/ / Language: Русский / Genre:det_hard / Series: Мастера остросюжетного романа

Плохая кровь

Энтони Бруно

Расследуя жестокое двойное убийство, агенты ФБР Тоцци и Гиббонс выходят на след коалиции американской мафии и японской якудзы, промышляющей работорговлей.

Плохие парни Центрполиграф Москва 1994 Anthony Bruno Bad Blood Mike Tozzi and Cuthbert Gibbons – 2

Энтони Бруно

Плохая кровь

Глава 1

Оранжевый «фольксваген-жук» вынырнул из предрассветного тумана и запрыгал по ветхому и неровному настилу видавшего виды пирса. Следом ехал черный «кадиллак-девилль» 1960 года, а за ним – лимузин «Мерседес-SEZ» серо-стального цвета: рыбка, рыба и рыбина. «Жук» остановился в нескольких футах от конца пирса, «кадиллак» – футах в двадцати за «жуком», лимузин ткнулся носом в угрожающе мощный откидной задний борт «кадиллака». Так они выстроились словно бы для проверки – мотор «фольксвагена» с воздушным охлаждением хрипло клокотал, мотор «кадиллака» тихо жужжал, а мотор «мерседеса» издавал едва слышное, но настойчивое шипение.

Человек за рулем «кадиллака», Кацуми Нагаи, выключил мотор, устало пригладил волосы и уронил руки на руль. Паршивая рань для такого дерьмового дела. Он перегнулся через сиденье из черной потрескавшейся кожи и уставился на широкую спину Масиро, который как раз наклонился, чтобы снять башмаки и носки. Аккуратно свернув носки, Масиро положил их в черные, на шнурках, туфли и все вместе засунул под сиденье. Нагаи глаз с него не сводил. После всех этих лет он никак не мог привыкнуть к Масиро – то и дело замирал в изумлении. Сидя на корточках, без всякого выражения на лице, Масиро потянулся за мечом в ножнах, что лежал на заднем сиденье, и пристроил его к себе на колени. Потом взглянул на Нагаи, ожидая команды от господина. Нагаи воззрился на длинный изогнутый катана, основное оружие самурая, потом глянул Масиро в глаза и устало кивнул. Тот наклонил голову быстро, но почтительно и выбрался наружу. Пока Масиро обходил вокруг автомобиля, Нагаи спросил себя, о чем этот человек сейчас думает, если думает вообще.

Нагаи следил, как Масиро обнажил меч и положил черные кожаные ножны на крышу автомобиля. Потом зашагал к «фольксвагену» – прямая спина, меч у пояса – и приказал тем двоим, что сидели внутри, выключить мотор и выбираться наружу.

Парочка не двинулась, с места. Нагаи открыл отделение для перчаток и вытащил оттуда маленький автоматический пистолет. Потом нажал на кнопку, опустил боковое стекло, высунул левую руку и выстрелил по «фольксвагену». Звук раскатился над рекой, особенно резкий в холодном неподвижном воздухе. Девушка опять начала всхлипывать. Нагаи мог наблюдать, как голова ее покачивается – вверх-вниз, вверх-вниз. Он облокотился о дверь и выставил пистолет так, чтобы тем было видно.

– Живее, – рявкнул Масиро по-японски, с грубым осакским акцентом. Пара молодых японцев, он и она, стали неохотно вылезать из машины – как маленькие зверьки, которых силой выгоняют из временного, ненадежного укрытия. Наконец они встали перед Масиро, во взгляде которого не было ни ненависти, ни сострадания. Девушка прикрывала рот рукой. Масиро внезапно поднял свой меч, зажав его в кулаке, как копье, и воткнул со всего размаху в трухлявый верх самой близкой сваи. Меч стал вертикально, сверкая в серых предрассветных сумерках, чуть-чуть покачиваясь, такой же твердый и неумолимый, как и его владелец.

Верное мое чудище, подумал Нагаи. Потом посмотрел в переднее зеркальце, ощущая тяжесть и медлительность во всем теле, вылез из машины и двинулся к задней дверце лимузина. Дожидаясь, пока дверца откроется, уставился на свое отражение в затемненном стекле. Лицо слишком грустное, слишком изможденное, подумал он, и в волосах пробивается седина. Хотелось бы выглядеть, как Масиро – несокрушимым, опасным, каменнолицым. А ведь Масиро даже старше его на два года. Когда заднее боковое стекло заскользило вниз, он постарался сменить выражение, стать посуровее, специально для босса.

– Доброе утро, Нагаи, – произнес старик с заднего сиденья, не поднимая глаз. Он осторожно снимал крышечку с бумажного стаканчика с кофе, стараясь держать его подальше от своего темного шелкового костюма, сшитого в Гонконге.

– Доброе утро, господин Хамабути, – ответил Нагаи с почтительным поклоном. Он вспомнил внезапно, как приносил Хамабути утренний чай – тогда, в Токио, когда жил в доме у босса и учился чтить его как отца и подчиняться беспрекословно. Как давно это было. Затылок тупо заныл, стоило вспомнить, какой оборот приняла его жизнь – не будь он там, в Японии, столь безрассудным, сидел бы он сейчас спокойненько дома и содержал собственный ночной клуб на Гиндзе. Но это не выгорело. За ошибки надо платить.

Старик подул на горячий кофе, повернулся к боковому затемненному стеклу и стал смотреть на дрожащую парочку, стоявшую перед Масиро. Лоб его нахмурился, на лице появилось вопросительное выражение. Он, казалось, пристально изучал молодых людей. Нагаи хорошо знал этот взгляд. За ним всегда следовала одна из проповедей Хамабути. Старик не спеша поднял стакан, осторожно поднес его ко рту.

«Не сегодня, пожалуйста», – взмолился Нагаи про себя.

Хамабути внезапно заглянул ему прямо в глаза.

Вот, начинается.

– Как ты полагаешь, Нагаи, оплакивает ли девушка утраченную честь или свою несчастную судьбу? – спросил Хамабути, загадочно улыбаясь. Улыбка эта – хорошо продуманный трюк, она вырабатывалась годами. Американцы ждут от тебя таких восточных штуковин, признался однажды босс.

Нагаи повернулся и посмотрел на пару: девушка тихонько всхлипывала, уткнувшись в плечо своего друга, а парень безуспешно пытался поймать взгляд Масиро. Нагаи не чувствовал жалости к ним. Ребята подписали контракт и нарушили его. За ошибки надо платить.

– Полагаю, она оплакивает утраченную честь. – Нагаи знал, какого ответа от него ожидают.

Хамабути опустил стакан и едва заметно покачал головой.

– Не думаю. В наше время только старики заботятся о чести. Старики вроде меня и мистера Антонелли.

Ну вот, началось: старая песня про времена оккупации, про черный рынок в Кобэ, про умного американского капрала, который знал что почем. Великий Антонелли.

– Я забочусь о моей чести, – произнес Нагаи значительно, надеясь прервать поток воспоминаний. – Я хотел бы смыть с себя пятно позора.

– Знаю, знаю. – Хамабути отпил еще кофе. – Я не забыл о своем обещании. Если здесь, в Америке, ты добьешься успеха, все будет хорошо.

Нагаи тактично кивнул, пытаясь удержать в памяти смутные образы трех ребятишек, что остались там, в Японии. Милочке Хацу сейчас одиннадцать – на будущий год ей уже будут нравиться мальчики. Кэндзи – восемь; вот, должно быть, сорванец. А малышка осенью пойдет в школу. Невероятно.

– Скажи-ка мне, Нагаи, как у тебя дела с Д'Урсо?

– С кем?

– С Д'Урсо. Как у тебя с ним дела? Я спрашиваю потому, что преданность этого человека внушает мне некоторые сомнения: он, кажется, себе на уме. Никогда не думал, что мафия способна допустить в свои ряды такую яркую индивидуальность.

Нагаи подумал, не в его ли огород опять этот камушек. Что ж, вполне возможно.

– Д'Урсо наглец, но дело свое делает. До сих пор у нас не было неприятностей с законом, его спрос самым благоприятным образом превышает наше предложение.

Старик взглянул на него исподлобья.

– А ты делаешь свое дело?

Нагаи кивнул.

– Товар всегда доставляется вовремя, клиенты не жалуются. Число отказчиков и беглых сведено к минимуму благодаря Масиро и тем людям, которых вы нам послали. За последний месяц – всего четверо, включая этих двоих. – Нагаи улыбнулся своему человеку, который неподвижно стоял на краю пирса перед испуганной парочкой. – Его они боятся хуже смерти.

– Ах да... самурай. Годзо Масиро, так, кажется? – вымолвил Хамабути, потирая бровь. – По слухам, очень преданный человек.

– Преданней не бывает.

– Дай-то Бог, чтобы он не разочаровал тебя, – Хамабути поднял глаза.

Нагаи оперся 6 крышу лимузина рукой, в которой был зажат пистолет, и поглядел на обрубок мизинца. Давай-давай, попрекни еще.

Хамабути высморкался в бумажную салфетку, скомкал ее и сунул в мешок.

– Ладно, не будем об этом, – сказал он. – Здесь ты, кажется, хорошо справляешься со своей задачей. Я рад, Нагаи.

– Спасибо, господин Хамабути. – Но когда же, будь оно все неладно, сможет он вернуться в Японию?

Но вот лицо старика исчезло за темным стеклом, и лимузин потихоньку заскользил назад, в прибрежный туман. Хамабути – «возникший из черных туманов». Он является и исчезает без предупреждения – никто никогда не знает, на каком континенте его искать. Нагаи давно уже понял, что бесполезно следить за передвижениями босса, нечего даже и пытаться. «Я хочу, чтобы вы всегда действовали так, будто я в трех шагах за вашей спиной, – твердил старик своим людям, – ведь вам ничего не известно. Я и в самом деле могу оказаться там».

Нагаи отошел прочь от лимузина и увидел, как в темном стекле «мерседеса» отражается восходящее солнце – оно пробивалось между небоскребами Уолл-стрит на другом берегу реки. Он отвернулся от слепящего блеска и взглянул на Масиро, который давно уже на него смотрел. Нагаи кивнул, махнув рукой, в которой все еще был зажат пистолет, и зашагал к своей машине. Он очень устал. Пора с этим кончать.

Масиро поклонился господину, потом снова повернулся к молодым людям и развел их в разные стороны. Они стояли, скосив глаза на сверкающий меч, а Масиро сделал шаг назад и оказался прямо перед парнем. Нагаи услышал, как взвизгнули тормоза отъезжающего лимузина.

Внезапный сильный удар – Масиро подпрыгнул на одной ноге, занеся другую высоко вверх, и пяткой стукнул паренька по шее – был сам по себе совершенно беззвучен, насколько Нагаи мог судить. Предсмертный хрип, падение уже безжизненного тела на деревянный настил – но это уже полсекунды спустя. Только жертва может услышать короткий треск сломанных позвонков – так говорил Масиро. Почти совсем без боли. Нагаи покачал головой. Какая разница? Умирать так умирать.

Нагаи смотрел на девушку, до которой дошел наконец весь ужас происходящего, – она склонилась над телом возлюбленного, протянула руки, но не коснулась его, застыв на месте с искаженным лицом, растопыренными пальцами, ртом, раскрывшимся в немом вопле. Такое впечатление, будто она играла в теннис и собиралась отбить мощную подачу. Нагаи подумал о дочери и вздохнул. Заслонив глаза от солнца, он воззрился на впечатляющие силуэты Манхэттена. Условия контракта, дорогуша, следует соблюдать.

Тело девушки с гулким стуком рухнуло на пирс. Масиро тут же подтащил тело юноши и водрузил его сверху на девицу лицом к лицу. Парень уткнулся лицом ей в грудь, сама же она смотрела в небо, и рот ее был открыт. Казалось, она вот-вот достигнет оргазма. И тогда Масиро потянулся за сверкающим катана. Нагаи отвел глаза. Вряд ли его желудок такое выдержит.

Вместо того он глядел на серебристые волны Гудзона и уносился в мечтах далеко-далеко. Он услышал свист клинка, ощутил, как дрогнул настил под ногами, но так и не обернулся. Сосредоточившись на тихом, баюкающем плеске реки о нижние сваи, он вновь с тоской думал о доме.

Через минуту он услышал, как закапала кровь. Непрестанная капель, быстро превратившаяся в тяжелый неровный плеск, – это кровь выливалась в реку. Нагаи посмотрел вниз. Темные струи равномерно просачивались из-под пирса – движущееся пятно на спокойных зеленовато-коричневых волнах. Он взглянул на Масиро – тот аккуратно вытирал клинок. Самурай поклонился. Нагаи показалось, что на губах его мелькнула улыбка Может быть... нет, скорее всего нет.

Теперь он уже не мог не смотреть. Темно-розовые внутренности валялись возле переплетенных друг с другом тел. Лицо девушки было забрызгано кровью. Нагаи отвернулся и схватился за дверцу автомобиля.

– Избавься от них, Масиро. Да поскорее.

– Хай.

Глава 2

Полицейский в мокрой одежде пару раз со всей силы дернул за канат и поплыл к катеру. Уцепившись за планшир одной рукой, второй, свободной, он подал сигнал крановщику. Блоки крана неспешно завертелись, натягивая провисший канат. Мотор заурчал, и через секунду хромированный бампер появился из воды, радужный от нефтяных разводов. Хотя подъем и шел медленно, вода из малолитражки выливалась такими потоками, что полицейский катер закачался. Крановщик – седой краснорожий тип в салатного цвета шапочке с трилистником на козырьке – приподнял оранжевый «фольксваген» на несколько футов над водой; с машины все еще капало. Сотрудники городской транспортной службы сновали вокруг, как муравьи. Паромы копились в порту всю вторую половину дня – им оставалась только одна пристань, и теперь обитатели Стэйтен-Айленда начали проявлять беспокойство.

Гиббонс бросил взгляд на публику, приклеившуюся к поручню парома у соседней пристани: каждый сворачивал себе шею, стараясь хоть одним глазком взглянуть на «фольксваген», и все совершенно осатанели от долгого ожидания. Гиббонс заломил шляпу назад и осклабился, показывая все свои зубы. Потом совсем снял шляпу и пригладил то, что еще оставалось от шевелюры. Какого черта им еще надо за четвертак, а?

Гиббонс отошел в сторонку и прищурился от солнца, ослепительно сверкавшего в остатках ветрового стекла «фольксвагена». Пришлось опять надеть солнцезащитные очки. Бабье лето вернулось с намерением поквитаться, но Гиббонс не обращал на жару ровно никакого внимания. Он никогда не снимал пиджака, не расстегивал воротничка, нигде не появлялся без галстука. Это было старое правило ФБР, действовавшее со времен Дж. Эдгара Гувера, и Гиббонс так долго следовал ему, что одеваться так, и только так, вошло у него в привычку.

Нравы с тех пор стали несколько раскованнее, и нигде не оговаривалось, что специальный агент не может расстегнуть воротничок, если ему невмоготу, однако Гиббонсу это просто не приходило в голову.

– Лейтенант! Лейтенант Элам! – Какой-то начальник выделился из толпы суетящихся чиновников транспортной службы и попытался привлечь внимание дежурного офицера, окликая его из-за желтой ленты полицейского ограждения, а пресловутый Элам реагировал единственно возможным в данных обстоятельствах образом. Просто не замечал поганца. – Лейтенант! Сотрудники мэрии заверили меня, что эта пристань поступит в наше распоряжение в самое ближайшее время.

Парень говорил с Эламом довольно-таки раздраженным тоном, что было весьма дерзко со стороны типа, который выглядел ни дать ни взять как метрдотель. Тайрон Элам был ростом шесть футов восемь дюймов и когда-то играл в баскетбол за команду своего университета. Или штата Мичиган – Гиббонс уже не помнил. И кажется, один сезон играл в профессиональной лиге. Он всегда напоминал Гиббонсу Уиллиса Рида, который был центровым у «Никс» в те времена, когда Нью-Йорк еще умел выигрывать. Никто не умел так скандалить на площадке, как Рид. Ни до, ни после. Двести сорок фунтов кошмара. Элам выглядел точно так же. Ни один белый добровольно с таким спорить не будет.

Поставив ногу на бампер патрульной машины, Элам постукивал карандашом по исписанному блокноту, пристроенному на колене, и разговаривал с сержантом в полицейской форме. Казалось, будто он занят какими-то своими полицейскими делами, но в действительности Элам желал только одного: чтобы этот транспортный лягушонок провалился куда-нибудь подальше, пока он еще не схватил его за шкирку и не зашвырнул в воду.

«Метрдотель», однако, не отступал. Он расстегнул пиджак, нырнул под желтую ленту и оказался за полицейским-ограждением. Парень не робкого десятка.

– Лейтенант, мне надоели ваши грубые...

Элам повернул голову и уставился на парня взглядом, от которого тот заткнулся tout de suite.[1]Взгляд неторопливый и острый, один из тех взглядов, что бывает у дракончиков комодо, когда те чуют добычу. Гиббонс вспомнил документальный фильм о гигантских плотоядных ящерицах Малайзии, который смотрел как-то по 13-му каналу. Именно так Элам сейчас и выглядел. Гиббонс осклабился по-крокодильи.

Элам выпрямился и уперся взглядом прямо в шрамы от пересадки волос, видневшиеся среди довольно-таки лысого скальпа «метрдотеля».

– Мистер Шапиро, – произнес он с угрожающей невозмутимостью, – вам ведь уже объяснили, что это дело вне компетенции полиции, и мы ничего не можем решить до прибытия федеральных властей.

– Но...

– Никаких «но», мистер Шапиро. Здесь было совершено преступление федерального масштаба, и в мои обязанности входит охранять место происшествия, пока сюда не явится ФБР. Такие вот дела. Capisce,[2]мистер Шапиро?

Тут Гиббонс решил, что самое время вмешаться.

– Гиббонс, ФБР, – буркнул он, подходя поближе и вытаскивая удостоверение. – Кто тут дежурный офицер?

– Я, – отозвался Элам.

– А вы кто такой? – осведомился Гиббонс, оборотив к Шапиро лик злобного ацтекского божества.

– Эддисон Шапиро, заместитель председателя комиссии по городскому транспорту, водные перевозки...

– Вы позволили ему находиться здесь? – спросил Гиббонс у Элама.

– Нет.

– Проход за линию полицейского ограждения и нахождение на месте преступления федерального масштаба является нарушением федеральных законов. Будьте добры удалиться. – Гиббонс ткнул большим пальцем в желтую ленту.

Шапиро немедленно поднырнул под нее. Он старался втолковать что-то Гиббонсу из-за ограждения, но Гиббонс не стал слушать и отвернулся.

– Это правда – насчет нарушения федеральных законов? – спросил Элам и снова водрузил ножищу на крыло патрульной машины.

– Возможно, – ответил Гиббонс, затем повернулся к «фольксвагену», с которого все еще текло. – Ну, что тут такое? Дневной улов?

Элам улыбнулся, обнаружив щербинку между передними зубами.

– Что бы там ни было, Гиб, это все ваше.

Гиббонс сложил руки на груди и покачал головой.

– Так вы, ребята, за убийства больше не беретесь? Как это говорили в гнусные старые времена насчет «ленивых и неповоротливых»?

– Ты, Гиб, поганый расист, я это и так знаю, можешь не продолжать.

Гиббонс сладенько ухмыльнулся.

– Элам, я тебя тоже очень люблю. Так что давай выкладывай, зачем я сюда приперся.

Элам перевернул несколько листков блокнота.

– Сегодня около двух часов дня по телефону 911 начали поступать звонки относительно неопознанного предмета, плавающего около пирса. Видна была только крыша и часть ветрового стекла. Одна баба заявила, что это дохлый кит.

– Оранжевый?

– Она сама крашеная блондинка, – сообщил Элам, пожав плечами.

– Так кто же тут у нас расист?

Элам выкатил глаза на Гиббонса, потом перевернул страничку и продолжил:

– Обратились в управление порта и сюда отправили водолаза. Водолаз доложил, что дверцы машины закрыты, а на переднем сиденье – два трупа.

Элам взглянул на Гиббонса, ожидая реакции. Но лицо Гиббонса оставалось непроницаемым. Сначала подробности.

Элам продолжал листать рапорт.

– Убийца, видимо, не знал, что «фольксвагены-жуки» водонепроницаемы. Вряд ли ему хотелось, чтобы эта штука всплыла. Так или иначе, ребята из портового управления пригнали его к этой пристани. Сказали, что здесь будет легче вытащить. С три короба наплели. Сказали, что к часу пик управятся. Но только начали поднимать – передняя ось треснула. Слишком быстро тянули. Так, по крайней мере, объяснил крановщик. Ветровое стекло разбилось, и машина стала тонуть. Тогда они сказали, что теперь эту чертову штуковину будут тащить всю ночь, и тут я приказал извлечь трупы.

– Какого хрена ты это сделал?

– Чтобы рыбки не съели.

Гиббонс покачал головой и презрительно хмыкнул.

– Какие рыбки – акулы?

– В Нью-Йорке все возможно, приятель.

– Ну-ну. Вот это мне нравится. Сначала вы сваливаете это шило в заднице на ФБР, а потом заявляете, что упустили все улики, которые мы могли бы найти. Наши парни из лаборатории в Вашингтоне тебе, Элам, за это цветов не пошлют.

– Округ дал добро на то, чтобы извлекли тела. С ними и разбирайся.

– Давай-давай, вали с больной головы на здоровую. Это вы умеете. – Гиббонс приподнял солнцезащитные очки. – Но я так и не понял, зачем вы нас позвали. Это не федеральное преступление.

– Ну, не прыгай из штанов. Сейчас объясню. – Лейтенант Элам перевернул еще страничку. – Если ты присмотришься повнимательнее, Гиб, то увидишь, что на машине – номера штата Нью-Джерси. Она приплыла в Манхэттен из Джерси, там, видимо, этих ребят и убили. Значит, здесь задействованы два штата, а следовательно, сам знаешь, Гиб, дело ваше. – Элам потер переносицу и весь затрясся от смеха.

– Ты сдавал на анализ воду ИЗ мотора? Можешь доказать, что она из Джерси?

Лейтенант просто пожал плечами – не мое, мол, дело, старина.

– Ну ладно, раз уж я тут, – изрек Гиббонс, – я это вам раскручу, пожалуй. Где тела?

Усмешка исчезла с лица Элама при упоминании о телах.

– Судебные медики сделали предварительное заключение к отправили их в морг. Совсем недавно.

– И что?

– Ничего хорошего. – Элам глубоко вздохнул и уткнулся в свои записи. – Жертвы – мужчина и женщина. Азиаты. Истинная причина смерти пока не установлена. – Элам поднял глаза от блокнота. – Но если бы ты увидел их, то без труда бы догадался.

Гиббонс прищурился.

– Что ты имеешь в виду?

Элам почесал ухо.

– Они были разрублены почти пополам. По самой середке. Но не топором. Я имею в виду – не так, как это делает мужик, который хочет распихать жену по мусорным пакетам и выкинуть ее на свалку. Раны тут совсем другие. Они... ну, чище, что ли.

Гиббонс попытался представить себе, о чем говорит Элам, но на память пришли только большие куски мяса в супермаркете «Райт».

– Как это «чище»? Что ты имеешь в виду?

– Как мне показалось, убийца пытался разрезать их пополам. У мужчины рана с левой стороны. Проходит через позвоночник.

У женщины – справа. Не такая глубокая. Санитары из морга потратили уйму времени, чтобы вытащить их из машины целиком. А судебный эксперт сказал мне, что не удивится, если каких-то органов и не хватает. Остались в воде. Так что представь себе, какие это были раны. Но, как я уже сказал тебе, Гиб, самое странное в том, что раны эти чистые, аккуратные. Не рубленые, не пиленые, насколько я мог судить. Разрезы – вот как бы я их назвал. Никогда не видал таких ран на трупах. Разрезы чистые, глубокие.

Гиббонс снял очки и подождал, пока желудок успокоится. Грудинка, съеденная на завтрак, поднялась к горлу.

– Разрезы, говоришь? Значит, советуешь проверить всех мясников в штате Джерси?

Элам медленно покачал головой.

– Ну и толстокожий же ты! Ничем тебя не проймешь. Все-то ты уже видел, а?

– Чего ты от меня хочешь? Чтобы я достал платок и немножко поплакал? Когда я устраивался в Бюро и читал перечень служебных обязанностей, сочувствие к жертвам там, помнится, не значилось. Пустая трата времени. Мое дело – найти ублюдков, которые творят такие пакости, чтобы им впредь неповадно было. Тебя устраивает? – Боль камнем легла на живот. Пропади оно все пропадом.

Элам выпрямился, сунул руки в карманы и пристально поглядел на ветерана.

– Таких, как ты, уже нету... и слава Богу.

Гиббонс нахмурился.

– Хватит мне зубы заговаривать, Элам. Ты ведь уже спихнул на нас это дело. И пусть теперь у тебя голова не болит. Гуляй и радуйся жизни.

– Хотел бы я взглянуть на твою ежегодную аттестацию. Что твой начальник ставит в графе «Отношение к коллегам»? «Потрясное»?

Гиббонс решил не затруднять себя ответом. Вместо этого всмотрелся в свисающий с каната оранжевый «фольксваген», пытаясь представить себе, каким оружием или приспособлением могли быть произведены те самые «разрезы», задаваясь вопросом, какого черта убийце нужно было так утруждать себя, если основной его целью было именно убить? Если, конечно, предположить, что это было его единственной целью.

– Были на телах следы насилия?

Элам покачал головой.

– Нет – во всяком случае, на первый взгляд.

– Известно, кто они такие? Хотя бы предположительно?

Элам снова покачал головой.

– На трупах не было ничего, что помогло бы установить личность. Ни бумажников, ни денег, ни ключей – только разный хлам.

– Сверялись со списком пропавших без вести?

– Нет. Не наше дело, приятель. Это теперь твоя забота. Гиббонс покачал головой и отвел глаза.

– Греет душу страстная любовь нью-йоркской полиции к Федеральному бюро. – Никто и не ожидал, впрочем, чтобы полицейский стал из кожи вон лезть, дабы помочь федеральному агенту. Неписаное правило для всех полицейских участков от моря до моря: «Нагадь федералу где только можешь».

Заурчал мотор подъемного крана, и «фольксваген» стал медленно подниматься. Когда «жук» наконец встал на все свои колеса, Гиббонс вытащил блокнот и подошел посмотреть. Первым делом он записал номер. Потом заглянул через боковое окошко, осмотрел место водителя, передние сиденья, задние...

В стекле виднелось отражение Элама, маячившего позади.

– Ну и что ты там видишь, Гиб?

– Мокрую машину, лейтенант.

Элам кивнул, сделав губки бантиком.

– Именно таких откровений и ждешь от зрелого следовательского таланта. Теперь понятно, почему тебя вытащили обратно в ФБР, хотя ты и вышел в отставку.

– А кто тебе сказал, что меня вытащили обратно и что я уходил в отставку? – Гиббонс обошел машину и осмотрел переднее сиденье с другой стороны.

Элам сунул руки в карманы и вскинул голову.

– Ну, знаешь, Гиб, слухами земля полнится.

Гиббонс вырвал чистый лист из блокнота и взялся им за ручку дверцы, чтобы не оставить своих отпечатков.

– Какими слухами? – спросил он. – Давай поделись.

– Говорят, что тебя призвали обратно в Бюро, чтобы выловить одного вашего парня из Манхэттенского оперативного управления – он вроде переметнулся.

Гиббонс просунул голову в машину и заглянул под щиток, потом проверил рычаг переключения передач. Конечно, в среднем положении – так и должно быть. Трупы не сами съехали в реку. Их туда столкнули.

– Насколько я слышал. Гиб, тот придурок решил перестрелять всех тех скверных парней, которых сам и засадил в тюрьму до того, как спятил. Судья, присяжные и палач – все в одном лице.

– Ты это по телеку видел, а, Элам? – буркнул Гиббонс из-под щитка. Откуда, прах его раздери, мог он узнать о Тоцци?

– А ты вроде хорошо знал этого парня – где он живет, его привычки и все такое. Ну и решили, что ты единственный, кто может его остановить, пока он не натворил чего-нибудь еще. Так это было или нет, а, Гиб?

Кто-нибудь из оперативного управления мог, наверное, сопоставить факты и вообразить себе, что Тоцци переметнулся, хотя Иверс и утверждал, будто держит дело под контролем. Может, наш дорогой начальник трепанул кому-нибудь из своих друзей-законников, изобразив всю историю как пример своего мудрого руководства? Этот сукин сын на все способен.

– Ну ладно, Гиб, мне-то ты можешь рассказать. Ты Великий Белый Охотник На Перебежчиков – так или нет?

Гиббонс выпрямился и взглянул на Элама через крышу «фольксвагена».

– Не знаю, что за чушь ты тут плетешь. Однако же складно. Можешь книжку написать.

Элам усмехнулся, сверкнув крупными белыми зубами.

– Да, Гиб, пожалуй, я так и сделаю.

– Слушай, Элам, можно тебя спросить?

– Валяй.

– Ведь ты играл за Мичиган, так?

– За штат Мичиган. Центровым и полузащитником. В первый мой год мы играли с Индианой за кубок Большой десятки. – Лейтенант явно гордился своим прошлым.

– И в профессиональных командах ты выступал, да?

– Да, но недолго. У меня был контракт с «Баллетс», однако сыграл я с ними всего пару матчей.

– А что так?

– Мне бы и хотелось там закрепиться, приятель, но у меня слабые коленные чашечки.

– Коленные чашечки?! – Гиббонс смерил Элама взглядом – крыша «жука» доходила ему едва до пояса. У Уиллиса Рида слабые коленные чашечки. Не становитесь на его пути.

Гиббонс еще раз осмотрел задние сиденья «фольксвагена». Пятен крови не было – речные воды отмыли виниловое покрытие. Он закрыл дверцу и схватился за ноющий живот, думая, что убийца, должно быть, чертов дерьмовый коротышка.

Глава 3

Джон Д'Урсо смотрел, как его босс. Кармине Антонелли, разливает кофе в две чашечки, и спрашивал себя, как же сегодня это подать, надеясь, что все-таки можно будет убедить старика. Ведь идея замечательная, будь она неладна, – настоящая золотая жила. Она возникла в самую первую ночь – летом, когда Нагаи взял его с собой в бордель якудза, на Шестьдесят шестой улице, в тот самый, который Хамабути держал специально для японских бизнесменов. С той самой ночи он не переставал думать о возможностях, о перспективах, об этих невероятных девушках.

Девушку, с которой он был этой ночью, никак не получалось забыть. Говоря по правде, той ночью он был не слишком-то на высоте, но она все это быстро переменила. Будто у нее был специальный подъемник. Он никогда и представить себе не мог, чтобы эти робкие, тихие, маленькие существа могли быть такими сексуальными, такими податливыми, прекрасными до невероятия. И насколько он мог теперь судить, они все были такие – ходячие чудеса, все, все до единой. Сомнений нет: он должен набрать японочек и завести свой собственный бордель. Все, что нужно для этого, – чтобы Антонелли дал добро. Больше ничего не требовалось. Антонелли – упрямый старый ублюдок, но ведь бывают же и у него минуты просветления. Если бы у старого козла осталось хоть немного силы, чтобы трахнуть японскую проституточку, он бы упираться не стал. Правда, Антонелли уже сказал «нет», но, если ловко повести игру, можно переубедить старикана. Веди игру ловко, и на этот раз он согласится. Конечно – а почему бы и нет?

– Красивый костюм, Джон, – сказал Антонелли, не поднимая головы. – Бросается в глаза. – Он поставил чашку и блюдце перед Д'Урсо.

Д'Урсо знал, что на самом деле имел в виду старик. Он не любил светиться, никогда не любил. Нужно держаться в тени, говорил он, всегда в тени. Вечно эта чертова тень. Сшитый по мерке, из чистого итальянского шелка костюм за три куска – и это называется «бросаться в глаза». Боже Всевышний.

Антонелли аккуратно протер тоненьким ломтиком лимонной кожуры края своей чашки. Его костлявые, сморщенные руки напоминали Д'Урсо руки злой королевы из «Белоснежки и семи гномов», когда она превращается в ведьму и протягивает Белоснежке отравленное яблочко.

Д'Урсо ждал, пока старый саро di capi заговорит первым. Считалось крайне непочтительным торопить босса, пусть даже старый маразматик битую неделю будет размешивать крошечную ложечку сахару в своем чертовом кофе. Д'Урсо оглянулся на Винсента, сидящего за стойкой и спокойно прихлебывающего из своей чашечки. Винсент тоже посмотрел на него без всякого выражения – ни дать ни взять горилла. Винсент, конечно, не согласится с тем, что старик уже выжил из ума и не в состоянии больше управлять семейством. И зачем ему соглашаться? Старик хочет сделать его своим заместителем. Винсента, телохранителя, своего долбаного шофера – прости, Господи! Винсента, который держит самую дерьмовую в Бруклине банду. И пожалуйста – старик хочет сделать его своим заместителем. Невероятно!

Антонелли потянулся к тарелке, что стояла перед ним, взял ореховое печенье и разломил его пополам. Откусил кусочек и принялся медленно, тщательно пережевывать, потом сделал маленький глоток из чашечки с золотым ободком. Д'Урсо показалось, будто он попал в какую-то чертову богадельню. Он поглядел в окно, на автомобили, медленно ползущие по Малберри-стрит, затем перевел взгляд на перевернутые буквы, что красовались посреди витрины, – растрескавшаяся, золотой краской написанная вывеска гласила: КАМПАНЬЯ, ЗАКРЫТОЕ СПОРТИВНОЕ ОБЩЕСТВО. Д'Урсо терпеть не мог приходить сюда, кланяться старику, лизать ему задницу, хвастаться крупным барышом, отстегивать его долю, хотя чертов хрыч на самом деле и пальцем не пошевелил, чтобы ее заработать. Боже Всевышний, да ведь Антонелли и в Джерси-то ездил в последний раз, когда Никсон был президентом! Так какого черта мотаться сюда и вручать Антонелли эти хреновы пятьдесят процентов, когда ему самому остаются паршивые десять после покрытия всех расходов? Хороший вопрос. Д'Урсо молчал и глотал кофе, который казался ему хуже отравы. Он ненавидел кофе и пил его только здесь, из почтения.

– Итак, – начал Антонелли, стряхивая крошки печенья со смехотворно широких лацканов темного пиджака, – что у нас там выходит с нашими японскими друзьями? – Он в первый раз поднял глаза, и Д'Урсо поразился их ясной голубизне. Жесткий, подозрительный взгляд старика всегда заставал его врасплох. Он как-то не вязался со всем его обликом.

– Все хорошо, мистер Антонелли. Очень хорошо. – Д'Урсо услышал свой подобострастный тон, и ему стало противно. Ощущая мерзкий вкус в горле, он потянулся за дипломатом, стоящим на полу у его ног, и подал его старику. Четыреста шестьдесят восемь тысяч долларов, только что доставленные из Атлантик-Сити за его счет. За что?

Антонелли принял кожаный дипломат и передал его Винсенту – тот положил его на стойку, открыл и стал пересчитывать банкноты.

– На прошлой неделе я виделся с Хамабути, – сообщил Антонелли. – Он доволен, что доходы начинают расти. Ему никогда не нравилось, что мы расплачиваемся за товар только после получения прибыли.

Товар, надо же. Они рабы, Господи ты Боже мой. Почему не назвать их просто рабами?

– У Хамабути еще остались сомнения. Он до сих пор не верит, что американцы могут использовать принудительный труд. – Антонелли не мигая смотрел Д'Урсо прямо в глаза.

– Ну... наши клиенты понятия не имеют, что эти люди – рабы. – Старик и сам все это прекрасно знает. Он заставляет снова и снова объяснять смысл всей операции, чтобы убедиться, что ты понимаешь, с какого конца за это браться. Просто дурью мается, старый хрыч. – Мы предоставляем рабов разным нанимателям, в основном отправляем их на фабрики, но иногда и как домашнюю прислугу – служанки, повара, нянечки...

– Кто?

– Нянечки: они живут в доме у нанимателя и присматривают за его детьми. Знаете, они пользуются сейчас большим спросом. Моя жена ими занимается...

Антонелли закрыл глаза и кивком велел Д'Урсо продолжать, отчего у Д'Урсо напряглись мышцы живота. Обращается с ним, как с сопливым мальчишкой.

– Так или иначе, мы открыли два подставных агентства по трудоустройству, плюс еще то, которым заправляет моя жена. Как я уже говорил, клиенты и не подозревают, что на них работают рабы. У них даже не возникает такого вопроса; они получают то, что им надо, и по дешевке. Думаю, кто-то из них и догадывается, что здесь не все чисто, но в подробности никто не вдается, потому что себе дороже. Они говорят одно: техника у нас на грани фантастики. Утром привозим рабов на автобусе, на автобусе же и забираем в конце рабочего дня – а больше хозяева ничего и знать не желают.

Старик улыбнулся и одобрительно кивнул.

– Именно это, Джон, я и рассказал Хамабути.

Д'Урсо скрипнул зубами. Двинуть бы ему пару раз по его мерзкой физиономии, этому старому ублюдку с его покровительственными замашками. Но тут он уловил, как Винсент уставился на него поверх темных очков. А у Винсента с собой всегда два пистолета.

Антонелли взял другую половинку печенья с орешками, положил ее в рот и с минуту посасывал.

– Знаешь, Джон, я спросил Хамабути, почему эти японские ребята вообще соглашаются на такую безумную сделку. Парни, девчонки восемнадцати-девятнадцати лет продают себя на три года тяжелейшей работы – и все ради путешествия в Америку. Может быть, я бы понял это, уезжай они из какой-нибудь нишей и грязной дыры, но ведь Япония – богатая страна. У вас, японцев, все есть, сказал я Хамабути. Так зачем же они это делают? – спросил я его.

Д'Урсо знал зачем, но знал также, что обязан выслушать это еще раз. Из почтения.

– И что же он ответил вам, мистер Антонелли?

– Они там, в Японии, доводят своих детей до сумасшествия. Ты знаешь, что они проходят тесты, чтобы поступить в детский сад? Представляешь себе?

Д'Урсо решил было рассказать старику, что дети из богатых семей и здесь, в Нью-Йорке, проходят тесты, чтобы поступить в престижные подготовительные классы, но подумал, что не стоит и трудиться. Антонелли вечно придуривался – ему нравилось, чтобы его считали старым невеждой, приехавшим из старой страны.

– В Японии дети всю дорогу проходят тесты, а стоит один раз не справиться – тебе конец. От этого ребятки попросту свихиваются. Хамабути мне рассказывал, что некоторые проводят в школе по десять часов ежедневно, учатся по шесть, по семь дней в неделю. Но зачем? – спросил я его. Он сказал – затем, что все они хотят найти себе хорошую работу в большой компании – «Панасоник», «Сони», «Тойота», – а единственный способ добиться руководящего поста – попасть в один из престижных колледжей; но если они не наберут фантастического количества баллов по этим своим идиотским тестам, то окажутся во второразрядной школе, после которой им светит лишь паршивенькая работенка и паршивенькое жалованье; и это в стране, где несчастная чашка кофе в вагоне-ресторане стоит пять баксов. Вот почему эти дети охотно продают себя банде Хамабути.

Д'Урсо кивнул.

– Да, Фугукай. – Нужно было показать старику, что он внимательно слушает.

– Вот именно – Фугукай. Дети не выдержали вступительного экзамена в колледж. Они в отчаянии, Джон. Не знают, куда им податься. И тут появляются люди Хамабути, завлекают их сладкими речами, показывают, что у них есть еще шанс – шанс восстановить свою честь; а честь для японцев очень много значит. Фугукай обещает им поездку в Америку – страну великих возможностей. Если дети согласятся на «трехгодичную трудовую практику» – это у них так называется, – им предоставят кров, стол и оплатят проезд до Америки. А дети чувствуют себя такими подавленными, что соглашаются на все. – Тут старик щелкнул пальцами, но Д'Урсо давно уже перестал слушать.

Теперь он подумал, что настала его очередь блеснуть осведомленностью.

– И самое прекрасное в этом во всем – то, что мы не обязаны соблюдать первоначальные условия сделки этих ребят с Фугукай. Они наши до тех пор, пока мы этого хотим. Мы можем использовать этих ребят по двадцать, тридцать, сорок лет. За первые три года мы платим Хамабути, а потом кладем себе в карман от восемнадцати до двадцати кусков в год за каждого. Сейчас их в стране двенадцать сотен, еще восемнадцать сотен на подходе... – Д'Урсо вынул авторучку и быстро подсчитал на салфетке. – Три тысячи рабов по восемнадцать кусков в год... пятьдесят четыре миллиона в год на сорок лет. Не так уж плохо.

Так чего ж тебе не отстегнуть мне лакомый кусочек – ты, старый вонючий ублюдок.

Антонелли подцепил пальцем орешек, высыпавшийся из печенья, и положил его в рот. Д'Урсо смотрел, как он задумчиво жует, уставившись в окно. Начинался дождь. Старик напустил на себя такой же непроницаемый вид, как и эти чертовы япошки.

– Вряд ли они все охотно работают. Эти ребята не манекены. У тебя наверняка есть проблемы с некоторыми из них. Не может все идти так гладко.

У Д'Урсо снова напряглись мышцы живота. Он вдруг вспомнил свое детство и того священника, который устраивал ему форменный допрос в исповедальне – его, Д'Урсо, слова он в грош не ставил и все подозревал, что мальчик скрывает какой-то ужасный смертный грех.

– Этим занимаются боевики Хамабути.

– Да, якудза. Но их в самом деле достаточно, чтобы справиться со всеми этими ребятами? – Антонелли был настроен явно скептически.

– Мы полагаем, что их около сотни, но этих парней – якудза – не так-то просто вычислить. Большинство из них ведет себя тихо, и появляются они только тогда, когда нужно. Такие вот они чудики. – Д'Урсо осекся, на минуту задумался. – Я поставил скрытые видеокамеры в доках и на некоторых фабриках – так можно проследить за якудза.

Антонелли нахмурился.

– Мне это не нравится, Джон. Это знак недоверия. Хамабути – мой старый друг. Мы много помогали друг другу после войны. Он бы не допустил, чтобы его люди шпионили за нами.

Черта с два он не допустил бы.

– Прекрати слежку. Убери видеоустановки.

Д'Урсо опустил глаза и кивнул.

– Ладно.

Как же, жди дожидайся.

– Теперь вернемся к вопросу, который я задал. Верно ли, что люди Хамабути держат ребят под контролем?

– Абсолютна. В самом деле, неприятности доставляют только те, кто выполняет тяжелую работу на фабриках, и якудза разбираются с ними сразу же. Без предупреждения. Стоит кому-нибудь начать жаловаться или греть себе зад, вместо того чтобы работать, ему задают хорошую трепку. И потом, там Масиро, правая рука Нагаи. Не знаю, в чем тут дело, но стоит ему показаться, как – раз! – и все рабы в полном порядке. Я сам это видел. Он наводит на них ужас. Говорят, его обязанность – выслеживать и ловить беглецов, а их пока было немного. – Д'Урсо решил не говорить Антонелли о тех двух, которых Масиро изловил вчера. Интересно, знает ли Антонелли, какое наказание назначает его закадычный дружок Хамабути беглецам? Напрасная порча хорошего товара, как он, Д'Урсо, думает.

– Ну, я рад, что дело заладилось. Молодец, Джон, очень хорошо. – Тон Антонелли показывал, что встреча окончена и можно уходить.

– Еще одно, мистер Антонелли. – Д'Урсо глубоко вздохнул, полный надежды. – Вы не передумали насчет моей идеи о классном борделе в Атлантик-Сити? Я присмотрел хорошее местечко, рядом с казино. Можно было бы сделать что-нибудь вроде домика гейш, знаете? Все девушки – в кимоно. Знаете, многие из этих девчушек прехорошенькие, и просто жалость, что они пропадают в нянечках и всякое такое. Ведь они опытные, насколько я слышал. Большинство мужиков никогда не были в восточном борделе, и многим было бы любопытно. Думаю, мы могли бы заработать...

– Нет.

– Но...

– Я сказал «нет», и все тут. – Старик стукнул кулаком по столу, а Винсент развернулся и поставил ноги на пол, готовый к действию. – Я ведь уже говорил тебе, что это слишком рискованно, так можно засветиться. И потом, Хамабути отбирает красивых девушек для своего собственного борделя здесь, в городе.

– Но, мистер Антонелли, мы ведь могли бы сорвать большой куш...

– Ты же не дурак, Джон. Подумай. Полицейские тоже ходят в бордели. Что, если какая-нибудь девушка проболтается не тому мужику? Что тогда?

– Мы могли бы следить...

– Как? Не пойдешь же ты с ними в постель? Убедиться, что они не болтают? – Взгляд у старика стал совсем бешеный.

Руки Д'Урсо, спрятанные под столом, дрожали – он совсем осатанел. Скрипнул зубами, крепко прикусил язык. Треснул бы ты, старый придурок. Треснул бы совсем. Я бы уже давно организовал этот бордель. Мы бы уже полтора месяца были в деле, ты, старый вонючий хрыч.

– Ну как, Джон, мы теперь поняли друг друга? – Антонелли нагнулся над столом и склонил голову набок, как старый любящий дедушка. Кем же, к чертям собачьим, он воображает себя? Папой Джеппетто?

Д'Урсо бросил взгляд на Винсента.

– Да, мистер Антонелли, я понял.

– Ну; вот и славно. Чудесно. Работай, как раньше. – Теперь Антонелли явно прощался с ним.

Д'Урсо встал. Старик не глядел на него. Винсент же не спускал глаз.

– Не волнуйся, Джон, – сказал Винсент, Иными словами – иди себе восвояси.

Д'Урсо застегнул свой двубортный пиджак и направился к двери, стараясь не спешить, не создавая впечатления, будто он убегает. Будь у него с собою пушка, Бог свидетель, он бы сделал это прямо сейчас. У Луккарелли ведь получилось, думал он снова и снова. Луккарелли сделал это и остался цел. Он сделал это двадцать лет назад, но ведь сделал же все-таки.

С серого неба падал холодный дождь. Д'Урсо спешил к машине, на ходу просчитывая все свои шансы. Сколько capi на самом деле преданы Антонелли? Если не считать Винсента, многие ли в самом деле дойдут до настоящей драки? Много, вот сколько. И все же Луккарелли сделал это с Кокосовым Джо, а тогда не так-то много ребят любили Луккарелли. Его стали уважать после того, как он сделал это. Убей босса – и ты создашь себе положение. Вот как делаются дела.

Он забрался в свой черный «Мерседес-420SEK» и увидел, как брат его жены, Бобби Франчоне, сидя за рулем, заряжает маленький автоматический пистолет, который Д'Урсо дал ему.

– Ты что, рехнулся? Кой хрен ты тут делаешь? Спрячь эту дерьмовую штуковину, пока копы не замели!

Бобби мотнул головой, откидывая с глаз тщательно завитую напомаженную прядь, ту самую прядь, которую он каждое утро с превеликим трудом начесывал именно на глаза.

– Скверная встреча, а?

Д'Урсо больше не мог сдерживаться. Он с такой силой двинул кулаком по сиденью, что вся машина закачалась. Капли дождя струились по ветровому стеклу, размывая очертания мира.

– Я держал два агентства по продаже автомобилей, строительную компанию, три ночных клуба на побережье и семь круглосуточных притонов, а он со мной обращается, будто я, прах его дери, никто. Богом клянусь, Бобби, он меня вынуждает. Я должен это сделать. Он обращается со мной несправедливо. Он стоит у меня на пути, Бобби. Другого выхода нет. Он должен уйти.

Бобби сунул пистолет в карман, поправил волосы перед передним зеркальцем и выдавил из себя поганенькую ухмылочку, которую перенял в тюрьме.

– Говорил я тебе, Джон: давно пора. Ты должен это сделать. – Он включил зажигание, и огромная машина тронулась с места.

Д'Урсо разглядывал профиль Бобби, руки его дрожали, сердце прыгало в груди.

Да... я должен это сделать.

Глава 4

Из заднего окна пустой квартиры Тоцци глядел на кучу строительного мусора во дворе. Зачуханного вида пес с длинной, свалявшейся шерстью задрал ногу над сломанной доской. Гнутые алюминиевые трубы сверкали на ярком октябрьском солнце. Желтые листья с хилого деревца, что пустило корни у покосившегося забора, падали прямо на помойку. Все дворы этого дома с обеих сторон выглядели столь же гнусно – результат недавнего ремонта. Тоцци перевел взгляд на собственное отражение в оконном стекле – темные, глубоко запавшие глаза, грустное лицо. Интересно, разгребут ли когда-нибудь этот хлам.

– Так какая, вы говорите, квартирная плата? – осведомился он, все еще не отрывая взгляда от окна.

– Восемь пятьдесят. Без отопления и горячей воды, – отвезла миссис Карлсон, агент по недвижимости. У нее был широкий зад, очки, как донышки бутылок из-под кока-колы, на губах – полустертая помада рубинового цвета, а еще – дурная привычка стоять у тебя за спиной, заламывая руки. Ни дать ни взять детектив Чарли Чен в женском прикиде.

– Ничего себе, – сказал он. – Адамс-стрит не самая шикарная часть Хобокена.

Она мило улыбнулась, показывая подпиленные зубы, явно игнорируя его замечание.

– Я вам не говорила, что в этом доме когда-то жил Фрэнк Синатра? Может быть, даже в этой самой квартире. Надо проверить.

За неделю Тоцци посетил семь квартир в Хобокене, и в пяти из них когда-то жил Фрэнк Синатра. Поистине вездесущ был старина Голубые Глазки.

– Хобокен пользуется очень большим спросом, – завела миссис Карлсон старую песню, которую Тоцци слышал от каждого агента по недвижимости, к какому ни обращался. – Все хотят жить здесь. Прекрасное сообщение с Манхэттеном, и в то же время совершенно особая атмосфера. Как маленький европейский городок – вам не кажется? Небольшие магазинчики, булочные, зеленные лавочки...

Тоцци спросил себя, во многих ли городках Европы можно встретить мясо-гриль, поджаренное на мескитовом дереве, порностудии за четверть миллиона долларов, рок-клуб, где Брюс Спрингстин снимает свои видеоклипы, и, штрафы за поджог, в несколько раз превышающие средние по стране. А в Хобокене есть это и многое другое.

Он вернулся в переднюю, где свеженатертый паркет блестел на солнце. В этой квартире не было той атмосферы Старого Света, какая ощущалась в других жилищах, которые он посещал. Но мраморные каминные доски и сундуки по углам стоят денег, а ему бы не хотелось сидеть на мели, особенно сейчас, пока еще не кончился испытательный срок. Иверсу и предлога никакого не понадобится, чтобы гадить ему всю дорогу, – теперь, после его маленькой эскапады. Конечно, вряд ли удастся втравить его во что-нибудь серьезное там, где он находится нынче, прикованный к столу в архиве, под началом недоумка Хайеса, всеобщего библиотекаря, который то ли слишком робок, то ли слишком туп, чтобы просто прийти и сказать, что ему надо, и поэтому каждый день грозит обернуться длинной и нудной игрой в вопросы и ответы.

«Отдохни, успокойся», – сказал ему Иверс. «Приди в чувство», – талдычил он со своей дерьмовой улыбочкой ласкового папаши.

Тоцци посмеялся бы, не будь сцена такой трогательной. Не так давно все, чем он владел в мире, помещалось в маленький чемоданчик: костюмы, несколько рубашек, джинсы, немного белья, носки, пара мокасин, пара высоких кроссовок, 9-миллиметровый автоматический пистолет, специальный 38-го калибра и еще один, 44-го, и к ним три коробки патронов. Вот и все. Гангстеры-боевики от мафии позаботились об остальном его бренном имуществе, разгромив квартиру его покойной тетушки, где он тогда скрывался. Одна мысль об этом повергала его в уныние. И все же лучше быть снова в стаде, чем одному и без крова.

Тоцци вновь оглядел квартиру. Чисто, новое оборудование, белые стены. Можно поставить мебель, создать домашний уют. И все же трудно примириться с мыслью, что все его вещи – только что из магазина. Может быть, поэтому он и выбрал Хобокен. Этот район напоминал ему место, где он вырос, Вейлсбург в Ньюарке.

