Элиссон Элиссон

Хранители крови


Глава 1

<p>Глава 1</p>

— Итак, — Аластор Моуди ухмыльнулся, отчего его лицо сделалось страшным, как хэллоуинская тыква, и азартно потер руки. — Стажировка!

По аудитории прокатился возбужденный шелест голосов.

— Да–да, именно я буду вашим инструктором. Не скажу, что счастлив, потому что меня, вообще‑то, никто не спрашивал. В свою очередь, я не спрашиваю вас, хотите вы лицезреть мою физиономию в течение лета или нет. Просто предупреждаю, что ездить на вас я собираюсь долго, весело и с фантазией. Вопросы есть?

Вопросов не было, поэтому Моуди удовлетворенно хмыкнул и заговорил снова. — Ежегодно задача для первокурсников–стажеров предельно проста и незатейлива. Полигон. Дикие леса, бешеные драконы, подсадные темные волшебники, нападающие на спящий лагерь.

Снова шепот, на этот раз восхищенный. Краем глаза Гарри увидел, как Стивен и Джоэни обменялись насмешливыми взглядами — этим двоим море по колено, в глазах Луны заплясали веселые чертенята, а Блейз равнодушно продолжил обрабатывать пилочкой острые ногти.

Моуди ненадолго замолк, давая молодежи попробовать на вкус предстоящие приключения, а затем улыбнулся еще шире и кошмарнее.

— Но для вас, — он сделал многозначительную паузу и проследил за тем, как улыбки меняются с довольных на растерянные. — Для вас, — со смаком повторил он, — я приготовил кое‑что получше. Кое‑что собенное. Кто‑нибудь попробует догадаться? Уизли?

— Э–э–э, — перепуганный Рон стрельнул глазами сначала направо, потом налево и неуклюже поднялся, с грохотом завалив стул. — Э–э–э… — и полез поднимать его.

— Профессор? — Гарри поднял руку.

— Да, Поттер? У вас идея?

— Точно, профессор.

— Уизли, сядь.

Рон рухнул как подкошенный, цветом лица напоминая вареную свеклу.

— Я думаю, Министерство, — произнес Гарри спокойно, не вставая и даже не меняя позы. — Стажировка в Министерстве. Скучная, нудная, пыльная возня в архивах с редкими выездами на задания настоящих авроров. Может, даже зачистки… если повезет.

— Повезет, Поттер, повезет! — победоносно взревел Моуди и так остервенело хлопнул в ладоши, что с потолка посыпалась штукатурка. Стивен и Джоэни скроили кислые мины, Луна мечтательно подперла ладошкой щеку, Блейз стряхнул с плеча мел и взял пилочку в другую руку.

— Более чем повезет, — рыкнул Моуди. — Как вам известно, боевые действия с Упивающимися и их предводителем Темным Лордом успешно завершены. Но война еще не закончена. Настоящая война только начинается.

— Сражения с отчетами, — вполголоса хмыкнул Стивен.

— Баталии на полях статистики, — поддержал Джоэни.

Моуди зыркнул на них искусственным глазом и продолжил:

— Что нам говорит практика? А практика заявляет, что определить точное число Упивающихся можно только по количеству их трупов. К сожалению, она не учитывает живых последователей Того–Кого–Нельзя–Называть. То есть, если разбить, — Моуди схватил кусок мела и с противным скрежетом что‑то нацарапал на доске, — общее число Упивающихся на живых (X) и мертвых (Y), то задача авроров сведется к элементарному приведению икса к нулю, а игрека — к увеличению на икс. Кто‑нибудь что‑нибудь понял?

— Сэр, — подала голос Луна. — Значит ли это, что все живые Упивающиеся должны превратиться в мертвых?

— Молодец, девочка! Кто ухватывает суть, тот далеко пойдет.

— Но профессор, — это уже Гарри. — Вы забыли про Азкабан.

— Азкабан, Поттер, можно принять за число известное и постоянное, а у нас речь о переменных. Азкабан не в счет.

— А я полагал, как раз Азкабан и будет переменной, — пожал плечами Гарри.

— Еще вопросы?

— При чем здесь наша практика, сэр? — снова Луна. — Вы же не хотите сказать, что направите нас на задания по поимке беглых Упивающихся?

— Не–е–ет, не–е–ет. Что вы, мисс Лавгуд. Я направлю вас на задания, но не по поимке, и даже не по слежке. Я найду для вас кое‑что попроще… и поскучнее. Подберу конкретно для каждого нечто этакое… с изюминкой. Но об этом позже!

По аудитории пронеслось разочарованное "у–у–у". Гарри нахмурился, постукивая по столу кончиком полосатого пера. Какие же они все нетерпеливые, эти будущие авроры! Подавай им настоящие схватки с темными волшебниками, настоящие заклятия, настоящую войну. И только Гарри — ну, и еще, пожалуй, Рон, — знали, насколько реальность далека от романтических представлений о ней… От костров и эффектных вспышек непростительных заклятий, от картинно раскидывающих руки врагов, от бурафорской крови в уголках мертвых губ… Только Гарри — и еще, пожалуй, Рон, — знали, что кровь у еще живых мертвецов идет горлом, а одного взгляда на лицо убитого Авадой достаточно, чтобы поседеть в восемнадцать лет.

В группу Моуди попали десять лучших студентов Академии: Стивен, Джоэни, Блейз, Кари, Эйткинс, Милен, Дори, Гарри, Луна и Рон. Последние двое отличились в финальной битве с Волан‑де–Мортом, поэтому были зачислены в Академию, даже не окончив школу. Кроме них, Гарри знал только Блейза Забини, скучного любителя ядов из Слизерина, который все свободное время занимался тем, что травил всех кого ни попадя, а потом откачивал противоядием и называл это безобразие гордым словом эксперимент. Малфоевского приятеля, кстати. Что до самого Малфоя, то слухи ходили разные, но Гарри они совершенно не интересовали, так что сейчас он знал о слизеринце ровно столько же, сколько и год назад, после последней битвы с Волан‑де–Мортом. Ничего.

— Прошу всех быть завтра в восемь утра в Министерстве, — сказал Моуди и небрежно вывел на доске цифру 8. — Для начала я покажу вам кое‑что занимательное и, надеюсь, поучительное, а там разберемся с заданиями. А теперь, — Моуди обвел аудиторию грозным глазом, сжав губы, — поговорим о последних событиях…

* * *

Гарри подскочил на постели, задушено хрипя и стискивая в потных кулаках мятые, влажные простыни. Сердце грохотало где‑то в желудке, волосы на голове шевелились, и липкий, как остывающий деготь, черный, беспросветный ужас растекался по внутренностям, затопляя все внутри.

Маггловские электронные часы с красными цифрами, стоявшие на прикроватной тумбочке, показывали пять сорок семь. За окном расползался мутный розовый рассвет, робко проникая в маленькую, душную комнатку сквозь задернутые шторы.

Судорожным движением Гарри вытер со лба крупные капли пота, облизнул пересохшие губы, чувствуя, как натянутая кожа трескается под сухим прикосновением языка. Осторожно опустился назад, на подушку.

Ему снова приснился кошмар.

На этот раз Выручай–комната. Огненные драконы, химеры и гиены, вырвавшиеся, наверное, из самого адского пекла. Разевающие пасти, обжигающие смертоносным дыханием, обдающие клубами едкого, разъедающего легкие дыма. Огонь, полыхающий в замкнутом пространстве комнаты, неожиданно сжимающиеся, двигающиеся навстречу друг другу стены. Жар, прожигающий насквозь, обдирающий горло, снимающий с него слизистую тонкими полосками, будто растягивая удовольствие от пытки. Набухающие волдыри на руках, сжимающих древко метлы, почерневшая кожа, черная жижа, текущая из лопнувших ожогов, и боль… и удушье… и конвульсии… И тихий, тонкий крик откуда‑то из самого пекла внизу. И в отчаянии протянутая ладонь… Серые глаза с первобытным ужасом, плещущимся на дне, обезумевшие, умоляющие. Он хватает эту ладонь, дергает на себя, но она выскальзывает. Он хватает снова, но за скользкие пальцы так тяжело уцепиться! И он не может. Он обгорает в огне и никого не спасает. Он кричит, но с губ не срывается ни звука, потому что губ уже нет и нет голоса, нет горла…

Гарри прикрыл глаза, чувствуя, как остывающий пот неприятно холодит кожу. Эти сны — его проклятие, его бесконечная пытка. Вот уже год, как Волан‑де–Морт мертв. Прошел год. Его не мучает боль в шраме. Ему не нужно искать крестражи. Ему не надо бояться за близких и предаваться невыносимым мыслям о том, что все, кто его любят, непременно погибают. Никто больше не погибнет, Гарри знал это.

Знал наяву, но не во сне.

А во сне все было по–прежнему. Наверное, год — это слишком мало? Наверное, понадобится целая жизнь, чтобы он, наконец, осознал, что все закончилось, чтобы кошмары прекратили вторгаться в его ночи и позволили если не забыть, то хотя бы притупить воспоминания. Все, кого он не сумел спасти. Все, кого он спас. Все, кто погиб по его вине. Все, кто выжил и был вынужден жить, утратив родных и любимых. Все они являлись в его снах раз за разом, заставляя переживать десятки вариаций на тему своей гибели. Даже Малфой–младший, эта подлая, трусливая гадина!

Краем уха за этот год Гарри не раз слышал, что у Малфоев возникли проблемы с Министерством, которое после падения Волан‑де–Морта возглавил Кингсли. Слухи ползли разные, но у Гарри и без них хватало забот, так что он даже не знал, были ли Малфои до сих пор на свободе или уже обживали камеры в Азкабане.

Гарри хотел жить. Просто жить, не оглядываясь на прошлое, не вскакивая посреди ночи с саднящим от крика горлом, не жалея, не вспоминая, не чувствуя вины… Он спас волшебный мир, но было ли в этом новом, постепенно отходящем от потрясений, смертей и переворотов мире место для него? Не для героя, не для спасителя, но для простого парнишки, для мальчика, который больше не хотел быть ни знаменем, ни флагом, ни Тем–Кто–Выжил? Или ночные кошмары и странная, тупая боль в груди — все, что у него осталось?

* * *

— Привет! — дружеский хлопок по плечу встретил его сразу по прибытию. Стряхивая с мантии пепел, Гарри отошел от камина, где тут же во вспышке зеленого пламени материализовался новый прибывший, и огляделся.

Атриум. Гигантский фонтан посреди гигантского зала, гигантское количество каминов в стенах, обитых панелями темного дерева и темно–синий потолок с гигантскими надписями.

— Привет, — улыбнулся Гарри, отвечая на рукопожатие Рона. — Как дела? Где наши?

— Да вон, — Рон небрежно махнул рукой в сторону дежурного. — Регистрируют палочки. Тебе тоже надо, и значок получить.

Рон гордо поправил небольшой синий бейджик, приколотый к мантии, на котором белыми буквами были выведены слова: "Рональд Уизли. Стажер".

— Угу, — согласился Гарри. — Пошли. А Моуди еще нет?

— Неа. Как думаешь, что сегодня будет?

Гарри пожал плечами. Нет, он, конечно, догадывался. Любое практическое знакомство с выбранной профессией начинается со знакомства с теми, кто уже работает. Иными словами, стажеров вполне может ожидать несколько часов в штаб–квартире авроров. Наблюдения за ходом будничной работы, ознакомлением со списками прав, обязанностей и правил, с техникой безопасности и порядком ведения документов, архивированием дел, отчетностью, запросами… Зеленая тоска, без которой все‑таки не обойтись даже таким выдающимся аврорам, как Моуди. Чего уж говорить о простых смертных.

— По–моему, он просто решил от нас избавиться, — говорил Рон по дороге к столу дежурного. — У самого поди дел невпроворот, а тут мы камнем на шее. Вместо того чтобы два месяца горбатиться с нами на Полигоне, сбагрит нас в архив и заставит переписывать карточки трехсотлетней давности. А сам преспокойно отправится ловить Упивающихся!

В голосе Рона прозвучала такая вселенская скорбь и обида, что Гарри невольно сочувственно закивал.

— Гарри! Рон! — Луна радостно всплеснула руками. — Привет! Эй, почему у вас такие кислые лица? — она заговорщицки подмигнула и, подойдя почти вплотную, прошептала:

— Ходят слухи, что сегодня в Министерстве разбирают любопытное дело и Моуди будет представлять обвинение!

— Ну да, — набычился Рон. — Я же говорю: упечет нас в архив, а сам…

— Какой архив? — удивилась девушка. – Рон, ты как всегда настроен крайне оптимистично, а?

— Ты думаешь, он возьмет нас с собой? — с сомнением спросил Гарри.

— Уверена!

— И не надейся, — буркнул Рон.

— У–у–у, зануда, — Луна потрепала его по вихрастой рыжей голове и отвернулась к Милен и Дори, которые прикалывали к мантиям значки.

Вскоре подтянулись Блейз и Эйткинс — последние из группы.

— Интересно, что за дело сегодня назначено для рассмотрения, — проворчал Рон, переминаясь с ноги на ногу. — Может, суд над Упивающимся? Вот бы посмотреть, как приговаривают к Поцелую Дементора! То‑то было бы весело.

— На суд нас точно не пустят, — возразил Гарри, хотя у него самого во всем теле ощущался прямо‑таки физический зуд предвкушения. Если бы Моуди взял их с собой, если бы…

— Стажеры! — прогремел над самым ухом раскатистый бас, и все разом подпрыгнули чуть ли не до потолка.

— Мерлин, как ему удается всегда подкрадываться незамеченным, — Рон испуганно перевел дыхание.

— С его‑то комплекцией, — поддакнул Стивен.

— Ну–с, все готовы? — Моуди обозрел группу искусственным глазом. — Не слышу?

— Да!

— Тогда за мной. Суть объясню по дороге.

Они двинулись в следующий зал, туда, где располагались ряды лифтов и где собирались целые толпы волшебников. Пока стояли в очереди, Гарри искал глазами знакомые лица, но его попытки не увенчались успехом. Никого из Ордена здесь не было. Никого из знакомых авроров. Гарри надеялся, что, может быть, другие группы из Академии тоже будут проходить стажировку в Министерстве – например, Гермионе с ее факультетом Связей с Немагической Общественностью по определению было положено присутствовать здесь, — но, похоже, они были единственными стажерами.

Моуди заговорил, как только вся группа оказалась в лифте.

— Сегодня я покажу вам кое‑что любопытное, — он ткнул пальцем в кнопку, но Гарри, к своему сожалению, не разглядел, какую именно. Понял лишь, что это была не цифра "два", где располагалась штаб–квартира авроров. Двойку он хорошо видел между ушами Блейза и Стивена.

— Сейчас в Министерстве пачками идут слушания дел над некоторыми… гм, потенциальными последователями Того–Кого–Нельзя–Называть…

— Так это правда? — не сдержался Эйткинс. — Мы увидим процесс над Упивающимся?!

— Слухи в этом чертовом скворечнике распространяются со скоростью мысли, — нахмурился Моуди и тут же припечатал:

— Нет, не правда. Сопляки вы еще для таких слушаний!

У Гарри внутри холодным комочком завозилось задетое самолюбие. Сопляки, значит? Что‑то он не помнил, чтобы раньше его награждали подобными прозвищами. Когда‑то Министерство не брезговало даже помощью школьников, а теперь, значит, можно по–отечески снисходительно похлопывать по плечу тех, кто еще совсем недавно стоял в одних рядах с настоящими, подготовленными аврорами?!

— Скучно это все, нудно и долго, — продолжил Моуди. — Одно только представление судей и зачитывание состава обвинения займет часа полтора. Нет, если среди вас найдутся мазохисты, готовые семь–восемь часов проторчать в битком набитом зале, я, может, и выторгую у Министра местечко в последнем ряду… ну, чтобы тело потом не далеко было выносить. Не прерывая процесса, так сказать.

Девушки захихикали.

— Кстати, приехали, — сообщил Моуди.

В этот момент лифт действительно остановился. Гарри успел подумать, что остановка была первой, как если бы они направлялись…

Но тут холодный женский голос произнес: "Девятый Уровень. Отдел Тайн", — и двери распахнулись.

Стоя рука об руку с Роном, Гарри почувствовал, как тот напрягся. В лицо дохнуло прохладным воздухом из системы вентиляции подземелья, слуха коснулся приглушенный шелест голосов — еще до того, как группа покинула лифт.

Они очутились в знакомом Гарри длинном коридоре. Сейчас он не был пуст, как тогда, когда разбиралось его собственное дело о незаконном применении магии. Сейчас его заполняли волшебники и волшебницы всех возрастов и рангов. Визенгамот, догадался Гарри. Где‑то впереди, возле единственной черной двери, мелькнула навороченная тюбетейка министра Кингсли, и все потянулись в зал суда.

— Пошли, — скомандовал Моуди и залязгал железной ногой о каменный пол, выбивая искры. — Слушайте все сюда. Сегодня на повестке дело о лишении магических прав потенциального Упивающегося. Потенциального – значит того, кто хотел присоединиться к Лорду, но не успел. Или того, кого связывали с Упивающимися близкие отношения: родители, дети, братья, сестры и так далее. Интересного в этом мало, кроме того, что если ему есть, чего бояться, то он всеми силами постарается купить свободу. А значит, мы узнаем еще несколько переменных икс. Кое‑кто из вас сегодня получит задание по стажировке, поэтому советую слушать внимательно и не отвлекаться на болтовню, мисс Демони.

Милен, которая что‑то торопливо рассказывала Дори, осеклась и слегка порозовела.

— Надеюсь, в задания будет входить пункт по выслеживанию и обезвреживанию врагов, — отстранено произнес Блейз. — У меня как раз дозревает ядовитая пыльца Боумриция.

Моуди зыркнул на него через плечо, но ничего не сказал.

Они пристроились в хвост короткой очереди волшебников и волшебниц, входящих в зал.

— Входите, — рыкнул Моуди. — Ваши места на галерке, весь пятый ряд. Сидеть тихо и слушать. Никаких реплик и комментариев. Все ясно?

Стажеры торопливо закивали.

— Отлично.

С этими словами Моуди развернулся и зашагал по залу, вниз по лестнице между рядами. Стажеры замешкались в дверях — и Гарри их понимал. Огромный зал, похожий на маггловский кинотеатр, производил гнетущее впечатление. Может, оттого что подсознательно ощущалась атмосфера боли, злобы, ненависти всех тех, кого когда‑то в этих стенах осудили на смерть или приговорили к Азкабану (что, в сущности, одно и то же). А может, давили сами каменные стены, скудно подсвеченные желтым светом факелов. В зале было душно и шумно. Горящие факелы нагрели воздух и наполнили его тяжелым запахом гари и масла. Рассаживающиеся по местам волшебники переговаривались друг с другом, отчего на ум пришла ассоциация с огромным растревоженным муравейником.

Гарри первым шагнул к креслам, и за ним неуверенно, робко потянулись Рон и остальные.

— Жуть какая, — пробормотал Рон, усаживаясь на жесткое сиденье. — И зачем он нас сюда притащил?

— По–твоему, архив лучше? — осведомился Гарри.

— Не знаю, — Рон с сомнением озирался по сторонам. — По крайней мере, в архиве не так людно… и мрачно.

— А мне интересно, — сказала Луна, — кого сегодня будут пытать.

— Пытать? — хором вскричали Гарри и Рон.

— Это я так образно выразилась.

— А ну‑ка, рассказывай, что тебе известно? — угрюмо потребовал Рон. — Тебе ведь всегда все известно лучше всех.

— Это потому что моя планета Меркурий, — серьезно ответила Луна.

— А я думал, из‑за нарглов, — проворчал Рон.

— Тихо! — зашипел Кари. — Кажется, начинается.

Все внимание тут же переключилось на круглую площадку внизу. В ее центре Гарри увидел хорошо знакомое ему кресло с цепями, пока еще не занятое. По обе стороны от площадки возвышались скамьи присяжных — ни единого пустого места. В первом ряду сидел Министр, по левую руку от которого возвышалась нескладная фигура Аластора Моуди, а по правую — дородной ведьмы в синей мантии с золотым шитьем. Роль секретаря исполнял восстановленный в должности Перси Уизли, его рыжая шевелюра торчала среди шляп и шляпок, как гвоздь в полированной столешнице.

— Ввести подсудимого! — велел Министр.

Дверь в задней части площадки бесшумно отворилась. Несмотря на принятое решение сохранять беспристрастность, Гарри вытянул шею и сощурил глаза.

— Ба–а–а, — выдохнул над ухом Рон. — Ты только погляди, Гарри, вот это удача… Гарри, ты видишь? Эй, ты чего?

Гарри не двигался. Ему вдруг перестало хватать воздуха. Рон участливо потрепал его по плечу.

— Все нормально, — прошептал Поттер, скидывая его руку.

— А ведь есть Бог на свете! — ухмыльнулся Рон.

— Тс–с–с! — шикнула Луна.

— Эй, хорек, мы здесь… гхрллл…

От меткого тычка локтем под ребра Рон захлебнулся словами и бросил на девушку обиженный взгляд.

Под конвоем двух волшебников в зал вошел Драко Малфой. Исхудавший, бледный — даже бледнее, чем Гарри его помнил со школьных времен. В дорогой мантии из тончайшей шерсти, с изящными сине–серебряными узорами на воротнике и отворотах рукавов и застежкой с бриллиантами. Руки белые, словно окостеневшие, с тонкими, длинными пальцами, судорожно обхватывающими предплечья, и даже на вид холодные, как ледышки. Плечи неизменно расправлены — наверное, это в крови… в чертовой чистой крови, — врожденная осанка, испортить которую не в силах ни долгие годы школьных занятий, ни поражение, ни допросы. Что в нем осталось от прежнего Малфоя? Отросшие, давно не стриженые волосы, грязными прядями спадающие на лоб и лезущие в глаза? Острый подбородок и выступающие скулы? Сжатые в тонкую линию, словно совсем бескровные губы, обветренные, сухие и потрескавшиеся? Запекшаяся в уголке рта кровь? Трусость и слабость, зажатость, оцепенение и униженность… Покорность… И тоска, тоска в глазах. Глухая, серая…

Малфой проследовал к креслу, опустился на сиденье. Вздрогнул и непроизвольно сжался, когда лязгнули цепи и приковали его руки. Гримаса боли исказила лицо, и Гарри, прищурившись, разглядел кровоподтеки и содранную кожу на тонких запястьях. Он не был уверен… но что это, если не следы от веревок или наручников?

— Что, Малфой, съел? — едко прокомментировал Рон.

Гарри нахмурился. Он определенно не разделял энтузиазм Уизли, хотя надо отдать ситуации должное: Рон заслужил этот момент триумфа. Трусливый, подлый, гадкий слизеринский ублюдок — это только малый перечень достоинств Драко Малфоя. Впрочем, сейчас, глядя на сжавшуюся фигуру в кресле, Гарри испытывал что‑то сродни жалости. Ему ли не помнить, как чувствуешь себя там, перед полным судейским составом?

— Слушание от третьего июля две тысячи второго года объявляется открытым. Разбирается дело… — заговорил Министр спокойным голосом, так не похожим на голос Корнелиуса Фаджа, судившего в свое время Гарри. Неожиданно для себя самого Гарри облегченно вздохнул при мысли, что с таким судьей у Малфоя определенно больше шансов выйти отсюда свободным, чем если бы на его месте по–прежнему восседал Фадж со своей жабой Амбридж. Или нет? Кажется, Малфои были дружны с бывшим Министром? А, Мерлин, да ему‑то какая разница?!

Кингсли как раз закончил перечислять состав судей.

— Впаяли бы ему лет сто без права на амнистию, — мечтательно разорялся голос Рона где‑то на периферии сознания. Гарри слышал его постольку поскольку, все его внимание было приковано к его бывшему врагу. Тот, казалось, и не слушал состав своей вины.

— Подсудимому вменяется в вину следующее: попытка убийства директора школы чародейства и волшебства Хогвартс Альбуса Дамблдора восьмого июня тысяча девятьсот девяносто девятого года; намеренное сокрытие от Министерства фактов, касающихся вышеупомянутого убийства, а также дача ложных показаний по этому делу в нескольких судебных слушаниях того же года. Сговор с последователями Темного Лорда, называющими себя Упивающимися Смертью, а также целиком и полностью осознанное, продуманное и трезвое намерение вступить в их ряды. Неправомерное применение противоядия от сыворотки Веритассерум с целью запутывания следствия. Неправомерное использование непростительных заклятий, направленное против авроров Министерства, членов организации, существовавшей под названием Орден Феникса, а также мирных волшебников и магглов. Пособничество Упивающемуся Смертью Люциусу Малфою и организация в августе две тысячи первого года побега из тюрьмы Азкабан…

Гарри сглотнул. Ничего себе списочек! Да за такое впору сразу к дементорам — и на тот свет! Гарри сам не заметил, как сжал кулаки и затаил дыхание.

— Круто, — лаконично ввернул Рон. Кажется, серьезность обвинения повергла его в шок.

— Вы Драко Люциус Малфой, проживающий по адресу графство Уилтшир, город Траубридж, родовое поместье Малфой–Мэнор?

— Да, — сказал Малфой чужим голосом.

— В июне двухтысячного года вы закончили обучение в школе чародейства и волшебства Хогвартс на факультете Слизерин?

— Да.

— С отличием по всем предметам и превосходной рекомендацией декана вашего факультета Северуса Снейпа?

— Да.

— Признаете ли вы себя виновным по каждому пункту обвинения?

— Нет.

— Признаете ли вы, что восьмого июня девяносто девятого года вы присутствовали в Астрономической Башне школы Хогвартс?

— Нет.

Гарри вздрогнул. Как это нет?

— И вы не угрожали Альбусу Дамблдору смертью?

— Суд в составе прежней коллегии оправдал меня по всем пунктам дела Дамблдора, — произнес Малфой так, словно эта фраза была им заучена. — Не вижу смысла заводить старую песню. Я никого не убивал.

— Министр, — встряла сидящая по правую руку Кингсли волшебница. — Суд в составе прежней коллегии постановил, что убийство Альбуса Дамблдора было делом рук Северуса Снейпа, который преподавал в Хогвартсе, а затем занимал место директо…

— Я знаю, кто такой Северус Снейп, — спокойно перебил Министр. — И я так же знаю, что совершить это убийство было поручено мистеру Малфою. Мы не разбираем сейчас причины, помешавшие мистеру Малфою выполнить задание. Мы всего лишь констатируем тот факт, что приказ Волан‑де–Морта действительно имел место быть.

Малфой сжал челюсти.

— Протестую, — сказала волшебница. — Приказ не имеет значения, если не доказано, что была попытка его выполнить. А поскольку это не доказано…

— Почему же не доказано? — вдруг заговорил Моуди своим обычным густым, рычащим басом. — Драко Малфоя видели выбегающим из Астрономической Башни восьмого июня во время битвы, как раз спустя несколько минут после того, как был убит директор Хогвартса.

— Это ложь, — изрекла волшебница. — Нет ни одного свидетеля!

— Я бы не был столь категоричным, защитник Бесингейл. Свидетели имеются. Более того, один из них сейчас находится в этом зале.

У Гарри кровь застыла в жилах. Ах ты, подлый старый интриган! Стажировка, да? Задание по практике? Да он же знал, что я ни за что на свете не стану выступать свидетелем обвинения — да еще против кого? Против Малфоя?! Знал, что я скорее умру, чем встану на сторону Министерства!

— Неужели? — напряженно осведомилась волшебница. — И кто же он?

— Гарри Джеймс Поттер.

По залу прокатилась волна возбужденных голосов. Волшебники начали озираться по сторонам, кто‑то даже приподнялся с кресел. Под ошарашенным взглядом Рона Гарри совершил жалкую попытку съехать с сиденья и вдруг наткнулся на взгляд Малфоя. Тот смотрел прямо, не мигая. Два осколка льда вместо глаз. Впервые за все время его лицо дрогнуло и исполнилось такого отвращения, что Гарри почувствовал, как к горлу подступает тошнота.

— Он вызван в качестве свидетеля? — спросила Бесингейл, не поворачивая головы.

— Что‑то не вижу его имени, — сказал Министр, просматривая длинный пергамент.

— Нет, — отмахнулся Моуди. — Он здесь в рамках стажировки в Академии. Я являюсь инструктором по практике в его группе, не более. Но если возникнут трения по вопросу присутствия обвиняемого на месте преступления, то с разрешения Председателя мистер Поттер вполне мог бы дать показания.

— Протестую, — сказала Бесингейл.

— Протест принят, — отозвался Министр. — В следующий раз, обвинитель, продумывайте свою тактику заранее. Не устраивайте в суде балаган.

— Хорошо, — Моуди откинулся на спинку кресла. — Можете продолжать.

— Итак, мы выяснили, что приказ об убийстве действительно имел место, — заговорил Министр после минутной паузы. — Это доказывает, что обвиняемый напрямую подчинялся Темному Лорду.

— Протестую, — воскликнула Бесингейл.

— Опять? — проворчал Моуди.

— Отклоняется.

Гарри на некоторое время потерял нить событий. Моуди не заставил его выступать в суде — что ж, похвально. Гарри содрогнулся от одной мысли, что ему, неподготовленному, вот так, от балды пришлось бы отвечать на вопросы… Что бы он сказал? "Да, я видел, как Малфой угрожал Дамблдору? Да, я видел, как он убегал вместе с Упивающимися и Северусом Снейпом? Да, он виновен во всех приписываемых ему преступлениях, и даже несмотря на отсутствие прямых улик, арестуйте его и упеките в Азкабан, потому что он чудовище, такое же беспощадное, как его отец? Арестуйте просто потому, что Я так сказал! Мне виднее, чем всем вам, ибо я знаю его в тысячу раз лучше…"? Или нет?

А может быть, он бы просто промолчал? Отказался давать показания совсем? Это ведь его право. Его никто не вызывал в качестве свидетеля, значит, он не несет никакой ответственности… кроме как перед своей совестью. И вот тут как раз была загвоздка. Гарри вдруг отчетливо осознал, что мысль упрятать Драко Малфоя за решетку его совсем не прельщает. Ему неожиданно вспомнилась та ночь в Астрономической Башне. Малфой в дверях, напряженный, как тетива лука, и Дамблдор у стены. Вспомнились слова Драко, полные пафоса, высокомерия, брезгливости, чувства превосходства и власти, а потом — дрогнувшая палочка в руке, нерешительность, сомнения в глазах… и отчаяние. Болезненное, безысходное, тоскливое чувство на лице, ставшим на миг таким настоящим, таким… человеческим. Что бы было, не ворвись в тот миг Упивающиеся? Как бы поступил Малфой, окажись он без поддержки? И чья поддержка на самом деле была ему нужнее — их или Дамблдора?

Гарри сверлил невидящим взглядом спинку кресла перед собой и кончик чьей‑то шляпы.

— Собирались ли вы вступить в ряды приспешников Темного Лорда? — прозвучал очередной вопрос Министра, и Гарри отвлекся от воспоминаний. Кажется, он что‑то пропустил?

— Нет, — сухо ответил Малфой.

— Он лжет, — рыкнул Моуди. — Я уверен, Министр, что если бы вы дали разрешение на дополнительный допрос обвиняемого с применением сыворотки правды…

Моуди не договорил.

— Судебный кодекс запрещает применение Веритассерума непосредственно в зале суда, — возразил Министр. — Вам должно быть это известно, Аластор. Кроме того, допросы под Веритассерумом уже проводились.

— В таком случае, какой смысл спрашивать снова?

— Протокол, — Министр пожал плечами.

— Но ведь вы сами одним из пунктов обвинения обозначили неправомерное использование противоядия от Веритасерума? Как же вы можете быть уверены, что допросам можно верить?

— А как вы можете быть уверены, что подсудимый и сейчас не находится под воздействием противоядия? — внезапно вспылил Кингсли.

— Проверьте, — с удовольствием предложил Моуди.

— Нет, — отозвался Министр. — Итак, подсудимый, вы отрицаете свое намерение вступить в ряды Упивающихся?

— Да, — сказал Малфой. И тут же добавил: — К вашему сведению, аврор Моуди, у меня была такая возможность в течение года, пока святой Поттер не прикончил Темного Лорда. Я ею не воспользовался. Это вам о чем‑нибудь говорит?

— Только о твоей потрясающей предусмотрительности, мой скользкий друг, — произнес Моуди.

— Протестую! — снова Бесингейл.

— Да сколько ж можно?!

— Принимается!

— А что ты скажешь по поводу пособничества Люциусу, щенок?

— Протестую! — взвизгнула Бесингейл. — Соблюдайте этикет, Аластор!

— Люциус мой отец. Я помогал ему, а не Лорду. Или для вас это одно и то же?

— Ты организовал побег из Азкабана. — Моуди поднялся на ноги. Зловещая фигура в первом ряду.

— Нет.

— Ты использовал связи в Министерстве, чтобы передавать отцу секретные ингредиенты для зелий?

— Нет!

— Ты выкрал строительный план Азкабана с целью использовать его для побега…

— Нет!!

— Ты убивал магглов и магглорожденных по указке отца.

— Протестую!!! Министр!

— Обвинения базируются на домыслах, протест принят, — сказал Министр. — Сядьте, обвинитель, иначе вас придется удалить из зала.

Моуди плюхнулся на сиденье.

— Имеются ли у сторон свидетели, могущие быть допрошены в рамках дела?

— Имеются, Министр.

— Имеются, Министр.

— Защита, начинайте.

* * *

К концу третьего часа с Гарри градом катился пот. Он напряженно слушал, мучаясь странным, неприятным предчувствием. Изредка до него долетали нелепые комментарии Луны о происках злобных сил, да еще Стивен с Джоэни умудрились поспорить на выпивку, отмажется Малфой или нет. Самое странное — оба были уверены, что не отмажется, разногласия начались с попыток напророчить наказание пострашнее.

— Гарри, — вполголоса позвал Стивен. — Он же, кажется, с тобой учился?

— С нами, — ответил за Гарри Рон.

— Как думаешь, виновен?

— Думаю, это еще не полный список его заслуг, — снова Рон.

— Да я не тебя спрашиваю.

— Я… — Гарри не слушал.

— Ну? Тут на кону ящик огневиски, Поттер, — не шутка!

Пришлось отвлечься.

— Я… думаю… — он бросил взгляд на Малфоя. Тот смотрел куда‑то в сторону. — Виновен.

— Все, Джоэни, ты проиграл! Если Гарри сказал "виновен", то это Азкабан — сто процентов.

— Сомневаюсь я что‑то… чтобы такая крыса и не сбежала с тонущего корабля?

— Какая такая? — удивился Рон. — По–твоему, у него есть шанс? Это у хорька‑то?

Гарри опять переключился на процесс. Свидетели выходили один за другим. Никого знакомого. Никого действительно важного. И к концу процесса у Гарри сложилось стойкое впечатление, что на Малфоя ничего ценного, дельного, неоспоримого просто нет! Трудно сказать, испытывал ли он облегчение или разочарование. Больше всего на свете ему хотелось очутиться где‑нибудь за тридевять земель отсюда.

— Суд удаляется для постановления решения.

Это означало перерыв.

Гарри вскочил с места. Выйти. Отдышаться. Хотя бы глоток воздуха!

— Гарри, постой!

Рон догнал его уже в коридоре.

— Уф, ну и дела творятся, — выдохнул он, прижимаясь спиной к холодной стене. — Просто не верится. А Моуди тоже хорош! "Гарри Джеймс Поттер"! Ха! Почему он просто не вызвал тебя свидетелем? Ведь ты один мог бы прописать хорька в Азкабан, а все остальные — так, шушера.

— Я бы не согласился, — пробормотал Гарри.

— Да ты что? — Рон округлил глаза. — Он же преступник! По нему давно дементоры плачут!

— Ты‑то откуда знаешь?

— Гарри… это Малфой, — как‑то растерянно произнес Рон.

— А я Поттер. Герой волшебного мира. — Гарри неприятно усмехнулся.

— Ну–у–у…

— Вот именно что ну! Предвзятое отношение — это… гадко, Рон.

— Ты другое дело, — запротестовал Рон, но как‑то вяло.

— Ну, да, другое. Хоть одну‑то роль я сыграл безупречно, верно? Роль знамени над ватагами авроров, роль жертвы, отдающей жизнь за других. Великий Гарри Поттер! — он с отвращением отвернулся и пошел в сторону лифта. — Все, с меня довольно, не могу больше выносить этот балаган.

— Поттер!

Гарри с трудом сдержал раздраженный стон. По коридору к нему бойко ковылял Моуди. Главное — не наброситься с обвинениями! Держи себя в руках, держи себя…

— Профессор? — он повернулся, старательно изображая покорность.

— Куда это ты намылился, Поттер? Слушание еще не закончено.

— Я плохо себя чувствую, профессор.

— Мутит? Голова раскалывается? — Моуди хмыкнул. — В моей группе не место сирым и убогим, Поттер! К тому же, я на тебя кое–какие виды имею.

— Виды? — тупо переспросил Гарри.

— Сейчас ты вернешься в зал и выслушаешь приговор, а потом жду тебя на втором уровне в моем кабинете. Тебя, мисс Лавгуд и, пожалуй, Блейза. Вы, ребята, для меня как манна небесная.

— Так вы думаете, Малфоя не упрячут в Азкабан?

— Азкабан? — Моуди несколько секунд обдумывал, а потом внезапно загоготал на весь коридор.

Гарри поежился от новой порции раздражения. Сколько можно из него недоумка делать?!

— Нет, Поттер, Азкабан ему не светит, не велика птица. Ты сам слышал — ведь слышал? — у нас ни единого прямого доказательства, одни жалкие намеки, одна чушь собачья. Суд на такое не купится. Лишение прав — максимум, на что можно рассчитывать

— Но вы‑то думаете, Малфой виновен?

— Я думаю, у него в шкафу и не такие скелеты найдутся, Поттер. И с теми картами, что у меня на руках сейчас, я останусь в дураках. Но! — Он наклонился вперед, так что его свистящий шепот разобрал только Гарри. — Если мне удастся добавить в приговор кое–какой пунктик, у нас с тобой появится шанс, и шанс немаленький!

— У нас? — не понял Гарри.

— Все, Гарри. Довольно болтовни. После слушания ко мне.

И он поковылял обратно в зал.

— Чего он тебе наговорил? — спросил Рон, который по–прежнему стоял у стены, засунув руки в карманы.

— Бред какой‑то, — отозвался Гарри. Дурное предчувствие надежно обосновалось где‑то внутри него. Черт бы побрал Моуди с его интригами!

* * *

Гарри откинулся на подушки и прикрыл глаза.

Сквозь зашторенные окна проглядывали синие летние сумерки. Деревья за окнами шелестели листвой, отчего световые пятна играли с тенями на потолке и на стенах. Юноша провел растопыренными пальцами по влажным после душа волосам — рука так и осталась лежать на подушке.

Мда, не так он представлял себе стажировку в конце первого курса. Про нее всякое рассказывали. И про Полигон, и про тесты на выживание, и про поездки в Румынию по родовым вампирским замкам и в драконарий. Но Моуди уж что‑то расстарался. Наверное, Гарри должен быть польщенным и ценить доверие — как‑никак настоящее аврорское задание, а не какие‑то там фальшивые схватки с бутафорскими врагами в лесу. Должен быть счастлив и горд. Должен стремиться проявить в себе все то лучшее, чему еще когда‑то давно, в Хогвартсе, пел дифирамбы профессор Дамблдор.

Не получалось.

И Гарри все никак не мог понять, откуда эта неприязнь в его душе.

Он терпеть не мог Малфоя. Раз.

Он не любил интриг. Два.

Он ненавидел, когда его использовали. Три.

И он твердо знал, что существует некое "четыре", вот только слишком туманное, слишком эфирное, слишком трудно определимое.

— Объявляется решение Визенгамота!

— Тщательно рассмотрев все материалы дела, суд постановил, — Кингсли сделал паузу. — Драко Люциуса Малфоя, проживающего по адресу графство Уилтшир, город Траубридж, поместье Малфой–Мэнор, признать виновным по статье тридцать семь "Об ограничении магических контактов и использовании черной магии", пункты эф, эйч, эн и пи, и приговорить к лишению магических прав сроком до десяти лет без права на амнистию, а также полной конфискации родового имущества и частичному аннулированию счетов в банке Гринготтс. Данное решение суда является окончательным и обжалованию не подлежит. Заседание объявляется закрытым.

Даже отсюда, с последнего ряда, Гарри видел, как у Малфоя задрожали губы. Где‑то совсем рядом Рон издал разочарованный стон, Стивен и Джоэни начали бурное обсуждение заключенного пари, а Луна звала его по имени. Гарри не слушал и не слышал.

Драко Малфой поднялся со своего железного трона…

Каково это — десять лет без магии? Каково это для чистокровного волшебника?

…медленно обвел глазами зал…

Каково это — потерять огромное состояние? Родовое поместье и сумасшедшие счета в банке?

Его взгляд наткнулся на неподвижный взгляд Гарри — в расширенных зрачках изумление, недоверие, страх… нет, он еще не до конца осознал весь ужас своего положения. В отличие от Гарри, Драко еще не понял, что значит лишение магических прав. Он еще не успел примерить на себя шкуру таких ненавистных его сердцу магглов, а значит, испытывает лишь облегчение. Все могло оказаться гораздо хуже, верно, Поттер? Ты тоже так считаешь? ПОТТЕР?

Гарри не мог оторвать взгляда. Он слишком хорошо понимал… и, наверное, это жуткое понимание отразилось в его глазах, потому что Малфой дернулся, моргнул, разрывая зрительный контакт.

А потом вдруг улыбнулся. Не одними губами — по–настоящему. Почти весело, почти искренне. Гарри отшатнулся, словно чья‑то ладонь ожгла щеку звонкой пощечиной, и кожа на ней сразу запылала. А Малфой все улыбался…

… и даже сейчас, поздним вечером, перед глазами стояла эта непонятная улыбка. Поверженный враг не должен улыбаться. Он должен проклинать и захлебываться ненавистью, он должен искать пути для отмщения… но не улыбаться…

— Для начала необходимо составить опись имущества, — говорил Моуди часом позже, когда они вчетвером — он, Гарри, Луна и Блейз — сидели в его кабинете и пили отвратительный горький чай с шоколадом.

— Работы где‑то на месяц, но втроем вы справитесь быстрее. Я надеюсь. С формами и бланками ознакомитесь дома в качестве домашнего задания. Ваша задача сосчитать все до последней вешалки, занести в каталог и отправить потом оценщикам. Приступите, как только я оформлю все бумаги. Все ясно?

Обреченные кивки.

Да уж, не Полигон…

— Тогда до завтра.

Моуди поднялся со стула, давая понять, что разговор окончен. Луна и Блейз потянулись к выходу.

— Гарри, задержись на секунду.

Так и знал, что это еще не все сюрпризы!

— Гарри, — Моуди закрыл за ушедшими дверь. — Ты ведь догадался, что я загрузил вас нудной работой не просто так?

Да уж, не нужно быть семи пядей во лбу.

— Вам нужны доказательства его вины? И вы рассчитываете, что в Поместье нам подвернется что‑то стоящее.

— Быстро схватываешь, Поттер.

— Забудьте, — Гарри устало откинулся на спинку стула. — Даже если в Поместье что‑то и есть, Малфой успеет перепрятать. Он же не дурнее вас.

— А теперь давай подумаем.

Моуди извлек из навесного шкафчика непонятную вещицу: плоский стеклянный круг величиной с ладонь, помещенный в металлический обруч и ничем к нему не прикрепленный. Поверхность круга была молочно–мутной и гладкой, если не считать одного единственного символа в середине — стилизованного глаза с крошечным, абсолютно прозрачным камешком в зрачке.

Немного подержав приборчик в руке так, чтобы Гарри как следует его разглядел, Моуди поставил его на стол – аккурат между двумя чашками с недопитым чаем.

— Мисс Лавгуд, — вкрадчиво сказал он.

Стекляшка в обруче слегка качнулась, внутрь словно впрыснули голубоватый раствор.

— О, любопытная особа, — хмыкнул Моуди. – Что ты о ней думаешь, Поттер?

— Она… э–э–э… немного сумасшедшая.

— Голубой цвет – это искренность, Поттер, способность постигать суть вещей без малейших усилий. И непосредственность. Блейз?

Круг покрылся корочкой льда стойкого, лимонно–желтого оттенка.

— Как он сказал? Пыльца Боумриция? Яд готов, так что сегодняшним вечером наш слизеринский фармацевт испытает его в действии.

— Профессор… что это? — выдавил Гарри.

— Поттер? — приподнимая брови, осведомился Моуди, и Гарри с недоумением увидел, как круг заволакивает красным туманом, в котором то тут, то там расцветают изумрудные кляксы.

— Банальная злость, Гарри. Раздражение, досада, отвращение и, в конечном итоге, злость. Тебя не впечатлили мои методы? Ничего, привыкнешь. А вот зелень — это уже любопытно, хотя и не совсем уместно. У тебя сегодня свидание?

— Нет, — насупился Поттер. Джинни на стажировке в Румынии.

— Тогда завтра?

— Нет!

— Тогда…

— И даже не на следующей неделе! — держи себя в руках, держи себя в руках…

— Гм. Ничего. Бывает.

— Что все это значит, профессор?

— Это ауроскоп. Сканирует ауру вещей и человека, которому они принадлежат. Полезная вещица, ты скоро сам в этом убедишься. Главное — научиться видеть правильно, и тогда для тебя не составит труда по тончайшим оттенкам цвета распознавать эмоции, мысли, чувства и даже чужие намерения.

— Удобно, — только и смог вымолвить Гарри.

— Забирай, дома попрактикуешься. И только попробуй сломать или потерять — голову оторву!

Гарри перевел взгляд с потолка на прикроватную тумбочку. Ауроскоп мирно стоял на краешке рядом с фотографией в простой деревянной рамке. Неразлучная гриффиндорская троица радостно смеялась и махала руками в знак приветствия. Гарри невольно улыбнулся.

— Гермиона, — бездумно произнес он.

И моргнул.

Ауроскоп завращался, приобретая нежный салатовый оттенок.

