/ / Language: Русский / Genre:religion_rel

Дорогами христианства

Эрл Кернс

Историческое развитие христианства, его взаимосвязь с социальными и политическими явлениями жизни, возникновение различных конфессий — интереснейшая тема для исследователей христианской истории.

Эрл Кернс

ДОРОГАМИ ХРИСТИАНСТВА

ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Анализ большинства трудов по истории Христианской Церкви показывает, что в них проявляются те или иные теологические и конфессиональные склонности автора. Данный учебник написан в русле консервативных внеденоминационных традиций, с позиций христианского восприятия истории.

Из-за того, что историю христианства трудно понять должным образом, не имея представления о различных политических, экономических, социальных, научных и эстетических тенденциях каждой эпохи, жизнь Церкви соотносится здесь с соответствующими обстоятельствами светской жизни. Рассмотрение исторических личностей, событий, взглядов и течений или движений в истинном временном и географическом окружении помогает почувствовать историческое движение христианства. Я писал о влиянии христианства на общественно-политическую жизнь определенного периода истории и наоборот. Я попытался обобщить информацию, ее осознание и истолкование с тем, чтобы она была значима для современного читателя.

Надеюсь, что многие, прочитав эту книгу, глубже ознакомятся со своим духовным наследием, научатся лучше служить Богу и другим людям — жизнью, словом и делом. Я глубоко благодарен коллегам, преподавателям, студентам, которые оказали мне помощь в создании книги. Верю, что она окажет благотворное влияние на отношение людей ко Христу и к Церкви.

Эрл Кернс Уитон, штат Иллинойс, США

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к минувшему — отличительное качество всех людей — от вавилонского царя Набонида, жившего в VI веке до Р.Х., до современных археологов и историков. Христиане испытывают особый интерес к истории, так как сами основания веры, которую они исповедуют, заложены в прошлом. Бог стал человеком и вошел в наше пространство и время в образе Иисуса Христа. Христианство стало одной из самых распространенных религий, которые вообще возникали на Ближнем или Дальнем Востоке. Более того, в настоящее время воздействие христианства на жизнь людей продолжает усиливаться. История Церкви становится, таким образом, предметом глубочайшего интереса христиан, которые стремятся больше узнать о своем духовном наследии, поучиться на опыте прошлого и избежать ошибок, которые нередко совершала Церковь.

1. Об истории Церкви

Немецкое существительное Geschichte (история) произошло от глагола geschehen, который значит «случаться», и характеризует историю как цепь событий, а не как процесс или результат. То есть историю можно определить прежде всего как цепь событий, случаев, случившихся или происходящих во времени и в пространстве в результате действия человека. Такое событие абсолютно, объективно и может быть полностью познано одним Богом. История в этом смысле не может повторяться позже где-нибудь в другом месте, хотя разные события истории могут походить друг на друга, так как люди в состоянии действовать в различных ситуациях одинаково, будучи подвержены влиянию добра и зла.

Второе значение слова «история» — это информация о событиях прошлого. Информация, как правило, бывает косвенной и существует в форме документа или предмета, относящегося к событию. В отличие от естествоиспытателя, который исследует материю непосредственно, историк может быть субъективным, поскольку сам является частью изучаемого предмета. Историк также должен принимать во внимание действия Бога в определенном месте и в определенное время, учитывать роль человека в истории (ведь человек обладает свободой воли), а также сознавать, что он имеет в своем распоряжении лишь косвенные сведения. Собор святого Петра в Риме, катакомбы, папские буллы, мозаики Равенны — все это примеры истории как информации о событиях прошлого.

Слово «история» произошло из греческого слова historia, которое в свою очередь образовалось от греческого глагола. У греков Аттики оно первоначально значило «узнавать путем опроса или изучения». Павел использовал этот глагол в Послании к Галатам (1:18) при описании своей встречи с Петром в Иерусалиме. Мы подошли к третьему значению слова «история» — «опрос или исследование, которые проводятся для получения или проверки сведений о событиях прошлого».

История — отдельная наука, имеющая свои методы исследования. Историк проверяет достоверность, истинность и полноту сведений путем тщательного изучения общеисторической картины и текстов источников. Ценные выводы могут быть сделаны и тогда, когда исследователь выделяет в изучаемом материале объективно присутствующие там закономерности.

Историк, который пытается найти ответ на вопросы: кто? что? когда? где? должен в конце концов подойти к вопросу почему? либо, другими словами, к осмыслению полученных сведений. У греков было еще одно слово — histoikos, которым они обозначали отношение к истории как к результату исследования, то есть можно выделить и четвертое значение. «История» — толкование, интерпретация, или субъективная реконструкция прошлого в свете имеющихся данных, в свете взглядов историка, в свете общественного мнения, преобладающего в его эпоху, сделанная с учетом свободы человеческой воли.

Такая реконструкция никогда не сможет в точности воспроизвести прошлое. Единомыслие по отношению к прошлому появиться тогда, когда историки сопоставят свои работы. Этим методом обычно пользуются студенты на занятиях истории. Разумеется, при его использовании абсолютная истина может все-таки ускользнуть от историка, однако он будет, насколько позволяет имеющаяся информация, описывать истину наиболее объективно и цельно.

Из сказанного ясно, что история может быть представлена как событие, как информация о событии, как исследование или как интерпретация. История как событие является абсолютной, совершившейся только один раз и в одном месте. Однако история как информация, исследование или интерпретация уже становится относительной и подверженной разнообразным изменениям.

Историю можно определить как интерпретированное описание общественно значимого прошлого человека, которое опирается на систематизированные сведения, полученные научным методом из археологических и документальных источников или от прямых свидетелей происходившего. При изучении истории Церкви следует быть таким же непредвзятым в сборе информации, как и при изучении мирской истории, даже если историк и понимает, что ни он, ни его мирской коллега не будут объективны в последующей интерпретации полученных данных.

История Церкви, другими словами, является интерпретированным описанием возникновения и развития христианства, а также его влияния на человеческое общество, опирающимся на систематизированные данные, полученные научным методом из археологических и документальных источников или от прямых свидетелей. Это интерпретированный и систематизированный рассказ об искуплении человека на земле. Только когда историческое описание соответствует приведенному определению, христианин сможет получить истинные сведения о вере, которую он проповедует. «Дети света» в этом отношении не должны отставать от «детей тьмы». Нам недоступны тайны сотворения мира, но мы можем познать Бога в Его влиянии на историю и на искупление человека.

2. Описание истории Церкви

2.1. Научный аспект

В историческом описании Церкви можно выделить научный аспект, то есть признать, что оно опирается на научные методы. Историк использует результаты работы археолога, который предоставляет информацию о вещественных свидетельствах прошлого, находящихся под землей: исследование римских катакомб многое рассказало нам о ранней Церкви. Кроме того, человек, описывающий историю Церкви, не должен забывать и о текстологических принципах, чтобы верно оценить документы церковной истории: нужно обращаться прежде всего к первичным источникам независимо от того, исходят они от археолога, являются письменными памятниками или свидетельствами живых людей, непосредственно принимавших участие в событиях. Весь этот материал и его оценка предоставляют человеку информацию и дают ответы на основные вопросы исторического метода: кто? что? когда? и где? Два последних вопроса важны для историка, так как исторические события обусловлены местом и временем.

История научна по методу, но не относится к точным наукам, поскольку изложение событий минувшего может быть неполным или даже ложным из-за влияния собственных взглядов историка, заблуждений времени или человеческой склонности опираться на авторитеты. Историк обладает свободой воли и в то же время является частью своего времени, частью истории. Однако частью истории является также Бог, Который не оставляет ей возможности называться точной наукой.

2.2. Философский аспект.

Историки в их попытках придать истории смысл подразделяются на исторические школы и исторические философии. Исторические школы пытаются обнаружить объективные научные закономерности в человеке, в природе или в течении времени, тогда как подразделение на исторические философии предполагает разные взгляды на взаимосвязь жизни и бесконечности, Абсолюта.

Выделяются три большие исторические школы: географические детерминисты, экономические детерминисты и биографические интерпретаторы.

Уильям У. Смит полагает, что история обусловлена пространственными границами, и в своих трудах по истории американской Церкви делает географию определяющим фактором ее развития.

Книга Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» развивает теорию, что протестантизм привел к развитию капитализма, и является примером экономической интерпретации истории.

Работа Карлайла о Кромвеле — биографическое рассмотрение истории, поскольку там анализируется Гражданская война в Англии в середине XVI века как отражение личности Кромвеля. Все эти ученые ищут ответа на вопросы истории в человеке, природе или в теории развития.

В зависимости от подхода к пониманию истории, исследователей истории философии можно разделить на три группы:

1. Пессимисты. Рассматривая историю лишь как то, что «существует под солнцем», они часто усваивают материалистический подход к действительности. Они обращаются прежде всего к истории человеческих неудач. Примером может служить книга Освальда Шпенглера «Закат Европы». Шпенглер описывал главным образом цивилизации, а не нации. Он считал, что каждая цивилизация проходит через стадии рождения, развития, зрелости, упадка и смерти. Западная цивилизация — самая новая из существующих — находится, по его мнению, в периоде упадка. Она должна скоро умереть, а с нею вместе умрет и христианство. Не видя в жизни ничего, кроме неудач, люди, подобные Шпенглеру, отрицают и прогресс в истории. Их взгляды можно символически описать как серию одинаковых окружностей, расположенных одна над другой, в которых циклами протекает время.

2. Оптимисты. История представляется им восходящей линией или последовательно повышающимися уровнями спирали. Большая часть этих философов являются гуманистами. Они рассматривают человека как главный и определяющий фактор в истории. Обычно принимается в расчет также биологическая и социальная эволюция, а время рассматривается как линейная категория. Работы Арнольда Тойнби, выдающегося современного философа, служат примером этого направления исторической философии. Тойнби соглашается со Шпенглером в том, что необходимо изучать историю цивилизаций, однако в отличие от последнего верит, что каждая цивилизация стремится к своей цели — воплощению на земле Царства Божия. Хотя такой подход более духовен, чем подход пессимистов, Тойнби все-таки признает современный библейский критицизм и теорию эволюции.

Еде один оптимист, известный немецкий философ XIX века Гегель, полагал, что история — это процесс раскрытия Абсолютного Духа в развитии человеческой свободы. Прогрессом Гегель считал последовательные серии противоречий, которые разрешаются до тех пор, пока Абсолют не сможет полностью проявить себя в истории.

Карл Маркс, еще один мыслитель XIX века, также принадлежит к школе оптимистов. Усвоив логику Гегеля, он тем не менее отрицал его взгляды на действительность. Маркс учил, что постоянно движущаяся материя является единственной реальностью и что все человеческие установления, включая религию, определяются в конечном счете экономическими процессами производства. Он полагал, что борьба сменяющих друг друга классов кончится победой пролетариата и установлением бесклассового общества. Обратите внимание, что Маркс, подобно Тойнби и Гегелю, отводил человеку значительную роль в искуплении себя и мира.

3. Последнюю группу интерпретаторов, к которой относится и автор этой книги, можно назвать пессимистическими оптимистами. Эти историки соглашаются с пессимистами, придавая большое значение ошибкам невозрожденного человека, но в свете Божественного откровения и благодати они оптимистично смотрят на будущее. Пессимистические оптимисты рассматривают историю как библейские теисты и пытаются увидеть славу Божию в историческом процессе. История становится реализацией противоречий между добром и злом, Богом и диаволом, в которых человек беспомощен вне благодати Божией. Содеянное Христом на кресте является главной гарантией неизбежной победы Божественного плана спасения человека и земли после второго пришествия Христа.

Книга одного из отцов Церкви, Августина, «Град Божий», где он защищает и объясняет христианство, является великолепным примером этого похода. Хотя многие христиане и не соглашаются с Августином, когда тот причисляет современную ему Церковь к периоду тысячелетнего царства, концепция Августина обретает величие благодаря тому, что он приписывает сотворение всемогущему Богу. Рассматривая историю, Августин включает в поле своего зрения все человечество — в противоположность Гегелю, который выделяет из человечества немецкую нацию, и Марксу, который выделяет рабочий класс. Однако в истории существует временное раздвоение из-за того, что грех поделил людей Божьего Царства и мира. Августин утверждает, что, отдаляясь от креста, человеческая история одновременно движется и по направлению к нему, и благодать, истекающая от креста, действует внутри христианской Церкви, невидимого Тела Христова. Христиане имеют Божественную благодать, укрепляющую их, и будут стоять на стороне Бога в Его противоборстве со злом до тех пор, пока история не подойдет к своему завершающему катаклизму по возвращении Христа.

2.3. Художественный аспект

И последнее. Историк должен быть как можно более искусен в изложении фактов. Современные же историки не утруждают себя попытками написать историю, которую было бы интересно читать.

3. Ценность истории Церкви

История Церкви будет лишь нудным упражнением в заучивании дат, если ей не придается какого-либо христианского смысла. Люди древности уделяли гораздо больше внимания прагматической, дидактической и моральной ценности истории, чем многие современные ученые. Человек, который сознает ценность прошлого христианской Церкви, обладает великолепным стимулом к изучению этой специфической сферы человеческой жизни.

3.1. История Церкви как синтез

История Церкви обладает ценностью прежде всего потому, что она связывает факты христианского прошлого с современностью, благодаря чему мы можем осознать наше наследие и вдохновиться на дальнейшее распространение Евангелия. Церковная история показывает, как Дух Святой действовал через Церковь в течение многих веков. Экзегетика увязывается существенными закономерностями с практическим богословием по мере того, как изучающий историю прослеживает влияние систематического богословия на ход человеческой мысли и поступки людей.

3.2. История Церкви как способ понять настоящее

История Церкви обладает большой ценностью как объяснение настоящего. Мы можем понять настоящее намного лучше, когда обладаем знаниями о его истоках. Для нас остается загадкой, почему, например, в Соединенных Штатах существует более 250 различных религиозных групп, а ответ кроется в истории: принцип разделения Церкви проявил себя еще на ранних стадиях ее развития, а Реформация только усилила его. Разве неинтересно проследить истоки протестантской епископальной церкви США в Англии и узнать, как возникла Англиканская Церковь в борьбе короля с властью папы Римского? Методистам будет интересно узнать, что Веслеевское пробуждение в конце концов привело к выделению Методистской Церкви из Англиканской. И разве неудивительно увидеть начало реформатской или пресвитерианской церкви в Швейцарии? Так мы осознаем наше духовное наследство.

Различия в верованиях и культовой практике становятся более понятными в свете истории. Методисты, причащаясь, становятся на колени, поскольку в течение многих лет они входили в Англиканскую Церковь, и Весли, который разорвал связь методистов с Англиканской Церковью, все-таки унаследовал ее церковные обряды. Пресвитериане же, наоборот, причащаются сидя. Различие между вероисповеданием методистов и пресвитериан становится гораздо яснее, когда мы сравниваем взгляды Кальвина и Арминия.

Проблемы современной Церкви очень часто делаются понятными после изучения прошлого, поскольку в истории все-таки существуют закономерности и параллели. Нежелание большинства нынешних диктаторов разрешить гражданам своего государства иметь любые личные интересы, отличающиеся от общественных, становится более понятным, если мы вспомним, что еще римские императоры считали все попытки исповедовать частную религию опасными для существования государства. Опасность объединения Церкви и государства, которое проявляется в помощи государства приходским школам или в обилии посланников, направляемых в Ватикан, очень наглядно видна на примере упадка духовности и влияния светской власти на Церковь с 325 года, когда император Константин взял в свои руки управление Никейским собором. Теннисон в поэме «Улисс» напоминает, что все мы являемся «частью того, с чем столкнулись в жизни». Именно поэтому знания о прошлом помогают понять настоящее.

3.3. История Церкви как путеводитель

Еще одна цель изучения истории Церкви — исправление существующих в Церкви недостатков или стремление избежать ошибок и неправильных поступков. Настоящее — продукт прошлого, и в нем же, в настоящем, прорастают зерна будущего. Павел напоминает нам в Послании к Римлянам (15:4) и в Первом послании к Коринфянам (10:6,11), что события прошлого должны помочь нам избежать греха и приблизиться к добру. Так, изучение иерархической средневековой Римской католической Церкви вскроет опасности, грозящие сегодняшней Церкви. Новые секты на поверку оказываются старыми ересями в новом обличье. «Христианская наука» может быть понята лучше после изучения гностицизма ранней Церкви и средневековых идей катаров. Пренебрежение Библией и историей Церкви является главной причиной многих современных ложных философий и обрядов.

3.4. История Церкви как стимул

История Церкви очень часто оказывается наставлением, порождает энтузиазм, который придает нашей жизни высшую духовность. Павел верил, что знание прошлого дает христианам надежду (Римл. 15:4). Когда мы изучаем стойкость Амвросия Миланского, который отказывал императору Феодосию в причащении до тех пор, пока тот не раскается в убийстве фессалоникийской толпы, нас неизбежно охватывает желание упорно защищать Христа в борьбе со злом в высших политических или церковных кругах. Трудолюбие и упорство, которые позволили Джону Весли в течение своей жизни произнести более 10 тысяч проповедей и проехать на лошадях тысячи миль, становятся упреком и вызовом тем христианам, которые имеют в своем распоряжении гораздо лучшие средства передвижения и обучения, чем Весли, но должным образом их не используют. Можно не соглашаться с теологией Раушенбуша, но нельзя не воспламеняться его страстью использовать Евангелие при исследовании общественных проблем. История жизни Кэри вдохновляла и вдохновляет на миссионерское служение. Биографический аспект церковной истории в любом случае должен придавать учащемуся энтузиазм и бросать ему вызов.

Наставляет и сам процесс изучения духовного наследия. Познавать свои духовные истоки так же важно для христианина, как для любого горожанина изучать историю родного города. Чтобы лучше показать преемственность христианства, можно сказать, что история Церкви является для Нового Завета тем же, чем Новый Завет был для Ветхого Завета. Христианин должен представлять процесс возникновения и развития христианства не хуже, чем разбираться в библейской истине. Только тогда у человека появится чувство, что он является частью Тела Христа, в Которое вошли и Павел, и Бернард Клервосский, и Августин, и Лютер, и Весли, и Бутс. Чувство единства, которое проистекает из осознания преемственности Церкви, приведет к духовному обогащению.

Те, кто страшится за будущее Церкви в странах, где до сих пор сохраняются гонения, почувствуют себя увереннее в будущем, когда узнают, что события прошедших времен так и не смогли разрушить Церковь. Ни внешние гонения, ни внутреннее фарисейство, ни лжеучения не могут противостоять вечной силе обновления, которая открывается в истории обновления Церкви. Даже мирские историки с уважением относятся к пробуждению Весли и считают, что оно спасло Англию от событий, подобных Французской революции. Изучение истории Церкви оказывает на нас успокаивающее воздействие в век обмирщения, поскольку в ней мы видим силу Бога, действующую через жизни людей, преобразованных Евангелием.

Мы должны помнить, однако, что Церковь в разных местах на земле может быть разрушена силами внутренней дестабилизации или внешним давлением, которому нельзя противостоять: чудесная Церковь в Карфагене, Церковь несторианцев в Китае в VII веке и Римско-католическая Церковь в Японии XVI века все-таки исчезли.

3.5. История Церкви как практическая помощь

Чтение книг по истории Церкви дает много ценного христианскому служителю независимо от того, является он проповедником, пастором или учителем. Автору этой книги было приятно видеть, насколько понятнее становится систематическое богословие студенту, когда тот начинает изучать его в историческом развитии. Учение о Троице, о кресте, о грехе и о спасении невозможно понять без знания истории от Никейского до Константинопольского собора 680 года.

Человек, изучающий историю Церкви, имеет в своем распоряжении изобилие примеров, которые можно использовать в проповедях. Вы собираетесь говорить в проповеди об опасности слепого мистицизма, который ставит христианское озарение на один уровень с богодухновенностью Библии? Тогда вам нужно изучить мистические течения средних веков или раннюю историю квакеров. Если вы хотите предупредить людей об опасности законничества, которое к тому же не опирается на библейское учение, тогда вам нужно обратить внимание на период законничества в лютеранстве после 1648 года, в противовес которому стал развиваться пиетизм, подчеркивающий необходимость усердно изучать Библию и вести благочестивую повседневную жизнь.

3.6. История Церкви как освобождение от догматизма

И последнее. История Церкви обладает также культурной ценностью. Описание Западной цивилизации будет неполным и непонятным, если не отразит роль христианства в ее развитии. Историю человека никогда нельзя отделять от истории его религиозной жизни. Попытки деспотов всех времен освободиться от христианской религии всегда приводили к введению какой-то ложной религии. Так, Гитлер и Сталин привносили в свои концепции государства религиозный элемент путем абсолютизации расы или класса соответственно. Человек, который изучал историю Церкви, никогда не будет ограниченным в своих взглядах. Он достигнет единения с истинным Телом Христа всех времен. Он сможет сравнить себя с гениями духовной мысли прошлого и осознать, чем им обязан. Он станет более терпимым к людям, которые отличаются от него во второстепенном, но так же, как и он, принимают величественные основания веры — викарную, искупительную смерть и воскресение Христа, о которых говорил Павел в Деяниях (17:3,3) и в Первом послании к Коринфянам (15:3,4).

4. Типология церковной истории

4.1. Направления исторического описания

Для удобства изучения в истории Церкви можно выделить следующие направления.

1. Политика — описание взаимоотношений между Церковью и государством, а также светским окружением Церкви. Невозможно понять изменения в политике Франции от принятия гражданской Конституции 1790 года до Конкордата Наполеона в 1801 году, пока мы не узнаем, каким образом Наполеон разрушил демократию Французской революции и установил новую авторитарную систему, влиять на которую могла лишь Римская католическая церковь, поскольку она представляла религию «большинства французов». Если вы хотите разбираться в истории, то вам необходимо знать, какую роль оказывают на нее политические, социальные, экономические и эстетические силы. Мы будем говорить об этих силах там, где необходимо.

2. В истории нельзя также забывать и о провозглашении христианской веры. Ее провозглашают мировые, государственные или городские миссии, используя соответствующие методы благовествования. Миссионерская деятельность привела к появлению героев и мучеников. Она является составной частью истории Церкви. Изучение провозглашения веры включает в себя изучение сущности межличностных способов распространения христианства и неограниченных возможностей Церкви, которая верна своему Господу.

3. Провозглашение веры в некоторых случаях приводит к преследованиям Церкви. Преследования, начатые политико-церковным Иудейским государством и распространенные на всю империю Децием и Диоклетианом, нередко были составной частью политики мусульман, а в некоторых случаях преследования можно наблюдать и в наше время. Изучение преследований проясняет смысл слов Тертуллиана о том, что «кровь христиан является семенем» (Церкви). Это направление церковной истории не ведет человека к разочарованиям, а, скорее, дает возможность увидеть, насколько далеко вперед смогла продвинуться Церковь во время преследований или непосредственно после них.

4. Правление. Сюда входит изучение церковной организации. Церковью могут управлять епископы (епископат), пресвитера (пресвитерат) и паства, которая использует систему прямой, а не представительной демократии (конгрегационализм). Встречаются различные модификации этих систем. Здесь же рассматриваются положение служителей и различия между духовенством и мирянами. К правлению также относятся вопросы внутрицерковного подчинения и формы поклонения (литургия).

5. Полемика, важный аспект церковной жизни, — это борьба Церкви против ересей и разработка собственного вероучения. Сюда включается изучение ересей, догматики, символов веры, христианской литературы, противодействующей ересям. Труды отцов Церкви — это особенно богатая тема для полемики. К этому анализу относятся и сочинения Юстина Мученика, возражавшего против мнения, что государство должно быть всем в жизни, или, например, Иринея, обличавшего ереси различных типов гностицизма. Большинство богословских систем появилось в период борьбы за удовлетворение насущных потребностей. Периоды 325–421 годов и 1517–1648 годов особенно хорошо иллюстрируют проблематику полемики. Кальвин, развивая свою богословскую систему, пытался избежать ошибок папства, используя библейские основания.

6. Еще одно направление нашего описания называется церковная практика, образ жизни Церкви. Сюда входит рассмотрение практической реализации христианской веры — семейная жизнь, благотворительность, влияние христианства на повседневную жизнь.

7. Христианство не могло бы развиваться, если бы оно не уделяло внимания формам представления истины, которые включают в себя систему внутрицерковного обучения, песнопения, литургию, архитектуру, искусство и проповедь.

Перечисленные направления исторического описания будут обсуждаться при изучении периодов, но не все сразу, а наиболее важные для каждого периода. Каждое из этих направлений может быть основой интересных наблюдений, которые вы можете сделать самостоятельно, если у вас есть достаточно возможностей.

4.2. Периодизация церковной истории

Следует помнить, что история является как бы «одеждой без швов». Утверждая так, Мэйтланд имел в виду, что история представляет собой непрерывное течение событий, ограниченных местом и временем. Поэтому периодизация истории Церкви — искусственный способ разделить течение истории на части, удобные для изучения, чтобы помочь учащимся запомнить наиболее важные факты. Неверно думать, будто народ Римской империи заснул однажды вечером, находясь в периоде Древней истории, а проснулся на следующее утро уже в средние века. Вместо этого наблюдался постепенный переход образа жизни и человеческой деятельности от одной исторической эпохи к другой. Однако историю следует подразделять в хронологическом порядке, так как это помогает запоминать события, помогает сосредоточиться на фактах одной эпохи и представить образ жизни в тот или иной период.

ИСТОРИЯ РАННЕЙ ЦЕРКВИ

(5 год до Р.Х. — 590 год)

Первый период истории Церкви отражает переход апостольской Церкви в раннюю католическую (вселенскую) имперскую Церковь и начало образования Римско-католической системы. Центром истории этого периода являлись страны Средиземноморья в Азии, Африке и Европе. Церковь развивалась внутри греко-римского культурного окружения и политического окружения Римской империи.

Распространение христианства в Империи до 100 года

В этом разделе внимание уделяется окружению, в котором возникла христианская Церковь. Основание Церкви — жизнь Христа, Его смерть и воскресение, — а также распространение учения среди иудеев важны для изучения процесса возникновения христианства. Христианство постепенно освобождалось от пеленок иудаизма и полностью отбросило их на Иерусалимском соборе, который предшествовал распространению Евангелия Павлом среди язычников и становлению христианства как самостоятельного течения. Большое внимание здесь также уделяется ведущей роли апостолов.

Борьба Церкви за выживание (100–313 годы)

В этот период Церковь заботилась прежде всего о том, как противостоять гонениям Римского государства. Ответом на внешние гонения были мученики и апологеты. Но Церковь также заботили и внутренние проблемы ересей, ответом на которые стали полемические труды отцов Церкви.

Возвышение ранней католической имперской Церкви (313–590 годы)

Церковь столкнулась с проблемами, которые были следствием ее примирения с государством при императоре Константине и объединения с государством во времена Феодосия: она стала подчиняться государству. Римские императоры требовали единства догматики, для того чтобы сохранить греко-римскую культуру в единой Империи, однако у христиан не было возможности выработать основы своей догматики в период гонений, а потому зa гонениями последовал долгий период споров об основах веры. Труды наиболее научно мысливших отцов Церкви, греков или латинян, явились следствием богословских споров. Зародилось монашество, отчасти как реакция против нарастающего обмирщения Церкви. В этот период усилился епископат и укрепилась власть Римского епископа. По завершении этого периода ранняя католическая имперская Церковь стала Римско-католической Церковью.

ИСТОРИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕРКВИ

(590–1517 годы)

Центр событий в этот период переместился из Южной в Северную и Западную Европу, к Атлантическому побережью. Средневековая Церковь пыталась обратить кочующие племена тевтонцев и объединить греко-римскую культуру и христианство с тевтонской властью. Поступая так, средневековая Церковь хотела централизовать свою организацию под главенством папы и развивала священническую иерархическую систему, свойственную Римской католической Церкви.

Образование Священной Римской Империи и Латинско-тевтонское христианство (590–800 годы)

Григорий I прилагал большие усилия, чтобы христианизировать орды тевтонских завоевателей и присоединить их к Римской империи. Восточная Церковь в этот период столкнулась с угрозой ислама — религии-соперницы, которая захватила большую часть христианской территории в Азии и Африке. Союз папы Римского с тевтонцами постепенно привел к образованию Каролингской империи Карла Великого, которая стала наследницей Римской империи. Это был период тяжелых поражений.

Взлеты и падения в отношениях между Церковью и государством (800–1054 годы)

В этот период произошел первый большой раскол Церкви. Греческая Православная Церковь после 1054 года пошла своим путем, опираясь на богословскую теорию, созданную Иоанном Дамаскином в VIII веке. Западная Церковь в это время стала феодализироваться и пыталась, хотя и безрезультатно, разработать принципы взаимоотношений с государством, подходящие как папе Римскому, так и императору. В то же самое время реформисты Клюни нацеливались на исправление недостатков Римской Церкви.

Превосходство папской власти (1054–1305 годы).

Средневековая Римско-католическая Церковь достигла пика власти при Григории VII (Хильдебранде) и Иннокентии III и удачно воплотила в жизнь свои требования, подчинив себе наиболее могущественных правителей Европы. Крестовые походы придали папе большой авторитет. Монашество и братства распространяли римско-католическую веру и боролись с сектантством. Учение Аристотеля, принесенное в Европу арабами Испании, было объединено с христианством Фомой Аквинским в великом учении, которое стало наиболее авторитетным провозглашением католического богословия. Готические соборы выражали сверхъестественность духовного мира верующих и воспринимались ими как Библия, воплощенная в камень. Римская католическая Церковь в последующий период пришла от этого расцвета к упадку.

Закат Средневековья и заря Нового времени (1305–1517 годы)

Попытки внутренней реформации разложившегося папства предпринимали мистики, которые пытались противопоставить бюрократическим религиозным институтам силу отдельной личности. К преобразованиям стремились ранние реформяторы-мистики, Джон Виклиф, Ян Гус, реформаторские соборы и библейские гуманисты. Новые географические открытия, новое светское рациональное мировоззрение Ренессанса, возникновение национальных государств и появление среднего класса были теми внешними силами, которые вскоре должны были положить конец разложению Церкви. Отказ же Римской католической церкви провести внутренние преобразования сделал возможной Реформацию.

ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЦЕРКВИ

После 1517 года

Этот период начался расколом, который привел к возникновению протестантских государственных церквей и ко всемирному распространению христианской веры огромной миссионерской волной XIX века. Ареной действий стало уже не Средиземное море, не Атлантическое побережье, а весь мир. Христианство стало мировой религией.

Реформация и контрреформация (1517–1648 годы)

Движение противодействия, которое сдерживалось прежде Римской Церковью, обрело силу, и возникли новые государственные Протестантские церкви — Лютеранство, Англиканство, Кальвинизм и Анабаптизм. В результате папство было вынуждено считаться с Реформацией. Контрреформация в лице Тридентского собора, иезуитов, инквизиции использовалась папством, чтобы остановить распространение Протестантизма в Европе, подчинить себе Центральную и Южную Америку, Филлипины, Вьетнам в новой волне пробуждения. Лишь после Вестфальского договора 1648 года, покончившего с тяжелой Тридцатилетней войной, два различных течения попробовали объединить свои усилия.

Рационализм, ревивализм и деноминации (1648–1789 годы)

В течение этого периода пуритане распространяли в Северной Америке кальвинистские взгляды. Из Англии на континент пришел рационализм, который обрел религиозное выражение в деизме. Вместе с тем пиетизм на континенте стал реакцией на холодную ортодоксию. В Англии он выражался движением квакеров и Весли.

ХРОНОЛОГИЯ ИСТОРИИ ЦЕРКВИ

Пробуждение, миссии и модернизм (1789–1914 годы)

В начале XIX века католицизм пережил возрождение. Параллельно ширилось протестантское пробуждение, которое привело к развитию миссионерства за границей, а также к социальным переменам в странах Европы. Позже в этот период подрывные силы рационализма и теории эволюции привели к отходу от Библии, выразившемуся в религиозном либерализме.

Напряженность в отношениях между Церковью и обществом после 1914 года

Церковь в большинстве стран мира имеет сложности в отношениях со светским и нередко даже тоталитарным государством. Сентиментальный модернизм начала XX века открыл дорогу неоортодоксии и ее последователям. Движение за объединение церквей продолжает развиваться. Расширяется благовестие.

Данную периодизацию полезно запомнить и время от времени повторять. Для этого мы приводим хронологическую схему как способ соотнести события, исторических деятелей и движения друг с другом.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИСТОРИЯ РАННЕЙ ЦЕРКВИ

(5 год до Р.Х. — 590 год)

Раздел I

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

до 100 года

Глава 1

ПОЛНОТА ВРЕМЕНИ

В Послании к Галатам (4:4) апостол Павел так говорит об исторической эпохе перед пришествием Христа на землю в человеческом облике: «Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего». По свидетельству Марка, Христос пришел на землю, когда «исполнилось время» (Мк. 1:15). Чтобы почувствовать правоту утверждений Павла и Марка, вспомним, что предшествовало появлению Христа на земле.

В большинстве рассуждений о полноте времени историки забывают, что религиозная подготовка к появлению Христа была проделана не только евреями, но еще греками и римлянами. Греки и римляне подвели историю к такому уровню развития, когда Христос мог оказать на нее максимальное влияние (что было невозможно ни до того времени, ни после него). Давайте вспомним, как подготовили люди Его пришествие.

1. Окружение

1.1. Политический вклад римлян

Несмотря на то что римляне шли путем идолопоклонства, исповедания мистических религий и поклонения императору, прежде всего они оказали влияние на политические условия, в которых явился Христос. И именно они были избраны Богом, чтобы выполнить Его волю.

1. Римляне, как никакой другой народ до того времени, сумели выработать в себе чувство единства в подчинении всеобщим законам. Солидарность людей внутри Империи благоприятствовала принятию Евангелия, провозглашавшего единство человеческих рас на основе того, что все люди в равной степени находятся под бременем греха и всем предлагается прощение, которое делает их частью единого организма христианской Церкви — Тела Христа.

Ни одна империя древнего Ближнего Востока, даже империя Александра Македонского, не смогла привить человеку чувство единства внутри политической организации. Политическое единство было специфической особенностью Римской империи. Под власть римских законов подпадали граждане во всех ее уголках, и все они могли быть подвержены непредвзятому римскому суду. Римский закон опирался на обычное право, возникшее на ранних этапах формирования монархии. В начале существования Римской республики в V веке до Р.Х. это право было кодифицировано в виде Двенадцати таблиц, которые должен был изучить каждый римский ребенок.

Римляне сознавали, что их законы являются составной частью законов всех наций и всех людей. Praetor peregrinus (претор по делам иностранцев) участвовал в заседаниях судов с иноземцами и изучал иноземные юридические системы. Таким образом, Двенадцать таблиц, основанные на римских обычаях, обогащались законами других наций. Римляне, склонные к философствованию, объясняли подобие различных систем заимствованной у греков идеей всеобщего закона, полагая, что его принципы присущи человеческой природе и могут быть выведены посредством рассуждений.

Следующий фактор, благоприятствовавший формированию единства, заключался в том, что иноземцы могли стать гражданами Империи. Этот процесс начался еще до рождения Христа и закончился в 212 г., когда Каракалла разрешил свободном чужеземцам принимать римское гражданство. Таким образом, все люди Римской империи, в то время включавшей в себя основные страны Средиземноморья, начали подчиняться одним законам и стали гражданами единого государства.

Римский закон, который придавал большое значение достоинству каждой личности, ее праву на юридическую защиту и на римское гражданство, а также тенденция к слиянию людей различных национальностей в одну политическую организацию предвосхитили Евангелие, которое провозгласило равенство всех перед наказанием за грех и перед освобождением от греха. Павел, к примеру, напоминал Филиппийской Церкви, что христиане имеют одно жительство — на небесах (Флп. 3:20).

2. Последователям Христа, распространявшим Евангелие, было бы довольно сложно передвигаться в странах Средиземноморья до правления Цезаря Августа (27 г. до Р.Х. — 14 г. по Р.Х.). Разделение античного мира на маленькие, враждующие друг с другом народы, города, государства и племена препятствовало путешествиям и распространению идей. Однако расширение римской власти в период создания империи привело к мирному развитию стран Средиземноморья. Помпей изгнал пиратов с моря, а римские солдаты поддерживали безопасность на дорогах Азии, Африки и Европы. И этот относительно спокойный мир облегчал христианам передвижение от города к городу, так что они могли проповедовать Евангелие всем людям в любом месте.

3. Римляне создали великолепную систему дорог, расходящихся от центрального камня в римском Форуме по направлению ко всем частям Империи. Главные дороги строились из бетона и служили столетиями. Они шли прямо через холмы и долины вплоть до самой удаленной провинции. Изучение карты путешествий Павла свидетельствует, что он наилучшим образом использовал великолепные римские дороги, чтобы попасть из одного центра Римсхой империи в другой. Римская система дорог и находившиеся на них крупные центры в огромной мере способствовали выполнению Павлом его миссии.

4. Нельзя забывать также роль римской армии в развитии представлений о всеобщей организации и в распространении Евангелия. Римляне стали набирать в армию людей из далеких провинций, по мере того как из-за войн в ней сокращалось количество коренных римлян. Провинциалы входили в контакт с римской культурой и затем несли ее всему античному миру. Более того, некоторые из воинов обратились в христианство и стали распространять Евангелие в тех местах, где проходили службу. Вполне вероятно, что христианство проникло в Британию прежде всего через посланных туда римских солдат.

5. Успешная завоевательная политика Рима приводила к тому, что многие народности теряли веру в своих богов, неспособных защитить от чужеземного нашествия. Такие народности оставались в духовном вакууме, который не в состоянии были заполнить существовавшие тогда религии.

Вдобавок заменители веры, которые предлагались самими римлянами, оставляли все-таки в создании людей место для поисков более духовной религии. Культ же римского императора, появившийся во время, соответствующее ранним этапам христианства, приводил людей к мысли об уязвимости Римской империи.

Различные языческие религии предлагали людям большую духовную и эмоциональную помощь, чем культ императора, и в них христианство нашло своего самого серьезного соперника. Поклонение Кибеле, «великой Матери земли», были привнесено в Рим из Фригии. Ритуалы поклонения этой богине плодородия (такие, как изображение смерти и воскресения ее возлюбленного Аттиса), казалось, удовлетворяли эмоциональным потребностям людей. Поклонение Исиде, пришедшее из Египта, было похоже на поклонение Кибеле, поскольку в нем тоже были задействованы смерть и воскресение. Митраизм, взятый из Персии, привлекал прежде всего солдат Римской империи. С митраизмом связал культ чудеснорожденного бога-спасителя Митры, противостоящего злу, и декабрьские праздненства.

Во всех этих религиях присутствовал бог-спаситель. Поклонение Кибеле предполагало принесение в жертву быка и крещение поклонявшихся кровью этого быка. Митраизм, помимо всего прочего, предполагал жертвенное принятие пищи. Благодаря влиянию этих культов люди не увидели ничего странного в требованиях христианства. Когда массы пеняли, что кровавые жертвоприношения других религий практически бесполезны, Духу Святому стало легче подводить их к обращению.

Рассмотрение указанных и подобных им факторов приводит к заключению, что Римская империя являлась удобным политическим окружением для распространения христианства в первое время его существования. Впоследствии далее средневековой церкви не удалось освободиться от ореола славы имперского Рима, и она пыталась воплотить его идеалы в своей церковной системе.

1.2. Интеллектуальный вклад греков

Как бы ни был велик вклад Рима, его затмила работа греческих мыслителей. В Риме создавалась политическая атмосфера распространения христианства, тогда как в Афинах развивалась теоретическая деятельность, которая помогла распространению Евангелия. Римляне завоевали греков политически, а греки, по словам Горация, завоевали Рим своей культурой. Практически настроенные римляне смогли построить хорошие дороги, прочные мосты и прекрасные общественные здания, греки же занимались созданием величественных теоретических сооружений. Под греческим влиянием низкая культура Римской республики сменилась духовной культурой Империи.

1. Евангелию, общему для всех людей, требовался и универсальный язык, для того чтобы оно могло наилучшим образом воздействовать на жизнь. К моменту появления Римской империи большинство образованных римлян знали греческий и латынь. Точно так же, как английский стал универсальным языком современности, а латынь была языком ученых Средневековья, греческий язык оказался универсальным языком античности.

Аттический диалект с ростом культурного и политического значения Афин начал широко употребляться в V веке до Р.Х. Впоследствии он закрепился в качестве языка классической греческой литературы; а затем с 338 по 146 год до Р.Х. Александр Македонский, солдаты и купцы эллинистического мира обогатили его и распространили по всему Средиземноморью. Так был создан общегреческий язык, (называемый «койне» — «общий язык»), который в своей разговорной разновидности стал языком простых людей. Он значительно отличался от классического греческого языка. На нем христиане общались с людьми античности. На этом языке они писали Новый Завет, а иудеи Александрии — Ветхий Завет — Септуагинту.

О том, что греческий язык Нового Завета был языком простых людей времен первохристианства, стало известно только в последнее время. Один немецкий теолог даже осмеливался утверждать, что Дух Святой дал этот язык специально для написания Нового Завета. Адольф Дайсман (Deissman) в конце прошлого века пришел к выводу, что греческий язык Нового Завета был именно тем языком, который использовали простые люди I века при составлении деловых документов и в повседневных нуждах. Впоследствии такие ученые, как Мултон (Moulton) и Миллиган (Milligan) подвели под утверждение Дайсмана веские научные обоснования, сравнив словарь папирусов и Нового Завета. Это открытие благоприятствовало появлению новых переводов Евангелия на современные языки: если Новый Завет был написан на общенародном языке, как утверждают переводчики, то он должен быть переведен на языки, на которых говорят современные люди.

2. Греческая философия подготовила приход христианства путем разрушения старых верований. Кто бы ни начинал познавать достоинства этой философии — греки или римляне, — они вскоре приходили к убеждению, что она не оставляет камня на камне от политеистических устремлений. Однако философии не удалось удовлетворить духовные потребности людей, поскольку благодаря ей люди либо становились скептиками, либо искали удовольствий в мистических религиях. К моменту пришествия Христа философия уже пришла в упадок после расцвета при Платоне. В ней появились такие эгоцентричные индивидуалистические течения, как стоицизм и эпикурейство. Более того, философия была в состоянии заниматься лишь поисками Бога или определять Его как научную абстракцию, но ей никогда не удавалось открыть Бога как Бога любви. Поражение философии в этом вопросе во времена пришествия Христа располагало людей принять более духовный подход, но только христианство было в состоянии заполнить вакуум духовной жизни того времени.

Греческие философы помогли распространению христианства и тем, что сосредоточивали внимание людей на реальности, превосходившей тот временный и относительный мир, в котором они жили. Как Сократ, так и Платон в V в. до Р.Х. учили, что преходящий мир, который мы ощущаем, является лишь тенью истинного мира, в котором существуют высшие идеалы — такие духовные абстракции, как добро, красота и истина. Они настаивали, что эта реальность является не преходящей и материальной, а духовной и вечной. Их поиски истины не приводили к Богу как Личности, однако являли удачный пример того, что человек может сделать в поисках Бога, обратись к своему разуму. Христианство предложило тем, кто принимал философию Сократа и Платона, историческое откровение о добре, красоте и истине в лице Богочеловека Христа. Греки тоже придерживались мнения, что душа бессмертна, но не оставляли места для возможности физического воскрешения, тела.

Литература и история греков убеждают, что их заботили вопросы истины и лжи, а также вечное будущее человека. Эсхил в своей трагедии «Агамемнон» очень близко подошел к библейскому утверждению, что люди испытывают наказание за их грех (Числ. 32:23), показав, что страдания Агамемнона были следствием его грешных дел. Однако греки всегда воспринимали грех только механически, лишь как определенные поступки. Они никогда не воспринимали его как порок личности, который противопоставляет человека Богу и приносит зло другим.

Во время пришествия Христа люди поняли глубже, чем когда бы то ни было, всю недостаточность человеческого рассудка и политеизма (многобожия). Индивидуалистические философии Эпикура и Зенона, а также языческие религии — все свидетельствует о желании человека установить более тесные отношения с Богом. Христианство предложило человеку возможность такого личного отношения и показало, что греческая культура, не являясь самодостаточной, возбудила духовный голод во многих людских сердцах.

3. Греки создали и духовные, и религиозные предпосылки к принятию новой христианской религии. Появившаяся в VI веке до Р.Х. философия греческих материалистов разрушила многобожие греков, описанное в «Иллиаде» и «Одиссее» Гомера. Хотя некоторые элементы прежних верований и продолжали механически существовать, они уже потеряли жизненную силу.

После этого люди повернулись к философии, но она точно так же скоро утратила свою жизнеспособность. Философия становилась системой прагматического индивидуализма (как у последователей софистов) либо перерождалась в систему субъективного индивидуализма (в теориях Зенона и Эпикура). Лукреций, поэтический выразитель философии эпикурейства, обосновывал отказ этого учения от всего сверхъестественного материалистической метафизикой, которая рассматривала даже дух человека как просто утонченный тип материи. Стоицизм же, наоборот, принимал в расчет сверхъестественное, но создаваемый им Бог настолько сливался с процессом творения, что теория была пантеистической. Несмотря на то что стоицизм утверждал главенство Бога и равенство людей, а также настаивал на введении этических норм, он оставлял человека наедине с законами природы, которым тот должен был повиноваться и постигать их своим немощным рассудком.

Таким образом, как греческая, так и римская системы философии и религии подготовили пришествие христианства, разрушив старые политеистические религии и показав неспособность человеческого сознания постичь Бога. Языческие религии, к которым обращались многие, приучили к мысли о грехе и искуплении. В результате, когда появилось христианство, граждане Римской империи были подготовлены принять его как религию, провозглашавшую духовный подход к жизни.

2. Религиозный вклад иудеев

Наряду с римлянами и греками вклад в полноту времени внесли и иудеи. Христианство формировалось при благоприятном политическом содействии Рима и под влиянием греческих мыслителей, но его отношения с иудаизмом были более родственными. Иудаизм можно рассматривать как стебель, на котором распустился цветок христианства.

Иудеи, в отличие от греков, не пытались найти Бога путем рассуждений. Они признавали Его существование, с готовностью поклонялись Ему и принимали Его как должное. Этому способствовал тот факт, что Бог искал иудеев и открылся им через откровение Аврааму и через других вождей этою народа. Иерусалим стал символом религиозной подготовки к появлению христианства. Спасение воистину должно было прийти «от иудеев», как сказал Христос женщине у колодца (Ин. 4:22). Из этой крошечной, гонимой всеми нации, жившей на пересечении дорог Азии, Африки и Европы, должен был прийти Спаситель. Иудаизм стал предтечей христианства и на некоторое время предоставил убежище этой нарождающейся религии.

2.1. Монотеизм

Иудаизм существовал в разительном противоречии с большинством языческих религий, поскольку он утверждал здоровый духовный монотеизм. Никогда снова после Вавилонского пленения иудеи не изменяли Богу. Через Моисея Бог передал им, что Он является единым истинным Богом всей земли. Боги язычников были просто идолами, которых осуждали иудейские пророки самым недвусмысленным образом. Этот возвышенный монотеизм в течение трех веков, предшествовавших приходу Христа, утверждался в многочисленных синагогах по всему Средиземноморью.

2.2. Надежда на Мессию

Иудеи предложили миру надежду на приход Мессии, который принесет с Собой праведность. Эта надежда находилась в остром противоречии с националистическими устремлениями, которые Вергилий отразил в стихотворении, где описал идеал римского правителя — будущего сына императора Августа.

Надежда на появление Мессии была распространена в римском мире благодаря усердной работе иудеев. Даже ученики Христа после Его смерти и воскресения все еще ждали появления на земле мессианского царства (Деян. 1:6). Волхвам, которые пришли в Иерусалим вскоре после рождения Христа, несомненно было известно, что люди имеют такую надежду. Вспомнив, как многие современные христиане ожидают второго пришествия Христа, мы лучше почувствуем атмосферу ожидания Мессии в иудейском мире.

2.3. Этическая система

Что касается моральной стороны иудейского закона, то можно сказать, что иудаизм предложил миру самую чистую из существовавших тогда этических систем. Высокие требования Десяти заповедей отличали иудаизм от преобладавших моральных норм и находились в глубоком противоречии с поведением людей, живших по другой этике. Для иудеев грех был не внешним, поведенческим недостатком, как для греков и римлян. Он был отклонением, которое проявлялось прежде всего в порочности сердца, а затем уже в поведении. Этот моральный и духовный подход Ветхого Завета благоприятствовал появлению учения о грехе и искуплении, которое верно отражало проблему греха. Спасение пришло от Бога, и его нельзя было найти в рационалистических системах этики или в субъективных языческих религиях.

2.4. Писания Ветхого Завета

Иудеи подготовили распространение христианства, обеспечив новую Церковь ее основой — Ветхим Заветом. Даже поверхностное изучение Нового Завета показывает, насколько Христос и апостолы почитали Ветхий Завет как откровение Бога человеку. Многие язычники также читали его и были знакомы с основами иудейского вероисповедания. Этот факт доказывается большим количеством последователей иудаизма. Значительная часть прозелитов была способна перейти от иудаизма к христианству, поскольку знала Ветхий Завет — священную книгу нарождающейся Церкви. Основателями многих религий, например ислама, считаются люди, которые дали им священную книгу. Но Христос не оставил после Себя Священных Писаний для Церкви, основой ее учения должны были стать книги Ветхого Завета и Новый Завет, написанный под воздействием Духа Святого.

2.5. Философия истории

Иудеи придали истории философский характер. Они возражали против любого взгляда, который истолковывал историю как последовательность бессмысленных повторяющихся циклов или просто как линейную эволюцию. Они считали, что история может развиваться равномерно или через катаклизмы, но под воздействием всемогущего Бога, Который в конце концов возьмет верх над попытками человека жить по-своему и приведет историю к Золотому веку.

2.6. Синагога

Вынужденное отдаление иудеев от Иерусалимского храма во время Вавилонского пленения привело к появлению синагог, которые стали неотъемлемой частью иудейской жизни и принесли много пользы в период возникновения и развития христианства. Через синагоги евреи и многие язычники знакомились с более высоким духовным подходом к жизни. Именно с синагог Павел начинал проповедовать во всех городах, где он бывал во время своих путешествий. Синагоги стали местом проповеди раннего христианства, а иудаизм — истинным детоводителем, который приводил людей ко Христу (Гал. 3:23–25).

* * *

Все, что мы обсудили здесь, показывает, насколько удачным было появление христианства в определенном месте и в определенный момент. Ни в какое другое время мировой истории до пришествия Христа не было такого большого пространства, которое управлялось бы одним законом и одним правительством. Страны Средиземноморья обладали общей культурой, центром которой был Рим. У них был общий язык, который давал возможность распространить Евангелие среди большинства людей Империи, язык, знакомый как им, так и проповедникам. Палестина — место рождения новой религии — находилась в стратегически удобном месте, на пересечении дорог, соединяющих континенты, — Азию, Африку и Европу, и Павел был прав, когда указывал, что христианство «не в углу происходило» (Деян. 26:26). Многие из самых важных войн древней истории велись за право владеть этим районом. Таким образом, в период зарождения и в первые три века существования христианства были благоприятные условия для его распространения по странам Средиземноморья, более благоприятные, чем в любое другое время древности или средневековья. Того же мнения придерживаются и ведущие теоретики богословия.

Греческое и римское окружение, а также наследие иудаизма подготовили мир к полноте времени, когда Бог послал Своего Сына, чтобы принести искупление уставшему от войн и находившемуся во грехе человечеству. Важно заметить, что из всех религий Римской империи в ходе мировой истории удалось выжить только иудаизму и христианству.

Глава 2

НА СЕМ КАМНЕ

Христос — это тот камень, на котором стоит Церковь. Через Него приходит вера в Божие спасение от греха. От Него исходит в человеческое сердце любовь, которая дает возможность увидеть, что личность священна, поскольку Бог является Творцом как физического, так и духовного естества людей. В Нем основа надежды на будущее.

Лука (1:1,4) и Иоанн (20:30, 31) в своих Евангелиях писали, что христианство — историческая религия, которая не может существовать без истории Христа. Наш календарь, сама Церковь, воскресенье как день отдыха и знаменательные изменения в жизни христиан являются историческими свидетельствами Христа.

1. Историчность Христа

Христианство, если на него смотреть с субъективной человеческой позиции, начинается в определенный исторический момент. Поскольку христианские ценности очень тесно переплетаются с личностью, жизнью и смертью Христа, то необходимо сделать некоторые замечания по поводу историчности Его существования. Многие отрицают факт, что Христос явил Себя в человеческой истории (Ин. 1:14), но, к счастью, существуют внебиблейские исторические свидетельства существования Христа.

1.1. Языческие свидетельства

Тацит (55–117) — глава римских историков, связывал происхождение христианства со Христом, который в правление Тиберия «претерпел смерть, приговоренный прокуратором Понтием Пилатом».

Плиний, пропретор Вифинии и Понта в Малой Азии, примерно в 112 году просил у императора Траяна совета, что ему делать с христианами. Его послание является ценным внебиблейским свидетельством о Христе. Плиний воздал должное моральному единству христиан, а также писал об их нежелании совершать воровство, прелюбодеяние, изменять своему слову и о стремлении оправдывать оказанное им доверие. Далее он писал, что они «воспевают Христа как Бога».

Светоний в одном из описаний жизни двенадцати цезарей, «Жизнь Клавдия» (25.4), упоминает, что иудеи были изгнаны из Рима из-за волнений, связанных с Христом (Христом).

Существует еще одно, сатирическое и поэтому ценное, свидетельство Лукиана (Ок. 125 — ок. 190), который примерно в 170 г. сочинил сатиру на христиан и на их веру. Лукиан говорит о Христе как об одном из тех, кто «был распят в Палестине», поскольку Он основал «новое поклонение». Высмеивая христиан за «поклонение распятому софисту», Лукиан пишет, что Христос учил Своих последователей считать себя братьями и исполнять Его законы.

Данные свидетельства обладают высшей исторической ценностью, поскольку исходят от образованных римлян, которые были враждебно настроены по отношению к христианам. На основе приведенных источников, вне зависимости от Библии, которая также является историческим трудом, можно заключить, что Христос действительно приходил на землю.

1.2. Иудейские свидетельства

Иосиф Флавий (ок. 37 — ок. 100), богатый иудей, который в своих сочинениях пытался оправдать иудаизм перед римской культурой, тоже упоминал о Христе. Иосиф писал об Иакове, «брате Иисуса, так называемого Христа». В еще одном отрывке, который одни ученые рассматривают как более позднюю вставку христиан, а другие считают все-таки частично достоверным, Иосиф Флавий говорил о Христе как о «мудреце», осужденном на смерть Пилатом. Даже допуская, что это место позднее было изменено христианами, большинство ученых соглашается с тем, что указанная информация является частью оригинального текста. Совершенно ясно, что Иосиф не был благожелательно настроен к христианству, и, таким образом, его упоминание о Христе обладает большой исторической ценностью.

1.3. Христианские свидетельства внебиблейского происхождения

Многие апокрифические Евангелия, Деяния, Послания и Апокалипсис делают упор на историчность Иисуса Христа. Уже с первых веков христианства в росписях катакомб использовали символы Христа, такие как голубь, рыба, якорь, существовал христианский календарь.

К сожалению, выбирая дату, с которой начинается христианское летосчисление, скифский аббат Дионисий Малый (умер примерно в 550 году) в своем «Пасхальном цикле» счел 754 год от основания Рима годом рождения Христа вместо более точной даты — 749 года.

В Евангелии от Матфея (2:20) написано, что «Иисус родился во дни царя Ирода». Иосиф Флавий в своих «Древностях» упоминал, что перед смертью царя Ирода в 750 году от основания Рима произошло солнечное затмение. Учитывая, что смерти царя Ирода предшествовало избиение иудейских младенцев и бегство в Египет, можно заключить, что Христос родился примерно в 749 году от основания Рима.

В Евангелии от Иоанна (2:20) иудеи говорят, что к тому времени храм строился уже в течение 46 лет. Используя данные Иосифа Флавия и римского историка Диона Кассия о храме, можно вычислить, что описываемые события происходили в 779 году от основания Рима. В соответствии с Евангелием от Луки (3:23), Иисусу было тогда «лет около тридцати», а если вычесть эту цифру из 779, мы получим 749, или 5 год от Р.Х., то есть примерно на пять лет раньше, чем начало христианского летосчисления.

2. Личность Христа

Описание личности Христа и Его характера производят на нас большое впечатление даже при поверхностном чтении Евангелия. Там, где иудеи или современные властители пытаются опереться на авторитеты, чтобы подкрепить свои взгляды, Иисус просто ограничивается словами: «Я говорю». Утверждения, следующие за этой фразой, свидетельствуют о творческой силе Христа и оригинальности мыслей, которые поражали людей того времени (Мк. 1:22; Лк. 4:32).

В Библии говорится и об искренности Христа. Он был единственным человеческим существом, которому нечего было скрывать, и потому Он мог быть полностью Самим Собой (Ин. 8:46).