– Мы тут составили маленькую брошюру, где указаны магазины, рестораны, службы быта, школы, места развлечений... – Миссис Карлсон открыла свой дипломат на перегородке, отделявшей кухню от гостиной, и принялась рыться в бумагах. Тоцци не обращал на нее никакого внимания. Он снова смотрел в окно, теперь уже в переднее, на крепко сбитую молоденькую мексиканочку в кожаной куртке с бахромой – девушка сидела на крыльце многоквартирного дома и играла с ребенком. Тоцци решил, что это ее малыш. Он как раз учился ходить – переваливался на нетвердых ножках по растрескавшемуся тротуару, ступая, как Франкенштейн, в неуклюжих белых башмачках на шнуровке. Такие башмачки надевали на малышей и в его время, только тогда они были красно-коричневые. Малыш ликовал – личико его озаряла широкая, слюнявая, беззубая улыбка. Девушка тоже смеялась. Вот она схватила ребенка на руки и крепко прижала к себе. Лицо ее дышало счастьем. Тоцци заулыбался тоже.

– Вот, – произнесла миссис Карлсон, тяжело стуча по голому полу своими несуразными каблуками и протягивая Тоцци брошюру. – Это вам очень поможет, когда...

И тут передатчик Тоцци запищал, что чертовски удивило его. Ему положено было носить передатчик, но он и думать не думал, что кто-то будет связываться с ним из офиса. Наверное, там нешуточные проблемы. У Хайеса, должно быть, кончились большие скрепки.

– Извините, – сказал Тоцци, – этот телефон подключен?

– Ну... я не знаю, как прошлый жилец... Но не думаю...

– Не беспокойтесь. Оплату я возьму на себя. – Тоцци снял трубку с белого аппарата, что висел в кухне на стене. В трубке послышались гудки.

– Кстати, мистер Тоцци, я забыла спросить – каков ваш источник дохода?

На секунду Тоцци уставился в пустую стену, раздумывая, как бы поприличнее соврать.

– Я работаю в ФБР, – заговорил он быстро, надеясь, что она не заметила минутного колебания. – В службе информации, – добавил он. – Я отвечаю за информацию в Манхэттенском оперативном отделе.

– А... понятно.

Инстинктивно он забеспокоился, не бросается ли в глаза утолщение под левой подмышкой. Но никакого утолщения не было. Он пока не носил оружия. Приказ Иверса.

Тоцци набрал номер оперативного отдела, назвал себя дежурному, и тот подключил его к другой линии.

– Тоцци, – назвался он несколько саркастическим тоном. Так он представлялся всегда.

Он удивился, услышав голос Гиббонса на другом конце провода. За последние два месяца он почти не виделся с прежним напарником. Ни для кого не было секретом, что Иверс держал их подальше друг от друга.

– Ну, как дела, Гиб? Не жалеешь, что вернулся из отставки?

– А ты не жалеешь, что вернулся?

– Нет.

– Так сейчас пожалеешь. У меня для тебя плохие новости.

Гиббонс говорил таким тоном, что у Тоцци так и стояла перед глазами его крокодилья ухмылка. Он сам улыбнулся, еще не зная, в чем дело.

– И какие же?

– Ты возвращаешься на оперативную работу. Со мной.

– Ты это о чем?

– Сегодня утром у меня был разговор с Иверсом. Я все уладил. Твой испытательный срок завершился.

– Какого хре... – Тоцци вдруг вспомнил, что миссис Карлсон стоит за его спиной. – Объясни все по порядку.

– Тут нечего объяснять. У нас сейчас не хватает людей, а нью-йоркская полиция еще спихнула на нас это убийство. Со мной же никто из наших работать не хочет.

Тоцци хрипло расхохотался в трубку.

– С этого бы и начинал.

– Я выложил Иверсу все начистоту. «Если вы не дадите мне хоть сколько-нибудь приличного напарника, я опять ухожу в отставку. Дайте мне Тоцци, или я делаю ручкой» – вот что я ему сказал. Этими самыми словами. Он раскололся моментально. Старая бесхребетная задница.

За тридцать лет работы в Бюро у Гиббонса редко бывал напарник, который выдерживал более трех дней, за исключением Тоцци, вытерпевшего шесть лет, вплоть до самой отставки Гиббонса. Тоцци вздохнул. Хорошо, когда ты кому-то нужен.

Тоцци перевел взгляд на миссис Карлсон, которая стояла у окна, делая вид, что не слушает.

– Я думал, Иверс наотрез откажется подключить меня к делу. Почему же он уступил?

– Кто его знает? В людях, впрочем, он разбирается хреново, если уж ты хочешь знать мое мнение. Во-первых, потому, что послушался меня, а во-вторых, потому, что выпустил на улицу такого психа, как ты. Так что подними зад и притаскивайся сюда к пяти. Перед тем как выпускать тебя на волю, Иверс хочет переговорить с тобой.

– Ах вот как? Может, он еще соберет мне бутерброды на ленч?

– Ну да, и кекс с изюмом в придачу. Еще поцелует на дорожку, – проворчал Гиббонс. – В его кабинете в пять – сотрrепde goombah?

– Все понял.

– О деле тебе расскажу, когда придешь. Не дело, а «Записки Шерлока Холмса». Как раз для тебя.

– Расскажи сейчас, хотя бы вкратце. Я же умру от любопытства.

– У тебя, Тоцци, не хватает терпения. Это твоя беда. Держу пари, ты страдаешь преждевременной эякуляцией.

– Ну нет. В этих делах у меня все в порядке. Только нет никого, с кем бы попрактиковаться.

– Ну да, ну да.

– Так что, расскажешь или как?

Гиббонс громко выразил свою досаду глубоким вздохом прямо в трубку. Кажется, теперь ему доставляло больше труда поддерживать свой имидж чертова сукина сына. Не дай Бог кто-нибудь подумает, что он к старости сделался более дружелюбным. Пусть попробует кто-нибудь сказать, будто он раскис.

– Ладно, Тоцци, слушай сюда. «Фольксваген-жук» плыл себе по течению и ткнулся в паромную пристань на Стэйтен-Айленде, нижний Манхэттен. Это было вчера. Внутри – двое жмуриков. Тела разрезаны почти пополам.

Сперва Тоцци подумал о фокуснике, который распиливает пополам свою партнершу. Потом представил себе кровавую кашу, выпавшие внутренности, и на минуту у него перехватило дыхание.

– На машине – номера штата Нью-Джерси, – продолжал Гиббонс, – потому-то полиции и удалось свалить это дело на нас. Я сходил проверил номера в управлении автомобильного транспорта, и, как и следовало ожидать, машина оказалась краденая. Владелец заявил о пропаже в полицейское отделение Керни в прошлую субботу вечером, за десять часов до предполагаемого времени убийства.

– Владелец машины на подозрении?

– Нет, у него твердое алиби. Он был на матче в шахматном клубе у себя в поселке. Свидетели подтверждают, что он оставался там по меньшей мере до половины одиннадцатого. Домой из клуба его подвез какой-то приятель. И когда они подъехали, то увидели, что его машины, «фольксвагена», на стоянке нет.

– Почему он не поехал в клуб на своей машине?

– Он говорит, что ездит на ней только в овощную лавку. Тот мужик – бывший учитель математики, сейчас на пенсии. Старый хмырь. Это не наш парень: Уж я-то знаю.

– Старый хмырь на пенсии, а? – Тоцци хихикнул себе под нос.

– Заткнись и слушай, Тоцци! Убийца определенно не был специалистом по ракетным установкам. Он закрыл все окна в машине, перед тем как столкнуть ее в реку. А «жуки» водонепроницаемы. Они плавают. Я думал, это известно каждому нормальному человеку. Боже милосердный, да ведь и в рекламе, кажется, об этом твердят.

– Он, возможно, не каждый нормальный человек.

– Очевидно, так. У каждого нормального человека не хватит духу разрезать два тела, как индейку в День благодарения, потом запихнуть их в машину и столкнуть в реку.

– Ты, Гиб, все так красочно расписываешь.

– Спасибо на добром слове. Мне только что принесли медицинское заключение. Вот оно, передо мной. Одна из жертв была разрезана справа, другая – слева. Сначала мы думали, что это разные разрезы, но медицинский эксперт утверждает, что разрез один и нанесен после смерти. Он считает, что тела были положены одно на другое или даже поставлены рядом, перед тем как их расчленили. Поразмысли-ка над этим немножко.

– По-моему, тут что-то, связанное с обрядами. – Тоцци понизил голос и оглянулся на миссис Карлсон. – Ты не проверял версию насчет поклонников дьявола?

Трубка молчала.

– Гиб! Ты слушаешь?

– Поклонники дьявола, а? Где уж мне было догадаться. А может, это друиды. Что, съел?

– Ну ладно, ладно, не кипятись.

– Ты пять минут, как в деле, а уже лезешь со своими версиями типа «сумеречного сознания». Я так и знал, Шерлок, что дельце придется тебе по вкусу.

– Я не имею привычки выстраивать версии и составлять мнения, пока не увижу своими глазами все лабораторные данные.

– И вот тогда ты начнешь промывать мне мозги обрядами, ритуалами и прочим дерьмом.

Тоцци сжал провод и оглянулся на дверь. Миссис Карлсон как раз заглядывала в стенной шкаф для белья.

– Увидимся позже, Гиб. Я задерживаю деловую женщину.

– Ах, вот как? Звучит заманчиво.

– Агента по недвижимости.

– Она красивая?

– Очень приятный человек.

– Жаль. Ну, что там у тебя? Снял квартиру? И леди по недвижимости в придачу?

– Черт возьми, надеюсь, что нет, – пробормотал Тоцци. – Искать квартиру – сущая морока. Скорей бы конец.

– Так сними же квартиру, олух царя небесного, любую квартиру. Все, что тебе надо, – три комнаты и кровать. Если эта квартира чистая, сними ее, и все дела. Ты ведь не Прекрасный Принц, можешь обойтись и без Букингемского дворца.

– За совет спасибо. Увидимся в пять. И кстати, еще раз спасибо.

– За что?

– За то, что ты снова вытащил меня на работу.

– О... не стоит благодарности. Пока. – Гиббонс положил трубку.

Улыбаясь, Тоцци повесил трубку на место и снова подошел к окну. Юная мамаша все еще забавлялась с ребенком.

Тяжелые шаги Чарлены Чан зазвучали по коридору за его спиной. Мамаша выкинула окурок на тротуар, крепко прижала к себе малыша и стала баюкать его, прикрывая полами своей кожаной курточки.

– Все в порядке, да, мистер Тоцци? – осведомилась миссис Карлсон.

– О да, все утряслось. – Тут он вспомнил, что именно ей наврал. – Кое-какие проблемы с мягкой мебелью.

Мертвая плоть – мягкая... во всяком случае, пока не окоченеет.

– Ну и что вы решили?

– Так какая, вы говорите, квартирная плата?

Малыш выгибал спинку, терся личиком о мамин спортивный свитер и смеялся, задирая голову.

– Восемь пятьдесят. Без отопления и горячей воды.

Он знал, что квартиры дешевле ему не найти, во всяком случае такой же чистой. И потом, ему надоело смотреть квартиры. Теперь он хотел скорее приступить к работе, к настоящей работе.

– Пожалуй, я сниму ее, – изрек он наконец, поджав губы и значительно кивнув.

– Вот и чудесно, – замурлыкала леди с хорошо отработанным энтузиазмом. – Я рада, мистер Тоцци, что квартира вам понравилась. Еще одно – перед тем как я начну составлять договор об аренде. Владелец дома хочет знать все о своих жильцах, и он предпочитает семейных. Поскольку он сам живет в этом здании и здесь всего каких-нибудь пять квартир, он имеет законное право отсеивать жильцов и выбирать по своему вкусу. Но я уверена, что у вас с этим не будет проблем. Миссис Тоцци ведь существует, правда?

– О... да. Конечно. – Левая рука без кольца застыла в кармане. – Она сегодня не смогла. Дела задержали.

– Ах, понимаю. Вы, должно быть, ОРДН. – Она улыбнулась, показав все свои зубы.

– Простите, что?

– Оба работают, детей нет: ОРДН. Неужели вы никогда не слышали?

Тоцци покачал головой и принужденно улыбнулся. Сука.

– Пожалуйста, простите меня. Это просто так говорится. Я не хотела вас обидеть.

– Я и не обиделся. – Гнусная сука.

– Ваша жена случайно не адвокат? Мистер Халбасиан не сдает квартиры адвокатам.

– Нет. Она не адвокат. – Гнусная поганая сука.

– Вот и хорошо. Сегодня я свяжусь с ним и договорюсь о встрече. Согласны?

– Да, конечно. – Мразь.

Он снова поглядел в окно на молодую мамочку и прикинул, пройдет ли номер, однако тут же оставил эту мысль. Девчушка ничуть не похожа на ОРДН.

Дерьмо.

Глава 5

Поведение Д'Урсо Нагаи сегодня решительно не нравилось. Он не смог бы в точности сказать, в чем тут дело, но что-то было явно не так. Очень уж Д'Урсо был дружелюбный, мягкий, не такой заносчивый, как обычно. И слишком много улыбался, особенно если учесть, зачем они все тут собрались. Явно задумал что-то. Нагаи повернулся к Масиро, хотел было спросить его мнение, но самурай был занят – глаз не отрывал от своей руки. И это понятно. Такого ему еще не приходилось делать. Американец может просто сказать: «Извините, я виноват». У нас все сложнее.

– Эй, возьми-ка это. – Бобби Франчоне швырнул номер «Нью-Йорк пост» на прилавок перед грязной раковиной. – Не забрызгай тут все своей кровищей.

Нагаи взял газету и взглянул на заголовок: «Жук смерти всплывает в порту». Под заголовком виднелась фотография «фольксвагена», зависшего над водой. Ну, Бобби, тонко сработано.

Масиро стоял в сторонке, пока Нагаи покрывал газетой старый, обитый клеенкой прилавок. Самурай положил на газету маленький серебряный ножик и встал на то же место, баюкая руку, как крошечного зверька. Нагаи смотрел на его толстые, мясистые пальцы, похожие на лучи морской звезды. Единственное мутное окошко и лампочка, свисающая с потолка захламленной задней комнатенки, создавали то зловещее серое освещение, какое бывает на море перед бурей. Как нельзя кстати.

– Мне что-то не по себе, – заявил Франчоне, кивая на ножик с трехдюймовым лезвием. – Без этого никак нельзя?

– Таков обычай якудза, – невозмутимо ответил Д'Урсо. – Правда ведь, Нагаи?

Нагаи кивнул.

– Это называется юбицумэ. Если человек совершает серьезную ошибку, он за нее должен платить. Так велит обычай. – Он поднял правую руку и показал обрубки мизинца и указательного пальца.

– У нас в таких случаях ломают ноги, – пояснил Д'Урсо шурину.

Франчоне вдруг схватил газету, свернул ее и ткнул пальцем в заголовок.

– Да за такой прокол ублюдка убить мало. Будь он из наших, ему бы уже не жить.

«Какого черта Д'Урсо всюду таскает за собой эту маленькую погань?» – подумал Нагаи.

– Откуда же было Масиро знать, что тачка, которую угнали те ребята, всплывет? Плавучие тачки! Выдумают ведь такую хреновину.

– Не надо песен. Ты должен был знать. А теперь вся полиция встанет на уши. И какого ляда нужно было их разрубать? Только отягчающих обстоятельств нам еще и недоставало. От вас, ребята, сто баксов убытку, вот что я вам скажу.

Нагаи все смотрел на руку Масиро.

– То есть как это?

– Ну поглядите же на себя, Господа ради. И подумайте, каково нам. Мы вроде должны вас прикрывать от копов – так ведь? – но у вас, ребята, все на лбу написано. С вами все ясно, как белый день. Вы, якудза, одеваетесь, как мой дядюшка Нунцио, – все, как один, в этих кричащих куртках и дурацких шапочках. Да еще эти хреновы татуировки по всему телу, и это с пальцами. – Франчоне указал на руку Масиро. – Если кого-то из вас заметут, вышлют сей же момент. Каждого из вас за километр видно.

– Хватит, Бобби, – оборвал его Д'Урсо.

Нагаи пожал плечами с безразличным видом. Потом поддернул манжеты темно-синей рубашки, так чтобы они видны были из рукавов куртки из шагреневой кожи.

– У вас свои обычаи, у нас – свои.

– И ты поэтому разъезжаешь всюду на старом черном «кадиллаке» с допотопным радиатором? Это тоже обычай? На самокат бы еще сел! Так-то ты стараешься не светиться?

Нагаи сверкнул глазами на панка, думая, стоит ли вообще заводиться с этим идиотом.

– Машина принадлежала Хамабути. Он мне ее подарил. Было бы бесчестно оставить ее.

Франчоне всплеснул руками.

– Ах, Боже ж ты мой, да только это от вас и слышишь: «Честно – бесчестно». Дерьмо собачье. Думаю, это лажа. Чего вы не хотите делать, того и не делаете.

Масиро со свистом втянул в себя воздух и схватился за нож. При виде ножа в руке Масиро глаза Франчоне вылезли из орбит. Нагаи выдавил из себя легкий смешок.

– Несладко тебе, Бобби, зависеть от нас, косоглазых придурков, в этом деле с работорговлей.

Палец Франчоне ткнулся в лицо Нагаи, как раскрытая бритва.

– Не мудри, Нагаи. Вы доставляете нам рабов, мы их покупаем – и мы вам так же нужны, как и вы нам. Так что сиди и не рыпайся.

– Да неужели? Скажи-ка, где бы вы взяли еще рабов – да такую уйму? И кто бы за ними стал присматривать? Мои люди их держат под контролем. Для вас.

– Не надо мне лапшу на уши вешать, приятель. Твои люди – не смеши мою задницу. Я-то знаю, Нагаи, что у тебя тут никого нет. Пшик.

– У меня тут полно людей. Больше, чем ты думаешь.

Франчоне рассмеялся ему в лицо.

– У тебя нет людей. Люди есть у Хамабути. Они подчиняются ему, а не тебе. Тебе подчиняется один Мишмаш.

Сердце у Нагаи запрыгало. В горле пересохло.

– Ты сам не знаешь, что плетешь.

– Да нет, знаю. Мы все знаем о тебе, Нагаи. Мы знаем, что и дома, в Японии, у тебя никого нет, потому что ты там обделался по уши. Ты у Фугукай на мушке, потому что пытался убрать Хамабути и встать во главе семьи. Но дело накрылось, верно? И вместо того чтобы шлепнуть тебя, как бы следовало, Хамабути держит тебя здесь, как шавку на поводке. Так это, Нагаи, или не так? Сюда тебя отправили в наказание, да или нет?

Нагаи смотрел Франчоне прямо в глаза и желал одного: забрать у Масиро нож и воткнуть ублюдку в самое горло. Те давние слова Хамабути звенели у него в ушах: «Теперь, когда твое существо очистилось от предательства, можно быть уверенным, что ты не попробуешь снова. Ты познал всю глубину своего несовершенства – и я верю, что ныне твоя преданность мне станет еще крепче. Искупи свою вину в Америке, Нагаи. Поработай там на меня, и я обещаю вернуть тебе честь».

Но когда же, черт его подери? Когда?

Франчоне хохотал, повернувшись к Д'Урсо.

– Ему нечего сказать. Знает, что я прав.

– Заткнись, Бобби, и встань сюда. – Д'Урсо шагнул вперед, положил руку на плечо Нагаи и отвел его в сторону. Нагаи весь содрогнулся от прикосновения. – Не бери в голову, что Бобби сказал. Он у нас горячая голова. Сам не знает, что несет.

– Для человека, который сам не знает, что несет, он знает слишком много.

Д'Урсо закивал, словно извиняясь.

– Да-да, это я виноват. Антонелли мне рассказал. Не надо было посвящать в это Бобби.

Нагаи стало жарко. Они знают слишком много. Он сам слишком много болтал.

– Послушай, – шепнул Д'Урсо еле слышно. – Я хочу тебе кое-что сказать. Мы смогли бы пристроить больше рабов, гораздо больше – столько, сколько ты сможешь достать, особенно баб. Можешь сделать?

– Следующий пароход приходит в четверг на следующей неделе...

– Нет-нет, эти уже расписаны. Я хочу еще, сверх сметы. Доставь их сюда как можно быстрее. Хочешь назначить свою цену за всю партию – давай, можем договориться. Тысяча рабов, половина баб. Но доставка не позже чем через два месяца. Сможешь ты это сделать?

Нагаи уставился на него.

– Д'Урсо, сделки заключают Хамабути и Антонелли. Не мы с тобой.

Д'Урсо весь сморщился, заулыбался.

– Забудь о них. Речь идет именно о нас с тобой. У меня есть кое-какие планы, говорить еще рано, но я определенно решил взять тебя в долю, Нагаи. Ты парень толковый. Я это с самого начала усек. Но, сдается мне, Хамабути тебя держит, а это, как я понимаю, никуда не годится.

– И как же ты это понимаешь?

– Ну, я так понимаю, что вся эта работорговля держится только на нас с тобой. Мы хорошо сработались и, думаю, сработаемся еще лучше, когда станем работать сами на себя, если тебе ясно, о чем я.

Нагаи рассмеялся.

– Ты, должно быть, шутишь?

– Нет, не шучу. Кому нужны эти долбаные боссы? Мы работаем, а они бабки загребают. От них мы ничего не имеем. Ты знаешь весь расклад, не мне тебе говорить. Если мы раскрутим свое дело, то за три года заработаем больше, чем эти двое имеют сейчас.

Нагаи покачал головой.

– Но мы не сможем обеспечить доставку из Японии. Хамабути перережет каналы.

– Но кто тебе сказал, что мы должны брать только японских ребят? Ты говор ил, у тебя есть связи на Филиппинах. Ты там покупал девок для ночных клубов Хамабути в Токио. Ну помнишь, ты рассказывал? Мы можем ввозить сюда филиппинских ребят. Сможешь это устроить, а?

Нагаи передернул плечами и в задумчивости закусил верхнюю губу.

– Теоретически смог бы... но практически нас пристукнут через неделю, если мы пойдем против них.

Д'Урсо усмехнулся и покачал головой.

– Не пристукнут, если будешь держаться меня. За мной – сила. Антонелли не борец, он уже выдохся. Пошуметь он пошумит, но со мной ничего не сделает – не те козыри. И пока ты за меня, мы тебя прикроем от парней Хамабути. Верняк. И потом, тебя Масиро прикроет. Он-то тебя не бросит ради Хамабути, а?

– Нет, но...

– Хай. – Это Масиро вышел из транса и прервал разговор. Нагаи повернулся к своему самураю. Дело важное: он должен внимательно следить. Масиро прикрылся полотенцем спереди, налег животом на прилавок и опять развернул газету. Он держал нож у той руки, которую давеча ласкал, будто собирался резать морковь. И глядел на Нагаи, ожидая сигнала.

– Подумай об этом, Нагаи, – шепнул ему Д'Урсо. – Подумай, прошу.

Нагаи вздохнул про себя и постарался сосредоточить внимание на Масиро. Но слова Д'Урсо не выходили из головы. Это безумие. Он не хочет застрять здесь навеки, даже с доходами Хамабути. И все же – с такими деньгами можно перевезти сюда детей, даже похитить их, если потребуется. И отделаться от их проклятой мамаши. Да чего только с такими деньгами не сделаешь...

Масиро испустил низкий горловой стон, и Нагаи отогнал от себя посторонние мысли, устыдившись, что обделяет вниманием своего самурая в такой критический момент его жизни.

– Хай, – выдавил он, силясь воспроизвести устрашающее рычание Масиро.

Самурай оглянулся на него через плечо. Масиро – хороший парень. В том не было его вины, но ответ держать приходится. Нагаи поймал твердый взгляд Масиро и коротко кивнул.

Ни минуты не колеблясь, Масиро рубанул по пальцу. Плечи его дважды приподнялись и опустились. Не так-то просто разрубить сустав. Нагаи это известно. Кровь мигом пропитала газету и по сгибу потекла в раковину. Масиро прижал обрубок мизинца. Тем временем Нагаи подобрал нож и вытер его о полотенце. Потом вынул из кармана зажигалку и стал держать клинок над высоким оранжевым пламенем.

– Ни хрена ж себе, – просипел Франчоне. Приятно было видеть, как побледнел панк. – И что теперь с этим делать? – Франчоне кивнул на отрезанную фалангу пальца, лежащую на пропитанной кровью газете. Он не говорил, а гавкал. Как шавка на цепи.

Нагаи ухмыльнулся, глядя на загнутый язычок пламени.

– Масиро дарит его тебе. Сожалея об ошибке.

Франчоне передернуло.

– Убери эту пакость от меня подальше.

– Вставишь в серьгу, – захохотал Нагаи.

Панк потрогал золотое колечко у себя в ухе.

– Ну, ты шутник, Нагаи. Спусти это в унитаз. Да гляди, чтобы не засорился.

– А может, я возьму его себе. – Нагаи передал нож Масиро, который тут же прижал лезвие к ране, прижигая ее каленым железом. Нагаи вытащил из кармана серый пластиковый футляр для фотопленки и бросил туда окровавленный кусок пальца. Запах горелого мяса наполнил комнатенку, а Масиро по-японски просил у своего господина еще огня, чтобы закончить прижигание. Нагаи заметил, что Франчоне вот-вот стошнит. Он поднес Масиро зажигалку и встряхнул футлярчик, чтобы панку сделалось еще хуже. Но сухой дробный звук внезапно навел на него тоску. Звук этот напомнил заводного мишку, пушистого, белого, который бил в свой крошечный барабан. Подарок для Хацу, старшей дочки. Как давно это было.

Кончив обрабатывать палец, Масиро аккуратно вытер ритуальный ножик о полотенце и вернул оружие Нагаи.

Франчоне изумленно мотал головой.

– Ну, ты даешь, Мишмаш. Теперь понятно, почему рабы тебя так боятся. – Он снова подергал серьгу. – Как же он дошел до жизни такой, а, Нагаи? Занимался борьбой сумо, да?

Нагаи пропустил вопрос мимо ушей, но Масиро по-японски спросил, можно ли ответить панку. Пожав плечами, Нагаи кивнул. Хотя зачем трудиться? Американский придурок все равно ничего не поймет.

– В одно время, – начал Масиро на своем ломаном английском, – я был служащий. Нет большой босс, нет маленький босс – средний босс. Но эта жизнь меня тошнило. Ничего в душе, когда я служащий. В компании все волнуются, как делать лучше всякое барахло. Я знаю человека, он убил себя, потому что компания не хотеть его идея часы в машине. Это нет хорошо. Это нет Масиро. Мужчина имеет дух и служит духу, не компании. Я самурай. Такой мой дух. Я должен служить господин, такой господин, который больше значит, чем часы в машине. Масиро не может ходить ронин.

– Это еще что? – спросил Франчоне.

Нагаи помедлил, раздумывая, стоит ли объяснять панку.

– Ронин – бродячий воин, самурай, потерявший господина.

Масиро неистово закивал.

– Нагаи-сан – мой господин. Он говорит мне делать эта, я подчиняться. Он лучше знать.

Нагаи вдруг вспомнил, как в первый раз увидел Масиро. Это было дождливым утром, три – нет, четыре года назад. Он как раз выходил из дома и чуть не споткнулся о незнакомца, который преклонил колени на пороге, уткнувшись лбом в бетон. Со множеством церемоний чудак назвался потомком самурая Ямашиты, который служил великому воителю Нагаи из Кинки в первые годы правления сёгуна Токугавы. Нагаи подумал, что парень не в своем уме. Масиро, однако, продолжал величать его господином, твердил, что тот древний воитель Нагаи был его предком. А он, Масиро, явился продолжить традицию праотцов. Нагаи посмеялся над ним, напомнил, что носит расхожее имя, но Масиро твердил, что уверен в родстве, хотя так и не признался, откуда у него эти сведения. Масиро объяснил, что в поисках его обшарил всю Японию и теперь должен предложить свои услуги. Нагаи все смотрел на него, и вдруг ему пришло в голову, что незнакомец не иначе как дар переменчивой судьбы. Это случилось где-то через неделю после того, как он пытался убить Хамабути, в то время когда готовился принять смерть за свой промах. Он тогда был совсем один. Никто из Фугукай не разговаривал с ним, а жена в страхе сбежала к матери, захватив детей. В другое время он обозвал бы незнакомца психом и вышвырнул бы его вон из своего дома, но теперь ему был нужен друг. Кто-то, кто был бы рядом, пока он ждет наказания от Хамабути. Он пригласил Масиро в дом и предложил ему чаю. Так все и началось.

– Ну-ка, постой, постой, – выпалил Франчоне, прервав воспоминания. – У Мишмаша была нормальная работа, а он ее бросил и пошел в якудза?

– Дело не только в этом. Тебе не понять. – Убрался бы ты подальше.

– Тут замешана честь, Бобби, – мягко сказал Д'Урсо, глядя на Нагаи.

– Да, честь, – подхватил Масиро. – Большая честь сегодня быть якудза. В бизнесе нет честь. Нагаи-сан не барахло. Нагаи-сан – даймё, великий воин старых времен. Система сегодня плохо. Большие фабрики делать много барахло. Старина лучше. Мы победить, мы смеяться систему. Это хорошо.

Франчоне повернулся к Д'Урсо.

– Что-то я не врубаюсь.

– Он имеет в виду, Бобби, что лучше быть хорошим якудза, чем лизать задницу боссу в компании. Масиро чует, где дерьмо, а где нет. Все эти большие компании – дерьмо собачье. Они обслуживают пустое, бессердечное общество потребления. Масиро же привержен высшим ценностям. Так я говорю, Нагаи?

Нагаи взглянул на Д'Урсо. Забавно. По-своему Д'Урсо все понял. Забавно.

Масиро снова закивал, заулыбался Д'Урсо.

– Да, да. Лучше самурай для Нагаи, чем насекомый для «Тойоты», да.

Франчоне пожал плечами.

– Тебе виднее. Но скажи-ка мне одну вещь, Мишмаш. Тебе этот пальчик не помешает в каратэ?

Масиро застыл в недоумении, Нагаи перевел. Самурай поглядел на Франчоне и загадочно усмехнулся. Нагаи рассмеялся замешательству панка. Пусть себе гадает.

– Где мой двоюродный брат?

Нагаи перестал смеяться. Все головы повернулись к двери, откуда доносился голос; настойчивый, повторяемый по-японски вопрос прямо-таки звенел в воздухе.

Это был один из рабов Д'Урсо, парнишка в запачканном белом халате, не по росту большом, и в смешной бумажной шапочке. Он встал на пороге и оглядел их всех, потом отвесил поклон и заговорил с Нагаи и Масиро по-японски.

– Мое имя Такаюки. Несколько дней назад мой двоюродный брат пошел на свидание с девушкой. И не вернулся. Ходят слухи, будто вы убили его. Я хочу знать, так ли это. – Он стоял прямо, ожидая, что ему ответят.

– Какого черта ему тут надо? – вызверился Д'Урсо.

– Мистер Д'Урсо, я хочу знать, что случилось с моим двоюродным братом. – Паренек прекрасно говорил по-английски. – Он ушел в прошлую субботу. Вы не можете так обращаться с нами. Мы вовсе не этого ожидали, когда записывались на эту программу дома, в Японии.

Такаюки... ну да, конечно. Нагаи вспомнил, кто он такой. Сопляк, млеющий от любви, который помогал Рэйко с английским. Она еще восхищалась, что парень говорит по-английски, как настоящий американец. Нагаи часто думал, что должен быть благодарен этому сопляку за то, что он помог обучить такую великолепную шпионку. Рэйко... Знал бы только Д'Урсо...

Нагаи поймал взгляд Масиро и резко кивнул. Покорный самурай кивнул в ответ и повернулся к мальчишке. Широкая спина Масиро заслонила лицо раба.

– Пусть другие увидят, – приказал Нагаи. – Пора привести их в чувство.

Масиро быстро пошел вперед, согнув ноги в коленях и двигая широкими бедрами. Он приблизился к Такаюки вплотную, носок к носку, и замер в ожидании. Парнишка смерил его негодующим взглядом, снова стал спрашивать что-то по-японски, но осекся: Масиро наклонил голову и боднул его в лоб. Потом протолкнул, в дверь и поспешил следом. Нагаи улыбнулся. Он знал: Масиро сделает все как надо.

Из коридора доносились протесты паренька, но все его поползновения жестоко пресекались. Потом раздался ужасный грохот – это мальчишку спустили с короткой лестницы, ведущей в заднее крыло. С минуту стояла тишина. Нагаи представил себе, как вся фабрика внезапно застыла при появлении Масиро с пареньком. При появлении Масиро они всегда застывали. Он вселял ужас в их сердца, как длинная, суровая зима. До задней комнатенки доносились разные звуки: топот ног по кафельному полу и шум, который производило тело юного Такаюки, падая на железные чаны под ударами Масиро. Потом тишина, и за ней – слабый, болезненный вскрик. Нагаи взглянул на Д'Урсо и улыбнулся.

– Теперь он будет послушным мальчиком.

Д'Урсо тоже улыбнулся.

– Еще бы. Послушай, у меня сейчас дело в моей конторе по продаже автомобилей. Я ухожу, но ты подумай над тем, что я сказал.

Нагаи кивнул.

– Я дам тебе знать.

Франчоне, выходя из комнатки следом за шурином, опять казался озадаченным. Оставшись один, Нагаи поднял голову и взглянул на грязное окошко, откуда сочился серый свет. Он старался отогнать от себя искушение. Но ведь в Америке все возможно.

Массивная фигура Масиро показалась в дверях. Он поддерживал свою окровавленную руку. Из почерневшего обрубка все еще сочилась кровь.

– Нож и огонь, пожалуйста.

Нагаи кивнул и полез в карман. Да... возможно все...

Глава 6

Гиббонс сосал ириску и изучал Тоцци, который сидел на соседнем стуле, закинув ногу на ногу. Колено Тоцци подпрыгивало, когда он пытался рассмотреть, что находится на столе у Иверса, и прочесть бумаги, лежащие к нему вверх ногами. Он явно нервничал. Как, впрочем, и всегда в последние дни.

Брент Иверс, главный специальный агент, сидел за огромным столом красного дерева, нацепив очки в металлической оправе на свой остренький носик. В руках у него был рапорт, которым, казалось, он был полностью поглощен. Может, разыгралось воображение, но Гиббонс готов был поклясться, что на висках Иверса показалась седина. Эта седина плюс простой темно-синий костюм и белая рубашка с пластроном придавали ему вид доброго папаши. Помесь Тедди Кеннеди с Оззи Нельсоном. Вообще-то Иверс изображал из себя доброго папашу с тех самых пор, как Тоцци вернулся в Бюро. Гиббонс взглянул на фотографию трех сыновей Иверса, что стояла на столе. Да, Брент, дети растут, мы стареем. Гиббонс злорадно ухмыльнулся.

Иверс зыркнул на Гиббонса поверх очков, потом устремил скептический взгляд на Тоцци. Еще одно заученное движение, долженствующее что-то означать. Дерьмо собачье. Если ты не доверяешь Тоцци, старая задница, то какого черта допускаешь его до расследования? Ну, давай, выкладывай, что там у тебя.

Иверс глубоко, обреченно вздохнул и покачал головой. Гиббонс все ждал, когда же он хоть что-нибудь скажет, но Иверс качал головой, и больше ничего.

– Ну так что же, Брент?

Иверс нахмурился и снова взглянул на Тоцци.

– Не очень-то складно, Берт.

Гиббонс несколько раз крутанул ириску во рту. Он терпеть не мог свое имя, Катберт, и любое уменьшительное от него, но редко когда напоминал людям, что предпочитает, чтобы его называли по фамилии. Кто действительно знал Гиббонса, тот также знал, что называть его по имени не следует. Так он отличал настоящих Друзей.

– Так что выяснили в лаборатории насчет тех двух трупов? – спросил Тоцци.

Гиббонс говорил ему, чтобы он сидел молчком и слушал, но Тоцци слишком суетился, чтобы слушать спокойно. Он никогда не умел слушать. Ну, давай продолжай в том же духе, идиот. Иверс только этого и ждет. Предлога, чтобы засунуть тебя обратно в архив. Умник выискался.

Иверс вновь посмотрел на Гиббонса. Казалось, ему не хочется напрямую общаться с Тоцци. Может, боится, что тот укусит.

– Итак, могу вам сообщить, что в «фольксвагене» обнаружены два тела – мужчины и женщины. Анализ костных тканей показал, что обоим было лет по восемнадцать – двадцать. По форме черепа можно считать, что они были корейцами или японцами, но это еще не точно. Мы просмотрели заявления о пропавших без вести и не нашли никого, кто подходил бы по приметам. В компьютерных данных их отпечатки пальцев не обнаружены, значит, можно предположить, что они иностранцы. Мы попытаемся запросить японские и корейские власти об отпечатках пальцев, но, исходя из прошлого опыта в Вашингтоне, мне сообщили, что интернациональное сотрудничество на Востоке не слишком-то приветствуется.

– Явились ли резаные раны причиной смерти? – спросил Тоцци.

Иверс покачал головой и принялся методически рыться в бумагах в поисках нужного листка. Смотреть на Тоцци ему тоже не хотелось. Вид его, наверное, напоминал Иверсу, что оба напарника надавили-таки на него не в столь отдаленном прошлом и вынудили принять Тоцци обратно. Кто знает, может, Иверсу все еще было неловко.

– У обеих жертв сломаны шейные позвонки, что указывает на удар каким-то тяжелым предметом. Раны на туловище нанесены после смерти.

Тоцци потянул себя за верхнюю губу и уставился в окно. Гиббонс знал это его выражение. Уже, должно быть, составляет одну из своих знаменитых теорий. Гиббонс Христом Богом поклялся, что даст Тоцци в зубы, если только тот снова вытащит на свет поклонение дьяволу.

– Эксперты выяснили о ранах что-нибудь особенное? – Ириска застучала о коренные зубы.

– Они утверждают, что раны нанесены длинным, заточенным с одной стороны, острым как бритва клинком. Очень может быть, что изогнутым. Наши люди согласились с мнением медицинского эксперта, что обе раны – следствие одного удара. – Иверс судорожно вздохнул. Гиббонс знал, что все это ради эффекта. Иверс очень любил эффекты. – Одна из наших специалисток приложила свое личное заключение. Она предполагает, что орудием убийства мог бы быть... катана, так, кажется, это произносится. Меч японского самурая. Вроде бы только несколько десятков продавцов оружия высылают такие мечи по почте, по заказам клиентов. В Вашингтоне для нас составляют список.

Гиббонс заложил ириску за другую щеку.

– По способу убийства в нашей картотеке нет ничего похожего? Кроме Джека Потрошителя, конечно.

Иверс покачал головой.

– В компьютере полно данных о посмертном членовредительстве. Но именно такого ничего нет.

Тоцци пожевал верхнюю губу и взглянул на Гиббонса.

– Может быть, тут какое-то обрядовое действо?

Отлично, Тоцци. Давай покажи мужику, что ты снова на месте, в стране дураков.

Иверс наконец взглянул Тоцци в глаза. Потом снял очки обеими руками.

– Мы учли и это, Майк. В отделе исследований проверяют эту версию. – Он нацепил очки обратно на нос. Господи Иисусе.

– А что насчет сломанных шейных позвонков? – спросил Тоцци. – Каким орудием были нанесены удары?

– И в том и в другом случае кожа не повреждена. Орудие могло быть какое угодно: палка, резиновая дубинка, любой металлический предмет круглой формы, может быть, завернутый в ткань.

Гиббонсу все это надоело.

– Что-нибудь еще обнаружили? Что машина?

– Машину, думаю, здорово промыло, – сказал Иверс, заглянув в рапорт для пущей уверенности. – Но кое-что интересное обнаружили на одежде. Синтетические нити на вельветовых брюках мужчины. Такие нити соответствуют покрытиям в новейших японских автомобилях.

– То есть нити не из «жука»? – спросил Гиббонс.

– Нет. В «фольксвагене» вообще не предусмотрено ковровое покрытие. Во всяком случае, в этих старых моделях. – Иверс перевернул страницу. – На брюках найдены также множественные следы куриной крови.

– Культ сатаны, – выпалил Тоцци. – Они приносят в жертву петухов.

Гиббонс бросил на напарника свирепый взгляд и вцепился зубами в ириску.

– А в кармане брюк, что были на женщине, – продолжал Иверс, не отрывая глаз от рапорта, – нашли небольшие ножницы. Вот эти. – Иверс показал черно-белую фотографию восемь на десять, изображавшую ножницы с короткими остроконечными лезвиями и широкими кольцами в форме кроличьего уха. – В отделе исследований говорят, что такими ножницами подрезают карликовые деревья бонсай. Эти сделаны в Японии.

Колено Тоцци беспрерывно подпрыгивало. Он так и рвался с места в карьер. Гиббонс дожевывал остатки ириски.

Иверс снял очки и бросил их на рапорт.

– Вот в основном и все до сих пор известные данные.

– Это лучше, чем ничего, – заговорил Тоцци. – Нам еще нужен список всех марок машин, в которых используется такое синтетическое покрытие. Ножницы – необычная деталь. Один из нас должен над этим поработать – пойти туда, где продаются такие деревца бонсай, и посмотреть, не прояснится ли что-нибудь. А может, эти ножницы используют как-нибудь еще. И обрядовой стороной тоже следует заняться. Если в картотеке ничего нет, я загляну в тот магазинчик оккультной литературы на Девятнадцатой улице – вдруг там что-нибудь обнаружится. А тем временем...

– Погодите, Тоцци. – Иверсу все это явно не нравилось. – Прежде всего, нам нужно с вами кое-что обсудить.

Гиббонс ухмыльнулся. Говорил же тебе – помалкивай, гумбо.

– Меня не очень-то греет мысль, что вы выходите на самостоятельную оперативную работу, Тоцци. Поскольку случай не первостепенной важности, думаю, лучше вам с Гиббонсом все время держаться друг друга. Вы понимаете меня?

– Эй, подождите-ка, Иверс. Я не затем вышел из отставки, чтобы нянчить этого малыша.

– Нянчить, никого не нужно, Берт. Я просто думаю, что вы должны помочь Тоцци вернуться к обычному распорядку работы.

Тоцци взглянул ему в глаза.

– О чем это вы?

Иверс не отвел взгляда.

– О том, что Бюро, Тоцци, не приветствует личной инициативы, а вы к ней имеете явную склонность. То, что мы скрыли ваши фокусы с перебежкой, не значит, что все забыто. Если вы хотите оставаться агентом по особым поручениям, вы должны привыкать работать так, как принято в ФБР.

– Я же сказал вам, что на все согласен. – Тоцци напряженно улыбнулся, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не послать начальника к чертям собачьим.

– Так позвольте напомнить вам азы нашей профессии. Все операции ФБР по захвату подозреваемых должны осуществляться только при наличии трех условий: превосходства в живой силе, превосходства в технике и момента неожиданности. Мы здесь работаем, как одна команда, Тоцци. Не забывайте этого.

Тоцци провел языком по губам.

– Ладно.

– Я приказал Джимми из технических служб не выдавать вам никакого снаряжения без моего письменного разрешения. Ни микрофонов, ни видео – ничего такого. Я должен заранее знать, что вы собираетесь делать.

– Буду держать вас в курсе.

– И еще одно, Тоцци. Свой личный арсенал держите у себя дома. Напоминаю, на случай, если вы забыли: уставное оружие специального агента – револьвер «Магнум-357». Если вы хотите оставаться специальным агентом, то должны носить только такое оружие. Ясно?

– Да. – Тоцци весь кипел.

Гиббонс вытер губы и стал наблюдать за тем, как разворачивается эта маленькая драма. С пистолетами Иверс повернул круто. Тоцци всегда был щепетилен в выборе оружия, и ни одно его до конца не устраивало. Он всегда твердил, что совершенного револьвера еще никто не изобрел, и поэтому так часто менял калибры. «Магнум-357» ему совсем не нравился. Слишком неуклюжий, по его словам. И это чистая правда. Гиббонс вдруг ощутил свой верный револьвер 38-го калибра в кобуре под мышкой.

Иверс повернулся к Гиббонсу.

– Хотите что-нибудь добавить, Берт?

– Нет, не хочу. – Гиббонс встал, собираясь уходить. Нет, дорогой мой Иверс, уж я-то масла в огонь подливать не собираюсь.

– Ну, тогда ладно. Копии этих рапортов можете получить у моего секретаря. И помните: я хочу, чтобы вы докладывали мне обо всем. Ежедневно.

Гиббонс кивнул. Тоцци поднялся со стула и пошел к двери, ступая по дорогому бухарскому ковру винно-красного цвета.

– Да, сэр, – проронил он. – Будем держать вас в курсе.

– Непременно.

– Треснул бы ты, – проговорил Тоцци вполголоса, уже держась за ручку двери.

Гиббонс успел заметить, как Тоцци с бешеным лицом широко распахнул дверь. В последнюю минуту он подхватил тяжелую створку и притворил ее с мягким щелчком.

* * *

Гиббонс сцедил последние капли пива из бутылки в стакан. Тоцци сидел на скамейке боком и пялился на стойку бара, рассеянно вертя по столу бутылку «Роллинг рок». У стойки сидела сногсшибательная блондинка с длинными прямыми волосами и потрясающими ногами. Она и несколько стильных подружек распивали графин «Голубой Маргариты» со льдом. Гиббонс видел, что Тоцци ее отследил, чертов ублюдок. В этом он весь.

– Ты его послушаешься? – сказал Гиббонс, не отводя взгляда от ног блондинки. – Насчет «магнума», я имею в виду.

– Нет, конечно.

– Он из тебя душу вынет, если узнает.

– Не узнает. – Тоцци сделал глоток. Взгляд его так и прилип к девчонке. Ей-богу, хорошо, что мини-юбки опять входят в моду.

– А если придется стрелять и баллистическая экспертиза обнаружит неуставную пулю?

Тоцци пожал плечами.

– Как-нибудь выкручусь.

Одна из подружек подлила блондинке, расплескивая коктейль по полу. Блондинка повернулась на табурете и скрестила ноги, показывая добрый кусочек ляжки. Интересно, какой вкус у этой «Голубой Маргариты», спросил себя Гиббонс. У него было ощущение, что вряд ли он ему пришелся бы по душе. Не то удивительно, что в «Олд сод» его делают. Удивительно, что сюда ходят такие девчонки. Раньше никогда не ходили.

– Почему бы тебе не подкатиться к ней? – спросил он.

– Я об этом подумываю, – ответил Тоцци. Он, казалось, совсем ошалел. – Мне нужна женщина.

Гиббонс рассмеялся.

– А кому не нужна?

Тоцци хлебнул еще.

– Мне нужна жена.

– Что?

– То есть я не собираюсь жениться. Просто кто-то должен сыграть роль моей жены. Эта квартира в Хобокене – я ведь тебе рассказывал? У меня назначена встреча с домовладельцем. Он сдает только семейным, и я наврал агенту по недвижимости, будто я женат. К пятнице мне нужна жена.

– А-а. – Гиббонс следил, как блондинка перебирала пальцами пряди своих волос. Ногти у нее были длинные, пурпурного цвета, и в ухе три сережки. – Выкинь это из головы. Попытай счастья с какой-нибудь из подружек. Они похожи на жен. Эта краля – нет.

– Хм-м-м... У меня такое ощущение, что она мне все равно не поверит. Подумает, будто это предлог.

– Что ж, хороший предлог.

– М-да... Но будь ты домовладельцем, сдал бы ты такой бабе квартиру?

– Если бы сам жил в том доме – еще бы, конечно, сдал.

– А я бы – нет. – Тоцци сделал еще глоток. – Не думаю.

Гиббонс заглотил все, что оставалось в стакане.

– Ну так как твои дела? Все... гм... потихоньку возвращается на свои места?

Он не знал, как спросить об этом, чтобы Тоцци не чувствовал себя пациентом психиатрической клиники. Он ведь только что выкарабкался из крайне щекотливого положения. Парень ушел на дно, это надо ведь понимать; не имел ни минуты покоя, со всех сторон его преследовали днем и ночью. Тут и свихнуться недолго.

– Да, в общем, ничего, – проговорил Тоцци. – Хотя все это довольно странно. Все мои вещи – новые. Странно, и все тут. Я, конечно, понимаю: особого выбора нет, когда все, что у тебя осталось, – это три пистолета да чемодан с грязным шмотьем.

Гиббонс почесал нос и скорчил рожу. Теперь Тоцци рассиропится, пустит слезу в пиво. Водится за ним такой грешок. Гиббонс потянулся, за второй бутылкой, встряхнул стакан и налил себе. Он обычно заказывал сразу по паре, чтобы не дожидаться официанта.

Внезапно Тоцци оторвал взгляд от блондинки и посмотрел на Гиббонса.

– Скажи-ка, как у тебя дела с Лоррейн? – спросил он таким тоном, который говорил ясно: я все знаю, и не трудись, друг, врать. – Я с ней общался вчера вечером. Она очень переживает из-за того, что ты решил выйти из отставки и вернуться на работу.

Гиббонс устремил на блондинку пристальный взгляд. Да кто он такой, этот Тоцци, поверенный Лоррейн, что ли? Небось думает, что может встревать куда его не просят только потому, что она его двоюродная сестра? Дерьмо собачье. Они с Лоррейн Бернстейн спелись задолго до того, как он вообще узнал о существовании Тоцци. Бывало, конечно, что они ссорились. Даже по-крупному. Но Тоцци пусть не сует сюда свой паршивый нос.

– Она сходит с ума потому, что ты принял, как она говорит, «одностороннее решение». Так она это видит. Ей обидно, что ты с ней даже не переговорил, перед тем как решиться.

– Мы не женаты, Тоц. – Гиббонс присосался к пиву. – Не обязан я никому ничего объяснять. Тебе тоже.

– Почему бы тебе с ней просто не поговорить? Изложил бы свою точку зрения. Она смогла бы понять... со временем.

Тут блондинка уронила сумочку и слезла с табурета, чтобы поднять ее. Она наклонилась, выставив попку. Половина мужиков в баре заторчали.

– Поговори с ней. Гиб. Только и всего. Просто поговори.

Гиббонс сверкнул глазами.

– Не суйся не в свое дело, Тоцци.

Тоцци кивнул.

– Я так и знал, что ты поймешь.

Когда Гиббонс оглянулся, блондинка уже направлялась к двери. Проклятье.

Глава 7

Неуемные языки огня вырывались из высоченных труб нефтеперерабатывающего завода и лизали черноту ночи над кварталами Элизабет и Линден. В отдалении сотни, а может быть, тысячи голых электрических лампочек обозначали скрытые в тумане решетки, над которыми дрожало пламя этих несоразмерно огромных свеч. А совсем близко рев реактивных двигателей заставлял рифленую алюминиевую дверь содрогаться под его рукой, а красные и зеленые огоньки улетающих самолетов наполняли небосвод искусственными звездами. Холодный ветер предвещал заморозки. Все это напомнило Нагаи о доме.

Он закрыл дверь склада и навесил крюк. Зеленоватые флуоресцентные лампы, вовсю светившие внутри, слепили глаза. Нагаи заморгал и начал пробираться сквозь лабиринт тележек, на которых кучами были навалены самые разные консервы. Фруктовый коктейль «Дель Монте», свинина с бобами «Кемпбелл», маринованные огурчики «Хайнц», кукуруза в масле «S & W», шоколадный сироп «Херши», тунец в масле «Бамблби». Так ли уж здесь безопасно, интересно знать. Он долго искал это место, был очень осторожен, но семья Антонелли контролирует весь Ист-Ньюарк, а люди Хамабути, словно тени, проникают всюду. Убежище вполне может оказаться уже раскрытым. Надо все же надеяться, что это не так. Масиро должен иметь собственное додзё.

Обходя тележку с чечевичным супом «Прогрессе», он увидел самурая, несущего два складных металлических стула в центр помещения. Нагаи остановился и стал наблюдать за Масиро, который поставил стулья рядышком, вытащил стеклянную банку – с чем, отсюда было не видно, – и белую фарфоровую плошку для риса. То и другое он водрузил на один из стульев. В уголке, на сером бетонном полу Нагаи заметил белоснежный коврик и электрическую плитку около старинного, покрытого пятнами ящика для оружия из вишневого дерева. Больше никаких удобств. Таково было желание Масиро. Уединенное место для тренировок – рай японского воина. Каждое утро он собирает свои пожитки и держит их в багажнике машины, а на ночь опять раскладывает, словно разбивает лагерь. Масиро, заметил Нагаи, повесил на стену доспех своего предка, что он делал всегда, перед тем как приступить к тренировке. Так он обретал вдохновение. Нагаи смотрел, как самурай снимает башмаки и носки, и думал, что бетонный пол, должно быть, очень холодный. Масиро живет простой и целеустремленной жизнью. В каком-то смысле Нагаи ему завидовал.

Масиро заметил наконец присутствие господина, коротко поклонился ему, нагнулся за катана, лежащим на коврике, и сунул его за черный пояс, подвязанный поверх белой куртки каратиста. Затем спереди, поверх живота, прикрепил, короткий меч вакидзаси. Приготовившись, он взглянул на господина и кивнул головой.

