/ / Language: Русский / Genre:det_hard / Series: Мастера остросюжетного романа

Подпорченное яблоко

Энтони Бруно

Гиббонс и Тоцци, расследуя загадочное покушение на убийство агента ФБР, работающего под прикрытием, выходят на леденящие душу тайны изуверской борьбы мафиозных кланов за главенство в нарко— и порнобизнесе. Им удается выбраться из дьявольской ловушки, грозящей мучительнейшей смертью, и казалось, победа уже за ними. Но жизнь, как известно, преподносит сюрпризы в самых неожиданных местах...

Энтони Бруно. Психопат Центрполиграф Москва 1996 3-218-00138-4 Anthony Bruno Bad Apple Mike Tozzi and Cuthbert Gibbons — 6

Энтони Бруно

Подпорченное яблоко

Сэнсэю Судзи Маруяма и всем ученикам Школы айкидо кокикай интернэшнл

Глава 1

Среда, 23 ноября, 1.49 ночи

Гэри Петерсен провел пальцами по ребристой поверхности рулевого колеса, не отводя взгляда от лежавшего на полу перед пассажирским сиденьем сине-желтого детского ранца из дешевого материала. Вряд ли его хватит на весь учебный год. Во всяком случае, не его детям. Снаружи на ранце была дурацкая картинка с изображением Повара-монстра. Внутри лежало сто тридцать тысяч наличными. Касаясь руля, большой палец производил звук, напоминающий тихие удары тамтама.

Петерсен снова и снова повторял это движение, нарушая этим царящую вокруг тишину. Пожалуй, жена права, думал он.

У меня что-то не в порядке с головой.

Он снова взглянул на часы, хотя знал, что с тех пор, как он смотрел на них в последний раз, прошло всего несколько минут. Нужно же чем-то заполнить ожидание. Снаружи стоянка не была освещена. В предрассветные часы мимо станции обслуживания Винс-Ломбарди на шоссе, ведущем в Нью-Джерси, проезжало немного машин, особенно с той стороны, где парковались трейлеры. Восемнадцатиколесные грузовики, внутри которых спали их водители, стояли в два ряда вплотную друг к другу. У большинства из них были включены ходовые огни, чтобы кто-нибудь не наткнулся на них в темноте, — должно быть, этого требуют инструкции по страховке, подумал Петерсен. Да, здесь с ними вряд ли что-нибудь случится — на самой стоянке света вполне достаточно. Кроме того места у самого ее края, где росли рогозы в семь футов высотой и где он припарковал свою машину.

Петерсен поднял взгляд на проплывающие на фоне неба огни фар в том месте, где шоссе поднималось в гору. Они напоминали НЛО. В зеркало заднего обзора были видны очертания Манхэттена на другом берегу Гудзона. На верху Эмпайр-Стейт-Билдинг светились оранжевые и желтые огоньки, украсившие здание ко Дню благодарения. Петерсен снова взглянул на часы. Практически уже наступила среда. День благодарения будет завтра. В этом году они с женой собирались отметить его в доме ее родителей в Коннектикуте. Черт, он так надеялся на это, но когда работаешь под прикрытием, может случиться что угодно. Какой-нибудь мафиози позвонит утром в День благодарения и скажет, что ему надо встретиться с тобой прямо сейчас. И тут уж ничего не сделаешь. Никаких отговорок — должен идти.

Следовало бы включить в легенду больную мать или что-нибудь в этом роде, чтобы при необходимости можно было выкроить хоть какое-то время для себя, подумал он. При работе с Тони Беллзом это бы здорово пригодилось. Беллз — форменный сумасшедший. Звонит посреди ночи — встречаемся там-то через двадцать минут или через полчаса. Ни разу не назначил встречу днем. Настоящий вампир. С него станется позвонить прямо в День благодарения и назначить встречу ночью. Дерьмо. Петерсен не мог поступить так с женой. Достаточно и того, что ей придется одной везти детей к родителям, а затем еще и выслушивать весь этот бред ее отца, как в один прекрасный день она останется вдовой из-за того, чем занимается ее муженек. Он так и слышал голос старика: «В ФБР есть и канцелярская работа, правда ведь? Почему бы ему не перейти на такую работу?» Зануда. В следующий раз надо будет обязательно включить в легенду больную мать.

Петерсен снова окинул взглядом опустевшую стоянку. Где же этот чертов Беллз? Собирается он забирать деньги или нет?

Холодало. Петерсен завел мотор и, потянувшись, чтобы включить печку, поймал в зеркале заднего обзора свое отражение. Только глаза. Темные, недобрые глаза с густыми бровями им под стать. Удивительно. По матери он ирландец, по отцу — наполовину швед, наполовину немец, а выглядит как опереточный злодей. Не хватает только бороды. Все его родственники — светлоглазые блондины или рыжие. В крайнем случае — русые. Никто понятия не имел, как это он получился таким. Мать говорила, что, должно быть, пару поколений назад кто-то из семьи вышел замуж за темноволосого ирландца. Кто теперь узнает? Он знал только, что никогда не был похож ни на одного из Петерсенов, или Флиннов, или Шмидтов. Когда он работал под прикрытием, всегда изображал либо итальянца, либо грека. На этот раз он был греком. Тедди Катапулосом.

Он не отрывал взгляда от своих глаз в зеркале, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону, изучая свое лицо. Что-то было не так. Вид у него не то испуганный, не то усталый. Он отвернулся и нахмурился, удивляясь, что ему пришло в голову. Он не чувствовал усталости и, уж конечно, не был напуган. Ему приходилось выполнять такую работу и раньше. Это отнюдь не первое его задание. Нервничать не из-за чего. Во всяком случае сегодня. Он уже встречался с Тони Беллзом наедине, так что дело не в этом. Конечно, парень он противный. Ну и что? Какой есть. Немного похож на этого актера, Кристофера Уолкена. Жутковатый, но обходительный. Беллз отлично сыграл бы Дракулу или кого-нибудь в этом роде. Естественно, ни он, ни Уолкен не пили кровь на самом деле, но создавалось такое впечатление, что они вполне могли бы это делать. В реальной жизни Беллз просто один из этих гнусных ростовщиков-мафиози. Только и всего. Жутковатый гнусный ростовщик-мафиози. Но очень обходительный.

Петерсен посмотрел вниз, на ранец с Поваром-монстром, лежащий на полу. Когда его дочь ходила в детский сад, это была ее любимая вещь — она даже спать ложилась с этим дурацким ранцем. Теперь она, конечно, об этом уже"забыла. Двадцать первого ей исполнится девять лет, и она без ума от Рена и Стимпи. Знать бы еще, кто это.

Уставившись на вытаращенные глаза Повара-монстра, Петерсен вспомнил, как на цыпочках пробирался в спальню дочки и вытаскивал ранец из ее кроватки. Сегодня ему не о чем беспокоиться. Он просто отдаст Беллзу то, за чем тот придет: сто тридцать тысяч долларов под полпункта в неделю. Беллз, в свою очередь, одолжит их кому-то еще под пункт или полтора пункта в неделю. Через год Беллзу набежит с этих денег шестьдесят пять кусков. Он хочет получить эти денежки. Эти акулы всегда рыщут в поисках таких «вкладчиков», как Тедди Катапулос, стремящихся получить хороший навар от своих денег, но не желающих пускать их в оборот самостоятельно. Такие сделки выгодны для обеих сторон.

Но не на сей раз.

Тони Беллз не знает, что деньги, которые он получит, — из ФБР, а «Тедди Катапулос» — один из нескольких секретных агентов, принимающих участие в операции «Укус акулы» и входящих в группу особого назначения. Эта группа занимается незаконными денежными операциями в Нью-Йорке. Руководство группой осуществляет отдел по борьбе с организованной преступностью Манхэттенского отделения ФБР. Секретным агентам удалось внедриться в две семьи, Луккарелли и Джиовинаццо. Одни агенты работали на ростовщиков, другие одалживали у ростовщиков деньги, третьи, как Петерсен, ссужали им деньги под проценты, «чтобы получить возможность начать свое дело».

На сей раз у Петерсена было относительно безопасное задание. Горячо приходилось тем агентам, которые брали деньги в долг, не собираясь их отдавать, специально чтобы вызвать угрозы и насилие со стороны заимодавцев. Им приходилось все время быть начеку. Тем не менее что-то мешало Петерсену расслабиться этой ночью. С Беллзом никогда не удается расслабиться. Никому.

Предположительно Тони Беллз Беллавита не являлся членом мафии. В ФБР и Нью-йоркском управлении полиции он проходил как «подручный Луккарелли». Но в отличие от большинства мафиози Беллз подчинялся не рядовому члену семьи, а непосредственно капо, Арманду Будде Станционе. Судя по магнитофонным записям бесед этих двоих, их связывали тесные отношения. Похоже, Беллз не прогибался и не заискивал перед Станционе, как остальная мелкая сошка. Это было очень необычно. Но именно поэтому он и попал в поле зрения участников операции «Укус акулы». Он напрямую связан с капо. Без посредников. Если у ФБР будет материал на Беллза, вполне вероятно, что удастся притянуть вместе с ним и Будду Станционе.

Петерсен вспомнил запись одной из бесед между Беллзом и Буддой в Клубе отдыха в районе Даун-Нек в Ньюарке. Запись зафиксировала многочисленные долгие паузы, от которых бросает в дрожь, потому что кажется, что сломалось оборудование и все потеряно. Но в данном случае дело было не в этом. Станционе вообще говорил мало — поэтому его и прозвали Буддой, — а Беллз тоже умел молчать. Уставится на тебя и молчит. Не произносит ни звука, просто смотрит. Неприятно до жути. Когда Петерсен прослушивал эту пленку в первый раз, он прямо видел, как Беллз глядит на Станционе. Прокрутив ее несколько раз, Петерсен заметил, что всякий раз, когда Беллз замолкал, разговор снова начинал Будда. Довольно странно, что простой подручный позволяет себе подобные вольности с капо, особенно с таким головорезом, как Будда. Но Беллзу такое неуважительное отношение сходило с рук. Оченьстранно.

Петерсен выключил печку и снова посмотрел на часы. Почти четверть третьего. Может, послать все к черту и уехать? Похоже, Беллз уже не появится. Вот и хорошо, подумал Петерсен. Сказать по правде, лучше бы встречаться с ним днем. Но этот долбаный Беллз предпочитает делать дела ночью, и всегда где-нибудь на дороге. Говорит, что ему необходимо уединение, абсолютное уединение. Так или иначе, но в следующий раз будем встречаться днем, решил Петерсен. В конце концов, это мои деньги. Нечего с ним миндальничать.

Он уже включил фары и потянулся к переключателю передач, когда в зеркале заднего обзора отразились приближающиеся огни. Машина только что свернула с подъездной дорожки и въехала на стоянку. Внутри у Петерсена что-то сжалось. Беллз? Он почти надеялся, что это не так.

Свет фар залил площадку и стал медленно приближаться. Машина остановилась впритык к его собственной. Фары были включены на дальний свет, и Петерсену пришлось отвернуться от слепящего блеска в зеркале заднего обзора. Он взглянул в боковое зеркало. Мотор машины заглох, но фары остались гореть. Петерсен не стал выключать двигатель.

Дверца со стороны водителя открылась, и из машины вышел человек в длинном пальто. Из-за ослепительного света фар Петерсен мог разглядеть только его силуэт. При дыхании изо рта у человека вырывались клубы пара, ясно видные в морозном ночном воздухе. Явление графа Дракулы, скривившись, подумал Петерсен. Чертов ублюдок.

Петерсен взглянул на подлокотник дверцы со своей стороны и нажал кнопку автоматического замка, отпирая вторую дверь для своего гостя. Он повернул голову вправо, ожидая, что Беллз, обогнув машину сзади, подойдет к этой дверце, и поэтому вздрогнул, увидев прямо рядом с собой, у окошка со стороны водителя, фигуру в темном пальто. Петерсен нажал кнопку и опустил стекло. Он прищурился и согнулся, чтобы разглядеть лицо человека, находившееся над крышей машины.

— Я уже собрался уезжать. Что случилось?

Молчание.

Затем он увидел, как из кармана пальто появилась рука, и внутри у него опять что-то сжалось, потому что в эту долю секунды он понял, что сейчас произойдет. Раздался первый выстрел, будто лопнул детский шарик. Двух других выстрелов Петерсен даже не услышал, так быстро они последовали один за другим. Он даже не видел пистолета.

Повалившись на сиденье, он понял, что ранен, но не знал куда. Тут он почувствовал, что дверца машины открылась и чья-то рука оперлась на его бедро. Он не мог пошевелиться. Все его тело онемело.

Вот черт, подумал он, стиснув зубы. Теперь папаша его жены уж точно ее достанет. Дерьмо!

Он моргнул. Перед его слезящимися глазами появились расплывчатые очертания синего ранца с Поваром-монстром. Кто-то перетащил его через коробку передач. Он успел еще подумать, что надо вытащить из-за пояса пистолет, и отключился.

Глава 2

3.11 утра

— Берт, с тобой все в порядке?

Специальный агент ФБР Катберт Гиббонс отнял от щеки пузырь со льдом и поверх крыши белого «меркьюри» Гэри Петерсена волком уставился на Брента Иверса, своего босса, помощника директора, руководящего Манхэттенским отделением ФБР.

— Все отлично, — прорычал он.

— Ты уверен?

— Да.

Иверс не отрывал от него взгляда.

— Выглядишь ты так, будто тебе чертовски больно, Берт. Поезжай домой, если чувствуешь себя плохо.

— Я сказал, все отлично.

Иверс нахмурил брови, застегивая «молнию» своей дубленой куртки. Он вздохнул, и над его головой поднялось облачко пара, словно овал, в который заключены слова персонажей комиксов.

— Сегодня у нас и так хватает проблем, Берт. Давай не будем их усугублять. Почему бы тебе не поехать домой и не сходить к зубному врачу завтра прямо с утра? Я не хочу силой отправлять тебя отсюда.

Тогда отвяжись от меня, подумал Гиббонс.

Он снова приложил пузырь к щеке и промолчал. Не потому, что Иверс — его босс. Для него никогда не составляло проблемы ответить как надо, когда этот стареющий выпускник частной школы начинал нести свой бред. Он промолчал потому, что не знал, куда деваться от зубной боли. Невыносимо болел задний коренной снизу. Ни с того ни с сего вдруг начинал болеть так, что хоть на стену лезь. Почти все время он ощущал тупую пульсирующую боль, и ее еще можно было терпеть. Но когда боль усиливалась — как сейчас, — ему оставалось только сжать челюсти и терпеть, пока она не пройдет.

Когда зуб только начал доставлять беспокойство, жена посылала Гиббонса к врачу, но у него все не было времени заняться этим. Теперь он жалел, что не послушался Лоррейн. Естественно, он никогда не скажет ей, что она в чем-то оказалась права. Гиббонс был убежден, что в этом отношении женщин не следует баловать. Это может иметь нежелательные последствия.

— Поезжай домой, Берт. Мы справимся. — Теперь Иверс изображал заботливого папашу. Это было почти смешно, потому что Гиббонс был лет на пять, если не больше, старше его.

Не дождавшись от Гиббонса ответа, Иверс переключился на материнский тон:

— Ну, Берт, не упрямься.

Гиббонс попытался не обращать на него внимания. Он терпеть не мог, когда его называли Бертом, потому что всегда ненавидел свое полное имя — Катберт. Он хотел, чтобы его называли Гиббонс, просто Гиббонс, и он сто раз говорил об этом Иверсу, но больше повторять не станет. Зуб ужасно болит, но этот занятый только своими мыслями и делами осел слишком туп, чтобы понять это. Да и то сказать, по сравнению с тем, что здесь произошло сегодня ночью, нарочитое нежелание Иверса называть Гиббонса так, как тому хочется, яйца выеденного не стоит. Сегодня здесь стреляли в агента, выполнявшего секретное задание. Только это и имело сейчас значение. Не имя Гиббонса, не его зуб, не его тупой олух босс. Стреляли в агента ФБР.

Сквозь боковое окно Гиббонс осмотрел залитые кровью сиденья. Он отступил назад, чтобы лучше разглядеть, нет ли чего-нибудь на заднем сиденье, и увидел в стекле свое отражение. С одной стороны лицо здорово опухло. Но это его не очень уродовало — он и так был некрасив. Почти лысый, с маленькими мрачными глазами. Нос, похожий на большой стручок перца, нависает над тонкими бескровными губами. Намечающийся второй подбородок, как у индюшонка. Он стянул расстегнутый воротник рубашки и снова отпустил его. Выбегая из дому, он забыл захватить галстук, а без галстука он всегда чувствовал себя раздетым. В отличие от этого осла Иверса Гиббонс начал работать в ФБР при Гувере, а в те времена агенты ФБР везде появлялись только в костюме, начищенных ботинках, шляпе и при галстуке. Гиббонс так никогда и не избавился от привычки носить галстук. Большинство молодых агентов, особенно работающих под прикрытием, привыкали к этому с трудом. Поверх крыши машины Гиббонс посмотрел на свитер с высоким воротом, который был на помощнике директора, и подумал: интересно, чем бы он объяснил отсутствие галстука.

Иверс стоял с двумя полицейскими из Нью-Джерси, первыми прибывшими на место происшествия, и делал записи в блокноте. В своей дубленке, мягком, неплотно связанном свитере бутылочно-зеленого цвета, выглаженных джинсах и мокасинах с кисточками цвета бычьей крови он смотрелся просто шикарно. Если бы не его большая квадратная голова и выглядевшие ненастоящими подкрашенные под седину виски, он был бы похож на рекламу фирмы «Ральф Лаурен». Что за осел!

Делая свои идиотские записи, Иверс заставлял полицейских напрасно терять время, так как Гиббонс сразу по прибытии уже получил всю информацию. Спавший в своем грузовике водитель из Южной Калифорнии по фамилии Нельсон услышал, что кто-то жмет на сигнал своей машины. Схватив алюминиевую бейсбольную биту, он выскочил из машины, намереваясь снести башку этому янки, и тут обнаружил истекающего кровью Гэри Петерсена, навалившегося на рулевое колесо. Водитель помчался к своему грузовику и на частоте, выделенной для персональной и служебной радиосвязи, вызвал «скорую». Когда он вернулся к машине, Петерсен был почти без сознания. Открыв дверцу, водитель втиснулся на сиденье рядом с раненым, взял его за руку и заставлял говорить до тех пор, пока не приехала «скорая». Еще водитель сказал, что, выскочив из грузовика с битой в руках, он не заметил на площадке ни души.

Гиббонс получил все эти сведения непосредственно от водителя, о чем он и сказал Иверсу, но Иверс — большой начальник, и ему нужно было, чтобы все видели, что он тут главный. Блокнот — первый признак большой шишки.

Гиббонс поморщился от накатившей боли, просверлившей челюсть. В такие моменты у него всегда возникали ассоциации с инструментами с электрическим приводом — токарными и фрезерными станками и прочей мурой. Он склонил голову набок и поднял глаза к небу, прижимая пузырь со льдом к щеке, и стоял так, мигая от ослепительного блеска северного сияния, пока оно не погасло. Проклятый зуб жутко болит, но сейчас, когда Гэри Петерсен в реанимации на грани жизни и смерти, не время жаловаться.

Скулы Гиббонса вновь затвердели, но на этот раз не из-за зуба. В нем все кипело от ярости. Просто невероятно, что в Петерсена стреляли. Этого просто не должно было случиться. Считалось, что на этой стадии операции, при таком прикрытии он не подвергается никакой опасности. Иверс уже высказал предположение, что, возможно, это было простое вооруженное ограбление, мол, Петерсену просто не повезло, он оказался в неподходящее время в неподходящем месте. Ладно, этот недоумок может сколько угодно разглагольствовать и предполагать, тряся своим идиотским блокнотом, но он-то. Гиббонс, абсолютно уверен, что в Петерсена стреляли только по одной причине. Его расшифровали. Точка.

Но даже если и так, этого все равно не должно было быть. Гиббонс работал в отделе по борьбе с организованной преступностью больше двадцати пяти лет и очень хорошо знал, что во взаимоотношениях между мафией и представителями закона существуют неписаные правила и первое из них — деловые ребята не убивают полицейских, даже работающих под прикрытием. Обнаружив, что коп пытается внедриться к ним, они могли хорошенько избить его, но не более того. Ни один главарь мафии никогда не разрешил бы напасть на полицейского или федерального агента. Так не делается. Они прекрасно понимают, что за этим последует. Однако в Петерсена стреляли, и это — грубое нарушение негласного соглашения. Тот, кто стоит за этим, поплатится.

Гиббонс сталкивался с подобным и раньше. Раз в несколько лет появлялся какой-нибудь ковбой, считающий, что ему все сойдет с рук, даже убийство полицейского. Такие вещи всегда плохо кончаются. Тот, кто стрелял в Петерсена, может, не осознает этого, но для него будет лучше, если он сам сдастся. Тогда, по крайней мере, его будут судить. Если же первыми его найдут свои, они сразу вынесут приговор, а лучшим приговором мафия всегда считала смертную казнь.

Конечно, сейчас Гиббонс в таком состоянии, что и сам не возражал бы остаться на пятнадцать минут наедине с этим ублюдком перед началом судебного заседания. В старые добрые времена в подобных ситуациях случалось, часы на какое-то время останавливались. Правда, потом вмешался Верховный суд с законом о правах подозреваемых. Не то чтобы Гиббонс был с этим не согласен. Он просто считал, что права должны быть и у полицейских. Например, право временно нарушать правила, если первыми их нарушили плохие ребята. Это было бы только справедливо.

Обогнув спереди «меркьюри», Иверс подошел к Гиббонсу. Каблуки его мокасин звонко стучали по асфальту. Очень изысканно.

— Берт, Мак-Дэниелс уже приехал?

Гиббонс покачал головой:

— Едет.

Мак-Дэниелс был напарником Петерсена.

Иверс вздохнул и заглянул в свой блокнот.

— Что ты знаешь о сегодняшнем задании Петерсена?

Гиббонс нахмурился и пожал плечами:

— Знаю то же, что и ты. Он должен был встретиться с Тони Беллзом и передать ему деньги. Не знаю сколько.

— Банкноты были помечены?

Гиббонс снова пожал плечами:

— Деталей я не знаю. Должен знать Мак-Дэниелс.

Иверс сжал губы и уставился в свой блокнот. Затем что-то пробормотал про себя.

Гиббонс потряс пузырь со льдом. Лед почти растаял, но холод еще сохранился. Единственная проблема в том, что зубная боль от этого не уменьшается. Дерьмо.

Краем глаза Гиббонс заметил темно-синий фургон, въезжающий на площадку. Один из полицейских знаком остановил его и подошел к дверце со стороны водителя. От того места, где стояли Гиббонс и Иверс, до машины, фары и мотор которой оставались включенными, было около сорока футов.

Иверс прижал костяшки пальцев к нижней губе, сосредоточенно вглядываясь в свой блокнот. Внезапно он поднял взгляд и из-под бровей уставился на Гиббонса.

— Тут возникает серьезная проблема, Берт.

Это уж точно. Гиббонс снова приложил пузырь к щеке.

— В этой операции задействованы одиннадцать секретных агентов. Если в Петерсена стреляли потому, что его раскрыли — а в настоящий момент это представляется наиболее вероятным, — тогда под угрозой и все остальные агенты. Если расшифровали Петерсена, могут расшифровать и других.

Гиббонс закатил глаза и кивнул. Превосходный образец дедукции, мистер Холмс.

— Вопрос в том, отзывать ли агентов и свертывать операцию, или же оставить все как есть, пока мы не узнаем побольше. Чертовски не хочется прекращать операцию, принимая во внимание предшествующую ей подготовительную работу. Некоторым агентам потребовались годы, чтобы внедриться в организацию. Жаль, если все эти усилия пойдут прахом. Сколько понадобится времени, чтобы снова внедриться так глубоко, как сейчас! Но, с другой стороны, мы не можем оставить людей на произвол судьбы, если где-то разгуливает маньяк, который знает, кто они на самом деле.

— Угу.

Гиббонс почти не слушал Иверса. Его внимание больше привлекал синий фургон, к которому подошел второй полицейский и включился в беседу. Первый полицейский показывал рукой на белый «меркьюри». Гиббонс потряс пузырь, не отрывая глаз от фургона, пытаясь понять, что там происходит.

Иверс постукивал кончиком золотой ручки «Кросс» по своему блокноту.

— Какая сейчас легенда у Тоцци?

Как обычно, законченного олуха.

Гиббонс зажмурился — челюсть пронзил очередной приступ боли, вызванный на сей раз, по его глубокому убеждению, простым упоминанием имени Тоцци. Вот уже почти десять лет Тоцци был напарником Гиббонса. Ни с кем из других агентов Гиббонс не работал так долго, и иногда ему самому не верилось, что, проработав вместе столько времени, они с Тоцци еще не убили друг друга. Пока не появился Тоцци, Гиббонс мог выдержать партнера не дольше трех дней кряду. Конечно, Тоцци был остолопом, олухом и болваном, который не умел выполнять приказы, даже если от этого зависела его жизнь — а часто именно так и обстояло дело. И тем не менее Тоцци был лучше любого другого агента, с которыми приходилось работать Гиббонсу. Пусть он чаще думает задницей, чем головой, но, по крайней мере, сердце у него доброе. Плохо, что он — двоюродный брат Лоррейн. Одно дело, когда парень — твой партнер. Если же он еще и твой родственник, это как сыпь, от которой трудно избавиться.

— Берт?

— Что?

— Так чем сейчас занят Тоцци?

— Работает с осведомителем, одним придурком по имени Дефреско, который связан с кланом Луккарелли. Дефреско представил Тоцци как партнера по порновидеобизнесу. Они собираются взять в долг деньги у Будды Станционе, а с возвратом повременить. Тоцци хочет, чтобы главный ростовщик из окружения Станционе поугрожал ему, может, даже слегка поколотил, и записать все это на пленку.

— И кто же этот ростовщик?

— Догадайся. Тони Беллз.

— Беллавита? С которым должен был сегодня встретиться Петерсен?

— Именно.

— А где сейчас Тоцци?

— В эту самую минуту?

— Да, в эту самую минуту.

— Дома, в постели, если у него есть хоть что-нибудь в голове.

Это, правда, как сказать.

— Хорошо, позвони ему и расскажи, что произошло с Петерсеном. Узнай, встречался ли он уже с Беллавитой. Если встречался, скажи, пусть заляжет на дно, пока мы не выясним, что здесь произошло. Не хватает, чтобы он стал второй жертвой Беллавиты. И вообще надо дать знать всем агентам, занятым в операции «Укус акулы». Пусть приостановят работу, пока мы не узнаем побольше. Одновременно я объявлю облаву на Беллавиту. Я хочу немедленно допросить его.

Гиббонс прикрыл глаза. Произнося слова типа «облава», Иверс казался таким крутым и решительным. Точь-в-точь Тайрон Пауэр в старых военных фильмах. Конечно, облаву объявить надо, это однозначно. Если они не найдут Тони Беллза, это сделает мафия, тут ему и конец. А по мнению Гиббонса, пожизненное заключение без права условного освобождения все же лучше смертной казни. Лучше заставить этого сукина сына мучиться каждый Божий день всю его оставшуюся жизнь, чем избавить от страданий одним выстрелом. Единственное, что беспокоило Гиббонса, — это необходимость звонить Тоцци. Он знал, с какими закидонами этот парень. Скажи ему дать задний ход, он помчится вперед да еще вожмет в пол педаль акселератора. Если он узнает, что случилось с Петерсеном, он не устранится, не заляжет на дно. Только не Тоцци. Он будет считать делом чести принести на блюдечке голову Тони Беллза.

Но это нормально, подумал Гиббонс. Правда, иногда он подумывал, какой бы найти предлог, чтобы прострелить этому охламону ногу и тем удержать его от дурацких поступков.

— Слушай, Берт, тут у меня список всех агентов, занятых в операции «Укус акулы». Скажи, где...

Гиббонс пытался слушать, но неожиданно голос Иверса стал уплывать. Новый приступ боли чуть не свел его с ума. Голова раскалывалась, как будто внутри ее проносился бомбардировщик «Б-52» с полным грузом на борту. Дверцы бомбового отсека раскрылись, и посыпались огромные бомбы, понеслись вниз и приземлились точно в больной зуб. От первого взрыва на его лбу, несмотря на ноябрьский холод, выступила испарина; все последующие слились в одну большую волну мучительной, убивающей боли.

— Берт? Берт? Что с тобой?

Прижимая руку к щеке, Гиббонс крепко сжимал веки, пока наконец боль снова не притупилась. Теперь ее можно было терпеть. Открыв глаза, он первым делом сосредоточил внимание на синем фургоне. Теперь тот был припаркован очень близко к машине Петерсена. Задние двери были открыты, оттуда выходили двое парней с какими-то приборами. Сперва Гиббонс подумал, что это представители судебных властей штата, но, присмотревшись получше, понял, что это не так. Кожаные куртки, джинсы, кроссовки. Один из парней носил потешные очки в тонкой золотой оправе, слишком шикарные для представителя власти. Затем он увидел, как один из этих ребят взгромоздил на плечо видеокамеру, и понял, кто они такие. Свободные тележурналисты, следящие за машинами «Скорой помощи», рыщущие по ночным улицам в поисках несчастного случая, который они могли бы заснять на пленку и потом продать местным программам теленовостей. Ублюдки несчастные.

Гиббонс обежал белый «меркьюри» и закричал:

— Эй, вы! Сворачивайте свое барахло и убирайтесь отсюда к черту!

Звукооператор в шикарных очках хмуро взглянул на него и поднял микрофонный журавль, как будто хотел защититься им от Гиббонса. Оператор, высокий и тощий, лет тридцати с небольшим, с развевающимися светлыми волосами, улыбнулся чересчур дружелюбно и неторопливо направился к желтой ленте, ограждавшей место происшествия.

— В чем дело, приятель? — спросил он. — Мы здесь только для того, чтобы снять то, что тут случилось.

Гиббонс увидел, как парень метнул взгляд на машину, пытаясь разглядеть, что там внутри. Им подавай что-нибудь кровавое. При этом негодяй продолжал снимать. Что, черт побери, он себе позволяет?

Гиббонс подошел ближе и загородил собой машину. Ее нельзя снимать, ради Бога, только не сейчас. Ведь еще даже не приехали судейские.

— Двигайте отсюда, вы двое. Шевелитесь.

— Послушай, приятель, мы только делаем свое дело.

— Делайте его в другом месте.

Не обращая внимания на Гиббонса, оператор передвинул камеру, чтобы было удобнее снимать машину.

— Эй, я вас предупреждаю, ублюдки!

— Берт! — раздался с другой стороны машины голос Иверса.

Гиббонс встал перед видеокамерой и закрыл ладонью объектив. Оператор отступил в сторону и продолжал снимать.

— Слушай, я не знаю, что ты о себе воображаешь, приятель, но мы имеем право находиться здесь. Свобода прессы. Ты когда-нибудь слыхал об этом?

Парень продолжал снимать.

Неожиданно «Б-52» снова обрушился на зуб Гиббонса. На этот раз все произошло быстро и без предупреждения. Боль была невыносимой. Гиббонс сжал кулак и с перекошенным лицом ударил по дверце, замахнувшись как Кинг-Конг.

— Слушай, парень, не мешай, а? Это отличный сюжет для новостей.

— Он мне запись портит, — пожаловался звукооператор.

Иверс позвал Берта из-за машины:

— Пусть ими занимается полиция штата, Берт.

Оператор перегнулся через желтую ленту и стал снимать через открытое окно со стороны водителя. Гиббонс пришел в бешенство. Он потянулся за экскалибуром, безотказным «кольтом-коброй» 38-го калибра, которым он пользовался, нарушая общие правила ношения оружия, во время своей работы в ФБР, и вжал ствол в объектив видеокамеры, прохрипев негромко и злобно:

— Убирайся. Немедленно. Или я вышибу твои гребаные мозги.

— О Господи! — Звукооператор стащил с головы наушники и, зажав их в кулаке, бросился к фургону.

Оператор прижал камеру к животу и уставился на Гиббонса.

— Какая муха тебя укусила, приятель? Мы только хотели снять сюжет.

— Убирайтесь.

Оператор стал отступать к фургону.

— Тебе придется побеседовать с нашим адвокатом, приятель. Это явное нарушение права на свободу прессы. Явное нарушение.

— Обращайся хоть к Энн Ландерс, мне наплевать. Только поскорее убирайся отсюда к чертовой матери.

Гиббонс держал парней под прицелом до тех пор, пока они не погрузились и не уехали.

Иверс подошел к нему сзади:

— Убери револьвер, Берт. Это было ни к чему.

— Нет уж. — Гиббонс засунул револьвер в кобуру и повернулся к Иверсу. — Гэри Петерсен заслужил больше, чем двадцатисекундный показ залитого кровью сиденья его машины в идиотском репортаже, втиснутом между какой-нибудь чушью, вроде того, что ела за завтраком Мадонна, и рекламой Экс-Лэкс. У человека есть жена и дети. Он отличный парень и чертовски хороший агент, но об этом ведь никто ни черта не скажет, потому что никому нет дела до раненого агента. Вся реклама достанется другому персонажу, тому, кто нажал на спусковой крючок. В таких делах жертва — лишь повод, чтобы побольше внимания уделить преступнику.

Иверс снял свои очки с половинками стекол.

— Совершенно с тобой согласен, Берт. Но и оператор тоже прав. Первая поправка гарантирует ему право освещать это событие как представителю средств массовой информации.

Что-то ворча, Гиббонс осматривал землю вокруг.

— Ага, может, Верховный суд займется и этим тоже.

— Что?

Гиббонс нашел пузырь со льдом на тротуаре перед машиной.

— Ничего.

Он отряхнул пузырь и приложил к щеке.

В том-то, черт подери, и проблема в этой стране, подумал он. Все прекрасно осведомлены о своих правах, даже когда нужно было бы о них забыть.

Глава 3

3.37 утра

Рука Тоцци лежала на столе, как дохлая рыба. Долька выжатого лимона в стакане темного рома тоже была похожа на дохлую рыбу. Маленькую, зеленую рыбку. Он взглянул на часы. Понадобилось несколько секунд, чтобы время запечатлелось в его мозгу. Без двадцати четыре. Утра. Он закрыл усталые глаза. Бред какой-то.

Место называлось «Звездный свет в гостиной у Джои», но свет падал только из-за бара, и поэтому все, кто подходил к нему, становились похожи на призраков. «Звездный свет» — это бар, где обнаженные по пояс танцовщицы в набедренных повязках трясут своими прелестями, прикрыв соски руками. Если клиент платит девушке доллар, она отнимает руки и он может посмотреть на нее. За пять долларов можно рассмотреть ее получше. За десять — подойти к ней поближе. За двадцать можно ее потрогать. Но сейчас тут почти никого не было, поэтому Аннет, единственная девушка на посту, сидела на складном стуле позади стойки, накинув на плечи спортивную куртку из «Сетон-Холла» и прикрыв свое богатство, и читала дешевое издание «Короля Лира» в мягкой обложке. Ее черные как смоль волосы доходили до плеч. Она говорила, что учится на актрису у Джуллиарда. Здесь она работала, по ее словам, потому, что не захотела быть официанткой, и чаевых здесь давали намного больше.

Тоцци допил то, что оставалось у него в стакане. Лед растаял, и ром стал совсем водянистым. Это ничего. Он просто хотел пить.

Он посмотрел на дно пустого стакана и увидел свое отражение под долькой мертвого лимона. Темные волосы редели с каждым днем, но все еще прикрывали то, что следовало прикрыть. От усталости темные, глубоко посаженные глаза казались еще глубже и от этого еще более подозрительными. Густые брови, римский нос, полноватые губы — типичный головорез. Но довольно привлекательный головорез. Конечно, он не Де Ниро, но и не урод. Особенно если выспится.

Тоцци высунулся из своей кабинки и бросил взгляд в заднюю комнату. Там было еще темнее, но в слабом свете настенного бра ему удалось разглядеть за столом две фигуры со стаканами в руках, склонившиеся друг к другу. Телохранителей видно не было, но он знал, что они тоже там, все четверо, бывшие боксеры-профессионалы. Худой парень — Тони Беллз, ростовщик. Низенький — его босс, Будда Станционе. Тоцци знал, о ком они говорят. О нем.

Тоцци обежал взглядом бар в поисках своего «партнера», но кроме него самого в зале сидел только Стенли Суковски, шофер Тони Беллза. Стенли не был полноправным членом организации и никогда им не станет, потому что он наполовину поляк. Он, что называется, «подручный». Стенли — правая рука ростовщика и держится довольно дружелюбно, принимая во внимание, что основная его обязанность — собирать, то есть выколачивать деньги. Тоцци познакомился с ним прошлым летом на пикнике, который Беллз устроил для нескольких своих подручных. На Стенли была майка, подаренная ему на день рождения дочерью, с огромным изображением Тасманского Дьявола, волосатого злобного персонажа комиксов, зубастого, с огромными челюстями, который все время норовит съесть Багс Банни. Тоцци подумал тогда, что приземистый Стенли, с его выступающим вперед подбородком и несуществующей шеей, и сам похож на Тасманского Дьявола. Теперь, встречая Стенли, он всегда вспоминал эту майку.

Тоцци кивнул Стенли, тот кивнул ему в ответ. Куда, к черту, подевался его «партнер», этот недоносок Дефреско? — подумал Тоцци. По легенде Бобби Живчик Дефреско и Тоцци вместе занимались распространением порнофильмов. Живчик знал Беллза с тех времен, когда они были соседями в Байонне, и через него они надеялись получить у Тони ссуду «для своего дела». Считай, она уже у нас в кармане, повторял Живчик. «В... кар-ма-не».

Держи карман шире, подумал Тоцци. Беллз никогда не слышал о Майке Санторо — под этим именем работал Тоцци, — и у ростовщика, должно быть, возникли сомнения на его счет, иначе он не встречался бы сейчас с Буддой. Они просили ссуду в сто пятьдесят долларов под полтора пункта в неделю, что было выше обычного процента, принятого у плохих ребят. Тоцци не мог понять, почему Беллзу потребовалось одобрение Будды Станционе. Насколько знал Тоцци, Беллз мог распоряжаться деньгами по своему усмотрению. Почему вдруг на сей раз дело обстоит по-другому?

Либо Беллз боится одалживать деньги партнерам, одного из которых он не знает, либо чувствует, что другой партнер. Живчик, такой остолоп, что ему нельзя доверить большие деньги. Вот почему Тоцци и сидит здесь, потягивая ром, хотя ему вовсе этого не хочется, в ожидании рассвета. Он ждал, какое решение примет Станционе. Если он согласится, операция «Укус акулы» еще на шажок приблизится к цели — выловить большую шишку, капо из семьи Луккарелли. Если нет, значит, Тоцци зря потерял уйму времени.

Тоцци устало вздохнул, подперев лицо ладонью и уставившись в полумрак комнаты. Если вдуматься, это действительно какой-то бред. Бред работать под таким прикрытием. Кто в здравом уме доверит хоть что-нибудь такому недоумку, как Живчик Дефреско? Кто в здравом уме будет играть в игры с таким жестоким и горячим человеком, как Будда Станционе? Кто в здравом уме станет связываться с этим чокнутым Беллзом? Кто в здравом уме захочет проникнуть в мафию, собираясь занять денег и не отдавать их в надежде,что мафиози пригрозят прострелить ему коленные чашечки? Он, наверное, совсем спятил. Тут и говорить нечего. Он просто спятил.

Глаза его закрылись, и он почти задремал. Это сумасшествие. Он должен поспать. Может, порнобизнесмен Майк Санторо и может бодрствовать всю ночь, дожидаясь, пока пара этих гребаных мафиози соблаговолит что-нибудь решить, но у Майка Тоцци другая жизнь, настоящая, и ему надо поспать. Вечером, через шестнадцать часов, он должен сдавать экзамен на черный пояс в айкидо, и черта с два он упустит свой шанс на этот раз. В прошлый раз, когда сэнсэй приехал из Японии принимать экзамен, Тоцци хромал, опираясь на палку, потому что во время одной из операций ему прострелили ногу. Это было восемь месяцев назад. Прозанимавшись боевыми искусствами пять с половиной лет, поднимаясь постепенно со ступени на ступень, Тоцци был вынужден ждать еще восемь месяцев приезда сэнсэя и нового экзамена на черный пояс. Целых восемь месяцев. С ним случались вещи и похуже, и, когда он подходил к вопросу философски, ему казалось, что, может, это и к лучшему. Ожидание закаляет характер, учит смирению, дает возможность еще больше отшлифовать технику. Но в глубине души он знал, что все это чушь. Он страстно хотел сдать экзамен. И, если уж быть абсолютно честным, в последние восемь месяцев он чувствовал себя школьником, которого оставили на второй год. Это несправедливо. И очень неприятно.

Засыпая, он представил себе предстоящий экзамен. В зале будет полно народу, человек сто пятьдесят в белых куртках ги усядутся по краям матов. После окончания испытаний, в результате которых присуждаются более низкие пояса, начнется экзамен на черный пояс. Вызовут Тоцци, и он выбежит на середину мата. Сначала сэнсэй проверит его состояние, а потом Тоцци продемонстрирует обязательные упражнения, работая с партнером, отражая все виды атак, в том числе танто-тори, нападение с ножом. После этого он покажет боккэн ката, обязательное упражнение с деревянным мечом. А потом наступит главное — то, чего больше всего боятся и в то же время ждут с нетерпением: рандори, бой с несколькими противниками.

Чтобы получить сёдан, первую степень черного пояса, нужно провести бой одновременно с пятью противниками. Но в отличие от других школ айкидо, где по правилам испытуемый должен посмотреть в глаза нападающему, прежде чем тот начнет атаку, и это гарантирует, что противники будут нападать по очереди, в Школе айкидо кокикай, где занимался Тоцци, можно нападать когда угодно, используя все полученные навыки.

Тоцци представил своих противников, сидящих на мате в позе сэйдза, на коленях. Большинство — закаленные обладатели черного пояса. Тоцци тоже в позе сэйдза, в двадцати пяти футах перед ними. Все они мрачно уставились на него, стараясь вывести его из равновесия, но его такими штучками не запугаешь. Он сосредоточен. Уверен. Ум его чист и ясен. У него нет определенной стратегии, он не знает, какие приемы будет использовать. Его цель — не позволить окружить себя и заниматься каждым противником по отдельности, умело и автоматически отбивая атаки, сохраняя ритм и не возясь подолгу с кем-то одним. Он будет постоянно двигаться, заставит их преследовать себя, нападать на него, нарушая тем самым их равновесие. Он не попадет в типичную ловушку, когда нападающие скопом набрасываются на застигнутого врасплох ученика, хватают его за куртку и валят с ног. Нет, он будет все время в движении и не даст им поймать себя. Он будет отражать атаку и переходить к следующему противнику, отражать атаку и двигаться. Вот и вся его стратегия.

Сидя в позе сэйдза перед своими противниками, он сделает глубокий вдох, наполнив воздухом диафрагму, и медленно выдохнет через рот, пока не почувствует, что готов к бою. Он будет настроен на бой, но одновременно и расслаблен. Он готов завоевать черный пояс. Пять противников тоже будут в готовности, ожидая, когда он поклонится. Это послужит сигналом к началу рандори. Тоцци снова глубоко вздохнет и медленно выдохнет, еще глубже сосредоточившись. Теперь останется только поклониться.

Он в последний раз посмотрит на своих противников, задерживая взгляд на каждом мрачном лице. Он готов. Спокойно поклонится, и все вскочат на ноги и ринутся к нему. Он поднимется и будет ждать, ждать, пока они приблизятся. Он спокоен, собран. Первый из обладателей черного пояса подскочит к нему со сжатым кулаком. Тоцци заставит себя подождать. Удар будет нанесен в полную силу, нацелен прямо в его...

— Эй, Майк!

Тоцци стремительно открыл глаза и огляделся. Ни ярко освещенного гимнастического зала, ни синих матов. Угрюмый мрак «Звездного света» в Хобокене. Дерьмо.

— Эй, Майк, ты что, спишь?

Тоцци снова открыл глаза и тупо уставился на круглое, как луна, идиотское лицо по другую сторону стола. Он снова закрыл глаза и вздохнул. Проклятый Живчик.

— Просыпайся, парень. Господи Боже мой! Нельзя сейчас спать. Вдруг Будда захочет поговорить с тобой?

— Будда не станет говорить с мелкой сошкой. — Тоцци откашлялся. — Ты это знаешь.

— Да, это так, это так. Но вдруг он сделает исключение? С ним никогда не угадаешь, Майк, никогда не угадаешь.

Живчик Дефреско побренчал кусочками льда в стакане со своим любимым коктейлем «Ржавый гвоздь», состоявшим из шотландского виски, смешанного с «галлиано». Он был тощий, со впалой грудью, и даже свитер и спортивная куртка не могли этого скрыть. Его круглое лицо было всегда покрыто трехдневной щетиной, а водянистые глаза напоминали глаза бассет-хаунда. Занимался он мелкими аферами. Ему едва исполнилось тридцать, а у него уже были огромные залысины со лба, но на затылке длинные волосы мышиного цвета были собраны в дурацкий маленький хвостик. И хотя в ухе он носил бриллиантовую сережку, он был самым тупым в мире остолопом. Дерганый и суетливый, он вечно вертел что-то в руках, или дрыгал ногой, или делал еще что-нибудь, приводившее Тоцци в дикое раздражение. Рассматривая все «аспекты», он тратил столько времени, что на дело уже не оставалось сил.

Живчик сделал быстрый глоток и снова побренчал льдинками.

— Что-нибудь не так, Майк? Чего ты на меня так уставился? А?

Тоцци смотрел на него сквозь полуприкрытые веки. Он не доверял Живчику ни на грош. Несмотря на все уверения Живчика, что он переменился и отныне готов работать на хороших ребят, Тоцци не верил ни единому его слову. Он слышал эту песню сотни раз от других попавших в руки закона парней. После суда, когда становится ясно, что впервые в жизни им предстоят тяжелые времена, на них вдруг снисходит озарение. Они начинают умолять всех знакомых им полицейских и федеральных агентов заключить с ними сделку, обещая делать все что угодно — доносить на своих друзей, выступать в суде свидетелем против крупных шишек, помогать полицейским внедряться в их среду, — лишь бы им сократили срок. Такие, как Живчик, думают, что за это они попадут в рай. Конечно, когда за укрывательство краденого светит от трех до семи лет, зачет уже отбытого срока плюс условное освобождение и обещание переселить в другое место в соответствии с законом об охране свидетелей после того, как все завершится, может, и покажется раем.

Тем не менее, случалось, что такие придурки, как Живчик, накалывали Тоцци. Проходимцы не меняются; им просто становится страшно. А когда им страшно, они сделают что угодно и наговорят с три короба, лишь бы спасти свою поганую шкуру. Стоит их выпустить, и в девяти случаях из десяти они будут служить и нашим и вашим, сообщая полицейским то, что те хотят услышать, а плохим ребятам, соответственно, то, что хотят услышать они. Хочешь жить — умей вертеться. В глубине души осведомители не верят, что хорошие ребята смогут их защитить. Возможно, не верил и Живчик. Тоцци готов был спорить, что своим жалким умишком Живчик полагал, что таким образом заботится о своих насущных интересах: обеспечивает себе тылы на случай, если Бюро прекратит с ним отношения. Что было даже естественно, конечно, до определенного предела. До тех пор пока он не попытается заслужить расположение Будды Станционе и Тони Беллза, рассказав им, кто такой на самом деле Майк Санторо.

— Майки, чего ты на меня так уставился? Я ничего такого не сделал.

— Где ты был?

Живчик ткнул большим пальцем в сторону входной двери.

— Мне надо было кое-что привезти. Для Беллза.

— Что?

— Что «что»?

— Что привезти для Беллза?

— Индейку.

— Что-что?

— Индейку, индейку. День благодарения на носу. Все будут есть индейку. А в чем дело? Ты не ешь индейку? Я купил по дешевке несколько свежих птичек. Подумал, может, дать одну Беллзу. Знаешь, как знак доброй воли, и всякая такая чушь. Ну, подмазать его немножко.

— Ты мешок с дерьмом.

— Клянусь матерью, Майк. Я просто съездил домой за индейкой. Я тебе покажу ее. У меня в багажнике их несколько штук.

— Ты мешок с дерьмом. Нет у тебя никаких поганых индеек. Они бы протухли в багажнике.

Живчик потряс стакан.

— Здрасьте! Ты что, смеешься? Там дико холодно. Им там прекрасно, в багажнике. Пошли. Я их тебе покажу.

Однако с места Живчик не двинулся.

— Иди к черту, врун паршивый.

Живчик вскинул руки и закатил глаза.

— Почему, черт подери, ты мне никогда не веришь, Майк? Почему?

— Потому что ты паршивый врун.

— Я не вру.

— Нет, врешь.

— Когда я тебе врал? Когда?

— Если ты привез индейку для Беллза, почему бы тебе не дать одну и Будде? Подмазать и его?

Живчик покачал головой:

— Нет, это я не могу.

— Потому что нет у тебя никаких индеек. Вот почему.

— Слушай, ты ни черта не понимаешь.

Внезапно смутившись, Живчик опустил взгляд и потер бровь, потом еще один быстрый глоток.

— Послушай, Майк. С Буддой Станционе даже заговорить страшно. А тут, если я дам ему индейку, а она окажется тухлой, тогда что? С запашком или еще чего. Мне конец. Он меня самого сожрет в День благодарения.

— Ты только что сказал, что они прекрасно себя чувствуют в твоем багажнике.

— Да, но ведь тут никогда не угадаешь, Майк. Едешь, едешь, машина нагревается, в багажнике становится жарко, и конец индейкам. Это очень даже возможно. Тут не угадаешь. Я не хочу, чтоб меня прикончили только потому, что он из-за меня заболеет сальмонеллезом или чем-нибудь в этом роде. Нет уж.

Тоцци навалился на стол и придвинулся к Живчику.

— Давай ври дальше, Живчик. Давай, давай.

— Я не вру, клянусь. Если хочешь, я дам тебе эту проклятую индейку. Пошли.

— Кончай трепаться и слушай меня. — Тоцци понизил голос. — Если я узнаю, что ты меня водишь за нос, Живчик, я от тебя откажусь и постараюсь, чтобы Будда и Беллз узнали о твоей работе на нас. Слышишь?

Сбитый с толку Живчик моргнул.

— Я просто поражен, Майк. Это не ты говоришь. Разве до сих пор я играл с тобой нечестно? Разве не я познакомил тебя с Беллзом? Не я убедил его, что мы с тобой партнеры по порнобизнесу? Ведь в эту самую минуту он сидит здесь, в задней комнате, и пытается вытянуть из Будды деньги для нас. Ты ведь этого хотел, правильно? Так какого же черта тебе еще от меня надо? Хочешь, чтоб я еще для тебя что-то сделал, — скажи. Я не факир, мысли читать не умею.

Тоцци потер усталые глаза.

— Ты прав, Живчик. Ты все это сделал. Но мне хотелось бы знать, что ты делал кроме этого. Что ты рассказываешь Будде за моей спиной?

— Ничего!

— Вот так и продолжай. Понял?

— Не могу поверить, что ты говоришь это мне.

— Не старайся угодить и нашим и вашим, Живчик. Этот номер не пройдет. Я брошу тебя и скормлю акулам. Клянусь Богом, я это сделаю.

Живчик побренчал льдинками и на секунду задумался. Потом на его лице с длинным острым, как у дятла, носом расплылась широкая улыбка. Между передними зубами у него были большие щели.

— Ты не бросишь меня, Майк. Ты думаешь, что сможешь сделать это, но я тебя знаю. Ты этого не сделаешь.

— Нет? Почему же?

— Потому что.

— "Потому что" что?

— Потому что ты положил глаз на мою сестру, вот почему.

Тоцци откинулся назад и нахмурился.

— Пошел к черту.

— Ладно, ладно. Меня не проведешь, Майк. Я видел, как ты смотришь на нее, парень. Это и слепому видно.

— Пошел к черту.

— Ладно, Майк. Скажи честно. Ты ведь уже пытался подкатиться к ней? Я знаю, она один раз пригласила тебя к себе. Ну, скажешь, нет? Попробуй возрази.

Тоцци ничего не ответил, взял свой стакан и опрокинул его в рот. Кусочки льда скользнули на язык. Его подмывало выбить Живчику несколько кривых желтых зубов, чтобы заставить его заткнуться, но он не мог себе этого позволить — за стеной сидели Будда и Тони Беллз. Для них Тоцци и Живчик — партнеры, кореша. Паршивый ублюдок.

Он разгрыз льдинки и уставился на дольку лимона в стакане. Конечно, Живчик — ублюдок, но в данном случае он прав. Тоцци действительно положил глаз на Джину Дефреско. В последнее время он часто ловил себя на том, что постоянно думает о ней. Плохо, что он ей до лампочки.

— Эй, Майк?

Тоцци взглянул на Живчика.

— Заткнись. — Слава Богу, сестра не похожа на своего брата.

— Нет, правда, я не хотел ничего говорить о Джине. Забудь. Прости, что я заговорил об этом.

— Все равно заткнись.

— Ладно, но я хочу тебя спросить.

Тоцци вздохнул, стараясь держать глаза открытыми.

— Что еще?

— Серьезно. Хочешь индейку или нет?

— Нет.

— Даром.

— Нет!

— Ладно, ладно. Я только спросил. Не надо сердиться.

Живчик пожал плечами и заерзал, бренча льдинками. Он выглядел обиженным.

Не обращая на него внимания, Тоцци выглянул из кабинки, пытаясь рассмотреть, что делается в задней комнате. Будда Станционе и Тони Беллз все еще сидели, склонившись друг к другу, и разговаривали. Почему же, черт подери, они никак не могут ничего решить? Тоцци взглянул на часы, висящие над баром. Пятый час. Боже правый, если он хоть немного не поспит, можно забыть о черном поясе. Он прищурился, пытаясь в сумраке разглядеть лица тех двоих, но не мог рассмотреть, что они выражали. Чем же они, черт бы их побрал, там заняты?

Глава 4

4.04 утра

Тоцци взял свой пустой стакан с долькой лимона, похожей на дохлую рыбку, и вышел из кабинки.

Живчик удивленно посмотрел на него:

— Куда это ты?

— Мне надо в туалет.

Он подошел к Тасманскому Дьяволу Стенли, сидящему у стойки бара.

— Чего тебе? — рявкнул тот, впрочем, вполне дружелюбно.

Тоцци кивнул в сторону задней комнаты, где совещались Будда и Беллз. Мужской туалет находился за ней.

— Мне надо в туалет.

Взгляд Стенли скользнул к ширинке Тоцци. Сегодня он выполнял функции сторожевого пса, и ему было приказано не подпускать никого к задней комнате. Он кивнул на входную дверь:

— Выйди на улицу.

Тоцци поморщился и сказал несчастным голосом:

— Мне надо по-большому.

Тасманский Дьявол в задумчивости поскреб подбородок. Затем покачал головой:

— Иди на улицу.

— Ладно тебе, Стенли. Мне правда нужно.

Стенли снова уставился на его ширинку, будто искал там подтверждения.

— Ну же, Стенли. Я не могу больше.

Стенли нахмурился и еще какое-то время думал. Потом встал со стула:

— Подожди.

Он направился в заднюю комнату и остановился в дверях, дожидаясь, пока на него обратят внимание.

Будда заметил его, но ничего не сказал.

Беллз вслед за Буддой перевел взгляд на стоящего в дверях громилу.

— Что случилось? — Он был раздражен тем, что их прервали.

— Прости, что влезаю, Беллз, но Санторо говорит, ему надо в сортир. — Стенли пожал плечами. Это не входило в его обязанности.

— Пусть идет на улицу.

— Он говорит, что ему надо... ну ты знаешь, другое.

Беллз нахмурился и взглянул на Будду. Капо безразлично пожал плечами:

— Пусть идет.

Стенли посторонился и пропустил Тоцци.

— Давай побыстрей, — процедил он сквозь зубы.

Тоцци боком протиснулся в заднюю комнату и, проходя к мужскому туалету, повернулся лицом к Беллзу и Будде.

— Спасибо, мистер Станционе. Вы очень любезны.

Беллз и Станционе молча смотрели на него, дожидаясь, пока он пройдет, чтобы возобновить свою беседу. С противоположной стороны комнаты с него не спускали глаз четыре гориллы Будды.

Тоцци вошел в маленькую комнатку мужского туалета, закрыл за собой дверь и накинул покрытый засохшей краской крючок. Туалет был еще более обветшалым, чем сам «Звездный свет». Там было ужасно холодно. Писсуар, заполненный соломинками для размешивания льда, был весь в паутине трещин, пол покрыт чем-то липким, дверь, закрывающая кабинку, давно сорвана, а пластиковое ведро под раковиной набито использованными бумажными полотенцами. Несмотря на холод, в туалете воняло мочой и дезинфицирующими средствами.

Тоцци выбросил в туалет дольку лимона и вытряхнул остатки растаявшего льда. Потом взобрался на унитаз и выглянул из маленького, покрытого грязью окошка. Снаружи, на боковой стоянке, скрытой от улицы разросшейся живой изгородью, стояли две одинаковые машины «линкольн-континентал-таункар», черного и серого цвета. Кортеж Будды.

Тоцци слез с унитаза и подошел к криво висящей деревянной двери. Через щель в том месте, где дверь неплотно примыкала к дверной раме, ему были видны сидящие за столом Будда и Беллз. Стараясь не шуметь, он прислонил край пустого стакана к двери и приложил ухо к донышку. Не самая современная техника подслушивания, но ничего другого под рукой нет.

Тоцци слушал целую минуту, но до него доносилась только тихая музыка из бара, где стоял музыкальный автомат. Он отнял ухо от стакана и посмотрел в щель. Будда и Беллз сидели, не произнося ни слова. Казалось, они соревнуются, кто кого перемолчит.

Беллз смотрел на что-то, лежащее внизу, на полу между ним и Буддой. Тоцци привстал на цыпочки, пытаясь рассмотреть, что же там такое интересное. Он наморщил лоб, когда разглядел наконец сине-желтый детский ранец с какой-то дурацкой картинкой: кто-то растрепанный, синий, с вытаращенными глазами и зажатым в лапе печеньем. Такие же сумасшедшие глаза бывали у Живчика Дефреско, когда тот чего-то хотел.

Будда передвигал по столу, как шахматные фигуры, солонку и перечницу. Казалось, он глубоко задумался, сосредоточившись на этом действии. Двигались только его пальцы. Для человека невысокого роста у Будды было широкое лицо, которое почти всегда оставалось неподвижным. Живыми были только глаза. Даже его крашеные черные волосы, которые он зачесывал в стиле «помпадур», редко были растрепаны. Судя по телосложению, Будда должен быть крепким и выносливым. Но говорил он и двигался мало, поэтому его и прозвали Буддой. Настоящая статуя Будды. Однако прозвище было обманчивым. Змеи тоже мало двигаются — до тех пор, пока не нападут.

Похоже, Беллз ждал, чтобы Будда заговорил первым. Он просто сидел, положив руки на стол, наблюдая с еле заметной ухмылкой, как капо передвигает солонку и перечницу. Каждый ждал, когда заговорит другой.

Тоцци то смотрел сквозь щель, то прислонял ухо к дну стакана в ожидании, что кто-нибудь из них заговорит.

Через какое-то время взгляд Будды скользнул вниз, к ранцу на полу, на минуту задержался на нем, затем снова поднялся. Он взглянул в глаза Беллзу:

— Твоя жена уже вернулась?

От нечастого употребления голос его напоминал карканье.

Беллз покачал головой.

— Сколько времени ее уже нет? Месяц, полтора?

Беллз поднял бровь и пожал плечами:

— Она не вернется. Оставила все: обручальное кольцо, кольцо, подаренное на помолвку, — все.

— Это плохо. Ушла к другому?

