном ироническом настроении, когда они встретились, и в машине по дороге к аэропорту Кеннеди не переставая подшучивал над ней. Впервые он взял официальный посольский автомобиль с шофером. В самолете Свердлов переменился. Они заняли свои места, и на мгновение он прикоснулся к ее руке. Он не ехидничал, не заигрывал лукаво, понимая, что она не в состоянии дать ему отпор. Он был нежен, а в его серых глазах светилось выражение, которого она больше всего боялась, гораздо больше тех озорных приставаний, которыми он досаждал ей в первую поездку на Барбадос.

Теперь, когда они стояли в зале прилета, проходили через таможню, предъявляли паспорта полицейскому в белой тропической форме, Джуди почувствовала, что все идет к концу, как будто остров был для обоих конечным пунктом поездки. Этого не могло быть, просто не могло, но она чувствовала себя так, словно вернулась домой, а ведь она пробыла здесь всего каких-то две недели два месяца назад. Но мягкий воздух, неуловимый запах тропиков, неотступный ночной бриз, тягучий местный говор, родившийся в стране на Западе и воспринятый рабами — предками барбадосцев — все было знакомо.

Еще одна абсолютная нелогичность: она с презрением относилась ко всему, что называли «нервами» — после трехлетнего пребывания в Штатах она привыкла к тому, что слово «невротик» употреблялось так часто и без разбора, что утратило первоначальное значение. А теперь сама вела себя как невротик, и совершенно беспочвенно эмоции брали верх над здравым смыслом. Путешествие только началось, по крайней мере для Свердлова, здесь они только на ночь и один день, самое большее. До спокойного безопасного прибежища еще так далеко, они сейчас всего лишь на первом этапе далекого пути.

В машине они не проронили ни слова. Он сидел, откинув голову назад и закрыв глаза. Ей вдруг подумалось, как же он устал: перенапряжение этих двух недель состарило его. От природы поджарый и жилистый, он совершенно исхудал. В приливе неожиданного теплого чувства она просунула руку под его руку, он тут же открыл глаза и улыбнулся ей.

— Не бойся, — повторил он. — Мы уже здесь. Я чувствую, что все обойдется.

«А я не чувствую». Она почти произнесла эти слова вслух. «Возможно, у меня взвинчены нервы и я поддаюсь ненужным невротическим страхам, но ничего не могу с собой поделать, я тревожусь, что не обойдется, и не могу объяснить почему...»

Они зарегистрировались у портье. При электрическом освещении вестибюль отеля выглядел совершенно по-иному, даже за те несколько недель, что они не были здесь, украшения поблекли, управляющий постарел, на доске объявлений все еще висела реклама прогулки на пиратском судне «Веселый Роджер», все так же пришпиленная к доске тремя булавками.

Пока Свердлов подписывал карточки, она повернулась посмотреть на плакат. Ленч в корзине, как на пикнике, угощение ромом в баре — и это называлось подлинной атмосферой карибского отдыха. Джуди читала с нарастающим ужасом. Ей представились пышущие здоровьем бизнесмены, у них свисают животы над безобразными шортами-бермудами, они надираются до поросячьего визга между поддельными пушечными ядрами и саблями в «подлинном» баре пиратских времен. Со всех сторон несется визг, повсюду невероятный гам, плохо воспитанные дети и скучающие жены. К ней подошел Свердлов:

— Только не говори, что хочешь прогуляться на нем.

— Нет, благодарю покорно. — Она повернулась к стойке, пожала руку управляющему и расписалась на регистрационном бланке. — Нет, я предпочитаю развлекаться по-другому.

Она чувствовала на себе липкий взгляд управляющего, который в этот момент наверняка по-своему истолковывал ее слова о том, как она предпочитает развлекаться. Боже, подумала про себя Джуди, если бы ты только знал, зачем мы приехали, похабник ты эдакий.

Бунгало было совершенно таким же, в каком она жила в предыдущий приезд. Та же просторная гостиная, обеденный стол со стульями, крошечная кухонька в углу, узенький коридорчик, ведущий к выходу, подвесная лесенка наверх в спальню и ванную. Раздвижные стеклянные двери закрыты, слышно только, как море набегает на песчаный пляж и как трещат несметные полчища цикад в темно-зеленых зарослях.

Свердлов расплатился с человеком, принесшим их вещи, и подошел к Джуди.

— Тебе не хочется поплавать? Нам обоим было бы это полезно.

— Нет, — поспешно ответила Джуди. — Нет. Лодер сказал, что тебе не нужно выходить из бунгало! Ты должен оставаться в доме.

— Два дня? Я не должен выходить целых два дня?

— Федор, бога ради, не спорь. Он так сказал. Не вылезайте из дома, пока кто-нибудь не приедет посадить тебя на самолет!

Свердлов стал подниматься по лесенке в спальню.

— Я устал, и мне жарко, — сказал он. — Пойду искупаюсь в бассейне, в котором в первый раз увидел тебя.

Джуди кинулась за ним:

— Перестань быть таким упрямым дураком! Почему ты не можешь сделать так, как сказал Лодер?

Она слышала, как он двигался по комнате, переодеваясь. Она дрожала от страха. В бунгало было безопасно, Лодер не стал бы давать такие инструкции, если бы не имел на то достаточных оснований. Ну почему Свердлов не хочет быть благоразумным и не высовываться наружу? Зачем ему испытывать судьбу? Она сбежала за ним по лестнице. На верхней ступеньке ее встретил Свердлов — в плавках и с полотенцем вокруг плеч.