Наган кивнул в ответ и прошел к двум складным стульям, на одном из которых стояла плошка для риса, а в ней – банка вишен в ликере. Нагаи присел на свободный стул, открыл банку и вывалил вишни в плошку. Они казались неоново-красными в свете флуоресцентных ламп. Нагаи сунул одну в рот, и ему немедленно захотелось виски с лимонным соком.

– Готов? – спросил Нагаи по-японски.

Самурай кивнул и на дюйм вытащил меч из ножен. Край того, что осталось от его мизинца, был покрыт темной коркой. Когда Масиро начал вытаскивать меч, металл блеснул Нагаи прямо в глаза. Это – место, где клинок соединяется с рукояткой; именно там выгравированы старинные иероглифы. «Разрезает чисто – четыре тела – в руке Ямашиты из Кинко». Нагаи знал, что Масиро сам надеялся когда-нибудь заслужить подобную надпись.

Нагаи вытащил вишню за черешок, повертел ее в пальцах и внезапно бросил в Масиро. Самурай тут же выхватил меч и раскрутил его стремительным движением. Половинка вишни упала в нескольких футах от его ног. Другая половинка улетела куда-то далеко.

– Очень хорошо, – похвалил Нагаи.

Масиро сунул катана в черные кожаные ножны.

– Дальше, пожалуйста, – сказал он по-японски. Цель его – совершенство, не похвала. Нагаи восхищался его выдержкой. Он подумал, а не рассказать ли Масиро о предложении Д'Урсо – он раздумывал над ним весь день, но так и не решил, удачный это план или нет. Интересно, что сказал бы самурай. Подчинился бы не рассуждая желаниям своего господина? Или изменил бы мнение о Нагаи, увидев, что тот способен предать?

Нагаи выбрал еще вишню, широко размахнулся и кинул. Вишня описала высокую дугу, но не долетела до самурая, тот ринулся вперед, взмахнул мечом справа налево и разрубил мишень пополам.

– Палец тебя не беспокоит? – спросил Нагаи. – Кажется, он не мешает тебе работать с мечом.

– Учусь обходиться без него, – отозвался Масиро. – Ослабевшая кисть всегда будет напоминать мне о моей ошибке.

Нагаи задумчиво кивнул. Масиро жил, согласуясь с древними книгами. Однако должна была остаться обида. Нагаи ведь чувствовал обиду всякий раз, как Хамабути наказывал его.

– Прости меня, Масиро, но так было нужно.

Масиро недоуменно поднял глаза.

– Зачем ты просишь прощения? Таков обычай якудза. Так должно быть. Вот и все.

Нагаи щелкнул большим пальцем по вишне, как по мраморному шарику. Она полетела прямо в лицо Масиро. Самурай занес меч над головой, затем опустил его и разрубил вишню у самого своего носа. Половинки упали к его ногам.

Масиро спрятал меч в ножны.

– Ты, кажется, расстроен этим, мой господин. Неужели ты так долго живешь в Америке, что успел уже забыть о наших обычаях?

Вертя следующую вишню в пальцах, Нагаи взглянул на самурая. Масиро его понимал. С ним можно поговорить. В конце концов, оба они изгои.

– Возможно, я и живу здесь слишком долго, – произнес наконец Нагаи. – Но жить здесь удобно. Мне здесь нравится. По многим причинам мне здесь лучше, чем дома. – Он опустил глаза на вишню, мелькающую в пальцах. – Но если мне здесь так нравится, почему я не перестаю думать о возвращении? Хочу ли я снова увидеть моих детей? Или что-то еще?

– Твое смятение – дым. Его развеют ветра. Твоя цель – вернуться в Японию, увидеть снова твоих детей и, самое главное, занять прежнее почетное место среди Фугукай. – По-японски слова Масиро звучали резко, задевали за живое. Он говорил совершенно убежденно. Хотел бы Нагаи обладать такой убежденностью относительно некоторых своих дел.

– Да... Думаю, ты прав. – Он положил вишню на язык, оборвал черешок и стал катать ее во рту.

– Но тебя волнует Рэйко, – продолжал Масиро. – Ты хотел бы взять твою женщину с собой в Японию.

Нагаи кивнул. Масиро очень хорошо его знал.

– Восстановить честь, жить в Японии с Рэйко, с моими детьми... Это было бы раем. – Все это начинало уже походить на мечты идиота.

Масиро покачал головой.

– Рая на земле не бывает. Только борьба.

– Но победа – это рай.

Масиро нахмурился и склонил голову, раздумывая над сказанным.

– Да... пожалуй, так.

Нагаи взял по вишне в каждую руку и кинул их в самурая. Тот клинком прочертил отрывистую восьмерку и поразил обе цели. Половинка вишни, разрубленной наискось, подкатилась к острым носкам черных туфель Нагаи, сделанных из кожи аллигатора.

– А ты, Масиро? Ты бы хотел вернуться в Японию?

– Если ты захочешь, я вернусь.

Нагаи усмехнулся.

– Но сам-то ты не рвешься.

Масиро покачал головой.

– Нет. Здесь мне лучше. Там, в Японии, меня ищут. Если я вернусь, опять буду в бегах, как загнанный зверь. – Он поднял глаза на доспех, что висел на стене. – Мне бы не хотелось повторить судьбу Ямаситы.

Нагаи глянул на узор старинного доспеха – крохотные тусклые пластинки меди, тесно скрепленные друг с другом темно-зелеными, коричневыми, черными кожаными ремешками. Он знал историю предка Масиро, носившего этот щит, – Ямаситы, внебрачного сына самого знаменитого самурая Японии Мусаши Миямото; так, во всяком случае, утверждал Масиро. Ведь у Мусаши вроде бы не было детей. Масиро рассказывал, что Нагаи, господин Ямаситы, был убит в бою и все его самураи волей-неволей сделались ронинами, бродячими воинами, и оказались вынуждены беспрерывно скитаться и мародерствовать, поскольку лишились своего господина. Несмотря на славу искусного фехтовальщика, Ямасита погиб как мужик, – его подло убили из мести. Ему сзади перерубили шею, пока он забавлялся с какой-то деревенской бабой. Его убийцей был ниндзя, которого нанял китаец, торговец шелком, проигравший Ямасите в кости любимую лошадь. Бесчестно убивать мужчину, когда он занимается любовью, но это, по словам Масиро, любимая тактика ниндзя. Нагаи спросил себя, не сочтет ли Масиро и его ронином, если он предаст Хамабути ради Д'Урсо. Дозволено ли самураю менять господина?

Нагаи взял еще две вишни и швырнул их в Масиро с одной и с другой стороны. Самурай выхватил оба меча, длинный и короткий, и раскинул руки, как хищная птица крылья. Он стремительно двинулся вправо, затем влево. Катана разрубил одну из вишен, но вакидзаси только задел другую плашмя, отшвырнув ее в дальний конец склада, на груду коробок. Масиро нахмурился и проворчал что-то про себя.

Нагаи положил в рот еще вишню.

– Скажи-ка мне одну вещь, – приступил он к делу. – Что ты думаешь о Д'Урсо? Только говори правду.

Масиро поднял бровь.

– Что ты имеешь в виду?

– Могу ли я доверять ему?

– Ты ведь доверял ему до сих пор.

– Так.

Масиро положил обе ладони на рукоятку длинного меча.

– Что-то беспокоит тебя. Что именно? Что сделал Д'Урсо?

Нагаи почти уже решился все рассказать, но внезапно передумал.

– Ничего особенного он не сделал. Просто иногда у меня возникает дурное предчувствие. Мне все время хочется знать, что же он думает на самом деле. На поверхности все гладко, но в глубине таится что-то скверное, особенно когда Франчоне отирается рядом. Чувствую я: что-то здесь не так.

Масиро почесал в затылке.

– Я плохо разбираюсь в чувствах. Я привык действовать. – Нагаи знал, что он скажет что-нибудь в этом роде. Много от тебя проку, голубчик.

– У меня такое впечатление, будто Д'Урсо что-то задумал, и это может повредить нашим отношениям с мафией. Такого допустить нельзя.

Масиро пожал плечами.

– Какая разница, кому продавать рабов?

– Хамабути хочет, чтобы мы работали с семьей Антонелли. Ты же знаешь: Антонелли – его старый друг, они познакомились сразу после войны.

– Война идет всегда и всюду. После какой войны?

– Той, которую мы проиграли. – Ну и умник. Интересно, твой предок так же разговаривал со своим господином? – Хамабути предупредил меня. Если наши отношения с семьей Антонелли будут нарушены, виноват буду я. Так именно он и сказал. Он потеряет на этом кучу денег. – Тут Нагаи поднял руку и растопырил пальцы, показывая Масиро два своих обрубка. – Очередного пальца ему будет маловато, если эта сделка лопнет. Я уже и так здесь в изгнании. Единственная кара, какая еще осталась...

– Смерть. – Масиро, как лошадь, закивал головой. Так на чьей же, черт побери, он стороне?

Тут самурай преклонил колени и отвесил господину поклон.

– Я не покину тебя, что бы ни случилось. Даю слово.

Нагаи устало улыбнулся. Масиро – хороший парень, и к тему же крутой. Но как ни говори, он все же только один. И смогут ли ребята из мафии Д'Урсо на самом деле оградить его, Нагаи, от мести Хамабути? Нет, если все они такие, как этот шут Франчоне.

– У Хамабути здесь много людей, чтобы присматривать за нами, – сказал он. – С нами работают шестьдесят, но я знаю, что их гораздо больше. Да и те, кто по видимости получают приказания от нас, на самом деле подчиняются Хамабути. Я это знаю. Меня окружают убийцы. – Нагаи сунул еще одну вишню в рот, но немедленно сплюнул. Какого черта он ест эту пакость?

Масиро встал и кивнул на плошку с вишнями. Он что, оглох, черт проклятый? Нагаи с отвращением захватил полную горсть вишен и швырнул их все в Масиро.

Тот выхватил оба меча. Сверкание стали скрыло его зловещим туманом. Черт, он режет не хуже мясорубки, и неоново-красные клочья разлетаются в разные стороны. Последняя вишня пришлась на короткий меч. Половинка взмыла прямо к потолку. Масиро поймал ее, подставив клинок.

– Никаких неприятностей не будет – ни с Д'Урсо, ни с Хамабути. Ты будешь счастлив. Я позабочусь об этом. Пожалуйста, не волнуйся. – Он забросил вишню с меча себе в рот, с улыбкой поклонился и принялся жевать.

Нагаи тоже выдавил улыбку. Может быть, ему удастся переметнуться и остаться в живых. Может быть, Масиро один стоит целой армии. Мусаши Миямото, судя по всему, стоил. Если Масиро сможет сохранить ему жизнь до тех пор, пока они с Д'Урсо не укрепятся окончательно, дело, возможно, выгорит. Надежда есть. Нагаи взял еще вишню из плошки и положил ее в рот. В жизни все может обернуться в лучшему.

Глава 8

Было уже почти семь часов, когда пригородный поезд из Международного торгового центра прибыл, громыхая, на станцию Хобокен. Вагон, в котором ехал Тоцци, был битком набит. Масса портфелей из воловьей кожи, плащей от Барберри, очков в черепаховой оправе, ног, затянутых в колготки, втиснутых в белые кроссовки «Рибок», – и все это срывается с места и выходит именно на этой станции. Продвигаясь к турникету в густой толпе, Тоцци спрашивал себя, в самом ли деле Хобокен именно то, что ему нужно. Вместе со всей лавиной он поднялся наверх и пересек широкую булыжную мостовую. Оказавшись на другой стороне, он вдруг увидел свое отражение в витрине какого-то бара. Светло-серый костюм и черные итальянские мокасины казались слишком новыми, существовали как бы отдельно от него. Тоцци долго разглядывал себя и остался недоволен увиденным. Он ничем не выделялся из толпы. Возможно, это место все же как раз для него.

Он обещал даме из «Элизиан филдс риэлти», что придет в семь. Подумалось, что, возможно, следует начать присматривать себе другую квартиру: вряд ли ему сдадут ту, на Адамс-стрит, которую показывала миссис Карлсон. Нет у него ни жены, ни имущества. Тоцци прикинул, а не пойти ли в любом случае в пятницу на встречу с домовладельцем и не сказать ли ему, что супруга скоропостижно скончалась – опухоль в мозгу или что-нибудь в этом роде. Может, ему сдадут квартиру из сострадания. Но нет: это слишком глупо. Все на свете глупо донельзя.

Целый день он потратил на то, чтобы связать воедино «Фука смерти», ритуальные убийства и меч, но не получилось решительно ничего. Он уже забыл, как осточертевает целый день копаться в картотеке, прочитывать на компьютере различные варианты, часами увязывать факты со своей версией и, наконец, прийти к выводу: то, что тебе казалось блестящим озарением, на самом деле яйца выеденного не стоит. Тем глубоким разрезам на обоих телах не находилось никакого аналога в Национальном банке данных по преступлениям. Эксперты стояли на своем: разрезы нанесены одним ударом одного-единственного лезвия, а такой информации не содержалось ни в одном компьютере. Тоцци с самого начала не очень-то верил в это и до сих пор был настроен скептически. Разве такое в человеческих силах? Медики наверняка ошиблись.

Холодало. Ветер задувал все сильней. Тоцци сунул руки в карманы, подумал было: жаль, что не надел плащ, потом вспомнил, что плаща больше нет. Нужно покупать новый, Черт. Хороший был плащ.

Шагая по Вашингтон-стрит, он заметил смешные бумажные рожицы, приклеенные к окну нарядного итальянского ресторанчика. Прямо за дверью, на стойке, были выставлены самые разные сорта спагетти, а рядом, за стеклом охлаждаемой витрины, виднелись замороженные соусы. У них в семье спагетти назывались макаронами, а соусы – подливами. Не очень-то нравились ему эти новомодные гастрономы, где продавали помидоры, высушенные на солнце, и белые грибы. Он любил старые забегаловки на боковых улочках, где тебе дадут большой бутерброд с копченым мясом и свежим сыром, а сверху положат сладкий красный перец, и сыр в середке будет совсем мягкий; а еще ты там сможешь поставить десятку на лошадь, если только знаешь на какую. Признаться, он любил те же места, что и крутые ребята. Только он не был крутым. Он был федералом.

«Элизиан филдс риэлти», контора по сдаче недвижимости, располагалась в соседнем квартале. Тоцци шел быстро – он замерз и безумно желал поскорее оказаться под кровом. Но тут его взгляд упал на маленькое, написанное от руки объявление, прикрепленное к двери: ХОБОКЕНСКАЯ КООПЕРАТИВНАЯ ШКОЛА САМОЗАЩИТЫ. Внизу красовалась вереница японских или китайских иероглифов. Тоцци отошел к краю тротуара и посмотрел на окна второго этажа над цветочным магазином. Все они были ярко освещены. Можно было разглядеть движущиеся фигуры в белых одеждах. Тоцци вдруг подумал о тех трупах в машине и о смертельных ударах по шейным позвонкам. Он оглянулся на здание «Элизиан филдс риэлти». Это может подождать. Есть дела поважнее. Тоцци распахнул дверь и поднялся по лестнице.

В маленькой, обставленной дешевой мебелью приемной никого не оказалось, и Тоцци просунул голову в зал для тренировок. Он был просторный, почти по всей длине здания; потолок облупился, но лампы сияли вовсю. Голубые маты почти сплошь устилали деревянный пол. В зале находилось около дюжины человек – большей частью мужчины, четыре женщины, примерно равное количество белых, оранжевых, голубых и коричневых поясов. Они разбились на пары и отрабатывали прием, состоявший в том, чтобы отбросить нападающего, который подкрадывается сзади и душит за шею. Учитель – сенсей, вспомнилось Тоцци, – выглядел довольно миролюбиво: у него была густая рыжевато-каштановая борода, а волосы на лбу и висках начинали редеть. Он сновал среди пар, наблюдая за учениками, иных останавливая и исправляя ошибку. Поверх белой куртки он носил какую-то странную одежду, длинную складчатую, похожую на брюки-юбку. В Квантико, готовясь к службе в ФБР, Тоцци немного учился каратэ – правда, сокращенному варианту, приспособленному исключительно для полицейских нужд. И он помнил, что там сенсей отличался от других только черным поясом. Эти брюки-юбка – явно что-то новенькое.

Наблюдая, как сенсей занимается с классом, Тоцци скоро понял, что это не каратэ, разве что речь шла о какой-нибудь потаенной, эзотерической форме. И все равно сомнительно, совсем на каратэ не похоже. Ни подскоков, ни рубящих ударов. Все двигались спокойно, размеренно. В каждой паре, отрабатывающей прием, атакующий неизменно проигрывал – обычно его клали на обе лопатки или же он летел вниз головой на голубой мат. Коричневые и некоторые из синих поясов, казалось, затрачивали минимум усилий на то, чтобы отбросить противника. Все это казалось почти невероятным. Тоцци был заинтригован. Он прислонился к дверному косяку и смотрел до тех пор, пока сенсей не скомандовал отбой. Все пары остановились, противники поклонились друг другу, затем уселись в ряд перед учителем, по-восточному поджав ноги.

Тогда сенсей вызвал самого крупного парня в классе, чернокожего, огромного, как шкаф. Он вручил амбалу деревянный меч и по-японски назвал прием, который собирался демонстрировать. Они встали лицом к лицу, и верзила схватил меч обеими руками. Вдруг он занес меч над головой и бросился вперед, будто намереваясь разрубить сенсея пополам. Тоцци готов был поклясться, что удар придется сенсею прямо по черепу, но тот просто отступил в сторону, схватился за рукоятку меча, зажатого в огромных ручищах, качнул разок вверх и вниз – и швырнул амбала на пол вниз головой. Ну и ну! Пол в зале содрогнулся от падения. А сенсей стоял совершенно спокойно, держа в руке деревянный меч. Тоцци был потрясен. Как в кино о кунг-фу! Стоило чернокожему парню подняться на ноги, как сенсей снова вручил ему меч. Они повторяли прием снова и снова. Каждый раз верзила атаковал все с большим напором и каждый раз стукался о мат все с большей силой. Тоцци показалось даже, будто все это подстроено.

– Сёмэн ути кокю нагэ, – повторил сенсей. – Известен также как лобовой бросок. Теперь показываю с движением, – прибавил он, чуть улыбнувшись.

Сенсей кивнул своему партнеру, повернулся и бросился бежать. Черный верзила стремглав ринулся следом. Тоцци поразило то, что сенсей убегал, вместо того чтобы встретить противника лицом к лицу. Не приходилось сомневаться в том, что чернокожий амбал его догонит, учитывая, что ноги у парня были очень длинные. Сенсей, однако, бегал быстро, и верзила совсем запыхался, пока не приблизился на достаточное расстояние, чтобы нанести удар. Сенсей внезапно отпрянул в сторону. Амбал последовал за ним, но, когда оба снова оказались на середине мата, сенсей круто развернулся к нему. Меч обрушился со зловещим свистом. Сенсей отступил, схватился за рукоятку, чуть-чуть качнул – и злополучный верзила просто-таки взвился в воздух. Тоцци заморгал. На этот раз парень стукнулся о мат по-настоящему. И поднялся не сразу. Сенсей же стоял спокойно и прямо с мечом в руке.

Когда чернокожий парень оправился, сенсей опять вручил ему меч, и они медленно повторили прием, чтобы видны были все детали. Наконец сенсей и ученик встали на колени и поклонились друг другу.

– Сёмэн ути кокю нагэ, – еще раз сказал сенсей. – Встаньте в два ряда и тренируйтесь. Без движения, пожалуйста. – Кое-кто засмеялся.

Тоцци разбирало любопытство. Он никогда не видел ничего подобного. Все казалось подстроенным, но Тоцци чувствовал, что это не так. Он остался до конца занятия.

Когда урок закончился и ученики разбрелись, Тоцци подошел к сенсею, который как раз снял свои брюки-юбку и старательно сворачивал их, разложив на мате. Процедура казалась весьма и весьма замысловатой.

– Привет, – сказал Тоцци, присев на корточки и заглядывая сенсею в глаза.

Тот уставился на его ноги.

– Пожалуйста, не ходите по матам в уличной обуви.

Тоцци тут же встал и скинул мокасины, сконфуженный. Можно было бы и догадаться.

– Прошу прощения. Скажите, ведь то, что вы тут показывали, не каратэ, а?

Не переставая разглаживать складки на штанах, сенсей покачал головой.

– Занятия по каратэ для взрослых по вторникам и субботам.

Не то чтобы он был неприветлив, но слышалась в его ответе какая-то вежливая уклончивость, характерная для шестидесятых годов. Ты задаешь вопрос и получаешь ответ, но возникает ощущение, будто тебе ничего и не сообщили.

– А это были какие занятия? – вынужден был спросить Тоцци.

– Айкидо.

– Айкидо. – Тоцци кивнул. Об айкидо он слышал, но не знал ничего конкретного. – Ну так расскажите мне – что такое айкидо?

Сенсей оставил штаны в покое и поднял глаза на Тоцци. Он, казалось, прикидывал, какого ответа будет достаточно.

– Айкидо – японское единоборство. Основано на том, что ты учитываешь силу атаки и направляешь момент движения нападающего против него самого.

Тоцци кивнул еще раз.

– Мне понравился прием, который вы показывали с тем здоровым парнем. Когда он нападал с мечом.

Сенсей улыбнулся и вновь принялся за штаны, разглаживая малейшую морщинку на поясе, перед тем как аккуратно сложить их.

– Сёмэн ути кокю нагэ. – Он снова поднял глаза на Тоцци. – С движением?

– Ну да, с движением. Должно быть, непросто повалить такого верзилу. А у вас это выглядело совсем легко.

– Это именно то, к чему мы и стремимся, – минимальное усилие.

– Вы имеете в виду, что это и было просто?

Он пожал плечами.

– Это было нетрудно.

Наверное, не трудней, чем добиться от тебя толку.

– Послушайте, меня зовут Майк Тоцци. – Он вынул удостоверение ФБР и показал ему. – Я агент Федерального бюро расследований. – Тут ему пришло в голову, что он совершает ритуал в первый раз, с тех пор как вернулся на работу. – Я бы хотел задать вам несколько вопросов. О восточных единоборствах вообще. Расследование, разумеется, никоим образом не касается лично вас. Так что можете отвечать спокойно.

– Я и не беспокоюсь. – Сенсей наконец сложил свои черные штаны в аккуратный сверток и поднялся, протягивая Тоцци руку. – Нил Чейни.

Тоцци переложил Мокасины в левую руку, а правую подал сенсею. Стоя рядом с ним, он мог убедиться, что Чейни на самом деле совсем невысокого роста. Занимаясь айкидо, он казался как-то больше, массивнее.

– Я расследую двойное убийство, жертвы которого погибли от одинакового удара по шейным позвонкам. Удар предположительно был нанесен тупым тяжелым предметом, но в точности ничего не известно. – Тоцци самому было противно себя слушать. Он говорил точь-в-точь как те федералы в накрахмаленных воротничках и в костюмах-тройках из полиэфира, которых он на дух не переносил.

Интересно, всегда ли он говорит таким тоном? Надо все же надеяться, черт побери, что нет. Прежде чем задать следующий вопрос, Тоцци постарался придать своему лицу более естественное выражение.

– Не мог ли человек, владеющий каким-нибудь восточным единоборством – айкидо, например, – нанести подобный удар?

Чейни нахмурил брови и на минуту задумался.

– Прямой удар по шейному позвонку? Нет, это не айкидо.

– Почему нет?

– Айкидо – искусство самозащиты. В айкидо мы никогда не нападаем сами. Мы противостоим нападающему и обращаем силу атаки против него самого. А удар, о котором вы хотите знать, больше похож на контактное каратэ, таэквондо, у-шу – на жесткие единоборства. Человек, владеющий жесткими единоборствами, наверное, мог бы и убить.

– Но разве обладатель черного пояса айкидо не мог бы убить если бы захотел?

Чейни пожал плечами.

– Это зависит от обстановки. Но философская основа айкидо – сугубо мирная, так что человеку, владеющему айкидо, убивать просто не приходит в голову. Если уж биться абсолютно необходимо, наша цель – нейтрализовать противника. Обезвредить агрессора, использовав его же собственную агрессивность. Причинять боль не наша задача.

– Но айкидо может причинить боль.

– Да, может, но я же говорю вам, что задача не в этом.

– А в чем?

Чёйни улыбнулся.

– Во сколько слов я должен уложиться? В двадцать пять? Или меньше? – Он покачал головой, все еще улыбаясь. – Словами это вообще не выразить. А вам нужно четкое, сжатое определение в три строчки. Я просто не знаю, с чего начать.

– Начните с чего-нибудь.

– Ну хорошо... представьте себе, что в задачу айкидо не входит вырубить нападающего. Вы просто должны сами, изнутри, пробудить в себе такого парня, который выстоит в любых обстоятельствах. Айкидо учит не чувствовать напряжения и оставаться спокойным, не теряя при этом силы, даже когда на вас нападают. А это может пригодиться во всех случаях жизни, не только в драке.

Тоцци кивнул. Он никак не мог решить, придуривается мужик или нет. То, что он говорил, звучало чуточку заумно. Однако же Тоцци видел, как Чейни отобрал меч у черномазого верзилы и кинул парня через себя. Что-то в этом все-таки есть.

Чёйни понимающе улыбнулся.

– Не слишком-то верится, правда? Айкидо описать нельзя. Чтобы понять, надо им заняться. Если тебя это в самом деле интересует – приходи на урок, посидишь, посмотришь. Ты живешь здесь поблизости?

– В общем, да. То есть скоро перееду. – Хотел бы надеяться.

– Отлично. Может, тебе понравится и ты запишешься в класс. Для бросков нам всегда нужны новички с белыми поясами.

Тоцци на минуту задумался. Перспектива не чувствовать напряжения и оставаться спокойным привлекала его. Он даже не мог вспомнить, когда в последний раз был спокоен и не чувствовал напряжения. Идея использовать момент силы нападающего для отражения нападения также заинтриговала. Он много раз в своей жизни дрался и понимал, в каком дерьме можно оказаться, полагаясь только на кулаки. И потом, предположим, что убийца людей из «жука смерти» и в самом Деле чемпион восточных единоборств. Не помешало бы проникнуться его мироощущением, а этого можно добиться, заскочив пару раз в додзё к Чейни.

– Да, я, пожалуй, попробую, – сказал Тоцци. – Когда у вас занятия?

– В восемь вечера по понедельникам и средам и в четыре по субботам. Надеюсь, ты зайдешь... – Чейни постучал пальцем по лбу. – Извини, забыл, как тебя зовут.

– Майк.

– Ах да, Майк. Ладно, Майк, заходи. – Чейни подошел к краю мата, поклонился, надел коричневые резиновые шлепанцы и направился к старым обшарпанным шкафчикам, что выстроились у задней стены.

Тоцци посмотрел на часы. Двадцать минут девятого. Черт. Интересно, ждет ли еще та леди из «Элизиан филдс риэлти»? Хотелось верить, что ждет. Поиски квартиры чересчур затянулись. Цыганская жизнь ему порядком надоела. Нужно найти свой угол, и как можно скорее. Тоцци нацепил мокасины и отправился к двери.

Может, уже сегодня, думал он, сбегая по крутым ступенькам. Если повезет. Кто знает?

Глава 9

Гиббонс стоял в нерешительности и смотрел на огромное грузовое судно, что угрожающе вздыбилось над молом, – его крапчатый серо-зеленый корпус точь-в-точь походил на шкуру динозавра. Что, черт подери, можно здесь выяснить? Никакой веской причины идти сюда, в доки, не находилось, но Тоцци настоял на своем. Частицы ткани, прилипшие к вельветовым штанам убитого юноши, принадлежали новому виду синтетических покрытий, которые использовались только в «хондах» и «ниссанах» этого года выпуска. Ну так что? «Вот пойди туда и проверь», – твердил Тоцци. «Импорт автомобилей из Азии», куда поступают все японские машины, распространяемые в этом регионе, – так что пойди и проверь. Проверить что? «Не знаю, – отвечал Тоцци, пожимая плечами, с дурацкой эмигрантской ухмылочкой, – походи, оглядись, открой пару багажников, может, что-нибудь обнаружишь». Гиббонс нахмурился и покачал головой. Что тут можно обнаружить, кроме машин? Зануда этот Тоцци.

Грузовое судно неуклюже развернулось и стало выходить в залив – несколько катеров тянули его на буксире. Оно было до того массивное и неповоротливое, что казалось, будто это причал отплывает в сторону. Гиббонс наблюдал все это сквозь ограду из колючей проволоки, окружавшую обширный, попросту нескончаемый участок, где стояли друг к другу впритык новехонькие импортные машины, только что сгруженные с борта японского корабля. Он поглядел на корму судна, по которой перпендикулярно череде японских иероглифов шла надпись ХОНДА. Гиббонс окинул взглядом длинные ряды «хонд». Детки-Годзиллы, вылезшие из животика большой мамы-сан. Гиббонс вынул платок и высморкался. Ну вот, я здесь, подумал он про себя. Можно пойти и проверить. Доволен, Тоцци?

Он сунул руки в карманы черного дождевика и направился к посту охраны, расположенному у входа на участок. Охранник, молодой чернокожий парнишка в форме, похожей на полицейскую, сверлил Гиббонса злобным взглядом с тех самых пор, как тот вышел из машины. Когда Гиббонс приблизился к будке, парнишка надел зеркальные солнцезащитные очки. Гиббонс хихикнул и покачал головой.

– Сюда нельзя, сэр, – завопил охранник, не дожидаясь, пока Гиббонс подойдет. – Это служебный вход.

Гиббонс кивнул, но не замедлил шага.

– Говорят же вам: сюда нельзя, – еще пуще завопил охранник.

Гиббонс невозмутимо продолжал идти прямо к будке. Угрожающим жестом парнишка потянулся к кобуре, но клапан никак не расстегивался. Быстро же ты выпалишь, умник, с задраенной кобурой.

– Кто тут управляющий? – спросил Гиббонс.

– Здесь машины не продаются. Сюда нельзя.

Сделав каменное лицо, Гиббонс уставился на зеркальные стекла. Два злобных ацтекских божка отразились в них.

– Я не собираюсь покупать машину. Пойди к телефону и позвони дежурному.

– Извините, сэр, но сюда...

– Перестань орать, как сержант на учениях. Я не глухой. Позвони управляющему и скажи, что его хочет видеть агент ФБР.

Лицо паренька застыло. Ноздри раздулись, очки подскочили на переносице. Он явно не верил.

Гиббонс вынул удостоверение и показал парню.

– Тебе от этого легче?

Тот долго не сводил глаз с кусочка картона.

– Послушай, умник, ведь это не журнал с картинками.

– Что вы сказали?

– Ничего. – Гиббонс прошел в полосатые, желтые с черным ворота.

– Эй вы, вернитесь! Я сказал: сюда нельзя! – Он выскочил из будки, но Гиббонс круто, всем корпусом развернулся, угрожающе сунув руки в карманы пиджака. Парень все держался за кобуру. Мог бы с таким же успехом подержаться за что-нибудь другое.

– Не суетись, детка. Я скажу твоему боссу, что ты стоял насмерть. Как в Аламо.

– Где-где?

Гиббонс скорчил рожу и в раздражении отвернулся. Всякий дурак знает, что такое Аламо. А не знает, так не худо бы узнать.

Парень бросился обратно в будку; явно озабоченный тем, чтобы дозвониться до босса, пока тот сам не обнаружил, как чужак разгуливает по территории. Гиббонс направился к бетонному бункеру, стоящему вдалеке, у самой воды. От ворот до бункера было где-то с четверть мили. Двигаясь по дорожке, он заметил телекамеры местного слежения, установленные на фонарных столбах. Кто бы там, в бункере, ни сидел, они уже знают о приходе Гиббонса.

Тут кто-то выскочил из бункера и ринулся стремглав ему навстречу. Через некоторое время Гиббонс разглядел, что это был толстенный парень с короткой дешевой сигарой во рту, и он несся огромными Прыжками. Бег у него был странный. Он словно пытался обогнуть свое необъятное пузо, но оно, проклятое, не уходило с дороги. Вряд ли этому типу часто приходилось бегать.

– Эй, эй, эй, что здесь происходит, что происходит? Что это ты тут делаешь, приятель?

Парень совсем запыхался и тяжело дышал, зажав в зубах свою вонючую сигарку. Он расстегнул «молнию» на зеленой байковой куртке и вывалил гиппопотамий живот. Пуговки на коричневой фланелевой рубашке в клеточку еле держались под колоссальным напором. Вот чучело огородное. Чей-то он, наверное, шурин, вот его сюда и пристроили за здорово живешь. Только так иные ребята и достают работенку не бей лежачего и наедают такие вот животы.

Не говоря ни слова, Гиббонс вынул удостоверение. Парень, моргая, уставился на бумажку. Он держался за живот, как за надувной мяч, массируя его растопыренными пальцами, и все моргал и моргал на удостоверение.

– "К. Гибсон, специальный агент", – прочел толстяк вслух. – Что значит «К.»? – спросил он.

Гиббонс сверкнул на него глазами.

– Не Гибсон, а Гиббонс, и насчет К. не твоя забота. – Придурок.

– Ладно, ладно, ладно. – Толстяк опять неистово заморгал. – Так чем я могу вам помочь, мистер Гибсон? Чем могу помочь?

Гиббонс прикрыл глаза. Ну что с ним спорить.

– Я хотел бы произвести здесь осмотр.

– О-ох. – Парень надолго замолк. – Осмотр для чего?

Гиббонс воззрился на него. Оба опять замолчали.

– Я не вправе это разглашать, мистер?..

– Джанелла. Джо, зовите меня просто Джо. – Он улыбнулся, потер живот. Когда он улыбался, глаза совсем заплывали жиром. – Ищете что-нибудь, а? А что вы ищете? Джимми Хоффа?

– Тебе известно, где он?

– Нет-нет, конечно нет. Я пошутил. Знаете, просто пошутил. – Джо явно нервничал.

– Послушай, Джо, давай-ка поговорим начистоту, ладно? Я работаю в ФБР, ты – нет. Итак, ты в невыгодном положении, и, если ты не уберешься отсюда и не дашь мне спокойно делать мое дело, я могу тебя обвинить в том, что ты препятствуешь правосудию, и арестовать как предполагаемого сообщника по делу, которое я расследую и о котором, как я уже тебе сообщил, рассказать ничего не могу. Так что не морочь мне голову, или тебе, дружок, не поздоровится. Ты меня понял?

Джо закивал, как китайский болванчик, затряс плечами и головой, повторяя без устали:

– Угу-угу-угу-угу-угу...

Гиббонс с удовольствием дал бы ему в глаз; он понял, что жирный жлоб просто тянет время.

– Знаете, мистер Гибсон: я не сомневаюсь, что вы тот, за кого себя выдаете. Но предположим, что это не так. То есть я думаю: а вдруг вы шпион автомобильной корпорации? Я имею в виду те компании, которые всю дорогу подрывают конкуренцию. Норовят испортить тормоза, насыпать сахару в бак для бензина, чтобы клапаны склеились. Вы понимаете, о чем я?

Гиббонс хотел было расправиться с парнем по-свойски, но передумал. Они могут возбудить дело против Бюро, и все улики, которые могут здесь обнаружить, пойдут псу под хвост. О, где те добрые старые времена, когда Дж. Эдгар заправлял делами и закон не вставал на пути справедливости! Гиббонс прикусил язык, потянулся за бумажником и вытащил оттуда визитную карточку.

– Вот. Позвони по этому телефону. Это Манхэттенский оперативный отдел. – Гиббонс показал на Международный торговый центр, что высился над горизонтом. Джо выглядел так, словно ему срочно требовался окулист. – Пусть там подтвердят, кто я такой.

Джо взял карточку и, моргая, уставился на нее.

– Ну, шевелись, – приказал Гиббонс. – Иди звони. Я подожду здесь. Да побыстрее.

Джо снова кивнул, как китайский болванчик.

– Да-да, конечно-конечно. Я позвоню. И тут же вернусь. Минуточку, мистер Гибсон. – Пританцовывая, он развернулся и направился обратно к бункеру, по дороге изучая карточку.

Гиббонс потер затылок и оглянулся на будку охранника. Головы парня не было видно – только ноги, поставленные на невысокий порожек. Наверное, бедняга задремал. Просто маршал Диллон, ни дать ни взять. Гиббонс посмотрел на дорогу и увидел, как Надувной Мячик пыхтит и задыхается, силясь преодолеть четверть мили, то припускаясь бегом, то переходя на шаг, то снова принимаясь бежать, то опять сникая. Гиббонс поднял глаза на видеокамеру, что висела на столбе прямо напротив него. Следует поторопиться.

Гиббонс сунул руку в карман брюк и вытащил связку ключей на кольце – универсальные отмычки, которые он захватил из оперативного отдела. Затем направился к ближайшему ряду автомобилей, «аккордов» с четырьмя дверцами, и быстро отыскал в связке ключ от «хонды». Оглянулся на ноги охранника в будке и на удаляющегося толстяка. Быстро повернул ключ в багажнике темно-бордового седана, зная, что времени у него в обрез. Через минуту Надувной Мячик уже будет в бункере. Гиббонс представил себе, как он падает в скрипучее кресло у захламленного металлического стола, снимает трубку и набирает номер, затем бросает взгляд прямо перед собой, на черно-белый монитор, и видит, как хренов федерал роется в багажниках.

Гиббонс нажал на ключ, и багажник наконец открылся. Гиббонс быстро все осмотрел, приподнял коврик, посмотрел под запасной покрышкой, с шумом захлопнул багажник и перешел к следующей машине, дымчато-серой. Гиббонс знал, что проводит незаконный обыск, но ему было плевать. Доставать ордер – такая волокита: пока ты наконец найдешь судью, который тебе его подпишет, в девяти случаях из десяти того, что ты ищешь, уже не будет в наличии или же расследование пойдет по другому курсу. Гиббонс предпочитал сразу брать быка за рога.

– Дерьмо. – Багажник дымчато-серого «аккорда» был тоже пуст. Гиббонс пропустил несколько машин и решил попробовать серебристые. Джо еще не добрался до бункера. Сейчас он шел быстрым шагом, стараясь не сбавлять темпа. Гиббонс так и видел на мониторах себя самого, заснятого с разных точек зрения. Надо было, наверное, все же взять ордер.

Он с шумом распахнул багажник и сощурился, разглядев свернутое байковое одеяло и жатый пластиковый мешок. Мешок был доверху чем-то набит. Быстро сунув туда руку, Гиббонс выудил алюминиевую фольгу, пластиковую упаковку, кусок целлофана и две пустые банки из-под кока-колы. Сперва он не заметил ничего необычного – банки как банки, красные с белым. Но, повернув банку, увидел надпись мелким шрифтом. То были японские иероглифы.

Гиббонс пожевал губами. Может быть, рабочие на японских автомобильных заводах не такие паиньки, какими их показывают по телевизору. Может, и они, как люди во всем мире, занимаются нюхачеством, но только делают это в багажниках новых машин.

Но тут он заметил кое-что еще. Белый пластиковый шланг был просунут между стенкой и дном багажника. Он ни к чему не был прикреплен, и предназначение его оставалось неясным. Приглядевшись, Гиббонс увидел, что конец шланга сильно изжеван. Гиббонс схватился за шланг и протолкнул его. Шланг ходил совершенно свободно. Гиббонс прикрыл багажник, заглянул в заднее стекло и снова пошевелил шланг. Как он и предполагал, конец шланга был просунут в щель между задним сиденьем и стенкой.

Гиббонс подошел к месту водителя и через стекло взглянул на щиток. Переключатель кондиционера стоял на отметке «свежий воздух». Он заглянул в окошко соседней машины и увидел, что там переключатель стоит на «рециркуляции». Вентиляция в серебристых машинах, видимо, оставалась включенной – свежий воздух мог поступать в салон, а оттуда в пластиковый шланг. Все выглядело так, словно кто-то жил в этом багажнике. Неужто в Японии так высока квартирная плата?

Гиббонс вернулся к багажнику, выдернул шланг, намотал его на кулак и сунул в карман плаща. Затем вытащил одну банку из-под кока-колы, обернув ее фольгой, чтобы сохранить возможные отпечатки пальцев, и положил в другой карман. Потом закрыл багажник, спрятал ключи обратно в карман брюк и вернулся в проход дожидаться Джо, задаваясь вопросом, видел ли на мониторе тот толстый осел, как агент ковырялся в багажнике той машины.

Джо в бункере задыхался, со свистом ловил воздух, показывая на карточку, зажатую в руке.

– Фэ... бэ... эр.., – прохрипел он наконец. – Господи Иисусе...

Джон Д'Урсо, присев на краешек захламленного металлического стола, поглаживал на затылке свою седую, стального цвета шевелюру и смотрел вверх, на мониторы. Их было восемь, два ряда по четыре, и на каждом мелькали машины, машины и снова машины. В каждом, кроме второго справа в верхнем ряду. Этот монитор был направлен на не в меру любопытного старпера в безобразном плаще – однобортном, черном, и этот хмырь как раз рассовывал по карманам шланг и какую-то жестянку.

Д'Урсо поглядел на тощего якудза в мерзкой полосатой курточке, который стоял, прислонившись к стене. Он тоже глядел на монитор. И уже вытащил револьвер.

– Не торопись, братец, не надо, – сказал Д'Урсо молодому якудза, помахав рукой у него перед глазами и жестом велев оставаться на месте. Якудза сощурил глаза до совершенно неразличимых щелочек и уставился на него, сжимая револьвер обеими руками. – Ладно-ладно. Убери пушку. – Д'Урсо сделал вид, что прячет пистолет под пиджак. Парень нехотя убрал оружие. Якудза не любили подчиняться приказам Д'Урсо.

– Мистер Д'Урсо, тот мужик говорит, что он из ФБР. Господи Иисусе, что же нам делать, мистер Д'Урсо? – Джо все никак не мог отдышаться, струйки пота стекали у него по лицу.

– И ты тоже успокойся, ладно? – Д'Урсо потянулся к монитору и повернул рукоятку. Аппарат загудел, изображение на мониторе посерело и расплылось – плащ Гиббонса заполнил весь экран. Д'Урсо снова повернул рычаг и направил камеру на голову Гиббонса. Тот как раз выпрямился и посмотрел прямо в объектив.

– Вот спасибо, – с улыбкой произнес Д'Урсо. Он взглянул на видеомагнитофон «Панасоник», стоящий на полочке над мониторами, и поправил галстук, следя за тем, как по индикатору бегут голубые цифры.

– Он дал мне вот это, мистер Д'Урсо. – Джо показал визитную карточку. – Сказал, чтобы я позвонил к нему в офис – чтобы проверить, кто он такой. Что мне делать, мистер Д'Урсо?

Якудза направился к двери. И вновь выудил чертову пушку.

– Эй ты, а ну-ка сядь – что тебе сказано? – Д'Урсо покачал головой и шепнул Джо: – Господи ты Боже мой, хоть на цепь сажай этих проклятых гадов.

Якудза встал у стены на то же место и стал глядеть на мониторы, сложив руки на груди. Рукоятка пистолета торчала у него из-под мышки.

– Успокойся, Джо, не то тебе снова станет плохо с сердцем. – Пот лился с Джо в три ручья, лицо было красное, как спелый помидор.

Д'Урсо ковырял ногтем в зубах, обдумывая ситуацию. ФБР, вот как? Интересно, что этот тип знает? Может быть, ничего. А может быть, многое. Было бы отлично, однако, если бы он докопался до рабов. Может быть, стоило бы подстроить так, чтобы Антонелли и Хамабути погорели на этом. Убрать конкурентов и расчистить себе дорогу. Зависит от того, зачем этот тип сюда заявился. Ладно, подождем – узнаем.

– Слушай меня, Джо. Возьми телефон и позвони, как он тебе сказал. – Д'Урсо показал на Гиббонса на мониторе. – Если этот тип узнает, что ты не позвонил, то заподозрит неладное и вернется обратно. Позвони туда и хорошенько нажалуйся, заведись на полную катушку. Напирай на гражданские права. Ты понимаешь? А когда позвонишь, вернись туда и посодействуй ему. Да будь полюбезнее. Но если он захочет осмотреть машины изнутри, скажи, что у тебя нет ключей и сегодня негде достать. Объясни все вежливо, пригласи зайти завтра. Скажи, что завтра он сможет осмотреть все что угодно. Ясно? Теперь иди звони.

Джо вытер лицо рукавом и снял трубку. Пока он набирал номер, Д'Урсо взял карточку и прочитал имя.

– Мистер К. Гиббонс, да? – Он взглянул на монитор и увидел, как старикан вертит головой в разные стороны. – Что же вам надо, мистер Гиббонс? Что вам надо?

Джо уже дозвонился и вовсю жаловался на то, что какой-то тип нахамил ему, назвавшись агентом ФБР. Так вот, хотелось бы знать, в самом деле ли этот парень «Гибсон» – агент, и какого черта он тут шляется, и что все это вообще значит. Д'Урсо ухмыльнулся и ободряюще кивнул. У Джо получалось вполне убедительно.

Д'Урсо снова взглянул на видеомагнитофон, затем перевел глаза на якудза – проверить, не рыпается ли тот. Парень стоял, не шевелясь, но рукоятка пистолета все еще торчала у него под мышкой. В полутьме металл блестел, как голова змеи. Д'Урсо поднял глаза, посмотрел на Гиббонса, который как раз хрустнул суставами пальцев, и пригладил волосы на затылке. Он обдумывал ситуацию со всех сторон, напряженно обдумывал.

Глава 10

У Д'Урсо был просторный кабинет, но Нагаи там не хватало воздуха. Он зажег сигарету, сделал пару затяжек и загасил ее в пепельнице из красного венецианского стекла, стоявшей на кофейном столике хромированной стали с дымчатой столешницей. К горлу подступала тошнота. Кой черт попутал Д'Урсо? Как он мог допустить такое? Агент ФБР проник сюда, на территорию, а Д'Урсо позволил ему уйти! При одной мысли об этом Нагаи ощущал болезненный спазм в желудке. Хамабути не станет обвинять Д'Урсо – Хамабути обвинит его, Нагаи. Тот парень был тут, он все видел, и Хамабути, наверное, уже знает. Нагаи судорожно вздохнул, подавляя позыв к рвоте. От проклятой вони с нижнего этажа сделалось еще хуже. Снизу доносился скрежет конвейера, и Нагаи живо представлял себе, как продвигаются по цехам тысячи липких тушек. Куриное дерьмо в клетках, куриная кровь и потроха – всюду, куда ни глянь. Нагаи опять стало дурно. Он сложил руки на груди, ущипнул себя за нос и сидел тихо-тихо, не шевелясь, глядя прямо перед собою на экран телевизора, где тот человек в черном плаще снова и снова взламывал багажники автомобилей. Нагаи уже в третий раз просматривал запись. О чем думал этот чертов Д'Урсо, позволив мужику уйти? Так-то он собирается вести дела в будущем, когда они станут работать самостоятельно? Черта с два они станут!

Д'Урсо сидел слева от него на сером бархатном диване, положив ногу на ногу и охватив колено сплетенными пальцами. Франчоне пристроился на подлокотнике, нагнувшись к свояку. Казалось, они смотрят хренов фильм и то, что творится на экране, ни чуточки их не касается. И что теперь делать с этой дурацкой пленкой? Тот паренек был готов разобраться на месте, но Д'Урсо остановил его. Поганый кретин. Лучше бы парень его не послушался. Лучше бы он убил этого фэбээрщика. Но Хамабути не станет обвинять паренька, которого послал ко мне, не станет обвинять и людей Антонелли. Нет, он возложит всю вину на меня – и будут неприятности. Чтоб им всем провалиться.

Нагаи взглянул на Д'Урсо. Тот был совершенно невозмутим. Какого хрена он так себя ведет? Агент ФБР на экране почесал в затылке и выпрямился, потом посмотрел прямо в камеру, и его безобразное лицо сморщилось. Будь он проклят. Он уже должен бы быть мертв. Мертв.

– Его зовут К. Гиббонс, – сказал Д'Урсо. – Так на визитке значится. – Д'Урсо показал визитную карточку, ту, что агент ФБР вручил Джо.

Нагаи взглянул на карточку, потом поднял глаза на Д'Урсо.

– До сих пор не могу понять, почему вы его не убили. У вас была такая возможность. Мой человек был готов это сделать. Почему вы остановили его? – Нагаи хотелось кричать на Д'Урсо, но просто не было сил.

– Нагаи, я пытался тебе объяснить, но ты и слушать не хочешь. У меня возникла дурацкая мысль, что мы можем подставить Антонелли, сделать так, что ФБР заметет его вместе со всеми рабами, и у нас, когда мы начнем, не будет конкуренции. Однако же потом я поразмыслил над этим. Ничего не выгорит. Я сам слишком замешан. На меня выйдут раньше, чем на Антонелли. Мысль вообще-то неплохая, но она не сработает.

– Так что ж мы тут сидим и смотрим телевизор? – Нагаи махнул рукой в сторону двадцатипятидюймового «Сони». – Надо найти мужика и убрать его, пока он не заговорил.

Франчоне забулькал, как неисправная батарея, плечи его затряслись.

– Ну, Нагаи, не знаю, как у вас в Японии, но тут ты не можешь стрелять федеральных агентов просто так, за здорово живешь. Стрелять копов нехорошо. Копы очень переживают, если кого-то из них пристрелят. И начинают закручивать гайки.

Мистер Всезнайка. Панк-недоумок.

– Я бы с радостью пристрелил тебя, панк. Мы не побоимся пристрелить копа, – пробормотал Нагаи по-японски.

Д'Урсо поставил ноги на пол и наклонился вперед, подняв ладони.

– Я знаю, Нагаи, ты сходишь с ума, но послушай меня. Мы бы все равно не могли прикончить этого мужика здесь.

– Почему?

– Думаешь, в конторе, где тот мужик служит, не знают, куда он пошел? Не явись он на работу денек-другой, они бы стали его искать и вышли бы на склад автомобилей. Вот тогда бы мы по-настоящему влипли.

– Мы и так влипли достаточно! Говорю тебе: было бы проще убрать его сразу. А если бы кто-нибудь пришел его искать, жирный осел Джо мог бы сказать, что, дескать, наш друг Гиббонс приходил сюда, но ушел. Все просто. – Нагаи чувствовал, как щеки его пылают.

– Ты не знаешь, Нагаи, что это за парни. Ты полагаешь, что ФБР отстанет от нас только потому, что какой-нибудь жирный жлоб скажет, что их человек тут был, но ушел? Маловероятно. – Д'Урсо улыбался. Чему, будь оно все проклято?

В животе у Нагаи начались спазмы. ФБР докопается до работорговли, и Хамабути обвинит его. Д'Урсо все заливает и заливает, как чудесно им будет работать вместе, но ведь ничего еще не утряслось. Они не смогут защитить его от Хамабути. Они должны наладить все так, чтобы комар носа не подточил, а потом уже воевать с боссами. До того как вступать в игру, Нагаи хотел, чтобы ему представилась возможность выкрасть детей из Японии. К горлу опять подступила тошнота. Теперь он никогда не увидит своих детей. Хамабути об этом позаботится. В памяти всплыла фотография Хацу, Кэндзи и малышки. Этот снимок Нагаи всегда носил в бумажнике. Нет... Он не может этого допустить... если хоть что-нибудь от него зависит.

Откинувшись на спинку дивана, Д'Урсо развел руками.

– Послушай, Нагаи, я вижу, как тебе плохо, но надо из этого как-то выпутываться.

– Я не понимаю тебя. Ты даже не волнуешься.

– Да нет, я волнуюсь, конечно, но не стоит преувеличивать. Ты вообразил себе, что тот мужик Гиббонс знает все о рабах. Но что у него есть? Кусок шланга и жестянка из-под кока-колы. И что? Ничего. Я и в самом деле думаю, что нам пока волноваться нечего. Вот если он вернется, и станет задавать вопросы, и показывать пальцем... ну, тогда придется что-нибудь сообразить. – Он посмотрел на шурина. – Сообразим ведь, а, Бобби?

Франчоне хихикнул, закатив глаза.

– Не волнуйся, Нагаи. Я позабочусь об этом мужике Гиббонсе, когда придет момент.

Нагаи вытаращил глаза.

– Он? – прохрипел японец, показывая на шурина-недоумка. – Ты, наверное, шутишь, а?

Франчоне развернулся к нему и завопил:

– Послушай-ка, Нагаи, а ты не подумал, какого черта тот федерал вообще сунулся в доки? Тебе не пришло в голову, что их навел тот «фольксваген», который они выудили из реки? Наверняка именно это дело они и расследуют. Если бы вы с Мишмашем сбагрили жмуриков как положено, мы бы не сидели сейчас в таком дерьме. Может, как раз ты виноват, что этот мужик Гиббонс сует свой нос куда не следует.