— Марджи? Может, и так, не знаю. Кто знает? Она ведь чокнутая. Надеюсь, она нашла свое счастье.

Будда взял в руку солонку и уставился на нее.

— Она симпатичная. Казалась такой милой.

Беллз не ответил, и снова воцарилось молчание.

Теперь понятно, почему они так долго не могут ни до чего договориться, подумал Тоцци.

Будда снова взглянул на ранец и какое-то время постукивал стеклянной солонкой о перечницу. Наконец он подбородком указал на ранец:

— Не думаю. Не сейчас.

Беллз уставился на Будду, как будто тот сошел с ума.

— Почему нет?

Будда нахмурился и покачал головой. Нет — значит, нет.

— Глупо, — сказал Беллз.

Будда не ответил. Тоцци ждал реакции капо, но лицо того оставалось невозмутимым. Это удивило Тоцци. Обычно капо не нравится, когда им говорят, что они поступают глупо, особенно если это говорят их подчиненные.

— Глупо, — повторил Беллз, повысив голос, будто давая понять, что Будда упускает уникальную возможность. — Это глупо.

Тоцци нахмурил брови, прижав ухо к стакану. Может, Беллз занимает более высокое положение в мафии, чем думают в ФБР? Парень определенно не пресмыкается и не заискивает перед капо.

Будда откашлялся:

— Он ненадежен. Он никогда не вернет бабки.

Беллз кивнул в сторону мужского туалета и перегнулся через стол.

— Его дружок Санторо присмотрит за ним. Похоже, у него котелок варит.

Тоцци ухмыльнулся. Но Будда стоял на своем:

— А что ты знаешь о Санторо? Ничего.

— А что тут знать? Я видел их заведение в Юнион-Сити. Они выпускают пятьсот видеокопий в день. Делают хорошие бабки. Я узнавал в Канога-Парк. Там Санторо знают.

Тоцци наблюдал за реакцией Будды. Это должно произвести на него впечатление. Ведь Канога-Парк в Калифорнии — порностолица Соединенных Штатов. ФБР прижало там крупного прокатчика, и теперь тот работал на правительство. Он и поручился за Майка Санторо перед нью-йоркской мафией. Если у Санторо есть друзья в Канога-Парк, он в порядке. Тоцци снова прижал ухо к стакану.

Будда принялся опять постукивать солонкой по перечнице. Еще одна длинная пауза.

— Нет, — наконец прокаркал он. — Он ненадежен. Все это плохо кончится. Нам это не нужно.

Беллз стал постукивать ногой по ранцу:

— Он же принес это. Значит, не такой уж он никчемушник. Ты сказал, что не дашь ему денег, пока он не вернет те, что брал раньше. Пожалуйста, он принес. Тридцать две пятьсот. Не такой уж он никчемушник.

Беллз поставил ногу на ранец и немного примял его. Губы Будды сложились в еле заметную улыбку.

— Кого ты хочешь провести, Беллз? Это не он принес деньги. Ты принес.

Беллз засмеялся:

— Я? Ты спятил, что ли? Я что, похож на Санта-Клауса?

Губы капо снова превратились в короткую прямую линию, глаза потускнели. И без слов было ясно, что он думает о Беллзе в эту минуту.

Беллз развел руками:

— Давай поговорим спокойно, ладно? Какого черта стал бы я отдавать такие деньги за кого-то?

Будда покачал головой:

— Не за кого-то. За Живчика Дефреско.

— А что такого особенного в Живчике Дефреско, что я должен в долги залезать, чтобы он мог одолжить у тебя денег? Тут концы с концами не сходятся.

Солонка брякала о перечницу, будто тикали часы.

— В Живчике ничего особенного нет. Но у него есть сестра по имени Джина.

Джина? Тоцци выронил стакан, но ухитрился поймать его прежде, чем он упал на пол. Его лицо вспыхнуло.

С вытаращенными глазами Беллз пристально уставился на Будду. Тоцци чувствовал, что выглядит так же.

На лице Будды снова появилась слабая улыбка.

— Ты думаешь, я ничего не знаю. Вот что я тебе скажу, Беллз. Я много чего знаю. Я знаю все про тебя и эту девицу. Ты вьешься вокруг нее, как муха вокруг банки с вареньем. Постыдился бы. Поэтому и жена от тебя ушла. Наверняка.

— Тебе-то что до этого? С этим-то какая связь? — Беллз пнул ранец.

— Прямая. Ты так хочешь забраться к ней в постель, что сделаешь что угодно. Например, выручишь ее братишку, этого никчемушника. Чтобы он получил в долг большие деньги, которые, может, и вернуть не сможет. Что угодно, только бы покрасоваться перед его сестренкой.

— Ты спятил.

— Да?

— Говорю тебе, ты спятил.

— Может, я и спятил. Но не настолько, чтобы дать деньги этим двум попрошайкам. Скажи, пусть поищут кого-нибудь другого. Мне они не нужны. Хорошо?

— Нет, не хорошо.

Тоцци приник к щели. Низенький капо сидел прямо, раздувая ноздри. Беллз все-таки вывел его из себя.

Но Беллз стоял на своем.

— Послушай, приятель. Ни одна баба в мире не стоит тридцати двух кусков. Какая бы она ни была.

Перекатывая солонку в ладонях. Будда смотрел на Беллза.

— Странный ты парень, Беллз. Но палец тебе в рот не клади.

Беллз улыбнулся одними губами.

— Ты много теряешь, Будда, понимаешь? Много теряешь.

Будда тоже улыбнулся.

— Что же ты сам не одолжишь им?

— У меня нет таких денег.

— Не болтай.

Беллз пожал плечами.

— Не веришь — не надо. У меня нет таких наличных.

Кривая улыбка Будды стала чуть шире.

— Давай-давай, одолжи им деньги. Благословляю тебя на это. Можешь действовать самостоятельно, я своей доли не потребую.

Беллз молча смотрел на него.

— Ну что ж ты, Беллз? Тебе это не нравится? Что так? Ты можешь сам стать большой шишкой. Живчик будет землю целовать, по которой ты ходишь. Он устроит так, что его сестричка усядется к тебе на колени и скажет, какой подарок ей хочется к Рождеству.

Плечи Будды затряслись от тихого смеха. Беллз молча смотрел на него. На лице его застыло такое выражение, будто он хочет стереть улыбку с лица Будды, и на минуту Тоцци показалось, что он приведет свое желание в исполнение, несмотря на четырех бугаев, сидевших у другой стены.

— Что с тобой, Беллз? Ты чем-то недоволен? Тебе не нравится, когда я говорю о твоихденьгах, да? Когда речь идет о моихденьгах, тут все в порядке. Но твои деньги — это совсем другое дело.

С минуту Беллз молчал. Казалось, он даже не слушает. Вдруг он улыбнулся.

— Делай как знаешь, Будда. Никто тебе рук не выкручивает. Я только говорю, что, с деловой точки зрения, ты поступаешь глупо. Эти двое зарабатывают каждую неделю на продаже порнофильмов по десять кусков. Ты даешь им бабки, они покупают дополнительное оборудование, нанимают еще людей, увеличивают прокат. По их словам, они могут получать втрое больше, если найдут где-нибудь деньги.

— Когда нужны деньги, наговоришь что угодно.

— Говорю тебе, делай как знаешь. Не хочешь давать деньги — не давай. Я, как всегда, пришел сначала к тебе. Мы с тобой делаем хорошие дела. Но если ты отказываешься, я поищу кого-нибудь еще, кто не боится подзаработать. Безо всяких обид.

Рот маленького капо снова превратился в узкую линию. Он повернул руку, и его маленькие пальцы легко забегали по миниатюрным кнопкам встроенного в наручные часы калькулятора. Получив сумму, он всякий раз на секунду задерживал на ней взгляд, затем стирал ее и начинал все снова. Он проделал это раз шесть подряд. Беллз наблюдал за ним с ухмылкой, как будто ему было известно то, чего не знал Будда.

— Ладно, — наконец произнес Будда тихим, даже сонным голосом.

Беллз кивнул, будто с самого начала знал, чем все кончится. Будда показал на сине-желтый ранец:

— Я знаю, что это твои деньги, Беллз. Что бы ты ни говорил. Если тебе хочется ставить себя под удар из-за этого Живчика, дело твое. Мое дело — делать деньги. Ты так уверен в этих ребятах, отлично. Я дам им то, что они просят, но под полтора пункта в неделю. И под твоюответственность. Понял? Если они не заплатят вовремя, заплатишь ты. Если что-то сорвется — они смоются из города или еще что, — мне начхать. Это твояпроблема. Понял? Если они не отдадут деньги, пусть у тебяголова болит.

Беллз посмотрел ему прямо в глаза.

— Кто же, если он в своем уме, станет выколачивать деньги у меня?

Будда наклонился к его лицу и тоже уставился на него.

— Не слишком-то заносись, приятель. Ты не единственный урод в этом деле.

Тоцци удивился. Урод? Что бы это значило?

— Ты издеваешься над моими чувствами. Будда.

— Плевать я хотел на твои чувства. Меня интересуют только бабки. Да и тебя тоже.

Беллз пожал плечами.

— За деньги любовь не купишь. — Он рассмеялся над своей сентенцией.

Будда поднялся.

— Скажи своим порнодружкам, что они получат деньги. Хотя на твоем месте я взял бы у них залог. Помни, ты за них отвечаешь.

Беллз пристально посмотрел на него.

— Я никогда ничего не забываю, Будда. Ты знаешь.

Капо ничего не ответил. Он протянул руку и поставил солонку и перечницу на место, рядом с сахарницей, в которой лежали пакетики с сахаром, и бутылочкой кетчупа «Хайнц». Потом направился к задней двери, и двое горилл бросились открывать перед ним дверь. Двое других прикрывали его сзади. Держа сине-желтый ранец под мышкой, маленький капо вышел на улицу.

Тоцци поставил стакан на раковину и спустил воду. Отвернул кран и помыл руки. Когда, откинув крючок, он открыл дверь туалета, Беллз сидел, развалясь, на стуле, руки его лежали на столе ладонями вниз. Глубоко задумавшись, он смотрел прямо перед собой.

Тоцци шагнул к нему.

— Все в порядке, Беллз?

Ростовщик механически кивнул, затем вдруг взглянул на Тоцци и ухмыльнулся.

— Да, все в порядке. А у тебя?

Тоцци пожал плечами.

— Отлично.

Беллз вновь уставился в пространство.

— У меня для вас хорошие новости, ребята.

В мужском туалете продолжала шуметь вода.

Глава 5

9.02 утра

Тоцци смотрел в окно на очертания Манхэттена по ту сторону гавани, по которой перекатывались неспокойные волны стального цвета. Он слышал, как наверху в душе льется вода и Живчик поет какую-то идиотскую песенку в стиле реп о том, что надо растрясти свои кости, хорошенько их растрясти. Вид перекатывающихся волн напомнил Тоцци завитки глазури на шоколадном торте, и он снова подумал о еде. Он устал, с похмелья болела голова и смертельно хотелось есть, но в доме не было ни крошки еды, потому что родители Живчика уехали на неделю в Атлантик-Сити, а самому Живчику и в голову не приходило купить чего-нибудь пожевать. Тоцци уже выбросил в мусорное ведро старые протухшие продукты, которые он выгреб из холодильника, куда залез, пытаясь найти что-нибудь на завтрак. Молоко, которое он вылил в раковину, уже напоминало прессованный творог, поэтому Тоцци пил черный кофе, дожидаясь, пока Живчик выйдет наконец из этого проклятого душа, оденется и они смогут пойти куда-нибудь поесть.

Сидя за кухонным столом, он сделал глоток из чашки с надписью «Нью-Джерси девилз» и поморщился. Он терпеть не мог черный кофе, но ему был необходим кофеин. Мысли его вертелись вокруг одного из тех чудесных греческих ресторанов, где ему нальют в кофе столько молока, сколько он пожелает, принесут слабо прожаренную яичницу и гору мелко нарезанного поджаристого мяса. Да, много-много домашнего жаркого с поджаристой корочкой — как раз то, что надо, чтобы набить пустой желудок. И конечно, тост. Из ржаного хлеба с маслом. Только бы Живчик вышел наконец из этого чертова душа.

Тоцци выгнул спину и покрутил головой. Чувствовал он себя отвратительно. Все кончилось тем, что ему пришлось спать на этой старой кушетке с вылезающими пружинами в гостиной Живчика. Ночью он подумал было возвратиться к себе в Хобокен, так как «Звездный свет» находился на другом конце города, но потом решил, что этого делать не стоит. Майк Санторо жил на побережье, в часе езды оттуда. Кто-нибудь мог проводить его до дома, его настоящего дома, а это означало бы конец его легенде. Поэтому, вместо того чтобы вернуться к себе домой, поспать восемь часов и как следует отдохнуть перед экзаменом на черный пояс, он ушел из бара в качестве Майка Санторо и поехал в дом родителей Живчика в Байонне, провалялся пять часов на этой кушетке и чуть не сломал себе спину. Но это ничего. Куда хуже, чем если бы Беллз и Будда узнали, где он живет на самом деле. Но как только он выпьет нормального кофе и съест гору домашнего жаркого, чтобы подкрепиться перед экзаменом, он поедет домой, заберется в кровать и поспит еще несколько часов. Хорошо поспит. Только бы Живчик перестал наконец голосить о том, что надо растрясти эти чертовы кости, и вышел из этого поганого душа.

Он потер шею и подумал, что ему тоже не помешало бы принять душ. Он отвратительно себя чувствовал и много бы дал за пару свежего белья. Тоцци поднял глаза к потолку, откуда доносился звук льющейся воды. Ну давай же, выходи, черт бы тебя побрал.

Машинально он снова потянулся к чашке с кофе и поднес ее к губам, потом нахмурился и поставил на место. Без молока кофе напоминал электролит. Он выглянул в освещенное солнцем окно, хотел было выплеснуть остатки кофе в раковину, как вдруг ему показалось, что он слышит снаружи какие-то звуки. Звуки шагов по деревянным ступеням лестницы, ведущей к двери на кухню. Инстинктивно он повернулся на стуле так, чтобы можно было быстро выхватить пистолет из кобуры на лодыжке. Потом вспомнил, что пистолета у него нет. Он решил не брать его на вчерашнюю встречу. Один из громил Будды мог обыскать его, и пистолет сочли бы знаком недоверия.

Снаружи в замок вставили ключ. Сквозь непрозрачные шторы на дверном стекле Тоцци разглядел, что у того, кто там стоял, были две хозяйственные сумки. Должно быть, мать Живчика вернулась с побережья.

Дверь распахнулась и ударилась о кухонный столик.

— Какого черта тыздесь делаешь?

Это была не мать Живчика. Это была его сестра Джина.

Тоцци молча смотрел на нее, решая про себя, относится ли выражение отвращения на ее лице к вони и мусору на кухне или к нему самому. Он напомнил себе, что он — Майк Санторо, а не Майк Тоцци, и предполагалось, что его чувства по отношению к ней не отличались от тех, что он испытывал к любой симпатичной бабенке. Что касалось Майка Тоцци, дело обстояло совсем не так. Джина много значила для него. Она была настоящей, той соседской девчонкой, американкой-итальянкой, о которой он всегда мечтал.

Джина поставила хозяйственные сумки на кухонный столик и поправила очки. Очки были круглыми, в тонкой фиолетовой металлической оправе. На ее лице они выглядели очень сексуально. У нее были мягкие каштановые волосы, рассыпанные веером по плечам, светло-карие глаза и римский нос. Она казалась рассерженной, но это было ее обычное выражение. Девушка была стройной, ростом около пяти с половиной футов, чуть больше тридцати лет. Она всегда носила слаксы, Тоцци никогда не видел ее в платье или юбке. Сегодня на ней были черные слаксы, черные лакированные туфли без каблуков и шелковая блузка бананово-желтого цвета под шикарным зеленым атласным жакетом. Тоцци подумал, что выглядит она очень стильно и привлекательно, но все-таки так, будто пребывает в скверном настроении. Как-то он сказал ей, что находит ее очень привлекательной, на что она ответила, что он — олух царя небесного, что она похожа на Джона Леннона в тоске, что у нее слишком маленькая грудь и слишком большая попа. Если она думала, что Тоцци согласится с ней, то на эту удочку он не попался.

Тоцци сидел и смотрел, как Джина разгружает сумки. Он не осмеливался произнести что-нибудь, даже отдаленно напоминающее любезность, например поздороваться, потому что знал, как она на это отреагирует. К тому же Майк Санторо был гнусным типом, занимающимся порнографией, и он не мог быть вежливым или любезным. Как бы то ни было, один раз он уже попытался сказать ей, что она очень привлекательна, но она ему не поверила.

Это случилось в один из тех невероятно теплых и ярких осенних дней, когда листья уже начинают желтеть, но погода стоит ясная и расслабляющая. Такие дни бывают в конце августа. Они как будто выпадают из времени, и хочется совершать какие-нибудь безумства, потому что кажется, что на самом деле таких дней нет в реальном календаре и, значит, что бы вы ни сделали, никто об этом не узнает.

В тот день крестили одного из племянников Джины, и Живчик пригласил Тоцци на церемонию и вечеринку после нее. На вечеринку Тоцци так и не попал, потому что, пока младенец надрывался от крика, а священник поливал его маленькую головку святой водой, Джина и Тоцци отчаянно флиртовали. Она еще не знала, что он занимается порнографическими фильмами. Когда все вышли из церкви, вместо того чтобы пойти вместе со всеми к кузине, Джина направилась к своему дому. Тоцци пошел за ней, и все было как в чудесном чувственном сне, когда не хочется просыпаться. Она шествовала медленно и изящно, описывая зигзаги, подбрасывая носком туфли оранжевые и желтые листья, бросая украдкой взгляды на Тоцци. Тоцци следовал за ней на некотором расстоянии, наблюдая, как солнечные лучи пронзают опавшие листья и просвечивают сквозь ее распущенные по плечам светло-каштановые волосы. Когда они подошли к ее дому, Джина остановилась, повернулась и посмотрела на него, лукаво улыбаясь, ожидая, что он сделает. Он не спеша подошел. И хотя они были знакомы совсем недолго, оба знали, чего хотят, но никто не был готов сделать первый шаг. Он вдруг засмеялся, и она засмеялась тоже, и очень скоро они уже были на грани истерики, потеряв контроль, хохоча как ненормальные.

— Зайдешь выпить чашечку кофе? — спросила она, вытирая слезы.

— Конечно, — ответил он.

— Или, может, вернешься на вечеринку?

— Нет, спасибо.

Она покачала головой.

— Я тоже. — От шуршания ее рассыпавшихся по плечам волос у него закружилась голова.

Ее квартира была маленькой, каждый предмет имел свое назначение и стоял на своем месте. Голые деревянные полы и жалюзи. Ни штор, ни безделушек, ни цветов. Только на стене множество черно-белых фотографий смеющихся детишек в рамках. Она сказала, что сделала эти снимки сама.

Тоцци сел на диван, раскинув руки по спинке, и смотрел, как она делает кофе.

— Не надо, — сказала она с самоуверенной усмешкой.

Он шевельнул рукой.

— Не надо что?

— Не надо на меня смотреть. Смотри на что-нибудь другое.

Тоцци пожал плечами.

— Если тебе это мешает... — Он повернулся и растянулся на диване. Оранжевые солнечные лучи косо падали через створчатые окна и квадратными пятнами ложились на ноги и лицо Тоцци, лаская их теплом. Он закрыл глаза и почти заснул. Но мысль о ней заставила его проснуться.

Он прищурил глаза, пытаясь сквозь солнечный свет разглядеть, что она делает, и вздрогнул, увидев, что она стоит прямо возле него. Она сбросила туфли и села у него в ногах на другом краю дивана. Из кухни донесся запах закипевшего кофе. Она заслонила от солнца глаза и посмотрела на него.

— И о чем же ты думаешь? — спросила она.

Он улыбнулся.

— Не знаю.

Она подобрала под себя ноги и повернулась к нему лицом, откинувшись на подлокотник дивана. Ступни она просунула ему под ягодицы.

— Ноги замерзли, — сказала она.

— Угу.

— Есть идеи?

— Относительно чего?

— Как их согреть?

Тоцци ухмыльнулся.

— Что-нибудь придумаем.

— Ну так давай.

— Что давай?

— Согрей их.

— Ах да. Хорошо.

Он потянулся, вытащил из-под себя ее ногу и растер пальцы между ладонями.

— Ну как?

— Хорошо. Теперь другую.

Он взял другую ногу и растер ее.

— Лучше?

Ее глаза были закрыты, голова откинута назад.

— Да... чудесно.

Когда он прекратил растирать ногу, она открыла глаза.

— И все-таки мне холодно.

Она улыбалась.

— Да? Где именно?

— Везде.

— Так, с чего же мне начать?

Она ухватилась за его руки и подтянулась, пока не оказалась над ним, нос к носу.

— Может, прямо отсюда? — спросила она и поцеловала его. И еще раз. И снова. А потом он поцеловал ее. Много раз. Потом они стали исследовать тела друг друга языками и пальцами. И у Тоцци закружилась голова, так это было хорошо. Джина лежала на нем, и солнце заливало комнату, и ее кожа была такой белой и мягкой, и ее шелковистые волосы струились между его пальцами, и ее губы, ее плечи, ее уши, ее соски и...

До кофе дело так и не дошло.

Джина вывалила на стол банку с помидорами, вырвав Тоцци из его сладостных воспоминаний. Он пристально посмотрел на нее, вспомнив, что говорил о ней Беллзу прошлой ночью Будда Станционе. Тоцци снова обдумал эту возможность, но нет — сколько ни думай, они совсем не подходят друг другу. Правда, замечание Будды было не единственным свидетельством того, что между Беллзом и Джиной существовали какие-то отношения. Было еще сообщение на ее автоответчике в тот день, когда они лежали на диване.

Они блаженно дремали в сумерках, голова Джины покоилась на его плече, и вдруг зазвонил телефон. Никто из них не пошевелился. После четырех звонков Тоцци услышал записанный на пленку голос Джины, просивший тех, кто звонит, оставить сообщение после сигнала. "Джина, это я, -прозвучало в комнате. — Позвони мне".Тоцци сразу же узнал голос. Это был Беллз.

Он смотрел, как она убирает овощи в холодильник. Ему не нравилось, когда на него не обращают внимания, и он рискнул задать вопрос:

— Ты принесла молоко?

Она посмотрела на него как на червяка.

— В чем дело? Ты не можешь поздороваться?

— Привет. Ты принесла молоко?

— Привет. Нет.

Она снова принялась за сумки, и, засунув руку в одну из них, вытащила большую индейку. Открыв холодильник, положила ее на нижнюю полку.

— Тебе не нужно было покупать ее, — сказал Тоцци, кивнув на птицу. — Твой брат говорит, у него целая связка индеек.

Она свирепо взглянула на него.

— Они что, вывалились из грузовика?

Тоцци пожал плечами и не стал развивать эту тему. Она была не в настроении. Считалось, что Джина была положительным членом этой семьи. У нее была настоящая работа: она закупала детскую одежду для универмага «Мэйси» в Манхэттене. Ее родственники — дядя и два двоюродных брата — отбывали срок за угон автомобиля, а в багажнике машины ее отца всегда лежало что-то, что нужно было срочно продать. Никто из них не был отпетым преступником, кроме ее брата Живчика, который изо всех сил пытался стать членом мафии, пока ФБР не предоставило ему другую возможность сделать карьеру. Но, как и большинство людей, чьи родственники с легкостью нарушают закон, Джина не хотела ничего об этом знать. Она не участвовала в их делах, но и не читала им моралей. Она любила свою семью, потому что это была ее семья, и была предана своему ненормальному братцу, потому что он был ее братом, но, если они продавали краденых индеек, или знали, где хранят краденые машины, или курили сигареты, на которых не было пометки об уплате федеральной пошлины, она ничего не хотела об этом знать. Это были их дела, ее они не касались.

Так считалось.

Мысленно Тоцци все время слышал голос Беллза на автоответчике Джины: «Джина, это я. Позвони мне».Тогда она приподняла голову с плеча Тоцци, закатила глаза и сделала гримасу, но объяснять ничего не стала, а Тоцци не стал спрашивать. Но сейчас он задумался насчет Джины и Беллза.

Из второй сумки Джина вынула целлофановую упаковку с хлебными кубиками. В животе у Тоцци заурчало. Хоть и не домашнее жаркое с поджаристой корочкой, но все-таки еда. Он встал и направился к столу.

Джина подозрительно взглянула на него поверх очков. Так собака смотрит на кошку, слишком близко подошедшую к ее миске. Он оперся о стол и сложил руки на груди. Она не отводила от него взгляда.

Он перевел взгляд на целлофановую упаковку. Вероятно, это предназначалось для праздничного обеда семьи Дефреско в День благодарения, но он умирал от голода. Ему ужасно хотелось разорвать пакет и высыпать в рот горсть сухих хлебных кубиков, но этого делать не стоило. Конечно, он не Майк Тоцци, а Майк Санторо, а Санторо — плохой мальчик, во всяком случае, для Джины. Так почему бы ему не разорвать пакет? Это будет вполне в духе Санторо. Тем более ему очень хочется есть.

Он протянул руку к пакету, и по кухне разнесся звук шуршащего целлофана. В ее глазах мелькнул стальной блеск, и Тоцци замер.

— Тебе нравится твоя рука? — спросила она.

— Что?

Она посмотрела на его лежащую на пакете руку.

— Тебе нравится твоя рука?

— Да, она мне нравится.

— Тогда держи ее при себе, пока я не отрезала ее.

На столе за сумками с продуктами стояла подставка для ножей.

Тоцци взглянул ей в глаза и ухмыльнулся, но она осталась серьезной. Дефреско были сицилийцами.

— Ладно тебе, — сказал он, — дай мне немножко.

— Нет.

— Перестань. Ты же не съешь всю пачку.

— Нет. — Она вырвала пакет из-под его руки, швырнула его в буфет и захлопнула дверцу.

Тоцци пожал плечами и беспомощно взглянул на нее.

— Джина, почему ты так зло со мной разговариваешь? Что я тебе сделал?

— А ты не знаешь? — В руке она держала банку с протертой клюквой.

— Послушай, перестань. Ты так говоришь, будто я тебя заставил.

— Я этого не говорила.

— Тогда о чем ты говоришь?

Она поставила банку на стол и вытащила из сумки другую.

— Я не хочу об этом разговаривать.

— Почему?

Она раздраженно вздохнула.

— Почему бы тебе просто не уйти?

— Нам было хорошо. Это было прекрасно. Почему ты не хочешь об этом поговорить?

— Не хочу, и все.

— А я хочу.

— Тогда выйди на улицу и поговори сам с собой.

Она вытащила пакет с грецкими орехами, и в животе у Тоцци громко заурчало.

Она опустила взгляд на его живот и покачала головой. Тоцци нахмурился.

— Знаешь, Джина, я не понимаю тебя. Я из кожи вон лезу, чтобы тебе угодить, а ты обращаешься со мной как с дерьмом. На минуту мне тогда показалось, что у нас может что-нибудь получиться, но, видно, я ошибся.

— Это точно.

— Вот видишь? Тебе обязательно надо сказать гадость. Почему? Я стараюсь, а ты грубишь. Это неправильно. — Слова произносил Майк Санторо, но Тоцци был с ним абсолютно согласен. Его легенда давала ему право стать полностью итальянцем.

— Я грублю, потому что ты инфантильное ничтожество, зарабатывающее на жизнь грязными фильмами. Нужна еще какая-нибудь причина? — Отчитывая его, она говорила очень логично и разумно, и почему-то это делало ее еще более привлекательной.

— Послушай, Джина, это звучит хуже, чем есть на самом деле. Я продаю хорошие нравственные фильмы. Эротичные, вот и все. У меня их покупают даже сексопатологи. Они говорят, что эти фильмы помогают им в работе. Их пациенты тут же приободряются.

— О, заткнись.

— Нет, я тебе правду говорю. Я не занимаюсь жесткой порнографией. Никаких извращений, никаких животных и, конечно, никаких детей. Я никогда не стал бы заниматься детской порнографией. Мне даже думать об этом противно.

В животе у него снова заурчало.

Она посмотрела на него поверх очков.

— Я тебе чистую правду говорю, но вижу, ты мне не веришь. Ты просто придираешься ко мне, вот и все. Не знаю почему. Я хороший парень. — Тоцци нахально ухмыльнулся, войдя в образ Санторо. — Я ведь тоже очень обидчивый, а ты меня все время обижаешь. В тот день я отдал тебе всего себя, и посмотри, что из этого вышло.

— Что ты сказал?

— Ты слышала. Я отдал тебе душу и сердце, и вот награда за это.

Она схватила пакет с грецкими орехами и швырнула в него. Пакет попал ему в плечо и порвался. Орехи с шумом и стуком посыпались на линолеум и раскатились по всей кухне.

— Посмотри, что ты наделала, — сказал он. — Стоило ли?

— Подбери их, — приказала она.

— Помоги мне.

— Подбери их!

Тоцци наклонился и подобрал один орех, продолжая нахально улыбаться. Но в душе он продолжал думать о Джине и Беллзе, надеясь, что это неправда.

* * *

— Я сказала, помоги мне подобрать их.

— Если я помогу, что ты для меня сделаешь?

— Иди к черту!

— Слушай, Джина, я же шучу — эй, послушай, ты куда?

— В ванную. Ты возражаешь? И подбери все это. Я не шучу.

Гиббонс слушал, надев наушники. Он нахмурился и посмотрел на Догерти, специалиста, работающего с аппаратурой наблюдения. Зуб Гиббонса все еще болел, но в настоящий момент боль несколько утихла. Правда, он знал, что это не надолго. Скоро молот снова начнет свою работу. Машина, темно-синий фургон, принадлежащий ФБР, на бортах которого белой и красной краской выведено «Би энд Би. Водопроводные и отопительные системы», была припаркована в квартале от дома Дефреско. Гиббонс и Догерти сидели в фургоне и слушали, как Тоцци флиртует с сестрой Живчика Дефреско. Гиббонс не мог понять, о чем они говорят, что она требует подобрать с пола. Он пожал плечами, давая Догерти понять, что он в недоумении.

Догерти тоже пожал плечами. Верхняя часть его лица выражала озабоченность, но нижняя часть была сама радость. На лице Догерти всегда и при любых обстоятельствах сияла широкая улыбка, из-за которой он был похож на сумасшедшего ученого. Гиббонс уже начал думать, что это своего рода паралич. Или же Догерти — возродившийся христианин. Но этот вариант вызывал у Гиббонса сомнения. Для большинства ирландцев-католиков и первая жизнь — довольно тяжелое бремя. Вряд ли они захотели бы родиться вновь.

Гиббонс высвободил одно ухо, оставив наушники на голове.

— Похоже, она порвала нитку жемчуга, правда?

— Не думаю. — Догерти прикрыл глаза, прислушиваясь. Он показал на измерители высоты звука на пульте, стрелки которых почти застыли после того, как Джина вышла из кухни и Тоцци остался там один. — Судя по звуку, это не жемчужины. Тогда была бы неожиданная россыпь более высоких, резких, щелкающих звуков. А эти звуки намного ниже, и что-то там еще грохотало.

Гиббонс пожал плечами. В данном случае сомнение следовало толковать в пользу Догерти. Этот парень разбирался в звуках. Он был одним из лучших специалистов по наблюдению в ФБР, а его облик странноватого лысеющего ученого подтверждал преданность науке. От уха до уха на его голове тянулась лишенная волос полоса — сказались годы работы в наушниках.

— Где у Тоцци передатчик? — спросил Гиббонс.

— В портативном устройстве, прикрепленном к ремню. Чистый звук, да? — Догерти гордился своей работой.

Гиббонс кивнул. Его не очень заботило качество звука. Важно было содержание беседы.

— Что там у них происходит? Не помню, чтобы Тоцци сообщал в ежедневных отчетах о сестре Дефреско.

Улыбка лабрадорского ретривера на лице Догерти превратилась в трагическую усмешку.

— Этому есть причины.

Зуб Гиббонса начал пульсировать. Так он и знал. Проклятый Тоцци, снова думает не головой, а членом. Гиббонс поморщился, но от резкой боли лицо его застыло.

— Он спал с ней?

Догерти хитро смотрел на него, как грязный сумасшедший ученый.

— Слушай, Гиб, некоторые вещи являются личными.

— Но не для тебя. Говори, Догерти. Спал он с ней? — Борясь с ноющей болью в зубе и раздражением на своего сексуально озабоченного идиота-напарника. Гиббонс был готов проломить стену фургона.

— Что ж... — Догерти снял наушники и повесил их на шею. — Да, спал. Но только один раз.

— А ты слушал?

— Тоцци не выключил передатчик. Что я должен был делать? Заглушить звук?

— Да уж мог бы.

— Гиб, клянусь Богом, я не знал, куда он идет. Я должен контролировать все его действия, так ведь? Я думал, он пошел к мисс Дефреско за информацией, пока обстановка там не накалилась, если ты понимаешь, что я имею в виду.

— Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. — Проклятый подглядывающий Том.

— Говорю тебе, Гиб. Это не то, что ты думаешь. Если Тоцци не хотел, чтоб его слушали, он должен был выключить передатчик. Но пока он работает, я обязан записывать то, что слышу. Таковы правила.

— И это записано на пленке? — Гиббонс потер опухшую челюсть.

— Конечно. Я должен отчитываться за свою работу. — Догерти потянулся к пластмассовому ящику из-под молока, полному катушек с пленкой, провел по ним пальцем, пока не нашел нужную, и вытащил ее. — Вот. Хочешь — послушай.

Гиббонс бросил на кассету злой взгляд.

— Нет. Ты вот что скажи мне. Сколько времени он ее трахает?

— Насколько я знаю, это было всего один раз. Несмотря на все его усилия. Как мне кажется, мисс Дефреско жалеет, что так легко уступила.

— Ты кто, доктор Рут?

— Я просто говорю.

— Как это произошло?

Хитрое выражение на лице Догерти сменила застенчивая улыбка.

— Послушай, Гиб, это касается только Тоцци. Мне странно...

— Мой кретин напарник ложится в постель с сестрой такого неуравновешенного придурка, как Живчик Дефреско, который может нас сильно натянуть, а мне нельзя узнать, что тут творится? Ты что, спятил? Если эти ребята узнают, что Тоцци федеральный агент, он может схлопотать парочку пуль, как Петерсен сегодня ночью. Что, если Живчик ведет с Тоцци двойную игру? Он вполне способен на это. Что, если он разозлится, узнав, что Тоцци трахает его сестру? Как ему отплатить за это?

Догерти перестал улыбаться.

— Такой вариант всегда возможен, но не думаю, что он так поступит с Тоцци. Они вроде вполне ладят друг с другом. Принимая во внимание все обстоятельства.

— Догерти, ты ни черта не понимаешь. — Гиббонс стиснул зубы, так как новая волна боли накатила и пронзила челюсть.

Через один наушник он услышал, что Тоцци снова что-то говорит. Он быстро поправил наушники.

— Я собрал орехи. Может, ты хоть спасибо скажешь?

— С какой стати? Ты вынудил меня бросить их в тебя.

— Вовсе нет.

— Заткнись. Ты выводишь меня из себя.

Гиббонс услышал звук удаляющихся шагов.

«Послушай, Джина! Ты куда?»

Тишина.

«Джина! Куда ты?»

Тишина. Захлопнулась дверь.

Гиббонс переместился к маленькому окошку в стенке фургона и стал наблюдать за дверью дома Дефреско. Брюнетка в очках с раздраженным видом спустилась по лестнице. Гиббонс удивился. Джина Дефреско выглядела не так, как он ожидал. Зная Тоцци, он представил себе этакую корову с колышущимися формами, сплошь покрытую волосами, с ногтями, как у Леди Драконши, толстыми ляжками, в узкой юбке до пупа и огромной грудью, в которой можно утонуть. Но эта женщина была... нормальной. И самое странное, что она родственница этого ублюдка Живчика. Он попытался получше разглядеть ее лицо, когда она свернула на тротуар. Довольно привлекательная.

Тоцци бежал за ней по подъездной дорожке, на ходу натягивая темно-синее пальто из кашемировой шерсти.

— Джина! Подожди! Я провожу тебя до автобуса.

Согнувшись, Гиббонс пробрался в конец фургона и повернул ручку двери.

— Эй, Гиб, ты куда?

— Надо поговорить с Тоцци. Он еще не знает о Петерсене.

— Гиб, но ведь вступать в прямой контакт с агентом под прикрытием на задании запрещено. Иверс тебе за это башку оторвет.

Металлическая дверь захлопнулась. Гиббонсу было плевать на все правила и инструкции. Нужно предупредить Тоцци прежде, чем его убьют, а уж потом Гиббонс сам его убьет за то, что тот такой идиот.

Придерживая рукой опухшую щеку, Гиббонс надвинул пониже шляпу и направился через улицу, чтобы догнать своего бегущего за юбкой напарника.

Глава 6

9.26 утра

Тоцци шел за Джиной, направлявшейся к автобусной остановке на бульваре Кеннеди.

— Что я тебе такого сделал? А? Только старался тебе угодить.

Она шла, не обращая на него внимания.

— Послушай, Джина, ты даже из вежливости не можешь сказать мне пару слов?

Тоцци старался говорить, как порноделец Майк Санторо, но чувства-то были его собственные. Он хотел хоть как-то пробиться к ней. По крайней мере, выяснить, почему она обращается с ним как с половой тряпкой. Ведь был же у них тот невероятный воскресный полдень. Их тогда явно что-то связывало, пусть всего на несколько часов.

Тоцци вздохнул, глядя на ее каштановые волосы, развевающиеся при ходьбе над приподнятыми в раздражении плечами. Впереди по бульвару Кеннеди проносились машины. Уже начался утренний час пик. Как он хотел бы сказать ей, кто он на самом деле. Если бы она знала, что в действительности он не занимается никакой порнографией, может, она обращалась бы с ним потеплее, согрела бы его, как он согрел тогда, на диване, ее ноги.

К тротуару подъехал автобус. Электронными буквами на переднем стекле было написано: «Вокзал-порт Оторити». Автобус остановился с громким шумом, и двери раскрылись. Не оглянувшись, Джина поднялась по ступенькам.

— Джина! — снова позвал ее Тоцци, но двери захлопнулись, и переполненный автобус отъехал с таким же шумом.

Тоцци задержал дыхание, пока не рассеялись клубы выхлопного газа, потом засунул руки в карманы пальто и со вздохом пробормотал:

— Джина, Джина, Джина...

— Джина, черт бы тебя побрал!

Тоцци резко оглянулся и увидел Гиббонса в надвинутой на глаза шляпе. Его нос, как у Бабы Яги, свисал из-под полей. Рот сложился в неодобрительную гримасу и напоминал перевернутую подкову. Левая сторона лица так раздулась, что казалось, будто он держит что-то за щекой.

Тоцци незаметно осмотрелся:

— Какого черта ты тут делаешь?

— Заткнись и слушай, идиот. Ночью подстрелили Гэри Петерсена.

В животе у Тоцци все сжалось.

— О, черт! — О причине можно было не спрашивать.

— По последним сведениям, у него все было в норме.

Молодой человек в кожаной куртке с чемоданчиком в руке подошел к автобусной остановке. Гиббонс сразу замолчал и отошел к зеркальной витрине кондитерского магазина на углу.

Тоцци выждал несколько минут, прежде чем присоединиться к напарнику.

— Кто стрелял в него? Это уже известно?

— Он должен был в час ночи встретиться с Тони Беллзом.

— С Беллзом? Вот сволочь.

— Иверс объявил облаву.

— Я встречался с Беллзом прошлой ночью. Правда, после трех. О Боже!

— Знаешь, где он сейчас?

Тоцци покачал головой:

— Я не знаю даже, где он живет. Он очень странный парень. Очень скрытный.

— Ладно, держись от него подальше. Думаю, журналисты пока еще не пронюхали об этом, так что, может, нам удастся схватить его до того, как они его спугнут. Будем надеяться.

— Я могу попробовать поискать его.

— Нет! — рявкнул Гиббонс. — Тебе лучше быть подальше, когда его арестуют. Будда Станционе и его веселые ребята быстро раскумекают что к чему. И, чтобы спасти твою шкуру, нам придется объявить, что ты — агент ФБР, а это будет означать конец операции «Укус акулы». Иверс хочет продолжать операцию, и на этот раз я согласен с этим остолопом.

— Но я мог бы...

— Нет, не мог бы. Сходи в кино, съезди на море, пойди потрахайся — только держись подальше от Беллза, пока мы не найдем его.

Тоцци нахмурился и подумал о Джине. Хорошо было бы потрахаться. С ней.

— Кстати, Тоц, что это за дела у тебя с сестрой Живчика? Ты что, совсем спятил?

Кровь прилила к лицу Тоцци.

— Не знаю, о чем ты.

— Черта с два ты не знаешь. Послушай меня, олух. Один-единственный раз я хочу, чтобы ты держал свои штаны застегнутыми, пока ты на задании. Почему ты всегда связываешься с неподходящими бабами?

— С Джиной Дефреско все в порядке. Она не имеет отношения к своему брату и мафии. Она добропорядочная гражданка.

— Не полощи мне мозги, Тоцци. Она состоит в кровном родстве с человеком, который связан с мафией и доносит нам на своих друзей. По-моему, этого достаточно.

— Знаешь, ты абсолютно не прав. Ты не знаешь...

— Все я знаю. Отвяжись от нее, capisce[1]?

Тоцци не ответил. Как, черт побери, Гиббонс узнал о нем и Джине? И тут он вспомнил о прикрепленном к ремню передатчике. Догерти. Этот предатель...

Гиббонс направился в кондитерский магазин.

— Что у тебя с лицом? — спросил Тоцци, только чтобы задержать его. В ушах его все еще звучали слова напарника о том, что Джина — неподходящая женщина, и он хотел, чтобы последнее слово осталось за ним.

— Зуб нарывает. Чертовски больно.

— Почему ты не идешь к зубному врачу?

Гиббонс свирепо взглянул на него.

— А когда у меня есть время ходить по врачам?

Тоцци выдержал его взгляд.

— Почему бы тебе не вырвать их все и не поставить протезы? Тогда ты сможешь просто вынимать их, если что не так.

Гиббонс посмотрел ему прямо в глаза, пожевал губами, и вдруг изо рта у него вывалились четыре верхних зуба. Тоцци испуганно отступил назад. Он и не знал, что у Гиббонса зубные протезы. Это напомнило ему кадры из одной телевизионной передачи о природе. Там челюсти акулы двигались независимо от головы. Зубы захлопываются, а рот закрывается на долю секунды позже. Он с отвращением уставился на рот Гиббонса с выступающими вперед зубами. Он-то всегда думал, что у Гиббонса крокодилья улыбка. Сукин сын.

Зубы Гиббонса скользнули на место, но этот сукин сын все равно выглядел так, будто вот-вот укусит.

— Я должен позвонить твоей двоюродной сестре, — проворчал он.

Хотелось бы знать, подумал Тоцци, чем насолила Гиббонсу Лоррейн. С течением лет он заметил, что, когда они с Гиббон-сом из-за чего-нибудь ссорились, тот всегда называл свою жену не иначе как «твоя двоюродная сестра».

Рука Гиббонса лежала на ручке двери в кондитерский магазин.

— Может, этот проклятый зубной врач даст ей рецепт на какое-нибудь болеутоляющее лекарство. А ты тем временем исчезни и не показывайся, пока мы не найдем Тони Беллза. И позвони в контору, пока Иверс не обмочился от злости.

Держась за опухшее лицо. Гиббонс вошел в магазин.

Через зеркальное стекло Тоцци видел, как его напарник неуклюже пробирается к платному телефону в углу магазина. Ну и зануда. Иногда Тоцци удивлялся, как Лоррейн его терпит.

Тоцци свернул за угол и направился к дому Живчика. Придется что-нибудь наврать Живчику, придумать причину, по которой ему надо на время исчезнуть. Сказать правду он не рискнет. Живчик может кое-что скумекать и постарается набрать очки, предупредив Беллза о розыске.

Но в тот момент, когда Тоцци поворачивал за угол, он услышал два коротких автомобильных сигнала. Подняв глаза, он увидел серебристый четырехдверный «БМВ-735», перегородивший улицу.

— Эй, Майк! Майк! — Живчик сидел на заднем сиденье, затемненное окно было приспущено. — Мы тебя ждем. Давай садись. — Его волосы были все еще влажными после душа.

Машина была незнакома Тоцци. Он пересек улицу и, стараясь не выдать своих подозрений, наклонился, чтобы посмотреть, кто внутри. На переднем сиденье сидел Беллз с раскрытым номером «Дейли ньюс» на коленях. За рулем был Тасманский Дьявол Стенли.

Беллз наполовину опустил свое окно.

— Садись, — сказал он, улыбнувшись. — Мне надо вам кое-что показать, ребята.

— Прямо сейчас? — Для пущей убедительности Тоцци посмотрел на часы. — Я обещал одному парню встретиться с ним в десять в Бруклине.

Беллз покачал головой:

— Забудь об этой встрече. Наше дело важнее.

— Но я...

— Тебе нужны эти деньги?

— Да, конечно, но...

— Тогда садись.

Беллз снова уткнулся в газету. Он читал колонку сплетен. Выглядел он как обычно, но беспокойство, написанное на лице Живчика, вызвало у Тоцци тревогу. Он не хотел ехать с ними, но, если он откажется, Беллз может что-то заподозрить. Для него что Майк Санторо, что любой другой, и если он так маниакально подозрителен, как предполагал Тоцци, то вполне может подумать, что Майк Санторо — переодетый коп. А тогда он смоется, это как пить дать, и им, может, уже не удастся его схватить. Он выйдет сухим из воды, совершив попытку убить федерального агента, а может, и убийство, если Петерсен не выживет. Тоцци сжал кулаки в кармане пальто. Нужно принимать решение, и быстро.

Беллз не отрывал глаз от газеты. Стенли пригнулся и, глядя на Тоцци из-под густых бровей, ждал, пока тот сядет в машину. Его нижняя челюсть угрожающе выдавалась вперед.

Живчик умоляюще смотрел на Тоцци.

— Давай, Майк. Садись. Это ненадолго, да, Беллз?

Беллз не ответил. Так как Тоцци не двинулся с места, Беллз повернулся к Стенли:

— Поехали. Ему, видно, эти деньги не нужны.

Стенли уже заводил мотор, когда Тоцци внезапно решился.

— Подожди. Я позвоню этому парню, тому, с которым должен был встретиться, скажу, что не смогу прийти. Я мигом. — Он решил пойти в кондитерский магазин и быстро рассказать Гиббонсу, что происходит.

Но Беллз повернул голову и посмотрел на него без всякого выражения.

— Кто тебе важнее, Майк? Тот парень или я?

Ответа не требовалось. У Тоцци не было выбора.

Он открыл заднюю дверцу и сел рядом с Живчиком:

— Ладно-ладно, поехали.

Стенли включил передачу и подъехал к перекрестку, где горел красный свет. Он включил сигнал правого поворота, но машин было слишком много, и на красный он повернуть не мог. Пришлось ждать зеленого.

Пока они ждали, Тоцци увидел Гиббонса, выходящего из кондитерского магазина. Он морщился и держался за опухшее лицо. Тоцци перевел глаза на Живчика, который знал Гиббонса и тоже его заметил. Лицо Живчика вытянулось, щеки ввалились, глаза вытаращились. Он выглядел таким откровенно испуганным, что Тоцци захотелось его пристукнуть.

Беллз перевернул страницу газеты:

— Да, Майк, а кто этот старикан, с которым ты говорил?

Тоцци быстро взглянул на Живчика. Сказал ли он Беллзу и Стенли о Гиббонсе? Если сказал, то что?

— Это ты о ком?

— Да о том, на углу.

— Ах, об этом? У которого все лицо разнесло?

— Да, о нем. Это ты, что ли, ему вмазал?

Стенли было засмеялся, но его смех перешел в резкий кашель курильщика. Живчик выглядел так, будто сейчас выпрыгнет из своей шкуры.

Тоцци тоже засмеялся.

— Нет, я его не трогал. Хотя, может, и стоило. Говорит, у него зуб болит, сил нет терпеть. Нет ли где-нибудь поблизости зубного врача. Я ему говорю, я не здешний, ничем помочь не могу. Но он не отстает. Спрашивает, что ему делать, он, дескать, умирает от боли. Никак не мог от этого старого идиота отвязаться. Сказал ему, чтоб поискал врача в справочнике и оставил меня в покое.

Никто не произнес ни звука, и сердце Тоцци остановилось. Он посмотрел на Живчика, уверенный, что тот сказал-таки Беллзу, кто такой Гиббонс. Но так как минуты текли, а ничего не происходило, ему пришла в голову другая мысль. Если Беллз видел его на углу с Гиббонсом, не видел ли он его и с Джиной? Он вспомнил о послании, оставленном Беллзом на ее автоответчике, и сильнейшее чувство опасности, знакомое только глубоко засекреченному агенту, пронзило его от живота до спины и стало подниматься вверх. Что, если между Беллзом и Джиной действительно что-то есть? Беллз был определенно ревнив. Сердце Тоцци бешено заколотилось.

Беллз зашелестел газетой.

— Надо было ему вмазать, — пробормотал он себе под нос.

Стенли засмеялся, потом кашлянул в кулак. Зажегся зеленый свет, и он свернул на бульвар Кеннеди, направляясь на север, к Джерси-Сити. Они проехали мимо двух светофоров, но у третьего остановились. На углу слева от них находился магазин «Мясной город».

— Так куда мы едем? — спросил Тоцци, стараясь, чтобы в его голосе звучало любопытство, а не беспокойство.

Никто не ответил. Беллз перевернул газетную страницу. Глаза Живчика были так широко открыты, что казалось, вывалятся, если он наклонит голову.

— Это что, секрет? — спросил Тоцци с раздраженным смешком. — Куда мы едем?

Стенли взглянул на него в зеркало заднего обзора.

— Увидишь, — прошептал он. В его голосе звучало чуть ли не благоговение.

Беллз не поднимал головы от газеты.

Глава 7

10.33 утра

— Перерыв! — закричал Стенли, когда они друг за другом прошли в гараж через приемную ремонтной мастерской. — Сходите попейте кофе. Быстро. Идите.

Двое темнокожих черноволосых парней в зеленых комбинезонах не обратили на него никакого внимания. Они продолжали возиться с машинами, стоящими на подъемниках. Один из них ставил новые тормозные колодки на темно-бордовый «бьюик-сенчури»; другой с помощью пневматической дрели откручивал болты на поржавевшем глушителе красной, как пожарная машина, «целики». Спекшаяся ржавчина и накопившаяся за многие годы дорожная грязь летели ему прямо в лицо, на котором были защитные очки, но он на это не реагировал.

Живчик и его дружок Майки стояли в сторонке, сжав губы и вытаращив глаза, и ждали, пока им объяснят, зачем их сюда привезли.

Беллз наблюдал за ними, потешаясь над их неуверенностью в этой неопределенной ситуации. Он медленно повернул голову и остановил взгляд на двух механиках. Он знал, что оба они с островов, тот, что занимался тормозами, — с Гаити и говорит только по-французски. Он обвел взглядом отсеки гаража. Пол под ногами был мягким от маслянистой грязи. Открытые тележки для инструментов стояли вдоль стены, как чудовища с широко раскрытыми ртами в ожидании святого причастия. Внутри виднелись аккуратные ряды висящих разнообразных гаечных ключей, напоминающих зубы. С потолка свисали, как лассо, резиновые ремни и части глушителей, похожие на запасные части к человеческому телу. На задней стене было прикреплено замусоленное желтое полотнище с названием мастерской и написанными черными буквами словами: «ЛУЧЧШИЕ ГЛУШИТЕЛИ — ЛУЧЧШЕЕ КАЧЕСТВО, ЛУЧЧШЕЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ, ЛУЧЧШИЕ ЦЕНЫ».

Это было одно из тех маленьких заведений, которые назывались чересчур пышно, например «Глушители Мидаса». У Беллза засосало под ложечкой, как только они вошли сюда. Он ненавидел дешевые подделки. Он любил все настоящее, солидное, прочное. Если вам нужен глушитель, достаньте хороший и больше об этом не думайте. Он не любил иметь дело с дешевым барахлом. Это сводило его с ума. Как будто на рубашке у тебя пятно. Все время о нем думаешь, даже когда не смотришь на него. Люди, которые брали у него деньги и потом не отдавали их вовремя, были как эти пятна. Они вынуждали его думать о них, тратить на них свое время. Такие люди были как непригодные вещи, их надо чинить, заменять или уничтожать, чтобы он мог перестать о них думать.

Стенли подлез под «целику»:

— Ты слышал, что я сказал, парень? Я сказал, идите попейте кофе.

Парень, возившийся с заржавевшим глушителем, сдвинул на лоб защитные очки. Вокруг его покрасневших глаз, там, куда не проникла желто-коричневая пыль, были темные круги.

— Хозяин нет здесь, — сказал он. — Нельзя уходить.

У него были толстые губы и угрюмое лицо; когда он обращался к Стенли, то смотрел мимо него.

— Дай им денег, — сказал Беллз, слегка раздраженный этими переговорами. Уж Стенли-то должен знать — если хочешь, чтобы кто-то на какое-то время испарился, нужно заинтересовать его в этом.

Стенли выудил из кармана пятерку и протянул ее парню. Тот взял, но на Стенли так и не посмотрел. Он смотрел на своего дружка, негра-француза с Гаити, стоявшего неподалеку с выкатившимися глазами и державшего в каждой руке по гаечному ключу.

— Идите, идите. Попить кофе. Ты что, не понимаешь?

Парень не пошевелился. Он оцепенел.

Стенли взглядом попросил совета у Беллза.

Беллз подошел к французу.

— Иди, frere[2] Жак, — сказал он. — И поторопись, а то я позову тонтон-макутов.

При упоминании гаитянской секретной полиции голова француза дернулась. Живчик, как всегда, ничего не понял, но Майки Санторо не мог скрыть удивления. Беллз оскорбился. Он что же, не ожидал, что простой парень, Беллз, может знать о таких вещах, как тонтон-макуты? Кусок дерьма. С первого же раза, увидев Санторо, Беллз понял, что тот слишком много о себе воображает, считает себя лучше других. Что он себе думает? Что ростовщик из Джерси ни черта не знает, ничем, кроме наркотиков, не интересуется и читает только бюллетени скачек? Да, Беллз и раньше встречал таких, как Санторо. Они считают себя даром Божьим для любого. Одно он знал наверняка: малыш Майки считает, что он — дар Божий для Джины Дефреско.

Да, он прекрасно знает, что малыш Майки губы раскатал на Джину. Что не рассказал ему Живчик, он легко домыслил сам. Это было несложно. Санторо из кожи вон лезет, чтобы вскружить Джине голову, затащить ее к себе в постель. Думает, он лучше других. Вот и она такая же. Тоже считает себя лучше тех, кто ее окружает. Но ей это простительно. Ему нравится, что у нее есть характер, что она может любого послать, говорит, что не хочет иметь дело с деловыми ребятами. Тут все в порядке.

Другое дело Санторо. Это только показывает, кто он есть на самом деле — сопливый ублюдок. Его надо немножко окоротить, а кто лучше Беллза это сделает? За то, что Санторо крутится возле Джины, он свое получит. Только поэтому Беллз сцепился с Буддой из-за денег для этих ублюдков. Ссуду они получат, и он постарается их убедить сразу же вложить все деньги в дело. Он им во всем поможет, потому что хочет, чтобы они прогорели. И они прогорят, уж об этом он позаботится. А когда это случится, тут-то и появится старый добрый ростовщик, чтобы стереть эту улыбочку с рожи Санторо. Перво-наперво Беллз отберет у них их порнобизнес и сам им займется, чтобы вернуть ссуду. Живчика он оставит мальчиком на побегушках только по доброте сердечной. Но малышу Майки придется отвалить. А Джина, если она правильно воспитана (в чем Беллз почти не сомневался), ему еще от всего сердца спасибо скажет, что он спас ее непутевого братишку. Он был уверен,что она будет ему благодарна, даже если и не особенно это покажет. Он-то знает, как она предана этому никчемушнику, своему братцу, как беспокоится все время, что ему башку снесут или в тюрьму посадят. Она сама говорила ему об этом.

Двое чернокожих медленно шли к двери. Тот, у кого было грязное лицо, все еще сжимал в руке пятерку, как умственно отсталый, который никак не может сообразить, что ее нужно положить в карман. И тут появился босс. Наконец-то.

— Эй, Беллз, Стенли, в чем дело?

Рэнди Слиповиц был очень тощий, с иссиня-черными волосами, густыми бровями и рубильником, выступающим на его лице, как парус. Он был немного похож на того парня в передвижном военном госпитале, который всегда надевал женскую одежду, чтобы его уволили из армии. Слиповиц дымил, как паровоз, и всегда носил модные рубашки и темные модные штаны, облепленные волосами. Это была его проблема. Даже скорее болезнь. Страсть к животным. В доме у него было полно приблудных собак и кошек, которых он подбирал где только мог. Дюжины две собак и Бог знает сколько кошек. Часто он возил парочку животных в машине, а в эту минуту он держал на руках маленького котенка, сонного, полосатого, не совсем малыша, но еще не подростка. Слиповиц почесывал его голову обратным концом сигареты, зажатой между пальцами, хотя тот и так уже спал, устроившись на его согнутом локте, головой вниз и свесив лапы.

Но проблема Рэнди Слиповица заключалась не только в любви к бездомным собакам и кошкам. Он обожал также лошадей. Каждый полдень без исключения он проводил на ипподроме, что-то выигрывая, но больше проигрывая, как почти всякий кретин, живущий только лошадьми. Он занял у Будды сто семьдесят пять кусков, чтобы купить эту мастерскую, но проводил здесь слишком мало времени, чтобы дело наладилось. Он, наверное, думал, что все устроится само собой и мастерская каким-то образом превратится в волшебную машину, штампующую деньги. Но так дела не делаются. Нельзя постоянно оставлять вместо себя помощника. Беллз видел, что крах неминуем. Слиповиц еще не задерживал платежей — пока, — но Беллз понимал, что дело идет именно к этому. Насколько он мог судить, мастерская ничего не стоила. Если Слип не отдаст деньги, Будда не захочет с ней связываться, так же как и Беллз. Поэтому-то Беллз сегодня здесь. Чтобы дать старине Рэнди небольшой финансовый совет и вернуть его на путь истинный, пока он с него не сбился окончательно.

Слиповиц затянулся сигаретой.

— Что случилось, Беллз? — Его глаза перебегали с Беллза на Живчика, потом на Майка и снова на Беллза. На Стенли он не смотрел. Делал вид, что того вообще тут нет. Никому не доставляло удовольствия видеть Стенли.

Беллз, улыбаясь, подошел к нему и погладил головку лениво раскинувшегося котенка.

— Какой симпатичный, Рэнди. Как его зовут?

— Я назвал его Панчо. Потому что у него в любое время дня сиеста. — Слиповиц глубоко затянулся. Глаза его перебегали с предмета на предмет.

Беллз взял у него котенка и обхватил его одной рукой, поглаживая шерстку на его брюшке.

— Слушай, Рэнди, у него соски. Какой же это Панчо? Это девочка.

— Знаю, знаю. Просто для меня она выглядит как Панчо. Понимаешь, что я хочу сказать?

Беллз улыбнулся:

— Да. Понимаю.

— Так что вас привело сюда, Беллз? Нужен новый глушитель?

Беллз покачал головой и почесал котенку шейку. Котенок зажмурился и потянулся, испытывая блаженство.

— Так все-таки... что случилось, Беллз?

Тоцци заметил, что руки Слиповица дрожат. Парень был смертельно напуган. Он продолжал сбрасывать на пол большим пальцем пепел с сигареты, даже когда никакого пепла на ней уже не осталось.