— Если ты боишься за меня, — сказал он, — пойдем со мной. — Когда она подошла к бассейну, он уже плавал, лениво двигаясь в воде и перевернувшись на спину. — Очень тепло, — крикнул он ей, — тебе понравится.

Джуди одарила его разгневанным взглядом и нырнула.

Он подплыл к ней и обхватил ее тело рукой. Он находился рядом с бортиком и взялся за поручень, поддерживая их обоих на плаву.

— Я знаю, что делаю, — сказал он. — Мои наверняка следят за мной, кто-нибудь прилетел сюда, это точно. Если я хочу попасть на самолет Лодера живым и здоровым, мне нужно вести себя как можно более естественно. Вести себя так, как будто я прилетел провести с тобой уик-энд. Перестань лягаться.

— Не хочу слушать, что ты там говоришь, — зашептала Джуди, он прижал ее к своей голой груди. — Лодер просил, чтобы ты не выходил.

Внезапно Свердлов выпустил поручень, и они ушли под воду. Он сразу же поднял ее над водой и, стиснув ее тело обеими руками, поцеловал.

— Я лучше Лодера знаю, — сказал он. — Намного, намного лучше. Я никогда еще не был так близко к тебе, как сейчас. Поплыли обратно, и я покажу тебе, как я пробирался сюда, прятался и подглядывал, когда ты плавала в одиночестве под луной.

Он заставил ее выпить перед возвращением в бунгало. В спальне на верхнем этаже стояли две кровати. Его чемодан лежал открытым на одной из них. Свердлов поднимался вслед за ней, и у дверей в спальню она повернулась к нему. Там, в бассейне, он обвил ее ноги своими, обхватил ее руками и утянул под воду. Если он переступит порог прежде, чем она придет в себя, ей уже не выдворить его из комнаты.

— Нет, — попросила она. — Прошу тебя, Федор. Я не для этого приехала с тобой сюда.

Она не закрыла дверь перед ним, она ждала, чтобы он ушел сам. Секунду они стояли и смотрели друг на друга, оба были мокрыми, бусинки воды стекали у него по груди и тоненьким ручейком сбегали к ступням, она так замерзла, как будто на ней не было никакого купальника.

— Если я попрошу тебя, неужели ты скажешь мне «нет»?

— Не проси, — умоляющим голосом сказала Джуди. — Пожалуйста, не проси. Мне холодно, я вся мокрая, и я до смерти боюсь...

Он положил руку ей на затылок, она вспомнила, что он делал так, когда они были с ним на острове в первый раз. Рот у него был совсем теплый. Поцелуй говорил многое: не теперь, раз я с тобой нежен, и я умею ждать. Но время придет, мы оба это знаем.

— Иди прими горячий душ, — посоветовал ей Федор. — Если это сделает тебя счастливее, я закажу какой-нибудь еды сюда. Мы останемся в доме сегодня вечером, как сказал мистер Лодер.

Внизу у бара сидели, пили пиво и курили два человека, всем своим видом показывая, как они наслаждаются тишиной тропической ночи. Они поселились в отеле только накануне, места для них не были зарезервированы, они просто приехали и, переговорив наедине с управляющим, получили бунгало по соседству с тем, которое заказал Свердлов. Управляющий даже не удосужился сообщить им, что это бунгало уже оплачено канадской четой среднего возраста, которая поселялась в гостинице каждый год во время мертвого сезона и считала именно это бунгало своим. Он только просмотрел удостоверения, по их просьбе позвонил комиссару полиции и сказал: «Да, конечно да, можете не сомневаться, любую помощь, которая им понадобится» — и повесил трубку.

Когда Джуди увидела, как управляющий пялил на нее и Свердлова глаза, она совершенно неправильно поняла его взгляд. Он также нанял дополнительную прислугу, двух барбадосцев, которым поручили убирать в этих двух бунгало вместо горничной, которая убирала в них постоянно. Это вызвало разговоры среди обслуги, потому что отель был полупустой и работы мало, вовсе не на полный штат. Еще большее удивление вызвало то, что один из вновь нанятых работников принялся полоть цветочные клумбы у стен этих бунгало: садовниками на острове были исключительно женщины — к концу дня управляющему не оставалось ничего другого, как выдать освобожденной от работы горничной, старшему официанту и девочке-садовнику, которая подозревала, что ее собираются уволить, по дополнительной недельной зарплате, строго-настрого приказав им держать язык за зубами, если они не хотят потерять работу. Насколько он понял, речь шла только об уик-энде, поэтому управляющий полагал, что они потерпят это время. Ночью того дня, когда Джуди и Свердлов приехали на остров, он лежал в постели со своей любовницей, которая дулась на него за то, что ему не хотелось заниматься любовью, и мучился, не зная, может ли он продать этот секрет одной из американских газет, когда все это закончится. Что бы ни было «это», он не имел представления, почему двое сотрудников британской службы безопасности ведут наблюдение за русским или с какой стати под его окнами под надуманным предлогом копошатся двое из группы специального назначения барбадосской полиции. Ему и не хотелось ничего знать, пока не кончится уик-энд и пока все благополучно не завершится. Он перевернулся на другой бок и захрапел.