Ну, да, рамка подарена Гермионой, успокоился Гарри. А цвет молодой листвы, должно быть, означает привязанность, дружбу. Гарри пригляделся внимательнее — нет, его зеленые кляксы выглядели на несколько тонов темнее, ярче, насыщеннее. Ну, да бог с ними. Придет время — выясним.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

На оформление бумаг ушло ровно десять дней. Гарри извелся, подпирая министерские стены, протирая штаны в кабинете Моуди и хлебая отвратительное пойло, которое тот называл чаем. Бланки описи имущества юноша выучил наизусть уже на вторые сутки, и бездействие не просто давило — оно выматывало, вытягивало все силы, выжимало их до капли. Воистину, кого Бог хочет уничтожить, он сначала заставляет скучать. Смысл сей поговорки Гарри прочувствовал в полной мере на собственной шкуре.

Каждое утро он приходил в Министерство — в здание, которое и без того терпел с трудом: слишком многое здесь напоминало ему о событиях трехлетней давности, когда погиб Сириус. Приходил в надежде, что сегодня, наконец, что‑то решится: Моуди разберется со своими бумагами, соберет все подписи, получит все разрешения. Но время шло. Гарри не верил в ад, но в унылые часы бессильного ожидания ему начинало казаться, что если он существует, то именно такой. Что ад — это одна гигантская бюрократическая контора, и грешники маются, обивая чиновничьи пороги, простаивая в бесконечных очередях и убивая столетия на ожидание, когда у кого‑нибудь закончится обед… или отпуск… или просто дурное настроение.

Иногда удавалось перекинуться парой слов с Роном, которого Моуди упрятал в Архив. Два–три раза в день тот с мученическим видом, сгибаясь под тяжестью архивной документации, с красными и слезящимися от пыли глазами приходил в кабинет Моуди. О чем конкретно говорилось в документах, Рон не знал, да Гарри это и не интересовало. Подборки делал Хранитель Архива, а Уизли просто досталась незавидная роль перевозочного средства.

Впрочем, однажды неуклюжего Рона угораздило споткнуться на ровном месте, и вся тяжеленная кипа бумаг рассыпалась по коридору, блокировав движение от стены до стены. Выскочивший на шум Гарри бросился помогать собирать ветхие пергаменты и пухлые, растрепанные подшивки. Его взгляд наткнулся на странные символы… руны? Гермиона бы разобралась, что к чему. А Гарри успел лишь выхватить два слова: "демонология" и "керы", — когда какой‑то недовольный образовавшейся пробкой волшебник нервно выхватил палочку и одним коротким взмахом сложил документы в аккуратную стопку.

— Молодежь, — раздраженно проворчал он, торопливо семеня прочь, а Гарри с Роном так и остались тупо хлопать глазами.

Луна коротала время за чтением «Придиры» и время от времени предлагала пройти какой‑нибудь дурацкий тест, вроде «Насколько крепка ваша ментальная глазовыколупывательница» или «Подготовлены ли вы к встрече с австрийским бубуй–бублом». От этих тестов Гарри тянуло наложить на себя руки, тем более что результаты оказывались неутешительными: с глазовыколупывательницей дела обстояли совсем худо, а бубуй–бубол грозил отвернуть Гарри голову на второй минуте знакомства. Луна пыталась подбодрить гриффиндорца, но тот был безутешен.

Что до Блейза, то его выдержке можно было лишь позавидовать. Слизеринец ни на минуту не расставался со своей пилочкой для ногтей и под конец дня умудрялся стачивать ногти до такой остроты, что хоть сейчас по деревьям лазай. Гарри подозревал, что ночами он наращивает их назад с помощью одного из своих гениальных ядовитых изобретений, чтобы утром снова было чем заняться.

Утро одиннадцатого дня ничем не отличалось от десяти предыдущих. Те же опостылевшие коридоры, тот же потусторонний голосок Луны, тот же тесный кабинет с неизменным запахом горького чая и шоколада, от которого Поттера уже начинало тошнить. Та же постная физиономия Рона, волокущего очередную полуистлевшую подшивку. И только Моуди выглядел иначе.

Вот когда Гарри понял, что дело сдвинулось с мертвой точки.

Моуди ворвался в кабинет, сжимая в кулаке рулончик пергамента и с каким‑то садистским остервенением грохая об пол железной ногой. Рон от неожиданности бухнул подшивку мимо стола, Луна вскочила со стула, торопливо захлопывая журнал, Гарри забыл дожевать шоколадку, а Блейз оторвал глаза от своего безупречного маникюра.

— Уизли, свободен! — рыкнул Моуди на Рона, который бросился было подбирать разлетевшиеся пергаменты. — Дверь прикрой с той стороны.

Кинув на Гарри страдальческий взгляд, Рон молча удалился.

— Ну что же, ребятки, документы я подготовил, — победным голосом известил аврор. Гарри с трудом удержался, чтобы не присовокупить комментарий вроде "не прошло и полвека".

— А теперь, собственно, о деле. В Поместье вы отправляетесь завтра утром в восемь ноль–ноль. Отсюда, из Министерства. Я подготовлю порталы. Бланки берете с собой, все строгой отчетности, поэтому не зевать. Заполнять только нестираемыми чернилами, получите завтра же. Никакой самодеятельности, ясно? Вопросы есть?

— Вы хотите сказать, что нам придется там жить? — не понял Гарри.

— Именно, Поттер, жить. Поместье уже год как опечатано Министерством, и за этот год в нем все сохранилось в том виде, в котором его оставили.

— А… — Гарри запнулся, вспомнив некоторые детали своего последнего пребывания в Малфой–Мэноре и не решаясь продолжить. — А как насчет трупов, профессор? Если в Поместье никто не проникал…

— А чем, по–вашему, я занимался эти десять дней, Поттер? В бирюльки играл? — рявкнул Моуди. — На Поместье наложена такая мощная защита, что без знания специальных заклинаний к нему и на десять миль не подойти. Моя работа, Поттер, работа годовалой давности. И чтобы получить разрешение на частичное устранение защитных слоев, мне пришлось попотеть.

— Так трупы все еще…

— Там, там, гуда же они денутся, не уйдут же, верно? — Моуди неприятно хохотнул. — Но трупы не ваша забота, ребятки. О них позаботятся и без вас.

— Кто? — с любопытством встряла Луна.

— Сопровождающие вас авроры, мисс Лавгуд, — почти спокойно ответил Моуди. — Их будет двое, на большее Министр не дал разрешения. Они проверят Поместье на предмет черной магии и, конечно, попытаются устранить защитные чары самих Малфоев.

— Интересно, каким образом, — скептическая реплика сорвалась с губ помимо воли, и Гарри прикусил язык. Впрочем, его скепсис понять было не трудно: всем было известно, что родовые поместья охранялись особой древней магией, секрет которой передавался из поколения в поколение только членам семьи.

— Самым простым и незатейливым, — улыбнулся Моуди. — Они… то есть, вы, раз уж вы отправитесь в Поместье одновременно, возьмете с собой младшего Малфоя. Здесь гаденыш совершенно бесполезен, а там его присутствие…

— Чего??? — ошалел Гарри. — Только не говорите, что поселите его с нами.

— В чем дело, Поттер? — Моуди нахмурился. — Вы забыли наш уговор?

— Нет, но… — Гарри потер наморщенный лоб. — На черта нам эта бледная спирохета? Кто будет за ним следить? Он же вроде находится под стражей? Или вы отпустите его на свободу?

— Ну, выбор у нас не велик, — сказал Моуди, усаживаясь за стол и сцепляя руки на животе. — Ты слышал решение Визенгамота, Поттер. Лишение права на ношение палочки и совершение колдовства не отнимает свободы, конфискация имущества и аннулирование счетов тем более, а это значит, что с момента оглашения приговора Малфой свободен.

— И с чего вы взяли, что он кинется вам помогать? — насмешливо осведомился Гарри, качая головой.

— А куда он денется? — также иронично откликнулся аврор. — Без денег, без жилья и без магии. А?

Гарри попытался представить.

— Ну–у…

— Ну–у, — передразнил Моуди с ухмылкой. — Щенку некуда идти, вот в чем весь фокус, Поттер. В принципе, с тем набором доказательств, что были у меня на руках на момент слушания, самое большое, на что я мог рассчитывать, — это лишение магических прав.

— Не так уж мало, — впервые за все время подал голос Блейз.

— Согласен, для чистокровного волшебника ужасный позор, — Моуди сощурился и довольно потер ладони друг о дружку. – Но этого недостаточно. Останься Малфой при своих деньгах — и мы бы не увидели ни Поместья, ни… гм, ни его вероятных секретов… а секретов там… Одним словом, теперь у нас есть ключ к Поместью. У Малфоя не останется выбора, кроме как помочь нам уничтожить родовые магические ловушки. Неужели вы думаете, что в своем теперешнем положении он не воспользуется шансом еще немного пожить в родных стенах? Вы хоть знаете, что такое для чистокровной знати родовое поместье? Какая магия там сконцентрирована? Традиции, воспитание — все это впитывается с молоком матери и ценится куда больше, чем все, что мы, плебеи, можем им противопоставить.

— Я знаю, — равнодушно уронил Блейз.

— Это первое. А второе… — Моуди шумно вздохнул. — Крысенышу позарез нужно вернуться в Поместье. Я так думаю. У него в Поместье… незаконченное дело.

Гарри нахмурил лоб, соображая. Вспоминая туманные намеки, мысленно собирая разрозненные обрывки разговоров за последний десяток дней воедино.

— Вы все еще думаете, что Малфой планирует устроить Люциусу побег из Азкабана? — ляпнул Гарри то, к чему, наконец, свелись его умственные усилия. И тут же почувствовал себя полным идиотом. Заявление действительно звучало до того нелепо и смехотворно, что в горле зародились спазмы истерического смеха.

— Я не думаю, — серьезно сказал Моуди. — Я уверен.

Гарри так и замер с неконтролируемым выражением на лице.

— Он мог спрятать план побега в Поместье, — начала Луна.

— У вас есть доказательства? — резко перебил Гарри.

— Если бы у меня были доказательства, Малфой бы сейчас уже гремел кандалами о решетку своей камеры в Азкабане, Поттер, — произнес Моуди. — Или целовался с дементорами.

Гарри передернуло.

— Доказательство — это как раз то, что я жду получить от вас, ребятки.

Повисло напряженное молчание. Гарри в который раз пытался думать, но у него не получалось. Не выходило осмыслить… да что там, даже просто отнестись к словам Моуди серьезно не выходило! Драко Малфой — это холеная, избалованная, злобная болонка, которая лаять – лает, а укусить – кишка тонка и зубки туповаты. Подгадить по мелочам, чтобы потом трусливо спрятаться за папочкину спину и мерзко похихикать, наслаждаясь безнаказанностью, — это да, это в его стиле. Но папочки больше нет, папочка гниет в Азкабане и будет гнить еще ближайшую сотню лет. Спрятаться не за кого. И помощи просить не у кого. И Гарри ну никак не мог представить, чтобы это убогое существо решилось на такой шаг, как планирование побега… А даже если бы и решилось — бог с ним, пусть небо на землю падает, а море из берегов выходит! — разве одного намерения достаточно, чтобы спровадить в Азкабан? Что, у Малфоя там схемы расположения тюремных камер припрятаны? И где? В Поместье? Так ведь если верить тому же Моуди, Поместье уже год как опечатано! Когда его опечатывали, Люциус еще разгуливал на свободе и ни о каких планах побега не было и речи…

Что‑то этот стреляный воробей Моуди явно мудрил.

Либо чего‑то не договаривал.

А Гарри терпеть не мог, когда ему чего‑то не договаривали!

— Где он сейчас? — спросил он, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

— Здесь, в камере, — Моуди неопределенно махнул рукой. — А куда ему деться?

— Но ведь вы не имели права его удерживать?

— Я не имею права его отпускать, Поттер. Все равно идти ему некуда, да и незачем. Пока здесь, сидит, думает.

— Лошадиная доза настойки пустырника и Кровяной одуванчик, — меланхолично сообщил Блейз под монотонное шварканье пилочки по ногтям. — Подавляет агрессию, успокаивает нервы до состояния полной безвольности. Очень удобно и никаких побочных эффектов. Выводится из организма за три часа.

— Браво, Забини! Еще раз убеждаюсь, что не прогадал с вами, ребята. А сейчас двигайте по домам, пакуйте вещи. Только предупреждаю: не берите с собой купальники и плавки, отдохнуть, скорее всего, не удастся. Завтра в восемь в Атриуме, не опаздывать. Все свободны.

Гарри поднялся на ноги, держась за спинку стула. Во рту все еще горчил шоколад, и юноша поторопился сглотнуть, чтобы не чувствовать, как к горлу подкатывает тошнота. Кровяной одуванчик — какое‑то знакомое название…

В коридоре оказалось непривычно пусто, лифт пришел на удивление быстро, уличный воздух впервые не показался свежим. Поместье Малфоев неумолимо приближалось, одновременно отбрасывая Гарри назад, в то время, когда звучало пыточное заклятие… в один из его ночных кошмаров… в который теперь придется вернуться наяву.

* * *

Несмотря на конец июня, утро выдалось сырым и холодным. Дождь зарядил еще с ночи. Вода ленивыми струйками журчала вдоль тротуаров, исчезая в канализационных решетках, на штукатурке домов проступили бесформенные мокрые пятна, с карнизов и водосточных труб непрерывно капало.

Вдыхая тяжелый сырой воздух, Гарри раскрыл черный маггловский зонт и сгорбился под ним, ожидая, когда появятся остальные члены его… теперь уже команды. Он не любил пользоваться волшебным щитом от дождя — встречным магглам могла показаться странной его развевающаяся на ветру одежда и сухие волосы.

Он чуть прищурился, несколько раз моргнул, когда особенно сильный порыв ветра обдал его очки дождевой пылью и обзор слегка затуманился.

В красной телефонной кабинке что‑то заскрипело и задвигалось. Проходящий мимо маггл в сером плаще покосился на нее, но словно ничего не заметил. Гарри с сомнением смотрел на его удаляющуюся фигуру, сжимая неудобную ручку зонта и теребя в руке жесткую тесьму перекинутого через плечо рюкзака.

— Привет, Гарри.

Из остановившейся кабинки вынырнула Луна, одетая в короткую голубую мантию с вышитой на спине вульгарной львиной мордой. Из‑под мантии выглядывали закатанные до колен штаны, съехавшие гармошкой синие гольфы поверх колготок и ботинки с огромными шнурками. Гарри чувствовал себя донельзя глупо в черной мантии посреди маггловского района. Луна, похоже, его неуверенности не разделяла, а вышедший следом за ней Блейз Забини вообще спокойно развернул над головой магический щит, да так и стоял, поигрывая волшебной палочкой, пока кабинка снова не заскрипела и не уехала вниз.

— Дурацкие порядки, — заметил Гарри, провожая ее взглядом. — Почему нельзя было отправиться прямо из Министерства?

— Конспирация, — Луна пожала плечами. — Но мне тоже иногда кажется, что Моуди переигрывает.

— Не все в Министерстве разделяют его энтузиазм по поводу Драко, — отозвался Блейз спокойно. — Многим была не по душе идея с опечатыванием Поместья…

— Все равно, что покойников год не закапывать, — с отвращением буркнул Гарри. К горлу подступила знакомая тошнота, возникавшая каждый раз при воспоминании о событиях прошлого лета.

- … а теперь не все одобряют планы по его обыску. Но Моуди влиятельная фигура, Министр к нему прислушивается.

Гарри кивнул и не стал уточнять, что доверие к Моуди у Министра, скорее всего, связано с тем, что оба в свое время состояли в Ордене Феникса и преследовали общие цели. А значит, их цели и сейчас не слишком различались.

Глухой аппарационный хлопок известил молодых волшебников о появлении Аластора Моуди. Тот эффектно материализовался на углу дома и бодро заковылял к обернувшимся на шум ребятам, опираясь на посох. Дождь забарабанил по его видавшему виды плащу и растрепанным волосам.

Гарри мгновенно напрягся, рука сама потянулась к палочке, потому что свободной рукой Моуди вцепился в локоть возникшего вместе с ним Драко Малфоя и поволок за собой. Слизеринец по инерции сделал несколько шагов, посекундно спотыкаясь, и только тогда заметил Поттера.

Бледное, худое лицо вытянулось, перекосилось, и Малфой–младший зашипел, дернулся, вырывая руку из цепкой хватки аврора. Синяя мантия распахнулась от резкого движения, и Гарри с удивлением увидел под ней поношенные серые брюки спортивного покроя и рубашку, на которой недоставало нескольких пуговиц. Острые косточки ключиц под серой от грязи кожей, выглядели… так жалко… И только теперь вблизи можно было увидеть кровоподтеки и порезы на лице и шее. И мантия, показавшаяся в зале суда шикарной, при свете дня потеряла всю свою мнимую привлекательность. Пыльная ткань с разводами грязи, лопнувшие серебряные нитки искусной вышивки, обтрепанные и засаленные отвороты рукавов…

Мгновенно подобравшись, Малфой судорожно задернул разлетевшиеся края мантии, стискивая их в кулаках с ободранными костяшками.

— Что, Поттер, намылил чью‑то дырку за возможность нагадить в моем доме? — бросил Малфой, с брезгливым видом останавливаясь и не собираясь подходить ближе.

Гарри выхватил палочку — ей–богу, само вышло! — и ткнул ею в бывшего врага… В того, кто до сих пор оставался для него не просто врагом, а воплощением всех самых гадких, самых мерзких целей и средств. Малфой отступил на шаг, рука инстинктивно дернулась к карману мантии и застыла на полдороги.

— Что, Малфой, пусто в кармашке? Вот и придержи свой поганый язык, пока я его не укоротил, — прошипел Гарри. Ненависть разгорелась в груди, точно сухие листья, брошенные в костер. Вспыхнула неожиданно, легко и быстро, будто все последние месяцы только и ждала, чтобы нашелся козел отпущения, готовый принять на себя наболевшее, перегоревшее, накопленное за целый год… или даже дольше.

— Хватит, — Моуди стукнул посохом об асфальт, привлекая внимание мальчишек. Те застыли, глядя друг другу в глаза, как два мартовских кота, в ожидании сигнала к драке.

— Поттер, убрать палочку, — скомандовал Моуди. — Живо.

Гарри с неохотой повиновался, подавляя кипящую внутри злость. Сунул палочку в карман мантии и отвернулся, натыкаясь взглядом на озадаченное лицо Луны и равнодушное Блейза.

Моуди извлек из плаща крупные серебряные часы с цепочкой, щелкнул крышкой, уставился на циферблат.

— До отправления три с половиной минуты, — констатировал он. — Доставайте порталы. Ты! Для тебя портала нет, так что держись за… — он хотел было произнести первое попавшееся имя — Поттер, разумеется, — но взглянул на гаррино выражение лица и благоразумно передумал. — За Блейза. И держись крепче, если не хочешь потерять в путешествии пару конечностей или что‑нибудь поважнее!

Моуди хрипло расхохотался. Луна сконфуженно отвела взгляд. Гарри снова затошнило.

— Вас встретят, — сказал Моуди, отсмеявшись. — Специалисты по чарам Тони Брустер и Грег Нотс. Оба мои ученики. Я снял первый уровень защиты, самый сложный. С остальными парни справятся и без моей помощи. — Моуди ненадолго замолчал, обводя своих подопечных критическим взглядом. — Первый отчет жду сегодня в три по полудню. Поттер, ты за старшего, тебе и горбатиться, понял?

Гарри сжал челюсти, краем глаза заметив, как Малфой приподнял уголок рта в намеке на издевательскую усмешку.

— Понял, — процедил Гарри. И почему ему всегда достается самая нудная работа?

* * *

Внутренности сжимаются в тугой узел. Рывок резкий, неожиданный, почти болезненный. Воздух из легких вышибает, в глазах чернеет, и пространство вокруг ужимается, кружится сумасшедшей каруселью. В ушах — низкий гул, но лишь на мгновение. Показавшееся бесконечно долгим мгновение — бездыханное, беспросветное, точно ты в гробу, придавленный сверху двумя метрами сырой земли.

Всего лишь мгновение.

Как устоял на ногах, загадка! Пространство прояснилось, сложилось из каких‑то оплывших, бесформенных кусков света, тени и красок. Гарри почти увидел, как срастаются швы, и вот уже он стоял на пустынной улице незнакомого города. Шатаясь, часто моргая, прижимая руки к животу и силясь проглотить застрявший в горле комок. Никогда не привыкнет к порталам, вот уж точно!

Под ногами ровная булыжная мостовая убегала в рассветную серость — до угла широкой улицы, теряясь в плотном тумане. Стриженные кроны деревьев плыли в этой туманной каше, подсвеченные сиреневыми огоньками фонарей, точно кисти в пастельной акварели.

Рядом уже стояли остальные. Луна с потусторонней улыбкой на посеревшем лице, невозмутимый Блейз, Малфой, практически зеленый, вцепившийся ему в руку. Гарри с удивлением осознал, что тот едва держится на ногах и совершенно забыл о вновь распахнувшейся мантии. Определенно, пребывание в министерских застенках не пошло ему на пользу.

Гарри оглянулся.

С противоположной стороны улицы к ним приближались две рослые фигуры в плащах – авроры.

Один долговязый и сухопарый, несмотря на явно молодой возраст — Гарри не дал бы ему больше тридцати, — чем‑то похожий на старую лошадь. Точнее, клячу. Лицо у него было вытянутое и скуластое, зубы — большие, хотя и белые, и ровные. Не заметить этого было невозможно, поскольку аврор, не переставая, улыбался. Наверное, сказывалось его представление о приветствии и знакомстве. Длинные русые волосы были затянуты на затылке в хвост — ни дать ни взять конский! И одежда на нем под плащом была какой‑то… совсем уж несуразной. Хотя, может, это только казалось, ибо как еще могла смотреться одежда на таких, с позволения сказать, мощах?

Второй аврор был чуть ниже, чуть шире и чуть крепче напарника. Мяса на его костях было чуть больше, а дружелюбия определенно чуть меньше, поэтому он походил уже не на лошадь, а на корову.

— Нотс. Грег Нотс, — отрекомендовался долговязый, протягивая длинную широкую ладонь.

— Поттер. Гарри Поттер, — зачем‑то перенимая манеру представляться, ляпнул Гарри, пожимая руку.

— Как же, наслышан! Рад, несказанно рад знакомству, мистер Поттер! Когда Аластор сказал, что мне предстоит работать с героем волшебного мира…

Гарри почувствовал растущую неприязнь. Если так пойдет дальше, если каждый встречный станет заискивающе напоминать о его "героизме"… Сзади раздался красноречивый звук, Гарри отвлекся от неприятных мыслей и повернулся. Малфоя вырвало на обочину.

— Кошмар, — пробормотал Блейз, морща нос и всем своим видом стремясь показать: "Этот – не с нами!"

— Тони Брустер, — буркнул второй аврор с легким поклоном в сторону девушки. Пожал руку Гарри, потом обратился к Блейзу:

— Мистер Забини? Читал ваши статьи в "Современных зельях". Неплохие наработки, хотя есть недостатки.

В глазах слизеринца впервые зажегся огонек интереса.

— Обоснуете?

— Без проблем. Но сначала идемте в дом, — он Забини махнул рукой в ту сторону, откуда они с напарником пришли. — Работы много. Мы начали снимать второй уровень защиты всего десять минут назад. Моуди все утро провозился с первым…

— А я предупреждал, что последовательность заклинаний была неверной, — встрял Нотс.

По легкой гримасе раздражения, скользнувшей по лицу Брустера, Гарри догадался, что этот комментарий Брустер слышит уже раз в десятый.

— Всего два уровня, — продолжил Брустер. — Первый уровень невидимости. Заклинания Необнаружения, Купола и Безвременья, вместе образующие плотную магическую оболочку, в которую извне не могут проникнуть ни физические тела и предметы, ни звуки, ни свет. Это своего рода колпак, под которым останавливается даже время.

— Аластор использовал четыре хроноворота, — добавил Нотс. — Так что фактически в Поместье все оставалось таким, каким было на момент наложения защиты. Тот же воздух, то же лето, даже пыль не выпала…

— Второй уровень — это заклинания отталкивания. Довольно легкие, хотя привычка Моуди добавлять в работу личные изобретения многим попортила кровь.

— Гермиона устанавливала их, когда мы… — Гарри запнулся. Мысли по инерции возвращались в прошлый год: в холодную зиму, проведенную в палатке, в дождливые осенние вечера… — Когда мы путешествовали. А что за личные изобретения?

— Заклятие страха, например. Обычные отталкивающие заклинания не дают посторонним приближаться к охраняемому месту, человек его просто не замечает и проходит мимо. Моуди же сделал так, что заклинания не просто отталкивают, они отпугивают!

— В последний раз, когда я столкнулся с подобным, меня три ночи мучили кошмары, — доверительно сообщил Нотс.

— Психика должна быть устойчивой, — заметил Брустер.

— Вы еще не сняли это заклятие? — спросила Луна, идущая сзади. Голос у нее странно подрагивал.

— Нет. Как видите, на этой улице никто не живет, — Брустер развел руки в стороны, словно стремясь охватить улицу целиком. — В соседних кварталах тоже. Мороки с выселением людей из домов было слишком много. Это магический район города для магглов закрыт. После окончания войны волшебники стали возвращаться в покинутые дома, невзирая на близость Малфой–Мэнора с его дурной репутацией, так что Моуди избрал самый легкий путь: наложил несколько сильнейших заклятий. Люди сами сбежали.

— Заклятие паники, беспричинного ужаса, ночных кошмаров, — Нотс начал загибать пальцы.

— Некоторым кошмаров и без заклятий хватает, — проворчал Гарри чуть слышно.

— Кошмары и ужас мы сняли, — сказал Брустер. — Панику и страх еще не успели.

— А разница существенна? — спросила Луна. — По мне так звучит одинаково.

— Разница в области воздействия, — объяснил Нотс. — Чувствуете беспокойство? Это паника. Уже сильно ослаблена, но все еще действует.

— Я бы не назвала это беспокойством… — голос у девушки снова дрогнул. Гарри оглянулся: губы у нее дрожали, в лице – ни кровинки. Он и сам испытывал дискомфорт, желание убраться отсюда подальше крепло с каждым шагом.

— Это пройдет, — сказал Брустер. — Когда вы знаете, что находитесь под воздействием заклятия, справиться со страхом гораздо проще.

— Главное — не забывать, что опасности нет, — поддакнул Нотс. — Кто‑нибудь, поднимите Малфоя.

Все, как по команде, обернулись. Драко Малфой стоял на четвереньках шагах в пяти от них: ладони с растопыренными пальцами упирались в мостовую, голова была наклонена так низко, что волосы почти мели по земле. Гарри подумал было, что его снова начнет рвать, однако Малфой вдруг медленно завалился на бок, поджимая коленки к груди. По его телу прошла волна крупной дрожи, зубы клацнули.

— Что с ним? — Луна озвучила вопрос, который возник у Гарри в голове.

— Чем‑то накачали? — осведомился Брустер, не трогаясь с места. — Похоже на резонанс от седативных…

— Кровяной одуванчик и пустырник, — равнодушно изрек Блейз.

— Очухается часа через два. Кому‑то придется его тащить.

Блейз демонстративно засунул руки в карманы. Луна неуверенно улыбнулась. Брустер и Нотс вопросительно взглянули на Гарри.

— А что я‑то сразу? — возмутился тот. — Забини, это твой приятель!

— Я его на себе уже волок, — бесстрастно сказал Блейз. — И он оставил мне три синяка на руке. Твоя очередь, Поттер.

Гарри скрипнул зубами, вынимая палочку.

— Вингардиум левиоса!

Худое тело неуклюже взмыло в воздух, грязная мантия обвисла, руки безвольно раскинулись в стороны.

— Пошли, — сердито буркнул Гарри, когда тряпичная кукла, в которую превратился его бывший враг, медленно проплыла мимо.

Теперь ему приходилось концентрироваться на заклинании. Магия знакомо стекала по руке, сочилась сквозь пальцы, пропитывая волшебную палочку и создавая воздушную подушку под телом Малфоя. Страх продолжал концентрироваться, Гарри чувствовал, как холодный пот начинает выступать на коже под несколькими слоями одежды. Авроры продолжили путь молча: быть может, они тоже ощущали этот нарастающий страх? Даже они, подготовленные, закаленные…

Наконец, из тумана выплыла высокая металлическая решетка с толстыми прутьями. За ней начиналась дорожка, посыпанная серым гравием, утекающая в глубь территории, к смутно виднеющимся контурам огромного особняка. Клумбы, кусты, беседка из белого камня, увитая плющом, и небольшой пруд в стороне — Гарри не разглядел этого в ту ночь, когда побывал здесь впервые. Тогда сквозь прорези оплывших век он видел лишь мутную вертикальную полоску света впереди и слышал хруст под ногами. Почему‑то подумалось, что так хрустели сухие кости. С Малфоев бы сталось выстелить дорожки костями, да… Сейчас он видел больше, намного больше. Пугающий силуэт дома в молочной каше тумана, крупная каменная кладка, арочные окна с темными проемами, мутные силуэты — статуй? — в нишах, длинная балюстрада вдоль второго этажа, острые башенки с шариками и шпилями… На мгновение показалось, будто на один из шпилей насажена человеческая голова с разинутым ртом и обвисшими седыми волосами.

Гарри моргнул. Не показалось… Голова действительно была там!

В оконном проеме на первом этаже вдруг что‑то мелькнуло. Летящий черный силуэт, истлевшие лохмотья. Запах гниения коснулся жадно втягивающих воздух ноздрей.

— Брустер, — беззвучно пробормотал Гарри. По виску сползла капелька пота, губы высохли. — Там кто‑то… я видел, там кто‑то есть… Оно…

— Дорожка, — выдохнула почти одновременно с ним Луна. — Смотрите! Это не гравий, это черепа!

Послышался глухой удар. Это Малфой рухнул вниз, когда внимание Гарри переключилось на дом.

— Спокойно, — резко бросил Брустер. — Нет там никаких черепов, и в доме тоже никого нет. Сказано же вам, Моуди любит эффектные штуки. Это и есть заклинание страха, его давнее изобретение. Идею он позаимствовал у боггартов: чего боитесь, то и увидите. А ну‑ка, отойдите в сторону.

Фигура в доме продолжала двигаться. Расширенные зрачки Гарри следили за тем, как она проскальзывает мимо очередного окна. Дверь заскрипела, отворяясь, и в образовавшуюся щель просунулись длинные, когтистые, покрытые струпьями и пластами разложившейся кожи пальцы. Гарри сглотнул. Ужас приковал его к месту, дыхание вырывалось из легких столбиками пара, морозный воздух жег легкие. Само время застыло, пока он наблюдал, как появляется из‑за двери огромная, источающая холод, зловоние и леденящую тоску фигура дементора.

Голова на шпиле вдруг разразилась сатанинским хохотом, а следом за ней и сам дом напомнил огромную, голодно разевающую окна–рты голову. Если бы только найти в себе силы попятиться, убежать… Но сама мысль о том, что придется повернуться спиной к ожившему кошмару, лишала воли и высасывала последние силы.

Уже находясь в полуобморочном состоянии, Гарри вдруг заметил рядом с собой движение.

— Фините Инкантатем! — вскричали два голоса, и Гарри увидел, как палочки авроров выписывают витиеватые узоры, оставляя в воздухе огненно–оранжевые царапины, будто вспарывая саму реальность. На мгновение проступили контуры накрывающего поместье купола, покрылись светящимися изнутри трещинами. Дементор подернулся рябью, голова на шпиле оплыла, словно цветная рождественская свечка, и стекла по черепичной крыше башенки. В следующий миг с глухим "буммм" полыхнуло оранжевое зарево. Гарри зажмурился, отшатнулся, споткнулся и чуть не присоединился к распростертому на земле Малфою.

— Черт, силен старик, — тяжело дыша, выдавил Нотс, складываясь пополам и упираясь руками в колени. По его лицу градом катился пот. – Ну и где ваши мертвые головы, Поттер?

Гарри подумал, что напоминает сейчас мокрую, трясущуюся курицу.

— Откуда вы узнали про голову? — хрипло спросил он, вытирая со лба испарину.

— А вы думаете, только вам ужасы мерещатся? — усмехнулся Нотс. — Отрезанная голова — можно сказать, визитная карточка Аластора. Классика жанра. Он еще ноги любит. Между нами, — Нотс понизил голос, — думаю, это у него комплекс неполноценности сказывается.

— Ногу на шпиль неудобно закидывать, — заметил Брустер, помогая Луне подняться с мостовой. — Хотя эффектно, согласен. Можно было их перед крыльцом накидать.

— А как насчет дементоров? — не выдержал Гарри.

— Каждому свое, Поттер, — Брустер пожал плечами.

— Этак можно и в ящик сыграть, — сказала Луна, шмыгнув носом. — Черт, чуть не описалась.

Авроры переглянулись и одновременно повернулись к Блейзу.

— Все в порядке? — участливо.

— В полном, — Забини искусственно улыбнулся. Потом ответил на немой вопрос:

— Я просто не смотрел.

— Ну… э–э–э… молодец, парень, — неуверенно произнес Нотс. — Сейчас еще поколдуем немного — и можно входить. Поттер, может, вы все‑таки оттащите с дороги свой… гм, груз?

Гарри кинул мрачный взгляд на Малфоя.

— Эй, — легонько пнул носком ботинка под ребра. — Кончай симулировать, Малфой, я тебя весь день на носилках таскать не собираюсь.

Ноль реакции.

— Малфой, ты слышишь? Поднимайся, хватит тут комедию ломать.

Еще один тычок — и светловолосая голова перекатилась, открывая взгляду слипшиеся от крови волосы на виске. Должно быть, при падении с "носилок" разбил голову о булыжную мостовую. Гарри выругался.

— Какие мы нежные, — и взмахнул палочкой. — Вингардиум левиоса, чтоб ты сдох, Малфой!

* * *

Вечером Гарри разжег камин, чтобы не замерзнуть. Ветер гудел в дымоходе. По–осеннему стылый, промозглый, сырой ветер. Странное в этом году выдалось лето.

Гарри удалось восстановить разбитые стекла в гигантских окнах, которые только добавляли впечатление неуютной пустоты. Огонь дрожал и горел неохотно, словно лишь сила Инсендио удерживала его в рамках огромного камина. Гарри задернул шторы, скрыв с глаз долой прозрачные витражи в тонких металлических решетках. Слишком красивые витражи. Когда‑то в лучах утреннего солнца они двигались, разбрасывая по залу красочные блики.

Обитатели портретов на фиолетовых стенах недовольно перешептывались, но Гарри не обращал на них внимания. Он устроился в кресле, потягивая разогретый шоколад из большой кружки — с третьей попытки удалось трансформировать фамильный малфоевский серебряный кубок в обычную маггловскую фарфоровую кружку. Не было ему ни хорошо, ни уютно — в животе словно образовалась черная, глубокая дыра с того самого момента, как он переступил порог Поместья. Высасывающая хорошие воспоминания, не позволяющая думать ни о чем, кроме происходившего здесь и сейчас, не дающая сосредоточиться на собственной судьбе… судьбе героя волшебного мира, которого, в общем‑то, никто не спросил, а хочет ли он… Точно дементор, вытягивающий счастье.

Отчет Гарри отправил вместе с аврорами. Нотс и Брустер справились со своей частью работы: сняли защитные заклятия, осмотрели территорию, выявили несколько малфоевских ловушек и оградили их щитами и магическими ленточками. Прошлись по первому этажу, вынесли из подземелий четыре трупа… Гарри не смотрел, чьи именно, но одним точно должен был быть Петтигрю. Отправили на опознание… У них свои методы. И, наверное, железные нервы. Сказали, что не прощаются: неизвестных ловушек много, обезвреживать найденные должны профессионалы. Гарри заикнулся было, что справится сам, — куда там! Они видели его, сжавшегося в комок перед воротами Поместья, видели его безумные глаза, направленные на воображаемого дементора, слышали хриплые возгласы. Моуди не доверит ему больше, чем уже доверил. В конце концов, он Мальчик–Который–Выжил, его нужно беречь как память, как символ, как талисман на удачу.

Гарри готов был вцепиться в глотку тому, кто осмелится произнести это вслух.

Ты сильный волшебник, Гарри Поттер, но твоя сила была направлена лишь в одну точку, и когда цель исчезла, ты стал одним из многих, думал он. Ты не справишься со всем и сразу только потому, что ты — это ты. Тебе еще столькому нужно научиться!

Поэтому он попрощался с Брустером и Нотсом спокойно, вернулся в каминный зал и устроился в кресле. На сегодня работа была выполнена.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

— Хватайся за руку! Держи–и–и–ись…

Первозданный огонь — жуткий, живой, испепеляющий своим дыханием, выжигающий легкие и глаза, — гигантскими клубами взмыл под самый потолок. Взрыв — и ослепительное оранжевое пламя смертоносными струями ударило во все стороны, разлетевшись, точно цветок маггловского салюта, и распавшись на десяток оживших чудовищ.

— Гарри! — истеричный вопль сзади.

— Летите к выходу! — прокричал он в ответ, срывая голос.

Он уже знал, что не успеет. Огненные демоны, разевая голодные пасти, рванулись к нему. В лицо ударил горячий воздух вперемешку с пеплом и заткнул горло. Он снова заложил вираж, спасаясь от наступающей гибели, вырывая у смерти еще несколько мгновений, еще несколько конвульсий оглушенного разума и обожженного тела.

Снизу, из груды ветоши к нему тянулась ладонь – мокрая и скользкая от пота, слишком узкая, чтобы за нее можно было схватиться, а затем вытянуть. Но он пытался снова и снова. Кружил в чудовищном огненном водовороте, задыхаясь от дыма и корчась от боли. А она выскальзывала. Раз за разом.

Он метался по простыни, пропитавшейся горячим потом. Он стонал и бредил. Пульс зашкаливал за сотню ударов. Но там, во сне, в беспрестанной лихорадке, он знал, что должен вытащить, должен спасти… И никогда не успевал. В пятый, в десятый, в двадцатый раз за ночь — не успевал. И отчаяние жгло сильнее самого страшного огня, и тоска разливалась по венам огненной лавой, и обреченность давила бетонной плитой… И на последнем вздохе он проснулся. С криком, с хрипом, с искривленным ртом. С лицом, мокрым от слез. В футболке, пропитанной потом. На кровати с перекрученными в жгуты простынями.

— Гарри, — тихонько позвал голосок из темноты.

Он сдавил голову ладонями, с силой потер лицо, размазывая по щекам слезы.

— Я тебя разбудил, прости, — прохрипел в ответ.

— Ничего. Я не спала. — Недолгое молчание. — Тебе снился кошмар.

Он заставил себя усмехнуться. В глазах все еще стояли всполохи огня, сердце не успело успокоиться.

— Да… иногда бывает.

— Хочешь, заварю чаю?

Он удивленно приподнял брови. Так странно слышать этот спокойный голос из темноты. Не видеть ничего, кроме отсветов прозрачных витражей на шторах. Не чувствовать направленного на тебя участливого взгляда. Не понимать, где ты и кто, собственно, с тобой разговаривает.

Он, конечно, знал кто. Мог вспомнить в любой момент и назвать по имени. Но не хотел. Иллюзия пустоты, иллюзия бестелесности… Так странно…

— Не надо, — ему хватило искренности в голосе Луны.

— Со мной все в порядке, — произнес он, чувствуя, что не может лгать. Не сейчас. Не ей. — Просто иногда мне снятся события… прошлое… искаженное прошлое… Как будто я мог спасти кого‑то и не спас.

— Так бывает, — простая констатация факта. И снова молчание.

— Думаешь, со временем пройдет?

— Не пройдет, Гарри. Уверена, что не пройдет.

Он почувствовал, как губы растягиваются в легкую улыбку — теперь уже безо всякого усилия. Первый человек, который не стал лгать, выдавая желаемое за действительное.

— Такое не проходит.

И эта уверенность в ее тоне. Почему от нее становится легче? Словно ты столько времени маялся, бился о стену чужого сочувствия, умолял сказать правду, а тебе лгали. Тебя успокаивали так, как привыкли, — ложью. Ты и сам временами начинал в нее верить, и лишь где‑то глубоко по–прежнему тлело понимание, уверенность… Такое не проходит.

— Спасибо, — шепнул он, неизвестно к кому обращаясь.

— Ложись спать, Гарри. Больше кошмаров не будет.

Конечно, не будет. Откуда бы им взяться, если на душе так спокойно?

* * *

Авроры вернулись утром.

— Думаю, вы можете начать с прихожей, Поттер, — весело заявил Нотс, стягивая с плеч промокший плащ и небрежно бросая его на старинное кресло: изогнутые ножки, подлокотники и отделка спинки с богатой резьбой, бордовый бархат обивки. Возникший в дверном проеме Малфой кинул на аврора испепеляющий взгляд и вошел в зал, прижимая к ране на виске мокрое полотенце.

— В вашем распоряжении еще зал, — произнес Брустер. — За пределы дома лучше не выходить, на второй этаж и в подвальные помещения не соваться. Да, тут работы дня на три хватит, — задумчиво добавил он, оглядывая пышное убранство комнаты и поднимая глаза на хрустальную люстру.

Гарри кивнул и взмахнул палочкой:

— Ферверто подушка!

Вместо ожидаемой подушки простыня на его диване превратилась в кучу грязных серых перьев.

— Деградируешь, Поттер, — едко выплюнул Малфой.

— Заткнись, — холодно. — Ферверто подушка!

Куча завертелась и неторопливо оформилась в туалетный коврик для ног.

— Безнадежен, — Малфой демонстративно отвернулся, выворачивая полотенце в коричневых пятнах размокшей вчерашней крови на чистую сторону.

— Работаем до обеда, затем перерыв на полчаса, — проинструктировал Брустер. — Мы установим охранные заклятия на выход из Поместья. Моуди беспокоится, что очень скоро вернутся обитатели соседних домов. Боится, что кто‑нибудь пострадает.

— Вы собираетесь запечатать нас внутри? — не поняла Луна.

— Если такая трактовка вам нравится больше…

— Я мог бы помочь, — сказал Гарри безо всякой надежды на разрешение.

— В другой раз, Поттер, — обнадежил Нотс. — Родовые ловушки еще действуют.

— Когда попадетесь, кричите громче, я выбегу поглядеть, — съязвил Малфой.

— Заткнись, — снова Гарри.

— Сам заткнись, чучело четырехглазое.

— Нам потребуется ваша помощь, мистер Малфой, — вдруг выдал Брустер. — Как только поставим защиту, вернемся за вами. Где ключи к ловушкам, которые в саду?

— Так я вам и сказал, — недовольно буркнул Малфой.

— Да куда ты денешься… — начал было Гарри. Палочка у него в руке опасно качнулась в сторону слизеринца.

— Найдите ключи до тех пор, пока мы не вернулись, — сказал Брустер. — Иначе придется применить… гм… меры.

Малфой посмотрел на него волчьим взглядом и проследил за тем, как пальцы аврора коснулись резной рукоятки торчащей из‑за пояса палочки.

— И уж тогда я точно помогу, — пообещал Гарри.

— Пошли, Нотс, — Брустер кивнул напарнику, и они удалились, беззвучно ступая по мягкому ковру. В широком холле их шаги отдавались эхом, а картины на стенах вскоре притихли.

— Слушайте, как насчет завтрака? — спросила Луна. — Драко?

— Я тебе что, домовой эльф? — огрызнулся тот.

— Позови своего эльфа. Я хочу пудинг.

— Не смей мне указывать, женщина.

— Ты не понял, Малфой? — Гарри развернулся. — Лучше тебе выполнять то, что просят, добровольно, потому что, если будешь выкобениваться, я приму меры куда раньше авроров.

— И твой кодекс чести позволит? Благородный Поттер. Нападать на беззащитного, — Малфой презрительно скривился, — как это низко.

— Все ясно, — Гарри поднял палочку. — Ты просто боишься, что твои эльфы давно разбежались. И даже если позовешь, никто не приползет на брюхе. Царек из тебя и раньше был гнилой, но теперь — без денег, без Поместья и без магии — ты стал вообще никем. Пустым местом с родословной на пятьдесят страниц. Можешь ею подтереться.

— Закрой рот, — сжимая кулаки, прорычал Малфой, делая шаг вперед.

— Иначе что? — со злобной насмешкой осведомился Гарри, тоже шагнув навстречу. — Бросишься на меня с кулаками?

— Прекратите, — не выдержала Луна. — Ведете себя, как дети! Убери палочку, Гарри.

Поттер не шелохнулся.

— Ну? – нетерпеливо прикрикнула девушка.

Гарри медленно, неохотно заткнул палочку за пояс брюк и потянулся к скомканной на диване мантии, которой укрывался ночью. Показалось, или в глазах Малфоя и вправду промелькнуло облегчение?

Лавгуд права: у него были дела поважнее. Моуди завалил их работой по самое горло, и если он хочет когда‑нибудь убраться отсюда, придется изрядно попотеть. Чем быстрее они справятся с заданием, тем скорее он окажется дома… и, может быть, его даже навестит Джинни.

Не обращая на Малфоя больше никакого внимания, Гарри нагнулся к рюкзаку, расстегнул молнию, вытащил несколько туго скрученных листков пергамента, перо и закрытую чернильницу. Потом развернулся и молча вышел в холл.

Утренние часы растянулись, казалось, на целые сутки. Гарри бродил от картины к картине, снимая их одну за другой, переворачивая, скрупулезно вписывая обозначенные на обратных сторонах даты и названия в бланки описи и вешая назад. Обитатели картин — многочисленные малфоевские предки бог знает до какого колена — ругались, шипели и исходили словесным ядом. Гарри тихо закипал, выслушивая подробности о своем происхождении и множество самых конкретных пожеланий относительно кончины. Ему было плохо. Из головы не шел недавний кошмар и Луна, ни словом не обмолвившаяся о том, что произошло ночью. Хотя что, собственно, произошло? И что он ожидал услышать? Участливое "как ты"? Или беспокойное "неважно выглядишь"? Его тревожило ее спокойствие. Она словно не помнила, что провела несколько недель в здешнем подземелье, не помнила унижений и боли. Как ей удавалось быть такой отрешенной? Такой… светлой?