Беллз смотрел на котенка, продолжая почесывать его шейку:

— Как бегают лошадки, Рэнди? Тебе везет?

Слиповиц пожал плечами:

— Когда как. Ты знаешь, как это бывает. Есть хорошие дни, а есть и не очень... иногда. Ты же знаешь.

Тоцци не мог с точностью сказать, спит ли Панчо, но выглядел котенок именно так.

Беллз продолжал почесывать его шейку.

— Скажи мне вот что, Рэнди: как у тебя идут дела?

— Дела?

— Да. Сколько глушителей ты продаешь за день? Примерно.

— Целиком?

— Да.

— Ну, понимаешь, всю систему целиком продаешь нечасто. Обычно людям нужны только отдельные части. Трубки, конденсаторы, сам глушитель и все такое. Нечасто бывает, чтобы кому-то понадобилось заменить всю выхлопную систему.

— Интересно. И сколько машин у тебя проходит за день? Примерно.

Слиповиц взглянул сквозь плексигласовые панели двери в гараж. Кроме «БМВ» Беллза и его собственного «понтиака», на площадке перед мастерской не стояло ни одной машины. А это означало, что сегодня работы было не так уж много. Он с большой осторожностью поднес окурок ко рту, последний раз затянулся, затем бросил его на пол и затоптал.

— Да когда как, Беллз. День на день не приходится. Сегодня, видишь, почти ничего нет, но это естественно в это время года. Как только пойдет снег и погода испортится, тут места свободного не будет. Ты ведь знаешь, дороги тут посыпают солью. И машины быстро ржавеют. Да еще жидкая грязь — собирается в нишах колес и замерзает. Ты едешь, а куски замерзшей грязи откалываются и — раз — попадают в глушитель. Можешь протащить их так сотни две футов. Ты даже не представляешь, какой вред это наносит машине.

Беллз улыбался, глядя на котенка, такого спокойного и умиротворенного.

— Замерзшая грязь, говоришь? Так тебя этому учили на Луччших курсах по ремонту Луччших Глушителей? Где это было? В Канзасе?

— Нет, в Омахе.

Беллз взглянул на Слиповица и кивнул.

— Так когда ты открыл мастерскую? В апреле, так ведь?

— Да, в апреле.

— То есть зимой ты еще практически не работал, да?

— Нет, но...

— А сколько времени ты ходил на те курсы?

— Пять дней.

Беллз кивнул.

— А не считая того, чему ты там научился, сколько глушителей ты установил лично, Рэнди?

— О, довольно много, Беллз. Когда кто-то из ребят заболевает, я сам все делаю. Да, именно.

— Сколько глушителей, Рэнди? — Беллз не отводил от него взгляда.

Слиповиц не мог заставить себя посмотреть на него.

— Слушай, Беллз, кончай. Не знаю я. Если тебе нужны точные цифры, мне надо посмотреть в записях.

— Ясно.

Тоцци все это не нравилось. Он не знал точно, в чем тут дело, но, видимо, Беллз приехал за деньгами, не выплаченными в срок. Стенли стоял между Слиповицем и дверью, голова на бычьей шее запрокинута, глаза полуприкрыты.

Маленькая кошечка лениво распростерлась на согнутом локте Беллза, как переброшенный через руку мех. Беллз баюкал ее, как ребенка, покачивал, почесывал шейку, что-то приговаривая. Описывая круги, он подошел к стоящей на подъемнике «целике». Остановившись, посмотрел вверх, на нижнюю часть машины, как всматриваются в звездное небо.

— Рэнди, — произнес он, — позволь мне сказать тебе одну вещь. Команда хороша настолько, насколько хорош ее тренер. Армия хороша, если ею командует хороший генерал. То же и в бизнесе. Дело идет хорошо, если у него хороший хозяин.

— Согласен с тобой, Беллз.

Беллз через плечо взглянул на Живчика и Тоцци и поднял брови.

— Вы тоже послушайте. Это и вас касается. — Он снова уставился на покрытое ржавчиной дно машины. — Ты сказал, что согласен со мной, так ведь, Рэнди?

— Целиком и полностью.

— В таком случае ты не применяешь свои взгляды на практике.

— Ч-ч-что ты имеешь в виду, Беллз? — В губах Слиповица была зажата незажженная сигарета.

— Я имею в виду то, что мы оба с тобой знаем: ты не уделяешь достаточного внимания своему делу, Рэнди, и я считаю это нарушением контракта.

— Не знаю, о чем ты, Беллз. Я плачу тебе вовремя. Еще ни разу не заставил тебя ждать.

— Не в этом дело, Рэнди. Дело в том, что ты занят другими вещами, и это мешает твоей работе здесь, в мастерской. Ставишь на лошадей, подбираешь зверушек, таких, как этот Панчо Вилья, ухаживаешь за всеми этими шелудивыми дворняжками и кошками у себя дома.

— Ты не понимаешь, Беллз...

Беллз покачал головой, и Слиповиц тут же замолчал.

— Нет, это тыне понимаешь, Рэнди. Когда я дал тебе деньги, чтобы ты открыл мастерскую, я стал как бы твоим партнером в этом деле. Если ты разоришься, меня это тоже коснется, правильно? Вот почему я здесь. Чтобы дать тебе небольшой деловой совет, покане поздно. Своего рода дополнительная услуга. Понимаешь, о чем я?

— Да. Кажется. Не знаю.

Беллз через плечо взглянул на Тоцци.

Тоцци тоже посмотрел на него, но не произнес ни слова. Все это предназначалось для него, для него и Живчика. Беллз хочет дать им понять, что значит иметь с ним дело.

Беллз вышел из-под машины, все еще поглаживая заснувшую кошку. Он посмотрел вниз и нашел металлический рычаг, регулирующий высоту подъемника. Носком ботинка он сдвинул рычаг с позиции «выключено» и привел механизм в действие. Машина начала медленно опускаться, при этом из запачканной маслом металлической стойки, поддерживающей ее, исходил громкий шипящий звук.

Внутри у Тоцци все сжалось. Он смотрел на Слиповица, которого трясло мелкой дрожью.

— Видишь ли, Рэнди, вот как обстоят дела. — Беллз подошел к углублению в полу, где должны были оказаться задние колеса машины. — Я мог кричать, вопить, всячески угрожать тебе, и твоей семье, и твоим зверушкам, но я так не сделаю. Не такой я человек. Я лучше помогу тебе сейчас, до того,как у тебя возникнут проблемы. Ведь проблемы никому не нужны. Правда, Майки?

— Конечно.

— Что с тобой, Майки? Ты чем-то озабочен?

— Я? С чего бы это?

— Не знаю, но лицо у тебя перекосило. Расслабься.

— Я сказал, что мне нечего беспокоиться.

— Ну и хорошо. — Беллз ухмылялся ему в лицо.

Тоцци хотелось оторвать башку этому ублюдку.

Красная «целика» была уже в трех футах от пола. Беллз поглаживал кошку и улыбался Слиповицу.

— Все, чего я хочу, Рэнди, это чтобы ты больше души вкладывал в дело. Эти твои двое черных парней, может, отличные механики, или как ты там их называешь, но не они управляют делом. Я хочу, чтобы ты меньше времени проводил на скачках и больше времени здесь. Иначе...

Беллз наклонился вперед и осторожно положил спящую кошку в углубление в полу. «Целика» находилась в двух футах от пола.

Сердце Тоцци застучало.

Сигарета выпала изо рта Слиповица.

— Не надо, Беллз, пожалуйста. Не надо. — Он шагнул вперед, чтобы вытащить кошку, но дорогу ему преградил Тасманский Дьявол, и он отступил. Со Стенли лучше не связываться. — Послушай, Беллз. Пожалуйста. Не надо, — умолял Слиповиц, не решаясь сойти со своего места.

Чтобы видеть его, Беллзу пришлось выглядывать из-за спускающегося колеса. Он гладил голову котенка, пока тот не почуял опасность. Котенок попытался вывернуться и убежать, но этот сукин сын уже ухватил его за шею и прижал к полу. Котенок вырывался, бешено царапаясь задними ногами, но, видимо, боль не беспокоила Беллза. Тоцци не верил своим глазам. Будда был прав: Беллз точно урод. Наклонив голову набок, довольно улыбаясь, он смотрел на обезумевшего котенка, затем перевел взгляд на Тоцци:

— Что такое, Майки? Ты чем-то огорчен? Не беспокойся, царапины быстро заживают.

Тоцци пожал плечами.

— Руки твои, Беллз. — Проклятый живодер.

Беллз повернулся к Слиповицу:

— С сегодняшнего дня, Рэнди, ты будешь приходить сюда каждое утро раньшетвоих помощников, приведешь здесь все в порядок, чтобы ты и сам гордился мастерской. Носил бы лучший комбинезон и так далее. Я хочу, чтобы мастерская заработала на полную катушку.

Несчастный котенок надрывался от крика. Шина почти накрыла его. Беллз осторожно переместил руку, чтобы удерживать его за шею, когда колесо уже совсем прижало котенка к полу. Тоцци заставил себя остаться на месте.

Рэнди снова попытался дотянуться до котенка, но Стенли помешал ему.

— Хорошо, Беллз, хорошо. Как скажешь. Все, что хочешь. Буду носить комбинезон. Все, что хочешь.

— Смотри не обмани, Рэнди.

Котенок верещал во всю глотку.

Тоцци очень хотелось спасти несчастное животное, но не жертвовать же прикрытием ради кошки. Майк Санторо не осмелился бы перечить Беллзу, во всяком случае не теперь, когда им светит большая ссуда.

Слиповиц был на грани истерики.

— Клянусь, Беллз! Все, что хочешь.

— Правда?

— Правда! Клянусь! Обещаю!

— Отлично.

Беллз выдернул котенка за секунду до того, как колесо вдавило бы его в пол. Колесо еще несколько раз повернулось, затем застыло, коснувшись земли. Он держал котенка за шкирку, но, вместо того чтобы отпустить его, снова уложил на руку, поглаживая, успокаивая, почесывая его голову окровавленной рукой до тех пор, пока котенок наконец не успокоился, устроился у него на руках, запрокинул голову и замурлыкал, совсем как раньше. Спустя какое-то время он уже снова впал в коматозное состояние, вытянулся и обмяк.

Черный парень с Гаити уронил свою чашку, и кофе расплескался по черному от сажи полу. Они с другом молча наблюдали за происходящим от дверей, отделявших контору от гаража.

— Моп Dieu[3], -выдохнул он, уставившись огромными глазами с желтоватыми белками на спящего котенка.

— Ты видел? — прошептал Живчик Тоцци.

— Видел.

— Моп Dieu! Mon Dieu!

Покачивая котенка, Беллз громко рассмеялся. Он широко раскрыл глаза и уставился на парня с Гаити.

— Это вуду, крошка.

Челюсть Живчика отвисла. Он выглядел так же, как парень с Гаити.

— В чем дело. Майки? Ты все еще выглядишь огорченным.

— Я ничем не огорчен, Беллз. Я сказал уже.

— О да, точно. Ты говорил мне. — Беллз продолжал смеяться.

Тоцци молча смотрел на него. Этот сукин сын не просто урод, он урод в квадрате.

Глава 8

10.50 утра

С заднего сиденья «БМВ» Тоцци видел, как Стенли несет к машине два бумажных пакета: большой белый и маленький коричневый. Он все еще размышлял над тем, что произошло в мастерской. Его не оставляла мысль: что, если под колесом машины была бы голова Рэнди Слиповица? В этом случае Тоцци не смог бы просто стоять и смотреть. Ему пришлось бы что-нибудь предпринять, чтобы остановить происходящее, и — конец его легенде. Что тогда? Беллз и Стенли попытались бы засунуть егоголову под колесо, вот что. Беллза бы на это хватило. Нужно перестать думать об этом, но Тоцци зациклился на Беллзе, и эта зацикленность была уже нездоровой — слишком напоминала, страх, а ведь если выкажешь страх, дело плохо. Но Тоцци знал, что никогда не признается себе, что боится, и этотоже его беспокоило: мешало делать правильные выводы, а для секретного агента это может печально кончиться. Он уставился на затылок Беллза, спокойно читающего свою газету на переднем сиденье. Ублюдок.

Стенли влез в машину и протянул коричневый пакет Беллзу, потом сунул руку в белый и вытащил оттуда то, что заказывали остальные. Тоцци получил большую чашку кофе — с молоком и без сахара, Живчик — некрепкий и сладкий кофе и булочку с маслом. Стенли пил кофе с булочкой с сыром.

Беллз открыл свой пакет и вытащил оттуда белую картонную коробку, пластиковую чашку и пару деревянных палочек. Ему принесли жаренные с рисом креветки и чай. С заднего сиденья Тоцци видел, как он отделил палочки одну от другой и снял крышку с чашки с чаем.

Машина стояла на площадке возле узкой аллеи недалеко от трассы номер 46, за Патерсоном, где были расположены магазин детской мебели, продававшейся со скидкой, магазин косметики, закусочная, китайский ресторанчик, в котором торговали навынос, дешевый магазин женской обуви и ювелирный магазин. Беллз повернулся, сел боком и, поднеся картонную коробку близко к лицу, уплетал жареный рис. Казалось, он голоден как волк.

Перестав наконец жевать, Беллз через спинку сиденья посмотрел на Тоцци.

— Рис, — сказал он и сглотнул, — лучшая еда на свете. Это точно.

— Да? — Тоцци отпил кофе. Он сразу насторожился и рассердился на себя за это.

— Точно. Китайцы — самые здоровые люди в мире, а едят они почти один рис. Это лучший углевод для организма. А углеводы — это как раз то, что необходимо человеку. — Он подцепил палочками креветку и стал ее рассматривать. — Если хочешь быть здоровым, ешь то, что едят крестьяне. Вообще надо жить так, как крестьяне. Всем было бы лучше. — Беллз отправил креветку в рот.

Тоцци не мог разобрать, говорит ли Беллз серьезно или издевается над ним. Стенли, пивший свой кофе, не смеялся, так что, может, Беллз действительно верил в то, что говорил. Не для себя, конечно. Себя Беллз крестьянином не считал, это уж точно. Он больше походил на хозяина замка, против которого бунтуют крестьяне.

Беллз потянулся за чашкой, стоявшей на приборной доске.

— Вот так я ем каждый день. Спроси Стенли.

Стенли кивнул с набитым том.

— Я всегда ем много риса, пасту — такую еду. Она дает энергию. Никогда не знаешь, когда эта энергия тебе понадобится. Вот тебе мой совет, Майки: всегда загружайся под завязку. Это очень важно. И еще: я никогда не ем, если не голоден. А я редко бываю голодным в обычные для еды часы. Я так считаю: нужно использовать свои внутренние запасы, а потом снова их пополнять. Тело так и устроено. Я верю в это.

Не отводя глаз от Тоцци, Беллз подул на чай, над которым поднимался пар.

Тоцци сжал зубы. Он ненавидел этого подонка и злился на себя за то, что тот вызывал у него такую реакцию. Он так и не мог понять, не издевается ли над ним Беллз, когда несет эту чушь о здоровой жизни. Беллз был ростом примерно пять футов десять-одиннадцать дюймов, обычного сложения и не выглядел особенно здоровым. Впрочем, о его сложении трудно было сказать что-нибудь определенное, так как он всегда носил темные, плохо сидящие на нем костюмы, скрывавшие его фигуру. По-настоящему странной была его манера двигаться. Не быстро и не медленно, но он постоянно находился в движении, как тогда, с этой кошкой в мастерской. Он никогда не останавливался. Он и ел так же — не быстро и не медленно, но постоянно совершая какие-то движения. Может, такое впечатление создавалось потому, что он ел палочками, но Тоцци вдруг вспомнил старого мастера тай чи, которого он видел пару лет назад во время демонстрации его искусства: тот тоже двигался таким образом, целеустремленно, но не нарочито. Непреднамеренно. Тоцци подумал, не занимался ли когда-нибудь и Беллз боевыми искусствами.

Тоцци вспомнил свои тренировки. В айкидо реагируешь на нападение — никогда не начинаешь первым. Но с тем старым мастером тай чи было трудно определить, где кончается обычное передвижение и начинается атака, так как нельзя было с уверенностью сказать, движется ли он от противника или по направлению к нему. Движения были абсолютно одинаковые. Вот так и с Беллзом. И не определишь, что он угрожает, пока не станет слишком поздно. Тоцци не мог не размышлять о том, как поведет себя, если ему придется столкнуться с Беллзом один на один.

Он выпил глоток кофе и нахмурился. Глупо думать о том, что он раскроется перед Беллзом. Этого никогда не случится. Как только Тоцци удастся отделаться от этих ребят, он позвонит в оперативное управление и скажет Иверсу, где их искать, и Беллза схватят. Сам он в это время будет далеко. Если ему повезет, когда Беллза будут брать, он будет отдыхать в своей постели перед предстоящим экзаменом на черный пояс.

Беллз положил коробку из-под риса на приборную доску и засунул руку в стоявший на полу коричневый пакет. Вытащил оттуда целлофановую упаковку с двумя печеньями, внутри которых находились бумажки с предсказаниями судьбы, разорвал ее и протянул одно Тоцци.

— Держи. Ты ничего не ел.

Тоцци настороженно взял печенье.

— Спасибо. — Он поставил чашку с кофе на пол, чтобы разломить печенье.

— Подожди, Майки, прежде чем ты разломишь его — ты знаешь, как надо читать эти предсказания?

Тоцци нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Нужно добавлять в конце предсказания слова «в постели». Тогда ты узнаешь, что именно имеется в виду. Давай. Посмотри, что там.

Тоцци с удивлением посмотрел на Живчика, но тот только пожал плечами и продолжал жевать с набитым ртом. Тоцци разломил печенье, развернул бумажку и прочитал вслух:

— "Ваша первая и последняя любовь — это любовь к самому себе".

— В постели, — добавил Беллз, поднимая брови.

Стенли чуть не подавился своим кофе.

— Не понял, — сказал Живчик.

Стенли с трудом проговорил сквозь кашель:

— Похоже, Майки придется поработать рукой.

— В постели. — Беллз отпил чай, выгнув брови над краем чашки.

— А. — Живчик пожал плечами. — Я все равно не понял.

Тоцци хорошо все понял, и ему не было смешно.

Беллз разломил свое печенье и прочел предсказание:

— "В этом году вас ожидает огромное счастье". В постели. — Обдумывая слова предсказания, он покачал головой, но не улыбнулся. — Гм... я бы сказал, неплохо. — Он оставил бумажку на стойке, разделяющей сиденья.

— На, возьми мое тоже. — Тоцци протянул ему свое предсказание.

Беллз покачал головой:

— Оставь себе. Подержанные предсказания — как использованные презервативы. Хороши только для того, кто первый ими пользуется.

Тоцци посмотрел на предсказание Беллза. Огромное счастье в постели. Может, с Джиной? Интересно, думает ли Беллз о ней сейчас? И тут он вспомнил слова на ее автоответчике: «Джина, это я. Позвони мне».

Живчик вытер рот бумажной салфеткой, скомкал ее и бросилвпустую чашку.

— Что теперь, Беллз? Ты отвезешь нас домой или что?

Беллз отпил чая.

— Заедем еще в одно место. — Он посмотрел поверх сиденья на Тоцци. — Ты ведь не возражаешь, Майки?

— Нет. Никаких проблем. — Можно подумать, у него есть выбор.

— Хорошо. Потому что, как я уже говорил вам, ребята, тот, кто берет у меня деньги, должен делать это с открытыми глазами. Поэтому я и вожу вас сегодня с собой. Чтобы открыть вам глаза. Я не говорю, конечно, что такое случится с вами. Бог свидетель, я от всего сердца надеюсь, вам повезет так, как и не мечталось, и вы легко вернете мне ссуду. Но все-таки вы должны представлять, что можетслучиться, если дела пойдут не так успешно, как хотелось бы, и возникнут проблемы. Просто чтобы вы знали, на что идете. Правильно?

Живчик кивнул и посмотрел на Тоцци:

— Да, конечно. Мы понимаем. Ты хочешь, чтобы мы знали, что можетслучиться.

Тоцци кивнул, соглашаясь, глядя на Живчика, чтобы удостовериться, что его глупая рожа их не выдаст. Правда, для него эти вечно прищуренные, как у Вуди Аллена, тревожные глаза — обычное выражение. Тоцци не представлял себе, какое выражение лица Живчика можно считать необычным. Он надеялся, что и Беллз этого не знает.

— Хорошо. Давайте навестим моего друга мистера Блейка. Пошли.

Беллз вышел из «БМВ» и направился к одному из магазинчиков с вывеской «Ювелирные изделия на Парк-авеню». Он шел один. Стенли дожидался, пока выйдут Тоцци и Живчик.

Тоцци вылез из машины и закрыл дверцу, глядя вслед Беллзу. Как же все-таки странно он движется. Целеустремленно, но не преднамеренно. Как тот старый мастер тай чи. Как проклятый призрак.

* * *

Войдя в магазинчик, Тоцци увидел, что старик за прилавком смотрит на Беллза как на внезапно появившийся призрак. Тоцци понял, что это и есть мистер Блейк. Ему было, наверное, лет семьдесят с небольшим, но он был высокий и крепкий, седовласый, с приятной и представительной внешностью и волевым лицом. Мистер Блейк не трясся от страха и глаза у него не вылезали из орбит — этого не позволяло ему чувство собственного достоинства, — но он замер, уставившись на Беллза, будто тот был сама смерть с косой.

Тоцци видел, что Беллз держит что-то в руке. Он вздрогнул, когда Беллз внезапно размотал длинную тонкую зеленую нить. Его первой мыслью было, что Беллз хочет задушить Блейка леской, но, когда Беллз начал наматывать конец нити на указательные пальцы, он понял, что это не леска. Это была нить для очистки зубов. С запахом мяты. Тоцци почувствовал небольшое облегчение.

Беллз начал водить нитью между нижними передними зубами:

— Итак?

Мистер Блейк не произнес ни звука. Он просто взирал на Беллза, как осужденный перед расстрелом. Стенли облокотился на стеклянную витрину рядом с Блейком и смотрел на Беллза, ожидая продолжения. Его язык не свисал изо рта и слюна не текла, но выглядел он определенно как Тасманский Дьявол.

Тоцци и Живчик стояли в стороне. Живчик непрерывно покачивал головой и переминался с ноги на ногу — никак не мог найти удобное положение. Тоцци тоже чувствовал себя довольно неуютно. Он посмотрел по сторонам, надеясь, что у старика есть кошка.

— Ну, так что же будет? — Беллз водил нитью между верхними зубами, глядя на мистера Блейка и усмехаясь одними глазами.

— Ты знаешь, в каком я положении, Беллз. — Мистер Блейк не трусил. Это произвело впечатление на Тоцци, но в данных обстоятельствах, подумал он, это не лучший вариант. Немного страха в глазах сейчас совсем не помешало бы.

Засунув нить между коренными зубами, Беллз покачал головой:

— Вы напрасно выбрасываете деньги, мистер Блейк. Она все равно умрет.

Старик не ответил.

— Чего вы хотите? Две кипы счетов из больницы? Что это докажет?

Тоцци не понимал, о чем говорит Беллз. Взглянув на Тоцци и Живчика, Стенли пояснил:

— Дочь мистера Блейка больна СПИДом. От бедняжки уже остались кожа да кости, еле душа в теле держится. Он тратит на нее все, что у него есть. — Стенли повернулся к старику. — Но он думает, раз его дочь умирает, он имеет моральное право забыть о своих обязательствах перед нами.

Блейк гневно посмотрел на Стенли. Он был в бешенстве, но не произнес ни слова. Его достоинство не позволяло ему говорить о дочери с какими-то громилами. Тоцци почувствовал уважение к старику.

Беллз широко раскрыл рот и занялся задними зубами. Закончив, он снял нить с пальцев, перегнулся через прилавок, нашел мусорную корзину и выбросил нить. Интересно, подумал Тоцци, смогут ли в лаборатории в Вашингтоне сделать анализ слюны с нити на ДНК? Если мистера Блейка изобьют, по слюне на нити можно будет установить причастность Беллза к преступлению и...

Но этого Тоцци не допустит. Он не сможет стоять и смотреть, как Стенли будет вышибать дух из мистера Блейка. Блейк — старик; они могут просто убить его. Но если Тоцци вмешается, Беллз непременно что-нибудь заподозрит и — скроется. Но прежде чем смыться, он, вероятно, захочет расквитаться со стукачом — «малышом Майки».

Тоцци попытался представить, что будет, если Беллз и Стенли набросятся на него вдвоем. Он чувствовал, что его навыков айкидо будет явно недостаточно. Никакие боевые искусства не помогут защититься от града пуль.

Беллз засунул руки в карманы куртки и опустил подбородок. Затем кивнул в сторону стеклянной витрины, отделявшей его от мистера Блейка.

— Я мог бы избавить себя от массы хлопот и просто взять драгоценности в счет вашего долга. Похоже, у вас их еще достаточно. Но... — Последнее слово повисло в воздухе. — Но я не хочу этого делать.

Мистер Блейк молча смотрел на него, выставив вперед подбородок, как Берт Ланкастер.

— Знаете, почему я не хочу этого делать? Потому что вы мне не нравитесь. Только и всего. У вас неправильные представления, дружище. Вы думаете, что вы особенный только потому, что ваша дочь переспала с каким-то больным СПИДом гомиком. Ну, так это не моя проблема. Речь идет о деле. На вашу личную жизнь мне наплевать. Дело есть дело.

У Тоцци было такое ощущение, что Беллз уже произносил эту речь раньше. Слова текли слишком легко. Он заметил, что, пока Беллз говорил, Стенли надел на руки черные кожаные водительские перчатки. Очень тесные. Чтобы защитить суставы пальцев при ударе.

Огибая прилавок, Стенли двинулся к мистеру Блейку. Старик все еще не произнес ни слова, но в глазах его мелькнул страх.

Тоцци облизал губы. Нужно что-то делать.

На помощь Живчика рассчитывать было нечего, если только у того не было оружия. А Беллз вполне мог пустить в ход пушку, если Тоцци попытается вмешаться в «бизнес». Он коснулся передатчика, прикрепленного к ремню. Гиббонс не видел, как он садился в машину в Байонне. Если бы он видел, они с Догерти поехали бы за ними в фургоне наружного наблюдения и слышали бы все, что здесь происходит. У них полно агентов, которые вмешались бы и выручили мистера Блейка. Но Гиббонс не видел, как он садился в машину, поэтому никто его сейчас не слушал. Дерьмо.

Стенли был уже за прилавком и приближался к своей жертве. Беллз двигался на носках, как боксер, на лице его было написано ликование. Будто исполняет какой-то ритуальный танец, подумал Тоцци. А может, он всегда так себя ведет, когда очень доволен чем-то.

Тасманский Дьявол разглаживал перчатки, готовясь нанести удар.

Беллз продолжал свой шаманский танец. Может, все дело в лампах дневного света, но Тоцци готов был поклясться, что глаза этого ублюдка горели.

Нужно быстро что-то предпринять, но что? Придется ему раскрыться, сказать, что он — агент ФБР, авось они отвяжутся. Придется пожертвовать своим прикрытием.

Мистер Блейк отступал за прилавок, но от Стенли не спрячешься, и он это знал.

Сердце Тоцци колотилось. Может быть, есть еще какой-нибудь выход? Он посмотрел на пол, вокруг себя, сам не зная, что он надеется там найти. Вдруг он кое-что заметил. Какой-то фиолетовый блеск в стеклянной витрине за спиной Беллза.

Он подошел и быстро показал на эту вещь — серебряный браслет, украшенный мелкими подвешенными фиолетовыми камешками в форме слезы. Потемневшее серебро похоже на старинное, оправа камешков в виде цветков петунии и цепочка сверкающих маленьких баклажанчиков, вставленных в раструбы цветков петунии. Цвет камней напомнил ему цвет оправы очков Джины.

— Извини, Стенли, — сказал Тоцци. — Прежде чем ты начнешь, я бы хотел кое-что спросить у мистера Блейка. — Тоцци на ходу придумывал слова. — Мистер Блейк, сколько стоит браслет с фиолетовыми камешками? Вот этот, здесь. — Тоцци указал на браслет через стекло.

Беллз уставился на браслет в витрине. Он выглядел немного озадаченным, но еще больше довольным.

— Сколько бы он ни стоил, этого не хватит, чтобы даже начать расплачиваться со мной. — Он перевел взгляд на мистера Блейка. — Ну же, покажите Майки то, что он просит. — Он перегнулся через прилавок и прошептал старику: — Может, вам удастся сорвать большой куш с этого парня и все окончится благополучно. Я ведь человек справедливый. Никогда не вмешиваюсь в чужой бизнес. Особенно если речь идет о человеке, который мне должен.

Не отрывая глаз от Стенли, мистер Блейк подошел к витрине с браслетом. Открыв ее, он вынул браслет и протянул его Тоцци. Рука его дрожала.

— Это аметисты, — сказал он. Казалось, он не хочет называть цену. Очевидно, он был должен Беллзу значительно больше, чем стоил браслет. Назвать смехотворную цену, чтобы спасти свою шкуру, означало бы подыграть Беллзу, а мистер Блейк слишком уважал себя для этого. Но так как за его спиной нависал Тасманский Дьявол, он знал, что выбора у него нет.

— Так сколько же, мистер Блейк? Назовите цену. — Беллз наслаждался ситуацией.

Тоцци поднес браслет к свету:

— Как ты думаешь, Живчик, ей понравится?

Беллз резко повернулся:

— Это ты о ком?

Живчик выглядел так, будто он сейчас описается.

— Я, гм, я...

Тоцци не отрывал глаз от сверкающих камней:

— Она любит фиолетовый цвет. Я думаю, ей понравится. А ты что скажешь, Живчик? — Тоцци не взглянул на Беллза и не упомянул имени Джины. Это была игра, и у Беллза хватит мозгов, чтобы самому сообразить что к чему. Пусть он сам заполнит пропуски.

— Так сколько? — спросил Тоцци мистера Блейка.

Внезапно браслет выхватили у него из рук. Беллз поднял его и стал рассматривать, откинув голову. Затем, нахмурившись, посмотрел на Тоцци.

— Забудь о нем. Он уже продан, — произнес он.

— Что?

— Я покупаю его, — сказал Беллз и опустил браслет в карман брюк.

— Но ты сказал...

— Заткнись. Он мой.

Тоцци пожал плечами и повернулся к мистеру Блейку:

— У вас есть еще такой же? Это то, что нужно моей девушке.

Старик покачал головой:

— Это ручная работа. Единственный экземпляр.

— Тебе не повезло, малыш Майки. — Оскаленное лицо Беллза напоминало череп.

Тоцци пожал плечами и повернулся к Живчику:

— Очень жаль. Ей бы он понравился. Если решишь, что он тебе не нужен, Беллз, скажи, я у тебя его куплю.

Ухмылка исчезла с лица Беллза. Он не ответил и опять погрузился в транс, уставившись на одну из витрин и глубоко задумавшись. Потом взглянул на часы и махнул Стенли, чтобы тот вышел из-за прилавка. На лице Тасманского Дьявола было написано явное разочарование.

К Беллзу вернулось самообладание.

— Я вам кое-что скажу, мистер Блейк. Что я собираюсь сделать. — Он поднял указательный палец. — Неделю. Я даю вам неделю, потому что я славный парень и сейчас мне надо кое-куда успеть. Одну неделю. В следующую среду я вернусь, и я хочу получить свои деньги, все, что вы мне задолжали на сегодняшний день. Если нет, мы начнем с того, на чем остановились сегодня.

Стенли стягивал перчатки. Услышав эти слова, он ухмыльнулся.

Беллз отступил к двери.

— Поехали. — Он вдруг заторопился.

— А как же браслет? — спросил мистер Блейк.

— Вы мне его дарите. За беспокойство.

— Но...

— Вы возражаете?

Мистер Блейк замолчал.

Беллз был уже у двери и открыл ее.

— Я же сказал: поехали. — Он снова взглянул на часы.

Живчик был бледнее обычного.

— Ты отвезешь нас теперь домой?

— Нет. Нужно кое-куда заскочить в городе. Поехали. Живее.

Выходя из магазина, Тоцци поймал на себе взгляд Беллза. В его глазах была злоба. Или ненависть. Тоцци не мог сказать наверняка.

Глава 9

12.02 дня

— Так где же она? — Беллз навис над письменным столом, вежливый, но настойчивый.

Секретарша Джины пожала плечами. Зажав телефонную трубку между подбородком и плечом, она обзванивала универмаг в поисках своей начальницы. Это была негритянка лет двадцати с прической мелким бесом. Сначала она напустила на себя важность, но присутствие четырех здоровых мужиков с неправильной речью, которые могли позволить себе находиться здесь в середине рабочего дня, немного выбило ее из колеи. Она с трудом заставляла себя смотреть Беллзу в глаза.

Верхний этаж огромного главного универмага «Мэйси» на Тридцать четвертой улице в Манхэттене отличался от остальных. Здесь были расположены офисы, к тому же довольно однообразные, как в обычном служебном здании. Джина занимала один офис на двоих с другим агентом по закупке, но ни одной из них в этот момент на месте не было. Стол секретарши стоял в холле.

Пока Беллз разговаривал с секретаршей, Тоцци, Живчик и Стенли оставались в стороне. Беллз стоял, сцепив руки за спиной, покачиваясь, не отводя взгляда от секретарши, все время находясь в движении.

Секретарша набрала еще один номер и спросила, нет ли там Джины. Она не поднимала глаз, уставившись на журнал регистрации, теребя волосы. Беллз наблюдал за ней с видом сурового директора школы. Он знал, что заставляет ее нервничать, и по выражению его лица Тоцци видел, что это доставляет ему удовольствие.

— Нет ли у вас мисс Дефреско? — в очередной раз спросила секретарша. Она взглянула на Беллза, покачала головой и снова опустила взгляд. — Вы ее не видели?.. Нет?.. Хорошо, спасибо.

— Не вышло? — Беллз поджал подбородок и сложил губы.

— Ее никто не видел, — быстро проговорила девушка, боясь разочаровать этого жуткого типа. — Может быть, она уже уехала в Хобокен.

— В Хобокен?

— Да. Там готовят платформы для парада. Нашего парада в День благодарения. Знаете, с такими большими надувными игрушками? Персонажами из мультфильмов. У магазина есть большой склад где-то в Хобокене.

Беллз продолжал покачиваться с ноги на ногу.

— А ей-то зачем туда ехать?

— Она должна была уехать после перерыва, но с ней эти детишки, те, что будут участвовать завтра в параде, на платформе с Санта-Клаусом. Предполагалось, что Джина повезет их туда, чтобы показать, что им придется делать.

— Что это за детишки?

Она понизила голос и закатила глаза:

— Детишки разных боссов. Это большая честь — выступать на платформе с Санта-Клаусом.

— Но если Джина должна была ехать смотреть эти платформы после перерыва, куда, черт побери, она могла пойти с этими детишками сейчас?

— Туда, куда они захотят. Это дети начальников. — Она посмотрела на часы. — Скоро обед. Может, Джина кормит их наверху в кафетерии или внизу, в «Погребке». Или они где-нибудь на пятом этаже, в отделе детской одежды. Или в «игрушках», на девятом. Может, в «электронике» на восьмом. Не знаю. У нас большой магазин. А эти детишки, когда они здесь, ходят куда захотят.

— Да, это не шутки. — Голос Беллза смягчился. Он выглядел по-настоящему озабоченным проблемами молодой женщины.

— Выступать с Санта-Клаусом, — сказала та с ухмылкой. — Как будто у них и без этого не все есть. — Видя, что Беллз внимательно слушает, как она жалуется, она уже не испытывала перед ним такого страха.

Беллз прищурил глаза и кивнул на телефон:

— Позвони еще пару раз, ладно? Они наверняка еще здесь.

Секретарша пожала плечами.

— Хорошо. — Но в голосе ее звучала безнадежность. Она набрала еще один номер и спросила, нет ли там Джины.

Тоцци заметил, что Беллз, опустив руку в карман куртки, позвякивает браслетом, который забрал у мистера Блейка, ювелира. По тому, как он все время играл с браслетом, Тоцци понял, что ему не терпится подарить его Джине. Когда Тоцци сделал вид, что хочет купить этот браслет для той, что любит фиолетовый цвет, он не был даже уверен, что между Беллзом и Джиной что-то есть, но теперь было ясно, что он попал в самую точку. Судя по всему, Беллз по уши врезался в Джину, и это выводило Тоцци из себя. Голос Беллза на автоответчике Джины продолжал звучать в его мозгу. Правда, неясно, как относится Джина к Беллзу. Может, это неразделенная страсть. А может, ее слова о том, что она не хочет иметь ничего общего с дружками своего брата, просто туфта. Может, таким образом она просто хотела его отшить, потому что у нее уже кто-то есть.

Секретарша кивнула, поблагодарила и повесила трубку.

— Десять минут назад Джина была в «детской обуви» на шестом этаже, но уже ушла. Детишки с ней. Хотите, чтобы ее вызвали по радио? Она вам срочно нужна?

Беллз покачал головой:

— Нет-нет, не надо вызывать. Не надо ее беспокоить. — Он взглянул на Живчика через плечо. — А то она подумает, что кто-то умер. — Он засмеялся, но никто не поддержал его. Это его не обескуражило. Он опять повернулся к секретарше и улыбнулся ей. — Если она в магазине, мы ее найдем. Спасибо за помощь.

Беллз повернулся и раскинул руки, как большая хищная птица, направляя их всех в другой конец холла к лифтам. На противоположной от лифта стене висел написанный маслом портрет старого Мэйси, приветствуя выходящих из лифта людей.

Стенли посмотрел на часы.

— Что ты собираешься делать, Беллз?

— Разделимся и поищем ее. Она в магазине. Ее легко заметить, раз она с выводком детей.

Тоцци и Живчик, пожав плечами, согласились. Так или иначе, выбора у них не было. Он ведь не просил их перебить ноги какому-нибудь бездельнику. Но, возможно, это было бы лучше, чем помогать Беллзу дарить Джине вещь, которую он сам выбрал, искренне считая, что она ей понравится.

— Что у нас сейчас, уже полдень? — спросил Беллз.

Стенли снова взглянул на часы.

— Угу.

— Ладно. Стенли, ты идешь со мной. Начнем с верхнего этажа и будем спускаться вниз. Майки, вы с Живчиком спускайтесь в цокольный этаж и поднимайтесь наверх. Во сколько мы здесь встретимся? Через полчаса, через сорок пять минут?

Все кивнули, пожав плечами. Тоцци решил найти телефон и как можно скорее позвонить в оперативное управление. Может, удастся взять Беллза в магазине.

Беллз улыбнулся Тоцци.

— Слушайте, ребята, если вы первыми ее найдете, скажите, у меня для нее сюрприз, и приведите сюда, ладно?

— Конечно, — кивнул Тоцци.

Беллз явно издевался над ним, но Тоцци не хотел доставлять ему удовольствие, показывая, что ревнует. Хотя на самом деле ревновал.

Беллз нажал кнопку вызова лифта, идущего вниз. Он все еще улыбался Тоцци.

— И не говори ей, что это. Она любит сюрпризы.

Тоцци промолчал и просто кивнул. А ты, Беллз? — подумал он. Ты любишь сюрпризы?

* * *

— Видишь? Я говорил тебе, она здесь. Она все время здесь ест.

Живчик подпрыгивал, пробираясь по залу на четвертом этаже между круглыми кронштейнами с висящими на них платьями и блузками. В углу зала примостился небольшой бар, отделанный под кафе-мороженое пятидесятых годов. На девушке за стойкой была розово-черная юбка из букле, светлые волосы туго стянуты на затылке в конский хвост. Джина сидела в кабинке с дюжиной детишек девяти — десяти лет, как показалось Тоцци. Они занимали две единственные кабинки в баре.

Тоцци шел вслед за Живчиком.

— Если ты знал, что твоя сестра здесь, что же ты не сказал Беллзу?

Живчик взглянул на него.

— А ты бы хотел, чтобы этот псих ненормальный увивался за твоейсестрой?

Ответ был очевиден, но Тоцци задумался над словами Живчика. Подразумевал ли Живчик, что Беллз все еще увивается за Джиной? Как и раньше?

Тоцци остановился и стал наблюдать за Джиной и ребятишками из-за кронштейна с переливающимися зелеными куртками. Они перебирали пластинки музыкального автомата, споря, какую поставить. То, что он увидел, ему не понравилось. Он только что позвонил в оперативное управление и передал, что Беллз в универмаге «Мэйси» и что он попытается задержать его здесь до прибытия группы захвата. Но если Беллз найдет Джину и этих ребятишек, арестовывать его будет слишком рискованно. Его надо как-то изолировать. Подходя к бару, Тоцци размышлял, как же, черт побери, это сделать. Нужно выйти и поискать Беллза. Но ему не хотелось оставлять Джину и детишек одних.

Подойдя ближе к бару, он увидел, что Джина показывает пальцем на одного из мальчиков.

— Джейсон, если ты еще хоть раз поставишь «Ганз энд Роузес», я сломаю тебе руку.

— Не сломаете, если вам нравится ваша работа. — У парня была внешность мальчика из церковного хора, но в ухе он носил маленькую золотую серьгу в форме кольца, на голове черную шерстяную бейсболку, а по лицу его расплылась ухмылка, с которой обычно начинаются драки.

Старшие ребята стали его подначивать, поздравляя с тем, как он ловко «уделал» Джину. Тоцци невольно улыбнулся. Смешно было слышать, как эти белые детишки из состоятельных семей употребляют жаргонные словечки негров из Гарлема. Оставить бы такого Джейсона поздно вечером на углу Сто двадцать пятой и Святого Николаев, пусть бы попробовал добраться обратно к себе в Скарсдейл и при этом не получить хорошенько по заднице от настоящих братишек.

Мальчуган протянул руку и бросил несколько монет в машину, потом, не глядя, нажал несколько кнопок. Остальные ребята начали свистеть, поздравляя Джейсона с победой. Заиграла музыка, и раздался оглушительный свинячий визг. Джейсон облокотился на буфетную стойку и ухмыльнулся Джине в лицо. «Ну, что ты теперь сделаешь?» — как бы говорил он.

Джина выдержала его взгляд. На ее лице застыла сицилианская маска смерти. Она оглянулась на блондинку в юбке из букле, подняла руку и указала на музыкальный автомат. Секунду спустя визг и музыка оборвались на середине, так как блондинка выдернула из сети провод и отключила автомат.

Джина улыбнулась в лицо Джейсона. "Что тытеперь сделаешь, говнюк?"

Детишки заулюлюкали еще громче. Она «уделала» Джейсона еще почище. Джейсон продолжал ухмыляться, но он понимал, что проиграл, и крупно. Маленького Барта Симпсона поглотили языки пламени. Тоцци улыбнулся.

— Эй, Джина, Джина! — Живчик подошел к кабинке. — Где ты была? Мы тебя ищем.

Джина подняла бровь над фиолетовой оправой очков. Она не очень обрадовалась, увидев своего братишку.

— Что тытут делаешь? — Увидев Тоцци, она взглянула на девочку с лицом невинного младенца и длинными светлыми волосами, как у Алисы в «Стране Чудес», сидящую в другом углу кабинки. Потом насмешливо спросила: — Ты что, занялся теперь порнофильмами с детьми?

Тоцци молча смотрел на нее. Он представил ее с Беллзом на диване в ее гостиной. Теперь он уже не был уверен, что она так уж ему нравится.

— Тебя ищет Беллз, — сказал Живчик. — Пойдем, у него для тебя что-то есть. — В голосе Живчика звучала досада, но и верность долгу. Он не знал, что охота началась. Тоцци позвонил в управление, когда Живчик пошел в туалет.

Глаза Джины сузились.

— Беллз здесь?

Она выглядела не особенно огорченной. Правда, и довольной ее тоже не назовешь. По крайней мере, так показалось Тоцци.

Живчик закивал головой, как лошадь.

— Да, он здесь, здесь. Иначе зачем мы, черт побери, пришли бы сюда? Прибарахлиться, что ли? О Господи!

Юный Джейсон смерил Живчика взглядом с ног до головы:

— А не помешало бы.

На Живчике был блестящий костюм цвета электрик, а сверху — белое шерстяное пальто с начесом.

Живчик нахмурился и хотел было погрозить мальчугану пальцем, но под взглядом Джины передумал. Так как он уже поднял руку, то, пытаясь спасти свое лицо, дернул себя за хвостик на затылке. Выглядел он при этом как умственно отсталый. Детишки рассмеялись.

Джина смеялась вместе с ними. Она смеялась, как маленькая девочка, смеялись и ее глаза. Смеялась не столько над Живчиком, сколько вместе сребятами, и в тот момент Тоцци опять изменил свое мнение о ней.

Живчик замахал руками, будто указывая дорогу двигающемуся задним ходом грузовику:

— Пойдем, Джина. Ну пойдем же. Беллз будет ждать у твоего офиса. Пусть отдаст тебе эту штуку, и мы сможем уехать отсюда. Хорошо? Пойдем.

Джина нахмурилась. Она подняла ладони и посмотрела на сидящих вокруг нее детей.

— Как? Как я могу уйти?

— Майк побудет с ними. Пойдем.

Она бросила взгляд на Тоцци:

— Побудет, как же.

Тоцци выдал нахальную улыбку. Он был рад, что она не торопится узнать, какой сюрприз припас ей Беллз. Он был также рад, что Джина остается здесь с детьми, так он сможет присмотреть за ними. Пусть группа захвата сама найдет Беллза, решил он. Они все вооружены.

* * *

Беллз быстрым шагом пересек отдел электроники, окидывая помещение взглядом в поисках брюнетки с кучей ребятишек. Где-то здесь должен находиться отдел компьютеров. Дети любят компьютеры. Может, они там. Держа руку в кармане, он продолжал позвякивать браслетом с фиолетовыми камешками, как парой игральных костей. Малыш Майки прав — она любит фиолетовый цвет. Он это знает.

— Стенли, ты смотришь или что? — спросил он, но оказалось, что он говорит сам с собой. Поняв, что Стенли рядом нет, он остановился и оглянулся. Стенли стоял у телевизоров. Этот идиот смотрел телевизор.

— Эй, Стенли, что ты, черт бы тебя побрал, делаешь? — Беллз вернулся за Стенли, который как зачарованный, нахмурив брови, уставился на телевизоры, выстроенные на полке вдоль стены. Он смотрел идиотские новости.

Беллз тоже взглянул на экран. Что же там такого интересного? Всего-навсего кучка копов, толкутся около белой машины, огороженной желтой лентой. Крупным планом пятно крови на переднем сиденье, но видно не очень хорошо. Репортер говорит что-то о том, что все произошло «недалеко от шоссе на Нью-Джерси в Риджфилде, штат Нью-Джерси».

Беллз, нахмурившись, смотрел на экран телевизора размером пятьдесят четыре дюйма по диагонали. Камера выхватила несколько полицейских, которые суетились возле белой машины. Он внимательно прислушался к голосу за кадром.

— Местная полиция и федеральные власти объединили усилия, чтобы задержать главного подозреваемого в покушении на убийство специального агента ФБР Гэри Петерсена. В настоящий момент они усиленно разыскивают этого человека: им является Энтони Беллавита, известного также, по сведениям полиции, как Тони Беллз.

Беллз! Ты слышишь?

— Заткнись. — Беллз не отрывал глаз от огромного экрана. На нем возникла его фотография. Черно-белый снимок, сделанный, когда он шел по улице в рубашке с короткими рукавами. Снято скрытой камерой во время слежки.

Беллз перебирал пальцами камешки браслета в кармане, будто это были бусины четок.

— Обычно сотрудники правоохранительных органов очень болезненно реагируют, когда стреляют в их коллег, находящихся при исполнении служебных обязанностей. Агенты ФБР не составляют исключения, как вы можете заметить по резкой реакции представителя ФБР на присутствие нашей съемочной группы.

— Убирайся. Немедленно. Или я вышибу тебе мозги.

На экране какой-то уродина тыкал револьвером прямо в объектив камеры. Было слышно, как репортеры спорили с ним.

Фиолетовые камешки ссыпались сквозь пальцы Беллза. Перед глазами стояла его фотография, которую он только что увидел на экране.

Он невидяще смотрел на старого зануду на экране и вдруг заметил, что у того распухшее с одной стороны лицо. Беллз подошел поближе и присмотрелся к нему. Да, тот самый старикан, с которым Майк Санторо говорил сегодня утром на углу улицы в Байонне. Старикан, который якобы искал зубного врача.

Так, значит, зубного врача?

Беллз отвел взгляд от большого телевизора и увидел это распухшее лицо на всех других экранах. Три длинных ряда экранов, во всю стену, от пола до потолка, от пяти до тридцати двух дюймов по диагонали, и на всех эта рожа. Сукин сын. Гребаный сукин сын.

На экране снова появилась черно-белая фотография с изображением идущего по улице Беллза.

— Власти просят сообщить любые сведения, которые могут помочь аресту этого человека, Энтони Тони Беллза Беллавиту. Если вы располагаете такой информацией, пожалуйста, позвоните по телефону, который вы видите внизу экрана.

Беллз сжал в руке браслет.

Стенли скакал вокруг него, как блоха.

— Беллз? Беллз? Давай смываться. Господи, Боже мой! Пошли!

Но он не слышал Стенли. Он ничего не слышал. Мысли его были заняты малышом Майки Санторо, или как там его. Он либо фараон, работающий под прикрытием, либо какая-нибудь дрянь, завербованная фараонами. Кто бы он ни был, это не имеет значения, потому что на самом деле он — стукач. Долбаный вонючий стукач.

Беллз вытащил из кармана браслет и уставился на него. Да. Долбаный вонючий стукач, который много о себе воображает. Слишком много. Он снова засунул браслет в карман и пошел к эскалаторам, легко и спокойно, не торопясь, думая лишь о том, как, черт побери, доносчик Майки узнал, что она любит фиолетовый цвет. Как?

— Беллз? Беллз? Что ты делаешь? Надо делать ноги отсюда.

Стенли тащился за ним, но Беллз не обращал на него внимания. Он шел вперед, не быстро и не медленно. Он найдет эту вонючую крысу и его Минни Маус[4]. Найдет их. О да. Он обязательно их найдет.

Теперь Беллз шел быстро, потряхивая браслетом в кармане, как погремушкой, оглядывая залы, кронштейны с одеждой, отделы, где продавали обувь, рубашки, мебель, сумки, полотенца, шторы — словом, все, что было в универмаге. Он смотрел вокруг, но ничего не видел, так как ум его был занят одним. Найти Джину и малыша Майки.

Он знал, что Стенли тащится за ним, стараясь не отстать, снова и снова повторяя, что надо быстрее сматываться отсюда. Ну так они и смоются. Он и собирается смыться. Просто в настоящий момент он не может заставить себя произнести ни слова. Он весь как нацеленная управляемая ракета. У него одна цель: найти их.

Вскочив на эскалатор, он бросился вниз, перепрыгивая через две ступени, отталкивая покупателей, оставив Стенли далеко позади. Ум его работал нечетко. У него не было никакого плана. Пока еще он не знал наверняка, что думать об этих двоих. Он знал лишь, что его кто-то здорово подставил и с этим надо разобраться.

Беллз перепрыгнул через три последние ступени эскалатора и снова быстро пошел вперед, скользя взглядом по лицам женщин в отделе для подростков, перескакивая с одного лица на другое в поисках очков в фиолетовой оправе. Внезапно он услышал детский смех, повернул голову и увидел их в маленьком баре. Джина сидела с краю в кабинке, в которой было полно ребятишек, и смотрела на малыша Майки. Очки в фиолетовой оправе смотрели прямо в лицо ее малыша Майки.

Беллз остановился и уставился на них. В его мозгу они постепенно превращались в одно целое, потому что оба были виновны в одном и том же: они предали его.

Малыш Майки работал на того зануду из ФБР. Может, он и сам из ФБР. Но, по разумению Беллза, служба в ФБР не оправдание тому, что сделал малыш Майки. Этот ублюдок втерся к нему в доверие, Беллз даже поручился за него перед Буддой Станционе. И все это время он только и хотел, что обвести его вокруг пальца, донести на него. Малыш Майки, гнусняк, ублюдок из ублюдков. Предатель. Если Беллз и не выносил кого, так это предателей. Для него в мире не было ничего важнее преданности. Без этого люди были ничем не лучше животных. А если человеку нельзя доверять, его надо пристрелить как животное, больное животное.

Да и Джина не лучше. Она тоже предала его. С малышом Майки. По выражению ее лица можно с точностью сказать, что она без ума от Майки. Да и зачем иначе стал бы этот ублюдок покупать ей браслет? С этими погаными фиолетовыми камнями.

Звенящий браслет был как гремучая змея у него в кармане.

Запыхавшийся и отдувающийся Стенли появился у него за спиной:

— Какого хрена ты тут делаешь, Беллз? Забудь эту телку. Давай сматываться.

Беллз не слышал его. Он уже двигался, двигался к этим двоим. Он не знал, что сделает, но что-то надо было сделать. Решит, когда подойдет.

Бессознательным движением он сунул руку в карман, вытащил пистолет, автоматический «рейвен» 25-го калибра, и влетел в бар. На лице Джины отразился ужас, как будто она увидела перед собой Чудовище из Черной лагуны. Пистолет был зажат в его ладони, как булыжник.

Малыш Майки тоже удивился, увидев его.

— Эй, Беллз, вот и...

Беллз обрушил пистолет на его голову. Дети закричали. Малыш Майки схватился за голову и, оглушенный, пошатываясь, отступил назад. Беллз, размахнувшись, снова ударил его, потом еще и еще. Майк упал на пол, лицом вниз. Беллз смотрел на него. Малыш Майки слегка пошевелился. Беллз наблюдал за ним, как за полураздавленным жуком, который еще не сдох.

— Господи, спаси и помилуй! — Увидев пистолет, Живчик, пятясь, выскочил из бара и спрятался за кронштейном с красными пальто.

— Какого дьявола ты это сделал? — Джина вскочила и кричала прямо в лицо Беллзу. — О Господи! Ты совсем спятил?

Он не обращал на нее внимания. Он ждал, не поднимется ли малыш Майки. Он очень на это надеялся.

Детишки вопили и визжали. Джина велела им замолчать и сесть. Опустившись на колени, она стала осматривать Майки.

— Беллз, пошли...

Стенли схватил его за руку, но Беллз вырвался.

— Эй, вы! Что здесь происходит?

Беллз резко обернулся — посмотреть, кто это вмешивается. Служба безопасности. Жирный тип с латиноамериканскими усами и опухшим от пива животом, выпирающим под темно-бордовым форменным блейзером служащего универмага «Мэйси».

— Не двигайся, приятель. Что у тебя в...

Беллз ударил по голове и его. Быстро и сильно. Потеряв сознание, охранник рухнул спиной на пол. Из-под жирных волос на лоб поползла струйка крови. Беллз хотел вмазать по его жирному животу ногой, но тут увидел у него на поясе квадратный коричневый кожаный футляр. Наручники. Беллз отстегнул футляр и вытащил их. Зачарованный отблесками света, играющими на блестящем металле, он уставился на наручники, свисающие с его руки, в которой был зажат пистолет.

Дети продолжали кричать, мальчики перепрыгивали через стенки кабинок и выбегали из бара.

— Что, черт побери, на тебя нашло? — закричала Джина. Она все еще стояла на коленях рядом с бедным малышом Майки. — Что ты собираешься с ними делать, ты, ненормальный сукин сын?

Беллз посмотрел на нее. Малыш Майки вертел головой на полу, пытаясь понять, что произошло.

Беллз сжал браслет в кармане и понял, что все это время не выпускал его из руки. Он разжал пальцы и переложил в эту руку пистолет. Теперь он знал, что будет делать.

— У меня есть для тебя небольшой подарок, Джина.

Глава 10

12.48 дня

Гиббонс протиснулся сквозь крутящиеся двери универмага «Мэйси», оттеснив несколько неторопливо идущих седовласых старых перечниц, нагруженных множеством пакетов с покупками, и прорвался в магазин. Пройдя сквозь внутренние двери, он обежал взглядом огромный зал на первом этаже и нахмурился. Помещение было огромное и заполнено преимущественно женщинами. Справа от него были прилавки с дамскими сумочками, слева — ювелирные изделия, прямо — косметика. Он ненавидел такие универмаги, он вообще ненавидел ходить по магазинам. Легче пройти по минному полю, чем зайти в какой-нибудь женский магазин. Но в настоящий момент ему хотелось задушить кого-нибудь не из-за того, что он вынужден находиться в этом универмаге, и не из-за всех этих снующих с горящими глазами женщин, а из-за своего зуба. Он все еще невыносимо болел, и Гиббонс специально попросил Лоррейн встретиться с ним около универмага «Мэйси» у выхода на Тридцать четвертую улицу недалеко от Бродвея, рядом со станцией метро. Он сказал ей, чтобы она нашла темно-синий фургон с надписью «Би энд Би. Водопроводные и отопительные системы» и принесла ему таблетки. Фургон, добавил он, будет стоять в неположенном месте у тротуара. Так оно и было. Он также сказал ей, что фургон будет там в полдень. Сейчас уже почти час дня, она знает, что он умирает от зубной боли, но где же она, черт побери? В магазине? Она и ее проклятый двоюродный братец Тоцци — два сапога пара.

Осматривая боковые проходы, Гиббонс морщился от боли. Зуб дергал и ныл. Гиббонс знал, что Тоцци находится где-то здесь и совершает какую-то очередную глупость, потому что, сидя с Догерти, специалистом, обеспечивающим наблюдение, в фургоне в ожидании, пока наконец появится эта дура Лоррейн, он слышал через передатчик Тоцци крики и звуки ударов.

Потеряв сегодня утром следы своего напарника в Байонне, Гиббонс велел Догерти встать у въезда в туннель Линкольна, рассудив, что, если этот кретин Тоцци тут проедет, они поймают его сигнал. Гиббонс не верил, что Тоцци исчезнет, как он ему посоветовал. Насколько он знает Тоцци, тот начнет охоту на Беллза — самостоятельно.

Интуиция не подвела Гиббонса, и около половины двенадцатого они услышали громкий сигнал и увидели серебристый «БМВ» с Тоцци на заднем сиденье, направляющийся в сторону Манхэттена. Следуя за машиной, они приехали сюда, к универмагу «Мэйси», и продолжали слушать, пытаясь выяснить, с кем он там находится. Придя к выводу, что с ним Беллз, они позвонили в оперативное управление и вызвали подкрепление. Это было пятнадцать минут назад. Но, сидя в фургоне и слушая передатчик, Гиббонс и Догерти не могли разобрать, что же в данный момент происходит. Вдруг поднялся страшный шум и визг. Что-то возбужденно говорила Джина Дефреско, но голос Беллза звучал абсолютно ровно и спокойно. Особенно когда он произнес: «У меня есть для тебя небольшой подарок, Джина».

Странно, после того как началась вся эта кутерьма, они совсем не слышали голоса Тоцци, и Гиббонс боялся, не случилось ли с ним чего. Мисс Дефреско не столько визжала, сколько ругалась, звуков выстрелов они не слышали, но все же Тоцци мог попасть в неприятное положение. Гиббонсу пришло в голову, что Беллз пырнул Тоцци ножом в бок, или перерезал ему горло, или сделал еще что-нибудь не менее ужасное, но мисс Дефреско, будучи принцессой мафии, не привыкла плакать и визжать — естественная реакция любой нормальной женщины, если бы на ее глазах зарезали человека. Она умела только ругаться и жаловаться. Может, ей на туфли кровь попала или что-нибудь в этом роде.