Рано утром следующего дня, как только встало солнце и над западным берегом стали собираться клубы облаков, из-за маленького мыса, защищавшего самый роскошный на острове отель с его песчаным пляжем от океанских валов, вышла небольшая яхта. Она шла под парусами, хотя на ней имелся мощный мотор. Ветер подхватил ее и понес по неспокойному синему морю. Примерно в четверти мили от отеля «Прибрежный» яхта сбросила паруса и стала на якорь. Двое спрыгнули за борт и принялись резвиться в воде, смеясь и громко крича. Третий человек забросил удочки. Четвертый, плотного телосложения, с седеющими волосами, подстриженными ежиком, забрался на мачту и в бинокль рассматривал бунгало на берегу. Каждые четверть часа он менялся местами с удильщиком. Купальщики забрались обратно на борт и загорали на солнышке.

Удивительное дело, Джуди спала очень крепко. Свердлов настоял, чтобы она первой пошла наверх, как только они поужинали. Он заказал бутылку виски, чем несказанно огорчил ее, и предложил ей идти спать, не дожидаясь его. Никто из них ни словом не обмолвился, что, поднявшись, он побеспокоит ее. Когда она проснулась, вторая кровать была пустой. Она до смерти перепугалась. Соскочив с постели, она бросилась к лестнице:

— Федор! Федор?

— Доброе утро. — Она уже наполовину спустилась вниз, когда увидела его. От нервного напряжения у нее болела голова. Стоявшая в гостиной софа раскладывалась, и получалась двойная постель. Она совсем позабыла про это. Свердлов спал, укрывшись своим плащом.

— А я подумала, что ты вышел, — сказала Джуди. Она спустилась вниз. Федор подошел к ней. В тот же момент она заметила две вещи: ее ночная сорочка была прозрачной, а ее груди отчетливо просматривались сквозь нее; и бутылка виски, стоявшая рядом с телефоном, опустела на три четверти.

— Я совершенно не пьян сейчас, — сказал Свердлов. — Но пойди накинь что-нибудь. Я не могу быть спокойным, видя тебя такой.

Она взбежала наверх. Одеваясь, она слышала, как он чем-то звенел на кухоньке. Вниз она спустилась в брюках и в рубашке, он вышел ей навстречу с подносом, на котором стояли кофе и блюдо с фруктами.

— Ты хорошо спала, — заметил он. — Я поднимался один раз взглянуть на тебя. Тебе нужно было выспаться, ты очень устала.

— А ты напился, — сказала Джуди. — Зачем ты это сделал, а вдруг бы что-нибудь случилось, а ты пьяный?

— Я никогда не бываю пьяным. — Он пил кофе. Волосы на голове стояли торчком, под глазами залегли глубокие тени.

— Здесь очень душно, — произнесла она. — Давай откроем раздвижную дверь и немного подышим свежим воздухом.

Он подошел и встал у нее за спиной, когда она пыталась открыть задвижку.

— Ты такая красивая, когда спишь, — сказал он. — Поцелуй меня и скажи «доброе утро», и не сердись из-за виски. Оно помогло мне остаться внизу.

На маленькой яхте седовласый настраивал бинокль, быстро крутя колесико, чтобы две фигуры у стеклянной двери оказались в фокусе. Мужскую фигуру стало видно более отчетливо, когда она отделилась от фигуры поменьше, стекло мешало разглядеть его лицо. Наблюдатель ждал, почти не шевелясь. Затем вдруг прикусил верхнюю губу. Стеклянная дверь сдвинулась с места и стала медленно отодвигаться. Он настроил бинокль получше, и секунды через две мужчина увеличился в линзах и стал виден совершенно отчетливо. Седовласый опустил бинокль и негромко заговорил с теми, кто находился на деке.

— Это он. Второе бунгало от конца. — Человек, ловивший рыбу, отложил удочку. Взяв бинокль, он с минуту всматривался в них. — Двери открыты, — сказал он. Все четверо теперь собрались вместе и стали по очереди смотреть в бинокль. — Очень неосторожно, — заметил седовласый, — Очень, очень неосторожно. Спускай шлюпку, нужно торопиться.

* * *

— Пошел дождь, — сказала Джуди. — Похоже, собирается настоящий шторм. Взгляни, видишь, маленькая лодка, вон там, не хотела бы я оказаться в ней!

— Ты что, плохой моряк?

Он посмотрел в ту сторону, куда она показывала: на вздымавшихся волнах, как игрушка, плясала яхта.

— Я не люблю волнения на море. Мой муж обожал ходить под парусом, на погоду он не обращал внимания.

— Знаешь, — заметил Свердлов, — ты никогда не говорила о муже. О своем любовнике-англичанине — да, но ничего — о муже. Почему?

— Я чувствую себя виноватой перед ним, наверное, поэтому, — ответила Джуди. — Посмотри, стало задувать, лучше закрыть дверь, я это сделаю. Мне как-то не по себе оттого, что ты слишком выставляешься. — Он не возражал — пусть делает, как желает, ему не хотелось спорить, усиливая тем самым напряжение, в котором она находилась из-за него все это время. Сидя на диване, который он снова сложил, Свердлов смотрел, как Джуди закрывала стеклянную дверь. Она двигалась легко, но последние три дюйма стало заедать. Нужно было еще поднажать, чтобы дверь встала на место. Джуди потянула, и ей показалось, что собачка вошла в паз.

— В чем виноватой? — спросил Свердлов. — Расскажи мне, что же ты такое сделала?

Она подошла и села рядом с ним, они закурили, и она позволила ему обнять себя одной рукой.

— Скорее не сделала. Я же говорила тебе, что его убило. Мы были женаты три года. Но последние два я его не любила. Так что, видишь сам, похвастаться мне нечем: он — потом Ричард...