Читая Евангелия, мы узнаем об уравновешенности Его характера. Открытость обычно ассоциируется с Петром, любовь с Иоанном, а кротость с Андреем, тогда как в характере Христа ни одна черта не является доминирующей. В Писаниях нам открывается цельность Его характера. Эти оригинальность, искренность и уравновешенность могут быть должным образом объяснены, лишь когда мы примем во внимание исторические доказательства непорочного зачатия Христа.

3. Служение Христа

Величие личности Христа неотделимо от Его служения, которое было как активным, так и пассивным. Своим трехлетним служением Христос явил пример праведности, которой требовал закон, той праведности, которая была дополнением к изначально присущей Ему праведности Сына Божьего. Дополнительная, приобретенная праведность обусловила Его смерть за людей, которые никогда не смогут быть такими же праведными, как Он. Людям требовался праведный Искупитель, принесение Которого в жертву могло бы привести к прощению их грехов Богом. Активное служение Иисуса, явившее пример праведности, имело и другую сторону, так называемое пассивное служение — Его добровольную смерть на кресте (Флп. 2:5–8). Эти две исторические фазы деяний Христа соединяются в Его миссии служения и жертвы (Мк. 10:45).

3.1. Деяния Христа

Нам почти ничего не известно о многолетнем пребывании Христа в Назарете. В Новом Завете описано лишь Его посещение Иерусалима с родителями в двенадцатилетнем возрасте (Лк. 2:41–50) и имеется несколько разрозненных упоминаний о Его матери и братьях. Можно предположить, что библейское образование Ему дали дома и в школе для детей при синагоге, что Он постиг ремесло Своего отца, поскольку у иудеев каждый ребенок учился какому-то труду. Назарет стоял на торговом пути, и Христос имел возможность узнавать о жизни других народов. Его притчи и проповеди показывают, что Он был тонким наблюдателем. Он знал Бога как из Собственного откровения Бога, так и из Ветхого Завета. В течение этих лет Иисус «преуспевал в премудрости, в возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лк. 2:52).

Служению Христа предшествовало недолгое служение Его предтечи Иоанна Крестителя. Первое появление Христа среди людей в начале служения связано с Его крещением. Человек, внимательно изучающий жизнь Христа, обратит внимание на то, что после этого события Он практически всегда нес служение в иудейских храмах. Такой характер деятельности находится в соответствии с Его собственным утверждением о том, что Он пришел помочь «погибшим овцам дома Израилева» (Мф. 15:24). Когда закончилось искушение в пустыне, Христос выбрал Себе нескольких учеников, которым и суждено было продолжить работу под руководством Духа Святого после Его воскресения и вознесения. В Кане Христос совершил Свое первое чудо, превратив воду в вино. Далее следовало недолгое посещение Иерусалима, когда Он очистил храм и имел краткую беседу с Никодимом, явив духовную природу Его служения (Ин. 3:3, 5, 7). Затем Он вернулся в Галилею через Самарию, где разговаривал с самарянкой (Ин. 4), показав тем самым, что Его служение не ограничивается национальной принадлежностью или полом.

Когда Его отвергли в Назарете, Христос сделал Капернаум основным местом Своего галилейского служения. Иисус совершил три путешествия по Галилее. Первое — в основном по восточной части Галилеи. Он исцелил хромого, а также многих других людей, воскресил из мертвых в Наине сына вдовы и завершил выбор учеников. Одновременно Иисус рассказывал о принципах, которые должны определять поведение людей. Эти принципы содержатся в Нагорной проповеди, где Он утверждает, что истинная вера может быть только по духу, а не от внешних, показных действий, которых требовал закон.

Кульминацией второго путешествия Христа по Южной Галилее была притча о Его Царствии (Мф. 13). Сотворенные Им в это время чудеса, например изгнание демонов в стране Гадаринской, а также исцеление дочери Иаира, подтверждают Его силу. Во время третьего путешествия Он продолжил работу по ученичеству, проповедовал и исцелял.

За каждым путешествием следовали короткие периоды отдыха, во время которых главной целью Христа было обучение Своих последователей. Однако Он находил время для удовлетворения потребностей тех, кто приходил к Нему, например Он накормил пять тысяч человек во время Своего первого отдыха. Он также явил Свое господство над природой, пройдя по воде моря Галилейского. Это чудо доказало Его ученикам, что Он действительно Сын Божий. Во время второго перерыва между путешествиями Он исцелил дочь сирофиникиянки, которая показала исключительную веру в Христа (Мк. 7:26).

За долгим служением в Галилее следовало короткое служение в Иерусалиме на празднике кущей, во время которого Христос столкнулся с открытой враждой религиозных лидеров фарисеев и саддукеев. Увидев их вражду, Христос ушел на восток Иордана, в Перею, где учил и исцелял людей. За перейским служением было краткое служение в последнюю неделю в Иерусалиме, где Он опять столкнулся с враждой иудейских религиозных и национальных руководителей. В Своих притчах Он упрекал их за упрощенный и показной подход к религии. Его активное служение миру закончилось в печальный конец недели, когда Он отдал Свою жизнь на кресте. После Его величественного воскресения (этот факт вполне доказан историками и имеет документальные подтверждения в Новом Завете (Деян. 1:3, 1 Кор. 15:4–8) Он предстал только перед Своими последователями. Кульминацией служения Христа является Его вознесение на небеса в присутствии учеников. Перед вознесением Он пообещал им, что пошлет Духа Святого на Свое место и впоследствии Сам лично вернется на землю.

Христианская Церковь, к счастью, имеет в своем распоряжении четыре источника, свидетельствующих о служении Христа на земле. Каждый из авторов представляет события со своей собственной позиции. Матфей уделяет большое внимание деятельности Иисуса как Царя, Мессии, через Которого исполнились пророчества Ветхого Завета. Марк, который писал Евангелие прежде всего для римлян, подчеркивал прагматическую сторону служения Иисуса как Сына Человеческого и превозносил Его активность и силу. Для этого он постоянно использует слова «тотчас», «сейчас же». Лука был историком (Лк. 1:1–4) и описал служение Христа с человеческих позиций. Апостол Иоанн представлял Христа как Сына Божия, обладающего властью нести благословение тем, кто принимает Его по вере (Ин. 1:12, 20:30–31).

3.2. Жертва Христа

Активная часть служения Христа, которая длилась три года, была лишь подготовкой к пассивной части Его служения — Его крестным страданиям. Мучения и смерть Христа были самым великим событием, предсказанным пророками (Ис. 53), событием, которое должно было нанести окончательное поражение силам зла и которое привело к освобождению от греха (Гал. 3:10–13) всех, кто принимает Его и признает духовную силу Его служения на кресте (Еф. 1:19–23, 3:20). Именно ради этой земной и в то же время вечной цели спустился Он на землю. Евангелия подчеркивают данный факт, описывая его как центральное событие (Мф. 16:21, Мк. 8:31, Лк. 9:44).

3.3. Возвещение Царства

Основной целью Иисуса Христа на земле был Крест. Но Крест нельзя рассматривать как окончание деятельности Христа. Любое сколько-нибудь внимательное изучение Евангелия приводит к выводу, что главное, что Иисус хотел сообщить людям, была весть о Царстве. Христос употреблял две фразы: «Царство Божие» и «Царство небесное» (последняя используется преимущественно в Евангелии от Матфея).

Оба основных истолкования этих фраз признают, что Царством Божиим называется власть Бога над всеми существами Вселенной, которые добровольно называют Его своим Царем. В это духовное Царство, которое включает в себя время и вечность, принимаются люди после их духовного возрождения (Мф. 6:33, Ин. 3:3, 5, 7). Не может быть и намека на грех в этом Царстве, которое Иисус Сам «предаст Богу и Отцу» (1 Кор. 15:24–28). Практически все богословы считают, что в настоящее время Царство Божие является как этическим, так и духовным и что Церковь является его частью. Они соглашаются и в том, что окончательное эсхатологическое воплощение этого Царства произойдет в будущем.

Разногласия начинаются при обсуждении слов «Царство небесное». Некоторые богословы полагают, что Царство небесное и Царство Божие обозначают две разные формы правления, хотя их сферы в некоторой степени пересекаются. В доказательство они приводят тот факт, что Христос толковал притчи о плевелах и о закинутом неводе при описании Царства небесного, но не использовал их, когда говорил о Царстве Божием. Так как данные притчи свидетельствуют о смешении добрых и злых людей в Царстве небесном, а все ссылки на Царство Божие указывают, что к нему относятся только люди, добровольно принимающие волю Божию, многие богословы не считают эти два термина синонимами. Царство Божие, по их мнению, соотносится с Богом, и этому Царству свойственна праведность. Оно вечно как в пространстве, так и во времени. А Царство небесное соотносится с временем правления Христа на земле и включает в себя как доброе, так и злое (Мф. 8:11–12).

Итак, одна группа богословов — премилленарии (рге — «до», millennium — «тысяча лет») — считает, что эти два термина не являются синонимами, и полагает, что Царство небесное связано лишь с правлением Христа на существующей земле, тогда как Царство Божие — вечное правление Бога Отца. (Что касается современного состояния Церкви, то в ней «Царство небесное» является эквивалентом понятия «христианский мир», мир после Христа, куда входят христиане, благовестники, неверующие и иудеи). По возвращении Христа Царство небесное будет очищено от неверующих и иудеев, а затем, в течении тысячи лет будет управляться Христом и Его Церковью. Это Царство было предсказано пророками, и в нем Израиль должен быть благословен на земле палестинской. После непродолжительного восстания сатаны, которое последует за его тысячелетним пленением, Христос передаст Свою власть Богу и в конце концов, по окончании Страшного суда, праведная часть Царства небесного войдет в Царство Божие.

Многие из тех, кто приравнивает значения терминов «Царство Божие», «Царство небесное» и «Церковь», полагают, что Царство появится вследствие исторического развития и задача Церкви — готовить Царство, которое и получит Христос при возвращении на землю (поэтому такие богословы называются постмилленариями). Они считают, что необходимо проявлять общественную активность и создать лучшие условия жизни для людей. Христианство часто интерпретируется ими с точки зрения этики, что преуменьшает значение жертвы Креста. Эту разновидность постмилленариев можно назвать либеральной.

Некоторые люди, особенно мыслители XIX века, такие, как Чарльз Финней, Ходжесы, Б. Б. Уофилд и А. Х. Стронг, тоже придерживались послетысячелетней эсхатологии постмилленариев, но в ее консервативной разновидности. Они считали, что Церковь возрожденных людей под руководством и силой Духа Святого окажет такое влияние на общество, что появится совершенный, длящийся тысячелетие порядок среди людей. Когда в конце этого тысячелетия придет Христос, наступит время Божественного общества. На развитие их взглядов большое влияние оказал Августин, приравнивавший тысячелетнее царство к возрасту Церкви.

Еще одна группа богословов также считает, что эти термины являются синонимами, но конечная реализация Царства, по их мнению, наступит только в будущем, сверхъестественным образом, путем катаклизма после возвращения Христа. Они не принимают эволюционный подход постмилленариев. Амилленарии, как их обычно называют, отрицают будущее тысячелетнее Царство Христа. Они также считают, что иудеи не входят в Царство Христа.

Однако независимо от различий во взглядах на эти два термина у евангельских христиан должно быть верное понимание Писания. Тот факт, что грех является наследственным и личностным, а не телесным или вытекающим из обстоятельств, противоречит взглядам постмилленариев на Царство. Человек должен совладать с первородным грехом, отсюда первая задача Церкви — не преобразование мира путем проповеди или общественно значимых поступков, а его благовествование мира, провозглашение Евангелия с той целью, чтобы люди, которым предстоит образовать истинную Церковь, имели возможность ответить на Благую Весть, по мере того как Дух Святой убеждает их сердца. Но эта специфическая задача Церкви на данном этапе человеческой истории не противоречит устремлениям сделать христианство более практичным, использовать его в современной жизни, ибо христиане являются еще и членами общества.

Христос учил, что Царство нельзя достичь эволюцией, в ходе которой Церковь путем общественной деятельности подготовит мир к Его пришествию. Писание ясно учит, что будущая эсхатологическая фаза Царства, в отличие от современной этической и духовной фазы, будет реализована сверхъестественно, через катаклизм при пришествии Христа, а не в результате работы Церкви.

3.4. Чудеса Христа

Христос сотворил множество чудес, которые являются важной частью Его служения. Они должны были явить славу Божию и показать, что Христос — Сын Божий (Ин. 2:22–23, 3:2, 9:3), чтобы могла развиваться вера и прославиться Бог. Рационалисты и эмпирики отрицают возможность чудес, ищут им объяснения в законах природы или отбрасывают как мифы. Последнее предполагает, что они отмахиваются от историчности имеющихся у нас описаний. Чудеса можно определить как явления, необъяснимые и не вытекающие из известных природных законов, но сделанные путем Божественного вмешательства в каких-либо моральных целях.

Возможность чудес проявляется в сверхъестественном Создателе Христе. Они описаны как исторические факты. Личность и деяния Христа стали достоверными для многих людей Его времени из-за сотворенных Им чудес.

3.5. Люди о Христе

Существует много различных точек зрения на Христа, Который так наглядно представлен нам в Евангелиях. Во время больших богословских разногласий 325–451 годов и 1517–1648 годов люди искали возможности толковать Христа прежде всего путем разработки символа веры. Мистики считали Его непосредственным личностным ощущением. В конце XVIII — начале XIX века о Нем говорили как об исторической личности, пытались лишить Его всего сверхъестественного и низвести до уровня необычного человека, героя. Однако истинный христианин всегда думал о Христе как о Сыне Божием.

* * *

Историческая значимость Христа проявляется в том, что благодаря Ему была разработана новая система ценностей, за основу которой взята человеческая личность. Греки настаивали на достоинстве человеческой личности, исходя из того, что человек является мыслящим существом, тогда как Церковь всегда утверждала, что личность обладает ценностью, поскольку человек является в действительности сыном Бога через веру во Христа. Христианская концепция привела к тому, что жизнь была гуманизирована. Внутри Церкви рушились классовые, половые и расовые барьеры, и как следствие общественные преобразования улучшали условия жизни для всех людей. Именно евангельские христиане стояли в основе социальных реформ Англии XIX века.

Более того, соприкосновение с Личностью Христа на Голгофе сосредоточивает внимание человека на внутренней любви и ее проявлении в человеческих поступках, а не на внешних, существующих в обществе законах.

Влияние Христа на искусство и литературу также нельзя переоценить.

Личность Христа, Его служение и учение, а более всего Его смерть и воскресение знаменуют начало христианства. Многие религии могли существовать без своих основателей, но, убрав, из христианства Христа, мы получим лишь безжизненную пустоту.

Христос дал Своей Церкви два ориентира: апостольство, которое должно разнести весть о Царстве Божием (Мф. 16:16–19, 18:15–20), и Святого Духа, Который через Церковь должен благовествовать миру. Он не оставил после Себя какого-либо церковного устройства, четкой системы Своего вероучения или священных книг. Все это должно было вырабатываться апостолами, включая Павла, под руководством Святого Духа, Которого Христос послал на землю служить в Свое отсутствие. Истинная Церковь со Христом в качестве Основания и со Святым Духом в качестве Основателя должна была с триумфом продвигаться вперед, прославляя своего распятого, воскресшего и вознесшегося Господа со дня Пятидесятницы до настоящего времени.

Глава 3

ВО-ПЕРВЫХ, ИУДЕЮ…

Христос был скорее основанием, чем основателем Церкви. Это ясно из того, как Он использует будущее время в утверждении (Мф. 16:18): «На сем камне Я создам Церковь Мою». Лука в Евангелии хотел рассказать нам «обо всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян. 1:1), в то время как в Деяниях он записал факты основания и первоначального распространения христианской Церкви апостолами под руководством Святого Духа. Даже ученики неправильно понимали духовную природу миссии Христа, поскольку они хотели знать, восстановит ли Он мессианское царство после Своей смерти (Деян. 1:6). Христос же вместо ответа сказал, что, после того как они получат силу Святого Духа, их задачей будет свидетельствовать о Нем «в Иерусалиме, и во всей Иудее, и Самарии, и даже до края земли» (Деян. 1:8).

Нужно заметить, что Христос отдавал предпочтение провозглашению Евангелия иудеям. Именно этому порядку следовала ранняя Церковь. Евангелие прежде всего было провозглашено Петром в Иерусалиме в день Пятидесятницы. Затем обращенные в христианство евреи стали благовествовать в других городах Иудеи и Самарии. Следовательно, ранняя Церковь была прежде всего иудейской и существовала в русле иудаизма. Раннее развитие христианства внутри иудаизма и его переход к Антиохийской Церкви описаны Лукой в первых двенадцати главах Деяний.

1. Основание Церкви в Иерусалиме

Кажется парадоксальным, что самый центр оппозиции Христу смог стать городом, где появилась на свет новая религия, но именно так оно и было. Примерно с 30 до 44 года Церковь в Иерусалиме занимала ведущее положение в раннем христианстве.

В зарождении христианской Церкви главную роль играл Дух Святой. Это соответствовало обещанию Христа в последние недели Его жизни послать «другого Утешителя», Который станет руководить Церковью после Его вознесения. Внимательное изучение Писания (Ин. 14:16–18, 15:26–27 и 16:7–15) полнее вскрывает роль Святого Духа в ранней Церкви. Фактически в фокусе книги «Деяний апостолов» находятся воскресение Христа как предмет апостольских проповедей и Дух Святой, ипостась Троицы, Помощник и Руководитель христианского сообщества со дня Пятидесятницы, продолживший труд Христа по искуплению людей.

Иудеи со всех концов Средиземноморья собрались в Иерусалиме на праздник Пятидесятницы в момент основания Церкви и видели чудесное сверхъестественное проявление Божественной силы, когда во время сошествия Духа Святого апостолы заговорили на иных языках (Деян. 2:5–11). Петр по этому случаю произнес свою первую и, вполне возможно, наиболее плодотворную проповедь, провозгласив мессианство Христа и Его спасительную благодать. По меньшей мере три тысячи человек приняли это слово и были крещены (Деян. 2:41). Вот таким образом зародилось духовное единство, организм, невидимая Церковь, тело воскресшего Христа.

Рост Церкви был быстрым. Общее число крещеных вскоре достигло пяти тысяч человек (Деян. 4:4). Частью Тела Христова становились целые толпы (Деян. 5:14), причем очень интересно, что многие из них были еллинистами (Деян. 6:1) из рассеяния, которые прибыли в Иерусалим, чтобы отметить большие праздники Пасхи и Пятидесятницы. Даже «из священников очень многие покорились вере» (Деян. 6:7). Возможно, священники видели, как в момент смерти Христа разорвалась завеса в храме, а после проповедей апостолов они уже по собственной воле стали слугами Христа.

Быстрый рост Церкви не мог не вызвать противодействие со стороны иудеев. Иудейские вожди, вскоре поняв, что христианство представляет угрозу их авторитету священников и толкователей закона, перешли в наступление. Гонения учинялись прежде всего политико-религиозными институтами, например Синедрионом, который с позволения Рима надзирал над гражданской и религиозной жизнью государства. Петр и Иоанн призывались в это августейшее место по меньшей мере дважды, им было запрещено проповедовать Евангелие, но они отказались подчиниться требованию. Затем гонения стали в основном политическими, в этот период Ирод казнил Иакова и заключил в тюрьму Петра (Деян. 12). Последующие гонения следовали данному религиозному и политическому образцу.

Ранние гонения дали христианам первого мученика Стефана. Он был наиболее выдающимся из семи человек, выбранных для распоряжения благотворительными фондами Иерусалимской Церкви. Спорившие с ним не могли противостоять «мудрости и Духу, Которым он говорил». В результате Стефан предстал перед Синедрионом, чтобы ответить на предъявленное ему ложное обвинение в богохульстве. Когда он отрекся от иудейских властей, поскольку те отвергали Христа, его вывели из Синедриона и побили камнями. Смерть первого мученика христианской веры стала ценным фактором, способствовавшим распространению и росту христианства. Савл, будущий апостол Павел, охранял верхние одежды тех, которые избивали Стефана. Стоит ли сомневаться, что отвага Стефана и его всепрощающий дух перед лицом жестокой смерти оказали большое влияние на Павла? Слова Христа «Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9:5), видимо, именно об этом и говорят.

Затем гонения еще более ужесточились. Они очистили Церковь от случайных людей и рассеяли ее, благодаря чему Благая Весть достигла других частей Империи (Деян. 8:4). Однако не все обращенные в христианство были чистосердечны. Ананий и Сапфира стали первыми, кого покарала Иерусалимская Церковь за грех измены. Решение исходило от апостолов, стоявших во главе этой ранней организации.

Причины, по которым наказание пало на грешных супругов, поднимает вопрос, была ли ранняя Церковь в Иерусалиме коммунистической. Один молодой коммунист однажды пытался доказать мне, что Церковь практиковала коммунистические отношения. Из стихов (Деян. 2:44, 45 и 4:32) можно заключить, что существовала практика утопического социализма, основанного на известном коммунистическом принципе «от каждого по способностям, каждому по потребностям», однако следует заметить, что обобществление было временной мерой и, вполне возможно, использовалось для обеспечения потребностей людей, которые пришли в Иерусалим из других мест и хотели больше узнать о новой вере. Обобществление было прежде всего добровольным. Это была групповая кооперация, а не попытка обогатиться. Библию нельзя использовать как Божественное оправдание государственного капитализма.

Однако раннее христианство способствовало большим социальным изменениям в некоторых районах. Иерусалимская Церковь настаивала на духовном равенстве полов и большое внимание уделяла женщинам. Лука отмечал усердие Тавифы в благотворительной работе (Деян. 9:36). Создание группы людей, которые должны помогать нуждающимся, было еще одним замечательным общественным явлением первых лет существования Церкви. Благотворительностью руководили особые люди — диаконы. Таким образом, апостолы были свободны и могли отдавать все свое время на духовное руководство. В результате быстрого роста Церкви, а также, возможно, в результате попыток имитировать устройство иудейской синагоги появилась необходимость в увеличении церковных служителей. К ним добавились еще пресвитеры и, таким образом, ответственность за руководство ранней Иерусалимской Церковью несли уже апостолы, пресвитеры и диаконы.

О чем говорили проповедники этой Церкви? Проповедь Петра (Деян. 2:14–36) — это первая известная проповедь апостола. Нужно заметить, что сначала Петр обратился к пророкам Ветхого Завета, которые предсказали страдания Мессии, а затем заявил, что именно Иисус был Мессией, поскольку Он воскрешен из мертвых Богом и, следовательно, мог принести спасение тем, которые принимали Его по вере. Главные аргументы ранней проповеди апостолов обобщены в Деян. 17:2–3. Необходимость смерти Христа было доказательством тому, что Он был Мессией, Который мог спасти людей. Павел также использовал этот ход рассуждений (1 Кор. 15:3–4). Воскресший и распятый Христос — основная тема проповедей как иудеям, так и язычникам (Ин. 5:22, 27. Деян. 10:42, 17:31).

Однако вскоре роль духовного руководителя христианства перешла от только что описанной Церкви в Иерусалиме к другим церквям, в частности к Антиохийской. Решение Иерусалимского собора не связывать язычников законом открыло дорогу для духовного освобождения языческих церквей из-под иудейского контроля. Во время осады Титом Иерусалима в 69 году члены Церкви были вынуждены бежать в Пеллу через Иордан. После разрушения храма и бегства иудейской Церкви Иерусалим уже не выглядел центром христианства. В результате была устранена опасность того, что христианство никогда не освободится от пеленок иудаизма.

2. Церковь в Палестине

Начиная описывать историю ранней Церкви, Лука обращается прежде всего к Церкви в Иерусалиме (Деян. 1–7). Затем в описание включаются Иудея и Самария (8–12). Это значит, что христианство было передано людям других национальностей. Истинное христианство всегда было ориентировано на благовествование.

Путешествие Павла в Самарию (Деян. 8:5–25) принесло Евангелие людям, не являвшимся чистокровными иудеями. Самаряне были потомками людей из десяти колен Израиля, кого не увели в ассирийский плен после падения Самарии, а также людей, переселенных сюда из провинций Ассирийской монархии в 721 году до Р.Х. С тех пор иудеи и самаряне стали злейшими врагами. Петра и Иоанна просили прийти в Самарию, чтобы помочь Филиппу, когда его дело пошло на лад и он понял, что один не в состоянии сделать все необходимое. Пробуждение в Самарии было первой брешью в национальном барьере распространения Евангелия. По завершении работы в Самарии Дух Святой наставил Филиппа проповедовать Евангелие ефиоплянину, занимавшему высокую должность в своем правительстве.

Петр, первым проповедовавший Евангелие иудеям, стал также первым, кто официально стал распространять Евангелие язычникам. После видения, которое ясно показало, что язычники тоже имеют право знать Благую Весть, Петр пошел к Корнилию, римскому центуриону, и был поражен, когда в его доме увидел те же самые явления, что и в день Пятидесятницы (Деян. 10–11). С того времени у Петра появилось стремление нести язычникам слово Благодати. Ефиоплянин и Корнилий были первыми язычниками, кого достигла Благая Весть о спасительной благодати Христа.

Хотя христиане, вынужденные бежать из Иерусалима, вначале проповедовали только язычникам (Деян. 11:20), вскоре образовалась и стала расширяться большая церковь греков в Антиохии Сирийской. Именно там впервые возникло слово «христианин», которое первоначально звучало в устах антиохийцев как насмешка, но затем стало почетным именем последователей Христа. Именно в Антиохии Павел начал свое активное общественное служение среди язычников и именно оттуда отправился он в благовестнические путешествия, которые в конце концов привели его в Рим. Антиохийская церковь была настолько велика, что смогла оказать помощь даже иудейским церквам во время голода. Антиохия была центром христианства с 44 по 68 год.

* * *

Однако задачу распространения Благой Вести язычникам «по всему лицу земли» еще только предстояло выполнить. Это дело, начатое Павлом, не завершено и по сей день.

Глава 4

… ПОТОМ И ЕЛЛИНУ

Казалось, что ранняя иудейская христианская Церковь очень медленно осознавала всеобщий характер христианства, несмотря на то что Петр явил успешный пример обращения язычников. Именно Павлу было откровение о нужде язычников в вере (Деян. 22:17–21), и всю последующую жизнь он занимался тем, что нес Евангелие в языческий мир, во все уголки Римской империи (Римл. 11:13, 15:16). Как никто другой в ранней Церкви, Павел осознавал всеобщий характер христианства. Наверное можно даже сказать, что его неуклонное продвижение на запад с Благой Вестью о Христе проходило под лозунгом: «Римская империя — для Христа» (Римл. 15:15–16, 18–28, Деян. 9:15, 22:21). Он не жалел сил для достижения поставленной цели, но и не пренебрегал своим собственным народом. Во всех городах Павел первым делом шел в синагогу и проповедовал там Евангелие иудеям и прозелитам, пока те его слушали.

1. Окружение Павла

На жизнь Павла оказали благотворное влияние три факта. В молодости он получил хорошее богословское образование и был последователем великого иудейского учителя Гамалиила. Не многие могли похвастаться таким образованием, и уж совсем не многие смогли извлечь из своего образования такую же пользу, что и Павел (Флп. 3:4–6). Павел был тарсянином — жителем «небезызвестного» (Деян. 21:39) города Киликии — и свободнорожденным гражданином Рима (Деян 22:28). Он не раздумывая использовал привилегии римского гражданства, когда они могли помочь в его служении Христу (Деян. 16:37, 25:11). До обращения религиозным окружением Павла был иудаизм. Его ранние годы прошли в Тарсе, городе с большим университетом, с высокой интеллектуальной культурой, а Римская империя была тем политическим окружением, в котором он жил и нес служение. Таким образом, Павел рос в городской космополитической культуре.

Нельзя сказать, что это политическое окружение было многообещающим для возвещения Евангелия. Цезарь Август, учредив двоевластие в 27 году до Р.Х., фактически ликвидировал республику как политическое установление, номинально разделив контроль над государством с сенатом. К сожалению, наследники трона не обладали ни его способностями, ни характером и совершали много ошибок. Калигула (37–41) был нездоров рассудком в течение какой-то части своего правления, а Нерон (54–68), при котором был замучен Павел и начались первые гонения на Церковь, оказался жестоким и кровожадным человеком. Он не колебался, даже когда нужно было казнить членов его семьи. Однако Клавдий (41–54) был великолепным правителем, и Империя при нем находилась в стабильном состоянии. Именно в его правление Павел совершил большинство своих благовестнических путешествий.

Социальные и моральные нравы были ничуть не утешительней, чем ситуация в политике. Награбленное по всей Империи добро послужило основой формирования нового процветающего высшего класса — аристократов, у которых были рабы и имущество, чтобы удовлетворять каждое законное или незаконное желание. Этот класс презрительно относился к новой религии, поскольку видел в ее обращении к бедноте угрозу своему высокому положению в обществе. Но даже некоторые представители этого класса уверовали во время проповеди Евангелия, когда Павел находился в Риме под стражей (Флм. 1:13).

Павел также встретился с соперничеством других религий. Римляне в своих воззрениях на религию были несколько эклектичны и стремились быть терпимыми по отношению к любой вере, если ее представителям не возбранялось участвовать в государственной системе поклонения, которая включала в себя поклонение императору и старому республиканскому государству. Они провозглашали союз всех граждан империи, за исключением иудеев, которым законом разрешалось не участвовать в обрядах. Христиане не могли, конечно же, участвовать в языческих поклонениях, поэтому они попали в немилость со стороны государства, граждан которого объединяли более субъективные религии, например поклонение Митре, Кибеле и Исиде. Иудаизм также начинал становиться в оппозицию к христианству, которое отделилось от него как секта.

Римские мыслители исповедовали философские системы — стоицизм, эпикурейство и неопифагорейство, которые предлагали философское созерцание в качестве пути к спасению. Стоицизм с его пантеистическими взглядами на Бога, с его теорией естественных, врожденных этических законов, которые можно открыть путем рассуждений, и с его учением о главенстве Бога и братстве людей представлял, по всей видимости, философскую основу Римской империи. Некоторые из императоров, такие, как Марк Аврелий (161–180), считали привлекательными этические нормы стоицизма. Именно эта раздробленная религиозная обстановка и была окружением Павла с его простым Евангелием об искупительной смерти Христа.

Археология помогает найти ключевые моменты жизни и служения Павла. Павел был в Коринфе в течение 18 месяцев, когда проконсулом стал Галлион (Деян. 18:12–13). Надпись на камне, обнаруженная в Дельфах, свидетельствует, что Галлион начал свое служение в Ахайе в 26 году правления Клавдия, то есть в 51–52 годах. Таким образом, путешествия Павла начались восемнадцатью месяцами раньше, в 50 году. Все остальные даты его жизни можно вычислить от этой даты с достаточной точностью.

Обращение Павла также является достоверным историческим фактом. Он рассказывал об этом в Посланиях (1 Кор. 9:1 и 15:8, Гал. 1:11–18). Встреча с Христом по дороге в Дамаск (Деян. 9, 22 и 26) стала решающей в его работе по благовестию, богословию, ученичеству и написанию посланий.

2. Служение Павла

Гений Павла был настолько многосторонним, что необходимо разделить виды его служения. Каждая сторона его служения подчеркивает широту задачи, которую Бог поставил перед ним, и то упорство и преданность, с которыми он трудился над ее выполнением.

2.1. Провозвестник Евангелия

Павел благовествовал не только с мудростью, но и с прилежанием, и его жизнь показывает, как использовались принципы исполнения Великого Поручения, данного Церкви Христом. Исследование маршрутов его путешествий показывает, что Евангелие проповедовалось по большой полуокружности, идущей от Антиохии к Риму. Павел выбрал направление на запад в качестве основного и, должно быть, с великой радостью увидел в первый раз Рим, хотя стал там пленником Римского правительства.

Павел мыслил стратегически. Благовествование в каждом новом районе Империи он начинал с главного города и использовал обращенных для того, чтобы распространить Евангелие по близлежащим городам и деревням. Поэтому представляется сомнительным, чтобы он посещал Колоссы (Кол. 2:1), скорее всего, сильная церковь этого города была основана теми, кого он послал из Ефеса.

Павел начинал служение в городах Империи с посещения синагоги, где и провозглашал Благую Весть, пока люди доброжелательно его слушали. Когда появлялась враждебность, он обращался с проповедью Евангелия к язычникам в любом подходящем месте. Проповедовать язычникам после того, как он сообщил Благую Весть иудеям, стало принципом Павла. Этот принцип можно выявить, изучая по Деяниям (Римл. 1:16) его путешествия.

Павел помогал организовать руководство в лице епископов и диаконов так, чтобы церковь могла быть самоуправляемой после его отъезда. Он пытался строить ее на прочном основании. Павел не желал быть обузой нарождающимся церквам и поэтому, начиная проповеди в новых районах, старался сам зарабатывать себе на жизнь, например изготовлял палатки, когда благовествовал коринфянам (Деян. 18:1–4, ср. 1 Фес. 2:9). Его собственный пример показывал, что и Церковь должна сама себя обеспечивать.

Стремление Павла полагаться на Духа Святого в служении ясно видно из Деяний и Посланий (Деян. 13:2, 4, 16:6–7). Он не хотел идти куда-либо, если сомневался, что служение там будет совершаться на ниве Божией. Он пытался достигнуть районов, где никто не был, чтобы стать пионером благовествования (Римл. 15:20). Его первооткрывательский дух оказался плодотворным, поскольку привел к тому, что Евангелие еще при его жизни было распространено от Антиохии до Рима, а возможно, и далее на запад, до Испании.

Принципы, которым следовал апостол, сослужили добрую службу для церквей, организованных как центры постоянного благовествования. Павел не оставлял эти центры без надзора и время от времени возвращался туда или отправлял послания, чтобы поддержать их (Деян. 15:36). Поэтому совсем неудивительно, что христианство быстро росло под таким мудрым духовным руководством. Из сказанного можно сделать вывод, что Церковь была не только самоуправляемой и самообеспечивающейся, но и самораспространяющейся.

2.2. Сочинения Павла

Павел взял за правило узнавать о состоянии дел в каждой из церквей от пришедших оттуда людей (1 Кор. 1:11) или из письменных сообщений тех, кого он специально туда посылал (1 Фес. 3:6). В случае необходимости он под руководством Духа Святого сочинял послания, чтобы дать конкретный совет. Дважды он писал Фессалоникийской церкви, чтобы рассеять непонимание в вопросе о втором пришествии Христа. Павел направил свое первое послание в Коринф для разрешения проблем Церкви в большом языческом городе. Павел писал о сложности сочетать человеческую и духовную мудрость в такой Церкви (1 Кор. 1–4), о проблемах морали в языческом окружении (5), о поведении христиан перед языческими судьями (6), о семейных проблемах (7), о проблеме взаимоотношений с язычниками, поклоняющимися идолам (8–10). Его Второе послание к Коринфянам обусловлено потребностью утвердить свое апостольство и обосновать правильность своих действий. Послание к Галатам обусловлено необходимостью разрешить проблему взаимоотношения христиан с иудейским законом и показать, что основным действенным принципом христианства является вера, а не законничество. Послание к Римлянам — это обобщенное изложение Благой Вести. Четыре послания, написанные во время его заточения в Риме, связаны с особыми проблемами церквей в Ефесе, Колоссах и Филиппах. Тема личного послания к Филимону — взаимоотношения хозяина и рабов, которые приняли христианство. Три назидающих послания к Тимофею и Титу посвящены проблемам молодого пастора.

Следует заметить, что каждое из этих посланий обусловлено определенным историческим кризисом в какой-либо из любимых Павлом церквей. Величие посланий раскрывается в том факте, что развитые Павлом принципы жизни церквей 1 века актуальны до сих пор. Люди сталкиваются с похожими проблемами и исходные принципы являются полезными, даже если временное или пространственное окружение полностью сменилось. Послания Павла обладают ценностью для любой церкви при разрешении ее проблем, ибо Павел всегда приводил богословские догматы в соответствие с возможностями их практического использования.

2.3. Принципы мышления Павла

Ни один курс истории не может обойти основные положения, которые развиты в посланиях Павла, особенно в Послании к Римлянам. Христос не оставил после Себя четко сформулированного вероучения. Этим надлежало заняться Павлу под руководством Духа Святого. Богословская теория Павла не противоречила учению Христа. Скорее она выросла на основе Его Учения и жертвы. Образование Павла, полученное дома, в синагоге и под руководством Гамалиила, наблюдательность (Рим. 1:19–20), опыт по благовестию, творческий ум и, более всего, Божественное откровение сыграли важную роль в развитии его богословской теории.

Основные положения Евангелия Павла можно легко перечислить. Павел осознавал, что все люди стремятся к счастью и хотят быть полезными. Счастье и полезность в этой и последующей жизни зависят от благорасположения Бога. А благорасположение Бога может быть даровано лишь тому, кто следует Его воле. Павел и его иудейские соотечественники верили, что исполнение законов Моисея (которые были для них воплощением Божией святости) должно гарантировать счастливую и добродетельную жизнь. Однако Павел, к своему сожалению, обнаружил, что исполнение закона приводит только к познанию греха и оставляет человека беспомощным в исполнении воли Божией (Римл. 7). Событие по дороге в Дамаск открыло Павлу, что не закон, но крест, на котором был распят Христос, является отправной точкой духовной жизни. Христос, Который в совершенстве исполнил иудейский закон, мог как совершенный человек и как Бог пойти на Голгофский крест вместо грешного человека и взять на Себя тяжесть человеческого греха (Гал. 3:10, 13). Людям остается лишь принять по вере (Римл. 5:1) то, что Христос для них сделал.

Этическая система Павла основана на единстве личности верующего с Христом. Эта связь по вертикали должна быть сбалансирована горизонтальными взаимоотношениями — объединением с другими верующими через христианскую любовь, которая проявляется в праведной жизни (Еф. 1:15, 1 Ин. 3:23). Не законничество иудаизма, не рационализм стоиков, а христианская любовь должна быть основой христианского поведения. Таинство единения верующего с Господом должно стать источником любви. Жизнь, исполненная любви, предполагает отделение человека от всего, что его оскверняет: от идолопоклонства, прелюбодеяния, пьянства — основных грехов дьявола. В результате начинается любовное служение другим и формируется нерушимое единство человеческой личности.

Такая система поведения не требует отказываться от иудейских моральных законов, а является их исполнением на высшем уровне любви к семье, к ближним и к государству. Высокие моральные принципы христиан поражали их соседей-язычников величием христианской веры. Бескорыстное, самоотверженное служение Павла было откровением и иудеям, и язычникам, оно показывало, как может Бог развить личность христианина, посвятившего свою жизнь прославлению Бога и благу людей.

Историческая концепция Павла очень тесно соотносится с его этическими и богословскими взглядами. Он отрицал теорию циклического развития, которая была распространена в древности, а также не принял бы современную теорию бесконечной эволюции. Он придерживался теории сверхъестественных катаклизмов, которые происходят в борьбе между грехом невозрожденных людей и Божией силой, направленной на исполнение Божественного замысла. Этот взгляд не является национально ограниченным. Он охватывает все человечество. В соответствии с ним прогресс может быть достигнут только через разрешение духовных противоречий, в которых сила предоставляется человеку благодатью Божией. В конечном счете Бог станет победителем над всеми силами зла, потерпевшими уже поражение от Христа на Голгофе (Рим. 11, 36, Еф. 1:10).

2.4. Павел как полемист

Павел не довольствовался одним лишь благовестием. Устным и письменным словом он боролся за чистоту христианского учения. Ни один порочный взгляд или деяние человека против Христа не избежали его нелицеприятной критики, но наряду с обличением он пытался всеми силами вернуть заблуждающихся назад к вере.

На Иерусалимском соборе в конце своего первого благовестнического путешествия Павел вступил в спор о том, кто может быть спасен и какими средствами. Церковь, рожденная в колыбели иудаизма, разделилась на две группы. Одна группа — иудеохристиане, люди, которые получили фарисейское воспитание, — считала, что язычники, как и иудеи, чтобы спастись, должны соблюдать законы Моисея. Другая группа полагала, что спасение дается лишь по вере в Христа, причем всем, а не только иудеям.

Поводом ко встрече в Иерусалиме в 49–50 годах для разрешения этой проблемы было посещение Антиохии иудеохристианами, утверждающими, что они будто бы по поручению Иакова проповедуют какие-то прежние взгляды (Деян. 15:24). По поручению церкви в Антиохии (Деян. 15:2), подкрепленные откровением (Гал. 2:2), Павел и Варнава пришли в Иерусалим на первый и, возможно, самый важный собор в истории Церкви.

Они рассказали о своем служении на общем собрании церкви (Деян. 15:4–5), после чего встретились с апостолами и пресвитерами на особом заседании, обсудили проблему в деталях и постарались найти приемлемое решение (Деян. 15:6, Гал. 2:2–10). После этой частной беседы, по всей видимости, состоялось еще одно собрание в церкви, где было выработано решение, с которым согласились все присутствующие (Деян. 15:7–29). В результате на встрече была одобрена работа Павла с язычниками (Деян. 15:25–26, Гал. 2:9), а язычники освобождены от соблюдения иудейских законов (Деян. 15:19). Для примирения верующих иудеев оставлялись в силе менее значительные требования, например воздержание от нечистой пищи. Обращенных язычников также просили избегать идолопоклонства, моральной распущенности и прелюбодеяния — грехов, которые становились особым соблазном в их греховном языческом окружении (Деян. 15:20–21). Совершенно ясно, что все это не имело никакого отношения к основному принципу, в связи с которым люди получали прощение. Решения были направлены прежде всего на то, чтобы установить добрые взаимоотношения между иудеями и язычниками, обращенными в христианство.

Иерусалимский собор показал, что Павел был особенно настойчив, когда дело касалось соблюдения принципов. Так, в начале своего второго путешествия он настоял на обрезании Тимофея (Деян. 16:1–3), поскольку несоблюдение этого обычая могло оказаться преградой к распространению Евангелия. Павел охотно делал уступки, если они облегчали его работу и не приводили к каким-то серьезным последствиям, так, он не принуждал Тита к обрезанию в Иерусалиме (Гал. 2:3), поскольку принципиально боролся за освобождение язычников от этого иудейского ритуального закона. Предоставление христианам возможности не соблюдать церемониальный иудейский закон — значительное достижение Иерусалимского собора, который подтвердил, что вера является единственным средством, приносящим спасение человеку. Признав право на веру для всех людей, христианство избавилось от опасности оказаться лишь сектой в иудаизме. Новый закон любви, который вел к соблюдению иудейского морального закона из любви к Богу, а не из чувства долга, становится основой христианской этики. Интересно также заметить, что Церковь разрешила эту сложную проблему демократическим образом и решение было принято под наставлением Духа Святого. Христиане из иудеев, спасенные по вере, в результате могли исполнять закон Моисея по своему желанию. Опыт Иерусалимского собора обладает непреходящей ценностью для христиан. С той же проблемой столкнулись и реформаторы, которые видели, что Римская церковь в качестве условий спасения требовала помимо веры каких-то человеческих действий. Ту же самую ошибку совершают современные либералы, заостряя внимание на угодных Богу поступках. Проблема, поднятая на Иерусалимском соборе, является вечной, а принципы, которые победили там, сохраняют значение на протяжении всей истории Церкви.

Павел также принял вызов греческих рационалистов, когда боролся против зарождающегося в Церкви гностицизма. Некоторые члены Церкви пытались доказать, что спасения можно достичь через интеллектуализм, человеческие умозаключения (подобно тому как иудеохристиане провозглашали законническое спасение). Гностицизм представлял особую опасность для церкви в Колоссах.

Гностики придерживались дуалистической философии, которая очень четко разграничивала дух как добро и материю как зло. В соответствии с их взглядами связь между чистым духом и грешной материей осуществляется через иерархию небесных созданий. Христос рассматривался как один из членов этой иерархии. В нее же включались и ангелы, которым, следовательно, тоже надо поклоняться (Кол. 2:8, 18–19). Предполагалось, что спасение достигается в основном путем аскетического поведения, которое отрицает все желания материального, грешного тела (Кол. 2:14–17, 20–23), и путем особого гносиса, или познания, которое доступно лишь наиболее духовным христианам. Вера отодвигалась в этой системе на второй план, что приводило к возбуждению человеческой гордости.

Павел ответил на эту ересь безоговорочным утверждением вседостаточности Христа как Спасителя и Искупителя (Кол. 1:13–20), «ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9). Только при этом условии, считал Павел, человек может получить уверенность, что Спаситель способен противостоять греху.

* * *

Гностицизм был первой ересью в Церкви, но далеко не последней. Ошибки возникают практически постоянно и обычно вследствие одних и тех же причин. Человеческая гордость и стремление к рассудочному познанию неизменно дают почву для возникновения ересей, подобных ереси в Колоссах. Нежелание познакомиться с историей христианства может привести к такой смеси истины и заблуждения во взглядах человека, что его спасение будет невозможно. Именно эту ошибку совершали иудаисты. Неправильное понимание или превознесение отдельных книг, входящих в Писание, приводит к заблуждениям. Иногда духовный руководитель, наставник церкви, пытаясь всеми силами защитить истину, на самом деле может извращать ее (как это было с Монтаном во II веке).

Неудивительно, что именно Павел с его верой и самоотверженностью смог исполнить задачу спасения языческих наций Римской империи и стать во главе христианской культуры в начале ее триумфального продвижения на запад Европы. Он был неповторимым толкователем значения жизни и смерти Христа для спасения грешного человека. Он освободил веру от наслоений законничества и рационализма, разработал в деталях принципы организации христианских церквей и все время переписывался с ними, помогая разрешать возникающие проблемы в духе христианства. Как никто другой, Павел осознавал универсальное значение Христа во времени и в вечности и как «апостол язычников» (Римл. 11:14, 15:16) возвещал Христа в языческом мире.

Глава 5

КНИГИ И СВИТКИ

Новый Завет не является единственной вершиной в религиозной литературе. Образно говоря, это лишь величайшая вершина горной цепи, возникшей в эпоху ранней Церкви. Основные литературные формы Нового Завета — Евангелия, Деяния, Послания и Апокалипсис — стали ориентирами для апостольских учеников и отцов Церкви. Но удивляться следует не столько большому количеству книг, вошедших в Новый Завет, сколько тому, что их оказалось мало по сравнению с изобилием духовной литературы в ранней Церкви. Лука свидетельствовал о большом количестве Евангелий, распространенных в то время, когда он, вдохновленный Духом Святым, взял в руки перо чтобы описать жизнь Христа (Лк. 1:1).

Сочинения апостольских учеников и отцов Церкви заполняют пробел в знаниях об историческом периоде между Новым Заветом и концом IV века. Руководители Церкви формулировали символы веры, пытаясь дать ей точное определение; письменным, а также устным словом формировали апологетическую и полемическую традицию, когда сталкивались с внешними гонениями и внутренними ересями. Эти труды представляют величайшую ценность для изучения христианской жизни и мысли того времени, поскольку они не только дают знания, но и вдохновляют своим языком, заимствованным из Писаний.

Большая часть апостольских учеников и отцов Церкви жила в период между концом первоапостольской церкви до Халкидонского собора (451). Схема в учебнике дает представление о том, кто были эти люди, и перечисляет их основные сочинения. Сейчас уже можно с совершенной точностью сказать что составление Нового Завета завершилось к концу I века. Люди которые знали апостолов и их учение, продолжали составлять христианскую литературу. Они известны как апостольские ученики. Большинство их литературных трудов было написано между 95 и 150 годами.

Трудам апостольских учеников присущ ряд общих черт — искренняя вера и благочестие, а также отсутствие элементов языческой философии, которые так заметны в сочинениях Оригена или Климента Александрийского. Апостольские ученики с уважением относились к Ветхому Завету и ссылались на него проповедуя свои идеи. По этой причине можно в некоторых случаях заметить даже избыточное использование типологических методов толкования. Христианство было провозглашено как исполнение пророчеств и прототипов Ветхого Завета. Эти люди были хорошо знакомы с Новым Заветом и использовали его тексты как модель в своих работах. Учительское и практическое наставление Церкви выделяется в качестве главной цели в их трудах.

АПОСТОЛЬСКИЕ УЧЕНИКИ И ОТЦЫ ЦЕРКВИ
ЗАПАД ВОСТОК
I век (95 — ок. 150) Апостольские ученики — для наставления, типологическое толкование
НАСТАВЛЕНИЕ
Климент Римский Игнатий
Поликарп
псевдо-Варнава
Послание Диогнету
Второе послание Климента
Папий
Пастырь Гермы (апокалиптическое)
Дидахе (катехезис)
II век (120–220) Апологеты, защита христианства
ОБЪЯСНЕНИЕ
Тертуллиан Аристид
Юстин Мученик
Татиан
Афинагор
Феофил
III век (180–250) Полемисты, борьба с лжеучениями
ОПРОВЕРЖЕНИЕ
Практическая деятельность (управление) Александрийская школа (аллегории и спекуляции) Антиохийская школа (грамматико-историческая)
Ириней (против гностиков) Тертуллиан (основатель западного богословия), «Троица», «Против Праксея» Киприан (о епископстве и первопочитании римского епископа) Пантен, Климент, Ориген (Экзаплы, текст Ветхого Завета; «Об основах» — первый пример системы богословия на основе аллегорического толкования)
IV век (325–460) Золотой век научного изучения Библии
Иероним (переводчик Библии), Амвросий — проповедник, Августин — философия истории в «Граде Божием», богослов Афанасий, Василий Кесарийский Златоуст (проповедник, христианское поведение), Феодор (использование контекста)

1. Эпистолярная литература

1.1. Климент Римский (ок. 30–100)

Около 95 года произошло серьезное волнение в Коринфской церкви. Несколько позже Климент, главный епископ церкви в Риме, написал свое первое послание в Коринф, где призывал христиан, восставших против епископов, подчиниться им и закончить смуту (1:1, 14:1–2, 46, 47:3–6). (Это послание занимает значительное место среди посланий апостольских учеников, являясь первым произведением христианской литературы, если не считать книг Нового Завета.)

После введения, напоминающего о дивном духе, царившем в Коринфской церкви в былые времена (гл. 1–3), Климент переходит к увещеваниям и говорит о таких христианских добродетелях, как любовь, покаяние, кротость, чтобы вызвать покорность к призывам, которые затем последуют (4–38). В увещеваниях используется большое количество мест из Ветхого Завета. Короткие вставки (гл. 24–26) повествуют о неизбежности будущего Воскресения. Интересно заметить, что в качестве иллюстрации Воскресения Клемент использовал языческую историю о фениксе (гл. 25). Большое внимание уделяет он проблемам Коринфа (гл. 39–59). Идея апостольской преемственности (гл. 42–44) основывается на том факте, что епископы и диаконы были назначены для служения апостолами, которые в свою очередь были посланы Христом, а Христос — Богом Отцом. Затем Климент призывает к покорности этим руководителям, назначенным таким демократическим способом (44:3). Далее следует долгая молитва (59–61), ясно свидетельствующая о его желании привести Церковь к единству. Послание завершается призывом к единству (62–65).

Это произведение дает ценные сведения о высоком положении епископов (или старейшин) в церкви конца I века. Покорность епископу рассматривается здесь как практическая гарантия христианского единства. Священство уже отделяется от мирян (40:5). Послание Климента также характеризуется обилием цитат (около 150) из Ветхого Завета. Вдобавок оно содержит широко использованные впоследствии сведения о служении Павла (5:5–7), на основе которых строится теория, что его дважды заключали в тюрьму в Риме.

В этом же послании сказано, что кровь Христа является средством спасения (7:14).

1.2. Игнатий (I–II века).

Другой апостольский ученик — Игнатий, епископ Антиохии Сирийской, был арестован властями за благовествование о Христе и послан в Рим, где его должны были бросить на растерзание голодным животным на имперских играх. По пути в Рим ему было позволено встречаться с посетителями из церквей и городов, и вплоть до своей мученической смерти он направлял в эти церкви послания с благодарностью за доброту к нему.

В Послании к Римлянам он просит, чтобы римляне не пытались спасти его. Игнатий приветствовал свои будущие мучения и стремился предотвратить любые действия, которые могли бы помешать ему стать «истинным хлебом» Христа (2:4).

Все семь посланий, вероятно, были написаны примерно в 110 году. Достоверность некоторых из них подвергается сомнению, но те, которые достоверны, дают вполне ясное представление о его учении.

В посланиях Игнатий пытался предупредить церкви, которые он посещал по дороге в Рим, о ересях, угрожающих их миру и единству. Он боролся против гностицизма и докетизма. Докетисты пытались представить Христа как чисто духовное создание, свободное от каких бы то ни было связей с материальным телом. Это приводило к отрицанию реальности тела Христа и к утверждению, что на кресте был распят лишь призрак, фантом (послание в Смирну, гл. 1). Игнатий настаивал на том, что Христос явился во плоти, и тем самым противостоял этому лжеучению (Послание в Смирну, гл. 1 и Послание Траллианам, 9:10).

Этот апостольский ученик большое значение придает подчиненности епископу, считая, что так можно достичь единства и избежать ересей. В его посланиях существует значительное количество свидетельств, что к тому времени один из старейшин в каждой Церкви стал монархическим (старшим) епископом, которому подчинялись другие старейшины. Игнатий сравнивал подчинение старейшин епископу с тем, как согласуются друг с другом струны в арфе (Послание Ефесянам, 4:1), и призывал всех христиан подчиняться старшему епископу и старейшинам (20:2). Он первым описал разницу в положении епископа и пресвитера и первым сказал о подчинении пресвитеров или старейшин старшему епископу и о подчинении им всех остальных членов церкви. Иерархия руководства церковью в соответствии с его Посланиями следующая: епископ, пресвитер, диакон. Однако Игнатий не возвеличивал епископа Римского как главу всех епископов, несмотря на то, что первым употребил слово «католический» — вселенский (Послание в Смирну, 8). Единственное превосходство, которое он допускал, — это превосходство епископа над пресвитерами в каждой церкви. Игнатий верил, что без этой тройственной иерархии не может быть церкви (Траллианам, 3).

1.3. Поликарп (ок. 70–155)

Поликарпу, который написал послание к Филиппинцам, напоминавшее послание Павла к этой церкви, предоставилась благоприятная возможность узнать взгляды учеников Христа, поскольку сам он являлся учеником Иоанна. Поликарп был епископом Смирны в течение многих лет. В 155 году был замучен и сожжен. Во время пыток у римского проконсула он сказал, что не мог говорить о Христе грешные слова, поскольку служил Христу 86 лет и Христос делал ему только доброе.

Поликарп написал свое послание в 110 году в ответ на послание одного из филиппийцев. Он не проявил здесь большой оригинальности, часто цитировал прямо или косвенно Ветхий и Новый Заветы, но тем не менее дал много информации, полученной им от апостолов, в частности от Иоанна. Это довольно ценное свидетельство II века о жизни и вере ранней Церкви. Автор призывал филиппийцев к добродетельной жизни, праведности, твердости, стойкости, а если будет необходимо, то и к Решимости идти на смерть, зная, что они спасены по вере во Христа. Примерно 60 мест Нового Завета (причем 34 взято из сочинений Павла) показывают, что Поликарп был знаком с посланием Павла к Филиппинцам, равно как и с другими книгами Нового Завета. Поликарпа не интересовали формы управления Церковью так, как Игнатия, его внимание привлекала праведность повседневной жизни христиан.

1.4. Послание Варнавы

Данное послание чаще известно как послание псевдо-Варнавы, так как совершенно ясно, что оно написано не тем Варнавой, о котором говорится в Новом Завете. Само письмо убеждает нас в этом, хотя многие из отцов Церкви приписывают его новозаветному Варнаве.

Полагают, что послание было написано в 130 году неким христианином из Александрии.

В послании сделана попытка помочь обращенным из язычества, которых иудеохристиане пытались заставить исполнять законы Моисея, полагая, что эти законы все еще имеют силу. Автор изложил свои взгляды в первых 17 главах, показав, что жизнь и смерть Христа означают полное спасение и что христиане не связаны исполнением закона, а его действие закончилось со смертью Христа. В последних четырех главах изложены противоречия между двумя образами жизни — «жизнью света» и «жизнью тьмы». Читателя призывают следовать первому образу жизни. Описание этих двух путей напоминает «Дидахе», с которым послание, по всей видимости, очень тесно связано.

Автор аллегорически толковал Ветхий Завет (119 цитат). Он считал, что 318 слуг Авраама (9:9) являются аллегорией крестной смерти Христа на том основании, что греческая буква, обозначающая 300, имеет форму креста, а греческие числительные, обозначающие 18, являются первыми двумя буквами имени «Иисус». Автор очень гордился своим неповторимым толкованием (9:9) Книги Бытия (14:14). Он постоянно переходил от обоснованного толкования к аллегориям, чтобы придать Писаниям Ветхого Завета желаемое значение. Такая практика, пришедшая от Филона Александрийского, который пытался примирить греческую философию и Ветхий Завет, позже развилась в систематизированную методику толкования Оригена и препятствовала правильному толкованию Библии.