Гиббонс пошел по центральному проходу мимо прилавков с косметикой. Продавщицы, намазанные как проститутки, уставились на него и его распухшее лицо. Все тут пропахло духами, чего он тоже терпеть не мог. Для него все духи пахли как умершие старушки, обряженные в цветастые ситцевые платья. Он оглядывался по сторонам в надежде обнаружить Тоцци и всю компанию, но, черт возьми, первый этаж универмага больше, чем гимнастический зал. Универмаг был гигантским: десять этажей, занимающих целый квартал города. Проклятье, как же найти здесь Тоцци? Направляясь к эскалаторам, он решил начать с верхнего этажа и спускаться вниз. У него было ощущение, что, если Беллз что-то и затеял, он не будет делать это прилюдно, а постарается укрыться подальше от глаз людских, может быть, в примерочной или что-нибудь в этом роде.

Но то, что увидел Гиббонс, подойдя к эскалатору, заставило его замедлить шаг. Девушка во фраке и нейлоновых чулках опрыскивала проходящих на эскалатор мужчин одеколоном, рекламируя какой-то новый образец. Гиббонс ненавидел пахнущих одеколоном мужчин еще больше, чем надушенных женщин. Он сразу вспоминал этого придурка, своего начальника Брента Иверса, который оставлял запах одеколона на всех бумагах, побывавших в его руках. Так собака помечает свою территорию.

Пусть эта дамочка с одеколоном только подойдет к нему, видит Бог, он ей вмажет. Гиббонс остановился и осмотрелся. Тут где-то еще должны быть эскалаторы.

— Гиббонс!

Он быстро обернулся, готовый ударить первого, кто приблизится к нему.

— Гиббонс! Я здесь.

Он прищурился от боли в зубе и увидел свою жену. Она шла по проходу к нему. Как всегда, одета как сельская учительница: белая блузка, простая черная юбка, черные туфли на низком каблуке. Галстук-шнурок с застежкой из бирюзы и черный каракулевый жакет с накладными плечами немного оживляли ее наряд, волосы она убрала в пучок, как делала всегда, когда шла на работу. Лоррейн считала, что пятидесятитрехлетней штатной преподавательнице истории средних веков в Принстоне не подобает носить распущенные волосы. Гиббонс был с ней не согласен. У нее были длинные, до середины спины волосы, и когда она распускала их, воткнув с одной стороны перламутровый гребень, то становилась похожа на величественную испанскую гранд-даму. Седые волосы поблескивали, и это придавало ей еще более интригующий вид. Но только если волосы были распущены. Все остальное время она выглядела как училка.

— Как ты себя чувствуешь? — Ее голос звучал скорее раздраженно, чем озабоченно.

— Я готов застрелиться из-за этого зуба, прошлой ночью я спал всего три с половиной часа, а сейчас никак не могу отыскать твоего тупоголового двоюродного братца — как, ты думаешь, я могу себя чувствовать?

— Нечего на меня набрасываться. Я просто беспокоюсь о тебе. — И вела она себя как училка.

— Ты принесла таблетки?

— Да, я принесла таблетки. — Она открыла сумочку и вынула оттуда коричневый пластиковый пузырек.

Гиббонс выхватил его из ее руки и сорвал крышку.

— Сколько надо принять?

— Прочти, там написано.

Он гневно уставился на нее.

— Да, написано, но я тебя спрашиваю.

— Откуда мне знать? Я не врач.

— Это уж точно. — Он вытряхнул несколько белых круглых таблеток и стал читать наклейку.

— Я знаю, что тебе плохо, Гиббонс, но твой сарказм неуместен.

Он положил все таблетки обратно в пузырек, оставив себе одну, бросил ее в рот и проглотил, не запивая. Снова посмотрел на наклейку. Перкодан. Он надеялся, что лекарство подействует быстро.

Внезапно Лоррейн выхватила пузырек у него из рук.

— Почему надо так по-свински себя вести? Тебе трудно сказать «спасибо»?

Он зло посмотрел на нее и протянул руку:

— Спасибо.

— Послушай, мне надо успеть на поезд в Принстон. Доктор Льюис сказал, что сможет принять тебя без пятнадцати три.

— В это время не получится...

— Тогда мучайся. Я не могу пойти за тебя к зубному врачу. — Казалось, она его сейчас задушит.

— Позвони ему и скажи, что я не смогу прийти.

— Сам звони! Я не твоя секретарша.

— Слушай, Лоррейн, я не могу. Мне надо найти...

— Господи, Боже мой! — Лоррейн подняла свои темные глаза и прикусила нижнюю губу.

На эскалаторе спускались, как из поднебесья, четыре человека. Тоцци мотал головой и мигал глазами, тяжело опершись на поручень, чтобы не упасть. Рядом с ним стояла раскрасневшаяся Джина Дефреско, выглядевшая страшно рассерженной, но и по-настоящему испуганной. За ними, на ступеньку выше, ехал Тони Беллз, а за Беллзом — громила Стенли. Гиббонсу все это не понравилось. И тут он заметил блестящий металлический браслет наручников на запястье Джины, рука которой находилась рядом с рукавом пальто Тоцци. Гиббонс понял, что они скованы наручниками вместе.

— Дерьмо, — прорычал он, хватая Лоррейн за руку и оттаскивая от прохода. Но она вырвала руку, все еще сердясь на него. — Лоррейн, — прошипел он, — иди сюда.

Она не обратила внимания на его слова.

— Это Майкл, — громко сказала она. — Ты что, не видишь? Ему плохо. Он ужасно выглядит. — Она направилась к эскалатору, чтобы помочь своему двоюродному брату.

— Лоррейн, вернись...

— Эй, Гиб, какого черта ты тут делаешь?

Гиббонс обернулся на шепот. Это был Живчик Дефреско, который, согнувшись, прятался за прилавком. Выглядел он так, будто только что сбежал из дома с привидениями.

— Беллз где-то здесь, Гиб, он совсем с катушек съехал. Находится в полной прострации. Когда я увидел, к чему дело идет, я просто слинял. Я сматываюсь. Извини. Я ухожу.

Но Гиббонс не слушал его. Он смотрел, как его глупая жена идет к своему идиоту двоюродному братцу, прямо в гущу весьма опасно разворачивающихся событий.

— Лоррейн! — зашипел он. — Вернись! — Он кинулся за ней и схватил ее за руку, оттаскивая от эскалатора.

Но, бросив быстрый взгляд на тех четверых на эскалаторе, он внезапно встретился глазами с Тони Беллзом, который смотрел прямо на него, смотрел так, будто знал, кто он такой, и собирался в связи с этим что-то предпринять. Гиббонс почувствовал, что внутри у него все оборвалось. Тут явно что-то не так. Беллз не должен его знать.

Беллз поднял руку над головой Джины. Гиббонс видел все происходящее, как при замедленной съемке. В руке Беллза был пистолет. Гиббонс инстинктивно сунул руку под куртку за своим экскалибуром, выхватил его из кобуры и хотел уже крикнуть «Не двигаться!», когда девушка во фраке завизжала и уронила спрей с одеколоном. Он упал на пол в тот самый момент, когда раздался выстрел. Гиббонс увидел, как автоматический пистолет подпрыгнул в руке Беллза, и сразу же почувствовал, что пуля ударила его в грудь.

Тут все провоняет этим поганым одеколоном, подумал он, падая на спину. Надеюсь, хоть на меня не попадет.

Это была его последняя мысль перед тем, как все расплылось у него перед глазами и он потерял сознание.

* * *

Лоррейн обернулась и увидела, что Гиббонс скользит по полу на спине. Казалось, он пытается ускользнуть с того места, и это выглядело очень странно. Но тут она заметила, как мимо нее кто-то пронесся, тот человек, который на эскалаторе стоял за ее двоюродным братом Майклом, человек с мрачным, но симпатичным лицом. Он двигается как танцор, подумала она, танцор, исполняющий роль привидения. Ровное, непрерывное, плавное движение. Человек бросился к Гиббон-су, и, прежде чем она поняла, что он делает, снова раздался пистолетный выстрел. Его рука была вытянута, как у матадора, занесшего кинжал над поверженным быком. Он выстрелил в тело Гиббонса, подскочившее на полу, как будто в нем уже не было жизни. Интересно, почему я подумала «тело», ведь это человек, мой муж, пронеслось в голове Лоррейн.

— Гиб! — Это был не крик, а скорее хрип, голос далекого призрака, пришедшего забрать Гиббонса. Но на самом деле это произнес Майкл, ее двоюродный брат, сошедший с эскалатора и бросившийся к своему напарнику.

— Назад! — Симпатичный танцор-привидение резко повернулся и наставил пистолет на Тоцци. — Шевелись, — приказал он. — Иди. — В тот же момент он схватил за волосы женщину, стоявшую рядом с Тоцци, женщину в очках с фиолетовой оправой, и потянул за собой. По непонятной для Лоррейн причине ее двоюродный брат Майкл пошел за ней, спотыкаясь, словно заколдованный, не способный контролировать свои действия.

Танцор-привидение погнал Майкла и женщину перед собой, как будто они были невесомыми, приставив ствол пистолета к шее Майкла.

— Бегом, — приказал он. — Бегом! — И они побежали, как тянущие сани лошади, по проходу, скрывшись за прилавками с шарфами и сумочками.

Покупатели носились как очумелые. Женщины спотыкались на высоких каблуках и падали, пытаясь уползти на четвереньках. Лица продавщиц исказились в паническом крике. Люди расталкивали и отшвыривали друг друга на обоих эскалаторах, стремясь поскорее попасть наверх.

Лоррейн оставалась спокойной в центре циклона. Ее ноги приросли к полу. Она повернулась всем телом, чтобы лучше видеть своего распростертого на полированном полу мужа. Его рука застряла между прутьями высокого хромированного табурета у прилавка фирмы «Ревлон».

Толстый приземистый человек стоял над Гиббонсом. Он тряс головой, снова и снова повторяя: «Господи ты, Боже мой, черт подери». Тут же находился еще один человек, бледный, тощий, перепуганный. Только они не спешили спрятаться. Оба держали в руках пистолеты, но тощий явно чувствовал себя с ним дискомфортно. Вид у обоих был встревоженный и смущенный.

Люди вокруг вопили и кричали, кто-то визжал, все бежали подальше от того места, где лежал Гиббонс, но Лоррейн не могла сдвинуться с места. Ей удалось оторвать ногу от пола и на дюйм приблизиться к мужу, но подойти к нему она не могла. Ее тело будто налилось свинцом, и она могла только смотреть на распростертого Гиббонса. Ни кричать, ни стенать, ни рыдать — только смотреть. Все это она уже видела раньше, в ночных и дневных кошмарах. Страх, что это может когда-нибудь случиться, подстерегал ее в свободные минуты, сжимая душу, не желая исчезать. Ей удавалось справиться с этими приступами страха, в конце концов она убеждала себя, что этого с ее мужем никогда не случится, но, прежде чем отступить, страх заставлял ее мысленно оплакивать мужа, оплакивать вновь и вновь. Она так много плакала раньше, что делать это теперь казалось бессмысленным. У нее не осталось больше слез. Неизбежное наконец произошло, и ее удивляло только, что она не испытывает удивления, так как много раз мысленно уже прошла через это.

Вот она и вдова, одна из тех, кто носит черную вуаль, кому отдадут на память флаг, которым был покрыт его гроб, свернутый в аккуратный ужасный треугольник. Как Джекки Кеннеди много лет назад. Как жены убитых полицейских, которых она видела по телевизору. Только на этот раз на кладбище будет она,а не кто-то другой. Гиббонс наконец сделал то, за что она так часто проклинала его в прошлом, проснувшись ночью с бьющимся в панике сердцем. Он сделал ее одной из многих. Он сделал ее скорбящей вдовой.

Она не сводила глаз с застрявшей между хромированными прутьями табурета руки. Будь ты проклят, Гиббонс.

Глава 11

1.01 дня

— Так ты не умер?

Гиббонс слышал голос, но смысла слов не понимал. Он моргал глазами, пытаясь прогнать мутную пелену. Он чувствовал, что вокруг что-то происходит: крики вдали, рыдания рядом, звук бегущих ног, — но понять ничего не мог: глаза его все время закрывались. Ощущение в груди было такое, будто кто-то пытался пробить ее телеграфным столбом. С животом дело обстояло не лучше. Его тошнило. Но все не так плохо, как он думал, — если это могло служить утешением. Он все еще ощущал последствия удара пули, но особой боли не было. Он закрыл глаза, чтобы комната перестала кружиться, и бессознательно потрогал языком больной зуб. Удивительно, но и он не болел. Тут он вспомнил, что только что принял болеутоляющую таблетку, ту, что принесла Лоррейн.

— Ты не умер.

Он открыл глаза, узнав наконец голос Лоррейн.

— Я думала, ты умер, — сказала она. Она выглядела печальной и разочарованной.

Он уставился на нее, стараясь не закрывать глаза. Он совершенно не понимал ее. Она стояла возле него на коленях, но не казалась особенно счастливой оттого, что он остался жив. Он сел.

— На мне жилет. Так полагается при задержании. — Расстегнув пуговицу на рубашке, он показал ей край желтовато-коричневого пуленепробиваемого жилета. — Кровь есть?

Она приподнялась на коленях и осмотрела его с головы до ног, потом снова пригнулась и проверила ноги. Покачала головой:

— Ничего не вижу.

Гиббонс кивнул, но понять ее так и не мог. Странная она. Нужно бы радоваться, что он жив. Что, черт возьми, с ней такое?

Через жилет он ощупал грудь и бок, пытаясь определить, куда именно ему попали. Похоже, несколько ребер треснули. Ощупывая бок, он наткнулся на пустую кобуру и внезапно подумал об экскалибуре. Он осмотрел пол вокруг, вспоминая, что выхватил револьвер перед тем, как его подстрелили. Он не мог далеко укатиться. Но где он, черт подери?

— Лоррейн, ты не видела мой револьвер?

— Он у меня.

В нескольких футах позади Лоррейн стоял Живчик Дефреско и держал в руке экскалибур, нацелив его в голову Гиббонса. Гиббонс не верил своим глазам. Долбаный Живчик Дефреско, этот кусок дерьма, держал в руке его револьвер, револьвер, которым он пользовался все время, что работал агентом ФБР. Ну и наглец! Он не мог в это поверить.

— Отдай мой револьвер, — сказал он. Если бы он мог дотянуться до этого ублюдка, он свернул бы ему башку.

Живчик засмеялся:

— Очухайся, парень.

Гиббонс нахмурил брови.

Живчик вдруг решил изобразить из себя крутого парня, но попытка выглядела жалко. Этот кусок дерьма все так же сутулился и подергивал головой, не решаясь взглянуть Гиббонсу в глаза. Он вел себя еще более странно, чем Лоррейн. Может, я все-таки умер и уже в аду, подумал Гиббонс. Или в огромной палате для умалишенных, похожей на универмаг «Мэйси».

— Я сказал, отдай мой револьвер, ты, кусок...

— Заткнись! — Громила Тони Беллза, парень с огромной челюстью и пустым взглядом, навис над Гиббонсом сзади. У него тоже был пистолет. Гиббонс только посмотрел на него. Черт, наверное, я точно в аду.

Лоррейн переводила взгляд с одного пистолета на другой, не особенно встревоженная. Гиббонс не мог ее понять. Либо она делала вид, что этих двоих придурков здесь нет, либо — что здесь нет ее. Или она просто смирилась с мыслью о том, что эти двое застрелят сейчас и ее, и ее любимого мужа? Гиббонс совершенно не понимал ее.

Живчик все время подскакивал и дергался, как мячик.

— Стенли, давай сматываться. Пошли.

— А как же мой двоюродный брат? — с нажимом спросила Лоррейн. — Как же Майкл?

— А что Майкл? — огрызнулся Живчик, будто обидевшись на этот вопрос. — Пошли, Стенли. Надо уходить.

Лоррейн пристально посмотрела на него, заставив его отвести взгляд.

— Вашего дружка, того, что увел Майкла, найдут. Обязательно.

Громила Стенли прищурился:

— Кто? Кто это найдет «моего дружка»?

В голосе Лоррейн звучал вызов:

— ФБР, вот кто. Майкл — специальный агент ФБР. Вашего дружка выследят и найдут Майкла.

— Ах, черт, — забормотал про себя Стенли. — Я же говорил, чтоб он не надевал на них наручники. За похищение дают большой срок. Я говорил ему. Я говорил ему, что не хочу участвовать в похищении. Я говорилему, что не пойду, если они будут в наручниках.

Гиббонс готов был заорать на Лоррейн за то, что она раскрыла Тоцци, но тут ему пришло в голову, что, очевидно, его уже и так раскрыли. Иначе зачем было надевать на него наручники?

— Стенли, не слушай ее. Пошли, давай сматываться, пока нас не застукали копы. — Живчик готов был выпрыгнуть из кожи.

— Заткнись, а? Я думаю.

Должно быть, этот процесс давался Стенли с трудом, так как лицо его сморщилось и скрутилось, как шоколад, который вливают в ванильное молоко. Мозг его был, очевидно, той частью тела, которой ему приходилось пользоваться реже всего.

Лоррейн поднялась на ноги, и Живчик попятился от нее. В ее взгляде была угроза.

— Вашего дружка найдут. Они уже у него на хвосте. Вот увидите.

— Лоррейн! — Гиббонс был готов ее убить.

— Майкл носит какую-то штуку, микрофон или что-то в этом роде. С помощью этого устройства они знают все, что с ним происходит. Так они и выследят вашего дружка.

— Лоррейн!

Она не обратила на него внимания и продолжала нападать на Стенли и Живчика:

— У них есть всякие новейшие приспособления. Не волнуйтесь. Они разыщут вашего дружка. — Она не просила их о помощи, она радовалась неминуемому поражению Тони Беллза. Ей надо было отыграться на ком-нибудь, на ком угодно за похищение ее двоюродного брата.

Гиббонс сел. Он был готов убить ее.

— Подождите, — говорила она. — Они найдут вашего дружка. ФБР...

Гиббонс решил заставить ее замолчать прежде, чем она скажет еще хоть слово.

— Лоррейн, пожалуйста, заткнись.

— Нет, это тызаткнись. — Со сверкающими глазами она повернулась к нему и визгливо закричала: — Я хочу, чтобы они знали: их дружку не на что надеяться, там, снаружи, специальная машина, пока мы тут беседуем, она следит за Майклом, они должны сказать, куда поехал их дружок, и помочь нам найти Майкла, пока не поздно. Скажиим, что произойдет. — Она разошлась вовсю, набрасываясь на всех и каждого.

Гиббонс попытался подняться на ноги, но ему удалось только встать на колени. Лоррейн хватила через край. Она вопила на него,как будто это он был во всем виноват, а ведь в него только что стреляли, черт побери. Нет, он точно в сумасшедшем аду. Скрипя зубами, он снова попытался встать.

— Замолчи, Лоррейн. Что, черт возьми, с тобой случилось?

— Со мной всегда все не так! Ты, по крайней мере, так считаешь.

— Что?

— Что бы я ни сделала, все не так. Я не могу даже таблетки принести так, как надо. Не могу взять на себя твою зубную боль, а ведь этого ты хочешь на самом деле. Я бы даже не смогла быть хорошей вдовой. Ну так извини, такая уж я есть. Тебе надо просто избавиться от меня.

— Что ты мелешь, Лоррейн? Совсем с катушек съехала?

— Не знаю. Может быть.

Гиббонс крякнул, напрягся и наконец поднялся на ноги.

— Если ты не заметила, в меня только что стреляли, Лоррейн. Я мог бы уже быть трупом. Я не хочу выслушивать этот бред.

Она размахивала руками, как самая настоящая сумасшедшая.

— Так застрели меня! Тогда я не смогу больше надоедать тебе.

Он уставился на нее, потом махнул рукой на Живчика:

— Не могу. Мой револьвер у него.

Она повернулась к Живчику, заставив того вздрогнуть:

— Отдай ему его поганый драгоценный револьвер, пусть застрелит меня. Меня тошнит от жизни с ним.

Эти слова ранили Гиббонса сильнее, чем пули. Что на нее нашло? Конечно, он вел себя как последний зануда, когда она принесла сюда его таблетки, ну и что? Он всегда был занудой.

— Лоррейн, ты ведь так не думаешь на самом деле.

Она резко обернулась и бросила на него гневный взгляд.

— Не надо мне говорить, что я думаю, а что нет. Черт возьми, я могу думать сама за себя.

Стенли попытался перекричать ее:

— Заткнитесь оба! Я не могу думать!

— Самзаткнись! — визгливо закричала Лоррейн.

Гиббонс бросил на него злой взгляд.

— Да заткни свою поганую глотку и не вмешивайся не в свое дело.

Лицо Стенли исказилось от гнева.

— Не смей приказывать мне заткнуться, самзаткнись.

Живчик скакал вокруг них, как человек, идущий по горячим углям.

— Пошли, Стенли, надо уходить.

— И ты заткнись. Я пытаюсь думать. — Глаза Стенли превратились в маленькие булавочные головки, в них было замешательство. Он указал пистолетом на Лоррейн. — Вы что-то сказали о машине наружного наблюдения?

— Да! Ты что, плохо слышишь?

Гиббонс не верил своим ушам. Почему, черт подери, она говорит все это этому недоноску? Почему просто не заткнется?

В голове Стенли что-то сдвинулось с места, и в глазах засветилась мысль. Он ткнул пистолетом в Гиббонса и схватил Лоррейн за руку выше локтя.

— Пошли. Быстрее. Покажите мне этот фургон.

— Пошел ты, — сказал Гиббонс.

Неожиданно к его голове прижался холодный ствол экскалибура.

— Слышал, что тебе сказали? — произнес Живчик. — Быстро!

Этот кусок дерьма вдруг что-то о себе возомнил. Гиббонс отгрыз бы ему кисть, если бы Стенли не держал под прицелом Лоррейн.

— Шевелись!

Гиббонс, уступая, поднял руки и через плечо взглянул на Лоррейн. На лице у нее было такое выражение, будто она держала ситуацию под контролем. Может, ей так казалось. Он представить себе не мог, что, по ее мнению, должно произойти, когда эти ребята увидят фургон. С одной стороны, он надеялся, что Догерти уехал, с другой — что нет. Неизвестно, что придет в голову этому тупоголовому громиле, если фургона не окажется на месте. Никогда не обещай кость напавшей на тебя собаке, если не уверен, что она у тебя есть.

Когда они тесной группой двинулись по главному проходу к выходу, там не было ни души. Безоружные охранники, закусив губы и напустив в штаны, смотрели из-за прилавков, молясь, чтобы поскорее приехали копы. Держа в руке экскалибур, Живчик вывел Гиббонса на Тридцать четвертую улицу. Стенли, пятясь, вышел через стеклянные двери, увлекая за собой Лоррейн.

— Где он? — буркнул Стенли, осматривая запруженную народом улицу.

Лоррейн кивнула головой:

— Вон там. Синий ремонтный фургон. — В ее голосе слышалось раздражение.

Он ткнул пистолетом ей в спину:

— Пошли.

Живчик вжимал экскалибур в спину Гиббонса, но Гиббонс все равно двигался очень медленно. Догерти — технический специалист, не оперативник. У него не должно быть оружия, хотя, возможно, в фургоне он и возит с собой пистолет. Если у него хватит ума, он уедет, как только увидит их. Еслион их увидит. Зная Догерти, можно было предположить, что он, вероятно, возится, надев на голову наушники, с разными ручками и кнопками, пытаясь поймать сигнал передатчика Тоцци.

Когда они подошли к фургону, Стенли отпустил Лоррейн и подтолкнул ее вперед:

— Вы, откройте дверь.

Спотыкаясь, Лоррейн сделала несколько шагов и остановилась.

— Открывайте! — рявкнул Стенли, бросаясь к ней и тыча ей в спину пистолет.

Теперь она казалась испуганной. Гиббонс почувствовал что-то похожее на облегчение.

— Быстрее. — Стенли снова подтолкнул ее.

Она нехотя постучала в раздвижную дверь.

Ничего.

— Толкните ручку, — приказал Стенли.

Она попробовала толкнуть ее, надеясь, что дверь заперта, но от ее толчка дверь распахнулась.

— Миссис Гиббонс!

Увидев ее, Догерти был изумлен. Он наклонился вперед, сидя на одном из своих табуретов, конечно, в наушниках, но сжимая в руке пистолет 38-го калибра. С первого взгляда Гиббонсу стало ясно, что Догерти совершенно не умеет обращаться с оружием. Стенли тоже это понял. Он оттеснил Лоррейн и наотмашь ударил Догерти своим тяжелым автоматическим пистолетом. Догерти пригнул голову, но Стенли все-таки его достал. Потеряв сознание, специалист по наблюдению вывалился из фургона и мешком упал на тротуар. На его раскроенном лбу выступила кровь.

— Внутрь. — Стенли повел пистолетом, оглядывая прохожих, но пока ни один из них еще не заметил валяющегося на тротуаре Догерти. — Все внутрь.

Лоррейн тут же подчинилась, и это по-настоящему взбесило Гиббонса. Его указания она никогда не выполняла с такой готовностью. Правда, он никогда не угрожал ей пистолетом.

— Садитесь.

Гиббонс проигнорировал его слова и наклонился над Догерти. Он знал, что у Живчика не хватит пороху выстрелить в него. Стенли сунул пистолет в ухо Гиббонса и повторил приказание, но Гиббонсу было наплевать. Он проверил пульс Догерти. Пульс был нормальный, и это его успокоило. С Догерти все будет в порядке.

— Поднимайся! — сказал Живчик, повышая голос.

Не обращая на него внимания, Гиббонс взглянул на Стенли, кивнул на пистолет Догерти, лежащий на тротуаре, и сказал:

— Подбери пистолет, а то он достанется какому-нибудь недоумку.

— Что?

— Я сказал, подбери пистолет. На улицах и так полно оружия.

— А... — Стенли повернулся к Живчику: — Возьми его.

Живчик сделал так, как ему велели, но большой радости при этом не выказал. Выполняя чужие приказы, трудно чувствовать себя крутым парнем. Гиббонс обнажил в улыбке зубы.

— Теперь залезай, — приказал Стенли.

Так как Гиббонс не сразу смог это сделать, один из них подтолкнул его сзади. Гиббонс налетел на табурет, ударившись о него грудью. Тупая боль, как от старого синяка, разошлась по левой стороне груди. У него было такое ощущение, что, не выпей он болеутоляющее, сейчас бы расплакался. Поднявшись с некоторым трудом, он устроился на табурете. Сдернув наушники с окровавленной головы Догерти, Стенли сматывал тянувшийся от них провод.

Живчик задвинул раздвижные двери.

— Поехали, — сказал ему Стенли.

Маленький гаденыш засунул экскалибур в карман пальто, сел за руль, завел мотор, и фургон, взвизгнув, тронулся с места.

— Куда ехать, Стенли?

— Поезжай мимо стоянки. Посмотрим, взял ли Беллз машину. Надо его найти.

— Ладно. Хорошая мысль.

Стенли уставился на сложное оборудование, установленное в фургоне. Ни дать ни взять шимпанзе, попавший в космический корабль. Осторожно вытаскивая штекер наушников из гнезда, он поджал губы и нахмурился. Внезапно с потрескиванием ожил динамик на стенке фургона. Из него доносились неравномерно накатывающиеся звуки статических разрядов. Стенли протянул наушники Гиббонсу:

— Как эта штука работает?

Гиббонс рассмеялся:

— Это не меня надо спрашивать, приятель. — Он ткнул большим пальцем через плечо. — Как с этим управляться, знает тот парень, которого ты оставил на тротуаре, а не я.

Стенли пристально посмотрел на Лоррейн.

— Мне кажется, вы сказали, что их можно выследить. Так?

Лоррейн стиснула зубы, затем бросила обвиняющий взгляд на Гиббонса:

— Я думала, ты сможешьвыследить их с помощью этого оборудования.

Гиббонс покачал головой:

— Вы оба смотрите слишком много фильмов о Джеймсе Бонде. Передатчик, который носит Тоцци, очень ненадежный. Чтобы поймать сигнал, нужно находиться не дальше чем в четверти мили от него. А если Тоцци будет в здании из стальных конструкций или одна из таких конструкций отгородит передатчик от приемного устройства, можете и вовсе про него забыть.

— Но вы ведь слышали его, когда он был в универмаге, — запротестовала Лоррейн.

Гиббонс пожал плечами:

— Это старое здание. Не знаю. Спросите Догерти.

— У меня голова болит от этой чертовой штуки, — проворчал Стенли, глядя на динамик, и хотел вставить штекер наушников в гнездо, чтобы отключить его.

— Оставь его, — выпалила Лоррейн. — Вдруг что-нибудь услышим.

Гиббонс пронзил ее взглядом. Он убьет ее. Это точно. Она тоже посмотрела на него с вызовом и гневом.

— Не выключай. Я хочу знать, что с Майклом.

— Да, — заговорил сидящий за рулем Живчик, — я тоже хочу знать, что с моей сестрой. От этого психа Беллза можно чего угодно ждать.

— Заткнись! — завопил Стенли.

Гиббонс протянул руку к регулятору звука и прикрутил его. Лоррейн гневно смотрела на него. По какой-то причине она на него здорово злилась — неужели только из-за того, что он вел себя как зануда?

— Эй, Стенли, смотри. Машина все еще здесь. — Через ветровое стекло Живчик показывал на стоянку на Тридцать четвертой улице за Девятой авеню. Серебристый «БМВ» стоял там передом к выходу. В нем никого не было.

Две патрульные машины нью-йоркской полиции неслись по Тридцать четвертой улице им навстречу с включенными сиренами и мигалками. Никто не произнес ни слова. В этом не было необходимости. Нетрудно было догадаться, куда направляются копы.

— Здесь направо, — сказал Стенли.

Живчик повернул перед большим зеленым знаком с надписью «Туннель Линкольна».

— Но так мы снова попадем в Джерси, Стенли. — И хотя он уже ехал по въездной дороге в туннель с односторонним движением и не мог повернуть назад, его одолевали сомнения. — А как же Беллз... и Джина?

— Не волнуйся. Я знаю Беллза. Я знаю, куда он делся. — Голос Стенли звучал мрачно.

— Да? Откуда? — Очевидно, Живчик действительно беспокоился о сестре.

— Его все ищут. Показывают по телевизору, и все такое. Я знаю его. Он с ума сходит, думая об этом. — Стенли взглянул на Гиббонса. — Может, вдобавок думает, что убил агента. Ты ведь из ФБР?

Гиббонс кивнул. Его подмывало сказать, что Беллз стрелял еще и в специального агента Петерсена, но он решил не раздражать Стенли. Если он хочет поговорить, пусть говорит.

— Насколько я знаю Беллза, — произнес Стенли, — он поехал туда, где чувствует себя в безопасности. Есть только одно такое место. Он здорово умеет держать себя в руках, но я видел, как он выходит из себя. Надо найти его раньше. И увезти, пока его не зацапали. — Стенли говорил сам с собой, уставившись на пистолет, который он держал в руке, намечая, очевидно, какой-то план.

— Ты это о чем? Что бывает, когда он выходит из себя? — Уметь бы читать мысли Стенли.

Стенли посмотрел на Гиббонса глазами бассет-хаунда, но оставил его вопрос без ответа.

Живчик оглянулся:

— Так куда он поехал, Стенли?

— Ты знаешь.

— Нет. Только не туда.

Стенли не ответил.

— Дерьмо! Дерьмо, дерьмо, дерьмо! — Внезапно Живчик вышел из душевного равновесия.

Гиббонс был в замешательстве. Все это ему очень не понравилось.

Когда фургон въехал в туннель, освещенный светом фонарей, ровное потрескивание в динамике стало затихать. Лоррейн уставилась на динамик, потом запрокинула голову и вздохнула:

— О Господи.

Глава 12

1.22 дня

— Идите. Не останавливайтесь. Просто идите.

Тоцци хотелось задушить этого ублюдка. Они с Джиной, держась за руки, поднимались по ступеням метро, словно парочка влюбленных, как того и хотел Беллз, но сукин сын все равно продолжал давать указания. Он шел прямо за ними, нацелив на них пистолет сквозь карман пальто, и не переставая требовал в своей монотонной приглушенной манере, чтобы они шли вперед. Тоцци Богом поклялся убить этого ублюдка. За Гиббонса.

При мысли о Гиббонсе, лежавшем на полу — одна нога вывернута назад, безжизненные руки закинуты за голову, — у Тоцци мутилось в голове. Ему хотелось вырвать у Беллза сердце. Гиббонс.Он убил Гиббонса.Ублюдок поплатится за это. Сильно поплатится. Тоцци так хотелось расквитаться с ним, что у него дрожали руки.

Когда они поднялись наверх и вышли на солнечный свет на углу Шестой авеню и Спринг-стрит, там, где кончается Сохо, Тоцци искоса взглянул на Беллза.

Беллз ухмылялся, как ящерица.

— Тебе ведь приятно, правда, малыш Майки? Держать Джину за руку, бродить по улицам. Может, нам зайти в какую-нибудь картинную галерею, раз уж мы здесь? Ты ведь это любишь, Джина?

— Пошел ты, Беллз.

Беллз рассмеялся.

— Какое образное, живое выражение, Джина. Не знаю, почему Живчиком называют твоего брата.

Тоцци попытался его утихомирить:

— Куда мы идем, Беллз?

— Тебе-то что, Майки? У тебя есть девушка. Вот и радуйся.

— Ладно, ладно.

— Ты хочешь сказать, что не рад? Ну же, Майки, скажи честно. Тебе же до смерти хочется трахнуть Джину. А может, ты уже переспал с ней. Так ведь. Майки? Ты уже пару раз имел ее и теперь больше не хочешь с ней знаться? Так, что ли? А в чем дело? Она храпит?

Тоцци покосился на Джину, но она смотрела прямо перед собой. Он не был уверен, что Беллз просто строит догадки относительно его и Джины. Может, он знает, что произошло тогда днем в ее квартире.

— Скажи мне, хороша она, Майки?

Джина резко обернулась, стекла ее очков сверкнули.

— Кончай, Беллз. Это совсем не забавно.

— Правда? А когда-то ты считала меня забавным.

Тоцци попытался поймать ее взгляд, но она снова смотрела прямо перед собой.

Они миновали старомодную парикмахерскую и мастерскую по ремонту ювелирных изделий, направляясь на восток к Западному Бродвею, где располагались дорогие магазины и галереи. И везде полно народа. В метро, стоя плечом к плечу с другими пассажирами, Тоцци думал о пистолете в кармане Беллза, и ему было очень не по себе. Он боялся, как бы что-нибудь не вывело Беллза из себя и он не начал палить снова, как в универмаге «Мэйси». По счастью, в метро ничего не случилось, но Тоцци знал, что от людных мест им лучше держаться подальше.

В голове Тоцци снова запульсировало от удара пистолетом. Он подумал о сегодняшнем экзамене на черный пояс, и внезапно от ярости ему захотелось кого-нибудь укусить. Не потому, что он снова пропустит экзамен. После того, что случилось с Гиббонсом, это уже не имеет значения. Ему не давала покоя одна мысль: вот он прошел через все испытания, изучал айкидо в течение пяти с половиной лет, и что это ему дало? Он в полной зависимости от какого-то подонка, никогда ничему не учившегося, только потому, что в руках у него пистолет. Он вспомнил, о чем всегда говорили на занятиях по айкидо. Если к тебе пристал тип с пистолетом, отдай ему, что он хочет. Никакое боевое искусство не спасет от пущенной с расстояния пули. И хотя Беллз был очень близко и пистолет лежал у него в кармане, что давало Тоцци какой-то шанс, он был скован наручниками с Джиной и не мог рисковать ее жизнью. Он ощущал полную беспомощность. Оставалось только сохранять спокойствие и расслабиться. Замечать все, что происходит вокруг. Помнить о главных принципах айкидо. И надеяться на чудо.

Тоцци вздохнул. Зачем вообще изучать какие-то боевые искусства, когда все, что требуется, — это выложить пару сотен баксов за пистолет, и ты кум королю? Это несправедливо. Конечно, он знал, что изучать айкидо надо постоянно, этим нужно заниматься всю жизнь. Ты всегда только ученик, независимо от того, сколько времени этим занимаешься, никто никогда не овладевает этим искусством полностью, даже настоящие мастера. Кроме того, айкидо — это не просто боевое искусство, а искусство познания жизни. Оно гораздо шире, чем просто борьба. Так-то это так, но пользы от этого было мало. Он должен был вот-вот получить черный пояс, а верх над ним одержал Беллз, который носит пояс только для того, чтобы поддерживать брюки. И только потому, что у него есть этот проклятый пистолет. Черт!

Гнев Тоцци начал остывать. Все равно этим ничему не поможешь. Он чувствовал пальцы Джины в своей руке. Они были холодными. Еще схватит воспаление легких. На улице довольно прохладно, а на ней только слаксы и блузка. Она не жаловалась, во всяком случае, по этому поводу. Ветер растрепал ее волосы, они упали ей на лицо и закрыли очки. Интересно, о чем она думает? Что же на самом деле происходит между ней и Беллзом? Она вела себя довольно спокойно, сердилась, но не негодовала. Конечно, она не слабонервная барышня, но, наверное, человек, которого похищают под дулом пистолета, должен выражать несколько больше эмоций. Может, она ощущает какую-то вину перед Беллзом? Может, думает, что заслужила это? Почему она не очень сильно волнуется? Не кажется испуганной?

Тут Тоцци задумался, как же выглядит он сам. Ведет ли он себя как Майк Санторо, занимающийся порнографическими фильмами, или как Майк Тоцци, агент ФБР? Может, он должен выражать больше эмоций? Может, надо попытаться выкрутиться из этой истории, как это сделал бы Майк Санторо, изобразить изумление и непонимание по поводу происходящего, поунижаться немного. Может, для такого проныры, которого он изображает, он ведет себя слишком стоически?

Да, но что, если Беллз уже знает, что он тайный агент? Живчик вполне мог сказать ему. Тоцци ни на грош не доверял этому говнюку. Если Беллз уже знает об этом, может быть, он хочет использовать Тоцци как заложника, чтобы купить себе свободу? Проблема в том, что он не знает, что именно известно Беллзу, а Беллз ничего не говорит. Очевидно, Беллз знал, что Гиббонс — представитель закона, иначе он не застрелил бы его. Но что еще ему известно? Через плечо Тоцци взглянул на лицо Беллза. Учитывая обстоятельства, оно было слишком спокойным, как будто он впал в медитацию, и это вызывало беспокойство. Интересно, о чем этот тип думает, что может вывести его из себя. Нужно разговорить его.

— Почему ты так поступаешь со мной, Беллз? Что я тебе сделал? Не понимаю.

Беллз не ответил. Они шли все вместе быстрым шагом, но Беллз находился в своем собственном мире.

— Скажи мне, Беллз. Может, я помогу тебе. Что-нибудь вместе придумаем.

Беллз засмеялся. Сначала его смех напоминал тихий свист, но скоро он превратился в громкий хохот на грани истерики.

Джина убрала с лица волосы и оглянулась:

— Ты больной. Ты это знаешь?

— Ну же, Беллз. Послушай меня. Я помогу тебе. Сними с нас наручники. Сделай это.

Джина усмехнулась:

— Как он может это сделать? У него нет ключа.

Она была права. Уложив ударом охранника, Беллз не взял у него ключ. Тем не менее надо продолжать беседу. Надо, чтобы Беллз разговорился. Он должен осознать, что его заложники не чурки, а люди.

— Беллз, ты не слушаешь меня. Я хочу тебе помочь.

Беллз замедлил шаги. Он так смеялся, что на глазах у него выступили слезы.

— Помочь мне? Как ты собираешься мне помочь? Ты — поганый стукач, Майки. Ты не помочь мне хочешь, ты хочешь меня заложить.

Стукач.Это слово застряло в голове Майка, как кинжал в стволе дерева. Значит, Беллз знает.

— О чем ты говоришь, Беллз? Почему «стукач»?

Беллз уже не мог контролировать себя. Он смеялся, будто надышался веселящего газа.

— Ты стукач, малыш Майки, вонючий поганый стукач. Помнишь того старикана, которого я подстрелил в универмаге? С раздутым лицом? Ты разговаривал с ним у кондитерского магазина в Байонне сегодня утром. Ты еще сказал мне, что ему нужен зубной врач, или что-то в этом роде. Ну, так я видел его по телевизору, Майки. Он работает в ФБР, дружище.

Работалв ФБР, подумал Тоцци.

— Ты работаешь на ФБР, малыш Майки. Это нехорошо. — Беллз уже не смеялся.

Внутри у Тоцци все сжалось. Он не решился отрицать. Это могло бы привести Беллза в неистовство. Но если он признает, что Беллз прав, тот его наверняка пристрелит.

— Это правда? — Джина пристально смотрела на него.

— Что?

— Что ты работаешь на правительство? Значит, ты хотел навлечь неприятности на моего брата?

— Нет.

— Врешь.

— Джина, это правда. Я ни на кого не стучал.

Беллз снова начал заводиться, слыша, как они препираются, но Тоцци тоже разозлился. Он не любил оправдываться, защищаться. Даже если ты говоришь правду, впечатление такое, что ты врешь. Ей надо было дать прямой ответ, и лучше всего все отрицать.

Она отпустила его руку и попыталась вырваться, забыв, что они прикованы друг к другу.

— Ты настоящий поганец, знаешь ты это? Ты заговорил мне зубы, вешал мне лапшу на уши, что я тебе нравлюсь, а на самом деле тебе нужна была только информация о моем брате. Ты тогда пришел ко мне, только чтобы вынюхать что-нибудь о нем. На меня тебе наплевать. Я не могу в это поверить. — Ее глаза сверкали от злости.

Пот градом катился по спине Тоцци. О, черт...

Беллз перестал смеяться. Его рот превратился в прямую линию, глаза стали пустыми и безжизненными. Тоцци чувствовал, как в нем закипает ярость.

— Ты спал с ней?

— Беллз, послушай...

Беллз перевел взгляд на Джину:

— Ты спала с этим парнем?

Она отвернулась и ничего не ответила.

Беллз кивал. Его лицо потемнело.

— Отлично. Ты спишь с этим стукачом, а он хочет заложить меня. Отлично, Джина. Мне нравится.

— Это было только один раз, — раздраженно сказала она.

Но Беллз не слушал. Он говорил сам с собой, громко цедя слова:

— Меня показывают по телевизору, миллион копов охотятся за мной, а ты ложишься в постель с этим парнем. Чудесно.

Рубашка на спине у Тоцци взмокла от пота.

— Ты торопишься с выводами, Беллз. Все совсем не так. Послушай меня.

Но Беллз его не слышал. Лицо его ничего не выражало — он был в другом мире. Тоцци проследил за его взглядом, устремленным на корейскую бакалейную лавку на той стороне улицы. Водитель грузовика разгружал ящики с салатом из открытого кузова.

— Эй! — вскрикнула Джина.

Беллз внезапно схватил ее за волосы и потащил через улицу. Руку с пистолетом он не вынимал из кармана, и Тоцци видел, как ткань выпирает под дулом. Нестройной процессией они направлялись к кабине грузовика. •Не отпуская волос Джины, Беллз вскочил на подножку, заглянул внутрь кабины и спрыгнул, все одним движением.

— Отпусти! — закричала Джина, но он толкнул ее к кузову грузовика, увлекая и Тоцци.

Тоцци не сопротивлялся. Пистолет был нацелен в спину Джины, а у него уже была возможность убедиться, что Беллз, не раздумывая, стреляет на публике.

Услышав крик Джины, кореец, разгружавший овощи, поднял голову. Беллз выхватил пистолет из кармана и прицелился корейцу в лицо, отчего тот закосил еще больше.

— Ключи, — приказал Беллз.

Человек залопотал что-то по-корейски.

— Ключи от грузовика.

Кореец пожал плечами и продолжал что-то бормотать. Он не понимал по-английски.

Дулом пистолета Беллз наотмашь ударил его по виску. Кореец, зашатавшись, отступил. Тут неожиданно из магазина выскочил другой кореец в белом переднике: Он держал в руке обрез.

Беллз отпустил Джину, прыгнул прямо ко второму корейцу и ткнул пистолет ему в шею, нанося одновременно удары кулаком по лицу. Тот, дрожа, поднял руки, и Беллз вышиб обрез из его рук.

— Ключи. Мне нужны ключи от грузовика.

— Да, да, хорошо, хорошо, — произнес бакалейщик. Он говорил с сильным акцентом, но понял, чего хочет Беллз. — В карман. — Он указал на водителя, который в шоке сидел на тротуаре, обхватив руками голову. — В карман.

Беллз приподнял подбородок бакалейщика дулом пистолета:

— Достань их. Достань ключи.

— Хорошо, хорошо. Я доставать для вас. Да. — Бакалейщик наклонился и выудил ключи из куртки водителя. Они звенели у него в пальцах, когда он вытянул руку, напрягая мускулы шеи под дулом пистолета, упершегося в его горло. — Вам надо деньги, я имею. Не стрелять меня. Пожалуйста. Я имею деньги для вас.

Беллз проигнорировал его предложение и ударил сидящего на корточках бакалейщика ногой. Тот упал на землю. Беллз направил пистолет на Тоцци и Джину.

— Залезайте, — сказал он, кивком указав на кузов грузовика.

Тоцци не мог поверить в то, чему только что стал свидетелем. Все происходящее промелькнуло перед ним, как на киноэкране. Движения Беллза казались нереальными. Его сосредоточенность и исполнение были экстраординарными. Нападая, он не выражал никаких эмоций и не колебался. Беллз не раздумывал, он просто действовал. Такое Тоцци наблюдал только у самых лучших мастеров айкидо, настоящих мастеров. Вся сцена заняла пятнадцать, от силы двадцать секунд, но только когда все уже было кончено и Беллз приказал им залезть в грузовик, Тоцци осознал, что был загипнотизирован этим зрелищем. Если бы он сохранил присутствие духа, он мог бы что-нибудь предпринять и отнять у Беллза пистолет, когда он угрожал корейцам. Но Тоцци даже не пошевелился. Он просто наблюдал. Постепенно, как выползает из «Поляроида» готовая фотография, до него стало доходить, что, несмотря на тренировки в ФБР и занятия айкидо, он, может быть, не справится с Беллзом.

— Залезайте. — Беллз махнул пистолетом в сторону кузова.

Джина выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание, но послушно стала взбираться в кузов. Она дернула руку Тоцци, на которую был надет браслет наручников.

— Давай! — Голос ее был бесцветным, как мел на школьной доске.

— Вперед, Майки. Полезай. — Беллз снова улыбался, полностью овладев собой. Доктор Джекилл и мистер Хайд[5] в одном лице.

Тоцци нехотя взобрался на задний откидной борт. Взбираясь, он нечаянно дернул Джину за руку, и Джина тоже дернула его. Око за око. Они стояли вместе и смотрели вниз, на Беллза. Тоцци чувствовал себя беспомощным дураком.

— Приятного путешествия, — проговорил Беллз, ухватив висящую лямку и с грохотом и треском натягивая тент над их головами.

Стоя в темноте, они слышали, как Беллз с лязгом закрывает тент на замок.

Когда его глаза привыкли к темноте, Тоцци осмотрелся. Полоски света проникали в кузов через щели в шве на одной из боковых стенок. Внутри было неуютно, холодно и мокро, и пахло так, будто что-то начало портиться.

— Дерьмо, — сказала Джина. — Это все из-за тебя.

— Из-за меня?

— Да, из-за тебя. Это ты его довел.

— Я его довел?

В этот момент заревел мотор грузовика, и Тоцци услышал, как отпустили ручной тормоз. Грузовик рывком тронулся с места, отбросив их назад.

— Сядь, — сказал Тоцци, опустившись на корточки и шаря вокруг в поисках чего-нибудь, на что можно было бы сесть.

— Не указывай мне, что...

Неожиданно грузовик резко затормозил, и Джину бросило вперед, при этом она чуть не выдернула руку Тоцци из сустава.

— Сядь! — повторил Тоцци, раздраженный ее упрямством.

— Не указывай мне, что делать. — Она устроилась без его помощи, стараясь держаться от него как можно дальше. — Что теперь?

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду «что теперь?».

— Не знаю.

— Чудесно.

Они замолчали. Тьму наполняли только скрип и визг колес. Тоцци думал о том, что сделал Беллз с двумя корейцами, насколько легкими и отточенными были его движения, как спокойно и отстраненно он наносил увечья. Это было ужасно.

— Проклятье! — Внезапно Джина снова дернула его руку, пытаясь подняться. — О, черт!

— Что такое?

— Я сижу на помидорах, черт бы их побрал.

— О!

Пока она пересаживалась, Тоцци попробовал определить, на чем же сидит он.

На картошке.

Глава 13

1.34 дня

Убаюканная тихим шипением статических разрядов, Лоррейн машинально смотрела на динамик. Внутри фургона было темно и мрачно. Движение внутри туннеля Линкольна по направлению к Нью-Джерси замедлилось. Вытянув шею, Лоррейн смотрела через ветровое стекло. Хвостовые огни идущих впереди машин отражались от покрытых кафелем стен, и это напоминало длинные разворачивающиеся красные неоновые транспаранты. Чем-то похоже на китайский Новый год.

Движение замедлилось, один за другим вспыхнули тормозные огни. Красные отблески немного оживили бледное лицо Живчика. Он выглядел встревоженным, но Лоррейн подозревала, что это его обычное выражение.

Гиббонс оперся на стенку фургона, прислонившись к ней головой, лицо его окутывала тень, глаза мерцали в темноте. Он смотрел на Стенли.

Одна половина лица Стенли находилась в тени, другая была слегка окрашена в красный цвет. Огромная челюсть придавала ему угрожающий вид. Под полуприкрытыми веками его глаза тоже мерцали, и он тоже смотрел на Гиббонса. Пистолет лежал у него на коленях.

С того момента, как они въехали в туннель, никто не произнес ни слова. Странный свет и тени заставили их замолчать. Даже статические разряды, доносившиеся из громкоговорителя, казались приглушенными.

Лоррейн посмотрела на Гиббонса, надеясь поймать его взгляд, но он, потирая грудь медленными ритмичными круговыми движениями, не отводил глаз от Стенли. Хоть бы взглянул на нее, признал ее присутствие, дал почувствовать, что не сердится на нее. Правда, ее бесило, что она испытывает чувство вины. Это он вел себя как осел, используя зубную боль как предлог, чтобы разыгрывать из себя Аттилу[6]. Но она на самом деле чувствовала себя виноватой и ничего не могла с собой поделать, потому что, когда его подстрелили и он лежал на полу там, в универмаге, и она думала, что он умер, она не плакала. Не обезумела от горя, не опечалилась. Она ощущала только покорность судьбе и в глубине души, может быть, даже облегчение. Не радость оттого, что он умер, но облегчение, потому что то, чего она всегда втайне опасалась, наконец произошло, и теперь можно перевести дыхание и начать новую фазу жизни, какой бы она ни была. Вдова? Преподавательница-вдова? Или вдова-училка? Вдова, за пятьдесят, доктор философских наук, ищет заинтересованного компаньона для игры в шахматы, чтения Чосера, длительных прогулок по пляжу и дегустации тонких вин и обезжиренного сыра на закате. Курильщиков и тех, кого могут застрелить при выполнении служебных обязанностей, просят не беспокоиться.

Лоррейн вновь вспомнила, как стояла на коленях над Гиббонсом, лежащим на полированном полу универмага между прилавками с косметикой. Неужели она действительно сразу же сдала его в архив, как некролог, вырезанный из газеты? Унизительно признаваться самой себе, но она даже подумала о «преемнике».

Она почувствовала, что краснеет. Господи, если бы Гиббонс действительно умер, она вполне могла бы, взобравшись на табурет, попросить одну из продавщиц сделать ей макияж. Ведь ей пришлось бы снова «встречаться», как вечно говорят в телевизионных шоу эти старые расфуфыренные разведенки. Ей всегда казалось верхом идиотизма и нескромности, когда женщины в послеклимактерическом возрасте употребляли слово «встречаться», но теперь она со стыдом признавала, что втайне всегда верила: настанет день, и ей самой придется «встречаться» снова. Потому что в глубине души была уверена, что ее мужа обязательно убьют при исполнении служебных обязанностей.

Она смотрела, как Гиббонс потирает рукой грудь. Она не хотела извиняться перед ним. Чувствовать то, что чувствуешь, — не преступление, и, кроме того, он не заслужил извинений. Но ей хотелось достучаться до него, поговорить с ним, обсудить, что же не так в их отношениях. Конечно, она знает, что он скажет, если она попытается заговорить о своих чувствах. «Ты что, группа поддержки, Лоррейн?» Он всегда убивал эмоции ехидными замечаниями. Но ей надо было снять это со своей совести. Ей необходимо понять, почему она с такой готовностью приняла его смерть, почему не могла плакать, увидев его неподвижно лежащим на полу. Может быть, это как-то характеризует их отношения, может быть, это то самое, что ни один из них не хочет признавать? Ей надо поговорить с ним об этом, но тут сидит этот злобный Железный Дровосек и круглолицый Живчик впереди, на водительском месте. А Гиббонс вне себя, это и без слов понятно. Определенно он не в том настроении, чтобы разговаривать. Да и когда у него было другое настроение?

Внезапно Живчик резко нажал на тормоза, фургон тряхнуло, и всех бросило вперед.

— Эй! — закричал Стенли. — Что ты делаешь, придурок?

— Извини.

— Ты ведешь машину как последний идиот. Что это с тобой?

Живчик оглянулся и хмуро посмотрел на Стенли.

— Что со мной?Беллз нацепил эти поганые наручники на мою сестру, повез ее к себе. Вот что со мной. Этот парень совершенно чокнутый.

Стенли свирепо посмотрел на него, как недовольный большеротый окунь, готовый проглотить кого-нибудь целиком просто от злости. Ему явно не нравилось, когда о Беллзе говорили плохо.

— Смотри за дорогой! — закричал он.

Живчик отвернулся и ударил по тормозам. Фургон быстро приближался к впереди идущей машине. Шины завизжали. Фургон остановился в нескольких дюймах от бампера передней машины.

— Может, будешь смотреть, что, черт подери, ты делаешь? Так в аварию попадешь.

— Я нервничаю! — закричал в ответ Живчик. — Вы меня совсем довели.

Лоррейн взглянула на Гиббонса. Ее сердце сильно колотилось. Она была уверена, он воспользуется тем, что Стенли отвлекся, и нападет на него. Но он этого не сделал. Он сидел неподвижно, глаза его поблескивали в тени. Ее сердце забилось еще сильнее. Она не могла избавиться от мысли, что это она, а не Стенли или Живчик, вызвала его гнев. Только она.

Потому что не плакала. Но это же смешно. Полный абсурд. Он бы и не хотел, чтобы она плакала. Он терпеть не может, когда она поддается чувствам.

Она отвернулась, чтобы не видеть обвиняющего взгляда Гиббонса.

— Думаю, тебе нечего беспокоиться о сестре, — сказала она Живчику, надеясь ослабить напряжение. — Гангстеры не трогают женщин, так ведь? Законы чести «Коза ностры» это запрещают, разве нет? Особенно если речь идет о невинной женщине.

Большеротый окунь выдохнул смешок:

— Невинная женщина... Мне это нравится.

— Заткнись! — выкрикнул Живчик.

Лоррейн вскинула брови. Она была в недоумении.

Голос Гиббонса прозвучал из тени как глас судьбы:

— Среди этих людей не бывает невинных.

Живчик надувал губы и бросал сердитые взгляды в ветровое стекло.

Лоррейн взглянула на Стенли:

— Сестра Живчика что-нибудь натворила? Почему ты так сказал?

Громила ухмыльнулся.

— Вот что я вам скажу. Беллз свихнулся на верности. Для него это самое главное на свете. Он верен своим, что бы там ни было.

— Каким своим? — спросил Гиббонс.

Стенли снова ухмыльнулся. Он не собирался называть имен.

— Беллз ждет такой же верности от тех, с кем имеет дело. Понимаете?

Лоррейн нахмурилась:

— Нет. Боюсь, не понимаю.

Стенли вздохнул и закатил глаза.

— Послушайте. Сколько я знаю Беллза, он всегда говорит мне одно и то же: «Доверие, Стенли, доверие. Это самое важное на свете. Если люди не могут доверять друг другу, они как животные. Это то, что делает человека человеком». Я слышал это от него миллион раз. И он считает, что, если он кому-то доверяет, а этот человек его накалывает, он заслуживает самого плохого. «Нет ничего хуже предателя, — так он говорит. — Ничего».

— Какое это имеет отношение к моей сестре? — прорычал Живчик.

— Заткнись и следи за дорогой.

Брови Лоррейн все еще были подняты.

— Ты хочешь сказать, что он даже с женщиной расправится если решит, что она его предала?

Стенли пожал плечами и посмотрел на нее пустым взглядом но тут вмешался Живчик:

— Его жена поплатилась...

— Заткнись! — взорвался Стенли. Он гневно уставился на Живчика, затем на Гиббонса, который молча слушал, как сова в темноте.

По спине Лоррейн пробежал холодок. Она все еще была в замешательстве, а теперь еще и испугалась, так как почувствовала, что между Стенли и Гиббонсом существует какая-то связь, исключающая ее. Ее пугало молчание Гиббонса. Из слов Стенли выходило, что наказать неверную женщину — естественно. Это делается автоматически и обжалованию не подлежит. Означает ли молчание Гиббонса невысказанное согласие с этим мужским кодексом справедливости? Может, он считает, что она заслуживает того же за то, что не была хорошей женой, не плакала и не выла на луну, горюя по нему?

Но это же смешно. Гиббонс был без сознания, а когда пришел в себя, не сразу сориентировался. Как он может знать, что она делала, как реагировала на то, что в него стреляли? Мысли читать он не умеет, что она чувствовала, не знает.

Но все-таки она чувствовала себя виноватой, понимала, что сделала что-то в корне неправильное. Совершила преступление против мужчины.

Ее взгляд перебегал с одного лица на другое — краснолицый Живчик, большеротый окунь, Гиббонс в темноте. Полицейский и двое преступников, но ей казалось, что между ними больше общего, чем у нее с любым из них. Они были мужчины, а она нет. И она не плакала, когда застрелили ее мужчину.

Она посмотрела на тихо потрескивающий динамик. Интересно, если бы здесь был Майкл, было бы их четверо против нее одной?

Глава 14

2.18 дня

Узкая полоска света в темноте кузова перемещалась с каждым поворотом грузовика. Тоцци смотрел, как она поднимается по руке Джины, затем ползет по ее телу, как орденская лента, от бедра к плечу, переходя на ящик с луком рядом с ее головой. Она беспокойно задвигалась, когда свет не сразу переместился с ее тела, но из-за наручников не могла спрятаться от него. Полоска света пересекла по диагонали ее волосы, и Тоцци не мог отвести взгляда от мягких каштановых прядей, поблескивающих в черной пустоте. При таком внимательном изучении волосы казались даже светлее, чем он запомнил, светло-каштановыми. Хорошо бы свет переместился на ее лицо, и он смог бы увидеть ее глаза и губы. Ему нужно видеть выражение ее лица, чтобы иметь хоть какое-то представление, о чем она думает. Он совершенно не понимал ее.

Он не мог выбросить из памяти голос Беллза на ее автоответчике: «Джина, это я. Позвони мне».

Предполагалось, что она не имеет дел с гангстерами, даже не смотрит в сторону громил — дружков своего брата. Почему же Беллз звонил ей? Почему он так ревнует? Он что, исключение из ее правил? Почему?

И еще одна вещь. Почему она призналась Беллзу, что один раз переспала с Тоцци? Почему не послала его к черту, не сказала, чтобы не совал нос в ее дела? Почему чувствовала себя обязанной признаться ему?

По реакции Беллза — по тому, как он набросился на тех двух корейцев, угнал их грузовик, — можно сказать, что между Беллзом и Джиной было что-то очень серьезное. Но если Беллз обезумел из-за того, что Тоцци переспал с Джиной, почему он не рассчитался с ним сразу же? Может, потому, что знал: Тоцци — агент ФБР, и не хотел убивать еще одного и тем самым усугублять свое положение? Не похоже. У Беллза мозги устроены по-другому. Убить одного, или двоих, или троих — какая разница? Но почему тогда он даже не избил их, чтобы выпустить пар? Чего он ждет?