— А я и не жалуюсь, — запротестовал Свердлов. — Ты меня устраиваешь. Если ты любила его год, значит, в нем было что-то, и наверное, он был счастлив.

— Он был очень счастлив. — Джуди смотрела, как дождь молотил по песчаному берегу, взрывая песок как пулеметными очередями. — Он наслаждался всем, что делал, он был абсолютно несложный человек. По крайней мере я убеждала себя потом, что он вряд ли понимал, как мало между нами было понимания. Жизнь у нас состояла из одних развлечений — вечеринка за вечеринкой без остановки. Когда я вспоминаю ту жизнь, вижу, что для меня она стала адом уже месяцев через восемь, через год. Если бы его не убило, бедную овечку, я бы ушла от него.

— От меня тебе уйти не удастся, — вставил Свердлов. — Взгляни, какой дождь. Помнишь, в первый день, когда мы заговорили, шел дождь, мы сидели вон там. Я тебе сказал, чтобы ты не сидела под ядовитым деревом.

— Машинил, — сказала она. — Помню. Мне хотелось читать книгу и зализывать свои раны, а ты никак не уходил. Ты самый неотвязчивый человек, каких я только знаю. Скажи-ка мне кое-что: ты жалеешь, что все так обернулось? Что придется жить в изгнании, прячась и убегая?

— Я не прячусь, — улыбнулся Свердлов. — Я жду, когда закончится дождь, и тогда я пойду купаться. Ну, а насчет того, жалею ли я... — Он пожал плечами, а потом сжал ее в объятиях. — Я человек русский, а мы верим в судьбу. В общем-то мы ее и придумали, как волшебные сказки. Очень удобно, если что-нибудь не получилось, ты никогда не виноват. Судьба. Мало радости уехать и жить рядом с мистером Лодером, но еще меньше удовольствия сидеть сейчас на Лубянке. Очень многим из тех, с кем я работал, не повезет так, как повезло мне. Когда ты приедешь в Англию? Через месяц? Нильсону хватит месяца, чтобы подобрать себе новую секретаршу.

— Федор. Я не собираюсь приезжать. Ты же знаешь. Хватит шутить. Хотела бы я услышать что-нибудь от Лодера. Он обещал в субботу вечером. Почему нам ничего не сообщают?

— Сообщат, — успокоил ее Свердлов. — А я готов. То, что я обещал, в моем чемодане наверху.

— Это то досье, о котором ты говорил, — сказала она. — Синий. Я помню, ты спрашивал меня об этом в тот вечер, когда мы беседовали с Меменовым. Настоящий синий. Думаю, ты прав, это может быть англичанин, и к тому же с очень извращенным чувством юмора. Ты куда это собрался?

— Дождь кончился, — заметил Свердлов. — Поднимусь побриться, потом мы пойдем поплаваем в бассейне и я покажу тебе, как заниматься любовью в воде. Не говори, что я не должен идти в бассейн или что Лодер велел сидеть взаперти. Вот буду в Англии, он может обращаться со мной, как с пленником. Но только тогда.

Он поднялся наверх так быстро, что Джуди не успела открыть рта и возразить. Потом зазвонил телефон:

— Миссис Ферроу?

— Да. Кто говорит? — Наверху зашумел душ, она слышала, как зашелестела вода и как запел Свердлов, которого природа начисто лишила слуха.

— На самолете, вылетающем сегодня в семь тридцать, есть место, скажите своему другу, чтобы он был готов в шесть. Мы приедем и отвезем его в аэропорт.

— Слава тебе, господи, — с жаром произнесла Джуди. — А я уже начала думать, что-нибудь случилось. Послушайте, он не хочет сидеть в бунгало. Я не могу с ним сладить, он не хочет — и все тут. Через несколько минут он собирается поплавать в бассейне.

На другом конце замолчали. Голос, который говорил с ней, стал приглушенным: трубку закрыли рукой и говорили с кем-то еще.

— Вы объяснили ему эту часть инструкций?

— Да, — подтвердила она. — Я все ему сказала, как было велено. Но он и вчера вечером не стал слушать. Он спустится через несколько минут. Вот черт, солнце выходит...

— Ладно, миссис Ферроу. Не беспокойтесь. Мы за ним приглядим. — Голос был интеллигентный, звучал молодо, в нем слышалась командная нотка.

Она отошла от телефона и посмотрела в сторону пляжа. Он потемнел от дождя и был весь изрыт водяными потоками, но сквозь облака пробивалось солнце и казалось горящим драгоценным камнем на клочке голубого неба. По кромке воды шли три человека, они перекидывали от одного к другому пляжный мяч. Джуди отвернулась. Душа больше не было слышно, прекратилось и пение. Она вздохнула с облегчением: с самолетом все в порядке, люди Лодера неподалеку, ждать осталось всего каких-нибудь шесть часов, и тогда он будет в полной безопасности.

Она поднялась и постучала в дверь ванной.

— Был телефонный звонок, — сообщила она. — Все готово. За тобой заедут в шесть и отвезут в аэропорт. — Вдруг она прислонилась к двери, силы оставили ее. — Я была в состоянии шока... Я так боялась за тебя. Слава богу, скоро это закончится.

— Мы сейчас отлично пообедаем, — через дверь крикнул Свердлов. В голосе слышалось облегчение. Такое же, как у Джуди. — Выпьем шампанского. Быстренько собирайся и приходи вниз. Душенька, ты вела себя храбро, как никто.