1.5. Послание Диогнету

Наставник Марка Аврелия по имени Диогнет, вероятнее всего, является тем человеком, которому направлено послание анонимного автора в конце II или начале III века. Оно выделяется из других посланий апостольских учеников только манерой написания. Его можно рассматривать как пример апологетических сочинений. Автор защищает христианство путем логических доказательств. Он показывает порочность идолопоклонства (гл. 1–2), ложность иудаизма (3–4), превосходство христианства над другими религиями, описывает черты характера, которые оно развивает в обращенном, и блага, которые оно предоставляет (5–12). Автор выражает любопытное мнение, что христиане имеют то же значение для мира, что душа для тела (6).

1.6. Второе послание Климента к Коринфянам

Это послание датировано примерно 150 годом. Обычно его рассматривают вместе с сочинениями апостольских учеников, хотя оно является не посланием, а скорее проповедью или поучением (19:1). Известно, что написано оно не Климентом.

Автор провозглашает здравый взгляд на Христа, выражает веру в воскресение тела и чистоту жизни христианина. После предварительных утверждений о полезности спасения (гл. 1–4) он призывает христиан начать борьбу против мира (5–7) с помощью христианских добродетелей (8–17) и спасения, которого могут достичь люди через Христа (18–20). Послание является интересной иллюстрацией проповедей II века.

1.7. Папий (ок. 60 — ок. 130)

«Толкование высказываний Господа» было написано примерно в середине II века Папием, епископом Иераполиса Фригийского, чтобы передать сведения, которые он получил от христиан, знавших апостолов. Возможно, Папий был учеником Иоанна.

Документ рассказывает о жизни и словах Христа. Полный текст потерян, сохранились лишь его фрагменты в сочинениях Евсевия и Иринея. Фрагмент, сохранившийся у Иринея, ясно свидетельствует, что Папий прочно стоял на позициях милленариев. Отрывок, который сохранился у Евсевия, повествует о происхождении Евангелий. Там говорится, что Марк был толкователем Петра и что Матфей писал свое Евангелие на еврейском языке.

С помощью этих небольших отрывков мы можем яснее представить, какой свет пролила бы полная работа на вероучение, жизнь и писания Нового Завета.

2. Апокалиптическая литература

Сочинение «Пастырь», составленное по книге «Откровения», вероятно, было написано примерно в 150 году Гермой, которого автор канона Муратори называет братом Пия, епископа Римского в 140–150 годах. Использование видений и аллегорий напоминает нам труд Джона Буньяна, но, к сожалению, Герма не обладал способностями этого пуританского автора.

Хотя работа написана в форме откровения, изобилует символами и видениями, в центре ее стоят моральные нравы. Автор был рабом Роды, римской женщины-христианки, давшей ему свободу. Он стал процветающим торговцем, но с течением времени отрекся от семьи, которая вследствие этого впала в страшный грех. Позже он и его жена покаялись в содеянном, но их Дети отвернулись от веры. Затем он потерял все свое имение. В результате этих событий и появилось данное сочинение, призывающее грешников к покаянию. Темы покаяния и праведной жизни являются ключевыми. Свои взгляды Герма излагает в диалоге между женщиной и ангелом. Первая часть состоит из пяти видений, которые символически показывают необходимость покаяния. За ней следуют 12 требований или заповедей, в большинстве своем отражающих поведение, которому должен следовать покаявшийся, чтобы умилостивить Бога. В последней части приведены десять сравнительных описаний или притч, главная тема которых — важность покаяния. Автора «Пастыря» очень заботит жизнь личности в христианском обществе и в Церкви.

3. Катехизисы

Небольшая книга «Дидахе» (Учение апостолов) была обнаружена в 1873 году человеком по имени Бриннуа Филофей (Bryennois Philotheus) в церковной библиотеке Константинополя и опубликована в 1883 году. Это наставление по церковной жизни, вероятно, создано до середины II века в той форме, в которой оно и дошло до нас. Однако из-за большого сходства с книгами Нового Завета многие ученые склоняются к тому, что оно написано все-таки в конце I века.

Даже при поверхностном чтении в работе можно четко выделить четыре части. В первой, которая напоминает описание двух образов жизни у псевдо-Варнавы, обсуждаются пути жизни и смерти (гл. 1–6). Здесь превозносится поведение человека, которое соответствует жизни христианина в противовес делам тех, кто следует по пути смерти. Затем автор обсуждает такие литургические проблемы, как крещение, пост и причащение (7–10). Разъяснения по поводу того, как отличать ложных пророков от истинных, как найти достойных служителей Церкви, и наставления по разным вопросам входят в третью часть книги (11–13). В документе ложный пророк неверно определяется как человек, который пытается получить пищу и пристанище, но не приносит Церкви взамен никакого духовного плода. В последней главе говорится о том, что христианин должен вести праведную жизнь и бодрствовать, ожидая пришествия Господа. Не подлежит сомнению важность «Дидахе», так как здесь отражена жизнь ранней Церкви между 95 и 150 годами.

Глава 6

С ЕПИСКОПАМИ И ДИАКОНАМИ

Жизнь Церкви можно рассматривать на двух уровнях. На первом уровне Церковь существует как бесконечный, невидимый библейский организм, который слит в единое Тело Духом Святим. На втором она представлена в виде преходящей, исторической, видимой человеческой организации. Первое — конечная цель, второе — средство.

Создать Церковь как организацию предстояло апостолам под руководством Духа Святого. Любой организацией нужно управлять, причем по мере роста должно происходить разделение обязанностей, без которого невозможно дальнейшее развитие. Другим логическим следствием роста Церкви — организации является канонизация литургии, церковных богослужений (1 Кор. 14:40). Конечная цель Церкви как поклоняющегося Богу организма — достижение полноты жизни. Таким образом, христиане являются и частью организма, и частью организации.

1. Управление Церковью

Христос положил начало созданию церковной организации, поскольку Он избрал двенадцать апостолов, которые должны были стать руководителями нарождающейся Церкви. Направляемые Духом Святым, апостолы взяли на себя инициативу по разделению обязанностей. Это ни в коем случае не подразумевает иерархию в форме пирамиды, какая появилась в Римской католической церкви, поскольку новые служители избирались людьми, рукополагались апостолами и должны были обладать духовными качествами, в том числе опираться на Духа Святого. Таким образом, служение в Церкви предполагало внутренний зов Духа Святого и внешний призыв — демократические выборы в поместной церкви, а также рукоположение апостолами. Не предполагалось, что в Церкви образуется какой-то особый клан священников, которые были бы посредниками в спасении людей, поскольку как служители, так и члены Церкви считались духовными священниками и имели прямой доступ к Богу через Христа (Еф. 2:18).

Служители Церкви разделились на два класса. Харизматические служители (греч. «харизма» — «дар») были избраны Христом и наделены особыми духовными дарами (1 Кор. 12–14, Еф. 4:11–12). Они должны были прежде всего вдохновлять Церковь. Административные служители — второй класс — занимались главным образом управлением церкви, хотя после смерти апостолов пресвитеры взяли на себя и многие духовные обязанности. Эти служители избирались конгрегацией, собранием церкви, после молитвы к Духу Святому о руководстве, и назначались апостолами.

1.1. Харизматические служители

Харизматических служителей, главными обязанностями которых в руководстве Церковью было наставление на истинное Евангелие и его первоначальное провозглашение, специально избирал Христос через Духа Святого. Павел выделяет четыре или пять видов харизматических служителей: апостолы, пророки, евангелисты, пасторы и/или учителя (многие полагают, что пастор и учитель — одна и та же должность).

Апостолы — это непосредственные свидетели жизни, смерти и, что самое главное, Воскресения Христа (Деян. 1:22, ср. Кор. 1:1, 15:8). Христос лично призвал их на служение. Павел основывал свое апостольство на прямом призыве живого Христа.

Первые служители ранней Церкви, апостолы выполняли функции, которые по мере роста Церкви распределились между разными людьми.

Петр — доминирующая фигура среди апостолов в 1–12 главах Деяний. Он первый провозгласил Евангелие иудеям в Иерусалиме в день Пятидесятницы и первый стал распространять Евангелие среди язычников (проповедь в доме Корнилия). Несмотря на это, стремление средневековой Римско-католической Церкви к системе авторитарной иерархии не соответствует новозаветным описаниям служения Петра. Предания ранней Церкви зафиксировали Рим как место смерти Петра. Одно довольно интересное описание свидетельствует о побеге Петра из римской тюрьмы и из самого города. Встретившись по дороге с Христом, Петр спросил Его, куда Он идет. Христос ответил, что идет в Рим, чтобы быть распятым снова. Сраженный этим упреком, Петр поспешил назад в город, где он был распят по его собственной просьбе, но, как гласит предание, вниз головой, поскольку считал, что не заслуживает такой чести — умереть смертью Господа.

Иаков, сын Зеведеев, присутствовал при Преображении Христа и в Гефсимании. Он был первым из двенадцати, кто принял мучения (Ирод Агриппа обезглавил его в 44 году). Испанцы считают Иакова своим национальным святым.

Иаков, брат Христа (Гал. 1:19), был вторым по старшинству после Петра в Иерусалимской церкви. Его выдающееся положение ясно видно хотя бы из того, что именно он руководил Иерусалимским собором. Хотя Иаков был ближе к законническим устремлениям иудаизма, чем большинство других руководителей ранней Иерусалимской церкви, он занял на соборе нейтральную позицию между иудействующими и языческими христианами. Иаков испытывал настолько сильное желание вести святую и благочестивую жизнь, что, по преданию, его колени распухли, как у верблюда, потому что он постоянно молился. Иакова сбросили с крыши храма и забили насмерть палками. Все это время он твердил, что прощает своих убийц (это напоминает слова, сказанные Стефаном). Иаков не принадлежал к двенадцати апостолам.

Иоанн (как руководитель ранней Церкви) стоит на одном уровне с Петром. Предание говорит, что его позднее служение проходило в Ефесе. Домициан сослал его на удаленный, пустынный, каменистый остров Патмос у западного побережья Малой Азии. Там Иоанн писал «Откровение». После смерти Домициана ему позволили возвратиться в Ефес, где он продолжал служение Церкви в Азии вплоть до своей смерти в преклонном возрасте. Его Евангелие, три послания и Откровение — богатейшая часть литературного наследия Нового Завета.

Андрей, брат Петра, проповедовал в районах Ближнего Востока и Скифии. В соответствии с более поздними преданиями, он был распят на Х-образном кресте (который с тех пор носит его имя).

Мало известно о поздней деятельности Филиппа, за исключением того, что он, вероятнее всего, умер естественной смертью в Иераполисе после разрушения Иерусалима. Ничего не известно о поздних трудах и смерти Иакова Младшего, сына Алфея. Предание говорит, что Фаддей писал свои труды в Персии, где и был замучен. Матфий, который стал на место Иуды, нес служение в Эфиопии и там, как сказано в одном из преданий, был замучен. Предания ясно не говорят, каким образом был замучен Варфоломей, но его имя связано по традиции с провозглашением Евангелия в Индии. Предполагают, что Матфей трудился в Эфиопии. Один из наиболее скептически настроенных учеников — Фома, по всей видимости, работал в Парфии, но, по другим источникам, трудился и принял смерть в Индии. Сразу же бросается в глаза скупость Нового Завета и даже преданий при описании этих событий, особенно на фоне последующей средневековой тенденции прославлять смерть всех выдающихся служителей Церкви.

Пророки — другой вид харизматических служителей — относились, по-видимому, к числу наиболее влиятельных руководителей новозаветной Церкви. Они возвещали и проповедовали Евангелие (Деян. 13:1, 15:32), также предсказывали будущее. Агав, например, известен тем, что верно предсказал наступающий голод и заключение Павла в тюрьму иудеями (Деян. 11:28, 21:10–14). Судя по тому, что «Дидахе» дает четкие указания, как отличать истинного пророка от лжепророка (10:7, 11:7–12), можно предположить, что Церковь буквально осаждали люди, пытавшиеся пророчествовать.

Филипп обладал даром благовестия (Деян. 21:8), но мало известно о том, в чем заключалось это служение. Возможно, в обязанности благовестников входило провозглашение Евангелия в районах, куда еще не дошло христианство.

Что касается пастора и учителя, то непонятно, были это две разные должности или же такое служение мог нести один человек, особо одаренный Богом. Не многим яснее в Новом Завете сказано о критериях истинного учителя. Им может быть лишь тот, кто исповедует Христа, пришедшего во плоти (2 Ин. 1–11). Качества истинного учителя описываются в «Дидахе» (11:1–2).

1.2. Административные служители

Харизматические служители назначались Богом, а не человеком, тогда как административные служители, задачей которых было управлять Церковью, избирались с ее согласия, демократическим способом. Апостолы изучали их личные качества, а затем, после выборов на собрании церкви, назначали на служение. В отличие от апостолов и других духовных служителей, эти люди, в некоторых случаях даже женщины, осуществляли Управление поместной церковью или конгрегацией, а не Церковью Христа в целом. Количество административных должностей росло по мере того, как церковь расширялась и работа в ней делалась все разнообразнее (в связи с чем апостолам требовалась помощь). Возможно, пример синагоги с ее старейшинами, которые занимались исполнением хозяйственных обязанностей, послужил стимулом к появлению этих служителей.

Наивысшим в поместной церкви был пост епископа или пресвитера. Некоторые считают, что в церкви была трехступенчатая организация, и утверждают, что слова «старейшина» (греч. presbyteros) и «епископ» (episkopos) не являются синонимами, а представляют разные службы пресвитерата и епископата. Новый Завет, однако, вполне ясно указывает, что эти люди занимались одним и тем же служением (Деян. 20:17, 28, Флп. 1:1 и Тит. 1:5, 7). Монархические епископы (старшие епископы) появились лишь к концу апостольского времени во II веке.

Требования, предъявляемые к епископу, ясно указаны в Новом Завете по меньшей мере дважды (1 Тим. 3:1–7, Тит. 1:5–9). Епископами должны быть люди с доброй репутацией среди членов церкви и неверующих. Одной из главных задач епископов было, видимо, публичное служение (1 Тим. 5:16, Тит. 1:9), а также должное управление церковью и поддержание в ней дисциплины.

Диаконы занимали подчиненное положение, но им надлежало отвечать тем же строгим требованиям (Деян. 6:3, 1 Тим. 3:8–13). Процедура демократических выборов исходила от апостолов в Иерусалиме (Деян. 6:3, 5). Диаконы отвечали за благотворительную деятельность церкви. Позже они стали помогать старейшинам в совершении заповеди причащения.

По всей видимости, во времена апостолов к этому служению допускались и женщины. Павел, например, упоминал с одобрением о диаконисе Фиве (Рим. 16:1). Известно также, что дочери евангелиста Филиппа выполняли функции прорицательниц (Деян. 21:9). Однако Павел ясно указывал, что женщина не может учить в церкви (1 Кор. 14:34, 1 Тим. 2:12).

К концу I века было завершено формирование института служителей в церкви, установлены требования к ним и уточнены их обязанности. Итак, благодаря спасению по вере в Евангелие Христа, благодаря сочинениям апостолов и усовершенствованию церковной организации христианство в конце I и начале II века быстро росло.

2. Формы поклонения в ранней Церкви

Еще со времен апостолов людей занимает вопрос, как правильно поклоняться Богу. Павлу пришлось призывать церковь в Коринфе поклоняться должным образом (1 Кор. 14:40). Христос со всей решительностью утверждал, что поскольку Бог — это дух, то истинным поклонение может быть только в духе (Ин. 4:24). Поклонение — это по сути вознесение человеческого духа посредством религиозных действий, которые приводят душу в присутствие Бога.

Ранние христиане не думали о церкви как о месте поклонения (хотя сегодня слово «церковь» обычно употребляется именно в этом смысле). Церковью тогда называли совокупность людей, находящихся в личностном отношении с Христом, а собирались люди у себя дома (Деян. 12:12, Рим. 16:5, 23, Кол. 4:15, Флм. 1–4), в храме (Деян. 5:12), в школах (Деян. 19:9) и в синагогах. Место встречи было не так важно, как общение людей друг с другом и поклонение Богу.

В I веке воскресенье (первый день недели) стало считаться днем поклонения, поскольку именно в этот день Христос воскрес из мертвых (Деян. 20:7, 1 Кор. 16:2, Откр. 1:10). По воскресеньям проводились две службы. Утренняя служба, вероятнее всего, включала в себя чтение Писаний (Кол. 3:16), назидание главного старейшины, молитвы, а также пение (Еф. 5:19). Вечеря любви ("агапа") (1 Кор. 11:20–22), предшествовала причащению на вечернем собрании. К концу I века вечеря любви в основном была упразднена и причащение совершалось во время утреннего собрания. Плиний Младший писал Траяну, что христиане собираются еще до рассвета, поют гимны и дают обещание вести порядочную жизнь.

Мы располагаем более подробными сведениями о поклонении в середине II века благодаря «Первой апологии» Юстина Мученика и «Дидахе». Служба в «день Солнца» (воскресенье) начиналась с чтения «воспоминаний апостолов» или «преданий пророков», «пока позволяло время». Далее ведущий службу выступал с назидательным словом, используя места из Писания, и верующие вставали для молитвы. После «поцелуя мира» отмечался праздник Тайной Вечери. Хлеб, вино и вода освящались благодарственным молебном, на который люди отвечали «Аминь». Затем диаконы шли к немощным, чтобы и они могли причаститься. Собирались вещи для помощи вдовам, сиротам, больным, заключенным в тюрьму и бездомным, собрание заканчивалось, и люди расходились по домам.

Тайная Вечеря и Крещение были двумя таинствами ранней Церкви. Их рассматривали как заповеди Христа. В I веке было широко распространено крещение погружением, но, как написано в «Дидахе», это таинство могло также совершаться обливанием крещаемого, если нигде поблизости не было подходящего водоема. Причащаться могли лишь крестившиеся.

3. Жизнь Церкви

Во времена ранней Церкви государство было не настолько богато, чтобы помогать бедным и больным. Церковь взяла эту обязанность на себя. Диаконы использовали пожертвования, собранные после причащения, на помощь нуждающимся. Павел говорит о том, что собирались дары верующих каждое воскресенье (1 Кор. 16:1–2). Женщины помогали в благотворительной Деятельности церквей и шили одежду для тех, кто в ней нуждался (Деян. 9:36–41).

Церковь не боролась против рабства впрямую и не запрещала христианам владеть рабами, однако все-таки подорвала устои рабства, поскольку призывала хозяина и раба помнить, что они братья во Христе. По тактично написанному Посланию Павла к Филимону, руководителю церкви в Колоссах, можно предположить, что Филимон как искренний христианин скорее всего дарует Онисиму свободу.

Ранняя Церковь запрещала следовать языческим обрядам римского общества, но не запрещала поддерживать отношения с соседями-язычниками. Фактически Павел предполагал возможность тесных контактов, если они не заставляют человека жертвовать христианскими принципами (1 Кор. 5:10, 10:20–33). Он призывал избегать любых действий, которые могли бы рассматриваться как идолопоклонство или языческое прелюбодеяние. Христианин не должен совершать то, что может нанести вред Телу Христа (1 Кор. 6:12), отвратить людей от Христа или увести слабых христиан в сторону (1 Кор. 8:13, 10:24). Он должен избегать всего, что не приносит Богу славы (1 Кор. 6:20, 10:31). Христианские принципы препятствовали посещению языческих театров, стадионов, игр и храмов.

Несмотря на моральную и духовную разобщенность с язычниками, христиане хотели (и даже призывались Павлом) исполнять свои общественные обязанности в покорности и уважении к гражданским властям, платить налоги и молиться за стоящих у власти (Рим. 13:7, 1 Тим. 2:1–2). Христиане становились образцовыми гражданами, разумеется, если это не заставляло их изменять Богу — высшему Правителю, союз с Которым должен был рассматриваться ими как самый главный.

Чистота жизни, любовь и дерзновение ранней Церкви, которая могла постоять за свои принципы и умереть ради них, оказали такое влияние на языческое общество имперского Рима, что всего лишь через три века после смерти Христа император Константин официально признал важность христианства, когда созвал Никейский собор и стал его председателем.

Раздел II

БОРЬБА КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ ЗА ВЫЖИВАНИЕ

(100–313 годы)

Глава 7

ХРИСТОС ИЛИ КЕСАРЬ?

В любой период истории христианство сталкивалось и с внутренними, и с внешними проблемами. В 100–313 годах ереси одолевали Церковь изнутри, тогда как извне на нее обрушивались нападки Римского государства.

Христиане Римской империи, несторианцы в Китае в IX и X веках, Римско-католическая Церковь в Японии XVII века, равно как христиане нацистского государства испытывали на себе враждебную политику, которая приводила даже к появлению мучеников. Христианство встретилось и с критикой со стороны языческих мыслителей, например Лукиана, Фронтона и Цельса.

Многие люди имеют лишь смутное представление о продолжительности, размерах и видах преследований, которые вынесла Церковь. До 250 года гонения были в основном локальными, случайными и учинялись чаще всего толпой. Но затем они сделались элементом политики Римского имперского правительства, а потому приняли массовый характер и были особенно жестоки. В то время мысль Тертуллиана, что «кровь христиан является семенем» (Церкви), для многих из них стала ужасной реальностью. Однако Церковь продолжала развиваться, несмотря на или, скорее, даже благодаря преследованиям, пока в конце этого периода император Константин не предоставил ей свободу поклонения.

1. Причины гонений

1.1. Политические

Преследований почти не было, пока власти смотрели на Церковь как на разновидность иудаизма, который считался позволительной религией (Religio licita). Но лишь только быстро растущее христианство отделилось, оно уже могло рассматриваться как секретное сообщество и было запрещено, поскольку в нем видели угрозу безопасности империи.

В союзе государства и религии первое почиталось за высшую Ценность и не предполагало никакой частной религии-соперницы. Религия приветствовалась, только если она способствовала укреплению стабильности государства, христианство же требовало полного духовного и морального подчинения тех, кто принял Спасителя. Таким образом, выбор должен был делаться между верностью Христу и верностью кесарю, причем кесарю грозила опасность стать на второе место. Правители Рима расценили попытки создания собственного образца культуры внутри империи как измену и решили, что христиане хотят образовать государство внутри государства. Иными словами, вопрос ставился так: или всеобщее государство — или всеобщая Церковь, Тело Христа. Требование исключительной подчиненности Христу вступило в противоречие с гордыми притязаниями кесаря на абсолютную власть.

Многие действия христиан, казалось, подтверждали подозрения в их неверности государству. Христиане упорно отказывались воскурять ладан на алтарях, посвященных гению римского императора, с которым в период от Цезаря Августа до Константина в сознании людей очень тесно стало связываться благополучие всей империи (если человек приносил такие жертвы гению императора, он тем самым ставил религию на второе место). Христиане проводили свои богослужения ночью и скрытно, а для римских властей это не могло значить ничего, кроме тайных попыток подорвать безопасность государства. Укреплению их взглядов способствовало еще и то, что христиане не служили в армии с 302 примерно по 313 год.

1.2. Религиозные

К основным, политическим причинам гонений прибавились еще и религиозные. Религия Римского государства была механическая и надуманная, она включала в себя алтари, идолов, священников, обрядовые книги, сами обряды и богослужения, которые могли видеть люди. Римляне были не прочь добавить еще одного идола к богам пантеона, если новое божество подчинялось главным требованиям религии государства. Христиане же отрицали идолов и слабо развивали обрядовую сторону вероисповедания. Их поклонение было духовным и внутренним. Молились они стоя, с закрытыми глазами, не обращаясь ни к какому предмету. Для римлян, которые привыкли к символическим, материальным, воплощениям своих богов, это было равнозначно атеизму, отсутствию бога.

Секретность, в которой встречались христиане, также вызывала враждебное отношение. Сплетни превращали их в людей, склонных к инцесту, каннибализму — неестественным поступкам. Непонимание отношения к хлебу и вину как к телу и крови Христа возбуждало слухи о том, что христиане убивали и ели младенцев, принося их в жертву Богу. «Поцелуй мира» в результате ложного толкования стал означать инцест и другие виды аморального поведения, с отвращением воспринимавшиеся людьми римской культуры, которым становилось уже совершенно безразлично, что все это чистая выдумка.

1.3. Общественные

Общественные проблемы также сыграли свою роль в преследовании Церкви. Христиане, очень хорошо относившиеся к бедноте и рабам, снискали ненависть и презрение влиятельных аристократических кругов общества, которые тем не менее опасались их влияния на низшие классы. Христиане провозглашали равенство всех людей (Кол. 3:11), язычество же настаивало на иерархической системе общества, в которой привилегированное меньшинство обслуживалось неимущим большинством.

Христиане отделились от языческих сборищ в храмах, театрах и в местах отдыха. Отказ принять типичные формы социального поведения привел к тому, что христиан невзлюбили, как это всегда бывает с нонконформистами (инакомыслящими). Их праведность была молчаливым упреком распутной жизни, которую вели люди высшего класса. Из-за этого нонконформизма в отношении к социальным порядкам у язычников создалось впечатление, будто христиане представляют угрозу обществу, являются по сути своей человеконенавистниками и подстрекают массы к восстанию.

1.4. Экономические

Нельзя забывать и об экономических причинах преследования христиан.

В Ефесе, например, Павел столкнулся с противодействием серебряников, которых больше заботило, что христианство принесет ущерб их ремеслу, а не культу Дианы (Деян. 19:27). Священники, серебряники, прорицатели, художники, архитекторы и скульпторы вряд ли могли с энтузиазмом отнестись к религии, которая лишала их прежних источников дохода. Вот где разгадка отрицательного отношения к христианству этих людей.

В соответствии с принятым тогда летоисчислением 250 год (когда гонения ужесточились и стали массовыми) был 1000 годом от основания Рима. Империю одолевали чума, голод, восстания, и общественное мнение объяснило все эти несчастья присутствием христиан, выражая тем самым стремление вернуться к старым богам. Как показала история, при переходе тысячелетнего рубежа возникает большое количество суеверий, и римляне в этом отношении были ничуть не лучше, чем люди средних веков перед 1000 годом от Рождества Христова. Гонения на христиан казались им логичным способом преодолеть невзгоды.

Указанные причины сочетались во взглядах властей для того, чтобы оправдать гонения на христиан. В каждом отдельном случае присутствовали не все из них, но какая-то часть, однако исключительность требований христианской религии на подчинение жизни Христу вступала в противоречие с языческим политеизмом и требованием верности одному только Римскому государству в большинстве случаев. Гонения стали составной частью имперской политики в стремлении сохранить единство Римской империи. Христианство как религия не получила законных прав на существование. Ответом на критику со стороны людей, государства и языческих авторов стали мученики и апологеты.

2. Гонения на Церковь

Христиане преследовались как на религиозной, так и на политической почве. Иудеи возглавляли гонения на новую церковь в Иерусалиме. Преследования же со стороны Римского государства стали организованными только в правление Нерона (54–68), да и то вплоть до 250 года они были локальными и разрозненными, а массовый характер и жестокость обрели лишь при Деции.

2.1. Гонения до 100 года

Сомнительно, что первые массовые гонения на христианскую Церковь начал Нерон. По свидетельству Тацита, в Риме широко распространился слух, будто Нерон приказал устроить пожар, разрушивший часть города, и в результате пришлось искать козла отпущения. Предубеждение по отношению к себе Нерон направил в русло вражды против христиан, обвинив их в поджоге и занявшись подстрекательством к их рассеянию. Точно известно, что гонения не выходили за пределы Рима и близлежащих территорий. В этот период смерть постигла Петра и Павла.

Преследования возобновились в 95 году в правление деспота Домициана. Иудеи отказались платить налог, который взимался для поддержки Юпитера Капитолийского, а поскольку христиане продолжали ассоциироваться с иудеями, они также испытали на себе гнев императора. Именно в это время апостол Иоанн был сослан на остров Патмос, где он написал книгу «Откровение».

2.2. Христианство под запретом (100–250 годы)

Первые массовые гонения начались в Вифинии в правление Плиния Младшего примерно в 112 году, когда христиан стали вызывать в суды в качестве обвиняемых. В довольно любопытном послании императору Траяну Плиний делился сведениями о христианах, описывая их политику и просил Траяна высказать свое мнение. Он сообщал, что «зараза этого предрассудка» (то есть христианства) проникла в сельскую местность, равно как в большие города, что храмы практически опустели, а торговцы священными животными разорились. Далее Плиний рассказал Траяну о предпринятых гонениях. По чьему-либо доносу Плиний вызывал человека на суд и трижды спрашивал, является ли он христианином. Если человек три раза отвечал «да», то его приговаривали к смерти.

В ответе Траян уверил Плиния, что именно так все и должно делаться. Не нужно было специально искать христиан, но если поступало известие, что какой-то человек является христианином, то он должен нести наказание при условии, если публично не отречется от Христа и не станет поклоняться богам Римлян. Именно в этот период гонений расстался с жизнью Игнатий.

Гонения происходили также в Смирне в середине II века, когда был замучен Поликарп и доставлен разгневанной толпой к властям.

Местные бедствия, например пожар в Риме, или правление усердного губернатора были причинами гонений вплоть до правления Марка Аврелия. Марк Аврелий был твердый стоик, которому передалось предубеждение против христианства от его учителя Фронтона. Склонный относить естественные или случившиеся по вине человека бедствия на счет христиан, он отдавал приказы об их преследовании. Юстин Мученик, великий автор-апологет, претерпел страдания в Риме во время этих гонений.

2.3. Массовые гонения (после 250 года)

Деций взошел на имперский трон, когда подходило к концу первое тысячелетие римской истории и Империя страдала от стихийных бедствий, а также от внешних и внутренних нападок на ее стабильность. Деций решил, что классическую культуру нужно спасать, причем спасать сильной рукой. Христиан стали рассматривать как особую опасность для государства, так как их число быстро росло, а деятельность принималась за попытки организовать государство внутри государства.

В 250 году Деций издал эдикт, в котором требовал, по меньшей мере ежегодного пожертвования на алтари римских богов и императора. Те, кто приносил такие жертвы, получали документ, называемый Libellus. Церковь испытывала большие волнения, пытаясь решить, что делать с теми, которые отреклись от христианской веры ради этих документов. К счастью для Церкви, гонения продолжались только год, до смерти Деция. Однако надо сказать, что Ориген претерпел пытки, которые привели к его смерти, в более поздний период.

В зависимости от императора гонения то уменьшались, то усиливались, но самые сильные гонения начались при Деций и Валериане, при котором был замучен Киприан, и окончились правлением Диоклетиана (245–313). Диоклетиан был сильным, воинственно настроенным правителем, который взошел на римский престол в конце века, ознаменованного в империи политическими беспорядками. Он решил, что империю и классическую культуру может спасти только сильная монархия, и в 285 году ликвидировал двоевластие принципата, созданное Цезарем Августом в 27 году до Р.Х. (в соответствии с которым император и сенат делили власть). Мощная, по образцу восточных, монархия казалась ему единственной альтернативой хаосу. В такой деспотической империи не могло быть места для демократии в правительстве или для терпимости по отношению к верам, противоречившим государственной религии. Следствием этой исторической ситуации стали наиболее жестокие гонения, которые христиане когда-либо испытывали.

Первые эдикты, призывавшие к преследованию христиан, вышли в марте 303 года. Диоклетиан приказал запретить собрания христиан, ликвидировать церкви, распустить церковных служителей, заключить в тюрьму упорствовавших в благовествовании, а Писания уничтожить в огне. (Этот последний приказ доставил Церкви немало хлопот впоследствии, когда в Северной Африке начались выступления донатистов против христиан, обвиненных в «традиторстве» — передаче Писания властям для сожжения, а после окончания гонений желавших вновь войти в Церковь.) Более поздний эдикт предписывал христианам приносить жертвы языческим богам, а в противном случае грозил смертным приговором. Евсевий указывал, что тюрьмы настолько переполнились служителями Церкви и их паствой, что там не оставалось места даже для преступников. Христиан наказывали лишением имущества, ссылкой, тюремным заключением, казнили или бросали на растерзание диким животным. Более удачливые христиане ссылались на копи, где они работали до конца жизни. Гонения ослабились, лишь, когда Диоклетиан в 305 году отрекся от престола.

После многочисленных преследований Галерей в 311 году, уже на смертном одре, издал эдикт о терпимом отношении к христианству при условии, что христиане не будут нарушать покой Империи. Однако гонения не прекратились до тех пор, пока Лициний и Константин не утвердили в 313 году Миланский эдикт, предоставивший свободу поклонения не только христианству, но и всем другим религиям. Константин считал, что поклонение Богу должно быть «первой и главной заботой» правителя, а потому не видел альтернативы свободе религии в имперской политике. Возможно, на его либерализм большое влияние оказало видение креста, которое, по преданию, дало ему уверенность в победе над противниками. (Совершенно определенно можно сказать, что Константин шел впереди своего времени, поскольку только недавно свобода исповедания стала считаться непременным признаком демократии.) Таким образом, христиане получили возможность открыто поклоняться Христу и приводить к Нему людей.

Проблема взаимоотношений между Церковью и государством не решена до сих пор. Бывает, что к христианам терпимо относятся лишь с позиции закона. Борьба ранней Церкви помогает понять важность современной концепции разделений Церкви и государства. Только там, где людям разрешается иметь личные интересы, отдельные от интересов общества, может быть религиозная свобода.

3. Результаты преследований

Быстрое распространение христианства даже в условиях тяжелейших преследований доказало, что кровь мучеников стала поистине семенем Церкви. Во времена апостолов христианство было в большей степени городским движением. Число активных верующих Иерусалима после Воскресения оценивалось Павлом приблизительно в 500 (1 Кор. 15:6). Послание Плиния доказывает, что христианство широко распространилось в Малой Азии уже в начале II века. В I веке оно было распространено лишь в восточной части Империи. Иудеям предоставлялись наилучшие возможности принять христианство, по мере того как Евангелие достигало новых городов. В течение II века христианство распространялось среди грекоговорящих язычников Империи. Церковь в Александрии стала главной церковью Египта.

К 200 году христиане появились во всех частях Империи, а в III веке центр распространения христианства переместился в ее латиноязычные западные районы. В Северной Африке богословским центром стала могущественная Карфагенская церковь. К 300 году, по разным оценкам, в Церковь входило 5–15 % населения Империи, то есть 50–75 млн. человек.

Однако гонения привели к появлению и внутренних проблем. Северная Африка и Рим стали центрами довольно сильных церковных разногласий по поводу того, как относиться к людям, которые приносили жертвы на языческие алтари во время преследований Деция и которые позволяли сжигать Писания во время гонений Диоклетиана, а сейчас просили Церковь принять их покаяние. Одни хотели отлучить их от Церкви, другие соглашались простить их, но после испытательного периода. Разногласия с донатистами не были разрешены до Константина (см. гл. 8).

Гонения Диоклетиана поставили перед Церковью проблему канонизации Нового Завета (см. гл. 10). Иметь Писания было опасно, а потому христиане хотели быть уверенными, что книги, которые они прячут под страхом смертного наказания, были истинно каноническими. Эти рассуждения способствовали канонизации духовной литературы, а также созданию апологетической литературы.

* * *

Эпоха гонений представляет огромный интерес, так как она проливает свет на вечную проблему взаимоотношений Церкви и государства. Христианство продемонстрировало исключительную верность своих последователей моральным и духовным принципам. Христианин должен повиноваться государству до тех пор, пока оно не требует изменить моральному и духовному союзу с Богом.

Христиане, которые живут в государствах, где и сейчас возможны преследования за веру, должны в качестве руководства изучать историю ранних гонений, ибо перед людьми во все времена встает вопрос: кому повиноваться — Христу или кесарю?

Глава 8

БАСНИ ИЛИ ЗДРАВОЕ УЧЕНИЕ?

Христиане II и III веков оказались в ситуации, которой старается избежать любой стратег — им пришлось воевать на два фронта. В одно и то же время они боролись и за свое существование, так как Римское государство пыталось уничтожить Церковь извне, и за чистоту веры внутри самой Церкви. Обращенные в христианство либо имели иудейское воспитание, с его идеей спасения по делам, либо были людьми, которые впитали в себя интеллектуально развитую культуру греческой философии. Таким образом, одни пытались навязать христианству старые иудейские законы, другие подходили к нему с философских позиций, стараясь представить его более респектабельным в глазах высших кругов государства. В некоторых случаях слишком фанатичные деятели вырабатывали собственный путь избавления от истинных или надуманных грехов Церкви, и им удавалось привлекать сторонников до тех пор, пока ереси не приводили к расколам, а от расколов не образовывались новые секты.

1. Законнические ереси

Постановления Иерусалимского собора, освобождающие христиан из язычников от обрядовых требований иудейского закона не решили эту проблему окончательно. Многие обращенные иудаисты пытались вернуться назад к монотеизму, а учение о Христе и спасении разбавить своими иудейскими законами. После подавления римскими властями восстания иудеев под руководством Бар-Кохбы (между 132 и 135 годами) стали образовываться группы эбионитов (от еврейского слова «бедный») в Палестине и близлежащих государствах. Они проповедовали единого Бога — Создателя Вселенной; верили, что иудейский закон был высшим проявлением Божественной воли и что он до сих пор имеет власть над людьми. Иисус, по их мнению, был сыном Иосифа, и во время крещения приобрел какую-то часть Божественной силы, когда Дух Святой сошел на Него. Они соглашались с Евангелием от Матфея, однако не принимали посланий Павла; настаивали, что христиане из язычников, равно как христиане из иудеев, должны пройти обряд обрезания и соблюдать законы Моисея, ибо без них не может быть спасения. После разрушения Иерусалима римлянами в 135 году влияние эбионитов сошло на нет, однако само их существование и учение показывает, что Церковь постоянно должна была отстаивать свой главный принцип, утверждая, что только вера в Христа оправдывает человека перед Богом.

2. Философские ереси

Большую угрозу чистоте вероучения христиан представляла греческая философия. В христианство обратилось гораздо больше греков, чем иудеев. Среди них было много философов, которые хотели дополнить христианство философией или одеть старую языческую философию в христианские одежды.

2.1. Гностицизм

Гностицизм — религиозно-философское учение, представлявшее величайшую угрозу христианству, — достиг наивысшего развития примерно в 150 году. Корни этого учения уходят в новозаветные времена, вероятно, еще Павел боролся с нарождающимся гностицизмом (Послание к Колоссянам). Христианское предание связывает происхождение гностицизма с Симоном-волхвом, которого Петр так сурово обличал.

Гностицизм явился следствием естественного человеческого желания объяснить происхождение зла.

Гностики воплощением зла считали материю и пытались создать такую философскую систему, в которой Бог как дух не был связан со злом, а человек мог соотноситься с Богом духовной стороной своей природы.

Это была логическая, рациональная система, в которой проявилась человеческая склонность к поискам ответов на великие вопросы о происхождении человека; чтобы ответить на эти вопросы, гностики попытались объединить христианство с греческой философией. В Первом Послании к Коринфянам, они, подобно грекам, пытались человеческой мудростью постичь пути Бога в Его отношениях с человеком, отрицая тот факт, что на Голгофе грехи человечества были искуплены. Если бы гностицизм возобладал, то христианство стало бы очередной философской религией древнего мира.

Примерно тысяча страниц документов, касающихся египетского и сирийского гностицизма, найденных в 1946 году в Наг Хаммади в Верхнем Египте, дает нам достаточно полное представление об этом учении.

Главным заблуждением гностиков был дуализм: они настаивали, что существует четкое разграничение между материальным и духовным мирами. Материя для них всегда ассоциировалась со злом, а дух с добром, отсюда они заключали, что Бог не мог быть создателем материального мира.

Гностики устранили противоречие между Богом и материей, включив в свое учение понятие о демиурге, промежуточном существе, которое они считали одной из эманаций высшего Бога. Эманациями они называли существа, в последовательности которых уменьшается количество духовного и увеличивается содержание материи. Демиург был достаточно духовен, чтобы обладать созидающей силой, и достаточно материален, чтобы создать грешный, злой материальный мир. Этого демиурга гностики идентифицировали с Иеговой Ветхого Завета, к Которому они испытывали глубокую неприязнь.

Чтобы объяснить Христа, они использовали учение, известное как докетизм. По их мнению, материя является злом, поэтому (хотя в Библии говорится как раз обратное) Христос как абсолютная духовная праведность не мог объединиться с материей. То есть либо человек Иисус был фантомом — призраком, материальность которого была лишь кажущейся (в этом и заключался докетизм), либо Христос вошел в человеческое тело Иисуса только на короткий период — между крещением Иисуса и началом Его страданий на кресте, затем Христос покинул тело, и на кресте умер человек Иисус. Задачей же Христа было дать человеку особое знание — гнозис, которое помогло бы ему спастись силой своего рассудка.

Они не отрицали, что спасение, в котором нуждалась лишь душа, духовная часть человека, могло начаться с веры, однако особый гнозис, который Христос передал элите, узкому кругу людей, был, по взглядам гностиков, гораздо более действенным в процессе спасения.

Только пневматики (pneuma — «дух»), которые обладали специальным эзотерическим гнозисом, и психики (psyche — «душа»), которые обладали верой, но не имели доступа собственно к гнозису, могли попасть на небеса. Всем остальным — гиликам (hyle — «материя») — не было места на небе, им суждены были вечные муки. В этом учении исключалась возможность воскресения человеческого тела. Если же тело материально и для него нет будущей жизни, то у человека остается две возможности: либо сдерживать желания своего тела суровым аскетизмом, либо предаваться распутству.

Описание главных заблуждений, которые были общими для всех гностиков, не должно приводить вас к выводу, что они были едины в своем учении. Даже поверхностный взгляд на первые несколько книг сочинения Иринея «Против ересей» показывает читателю, насколько многочисленными были эти группы и как разнообразны их идеи. Так, например, сирийскую школу гностицизма возглавлял Сатурнин; в Египте — Василид; Маркион и его последователи создали, по всей видимости, наиболее значительную группу людей, испытавших на себе влияние этого учения.

Примерно в 140 году Маркион покинул свой родной Понт и отправился в Рим, где стал пастором Римской церкви. Он понимал, что иудаизм является злом и поэтому ненавидел иудейские Писания и упоминавшегося в них Иегову. Маркион разработал свой собственный канон Писания, в который он включил сокращенный вариант Евангелия от Луки и 10 посланий Нового Завета, написанные Павлом. Хотя занятия приносили немалый доход, что позволяло ему помогать Римской церкви, Маркион был отлучен за приверженность к идеям гностицизма и впоследствии основал свою собственную церковь.

Рассматривая гностицизм с точки зрения Писания, мы приходим к убеждению, что Церковь имела достаточно оснований критиковать это учение. Оно предполагало наличие двух богов: злого, ветхозаветного бога-создателя и доброго бога-искупителя, что привело к появлению антисемитизма в Церкви; отрицало Реальность человеческой жертвенной смерти и физического воскресения Христа, Которого Иоанн описал как Бога живого, раскрывающего славу Божию (отсюда понятно, почему Павел так настойчиво провозглашал полноту Бога во Христе (Кол. 1:19, 2:9). Гностицизм порождал духовную гордость своим предположением, что только избранные смогут насладиться жизнью с Богом на небесах. Гностики не признавали будущего для человеческого тела, в этом отношении гностицизм напоминал греческую мифологию и философию. Аскетизм, провозглашенный гностиками, способствовал возникновению средневекового движения аскетов, которое известно нам как монашество.

Однако гностицизм совершенно непроизвольно содействовал развитию Церкви. Когда Маркион формировал свой канон новозаветных Писаний, Церковь в целях самозащиты была вынуждена уделить внимание принципам канонизации священных книг и определить их роль в развитии вероучения и в жизни христиан. Таким образом, ускорилась разработка символа веры, это было насущной жизненной потребностью. Епископат стал центром объединения Церкви в борьбе против ересей, что высоко подняло престиж епископов, а позже привело к повышению статуса Римского епископа. Полемисты, такие, как Тертуллиан, Ириней и Ипполит, стали писать свои труды, чтобы противостоять гностицизму.

Идеи гностицизма возродились впоследствии в учении павликиан в VII веке, богомилов в XI и XII веках, а также в более позднем движении альбигойцев во Франции.

2.2. Манихейство

Манихейство, отчасти напоминавшее гностицизм, было основано человеком по имени Мани, или Манихей (216–276) из Месопотамии, который развил свою собственную философскую систему примерно в середине III века. Мани любопытным образом соединил христианское мышление, зороастризм и другие восточные религии в четко разработанную дуалестическую философию. Примитивный человек, по его мнению, произошел путем эманации существа, которое в свою очередь было эманацией более высокого уровня, так называемого правителя царства света. Правителю царства света противостоял правитель тьмы, ему удалось обмануть первого человека, в результате чего тот стал сочетать в себе свет и тьму. Душа произошла от царства света, однако тело человека связало его с царством тьмы. Спасение состояло в освобождении света души от рабства человеческого тела. Это могло произойти только путем возгорания света, то есть через Христа. Элита, совершенные люди, становились кастой священников. Они жили аскетической жизнью и исполняли определенные обряды, играющие существенную роль в процессе освобождения света. Остальные люди помогали священству в удовлетворении их насущных потребностей и благодаря этому тоже участвовали в спасении.

Манихей придавали настолько большое значение аскетической жизни, что рассматривали половое влечение как зло и проповедовали безбрачие.

Возможно, именно манихейство способствовало отделению священников от всех остальных верующих, которые затем стали рассматриваться как непосвященные миряне.

Манихейство сохраняло свою силу долгое время после смерти Мани в Персии. Даже такой великий мыслитель, как Августин, занимаясь поисками истины, в течение 12 лет был учеником манихеев. После своего обращения Августин потратил много сил на опровержение их взглядов.

2.3. Неоплатонизм

Чаще всего мистицизм рассматривался как течение средневековья, однако мистические тенденции присутствовали в Церкви на протяжении всех веков. Можно выделить три типа мистицизма.

1) Эпистемологический тип мистицизма, в котором большое внимание уделяется тому, как человек приходит к познанию Бога. Люди, исповедующие этот тип мистицизма, считают, что все наше знание о Боге является непосредственным и открывается нам интуитивно или через духовное озарение. Рассудку и в некоторых случаях даже Библии они отводят второстепенную роль по сравнению с этим внутренним светом. Большинство средневековых мистиков, например католические квиетисты XVII века v квакеры, придерживались этого взгляда;

2) Метафизический тип мистицизма, где считается, что духовная сущность человека может время от времени сливаться с Божественной сущностью, а человеческий дух после смерти человека становится частью Божественного существа. К этому типу мистицизма относятся неоплатонисты, некоторые из наиболее ортодоксальных мистиков средних веков и буддисты;

3) Библия выражает этический, духовный тип мистицизма, в котором каждая личность соотносится с Богом через Христа с помощью Святого Духа, присутствующего в человеке.

Неоплатонизм — это хороший пример онтологического типа мистической философии. Он возник в Александрии, и его духовным отцом является Аммоний Саккас (Ок. 174 — ок. 242), выросший в христианской семье. Ориген, один из отцов христианской Церкви, и человек по имени Плотин обучались у Саккаса. В третьей четверти III века Плотин (ок. 205–270) занял ведущее место в этом течении и распространял это учение в Риме.

Литературное оформление неоплатонизм получил в сочинениях Порфирия (232–305), который на основе трудов Плотина создал компиляцию, известную как «Эннеада»; она сохранилась до настоящего времени. В этой работе провозглашается метафизический монизм, а не дуализм.

Неоплатонисты рассматривали Абсолютный Дух как трансцендентный источник всего сущего и утверждали, что все создано путем истечения — эманации. Эта эманация завершилась сотворением человека, обладающего разумной душой и телом. Цель Вселенной, по их мнению, заключается в том, чтобы все, что вышло из Божественной сущности, вернулось в нее обратно; а философия якобы способствует ускорению этого процесса — человек занимается рассудочным созерцанием, пытаясь мистически, интуицией, познать Бога и снова влиться в Того, из Которого все вышло. Появляющееся при этом чувство экстаза они считали наивысшим наслаждением в жизни. Взгляды неоплатонистов оказали влияние на теорию Августина.

Император Юлиан, известный по имени Отступник, поддерживал неоплатонизм как соперника христианства во время своего недолгого правления с 361 по 363 год и пытался сделать его религией Империи. Августин тоже сочувственно относился к платонизму, когда занимался поисками истины. Это движение привлекло и язычников, не желающих выполнять высокие этические и духовные требования христианской религии. И, несомненно, оно способствовало развитию мистицизма в христианстве. Неоплатонизм существовал до начала VI века.

3. Богословские заблуждения

Некоторые заблуждения приводили к ложной интерпретации сути христианства. Происходило это либо из-за преувеличения роли отдельных его частей, либо в результате протеста. На опровержение заблуждений тратилась часть энергии, которую можно было бы использовать на благовестие. Примерами подобных заблуждений являются монтанизм и монархианство.

3.1. Монтанизм

Монтанизм возник во Фригии после 155 года. Монтан пытался противостоять формализму в Церкви и считал, что Церковь должна направляться Духом Святым, а не людьми, которые ею руководят; он возражал также против возвышения епископа в поместной церкви.

Эта попытка сопротивления формализму и человеческой организации привела Монтана к пересмотру учения о втором пришествии и о Духе Святом. К сожалению, как нередко бывает в подобных случаях, Монтан впал в другую крайность и в своем фанатизме ложно толковал Писания.

Развивая свое необычное учение о богодухновенности, Монтан утверждал, что действие Духа было непосредственным и продолжительным и что он сам является «параклетом», «утешителем», через которого Дух Святой говорит Церкви так же, как Он говорил когда-то через Павла и других апостолов. Монтан придерживался достаточно неординарный эсхатологии. Он верил, что Небесное Царство Христа скоро установится в Пепузе во Фригии и что сам Монтан займет почетное место в этом Царстве. Для того чтобы приготовиться к пришествию Христа, он и его последователи практиковали строгий аскетизм: они не вступали вторично в брак, если умирал первый супруг, соблюдали множество постов и ели только пресную пищу.

Церковь осудила крайности этого движения. Константинопольский собор в 381 году постановил, что монтанистов необходимо считать язычниками. Однако Тертуллиана, одного из величайших отцов Церкви, привлекло это учение, и он сам стал монтанистом.

Наиболее интенсивно это движение развивалось в Карфагене и на востоке.

Движение монтанистов — это разновидность протеста, который появляется всякий раз, когда в Церкви начинает преобладать формализм в поклонении и преуменьшается роль Духа Божия. Это движение было и является напоминанием Церкви о том, что ее организация и вероучение должны учитывать эмоциональные потребности человеческой природы и жажду человека установить непосредственный духовный контакт с Богом.

3.2. Монархианство

Если Монтан очень ревностно относился в своем учении к Духу Святому и вдохновению, то о монархианах можно говорить как о ревностных сторонниках единого (монархического) Бога, которые противостояли любым попыткам рассматривать Бога как три отдельные личности. Сначала они утверждали монотеизм, но в конце концов пришли к древней форме универсализма, который отрицал истинную Божественную сущность Христа. Сторонники этого течения пытались понять, каким образом Христос соотносится с Богом.

В III веке человек по имени Павел из Самосаты был епископом Антиохийским. Вдобавок к этому служению он занимал важный политический пост в правительстве Зиновии, королевы Пальмиры. Часто во время своих проповедей в Антиохийской Церкви, он усиленно жестикулировал, напрашивался на аплодисменты, на то, чтобы его приветствовали и махали ему носовыми платками и чтобы женский хор встречал его хвалебными песнями. Поскольку он не унаследовал какого-либо состояния и не занимался никакими делами, то вызывали некоторые подозрения источники его большого состояния.

Этот способный, но не отличавшийся усердием богослов учил, что Христос был не Богом, а просто хорошим человеком, который путем праведности и через крещение (когда Божественный Логос проник в его существо) достиг Божественного состояния и получил силу спасения. Эта попытка снова возродить монотеизм лишала христиан Божественного Спасителя.

Сторонники учения Павла из Самосаты стали называться динамистами (от греч. «сила») или адопцианами (лат. adoptio — «усыновлять»).

Человек по имени Савеллий, который считал, что необходимо всеми способами избегать троебожия, или тритеизма, после 200 года сформулировал учение, получившее его имя — савеллианство. Это учение стало модальной разновидностью монархианства. Савеллий учил, что Троица — это проявление различных форм (модусов), а не различных сущностей. По его мнению, Бог явился как Отец в ветхозаветные времена, позднее как Сын, чтобы искупить человека1, и затем как Дух Святой после воскресения Христа. Таким образом, существовали не три личности в единстве Бога, а три Богоявления. Его взгляды можно проиллюстрировать следующим образом. Человек одновременно может быть сыном, братом, отцом, но во всех этих отношениях участвует лишь одна истинная личность. Этот взгляд отрицал отдельную личность Христа. Позже он вновь был возрожден у пятидесятников нового толка, или истинно Христовых пятидесятников.

4. Церковные расколы

4.1. Споры о Пасхе

Начальный этап развития Церкви сопровождался расколами, которые возникали из-за различного отношения к вопросам подчиненности и богослужения.

Споры о том, когда отмечать Пасху, возникли примерно в середине II века. Церковь на Востоке считала, что Пасху нужно отмечать по иудейскому календарю в 14-й день Нисана, независимо от дня недели. Поликарпу из Азии, стороннику этого взгляда, стал возражать в 162 году Римский епископ Аникет, который настаивал на том, чтобы Пасха отмечалась в воскресенье, следующее за 14-м Нисана. В 190 году Виктор, епископ Рима, отлучил церкви Азии вследствие разногласий с Поликарпом из Ефеса (за что Ириней упрекал его, обвиняя в превышении власти). Соглашение по этому вопросу было достигнуто на Никейском соборе в 325 году, где была принята точка зрения Западной Церкви.

4.2. Донатизм

Споры с донатистами возникли примерно после 300 года, когда прекратились преследования Церкви Диоклетианом. Большинство из раскольников жило в Северной Африке.

Служитель церкви по имени Донат настаивал на отстранении Карфагенского епископа Цецилиана от служения на том основании, что он был рукоположен Феликсом, не устоявшим в вере во время преследований Диоклетиана. Донат утверждал, что Феликс совершил непростительный грех и это «традиторство» обесценило совершенное им рукоположение. Донат и его сторонники избрали епископом Майорина, а после смерти Майорина в 313 году епископом стал Донат. Собор в Риме осудил донатистов и постановил, что ценность посвящения в дело Божие не зависит от характера посвящавшего человека и его поступков. Донатистам было отказано в денежной поддержке. Другой собор западных епископов, который проводился в Арле в 314 году, снова не одобрил позиции донатистов.

Этот раскол привлек к себе внимание Августина, который написал много трудов, стараясь повысить авторитет Церкви.

* * *

В заключение можно сказать, что расколы, заблуждения и ереси не всегда шли во вред Церкви. В данном случае они привели Церковь к необходимости выработать канон Писания я символы веры, такие, как Правила веры Тертуллиана и Иринея, включающие в себя существенные положения Библии; необходимость опровергать ложные богословские учения привела к расцвету христианского богословия; было укреплено положение епископов, и они стали рассматриваться как центр объединения сил в борьбе против ересей и заблуждений.

Лжеучения возникали из-за попыток тщеславных людей утвердить свой авторитет, они выделяли какую-либо одну часть Писания и тем самым ложно толковали его. Лжеучения возникали и там, где отсутствовала любовь в отношениях и не проявлялась терпимость к заблуждающемуся меньшинству.

Но в конечном счете это не ослабляло Церковь, более того, она вынуждена была разрабатывать богословскую теорию и совершенствовать свою организацию.

Глава 9

ПОДВИЗАЯСЬ ЕДИНОДУШНО ЗА ВЕРУ

Во II и III веках развивающееся самосознание Церкви нашло отражение в новой литературной форме — сочинениях апологетов и полемистов. Юстин Мученик был величайшим представителем первой группы, Ириней — выдающимся представителем второй.

Апологеты пытались побороть враждебность правительства по отношению к христианству, аргументируя позиции христианства в своих литературных сочинениях. Они стремились показать правителям государства, что гонения на христиан ничем не оправданы. В своих сочинениях они использовали либо форму диалога, взятую из языческой литературы, либо уже укоренившуюся классическую форму апологии.

Полемисты, такие, как Ириней, пытались оказать сопротивление еретическим настроениям.

Если апостольские ученики писали лишь для христиан и ради них, то апологеты и полемисты писали для правителей Римского государства или обращались к еретикам, пытаясь вернуть их назад к истине.

1. Апологеты

В сочинениях апологетов прослеживаются две тенденции: отрицание и утверждение. Отрицали они прежде всего ложные обвинения в атеизме, каннибализме, инцесте, праздности и антиобщественных действиях, которые выдвигали против христиан соседи-язычники, а также писатели, подобные Цельсу; а утверждали они чистоту христианства, показывая грубость и греховность иудаизма, языческих религий и культа государственного поклонения.

В сочинениях, известных как апологии, делается попытка призвать языческих руководителей к разумному рассмотрению сущности христианства, проявляется стремление логически обосновать эту религию, сделать ее понятной и доступной, чтобы в конечном счете узаконить. Апологеты показывали, что ложные обвинения не подкрепляются никакими свидетельствами, и это было одним из главных аргументов, с помощью которого они доказывали, что христианство может пользоваться гражданской терпимостью.