Живот сводило от голода, но обратиться с просьбой к Малфою… ни за что. Лучше… Гарри в очередной раз напрягся и втянул живот, когда в желудке раскатисто заурчало. Лучше он сам сходит на кухню, если она в этом огромном здании имеется, и найдет в ней что‑нибудь съестное.

— Для верхних придется тащить стремянку, — сказал он, вешая назад картину, которую держал в руках, и оборачиваясь.

— Что, прости? — спросила Луна, старательно выцарапывая на бланке данные со своей картины.

— Не достанем доверху, — Гарри махнул рукой, указывая на второй ряд картин, на третий, на четвертый – до самого потолка. — Нужно будет достать лестницу.

— А–а, — Луна сосредоточенно сдула со лба светлую прядку волос. — Это невыносимо. Их так много!

— Попробуй заклинание невесомости, — равнодушно предложил Блейз. — Сомневаюсь, что в этом доме есть лестница.

— А может, ты сам попробуешь? — с сомнением проговорил Гарри. — А я пока… — он оглянулся на двери, ведущие в каминный зал. Малфой должен был быть там. По крайней мере, с утра он оттуда не показывался. — Отыщу в этом склепе кухню.

— Ты серьезно?! — воскликнула Луна. — Мерлин, если ты серьезно, я сама сниму все эти картины и даже устрою тебе отдых на ближайший час!

Гарри слегка улыбнулся.

— Ладно, — кинул еще один вороватый взгляд на двери. — Я пошел.

И направился к коридору, ведущему в сторону от холла.

— Гарри, — окликнул его голос Луны. — Ты уверен, что стоит идти туда? Брустер и Нотс еще не проверили этот коридор.

Однако, наткнувшись на его вопросительный взгляд, девушка вдруг смутилась и отвернулась, склонившись над картиной.

— Я просто хотела сказать, осторожнее там, — пробормотала она.

Ее совет пришелся весьма кстати. Из полутемного прохода, освещенного лишь парой крошечных амбразур под потолком, тянуло сыростью, землей и холодом. Именно этот коридор вел к подвалам, к лестнице и тем самым каменным клетушкам, где Пожиратели Смерти держали пленных год назад. Может, где‑то там была и кухня?

Гарри провел волшебной палочкой над ярко–желтой магической ленточкой, натянутой поперек входа в коридор. Та замерцала, и один конец обвис, открывая проход. Гарри шагнул в темноту.

Идти пришлось медленно. Он сомневался, что Малфои или другие Пожиратели оставили здесь ловушки. Они запирали пленников достаточно надежно, чтобы не допускать вероятности побегов и не тревожиться о дополнительной охране подземелий. Но рисковать не хотелось. Гарри, как мог, отгонял воспоминания. Ноздри щекотало от едкого, горького запаха земли и плесени. Тишина стояла невообразимая. Не скреблись даже мыши. Лишь подметки ботинок тихо отстукивали медленный, неустойчивый ритм.

Гарри вдруг стало страшно. В голове словно помутилось, мысли спутались, и он даже потряс головой, отгоняя наваждение. Что это? Какое‑то заклинание? Еще одно заклятие страха? Сердце в груди забилось пойманной птицей, Гарри вдруг пугающе отчетливо ощутил, как бьется жилка на шее. Остановился, облизнул пересохшие губы, вглядываясь в сырой мрак уходящего вперед коридора. Идти дальше расхотелось.

— Кто здесь? — шепотом спросил Гарри.

Глупый вопрос. Нелепый. Идиотский. Но Гарри слишком отчетливо чувствовал чужое присутствие. Он не смог бы описать, откуда взялось в нем это ощущение, но оно было. Оно заставляло кровь бешено мчаться по венам, оно жгло пятки, толкая развернуться и рвануть назад, к спасительному свету, к людям. Паника – вот как оно называлось.

Неожиданно ему в голову пришла странная идея.

— Люмос, — выдохнул он. И чуть громче:

— Кричер!

Не прошло и пары секунд, как в лужице голубоватого света перед ним возникла сгорбленная фигурка домового эльфа. Острые уши были прижаты к голове, плошки–глаза выпирали из сморщенного личика, замусоленная наволочка заменяла одежду.

— Хозяин звал Кричера, — забубнил эльф, — и Кричер пришел.

Взгляд Гарри метнулся в глубь коридора, потом опустился на жалкое существо у ног.

— Кричер, ты знаешь, где находишься?

— Это Поместье Малфоев, — безостановочно закивал эльф. — Малфои состояли в родстве с Блэками, и Кричер был здесь раньше… да… ему доводилось прислуживать знаменитому роду чистокровных волшебников…

— Тогда, — Гарри перевел дыхание, не веря в удачу. — Тогда ты должен знать, где здесь кухня?

— Конечно, Кричер знает. Но он не может отвести туда Хозяина.

— Почему? — упавшим голосом спросил Гарри.

— Вход открыт только для эльфов.

— Но ты… — Гарри в отчаянии огляделся еще раз.

Он готов был поклясться: неожиданно что‑то шевельнулось прямо перед ним, на грани света и тени, как будто сама тьма сгустилась, дернулась, перекатываясь от стены к стене крупным волосатым клубком, и на какое‑то мгновение за ней протянулся дымовой шлейф. Протянулся — и растворился в воздухе.

Гарри инстинктивно попятился. Сердце ёкнуло и провалилось куда‑то в желудок. Холод пополз по телу, забираясь под одежду, цепляясь за мигом вспотевшую кожу остренькими коготками, царапаясь, покусывая.

— Хозяин должен уходить, — пробормотал Кричер, внезапно оживившись. В голосе у него прорезались панические нотки. — Кричер спустится на кухню, если Хозяин прикажет, но сейчас Хозяину лучше уйти… да…

— Что это? — выдавил Гарри. — Что там? Ты знаешь? Там кто‑то…

Гарри продолжал пятиться, нервно тыкая огоньком на конце палочки то вправо, то влево, стараясь осветить как можно большее пространство.

— Кричер не может ответить Хозяину, Кричер не знает. Но он спустится на кухню, да.

— Хорошо. Принеси нам поесть… Чего‑нибудь съестного… принеси. Что найдешь.

— Кричер накроет в каминном зале, — с этими словами эльф низко поклонился и с громким "хлоп!" исчез.

Гарри выскочил из коридора, точно ошпаренный. Его передернуло, и он быстро восстановил волшебную ленточку, словно она могла защитить его от того, что осталось в черной глубине. Он все еще стоял, вглядываясь во тьму, когда сзади вдруг раздалось звонкое:

— Вингардиум левиоса!

И следом за ним — визг и грохот.

Гарри подскочил, разворачиваясь. Одновременно с ним из каминного зала выскочил перепуганный Малфой.

— Годрик тебе в задницу! Ты чего творишь?! — выкрикнул он в панике.

— Кошмар!

— Форменное издевательство!

— Вонючие министерские крысы!

Ругательства градом обрушились со всех сторон, сливаясь в невообразимый гвалт.

А посреди десятка рухнувших картин ни жива ни мертва стояла покрасневшая, перепуганная Луна.

— Я не хотела, — пролепетала она, обращаясь почему‑то к Гарри. — Я только решила попробовать снять несколько картин…

— Дура, — смачно припечатал Малфой.

— Пошли отсюда, — Гарри быстро пересек просторный холл, схватил девушку за локоть и подтолкнул к открытым дверям зала.

— Эй, Поттер, а убираться кто будет? — недовольно крикнул слизеринец, но с дороги благоразумно отступил.

— Ты и будешь, — буркнул Гарри.

— Сейчас, размечтался.

— Успокой своих предков, Малфой!

— Это не я их со стен посшибал.

— Но ты можешь их утихомирить? Или мне придется накладывать Силентио, чтобы они прекратили вопить? А может, и на тебя заодно наложить? — Гарри ткнул палочкой прямо в малфоевский нос. Малфой испуганно отшатнулся, но Гарри уже отвернулся, направляясь в глубь зала.

Малфой заскрипел зубами и в немом бессилии потряс кулаками.

— Психопат, — выкрикнул он наконец. — Ты мне глаз выколешь своей чертовой спичкой, Поттер!

Интересно, знал ли Малфой о подземельях? Гарри покосился на его исчезающую в дверном проеме фигуру, привычным движением потирая лоб. Шрам больше не беспокоил его: за весь год ни разу, — но привычка осталась. Воспоминание о боли сохранилось, ожидание боли не желало отпускать, а иногда Гарри даже казалось, что он чувствует слабое покалывание, пощипывание… Фантомная боль, как однажды назвала это Гермиона. Со временем пройдет. Если, конечно, это не очередная успокаивающая ложь.

— Я не знаю, почему заклинание так сработало, — тихо проговорила Луна, присаживаясь на край дивана и упираясь взглядом в пол. Штаны у нее по–прежнему были закатаны, вчерашняя грязь на ботинках засохла, и девушка задумчиво ковырнула ее носком ботинка.

— Мне кажется, — она подняла взгляд и чуть подалась вперед, понижая голос, — с этим домом не все чисто, Гарри. Сегодня ночью, когда я проснулась, мне вдруг стало так страшно… Сплошная чернота, блики на шторах и кровь пульсирует, — ее ладошка неуверенно потянулась к шее, коснулась того места, где проходила сонная артерия, — вот здесь, завороженный тихим голосом и непонятным чувством дежа–вю.

— Сначала я подумала, что это остаточное явление от заклятия страха. Папа рассказывал, что такое бывает у чувствительных людей… Ну, то есть у тех, кто может видеть тонкие материи. Нарглов, например. Но потом мне показалось, будто в комнате кто‑то есть. Кто‑то черный и… лохматый.

Гарри вздрогнул и осекся на дверь.

В этот момент в зал неторопливо вошел Блейз, а за ним – Малфой с каменным лицом.

— Ты все‑таки достал еду, — удовлетворенно произнес Забини, складывая бланки описи на столик у окна. — Отлично.

— Эй, откуда это? — Малфой изумленно поднял брови. — С каких пор ты хозяйничаешь в моем доме, Поттер?

— Это больше не твой дом, — фыркнул Гарри. Его внимание тут же переключилось на высокий стол в дальнем углу зала. Среди серебряных тарелок и кубков вспыхнули белые свечи, появилось несколько бутылок и графин с соком, вазы с виноградом и яблоками и жареная индюшка под острым соусом на блюде, накрытом прозрачной запотевшей крышкой.

— Молодец, Кричер, — Гарри радостно заулыбался, игнорируя перекошенную физиономию слизеринца и усаживаясь за стол. — Завтрак подан!

Луна устроилась напротив и подвинула к себе чашку с густой ярко–розовой кашей, из которой торчали вишневые черешки. Потянула за один черешок и с блаженной улыбкой сунула в рот огромную вишню. Блейз педантично повязал на шею белую салфетку и одобрительно изучил расположение столовых приборов, прежде чем приняться за мясо и вино.

Малфой неуверенно потоптался на месте, но сообразив, что его постная мина не вызывает ни у кого ни малейших эмоций, с хозяйским видом плюхнулся на стул как можно дальше от Гарри.

Вернувшиеся двадцатью минутами позже авроры, мокрые от дождя, уставшие и голодные, обнаружили почти идиллию: трое стажеров и один лишенный прав благодушно жмурились, откинувшись на спинки стульев. Стол перед ними был заставлен пустой грязной посудой с кучками костей и виноградных шкурок.

* * *

Строчки ложились на пергамент криво, чернила с пера подтекали, расплываясь по шершавой поверхности листа синими кляксами. Устроившись за столиком в каминном зале и подперев щеку ладонью, Гарри писал отчет для Моуди. Глаза слипались от усталости, и он часто отвлекался, чтобы потереть их пальцами и помассировать виски. Писать особенно было нечего: нудные сведения о том, сколько картин из холла учтено, с перечислением серий и номеров использованных бланков, сколько защитных заклятий установлено, сколько ловушек обезврежено, а ключей уничтожено. От холода у Гарри покраснели и обветрились пальцы. Сперва он пытался согреть их дыханием, но безуспешно, и теперь мечтал лишь о том, чтобы поскорее закончить работу и сунуть руки в карманы. Или погреть у камина.

Сверху раздавался шум и время от времени глухие удары. Это Нотс и Брустер решили пройтись по второму этажу и захватили с собой Малфоя. Надо думать, на пути им попались ловушки, а может, и что‑нибудь поинтереснее.

Гарри злился. Он торчал в чертовом холодном зале, умирая от скуки. Переписывал на пергамент какие‑то буковки и циферки, уверенный в том, что Моуди на его отчет даже не взглянет. Слушал, как шелестят страницы "Придиры", а Луна напевает себе под нос детскую песенку о сером коте, который собрался увезти кого‑то на небо в санках. Вздрагивал и ставил очередную кляксу каждый раз, как у Блейза, развернувшего в углу зала мини–лабораторию, взрывались колбы и пробирки. Дышал вонючим желтым дымом, валившим из котла. И все это вместо того, чтобы быть сейчас там, где он действительно нужен, где его место!

А место его с аврорами.

Он дрался с дементорами и Упивающимися, он победил Волан‑де–Морта, он оправдал звание героя волшебного мира, черт возьми! Так почему же ему не могут доверить хоть сколько‑нибудь стоящее задание? Неужели Лавгуд, которой все равно нечем заняться, справилась бы с отчетом хуже него?

Он мог бы быть полезен на втором этаже. Ведь мог?

В глубине души Гарри понимал, зачем Моуди взвалил обязанности канцелярской крысы именно на него. Ауроскоп лежал на дне его рюкзака, прикрытый кучкой чистых носков, последним письмом от Джинни и номером газеты "Квиддич сегодня" недельной давности. Моуди рассчитывал на завуалированные сведения о том, как продвигается выполнение неофициального задания — читай: слежка за Малфоем. А Гарри не хотел никаких слежек. Ему было обидно, и досадно, и скучно, и муторно. Он чувствовал себя уязвленным, и вдобавок ко всему, обозленным на… Моуди с его параноидальными идеями? На Малфоя, которого теперь так легко было запугивать и на котором проще всего отыграться? На Гермиону, которая каждую неделю присылала ему письма на Гриммо-12: спрашивала, как дела, прилежно перечисляла количество прочитанных книг и баллов по каждому предмету в Академии, — но которой на него, в сущности, было плевать уже больше года — с тех пор как они с Роном стали встречаться? На Рона, который почему‑то не заслужил права оказаться с ним, Гарри, в одной команде? На Луну, тянущую свою дурацкую песенку уже второй час?

— Замолчи, — не выдержал Гарри, отбрасывая перо и рывком отодвигаясь от стола. Стул под ним заскрипел, царапая ножками паркет.

Гарри встал, дергая воротничок рубашки, расстегнул верхнюю пуговицу, словно ему вдруг стало тяжело дышать. Провел растопыренными пальцами по взлохмаченным волосам.

Луна замолчала, подняв на него удивленные светлые глаза. Взгляд у нее был пронзительным и открытым. Гарри стоял, не зная, куда смотреть, куда спрятаться от этого взгляда. Стыд за беспричинное раздражение, за неоправданную злость, за неуместный срыв покрыл щеки красными пятнами, и захотелось уйти, сбежать, чтобы переждать, перетерпеть… Но куда здесь можно сбежать? В холл с брюзжащими картинами? На улицу — в дождь, ветер и холод? В другой конец зала? Куда?

— Хочешь, я сама допишу отчет? — неожиданно предложила Луна.

— Что? — Гарри оторопело моргнул.

— Отчет, — она встала с кресла, в котором сидела возле камина, и неуверенно приблизилась. — Ты ведь злишься, что Моуди загрузил тебя ненужной работой? Я могу помочь.

— Спасибо, — Гарри нахмурился, косясь в сторону Блейза. Тот продолжал заниматься своими пробирками, не выказывая ни тени интереса к разговору. — Но лучше не стоит. Я сам…

— Брось, — Луна улыбнулась. — Это скучно. — Понизила голос почти до шепота. — Лучше сходи на второй этаж. Мне кажется, там много комнат: давай выберем самые лучшие и ляжем сегодня спать на мягких кроватях? В общей комнате неудобно.

— Я что, так громко храпел? — неуклюже пошутил Гарри, уступая девушке место.

— Нет. Но кричал почти всю ночь. Мне трудно уснуть, когда кричат.

— Понятно… Ладно… Тогда… я пойду.

— Мне с камином, — сказала Луна. В следующую минуту перо в ее руке заскрипело, добавляя к колонке букв и цифр все новые и новые.

Совесть или стыд? Или это одно и то же? Или первое порождает второе? Гарри был счастлив остаться наедине с собой, пусть даже это будет всего лишь другой коридор все того же ненавистного дома. Но сейчас, выходя на площадку перед лестницей, медленно поднимаясь по ступенькам на второй этаж, он чувствовал стыд. Вообще‑то, пела Луна неплохо. Даже красиво. А что творилось у него внутри… Так ведь это не ее вина. Окажись на ее месте Гермиона, пришлось бы весь оставшийся вечер царапать пером пергамент и лицезреть надутое лицо.

Стыдно было… за другое. Непосредственная, мягкая, спокойная Луна. Все чувства — наизнанку, душа — нараспашку. Ни тени хитрости, ни капли фальши. Вдруг вспомнилась ее комната: огромные фотографии его, Рона, Гермионы, Джинни и Невилла на потолке, связывающие их надписи золотыми чернилами "друзья… друзья… друзья…" Вспомнилось чувство привязанности, всколыхнувшееся в его душе в тот момент, когда он стоял на пыльном голубом ковре и глядел на потолок. Но считал ли он ее когда‑нибудь другом? Честно, Гарри? Чокнутой Лавгуд с тараканами в голове — пожалуй. Неуклюжим, бесполым существом — пожалуй. Способной волшебницей — пожалуй. Так что же получается, люди — его друзья! — рисковали вместе с ним и ради него жизнью, ставили под удар свои семьи, мучились, учились выживать в опальных условиях, и все, чем он может отплатить им теперь, — это бессмысленная ярость "сам не знаю на что"? Может, на то, что "они не понимают, им все‑таки пришлось не так тяжело, их никто не посылал на смерть только потому, что их фамилия Поттер"?

Чего же тебе еще не хватает, Гарри? Все закончилось. Почему нельзя просто жить, как живут другие? Или ты вечно будешь измерять людей количеством бед, выпавших на их долю, и сравнивать с собой?

Отвлекшись от безрадостных мыслей, Гарри обнаружил, что стоит в начале широкого коридора. Ковровая дорожка на полу убегала во тьму, по стенам были развешаны картины (хотя и в меньшем количестве, чем в холле). В ближайшей нише слева возвышались рыцарские доспехи, справа — чугунная подставка в виде переплетенных ветвей с листьями, заляпанная застывшим белым воском. На ней сиротливо горел единственный огарок свечи.

— Люмос, — прошептал Гарри.

Стало светлее, но ровно настолько, чтобы смутно увидеть еще одни доспехи и еще одну подставку для свечей. Остальное по–прежнему скрывал мрак. Гарри поводил палочкой вправо–влево, разглядывая двери по обе стороны коридора. Сразу возле лестницы небольшое углубление в стене вело к низенькой дверце. Каморка для метел или швабр? Гарри подергал ручку — заперто.

Следующая дверь — высокая, сделанная из темного дерева, лакированная, покрытая витиеватой резьбой, — таких здесь было большинство — оказалась открыта. Гарри вошел в комнату, сам не зная, что ожидая увидеть. Ловушку? Сейф с золотом? Или нарисованный на стенах план побега из Азкабана? Все оказалось куда прозаичней. Обычная комната. Если, конечно, можно назвать обычной кричащую роскошь: мозаичный пол, рельефный навесной потолок, расписанный темными узорами, изобилие лакированного дерева и золотых тонов всюду – от старинной мебели до завитков на раме исполинского зеркала и хитросплетения узоров на стенах. Отдельного внимания заслуживала кровать, стоящая на покрытом бархатом подножии, с бархатным же балдахином и резным изголовьем. Изумленно оглядевшись, Гарри медленно перевел дух. Ничего себе музей! Если здесь все спальни такие, тогда понятно, почему Малфой презирает полукровок и… Гарри скривился, но заставил себя мысленно произнести это слово: прочий нищеброд.

Он был рад поскорее выйти обратно в коридор.

И вот тут его ждал сюрприз.

Одна из дверей дальше по коридору оказалась достаточно приоткрыта, чтобы сквозь щель пробивался свет.

Авроры, догадался Гарри, но… что‑то удержало его от быстрых шагов и глупого вопроса вроде "привет, как дела". Судя по всему, впереди, в глубине коридора, был поворот, ведущий в другой коридор. Как раз сейчас оттуда доносился шум и редкие глухие звуки ударов. Варианта было два. Либо авроры сейчас в этой комнате, притом что Гарри не слышал, как они подходили и открывали дверь. В таком случае кто шумит? Да еще и — Гарри прислушался — выкрикивает заклинания? Либо авроров здесь нет, зато есть кто‑то другой.

И не будь он Поттер, герой, блин, волшебного мира, если не догадывался кто!

Мягко переступая по ковру на цыпочках, Гарри приблизился к двери. Затаил дыхание. Любопытство сгубило кошку, завертелась в голове непрошеная мысль. Сердце заколотилось быстрее, и Гарри приник к дверной щели.

В первое мгновение в глаза бросилась лишь аккуратно застеленная кровать с серебристо–серым балдахином. В комнате горела магическая лампа — дорогое удовольствие для простых смертных, надо сказать, хотя Гарри уже видел одну такую на каминной полке в зале. Свет от нее был голубовато–белым, нежным, рассеянным, словно сияние телесного Патронуса. Не успел Гарри привыкнуть к свету, как на кровать вдруг полетели какие‑то вещи: пергаменты, перья, книги. Последние на лету раскрывались, жалобно шелестя страницами. Сдавленное "Ай!", раздраженное шипение и ругань, затем шорохи, рычание и клацанье зубов, остервенелый топот… И на пол перед кроватью грохнулась "Чудовищная книга о чудовищах". Разорванная почти пополам, с переломанными зубами.

— Тварь, — буркнул знакомый голос.

Гарри оцепенело смотрел на несчастную книжку. Та конвульсивно подрагивала, будто рыба, выброшенная на берег. Гарри почему‑то подумал, что ей больно… наверное, из‑за типографской краски, стекающей с изуродованного переплета.

— Да где же эти чертовы… — последнее слово потонуло в шорохе пергаментов, и снова на кровать и на пол посыпались какие‑то свитки, листки, кожаные папки, ножик для резки пергамента, вешалки, коробочки. Гарри прикоснулся к двери, легонько надавил самыми кончиками пальцев на гладкую, лакированную поверхность дерева. Вот бы увидеть, где роется Малфой. Вот бы узнать, что он ищет!

Дверь тихонько подалась. Еще чуть–чуть…

В поле зрения появилось малфоевское плечо: все та же замызганная синяя мантия. Затем затылок: давно нестриженые светлые волосы, — и когда Малфой прекратил смазывать их гелем? Гарри напрягся, вытягивая шею, словно это могло помочь ему увидеть СКВОЗЬ Малфоя.

Если вы думаете, что в этот момент дверь предательски скрипнула, вы ошибаетесь. Малфой просто оглянулся. Резко и неожиданно. Мерлин знает, что ударило в его белобрысую голову, но в следующую секунду он уже был на ногах. Ощетинился, готовясь к нападению, сжал кулаки. И только выражение лица странно контрастировало с боевой стойкой — растерянное, испуганное.

— Чего вылупился? — зарычал Малфой.

— Ты зачем книгу изорвал? — вдруг ляпнул Гарри.

— Какую книгу? — Малфой оторопело моргнул. Чего угодно ожидал от этого психопата: гневных воплей или сразу палочкой в глаз, — но только не этого!

— Она же живая.

Мать моя Нарцисса! Этот очкастый прыщ шагнул в комнату, плюхнулся на колени и вытянул из кучи мусора старый учебник по уходу за магическими существами! Выглядел он при этом так, словно сам не понимал, какого Мерлина разыгрывает тут сопливую мелодраму.

— Она меня за палец укусила, — неуверенно сказал Малфой. — Ты совсем сбрендил, Поттер. Ты ей еще искусственное дыхание сделай.

— Если бы в тебе было хоть что‑то человеческое, сам бы сделал, — Гарри прижал к груди учебник, чувствуя себя полным идиотом, и неуклюже попытался исправить ситуацию. — Ты почему не с аврорами?

— А ты почему не со своей пучеглазой выдрой?

- …?

— Думаешь, не заметно, как ты на нее пялишься? С такой нежной, теплой заботой — так блевать и кидает. До чего ж ты низко пал, Поттер. Сначала рыжая Уизли с ее дурными валентинками, теперь чокнутая Лавгуд. А свадьбу сыграешь с домашним эльфом – скрюченным и в засаленной наволочке.

Малфой откровенно наслаждался лицедейством. Скрестил на груди руки, наклонил голову на бок, меряя гриффиндорца презрительным взглядом. А у того лицо пошло бордовыми пятнами и заалели уши.

— Еще одно слово…

— Убирайся из моей комнаты, понял?

— Это больше не твоя комната!

— А чья? — Малфой упер руки в бока. — Уж не твоя ли?

— Захочу, будет моя, — выплюнул Гарри, крепко сжимая несчастный учебник.

— Эй! Что тут происходит? — дверь распахнулась, и на пороге возникла рослая фигура Тони Брустера. Держа палочку наизготовку, тот несколько секунд внимательно разглядывал стоящих друг напротив друга парней. — Малфой? Поттер? Опять сцепились? Раненые есть?

— Сейчас будут, — пообещал Гарри, с трудом сдерживаясь, чтобы не броситься и не свернуть ненавистному слизеринцу челюсть.

— А ну разбежались! Дважды повторять не стану. Одного к себе веревкой привяжу, другого к стулу в зале приклею и пошлю Моуди сову с жалобой. Вы мешаете работать, ясно?

— Я никому не мешаю! — фыркнул Гарри. — Наоборот, я мог бы помочь…

— В гробу я видел вашу помощь. Хватит болтать, идите вниз. Малфой, нашел ключ?

Слизеринец недовольно покосился на развороченный комод.

— Нет.

Гарри приуныл. До чего же банально – Малфой всего лишь искал ключ.

— Ты их в комодах хранишь? — с подозрением осведомился Брустер. — Среди старых шмоток? Не боишься потерять?

— Не ваше дело, — огрызнулся Малфой.

— Поттер, вы еще здесь?

Гарри неуверенно топтался на месте. Книга в руках лихорадочно подрагивала, краска с ее обложки уже успела испачкать свитер, и в голову Гарри совсем некстати забрела мысль, что кровь не отстирывается и плохо выводится волшебными способами.

— Уже ухожу, — сказал Гарри, кидая на Малфоя неприязненный взгляд.

Вышел в коридор, оставив дверь открытой. Брустер в комнате что‑то загудел на повышенных тонах, но он не стал прислушиваться. Единственное, чего хотелось, — это спуститься в зал и выкинуть дрожащее… существо?… в камин. Ну не хоронить же, в самом деле.

Кажется, спать снова придется в каминном зале.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Под ним снова разверзлось адское пекло. Он летел по кругу, уворачиваясь от гудящего огня. В лицо бил невыносимый жар, и глаза заливало едким потом вперемешку с сажей. Он напрягал зрение, зная, что среди столбов пламени, непременно мелькнет ладонь и потянется к нему. И умоляющий голос позовет. И он спикирует вниз… А в голове будет греметь погребальным колоколом единственная мысль: не смогу, не смогу, не смогу. И навалится обреченность, и жалость — к себе, к жертве, которую придется принести, — заворочается внутри огромным чугунным шаром с острыми шипами.

В этот раз он впервые подумал, что если развернется и ринется к выходу — к чернеющему в противоположной стене прямоугольнику двери, — то останется жив. Кому будет нужна его самоотверженность, если всего через мгновение его проглотит огненная пасть дракона? Ведь он не сможет, он не успеет…

— Помоги мне…

Голос заглушил рев пламени. Он оглянулся, чтобы увидеть, как разворачиваются пылающие крылья двухголового демона, как длинные раздвоенные языки скользят между зубами из белого пламени, а хвост извивается кольцами и молотит по горам спрятанных когда‑то в комнате вещей. Вот он – последний шанс спастись! Изо всех сил рвануться к выходу. Он успеет, успеет…

— Помоги мне…

Узкая ладонь, выныривающая из клубов дыма. Хриплый удушливый кашель. Пламя уже подобралось к фигурке внизу, и она мечется, загнанная в огненные тиски.

Он видит, как вспыхивает черная мантия, а человек кружится и кричит от боли, пытаясь затоптать горящий край. Рвет ткань, сдирая с себя, но она уже оплавилась, прикипела к его брюкам, и те тоже объяты огнем.

— Эй! Хватайся за руку! Держи–и–ись…

Он пикирует. В ушах гудит ветер, а вокруг ревет огонь. Он хватает ладонь… Но, боже милостивый, она слишком скользкая! Почему же, ну почему?! Пасть клацает всего в нескольких сантиметрах от него, опаляя волосы, поджигая прутья метлы. Он взмывает вверх, разворачивается, но метла не слушается. Его мантия вовсю полыхает, развеваясь за спиной, огонь добирается до кожи… и ему кажется, что с такой дикой, нечеловеческой болью горят его крылья…

Гарри распахнул глаза, с громким сипением втягивая холодный воздух. Во рту пересохло, словно он слишком долго дышал через рот. Мрак ослепил, будто залепив глаза черной жижей, и юноша часто заморгал. Поднес к лицу дрожащие руки, чувствуя под пальцами остывающие бисеринки пота. Сглотнул насухую и шумно выдохнул, подтягивая к груди колени и устало упираясь в них локтями.

Совсем рядом — поначалу он не обратил на это внимания — раздавалось монотонное мычание. Тихое–тихое, похожее на чью‑то отчаянную попытку подавить сильную боль. Ему вторило едва слышное поскрипывание диванных пружин.

— Эй, — тихо позвал Гарри.

Мычание прекратилось.

— Опять приснился кошмар? — шепотом спросила Луна.

— А я опять тебя разбудил?

— Нет, что ты. Я не спала.

Гарри нащупал на столике у дивана очки. Надел, прищурился. Темнота наполнилась зыбкими контурами. Он не смог бы отличить кресло от столика или картину от подсвечника, но ему удалось уловить легкое движение у стены, где, он помнил, стояла кушетка.

— У тебя что‑то болит? — неуверенно предположил Гарри. — Вторую ночь не спишь.

— Нет–нет, ничего, — по мягкому звучанию голоса он догадался, что она улыбается. — Просто… — секундная пауза, — мне кажется, в этой комнате кто‑то есть.

Гарри оторопело завертел головой. Рука сама нырнула под подушку за палочкой.

— Блейз, — пробормотал он, пытаясь вспомнить, где именно сейчас должен находиться слизеринец — на полу или в удлиненном магией кресле?

— Еще Малфой, — этот вечером обозлился на авроров, не позволивших ему занять комнату на втором этаже. Попытался заставить эльфов приволочь кровать прямо в зал, а когда та не уместилась, стянул с нее покрывала и подушки и устроил себе шикарное лежбище перед камином.

— Нотс и Брустер, — закончил перечисление Гарри. Авроры мирно похрапывали: одного сон сморил у дверей в холл, второй прикорнул на стуле у выхода к лестнице.

— Я имею в виду, кто‑то посторонний, — возразила Луна. — Слышишь?

Гарри прислушался. Мерное сопение нескольких человек и еще какая‑то возня… Ах, ну да, "Чудовищная книга о чудовищах". Луна не позволила ему бросить ее в камин. Точнее, он и не успел заявить о своем намерении. Девушка просто встала со стула и осторожно, заботливо взяла книгу из его рук. Без единого слова.

— Я ничего не слышу. Думаешь, это нарглы? — тупо спросил Гарри. Рукоятка волшебной палочки уже нагрелась в его ладони.

— Вряд ли, — серьезно сказала Луна. — Я повесила амулеты над камином и возле двери. Папа всегда так делает, если приходится ночевать в незнакомом месте. Есть еще такой заговор против черного бешенства, — невпопад добавила она.

— Что?

— Я пробовала, не помогает, — Луна расстроено вздохнула.

— О чем ты? — Гарри показалось, он снова бредит. Или она?

— Мне кажется, это существо… оно пыталось забраться ко мне в постель. И украло мою волшебную палочку.

— Что?? — Гарри откинул мантию, которой накрывался вместо одеяла, и резко встал. — Люмос!

На конце его палочки зажегся крошечный голубой огонек. Лучики брызнули во все стороны, выхватывая из темноты очертания мебели и ковров. Луна с отрешенным выражением лица сидела на кушетке, обхватив руками колени, и медленно раскачивалась из стороны в сторону.

— Ты уверена? — Гарри направился к ней, освещая путь волшебной палочкой: не хватало еще грохнуться и всех перебудить. — Куда ты ее положила?

— Она лежала у меня в кармане, — сказала Луна, с грустью глядя на скомканную голубую мантию, свисающую с края кушетки. — А сейчас ее там нет.

— Она могла выпасть, — Гарри опустился на корточки и заглянул под кушетку.

— Ее украли, — Луна покачала головой. — Конечно, ничего страшного, я всегда смогу купить себе новую палочку. Просто странно. Обычно у меня пропадает одежда или обувь. Сейчас посмотри, башмаки на месте, — она перегнулась через край кушетки, потом выпрямилась. — Ну, и то, что я еще месяц не смогу попасть в лавку Олливандера, не смогу колдовать… Может, это как‑то повлияет на зачет по практике? Как ты думаешь?

Гарри поднял ее мантию, повертел в руках и встряхнул. На пол посыпались старые почерневшие желуди, кусочки коры и еще что‑то сморщенное, похожее на птичьи какашки.

— Это гриб мон–мон, — объяснила Луна, заметив его удивление. — Привлекает удачу. А желуди мы с папой собирали в прошлом сентябре, когда ходили гулять.

— И ты хранишь их до сих пор?

— Разве в этом есть что‑то странное? — Луна улыбнулась. — Они красивые.

Гарри наклонился, помогая ей собрать разлетевшийся по полу… мусор и запихивая его назад в карманы.

— Как видишь, палочки нет, — проговорила Луна.

— Может, ты просто выложила ее? Или она сама выпала? Нужно поискать.

— Послушай, — девушка вдруг схватила его за руку: теплые, сухие пальчики крепко сжали его ладонь. Гарри от неожиданности уставился на их сцепленные руки. Луна потянула его к себе, заставляя опуститься на кушетку. Наклонилась вперед, заглядывая прямо в глаза.

— Мне не жалко палочку, Гарри, — произнесла она тихо. — Но я точно знаю, что здесь кто‑то был. Кто‑то черный. Когда я проснулась, оно было в комнате, совсем рядом с моей кроватью. Сначала я думала, чужое прикосновение мне приснилось, но я испугалась, когда поняла, что оно рядом. Потянулась за палочкой, а ее нет.

— Почему ты никого не разбудила? — Гарри непонимающе огляделся: Блейз во сне завозился, Брустер всхрапнул.

— Я не смогла, — Луна отпустила его ладонь и сцепила пальцы, обхватив ими коленки. — Было так страшно, этого не выразить…

Гарри подумал, что, наверное, понимает, о каком страхе идет речь. Не того ли самого существа испугался Кричер в коридоре на пути к подземельям?

— А потом проснулся ты, — договорила Луна.

— И оно исчезло?

— Да.

— Слушай, это звучит… — Гарри встал с кушетки, отворачиваясь и избегая пристального взгляда прозрачно–голубых глаз.

— Нужно рассказать аврорам, Гарри.

Ага, подумал он. Галлюцинации полоумной Лавгуд и приступы паники свихнувшегося на почве войны Поттера. Скандальная статья в "Ежедневном пророке" обеспечена.

— Нет, — юноша упрямо покачал головой. — Сами разберемся. Найдем твою палочку…

Он не договорил. Его взгляд вдруг метнулся к камину — туда, где один на одном лежали толстые матрацы, пуховые одеяла и подушки.

Малфоя не было.

— Сукин сын! — воскликнул Гарри, уже не понижая голоса, не осторожничая. — Кажется, я знаю, у кого твоя палочка.

Луна вытянула шею, глядя поверх спинок кресел. Потом встала, машинально завязывая тесемки на голубой вязаной кофточке.

— Поттер? Мисс Лавгуд? — спросонья проворчал Брустер. — Что случилось?

— В чем дело? — встрепенулся Нотс, выпрямляясь на стуле.

— Малфой исчез, — процедил Гарри сквозь зубы. Простыни и одеяла на импровизированной кровати были едва смяты. Гарри посмотрел на часы на каминной полке — два двадцать семь. Свечи погасили в половине одиннадцатого, значит, у Малфоя было достаточно времени, чтобы сделать любую задуманную пакость. В том, что слизеринец замыслил именно пакость, он почему‑то не сомневался.

— Он украл палочку Луны, — сказал Гарри. — Вытащил из кармана мантии.

— Гарри, я не уверена…

— Это был именно Малфой, больше некому! Нужно его остановить, нужно проверить…

— Поттер, успокойтесь, — оборвал Брустер, вскидывая руки. — Без паники. Малфой в доме.

— Откуда вы…

— Защита, Поттер! Он не может выйти, пока действуют защитные заклинания.

— Это он без палочки не может, — возразил Гарри, в крови у которого уже забурлил адреналин, и предвкушение погони заставляло нервно, нетерпеливо вышагивать по комнате.

— И с палочкой не может, — настойчиво произнес Нотс. — Ключ у меня.

— Какой ключ? — не понял Гарри, останавливаясь.

— Мы заперли защиту на магический ключ, — пояснил Брустер. — Это недавнее изобретение Моуди. Очень удобно как раз в ситуациях, когда кто‑то может спокойно снять заклятия и удалиться в неизвестном направлении.

— Я… плохо представляю… — пробормотал Гарри.

— Чтобы выйти, Драко потребуется знать пароль, — сказала Луна тихо. — Мне папа рассказывал, что так ловят горных гномов, которые умеют колдовать и способны разрушить чары волшебников.

— Вранье, — с безразличным видом изрек Блейз, разглядывая свои ногти.

— Не пароль, а заклинание, — сказал Нотс. — В родовой магии используются различные вещи: амулеты, зелья, рисунки, — но Моуди рассудил, что таскать с собой какой‑нибудь предмет неудобно, к тому же его легко выкрасть, и на короткий срок надежнее запираться заклинанием.

— Почему вы думаете, что Малфой не мог подслушать…

— Потому что когда я ставил защиту, его не было рядом!

— В таком случае… — Гарри беспомощно огляделся, — зачем ему палочка Луны?

— Ну, — Нотс пожал плечами, — он ведь не знает о ключе?

— Я найду его, — решительно заявил Гарри.

— И не мечтайте, — бросил Брустер.

— Но я должен знать! Моуди… — он запнулся, сообразив, что чуть не сболтнул лишнего. Знали ли авроры о том, что Грозный Глаз поручил ему… им троим не спускать со слизеринца глаз? К счастью, авроры не заметили заминки.

— Я сам найду его, — сказал Нотс, вынимая палочку из‑за пояса брюк и зажигая на ее кончике огонек. — Сейчас проверю второй этаж.

И он исчез во тьме лестничного проема.

— Я посмотрю на улице, — кивнул Брустер. — И вернусь через пять минут. Здесь просто некуда идти. А вы сядьте, Поттер, и успокойтесь.

С этими словами он вышел за дверь. Гарри постоял минуту, слушая, как затихают в холле удаляющиеся шаги, беспомощно опустив руки и сжимая светящуюся палочку в кулаке. С досадой пнул малфоевские матрацы так, что верхний перекосился и с него сполз край одеяла. Это несправедливо! Нечестно! Обращаться с ним, как с ребенком, разговаривать покровительственным, снисходительным тоном, не считаться с его мнением.

— Гарри, они правы, тебе лучше успокоиться, — сказала Луна. — Ничего страшного не случилось.

Он вскинул голову. Слова так и вертелись на языке: "Замолчи, отстань от меня! Ты не понимаешь, вы все ничего не понимаете", — но так и остались непроизнесенными. Луна смотрела, не мигая, своими пронзительными голубыми глазами, и Гарри чувствовал, как его гнев гаснет, уступая место… стыду? смущению?

Он отвел взгляд и молча протиснулся мимо нее к дивану. Зажег свечу на столике.

— Хочешь, расскажу про горных гномов? — предложила Луна. — Я знаю о них все. Мы с папой были в экспедиции в Карпатских горах прошлым летом…

— Слушай, ты извини, — перебил Гарри, — это, конечно, интересно, но… давай… в другой раз?

Луна пожала плечами, мягко и как‑то грустно улыбнулась и села на кушетку. На коленях у нее тут же очутилась "Чудовищная книга о чудовищах" — Гарри пропустил момент, когда она взяла ее со столика. Тонкие, прозрачные пальчики пробежались по обложке, осторожно поглаживая, ощупывая, надавливая.

— Так не больно? — услышал Гарри заботливый шепот. — Ничего, скоро заживет… Ш–ш–ш, все хорошо…

* * *

Прошло лишь мгновение. Гарри закрыл глаза, откинув голову на спинку дивана… и вот его уже кто‑то несмело трясет за плечо.

— Гарри, — тихий голос. — Просыпайся.

Он разлепил тяжелые веки и снова зажмурился: в глазах царапался песок, голова гудела, шея затекла.

— А? Сколько времени?

— Половина шестого, — диван прогнулся под чужим весом, и Гарри понял, что Луна присела рядом. Он со стоном потер красные, опухшие глаза, не снимая очков, и сильно надавил пальцами на плечи, разминая. Поморщился от боли.

— Я умею делать массаж, — отрешенно сообщила Луна. Гарри бросил на нее недоуменный взгляд: она действительно сидела почти вплотную к нему, держа на коленках все ту же книгу о чудовищах. То ли Гарри спросонья послышалось, то ли книга в самом деле тихонько урчала от удовольствия под ласковыми прикосновениями новой хозяйки.

— Э–э–э… нет, не надо… спасибо.

— Не тормози, Поттер, бери, что предлагают. Нормальная тебе все равно не даст, а эта — как раз твой любимый цвет, твой любимый размер…

— Малфой?! — взревел Гарри, подскакивая с места и круто разворачиваясь. — Ты здесь?!

— Конечно, я здесь, — оторопел слизеринец. — Чокнутый псих. Где я еще могу быть?

— Где ты был ночью? — Гарри двинулся к сидящему на постели Малфою. Тот непроизвольно напрягся.

— У него что, крыша поехала? — пробормотал он. — Забини, хоть бы предупредил…

— Где ты был ночью? — повторил Гарри.

— Спал.

— Вранье!

— Убери палочку, припадочный.

— Где палочка Луны? Ты украл ее? Зачем?

— На кой мне ее палочка, Поттер?

— Либо вернешь по–хорошему, либо я тебя сейчас…

— Что опять за склока? — прогремел Брустер, входя в зал. — Ни на минуту нельзя отлучиться! Вы, парни, друг к другу неровно дышите, не иначе.

Гарри вытаращился на аврора, и Малфой воспользовался этим, чтобы перебраться на другой край постели. Слез на пол, ощетинившись, не сводя с Гарри испуганного взгляда и нащупывая ладонью прислоненную сбоку к камину кочергу.

— Он на людей кидается, его надо изолировать от общества.

— Что происходит? — Гарри, наконец, обрел дар речи. — Где вы его нашли?

— Нигде я его не нашел, — буркнул Брустер, — сам пришел минут через пять после того, как вы уснули.

— А, я понял. Мне что теперь, Поттер, даже в туалет отлучиться нельзя? — язвительно осведомился Драко, сжимая в кулаке холодную чугунную рукоять и чувствуя себя намного увереннее. — Будешь меня день и ночь сторожить? Знаешь, как это называется? Паранойя.

— Это ты украл ее палочку, — Гарри ткнул пальцем в сторону дивана, на котором по–прежнему сидела Луна. — И я хочу знать, что ты с ней сделал…

— А меня гораздо больше интересует, куда делся Нотс, — неожиданно сказал Блейз. — Кто‑нибудь заметил, что его нет?

— Я заметила, — кивнула Луна. — Он ушел ночью проверять второй этаж, но так и не вернулся.

— А ведь правда, — удивленно проговорил Брустер. Его взгляд заметался по залу, не пропуская ни одного угла или щели, и даже скользнул поверху, словно ожидая, что второй аврор свалится с потолка. — Хотя… стоп. Я помню, как он спускался по лестнице. Уже после возвращения Малфоя.

— Я тоже слышала шаги. Но в комнату так никто и не вошел.

— Значит, я…

— Вы заснули, — снова кивнула Луна. — Расслабились, решив, что все утряслось, и сразу заснули. И Гарри. И Блейз. А я долго не могла уснуть.

Что‑то в ее голосе заставило Гарри насторожиться, и он подозрительно оглянулся. Страх? Подавленная паника? Нездоровая бледность на щеках? Все это время, несколько часов, она знала, что один из авроров пропал, и молчала. Никого не разбудила… Даже его. Почему? Гарри перевел взгляд на Малфоя, и тут ему стало совсем не по себе. Внутри зашевелилось предчувствие: такое неприятное, пугающее, — и он машинально потянулся и потер шрам сухими и шершавыми от холода пальцами.

Малфой выглядел… бледным. Не просто напуганным или озадаченным, а именно бледным. Худое лицо помертвело, глаза потухли и ввалились, губы приняли цвет кожи — Гарри не думал, что так измениться в лице можно за каких‑то пару мгновений.

— Ты что‑то знаешь, — Гарри с трудом заставил себя говорить. — Куда пропал Нотс? Это ты… — он шагнул к Малфою на нетвердых ногах. Дежа–вю. В голове туман из обрывков мыслей, и он даже не знает, не понимает, успел ли сказать хоть слово или просто подумал. Такое уже было где‑то… когда‑то… в какой‑то другой жизни.

— Нет, — слабо выдохнул Драко. Гарри не воспринял этот едва слышный звук как ответ на вопрос. Как отрицание какой‑то невысказанной мысли — да, как нечаянно сорвавшееся с губ оправдание, как нежелание разговаривать, думать, быть здесь и сейчас вообще.