Дверь внезапно отворилась, из нее высунулась рука, с нее капала вода.

Джуди схватила ее, и секунду они пожимали друг другу руки. Оба молчали. Из всех ее воспоминаний, которые она потом перебирала в голове, это было самое щемящее.

Она вошла в свою комнату, закрыла дверь и села на кровать. Она слышала, как Свердлов, покинув ванну, сошел вниз по лестнице. Усилием воли она заставила себя переодеться в купальник. Через несколько часов он будет в самолете на пути в Англию. Люди Лодера рядом и ведут наблюдение. Свердлов был прав, все ее страхи преувеличены и напрасны. Нет абсолютно никаких причин, чтобы в тот самый момент, когда опасность уже позади, эти страхи неожиданно возобновились, и с такой слепой силой.

За стенами бунгало ветер изо всех сил трепал деревья, вспенивал поверхность моря, в небе сияло солнце, несколько купальщиков осмелились войти в воду у самого берега. Стоявшая на якоре в море яхточка подпрыгивала на волнах. Когда Свердлов спустился по лестнице, раздвижная дверь под воздействием вибрации съехала по алюминиевому рельсу, и в образовавшуюся щель протиснулся ветер. Дверь отодвинулась еще на два-три дюйма, и под собственным весом по инерции продолжала скользить, расширяя щель.

На пляже напротив бунгало трое продолжали играть в мячик, и фигура Свердлова хорошо просматривалась с берега, когда он пересекал комнату, спустившись с лестницы. Всего мгновение, потому что расположенная на первом этаже гостиная не была видна с улицы.

Дверь перестала двигаться. Она открылась примерно на фут. Пляжный мяч попал в руки одного из играющих, он уронил его на песок. Они образовывали треугольник, и этот человек стоял в его вершине. Он широко расставил ноги, голову немного закинул назад. У него была отличная фигура атлета, мощный мускулистый торс, но волосы совсем седые и коротко подстриженные. Внезапно он замахнулся рукой, и все тело подалось вперед вслед за брошенным предметом — что-то небольшое и тяжелое пролетело двадцать футов, отделявших пляж от бунгало, и исчезло в узкой щели между стеклянной дверью и косяком.

Джуди была у двери ванной, когда вдруг услышала треск, похожий на треск фейерверка. Комната внизу, казалось, растворилась в слепящем желтом пламени. За треском последовала вспышка совершенно неземного огня, окруженного клубами дыма и неимоверным жаром, словно в комнате под ней началось извержение вулкана. Она упала на спину, разорвав окружавшую тишину своим криком прежде, чем победный рев всепоглощающего огня подмял под себя все другие звуки.

* * *

У Фергуса Стефенсона давно уже сложилась привычка перед уходом на работу прочитывать все американские и английские газеты. Он завтракал у себя в кабинете, очень скромно: хрустящие хлебцы, мармелад и чай. За едой он начинал с английских газет, с которыми легко управляться одной рукой, затем переходил к толстым американским. Читал он быстро, но не пропускал ни одного, даже самого незначительного, сообщения, которое бы относилось к политическим, экономическим или социальным проблемам и событиям в мире. В разделе «Иностранные новости» был удобно расположен параграф под выделенным жирным шрифтом заголовком:

«Советский гражданин сгорел заживо в отеле».

Стефенсон поставил чашку с чаем обратно на поднос. Сообщение не отличалось пространностью: на этот момент известны только некоторые подробности. Заметка излагала факты в том виде, как они были установлены на месте. Русский турист, зарегистрировавшийся под именем Ф. Г. Свердлова, стал жертвой вспыхнувшего пожара в бунгало отеля «Прибрежный», на западном берегу Барбадоса. Удалось спасти англичанку, проживающую в Нью-Йорке, она доставлена в госпиталь на острове. Миссис Ферроу.

Причины пожара не установлены, но предполагают, что виной тому короткое замыкание. Бунгало сгорело дотла, серьезно пострадали соседние здания. И больше ничего. Стефенсон посмотрел на дату. Трехдневной давности. Какой-то русский турист. Ф. Г. Свердлов. Его уведомление не опоздало. Он обвел параграф карандашом. Его секретарша просматривала все газеты в офисе и вырезала помеченные им материалы для досье. Он пожалел Джуди Ферроу, и надеялся, что она пострадала не слишком серьезно. Незадолго до полудня он позвонил Лодеру и пригласил на ленч.

Они встретились в маленьком ресторанчике. Сюда не заходили дипломаты, но зато собирались многие ведущие журналисты города. Фергус перекинулся ничего не значащими фразами с несколькими из них, обращаясь к каждому по имени. Он никогда не упускал случая продемонстрировать им открытость, старался быть приятным. Его очень любили представители прессы.

Они сидели за угловым столиком с видом на улицу, в помещении работал кондиционер, все было просто замечательно. Он подумал, что Лодер выглядит каким-то помятым и желтым. Под мышками у него расползлись пятна пота.

— Мне тут попалось на глаза сообщение о русском, сгоревшем на Барбадосе, — проговорил Фергус. — Это что, та самая парочка, о которой мы говорили несколько недель назад, как его, Ричард Патерсон и его подруга?

— Да, — сказал Лодер. Перед ними положили меню. Он заказал дыню и цыпленка. Американские бифштексы во всю тарелку не пришлись Лодеру по вкусу; он утверждал, что у них вкус опилок и бумажных отходов. Он слышал, как Фергус заказал омлет и салат из лангуста.