Эти люди скорее как философы, а не как богословы. Они подчеркивали, что христианство — наиболее древняя религия и философия. Так, например, они показали, что в Пятикнижии были предсказаны Траянские войны, а истина, которая содержится в греческой философии, заимствована из христианства и иудаизма. Апологеты доказывали, что христианство — наивысшая философия, а подтверждением тому является праведная жизнь Христа и Его чудеса, предсказанные в пророчествах Ветхого Завета.

Эти авторы, воспитанные в основном на греческой философии, обратившись в христианство, стали смотреть на нее как на средство подведения людей ко Христу. Они чаще использовали Новый Завет, чем апостольские ученики. Апологеты стремились объяснить христианство своим языческим соседям и правителям, в то время как апостольские ученики поучали и наставляли всю Церковь.

1.1. Восточные апологеты

Примерно в 140 году Аристид, христианский философ из Афин, направил апологию императору Антонину Пию. В 1589 году в монастыре святой Екатерины на горе Синай Дж. Рэндел Харрис обнаружил полный текст этой работы на сирийском языке.

В первых 14 главах рассказывается, чем отличается христианское поклонение от поклонения халдеев, египтян, иудеев, и при этом подчеркивается превосходство христианской формы поклонения. Последние три главы дают ясную картину обычаев и поведения ранних христиан.

Юстин Мученик (ок. 100–165) был наиболее известным апологетом II века. Он родился в языческой семье, недалеко от библейского города Шхем и в поисках истины рано стал интересоваться философией. Он пытался найти истину в философии стоиков, в идеализме Платона, во взглядах Аристотеля (за знакомство с этим учением ему пришлось заплатить довольно большую сумму странствующим последователям Аристотеля) и в математической философии Пифагора. И вот в один прекрасный день он шел по берегу моря и встретил человека, который посоветовал ему прочитать Писания как истинную философию. Именно здесь Юстин нашел мир, которого так жаждал (Беседа с Трифоном, гл. 2–8). Позднее он открыл христианскую школу в Риме.

Вскоре после 150 года Юстин Мученик направил свою «Первую апологию» императору Антонину Пию и его приемным детям. В этой апологии он призывал императора пересмотреть свое отношение к христианам (гл. 1–3) и освободить их от ограничений закона, так как они перед законом невиновны. Юстин доказывал, что христиане не являются ни атеистами, ни распутниками (4–13).

Основная часть работы повествует о моральных принципах, о догмах веры и об Основателе христианства. Юстин пытался доказать, что возвышенная, безгрешная жизнь Христа была предсказана в пророчествах Ветхого Завета. Гонения и заблуждения, связанные с христианством, он относил на счет демонов. Последние главы (61–67) описывают поклонение христиан. Юстин доказывает, что, поскольку подробное рассмотрение жизни христиан свидетельствует о необоснованности выдвигаемых против них обвинений, преследования должны быть прекращены.

Так называемая «Вторая апология» по сути своей является приложением к первой. В ней Юстин приводит случаи жестокостей и несправедливостей по отношению к христианам и после сопоставления Христа и Сократа указывает, что добро в людях — от Христа.

В «Беседе с Трифоном» Юстин предпринял попытку убедить иудеев в мессианском предопределении Иисуса Христа. Он аллегорически толкует Писания и подчеркивает роль пророчеств. Первые восемь глав этого сочинения автобиографичны и являются великолепным источником сведений о жизни этого великого сочинителя. В последней части (гл. 9–142) развивается три положения: уменьшение роли Ветхого Завета в связи с появлением Евангелия, доказательство связи Логоса-Христа с Богом, призыв к язычникам как к народу Божьему. Жизнь и смерть Христа для Юстина были исполнением ветхозаветных пророчеств.

Татиан (ок. 110–172), много путешествовавший ученый с Востока, был учеником Юстина в Риме. Примерно в середине II века он написал «Обращение к грекам», где в апологетической форме развенчал претензии греков на культурное главенство. Для нас это произведение интересно тем, что направлено целой нации — грекам. Татиан утверждает, что христианство по своим этическим нормам стоит выше греческой философии и религии, а следовательно, к христианам нужно относиться соответственно. Вторая часть (гл. 5–30) посвящена сравнению учения христиан с греческой мифологией и философией. В следующей части он утверждает, что христианство намного древнее, чем греческая философия и религия, поскольку Моисей предсказал Траянские войны (31–41).

Татиан является не только автором «Обращения», но и составителем «Диатессарона» — самой ранней симфонии Евангелия.

Другой ученый, Афинагор, жил в Афинах и обратился после чтения Писаний. Примерно в 177 году он написал сочинение, названное «Мольба о христианах». Рассказав в вводных главах возводимых на христиан обвинениях, он пытается опровергнуть обвинение в безбожии и показызает, что языческие боги — просто созданы человеком (гл. 4–30) и что они так же греховны, как и те, кто им поклоняется (31–34). Доказав, что христиане не виновны в инцесте, ни в поедании своих детей во время священных празднеств (35–36), он заключает в последней главе, что император должен оказать им милосердие.

Феофил из Антиохии, который также обратился после чтения Писаний, после 180 года написал «Апологию к Автолику». Автолик был, по всей видимости, судьей, исповедующим язычество. Феофил пытается обратить его в христианство с помощью рациональных аргументов. В первой книге Феофил обсуждает природу Бога и показывает Его превосходство. Во второй он выявляет слабые стороны языческой религии, сравнивая ее с христианством. В заключительной книге он отвечает на возражения Автолика. Именно Феофил первым употребил слово trias по отношению к Троице.

1.2. Западные апологеты

Западные апологеты больше внимания уделяли отличительным чертам христианства, чем сходству христианской веры с языческой.

Тертуллиан был выдающимся апологетом Западной Церкви. Он родился примерно в 160 году в семье римского центуриона, служившего в Карфагене. Он хорошо разбирался в классической литературе, так как с детства знал греческий и латынь. По профессии юрист, Тертуллиан обучал ораторскому искусству и занимался юриспруденцией в Риме, где и обратился в христианство. Его пламенная натура и воинственный дух склоняли его к пуританскому образу жизни, и примерно в 202 году он стал последователем Монтана. Обладая логическим умом, усвоившим четкость латыни, Тертуллиан посвятил себя разработке «здравого учения» в западном богословии и анализу положений ложных философских и языческих учений, противостоявших христианству.

В своих апологиях, адресованных губернатору его провинции, он оспаривал обвинения, предъявляемые христианам, и утверждал, что они вполне достойные граждане Империи. Он указывал, что преследования в любом случае потерпят неудачу, потому что число христиан увеличивается всякий раз, когда власти начинают на них гонения. Используя свои профессиональные знания, он доказывал сомнительность законов, на основании которых государство преследует Церковь, и показывал, что вероучение и моральные качества христиан более высокого порядка, чем у язычников.

Минуций Феликс примерно в 200 году сочинил диалог «Октавий» с целью обратить своего друга Цецилия в христианскую веру. Нередко приходится слышать, что попытка расположить языческий мир в пользу христианства с помощью логического обоснования приводит к синкретизму, который делает христианство лишь еще одной философией, правда более высокого порядка. Но хотя апологии имеют философскую форму, они являются христианскими по содержанию. Это подтверждается даже при поверхностном изучении сочинений апологетов. Апологии представляют для нас ценность благодаря тому, что они проливают свет на развитие христианской мысли в середине II века. Правда, до сих пор не решен вопрос, привели ли они к достижению цели, которую ставили перед собой авторы, — к окончанию гонений на христианскую Церковь.

2. Полемисты

Апологеты II века пытались дать рациональное объяснение христианству и оправдать его перед властями, в то время как полемисты конца II — начала III века принимали вызов, брошенный христианству еретиками, и сурово осуждали еретических богословов за то, что они обратились к «басням».

Восточные и западные полемисты по-разному относились к проблемам ереси и попыткам богословского формулирования христианской истины. В поле зрения восточных мыслителей было, прежде всего, спекулятивное богословие и метафизические проблемы. Западных мыслителей больше заботили недостатки в политике Церкви, и они посвятили себя поискам практических ответов на вопросы, связанные с этой проблемой.

Апологеты — которые лишь недавно обратились в христианство — писали о внешних угрозах Церкви, то есть о преследованиях. Полемистов же — которые получили христианское воспитание — беспокоили ереси — внутренняя угроза миру в Церкви и чистоте учения. Они (в отличие от апологетов, которые, прежде всего, подчеркивали роль ветхозаветных пророчеств) уделяли основное внимание Новому Завету как источнику христианского вероучения и пытались силой аргументов опровергнуть лжеучения.

2.1. Ириней и его полемика с гностиками

Ириней, родившийся в Смирне, испытал на себе влияние учения Поликарпа, епископа Смирны. Впоследствии Ириней станет епископом в Галлии (вплоть до 180 года), и его служение будет весьма успешным. Но все-таки главное дело жизни Иринея — полемические сочинения, в которых отражена его борьба с гностицизмом.

В сочинении «Против ересей» Ириней делает попытку опровергнуть учение гностиков, опираясь на Писание и развивая богословие. Сочинение было написано примерно в 185 году.

Книга первая, в основном историческая по содержанию, — отличный источник сведений об учении гностиков; здесь изложена философская полемика с Валентинианом, главой римской школы гностицизма.

В книге второй Ириней настаивает на необходимости призвания единого Бога и отвергает идею гностиков о демиурге.

Отрицательная направленность первых двух книг сменяется положительным, утверждающим обоснованием христианской позиции в последующих трех книгах. В третьей книге Ириней дает соответствующее толкование Писаний, опровергая тем самым гностиков. В четвертой книге он выявляет несостоятельность взглядов Маркиона, показывая, что они противоречат словам Христа. В заключительной книге Ириней отстаивает учение о воскресении, полемизируя с мистиками, которые не признавали этого учения, утверждая, будто грешное материальное тело не может стать духовным.

Ириней прекрасно понимал, что только единая, сплоченная Церковь может действенно противостоять любым еретическим учениям. В третьей книге он показывает, что достичь этого единства можно, соблюдая принцип апостольской преемственности в руководстве Церкви, идущий от Христа, и неуклонно выполняя Правило веры.

2.2. Александрийская школа

Примерно в 185 году в Александрии открылась катехизическая школа для обучения обращенных язычников. Ее первым руководителем был Пантен (Pantaen), талантливый служитель, который, как указывают некоторые источники, до обращения был стоиком. Климент и затем Ориген сменили его на посту руководителя этой влиятельной школы христианской мысли.

В Александрийской школе обучали классической литературе и философии, предполагая, что эти науки должны использоваться при разработке основных положений христианского богословия. Окончившие Александрийскую школу ставили перед собой задачу привести христианство в систему, дав ему философское обоснование.

Но вместо того чтобы основное внимание сосредоточить на грамматико-историческом анализе Библии, они развили аллегорическую систему толкования (впоследствии такие работы буквально наводнили христианскую литературу). Интерпретаторы этого типа основывались на предположении, что смысл Писания не однозначен. Используя аналогию с человеческим телом, душой и духом, они утверждали, что Писание имеет, во-первых, буквальное, историческое значение, которое соответствует человеческому телу, во-вторых, скрытое, моральное значение, которое соответствует душе, и еще более глубокое, духовное значение, которое могут осознать лишь самые духовные христиане.

В этой системе толкования использовалась методика Филона Александрийского, еврея, пытавшегося связать иудаизм с греческой философией. Изучая язык Ветхого Завета, он занимался поисками таких значений, которые можно было бы соотнести с греческой философией.

Вместо того чтобы заботиться о смысле, который авторы Писаний пытались донести до читателя, и об использовании Писаний в современных им условиях, приверженцы Александрийской школы во все времена пытались обнаружить какие-то скрытые значения. Этот метод толкования нанес большой ущерб, довольно сильно препятствуя истинному толкованию Писаний. Он приводил к абсурду, и чаще всего богословские идеи подобного рода находились в противоречии с Писанием.

Климент Александрийский (не путайте его с Климентом из Рима, одним из апостольских учеников) родился после 150 года в языческой семье в Афинах. Он много путешествовал и изучал философию у разных учителей, прежде чем стал обучаться у Пантена. Он сотрудничал с Пантеном как руководитель Александрийской школы (до 190 года), а затем был главой школы (190–202), пока гонения не заставили его оставить этот пост. Климент стремился разработать христианскую философию. Греческую философию, по его мнению, нужно было сопоставить с христианством так, чтобы любой мог увидеть преимущество, величие и ценность христианской философии. Климент хорошо знал языческую литературу греков и в своих сочинениях процитировал около 500 авторов.

Сочинение Климента «Увещевание к еллинам» — апологетический благовестнический документ, написано примерно в 190 году с целью так убедительно показать превосходство христианства как истинной философии, чтобы язычники смогли признать его.

Сочинение «Педагог» — это моральный трактат с наставлением молодым христианам. Христос представлен здесь как истинный Учитель, Который дал правила христианского поведения.

«Строматы» (букв, «ковер из лоскутков») показывает, что Климент был хорошо знаком с языческой литературой того времени. В книге первой христианство представлено как истинное знание, а христианин как истинный гностик. Климент полагал, что все истинное греческая философия заимствовала из Ветхого Завета и тем самым она участвовала в подготовке к принятию Благой Вести. В книге второй он показал, что христианская модель превосходит языческую. В книге третьей изложены взгляды христиан на брак. В книгах седьмой и восьмой, наиболее интересных, он показывает религиозную жизнь христиан.

Не подлежит сомнению, что Климент благожелательно относился к философии греков, но внимательное изучение его сочинений ясно дает понять, что, по его мнению, на первом месте в жизни христианина должна стоять Библия. В то же самое время он считал, что если вся истина принадлежат Богу, то и та истина, которая заключается в греческой философии, должна быть использована на службу Богу. Такая позиция представляла опасность, поскольку могла незаметно привести к слиянию христианства с греческой философией, и в результате получилось бы нечто отличное как от греческом философии, так и от учения Библии.

Климента на посту руководителя катехизической школы в Александрии сменил его ученик Ориген (ок. 185–254). В возрасте шестнадцати лет Ориген взял на себя заботу о своей семье, состоявшей из шести человек, когда был замучен его отец Леонид. Как сказано в одном из источников, он хотел быть замученным вместе с отцом, но мать спрятала одежду, и ему пришлось остаться дома. Он был настолько способен в учебе и так образован, что в 203 году в возрасте 18 лет был избран преемником Климента на пост главы школы и занимал это положение до 231 года.

Другом Оригена стал состоятельный человек по имени Амвросий, пришедший к христианству через гностицизм. Он помог Оригену в публикации многих его сочинений. По некоторым сведениям, Ориген был автором шести тысяч свитков. Несмотря на его высокое положение и поддержку состоятельного друга, Ориген вел простую, аскетическую жизнь, в частности спал он на голых досках.

Оригена можно сопоставить с Августином по направленности его сочинений. Наиболее ранние попытки текстологического исследования Писаний можно увидеть в его сочинении «Экзаплы», где параллельно, в колонках, представлены семь греческих и еврейских текстов Ветхого Завета. В этой работе Ориген пытался составить текст, который христиане могли бы признать за оригинал. Это сочинение осталось лучшей работой по экзегетике вплоть до эпохи Реформации.

Сочинение Оригена «Против Цельса» — ответ на произведение Цельса «Правдивое слово», где последователь Платона выдвигает против христиан обвинение в иррационализме и пытается доказать, будто христианство не имеет исторического основания. Ориген отверг эти обвинения, показав, что христианство, в отличие от язычества, довольно сильно воздействует на поведение людей — на них оказывает огромное влияние чистота Христа, Главы христианства, и Его последователей — и что христиане непредвзято относятся к поискам истины.

Вероятно, самый большой вклад Оригена в христианскую литературу — сочинение «О принципах» (230 год), которое дошло до нас только в латинском переводе Руфина. Это первый христианский трактат по систематическому богословию. В четвертой книге сочинения Ориген развивает свою аллегорическую систему толкования в полном объеме. К сожалению, хотя он и рассматривал Христа как «вечнорожденного» Отцом, он считал Его подчиненным Отцу. Он также верил в предсуществование души, ь конечное воскресение всех духов, в смерть Христа как выкуп сатане, а также отрицал физическое воскресение.

2.3. Карфагенская школа

Западных мыслителей больше интересовали практические аспекты организации Церкви, вопросы управления и вероучения, связанные с Церковью, чем спекулятивное богословие, которое привлекало таких ученых, как, например, Ориген. Это различие во взглядах можно увидеть при сопоставлении служения Оригена со служением Тертуллиана и Киприана в Северной Африке.

Тертуллиан писал много и хорошо, хотя очень часто был нетерпим к противникам. Его «Апология», в которой он защищал христиан от ложных обвинений и гонений, уже обсуждалась (гл. 9:1.2). Он писал как по практическим, так и по апологетическим вопросам. В отдельных памфлетах он призывал носить простую одежду и использовать скромные украшения, а также избегать языческих развлечений, пороков и идолопоклонства. Эти практические наставления явились, по всей видимости, следствием того, что он был последователем монтанистского пуританизма.

Однако наибольшую роль сыграли его богословские сочинения. Тертуллиан был основателем латинского богословия и первым, кто провозгласил богословское учение о Троице, а также использовал этот термин при описании учения о Троице. Все это было сделано в сочинении «Против Праксея» (гл. 2, 3), написанном примерно в 215 году. Он настаивал на необходимости делать различие между ипостасями Отца и Сына. В сочинении «О душе» он, рассматривая душу, развивал традуцианизм (лат. traduco — «переводить»; anima — «душа») — учение о том, что душа передается от родителей к ребенку в процессе продолжения рода. Он уделил большое внимание обряду крещения (сочинение «О крещении») и считал, что грехи, совершенные после крещения, являются смертными. В этой же работе он возражал против крещения младенцев.

Киприан родился в семье процветающих язычников в самом начале III века в том же городе, что и Тертуллиан. Он получил хорошее образование по риторике и юриспруденции. Он успешно преподавал риторику, но его душа не находила успокоения, пока в 246 году он не стал христианином. Примерно в 248 году он стал епископом Карфагена и прослужил* в этой должности до своей кончины (замучен примерно в 258 году). Киприан был великолепным руководителем. Он противостоял притязаниям Стефана, епископа Римского, на главенство над всеми епископами.

Киприан считал Тертуллиана своим учителем, но, как говорит Иероним (в отличие от эмоционального Тертуллиана), был очень спокоен.

Первое важное сочинение Киприана «О единстве католической Церкви» было направлено против стремившихся к расколу последователей Новатиана (гл. 4). Киприан провел четкую грань между епископом и пресвитером, и в епископе видел центр единства Церкви и борьбы против расколов. Хотя он и не признал главенство Петра на посту епископа в Риме, он согласился с первопочитанием римского епископа, через которого наследуются апостольские традиции ранней Церкви.

Итак, Тертуллиан помог разработать учение о Троице и дал название этому учению, а Киприан прежде других сформулировал учение об апостольской преемственности и обосновал первостепенную важность почитания Римского епископа.

Киприан был склонен рассматривать духовенство как священников, приносящих в жертву Тело и Кровь Христа во время причащения. Этот взгляд позже развился в теорию «пресуществления» хлеба и вина.

Глава 10

КАНОНИЗАЦИЯ УЧЕНИЯ

Между 100 и 313 годами Церковь была вынуждена не только противостоять внешним нападкам Римского государства, но и разрешать внутреннюю проблему еретических учений и последующих расколов. Пытаясь заложить устои веры, Церковь составляла канон Нового Завета, который бы мог быть авторитетным руководством в вере и в жизни, разрабатывала символ веры для утверждения вероисповедания, возвышала старших епископов, среди которых главенствующую роль должен был занять епископ в Риме. Последнее дало бы ей возможность закрепить все это в церковном устройстве. Полемисты в данный период писали сочинения против еретиков. Примерно в 170 году Церковь назвала себя «Католической» (Вселенской) Церковью, а сам термин впервые использовал Игнатий в своем послании в Смирну (гл. 8).

1. Старший епископ

Церковь нуждалась в руководстве при разрешении проблем гонений и ересей, и эта практическая потребность привела к необходимости расширить власть епископа, а развитие учения об апостольской преемственности и то, что все большее внимание придавалось Тайной Вечери, стали важными теоретическими факторами повышения его власти. Оставалось сделать лишь небольшой шаг, чтобы признать, что старшие (монархические) епископы одних церквей выше других епископов по положению. Возвышение епископов в середине II века вскоре повело к признанию их «преимущества чести» благодаря старшему епископу Римской церкви, тогда как его собственное положение возвысилось еще больше, чему было несколько причин. Самым важным аргументом здесь еще со времен ранней Церкви было то, что Христос выделил Петра, которому в будущем суждено было стать первым епископом Рима, среди других апостолов, сказав, что Петр будет камнем, на котором Он построит Свою Церковь (Мтф. 16:18), и дал Петру ключи от Царства (Мтф. 16:19), а позже именно ему поручил пасти Его стадо (Ин. 21:15–19).

Однако следует учесть, что в Евангелии от Матфея Христос использовал два разных слова для обозначения камня. Христос звал Петра petros, а камень, на котором Он построит Свою Церковь, Он назвал petra — живой камень. Слово petros, которое применялось к Петру, — мужского рода, тогда как petra — женского. По всей видимости, не будет ошибкой сказать, что, назвав Петра камнем, Иисус имел в виду твердость Петра в отношении к Нему, Христу, «Сыну Бога живого».

Нельзя забывать и об измене Петра, которую предрек Христос, сказав, что сатана поведет его к поражению (Лк. 22:31–32). Христос призывал Петра заботиться о Его стаде после Воскресения в знак прощения измены. Надо помнить также, что власть, сходная с той, которая была дана Петру (Мтф. 16:19), предназначалась в равной степени и другим апостолам (Ин. 20:19–23). Петр сам в Первом послании с очевидной ясностью сказал, что не он, но Христос является основанием Церкви (1 Пет. 2:6–8). Павел, например, не считал Петра выше по положению и не боялся упрекать его, когда Петр из-за своих колебаний стал действовать заодно с иудаистами в Галатии.

Несмотря на это, Римская Церковь издавна настаивала на особом положении Петра, которое ему дал Христос как первому епископу Рима и главе апостолов. Киприан и Иероним сделали все возможное, чтобы закрепить этот взгляд, утверждая превосходство Римского престола над всякой другой церковной властью.

Повышению престижа Римского епископа способствовало и то, что Рим был связан со многими событиями периода апостолов. Петр и Павел, выдающиеся служители ранней Церкви, претерпели в Риме за веру. Римская Церковь и ее епископ использовали этот факт для подкрепления своих позиций. Церковь в Риме была местом первых в империи гонений при Нероне в 64 году. К 100 году это была самая большая и процветающая церковь. Ей адресовано одно из наиболее важных посланий Павла. Исторический престиж Рима как столицы империи привел к естественному возвышению находящейся там церкви. Она получила репутацию непогрешимой в борьбе против ересей и раскола, ведь именно Климент, один из первых Римских епископов, написал послание в церковь Коринфа, призывая ее к сплочению вокруг епископа. Многие отцы Западной Церкви, также, как Климент, Игнатий, Ириней и Киприан, настаивали на важности положения епископа, а Киприан к тому же указывал на высокое положение епископа в Риме. Хотя все епископы были равны и включались в русло апостольской преемственности, идущей от Самого Христа, Рим, как полагали, заслуживал особых почестей, ведь его епископ был преемником Петра.

Следует помнить также, что некоторые епископы ведущих церквей утратили свой авторитет по многим причинам. Так, после 135 года с разрушением Иерусалима римлянами епископ этой церкви перестал быть равным епископу Римскому. Епископ в Ефесе потерял свой авторитет, когда во II веке в Церкви в Азии произошел раскол с монтанистами.

К концу этого периода три вещи, связанные с древней вселенской Церковью, стали совершенно очевидной реальностью: получило общее признание учение об апостольской преемственности, которая через апостолов связывала каждого епископа непрерывной последовательностью со Христом; в каждой церкви один человек выделялся из числа служителей как старший епископ; Римского епископа начали признавать первым среди равных благодаря традиции, связанной с его престолом. Этот примат, первенство позже вылилось в превосходство Римского епископа, ставшего папой Римским. Идея об апостольской преемственности как гарантии единства и как способе избежать раскола была развита Климентом, Игнатием и Иринеем. Иерархия, предложенная Игнатием и Иринеем, также являлась лучшей защитой против ересей и способствовала развитию истинного вероучения.

2. Развитие правила веры

Объединяющая роль епископа в Церкви еще больше повысилась вследствие попыток разработать символ веры. Символ веры — это основы вероучения для общего пользования. Он указывает, что необходимо для спасения и на чем строится богословская теория Церкви. Символы веры использовались для того, чтобы утвердиться в ортодоксии, определить своих по вере и в удобной форме обобщить существенные положения вероучения. Символы веры — это рациональное выражение живой веры. Наиболее ранним образцом символа веры была формула крещения, которая вошла, например, в апостольский символ веры.

Ириией и Тертуллиан вырабатывали свои правила веры, чтобы отличать христиан от гностиков. Это были обобщения основных положений Библии.

Примиряющие, или всеобщие символы веры, утверждавшиеся представителями всей Церкви, появились во время богословских разногласий 313–451 годов. Символы веры отдельных деноминаций появились в эпоху Реформации. Не следует забывать, что символы веры являются относительным и ограниченным по объему выражением Божественного и абсолютного, данного в Писаниях правила веры и поклонения. Положения Нового Завета, напоминающие символ веры, мы находим в Римл. 10:9–10, 1 Кор. 15:4 и 1 Тим. 3:16.

Апостольский символ веры — старейшее обобщение существенных положений Писания, которое мы имеем. Некоторые считают, что он вырос из краткого утверждения Петра о Христе (Мтф. 16:16) и использовался как формула крещения с самых ранних времен. Самая древняя его формулировка, сходная с той, которую использовал Руфин примерно в 400 году, появилась в Риме около 340 года. Этот символ веры, который совершенно определенно является тринитаристским, придает значение личности и деяниям каждой из трех ипостасей Троицы. Он подчеркивает всеобщую природу Тела Церкви и, указав, что спасение во Христе, излагает эсхатологию, сущность которой состоит в признании воскресения верующего и вечной жизни как цели людей. Многие церкви до сих пор используют Апостольский символ веры для обобщения своих богословских взглядов.

3. Канон Нового Завета

Канон, или список книг, включенных в Священное Писание, повысил объединяющую роль епископа и авторитет символа веры. Люди часто заблуждаются, полагая, что канон был выработан на церковных соборах. Это не так, поскольку различные церковные соборы, пытавшиеся провести канонизацию Нового Завета, лишь публично провозглашали, как мы увидим позже, то, что уже стало общепризнанным в сознании Церкви того времени. Формирование канона шло медленно и в основном завершилось к 175 году, хотя каноничность некоторых книг все еще подвергалась сомнению.

Церкви было необходимо составить список книг Нового Завета и по некоторым практическим соображениям. Во время гонений люди не хотели рисковать жизнью ради книги, если не были уверены, что она священна. Еретики же, например Маркион, пытались создать свой собственный канон Писания и ввести людей в заблуждение. Поскольку апостолы уже медленно сходили со сцены, назрела необходимость определить сочинения, которые можно было бы считать достоверными и использовать в поклонении Богу.

Главным признаком каноничности книги стало ее апостольстзо. Учитывалось, была ли она написана апостолами или человеком, который был с ними в тесных отношениях (как в случае Евангелия от Марка, написанного с помощью апостола Петра). Учитывалась также способность книги наставлять при публичном чтении и ее соответствие Правилу веры. При заключительном рассмотрении учитывалась историческая достоверность апостольства или апостольского влияния и общепризнанность книги в Церкви, руководимой Духом Сятым, что и решало вопрос, может ли книга входить в канонический текст, известный нам сейчас как Новый Завет.

По-видимому, послания Павла первой стала собирать Ефесская Церковь. Затем, в начале — середине II века, были собраны Евангелия. Так называемый канон Муратори, обнаруженный Людовиком А. Муратори (1672–1750) в Амброзианской библиотеке в Милане, датируется примерно 180 годом. Каноническими считались 22 книги Нового Завета. Евсевий примерно в 324 году полагал, что по меньшей мере 20 книг Нового Завета также достоверны, как и книги Ветхого Завета. Подвергалась сомнению каноничнось Посланий Иакова, 2-го Петра, 2-го и 3-го Иоанна, Иуды, Евреям и Откровения, что было обусловлено прежде всего неопределенностью их авторства. Афанасий, однако, в 367 году в пасхальном послании церквам, находящимся под его юрисдикцией как епископа Александрийского, назвал каноническими те самые 27 книг, которые сейчас содержатся в нашем Новом Завете. Последующие соборы, например Карфагенский (397), просто одобрили и в более общей форме выразили то, что уже в течение долгого времени принималось Церковью. Задержка в канонизации Посланий к Евреям и Откровения свидетельствует о заботе и усердии, с которыми Церковь всегда относилась к этому вопросу.

4. Литургия

Утверждение высокого положения старшего епископа, власть которого, как полагали, основывалась на апостольской преемственности, привело к тому, что его стали рассматривать как центр единства, как хранителя истины и распределителя благодати Божией через таинства. Люди, обратившиеся из мистических религий, вероятно, тоже помогли провести разделение на духовенство и мирян, подчеркивая святость положения епископа. Тайная Вечеря и Крещение стали обрядами, которые могли совершать лишь доверенные служители. То, что причащение начали считать жертвой Богу, придало еще большую святость епископу, ибо причащать мог только он, но никак не рядовые христиане.

Крещение как акт посвящения в христианскую Церковь обычно проводилось на Пасху или в день Пятидесятницы. Вначале видимая вера в Христа и желание креститься были единственными требованиями, но к концу II века оглашенным (катехуменам) стали отводить испытательный срок, во время которого проверялась истинность их покаяния. До крещения оглашенным разрешалось находиться во время служения лишь в притворе церкви. Крещение совершалось обычно погружением, редко обливанием (окроплением). В этот период начали крестить младенцев (против чего возражал Тертуллиан, а Киприан, наоборот, поддерживал) и также больных. Церковь все больше почитала Тайную Вечерю и Крещение за таинства, которые мог совершать только священник.

Именно в этот период возникает годичный круг церковных праздников. Самым первым из них, скорее всего, была Пасха, взявшая свое начало от иудейской Пасхи, во время которой совершилось воскресение Христа. Великий пост — сорокадневный период покаяния и ограничения телесных желаний, предшествовавший Пасхе, был включен в годичный круг церковного поклонения еще до признания Рождества. Рождество же освободилось от языческих наслоений и стало рассматриваться как христианский праздник только примерно к 350 году.

Христиане вплоть до 313 года встречались в римских катакомбах и нередко совершали там погребение умерших. Катакомбы представляли собой подземные галереи длиной до нескольких километров, очень часто располагавшиеся на разных уровнях. В некоторых могилах в 1578 году обнаружены свидетельства христианского искусства — символические изображения рыбы, голубя и другие рисунки. Старейшим сохранившимся зданием, использовавшимся как церковь (не ранее 232 года), была домашняя церковь в Дура-Европос, раскопанная экспедицией Йельского университета.

Примерно в конце этого периода христиане начали строить церкви по образцу римских базилик. Церковь-базилика представляла собой продолговатое здание с портиком (притвором) на западной стороне, там молились оглашенные; с полукруглой апсидой на востоке, там размещался алтарь и во время службы находился епископ; и длинным центральным нефом, имевшим боковые нефы, или приделы, с обеих сторон. Обычно церкви этого периода были довольно просты, но после 313 года их стали все больше украшать, по мере того как христианство приобретало благорасположение государства.

* * *

Язычники по-прежнему считали поклонявшихся в церквах или катакомбах антиобщественными людьми, поскольку христиане, которых наставляли такие писатели, как Тертуллиан, избегали мирских развлечений и не желали включаться в политическую жизнь. Но христиане никогда не отказывались от общественной деятельности, если она не приводила к отрицанию Господа. Их любовь друг к другу, проявлявшаяся в праведной и счастливой жизни, в благотворительной помощи нуждающимся, производила огромное впечатление на их соседей-язычников. Римские императоры, убедившись, что уничтожить христианство невозможно, осознали в конечном счете необходимость заключить с ним союз.

Несмотря на внешние проблемы, созданные гонениями, и внутреннюю угрозу раскола из-за ересей, Церковь вышла из этого сложного периода с победой, однако с 313 по 590 год, когда произошло сближение Церкви с Римским государством, возникли новые проблемы.

Раздел III

ВОЗВЫШЕНИЕ РАННЕЙ ВСЕЛЕНСКОЙ ИМПЕРСКОЙ ЦЕРКВИ

(313–590 ГОДЫ)

Глава 11

ЦЕРКОВЬ СТАЛКИВАЕТСЯ С ИМПЕРИЕЙ И С ВАРВАРАМИ

Период между 375 и 1066 годами называют Темными веками. Когда по Западной Европе распространились тевтонские племена варваров, Церковь вновь столкнулась с двойной проблемой. Во-первых, упадок Римской империи поставил перед ней задачу стать «солью», то есть сохранить эллинистическо-иудейскую культуру, которая была под угрозой уничтожения. Монастыри — центры хранения и размножения рукописей — оказали большую помощь в исполнении этой задачи. Во-вторых, перед Церковью стояла задача быть «светом» — распространять Евангелие среди варваров. Это служение несли монахи-благовестники. Церкви удалось решить сложную задачу, племена были обращены в христианскую веру, однако секуляризация (обмирщение) и участие государства в церковных делах стали той ценой, которую пришлось заплатить за сохранение культуры и обращение язычников. В устройстве Церкви и в вероучении также произошли некоторые отрицательные изменения.

1. Церковь и государство

Если вы хотите понять характер взаимоотношений между Церковью и государством после того, как император Константин даровал свободу вероисповедания, вам необходимо обратить внимание на политические проблемы того времени.

Анархия века преобразований, которые потрясли Римскую республику (131–133 годы до Р.Х.), закончилась провозглашением могущественного принципата, созданного Августом после победы над армией Антония. Однако принципиат, в котором император, принцепс, разделял власть с сенатом, оказался слишком слабым, чтобы оказать сопротивление варварам на границах империи и внутреннему разрушению. Благополучие и мир раннего периода принципата сменились другим веком — веком преобразований (192–284).

В 285 году император Диоклетиан взял курс на более авторитарное, по образцу восточных деспотий, правление, пытаясь обеспечить благополучное развитие греко-римской культуры. Христианство, по его мнению, представляло угрозу этой культуре, и он предпринял неудачную попытку избавиться от него, несмотря на увещевания Галерия (303–305). Его более дальновидный и проницательный последователь Константин осознал, что если государство не может силой избавиться от христианства, оно может использовать Церковь как союзника в спасении классической культуры. Процесс, в результате которого Церковь и государство пришли к соглашению, начался после того, как Константин полностью взял на себя управление государством. Хотя официально власть делилась с соправителем Ликинием (311–324), большинство государственных решений принимал все таки Константин.

Император Константин (ок, 274–337) был незаконным сыном римского полководца Констанция и красивой освобожденной из рабства христианки с Востока по имени Елена. Однажды в битве у Мильвеанского моста через реку Тибр (312), когда поражение императора стало очевидным, ему было видение креста на небе со словами In hoc signo vinces — «С этим знаком победишь». Увидев в этом благоприятное предзнаменование, Константин вступил в бой и одержал победу над врагами.

Однако благожелательное отношение Константина к Церкви, вероятнее всего, определялось выгодой: он понимал, что Церковь могла стать новым центром объединения и спасения классической культуры и империи. Эта точка зрения подкрепляется и тем, что Константин принял крещение лишь незадолго до смерти и сохранял за собой титул Великого понтифика, главного языческого священника государства. Более того, расправа императора с предполагаемыми претендентами на его корону не сочеталась с принципами истинного христианина. Возможно, в его политике смешивались языческие суеверия и жажда выгоды. Как бы там ни было, нельзя забывать, что именно Константин перешел к политике благоприятствования Церкви.

В 313 году Константин и Ликиний в Миланском эдикте даровали полную свободу вероисповедания. В течение последующих нескольких лет Константин издал эдикты, которые по существу вернули Церкви конфискованное ранее имущество, предоставляли ей материальную помощь со стороны государства, снимали с духовенства общественные обязанности, запрещали гадания и ввели День Солнца (воскресенье) как день отдыха и поклонения. Более того, Константин выступил в роли судьи в богословских спорах. Например, в Арле в 314 году и в Никее в 325 году при выяснении разногласий с донатистами и арианами.

Хотя количество христиан в Империи вряд ли превышало десятую часть населения, они играли далеко не последнюю роль в ее жизни.

В 330 году император Константин основал город Константинополь, что помогло разделению Востока и Запада и открыло путь к расколу 1054 года. Этот город стал местом, где сохранилась греко-римская культура, когда Запад пал под ударами германских племен в V веке. Позже в Константинополь переместился центр политической власти на Востоке, а епископ Римский после 476 года получил, кроме духовной, еще и политическую власть.

Продолжая политику благоприятствования Церкви, сыновья Константина усилили давление на язычество, запретив посещение языческих храмов и принесение жертв. И вот когда уже казалось, что христианство вскоре станет государственной религией, в 361 году на имперский трон взошел Юлиан (332–363). Он принимал христианство под давлением извне, но расправа Констанция — христианского правителя — с его родственниками и влияние латинской философии, которую он изучал в Афинах, привели все таки к тому, что Юлиан склонился к неоплатонизму. Он лишил христианскую Церковь привилегий и восстановил свободу различных поклонений. Он делал все, чтобы облегчить распространение языческой философии и религии. К счастью, его правление оказалось недолгим и лишь временно притормозило развитие Церкви.

Последующие императоры продолжали давать Церкви преимущества, и в конце концов христианство стало государственной религией. Император Гратиан отказался от титула Великий понтифик. Феодосии I в 380–381 годах издал эдикты, которые сделали христианство единственной религией государства; любой, кто осмеливался исповедовать другую религию, подвергался наказанию со стороны властей. Константинопольский эдикт 392 года запретил язычество. Юстиниан в 529 году нанес язычеству очередной удар, приказав закрыть философскую школу в Афинах.

Окидывая взглядом путь, который прошло христианство — от раздробленной секты до официальной религии могущественной Римской империи, — сейчас, по прошествии довольно долгого времени, можно с полной уверенностью сказать, что победное шествие Церкви имело и отрицательные стороны. Христианство действительно подняло моральный статус государства: общество признало достоинство женщин, были отменены гладиаторские бои, труд рабов сделался намного легче, римское законодательство стало более справедливым, а процесс благовестия ускорился. Однако Церковь обнаружила, что, несмотря на все преимущества, сближение с государством имело и минусы. Правительство в обмен на признание Церкви, благорасположение к ней и помощь присвоило себе право вмешиваться в духовные и богословские дела. Константин в Арле в 314 году и в Никее в 325 году стал судьей при выяснении церковных разногласий, несмотря на то, что он был лишь правителем империи. Именно в это время началась досадная борьба между Церковью и государством. К сожалению, Церковь, получив власть, довольно часто сама стала выступать в роли высокомерного преследователя язычников, действуя так же, как в свое время языческие религиозные власти поступали по отношению к христианам. В результате оказалось, что чаша весов с недостатками перевесила те блага, которые получила христианская Церковь после объединения с государством.

2. Церковь и варвары

Союз, заключенный с государством в начале IV века, помог Церкви разрешить вскоре возникшую проблему — как обратить в христианство племена тевтонцев, викингов, славян и монголов, вторгшихся в Европу в период 375–1066 годов.

2.1. Распространение варваров

Племена готов впервые появились на дунайской границе Империи в конце IV века. Поднимаемые с тыла монгольскими племенами, они просили разрешения у римских властей войти в Империю. Сражение при Андрианополе между готами и римлянами в 378 году, в котором скончался император Валент, привело к вторжению в восточные пределы Империи вестготов (западных готов), исповедовавших арианство. В 410 году они разграбили Рим и в конце концов в 426 году основали государство в Испании. За ними следовали арианские вандалы с востока Рейна, которые затем обосновались в Северной Африке. Арианские остготы (восточные готы), пришедшие позже, захватили власть над ослабевшей Римской империей при Теодорихе. Арианские лангобарды и бургундцы, а также исповедующие язычество франки пересекли Рейн и в V веке заселили район современной Франции, тогда как англосаксы поселились в Англии. В том же веке и Церкви на Западе пришлось столкнуться с временной, но опасной угрозой, созданной вторжением в Европу монгольских гуннов во главе с Аттилой. Гунны были изгнаны после победы при Шалоне в 451 году. Не успела Церковь обратить тевтонские племена в христианство, как в VI веке появилась новая угроза от мусульман и арианских лангобардов.

Цивилизация, которой предстояло появиться в Европе, обрела свое величие благодаря не столько вторжению в Империю энергичных варваров, сколько их массовому обращению в христианство на северо-западе Европы.

2.2. Благовестие среди варваров

По некоторым источникам, к 410 году в христианство было обращено около 2,5 миллионов человек. Примерно в 300 году Григорием Просветителем был обращен и крещен правитель Армении Тиридат, что открыло эту страну для проповеди Евангелия. На армянский язык был переведен Новый Завет. Армения была первым государством, которое официально назвало себя христианским. Несмотря на гонения, армяне в течение веков заботливо хранили приверженность к христианской вере.

Фрументий (ок. 300– ок. 380) и его брат после кораблекрушения высадились на берегу Эфиопии и проповедовали Евангелие. Афанасий из Александрии посвятил Фрументия в епископы и наставники Коптской эфиопской Церкви, которая лишь недавно обрела независимость от Египта.

В этот период появилась возможность благовествования и на Британских островах. У нас нет достаточных сведений о том, как христианство появилось в кельтской Британии, но, вероятнее всего, этому помогли жители римских поселений и римские купцы. Мы знаем, что кельтские епископы представляли Британскую Церковь на соборе в Арле в 314 году. Пелагий, оппонент Августина, также вышел из Британской Церкви и примерно в 410 году начал обучать на континенте ереси, известной под его именем.

Молодая Кельтская Церковь в Британии не признавала законодательную власть римского епископа, ни его примат. Она следовала Восточной Церкви при определении времени празднования Пасхи. Существовали и разногласия меньшего характера. Кельтская Церковь осталась беззащитна, когда римская армия была отозвана из Британии в начале V века, чтобы оказать сопротивление варварам на восточной границе империи. Кельтские племена были либо истреблены, либо вытеснены в западные и северные горные районы языческими племенами англов, саксов и ютов.

Благовестническая работа среди готов началась еще до того, как западные готы пересекли Дунай и вторглись в Римскую империю. Ульфила (ок. 310–380) — арианский христианин — почувствовал, что он призван к благовестию среди этих племен. Ульфилу посвятили в епископы готских христиан, и его служение было настолько успешным, что, когда готы вошли в Римскую империю, многие из них уже были христианами. Первый выдающийся миссионер-переводчик Ульфила дал готам письменность и перевел Писание на их родной язык. Поскольку готы были очень воинственны, он посчитал уместным не переводить на готский язык книги Царств. Таким образом, готы были обращены в арианскую форму христианства, которую исповедовал Ульфила. Это позже привело к тому, что Церковь на Западе вынуждена были не только обращать многие племена из язычества, но и приводить западных готов в Испании и лангобардов, принявших арианство, к ортодоксальному христианству.

Набеги тевтонских язычников из-за Рейна представляли большую угрозу Западной Церкви. Мартин из Тура (ок. 335– ок. 400), национальный святой Франции, почувствовал призыв проповедовать бургундцам, которые населяли южную Галлию. Используя принудительную тактику распространения Евангелия, он объединил служивших ему монахов в отряды, которые разрушали землянки или рощи, где племена поклонялись языческим богам. Он не оказал такого влияния на историю, как монах Августин, поскольку бургундцы ушли под прикрытие родственных им франков, тоже живших в Галлии.

Григорий из Тура в своем интересном сочинении «История франков» описывает поселения, историю и обращение франков. Примерно в конце V века Хлодвиг (481–511), король франков, женился на Клотильде, принцессе Бургундии христианского вероисповедания. В одной из битв Хлодвиг получил неожиданную помощь, которую посчитал божественной, это событие и влияние Клотильды привели его к обращению в 496 году. Христианство приняли и его подданные. Независимо от истинности этих обращений формальное принятие христианства Хлодвигом имело далеко идущие последствия. Все франки, а их было большинство среди населения Галлии (района современной Франции), вошли в христианскую Церковь. Обратив франков, миссионеры получили возможность использовать Галлию как плацдарм для наступления на Испанию, и жившие там арианские готы впоследствии признали христианство ортодоксального направления. Но что важнее всего, монархия франков стала истовым защитником папства в начале средних веков. Франкские короли пересекали Альпы много раз для защиты Римского епископа от его врагов в Италии.

Патрик (ок. 389–461), который позже стал главным святым Ирландии, попал туда из Британии с пиратами в возрасте 16 лет. В течение шести лет он работал пастухом. Почувствовав после возвращения на родину призыв благовествовать, с 432 по 461 год Патрик работал среди кельтов в Ирландии и, несмотря на сопротивление священников-друидов, смог сделать остров мощной опорой кельтского христианства. В течение Темных веков в Европе Ирландия была центром культуры, откуда монахи — благовестники и ученые — направлялись для работы на континенте. Именно из Ирландии вышел Колумба, чтобы обратить племена скоттов.

Патрик был апостолом в Ирландии, а Колумба (521–597) — в Шотландии. В 563 году на острове Иона он основал монастырь, который стал центром благовестия. Именно там жил Эйдан, который в 635 году начал благовествовать англосаксонским племенам, вторгшимся в Нортумбрию. Церкви кельтов Ирландии и Шотландии занимались прежде всего благовестием.

В конце рассматриваемого периода христианство победило на территории Шотландии и Ирландии, однако оно почти полностью было уничтожено в Англии, где кельтские и римские христиане стали соперниками в борьбе за привлечение на свою сторону англосаксов.

* * *

К 590 году Церковь не просто избавилась от гонений со стороны Римского государства, но и объединилась с ним. Это сыграло свою роль в обращении тевтонских племен, захвативших Империю, и в распространении среди них греко-римской культуры. Однако массы язычников были обращены в христианство довольно быстро, и Церковь не успевала обучать их либо же наставлять в течение какого-то испытательного периода. Многие язычники, придя в Церковь, сохранили прежний образ жизни и обычаи, а поклонение святым пришло на смену их поклонению героям племени. Церковь практически распахнула двери многим ритуальным обрядам. Пытаясь удовлетворить потребности язычников, она сама частично стала языческой.

Глава 12

ПРИМИРЕНИЕ РАЗНОГЛАСИЙ И РАЗРАБОТКА СИМВОЛА ВЕРЫ

В истории Церкви было два больших периода богословских разногласий. Великое учение протестанизма выковывалось в период богословских споров Реформации, а первый период датируется временем между 313 и 451 годами, когда созывались вселенские, или экуменические, соборы глав Церкви для того, чтобы разрешить противоречия путем выработки символов веры. Эти соборы привели к появлению таких великих всеобщих принципов христианской Церкви, как Никейский символ веры и символ веры Афанасия Александрийского. Именно тогда вырабатывались основные догмы христианской Церкви (слово «догма» произошло через латынь от греческого слова dokeo — «думать»). Догмы и учения, сформулированные в этот период, были результатом интенсивной мыслительной деятельности и исследования Библии. Их появлению содействовали также сочинения отцов Церкви, пытавшихся правильно истолковать спорные места Писаний.

События того времени наглядно показывают, как усердие при разработке вероучения может неосознанно привести к заблуждениям, если человек или Церковь не подкрепляют свое мнение соответствующим изучением Библии. Так, Савеллий пришел к отрицанию сущности Троицы в попытках сохранить единство Бога, подобно тому, как Арий отошел от Писаний в вопросе взаимоотношений Христа и Отца, пытаясь избежать того, что казалось ему политеизмом.

Кажется странным, что основные разногласия по богословским вопросам возникли так поздно в истории Церкви, однако надо принять во внимание, что в период гонений желание объединиться с Христом и Писаниями брало верх над значением каких-то конкретных учений. Угроза со стороны государства заставляла Церковь сохранять внутреннее единство и выступать единым фронтом. Этому же содействовали и попытки Константина объединить Империю в желании спасти классическую цивилизацию, поскольку они предполагали, что Церковь должна иметь единую догматику, без которой невозможно политическое единство: одна Империя должна иметь одно учение.

Чтобы избавиться от угрожавших существованию Церкви разногласий в толковании Писаний, созывались экуменические, или вселенские, соборы (обычно их созывал и возглавлял римский император). Было семь соборов, которые представляли всю христианскую Церковь2. Выдающиеся христианские лидеры, в основном из восточных районов Империи, представляли поместные церкви и участвовали в разрешении богословских проблем в соответствии со взглядами, которые преобладали среди христиан того времени.

1. Теология — взаимоотношения между ипостасями Троицы

1.1. Отношение Сына к Отцу в Вечности

Вскоре после окончания гонений на первый план в Церкви выдвинулась проблема взаимоотношений между Богом-Отцом и Его Сыном Иисусом Христом. В Западной Европе Тертуллиан настоял на том, что правильное толкование Троицы состоит в признании единодушия трех ипостасей. Вследствие этого центр споров переместился в восточную часть Империи. Не следует забывать, что Церкви во все времена приходилось бороться с унитаристской концепцией Христа. Современный унитаризм, например, уходит корнями в арианство и социнианство XVI века.

В 318 или 319 году Александр, епископ Александрийский, читал пресвитерам проповедь на тему «Великое таинство Троицы в Единстве». Один из пресвитеров, Арий, ученый-аскет и известный проповедник, стал критиковать Александра за неверное разделение ипостасей Бога. Желая избежать политеистических взглядов на Бога, Арий занял позицию, в которой ошибочно толковалась истинная Божественность Христа.

Эта проблема связана с сотериологией, или учением о Спасении. Мог ли Христос спасти человека, если Он был полубогом, находился ниже, чем истинный Бог, если Он был подобосущен или гетеросущен (heteros — «другой») Богу-Отцу, как Евсевий и Арий соответственно утверждали? Каково же Его положение по отношению к Отцу? Разногласия стали настолько сильными, что Александр убедил синод осудить Ария, и Арий бежал к своему другу еще со школьных времен — епископу Евсевию Никомидийскому. Поскольку разногласия охватили Малую Азию, они угрожали единству империи не меньше, чем единству Церкви. Константин пытался восстановить мир, написав послания епископу Александрийскому и Арию, но спор разгорелся до такой степени, что не помогли даже послания императора. Тогда Константин созвал собор епископов Церкви в Никее в начале лета 325 года. На соборе присутствовало 200–300 епископов, но из западных районов Империи их было не меньше десяти. Император руководил первым собранием и оплатил все расходы. В первый раз за всю историю Церковью управлял глава государства. Извечная проблема взаимоотношений между Церковью и государством проявилась здесь совершенно очевидно, но епископы были слишком заняты богословской ересью, чтобы над ней задуматься.

На соборе столкнулись три разных мнения. Арий, которого поддерживал Евсевий Никомидийский (не путайте его с Евсевием из Кесарии), и меньшинство присутствующих настаивало на том, что Христос существовал не от вечности, а сотворен деянием Бога. Арий утверждал, будто Христос отличен от Бога-Отца по сущности, ниже Его по положению и стал почитаться Божеством из-за праведности Его жизни и покорности воле Божией. Арий считал, что Христос — творение, созданное из ничего. Он не был равным, предвечным и единосущным по отношению к Отцу. Для Ария Христос был Божеством, но не Богом.

Афанасий (ок. 295–373) как никто другой смог выразить ортодоксальный взгляд. Благосостоятельные родители дали ему богословское образование в известной катехизической школе Александрии. Его работа «De Incarnatione» ("О вочеловечении Слова") развивала учение о Христе. На соборе этот молодой человек, которому чуть перевалило за 30, убеждал всех, что Христос существовал от вечности и по сущности Своей един (homoousios) с Отцом, хотя и является другой ипостасью. Афанасий настаивал на своем утверждении, поскольку полагал, что, если бы Христос был меньшим, чем Тот, за Кого Он Себя выдавал, Ему не удалось бы стать Спасителем людей. Вопрос о вечном спасении человека был включен в споры о взаимоотношении Отца с Сыном по настоянию Афанасия, который считал, что Христос является равным, предвечным и единосущным с Отцом (надо сказать, что за эти взгляды его пять раз отправляли в ссылку).

Самую большую группу участников собора возглавлял ученый и историк Церкви Евсевий Кесарийский. Его отрицательное отношение к разногласиям проявилось в попытках выработать приемлемый компромисс. Он предлагал нейтральное решение, в котором сочетались бы лучшие идеи Ария и Афанасия, и примерно 200 из присутствующих на соборе вначале следовали его взглядам. Он учил, что Христос не был создан из ничего (на чем настаивал Арий), но был единородным Сыном Отца во времени, в вечности. Христос был подобен (homoi) по сущности Отцу. Убеждения Евсевия легли в основу символа веры, который был принят в Никее, однако отличался от его собственного, так как признавал единосущность Бога и Сына, а не их подобосущность.

Ортодоксии удалось одержать временную победу в Никее, где были подтверждены предвечность Христа и единство Его сущности с Отцом. Однако символ веры, сформулированный здесь, не полностью совпадает с Никейским символом веры, который используется Церковью сегодня. Символ веры 325 года заканчивается фразой: «И в Духе Святом», после чего следует раздел, посвященный осуждению взглядов Ария.

С 325 по 361 год при Константине и его сыновьях ортодоксия встретилась с сопротивлением, которое привело к ее поражению и временной победе арианства. Вторая волна выступлений против ортодоксии (с 361 года) закончилась окончательной победой ортодоксии в 381 году, когда Феодосии I утвердил положения, сформулированные в Никее, как истинно христианские. Однако годы с 325-го по 381-й были отмечены жестокими спорами.

Константинопольский собор в 381 году постановил в первом каноне своих решений, что вера 318 отцов в Никее «не должна отвергаться, но должна преобладать». Современный Никейский символ веры, утвержденный Халкидонским собором в 451 году, вероятнее всего, опирается на сирийско-палестинские символы, например на Иерусалимский (сформулированный в сочинениях Кирилла). Он столь же общепринят и универсален, как апостольский и Афанасьевский символы. Арианство, в которое уходят корнями нынешние модернизм и унитаризм, было отвергнуто как неортодоксальное учение, и Божественность Христа была признана непреходящей истиной. Арианство получило распространение среди готов, вандалов и лангобардов. Хотя решение Никейского собора и привело впоследствии к разделению Церкви на восточную и западную, мы никоим образом не должны принижать его значение для христианства. На Никейском соборе Церковь потеряла самостоятельность. С того времени она стала имперской и все больше и больше подпадала под власть императора. Избавиться от этой зависимости с течением времени удалось лишь Церкви на Западе.

1.2. Отношение Духа Святого к Отцу

Македонии, епископ Константинопольский, приблизительно между 341 и 360 годами выражал мнение, будто Дух Святой — «слуга и служитель одного уровня с ангелами» и что Дух Святой — создание, подчиненное Богу-Отцу и Сыну. Если арианство принижало значение Христа, то этот взгляд отрицал истинную Божественность Духа Святого, и он был осужден на экуменическом соборе в Константинополе в 381 году. Когда Константинопольский символ веры, являвшийся отражением Никейского, зачитывался на третьем соборе в Толедо в 589 году, то слова «и от Сына» (filioque) были добавлены к фразе «Который исходит от Отца». Этим признавалась взаимосвязь между Духом Святым и Отцом и Сыном. Западные церкви с того времени настаивали на Божественности ипостаси Духа Святого как равного, предвечного и единосущного с Отцом и Сыном.

2. Христология: споры о Боговоплощении Христа

Признание в Никее извечности взаимоотношений Сына и Отца дало повод для разногласий о соотнесении человеческой и Божественной природы Христа во времени. И прежде чем окончательно сформулировалась ортодоксальная точка зрения, страстные споры доходили до жестокостей. Одни христиане присоединились к богословам Александрии, подчеркивающим Божественность Христа, а другие встали на сторону антиохийцев, которые возвышали Его человеческую природу в ущерб Божественной.

Взгляд на Христа, который неправильно истолковывал Его человековоплощение, был развит Апполинарием, епископом Лаодикийским, до обращения служившим преподавателем риторики. Апполинарий выступил со своим учением о природе Христа, когда ему было около 60 лет. До того времени он был добрым другом Афанасия и непревзойденным сторонником ортодоксии. Пытаясь избежать неверного разделения человеческой и Божественной природы Христа, Апполинарий пришел к выводу, что Христос обладал истинным телом и душой, но дух был замещен в Христе Логосом — Божественным элементом, который возвышался над пассивным элементом — телом и душой — в личности Иисуса Христа. Апполинарий подчеркивал Божественность Христа, но сводил к минимуму Его человеческое естество. Его позиция была официально осуждена на экуменическом соборе в Константинополе в 381 году.