– Ладно, может, ты и прав. Может, это моя вина. – Нагаи встал и вытащил кассету из видеомагнитофона. – Если это моя вина, то я и должен исправить положение. Как сам сочту нужным. Дело чести. – Он ткнул кассету прямо в лицо Франчоне, словно то был нож.

– Эй, Нагаи, подожди, сядь-ка на место, – сказал Д'Урсо. – Мы все уладим. Не надо...

– Нет-нет-нет. Я сам обо всем позабочусь. – Он направился к двери, зажав кассету в руках.

Шурин-недоумок пытался было задержать его, но Нагаи отшвырнул панка и пошел дальше. Тошнота прошла. Зато ужасно болела голова. Придет время – и Масиро позаботится об этом шурине тоже. Д'Урсо ничего и не заподозрит.

Франчоне заорал ему вслед:

– Оставь кассету. Ты слышишь, Нагаи, мать твою растак? Тебе говорят.

– Нагаи, – позвал Д'Урсо. – Вернись и сядь на место. Поговорим как разумные люди.

Нагаи замедлил шаг и услышал голос Франчоне.

– Пусть идет, Джон, – говорил панк. – Как, интересно, он умудрится найти этого мужика Гиббонса? Позвонит в ФБР и спросит адрес? Хренов кретин.

Под язвительный смешок Франчоне Нагаи направился к лестнице. Ублюдок. Думает, он все знает. Он еще поглядит.

На первом этаже вонь стояла несусветная. И страшный грохот: скрежет машин, топот ног, суета рабов, доводящих мертвых кур до кондиции. Нагаи вновь захотелось проблеваться. Направляясь к задней двери, он взглянул направо и увидел ряды ощипанных кур на стальных крюках, одна за другой погружающихся в дымящуюся воду. Раб, склонившийся над чаном, устремил на Нагаи безжизненный взгляд. На лице у невольника багровели синяки, один глаз распух и не открывался. Это был тот самый паренек, который накануне вломился в заднюю комнату. Такаюки, которого избил Масиро. Хренов сукин сын.

– Куда это ты уставился? – фыркнул Нагаи. Такаюки, не бросая работы, обмывая вонючих кур, все смотрел на Нагаи здоровым глазом.

Вонь совсем доконала Нагаи. Он повернулся и выбежал вон, чтобы проблеваться спокойно.

* * *

Масиро сидел на корточках на бетонном полу, за спиной у него мерцала свеча, и меч был заткнут за пояс. Нагаи потер окоченевшие руки и заглянул за плечо самурая. Перед ним лежала доска, а рядом стояла банка виноградного джема «Велш». По всей длине доски тянулась черта джема. Ах, Масиро, Масиро. Нагаи покачал головой. Самурай тренировал собственную выдержку и меткость своего катана. Он ждал тараканов, абсолютно спокойный и неподвижный посреди темного выстуженного склада. Нагаи подошел поближе и разглядел в джеме двух разрубленных тараканов. Он знал, что Масиро может сидеть так часами, ждать, пока осторожные насекомые почувствуют себя в безопасности и полезут на сладкое.

Нагаи молча присел на коробку консервированных ананасов «Доул» в кусочках и поставил на колени принесенный с собой видеоплейер. Два голодных таракана осторожно взобрались на край доски. Масиро сидел, как каменный. Тараканы залезли наверх и остановились, шевеля усами. Масиро слился с темнотой. Первый таракан достиг полоски джема, снял пробу и пошел вперед. Второй помедлил с минуту, потом вступил в сладкую жижу. Оба приникли к повидлу, как олени к источнику. Внезапно сверкнул меч – раз и еще раз. Два разрубленных таракана упали на замусоренный пол.

– Очень хорошо, – сказал Нагаи по-японски.

Масиро даже не обернулся.

– По-настоящему хорошо никогда не бывает, – тихо пророкотал он.

– Для меня это достаточно хорошо. Даже более чем достаточно. – Масиро должен это чувствовать. Он теперь единственная надежда.

Нагаи Посмотрел на экран плейера. Агент ФБР сидел там, как пришитый. Ни дать ни взять таракан в коробке. Ах, если б носатый ублюдок и в самом деле очутился здесь, будь он проклят. Нагаи нажал на обратную перемотку, и Гиббонс судорожно задвигался, побежал обратно к «хонде», засуетился вокруг нее, как большой черный жук. Подошел к багажнику, вынул из кармана шланг для подачи воздуха и вставил его на место. Нагаи перемотал до того места, как Гиббонс вытащил ключи и открыл багажник.

– Масиро!

– Хай. – Масиро встал и подошел к своему господину. Ноги у него, казалось, ничуть не затекли и не болели. А он ведь на три года старше. Стоит призадуматься.

– Вот погляди-ка сюда. – Он запустил кассету и подал плейер Масиро, который взял его и уставился на экран. – Этот мужик – коп, федеральный агент, ФБР.

Масиро кивнул, не отводя взгляда от плейера, прищурив один глаз.

– Он вытащил шланг для подачи воздуха. Он знает о рабах?

– Должно быть, что-то подозревает.

Несколько минут Нагаи наблюдал, как Масиро просматривает пленку.

Потом Масиро снова закивал.

– Интересно...

– Что именно?

– Человек из ФБР немолод. Удивительно.

Нагаи пожал плечами. Он подумал о Рэйко. Кто стар? Кто молод?

– Зачем ты показываешь мне это? – спросил Масиро.

– Запомни его лицо. Я хочу, чтобы ты кое-что сделал.

– Убил его?

– Нет. Д'Урсо и панк говорят, что в Америке нехорошо убивать копов, особенно федеральных.

Масиро поставил видеоплейер на пол и нахмурился.

– Жалкая отговорка для трусов, думаю я.

Нагаи пожал плечами.

– Вполне вероятно.

– Люди Д'Урсо должны заниматься полицией. Так было оговорено.

– Знаю, знаю, но этого он не захотел убрать. Сказал, что, если бы его убили, было бы хуже.

– Ты в это веришь?

– Не знаю.

– Так почему бы мне не убить этого человека? На всякий случай.

Нагаи подумал с минуту.

– Может, так и следовало бы поступить. Я не знаю. Это их страна, и им виднее.

– Так если ты не хочешь, чтобы я убивал этого человека, зачем ты мне это показывал? – Масиро такой практичный, такой деловой. Он великолепен.

– Я хочу, чтобы ты нашел человека из ФБР и так его изувечил, чтобы он не смог предъявить в суде то, что нашел у нас в доках.

Масиро пожал плечами.

– Можно отрезать ему язык.

– Нет. Не надо оружия. Только руками. Можешь ты обезвредить его, не убивая? Что-нибудь вроде постоянной комы.

Масиро коротко кивнул.

Нагаи стыдился своего недоверия, но он должен был знать, что у Масиро на уме. Он должен был прикинуть, сработает ли это.

– И что же ты можешь сделать?

Масиро выставил ладонь, как для удара каратэ, и взглянул на своего господина. Потом, не произнеся ни слова, отошел к задней стене склада, где висел доспех его предка. Нагаи сперва этого доспеха не заметил. В неверном свете свечи он казался призраком. Масиро подобрал с пола охапку досок – светлых, сосновых, в два фута длиной и толщиной в полдюйма, – таких же точно, как та, по которой он размазал повидло. Он водрузил их, одну за другой, на два закоптившихся кирпича.

– Десять, – сказал он наконец, показывая на аккуратный штабель.

Нагаи подошел поближе, и Масиро занял позицию перед досками. Он расставил ноги, сложил ладонь и стал не спеша примеряться, то касаясь верхней доски, то отдергивая руку, то касаясь, то отдергивая, – до тех пор пока не приготовился окончательно.

– Xaaaй!

Удар пришелся по штабелю... и ничего не произошло.

Нагаи весь похолодел от страха. Впервые он видел, как его самурай промахнулся. От ужаса мурашки забегали по затылку.

– Что?..

Масиро спокойно поднял палец, затем принялся снимать доски, одну за другой, рассматривая каждую. Все они были целые, нетронутые. Нагаи стало дурно.

И тут Масиро вытащил самую нижнюю доску. Она была расколота почти пополам, и крайний ее конец болтался под прямым углом. На пол посыпались щепки. Масиро разбил нижнюю доску, а все другие оставил целыми. Как, к дьяволу... Нагаи улыбался до боли – такое он чувствовал облегчение.

– Когда я работал на «Тойоту», туда пришел молодой тигр и стал яростно делать себе карьеру. Он продвигался быстро, и вскоре я увидел его за своей спиной: он зарился на должность, которой дожидался я. Наш босс очень знобил этого молодого человека. И у меня родилось скверное предчувствие, что меня обойдут. Однажды вечером я последовал за ним в бар и смотрел, как он выпивает со своими молодыми приятелями. Когда он пошел в туалет, я отправился следом. Он стоял у писсуара, когда я нанес ему по затылку тот же самый удар. По некоторым причинам тогда я боялся убивать. Сам не знаю почему. И тренировался, выверяя удар, чтобы рука моя упала на волосок от смерти. Молодой тигр превратился в растение. Насколько я знаю, он до сих пор лежит в задней комнате родительского дома и все время спит. Вот уже четыре года. Он никогда не придет в себя. Родители напрасно мучаются, поддерживая его существование. Точно так же я заставлю умолкнуть и человека из ФБР, – сказал Масиро. – Он не умрет. И никаких проблем не будет.

Нагаи расплылся в улыбке. В горле так пересохло, что он не мог говорить. Он всегда знал, что Масиро сделает это для него Масиро может все. Все. Кому нужна эта хренова мафия? Кому нужны хреновы боевики Хамабути? На кой ляд они все сдались? Нагаи смеялся и смеялся, смеялся до слез.

– Ты знаешь, где я могу найти этого человека из ФБР? – спросил Масиро.

Нагаи полез в карман пиджака.

– Наш парень, который дежурил в доках в тот день, догадался проводить его домой. Вот адрес. – Он протянул Масиро листок.

– Гиб-бонс, – прочитал Масиро, глядя в бумажку.

– Да, так его зовут. Гиббонс.

Масиро кивнул, еще раз взглянул на адрес, обдумывая задание. Поклонился Нагаи, затем повернулся и отвесил поклон темному доспеху в вышине.

– Гиб-бонс... Хай.

Нагаи проглотил наконец комок, застрявший в горле, закрыл глаза и глубоко вздохнул. Саёнара, Гиб-бонс.

Глава 11

Лоррейн на кухне ставила чайник на плиту. Гиббонс смотрел на нее из гостиной. Присмотревшись к ее ягодицам, он вдруг вспомнил сногсшибательную блондинку, которую видел в «Олд сод» вместе с Тоцци. О да, та девчонка была что надо, но с Лоррейн ей не сравниться. Нет и нет. Лоррейн сохранила чудесную фигуру, и когда она распускала волосы – длинные, темные, летящие, – то казалась мечтой Ренессанса. Повезет же той блондиночке, если она так будет выглядеть в пятьдесят один год. Но сейчас волосы Лоррейн были туго сколоты на затылке. Она Гиббонса не хотела знать.

– Что это? – осведомилась Лоррейн, шаря по полочке кухонного шкафа, где обычно лежали пакетики липтоновского чая.

Гиббонс пришел из гостиной и посмотрел на коробочку, которую она держала в руке. На коробочке был нарисован китайский мандарин. У мандарина были длинные, загнутые ногти и тонкие, причудливо завитые усики. Лоррейн насмешливо прищурилась.

– Китайский? «Улонг»?

– Ну да, «Улонг». – Флуоресцентная лампа над разделочным столиком тихо жужжала.

– Но ведь это чай из коммунистической страны. Ты говорил, что никогда ничего не покупаешь у красных.

– Ты ведь любишь такой чай. Я купил его не для себя. Для тебя купил. – Гиббонс положил последнюю грязную тарелку в раковину и вернулся в гостиную. Проклятье. Стараешься угодить, подумать для разнообразия о том, что нравится ей, а они везде подозревают подвох, эти чертовы итальянцы.

Вода в чайнике закипела. Лоррейн выставила две чашки и приготовила чай – себе «Улонг», ему «Липтон», затем нарезала кекс с цукатами, который принесла из дому, и выложила на тарелку. Она все еще бесилась оттого, что он вернулся к работе. Она сказала, что хотела бы, по крайней мере, «участвовать в принятии решения». Имелось в виду, что она хотела бы использовать право вето. «Ради Бога, ты уже не мальчик, – твердила она, – ты не должен больше заниматься оперативной работой. Это слишком опасно. И на Майка ты не равняйся». Из-за таких вот дружеских советов он ничего не сказал ей и предпочел принять одностороннее решение. Лоррейн по несколько раз надавила на пакетики с чаем в чашках и выкинула пакетики в раковину. Вот почему ему был оказан такой холодный прием.

Поставив тарелку с кексом на чашку «Улонга», она принесла то и другое в гостиную. Гиббонс сидел на кушетке и просматривал книгу, которую Лоррейн вручила ему, – научное исследование о роли центуриона в римской армии с 450 года до нашей эры по 350 год нашей эры. Он любил книги о Римской империи, но тут Лоррейн ясно дала понять: подарок не знак примирения. Речь идет, объяснила она, о бесплатном экземпляре, присланном автором – затянутым в твид бостонским брахманом, ныне преподающим в Калифорнийском университете; каждый год он привозит на конгрессы по античной и средневековой истории какие-нибудь экзотические напитки, надеясь заманить Лоррейн к себе в номер отеля. В прошлом году это было зеленое итальянское пойло из Абруцци под названием «Сто трав», сказала Лоррейн. В позапрошлом – редкий испанский арманьяк. Профессор был довольно красив – какой-то желчной, язвительной красотой, но Лоррейн ни разу не воспользовалась настойчиво повторяемым приглашением. Этот кусочек академической жизни помогал ей сегодня отстраниться от Гиббонса. Тот наблюдал, как она ставит его чашку на кофейный столик. Случись тот конгресс завтра, она наверняка пошла бы в постель с тем подонком просто за банку пива, чтобы насолить ему, Гиббонсу.

– Ну так как же продвигается дело? – В голосе Лоррейн слышался холод. Очень на нее не похоже.

Гиббонс пролистал книгу до оглавления.

– Неважно, – сказал он, не отрываясь от страницы.

– Никаких следов? – Еще больше холода.

– Нет, в самом деле. Может, сходим в кино сегодня вечером? – Лучше в кино, чем сидеть здесь, в холодильнике.

– Ты же терпеть не можешь кино.

Гиббонс поднял глаза.

– Зато ты любишь.

– Мне сегодня не хочется. Нигде ничего не идет. Ничем тебя не улестить, сегодня, а?

– Не хочешь – не надо. – Гиббонс снова склонился над книгой.

– Иверс, наверное, вне себя. Он ведь не любит плохих отзывов в прессе, правда? Ты мне рассказывал, что, если обрядовое убийство не раскрыть сразу же, это создает Бюро плохую репутацию.

Гиббонс опять поглядел на нее. С каких это пор тебя заботит репутация Бюро?

– Кто тебе сказал насчет обрядового убийства?

– Ну, убийца так разрезал тела... Это наверняка какой-то ритуал. По крайней мере, так утверждает Майкл.

Гиббон захлопнул книгу, швырнул ее на кофейный столик и потянулся за чашкой.

– Это уже вчерашний день. Он сейчас переключился на убийц-каратистов.

– У тебя такой тон, будто ты не согласен.

Гиббонс покачал головой.

– С этим Тоцци просто беда: что у парня на уме, то и на языке. Завтра он что-нибудь новенькое выдумает.

Лоррейн отломила кусочек кекса.

– Как же ты раскроешь дело, если не будешь прорабатывать разные версии? Разве ты не должен учитывать любую возможность, даже самую невероятную?

– Это и есть стиль Тоцци. Он все ходит вокруг да около, по касательной, пока наконец не подступится к делу.

– А ты не ходишь вокруг да около?

Гиббонс взглянул на нее.

– Нет.

– Никогда?

– Послушай, пойдем-ка лучше в кино. – Гиббонс приподнялся с кушетки.

– Говорю тебе: мне не хочется. – Лоррейн сложила руки на груди.

Гиббонс вздохнул. Вот оно, начинается.

– Почему? Неужели ты серьезно думаешь, что уличные панки способны устроить такую бойню? Или это мафия? Ты во всем видишь мафию. Мафия – это по твоей части. – Лоррейн явно завелась. – Но много ли найдется таких, у кого хватит духу нанести подобные раны, а потом собрать тела и засунуть в машину? Преступник, должно быть, исчадье ада. Профессионалы быстро делают свое дело и живо сматываются. Ты мне сам говорил.

– Ты что, записываешь за мной?

– Ну так все же? Ты правда думаешь, это мафия?

Гиббонс пожал плечами.

– Может быть.

– Ты и в самом деле думаешь, что убийца выполнял приказ босса? Мне кажется, нужно быть чертовски преданным, чтобы убить вот так. Нет, ты не прав. Думаю, это не мафия. – Лоррейн явно злорадствовала.

Гиббонс медленно покачал головой.

– Где ты найдешь парней, более преданных боссу, чем в мафии? Да прикажи он им только – они тебя смелют в мясорубке и сделают гамбургер. Они ребята крутые. Можешь мне поверить. Я-то уж навидался.

Лоррейн посмотрела ему в глаза.

– Так какого черта ты вернулся назад ко всему этому?

* * *

Игра лунного света и тени на булыжниках мостовой превратила улицу в узловатый панцирь на груди гигантского самурая. Стоя под деревьями, Масиро чувствовал у себя под ногами присутствие своего предка. Он посчитал этажи дома на противоположной стороне улицы. В квартире горел свет. Масиро скомкал бумажку с адресом и выбросил ее, потом вытащил из кармана горсть соли. Он шепотом сотворил молитву почтенному Ямасите и высыпал соль на булыжники.

* * *

– Послушай-ка, что я тебе скажу. – Гиббонс сидел на краю кушетки, тыкая пальцем в Лоррейн. – У тебя свербит в заднице потому, что я вернулся на работу. Ты думаешь, я не справлюсь, потому что мне осточертело это дерьмовое насилие.

– А что, разве нет?

– Нет, не совсем. Это случай Тоцци. Не мой.

– Мы не о Майкле говорим.

– Знаешь, ты и твой кузен – два сапога пара. Вечно из мухи делаете слона. Давай-ка вот, запиши это. Мотив убийства всегда очень прост. Ненависть, корысть, месть. Один тип видит, как другой тип царапает его новую машину на стоянке, и у него крыша едет, и он пробивает тому, другому типу голову монтировкой. Вот тебе самое что ни на есть типичное убийство.

– Ты что, хочешь сказать, что тех двоих ребят убили и изувечили потому, что они исцарапали машину не того парня?

– Не строй из себя дурочку, ладно? Я старался объяснить тебе, что, когда расследуешь убийство, нужно прежде всего искать мотив, а не цепляться к деталям. Только так доводят расследование до конца. Если же ты увязнешь в разных частностях, то кончишь тем, что будешь гоняться за собственным хвостом.

– Но, может быть, это ты не видишь главного. Пусть ты тридцать лет работал агентом, это не делает тебя знатоком всех преступлений, прошлых, настоящих и будущих. Ты, по-моему, зацикливаешься. Мы живем в странном мире, и с каждым днем он все страннее и страннее. Ты должен признать, что тут действовал не обычный убийца. Это совершил какой-то автомат.

Гиббонс закусил верхнюю губу и прищурился. У него начиналась изжога.

– Ты правда не хочешь в кино?

– Абсолютно.

А жаль: вдруг где-нибудь показывают «Челюсти».

* * *

Глядя с пожарной лестницы вниз, на булыжники мостовой, Масиро различал тело своего предка – гигантский воин лежал в парадных доспехах, облагороженный смертью. Масиро почтительно склонил голову, потом осторожно стал подниматься по железным ступенькам. Он взглянул вверх, на освещенные окна, до которых оставалось три этажа, и вспомнил молодого тигра, который осмелился тягаться с ним в «Тойоте», вспомнил, как покалывало ребро ладони, когда парень растянулся на полу уборной в том баре. Масиро подумал о том, что обещал своему господину Нагаи, и полез дальше выполнять поручение.

* * *

– Никогда не думала, что у тебя такое скудное воображение, – говорила Лоррейн, качая головой. – Я разочарована. Ты слишком приземлен. Ты принимаешь в расчет только реальные возможности. А вдруг убийца – психопат? Психопат, который внушил себе, будто он... – тут ее взгляд упал на книгу, лежащую на кофейном столике, – римский центурион, например. Этот вариант ты ведь не примешь во внимание, а?

– Ты попала пальцем в небо. Убийцы-психопаты – особая статья. У них все по-другому обставлено.

– Нет, нет, послушай меня. Представь себе человека, который много читал об истории Древнего Рима, который все бы отдал, только бы носить короткий меч и нагрудный доспех. И вот в один прекрасный день он свихивается, а поскольку у него на уме одни только римские завоевания, то он и воображает себя центурионом. Но основное в центурионах то, что они жили только для армии, рождены были, чтобы исполнять приказы. Значит, что нужно нашему убийце, чтобы перевоплотиться в подлинного центуриона? Цезарь, так ведь? Теперь представь себе, что какой-то негодяй входит в его жизнь и видит, что сможет использовать несчастного помешанного для своих преступных целей, если только подыграет ему и назовется генералом. Подумай об этом.

– Я уж думаю, не арестовать ли тебя за сообщничество. Давай сменим тему, а? – Гиббонс хотел было обнять ее.

– Нет. – Лоррейн оттолкнула его руку. – Ты не хочешь меня слушать. В этом, черт подери, твоя беда. Тебе неинтересно, что думают другие. Как вообще можно раскрыть преступление, не признавая, что кто-то способен мыслить не так, как ты? Может, раньше у тебя получалось, но теперь – нет. Взгляни правде в глаза: у тебя ничего не выходит. – Лоррейн схватила чашку и глотнула чаю, плотно зажмурив глаза. Она пыталась удержать слезы.

Жуткое, выматывающее душу молчание воцарилось в комнате. Гиббонс чувствовал себя последней скотиной. То, что он вернулся на работу, расстроило Лоррейн гораздо больше, чем он мог себе представить. Иногда он ведет себя как последний говнюк.

– Знаю: ты на меня чертовски зла, – сказал он наконец. – Прости. Я должен был сначала переговорить с тобой.

Лоррейн со всего размаху опустила чашку на столик, расплескав чай.

– Извинениями ты ничего не изменишь. Что сделано, то сделано.

– Но я прошу прощения. Что еще я могу...

– Этого недостаточно. Этим не исправишь прошлого. Ты всегда так поступал со мной. Всегда оставлял за бортом. Ты никогда не думал о нас.

Гиббонс глубоко вздохнул.

– Как ненавижу я эти разговоры. Чего ты хочешь? Чтобы я заплакал? Я никогда не плачу, извини. Ты хочешь что-то услышать от меня, но я понятия не имею что. Если бы я знал, что мое возвращение на работу так выбьет тебя из колеи...

– Я переживаю не потому, что ты вернулся в Бюро. Дело в том, что ты не рассказал мне о своих намерениях.

– Но какие, к черту, могли еще быть у меня намерения? Что другое мог я предпринять после тридцати лет работы в Бюро? Начать составлять букеты?

Она рассмеялась сквозь слезы и покачала головой.

– Ты все такой же и никогда не изменишься, правда?

Гиббонс обнял ее за шею и привлек к себе. Было ужасно видеть, как Лоррейн плачет из-за него.

– Послушай, даже не знаю, что тебе сказать. Я люблю тебя, но...

– Ах, ладно, помолчи. Только это я и хотела услышать. Обещай мне одну вещь для полного счастья.

– Какую?

– Будь осторожнее впредь. Не лезь на рожон. Я этого не вынесу. Ты считаешь себя неуязвимым, но это не так. Уязвимы все. Не рискуй понапрасну. Держись Майкла, если возникнет опасность. Обещай мне. Я не хотела бы на старости лет остаться одна.

Гиббонс с усилием сглотнул.

– Ладно... обещаю. Буду осторожен.

Лоррейн прижалась губами к его губам, еле удерживая рыдание. Не прерывая поцелуя, расстегнула ему рубашку, погладила волосы на груди. Гиббонс крепко держал ее и не отпускал. Если бы она отстранилась, то увидела бы слезы на его глазах. Теперь Лоррейн принялась расстегивать ему ремень.

Он повернулся, высвободился на минуту.

– Эй, ты уверена, что не хочешь в кино?

Она фыркнула и расхохоталась по-настоящему.

– Ложись-ка, Гиббонс, на спинку и расслабься.

Она расстегнула ему «молнию» на брюках и щекотала до тех пор, пока он окончательно не дошел до кондиции. Гиббонс расстегнул на ней блузку и завозился с застежкой бюстгальтера. В нетерпении Лоррейн сама расстегнула и сбросила блузку и лифчик одним резким движением. Гиббонс положил толстую мозолистую руку на мягкую грудь Лоррейн, и она, извернувшись, освободилась от брюк. Другой рукой Гиббонс принялся оглаживать ей сзади трусы, проводя пальцами по шву, что шел к линии волос на лобке. Она раздвинула его губы и просунула язычок. На вкус он был изумителен.

Вдруг Лоррейн откинулась назад, выгибая спину.

– Мне пришло кое-что в голову.

– Командуй, я готов.

– Нет, не насчет тебя. Насчет убийцы.

– Ах ты черт...

– Он, может быть, вовсе и не центурион. Может быть, он русский казак. Эти ребята были помешаны на саблях.

Глядя на Гиббонса сверху вниз, Лоррейн заулыбалась.

– Отдохни, Бернстейн.

– Ты должен принимать во внимание любую версию. Иначе совсем закиснешь.

Она тихо рассмеялась, нагнулась к нему и лизнула в ухо. Он слегка коснулся сгиба ее бедра. Потом ухмыльнулся и глухо зарычал, как матерый медведь.

За окном гостиной темная приземистая фигура не спускала с них глаз. Стоя на железной решетке, Масиро глянул вниз, на булыжники, озаренные луной, и нахмурился. Бесчестно нападать на мужчину, когда он занимается любовью с женщиной. Он повернулся и начал спускаться по пожарной лестнице так же безмолвно, как и поднимался, стараясь не слышать звуков, доносившихся изнутри.

Глава 12

Пыльный запашок удобрений и гербицидов вызвал воспоминания – воспоминания не слишком приятные. Тоцци, когда был подростком, летом работал у садовника по соседству и горбатился над стрижкой газонов с семи часов утра до захода солнца, толкая проклятую машинку взад и вперед, по пригоркам и оврагам, по лужайкам величиной с крикетное поле; пальцы у него горели от постоянной вибрации, уши закладывало от грохота мотора, и пот лил в три ручья под полуденным солнцем. Он до сих пор помнил, какую ненависть внушали ему большие, дорогие особняки в Шорт-Хиллс, Милберне, Саут-Орандж, Уэст-Орандж, Ливингстоне. Редко когда можно было заметить, что в этих домах в самом деле живут люди. Единственным признаком жизни было гудение кондиционеров, которое Тоцци всегда воспринимал как личное оскорбление. Ха-ха-ха, вам жарко, нам не парко. Он до сих пор никак не мог избавиться от врожденных предрассудков против богачей. Конечно, теперь он понимал, что, если бы богачи не держали садовников, такие, как он, мальчишки остались бы без работы на лето. И все же, когда вам приходится толкать машинку для стрижки газонов взад и вперед, взад и вперед, взад и вперед при температуре тридцать шесть градусов и чертовской влажности и при этом вы знаете что кто-то сидит сейчас в доме-с включенным кондиционером (поскольку «кадиллак» стоит у подъезда), вам неизбежно приходят на ум плантации, полковники из Кентукки в белых мундирах и чернокожие рабы, скованные цепью.

Тоцци выглянул в окошко оранжереи и увидел, как зеленый самосвал подъезжает к разгрузочной площадке. Стоило самосвалу затормозить, как садовник выскочил из кабины и заорал на своих людей, чтобы те поторапливались и живей загружали мешки с удобрениями в кузов. То был продувной парень, и говорил он с сильным итальянским акцентом, так по-оперному форсируя, что от каждого его слова тянуло блевать. Фримен, владелец питомника, скептически взирал на него сквозь темные очки в костяной оправе, похожие на донышки бутылок из-под кока-колы, перекатывая во рту внушительную сигару. На папке, пристроенной к огромному животу, он заполнял квитанцию садовника. Фримен был ростом в пять футов шесть дюймов и весил фунтов двести восемьдесят. Тощий итальяшка тараторил что-то верзиле, махал руками, потом схватился за ляжки и захохотал. Тоцци ничего не слышал, однако похоже было, что садовник рассказывает Фримену похабный анекдот. Но Фримен не смеялся. Тоцци показалось, будто Фримен похож на тупого циклопа из фильма о Ясоне и аргонавтах, который он смотрел ребенком в серии «Фильмы за миллион долларов». Он вдруг вообразил, что садовник специально отвлекает Фримена, а его люди тем временем готовятся вонзить заостренный кол в единственный циклопий глаз.

Тут взгляд Тоцци снова упал на двух подсобных рабочих. Он даже подошел ближе к окошку, чтобы получше разглядеть. Оба были азиаты, скорее всего корейцы, и это страшно удивило его. Садовники-итальянцы обычно нанимали других итальянцев или же испано-говорящих. Сам Тоцци в свое время работал с боливийцем и двумя уругвайцами, но ни разу не видел рабочего-азиата. Он всегда думал, что корейцы слишком привержены своей общине, чтобы работать на кого-то еще. Правда, в Нью-Йорке они добились монополии на рынке сельскохозяйственных продуктов. Может быть, садоводство – логическое продолжение их успехов в выращивании овощей?

Грузовичок отвалил от разгрузочной площадки, и Фримен протиснулся обратно в лавку.

– Извините; что заставил вас ждать, – прорычал он.

– Ничего, – отозвался Тоцци, отходя к конторке.

– Этот парень – заноза в заднице. Вечно он, на хрен, спешит, вечно торопится. И с людьми обращается как с дерьмом последним. Даже мне и то жалко этих косоглазых. – Он почесал стриженные ежиком волосы и перекатил сигару на другую сторону рта, где не хватало нескольких верхних зубов. Сигара как раз поместилась в выемке.

– Так вы, говорите, из ФБР? Настоящий агент ФБР, а?

Тоцци кивнул с отрешенной улыбкой. Такую реакцию он уже видел.

– Вот черт. Никогда не думал, что встречу живого агента ФБР. Так что же я могу для вас сделать?

– Видите ли....

Лицо Фримена вдруг резко подурнело. Глаза, увеличенные стеклами очков, чуть не вылезли из орбит.

– Вы не под меня случайно копаете, а?

– Нет, сэр. Мне кажется, что до того, как нас прервали, я упомянул, что расследование не имеет к вам непосредственного отношения.

– А к моей жене?

– Нет, сэр. К вашей жене тоже.

– А жаль. Засадили бы вы ее годков на десять – двадцать. Сделали бы одолжение.

Тоцци вежливо улыбнулся, чувствуя, однако, что мужик не шутит.

– Семейные проблемы?

– Какие, к черту, семейные. Деловые. Мне претит, когда она тут гнет свою линию. Все заполонила этими комнатными растениями и прочим дерьмом. – Фримен вынул сигару изо рта и сплюнул на пол. – Растения, черт возьми, должны расти в саду, на открытом воздухе. А эти паскудные деревья бонсай – просто смешно: тратить столько времени и сил, чтобы не дать дереву вырасти. Это против естества. Взгляните только на мой питомник. Тут всегда было чудное, грязное местечко. А теперь шикарный магазин, и эти богатые суки таскаются туда-сюда день-деньской. Если бы старушка не зарабатывала, черт побери, на этом столько денег, я бы выкинул отсюда и ее, и все ее чертовы сорняки.

– Ага, – кивнул Тоцци. – Знаете ли, я пришел сюда потому, что прочел рекламу в газете. Там говорилось, что вы специализируетесь на деревьях бонсай. Думается, мне лучше потолковать с вашей женой.

Фримен потер нос тыльной стороной указательного пальца и бросил на Тоцци испепеляющий взгляд. Было ясно, что великан круто изменил мнение об агентах ФБР, узнав, что Тоцци пришел из-за чертовых деревьев бонсай.

– Ее сегодня нет. Она в Нью-Йорке, на каком-то конгрессе по деревьям бонсай.

Тоцци открыл желтый конверт и вынул фотографию восемь на десять, изображавшую ножницы, которые были найдены в кармане убитой женщины. Положил снимок на конторку.

– Что вы можете об этом сказать?

– А чего вы от меня хотите? – Циклоп явно начинал проявлять враждебность.

– Такими ножницами подстригают деревья бонсай, правда?

– Вроде да.

– У вас такие продаются?

Циклоп воззрился на фотографию так, будто Тоцци подложил ему собачье дерьмо.

– Да, жена торгует такими фитюльками.

– Эти сделаны в Японии. Видите надпись на лезвии? Ваша жена тоже торгует японскими?

– Как же, черта с два. Они слишком дорогие. Мы бы ими затоварились. Я ей сказал – заказывай-ка на Тайване, там подешевле. Твои сударушки разницы не заметят. А будешь заказывать японские, сказал я ей, суну тебя головой в лесопилку, будь оно все проклято. На этот раз она меня послушалась. – Сигара подпрыгнула и вновь опустилась на привычное место.

Тоцци кивнул, прикидывая, насколько серьезно его намерение сунуть жену головой в лесопилку. Прием, впрочем, не новый. Недавно один мужик в северных районах штата Нью-Йорк убил жену топором, а тело сунул в лесопилку, чтобы следов не осталось. И все бы сошло гладко, если бы не застряли кости таза. Мужик пробовал еще и еще, и наконец приводные ремни сорвались. На суде он называл жену, и живую и мертвую, не иначе, как «эта проклятая стерва».

– Вы не знаете, кто-нибудь в округе продает такие ножницы, сделанные в Японии? – спросил Тоцци.

– Не-а. Спросите-ка лучше жену. Уж она-то знает. Завтра она вернется.

– Ладно. Скажите ей, что я позвоню. Спасибо за помощь.

Фримен пробормотал что-то невнятное. Когда Тоцци направлялся к двери, в питомник вошла некая явно зажиточная пригородная матрона. Вот уж чучело. Рыжие, крашенные хной волосы, на веках – малахитово-зеленые тени, убийственно длинные лиловые ногти, белый меховой полушубок. Тоцци оглянулся на циклопа, что стоял за прилавком, и подумал, не держит ли он лесопилку прямо на заднем дворе.

На улице Тоцци отметил, что рядом с его машиной стоит белый «мерседес» с прицепом. На заднем сиденье были три пассажира: малыш в складном стульчике, девочка детсадовского возраста и темноволосая женщина. Тоцци решил, что это няня, потому что женщина сидела сзади с детьми, склонившись над стопкой цветной бумаги, лежавшей у нее на коленях. Открывая дверь своей машины, Тоцци увидел, что няня вырезает из цветной бумаги зверушек. Сейчас она как раз закончила желтого носорога. Девчушка захлопала в ладоши и пронзительно заверещала. Малыш на стульчике крепко спал. Когда Тоцци повернул ключ зажигания и завел мотор, нянечка вдруг страшно переполошилась. Она завертела головой, уставилась на Тоцци, и в чертах ее изобразились ужас и тоска. Тоцци вдруг подумал о жертвах войны – Второй мировой, Вьетнама – и тут вдруг осознал, что и она азиатка. Еще одна азиатка. Он выдавил из себя улыбку, чтобы успокоить девушку, подал назад и выехал с территории питомника, спрашивая себя, простое ли это совпадение – увидеть подряд трех азиатов. Может быть, тут такой же случай, как если бы вы купили новый «шевроле» и вдруг вам попадаются на дороге одни только «шевроле». Может быть, тут космическая ирония. Кто знает? Тоцци вырулил с автостоянки на шоссе и больше не думал об этом.

* * *

Отъехав от питомника Фримена, Тоцци направился в центр городка, чтобы перекусить. Единственное в Милберне кафе представляло собой нечто вроде тех заведений на Пятой авеню, где богатые старые дамы платят шесть баксов за ломтик домашнего сыра, половинку консервированного персика, листочек салата и тоненький ломтик поджаренного хлеба. При виде такой массы голубых волос и норковых манто у Тоцци засосало под ложечкой: он забрал своего тунца на ржаном хлебе и вышел поесть на улицу, устроившись на одной из скамеек, искусно расставленных среди ухоженных альпийских горок, что украшали этот отрезок Милберн-авеню: напротив виднелись магазины, о которых Тоцци и мечтать не мог.

Но, пока он ел свой бутерброд, ему вдруг бросилось в глаза нечто из ряда вон выходящее. Не было ничего необычного в том, что по центру города прогуливалось много молодых женщин с детскими колясками и складными стульчиками, но из восьми, которых Тоцци заприметил, поедая первую половину бутерброда, пятеро были азиатками. Одна из них везла коляску, так что Тоцци не смог разглядеть ребенка – может, это и был ее малыш, хотя она казалась слишком юной и слишком забитой, чтобы жить в городке типа Милберн, – однако все остальные гуляли с белыми детьми. Все девушки казались очень молодыми – лет восемнадцати – двадцати. Так же, как и те двое, которых нашли в «фольксвагене». Это, пожалуй, больше чем совпадение.

Тоцци вылил остатки кофе в бегонии, собрал мусор и направился обратно в кафе. Стоило ему войти, как в нос шибанул резкий запах духов. Дыша ртом, Тоцци прошел к телефону-автомату и с радостью обнаружил, что рядом с аппаратом лежит телефонная книга. В таких местах это обычно. Он пролистнул желтые страницы рекламы, ища «Няни», «Уход за детьми», «Дети». Под рубрикой «Служба ухода за детьми» он обнаружил несколько контор, предоставляющих приходящих нянь, одно агентство под названием «Домашняя прислуга на выбор», которое снабжало богатую публику и семейными парами, обслуживающими дом, и поварами, и горничными, и шоферами, а еще некую Академию Истлейк, школу нянь, которая специализировалась на подготовке «компетентных нянечек, воспитанных в британских традициях, для родителей с повышенными требованиями». Школа располагалась в Мэплвуде, соседнем городке. Тоцци посмотрел на часы и ухмыльнулся себе под нос. Есть время нанести визит в Академию Истлейк.

Бип-бип-бип, мой бравый майор.

* * *

Роясь в кармане в поисках мелкой монеты, чтобы расплатиться по счетчику, Тоцци оглядел крошечный сквер у почты и старый вокзал ветки Эри-Лакауанна, от которого как раз отходил поезд. Селение Мэплвуд – так его называли – действительно напоминало старое английское селение. Немного причудливое, но без претензий. Перед тем как снять унылую меблирашку в Уихавкене, где он нынче временно проживал, Тоцци подумывал о том, чтобы найти себе квартиру здесь, но в конце концов решил, что такое место ему не подходит. Тут ему стукнуло в голову, что неплохо бы позвонить миссис Карлсон и отменить сегодняшнюю встречу с домовладельцем, который «предпочитает сдавать квартиры семейным». Позвонит позже и чем-нибудь отговорится. Жаль: та квартира на Адамс-стрит ему понравилась. Дороговато, но чисто.

Селение Мэплвуд – идеальное место для школы нянечек «в британских традициях», подумалось ему, пока он проходил мимо читальни Христианского союза и канцелярского магазина к дверному проему, на которой было указано «49». Дом трехэтажный, из желтого кирпича, на первом этаже магазины, на втором – конторы. Академия Истлейк находилась в комнате 22. Тоцци поднялся по лестнице и направился к комнате 22, куда указывали стрелки. Он грустно улыбнулся, внезапно припомнив коренастую мисс Френсис из школы «Колокольчик». Такие женщины, наверное, и обучаются в Академии Истлейк. Мисс Френсис с британским акцентом – пожилая, седая, ласковая, но строгая, твердая и справедливая.

Но, когда Тоцци нажал на звонок у комнаты 22 и приоткрыл дверь, он увидел нечто совсем иное. Женщина стояла у стола секретарши, приложив к уху телефонную трубку. У нее были ноги что надо, невероятные ноги. Высокая. В блузке с плечиками. Прекрасная фигура. Чуть за тридцать. Темно-рыжие волосы. Небольшие, по-восточному раскосые, смеющиеся глаза. Она откинула волосы назад и взглянула на Тоцци. Приветливо улыбнулась. У нее была небольшая щербинка во рту. Тоцци едва не рухнул как подкошенный.

– ...Да. Миссис Данциг, да. Я уверяю вас. Все наши нянечки прошли тщательную подготовку по всем аспектам ухода за детьми. Сверх обычной программы наши женщины прослушали курс по дошкольной психологии и по первой помощи... Да, конечно, они могут купать детей... Только в крайнем случае... Если ребенок прольет молоко, нянечка подотрет... Нет... Боюсь, что наши нянечки не станут мыть полы и окна... Нет... нет, боюсь, что нет... Ну хорошо; жаль, что ничем не можем вам помочь, миссис Данциг. До свидания. – Она повесила трубку и снова улыбнулась Тоцци. – Здравствуйте. Чем могу вам помочь?

Истая британка. Тон любезный, но губки надуты – верно, потеряла выгодного клиента.

– Вот, – сказал Тоцци, – я хотел бы нанять... няню.

– Значит, вы обратились по адресу. – Она подошла к нему и протянула руку.

У Тоцци екнуло в груди. Взять бы да поцеловать ее, такую милую.

– Я Роксана Истлейк, – представилась она, пожимая Тоцци руку. – Секретарша, думаю, как раз ушла на обед. – Она покосилась на столик, стоящий в приемной. Глаза у нее были светло-карие, вернее темно-золотые. – Пройдите, пожалуйста, в мой офис, мистер?..

– Мм... Тоцци, Майк Тоцци.

– Сюда, мистер Тоцци. – "Ц" она произносила как "с". Ну и что? Зато какая попка. А эта щербинка... о-ля-ля.

Офис сверкал бронзой, мебель была кожаная, винного цвета. Многие дамы имеют обыкновение превращать кабинет в будуар. Этот офис был выдержан в классическом стиле – там не было ни искусственных цветов, ни заумных приборов, сверкающих хромом и черным лаком. Тоцци нравилось здесь. Хозяйка ему тоже нравилась.

– Итак, – произнесла она, сплетя пальцы над книгой записей. – Расскажите мне, мистер Тоцци, какая именно няня вам нужна.

– Ну. – Ах, как трудно было не смотреть на нее. – У меня дочь...

– Сколько ей лет?

– Мм... два годика.

– Ага. – Она кивнула и улыбнулась, подбадривая его. Ах, эта щербинка! С ума можно сойти.

– Видите ли, мисс Истлейк, я все время в разъездах. Дела. И...

– Ваша жена тоже работает?

– Нет... она умерла.

– О... простите, мистер Тоцци, мои соболезнования.

– Ничего, не стоит: это случилось давно.

Она нахмурилась.

– Но вы ведь сказали, что вашей дочери только два годика.

Тоцци кивнул, прикидывая, как бы поизящнее выкрутиться.

– Кажется, будто прошли долгие годы. Мы жили раздельно... В общем-то я ее никогда не любил.

Мисс Истлейк улыбнулась ему терпеливо, словно выслушивая душевнобольного.

– Я так понимаю, что вам нужна постоянная няня, живущая в доме?

– Да. Вообще-то я подумывал об одной из этих девушек-азиаток, которых теперь все нанимают. У моей соседки...

– Няни, которых я представляю, мистер Тоцци, прошли тщательную подготовку по всем аспектам ухода за детьми. Это молодые американки, обученные опытными британскими нянями. Они достигли высот в своей профессии, и лучшего вы ничего не найдете. И я должна вам сказать, что в моем реестре не числится ни одна азиатская женщина. Должна откровенно вам заявить, что в профессиональном отношении, насколько мне известно, эти японские девушки, на которых все помешались, намного уступают моим сотрудницам.

– Ну, все почему-то нанимают японок.

Ноздри ее затрепетали.

– Если все будут прыгать с Эмпайр-Стэйт-Билдинг, мистер Тоцци, вы тоже прыгнете?

Тоцци подавил смешок. Если вы, мисс Истлейк, будете среди этих всех.

– Значит, вы говорите, японских нянечек у вас нет.

– Именно так. И пожалуйста, не называйте их нянечками. Они уборщицы, которые заодно смотрят и за детьми.

Тоцци заметил, что, когда она злилась, акцент пропадал.

– Хорошо, вы не предоставляете этих японских девушек. А кто представляет?

– Извините, мистер Тоцци, но я скорей умру, чем стану давать какие бы то ни было справки о них. Я только что потеряла прекрасную клиентку, потому что нянечка, которую я послала, не моет полы. Клиентка мне заявила, что у ее свояченицы японская девушка моет полы и даже окна. Мытье окон – это не уход за ребенком, мистер Тоцци. Уход за ребенком – это уход за ребенком, точка. Дела у меня с каждым днем идут все хуже и хуже благодаря этим япошкам. Они сбивают цены, вот что они делают. Так что, если хотите сэкономить на вашем ребенке, достаньте себе японскую девчонку. Но если вам действительно дорога ваша дочь, в чем я не сомневаюсь, тогда вы выберете няню, прошедшую соответствующую подготовку.

Она как-то странно подбирала слова. Возможно, уже долго живет в Америке. Британский акцент, американский лексикон – сногсшибательно. Девушка – чудо.

– Мисс Истлейк, я должен вам признаться. Я вовсе не собираюсь нанимать няню.

– Извините?.. – Глаза ее превратились в щелочки. Она, кажется, разозлилась не на шутку.

Тоцци вытащил удостоверение.

– Я из Федерального бюро расследований. Собираю информацию по одному делу.

Она бросила взгляд на удостоверение, потом воззрилась на Тоцци.

– Какого дьявола вам надо? Зачем вы прикидывались?

Тоцци пожалел, что сказал правду. Теперь она смотрела совсем неприветливо.

– Знаете ли, если у меня на столе не разрывается телефон, это вовсе не значит, что у меня уйма времени и я его могу с вами терять без толку. Мне и так трудно держаться на плаву – не хватало еще правительственного вмешательства. Не нужно мне осложнений. Меня в самом деле волнует уход за детьми. Меня волнуют нужды детей, особенно тех, которыми пренебрегают родители, слишком, черт их побери, занятые, чтобы возиться с малышами. Думаю, вам этого не понять, но я считаю мои проблемы чрезвычайно важными. Поэтому я удивляюсь, как это вы набрались наглости прийти сюда, наврать с три короба, нести чепуху про япошек...

– Уф. – Он поднял руки, сдаваясь на милость победителя. – Извините за вранье, но это было необходимо. Я ведь не знал, что вы ни при чем.

– О... значит, я ни при чем? – Тон теперь был саркастический.

– Именно так.

– Знаете, а вы ведь пялитесь на меня, как собака на кость, с тех самых пор, как вошли. Для агента ФБР вы не слишком искусно маскируетесь. Я заметила, как вы смотрели на мои пальцы – нет ли обручального кольца. Мне вовсе не требуется, чтобы меня в моем офисе осаждали сексуально озабоченные «рыцари плаща и шпаги».

Мысль внезапно пришла ему в голову. Он открыл рот прежде, чем успел одуматься.

– Не могли бы вы оказать мне одну очень большую услугу? – сказал он, прерывая поток негодующих речей.

Глаза ее широко раскрылись – она не верила своим ушам.

– Что за наглость, – прошипела она в бешенстве. – Ну вы и штучка, мистер Тоцци.

– Знаете, я ведь мог бы помочь вам с японской конкуренцией, – сказал он, понятия не имея, что тут можно было бы сделать. – Все это имеет отношение к делу, которое я расследую. Мы могли бы сейчас потолковать, а вечером пойти куда-нибудь поужинать. Так я искуплю свое вторжение. Как вы к этому отнесетесь?

Уголки ее губ поднялись. Ей было любопытно. Тоцци бредил наяву.

– А что за услуга? – спросила она, глядя на Тоцци с напряженной улыбкой. – В чем она заключается?

– О, ни в чем особенном. За ужином объясню.

Она откинулась в кресле и сложила руки на груди. Смерила Тоцци взглядом, долгим, надменным, напряженная улыбка не сходила с ее лица. Но вот она улыбнулась широко, по-настоящему, вновь показывая свою щербинку.

– Объясните сейчас, мистер Тоцци. Я умираю от любопытства.

У Тоцци горели щеки. Эта щербинка такая соблазнительная.

Глава 13

– Ну что, миссис Тоцци? Квартира такая, как муж вам рассказывал? – Отблеск верхнего света падал на несоразмерные очки миссис Карлсон, отчего она казалась еще более несуразной, чем обычно.

– О да, миссис Карлсон. Такая, такая – и даже еще лучше. – Роксана отступила на шаг, соблюдая дистанцию, которую квохчущая дама, агент по недвижимости, упорно стремилась нарушить.

А Тоцци стоял на голом полу и наблюдал, как Роксана играет роль миссис Тоцци. Делала она это замечательно сверх всяких ожиданий. Смотрится ли он сам столь же убедительно в роли мужа?..

– Майкл, дорогой, пойдем, я кое-что покажу тебе в спальне. – Она протянула Тоцци руку. – Я придумала одну вещь насчет кровати.

Тоцци поднял бровь и шагнул навстречу. Какой такой кровати? Кровати-то, черт подери, нет еще.

Роксана улыбнулась миссис Карлсон.

– Вы извините, миссис Карлсон, если мы на минуточку отлучимся?

– О, конечно, конечно.

Роксана взяла Тоцци под руку и повела его в пустую спальню.

– Вы негодный актер, Тоцци, – прошептала она, закрыв за собой дверь. – Я бы никогда не взялась за эту роль, если б знала, что вы будете таким истуканом. Расслабьтесь немного.

Тоцци пожал плечами.

– Вот те на, а я думал, что все делаю как надо.

– Почему бы вам, по крайней мере, не прикинуться, будто вы меня знаете? – Скосив глаза, Тоцци мог видеть, как миссис Карлсон разгуливает по прихожей. Вдруг рука Роксаны коснулась его щеки. – Смотрите-ка, Тоцци, вы покраснели. С женой себя так не ведут.

Тоцци закашлялся.

– А что я могу сделать? Ведь мы и правда только сегодня познакомились.

– Послушай, – сказала она, – мы оба знаем, что ты ко мне неравнодушен, так что нечего тут и смущаться. Ты просто смешон и запросто можешь упустить квартиру. Любой дурак догадается, что тут дело нечисто. И мистер Халбасиан не купится на твою игру.

Тоцци отвел ее руку от своей щеки.

– Почему нет? Ведь миссис Карлсон поверила, что мы женаты.

– Если бы мы ей сказали, что ты принц Чарльз, а я принцесса Диана, она бы и в это поверила. Тут речь идет о ее комиссионных.

Тоцци обнял Роксану за талию и ухмыльнулся.

– Ладно-ладно, ты права. Я буду раскованней. Я уже вхожу в образ. Видишь? – Он привлек ее к себе.

Роксана улыбнулась ему – суховато, официально, как она умела.

– Да, вижу. – Она взяла Тоцци за руку и притянула его к тому месту, где, по ее мнению, должна стоять кровать, – у стены между окнами.

Тоцци мягко возражал – так, как обычно это делают мужья, которые знают, что в конечном итоге дадут себя убедить. Он ждал, что Роксана скажет в ответ, но она задумалась, глядя в заднее окно, на двор, где сгущалась мгла. Было во всем этом что-то зловещее – а ведь еще даже не стемнело.

– Может, Халбасиан своим отказом сослужит тебе добрую службу, – сказала она, все еще глядя во двор. – Какого черта ты тут потерял? Я бы не стала здесь жить, даже если бы мне платили восемь пятьдесят в месяц. Боже мой, да здесь точь-в-точь как в Бейруте.

Тоцци оглянулся на миссис Карлсон, которая бродила по пустой квартире. Для виду он приобнял Роксану за плечи. Ему на самом деле нравилось изображать супружескую жизнь.

– О чем ты говоришь, какой Бейрут? Все хотят жить в Хобокене. Это шикарный район, чертов рай для богатеньких карьеристов. Историческое место к тому же. Я тебе не рассказывал? Фрэнк Синатра когда-то жил в этом здании.

– Отчего же он переехал?

Тоцци посмотрел ей прямо в глаза.

– Вы умеете загнать человека в угол, мисс Истлейк.

– Хм-м-м. Зови меня Роксаной, дорогой. – Она поцеловала кончик своего пальца и потрогала Тоцци за нос. – Звучит более убедительно.