— Какое-то странное происшествие. — Стефенсон вернулся к той же теме.

— Мягко сказано. — Лодер резал ложкой ломоть дыни. — Здесь просто напортачили, то есть напортачил я.

— Ну? Не может этого быть, — предупредительным тоном сказал Фергус. — Вы расскажете мне, что произошло?

— Не вижу причин скрывать. — Лодер покачал головой.

По-видимому, он был рад случаю поговорить, рад сочувствию, прозвучавшему в голосе посланника.

— Я все понял неверно. Свердлов и не думал вербовать миссис Ферроу. Он хотел перейти к нам. Все было подготовлено. Они поехали для отвода глаз на Барбадос. Оттуда его должны были переправить самолетом в Лондон.

— Боже, — промолвил Фергус. Перед ними поставили второе, но Лодер говорил не останавливаясь.

— Он был здесь у русских самым важным человеком, и заполучить его было бы фантастической удачей. Но, видимо, кто-то предупредил их. На острове его уже встречали.

— А потом пожар, — сказал Фергус. — Это не был просто несчастный случай?

— Несчастный случай? — Лодер рассмеялся, хотя довольно мрачно. — Какой несчастный случай может быть с напалмом?! Они использовали напалм.

Фергуса передернуло. Лучше бы Лодер промолчал.

— Представляю. А что с девушкой?

— Обожжена, — ответил Лодер. — Но ей чертовски повезло, что она осталась в живых. Она была в комнате наверху. Наши ребята разбили окна и вытащили ее.

— А где был Свердлов?

— Внизу. У него не было и одного шанса из миллиона. Напалм — страшная штука на открытых местах. Можете себе представить, что это такое в замкнутом пространстве...

— Лучше не думать об этом. — Фергус отпил вина. Лицо у него побледнело. — Какая ужасная новость.

— Вы как-то сказали, что это грязное дело, — заметил Лодер. Он ел, но без всякого аппетита. — Довольно точно сказано. Нужно еще посетить миссис Ферроу. Думаю, я ей обязан. Большого удовольствия не предвижу.

— Вы сделали все, что могли, — с симпатией в голосе сказал Фергус. — Уверен, вашей вины в этом нет.

— Сообщите это моему шефу, — усмехнулся Лодер. — Хороший цыпленок.

— Мне нравится здешняя пища. — Фергус помог перевести разговор на другую тему. Они просидели почти два часа, говорили про книги и выставку картин, которая встретила противоречивый прием в Нью-Йорке. Лодер стыдливо пробормотал, что обязательно сходит и посмотрит ее. Когда они вышли из ресторана, то договорились, что Фергус выберет день и они пойдут вместе.

На работу он вернулся успокоенным, готовым заняться делом, и с искренним удовольствием думал о том, как они с Лодером пойдут на эту выставку. Классовая принадлежность и происхождение, делавшие практически невозможным их сближение, значили для Фергуса все меньше и меньше, когда он начинал смотреть на Лодера как на друга. Уже многие годы он не встречал человека, с которым мог бы отдохнуть и разделить свои интересы. Он вызвал секретаршу и начал длинную диктовку. Впервые за прошедшие две недели он почувствовал себя другим человеком — страх подействовал на него сильнее, чем он думал. Теперь в голове прояснилось, вернулась прежняя энергия.

Свердлов мертв, и то, что он знал о Синем, умерло вместе с ним, сгорев в испепеляющем огне. Напалм в замкнутом пространстве. Он гнал эту мысль. Долгие годы жизни в притворстве научили его правилу, что прошлому никогда нельзя позволять возвращаться в настоящее. Человеку, делающему то, что делал он, нельзя позволить себе роскошь предаваться воспоминаниям, злорадствовать или печалиться о прошлом. Есть только настоящее. Он даже не подумает сообщить жене о том, что приключилось. Она больше не возвращалась к этой теме, и инстинкт подсказывал ему, что никогда и не вернется.

При всей ее толстокожести, это событие она предпочла бы забыть. Как мог забыть теперь и он. Опасность миновала. Ему ничего не угрожает.

* * *

Палата в больнице святой Патриции была уютная, прохладная. Три недели Джуди лежала и смотрела на открывающийся за окошком вид. Там был красивый садик, зеленела травка, которую постоянно поливали в борьбе против палящих лучей солнца, цвели аккуратные клумбы ярко-малиновых калл, красного жасмина, тонкий запах которого проникал внутрь палаты. Дальше за садом искрилась под солнцем полоска синего моря, два раза она видела на горизонте медленно двигающийся белый океанский лайнер. Налетали штормы, и тогда небо темнело и дождь потоками хлестал по стеклам.

Ночью эту картину сменял лунный пейзаж. За окнами не было освещения; море и сад, жасмин и пальмы на берегу ласкали взор, пока светила луна — стоило ей скрыться за облаками, как все исчезало. Сбоку у окошка росло высокое тамариндовое дерево, и ветер раздувал его грациозные ветви. Масса стручков, набитых созревшими семенами, усыпала тамаринд. Джуди попросила, и монахини подвинули ее кровать так, чтобы она видела дерево в окне. Когда она чувствовала себя получше, она вставала с кровати и садилась в кресло. Она не читала, отправила назад даже присланный ей радиоприемник. Все время она проводила, глядя из окна на садик и море. Ожоги на ногах затянулись, они были второй степени. Зажил и глубокий порез на правой руке, который она получила, пытаясь выбраться из огня через окно, но шрам останется до конца жизни.