— Так, — Брустер вынул палочку. — Нужно подняться на второй этаж и осмотреть комнаты. Вы все остаетесь здесь и никуда не выходите.

— Черта с два! — резко бросил Гарри. — Я больше не собираюсь сидеть взаперти. Мне не два по третьему! Я тоже пойду.

— Поттер…

— Без возражений.

— Поттер, я отвечаю за вас головой, — Гарри недобро сощурился, наблюдая за тем, как аврор старается говорить спокойно, быть терпеливым. Таким тоном увещевают непослушных детей.

— А я за вас семнадцать лет отвечал, — холодно процедил он сквозь зубы. — И никто не рвался разделить мою ответственность. Хватит уже!

— Я пойду с тобой, — слегка улыбнулась Луна, заботливо укладывая книгу на кушетку.

— У тебя нет палочки…

— Зато у тебя есть, — ее голос звучал твердо.

Гарри почувствовал, что она отчаянно хочет что‑то сказать, но не решается, не может. Боится.

Вопреки его ожиданиям, слизеринец воздержался от комментариев.

— Блейз, оставайся здесь, присмотри за этим, — Гарри кивнул на Малфоя. — Пошли.

И не дожидаясь больше ничьих возражений, он направился к выходу на лестницу. Луна заторопилась следом. Брустер с непроницаемым лицом замыкал шествие.

Утро уже пробилось сквозь тяжелые шторы и прозрачные витражи в каминный зал, заливая его блеклым, обморочным светом, а в коридоре по–прежнему царил полумрак. Темноту рассеивало несколько свечей на подставках, зажженных на всем протяжении коридора — вечером, Гарри помнил, свеча была всего одна.

Они, не сговариваясь, остановились на самом верху лестницы, вглядываясь в очертания картин, доспехов, контуров дверей и узоров на ковровой дорожке. С губ Луны, стоящей с ним плечом к плечу, срывалось неровное дыхание, но вряд ли она так устала, поднимаясь по лестнице. Гарри тоже ощущал это, хотя не смог бы сказать, что именно. Присутствие чего‑то темного, злого — оно было рядом, затаилось где‑то в пустом, холодном мраке коридора. Оно было таким же, как там, внизу, на пути в подвалы… или подземелья? Оно дышало в лицо и обволакивало, от него в жилах стыла кровь, а нервы натягивались оголенными проводами, и хотелось убраться отсюда, развернуться и бежать без оглядки как можно дальше, прочь из этого коридора, из дома, с территории поместья — и из города.

— Нотс! — позвал Брустер. Голос прозвучал отрывисто, и Гарри догадался, что аврор растерян и стремится скрыть неподобающие, в общем‑то, для аврора эмоции: испуг, неуверенность и желание сбежать.

— Нотс, ты здесь?

Может быть, звать по имени было не лучшей идеей. Голос камнем срывался в плотную, глухую пустоту, не отражаясь от высоких стен ни единым звуком.

— Пошли, — проворчал Брустер и первым двинулся вперед. — Открываем каждую дверь, заглядываем и идем дальше. Внутрь не входить, ясно? Из виду друг друга не терять.

Так они и сделали. Брустер шел по левой стороне, резко дергая дверные ручки и вскидывая палочку, а Гарри — по правой, открывая двери осторожно.

— Нотс! — время от времени звал аврор. — Слушай, если ты решил подшутить, то сейчас не самое удобное время и место. Выходи сам, потому что, если тебя найду я, я тебе так всыплю, что мало не покажется.

Луна шла чуть впереди, не отклоняясь от середины коридора. Краем глаза Гарри следил за ее напряженной фигуркой, хотя видел по большей части только копну длинных, ниже талии, светлых волос.

— Эй, смотрите! — вместо привычной спальни или комнаты для гостей, очередная дверь открылась в помещение, сверху донизу заставленное книжными стеллажами.

— На что смотреть? — Брустер быстро оказался рядом и заставил Гарри посторониться, но входить не торопился.

— Да вот же, на полу, — Гарри указал палочкой на белесый слой пыли. — Видите?

— Что там? Следы? — осведомилась Луна.

— Мы заходили сюда вчера вечером, — Брустер немного расслабился. — Искали ловушки. Это наши с Нотсом следы, Поттер.

— Может, зайдем? Это библиотека, за стеллажами легко спрятаться.

Брустер колебался.

— Ладно. Только сами не теряйтесь. Тут целый лабиринт.

Гарри кивнул и свернул направо, освещая путь волшебной палочкой. Луна последовала за ним, а Брустер исчез в левом проходе.

Несколько минут они молча исследовали высоченные стеллажи, туго набитые старинными фолиантами в кожаных переплетах. С корешков тускло поблескивали драгоценные камешки в золотой оправе: крошечные рубины, точно брызги крови, изумрудные глазки, прозрачные слезы бриллиантов. Большинство тисненых на коже названий Гарри прочесть не мог: английских слов было очень мало, в основном руны и латынь. Где‑то за стеллажами раздавались то приближающиеся, то удаляющиеся шаги Брустера, это придавало уверенности. А еще они, кажется, забрели в тупик.

— Луни, — Гарри повернулся, отводя светящуюся палочку от лица вздрогнувшей девушки и не заметив, что назвал ее школьным прозвищем. — Если ты хотела переговорить с глазу на глаз, сейчас самое время.

Она слабо улыбнулась.

— Я знала, что ты догадаешься.

— Так в чем дело?

— Ну, в нарглах, наверное? — мечтательно.

Гарри моргнул.

— Что?

— Меня считают сумасшедшей, Гарри Поттер. Они думают, у меня едет крыша.

Гарри подумал, что у него самого сейчас съедет крыша. Если уже не съехала.

— Только у меня это с детства.

Естественно! Оно же не лечится.

— Я с детства вижу немного больше, чем остальные люди. Это у меня от мамы. Она была единственным человеком, который мне верил… ну, не считая отца, конечно.

— Стой, о чем ты говоришь…

— О нарглах. Их никто не видит.

— Да при чем здесь нарглы? — Гарри закатил глаза и оперся спиной о стеллаж.

— Они невидимые. Но их можно почувствовать. Когда у тебя что‑то пропадает… если ты уверен, что оно должно лежать здесь, а его нет…

— Ты о своей палочке?

— Нет. Хотя ее тоже украло то, что нельзя увидеть.

Гарри беспомощно покачал головой.

— Я не могу спать, потому что знаю, что оно в доме, Гарри, — прошептала Луна. — Я чувствую его. Ты тоже чувствуешь, верно? Но я сильнее. Когда я проснулась, оно было совсем рядом, возле кровати. Такое черное… и от него шел… — Луна запнулась, подыскивая слова.

— Дым, — подсказал Гарри.

— Ты тоже его видел?

— В том коридоре, когда ходил искать кухню.

— Потом ты уснул, вернулись Брустер и Драко и тоже уснули. А оно… — Луна облизнула пересохшие губы и отвела глаза. — Шаги, которые слышал Брустер… Я не думаю, что они принадлежали Грегу Нотсу.

— То есть, ты хочешь сказать, что кто‑то схватил Нотса? Уволок его куда‑нибудь? Убил?

— Я не знаю. Но у меня есть догадка.

— И какая же? — не выдержал Гарри. Почему она не могла говорить по–человечески?!

— Мы ищем не там, где нужно. В этой комнате, — она подняла глаза и обвела взглядом уходящие ввысь стеллажи, — нет ничего интересного. И никого. Хотя ночью здесь точно кто‑то был.

— Неужели?

— А ты погляди на пол.

Гарри послушно опустил взгляд, чувствуя себя идиотом.

— И что я должен увидеть?

— Пыль, конечно, — Луна улыбнулась. — Моуди ведь сказал, что в Поместье на год застыло время, так откуда здесь взяться такому количеству пыли? Накопилась за века? В доме чистокровных волшебников, у которых все блестит и целый штат домовых эльфов?

Гарри недоуменно смотрел себе под ноги, начиная смутно догадываться. Какая‑то мысль вертелась в голове, но он никак не мог ухватиться за нее и вытянуть на свет.

— Я думаю, пыль — это одна из ступенек защиты, — Луна присела и провела пальцем по полу. Задумчиво уставилась на мерцающий серый слой, покрывающий подушечку пальца. — Так Малфои узнавали, что в библиотеку входил кто‑то посторонний.

— Здесь были Брустер и Нотс, — неуверенно заметил Гарри.

— И читали книги? — Луна медленно поднялась с корточек и зачарованно посмотрела куда‑то под потолок. Потом протянула руку, и Гарри, наконец, увидел то, что видела она. На одной из полок — с пола не достать — не хватало книги. Это было бы не так заметно, если бы не темнеющие на пыльных соседних корешках разводы от пальцев.

— Какие‑то варварские методы, — пробормотал Гарри задумчиво. Было трудно представить Малфоев, разгуливающих между стеллажами и чихающих от магической пыли. — Нам понадобится лестница.

Он шагнул мимо Луны.

— Зачем? — удивилась та. — Нужной книги здесь все равно нет, а остальные не помогут узнать ни где она находится, ни кто ее взял.

— Ну, насчет кто, у меня сомнений не возникает, — Гарри остановился. — Зато возникает вопрос, что Малфои здесь прятали и нет ли у пыли… гм, побочных эффектов.

Он приподнял ногу: подошва ботинка оказалась серой.

— Если она разъест ботинки или у меня начнут отваливаться ноги?

— Мне кажется, об этом переживать не стоит…

- … потому что Брустер и Нотс наверняка в курсе происхождения этой пыли, — договорил Гарри. — Согласен. Может, и в курсе. Может, их проницательность и не знает границ. Только Нотса здесь нет, а значит, что‑то они с Брустером все‑таки упустили.

— Поттер! Лавгуд! — долетел из‑за стеллажей голос Брустера. — Как успехи?

Гарри кинул на девушку короткий взгляд и поспешил к выходу из библиотеки.

— Никого, — сказал он, когда свет от палочки выхватил из мутных контуров стеллажей крепкую фигуру аврора.

— У меня тоже. Идем дальше?

Гарри кивнул, пропуская Луну вперед себя, и плотно закрыл дверь.

После библиотечной затхлости воздух в коридоре показался неожиданно свежим, странно пахнущим дождливой сыростью. Брустер направился к следующей двери с противоположной стороны, Гарри повернул очередную дверную ручку — со своей. Луна медленно пошла по коридору, пристально вглядываясь в рассеянный странным, туманным светом полумрак.

— Гарри, — произнесла она отрешенно, и юноша не сразу понял, что его зовут. Оглянулся, вопросительно глядя на девушку, но та уже шла дальше и, кажется, напрочь о нем забыла.

— Мисс Лавгуд, — окликнул Брустер. — Стойте, куда вы… Черт, Поттер, идемте!

Они поспешили за удаляющейся фигуркой. Девушка ускорила шаг, ее походка стала легкой, летящей, белые волосы тонкими прядями развевались за плечами. Гарри почти догнал ее, когда в лицо дохнуло ночной прохладой, и едва не врезался в спину, потому что на углу коридора она неожиданно остановилась.

Разбитое окно они увидели сразу. Высокая арка с каменным подоконником. Переплетения чугунных прутьев, складывающих какую‑то мозаику, расцвеченную витражными стеклышками. И огромная дыра сразу над подоконником: прутья выдернуты из камня и разорваны… или разрезаны… расплавлены… Пол усеян битым стеклом. Осколки захрустели под подошвами, когда Брустер, оттолкнув Гарри с дороги, первым приблизился к окну.

— Мерлин, — только и смог выдавить он, сжимая пальцами оконную раму и глядя через дыру куда‑то вниз.

— Сэр? — Гарри подошел, осторожно переступая по разбитым витражам, и встал рядом. Нерешительно выглянул наружу. И судорожно сглотнул.

Прямо под окном лежало изломанное тело Грега Нотса.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Гарри распахнул едва сомкнувшиеся за Брустером двери и выбежал на улицу. Сырой ветер тут же хлестнул по лицу дождевыми брызгами.

— Брустер, постойте!

Гарри на ходу снял очки, лихорадочно обтер их о водолазку и нацепил обратно на нос. Стекла остались мокрыми, и смотреть через них стало невозможно. Накрапывал дождик. Гарри осторожно сжал оправу в ладони, подслеповато щурясь и часто моргая из‑за дождя.

Брустер остановился, но не оглянулся. Руки сжаты в кулаки, плечи ссутулены.

— Сэр, — Гарри не рискнул подходить ближе. — Почему мне нельзя пойти с вами? Я должен увидеть Моуди! Я больше не хочу здесь оставаться — никто здесь не останется!

— Произошло убийство, Поттер, — глухо произнес аврор, по–прежнему не поворачивая головы. Можно подумать, до Гарри до сих пор не дошло!

Гарри чувствовал, как намокает водолазка: редкие, но крупные дождевые капли барабанили по плечам. Он стоял на посыпанной гравием дорожке, в одной руке сжимая палочку, в другой очки.

— Я обязан вызвать группу следователей из отдела Правонарушений и Контроля Преступлений. Пока группа не прибудет, ни вы, ни кто другой не имеете права покидать поместье.

— Но как она прибудет, если вы не сняли защиту? — выкрикнул Гарри. — И как вы выйдете отсюда? У кого был ключ?

Кажется, вопрос застал аврора врасплох. Гарри подошел ближе, заглядывая ему в лицо.

— Сэр?

— Мерлин… — выдавил Брустер, бледнея.

— Вы не знаете заклинание, не так ли, — не вопрос — утверждение.

— Ключ должен быть у одного волшебника, таковы правила.

— Что за чушь?!

— Не я их устанавливал, Поттер, — рыкнул Брустер.

— Но вы можете подобрать заклинание? Методом тыка?

— Вот это точно чушь. Могу попробовать, но каждое третье неверное заклинание идентифицируется как попытка взлома и срабатывает против волшебника, который его применяет.

— Ловко, — пробормотал Гарри.

— Моуди — старый параноик, Поттер. Но мы работаем по его системе второй год, и таких осечек еще не случалось.

— Меня это должно утешать? — не понял Гарри.

— Вас это должно заставить замолчать, — сказал Брустер. — Пойдемте в дом, попробуем вызвать Моуди через камин.

И, развернувшись, он зашагал обратно к крыльцу.

Гарри вошел следом в освещенный свечами и факелами холл. Тело Грега Нотса лежало у дальней стены на полу, завернутое в аврорский плащ. Брустер протопал мимо, не замедлив шага и ни единым жестом не выказав своего понимания, осознания того, что в доме появился покойник. Гарри же не смог заставить себя остаться безучастным. Тело, сиротливо лежащее на полу, выглядело до того чужеродным, пугающим… Мертвое тело. Гарри не мог подавить дрожь, внутри у него что‑то истерично сотряслось и завизжало, и забилось об стенки невозмутимой внешней оболочки. Захотелось взвыть от отчаяния и боли.

Нет, никаких чувств к молодому аврору он не испытывал. Просто стандартное, положенное в таких случаях уважение к профессионалу. Он даже не задумывался над тем, есть ли у Нотса жена и дети или мать, для которой смерть сына станет тяжелым ударом. Но в голове снова что‑то перемкнуло, и мысли понеслись по заезженной дорожке: рядом со мной умирают люди, от меня одни неприятности, я проклят. Шрам на лбу легонько закололо, и Гарри с силой поскреб его короткими ногтями. Неужели он всю жизнь будет расплачиваться за то, что кто‑то когда‑то выбрал его достойным врагом? Уничтожил семью? Лишил детства? Неужели ему на роду написано постоянно оказываться рядом со смертью? Ощущать ее тлетворное дыхание на лице, видеть то, что остается от умерших, и знать, что он не в силах ничего изменить? НИЧЕГО. А еще мучиться кошмарами, как будто это тоже кому‑то нужно. Кошмары расшатывают психику, делая человека уязвимым, а ведь уязвимым, нервным, ослабленным так легко управлять! Если бы Гарри не видел собственными глазами кончину Темного Лорда и не был уверен, что все крестражи уничтожены, он бы решил, что Волан‑де–Морт возрождается снова. Хотя черт его знает, может, для Гарри он не сдохнет никогда? Его персональный, медленно гниющий где‑то в мозгу скрюченный младенчик с потусторонней станции Кинг–Кросс.

Усилием воли он наконец заставил себя отвести взгляд от покойника, надеть очки и войти в каминный зал. Картины за его спиной зашушукались, кто‑то разразился довольным, хрюкающим смехом.

Брустер уже топтался перед высоким камином, сжимая в руке серебряную чашку с летучим порохом. Блейз точил ногти. Луна стояла, обхватив предплечья руками и зябко ежась. Малфой сидел за столом с нетронутым завтраком, зажав голову между ладонями и уперев локти в столешницу.

— Министерство, кабинет Аластора Моуди, — четко произнес Брустер и бросил в камин щепотку пороха.

Грянул взрыв. Брустера отшвырнуло на импровизированную малфоевскую кровать, он перелетел через нее, бухнулся на пол, прокатился еще футов семь и въехал под журнальный столик с прозрачной столешницей. Точно вошел, как влитой. Из камина повалил зеленовато–сизый дым.

Луна ойкнула и бросилась помогать ему выбраться. Малфой нервно хихикнул.

— Почему я не удивлен? — мрачно спросил Блейз.

Брустер вылез из‑под стола, отряхиваясь и стирая с лица сажу.

— Камин не работает, — зачем‑то сообщил он. — Другие идеи будут?

— Лечь и скрестить на груди ручки, — едко предложил Малфой. — Потому что теперь вы все здесь застрянете лет на сто.

— Ты тоже, — заметил Гарри.

— Я у себя дома, Поттер. Это мое поместье. Меня здесь и накормят, и напоят, — Малфой демонстративно оторвал от грозди виноградину и закинул в рот. — И вещи при мне останутся.

В голове у Гарри родилась сумасшедшая мысль, которую он тут же озвучил.

— Это ты сделал. Ты украл палочку у Луны, чтобы выманить Нотса из зала и убить!

— Убить? Ого! Ах, ну да, мне же не привыкать, — ядовито отозвался Малфой. — Я ведь уже пытался убить Дамблдора, а еще пытал пленных и добивал раненых. Трепещи, Поттер, я и до тебя доберусь: мечта всей моей жизни — укокошить святого Поттера. Блин, меня сейчас стошнит от твоих убогих умозаключений.

— Нас осталось пятеро, — сказал Брустер угрюмо. — Кто‑то из нас пятерых убил Нотса. Ты единственный, у кого нет алиби, парень. На твоем месте я бы не задирался.

— Нас не пятеро, — тихо сказала Луна. — А шестеро.

— Твои галлюцинации не в счет, полоумная, — фыркнул Малфой.

— Заткни пасть, — посоветовал Гарри.

— И не подумаю, — выплюнул Малфой.

— Почувствовал себя безнаказанным? — с угрозой в голосе осведомился Гарри. — Это ведь ты выпустил тварь?

— Какую еще тварь? — от лица Малфоя отлила краска.

— Я гляжу, ты в последнее время осмелел, Малфой, — не отвечая на вопрос, продолжил Гарри. — Почувствовал себя под защитой? Раньше поджимал хвост по любому поводу, а сейчас рискуешь тявкать, нападаешь. Зачем тебе это? Зачем было убивать человека, которого ты даже не знаешь?

— Я никого не убивал!

— Конечно. Наверное, он сам умер! Выломал решетку из каменного подоконника и выбросился из окна.

— Прекратите! — рявкнул Брустер. — Может, кто‑нибудь объяснит, о какой твари идет речь? Мисс Лавгуд?

Все взгляды разом обратились к Луне, и Гарри уже успел мысленно застонать, представив, что вот сейчас она начнет развивать тему о нарглах и ему придется за нее краснеть. Внутри что‑то обреченно, болезненно сжалось. Но Луна вдруг подняла на него взгляд. Несколько секунд протекли в немом ожидании, растянулись для Гарри в минуты или даже часы — он отсчитывал удары сердца, чувствуя, как его затягивает прозрачная голубизна ее глаз.

Знакомая слабая улыбка — и девушка медленно покачала головой.

— Как это понимать? — Брустер упер руки в бока, что в его положении — мокрый, вымазанный сажей плащ и запорошенные пеплом волосы — выглядело несколько комично.

— В доме кто‑то есть, — ответил Гарри за Луну.

— Кто? Посторонний? — У Брустера вытянулось лицо. — Когда поместье запечатали, в доме остался кто‑то из Упивающихся? Или из жертв? Да что вы, как язык в задницу засунули, Поттер?! Дорога каждая минута!

— Это не человек, — Гарри с трудом заставил себя произнести эти слова. Мало ему репутации неуравновешенного. Но пусть уж лучше он скажет то, что должен. Лучше он, чем Луна. Защищать ее перед Малфоем сейчас почему‑то очень не хотелось.

Между тем Брустер продолжал буравить его подозрительным взглядом.

— Спросите у Малфоя, — раздраженно буркнул Гарри. — Он лучше знает своих подопечных.

— Нет у меня никаких подопечных! — взвился Драко. — Проспись, Поттер!

— Ты под подозрением, не забыл? — заботливо поинтересовался Брустер. — Думаю, я мог бы получить разрешение на допрос с применением Веритасерума, — он задумчиво прищурился, что‑то прикидывая в уме. — Или заклятия Круциатус.

— Я против, — меланхолично вставил Блейз.

— Это незаконно, — тихо сказала Луна. — Моуди не уполномочен давать такие разрешения.

— Но он знает тех, кто уполномочен. Вопрос в том, нужно ли мне это разрешение вообще, — Брустер потер перепачканные сажей руки.

— Я не дамся, — ощетинился Малфой, его бледное острое лицо перекосилось от страха. — И не мечтайте.

— Папочке расскажешь? — насмешливо осведомился Гарри. — Пошлешь сову в Азкабан?

— Почему бы нам и правда не послать сову? — вдруг предложила Луна. — Здесь должна быть совятня, а совы летают сквозь любые волшебные барьеры.

— В Азкабан? — тупо спросил Гарри.

— Поттер, ты дупло! — с чувством произнес Малфой.

— А ведь мысль, — оживился Брустер, разом растеряв все свои кровожадные идеи.

Получасом позже, сжимая в руке исписанный мелким, неразборчивым почерком Брустера пергамент, Гарри шел по сырому гравию дорожки в саду. Один Мерлин знает, каких трудов ему стоило вытребовать себе право на эту прогулку, хотя триумф оказался изрядно подпорчен: в провожатые ему дали Малфоя. Тот важно шествовал впереди, демонстрируя непревзойденное презрение, и глядя на его прямую, как жердь, спину, широкие плечи и намокшие под дождем волосы, Гарри чувствовал, как внутри все сильнее и сильнее разгорается костерок злости. Его давний враг — поверженный, униженный, лишенный прав, привилегий и наследства, нищий, опозоренный, вышагивал сейчас, надменно вздернув подбородок, будто это он был здесь победителем и надзирателем, будто ему — и никому другому! — принадлежала вся правда мира, а остальные — так, отбросы, мусор. И чем дальше, тем чаще Гарри ловил себя на мысли, что это он сам настоящая жертва если не войны, то обстоятельств. А вовсе не Драко Малфой, не эта трусливая сволочь, которую теперь… ох, Мерлин, которую теперь можно пнуть — и не получить сдачи. Отыграться, отвести душу — и остаться безнаказанным.

Все чаще Гарри начинало казаться, будто было в их с Малфоем судьбах что‑то общее, что‑то, связывающее их, делающее их — две диаметральные противоположности — чуточку более похожими. Потеря близких? Усталость? Беспросветность? Одиночество? Подчас он поднимал голову и вдруг понимал, что смотрит на Малфоя, точно в зеркало, и видит собственное изуродованное отражение. Такой же измученный, придавленный ношей, которую не желал и не просил, вынужденный волочь эту тяжесть во что бы то ни стало туда, куда велят. Такая же пешка в чьей‑то затянувшейся на годы и десятилетия шахматной партии.

Один трусливый, неуверенный в себе, не умеющий принимать решения и исполнять их самостоятельно, задавленный авторитетом отца, измотанный стремлением доказать, что он способен на то, на что не способен в принципе, от природы. С самого детства живущий чужим умом. Другой — импульсивный, упрямый, обиженный на всех и вся и мечтающий, чтобы его просто оставили в покое. Овца, приготовленная на заклание человеком, практически заменившим ему семью, оказавшимся насквозь фальшивым старым интриганом. Жертва, чьей кончины с нетерпением ждала вся магическая общественность, ибо ее смерть означала окончание войны и спасение целого волшебного мира.

И оба озлобленные, как шавки, не видевшие в жизни ничего, кроме пинков и побоев. Вымуштрованные, чтобы однажды вцепиться друг другу в глотки.

Только что же Гарри ненавидел сильнее: искаженное презрительной гримасой бледное лицо Малфоя или собственное отражение в его глазах? Непростой вопрос. И ответ наверняка окажется куда горше, чем хотелось бы. А впрочем, что толку от ответов, если они все равно ничего не изменят? Гарри слишком упрям, чтобы в чем‑то признаться даже самому себе, а Малфой… ну, Малфой, наверное, слишком глуп.

Под ногами хрустел гравий. Воздух был сырым и не по–летнему холодным: такой воздух бывает ранним сентябрьским утром, когда над землей висит туман, а небо затянуто тучами. Гарри засунул скрученный в рулончик пергамент за пазуху — на письмо было наложено водоотталкивающее заклятие, просто руки очень мерзли.

— Эй, Малфой, у вас здесь всегда так холодно? Это тоже фамильное? — бросил он в спину Драко. Не молчать. Задеть хоть чем‑нибудь. Исходящее от слизеринца ледяное презрение доводило его до точки кипения.

— Не всегда. Это подарок к твоему отпуску, — не оборачиваясь, отозвался Драко.

— Я не в отпуске.

— Ну, к практике. Ты же на Моуди шестеришь? Так вот, это чтобы жизнь раем не казалась.

— Я ни на кого не шестерю, — процедил Гарри сквозь зубы. Чего добивался, то и получил, верно?

— Рассказывай! — по–прежнему не оборачиваясь, Малфой усмехнулся. — Хочешь, чтобы я поверил, будто ты приперся сюда пересчитывать картины? Я не вчера родился, Поттер.

— А ты хочешь, чтобы я поверил в твою добропорядочность?

— Да мне плевать, во что ты веришь. Хоть в бредни этой сумасшедшей Лавгуд.

— Луна не сумасшедшая.

Снова насмешливое хмыканье.

— Да? А редиски из ушей давно вынула? И еще эти, как их… — Малфой чуть замедлил шаг, демонстрируя усиленный мыслительный процесс, — бусики из пробок? Давно сняла?

— Издевайся, издевайся, что тебе еще осталось, — Гарри сделал глубокий вдох, успокаивая нервы. Сдерживаться становилось все труднее, особенно когда речь зашла о Луне, и, решив перейти в наступление, он выдавил из себя кривую улыбку:

— Без роду, без племени, без денег и без магии. Ты теперь хуже маггла, Малфой. Ха. Ты теперь сквиб!

— Заткнись, — Драко резко развернулся.

— Что? — Гарри почувствовал, как ехидная улыбка становится почти натуральной. Глумливо приподнял бровь. — Я ударил слишком близко к цели, а? Ты уже подыскиваешь комнатушку в маггловском районе? Я могу помочь, если хочешь. Поговорю с тетей и дядей. А уж в какой восторг придет кузен Дадли, когда увидит твои… — Гарри окинул слизеринца издевательским взглядом, — обноски. Где ты их взял? На благотворительном собрании в Министерстве?

— Заткнись, — прошипел Малфой, сжимая кулаки. На его лице заиграли желваки, глаза превратились в два острых осколка льда.

Гарри неторопливо извлек из кармана мантии палочку.

— И не подумаю.

Малфой проследил за ней. На лице отразился испуг, потом сомнение — внутри явно шла борьба между трусостью и гордостью.

— Ты что делаешь?

— Жду объяснений, Малфой.

Драко растерянно огляделся: они отошли слишком далеко от дома, кусочек каменной стены едва виднелся в просвете между разросшимися кривыми яблонями.

— Можешь кричать, — предложил Гарри, — никто не услышит.

— Каких объяснений? — проворчал Малфой.

— Зачем ты приказал убить Нотса.

— Поттер, ты человеческий язык понимаешь? — простонал Драко. — Я никому ничего не…

Резкий выпад — острый кончик палочки ткнулся Малфою в шею, и тот вздрогнул, задохнулся на полуслове, да так и остался стоять с открытым ртом.

— Не ври, — коротко.

Гарри отступил на шаг, склонив голову на бок и медленно отводя палочку в сторону.

— Добром прошу.

Дождь набирал силу. Крупная капля стекла с прядки черных волос и разбилась о кончик носа, лицо и стекла очков давно намокли. Гарри стоял, не сводя со слизеринца глаз.

— Ты блефуешь, — в голосе Малфоя прорезались истерические нотки. Он попятился, словно расстояние в несколько футов могло защитить его от заклинания, нервным движением отбросил с мокрого лба волосы, принявшие от воды грязный оттенок. — Ты ничего не можешь мне сделать. И обвинить не можешь, у тебя нет доказательств: твое слово против моего!

— Интересно, чье весомее?

— Я никого не убивал и… — Малфой вдруг шмыгнул носом, — и никому… никаким… тварям не давал приказов. Если у вас с Лавгуд галлюцинации…

— Это не галлюцинации, — оборвал Гарри. Терпение никогда не входило в список его добродетелей, он сам не знал, каким чудом еще держится, каким чудом до сих пор не приложил гаденыша Оглушающим.

— Я не в ответе за ваши бредни! — закричал Малфой в… э–э–э, отчаянии? Гарри подумал, что на публику он играет бесподобно.

— И не бредни! — Гарри снова поднял палочку. — Либо ты отвечаешь на мои вопросы, либо я испробую на тебе что‑нибудь из аврорского арсенала: что‑нибудь этакое… Здесь тебе не школа, Малфой: Снейп не примчится, чтобы заштопать твои дырки и срастить суставы, без магии и медицинской помощи они будут заживать месяцами. Подумай об этом. И не пытайся воззвать к совести, я с шестого курса мечтаю раскроить твою физиономию.

— Ты блефуешь, — повторил Малфой, продолжая пятиться.

Ну, вообще‑то он был прав. Кровожадность и жестокость были вовсе не в духе Гарри Поттера. Но ведь Малфою этого знать не обязательно? С него достаточно и наглой лжи.

— Считаю до трех. Раз. — Гарри сделал шаг, надвигаясь.

— Я никого не убивал!

— Два, — еще один шаг.

— Поттер, ты тупица! Неужели ты действительно думаешь, будто, едва вырвавшись из министерских застенков, я кинусь кого‑то убивать? Да еще под носом у авроров? Ты чертов психопат, хоть бы раз подумал своей пустой башкой вместо того, чтобы строить из себя пуп земли и размахивать палочкой!

Кажется, Малфоя понесло. Он все говорил и говорил — страх выталкивал из него слова. Гарри подозревал, что прижатый к стенке Драко может выложить весьма интересные факты, даже с авансом, так сказать, на будущее, чтобы его оставили в покое. Но то, что он услышал, повергло его в замешательство.

— Я провел в подземелье год, Поттер. Чертов год в аду. Допрос за допросом, — Малфой запнулся, словно у него перехватило дыхание. С шумом втянул носом воздух. Продолжил, и голос у него задрожал, начал срываться, только Гарри не успел понять, от испуга или от нахлынувших воспоминаний. — Комната без окна, дырка в полу, клопы и вонь. Недели одиночества. Они не говорили, что с отцом, не пускали меня к матери. Давали что‑то пить, и я не помню, где я был, что делал, о чем рассказывал. У них… они не пытают, как Темный Лорд, нет, но их методы… гуманные методы… я помню урывками, какими‑то кусками, и я знаю, что мне это не привиделось, хотя они хотели, чтобы я так думал. Будто бы мне снились кошмары… бред… боль… то длинная, бесконечная и монотонная, выворачивающая наизнанку, вытягивающая жилы, а то резкая и раскаленная, как… как удары хлыста… все это было здесь, — Малфой вскинул трясущиеся руки, сдавливая пальцами голову так, что на висках натянулась кожа и глаза смешно удлинились и окосели. — Они ведь добрые, справедливые, они не применяли силу… разве что иногда, когда лихорадка проходила и сознание растворялось в какой‑то… — Малфой истерично захихикал, и Гарри вздрогнул: его бывший враг выглядел почти безумным, — серой каше… в мокрой вате… тогда они били. Осторожно, чтобы не оставлять следов. Два или три сломанных ребра, пальцы — все смешалось, я не помню, что было на самом деле, а что в навеянных ими кошмарах. Но когда они отпустили, — Малфой перевел дыхание, — когда сказали, что я могу идти… Я не хочу обратно в ад, Поттер. И если ты думаешь, будто, пройдя через него, мне захочется вернуться туда снова, а еще лучше — в Азкабан… Твои мозги сгнили, Поттер. Или Темный Лорд все‑таки убил тебя в тот раз, одна протухшая оболочка осталась.

Малфоя трясло. Дождь хлестал его по щекам, мантия вымокла до нитки, волосы залепили глаза. Малфой дернул головой, откидывая со лба прилипшие пряди, — они шлепнули его по губам, и он сердито сплюнул, вытер рот ладонью. Гарри по–прежнему смотрел на него, прислушиваясь к тому, как холодные капли стекают по щекам, по носу, замирая на самом кончике, чтобы через мгновение сорваться вниз. Смотрел и понимал, что ненависть, злость, желание отыграться, отомстить — все это куда‑то делось. Растаяло. Испарилось. Просыпалось песком сквозь пальцы. Наверное, потому что причины как таковой и не было. Или была, но не в Малфое. Это ведь совсем не в духе Гарри Поттера — бить того, кто слабее, унижать того, кто беззащитен. А Малфой был и слаб, и беззащитен, и жалок. Да–да, жалок. Гарри читал это в его глазах: затравленность и затаенную тоску, покорность и усталость. Что бы там ни происходило раньше, сейчас Малфой не лгал. Гарри впервые слышал его голос, лишенный тягучих ноток превосходства и высокомерия, настоящий голос, который, оказывается, так отличался от голоса Люциуса. Гарри впервые видел его лицо без гримасы — такое, каким оно наверняка бывало во время сна. И Гарри впервые не знал, что ему делать с таким… человечным Малфоем.

— Не пытайся меня разжалобить, — сказал он хрипло и кашлянул, прочищая горло.

— Да подавись ты своей жалостью, — Малфой отступил еще на шаг. Потом повернулся и медленно побрел дальше по дороге. — Хватит на меня бросаться, Поттер, и засунь свою палочку, сам знаешь куда. Я никого не убивал.

Гарри последовал за ним.

С минуту они шли молча. Уже вывернули на площадку перед высокой башней из серого камня с десятком окошек, расположенных в два яруса по окружности, когда Гарри заговорил снова:

— Но ты не станешь отпираться, что ночью заходил в библиотеку?

— Очередная галлюцинация? — буркнул Малфой.

Гарри слишком плохо видел сквозь залитые водой стекла очков, чтобы оценить малфоевскую реакцию.

— Раз пол и книги усыпаны волшебной пылью, значит, в библиотеке хранится нечто ценное, а? Что скажешь?

— Пять баллов Гриффиндору. Сам догадался?

— Луна… — ляпнул Гарри и ощутил сильнейшее желание стукнуть себя по башке, да посильнее.

— Гляди‑ка, дура, а соображает.

— Еще раз назовешь ее дурой… — зарычал Гарри.

— Мерлин ты мой, что за болезненная реакция, Поттер? — Малфой подозрительно сощурился. — Неужто в самом деле втрескался в это лупоглазое чудовище?

К своему ужасу Гарри сообразил, что к лицу прилила горячая кровь, словно в вены впрыснули кипятку. Нет, это же дурь полная. Врезать бы змеенышу, чтобы неповадно было трепать своим поганым языком.

— Поттер, — изумленно протянул Малфой, совсем не по–малфоевски вытаращив глаза. — Ты покраснел?

Схватился за бока, согнулся пополам и разразился таким хохотом, что с ближайшего дерева с испуганным карканьем снялись две вороны.

Желание кого‑нибудь убить вернулось к Гарри, причем многократно приумноженное. Цвет лица уже напоминал вареную свеклу, разум вскипел, а из ушей, казалось, вот–вот повалит пар. «Ложь, клевета, идиотизм!» — хотелось заорать, а Малфой все хохотал, как одержимый, до колик в животе, и заорать не получалось. А хуже всего было то, что даже если он заорет и поведает Малфою все, что думает о его домыслах и о нем самом, этим он только окончательно все испоганит.

Гарри отвернулся, скрипя зубами от стыда и досады. Когда он в последний раз краснел? Когда их с Джинни первый раз полетел коту под хвост? Он… черт, он просто не знал, что, куда, как… то есть, теоретически знал, конечно, и неплохо, но практика — это ведь не теория, да? Кто поймет, как у них там все устроено, у этих девчонок, и почему он должен был все делать сам? Что получилось, то получилось: чудовищный стыд, полыхающие огнем уши и Джинни, утешающая его, гладящая по волосам, шепчущая какую‑то чушь про "все в порядке, все хорошо". Больше не было никак: ни хорошо, ни плохо. И каждый раз, встречаясь с Роном, Джорджем или миссис Уизли, Гарри не мог отделаться от мысли, что они в курсе его позора. Напрягался от непристойных шуток, цепенел от неуместных расспросов, впивался глазами в их лица, надеясь угадать, о чем они думают.

Теперь он краснеет повторно. И перед кем? Перед Малфоем?! Уж лучше бы сразу в Тартар провалился.

Стараясь не слушать, как затихают малфоевские всхлипы за спиной, Гарри вошел в совятню.

Сов не было. Ни одной. Стояла тишина, нарушаемая лишь монотонным шумом дождя на улице. Гарри недоверчиво обвел взглядом пол, окна и насесты, заляпанные пометом, оглянулся и уставился на вошедшего следом Малфоя, вопросительно подняв брови.

— Ну… — протянул тот, пытаясь вытереть лицо мокрым рукавом мантии. — Увы, Поттер, увы.

* * *

— Гарри Поттер звал Кричера, — домовик с приглушенным хлопком материализовался перед Гарри и склонился в унизительном поклоне: ушки прижаты, длинный, крючковатый нос почти коснулся пола.

— Твоя магия отличается от нашей, Кричер, — сказал Гарри с замиранием сердца, присаживаясь перед эльфом на корточки. — Ты можешь доставить письмо аврору Моуди в Министерство. Правда?

Это был последний шанс. Гарри пытался не слишком волноваться, однако…

— Кричер хотел бы оказаться полезным Гарри Поттеру, — пробубнил домовик, не разгибаясь, — но он всего лишь домовой эльф и ничем не может помочь. Кричер уже пробовал аппарировать сквозь барьер, и его отбросило назад. Кричеру очень жаль.

Гарри почувствовал, как внутри что‑то обрывается. Медленно поднялся с колен.

— Хорошо, Кричер. Можешь идти.

— Спать ляжем на втором этаже, — заявил Брустер, входя в каминный зал и затыкая волшебную палочку за пояс. — Малфоя поселим с Забини, а мисс Лавгуд придется делить комнату с вами, Поттер.

Решивший было возмутиться Малфой закрыл рот и с интересом воззрился на озадаченного Мальчика–Который–Кажется–Смутился.

— Вы уверены, что там безопасно? — осведомился Гарри, старательно игнорируя этот провокационный взгляд.

— Сейчас нигде не безопасно, Поттер. Но здесь… — Брустер повернул голову к двери. Замороженное заклятием тело Грега Нотса по–прежнему лежало на полу в холле. — Здесь слишком холодно. Кое‑кто уже двигает носом.

Малфой сконфуженно уткнулся в раскрытую книгу. Последние полтора часа он усиленно делал вид, что читает, хотя Гарри не заметил, чтобы он перевернул хотя бы пару страниц. Нос у Драко покраснел от постоянного шмыганья и трения и распух, глаза мокро поблескивали, а на скулах выступил лихорадочный румянец.

— В комнатах есть камины, их можно разжечь и согреться, — продолжил Брустер.

— Я приготовлю перечное зелье, — призрачным голосом предложила Луна. Она сидела на своей кушетке, перебирая бледными пальчиками страницы "Чудовищной книги о чудовищах". — Хорошо помогает от простуды. И горчичные подушечки, если в кухне найдется горчица.

— Обойдусь, — буркнул Малфой и, явно сдерживаясь, хлюпнул носом.

— Значит, так, — аврор поглядел на часы на каминной полке. — Здесь оставляем свет и поднимаемся на второй этаж. Забини, сворачивайте свою лабораторию. Выбираем три комнаты, запираемся на ключ и накладываем защитные чары. И до утра чтобы носа никто не высовывал, ясно?

— А что будет утром? — спросил Гарри. — Вы вспомните пароль, и все отправятся по домам?

Брустер уперся в него мрачным взглядом.

— Мне надо подумать, — сказал он спустя минуту.

— Раньше надо было думать, — проворчал Гарри.

— Сбавьте тон, Поттер, — Брустер повысил голос. — Не нужно превращаться в истеричную бабу. С голоду вы здесь не умрете, а с остальным разберемся.

— Интересно, каким образом? — неожиданно поддержал Блейз, и все взгляды обратились к нему. — У меня почти настоялся яд стручкового червя для медленнодействующей эссенции. Осталось две недели, затем следует добавить паучьи глазки. Я заказал их по почте, но если совы не летают, два месяца работы пойдут насмарку?

Говорил он холодно и напряженно, явно подавляя раздражение.

— Никто не виноват в том, что вы не позаботились о своих зельях вовремя, Забини, — фыркнул Брустер. — Я что, должен отвечать за ваши яды? Что вы вообще здесь делаете? Какое отношение зелья имеют к заданию Моуди?

— Моя смерть тоже не будет иметь к нему никакого отношения, — возразил Блейз.

— Вы собрались умирать?

— Нет, но придется, если я вовремя не добавлю нужный ингредиент.

— То есть как? — У Брустера вытянулось лицо.

— А вот так, — огрызнулся Блейз. — Яд стручкового червя нейтрализуется только паучьими глазками. Если их не добавить вовремя, начнет выделяться смертельно ядовитый газ. Вот здесь на всех хватит, — он поднял руку с зажатой между большим и указательным пальцами пробиркой.

Ошарашенный Гарри перевел взгляд на резко побледневшего Брустера. Потом на Луну, чьи глаза превратились в две голубые плошки и чуть не вылезли из орбит. А затем уставился на Малфоя. Тот уже успел встать с кресла и в полной тишине поплыл к Забини, вытянув вперед руки со скрюченными пальцами.

— Без паники, — Брустер выхватил палочку, молча взмахнул ею, и Малфой уперся в незримый барьер. Впрочем, он этого даже не заметил — так и продолжил перебирать ногами.

— И что, других способов избавиться от опасности не существует? — с сомнением спросила Луна.

— По крайней мере, мне о них неизвестно, — Забини пожал плечами, с безразличным видом разглядывая оскаленную физиономию Малфоя.

— Но ведь ты не можешь знать всего? Тут, на втором этаже, огромная библиотека, ты мог бы поискать там.

— И в чем смысл, если что‑нибудь снова придется заказывать по почте?

Луна смущенно замолчала, опустив глаза на довольно урчащую под ее руками книгу.

— Мы что‑нибудь придумаем, — наконец родил Гарри оптимистичную и чертовски оригинальную мысль. — Две недели — это долго. Может, этот яд закопать или растворить в воде или…

Блейз с каким‑то садистским удовольствием открыл рот, чтобы ответить…

— Довольно! — прервал Брустер. — Хватит болтать. Все наверх. Через полтора часа отбой.

Все зашевелились, собирая вещи. Мрачные, напуганные. Гарри чувствовал, как сердце пульсирует в груди: сильные, частые толчки, отдающиеся в горле и желудке. Из вещей у него была лишь промокшая насквозь мантия, которую он не стал сушить заклинанием (ткань портится), забытые на столе перья и пергамент для отчетов, да неразобранный рюкзак на полу у дивана. Луна собрала со столика заполненные бланки описи имущества и засунула их в свою сумку–мешок. Затянула завязки.

И вдруг ойкнула.

Гарри оглянулся, держа в руках мантию. Блейз вытянул шею. Малфой прекратил попытки пробиться сквозь барьер. А Брустер угрюмо скосил глаза на обтянутую штанами с круглыми кармашками девичью попку, торчащую из‑под стола. Растрепанные светлые волосы Луны рассыпались по полу целым ворохом завитушек. Наконец она изогнулась, вынырнула из‑под стола и поднялась на ноги. Сдула с глаз легкую, словно пух, прядку волос. В руке у нее была зажата волшебная палочка.

— Ну, что я говорил?! — победно вскричал Малфой, тыча в девушку пальцем. — Она ее просто потеряла!

Луна выглядела растерянной. Недоуменно хлопая светлыми ресницами, смотрела на палочку в своих пальцах, будто та могла объяснить, как оказалась под столом.

Гарри зыркнул на Малфоя, но ничего не сказал.

* * *

От тепла, исходящего из растопленного камина, Гарри разморило. Сняв рубашку и одернув задравшуюся футболку, он плюхнулся на кровать. Нога об ногу скинул ботинки, краем глаза наблюдая за Луной. Он был не в восторге от этого соседства. Попытался возразить Брустеру, что раз палочка Луны нашлась, то девушка могла бы занять отдельную комнату. Брустер остался непреклонен.

В принципе, Гарри и сам понимал, что так безопаснее. За себя он не волновался, но вот Луна с ее тараканами… Что‑то внутри него протестовало, когда он пытался представить, как она останется одна в комнате, как задует свечи, ложась спать. Она не смогла позвать на помощь там, в каминном зале, находясь среди людей. А в пустой комнате? Одна? Напуганная до полусмерти? Гарри боялся даже подумать о том, что утром они войдут в ее комнату, а там — разбитое окно. И маленькая фигурка с мокрыми от дождя волосами, разметавшимися по грязной земле.