Она стояла так близко, что Тоцци чувствовал ее запах – именно ее, а не ее духов. Запах был очень приятный. У Тоцци все поднялось.

– Мистер Халбасиан пришел, – промурлыкала миссис Карлсон из коридора.

Роксана взяла Тоцци под руку и повела его навстречу домовладельцу. У Тоцци так все встало, что трусы жали в паху. Он, однако, старался идти прямо, и они вместе направились в гостиную, где ожидали увидеть лысеющего седоватого толстяка в костюме из полиэстера и рубашке-поло. Но парень, что стоял в гостиной рядом с миссис Карлсон, казалось, еще даже не брился ни разу.

Миссис Карлсон замахала руками, как ведущая телевикторины.

– Мистер и миссис Тоцци, это мистер Джеффри Халбасиан.

Последовали рукопожатия и обмен любезностями. Тоцци, однако, никак не мог принять домовладельца всерьез. Этакий Грозный Деннис из мультика в костюме от шикарного портного и хозяин квартиры? Что-то тут изначально было не так.

– Извините за опоздание, – промолвил парнишка. – Лихорадка на Уолл-стрит. Индекс Доу-Джонса сильно поднялся во второй половине дня.

– У-гм, – буркнул Тоцци, коротко кивнув.

Роксана выпучила на него глаза – опять что-то не так. Неужели его нерасположение к богачам так заметно? Чтобы загладить промах, Тоцци изобразил самую любезную улыбку.

Роксана разлилась соловьем.

– Ничего страшного, мистер Халбасиан. Нам не пришлось долго ждать. – Она нажимала на британский акцент, вероятно, полагая, что юный Халбасиан съест это и еще попросит. Все американцы, стремящиеся к власти и богатству, именно таковы. Так Роксана сказала в машине, когда они ехали сюда. Считается, что это высший класс, шик, гвоздь сезона. Черт, пусть он подавится этим акцентом, если только это поможет Тоцци заполучить квартиру.

Роксана подошла еще на шаг к Грозному Деннису.

– Я должна сказать вам, мистер Халбасиан, что мы совершенно очарованы квартирой. Ремонт сделан чудесно. И район просто великоле-е-е...

Личико юного Халбасиана просветлело, как у Крошки Тима на рождественском утреннике. Клюнул, глупый гуппи. Тоцци ликовал.

Юный Халбасиан сцепил руки за спиной и выпятил грудь.

– Я рад, миссис Тоцци, что квартира вам понравилась. В ремонт этого здания было вложено много труда. Ноя полагаю, что нельзя еще ставить точку, пока не подобрались подходящие жильцы. Я крайне ценю атмосферу. Я считаю, что это очень и очень важно. Нам нужны люди, которые создают атмосферу, соответствующую образу нового Хобокена.

Этот маленький паршивец что, клеится к Роксане? Спятил он или как? Черт его дери. Вот что получается, когда соплякам дают гражданские права. Они не обращают внимания на частности, такие, например, как внезапно напрягшаяся челюсть Тоцци. А потом обижаются понапрасну.

– Скажите-ка, мистер Халбасиан, – перебил Тоцци. – Под «атмосферой» вы понимаете то, что обычно сдаете только белым, перспективным людям? Или же вы подбираете себе разных жильцов – черных, белых, испано-говорящих, индейцев, богатых, бедных, – чтобы создать более богемную обстановку?

– Боюсь, мистер Тоцци, я вас не вполне понимаю.

– Ну, не столь уж многие могут позволить себе такую квартирную плату. Думается, что ваша «атмосфера» предполагает людей обеспеченных, раз уж вы дерете такую... квартирную плату.

Воцарилась напряженная тишина – все, конечно, поняли, куда клонит Тоцци. Халбасиан покосился на Роксану и миссис Карлсон и смерил Тоцци испепеляющим взглядом. Он казался разобиженным вконец, как маленький мальчик, срезавшийся перед училкой, в которую влюблен. Ну и чего же ты от меня хочешь? – подумал Тоцци. Не я тебя вырастил вымогателем квартирной платы и расистом.

Чувствуя, что комиссионные испаряются на глазах, миссис Карлсон решилась нарушить тишину.

– Я понимаю ваше беспокойство, мистер Тоцци, и заверяю вас, что ни мистер Халбасиан, ни компания, которую я представляю, никогда не потерпят какой бы то ни было дискриминации на любом уровне. Это противоречило бы закону, который мы чтим. Что же касается денежного вопроса, то вся квартирная плата в Хобокене регулируется Муниципальной комиссией по сдаче квартир внаем. Вы можете пойти в муниципалитет и просмотреть документы, касающиеся этого здания. Вы увидите, заверяю вас, что мистер Халбасиан оценил квартиру, ориентируясь на постановления комиссии.

– Угу, – кивнул Тоцци, глядя на юного Халбасиана сверху вниз, нарочно подчеркивая разницу в росте.

Роксана снова сделала ему большие глаза, но Тоцци уже плевать хотел на квартиру. Очень уж забавно было дразнить недоростка.

– Я не хотел вас лично обидеть, мистер Халбасиан, но поскольку я работаю в федеральных правоохранительных органах, то мой долг – задавать такие вопросы. Видите ли, если я сниму квартиру на каких-либо сомнительных с точки зрения закона условиях, это дурно отразится на моей карьере. Уверен, вы правильно поймете меня. – Он взглянул на Халбасиана сверху вниз с покровительственным видом.

– О конечно, не беспокойтесь. Я вполне понимаю ваше положение. – Парнишка весь кипел. На лице у него было написано, как ненавидит он Тоцци со всеми его потрохами.

И тут вдруг Тоцци одумался. Какого черта он это делает? Господи Боже, ему ведь нужна квартира! Нельзя же пригласить такую женщину, как Роксана, в дерьмовую комнатенку, где он живет сейчас. Может, Иверс прав? Может, у него и впрямь проблемы с образом власти? Вдруг все же еще не поздно все уладить? Тоцци изобразил самую любезную улыбку, на какую только был способен, и принялся нахваливать ремонт. Роксана подхватила, зачирикала вовсю, но Халбасиан выглядел недовольным. Казалось, он сейчас возьмет свой мячик и пойдет домой.

Тут вступила миссис Карлсон, отчаянно пытаясь спасти ситуацию.

– Миссис Тоцци работает в Вашингтоне. В парламентской прессе – так, кажется, вы сказали?

– Да, я собираю информацию для нескольких британских концернов. – Вот так, в немногих словах. Пусть воображение юного Халбасиана дорисует все остальное. Умница.

Миссис Карлсон кудахтала над Халбасианом, держа его под своим крылом и не подпуская к Тоцци.

– У них квартира в Вашингтоне. Миссис Тоцци почти все свое время проводит там, да и мистера Тоцци служебные дела часто приводят в столицу.

– И сколько же времени вы будете проводить здесь? – спросил Халбасиан у Тоцци. Маленький поганец не давал себе труда скрывать свои чувства.

Тоцци открыл рот, чтобы ответить, но Роксана перебила, чтобы он опять чего-нибудь не ляпнул.

– Ну, живем мы в Вашингтоне, и к тому же я довольно много разъезжаю. То же самое мой муж. Так что трудно сказать, сколько времени мы будем проводить в Хобокене. – Она посмотрела на Тоцци, взглядом прося не подгадить в последний момент. – Может быть, недели по две в месяц?

Тоцци пожал плечами.

– Когда больше, когда меньше. Зависит от работы.

Юный Халбасиан кивнул, покосившись на Тоцци. Либо он обдумывал, как отделаться от мужа и сдать квартиру жене, либо прикидывал, как тишком сдать квартиру на те недели, когда их тут не будет. Маленький жадный сукин сын.

– Квартира поистине великоле-е-е... – выпалила Роксана, внезапно повернувшись к Тоцци. – Я видела прелестные эстампы Лоры Эшли – они прекрасно подойдут к персидскому ковру.

И как ты думаешь, не купить ли нам в столовую тот сосновый буфет, что мы видели у Диллингхема? И поставить его сюда?

Халбасиан повел своим острым носиком и поднял бровь. Он почуял истинный английский дух. И клюнул снова. Тоцци усмехнулся, прикрыв рот рукой.

– А над каминной доской повесить дедушкин портрет? И стеганые кресла по обе стороны. – Роксана повернулась к Халбасиану. – Вы обязательно должны зайти и выпить с нами чаю, когда мы устроимся. Настоящий английский чай у камина. Я пеку вкусные ячменные лепешки, мистер Халбасиан.

Жадный маленький крысенок перестал хмуриться. Его воображению представился Алистер Кук, и позади него – веселое пламя. Ячменные лепешки довершили дело. Роксана права. Таких хлебом не корми – покажи британскую родословную.

Он быстро покосился на Тоцци и остановил на Роксане восторженный взгляд. Лицо его как-то расплылось, словно у него вдруг схватило живот.

– Что я могу сказать, миссис Тоцци? Вы само совершенство. В понедельник я передам миссис Карлсон договор аренды.

– Ве-ли-ко-ле-е-е...

– Чудесно! – воскликнула миссис Карлсон с нескрываемым облегчением.

– Я знаю – вам здесь понравится, – объявил Халбасиан, попрощался с Роксаной, потом неохотно протянул руку Тоцци.

Тоцци разулыбался и стал трясти его руку.

– Еще одно, мистер Халбасиан. Когда уберут тот мусор на заднем дворе? – Он не отпускал руку юного Халбасиана. И ничего не мог с собой поделать.

– Скоро.

– Как скоро?

– Очень скоро.

– Надеюсь на это. – Тоцци наконец его отпустил. Халбасиан, правда, не поморщился, не желая прилюдно выказывать слабость, но пальцы у него покраснели.

* * *

Теперь играли тарантеллу, и это было благословением Божьим, ибо в тарантелле не было слов. Когда тощий гитарист принимался петь, он, заканчивая всякую фразу, скользил вокруг ноты, прежде чем взять ее, словно на старый патефон поставили покоробившуюся пластинку Дина Мартина. Да и гитара у него была расстроена, и сам он не обращал никакого внимания на синтезатор, отбивавший быстрый ритм самбы. Второй парень, тот, что играл на аккордеоне, выглядел точь-в-точь как Дон Де Льюис. Играл он лучше, но слишком уж громко. Двоюродный брат Тоцци, Сэл, в детстве брал уроки игры на аккордеоне. Когда Сэлу исполнилось двенадцать, ему купили настоящий инструмент. «Испанца, я тебя обожаю», – разносилось на всю округу. Аккордеоны давно следовало занести в Женевскую конвенцию.

Роксана раскрыла раковину мидии, вытащила моллюска и бросила створки на пустую тарелку, стоявшую посередине стола.

– Халбасиан, может, еще передумает. Ты ему не понравился.

Тоцци поглядел на пластмассовые виноградные гроздья и бутылки из-под кьянти, что украшали стену. Бутылки при каждой трели аккордеона угрожающе позвякивали.

– Меня Халбасиан, конечно, терпеть не может, зато тебя он любит. – Тоцци взял из большой миски еще одну раковину. На самом деле он хотел окунуть кусок хлеба в соус, но боялся, не сочтет ли его Роксана свиньей. – Стоило ему услышать твой акцент, и я понял: парень попался.

– Только поэтому ты и попросил меня проассистировать? Потому что я англичанка?

– Нет, я не такой расчетливый.

– Еще бы.

– К тому же ты не совсем англичанка.

Роксана перестала жевать и уставилась на него.

– Ах черт, да ты и в самом деле легавый! Как ты узнал?

– Акцент у тебя не всегда одинаковый. Когда ты не следишь за собой, он вообще пропадает. Лексикон тебя тоже выдает. Например, ты почти всегда говоришь, что все «здорово», но с Майти Маусом все у тебя было «великоле-е-е». – Тоцци взял кусок хлеба, решив все же макнуть его в соус, но одумался и положил рядом с собой на тарелку.

– Ну теперь моя карта бита, и придется выкладывать все начистоту. – Она раскрыла еще одну мидию, прожевала ее, проглотила и только потом продолжила: – Я родилась в Америке – здесь, в Нью-Джерси, точнее – в Трентоне. Мой отец – англичанин. Он работал в научно-исследовательской лаборатории в Принстоне.

– Откуда же у тебя акцент?

– Мы вернулись в Англию, когда мне было четыре года. Отцу надоело то, чем он тут занимался, так что он решил поехать домой преподавать. И до двенадцати лет я жила в Лондоне.

– А потом?

– Странно, но папа все же вернулся в Принстон. Он получил пожизненную стипендию от Фонда научных исследований.

– Людям платят за то, что они сидят, сославшись в кружок, и думают?

Роксана усмехнулась.

– Можно определить и так. – Она разломила кусочек хлеба и опустила его в соус. Тоцци улыбнулся: она была что надо.

Тоцци тоже обмакнул хлеб в соус и принялся есть, стараясь не капнуть на рубашку.

– Ну, а теперь, если уж играть в Шерлока Холмса, – сказал он, вытирая рот салфеткой, – я должен заметить, что твоя мать не англичанка. Для стопроцентной британки ты слишком красива.

– Боже Всевышний! – произнесла Роксана с подчеркнутой иронией. – Неужели моя цыганская кровь так бросается в глаза?

– Цыганская?

– Да, моя мать – русская цыганка. С Украины.

Тоцци проглотил еще кусочек хлеба и кивнул. Цыганская кровь... Пожалуй, не следовало думать так, как он думал, но мысли сами лезли в голову.

К концу тарантеллы дуэт на полной громкости изобразил драматическое крещендо, и аккордеон забренчал, как серебряные ножи и вилки. Бутылки из-под кьянти задребезжали тоже. Все это напомнило Тоцци итальянскую свадьбу.

Тоцци даже вздрогнул. В самом деле, она что надо.

– У нас сейчас перерыв, – возвестил гитарист, вжав губы в самый микрофон, – но мы скоро вернемся и исполним программу, посвященную мистеру Синатре. Согласны?

Раздались жидкие хлопки. Старикан, перед которым лежала горка золотистых жареных кальмаров, постучал ножом по стакану с водой.

– Жду не дождусь, – сказала Роксана, закатывая глаза к потолку.

Плохи наши дела. Тоцци любил Синатру, но эти два парня могут все испортить...

– Извини за концертную программу. Мне нравится, как здесь кормят, вот я тебя и привел.

Роксана отхлебнула вина.

– Не извиняйся. Мне это знакомо. Чем скверней ресторанчик, тем лучше там кормят. В Трентоне я знаю пару таких местечек.

Крепко сложенный официант подошел к ним, забрал грязные тарелки и поставил салаты. Казалось, он приходился сродни музыканту, игравшему на аккордеоне.

– Все хорошо? – осведомился он.

– Прекрасно, – кивнул Тоцци.

– Вы ничего не хотите заказать оркестру? После программы, посвященной Синатре, разумеется.

– А они знают песню «Луна в ночи круглится, как большая пицца»? – спросила Роксана.

– Ну еще бы. – Официант улыбнулся, как довольный бульдог. Ему, наверное, тоже показалось, что Роксана что надо. Наконец он забрал миску со створками мидий и ушел восвояси.

– Эту песню они должны спеть хорошо, – сказала Роксана, заговорщически подмигнув.

Глотнув вина, Тоцци вспомнил, как по-настоящему называется песня.

– "Amore". – Он решил пока не форсировать события. – Итак, Роксана, раз уж ты была так добра и согласилась изображать мою жену на этой встрече, я отплачу тебе той же монетой и постараюсь решить твою проблему с японскими нянечками.

Она глубоко вздохнула и оперлась щекой на руку.

– Я просто не знаю, что делать. Если так и дальше будет продолжаться, нам не выстоять и трех месяцев.

– Расскажи поподробнее.

– Рассказывать особенно нечего. Мне перебежали дорогу. Не знаю точно, сколько берут эти япошки, но уж точно меньше нашего, потому что переманили всех наших клиентов.

– Откуда они берутся?

Роксана пожала плечами.

– Мне бы и самой хотелось знать. У нас в стране совсем немного школ, где готовят нянь, и я представляю их все.

– Ты хочешь сказать, что Академия Истлейк на самом деле не готовит нянь? Ты просто агент?

– Именно. То, что моя контора называется Академией, конечно, ерунда, зато привлекает клиентов. Публику вроде мистера Халбасиана такое наименование впечатляет. – Последнюю фразу она произнесла с британским акцентом, потом рассмеялась, но смех звучал невесело. – Сдается мне, что японочки – нелегальные иммигрантки.

– Возможно. Но работают ли они сами на себя или за ними стоит какая-то организация?

– О да, у них есть агентство... если это можно так назвать. Одна болтушка из моих бывших клиенток вынуждена была мне все о них рассказать, когда позвонила, чтобы отказаться от няни, которую я ей нашла. Дама болтала о какой-то миссис Д'Урсо из Шорт-Хиллс – как та ей прислала чудесную японочку, которая делает абсолютно все – вплоть до того, подумала я, что ублажает супруга. Насколько я поняла, эта миссис Д'Урсо действует полулегально, у себя на дому – ни рекламы, ни объявлений з справочниках, все из уст в уста. И налоги, полагаю, тоже не платит. Она, судя по всему, ввела этих японочек в обиход и, насколько я слышала, прекрасно умеет убедить зарвавшихся, наглых потаскушек, жен новоиспеченных богачей, что им просто необходимо иметь одну из таких девиц. Богатые дамочки всегда давали мне кусок хлеба, даже с маслом, а в этом году я их теряю пачками.

Тоцци подцепил на вилку аругулу и подумал, не рассказать ли Роксане, что ему известно, но потом решил, что это подождет. Может, он ошибается. Но если догадка его верна, конкурент у Роксаны еще более мощный, чем она предполагает. Он знал одного Д'Урсо, который жил как раз в Шорт-Хиллс, и это был самый агрессивный саро из семьи Антонелли. Но если эта миссис Д'Урсо – жена Джона Д'Урсо, на черта ей далось агентство по найму нянечек? Интересно, все ли ее нянечки японки? Интересно, не была ли убитая девушка из «жука смерти» одной из них? Тут вообще много интересного.

– Из твоего молчания я могу заключить, что дело мое дрянь, – заметила Роксана.

Тоцци покачал головой.

– Нет... не обязательно. Ты не можешь узнать адрес этой миссис Д'Урсо? Я бы его передал в Службу иммиграции и натурализации. Им было бы любопытно проверить у девчушек документы.

– Конечно, узнаю. Снова разговорю ту бывшую клиентку. Язык у нее без костей.

Роксана повеселела. У Тоцци слегка закружилась голова. И вправду хотелось помочь ей.

Он съел еще немножко аругулы и одобряюще улыбнулся Роксане, однако у него не было намерения беспокоить Службу иммиграции и натурализации. Они тут же устроят свой чертов рейд – им это принесет пользу, а ему, Тоцци, один только вред. Его заботило двойное убийство, а они попросту все изгадят. Пусть порезвятся позже.

И тут вернулся дуэт и снова взялся за инструменты. Тоцци надеялся, что гитарист подтянет струны, но он и не подумал этого сделать. Он просто перебросил ремень через плечо и ухмыльнулся в микрофон, пока его напарник настраивал синтезатор и задавал ритм.

Аккордеон внезапно взревел, как торнадо, наполнив зал вступлением к «Чужим в ночи». Бутылки из-под кьянти задребезжали. Тощий гитарист запел. Тоцци поглядел Роксане в глаза. Роксана поглядела в глаза Тоцци. Глаза у нее были, как тающий шоколад. Влажные губы полуоткрыты. Переплетенные пальцы лежат на столе. Оба вдруг начали отчаянно смеяться. Все как в кино. Тоцци был на седьмом небе. Роксана была великолепна.

– Роксана, можно я спрошу у тебя кое-что?

– Ну спроси у меня кое-что. – Она казалась ветреной и озорной.

– Ты бы не могла зайти ко мне, когда я перееду, – посоветовать насчет обстановки?

Она взглянула на Тоцци поверх бокала.

– Создать «атмосферу»? – Глаза у нее по-настоящему смеялись.

– Нет, в самом деле, чтобы обставить квартиру, нужен женский глаз. – Он тоже не мог сохранять серьезную мину.

– Ну что, перехитрили мы друг друга?

О да, еще как.

Аккордеон рычал что есть мочи. Бутылки дребезжали. Роксана была просто чудо. Тоцци никогда ещё не было так хорошо.

Глава 14

Тоцци чувствовал себя полным идиотом. Все тело болело, и в голове было пусто. Костяшки пальцев были ободраны, спина ныла, и никак не удавалось сосредоточить внимание на том, как Нил Чейни показывает приемы айкидо. Стоило классу разбиться на пары и начать практиковаться, как Тоцци снова и снова убеждался в своем полном идиотизме. И то, что Нил называл каждый прием по-японски, отнюдь не помогало – наоборот, запутывало вконец. И уж вовсе не помогало то, что каждый в классе беспрестанно его поправлял. Тоцци знал, это они не со зла, но ему вовсе не улыбалось выслушивать, что он и стоит не так, и сидит не так, и не так делает захват, и не так падает, и не так нападает, даже кулаками машет не так. Сколько раз в жизни приходилось ему вступать в рукопашный бой – даже сосчитать-то трудно, – и вот теперь он должен выслушивать от девчонки восемнадцати лет, что он не так сжимает кулак. Умом он понимал, что девчонка права, что в айкидо все делается по-особому, что он начинающий и должен учиться. Понимать-то он понимал, а все же чувствовал себя весьма паскудно.

Хорошо бы ему иметь такое терпение, как у Гиббонса. Гиббонс знает, как вести расследование, как дать фактам вызреть, как возвращаться на одно и то же место снова и снова, пока не обнаружится все, что там скрыто. Тоцци же – как малое дитя Ему нужно немедленно вознаграждение. Нащупываешь путеводную нить, следуешь за ней, обнаруживаешь неопровержимую улику, и – бац! – дело раскрыто. По здравом размышлении Тоцци понимал, что в реальном мире все по-иному. Но способность мыслить трезво никогда не входила в число его сильных сторон. Он предпочитал висеть между небом и землей, создать сумятицу, торопить события. Во всяком случае, ему самому нравилось так о себе думать.

Нил-сенсей – так все называли учителя, едва ступали на маты, – показывал прием вместе с другим обладателем черного пояса, ширококостным парнем с бледным, одутловатым лицом. Обладатель черного пояса с самым свирепым видом норовил ударить Нила-сенсея кулаком ниже пояса. Нил-сенсей отходил в сторонку, нежно захватывал запястье верзилы, покрывал его руку своей, разжимал ему пальцы и опрокидывал навзничь. Очень просто.

Ха! Тоцци уже знал: в айкидо никогда ничего не бывает просто. Ты не только должен правильно выполнять движения, правильно перемещаться – ты при этом должен держать в уме четыре главных принципа айкидо. Плакат на стене напоминал вам о них в случае, если подвела память: «Держись одной точки», «Совершенно расслабься», «Перенеси Вес на нижнюю часть тела», «Распространяй ки». Сегодня вечером Тоцци узнал, что «одна точка» находится где-то под пупком и, если ты ее ощущаешь, это делает тебя сильным и уравновешенным и заставляет твою энергию изливаться потоком. То, что вес нужно перенести на нижнюю часть тела, казалось разумным – тяжесть, конечно, должна быть в ногах, а не в голове. Совершенное расслабление тоже вроде бы мысль неплохая, но Тоцци было как-то трудно расслабиться, когда ему метили кулаком поддых. (Нил-сенсей твердил, что напряжение его проистекает из того факта, что он не держится «одной точки», во всяком случае, учителю так казалось, а Тоцци казалось, что это-то как раз он выполняет. Какой-то замкнутый круг.) Что же касается ки, то лучшее объяснение, которого он до сих пор добился, исходило от упитанного аспиранта из Технологического института Стивенса; тот поведал Тоцци, что км – «это когда ты вздымаешь свой дух, свои чувства, свою ауру, вроде того как твой папа воздел свою плоть».

Вот так. Улыбнись мне, Скотти.

Как же, черт его дери, возможно держать все это в голове, да еще правильно выполнять движения и усваивать проклятые приемы? И как, будь оно все неладно, можно хоть что-нибудь усвоить, сидя на корточках в позе «сэйдзи»? Все остальные ученики могли так восседать до бесконечности – им, казалось, ничто не мешало. Тоцци же постоянно ерзал, пытаясь ослабить боль, стараясь не думать о том, что ляжки и лодыжки вот-вот схватит судорога. Дьявол.

А он-то надеялся, что занятия помогут ему ослабить напряжение – не усилят его, во всяком случае. Ломота в ногах и ощущение того, что ты безнадежный неумеха, – вовсе не это требовалось сейчас Тоцци, который весь день провел у дома Д'Урсо, взрыхляя поганые клумбы, которым не видно было конца, и сгребая все до последнего листочка из-под паршивых кустов. Во всем виновата Роксана. Быстро сработала – сообщила адрес Д'Урсо рано поутру. Тоцци надеялся провести день с нею – может быть, съездить куда-нибудь, – но долг превыше всего. Черт бы его побрал.

Тоцци в самом деле хотел ее видеть. Но вместо того он отправился прямо к дому Д'Урсо, куда и прибыл как раз в тот момент, когда фургончик садовника отъезжал от большого особняка в псевдосредневековом стиле. Имя садовника красовалось на дверцах: Ник Паризи, подрядчик садово-парковых работ. Это натолкнуло Тоцци на мысль. Одет он был довольно небрежно – в джинсы, футболку, джинсовую куртку, – и вот он быстренько сгонял в питомник Фримена в Милберне, взял там трезубую тяпку и плоскую лопату, затем вернулся в Шорт-Хиллс и припарковал машину за углом, не доезжая квартала до дома Д'Урсо. Вытащил инструменты из багажника и пешком пошел к особняку.

Тоцци отправился прямо на задний двор, окруженный черной восьмифутовой чугунной решеткой. Словно в цирке, в клетке у льва. Посреди лужайки, рядом с бассейном в форме боба, виднелись деревянные качели и беседка; качели несколько успокоили Тоцци. Возможно, крутые парни не поднимают стрельбы, когда их собственная ребятня играет где-то неподалеку. К тому же, если прикинуться помощником садовника, опасности никакой не будет. Разве что вернется Ник.

Тоцци принялся за клумбу: выдернул сорняки, вскопал, разрыхлил лопатой, аккуратно зачистил края. Он глаз не спускал с дома, надеясь сразу увидеть нечто подозрительное – скажем, толпу японочек, слоняющихся неподалеку, – что-нибудь для Иверса, чтобы тот разрешил формальную электронную слежку. Поганый Иверс и чертовы ежедневные рапорты. Здорово было бы в понедельник утром положить ему на стол всем рапортам рапорт, нечто стоящее, чем Иверс утерся бы наконец. Думая об этом, Тоцци злорадно ухмылялся; но вот стеклянная дверца во внутренний двор скользнула в сторону, и показался парень в фиолетовом свитере и мешковатых штанах, серых в клеточку.

– Эй! Что ты тут делаешь? – Парень держал голову набок, чтобы патлы не лезли в глаза, решил Тоцци. Парень был определенно крутой, хотя на первый взгляд и не скажешь. Без сомнения, из команды Д'Урсо. – Я тебя спрашиваю: что ты делаешь тут? – повторил парень по слогам. Подумал, видно, что Тоцци иммигрант.

– Клумбы вскапываю, – ответил Тоцци.

– Этот тип, садовник, как его там, уже давно отвалил. Ты-то чего тут торчишь?

– Ник оставил меня перекопать клумбы. Давно пора. Поглядите сами. – Тоцци показал на клумбы. – Корни должны дышать. Надо взрыхлить землю, чтобы воздух проходил.

Тоцци был прав: все лето к клумбам никто не притрагивался. Ник – дерьмовый садовник. Панк кивнул, присмотревшись получше.

– Ты еще долго?

Тоцци пожал плечами.

– Как получится. Дел здесь полно. Взгляните на кустарники – они все переплелись. Надо и подстричь. Работа большая. За сегодня, пожалуй, и не управлюсь. Никак не выйдет. – Тоцци подумал, что недурно бы подготовить почву, если придется прийти еще раз.

– Угу, смотрится паршиво. – Панк кивнул и поддернул рукава фиолетового свитера. – Сделай все как следует, ладно?

– Ну еще бы. Конечно. Уж это-то я умею.

Тоцци все улыбался, пока панк не вернулся в дом. Теперь, черт возьми, придется вкалывать. Тоцци терпеть не мог копать клумбы. Это еще хуже, чем подстригать газон в августовский зной. После того лета, когда он служил у садовника, между последним классом школы и первым курсом колледжа, Тоцци поклялся себе, что никогда больше не возьмется за такую работу. Кто бы мог подумать, что через восемнадцать лет он снова будет ковыряться в земле? Правильно говорят – не зарекайся.

Он работал с половины одиннадцатого почти до трех и за все это время не увидел ни черта. Никто не входил и не выходил – только панк около полудня уехал на черном «мерседесе» Д'Урсо. Ни вереницы нелегальных иммигрантов, ни хихикающих гейш, никаких следов Джона Д'Урсо или его жены. Только маленькая девчушка уставилась на него сквозь стеклянные двери, ведущие на веранду. И какая-то японка увела ее прочь. Насколько Тоцци успел рассмотреть, эта японка казалась старше убитой девушки: возможно, ей лет двадцать пять – двадцать семь. Красотка. Тоцци представлял себе этих нянечек довольно невзрачными. Впрочем, он ведь ожидал, что Академией Истлейк руководит старая перечница, а там оказалась Роксана. Вкалывая, Тоцци надеялся, что японка выйдет с девочкой погулять во двор и можно будет поговорить, но этого не случилось. Тогда Тоцци подумал, что если он войдет в дом, то, может быть, где-нибудь на нее наткнется. Когда панк уехал, Тоцци позвонил и попросился в сортир. Горничная-латиноамериканка открыла ему и провела в туалет на первом этаже. И подождала за дверью, чтобы с честью проводить назад. Черт. Он напрягал воображение, стараясь изобрести еще какую-нибудь уловку, чтобы добраться до няни, но в конце концов единственное, что ему оставалось делать, это работать, наблюдать и ждать благоприятного случая. К концу дня стало очевидно, что в понедельник ему придется вернуться к кустарникам. Черт. В четверть четвертого он взял инструменты и побрел к машине.

Направляясь в Уихавкен, в свои меблированные комнаты, Тоцци все думал о японке, которую видел в доме Д'Урсо. Почему член мафии позволил жене впутаться в это дело с нянечками? И почему эти нянечки – японки? Может, хотел занять жену чем-то, чтобы не слишком надоедала? Вероятно. Но пусть даже это и законный бизнес – зачем позволять ей работать вне дома? Эти ребята не любят привлекать к себе внимание, их дома – их крепость в самом прямом смысле слова. Разве не приходило ему в голову, что такой вот семейный бизнес мог бы заинтересовать ИРС или Службу иммиграции? И почему именно японки? Концы с концами никак не сходились. В пятницу Гиббонс рассказал ему, как нашел в «хонде» шланг для подачи воздуха. Предположим, Д'Урсо нелегально ввозит в страну японских рабочих, но зачем ему эти заморочки? На мексиканской границе можно грузовиками набирать нелегальных иммигрантов из Центральной Америки. И они сами пробираются в Штаты всеми правдами и неправдами. Так не дешевле ли заняться этим, чем доставлять людей по одному из Японии морским путем? К тому же Роксана полагает, что жена Д'Урсо сбивает цены. Какой им навар с этих японских нянечек? А Д'Урсо предпринимал операцию только в том случае, если она сулила хороший куш. Да, концы с концами не сходились, никак.

Тоцци все думал о няне в доме Д'Урсо, старался припомнить ее лицо. Выражение у него было другое, более разочарованное, чем у тех нянечек-азиаток, которых он видел в Милберне. Тут уже далеко не «Чайный домик под полной луною в августе» – нет той невинности, той счастливой восторженности. Казалось, она знает гораздо больше, чем когда-либо осмелится рассказать.

Выезжая с Парквэй и поворачивая на Третью Восточную дорогу, Тоцци затряс головой, озлившись на самого себя. Ну вот опять. Господи Боже, да ведь он видел-то ее каких-нибудь двадцать секунд. И выстраивает подробное характерологическое исследование на основании беглого взгляда с расстояния в тридцать футов через стеклянную дверь? Довольно шаткое основание. Снова он сочиняет, снова подгоняет реальность под свои теории. Вот так всегда он и наживал себе неприятности. Гиббонс всегда предостерегал его от подобных штук. Возможно, Гиббонс был прав.

Проезжая по главному шоссе, Тоцци опять задумался об убитых ребятах, о том, как их тела были разрезаны, а шеи сломаны ударом каратиста, и тут вдруг вспомнил, что сегодня в четыре часа в Хобокене состоятся занятия по айкидо. Он взглянул на часы и решил, что как раз хватит времени помыться, прихватить какую-нибудь одежку и добраться до секции. Тоцци подумал, что, бросая противника на маты, он сможет хоть на ком-нибудь сорвать накопившееся раздражение. Да, вот именно: сорвать на ком-нибудь свою досаду. Вот что нужно после пропащего дня.

Как он ошибся!

Нил-сенсей окончил демонстрацию и поклонился одутловатому парню с черным поясом, потом велел ученикам разбиться на пары и отрабатывать прием. Пухлый аспирант из Института Стивенса хлопнул Тоцци по плечу и спросил:

– Ну что, потанцуем?

– Давай, – Тоцци заметил, что у парня синий пояс, одна из средних степеней. Неплохо. Значит, он достаточно опытен, чтобы чему-нибудь научить, но не так силен, чтобы ты рядом с ним смотрелся недоноском.

– Меня зовут Крис, а тебя?

– Майк.

Крис снял очки и поправил помочи.

– Ты в первый раз?

– Да, тренируюсь в первый.

Крис улыбнулся, кивнул, снова надел очки.

– Я так и подумал. Ты вроде стесняешься. Ничего. Я только через полгода перестал себя здесь чувствовать полным идиотом.

– Да что ты? Через полгода? – Этого только недоставало – комплекс неполноценности длиной в полгода.

– Ну ладно: этот прием называется «цуки котэ гаэси», что приблизительно означает «перехват запястья в кулачном бою».

Ты атакуешь. Нужно метить куда-нибудь сюда. – Крис показал себе на грудь. – Давай сначала медленно.

Тоцци встал в исходную позицию «бамми», выставив правую ногу перед левой и развернув ее под углом девяносто градусов. Он сжал кулак ладонью вверх, как это делал черный пояс во время демонстрации, и постарался припомнить, как тот парень стукнул Нила-сенсея: резко, вывернув запястье, как в каратэ. Сегодня его уже дважды корили за неточную атаку, и теперь он решил хоть раз вмазать как следует. Крис взглянул ему в глаза и кивнул. Тоцци глубоко вздохнул, решительно шагнул вперед и ударил... пустоту. Крис увернулся от удара, кулак Тоцци завис прямо перед ним, а сам Тоцци потерял равновесие. Крис мигом воспользовался положением, перехватил запястье Тоцци и вывернул его назад, так что Тоцци ничего больше не оставалось, как только хлопнуться на спину.

При падении Тоцци забыл согнуть ногу, как его учили. И так сильно треснулся о мат, что заныли почки.

Крис стоял над ним, теребя очки на носу.

– Наверное, Майк, тебе не сказали. Сила атаки всегда определяет силу броска. Поэтому я и сказал – давай медленно.

Поднимаясь на ноги, Тоцци кивнул.

– Понял.

– Ладно, давай с другой стороны.

Тоцци знал, что это значит: надо поменять ногу и бить левой рукой. В этот раз он занес кулак медленно-медленно, и Крис его бросил бережно и мягко.

Когда настал черед Тоцци бросать, Крис терпеливо описал ему все движения и во время боя все время подсказывал. Так они и продолжали: два раза бросал Крис, два – Тоцци. Когда бросал Тоцци, Крис с шумом шлепался о маты, как делали все опытные бойцы. Это ослабляло инерцию падения. Грохот, с которым Крис валился на маты, радовал Тоцци, хоть он и знал, что тут больше шума, чем дела: так и профессиональный борец хлопается перед публикой на гулкий пол для вящего эффекта.

Они тренировались, вновь и вновь отрабатывая прием, и через какое-то время Тоцци почувствовал, что начинает вникать. Ему удавалось в большинстве случаев увертываться, а пару раз он возомнил себя почти что знатоком: швыряя Криса, он почти не тратил энергии, просто использовал силу атаки.

– Что, если ты попробуешь меня стукнуть по-настоящему? – сказал Крис. – Представь, будто ты озверел взаправду. И в самом деле хочешь меня достать.

– Идет, – ответил Тоцци. Он занял позицию и решил на этот раз не отступать. Крис свое дело знает. Он постарается уйти. Но тут все будет по-настоящему.

Тоцци, легкий на ногу, выступил вперед. Заглянул Крису в глаза, кивнул и направил удар в солнечное сплетение. Но Крис опять ушел, Тоцци опять потерял равновесие, Крис снова схватил его запястье и резко повернул. Тоцци полетел и хлопнулся спиной о мат, и, хотя на этот раз он подогнул ногу, удар получился таким сильным, что ребра затрещали.

Крис стоял над ним, качая головой.

– В чем дело? – спросил Тоцци.

– Что-то тут не так. Попробуем еще раз? С той же стороны.

– Не так... ну ладно. Тебе виднее.

Тоцци поднялся и ударил той же рукой. Крис швырнул его, и он с грохотом рухнул на маты. На этот раз, кажется, еще сильнее.

– Ну что, лучше? – простонал Тоцци, приподнимаясь на локтях.

– Да вроде лучше. – Крис казался довольным. – Твоя очередь.

Тоцци медленно поднялся на ноги, твердо намереваясь воспроизвести лучший чертов «котэ гаэси», какой кто-либо когда-либо видел у начинающего. Он полагал, что и вправду это освоил. Теперь он мог выполнить прием целиком, не задумываясь над каждым отдельным движением. Он занял позицию, встал в «бамми», ожидая атаки Криса. Крис сжал кулак. Тоцци приготовился. Крис пошел вперед. Тоцци прямо слышал уже, как тот грохается о маты. Ну давай. Вот...

– Хай, – произнес Нил-сенсей с порога.

Крис немедленно прервал атаку и поклонился Тоцци.

– Спасибо, Майк.

– А... да-да, спасибо тебе. – Тоцци чувствовал себя так, будто его обокрали.

Все ринулись занимать свои места, расселись в два ряда в позе «сэйдзи», ожидая, пока Нил-сенсей начнет объяснять новый прием. Тоцци взглянул на Криса и нахмурился. Он был готов. Он чувствовал, что на этот раз все получилось бы правильно. Его обокрали, черт побери.

Тоцци медленно опустился на колени. Он бы мог это сделать, черт возьми. В другой раз. Тоцци присел на пятки, и голени тут же заныли. Нил начал демонстрацию. В другой раз. Тоцци почувствовал, как немеет икра. Черт. Вытащил ноги из-под себя, присел на ягодицы и принялся быстро растирать больное место. Ага... в следующий раз, может быть.

Глава 15

– Сладекс что, кончился? – спросил Д'Урсо. – Что, Мишель, сладекса больше нету?

– Пойду принесу, – отозвалась та и ушла в дом.

Все они сидели на веранде и пили кофе. Тоцци сразу узнал Д'Урсо по фотографиям, которые видел в картотеке ФБР. Серо-стальные, прекрасно уложенные волосы, монументальное сложение, шикарные европейские шмотки – его ни с кем нельзя было спутать.

Панк, который в субботу пытался выставить Тоцци, тоже сидел за столом и пил кофе. Тоцци слышал, как Д'Урсо и его жена называли его Бобби. Сегодня на нем был довольно моднючий костюм – мешковатый, табачного цвета. Рубашка застегнута под шею, галстука нет. Ни дать ни взять мистер Груви, этот Бобби-как-его-там.

Миссис Д'Урсо была нервной миниатюрной женщиной с маленькими, хрупкими запястьями, которые, казалось, так легко сломать. Густые светлые волосы медового цвета тщательно уложены, макияж с утра такой, что впору на бал. Она смотрелась почти как одна из тех пакостных сучонок с обертки шикарного мыла – наверняка блатная, презирающая всех, кто не вхож в ее круг, – вот только под слоем туши и теней глаза у нее были как у испуганного кролика. Тоцци вдруг спросил себя, а не выглядят ли кролики, на которых проверяют новые лекарства и косметику, так же, как Мишель Д'Урсо.

Оттуда, где он находился, ползая на коленях в клумбах, разбитых позади дома, Тоцци не многое мог разглядеть сквозь кусты, но слышал довольно хорошо. Было бы, черт возьми, гораздо удобнее укрепить микрофон под верандой и удалиться слушать в машину. Но без письменного приказа Иверса Тоцци не мог получить никакого оборудования, а Иверс никогда не даст «добро» на такое дело. Он просто лопнет от ярости, стоит Тоцци хоть словом обмолвиться насчет японских нянечек. Так чудесно иметь босса, с которым можно поделиться.

Тоцци подполз чуть ближе и оказался под самой верандой. Там, под кустами, скопилось много палой листвы. Если кто-то появится, он начнет ее выгребать оттуда, сделает вид, будто занят расчисткой.

– Моя сестричка тебе насчет этого проходу не даст. – Тоцци узнал голос мистера Груви. – Дубинноголовая – точь-в-точь как ее мамаша.

– Нервничает немного, и все. Ты за нее не переживай. – Голос у Д'Урсо был до странности медоточивый.

– Я просто не знаю, о чем она может трепануть. Гадство, она ведь тоже сядет, если засветит тебя.

Д'Урсо не ответил, и Тоцци спросил себя почему. Может, сделал какой-нибудь жест, а может, вообще не хочет говорить о жене и о тех неприятностях, что она доставляет.

И тут Тоцци услышал, как высокие каблуки Мишель Д'Урсо стучат по доскам веранды. Она отодвинула стул, и на минуту воцарилось напряженное молчание.

– Джон, – наконец сказала она, – не то чтобы я сильно переживала насчет этого – я в самом деле не переживаю, – но я никак не могу понять, зачем эти перемены. Неразумно что-то менять, когда все так хорошо складывается. И мне кажется, это рискованно.

– О, ради Бо...

– Заткнись, Бобби. – Д'Урсо одернул его, как шавку. – Нет никакого риска, Мишель. Просто деловое чутье. Возьмем, например, автомобильный бизнес. Японские автомобили всегда продавались у нас по дешевке, но японцы поумнели и подняли цены. И что воспоследовало?

– Я не знаю, Джон. Что?

– Импортеры стали ввозить более дешевые машины из Кореи. Это, солнышко, закон рынка. Урвать что-то по самой выгодной цене.

– Ну, Джон, – всхлипнула она, – тут же не автомобили.

– Ну ладно, давай поговорим о твоих нянечках. Сейчас эти девушки стоят нам двадцать пять кусков каждая, верно? Это значит, что мы должны найти девушке место и она должна там работать четырнадцать месяцев, прежде чем мы получим обратно наше первоначальное вложение. А если мы сможем покупать девушек дешевле, время оборота сократится и мы быстрее начнем получать прибыль.

– Да, Джон, да, но ты не понимаешь, – всхлипы усилились, – у японских девушек свой отпечаток. Люди хотят иметь их у себя дома, они шикарные, в них есть шарм. Но подросшие дети войны из Вьетнама, Лаоса, Камбоджи? Не надо, Джон. Их не так-то легко будет пристроить. Японок они не заменят.

– За чем все эти дамы обращаются к тебе, Мишель? За японским колоритом или за нянечками? Поверь мне: по хорошей цене они разберут и детей войны.

– Не знаю; Джон. У меня и с японками хлопот полон рот, чтобы держать их под контролем. А эти новые девчонки – кто может сказать, какие они? Только лишняя морока. Я бы выждала немного, прежде чем что-то менять.

– Ты, Мишель, все принимаешь слишком близко к сердцу. – Мистеру Груви не терпелось вставить свое веское слово. – Думаешь, только яки следят за твоими девицами? Наплюй на них. Нам они на фиг не нужны. Твои девицы не разбегутся, поверь; и даже когда яки скроются в тумане, наши ребята чудненько наведут там свои порядки.

– Бобби, – сказала она, – они ведь не дуры. И некоторые начинают понимать, что их здорово надули. У всех девчонок масса возможностей смыться. Они ведь не на цепи сидят. И деньги у них есть...

– Те карманные деньги, которые им даются? Далеко ли на них уедешь? Даже если они и решатся свалить – куда им деваться без вида на жительство и паспорта? Очнись, Мишель. И потом, большинство твоих девчонок в общем-то вполне счастливы. Вот ребята с фабрики – те доставляют нам массу хлопот.

– Да неужто? Может, ты запамятовал, что одна из моих девчонок удрала с любовником и ее пришил твой дружок Масиро?

Тоцци затаил дыхание. Ах, черт возьми, имя; еще раз, пожалуйста.

– Он мне не дружок.

– Когда я вспоминаю те заголовки насчет «жука смерти», меня по ночам мучают кошмары. До сих пор. Я все жду, когда в газетах появится ее фотография. И тогда что я скажу семье, где она работала, а? Боже Всевышний, у меня внутри все так и переворачивается.

– Солнышко, сколько раз можно тебе повторять, что никаких фотографий в газетах не появится, – сказал Д'Урсо. – Будь у них фотография, они давно бы уже ее пустили в ход.

– Как ты можешь, черт тебя побери, оставаться таким спокойным? – простонала она. – Ты ведешь себя так, словно ничего и не случилось. Я вся извелась от страха.

С минуту все молчали.

– Я знаю, что ты боишься, – спокойно промолвил Д'Урсо. – Но на самом деле ты ведь боишься старикана, правда?

– Конечно, я боюсь старикана, – произнесла она громким шепотом. – Джон, ты нарушил его прямой приказ. Он велел тебе не делать из девушек проституток, а ты ослушался и гнешь свое. Что, если он узнает о твоем борделе в Атлантик-Сити?

– Ну предположим – и что тогда?

– Он велел тебе не делать из них проституток, Джон! Джон, он босс! Он тебе велел, а ты ослушался.

– О Боже Всемилостивый! – завопил Бобби. – Они же поганые рабы. Мы с ними можем делать все, что душа пожелает.

Мишель резко повернулась к нему.

– Кармине Антонелли только на первый взгляд похож на доброго старого дедушку, Бобби. Если ты перейдешь ему дорогу, он вырежет из тебя сердце и съест его на завтрак, и ты это отлично знаешь. Он нас всех убьет. Он это сделает, А моя девочка? Боже! Аманда! Ее тоже, Бобби! Антонелли все равно! Он и ее прикажет убить!

У Тоцци пересохло во рту. Трудно было поверить в то, что он сейчас услышал, но ведь панк открыл рот и сказал это. Мафия ввозит рабов. Господи Иисусе Христе! Тоцци решил выползти из клумб и убраться подальше, пока его не засекли здесь, в грязи. Подумают, что он подслушивал, а такие ребята, как Д'Урсо, вряд ли станут морочить себе голову презумпцией невиновности. Тоцци заполз за угол дома, а Д'Урсо тем временем пытался успокоить свою истеричку-жену. Насколько Тоцци мог слышать, без особого успеха.

* * *

Д'Урсо остался на веранде один. Мишель пошла в дом умыться. Бобби тоже удалился – взять «бабки» или еще за чем-нибудь. Д'Урсо глянул вниз, туда, где солнце отражалось в воде бассейна, и вдруг подумал, что пора бы чертовым рабочим явиться и спустить воду. Уже октябрь, прах его дери. Почему Мишель не позвала рабочих? Что за чертовщина творится с ней? Она что, ослепла? Д'Урсо хотел было уже пойти в дом и наорать на нее, но вовремя одумался. Она и так уже дошла до ручки. Лучше ее не трогать. Д'Урсо потянулся через стол за кофейником, собираясь налить себе еще полчашечки, и тут услышал, как за его спиной заскользила стеклянная дверь.

– Папа!

– Эй! Вот и моя девочка.

Трехлетняя дочь Д'Урсо, Аманда, протопала по веранде и уселась к нему на колени. Обняла за шею, крепко сжала губки и звонко поцеловала, чмокнув в нос. Д'Урсо прижал ее к себе и приласкал. Опять на ней спортивный костюмчик. Какого Черта Мишель никогда на нее на наденет платьице?

Потом он заметил Рэйко – девушка стояла в дверях, и ее прекрасные волосы рассыпались по спине. Эти японские девушки, бывает, просто лезут к тебе в душу. Вот и Рэйко – такую красавицу редко встретишь. Спорим, она ничем не хуже той японской braciole, которую он имел в борделе Хамабути в Нью-Йорке. Надо бы этот вопрос разъяснить. Она бы неплохо смотрелась там, в Атлантик-Сити.

– Рэйко, – позвал он, поглаживая дочь по волосам. – Хочешь чашечку кофе?

Она в недоумении наморщила лобик. «Не говорить английский». Вот незадача. Впрочем, можно ее научить.

– Кофе, – повторил он, поднимая кофейник. – Хочешь кофе?

– Да, Рэйко, – сказала Аманда, сидя на коленях у отца и протягивая руку за анисовым печеньем, – ты можешь выпить чашечку.

– Конечно, она может, – подтвердил Д'Урсо и наполнил чашку. – Хочешь молочка, сахарку, сладекса? – Он указал на все это, не сводя глаз с Рэйко. – А меня случаем не хочешь? – Д'Урсо ухмыльнулся.

Рэйко встряхнула головой, перебрасывая волосы на плечо, и нерешительно шагнула вперед. Она ткнула пальцем в серебряную сахарницу и пальцем показала, что ей немножко.

Тут появилась Мишель. Она казалась очень бледной, хотя и поправила макияж.

– Мамочка! – Аманда спрыгнула с отцовских коленей и подбежала к матери. Потом взяла Мишель за руку и подвела ее к стулу. – Вот, Садись тут, мамочка. Ты будешь больная, а я буду доктор. Ты будешь сидеть здесь, а я тебя буду лечить. – Она взяла еще одно анисовое печенье и стала крошить его на столе. – Я тебе сейчас сделаю таблетки, ладно, мамочка?

Увидев, что делает девочка, Рэйко подбежала, чтобы остановить ее, но Мишель махнула рукой.

– Все в порядке, Рэйко, – сказала она, усиленно кивая. – Ролевые игры очень полезны в таком возрасте.

Д'Урсо фыркнул.

– Ну к чему ты ей все это рассказываешь? Она же по-английски не понимает.

– Ну хорошо, а как же она научится, если никто не будет с ней разговаривать?

Д'Урсо пожал плечами и поправил галстук. Она еще не совсем успокоилась.

– Присядь, Рэйко. – Мишель указала на скамью. – Садись сюда.

Но Рэйко так и стояла, держа на весу чашку и блюдечко, пока Аманда за руку не подвела ее к скамье.

– Ты поможешь мне делать таблетки, – сказала девочка.

Она вернулась к столу, взяла еще печенье и стала крошить его на скамейку. Рэйко смела крошки в блюдце и подставила его девочке, чтобы та не сорила вокруг.

Д'Урсо прихлебывал кофе и смотрел на жену, пытаясь придумать, с чего бы начать разговор.

– Послушай, – сказал он наконец, – у тебя сейчас есть на примете хорошие девушки? Вроде Рэйко, я имею в виду.

– Что ты подразумеваешь под словом «хорошие»?

– Хорошие для ухода за детьми. Что еще я могу подразумевать?

– Ну да, у нас сейчас есть несколько просто прекрасных девушек. Во всяком случае, так отзываются о них те семьи, где они работают.

– Ты не могла бы одну из них забрать обратно? И заменить кем-нибудь еще.

– Зачем? – У Мишель уже возникли какие-то подозрения.

– Нам нужна хорошая нянечка для Аманды. Насчет Рэйко у меня другие планы.

Мишель уставилась на него, сощурив глаза. Гадство. Вот она опять.

– Нет, Джон. Ни в коем случае. Мы уже с тобой об этом говорили. Тебе не удастся превратить эту девушку в шлюху. Ты слышишь меня?

– Не надо мне указывать. Я сказал, что забираю Рэйко, значит, так и будет.

– Ты не можешь ее забрать. Аманда к ней привязана. – Мишель хлюпала опять. – Это подорвет ее психику. Боже мой, во всех книгах сказано, что три года – критический этап в развитии ребенка. Нет-нет, ты не поступишь так со своей родной дочерью.

– Ах, Мишель, перестань, пожалуйста! Через два дня с новой нянечкой Аманда и думать о ней забудет. – Он взглянул на Рэйко – та сидела на скамье и помогала Аманде крошить анисовое печенье. Волосы скрывали ее лицо, как блестящая черная занавесь. Боже мой, да она, наверное, совершенно потрясающая.