То утро вспоминалось как в тумане, мозг отказывался воспринимать детали, чувство ужаса не хотело уходить, и пережить это еще раз, даже мысленно, было невозможно. Все произошло невероятно быстро, это она поняла потом, хотя секунды, когда она кричала, пытаясь раздвинуть жалюзи на окнах, мешавшие ей вырваться из ада, казались в тот момент нескончаемыми. Из преисподней, в которую превратился первый этаж, вырывались языки пламени с дымом, огонь ревел как раненый зверь, набрасываясь на стены и лестницу. Джуди почти уже потеряла сознание, когда двое барбадосских полицейских, дежуривших у бунгало, с помощью топора пробились внутрь и вытащили ее из горящего дома. Одежда на ней тлела, прорвавшийся между половицами огонь обжег ноги. Через две минуты после того, как ее спасли, рухнула крыша, бунгало разверзлось, как жерло вулкана, выбросив в небо огромный огненный язык.

Ее отвезли в частную больницу святой Патриции, а не в новую больницу в Бриджтауне. Здесь было легче охранять ее комнату и организовать ненавязчивый контроль за посетителями. Но ко времени, когда она готовилась выписываться, охрану сняли. Никто не собирался причинять ей вред. Живая или мертвая, она никого не интересовала. Со Свердловым разделались свои, и англичане спокойно отозвали свою службу безопасности. На территории больницы дежурил всего один барбадосский полицейский.

В первую же неделю Нэнси прилетела проведать ее. Она сидела у кровати, держала Джуди за руку, передала привет от Сэма Нильсона, повторяла привычные слова о том, что не нужно печалиться, все будет хорошо, пытаясь облегчить страдания человека, которого невозможно утешить. Анальгетики притупляли физическую боль. Но медицина не придумала еще средства заглушать душевные страдания. Она была благодарна Нэнси за приезд и сочувствие. Хорошо, что Сэм готов помочь во всем, что ей нужно, она ценит отзывчивость друзей, приславших ей письма. Однажды заявился даже управляющий гостиницей с огромным букетом цветов. Ей было приятно, что люди жалели ее и хотели помочь. Но помочь ничем не могли.

Никто не в силах вернуть человека, чей голос у нее в голове звучал отчетливее утешающих голосов живых людей, или вернуть прикосновение руки, державшей ее руку. Последнее прикосновение.

Его нет в живых. Он спустился по лестнице, она слышала, как он пересек комнату внизу. Через несколько секунд в комнату через приоткрывшуюся дверь влетела маленькая смертоносная бомба.

В больницу приходил незнакомый человек. Ей показалось, что она когда-то с ним говорила. Он поинтересовался, не нуждается ли она в чем-нибудь, не нужно ли чего-нибудь сделать перед ее отлетом в Штаты. Она покачала головой. Ничего не нужно. Ей ничего не нужно. Он рассказал, как ее спасали, объяснив, что бомбу бросили в приоткрывшуюся дверь. Огонь очень быстро и с такой интенсивностью распространился потому, сказал он, что бомбу начинили напалмом. Она не задала ему одного-единственного вопроса, который мучил ее. Это было бесполезно. Она знала ответ. И он тоже не обмолвился об этом ни словом. Протянув ей руку на прощание, он сказал:

— До свидания, миссис Ферроу, извините.

Когда он ушел, она вспомнила, что у него тот самый голос, который сообщил ей про место на самолете за мгновение до взрыва.

Теперь она пришла в себя и окрепла. Она думала об отъезде. Монахини хорошо понимали, как ей хочется, чтобы ее оставили в покое и, наоборот, как не хочется возвращаться во внешний мир. Они предложили ей оставаться в палате сколько ей будет угодно — словно главная сестра-монахиня знала, что тело Джуди исцеляется быстрее, чем душа. Но спасаться здесь вечно не получится. Как только Джуди подумала об этом, она поняла, что пора уезжать.

На следующее утро прилетает Нэнси, и они возвратятся с ней вместе в Нью-Йорк. Она поживет у Нильсонов с неделю или дольше, так пожелал Сэм. У нее не хватило сил отказать им. Ну что же, она доставит удовольствие миссис Нильсон, которой так хочется взять на себя заботу о ней.

Джуди наклонилась вперед в кресле. Пять часов. Очень скоро из моря выползет первая серая тень, как будто кто-то вытягивает шторки наверх и постепенно закрывает ими солнце. Она вспомнила, что именно так думала о сумерках на Барбадосе, когда в первый раз приехала сюда, убежав от Ричарда Патерсона. Убежав от заурядного приключения с женатым мужчиной и чувствуя себя при этом обиженной и несчастной. Когда она сравнила это с тем, что переживала сейчас, ей стало так горько, что ее всю передернуло.

Ничто в жизни не затронуло ее так глубоко, как смерть Свердлова. Утрата отца, катастрофа, убившая мужа, — ничто так не вскрыло каждый нерв, как страшная гибель человека, с которым она не жила и даже любви к которому так и не осознавала. Плакать по нему нельзя, он стал бы вышучивать ее слезы. Серая линия все темнела и быстро поднималась кверху. Скоро опустится вест-индская ночь. Джуди нравилось сидеть в темноте, пока не придет сестра и не включит свет. В дверь постучали. Она крикнула, чтобы входили, но не повернулась.

— Здравствуйте, миссис Ферроу. Не возражаете, если я включу свет.