Другого взгляда придерживался Несторий (ок. 381– ок. 452), ученый-монах, который в 428 году стал патриархом Константинопольским. Несторий предлагал вместо слова «богородица» (греч. theotokos) — использовать слово Christotokos («Христородица»), доказывая свою правоту тем, что Мария была лишь матерь человеческого тела Христа. То есть он делал Христа человеком, в котором, подобно сиамским близнецам, Божественное и человеческое естество сочетались в механическое, а не органическое единство. Христос фактически оказывался лишь совершенным человеком, который морально стал подобен Божеству, — скорее человеческим носителем Божественной сущности, а не Богочеловеком. В 431 году в Ефесе главы церквей под руководством Кирилла из Александрии осудили это учение, однако последователи Нестория продолжали свою работу в восточных частях империи и распространили свое понимание Евангелия в Персии, Индии и даже в Китае (А-Ло-Пен в 635 году). Это течение исчезло в Китае к концу IX века.

В противовес Несторию богословы стали вновь подчеркивать Божественность Христа, но в ущерб Его человеческой природе. Евтихий, архимандрит монастыря в Константинополе, утверждал, что после Боговоплощения два естества Христа, человеческое и Божественное, слились в одно — Божественное. Этот взгляд вел к отрицанию человекоподобия Христа. Он был осужден в длинном послании («Томос») Льва I, епископа Римского, между 440 и 461 годами, а также на Халкидонском соборе в 451 году. Собор помог разработать христологию, которая соответствовала бы Писанию, и в Халкидонском догмате указал, что Христос — «совершенство в Божестве и совершенство в человечестве, истинного Бог и истинно человек», «в двух природах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемый». Эти два естества гармонично сочетаются в одной ипостаси, в одной сущности вследствие Боговоплощения. Эта формулировка и стала взглядом ортодоксии на данный вопрос со времени собора.

Учение Евтихия получило дальнейшее развитие в монофизитских разногласиях (monos — «единая», physis — «природа»), которые возмущали спокойствие Восточной империи вплоть до середины VI века. До сих пор существуют более 15 миллионов монофизитов в коптских церквах Египта, Эфиопии, Ливана, Турции и России.

За прояснением этого вопроса следовало обсуждение взаимоотношений между разными видами воли Христа (монофелитские разногласия). Обладал ли Христос как Божественной, так и человеческой волей? Если да, то были ли они равными или подчинялись одна другой? Эти разногласия окончательно разрешились на соборе в Константинополе (680–681) догматом, что обе воли Христа сосуществуют в гармоническом единстве при подчинении человеческой воли Божественной.

Однако после разрешения указанных разнообразных проблем Восточная Церковь перестала вносить сколь бы то ни было значительный вклад в христианство. Если не брать в расчет сочинения Иоанна Дамаскина, восточное богословие с тех пор до настоящего времени находится в застое.

3. Антропология — путь человека к спасению

Обсуждавшиеся ереси и разногласия были проблемой в основном восточной части Церкви. Теология и христология не вызывали ожесточенных споров на Западе, где такие церковные деятели, как Тертуллиан, вели Церковь в русле ортодоксальных взглядов на взаимоотношения Христа с Отцом и на соотношение двух Его природ между собой. Вместо того, чтобы как более рационалистические греки заниматься спекулятивным метафизическим богословием, богословы Западной Церкви уделяли много внимания практическим вопросам. Августина и Пелагия, например, гораздо больше интересовала природа человека и пути его спасения.

Пелагий (ок. 360– ок. 420), британский монах и богослов, о котором Иероним сказал, что он «отягощен шотландской кашей», появился в Риме примерно в 400 году. С помощью Целестия Пелагий выработал свою точку зрения на спасение человека, но вскоре обнаружил, что Августин не разделяет его взглядов, и в 409 году покинул Рим. Хладнокровный, уравновешенный человек, Пелагий ничего не знал о борьбе души (через которую прошел Августин до того, как был спасен), а потому был склонен преувеличивать роль человеческой воли в процессе спасения. Августин же на собственном опыте убедился, что воля не может вытащить из болота греха, в котором он оказался из-за своей грешной природы.

Пелагий полагал, что каждый человек создан свободным, как Адам, и обладает возможностью делать выбор между добром и злом. Каждая душа — это отдельное создание Божие, поэтому грех Адама на нее не распространяется3. Универсальность греха в мире он объяснял слабостью человеческой плоти, а не тем, что первородный грех подтачивает человеческую волю. Человек не наследует первородный грех, но грехи прошлого, по мнению Пелагия, ослабляют плоть нынешних поколений, и потому грех продолжает существовать, когда человек не желает подчиняться Богу, чтобы спастись. Человеческая воля свободна принять Бога для достижения святости и для получения благодати и может руководствоваться Библией, рассудком и примером Христа. Что касается крещения младенцев, то оно не является решающим для спасения, ибо Пелагий отрицал первородный грех.

Августин, великий епископ из Гиппона, возражая против взгляда, который, по его мнению, отрицал благодать Божию, пытался доказать, что возрождение является делом исключительно Духа Святого. Человек от начала создан по образу Божию и свободен выбирать между добром и злом. Однако грех Адама связал всех людей, поскольку Адам был их прародителем. Воля полностью развращена грехопадением и, можно считать, отсутствует, а потому не способна спасти человека. Августин полагал, что все люди унаследовали грех через Адама и поэтому на каждом лежит проклятие первородного греха. Воля человека настолько связана, что он не может сделать ничего, чтобы спастись. Бог должен оживотворить человеческую волю, чтобы она была в состоянии принять предложенную во Христе благодать, которая дается только тем, кого Он избрал ко спасению.

Взгляды Пелагия были осуждены на соборе в Ефесе в 431 году. Что касается указанных взглядов Августина, то ни Восточная, ни Западная Церкви полностью никогда их не разделяли.

Поискам золотой середины, на которой человеческая и божественная воли могли бы обоюдно содействовать спасению, посвятил себя монах Иоанн Кассиан (ок. 360– ок. 435). Он учил, что все люди грешники из-за падения и из-за того, что их воля ослаблена, хотя не полностью развращена. Частично свободная воля человека может помогать Божественной благодати в спасении. Он боялся, что учение Августина о неизбежной благодати для избранных может привести к этической безответственности. Взгляд Кассиана был осужден синодом Оранским в 529 году, который склонился в пользу умеренных взглядов Августина.

Вопрос, поднятый Пелагием и Августином, тем не менее продолжал существовать на протяжении всей истории христианской Церкви. Либеральные взгляды XX века — это лишь воскресение учения Пелагия о том, что человек может достичь спасения собственными усилиями, хотя и при участии воли Божией. Вопрос, в сущности, стоит так: является христианство моралью или религией, опирается оно на свободную волю человека или на Божию благодать, требует совершенствования культуры или покаяния людей (которое делает возможным такое совершенствование), проповедует ли власть человеческого рассудка или Божие откровение? Церковь всегда стояла ближе к позиции Августина, чем Пелагия или Иоанна Кассиана, хотя в средние века ее учение было схоже со взглядами тех пелагианцев, которые следовали за Иоанном Кассианом.

* * *

Большинство споров утихли к 451 году. Единство Церкви было сохранено, но сохранено ценой свободы духа, который был так характерен для первохристианства. Было разработано учение о том, в каком смысле следует толковать Писание по основным вопросам веры. Однако наряду с достижениями были и недостатки, о которых не следует забывать. Возвышение теоретической стороны христианства приводило к соблазну быть ортодоксальными в вероучении, но не жить по этическим правилам, которые эта вера предполагала, хотя символ веры и поведение человека должны все время идти рука об руку. Во-вторых, многие христиане почувствовали, что Церковь в случае нужды могла прибегнуть к насилию и жестокости, для того чтобы сохранить в чистоте веру. Или же император как судья в случае церковных разногласий на соборах мог использовать политическую власть для разрешения религиозных вопросов, то есть покончить с отделением Церкви от государства. Однако в любом случае мы должны быть благодарны тем, кто рисковал жизнью или положением ради того, чтобы в Церкви утвердилось истинное, соответствующее Писанию учение. И мы должны благодарить Бога за Его Божественное руководство во всех этих вопросах.

Глава 13

ЗОЛОТОЙ ВЕК ОТЦОВ ЦЕРКВИ

Название «отец Церкви» происходит от того слова «отец», которым называли епископов, особенно на Западе, чтобы выразить свое уважение к ним.

В III веке так стали называть наиболее выдающихся представителей Церкви и провозвестников ее истины, обычно это были епископы. Изучение трудов этих людей называется патрологией или патристикой.

Отцы Церкви, сочинения которых появились до Никейского собора, называются доникейскими отцами независимо от того, были они апостольскими учениками, апологетами или полемистами. К периоду между соборами в Никее (325) и Халкидоне (451) относятся сочинения нескольких наиболее одаренных отцов христианской Церкви, которые посвятили жизнь исследованию Писания с научной точки зрения, для того чтобы вскрыть их богословское значение. Величайшим из этих отцов Церкви является Августин, огромное влияние которого на Церковь его времени совершенно очевидно.

1. Посленикейские отцы на Востоке

Отцы Церкви на Востоке разделяются по двум школам толкования Библии. Такие люди, как Иоанн Златоуст, Феодор Мопсуэтский, принадлежавшие Антиохийской, или Сирийской, школе толкования, подчеркивали роль грамматико-историчсского метода исследования Писаний и пытались определить значение, которое освященный автор хотел передать читателям. Они избегали аллегорических толкований, которые были типичны для Александрийской школы, следовавшей примеру Оригена.

1.1. Иоанн Златоуст (ок. 347–407) — сочинитель и оратор

Иоанн, которого за красноречие назвали Златоустом вскоре после его смерти, совершенно справедливо заслужил этот титул.

Он родился примерно в 347 году в процветающей аристократической семье из Антиохии. Судьба его матери, Анфузы, почти та же, что у матери Августина. Она овдовела в 20 лет, но не захотела снова выйти замуж и посвятила свою жизнь воспитанию сына. Златоуст был учеником у софиста Ливания, друга императора Юлиана. Этот человек дал ему хорошие знания по греческой классике и риторике, заложившие основы для его выдающихся ораторских способностей. Некоторое время Иоанн занимался юриспруденцией, затем, крестившись в 368 году, стал монахом. После смерти матери в 374 году он жил в пещере около Антиохии суровой аскетической жизнью до 380 года, когда был вынужден переменить обстановку по причине болезни. После рукоположения в 386 году он читал свои самые лучшие проповеди в Антиохии вплоть до 398 года, когда стал патриархом Константинополя. Он занимал это положение до тех пор, пока не впал в немилость у императрицы Евдоксии в 404 году из-за того, что осудил ее привычку слишком вызывающе одеваться и ее решение поставить свою статую около собора святой Софии, где он проповедовал. Иоанн умер в изгнании в 407 году.

Златоуст жил простой праведной жизнью, которая служила укором высокопоставленным знатным прихожанам Константинополя. Крайне аскетичный в своих требованиях и склонный к мистицизму, он не всегда обладал чувством такта, однако по природе был благороден, добродушен и нежен. Хотя Иоанн далеко превзошел всех морально и духовно, плотью он был низок и худ. Слушатели долго не могли забыть его истощенное, но приятное лицо, морщинистый лоб, лысую голосу и пронизывающие, искрящиеся глаза.

Возможно, на ораторские способности Златоуста повлияли несколько лет учебы у Диодора из Тарса. Примерно 640 его проповедей сохранились до настоящего времени и даже чтение сухого печатного текста дает представление о незаурядных ораторских способностях. Большинство проповедей — это толкования посланий Павла. Иоанн не знал еврейского языка, а потому не мог критически изучить ветхозаветные Писания, однако он проводил исследования в контексте, пытался обнаружить буквальный смысл написанного и использовать его практически — для решения жизненных проблем своего времени. Практичность применения Евангелия сочеталась в его сочинениях с огромной моральной искренностью. Он учил, что нельзя изменить моральным принципам и религии. Крест и поведение должны идти рука об руку. Неудивительно, что Восточная Церковь до сих пор считает его одним из величайших проповедников всех времен.

1.2. Феодор (ок. 350–428) — толкователь Писаний

Феодор из Мопвестии — еще один отец Церкви. Он также изучал Писания примерно в течение 10 лет у Диодора из Тарса и получил это достаточно хорошее образование благодаря тому, что родился в состоятельной семье. Он был рукоположен в сан пресвитера в Антиохии в 383 году и стал епископом Мопвестийским (в Киликии) примерно в 392 году.

Феодора совершенно заслуженно называют «королем древних экзегетов». Он не соглашался с аллегорической системой толкования и настаивал на необходимости тщательного изучения грамматики предложений, а также исторического контекста, для того чтобы понять смысл Писания. Свои комментарии к Библии он основывал как на непосредственном, так и на широком контексте. Именно тот тип исследования сделал Феодора выдающимся толкователем и богословом. Он написал толкования Посланий к Колоссянам и Фессалоникийцам. Со Златоустом они оказали благотворное влияние на систему толкования Библии того времени. Их сочинения разительно отличались от надуманных толкований, в которых использовался аллегорический метод.

1.3. Евсевий (ок. 265 — ок. 339) — историк Церкви

Евсевий Кесарийский — один из наиболее широко изучаемых отцов Церкви. Его с полным правом можно назвать отцом церковной истории (подобно тому как Геродота называют отцом истории). Получив хорошее образование у Памфила в Кесарии, он помог тому основать в Кесарии библиотеку. Евсевий был прилежным учеником и прочел все доступные ему сочинения, которые могли принести пользу занятиям. Он широко цитировал как священную, так и мирскую литературу. Многие сочинения того времени, оригиналы которых были утрачены, дошли до нас благодаря цитированию в его работах.

Характер Евсевия хорошо соответствовал его научным увлечениям. Он был вежлив и терпим, не хотел участвовать в спорах, вызванных арианской ересью. Во время Никейского собора он сидел на почетном месте справа от императора Константина. Как и император, Евсевий предпочел выбрать компромисс между группами Афанасия и Ария, и Никейский собор взял за основу и принял Кесарийский символ веры, выдвинутый Евсевием из Кесарии.

Его главная работа — «Церковная история» — это обзор событий с апостольских времен до 324 года. Он ставил своей целью описать после долгой борьбы, в начале периода благополучия, все испытания, выпавшие на долю Церкви. Сочинение особенно ценно сегодня тем, что Евсевий имел доступ к великолепной библиотеке в Кесарии и к императорским архивам. Он предпринимал все усилия, чтобы непредвзято описать лучшие и наиболее достоверные первоисточники. Критически используя многие документы, Евсевий предвосхитил тщательное научное изучение, которое выполняет современный историк, когда оценивает источники на достоверность. Неудивительно, что сочинения Евсевия являются наилучшим источником знаний по истории Церкви первых трех веков ее существования. Однако ученые сожалеют о том, что он не указывал использованные документы, как это делают современные историки, и иногда его сочинения становятся лишь коллекцией фактов и отрывков, объединенных без какого-либо порядка. Несмотря на эти недостатки и монотонный, несвязный и отрывочный стиль, сочинение обладает непреходящей ценностью для Церкви.

Евсевий написал также «Летопись», всеобщую историю со времени Авраама до 323 года. «Летописные каноны», которые являются частью «Летописи», послужили образцом для хронологического описания средневековой истории. Его «Житие императора Константина» было написано по существу как приложение к этой книге и является великолепным, хотя иногда слишком хвалебным, источником сведений о деяниях Константина, связанных с Церковью. Евсевий также написал хвалебную биографию Константина.

Дело Евсевия было продолжено двумя последователями, которые не всегда достигали данного им высокого образца объективности. Следует заметить, однако, что Сократ Схоластик и Созомен Саламанский учились юриспруденции, а посему избегали слепой приверженности своим взглядам даже в спорах с противниками. Сократ описывает историю христианства с 305 по 439 год, пытаясь завершить труд, начатый Евсевием. Созомен был более легковерен и очень часто копировал работы Сократа. Его сочинения охватывают период с 325 по 425 год. Наряду с Евсевием эти ученые являются основными авторитетами истории древней Церкви.

2. Посленикейские отцы Церкви на Западе

Отцов Западной Церкви в этот период интересовали другие вопросы — перевод Писаний, критика языческих философов и написание богословских трактатов. В сочинениях Иеронима, Амвросия и Августина проявляется практическая направленность латиноязычного сознания, отличная от склонности греков к философствованию.

2.1. Иероним (ок. 347–420) — толкователь и переводчик

Иероним, родившийся в Венеции, был крещен в 360 году и в течение нескольких лет странствовал по городам Галлии и Римской империи. В течение следующих 10 лет он посетил Антиохию, жил в монастыре, где выучил древнееврейский язык. В 382 году он стал секретарем Дамаса, епископа Римского, который предложил ему сделать новый, улучшенный перевод Библии. В 386 году Иероним отправился в Палестину и там благодаря щедрости Паулы, знатной римлянки, которую он обучал древнееврейскому языку, вел монашескую жизнь в Вифлееме примерно 35 лет.

Главный труд Иеронима — латинский перевод Библии, известный как Вульгата. К 390 году он закончил редакцию перевода Нового Завета. Примерно в 404–405 годах он сделал латинский перевод Ветхого Завета с древнееврейского языка, выйдя за рамки греческого перевода — Септуагинты. Перевод Библии Иеронима широко использовался на Западе и со времени Тридентского собора до недавнего времени оставался единственной официальной Библией Римско-католической Церкви.

Иероним также составил много толкований, которые сохраняют свое значение и по сей день. Проявившаяся в раннем возрасте любовь к классическому искусству и знание его помогли Иерониму в толковании Писаний, хотя позже он осудил классическую философию. Он написал великолепное сочинение «О знаменитых мужах» (De viris illustrious) по модели античных жизнеописаний, которое содержало краткие биографические сведения об основных христианских авторах и их сочинениях со времени апостолов. Иероним восхвалял в своих трудах аскетичную жизнь, что во многом способствовало ее популярности на Западе в средние века.

2.2. Амвросий (ок. 340–397) — церковный деятель и проповедник

Амвросий проявил себя в сфере церковного управления, в проповедях и богословии. Его отец занимал высокий пост префекта Галлии, и семья, стоявшая высоко в имперских кругах Рима, дала ему образование юриста, позволявшее сделать политическую карьеру. Вскоре Амвросий стал имперским губернатором Миланской области. После смерти епископа Миланского в 374 году народ единодушно хотел, чтобы он занял освободившееся место. Полагая, что это глас Божий, Амвросий отказался от своей должности, раздал сбережения бедным, стал епископом и начал усердно изучать Писания и богословие.

Амвросий оказался бесстрашным и способным администратором в Церкви. Он поднимал свой голос против могущественных арианцев и без колебаний вступил в спор с императором. В 390 году Феодосий собрал жителей Фессалоник, где был убит губернатор, на площади этого города и приказал всех их истребить. Амвросий отказывал ему в причащении к Господней Вечери, пока тот публично не покаялся в содеянном. Амвросий хотел, чтобы государство и его правители уважали Церковь и не нарушали ее исконных прав на духовное управление.

Хотя его практическое понимание Писаний испытало на себе влияние аллегорического метода, Амвросий был талантливым проповедником. Его проповеди в Миланском соборе заронили искру христианства в Августина и впоследствии привели его к спасению. Амвросий ввел в Западной Церкви общее пение гимнов и антифонное пение псалмов. Он был далеко не последним богословом, хотя и не изучал богословия до посвящения в епископы.

2.3. Августин (ок. 354–430) — философ и богослов

Церковь средневековья оказала Иерониму и Амвросию честь, дав им титул доктора, но их слава не идет ни в какое сравнение с авторитетом Августина. Его вклад в развитие христианства высоко ценится как в протестанизме, так и в Римском католичестве.

Августин был талантливым полемистом, хорошим проповедником, великолепным епископом, а также превосходным богословом, создателем философии истории, которая и по сей день сохраняет свою ценность. Живя во время, когда старая цивилизация клонилась к закату перед нашествием варваров, Августин как бы стоял между двумя мирами — классическим и наступавшим средневековым — и призывал людей возвратиться назад, к «граду Божию» — духовному обществу.

Августин родился в 354 году в североафриканском городе Тагасте, в доме римского чиновника. Его мать Моника усердно молилась за то, чтобы он обратился в христианскую веру. Он получил начальное образование в местной школе, где изучал латинский язык, занятия которым перемежались многочисленными побоями, а к греческому языку стал относиться настолько плохо, что так никогда не научился хорошо говорить на нем. Затем его послали в школу в близлежащей Мадауре, а оттуда в Карфаген для изучения риторики. Получив свободу вдали от дома, Августин последовал примеру многих студентов того времени и вступил в сожительство с наложницей. От этого союза в 372 году родился его сын Адеодат. В 373 году Августин в поисках истины увлекся манихейством, однако вскоре признал его недовлетворительным и после прочтения «Гортензия» Цицерона обратился к философии, в частности к учению неоплатонистов. Он преподавал риторику на родине, в Карфагене и в Риме, до тех пор, пока примерно в 383 году не переселился в Милан.

В 386 году наступил переломный момент обращения. Размышляя над своими духовными потребностями однажды в саду, он услышал недалеко голос, говорящий: «Возьми и читай». Августин открыл Библию на Послании к Римлянам 13:13–14, и это место дало душе тот свет, которого ему не хватало ни в манихействе, ни в неоплатонизме. Он оставил наложницу и преподавание риторики. Мать Августина, которая долго молилась за его обращение, умерла вскоре после того, как он был крещен.

Возвратившись в Карфаген, Августин в 391 году был рукоположен в сан священника. В 396 году он был посвящен в епископы города Гиппон. С этого времени и до смерти в 430 году Августин посвятил свою жизнь епископскому управлению, исследованиям, литературе. Он считается величайшим из отцов Церкви. После него осталось около 100 книг, 500 проповедей и 200 посланий.

Вероятно, самая известная работа, вышедшая из-под пера Августина, — это «Исповедь», одно из величайших автобиографических сочинений того времени. Оно было закончено к 401 году. Все главные работы Августина появились вследствие кризисов, которые переживал он или же Церковь, не является исключением и «Исповедь». При сочинении этого труда Августин излил свою душу. Книги 1–7 описывают его жизнь до обращения, книга 8 — события, сопутствовавшие обращению, а следующие две книги рассказывают о случившемся после обращения, включая смерть матери и его возвращение в Северную Африку. Книги 11–13 — это толкование первых глав Бытия, где Августин часто прибегал к аллегориям.

Христиане всех времен находят духовное благословение в чтении этого сочинения, которым Августин хотел воздать Богу хвалу за благодать, ниспосланную на такого грешника, как он. Очень часто цитируется самое начало «Исповеди»: «Ты соделал нас для Себя и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе». Чувство греха и власть зла, которая проявилась в пылкой грешной жизни, заставили Августина взмолиться: «Дай мне целомудрия и воздержания, только не сейчас», — и эта просьба была исполнена, когда он ощутил на себе благодать Божию при обращении.

Незадолго до смерти Августин написал еще одну автобиографическую работу — «Воспоминания», где перечислил свои сочинения в хронологическом порядке и показал изменение своих взглядов на протяжении жизни. Он особенно сожалел о ранних связях с языческой философией, которая не может привести человека к истине так, как христианство. Этот труд можно назвать биографией его философских взглядов.

Августин писал философские работы в форме диалогов. Самая интересная из них — «Против академиков» (платонистов), где он пытался показать, что через философское исследование человек может достичь лишь вероятной истины, тогда как определенность, точность, приходят только через откровение Библии.

«О христианском учении» — наиболее важное сочинение по экзегетике, в котором излагаются взгляды Августина на герменевтику, или науку толкования. Здесь он разработал великий принцип аналогии веры, в соответствии с которым на какой-либо отдельной части Писаний нельзя основывать учение, которое противоречило бы общему направлению Писаний. Забывая об этом принципе, человек может делать неверные выводы или вообще приходить к ересям. Помня же о нем, Августин составил много экзегетических толкований по Ветхому и Новому Заветам.

Августин писал также богословские трактаты, из которых наиболее значителен трактат «О Троице». Первые семь книг этого сочинения излагают библейское учение о Троице. «Наставление Лаврентию» — небольшое пособие, излагающее, как и «Воспоминания», богословские взгляды Августина.

В большом количестве полемических сочинений Августин пытался защитить веру от лжеучений манихеев, донатистов и особенно от пелагианства. Его трактат «О ересях» представляет собой историю их возникновения.

Августин написал несколько практических пастырских сочинений, а также много посланий, из которых до нас дошло около 200. Эти сочинения и послания касаются многих проблем, с которыми сталкивается руководство Церкви или пасторы во время служения.

Его величайшее апологетическое сочинение, а по мнению многих, величайший труд вообще, на котором основывается его непреходящая слава, — это трактат «О граде Божием» (413–426). Сам Августин придерживался того же высокого мнения.

Пораженные разграблением Рима Аларихом в 410 году, многие стали думать, что это бедствие постигло Империю из-за того, что она изменила старой классической римской религии и приняла христианство. Августин решил дать отпор этому взгляду по просьбе его друга Маркеллина.

Книги 1–10 представляют собой апологетическую часть этого сочинения. Августин пытался показать в книгах 1–5, что процветание государства не зависело от старого политеистического поклонения, потому что римляне претерпевали бедствия и до принятия христианства, а также потому, что успехи, которых они достигли, были следствием Провидения прежде неизвестного им Бога. В следующих пяти книгах Августин показал, что поклонение римским богам было необязательно для достижения вечного благословения. Языческие боги не могли помочь поклонявшимся ни в жизни, ни в духовной сфере, тогда как христианство могло дать и дало римлянам все те земные богатства, которыми они пользовались.

В книгах 11–22 этого великого сочинения изложена первая за все время настоящая философия истории. Происхождение двух городов обсуждается в книгах 11–14. Главная идея сочинения раскрывается в главе 28 книги 14. Первый град, град Божий, состоял из людей и небожителей, объединенных в любви к Богу и стремящихся лишь к Его славе. Град земной состоял из тех существ, которые, возлюбя самих себя, стремились к собственной славе и благополучию. Города, таким образом, отличались видом любви. Говоря о городах, Августин имел в виду не Римскую империю или Римскую Церковь. Его воззрения были гораздо универсальнее и противостояли возобладавшему в то время взгляду, что история развивается циклами. В книгах 15–18 он проследил рост и прогресс этих двух городов на примере библейской и мирской истории, а оставшиеся книги предсказывают их судьбу. После суда жители града Божия приобретают всеобщее счастье, тогда как жители града земного — вечное наказание. Августин не принимал в расчет роль, которую будут играть иудеи в будущем, и полагал, что Церковь уже находится в периоде тысячелетнего царства. Он утверждал, что дуализм, двойственность этих городов временна, необязательна и будет устранена деянием Бога. Хотя читать этот трактат скучно и утомительно, внимательный и прилежный учащийся в результате сможет лучше понять планы и намерения Бога.

Непреходящую ценность имеет вклад великого ученого в разработку христианского толкования истории. Ни греческие, ни римские историки не смогли добиться сколько-нибудь похожей универсальности во взглядах на человеческое развитие. Августин возвышал духовное над преходящим, земным в своем утверждении о суверенности Бога, который стал Творцом истории во времени. Бог господствует над ней, а не подчиняется, как позже учил Гегель. История развивается линейно, а не циклами. Все, что начинает существовать, делает это вследствие Его воли. Еще до Сотворения Бог имел в Своем сознании план, который и будет частично реализован во времени в виде борьбы между двумя городами на земле, а в конечном счете полностью осуществлен уже за пределами исторического развития при участии сверхъестественной силы Божией. Августин обладал более широкими мировоззренческими взглядами на историю, чем кто бы то ни было до него. Он видел в истории универсальность и единство всех людей. Если Геродот, например, в Персидской войне видел только борьбу между греками и персами, то Августин провозглашал единство человеческой расы. Более того, он полагал, что прогресс относится прежде всего к моральной и духовной сфере и является следствием борьбы со злом, борьбы, в которой Божия благодать находится на стороне человека. Кульминацией этой борьбы станет устранение появившегося вследствие греха временного дуализма борющихся городов при окончательной победе града Божия. Таким образом, Августин избежал заблуждений Маркса и других ученых, которые пытались найти решение человеческих проблем в истории и выдать ее преходящее, относительное развитие за абсолютное и вечное. Конец или цель истории для Августина находится вне ее пределов, во власти вечного Бога. Эта вдохновляющая философия подкрепляла Церковь в смутное время до 1000 года.

Протестанты видят в Августине предтечу Реформации, ибо он утверждал, что спасение от первородного и действительного греха является результатом благодати суверенного Бога, который неизбежно спасет тех, кого избрал. Однако в рассуждениях о спасении человека Августин настолько превознес Церковь как видимое установление с истинным вероисповеданием, с таинствами и служением, что Римская Церковь считает его отцом римской экклезиологии. Следует помнить, что Августин так сильно выделял этот аспект, чтобы одержать победу над взглядами пелагиан с одной стороны и донатистов — с другой. Церковь до сих пор ценит открытый им принцип необходимости толковать часть Писаний в соответствии с их общим смыслом.

Несмотря на все свои заслуги, Августин внес также некоторые заблуждения в поток христианского богословия. Он помог развить учение о чистилище со всеми вытекающими отсюда последствиями. Он настолько подчеркивал важность двух христианских таинств, что учение о возрождении после крещения и о священной благодати логически вытекали из его теории. Его взгляды на тясячелетнее Царство как на эру между Боговоплощением и вторым пришествием Христа, в течение которой Церковь одержит победу над миром, привели к превознесению Римской Церкви до уровня Вселенской, которой суждено подчинить все своей властью, а также к укреплению позиций постмилленариев.

Эти недостатки, разумеется, не могут приуменьшить значение Августина для христианской Церкви, и мы не ошибемся, если скажем, что по моральным и духовным качествам ему не было равных в период от апостола Павла до Лютера.

Глава 14

ХРИСТИАНСТВО В МОНАСТЫРЯХ

Когда в истории наставали периоды обмирщения или законничества, некоторые люди отвергали общество, которое они считали упадническим и осужденным на погибель, и стремились к одиночеству, пытаясь достичь личной святости через медитацию и аскетизм. Во время постепенного внутреннего разрушения Римской империи таких людей неудержимо привлекала монашеская жизнь. Это движение своими корнями уходит в IV век, начиная с которого миряне во все больших количествах удалялись от мира. К концу VI века монашество глубоко основалось как в Западной, так и в Восточной Церкви. Второй период распространения монашества связан с монастырскими реформами X–XI веков. Третий период — монашеские ордена XIII века. Появление иезуитов во время контрреформации в XVI веке знаменует собой заключительный период, во время которого монашество глубоко воздействовало на Церковь. Это движение контркультуры до сих пор играет значительную роль в жизни Римско-католической Церкви.

1. Причины возникновения монашества

Появлению монашества способствовало несколько причин. Через гностицизм и неоплатонизм на христианство влиял свойственный Востоку дуалистический взгляд на дух и тело, причем тело считалось грешным, а дух праведным. Как полагали в то время, удаление от мира помогает человеку распять свою плоть и начать духовную жизнь путем медитации и аскетизма.

Следует также помнить, что некоторые книги Писаний, казалось бы, оправдывают уход из мира. Пример тому — защита Павлом безбрачия в Первом послании к Коринфянам (стих 7). Отцы ранней Церкви Ориген, Киприан, Тертуллиан и Иероним призывали к безбрачию, считая его верным истолкованием подобных мест Писания.

Определенные психологические качества человека усиливали тягу к монашеству. В периоды кризисов всегда существует тенденция удаляться от жестокой реальности и жить в одиночестве. А в конце II–III веков начались общественные беспорядки, которые в более поздние периоды империи продолжали усиливаться. Пытаясь избежать падения нравов, многие покидали общество и уходили в монастырь. С образованием союза между Церковью и государством уменьшилась возможность стать мучеником, однако люди желали мученичества, служившего, по их мнению, доказательством веры, и находили ему психологическую замену в виде аскетического образа жизни монастырей. Монашество предлагало также более индивидуальный подход к построению отношений с Богом и к спасению, чем формальное, «телесное» поклонение в те времена.

На решение уйти в монастырь влиял и ход исторического развития. Варвары, начавшие заполнять церкви, принесли с собой многие полуязыческие обряды, которым противились пуритански настроенные души. Углубление морального разложения, особенно в высших слоях римского общества, приводило людей к мнению, что моральные реформы не принесут желательного результата. Монастыри были укрытием для людей, восстававших против кризисов того времени, и живым укором обществу.

Появлению монастырей содействовали и климатические условия. Трудно представить, что монашество возникло не в Египте, а в районах с более суровым климатом. Теплый сухой климат и большое количество пещер в горах по берегам Нила привлекали людей, пытавшихся отделиться от общества. Плодовые деревья, а также Нил, предосталявший возможности рыболовства, делали относительно легким добывание пищи. Медитации, уходу в себя помогала и близость к заброшенным, пустынным районам.

2. Распространение монашества

Процесс появления монастырей в западной цивилизации можно разделить на четыре основные стадии. На первой стадии к аскетическому образу жизни переходили люди внутри самой Церкви. Позже многие из них покинули общество и стали жить затворниками или отшельниками. Святость отшельников привлекала других людей, которые пытались получить от отшельников наставления и селились в близлежащих пещерах, объединяясь в так называемые лауры (laura), где могли оборудоваться места для совместных занятий. На завершающей стадии появились монастыри, в которых общинная жизнь людей была регламентирована (этот процесс берет свое начало на Востоке в IV веке и оттуда распространяется на Церковь Запада).

2.1. На Востоке

Основателем монашества обычно считается Антоний (ок. 251– ок. 356). В возрасте 20 лет он продал все свое имение, раздал деньги нуждающимся и удалился в заброшенную пещеру, где углубился в медитации. Святая жизнь создала ему такой авторитет, что люди стали селиться около него в многочисленных пещерах. Он никогда не организовывал своих последователей в сообщество; правильней было бы сказать, что каждый вел отшельническую жизнь сам по себе.

Среди отшельников, в отличие от Антония и его последователей, находились люди, которые были не в своем уме. Один из них, известный как святой Симеон Столпник (ок. 390–459), в течение нескольких месяцев жил закопанный в землю по шею, а затем решил достичь святости «сидением на столбе». Он провел более 35 лет на верхушке 18-метровой колонны около Антиохии. Другие, подобные ему, жили в полях и, подражая жвачным животным, питались травой. Некий Аммон (Ammoun) известен «особой» святостью благодаря тому, что с начала отшельничества ни разу не раздевался и не мылся. Еще один такой человек скитался обнаженным вокруг горы Синай в течение 50 лет. Однако подобные примеры поведения являются лишь следствием фанатических извращений этого движения и встречаются чаще на Востоке, нежели на Западе.

Общежительный тип монашества, который иногда называют киновитным, также впервые появился в Египте. Пахомий (ок. 290–346), бывший солдат, прожив 20 лет отшельником, примерно в 320 году организовал первый монастырь в Тавенне на восточном берегу Нила. Вскоре под его руководством в Египте и Сирии находилось уже несколько тысяч монахов. Простота жизни, постоянное служение, усердие и покорность были основными принципами его организации.

Василий Кесарийский (ок. 330–379) во многом помог распространению общинного уклада монашеской организации. Получив великолепное образование в Афинах и Константинополе, в возрасте 27 лет он отказался от благ мирской жизни в пользу аскетизма. В 370 году его сделали епископом большой области в Каппадокии, и он занимал этот пост до смерти. Он внес в монашеский дух струю утилитаризма, настояв на том, чтобы подчиненные ему монахи работали, молились, читали Библию и занимались благотворительной деятельностью. Он развенчал крайний аскетизм. Монашество в Церкви Восточной Европы сегодня многим обязано выработанному им Уставу монашеской жизни. Все больше и больше людей вливалось в это движение, и в Европе ко времени восхождения Юстиниана на трон Византийской империи насчитывалась сотня монастырей.

2.2. На Западе

Монашество на Западе значительно отличалось от восточного монашества. Холодный климат привел к необходимости строить теплые жилища и запасать пищу на зиму. Монашество здесь было более практичным. Оно отвергало праздность и порицало бесцельный аскетизм. Внимание уделялось служению, а также молитвенной жизни. Традиционно считается, что монашество на Западе стал распространять Афанасий во время одного из его изгнаний из Александрии. Монашество привлекло к себе внимание странников, путешествовавших по Палестине и Сирии. Мартин из Тура, Иероним, Августин, а также Амвросий благожелательно отзывались о монашестве и помогли распространить его в Римской империи. В библиотеке средневекового монаха сочинения Иеронима об аскетизме стояли после Библии и Устава Бенедикта.

Бенедикт Нурсийский (ок. 480 — ок. 542) был одним из величайших представителей западного монашества. Пораженный порочностью жизни в Риме, он удалился в пещеру в горах к востоку от Рима примерно в 500 году, примерно в 529 году он основал монастырь на горе Кассино (сохранился до Второй мировой войны, когда был разрушен при бомбардировке). Вскоре после этого под его начало попали еще несколько монастырей, также унаследовавших его систему организации, служения и поклонения, то есть его устав. Каждый монастырь был самодостаточным — самообеспеченным «гарнизоном воинов Христа». День был разделен на несколько периодов, в течение которых монахи занимались чтением, поклонением Богу, работой.

В соответствии с уставом, который выработал Бенедикт, монахи ели мало мясной пищи, но в избытке потребляли рыбу, сливочное и растительное масло, хлеб, овощи и фрукты. Этот устав, провозглашающий бедность, целомудрие и послушание, был одним из основных в средние века — он распространился в Англии, Германии, Франции к VII веку и стал почти всеобщим при Карле Великом. К 1000 году он стал стандартным уставом на Западе.

3. Оценка монашества

Люди, невнимательно изучающие историю Церкви, очень часто принижают значение монашества, считая, что оно несло в себе мало ценного, либо даже отрицательно к нему относятся. Они не учитывают вклада монашества в жизнь того времени и влияния, которое оно продолжает оказывать даже на современную цивилизацию.

Местный монастырь часто являлся средневековым эквивалентом современной экспериментальной фермы, где изучались улучшенные методы ведения сельского хозяйства. Монахи расчищали леса, осушали болота, строили дороги, выводили новые виды растений и породы скота, а жители окрестных деревень нередко перенимали у них усовершенствованные методы работы.

Монастыри помогли сохранить научные знания во время Темных веков между 500 и 1000 годами, когда городская жизнь пришла в упадок из-за вторгшихся в Римскую империю варваров. Монастырские школы давали начальное образование всем желающим учиться. Монахи занимались переписыванием ценных рукописей, которые были таким образом сохранены для потомства. С середины VI века Кассиодор (478–573), входивший в правительство восточных готов, оставил службу и посвятил себя собиранию, переводу и переписыванию трудов отцов Церкви и сочинений классической литературы. В этом ему помогали монахи основанного им монастыря. «Книга Келлса» — рукописное Евангелие на латинском языке, выполненное примерно в VII веке в Ирландии, — является примером любви к искусству, которую проявляли монахи при переписывании книг. Такие монахи, как Бада, Эйнхард и Матфей Парис, вели летописи — первичные источники сведений об истории того времени.

Монахи, особенно из Британии, стали благовестниками средневековой Церкви. Как бесстрашные солдаты Христа, они основывали монастыри, которые становились впоследствии центрами обращения в христианство целых племен и народностей. Колумба — монах из Ирландии — обратил в христианство шотландцев. Один из его последователей, Айдан, обратил жителей северной Англии. К сожалению, их благовестническое служение испытало на себе отрицательное влияние массовых методов обращения. Если правитель или вождь принимал христианство, то его подданные крестились независимо от того, насколько хорошо они понимали значение этого поступка и влияние, которое он должен оказать на их жизнь.

Монастыри стали убежищем для изгоев общества, нуждавшихся в помощи. В монастырях с любовью и вниманием относились к больным. Одинокий путник мог быть уверенным, что получит пищу и ночлег в монастырском приюте. Люди, уставшие от тягот мира, могли обрести здесь убежище. Некоторые ведущие деятели средневековой Церкви, например Григорий VII, вышли из монастырей.

Однако при оценке монашества раннего средневековья следует учитывать и другую его сторону. Слишком много лучших людей империи вынужденно уходили в монастыри, и их способности были потеряны для мира. Целибат препятствовал тому, чтобы мужчины и женщины вступали в брак и воспитывали достойное потомство. Это привело к разделению монашеской морали (целибата) и обычной мирской морали.

Очень часто монашество возбуждало у монахов духовную гордость из-за своего аскетизма, с помощью которого они пытались достичь благословения. По мере того как монастыри обрели достаток благодаря бережливости и рачительности членов общины, в них закралась лень, алчность и обжорство.

Монашество помогло быстрому развитию иерархической централизованной организации в Церкви, поскольку монахи должны были слушаться старших служителей, подчинявшихся в свою очередь папе Римскому. Мы, естественно, осуждаем эти тенденции, но одновременно восхищаемся тем большим вкладом, который внесли монахи в средневековую жизнь.

Глава 15

ИЗМЕНЕНИЯ В ИЕРАРХИИ И ЛИТУРГИИ

Между 313 и 590 годами ранняя Вселенская (Католическая) Церковь, в которой все епископы были равны, стала Римско-католической Церковью, в которой епископ Римский возвышался над другими епископами. Более изысканными стали церковные обряды. Римско-католическая Церковь по своей структуре и каноническому закону является отражением имперского Рима.

1. Возвышение Римского епископа

Все епископы ранней Церкви равны по положению, власти и функциям. Между 313 и 450 годами Римский епископ был признан первым среди равных. Однако начиная со вступления Льва I на епископский трон в 440 году Римский епископ начал утверждать свое превосходство. Потребность в эффективности и координации власти естественным образом привела к ее централизации. Епископа стали рассматривать еще и как гарантию ортодоксальности вероучения. Вдобавок некоторые из римских епископов того периода были властными людьми, которые использовали любую возможность, чтобы укрепить свое положение.

Исторические события в этот период, словно сговорясь, приводили к повышению авторитета епископа Римского. Рим был традиционным центром власти Римского мира в течение пятисот лет и самым большим городом на Западе. После того как Константин в 330 году перенес столицу империи — политический центр — в Константинополь, Римский епископ остался единственным сильным властителем Рима на длительное время и люди на Западе в случае бедствий полагались на его руководство как в духовной, так и в светской жизни. Римский епископ вел переговоры в Аларихом во время разграбления Рима в 410 году западными готами, и его разумная дипломатия привела к тому, что жители города были по меньшей мере спасены от издевательств. Император Константинополя удалился от Рима и его проблем, однако епископ был рядом, достаточно близко, чтобы проявить свою власть в случае возникновения как духовных, так и политических проблем. Когда после 476 года имперский трон на Западе захватили варвары и города Италии попали под власть иноземцев, народ Италии обратился к Римскому епископу для духовного и политического руководства.

Петрология (теория о значении Петра), основанная на таких местах Писания, как Мтф. 16:16–18, Лк. 22:31–32 и Ин. 21:15–17, к 590 году стала общепризнанной. В соответствии с этой теорией Петру было дано «церковное первородство» над другими апостолами, и его возвышенное положение передавалось его последователям — епископам Римским через апостольскую преемственность. Примерно в 250 году эти места Писания использовал Стефан.

Такие выдающиеся богословы, как Киприан, Тертуллиан и Августин, несли свое служение в Западной Церкви под руководством епископа Римского. Его власть никогда не подрывали еретические споры, подобно тем, которые разрывали на части Восток, например арианство. Епископ Римский созывал соборы, на которых ясно излагал, что должно стать ортодоксальным взглядом.

Из пяти великих патриархов Церкви в Иерусалиме, Антиохии, Александрии, Константинополе и Риме только патриарх Константинопольский и епископ Римский жили в городах, не утративших к 590 году свое значение. Епископ Иерусалимский потерял свой престиж после иудейского восстания против Рима во II веке. Александрия и Антиохия быстро пришли в упадок от нашествия мусульманских полчищ в VII веке. Епископы Римский и Константинопольский к 590 году остались главными клерикальными лидерами. Константинопольский собор в 381 году также признал перьенство римского престола. В соответствии с третьим каноном собора патриарху Константинопольскому отдавалось «первенство почитания после епископа Римского». Это было признанием на деле превосходства Римского епископа ведущими церковными деятелями. Император Валентиниан III в эдикте 445 года признал превосходство епископа Римского в духовных делах. Все, что утвердит епископ, должно было стать «законом для всех». Таким образом, не только церковные, но и светские власти IV–V веков признали превосходство епископа Римского в Церкви.

Плодотворное благовестие монахов, подчинявшихся Риму, также содействовало повышению авторитета Римского епископа. Хлодвиг, вождь франков, усердно поддерживал власть епископа Римского. Григорий I послал в Англию Августина, и этот монах, а также его последователи смогли привести Британию под власть Рима. Куда бы ни направлялись монахи-благовестники, они настаивали на том, чтобы обращенные признавали власть епископа Римского.

Римская Церковь была в этот период благословлена многими талантливыми епископами, которые не упускали возможности усилить свою власть. Дамас I (366–384), по всей видимости, был первым епископом Римским, кто называл свой престол «апостольским». Вульгата, перевод Библии, который сделал Иероним по просьбе Дамаса, служив у него секретарем, во многом помог повысить престиж епископского трона в Риме. Мы можем прочитать, как высоко отзывался Иероним о своем покровителе, в письме, написанном Дамасу, где он категорично утверждает, что престол Петра — это камень, на котором построена Церковь.

Лев I, епископ Римский с 440 по 461 год, был наиболее талантливым обладателем престола (до тех пор, пока в 590 году престол не занял Григорий I). Благодаря способностям Лев I получил имя Великий. Он очень часто использовал титул papas, от которого пошло слово «папа». В 452 году Лев I смог убедить Аттилу уйти из Рима, а в 455 году снова, когда вандалы во главе с Гейзерихом пришли из Северной Африки, чтобы разграбить Рим, Лев I убедил их не сжигать город и не заниматься мародерством. Однако ему пришлось смириться с двухнедельным разграблением Рима вандалами. Гейзерих сдержал свое слово, и римляне стали видеть во Льве I человека, который спас их город от полного разрушения. Его положение еще больше упрочилось, когда Валентиниан III признал его духовное превосходство на Западе по эдикту 445 года. Лев I требовал, чтобы решения церковного суда епископов присылались к нему для утверждения и чтобы его решение было окончательным. Он определил в своем «Томосе», что такое ортодоксия, и выступал против манихейства и донатистов. Даже если мы не будем считать Льва I первым папой Римским, достаточно того, что он уже пользовался властью и правами многих более поздних владельцев папского престола. Геласий I — папа Римский (492–496) — в 491 году писал, что Бог дал как священную, так и королевскую власть папе Римскому и царю. Но раз папа Римский имеет доступ к Богу и на Суде будет представлять Богу императора, священная власть папы важнее, чем королевская власть. Отсюда следует, что правители должны подчиняться папе. Возможно, такие отношения были полезны в тот ранний период, когда наступали варвары, однако позднее они привели к коррупции самой Римской Церкви.

2. Развитие литургии

Практическое объединение с государством при Константине и его наследниках привело к секуляризации Церкви. Патриарх Константинопольский попал под влияние императора, и Восточная Церковь стала частью государства. Приток язычников через массовое обращение привел к проникновению в Церковь языческого культа, языческих форм поклонения в связи с тем, что Церковь пыталась облегчить язычникам принятие христианства. Многие язычники обращались в христианство номинально, а в результате Церкви пришлось просить государство о помощи — усилить наказания по отношению к тем, кто оскорблял Церковь. В 529 году Юстиниан — исператор восточной части Империи — приказал закрыть академию в Афинах, где вплоть до того времени преподавалась греческая языческая философия. Дисциплина в Церкви ослабла из-за того, что ее ресурсы были истощены работой с варварами, которые лишь частично были обращены из язычества.

Приток варваров и рост епископской власти также внесли изменения в церковную литургию. Варварам было привычнее поклоняться каким-то видимым предметам, и, по мнению многих служителей Церкви, литургию необходимо было сделать более предметной, чтобы Бог стал доступен этим поклоняющимся. Почитание ангелов, святых, мощей, реликвий, картин, статуй было логическим следствием такого взгляда. Связь с монархическим государством также привела к более аристократической, изысканной форме литургии, во время которой четко проявлялись различия между духовенством и мирянами.

Воскресенье стало одним из главных дней в церковном календаре, после того как Константин решил, что это должен быть день и светского, а не только духовного поклонения. Рождество стало праздником на Западе примерно в середине IV века, причем отмечалось оно в декабре, в тот день, который прежде был языческим праздником. Богоявление также было введено в церковный календарь, причем на Западе — это день, когда волхвы пришли поклониться Христу, а на Востоке — день Крещения Христа. Особые события священного календаря иудеев, евангельской истории, а также жизни святых и мучеников служили поводом к постепенному разрастанию числа священных дней в церковном календаре.

Увеличивалось число церемоний, которые можно было приравнять к таинствам. Августин был склонен полагать, что вступление в брак должно рассматриваться как таинство. Киприан считал, что епитимья существенно важна в жизни верующих. С увеличением разрыва между духовенством и мирянами возникала практическая необходимость считать рукоположение таинством. Примерно в 400 году конфирмацию и елеосвящение (соборование) стали рассматривать как таинства. Развившееся ранее учение о первородном грехе повышало значимость крещения детей. К началу III века Тертуллиан и Киприан уже считали детское крещение приемлемым. Августин особенно указывал на важность крещения. Тайная Вечеря заняла центральное место в поклонении и в литургии. Она постепенно становилась не только таинством, но и принесением жертвы. Киприан считал, что во время причащения священник выступает в роли Христа, и предлагал приносить «истинную и полную жертву Богу-Отцу». Канон мессы, который Григорий I слегка изменил, подчеркивал жертвенную сущность причащения. К концу VI века все семь обрядов, которые Римско-католическая Церковь рассматривает как таинства, уже занимали видное положение в системе церковного поклонения. Все больше утверждалось священство, вера, что для служения необходимо рукоположение в духовный сан. Это привело к дальнейшему отделению духовенства от мирян.

Почитание Марии — матери Иисуса — заметно усилилось к 590 году и в 1854 году привело к признанию непорочности зачатия ее самой, а в 1590 году — ее чудесного успения на небе. Ложные толкования Писаний и множества чудес в апокрифических Евангелиях, связанные с Марией, вызвали ее чрезмерное почитание. Разногласия с несторианцами и другими течениями в Церкви привели к тому, что в IV веке ее признали Богоматерью.

Климент, Иероним и Тертуллиан приписывали ей совершенную девственность. Августин полагал, что мать безгрешного Христа никогда в жизни не совершала греха. Монашество, подчеркивавшее добродетель девственности, еще больше усилило почитание Марии. То, что сначала было простым признанием ее возвышенного положения как матери Христа, вскоре стало верой в ее посреднические силы, поскольку считалось, что Сын будет рад исполнить просьбы Своей матери.

Молитва Ефрема Сирина (датирована до 400 года) — ранний пример обращения к Марии. К середине V века ее помещали во главе всех святых. Праздники, связанные с Марией, также начали появляться в V веке. Благовещение — 25 марта — ангелы передали Марии весть о рождении Сына. Сретение — 2 февраля — очищение Марии после рождения Христа. Успение — 15 августа — предполагаемое вознесение Марии на небеса. В VI веке Юстиниан просил ее заступничества в связи с делами империи. К 590 году Мария заняла особое положение в системе поклонения Римской Церкви.

Почитание святых — следствие естественного желания Церкви воздать честь тем, кто был замучен в дни гонений. Что же касается язычников, они привыкли почитать героев племени и, вливаясь в Церковь, почти не удивлялись необходимости заменить своих героев на святых и воздавать им почести как полубогам. Вплоть до 300 года поминки на могилах святых состояли лишь из молитвы за их упокой, однако в 590 году молитва за святых трансформировалась в молитву обращения через них к Богу. Это было закреплено на II Никейском соборе. У могил строились церкви и часовни. Со смертью святых связывались церковные праздники, быстро распространялись легенды о связанных с их служением чудесах. Появилось так много людей, продававших их мощи, тела, волосы, зубы, кости, что в 381 году эту торговлю пришлось запретить.

Иконы и картины в поклонении использовались все шире, по мере того как больше и больше варваров входило в Церковь. Иконы и картины материализовали невидимую реальность Бога для поклонявшихся, к тому же они служили украшением церкви. Отцы Церкви пытались объяснить различия между почитанием икон и почитанием, которое было частью литургии — поклонением Богу, однако им не удавалось провести здесь четкую границу, и сомнительно, что в результате на долю икон не приходилось тех почестей, которые должны были воздаваться Богу.

Благодарственные молебны, или молебны покаяния, стали частью поклонения после 313 года. Паломничество сначала в Палестину, а позже к могилам главных святых вошли в обычай. Мать Константина Елена посетила уже в преклонном возрасте Палестину и, как говорит предание, обнаружила там крест, на котором был распят Иисус.

Благорасположение правительства и свобода поклонения, полученная при Константине, привели к интенсивному строительству церковных зданий. Христиане заимствовали архитектурный тип римских базилик, предназначенных для общественных собраний и развлечений. Базилика — длинное, прямоугольное, в форме креста сооружение с двумя боковыми нефами, портиком в западной части (под ним размещались оглашенные), нефом в центральной части (для крещеных) и с алтарем в восточной части, где во время службы размещались хор, священники, а если это был кафедральный собор — то и епископ. Алтарь был обычно отделен от нефа металлической загородкой.

Пением в ранней Церкви руководил особый служитель. Антифонное пение (в котором участвовали два хора) появилось в Антиохии. Амвросий ввел такой вид пения в Милане, откуда оно распространилось по всем церквям Запада.

Изучаемый период — время великих проповедников. Амвросий на Западе и Златоуст на Востоке были главными из них. Проповедники не носили специальных одеяний. Впоследствии, когда люди отказались от римского типа одежды, духовенство сохранило ее для церковного служения.

В этот период также появилась особая священническая иерархия во главе с Римским епископом. Наблюдалась тенденция к увеличению числа таинств и к тому, чтобы сделать их способами получения благодати. Была усовершенствована и литургия. Все это помогло заложить основание для средневековой Римско-католической Церкви.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ИСТОРИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕРКВИ

(590–1517)

Раздел I

ОБРАЗОВАНИЕ ИМПЕРИИ И ЛАТИНСКО-ТЕВТОНСКОЕ

ХРИСТИАНСТВО (590–800)

Глава 16

ПЕРВЫЙ СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ПАПА РИМСКИЙ

Посвящение Григория I в епископы римские является водоразделом между древней и средневековой историей Церкви. Однако не надо забывать, что всякая периодизация истории искусственна и ее цель — разделить историю, направляемую Богом, на составные части, которыми удобно оперировать. Некоторые считают началом средневековой истории Церкви 313 год, кога была дарована свобода религии. Другие за точку отсчета берут Никейский собор в 325 году. Третьи предпочитают 378 год, когда произошло сражение при Адрианополе, после которого западные готы вторглись в Империю. А четвертые считают, что история ранней Церкви заканчивается падением последнего римского императора в 476 году. В нашем учебнике выбран 590 год, поскольку именно тогда Григорий I положил начало новому этапу развития церковной власти.

Время окончания средних веков в истории Церкви также представляет тему для дискуссии. За конец средневековья принимают то 1095 год, когда началась эпоха крестовых походов, то 1453 год, когда пал Константинополь, то 1648 год, когда был заключен Вестфальский мирный договор. Автор учебника выбрал 1517 год, когда деятельность Лютера положила начало полностью новому периоду, в котором Церковь стала рассматриваться не столько как организация, сколько как Тело, совокупность людей, обладающих личной верой в искупительную жертву Христа.

В эпоху средневековья Римская империя разделилась на мусульманскую Северную Африку, азиатскую Византию и европейский район папства. Стали очень важными взаимоотношения между Церковью и государством. Из христианства и классической культуры возникла совершенно новая западноевропейская цивилизация.

Само понятие «средние века» было введено Кристофером Кельнером (1634–1680) в справочнике, опубликованном примерно в 1669 году. Он разделял историю Запада на три части. Древняя история, как он считал, заканчивалась в 325 году, а современная история начиналась в 1453 году, когда после падения Константинополя на Запад хлынул поток греческих ученых и рукописей. Кельнер назвал время между этими двумя датами «средние века», когда Европа развивалась самостоятельно, не испытывая влияния классической культуры. С того времени историки начали использовать термин «средние века» как удобное обозначение этого периода. Однако только первые пять веков этой эпохи (с 500 по 1000 год) можно назвать «темными веками», и даже в этот период Западная Европа не полностью утратила былую культуру, продолжавшую сохраняться в монастырях. Люди в эпоху Ренессанса полагали, что это время — бездна, разделяющая великолепный классический и современный периоды гуманизма. Для них средневековье могло быть только веком тьмы, однако современные историки, изучающие это время, смогли показать, что и тогда, хотя довольно медленно, происходило развитие, в котором Церковь на Западе выполняла полезные культурные и религиозные функции, став связующим звеном между античным городом-государством и современным национальным государством.