– Тебе наплевать на то, кто смотрит за твоим ребенком, – так ведь, Джон? Ты думаешь, это просто, думаешь, кто угодно справится. Думаешь, это как конвейер на твоей птицефабрике. Ну так вот, это совсем другое дело. Нужно уметь общаться с детьми. Нужно выстраивать с ними отношения. У Рэйко с Амандой отношения сложились. И мы не можем разрушить их просто потому, что тебе понадобилась еще одна шлюха.

– Знаешь, я когда-нибудь выкину вон весь тот хлам по педагогике, какого ты накупила. У тебя не осталось ни капли здравого смысла. Твоя мать что, прочла миллион книг, прежде чем тебя воспитывать? Моя – нет.

Мишель сверкнула глазами на мужа.

– Ты своей матерью мне глаза не коли.

– А что ты имеешь против моей матери? – Сучонка.

– Ничего. – Мишель опустила глаза.

– Что это такое – «ничего»? Валяй выкладывай, что у тебя на уме.

Мишель подняла глаза к небу, сжала кулак и закусила верхнюю губу.

– Послушай, Джон, я не хочу с тобой ссориться. Я не хотела сказать ничего плохого про твою мать. Я просто нервничаю.

– Из-за чего ты нервничаешь?

– Из-за всего: из-за борделя, из-за того, что ты забираешь Рэйко, из-за мистера Антонелли. Слишком многое переменилось, Джон. – Иисусе Христе, опять она начинает нюнить.

– Но стоит ли из-за этого нервничать? – Д'Урсо сдерживался изо всех сил. Как дед говаривал насчет бабки – все, что ей нужно, это хорошая затрещина и большая затычка.

Мишель всхлипывала, как ребенок.

– Антонелли ужасно разозлится на тебя. Решит, что ты зарвался. Я боюсь его, Джон, боюсь того, что он с нами сделает.

– Что с тобой, мамочка? Ты почему плачешь? – Аманда, казалось, вот-вот разревется сама.

Д'Урсо провел рукой по лицу.

– Перестань плакать, Мишель. Ты расстраиваешь Аманду. Перестань плакать и послушай меня. Тебе недолго осталось переживать из-за старика.

Мишель перестала всхлипывать. Глаза ее расширились. У нее перехватило дыхание.

– Что ты такое говоришь, Джон? – произнесла она отчаянным шепотом.

Д'Урсо не собирался ей рассказывать, но было уже поздно. Теперь она догадалась. Впрочем, рано или поздно все равно...

– Я решился, – сказал он. – Старик должен уйти.

Мишель хотела что-то сказать, но у нее не получалось. Она тяжело дышала, прикрыв рот рукой и глядя на Аманду. Д'Урсо схватил жену за руки и мягко развернул к себе.

– Только не устраивай здесь сцены. Просто выслушай меня.

– Ты спятил! – зашипела она. – Спятил! Если Антонелли узнает, что ты хочешь его достать, он нас всех сотрет в порошок.

– Пять лет назад, Мишель, я бы согласился с тобой. Тогда Антонелли был настоящим боссом, но сейчас он слишком стар.

Нет прежней хватки. Ослабел, оторвался от жизни. Половина банд в семействе делают все, что им только в голову взбредет, а он и знать ничего не знает. Он роняет престиж всего семейства. Тушь текла у нее по щекам. Сейчас она была похожа на того парня, Элиса Купера.

– Но он босс, Джон. Ты убьешь его – и начнется война между бандами. Ты ведь не хочешь этого, а?

– Спасибо тебе, Мишель, большое спасибо. Прекрасно иметь жену, которая всегда поддержит в тяжелую минуту. – Он выпустил ее руки.

Она перестала плакать и вытерла салфеткой глаза.

– Ты не прав, Джон. Ты совершаешь большую ошибку. Он грохнул кулаком по столу. Чашка, стоявшая на краю, упала и разбилась.

– Старик мешает нам по-настоящему развернуться в этом деле с рабами. Этого нельзя, того нельзя – а сорок процентов вынь да положь. Как он думает, откуда возьмется его доля, да еще и мне приличный процент, если девчонки не будут прирабатывать на стороне? Это не такая большая просьба. А он говорит: нет, это нельзя. Так нечестно. Если хочешь знать мое мнение, то он и его закадычный дружок Хамабути – кукушата в чужом гнезде и денежки получают задарма. Старику пора умереть. Он и так достаточно пожил. – Д'Урсо встал и застегнул на все пуговицы свой двубортный пиджак.

Тут он вдруг заметил, что Рэйко смотрит на него. Она передернула плечами, откидывая волосы с лица. Чистя лацканы, Д'Урсо выпятил губы, чтобы не выдать ухмылку. Да, детка, ты мне тоже нравишься. Как-нибудь на днях, Рэйко. Очень скоро. Обещаю тебе.

Аманда спрыгнула со скамейки и отнесла Мишель блюдечко с крошками.

– Вот, мамочка. Вот твои таблетки. Выпей, и тебе будет лучше.

– Спасибо тебе, дружочек. – Мишель шмыгнула носом и принялась подъедать крошки. Она склонилась над блюдцем с таким видом, будто там лежал омар, и время от времени вытирала глаза черной от туши салфеткой, делая вид, что все в порядке. Дура. Никогда она не была такой дурой. Дети лишают женщину разума. Просто превращают ее в пустое место.

– Ну, пока, – сказал Д'Урсо жене. – Счастливо, Аманда.

– Счастливо, папочка.

Повернувшись, чтобы идти, он снова поймал на себе взгляд Рэйко. Он ухмыльнулся и подмигнул девушке. Да, как-нибудь на этих днях, Рэйко. На этих днях.

Глава 16

Рэйко всегда это делала, когда они занимались любовью. Оседлав его бедра, раскачиваясь медленно, упорно, возбуждающе, она откидывала голову назад, и ее длинные шелковистые волосы скользили по его яйцам, а Рэйко тем временем сновала по татуировкам легкими пальчиками. Сначала – зеленый дракон на левом плече: она рисовала ему зубы, тыкала в красные глаза, обводила чешуйки, следовала за извивами хвоста, что заканчивались под мышкой: Затем она переходила к дракону на правом плече и проделывала то же самое в том же порядке.

Затем – маска черта слева, выше ребер: сначала всегда язычок, затем – длинный синий нос, похожий на пенис. Потом всегда шел правый черт в той же самой последовательности: язык, нос, рот, глаза.

Потом она всегда переходила к толстой черной рыбе фугу посередине груди, начиная с синеватых выпяченных губ, переходя на скошенный лоб, затем на спину, потом, скользнув вниз, обрисовывала хвост, тщательно прослеживая все его перепонки, затем возвращалась к туловищу, обводила выгиб толстого живота, поднималась к челюсти, наконец, отрывала пальчик, чтобы ткнуть его в желтый выпученный глаз, завершая таким образом рисунок рыбы.

Наконец она сосредоточивалась на эмблеме, заключенной в рыбьем боку, эмблеме Фугукай, и тщательно выписывала иероглифы, составляющие название организации. Нагаи всегда удивлялся, зачем она неизменно следует этому кропотливому ритуалу – ведь встречались-то они в лучшем случае раз в неделю. Не слишком все это и возбуждало, надо сказать. На самом деле Нагаи включался только тогда, когда длинные волосы Рэйко начинали щекотать ему яйца. Вот почему он наказал ей никогда не стричь волосы, что бы ни случилось.

Она закончила обводить татуировки и потерлась о него животом, влажными складками. Их пальцы переплелись, и она продолжала извиваться, чуть-чуть подпрыгивая. Но волосы ее больше не доставали до яиц; проклятье – это внезапно вывело его из терпения. У него ведь полна коробушка – вот-вот прольется. Он поднял локти, оторвал Рэйко от себя, кинул на скрипучий матрас. Она легла на собственные волосы, как принцесса, упавшая с неба. Он вновь отыскал шелковистые влажные складки и проскользнул туда, вращая бедрами, чтобы она ощутила его приход. Хотелось поиграть с ней, приласкать ее, но он был слишком возбужден и не мог больше терпеть. Ей нравилось, когда это длится долго. Говорила всегда, что, когда медленно занимаешься любовью, время останавливается. Иногда и он так же относился к сексу, но нечасто. Во всяком случае, с тех пор как приехал в Америку. Трудно заставить время остановиться, когда Масиро и двое из ребят Хамабути ждут тебя на автомобильной стоянке у паршивого мотеля, чтобы сопроводить в Нью-Йорк на встречу с очередным связным проклятого Хамабути, которая должна состояться в полдень.

Черт. Он опадал, становился мягким, вялым, стоило подумать о работе. Надо поспешить, пока не опал совсем. Нагаи начал просовывать, встроился в ритм, чуть приподнялся, чтобы легче входило. Пот выступил у него на лбу. Он старался изо всех сил, нажимал, сдерживался до последнего. Он толкал, толкал и толкал, помогая себе руками, растирая ей зад, намотав на пальцы эти чудесные черные волосы. Он представил себе Рэйко в комнате прелестного деревенского домика – ее волосы, такие длинные, устилают весь пол, до самых стен из рисовой бумаги. Она здесь живет нагая, только для него. Ее волосы – одежда, мебель, постель. Солнце заглядывает в окошки, и пряди сверкают, как уголь. Внезапно он почувствовал, что кончает. Да. Это срабатывает безотказно.

Когда он снова открыл глаза, голова Рэйко покоилась у него на плече. Рэйко надула губки.

– Ты делаешь это, как американец, – сказала она по-японски.

Он взглянул на картину, висящую над кроватью. Красные гвоздики в китайской вазе по черному бархату. Он видел цветы вверх ногами. Хотелось спать.

– Откуда ты знаешь, как американцы это делают?

– Смотрела видики, которые мои приносят домой. Еще притворялась, будто ничего не понимаю. Краснела, когда начинался секс, ну и прочая лажа. Д'Урсо все это очень забавляет. – Ее презрение к семейству Д'Урсо слишком явно бросалось в глаза. Уж такая ли она хорошая актриса, как ей самой это кажется? Есть повод для беспокойства.

– Ну так как же трахаются американцы?

– Быстро. Будто насилуют – только в конце говорят друг другу: «Я люблю тебя». Просто фигня. Ты смотрел «Отсюда до вечности»? «Это классика», как говорит дорогуша Мишель. У нее есть собственная кассета. Берт Ланкастер на пляже верхом на блондинке. Быстро-быстро-быстро. Кошмар.

– Кто такой Берт Ланкастер? – Он усмехнулся. Он прекрасно знал, кто такой Берт Ланкастер.

Она надула губки и отвернулась, прижавшись щекой к спине правого дракона. Принцесса моя.

– Извини, – произнес он наконец. – Иногда я становлюсь... нервным, раздражительным. Иногда мне трудно расслабиться.

– Знаю. – Он почувствовал ее вздох на своей голой груди. – Вот почему я никогда тебе ничего не рассказываю, пока мы не кончим. Но теперь это, кажется, не важно. Ты теперь всегда такой.

Черт. Только не сейчас. Пожалуйста.

– Извини. Иногда я ничего не могу с собой поделать. Но все наладится. И очень скоро, надеюсь.

– Ничего не наладится. – Рэйко приподнялась и сверкнула на него глазами, полными слез.

Вечно она драматизирует. Любит видеть его выбитым из колеи. По какой-то причине женщинам нравится время от времени загонять мужчин в угол. Глупо.

– Ну что там у тебя? Давай говори.

– Тебе какие новости сначала: плохие или очень плохие?

Он нахмурился.

– Я этих игр не люблю.

– Д'Урсо сказал жене, что собирается убить Антонелли.

Она оперлась на локоть, ожидая бешеной реакции. Нет, такого удовольствия он ей не доставит. Он снова посмотрел на гвоздики. Черт.

– Тебя это не удивляет?

Он все глядел на гвоздики и думал, как это – писать красками по бархату.

– Д'Урсо говорил мне, что у него какие-то большие планы. Видимо, он именно это имел в виду. Я думал, что этот ублюдок умнее.

Он привлек Рэйко к себе, положил ее голову себе на грудь и поглаживал ее волосы, раздумывая, как это отразится на нем и его дезертирстве из Фугукай и партнерстве с Д'Урсо. Если Д'Урсо достаточно силен, чтобы провернуть такое, для торговли рабами это великолепно. Конкуренции со стороны Антонелли и Хамабути будет положен конец. Они с Д'Урсо весь город приберут к рукам. Но если попытка Д'Урсо убрать босса сорвется, он, Нагаи, окажется под перекрестным огнем и станет объектом возмездия Антонелли. Нагаи подергал себя за мочку уха. Может, лучше не ввязываться в игру на стороне Д'Урсо, пока не кончится борьба за власть? В таких делах неразумно поддерживать проигравшего.

– Д'Урсо пользуется поддержкой в семействе? – спросил он, вспоминая собственную попытку убить Хамабути и тех людей, которые, как ему тогда казалось, могли бы его поддержать.

– Я слышала, как Д'Урсо и Бобби обсуждали своих друзей в семействе. Некоторые, говорили они, «в самом деле хорошие парни». Кажется, они имели в виду, что эти люди скорее пойдут за Д'Урсо, чем за Антонелли. Они называли имена, но мне этих имен не запомнить. Для меня итальянские имена все одинаковы. «Ип-пи, дель-ли, ро-ло, ро-ли». – Она брезгливо сморщилась.

– Д'Урсо говорил, как он собирается убить Антонелли?

Рэйко покачала головой.

– Он никогда с женой не обсуждает подробностей. Дорогуша Мишель впадает в истерику и от той малости, которую он ей рассказывает. Когда он рассказал ей об этом, я думала, что с ней случится припадок. Она вся побелела. Позже она предупредила Бобби, что некто по имени Винсент первым перебьет их всех.

Нагаи кивнул. Ах да... Винсент. Грозная сила, надо полагать. Масиро мог бы помочь Д'Урсо разделаться с этим Винсентом. Если только Нагаи решит встать на сторону Д'Урсо. Если...

Нагаи снова откинулся на подушки и уставился на красные гвоздики. Но как это Д'Урсо вообще могло такое прийти в голову? Разве он ничему не научился на большой ошибке Нагаи? И все же какая-то часть его существа хотела подать Д'Урсо совет – так он сможет повторить собственное покушение на Хамабути и доказать, что это осуществимо. Однако мафия ведет жесткую игру: сила действия равна силе противодействия. Антонелли не станет разыгрывать с Д'Урсо старого доброго наставника, как то делал Хамабути с ним, Нагаи. Нет, это неразумно.

– Я тебе говорила, что есть еще плохие новости, – сказала Рэйко, прерывая его размышления. – Ты не хочешь послушать? Тебе, кажется, все равно. – Она не скрывала досады. Она не всегда была с ним такой дерзкой и упрямой. Начала огрызаться с тех пор, как стала для него шпионить.

Нагаи заглянул ей в глаза и подумал, не надавать ли ей хорошенько по щекам, чтоб знала свое место.

– Слушаю тебя. Говори.

– Д'Урсо и Мишель поссорились из-за меня. Он хочет забрать меня из дому и определить проституткой в свой бордель. – Она это выпалила с какой-то даже угрозой.

– Тебе уже велели собирать вещи?

– Нет. Она хочет, чтобы я осталась с ребенком. Но Д'Урсо вбил себе это в голову, а он всегда все делает по-своему. А я тебе сразу должна сказать: проституткой я не буду! Лучше сбегу совсем.

Нагаи уставился на нее. Что-то не нравится ему такая воинственность. Набралась всякого в доме у Д'Урсо.

– Ты ведь еще не в борделе. Что волноваться заранее? – Интересно, нельзя ли ее уговорить. Шпионка в борделе Атлантик-Сити оказалась бы очень полезной. Ведь не целка же она: раньше этим занималась. Надо бы переубедить ее, пообещать что-нибудь. Впрочем, не сейчас. Позже. Пусть немного остынет.

– Видишь ли, я ему нравлюсь. Он вечно на меня пялится, говорит разные вещи.

Нагаи нахмурился.

– Кто?

– Д'Урсо! Он хочет меня трахнуть. Как-нибудь на этих днях, когда Мишель уйдет за покупками, он таки своего добьется. Он меня изнасилует! – Это ее, казалось, вовсе не волновало. В голосе скорее звучали угроза, вызов.

– Ты никогда мне не рассказывала.

– Ну вот, рассказываю теперь. Это правда. Он очень хочет меня. – Она говорила как маленькая, вдрызг избалованная соплячка.

– Если ты дашь ему, – медленно произнес он, – можешь считать себя такой же рабыней, как все. Я предупреждаю тебя.

Она надула губки и всхлипнула.

– Но если я не смогу с ним справиться?

– Это твои проблемы.

Лицо у нее было такое, будто она вот-вот расплачется. Она знала цену его словам.

Нагаи взглянул вверх, на потолок, по которому ветвились трещины. Они не были ни на что в особенности похожи. Нагаи закрыл глаза. Можно было бы полностью отключиться, но он знал, что Рэйко тут же разбудит его.

Нагаи слышал, как она хлюпает носом.

– Что ты собираешься делать? – спросила она. – Это очень серьезно.

Он открыл глаза и посмотрел на нее, разозленный ее приставаниями.

– Я сам решу, что мне делать и когда.

– Но ты...

– Никаких «но». Пока еще все под контролем. Ты еще не в борделе, а Антонелли, как мне известно, как раз сейчас во Флориде. Д'Урсо ничего не станет предпринимать на незнакомой территории.

– Почему ты так в этом уверен?

– Потому что знаю. Видел я все это. Д'Урсо жаждет мести. Он хочет все увидеть своими глазами или, во всяком случае, находиться так близко, чтобы прочувствовать все это. Еще одна ошибка.

Рэйко села, обхватила руками колени.

– Не знаю, как ты можешь говорить, будто все у нас под контролем. Ты же еще и пальцем не пошевелил.

– Мне и не надо шевелить. Когда Д'Урсо попробует удалить тебя из дома, тогда и разберемся. Но пока нас никто не беспокоит. Как говорит Масиро, дай нападающим подойти к тебе, а не гоняйся за ними. Пока они нас не беспокоят, и мы не станем беспокоить их. Но если только я узнаю, что Д'Урсо трахнул тебя...

Рэйко перегнулась через него и взяла сигарету из пачки «Мальборо», что лежала на ночном столике.

– Это вроде той спиритуальной фигни, какой нас потчуют в школе наставники по каратэ. Ты что, в дзен-буддизм ударился? – Она зажгла сигарету и швырнула зажигалку обратно на ночной столик. Зажигалка отскочила и упала на пол. Рэйко не потрудилась ее поднять.

Когда она упомянула про школу, Нагаи подумал о том рабе на птицефабрике, о Такаюки, который был ее одноклассником. Она была такой же стервой тогда, когда бедный маленький ублюдок пытался завоевать ее расположение уроками английского? Она могла быть жестокой, когда хотела.

Нагаи посмотрел на свою зажигалку, что валялась на дешевом синем ковре.

– Это не дзен-буддизм, а просто здравый смысл. В таких ситуациях следует обдумывать стратегию. Спроси как-нибудь у Масиро.

Она выпустила дым, скривив рот.

– Нет уж, спасибо.

– У него можно многому поучиться.

Она не ответила. Нагаи знал, что Рэйко считала Масиро всего лишь одним из головорезов банды, ставила его неизмеримо ниже себя – настолько, что не давала себе труда даже и думать о нем. Но стоит ли хорошая баба верного человека? Да еще такого искусного, как Масиро? Тут и спрашивать нечего. Масиро не огрызается никогда.

Она все еще дулась, глядя на струйку дыма, что поднималась от сигареты, зажатой в руке. Нагаи забрал у нее сигарету и сунул себе в рот, затем намотал на пальцы узкую прядь ее волос и сделал маленькую петельку на конце. Щурясь сквозь сигаретный дым, он пристроил петельку ей на сосок и затягивал до тех пор, пока она не оттолкнула его руку. Тогда он тихо рассмеялся. Вдруг она обняла его, ткнулась головой в грудь, покрыла татуировки своими эбеновыми волосами. Он улыбнулся. Такое зрелище ему нравилось.

– Я люблю тебя, Нагаи. Все, чего я хочу, это чтобы мы с тобой были счастливы. Это все, чего я хочу.

Нагаи почувствовал слезы у себя на груди и стал гладить ее, пропуская между пальцами массу ее волос. Улыбка сошла с его лица. Я люблю тебя... Как американцы в видеофильмах. Берт Ланкастер и блондинка на пляже... Трахаются... Песок набивается в купальный костюм... Как раз перед Перл-Харбором.

Он гладил ее волосы и смотрел на зажигалку, лежавшую на полу, прислушивался к уличному шуму, что доносился из-за задернутых портьер. Уже, наверное, поздно. Масиро ждет. Жена Д'Урсо тоже ждет Рэйко «с прогулки». Им пора идти.

Глава 17

– А где же русская приправа? – Тоцци, казалось, озлился вконец.

Гиббонс намазал горчицей обе половинки своего бутерброда с ветчиной на ржаном хлебе, а Тоцци тем временем скорчил рожу над своим. Теперь-то что еще не слава Богу?

– Что стряслось?

Тоцци не ответил. Он пожирал глазами их официантку, стараясь привлечь ее внимание, но в закусочной Руди, как и в любом другом более-менее приличном заведении нижнего Манхэттена, в обеденное время было полно народу; женщина была занята, принимая заказ в соседнем отсеке.

– Я хожу сюда по меньшей мере дважды в неделю, – прорычал Тоцци, – и девять раз из десяти заказываю одно и то же: индейку на ржаном хлебе, тушеную капусту и русскую приправу сверху на бутерброд. И всякий раз что-нибудь, да не так. Обычно они забывают положить капусту на бутерброд, но сегодня – нечто новенькое. Сегодня они забыли русскую приправу. – Теперь официантка устремилась к стойке с бутербродами. Тоцци замахал ей рукой. – Сельма! Сюда, пожалуйста!

– Все нормальные люди едят капусту с тарелки, – сказал Гиббонс, разглядывая половинку своего бутерброда. – Тебе-то зачем она нужна на бутерброде? Ты что, особенный?

– Затем, что мне так нравится и так я, черт возьми, заказывал. Сельма!

Гиббонс впился зубами в ветчину, желая одного: чтобы Тоцци наконец заткнулся и съел свой чертов сандвич таким, каков он есть. Сдалась ему эта Сельма! Из-за нее Гиббонс не так часто ходил сюда. Лицо грустной коровы, трагические вздохи – снова и снова, бия себя в грудь, она плачется в жилетку, рассказывая всем и каждому свою старую историю. Господи Иисусе.

Гиббонс ел, Тоцци махал рукой, и вот наконец Сельма приковыляла к ним, тряся сиськами, с карандашами, заткнутыми по обе стороны залитой лаком рыжей накладки, которая казалась совершенно незыблемой.

– Что угодно, сладенький мой?

Тоцци во всех деталях изложил свою великолепную проблему. Он ныл, как старая дама в отделе социального обеспечения. Гиббонс ел себе и ел, стараясь не слушать, надеясь, что сможет как-нибудь пропустить следующий номер – печальную историю о Лидии и Моррисе.

Когда Тоцци кончил жаловаться, Сельма медленно покачала головой, издала какой-то кудахтающий звук, и лицо ее вытянулось. Затем она вздохнула, протиснулась в отсек и уселась рядом с Тоцци, упершись в него бедром. Черт, вот оно, начинается.

– Знаете, Руди никогда не делал подобных ошибок, – проговорила она, вздохнув еще раз – глубоко, с чувством. – Вы должны его простить. Он сам не свой с тех самых пор, как Лидия бросила его.

Гиббонс поглядел на коротышку в скверном паричке, который резал бутерброды за стойкой. Выглядел он не столь уж несчастным.

Сельма снова вздохнула, помедлила и принялась рассказывать.

– Эта Лидия – красивая женщина, что тут говорить, но и заполошная, как не знаю кто. В закусочной работать не желала никак. Не по ней, значит, работа. Ни официанткой, ни кем еще – просто ни в какую. «Ладно, – сказала я тогда Руди, – сами справимся». То есть я имела в виду – кому она нужна, такая цаца? Даже под пистолетом вы бы ее не заставили налить как следует чашку кофе, не разбрызгав половину. А если уж она и снисходила до работы, так только глазки, строила любому, кто на нее внимание обратит, – и поверьте мне, все обращали внимание на Лидию; Даже мой Моррис, паршивец.

Сельма устремила глаза к потолку и несколько раз стукнула себя кулаком в грудь.

– Шесть дней в неделю мы с братом ездили ни свет ни заря с Лонг-Айленда, чтобы открыть заведение. В четыре двадцать, каждое утро, Руди заезжал за мной. Так продолжалось двадцать два года. Могли ли мы предполагать, что там, в Хэмпстеде, моя золовка Лидия греет простыни муженьку моему, сукину сыну? И что это продолжалось долгие годы, почти с того самого дня, как эта сука – простите за выражение – стояла под венцом с моим бедным братом. Вы представляете себе? Мы так ничего и не знали, ни Руди, ни я. Мы были очень заняты здесь. Но вот в один прекрасный день эта парочка заваливается сюда как раз перед обеденным наплывом, и они заявляют нам, что любят друг друга и уезжают вместе. Руди просто обалдел – он так и не смог работать до конца дня. А я готова была убить ее. Один из парней, что моют посуду, удержал меня, просто буквально схватил за руку. У меня как раз в руке был хлебный нож. Я бы ее, поганую суку, пополам разрезала, как палку колбасы.

Сельма остановилась, покачала головой и снова вздохнула.

– И вот на часах десять минут двенадцатого, и я смотрю, как те двое садятся в наш «крайслер», за который, кстати, осталось внести семь выплат, а прочее большей частью внесла ваша покорная слуга, и отъезжают Бог весть куда. Я так и не видела их больше – ни его, ни ее. Ни машины. А машина была хорошая. Надеюсь, эта дрянь крови ему попортила. – Сельма снова вздохнула и уставилась в пространство.

– Какой ужас, – сказал Тоцци. Ему было явно неудобно. Возможно, чувствовал свою вину: у женщины такое горе, а он цепляется с такими пошлостями, как русская приправа. Простачок.

Гиббонс откусил кусок ветчины и, жуя, уставился на официантку.

– И давно это случилось, Сельма?

Она остановила взгляд на Гиббонсе и мстительно прищурилась.

– Я этого никогда не забуду. Это случилось прекрасным солнечным днем в апреле. В пятницу. В семьдесят втором году.

Гиббонс кивнул.

– Жизнь, Сельма, тяжелая штука: – В семьдесят втором году у него еще не было лысины. И у Руди, наверное, тоже. Он посмотрел на Тоцци, который пытался изобразить на лице сочувствие, хотя хотелось ему одного: чтобы она ушла наконец и дала им поесть. Ну что, доволен? Паршивец.

– Значит, Руди так и не оправился, да? – Интерес Тоцци звучал явно неубедительно.

Сельма вдруг резко повернула голову и чуть не выколола Тоцци глаз одним из своих карандашей.

– А вы смогли бы оправиться? – спросила она. – Как такое возможно? Мой брат этого не заслужил. Он был красивый мужчина. И мог бы себе получше найти.

– Послушай, Сельма, – вмешался Гиббонс, по горло сытый этой мыльной оперой. – Не нальешь ли ты нам кофейку, когда у тебя будет время?

Она внезапно очнулась.

– О, конечно, сладенький мой. Извини. Просто меня заносит, когда я рассказываю о...

– Знаю-знаю. – Гиббонс прервал ее на полуслове, пока она не начала опять.

Сельма выбралась из отсека, обитого коричневым винилом, и встала, оглаживая прическу.

– Сейчас принесу вам кофейничек.

– И этому парню – русской приправы к сандвичу, – крикнул Гиббонс ей вслед. – Пока с ним не случилась истерика, – добавил он гораздо тише.

– Ты очень мил, как всегда, Гиб. Дама изливает тебе сердце, а тебя ничего не волнует, кроме твоего кофе.

– Я эту историю уже слышал. И потом, ты сам позвал ее – оттого что тебе не положили этой треклятой русской приправы.

Тут вернулась Сельма с пластмассовым кофейником и русской приправой для Тоцци в бумажном стаканчике.

– Вот вам, ребята. Теперь все высший класс?

Гиббонс поднял на нее глаза.

– Да, высший класс.

– Спасибо, Сельма, – мягко сказал Тоцци, пытаясь загладить грубость товарища.

– Ну вот и ладненько. – Она повернулась и поковыляла к следующему отсеку принимать дополнительный заказ.

– Ну а теперь, – проговорил Гиббонс, снимая обертку с сахара и бросая кусочки в кофе, – изобрази-ка еще раз те небылицы в лицах, которые ты мне пытался всучить до твоего маленького русского инцидента.

Тоцци нахмурился.

– Послушай. Знаю, ты думаешь – это все фигня, но я все это слышал сам. Я там лежал на брюхе под кустами. Д'Урсо ввозит рабов из Японии.

Гиббонс отхлебнул кофе.

– Нет, Тоц, я на это не куплюсь.

– Но почему? Боже мой, я же видел японских нянечек по всему Милберну. Роксана Истлейк, девушка из агентства по уходу за детьми – я говорил тебе про нее, – рассказала, что жена Д'Урсо руководит этим бизнесом. И я слышал, как они говорили про яки. Они имели в виду якудза, японскую мафию.

Гиббонс закрыл глаза и покачал головой. Опять Тоцци в своем репертуаре. Сначала поклонники дьявола, потом убийца-каратист, а теперь вот якудза. Гиббонс решил обойтись без комментариев.

– Я все же не куплюсь на эту хреновину насчет торговли рабами из Японии. Тут концы с концами не сходятся.

– Почему?

– Потому что Япония – богатая страна и там все дорого. А если ты собираешься покупать рабов, то хочешь купить их дешево, правда? И достаешь их где-нибудь в грязной, зачуханной стране «третьего мира», так? А не в той, где бифштекс обойдется тебе в восемьдесят баксов. Прав я или нет?

Тоцци вытер губы. Он начинал раздражаться. Он всегда раздражался, когда логические рассуждения опровергали его представление об окружающей действительности.

– Я знаю только то, что слышал.

– Так почему ты не пойдешь и не расскажешь Иверсу?

Тоцци сверкнул глазами. Гиббонс улыбнулся по-крокодильи. Он знал почему.

– Ну, Тоц, ты не можешь пожаловаться, будто он тебя не предупреждал. Если у тебя были причины предполагать, что в доме Д'Урсо что-то такое происходит, почему ты не попросил подслушивающее устройство? Иверс не обрадуется, если узнает, как ты ползал там под кустами и подслушивал, причем на пленке нет ничего, что можно было бы предъявить в суде. Боже ты мой, Тоцци, да ты умнеешь не по дням, а по часам.

– Ну ладно, хватит. Теперь, поскольку мы установили, что я накололся, а ты прищучил меня, мы должны решить, как из этого выпутаться.

– Что это значит – «мы»?

– Мы вместе расследуем это дело. Помнишь?

– К сожалению, помню.

– Чудесно. Рад слышать, что ты не совсем еще впал в, маразм.

Гиббонс невозмутимо отхлебнул кофе.

– Что у тебя на уме, Шерлок? Не терпится услышать.

– Я хочу, чтобы ты сходил на птицефабрику Д'Урсо и хорошенько там все осмотрел. Фабрика называется «Свежая птица», и это вроде бы одно из его законных предприятий, но, судя по тому, что они вчера говорили на веранде, у меня такое чувство, будто они там используют рабский труд.

– Так почему бы тебе не пойти? Ты что-то имеешь против кур?

– Его шурин меня знает в лицо. Он думает, что я помощник садовника.

– Да что же это за шурин такой, черт бы его побрал? И почему он так тебя волнует?

– Его зовут Бобби Франчоне. Он у нас есть в компьютерной картотеке. Недавно вышел из Рауэя. Угонял машины, потом сбывал их в графстве Берген. Только немецкие машины – «мерседесы», «ауди», «БМВ». По картотеке выходит, что он «шестерка», но теперь, сдается мне, он метит выше. Он очень близок с Д'Урсо.

Гиббонс подпер подбородок рукой и искоса взглянул на Тоцци.

– Но почему я должен тащиться в Харрисон? Почему не попросить кого-нибудь из Ньюарка проверить этих цыплят?

– Сам знаешь почему. Потому что надо действовать через Иверса, а он захочет знать, отчего я подозреваю Д'Урсо и на чем основаны мои подозрения и так далее и тому подобное.

– А ты не захочешь сознаться, что подрабатывал помощником садовника и осуществлял несанкционированную слежку.

Тоцци кивнул и откусил наконец кусок от своего сандвича. Капуста вылезла наружу, просочившись сквозь пальцы. Тоцци был, казалось, доволен. Гиббонс спросил себя, не в таких ли случаях говорят, что свинья везде грязь найдет.

– И потом, – проговорил Тоцци с набитым ртом, – парни из Ньюарка работают, как кейстонская полиция. Думают, им закон не писан. Только разворошат там все.

– Что-то я не слышал ничего подобного. – На самом деле он слышал, конечно.

– Да ладно тебе, Гиб. Думаю, ты зайдешь и выйдешь, даже не вытаскивая удостоверения. Просто осмотрись – проверь, не слишком ли много там косоглазых. Пусть их там даже несколько – все равно будет за что зацепиться, что предъявить Иверсу.

– А что я ему скажу, если он спросит, какого черта я там вообще делал и кто меня туда отправлял?

– Об этом не волнуйся. Придумаем что-нибудь. А сейчас просто пойди и проверь куриную контору. Пожалуйста.

Гиббонс потер нос тыльной стороной ладони. Черт бы побрал этого Тоцци. Вечно все делает через задницу. Рабы. Из Японии. Якудза. Спятил он, что ли? А что, если тут просто шантаж незаконных иммигрантов, такая же хреновина, какая каждый день происходит на мексиканской границе? Кто-то знал, что эта парочка незаконно въехала в страну. И они стали легкой добычей. Скорее всего их ограбили и убили, забрали все деньги, какие у них были. Проще простого. Единственное отклонение в том, что они из Японии, а не из Центральной Америки, и произошло все это в нью-йоркском порту, а не в Техасе и не в Калифорнии. Так он, Гиббонс, представлял себе дело. Но Тоцци об этом и слышать не хочет. Слишком логично.

– Так ты пойдешь? – настаивал Тоцци. – Ты проверишь куриную контору?

Гиббонс только взглянул на него. Если даже он и не пойдет, Тоцци не перестанет цепляться к нему с этими своими дерьмовыми рабами. Еще и сам попрется туда, рискуя, что тот шурин его узнает и снесет ему голову. Такой уж Тоцци кретин. Лучше уж пойти, доказать ему, что он не прав, и забыть об этом маразме. Тогда, может быть, им удастся приступить к более реальному расследованию.

– Так ты пойдешь или нет? – не унимался Тоцци, и лицо его темнело на глазах. – Лучше сразу скажи.

Гиббонс протянул руку и стащил огурчик с тарелки Тоцци. Огурчики были такие, какие ему нравились, – хрустящие, не очень кислые. Он откусил половинку и стал не спеша жевать.

– Подумаю.

Тоцци надулся. Гиббонс знал, что Тоцци тоже любит такие огурчики.

– Я тебя, кажется, не угощал.

Гиббонс откусил еще.

– Извини.

* * *

Все это было чертовски странно. Гиббонсу тошно было признать, что Тоцци мог оказаться прав, но что-то тут было явно не так. Он стоял посередине перерабатывающего цеха фабрики «Свежая птица» и смотрел, как куриные тушки движутся по конвейеру от одного рабочего места к другому. Одна за другой они погружались в большие чаны, полные кровавой водицы, потом одни отправлялись к столам из нержавеющей стали, где их резали на части, а другие – к машине, которая заворачивала их целиком и выплевывала на движущуюся ленту. Грохот и жужжание – машин были единственными звуками, раздававшимися тут, потому что рабочие молчали, словно набрав в рот воды, ни слова не говорили ни ему, Гиббонсу, ни между собой. Работали они споро и беспрерывно, как механизмы, опустив глаза, без какого бы то ни было выражения на лицах. И черт возьми – во всем помещении не было ни одного мало-мальски круглого глаза. Все рабочие были с Востока.

Японцы они или нет, Гиббонс понятия не имел. И если они рабы, то уж, конечно, не станут об этом кричать. Вкалывали они именно как рабы, но двери не были заперты. Гиббонс свободно прошел внутрь. Но если эти ребята рабы, то где же надсмотрщики? Кто тут главный? На стоянке перед фабрикой не было машин, и, кроме нескольких грузовиков у разгрузочной площадки, в округе виднелся лишь жалкий белый «додж», припаркованный сзади, машина, подходящая скорее для коммивояжера, чем для крутых парней из мафии.

Гиббонс подошел к чану, в котором шестеро молодых парней, по трое с каждой стороны, мыли кур. У одного на лице красовался ужасный синяк. Катышки куриного жира плавали в розоватом рассоле, а запах был еще гнуснее, чем вид. Сможет ли он когда-нибудь есть курятину, нанюхавшись такого?

– Эй, ребята, где я могу найти босса?

Они продолжали оттирать проклятых кур, не поднимая глаз.

– Босс, – повторил он, пытаясь перекричать шум. – Где босс?

Словно бы его тут и не было.

– Кто-нибудь говорит по-английски? Вы меня понимаете? Английский?

Гиббонс заглянул в лицо каждому их них, пытаясь поймать взгляд. Бесполезно.

Все это ему совсем не нравилось. Пусть даже им запретили разговаривать с посторонними – но эти бедные недоумки ни жестом, ни взглядом не выдают, что хоть как-то заметили его присутствие. Кроме кретинов и роботов, так ведут себя те, кто запуган до полусмерти. Гиббонс разнервничался сам.

– Ну ладно, ребята, вот вам последний шанс. – Он достал удостоверение и помахал им перед рабочими, надеясь, что вид официального документа хоть немного расшевелит их. – Гиббонс, агент по специальным поручениям из Федерального бюро расследований. Это как полиция, только еще лучше. Доходит? Так вот, если кто-нибудь из вас говорит по-английски, колитесь сейчас, а то потом поздно будет.

Парнишка с синяком поднял глаза, но, встретив взгляд Гиббонса, быстро отвернулся.

– Ты что-то хочешь мне сказать?

Ответа нет.

Гиббонс сунул удостоверение обратно в карман.

– Большое спасибо, – пробормотал он, повернулся и направился к железной решетчатой лестнице, ведущей на второй этаж. Офисы, надо думать, там, наверху.

Гиббонс начал уже подниматься по ступенькам, как вдруг заметил, что ребята у другого чана смотрят куда-то в конец комнаты. Он повернулся и увидел еще одного человека с Востока: он стоял на входе – просто стоял и смотрел на Гиббонса. Парень был совершенно квадратный – такой же в длину, какой и в ширину. Он походил на жука, что поднялся на задние лапки; на нем была кричащая черно-белая спортивная куртка шахматного рисунка.

– Ты тут главный? – окликнул его Гиббонс.

Жук кивнул и пошел ему навстречу с совершенно каменным лицом.

– Я бы хотел задать несколько вопросов, – заявил Гиббонс. Он уже начал спускаться по лестнице навстречу кивающему жуку. – Послушайте, я...

Внезапно жук сделал гигантский прыжок и взлетел, подняв одну ногу и целясь ею прямо в лицо Гиббон су. Гиббонс попытался увернуться, но было уже поздно. Нога ударила его в плечо. Он тяжело упал на спину и прокатился несколько футов по мокрым опилкам, устилавшим деревянный пол. Падение вышибло из него дух, но он исхитрился все же вытащить револьвер из кармана пиджака и направить его на огромного жука, который нависал над ним, с презрением глядя на маленький кольт.

Увидев револьвер, Такаюки затаил дыхание. Он застыл на месте с руками, погруженными в холодную жирную воду чана. Надо было что-нибудь сказать. Надо было предупредить полицейского насчет Масиро.

– Ну-ка назад, Тодзё, – крикнул полицейский, но Такаюки уже знал, что сейчас сделает Масиро. Это произошло так быстро, что Такаюки увидел только, как револьвер прокатился по полу и стукнулся о стену, а нога Масиро, поразившая запястье полицейского, вернулась в исходную позицию.

Полицейский старался подняться на ноги. Он встал на одно колено, однако кулак Масиро, быстрый как молния, ударил его в грудь, и он снова упал, повернулся на бок и схватился за ребра, моргая и тяжело дыша. Такаюки испугался, что полицейскому станет плохо с сердцем. Он чувствовал, как боль разливается по всему телу бедняги. Он сам по опыту знал.

Масиро отступил, выжидая. Полицейский попытался было устремить на самурая меркнущий взгляд, но вдруг отвернулся и посмотрел туда, где стоял Такаюки. Такаюки перепугался. Полицейский смотрел прямо на него.

Лоррейн... Я ей обещал, что этого не случится... Я ей сказал, что меня не покалечат... Черт... Помогите, ребята... Нельзя, чтоб меня покалечили... Она меня убьет...

– Эй... – Он вывернулся и прохрипел из последних сил: – Как насчет того, чтобы помочь мне, ребята? – Дышать было больно. – Нет, правда, а? Ради Лоррейн? О-о-о-о-о!

Нога Масиро опустилась на то же самое место посередине груди. Полицейский теперь корчился в опилках. Боже мой, как бы это прекратить? Может, всем вместе кинуться на самурая? Такаюки огляделся вокруг, посмотрел на бледные, испуганные лица товарищей и понял, что они никогда не решатся на такое. Все они видели разрушительную мощь приемов Масиро. Все они были напуганы, как и он сам.

Холодный пот выступил у него на лбу. Глупый полицейский теперь стоял на четвереньках, уткнувшись лбом в грязный пол, и старался вздохнуть. Лежи, дурак. Притворись.

Масиро склонился над полицейским, широко расставив ноги, прикидывая расстояние между своей раскрытой ладонью и шеей жертвы – так мастер каратэ прикидывает, какой высоты должна быть груда досок. У Такаюки все оборвалось внутри. Он знал, что за этим последует.

Лихорадочно оглядываясь, соображая, что можно сделать, Такаюки потянулся к единственному оружию, которое оказалось под рукой, – к тушке курицы, что свисала с конвейера прямо перед самым его носом. Он схватил курицу за ноги и с силой швырнул ее. Тушка взвилась в воздух и попала в сгорбленную спину Масиро как раз в тот момент, когда рука его опускалась к намеченной цели. Полицейский повалился навзничь на замусоренный пол и больше не шевелился.

Масиро повернулся, чуть согнув ноги, готовый отразить нападение, но единственное, что он увидел, была обтянутая желтой кожей курица, лежащая у его ног. Масиро обвел взглядом рабочих, в каждом лице отыскивая свидетельство преступления. Дойдя до Такаюки, он задержал взгляд.

Такаюки почувствовал, что теряет сознание. Он подумал, что ноги вот-вот подогнутся под ним, так ужасно они тряслись. Масиро знал, что это он бросил тушку. Он и так уже на плохом счету у Масиро – за то, что тогда ворвался к Д'Урсо и потребовал сказать, что случилось с его двоюродным братом. За одно мгновение он прокрутил в уме десятки немыслимых способов ответа на неизбежную атаку самурая, хотя отлично знал, что никакое его действие не сможет остановить этого безумца. Такаюки стиснул зубы и приготовился к избиению.

Но Масиро внезапно отвернулся от парня и пошел подбирать оружие полицейского. Сердце у Такаюки заколотилось еще сильнее. Он видел, как Масиро сунул револьвер себе в карман, затем вернулся, склонился над безжизненным телом полицейского и положил пальцы ему на затылок. Потом приподнял веки, медленно повернул его голову и пощупал шею под подбородком. Наконец Масиро кивнул, пробормотал что-то и коротко рассмеялся. Затем самурай схватился за безжизненную руку полицейского, рывком поднял его и взвалил обмякшее тело себе на плечо.

Когда Масиро прошел сквозь пластиковые полосы, что висели над погрузочной платформой, Такаюки стал вслушиваться в тишину, глаз не сводя с курицы, что лежала на полу, вся облепленная опилками. Тишина, однако, длилась всего минуту, потому что его товарищи вернулись к работе как ни в чем не бывало. Такаюки вгляделся в тела, движущиеся в ярком свете флуоресцентных ламп, и спрашивал себя, осталось ли в них хоть что-нибудь человеческое. Потом и сам вернулся к работе.

Глава 18

Лифт задребезжал и остановился. У Тоцци екнуло в животе.

– Ну давай же, давай, – пробормотал он, не в силах ждать, пока двери откроются.

Роксана стояла рядом с ним, и ей было явно неудобно.

– Может, мне лучше подождать в вестибюле?

– Нет, пойдем со мной. – Тоцци смотрел на светящуюся цифру 9 над дверями лифта – этаж, где находится Гиббонс. Девятка для Тоцци счастливое число. Хотелось бы верить, что и для Гиба тоже. Тут двери лифта открылись. Первым, кого увидел Тоцци, был Брент Иверс: он стоял у столика дежурной сестры и разговаривал с приземистым доктором в белом халате. У доктора была густая кустистая борода и очки в металлической оправе. Он очень смахивал на патологоанатома. Надо надеяться, что не он лечит Гиббонса. Гиббонс возненавидел бы его.

– Майк. – Иверс схватил Тоцци за руку и притянул к столу. Пожатие было крепким, как между соратниками по оружию, такое, словно Иверс в самом деле любит его. Старая задница.

– Как он? – спросил Тоцци.

– Мы пока ничего не знаем, – ответил Иверс, не давая доктору вставить ни слова. – Ждем результатов сканирования черепной коробки.

– Он в сознании?

– Ну... – начал доктор, но Иверс перебил его:

– Часа два тому назад он начал было приходить в себя, но потом опять погрузился в кому.

– Если уж быть точным, это не кома, – поправил доктор. Он на удивление терпеливо относился к вторжениям Иверса на свою территорию.

– Так или иначе, но сейчас он без сознания, – сказал Иверс. – Врачи делают все, что могут. – Он поджал губы, похлопал доктора по плечу и ободряюще улыбнулся.

Ох уж этот Иверс, прирожденный лидер. Интересно было бы знать, где, черт побери, такие парни, как Иверс, всему этому учатся.

– Майк, здесь твоя двоюродная сестра. – Иверс кивнул по направлению к вестибюлю. – Подойди к ней. Она тут одна. Как только мы что-нибудь узнаем, я тебе сообщу.

О Боже, Лоррейн. Она, наверное, сама не своя. Тоцци кивнул и направился к вестибюлю, потом вспомнил о Роксане, взял ее за руку и потащил за собой.

– Это неловко, Майк. Может, мне лучше подождать внизу?

– Нет уж, пожалуйста, пойдем.

Едва они вошли в холл для посетителей, Тоцци сразу же увидел Лоррейн. Она сидела совсем одна, забравшись с ногами на яблочно-зеленую виниловую кушетку, а на низеньком столике перед ней стояла целая коллекция бумажных стаканчиков из-под кофе. Она была одета в один из своих «училкиных» прикидов: светло-коричневый костюм, кружевная блузка, узенький галстучек. Гиббонс всегда ворчал, что она одевается, «как училка». Сейчас, она, наверное, пришла прямо с занятий. Глаза ее были устремлены в пространство.

– Лоррейн, ну как ты?

Лоррейн заморгала и подняла голову. Сначала она взглянула на Роксану и нахмурилась. Потом заметила Майка.

– Ох, Майк. Это ты. – Лоррейн взяла его за руку и усадила рядом с собой на кушетку. Роксана стояла рядом, явно желая очутиться как можно дальше отсюда.

– Лоррейн, это моя подруга, Роксана Истлейк.

Лоррейн натянуто улыбнулась и изобразила легкий кивок.

Роксана присела на оранжевое пластиковое кресло, стоявшее по другую сторону низенького белого столика.

– Мне очень жаль, что...

– Пожалуйста, – Лоррейн подняла руку, – не надо соболезнований. Я их уже достаточно наслушалась. Ведь он же не умер еще.

Роксана поджала губы и взглянула на Тоцци:

Тот пожал плечами. Лоррейн страшно переживает. Трудно ожидать от нее особой вежливости в таких обстоятельствах.

Тут Лоррейн тяжело вздохнула.

– Извините, если была с вами резка, – сказала она Роксане. – Извините...

– Ничего, – пробормотала Роксана.

Тоцци начал хрустеть суставами пальцев, не отдавая себе отчета в том, что он делает. Может, Рокс действительно лучше было бы подождать внизу.

– Ну как он? – спросил он у кузины. – Что врачи говорят?

Лоррейн откинула волосы с лица и пожала плечами.

– Тут есть одна медсестра-блондинка, она выходит каждый час и говорит, чтобы я не волновалась, что все будет хорошо. Но при одном взгляде на хирурга мне кажется, что пора идти заказывать надгробную плиту. А тот бородатый доктор говорит, что у него сотрясение и ужасный кровоподтек на груди. И всякий раз, когда я спрашиваю о перспективах, мне отвечают, что еще не готовы результаты анализов и ничего окончательного сказать нельзя. Я не знаю уж, что и думать.

– А что вообще произошло? Когда я звонил в офис, там не знали никаких подробностей.

– Я знаю только то, что твой босс мистер Иверс рассказал мне. Сотрудники станции «Скорой помощи» показывают, что сегодня днем атлетического сложения азиат принес Гиббонса в приемный покой, посадил на пустую каталку, вынул револьвер из своего кармана, сунул Гиббонсу в кобуру и вышел вон. Судя по всему, этот азиат приехал на машине Гиббонса, потому что машину нашли у клиники с ключами в зажигании. Люди из ФБР осматривают машину и револьвер на предмет отпечатков пальцев или еще чего-нибудь. Судебно-медицинский эксперт – забыла, как его зовут, – беседовал с врачами. Вот все, что я знаю. – Лоррейн закрыла глаза, слезинка выкатилась и поползла по щеке. – Майкл, он обещал мне быть осторожным, Он обещал, что такого не случится. Черт бы его побрал.

Тоцци кивнул. Как можно обещать, что такое не случится? Такое просто случается. И нужно всего-навсего приложить все силы, чтобы выкарабкаться. Он посмотрел на Роксану, которая сидела, сложив руки на коленях, как школьница в кабинете у директора.

– Почему вы его так ненавидите? – внезапно спросила Лоррейн.

– Кого?

– Иверса.

– Он старая задница.

– А мне он показался довольно симпатичным.

– Ну, может, Иверс не так уж и плох. – Сейчас Тоцци не хотел прекословить Лоррейн.

– Правда, есть в нем что-то такое – никак не могу определить. Думаю, если с ним часто общаться, он начинает действовать на нервы.

Да, как болячка.

– Майк? – Иверс стоял в дверях, в двадцати футах от них, и махал "Гоцци рукой. Тоцци заметил, что бородач, похожий на патологоанатома, вышел из вестибюля с другой стороны. – Можно вас на минутку?

– Да, конечно. – Тоцци встал и взглянул на Роксану. Лоррейн все еще держала его за руку. – Я сейчас вернусь, – шепнул Тоцци. – Ему от меня что-то нужно по работе. Ерунда какая-нибудь. Я сейчас вернусь. – Он отпустил руку Лоррейн, подмигнул Роксане и повернулся наконец к Иверсу.

Лоррейн наблюдала, как ее двоюродный брат направляется к своему боссу. Иверс втолкнул его в коридорчик, там они и укрылись. Стояли якобы в укрытии – оба серьезные, хмурые, один говорит, другой кивает. Она покачала головой и горько рассмеялась.

– В этом они все – и тот и другой.

– Извините? – переспросила Роксана.

– И Майкл и Гиббонс. Оба вечно принижают то, что всегда в их мыслях на первом плане. «По работе». «Ерунда какая-то». Ха! Боже мой, они ведь живут и дышат ради Бюро. Не знаю, что бы они и делали без работы. – Лоррейн нагнулась вперед и взяла бумажный стаканчик, посмотрела на холодный кофе; подумала и поставила обратно.

– Хотите, я принесу вам свежего? – предложила Роксана. – Пойду поищу.

Девушке Майкла было явно неудобно. Она искала предлог, чтобы отлучиться. Лоррейн вспомнила, что чувствовала себя точно так же, когда ее отец умирал в больнице от рака. Несколько месяцев все время казалось, будто он при смерти. Она боялась больницы и всегда готова была сбежать куда угодно, по чьему угодно поручению, лишь бы убраться из треклятой розовой приемной.

– Нет, спасибо. Я и так выпила слишком много кофе.

– Но мне нетрудно. Честное слово.