Доставшаяся им комната была вытянутой и довольно узкой. В торце напротив двери — высокое окно с решеткой. Тяжелые оливковые портьеры, перетянутые по обе стороны от окна витыми шнурами с шелковыми кистями. Две массивные односпальные кровати, разделенные лакированным столиком из темного дерева: высокие изголовья и стена над ними были украшены драпировками с орнаментом. На столике — магическая лампа под огромным конусообразным абажуром. Напротив — высокий камин, облицованный черной керамической плиткой. Пожалуй, для отопления одной маленькой комнатки такого камина было лишку, в чем Гарри очень быстро убедился. Завершали убранство темные обои с вычурными узорами и овальное зеркало у двери.

Кровать у окна Гарри уступил Луне. Почему‑то казалось, что в уголке она будет в большей безопасности.

Они вместе с остальными потратили полчаса, выбирая смежные комнаты. Малфой устроил из этого настоящее представление: то перина жесткая, то обои слишком светлые, то неприятные воспоминания о гостях, то спальня Люциуса и Нарциссы — у–у–у, святая святых! Его апартаменты — три объединенных комнаты с отдельной ванной — находились в левом крыле, сразу за поворотом коридора, но пускать его туда Брустер наотрез отказался.

Еще минут двадцать ушло на изучение обстановки, разведение огня в камине и наведение защитных чар. Луна с любопытством разглядывала узоры на стенах, прыгала на перине и гладила шелковые кисти на портьерах. Гарри вызвал Кричера и попросил принести теплого молока и печенье. И вот теперь, наполнив желудок, щурясь от яркого огня и блаженно потягиваясь, он чувствовал себя… почти как дома. Здесь было спокойно. Тепло. Уютно. Луна молчала, но молчание не тяготило, не раздражало. Казалось, так и должно было быть: расслабленность, покой, робкий скрип пружин и шелест портьер.

Перемену обстановки Гарри не увидел — почувствовал. Повернул голову. И напрягся. Глядя куда‑то в потолок, Луна с отсутствующим видом развязывала тесемки на кофточке. Гарри усомнился в том, что она понимала, что делает, — видимо, напрочь забыла о его присутствии, витая в облаках. Он заерзал на кровати, шумно вздохнул и даже кашлянул. Не помогло. Кофточка полетела на кровать, проворные пальчики принялись за пуговички на серой блузке.

Почему у него не получалось сделать вид, будто ничего не происходит? Стыд обжег щеки, и Гарри с ужасом осознал, что на лице вот–вот расцветут красные пятна. Джинни никогда не переодевалась при нем, даже в тот ужасный несостоявшийся первый раз заставила его погасить свет и натянула одеяло по шею. А ведь Джинни была его девушкой!

— Э–э–э, — проблеял Гарри, сминая покрывало вспотевшими ладонями.

Луна — слава богу! — обратила на него взор своих ясных голубых глаз и подняла брови, отчего ее глаза показались выпученными и чуточку… нечеловеческими. Карикатурными.

— Наколдовать тебе ширму? — предложил Гарри высоким голосом. С усилием откашлялся.

До Луны наконец дошла причина его нервозности.

— О, не стоит, — она покачала головой — огромная копна волос всколыхнулась, — не переживай, я вполне одета. Но можешь отвернуться, если тебе неприятно.

— Да нет, почему неприятно. — Интересно, когда он успел превратиться в косноязычного дебила? — Я подумал, это была идея Брустера… а ты девушка… то есть…

— Я рада, что ты заметил, — Луна ласково улыбнулась, снимая блузку. Гарри с облегчением выдохнул, увидев под ней застиранную синюю футболку с нарисованным огромным ежом. Луна выдернула низ футболки из штанов, и Гарри удивленно моргнул: эта штука доходила ей почти до коленей! Спрашивается, как она там помещалась?

— Ты очень хороший, Гарри, — неожиданно произнесла Луна и опустилась на край постели. Гарри смотрел на нее удивленно, ожидая продолжения, но его не последовало. Луна повернулась к столику и погладила "Чудовищную" книгу по корешку.

— Думаешь… — Гарри помедлил, наблюдая, как книга щурит глазки под нежными прикосновениями и причмокивает ртом с обломками зубов. — Думаешь, мы ошиблись, и это был не Малфой?

— Ты о моей палочке?

— И о ней тоже.

— Я думаю, не ошиблись. Ты мог бы определить, для какого заклинания она использовалась в последний раз, но, боюсь, я не помню свое последнее волшебство.

— Ты пыталась заставить картины в холле левитировать! — оживился Гарри.

— А еще сращивала страницы книге, разжигала огонь, подогревала чай и вешала амулеты, — грустно улыбнулась Луна.

— Точно, — Гарри сник.

— Я думаю, кто‑то взял мою палочку, потому что она была ему нужна. А потом вернул. Я не могла потерять ее. Ты мне веришь?

— Я… не знаю, — Гарри отвел взгляд. — Что‑то странное происходит. Один из нас убит, мы заперты в поместье и не можем связаться с другими волшебниками, а они не могут нас найти. В темноте прячется что‑то черное и зловещее. И эта история с ядом…

— Тебе страшно? — серьезно спросила Луна.

Гарри посмотрел на нее, затаив дыхание. Он мог рассказать ей о своих страхах? Девочке со съехавшей крышей и мечтательными глазами? О том, чего не говорил никому: ни Рону, ни Гермионе, ни Дамблдору? О том, что рассказал бы разве что Сириусу?

Или нет?

Гарри моргнул, и секундный порыв — это чувство невероятной близости, это желание обнажить душу — исчез, оставив после себя какое‑то пристыженное, болезненное отчаяние.

— Страшно, — честно признался Гарри.

В конце концов, она не просила его выворачиваться наизнанку.

— Мне тоже, — Луна сосредоточенно кивнула. — Мы с папой собирались в Румынию на моих каникулах. Посмотреть летучих вампиров и вьюнолярву. Папа хотел посвятить им раздел в "Придире", хотя, скорее всего, найти их будет непросто.

— Это, наверное, опасно, — предположил Гарри.

— Вовсе нет! Летучие вампиры пьют магию, но если наблюдать за ними издалека, то ничего страшного не случится. Говорят, — Луна почему‑то понизила голос до заговорщического шепота, — это они делают из волшебников сквибов. Высасывают магию до капли.

Гарри не знал, что на это ответить.

— А вьюнолярвы питаются сновидениями, — продолжила Луна так же тихо. — Присасываются к душе и каждую ночь тянут из человека его сны. Поэтому многим снятся ужасные вещи. Папа говорит, их очень много в Румынии, так же как и обычных вампиров. Но, — Луна вздохнула, — если мы не выберемся из поместья, я так никогда и не увижу ни одной вьюнолярвы.

— Мы выберемся, — пообещал Гарри, обрадовавшись возвращению разговора в привычное русло.

— Давай спать, — Луна встала и отвернулась, сдернув с кровати покрывало. Подняла одеяло, взбила подушку.

— Давай, — согласился Гарри.

Позже, когда они залезли в постель и погасили свет, оставив угли в камине слабо тлеть, Гарри лежал, уставившись в потолок и мысленно перебирая события дня. На душе почему‑то было спокойно. Не волновали ни мертвое тело в холле, ни истерика Малфоя, ни яды, ни притаившееся во тьме чудовище. Гарри чувствовал себя защищенным. Расслабленным, умиротворенным. Обо всех невзгодах он подумает завтра, а пока… Балансируя на грани сна и яви, он вдруг вспомнил кое‑что.

— Луни, — прошептал в темноту, с усилием шевеля губами. — Если я вдруг снова буду кричать во сне, ты извини.

Легкий шорох.

— Ничего. Я понимаю.

И провалился в сон.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

— Гарри, Гарри, проснись…

Голова мечется по подушке, волосы слиплись от пота, глаза под веками дергаются, вращаются, а с губ срываются хриплые, отрывистые стоны.

… Он хватает протянутую ладонь, и та хрустит под его пальцами. Он чувствует движение сломанных косточек там, под опухшей, посиневшей от внутреннего кровоизлияния кожей. От неожиданности, от испуга разжимает пальцы — и человек падает назад, в распахнутую пасть огненного чудовища. Белые волосы обгорают мгновенно, мантия вспыхивает, а под ней сломанные ребра. "Их методы… гуманные методы…" — шепчет чей‑то голос: "Я больше не хочу в ад".

— Гарри! — его настойчиво потрясли за плечо.

Он подскочил на постели, мокрый от испарины, хватая ртом тяжелый, раскаленный воздух, впиваясь ногтями в ладони и оставляя на коже полумесяцы порезов. Луна чуть отстранилась — пелена сна спала, и он разглядел очертания ее плеч сквозь темноту. В окно пробивался жуткий, какой‑то кровавый свет оранжевого месяца, угли в камине почти потухли.

— Тебе нужно с этим что‑то делать, — тихо заметила Луна, коснувшись его щеки, стирая остывающий пот кончиками пальцев. Гарри дернул головой, стремясь избавиться от боли в шее, и Луна уронила руку на колени.

— Отправить тебя в отдельную комнату, — выдохнул Гарри, запустив пальцы в спутанные волосы.

— Это не главное.

— Ты сама сказала, что с остальным ничего не поделаешь.

— Что тебе снится?

Гарри решил, что ослышался. Времени — он, сощурившись, скосил глаза на камин — немного за полночь: угли еще не успели окончательно угаснуть. Луна должна скрипеть зубами от досады и проклинать его с его кошмарами, а не выпытывать, отчего ему плохо спится!

— Малфой, — выдохнул Гарри и сам усмехнулся, до того нелепо это прозвучало. Малфой — его главный ночной кошмар, подумать только!

— Мы искали предпоследний крестраж в Выручай–комнате, и Малфой с Крэбом и Гойлом попытался меня схватить, чтобы выслужиться перед Волан‑де–Мортом.

— Ты рассказывал.

— Правда?

— После финальной битвы.

— Я плохо помню, что было после финальной битвы. Но во сне Малфой погибает в огне. Я не могу поймать его руку, у него влажные пальцы, ладонь выскальзывает, и мы… я сам не успеваю вырваться из комнаты.

Гарри умолк. Облаченный в слова, сон уже не казался ему таким жутким.

— Тебе снится смерть, — призрачным голосом произнесла Луна.

— Да. Но ведь я вытащил его тогда?

— Я думаю, все дело в чувстве вины. Ты винишь себя в том, что не смог спасти друзей, и даже спасенные тобой жизни не компенсируют потерь. Тем более жизни врагов. Тебе кажется несправедливым, что остались живы те, кто, по–твоему, заслуживал смерти, а друзья умерли. Ты был бы не прочь обменять живых на мертвых, хотя признаться себе в этом тяжело. И ты злишься на себя за это желание…

— Но это… — пробормотал Гарри, чувствуя себя сбитым с толку и беспомощным. — Это же глупо.

- …и наказываешь себя во сне, — тихий, вкрадчивый голосок Луны звучал потусторонне. На какое‑то мгновение Гарри показалось, с ним разговаривает собственное подсознание. Луна помолчала. Улыбается, понял Гарри. Она всегда улыбалась, замолкая, погружаясь в свои мысли, и взгляд у нее при этом затуманивался, расфокусировался, становился совершенно нездешним.

— Я думаю, ты принял на себя слишком много, Гарри. Отгородился от друзей, предложивших помощь и поддержку, чтобы в одиночестве биться с врагом. И ответственность за чужую гибель тоже пытаешься взвалить на свои плечи, а потом обижаешься, что никто не понимает, как это тяжело и как она давит. Вот это уже действительно глупо.

Гарри нервно заерзал на постели. Голос звучал близко–близко, и он ощущал ауру странного, мучительного напряжения, исходящую от сидящей рядом девушки.

— Но ведь… Луни! Это действительно так! Я один… Это я виноват… Если бы я был чуть сообразительнее, если бы не погряз в собственных…

— Если бы да кабы, — пропела Луна почти весело. — Ты забываешь одну вещь. Ты — не мессия. Ты Гарри, только Гарри.

Воспоминание вдруг расцветило темноту перед глазами яркими кляксами.

Ему одиннадцать. Пустынный островок посреди моря, ночь, шторм. Дом, насквозь просвечиваемый молниями через щели в оконных рамах. С потолка, уныло покачиваясь, на проводке свисает одинокая лампочка. На скрипучей кровати, с которой минутой раньше вскочил перепуганный Дадли, восседает здоровяк в нелепой потрепанной одежде и с бородищей до пояса. Розовый зонтик в его ручище выстреливает в камин, и загорается пламя, а потом письмо, рассказ о Хогвартсе… "Ты волшебник, Гарри"… "Я волшебник? Нет, наверное, вы ошиблись, я не волшебник. Я просто не могу им быть. Я же Гарри. Только Гарри".

Куда же делся этот "только Гарри" за прошедшие годы? Что от него осталось, и осталось ли вообще что‑нибудь? Неужели именно его видела в нем Луна: испуганного мальчика, задерганного подростка, на которого взвалили слишком много? Неужели ей удалось разглядеть в нем это сквозь толщу наслоенных чужих ожиданий, клеветы, пророчества и клейма Того–Кто–Выжил?

— Ты просто разучился быть им, — добавила Луна. Ее теплая ладонь на ощупь отыскала его руку и чуть сжала пальцы. — От тебя зависело многое, Гарри. Но не все. Люди сами делали выбор.

— Не было у них никакого выбора.

— Выбор есть всегда. Хорошие люди отличаются от плохих как раз тем, что гибельные варианты событий даже не признают за варианты. Принимают назначенную цену, искренне веря, будто у них не было выбора. Ты хороший, Гарри, и не надо стремиться быть идеальным.

Она погладила тыльную сторону его ладони осторожно, едва касаясь. Большой палец соскользнул на запястье, нечаянно, а может, специально ловя пульс. Гарри затаил дыхание. Эта ласка в темноте, такая неожиданная, такая простодушная, заставила его сердце забиться быстрее, и он вдруг понял, что Луна чувствует это: учащенную пульсацию крови в венах на его запястье, лихорадочный жар, растекшийся по чуть влажной со сна коже. Чувствует и может неправильно истолковать… или как раз правильно? Гарри был в смятении. Близость Луны вдруг перестала казаться невинной, ее робкие прикосновения окрасились недвусмысленным оттенком влечения. И Гарри не понимал, было ли это внезапно пробудившееся желание взаимным, отдавала ли Луна себе отчет в том, что делала, вкладывала ли она в это тот же смысл, испытывала ли те же ощущения, что и он, или у него просто помутилось сознание. Ведь у него была Джинни. Пусть далеко, пусть они виделись раз в несколько месяцев, пусть подчас не все было гладко, но у него уже была девушка, которую он любил. Правда?

А что же тогда было это?

— Эй, — шепнула Луна встревоженно. — В чем дело? Ты перестал дышать.

— Я… э–э–э… — ничего умнее в голову не пришло.

— Ясно. Гоняешь мыслешмыга, — Луна встала и потянулась. Гарри услышал, как хрустнули суставы.

— Кого? — тупо переспросил Гарри, сжимая в кулак руку, которую она держала секунду назад. Господи, о чем он сейчас думал, это же Луни! Темнота, будь она неладна.

— Нужно выспаться, — не ответив на вопрос, продолжила Луна. — Брустер что‑то говорил о подземельях. Завтра будет тяжелый день.

Зашуршало одеяло. В проникающем сквозь окно туманно–кровавом мареве девичья фигурка казалась нереальной. Гарри улегся, натянув одеяло до самого подбородка, и закрыл глаза. Перед мысленным взором выткалась задорная курносая девчонка с копной огненно–рыжих волос. Только лицо у нее почему‑то расплылось, приобретая совсем нехарактерную мечтательность, а волосы выцвели, рассыпались по плечам и спине множеством неопрятных пепельных завитушек.

Проваливаясь в сон, Гарри чувствовал, как горячо пульсирует жилка на запястье.

* * *

— Доброе утро, — Луна сидела на кровати, флегматично расчесывая спутанные волосы. Расческа то и дело застревала, зубцы отскакивали от свалявшихся локонов, слышался треск рвущихся волос. Из‑под одеяла выглядывала голая ступня — Гарри поймал себя на том, что уже не первую минуту наблюдает за тем, как пальчики отсчитывают странный ритм: наверное, Луна напевала что‑то про себя.

— Доброе, — Гарри потянулся и широко зевнул.

Луна продолжила свои варварские действия.

— Я уже думала, придется тебя будить. Времени почти девять.

Гарри нахмурился, надевая очки. Он не чувствовал себя отдохнувшим, хотя проспал всю ночь без кошмаров… или с кошмарами? Смутно помнил, что снилось что‑то неприятное. Оно вкралось в сон вместе с ощущением пульсации в запястье, потом на внутренней стороне локтя, на шее. Оно не вызывало видений, от него просто было тошно. Гарри потер лоб, раздумывая, что все это значит, хорошо это или плохо.

Луна тем временем уже вылезла из постели и начала одеваться.

— Слушай… — заговорил Гарри и замолчал. Луна уставилась на него вопросительно.

Буммм.

— Поттер! — долетело из‑за двери. — Лавгуд! Открывайте!

Буммм.

— Блейз? — Гарри поспешно выбрался из кровати и, как был в полосатых пижамных штанах и футболке, снял защитные заклинания с двери. Замерцала серебристая пыль, воздух подернулся дымкой. Из центра — от самой двери — разошлось несколько мутных кругов, точно волны по воде — от мелкого камешка. Все еще держа в руке палочку, Гарри распахнул дверь.

Блейз стоял, опершись о косяк. На Гарри он не смотрел, его настороженный, цепкий взгляд блуждал по темному коридору.

— Слава Мерлину, — произнес Забини, протискиваясь мимо Гарри в комнату. — Вы все еще здесь, — короткий взгляд на озадаченную Луну. — Малфой исчез.

— Опять? — вырвалось у Гарри.

— Брустер не отпирает, — добавил Блейз, точно одной скверной новости было мало. — Я стучал, он не отзывается.

— Может, еще спит, — пробормотал Поттер растерянно.

— Ты сам в это веришь?

— Нет.

Он действительно хотел верить, но не получалось.

— И на сладкое, — буркнул Блейз. — Моя палочка тоже испарилась.

— Вот зараза! — выдохнул Гарри, хватая со спинки кровати штаны. Натянул их прямо поверх пижамных. — Это Малфой!

Разыграл, надавил на жалость, одурачил, как последнего болвана. Одна слезливая история — и он повелся, развесил уши, распустил сопли бахромой. Браво, Малфой!

— Я же знал, я догадывался, — Гарри метался по комнате, не находя себе места. Злость бурлила в крови, отравляя мозг, мешая соображать. — Это он убил Нотса, воспользовавшись палочкой Луны, а потом подбросил палочку назад, подстроил все так, будто она ее просто потеряла. Теперь он украл твою.

— Я положил ее под подушку, — сказал Блейз. — Вечером наложил защитные чары и лег спать. А утром — ни чар, ни палочки, ни Малфоя.

— А Брустер? Его защита действует?

— А как, по–твоему, я мог это выяснить без палочки?

— Ладно, — Гарри остановился, переводя дух, стараясь успокоиться. — Идем к Брустеру. Если не откроет, обследуем дом. Хотя стойте.

Его взгляд упал на рюкзак, лежащий возле стола. Он медленно присел на корточки, не вполне уверенный, стоит ли показывать Блейзу и Луне его содержимое. Моуди отдал ауроскоп ему лично, причем с глазу на глаз, и Гарри воспринял задание как персональное, более того — секретное. Но ведь ситуация изменилась? Теперь он может… нет, должен воспользоваться ауроскопом.

Осторожно, даже с опаской, Гарри разгреб кучи чистых носков, пергаментов, перьев и прочих мелочей. Прибор лежал на самом дне рюкзака — тусклый стеклянный круг в металлическом обруче. Гарри вынул его и водрузил на столик. Никак не мог отделаться от смутного чувства благоговения и трепета, когда дело касалось странных волшебных вещиц, изобретенных не менее странными волшебниками.

— Драко Малфой, — выдохнул Гарри, пристально вглядываясь в белесую муть, заключенную в стекле.

Круг дрогнул и пришел в движение. Медленно, невыносимо медленно в самом его центре расцвела чернильная клякса, жуткая, как надвигающаяся грозовая туча, непроницаемая, давящая. Страх, догадался Гарри. Знание пришло к нему само, из ниоткуда. Драко Малфой чего‑то боялся, и не просто боялся, а испытывал панический, животный ужас. Глядя в ауроскоп, Гарри сам почти физически ощущал, как давит на плечи исполинская тяжесть, как путаются и мутнеют мысли, когда их заволакивает багровым туманом страха. И не видно выхода, и нет спасения.

— Что это? — прошептал рядом голосок Луны.

Гарри вздрогнул — девушка присела на краешек кровати и теперь неотрывно смотрела в глубину ауроскопа. В ее глазах отражались два чернильных пятна.

— Страх, — отозвался Гарри. — Малфой чего‑то боится. Или кого‑то.

— Нас? Того, что мы можем помешать ему что‑то совершить?

— Воз… — Гарри запнулся. Нет. Невозможно. У Малфоя есть палочка, он знает свой дом лучше каждого из них, в доме он защищен. Он спрячется так, что найти его будет непросто, тем более что Брустер и Нотс не успели обезвредить все родовые ловушки. Если Малфой кого‑то и боится, то не их.

— Не думаю, — сказал Гарри, неприязненно глядя на ауроскоп.

— Тогда тварь, — предположила Луна. — Она снова приходила сегодня ночью.

— Ты почувствовала? — Гарри показалось, на затылке зашевелились волосы.

— А ты разве нет? — Луна протянула руку, сомкнула пальцы у него на запястье. — Вот здесь, — коснулась внутренней стороны локтя, — здесь и здесь, — пальцы остановились на шее, в том месте, где пульсировала сонная артерия. — Оно всегда ощущается как сильные толчки крови в венах.

— Что — оно? — мрачно уточнил Блейз. — Я так понимаю, вам что‑то известно? О чем речь?

— Это… чудовище. Существо, — объяснил Гарри. Голос предательски дрогнул. Он повидал много тварей и в зверином, и в человеческом обличье — а люди подчас опаснее животных! Но еще никогда не испытывал такого всеобъемлющего ужаса. — Оно выходит по ночам и… просто находится рядом.

— Его можно увидеть, как сгусток черноты, оно темнее самой темноты. Или как черный дым, — добавила Луна совсем тихо.

— Какой‑то дух? Призрак? — не понял Блейз.

— Когда увидим, узнаем, — раздраженно сказал Гарри, поднимаясь с колен. — А пока надо достучаться до Брустера. Идемте.

В коридоре было холодно. Окно за поворотом так и осталось разбитым: Брустер запретил к нему приближаться, да никто особо и не рвался. Сырой утренний ветер гулял по коридору, пламя горящих на напольных подставках свечей колебалось. Освещая путь палочкой, Гарри добрался до двери в смежную комнату.

— Брустер! — позвал он и стукнул в дверь кулаком. — Аврор Брустер, вы здесь?

Ответом было молчание. От холодного ветра по коже поползли мурашки.

— Аврор Брустер!

— Это я уже пробовал, Поттер, — заметил Блейз, — с нулевым результатом. Проверь лучше на заклятия.

Гарри отступил на шаг, неуверенно потоптался на месте, прицеливаясь палочкой. Заклинание сорвалось с губ, и белый луч ударил в дверь, разлетелся брызгами света. В лицо дохнуло жаром, все разом зажмурились и отвернулись, прикрывая лица. Когда Гарри рискнул открыть глаза, пространство все еще мерцало и переливалось, очерчивая ровный магический контур, заключающий в себя дверь и часть стены.

— Ничего себе, — пробормотал Блейз, щурясь. — Вот это силища.

— Извини, — Гарри по привычке потер лоб, — я не думал, что так получится.

— Тебе только Упивающихся мочить, Поттер. Одним ударом пол армии скосишь. Как еще стена цела осталась.

— Стена‑то цела, а вот защите хоть бы хны, — буркнул Гарри. — Брустер окопался по всем правилам. Может, он просто поставил звукоизоляционный барьер? Потому и не слышит?

— И не чувствует, как ты его стены таранишь, да?

— Я думаю, нам нужно найти Драко, — произнесла Луна, оглядываясь.

— Отличная идея, Лавгуд, — хмыкнул Блейз. — И с чего начнем?

— С кабинетов, библиотеки и подвалов, — уверенно. — Оставим здесь сигнализационные метки и отправимся на поиски.

— Метки? — Блейз поднял бровь.

— Вот такие, — Луна легонько взмахнула палочкой, что‑то шепнула — и поперек коридора протянулась тоненькая золотистая ниточка. Секундой позже она погасла. — Теперь, если Драко или аврор Брустер ее заденут, мы сразу узнаем, — удовлетворенно сказала Луна и мечтательно улыбнулась.

— Где ты этому научилась? — Гарри все еще смотрел туда, где несколько секунд назад мерцала магическая нить. Приближаться и пробовать ее в действии не хотелось, он почему‑то был уверен, что подача сигнала — не единственное, на что способна эта безумно красивая штучка.

— В горах, — охотно отозвалась Луна. — Мы с папой охотились на горных гномов, знаешь. Очень шустрые существа, за ними не так‑то просто уследить.

Гарри вспомнились гномы в саду семейства Уизли. Безобразные маленькие человечки, которых Рон с близнецами с отвращением отправляли в полет через ограду. Интересно, Луна с отцом так же поступала с горными гномами? Гарри чуть не захихикал, представив Луну, раскручивающую над головой верещащий комок в пыльных тряпках и с бородищей до земли.

— Брустер еще не убрал ловушки из кабинетов и библиотеки, — сказал он, чтобы отвлечься от игры воображения.

Они направились по коридору к лестнице.

— Мы только заглянем и сразу назад, — предложила Луна.

У подножия лестницы остановились. Лестница упиралась в распахнутые двери гостиной. Гарри заглянул туда: пусто, шторы задернуты, и на них цветные блики от витражей. Направо вел еще один короткий коридорчик, а из него — несколько дверей, перегороженных ярко–желтой магической ленточкой.

— Лучше разделиться, — заметил Гарри. — Вы идите в библиотеку, а я осмотрю кабинеты. Их тут… — он быстро пересчитал, — четыре. Луна, помнишь обнаруживающие чары?

Девушка с улыбкой кивнула. Ее лицо — светлое, не замутненное ни единой мыслью — чуть было не заставило его передумать. Она справится. Гарри отвернулся, убирая ленточку. В конце концов, в Министерстве магии она дралась наравне со всеми. Она хорошо подготовлена к любым неожиданностям. И вовсе он за нее не переживает — что ему, переживать больше не о чем?

Гарри подождал, пока Луна и Блейз скроются за дверьми библиотеки. Несколько долгих мгновений стоял, прислушиваясь и борясь с желанием войти следом. Ему было бы спокойнее, если бы все они держались вместе, но… это всего лишь несколько комнат! Ты превращаешься в параноика, Поттер. Аластор Моуди — вот твое недалекое будущее. И далекое тоже. Это твое неизбежное и вечное будущее, Поттер.

Исполненный мрачной решимости, Гарри повернул ручку и шагнул в первый из кабинетов.

Пронзительная тишина. Тяжелый, спертый воздух. Серый утренний свет, пробивающийся сквозь высокое арочное окно, закованное в решетку с неизменными витражами: танцующая ведьма в длинном платье с летящими юбками и светлыми, почти белыми волосами, развевающимися за спиной; запрокинутое, смеющееся лицо, вскинутые навстречу небу руки. Странная немая картина — сказочная, волшебная. Гарри невольно залюбовался, очарованный и растерянный. Наверное, так выглядела Нарцисса в юности: невесомая, счастливая, окрыленная. Наверное, так же выглядела бы и Луна… попади она в эти удивительные витражи.

Крупные капли дождя вдруг забарабанили в стекло. Все быстрее. Ведьма прекратила кружиться и оглянулась, как будто могла видеть дождь. Капли поползли по окну, и каждое цветное стеклышко словно потекло, вытянулось: это намокли роскошные светлые пряди волос и обвисли шикарные юбки платья. Ведьма обхватила себя руками, подошла к раме и оперлась об нее плечом, опустив голову.

Гарри встряхнулся. Черт возьми, что за наваждение! Еще одна малфоевская ловушка? Пока непрошенный гость таращится на витражи, его можно и того… авадой… легко! Гарри вздрогнул, вскинул палочку, злясь на себя за неосторожность. Болван, как и было сказано.

Впрочем, на его счастье кабинет оказался пуст. Если кто‑то в него и входил, то следов не оставил.

Гарри вышел в коридор, мысленно клянясь больше не глядеть на окна.

А глядеть и не пришлось. В следующей комнате окна оказались плотно зашторены. То, что внутри кто‑то есть, Гарри не увидел — почувствовал. Его слух уловил отголосок ускользающего звука: шороха ткани, шелеста пергамента, тяжелого дыхания — и все замерло, кануло в гробовую тишину.

— Малфой! — требовательно позвал Гарри. — Я знаю, что ты здесь.

Если бы не жуткое нагромождение мебели: какие‑то комоды, сейфы, серванты, — Гарри увидел бы его сразу.

— Стой, где стоишь, Поттер! — раздался из темной глубины резкий голос, потом вдруг хлюпанье носом. — Дважды не повторяю.

Гарри замер, лихорадочно обшаривая взглядом ближайшую мебель.

— Что ты сделал с Брустером? — спросил он и осторожно шагнул к краю комода. Если тихонько выглянуть…

— Ничего я с ним не делал… Ступефай!

Луч заклятия промчался мимо, едва не опалив волосы на виске, и Гарри шарахнулся назад, вжался спиной в комод. Луч врезался в стену и угас.

— Я предупреждал! — истерично выкрикнул Малфой и снова шмыгнул. — Лучше сгинь отсюда, Поттер, пока цел.

— Чего ты добиваешься? Хочешь нас всех перебить? Ты чокнулся, Малфой?

— Я мог бы чокнуться в министерских казематах, — огрызнулся Драко. Гарри слышал, как он возится: что‑то двигает, чем‑то гремит. — Но я все еще в здравом уме. И я никого не убивал, мне до вас нет дела, понял?

— Нотс мертв, Брустер в своей комнате и не отвечает…

— Ну, а я здесь причем?

— Ты украл палочку! — Гарри начал терять терпение. — Сначала у Луны, потом у Блейза.

— Не украл, а позаимствовал, — Драко нервно хихикнул и как‑то совсем не аристократично подавился соплями. — Подумаешь, палочка. Это не доказательство.

— Мне достаточно. Брось палочку и выходи! Если выйдешь сам, я ничего тебе не сделаю.

— Вранье. У тебя который день руки чешутся меня прикончить.

— Чего? — удивился Гарри.

— Слушай, Поттер. Малфои дважды не повторяют. Сейчас ты развернешься и выйдешь отсюда тихо, мирно и без резких движений.

— Все, я понял, — Гарри осенило. — У тебя простудная лихорадка!

— Ме–е–ерлин, Поттер, оставь меня в покое. Добром прошу, уйди.

— И не подумаю. До тех пор, пока не расскажешь, зачем убил Нотса и что сделал с Брустером.

— Да сколько ж раз тебе говорить, не убивал я никого!

— Тогда кто? — не унимался Гарри. Звуки, долетающие из‑за мебельных баррикад, ему активно не нравились: что‑то постоянно падало, шелестело, хлопало и трещало. Не говоря уже о сопении и хлюпанье простуженным носом. Гарри крошечными шажками подкрался к самому углу комода и замер, собираясь духом.

— Я не знаю, Поттер. Ни единого предположения.

— И ты думаешь, я поверю?

— Придется, — фыркнул Малфой. Что‑то грохнуло. — Потому что, пока ты за мной бегаешь, тварь разгуливает на свободе и никто не помешает ей…

— Тварь? — перебил Гарри и передумал высовываться из‑за угла.

Кажется, Малфой напрягся. Шорохи на несколько мгновений прекратились.

— Я образно выразился.

— Что за тварь? Ты ведь знаешь, да? Это ты выпустил ее? И натравил на авроров?

— Поттер, — устало. — Ну скажи мне, откуда в твоей голове берутся такие чудовищные идеи? Мне иногда кажется, ты специально где‑то учился. Может, у своих магглов?

— Я пытаюсь разобраться, — огрызнулся Гарри. — Мог бы посодействовать, если твоя хата и впрвду с краю.

— Посодействовать? Тебе? И что мне за это будет? Еще одно слушание в Министерстве?

Бабах!

— Слушай, ты чем там занят, а? Стены разбираешь? Подкоп роешь?

— Не твоего ума дело.

— Я ведь не уйду, Драко. И не рассчитывай. А оглушающим не промахиваюсь.

— Угрожаешь?

— Предупреждаю.

— А знаешь, Поттер… — начал было Драко. Его голос — спокойный, без надлома и ненависти, чуточку гнусавый от простуды и хрипловатый — прозвучал вкрадчиво и как‑то… интимно. Шорохи стихли, что‑то тихонько щелкнуло, но Гарри не обратил на это внимания. Он был слишком удивлен этим непривычно естественным, неманерным голосом.

— Если бы ты тогда, на первом курсе, пожал мне руку, все могло быть иначе. Ты никогда об этом не задумывался?

В первый миг Гарри не понял.

— Иначе? — переспросил он.

— Ну, не знаю, как для тебя, а для меня точно иначе. Не так страшно, — произнес Малфой совсем тихо, Гарри едва разобрал его шепот. — Тебе бывает страшно, Поттер? Долбанный Мальчик–Которому–Хоть–Бы–Что. Вечный стяг над аврорской армией. Они могли бы сделать твою четырехглазую физиономию эмблемой Министерства. Очки и шрам! А? Какая экспрессия.

— Мал… Драко, — выдавил Гарри через силу. — Луна умеет готовить перечное зелье…

— Ну что тебе стоило, а, Поттер?

— Я не понимаю.

— Да уж, — Малфой усмехнулся. — Где тебе понять. Ты ведь дальше своего носа не видишь. Привык идти по головам.

— Так объясни! — не выдержал Гарри. Подумать только, он стоял тут и пытался вникнуть в температурный бред Малфоя вместо того, чтобы просто скрутить его по рукам и ногам и доставить в комнату наверху.

— Ладно, — Малфой хлюпнул носом. — Это уже не важно. Я просто думаю сейчас… Знаешь, Поттер, я должен сделать одну вещь, и это… это так тяжело… и страшно… ха–ха–ха, — с расстановкой произнес он. — Цени красоту момента, Драко Малфой признается, что ему страшно. Слышал бы меня отец.

— Всем бывает страшно, — тупо сказал Гарри. — А в том, что ты трус, никто и не сомневался, тут и скрывать нечего.

— Заткнись. Я тебе душу изливаю, урод, — Малфой помолчал. — Когда тебе бывало страшно, ты бежал к рыжему нищеброду. Или к грязнокровке, верно, Поттер? А то и к Дамблдору. А мне бежать было не к кому, и до сих пор не к кому. И если уж я начал жалеть, что ты не протянул мне руку восемь лет назад, это что‑нибудь да значит. Ведь тогда я бы мог с тобой поговорить, и ты бы понял, и мне было бы уже не так страшно… правильно, Поттер?

— Чего ты боишься? — вопрос прозвучал фальшиво, но, черт подери, Гарри не мог и не желал проникаться участием к Малфою! Ни участием, ни жалостью — ничем другим.

— Тебе действительно интересно?

Что это? Надежда в голосе? Или простое любопытство? Очень захотелось сказать: "Ты не оставляешь мне выбора", — но Гарри проглотил язвительную реплику.

— Действительно.

— Долга, наверное, — видимо, Малфой и впрямь крепко задумался. Его возня стихла. Гарри решил, что глупо упускать шанс, и, прижимаясь спиной к комоду, подкрался к самому углу.

— Какого долга? — участливо спросил он. Если бы знать, куда Малфой сейчас смотрит!

— У чистокровных волшебников существуют кодексы, Поттер. Ты этого, конечно, не знаешь, тебе и не положено. В основном негласные, но иногда в самых древних и сильных семьях встречаются кодексы, прописывающие обязательные магические контракты. Когда рождается ребенок, над ним совершаются обряды…

— По удалению мозга? — не вытерпел Гарри.

— По сохранению чистоты крови! — голос у Малфоя зазвенел.

— Кастрация? — Гарри сам удивился своей сообразительности.

— Не путай с собой, — огрызнулся Малфой. — Я не сказал прерывание рода, придурок! Я сказал, сохранение чистоты крови. Или для тебя нет разницы?

— Ладно, я понял. Так что за обряды?

— Что бы ни произошло, род не должен прерваться, — уже спокойнее объяснил Малфой и повторил медленно и вкрадчиво: — Что бы ни произошло.

Гарри показалось, он начинает что‑то понимать. Очень смутно, интуитивно. Догадка проскользнула в сознание скользкой, юркой змейкой — поймать бы за хвост и вытянуть наружу. Мозг заработал на полную катушку. "Что бы ни произошло" — это, конечно, заточение Люциуса и Нарциссы в Азкабан, и теперь Драко нужно во что бы то ни стало вытащить их оттуда, иначе… Иначе что?

— Для этого, — продолжил Малфой, — задействуются древние силы. Особая магия. Особые метки, отмечающие чистокровных волшебников и не позволяющие рождаться детям от грязнокровок и магглов. Особые хранители, следящие за выполнением положений кодекса.

— То есть, на тебе тоже есть метка? И кто‑то контролирует твои действия? — не понял Гарри. — Так это еще хуже, чем коровы на ферме, Малфой! Меченый, подконтрольный — в чем привилегии чистокровных, если не дают жить, как хочется?

— Никакой я не меченый! – зарычал Драко. Из‑за заложенного носа рык получился гнусавым и неубедительным. — Есть долг, который я должен исполнить! И есть хранители, которые… которые… в случае неисполнения… — его голос сорвался. Малфой тяжело дышал.

— Что? — подтолкнул Гарри. — Они убьют тебя? Или оскопят?

— Пошел ты, — буркнул слизеринец.

Снова что‑то грохнуло, затрещало. После минутного затишья звуки резанули по ушам и на мгновение оглушили. Видимо, Малфой разозлился и принялся за свою деятельность с удвоенной силой и раздражением.

Вот тут и настала пора действовать.

Гарри резко высунулся из‑за угла комода, вскидывая руку и, не целясь, взмахнул волшебной палочкой:

— Экспеллиармус!

Он успел увидеть нагромождение книжных шкафов, отодвинутых от дальней стены кабинета, рассыпанные по полу книги и пергаменты, ящики, обрывки сорванных со стен обоев, развороченную стену и камни – много–много серых булыжников на полу. Заклятие ударило прямиком в черный проем в стене, брызнула каменная крошка, и пыль клубами взметнулась с пола. Застигнутый врасплох Малфой не успел пригнуться, Гарри просто позорно промазал. И тут же обругал себя последними словами. Уже отшатываясь назад, в укрытие комода, заметил, как Малфой развернулся и вскинул палочку.

— Бомбарда! — взвизгнул он.

Доли секунды, за которые заклятие преодолело расстояние, растянулись для Гарри на целую вечность. В голове пронеслись мысли, что шокированный его выпадом Малфой рубанул с плеча первым пришедшим в голову заклятием. Что это заклятие, примененное не по назначению, разнесет сейчас в щепки не только комод, но и половину кабинета. Что Луна и Блейз теперь уже наверняка услышат грохот и примчатся на выручку, а Гарри отчаянно не хочется втягивать в это девушку.

Потом был взрыв: белый луч ударил в комод, отшвырнул его прямо на Гарри, и тот повалился на пол, закрывая голову руками и зажмурившись. Что‑то со всей силы ударилось в плечо, в бок, острый угол оторванной дверцы врезался под ребра, и у парня перед глазами потемнело от боли. Посыпались доски, щепки, разлетевшиеся вдребезги стекла — это разбились дверцы стоящего рядом серванта.

Гарри лежал без движения, задыхаясь от обжигающей боли в ребрах и легких. На глаза навернулись слезы. Когда грохот утих, он чуть приподнял голову, сердито моргая, злясь на самого себя и боль, не дающую шевельнуться. Мантия Малфоя взметнулась в пыльном воздухе, и в следующее мгновение слизеринец нырнул в проем в стене.

— О, не–е–ет, — завыл Гарри.

Хватая ртом воздух, заставил себя разогнуться и подняться на ноги. При желании боль можно не замечать. Он подумает о ней, когда будет время, а пока главное — догнать гаденыша, обезоружить и… и… Гарри не знал, что с ним сотворит. Злость кипела в крови, толкая сначала действовать, а уж потом рассуждать.

Пролом в стене вывел в жуткий темный коридор. Потолок нависал над самой головой, и Гарри пришлось согнуться, чтобы не задевать его макушкой. Стены находились настолько близко друг к другу и были такими неровными, с острыми выступами, что Гарри порвал водолазку на плечах, пока пытался выровнять равновесие.

— Люмос!

Свет натолкнулся на тупик. Но ведь Малфой куда‑то делся? Не испарился же?

Два шага — и Гарри понял, что находится вовсе не в тупике. Коридор поворачивал направо, выливаясь в узкий проход, протиснуться в который было под силу разве что тощему подростку ростом в два фута. Еще пара шагов — и снова поворот, затем еще один. Пол уходил под уклон, пыль покрывала его толстым слоем — не магическая, а самая настоящая. Едкий запах земли, плесени, затхлости защипал ноздри, и Гарри громко чихнул, схватившись за стену, ободрав ладонь до крови. Выругался, сморгнул набежавшие слезы и двинулся дальше, проклиная все на свете и Малфоя в первую очередь. С потолка свисали жирные серые тенета. Гарри с отвращением отводил их от лица, но они все равно налипали на стекла очков и опутывали волосы. Гарри старался не рассматривать оплетенные паутиной трупики, некоторые из которых по размерам не уступали крысам, и нагибался как можно ниже, чтобы невзначай их не коснуться.

Он не слышал звука шагов впереди или за поворотом. Под подошвами ботинок хрустели мелкие камешки и косточки, обтянутые полуистлевшими шкурками. Крысы, мыши или еще кто‑то, видимо, селились здесь годами, если не веками.

Куда мог вывести этот петляющий коридор, больше похожий на вентиляционную шахту? Не упрется ли он в тупик? Не воспользуется ли Малфой одному ему ведомым рычагом, чтобы открыть боковой проход и ускользнуть? Не окажется ли он в подземельях?

Спустя несколько минут упорного продвижения вперед мысль о подземелье прочно засела у Гарри в голове. Уклон пола становился все ощутимее, и стали попадаться полуразрушенные лестницы со скользкими, покрытыми все той же жирной паутиной ступеньками из выщербленных, рассыпавшихся от времени камней. Гарри с них не сходил, а, скорее, съезжал, отвешивая приглушенные комментарии и не стесняясь в выражениях. Совсем худо стало, когда коридор оборвался за очередным поворотом и ухнул в черный колодец. Гарри, уже занесший ногу для нового шага, отпрянул, стукнувшись плечом об угол, и застонал от досады и боли. Склонился над колодцем, подсвечивая себе палочкой.

Первым, что он увидел, была лестница. Вернее то, что от нее сохранилось за столетия. Колодец уходил не строго вниз, а немного под уклон вправо, и убогие остатки ступенек тянулись как раз по этой пологой стороне.

— И я должен туда лезть? — пробормотал Гарри, соскребая со лба обрывки паутины, морщась и чувствуя, как его охватывает паника. Он не мог представить, чтобы Малфой только что прошел этим путем. Это же Малфой — трусливый, изнеженный. Он, конечно, родился в этом доме и по определению должен знать выверты здешней архитектуры, но коридором, если судить по его состоянию, уже много лет никто не пользовался! Разыгравшееся воображение услужливо нарисовало Гарри картину маслом: как он скатывается в черный колодец, прыгая задом по ступенькам и окончательно отбивая себе все кости, где‑нибудь футов через десять колодец петляет, а то и вовсе оканчивается тупиком, и Гарри Поттер, герой волшебного мира, навеки остается лежать колбаской в этой… архитектурной дудке! Тушите свет.

Глубоко вздохнув, Гарри опустился на колени, нагнулся над колодцем так низко, как позволяли трещащие от боли ребра, и вытянул руку со светящейся палочкой.

И увидел просвет.

Не черный круг очередного прохода, не стенку на повороте, а самый настоящий просвет! Сощурился, сморщился, боясь, как бы очки не слетели с носа и не канули в небытие, вгляделся внимательно, насколько позволяли слезящиеся от пыли глаза. В конце колодца действительно мерцал оранжевый огонек.

— Придется лезть, — мрачно констатировал Гарри. Спустил ноги с края, опираясь на вытянутые руки, заскрипел зубами от боли: хорошо бы отделаться ушибами, а если треснуло ребро? И пополз, цепляясь пальцами за острые выступы ступенек, ощущая спиной каждый чертов камешек, впивающийся сквозь тонкую ткань водолазки в кожу.

— Ничего, не привыкать, в Тайной Комнате было хуже. Здесь хотя бы василиска нет, — ободряюще сказал Гарри сам себе. И в этот момент пальцы сорвались.

— А–а–а!

Проехавшись по камням, он вылетел из колодца и приземлился на земляной пол. Неуклюже откинулся на спину, стукнувшись затылком о землю так, что перед глазами в веселом хороводе закружились звездочки. Секунды ушли на восстановление дыхания и способности двигаться, но то, что он больше не один, Гарри понял сразу.

— Какого… — раздался испуганный голос где‑то слева, в отдалении.

Гарри перевернулся на левый бок, выставляя перед собой палочку и стараясь отдышаться.

— Малфой?

Перед ним у дальней стены действительно стоял Драко Малфой. Коридор был намного шире и длиннее того, из которого Гарри только что вывалился через колодец. На стенах в специальных креплениях горели два оранжевых факела, разбрасывая вокруг искры и выхватывая из темноты очертания каменных дверей и пустых дверных проемов.

Малфой попятился. Гарри не успел рассмотреть стену — или дверь? — к которой тот прикасался, запомнил только начертанные на ней не то руны, не то латинские слова. А может, это вообще наскальные надписи первобытных Малфоев, и Драко спустился сюда, чтобы заняться антропологическими исследованиями?