Может, на уме у него кое-что другое, что-то похуже, чем простое избиение? Иначе зачем бы ему держать их пленниками?

Дерьмо.

Грузовик изменил направление, и золотистая ниточка света переместилась на щеку Джины, отсекая уголок очков в фиолетовой оправе и освещая глаз с одной стороны. Как будто смотришь сквозь кусочек янтаря. К сожалению, он не видел ее брови, поэтому глаз оставался безжизненным, в нем не было выражения. Дуется она? Сердится? Боится? Что, по ее мнению, собирался сделать с ней Беллз? Если бы она боялась, то сказала бы об этом. Даже если она ненавидит Тоцци, она сказала бы что-нибудь, так ведь? Правда, она упряма, скорее умрет, чем покажет свои истинные чувства, откроет, что она такой же человек, как и все остальные. А еще ругают мужчин.

Внутри грузовика становилось все холоднее. Как в подвале. Джина, должно быть, совсем замерзла.

— Дать тебе мое пальто? — спросил Тоцци.

Она ответила не сразу:

— Как ты его снимешь? Забыл про наручники? — В голосе ее был сарказм.

— Надень его наизнанку. Я протащу его через наручники.

— Не надо.

Ее односложный ответ заставил его вспомнить Гиббонса. Это его манера говорить. Вернее, была его манера. Трудно думать о Гиббонсе в прошедшем времени...

— Я передумала, — донесся из темноты голос Джины.

— Насчет чего?

— Насчет пальто. Я замерзла. — Она произнесла это в точности как Гиббонс. Ее слова прозвучали так, будто он был виноват в том, что она замерзла.

— Сядь, я передам его тебе.

Оба они сели, и Тоцци выбрался из пальто, вывернул его наизнанку и передал Джине через руку. Она ухватила его за запястье, и от ее прикосновения он ощутил легкий трепет. Тут он сообразил, что она просто пытается стянуть пальто с его руки. Когда она, изворачиваясь и ерзая, натягивала вывернутое наизнанку пальто, в полоске света блеснула, словно королевская мантия, шелковистая синяя подкладка.

— Как только согреюсь, верну.

— Все в порядке. Не снимай. На мне спортивная куртка.

Молчание. Даже не скажет спасибо.

Через какое-то мгновение из темноты снова раздался ее голос:

— Кто тот парень, в универмаге?

— Тот, которого убил Беллз? — Он знал, что она говорит о Гиббонсе, но все-таки спросил.

— Да, тот.

Тоцци ответил не сразу:

— Он был моим напарником. Его зовут Гиббонс.

— Напарником? Я думала, твой напарник — мой брат.

— Моим напарником из ФБР. Я тоже агент ФБР.

Она повернулась к нему лицом, но он не знал, как она реагирует на его слова. Он видел лишь полоску ее волос, сияющую в лучике света. Может, она и не удивилась. Может, и сама догадалась об этом. Может, даже относится к этому с пониманием.

— Гиббонс был хорошим человеком. Мы вместе много лет, он и я... участвовали во многих операциях.

— Так ты тайный агент... Ты пытался заложить моего брата. — В ее обвиняющем тоне было презрение. На Гиббонса ей наплевать.

— Живчик не главная цель. На самом деле твой брат помогал нам. Мы завербовали его.

— Как это?

— Он работал на нас. Мы знали, что он имеет дело с некоторыми людьми, связанными с организованной преступностью, которые нас интересуют.

— Кто эти люди?

Он не ответил.

— Кто?

Беллз. Будда Станционе. — Тоцци не стал бы называть имена, но в нынешней ситуации они были очевидны. — Твой брат согласился ввести меня в организацию в обмен на то, что с него будут сняты обвинения и предоставлена защита как свидетелю.

— Защита как свидетелю? Мы его больше не увидим. Моя мама этого не переживет! — В ее голосе звучала искренняя тревога.

— Члены семьи смогут навещать его. Так делается сплошь и рядом. Если твоя мать захочет, она может уехать с ним. Это можно устроить.

— Наверняка это убьет ее.

Словно туман, в темноту кузова снова просочилась тишина. Грузовик резко свернул, и Тоцци покатился назад. Джина тоже было покатилась, но ей удалось остановиться, ухватившись рукой за бедро Тоцци. Она сразу же отдернула руку. Полоска света освещала теперь его, пересекая грудь.

— Извини, — пробормотала она.

— Ничего страшного. — Он слышал ее дыхание. Ее лицо было теперь совсем рядом. — Можно задать тебе вопрос?

— Какой?

Он не знал, как лучше сформулировать.

— Ты... Почему Беллз так ревнует? Тебя я имею в виду.

— Он сумасшедший.

— Это я знаю. Но почему он так ревнует? Между вами... — Конец предложения повис в воздухе. Он надеялся, что ему не придется заканчивать его.

— Между нами — что?

— Ну, ты знаешь. Связь. Роман.

Грузовик снова свернул, но не так резко. Они оба сумели удержаться и не упасть. Свет переместился на ее лицо. Теперь он видел ее рот. У нее был очень чувственный рот. Раньше он этого по-настоящему не замечал. Губы пухлые, словно созданы для французской любви.

— Ну так что же? У тебя с ним что-то было?

— Ты задаешь идиотские вопросы. — Верхняя губа приподнялась в раздражении.

— Это не идиотский вопрос. Парень взбесился в универмаге, уложил охранника, похитил двоих и застрелил еще одного, и все потому, что хотел подарить тебе идиотский браслет, но вместо этого обнаружил, что ты беседуешь со мной. Я бы сказал, это очень серьезные чувства. Выглядит так, будто между вами определенно что-то есть.

— Ну так ты ошибаешься.

Тоцци почувствовал, как в лицо ему бросилась кровь.

— Нет, не ошибаюсь. Ты врешь.

— Какое ты имеешь право обвинять во лжи меня?А сколько раз тыврал? Или тебе можно, потому что ты тайный агент?

Он не собирался спорить с ней на эту тему. Много раз он слышал, как адвокаты с гневом праведным осуждали практику работы под чужим именем с целью прижать к ногтю всем известного плохого парня. К сожалению, когда очередь доходила до Тоцци, у него не было возможности обсуждать этические нормы, которыми руководствовались адвокаты, берущие деньги у этих самых плохих парней, своих клиентов, за оказанные им услуги.

— А кого ты изображал, когда явился ко мне в тот день? — продолжала она. — Я что, должна была быть твоей верной подружкой? Это часть твоей легенды?

Полоска света осветила ее брови. Они были угрожающе изогнуты.

— Все совсем не так. В тот день я никого не изображал.

— Это уж точно.

— Я пришел к тебе, потому что хотел этого. Потому что... потому что ты мне по-настоящему нравишься.

— У тебя еще хватает наглости говорить мне это? Ты что, думаешь, я тебе поверю? Как ты можешь что-нибудь чувствовать ко мне? Ты работал под прикрытием. Это было отлично придумано. Можно переспать со мной — и никакой ответственности, потому что это не ты, а кто-то совсем другой. Голубая мечта любого мужика. Переспать и свалить. Так?

— Все совсем не так. — Тоцци терпеть не мог, когда женщины обвиняли его в том, что «делают все мужики». Ради Христа, он не может отвечать за все преступления и грехи, совершенные представителями мужского пола.

— Так что же это было? Скажи. Ты даже не назвал мне своего настоящего имени. Какие же «чувства» ты испытываешь ко мне, если даже не можешь сказать, кто ты есть на самом деле?

— Ты знаешь мое настоящее имя. Меня зовут Майк.

— И твоя фамилия Санторо?

Мгновение он смотрел на полоску света на ее бровях.

— Нет.

— А как же?

Он вздохнул:

— Я не могу сказать тебе.

— Почему же?

— Не могу. Это против правил. — От того, как это прозвучало, он сам съежился, но она ведь все выболтает своими пухлыми губками. Называть свое настоящее имя — глупость, даже больше чем глупость.

— Чудесно, — сказала она. — Ты испытываешь ко мне глубокие чувства, но сказать, кто ты, не можешь. Мы что, герои сказки «Красавица и чудовище»?

Тоцци больше не мог сдерживаться.

— Расскажи мне лучше о Беллзе. О той записи на твоем автоответчике. С его посланием. Расскажи о своихглубоких чувствах к Беллзу, и я скажу тебе, кто я.

— Ну вот, приехали. Один раз переспал со мной и считает своей собственностью. Что творится с мужчинами? Должно быть, гормоны так действуют. Не могут взять что-то на время, им непременно нужно этим владеть.

Чтобы чем-то занять руки, Тоцци крепко растер колено. Будь она мужчиной, он задушил бы ее. Правда, мужчина не стал бы нести такую чушь, мужчина не вещал бы в воздух будто здесь никого больше нет, мужчина обращался бы непосредственно к нему.

Грузовик снова резко повернул, и на этот раз ни у кого из них не было времени, чтобы удержаться. Джина что-то произнесла себе под нос, упав прямо на Тоцци, и тут же отстранилась. Можно было представить, что она сказала. Она отползла как можно дальше от него, так что их скованные наручниками руки вытянулись во всю длину. И тогда он заметил, как в полосе света что-то блеснуло, что-то, чего он не видел раньше. Она лежала на спине, и луч света, скользнув по ее блузке, высветил цепочку на ее шее. С тонкой золотой цепочки свисало золотое кольцо с каким-то рисунком. Возможно, Тоцци ошибался, но, как ему показалось, он разглядел выгравированные по обеим сторонам кольца вьющиеся стебли плюща. Очень похоже на свадебное кольцо.

Но почему она носит свадебное кольцо? Это подарок Беллза? Что же они, постоянная пара? Или, может, оно означает, что они обручены? Но в этом случае Беллз подарил бы ей кольцо с настоящим камешком. Правда, Джина — девушка со странностями. У нее все наоборот. Она не стала бы носить кольцо с бриллиантом. Можно представить, что она сказала бы по этому поводу. Кольца с бриллиантами носят кисейные барышни. Она не из таких. В любом случае она любит старинные вещи, и это как раз в ее стиле — в знак помолвки носить на шее старинное свадебное кольцо.

Но кто его подарил? Беллз? Если он спросит, она не ответит. Ни за что.

Тоцци не мог отвести от кольца глаз. Больше смотреть было не на что, разве что на яблоки, раскатившиеся по полу возле его плеча. Он не мог прогнать из головы мысли о Джине и Беллзе. И тут, мысленно прокручивая все события сегодняшнего дня, он начал понимать что к чему. Беллз завелся в ювелирном магазине из-за того, что Тоцци хотел купить браслет с фиолетовыми камешками для Джины. Вспылил, увидев их вместе в универмаге. Джина не казалась особенно испуганной, когда Беллз увел их с собой. (Надеялась урезонить своего жениха?) Отказалась говорить с Тоцци о своих отношениях с Беллзом. И наконец та запись на автоответчике: «Джина, это я. Позвони мне».Тон обычный, слегка небрежный, будто он постоянно звонит сюда и ему нет необходимости ворковать с ней по телефону. Если люди давно и тесно связаны, телефонный разговор для них обычное дело. Они относятся к этому спокойно: «Джина, это я. Позвони мне».

Чем дольше он думал об этом, тем больше злился. Он-то, дурак, считал, что Беллз начал стрелять куда ни попадя из-за того, что узнал, что за ним охотятся, а на самом деле тот с ума сошел от ревности. Господи Всемогущий, оказывается, это просто ссора двух влюбленных, переросшая в перестрелку. Гиббонс погиб из-за того, что милые побранились. Тоцци не мог в это поверить.

— Зачем же надо было убивать моего напарника?

— Что?

— Беллз. Почему ему понадобилось убивать моего напарника? — Тоцци изо всех сил сжал челюсти, едва сдерживаясь, чтобы не закричать.

— Откуда я знаю, почему он поступает так или иначе?

— Гиббонс был лучшим оперативником в ФБР, лучшим.Он был хорошим человеком. Даже гангстеры знали, что он хороший человек. И поэтому ненавидели его. Этот ублюдок Беллз недостоин ботинки чистить Гиббонсу. Гиббонс был лучше всех. Самым, самым лучшим. И ради чего он умер? Просто так. Ни за что.

— Успокойся, — сказала Джина.

Тоцци уже кричал, ему было все равно. В его глазах блестели слезы. Он наконец осознал: Гиббонс мертв!

— Это неправильно! — закричал Тоцци. — Неправильно! Гиббонс был лучше всех. Он не должен был так умереть. Он... Он не должен... — Тоцци не мог закончить. Он задыхался. Он не хотел, чтобы она видела его слабость. Она этого не заслуживает.

— Эй, — тихо сказала она, повернувшись к нему лицом, — успокойся, пожалуйста. Подыши глубоко. Расслабься. Ты доведешь себя до болезни. — Она положила руку ему на плечо.

Внезапно все перевернулось с ног на голову. От ее прикосновения по его коже пробежала дрожь. Сочувствие, звучащее в ее голосе, почти заглушило все подозрения.

— Подыши, — произнесла она, — медленно.

Он кивнул:

— Ладно, ладно, со мной все в порядке. Все отлично.

— Хорошо. Минуту назад ты вел себя как настоящий слабак. Не может быть, чтобы ты на самом деле был копом.

Прикосновение ее руки превратилось в прикосновение гадюки.

— Просто подыши, вдох — выдох, медленно и спокойно. — Она потрепала его по плечу. — Не волнуйся. Все будет хорошо.

Он впился зубами в костяшки пальцев свободной руки, чтобы не закричать. Сука!

Глава 15

3.23 дня

— Ш-ш-ш-ш! — Лоррейн подалась к динамику.

— Что? — Стенли прислушался, его рука с зажатым в ней пистолетом свесилась между коленей. — Вы что-то услышали?

— Это они? — Живчик напрягся, стараясь разобрать что-нибудь со своего места за рулем.

— Тише, — резко сказала Лоррейн. — Дайте послушать.

Звук, доносящийся из динамика, изменился, стал выше. Лоррейн показалось, что она различает с трудом пробивающиеся слабые голоса. Она взглянула на Гиббонса. Он наклонился вперед, опершись о колени, и уставился на динамик со своим мрачным видом старого рака-отшельника. Даже смотреть на него было неприятно.

Живчик вел машину по бульвару Кеннеди, основной магистрали Джерси-Сити. Мимо проносились огромные старые дома в викторианском стиле и ряды деревянных домов, расположенных выше по обеим сторонам улицы. Теперь они направлялись к Хайтсу. Выехав из туннеля, они пронеслись по улицам аристократического района Хобокена, побывали в Байонне, где жили Дефреско, и теперь кружили по улицам, надеясь поймать сигналы передатчика. Иногда Беллз околачивался в Байонне — здесь жил его брат. Вот Стенли и подумал, что он может тут оказаться, но пока что они ничего, кроме помех, не слышали. Тоном выше, тоном ниже, завывания и смутные шорохи — не более того.

Живчик проскочил на желтый свет.

— Я не знал, что Беллз обитает в Хайтсе. У него здесь квартира?

Стенли оставил его вопрос без ответа.

— Сверни направо.

— Где? — спросил Живчик.

— Все равно. Здесь. Сверни здесь.

Живчик сделал так, как ему велели, — свернул в переулок, ведущий направо, и затем заложил крутой вираж, заставивший всех за что-нибудь ухватиться.

— Так куда мы едем, Стенли?

— Знаешь Огден-авеню?

— Нет.

— А Пелисейдс-авеню?

— Да.

— Огден в одном квартале оттуда. С этого места открывается отличный вид на Нью-Йорк. Вид на утесы. Хобокен прямо внизу.

— Стенли, мы ведь уже искали в Хобокене.

— Заткнись и езжай, куда я говорю.

Лоррейн ничего не понимала. Почему Стенли хочет ехать туда, где красивый вид? Она посмотрела на Гиббонса, но на лице старого краба застыло осуждающее выражение. Кремень, а не человек. Ну и пошел он к черту.

Когда фургон въехал в Хайте, фон в динамике снова изменился. Теперь звуки напоминали беседу двух разных фонов. Она изо всех сил прислушивалась, пытаясь разобрать слова, но ничего не получалось.

Внезапно все заглушили помехи. Лоррейн с отчаянием подумала, что они снова потеряли Майкла, и на сей раз навсегда. Но, когда Живчик свернул на более широкую улицу, шум, напоминающий беседу, возобновился и стал более чистым.

— Я что-то слышу, — завопил Живчик. — Слышу!

— Заткнись! — рявкнул Стенли. — Поезжай к Огден-авеню.

Из океана шума на поверхность вынырнули два слаборазличимых голоса.

— Ты его не знала. Для того чтобы его понять, нужно было хорошо его знать. Мне будет очень не хватать его.

— Дыши глубже. Тебе нужно больше кислорода, говорю тебе.

— Отстань со своим дыханием. Мне нужен мой напарник. Неужели непонятно? Он единственный человек, с которым я мог работать. Не знаю, что мне теперь делать.

— Пожалуйста, послушай меня. Дыши глубже. У тебя сейчас будет истерика.

В голосе Стенли прозвучало изумление.

— Он что, плачет?

Лоррейн не спускала глаз с динамика. В горле у нее стоял ком. Майкл плакал, потому что умер Гиббонс. Почему же у нее не было слез?

— Ты думаешь, ты такая крутая. Ты не понимаешь, что значит потерять такого близкого человека.

— К твоему сведению, я знаю, что значит потерять близкого человека. Ты ведешь себя так, будто ты единственный, с кем это произошло. Это так типично для мужчин. Они всегда думают, что все, что случается с ними, случается впервые.

— Ты сама-то веришь в эту чушь? В эти свои дурацкие обобщения? «Мужчины всегда то, мужчины всегда се». Говоришь, как Жак Кусто о своих долбаных рыбах.

— Ты хочешь сказать, что я не права?

— С тобой бесполезно говорить. С таким же успехом можно разговаривать с картошкой. Ты не хочешь ничего понимать.

Молчание.

— Я как раз хочу понять.

Помехи заглушили женский голос.

Живчик подъехал к тротуару и резким движением поставил фургон на тормоз.

— Пустозвон, сукин сын! Вы слышали этот бред? Клинья подбивает под мою сестру, черт бы его побрал. Умник выискался, сукин сын! Хочет, чтобы его пожалели.

Стенли отмахнулся от него:

— Заткнись, Живчик. Сам не знаешь, что болтаешь.

— Как же, не знаю я. Он пытается соблазнить мою сестру, вот что он делает. Пытается разжалобить ее историей о том, что якобы убили вот этого. — Он показал на Гиббонса. — Ну и сукин же сын! Ну и скотина ты, Майк! Ну и скотина! — завопил он в динамик. — Не слушай его, Джина!

Стенли погрозил ему кулаком.

— Заткнись, или я из тебя кишки выпущу. Дай послушать.

Лоррейн прищурилась, стараясь разобрать голоса своего двоюродного брата и этой женщины, Джины. Она пыталась представить себе, где они находятся. Наверное, наедине. Иначе Майк не стал бы так с ней откровенничать. Но если они одни, где же Беллз? Она взглянула на каменное лицо Гиббонса. Интересно, о чем он думает? Майкл открыл свои чувства к Гиббонсу Джине Дефреско. Почему же она, Лоррейн, не может выразить свои?

Она заглянула в пассажирское окошко. Со своего места ей были видны проплывающие очертания верхней части Манхэттена. Из-за скошенной крыши «Ситикорп-центра» пробивались лучи солнца. Многоквартирные дома на Вэст-Сайде отбрасывали длинные-полуденные тени. На берегу реки со стороны Джерси-Сити ряды аристократических особняков постепенно сменялись зданиями складов, фабрик и кирпичными строениями за деревянными заборами в бедной части Хобокена. Господи, ну где же могут быть Майкл и Джина? Угрожает ли им опасность?

Лоррейн вздохнула и уронила голову на грудь. Черные носки туфель Гиббонса блестели в темноте, и она уставилась на них, пережевывая свою вину. Она ведь беспокоится о Майкле. Почему же не может так же беспокоиться о Гиббонсе?

В динамике что-то крякнуло, и вновь возник фон, при котором была слышна беседа. Лоррейн подалась вперед, ожидая, что послышатся голоса, но единственное, что ей удалось разобрать, был голос ее двоюродного брата, произнесший:

— ...хороший человек...

Обрушившиеся помехи заглушили все остальное.

— Поехали, — приказал Стенли. — Они где-то близко.

Живчик завел мотор и отъехал от тротуара. Никто не произнес ни слова. Все прислушивались, не зазвучат ли вновь голоса. Лоррейн взглянула на мужа. Интересно, что они будут делать, если найдут Майкла, Джину и Беллза? Но тут, посмотрев на пистолет, лежавший на колене Стенли, она сообразила: они мало что смогут сделать, потому что на сей раз охотниками были не они.

* * *

Гиббонс был очень рассержен, и ему было больно. Голова словно окутана ватой. В груди пульсировало, и начинала ощущаться сильная боль. Действие болеутоляющей таблетки подходило к концу, но из-за побочного действия он чувствовал себя немного оглушенным. Он старался сидеть как можно прямее, не накреняясь, но мастерство вождения, которое демонстрировал Живчик, не особенно облегчало ситуацию. От Лоррейн, которая без конца пялится на него, тоже немного толку. Что с ней такое случилось? Они и так в таком переплете, не хватает ему еще думать о ее чувствах.

На него накатил приступ головокружения. Он закрыл глаза, оперся руками о стенку фургона и сидел так, пока приступ не прошел. Когда он снова открыл глаза, Лоррейн смотрела на него все так же кротко и грустно. Нет, точно, это самый ужасный день в его жизни.

Сначала этот проклятый зуб, из-за которого он не спал всю ночь. Потом история с Гэри Петерсеном, затем ему пришлось общаться с Иверсом и этими наглецами телевизионщиками. Потом Тони Беллз стрелял в него и, решив, что убил, оставил в универмаге. К тому же этот долбаный Стенли угоняет фургон и тащит его и Лоррейн с собой, а маленький кусок дерьма, Живчик, прикарманивает его пистолет. И в довершение всего — этот Тоцци, который умудряется во что-нибудь вляпаться, даже когда ничего не делает. Но сегодня он превзошел себя, позволив Тони Беллзу захватить его и приковать к сестре Живчика, а теперь пытается охмурить ее. Ну и дела! Тут Живчик абсолютно драв. Тоцци хочет разжалобить ее, заговорить ей зубы. И правильно, если она пошлет его куда подальше. Вот осел!

Не произвели впечатления на Гиббонса и красивые слова, которые говорил о нем Тоцци. Если он искренне порол всю эту слезливую чушь о том, как ему будет не хватать Гиббонса, тогда он просто размазня. Но если все это понадобилось ему, чтобы охмурить Джину, то он подлец. В любом случае Гиббонсу не нравилось, что о нем так говорят. Умер — ну и умер. Сегодня полон сил, завтра превращаешься в прах и удобряешь землю. Похоронили покойника — и живите дальше. Но, судя по тому, как целый день сегодня смотрит на него Лоррейн, когда он отбросит коньки, она поведет себя по-другому. Будет реветь, рыдать и причитать, как все эти ее дурацкие итальянские родственники. Можно быть абсолютно уверенным, что твои похороны превратят в цирк. Они обожают, когда кто-нибудь умирает. Тогда можно устроить представление.

Внезапно Гиббонс подумал: почему это всегда предполагается, что муж умрет раньше жены? Не настолько он старше Лоррейн.

Неожиданно из динамика раздался голос Тоцци:

— Что ты делаешь? Не снимай.

— Нет, не нужно, -проговорила Джина.

— Не глупи. Не снимай.

— Не хочу. У меня от него все чешется.

— Оставь, не снимай. Заболеешь.

— Я не собираюсь...

Живчик снова ударил по тормозам и обернулся:

— Не могу поверить. Моя сестра! Мама умерла бы, если когда-нибудь услышала такое. Что же ты творишь, Джина?

Стенли бросил на него злой взгляд:

— О чем это ты?

— О чем я? Ты что, сам не слышишь? Он натянул резинку, а она снимает ее, потому что у нее все чешется, видишь ли. Какая же дура, а еще моя сестра. Безмозглая дура, и больше ничего.

Стенли уже не слушал Живчика. Он выглянул из окна и выпятил нижнюю губу. Что он там увидел? — подумал Гиббонс. Видом, что ли, любуется? Тут Стенли повернулся. Рот его превратился в узкую линию.

— Живчик, — сказал он. — Поехали к Колокольне.

Живчик снова резко обернулся. Он выглядел так, будто ему только что сказали о смерти его матери.

— К Колокольне? Почему? Беллз не поедет туда, если только...

— Заткнись, — обрезал его Стенли.

— Но, Стенли...

— Поехали. Подъедем поближе и посмотрим, там они или нет.

Живчик повернулся лицом к дороге и прибавил газу.

— Беллз не повезет их туда, — бормотал он себе под нос. — Только не туда. — Казалось, он хочет убедить самого себя.

— Что такое Колокольня? — От долгого молчания голос Гиббонса сел.

Лоррейн и Стенли посмотрели на него, как будто он восстал из мертвых. В зеркало заднего обзора были видны вытаращенные глаза Живчика.

— Живчик, что такое Колокольня?

Ответил Стенли:

— Ничего.

— Гиббонс, как ты себя чувствуешь? — спросила Лоррейн.

— Отлично. Живчик, что такое Колокольня?

Вытаращенные глаза Живчика забегали.

— Ну... это... да, в общем, ничего особенного.

Следи за дорогой, ублюдок, хотел крикнуть Гиббонс.

Живчик резко свернул на старую, вымощенную булыжником дорогу, круто уходящую вниз, и колеса, как сумасшедшие, запрыгали по камням. Они ехали к центру Хобокена. Когда улица снова стала ровной и булыжник сменился асфальтом.

Живчик свернул налево, на одну из узких улочек с односторонним движением, каких много в Хобокене. Они проезжали мимо запущенных домов и сгоревших кирпичных здании, убогих винных погребков, баров, в которые страшно зайти, и авторемонтных мастерских, разместившихся в таких тесных маленьких гаражах, что большую часть работ приходилось делать прямо на тротуаре. Это было второе лицо Хобокена в отличие от его аристократической части у реки, где переустроены и отреставрированы роскошные особняки, и в субботу по вечерам ребята с окраин дерутся с местными за место для парковки у рок-клубов и питейных заведений. Тут была опасная часть города, его настоящая часть, та часть, где парень, укравший твой «лексус», идет искать мастерскую, где разбирают краденые машины, чтобы потом купить себе наркотик.

Тоцци жил в Хобокене, прямо на границе между его двумя частями. Это было в его духе. Парень никак не мог решить, к какой части города он принадлежит. Гиббонс-то знает, где его место. В палате для умалишенных, вот где.

Двигаясь к северу, Живчик проехал мимо новостройки, где молодые мамаши выгуливали своих детишек на огороженной игровой площадке, а юные бездельники слонялись в поисках развлечений по асфальтированному двору. Гиббонс заметил, что шипение, доносившееся из динамика, прекратилось. Но он не отключился. Тогда не был бы слышен и шум помех. Просто никто ничего не говорил. Тоцци и Джина молчали, как ни трудно было в это поверить.

— Послушай, не снимай его. Оставь, -проговорил Тоцци. Звук теперь был очень чистым.

— Не нужно. Я сказала тебе, у меня от него все чешется, -ответила Джина. — Сам надевай.

Какого... — Живчик поймал взгляд Гиббонса в зеркале заднего вида.

— Надень, я тебе сказал. Ты такая же твердолобая, как твой брат.

— Ах ты, гад!

— Тихо! — Лоррейн зло поглядела на Живчика.

— Помолчал бы. Ты использовал моего брата. Воспользовался ситуацией.

Правильно. Выдай ему, Джина.

— Заткнись! — закричал Стенли.

— Нет, нет, нет. Все совсем не так. Это Живчик воспользовался ситуацией. Живчик всегда блюдет прежде всего свои интересы. Поэтому он и решил работать на нас.

— Я тебе не верю.

— У него был выбор. Или он помогает нам поймать его дружков, или ему предъявляют обвинение и он получает довольно большой срок. Живчик решил таким образом спасти свою задницу.

Стенли не спускал глаз с Живчика. Казалось, он сейчас проглотит парня живьем.

Продолжая вести машину. Живчик не отводил взгляда от зеркала заднего обзора.

— Это не совсем так, Стенли. Ты не понимаешь. Они заставили меня. Скажи ему. Гиб. У меня не было выбора.

Гиббонс улыбнулся своей крокодильей улыбкой. Пропади ты пропадом, Живчик. Сам выпутывайся.

— Ну же. Гиб. Скажи ему.

— Заткнись, наконец! — закричала Лоррейн. — Я не слышу, что они говорят.

— Заткнитесь оба! — зарычал Стенли.

Гиббонс продолжал улыбаться.

— Не нужно мне твое поганое пальто. Забирай.

— Нет. Не глупи. Надень.

Она сказала «пальто»? — В голосе Лоррейн было недоумение.

— О чем это они? — Живчик убрал ногу с акселератора, и фургон замедлил движение.

Стенли сжал челюсти.

— Я ведь сказал тебе ехать к Колокольне?

— Да, но, Стенли, дай я тебе объясню...

Стенли прицелился в голову Живчика:

— Поезжай. Быстрее.

Живчик прибавил газу, и они понеслись по улицам. Полуразрушенные дома сменились фабриками и тянущимися на целый квартал складами. Улицы здесь были почти пустынны, и половина машин выглядели форменными развалинами. Гиббон-су пришлось ухватиться за стенку, чтобы удержаться, так как Живчик все жал на акселератор и проскакивал перекрестки один за другим, чтобы поскорее попасть в то место, которое они называли Колокольней. Гиббонс пригнул голову, пытаясь разглядеть сквозь ветровое стекло, по какой улице они едут. Но в тот момент, когда они подъехали к очередному перекрестку, с боковой улицы внезапно выскочил, визжа шинами, длинный черный «линкольн-континенталь».

Живчик ударил по тормозам. Сзади раздался звук визжащих шин.

— Какого?.. — Он смотрел в боковое зеркало.

Гиббонс приподнялся и выглянул в щелку в задней стенке фургона. Сзади дорогу перегородил, встав поперек улицы, темно-серый «линкольн». Почти одновременно распахнулись три дверцы и выскочили сначала два здоровенных бугая, а за ними маленький человечек в желтом джемпере на пуговицах и в пальто из верблюжьей шерсти. Это был Будда Станционе. Гиббонс думал, что у него из ушей валит пар, но он выглядел просто усталым.

— У вас собирается компания, — сказал Гиббонс.

Стенли вытаращил глаза:

— Кто?

— Увидишь.

Еще несколько человек высыпали из черного «линкольна», и все сгрудились у кабины фургона.

В окошке со стороны водителя показалась голова Будды. Он был такого маленького роста, что оконная рама перерезала его прямо на уровне шеи. Казалось, голова его отделена от тела.

Он обежал взглядом фургон изнутри:

— Где Беллз, черт бы его побрал?

Снова ожил динамик.

— Ради Христа, не снимай это поганое пальто.

Брови говорящей головы нахмурились.

— Это еще что такое?

Глава 16

3.27 дня

Гиббонс скрестил на груди руки и, откинув голову, прислонился к стенке фургона. Зуб снова начал пульсировать, но это пустяки. Он получал истинное удовольствие от происходящего.

Брови Будды Станционе приподнялись, когда он заглянул в фургон.

— Я спрашиваю, где этот долбаный Беллз? — Он был похож на маленькую утомленную обезьянку, которой все безразлично, но именно поэтому он и был таким жутким. Четверо здоровенных амбалов смотрели через ветровое стекло, готовые приступить к делу по первому сигналу усталой обезьянки. Похоже, Будда не станет долго раздумывать, чтобы отдать такой приказ.

Живчик побледнел от страха:

— К-как вы узнали, что это мы, мистер Станционе?

С минуту Будда пристально смотрел на него, потом кивком показал на стоящего ближе всех громилу:

— Большой Дом увидел, как ты несешься по улице.

Большой Дом придвинул лицо к ветровому стеклу, и Живчик отпрянул.

Гиббонс взглянул на Стенли. На лице Стенли застыло то пустое, безразличное выражение, которое напускают на себя, пытаясь вычислить, как далеко можно зайти в обмане. Гиббонс всегда поражался тому, что такие крутые ребята, как Стенли, пресмыкаются и заискивают перед негодяями типа Станционе. Конечно, сейчас Стенли попал в очень непростую ситуацию. По принятым в мафии правилам, он не мог напрямую общаться с капо. Подручные имеют дело только с солдатами, которым подчиняются. Для Стенли боссом был Беллз. Но сейчас Будда хотел, чтобы ему принесли голову Беллза на тарелочке, и Стенли разрывался между преданностью Беллзу и обязанностью подчиниться капо. Капо его организации — второй после главы семьи человек, которому Стенли должен абсолютно повиноваться. Но Стенли, должно быть, думал о том, что сделает с ним этот психопат Беллз, если когда-нибудь узнает, что его предал один из его людей. Гиббонсу не терпелось услышать, как Стенли собирается выкручиваться из этой ситуации.

Будда поднял вторую бровь и взглянул на Лоррейн:

— Что вы там делаете?

— Я? — Лоррейн отдернула руку — она собиралась приглушить звук в динамике — и положила ее на колени. — Ничего не делаю.

Обезьянка зло уставилась на нее. Гиббонс раздул ноздри и подобрал ноги, готовый в любую секунду вскочить. Ну-ка, попробуй что-нибудь сделать. Никакие гориллы не помогут, если кто-нибудь из вас посмеет косо взглянуть на Лоррейн. Он за нее любому глотку перегрызет.

Присутствие Лоррейн, видимо, несколько озадачило Будду.

— Кто вы такая? Что здесь делаете?

Прежде чем Лоррейн успела ответить, вмешался Стенли:

— Она с ним. — Он указал на Гиббонса.

— А он кто?

— Он, э...

— Специальный агент Гиббонс, ФБР. — Гиббонс предпочел сделать это разоблачение раньше Стенли.

Будда молча смотрел на Стенли. Он ждал объяснений. Амбалы по другую сторону ветрового стекла тоже ждали.

Стенли облизал губы:

— Он помогает нам найти Беллза, мистер Станционе.

Тут встрял Живчик:

— Да, помогает нам, мистер Станционе.

Ну и кретин.

Будда взглянул на него, как на червяка. Лысеющий амбал, стоящий прямо за капо, неодобрительно покачал головой.

— Не разговаривай с мистером Станционе. Понял? Тебя нет.

Живчик кивнул:

— Да-да, ты прав. Меня нет.

Динамик снова зашипел.

— Не трогай меня!

— Не смен снимать это чертово пальто. Джина. У тебя будет воспаление легких.

— Оставь меня в покое.

Лоррейн побледнела как полотно.

Будда пристально посмотрел на Живчика.

— Джина? Твоя сестра?

Живчик пожал плечами, не глядя на капо. Его нет.

Будда кивком указал на динамик:

— Это Беллз с сестрой этого типа?

— Нет, мистер Станционе, — ответил Стенли. — Там другой парень. Но с ним действительно сестра Живчика.

— А этот другой парень — из ФБР?

Стенли стал похож на оленя, попавшего в свет автомобильных фар.

— Простите, мистер Станционе?

— Кончай ерундить. Об этом болтают во всех новостях. Прошлой ночью Беллз подстрелил одного агента под прикрытием, потом другого — этим утром в универмаге «Мэйси», и взял в заложники Джину Дефреско и третьего агента. Сверхурочно работает, гаденыш.

Один из амбалов захихикал было, но под взглядом маленькой утомленной обезьянки тут же замолчал.

— Ну, так в чем дело?

Стенли откашлялся:

— Видите ли, мистер Станционе, дело вот в чем. Этот агент ФБР, которого Беллз захватил вместе с Джиной. У него есть такая штука, этот, как его... — Он посмотрел на Гиббонса: — Как это называется?

— Передатчик.

— Да, передатчик. Как жучок, но не записывает. Скорее радио, ну, вы знаете. Мы его отсюда слышим и пытаемся определить, где они.

— Вы были на Колокольне?

Стенли посмотрел на Гиббонса.

— Были, но их там нет. — Он снова взглянул на Гиббонса.

Гиббонс молился про себя, чтобы никто не опроверг слов Стенли и не сказал Будде правду. У амбалов руки чесались свернуть кому-нибудь шею.

Будда снова поднял бровь:

— Ну и куда же вы теперь направляетесь?

— В Хайтсе есть один бар, мистер Станционе, куда Беллз иногда заглядывает. Мы собирались посмотреть там. — Стенли снова посмотрел на Гиббонса, взглядом умоляя того молчать.

— А вы были в Байонне? Он ведь с ума сходит по этой Джине. Может, они к ней поехали?

Живчик заерзал на сиденье, недовольный тем, что имя его сестры связывают с именем Беллза, но не произнес ни слова. Его нет.

— Да, в Байонне... — неопределенно произнес Стенли. — Нет, там мы еще не были. Это хорошая мысль. — Стенли оказался стойким парнем. Он врал прямо в глаза капо, чтобы прикрыть своего старшего; Или же он больше боится Беллза, чем Будду. — А вы почему его разыскиваете, мистер Станционе?

Будда молча смотрел на Стенли, чтобы до того дошла вся глупость его вопроса.

— Ты что, шутишь?

— Нет, мистер Станционе. Я только... я подумал, если мы его найдем, может, вы хотите, чтобы я ему что-нибудь передал... ну, вы знаете. Я могу сказать ему...

Будда медленно кивнул:

— Да, скажи ему, чтобы он писал завещание. Быстро. Это и передай. Хорошо? — Он продолжал кивать.

Стенли снова вытаращил глаза.

— Вы это серьезно, мистер Станционе?

— А ты думал, я шучу? После того как он тут все уделал, разве не заслужил он, — Будда посмотрел на Гиббонса, — серьезной автомобильной катастрофы? Скажи мне.

— Ну, я не знаю, мистер Станционе.

— Не знаешь? Ну, если ты не знаешь, я тебе скажу. — Маленькая обезьянка подняла большой палец. — Первое, прошлой ночью этот идиот подстрелил парня из ФБР возле шоссе. Копов нельзя убивать. Никогда. Это очень осложняет жизнь. Второе. — Он выставил указательный палец. — Его показывают по телевизору. Нам такая реклама ни к чему. У нас ее и без того хватает. Третье. — Средний палец. — Он захватил еще одного парня из ФБР. Это в два раза ухудшило и без того плохое положение. И, наконец, четвертое. — Безымянный палец присоединился к остальным. — Он думает, что меня можно наколоть. Он ошибается. И знаешь, почему? Потому что я ему этого не позволю.

Стенли нахмурил брови. В этом обезьяннике он был похож на обескураженного бабуина.

— Я не понимаю, мистер Станционе.

— Сегодня утром твой дружок Беллз принес мне тридцать два куска, то, что должен мне этот тип. — Будда кивнул в сторону Живчика, который смотрел прямо перед собой. Его нет. — Деньги фальшивые. Все, до единой бумажки. Смешно, правда?

Гиббонс растирал подбородок. Зуб снова дергал, но он все равно засмеялся, сначала тихо, про себя, потом уже не сдерживаясь. На глазах у него выступили слезы, пальцами он сжимал виски, плечи ходили ходуном.

Будда был недоволен.

— Что тут, черт подери, смешного?

Гиббонс вытер пальцем уголки глаз.

— Деньги были наши,из ФБР. Мы захватили их во время операции в Вирджинии.

— Что?

— Тот агент, которого подстрелил прошлой ночью Беллз. Фальшивые деньги были у него. Беллз стибрил их, но денежки-то ненастоящие. Будет ему наукой. — Гиббонс снова засмеялся. Он понимал, что это не очень уместно, потому что, насколько ему было известно, Петерсен мог в любую минуту умереть, но очень уж развеселило его все происходящее. Иногда справедливость восстанавливается весьма причудливым образом. Это драгоценнее всего. Кто бы мог подумать, что Беллз подпишет себе смертный приговор, всучив своему капо фальшивые деньги? Иногда справедливость действительно торжествует.

Будда перенес внимание на Живчика, который смотрел прямо перед собой. Его нет.

— Это ведь твоя идея, так?

Живчик помотал головой, но на Будду так и не посмотрел.

— Ты уверен в этом?

— Клянусь Богом, про деньги я ничего не знал. Клянусь.

— Он отдавал твойдолг.

— Я ничего не знал. Клянусь.

— Но это был твойдолг.

Живчик отшатнулся, будто в ожидании удара.

— Я говорю правду. Правду. Истинную правду.

— Почему же тогда Беллз всучил мне эти бумажки?

— Не знаю, мистер Станционе. Не знаю.

— Подумай.

— Не з...

— Подумай.

Живчик заерзал на сиденье. Хорошо, если бы его и на самом деле здесь не было.

— Не знаю. Правда. Не знаю, может... может, он сделал это из-за моей сестры.

— Да? Почему же он надул меняиз-за твоей сестры? Не понимаю.

— Ему нравится моя сестра, это все знают. Но она... ну, вы знаете этих баб. Только бы довести человека. Сначала да, потом нет. С Джиной никогда не знаешь, на каком ты свете. Так она и с Беллзом. Я так думаю.

Обезьяна нахмурилась.

— Какое, к черту, отношение она имеет к моим деньгам?

— Ну, вы понимаете, может, Беллз подумал, что она повнимательнее к нему отнесется, если он выручит меня. Мы с ней на самом деле очень близки. Как брат и сестра, понимаете? Она типа того, что беспокоится обо мне. Она знала, что я вам много задолжал, и расстраивалась из-за этого, так, может, Беллз подумал: он изобразит хорошего парня и заплатит за меня. Не просто так, понимаете? Я, конечно, ему отдал бы. То есть если б деньги были настоящие. Но, знаете, может, он думал, что Джина будет ему благодарна, перестанет водить его за нос и скажет то, что он хочет услышать. Все возможно. — Живчик все еще не смел взглянуть на Будду.

Будда не произнес ни слова. Он просто смотрел на Живчика, выводя того из равновесия.

— Ты не врешь?

Тут раздался голос из динамика.

— Я сказала тебе, не трогай меня. Не нужно мне твое поганое пальто.

— Отлично. Ну и мерзни, С тобой нельзя по-человечески. Тебе когда-нибудь за это голову оторвут.

— Кончай трепаться. У меня от тебя голова болит.

— Тише. Кажется, мы останавливаемся.

— Мне наплевать.

— Заткнись.

— Как ты смеешь так со мной разговаривать?

Тоцци не ответил.

Из динамика донесся слабый лязгающий звук, будто машину поставили на тормоз. Будда уставился на динамик. Одна его бровь поднялась, другая опустилась. Обезьяна пыталась вникнуть в происходящее.

Будда бросил взгляд на оборудование, затем перевел его на Гиббонса:

— Так где же они?

Гиббонс пожал плечами. Будда может катиться к черту.

Вмешался Стенли, не решаясь оставить без ответа вопрос капо:

— Это не радар, мистер Станционе. Мы не можем точно засечь их. Но они где-то поблизости. И Беллз, должно быть, с ними, иначе они не были бы до сих пор вместе. Судя по тому, как они друг к другу относятся. — Стенли оглянулся, ища поддержки, но что касается Гиббонса, он не собирался ничего говорить. А Лоррейн, так же как Живчик, не могла пошевелиться от страха.

Обдумывая услышанное, обезьяна пошевелила бровями. Затем, кивнув в сторону Гиббонса и Лоррейн, произнесла:

— Избавься от них.

Лицо Стенли выразило недоумение.

— Что, замочить их?

— Нет. Просто избавься от них. Пусть исчезнут.

Стенли махнул пистолетом Гиббонсу:

— Выкатывайтесь. Оба.

Гиббонсу совсем не хотелось выходить из фургона. Гориллы Будды стояли невысоко на эволюционной лестнице. Они могли понять приказ Будды в том смысле, что надо отколотить Гиббонса и Лоррейн. О себе Гиббонс не беспокоился. Но вот Лоррейн. Лучше им не подходить к ней близко.

Он приподнялся с сиденья. Боковая дверь фургона отодвинулась. Возле нее стояли двое горилл. Гиббонс вышел и повернулся к ним спиной, помогая выйти Лоррейн, готовый отшвырнуть любого, кто подойдет слишком близко. Лоррейн выглядела испуганной, и Гиббонс был готов защитить ее. По его зубу опять лупил молот, так что дополнительная боль не имела большого значения. Кроме того, он был так разозлен, что готов был разделаться сразу со всеми пятерыми, и с маленькой обезьянкой в придачу.

— Закройте дверь, — приказал Будда.

Обойдя фургон спереди, он подошел к Гиббонсу. Его глаза находились на уровне подбородка Гиббонса. К Лоррейн он не приближался. Она была еще выше Гиббонса и почти на голову выше Будды.

— Скажи своим ребятам, пусть не беспокоятся о Беллзе. Мы о нем позаботимся.

— Если мы не найдем его раньше вас.

— Не найдете. — Будда обошел Гиббонса и сел в серый «линкольн», перегораживающий дорогу позади фургона. Двое горилл последовали за ним. Двое других сели в черный «линкольн», а последний занял место Живчика за рулем фургона. Один за другим взревели три двигателя, и караван машин тронулся с места. Фургон находился между двумя роскошными лимузинами. Кавалькада свернула налево и исчезла из виду.

— Катитесь к чертовой матери, — пробормотал вслед им Гиббонс.

Лоррейн ухватила его за руку.

— Они убьют Майкла, да? — В ее голосе звучала скорее покорность судьбе, чем тревога.

— Теперь, когда они знают, что он агент ФБР, не убьют. Но вот Беллз... не знаю.

Она, содрогаясь, вздохнула так грустно, что Гиббонс забыл о своем больном зубе.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

Она покачала головой, медленно и печально. Распущенные волосы колыхнулись, как юбка гавайской танцовщицы, исполняющей хулу.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он. — Мне даже в голову не пришло спросить. От этой таблетки я словно во сне.

Она наклонила голову и как-то странно взглянула на него. Гиббонс удивился. Обычно она так смотрела, готовясь задать ему взбучку. Но сейчас-то что он сделал не так? Еще в универмаге у него появилось ощущение, что что-то не дает ей покоя, но он решил, что она просто напугана и тревожится о своем двоюродном брате. Однако теперь у нее было такое выражение, будто наступил конец света, будто она стоит на краю обрыва, заглядывая в черную бездну, и все это — еговина. Может, все само собой рассосется?

— У тебя нет еще таблетки, Лоррейн? Зуб опять разыгрался.

Она покачала головой:

— Я потеряла сумочку в универмаге. Извини.

— Да ничего. Ты не виновата.

Но она не слушала его. Она снова хмурилась, будто заглядывая в бездну. Он хотел было что-то сказать, но передумал. Зачем напрашиваться на неприятности?

— Пошли. Надо найти телефон, — сказал он. — Мне нужно позвонить и рассказать, что произошло.

— Что будет с Майклом?

Гиббонс пожал плечами:

— Если бы у нас был фургон, может, мы бы его и нашли.

— Беллз убьет его. Он повез их туда, на Колокольню.

На лице ее была написана такая печаль, что Гиббонс растерялся: что делать — соврать и тем самым немного успокоить или сказать правду? По его мнению, Беллз настолько непредсказуем, что нельзя предугадать, что он сделает с Тоцци. Но Гиббонс не хотел ей врать и говорить, что все будет в порядке, потому что сам не был в этом уверен. Он помнил реакцию Живчика, когда Стенли велел ему ехать к Колокольне. Можно представить, что это за местечко.

Гиббонс махнул рукой:

— Пошли поищем телефон. Кто знает? Может, наши уже засекли их.

— На самом деле ты так не думаешь, верно? — То ли она очень удручена, то ли язвит, он не мог сказать наверняка. Видимо, он сделал что-то не так. Определенно она не в настроении.

Он приложил руку козырьком к глазам и стал всматриваться в другой конец улицы. По обеим ее сторонам высились шлакоблочные стены фабрик. Они были покрыты надписями и рисунками, да к тому же не особенно приличными. Подальше, в двух кварталах от того места, где они стояли, виднелось несколько очень старых строений из красного кирпича, образовавших островок посреди грязных запущенных участков, огражденных забором. Со стены ближайшего дома над тротуаром свисала вывеска, но Гиббонс не мог разобрать, что на ней написано. Он видел только яркую оранжевую неоновую надпись в витрине, что-то вроде «Малыш». Там же светилась белая надпись. Похоже на «Роллинг рок».

— Вон там бар, — сказал он. — Пошли. Оттуда я смогу позвонить. К тому же мне нужна хорошая выпивка.

— Мне тоже, — ответила Лоррейн.

Гиббонс искоса взглянул на нее. Определенночто-то не так. Чтобы Лоррейн хотела выпить, да еще в занюханном баре, до захода солнца? Совсем на нее не похоже.

— Пошли, — произнесла она и направилась к бару. Она отбрасывала длинную тень — от середины тротуара до изрисованных стен. Олив Ойл, удаляющаяся на фоне заката. Олив Ойл скорбящая. Олив Ойл, гневающаяся по-королевски.

Гиббонс прижал пальцы к больной щеке. Ни черта с ней не поймешь.

Глава 17

5.15 вечера

— Просыпайтесь, мои котятки.

Двери распахнулись, и внутри грузовика стало светло. От хлынувших лучей Тоцци зажмурился. Он почувствовал, как натянулась цепочка наручников, когда Джина попыталась защитить глаза от света.

Снаружи на погрузочной платформе стоял Беллз, держа в руке пистолет. На его лице сияла улыбка.

— Давайте. Вставайте. Мы уже дома.

— У кого дома? — Тоцци со стоном поднялся на ноги. От холода его суставы застыли.

Он хотел помочь Джине встать, но она отмахнулась от него. С ее закованной в наручники руки свисало, как муфта, вывернутое наизнанку пальто Тоцци. Никто из них не хотел надевать его.

— Что случилось? Детки поссорились? — Засмеявшись, Беллз показал пистолетом, чтобы они выходили.

Выбравшись на солнечный свет, Тоцци стал подбирать полы пальто, чтобы Джина не споткнулась о него. И чего это я забочусь о ней, подумал он. Она так отвратительно разговаривает. Пусть спотыкается.

Беллз снова начал исполнять свой шаманский танец, раскачиваясь на носках и пятках.

— Ну, Джина. Пошли. Я думал, тебе не терпится посмотреть, как я живу.

— Может, ты прекратишь, Беллз? — Если бы взгляд убивал...

С потрескавшейся бетонной платформы было видно не много: большая грязная, поросшая травой площадка, уставленная брошенными машинами, сломанными плитами и холодильниками. Прищурившись, Тоцци попытался разглядеть вдали высокие дома. Может, удастся определить, где они находятся. Но между жестяным навесом над разгрузочной платформой и стоящим перед ним грузовиком почти ничего не было видно.

Грузовой лифт уже ждал их. Деревянный затвор был поднят, и лифт напоминал огромный рот, разинутый, чтобы проглотить их.

Джина терла руки, пытаясь согреться. Она хотела выйти на солнце, но Беллз дулом пистолета загнал ее обратно в тень.

— Сюда, Джина.

— Я не желаю с тобой разговаривать, понял?

— Почему так жестоко, Джина? Что ты с ней сделал, Майки? Может, пытался воспользоваться ситуацией там, в грузовике? Как не стыдно. — Беллз был очень собой доволен, но в его шутках было нечто, заставившее Тоцци забеспокоиться. — Прошу. — Беллз вскинул голову и повел их к лифту.

Когда они вошли в лифт, Беллз опустил затвор и дернул за веревку, приводящую лифт в движение. Должно быть, это очень старое здание, подумал Тоцци. Теперь нигде нет таких лифтов. На их лица падали попеременно полосы света и тени, пока шаткий лифт, кряхтя и скрипя, поднимал их наверх. Никто не произносил ни слова, только Беллз тихо насвистывал себе под нос. Тоцци почти сразу узнал мелодию. «Ты хотел бы покачаться на звезде?» Лифт двигался так медленно, что Беллз успел просвистеть два куплета и часть третьего.

Наконец лифт резко остановился, и Беллз одной рукой отбросил затвор. Качнув стволом пистолета, он показал, чтобы они выходили.

— Выходим. Все выходим. Смелее.

Он ухмыльнулся Тоцци и пропел слова из песни:

— "Или предпочел бы быть свиньей?"

Тоцци осмотрел большое чердачное помещение. Ничего особенного. Очень грязные и обшарпанные стены из осыпающегося голого кирпича и деревянные полы. Угловая комната отгорожена от остального помещения деревянной перегородкой, которую никогда не красили. В противоположном углу — закопченная кухня: дешевые металлические шкафчики, разделочный стол под дерево, квадратный стол с пятью разрозненными стульями. Плита старая, но большой холодильник выглядит почти новым. Рядом с кухней — два дивана из кожзаменителя, черный и зеленый, и два кресла из искусственной кожи темно-красного цвета. Повсюду разбросаны газеты, журналы, полные окурков пепельницы. Помещение выглядело как мужской клуб, куда можно зайти, выпить пивка, съесть пиццу, поиграть в карты, попить кофе и поболтать.

В комнате было светло от солнечного света, проникавшего через несколько окон с полукруглыми сводами и одной рамой. Из окон, выходящих на восток, открывался красивый вид на Гудзон и Манхэттен. Используя в качестве ориентира Эмпайр-Стейт-Билдинг, Тоцци определил, что они находятся либо в Хобокене, либо в Уихавкене, не очень далеко от туннеля Линкольна. Тоцци покачал головой, не веря своим глазам. Он жил в Хобокене, может, в полумиле отсюда. Если бы ничего этого не случилось, он сейчас был бы уже дома, отдыхал перед предстоящим сегодня вечером экзаменом на черный пояс. Дерьмо.

Беллз прошел в угол, где располагалась кухня, и стал рыться в ящиках.

— Садитесь. Будьте как дома. — Он указал пистолетом на диваны.

Тоцци направился к черному дивану, но Джина осталась на месте. Она зло взглянула на Тоцци, но он не обратил на это внимания и пошел дальше, увлекая ее за собой. Она его достала.

"Гоцци сел на край дивана, а Джина устроилась как можно дальше от него. Вывернутое наизнанку пальто лежало между ними как барьер. Оба согнули кисти рук, скованные наручниками, стараясь даже не касаться друг друга.

Джина сердито посмотрела на Беллза, который, согнувшись, искал что-то в нижних ящиках разделочного стола.

— Что ты собираешься делать с нами, Беллз?

Беллз продолжал рыться в ящике.

— Убить вас. Что же еще?

— Это не смешно.

— Я и не собираюсь вас смешить. — Он продолжил свои поиски.

Тоцци откашлялся.

— Слушай, Беллз, а в чем, собственно, дело? Скажи наконец по-человечески.

Беллз прекратил свои поиски и взглянул на Тоцци.

— А я ничего и не скрываю, малыш Майки. Это вычто-то скрывали. Вы оба. Именно поэтому я и собираюсь сделать то, что собираюсь.

— То есть убить нас.

— Точно.

Джина посмотрела на Тоцци. Ее лицо вытянулось.

— Он это серьезно?

— Ты у нас все знаешь. Ты и скажи мне.

Беллз рассмеялся себе под нос. Он поднялся и бросил на разделочный стол стальную цепь.

— Вы будто на сцене — разыгрываете комедию. — Он поднял цепь свободной от пистолета рукой и покачал ее в воздухе. Цепь была короткой. Два — два с половиной фута. — Жаль, что с вами придется расстаться. Вы такие забавные.

Джина хотела скрестить руки, но наручники не позволили ей этого сделать.

— Слушай, катись к черту.

— Хотите кофе или еще чего-нибудь? — Он посмотрел в холодильник. — Пепси, имбирный эль, пиво, газированная вода. Выпейте чего-нибудь. Мне понадобится какое-то время. Что тебе дать, Майки? Пиво?

— Ничего. — Тоцци смотрел на зеленый телефон с длинным шнуром, стоящий на столе. «Джина, это я. Позвони мне».Интересно, он отсюда звонил?

— А тебе что, Джина? Имбирный эль?

— Нет. Мне надо пописать.

Беллз покачал цепью и ухмыльнулся.

— Если я не буду копаться, тебе это уже не понадобится. — Если у дьявола есть лицо, они видели его сейчас перед собой.

Тоцци наклонился вперед и вздохнул. Пришло время раскрывать карты.

— Слушай, Беллз. Ты делаешь большую ошибку. Тебя ищет армия федеральных агентов. Не усугубляй свое положение.

Беллз бросил тяжелую цепь на стол — Джина подскочила от внезапного шума — и уставился на Тоцци. Глаза его горели.

— Зачем это я им понадобился. Майки?

— Затем, что сегодня ты убил двух агентов Федерального бюро расследования. А ты как думаешь? — Тоцци почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

Беллз покачал головой:

— Ну-ну-ну... Думаешь, ты много знаешь? Ты не знаешь ничего. Во-первых, я застрелил только одного парня, старикана с распухшим лицом, в универмаге. Тот, другой, о котором говорят по телевизору, ну, парень на шоссе — как его там, Петерсен? — о нем я знать ничего не знаю. Это подстроено.

Беллз говорил слишком спокойно, слишком рассудительно. Он не испытывал страха, и это не понравилось Тоцци. Если Беллз чего-нибудь не захочет или не испугается, с ним бессмысленно вести переговоры.

— Ты говоришь, что это не ты застрелил Петерсена, того, что на шоссе?

Беллз покачал головой:

— Не я.

— Но они считают, что это сделал ты, и разыскивают тебя.

Беллз пожал плечами, роясь в другом ящике.

— Тебя ищут не только копы. Ваши ребята тоже тебя разыскивают. Разве ты не знаешь?

— Почему это, Майки? Потому что они думают, я застрелил агента? Ты смотришь слишком много фильмов, дружок.

Тоцци закипел от ярости.

— Ты действительно застрелил агента. К тому же ты, подонок, застрелил моего партнера. Копы, ФБР — все будут стоять на ушах, пока не пригвоздят тебя к стенке. И не делай вид, что ты этого не знаешь. Ты прекрасно это знаешь.

Беллз только посмотрел на Тоцци чуть ли не с жалостью. Он был само спокойствие.

В голове у Тоцци пульсировало, настолько он был взбешен. Он потерял равновесие, вышел из себя, а Беллз прекрасно владеет собой. Ситуация складывается в его пользу. Тоцци занимается айкидо почти шесть лет, и чему он научился? Ничему. Принципы айкидо можно применять в любой ситуации, а не только когда кто-то набрасывается на тебя с кулаками. Он не должен распускаться. Очевидно, он еще не овладел айкидо в достаточной степени. Но Беллз... Он вел себя как какой-нибудь мастер дзен — был абсолютно спокоен. Он превратил в агрессора Тоцци, хотя сам захватил их. Господи!

Тоцци в изнеможении откинулся на спинку дивана, дернув при этом за наручник.

— Эй! Осторожнее, — произнесла Джина.

— Заткнись!

— Сам заткнись!

Тоцци прикусил нижнюю губу и посмотрел на покрытый трещинами лепной потолок. Ему не верилось, что он допустил все это. Он и раньше попадал в скверные ситуации. Но это первая скверная ситуация, когда рядом с ним нет Гиббонса. Он вздохнул. Может, все дело в этом. Гиббонс никогда не волновался и никогда не позволял загонять себя в угол. Надо шевелиться, говорил он. Жизнь — как поездка на машине по глубокому снегу. Не можешь ехать вперед — давай задний ход. Делай что угодно, только не останавливайся, потому что главное — это не останавливаться. Такова была философия Гиббонса.

Опустив подбородок, Тоцци смотрел, как Беллз ищет что-то в ящике. Он дышал медленно и размеренно: вдох через нос, выдох изо рта — дыхательное упражнение в айкидо, — до тех пор, пока немного не успокоился. Надо шевелиться, повторял он про себя, пытаясь сосредоточиться. Нельзя просто сидеть и ждать. Надо двигаться. Пусть даже задним ходом.