Лоррейн вслушалась в ее акцент и впервые внимательно посмотрела на девушку. Британка? Не во вкусе Майкла. Лоррейн разозлилась сама на себя. Боже, так могла бы сказать моя мать.

– Наверно, ужасно ждать вот так, ничего не зная. – Роксана старалась быть бодрой. Она не знала, что бы еще сказать.

– О да, ужасно... веселого мало.

– Еще бы... представляю себе.

Представляет ли? Хорошенькая. Майкл любит хорошеньких. Гиббонс вечно об этом твердил.

Роксана снова изобразила ободряющую улыбку. Она старается, она в самом деле старается, но что, черт подери, можно сказать женщине, которая весь день сидит на пластиковой кушетке и ждет, когда ей скажут, будет ли жить мужчина, которого она любит, или умрет, или останется калекой? Что тут скажешь?

Лоррейн подняла глаза к потолку и сморгнула новые слезы. Боже, как она распустилась. Нет, все, довольно.

– Роксана, – начала она, вытирая глаза, – вы... вы и Майкл... вы с Майклом встречаетесь?

– Ну да... что-то в этом роде. Но я не думаю, что вам сейчас захочется обсуждать...

– Надеюсь, вы еще не влюблены в него, – прошептала Лоррейн.

– Простите?

Лоррейн вся вспыхнула. Она не собиралась произносить это вслух.

– Извините. Это, наверное, прозвучало враждебно. Я не хотела.

– Вы ставите меня на свое место, да? – Бодрая улыбка Роксаны исчезла, а вместе с ней и акцент. Роксана, когда улыбалась, была хорошенькая, без улыбки – красивая. Очень необычная красота.

Лоррейн вздохнула.

– Весь день я думала – каково это, быть женой полицейского, но жена федерального, агента – это еще хуже. Ничто не кончается с концом дежурства. Они, кажется, всегда на работе, восемьдесят процентов времени подвергаются смертельной опасности. Так я, по крайней мере, представляю себе, как нелегко любить такого мужчину.

– Разве Гиббонс особенно... воодушевлен своей работой?

– Воодушевлен? Нет. Он цепляется за нее всю дорогу. Предан ей, это да. Упорный. Даже одержимый. Но воодушевленный? Нет, это скорее о Майкле. О нем я всегда беспокоилась больше, чем о Гиббонсе.

– Почему? – удивилась Роксана. Она, наверное, не так хорошо еще знает Майкла.

– Он безрассудный, отчаянный, сорвиголова. И упрямый тоже. Боже мой, он проделывал такие вещи, которых ты даже представить себе не можешь. – Лоррейн осеклась. Не надо все рассказывать девушке. Ведь это должно звучать ужасно.

– Может быть, Лоррейн, я неправильно вас понимаю, но вы, кажется, предостерегаете меня.

Лоррейн опустила глаза на кофейный столик.

– Это, Роксана, преждевременно. Вы ведь просто встречаетесь. Мне бы не хотелось пугать вас.

– Вы меня не пугаете. Думаю, вы просто озабочены. И волнуетесь.

Лоррейн заглянула ей в глаза и вдруг увидела Роксану на своем месте. Может, сейчас она об этом не думает, но такое может случиться и с ней тоже. Не дай-то Бог. Лоррейн откинула волосы с лица. Она знала, что выглядит чудовищно, а "Роксане, наверное, кажется, что перед ней призрак, влачащий свои цепи. Ну и ладно. Роксане, чтобы она взглянула в лицо действительности, требуется хорошая доза страха. Не нужно ничего говорить о Майкле и его блестящих перспективах, но девушку надо было предупредить. Никому такого не пожелаешь.

И тут Лоррейн заметила, что бородатый доктор стоит в дверях с Майклом и Иверсом. Он говорил, а те слушали. Борода и очки мешали разобрать, какое у него на лице выражение. Внутри у нее все сжалось, затем оборвалось. Она не могла пошевелиться. Все, умер. Это доктор сейчас и сообщает. Вот сейчас придет Майкл и скажет ей, что Гиббонс умер.

Майкл кивнул доктору. Лоррейн скрестила руки и прижала локти к животу. Майкл оставил Иверса и врача и вошел в приемную. Ей хотелось броситься навстречу, но она словно окаменела.

– Лоррейн, – мягко проговорил он.

Вот так всегда: мягким, вкрадчивым голосом сообщает скверные новости. Майкл потянулся к ее руке, но Лоррейн не могла сдвинуться с места. Он сел рядом и дотронулся до ее колена. Нет, не надо, не говори!

– Лоррейн, врач только что сказал нам. Он очнулся. С ним все будет хорошо. Самое худшее позади.

Она закрыла глаза и почувствовала, как все это вытекает из нее, пока вся она не сделалась вялой и пустой, как спущенный воздушный шарик. С ним все будет хорошо. Боже мой.

– С ним все будет хорошо, – повторила она шепотом.

Глава 19

Когда Тоцци ехал вниз по Харрисон-авеню, улицы уже опустели. Завидев впереди желтый свет, он поскорей проскочил на него, затем резко сбавил скорость. Не хотелось доставлять лишней работы полицейскому на ночном дежурстве, однако сдержаться было трудновато. На улице, за ветровым стеклом, все было спокойно, но внутри у Тоцци все кипело. Когда он вернулся из палаты, где лежал очнувшийся Гиббонс, Роксана сказала, что у него на лице все написано. И странно взглядывала на нею всякий раз, когда он на полной скорости проскакивал перекрестки по пути к ее дому. Роксана пригласила его зайти, просила остаться. Она знала: Тоцци обезумел – и боялась, что он устроит какую-нибудь дикую выходку. Но она ведь не видела распухшее лицо Гиббонса над пластиковым воротничком, не видела кровоподтека на груди, где отпечатались костяшки пальцев. Она не слышала, как Гиббонс бредит, бормочет несвязно, до отказа напичканный болеутоляющими. Тоцци знал: он обезумел, он обязательно сделает что-нибудь, о чем будет сожалеть, но Роксане этого никогда не понять. Ведь это Гиббонса пытались убить, Гиббонса!

То, о чем Гиббонс смог рассказать ему, Тоцци уже знал или предполагал. На птицефабрике на него напал приземистый азиат в кричащей спортивной черно-белой куртке шахматного рисунка и черной трикотажной рубашке. Гиббонс говорил еще о том, что целая толпа ребят с Востока стояла рядом и наблюдала. Тоцци решил, что это, наверное, рабы или якудза. Тоцци попросил было Гиббонса описать их, но тот быстро отрубился и ответить не смог.

Так или иначе, Тоцци знал, что должен сам осмотреть это место. Он знал также, что ехать туда одному не самое умное, что можно придумать, однако в два часа ночи силы Д'Урсо вряд ли будут в полной боевой готовности. И потом, в глубине души он искал повода с кем-то сцепиться и развернуться по-настоящему. Нервы у него были на пределе, и всем своим существом он жаждал отплатить за то, что случилось с Гиббонсом, ибо это не было обычным нападением. Нападение было зверское, жестокое, и жертвой его стал Гиббонс.

Тоцци весь дрожал от ярости. Он знал, что не прав, но он жаждал мести и ничего не мог поделать с собой. То же самое сознание своей абсолютной правоты и раньше вовлекало его в неприятности, но теперь все было несколько по-иному. Он старался сдерживать свою ярость, он даже старался использовать то, что вынес из занятий айкидо, – контролировать себя, держаться «одной точки», совершенно расслабиться, ничего не предпринимать во гневе. Но, хотя во время занятий это и казалось разумным, теперь он подобной мудрости следовать не мог. Сейчас японская мудрость ничего не говорила ему – сейчас, когда японский боевик до полусмерти избил его напарника.

Покрышки взвизгнули, когда он свернул налево с Харрисон-веню на Куинстаун-стрит, по которой и ехал, пока асфальт не сменился булыжниками, а в свете редких фонарей стали вырисовываться склады и мрачные фабричные здания из красного кирпича. Птицефабрика располагалась слева, в конце тупика, закопченное кирпичное здание, построенное где-то в двадцатые годы и обнесенное высокой изгородью из колючей проволоки. В окнах, насколько Тоцци мог заметить, свет не горел. Тоцци проехал мимо и развернулся в тупике, что было глупо, и он это сразу сообразил. Если внутри кто-то есть, свет движущихся фар заставит его насторожиться. Не такая это улица, куда можно заехать случайно ночью в будний день. Но, когда свет фар упал на площадку позади фабрики, Тоцци заметил нечто странное. Он остановился и сдал немного назад, чтобы рассмотреть получше.

Там, в углу площадки, были припаркованы три старых трейлера убогого вида. У одного была вдавлена крыша, другой накренился, потому что на одной стороне спустили покрышки. Судя по тому, какие вокруг них вымахали сорняки, эти трейлеры не трогались с места довольно долго. А странность заключалась в том, что к каждому из них от фабрики были протянуты провода. И у всех трех на крыше было пристроено что-то вроде холодильной установки, что казалось несообразным ни с чем. Холодильные установки располагались обычно спереди, прямо над кабиной грузовика. Может, конечно, там хранятся мороженые куры, но Тоцци очень в этом сомневался. Слишком небрежно все было сделано.

Он подъехал поближе, выключил фары и заглушил мотор. Колючки на проволоке поблескивали в лунном свете. Слишком сурово для мороженых кур.

Тоцци вылез наружу и вытащил из багажника кусачки. Подошел к изгороди, выбрал место, где потемнее, и отхватил столько проволочных колечек, сколько счел достаточным, чтобы как-нибудь просочиться. Может, такую маленькую дырку они и не заметят, думал он, укладывая кусачки обратно в багажник. Потом руками раздвинул края отверстия и пролез внутрь. Обдираясь о колючки, он подумал, что надо было откусить побольше колец. Теперь уже поздно.

Он пошел вдоль изгороди, стараясь держаться подальше от тех мест, куда падал свет прожектора, укрепленного на углу фабричного здания. Подойдя ближе к трейлерам, он услышал гудение холодильных установок, которые при ближайшем рассмотрении оказались похожи на те кондиционеры, какие можно видеть в пригородных районах запрятанными в кустах. Первое, что пришло в голову, – ночной игорный притон, однако никаких машин на стоянке не было. Подойдя к ближайшему трейлеру, Тоцци заметил блестящий новенький замок на ржавой щеколде. Он приложил ухо к серому холодному металлу, но услышал только гудение кондиционера. Тогда Тоцци вытащил из кармана связку отмычек и приступил к замку. Тот отскочил довольно легко. Открыть дверь оказалось гораздо труднее. Тоцци вынул из кобуры на поясе револьвер-бульдог 44-го калибра – он ведь не знал, какой дьявол засел там, внутри.

Ржавая щеколда заскрежетала, как ногти по школьной доске, когда Тоцци, схватившись за рукоятку, потянул на себя одну из створок двери. При свете прожектора в темном помещении виднелись странные тени – тени эти имели глаза, и эти глаза сверкали на Тоцци, целое море глаз. С нами крестная сила! Он так и знал, что найдет что-нибудь в этом роде.

Тоцци не спеша забрался внутрь, подняв револьвер вверх, но на всякий случай взведя курок. Несмотря на отчаянно шумящий кондиционер, воздух внутри был горячий и влажный, вонь удушающая – смесь испражнений и дешевого дезодоранта.

Свет с площадки проникал во внутренность трейлера. К стенам в три яруса крепились металлические койки. Когда глаза Тоцци привыкли к полутьме, он смог различить желтовато-бледные лица, повернувшиеся к нему. Он сделал шаг вперед и услышал в темноте за своей спиной чей-то возбужденный голос. Вентилятор на потолке так жужжал, что Тоцци с трудом мог различить слова.

– Говорит тут кто-нибудь по-английски?

Парень, продолжая что-то жалобно бормотать, – по-японски, решил Тоцци, – выступил вперед из тени. Тоцци изумился тому, какой он юный – нет, наверное, еще и двадцати. Изумился он и тому, что парнишка говорил вовсе не с ним. Он втолковывал что-то одному из своих приятелей на нижней койке.

– Такаюки! Такаюки! – повторил он, затем повернулся к Тоцци. – Это Такаюки, – произнес он на ломаном английском, показывая на нижнюю койку. – Он говорить.

Потом парнишка присел рядом с койкой и забормотал еще настойчивее, а Такаюки, лежавший на койке, отвечал односложными репликами. Наконец Такаюки вышел из тени и встал в проходе, глядя на Тоцци. Он тоже был еще совсем мальчишкой, и ужасный кровоподтек расползся у него на пол-лица, как безобразная родинка. При таком тусклом свете было трудно определить, однако по серо-желтому оттенку синяка Тоцци решил, что парня избили несколько дней назад.

– Мы не пойдем на работу, – заявил он Тоцци с прекрасным английским произношением.

– Что?

– Мы больше не будем работать по ночам. Этого нет в соглашении. Мы отказываемся.

Тоцци сжал пистолет в руке и вдруг понял, что бедные дети, наверное, подумали, что он один из головорезов Д'Урсо и пришел затем, чтобы вытащить их обратно на фабрику. Тоцци еще раз всмотрелся в синяк на лице Такаюки, и ему стало жалко парня. Тот храбрился, но голос у него был такой усталый и отрешенный. Он говорил как бы по обязанности, не думая, не веря, что из этого может выйти что-то хорошее.

Тоцци опустил револьвер.

– Я пришел не от Д'Урсо. Я работаю в ФБР.

Никакой реакции.

– Я агент Федерального бюро расследований... полицейский. Ты понимаешь меня? Я собираюсь вытащить вас отсюда. – Тоцци улыбнулся, ободряюще закивал.

Такаюки покачал головой. Он казался еще более удрученным.

– Спасибо, что пришли, но теперь, пожалуйста, уходите. И пожалуйста, закройте за собой дверь. Спасибо.

– Что?

– Вы не понимаете. Если замок окажется сорванным, они подумают, что мы пытались убежать. Последствия будут ужасными.

– Кто «они»? Д'Урсо?

– Да, Д'Урсо, – произнес он нерешительно. – Впрочем, карательные функции обычно осуществляют люди Нагаи.

– Нагаи?

– Да, Нагаи. Чьи же еще? Порядок поддерживают Фугукай. Это они привезли нас сюда. Должно быть, вы это знаете... – Глаза Такаюки расширились, голос пресекся.

Тоцци сопоставлял имена. Д'Урсо, его жена и ее брат тогда, на веранде, упоминали и о Нагаи, и о Фугукай. Называли они и еще какое-то имя. А, черт, какое же?

– А знаешь ли ты человека по имени... Масиро?

В трейлере внезапно воцарилась мертвая тишина. Только вентилятор под потолком гудел и всхлипывал, как живой.

– Расскажите мне все, – сказал наконец Тоцци. – Я ведь могу вам помочь.

Такаюки подошел к своей койке, поднял тощий матрас и вытащил Оттуда истрепанную газету. Это был номер «Пост» недельной давности. Тоцци узнал заголовок: «Жук смерти найден в порту».

Такаюки протянул газету Тоцци.

– Мы воруем газеты у водителей грузовиков, чтобы знать, что творится в мире. Знаете, кто эти двое, которых убили? Мой двоюродный брат и его невеста. Они пытались бежать, но Масиро нашел их. И такая им была назначена кара.

– Ты точно это знаешь? Ты уверен, что Масиро убил их?

– Да, уверен. Масиро всегда сам исполняет приговор. – Такаюки повернулся к свету и провел указательным пальцем по синяку на щеке. Синяк выглядел еще хуже, чем сначала показалось Тоцци. – Это тоже работа самурая-якудза, – сказал Такаюки с горечью. – Причинять страдания и смерть – смысл его жизни.

Тоцци поглядел в испуганные лица ребят.

– Вчера сюда, на фабрику, приходил мой друг. Пожилой человек, седой, примерно моего роста...

Такаюки быстро кивнул.

– Да, это тоже сделал Масиро. Ваш друг еще жив?

Тоцци остолбенел от такого вопроса. Почему он заранее решил, что Гиббонс умер? Этот Масиро что, такой крутой?

– Да, жив. Он в больнице, но скоро поправится.

– Это хорошо. Я рад. Извините, что не смог сделать большего для вашего друга, но препятствовать намерениям Масиро часто означает смерть. Он собирался сломать шею вашему другу, но я швырнул в него тушкой курицы. Надеюсь, это помешало ему сконцентрироваться.

– Сконцентрироваться?

– Это каратэ. Одно из смертельных искусств Масиро. Он собирался голой рукой сломать шею вашему другу.

Тоцци закрыл глаза. В голове у него стучало. Хотелось кого-нибудь ударить, разбить что-нибудь. Попадись только ему на прицел толстозадый Масиро в своей дурацкой клетчатой куртке.

– Объясни-ка мне одну вещь, – спросил Тоцци, стараясь дышать ровно. – Как вы все до этого дошли? Вас что, похитили? Как вы сюда попали?

– В багажниках «тойоты-короллы». Там было очень тесно.

– Вы хотите сказать, что вас провозят в страну в багажниках новых автомобилей?

Такаюки кивнул.

– На грузовых судах из Японии. Мы залезаем в багажники в ночь перед погрузкой. И прячемся до тех пор, пока корабль не выйдет в открытое море. На подходе к Америке нам приходится вновь залезать в багажники. Зачастую по несколько суток мы лежим в одной и той же позе, в темноте, дышим через трубку. Это вроде – как это по-английски? – клаустрофобии. Когда я приехал, разгрузка проходила медленнее обычного. Мне не хватило еды и питья. И я двое суток не ел и не пил.

– Но как же, черт побери, они могут делать такое с вами! Это... это невероятно!

Такаюки пожал плечами.

– Там было плохо. Но жить здесь, под давлением Масиро и Фугукай, еще хуже.

– Но как... как же они добрались до вас? Вас всех похитили?

– Нет, нас не похитили. Мы согласились приехать.

– Вы согласились?

– Да, разумеется. Мы все подписали контракты с Фугукай.

Такаюки повернулся к товарищам и сказал им что-то по-японски. Те порылись в своих пожитках, вытащили сложенные листки бумаги и показали Тоцци. Их контракты.

Тоцци качал головой, все еще не веря.

– Фугукай – банда якудза, так ведь?

– Да, так.

– Так какого черта вы пошли на сделку с якудза? Они преступники. Разве вы этого не знали? Как вы могли довериться им? Что вы могли получить от этой сделки?

– Мы и получили. Нас привезли в Америку, страну великих возможностей.

Тоцци закатил глаза.

– У меня ум за разум заходит, – пробормотал он наконец еле слышно. – Ничего не понимаю.

– Сейчас объясню. Фугукай предлагают провезти нас в Америку в обмен на наши услуги. Нас заставляют верить, что работу мы получим в области наших интересов. Это, конечно, ложь, но, видите ли, мы сами хотели приехать в Америку, чтобы преуспеть в жизни и восстановить утраченную честь. В Японии мы заклеймены как неудачники, потому что не набрали достаточно баллов на вступительных экзаменах в университет. Если бы мы остались в Японии, то могли бы работать клерками, секретарями, младшими продавцами, почтовыми служащими.

Дядюшка Фрэнк, отец Лоррейн, был почтальоном.

– А что в этом дурного?

– Провал – это несчастье. Как мы можем смотреть в глаза друзьям и родным, когда они знают, что мы лишились чести?

– Ну-ну, разве жизнь только в том, чтобы учиться? Можно ведь и работу найти.

– Это очень трудно. Работы, на которые мы можем рассчитывать, довольно низко оплачиваются, а в Японии все очень дорого. Да, Япония – процветающая страна, но там процветают только процветающие люди. Жалованья, на которое мы можем рассчитывать, хватает лишь на самое необходимое: маленькая однокомнатная квартирка в двух-трех часах езды от Токио, крошечный автомобиль, еды достаточно, однако ничего лишнего, маленький стереомагнитофон и телевизор, но ничего из того сложного электронного оборудования, какое наша страна с гордостью поставляет всему миру. Нелегко жить неудачнику в нашей стране. – Такаюки невесело рассмеялся. – Мы не хотели быть рабами и выполнять грязную работу. Но Фугукай нас уверяли, что в Америке другая система. Что старание и прилежность значат здесь больше, чем в Японии. Что мы сможем здесь преуспеть, восстановить утраченную честь, заставить наших родных снова гордиться нами. Так они говорили, и мы верили им.

– Но как же вы, ребята, вообще связались с якудза? Вы же были школьниками, Господи ты Боже мой.

– Из-за сябу.

Тоцци пожал плечами.

– А что такое сябу?

Такаюки повернулся к товарищам, о чем-то переговорил с ними.

– "Сябу" значит «белые бриллианты». Так это у нас называется. Здесь, кажется, говорят «колеса».

– Колеса – то есть наркотики? Амфетамин?

Такаюки кивнул.

– Да, наркотики. – Ему, казалось, вовсе не стыдно было признаться в этом.

– Ты хочешь сказать, что вы все сидите на колесах? Вы наркоманы?

Такаюки наморщил брови и покачал головой.

– Да нет. Все прилежные ученики в Японии принимают сябу – так легче зубрить по ночам, особенно во время экзаменационного ада.

– Что это – «экзаменационный ад»?

– Так мы называем период в феврале и марте, когда проходят самые важные экзамены, те, которые определяют, перейдешь ты на следующий уровень или нет. Для нас – самое тяжелое время.

Тоцци почесал в затылке. Господи Иисусе, вот так дела.

– А сколько вас здесь? Я имею в виду в Америке?

Такаюки пожал плечами.

– Трудно сказать. Здесь, на птицефабрике, нас шестьдесят два человека. На корабле, на котором я приехал, было по меньшей мере три сотни школьников, и, насколько нам известно, уже пришло несколько таких кораблей.

Господи Иисусе Христе! Эта задница Иверс, конечно, захочет знать, какого черта он делал здесь ночью, как он попал внутрь и все такое прочее. Но теперь это все не важно, все это дерьмо собачье. Такое выше формальностей закона и правил Бюро. Господи ты Боже мой, да ведь этих ребят здесь держат, как рабов, против их воли.

– Ну ладно, – объявил Тоцци всем собравшимся, – кошмар позади. Я отопру оба трейлера, а ты, Такаюки, все объяснишь ребятам. Вы посидите здесь, пока я что-нибудь соображу, Позвоню, попрошу подкрепления, через пару часов прибудут автобусы...

Чья-то рука крепко схватилась за локоть Тоцци.

– Мы не можем ехать с вами, – в отчаянии зашептал Такаюки. – Масиро выследит нас. Он нас убьет, так же как и других. Его меч настигнет нас. Вы не можете так поступить с нами!

– Ну успокойся же. – Тоцци положил руку ему на плечо. – Мы в состоянии вас защитить. Я это тебе гарантирую. Ты не должен больше переживать насчет Масиро.

– Ваша защита нас не спасет. Масиро самурай, настоящий самурай. Всю свою жизнь он посвятил убийству. Якудза найдут нас, потом позовут его. Так они держат нас в покорности. Если мы пойдем с вами, Масиро нас найдет. И убьет нас всех, всех до единого. Я это знаю. А теперь, пожалуйста; уходите и снова заприте нас. Пожалуйста – вы и так уже слишком долго здесь.

– Но...

– Пожалуйста! Уходите!

Тоцци заглянул ему в глаза и увидел в них только страх. Тот горячий, прилипчивый запах появился снова. Внезапно стало нечем дышать. Лишь через минуту Тоцци сообразил, что то был запах страха. Тоцци чувствовал, как страх поднимается вокруг, как воды прилива, студеные и мутные. Он глубоко вздохнул и для вящей уверенности сунул руку под пиджак, где был пистолет.

Тоцци всматривался в бледные лица, ища хоть какого-нибудь ободрения, хоть кого-нибудь, кто хотел бы спастись. Но таких не нашлось. Лица выступали из темноты, как беспомощно висящие плоды на обреченном дереве. Тоцци прикинул, что можно сделать. Связаться с отделом иммиграции, пусть они устроят рейд на птицефабрику. Но как насчет других рабов, которых ввез Д'Урсо? Кто знает, сколько их? Сотни, тысячи? Д'Урсо, прохиндей, конечно же, не расскажет, где они. И сможет ли один рейд реально повредить этой работорговле? Разумеется, можно упрятать Д'Урсо, но кто-нибудь другой из семейства Антонелли займется этой работой. Рабы не перестанут поступать.

Тоцци прямо слышал, как Иверс говорит ему: «Бюро не приветствует личной инициативы». Он должен поставить Бюро в известность, но, зная Иверса, можно предположить, что это принесет больше вреда, чем пользы. Иверс поставит в известность ньюаркское отделение, и вместе они пустят в ход тяжелую артиллерию, накроют Д'Урсо, загарпунят его, как акулу, и выставят на обозрение фоторепортеров. Иверс и слышать ничего не захочет о других рабах. Что-то у тебя не так – сам и выкручивайся. Такие у него понятия. Он знать ничего не хочет о том, что портит картину.

Тоцци обвел глазами трейлер, вгляделся в эти умоляющие, испуганные лица, обращенные к нему со всех сторон, и принял наконец решение. Подобный страх следовало уважать. Он повернулся к Такаюки.

– Ладно. Как хотите.

Потом он выпрыгнул из трейлера и не спеша закрыл за собой дверь. Ржавая щеколда мерзко заскрипела, но теперь это его ничуточки не тронуло. Продев замок, он долго держал его в руке, пока наконец не замкнул. И медленно побрел назад по освещенной прожектором площадке, оглядываясь на три трейлера, все еще ошеломленный тем, что увидел, и спрашивая себя, какое же адово чудище сумело внушить такой страх этим бедолагам. Он взглянул вверх, на черные высоковольтные провода над трейлерами, затем перевел взгляд на красные огоньки, которые то загорались, то гасли над гигантскими нефтехранилищами, выстроившимися у реки. И представил себе Годзиллу, вдребезги разносящего Токио.

Чудище по имени Масиро. Вот что это за чудище.

Он все глядел на мигающие огни и думал, какого дьявола ему теперь следует делать.

Глава 20

Нагаи отвернулся от сцены с ее воплями и мельканием, когда им на столик принесли рыбу, которая называлась фугу, и официантка поклонилась, ставя безобразину перед Хамабути. Толстая рыбина лежала на боку, как буксирное судно, севшее на мель, и один ее мертвый глаз был направлен прямо на Нагаи. Нагаи тоже уставился на рыбу и про себя вздохнул. Он никогда особенно не любил фугу, и вся эта церемония – просто скучища. Конечно, сначала, первые раза два, она казалась опасной, возбуждающей, – последняя проверка на преданность, сущность Фугукай. Но со времени своего изгнания в Америку Нагаи забросил ритуал, хотя никогда не признавался в этом Хамабути. Не то чтобы он забыл, как разрезать рыбу, или его люди были слишком малодушны, чтобы пробовать потенциально смертельное блюдо, предложенное боссом. Дело в том, что единственный сорт рыбы фугу, какой можно достать в Америке, не ядовит. И весь ритуал, заключающийся в том, чтобы заставить людей смотреть, как ты аккуратно извлекаешь смертоносную печень и яичники, и тем самым проверить их верность и преданность, теряет всякий смысл с американской фугу. Всякий смак пропадает. Что это за церемония, если нет риска, что кто-нибудь упадет мертвым за столом? Но с Хамабути все совсем по-другому. Старому боссу всегда для церемоний доставляли настоящую рыбу, где бы дело ни происходило. Счастливчик.

Нагаи вновь посмотрел на сцену, где две молодые женщины в традиционных набедренных повязках борцов сумо тузили друг друга, а избранное общество респектабельных бизнесменов из его страны подбадривало их пронзительными криками. Интересно, что бы подумали их респектабельные американские партнеры, если бы узнали об этом заведении? Немножечко Гиндзы в самом сердце Манхэттена. Всякому нужно немного повеселиться и расслабиться время от времени, даже респектабельным ублюдкам. Нагаи вновь стал следить за женщинами-борцами, которые наскакивали друг на друга и каждая старалась вытолкнуть соперницу за пределы белого круга, нарисованного на сцене. Вряд ли это японские девушки, подумал он. С такими-то сиськами. Он взглянул на официантку для сравнения, но ее сиськи, даже если таковые и имелись, скрывались за складками кимоно. Нет, у японок сиськи вовсе не такие, как у тех двух, на сцене. Они не болтаются и не трясутся, как эти. Нагаи улыбнулся, увидев, как девчонки столкнулись телом к телу. Сиськи, как фугу.

– Может быть, все-таки мы приготовим вам рыбу? – мягким голосом по-японски спросила официантка у Хамабути. – У одного из наших шеф-поваров есть лицензия.

Хамабути замахал прочными черными резиновыми перчатками, отстраняя ее.

– В Японии шеф-повар должен иметь правительственную лицензию, чтобы разделывать фугу, но мне такая лицензия не нужна. – Он улыбался своей особенной улыбочкой, то ли отечески благосклонной, то ли презрительной до последней крайности. И вот он стал надевать перчатки, и официантке не оставалось ничего другого, как удалиться. По напряженной улыбке девушки Нагаи мог догадаться: она считает Хамабути старым пердуном.

Нагаи подумал, не рассказать ли ему сейчас, потом решил подождать, пока Хамабути покончит с делом. Старик уже приступил, и Нагаи не хотелось его расстраивать до тех пор, пока он не вырежет ядовитые части. Маленький надрез на печени отравит всю рыбу, а ведь это он, Нагаи, а вовсе не Хамабути, должен, будет съесть первый кусок. Нагаи украдкой взглянул на девушек-борцов. Одна из них, толстогубая, с короткой стрижкой, яростно нападала, зато вторая была гораздо красивее. Старик возился с рыбой, искал ножом нужное место у нее на затылке, чтобы начать разделывать. На глазах Нагаи босс сделал два глубоких надреза у начала хребта. Сунул туда пальцы, примерился и резким движением выудил всю хребтину, вывернув рыбину наизнанку. Затем стал тянуть за пятнистую шкуру, пока она не повисла у хвоста, как штаны у лодыжек. Старик взглянул на Нагаи, чтобы убедиться, что тот смотрит. Начиналось самое сложное, и Нагаи знал, что обязан смотреть. Хамабути снял перчатки и стал рыться в перепутанных внутренностях, отыскивая печень и яичники, которые в конце концов отхватил слишком быстро, по мнению обеспокоенного Нагаи. Но это была его обычная манера. Часть проверки. Хамабути поднял ядовитые органы на кончике ножа и выложил на блюдечко. Затем сполоснул нож в чашке горячей соленой воды и принялся нарезать белое филе тоненькими прозрачными ломтиками, выкладывая их на два деревянных подноса. Наконец Хамабути положил нож, вымыл пальцы в другой чашке и с поклоном передал один поднос Нагаи. На лице его появилась та же самая улыбка.

Нагаи взял палочки, подхватил ломтик фугу и погрузил в соусник с острым соусом пондзу. Бизнесмены завопили в диком восторге, когда он поднес рыбу ко рту, но он подавил желание повернуться и посмотреть, не выигрывает ли хорошенькая. Ну, как говорится, с Богом.

Он стал жевать, глядя исподлобья на Хамабути и выжидая. Если за пятнадцать секунд ничего не случится, то не случится вообще. Он проглотил, улыбнулся и поклонился боссу. Церемония завершилась. Ну что, старикан, доволен?

– Итак, – спросил Хамабути, тоже окуная в соус ломтик рыбы, – произошло ли что-нибудь новое с тех пор, как я был здесь в последний раз?

На-ка вот, выкуси.

– Да, произошло. Д'Урсо собирается убить Антонелли.

Хамабути заморгал, держа ломтик фугу у открытого рта. Нагаи наблюдал уже такую реакцию. Старик огорчен.

– Когда? Как? Ты предупредил Антонелли-сан?

Нагаи покачал головой.

– Я сам узнал только вчера. И мне неизвестны подробности. Я хотел было пойти прямо к Антонелли и предупредить его, но подумал, что это не Мое дело. Мне показалось, что вы должны узнать первым.

– Антонелли – мой брат, – мрачно проговорил старик. – Я не допущу, чтобы его вот так предали. – Он был теперь похож на старого воеводу из дурацкого фильма о самураях.

Нагаи ободряюще закивал.

– Я поставил людей следить за Д'Урсо и его припадочным шурином. Если те соберутся нанести удар, мы тут же об этом узнаем. Хотите, я пошлю Масиро, и он убьет обоих. – Нагаи не был еще уверен, войдет ли он в дело с Д'Урсо. Если Д'Урсо отправит Антонелли на тот свет и останется цел, вот тогда поглядим. А тем временем надо сделать так, чтобы у Хамабути не возникло подозрении.

– Нет, ты не вмешивайся. Мы не можем соваться в их дела. Это может испортить наши отношения. Может положить конец нашему совместному предприятию, несмотря на мою дружбу с Антонелли.

– Как же может испортить наши отношения то, что мы спасем Антонелли жизнь?

Хамабути поморщился.

– Как бы мы отреагировали, если бы мафия стала соваться в наши частные разборки? Мы здесь как в бурном море. И не нам переворачивать лодку.

Спасибо за яркие образы.

– Вы скажете Антонелли?

Хамабути по-бульдожьи наморщил лоб. Брови сошлись над переносицей. Он напряженно обдумывал вопрос.

– Не знаю... не думаю.

– Как же так? Он ведь ваш друг.

– Друзья не шпионят друг за другом. Если я скажу ему, то должен буду и объяснить, откуда я это узнал. Естественно, он подумает, что я ему не доверяю и никогда не доверял. Это разрушит наши отношения... и наше очень выгодное партнерство. Нет, сказать ему я не могу.

Вот вам и друг. Может, Д'Урсо удастся провернуть это дело, гм-м-м. Да, но вдруг Хамабути все же надумает и скажет Антонелли? Старик – хитрая бестия, он на все способен. Нагаи решил еще раз прощупать почву.

– Почему бы вам не рассказать Антонелли насчет Д'Урсо и не объяснить, что это я шпионил? Свалите все на меня.

Хамабути сверкнул на него глазами. Теперь он был похож на злую пучеглазую лягушку.

– Ты, Нагаи, слишком долго живешь в Америке. Я отвечаю за все, что делают мои люди. Я – из Фугукай. Моя честь покоится на ваших поступках.

Опять эта муть из Куросавы.

– Тогда что же нам делать?

– Мы должны не допустить расправы. Не дать Д'Урсо добиться своего – только осторожно, не высовываясь прежде времени. На бизнесе это не должно отразиться. – Хамабути положил в рот ломтик фугу. – Уверен, ты сможешь догадаться, что у Д'Урсо на уме. – Теперь он вертел следующий ломтик рыбы в соуснике. – Делай все, что сочтешь нужным, чтобы помешать ему. – Он устремил на Нагаи значительный взгляд.

Ну ты и хитрюга. Ублюдок чертов. Натравить неудавшегося убийцу на убийцу предполагаемого. Умно, гром его разрази. Как бы ты удивился, если бы Д'Урсо добился успеха и мы взяли бы в свои руки торговлю рабами. Нагаи окунул в соусник еще ломтик фугу и положил в рот. В самом деле вкусно, вкусней, чем ему помнилось.

– Не беспокойтесь. Я буду держать Д'Урсо под контролем, – сказал он.

Хамабути утвердительно кивнул и подхватил следующий ломтик рыбы.

– Еще бы, Нагаи.

Нагаи кивнул и тоже потянулся за рыбой.

– Раньше было гораздо легче заставить людей повиноваться. – Хамабути все поворачивал и поворачивал ломтик рыбы в соусе. – Традиции были крепче. Но времена изменились. Босс должен уметь управлять своими людьми. – Он все еще вертел рыбу в темном соусе. – Кстати, Хацу передает тебе привет.

– Кто?

Хамабути взглянул на него, подняв кустистые брови.

– Хацу. Твоя дочь. Ты что, забыл ее? Кэндзи стал хорошо играть в бейсбол. Еще вырастет из него новый Садахару О. А малышка – она мне прямо как внучка. – Он мягко рассмеялся и положил рыбу в рот.

– Вы недавно видели их?

– Да, конечно. Разве они не писали тебе? Они сейчас живут в моем загородном доме.

– В каком загородном доме? У вас ведь их несколько, Правда?

Хамабути лишь улыбнулся и погрузил в соус следующий ломтик рыбы.

– Ты ведь проследишь за тем, чтобы моему другу Антонелли не причинили вреда?

Во рту у Нагаи от фугу появилась оскомина. В горле першило от кислого соуса.

Бизнесмены вдруг снова заорали. Нагаи повернулся как раз вовремя: девушка с короткой стрижкой выпихнула хорошенькую из круга с такой силой, что та плюхнулась на задницу. Плюхнулась она тяжело, и груди у нее затрепыхались; она часто дышала, переживая поражение, казалось, вот-вот заплачет.

– Нагаи?

Он повернулся к старику, к его проклятой улыбочке. Представил себе своих детей, попытался припомнить, где располагаются загородные дома старикана. Без толку. Они могли быть где угодно.

– Нагаи, ты не ответил. Ты защитишь Антонелли? Собственным телом?

Нагаи отложил палочки и вытер салфеткой рот. В горле пекло. Он представил себе личико Хацу, Кэндзи в бейсбольной форме, малышку... задержал дыхание и поклонился боссу.

– Хай.

Старик улыбался.

* * *

Нагаи рассматривал профиль Масиро, который вел «кадиллак» вверх, к разгрузочной площадке позади фабрики. Потом он кинул взгляд на трех парней, что сидели на заднем сиденье: все трое собранные, спокойные, узкие глаза и поджатые губы. Он сам был когда-то таким. Старик лично порекомендовал всех троих. Они, сказал босс, хорошо сработались. Тосио, Хидэо и Икки. Моу, Ларри и Кудряш. Посвящены в Фугукай после того, как целый год провели рабами в доме старика – так же, как и он сам. Но это было уже давно.

Масиро выключил мотор. В машине внезапно сделалось совсем тихо. Нагаи чувствовал, как ребята смотрят на него, ожидая приказаний. Он не был уверен на сто процентов, что поступает правильно, однако ничего другого он не придумал. Он даст Д'Урсо понять, что знает о его замыслах. Просто поглядит ему в глаза, и этого будет довольно. Предупреждение без слов. Пусть сам догадывается, кто еще знает. Может, это заставит его одуматься.

Нагаи дотронулся до дверной ручки, и ребята тут же высыпались из машины; чтобы прикрыть его. Двигались они быстро и бесшумно. Масиро вышел тоже, но не столь поспешно. Интересно, не чувствует ли он себя ущемленным после появления этих парней? В конце концов, самурай был единственным подкреплением, в каком Нагаи до сих пор нуждался. Да и теперь эти ребятишки – для виду, не более того. Нагаи надеялся, что Масиро это понимает.

Ребята поднялись по лестнице к погрузочной площадке и остановились там, поджидая Нагаи, а Масиро тащился сзади, прикрывая его со спины. И тут Франчоне показался из-за пластиковых полос, скрывавших дверной проем. Ребята инстинктивно рассыпались веером вокруг него – так, на всякий случай. Отличные парни.

Франчоне сделал вид, что не видит их в упор. Он мотнул головой, убирая с глаз эту дурацкую прядь. Нахальный ублюдок.

– Ты как раз вовремя, Нагаи. У нас тут проблемы. – Он показал большим пальцем себе за плечо. – Пойди разберись.

Хидэо и Икки придерживали пластиковые полосы, пока Франчоне вел Нагаи в заднюю комнатку, ту самую, где Масиро отрубил себе палец. Нагаи быстро взглянул на руку Масиро. Палец был все еще перевязан.

Двое здоровых громил Д'Урсо в обтягивающих костюмах держали двух рабов с птицефабрики, заведя им руки за спину. Один из рабов выглядел так, будто вот-вот обделается со страху, другой кипел от возмущения. Возмущенного парня Нагаи сразу узнал. Это был Такаюки, маленький крикун, тот самый, которого отделал Масиро. Похоже, парень хотел добавки.

Д'Урсо стоял в сторонке, заложив руки за спину. В отличие от шурина он казался совершенно невозмутимым, что бы тут ни произошло.

Нагаи взглянул на Д'Урсо.

– Что стряслось?

Д'Урсо пожал плечами и кивнул на двух рабов. Пусть, мол, Франчоне объясняет. Последнее время он, кажется, дает панку больше воли – готовит, видимо, к более ответственным заданиям, которые Бобби получит, когда Д'Урсо станет боссом. Раскатал губы, дружище.

Франчоне указал пальцем на испуганного раба.

– Этот парень весь день валял дурака. Когда я велел ему пошевеливаться, он еще и огрызаться стал. Три раза повторял ему, чтобы он очухался наконец, а он – ноль внимания, тогда я решил парой тумаков привести его в чувство. Но стоило нам вытащить его из строя, как налетает вот этот Майти Маус, непрошеный защитничек. Эти парни, Нагаи, совсем отбились от рук. Так ты с ними разберешься или это сделать нам? А?

Где, к черту, набрался сопливый панк смелости так говорить с ним? Нагаи взглянул на Д'Урсо, которому, казалось, не было до этого дела. Может, Д'Урсо тоже ни в грош его не ставит? Не думает ли Д'Урсо, что он собирается терпеть выходки этого поганца, когда они сами возьмутся за дело? Сукин сын.

– За дисциплину отвечаю я, – сказал Нагаи с нарочитым спокойствием, обращаясь к Д'Урсо. – Мы разберемся с ними. – Он по-японски отдал своим ребятам приказ.

Но когда ребята приняли рабой из рук громил, Такаюки вдруг забился, закричал по-японски:

– Нет! Довольно! Хватит битья. Хватит вонючих кур. Мы уходим.

– Что это он бормочет? – сморщился Франчоне. – Что ему не нравится?

Нагаи взглянул на Масиро, тот коротко кивнул. Он уже знал, что делать.

– Нет! – орал Такаюки по-японски. – Еще один шаг – и я расскажу им про федерального агента, которого Масиро пытался убить здесь, на фабрике. Я и насчет Рэйко знаю – как она шпионит для тебя. Я видел ее здесь вместе с женой и дочерью Д'Урсо: она притворялась одной из нас. Я им про нее все расскажу.

О Боже, только не это!

– Масиро! Сугу Яттимаэ!

Нога самурая взметнулась вверх, сделалась неразличимой, радужной, как павлиний хвост. Он развернулся, приладился и ударил пяткой по шее Такаюки. Там, где каблук прорвал кожу, хлынула кровь, обрызгав второго раба и громилу, который держал его. Такаюки рухнул в тот самый момент, когда громила вытащил пистолет из кармана пиджака. Икки тут же кинулся к нему, схватился за правую руку, поддал коленом и двинул локтем по затылку. Громила присел и прикрыл голову. Икки отступил на шаг и остановился, держа в руке пистолет громилы. Хидэо и Тосио были начеку в случае, если у кого-нибудь еще забарахлят нервы.

Масиро нахмурился, хотя и старался казаться невозмутимым. А ребята все же молодцы. Моу, Ларри и Кудряш. Нагаи с ухмылкой взглянул на Д'Урсо, ожидая, пока сердце перестанет бешено колотиться, вглядываясь все пристальнее в лицо партнера, пока не убедился наконец, что Д'Урсо не распознал имени Рэйко в неистовых воплях Такаюки.

Нагаи опустил глаза на труп Такаюки, затем взглянул на идиота-шурина.

– Вот и вся твоя проблема.

– Черта с два, – завопил Франчоне. – Теперь нам нужна замена.

Нагаи медленно кивнул и проследовал мимо.

– Конечно-конечно, все, что ты хочешь. Как только прибудет очередной корабль.

Он подошел к Д'Урсо и взглянул ему прямо в лицо.

– До меня дошли слухи, будто ты собираешься сделать быструю карьеру. Ты это не слишком хорошо продумал. Я тебе очень советую повременить.

Ноздри Д'Урсо раздулись.

– Ты что это такое говоришь? – В первый раз с тех пор, как они познакомились, Нагаи видел Д'Урсо в бешенстве. Именно в бешенстве.

– И еще, – добавил Нагаи, не давая Д'Урсо вставить ни слова, – я обдумал твое предложение, но вынужден ответить: спасибо, нет. Меня устраивает нынешнее положение вещей. – Он повернулся к Д'Урсо спиной и направился к двери, увлекая за собой Масиро и мальчиков.

– Эй, погоди, Нагаи! – Д'Урсо попытался было схватить Нагаи за локоть, но рука Масиро легла на его запястье.

– Тут не о чем говорить, Д'Урсо. Теперь ты знаешь мою позицию. – Нагаи раздвинул пластиковые полосы и вышел на холод. Хромированный радиатор большого черного «кадиллака» сверкал на солнце. Нагаи и его свита спустились по ступенькам с погрузочной площадки. Нагаи чувствовал, что Д'Урсо стоит наверху и провожает его бешеным взглядом, сжав кулаки в карманах пальто. Внутри у него, верно, бушует буря. Весь мир вокруг разваливается на части. Нагаи знакомо такое чувство.

Икки открыл дверцу машины, и Нагаи взглянул вверх, на Д'Урсо. Не дури, дружок. Выкинь это из головы.

Нагаи забрался в машину, Масиро дал задний ход и стал потихоньку выбираться с разгрузочной площадки. Сквозь ветровое стекло он видел, как Д'Урсо стоит наверху, сверкая глазами, и его дорогое синее пальто блестит на холодном солнце.

Глава 21

Д'Урсо глядел на улицу сквозь сильно затененные окна, пока Бобби втискивал «мерседес» между стоящими во втором ряду цементовозом справа и мусоровозом слева. Ряды многоквартирных домов по обеим сторонам улицы были переоборудованы в фешенебельные жилища с шикарными апартаментами. Хобокен – этот чертов городишко – вечно перестраивается, но, как он, Д'Урсо, считает, остается столь же неприглядным.

Вращающийся барабан цементовоза был раскрашен в розовый горошек. Когда они проезжали мимо, Д'Урсо слышал, как цемент в барабане урчит и хлюпает. Он смотрел, как горошинки скользят, пропадая в верхушке, и думал, как здорово было бы запихнуть Нагаи в цементовоз с чертовыми розовыми горошинами, мать его так и растак.

Просочившись между цементовозом и мусоровозом, Бобби свернул направо, на еще более узкую улочку с односторонним движением, по которой едва можно было проехать из-за машин, небрежно припаркованных бампер к бамперу по обеим сторонам тротуара. На следующем перекрестке он снова свернул направо, на Адамс-стрит. Улица напротив заведения Фаринелли «Итальянская кухня» была забита машинами, стоявшими в два ряда, так что Бобби пришлось остановиться посреди дороги. Шустрый парнишка, сын Фаринелли, стоял снаружи перед витриной, где были подвешены окорока и колбасы, и ждал, как какой-нибудь мамелюк, с сумкой в руке. Нет, вы поглядите только. Длинные сальные волосы, серьга, черная футболка с «Бон Джови». Крутой парень.

Бобби нажал на кнопку, и стекло заскользило вниз.

– Эй, Сырок, – окликнул он парня. – На этот раз ты принес все, что мы заказывали?

– Я никогда ничего не забываю, – фыркнул Сырок, отходя от витрины. – Это старик все путает, а не я.

– Да неужто? Значит, на этот раз ты сделал сандвичи с копченым мясом, а не просто с ветчиной?

– Ну.

– А какой перец положил? Острый, сладкий?

– Сладкий.

– А сыр свежий?

– Ну.

– Врешь небось.

– Ей-богу.

– Спроси-ка про маринованные грибы, – сказал Д'Урсо.

– Ах да, маринованные грибы, Сырок. Ты их положил?

– Положил, положил.

– Да ну? А попить чего?

– Оранжина и диетическая кола. Пойдет?

Тут раздался металлический звук клаксона, и Д'Урсо обернулся. Маленький желтый «фольксваген-жук» напирал на них сзади, и какой-то пуэрториканец за рулем бешено сигналил. Машина напомнила Д'Урсо тот, оранжевый «фольксваген», а вместе с ним и большой прокол Масиро. Д'Урсо нахмурился. Если б только он мог отделаться от этой парочки, от Мишмаша и его босса... О, как хорошо бы тогда стало жить. Будь они прокляты!

Пуэрториканец снова надавил на клаксон.

– Эй, перестань дудеть, а? – завопил сын Фаринелли.

– Заплати мальчишке и давай выбираться отсюда, – скомандовал Д'Урсо, вытаскивая конверт из внутреннего кармана и протягивая его Бобби.

– Вот, держи. – Бобби передал конверт парню, забрал сумку и поставил ее на сиденье между собой и Д'Урсо. – Надеюсь, Сырок, что на этот раз все в порядке.

– Не беспокойтесь, – ответил парнишка, – все в полном порядке.

– Ну ладно. Поверю тебе на слово.

– Да уж не сомневайтесь.

Стекло опять заскользило вверх, и «мерседес» отъехал. Д'Урсо обернулся и снова посмотрел на «жука».

– Поезжай прямо, припаркуемся там, где фабрика. Там и поедим.

Ведя машину, Бобби то и дело взглядывал на Д'Урсо, словно проверяя, все ли с ним в порядке. Он это проделывал с самого утра, и Д'Урсо наконец осточертело.

– Что ты задумал, Бобби? Лучше сразу скажи.

Бобби проехал через перекресток и углубился в очередной квартал перестроенных домов.

– Что я задумал? Ничего. Меня беспокоит то, что задумал ты. Вот в чем все дело. Ты явно не в себе.

– Да ну? А почему, как ты думаешь, я не в себе?

– Потому что япошка знает. Господи Боже, он ведь может прямо сейчас пойти и рассказать Антонелли. Только тебе, кажется, плевать на это, Джон. И это мне не нравится.

Д'Урсо поправил галстук, поглаживая пальцами серебристо-серый шелк.

– Насчет Нагаи не бери в голову. Не думаю, чтобы он что-нибудь предпринял. – Д'Урсо изо всех сил старался оставаться спокойным. Малейший признак паники – и ты погиб. А сейчас еще можно выкарабкаться. Бери пример со сраных японцев – храни спокойствие.

– Не уверен я насчет этого, Джон. Нагаи – крыса. Не будет он просто так сидеть сложа руки, коль уж разузнал что-то.

– Думаю, никуда он не денется, будет сидеть как миленький.

– Черта с два.

– Послушай меня, Бобби. Японцы так не играют. Если он на нас донесет, это будет бесчестно. А это у япошек пунктик.

Для япошки хуже всего утратить честь, потерять лицо. Ты же видел, как Мишмаш отхватил себе полпальца. Тоже на этой почве. – Он все поглаживал свой галстук, глядя вперед, сквозь ветровое стекло. Дай-то Бог, чтобы он оказался прав.

Бобби вел машину дальше и дальше. Следующий квартал состоял уже из обычных многоквартирных домов для бедноты. Еще через два квартала пошли фабрики. Машин встречалось все меньше.

– Проезжай еще один квартал и припаркуйся там, справа, – приказал Д'Урсо.

Бобби припарковал машину, а Д'Урсо приподнял сиденье и вытащил полотенце. Даже на ощупь он почувствовал, что оно какое-то не такое. Д'Урсо вытащил его и развернул. На нем была вытиснена дурацкая синяя картинка.

– Это еще что за чертовщина?

– Чудище – Пожиратель Печенья, – сказал Бобби, выключая мотор.

– Что?

– Пожиратель Печенья. Извини, это полотенце Аманды. Я другого чистого не нашел утром.

Д'Урсо улыбнулся при мысли о дочери.

– Пожиратель Печенья, да? – Он насмешливо фыркнул. – Тебе не кажется, что он похож на Мишмаша?

– Мне не до смеха, Джон. – Бобби наматывал на палец свою прядь, что свисала ему на лицо. Ему как раз недоставало спокойствия.

Д'Урсо развернул полотенце, закрыл им свои серебристо-голубые брюки и потянулся за сумкой. Заглянул внутрь, вынул сандвичи и бутылки. Развернул один на сиденье, подцепил кусок копченого мяса, нагнулся вперед и откусил. Потом весь просиял, жуя.

– Вкусно.

Бобби взял бутылку оранжины, сорвал пробку, жадно глотнул.

– Как у тебя аппетит, не пропал, Джон? У меня все брюхо подвело. Нас вот-вот прикончат, а ты жуешь себе.

Д'Урсо жевал. Потом снял крышечку с бутылки колы и сделал глоток.

– Не надо нервничать, Бобби. Вчера вечером я говорил с филиппинцами.

– И что они сказали?

– Я говорил с новым парнем. Он сейчас большой человек в Маниле. Зовут Квирино. Работал на президента Маркоса. Он говорит, что нам не нужен Нагаи, чтобы получать новых рабов.

Он рассказал мне, что у него прочные связи на Тайване, он может нам их доставлять оттуда. Вот кто будет нашим человеком на Востоке. Он говорит, что якудза ничего не значат в тех странах, откуда прибудут новые рабы. Так что плюнь на Нагаи. Он нам больше не нужен.