Если люди в эпоху Ренессанса считали 500–1000 годы «темным временем», то Римская католическая Церковь, наоборот, полагала, что этот период был золотым веком человеческой истории: ему предшествовало классическое язычество, а за ним начали действовать разъединяющие силы протестантизма, породившие хаос на современной религиозной сцене.

Историки протестантизма называли средневековье долиной тени, когда развратилась чистая Церковь древнего периода. Современная эпоха церковной истории, начавшаяся с Лютером, является для них эпохой преобразований, в которых Церковь вновь обрела идеалы Нового завета.

Все эти точки зрения следует рассматривать в свете того факта, что средние века — период не статический, а динамический, и даже в средние века продолжалось развитие общества под божественным руководством.

Средневековая Церковь охватывает большую территорию, чем ранняя Церковь. Когда тевтонские племена были обращены в христианство, Балтийский бассейн стал так же важен, как и Средиземноморье.

Современная эпоха многим обязана средневековью. В средние века человек попытался создать христианскую цивилизацию, в которой прошлое было бы переплетено с настоящим в виде значимого синтеза. Классическая культура прошлого, преобразованная христианством, передалась тевтонским племенам через Церковь. Современной эпохе очень недостает как раз такого синтеза в жизни, а в результате современный человек борется со своей неустроенностью и с перспективой не только интеллектуального, морального и духовного, но даже материального хаоса.

Вот теперь нам совершенно очевидной становится важность Григория I. Он стоял, как Августин в свое время, на границе двух миров — классицизма и средневекового мира, в котором культура была вплетена в Церковь, возглавлявшуюся епископом римским.

Григорий (540–604), часто называемый Великим, родился в смутные времена, когда Византийская империя при Юстиниане пыталась вновь обрести часть Западной империи, завоеванную тевтонскими племенами. Привычными для той эпохи были грабежи разбойников, болезни, голод.

Родившийся в одной из древних знатных и процветающих семей Рима, Григорий получил юридическое образование, которое давало ему возможность начать государственную службу. Он много изучал латинскую литературу, но не знал ни древнееврейского, ни греческого языков. Он был знаком с сочинениями Амвросия, Иеронима и Августина, но мало знал о греческой классической литературе и философии. Примерно в 570 году он занял и почетную должность — стал префектом Рима, вскоре отказался от наследства своего отца (его мать Сильвия после смерти отца ушла в монастырь) и использовал средства для построения семи монастырей в Италии. Самый большой из них был устроен во дворе его отца, где Григорий и стал монахом. С 578 по 586 год он был посланником епископа римского в Константинополе. По возвращении в Рим его сделали аббатом основанного после смерти отца монастыря святого Андрея. Если Августин стал монахом из интеллектуальных соображений, то Григорий стал монахом, поскольку считал аскетизм способом прославить Бога. Когда папа Пелагий умер от чумы в 590 году, Григория избрали на его место.

Этот человек, на могиле которого была высечена эпитафия «Посланник Бога», был одним из известнейших деятелей Римской Церкви. Отказ от большого состояния поразил людей того времени. Григорий был весь смирение и считал себя «слугой слуг Божиих». Он был ревностным благовестником и многое сделал для обращения в христианство англичан. Юридическое образование, обходительность, здравомыслие сделали его одним из способнейших руководителей Римской Церкви в средние века. Но, как многие люди его времени, Григорий был чрезмерно суеверен, и «Диалоги» (593) отражают его неограниченную веру в то, что казалось чудом средневековому человеку. Более того, хотя Григорий и получил некоторое образование по богословию, его учености вредило незнание языков, на которых была написана Библия. Пробыв в течение семи лет послом в Константинополе, он так и не выучил греческий язык.

Самая большая заслуга Григория — расширение власти епископа римского. Отрицая титул «папы», Григорий тем не менее пользовался всей властью и прерогативами, которые имели более поздние папы римские. Это он делал, чтобы утвердить духовное превосходство епископа римского. Он оказывал епископское внимание Церквам Галлии, Испании, Британии, Африки и Италии. Он назначал епископов и посылал им епископский паллий — особой формы воротник, символизировавший власть человека, которого папа утверждал в должности.

Когда Иоанн, патриарх Константинопольский, присвоил себе титул «экуменический (вселенский) епископ», Григорий сразу же дал ему бой. Он хотел, чтобы патриархи Церкви занимали уровень не выше руководителей Поместных Церквей, а не носили титул «вселенского» епископа. Но ни патриарх, ни император Византии ему не уступили. Григорию пришлось выжидать удобный момент. Когда в 602 году на императорский трон в Константинополе взошел Фока, Григорий попытался завязать с ним дружеские отношения, хотя этот вульгарный выскочка убил жену и семью предыдущего императора. Фока встал на сторону Григория и выступил против патриарха, признав епископа римского «главой всех Церквей». Григорий, однако, не принял титул «Вселенского папы», который хотел ему дать патриарх Александрийский. Он предпочел называться «слугой слуг Божиих», однако, отказавшись от титула верховного главы Церкви, он в то же время не позволял никому присваивать его себе и фактически пользовался высшей властью папы. Ни один епископ или митрополит Запада не осмеливался пойти против его воли.

Глубокий интерес Григория I к благовестию проявляется в великолепном рассказе Беды Достопочтенного. Когда Григорию однажды сказали, что мягковолосые, голубоглазые мальчики, которые продаются как рабы в Риме, — по национальности англы, он сказал, что они не англы, а ангелы; а когда ему сказали, что они из Деири (Йоркшир), он решил, что их должно отвратить от гнева (лат. de iri) Бога путем благовестия, и послал монаха Августина (не путайте его с блаженным Августином из Гиппона) в Британию, чтобы распространять там Благую Весть. Августин прибыл в Англию в 597 году и вскоре обратил короля Кента в христианство. Однако римские миссионеры нашли соперников в лице кельтской церкви, благовествование которой медленно распространялось к югу острова. В 663 году римская вера одержала полную победу. Таким образом, Григория I можно считать человеком, подчинившим англичан Римской Церкви. Он составлял подробные планы развития Церкви в Англии.

Григорий I сделал епископат в Риме одним из самых процветающих в то время путем великолепной администраторской работы. На папские владения в Италии и прилегающих областях прежде никогда не сыпался такой золотой дождь, как при Григории. С этими деньгами он мог выступать в роли хранителя мира на Западе. Когда король арианских лангобардов угрожал Риму во время его понтификата, Григорий I смог сформировать армию, принудить лангобардского правителя к миру и обратить его из арианства.

Он также положил начало григорианскому пению, которое заняло более важное место в Римской католической Церкви, чем то, которое было развито Амвросием. Это пение использовало величественное и торжественное единоголосие — монотон — в той части службы, которая пелась.

Григорий I был хорошим проповедником. Он касался насущных проблем кризисного времени, в которое жил. Его проповеди были практичными, призывали к покорности и благочестию, однако они много теряли от чрезмерного использования аллегорий — обычной ошибки проповедников того времени.

Литературные сочинения Григория I еще более превосходны, чем проповеди. В Magna Moralia — комментарий к книге Иова — он подчеркивал значение морального толкования и прибегал к аллегориям, чтобы выразить свои этические принципы. Он выставлял Иова как аллегорический прототип Христа, его жену как прототип плотской природы, семь сыновей — духовенства, а трех дочерей — поклоняющихся мирян. Он составил и другие комментарии, однако ни один из них не является таким обширным, как сочинение по книге Иова. Также он написал «Книгу пастырской заботы», которая посвящена проблемам пастырского богословия. В ней Григорий I особо подробно описал требования, предъявляемые епископу, добродетели, необходимые для епископа, и обосновал потребность самоанализа. Сочинение стало призывом к монашеству из-за его аскетической направленности. Кроме того, до настоящего времени сохранились более восьмисот посланий Григорий I.

Григорий I был выдающимся богословом. Он стоит на одном уровне с Иеронимом, Амвросием и Августином, то есть в числе четырех великих докторов Западной Церкви. Он заложил основание богословия, которого придерживалась Римская католическая Церковь в средние века, пока Фома Аквинский не составил свою «Сумму теологии». Григорий полагал, что человек грешен от рождения и по своему выбору, однако он несколько смягчил позицию Августина, утверждая, что человек не наследует грех от Адама, и рассматривая грех как болезнь, которой подвержены все люди. Он утверждал, что воля свободна и что утеряна только ее праведность. Он верил в предопределение, но ограничивал его лишь избранными. Он полагал, что благодать не является неизбежной, поскольку она основана как на предвидении Бога, так и до некоторой степени на качествах человека. Он верил в существование чистилища — места, где будут очищаться души до восхождения на небеса. Он верил в богодухновенность Библии, но, что странно, ставил предания наравне с Библией. Канон мессы, который он слегка изменил, широко использовался в его время, в чем отразилась возрастающая тенденция рассматривать причащение как принесение в жертву тела и крови Христа каждый раз, когда оно совершается. Григорий I подчеркивал значение добрых дел и возможность обращения к святым за помощью. Мы совершенно не ошибемся, если скажем, что средневековое богословие несет на себе печать Григория I.

* * *

Понтификат Григория I является поистине водоразделом между древней и средневековой историей Церкви. Его последователи использовали заложенное им основание, когда создавали священную систему церковной иерархии в средние века. Он систематизировал учение и сделал Церковь политической силой.

Глава 17

НЕУДАЧИ ХРИСТИАНСТВА И ЕГО ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ

Средние века очень часто считают периодом, когда общество находилось в статике и когда люди мало путешествовали. Однако даже поверхностное изучение передвижения людей в то время показывает, что никогда в истории Европы не было более массовых переселений, чем те, которые последовали за падением Римской империи. Мы уже говорили о вторжении в Римскую империю монгольских гуннов, германских готов и тевтонцев с северо-востока после 375 года. После 590 года христианство столкнулось с новой динамикой передвижения людей. В течение VII и последующих веков Церкви на Востоке пришлось столкнуться с угрозой ислама. Ислам был также предметом заботы Западной Церкви до победы при Туре в 732 году. Вновь начавшееся переселение викингов со Скандинавского полуострова после VIII века также угрожало Западной Церкви разрушением. В более позднее время мадьяры и монголы угрожали Церкви на Востоке.

Западной Церкви пришлось не только принять вызов кочующих варваров, но и трудиться над обращением тевтонских племен, находившихся в пределах старой Империи. Более того, надо было тратить силы и на тех, кто принял арианскую форму христианства — в Испании, Северной Африке и Италии. Попытки обращения язычников и гетеродоксальных арианцев, вызов соперничающей религии — ислама — до предела истощили ресурсы Церкви. С 590 по 800 год Западная Церковь достигла величайших завоеваний на севере и на западе Европы, тогда как, в отличие от нее, восточное христианство, уже ставшее статичным, занималось лишь тем, что пыталось противостоять мусульманам, которые время от времени стучались в ворота Константинополя.

В этот период было поставлено на профессиональный уровень служение миссионеров. Отряды странствующих монахов возвещали Евангелие людям, к которым их посылал высший авторитет Церкви — папа римский.

1. Зарождение ислама и его влияние на христианство

Мусульмане, вдохновленные вновь образованной религией, возможностью грабить во имя религии и жаждой обращать неверных в свою веру, быстро распространялись из Аравии по Северной Африке, Азии и даже по Европе через Испанию. Основанная человеком, их религия была самой поздней из трех величайших монотеистических религий мира и также провозгласила себя универсальной, то есть религией для всех людей. Мусульмане уничтожили Церковь в Северной Африке и ослабили позиции Церкви в других районах Африки. Они привели в конечном счете к падению Византийской империи в 1453 году и взяли под мусульманский контроль Византийскую Церковь.

Ислам возник на Аравийском полуострове, кусочке земли, который практически изолирован от окружающего мира водой и бездорожьем пустынь, за исключением северо-западной границы. Климат этой области очень суров, и человек вынужден бороться за свое существование среди голых скал, песка, под жарким солнцем. Сталкиваясь с силами природы, человек склоняется к признанию верховного существа, стоящего над ним.

Во времена зарождения ислама семитские воины-бедуины передвигались от оазиса к оазису с верблюдами, с домашними животными и скотом. Время от времени лишь по необходимости они осуществляли обмен с горожанами Мекки и Медины. Племена часто воевали между собой, за исключением ежегодного периода перемирия, когда они отправлялись на поклонение черному камню в мусульманском храме Кааба в Мекке.

Мухаммед (ок. 570–632) был погонщиком верблюдов в одном из этих племен. Побывав со своим дядей в Сирии и Палестине, он соприкоснулся с христианством и иудаизмом. Потом он женился на богатой вдове по имени Хадижах и, получив приданое, смог посвятить все свое время религиозной медитации. В 610 году он почувствовал божественное призвание провозглашать монотеизм и в течение трех лет обратил двенадцать человек, в основном из его сородичей. В проповедях он осуждал идолопоклонство, что вызвало к нему вражду, и Мухаммед был вынужден бежать в 622 году из Мекки в Медину. Год этого побега, называемый хиджра, стал первым годом мусульманского календаря. К 630 году движение разрослось настолько, что Мухаммед смог захватить Мекку. Двумя годами позже, после смерти Мухаммеда, его последователи были уже готовы распространять свое учение за пределами Аравийского полуострова.

Самые большие завоевания новая вера сделала между 632 и 732 годами. Сирия и Палестина были обращены в мусульманство к 640 году, а вскоре после этого в Иерусалиме была воздвигнута мечеть Омара. Египет был обращен в следующем десятилетии. Персия попала под влияние мусульманства к 650 году. Распространение мусульманства в виде полумесяца на Запад и на Восток грозило, подобно огромным щипцам, расколоть христианство, однако движение полумесяца на Восток было остановлено мужественным сопротивлением Византийской империи при Льве Исавре в 717–718 годах. Продвижение полумесяца ислама в западной части было прекращено поражением мусульман от армий Карла Мартела в Туре в 732 году, однако Церковь к тому времени понесла уже большие потери — порабощенные люди должны были выбирать между шпагой, выплатой дани или исламом. Нельзя сказать, что мусульмане всегда были нетерпимы, поскольку они часто разрешали людям из районов, плативших дань, исповедовать свою собственную веру. К 750 году эпоха завоеваний закончилась, и мусульмане, испытавшие влияние греческой культуры, приступили к созданию великолепной арабской цивилизации с центром в Багдаде. Она достигла пика расцвета в правление Гаруна аль Рашида (766–809), правителя восточной части мусульманской территории.

Главный источник мусульманской религии — Коран. Эта книга, которая по объему равняется примерно двум третям Нового завета, разделена на 114 частей. Самая длинная часть находится в начале книги, затем длина глав постепенно уменьшается, и последняя глава состоит всего лишь из трех стихов. В книге много повторений и нет системы.

Вера в единого Бога, называемого Аллахом, — центральное положение ислама. Аллах явил свою волю через 25 пророков, включая библейских персонажей, таких, как Авраам, Моисей и Христос. Мухаммед был самым поздним и самым великим из пророков. Мусульмане отрицают как божество Христа, так и Его смерть на Кресте. Религия является фаталистической и предполагает пассивное подчинение воле Аллаха. После суда люди попадут либо в рай, который представляется мусульманам в основном чувственным, либо будут испытывать муки ада. Добрые мусульмане молятся 5 раз в день, обращаясь в это время в сторону горизонта, где находится Мекка. Они ежедневно повторяют свой символ веры. В мусульманстве важны посты и благотворительность. Самыми святыми мусульманами считаются те, кто по меньшей мере раз в жизни совершил паломничество в Мекку.

Ислам принес большую пользу культуре и религии Западной Европы. Он впитал в себя и передал Западной Европе через арабскую Испанию философию Аристотеля. Средневековые ученые пытались объединить греческую научную мысль с христианским богословием путем использования дедуктивного метода Аристотеля, который они узнали в Испании через переводы Аристотеля, сделанные Ибн Рушдом (Аверроэсом). Влияние мусульманства на Европу в XII веке было так велико, что Хаскинс называет этот период «возрождением двенадцатого века».

В борьбе с исламом как Западная, так и Восточная Церкви были ослаблены из-за потери людей и территории. Особенно большие потери понесла Восточная Церковь: исчезла сильная Церковь в Северной Африке, были захвачены Египет и Святая Земля. Практически единственное, что смогла сделать Восточная Церковь — удержать мусульманские орды у Константинополя. Вследствие этого миссионерская работа, которая велась в основном Западной Церковью, переместилась на северо-запад Европы. Византийской Церкви пришлось к тому же решать, могут ли в Церкви использоваться рисунки и иконы. Этот вопрос, известный как иконоборческие разногласия, возник отчасти из-за мусульман, обвинявших христиан в идолопоклонстве.

Ослабление Византийской Церкви было скомпенсировано усилением позиции епископа Римского. Соперничавшие патриархи Церквей в Александрии и Антиохии находились под гнетом ислама и более не могли выступать от имени Церкви. Папа римский не замедлил наилучшим образом использовать предоставившуюся возможность упрочить свое положение. Ислам упорно противостоял попыткам папства и крестоносцев вновь обрести Святую Землю и с того времени всеми силами сопротивлялся любой попытке благовестников распространять христианство среди мусульман.

2. Благовестие на Западе

2.1. Британские острова

Ирландская Церковь, основанная Патриком, в период 590–800 годов была самым ярким культурным центром Северной Европы. Она послала Колумбана к шведам и Колумбу к скоттам. Ирландские монахи сохраняли, размножали, великолепно оформляли манускрипты в то время, когда знание на континенте исчезло. До начала VIII века Ирландская Церковь так и не признала римское главенство. Нашествие викингов в VIII и IX веках настолько ослабило ее, что в X веке она пришла к упадку, хотя раньше возглавляла развитие знаний и благовестие в Европе.

Ирландская Церковь также косвенным образом помогла благовестию в Северной Англии, поскольку именно под влиянием монастыря, основанного Колумбой на острове Ионы, Айдан разносил Благую Весть Евангелия в Нортумбрию — на северо-восточное побережье Англии. Освальд — король англосаксов, провел некоторое время в ссылке среди ирландцев и шотландцев и видел праведность жизни этих кельтских христиан. Подавленный духовный темнотой англосаксов, изгнавших кельтов, а вместе с ними и христианство из Англии в V веке, после того как были отозваны римские армии, Освальд попросил Шотландскую Церковь о помощи благовестникам.

Айдан отправился к народу Нортумбрии в 635 году и обосновался на острове Линдисфарн, известном еще как Святой Остров. Там он построил монастырь, который стал центром благовестия. Он тесно сотрудничал с Освальдом, который очень часто выступал в роли его переводчика во время путешествий. Айдан большое внимание уделял образованию, чтобы церковь Нортумбрии могла иметь должное руководство. Когда он умер в 651 году, кельтское христианство уже твердо обосновалось в Северной Англии.

За несколько лет до начала кельтской миссионерской деятельности на севере Римская Церковь начала благовестие среди англосаксов на юге Англии. Григорий I послал туда Августина, настоятеля монастыря святого Андрея в Риме, во главе отряда монахов этого монастыря. Им было приказано направиться в Южную Англию и обратить англосаксов в христианскую веру. Августин и его отряд высадились на острове Тан у Кентского побережья весной 597 года. Берта, жена короля Кента, была обращена до замужества и помогла своему мужу Этельберту составить хорошее впечатление о благовестниках. После первой беседы, которая состоялась на открытом воздухе, где, по мнению Этельберта, магическая сила Августина не могла повлиять на него, король дал разрешение Августину проповедовать Евангелие. Этельберт скоро позволил себя крестить и много подданных последовало его примеру, приняв христианство.

Христианство, распространявшееся на севере кельтскими христианами, вскоре соприкоснулось с римским христианством, двигавшимся к северу от южного побережья Англии. Две формы христианства многим различались: кельтские христиане не признавали авторитет папы римского, не праздновали Пасху в тот же день, что и Римская Церковь, кельтские монахи могли жениться, а римским монахам этого не разрешалось, кельтские монахи имели другую форму тонзуры (стрижки). Эти различия привели к соперничеству между двумя формами христианства, так что Осви, который объединил к тому времени большинство англосаксов Англии под своей властью, созвал собор в Уитби в 663 году, чтобы решать, какой форме христианства будет следовать его народ. Победу одержало римское христианство, потому что Осви, как пишет Беда, предпочел религию, возвещающую, что у нее находятся ключи от неба. Затем в 668 году в Англию был послан Теодор, чтобы поставить английских христиан под римские флаги и сформировать диоцезы и архиепископства, которые во многих случаях до сих пор существуют в англиканской церкви.

Английское христианство очень скоро стало выделяться своей ученостью, поскольку Теодор основал школы. Особенно выделялись школы в Ярроу и в Йорке. Когда после 781 года Карл Великий хотел создать систему образования в своих владениях, он попросил о помощи у Алкуина из школы в Йорке. Другим выдающимся ученым был Беда, большую часть своей жизни проведший в Ярроу. Его «История Англии», составленная с церковной точки зрения, — один из лучших источников сведений об английской жизни до 731 года.

Церковь Англии также посылала на Европейский континент благовестников, с помощью которых были обращены в римское христианство родственные им тевтонцы. Английская Церковь сохраняла преданность Римскому престолу до времени Реформации и стала ее опорой в Англии, так же как франки были опорой папства в Европе.

2.2. Германия

Бонифаций (680–754), известный еще как Винфрид, привел к Евангелию тевтонские племена, которые занимали большую часть современной Германии. Одновременно он сделал эти племена покорными подданными папы римского. Став образованным и усердным священником, выполнявшим множество обязанностей, он решил посвятить свою жизнь благовестию и в 780 году отправился в Рим, где и получил благословение папы проповедовать Евангелие в Германии. Он срубил дуб в Гейсмаре, который был посвящен Тору, германскому богу, из его древесины построил часовню. Вскоре он обратил гессов в римское христианство, а затем перенес свою деятельность в Тюрингию и утверждал Евангелие там. В 732 году папа Григорий III возвысил его в сан архиепископа. Тогда же Бонифаций начал использовать в качестве миссионеров набожных женщин, желавших заняться благовестием. Они были в первых рядах тех женщин, которые отважно служили Христу в течение всей истории Церкви на ниве евангелизации мира. Затем Бонифаций отправился в Баварию и основал там довольно сильную церковь. Что касается саксонцев на восточной границе империи Карла Великого, то они были обращены силой оружия.

Такие сомнительные методы завоевания для Христа, доходившие порой до массового обращения и крещения целых племен и наций, поднимали новую проблему — крещение людей, которые не обладают истинной верой. Она стала извечной проблемой благовестия везде, где крещение правителя приводило к массовому принятию христианства, когда нельзя было проверить, истинно ли спасены все обращенные.

2.3. Нидерланды, Бельгия, Люксембург

Вилфрид (634–709) — английский церковный служитель, высадился во Фрисландии в 678 году и проповедовал Евангелие жившим там людям. Виллиброрду (658–679) позже удалось укоренить христианство на более прочном основании и сделать фрисландцев покорными папству примерно в 690 году.

2.4. Италия

В 568–675 годах лангобарды, обращенные прежде в арианскую форму христианства, подчинили себе Южную Италию и составили оппозицию папству на его собственной территории. Григорию I удалось предотвратить волнения во время своего понтификата через влияние на баварскую принцессу Теуделинду, которая последовательно была женой двух лангобардских королей. Посещение этой территории ирландским монахом Колумбаном примерно в 610 году привело к отказу многих жителей Лангобардии от арианства. К 675 году лангобардские правители и большинство их подданных признали ортодоксальную веру Рима.

2.5. Испания

Арианские западные готы, населявшие Испанию, также не давали покоя Римской Церкви. Рекаред II объявил на III Соборе в Толедо в 589 году, что он отказывается от арианства в пользу ортодоксального христианства. Многие из придворных и арианские епископы последовали его примеру, однако победа не была полной, и распри между ортодоксией и арианством делали этот район легкой добычей мусульман, которые наводнили Испанию в VIII веке.

* * *

К 800 году авторитет папства утвердился на Британских островах и на большей части территории современной Германии. Угроза папству со стороны арианства в Италии и Испании свелась к нулю, однако в Византийской Церкви благовестие шло плохо, за исключением обращения болгар и моравцев Кириллом и Мефодием примерно к середине IX века. Жители Моравии позже покорились власти папы. Византийская Церковь направляла большую часть усилий на то, чтобы воспрепятствовать захвату Константинополя мусульманами.

Глава 18

ВОЗРОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ НА ЗАПАДЕ

С 590 года папы римские выражали все большие претензии на власть, однако они встретились с противодействием их устремлениям. Императоры в Константинополе, считавшие, что Церковь должна подчиняться правителю государства, постепенно забирали себе прерогативы и собственность, которые епископ римский считал своими. Лангобарды, принявшие арианскую форму христианства, не один раз в течение этого периода стучались в ворота Рима. В результате папа был вынужден искать мощного союзника, который поддержал бы его претензии на духовную власть и на материальное благосостояние в Италии. Франкские правители лучше всего подходили для этой роли, и с ними папы вступали в союз, которому предстояло влиять как на церковные, так и на политические дела в средние века. Новая политическая империя на Западе, которая была благословлена папой в 800 году, возродила имперский образ Рима, однако правителями новой империи должны были стать не римляне, а тевтонцы. Слава возрождения Римской империи принадлежала каролингским правителям.

1. Династия Меровингов

Важность завоевания Галлии Цезарем в середине I века до Р.Х. и создания там цивилизации стала сейчас явной, поскольку папа римский обратился за помощью к франкам, обосновавшимся именно на этой территории. Франки пришли с восточного берега Рейна и покорили Галлию, но вместе с завоеванием они усвоили римскую культуру своих жертв.

Хлодвиг (ок. 466–510) был первым правителем, который объединил франков и завершил покорение территорий, ставших впоследствии основной частью современной Франции. Он женился на бургундской принцессе Клотильде (474–545) и присоединил бургундские территории, полученные в результате этого брака, к тем, которые были завоеваны в сражениях. Объединение всех франкских племен с Рейна в его правление во многом содействовало стабильности в этом районе. Хлодвиг принял христианство отчасти под влиянием жены, а отчасти из-за того, что поверил в божественную помощь во время одного из сражений. Принятие Хлодвигом христианства в 496 году — знаменательный факт в истории Западной Европы: в результате франки, которые подчинялись его власти, и их правители стали оплотом папства в борьбе против врагов и более чем на тысячу лет предоставили ему земли в светское владение.

Как это часто бывает, сыновья Хлодвига не обладали способностями отца, и управление делами государства перешло в руки майордома дворца, который взял на себя бразды правления, пока слабовольные наследники Хлодвига наслаждались жизнью во дворце. Майордомы положили начало династии Каролингов, которая должна была достигнуть зенита власти при Карле Великом.

2. Каролингские правители

Пипин Геристальский был первым из этих майордомов, он объединил раздробившиеся владения и с 687 по 714 год управлял франками вместо вырождающихся наследников Хлодвига. Он сделал так, чтобы титул майордома передавался по наследству.

Карл Мартел (Молот) (689–741), незаконный сын Пипина, после 714 года исполнял обязанности майордома. Его военные способности очень пригодились, когда мусульмане, которые заполонили Испанию, стали угрожать всей Западной Европе. Карл нанес им поражение в сражении при Туре около Пуатье в 732 году и сделал Римскую Церковь своим должником, поскольку совершенно явно спас Западную Европу для ортодоксального христианства. Он помогал Бонифацию в обращении в христианство племен, живших за Рейном, поскольку знал, что тогда у него не будет трудностей на Западе.

Наследником Карла стал его сын Пипин (ок. 714–768), известный как Пипин Короткий или Великий, который правил совместно с братом с 741 до 747 года, пока брат в 747 году не ушел в монастырь. Пипин был первым настоящим каролингским правителем, поскольку он присвоил себе титул короля (751), хотя одновременно исполнял обязанности майордома. Его авторитет так возвысился благодаря обещанию помочь папе Захарии в борьбе против арианских лангобардов, которые угрожали папской власти Италии. Пипин был посвящен Бонифацием в короли франков, Хольдерих III, последний из меровингов, был свергнут и вынужден был провести остаток своих дней в монастыре. Пипин исполнил обещание и совершил походы против лангобардов в 754 и 756 годах. Он пообещал земли в центральной Италии от Рима до Равенны папе Стефану II в 754 году. Этот подарок, известный как «Пипинов дар», обладал особой значимостью, так как 754 год до Р.Х. был годом основания Рима.

Этот дар заложил основы землевладений, находившихся в распоряжении папы непрерывно в Италии с 756 года до объединения Италии в 1870 году. Не стоит удивляться, что находившийся на престоле папа Стефан II короновал Пипина второй раз в 754 году как «короля франков и патриция римлян». Стефан получил обещанный дар в 756 году.

В течение нескольких веков распространился слух о чудесном исцелении и обращении Константина епископом Римским. Благодарный Константин, как говорила молва, щедро даровал епископу права и земли. Эти слухи были объединены в документе, известном как «Константинов дар», и широко распространились в средние века. Документ был использован папами, чтобы отстоять свое право на светские владения и на власть как в светский, так и в духовной сфере. Слухи, по всей видимости, получили официальную формулировку примерно в середине VIII века и были общеизвестны во время, когда Пипин щедро подарил папству итальянскую территорию.

В документе Константин приветствовал Сильвестра и епископов церкви и далее писал, что он был исцелен от проказы и крещен Сильвестром. Взамен он провозглашал, что церковь в Риме имеет превосходство над всеми другими церквами и что ее епископ — это верховный епископ Церкви. Он даровал Сильвестру территории по всей Империи, Лютеранский дворец, одеяния и знаки отличия имперского ранга. Затем Константин уехал в Константинополь, чтобы более не нарушать имперские права папы.

Только что описанные сведения, перечисленные в документе, не являются исторически верными. Никакое другое описание не содержит вышеперечисленных утверждений. Более того, Лоренцо Балла в 1440 году доказал в своей книге, первом документе истинно исторического критицизма, что «Дар» был подделкой, созданной через несколько веков после событий, которые он пытался описать. Не многим подложным документам удалось оказать столь же мощное влияние на историю.

Следующий правитель франков был Карл Великий, сын Пипина Короткого. Карл Великий (742–814) взошел на трон в 768 году, а в 800 году стал императором Запада, когда папа короновал его императором римлян. Его влияние ощущалось в любой сфере жизни Западной Европы.

Большая часть сведений о Карле Великом взята у Эйнхарда (которого иногда неверно называют Эгинхардом), составителя биографии Карла Великого. Карл Великий был примерно семь футов высотой и имел пропорциональное телосложение. Живое лицо и длинные светлые волосы в сочетании с высоким ростом придавали ему достоинство. Он увлекался охотой, верховой ездой и плаванием, но также интересовался культурой, и в результате он сочетал удовольствие от принятия пищи со слушанием музыки или чьего-либо чтения. Он был также усерден в религии, однако вера не оказывала влияния на его личную жизнь, поскольку он содержал при дворце наложниц наряду со своей законной женой.

Карл Великий был также полководцем. Он провел около пятидесяти походов во время правления, пытаясь покончить с беспорядками в королевстве и расширить его границы в Италии, где он покорил саксонцев. Он распространял христианство среди саксонцев силой оружия, и ему удалось удвоить владения своего отца: он подчинил своей власти всю Италию на юге до Рима, большую часть территории современной Германии и всю территорию современной Франции. Такие большие территории в Западной Европе не подчинялись одному правителю со времен Римской империи. Поскольку это королевство было объединено гением Карла Великого, оно недолго просуществовало после его смерти в 814 году.

Карл Великий создал мощную систему бюрократии и довольно неплохую систему управления для такой большой империи. Империя была разделена на области, каждая из которых включала в себя несколько графств, находившихся под властью герцога. Император рассылал людей, известных под названием «missi dominid» ко дворам этих герцогов в неожиданное время, чтобы инспектировать их финансы, объявлять о новых победах или законах и чтобы проверять, насколько удается им поддерживать порядок.

Он благоприятно относился к церкви и полагал, что церковь можно сравнить с душой, а государство — с телом человека. Церковь и государство соответственно делили сферы влияния. Во время посещения Рима, пытаясь довести до конца победу над лангобардами в 774 году, он вновь подтвердил дар земель, который сделал Пипин папе римскому в 756 году. Карл полагал, однако, что глава Церкви не может обсуждать решения правителя государства и что епископы также должны подчиняться королю.

Когда папа Лев III был во власти интриг в Риме и его чуть было не убили, он покинул Рим и бежал ко двору Карла Великого. Карл вернулся с ним назад в Рим, и на соборе с папы римского были сняты предъявленные ему обвинения. На священной мессе в соборе в день Рождества в 800 году, когда Карл Великий преклонил колени перед алтарем, папа римский возложил на его голову корону и объявил, что он является императором римлян. Так была возрождена Римская империя на Западе и новый Рим, возглавляемый тевтонцем, сменил старую Римскую империю. Вселенская империя существовала отдельно от Вселенской Церкви, а классическое и христианское наследие в христианской империи не растворилось одно в другом.

Человеческая мечта о единстве людей, казалось, снова восторжествовала, поскольку Карл Великий обладал территорией, которой не обладал ни один человек со времени падения Рима. Вселенская духовная империя папства над человеческими душами сейчас обрела двойника в лице возродившейся Римской империи, где Карл Великий правил телами людей.

Царство Божие, как полагали, имеет два аспекта: духовный, который покоряется папе римскому и должен отвечать за души людей, и светский, который заботится о физическом благополучии человека. Папа римский и император должны были оказывать друг другу взаимную поддержку. Конечно, такой взгляд мог привести к противоречиям между главами Церкви и новой тевтонско-римской империи: можно было считать, что император получает свою власть над людьми от Бога, а папа римский имеет власть над человеческими душами, данную ему императором, однако можно было думать наоборот, что Бог дает духовное главенство в руки Церкви, а папа вручает императору права над телами людей. Могло быть еще и так, что они имеют разные владения и Бог дал каждому из них главенство в его собственной сфере. Разрешить эту проблему пытались папы и императоры в течение средних веков, пока папе в конце концов не удалось взять верх над императором.

После смерти Карла Великого Империя приходила в упадок при его слабом сыне и враждовавших внуках, пока внуки не разделили ее между собой по Верденскому договору в 843 году, после долгих баталий. Идея Империи вновь возродилась при германском короле по имени Отгон в 962 году, и с 962 по 1806 год Священная Римская империя продолжала почитаться в Европе, несмотря на насмешку Вольтера, что она не является ни Священной Римской, ни империей.

Карл Великий был горячим сторонником развития культуры, и его правление с 800 по 814 год было периодом ее развития, который с тех пор известен как каролингское возрождение. Такого прогресса в культуре не было со времени Боэция и Кассиодора, живших в правление Теодориха, короля восточных готов, на территории Италии в VI веке. Чтобы возродить культуру, Карл Великий обратился к ученым Английской церкви и убедил великого Алкуина (ок. 735–804) уехать из Йорка и взять на себя руководство дворцовой школой в Аахене, где могли получать образование дети королевской семьи и высших придворных. Алкуину помогали Павел Диакон, Эйнхард и другие способные ученые.

Школа при дворе Карла Великого была переходным звеном в цепи ученых и школ, посредством которой средневековому университету передавались основные предметы его программы: тривиум и квадривиум, которые были взяты еще из системы римского высшего образования Мартианом Капеллой в V веке. Культурная деятельность Карла Великого была важным звеном, через которое германские племена переняли классическую и христианскую культуру. Сам Карл Великий получал большое наслаждение, когда ему читали книги о прошлом и, как пишет его биограф Эйнхард, особенно любил сочинения Августина, прежде всего «Град Божий». Он также призывал пап учреждать монастырские школы, чтобы толкователи Писаний были образованными людьми, способными понять и правильно объяснить Библию.

Огромна роль Карла Великого в средневековой истории. Его коронация знаменовала примирение и единство населения старой Римской империи с ее тевтонским завоевателем. Было покончено с мечтой византийского императора заполучить в свои владения территорию Римской империи, которая была утеряна при нашествии варваров на Запад в V веке. Папа римский короновал Карла Великого, и тем самым его положение упрочилось: императоры обязаны папе своими коронами и поэтому должны помогать ему в случае затруднений. Коронация Карла Великого ознаменовала вершину франкской власти, начало которой положил Хлодвиг, решив стать христианином.

3. Церковь и империя на Востоке

Карл Великий также интересовался делами Византийской империи и церкви и даже предпринимал попытки объединить Запад и Восток в одну империю, которая включила бы в себя большую часть территории старой Римской империи. Не нужно забывать, что византийские императоры сдерживали мусульманские орды от вторжения в Европу до тех пор, пока Запад не оправился от смятения и хаоса, созданных падением империи и нашествием варваров.

Византию особенно беспокоили иконоборческие разногласия 726–843 годов. Лев III в декретах 726 и 730 годов запретил использовать иконы в церкви, приказав их уничтожить. Карл Великий выступил против поклонения иконам примерно в то время, когда Ирина стала императрицей Византийской империи. (Он даже предложил Ирине выйти за него замуж, чтобы объединить владения старой Римской империи под одной короной, со столицей на Западе, однако Ирина отказалась, и в результате сохранилось разделение империи, начало которому положил Константин, перенесший в 330 году столицу из Рима в Константинополь), Второй Никейский собор в 787 году разрешил почитание икон, но не поклонение им.

Византийская Церковь, если не брать в расчет сочинения Иоанна Дамаскгаа, оставалась статической в развитии богословия с периода богословских разногласий II–VI веков до настоящего времени. Иоанн (675-ок. 749) объединил богословские взгляды, создав восточный эквивалент «Суммы теологии» Фомы Аквинского. Его «Источник мудрости», состоящий из трех книг, стал авторитетом для богословов в Византийской Церкви, так же как сочинения Фомы Аквинского в Западной. Третья книга «О православной вере» — это обобщение развития богословия апостольскими учениками, отцами Церкви и соборами с IV века до его времени. Она стала общепринятым выражением ортодоксии в восточной части империи. Возможно, статичность восточного христианства после середины VIII века объясняется тем, что на Востоке Церковь фактически стала подразделением государства, в то время как на Западе папа римский смог обрести свободу от светской власти и даже в более позднее время управлял ею.

* * *

К концу периода 590–800 годов утихла смута, вызванная падением Римской империи на Западе. Восточноазиатская часть империи стала управляться императором из Константинополя. Франкское королевство Хлодвига разрослось до размеров христианской империи при Карле Великом и объединяло теперь уже ставших христианами тевтонцев и западные народы старой империи. Южное побережье Средиземноморья, бывшее прежде владением Римской империи, отошло от Рима и Константинополя под власть ислама, но дальнейшее распространение мусульманства было остановлено на Западе и Востоке к 732 году. Старые территории Рима теперь были разделены на три области, и история Церкви в период 800–1054 годов описывает в основном борьбу между папой римским и правителями Франкской империи.

Раздел II

ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ

МЕЖДУ ЦЕРКОВЬЮ И ГОСУДАРСТВОМ

(800–1054)

Глава 19

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

История Церкви в этот период представляет собой сложную паутину взаимоотношений, установившихся между Церковью и имперскими государствами на Востоке и Западе. Это был период, когда произошел первый великий раскол в Церкви. Она разделилась на западную и восточную части, которые пошли своими собственными путями. Западная Церковь стала называться Римской Католической, а Восточная — Греческой Православной. Тогда же благодаря возрождению научных знаний, начавшемуся при Карле Великом, постепенно рассеивался мрак темных веков.

1. Распад Каролингской империи

1.1. Слабость наследников Карла Великого

Великолепная империя, провозглашенная коронацией Карла Великого Львом III в Рождество 800 года, недолго пережила своего выдающегося основателя. Процветание империи было следствием его личного гения, смерть которого послужила сигналом к разделению. Ни один из сыновей или внуков Карла не обладал его энергией и способностями, и могущественная Франкская империя быстро рушилась.

1.2. Тевтонский принцип наследования

Еще более важным фактором завершения франкского этапа Священной Римской империи, имевшим фатальные последствия, был тевтонский принцип наследования, который предписывал разделять земли отца между его сыновьями. Этот принцип был утвержден еще при жизни Людовика Благочестивого (778–840), прямого наследника Карла Великого. Концепция неделимой империи, которой придерживались римляне, была чужда тевтонскому сознанию. Более того, даже если Людовик захотел бы воплотить ее в жизнь, ему все равно не хватило бы личного гения своего отца Карла Великого. Он не был способен управлять сильной аристократией и по безволию характера ослабил власть над своей неспокойной семьей.

Вскоре после восшествия на имперский трон Людовик объявил о своем намерении разделить империю между сыновьями. У его второй жены Юдифи родился другой сын, Карл, впоследствии названный Лысым, и в число наследников пришлось включить и Карла.

В 840 году, после безуспешного правления, Людовик умер, и в 841 году начались распри между его сыновьями, сделавшие неизбежным упадок Великой Каролингской империи. Его сын Людовик унаследовал восточную часть империи, Карл Лысый — западную, а длинная центральная часть, простиравшаяся от Северного до Адриатического моря, to титул императора перешли к Лотарю. Лотарь хотел распространить свою власть над всей бывшей империей отца, но двое его братьев — Карл Лысый и Людовик Немецкий — объединились против него. Они встретились в Страсбурге в 842 году и на языках своих народов поклялись хранить союз, пока не одержат победу над Лотарем. Эта встреча важна для истории современной Франции и Германии, поскольку Людовик, чьи владения включали в себя большую часть территории современной Германии, и Карл, чьи владения включали в себя большую часть современной Франции, давали клятву на родных языках своих подданных и тем самым признали эти языки.

Союз братьев был слишком силен для Лотаря, и в 843 году три брата заключили Верденский договор. Территория современной Франции была дарована Карлу Лысому, территория современной Германии стала принадлежать Людовику, Лотарю дали титул императора и земли между двумя королевствами, простиравшиеся на тысячу миль в длину и более чем на сто миль в ширину. Это событие ознаменовало рождение современных государств Франции и Германии, соперничество которых за владение пространством между ними продолжалось вплоть до Нового времени и было источником конфликтов в Западной Европе. По Мерсенскому договору в 870 году, правители западной и восточной частей Франкского королевства разделили центр между собой и ограничили наследников Лотаря Италией.

1.3. Развитие феодализма

Раздроблению Великой империи, которую создал Карл Великий, содействовало еще и развитие феодализма. Феодализм в той или иной форме всегда возникает, когда центральное правительство становится слабым и не может больше управлять подвластными ему территориями. Упадок городов и торговли после падения Римской империи вынудил людей вернуться назад к земле и кормиться земледелием. Предпосылки феодализма присутствовали как в, римских, так и в германских порядках владения землей и в системе подчиненности. Эти и многие другие особенности IX века привели к зарождению феодального способа производства в Западной Европе. Он передал общественную власть в частные руки.

В средние века общество разделялось скорее горизонтально, чем вертикально, то есть не было социально подвижным. Человек, как правило, оставался на том же уровне общественной жизни, к которому относился его отец. С развитием феодализма общество разделилось на группы: покровителей — феодальных рыцарей, которые были держателями земли в обмен на свою службу, на группу производителей — крепостных в поместьях, которые стали экономическим основанием феодализма, и на духовенство — священников вселенской Церкви, Человек подчинялся корпоративным интересам или интересам группы, и каждый член такого иерархического общества имел своего сеньора.

Феодализм можно определить как систему политической организации, основанную на держании земли. Местный вассал управлял непосредственно тем районом, где владел землей. В период слабой централизованной власти — после заката Римской империи, падения королевства Меровингов, раздробления империи Карла Великого и до возникновения в конце средних веков национальных государств Англии, Франции и Испании — это был единственный способ, которым можно было поддерживать справедливость и порядок.

Манориализм, экономическая система поместного землевладения, обеспечивала жизнь всех классов общества в условиях кризиса межнациональной торговли — еще одного результата падения Римской империи. Как господин, так и крепостной кормились, используя землю, и каждое поместье было самодостаточным, за исключением некоторых элементов, таких, как соль, мельничные жернова и железо, из которого делали орудия труда. Экономической единицей, лежавшей в основе феодальной системы, был манор, участок земли, который мог обеспечить вооруженного рыцаря. Некоторые феодалы владели несколькими майорами.

Таким образом, держание земли было звеном, которое соединило поместную и феодальную системы. Рыцарь — самая низшая ступень в феодальной пирамиде — зависел в своем существовании от крепостных, которые обрабатывали для него землю. Взамен он защищал их от нападений.

Феодализм также предполагал отношения внеэкономической личной зависимости между вассалами и сеньорами, например, обязанности сорок дней в году исполнять военную повинность, обеспечивать сеньора едой и, если вассал был служителем церкви, молиться за него. В идеале общество должно было напоминать пирамиду, в которой каждый вассал или подвассал имел своего господина, а господин на вершине пирамиды — король — был вассалом Божиим. Однако эта пирамида воплотилась в жизнь только в Англии при Вильгельме Завоевателе в XI веке. На территории современных Франции и Германии связи между феодальными вассалами и правителем были слабыми.

Такое долгое описание было необходимо для того, чтобы подчеркнуть, что феодализм важен как политическая и экономическая система, которая охраняла законность и порядок в эру децентрализации и хаоса, последовавшую за раздроблением империи Каролингов, нашествиями викингов на Западную Европу и Англию в IX и X веках, за нашествиями славян и мадьяров. Однако гораздо важнее влияние феодализма на Церковь в это время.

Большая часть Западной Европы находилась во владении Церкви в период позднего средневековья. Земельные дары благочестивых или покаявшихся людей, пытавшихся искупить свою грешную жизнь, от поколения к поколению оставались в руках единого тела Римской Церкви, которая, как самый крупный землевладелец, не могла не испытать на себе влияние феодальной системы. Эти дары переходили в феодальные владения аббатов и епископов. Священники как слуги Божий не могли нести военную повинность у феодальных покровителей, а потому им приходилось либо отдавать часть своих земель вассальным рыцарям, которые могли нести военную повинность за них, либо исполнять другие служения. Такая феодализация церковной земли приводила к секуляризации Церкви (к возможности изымать церковные земли в пользу государства) и к подмене ее духовных интересов мирскими. Церковные вассалы столкнулись с проблемой раздельного подчинения. Кому они должны подчиняться прежде всего — светскому господину, феодальным вассалом которого они являлись, или папе римскому — правителю, от которого исходит духовная власть? Разделение подчиненности препятствовало здравой духовной жизни, которая необходима для благополучия церкви.

Поскольку младшие сыновья могли получить землю и престиж через служение в Церкви, наиболее родовитые дворяне часто пытались содействовать тому, чтобы их родственников выбрали аббатами или епископами. Такое выражение власти наносило ущерб духовной жизни.

Разногласия об инвеституре — спор о том, кто должен даровать церковному феодальному вассалу символы его власти, феодал или папа римский, — усложнили взаимоотношения между Церковью и государством в XI и XII веках. Кольцо, посох и паллий были символами духовной власти, а шпага и скипетр — символами феодальной. Время от времени как феодальный лорд, так и папа римский провозглашали свое право даровать все эти символы. Такие разногласия привели к ухудшению духовной жизни в руководстве Церкви и к пренебрежению им духовных обязанностей, к секуляризации интересов, когда духовенство стало уделять больше внимания управлению землей, которую получало вместе с назначением на должность, и местным феодальным распрям, чем делам церкви.

Церкви на Западе пришлось столкнуться с феодализацией, в то время как Церковь на Востоке безуспешно боролась с попытками государства подчинить ее себе.

Вред от секуляризации из-за вовлечения Церкви в феодальную систему был возмещен ее стараниями смягчить тяжесть феодальных междоусобиц. В начале XI века Церковь смогла заставить феодалов признать «Мир Божий» и «Договор Божий». «Мир Божий» — это соглашение, запрещавшее личные ссоры, нападение на безоружных людей, грабежи, жестокость и осквернение святых мест. Это соглашение было необходимо из-за того, что феодалы считали обычным делом нападать на своих соседей. Второй договор (1031 года) обязал феодалов не вступать в сражение от заката солнца в среду до его восхода в понедельник и не враждовать в дни церковных праздников. Оставалось менее чем сто дней в году, когда можно было вести военные действия. В договоре также указывалось, что церкви, кладбища, монастыри должны быть святыми местами, где люди могли бы укрыться на время волнений. Нельзя было нападать на женщин, крестьян и духовенство. Эти соглашения во многом помогли уменьшить жестокость феодальных междоусобиц в средние века.

1.4. Нашествия викингов, славян и мадьяров

Если феодализм являлся не только следствием, но и причиной ослабления Каролингской империи, то нашествия викингов, славян и мадьяров совершенно определенно были фактором ее быстрого распада. Викинги пришли с территории современных Швеции, Дании и Норвегии и представляли угрозу Западной Европе с конца VIII до X века. Любой город или монастырь вдоль побережья или на берегах судоходных рек мог ожидать нашествия этих морских разбойников. Многие из них в конце концов осели в Англии и после долгих войн ассимилировались с их родственным племенем англосаксов, населивших Англию раньше. В этом процессе христианская культура, созданная в Ирландии и Англии в Темные века, была уничтожена, либо понесла ущерб. Часть викингов осела в Нормандии, откуда они в 1066 году отправились на покорение Англии под предводительством Вильгельма Завоевателя. Некоторые из племен двигались на юг по восточной части Европы и заложили основы Русского государства. Другие осели в Сицилии и Южной Италии, где в течение какого-то времени представляли угрозу светской власти папства. Славяне и мадьяры (венгры) населили юг Центральной Европы.

2. Значение Каролингской империи

Большое внимание, которое мы уделили причинам возникновения и распада Каролингской империи, не должно заслонить ее роль в истории Западной Европы. На ее руинах появились Германия и Франция, хотя германцам с их более поздними претензиями на всеобщую империю как законных наследников Римской и Каролингской империй не удалось создать национальное государство до IX века. В X веке они стали преемниками Франкской империи. Вместо того чтобы помогать папе римскому, подобно франкским императорам, Германское государство боролось с папством за превосходство до тех пор, пока его силы не были подорваны папой Иннокентием III.

Надеждам на возрождение Рима не суждено было сбыться после падения империи Карла Великого, однако германские императоры в X веке переняли у западного франкского государства имперские идеалы, и государство, основанное Отгоном I, стало называться Священной Римской империей.

В Каролингской империи также возникали споры о том, кто представляет Бога на земле, Церковь или государство. Спор о том, даровал Бог главенство на землю папе римскому или императору, так что один получает свою власть от другого, — передался по наследству Отгону из империи Карла Великого. Этот спор осложнял взаимоотношения между Церковью и государством в течение нескольких столетий средневековья.

Папа римский начал высказывать претензии к светской власти после того, как Пипин, наследник Карла Великого, в 756 году подарил ему земли в Италии. Папа римский, считавший себя не только духовным, но и светским правителем, претендовал на права национальных правителей в средние века, выставляя требования, которые те не могли принять.

Импульс, данный культуре Карлом Великим, следует рассматривать как одно из главных событий в его империи. Правление Карла было ярким светом по сравнению с тьмой бескультурья Западной Европы в Темные века. Можно только поражаться тому, какую роль сыграли Карл Великий и его империя в последующей истории Церкви и государств в Западной Европе.

3. Возрождение Римской империи в X веке

Хотя империя, созданная Карлом Великим, исчезла, идеал мировой политической империи, который Западная Европа унаследовала от Рима, продолжал жить. Ему не суждено было осуществиться в правление франков, но он воплотился в жизнь в восточной части империи Карла Великого, которая перешла к Людовику Немецкому в 843 году. Следует сделать некоторые замечания по поводу возникновения, развития и значения этого нового претендента на власть имперского Рима.

Процессы объединения в Германии всегда протекали сложнее, чем во Франции. Географическое расположение Франции дает ей естественные границы в виде Средиземного моря, Атлантики, Пиренейских гор и Альп. Только на востоке Франции так и не удалось сделать Рейн естественной границей государства. География, однако, сослужила плохую службу германской нации, поскольку реки Северной Германии текут на Север и впадают в Северное или Балтийское моря, а в южной части — текут на восток. Северная Германия — большей частью равнина, тогда как Южная Германия — гористая местность. Это вело к различиям интересов живущих там людей, а традиционные племенные разделения и границы более поздних феодальных государств вызывали децентрализацию власти. Даже после того, как Германия объединилась под одним названием при императорах Священной Римской империи, интерес императора к делам Церкви по ту сторону Альп не разделяли его подданные. Но несмотря на все эти проблемы, восточная часть старой империи Карла Великого стала центром имперской власти, которая когда-то была захвачена франками.

Племенные вожди Германии, столкнувшиеся с потребностью объединения для защиты от викингов и венгров, выбрали Генриха Птичника — герцога Саксонского — своим правителем в 919 году. Он отбросил наступавших викингов и смог нанести поражение славянам.

После Генриха корона германского короля в 936 году перешла к его сыну Отгону (918–973). Отгон сделал герцогов своими вассалами и взял под контроль дела Церкви — стал назначать епископов и аббатов, которым предстояло заботиться о церковных интересах Германии. Если бы он хотел ограничить свои усилия Германией, он смог бы построить мощную централизованную монархию, сходную с теми, которые создавали позже короли Англии, Франции и Испании, однако центр его интересов лежал за Альпами, и в течение веков германские финансы растрачивались на проблемы церкви и государства Италии. Оттон пересек Альпы, чтобы помочь папе римскому в борьбе против могущественного врага, который угрожал папской власти в Италии, и папа Иоанн VII в 962 году короновал его императором Священной Римской империи. Снова появился римский император, который провозгласил свою власть над народами Европы, как ранее это делали Карл Великий и римские императоры. Вся Центральная Европа от Северного моря до Адриатики была объединена в германскую Римскую империю, которая существовала, пока Наполеон не привел ее к разделению в 1806 году.

В течение следующих двух веков римский престол занимали слабые люди, и германские императоры часто бывали в Италии, пытаясь восстановить там порядок, а также преследуя свои собственные интересы. Например, Оттон III в 996 году вошел в Рим и, положив конец разногласиям римской знати, вынудил избрать своего двоюродного брата Бруно папой Григорием V. Постоянное вмешательство германских правителей в дела папства в Италии приводило к борьбе между императором и папой, пока папа Иннокентий III не одержал наконец победу над императором, покончив с германским влиянием в Италии.

Глава 20

ПРОБУЖДЕНИЕ И РАСКОЛ В ЦЕРКВИ

Несмотря на нависшую тень Священной Римской империи в конце периода 800–1054 годов, Западная Церковь переживала внутреннее пробуждение, которое дало ей силы противостоять имперскому вмешательству. Восточная же Церковь в это время осознала глубину различий между собой и Западной Церковью настолько, что период закончился расколом, который привел к созданию греческой Православной Церкви на Востоке.

1. Обновление на Западе

Хотя обновление в Западной Церкви не всегда было обновлением духа, она обновила силы, и это помогло ей в борьбе с государством в лице германской Священной Римской империи. Положение папы Римского укрепилось по нескольким причинам.

1.1. Юридическая помощь папству

«Константинов дар» (см. гл. 18) стал юридическим основанием для землевладения папы римского. Этот документ свидетельствовал, что Пипин в 756 году подарил папе большое количество земель. В 865 году папа Николай I (856–867) первым составил собрание указов различных понтификов римских. Это собрание известно как Ложные декреталии или Лжеисидоровы декреталии. Оно включало «Константинов дар», настоящие и подложные декреты и декреталии пап римских со времени Климента Римского, а также некоторые из канонов основных церковных соборов. Объединение документов связано с именем Исидора из Севильи (ок. 560–636) — главы испанской церкви в первой половине VII века. Нельзя совершенно уверенно назвать его автором Декреталий, но ясно, что с середины IX века они играли важную роль в обосновании претензии римского епископа на превосходство в Церкви.

«Константинов дар», который впервые объявился в VIII веке, был использован для поддержания претензий пап на земли в Италии, а Декреталиями предполагалось укрепить власть папы внутри Церкви. Декреталии провозглашали первенство папы над всеми церковными руководителями и давали любому епископу право обращаться прямо к папе через голову архиепископа. Провозглашалась свобода Церкви от светского контроля. Хотя созданием подделок вряд ли занимались сами папы, они все-таки использовали это собрание документов, чтобы обосновать свои претензии на власть в Церкви. «Диктат» Григория VII позже еще более усилил эти претензии.

1.2. Христианизация Скандинавии

Власть епископа римского усилилась в этот период еще и потому, что народы Скандинавии признали Евангелие. Анскар (801–865), родившийся во Фландрии, многое для этого сделал. Когда датский король Харальд попросил в 862 году прислать благовестников, Анскар почувствовал, что должен ответить на этот призыв, и посвятил остаток своей жизни благовестию в Северной Европе. Дания окончательно обратилась в христианство только в XI веке в правление Кнуда. Христианство прочно укоренилось в Норвегии примерно к 1000 году и примерно в то же самое время стало государственной религией в Швеции и в Исландии. Этот труд, начатый Анскаром, принес плоды к 1000 году и усилил власть Рима на севере Европы.