— Посмотри, Беллз. — Тоцци расстегнул спортивную, куртку и показал приспособление у себя на поясе. Он совершенно забыл о нем. Дурак. Вот что получается, когда не можешь сосредоточиться.

Как только Тоцци начал отстегивать приспособление, Беллз выбросил вперед руку с пистолетом.

— Ты что делаешь?

— Расслабься, Беллз. Я только хочу тебе кое-что показать. Без обмана. Можешь застрелить меня, если я что-нибудь выкину.

— Не умничай. Майки.

Тоцци отцепил прибор и протянул его Беллзу:

— Видишь?

— Ну и что?

Тоцци обхватил передатчик ладонью, чтобы их не было слышно.

— Эта штука не просто подает сигналы.

Беллз сузил глаза.

— Это передатчик, Беллз. Он передает все, что мы говорим, в машину наружного наблюдения.

Джина ухмыльнулась:

— Это что — спецсвязь?

Тоцци не обратил на нее внимания.

Выражение подозрительности на лице Беллза не изменилось. Не опустил он и руку с пистолетом, нацеленным в голову Тоцци.

— Давай договоримся, Беллз. Хочешь бежать — я помогу тебе. Ты сматывайся, поезжай куда хочешь, а мы будем продолжать говорить, как будто ты все еще здесь. Еще лучше, если ты не доверяешь мне, приспособь эту штуку там, где всегда слышны какие-нибудь разговоры. Например, в столовой или магазине. Это собьет их со следа.

На лице Беллза застыло скептическое выражение.

— Дай-ка мне посмотреть на эту штуку.

Тоцци нехотя разжал руку и кинул передатчик Беллзу, тот поймал его левой рукой и осмотрел, держа на вытянутой руке. Тоцци боялся, что Беллз разобьет передатчик стволом пистолета и тогда они с Джиной действительно окажутся в заднице, потому что это единственное средство, чтобы поторговаться с Беллзом. Но у него из головы не выходила философия Гиббонса. Хочешь оставаться в игре — торгуйся.

Беллз поднес передатчик к губам, как микрофон, и начал напевать в него мелодию «Качаясь на звезде». Потом засмеялся и бросил передатчик обратно Тоцци. Он упал на пальто.

— Хорошо придумано, малыш Майки, но это не пойдет.

Тоцци взял передатчик и снова зажал его в руке.

— Я говорю тебе правду, Беллз. Я агент ФБР.

— Правда? — Беллз кивнул. — Интересно.

— Говорю тебе, я могу помочь, если послушаешь меня.

Джина закатила глаза:

— Значит, сдаешься?

Тоцци искоса взглянул на нее. Господи, заткнись наконец.

— Ты упускаешь хороший шанс выкрутиться, Беллз. Единственный шанс. Поверь мне.

Лицо Беллза окаменело.

— Поверить тебе?Какого дьявола я должен верить такому прожженному обманщику, как ты?

— Не будь дураком, Беллз...

— Я не дурак. Именно поэтому я и не стану тебя слушать, дружище. Ты самый поганый из всех стукачей. Любой долбаный коп, который работает под прикрытием и втирается в доверие к человеку, чтобы посадить его за решетку, хуже дерьма на моем ботинке.

Джина кивнула:

— В чем-то он прав.

— И ты не лучше, дорогая Джина. — Пистолет переместился в ее направлении. — Что ты скажешь о женщине, которая отвергает самое искреннее предложение мужчины? А? Я пытался быть обходительным с тобой, Джина, но ты отвергла меня. Ты говорила себе: «Пошел он к черту. Кому он нужен?» Правильно? Ты, может, даже слышал это от нее. Майки?

— Не знаю, о чем ты, Беллз. — Тоцци на самом деле не знал, о чем речь. Он понятия не имел, о каком «самом искреннем предложении» говорил Беллз. Но голос Беллза на автоответчике Джины снова зазвучал в его ушах. Он посмотрел на свадебное кольцо на шее у Джины. Что же было между этими двумя?

На лице Беллза снова застыла дьявольская маска.

— Что я могу сказать тебе, Джина? Ты оказалась самой настоящей шлюхой. Хуже того, ты предала меня.

Джина взорвалась:

— Ты сумасшедший. Сам не знаешь, что мелешь.

Тоцци был озадачен.

— Действительно, о чем ты?

— Не твое дело! — огрызнулась Джина, потом повернулась к Беллзу. — Когда ты собираешься отпустить нас, Беллз? Меня тошнит от вас обоих.

Беллз начал раскачивать головой вперед и назад. Все качал и качал.

— Что это значит? — требовательно спросила Джина.

Беллз склонил голову набок, как любопытный пес.

— Это значит, что я не собираюсь вас отпускать. Я собираюсь убить вас. Кажется, я уже говорил вам об этом.

— Хватит, перестань пороть чепуху!

Тоцци почувствовал, что в горле у него будто бейсбольный мяч застрял. Почему она не верит Беллзу? Она же видела, как утром он застрелил Гиббонса. Этот парень — чокнутый. Он может сделать это снова, в любую минуту.

Беллз с сожалением покачал головой:

— Ты не понимаешь, да, Джина? Знаешь, что это за место?

— Не знаю и знать не хочу.

Беллз посмотрел на Тоцци:

— А тызнаешь?

Тоцци покачал головой.

— Никогда не слышал о Колокольне? Сам я называю это место по-другому, но знаю, что многие так говорят.

— На колокольнях водятся летучие мыши, — сказала Джина.

— И не только они, — ухмыльнулся Беллз.

— Так что это за место? — спросил Тоцци.

— Здесь я помогаю людям исчезнуть. — Беллз сказал это так, будто сообщил, что собирает марки. — И не надо так пугаться, малыш Майки. Именно это я и делаю. Ты хочешь сказать, что в ФБР об этом даже не подозревают? Ну, я польщен. Значит, я еще лучше, чем сам считал.

Джина вскинула руку:

— Давай еще по спинке себя похлопай. У тебя это хорошо получается.

— У меня не только это хорошо получается. Видишь ли, я настолько хорошо помогаю людям исчезнуть, что это теперь мое основное занятие. Я, как бы это сказать, официальный палач семьи.

Теперь уже скептическое выражение появилось на лице Тоцци.

— Это правда, Майки. Я — капо возмездия. Нравится? Капо возмездия. Красиво, правда? Понимаешь, когда кто-то делает что-нибудь не так и должен исчезнуть, мы заманиваем его сюда, и я делаю свое дело. Я порешил тут не меньше тридцати парней. Кроме шуток. У меня все отработано до мелочей. Сначала я стреляю или душу, смотря что когда удобнее, потом очень быстро пару раз протыкаю сердце, чтобы кровь не залила все вокруг. Когда стреляешь, кровь так и хлещет, замучаешься отмывать. Потом какое-то время труп тихонько лежит, чтобы кровь свернулась, понимаешь? Когда она совсем останавливается, я тащу его в ванную. — Он кивнул в сторону выгороженной комнатки в углу. — Там я его расчленяю, туго и аккуратно завертываю части в полиэтиленовые мешки для мусора и заклеиваю клейкой лентой. Потом от них избавляюсь. Никогда не выбрасываю все в одном месте, на всякий случай. Я знаю кучу местечек — свалки, ямы, канализация, иногда вывожу в Мидоулэндс, иногда бросаю прямо в реку. У меня превосходная репутация. Насколько я знаю, ни одного ни разу не нашли. Ни руки, ни ноги, ни одного пальчика. Тут мне нет равных.

Беллз явно похвалялся, но у Тоцци было такое ощущение, что все это не очень далеко от правды. Когда он впервые увидел Беллза, у него мурашки по спине пробежали, но он и не предполагал, насколько этот парень ужасен. Настоящий вампир.

Джина зло посмотрела на Беллза:

— Ты больной, ты знаешь это?

— Знаю. — Беллз ухмыльнулся. Он не отрывал глаз от раскачивающейся в его руке цепи, но пистолет, который он держал в другой руке, был направлен на Тоцци и Джину. — Знаешь, Джина, я забыл сказать тебе. Всех, кого я привозил сюда, я кончал в основном одинаково, расчленял, засовывал в пакеты и так далее. Во всех случаях, кроме одного.

— Можешь не стараться. Мне это не интересно.

— А может, тебе стоило бы этим поинтересоваться? — Беллз поднял глаза и ухмыльнулся ей в лицо. — Это была единственная женщина, которую я кончил.

Внезапно Джину охватила тревога: Грудь ее вздымалась, лицо исказилось, она изо всех сил пыталась справиться с эмоциями.

Беллз указал пистолетом на окна:

— Иди посмотри. Выгляни во двор.

Джина не могла удержаться. Она встала и направилась к окнам, не отрывая глаз от лица Беллза. Тоцци тоже поднялся прежде, чем наручник врезался ему в руку. Рука и так уже болела.

Беллз подошел и стал сзади, раскачивая цепь. Они стояли у окна и глядели вниз, на захламленный задний двор.

— Видишь спрессованную машину у забора? Ту, ржавую. Видишь? Размером с холодильник.

Тоцци сразу заметил ее, несмотря на то что она была почти скрыта в высокой траве.

— Видишь, Джина?

— Вижу.

— Марджи, — произнес он.

Джина прикусила костяшки пальцев. Она пыталась удержать слезы, но ей это не удалось.

— Я засунул ее в багажник старого «шевроле» и сплющил его.

Тоцци почувствовал тошноту.

— Ты хоть сначала убил ее?

— Нет.

Беллз явно гордился собой. Тоцци представил, как кричала бедная женщина, когда пресс расплющивал радиатор, крылья и крышу, прежде чем добрался до багажника. Но кто такая Марджи? Почему он ее убил?

— Я совсем не хотел этого делать, — продолжал Беллз. — Богом клянусь. Но ты вынудила меня. Джина. Вы обе вынудили. Я предупреждал ее, чтобы она перестала играть со мной, но она не слушалась. А ты ее подзуживала.

Слезы текли по щекам Джины. Несмотря на то что она была сегодня совершенно невыносима, Тоцци стало ее жалко. Он хотел что-нибудь сказать ей, но боялся, что от него она не примет никаких утешений.

Беллз перестал раскручивать цепь. Он подошел к Джине и вытер ее щеку дулом пистолета.

— Я много раз давал тебе шанс, Джина. Ты не можешь сказать, что это не так. Но ты продолжала играть со мной, даже когда исчезла Марджи-. А мне нужен был только ясный ответ. Вот и все. Но ты все посылала меня. Ну что ж, теперь моя очередь сказать тебе, куда ты можешь идти. И сделать так, чтобы ты именно туда и отправилась.

Тоцци был поражен:

— Что все это значит? Я не...

Ствол пистолета скользнул, как змея, и оказался во рту у Джины. Она отступила назад, но Беллз не отнимал пистолета. Он продолжал наступать на нее, пока она не оказалась на коленях. Она задыхалась.

— Подожди! Подожди! — закричал Тоцци. Он испытывал искушение наброситься на Беллза, который теперь стоял довольно близко от него, но не осмелился сделать это, пока ствол пистолета был у Джины во рту. — Неужели мы не можем спокойно все обсудить?

Глаза Беллза горели.

— Нам нечего обсуждать, малыш Майки. Вы оба хотели меня надуть. Что сделано, то сделано. Теперь вы умрете. Точка.

— Послушай, Беллз. Будь же благоразумен.

— Благоразумие — это для юнцов. А у меня правила. Я ил придерживаюсь и ожидаю того же от других.

С бьющимся сердцем Тоцци посмотрел на Джину. Ствол пистолета во рту мешал ей дышать; задыхаясь и давясь, она извивалась, пытаясь освободиться, но безуспешно.

— Беллз, Беллз, послушай. Я не знаю, что там у вас случилось. Я не о Джине. Кто эта Марджи? Какое она имеет ко всему этому отношение?

Внезапно Беллз захлестнул цепь вокруг закованного в наручники запястья Тоцци. Потом вытащил из кармана куртки висячий замок и потряс им перед лицом Тоцци.

— Подсунь цепь под батарею — вот под эту — и закрой ее на замок.

— Но, Беллз...

— Просунь цепь под батарею! -закричал Беллз и засунул ствол пистолета еще дальше в рот Джины.

Тоцци неловко ухватил цепь за концы, встал на колени и стал делать то, что приказал Беллз. Этот псих вполне может убить Джину. Он обернул цепь вокруг трубы отопления и соединил ее концы вокруг своей закованной в наручники руки, защелкнув на них замок. Потом подергал за цепь, чтобы показать Беллзу, что она надежно закрыта. Теперь он и Джина были прикованы к батарее.

Беллз вынул пистолет изо рта Джины, и она упала на пол, перевернувшись на живот. Тоцци тронул ее за плечо, но она стряхнула его руку. Прижавшись щекой к грязному деревянному полу, она тряслась от рыданий.

Беллз вернулся на кухню, вынул что-то из-под раковины и положил на середину комнаты. Засунув пистолет за пояс, он развернул большую клеенку цвета морской волны. Тоцци понял, для чего она нужна. Чтобы кровь не попала на пол.

— Так кто такая Марджи? — Прежде чем умереть, Тоцци решил хотя бы удовлетворить свое любопытство.

Беллз ногами разгладил клеенку, чтобы она не морщилась.

— Моя жена, — сказал он, не поднимая глаз.

Тоцци посмотрел на Джину, которая лежала отвернувшись, положив голову на вытянутую руку, прикованную к батарее. Он тоже лежал на полу, так же вытянув руку. Жена? — подумал он. В сговоре с Джиной? Но послание на автоответчике...

— Непонятно, да, малыш Майки?

— Да. — Вытянув шею, Тоцци взглянул на Беллза.

— Ну так спроси Джину. Она тебе все расскажет.

В этом Тоцци сомневался. Он снова вынул передатчик и, зажав его в кулаке, протянул Беллзу:

— Еще не поздно, Беллз. Возьми передатчик и уходи. Это твой единственный шанс.

— Слушай, убери эту поганую штуку. Передатчик... Рассказывай. Ты просто смеешься надо мной.

— Не дури, Беллз. Ты говоришь, что не стрелял в Петерсена. Хорошо, отлично, может, и так. Ну а Гиббонс?

— Кто?

— Мой напарник. Агент, которого ты застрелил в универмаге. Они тебя за него прищучат. — Если я раньше не доберусь до тебя, сукин ты сын.

А как они докажут, что это сделал я, Майки? Кто это видел? Кто будет свидетелем? Там был сумасшедший дом. Никто не сможет меня опознать. Кроме тебя и Джины.

— И Стенли, и Живчика.

— О Стенли я не беспокоюсь. А Живчик? Он дурак, но не настолько.

— Ну а что насчет нас? Ты действительно собираешься убить нас? Они знают, что ты нас захватил. Ясно, что ты и убил.

Беллз ухмыльнулся.

— Не думаю, что вы сможете свидетельствовать против меня. Ни ты, ни она.

Тоцци втянул воздух. Хоть бы сердце перестало так отчаянно стучать.

— Слушайте, вы двое. Я пойду принесу клейкую ленту и мешки. Кажется, у меня их не хватит, а мне не хотелось бы прерываться в середине работы, понимаете меня? Кроме того, это даст вам возможность собраться с мыслями, помолиться, что там еще? Я скоро вернусь. — Беллз направился к грузовому лифту.

— Но, Беллз, подожди.

Рука Беллза лежала на деревянном затворе лифта.

— «Подожди...»Ненавижу это слово. «Подожди...»Я никогда ничего не жду. Делать.Вот слово, которое мне нравится. Просто делать. Делать то, что нужно. — Беллз вошел в лифт, затвор опустился, стукнув об пол, как нож гильотины.

Беллз дернул за веревку, и разболтанный лифт поехал вниз.

— Пусть Джина расскажет тебе о себе и о Марджи. Тебе понравится.

Тоцци смотрел на него сквозь Деревянные планки решетки. Талия Беллза находилась на уровне пола.

— Можете покричать, позвать на помощь, если вам от этого станет легче, но вас никто не услышит. Можете мне поверить. Другие уже пытались. Скоро увидимся.

Голова Беллза скрылась в шахте лифта. Вампир удалился.

Тоцци уставился на затылок Джины. В этом свете ее волосы не казались такими светлыми и шелковистыми. Она неподвижно лежала на боку, отвернувшись от него, но он видел, как при дыхании поднималась и опускалась ее спина. Он ухватился за цепь и подергал ее, звякнув о трубу. Он знал, что это бесполезно, но надо же что-то делать.

Из шахты лифта доносились скрип и глухие удары. Может лифт сломается и Беллз там застрянет. Но тогда он просто превратится в летучую мышь и прилетит обратно, подумал Тоцци. Это ведь его Колокольня.

Глава 18

5.41 вечера

Наконец грузовой лифт с глухим стуком остановился. Джина слушала, уставившись на кирпичную стену, размышляя. Ее очки сдвинулись на макушку. Рука, на которой она лежала лицом, была мокрой от слез, но сейчас она уже не плакала. У нее просто не осталось слез. Во всяком случае, для Марджи. Она достаточно плакала из-за нее. Они плакали с ней вместе. Когда Марджи была жива, казалось, они только и делали, что плакали. Плакали от счастья и от горя. Они были такими глупыми. Счастье нельзя сотворить. Джина это знала, но, если Марджи приходила в голову какая-нибудь идея, ее было трудно отговорить. Джина знала, что Беллз страшный человек, и предупреждала Марджи: пытаться сделать что-нибудь за его спиной — просто сумасшествие. Но Марджи была ее подругой с пятого класса в школе Святой Элизабет в Байонне. Джина никогда ни в чем не могла отказать Марджи, особенно когда та начинала плакать. Единственное, чего Марджи хотела в жизни, — это ребенок. Она говорила об этом, еще когда они учились в школе. Сколько слез было пролито по этому поводу. Достаточно, чтобы проржавела машина.

Джина смотрела на мебель в другом углу комнаты. Кресла отбрасывали длинные тени на бирюзовую клеенку, разложенную на полу. Солнце уже садилось, освещая комнату колеблющимся оранжевым светом. Скоро стемнеет. Беллз вернется, и... все кончится. Джина больше не хотела плакать, не хотела поддаваться панике, во всяком случае перед Майком, но при мысли о предстоящем у нее перехватило дыхание и стало тесно в груди. Она не могла не думать о Марджи там, в багажнике сплющенной машины. Может, Беллз задумал и ее засунуть в машину и оставить кучу искореженного металла во дворе, рядом с Марджи. Или же он разрежет ее на куски и упакует части тела как куски мяса, как он и рассказывал? К ее горлу подступила тошнота, и она закрыла глаза.

Рука под головой затекла, она пошевелила пальцами и несколько раз сжала и разжала кулак, восстанавливая кровообращение. Делать особенно много движений ей не хотелось — на эту руку был надет браслет наручника. Ей не хотелось сейчас общаться с Тоцци, а если она будет слишком много шевелиться, он с ней заговорит, станет опять проявлять внимание. Почему мужчины так любят проявлять внимание? Конечно, потому, что им от вас что-нибудь надо. Но почему они всегда проявляли внимание к ней?Она-то ведь настоящая стерва.

Джина чувствовала тепло тела Тоцци — они лежали почти рядом, хотя он и старался сохранить между ними расстояние. Наверное, понял наконец, что она стерва.

Правда, это не остановило его в тот день после церемонии крещения, у нее дома.

А может, она и была тогда не такой уж стервой. Он ей действительно нравился. Немного. Даже больше, чем немного. Он ей действительно нравился. Очень. И ей казалось, что он тоже заинтересовался ею. Не только чтобы потрахаться. Хотя и этого ей тоже хотелось. С последнего раза прошло слишком много времени.

Но потом, когда они встали с дивана и бродили по комнате, подбирая одежду, стала ощущаться какая-то неловкость. Типа того, а что дальше? Тут зазвонил телефон, он услышал голос Беллза на автоответчике, и она почувствовала, как он напрягся. В тот момент она подумала, что он ревнует, но позже, когда выяснила у Живчика, что они с Майком партнеры по бизнесу и хотят получить ссуду у Беллза, она поняла, что этот ублюдок пришел к ней совсем не потому, что она ему понравилась. Он пришел из-за Живчика. Что-то типа создания деловой сети. Укрепления отношений. Более тесных связей с семьей.

А теперь выясняется, что он и вовсе шпионил. Коп, втирающийся в доверие людей, чтобы собирать о них информацию. Сама она ничего для него не значит. Он ее просто использовал.

Кроме, может быть, того раза. Тогда он казался искренним. Был нежным. Забавным. Копов ведь не учат актерскому мастерству?

Она немного повернула голову, чтобы краем глаза видеть Тоцци. Солнечный свет ослепил ее, и ей пришлось прикрыть глаза рукой.

Этот глупец смотрел на нее.

— С тобой все в порядке, Джина?

Она отвернулась и вздохнула. Теперь-то что ему от нее надо?

— С тобой все в порядке? — повторил он.

— Помолчи. — Она знала, что ведет себя как последняя стерва, но ничего не могла с собой поделать. Такая уж у нее манера разговаривать.

Он выдохнул, и она почувствовала его дыхание на своей шее. Он снова дернул за цепь, как будто на сей раз она могла отцепиться. По волшебству, что ли? Он это делает только для нее. Чтобы показать, какой он заботливый, как беспокоится о ней, хочет ее спасти. Лучше бы прекратил все это, на нее это не производит впечатления. Кроме того, всякий раз, когда он дергал цепь, наручники врезались в запястье и ей становилось еще больнее.

В батарее зашипело. Джина вытянула руку и потрогала трубу. Горячая. Что ж, по крайней мере, они не умрут от холода. Но можно обжечься.

— Не трогай трубу, — сказал Тоцци. — Обожжешься.

Она стиснула зубы и снова прикоснулась к трубе. Назло.

Он снова раздраженно вздохнул. Почему бы ему просто не сказать ей, что она стерва? Ведь именно так он и думает.

Она почувствовала, как он заерзал: вытянув шею, осматривал комнату.

— Не видишь никакой железки, куска трубы или чего-нибудь в этом роде?

Она посмотрела на него.

— А ты что, хочешь удлинить батарею?

Он сделал гримасу.

— Может, удастся разбить трубу и освободиться.

Она закрыла глаза и покачала головой. Еще одно типично мужское занятие. Что-нибудь чинить. Им нужны инструменты. Интересно, какие «инструменты» держит здесь Беллз? Разделочные ножи или еще что-нибудь?

— С твоей стороны ничего не лежит?

— Неужели ты действительно думаешь, что можно разбить трубу куском деревяшки?

— Здание старое. Этим трубам лет сто...

— Ты что, инспектор по строительству?

— А тебе трудно немножко помочь? Я ведь пытаюсь найти какой-то выход. — Он был очень зол, но все еще не называл ее стервой. Наверное, слишком хорошо воспитан. Да, точно.

Она повернулась и посмотрела ему в лицо.

— Можно мне кое о чем у тебя спросить?

— Мы что, перешли на официальный язык?

— Мне просто хочется выяснить перед смертью одну вещь. В тот день, когда мы пошли ко мне. Ты лег со мной в постель потому, что это входило в твое задание, или потому, что действительно этого хотел?

— Что?

— Безо всяких «что». Просто ответь.

Его лицо стало серьезным.

— Я не занимаюсь любовью по заданию. Ты мне по-настоящему нравилась. И нравишься до сих пор.

Она, не удержавшись, рассмеялась. Даже закрыла глаза, потому что не могла видеть его физиономию, такую серьезную, такую... типичную. И где только мужчин учат всей этой ерунде?

— Рад, что тебе это кажется забавным. — В его голосе была обида.

Она не могла остановиться. Он заговорил громче:

— Я пытался вести себя с тобой по-человечески. Искренне. Но каждый раз ты меня отпихивала.

— Прекрати. — Она ухватилась за живот. — Прекрати. — Она боялась, что от смеха у нее пупок развяжется.

— Ты мне по-настоящему нравилась, Джина. И я был настолько глуп, что думал, будто и ты испытываешь что-то ко мне. Дурак же я. Не представлял, что у тебя было что-то с Беллзом.

Она перестала смеяться и зло уставилась на него. Как он смеет предполагать, что их с Беллзом может что-то связывать?

— Ты такое дерьмо...

— Я не дерьмо. Это ты относилась ко мнекак к партнеру на одну ночь. Сколько раз я звонил тебе, куда-то приглашал? Я старался, Джина, но я тебе не нужен.

Она не верила ни единому его слову. Он просто хотел переспать с ней. Он думал, она шлюха. Да и то сказать, она вела себя как шлюха.

Он пожал плечами:

— Тебе абсолютно наплевать на меня. — Он хотел, чтобы последнее слово осталось за ним.

Быстрым движением она отбросила волосы с лица и надела очки.

— И ты думаешь, я тебе поверю?

— Да.

— Ты на самом деле... что-то чувствовал ко мне?

— Да.

— И не только в то воскресенье? Я хочу сказать, но и после?

— Да!

— Ты думал, у нас могло бы получиться что-то вроде дружбы? Что-то постоянное?

— Да!

Правда?

— Да!

— Так докажи это. Если мне суждено умереть сегодня вечером, я хочу еще раз заняться любовью и хотя бы один раз в жизни хочу быть уверенной, что это — настоящее. — Внутри у нее все дрожало.

— Ты не умрешь сегодня вечером. Джина. Выбрось это из головы.

— Не успокаивай меня. Ты не отец мне, черт возьми. Сделай это или заткнись. Если то, что ты мне говорил, не туфта.

— Это не туфта. Это правда, все до единого слова. — Его лицо раскраснелось. Глубоко посаженные глаза горели.

— Тогда поцелуй меня. Люби меня. Я хочу знать, что хотя бы раз в жизни меня по-настоящему любили. — Глядя ему прямо в глаза, одной рукой она обхватила его за пояс. Она была абсолютно серьезна.

— Но...

Никаких чертовых «но», подумала она, приблизив к нему лицо и целуя его так крепко, что поцелуй походил на укус. Свободную руку он положил ей на спину, затем провел ею до затылка. Она потянула за ремень, впиваясь губами в его лицо, боясь услышать звук поднимающегося лифта. Тогда все кончится.

Тоцци отвернул голову, чтобы избежать ее поцелуя.

— Подожди, — сказал он. — Расслабься.

— Не могу. Нет времени. — В горле у нее застрял комок. Ей хотелось заплакать, но она не станет этого делать, во всяком случае не сейчас. Она откинула голову назад, потянувшись своими губами к его.

Он еще крепче прижал ее к себе, снова положив руку ей на спину, и зарылся лицом в ее шею. Но он был слишком нежен. Нежность ей не нужна. Она хотела страсти. Изогнувшись, Джина снова припала к его губам.

— Может, по крайней мере, снимешь очки? — спросил Тоцци.

— Нет. На этот раз я хочу видеть, что делаю.

— О!

Она отыскала его губы и захватила в кулак волосы на его затылке. Она не отпустит его. Он не должен видеть ее слез.

* * *

Когда Тоцци открыл глаза, было темно. Холодный зеленоватый свет уличных фонарей сквозь окна проникал на чердак. Джина смотрела на него, ее очки поблескивали в полумраке. Вероятно, он задремал.

— Извини, — сказал он, откашлявшись.

— За что?

— За то, что заснул.

Она не ответила, но Тоцци показалось, что она пожала плечами, хотя наверняка он сказать не мог — ее рука была запрокинута за голову.

Ее блузка была застегнута, слаксы натянуты. Откинувшись назад, Тоцци начал застегивать «молнию» на брюках. Сделать это одной рукой оказалось не так просто. Джина протянула руку и помогла ему застегнуть пуговицу на поясе. Он ожидал, что она снова выйдет из себя, но она казалась спокойной. По правде сказать, ей не из-за чего злиться. Конечно, если она чувствовала то же, что и он. А что касается его... Может, все дело было в наручниках, или подействовала мысль о том, что, вероятно, он занимается сексом в последний раз в жизни, или же сыграло роль волнение оттого, что в любую минуту мог вернуться Беллз, но эти минуты вместе с Джиной Дефреско были невероятными. Он и раньше испытывал блаженство от близости с женщинами, но на этот раз он побывал в раю.

Очень плохо, что он ей по-настоящему не нравится. Все могло бы быть еще лучше.

Засунув края рубашки в брюки, он протянул руку к ней и убрал пряди волос за ухо, чтобы лучше видеть ее лицо.

— Сделай мне одолжение, — сказала Джина. Ее голос был хриплым и тихим.

— Конечно.

— Не говори, что любишь меня.

— Почему?

— Не говори, и все.

— Почему?

— Потому, что я не хочу этого слышать.

— А если это действительно так?

— Тебе это только кажется. Поэтому лучше молчи.

Тоцци перебирал пальцами ее волосы.

— Знаешь, с тобой не соскучишься.

— Перестань. Ты сейчас разгорячен, потому и хочешь это сказать, но я не хочу этого слышать.

— Почему же?

— Потому что это ничего не значит. После постели мужчины всегда влюблены. Как собаки. Когда накормишь собаку, она такая хорошая. А все-остальное время писает на ковер. (Тоцци выпустил ее волосы.) Я ничего не имею против тебя лично, Майк. Ты такой, какой есть. Этого не исправишь.

Он стиснул зубы. Она разрушала то, что было самым невероятным сексуальным ощущением в его жизни. И делала это нарочно. Не может просто наслаждаться тем, что есть. Нет, ей надо все растоптать. Не может просто заткнуться и, по крайней мере, дать емувозможность поверить в то, что в последние минуты жизни он наконец нашел любовь. Или начало того, что могло стать любовью. Или...

Дерьмо. Он становится таким же чокнутым, как она.

Джина подняла голову и приподнялась на локте.

— Как ты думаешь, что случилось с Беллзом? — Теперь уже она говорила громко, и это разозлило Тоцци. Очевидно, сексуальная интермедия закончена.

Тоцци поднес запястье к свету.

— Когда он ушел? Около двух часов назад?

— Сколько времени нужно, чтобы купить клейкую ленту? — Ее слова прозвучали так, будто ей не терпелось перейти к этой части программы. Секс уже был, настало время насилия.

Может, Беллз и в самом деле превратился в летучую мышь, подумал Тоцци.

— Возможно, он ждет, когда взойдет луна.

— Беллз ничего никогда не ждет. Ты ведь слышал. — Голос ее звучал сердито и возмущенно, будто она говорила сама с собой. — Этот ублюдок делает только то, что он хочет и когда хочет. И только так.

Интересно, она в этом убедилась на собственном опыте? — подумал Тоцци. Ему до смерти хотелось знать, что же связывало ее с Беллзом, но он был уверен, что, если спросит ее об этом, не получит вразумительного ответа. По правде сказать, в этот момент он не был уверен, что так уж хочет это знать. Золотая цепочка со свадебным кольцом вокруг ее шеи тускло поблескивала в зеленоватом свете. У Тоцци было такое чувство, что правда об их отношениях может ему не понравиться. Он сжал кулак и в раздражении дернул за цепь.

— Может, перестанешь это делать? Ты мне руку из сустава выдернешь. Это ничего не изменит.

Тоцци уставился на цепь. Она блестела ярче, чем свадебная цепочка. Интересно, какой величины тут зазор? Двадцать дюймов? Тридцать? Трудно сказать. Его глаза скользнули к талии Джины.

— Давай-ка попробуем кое-что сделать. — Он начал протаскивать пальто через петлю, образованную цепью. — Посмотрим, сможешь ли ты пролезть через цепь.

— Что?

— Вот смотри. — Он целиком протащил пальто, так что оно оказалось с его стороны. — Попробуй пролезть в эту петлю. Тогда мы сможем выбраться отсюда.

— Не знаю, о чем ты говоришь.

Прекрасно знает. Просто хочет его позлить.

Тоцци заговорил с ней как с пятилетним ребенком:

— Видишь эту цепь, большую цепь вокруг батареи? Она образует петлю между трубой и цепочкой наручников. Попытайся протиснуться через эту петлю.

— Почему бы тебе самому не протиснуться через нее?

Тоцци начал терять терпение. Просто ослица какая-то.

— Я слишком большой. Не пролезу. А ты можешь пролезть. Какая у тебя талия, двадцать восемь дюймов?

— Двадцать шесть. — Ее голос звучал оскорбленно.

— Прекрасно. Пойдет как по маслу.

— Ну а бедра? Они... больше.

— Не настолько больше. У тебя отличные бедра.

— Слушай, у меня большая попа, и я отлично это знаю, так что не надо мне заливать. Забудь об этом. Я не пролезу.

Тоцци закатил глаза. Теперь ему еще придется стать психотерапевтом.

— Джина, у тебя совершенно нормальные бёдра. Ты очень пропорционально сложена. Попытайся это сделать. Ты пролезешь. Попытайся.

— Ты это просто так говоришь.

— Нет, не просто так. У тебя очень красивое тело.

— Нет, не красивое. У меня маленькие сиськи и задница как у слона.

Тоцци закрыл глаза и сосчитал до десяти.

— Джина, ты хочешьумереть?

— Конечно нет.

— Тогда сделай что-нибудь, чтобы спастись. Постарайся протиснуться через петлю. У тебя получится.

— Раньше ты не говорил «протиснуться». Видишь, ты и сам считаешь, что у меня большая задница. Врун.

— Джина, я сейчас свихнусь. Ты только попробуй.

Наморщив лоб, она посмотрела на цепь у себя над головой.

— Батарея горячая. Я обожгусь.

— Не настолько горячая.

— Что, если вернется Беллз? Он с ума сойдет, если увидит, что мы хотели убежать.

— Джина, он и так собирается нас убить. Что еще он может с нами сделать?

Она снова посмотрела на цепь. Больше придумать было нечего.

— Я слишком большущая, — пробормотала она. — Ничего не выйдет.

— Попробуй.

— Петля слишком маленькая.

— Сними штаны.

— Что?

— Спусти штаны. На тебе шелковые трусики. Если застрянешь, шелк поможет тебе проскользнуть.

— Они не шелковые. Это полиэстр.

— Все равно. Они скользкие. — Тоцци терял терпение.

Она снова взглянула на цепь.

— Хорошо. Но ты увидишь. Я не пролезу.

— Попробуй, — прошептал он.

Она сжала руки вместе и начала извиваться и ерзать, пытаясь проскользнуть сквозь петлю. Тоцци рукой придерживал ее за бедро, направляя ее движения.

— Не толкайся, — сказала она.

Она протиснула в петлю плечи и извивалась до тех пор, пока цепь не оказалась у нее на талии. Эта часть прошла успешнее, чем предполагал Тоцци. Должно быть, она права относительно своей груди. Джина продолжала извиваться, но продвижение замедлилось.

— Видишь? Я говорила, что не пролезу.

Тоцци потянулся к пуговице на ее брюках, но она отбросила его руку.

— Я сама. — Теперь она будет разыгрывать из себя скромницу.

Она расстегнула пуговицу и «молнию». Тоцци спустил брюки до коленей.

— Труба горячая, — пожаловалась она.

Тоцци потрогал трубу. Горячая, но не так уж.

— Давай побыстрее, тогда не обожжешься.

— Да, будто тебе не все равно.

— Ты хочешь умереть, как Марджи?

Она бросила на него сердитый взгляд.

— Не говори о Марджи. — Опустив руки, она стала толкать цепь вниз, будто пытаясь выбраться из тесного пояса.

— Умница, — подбодрил ее Тоцци. — Раз плечи пролезли, пролезут и бедра.

— Кто это сказал?

— Так говорят, когда рождаются детишки.

— Не смей говорить о новорожденных.

Эта неожиданная вспышка гнева изумила Тоцци. Что он теперь-то сделал не так? Ну, ее он спрашивать не станет. Не сейчас. Она почти пролезла.

— Ты почти у цели, — прошептал он. — Давай лезь дальше.

Она напряглась, издавая пыхтящие звуки. Похоже, одно бедро пролезло.

— Я застряла, — сказала она. — Я застряла. Мне больно!

— Не паникуй. Продолжай двигаться. Ты почти пролезла.

— Но цепь врезается в меня.

— Двигайся.

— Но...

Бряк!

Они оба услышали этот звук и замерли. Лифт.

— Это он, — прошептала Джина.

— Шевелись. Быстрее.

Бряк!

— О,черт! — Ее лицо окаменело.

Внутри у Тоцци все сжалось.

Глава 19

8.13 вечера

Гиббонс старался не смотреть на Лоррейн, но это было нелегко сделать. Все было слишком странно. Он поморщился от усиливающейся зубной боли и сделал еще один глоток виски. Посмотрел на стакан Лоррейн, стоящий на стойке бара. Она тоже пила виски, что совсем на нее не похоже. Но странным было не это. Самое странное заключалось в том, что он сидит тут, в этой забегаловке, пьет виски со своей женой, преподавательницей истории Принстонского университета, которая обычно пьет только белое вино, и к тому же очень немного, и она разговаривает с исполнительницей стриптиза, молоденькой девчонкой за стойкой бара, в туфлях на высоких каблуках и в трусиках от бикини, а больше на ней ничего нет. Еще более странной была тема их беседы: они говорили о каком-то типе по имени Бетиус, средневековом философе.

Гиббонс тупо уставился на ряды бутылок на полках за стойкой бара. Может, пуленепробиваемый жилет не спас его этим утром? Может, он в самом деле умер? Может, это просто прелюдия к чистилищу? Все это слишком странно.

Опершись на локти, стриптизерка просматривала дешевую книжку в желтой бумажной обложке под названием «Утешение философии», написанную этим самым Бетиусом. Ее черные как смоль волосы были красиво подстрижены под голландского мальчика. Когда она наклоняла голову над книгой, волосы падали ей на щеки. Ее груди свисали над стойкой бара. Они тоже были красивыми. Интересно, заметила ли Лоррейн, что на девчонке ничего нет? Иногда она бывает очень рассеянна. Увидев книгу на стуле позади стойки, Лоррейн не Могла не спросить, кто ее читает. Ведь она занималась именно средними веками. Когда стриптизерка сказала, что она готовится к занятиям по литературе, в Лоррейн проснулся преподавательский дух и она начала выкладывать все, что знает об этом Бетиусе. Девчонка слушала, затаив дыхание. Она поняла, что разговаривает со специалистом, и Гиббонс готов был держать пари, что слова Лоррейн найдут отражение в ее курсовой работе по литературе.

Гиббонс обвел глазами помещение. В другом углу бара двое старикашек передвигали шашки, не обращая внимания друг на друга. Судя по тому, что какое-то время назад бармен отнес в заднюю комнату поднос с напитками, там должны были быть посетители, но Гиббонс никого не видел. Хорошо, что посетителей больше интересует выпивка, а не представление. Лекция Лоррейн прервала выступление. Философия, голые сиськи и ягодицы не очень хорошо сочетаются.

— Бетиус действительно выдающаяся личность, — заключила девчушка. — А я никак не могла понять, почему наш преподаватель заставляет нас читать его. Он немножко зануда.

Лоррейн быстро отпила виски.

— Бетиус выдающийся философ. Он являлся главным распространителем идей Платона в Западной Европе.

Глаза девчушки, полускрытые волосами, широко раскрылись.

— Наш преподаватель нам этого не говорил. — У нее был приятный мелодичный голос, напомнивший Гиббонсу девочек, которые носят объемные свитера с высоким воротником и вельветовые юбки в солнечный день, а не набедренные повязки при холодном голубом свете, который отбрасывает музыкальный аппарат.

— В средние века в Европе не знали трудов Платона. Но в арабском мире Платон был известен, и именно по арабским переводам Бетиус сформулировал его философию. Если бы не он, взгляды Платона и его последователей не оказали бы такого влияния на западную мысль. Можете представить, что бы тогда произошло?

Поверх стакана с виски Гиббонс перевел взгляд на жену. Мир без Платона. Подумать страшно.

Серия пульсирующих ударов пронзила его челюсть, и он заскрипел зубами от боли. Вскинув запястье, он посмотрел на часы, затем взглянул на входную дверь. Полчаса назад он в четвертый раз позвонил в оперативное управление и получил тот же ответ: оставайтесь на месте, люди высланы. Прошло уже почти три часа, как Будда Станционе выкинул их с Лоррейн из машины для наружного наблюдения и оставил на улице. Учитывая ситуацию, Иверсу следовало бы выслать людей немедленно, pronto[7].А теперь можно и не торопиться. След уже остыл. Может, Беллз и был где-то неподалеку три часа назад, но сейчас, ясное дело, черт знает где. Тут не может быть сомнений. Гиббонс осушил стакан и знаком приказал хамоватого вида бармену налить ему еще один.

Лоррейн тоже указала на свой пустой стакан, не прерывая, однако, беседы с девчушкой. Она продолжала вещать:

— Я уверена, ваш преподаватель по литературе говорил вам о Колесе фортуны. Судьба, олицетворенная в виде женщины? Иногда ее называют Леди Удача и изображают с огромным колесом на теле, с маленькими фигурками смертных, застрявшими между спицами. Те, что наверху колеса, веселятся, а те, что внизу, в горе и печали. Если я не ошибаюсь, Чосер упоминает Колесо фортуны в нескольких своих стихотворениях. Такое понимание цикличности судьбы и ее неподвластности человеку идет непосредственно от Бетиуса.

Стриптизерка кивнула, и ее волосы цвета воронова крыла взметнулись, как у девушки с картины Брека. Она делала записи на бумажных салфетках, небольшая стопка которых была сложена на стойке. Гиббонс все еще не мог поверить в это — Лоррейн не обращала внимания на окружающую обстановку, она вела себя так, будто эта девчонка с красивыми грудями одна из ее студенток, а сама она находится в своем кабинете в Принстоне. Может быть, таким образом она справлялась с нанесенной ей психологической травмой. Сначала она видит, как его убивают, затем — как похищают Тоцци, потом похищают ее саму — может быть, таким образом она просто отрицает все, что с ней случилось. И все-таки все это очень странно. Ему бы и в голову никогда не пришло, что он может увидеть свою жену в подобном месте, в забегаловке под названием «Звездный свет в гостиной у Джои». Никогда.

Гиббонс снова посмотрел на часы. Какого черта они так долго возятся? Задержать Беллза — главная задача. Этот парень в течение одного дня напал на двух агентов — даже на трех, если считать самого Гиббонса, и вот такая реакция? Этот долбаный Беллз застрелил его и бросил умирать. То же самое он сделал с Петерсеном, и, кто знает, может, Петерсен уже умер в больнице. А Тоцци? Да что говорить...

Он взглянул на стойку бара, где, как по мановению волшебной палочки, появился новый стакан с виски. Он взял его, сделал большой глоток и, прежде чем проглотить, пополоскал больной зуб. Он пытался не думать о Тоцци, потому что то, что подсказывал ему здравый смысл, не вызывало у него энтузиазма. Если Беллз, не раздумывая, за один день застрелил почти в упор двух агентов ФБР, что он может сделать с третьим, который носит на себе передатчик и которого он заковал в наручники, как каторжника? Надо смотреть в лицо реальности. Вполне вероятно, что Тоцци уже мертв.

Гиббонс уставился на янтарную жидкость в своем стакане, и этот занюханный бар, музыкальный аппарат, девчушка с красивой грудью и даже Лоррейн куда-то уплыли, оставив его одного в черной дыре, наедине со стойкой бара и остатками виски в стакане. Тоцци мертв. Он чувствовал себя так, будто из него вырывают внутренности. Тоцци мертв. Теперь все будет по-другому. Он больше не сможет работать. Не сможет ужиться с новым напарником, а на бумажной работе не продержится и десяти минут. Тоцци мертв. И с Лоррейн все будет по-другому. Она обвинит во всем его, обвинит ФБР, что в принципе одно и то же. Тоцци мертв. Теперь все изменится. Абсолютно все. Тоцци мертв. Остается только отступить и удерживать то, что осталось.

Он взял стакан, но не смог поднести его к губам. К чему все это? Тоцци мертв.

Гиббонс вздохнул так глубоко и печально, что, казалось, душа его выскользнула из тела с этим вздохом. Если и так, ему все равно. Все здесь одиноки и разъединены. Лоррейн и девчушка-стриптизерка не разговаривали, не общались. Лоррейн вещала, а девчушка впитывала услышанное, думая о том, как выложит все, что записала на салфетках, на занятиях по литературе. Двое старых выпивох на другом конце бара делали вид, что не замечают друг друга, не говоря уже обо всех остальных. Бармен подсчитывал деньги в кассе. Гиббонс подумал, не заговорить ли с ним, — обычно он никогда этого не делал, только если хотел получить информацию о подозреваемом. Предполагается, что бармены умеют выслушивать рассказы о чужих неприятностях. Возможно, им так же на них наплевать, как и всем остальным, но они умеют притворяться. Это все, что нужно. Гиббонса это устроит. Ему необходимо с кем-нибудь поговорить. Все равно с кем. Потому что Тоцци мертв.

— Послушайте, — начал Гиббонс, но взгляд бармена был направлен мимо него, на входную дверь. Его болезненное лицо вытянулось. Внезапно он крепко сжал губы, взгляд его стал пустым. Он продолжал перебирать деньги, которые держал в руке, но не смотрел на них.

Гиббонс взглянул в зеркало. Что это привело его в такой ужас?

Боже милостивый! В зал входил Беллз.

Гангстер быстро прошел мимо отбрасывающего голубой свет музыкального аппарата, не обращая внимания на бармена, который, очевидно, знал его. В руке он нес большую пластиковую хозяйственную сумку с чем-то тяжелым внутри. Он направлялся в заднюю комнату. Гиббонс инстинктивно сунул руку под куртку за экскалибуром и встал со стула. С языка у него уже были готовы сорваться слова: «Не двигаться! ФБ...»

Его пальцы наткнулись на пустую кобуру. Он забыл: экскалибура нет.

Но Тоцци мертв.

Гиббонс двигался стремительно, будто ничего не весил. Он схватил пустую пивную бутылку, стоявшую на стойке перед сидящим ближе к нему пьянчужкой, и, прежде чем тот заметил ее исчезновение, ткнул ею в спину Беллза, другой рукой обхватив ублюдка за шею и потянув, его назад.

— Не двигайся, мерзавец! ФБР! — Дыхание Гиббонса было горячим, чему способствовал и воспаленный зуб. Он будто изрыгал огонь.

Лоррейн резко повернулась на стуле:

— Гиббонс!

— Господи! — Стриптизерка вскочила и прикрыла грудь книжкой Бетиуса.

Беллз расслабился, почти повис в руках Гиббонса.

Взглянув в сторону задней комнаты, бармен выпучил глаза:

— Стенли! — Его резкий скрипучий голос напоминал лай старого пса.

Имя ничего не сказало Гиббонсу. Но вот из мрака задней комнаты показались восемь фигур: правая рука Беллза Стенли, Будда Станционе, этот маленький кусок дерьма Живчик и отряд горилл Будды.

Гиббонс тихо выругался Беллзу в затылок. Вся банда здесь. Чудесно.

— Эй, Беллз! — Приветствие Стенли прозвучало неуверенно.

Глаза Будды остались холодными.

— Мы тебя ждем, Беллз.

Живчик нервно переминался с ноги на ногу, избегая смотреть на кого-нибудь слишком долго.

Гориллы, так же как их босс, смотрели только на Беллза. Как будто Гиббонса там вовсе не было.

Гиббонс взглянул в зеркало над баром. Женщины замерли, пьянчужки тупо следили за происходящим. Он взглянул на бармена, пытаясь определить, понял ли тот, что он прижимает к спине Беллза не пистолет, а пивную бутылку. Трудно сказать. На его лице с отвисшей челюстью ничего нельзя было прочесть.

— Отпусти его, — произнес Будда.

Вмешался Стенли.

— Мы сами с ним разберемся. — Голос его звучал несколько неуверенно, так как он принял сторону Будды против своего босса, Беллза. Правда, учитывая, что его со всех сторон окружали гориллы Будды, выбора у него не было.

Гиббонс снова взглянул в зеркало. Беллз смотрел прямо на него, ухмыляясь своей мерзкой улыбочкой, будто у него припасен какой-то сюрприз. В руке он все еще держал пакет из хозяйственного магазина. Надо посмотреть, что у него там, подумал Гиббонс. Но его смущало самоуверенное хитрое выражение на лице этого ублюдка. Можно было ожидать, что в подобных обстоятельствах Беллз немного растеряется, но он сохранял полное спокойствие. Более того, казалось, он получает от всего происходящего удовольствие.

Глядя в зеркало на Гиббонса, Беллз поднял брови:

— Жилет?

Гиббонс не ответил, но его удивило, что ублюдок узнал его.

— На тебе был пуленепробиваемый жилет, так? Сукин сын. — Беллз потряс головой и хихикнул, как мультимиллионер, только что проигравший в рулетку десять тысяч, мол, не имеет никакого значения, это всего лишь деньги.

— Ладно, Гиббонс, отпусти его, — повторил Стенли.

Беллз улыбнулся маленькому капо.

— Я не видел машин снаружи, Будда. Наверное, вы припарковались сбоку, за живой изгородью, и вошли через заднюю дверь, так ведь? Надо было проверить. Глупо с моей стороны. — Он скосил глаза и посмотрел на Гиббонса в зеркало. — Ты ведь тоже не знал, что они здесь, а? — Он продолжал улыбаться, словно все это не имело для него никакого значения.

На лице Будды появилось такое выражение, как будто он говорил: «Давайте пошевеливаться». Гориллы придвинулись ближе и сгрудились за спиной у капо.

— Забудьте об этом, — сказал им всем Гиббонс. — Он арестован, я забираю его с собой.

Будда покачал головой.

Гиббонс не обратил на него внимания.

— Его будут судить за то, что он сделал. По-настоящему. Не по-вашему.

Беллз тихо, про себя, засмеялся. Гиббонс нахмурился. Что это он, сумасшедшего из себя разыгрывает? Он еще глубже вдавил горлышко бутылки в спину Беллза.

— Он наш, — проговорил Будда. — Мы сами о нем позаботимся.

— Забудьте об этом. — Гиббонс услышал, как за его спиной открылась дверь. Если правда, что самое главное — слаженность в действиях, сейчас самое время появиться ребятам из оперативного управления. Гиббонс подождал, но ничего больше не услышал. Вот тебе и слаженность.

Стенли сделал шаг вперед. На его лице было написано любопытство.

— Стой где стоишь. — Гиббонс вжал бутылку в спину Беллза и потянул его назад.

— Полегче, дружище, полегче. — Беллз был спокоен.

Стенли сделал еще один шаг и вытянул шею, заглядывая Беллзу за спину. Гиббонс почувствовал, как внутри у него все опустилось. Он понял, что попался. Стенли повернулся к остальным:

— Живчик, его пушка у тебя?

— Да. — Живчик вытащил экскалибур из кармана и показал всем остальным.

— Так я и думал. — Стенли подошел ближе и посмотрел на пивную бутылку. Его лицо расплылось в широкой улыбке, он потряс головой. — Здорово придумал, Гиббонс. — Он отобрал бутылку у Гиббонса и помахал ею, показывая ее Будде и его громилам.

По кивку Будды гориллы вышли вперед и схватили Беллза. Он не произнес ни слова и выглядел не особенно удрученным. Один из громил заглянул в пакет и вытащил оттуда коробку больших пластиковых мешков для мусора и пару мотков изоляционной ленты. Снова опустив руку, горилла извлек электрическое точило для ножей.

Лоррейн прикрыла рот рукой:

— О Боже...

— Наверх, — приказал Будда. — Все.

— Я приготовлю кофе, — сострил Беллз, когда гориллы потащили его в заднюю комнату.

Стенли вынул пистолет.

— Миссис Гиббонс? — обратился он к Лоррейн и вежливо протянул руку, показывая ей дорогу.

Расстроенно опустив брови, она посмотрела на Гиббонса:

— Мы должны?..

Гиббонс пожал плечами:

— Похоже на то, правда?

Она подошла к нему и схватила за руку. Первый знак того, что их что-то связывает, за весь сегодняшний день. Он посмотрел ей в лицо и наконец увидел ее — не профессора Лоррейн, а егоЛоррейн. Ему захотелось обнять ее и поцеловать так, чтобы у них обоих захватило дух, но пистолет Стенли упирался ему в спину, и Будда зло на них посматривал. Гиббонс взял Лоррейн за руку и сжал ее пальцы.

Они прошли за остальными в заднюю комнату, где Будда и его команда устроили засаду. Гиббонс не мог поверить, что он настолько отключился — даже не услышал, как они вошли. Неужели эти бабуины могут вести себя так тихо? Через заднюю дверь все вышли в темный коридор с цементным полом, который вел к погрузочной площадке с другой стороны здания. Не будь на улице так прохладно, запах из мусорных контейнеров был бы еще сильнее. Живчик открыл затвор грузового лифта, и гориллы втолкнули туда Беллза, заломив ему руки за спину. Они с ним не церемонились, но, судя по расслабленному выражению его лица, это его не беспокоило. Стенли снова подтолкнул Гиббонса, они с Лоррейн вошли в лифт и прислонились к стене в стороне от Беллза. Стенли и Будда расположились посередине, и Живчик опустил деревянный затвор.

Стенли потянул за веревку, и лифт двинулся.

— Мы решили, что ты сюда вернешься, Беллз. — Это прозвучало как извинение.

Беллз улыбнулся и кивнул.

— Я поднимался и искал тебя здесь раньше, но тут было темно.

Лицо Беллза окаменело, затем, почти сразу, снова расслабилось.

Гиббонс поймал взгляд Стенли:

— Это и есть Колокольня?

Стенли кивнул.

Гиббонс покачал головой:

— Сукин сын.

Совершенно неожиданно среди всех этих хриплых мужских голосов прозвучал ясный требовательный голос Лоррейн:

— Что ты сделал с моим двоюродным братом Майклом?

Все повернулись к Лоррейн. Беллз просверлил ее взглядом, как дрелью, но она не испугалась.

— Что ты с ним сделал? — повторила Лоррейн. — Убил его?

Живчик переминался с ноги на ногу, переводя взгляд с Беллза на Стенли, потом на Будду и снова на Беллза. Он умирал от беспокойства за сестру.

Гиббонс не отрывал глаз от Стенли, пытаясь по его лицу определить, что здесь могло произойти. Беллз уже убил их? Они лежат мертвые на полу там, наверху? Он вспомнил об изоляционной ленте и мешках для мусора, купленных Беллзом. Сердце его билось в такт с приступами зубной боли.

Будда всматривался в лицо Беллза, ища ответы на свои собственные вопросы, но по лицу Беллза ничего нельзя было прочесть. Нужно просто ждать, пока старый дряхлый лифт поднимет их наверх. Казалось, этому не будет конца. Когда лифт наконец со стуком остановился, Лоррейн крепко вцепилась в руку Гиббонса. Он забыл о зубной боли, его сердце колотилось о кирпичную стену у него в груди.

В комнате было темно. Живчик так резко поднял затвор лифта, что он ударился о крышу и наполовину сорвался вниз.

— Джина!

Стенли вышел из лифта и нащупал выключатель. На потолке замигали лампы дневного освещения, и внезапно стала видна вся комната: кухня, диваны, клеенка, расстеленная на полу. Но где Тоцци и Джина? Гиббонс впился глазами в лицо Беллза, готовый проследить за его взглядом. Но Беллз смотрел на Будду.

Гориллы заломили Беллзу руки за спину и вытолкнули из лифта. Стенли поднял пистолет и показал, чтобы Гиббонс и Лоррейн тоже выходили. Будда вышел последним. Маленький император.

Гиббонс почувствовал, как Лоррейн снова вцепилась ему в руку, впившись ногтями в костяшки пальцев. Уставившись на что-то у стены, она еле сдерживалась, чтобы не закричать. Гиббонс проследил за ее взглядом и увидел покрашенную старой краской батарею под закрытым окном. Затем он заметил на полу рядом с батареей два блестящих предмета — короткую цепь, продетую под трубу и закрытую на висячий замок, и черную лаковую туфлю с бархатным бантиком спереди. Женскую.

— О Господи! — С исказившимся лицом Живчик бросился на Беллза. — Ты, сукин сын!

Один из горилл загородил ему дорогу, и Живчик в буквальном смысле слова отлетел от него. И прежде чем он успел предпринять вторую попытку, горилла надвинулся на него и заставил отказаться от этого намерения.

— Что ты сделал с моей сестрой? — завопил Живчик из-за плеча громилы.

— И с моим двоюродным братом? — добавила Лоррейн.

Беллз долго смотрел на батарею, затем обежал взглядом весь чердак. Пожал плечами:

— Не понимаю. — Он пытался сохранить хладнокровие, но Гиббонс видел, что на его виске проступила голубая жилка.

Будда подошел к Беллзу и уставился ему в лицо.

— Ну, давай рассказывай, Беллз.

Беллз снова опустил свои ящеричьи веки. Он был взбешен, но старался это скрыть.

— Говори, — проворчал Будда. — Расскажи мне все.

— Например? — спросил Беллз с вызывающим видом.

— Например, о фальшивых деньгах, которые ты пытался всучить мне сегодня утром. — Будда напоминал шип — короткий, твердый и острый.

Беллз секунду смотрел на него, затем перевел взгляд на Гиббонса и кивком показал на него.

— Не при нем. — Он мотнул головой в сторону выгороженной комнатки в дальнем углу чердака. — В туалете.

Маленькому императору эта идея явно не понравилась.

— Дом, — позвал он одного из громил и кивнул в сторону туалета: — Пойди проверь.

Сердце Гиббонса замерло. Что, если Джина и Тоцци живы? Что, если им удалось освободиться и они прячутся в туалете? Даже если у Тоцци есть пистолет, этих друзей слишком много. Но у Тоцци хватит ума вступить в схватку со всеми. Дерьмо.

Большой Дом протянул руку за спину и вытащил большой матово-чёрный автоматический пистолет. Девятимиллиметровый, подумал Гиббонс, с большой обоймой на четырнадцать или пятнадцать патронов. Большой Дом двинулся в сторону туалета, держа перед собой пистолет, будто разведчик в джунглях. Дойдя до двери, он остановился и прислушался.

Гиббонс сжал кулаки. Лоррейн вцепилась ему в руку.

Внезапно Большой Дом распахнул дверь и ворвался в туалет, поводя вокруг пистолетом. Потом он вошел внутрь, закрыл за собой дверь, почти сразу же вышел и кивнул боссу:

— Все в порядке, мистер Станционе.

Гиббонс перевел дыхание. Лоррейн ослабила хватку.

Но облегчение длилось недолго. Если Тоцци и Джины там нет, где же они? Он бросил взгляд на клеенку, разостланную на полу между зеленым диваном и кухонным разделочным столиком.

По приказу Будды гориллы отпустили Беллза, и Дом под дулом пистолета провел его в туалет. За ними с важным видом, засунув руки в карманы, прошествовал маленький император. Полы его пальто из верблюжьей шерсти развевались при ходьбе.

Как только дверь в туалет закрылась, Лоррейн прорвало:

— Стенли, где они? Что он с ними сделал? Скажи мне. Пожалуйста, Стенли.

Сочувственно глядя на нее, Стенли пожал плечами:

— Не знаю, миссис Гиббонс. И хотел бы что-нибудь вам сказать, да не знаю.

— Но, Стенли, ты работал с ним. Ты должен знать...

Стенли только покачал головой и пожал плечами:

— Простите, миссис Гиббонс.

Тут встрял Живчик:

— Слушай, Стенли, а как насчет...

— Эй! -раздался крик из туалета. Потом послышалось звяканье и звук удара. Затем погас свет, и комната погрузилась во тьму.

— Никому не двигаться! — закричал Стенли.

— Какого черта?

— Что случилось со светом?

— Мистер Станционе? С вами все в порядке? Все в порядке?

Гориллы запаниковали. Гиббонс слышал, как они сновали в темноте.

— Я сказал, не двигаться! Никому! — снова закричал Стенли.

Раздались два выстрела, и вспышки на секунду осветили комнату, но стреляли от лифта. Гиббонс схватил Лоррейн и бросил ее на пол, прижав сверху своим телом. Господи!