Это был Джек Лодер. Он щелкнул выключателем около двери, и комнату залил свет из стеклянного плафона на потолке. Он подошел к Джуди и протянул руку. Она выглядела намного хуже, чем он ожидал: взглянув на него, она не шевельнулась. В замешательстве Лодер закашлялся. Тогда заговорила Джуди.

— Выйдите отсюда, — потребовала она. — Я не знаю, зачем вы пришли, но уходите.

— Я понимаю, что вы чувствуете. — Лодер присел на краешек постели, сложив короткие пальцы на колене и покачивая из стороны в сторону ярко начищенным коричневым ботинком. — Я подумал, что нужно приехать и посмотреть, как вы тут.

— Спасибо, — сказала Джуди. — Ну вот и посмотрели. Я плохо себя чувствую, поэтому, будьте добры, уйдите.

Он встал с кровати, от примирительной позы не осталось и следа.

— Это не моя вина, — внезапно сказал он. — Обвинять меня неправильно. Я сделал все, что должен был сделать. Не я оставил для них открытую дверь!

— Нет, не вы, — согласилась Джуди. — Я не закрыла ее как следует. О боже мой, разве вы не понимаете, что я схожу с ума, потому что знаю, что это моя вина!

— Мы потеряли досье Синего, — промолвил Лодер. — Оно тоже сгорело.

— Перестаньте говорить о вашем проклятом досье. Какое мне дело до какого-то там досье! — Она заплакала. Лодеру доводилось видеть, как плачут женщины, но он впервые видел женщину, которая при этом не выглядела противной. Джуди Ферроу вздрагивала всем телом, она наклонилась, спрятав лицо в коленках. Она плакала от жестокого горя, и ему стало не по себе.

— Не нужно так плакать, — сказал Лодер. — Он этого не достоин, вы же никогда его не знали по-настоящему. Он получил то, чего заслуживал.

Она подняла голову.

— Какой же вы мерзавец, — произнесла она.

— Он сам был из КГБ. — Лодер закурил сигарету. — Его лечили его собственным лекарством, вот и все. Вы только подумайте, кем он был на самом деле, и вам не захочется лить по нему слезы.

— Мне все равно, кем он был, — сказала она. — Он сгорел заживо! Вам этого мало?

— Я очень сожалею, что вы оказались втянутой в это дело. Можете называть меня, как вам угодно, если от этого вам легче. Мне сказали, что вы пошли на поправку и завтра возвращаетесь в Штаты.

— Да, — ответила Джуди. Она откинулась в кресле, эта вспышка отняла у нее много сил. Ей хотелось, чтобы он ушел, просто чтобы он скорее ушел. — Если у вас есть хоть капелька порядочности, — сказала она, — вы теперь оставите меня в покое. Прошу вас.

— О'кей. — Лодер докурил сигарету, найдя пепельницу, раздавил в ней окурок. Потом подошел к ней и дотронулся до плеча: — Я вам кое-что привез. Вот.

Он протянул ей конверт. Она неловко разорвала его, с трудом различая, что делает. Что-то выкатилось ей на юбку. Джуди пальцами нащупала: это было что-то маленькое, черненькое, блестящее и продолговатое.

— Откуда это у вас?

— Он сказал, что вы знаете, что это такое. — Голос Лодера доносился откуда-то издалека.

— Это семечко тамаринда. Где вы его взяли? — На него глядело совершенно белое лицо, эти слова она произнесла шепотом.

— У одного вашего друга в Лондоне.

Что за противная мрачная рожа у него, сколько же в ней недоброжелательства, подумала Джуди.

— Ну, ну, ради бога, только не падайте в обморок! Возьмите себя в руки!

— Какого друга? — произнесла Джуди. — Какой еще друг в Лондоне — эту вещь мог мне послать один-единственный человек на свете...

— Верно. — Лодер опять закурил. — Я же сказал, чтобы вы не плакали по нему. Он не умер, миссис Ферроу.

— Я не верю вам, — возразила она. — Это же невозможно... Я ведь слышала, как он спускался по лестнице. В следующую минуту взорвалась эта штука...

— Вы помните, как вам позвонил один из моих ребят и вы сказали, что он не хочет оставаться в доме? Так вот, они забеспокоились, к тому же там болталась какая-то яхта, что было очень странно, потому что начался шторм. И они решили незаметно взять его и спрятать до отъезда в аэропорт. Когда он сходил с лестницы, миссис Ферроу, его там ждали мои ребята, он так и не узнал, что его стукнуло по голове. Только они вынесли его из двери, как в окно влетела бомба. Еще несколько секунд — и их тоже не стало бы. Но, знаете, как говорят, черт заботится о себе подобных.

— О боже мой, — повторяла снова и снова Джуди. — Боже мой!

— Мы сообщили, что он погиб в доме, — продолжал Лодер. — Его друзья из КГБ думают, что он отдал Богу душу, а Синий будет считать, что ему ничего не угрожает. Он успокоился и обязательно проявит себя.

— Не могу в это поверить, — сказала она. Раскрыв сжатый кулак, она посмотрела на маленькое коричневое семечко.

— Он в безопасности, — добавил Лодер, — но жизнь его не радует. Ему нужны вы. Мы обещали, что Англия будет для него домом, но никто вас не обязывает, вы имеете право не ехать.

Джуди медленно приподнялась, встала, держась за спинку кресла.

— Вы мне никогда не нравились, мистер Лодер, — сказала она. — Но я никогда не предполагала, что вы такой дурак.