Малфой отступил в темноту смежного коридора, огонек его палочки соскользнул со стены и задергался, когда он развернулся и предсказуемо пустился наутек.

— Стой! — завопил Гарри, подскакивая на ноги, игнорируя протестующие болевые спазмы в ребрах. — Остановись сейчас же!

Застрять одному в этом лабиринте? Боже сохрани, здесь же, поди, десятки ходов!

Гарри помчался следом, спотыкаясь, ориентируясь по удаляющемуся топоту ног и мелькающему впереди огоньку. Мимо чугунных решеток и испещренных надписями плит (надгробных?). Перескакивая через круглые люки в земле, скрывающие устрашающего вида колодцы с отражающей свет палочки водой на дне. Шлепая по лужам грязной, вонючей воды.

— Ступефай! — выкрикнул Гарри с привычным движением палочки. Заклятие унеслось вперед, но пролетело всего в каких‑то дюймах от улепетывающего Малфоя. Тот вчистил в два раза быстрее.

— Ступефай! — еще одна попытка, но Малфой уже на полной скорости вылетел за угол.

Сразу за поворотом крутая, узкая лестница взметнулась вверх, и, перескакивая через две ступеньки, Гарри краем глаза заметил пыльные колбы в нишах с запечатанными в них черепами: черные провалы глазниц, желтые зубы. До чего же серьезный контраст с интерьерами спален, кабинетов и каминного зала!

Легкие уже просто разрывались от боли, воздух выталкивался сквозь стиснутые зубы рваными толчками, и Гарри чувствовал себя огнедышащим драконом, настолько горячим казалось собственное дыхание. Широкий коридор с низким потолком — он едва разглядел, как исчезает за углом развевающаяся мантия Малфоя. Что‑то грохнуло, заскрипело… У Гарри волосы встали дыбом.

— Не смей! — завопил он во всю глотку. — Только попробуй!

— Возвращайся, как пришел! — прокричал Малфой, и, уже выворачивая из‑за поворота, Гарри увидел, как он ныряет в узкий проем и каменная плита въезжает на место, почти смыкается…

— Бамбарда! — в отчаянии проревел Гарри.

Ослепительная вспышка, ревущий ветер в ушах, брызнувшие во все стороны осколки камней.

— Протего! — Гарри пригнулся, неуклюже разворачивая над собой волшебный щит.

Грохот, столбы пыли, несущиеся навстречу булыжники, барабанящие по хлипкой силовой защите. Гарри не удержал напора, потерял равновесие и грохнулся на колени. Говорил же Блейз, что силищу девать некуда!

И воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохами оползающих камешков. А еще стонами.

Гарри с трудом поднялся, по–прежнему держа палочку наизготовку. Он не замурован в подземелье, это уже хорошо. Малфой схлопотал по шее за свою подлость. Нет, каков скот, а?! Улизнуть через тайный проход, оставив его одного блуждать в этом муравейнике!

— Малфой? — Гарри шагнул в развороченный заклинанием проем.

Слизеринец стоял на коленях, безуспешно пытаясь подняться. Его засыпало каменной крошкой с головы до ног, он чихал, тряс головой и тер кулаками глаза. Оглушен и напуган, может, чуточку побит, но цел, понял Гарри. Он подошел, вздернул его за шкирку, сам при этом чуть не завалился под тяжестью дезориентированного тела и бесцеремонно ткнул палочкой в шею.

— Ну? Экспеллиармус, что ли?


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Малфой с ненавистью глядел на него исподлобья. Спутанные грязные волосы спадали на глаза, руки стягивали невидимые волшебные веревки, на разбитых губах запеклась кровь, и длинная безобразная царапина пересекала левую щеку — все это вместе делало его похожим на пациента Святого Мунго. Буйного. Потенциально опасного.

Гарри мерил шагами тесное, захламленное пространство комнаты, оставляя на полу лужи грязной воды. Промокший насквозь, замерзший, злой, разбитый. Боль немного притупилась — уже хорошо. Луна настояла на том, чтобы осмотреть его ушибы, но все, на что его хватило, — это позволить ей ощупать ребра прямо сквозь водолазку. Он просто не мог усидеть на месте! Адреналин все еще бурлил в крови и требовал действий.

Коридор, в который выскочил Малфой через потайной ход, едва не замуровав Гарри в подземелье, вывел к низенькой, прорубленной прямо в каменном фундаменте задней двери дома. Дверца эта мало того, что оказалась опечатана снаружи, так еще и уперлась в высокую стену водосточной канавы, тянущейся по всему периметру дома. Кое‑как разбомбив наружные засовы вместе с тяжелыми досками в чугунной оплетке, Гарри обнаружил, что протиснуться между фундаментом и стеной под силу разве что ребенку. Малфоя на время пришлось оглушить, оставив ему, впрочем, возможность наблюдать и тихо кипеть от досады и злости. Снаружи хлестал настоящий летний ливень, вода лилась с крыш и карнизов сплошными потоками, так что очень скоро Гарри вымок до нитки и застучал зубами от холода. Именно таким, застрявшим в водосточной канаве, его и нашли Блейз и Луна. Кое‑как вытянули наверх сначала обездвиженного Малфоя, а следом и несчастного Гарри.

Ох, Малфой… Все, о чем мечтал Гарри с момента своего возвращения из подземелья, это врезать ему в челюсть. Необычное желание для Гарри Поттера, но ярость требовала выхода. Гарри решительно не понимал, что происходит. Зачем Малфой разворотил стену в кабинете и полез в подземелье? Что было за стеной с непонятными письменами? И куда, во имя Мерлина, он надеялся потом сбежать?

Расхаживая по тесной спальне, которую вчера заняли Блейз и Малфой, Гарри концентрировал все силы на том, чтобы не сорваться. Холод и сырость отступили на задний план: Луна наложила на него легкие согревающие чары и заставила выпить кружку омерзительного на вкус перечного отвара собственного приготовления – ради такого случая Блейз одолжил ей свой котел. Боль тоже улеглась, а значит, ребра были целы и Гарри отделался лишь сильными ушибами. В конце концов, мыслительный процесс в его мозгу свелся к весьма неожиданному вопросу, и Гарри остановился.

— О каком долге ты говорил? — спросил он, глядя на Малфоя сверху вниз. Тот сидел на краю кровати.

— Тебя это не касается, Поттер, — выплюнул Драко минутой позже, когда терпение у Гарри уже практически иссякло.

— Ты и теперь станешь утверждать, что не способен на убийство? Будешь давить на жалость, рассказывая слезливые истории о том, как плохо тебе было в министерских застенках?

— Я никого не убивал, — уперся слизеринец, словно заучил слова наизусть и теперь повторял их бездумно.

— Брустер так и не вышел из комнаты. Кто следующий, Малфой?

— Хотел бы сказать, ты. Но я не знаю, кто следующий!

— То есть, следующий все‑таки будет, да? Это лишь вопрос времени?

Драко отвернулся, презрительно поджав губы.

— Этот твой долг, он как‑то связан с Люциусом?

Плечи у Малфоя чуть заметно дрогнули.

— Мой отец в Азкабане, Поттер, — выдавил он и раскатисто шмыгнул. Глаза у него блестели, на щеках проступил температурный румянец. — Если ты еще не в курсе. Ему дали пожизненный срок, и я не представляю, как что‑то может быть с ним связано.

— Вытащить его — чем не долг? Достойная цель для верного сыночка, как считаешь?

— Ты болен.

— Нет, Малфой, это ты болен. Ты на себя посмотри, — Гарри приблизился к нему, с отвращением разглядывая грязное лицо с коркой запекшейся крови на губах, глубокой рваной царапиной во всю щеку и распухшим красным носом. — Во что ты превратился. Тебя ведь никто не вылечит, так и будешь загибаться, пока не расскажешь все, что знаешь. Выкинем тебя на улицу в ночь, а утром посмотрим, как ты запоешь.

— Ты не посмеешь, — выдохнул Малфой. Кровь отлила от его лица.

— Хочешь проверить?

— Пустые угрозы, Поттер.

— У меня есть сироп онитового корня, — меланхолично заметил Блейз, обтачивая пилочкой ноготь. — Похож на сыворотку правды, с той лишь разницей, что немного вредит рассудку. Кто выживает, те дураками остаются.

— Вы не посмеете, — повторил Малфой. Вот теперь он был уже совсем не в себе. Слабость, страх, подкравшийся на мягких лапах температурный бред… Гарри стоял над ним, недоумевая, симулирует он или действительно лавирует на грани обморока.

— Отличная идея, Блейз, — с притворной бодростью в голосе заявил Гарри. — У тебя два часа на раздумья, Малфой. Сам расскажешь или я из тебя все вытяну. Приглядишь за ним, Блейз?

— А ты куда собрался?

— Попробую взломать защиту на двери Брустера.

— Уверен? — с сомнением спросил Забини. — Ты вообще когда‑нибудь…

— А что ты предлагаешь? — раздраженно перебил Гарри. — Сидеть и ждать, пока он, — кивок на Драко, — заговорит?

— Ну, знаешь, есть ведь Круциатус, — Блейз равнодушно пожал плечами.

Гарри сглотнул, прочистил горло, стараясь не выказать охватившего его возбуждения и замешательства. Да, пыточное заклятие пришлось бы сейчас как нельзя кстати, и он… он чувствовал, как мысль о нем щекочет нервы. Узнать все прямо сейчас, вырвать из Малфоя правду безо всяких сывороток и сиропов, без томительных часов ожидания. Они ведь заслужили это? Достаточно вспомнить леденящий ужас и болезненно пульсирующие вены, когда к ним приближается Тварь, достаточно представить, как лежит в холле окоченевшее тело Грега Нотса и что стало с Тони Брустером, и Круциатус уже не кажется неоправданной мерой. Экстремальной, да, но оправданной.

В эти короткие мгновения, стоя рядом с Малфоем, втягивая расширенными ноздрями теплый воздух с запахами сырости, болезни и страха, Гарри вдруг понял, что действительно сможет это сделать: направить палочку и по–настоящему захотеть чужой агонии. И, наверное, это желание, эта жажда крови отразилась в его потемневших глазах, потому что лицо у Малфоя исказилось до неузнаваемости, побелело, омертвело.

— Только слизеринцу, — Гарри отступил на шаг, — могла придти в голову мысль о непростительном заклятии.

Еще один шаг назад.

— Не своди с него глаз.

* * *

Гарри привалился спиной к стене, вытирая со лба пот. За два часа, проведенные у двери Брустера, он продвинулся на целое одно заклинание. По чистой случайности. Никогда не был силен в чарах. Боевые заклятия — другое дело, там он чувствовал поток магии физически и интуитивно знал, с какой силой ударить, чтобы добиться желаемого результата. Наложить чары опять‑таки не составляло серьезного труда. Когда знаешь последовательность заклинаний, когда постепенно вырабатываешь ту силу и те способы защиты, которые кажутся наиболее действенными, когда тратишь ровно столько сил, сколько нужно, чтобы не вымотаться и не ослабнуть, — это одно. А определить, что и как сделал другой волшебник, да еще сильный, подготовленный аврор, владеющий такими чарами, о которых ты пока слышал лишь в теории, — совсем другое.

К концу второго часа Гарри совершенно изнемог. Проглотил в один присест все, что Кричер принес ему на обед, даже не заметил ни запаха, ни вкуса, и снова вскинул палочку, упрямо сжимая зубы.

— Гарри?

Из комнаты Блейза вынырнула белокурая головка Луны. Он оглянулся.

— У Драко начался приступ лихорадки, — Луна подошла ближе. — Я подумала, ты захочешь посмотреть?

— Посмотреть на что?

Луна в ответ лишь слабо улыбнулась. До чего же раздражала иногда ее привычка говорить загадками!

Гарри устало потащился за ней в комнату.

Малфой лежал на кровати прямо в грязной мантии. Запястья по–прежнему были опутаны невидимой веревкой, из‑за чего кисти рук казались неестественно вывернутыми, голова металась по подушке, глаза закатились, а лицо было мертвенно–бледным, с запавшими щеками, и блестело от крупных капель испарины.

Гарри чуть не споткнулся об порог, когда увидел это.

— Уверен, что лихорадка простудная, а не предсмертная? — выдавил он в смятении. — Блейз?

— Мерлин его знает, — мрачно отозвался Забини. — Я не колдомедик, Поттер. Могу сказать, какие яды вызывают в организме подобную реакцию, но его же никто не травил, верно? Если только он сам не хлебнул чего‑нибудь, пока мы не видели.

— А мог?

— Теоретически мог. Но зачем?

— И что за яды?

Блейз назвал. Гарри не запомнил. Вообще не разобрал, что он там пробормотал на своей латыни.

— М–да, Малфой, заканчивающий жизнь самоубийством… Не верю. Можно попробовать сунуть ему безоар в глотку.

— Не поможет. Безоаровый камень — противоядие от обычных ядов. А на этот, если дело, конечно, в нем, наложены специальные чары. Нераспознания, например. Можно всю жизнь прожить, не зная, что тебя отравили, а потом – раз!

— Такого не бывает, — засомневался Гарри.

— Я же говорю: теоретически. Эта группа ядов очень редка, Поттер, не в каждой лаборатории такое встретишь. Но, — Блейз склонился над Малфоем и оттянул вверх его веко, открывая глазное яблоко, — такой цвет дают только они.

Гарри с трудом подавил дрожь и желание отшатнуться. Луна зачарованно уставилась на открывшуюся жуткую картину. Глазные яблоки у Малфоя оказались совершенно красными.

— Как будто крови впрыснули, — произнесла девушка тихим, завороженным голосом.

Гарри кинул на нее быстрый взгляд.

— Крови? А тебе, — он облизнул пересохшие губы и подумал, — тебе не кажется, что слишком много здесь завязано на крови? Эта Тварь… при ее приближении раздуваются вены. Потом, Малфой говорил что‑то о магических контрактах чистокровных волшебников, — Гарри напряг память, но толком восстановить в памяти недавний разговор так и не сумел. — О каких‑то обрядах по сохранению чистоты крови, о хранителях… Черт, я не запомнил, мне в тот момент это не показалось важным. Вот про долг помню. Он заявил, что должен исполнить долг, иначе хранители сделают с ним что‑то…

Гарри схватился за голову, потер лоб.

— Все, я запутался. Я уже ничего не понимаю, — и беспомощно опустил руки.

— Давай так, — Блейз отошел от Малфоя к своей мини–лаборатории, которую развернул между второй кроватью и камином на журнальном столике. — Я сейчас сделаю анализ. — Он вытащил из своей сумки какой‑то футляр — полосу коричневой кожи, скатанную в рулон, — и развернул его. На внутренней, тряпичной, стороне Гарри увидел множество кармашков, из которых торчали металлические рукоятки. Блейз провел над кармашками пальцами, словно раздумывая или ища что‑то конкретное, а потом ловко выхватил из одного тонкий металлический скальпель, из другого — узкую, длинную стеклянную пробирку.

— Анализ? — у Гарри брови поползли вверх и скрылись под слипшейся грязной челкой.

— Анализ крови.

— Ты же не колдомедик, сам сказал.

— Ну, чтобы вены резать, колдомедиком быть не обязательно, — Блейз скосил глаза на побледневшее лицо гриффиндорца. — Да не трясись, Поттер, я постараюсь оставить его в живых. Узнаем, есть ли в его крови какой‑нибудь яд или это у Малфоев простуда так оригинально проявляется.

— И у тебя с собой есть эти, как их…

— Реактивы? — Блейз поднял лезвие на уровень глаз, сощурился, потом отложил его и начал рыться в металлическом контейнере с какими‑то склянками. — Ты не поверишь, но есть.

— Случайно захватил? Или всегда с собой носишь? — Гарри подозрительно сдвинул брови.

— Не знаю, в чем тебе сейчас стукнет в голову меня обвинить, Поттер, но любые выпады в мой адрес — пустая трата времени. — Блейз откупорил один из пузырьков, прижал к горлышку клочок ваты и взболтнул. — Идея принадлежала Моуди. Если интересно, могу показать список, составленный его рукой.

— Моуди велел тебе взять с собой все это? — чувствуя себя сбитым с толку, Гарри обвел неопределенным жестом мини–лабораторию.

— Не все. Только то, что в списке. — Забини воткнул пробку обратно в пузырек и принялся протирать скальпель. По комнате пополз отвратительный резкий запах спирта. — И если уж начистоту… — Блейз нахмурился. Видимо, у него самого указания Моуди вызывали вопросы и недоверие. — Взять у Малфоя кровь — тоже его идея.

— Но… — Гарри шумно выдохнул, растерянно моргая. — Почему он не сделал этого еще в Министерстве? Малфой же провел там без малого год!

— Я уже говорил о чарах нераспознания?

— Допустим. Тогда откуда Моуди знал, что Малфою так резко поплохеет?

— А разве тебе самому не давали отдельных указаний? — осведомился слизеринец невпопад и уперся в Гарри испытующим взглядом.

— По поводу ауроскопа, — пробормотал он. — Да. Я еще удивился, почему он не сделал этого при вас. Он не запрещал рассказывать, но это будто само собой подразумевалось.

— А тебе? — Блейз обернулся к Луне, которая топталась в стороне, слушая разговор все с той же зачарованной улыбкой.

Гарри вздрогнул. Он и забыл о ее присутствии.

— Ничего особенного, — Луна пожала плечами. — Правда, после слушания в Министерстве… — ее глаза расширились, помутнели, подернувшись пеленой воспоминаний, а брови поползли вверх, — Моуди расспрашивал меня об амулетах. Я показывала ему амулет против нарглов и мон–мон, а еще у меня с собой тогда оказался клык вухлера — очень действенная защита против болотных демонов. Он сказал, чтобы я захватила с собой шарики из заговоренного свинца, потому что в старинных домах крысы могут обладать разумом и их нужно отпугивать. И серебряный гвоздь, чтобы нацарапать на стенах защитные руны.

— Это Моуди тебе такое сказал? — изумился Гарри. — Про разумных крыс?

— И про гвоздь, — Луна кивнула. — Шарики я повесила за картинами в каминном зале и над нашими кроватями.

— Я не заметил, — тупо произнес Гарри.

— А гвоздь ношу с собой, — она сунула руку за воротник блузки, потянула за шнурок на шее и извлекла на свет длинный серебряный гвоздь.

Помолчали.

Малфой по–прежнему метался по кровати, тихонько постанывая. Пот скатывался с его лица крупными каплями, глаза глубоко запали, и вокруг них выступили красные круги. Гарри не мог на него смотреть. Жалость выползла из каких‑то неведомых глубин подсознания. Жалость к Малфою — ничего себе! Гарри спас его однажды, вытащил из первородного пламени, не испытывая ничего, кроме осознания долга. Это было правильно: помочь живому существу, — и это оказалось в его силах. Но жалел ли он Драко тогда? Или раньше? Нет?

Почему же теперь сердце сжималось от острой, болезненной жалости? Жалко ведь было не секретов, которые Малфой мог унести с собой в могилу, жалко было самого Малфоя! Более того, он хотел бы сделать сейчас что‑нибудь… ну хоть что‑нибудь, чтобы облегчить мучения слизеринца. Дамблдор бы нашел, что сказать по этому поводу.

— Получается, Моуди уже тогда предполагал, с чем мы можем столкнуться, — медленно произнес Гарри. — Ауроскоп, чтобы проверить Малфоя, реактивы, чтобы взять у него кровь, и амулеты, чтобы отпугивать… кого? Тварь?

— И авроры, чтобы наложить на дом защиту от вторжения, — задумчиво добавил Блейз.

— Или выхода, — отрешенно заключила Луна.

— Ключ только у одного из авроров, — подхватил Гарри. — Интересно, он догадывался, что Нотс погибнет? Может, все это вообще подстроено Моуди?

— Для чего? — скептически возразил Блейз.

— Я не знаю, но догадки в голове одна хуже другой.

— Иди, прогуляйся, Поттер. Сходи… не знаю, в совятню? Может, совы прилетели?

— Ага, и одним больным станет больше, — хмыкнул Гарри.

— Ну, тогда в библиотеку! Не люблю, когда под руку говорят, — Блейз склонился над Малфоем, ощупывая тощую руку сквозь рукав мантии и прикидывая, где лучше сделать разрез. Путы на запястьях очень мешали. – Вот дрогнет у меня рука, и тогда больше станет не больным, а трупом.

Луна шагнула к Гарри, взяла его под локоть и потянула за собой к выходу из комнаты. Тот не сопротивлялся, уже устав удивляться поведению девушки.

— Слушай, — она осторожно прикрыла дверь, когда они оказались в мрачном, холодном коридоре. — Библиотека — это хорошая идея, Гарри.

— Ты говоришь, как Гермиона. Библиотека — на все случаи жизни.

— Но ведь эта библиотека принадлежит семье Малфой? — Луна улыбнулась, заглядывая ему в глаза.

Стоя к ней так близко, Гарри вдруг ощутил, как способность соображать его покидает. Мысли испаряются — все, кроме одной: каким же идиотом он, должно быть, сейчас выглядел! Не может уловить логику в простейшей фразе: "Библиотека принадлежит Малфоям"! Да принадлежи она хоть Салазару Слизерину, в голове у него все равно не возникало ни единого вывода.

Она была такой необычной, эта Луна. Такой самобытной. И смотреть на нее одно удовольствие, особенно в полумраке, когда на ее лицо так причудливо ложатся тени, глаза кажутся глубокими–глубокими, а слегка обветренные губы — мягкими и удивительно нежными.

— Я думаю, если постараться, можно найти информацию о семейном кодексе Малфоев, — заметила Луна, не прекращая улыбаться и не отводя глаз от лица Гарри. Этот ее мечтательный взгляд вечно заставлял его нервничать, но в последние дни особенно.

— Гарри? Ты меня слушаешь?

— Я… да… — он кашлянул. — На самом деле… неплохая идея, Луни. В этом есть смысл… да.

— Тогда пошли, — она развернулась и легкой, беспечной походкой направилась вглубь коридора. — Я думаю, ключевое слово — хранители. Если мы поймем, кто они такие, где живут и как выглядят, будет проще.

— Почему? — да, Поттер, тупее вопроса не придумаешь!

— Потому что угроза для Драко исходит от них, — просто ответила Луна.

— То есть, это хранители материализовались из воздуха и подсыпали Малфою яду в стакан с чаем?

Луна на шутку не среагировала.

— Вовсе нет, — серьезно сказала она. — Такую возможность, разумеется, нельзя исключать, хотя тогда возникнет вопрос, как они проникли в поместье через защиту?

— Может, с самого начала были здесь? В подземельях, к примеру, — Гарри неопределенно махнул рукой. — Там интересно, знаешь. Внизу. Неприятно, но интересно. Черепа в колбах, колодцы.

— Камеры для заключенных, — кивнула Луна. — Очень узкие, да? Чтобы можно было только стоять? Я слышала о такой средневековой пытке. Неподвижность — это ужасно.

— И вот спят себе хранители столетиями… или, скажем, наблюдают. Может, у них, как у домовых эльфов, особенная магия.

— Или они вообще особенные, — поддержала Луна. — Не люди.

Оба, не сговариваясь, остановились.

— Нет, — сказал Гарри.

— Но вероятно, — прошептала Луна.

Оба почувствовали, как холод проникает под непросохшую одежду. Щекочет кожу. Страх мурашками пополз по позвоночникам. Они стояли недалеко от поворота в коридор с разбитым окном, медленно озираясь, выставив перед собой волшебные палочки. Холодная ладошка Луны отыскала руку Гарри и неуверенно сжала. Тот крепче обхватил ее пальцами. Дернул головой так, что в шее что‑то хрустнуло, пытаясь отделаться от боли в пульсирующей сонной артерии.

— Идем, — произнес он напряженно. — Оно ничего нам не сделает. Просто идем отсюда.

Когда дверь в библиотеку захлопнулась, оба привалились к ней спинами и чуть прикрыли глаза, тяжело дыша. Луна прижала ладонь к шее: пульс постепенно восстанавливался. Глупо было рассчитывать, будто оно — это жуткое… черное — не сумеет проникнуть в библиотеку. Но сейчас оно само отпустило их. Исчезло кошмарное ощущение чужого взгляда, полного чудовищной, нездешней ненависти.

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — прошептала Луна, не решаясь озвучить мысли.

— Наверное, — отозвался Гарри. — Что если это и есть хранители? Да?

— Это объяснило бы страх Драко. Помнишь, в ауроскопе?

— Да. Если ему угрожает именно эта Тварь, — Гарри нервно, почти истерично усмехнулся, — тогда я понимаю его рвение свести счеты с жизнью. Допустим, Моуди что‑то узнал о долге, который Малфою придется исполнить. Он преподнес все так, будто в поместье находится некая карта или улики против Малфоя. Устроить Люциусу побег из Азкабана? Как, тянет на долг?

— Давай поищем, — Луна оттолкнулась от двери. На мерцающей на полу пыли остались следы от ее ботинок. — Внизу есть еще одна библиотека гораздо больше этой, но…

- … Малфой стянул книгу именно отсюда, ты это хочешь сказать?

— И там нет пыли, — улыбнулась Луна.

* * *

Пятью часами позже Гарри спрыгнул с высоченной лакированной лестницы, прислоненной к одному из стеллажей. Даже не спрыгнул, а свалился. Ноги подкашивались от постоянного лазанья вверх–вниз, от усталости и напряжения казалось, будто в глазах царапается песок.

— Луни! — позвал он громко. — Похоже, я нашел.

Луна тотчас вынырнула из‑за соседнего стеллажа: рукава закатаны, блузка полурасстегнута, кончик носа в серой пыли. Гарри продемонстрировал ей книжку в потертом переплете из зеленой кожи с облезшей позолотой. На переплете было вытеснено всего два слова: "Малфои" и ниже "Кодекс".

— Я же говорил, что это в истории родословной, — устало улыбнулся Гарри.

— Но не уточнил, за какой век, — возразила Луна.

— У меня… — Гарри сощурился, читая названия близстоящих книг, — семнадцатый, вроде. Или шестнадцатый. Никогда бы не подумал, что в этом семействе столько народу. И каждый писал мемуары!

— Открывай, — Луна подошла к нему и встала рядом.

И Гарри открыл.

Сначала ему показалось, что это глупая шутка. Наверное, должно пройти время? Десять минут? Двадцать? Час? Он листал пожелтевшие тонкие, ломкие страницы, а недоумение все возрастало. Страницы были девственно чисты. Все. От первой до последней.

— Что это значит? — пробормотала Луна, поднимая на него недоуменный взгляд.

— Только то, что мы не сможем ничего прочесть, — буркнул Гарри, внезапно почувствовав себя вконец вымотанным. — Еще одна идиотская защита рода! Может, нужно быть Малфоем, чтобы прочесть, что здесь написано?! Или знать какой‑нибудь пароль? Или иметь очередной ключ? Хвосторогу им в зад, как меня все достало!

Он с досадой втиснул Кодекс на стеллаж, не заботясь о том, что его царапают металлические пряжки соседних книг, и направился к двери. Провались оно все пропадом! С него довольно. На дворе вечер, а он голодный, грязный, злой и отупевший от заезженных, несущихся по кругу мыслей. Малфой очухается, и он вытрясет из него правду любой ценой. Хоть угрозами, хоть зельем, хоть Круциатусом. Ему надоело быть деревянным болванчиком, над которым потешается каждый, кому не лень. Полжизни за веревочки дергал Дамблдор: готовил из него агнца на заклание, манипулировал родственными, дружескими, патриотическими чувствами. Теперь Моуди заставляет плясать под свою дудку. Хватит. Надоело.

Гарри вышел из библиотеки и решительной, твердой походкой двинулся по коридору. Луна торопливо шла следом, прижимая к груди Кодекс, который зачем‑то сняла с полки и прихватила с собой. Наверное, она понимала Гарри лучше его самого? Понимала, что пройдет немного времени, его злость уляжется и он снова отправится за этой книгой, потому что Гарри… он ведь не из тех, кто отступает перед такой ерундой, как пустые страницы. Он обязательно отыщет способ прочитать все, что на них написано? Просто не сейчас. Позже.

Как всегда.

— Блейз? — Гарри заглянул в душную, пропитанную какими‑то вонючими испарениями комнату слизеринцев.

— Спит, как младенец, — спокойно прокомментировал Забини, даже не поворачиваясь на голос. В руках у него в пробирке что‑то булькало.

Малфой выглядел немного лучше. По крайней мере, по постели не метался и не стонал в голос. Забини развязал ему руки, чтобы удобнее было брать кровь, и теперь локти Малфоя с задранными до самых плеч рукавами мантии туго перетягивали какие‑то цветные тряпки.

— Бинт забыл, — пояснил Блейз, будто спиной почувствовав удивленный взгляд Гарри. — Пришлось простыню разрезать.

— Ты уже закончил? — Гарри подошел ближе, заглядывая слизеринцу через плечо.

— Почти. Не пойму, что за чертовщина. Я ему все руки уже исполосовал, — он заткнул пробирку пробкой и хорошенько встряхнул. — Никак не удается сохранить результат.

— Так каков вердикт?

— Не могу определить наверняка, Поттер, но зараза в его крови точно есть. Видишь? — он поднял пробирку на уровень глаз. Мутная жидкость в ней тут же расслоилась на желтую и прозрачную. — Осадок на дне видишь? А теперь внимательнее.

Гарри сощурился, глядя так внимательно, как только умел.

Осадок растворился.

— И?

— Вот тебе и "и", Поттер. Был яд, да весь вышел. Или не яд, Мерлин его знает. Ставлю опыт — реакция идет. Только начинаю выделять конкретный компонент — испаряется, будто его и не было.

Только теперь Гарри обратил внимание на тазик с "отходами производства": тампонами, стекляшками, палочками, колбочками и брызгами жидкостей.

— То есть, куда ни кинь – всюду клин, — пробормотал Гарри.

— Главное — Малфой оклемался. Лихорадка прекратилась. Есть надежда, что утром проснется и поговорим.

— Ладно. Тогда я пойду, прогуляюсь.

— Гарри? — окликнула Луна, когда он прошел мимо. — Ты куда?

— Может, совы прилетели.

Совы не прилетели, Гарри знал это. Но оставаться в доме с его холодными коридорами и духотой комнат было невыносимо. Стены давили, в висках тихонько пульсировала боль. Хотелось вдохнуть свежий, сырой воздух, стряхнуть с себя пыль, грязь и усталость и хоть ненадолго отрешиться от всего. Забыть.

Дождевые тучи были тяжелыми, фиолетово–серыми. Дождь барабанил по карнизам и крышам, по листьям деревьев и гравиевым дорожкам. Из‑за туч становилось темно, хотя до ночи было еще далеко.

Гарри развернул над головой волшебный щит и бездумно побрел по узкой, мощеной плитками дорожке вглубь сада. Ветер шевелил листву, и казалось, будто кто‑то шепчется в кронах деревьев. Лесные нимфы? Или садовые гномы? Шелест напомнил ему о призрачных голосах в Арке далеко отсюда, где‑то в министерском Отделе тайн. О тех голосах, к которым присоединился голос Сириуса. О тех, к кому однажды присоединится и его голос. Смерть давно не казалась Гарри чем‑то враждебно–запредельным, смерть — всего лишь рубеж, за которым его ждет встреча с родителями, с крестным, с Люпином и Фредом Уизли, с Дамблдором — со всеми, кого он когда‑то любил, со всеми, кто когда‑то любил его. Он ведь уже был там — в месте, похожем на станцию Кинг–Кросс. Он умер, чтобы другие могли жить. Его тревожила не смерть, но жизнь. Исполнивший свое предназначение Мальчик–Который–Выжил–И–Победил–Того–Кого–Нельзя–Называть. Отработанный материал. Кто‑то думает, можно продолжить, как ни в чем ни бывало? Выучиться на аврора, жениться, наплодить детей, а в старости сидеть у горячего камина, засунув ноги в тапки, и рассказывать, рассказывать, рассказывать, забывая одни детали, выдумывая новые — какая разница? Пугать, шокировать, вселять благоговейный трепет и вызывать восхищение. Шутить. Чувствовать себя победителем.

Вот только никому и в голову не приходило, что, выиграв одну битву, победитель проиграл саму жизнь.

Чем стала его жизнь после победы? Где цель, которой он жил долгими годами? Достигнута? Достигнута в семнадцать лет. Но что же станет с человеком, который уже к семнадцати годам раскрывает весь заложенный в нем потенциал? С тем, кто привык балансировать на грани смерти? Не желая того, не прося, но привык? Неужели его критерии счастья можно сравнивать с критериями обычных людей? Пусть переживших войну и гибель близких, но обычных, простых смертных. Он ведь не умер, так что в какой‑то степени он бессмертен, и только бессмертные на самом деле знают, что такое скука. И бессмысленность.

Чего‑то недоставало в его жизни, Гарри чувствовал это сейчас очень остро. Он знал любовь и дружбу, верность и предательство. Все это было, но… все было не то.

— Понимание, — прошептал он, вскидывая голову и вдыхая сырой, пахнущий озоном воздух полной грудью. — Если бы кто‑нибудь, вот скажем…

— Гарри!

Он подскочил от неожиданности. Погрузившись в размышления, не заметил, как забрел в глубину сада. Оглянулся.

К нему шла Луна. Босиком. По мокрой траве. Без щита. Дождь заливал ее лицо с посиневшими от холода губами, на которых играла неизменная мечтательная улыбка. На щиколотки налипла грязь и травинки. Блузка и закатанные до коленей штаны промокли и представляли теперь настолько жалкое зрелище, что Гарри встревоженно двинулся ей навстречу.

— Что случилось? Что ты тут делаешь в таком виде? Почему без щита? Малфой проснулся и снова украл твою палочку? Где Блейз?

Гарри бы засыпал ее еще дюжиной вопросов, если бы Луна не запрокинула голову и не расхохоталась безудержным смехом — таким звонким, с сумасшедшинкой. Гарри споткнулся и недоуменно остановился. Это еще что за неуемное веселье?

Луна тем временем вытащила из‑за пояса волшебную палочку и, не прекращая смеяться, заткнула ее за ухо.

— Так лучше? — воскликнула она.

Гарри продолжал сверлить ее подозрительным взглядом.

— Я решила прогуляться, — сказала Луна, вытирая лицо мокрым рукавом.

— Правда?

— Да. Прохладно, поэтому бегаю. Чтобы согреться. А по траве, потому что гравий колет ноги.

— А ты не пробовала в ботинках? В мантии? — спросил Гарри.

— Но ведь тогда не чувствуешь землю, дождь… — девушка приблизилась к нему и доверительно понизила голос. — Через ноги в землю уходит дурная энергетика, усталость, раздражение. Можно еще к дереву прислониться и постоять минут десять. Помогает восстановить внутреннее равновесие. Но лучше всего просто поиграть.

Луна поглядела вверх — щит Гарри как раз заканчивался над ее макушкой — и отпрыгнула назад. Закружилась, выхватывая палочку из‑за уха. Прокричала:

— Гляди! Экспекто патронум!

Белая субстанция — яркая, ослепительная — сорвалась с кончика волшебной палочки, завертелась, уплотняясь, и из нее выткался заяц: длиннющие уши, сильные задние лапы, усатая мордочка. Скакнул по воздуху раз, другой, оставляя после себя мерцающие следы, похожие на дым от потухшей свечи, и дунул прочь размашистыми зигзагообразными скачками.

— Эй! — звонко воскликнула Луна. — Куда?!

И бросилась за ним по траве — только пятки засверкали.

Ее смех, по–детски беспечный, безграничный, разорвал серое уныние вечера в клочья! Низко–низко ползли тучи. Ливень разворачивался над землей сильными, порывистыми от ветра потоками и уже мешал свободно дышать. Где‑то за садовыми деревьями старинный каменный особняк угрюмо, угрожающе глядел сквозь поблекшие витражи. А по скользкой траве неслась сломя голову сумасшедшая девчонка, догоняя несуществующего зайца и заразительно хохоча. И Гарри вдруг нестерпимо захотелось… рвануть следом за ней? Отпустить на волю собственного Патронуса? Совершить что‑нибудь еще более безумное?

Щит над головой дрогнул, и, только вскинув палочку и уже выкрикивая заклинание, Гарри почувствовал, как обжигающие холодом дождевые капли ударяют в лицо. Он раскрыл рот, ловя их губами, и запрокинул голову. Сгусток чистого волшебства сорвался с палочки, вспыхнул белым пламенем, превращаясь в тонконогого оленя, и загарцевал на месте. Гарри задохнулся, глядя на него сквозь залитые дождем стекла очков: от внезапно нахлынувшей радости, от какого‑то первозданного экстаза — просто быть здесь, сейчас, под этим дождем, в этой ворвавшейся в лето осени, рядом с человеком, который умеет жить, а не выживать, и способен творить чудеса — настоящие, ошеломляющие чудеса!

Луна развернулась, поглядела на него сквозь дождевую завесу. И помахала рукой, щурясь от счастья.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Гарри стянул через голову мокрую, грязную водолазку и швырнул ее в угол между стеной и камином. Оперся руками о столик, где стояла потухшая магическая лампа, и низко наклонил голову. Мышцы шеи растянулись до боли. Пускай.

Что это было — в саду? Он все еще шатался, пьяный от кислорода, пресыщенный необыкновенным чувством слияния с дождем и ветром, с травой под босыми ногами и грубой яблоневой корой в ладонях. Отголоски пережитой радости пробегали по нервам, словно ток по оголенным проводам… хотя, может, его просто начинал бить простудный озноб, кто знает.

На пол с него уже натекла целая лужа воды. Гарри пошевелил пальцами ног, потер их друг о дружку, глубоко вздохнул и шумно выдохнул, закрыв глаза.

Сумасшедший.

И живой. Кажется, впервые за прошедший год… или за целую жизнь — живой.

Дверь отворилась, раздались легкие шаги — шлепанье босых ножек по полу. Луна. Гарри выпрямился, обернулся. Она остановилась рядом, в шаге от него. Смотрела, склонив голову на бок, молча и внимательно, словно силясь прочесть что‑то в его глазах. Промокшая белая блузка, в слабо освещенной комнате казавшаяся грязно–серой, облепила худенькую фигурку девушки некрасивыми складками. На бледных щеках выступил лихорадочный румянец, какой бывает у людей, которые никогда не загорают. Кожа казалась светлой–светлой и прозрачной, тонкие ниточки капилляров на шее и в вырезе блузки проступили сквозь эту блестящую от дождевых капель кожу. В растрепанных волосах запуталась трава, и застряли листья. Луна дышала тихо, но неровно. Пристальный, открытый взгляд соскользнул с лица Гарри на его шею, грудь, и тот почти физически ощутил его прикосновения: теплые, ласкающие. Услышал, как у Луны сбивается дыхание, увидел, как на щеках расцветают красные пятна… смущения? стыда?

— Мы заболеем, — сказала Луна тихим, призрачным голосом так, словно все было решено. И Гарри верил ей сейчас, потому что уже чувствовал подступающий температурный жар.

— Наверное, сляжем, как Малфой, — отозвался он машинально, не задумываясь о словах.

Луна сделала шаг — всего один крошечный шаг — и оказалась почти вплотную к нему. Гарри оцепенело смотрел, чувствуя, как щекочет ноздри ее сладковатый запах: что‑то цветочное, раздражающее, смешанное со свежестью дождя, уличного воздуха и запахом сырых волос и ткани. Луна сжала в руках низ его футболки, потянула вверх, и он послушно поднял руки. Голова застряла в вороте, нос мешался, очки сползли, запястья и локти облепило мокрой тканью. Гарри потряс головой, стараясь выпутаться, а Луна захихикала и дернула сильнее. Спустя несколько мгновений оба уже смеялись. Гарри потер покрасневший нос — на щеке остался вдавленный отпечаток, а очки затерялись в складках футболки.

— Зачем ты их носишь? — спросила девушка, распутывая мокрую ткань, нащупывая в ее складках оправу.

— Не знаю, — он и вправду никогда не задумывался: это было так привычно, так естественно с самого детства.

Луна подняла голову, пристально вгляделась в его лицо. Только она была на это способна, только сумасшедшая Луна — стоять вплотную, рассматривать его с жадным, неуемным любопытством, по–детски непосредственно и как будто совсем невинно. Кровь у Гарри в висках гулко застучала, сердце заколотилось в груди, зрачки расширились. Ее взгляд гипнотизировал, ему казалось, он проваливается в ее глаза и мысли выцветают и блекнут, оставляя после себя размытые контуры в пустоте.

Ее светлые, практически бесцветные ресницы опустились, прикрывая глаза, пряча от него их невероятную, чистую голубизну. Взгляд коснулся ключиц, двинулся вниз по обнаженной груди, по серым от грязи разводам дождевой воды и пота. Ей показалось, время остановилось, ей почудилось, боги вняли ее глубинным молитвам и подарили эти несколько мгновений тишины и близости с ним. Внутри было так хорошо, что не выразить словами. Она потеряла ощущение реальности.

— А ты? — вдруг спросил Гарри хрипло. — Так и будешь в этой мокрой…

Луна не успела ответить. Безвольно замерла, автоматически вскинула руки, когда он потянул ее блузку вверх вместе с майкой. Он еще не понимал, что делает, и только когда ее растрепанная голова вынырнула из растянутого ворота и мелькнули голые плечи, на его лице проступило осознание. И вместе с ним испуг, смятение.

Луна слабо улыбнулась, прижимая запутанные в сырой ткани руки к груди. Наблюдать за Гарри было так забавно.

— Когда огненный маг краснеет, от его лица можно прикуривать, — произнесла она с улыбкой, делая шаг в сторону. Блузка упала к ногам, волосы неприятно стянули, опутали кожу, как крепкая, плотная и липкая паутина. — Слышал когда‑нибудь об огненных магах, Гарри?

Луна была теперь у него за спиной, и он перевел дыхание. Мерлин, что она творила, чего добивалась? Сейчас, когда смерть дышала в затылок, когда за углом притаился парализующий ужас, только и ждущий своего часа? Наверное, они оба сходили с ума.

— Нет, — он все еще не рисковал двигаться, так и стоял оцепенело, опустив руки, потому что кожей чувствовал колыхание воздуха от каждого ее движения.

— Ты похож на них, только…

Луна не договорила. Быть так близко к нему, видеть так отчетливо и не сметь прикоснуться – это сродни пытке. В каком‑то болезненном, беспросветном отчаянии она уткнулась лицом в затылок Гарри, обхватила дрожащими руками торс, чувствуя под ладонями напрягшиеся мышцы живота, жесткие волоски, убегающие под ремень брюк, сокращение диафрагмы под прохладной кожей, сбившееся дыхание, дурманящий мужской запах, от которого низ живота налился томительным, мучительным жаром. Коротко остриженные волосы на его затылке защекотали губы, и Луна глубоко, с наслаждением вдохнула. Прижалась губами к соленой коже, слизывая капельки воды и пота кончиком языка, и поцеловала, и почувствовала, как пульсирует под кожей жилка на его шее. Гарри молча вздрогнул, только вздохнул так, словно проглотил слова, — ловя губами воздух, который внезапно уплотнился, раскалился, превращаясь в тяжелое, душное марево, с трудом проникающее в легкие.

Она была непохожа на Джинни. Она вообще ни на кого не была похожа! И кто виноват, что он пошатнулся от головокружения? Кто виноват, что от ее прикосновений весь мир поехал и встал с ног на голову? Что он втянул живот, когда тонкие холодные пальчики словно невзначай нырнули под пояс его брюк? От ее нечаянного прикосновения там, Гарри вздрогнул и вывернулся из объятий. Оглянулся. Луна смотрела на него испуганно, прикрывая ладонями грудь и облизывая распухшие губы. Сейчас на ее лице не остальсь ни тени былой отрешенности. Глаза безумные, огромные, словно она не верила в собственное бесстыдство, в нарушенный запрет… Ведь она прикасалась к тому, кто ей не принадлежал и принадлежать не мог! У Гарри была девушка, ее подруга. Джинни. И от этой мысли невыносимая, раскаленная боль пропитывает внутренности и наворачивается колючими слезами на глаза.

Неожиданно ее лицо оказалось в чужих чуть шершавых ладонях: сквозь пелену непролитых слез было плохо видно, погруженная в полумрак комната плыла перед глазами. А потом рот накрыли мягкие губы, лаская, заставляя раскрыться и впустить глубже. Она схватилась за Гарри, каждый дюйм обнаженной кожи — как откровение, и захотелось большего. Захотелось увидеть, каким он бывает в минуты удовольствия, как горит его кожа и сокращаются мышцы; услышать, каким становится его голос и как звучат его стоны — низкие, гортанные, безудержные. Гарри сам расстегнул ремень на брюках — она бы не смогла. Сам стащил прилипшую влажную ткань с бедер — Луна только изумленно распахнула глаза, когда на нем совсем не осталось одежды, и начала с жадным, восхищенным любопытством изучать его, приоткрыв рот. Ну, кому бы еще такое пришло в голову, а?!

— Эй, — Гарри приподнял ее личико за подбородок и заглянул в глаза. — Все нормально? Я не слишком… э–э–э… тороплюсь?

Голос у него был хриплым и сбивчивым, а у Луны голос вообще пропал. Она помотала головой, не в состоянии выдавить ни слова. Это был сон… она подцепила вьюнолярву… Гарри здесь, с ней… Обнимал ее, гладил по плечам, осторожно убирая мокрые, прилипшие к коже прядки волос и откидывая их назад, за спину. Луна нащупала коленом край кровати и опустилась, проводя ладонями по его груди, легонько задевая соски, лаская кубики мышц и плоский живот, наблюдая за ним с таким откровенным интересом, словно перед ней оказалось одно из диковинных животных. Впрочем, ее любознательность все же имела пределы: она вспыхнула и отвела взгляд, стараясь не смотреть, не касаться его мужской плоти.