— Делайте, что вам сказали. Не двигайтесь. — Это был голос Беллза, и доносился он со стороны лифта. Затвор со стуком опустился, и мотор лифта заработал.

Еще две вспышки осветили тьму, и выстрелы отдались в ушах Гиббонса. Он прижался грудью к спине Лоррейн, заставляя ее распластаться на полу.

— И никаких глупостей, — бесстрастно предупредил Беллз и пропел: — «Или хочешь превратиться в свинью?»

Лифт со скрежетом пополз вниз, и Беллз снова выстрелил, удерживая всех на месте. Лифт опускался настолько медленно, что трудно было определить, может ли Беллз еще попасть в кого-либо из оставшихся наверху, но Гиббонс не хотел рисковать, ведь здесь была Лоррейн.

Прошло двадцать секунд, гориллы ожили и, спотыкаясь на клеенке и чертыхаясь, кинулись к туалету.

— Мистер Станционе? Мистер Станционе? С вами все в порядке?

Гиббонс услышал, как один из них стукнул в дверь туалета, затем послышались новые ругательства.

— Что случилось? — откуда-то сзади закричал Стенли.

— Господи Иисусе! — выдохнул Живчик. — Боже мой!

— Гиббонс? — Лоррейн трясло.

— Не вставай. — Гиббонс поднялся на ноги, но стоял, согнувшись, держа руку на бедре Лоррейн.

Тут снова замерцали лампы дневного освещения, и Гиббонс зажмурился от внезапного яркого света.

— Что случилось? — закричал Стенли, подбегая к туалету.

Гиббонс последовал за ним.

— Святой Боже! — Челюсть Стенли отвалилась, когда он заглянул внутрь.

Гиббонс бросил взгляд через его плечо. Гориллы столпились вокруг маленького императора-обезьянки, который, согнувшись пополам, корчился, обхватив голову руками. Две половинки разбитой фаянсовой крышки от унитаза валялись на полу. Большой Дом сидел неподвижно, с вытянутыми ногами, пятки вместе, его голова упала на грудь, а из основания шеи торчал нож. Прямо в спинной нерв, подумал Гиббонс. С хирургической точностью. Распределительная коробка на стене над головой Большого Дома была открыта.

Нетрудно было представить, что тут произошло. Беллз застал их обоих врасплох. Должно быть, он схватил пистолет Большого Дома и отключил ток. От его способности действовать в темноте мороз пробирал по коже.

Внезапно испугавшись за Лоррейн, Гиббонс обернулся к ней, но замер, увидев, что она стоит там, где он ее оставил, и смотрит на Живчика, который еле сдерживал слезы. Они представляли собой олицетворение скорби и печали, родственники жертв, застывшие от разрывающей сердце боли, поверившие наконец в то, во что так долго отказывались верить. Гиббонс почувствовал тяжесть в груди, колени его подгибались от горя — он переживал за Лоррейн. И за Тоцци.

Движущийся со скоростью черепахи лифт наконец перестал скрипеть и стонать. Звук открывающегося деревянного затвора эхом разнесся в пустой шахте. Как послание из ада. Дьявол вырвался на волю.

Глава 20

9.03 вечера

Просто не верится, что он оказался настолько глуп.

— Сюда, — сказала Джина.

В аллее было темно, и она прихрамывала, потому что потеряла одну туфлю, а земля была холодной и неровной. Бежать по булыжнику, когда одна нога разута, нелегко, но Джина не жаловалась. Она не жаловалась даже тогда, когда, пробежав полдороги к своему дому на другом конце Хобокена, Тоцци вдруг вспомнил, что у него нет ключей. Он никогда не носил при себе ничего, что могло бы выдать его, когда он был на задании. Ключи лежали в багажнике его машины, припаркованной у дома Живчика в Байонне. Как он мог забыть об этом! Идиот.

Теперь они снова направлялись к центру города, к складу универмага «Мэйси», где хранились платформы для парада. Идея принадлежала Джине. Она сказала, что они смогут спрятаться там. Но Тоцци не понравилась мысль снова возвращаться в город, к Колокольне.

— Давай пойдем прямо в полицейский участок, — предложил он.

— Это еще дальше, чем твоя квартира, — задыхаясь, проговорила Джина и потянула за цепь от наручников. — Склад ближе. Мы позвоним в полицию оттуда. — На бегу она все время тихонько икала от страха.

Пять минут спустя они выбежали из аллеи на Четырнадцатую улицу, где у светофора стояло несколько машин. Тоцци придержал было Джину, всматриваясь в лица людей на передних сиденьях, нет ли среди них Беллза, но та бросилась через дорогу, в ужасе оттого, что они оказались на открытом месте. На той стороне улицы на углу находилась работающая всю ночь заправочная станция, одна из современных станций, в которых нет ничего, кроме будки заправщика. Весь угол улицы был залит светом ламп дневного освещения.

Тоцци показал на платный телефон у насосов за будкой.

— Смотри. Можно позвонить оттуда.

— Нет! Где мы будем ждать? Здесь, на открытом месте? Беллз точно нас найдет. Пошли, склад уже близко.

В ее словах был смысл. Теперь уже Беллз наверняка знает, что они сбежали, и знает, что у них нет машины. Было бы безумием стоять тут, под этими огнями. Тоцци схватил Джину за руку, и они свернули на неосвещенную боковую улицу. Она снова начала икать.

Там, на Колокольне, услышав звук поднимающегося лифта, она по-настоящему запаниковала. Бурно задышала, потом начала икать, пытаясь втянуть воздух в легкие. Тоцци пытался успокоить ее, но она была в невменяемом состоянии, в ужасе, что Беллз обнаружит их. И тут, после всех этих жалоб, что она не пролезет через петлю, образованную цепью, она вдруг каким-то образом выскользнула из нее. Только, должно быть, ободрала ягодицу. Они бросились на кухню и попытались открыть дверь на лестницу, но она оказалась заперта. Чердак находился на высоте трех этажей от земли. Лифт уже почти поднялся. Схватив Джину, Тоцци спрятался вместе с ней за одним из кожаных диванов, накрывшись сверху клеенкой. Он решил застать Беллза врасплох. Но ему практически пришлось лежать на ней, чтобы заставить ее не шевелиться, к тому же, хотя он закрывал ей рот рукой, ее иканье раздавалось на все помещение. Лифт с бряканьем остановился. Они замерли, широко раскрыв глаза, в ожидании шагов Беллза. Тоцци думал, что же можно сделать? Ведь его рука прикована к руке Джины. Но из лифта никто не вышел.

— Беллз? Ты здесь? Беллз?

Это был всего лишь Стенли. Он даже не вышел из лифта, только позвал Беллза и, не получив ответа, уехал.

После ухода Стенли Тоцци и Джина спустились вниз, пробрались через пустой двор, пролезли через дырку в заборе и нашли на улице платный телефон. Тоцци быстро позвонил в оперативное управление и объяснил ситуацию ночному дежурному. Он сказал, что они с Джиной доберутся до его квартиры в Хобокене и там подождут, пока за ними приедут — он совсем забыл, что у него нет ключей. Идиот.

— Сюда. — Джина потянула его с улочки в переулок. Прямо перед ними; справа, был открытый пролет, свет из которого заливал булыжную мостовую. Когда они добрались до пролета, Тоцци пришлось прикрыть глаза рукой от неожиданного буйства цветов и красок. То, что он увидел, было... невероятно.

Помещение склада было огромным, как ангар. Там стояло множество платформ, украшенных гофрированной бумагой, тканями, лентами, разрисованных красками всех возможных цветов. На платформах были установлены изготовленные из папье-маше огромные белки, медведи в натуральную величину, попугаи и жирафы, киты и ловцы жемчуга, морские львы и пингвины, динозавры и первобытные люди, пираты, небесно-голубые эльфы и серебряные феи, рыцари на боевых конях в доспехах, ковбои и индейцы, клоуны и акробаты, роботы, кролики, моржи, инопланетяне, глупые собаки и кошки, островитянки на фоне далеких вулканов, огромные, как деревья, цветы. Невозможно было охватить взглядом все это изобилие.

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

Тоцци вздрогнул, когда, поднявшись с табуретки у входа в помещение склада, к ним очень медленно направился дряхлый старик. Он смотрел на них, нахмурившись, и старался, чтобы в голосе его звучала угроза, но ему, должно быть, уже перевалило за девяносто.

— Я спросил, чем я могу вам помочь?

Джина сунула руку в карман брюк и вытащила пластиковую карточку служащего универмага «Мэйси». Она протянула ее старику, который взял ее и, откинув назад голову, стал читать через нижнюю половину бифокальных очков, что там написано. Она взглянула на Тоцци. Они думали об одном и том же: скорее бы!

— Все в порядке, — произнес наконец старик, возвращая Джине карточку, и вернулся на свою табуретку.

— Пошли, — сказала Джина. Она провела Тоцци мимо платформ, уже готовых к отправке на завтрашний парад в Манхэттене. В другом конце склада рабочие прицепляли платформы к стоящим неподвижно тягачам.

Пока они пробирались по узкому проходу между платформами, Тоцци все время смотрел, не появился ли Беллз. Он почти поверил, что этот тип обладает сверхъестественными способностями и может оказаться где угодно.

— Давай сюда, — сказала Джина, когда они выбрались из-за платформ. Она провела его по стальной лестнице, ведущей вдоль стены, в шикарную гостиную над помещением склада, закрыла за ними дверь и, отсекая живописный вид из окон зеркального стекла, опустила темно-бордовые жалюзи. Потом потянула Тоцци на другую сторону комнаты, где на вишневом серванте стоял бежевый телефон. Сняв трубку, она переключила телефон на городскую линию и передала трубку Тоцци:

— Вот. Звони.

Тоцци набрал 911. Телефон прозвонил только один раз.

— Полиция, — произнес утомленный голос на другом конце линии.

— Говорит специальный агент Майк Тоцци, ФБР. Дайте мне старшего дежурного офицера. Срочно.

— Подождите, сэр.

Тоцци ждал, не отрывая глаз от жалюзи. Ему не нравилось, что он не видит, что происходит снаружи.

— Говорит лейтенант Френкель. Чем могу помочь, сэр?

— Моя фамилия Тоцци, ФБР. Я нахожусь в помещении склада универмага «Мэйси» в центре города. Я не вооружен и прикован наручниками к гражданскому лицу. Нас преследует вооруженный преступник...

Лейтенант перебил его:

— Вы знаете, кто это?

— Да. Его зовут Тони Беллавита, или Тони Беллз. Белый, около пяти футов десяти...

— О, я знаю мистера Беллавиту. Немедленно высылаю несколько человек. В каком именно помещении склада вы находитесь?

— В комнате над металлической лестницей с темно-красными жалюзи на окнах. Я думаю, здесь только одна такая комната. — Он посмотрел на Джину, та кивнула.

— Да, только одна.

— Есть пострадавшие?

— Нет.

— О'кей, сэр. Высылаю людей.

— Спасибо.

Лейтенант повесил трубку. То же сделал и Тоцци.

— Они выслали машину, — сказал он.

— Хорошо.

Джина выглядела очень утомленной. Она потянула его к дивану, находящемуся рядом со столом, на котором стояли блюдо с печеньем, обернутым в желтый целлофан, несколько пластиковых литровых бутылок с содовой, бумажные стаканчики и ведерко со льдом. Но Тоцци повел ее к окну.

Ему не нравилось, что они оказались тут как бы взаперти. Он раздвинул жалюзи и выглянул наружу. Джина подтянула поближе стул с прямой спинкой и рухнула на него рядом с Тоцци. Он обвел взглядом помещение склада внизу, осматривая проходы между платформами, затем перевел взгляд на ворота, где сидел на своем посту старикашка, и сердце его остановилось.

— О, черт!

— Что? — Джина поднялась, тоже раздвинула жалюзи и сразу же увидела то, что видел Тоцци. — О Боже!

В пролете стоял Беллз, осматривая ряды платформ. Старик вскочил с табурета и махал Беллзу, чтобы тот остановился, но Беллз, не обращая на него внимания, прошел прямо на склад.

Джина схватила Тоцци за руку:

— Что нам делать? Он здесь!

Тоцци смотрел в окно. Он не поверил своим глазам. Как, ради всего святого, он...

Тоцци перевел взгляд на печенье и содовую на столе и вспомнил секретаршу Джины, чернокожую девушку в универмаге «Мэйси» в Манхэттене. Беллз искал Джину, а секретарша сказала ему, что Джина должна поехать с детишками на склад в Хобокен. Должно быть, Беллз решил, что они с Джиной могут прийти сюда, так как склад находится недалеко от Колокольни и Джина знает это место. Если только этот сукин сын действительно не умеет читать мысли. Дерьмо!

— Пошли! — Тоцци потянул Джину к двери. Он выключил свет и снова раздвинул жалюзи. — Надо выбираться отсюда.

— Почему? Почему мы не можем остаться здесь? Он не знает, где мы.

— Ты уверена?

— Откуда он может знать?

— Потом скажу.

Тоцци проследил взглядом, как Беллз идет мимо рядов платформ, заглядывая под каждую. Подождал, пока тот скроется за большим вулканом на платформе, изображающей Гавайские острова.

— Пошли, быстро. — Он открыл дверь и буквально слетел вниз по ступеням. Джина пыталась сопротивляться, но резкий рывок наручников заставил ее двигаться. Времени для дискуссий не было.

Пригибаясь и прячась за колесами, они ринулись от лестницы к платформе, изображающей сцены из жизни Дикого Запада. Сердце Тоцци колотилось. Глаза Джины за стеклами очков расширились. Ее свободная рука была прижата ко рту. Она снова начала икать.

— Пошли. Надо уходить, — прошептал он ей на ухо.

* * *

Снаружи, под звездами, Тоцци повернулся на бок, зашелестев мелконарезанной гофрированной бумагой желтовато-коричневого цвета, изображающей песок. Его спина застыла, пока он лежал тут, на холоде, в окружении глуповатого вида динозавров цвета жженого сахара в бикини и плавках, а в глаза и нос ему сыпались блестки и сухой клей. Он закоченел. Тоцци посмотрел вверх на оранжевого короля-тиранозавра из папье-маше высотой в семь футов в фиолетовом бассейне и Рэя Бэнса, стоящего на доске для серфинга. Потом взглянул на Джину, лежащую рядом с ним, и понял, что они думают об одном и том же: поймали ли полицейские Беллза? Лейтенант полиции, с которым говорил Тоцци, сказал, что знает Беллза, но рисковать они не хотели, поэтому и лежали тут, притаившись. Возможно, Беллз все еще ищет их.

Платформа, на которой они прятались, стояла вместе с другими в ожидании, пока откроется въезд в туннель. Каждый год в ночь перед Днем благодарения один из путей в туннеле Линкольна отводили специально для того, чтобы перевезти платформы для праздника. Тоцци поднял голову и увидел, что платформы растянулись от места сбора платы за проезд через туннель до самого Хобокена. По всему пути стояли зеваки, как во время настоящего парада, и это его беспокоило. Беллз может легко затеряться в толпе — если он все еще здесь. Он искоса взглянул на Джину и подумал, не подойти ли к кабине тягача, к которому прицеплена их платформа, и не попросить ли водителя о помощи, но оставил эту мысль. Джина снова начнет сходить с ума.

После того как они выбрались из помещения склада, ее охватил панический ужас. Глядя на то, что с ней творится, как она плачет, икает и колотит все вокруг, он думал, у нее будет сердечный приступ. Она не переставая твердила, что все в сговоре с Беллзом, что никому нельзя доверять. Единственное, чего она хотела, — это спрятаться, спрятаться от Беллза. У Тоцци были другие планы, но трудно действовать самостоятельно, когда к твоей руке прикована брыкающаяся, вырывающаяся невменяемая весом в сто с чем-то фунтов. Поэтому он решил, что, поскольку теперь они в относительной безопасности и она успокоилась, он подождет, пока они попадут в Манхэттен, а там уже обратится за помощью.

Джина свернулась в клубок на боку, в ее глазах блестели слезы, но она не плакала, просто лежала в положении зародыша, уставившись на свою босую ногу. Очевидно, нога совсем замерзла. Правда, в общем, она не должна бы мерзнуть, так как укрыта теплым пальто. Тоцци злился, что с ней так чертовски трудно, но не мог сердиться долго, потому что очень переживал за нее.

Нахмурившись, он посмотрел на стоящего на доске для серфинга динозавра, нависшего у них над головой.

— Знаешь, не стоит нам просто сидеть здесь и ждать. Это глупо.

— Нет, не глупо, — пробормотала она.

— Нет, именно глупо. Нужно было вернуться ко мне домой. Даже если бы мы не смогли попасть внутрь, мы подождали бы там.

— Откуда ты знаешь, что Беллзу неизвестно, где ты живешь?

— По легенде я живу дальше, на побережье.

Она повернулась и посмотрела на него:

— Ты не знаешь Беллза. Он ничего не упускает из виду. Он вполне мог проследить за тобой. Он мог бы следить за тобой целый месяц, если не был в тебе уверен. Ты не знаешь, на что он способен.

Тоцци не сразу задал свой вопрос:

— А ты откуда так много о нем знаешь?

С минуту она молчала.

— Мы встречались.

Теперь уже замолчал он.

— Слушай, только не надо так на меня смотреть. Это было еще в школе.

— О... — Тоцци хотелось забрать у нее свое пальто. Пусть замерзает. Но, вместо того чтобы сделать это, он ухватился за черный ноготь из папье-маше на ноге динозавра и отодрал от него кусок. Так, значит, еще в школе?

— Слушай, прекрати. — Она оторвала его руку от ноги динозавра. — Не ломай.

Тоцци зло посмотрел на нее. Ему смертельно хотелось узнать все, но он не собирался спрашивать. Он смотрел, как на холоде его дыхание превращается в пар, и обдумывал услышанное. Дерьмо. Он должензнать.

— Ты спишь с ним?

— С кем? С Беллзом?

— Да, с Беллзом.

— Тебе-то какое дело?

— Просто любопытно.

— Абсолютно не твое собачье дело.

Тоцци уставился на месяц.

— Ты совершенно права. Это меня не касается. — Но знать он все-таки хотел.

Она приподнялась на локте.

— Ты что думал, до тебя я хранила невинность? Так, что ли? Ты разочарован?

— Не смеши меня.

— Тогда какое тебе дело?

— Забудь об этом. Мне нет никакого дела. — Тощий посмотрел на луну. Не хочет он ничего знать. Она его совершенно разочаровала.

— Тебе очень даже есть дело, иначе ты бы не спрашивал. Хорошо, я скажу тебе. Мне все равно. Ничего в этом особенного нет. Да, я спала с Беллзом. Вот.

Тоцци пожал плечами. Он не собирается ни о чем спрашивать. Не собирается.

— Очень давно, — добавила она. — Когда мы учились в школе.

Внутри у Тоцци все кипело. Интересно, это все в школе и кончилось? Когда это было в последний раз? «Джина, это я. Позвони мне».

Это не была любовь или что-то в этом роде, — продолжала Джина. — Просто так случилось.

Чушь собачья.

Он кашлянул в кулак.

— Зачем ты мне все это рассказываешь? Я не хочу знать, что там у вас было.

— Я тебе рассказываю, потому что на самом деле ты хочешьзнать. И это не то, что ты хотел услышать. Теперь ты считаешь меня потаскухой, потому что я спала с ним.

— Я этого не говорил.

— Нет. Но ты так думаешь.

— Откуда ты знаешь, что я думаю?

— Ты считаешь, что об этом так трудно догадаться?

Тоцци хотелось оторвать динозавру ногу.

— Он не был убийцей, когда мы учились в школе, — сказала Джина. — По крайней мере, я так думала. Я хочу сказать, что до прошлого лета вообще не знала, что он входит в организацию. Пойми меня правильно. Я знала, что он не ангел, но думала, что он — мелкая сошка, как мой брат.

Тоцци не ответил.

Она продолжала говорить:

— Конечно, когда практически вся семья связана с мафией, с кем еще может общаться ребенок? Нас в семье учили, что доверять можно только итальянцам, да и то преимущественно сицилийцам. Мой отец даже слесаря не позвал бы, если его фамилия не оканчивается на гласную. Надо было слышать, какой поднялся шум, когда в седьмом классе я спросила, можно ли мне пойти в кино с Брайаном О'Бойлом. Можно было подумать, что я захотела обрить голову наголо и вступить в секту кришнаитов или что-нибудь в этом роде. Я всегда старалась не слушать эту чепуху, но это не так-то легко, когда живешь в такой прилипчивой итальянской семье. Если делаешь не то, чего от тебя ждут, они кричат, рыдают, дуются, предрекают, что ты окажешься в аду, до тех пор, пока не образумишься и не сделаешь, как они хотят.

Это Тоцци было понятно. Он сам вырос в такой среде. Когда он женился на девушке из семьи, принадлежащей к англиканской епископальной церкви с острова Родос, его семья вела себя как на похоронах. Мать весь день дулась, а отец жаловался, что на столе нет макарон. Что это за свадьба, на которой нет хотя бы маленького испеченного зити?

Ревность, сжавшая все внутри, начала отпускать Тоцци, и он повернулся лицом к Джине. Тут он заметил тусклое свечение золотого свадебного кольца на цепочке вокруг ее шеи, и внутри у него опять все сжалось.

— Могу я тебя кое о чем спросить? — Он старался, чтобы в его голосе не звучали осуждающие нотки.

— О чем?

— Это кольцо. Оно свадебное?

Джина помолчала. В свете фонарей было видно, что ее глаза за стеклами очков увлажнились. Тоцци не мог понять, плачет она или нет.

— Не обращай внимания, — сказал он. — Это не мое дело. Извини. Забудь об этом.

Она глубоко вздохнула.

— Это кольцо Марджи.

— Марджи?

— Да, Марджи. Жены Беллза.

Тоцци вспомнил искореженную машину во дворе позади Колокольни.

— А как оно у тебя оказалась?

Какое-то время она молчала.

— Марджи и я были лучшими подругами. Еще с пятого класса. — Она крутила кольцо в пальцах, опустив глаза.

Она не ответила на его вопрос, но Тоцци решил не настаивать. Он чувствовал, что затронул больную тему. Если она захочет, то сама расскажет.

— Я так понимаю, ты знала, что Марджи погибла таким образом.

Она кивнула:

— Да... в общем, так. Когда она исчезла, в конце лета, я сразу догадалась, что Беллз с ней что-то сделал. Я хочу сказать, я не знала, но в глубине души догадывалась.

— Почему?

Неожиданно затарахтел мотор тягача, и все остальные тягачи тоже ожили — вот-вот тронутся в путь. Тоцци смотрел на Джину, он хотел, чтобы она продолжила свой рассказ. Беллза подозревали в совершении нескольких убийств, но для обвинения не было достаточных доказательств. ФБР ничего не было известно о его жене.

Джина пожала плечами, потирая кольцо в пальцах:

— У Марджи и Беллза были проблемы.

Тоцци подождал, не объяснит ли она свои слова, но она молчала.

— Серьезные проблемы?

— Да. Для них серьезные. Марджи никак не могла забеременеть.

Тоцци кивнул:

— Это бывает.

Джина покачала головой:

— Ты не понимаешь. Это бывает с другими людьми, но не с Беллзом. Он хотел детей. Очень.

— А усыновить кого-нибудь они не могли?

— Беллз? Никогда. Ему нужны были его собственныедети, егоплоть и кровь.

— Понимаю. — Тоцци и сам думал о приемных детях то же самое.

Тягач начал двигаться. Караван направлялся в Нью-Йорк. Тоцци повернул к фонарю руку, чтобы разглядеть циферблат. Только что наступила полночь.

Джина снова замолчала.

— Так что же произошло между Беллзом и Марджи?

— Беллз считал, что решение проблемы — побольше секса. Чтобы увеличить шансы. Марджи говорила мне, что это было ужасно. Каждое утро, каждый вечер, как поденная работа. Она говорила, что чувствует себя проституткой — трам, бам, мерси, мадам. Она хотела сходить к врачу, выяснить, почему не может забеременеть, но Беллз и слышать об этом не желал. Понимаешь, она совершила большую ошибку: высказала предположение, что дело, возможно, в его сперме, а не в ней. И тогда он стал приносить домой разные травы и витамины, лекарства и прочее дерьмо. Ее от этого уже тошнило. Она говорила, что чувствует себя, как Миа Ферроу в «Ребенке Розмари». Говорила, что в один прекрасный день он заявится домой с шаманом. Он совсем спятил.

Тоцци слушал, и все это напомнило ему некоторых учеников из его класса по айкидо. Кое-кто из них свято верил в нетрадиционные методы лечения. Он оглянулся на Хобокен. Экзамен уже закончился. Он снова упустил шанс получить черный пояс. На какое-то время он совсем забыл о нем. Черт!

Джина продолжала свой рассказ:

— Марджи совсем измучилась. Она каждый день звонила мне на работу, плакала, жаловалась. Наконец я сказала ей, что мы пойдем к врачу. К черту Беллза. Она сказала, нет, я не могу, Беллз убьет меня, но я настаивала. Я нашла врача в Хекенсаке, специалиста по оплодотворению, он проверил ее и сказал, да, все дело в ней. Что-то такое с яичниками, я точно не поняла. Когда мы вышли от него, я думала, Марджи бросится под машину. Она ревела в голос, как ребенок. Говорила, что убьет себя. Я и не знала, как сильно она самахочет ребенка. Я думала, всё дело в Беллзе, но, оказывается, не только в нем. Она тоже помешалась на этом.

— И что же дальше?

Джина пожала плечами и посмотрела ему в глаза.

— Я сделала большую глупость.

— Какую?

— Пообещала ей, что, несмотря ни на что, у нее будет ребенок. Сказала, что помогу ей.

Сердце Тоцци забилось быстрее.

— Ты хочешь сказать, ты... Искусственное осеменение? И Беллз пошел на это?

Она покачала головой:

— Не я. Я нашла Марджи замену. Симпатичную девушку с Сицилии, двадцати лет, нелегальную эмигрантку. Девушка согласилась на это за двадцать тысяч. Но Беллз был против. Он сказал, что это неестественно. Марджи было все равно. Она сама договорилась с девушкой. Не знаю, где она взяла деньги. Они совсем с ума сошли, оба. Беллз верил, что Марджи может забеременеть обычным способом, поэтому после секса, когда он засыпал, она уходила в ванную, отсасывала его сперму и прятала ее в холодильник. Пару раз та девушка ждала ее на улице, чтобы получить свежую сперму. Марджи выкидывала ее из окна в целлофановом пакете. Можешь себе представить? С ума сойти.

Тоцци слушал вполуха. Эта девушка с Сицилии. Звучит очень подозрительно. Может, Джина и есть эта девушка? Может, все дело в том, что Джина предложила лучшей подруге заменить ее? Может, Джина носит в себе ребенка Беллза? Может, он поэтому и звонил ей — узнать, как у нее дела? Почему иначе он так одержим ею? Тоцци почувствовал тошноту.

— Ну и что, это сработало?

Джина нахмурилась и пожала плечами:

— Не думаю. В любом случае так забеременеть нельзя. Я читала Марджи всякие книги на эту тему. Но она ничего не хотела слушать.

У Тоцци перед глазами стояла большая спринцовка. НеужелиДжина могла бы сделать что-нибудь подобное. Он представил, как она вводит себе сперму Беллза, пусть даже член Беллза не принимал в этом никакого участия, и его затошнило.

Тягач затрясся, тронувшись с места на самой медленной скорости. Динозавры в пляжных одеяниях задрожали, как деревья на ветру. Тоцци поднял голову и увидел позади вереницу разукрашенных платформ. Пятьдесят двигателей работали в унисон.

Джина покачала головой.

— Самое странное, что он хотел девочек. Мужчины ведь всегда хотят сыновей, правда же? А Беллз — наоборот. Хотел девочек. По меньшей мере трех. Разве это нормально?

Тоцци пожал плечами. Он слышал, что девочек легче воспитывать, что они больше тянутся к отцам, чем к матерям. Такие папины дочки. Но что он знает о детях?

Тягач замедлил ход и поехал рывками, так как они приблизились к будкам, где собирают плату за въезд в туннель. Доисторические животные задергались в буйном танце.

— Где эти штуки стоят ночью? — спросил Тоцци. — Ты знаешь?

— Где-то в Верхнем Вэст-Сайде. Там начинается парад.

— О'кей. Когда приедем туда, остановим полицейскую машину, пусть отвезут нас в ближайшее отделение, там с нас снимут наручники. Хорошо?

— Почему бы нам не поехать к тебе в управление?

— В полиции есть все необходимое, чтобы снять с нас это. — Он поднял руку, закованную в наручник. — А у нас подходящих инструментов может не оказаться.

— Тогда ладно. — Глаза ее были влажными, лицо нежным. Тоцци попытался вспомнить, как она выглядела в тот день, когда они любили друг друга у нее дома. Или же это было трам, бам, мерси...

Когда они приближались к въезду в туннель, Тоцци проговорил быстро, как будто они должны были скрыться под водой:

— Когда въедем в туннель, дыши через рукав пальто. Знаешь, угарный газ.

Она пожала плечами:

— Хорошо. Но я думала, в туннель накачивают воздух.

— На мой взгляд, недостаточно.

Они въехали под куполообразные своды туннеля. Тоцци дышал через рукав своей спортивной куртки и следил, чтобы Джина делала то же самое. Ее глаза блестели за стеклами очков. Блестящая синяя ткань вывернутого наизнанку пальто прикрывала нижнюю половину лица.

Тоцци откинулся на спину и посмотрел вверх на катающегося на доске тиранозавра. Искусственный свет внутри туннеля отбрасывал мрачные тени на морду с зубастой пастью. В этих солнечных очках он был похож на Джека Николсона. Тоцци нахмурился и перевел взгляд на что-то другое. Он пытался выбросить из головы мысль о спринцовках.

* * *

— Не волнуйтесь, мистер Беллавита.

— Ты тоже, Рик.

Полицейский отсалютовал двумя пальцами, поднял стекло и отъехал.

Беллз улыбнулся и отсалютовал в ответ. Он смотрел, как полицейская патрульная машина исчезла в конце улицы, потом повернулся и пошёл по обочине круто поднимающегося вверх виадука, ведущего из Хобокена. Офицера Рика послали найти «какого-то парня из ФБР», сообщившего по телефону, что его преследует Беллз. Прошлой весной Беллз одолжил отцу офицера Рика деньги на свадьбу его сестры, и тот все еще выплачивал свой долг. Бравый офицер нашел Беллза на складе универмага «Мэйси», но агента ФБР найти не смог, он угостил Беллза «Пасаденой» и подвез его на окраину города, посоветовав на время исчезнуть. Беллз ухмыльнулся про себя. Всегда полезно иметь друзей в полиции.

Дойдя до вершины виадука, Беллз остановился и начал всматриваться в ряды платформ, выстроившихся у въезда в туннель. Джина и малыш Майки находятся на одной из них. Он видел, как они пытались улизнуть из помещения склада, спрятавшись на платформе с динозаврами. Он мог поймать их еще там, но к этому времени собралось слишком много народа: рабочие, водители тягачей, зеваки на улице. И он не стал ничего предпринимать. Но это не страшно, подумал он. Так даже лучше.

Последняя платформа стояла у подножия холма. Около нее находился охранник. Беллз пристально посмотрел на него. Не большой и не маленький. Беллз скрестил руки на груди, засунув ладони под мышки. В холодном ночном воздухе его дыхание превращалось в облака пара, как у лошади всадника без головы. На нем не было пальто, и он пожалел об этом. Огромный автоматический пистолет Большого Дома не умещался в кармане пиджака, и ему не хотелось засовывать этот здоровый кусок металла за пояс на спине. Он посмотрел вниз на охранника и подумал, не выбросить ли вообще эту штуку. От нее слишком много шума. Но тут, вспомнив о Будде и его громилах, решил пока оставить пистолет у себя.

Далеко впереди, ближе к въезду в туннель, ряды платформ медленно поползли вперед, как празднично разукрашенная гусеница, очень большая и ленивая, а последние несколько платформ даже еще не тронулись с места. Когда гусеница попадет к месту назначения, в Нью-Йорк, голова уснет раньше, чем хвост начнет двигаться. Так говорил его старик, когда брал его, еще мальчишку, смотреть на платформы перед праздником. Для его отца это было своеобразным ритуалом. В те времена Беллз нечасто видел своего отца, в основном потому, что тот был ночным человеком. Но пойти в ночь перед Днем благодарения вместе с сыном смотреть на разукрашенные платформы было семейной традицией, и он никогда не упускал такого случая. Беллз всегда с нетерпением ждал этого события.

Каждый год его отец произносил одну и ту же фразу о платформах, похожих на большую гусеницу. Скоро это стало своего рода игрой, и Беллз с нетерпением ждал этих слов. Он думал о том, что, когда у него будут свои дети, он так же станет водить их в ночь перед Днем благодарения смотреть на платформы и будет произносить эти же слова. О большой гусенице со спящей головой и бодрствующим хвостом. Да-да, именно это он им и скажет. Своим трем девочкам. Вот чего он хочет. Он еще не оставил надежды. И никогда не перестанет надеяться.

Три девочки. Он всегда именно так это себе и представлял: он и его девочки. Как в том старом фильме с Джеки Глизоном, где у него дочь, и он ее ужасно портит, балует, но девочка настоящая умница, все на лету схватывает. Поэтому он и хочет девочек. Девочки гораздо лучше мальчиков. Особенно если их правильно воспитать.

Беллз начал спускаться по виадуку к последней платформе, приготовленной для Санта-Клауса. Санки с запряженными в них восемью оленятами. Только эти малыши были отнюдь не маленькими. Когда он был ребенком, он никогда особенно не выделял платформу с Санта-Клаусом. Каждый год это было примерно одно и то же. Но его дочери? Он знал, что они будут без ума от Санта-Клауса, потому что он, Беллз, позаботится, чтобы Санта-Клаус принес им все, что они пожелают. Даже пони, если захотят.

Он никогда не понимал, почему мужчины с ума сходят по сыновьям. Конечно, существует такая вещь, как продолжение рода, но, если смотреть на вещи объективно, от мальчиков одни неприятности. Они грубые, все ломают, у них больше проблем, когда они вырастают, они больше болеют, у них больше недостатков. Да и вырастают из них дураки. Они — как собаки. Покажи парню кусок мяса, он пойдет прямо за ним. Никакой тонкости. По большому счету, мужчины думают только о том, что у них непосредственно перед глазами. Поэтому-то он никогда не хотел входить в организацию. Вполне достаточно Стенли. Десять Стенли могут запросто свести с ума.

Разница между мальчиками и девочками настолько очевидна, что Беллз не мог поверить, что кто-то думает иначе, чем он. Посмотрите, например, как мужчины играют в пул. Им даже в голову не придет ударить от борта или сделать комбинированный удар, пока ничего другого просто не останется. Большинство мужчин предпочитают, чтобы все было прямо и открыто. А вот девочки совсем не такие. Они утонченные. Невозмутимые. Их можно научить вести игру. Ведь выиграть в игре — это совсем не то же самое, что вести игру, а мужчины всегда играют, только чтобы выиграть. Не то что девочки. Они хотят, чтобы все было сделано так, как надо. Если правильно воспитать девочку, она может действительно чего-то добиться. Поэтому он и хочет девочек.

Его жену, Марджи, воспитали неправильно. Она не от мира сего. У нее не могло быть детей. Никакого от нее толку. Хотя оно и к лучшему. Она бы их совершенно неправильно воспитала, они пытались бы делать что-то за его спиной. Как она.

Вот Джина Дефреско, она умница, но ее тоже неправильно воспитали. Она упряма, как мужчина. Твердолобая. И тоже витала в облаках. Хотела, чтобы ее считали крутой, но на самом деле она не такая. Еще когда они учились в школе, она читала все эти книжки о прошлых временах, рисовала замки, единорогов и всю эту чушь в своих тетрадках, хотела жить где-то в других краях, в другие времена, все искала чего-то лучшего, каких-то чудес. Ее неправильно воспитали. Нужно уметь создавать чудеса сейчас, в настоящем. Этому он и научит своих девочек. Он не позволит, чтобы им засоряли голову всей этой чепухой о принце на белом коне.

Правда, в этом Джина похожа на большинство остальных девушек. Всегда они ждут и надеются — вот появится их Очаровательный Принц. Неправильное воспитание, только и всего. Возможно, она и сейчас находится в своей выдуманной стране, думает, что она в безопасности. Достаточно прыгнуть на платформу — и ты улетела, убежала от реальности. Глупо, Джина. Очень глупо. Но такая уж она есть. Ищет везде чудеса, а следовало бы научиться самой их творить. Совсем не видит реальности. И все-таки она не совсем безнадежна.

Когда Беллз подошел ближе к платформе для Санта-Клауса, охранник наконец заметил его и замер на месте. Беллз коротко рассмеялся. Видите? Парень напрягся, застыл, мгновенно стал агрессивным. Типичный мужчина. Он напомнил Беллзу малыша Майки.

Малыш Майки, агент ФБР. Мистер Любезность. Очаровательный Принц. Может, таким он себя видит. Все его действия абсолютно предсказуемы. Да прибавьте к этому Джину с ее фантазиями. Небось сказала ему, что они могут удрать на этом ковре-самолете, созданном ее воображением, на этой большой поганой гусенице, а у него ума хватит ее слушать. Вот еще один недостаток мужчин: они слушают женщин. А будешь слушать свою бабу, не увидишь, что можно ударить от борта, сделать комбинированный удар — ни черта, ни ангела. Станешь прямолинейным. Дамочка чем-то недовольна — мужчина постарается ее ублажить. Действовать, реагировать. Внимать и отзываться. Девяносто девять и девять десятых процента людей на этой планете просто неправильно воспитаны. Они не умеют думать, только действуют. В точности как змеи.

Беллз не спеша подошел к платформе для Санта-Клауса и осмотрел оленя. У охранника был такой вид, будто количество тестостерона у него в крови резко повысилось: глаза навыкате, лицо нахмурено — это мое, не трогай. Он обошел платформу вслед за Беллзом. Тот внимательно вглядывался в сани, в которых завтра должен был ехать Санта-Клаус.

Беллз придвинулся ближе и тронул нарезанную белую бумагу, изображавшую снег. Охранник рявкнул:

— Эй! Тебе чего тут надо?

Беллз ухмыльнулся:

— Мечтаю о белом Рождестве.

— Давай иди мечтай в другом месте.

Какое-то мгновение рука Беллза оставалась на бумажном снегу, затем он сунул ее в карман. Правда, от платформы он не отошел. Просто стоял и смотрел на охранника. Охранник свирепо уставился на него.

— Так что тебе нужно, приятель?

Беллз пожал плечами и покачал головой.

— Тогда отойди от платформы... пожалуйста.

Беллз улыбнулся. Это «пожалуйста» сказало ему о многом. Парень призадумался, глядя на него. Это хорошо.

Двигатель тягача загудел, и бумажный снег зашелестел. Беллз ждал.

Охранник подошел ближе:

— Слушайте, мистер, я не хочу тут никаких неприятностей.

На самом деле — хочет. Правда, только если уверен, что сможет легко расправиться с незваным гостем. Беллз провел рукой по бумажному снегу и посмотрел на охранника. Ну, решайся.

— Слушай, приятель, я тут не в игрушки играю. Я понятно говорю? — Он придвинулся ближе, проверяя реакцию Беллза. Типичный хищник, трус с большими зубами. Не нападет, пока не убедится, что не получит отпора.

Беллз молча смотрел на него, водя пальцами по нарезанной бумаге.

— Убери свои руки. Нанесешь какой-нибудь ущерб.

Беллз улыбнулся, услышав слово «ущерб». Официальный язык. Настоящие мужчины любят жаргон. Это выделяет их, отличает от других. Как и копов.

— В последний раз говорю тебе, приятель. Отойди от платформы.

Беллз не шевельнулся. Мотор тягача взревел, и платформа двинулась. Беллз ухватил полную горсть бумажного снега, платформа отъехала, и бумажки остались у него в руке. Он посмотрел на них, затем разжал руку. Обрывки бумаги, кружась, опустились к его ногам, несколько прилипло к брюкам.

Охранник кинулся на Беллза, как разъяренный бык. Беллз действительно «нанес ущерб», и теперь у того был повод действовать. Мужчине всегда нужна уважительная причина. Охранник набросился на Беллза и схватил его за отворот пиджака:

— Эй! Я говорил тебе...

Беллз отбросил его руку и, быстрым движением развернув охранника, прижал его спиной к своей груди.

— Эй! Что ты делаешь?

Руки Беллза были скрещены на груди охранника, он ухватил его за отвороты и потянул за них, используя воротник куртки для того, чтобы остановить кровообращение в больших артериях сбоку на шее. Беллз никак не мог запомнить, как они называются. «Зеленый берет», которого он знал когда-то, говорил ему, но он забыл. «Зеленый берет» показал ему этот прием и сказал, что с его помощью можно отключить человека за десять секунд, но нужно быть осторожным, потому что один человек из ста может от этого умереть. Он даже разрешил Беллзу попробовать этот прием на себе, сказав, чтобы Беллз не беспокоился, он не из этого числа, с ним это уже проделывали не один раз. Беллз никогда не узнал, так ли это, потому что он выстрелил этому умнику в глаз прежде, чем тот пришел в себя. Он задолжал Будде деньги и вряд ли смог бы их вернуть. Может, в армии он и был «зеленым беретом», но на гражданке он был лопух. Лучше бы ему оставаться в армии.

Беллз не ослаблял хватку, дождавшись, пока охранник перестанет сопротивляться. Очень скоро тот, бездыханный, свалился на тротуар. Огромные колеса платформы катились мимо его неподвижно лежащего тела. Интересно, подумал Беллз, может, он как раз тот самый один из ста, что умирают от этого приема? Он посмотрел на пустое лицо охранника с носом-картошкой и решил, что такой тупица не может быть одним из ста ни в чем.

Он повернулся и пошел за удаляющейся от него платформой. Догнав ее, он положил ладони на бумажный снег и запрыгнул на нее. Подойдя к саням, по ступенькам забрался в них. Сидя на месте старого Святого Ника, он смотрел, как эта чертова огромная гусеница впереди заползает в туннель. Где-то там Джина Дефреско со своим Принцем малышом Майки и тупоголовыми динозаврами. Как только они доберутся до Манхэттена, они, вероятно, поймают такси. Он, Беллз, сделает то же самое, поедет за ними, куда бы они ни отправились. Все будет отлично. В Нью-Йорке полно темных укромных уголков и щелей, где можно быстро пришить человека и смыться. Без проблем.

Но на этот раз это будет не просто удар, а удар комбинированный.

Глава 21

11.54 вечера

Гиббонс держался рукой за грудь и часто дышал. В груди у него болело — не очень сильно, но все-таки чувствительно. Это была не та боль, которую он испытывал весь день. Что-то новенькое. Он старался не думать об этом. И так достаточно причин для беспокойства.

Он сидел на черном кожаном диване на грязном чердаке Беллза напротив зеленого кожаного дивана, на котором сидел Будда, прижимая к голове большой пластиковый пакет со льдом. Уголки пакета свисали над его ушами, и теперь маленький кусок дерьма еще больше походил на Наполеона. Все стояли вокруг, ожидая, когда его высочество сделает заявление, но маленький ублюдок еще не очухался от удара по голове, нанесенного крышкой от унитаза, которым угостил его Беллз. С момента, когда это произошло, он не произнес ни слова.

Гиббонс посмотрел на сидевшую в другом углу дивана Лоррейн. Все это действовало ему на нервы. Дело принимало дурной оборот. Чем дольше Будда и его гориллы удерживают их здесь, тем больше вероятность, что их убьют. Да, Гиббонс — представитель закона, но они с Лоррейн слышали слишком много. Этим ребятам будет предъявлено, как минимум, обвинение в похищении, за что можно схлопотать нешуточный срок. Гиббонс знал: они сделают все возможное, чтобы избежать этого, а Будда Станционе не отличается мягкостью характера.

На чердаке было торжественно, как в церкви. Все ждали, когда маленький император подаст признаки жизни. Гиббонс чувствовал себя все хуже. Что же, черт подери, случилось с подкреплением, насчет которого он звонил несколько часов назад? И что, черт бы его подрал, с Тоцци? Хоть бы эти ублюдки отпустили Лоррейн. Но на это вряд ли можно рассчитывать, поэтому ему хотелось кого-нибудь задушить. Правда, в груди у него так болит, что он едва ли сможет это сделать.

Тут ему в голову пришла одна мысль — и кровь отхлынула у него от лица. Что, если боль в груди не от ударов пуль? Что, если это сердечный приступ? О Боже! Он не может позволить себе никаких сердечных приступов. Только не сейчас. Нельзя оставить Лоррейн одну с этими животными. Нет, этого не может быть. Это не сердечный приступ, уговаривал он себя. Если он отбросит коньки, они ее точно убьют.

На лбу у Гиббонса выступил пот. Нельзя больше ждать, пока император очухается. У него может не хватить времени.

— Эй, Будда, — сказал он, прерывая тишину, — просыпайся. Ты что, сочувствия ждешь?

Стенли и четверо горилл свирепо уставились на него, но Гиббонсу было наплевать. Ему надоело ждать.

— Просыпайся, Станционе, слышишь? Мы что, тут всю ночь просидим? Большой Дом скоро начнет вонять в туалете. От вас и так здорово несет. Не хочу еще его вонь нюхать.

Будда открыл глаза и выпучил их, глядя на туалет. Он забыл о мертвом громиле.

Несмотря на боль. Гиббонс рассмеялся:

— Да, давай еще тут поваландаемся. Может, нагрянут копы, ты им расскажешь, как это Большой Дом так опростоволосился.

Будда посмотрел на Стенли.

— Пусть заткнется. — Маленький император снова закрыл глаза.

— Ты слышал. Гиббонс? — Голос Стенли звучал торжественно, как у служки при алтаре.

— Скажи ему, пусть катится к чертовой матери.

Стенли вытаращил глаза:

— Предупреждаю тебя, Гиб.

— Жену свою предупреждай.

Лоррейн взяла его за руку и сжала ее. Хочет сказать, что ему следует сменить тон. Выглядела она так же торжественно, как и все остальные.

Гиббонс потер грудь и почувствовал, как колотится сердце. Рубашка под курткой совершенно промокла от пота. Он продолжал уговаривать себя, что это не приступ. Должно быть, все вместе: он не завтракал и не обедал, почти не спал, болеутоляющее и виски перестали действовать, а может, их нельзя употреблять вместе, вот он так и реагирует на них. Что угодно может быть. Только не сердечный приступ. Этого просто не должно быть. И все-таки надо действовать, надо попытаться спасти Лоррейн до того, как он... отключится.

Он повернулся к Живчику, нервно расхаживающему по расстеленной на полу клеенке:

— В чем дело, Живчик? Тебе нечего сказать? А когда-то ты любил поговорить. Почему же теперь молчишь?

Живчик только взглянул на него из-под бровей и продолжил ходьбу.

— Давай, Живчик, скажи что-нибудь. Ты ведь не какой-нибудь слюнтяй.

Еще один быстрый взгляд.

Будда возвысил голос:

— Я сказал, пусть заткнется.

Стенли сделал шаг к Гиббонсу, вытаскивая из-за пояса пистолет. Он занес руку с пистолетом над головой, намереваясь ударить Гиббонса.

Гиббонс приготовился уклониться от удара — по крайней мере, попытаться, — но тут неожиданно вскочила Лоррейн и встала между ними.

— Прекрати! — закричала она.

— Сядьте! — Стенли оттолкнул ее.

— Нет! — Она снова стояла перед ним.

Гиббонс попытался подняться с дивана, но боль в груди не позволила ему этого сделать. Он чувствовал себя так, будто его грудь выжали, как лимон. Ему хотелось снести Стенли башку, но он не мог и пальцем пошевелить. Один из горилл обошел диван и схватил его за плечо, чтобы не дать ему подняться. Гиббонс выругался и всадил локоть в спинку дивана. Боль только усилилась, и ему пришлось задержать дыхание, чтобы не свалиться.

Стенли снова поднял пистолет, но у него на руке повисла Лоррейн.

Пот градом катился по спине Гиббонса. Горилла держал его за плечи. Нужно что-то делать. Ради Лоррейн. Чтобы ее спасти.

— Подожди! — Он старался выровнять дыхание, но оно вырывалось, как из проколотого воздушного шара. — Чего это вы со мной возитесь? — Он показал на Живчика. — Вот на кого у вас должен быть зуб. Он работал на нас, доносил на вас, ребята. Как, вы думаете, Тоцци познакомился с вами?

Все головы повернулись к Живчику, который стоял и моргал, опешив от неожиданности.

— О ч-ч-чем ты говоришь? Он свихнулся, мистер Станционе. Это неправда. Никак не может быть правдой. Он сумасшедший.

Лед в пакете на голове Будды забренчал.

— Стенли, — проговорил он, — как Беллз познакомился с этим парнем из ФБР, с Тоцци?

Стенли взглядом сверлил Живчика.

— Через него. Живчик сказал, что Беллз может не беспокоиться, с этим парнем все в порядке.

— Нет-нет-нет. Вы не понимаете, мистер Станционе.

Палец Стенли находился на спусковом крючке, ствол нацелен на Живчика. Четверо горилл тоже выхватили свои пушки. Будде оставалось только дать сигнал. Губы Живчика шевелились, но слов не было слышно. Казалось, он шагает на месте — мим, трясущийся в ознобе.

Лед на голове Будды снова забренчал, и напряжение спало. Маленький император был недоволен.

— Итак? — сказал он.

— Вы не понимаете, мистер Станционе. Не понимаете. Я объясню, сейчас объясню.

— Так объясни.

Кубики льда смещались и тихо шуршали, как термиты, готовые подточить дом.

Прежде чем начать. Живчик еще несколько раз сглотнул и моргнул.

— Хорошо, дело вот в чем. Да, это правда. Я работал на этих ребят из... из ФБР.

Стенли и гориллы немедленно приготовились к действию. Для того чтобы вышибить мозги из Живчика, нужен был только сигнал Будды.

— Но послушайте, послушайте. — Живчик поднял вверх указательные пальцы, склонил голову набок. — Я это делал не для того, чтобы помогать им. Богом клянусь, совсем не для этого. Я их натягивал, передавал Беллзу все, что узнавал от них. Все. Клянусь Богом и глазами своей матери. Я не вру, клянусь.

Гиббонс взорвался:

— Чушь! Ты работал на нас.

Взгляд Стенли перебегал с Живчика на Гиббонса и обратно. Лицо его было сжато, как кулак.

— Если ты врешь нам, ты, маленький ублюдок...

Живчик отступил от него:

— Нет, Стенли, нет. Я говорю вам правду. Я передавал Беллзу все, что знал. Я был верен ему, ребята. Абсолютно. В ФБР не знали, что я делаю на самом деле. Они думали, я веду с ними честную игру. Это Беллз велел мне так сделать. Клянусь.

Живчик пытался вывернуться, но это ему не очень-то удавалось. Стенли и гориллы явно не купились на его историю, а Будда молчал как истукан. Гиббонс обрадовался. Теперь все внимание переместилось с них на Живчика. Он с легкостью отдал Живчика на заклание. Этот кусок дерьма продал Гиббонса и помог Стенли взять его и Лоррейн в заложники. А если он действительно вел двойную игру, то тем более заслуживает, чтобы его бросили на съедение львам.

Указательные пальцы Живчика все еще были подняты. Он мигал, как неисправная лампочка.

— Ты думаешь, что очень умный. Гиб. Знаю, что ты пытаешься здесь доказать. Ну, так я тебе кое-что скажу. Всем вам. Гиббонс поморщился и обнажил зубы.

— Избавь нас от этой брехни, Живчик. Всем на нее начхать.

— Ты так думаешь? Ну, так вот что я тебе скажу. Этот агент, которого подстрелили сегодня утром на шоссе... Как его, Патерсон?

— Петерсен.

— Петерсен, Петерсен, правильно. В него действительно стрелял Беллз. Я это точно знаю.

— Чушь собачья! — рявкнул Стенли.

— Нет; Стенли, нет, не чушь. Перед встречей с мистером Станционе прошлой ночью внизу, в баре, ты был с Беллзом? Был?

Стенли ответил не сразу. Он посмотрел на Будду:

— Я был дома.

Кубики льда забренчали.

Стенли свирепо уставился на Живчика:

— Ну и что? Что это доказывает?

— Слушай, Стенли, смотри в лицо фактам. У Беллза была назначена встреча с этим парнем, Петерсеном. Тот должен был принести деньги и хотел, чтобы Беллз пустил их в рост для него. А что всегда говорит Беллз? Хочешь получить деньги, найди недоумка, который одолжит их тебе, и пристукни его. Денежки твои. Я слышал это от него раз сто. А вы, ребята, никогда не слышали? — Живчик обратился за поддержкой к гориллам.

Будда придержал пакет со льдом на голове и взглянул на горилл.

— Слышали?

Приматы в полиэстровых костюмах дружно кивнули.

— Понимаете, что я хочу сказать? Я думал, что поступаю правильно, рассказывая Беллзу все, что узнаю от ребят из ФБР, чтобы мы могли всегда опережать их на шаг. Откуда же мне было знать, что он пристукнет того агента? Я не знал этого. Клянусь...

Ба-бах!

Запертая дверь на лестницу распахнулась и с размаху ударилась о кирпичную стену.

— Всем стоять на месте! ФБР! Вы арестованы. Бросайте оружие! — Четыре агента с пистолетами на изготовку ворвались в помещение, перескакивая через таран, который они бросили на пороге. Гиббонс узнал двоих, молодые ребята из ньюаркского отделения, их имен он не помнил. У одного из них были волнистые рыжие волосы, он напомнил Гиббонсу новичка-репортера Джимми Олсона из комиксов о супермене. Агент узнал его и, не отводя глаз от плохих парней, кивнул. Гиббонс схватился за грудь и показал в улыбке зубы, хотя эти олухи должны были появиться здесь несколько часов назад.

И тут он услышал у себя за спиной крик Лоррейн.

Живчик обхватил ее рукой за шею и наклонил назад. В другой руке он держал экскалибур, ствол револьвера уперся в голову Лоррейн.

Снова Гиббонс автоматически потянулся за пистолетом, которого у него не было, хотя он смотрел прямо на него. Сукин...

Боль пронзила его грудь. Он задержал дыхание, надеясь, что она пройдет, но боль не отступала. Он твердил себе, что это не сердечный приступ, не сердечный приступ, но слова отскакивали и ударяли его в грудь, как шарик в пинг-понге: это сердечный приступ, приступ, приступ... Он вспомнил, как говорили сердечники: при приступе кажется, что на грудь взгромоздился грузовик. Гиббонс не был уверен, что испытывает именно такую боль, но чем дольше он думал об этом, тем больше боль напоминала огромную тяжесть и тем активнее он старался отрицать ее. И вовсе это не похоже на восемнадцатиколесный грузовик, скорее на фургон, подумал он. Небольшой фургон, только и всего.

Он моргнул и поморщился при виде Лоррейн с прижатым к ее голове экскалибуром.

— Отпусти ее, Живчик, — выдохнул он сквозь зубы. — Отпусти немедленно. -Он хотел выкрикнуть эти слова, но произнес их едва слышно.

Джимми Олсон услышал, что сказал Гиббонс, и повторил:

— Отпусти женщину.

Живчик не прореагировал.

Стенли и гориллы тоже не подчинились агентам. Как только агенты вломились на чердак, громилы выхватили свои пушки и теперь наставили их на чистеньких агентов наружного наблюдения из Ньюарка. Живчик держал Лоррейн, а Гиббонс и Будда сидели друг напротив друга на диванах и глазели один на другого. Безнадежная игра в гляделки. Не может этого быть. В настоящей жизни такого не случается. Только не так. Но если он сейчас хлопнется замертво, у гангстеров будет явное преимущество. Поэтому он не может отбросить копыта. Во всяком случае, пока не удостоверится, что Лоррейн в безопасности. Он втянул еще немного воздуха и перевел взгляд на этого ублюдка Живчика.

— Бросайте оружие. Немедленно! — Голос Джимми Олсона звучал очень жестко.

— Сами бросайте ваше долбаное оружие, — прорычал Стенли.

Молодой Олсон выглядел мрачно, так же как его соратники. Стратегия ФБР предполагает, что в подобной ситуации необходимо иметь значительное превосходство в живой силе и технике. Но в данном случае стратегия не сработала.

Внезапно в комнате установилась тишина. Казалось, слышно, как все напряженно ищут выход из этого безвыходного положения. Рука Гиббонса все еще покоилась на его груди — он прикрывал сердце ладонью и считал удары, надеясь, что сердце бьется ритмично, хотя не был уверен, что знает, какой пульс можно назвать ритмичным. Он видел, как быстро дышит Лоррейн под обхватившей ее шею рукой Живчика. Минута казалась вечностью. Ни одна сторона не выдвинула никаких блестящих идей. Фургон продолжал давить ему на грудь.

Забренчали кусочки льда.

— Итак? — произнес Будда.

Это были его единственные слова.

Гиббонс посмотрел на него, пытаясь скрыть свое состояние.

— Да? Так что же?

Это все, что он мог произнести, не выдавая себя. Они молча смотрели друг на друга.

Прошла еще одна долгая минута, и Джимми Олсон кашлянул.

— Ну, агент Гиббонс?

Гиббонс поднял на него глаза.

— Вы здесь старший агент. Может быть, возьмете переговоры на себя?

Гиббонс нахмурился. Большое спасибо. Неудивительно, что Перри Уайт всегда так злится на Джимми Олсона. Гиббонс закрыл глаза и заставил себя дышать через нос, пока ему не показалось, что боль немного отступила.

Он открыл глаза и посмотрел на Будду:

— Поступим просто, хорошо? Вы отпускаете мою жену, и мы уходим. О'кей?

Четверо новичков из Ньюарка ощетинились, но не произнесли ни слова. Гиббонс знал, что молодые ребята в уме прикидывают, какие обвинения можно было бы предъявить этим головорезам. А ведь они еще не знают о трупе в сортире. Но Гиббонсу наплевать, предстанут перед судом эти шестерки или нет. Он хочет только, чтобы его жену вернули в целости и сохранности. Прежде, чем он умрет.

Он пристально уставился на Будду:

— Ну, так что? Скажи что-нибудь.

Маленький император отнял от головы пакет со льдом и пощупал шишку размером с гусиное яйцо. Потом посмотрел на Гиббонса.

— Меня это устраивает. — Он взглянул на Стенли и кивнул в сторону Живчика.

Стенли перевел его жест на язык слов:

— Отпусти ее. Живчик.

— Нет-нет, подождите. — Живчик переступал с ноги на ногу, он трясся как в лихорадке, и от этого Лоррейн дергалась, как марионетка. — Послушайте, послушайте.

Стенли покачал головой:

— Нет, это тыпослушай. Мистер Станционе сказал отпустить ее. Это значит, отпусти ее. — На скулах Тасманского Дьявола заиграли желваки.

Гиббонс тоже сжал зубы. Есть у него пистолет или нет, болит в груди или нет, сейчас он выдаст этому маленькому ублюдку.

Живчик отступил, потянув за собой Лоррейн:

— Только выслушайте меня, выслушайте меня. Хорошо? Вы все еще думаете, что я стукач, да, так вы и думаете. Но вы ошибаетесь. Я не стукач. Я все делал правильно. По крайней мере, думал, что поступаю правильно. Клянусь. Почему вы не дадите мне еще один шанс?

— Отпусти ее. — Теперь Будда обращался непосредственно к Живчику, и тот отреагировал так, будто с ним заговорил призрак.

— Нет. Нет. Выслушайте меня, Мистер Станционе. Пожалуйста. — Живчик не мог остановиться. — Беллз обманул вас, правильно? Он принес вам фальшивые деньги, так? Хорошо, дайте я разделаюсь с ним.