1.3. Учение о мессе

В начале IX века Западную Церковь волновал вопрос, как присутствует Христос на таинстве причащения. Признание того, что Тайная Вечеря является жертвой, производимой священником, шло на пользу папской власти, поскольку папа возглавлял иерархию священников, кроме которых никто не мог совершать это таинство. Примерно в 831 году Пасхазий Радберт (ок. 785–860), аббат монастыря в Корби около города Амьен, начал учить, что божественным чудом вещество хлеба и вина истинно превращается в тело и кровь Христа. Хотя он и не называл это изменение пресуществлением, его учение приводило к такому заключению. Он выдвинул эти взгляды в 831 году в книге под заглавием «О Теле и Крови Господа». Это содействовало усилению власти священника и превосходящего его в системе иерархии папы, хотя Римская Церковь официально не признавала учения о пресуществлении до 1215 года, а полное определение дала ему лишь на соборе в Триденте в 1545 году.

1.4. Монастырская реформа

Реформы клюнийских монастырей в X и XI веках многим помогли возвышению папства. К X веку монастыри обогатились, но духовно обнищали и требовали проведения неотложных реформ. Прежний идеал служения был заменен идеалом личного спасения, который хорошо сочетался с легкой жизнью в процветающем монастыре. Само папство переживало серьезный упадок между церковным правлением Николая I и Льва IX (см. ниже). Движение за преобразования, начавшееся в Клюни, было первым из нескольких последовательных реформистских движений в римском монашестве и имело весьма отдаленные последствия.

Вот история монастыря в Клюни. В 909 году герцог Вильгельм Аквитанский «ради спасения» своей души даровал человеку по имени Верно, который был уже аббатом другого монастыря, грамоту на образование нового монастыря в Клюни, на востоке Франции. Эта грамота свидетельствовала, что монастырь должен быть свободен от любого светского или епископского контроля и осуществлять самоуправление под покровительством папы Римского. Верно, аббат с 910 по 926 год, и Одон, аббат с 927 по 944 год, оба были способными людьми и имели твердый характер. Они несли свое служение так хорошо, что многие монастыри ордена бенедектинцев, включая монастырь на горе Касино, были переустроены по тому же самому образцу.

В соответствии с прежней системой монашества в каждом монастыре был собственный аббат и монастыри не зависели от других монастырей того же ордена. Аббат Клюни, однако, стал назначать приоров новых монастырей, основанных им самим, Либо других монастырей, которые тем самым попадали в его подчинение. Инновация создала устройство, в центре которого стоял один руководитель — аббат Клюни, тесно сотрудничавший с папством. К XII веку более 1100 монастырей находились под руководством аббата Клюни.

Лидеры Клюни настаивали на реформе духовной жизни. Платформа Клюни осуждала симонию (практику покупки или распродажи церковных должностей за деньги) и непотизм (благорасположение к родственникам при назначении на должность). Целибат был третьей составной частью платформы. Духовенство не должно было ни жениться, ни содержать наложниц, а все внимание отдавать церковным делам. Эти монахи также настаивали на том, что Церковь должна высвобождаться из-под светской власти короля, императора или герцога. Эта программа претворилась в жизнь через пап-реформистов с помощью монастырей Клюни. Аскетичная жизнь также переживала второе рождение.

Преобразующий энтузиазм клюнийского движения повлиял на многие другие районы. Монахи из Клюни создавали великолепные монашеские школы, и эти школы помогли сделать латынь общедоступным языком средних веков. Движение, которое привело к началу крестовых походов против мусульман на Священную Землю, многим было обязано монахам из монастырей Клюни. Клюнийские монастыри на границах цивилизации становились центрами благовестия. Монашеский орден Клюни официально прекратил свое существование в 1790 году.

1.5. Способные руководители

Хотя многие из пап в эпоху 800–1054 годов склонялись к коррупции или были некомпетентны, среди них было несколько способных руководителей, которые помогли консолидировать силы Рима. Николай I, папа с 858 по 867 год, был одним из выдающихся людей. И в своих сочинениях, и в жизни он отстаивал превосходство папы в Церкви как человека, отвечающего за духовное благополучие веры, а также защищал превосходство папы над светскими правителями в области морали и религии. Лжеисидоровы декреталии очень часто упоминались им как оправдание этих требований.

Николай I успешно осуществлял свою власть, как над епископами, так и над светским правителем, которым в то время был Лотарь II из Лотарингии. Лотарь женился на Теутберге главным образом из политических соображений, однако затем он увлекся женщиной по имени Вальдрада и оставил свою законную жену. Лотарь созвал синод, на котором епископы дали ему разрешение развестись. К Николаю обратились за помощью с обеих сторон, но Лотарь к тому времени уже женился на Вальдраде. Николай, с одной стороны, решительно попытался взять под свой контроль епископов, которые приняли такое поспешное решение, а с другой — хотел наказать Лотаря за распутство. Николай принудил Лотаря оставить Вальдраду и вернуть обратно Теутбергу во дворец в качестве законной жены.

Николай также успешно поддерживал право епископов обращаться прямо к папе римскому. Когда Гинкмар, архиепископ Рейский, отстранил Ротада — епископа Суассона — от служения, Николай изменил решение Гинкмара и принудил его вернуть Ротаду в положение епископа.

Николай даже пытался утвердить свою власть над патриархом и Византийским императором в Константинополе. Император Михаил, подкупленный своим дядей Бардой, отстранил патриарха Игнатия, когда тот отказался причащать Барду, и в 858 году назначил Фотия на его место. Игнатий обратился к Николаю за помощью. Николай объявил Фотия смещенным, но Византийский собор под руководством Фотия обвинил Западную Церковь в ереси за то, что она добавила к символу веры утверждение об исхождении Духа Святого не только от Отца, но и от Сына. Противоречия между двумя частями Церкви еще больше усилились, и Николай, хотя ему и удалось утвердить свое превосходство над светскими и церковными правителями на Западе, не пришел к успеху на Востоке.

Между понтификатами Николая I и Льва IX было несколько достойных обладателей папского престола, но вовсе не потому, что за этот период сменилось мало пап — в это время епископский престол в Риме занимали более сорока человек. Особенно сильный скандал произошел в середине XI века. Бенедикт IX, который не заслуживал высокого звания папы, был изгнан из Рима, и на трон взошел Сильвестр III. Бенедикт вернулся в Рим и продал в 1045 году папский престол за большую сумму денег человеку, который стал называться Григорием VI. В ходе этих событий, однако, Бенедикт сам отказался сложить с себя папский титул, и, таким образом, появились три человека, каждый из которых претендовал на законное право называться папой. Тогда Генрих III (ок. 1017–1056) — император Священной Римской империи — созвал собор в Сутри в 1046 году. Бенедикт и Сильвестр были низложены, а Григорий был принужден отказаться от престола в пользу Климента II. Климент вскоре умер, но и его последователь, также назначенный Генрихом, прожил недолго. Генрих позже назначил своего двоюродного брата Бруно папой Львом IX.

С приходом Льва IX закончился долгий период неудачливых пап между Николаем I и Львом IX. Его преемники были сильными людьми, заинтересованными в реформе в духе монастырей Клюни. Собор в Сутри, таким образом, ознаменовал самую нижнюю границу падения власти папства в средневековый период. При Николае II, которому содействовал Гумберт, а также могущественный Хильдебранд (ставший впоследствии Григорием VII), право выбора папы было отнято у римского народа и в 1059 году передано коллегии кардиналов. С того времени до своего пика при Иннокентии III папство неуклонно расширяло власть в Европе.

Византийская Церковь, изможденная борьбой с мусульманами, заполонявшими Византию, ослабила управление собственными делами, которое взял на себя император, а также была поражена богословским застоем, начавшимся после Иоанна Дамаскина, и потому не могла оказать сколь бы то ни было значительного сопротивления расширению как светской, так и духовной власти епископа Римского. Развивающийся антагонизм между двумя частями церкви, который имел исторические корни, привел к расколу 1054 года. С этим расколом христианская религия разделилась на две большие Церкви, которые впоследствии имели мало официальных контактов между собой.

2. Возникновение Греческой православной церкви

Церковь на Востоке так никогда и не смогла стать независимой, подобно Церкви на Западе, потому что находилась под властью императора и ей пришлось развиваться в рамках греческо-римской культуры, сохранившейся на Востоке, в то время как на Западе царствовал хаос Темный веков. После падения Римской империи Церковь на Западе не имела никаких сильных политических соперников в борьбе за имперский трон и продолжала укрепляться, по мере того как сталкивалась с проблемами культурного хаоса, сопутствовавшего падению империи.

2.1. Различия между Востоком и Западом и причины их разделения

Когда Константин перенес столицу в Константинополь в 330 году, он тем самым вымостил дорогу к политическому, а в конечном счете и к иерархическому делению Церкви на восточную и западную. Феодосии в 395 году ввел раздельное управление восточной и западной частью империи. С падением Римской империи на Западе в конце V века это разделение получило полную силу. Церковь на Востоке находилась под управлением императора, но папа в Риме был слишком далеко, чтобы император мог им управлять. В отсутствии эффективной политической власти на Западе папа стал как духовным, так и светским правителем во времена кризисов. Можно сказать, что императоры на Востоке были по существу папами, тогда как на Западе папы были по существу императорами. В результате в двух церквах сформировались полностью различные воззрения на светскую власть.

Философские взгляды Запада также отличались от восточных. Латиноязычный Запад был более склонен учитывать практические аспекты управления и не утруждал себя формулированием догматов ортодоксии. Греческое сознание на Востоке более интересовалось разрешением богословских проблем в философском духе. Большинство богословских разногласий 325–451 годов появилось на Востоке, но тс же самые проблемы не вызывали, как правило, сложностей на Западе.

Еще одно различие между двумя церквами касалось целибата. На Востоке был разрешен брак «белого» духовенства, не принимавшего обеты монашества, а на Западе всему духовенству не разрешалось жениться. Споры возникали в некоторых случаях даже в связи с разрешением носить бороду. Священники на Западе могли бриться, а священники на Востоке должны были носить бороду. Запад подчеркивал значение латинского языка, тогда как восточные церкви использовали греческий. Хотя эти и другие подобные моменты сейчас могут показаться несколько тривиальными, в то время обе Церкви придавали им большое значение.

Две Церкви начали спорить по богословским вопросам. В 867 году Фотий, патриарх Византийский, обвинил Николая I и Церковь на Западе в ереси, поскольку Запад в своей формулировке никейского символа веры добавил фразу filioque — «и от Сына». Запад считал, что Святой Дух исходит и от Сына, а на Востоке это отвергалось.

Впоследствии ряд разногласий ожесточил споры между Востоком и Западом. С каждым новым разногласием увеличивалась враждебность.

Примерно в середине II века возникла проблема даты празднования Пасхи. Различия во взглядах на этот вопрос во все времена стали препятствием к развитию дружеских отношений между двумя Церквами.

Иконоборческие разногласия в Византийской Церкви в VIII и IX веках привели к ожесточенным спорам. В 726 году Лев III, император Византии, запретил опускаться на колени перед картинами или иконами, а в 730 году приказал вынести из церкви все предметы, за исключением крестов, и уничтожить их, для того чтобы ограничить власть монахов и противостоять обвинениям мусульман в идолопоклонстве. Это попытка начать духовное пробуждение среди мирян в Византийской Церкви вызвала в равной степени сопротивление со стороны мирян и со стороны монашеского духовенства. На Западе папа и даже император Карл Великий выступили в защиту видимых символов Божественной реальности. Вмешательство Запада в дела Церкви на Востоке увеличило антагонизм между двумя районами. Церковь на Западе продолжала использовать картины и статуи в поклонении, Церковь на Востоке, однако, в конечном счете отказалась от статуй, но продолжала использовать иконы, представлявшие обычно изображение Христа, которое должно было вызывать почитание, но не поклонение. Поклонения заслуживал один лишь Бог.

Народ Византии особенно отвергал попытку папы Николая I в середине IX века вмешаться в назначение патриарха Церкви на Востоке, хотя тому и были моральные обоснования. Попытки Николая не привели к успеху, но его вмешательство в дела, которые многие на Востоке считали своими собственными, лишь углубило плохие отношения между двумя Церквами.

2.2. Раскол 1054 года

Раскол 1054 года как бы подвел черту под разногласиями, которые были явно меньшего порядка. Михаил Керуларий, патриарх Константинопольский (1043–1059), осудил Церковь на Западе за использование в евхаристии опресноков. Опресноки вошли в практику Запада с IX века. Папа Лев IX послал кардинала Гумберта и двух других легатов в Византию, чтобы разрешить спор. Различия во взглядах становились все отчетливей, по мере того как продолжалось обсуждение. Шестнадцатого июля 1054 года римские легаты возложили на алтарь кафедрального собора святой Софии в Константинополе грамоту об отлучении патриарха и его последователей. Патриарх не собирался оставаться в долгу и на соборе предал анафеме папу Римского и его иерархию. Первый великий раскол христианства нарушил единство Церкви. С этого времени Римско-Католическая Церковь и Греческая православная Церковь шли своими путями4. Обоюдное отлучение продолжалось до 7 декабря 1965 года, когда оно было отменено Павлом VI и Афинагором).

2.3. Последствия раскола

Любое экуменическое движение проходило с большим трудом после тех горьких событий, которые разделили Восточную и Западную Церкви. Современное экуменическое движение направлено на объединение христианских церквей, однако оно не получает значительной помощи ни со стороны Римской католической Церкви, ни со стороны Греческой православной Церкви. Движение до недавнего времени было главным образом протестантским. Ни одна из этих двух Церквей не желает создания экуменической церкви, кроме как на своих собственных условиях, хотя Восточная Церковь проявила желание вступить в переговоры с протестантами о возобновлении единства.

Раскол отделил Церковь на Востоке от многих жизненно важных событий, которые привели к усилению Церкви на Западе. Возникновение городов, наций и среднего класса, эпоха Возрождения, Реформация миновали Церковь на Востоке, а Римская католическая Церковь испытала их влияние и набрала силу, с одной стороны, усвоив все полезное, а с другой — отвергнув то, что казалось Риму вредным.

Византийская Церковь, однако, занялась благовестнической работой в этот период. В 864 году в христианство были обращены болгары при царе Борисе (правившем с 852 по 889 год), которые приняли вероисповедание Константинополя. Кирилл и Мефодий обратили в христианство моравов (хотя моравы в конечном счете вошли в Римскую Церковь, а не в Константинопольскую). Гораздо большего успеха патриарх добился в христианизации Древней Руси. Княгиня Ольга в 965 году приняла христианство и смогла оказать влияние на своего внука Владимира (965–1015), так что и он примерно в 988 году принял христианство. Это событие ознаменовало начало триумфа византийского христианства в России. Россия наряду с большей частью Восточной и Центральной Европы следовала патриарху Константинопольскому. Были также обращены в христианство венгры.

* * *

Борьба с исламом в VII веке, потери людей и территорий, занятых мусульманами, в сочетании с двумя веками раздоров, вызванных использованием икон, привели к застою христианства на Востоке. До настоящего времени оно претерпело небольшие изменения в обряде, управлении и богословии и, следовательно, не оказало такого влияния на мир, как христианство на Западе, хотя в ранний период христианской истории оно шло впереди в формулировании богословской теории.

Раздел III

ПРЕВОСХОДСТВО ПАПСКОЙ ВЛАСТИ

Глава 21

ЗЕНИТ ПАПСКОЙ ВЛАСТИ

Папство обладало большой светской властью в период с 1054 по 1305 год. Хильдебранд смог возвыситься над императором Священной Римской империи. Иннокентий III был достаточно силен для того, чтобы принудить правителей возникающих национальных государств следовать его воле, и папство стало вдохновителем первых крестовых походов. Возникновение университетов и учености дало новую опору папской власти. Монашеская реформа помогла ее утверждению, когда многие усердные монахи стали послушными слугами папы римского. Сомнительно, что папство когда-либо еще обладало такой же абсолютной властью, как в средневековой Европе в течение этого периода, однако вскоре оказалось, что ему все труднее одерживать верх над национализмом Франции и Англии и в борьбе с разногласиями.

1. Григорий VII утверждает папское превосходство

1.1. На что опирался папский престол?

Понтификаты Григория VII и Иннокентия III совершенно явно выделяются в истории средневекового папства. Оба папы не желали признать, что Бог дал папе римскому и светскому правителю равную власть над душами и телами людей. Папа римский не признавал, что он получает власть над душами людей из рук светского правителя, которому Бог дал главенство, а правитель в свою очередь не желал смириться с тем, что он получает власть над телами людей через благодать, дарованную властью епископа — папы римского. Ни один последующий папа римский не смог так успешно отстаивать свои права в этом вопросе, как эти два папы. Хильдебранд (ок. 1021–1085) заложил основы, на которых Иннокентий смог гораздо позднее утвердить свои требования на превосходство.

Служение Хильдебранда можно четко разделить на два периода. Он поддерживал папу на папском престоле примерно в течение двадцати лет, прежде чем стал папой в 1073 году, а с 1073 года до смерти в 1085-м сам обладал той властью, которую смог передать в руки епископа римского, еще когда снизу поддерживал папство. (Ему удалось повлиять на политику пяти пап, прежде чем он сам в конечном счете стал папой.)

Этот неуклюжий, небольшого роста человек с тихим голосом обладал одновременно рвением самых истовых реформаторов Клюни, которым симпатизировал. Он возражал против симонии, против вступления духовенства в брак, против светской инвеституры.

Лев IX предоставил Хильдебранду возможность стать опорой папского престола, когда назначил его и других способных людей, живших вне Рима, на важные должности в папской курии. Примерно в начале IV века некоторые Церкви в Риме и близлежащих областях получили исключительное право крещения. Пасторы этих Церквей стали известны как кардинальные священники. Несколько раньше было произведено разделение Рима на районы благовестия, и священники этих районов стали называться кардинальными диаконами. Епископы, служившие недалеко от Рима, стали называться кардинальными епископами. Эти люди были ядром коллегии кардиналов. На Хильдебранда были возложены обязанности главного папского казначея, и он тоже стал кардиналом.

Еще большую власть Хильдебранд получил в правление Николая II (1058–1061), когда помог лишить народ, живший на территории римского епископата, права на церковные выборы папы. Епископы Рима избирались с самого древнего времени народным голосованием, хотя императоры Священной Римской империи очень часто пытались повлиять на выборы, а во время Хильдебранда знать Рима вмешивалась в выборы путем подкупа. На Латеранском соборе 1059 года Николай по совету Гумберта и Хильденбранда изменил процедуру выбора папы так, что полностью устранялось влияние светской знати и Германской империи.

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЦЕРКОВЬ (1054–1305)

Когда папа умирал, кардиналы-епископы должны были собраться и назначить преемника, затем посоветоваться с кардиналами-священниками и кардиналами-диаконами, только затем народу римского епископата разрешалось голосовать и выбирать названного кардинала. Таким образом, папа римский выбирался практически коллегией кардиналов. Папой римским мог избираться любой человек из духовенства Римской католической Церкви, и в случае беспорядков выборы могли проводиться вне Рима. Новый папа римский должен был занять пост сразу же после выборов. Эти изменения передали выбор папы в руки духовенства и устранили влияние мирян. Значение этой системы выборов для возвышения папской власти нельзя переоценить.

1.2. Папа Григорий VII

Хильдебранд был единодушно избран в качестве папы Григория VII в 1073 году под крики народа: «Пусть Хильдебранд будет епископом!» Теперь он занимал положение, которое прямо могло вести к победе теократии, в которой светская и духовная власть принадлежит папе римскому как наместнику Божию. Он не хотел, чтобы в Римской Церкви существовала какая-либо гражданская власть — наоборот, Церковь должна была управлять гражданской властью. По этой причине он посвятил себя упразднению светской инвеституры — положению, при котором духовные служители получали символы власти от их феодального сеньора, обычно являвшегося мирянином. Григорий также хотел упразднить симонию и укрепить целибат в духовенстве, считая это лучшим способом преобразования Римской Церкви.

Такой идеал папского превосходства в Римской Церкви и среди светских правителей изложен в «Диктате папы», обнаруженном среди писем Хильдебранда после его смерти. Даже если документ и написал кардинал Деусдит, которому часто приписывают авторство, так четко выражены взгляды Григория на папство и излагаются самые экстремистские притязания на папскую власть, которые были сделаны до того времени. Документ утверждал, что Римская Церковь обязана своим основанием «одному Богу», что ее понтифик — единственный, кто может быть назван «вселенским», что он имеет полную власть над всеми епископами, что все короли могут целовать лишь его ногу, что он может отстранять императора и разрешать народу не повиноваться плохим светским правителям. Пик папских претензий на превосходство был достигнут в двадцать второй статье «Диктата», где утверждалось, что Римская Церковь никогда не совершала ошибок и никогда не уклонится от Библии. Григорий был в состоянии подкрепить силой эти претензии на светское духовное превосходство. Он утверждал, что такие страны, как Англия, Венгрия, Россия и Испания, находились под влиянием Петра и его последователей.

Григорий успешно выступал против браков духовенства и симонии, но требования «Диктата» означали, что основной проблемой будет подчинить себе светских правителей. Главная цель его понтификата — борьба со светской инвеститурой — досталась ему по наследству от предшественника, Александра II. Важный пост архиепископа Миланского не был занят, и император Священной Римской империи Генрих IV назначил им человека по имени Годфрид, однако выборщики архиепископства выбрали человека по имени Отгон. Александр II признал Оттона и незадолго до смерти отлучил Годфрида. Сменивший его Хильдебранд с радостью вступил в борьбу с Генрихом. В 1075 году Римский синод запретил представителям высшего духовенства принимать инвеституру на церковные служения от мирян.

Генрих также был готов к борьбе с духовной властью папства, но не умел правильно ее вести. Этот недостаток привел к неразумным действиям в борьбе с папой, и вскоре Генрих столкнулся с выступлением феодальных сеньоров Саксонии против его попыток создать централизованное государство в Германии. После того как было заключено временное перемирие с саксонской знатью, Генрих, пять советников которого были отлучены Григорием в 1075 году за симонию, созвал собор в Вормсе в январе 1076 года. Собор отверг папскую власть. Григорий достойно встретил это горькое отвержение, отлучи от Церкви Генриха и всех его подданных, что было открытым выступлением против светской власти. Такое мог совершить не каждый папа римский, однако слабость Генриха в своих владениях привела к успеху Григория.

Осенью 1076 года враги Генриха из Саксонии и других районов объявили, что если он не вернется обратно в Церковь, то его свергнут. Они также пригласили Григория на собор, который должен был собраться в Аугсбурге зимой. Почувствовав опасность потерять трон и претерпеть унижение в своих собственных владениях, если Григорий приедет в Аугсбург, Генрих капитулировал. Со своей женой и маленьким сыном он пересек Альпы зимой 1077 года, чтобы встретиться с Григорием в Каноссе. Это было трудное путешествие, и когда Генрих в конце концов прибыл в Каноссу, Григорий заставил его стоять босиком в снегу у ворот дворца в течение трех дней, прежде чем допустить к себе. Затем Григорий снял с него отлучение.

Хотя Генрих, могущественнейший правитель того времени, был унижен папой Римским, он многое получил за свою покорность, поскольку в результате Григорий не поехал в Аугсбург, и Генрих одержал там победу над противниками. Борьба продолжалась и в оставшуюся часть понтификата Григория. Позже Григорий отлучил Генриха второй раз и опять снял с него отлучение, однако Германия поддерживала Генриха, в результате он вторгся в Италию и выбрал папой римским Виберта. После того как Виберт короновал Генриха, последний покинул Италию. Григорий же попросил помощи у норманнов, живших на юге Италии. Они помогли ему, но и разграбили район Рима, а Григорий был вынужден бежать в Салерно. Там этот великий папа умер в изгнании, поскольку, по его собственным словам, он «любил праведность и ненавидел беззаконие».

Распри по вопросу о светской инвеституре продолжались, пока не был достигнут компромисс в виде Вормского конкордата между императором Генрихом V и папой Каликстом II в 1122 году. Свободные выборы духовенством служителей церкви должны были проводиться в присутствии короля. Кольцо, посох — символы духовной власти — должны были передаваться служителю Церкви папой римским или его доверенным лицом, а церковный служитель должен был давать клятву преданности светскому правителю, являвшемуся его феодальным сеньором. В результате Римская католическая Церковь получила большие права, чем король, поскольку она по меньшей мере подтвердила свое равенство с государством и освободилась от имперской власти над Италией. Вдобавок к тому, что Григорий укрепил целибат духовенства, запретив вступление в брак в 1074 году, он еще и спал духовенство от вырождения в наследственную касту, а также создал слой людей, подчиненных своему духовному главе — папе римскому. Таким образом разрешился вопрос светской инвеституры. Хотя Григорий и умер в изгнании, он сделал так много, что последующие папы римские опирались на заложенную им основу.

2. Власть папы при Иннокентии III

Выбранный папой римским в 1198 году, Иннокентий III (1161–1216) привел средневековое папство к зениту власти. Он был сыном римского дворянина и получил хорошее богословское образование в Париже и юридическое — в Болонье. Личная скромность и благочестие сочетались в нем с жизнерадостностью, здравым рассудком и прочностью моральных устоев, что отразилось на папстве.

Иннокентий полагал, что он является викарием Христа, высшей властью на Земле. Он считал, что короли и принцы получают свою власть от него и что он поэтому может их отлучать, сменять или даже накладывать интердикт, в соответствии с которым духовенству в их владениях запрещается исполнять любое служение, кроме самого существенного. Он полагал, что Бог поставил перед преемником Петра цель управления не только Церковью, но и «всем миром». Папа стоит выше людей и ниже Бога. Государство соотносится с Церковью, как луна с солнцем: луна светит отраженным светом солнца. Государство должно купаться в славе папства и получать свою власть от папы римского. Неудивительно, что с такими взглядами на собственное положение и опираясь на власть и престиж папства, находящегося под его руководством, Иннокентий смог взять верх над правителями развивающихся национальных государств Англии и Франции и одержать победу над императором Священной Римской империи.

Положение папства еще более укрепилось, когда примерно в 1140 году был опубликован составленный Гратианом, монахом-учителем из Болоньи, канонический закон Римской Церкви. Это издание, известное как «Декрет», являлось полным каноническим законом, который мог использоваться во всех судах Римской Церкви. Следует помнить, что римское право, легшее в основу данного канонического закона, поддерживало идею централизации власти в одних руках. Папа римский взял из этой системы все, чтобы подкрепить свою власть и найти себе наместников с юридическим образованием.

2.1. Борьба между светскими и духовными правителями

Иннокентий III вскоре после восхождения на престол, который занимал когда-то Петр, принял вызов правителей зарождающихся национальных государств Франции и Англии и Священной Римской империи. Он использовал свою власть прежде всего против Филиппа Августа во Франции и показал, что даже король не может попирать моральные заповеди Бога по вступлению в брак. Филипп женился на женщине по имени Ингеборг из Дании после смерти его первой жены в 1193 году. Когда невеста прибыла во Францию, он переменил решение и, объявив, что его околдовали, вынудил французских епископов признать брак недействительным, а в качестве жены ввел в свой дом женщину по имени Агнесса. Ингеборг обратилась к папе римскому за восстановлением справедливости. Иннокентий приказал Филиппу изгнать Агнессу и восстановить Ингеборг в качестве законной жены. Когда Филипп отказался повиноваться, Иннокентий в 1200 году наложил интердикт на Францию. Интердикт, который касался всех людей нации, запрещал любое служение в Церкви, за исключением крещения младенцев и соборования умирающих, разрешал совершать мессу лишь для больных или умирающих, запретил хоронить умерших в освященной земле. Священнику разрешалось проповедовать лишь на улицах. Возмущение, которое вызвал интердикт во всей Франции, вынудил Филиппа подчиниться папе, в сильном гневе он изгнал Агнессу и вернул Ингеборг во дворец в качестве жены. Жизнь Ингеборг не стала от этого счастливей, но Иннокентий с помощью духовной власти принудил правителя одного из величайших молодых национальных государств исполнить моральный закон.

Между 1205 и 1213 годами Иннокентий смог одержать победу над английским королем Иоанном при выборах архиепископа на вакантное место в Кентербери. Архиепископ, избранный духовенством архиепископства, ставленник Иоанна, был отстранен Иннокентием, когда встал вопрос об одобрении этого назначения. Вместо него он назначил Стефана Лангтона. Когда Иоанн отказался признать Лангтона, Иннокентий отлучил Иоанна в 1209 году, а перед тем в 1208 наложил интердикт на Англию. Иоанн был вынужден смириться, поскольку англичане восстали против него, и Филипп во Франции по просьбе папы Римского был рад воспользоваться случаем завоевать Англию. Иоанн в 1212 году признал, что он правит государством как феодальный вассал папы римского, и согласился платить папе тысячу марок ежегодно. Эти выплаты полностью были отмечены лишь в эпоху английской Реформации.

Успешно смирив правителей двух важнейших развивающихся национальных государств, Иннокентий III решил, что теперь самое время выяснить отношение с главой Священной Римской империи. В 1202 году от утвердил право папы одобрять или отвергать императора, избранного подданными Германской империи. Компромисс в Вормсе создал положение, которое являлось лишь напряженным перемирием императора с папой, а итальянский народ хотел заключить союз с папой и покончить с влиянием императора в Италии. Император Генрих VI (1190–1197) женился на норманнской принцессе по имени Констанция. В результате этого брака он предъявил права на Сицилию и начал управлять землями к северу и к югу от папских владений. Его сын Фридрих стал королем Сицилии, и Иннокентий стал его опекуном после смерти Констанции. Когда Оттон IV забыл об обещаниях, данных Иннокентию при коронации императором Священной Римской империи, Иннокентий поддержал требования Фридриха на императорский трон и смог помочь ему победить в выборах в 1212 году, сделав его императором Фридрихом II. Затем Иннокентий силой армии Филиппа II во Франции нанес поражение Оттону в 1214 году в Бувине.

Таким образом, путем мудрых политических маневров Иннокентий стал назначать императоров, но, хотя его правление и ознаменовало пик средневековой папской власти, великий папа неосознанно создал проблему для своих последователей. Дважды — в случае с Иоанном в Англии и Отгоном в империи — Иннокентий просил короля Франции помочь ему одержать победу над противником. Тем самым он ослабил Священную Римскую империю, но оставил своих последователей без защиты от мощного Французского государства (до того папа мог играть на противоречиях между французским королем и императором). Неудивительно, что позже Бонифаций VIII был унижен правителями могущественных государств Англии и Франции.

2.2. Иннокентий III как крестоносец

IV Крестовый поход за освобождение Палестины от мусульман путем захвата Египта как плацдарма для дальнейших шествий был вдохновлен Иннокентием и несколькими французскими священниками. В основном это был французский Крестовый поход при руководстве папы. Когда появилась нужда в кораблях для переброски крестоносцев к месту действий, венецианский дож согласился предоставить средства передвижения и провиант за большую сумму денег. Крестоносцы прибыли в Венецию, но имели при себе недостаточно денег, тогда венецианцы попросили их отвоевать обратно Зару, которая когда-то принадлежала Венеции, у христианского короля Венгрии. После захвата Зары крестоносцы вместо Александрии отплыли в Константинополь и после осады захватили город в 1204 году. В Константинополе образовалась Латинская империя, которая просуществовала до 1261 года. Хотя Иннокентий официально не санкционировал отклонение крестоносцев от намеченного маршрута и их действий против христиан в Заре и в Константинополе, он принял достигнутые результаты, ведь тем самым Византия входила под его контроль, а Константинополь мог послужить основой для V Крестового похода, который планировался против мусульман. Византийская империя, как и правители на Западе, начали подчиняться его власти. Он выступал в качестве ведущего деятеля средневековой Европы.

Иннокентий также организовал Крестовый поход под руководством Симона де Монфора против альбигойцев на юге Франции в 1208 году. Альбигойцы были членами еретической секты, известной под названием «катары». Крестовый поход продолжился в 1209 году и фактически привел к уничтожению катаров на юге Франции после многих кровавых сражений. Этот подход получил сильную поддержку со стороны доминиканского и францисканского орденов. Еретики, равно как светские правители, должны были подчиниться верховному главе Римской церкви.

2.3. Четвертый Латеранский собор 1215 года

Избавившись силой от ереси, Иннокентий попытался дать позитивное утверждение истины. Для этого он созвал общий собор в Риме. Этот собор, известный как IV Латеранский, обязал всех мирян ежегодно исповедоваться священнику и указал, что все христиане должны присутствовать на мессе хотя бы на Пасху. Еще более важной была декларация догмата о пресуществлении, который с того времени должны были принять все члены Римской церкви в качестве истинного учения. Догмат провозглашал, что вещество хлеба и вина становится истинным телом и кровью Христа после освящения священником. Хлеб и вино продолжают по-прежнему воздействовать на чувства человека, сохраняя свой вкус, но в веществе происходят метафизические изменения, так что хлеб и вино становятся соответственно телом и кровью Христа. То есть священник приносит их в жертву каждый раз, когда совершает обедню. Понятно, что люди средневековья боялись духовенства, которое имело власть лишать человека возможности участвовать в этих жизненно важных таинствах.

3. Упадок папской власти при Бонифации VIII

Понтификат Иннокентия III знаменовал пик папской власти в Европе. После смерти Иннокентия в 1216 году в народе распространились слухи о непотизме, многие столкнулись с проблемой симонии, пьянства у духовенства и его отказа от наставления своих мирян. Правители таких государств, как Англия и Франция, еще более были склонны спорить с папством, поскольку они обладали национальной армией и процветающим средним классом, с помощью которого кормились папы. Унижение Священной Римской империи при Иннокентии III практически лишило папу опоры в борьбе с французским королем.

Если понтификат Иннокентия III был зенитом папской власти в средние века, то понтификат Бонифация VIII (1294–1303) можно назвать бездной ее падения. Светская власть неоднократно унижала Бонифация. Самая острая борьба разгорелась между Бонифацием и французским королем Филиппом Красивым. Чтобы оплатить расходы на войну между своими государствами, Филиппа во Франции и Эдварда I в Англии обложило налогом духовенство. В 1296 году Бонифаций издал буллу под названием «Clericis Laicos», которая запрещала священнику платить налоги светскому правителю без папского разрешения. Эдвард в ответ на этот вызов поставил вне закона духовенство и убедил парламент принять акт, запрещавший духовенству признавать папские претензии на светскую власть в Англии. Филипп же запретил вывоз денег из Франции в Италию, таким образом лишив папство французской статьи доходов.

Борьба между Филиппом и Бонифацием возобновилась в 1301 году, когда Филипп арестовал папского легата за участием в заговоре против короля. Папа приказал Филиппу освободить легата и прибыть в Рим, чтобы объяснить свое поведение, Филипп же созвал французский законодательный орган — Генеральные штаты, который поддержал Филиппа в споре с Бонифацием. Тогда Бонифаций издал папскую буллу под названием «Unam Sanctum». Он провозгласил, что «ни спасения, ни отпущения грехов» не может быть вне Римской Церкви, что папа, глава Римской Церкви, обладает как духовной, так и светской властью над всеми и что подчинение папе является «необходимым для спасения». Эти взгляды были вновь изложены в «Quanto Conficiamur», изданной Пием IX в 1863 году. Бонифаций не мог, однако, подкрепить свои требования силой оружия, и Филипп временно заключил Бонифация в тюрьму, чтобы последний не успел отлучить его от церкви.

Климент V стал папой римским после смерти Бонифация и перенес папский двор в 1309 году в Авиньон. Там он находился под давлением короля, поскольку вокруг лежали французские земли, и тем самым папе с лихвой было отплачено за Каноссу. Перенесение папского престола из Рима в 1309 году было началом периода, известного как «Авиньонское (или вавилонское) пленение пап». Вплоть до 1377 года папство находилось под влиянием французских монархов и утратило моральную и светскую власть, которую имело когда-то в Европе при понтификате Иннокентия III.

Глава 22

КРЕСТОНОСЦЫ И РЕФОРМАТОРЫ

В XII–XIII веках христианство в Западной Европе характеризуется походами крестоносцев и попытками проведения реформ. Рыцари христианства боролись в походах за религиозные цели, а не за какую-то личную выгоду или политические преимущества. Между 632 и 750 годами мусульмане агрессивно угрожали Западу, но с 1095 по 1291 год были предприняты, большей частью под эгидой Римской Церкви, крестовые походы против мусульман в Европе и Азии и против еретиков в Европе. Ордена цистерцианцев, доминаканцев и францисканцев стояли во главе движения за преобразования средневекового монашества. Духовный порыв побуждал мирян примыкать к движению альбигойцев и вальденсов. Духовный порыв этого периода выразился также в создании величественных готических кафедральных соборов Европы.

1. Крест против полумесяца (1095–1291)

Христианство вело крестовые походы против мавров в Испании и мусульман в Сицилии незадолго до начала крестовых походов в Святую Землю. Западные крестовые походы ставили целью изгнать мусульман с территории, захваченной ими в Западной Европе. Крестовые походы в Палестину — восточная и самая большая составляющая в движении крестоносцев против мусульман — имели целью вновь взять власть над Палестиной и освободить ее от жестокого владычества мусульманских турок-сельджуков. Все движение можно охарактеризовать как священную войну духовных сил западной части христианства против врагов креста. Уже в 1074 году Григорий VII призвал к крестовому походу против мусульман в Палестине, которые угрожали Византийской империи и расправлялись с паломниками, однако борьба с Генрихом IV против светской инвеституры не дала Григорию возможности положить начало крестовым походам.

1.1. Причины крестовых походов

Следует постоянно помнить, что, хотя крестовые походы и преследовали экономический или политический интерес, самое главное побуждение к ним было религиозное. Турки-сельджуки, которые сменили арабов, были еще более фанатичными и жестокими, и европейские паломники подвергались преследованиям, когда приходили в Палестину. Более того, Алексей, император Константинопольский, просил западноевропейских христиан о помощи против мусульманских захватчиков из Азии, которые угрожали безопасности империи. Религиозная мотивация придала крестовым походам характер массового паломничества в Палестину. Движение людей можно было сравнить по своим масштабам лишь с вторжением варваров в Римскую империю незадолго до ее падения. Предполагается, что только с I Крестовым походом связано примерно миллион человек. Движение было еще попыткой разрешить проблему власти на Ближнем Востоке, проблему, которая и до настоящего времени продолжает беспокоить Европу.

Экономические соображения побудили многих стать крестоносцами. Голод был обычным явлением в Западной Европе в век, предшествовавший крестовым походам. Венецианцы хотели улучшить торговлю с Ближним Востоком. Норманны, что совершенно очевидно, были заинтересованы не только в спасении священных мест от мусульман, но и в грабежах, и в основании феодальных поместий.

Тяга к военным приключениям, которые были освящены Римской церковью, также охватила большую часть феодальной знати и рыцарей и объединила их в армии крестоносцев, а некоторые взяли крест, чтобы избежать семейных неурядиц или наказания за преступление.

1.2. Крестовые походы

Прямой причиной I Крестового похода была проповедь выступления против мусульман Урбаном II на соборе в Клермонте в ноябре 1095 года. Он призывал к крестовому походу в ответ на призыв Алексея о помощи, но в сознании Урбана над помощью Византийской империи возобладала более величественная цель — избавление священных мест от мусульманского владычества. Присутствовавшие на соборе, в основном французы, ответили с энтузиазмом «Deus vult» («Бог этого хочет») на предложение Урбана, который также был французом.

Энтузиазм был насколько велик, что массы крестьян, вдохновленные проповедями Петра Пустынника и Вальтера Голяка, начали в 1096 году передвигаться через Германию, Венгрию и Балканы к Палестине. Люди были неорганизованны и недисциплинированны, и император Константинопольский попустил оставшимся в живых пересечь проливы и войти в Малую Азию, где они были либо уничтожены турками, либо взяты в плен и проданы в рабство.

Этот хаотический поход мирян из французских христиан был только прелюдией к координированным усилиям I Крестового похода, организованного знатью Франции, Бельгии и норманнской Италии. Национальные армии и их полководцы прибыли в Константинополь к весне 1097 года. После недолгой осады крестоносцы заняли Никею, а к осени уже продвинулись до Антиохии, которую захватили весной 1098 года. В конечном итоге в июне 1099 года они захватили Иерусалим. Это крестоносцы, которые когда-то были феодальными сеньорами в Европе, поддались искушению устроить феодальные поместья в захваченных районах. К этому же периоду относится строительство замков на Ближнем Востоке. Иерусалим и окружавшие его территории в конце концов были объединены в Иерусалимское королевство при Годфриде Бульонском, который явился моральным руководителем крестового похода. Так были достигнуты цели I Крестового похода. Давление на Константинополь со стороны мусульман ослабилось. Иерусалим снова был в руках христианских правителей. Были образованы ордена рыцарей — тамплиеров и госпитальеров для защиты паломников и помощи им, а также для борьбы с мусульманами.

Поводом ко II Крестовому походу была мусульманская угроза северо-восточной части Иерусалимского королевства, после того как мусульмане захватили феодальные поместья в Эдессе — восточный форпост крестоносцев. В 1146 году основоположник мистического направления в богословии Бернард Клервосский призвал ко II Крестовому походу. Король Франции и император Священной Римской империи возглавили поход, но не достигли успеха. За этим поражением в 1187 году последовал захват Иерусалима Саладином, предводителем мусульман.

III Крестовый поход (1189–1192), известный как Королевский, возглавили Филипп Август из Франции, Ричард Львиное Сердце из Англии и император Фридрих. По пути в Палестину Фридрих случайно утонул, а Филипп Август после ссоры с Ричардом повернул домой. Ричард продолжал борьбу. Хотя ему не удалось вновь захватить Иерусалим, он заставил Саладина открыть доступ паломникам в Иерусалим. Вынужденный довольствоваться этим, Ричард вернулся в Англию.

Иннокентий III, который хотел искупить поражение III Крестового похода, горячо призывал к новому, четвертому походу для захвата Египта как плацдарма для действий против Палестины. Важным результатом этого крестового похода было то, что Греческая Церковь и Византийская империя снова стали подчиняться папе римскому с 1204 до 1261 года после полутора веков религиозного отделения. Этот крестовый поход ослабил Византийскую империю и углубил взаимную ненависть между латинскими и греческими христианами (см. гл. 21).

Фридриху II, предводителю VI Крестового похода, удалось достичь договоренности, по которой Иерусалим, Вифлеем и Назарет, а также путь от них к морю становились территорией, подчиненной христианам. Однако мусульмане оставили за собой мечеть Омара. Снова Иерусалим стал подчиняться христианскому правителю, однако, несмотря на несколько последующих крестовых походов, территории, захваченные крестоносцами, перешли в руки сарцинов, которые захватили Палестину после турок-сельджуков.

Детский крестовый поход 1212 года был самым печальным событием в истории крестовых походов. Дети Франции и Германии под руководством двух мальчиков, еще не достигших юношеского возраста, по имени Стефан и Николай прошли через Южную Европу в Италию, предполагая, что праведность их жизни принесет удачу, которой не удалось достичь их более грешным родителям. По пути многие нашли смерть, тогда как оставшиеся в живых были проданы в рабство в Египте. Эпоха крестовых походов закончилась захватом Акры мусульманами в 1291 году.

1.3. Результаты крестовых походов

Крестовые походы имели важное политическое и социальное значение для Западной Европы. Феодализм был ослаблен тем, что большая часть рыцарей и дворян, участвовавших в походах, не вернулась домой, и тем, что многие продавали свои земли крестьянам или процветавшему среднему классу горожан, чтобы получить деньги для походов. Города, управлявшиеся феодальными сеньорами, часто могли выкупать хартии, дававшие им право самоуправления. Короли могли централизовать власть, опираясь на средний класс, который благоприятно относился к появлению сильного единого национального государства под управлением монарха, что давало безопасность для их занятий.

Что касается религиозного значения, то папство упрочило свой престиж, однако соперничавшие с папством усилия наций по ведению крестовых походов привели к возбуждению национального чувства, которое в конечном счете ослабило папскую власть. Создание Латинской империи в Константинополе углубило религиозные противоречия между Западом и Востоком, ослабило Византийскую империю и привело к ее падению в 1453 году. Возникновение военных орденов дало папе новые отряды покорных ему монахов.

Вместо того чтобы захватить мусульман силой, стало использоваться убеждение. Реймонд Лулл (ок. 1235–1315) — выходец из известного семейства с острова Минорка, изучил арабский язык и арабскую культуру от раба, которого он купил специально для этой цели. Чтобы будущие благовестники среди мусульман могли изучить арабский язык, литературу, культуру, он основал в 1276 году школу в Миромире на юго-востоке Испании и сочинял труды по апологетической аргументации для обращения мусульман. Он принял мученическую смерть в Северной Африке.

Не менее важны были в экономические результаты. Итальянские города, во главе которых стояла Венеция, начали торговлю с Ближним Востоком, как только это стало возможным после успеха I Крестового похода. Торговля предметами роскоши Ближнего Востока — шелком, пряностями, благовониями — заложила экономические основы для покровительства деятелям искусства в эпоху Возрождения в Италии. Люди, возвратившиеся из крестовых походов, хотели иметь возможности купить все те предметы роскоши, которые они видели на Ближнем Востоке.

Хотя крестовым походам не удалось в конечном итоге освободить Иерусалим от мусульманского владычества, они принесли много пользы Западной Европы и помогли ей избавиться от культурного провинциализма. Арабская философия, наука, литература распространились в Западной Европе и изучались схоластами, которые пытались синтезировать эти знания с христианским Откровением.

2. Монастырская реформа

В XII веке появилось много новых монашеских организаций, в которых выражалось духовное рвение (проявлявшееся также в крестовых походах и в создании большого количества кафедральных соборов). Дух реформаторства клюнийской конгрегации в X веке исчез, по мере того как этот орден стал процветать, однако появились новые группы реформаторов, например, цистерцианцы в XII веке, собиравшиеся сделать то же, что монастыри Клюни сделали в X веке. Ордена доминиканцев и францисканцев появились для того, чтобы обратить мусульман и еретиков в веру путем убеждения, через обучение или благовестие. Духовное рвение крестоносцев привело к образованию светских рыцарских орденов. Все эти ордена с желанием подчинились папе римскому, равно как аббату или магистру ордена. В этом движении также отразилось средневековое стремление к аскетической жизни. Движение давало возможность людям, заинтересованным в расширении знаний, заниматься научной деятельностью.

В XI веке были сделаны попытки реформировать орден бенедиктинцев путем возрождения аскетизма этого движения, проявившегося в труде и молитве. Децентрализация прежнего ордена, которая дала автономию местным аббатам, была заменена на централизованную власть. Этой же модели следовали монастыри монахов-картезианцев, организованные Бруноном в 1084 году.

Орден августинцев появился как попытка подчинить каноников — белое духовенство в соборах, которое помогало епископу, — законам регулярного (черного) духовенства. Примерно в 1119 году в ордене утвердились устав Августина, форма одежды, а также совместная пища и проживание.

2.1. Орден цистерцианцев

Орден цистерцианцев был основан в Сито во Франции в 1098 году бенедиктинским монахом по имени Роберт, который хотел покончить с отсутствием дисциплины в монашестве того времени. Монахи-цистерцианцы отличались от монахов Клюни тем, что большое значение придавали аскетическому самоотречению, простоте архитектуры зданий, централизованной организации. Аббаты дочерних монастырей встречались с аббатом в Сито на ежегодных ассамблеях и обсуждали проблемы ордена. Хотя аббат в Сито имел власть над другими монастырями, он не пользовался властью аббата Клюни, но был лишь председателем на ежегодном собрании аббатов. Если монахи Клюни были в основном аристократического происхождения, то орден цистерцианцев был более привлекателен для крестьян. Цистерцианцы больше внимания уделяли сельскому хозяйству, чем научным исследованиям. Их программа реформ стала пользоваться такой популярностью, что к 1200 году орден включал в себя 530 монастырей и с этой точки зрения быстро рос. Он внес свежий дух в разлагающееся монашество.

Большую часть славы эта организация получила благодаря усилиям Бернарда (1090–1153) из монастыря в Клерво. Он имел знатное происхождение и многим был обязан своей матери Алетте. Он основал монастырь в Клерво в 1115 году, когда ему было 25 лет, и с помощью 30 соратников и пяти своих братьев смог сделать его одним из самых известных центров ордена цистерцианцев. Хотя Бернард Клервосский был смиренным и склонялся к мистицизму, он тем не менее обладал рассудительностью и храбростью. В период расцвета его деятельности в Клерво его совета слушались не только короли, но и папа римский. Проповеди Бернанда Клервосского, в которых он осуждал нападения мусульман на паломников в Палестине и осквернение святых мест, во многом вдохновили II Крестовый поход. Его великолепная способность к гомилетике и умение разбираться в мистицизме отражается в сочинении «Увещевание о песне Соломона». Его мистические склонности привели к созданию таких великих гимнов, как «Иисус, Ты — радость любящих сердец» и «Мысль об Иисусе». Он был далеко не последним богословом, и когда рационалистические взгляды Абеляра начали подрывать основы теологии, Бернард выступил на защиту ортодоксии. Его умственные, мистические, ораторские и практические способности сделали его духовным главой и вторым основателем ордена цистерцианцев, а также авторитетом в Церкви и государствах средневековой Европы.

2.2. Рыцарские ордена

Крестовые походы привели к возникновению военного типа монашества, в котором искусство ведения войны сочеталось с аскетичной жизнью. Орден рыцарей святого Иоанна, или орден госпитальеров, был основан в начале XII века, чтобы защищать паломников и заботиться о больных. В начальный период своей истории этот орден был средневековым эквивалентом современного Красного Креста. Монахи давали тройственный обед (воздержания, послушания, нестяжательства), но не отказывались от оружия. Фактически в более позднее время орден стал чисто рыцарской организацией, которая защищала Священную Землю от язычников. Рыцари-тамплиеры, или храмовники, которые называются так по имени их центра, размещавшегося около храма в Иерусалиме (лат. Templum — «храм»), объединились в орден в 1118 году. Официально орден был признан в 1128 году и принял устав цистерцианцев в 1130 году. Его целью была прежде всего защита Священной Земли от нападения мусульман. В 1312 году орден распался, потому что плохо учитывал политику Франции. Эти два ордена представляли находящуюся в боевой готовности армию рыцарей-монахов, подчинявшуюся одному папству и превозносившую выше всего его интересы.

2.3. Монашеские братства

Братства представляют еще один тип реформистского монашества XII века. Члены братств давали клятву в бедности, целомудрии и послушании, как и монахи, но вместо того чтобы удаляться в монастыри молиться и трудиться за пределами светского мира, они шли к людям в города, помогали им и проповедовали на их родном языке. Монастыри являлись собственниками, и монахи поддерживали свою жизнь работой, в то время как братья жили исключительно на пожертвования людей или милостыню. Они находились в более прямой зависимости от папы римского, чем монашеские ордена до XII века.

В этот период к наиболее важным орденам францисканцев и доминиканцев добавились также ордена кармелиток и августинцев. Орден францисканцев был основан Франциском Ассизским (1182–1226), сыном богатого купца, любившим развлечения. Он обратился ко Христу во время болезни, оставил дом своего отца, посвятив себя нестяжательству и служению Господу. Объединившись с несколькими молодыми людьми схожих интересов, он выработал устав жизни. Этот устав предполагал бедность, целомудрие и послушание. Особенное значение придавалось послушанию папе. Иннокентий III в 1209 году одобрил эту организацию. Орден францисканцев стал настолько популярным, что в 1212 году папа римский позволил 18-летней девушке по имени Клара организовать соответствующий францисканскому орден клариссинок для женщин. В 1221 году был основан орден терциариев (лат. tetrius — «третий») для мирян, мужчин и женщин, которые жили по уставу францисканцев, но не могли оставить светскую жизнь из-за семьи или работы.

Слово «братство», связанное по происхождению с латинским словом «frater», было синонимом не только духовного роста, но и служения Римской Церкви. Францисканцы всегда были в авангарде благовестил Римской Церкви. В течение своей жизни Франциск проповедовал в Испании и Египте. Некоторые члены ордена отправились на Ближний Восток и даже достигли Дальнего Востока. Иоанн из монастыря в Монте-Корвино (1246–1328) незадолго до 1300 года прибыл в Пекин. Он крестил шесть тысяч человек в одном только Пекине и к 1300 году уже имел тридцать тысяч обращенных, но династия Мингов разрушила церковь в 1368 году. Когда Испания и Франция открыли Новый Свет в Западном полушарии, большую часть благовестнической работы там проделали францисканцы. Об их деятельности свидетельствуют руины францисканских миссий XVIII века на Королевской дороге в Калифорнии.

По мере того как орден расширялся, он становился более централизованным. Им руководил магистр, назначавшийся папой римским. В орден входило много ученых, таких, как Роджер Бэкон, Бонавентура, Дунс Скот и Вильям Оккам. Бэкон стал пионером научного эксперимента, а взгляды Оккама о природе действительности оказали влияние на духовное развитие Лютера и подкрепили экспериментаторский подход к жизни в эпоху Ренессанса.

Доминиканцы были ниженствующим орденом, то есть жили на пожертвования. Если францисканцы были великими благовестниками, обращавшими людей личным примером и эмоциональным призывом, то доминиканцы были великими учеными, которые пытались отвратить людей от ересей путем логического убеждения. Призыв доминиканцев был обращен к разуму человека, а францисканцев — к его сердцу.

Доминик (1170–1221), испанский священник благородного происхождения, при посещении Южной Франции сожалел о том, что там распространилась альбигойская ересь, и развил теорию борьбы с ересями путем аскетизма и простоты жизни, путем убеждения. Для этого доминиканцы, или, как их еще называли, «гончие Господа», прежде всего обращались к проповеди. Доминиканский орден был одобрен папой в 1216 году, и в нем развилась в высшей степени централизованная организация. Каждая отдельная группа управлялась приором, который в свою очередь подчинялся приору провинции. Всеобщим советом ордена руководил Верховный магистр, который отвечал перед папой. Это были благовестники и просветители.

Фома Аквинский и его учитель Альберт Великий были выдающимися учеными, входившими в орден. Современная система богословия Римской католической Церкви была развита Фомой Аквинским. Доминиканцы также занимались благовестием. Именно доминиканский орден в 1233 году получил задание пустить в ход машину инквизиции после того, как она была создана. Несколько ведущих мистиков, таких, как Мейстер Эккарт и Иоанн Таулер, были доминиканскими братьями. К этому же ордену принадлежал и известный флорентийский реформатор Савонарола.

Монашеские братства подкрепляли веру среди прихожан самоотверженным служением. Их добрые поступки и проповеди на родном языке народа были практическими проявлениями Церкви, которая с готовностью принимала народ. Проповедь заняла достойное место в Римской Церкви благодаря братьям. Подчиняясь непосредственно папе римскому, они пытались усилить власть папства над местными епископами и светскими правителями. Оба ордена посылали много способных благовестников во все части света. Францисканские больницы помогали людям не только в их духовных, но и физических болезнях. Примерно десять тысяч братьев постигла смерть в служении во время эпидемии чумы в 1348 и 1349 годах. Более того, они внесли огромный вклад в образование, особенно в сфере богословия, ведь самым известным ученым среди нищенствующих братьев стал Фома Аквинский.

Инквизиторская деятельность доминиканцев — другая, печальная сторона их работы. Примерно к середине XIV века в этом движении стали появляться корпорации, которые могли владеть имуществом, и духовное рвение первого поколения братьев исчезло.

3. Движение светских реформаторов

В основе средневекового общества лежало единение, которое достигалось существованием всеобщих установлений — Священной Римской империей, иерархической Римской Церковью и подчиненностью ей, а также духовной канонизацией таинств и символов веры. Однако в глубине этого единения таился ропот недовольства, и в эпоху Реформации он вылился в вулканическое извержение, разорвавшее на куски ткань средневековой религии. В отличие от монахов и братьев, которые пытались произвести изменения изнутри, катары (или альбигойцы), вальденсы и другие секты выражали в конце XII века внешний протест и желание очистить религию. Коррупция в жизни и служении папской иерархии и светская деятельность папства заставила многих выступить против ослабления духовной власти, которое часто наблюдалось в поместных церквах. Большая часть сведений об этих средневековых сектах содержится в источниках, составленных их противниками, а не сторонниками, и поэтому они редко когда бывают точны. Как альбигойцы, так и вальденсы пытались вернуться к чистым формам религии, которую они видели в Новом завете. Это были предтечи Реформации.

3.1. Философские взгляды альбигойцев

Катары (греч. «чистые»), или альбигойцы, названные так потому, что большая часть их жила в районе Альби на юге Франции, взяли Новый завет за основу своих взглядов, однако еретические взгляды, которые они исповедовали, напоминали дуалистические и аскетические теории гностиков, павликиан и богомилов. Альбигойцы полагали, будто существует абсолютный дуализм, двойственность между праведным Богом, Который создал души людей, и злым богом, которому была придана материальная форма после его изгнания с небес. Затем злой бог сотворил видимый мир, а следовательно, материя грешна, и потому катары возражали против продолжения рода, против таинств, особенно против мессы, во время которой подчеркивалось физическое присутствие Христа в крови и хлебе, против учения об аде, чистилище и физическом воскрешении. Для спасения необходимо покаяние, обряд консоламентум, во время которого на голову человека возлагали руки и Евангелие от Иоанна, а сам посвящаемый давал аскетические обеды: безбрачия, неучастия в войне, воздержания от потребления молока, мяса, сыра и яиц. Катары осуждали использование в поклонении любых предметов. Элита, называемая «перфекты», получала прощение грехов и уверенность, что она войдет в Царство Божие. Поскольку тело не может попасть на небеса, верующие, которые не совершили обряд консоламентум, должны были совершить его до смерти. Альбигойцы, объявив Новый завет достоверным откровением веры, бросали вызов Римской Церкви, которая провозгласила власть пап, данную от Самого Христа. Гонения и Альбигойский крестовый поход под предводительством Симона де Монфора, вдохновленный Иннокентием III в 1208 году, были ответом средневековой Римской Церкви на неподчинение своей власти.