— Ты удивительная, — Гарри сел рядом, притягивая ее к себе, — невероятная… ты… — голос потерялся в ее в волосах, и в этот момент Луна, наверное, впервые заметила его возбуждение, ощутила, как он прикоснулся к ее бедру, увидела выступившую капельку влаги… Ее глаза расширились, у нее перехватило дыхание, потому что близость этого мальчика, его запах, его тепло и вкус его кожи на губах, напряженные мышцы под ладонями, отдались в животе сильной, требовательной пульсацией крови. Она расстегнула пуговицу на ширинке дрожащими от нетерпения пальцами, отбросила штаны и мокрые трусики и осталась обнаженной. Ее трясло. Она бесстыдно раздвинула ноги, потянув его за собой, откинулась на подушку, и вот уже его молодое, гибкое тело накрывает ее и вдавливает в покрывала. Он — слишком горячий, она — слишком влажная. Гарри скользил по ее нежным складочкам, задыхаясь, в голову ударил страх, и жуткий, жгучий стыд прилил к щекам: не смогу, не получится, как тогда, — но дрожащие, робкие пальцы вдруг боязливо обхватили его, направили, и в следующий момент она приняла его в себя одним резким, голодным толчком. Гарри шумно выдохнул. Потерянный, оглушенный. Протяжно застонал, утыкаясь взмокшим лбом в правую ключицу Луны, прикусил губу и толкнулся навстречу. Лунины ладони заскользили по разгоряченной, влажной коже его спины вниз, ногти легонько царапнули, пальцы сдавили крепкие ягодицы, бедра двинулись навстречу. Неутолимый, жаркий голод сушил горло.

От Гарри пахло какой‑то горячей, сонной нежностью, солью, медью крови и потом — не тяжелым, но свежим, только что проступившим на лихорадочно горящей коже.

Луна запрокинула голову, чувствуя, как он ласкает ее изнутри, как возбужденная плоть щекочет, раззадоривает, и хочется впустить его еще глубже, в самые затаенные уголки. Чистое наслаждение — принадлежать ему, растворяясь в его объятиях, под его губами и ладонями; пить его ласки, точно прозрачную, студеную воду в полуденную жару, шептать его имя в бреду… Гарри… Гарри — золотыми чернилами на потолке, откровением на исповеди, занозой в сердце и глубинной, затаенной болью в душе. Ее сердце заколотилось в унисон с кровью в его венах — безумно, загнано; ее счастье прикоснулось к ней самыми кончиками пальцев, горячо дыша в ее спутанные светлые волосы, облепившие влажные от пота плечи, и проникло сквозь все запреты и барьеры глубоко–глубоко.

— Гарри, — безудержный шепот, — Гарри… Гарри…

Его стон ответом нарушил зыбкую тишину, за ним еще один — громче, откровеннее. Ладони судорожно обхватили ее лицо, стирая большими пальцами капельки слез, губы накрыли ее рот — мягкие, теплые и влажные губы, невинные, любопытные, волшебные… и она потерялась… растворилась во взрывной волне наслаждения, чувствуя, как по его телу проходит сладостная судорога.

Потом они долго лежали в тишине, переплетая пальцы рук, прислушиваясь к отголоскам удовольствия в телах и в душе. Необыкновенное ощущение покоя и уюта окутало их. Под одеялом было тепло, а на простыни остывали мокрые пятна, но не хотелось размыкать объятий, тянуться за палочкой, чтобы навести порядок. Минуты капали в ночь, и Луна ловила их, невольно отсчитывала, отмеряла время, пролегающее между случившейся близостью и настоящим, ожидая… чего‑то… Его раскаяния? Сожаления? Первых слов? Пытаясь отвлечься, вспомнила, что оба забыли запереть дверь чарами и сейчас, по сути, были беззащитны. Почему‑то это не казалось существенным. На фоне неизбежного разговора, которого она ждала с нехорошим предчувствием, и от которого сердце пропускало удары, а в животе холодело что‑то твердое и колючее, забытые чары утратили важность. Ей все еще было тепло, даже жарко, а Гарри по–прежнему обнимал ее, гладл пальцами ее ладони. Но над ней уже довлело чувство, будто она что‑то украла, и так тяжело, так муторно стало на душе…

И когда Гарри начал говорить, когда первые слова неуверенно упали в темноту, она была уже готова, она напряглась… А он рассказал ей. Все. О детстве. О школьных годах. О родственниках. О ненависти. О тяжести пророчества. О чудовищной боли утраты. О родителях и крестном, о Снейпе, о предательстве Дамблдора, о смерти в глазах Седрика Диггори, об отвращении к Хвосту и скорби о Люпине, о смеющейся Гермионе и досаде на Рона. О том, что не знает, как жить дальше. О кошмарах. О первом разе, о собственном позоре и унижении перед Джинни. Об одиночестве и злости, о тех, кого не сумел спасти, о том, что для него добро и зло, о наслаждении полетом и первом поцелуе с Чжоу. О ней самой, о Луне. О том, что у нее удивительные глаза и просто… просто… Слова рвались наружу безудержным потоком, выплескиваясь в ночь, затопляя комнату от края до края, выливаясь сквозь прозрачные витражи в дождливую, ветреную сырость улицы. Луна не задавала вопросов. Ответ на один, самый главный вопрос, был ею уже получен, и она просто принимала его слова, чувствуя, как вместе с ними ее пропитывает и его боль, и отчаяние, и страхи, и тоска. Ей казалось, он говорил часами, и эти часы — самые счастливые в ее жизни. Если бы они могли не кончаться никогда… Если бы она могла стать для него вечной отдушиной, его персональным спасением… Если бы…

Гарри заснул, уткнувшись носом в ее волосы, так и не получив ни слова в ответ. Он знал, что сейчас это было правильно. Самая искренняя и понимающая, живая тишина… и покой… и забвение.

— Спокойной ночи, — шепнула Луна. — Я люблю тебя, Гарри.

Хотя он этого уже не услышал.

* * *

Жар. Духота. Воздух раскаленной, расплавленной лавой течет через открытый рот и горло, обжигает легкие болью. Он кричит, но воздух затыкает рот. А темнота вокруг дышит и шевелится. Он ждет, когда же она взорвется, когда выпустит на волю огненных чудовищ, но ничего не происходит.

Или он просто ослеп?

Он моргает раз, другой, но глаза распахиваются все в ту же черноту.

— Помоги мне…

Знакомый голос, знакомая узкая ладонь, которую он не видит. Как же до нее дотянуться? Как помочь, если он не может взлететь? Не на чем вырваться из этого черного пространства. И нет двери.

— Где ты? — он шевелит губами, но с них не срывается ни звука.

Это Силентио? Или он просто онемел?

— А тебе действительно интересно?

Где‑то он уже слышал этот вопрос.

— Ты не протянул мне руку, Поттер. Ты не помог мне.

— Я пытался, — только хрип с губ. Он давится словами, которые так и остаются лишь отчаянными мыслями.

— И теперь мне не к кому обратиться. Знаешь, что такое страх? Тебе когда‑нибудь бывало по–настоящему страшно, Поттер?

Он задыхается. Воздух вязкий, тягучий, будто резиновый, с ним не совладать. Кровь пульсирует в венах, жилы на шее вздуваются и проступают сквозь кожу, холодная капля пота, как ледышка, скатывается в яремную впадину.

— Они убивают. Двое мертвы, Поттер. Кто на очереди?

— Кто они… — шипит он, едва наскребая сил на то, чтобы повернуть голову.

— Хранители.

— Гарри, — шепот над ухом, — Гарри, очнись! Слышишь меня? Открой глаза!

— Нет, нет, нет…

— Гарри!

Первым, что он ощутил, была тяжесть чужого тела. Воздух ворвался в сухое горло, и он судорожно сглотнул, таращась в темноту, смутно начиная различать контуры.

— Наконец‑то, — встревожено пробормотала Луна. — Что тебе снилось? Ты задыхался, ты вообще перестал дышать!

— Оно опять было здесь? — прохрипел Гарри, пытаясь подняться на локтях. Руки тряслись, мышцы не слушались, словно он накануне надорвался. Противная слабость в теле, мысли зациклились на сне и неслись по кругу.

— Нет, — Луна погладила его по щеке, по виску, стирая испарину. — Успокойся, это всего лишь сон.

— Не думаю.

— Тогда что? Предчувствие?

— Нужно поговорить с Малфоем. Он знает, — уверено сказал Гарри. — Нужно вытрясти из него правду.

— Ты видел, он напуган не меньше нас.

— Я бы сказал, даже больше! Потому что знает больше. Во сне… сейчас… он сказал, что погибнет еще кто‑то.

Луна не ответила, и Гарри почувствовал, как щеки начинают гореть. Может, и не стоило принимать сон за божественное откровение? Исходя из того, как причудливо перемешались в нем обрывки недавних разговоров, его собственные страхи и притупленное чувство вины, это могла быть просто проекция подсознания.

— Если бы мы сумели прочесть этот идиотский Кодекс! — Гарри сел, подтянув колени к груди, и запустил пальцы в растрепанные волосы.

— Можно попробовать, — предложила Луна. Изогнулась назад, нащупывая ладонью лежащую на столике под лампой книгу. Под ее рукой с недовольным урчанием завозилась "Чудовищная книга о чудовищах". — Ой, прости. Я нечаянно.

Наконец зеленый кожаный переплет оказался в ее ладони. Она сунула книжку Гарри в руку и свесилась с кровати, подняла его мокрые брюки с пола. Вынула из‑за ремня волшебную палочку.

— Держи.

Гарри послушно прошептал заклинание, и кончик палочки засветился ровным голубоватым светом.

— Ты захватила его с собой, — удивленно пробормотал Гарри.

— Ну, не зря же искали. Давай подумаем, что можно сделать?

— Сюда бы Гермиону. Она бы прочла лекцию о блокирующих чарах, — Гарри с сомнением полистал девственно чистые страницы, потом приставил палочку к одному из разворотов и хорошо поставленным голосом произнес:

— Открой свои секреты!

Чем не способ, а?

На всякий случай отстранился подальше.

— Очень бы пригодились мои очки, — пожаловался.

— Извини, я их не…

— Гляди!

Медленно, очень медленно на бумаге проступили чернила: почерк размашистый, но аккуратный, с эффектными завитушками.

— Верни меня на место, поганая грязнокровка, — прочел Гарри. — Надо же, поганая грязнокровка! Я думал, это Малфой сам выдумал, а оказывается, в Кодексе прописано.

— А ну‑ка, — Луна подняла свою палочку и указала ею на ту же страницу. — Я хочу тебя прочесть!

Слова выцвели, но на их месте появились другие.

— Убери руки, полоумная. Предатели крови не смеют читать моих строк.

— О чем это она? — не понял Гарри, близоруко щурясь.

— О нас, наверное, — Луна пожала плечами. — О том, что между нами было.

Гарри старательно потер лоб, пытаясь подавить неловкость и смущение.

— Ну, кое‑что мы выяснили, — не обращая на него внимания, заметила Луна. — Книга разговаривает.

— Обладает разумом?

— Верно.

— Многие магические артефакты наделены разумом, Луни. И что? Как правило, разум злобный, и все его усилия направлены на разрушение и причинение страданий. А этот еще и оскорбляет, — Гарри мстительно щелкнул по книге пальцем.

— Отвали, Поттер, — тут же вылезла надпись.

Гарри резко захлопнул Кодекс и уставился на обложку.

— Сомненья червь мне душу ковыряет. Уж не наш ли Малфой ее написал?

— С разумным существом можно договориться, — сказала Луна. — Убедить.

— Ты шутишь.

— Вовсе нет. Просто иногда…

— Тихо! — Гарри прижал палец к губам и напрягся, прислушиваясь. — Ты ничего не слышала? Как будто что‑то упало.

Он резко перегнулся через Луну, на пару мгновений придавив ее своим весом к кровати, и схватил с пола брюки. Выдернул из них пижамные штаны, которые отбросил в сторону, и начал натягивать прямо на голое тело.

— Фу, — скривился, когда мокрая, холодная, грубая ткань прилипла к коже.

— Сикаро максима! — Луна взмахнула палочкой.

— Ай! — удивленно вскрикнул Гарри: брюки мгновенно нагрелись, от них повалил пар.

Гарри перевел дыхание, прислушиваясь к ощущениям: вроде, ничего не обжег? Пробормотал: "Спасибо", — затягивая ремень потуже и щелкнув пряжкой. И рысцой потрусил к выходу.

Из‑за двери в комнату слизеринцев вертикальной полоской просачивался свет.

— Возьми, — Луна оказалась рядом и сунула ему в руку очки. — Что там?

— Я посмотрю. Подожди здесь.

Настороженно озираясь, он двинулся по коридору. Всего десяток футов, несколько шагов босиком по покрытой высохшей грязью ковровой дорожке, а внутри зашевелилось нехорошее предчувствие. Даже не предчувствие — уверенность. Гарри уже знал, что увидит, и от этого неизбежного знания становилось гадко, мерзко на душе. Шаг за шагом, чувствуя, как трется о голую кожу жесткая, мятая ткань брюк, морщась, невольно задерживая дыхание и понимая, что ничего нельзя изменить. Оно, это знание, витало в воздухе тяжелым, теплым горько–соленым запахом меди, и добравшись наконец до комнаты, проделав эти несколько шагов, Гарри в изнеможении прислонился плечом к косяку.

— Гарри? — тихонько позвала Луна, появляясь на пороге их комнаты и стягивая на груди края блузки.

— Не подходи сюда, — выдохнул он, прижимая ладонь с растопыренными пальцами к лакированному дереву двери. Слегка надавил, слыша за спиной неуверенные шаги: она не послушалась или не услышала его.

Первым, что он увидел, была размазанная по полу кровь, словно густая подсохшая краска: брызги, разводы, отпечатки подошв и каблуков. Создавалось впечатление, будто кто‑то поскользнулся и грохнулся на пол, а потом долго и безуспешно пытался вскочить на ноги.

Малфой.

Тело Блейза Забини Гарри обнаружил возле растопленного камина. Полностью одетое и… мертвое. Черные дорожки крови брали начало от раскинутых в стороны рук, под головой расползлась целая лужа: оранжевые отблески пламени танцевали на ее глянцевой поверхности.

Гарри почувствовал, как неумолимый жгут отчаяния и страха туго сдавливает горло, не давая ни вдохнуть, ни выдохнуть. Он открыл рот, хватая пересохшими губами воздух, силясь выдавить хоть слово: удержать Луну, запретить ей входить в комнату, не позволить увидеть… И не смог. Тошнотворный ужас кольцами свернулся в желудке, зашевелился, и Гарри попятился, едва переставляя ослабевшие ноги, усиленно глотая всухую, не давая рвотным позывам взять над собой верх. Натолкнулся спиной на застывшую в проходе ошарашенную Луну. Оглянулся. Глаза у девушки сделались неживыми, омертвевшими, стеклянными, как у одного из чучел животных в кабинете Макгоннагал. Захотелось закрыть ее собой, отгородить от чудовищного зрелища, взмахнуть палочкой и стереть из ее памяти воспоминания. Уж лучше мучительный туман и настороженные вопросы, чем этот жуткий остекленевший взгляд, словно приклеенный к распластанному на полу телу.

— Пойдем, — Гарри сжал пальцы у нее на запястье, потянул за собой. — Нужно вернуться в комнату и поставить защиту. До утра не выходить. Вспомнить все заклятия, какие знаем. Где у тебя гвоздь? Для чего‑то он все‑таки нужен, раз Моуди велел взять его с собой. Распотрошим Кодекс, сожжем к чертовой матери в камине — будем выдергивать страничку за страничкой, пока не выпытаем все, что нужно.

Гарри говорил и говорил, таща Луну за собой к оставшейся открытой двери их комнаты. Главное — не молчать. Говорить. Все равно о чем. Лишь бы слышать звучание голоса в леденящей, мертвой тишине коридора. Лишь бы помнить о том, что у него все еще есть голос и что раз этот голос звучит, значит, ты жив.

Каждый волосок на теле встал дыбом от холода, страха, шока. Гарри бездумно бормотал ничего не значащие слова, создавая иллюзию раздумий, рассуждений, выводов.

- … мы поищем его утром, когда рассветет… Ему некуда скрыться. Я видел тайные коридоры, я знаю, как туда пробраться. Просто нужно немного подождать. Совсем чуть–чуть, несколько часов. Сейчас позовем Кричера, и он принесет молока с печеньем…

Мысль о еде как‑то резко ударила в голову, от желудка к горлу прокатился спазм тошноты. Гарри резко выпрямился, выпуская запястье девушки, втягивая воздух сквозь сжатые зубы. Еще ничья смерть не оглушала его, не шокировала так сильно, а он видел достаточно смертей. Много, но таких — никогда.

Луна заговорила с ним почти час спустя. Он не следил за временем, но на возведение волшебной защиты не могло уйти меньше. Гарри запечатал даже окна и камин, позволяя магии полностью овладеть собой, выключившись из реальности, запрещая себе думать. Волшебство пропитывало каждую клеточку его тела, едва ли когда‑нибудь еще он ощущал его так же остро: как оно течет по венам в потоках крови, как струится по повлажневшей от напряжения голой коже, как уплотняется и концентрируется на кончике волшебной палочки.

— Мне всегда кажется, — едва слышно произнесла Луна, — что они могут встать.

Гарри повернулся к ней, будто только сейчас заметил. Она сидела на краешке кровати, покачиваясь взад–вперед, обхватив себя руками и глядя в одну точку. Из одежды на ней по–прежнему была лишь наспех высушенная заклинанием мятая блузка, собранная на бедрах складками, едва–едва прикрывающая пах.

— Кто? — спросил Гарри. Он и сам не подумал о том, чтобы одеться, но на нем, по крайней мере, были брюки.

— Покойники, — Луна подняла на него отрешенный взгляд. — Мне иногда снится, что кто‑то умирает, и я всегда боюсь, что он… или она встанет. И они встают. Только уже не они, наверное, не эти люди, а всего лишь их трупы.

— Перестань, — не выдержал Гарри.

Шагнул к ней, протягивая руки, забыв, что в одной из них по–прежнему находится дышащая волшебством палочка. Луна обняла его, уткнулась лицом в голый живот, ее плечи мелко задрожали, и Гарри с удивлением и испугом понял, что она плачет. Растерянно погладил ее по белокурой голове, неосознанно зарываясь пальцами в спутанные волосы и лаская. Что делать с плачущей девушкой, тем более если эта девушка — Луна? Откуда же он знал? Дайте ему Волан‑де–Морта или, скажем, десяток дементоров, и он бы не колебался ни секунды. А она… Существо из параллельного мира! От ее слез на животе было щекотно и мокро, и, наверное, лучше было отстранить ее… как‑нибудь поосторожнее.

— Луни…

Дурацкое школьное прозвище! Унизительное и издевательское, но, Господи, в его устах оно звучало совсем иначе! Просто щемящее–нежным уменьшительным от имени.

— Ты уже закончил? — спросила Луна, смаргивая слезы. — С защитой?

— Я… да… наверное.

— Тогда мы можем лечь спать.

— Спать? — тупо переспросил Гарри. Последнее, что он мог сейчас сделать, это уснуть!

— Конечно. В жизни, в отличие от снов, покойники никогда не встают, верно?

— И ты сможешь? Уснуть после всего… после того…

— Смогу, — серьезно сказала Луна. — Если ты будешь рядом.

— Ну, мне отсюда деться некуда, — он попытался отшутиться.

— Совсем рядом, — она опустила руку на кровать рядом с собой.

— Ладно.

— Можешь не раздеваться, — снова серьезно. — Просто ложись и не убирай палочку.

— Хорошо. Только у меня грязные ноги.

— Ерунда. У меня тоже.

* * *

Гарри с трудом разлепил отяжелевшие веки и повернул голову набок, утыкаясь подбородком в макушку Луны. Поза была неудобной, руки–ноги затекли и болели ушибленные накануне ребра, а в голову словно накачали воды, но он боялся пошевелиться, чтобы не потревожить мирно посапывающую девушку. Она устроилась у него под боком, склонив голову на плечо. Расслабленная ладонь лежала у него на груди, и пальцы изредка подрагивали. Гарри уже измучился, но выпускать ее из объятий не хотелось. Живая, теплая, сонная, нежная… он прижимал ее к себе, пока руки не онемели, а потом просто лежал, слушая, как пульсирует на ее прозрачном запястье жилка, и вдыхал ее запах.

Спать хотелось неимоверно, но сердце билось в груди неровно, скачками, и паника накатывала в такт тревожным мыслям противными, горячими волнами где‑то в районе солнечного сплетения.

Когда в дверь постучали, сердце ухнуло в живот.

Гарри дернулся, отчего Луна тут же проснулась, вскинула голову, надавив ладонью на его грудь, и приподнялась на локте.

— Поттер! Открой!

Кулак настойчиво забарабанил в дверь, и та задрожала. Пространство перед ней подернулось дымкой, по нему пробежала легкая серебристая рябь.

— Эй, вы там живы? Откройте, это я! Годрик тебе в рыло… ПОЖАЛУЙСТА, Поттер!!!

Голос у Малфоя хрипел и срывался, а за приказным тоном крылась самая настоящая истерика.

— Гарри, — прошептала Луна, удерживая парня за локоть. — Это ловушка.

На мгновение Гарри подумал о том же: Малфой пытался выманить их из комнаты, чтобы расправиться, как расправился с Забини. Но… он не смог убить тогда, когда на него давили Люциус и сам Волан‑де–Морт, так неужели с легкостью сделал это теперь?

— Не думаю, — Гарри осторожно высвободил руку из цепких пальцев Луны. — Ты что‑нибудь чувствуешь?

Луна машинально дотронулась до шеи.

— Нет.

— Значит, он один.

— Он хочет, чтобы ты снял защиту.

— Поттер! Нам нужно поговорить, срочно! — выкрикнул Малфой.

— Гарри, мне это не нравится, — в отчаянии прошептала Луна.

— Малфой не убивал Забини…

— Я знаю, не в этом дело. Я просто не могу объяснить.

— Все нормально, Луна. Мы все равно собирались отправляться на его поиски, помнишь? Так даже лучше, что он явился сам, — Гарри повернулся к двери, доставая палочку. — Прикрой меня на всякий случай, ладно?

Прикрывать не пришлось.

Лишь только пелена защитных заклинаний рассеялась — на это ушло минут двадцать, и ушло бы гораздо меньше, если бы Малфой не прыгал под дверью, не скулил и не рвался внутрь, — как дверь распахнулась. Драко ворвался в комнату, захлопнул за собой дверь и, привалившись к ней спиной, сполз на пол. Лицо у него было бледное, как пергамент, и такое же желтоватое. Серые глаза болезненно блестели, веки покраснели и опухли. Вцепившись руками себе в волосы, сотрясаясь всем телом, Малфой тихо, бесприютно завыл.

Гарри таращился на него в немом ошеломлении.

Луна медленно засунула волшебную палочку себе за правое ухо и принялась застегивать пуговички на блузке.

— Я не могу, — всхлипнул Малфой. — У меня не получится… никогда ничего не получалось… я не хочу… понимаешь? — Он поднял воспаленные глаза на Гарри. Тот наконец обрел голос.

— Что произошло с Блейзом?

Малфой сжался, словно Гарри замахнулся на него кулаком или ногой в тяжелом ботинке.

— Я не знаю, — шепнул он.

— Врешь!

Поттер сам не понял, как оказался рядом, как схватил слизеринца за руки и с силой оторвал от пола, вздернул вверх, толкнул к стене. Палочка снова очутилась в его руке. Острый кончик больно кольнул Малфоя в шею, и тот весь съежился от страха и захныкал:

— Нет, нет, нет…

— Сейчас ты расскажешь все, что тебе известно, Малфой, — прошипел Гарри. — О долге, о кодексе, о хранителях и обрядах сохранения крови. И не вздумай упрямиться или лгать — Круциатус быстро вставит мозги на место. Ясно?

Малфой не ответил. Его загнанное дыхание ударялось Гарри в лицо.

— Я спрашиваю, тебе все ясно? — повторил Поттер.

— Да, — выдохнул слизеринец.

— Хорошо, — Гарри отступил на шаг. — Сядь на кровать. Вот так. Думаю, ты понимаешь, что я не шучу. После того, что я увидел в вашей комнате, мне больше не до шуток, Малфой.

— Ты видел? — еле слышно.

— У Блейза порваны вены на запястьях, — Гарри изо всех сил старался говорить спокойно, но осипший, непослушный голос выдавал его нервозность. — И сонная артерия. Крови столько, что в ней можно утонуть. Ты знаешь, кто это сделал, Малфой. Ты с самого начала знал!

— Нет, — слизеринец замотал головой, точно заведенный, — нет…

— Предупреждаю в последний раз, — Гарри решительно направил на него волшебную палочку. — Говори начистоту. Я ведь все равно докопаюсь до правды.

— Я ничего не знал! — истерично выкрикнул Малфой. — Я очнулся ночью, а он… он уже… он лежал на полу и хрипел. Я испугался… Годрик тебе в зад, Поттер, я вообще ничего не помню со вчерашнего дня! Только бред: какие‑то тени, голоса и боль… и еще пульс — бешеный, как будто вот–вот порвет вены.

Он обхватил себя руками и закачался из стороны в сторону, в глазах — тоска.

— Я вскочил с кровати, нога тут же поехала… Там весь пол был залит, и я грохнулся в лужу, — с этими словами Малфой вдруг распахнул мантию на груди: в серые штаны и рубашку въелись бордовые пятна крови.

— Думал, вывернет тут же, не сходя с места.

— Поэтому вскочил и побежал в туалет? — скептически качая головой, осведомился Гарри. — Чистоплюй хренов. Тебе кто‑нибудь говорил, что ты не умеешь врать?

— Я не вру!

— Если бы ты не врал, я бы поверил. Может, ты и испугался вначале, когда увидел Забини, но уж потом‑то наверняка оклемался. И быстро смекнул, что раз тебя никто не держит, можно заняться своим "долгом". Так?

Малфой стиснул зубы, насупился и уставился на Гарри.

— Одного не пойму: зачем ты вернулся? Что тебе нужно от нас? — встревоженный взгляд на Луну.

— Знаешь, чем мы так похожи, Поттер? Ты и я, — неожиданно сказал Малфой. — Нас обоих не спросили. Никто не задал нам вопроса, хотим ли мы быть теми, кто мы есть, и согласны ли платить за это.

— Что? — Гарри удивленно моргнул, не готовый к перемене темы.

— Мой отец всего лишь обеспечил себе тыл, Поттер. Я был чертовым младенцем нескольких дней от роду, когда он приказал провести обряд.

— Сохранения крови?

— И как ты догадался, — едко выплюнул Малфой, но тут же осекся. Снова обхватил себя руками: пальцы впились в плечи с такой силой, что костяшки и ногти на них побелели. — Темный Лорд тогда набирал силу, и отцу нужна была уверенность, что он навсегда останется фаворитом, что даже дементоры Азкабана не помешают ему вернуться в случае, если в Министерстве узнают о его связи с Темным Лордом.

— Значит, Моуди был прав, — констатировал Гарри. — Ты собирался помочь Люциусу сбежать.

— Браво, Поттер. Ты такой же узколобый, как Уизли, — с оттенком брезгливости в голосе сказал Малфой. — Как, по–твоему, я могу помочь отцу бежать? Отправиться в Азкабан и взять его штурмом? Или ты решил, будто у меня здесь план тюрьмы припрятан: какие‑нибудь тайные ходы под морским дном? И лопата с ведром?

Ну, вообще‑то, на подобную возможность намекал Моуди. Хотя Малфою об этом говорить было незачем.

— Ты только что сам заявил, что Люциус оставил себе путь для отступления! — Гарри начал злиться.

— Но не буквальный же!

— Тогда какой?

— По его приказу провели обряд, на котором он выступил главным жрецом. Многие мужчины в нашем роду, наследники, подвергаются с рождения различным обрядам — они, в основном, церемониальные. Так, дань традициям. Но в Кодексе есть пунктик, датированный семнадцатым веком. В нем говорится, что в случае войны, гонений, серьезной угрозы со стороны магглов или прочих существ низшего порядка… великанов, кентавров… там много примеров, так вот в случае серьезной опасности может быть проведен обряд по сохранению крови.

— Черная магия? — спросил Гарри.

— Нет, Поттер! Белая и пушистая. Конечно, черная магия!

— Дальше.

— Тот, кто производит обряд, в дальнейшем получает власть над… над силами… могущественными силами, — Малфой затравленно отвел глаза. — Над существами, которых называют хранители.

— Что за существа? — Гарри напрягся. Неужели перед ним наконец раскроется тайна чудовища, блуждающего во мраке этого дома?

— Я не знаю. Демоны, призраки, полубоги. Не знаю.

— Тварь, которая убила Нотса, Брустера и Блейза? Она и есть хранитель?

— Н–наверное, — запинаясь, выдавил Малфой.

Что‑то не складывалось. Гарри усиленно пытался вникнуть в рассказ, но почему‑то ничего не мог понять.

— Люциус провел над тобой обряд и получил власть над демоном, — сказал он тупо. — Так вот почему ты стал такой бездушной скотиной: он продал твою душу!

— Ничего он не продавал! — рявкнул Малфой. — Он сказал, мне будет принадлежать честь сохранить наш род! Я должен выпустить хранителя на волю, и он… он… вытащит отца из Азкабана. И маму. А потом…

— Разнесет все к чертовой матери, — мрачно заключил Гарри. — И папочка Малфой станет вторым Темным Лордом. Так?

— Не знаю! — взвизгнул Малфой.

— Да что ж ты заладил: не знаю, не знаю. Ты хоть что‑нибудь знаешь?!

— Я не хочу умирать, — завопил Малфой и вдруг разрыдался. Прижал к лицу трясущиеся руки, размазывая по щекам мутные слезы. Раскатисто шмыгнул простуженным носом. Жалкий, униженный и, кажется, обезумевший.

Гарри отлично понимал всю глубину его ужаса: тварь не знала пощады.

— Но ты можешь не выпускать хранителя? — неуверенно спросил он, инстинктивно чувствуя какой‑то подвох. — Или как?

Малфой оторвал от зареванного лица мокрые ладони: на впалых щеках остались разводы грязи.

— Обряд, который провел отец, — выдавил он, давясь слезами. — Отравленная кровь. Чтобы у меня не осталось выбора.

— Так вот откуда у тебя в крови эта зараза, — осенило Гарри.

— Что? Как ты дога…

— Блейз сделал анализ.

— Так это он изрезал мне руки?

— У тебя был приступ, и он…

— Это не приступ, Поттер, это было последнее предупреждение. Либо я выполняю то, что должен, либо яд убивает меня. Долго, мучительно, может, даже в течение нескольких суток… иногда возвращая в сознание… это пытка, Поттер! А я не хочу умирать.

— А если попробовать изгнать хранителя? Провести обратный обряд?

— И как ты себе это представляешь?

— Если тебе известно название яда, можно найти о нем информацию и узнать, что является противоядием?

— А ты думаешь, я не искал? Еще в Хогвартсе Снейп дал мне список книг, в которых можно найти описания редких ядов. Я перерыл все свои вещи, но так и не нашел его.

— Это когда я подсмотрел, как ты рвешь учебник по уходу за магическими существами? — догадался Гарри.

— Да. Либо я потерял список, либо домовики его попросту выкрали по приказу отца.

— Поэтому ты отправился ночью в библиотеку на втором этаже?

— А ты умнее, чем я думал, — буркнул Малфой.

— И взял книгу по ядам.

— Несколько книг, Поттер! Но ни в одной не оказалось даже упоминания о том, как нейтрализовать этот яд!

— А я одного не пойму, — вдруг подала голос Луна. — Хранитель еще не освобожден, но уже убивает. Как такое возможно?

— А никто не говорил, что он должен сидеть смирно! — огрызнулся Малфой. — Отец сам призвал его восемнадцать лет назад после моего рождения, проведя обряд. С тех пор он сторожит поместье, как цепной пес. Но сейчас, когда он почуял кровь и понял, что пришло время… он будет убивать и дальше, будет становиться сильнее и однажды все равно вырвется на волю независимо оттого, отпущу я его или нет. Только это будет уже неподвластное никому чудовище! Теперь ты понимаешь, Поттер? Понимаешь, почему я должен?..

Гарри понимал. Но в голове назойливой мухой вертелась лишь одна мысль: а знал ли об этом Моуди? Не этим ли был продиктован его неослабевающий, прямо‑таки параноидальный интерес к поместью Малфой? Не потому ли он запечатал поместье год назад, что боялся, как бы тварь не вырвалась на свободу? Но тогда… зачем отправил сюда вчерашних школьников? Зачем позволил Малфою вернуться в дом?

Не складывалось, не вязалось.

Гарри опустил голову и потер пальцами шрам. Ему нужно было время, чтобы подумать. Хоть немного времени! Если бы только удалось связаться с Моуди или кем‑нибудь еще из аврората! Предупредить, позвать на помощь… Гарри был уверен: министерские специалисты по чарам раскрутили бы клубок черного заклятия и нашли способ, как спровадить тварь туда, откуда она, скорее всего, и вылезла: обратно в ад. Но у него не было ни единой лазейки!

— У меня нет выбора, — бормотал Малфой, раздражая все сильнее и сильнее. — Нет выбора. Он все предусмотрел, и мне не остается ничего другого…

— Ты можешь замолчать? — не выдержал Гарри, сжимая кулаки.

— Нет выбора, — повторил Малфой. Глаза у него странно остекленели, лицо превратилось в жуткую белую маску, и прежде, чем Гарри успел понять, что происходит, он выхватил из мантии волшебную палочку.

— Империо!

Заклятие ударило в грудь и растеклось по телу вязкой, липкой, горячей отравой. Гарри на миг утратил способность двигаться. Увидел, как вскакивает с кровати Луна, как Малфой разворачивается и бьет ее наотмашь по лицу. Голова у девушки мотнулась, она повалилась обратно на кровать и больше не двигалась.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Сознание то ускользало, то возвращалось.

В редкие минуты просветления Гарри понимал, что идет куда‑то. Чувствовал ледяную поверхность каменного пола под голыми ступнями, пронизывающий холод, сырость и отвратительную вонь плесени и гнили. Мимо проплывали серые стены подземелья, слабо освещенные огоньком волшебной палочки: каменная кладка, ниши, из которых сквозило мраком, решетки и проемы, уводящие в другие коридоры. Мускулы сокращались помимо воли, хотя Гарри понимал, что не хочет идти, приказывал себе остановиться, сжимал челюсти до зубовного скрежета, силясь вырваться из‑под контроля заклятия. От титанических усилий на лбу вздулись вены — как пиявки, кривые, — и пот выступил крупными каплями на спине и подмышками. Ноги упрямо продолжали свои движения, баланс сохранялся — Гарри не мог заставить себя даже упасть или переступить подвернувшийся под ступню камешек!

Малфой шествовал следом за ним. Гарри слышал его легкую поступь и шелест мантии. Почему‑то ему казалось, он знает цель своего похода. Малфой вел его в глубину подземелья — туда, куда выводил узкий и тесный лабиринт из кабинета.

Когда впереди показалась стена с надписями, сзади раздался властный голос:

— Стой!

Куда делись истеричные интонации, слезы и сопли?

— Стою, — буркнул Гарри и сам изумился: он мог разговаривать без приказа!

Малфой обошел его кругом и остановился, склонив голову набок. Он был выше всего чуть–чуть, но Гарри в тот момент почувствовал себя коротышкой.

— Не нужно ничего из себя строить, Поттер, — произнес Драко, разглядывая его лицо с каким‑то неуемным вниманием, даже с жадностью. — Веди себя хорошо, и все очень быстро закончится.

Гарри гневно сверкнул глазами, открыл рот… и не смог выдавить ни звука.

— Я же говорю, веди себя хорошо, — вкрадчиво произнес Малфой.

Он отвернулся к стене, осторожно провел палочкой Блейза по витиеватому узору — прямо по выдолбленным в камне канавкам рун — и тихонько прошептал:

— Прах к праху.

Что‑то зарокотало глубоко под землей, стена дрогнула и поползла в сторону, открывая узкий, высокий проход.

— Входи.

Гарри переступил через порог. Вернее, никакого порога не было, он просто шагнул из холодного, прогорклого мрака коридора в душную, пропитанную резкой, одуряющей смесью запахов комнату. Круглая, будто выдолбленная в цельном куске розового мрамора, с высоким сводчатым потолком и проблесками кривых драгоценных прожилок в стенах. Тонкие белые свечи были расставлены по окружности. Из погашенных лампадок изящными струйками поднимались цветные испарения — Гарри в смятении ощутил, как низ живота наливается тяжелым, горячим возбуждением, а сознание заволакивает туманом образов, отбывками мыслей — пошлых, невыносимо развратных и… желанных.

— Поттер! — на голову словно опрокинули ушат ледяной воды. — Эй, да у тебя стоит, Поттер?

Малфой снова оказался перед ним. Серые глаза удивленно и насмешливо заблестели, губы разъехались в кривой улыбке.

— Что, никогда не вдыхал восточные смеси? Никакого иммунитета против афродизиаков? Совсем–совсем? Отвечай!

— Нет! — рявкнул Гарри, побагровев от унижения и досады.

— Ну, — Малфой, похоже, растерялся. — Ничего, привыкнешь. Придется с тобой разговаривать… что ж у тебя все не как у людей‑то, а?

Гарри напряженно следил за его перемещениями. Кровь вновь прилила к низу живота, доставляя массу неудобств, сознание начало заволакивать, и в какой‑то момент Гарри вдруг поймал себя на том, что находит слизеринца привлекательным.

— Смотри сюда, Поттер! — велел Малфой, обернувшись. Наткнулся на пристальный взгляд зеленых глаз. Оторопело моргнул. — Твою мать… Не нужно так на меня таращиться! Ты слышишь?!

Гарри дернул головой: наваждение рассыпалось.

— Слушай сюда, придурок, — Малфой схватил его за плечи и хорошенько встряхнул. — Я тебе не позволю все испоганить! Не обращай на это внимания, понял? Это приказ. Здесь ничего нет, ты ничего не чувствуешь, ясно?

Гарри с усилием кивнул. Но стоило только Малфою отвернуться, как мерцающая перламутровая каша вновь просочилась сквозь все барьеры самовнушения и приказов. Гарри почувствовал, как его затягивает странная, ни на что не похожая пучина удовольствия. Ноги подгибались, но Империус надежно удерживал его в стоячем положении.

— Ложись.

Только теперь он заметил посреди помещения вытянутую прямоугольную плиту из черного камня. Невысокую, гладкую, с острыми гранями и углами. Огоньки свечей танцевали на ее глянцевой поверхности, и отражения вьющихся разноцветных дымков создавали причудливый движущийся узор.

Не имея ни сил, ни желания (неужели Малфой сломил его волю?! Так просто?!) сопротивляться, Гарри послушно опустился на плиту, ощупывая потными ладонями идеальную гладкость и прохладу поверхности. Малфой уже держал в ладонях какую‑то чашу. Поставил ее рядом с Гарри, встретился с ним взглядом… с голодными, горящими глазами… И в смятении отшатнулся.

— Закрой… глаза, — запинаясь, выдавил он. — Не смей открывать… не смей на меня смотреть… Мерлин, нужно было поискать противоядие! Почему на тебя не действуют приказы, а? Я же велел тебе ничего не чувствовать.

— Может, плохо велел? — огрызнулся Гарри. Темнота перед закрытыми глазами расцветала красочными пятнами, и они тоже приносили наслаждение — не такое сочное, как от созерцания ходящего вокруг человека, но все же. К тому же, Гарри слышал его шаги. Чувственность обострилась, отточенная десятками благовоний, отравляющих разум, и теперь каждое движение слизеринца вылеплялось в сознании Гарри отчетливым ощущением. Вот он наклоняется над составленными в кучку предметами, обхватывает один пальцами. Кольцо на пальце — фамильный перстень, надо думать, с которым Малфой не расставался в течение всех школьных лет, — звонко бьется о стеклянный бок сосуда. Вот выпрямляется, отбрасывая со лба волосы привычным движением. Вот открывает рот, готовясь произнести что‑то… и Гарри почти видит, почти физически чувствует, как размыкаются розовые губы… и почти стонет…

— Заткнись! — взвизгнул Малфой.

Видимо, из его горла все‑таки вырвалось что‑то, похожее на стон. Сдавленное и жалкое.

— Ты молча лежишь и не шевелишься, Поттер, пока я не закончу обряд.

Шелест мантии — Малфой стянул ее с плеч.

— Потом тебе будет уже все равно, но сейчас ты делаешь то, что тебе велено, иначе… иначе… я убью тебя и притащу сюда Лавгуд! Мне, в общем‑то, плевать, чью кровь пускать, понял? Скажи, что понял!

— Я понял, — прохрипел Гарри.

Мысли о Луне на время выдавили из сознания розовую кашу, в груди материализовался холодный сгусток паники, отвращения, омерзения к самому себе, к собственной слабости, к унизительным реакциям на примитивные, но чертовски мощные раздражители. Луна, Луна, Луна, — билось от виска к виску, и вспыхнула в памяти картина: мотнувшаяся от удара голова, разбитые в кровь губы.

Злость застелила разум багровым туманом, и Гарри шумно втянул ноздрями воздух… и ощутил, как вся его злость скапливается внизу живота — острая, невыносимая.

Он конвульсивно задергался. Мозг плавился, в него словно впивались огненные иглы, его разрывало на части: стальные кольца Империуса, сковывающие конечности и пережимающие горло, затрещали под огненной лавой рвущихся наружу инстинктов, куда более древних, необузданных и сильных, чем любое заклятие. Беззвучно раскрытый рот, попытка глотнуть воздуха, синие вены, вздувшиеся под кожей и тугими канатами перетянувшие руки, шею, лицо…

— Поттер! — послышался испуганный, растерянный возглас. — Что с тобой?

Он не мог ответить. Ему казалось, череп вот–вот треснет, казалось, уже слышится хруст расходящихся костей. Казалось, он снова стал младенцем и протискивается сквозь таз матери, и его тащит вперед, и ломает, и выворачивает. И само это место — ведь он знал, что это, знал, где находится, потому что всего несколько часов назад был здесь, в этой влажной, тесной глубине, пусть не материнской, но женской, — само это место доводило до помешательства. Вожделение было невыносимо, но он не мог, не имел права отпустить его.

— Дыши, Поттер! — выкрикнули над ухом. — Я приказываю?! Дыши! Да что с тобой, в конце концов?!

Гарри замотал головой, чувствуя, как Империус поддается, трещит, словно прочные нитки на только что сшитом костюме.

— Можешь двигаться, можешь говорить! — завизжал Драко. — Открой глаза!

Гарри застонал, выгнулся облегченно, освобожденно, жадно втянул открытым ртом воздух.

— Убери это, — выдохнул он, тыча пальцем в дымящие лампады.

— С ума сошел? — Малфой стоял над ним, схватившись за голову, насмерть напуганный и белый, как лист бумаги.

— Выпусти… — Гарри перекатился к краю плиты.

— Лежать! — взвизгнул Малфой. Его колотил такой озноб, что впору было завибрировать стенам.

Гарри откинулся обратно на спину, лопатки больно ударились о твердую поверхность.

— Я не могу погасить лампы, Поттер, — затараторил Малфой, будто задавшись целью втиснуть в минуту тысячу слов. — Это одно из условий, очень важное условие, это атмосфера, в которой проходят черномагические ритуалы. Разбуженная сексуальная энергия — без нее ничего не выйдет. Я не виноват, что у тебя нет иммунитета. Мне никто не говорил, что жертву обрядов должно так трясти, иначе я дал бы тебе противоядие.

— Так без разбуженной энергии ведь ничего не выйдет, какое противоядие? — промурлыкал Гарри, приподнимая голову. Или уже не Гарри? Разрази его Слизерин, если Драко когда‑нибудь видел на лице гриффиндорца такую ядерную смесь похоти и злости. Малфой попятился.

— Ты не искал никаких книг о ядах, — проговорил Гарри. — Ты искал книгу с черной магией, описание обряда.

— Пять баллов Гриффиндору.

Гарри изогнулся, ладони сами, помимо воли, прижались к влажной от пота коже и поползли вверх, вниз, поглаживая, дразня. Малфой таращился, разинув рот. В книге Обрядов об этом ничего не было сказано! Ни слова о том, как усмирить разбушевавшуюся жертву, на которую даже Империус действовал через раз и не везде.

— Все это время, все эти несколько дней ты продолжал готовить обряд, — продолжил Гарри. Глаза под полупрозрачными, дрожащими веками закатились, язык беспрестанно пробегал по сухим губам и ласкал, и облизывал. Дыхание вырывалось из легких бесконтрольными толчками. Все его тело было пронизано жаркой, удушливой похотью, а от движений — провокационных, непристойных — под блестевшей кожей перекатывались рельефные комки напряженных мышц.

Малфой все пятился, пока не споткнулся о лежащую на полу книгу Обрядов. Взмахнул руками, чуть не грохнулся, но устоял, схватившись за стену. Может, стоило подождать? Ведь Поттер не набросится на него? Поттеру вполне хватит собственных… усилий? Но он видел достаточно пыток у Лорда, чтобы понимать: за первым кругом последует второй, потом третий, и бедолага Поттер отдаст концы от истощения. В другом месте в другое время над ним можно было бы посмеяться, но сейчас от него зависело слишком много! Он должен был быть вменяемым и лежать спокойно.

Бежать за противоядием?

Наколдовать наручники и приковать к стене?

От последней мысли вниз по позвоночнику устремилось странное покалывание. Поттер громко, с наслаждением застонал, и Драко испуганно вскинул глаза. Так и есть: добрался до ширинки. Расстегнуть не успел, но ладонь уже накрыла внушительный бугор на штанах.

— Прекрати, — выдохнул Малфой.

Резко, решительно наклонился, подхватывая толстенный фолиант в истертом до катышков кожаном переплете. Воодушевленный тем, что рука Гарри замерла, шагнул к плите и шлепнул фолиант рядом с жертвой.

— Слушай меня внимательно.

Гарри сморгнул пелену, заволакивающую лицо возвышавшегося над ним человека.

— Я хочу, чтобы ты делал это очень тихо и очень медленно, Поттер, — с усилием выдавил Малфой. — Раз уж по–другому не получается, будем делать так, как получается. Может, ты даже умрешь счастливым.

— Не в онанизме счастье, Малфой, — хрипло отозвался Гарри.