— Ты? — Стенли не верил своим ушам: этот прохвост вообразил, что может справиться с Беллзом.

Гиббонс тоже подумал, что ослышался, но все же снова занервничал. Если Живчик серьезно думает, что может сразиться один на один с Беллзом, значит, он свихнулся. Гиббонсу было бы на это наплевать, если бы ублюдок не держал экскалибур у виска Лоррейн. Грузовик продолжал давить ему на грудь. На его глазах выступили слезы, но не из-за боли. Мысль о том, что он сидит тут совершенно беспомощный, а Лоррейн в любую минуту может погибнуть от выстрела из его верного револьвера, совершенно выбила его из колеи... Но только на несколько секунд. Он открыл глаза, сжал зубы и сделал очень глубокий вдох. В таких ситуациях о личных эмоциях надо забыть.

— Как это ты собираешься отыскать Беллза? — Гиббонс не насмехался над Живчиком, просто хотел заставить его смотреть на вещи трезво и действовать разумно.

Живчик обратился к Будде:

— Я знаю, как это сделать. В самом деле знаю. Если Беллз вместе с Тоцци, я могу его найти.

— Как? — Лицо Будды помрачнело.

— Этот передатчик, который носит "Гоцци. Я найду их с помощью машины наружного наблюдения, выясню, где они находятся, подберусь к Беллзу, и...

— Никто не сможет подобраться к Беллзу. — На этот счет у Стенли не было сомнений.

— О нет-нет-нет, я смогу. Не беспокойся об этом, Стенли. Я подберусь прямо к нему, потихонечку, приставлю пистолет прямо к его затылку и медлить не стану. Ни в коем случае. Я сделаю это быстро. Ба-да-бум.И мозги наружу. Чисто. Одним выстрелом. Точно в голову. Прежде чем он успеет шевельнуть пальцем.

Грудь Гиббонса снова сжало. Внезапно у него возникло ощущение, что в кузов грузовика погрузили корову.

У Лоррейн были дикие глаза. Может, она вдруг заметила, что Гиббонсу плохо? Господи, он надеется, нет. Он не хочет, чтобы она волновалась.

Живчик улыбался, как маньяк, пот катился по его лицу.

— Я хочу заслужить ваше доверие, мистер Станционе. Я хочу когда-нибудь стать членом семьи. Дайте мне доказать это. Я все сделаю для вас, мистер Станционе. Все. Найду для вас Беллза. И наступит время — я хочу сказать, еслинаступит это время, — когда я буду достоин вашего доверия, потому что уже убил для вас.

На лице Будды застыло мрачное выражение. Он поднял взгляд на Стенли:

— Что, черт подери, он несет?

Стенли поднял брови и пожал плечами:

— Чокнутый, мистер Станционе. Что тут еще скажешь?

— Бросайте оружие, — снова сказал Джимми Олсон, но никто не обратил на него внимания. Он сказал это, только чтобы убедить себя, что делает что-то полезное.

— Гиббонс? — Лоррейн видела, что с ним что-то неладно, но Живчик потянул ее назад и заставил замолчать.

— Вы только дайте мне этот шанс, мистер Станционе. Это все, что я хочу. Дайте мне попробовать. Я знаю, что могу найти его со всеми этими штуками в фургоне. Дайте мне попробовать.

Будда снова водрузил пакет со льдом на голову и закрыл глаза:

— У меня от тебя голова болит.

— Пожалуйста, мистер Станционе, пожалуйста. Я могу выбраться отсюда. Если я уведу ее с собой, то смогу это сделать. Эти ребята не станут стрелять, пока миссис Гиббонс у меня в руках. Понимаете, что я хочу сказать? У меня заложница. Я единственный, кто может выбраться отсюда. Дайте мне попробовать.

Будда оглядел комнату, кубики льда тихо побрякивали у него на голове. Живчик прав. Тут явная ничья: на каждого члена одной команды по сопернику из команды противника. И только у Живчика заложница.

Гиббонс сглотнул. В горле у него пересохло.

Будда пожал плечами:

— Давай делай что хочешь. — Казалось, ему все равно. Он посмотрел на Гиббонса и молодых агентов. — Я не могу тебе запретить.

Капо был умен. Он не собирался изобличать себя перед пятью агентами ФБР. Может, Живчику повезет и он выберется отсюда.

Лицо Живчика было неестественно белого цвета.

— Вы серьезно, мистер Станционе? Я могу действовать?

— Я сказал, делай что хочешь, сынок. Я не могу тебе ничего запретить.

Живчик улыбнулся.

— О'кей, о'кей. Правильно. Понимаю. Все понял. — Он попятился к лифту, потянув за собой Лоррейн.

Лоррейн протянула руку:

— Гиббонс?

Внутри у Гиббонса все кипело. Он был готов сорвать ботинок и швырнуть его в маленького ублюдка, сделать что угодно, только не допустить, чтобы тот ушел с его женой. Он хотел уже приказать Джимми Олсону застрелить мерзавца, но тут Живчик внезапно остановился.

— Эй, Гиб, — сказал он.

— Что?

— Вставай, пошли.

— Что?

— Пошли. Ты поведешь.

— Ты что, шутишь?

— Нет. Я сказал, поведешь машину. Вставай. — Чтобы его слова прозвучали убедительнее, он прижал экскалибур к виску Лоррейн.

Смотри, как осмелел, кусок дерьма. Кубики льда бренчали. Будда издал сдавленный смешок.

Гиббонс заскрежетал зубами, задержал дыхание и подавил боль в груди. В кузов грузовика забралась вторая корова.

Глава 22

12.39 ночи

Тоцци и Джина разделились, чтобы обойти контейнер для мусора, оставленный посреди тротуара.

— Бутерброд, — сказал Тоцци.

Они шли не останавливаясь.

Джина пристально посмотрела на него поверх поднятого воротника вывернутого наизнанку пальто, который она сжимала под очками, прикрывая им лицо.

Тоцци тотчас же почувствовал, как глупо прозвучали его слова — он просто пытался разговорить ее.

— Так где же он? — спросила Джина. — Мне показалось, ты сказал, это где-то здесь.

Тоцци сжал губы и замедлил шаг. Они с Джиной шли пешком по Семьдесят восьмой улице в Верхнем Вест-Сайде, где-то посередине между Амстердам— и Колумбус-авеню. Когда их платформа остановилась на Одиннадцатой авеню возле реки, они поймали такси, и Тоцци велел водителю отвезти их сюда, так как он был уверен, что здесь находится двадцатый полицейский участок. Но таксист не повез их через этот квартал, потому что, как он объяснил, Колумбус-авеню на другом конце запружена людьми, пришедшими посмотреть, как будут накачивать надувные фигуры для парада, и он не хотел там застрять. Джина начала с ним спорить, попробовала убедить его, что, после того как он их высадит, может отъехать задним ходом по этой же улице с односторонним движением, но таксист не стал ее слушать. Тоцци не хотел терять времени на споры, поэтому они просто вышли из машины и пошли пешком. Но теперь он не мог понять, что произошло. Он был почти уверен, что двадцатый участок где-то здесь. Неужели его перевели в другое место?

Он нахмурился, рассматривая аристократические особняки по обеим сторонам улицы.

— Могу поклясться, что участок был здесь. Черт! Пошли, поищем патрульную машину.

Он направился к Колумбус-авеню, и Джина без звука последовала за ним, хотя он все время украдкой бросал на нее взгляды, удивляясь, почему она не выговаривает ему из-за его ошибки. Ее не понять. Что бы он ни сделал сегодня, все вызывало ее раздражение. А теперь молчит. Что это она, устала?

Впереди, в конце квартала, Тоцци видел скопление полуночников, толкущихся возле Музея естественной истории, — родители с детьми, разодетые парочки, группки подростков. Они пришли посмотреть, как будут надувать огромные фигуры. Ему было видно, что Лесной Дятел и Пес-Неудачник уже начинают принимать определенную форму. Наполовину заполненные воздухом фигуры были похожи на чудищ из ночных кошмаров, приподнимающихся с земли. Вся сцена напоминала празднование страстного вторника, но в нью-йоркском стиле.

Они ускорили шаг, пытаясь поскорее отыскать полицейских. Хотя они почти не разговаривали с тех пор, как выехали на своей платформе из туннеля, оба думали о Беллзе, опасаясь, что копам в Хобокене не удалось схватить его и он может возникнуть снова, как чертик из табакерки. Тоцци всматривался в неясные фигуры людей, снующих по другой стороне улицы. Среди них мог оказаться Беллз. Он старался подойти к этой проблеме рационально, повторяя себе, что вероятность того, что Беллз разыщет их здесь, посредине Манхэттена, чрезвычайно мала. Но ведь и Беллз не просто один из многих нехороших парней. Он — более чем странный тип.

Тоцци искоса взглянул на Джину. С лицом, спрятанным в воротник пальто, она была похожа на арабскую женщину. Он просто не понимает ее. Было бы естественно, если бы близость сделала ее более дружелюбной по отношению к нему, но вместо этого она ушла в себя, стала молчаливой и отстраненной, погрузилась в собственные мысли. Как это теперь называется? Эмоционально недоступная? Интересно, что она сама об этом думает? И что это за «сицилийка»? А может. Джина действительно беременна? Но кому придет в голову произвести на свет ребенка Беллза? Если только она сама не хочет ребенка. Может быть, хочет ребенка от Беллза. «Джина, это я. Позвони мне».Тоцци попытался выбросить эти мысли из головы. Сейчас надо все силы направить на то, чтобы добраться до полицейского участка и избавиться от наручников.

Но ему было трудно сконцентрироваться на чем-либо, единственное, о чем он мог думать, — это послание на ее автоответчике, и что случилось бы, если бы они не сбежали с Колокольни, и то, что он жутко замерз. Кожа на его закованной в наручник руке покраснела и потрескалась. Джина спрятала свою руку в длинный рукав пальто, но его кисть свисала, как замороженная корнуоллская курица. Могла бы, по крайней мере, взять его за руку, хотя бы для того, чтобы немного согреть ее. Но даже на такого рода близость он не может рассчитывать.

Темные фасады особняков по обе стороны Семьдесят восьмой нервировали Тоцци; раздражало и то, что его сердце бьется в такт шагам. Теперь уже глупо беспокоиться о Беллзе. Вероятно, он уже давно смылся, уходит в горы от облавы. Но тем не менее Тоцци был неспокоен. Не помогли даже принципы айкидо. Может, хорошо, что он не смог сегодня участвовать в экзамене на черный пояс. Он не готов. Предполагается, что претендент на черный пояс должен уметь сохранять спокойствие и сосредотачиваться, по крайней мере хоть в какой-то степени. Но в настоящий момент Тоцци, совершенно определенно, не в состоянии сосредоточиться.

Рассуждая логически, он понимал, что Беллз не выскочит сейчас из-за мусорного контейнера, но ведь он не единственный опасный сумасшедший в Нью-Йорке. В любую минуту может появиться какой-нибудь грабитель, насильник, наркоман, вор, просто умалишенный или человек, ищущий повода к ссоре, и им придется худо, так как он все еще прикован к Джине. Если они окажутся в ситуации, когда придется отражать нападение, что он может сделать, не подставив под удар Джину? Конечно, принимая во внимание те чувства, которые он испытывает к ней сейчас, ему вряд ли захочется защищать ее. Он чувствовал, что она отдалилась от него. Почему она не говорит ему всей правды о своих отношениях с Беллзом даже после всего, что им пришлось пережить вместе? Почему его не покидает чувство, что она что-то от него утаивает?

Не давало ему покоя и свадебное кольцо Марджи. Как оно попало к Джине, почему она носит его на шее? Оно что, должно, как крест, защитить ее от вампира? Но против Беллза оно, очевидно, не действует. Куда ни глянь — ничего хорошего. Что все это означает? Может, Джина любит пудрить людям мозги не меньше, чем Беллз? Может, она и Беллза дурила. Может, не такая уж она невинная овечка. Может, Беллзу надоело, что она ему морочит голову, морочит голову его жене.Может, Беллз на самом деле имеет зуб на Джину, а не на него? Может, для Беллза он просто гарнир, а основное блюдо — Джина?

Очки Джины поблескивали в свете уличных фонарей. «Джина, это я. Позвони мне».

Дважды Тоцци обладал ею, и на какое-то время сегодня ему показалось, что он понимает ее. Но на самом деле ни черта он не понимает. Если уж на то пошло, сейчас он понимает еще меньше, чем раньше.

А может, и Беллз испытывал те же чувства? Может, она и его так же ставила в тупик и изводила? Интересно, он понимал ее лучше, чем Тоцци?

И сколько раз они были вместе в постели?

Тут кровь прилила к его лицу, и он разозлился на себя за эти мысли. Типичный параноик, который во всем видит заговор, и был им еще до того, как придумали термин для таких случаев. Всегда ищет подвох, низменные мотивы. Может быть, именно поэтому он стал хорошим агентом по борьбе с организованной преступностью, но по этой же причине у него никогда не было длительных приличных отношений ни с одной женщиной. Он не умеет доверять людям. Единственный человек, которому он действительно доверял, — это Гиббонс. А теперь Гиббонса нет. И больше доверять некому.

Тоцци выдохнул в холодный воздух, и его отчаяние вылетело в ночь, как птица, стремящаяся к югу. Сейчас не время для таких мыслей. Нужно позаботиться о других неотложных вещах. Он покрутил запястьем в холодном стальном наручнике. К сожалению, его жизнь не наладишь с помощью слесарной ножовки.

Когда они дошли до конца квартала, Тоцци почувствовал некоторое облегчение. Колумбус-авеню была ярко освещена и заполнена народом. Уж здесь-то они найдут полицейского. Он снова посмотрел на Джину, пытаясь на ее лице прочитать ответ на мучающие его вопросы, но в стеклах ее очков отражались лишь огни фонарей. Впрочем, не важно. Он не понимает ее, даже когда видит ее глаза.

В поисках патрульной машины он осмотрел пространство за музеем и толпившихся там людей.

Они почти дошли до пересечения Семьдесят восьмой и Колумбус-авеню, когда Джина внезапно остановилась и его рука снова дернулась. Все еще прикрывая лицо воротником, она кивком показала на что-то на земле. В тени балкона, вытянув ноги, оказавшиеся на свету, спал, завернувшись в пластиковые пакеты и газеты, бродяга. Сердце Тоцци забилось быстрее. Что? Она думает, это Беллз? Тут же его охватило раздражение на самого себя за эти параноидальные мысли. Это просто какой-то бродяга. Не Беллз. Откуда, черт подери, он может быть здесь?

— Как дела, малыш Майки?

Услышав прямо у себя за спиной этот голос, Тоцци подскочил. Он повернул голову и увидел ухмыляющегося ему в лицо Беллза. Его низко опущенный пистолет упирался в спину Тоцци. Сердце Тоцци забилось в горле.

Стекла очков Джины блеснули. Она не произнесла ни слова.

— Не следовало уходить, не попрощавшись с хозяином, малыш Майки. Это невежливо.

Тоцци развернулся к нему лицом, потянув за наручники и заставил Джину сделать то же самое. Беллз отступил на полшага, продолжая целиться в живот Тоцци. Тоцци заставил себя смотреть прямо в смеющиеся глаза этого сукиного сына. Не может такого быть.

— Каким образом? — спросил он.

Беллз пожал плечами:

— По волшебству.

У Тоцци отнялся язык.

Но Беллз был страшно собой доволен.

— Что вы скажете, если мы все вернемся ко мне и разделаем индейку? Как тебе это. Джина?

— Почему бы тебе не сделать это прямо здесь? — огрызнулась она из-под воротника. — Когда вокруг полно людей.

Беллз покосился на толпу на Колумбус-авеню в двадцати футах от них и ухмыльнулся ей в лицо:

— Они довольно далеко. Мы тут практически одни. Могу сделать это прямо здесь, если ты хочешь, Джина. А ты как думаешь, Майки? Смогу я провернуть это?

Тоцци не ответил. Он безоружен, прикован к Джине, смертельно устал, на теневой стороне улицы Беллз, конечно, сможет провернуть это.

— Ставлю пятерку, что застрелю вас обоих и буду уже на полпути к Джерси, пока кто-нибудь что-нибудь заметит.

Тоцци не сомневался, что Беллз совершенно прав. И тут внезапно его охватило абсолютное спокойствие. Да, если Беллз захочет, он может убить его, и в данных обстоятельствах ничего с этим не поделаешь. Ну, так и плевать — больше он не боится.

— Так что же, Майки? Спорим? Всего на пять долларов. — Беллз шагнул чуть вперед, нацелив пистолет на Тоцци.

Джина отпустила воротник.

— Ради всего...

Беллз сердито зыркнул на нее:

— Я не с тобой разговариваю. Я разговариваю с малышом Майки. — По лицу у него расплылась улыбка. — Так как же, малыш Майки? Принимаешь пари?

— Знаешь, Беллз, мне действительно все равно, что ты будешь делать. Все в твоих руках. Я не могу остановить тебя. И ничего не могу сделать. — Тоцци успокоился. Его пульс бился ровно.

Беллз нахмурился:

— Ты хочешь сказать, что все в моих руках?

— Именно так. Делай то, что считаешь нужным, Беллз. Я не могу тебе помешать.

Вокруг рта Беллза тени образовали глубокие морщины, довольная ухмылка сменилась мрачным выражением. Тоцци отнял у него всю радость победы. Совсем не интересно убивать, если жертва не боится. Тоцци вывернул ситуацию наизнанку и бросил ее Беллзу в лицо. Чистое айкидо.

Лицо Беллза вновь преобразилось: на него вернулась змеиная улыбка.

— Это ж, Майки, какой-то психологический выверт. Может, ты думаешь, что можешь подвергнуть меняпсихоанализу? Подумай еще раз, дружище.

Тоцци просто пожал плечами. Он выглядел утомленным.

Ухмылка Беллза погасла. Рука с пистолетом опустилась вниз.

Не раздумывая ни секунды, Тоцци сильно ударил Беллза по руке, и пистолет со стуком упал на тротуар. Тоцци ногой отбросил его в тень от балкона, где спал бродяга. Пистолет с металлическим звяканьем ударился о мусорный ящик.

Беллз повернулся на звук, и в ту же секунду Тоцци ударил его коленом в пах. Но Джина опередила его, ударив Беллза ногой, и колено Тоцци угодило Беллзу в лицо, потому что тот согнулся от боли после удара, нанесенного Джиной.

— Бутерброд! — закричала Джина, и Тоцци сразу понял, о чем она подумала.

Они шагнули вперед, обойдя Беллза с двух сторон, и зацепили его своими скованными наручниками запястьями под подбородком, рывком подтянули вверх и назад, бросив спиной на асфальт. Беллз застонал, перекатился на бок и обхватил рука ми затылок.

Тоцци улыбнулся Джине:

— Почему ты раньше не могла так отлично действовать?

— А ты?

— Ладно. Надо найти пистолет.

Они хотели было направиться в затененное место, но тут внезапно раздался крик Беллза:

— Стоп!

И Тоцци почувствовал, как что-то резануло его по икре. Он отступил в сторону и увидел, что Беллз лежит на земле, задрав штанину, а в руке у него поблескивает лезвие ножа.

— Назад, — приказал он, размахивая ножом и не давая им приблизиться к себе. Он ползком продвигался в тень от балкона, нащупывая свободной рукой пистолет.

Джина, готовая ринуться вперед, дернула Тоцци за руку. Тоцци ощупал ногу. Боли он не чувствовал, но штанина была разрезана, а на руке он ощутил кровь.

— Пошли, — снова дернула его Джина, — пока он не нашел пистолет.

Беллз ощупывал тротуар возле ног спящего бродяги, и вдруг из темноты возникло бессмысленное лицо.

— Это мое! — хрипло взвизгнула женщина. Сумасшедшая с горящими глазами, шапкой густых курчавых волос на голове, плоскогрудая, она привыкла защищать свою территорию.

Беллз угрожающе взмахнул ножом перед ее лицом:

— Пошла прочь, сука.

Она сунула ему в лицо пистолет:

— Сам пошел прочь!

Беллз, как паук, на четвереньках отполз назад. Он взглянул на Тоцци и Джину, затем бросил взгляд на женщину. Пристально глядя в глаза Тоцци, он ухмыльнулся, подняв нож острием вверх. Лезвие сверкнуло, как свеча.

— А собственно, кому нужен пистолет? — Он стал медленно подниматься на ноги, морщась от боли.

— Бежим! — Джина дернула за наручники.

Но Тоцци не двинулся с места. Его первым побуждением было схватиться с Беллзом, он был уверен, что отобьет удар ножа, но тут он вспомнил, что они с Джиной представляют собой сиамских близнецов. Он никогда не применял приемов айкидо, будучи с кем-нибудь в паре, а сейчас не время экспериментировать.

Он стал неохотно отступать в сторону толпы на Колумбус-авеню, так как Джина все время дергала за наручник, но ему это не нравилось. Беллз — сумасшедший, он жаждет крови. А там полно народу. Невозможно предсказать, что сделает Беллз. Нельзя просто убежать. Беллзу нравится брать заложников, а в такой толпе есть из кого выбирать. Тоцци мысленно представил, как Беллз выхватывает из коляски малыша, только начинающего ходить или совсем грудного, и держит нож у его горла. Они с Джиной не могут просто сбежать, чтобы спастись самим. Нужно держать Беллза в напряжении, занять собой его мысли, заставить его преследовать их, пока они не найдут полицейского, пару полицейских, много полицейских, у которых чертовски многопушек и которые смогут вышибить мозги из этого больного ублюдка.

— Куда же вы? — произнес Беллз. Он стоял на ногах, пошатываясь, все еще держа руку на затылке. Затем сделал несколько неуверенных шагов вперед.

Тоцци оглянулся. Джина, вне себя, тянула его, вынуждая идти быстрее. Тоцци ясно слышал шум толпы — детские возгласы восторга и удивления, голоса родителей, призывающих их посмотреть туда или сюда. На другой стороне улицы, по мере того как в них закачивали воздух, поднимались гигантские фигуры Лесного Дятла, Человека-Паука, Барта Симпсона. Еще дальше, раскачиваясь и выпячивая грудь, оживали Гарфильд, Розовая Пантера, Багс Банни, Бетти Буп верхом на месяце и Гуфи в костюме Санта-Клауса. Он посмотрел вниз на сумасшедшую с пистолетом в руке, потом перевел взгляд на Беллза, который, будто в танце, заплетающимися шагами двигался в их направлении. Чистый дурдом.

— Куда же вы? — повторил Беллз, и в голосе его послышались злые ноты.

— А ты куда собрался? — осведомился Тоцци.

Джина с такой силой дергала его за руку, что та того и гляди была готова вырваться из сустава. Чтобы остановить Джину, он схватил ее за запястье. Но это было все равно что пытаться удержать дикую лошадь. Так они и ввинтились в толпу: Тоцци, пятясь назад, Беллз, неуклюже двигаясь вперед, Джина, увлекая за собой Тоцци.

Тоцци не отрывал глаз от Беллза, стремясь удержать его взгляд на себе, стараясь не обращать внимания на голоса, раздающиеся вокруг, — детские голоса. Он не хотел смотреть на детей и не хотел, чтобы на них смотрел Беллз. Тоцци не хотел, чтобы они его отвлекали, и не хотел, чтобы при взгляде на них у Беллза появились какие-нибудь идеи.

— Пошли же! Пошли! — Джина все дергала его за руку, но он, не обращая на нее внимания, медленно отступал назад, стараясь, чтобы Беллз не отставал от них.

Беллз держал нож в прижатой к боку руке, лезвием вниз, и в карнавальной суете никто его не замечал. Никто, кроме одного маленького мальчика, только что научившегося ходить, с длинными темными ресницами, упакованного в зеленовато-голубой зимний комбинезон. Поводок надетых поверх комбинезона красных вожжей был привязан к прогулочной коляске, в которой крепко спал ребенок поменьше. Руки матери лежали на ручке коляски, но ни она, ни ее муж не обращали на детей внимания. Они смотрели на гигантского Барта Симпсона и потому не заметили, что их маленький сын протянул руку к яркому блестящему предмету в руке убийцы. Сердце у Тоцци упало, когда он представил, что сейчас произойдет. Малыш схватит Беллза за ногу, а Беллз, воспользовавшись предоставившейся возможностью, перережет поводок и схватит ребенка. Нож, приставленный к зимнему комбинезону. Еще один заложник. О Господи, нет...

— Беллз!

Тоцци посмотрел на ребенка, молясь в душе, чтобы тот не коснулся Беллза и Беллз не заметил его. Но Беллз проследил за взглядом Тоцци и увидел у своих ног малыша.

Малыш протянул руку к блестящему предмету. Беллз прижал лезвие плашмя к рукаву синего зимнего комбинезона. Потом посмотрел на Тоцци и ухмыльнулся.

— Беллз, — повторил Тоцци. — Беллз...

И тут Тоцци увидел над плечом Беллза глупое круглое лицо. Он не поверил своим глазам. Это был Живчик.

— Эй, Беллз! Беллз! Сюда! — Лицо Живчика блестело от пота.

— Майкл!

— Тоцци!

Тоцци нахмурился и стал всматриваться в лица окружавших его людей. Сквозь толпу к ним пробирались Гиббонс и Лоррейн. Гиббонс? Тоцци сверлил взглядом лицо своего напарника. Выглядел тот ужасно, но был жив. Жив!

Гиббонс приставил сложенные ладони ко рту и закричал, показывая на Живчика:

— У него мой экскалибур!

Тоцци нахмурил брови. Какого черта экскалибур вдруг оказался у Живчика? Он взглянул на малыша. Беллз просунул лезвие ножа под ремень вожжей и пытался перерезать его. Родители ребенка ничего не замечали. Их вниманием полностью завладел Барт Симпсон. Дрожащий как осиновый лист Живчик находился на расстоянии вытянутой руки от Беллза. Тоцци не видел, где находится револьвер Гиббонса, но в руках Живчика он вряд ли мог сослужить им хорошую службу. Живчик никогда не осмелится нажать на спуск, во всяком случае он не станет стрелять в Беллза. Да в этих обстоятельствах Тоцци и не хотел бы, чтобы Живчик сделал это. В такой толпе он точно попадет в кого-нибудь рядом с Беллзом. Например, в этого малыша. Дерьмо!

Но когда он увидел, что красный ремешок уже почти перерезан, Тоцци передумал. Надо застрелить этого подонка. Убить его. Давай, Живчик. Стреляй, пока он не схватил ребенка.

Джина перестала тянуть Тоцци за руку. Она не сводила глаз с брата:

— Живчик! Что ты делаешь?

Живчик поднял револьвер и приставил его ствол к затылку Беллза.

Внутри у Тоцци все опустилось. Живчику не нужно было подходить вплотную к Беллзу. Теперь Беллз мог что-нибудь предпринять. Он знал, у кого револьвер, и знал, где находится Живчик. К тому же Живчику не стоило медлить. Надо было сразу же стрелять, пока у него была эта возможность. Беллз продолжал перерезать ремешок. Казалось, он не замечает, что в его затылок упирается ствол пистолета.

Расталкивая людей, Гиббонс пытался пробраться к Живчику:

— Полегче, парень. Полегче.

Рука Живчика отчаянно тряслась. Казалось, он вот-вот заплачет. Он все время оглядывался на Лоррейн, но она была в полном смятении.

— В чем дело? — спрашивала она. — Говори же, говори...

Живчик скривил рот в клоунской гримасе:

— Я, я... не знаю.

Люди вокруг них заметили нервничающего парня с револьвером в руке и в панике пытались убраться подальше от этого места. Мать малыша закричала и дернула за красный поводок, но Беллз ухватился за ремни и не отпускал их.

— Джош! Джош! — кричала женщина, не сводя глаз с ножа, уже почти перерезавшего внутреннюю прокладку поводка. На лице ее мужа было такое выражение, будто он понимает, что должен сделать что-то героическое, но не знает, с чего начать, поэтому вместо этого он вместе с женой стал звать ребенка:

— Джош! Сейчас же иди сюда! Джош!

Тоцци рванулся вперед, увлекая за собой Джину. Он схватил поводок посередине, готовый отвести беду от ребенка, молясь, чтобы поводок не оборвался.

Прежде чем что-то предпринять, он обернулся. Куда же, черт побери, деваются копы, когда они нужны? И тут он понял, насколько плотной была толпа. Такое же столпотворение, как на Таймс-сквер под Новый год. Даже конная полиция с трудом могла бы пробраться сквозь такую толпу, а это означает, что чудесного спасения от кавалерии ждать не приходится.

Он посмотрел на нож. Лезвие было плашмя прижато к груди малыша, пальцы этой же руки крепко сжимали ремни. Слабое движение кисти, и Беллз легко проткнет комбинезон.

Беллз ухмылялся Тоцци в лицо. Попробуй сделай что-нибудь!

Тоцци медленно выдохнул и поймал взгляд Гиббонса.

— Кто-нибудь может рассказать смешной анекдот? — крикнул он.

Улыбка Беллза стала еще шире, но он не произнес ни слова. Гиббонс кивнул в сторону Живчика:

— Слышал о том, как один парень захотел заделаться членом организации?

— Нет. — Тоцци не сводил глаз с Беллза.

Гиббонс стоял спиной к толпе и смотрел на Живчика.

— Ну вот, был такой парень, который так хотел этого, что пообещал своему капо прикончить умника, надувшего капо и всучившего ему фальшивые деньги.

Беллз вскинул голову и засмеялся. Он посмотрел на Гиббонса.

— Я слышал этот анекдот, но он звучит по-другому. — Он покосился на экскалибур. Держался он так, будто в руках Живчика был не револьвер, а хлопушка.

Гиббонс взглянул на Беллза.

— Ну и как же, по-твоему?

— Тот маленький ублюдок, который хотел примазаться к мафии, он и подсунул другому эти фальшивые деньги.

— Неправда... — еле слышно вякнул Живчик.

Беллз развернулся и уставился на Живчика.

— Да, этот маленький ублюдок дал другому парню, который считал его своим другом, тридцать две косых фальшивыми банкнотами, а тот парень отдал их капо, не зная, что это простые бумажки. Интересно, где же этот ублюдок взял их? Как вы думаете? Может, чтобы добыть их, подстрелил какого-то агента ФБР возле шоссе на Джерси? Как вы считаете, может такое быть?

Живчик целился из экскалибура прямо Беллзу в лицо, но он гак дрожал и потел, будто это Беллз держал его под прицелом.

— Нет-нет-нет... Все совсем не так. Нет...

— Ах, нет? Так скажи нам, Живчик, где ты был вчера ночью, когда подстрелили этого агента? А?

Внезапно Тоцци вспомнил, что прошлой ночью Живчик куда-то исчезал. Он увидел его уже после трех в «Звездном свете», когда Беллз и Будда беседовали в задней комнате. Тоцци не знал точно, когда стреляли в Петерсена, но он лучше был осведомлен о том, что делал ночью Беллз, чем о перемещениях Живчика.

Живчик мигал без остановки.

— Т-т-ты совсем спятил, Беллз. Это точно.

— Давай, давай. Живчик, расскажи нам, где ты был вчера ночью. Есть у тебя алиби?

Губы Живчика дрожали. Он не мог выдавить ни слова.

— Рассказать тебе о моемалиби. Живчик? Ну так послушай. Примерно с двух до четырех я был с Буддой. — Беллз взглянул на Тоцци и ухмыльнулся. — А до того я был с твоей сестрой, Живчик. Я ушел от нее около половины второго. Хочешь, спроси у нее.

Внутри у Тоцци все перевернулось. Лицо его запылало. Он чувствовал себя так, будто его предали. Бессознательно ухватившись покрепче за красный поводок, он дернул его. Беллз дернул поводок к себе.

— Мама! — вдруг закричал ребенок.

— Джош!

Тоцци пристально посмотрел на Джину:

— Это правда?

Ее глаза перебегали с одного лица на другое, но она ничего не ответила.

— Ма-ма!

— Джошуа! Джош...

В дальнем конце Семьдесят восьмой улицы завизжали шины. Тоцци оглянулся и увидел, как там, где заканчивалось скопление народа, посередине улицы рядом с синим фургоном наружного наблюдения остановился серый «линкольн». Дверцы машины распахнулись, и из нее выскочили Будда и его гориллы.

— Вот они! — закричал один из них, и они бросились в толпу.

— Я говорила тебе, что они едут за нами, — сказала Гиббон-су Лоррейн.

— Взять его! — закричал Будда своим обезьянам из-за спин людей.

Беллз повернулся к орущим мафиози, и Тоцци внезапно дернул за поводок, выхватив ребенка из рук Беллза. Он подтянул к себе малыша, как рыбу на леске, и перекинул его матери.

— Взять его, черт бы вас побрал! — зарычал Будда.

Живчик побелел. Его колени подкосились. Экскалибур выпал из его руки и загремел по тротуару. Он посмотрел вниз, но Гиббонс уже подскочил и схватил револьвер.

Беллз ухмыльнулся прямо в лицо Живчику. Внезапно конец лезвия ножа уперся в дрожащий подбородок Живчика.

— Что теперь, моя любовь?

Тоцци быстро схватил Беллза за руку и, потянув за собой Джину, другой рукой согнул его руку в запястье, применив захват котэ гаэситак, что нож уперся в грудь Беллза.

Не теряя времени, Живчик бросился к надувным фигурам, скорее проносясь над толпой, чем через нее, — ни дать ни взять защитник регби, перелетающий в прыжке через линию защиты, чтобы преодолеть последние пол-ярда и забить гол. Беллз вывернулся из рук Тоцци и бросился за ним, продираясь сквозь толпу.

— Стоять! Вы арестованы. Оба! — завопил Гиббонс. Экскалибур в его руке был нацелен в небо.

Но ни Беллз, ни Живчик его не слышали, так как вокруг вопили люди, в панике разбегающиеся во все стороны. Гиббонс начал проталкиваться сквозь людское море. Лоррейн не отставала от него ни на шаг. Но куда быстрее их продвигался вперед Будда. Его отряд рассекал толпу, как ледокол.

Тоцци пристально смотрел на Джину. Он так крепко сжал зубы, что казалось, вот-вот сломает один из них.

— Пошли! — рявкнул он и, не дожидаясь ответа, потянул ее за руку и врезался в толпу. Ну и плевать, если он оторвет ей руку к чертям!

Беллз был у нее до половины второго. И она не обмолвилась об этом ни полсловом.

Сука!

Глава 23

1.17 ночи

Гиббонсу казалось, что в его челюсть вогнали гвоздь. Боль в груди исчезла, но зуб болел так, что он с трудом удерживался, чтобы не закрыть глаза, но все же продолжал распихивать людей, пытаясь добраться до Беллза и этого маленького ублюдка Дефреско. Экскалибур снова вернулся к своему хозяину, и Гиббонсу не терпелось пустить его в ход в качестве компенсации за все, что ему пришлось вынести за сегодняшний день. Око за око. Беллз стрелял в него; он должен выстрелить в Беллза. Хотя бы один раз. А этот маленький хитрозадый ублюдок Живчик служил и нашим и вашим, и мафии, и ФБР. Но что хуже всего, это он стрелял в Петерсена. Иначе зачем бы ему сейчас убегать? За это одно этот кусок дерьма заслужил, чтобы в него всадили все оставшиеся в револьвере пули.

— Стоять! ФБР! — закричал он поверх голов вопящих людей. — Стоять, черт вас побери!

Живчик бежал не останавливаясь, Беллз не отставал от него ни на шаг. Они скользили, как лососи, идущие на нерест вверх по течению. То ли они не слышали приказа Гиббонса, то ли просто не обратили на него внимания, но ни один из них не обернулся, хотя Гиббонс был не больше чем в десяти футах от Беллза.

Гиббонс отпихивал и отталкивал мечущихся людей, и вдруг кто-то ткнул его локтем прямо в лицо, в больной зуб. В его мозгу раздался удар гонга, нет, взрыв с грибовидным облаком, поднимающимся изнутри, боль утроилась, а тело застыло. Его пальцы с такой силой сжали курок экскалибура, что револьвер не выстрелил только чудом.

Когда Гиббонсу удалось снова открыть глаза, перед ним стояла красная пелена. Все было как на экране инфракрасного сканера, сфокусированного на этих двух убийцах, негодяях, ублюдках. Он застрелит их, даже если это будет последнее, что он совершит в этой чертовой жизни. Гиббонс с удвоенной энергией стал проталкиваться сквозь толпу, не заботясь о синяках, которые он в спешке раздавал налево и направо. Глаза его были устремлены на Беллза и Живчика. Живыми или мертвыми, но он их достанет, черт побери.

— Гиббонс! — закричал Тоцци.

— Гиббонс! — кричала Лоррейн.

— Живчик! — кричала Джина.

Тоцци пытался прорваться к Гиббонсу, но ему мешали Джина, прикованная к одной его руке, и Лоррейн, повисшая на другой. Он заметил, что гориллы Будды продвигаются значительно быстрее, и это его обеспокоило. Он не сомневался, что они вооружены, а пунцовый цвет лица Будды свидетельствовал о том, что они жаждут крови, и никто не станет заботиться о том, чтобы особенно тщательно прицеливаться. Как только они откроют огонь, пострадают невинные люди. А тут еще Гиббонс, стремясь добраться до Беллза и Живчика, ведет себя как маньяк — отшвыривает людей во все стороны. Тоцци от всей души надеялся, что его партнер не снял пуленепробиваемый жилет.

Лоррейн потянула его за рукав:

— Майкл, надо что-то делать. Гиббонс сошел с ума. Он дождется, что его убьют.

Джина дернула наручник:

— Сделай же что-нибудь. Беллз убьет моего брата. Ради Бога, неужели ты ничего не можешь сделать?

Тоцци бросил на нее злой взгляд:

— Чего ради? Он стрелял в агента ФБР. Может, Гэри Петерсен уже мертв. Чего ради я должен помогать убийце полицейского?

— Чушь собачья, — огрызнулась Джина. — Я не верю этому. Живчик подонок, но не убийца. Поверь мне.

— Поверить тебе?Какого черта я должен тебе верить? Ты мне все время врала. Почему ты не сказала, что была с Беллзом прошлой ночью?

Ее глаза полыхнули гневом.

— Я не была с ним прошлой ночью. Он просто зашел ко мне в полночь.

— Зачем? Кто ходит в гости по ночам? Объясни мне.

Джина закричала:

— Ты думаешь, я спала с ним? Да? Думаешь, я его подружка?

— Да, думаю.

Голос Беллза на автоответчике пробился сквозь окружающий их кошмар и зазвучал в ушах Тоцци: «Джина, это я. Позвони мне».

Ты ничтожество, ясно тебе? Я с самого начала это знала, еще когда привела тебя к себе. Я видела, как ты все вынюхиваешь, высматриваешь, роешься в моих вещах, ищешь следы другого мужчины. К тому же ты еще и подлец. Ты ревновал даже до того, как у тебя появился для этого повод. Ты ревнивый и прилипчивый. Совсем как он.

— Кто «он»?

— Беллз. О ком, черт возьми, мы говорим?

— Ты с ума сошла.

— Нет, это тысошел с ума. Вы с Беллзом два сапога пара. Поэтому он и пришел ко мне вчера ночью. Поэтому он не дает мне проходу, звонит домой, на работу — всюду. Он думает, что я его собственность. Ты что, совсем тупой? Не понимаешь?

Лицо Тоцци горело.

— Нет! Не понимаю.

Она приподняла цепочку у себя на шее. Золотое свадебное кольцо Марджи звякнуло под ее подбородком.

— Он пришел вчера ночью, чтобы дать мне вот это. Он хочет, чтобы я вышла за него замуж.

Тоцци был уязвлен, но то, что он услышал, не удивило его.

— Поздравляю! — прокричал он.

— Ты не понимаешь! — прокричала в ответ Джина. — Марджи рассказала ему о девушке-сицилийке, которую я нашла, чтобы она выносила их ребенка. Он сказал мне об этом вчера ночью. Но он думает, что эта девушка — я. У него с головой не в порядке. Он думает, что дурацкий план Марджи сработал и я беременна его ребенком. Поэтому он и не оставляет меня в покое.

Лицо Тоцци горело. Он тоже думал, что она и есть «девушка-сицилийка».

— Ты хочешь, чтобы я этому поверил?

— Мне наплевать, веришь ты или нет. Это правда.

— Так ты действительно?..

— Что? Беременна?

— Тоцци! Тоцци! Обернись!

Тоцци оглянулся, чтобы посмотреть, кто его зовет. С расстояния в несколько футов ему махал рыжеволосый человек. С ним рядом были еще трое молодых людей в таких же, как у рыжего, костюмах. Тоцци потребовалась секунда, чтобы вспомнить, кто они такие. Рыжеволосого зовут Коннел, он из Ньюаркского отделения ФБР. Пробиваясь сквозь толпу, они держали оружие дулом вверх. Коннелл нес над головой винтовку.

— Мы следили за Буддой и его громилами! — прокричал Коннелл. — А они ехали за фургоном наружного наблюдения, в котором был Гиббонс. Но мы потеряли их в толпе. Ты их видел?

Тоцци кивком указал на громил, продвигавшихся в толпе:

— Вон они...

Лоррейн потрясла его за плечо и закричала:

— Майкл! Смотри! — Она показывала пальцем вперед, в сторону музея.

Тоцци прищурился, пытаясь разглядеть, что привело ее в такое волнение. И тут он их увидел. Его челюсть отвисла. Он не верил своим глазам. Живчик, Беллз и Гиббонс карабкались вверх по полунадутой фигуре Барта Симпсона. Живчик изо всех сил цеплялся за стенки надувной фигуры. Беллз следовал за ним по пятам, держа в руке нож. Шествие замыкал Гиббонс, с криками и руганью размахивающий револьвером за спиной у Беллза. Они были уже на полосатой рубашке Барта, взбираясь по его гигантскому телу, как три муравья.

Тоцци перевел взгляд на горилл Будды, которые тоже заметили тех троих. Все они прицелились в Барта. У них у всех были автоматические пистолеты. У агентов из Ньюарка были обыкновенные револьверы. У Тоцци не было ничего. Кроме Джины, повисшей на его руке. Он пристально смотрел на Беллза, второго муравья в цепочке. Господи, если бы у него была винтовка с оптическим прицелом, чтобы он мог разнести этого ублюдка на клочки. Дерьмо!

Майкл! Сделай что-нибудь!

И опять:

— Мой брат! Они застрелят моего брата! Сделай же что-нибудь!

Тоцци, прищурясь, смотрел на Беллза. Черт бы тебя побрал...

* * *

— Остановитесь, сукины вы дети! Вы арестованы. — Гиббонс перелез через очередную синюю полоску на рубашке гигантской надувной фигуры. Он с трудом продвигался вперед, сползая под тяжестью собственного веса. Он все больше отставал от тех двоих, но после того, что они сделали с ним, с Лоррейн, с Петерсеном, с ФБР и, самое ужасное, с его револьвером, он не даст им уйти. Гиббонс сунул экскалибур в наплечную кобуру и двумя руками ухватился за стенки надувной фигуры, подтягиваясь кверху.

Беллз взмахнул ножом, описывая дугу над головой Гиббонса:

— Поворачивай назад, старина.

— Засунь свой нож себе в задницу. — Гиббонс продолжал карабкаться вверх.

— Я сказал, поворачивай назад. — Беллз снова взмахнул ножом, заставив Гиббонса остановиться и отпрянуть назад.

— Ты арестован, Беллз. — Гиббонс снова вытащил револьвер. — Бросай нож на счет «три», или я всажу в тебя пулю. Я не шучу. Раз...

— Чего тебе от меня надо? Не я стрелял в того парня на шоссе. Это он. — Беллз ножом указал на Живчика.

Живчик пытался спрятаться в огромном открытом рту Барта, и его ноги свисали с отвисшей нижней губы, как прилипшая сигарета.

— Я все слышал, Беллз! — прокричали ноги. Забравшись в рот, Живчик высунул сбоку голову. — Это не я, Гиб. Это он.

Гиббонс взвел курок и прицелился в Живчика.

— Так кто это сделал? — рявкнул он.

— Не я. Это...

Крэк!

Гиббонс выстрелил и попал в большую нижнюю губу. Живчик быстро нырнул в рот Барта.

Люди внизу хором закричали.

— Ты что, с ума сошел? — завопил Живчик.

Беллз кивнул Гиббонсу:

— Правильно. Он это сделал.

— Заткнись, Живчик! — зарычал Гиббонс. — Так кто это сделал? Немедленно говори правду, или в следующий раз я не промахнусь.

Изо рта Барта донесся голос Живчика:

— Гиб, Богом клянусь. Я не...

Крэк!

Из второй дырки в губе Барта с шипением вырвался гелий. Живчик выглянул сбоку, и выходящий газ сбил его волосы на одну сторону.

— Хорошо! Хорошо! — Из-за гелия, попадающего ему в рот, Живчик говорил как Дональд Дак. — Не стреляй, не стреляй. Это я, я. Я это сделал. Но у меня была причина, Гиб, веская причина.

Гиббонс взорвался:

— Я не хочу этого слышать. — Ему не терпелось разрядить револьвер и сделать с Живчиком то, что тот сделал с Гэри Петерсеном.

— Нет, ты послушай, Гиб, правда. Ты должен меня выслушать. У меня была причина. Я должен был подставить этого ублюдка, прежде чем он убьет мою сестру. — Он указал на Беллза.

— Что? — Беллз уставился на Живчика. — Убить твою сестру? Черт подери, да я хочу жениться на ней.

— Да, а потом убить ее, как ты убил Марджи, если она не сможет забеременеть. Ты больной, Беллз. Я не собирался позволить тебе так поступить с моей сестрой. Ни в коем случае. Ты не понимаешь, когда тебе говорят нет, Беллз. Ты все время ее достаешь. Она мне говорила. И я решил, что единственный способ от тебя отвязаться — это посадить тебя в тюрьму, парень. В камеру смертников. Только так можно избавиться от такого психа, как ты. Богом клянусь. Гиб, я сделал это только поэтому. Я не хотел убивать этого Петерсена, я хотел только ранить его. Покушение на убийство,понимаешь? Я хотел только, чтобы Беллз ответил за это. Богом клянусь.

Глаза Беллза горели. Он воткнул в шар нож и подтянулся, ухватившись за ручку, стараясь добраться до губы Барта. Гелий бил ему в лицо, он щурился, как сумасшедший китаец, и при этом вопил, как Дональд Дак:

— Ты уже труп, ублюдок! Ты труп!

— Стой! — Гиббонс прицелился в ногу Беллза, намереваясь остановить его, и тут он услышал характерный звук выстрелов из автоматического пистолета, доносящийся снизу. В рубашке Барта рядом с рукой Гиббонса образовались три дыры. Он не устоял на ногах и, перевернувшись, повис, ухватившись за оболочку шара. В лицо ему ударила струя гелия. — Дерьмо! — завопил он голосом Дональда Дака и заскрежетал зубами. — Дерьмо!

* * *

— Взять его! — закричал Будда своим гориллам. — Взять Беллза!

Над толпой поднялись мускулистые руки с автоматическими пистолетами, и пули ударили в надувную фигуру Барта.

— Майкл, — завопила Лоррейн, — сделай что-нибудь!

— Да, сделай что-нибудь! — подхватила с другой стороны Джина.

— Не висните на мне, вы, обе! — закричал Тоцци, отбрасывая их от себя. Это было похуже, чем свободная атака в айкидо, когда все хватают тебя за кимоно ги и стараются повалить. Господи, по сравнению с тем, что тут происходит, экзамен показался бы легкой разминкой. Он поднял взгляд на фигуру Барта Симпсона с Живчиком во рту, Беллзом на подбородке и Гиббонсом, свисающим с рубашки. Джина обеими руками схватила его руку, но он не мог отвести взгляд от Беллза. При мысли о Беллзе и Джине внутри у него все переворачивалось, лицо горело.

«Джина, это я. Позвони мне».

Коннелл, — закричал через плечо Тоцци, — дай мне винтовку!

— Держи. — Рыжеволосый агент через головы людей передал Тоцци винтовку, держа ее за ствол. Тоцци дотянулся пальцами до приклада и подтянул винтовку к себе.

— Что ты собираешься делать? — пронзительно закричала Лоррейн. Ее глаза дико горели, волосы разметались по лицу. Она снова вцепилась в его руку, но Он быстро оттолкнул ее.

Тоцци дослал пулю.

— Что, черт подери, ты делаешь? — Джина снова повисла у него на руке, но на этот раз он оттеснил ее. — Что ты делаешь? Ты убьешь кого-нибудь из этой штуки. Ты сошел с ума!

Он поднял винтовку к плечу и прищурился, глядя в прицел. Снова и снова в голове у него прокручивалась запись: «Джина, это я. Позвони мне.... Джина, это я. Позвони мне....»

Ты сошел с ума! — завизжала Джина. — Ты не попадешь в Беллза. Беллз — дьявол, он не умрет. Ты попадешь в моего брата. Попадешь в Живчика!

Лоррейн пронзительно кричала ему в другое ухо:

— Это винтовка, Майкл! Ты всех в куски разнесешь! Ты попадешь в Гиббонса!

Тоцци стряхнул Лоррейн с левой руки и попытался отпихнуть Джину, чтобы иметь возможность действовать правой.

— Не делай этого! — пронзительно закричала Джина. Ее лицо перекосилось, когда она попыталась оторвать его руку от спускового крючка.

Но Тоцци не намерен был отступать. У него была причина.

«Джина, это я. Позвони мне... Джина, это я. Позвони мне...»

Позвони мне, как же, подумал он.

Ка-буум!

От звука выстрела толпу качнуло, все закричали и кинулись врассыпную.

Тоцци перезарядил винтовку.

Джина напряглась:

— Нет! Прекрати!

Тоцци прицелился. Вот тебе, ублюдок.

Ка-буум!

Не-е-е-ет! — Джина дергала Тоцци за руку, но его уже невозможно было остановить.

— О Господи! — Лоррейн показала на надувную фигуру.

В боку Барта Симпсона зияла дыра в четыре фута и такая же красовалась посреди лба. Гелий с ураганным свистом вырывался из огромных отверстий, и Барт начал оседать. Не прошло и десяти секунд, как Гиббонс, Живчик и Беллз оказались накрытыми складками оболочки, и их не стало видно.

— Шар! — закричал Тоцци молодым агентам. — Задержите тех парней на шаре. Арестуйте их. Быстро!

Тоцци стремительно повернулся — винтовка нацелена вверх, но предохранитель снят. Он осмотрелся, ища среди суетящихся людей Будду и его громил, но увидел лишь подошвы ботинок. Люди в панике разбегались. Мафиози исчезли. Он посмотрел вдоль Семьдесят восьмой улицы как раз в тот момент, когда загорелись передние фары серого «линкольна» и машина двинулась задним ходом по направлению к Амстердам-авеню, визжа тормозами и распугивая сигналом пешеходов.

Тоцци крепко сжал челюсти. Он чувствовал Джину рядом с собой, но не мог посмотреть на нее. Он был слишком зол, слишком уязвлен и сердился на себя за это.

— Ты мог убить их! — пронзительно закричала она, но в ее словах не было настоящего чувства. — Господи!

Тоцци все еще не смотрел на нее. Даже если бы он захотел что-то сказать, то не смог бы выдавить из себя ни слова. Хоть бы она отпустила его руку и исчезла.

Улица быстро пустела. С воем сирен и включенными мигалками подъехали машины нью-йоркской полиции. Из них высыпали полицейские, но представление уже было окончено. С того места, где он стоял, Тоцци видел, как из складок оболочки надувной фигуры выбрался Гиббонс, отказавшись от помощи полицейских. Коннел и ребята из Ньюаркского отделения надели наручники на Беллза и Живчика. Беллз стоял выпрямившись, самоуверенный, как Дракула. Живчик согнулся и спрятал лицо, как слюнтяй, каким он и был. Над всеми ними колыхалась, склонившись на одну сторону, гигантская голова Барта Симпсона, медленно опускаясь на разодранную оболочку, которая недавно была его телом.

Мимо Тоцци проехал мальчишка на скейте, лет десяти или одиннадцати, тощий, с длинными грязными светлыми волосами под надетой задом наперед бейсбольной кепкой. Он не сводил глаз с печально качающейся головы, завороженный этим зрелищем.

Гиббонс шел через улицу к Тоцци, не отводя глаз от напарника. Его лицо распухло, он выглядел страшно злым. Хуже, чем Гринч, укравший Рождество.

Мальчишка на скейте посмотрел на Тоцци:

— Эй, парень, ты убил Барта. И как так и надо.

Гиббонс подошел к Тоцци и выхватил из его рук винтовку:

— Да, и как так и надо... придурок!

Глава 24

День Благодарения

Тяжело развалясь, Тоцци сидел на диване в гостиной Гиббонсов и тупо смотрел на экран телевизора. Парад в День благодарения был в полном разгаре, несколько длинноногих девиц из Оклахомы высоко задирали ноги, маршируя по Бродвею под холодным мелким дождем. Лоррейн в кухне возилась с индейкой. Гиббонс толокся там же, мешая ей.

Тоцци с трудом удавалось сосредоточиться на параде. Его внимание притягивал коридор, ведущий из гостиной в спальню. Он знал, что там, на столике возле кровати, стоит телефон. Он не мог не думать об этом телефоне, о том, что можно просто войти в спальню и воспользоваться им. Будто знаешь, что в соседней комнате находится бомба замедленного действия и у тебя еще есть время что-то предпринять... если знаешь что именно.

Проблема заключалась в том, что он не был уверен: разрядить ли эту бомбу или привести ее в действие. Возможный детонатор лежал в его бумажнике в заднем кармане брюк. Клочок бумаги с записанным на нем телефоном Джины. Он переписал его из телефонной книги перед тем, как вышел из дома сегодня утром, хотя и не знал точно почему.

Откровенно говоря, он знал — незаконченное дело, вот почему. Оставленные без ответов вопросы, не позволяющие ему определить свое отношение к ней. Она сбивала его с толку. Она нравилась ему, но одновременно он и презирал ее. Может, она и абсолютная стерва, но его восхищало то, что она никому не дает спуска. Воспитанная улицей, бойкая на язык американская итальянка во втором поколении, такая же упрямая, как любой вновь прибывший, только что сошедший с борта корабля. Энергичная, решительная, живая. Совсем как он.

Прошлой ночью, после «инцидента с Бартом Симпсоном», он не сказал ей ни слова. Он был слишком зол на нее за то, что она не рассказала, что была с Беллзом прошлой ночью. Как только они добрались до местного полицейского участка и сержант с помощью отмычки снял с них наручники, освободив их друг от друга, он просто ушел, боясь наговорить лишнего, если начнет разговор. Пусть она лучше займется юридическими проблемами своего брата, которые должны быть серьезными, несмотря на то что Гэри Петерсен выкарабкался и с ним, похоже, все будет в порядке. Естественно, и в этом случае Живчик оказался таким же недотепой, как и всегда. Он трижды в упор стрелял в Петерсена, но не попал ни в один жизненно важный орган. Серьезно задетым оказалось только одно легкое.

Тоцци посмотрел в коридор, ведущий в спальню. Запах жарящейся индейки разносился по всему дому, но есть ему не очень хотелось. Он не мог выбросить из головы то кольцо, свадебное кольцо Марджи. Он понимал, почему Беллз подарил его Джине. Как ни дико, но этот поступок типичен для него. Но почему Джина носит это украшение на цепочке на шее? Это еще более дико. Тоцци не спал почти всю ночь, предаваясь этим размышлениям, они сводили его с ума. Еще больше его сводило с ума то, что он так сходит с ума из-за Джины.

На экране появилась реклама, звук стал в два раза громче, привлекая внимание Тоцци. Карлики Киблеры снова пекли печенье в своем домике в стволе дерева. Уже второй раз показывают эту дурацкую рекламу. Тоцци уставился в потолок и постарался не обращать внимания на голоса отвратительных маленьких карликов.

Это глупо, подумал Тоцци. Он встал и бессознательно выгнул спину. Проклятый диван такой мягкий, что у него даже спина заболела. Правда, он сидит на нем больше часа, предаваясь размышлениям и злясь все больше и больше.

Это и в самом деле глупо. Он снова посмотрел в коридор, потом перевел взгляд на дверь в кухню. Подумав с минуту и опять чуть было не передумав, он все-таки крикнул двоюродной сестре:

— Лоррейн, мне надо позвонить.

Из кухни донесся ее голос:

— Звони. Незачем спрашивать.

— Лучше, если это будет не междугородний разговор. — Ворчание Гиббонса заставило его остановиться.

Тоцци не хотел, чтобы они знали, кому он звонит.

— Счет пришлют на мой телефон. — Он надеялся, что его тон не вызовет подозрений.

— Не беспокойся, — сказала Лоррейн, отмахиваясь от предупреждения Гиббонса. — Звони из спальни.

— Хорошо.

Тоцци направился к спальне, на ходу вытаскивая бумажник, где лежал клочок бумаги с номером телефона.

Но, войдя в спальню, он остановился на пороге и уставился на кровать, в которой спали Гиббонс и Лоррейн. Он никогда не думал о том, что они спят вместе. Не спят друг с другом, а просто спят, каждую ночь, вместе. Внезапно эта мысль заставила его посмотреть на них по-другому. Они были супружеской парой уже долгое время, но Тоцци никогда не думал о них как о людях, близких друг другу. Но они были действительно близки. Гиббонс изображал из себя крутого парня, одиночку на враждебных улицах, но это не так. У него есть Лоррейн. А у нее есть он. Это и делает их близкими людьми. Внезапно Тоцци почувствовал себя здесь лишним.

Он взглянул на бумажку, зажатую в руке, и прочел номер телефона. Может, не такая уж это замечательная идея. Что он скажет Джине? С чего начнет разговор? Он не знал, о чем хочет говорить с ней. Он хотел, чтобы говорила она, чтобы ответила на его вопросы. Хорошо бы у нее была такая автоматическая телефонная система. Нажми кнопку номер один, если хочешь узнать, почему я ношу кольцо Марджи. Нажми кнопку номер два, если хочешь больше узнать о девушке-сицилийке. Нажми кнопку номер три, если хочешь узнать, к кому я по-настоящему неравнодушна....

Глупо.

Тоцци схватил трубку и стал с силой нажимать кнопки с цифрами. В конце концов он оперативник ФБР. Он только что участвовал в задержании серьезного преступника и захвате заложников. Он позвонит ей, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке, узнать, как она себя чувствует, не нужно ли ей чего. Звонок вежливости, вот и все. Просто профессиональный долг. Не надо делать из мухи слона. Он сам будет говорить. Если она захочет что-нибудь ему сказать, она это сделает. Он не станет тянуть из нее слова клещами.

Он нажал последнюю цифру и присел на край кровати, прислушиваясь к первому звонку, не обращая внимания на карликов Киблеров, бегающих у него в животе. Он звонит, просто чтобы удостовериться, что у нее все в порядке. Чисто профессионально, повторял он себе.

Второй звонок.

Чисто профессионально.

Третий.

Даже не пытайся вытягивать из нее что-то. Если она захочет, расскажет сама.

Четвертый.

Забудь об этом. Ее нет дома. Сегодня День благодарения, ее брат в тюрьме и...

— Вы звоните по номеру 555-7846: Сейчас я не могу подойти к телефону, но если вы оставите сообщение, я вам перезвоню. Не забудьте дождаться сигнала. Пока.

Тоцци нахмурился. Автоответчик. Голос звучит дружелюбнее, чем в жизни. По крайней мере, по отношению к нему.

Пока он ждал сигнала, его сердце сильно колотилось. Он уже почти повесил трубку...

Би-и-ип.

Джина, это я, — начал он и тут вспомнил голос Беллза на автоответчике: «Джина, это я. Позвони мне».

Он начал снова:

— Это Майк Тоцци. Я звоню узнать, как у тебя дела... Я имею в виду, как ты себя... твое самочувствие, то есть после... вчерашнего инцидента. Да, пожалуйста, звони мне в любое время, если у тебя возникнут какие-ни