3.2. Пуританизм вальденсов

Движение вальденсов, которое появилось в последней четверти XII века, было больше похоже на течения протестантов и пуритан. Примерно в 1176 году Петр Вальдо, богатый купец из Лиона, прочитал перевод Нового завета и был так поражен заповедями Христа, что отказался от всего своего богатства, за исключением необходимого, чтобы прокормить семью. Затем он организовал отряд под названием «Бедные люди». Они, будучи мирянами, хотели проповедовать, но папа римский запретил это делать. В 1184 году вальденсы были отлучены от Церкви за отказ прекратить проповедь, и, как очень часть случается, меньшинство, желавшее реформы, было вынуждено выйти из Церкви — отделиться от утратившего любовь большинства, которому недоставало качеств, присутствовавших в этой маленькой группе людей.

Вальденсы полагали, что каждый человек должен иметь Библию на своем родном языке и что Библия должна быть главным руководством в вере и в жизни. Следуя примеру Христа, они ходили по двое, одетые в простое платье, и проповедовали бедным на их родном языке. Они принимали каноническое экуменическое вероисповедание, Тайную Вечерю, крещение и светское рукоположение для проповеди и исполнения таинств. Их общество имело свое собственное духовенство с епископом, священниками и диаконами. Вальдо был главой общества вплоть до смерти в 1217 году. У общества были тайные друзья, союзники вальденсов, но им разрешалось оставаться внутри Римской Церкви. Вальденсы во многих отношениях предвосхитили идеи протестантизма эпохи Реформации. Они до сих пор существуют как группа искренних верующих численностью около 35 тысяч в Северной Италии.

3.3. Эсхатология иоахимитов

Иоахим Флорский (ок. 1132–1202), монах-цистерцианец, полагал, что Бог-Отец играл главную роль в ветхозаветный период закона, описанный Петром, Бог-Сын — в новозаветный период, описанный Павлом и длившийся до 1260 года, в то время как эпоха Святого Духа после 1260 года является новым веком любви, который, как видно из книг Иоанна, придет после недолгого воцарения антихриста.

Реакция Римской Церкви на бунт против ее власти, в котором особенно выделялись катары, была самой разнообразной. Доминиканские братья прилагали все усилия, чтобы проповедями вернуть катаров к вере. Другая реакция — это крестовые походы, которые практически уничтожили албигойцев на юге Франции. Еще один вид реакции — собор в Тулузе в 1229 году. Он запретил мирянам использовать перевод Библии на родные языки, таким образом устранялась возможность выявления различий между Новозаветной и Римской католической Церковью. Еще один тип реакции — распространение инквизиции, тайного церковного суда, который использовал пытки, скрывал имена доносчиков в суде над еретиками и передавал обвиняемых государству для наказания в виде лишения имущества или сожжения на костре. Сначала инквизиция была в руках епископов, но по мере увеличения числа еретиков папство взяло это дело в свои руки: в 1233 году Григорий IX разрешил доминиканцам наказывать за ереси и таким образом избавиться от катаров.

Эти способы уничтожения ересей ожесточили духовенство и мирян, которые включились в борьбу с еретиками. Страх наказания за мнение, отличавшееся от того, которое предписывала Римская Церковь, привел к застою в науке. Гонения, однако, очень часто приводили к обратному результату, и еще больше людей признавало еретическое учение. Нежелание Римской католической Церкви провести духовную реформу, к которой стремились секты, приводило к окостенению и делало неизбежной Реформацию.

* * *

XII и XIII века отмечены движениями за внутренние и внешние преобразования. Движение цистерцианцев, символом которого стал Бернард Клервосский, и движение нищенствующих братьев были попытками очистить Римскую Церковь путем возрождения духовности изнутри. Миряне, которые пытались поставить Библию на должное место и исповедовать изложенное в ней христианство, встречали препятствия, и потому среди них зарождались течения, внешние по отношению к Римской Церкви. Хотя монахи, братья и крестоносцы более стремились к созданию организации, нежели к личности Бога, это время было периодом духовного энтузиазма, и остается только сожалеть, что Римская Церковь не использовала его должным образом.

Глава 23

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ЗНАНИЯ И ПОКЛОНЕНИЕ

Церковь может находиться по отношению к культуре либо в состоянии диастаза, то есть отделения от нее, либо в состоянии синтеза. Схоласты стремились к последнему состоянию. Схоластика появилась между 1050 и 1350 годами и развивалась параллельно появлению нищенствующих орденов и еретических движений. Прежде всего она обосновалась в школах при соборах и монастырях, а позже, с появлением университетов в XIII веке, вошла в программу европейских университетов. После 1050 года схоласты пришли на смену отцам Церкви в качестве главных охранителей истины, а звание «доктор» стало таким же почетным, как «отец Церкви», которое использовалось прежде.

1. Схоластика

1.1. Определение схоластики

Слова «схоластика» и «схоласты» появились через латинский язык из греческого слова schole, которое означает «место, где учатся». Схоластами называли учителей при дворе Карла Великого или при дворцовой школе, а также средневековых ученых, которые использовали философию при изучении религии. Эти ученые не пытались найти новую истину, а стремились доказать уже существовавшую путем логических построений. Схоластику можно определить как попытку рационализировать богословие, чтобы поддержать веру рассудком. Богословие должно было исследоваться с философской точки зрения, а не с библейской. Слово Божьего откровения предполагалось систематизировать с помощью аристотелевской дедуктивной логики и привести в гармоничное соответствие с заново открытой философией Аристотеля. Схоласты столкнулись со сходной проблемой, что и Церковь в XIX веке, когда новые научные открытия следовало привести в соответствие с религией. Нужно было примирить общую натуральную философию Аристотеля, выработанную логическими рассуждениями, с богословским откровением Библии, принимавшимся по вере.

1.2. Причины появления схоластики

Главной причиной появления схоластики было проникновение в Европу философии Аристотеля. За исключением некоторых переводов философских сочинений Аристотеля, сделанных монахами в V веке под руководством Боэция, о его мировоззрении мало знали до латинских переводов, сделанных Вильямом Моербеком (1215–1286) с древнееврейских и арабских источников, которые начали появляться в Западной Европе в XII веке. Переводы Аверроэса (1126–1198), великого арабского философа, пришли на Запад через Испанию к 1200 году. Примерно к тому же времени на Западе стали появляться переводы, сделанные Моисеем Маймонидом (1135–1204) — известным иудейским учителем и философом. Люди типа Александра Галеса (ок. 1186–1245) приветствовали эту философию и пытались соотнести ее с богословием.

Еще одна причина распространения схоластики — интерес новых нищенствующих орденов к использованию философии при изучении Божьего Откровения. Фома Аквинский, величайший схоласт, а также Альберт Великий, его учитель, были доминиканцами, а Вильям Оккам и Бонавентура были францисканцами.

Университеты, появившиеся в XII веке, дали пристанище новому научному направлению и быстро сделали основой программы изучение богословия с помощью логики и рассудка. Парижский университет во времена Абеляра стал ведущим центром схоластики.

1.3. Сущность схоластики

Человек, изучающий историю Церкви, должен помнить, что схоласты пытались не столько найти истину, сколько рационально организовать уже существующие общепринятые истины, сделать так, чтобы истина независимо от способа ее получения — по вере из Откровения или с помощью логики из философии — была гармоничным целым. Средневековое сознание пыталось достичь не только политического и церковного, но и философского единства. Появление философии Аристотеля в Европе XIII века побудило выполнить эту великую задачу. Для схоластов факты или содержание учения были устоявшимися, достоверными и абсолютными. Содержанием их учения была Библия, каноны и символы веры экуменических соборов, сочинения отцов Церкви. Целью их было ответить на вопрос, является ли вера разумной.

1.4. Методология схоластов

Методология схоластов в основном опиралась на диалектику (то есть логику) Аристотеля, а содержанием учения было богословие Римской католической Церкви. Как содержание, так и метод не могли быть изменены. Современные ученые следуют эмпирическому методу индуктивной логики и делают заключение об истинности на основе одних лишь фактов, после того как они в течение долгого времени проводили наблюдения и эксперименты. Диалектика (или логика) Аристотеля является скорее дедуктивной, чем индуктивной, и делает упор на силлогизм как инструмент дедуктивной логики. Дедуктивное исследование исходит из общего положения, или закона, которое ученым не доказывается, а принимается без доказательства. Затем этот всеобщий закон соотносится с каким-то частным фактом, и из взаимоотношения между общим законом и частным фактом выводится заключение, которое в свою очередь становится новым общим законом, или истиной, соотносимой с новыми фактами. Этот месяц схоласты взяли у Аристотеля, а всеобщие истины философии были взяты из богословского Откровения. Используя аристотелевскую логику, схоласта пытались сделать достоверные выводы, чтобы выработать гармоничную систему. Содержание Библии и сочинений отцов Церкви, каноны и символы веры, принятые на соборах, папские декреталии соединялись в логическое целое.

1.5. Школы схоластики

Таким образом, как в содержании учения, так и в его методе схоласты опирались на авторитет Церкви и Аристотеля. Философские рамки, в которые можно поместить большинство из схоластов, ограничивались греческой философией и зависели от того, как следовали эти ученые общим принципам Платона или Аристотеля в отношении проблемы природы универсалий или непосредственной действительности, по соотнесению веры и рассудка.

1. Реализм. Платон настаивал вслед за своим учителем Сократом, а также Аристотелем, что универсалии, например церковь или человек, имеют объективное существование. В отличие от Аристотеля Платон считал, что универсалии, или идеи, существуют отдельно от единичных вещей, или индивидуалов. Например, он полагал, что такие универсалии, как истина, красота, благо, существуют независимо от индивидуальных человеческих поступков. Этот взгляд был обобщен в латинском изречении universalia ante rem, то есть «универсалии существуют до созданных вещей». Добрый поступок, например, — есть тень, отражение реальной доброты, которая существует объективно, независимо от этого деяния. Платон, таким образом, утверждал, что люди должны смотреть глубже пределов этого мира и видеть глубинную, истинную реальность. Когда-то Августин, а теперь и Ансельм использовали эту теорию в богословии. Этот взгляд известен как реализм, который в теориях неумеренных реалистов часто выливался в пантеизм, различающий одни только универсалии.

1.1. Ансельм (ок. 1033–1109), родившийся в Северной Италии, получил образование в аббатстве Бек. Выбранный приором аббатства, он занимал этот пост, пока не стал архиепископом Кентерберийским в 1093 году. Он известен борьбой против светской инвеституры, которой пользовались английские короли, но его непреходящая слава заключена в разработке богословского учения.

Взгляды Ансельма на соотношение рассудка и веры обобщены в утверждении «credo ut intelligam» («верю, чтобы знать»). Вера — прежде всего, и она должна стать основанием для знания. Это была в сущности позиция, которой придерживался Августин несколькими веками раньше. Ансельм использовал рассудок для подтверждения веры в двух больших сочинениях.

«Monologion» — доказательство бытия Бога с помощью индуктивного метода причинно-следственных отношений. Это доказательство, являющееся формой космологического доказательства, можно изложить следующим образом. Человек пользуется в жизни многими благами. Эти блага являются просто отражением одного Всевышнего блага, через которое все существует. Поскольку невозможно представить бесконечный упадок, причиной всего должен быть Тот, Кого мы называем Богом.

Сочинением Ансельма «Proslogion» — дедуктивное доказательство бытия Бога. Известное как онтологическое, оно основано на учении о соответствии. Ансельм писал, что у каждого есть в сознании идея о совершенном высшем существе. Эта идея должна соответствовать реальности, имеющей объективное существование, поскольку если такое существо не будет существовать, то оно не будет совершенным, но оно также не будет совершенным, если можно будет представить что-то еще более высшее. А раз нельзя представить идею более высокую, чем Бог — совершенное высшее существо, — то Бог должен существовать в реальности.

Хотя эти и другие логические доказательства существования Бога не могут полностью доказать Его бытие, они обладают дополнительной ценностью, так как показывают обладающему сознанием человеку, что если отрицается существование Бога, то ничего нельзя истинным образом объяснить.

Ансельм также разработал теорию о Примирении в своем сочинении «Cur Deus Homo» («Почему Бог стал человеком»). Человек, писал он, призван абсолютно подчиняться Богу, но со времени грехопадения Адама природный человек перестал быть покорным и поэтому находится в долгу у Бога, Который требует выплаты долга или удовлетворения путем наказания. Богочеловек Христос Своей смертью на кресте отдал долг, который не мог заплатить человек. Таким образом, человек освобожден от этого обязательства. Взгляд Ансельма на Примирение был торгашеским, но преобладал в ортодоксии до Фомы Аквинского в XIII веке и вытеснил первохристианские взгляды на примирение как выкуп, заплаченный сатане:

1.2. Учебники, например «Декрет» Гратиана — текст канонического закона, — занимали важное место в жизни средневековых ученых. Петр Ломбардский (ок. 1100– ок.1160), великолепный преподаватель богословия в Парижском университете, написал труд, ставший учебником богословия в средние века. Это были его «Четыре книги сентенций», или просто «Сентенции», посвященные Троице, Боговоплощению, таинствам и эсхатологии. Петр Ломбардский выделяет семь таинств, которые были в конечном счете признаны истинными на соборе во Флоренции в 1439 году.

2. Умеренный реализм. Аристотель придерживался более умеренных взглядов на природу реальности. Он считал, что универсалии имеют объективное существование, но существует не отдельно от индивидуальных вещей, а скорее, в них самих и в их сознании. Этот взгляд обобщен в средние века фразой «universalia in re». Средневековые схолаты, которые признавали основные положения Аристотеля, назывались умеренными реалистами. Умеренными реалистами или же, как их иногда называют, концептуалистами, можно называть Абеляра и Фому Аквинского.

2.1. Родившийся в Британии Абеляр (1079–1142) рано стал знаменит своими умственными способностями. Его лекции по богословию в Парижском университете стали настолько известными, что временами в его классе собиралось до нескольких тысяч студентов. Он влюбился в одну из учениц, которой давал частные уроки, — Элоизу, племянницу каноника по имени Фульберт. Когда их любовные отношения стали известны, Фульберт жестоко отомстил Абеляру, подговорив нескольких бандитов оскопить его. Тогда Абеляр убедил Элоизу уйти в монастырь. Его богословские взгляды были разбиты Бернардом Клервосским, и побежденный Абеляр был вынужден тоже уйти в монастырь, где и прожил до смерти.

Богословская позиция Абеляра — умеренный реализм. Он полагал, что реальность существовала сначала в сознании Бога, затем непосредственно в самих конкретных вещах (но не за пределами этой жизни) и в конечном счете уже в сознании человека. В противовес Августину и Ансельму Абеляр придерживался взгляда «intelligo ut credam» ("Я знаю, чтобы верить"). Подчеркивая роль рассудка в нахождении истины, Абеляр постоянно обращался к нему как к авторитету. Он полагал, что сомнение приводит к исследованию, а исследование к истине. Он считал, что смерть Христа произошла не для того, чтобы удовлетворить Бога, но чтобы поразить людей любовью Божией и тем самым повлиять морально на человека, который в результате подчинит свою жизнь Богу. Этот взгляд на Примирение называется теорией морального влияния.

Выдающееся сочинение Абеляра «Да и Нет» состоит из 158 утверждений, приведенных в специальном порядке с целью показать взгляды отцов Церкви «за» и «против» определенных идей. Таким образом Абеляр смог выявить разногласия между Отцами в надежде, что его метод поможет разрешить их. Он не отрицал общепринятое богословие Римской каталической Церкви, но его методы заставили многих почувствовать, что он переоценивает роль, рассудка и потому представляет угрозу истине.

2.2. Альберт Великий (ок. 1193–1280), известный как «универсальный доктор» из-за своих обширнейших познаний, преподавал в университете Парижа, но величайшее сочинение Альберта было написано в Кельне, у него на родине. Его главные сочинения, компендиумы по богословию и теории сотворения, касаются соответственно богословия и естественных наук и пытаются примирить науку с религией. Это примирение было достигнуто в то время учеником Альберта Фомой Аквинским.

2.3. Фома Аквинский (1225–1274), известный как «ангелический доктор», происходил из знатного рода. Его мать была сестрой Фридриха Барбароссы. Получив образование в Монте-Кассино и в университете Неаполя, он вопреки желанию родителей стал монахом-доминиканцем и посвятил жизнь наукам. Он был большого роста, неуклюж, молчалив и рассеян. Одноклассники в Кельне обзывали его «немым быком», но учитель Альберт заметил однажды, что когда-нибудь «мычание» этого быка услышит весь мир.

С помощью своих удивительных познаний Фома Аквинский попытался объединить новую (для того времени) натуральную философию Аристотеля с Откровением Библии в истолковании Церкви. Делая так, он занял позицию умеренного реализма и стал ведущим представителем этой разновидности схоластики. Он полагал, что в сфере натуральной философии (которую можно сравнить с современной наукой) человек с помощью разума и логики Аристотеля сможет вывести истину о существовании Бога, о провиденции и бессмертии. Что касается таких понятий, как боговоплощение, Троица, сотворение во времени, грех и чистилище, находящихся за пределами разума, то человек может найти истину лишь по вере в Божие Откровение Библии, которое истолковано отцами Церкви и соборами. Реальность существовала в сознании Бога до того, как она воплотилась в вещи или перешли в сознание человека Фома посвятил объединению двух сфер — веры и рассудка — в единство истины свою великую работу под названием «Сумма теологии». Поскольку вера и рассудок исходят от Бога, между ними, как полагал Фома Аквинский, не может быть существенных противоречий. Его сочинение «Сумма философии об истинности католической веры против язычников» была настольной книгой доказательств, основанных на природном откровении, для обучения благовестников среди мусульман.

«Схема теологии» состоит из трех тысяч статей, охватывает более 600 вопросов по трем основным разделам. Она должна была стать систематическим изложением всего богословия, но вместо этого стала классическим изложением лишь системы богословия, которой придерживалась Римская католическая Церковь. Ученые-неотомисты сегодня исследуют величественный собор теоретических построений Фомы Аквинского с таким же интересом, как и их средневековые коллеги. Первая часть «Суммы», которая обсуждает существование и естество Бога, делает упор на бытие Бога. Также включены в повествование Троица и Ее деяния по сотворению. Вторая часть повествует о человеческом «движении к Богу». Фома делает наблюдения по природе морали и добродетелей и указывает, что воля человека сломлена грехом, хотя и не полностью покоряется злу. Здесь он возражает Августину, который полагал, что человеческая воля беспомощна при попытках обратить человека к Богу. Третья часть повествует о Христе как нашем пути к Богу и особое внимание уделяет воплощению Христа, Его жизни, смерти и воскресению. Она заканчивается обсуждением семи таинств как путей излития благодати, проложенных Христом. Фома разделял взгляды других ученых средневековья на иерархию истины и порядка. Его точка зрения была позже выражена поэтически в «Божественной комедии» Данте и подтверждена Львом XIII в 1879 году.

Аквинский подвел рациональное обоснование под идею об индульгенциях, введенных для того, чтобы освободить человека от необходимости умилостивлять Бога в таинстве покаяния, поскольку он считал возможным распространять на людей сверхдолжные заслуги Христа и святых. Эти заслуги могут быть получены в церкви при покаянии. Умеренный реализм привел к осознанию Церкви как телесной организации, что приуменьшало свободу индивидуума. Также существовала опасность, что его постулат о двух сферах знаний — о натуральной философии и откровении Библии в истолковании Церковью — приведет к утверждению двойственности истины и к разделению знаний на две сферы.

3. Номинализм. Средневековые схоласты-номиналисты отличались как от реалистов, так и от умеренных реалистов. Росцелин, а позже Вильям Оккам — выдающиеся представители номиналистического мышления. Их взгляды были обобщены фразой «universalia post rem», то есть «универсалии существуют после сотворения вещей». Всеобщие истины или идеи не имеют объективного существования вне сознания, скорее, они являются просто субъективными идеями всеобщих качеств, выработанными сознанием в результате наблюдений частных вещей. Универсалии являются лишь именами классов. Справедливость — это просто обобщенная идея, которую человек извлекает из рассмотрения справедливости, данной в действительности. Номиналисты придавали большое внимание индивидуалам, в то время как реалисты и умеренные реалисты сосредоточивали внимание на группах и организациях. Номиналисты были средневековыми предтечами эмпириков XVII–XVIII веков и позитивистов и прагматиков нашего времени. Номиналисты не отрицали Откровения, а скорее, утверждали, что в него нужно просто верить без участия рассудка, поскольку многое, достоверность чего утверждала Церковь, не могло быть доказано рассудком.

3.1. Францисканцы вскоре начали осуждать сочинение великого Фомы Аквинского, который входил в доминиканский орден. Эта критика привела к формированию учения номиналистов, которое возобладало в XIV веке, во время упадка схоластики. Хотя Иоанн Дунс Скотт (ок. 1265–1308) большее значение придавал человеку, а не организации, он еще не был номиналистом. Полноценный номинализм развил Вильям Оккам (ок. 1280– ок. 1349). Оккам утверждал, что богословские догмы недоказуемы рациональным путем и что они должны быть приняты лишь по авторитету Библии. Этот взгляд разделял веру и рассудок и осуждал синтез сфер рассудка и откровения, проведенный Фомой Аквинским. Оккам также отрицал существование объективных универсалий и считал, что универсалии являются лишь именами для рассудочных понятий, которые человек выработал в своем сознании. Человек, по его мнению, реален и гораздо более важен, чем организация. То, что Оккам подрывал авторитет Церкви как рациональным образом организованного учреждения, привлекло внимание Лютера к его трудам.

3.2. Роджер Бэкон (ок. 1214–1292) принадлежал к тому же течению, что и Оккам, но посвятил свое время научным экспериментам. С их помощью он заложил основы экспериментальной науки, метод которой предстояло разработать Френсису Бэкону в XVII веке. Такой подход к истине через сферу природы путем экспериментов полностью соответствовал взглядам номиналистов.

Рассмотренное интеллектуальное спекулятивное движение средневековой Римской Церкви ставило во главу угла проблему единства в мысленной деятельности человека, пыталось объединить духовные и рациональные знания и придать человеку уверенность как в области веры, так и в области рассудка. Противоречие между номиналистами и реалистами было сложной проблемой, с которой столкнулись ученые раннего периода схоластики между 1050 и 1150 годами. В этот период победили реалисты, которых возглавляли Ансельм и Бернард. В период высокой схоластики — 1150–1300 годы — умеренный реализм Фомы Аквинского одержал победу над номинализмом, но после 1300 года в мышлении богословов Церкви возобладал номинализм.

1.6. Последствия схоластики

Реализм и умеренный реализм укрепили систему таинств и иерархию Римской Церкви, поскольку заостряли внимание на универсалиях, что приводило к подчинению человека реальности большего порядка — группе или организации. Фома Аквинский рассматривал таинства как источники благодати, и это тоже усилило власть Римской католической Церкви над индивидуальностью, ибо в результате отвергалась возможность спасения вне таинств, которые совершала церковная иерархия.

Учение Фомы Аквинского о том, что рассудок как средство познания предшествует Откровению и дополняется им, могло приводить к разделению истины, получаемой этими двумя способами, на две сферы — светскую и священную. Это совершенно ясно прослеживается во взглядах номиналистов, которые полагали, что существует сфера научной истины и отличная от нее сфера богословской истины, вместо того чтобы рассматривать эти две части лишь как составляющие единого целого, объединяющегося в Боге-Творце.

Номинализм возродил интерес к человеку, утверждая, что человек является более реальным, чем организация. Этот интерес во многом содействовал материализму Ренессанса, когда люди начали считать человека независимым, и также привел к утверждению экспериментального метода как основного способа достижения истины. Другая часть номиналистов двигалась в направлении к мистицизму, посредством которого, как они считали, человек может попасть прямо в присутствие Божие.

Более того, в «Сумме теологии» Фомы Аквинского схоластика предоставила в распоряжение средневековой и современной Римской католической Церкви учение о едином синтезе, в котором гармонично сочетаются религия и философия. Неотомисты пытаются пересмотреть сочинения Аквинского, чтобы объединить науку и религию в современном католичестве. Нельзя сбрасывать со счетов схоластов за их педантичную диалектику, также как нельзя осуждать современных ученых, видя, как они гоняются за фактами, а при использовании этих фактов не имеют чувства меры или морали.

2. Университеты

Университет как центр образования и науки появился примерно в 1200 году. К 1400 году в Европе было более 75 университетов. Большую часть университетской программы составляли занятия схоластикой. Многие величайшие университеты современной Европы были основаны в этот период. Обучение на высшем уровне существовало и до появления университетов, но с их возникновением основная часть высшего образования, сосредоточенная в монашеских школах или школах при соборах, была перенесена в университетские классы.

2.1. Причины возникновения

Быстрый рост университетов до 1200 года объясняется несколькими причинами. Мартиан Капелла примерно в 425 году приспособил римский тривиум и квадривиум для использования в религии. Грамматика, риторика и логика составляли тривиум. Геометрия, арифметика, астрономия и музыка были включены в квадривиум. Тривиум был полезен при обучении духовенства ораторскому искусству — чтобы эффективно проповедовать. Квадривиум помогал при определении дат священных праздников Церкви. Эти занятия проводились в дворцовой школе Карла Великого и строились по модели монастырских школ 550–1100 годов. Другие центры высшего образования были связаны с кафедральными церквами епископа или архиепископа. Парижский университет развился из кафедральной школы при соборе Парижской богоматери.

Вторая причина возникновения университета — деятельность известного ученого. В XI веке Ирнерий получил репутацию великого исследователя римского права, и студенты стекались в Болонью, только чтобы слушать его. Вскоре там стал успешно действовать Болонский университет. Слава Абеляра как преподавателя во многом способствовала возникновению университета в Париже.

Университеты появлялись также в результате студенческих выступлений или переселений. Английские и французские короли поссорились в середине XII века, и английские студенты, почувствовав, что к ним плохо относятся в университете Парижа, в 1167 или в 1168 году переместились в Оксфорд в Англии. Благодаря этому вырос известнейший Оксфордский университет. Кембриджский университет появился благодаря восстанию студентов и уходу их из Оксфорда в Кембридж в 1209 году.

2.2. Организация университета

Средневековая организация университета значительно отличалась от современной. Словом «universitas», от которого произошел современный «университет», называлась гильдия или корпорация студентов или преподавателей, образованная для их обоюдной защиты во время занятий группы. Эта группа в ее образовательной функции обозначалась сочетанием «stadium generate».

Университеты Южной Европы следовали примеру Болоньи, где появилась корпорация студентов для защиты от оскорблений со стороны городов, в которых они размещались, или от нападок преподавателей. Университет получал от короля или другого владельца земли, на которой размещался, хартию, где устанавливались его права, привилегии и обязанности. Болонья знаменита своими исследованиями права, в то время как Салерно стал знаменит великолепным медицинским образованием и медицинскими исследованиями. Университеты Северной Европы были организованы по модели Парижского университета. Там гильдия, которая получала хартию, состояла из преподавателей.

В каждом университете было обычно четыре факультета. Гуманитарные науки преподавались всем студентам. Богословие, закон и медицина изучались студентами старших курсов. По обычной программе гуманитарных наук студент изучал тривиум, который давал ему степень бакалавра. Дальнейшее изучение квадривиума давало ему степень магистра, без которой он не мог стать преподавателем. Продолжение занятий на других факультетах могло дать ему докторскую степень в юриспруденции, богословии или медицине.

В средневековых университетах могли заниматься с четырнадцати лет, хотя обычно поступавшим было 16–18 лет. Они пользовались привилегиями служителей церкви. Экзамены были устными, всесторонними и публичными. Во время экзамена студенту приходилось защищать свою позицию перед преподавателями и студентами. Обучение велось на латинском языке. Поскольку учебники были только у преподавателей, студенту приходилось многое запоминать. Хорошая память и использование логики были так же важны тогда, как чтение и исследования в современном университете. Обучение происходило в форме обсуждений и лекций.

Большая часть особенностей современных университетов, названия многих степеней, экзаменов, форма одежды и основные элементы обучения берут начало в средние века. Деление на курсы и дополнение учебы исследовательской работой также унаследованы современным университетом от его средневекового предшественника. Более того, университет в средние века хранил и развивал теорию богословия. Великие схоласты были еще и величайшими преподавателями университетов. Университеты служили тогда интересам Церкви, поскольку готовили людей для духовного служения, а не для науки или промышленности, как сейчас. Схоластика и университеты были тесно связаны со служением Церкви. Они готовили для ее иерархии служителей, обученных гуманитарным наукам, юриспруденции и богословию.

3. Средневековая жизнь и поклонение

До развития готики в архитектуре господствовал византийский стиль, в котором использовались огромные купола, покоящиеся на сводах, и декоративные мозаики, как в соборах святой Софии и святого Марка. Более поздняя романская архитектура 1100–1150 годов использовала тяжелые круглые арки и здания в форме креста. Примером этой архитектуры является Дюрамский собор.

Башни средневековых университетов — представителей схоластики — нашли соответствие в шпилях готического собора, который очень часто называли «Библией в камне». Величественные средневековые соборы с огромным количеством вертикальных линий нередко строились больше века. Они выражали духовную сущность того времени, как небоскребы выражают материалистический дух XX века. Многие из этих больших церквей строились в Северной и Западной Европе в 1150–1550 годах. Готическая архитектура, как и схоластика, достигла своего расцвета в XIII веке, а начало ей положил Сугер, аббат монастыря Сен-Дени.

Хотя архитекторы Возрождения считали средневековую архитектуру варварской и поэтому называли ее готической (готской), более поздние поколения не поддержали эту точку зрения. Готические здания обладают определенными характеристиками, которые раскрывают мастерство средневековых строителей. Входя в готический собор, человек замечает, что здание имеет в плане форму креста, то есть выражает основной символ христианской церкви. Использование заостренной арки вместо округлой романской сразу же привлекает внимание человека и уводит взгляд (а также его надежду) от земли вверх, к небу. Система сводов, висячие опоры — длинные ребра, соединяющие крышу с отдельно стоящими колоннами — и опоры, встроенные в стены собора, распределяют нагрузку крыши таким образом, что вверху стены могут быть тоньше, и в них делаются окна, пропускающие свет, который так нужен в зимние сумеречные дни Северной Европы. Обычно с западной стороны церкви было три двери. Различные украшения, будь то окна из цветного стекла или статуи — все подчинялось общему стилю здания. Статуя, если смотреть на нее снизу, могла казаться совершенно лишенной пропорций, но та же самая статуя в нише над дверью гармонично вписывалась в структуру здания. Цвет использовался строителями в оконных мозаиках, иллюстрирующих библейские события.

Наилучшие средневековые готические соборы были построены в радиусе ста миль от Парижа. Собор Парижской богоматери известен своим великолепным фасадом. Собор в Шартре, как и Нотр-Дам, имеет непревзойденные оконные розы над главным входом, которые свидетельствуют об искусном использовании цветного стекла средневековыми художниками.

Значение готического собора намного важнее, чем его форма. Собор олицетворяет собой сверхъестественный дух века и делает это совершенно недвусмысленно, поскольку занимает центральное положение в городе и символически выражает библейскую истину. Общественное единство средневековых людей проявилось в том факте, что великие соборы были построены совместными усилиями в течение десятилетий, причем в строительстве участвовали люди всех рангов и классов. Собор в Кельне строился около ста лет. Соборы имели еще и образовательную ценность, так как в окнах цветного стекла, в статуях неграмотный крестьянин мог открывать для себя истину Библии. Центр общественный жизни города, собор был, кроме того, и местом, где душа могла войти в соприкосновение с Богом при поклонении Ему.

Все церемонии, необходимые для религиозной жизни человека, совершались в соборе, и счастьем считалось жить в городе, где был собор. Человек крестился, принимал конфирмацию и сочетался браком в церкви. Из этой же церкви после смерти его везли на кладбище, находившееся на церковных землях.

Самой важной частью поклонения независимо от типа здания — собора или просто Церкви — была месса. После IV Латеранского собора 1215 года положение о том, что молитва священника об освящении превращала хлеб и вино в истинное Тело и Кровь Христа, стало частью католической догмы. Не имело значения, что с XII века чашу не давали в руки верующему, ибо, в соответствии с догмой, Тело и Кровь присутствовали в каждом элементе. Практика поднятия элементов священником приобрела значение в XIII веке. Это делалось для того, чтобы верующие могли поклоняться Самому Христу во время обедни.

Введение полифонической музыки, состоявшей из многих мелодий (для исполнения которой требовались обученные хоры), привело к тому, что было упразднено общее пение мирян. Музыкальное сопровождение стало утонченным и многозвучным, каким и следовало быть аккомпанементу священного таинства мессы.

* * *

Невозможно переоценить истинное и положительное значение Римской Церкви в период 590–1305 годов. Несмотря на многие недостатки в индивидуальной и церковной практике, она принесла греко-римскую культуру и христианскую религию германцам, которые одержали победу над Римской империей. Она сохранила единственно истинную культуру и науку в трудах таких ученых, как Беда, Алкуин, Эйнхард. Моральное состояние общества улучшилось вследствие осуждения рабства, возвышения роли женщин и ослабления ужасов феодальной войны. Римская Церковь проводила работу по совершенствованию общества и по благотворительности в средние века. Она осуществила научный синтез в виде богословской системы, которую развили схоласты, и возродила в людях чувство единства, считая их членами единой Церкви в противовес разобщающим тенденциям феодализма. Бог использовал католичество для того, чтобы достичь собственных целей, несмотря на недостатки этой конфессии во многих областях, извратившие истинную Церковь Нового завета.

Раздел IV

ЗАКАТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ЗАРЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Глава 24

ПОПЫТКИ ВНУТРЕННЕЙ РЕФОРМЫ

Возврат к Писаниям начался не с таких вождей Реформации, как Лютер и Кальвин. Еще до них были попытки предотвратить падение папского престижа с помощью реформ самого различного вида. С 1305 по 1517 год протесты и попытки реформ бросали вызов авторитету Римской Церкви. Разложившееся, упадническое папство, резиденцией которого вместо Рима стала Франция, и раскол, который произошел вследствие попыток возвратить папу в Рим, дали импульс, который побудил мистиков, преобразователей (Виклифа, Гуса, Савонаролу), реформаторские соборы XIV века и библейских гуманистов к поискам способа изнутри возродить Римскую католическую Церковь.

1. Папство в упадке (1309–1439)

1.1. Разложение духовенства

С 1309 по 1439 год Римская Церковь еще ниже упала во мнении мирян. Иерархическая организация с ее требованием безбрачия и абсолютного повиновения папе римскому, феодализация Римской Церкви привели к упадку клерикальных нравов. Безбрачие противоречило как природным инстинктам человека, так и библейскому утверждению о необходимости вступать в брак. Многие священники содержали конкубинок (так называемый конкубинат) или занимались незаконными любовными похождениями с женщинами из прихода. У некоторых возникала проблема воспитания детей, родившихся от этих «союзов», которой уделялось больше внимания, чем духовным обязанностям. Часть священников, особенно в период Возрождения, утопала в роскоши. Феодализм также был проблемой, поскольку двойное подчинение папе и феодальному сеньору создавало разделение интересов во многих случаях. Духовенство часто обращало больше внимания на свои светские обязанности, чем на духовные.

1.2. Авиньонское пленение пап и Великий раскол

Папство само потеряло уважение мирян в различных сферах своего управления. Авиньонское пленение (1309–1377) и Великий раскол (1378–1417), который не следует путать с расколом 1054 года, были событиями, содействовавшими утрате папского престижа. Зенит папской власти соответствовал понтификату Иннокентия III, но папство быстро скатилось с этих головокружительных высот, после того как Бонифацию VIII не удалось подчинить себе королей Англии и Франции, опиравшихся на поддержку своих народов,

Климент V, француз, избранный на коллегии кардиналов папой римским в 1305 году, был слабым человеком с сомнительными моральными качествами. Попав вскоре под влияние французского короля, он в 1305 году переехал из Рима во Францию, а в 1309 году обосновался в Авиньоне. В глазах народов Европы папа тем самым подчинился французской власти, хотя Авиньон и не был фактически французской территорией. За исключением короткого периода 1367–1370 годов папская резиденция находилась в Авиньоне до 1377 года в подчинении у властных королей Франции. Мистик Екатерина Сиенская (1347–1380) всеми силами пыталась убедить Григория XI (1329–1378) вернуться в Рим, восстановить там порядок и вновь завоевать престиж папской власти как независимого межнационального авторитета. В начале 1377 года папа вернулся в Рим и таким образом покончил с Авиньонским пленением, которое по аналогии с историей Израиля называют еще «Вавилонским пленением пап».

Когда Григорий XI через год умер, кардиналы избрали папой Урбана VI. Из-за плохого нрава и высокомерия он вскоре нажил много врагов, и в 1378 году папой был избран Климент VII. Климент покорно перенес свою резиденцию опять в Авиньон.

Оба они — Климент и Урбан, — избранные одними и теми же кардиналами, провозглашали себя законными папами римскими и истинными преемниками Петра. Это вынудило народы Европы выбирать между папами. Северная Италия, большая часть Германии, Скандинавия и Англия последовали за папой римским, находящимся в Риме. Франция, Испания, Шотландия и Южная Италия подчинились папе римскому, находившемуся в Авиньоне. Этот раскол был устранен лишь в начале следующего века реформаторскими соборами. Пленение и Великий раскол привели к усилению призывов провести реформу внутри Римской Церкви.

1.3. Папские налоги

Налоги на содержание двух папских дворов легли тягостной ношей на плечи народов Европы. Папские доходы составлялись из доходов от папских поместий, из десятины, которую платили верующие, из аннатов — жалованья священников в течение первого года служения папе римскому, из провизионного налога, по которому служители Церкви и приход должны были оплачивать расходы, связанные с передвижением папы в их районе, их доходов от права на реквизицию, по которой личная собственность представителей высшего духовенства отходила папе после их смерти. Сюда же входил денарий святого Петра, который ежегодно платили миряне во многих землях, доход от вакантных должностей, а также многочисленные ленные налоги. Получившие силу правители национальных государств вместе с сильным средним классом противились перекачке национальных богатств в папскую казну. Особенно усердствовали здесь Англия и Франция. В течение долгого периода «пленения» XIV века англичане проявляли крайнее нежелание платить деньги, которые, по их мнению, могли отойти только враждебной им Франции, поскольку резиденция папы находилась на территории, которой управлял французский король.

1.4. Возникновение национальных государств

Политическим фактором, который во многом сказался на упадке папского влияния в Европе, было возникновение национальных государств. Они противоречили убеждению императора Священной Римской империи и главы Римской католической Церкви в своей полной суверенности. Король и средний класс стали сотрудничать: король с помощью национальной армии обеспечивал безопасность среднего класса, который мог спокойно заниматься делами, а средний класс взамен давал деньги, чтобы король управлял государством. Получавшееся в результате сильное централизованное национальное государство обладало достаточной силой, чтобы отвергать папские указания и попытаться подчинить церковь национальному интересу в Чехии, Франции и Англии.

Все это создавало потребность во внутренней реформе папства в XIV–XV веках. Вскоре появились свои лидеры. Мистические, библейские, евангельские и примиренческие реформаторы были последователями монастырских реформаторов XII–XIII веков.

2. Мистики

Возрождение мистицизма в эпохи, когда церковь утопает в формализме, свидетельствует о желании человеческого сердца иметь прямое общение с Богом в поклонении вместо пассивного участия в холодных, формальных религиозных актах, совершаемых духовенством. Мистик стремиться к прямому контакту с Богом через непосредственную интуицию или созерцание. Когда основное значение придается единству сущности мистика с сущностью Бога, которое достигается в экстазе, лежащем в основе мистических ощущений, тогда мистицизм называется философским. Если упор делается на эмоциональный союз с Богом при помощи интуиции, тогда мистицизм является психологическим. Главная цель в любом случае — непосредственное восприятие Бога сверхрациональным образом, когда мистик служит Ему, находясь в пассивном, рецептивном состоянии. Оба указанных типа присутствовали в мистицизме XIV века.

2.1. Причины возникновения мистицизма

Схоластика косвенно содействовала возникновению мистицизма, так как она возвышала рассудок за счет человеческих эмоций. Мистицизм был реакцией против рационалистических тенденций (движение, подчеркивающее подчиненность человека в его отношениях с Богом, обычно появляется как реакция на деятельность рассудка: подобным же образом пиетизм следовал за периодом холодной ортодоксии в лютеранстве XVII века). За схоластическим номинализмом следовала и склонность возвысить человека как источник реальности и опыт как способ получения знаний. Таким образом, одно крыло номиналистических схоластов обратилось к мистицизму как к способу получения знаний от Бога, а другие номиналисты обратились к материализму и к экспериментам.

Движение было еще и выражением протеста против смуты времени и разложившейся Церкви. Социальная и политическая неразбериха в XIV веке наблюдалась повсюду. Черная смерть 1348–1349 годов привела к мучительной гибели примерно трети населения Европы. Крестьянское восстание Уота Тайлера 1381 года в Англии было свидетельством социального беспокойства, с которым связаны взгляда Виклифа. Авиньонское пленение и Великий раскол привели к тому, что люди стали подвергать сомнению авторитет духовных руководителей и стремиться к прямому общению с Богом.

2.2. Выдающиеся мистики

Мистиков этого периода можно разделить на две большие группы: латинских и тевтонских. Латинские мистики имели более эмоциональное мировоззрение, чем тевтонские, и мистицизмом считали личное эмоциональное ощущение Христа. Подобные взгляды разделял Бернар Клервосский в XII веке. Он подчеркивал единство воли и любви с Богом, а не какое-либо единство сущности. Большинство тевтонских мистиков философски подходили к Богу, и это, как в случае с Мейстером Эккартом, вело к разновидности пантеизма.

Екатерина Сиенская наилучшим образом представляет латинский тип мистицизма. Она твердо верила, что Бог открывался ей в видениях, и, по всей видимости, как раз пыталась использовать эти видения в достижении практических целей. Именно она бесстрашно отвергла грех клерикалов и во имя Бога смогла в 1376 году убедить Григория IX вернуться в Рим из Авиньона. Храбрость привела ее к борьбе против греха даже в папстве.

Центром мистиков в Германии был орден доминиканцев. Мейстер Эккарт (ок. 1260–1327) — доминиканец, которому обычно приписывают основание немецкого мистицизма. Прежде чем отправиться в Кельн проповедовать, он учился в Парижском университете. Полагая, что только Божественное является истинным, он учил, что цель христианина — достичь единства духа с Богом путем слияния человеческой сущности с Божественной во время экстатического опыта. Он проводил различия между Богом-Отцом в абсолютном смысле как философским единством вселенной, и Богом, Который был личным Создателем и Правителем мира. Его целью было единство души с Богом-Отцом, которое существовало до сотворения. Ему приписывают слова: «Бог должен стать мной, а я Богом». Взгляды Эккарта так тесно сливались в неоплатонизмом, что его обвиняли в пантеизме. Он был осужден как пантеист в папской булле, изданной после его смерти. Эккарт, следует также заметить, считал, что потребность в христианском служении является плодом мистического единства с Богом.

Группа доминиканцев, известная как «Друзья Бога», следовала традициям Эккарта. Иоанн Таулер (ок. 1300–1361) был более евангельским, чем его учитель, и полагал, что внутреннее ощущение Бога является более важным для благополучия души, чем внешние обряды. Он входил в группу «Друзей Бога», центром которой стала Рейнская долина. Генрих Сюзо (ок. 1295–1366) был поэтом этой группы и выражал мистические идеи, сходные со взглядами Эккарта, в поэтической форме. Ростовщик по имени Рулман Мерсвин (1307–1382) был их добрым ангелом и предоставил членам группы здание, которое они использовали в качестве резиденции. Небольшой том мистических сочинений под заголовком «Theologia Germahica» — «Германская теология» обычно приписывают этой группе. Лютер нашел в нем помощь в своей борьбе за спасение и выпустил его в немецком издании в 1516 году. В книге, однако, проявлялось то же самое влияние пантеизма, которое обнаруживается в сочинениях Мейстера Эккарта.

Движение в Нидерландах, известное как «Devotio Moderna» или «Братство общинной жизни», с центром в Девентере, было более практичным и вполне определенно имело меньший пантеистический уклон, чем у «Друзей Бога». Иоанн Руйсбрук (1293–1381), который попал под влияние сочинений Эккарта и знал некоторых «друзей Бога», оказал влияние на движение мистиков в Голландии. Он помог Герарду Грооту (1340–1384) увидеть роль Нового завета в развитии мистического опыта, и Гроот стал предводителем «Братства общинной жизни» в Девентере. Гроот вдохновил своего ученика Флорентия Рейдвинса (1350–1400) открыть дом «Братства общинной жизни» в Виндесгейме Орден состоял из мирян, которые жили по уставу в общине и посвятили себя обучению людей и другим практическим делам, а не только пассивному общению с Богом, на котором остановился Мейстер Эккарт. Обе группы уделяли большое внимание образованию молодежи и создавали большие и великолепные школы. Их группы распространились по всем Нидерландам.

Сочинение «О подражании Христу» способствовало более всего остального укреплению репутации «Братства общинной жизни». Его написал Фома Кемпийский (1380–1471), или, как он еще известен, Томас Хамеркен из Кемписа. Получив образование в Девентере под мудрым руководством Рейдвинса, он ушел в монастырь августинцев около Цволле. Скорее всего, именно он был автором «Подражания Христу». В сочинении отражена более практическая направленность братства. Оно не останавливается лишь на отвержении мира, но утверждает потребность в позитивной любви ко Христу и служению Ему делами смиренной жизни.

2.3. Последствия распространения мистицизма

Мистическое движение — классическая форма римско-католического благочестия — развилось как реакция против формального и механического священнического ритуала и сухой схоластики в Церкви того времени. Оно отражало извечное стремление к субъективной форме христианства, которое появляется всегда, когда слишком много внимания уделяют внешним формам поклонения. В этом смысле мистицизм можно рассматривать как преддверие более личного подхода к религии, который был выдающейся особенностью Реформации.

Возможность подмены Библии субъективным авторитетом и сведения к минимуму роли учения была одной из опасностей, которые таились в этом движении. Если развить его больше, чем следовало, можно прийти к необходимости быть настолько пассивным, что заниматься лишь самосозерцанием и не участвовать в жизни общества. В случае Эккарта мистицизм привел к философии пантеизма, которая растворяла Бога в Его творении и сотворенных людях.

3. Предтечи Реформации

Мистики пытались персонализировать религию, но библейские и национальные реформаторы, такие, как Виклиф, Гус, Савонарола, больше склонялись вернуться к идеалам Церкви, описанным в Новом Завете. Виклиф и Гус смогли возбудить национальные и антипапские настроения в период Авиньонского пленения.

3.1. Джон Виклиф (ок. 1328–1384)

Англичане отказались посылать деньги папе в Авиньон, где тот находился под давлением со стороны французского короля, врага Англии. Но еще большее национальное чувство усилилось тем, что деньги из казны английского государства тратились на налоги пап. Статут 1351 года запретил Риму назначать духовенство на служение в Англии. Статут 1353 года запретил передавать дела о духовенстве из английских судов в папский суд в Риме. Тогда же парламент приостановил выплату ежегодной дани в одну тысячу марок, начатую королем Иоанном. Именно в этот период национальной реакции на церковную организацию на сцене появился Виклиф, При помощи могущественного Иоанна Гентского Виклиф смог одержать победу над папой.

Большую часть свой жизни Виклиф учился и преподавал в Оксфорде. До 1378 года он хотел преобразовать Римскую Церковь путем устранения распустившегося духовенства и изъятия церковного богатства, которое, по его мнению, было корнем разложения. В своем сочинении под названием «О гражданском управлении» (1377) он утвердил моральные основы церкви. Бог дал в наше владение имущество, но не право собственности над ним для церковных руководителей; в этом залог того, что имущество будет использоваться во имя Его славы. Неумение церковников исполнить должным образом свои функции было достаточной причиной, чтобы гражданские власти отняли у церкви богатство и передали его тому, кто будет служить Богу должным образом. Этот взгляд устраивал дворян, которым хотелось захватить богатства Римской Церкви. Дворяне и Иоанн Гентский возвысили Виклифа так, что церковь в Риме не смела трогать его.

Виклиф с отвращением относился к «пленению» и расколу и после 1379 года начал выступать против догматизма Римской Церкви с революционными идеями. В 1379 году он посягнул на авторитет папы Римского, когда выразил в своих сочинениях взгляд, что Христос, а не папа римский, является главой Церкви. Он утверждал, что Библия, а не Церковь, является единственным авторитетом верующего и что Церковь должна строиться по образу Нового завета. Чтобы подкрепить свои взгляды, Виклиф сделал Библию доступной людям на их родном языке. К 1382 году был закончен первый полный перевод Нового завета на английский язык. Николай Герфордский закончил перевод большей части Ветхого завета на английский язык в 1384 году. Таким образом, впервые англичане имели полный текст Библии на своем родном языке. Виклиф пошел еще дальше и в 1382 году выступил против догмата о пресуществлении, хотя Римская Церковь полагала, что сущность элементов изменяется при неизменной внешней форме. Виклиф утверждал, что вещество элементов остается неизменным, что Христос является духовно присутствующим во время этого таинства и ощущается верой. Принять взгляд Виклифа значило признать, что священник не в состоянии влиять на спасение человека путем запрета ему принимать тело и кровь Христа при евхаристии.

Взгляды Виклифа были осуждены в Лондоне в 1382 году, и ему пришлось удалиться в свой приход в Люттерворте. Тем не менее он обеспечил постепенное распространение своих идей, основав группу светских проповедников, или лоллардов, которые передвигались по всей Англии, пока Римская Церковь не вынудила парламент в 1401 году принять статут De eretico comburendo и ввести смертное наказание за проповедь идей лоллардов.

Действия Виклифа помогли вымостить дорогу для последующих преобразований в Англии. Он дал англичанам первую Библию на родном языке и создал группу лоллардов, чтобы проповедовать евангельские идеи среди простых людей всей Англии. Его учение о равенстве в Церкви было применено к экономической жизни крестьянами и способствовало крестьянскому восстанию 1381 года. Студенты из Чехии, обучавшиеся в Англии, принесли его учение к себе на родину, где оно стало почвой для идей Яна Гуса.

3.2. Ян Гус (ок. 1373–1415)

Когда английский король Ричард II вступил в брак в Анной Богемской, студенты из Чехии стали приезжать в Англию учиться. Возвращаясь домой, они уносили с собой идеи Виклифа. Ян Гус, пастор Вифлеемской часовни, обучавшийся в Пражском университете и примерно в 1409 году ставший его ректором, читал сочинения Виклифа и усвоил его идеи. Проповеди Гуса пришлись на подъем чешского национального сознания, выступившего против власти Священной Римской империи в Чехии. Гус предлагал реформу Церкви в Чехии, сходную с той, которую провозглашал Виклиф. Взгляды Гуса вызвали недовольство папы, и ему приказали отправиться на собор в Констанце под защитой охранной грамоты императора. На соборе взгляды Гуса и Виклифа были осуждены. Охранная грамота императора не помогла: после того как Гус не захотел отказаться от своих убеждений, он был сожжен по приказу собора, но выжила его книга «De ecclesia» — «О церкви» (1413).

Гонители могут уничтожить тело человека, но они не в состоянии искоренить его идеи, и потому идеи Яна Гуса распространялись среди его последователей. Радикальные последователи Гуса, называемые таборитами, отказались от всех особенностей веры и обрядов Римской Церкви, которые отсутствовали в Писаниях. Утраквисты полагали, что следует устранить только действительно запрещаемое Библией и что миряне должны принимать не только хлеб, но и вино во время мессы (отсюда их название: лат. utraque — «под обоими видами»). Некоторые из таборитов примерно в 1450 году сформировали группу под названием «Unitas fratrum» («Объединенное братство») — они стали называться чешскими, или богемскими, братьями. Именно от этой группы ответвилась моравская Церковь, которая существует и поныне.

Хотя церковь и лишила Яна Гуса жизни, она не могла устранить его влияние на людей. Моравская Церковь позднее стала одной из самых активных благовестнических церквей в истории христианства. Ян Амос Коменский (1592–1670), прогрессивный евангельский просветитель, был членом «Братства». Он написал свое сочинение об образовании «Великая дидактика». Можно сказать, что Гус косвенным образом повлиял на Весли, поскольку именно моравские братья помогли привести Весли к озарению в Лондоне. Учение и пример Гуса вдохновили Лютера, когда тот в свое время столкнулся со сходной проблемой в Германии.

3.3. Савонарола (1452–1498)

Если Виклифа и Гуса заклеймили как еретиков, которые первым авторитетом считали Библию, что Савонарола во Флоренции более интересовался преобразованиями внутри Церкви. В1474 году он стал доминиканским монахом и был в 1490 году послан во Флоренцию. Савонарола пытался реформировать как государство, так и городскую Церковь, но проповеди против грешной жизни папы римского окончились тем, что Савонаролу повесили. Он никогда не занимал высокого положения, как Виклиф или Гус, но все-таки требовал реформы в Церкви.

Все эти люди предвосхитили дух и дела протестантов до той степени, что Виклифа, наиболее выдающегося выразителя новых идей, очень часто называли «утренней звездой Реформации».

4. Реформаторские соборы (1409–1449)

Руководители соборов XIV века пытались провести реформы и сделать так, чтобы руководство Церкви представляло мирян. Соборы, на которых присутствовали представители народов, составляющих Римскую Церковь, должны были устранить коррупцию церковных руководителей. Эти соборы не так превозносили Писания, как Гус и Виклиф, они не стремились также к реформам субъективного религиозного выражения, провозглашенного мистиками.

Потребность в преобразовании Римской Церкви стала ясной после Великого раскола 1378 года. В этот год Урбан VI и Климент VII провозгласили себя законными преемниками Петра. Поскольку странам Европы пришлось выбирать, за кем идти, церковь Европы разделилась. Но Европа разделилась не только в политическом, но и в церковном отношении. Оба папы были избраны коллегией кардиналов. Встал вопрос, кому решать вопрос о полномочности их притязаний. Ведущие богословы Парижского университета предлагали, чтобы этим занялся собор Римской католической Церкви. Они использовали в качестве прецендента экуменические соборы 325–451 годов. Собор, представляющий всю Церковь, казался наилучшим выходом из положения, поскольку ни тот, ни другой папа не смогут отвергнуть его третейское решение.

Не было недостатка в причинах для отставки пап. Данте в своем сочинении «О монархии», написанном после 1311 года, утверждал, что Церковь, как и государство, находится во власти Божией. И то и другое дается от Бога. Император должен обеспечить счастье на земле, а папа — вести человека к небесам, но ни один из них не должен искать превосходства над другим.

Самое важное рациональное изложение взглядов примиренческих реформаторов было выдвинуто в книге «Защитник мира» (1324) Марсилием Падуанским (ок. 1275–1342) и Иоанном Яндунским. В этом сочинении они поддержали выступление Людовика Баварского против папы римского. Книга развенчивала идею абсолютной иерархии как в Церкви, так и в государстве. Марсилий полагал, что народ государства и христиане Церкви являются хранилищем суверенности и что они через представительные организации могут избирать императора и папу римского, причем император выше папы. Церковь на общем соборе под руководством одного лишь Нового завета могла провозглашать догматику и назначать служителей. Церковный собор, а не папа становился, таким образом, высшей властью в Церкви и должен был действовать во благо христиан. Если бы взгляды Марсилия одержали победу, то Римская католическая Церковь трансформировалась бы в конституционную монархию во главе с папой римским, которого назначал собор, и абсолютное папство средневековой Церкви исчезло бы, но этот взгляд не нашел сильной поддержки, хотя соборы и принесли пользу в некоторых других отношениях.

С помощью собора предполагалось устранить расколы среди глав Римской Церкви, провести преобразования внутри Церкви и покончить с ересями. Также существовала вероятность, что он претворит в жизнь теорию управления, изложенную Марсилием.

4.1. Собор в Пизе (1409)

Когда начался собор в Пизе весной 1409 года, Бенедикт XIII все еще находился в Авиньоне, а Григорий XII занимал папский престол в Риме. Собор, созванный кардиналами, сразу же подтвердил, что кардиналы обладали властью созвать его и что он является авторитетным даже настолько, чтобы призвать римских пап к ответу за Великий раскол. Собор отстранил Бенедикта XIII и Григория XII и выбрал полноправным папой Александра V. Однако два других папы отказались признать решение собора. И теперь уже вместо двух пап их было три. После смерти Александра V в 1410 году папой стал Иоанн XXIII.