— То‑то я и гляжу, — Драко не сдержал нервной ухмылки. — Все, хватит болтовни. Занимайся своим делом и не отвлекай меня, понял?

Гарри в изнеможении перекатил голову и уткнулся затуманенным взглядом в противоположную сторону: на тонкие струйки дыма, поднимающиеся под темный каменный свод комнаты. Низ живота горел адским пламенем, желание уже граничило с болью, и, кажется, хватило бы одного прикосновения. Очень тихо, очень медленно… Он не знал, как сделать это медленно. Из горла рвался отчаянный стон, пальцы тряслись, расстегивая пряжку ремня. И был еще Малфой. И был обряд. И был Империус. Тошнотворная смесь унижения, страха, вожделения, безысходности и омерзения. Как тягучий, липкий клейстер, в который с завидным постоянством превращались его зачетные зелья в Хогвартсе.

Тихо и медленно, тихо и медленно. Слова качались в воспаленном мозгу, как маятник настенных часов, вспарывая розовый туман, замыкаясь в окружность: ни начала, ни конца. Тихо и медленно, тихо и медленно.

— Отлично, — констатировал ненавистный голос где‑то на задворках сознания, — ты делаешь успехи, Поттер.

Разорвать круг, вырваться, сломать стальные оковы Империуса.

Он резко втянул сквозь зубы терпкий, раскаленный воздух, коснулся себя под расстегнутой ширинкой брюк, размазывая вязкую влагу, обхватил ладонью. Перед глазами вспыхнуло лицо Луны, и он увидел, как девушка кружится на мокрой траве, как разлетаются за спиной намокшие волосы, точно крылья, а на голых щиколотках собираются капельки дождя и налипшие травинки. И выгнулся дугой, оглушенный чудовищным внутренним взрывом. Наслаждение лишило рассудка, завертело в каком‑то сумасшедшем фантасмагорическом хороводе, и на целую вечность показалось, будто он разлетается на тысячу осколков… тихо и медленно… Измученного конвульсиями, выжатого досуха, его вышвырнуло обратно в реальность.

- … же велел не дергаться! — надрывался чей‑то голос.

Он говорил еще что‑то, но Гарри не слышал. Комната вращалась, выплеснувшаяся в ладонь и на живот жидкость быстро остывала, огонь вожделения разгорался снова, а вместе с ним и боль. Боль желания, которое невозможно удовлетворить.

Гарри не знал, сколько это продолжалось. Оно походило на температурный бред: пытка болезненным, нарастающим удовольствием, загнанной пульсацией не справляющегося со своей работой сердца — если так пойдет дальше, оно просто разорвется! — приказом лежать тихо и делать все медленно. Или на Круциатус, только еще изощреннее, еще унизительнее.

Малфой вытер со лба испарину и перехватил фолиант поудобнее. Ему не хватало воздуха, чтобы произнести заклинание правильно, на выдохе. Чужая волшебная палочка искажала магические символы, которые он так старательно выводил в пространстве над Поттером, да тот еще корчился в своих оргазмах так, словно его пытали, и беспрестанно стонал. А когда не стонал, давился стонами, и у Драко самого к горлу подступала дурнота. Чертов чувствительный Поттер. Драко совершенно изнемог, пропотел насквозь и сам нанюхался ядовитых благовоний до розовых крапинок перед глазами, но едва–едва завершил первую часть ритуала.

— Земля к земле и прах к праху, — выдавил он наконец, чувствуя, как коленки становятся ватными и подгибаются.

Тени под потолком сгустились, хотя свечи все так же горели по окружности комнаты. Заколдованные свечи, если понадобится, прогорят и сутки. Драко отложил книгу на край мраморной плиты, развернул левую руку Поттера ладонью вверх и, скривившись от отвращения и страха, полоснул по запястью стальным перышком. Тем самым, которое долгие столетия хранилось в семье Малфой. Тем самым, которым его в детстве раз и навсегда отучили от непослушания. Тем самым, которым прокололи вену заходящегося в крике младенца, чтобы впустить туда капельку яда.

Поттер вздрогнул, распахнул мутные глаза в потолок. На его коже набухли кровавые капли и поползли в подставленную чашу. Десять штук, двадцать.

Малфоя шатало, голова шла кругом, к горлу подступили истерические рыдания. Он должен, он должен, должен… Отец будет им гордиться! Мама скоро будет дома! Проклятый Поттер сдохнет вместе со своей грязнокровной братией! А он… он загремит в Святого Мунго, потому что сейчас сойдет с ума.

Обмакнув кончик пера в рубиновую жидкость, он вывел первый штрих на потной, судорожно вздымающейся груди Поттера. Тот дернулся, на коже отчетливо проступил порез и новые капли крови. Драко уставился на перо безумными глазами: он ведь совсем легонько! Обмакнул еще раз, сверился с развернутым пергаментом, лежащим по правую сторону от чаши (по левую лежала книга Обрядов), и нацарапал завитушку.

Поттер заорал так, словно в него воткнули нож.

И нервы у Драко сдали. Выронив перо, он зажал ладонями уши, затопал ногами и, зажмурившись, завизжал:

— Заткни–и–и–и–ись!!!

За собственным криком он пропустил тот момент, когда перегораживающая вход в комнату плита с глубинным скрежетом отползла в сторону и на пороге возникла коренастая фигура в затасканном плаще, волокущая за собой нечто… скажем, агрегат неизвестного назначения.

— Силентио! — спокойно изрек Аластор Моуди, тыкая в невменяемого Малфоя волшебной палочкой, и комната погрузилась в гробовую тишину. – От–так. Уже лучше.

Он повернулся, закрыл дверь и принялся обозревать помещение заинтересованным взглядом. Искусственный глаз бешено вертелся в глазнице. Настоящий очень скоро остановился на распростертом на плите теле Гарри Поттера: одна ладонь в ширинке, с другой в чашу стекает кровавый ручеек, голова перекатывается из стороны в сторону, на груди свежие порезы. М–да, зрелище.

— Экспеллиармус, — будничным тоном произнес Моуди, и палочка из пальцев остолбеневшего Малфоя вылетела и покатилась по полу. — Фините Инкантатем! — это уже в сторону Гарри. Впрочем, с ним перемен не произошло.

— Кажется, успел, — удовлетворенно сказал Моуди.

— Как вы вошли? — выдохнул Драко, отчетливо ощущая шевеление волос на затылке: все пропало, все рухнуло, он уже мертв…

— Все? Проорался? Фините Инкантатем! А теперь повтори вопрос, — велел Моуди.

— Как вы вошли? — пискнул Малфой.

— Через вход, — Моуди ткнул большим пальцем себе через плечо. — Еще вопросы?

— Не убивайте меня, я не хотел, меня вынудили…

— Еще одно слово — и я тебя заткну, — пообещал Моуди. — Значит, Поттер… Мерлинова борода, ты мог подобрать кого‑нибудь попроще, гаденыш? Почему Поттер? Ни иммунитета, ни выдержки. Он должен был за тобой следить, а не корчиться тут на алтаре. Если он сегодня умрет, не только я, но и вся магическая общественность с тебя живого шкуру сдерет полосками, ты это понимаешь, сучонок? А после отдаст дементорам. И люди будут покупать билеты, чтобы посмотреть, как из тебя высасывают душу. И кидать тухлыми яйцами с трибун.

— А? — заскулил Малфой. — Что?

— Я тебе пять человек прислал, а ты выбрал Поттера! Как он тебя еще не порвал? Хотя, — Моуди принюхался, — афродизиак, конечно. Ничего умнее не мог придумать.

— Это обряд! — выпалил Малфой. — Я здесь ни причем.

— Да ты всегда ни причем. Ладно, хватит. Поттер так Поттер, какая, к Мерлину, разница, кого спасать. Заканчивай свой ритуал.

— Ы–ы–ы? — У Малфоя отвисла челюсть.

— И не строй из себя имбецила, я прекрасно знаю, что ты не просто хитрая, но еще и умная тварь, Малфой. Поэтому бери свое перышко и заканчивай. Только перевяжи ему руку, пока не истек кровью. Или это тоже по обряду положено?

— Н–нет, — выдавил Драко.

— Ну и чудненько.

Малфой не опустился — почти рухнул перед алтарем на колени. Моуди сунул ему в руки неизвестно откуда взявшийся кусок ткани и пронаблюдал, как он затягивает узел чуть выше порезанного поттерова запястья.

Старый черт Моуди был на его стороне! Он все знал про обряд! Он подстроил так, чтобы у Драко под рукой оказались кандидаты на роль жертвы. И теперь, проникнув в поместье сквозь самую навороченную магическую защиту, он разрешает ему завершить начатое!

Драко торопливо поднял стальное перышко.

* * *

Что‑то ткнулось в висок и заурчало. Прыгнуло на спину и завозилось, покусывая за плечо, дергая за волосы, настойчиво оттягивая ткань блузки.

— Гарри, — прошептала Луна непослушными губами. Боль пронзила челюсть, подсохшая на губе корка треснула, и из‑под нее потекла свежая кровь.

— Гарри?

Луна с трудом приподняла голову — та будто превратилась в пульсирующий болью чугунный шар.

Ответа не последовало. Предметы перед глазами двоились и расплывались, головокружение было нестерпимым, и Луна снова уронила голову на покрывало, показавшееся ей каменным.

— Р–р–р, — послышалось рядом, и Луна разлепила веки, сфокусировала взгляд на чем‑то смутно знакомом. Поочередно моргая всеми четырьмя глазками, на нее смотрела "Чудовищная книга о чудовищах". Отростки–лапки, обрамляющие переплет, нетерпеливо подрагивали, застежка с выбитыми зубами шамкала, точно силясь что‑то сказать.

— Чудик? — пробормотала Луна. — Что случилось? Где Гарри?

Каждое слово отдавалось в голове болью. Луна вытащила из‑под себя затекшую, практически потерявшую чувствительность руку, пошевелила пальцами и кое‑как расстегнула ремешок на переплете. Книга раскрылась, зашуршала страницами и наконец замерла.

Луна напрягла зрение. Буквы и картинки расплывались перед глазами, в голову полезли воспоминания: Малфой с палочкой наизготовку, растерянный взгляд Гарри, в чью грудь угодило заклятие Империус, ослепительная вспышка боли и черный туман забвения. Пришлось подняться на локте, чтобы разглядеть, что написано в книге, и Луна отметила, что головокружение постепенно проходит, а отбойный молот уже не ударяет в виски, а лишь раскачивается.

— Лярвы, — прочитала Луна название главы, написанное жирным черным шрифтом. Сощурилась от нехватки света. В окно вливался мутный дождливый рассвет, угли в камине все еще тлели, заговоренные заклинанием. — От латинского larva — привидение, маска, личина. Чудовище, обитатель ада, порождение духа, не получившего должного погребения. Лярва бродит по ночам и насылает на людей безумие.

Дальше шли подзаголовки и краткие описания.

«Классификация лярв. К представителям низших (физических) форм лярв относятся румынские и венгерские вампиры, вампиры–колпаки из Амазонских джунглей и некоторые африканские летучие вампиры, в том числе чупакабра. Также к низшей форме лярв можно отнести дементоров, как существ видимых, осязаемых и, следовательно, имеющих плотную физическую оболочку. Однако дементоры, безусловно, стоят на ступень выше обыкновенных вампиров, и главное их отличие заключается в магическом происхождении и особенностях питания.

К высшим лярвам принято относить существа, невидимые человеческому глазу, но вступающие с человеком в непосредственный контакт, такие как инкубусы и суккубы (элементали астрального плана), вьюнолярвы, керы и некоторые виды демонов, в том числе астарта.

Все без исключения лярвы являются паразитами. Вампиры питаются человеческой или животной кровью, дементоры высасывают из человека душу (подробнее см. справочник по магическим существам Э. Уиллингтон, издание 1936 г., Магия–пресс, том 1, стр. 779); вьюнолярва пожирает сновидения; керы летают над полями сражений и присасываются к душам раненых и умирающих воинов, чтобы насладиться болевой и предсмертной агонией; элементали вызывают в человеке различные негативные эмоции (страх, ненависть, злость и т. д.) или порождают в ослабленном, подверженном страстям сознании мощные эротические фантазии (инкубусы и суккубы); и так далее».

Луна в недоумении водила взглядом по строчкам, насильно заставляя себя вникать в текст. Чудик не стал бы тревожить ее сейчас, когда Гарри грозила опасность, если бы это не было действительно важно. Значит, она должна была постараться понять, что пыталась сказать ей книга, даже если на это не было никаких сил: буквы разбредались по страницам, из распухшей, разбитой губы по подбородку стекала кровь, а голова была тяжелая–тяжелая, и очень хотелось спать. Наверное, Малфой наслал на нее какую‑нибудь порчу в довесок к удару.

Стерев с подбородка кровь тыльной стороной ладони, Луна попыталась сосредоточиться вновь.

«Несколько моментов призыва и установления контакта с высшей лярвой…»

Ее взгляд медленно пополз по странице вниз.

«Важным моментом вызова любой высшей лярвы является подготовка помещения. Известно, что лярва охотнее появляется и быстрее входит в подчинение, если предварительно окурить помещение возбуждающими благовониями (афродизиаки)…»

Каждое слово, казалось, выжигалось в мозгу каленым железом.

«…особенно хорошо этот способ действует на элементалей (инкубус/суккуб), кер и некоторые виды демонов (подробнее рассматриваются в Демонологии за 7–й курс). Однако существует опасность попасть под воздействие такой лярвы в момент ритуала, поэтому проводящему его…»

Последние слова в строчке неумолимо раздвоились. Луна потерла глаза кулаком и перескочила на следующую страницу.

«Как распознать и уничтожить лярву…»

Недоумение возрастало. Чудик, верно, сошел с ума… А она, кстати, не помнила, чтобы в этом учебнике упоминалось о лярвах. На третьем курсе они проходили гиппогрифов. Разве лярвы относились не к Защите от Темных Сил?

«…серебро известно своими исцеляющими свойствами… также шарики из заговоренного свинца…»

Луна вздрогнула. Медленно села на кровати, перекладывая учебник с покрывала на колени.

«Примечательно, что сам по себе свинец не представляет для лярв никакой угрозы, однако, учитывая его алхимические свойства, пробуждая некоторые скрытые процессы, многократно усиливая их с помощью заклинаний, можно добиться превращения свинцовый шариков или пластинок в мощное средство отпугивания и даже убийства таких высших лярв, как, например, керы».

Луна не верила своим глазам.

Неужели Малфои призвали на стражу своей династии древнее, жуткое, неуправляемое порождение ночи — керу?! Неужели именно это существо, пугающее до оцепенения, питающееся страхом, болью, агонией, сейчас было растворено во мраке коридоров и подземелий этого дома? Неужели именно его должен был отпустить на свободу Драко Малфой? Иначе яд убьет его, и кера все равно получит свою порцию человеческой агонии… и окрепнет… и вырвется на свободу…

Глаза Луны продолжали машинально следить за текстом.

«Того же нельзя сказать о серебре, которое не нуждается в дополнительных заговорах. Известно, например, о проводящих свойствах осины: это дерево связывает наш мир с астральным планом, что и дает ему возможность убить вампира (иными словами помочь ему отправиться назад в мир ночи и теней). Так же обстоит дело и с серебром, с той лишь разницей, что серебро действует не только на низших, но и на высших лярв…»

Луна приложила ладонь к груди, нащупывая под блузкой длинный серебряный гвоздь. И обмерла. Шнурка на шее не было.

Но как? Кто?!

Забыв о боли, бросилась к кровати Гарри и начала перерывать сбившееся одеяло и простынь. Умом понимала, что не могла вот так запросто потерять, обронить. Шнурок был на ней даже тогда, когда они с Гарри занимались любовью, и после, когда она натягивала на плечи высушенную заклинанием блузку. Перетряхивать постель было бессмысленно.

Так ничего и не обнаружив, Луна подняла свои штаны, выпрямилась, растеряно повернулась к книге.

— Спасибо, Чудик. Я обязательно поглажу тебя, когда вернусь, ладно? Сейчас мне нужно торопиться.

Книга зашелестела страницами, захлопнулась и довольно заурчала.

Она не знала, где искать Гарри, но вариантов было не много. Единственное место, куда мог утащить его Малфой, — это подземелье. А как ему помочь… Главное — найти, а там будет видно. В конце концов, у нее осталась волшебная палочка.

* * *

Он умирал.

Умирал от невыносимого, давно переступившего болевой порог удовольствия.

Мучительно хотелось пить. Легкие выжигал едкий дым. Из ободранного кашлем горла сочилась кровь, и ему не оставалось ничего другого, кроме как глотать.

Он снова был в Выручай–комнате, во мраке, среди россыпей догорающего чужого барахла. На пепелище. Здесь ничто не шевелилось, не двигалось, кроме него самого, разве что дым, поднимающийся от обугленных куч.

Он лежал посреди выгоревшей дотла комнаты, чувствуя, как по щекам текут горячие, смешанные с сажей и копотью слезы, лишая почти обезвоженное тело последних капель влаги. Где‑то за стенами все еще шел бой: приспешники Волан‑де–Морта атаковали школу, гибли его друзья, давшие ему последний шанс. А он лежал здесь, прокопченный насквозь, задыхающийся, давился кровью и смотрел, как на него беззвучно оседают хлопья серого пепла. Чьи‑то неоправданные надежды, чьи‑то загубленные жизни, чьи‑то иллюзии. Все выгорело. И ничего не осталось.

Шаги в тишине.

Мантия, сотканная, кажется, из самой тьмы, из колыханий черного дыма. Бледное лицо с красными губами — яркими и сочными, словно вымазанными в краске, крови или мякоти какого‑нибудь экзотического волшебного фрукта. Глаза в пол лица с прозрачными радужками и тонкими крапинками зрачков. Голубая сетка кровеносных сосудов.

Страх — первобытный, животный, — впрыснулся в вены ледяными струями, и он почувствовал нарастающее биение сердца. Кровь прилила к запястьям, к сонной артерии, болезненно пульсируя, словно стремясь вырваться наружу. Кровь наполнила рот, смешалась со слюной, потекла из уголков губ на каменный пол, вытягиваясь в вязкие нити.

Больше всего на свете он боялся страха.

И теперь страх смотрел ему в глаза.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

- …Во имя сохранения равновесия и высшего закона чистой крови я отпускаю тебя. И сила твоя, и разум твой, и помыслы твои да будут подвластны древнему роду Малфой, — закончил Драко едва ворочающимся языком.

Страх парализовал его, и он не мог шевельнуться. Больше не мог. Он и не подозревал, что существует такое черное, высасывающее душу отчаяние, такая тоска, от которой не возрождаешься, не приходишь в себя. Чернота, в которую погрузилась комната, вливалась в уши, в рот, забивала глотку, выкалывала глаза. Чернота двигалась, и ее движения были смертельно опасны. Чернота дышала, и он знал, что ее дыхание отравлено. Она была похожа на гигантскую пиявку: растягивалась, сжималась в комок, ощупывала голодным ртом розовый мрамор стен. Упругая и плотная, словно резина… Однажды в детстве он поймал одну такую, и она присосалась к его руке. Отец потом давил ее каблуком, а она лишь корчилась и растягивалась, до тех пор, пока ее кожа наконец не лопнула.

Драко понял, что еще несколько мгновений — и его вырвет этим липким, ледяным мраком.

Чего она ждала? Она ведь должна была забрать жертву и уйти. Она была свободна… свободна…

— Нет! — голос в тишине прогремел оглушительным взрывом, и Драко подскочил. По ногам потекло что‑то теплое, вокруг ботинок разлилась лужа.

— Нет, — снова прохрипел голос. — Нет… нет…

И тут же загремел другой:

— Инсендио!

Огонь вспыхнул прямо в воздухе над алтарем, по глазам резанул слепящий свет. Драко зажмурился от боли, заскулил, прижимая к лицу растопыренные пальцы. Услышал, как что‑то щелкнуло, грохнуло — это отвалилась железная крышка агрегата, который приволок с собой Моуди, — и в следующий миг воздух разорвало истошным нечеловеческим визгом. Драко заорал, зажал ладонями уши, повалился на колени.

Тварь — тощая, мерзкая — нависла над конвульсивно вздрагивающим телом Поттера, разведя в стороны длинные шестипалые руки. Вокруг нее, слово тончайшая шифоновая мантия, клубился черный дым, волосы колыхались, точно водоросли на речном дне, а за спиной разворачивались гигантские крылья.

- Caprio! — взревел Моуди.

Оторвавшись от жертвы, тварь взмыла под потолок. Драко показалось, от ее визга вот–вот лопнут барабанные перепонки. Поттер встал на мостик, касаясь черной плиты пальцами ног и затылком, беспомощно раскинув руки, словно изломанная кукла, — еще чуть–чуть, и позвоночник хрустнет, переломится пополам. Его тащило за тварью, они были связаны как‑то… чем‑то.

- Abruptio! — загремел Моуди.

Мощный удар заклятия перерубил ставшую на миг видимой черную нить, и Поттер рухнул вниз. Чаша опрокинулась и покатилась по полу, кровь выплеснулась из нее и вдруг полыхнула огнем. Поттер перекатился через край алтаря и грохнулся на пол прямо в горящую кровавую лужу.

— Помоги ему выбраться! — рявкнул Моуди, ни на миг не опуская палочку. Тварь заметалась под потолком, но что‑то держало ее, не давало спикировать вниз или просочиться сквозь стену. — Вытащи его!

Это значило, добраться до алтаря, а огонь разгорался все сильнее, поднимался все выше! Дым заволок комнату, защипал глаза и прошелся по горлу металлической щеткой. Драко закашлялся, и его наконец вывернуло наизнанку одной горькой желчью.

— Быстрее! — Моуди каким‑то образом оказался рядом, поднял ногу и отвесил Драко такого смачного пинка, что ток кубарем выкатился на середину комнаты. Копчик от встречи с рифленой подошвой аврора чуть не треснул, слезы брызнули из глаз, а из легких на миг вышибло весь воздух. Придя в себя, Драко обнаружил, что утыкается макушкой Поттеру точно в мокрый, потный бок, да с того еще брюки наполовину съехали, открывая живописную картину, и даже сквозь едкую гарь в ноздри ударил острый запах крови и спермы.

Драко вывернуло повторно.

И он еще должен был вытаскивать эту мерзкую, полуголую тушу из огня?! Поджарый, компактный Поттер — а попробуй‑ка, сдвинь с места!

— Давай же, ну! — Драко вцепился ему в локоть, надрываясь, перевернул, отодвинул от горящей крови, слыша сквозь визг громогласные заклятия Моуди. — Чего разлегся, чучело, встать, я сказал!

И отвесил гриффиндорцу такую смачную пощечину, что у того голова мотнулась и стукнулась об пол.

— Лаквеус! — гаркнул Моуди.

У Драко окончательно заложило уши. Визг, треск огня и рвущихся с аврорской палочки заклятий слились в сплошной невообразимый грохот. Драко размахнулся и влепил Поттеру еще одну оплеуху. Безнаказанно молотить врага детства — что могло быть приятнее? Особенно, когда ум заезжает за разум и ты уже не вполне уверен, что ты — это действительно ты.

От третьего удара Поттер закрылся.

— Ожил?! — взвыл Драко. — Так и знал, что симулируешь!

Гарри все еще близоруко щурился, не понимая, где он, что с ним, когда Малфой уже вскочил на ноги и кинулся к проему в стене.

— Палочка, Поттер, где она? Ты ее видишь? Без нее я не смогу открыть дверь.

За визгом и треском Гарри не слышал его. Ему показалось, он провалился в один из своих ночных кошмаров, где полыхает пламя и огненные чудовища взмывают к потолку, разевая пасти, и стремительно бросаются вниз.

Дым застилал глаза. Очки куда‑то исчезли — свалились с него, когда падал с алтаря. Вверху кружилось нечто — не геенна огненная, конечно, но тоже ничего себе мерзость. И сил на то, чтобы подняться, не было. Выжатый до последней капли, Гарри беспомощно шарил рукой по полу, натыкаясь то на книгу, то на пергамент, а то вдруг больно уколовшись чем‑то острым. Огонь подобрался к нему вплотную, и он пополз, цепляясь пальцами за неровности на каменном полу. Ноги запутались в спущенных брюках, но он должен был выбраться отсюда, чтобы спасти…

Кому должен?

Кого спасти?

Где он вообще находился?

Во сне или наяву?

И сколько уже можно кого‑то спасать?

Гарри откинулся на спину.

Измотанный, обессиленный, выпотрошенный и сломленный.

Все.

Хватит.

Его битва закончена.

Дальше пусть кто‑нибудь другой.

Глаза закрылись, и его поглотила милосердная тьма.

* * *

— Гарри…

Кто‑то гладил его по лбу, по вискам, дотрагиваясь совсем легонько, словно боясь причинить боль. Смутно знакомый голос пробивался сквозь разбухшую мокрую вату в голове и сочился такой удивительной, искренней нежностью, что хотелось укутаться в него, как в пуховое одеяло, свернуться комочком и уснуть.

— Очнулся, Поттер, — проскрипел другой голос. — Поттер? Гм… Влей в него еще порцию, девочка. Хуже не станет.

Что‑то застучало по полу, а заодно и по воспаленным мозгам. Его вновь потянуло куда‑то в дальние дали к молочным рекам с кисельными берегами.

— Главное — подлатали, — громыхнул все тот же скрипучий бас. — Восстанавливающее зелье всегда дает интересный эффект, м–да. Скажи спасибо, хоть песни не поет и матерные стихи не читает. Доводилось мне бывать в Мунго, ага, ну, по мне видно, верно? — говоривший хохотнул. — И таких, бывало, перлов наслушаешься… А некоторые воют, например. Натурально по–волчьи. Или лают.

— По–собачьи, — вставил мечтательный голос.

— Гм… В общем, я зайду минут через тридцать. Сниму защиту и вернусь. Если к тому времени не очухается, применим экстренную терапию.

Металлический стук удалился и стих за хлопнувшей дверью.

Ему показалось, вата в голове превратилась в студень и завибрировала.

— Какую еще терапию? — прохрипел он.

Чужая ладошка вдруг отдернулась от его щеки.

— Гарри? — встревожено.

— Святой Поттер, — донесся до него третий голос. Едкий, полный презрения. — Опять выкарабкался. Знаешь, что все время всплывает, как ни топи? А, Лавгуд?

— Малфой, — с усилием ворочая сухим языком, проговорил Гарри.

— Бычок задрочен, но жить будет, — Малфой мерзко захихикал.

— Я тебя… убью… гадина… вот только…

— Ты сейчас даже скучечервя не убьешь, Поттер. Я бы на твоем месте лежал тихо и берег силенки.

— Не обращай внимания, Гарри, — тихо сказала Луна. — Вот, выпей, это восстанавливающий отвар. Моуди принес его специально для тебя.

— Моуди?

— Он подоспел вовремя. Спас тебя и всех нас.

Гарри наконец разлепил налитые свинцом веки. Потолок, узоры на стенах…

— Кого всех?

— Тебя, меня и Драко.

— Меня никто не спасал, — фыркнул Малфой.

— Но… как?

— Выпей, потом объясним.

Гарри поморщился, подтягиваясь на локтях, приподнимаясь. Луна наклонилась, поднимая подушку, чтобы он мог опереться, кончики ее растрепанных волос задели его по лицу. Так мягко, почти ласкающе.

— Я хочу знать, — выдавил Гарри, задыхаясь от приложенных усилий. Протянул руку к кружке с дымящимся травяным отваром, которую предлагала Луна, и тут же сообразил, что не удержит ничего тяжелее гусиного пера.

— Давай лучше я помогу, — девушка присела на край его кровати.

— Семейная идиллия: Поттер и полоумная, — изгалялся Малфой. — Можно олдографию на память?

— Пей, не горячо.

Гарри сомкнул губы на краешке кружки и сделал глоток. Скривился: отвар оказался горьким, хотя и поприятнее костероста. И выцедил все до капли.

— Теперь рассказывай, — откинулся обратно на подушку и чуть прикрыл глаза от резкого дневного света, бьющего в окно. — Во–первых, откуда взялся Моуди?

— У него был ключ. Он знал заклинание на вход, и оно же снимает магическую защиту. Помнишь, авроры говорили, что ключи для запирания защиты придумал сам Моуди? Так вот ключей, оказывается, не так много, всего около тридцати штук, как раз на такой экстренный случай. И Моуди единственный знает их все и для каждого конкретного случая дает одному из авроров инструкции.

— И Брустер об этом не подозревал? — с сомнением произнес Гарри. — Не верю.

— Может, и подозревал, поэтому не слишком волновался.

— А нам сказать не мог, — Гарри почувствовал себя уязвленным. Он всю голову сломал, как выбраться из проклятого поместья, а человек, которому все было известно заранее, просто не соизволил его просветить!

Луна пожала плечами, ставя пустую кружку на столик под лампу. Взяла на колени "Чудовищную книгу о чудовищах", которая тут же встрепенулась, зашевелила лапками и зажмурилась от удовольствия под мягкими прикосновениями хозяйки.

— Нашли его, кстати?

— Моуди взломал щиты его комнаты. Сказал, что ты молодец, — Луна тепло улыбнулась, — что сумел убрать первую ступень.

— Сейчас сблюю, — сообщил Малфой из своего угла. Он сидел у окна, демонстративно поигрывая пустой чашкой.

— А про тебя сказал, что ты импотент, — невозмутимо ответила Луна. — Потому что на такую лошадиную дозу афродизиака даже он сам среагировал, хотя принял противоядие.

— У меня иммунитет! — взвился Малфой. — С детства вырабатывали, чтобы какая‑нибудь выдра вроде тебя, Лавгуд, не опоила, не родила и не тыкала мне потом в лицо своим ублюдком.

— Дай мне палочку, — попросил Гарри спокойно. На сильные эмоции его сейчас не хватало. — И я откручу ему голову.

— Тебе пока нельзя колдовать, — возразила Луна. — Не обращай внимания. Ты не видел, в каком виде его вытащили из подземелья. Что, Драко, рассказать?

— Только попробуй, — зашипел Малфой.

— Потом расскажешь, — усмехнулся Гарри. Рассмотреть Малфоя без очков было невозможно, но бледное пятно его физиономии теперь приняло стойкий свекольный оттенок, это‑то он видел прекрасно.

— Так что с Брустером?

— То же, что с Блейзом. Моуди сказал, я сама не видела.

Гарри нахмурился. До последнего надеялся, что аврор жив, и вот…

— Эта была кера, Гарри. Одно из легендарных древних чудовищ. Мне Чудик показал. Смотри.

Луна расстегнула ремешок на книге и стала сосредоточенно листать.

— Вот здесь, наверное, в оглавлении, — пробормотала она.

Гарри удивленно наблюдал за ее действиями.

— Здесь есть глава о лярвах: описания, способы распознания, средства вызова и защиты. Очень интересно, обязательно покажу отцу, когда вернусь домой. Упоминается даже о вьюнолярве, помнишь, я говорила?

Малфой покрутил пальцем у виска. Ему повезло: Гарри близоруко сощурился, но не увидел его жеста.

— Мы с папой долго искали эту информацию, когда собирались в Румынию, а нужно было всего лишь заглянуть в школьный учебник! — Луна радостно улыбнулась и склонилась над страницей с содержанием.

— Я думал, лярвы — это из Защиты от Темных Искусств, — осторожно заметил Гарри.

— Я тоже, — кивнула Луна. — Но когда Драко ударил меня по голове, я очнулась… он, наверное, еще и сглаз наслал, — Луна кинула на Малфоя рассеянный взгляд.

— Ничего я не насылал, — возмутился тот.

— Чудик растолкал меня и показал вот это… — Луна перевернула страницу. Нахмурилась. — Странно. В оглавлении ничего нет.

— Ну, что я говорил? Чокнутая, — изрек Малфой.

— Чудик, в чем дело? — Луна закрыла книгу и строго посмотрела на шевелящийся переплет. — Куда ты дел главу о лярвах?

Книга невинно захлопала глазками: мол, какие еще лярвы?

— Еще и с учебниками разговаривает, — Малфой сделал страшные глаза.

— Это не обычный учебник, Драко!

— Конечно, не обычный. Разорванный и такой же двинутый, как ты. Попроси, он тебе и лекцию по трансфигурации нарисует.

— Хватит, — перебил Гарри. — Так Моуди знал, что это… кера? Ну, вообще, догадывался о хранителе?

— С самого начала. Уже давно, больше года.

— Да ну. И ни словом не обмолвился.

— Если хочешь знать, Поттер…

— Не хочу! — грубо.

— А я все равно скажу, — Малфой скрестил на груди руки и вытянул ноги. — Это Моуди позволил мне завершить ритуал. Скажи ему спасибо: ты чуть не отдал концы по его милости.

Гарри в замешательстве уставился на размытое пятно у окна.

— Это… правда? — обратился к Луне.

Та лишь беспомощно пожала плечами.

— Я ничего не видела. Я пробралась в подземелье и…

— Правда, правда. — Малфой наслаждался произведенным эффектом. — Я только начал, когда он появился. Разорался на меня, что посмел выбрать героя всех времен и народов, — Малфой презрительно скривился. — Он, дескать, мне пятерых послал на заклание, а я выбрал самого жирного барашка!

— Лжешь! — выкрикнул Гарри.

— А вот фиг! Сам у него спроси, когда появится. Ваш хваленый Моуди поймал хранителя на живца, Поттер. Сначала купил вас всех слушанием в Министерстве, которое по его же просьбе было перенесено на начало вашей стажировки. Добился, чтобы в приговор воткнули пунктик об обязательной конфискации имущества. Навешал вам лапши на уши, завалил бланками описи, пристегнул еще парочку авроров для верности, чтобы никто из вас уж точно не сбежал. И все это время следил за вами с помощью вот этой штуки.

Малфой ткнул пальцем в ауроскоп, стоящий на столике между кроватями.

— Чушь собачья! — выпалил Гарри. — Ты не знаешь, что это такое!

— Так объясни?

— Это не прибор для слежки, это ауроскоп, дубина. С его помощью я мог узнавать о твоих эмоциях и даже мыслях!

— Наивный малыш Поттер, — Драко брезгливо поморщился. — Как всегда последним узнает новости.

— Какие новости, Малфой?

— А такие. Ауроскопы, как ты их называешь, в Министерстве применяются уже лет сто.

— Неправда! Моуди сам его сконструировал, он сказал, это единственный экземпляр…

— И просил беречь, как зеницу ока, да? Никому не показывать, наверное? Это же секрет, тс–с–с, — Малфой приложил палец к губам. — Я же говорю, тупица.

Гарри не мог поверить. Невозможность увидеть лицо оппонента буквально выводило его из себя. Он, щурясь, огляделся.

— Ты это ищешь? — Луна протянула руку, взяла с противоположного конца столика и подала ему очки.

— Спасибо.

Фигура Малфоя сразу обрела ясность и четкость. Слизеринец ухмылялся, наклонив голову набок. Теперь Гарри показалось, он читает в его лице все: от издевательской снисходительности и до напоминания о пережитом в подземелье унижении.

— Ты врешь, — выдохнул Гарри обессиленно.

— Упертый, как всегда, — Малфой пожал плечами. — Я уже говорил, что ты не видишь дальше своего знаменитого носа, а? Так вот у моего отца таких штук было несколько, а в Хогвартсе они есть практически у каждого преподавателя, за исключением, разве что, этой кикиморы Трелони: у нее и без того три глаза, — Малфой засмеялся. — Стоят в гостиных факультетов и в некоторых комнатах, в ванных. Могут быть замаскированы подо что угодно. Как, ты думаешь, Снейп всегда оказывался в нужном месте и в нужное время?

— И Моуди дал его мне…

— Чтобы быть в курсе событий, — Малфой удовлетворенно кивнул. — И не пропустить ничего интересного.

Гарри поглядел на ауроскоп: прозрачное стекло, стилизованный глаз в середине. Перевел взгляд на Луну и вдруг почувствовал, как краска приливает к щекам. Девушка смотрела на него пристально, понимающе. Он подумала о том же.

— Вот сволочь, — пробормотал Гарри, отчаянно пытаясь совладать с нахлынувшими эмоциями. От слабости голова вновь начала кружиться, а перед глазами все поехало. Он постарался расслабиться.

— Потом, увидев, что для обряда все готово и даже жертва доведена до кондиции, он прихватил с собой здоровенную ловушку и приволок ее сюда, — как ни в чем не бывало продолжил Малфой. — Вот это уже точно его личное изобретение.

— Ловушку? — Гарри отвлекся от мыслей о том, как бы поубедительнее донести до Моуди, что тот козел.

— Теперь отец действительно сгниет в Азкабане, — задумчиво произнес Малфой. Гарри показалось, слизеринец не испытывает по этому поводу никаких сожалений. — Но я тут ни при чем. Ритуал выполнен, — Малфой развел руками.

— Так Моуди поймал хранителя, говоришь. Зачем?

— А Мерлин его знает, этого психопата. Может, в зоопарке выставит детишек пугать? Или в Министерстве — министра?

— Он мог сказать мне, — проворчал Гарри.

— И что бы ты сделал тогда? Согласился послужить наживкой?

— Нотс, Брустер, Блейз, — Гарри покачал головой. — Получается, они на его совести? Получается, Моуди скормил их твари. Получается, он с самого начала знал, что кто‑то умрет, видел в ауроскопе и ничего не делал? Ждал, пока не будет проведен какой‑то гребаный ритуал? А если бы, — Гарри задохнулся, стиснул в кулаках простыню. — Если бы мы все здесь погибли? Если бы тварь сожрала всех до одного?! Он бы запустил новую делегацию стажеров? Как пушечное мясо, да?

— Поттер, ваши вопли слышно даже на улице!

Дверь распахнулась, и через порог шагнула зловещая фигура аврора. Стуча металлической ногой, проковыляла к камину, опираясь на посох, и остановилась.

— С возвращением, сынок.

— Вы… — Гарри подавился словами. Их вдруг стало слишком много — и ни одного. — Вы… вы… — он жалко разевал рот, силясь сказать хоть что‑нибудь, не мог ничего придумать.

— Тебе сейчас вредно напрягаться, парень, — заметил Моуди, наблюдая за его убогими попытками возмутиться и наорать. — Неровен час, опять грохнешься в обморок, а нам уходить пора. Скоро прибудет следовательская группа из Отдела Правонарушений и Контроля Преступлений, и если не хочешь подвергнуться десятичасовому допросу прямо сегодня, лучше поторопиться.

— Я думал… Брустер говорил, нам нельзя покидать поместье, — пробормотал Гарри.

— В исключительных случаях можно. Я разрешаю. Так что одевайся и пошли.

Моуди сгреб со столика ауроскоп, затолкал его в обширный карман своего древнего как мир потасканного плаща и заковылял обратно к двери.

— Сэр, — позвал Малфой. Его голос в присутствии Грозного Глаза растерял все свое презрительное высокомерие и уверенность. — Я тоже могу идти?

— Еще чего, — рыкнул Моуди. — Ты остаешься, гаденыш. И проведешь здесь еще много незабываемых часов, поверь мне!

Довольно хохотнув, Моуди скрылся за дверью.

— Пять минут, Поттер! — донесся из коридора его бодрый голос. — Жду вас с Лавгуд в каминном зале.

Какого черта?! – взвыл Малфой и с остервенением грохнул чашкой об стол. – Он же получил все, что хотел! Я оправдан, я теперь свободен!

— И не надейся, что я стану свидетельствовать в суде в твою защиту, — с мстительным удовольствием усмехнулся Гарри. – Разве что ты очень–очень попросишь.

Малфой заскрежетал зубами, но язвительную реплику проглотил.

Луна встала с кровати и принялась собирать вещи и рассовывать их по рюкзакам. Гарри медленно сел, прислушиваясь к ощущениям: по телу разлилась чудовищная слабость. Неужели он в таком состоянии был способен подняться с постели и еще куда‑то идти? Или, не дай бог, аппарировать?

Малфой окинул его полным отвращения взглядом: голая грудь с высохшими разводами пота, грязи и крови, глубокие царапины от ритуального перышка с насохшей кровавой корочкой, застегнутые — слава Мерлину! — брюки с красноречивыми белыми следами. Тьфу, пакость! Он не мог здесь больше оставаться.

Вскочив со своего стула, Малфой надменно задрал подбородок и прошествовал к выходу.

— От тебя несет, как из выгребной ямы, — сообщил Малфой и хлопнул дверью.

Гарри даже не глянул ему вслед.

— Все, что мне сейчас нужно, — это горячий душ и койка, — с чувством произнес он, натягивая на себя грязную футболку.

— Я хотела почистить, но Моуди велел не применять магию, потому что это может тебя ослабить, — тихо сказала Луна. — Ты как себя чувствуешь?

— По сравнению с тем, как было в подземелье, просто отлично, — признался Гарри. — А ты… — он запнулся, чувствуя себя внезапно скованным и неловким, — что‑нибудь видела? Заходила туда, когда я… ну, в общем, во время обряда?

Он не знал, почему для него это так важно. Достаточно, наверное, одного Малфоя в качестве свидетеля его позора. Хотя на то, что видел Малфой, ему через сутки будет плевать. А вот Луна…

— Нет, — спокойно сказала девушка. — Я встретила Моуди, когда он уже подтащил вас обоих к той двери, что выводит к стене с водостоком.

Гарри облегченно вздохнул.

— Наверное, это было ужасно, — сочувственно произнесла Луна, протягивая ему водолазку.

— Да знаешь… — Гарри потер шрам, наморщив лоб, и вдруг улыбнулся. — Временами даже приятно.

Луна слабо улыбнулась в ответ.

Рука об руку они спустились в каминный зал по широкой лестнице. Шторы были раздвинуты, впуская в помещение робкие лучи солнца, пробивающиеся сквозь седые осенние облака. В высоченном окне танцевали прозрачные витражи: две ведьмы, черноволосая и блондинистая, Белла и Нарцисса. Их великолепные платья наконец просохли от дождя, юбки и роскошные волосы взлетали и кружились, разбрасывая по комнате множество цветных бликов.

Малфоя не было. Моуди, хромая, мерил шагами расчищенное пространство перед погашенным камином.

— Наконец‑то, — проворчал он. — Идите сюда, живо. Авроры вот–вот появятся, портал активировался пять минут назад! Лавгуд, ты первая. Держи.

Он схватил с каминной полки миску с летучим порохом и сунул девушке.

— Отправляйся домой, отцу привет и никому ни слова, все ясно?

Луна отрешенно кивнула.

— Тебе пришлют вызов на допрос и еще кучу бумаг, так что завтра утром увидимся в Министерстве. Ну? Чего ждешь? Убирайся!

Луна достала целую пригоршню летучего пороха, шагнула к камину, и вдруг…

Гарри схватил ее за локоть, развернул к себе лицом, притягивая ближе, и прижался губами к ее удивленно приоткрытому рту. Его ладони скользнули по шее, пальцы сомкнулись на затылке, и Луна чуть не выронила сумку, зажатую подмышкой "Чудовищную книгу", чуть не разжала кулак с порохом. Крупицы просыпались сквозь пальцы, ударяясь об одежду и пол, вспыхивая зелеными искрами, Моуди что‑то зашипел… А она не слышала. Ее подхватило волной жаркого удовольствия и нежности, и такого всепоглощающего счастья, что когда теплые, мягкие губы Гарри оторвались от ее губ, она продолжала раскачиваться, словно пьяная.

— Увидимся, — шепнул Гарри.

Короткий адрес, всполох зеленого пламени — и Луна исчезла. Гарри лишь увидел, как сумасшедшим вихрем взметнулись ее длинные волосы.

Сзади что‑то грохнуло, и он резко оглянулся.

— Это…

— Она самая, Поттер, — нетерпеливо буркнул Моуди. — Малфоевская кера, замурованная в заговоренном свинце.

Гарри смотрел на здоровенный металлический агрегат с длинным серебряным гвоздем, пропущенным в кольца замка. Где‑то он уже видел шнурок, примотанный к шляпке.

Гарри перевел взгляд на аврора, в его голове мелькнула какая‑то эфемерная догадка.

— До завтра, Поттер, — Моуди сунул ему под нос чашу с порохом. — У тебя еще будет время высказать мне все свои запоздалые домыслы. Можешь начинать готовить гневную тираду. А пока домой отсыпаться — марш!

— Гриммо-12, — выдохнул Гарри.

Вокруг взревело пламя, и через секунду он вывалился на ковер в кабинете дома на площади Гриммо. Закрыл глаза, устало оперся о каминную полку, чувствуя, как ноги подкашиваются от слабости. Съехал на пол, выронив рюкзак и тяжело дыша.

Не верилось.

Не верилось, что все позади, все закончилось.

Не верилось, что проклятое чудовище больше не приблизится к нему, и Луна теперь в безопасности, и завтра он снова увидит ее.

Гарри вдруг поежился от холода, от ощущения пустоты и странного, болезненного одиночества. Ее сейчас не было рядом. Ни за соседней стеной, ни этажом ниже. Она была далеко, сумасшедшая девочка с таким понимающим, пронзительным взглядом. С патронусом в виде зайца, с которым можно бегать наперегонки босиком по мокрой траве в самый жуткий ливень. С рассеянно заткнутой за ухо волшебной палочкой и карманами, битком набитыми какими‑то желудями, амулетами и грибами, похожими на совиные какашки. С головой, полной самых странных идей и безумных планов. С потрясающей верой в откровенные выдумки. С ее готовностью раскрываться и слушать, и принимать, и любить…

Они расстались всего несколько минут назад, а ему ее уже не хватало. Он сидел, ловя себя на том, что улыбается, как последний идиот.

Но, по крайней мере, теперь все закончилось.

В коридоре скрипнула половица.

Гарри напрягся, вскинулся, нащупал за поясом волшебную палочку. Луна сказала, ему пока нельзя колдовать, но если в его дом прокрался кто‑то посторонний…

Дверь в коридор медленно открылась, и в кабинет неуверенно заглянула…

— Э–э–э… Привет, Джинни.

— Гарри? — произнесла девушка, перехватывая его растерянный взгляд. Сердито сдвинула брови, подозрительно сощурилась и уперла руки в бока. – И где тебя носило? Как это понимать?

Кажется, он все‑таки ошибся.

Все только начиналось.