– Вот здорово! – Бобби сорвал обертку с сандвича и впился в него зубами. Он ел так жадно, словно кто-то вот-вот отнимет у него кусок. – Правда ведь здорово, а? Так что теперь мы можем его замочить и спокойненько приступить к нашему...

– Так-то оно так, только ты об одном забываешь.

– О чем?

– О Мишмаше. Готов ли ты пойти и замочить Нагаи, пока Мишмаш крутится вокруг него?

– Нет, спасибо.

– То-то же. И я так полагаю.

– Так что же нам делать?

– Сперва отделаться от Мишмаша.

Бобби перестал жевать. Он вдруг побледнел.

– Успокойся. Я вовсе не тебя к нему посылаю.

– Не сочти за обиду, Джон, но я бы и не пошел. Мишмаш – опасный сукин сын.

– Именно. Вот почему мы натравим на него федералов. Поговорив с Квирино, я послал анонимку в городской отдел ФБР. Сообщил им массу полезной информации насчет Мишмаша. Настучал, что это он сделал тех двух жмуриков в «фольксвагене».

– Боже мой, Джон, а ты не рискуешь? Что, если они его возьмут, а он расколется? Наверняка он заложит нас, а не яков.

– Ты что, думаешь, Мишмаш такой парень, что позовет адвоката и вступит в переговоры? Конечно же нет. Когда его загонят в угол, он постарается пробиться. А когда эти ребята идут на захват, то вооружаются до зубов, словно на войну отправляются: пулеметы. М-16 и прочее добро. – Он опять надеялся, что окажется прав.

Бобби сделал еще один быстрый глоток.

– Ну хорошо. Итак, от Мишмаша осталось одно воспоминание, а Нагаи?

Д'Урсо откусил еще кусок от своего бутерброда.

– Пока федералы добираются до Мишмаша, мы немного надавим на Нагаи, чтобы он призадумался хорошенько. – Он сделал глоток. – Сегодня должно прийти судно из Японии. Я договорился с ребятами из профсоюза, чтобы они устроили забастовку сразу после того, как судно причалит, и капитан передаст ключи от машин начальнику пристани. И корабль застрянет в доках вместе с товаром Нагаи, запертым в багажниках.

– А что, если капитан прикажет своим людям сбить замки и выпустить ребят наружу?

– Я велел Толстому Джо отправить на борт пару парней с сообщением для капитана. Они посбивают замки – им посбивают головы. Они даже и пытаться на станут. – Д'Урсо сделал еще глоток. – Стачка продлится несколько дней. Ребятишки останутся запертыми в багажниках. Станут сходить с ума... потом умирать. Если товар пропадет на борту, Нагаи ответит перед Хамабути, я это знаю, а тут будет масса порченого товара. Нагаи это вряд ли понравится, так что, услышав о забастовке, он трижды подумает, прежде чем захочет соваться в наши дела. – Д'Урсо откусил еще кусок и зажевал, улыбаясь.

– А старик ничего не заподозрит, когда услышит, что ты устроил забастовку?

Д'Урсо нахмурился.

– Когда это Антонелли беспокоился о том, что делают банды? Его сейчас вообще ничего не волнует. В этом и есть его проблема, правда?

– Ну да... правда.

Д'Урсо снова сунул руку в сумку и вытащил автомат.

Бобби чуть не подавился.

– Это что еще за чертовщина?

– "Маринованные грибки". Сырок – хороший парень. Достал, как договаривались.

Д'Урсо протянул автомат Бобби, который весь просиял, как ребенок при виде новой игрушки. Штука была неказистая, но отец Сырка уверял, что стреляет она не хуже, чем «узи» или М-10. Это была «Линда Уилкинсона», 9-миллиметровый автомат с круглой обоймой в тридцать один заряд. Стреляет, как «узи», сказал старикан. Есть оружие, которое смотрится грозно, но этот не такой. Тяжелый, сукин сын, длиною в фут, неуклюжий. Ну и что с того, что он неказистый? Свое-то дело он сделает. Но кто когда-нибудь слышал, чтобы автомат называли «Линда»?

Бобби ухмылялся, глядя на «Линду», играя с предохранителем.

– Будь готов, Бобби. Очень скоро.

– Ага. Очень скоро. И Нагаи может пойти усраться. – Бобби направил ствол автомата вниз. – Тра-та-та, тра-та-та!!! Кармине Антонелли... покойся с миром на дне морском.

Д'Урсо рассмеялся и вытащил еще кусок мяса из своего сандвича. Да... Покойся с миром на дне морском... Очень скоро. Если все будет хорошо.

Глава 22

Тоцци сидел на корточках в гостиной своей новой квартиры, стараясь привыкнуть к позе сэйдзи. Нил-сенсей говорил, что поза сэйдзи помогает найти центр тела, связать его с рассудком и достичь состояния спокойной готовности. Но Тоцци, сидя в этой позе, чувствовал только боль. Бедра и лодыжки невыносимо ломило, но он старался не обращать внимания, ведь Нил обещал, что это пройдет со временем и с тренировкой. Одно было хорошо в этой пытке: боль заставляла забыть ломоту в спине, которую он нажил, ночуя на кушетке. Слава Богу, сегодня привезут кровать.

Он вздохнул, глядя прямо перед собой на гладкую бежевую стену между двумя передними окнами. Хорошо бы, черт подери, если б сидение в позе сэйдзи хоть чуточку его успокоило. Он полночи не спал, вертелся с боку на бок, надеясь, что эти лица, выступающие из теней, оставят его хоть ненадолго, чтобы он мог наконец вздремнуть, но японские ребята, запертые в трейлере, никак не выходили у него из головы. Он никому еще о них не рассказывал; это-то и мучило его. Знал бы Иверс, какую информацию он скрывает, – просто взбесился бы. О таких вещах Иверс его и предупреждал. Но в самом деле он хотел сначала рассказать Гиббонсу, а Гиббонс еще в больнице. И потом, вчера вечером Лоррейн сообщила, что Гиба сегодня выпишут. Он расскажет Гиббонсу о рабах, когда чуть позже заберет его из больницы. Гиббонс подпрыгнет до потолка, когда услышит, что Иверс еще не знает, но в глубине души Гиббонс отдает себе отчет, что Иверс способен все испоганить. Сначала они должны прикинуть, как самим разобраться с этим, и явиться к Иверсу с определенной стратегией, которой и он вынужден будет придерживаться. Тоцци мог теперь дышать спокойней. Они расскажут Иверсу – в скором времени, но не сейчас.

Тоцци начал уже расслабляться, уставившись в голую стену, когда внезапно зазвенел звонок. Он подскочил. Роксана. Тоцци потер занемевшие ноги и поковылял к селектору.

– Да?

– Это я. Принцесса Диана.

Тоцци нахмурился. Только через минуту он сообразил, что речь идет о супруге британского принца. Первая мысль его была о луне, ночи и смерти. Чудное настроение у него сегодня. Он потряс головой и отпер дверь. Потом вышел на площадку и стоял, вслушиваясь в ее шаги.

– Ну как дела, ваше высочество?

Она не отвечала до тех пор, пока не углядела его с нижней площадки.

– Лифт – великолепное изобретение человечества, – сказала она с сарказмом. – Как и места, где паркуются машины. Жалко, что здесь нет ни того, ни другого. Надо бы тебе заявить протест.

Тоцци смотрел, как она одолевает последний пролет.

– Привет. Ну, что нового? – спросил он, когда она подошла ближе.

– Милый, я по тебе скучала. – Она обняла его и поцеловала точно так, как ему хотелось поцеловать ее, когда он отвез ее домой тогда, после ужина. Ему вдруг захотелось на какое-то время забыть о рабах, но чувство вины не давало покоя.

– Ну... здравствуй, – сказал он, когда она отпустила его и дала вздохнуть.

– Я пришла поддержать легенду, – шепнула она. – Ну помнишь: муженек и женушка. Чтобы соседи не догадались. Хозяин ведь мог нанять частного детектива.

– Детектива?

– Ничего удивительного в наше время. Квартирные хозяева шпионят за жильцами, чтобы убедиться, что все в порядке. Что жильцы не содержат в снятых помещениях ночные секс-клубы, не заводят неположенных животных, не набивают комнаты подпольными иммигрантами. – Она улыбнулась своей лукавой улыбочкой. – Я об этом читала в «Нью-Йорк мэгэзин».

Тоцци выдавил из себя улыбку. Подпольные иммигранты. Надо же было ей об этом упомянуть. Ей ведь он тоже о рабах еще не рассказывал.

– Почему ты не зайдешь, дорогая, и не насладишься прохладой после жаркого полуденного солнца? – Он втащил ее в квартиру и закрыл дверь.

– Что-то случилось? – спросила она, сбрасывая на кушетку замшевый жакет. – Ты какой-то бледный.

– Нет, ничего. – Тоцци уставился на ее ноги. Она выглядела потрясающе в джинсах. – Ты знаешь, я правда благодарен тебе за услугу. Это тебя не слишком обременило?

– Ах нет, это обременило меня ужасно. Как тебе известно, клиенты просто ломятся ко мне в офис. То, что я сегодня не пошла на работу, просто катастрофа для Академии Истлейк. Риск велик, но я готова все поставить на карту.

– Ты все смеешься, да?

Она пожала плечами.

– В самом деле, Майк, проблем никаких нет. Мой офис похож на склеп. Я, честное слово, рада выбраться оттуда. И потом, тебе ведь нужна кровать.

То, как прозвучала последняя фраза, понравилось бы ему в любой другой день. Ну почему, черт возьми, это должно было случиться сегодня?

– Знаешь, я бы и сам дождался кровати, но случилось одно срочное дело. Я позвонил туда, где ее купил, а они сказали, что привезут кровать между десятью утра и шестью вечера. И дама добавила, что ничего более определенного сообщить не может. Извини.

– Я же тебе сказала: проблем никаких нет. Я книжку принесла почитать.

– Может, я вернусь поздно. Не жди меня.

– Погоди-ка, погоди! Ты же обещал мне ужин за эту маленькую услугу. И я отсюда не сдвинусь, пока не получу обещанного.

– Замечательно.

– Возвращайся, когда захочешь. Мне все равно. Сегодня вечером по телевизору конкурс «Мисс Вселенная».

– Ты собираешься смотреть конкурс «Мисс Вселенная»?

– Я обожаю конкурсы красоты. Все эти мерзкие девки, которые позорятся на всю страну, делают чудеса с моим комплексом превосходства. Это гораздо лучше, чем Гонг-шоу. Лучше, чем Вестминстерские соревнования клубных охотничьих собак.

– Что верно, то верно. – Настроение у нее было такое чудесное. Если бы и он мог радоваться вместе с ней.

Улыбка внезапно сошла с ее лица.

– У тебя правда все в порядке? – спросила она озабоченно.

Тоцци взглянул на нее и вздохнул. Должен ли он рассказать ей? В конце концов, ее это тоже касается. И не от этого ли происходили все его прошлые несчастья – оттого, что он вечно все держал в себе, прокручивая в голове снова и снова, пока факты не подгонялись под его собственную теорию? Может, невредно будет узнать чье-нибудь еще мнение. Станет самому легче, если рассказать Роксане, просто излить, что накопилось на душе. И потом, она ведь незаинтересованный слушатель. Не то что Гиббонс, черт его дери.

– За последние дни я кое-что обнаружил. – Тоцци присел на кушетку. – Кое-что малоприятное. Это угнетает меня.

Роксана уселась рядом с ним и заглянула ему в глаза.

– Расскажи.

– Помнишь японских нянечек? Ты еще недоумевала, что они сбивают цену. Они рабыни.

– То есть как это – рабыни?

– Очень просто. Рабыни. Как «там, на земле белоснежного хлопка». Трудно в это поверить, но это правда. Я сам их видел.

Роксана закусила губу и положила руку на его колено. Боже, лучше бы она этого не делала. Выглядит она потрясающе, но, пожалуй, это нехорошо, при такой-то беседе.

– Ты имеешь в виду, что их принуждают работать и... и бьют, если они не хотят?

Тоцци кивнул.

– Двоих убили при попытке к бегству. Во всяком случае, мне известно только про двоих.

– И когда же ФБР их освободит?

Тоцци поглядел на руку Роксаны у себя на колене и покачал головой.

– В ФБР об этом еще не знают. Я еще никому не рассказывал.

– Но почему. Господи Боже мой?

– Потому что раб, с которым я говорил, сказал мне, что их тут сотни. Может быть, тысячи. Конечно, мы можем освободить тех, которых я обнаружил, ну а как другие? Как мы найдем их? Как только станет ясно, что власти их разыскивают, обнаружить их будет труднее.

– Но, Майк, ты должен кому-то рассказать. – Ее волосы сверкали на солнце. Цвет был неописуемый, вроде красного золота. Она выглядела такой печальной и расстроенной. Хотелось утешить ее, обнять, приласкать. Как-то, однако, неудобно. Роксана сочтет его животным. Грубым, бесчувственным животным.

– Майк, ты должен кому-то рассказать, – повторила она.

– Я рассказал тебе.

– Ты понимаешь, о чем я.

– Днем я поеду забирать Гиббонса из больницы. Я бы хотел все сначала обсудить с ним.

– Как он?

– Нормально. Хотя врач говорит, что ему надо с месяц отдохнуть. Лоррейн хочет, чтобы я его убедил пожить у нее до полного выздоровления. Могу представить себе, что он на это скажет.

– Есть что-нибудь новенькое о том коротконогом япошке, который его избил?

– Мне недавно звонили из конторы. Вроде кто-то настучал на нашего парня.

– Не поняла.

– Настучал. Это значит – донес, написал анонимку. Письмо без подписи со всеми подробностями, касающимися нашего красавчика. Может, вранье, а может, и правда. Не знаю еще. – Тоцци взглянул на часы. – Я сказал, что утром зайду посмотреть. – Он еще раз посмотрел на часы. Как поздно уже.

– А... ну хорошо, тогда ты иди, ладно? – Она сняла руку с его колена.

– Да, пожалуй, пойду.

Но ей явно не хотелось, чтобы ее оставляли одну. Да и ему не хотелось оставлять ее.

Он кивнул. Она кивнула тоже. Он снова посмотрел на часы.

– А, ладно, пожалуй, не стоит так спешить. Время еще есть. Роксана повернулась, и Тоцци увидел ее профиль в солнечном свете.

– Пожалуйста, не подумай, что я бесчувственная, что мне ни до чего дела нет, но я... я... – Она опять повернулась к нему лицом, наклонила голову набок, обняла за шею и медленно прижалась губами к его губам.

Он ощутил вкус ее губ, провел ладонью по ребрам, почувствовал ее язычок у себя во рту. Когда он нащупал щербинку между зубами, член его начал пульсировать.

Она потянула его за галстук и начала расстегивать рубашку. Он залез ей под свитер и отцепил крючок бюстгальтера, взял в ладонь одну ее грудь и обвел сосок большим пальцем.

– О, Майк, извини, но я больше не могу ждать, – шепнула она ему в самое ухо.

– Представляю себе.

Она сняла через голову сиреневый свитер, и взметнувшиеся волосы засверкали на солнце. Тоцци занялся поясом на ее джинсах. Она расстегнула его ремень и, пытаясь расстегнуть одной рукой пуговицы на брюках, другой ласкала его через ткань.

Он уперся плечом в диванные подушки, приподнимаясь, чтобы она могла снять с него брюки. Ему все не верилось, что они и в самом деле приступили к этому. На какое-то мгновение он засомневался, хочется ли ему, чтобы это случилось. Может быть, не теперь. Не теперь, когда у него голова занята другим. Она положила голову ему на грудь, и тут у него все затвердело окончательно. Правда, это она начала... Нет, им все-таки не следует ждать. Он сам расстегнул себе брюки.

Потом сбросил их совсем, положил руку ей на ягодицы, провел пальцами по шву трусиков, нажимая там, где ее мягкая ляжка встречалась с промежностью. Она облизала кончики пальцев и взялась большим и указательным пальцами за конец его члена. Он слегка поглаживал ее средним пальцем, вперед-назад, вперед-назад, медленно и упорно. Она развернулась, чтобы было удобнее, и он почувствовал влагу. Она застонала. Он закрыл глаза и позволил голове кружиться.

– О Майк...

– Рокс...

Тут зазвенел звонок. Как гулко заливался он в пустых комнатах.

Тоцци вскочил. Сердце у него бешено колотилось. Лицо было мокрым от пота. Он закрыл глаза и снова увидел те лица в полумраке. Да, это было бы нехорошо.

Роксана сверкнула глазами на селектор.

– Ясно, это кровать.

Тоцци взглянул на часы.

– Послушай, Роксана, ты подумаешь, что я спятил, но как насчет того, чтобы продолжить позже? Когда в голове у меня немного прояснится.

Звонок зазвенел снова.

– Ну да... конечно. На тебя свалилось столько всего. Я понимаю. – Она казалась разочарованной.

Тоцци чувствовал себя ужасно. Вряд ли она понимает. Не может быть такого.

Она поднялась и склонилась к селектору. На ней были одни трусики – голубые, трикотажные, с утятами, марширующими поперек задницы.

– Да? – сказала она в селектор.

– Сюда вносить кровать для Тоцци?

– Да, сюда. – Она нажала на кнопку, раскрывающую дверь парадного, и метнулась к кушетке, чтобы поскорей одеться. Тоцци, сидя на краю, уже надевал штаны. Член у него болел. Он чувствовал себя как мячик, который медленно сдувают. И знал, что такое подавленное состояние останется на весь день.

Надевая свитер, она прижалась к нему сбоку и прошептала на ушко:

– Приходи, как только освободишься. Я тем временем застелю кровать.

В дверь постучали.

– Сюда, сюда, – закричал Тоцци. Он быстро поцеловал Роксану и стал засовывать рубашку в брюки. – Держи нос по ветру, – пробормотал он еле слышно. Она застегнула «молнию» на джинсах. Интересно, все ли она поняла.

Глава 23

Гиббонс расцепил липучки на своем воротничке из поролона и немного ослабил его. Весь день он бродил из угла в угол, но так и не смог успокоиться. Драматическое откровение Тоцци тоже никак не способствовало улучшению его самочувствия. Он снова поправил липучки, но воротник сидел как-то не так. Чертов Тоцци. Не может оставить в покое больного человека.

– Ты что, Тоцци, нарываешься на неприятности? Когда, к чертовой бабушке, ты наконец поумнеешь? Почему ты не доложил Иверсу? – Гиббонс воззрился на Тоцци со своего места, но проклятый воротничок мешал задрать голову. Он поднялся с кресла, чтобы посмотреть напарнику в глаза, но тут Тоцци решил присесть на край кровати. Одна морока с этим парнем.

– Послушай, ты ведь знаешь Иверса. Он всех на ноги поднимет и освободит тех ребят с птицефабрики, только чтобы увидеть свою рожу в шестичасовых новостях. А если это случится, о том, чтобы найти остальных, мы можем забыть. Д'Урсо и его дружки, якудза быстренько перебросят ребят, и они исчезнут с лица земли. Мы их никогда не найдем.

– Я все-таки никак не могу поверить в этих якудза. Очень уж похоже на твои обычные байки. – Гиббонс прислонился к стене. Шея ужасно болела. А этих чертовых болеутоляющих он на дух не переносил. Эта мерзость туманит рассудок.

Тоцци вертел головой, раскачиваясь на постели. Он нервничал. А когда он нервничал, то всегда делал глупости.

– Ты знаешь парня по имени Боб Чен? – спросил он. – Это специальный агент из отдела в Гонолулу.

– Кажется, слышал о нем. – Гиббонс твердо решил, что на этот раз Тоцци не удастся улестить его и подбить на какой-нибудь безумный план. Нет уж, довольно. С сегодняшнего дня он действует только по правилам.

– Я ему сегодня звонил. Он у нас в Бюро неофициальный эксперт по якудза. Он мне сказал, что их полно на Гавайях и в Калифорнии. И есть веские основания предполагать, что они начинают укрепляться на Восточном побережье.

– Здесь сильная конкуренция. Зачем им внедряться на уже насыщенный рынок?

– Зачем, Гиб, все перебираются сюда? Ради денег. Лос-Анджелес, конечно, место богатое, но настоящие деньги делаются в Нью-Йорке.

– Но ведь и Токио город не бедный. – Гиббонс перенес вес тела на другую ногу, но и это не помогало. Словно кто-то вонзал ему в шею и плечи, двухдюймовые острые когти...

– В Японии конкуренция слишком сильная. Если говорить о живой силе, то мафия – просто клуб Микки Мауса по сравнению с якудза. У них больше десятка крупных семейств. Шестьдесят тысяч полноправных членов, сорок с чем-то тысяч сочувствующих. Самое большое семейство – больше, чем вся американская мафия, вместе взятая. А в Японии населения вполовину меньше, чем у нас. Чтобы выжить, эти ребята должны захватывать новые территории.

Тоцци умел приплести факты и цифры, когда хотел чего-нибудь добиться. Но на этот раз прием не сработал.

– Иверс на это не купится. Он скажет, что птицефабрика – частный случай. Якудза, рабство – это для него слишком отвлеченные понятия. – Гиббонс попытался немного задрать голову, чтобы облегчить боль. Кажется, это помогало.

– Да, Гиб, но если хорошенько подумать, то рабство для этого региона естественно. Якудза долгое время занимались работорговлей. На Востоке это дело обычное. Но Америка для такого товара совершенно девственный рынок. Логично, что они решили начать сбывать его здесь. Даже Иверс это сможет понять.

– Не надейся. Даже если бы и я считал, что эту операцию проворачивают якудза совместно с мафией, то все равно не смог бы его убедить. – Он скосил глаза на напарника. – А тебя он и слушать не пожелает. Просто пойди подай рапорт, и пусть он устроит рейд на птицефабрику. Может, кто-нибудь из тех ребят поможет нам найти остальных рабов.

– Да нет, они ничего не знают. – Тоцци явно начинал злиться. – Мы пока не можем рассказать Иверсу.

– А когда сможем? Скажи мне. Когда? – завопил Гиббонс. Черт возьми, как больно. Может, выпить все же полтаблетки?

– Когда узнаем больше о работорговле, вот когда. Каковы ее масштабы, кто такой этот парень Нагаи, кто покупает рабов...

– И как же, к черту, мы станем все это расследовать? Ведь Иверс будет интересоваться, чем, к дьяволу, мы с тобой заняты.

– Я беру на себя всю беготню. А ты будешь держать связь с Иверсом.

Гиббонс заскрипел зубами. Боже Всевышний. Из-за этого Тоцци когти проникают еще глубже. Гиббонс старался не корчиться от боли. Не хотелось, чтобы Тоцци видел, как ему на самом деле больно.

– Ведь и в прошлый раз у тебя были неприятности именно на этой почве, сопляк ты паршивый. Ты решил, что тебе видней, чем всему Бюро, и сделался перебежчиком. И так же точно ты уговаривал меня помочь тебе в прошлый раз. Помнишь?

Тоцци поднял на Гиббонса гордый взгляд.

– В уроках истории. Гиб, я не нуждаюсь. Все, о чем я прошу, это придержать информацию на короткое время, пока мы не найдем конкретных улик, от которых Иверс отмахнуться не сможет. Чтобы он понял: это действительно большая операция и ее нельзя прикрывать одним-единственным рейдом.

Гиббонс закрыл глаза и немного повернул голову. Болело чертовски.

– Ну ладно, ладно. Мы ее немного придержим, но, если ты ничего не найдешь к середине недели, пойдем к Иверсу. Договорились? – Кажется, он опять совершает ошибку.

– С тобой все нормально? Ты неважно выглядишь.

Чтоб ты сдох.

– Со мной все прекрасно. Все в норме. – Он вновь опустился в кресло, стоявшее у постели, и оперся головой о высокую спинку. Боль от этого утихла, перешла в тупую ломоту. Глаза у Тоцци повлажнели, лицо вытянулось, во взгляде забота – вот так же выглядит и Лоррейн последнее время. Почему, черт бы их побрал, они не могут взять себя в руки? Не калека, же он, прости Господи.

– Я говорил тебе про письмо? – спросил Тоцци.

– Какое письмо?

– Какой-то стукач послал письмо в оперативный отдел, анонимное, разумеется. Он вроде все знает о тех двух ребятах в «фольксвагене». По письму выходит, что сделал это японец по имени Годзо Масиро. Там приводится и полное его описание, и на какой машине он ездит, и в каких бывает местах. Иверс отрядил Макфеддёна и Бреннера на его поиски. Этот Масиро – тот самый тип, о котором мне рассказывал ночью раб на птицефабрике, тот самый, которого они все так боятся. Раб еще сказал, что это тот самый тип, который избил тебя.

Годзо Масиро. Имечко заправского костолома. Проклятый сукин сын.

– По картотеке проверяли?

– Да. У нас на него ничего нет, так Иверс послал запрос в Японское национальное полицейское управление. И сразу сказал, чтобы я на многое не рассчитывал – японцы не слишком-то щедро делятся информацией, – но на этот раз телекс попал в десятку. Оказалось, что Масиро у них в самом черном списке вот уже восемь лет.

– Да ну? А что за ним? – Гиббонс начинал ощущать сладость мести. Никто еще не задавал ему такую взбучку.

– В рапорте говорилось, что Масиро был служащим среднего управленческого звена в «Тойоте», холост, хороший работник, но звезд с неба не хватал. В октябре восемьдесят первого его обошли по службе. На другой день он заявился на работу с самурайским мечом и впал в раж. Убил босса и начальника отдела кадров, ранил еще восьмерых. Одной даме отхватил руку выше локтя. Последний раз его видели, когда он убегал в леса, которые тянутся за офисами «Тойоты» в Нагое. Когда полиция начала расследование, обнаружилось, что он провел несколько лет в... – Тоцци полез в карман пиджака и вытащил оттуда маленький зеленый блокнотик, – Тэнсин Сёдэн Катори Синто Рю. Тебе ясно?

Гиббонс пожал плечами и тут же пожалел об этом. Чертовы когти вонзились опять. Японский ублюдок.

– Это школа под Токио, где до сих пор преподают древние боевые искусства самураев, включая классические приемы владения мечом. Школа существует с пятнадцатого столетия.

– И они там тренируют убийц?

– Нет, теперь там все больше духовное, что-то вроде священнодействия. Но Масиро, кажется, никто этого не объяснял.

– Вот так-так! Значит, меня побил тренированный самурай. Все лучше, чем натерпеться такого от какого-нибудь паршивого панка. – Гиббонс вообразил себе, как он приставит револьвер к горлу подонка и поглядит, что тот станет тогда делать.

– Это, впрочем, еще не все. Масиро изучал и другие боевые искусства, включая шурите, которое, как я выяснил, круче самых крутых школ каратэ. Когда он сошел с панталыку, у него уже был черный пояс пятой степени.

– О, мне уже лучше. – Ублюдок!

– Интересно, что, когда Масиро исчез, у него еще не было связей с якудза. В японской полиции полагают, что его приняли в банду, пока он был в бегах, и все это время помогали ему скрываться.

– Звучит как оправдание того, что его до сих пор не поймали. – Я поймаю его.

– Ну, они утверждают, что любой главарь рад был бы иметь Масиро среди своих людей. Представь, что здешний вожак мафии вербует Гиганта Андре в свою команду.

– Кого-кого?

– Никого.

Гиббонс чуть было опять не пожал плечами, но вовремя одумался.

– Хотелось бы как-нибудь без ведома Иверса послать телекс в японскую полицию и запросить о Фугукай и о том парне, Нагаи. – Тоцци почесал шею под подбородком, и у Гиббонса тут же кольнуло в том же самом месте. Черт бы его побрал.

Гиббонс помотал головой, но и это тоже было больно.

– Даже и не пытайся. Все международные расследования проходят через начальников подразделений. Тебе не везет. Разве что ты готов рассказать Иверсу, как ползал на клумбах Д'Урсо и вламывался в трейлер.

– Гм. Так я и знал. Вот черт. – Он все чесал и чесал шею, чертов ублюдок.

Наконец Тоцци угомонился. Он соображал, как бы это обойти систему и послать телекс в Японию без ведома Бюро. Упрямый сукин сын. Гиббонс все думал о Масиро, восстанавливая в памяти сцену на птицефабрике. Он снова и снова мысленно прокручивал случившееся, пытаясь представить себе, что можно было бы сделать иначе. Убить сукина сына, вот что нужно было сделать. Пустить ему в лоб чертову пулю. Чтобы его мозги разлетелись по проклятой...

Тут Гиббонс взял себя в руки. Вендетта, месть – это значит встать с ними на одну доску. Он сам стал думать, как Тоцци, Господи ты Боже мой. Он вздохнул и опустил глаза на свой чемодан, что стоял на полу. Куда запропастился проклятый доктор? Пора выбираться отсюда.

– Мистер Гиббонс, как вы себя чувствуете?

Гиббонс слишком хорошо знал это грудное контральто. Он скосил глаза к двери. Вот и она. Цветик в две тонны весом.

– Как мешок с дерьмом, Фэй. А вы как?

У Фэй были длинные белокурые волосы, как у Алисы в Стране чудес, и груди, как тугие мячи. Она была первой, кого он увидел, выйдя из комы, и первой мыслью его было: из чего шьют халаты медсестер, если они могут выдержать такой напор, нигде не треснув? Она вплыла в палату, застыла на месте, уперлась кулаками в бока и воззрилась на Тоцци, сидящего на кровати.

– Вы пациент, сэр?

– Нет.

– Тогда, пожалуйста, встаньте с постели.

– Но ведь ее уже убрали, – заметил Тоцци.

– Таковы больничные правила, сэр. Только пациенты имеют право находиться на постели. Наше страхование не распространяется на посетителей, если они ненароком свалятся с койки. Пожалуйста, пересядьте на стул. – Когда Тоцци поднялся, она повернулась к нему спиной и завлекаюше улыбнулась Гиббонсу накрашенным ртом. Пятьдесят медсестер работают на этом этаже, некоторые из них – просто обалденные. Гиббонс никак не мог взять в толк, почему именно страшилища привязываются к нему.

– Мистер Гиббонс, вы принимали таблетки после обеда?

– Принимал. – Пришлось три раза дернуть за ручку, спуская чертовы пилюли в унитаз.

– Хорошо. Вот это возьмете с собой. – Она протянула ему коричневую пластмассовую бутылочку. Дурь болеутоляющая.

– А где доктор? Я думал, что он придет меня проводить.

– Доктора Липскомба вызвали к больному, но вы не волнуйтесь. Он уже оформил все бумаги на выписку. – Широкая улыбка на ярко-красных губах витала над ним, как птеродактиль, расправивший крылья.

Он улыбнулся в ответ, показав все зубы.

– Вы можете принимать болеутоляющее всякий раз, когда почувствуете себя неважно, однако старайтесь не принимать больше четырех таблеток в день и с интервалом не менее четырех часов. Хорошо?

– Да.

– И еще: вам нельзя водить машину, пока вы принимаете это лекарство. Или работать с тяжелыми механизмами:

– Да. – Револьвер весит всего два фунта.

– Теперь давайте-ка поглядим. – Она пролистнула страницы своего блокнота. – Вся информация по вашей страховке у Биллинга. Хорошо. Так что вы должны расписаться здесь... и здесь, и теперь все в порядке.

Гиббонс принял шариковую ручку из ее толстых, с ярко-красными ногтями пальцев, нацарапал свою фамилию рядом с двумя птичками и вернул блокнот.

– Хорошо. Теперь я должна сказать вам следующее: вы должны отдыхать. Лежите как можно больше, не волнуйтесь и надевайте этот воротник всякий раз, когда встаете или садитесь. Лучше всего вам оставаться в постели, удобно опираясь на подушки. Старайтесь по возможности щадить вашу бедную шею. Мы бы не хотели, чтобы вы опять попали сюда. – Она расплывалась, как подтаявшее мороженое. – Сейчас придет санитар и проводит вас. А теперь прощайте. – Она повертела пальцами, как Оливер Харди, и выплыла из палаты.

– Санитар? Это еще зачем?

– Чтобы свезти тебя с лестницы на кресле-каталке, – сказал Тоцци. – Это входит в страхование. Так они страхуются. Чтобы ты не упал и не сломал себе шею, пока находишься в здании.

– К черту. Ну-ка поднимайся, пошли. – Гиббонс начал выбираться из кресла.

– Ну, и... куда же мы пойдем? – Тоцци вроде бы и не собирался никуда идти.

– Домой. Куда же еще мне идти, к чертям собачьим?

– А... – Тоцци закивал неизвестно чему. – Ладно, я просто подумал...

– Что ты подумал?

– Ну, вчера вечером я говорил с Лоррейн, и она вроде бы надеялась, что ты поживешь у нее пару дней. Поправишься как следует. Я тебя могу подбросить. Время у меня есть.

– Поправиться, а? Так она сказала? Уйти в отставку – вот что она имела в виду.

– Нет, она не...

– Знаешь, вы достали меня, и ты и она. Сотрясение мозга и пара синяков на шее – и вот тебя уже списывают в расход. Всякий раз, как она приходит сюда, у нее такое лицо, такое... «ах-ты-мой-бедненький-старенький-песик». И все время намекает, что неплохо бы мне окончательно уйти в отставку. Теперь еще тебя перетянула на свою сторону. Знаешь, если ты тоже думаешь, что со мной все, черт с тобой, Тоцци.

– Эй, послушай, я же ни слова не сказал об отставке. Но я думаю, что ты для разнообразия должен прислушаться к Лоррейн. Она любит тебя, кретин. Беспокоится о тебе. Ну проведи ты с ней выходные. Доставь ей радость.

– С этой своей дерьмовой заботой она превращается в старую халду. Но если она думает, что может и из меня сделать старого хрыча, то пусть лучше подумает еще раз.

– Ну хорошо, ладно, она тебе плешь проела, но ведь она вся извелась из-за тебя. Она ведь знает, какой ты непрошибаемый. Знает, что не станешь себя щадить. Она просто хочет, чтобы ты поправился, вот и все.

– Я уже поправился, со мной все в порядке, и я выхожу на работу. С завтрашнего дня.

– Не дури. Отдохни несколько дней.

– Обсуждение закончено. Я не желаю больше об этом говорить. Дело закрыто. – Гиббонс нагнулся за чемоданом и снова почувствовал когти.

– Поставь на место. Я отнесу.

– Я сам.

– Мадонна, вот упрямая голова!

– Не надо драм, а? Пошли.

– Погоди минуту. Завтра суббота. Как это ты пойдешь на работу?

– Я же не идиот, Тоцци. Я знаю, что не смогу работать на всю катушку. Не надо торопить события.

– Так что же ты собираешься делать?

Гиббонс тяжело вздохнул.

– Собираюсь засесть в машине с биноклем и понаблюдать за домом Д'Урсо, вот что я собираюсь делать. Я надену воротничок, захвачу подушки – будет не хуже, чем дома на диване. Судя по тому, что ты мне рассказал, дело не терпит отлагательства, и кто-то должен хотя бы попытаться установить наблюдение за домом парня, у которого шестьдесят рабов заперто на фабрике. Ты не согласен?

– На все сто процентов. Думаю, мы должны установить слежку за домом Д'Урсо.

– Не мы, Тоцци. Я.

– Заезжай за мной в восемь. Я кофе куплю.

– Если ты хочешь найти что-нибудь для Иверса к следующей неделе, тебе лучше приподнять зад и хорошенько побегать. Я обойдусь и без твоей компании.

Тоцци ухмыльнулся.

– С чего же начинать беготню, как не с дома Д'Урсо? Посигналь, когда приедешь. Я сразу спущусь.

Гиббонс терпеть не мог, когда Тоцци сохранял невозмутимость. На самом деле не так-то уж и плохо завтра посидеть вдвоём, к тому же вряд ли он сможет целый день водить машину. Пусть Тоцци приходит. Если только будет молчать о Лоррейн.

– Я и еды какой-нибудь куплю, – добавил Тоцци. – Ты любишь медовые булочки, да?

Гиббонс отрешенно вздохнул.

– От тебя, Тоцци, у меня просто дырка в голове. Будь готов к семи. И я терпеть не могу медовых булочек. Купи рогаликов с корицей.

– Ладно.

– И помни, о чем мы договорились. Если к среде ты не раскапываешь ничего нового о работорговле, мы сообщаем Иверсу все так, как есть.

Тоцци прикрыл глаза и кивнул.

И тут низенький молодой человек в круглых очках в металлической оправе ворвался в палату, толкая перед собой каталку.

– Ну вот, мистер Гиббонс. Пора ехать. Прыгайте в седло.

Гиббонс развернулся и зашагал прочь на негнущихся ногах. Он поглядел сверху вниз на санитара, так что воротник врезался в челюсть.

– Убирайтесь с глаз моих, пока я не выкинул вас и вашу каталку в окно.

Санитар застыл с открытым ртом. Очки его сверкали. Гиббонс обошел его. Тоцци следовал за ним, прыская в кулак.

– Но, мистер Гиббонс... – слабо возразил санитар.

Гиббонс все шел себе и шел, волоча чемодан по полу.

– Не переживай, парень. Со мной ничего не случится. А тебе, черт возьми, желаю всего наилучшего.

Глава 24

Тоцци перетащил телефон на другой конец кровати и сел, прислонившись к стене.

– Лоррейн, послушай меня. – Он приложил трубку к другому уху. – Я же тебе говорил. Я пытался его убедить, но он и слушать не захотел. – Тоцци взглянул на часы. Они уже двадцать минут разговаривают.

– Но ты же обещал, Майкл. Ты сказал, что привезешь его ко мне.

– Говорю тебе, я пытался. Но ты должна понимать, что сейчас он слишком болезненно все воспринимает. Он не хочет, чтобы с ним обращались, как с инвалидом, и, честно говоря, я его за это не осуждаю.

– Я не собираюсь с ним обращаться, как с инвалидом. Я просто хочу, чтобы он отдохнул, будь оно все неладно. Он не должен работать – это и врач говорит.

– Да-да, я все это знаю, но Гиб всю свою жизнь был специальным агентом. Он никогда не сидел в конторе. Он всегда работал на улице, вел оперативные расследования – это он умеет, это он и делает. И беспокоится, что больше не сможет этим заниматься.

– Он так говорит?

– Нет, но я его знаю. Он так думает. Он не хочет уходить раньше времени.

– Ну что вы оба за люди такие? Вы два сапога пара. Упрямые, гордые – и все для чего? Для вящей славы ФБР?

– Да нет же, нет, ты не понимаешь. – Тоцци отвел трубку от уха. Ухо вспотело. – Он думает, ты хочешь, чтобы он ушел в отставку. Это и мучает его. – Зачем он ей все это говорит? Не он, а Гиббонс должен был провести такую беседу. Гиббонс должен был уже давно ей все это изложить. Где-то Тоцци готов был согласиться с двоюродной сестрой. Так почему же он должен защищать Гиббонса? Черт.

– Я уже давно перестала надеяться, что он когда-нибудь выйдет в отставку. Я просто хочу, чтобы он поправился до того, как его снова отделают. И что за трагедия, если он немножко посидит дома? Скажи мне правду. Если этот психованный каратист узнает, что Гиббонс разгуливает по улицам, не пожелает ли он закончить начатое?

– Я же не психиатр. Я, Лоррейн, не умею читать в душах. На какой-то момент на линии воцарилась напряженная тишина. И Тоцци слышал в трубке только свое дыхание.

– Ответь мне на один вопрос, Майкл. Ты согласен, что ему нужно отдохнуть, что он не должен работать, по крайней мере до тех пор, пока врач не разрешит?

– Да, я согласен, что ему нужно отдохнуть. – Он не станет, пожалуй, говорить, как долго. Они уже пререкались по поводу того, сколько времени понадобится Гиббонсу на поправку – несколько дней или несколько месяцев.

– Так если ты согласен, что ему нужно отдохнуть, какого черта ты тащишь его завтра на слежку?

– Не ори, Лоррейн, я хорошо тебя слышу. – Ну что ты привязалась ко мне? Я просто стараюсь вам обоим угодить.

– Почему, Майкл? Скажи мне, почему ты тащишь его на работу на следующий день после выписки из больницы?

Просто невероятно, как она становилась похожа на свою мать, когда начинала беситься. Будто говоришь с тетушкой Филоменой, занудой из зануд.

– Во-первых, Лоррейн, наблюдение за домом Д'Урсо – его идея, не моя. Это я к нему навязываюсь, чтобы проследить за ним и тебя утешить. Ясно? – Будто мне больше делать нечего.

– Так знай: это нисколечко меня не утешает.

– Послушай меня. Мы будем просто сидеть в машине и следить за домом того парня из мафии, только и всего. Гиббонс наденет воротник, захватит таблетки. Устанет – полежит на заднем сиденье. Как дома на диване.

– Это все фигня, Майкл, и ты это знаешь. Вы поедете куда-нибудь в Ньюарк, в Богом забытый квартал, искать приключений на свою голову.

– Неправда. Мы поедем в прекрасный, богатый пригородный район, где все так шикарно, что ни одной собаки не встретишь. Поверь мне, с Гиббонсом ничего не случится. Я тебе гарантирую.

– Да как ты можешь что-либо гарантировать? Ты уже обещал привезти его ко мне и не сдержал слова. Да, тетушка Фил.

– Где точно вы будете завтра? – продолжала она. – Я хочу знать.

– Тебе известно, что я этого разглашать не вправе.

– Черт бы тебя побрал, Майкл. Как ты можешь так обращаться со мной? Я ведь, прости Господи, меняла твои грязные пеленки. За что же ты так мучаешь меня?

Не знаю, тетушка Фил. Такой уж я, наверное, плохой.

– Это ты виноват во всем, Майкл. Если бы не ты, он не старался бы казаться суперменом. Он ведь пытается держаться вровень с тобой. Ты-то хоть понимаешь это или нет? Но в его возрасте он вообще уже не должен заниматься оперативной работой.

Ну-ка, попробуй скажи ему это в лицо.

– Лоррейн, думаю, ты из мухи делаешь слона.

– Я сказала все, что могла, Майкл. Я сделала все, что могла. Единственное: если завтра он пострадает, отвечать будешь ты. Это все.

Вот и чудесно.

– Не волнуйся, Лоррейн. С ним все будет в порядке.

– Я бы хотела в это верить. В самом деле хотела бы. – Она повесила трубку.

Тоцци посмотрел на телефон и вздохнул. Доброй ночи, тетушка Фил.

Здорово. Теперь они оба ополчились на него. Гиббонс думает, что Тоцци согласен с Лоррейн и считает, что ему нужно поправляться и еще раз подумать об отставке. Лоррейн полагает, что ему плевать на здоровье Гиббонса, что ему бы только опять играть в полицейских и воров со старым приятелем. Хочешь для всех быть хорошим – получаешься для всех плохим.

Он улегся на новую кровать и уставился в потолок. Кровать была хорошая, упругая, но от нее пахло новым. Этот запах ужасно раздражал его. Тоцци посмотрел на часы. Половина седьмого. После того как привезли кровать, Роксана вернулась к себе в офис. Она оставила записку, в которой приглашала зайти к ней вечерком и посмотреть конкурс «Мисс Вселенная». Тоцци позвонил и сказал, что перебьется без мисс Вселенной, но за – едет около одиннадцати и пригласит ее на пару сандвичей или еще куда-нибудь. Он так и не мог поверить, что она смотрит конкурсы красоты.

Тоцци вглядывался в тени на стенах и вытягивал ноги до тех пор, пока не хрустнуло в лодыжках. Лодыжки все никак не могли отойти от позы сэйдзи. Есть же люди, которые могут так сидеть до бесконечности. Нил Чейни, например. Этот тип Масиро тоже, наверное, может, да еще, несомненно, на голом полу. Это, наверное, он и проделывает, когда отрабатывает технику владения мечом или что-нибудь в этом роде. Вот уж крутой парень, что есть, то есть. Гиббонса не так-то легко одолеть, но Масиро, кажется, справился с ним без труда. Тоцци смотрел, как за окном сгущаются сумерки, и думал, что бы он сам стал делать, если б ему пришлось столкнуться с Масиро. Разумеется, пристрелил бы ублюдка. Но Гиббонсу выстрелить не удалось. Масиро вышиб у него пистолет. Как побить такого парня, сражаясь с ним один на один, без оружия? Он вспомнил бледное, безжизненное лицо Гиббонса, когда тот лежал в больнице в полубессознательном состоянии и над кроватью пищал монитор. И тут Тоцци почувствовал его, в самой глубине своей утробы, крохотный вирус, поразивший весь организм. Страх. То"цци не привык испытывать его и привыкать не собирался. Он снова посмотрел на часы, потом сел и нашарил на полу мокасины. Надо пойти прогуляться.

* * *

Едва Тоцци зашел в додзё, как сразу же узнал одинокую пару коричневых резиновых сандалий на краю мата. Нил Чейни был там, он тренировался в одиночку с деревянным мечом, боккеном, – стоя на месте, поворачивался в разные стороны и рубил. Тоцци показалось, что это похоже на другое упражнение айкидо: поднимаешь руки вверх, затем роняешь их в стороны и повторяешь это движение, поворачиваясь на восемь разных направлений. Он слышал японское название, этого упражнения, но сейчас никак не мог вспомнить.

Тоцци не мог сказать, заметил ли Нил, что он стоит в дверях, потому что сенсей ни разу не прервался. Мало того, еще и убыстрил темп, ведя счет на восемь все стремительнее и стремительнее, пока наконец не слился в одно неясное, движущееся, рубящее пятно. Такая скорость казалась невероятной, но Тоцци знал: все это оттого, что Нил совершенно расслабился. Так, во всяком случае, ему говорили.

Когда Нил наконец остановился, Тоцци поскорей подошел к мату, пока он не начал опять.

– Привет. Я не помешал, а?

Нил покачал головой и посмотрел на него, ожидая объяснений. Тоцци заметил, что Нил говорил ровно столько, сколько было Необходимо, и часто создавал неловкие паузы, вот как сейчас. Странный он был человек. Может, сенсей таким и должен быть. А может, он от природы странный. Трудно сказать.

– Я увидел, что свет горит, – объяснил Тоцци. – Я вообще-то надеялся застать тебя здесь.

Нил кивнул с какой-то нездешней полуулыбкой.

– Ну, помнишь, я рассказывал тебе, что работаю в правоохранительных органах?

Нил снова кивнул.

– Так вот... – Тоцци не знал, как сказать. – Я выслеживаю одного человека. Он довольно агрессивен и очень опасен, и я... у меня чувство, что мы рано или поздно столкнемся с ним лицом к лицу. И я подумал, что... м-м-м... может быть, ты покажешь мне пару приемов, которые я смог бы использовать в единоборстве с ним. Ничего из ряда вон выходящего – просто основы практического айкидо.

Нил закрыл глаза и покачал головой.

– Послушай, я понимаю, что это звучит для тебя обидно. Вот он я: начинающий, посетивший пока что лишь два занятия, и на тебе – пришел на готовенькое. Это глупо, я знаю. Но мне правда нужна твоя помощь. – Видел бы ты, что Масиро сделал с Гиббон-сом, ты бы все понял.

Нил покачал головой.

– Ты не знаешь, мужик, кто мой противник. Этот тип... он самурай – хочешь верь, хочешь нет. У него черный пояс каратэ пятой степени, и он профессионально владеет мечом. Он уже покалечил моего напарника, и я нутром чую: моя встреча с ним – вопрос времени. Мне нужно что-то против такого парня. – Ну же. Не прогоняй меня. Ну пожалуйста.

Нил в задумчивости кивнул.

– Майк, ты быстро бегаешь?

– Да ладно тебе. Я же серьезно.

– И я тоже. Потому что, если тебе не удастся убежать, у тебя нет ни малейшего шанса выстоять против тренированного буси.

– Кого-кого?

– "Военного человека". Самурая.

– Неужели ты ничего не можешь мне показать?

Лицо Нила окаменело.

– Ты оскорбляешь меня, Майк. Ты оскорбляешь всякого, кто занимается воинским искусством. Нужны годы усиленных занятий, чтобы выстоять против столь искусного воина, каков, по твоим словам, этот самурай. У меня черный пояс второго дана. Я восемь лет занимался айкидо. Но я не уверен, что смог бы продержаться против такого человека.

Тоцци ущипнул себя за нос. Черт. После очередного неловкого молчания он заглянул Нилу в глаза.

– В прошлом я дрался с кучей народу. Участвовал в перестрелках, бился на кулаках, вступал в поножовщину. Все, что хочешь, мне приходилось иметь дело с убийцами, грабителями, дельцами наркобизнеса, психопатами, социопатами. Но, знаешь ли что? В первый раз меня кидает в дрожь при одной мысли о бое. Я вовсе не хочу в один момент заслужить черный пояс. Я просто не хочу дрожать при встрече с этим типом. Потому что если я буду бояться, то мне конец. Вот на что я надеялся, чего я ждал от тебя. Просто покажи мне такие приемы, чтобы я поверил в себя. Чтобы смог вообразить, будто мы бьемся на равных. Пожалуйста, Нил, я очень прошу.

Нил положил острие боккена себе на плечо и почесал бороду.

– Айкидо учит, как оставаться спокойным при нападении. Показывает, как распространять ки, как обратить силу атаки против нападающего. Показывает, как замечать все, что делается вокруг тебя, и как предугадывать намерения противника. Этому я мог бы тебя научить. Но не за одну ночь.

– Потому что на это уходят годы, – произнес Тоцци. – Да-да, знаю-знаю.

– Именно. У тебя слишком много дурных привычек, которые нужно преодолеть, прежде чем ты сможешь усвоить айкидо. Правило номер один: никогда не дерись во гневе. На Западе люди иначе и не дерутся. Ты должен научиться быть спокойным, уметь сконцентрироваться – и не только в драке, но и все остальное время. По тому как ты говоришь, я могу сделать вывод, что ты агрессивен и воинствен. Тебе нужно достать сукина сына во что бы то ни стало, даже если он пока еще тебя и не трогает. Это не айкидо. Ты должен ждать, должен быть терпеливым, дать противнику возможность напасть первым, чтобы обратить его первый удар против него самого. Это идет вразрез с твоими природными инстинктами, правда ведь?

Тоцци кивнул, поджав губы.

– Но неужели ты ничего не можешь мне показать? Совсем ничего?

Нил долго смотрел на него.

– На сколько ты можешь тут задержаться сегодня?

Ах, чертово семя! Тоцци широко улыбнулся.

– На столько, на сколько тебе будет угодно. – Он вспомнил, что обещал Роксане, но это важнее. Будем надеяться, что она поймет.

– Вообще-то я могу начать показывать тебе, как уворачиваться. И это будет только начало. – В тоне Нила звучало сомнение.

– Чудесно. Замечательно. Все, что угодно, пойдет мне на пользу. – Тоцци не понравилась нотка сомнения в голосе Нила. И он нарочно решил не замечать ее, чтобы не лишаться надежды. Ему нужно было доказать Нилу, что интерес его неподдельный, что он действительно хочет научиться. – А ты можешь показать мне тот прием, когда ты бросаешь нападающего, который гонится за тобой с мечом?

– Это какой?

– Я не знаю, как он называется. Это когда парень гонится за тобой и хочет сзади раскроить тебе череп, а ты быстро поворачиваешься к нему. Потом отступаешь в сторону и, когда меч опускается, как-то хватаешь парня за руки и швыряешь навзничь, к тому же отнимаешь меч. Я это видел в первый вечер, как зашел сюда.

Нил, казалось, не мог взять в толк. Он протянул Тоцци свой боккен.

– Покажи, что ты имеешь в виду. – Он повернулся и побежал по матам.

Тоцци быстро сбросил башмаки, поставил их рядом с сандалиями и тут же побежал следом за Нилом, петляя между матами, пока ему не удалось приблизиться на расстояние удара.

– Ну что, вспомнил?

– Ну, давай! – крикнул Нил. – Бей.

Тоцци на бегу поднял деревянный меч над головой, поколебался с минуту и стал опускать его, прямо на голову Нила. Нил вдруг остановился и развернулся к нему. В следующий момент Тоцци уже лежал на спине и смотрел в потолок. Перед глазами все расплывалось.

– Сёмэн ути кокю нагэ. Ты это имел в виду?

– Да... это. – У-у-ух. Неплохо. Тоцци поднялся на ноги, тяжело дыша, но улыбаясь.

– Ну... начнем, что ли?

Нил пожал плечами и кивнул. У него на губах опять появилась эта странная улыбочка.

Тоцци глубоко вздохнул и приготовился к длинной ночи. Ему уже стало легче: ведь он стоял рядом с человеком, который так много знал и готов был поделиться своими знаниями. Если после этой ночи ему придется столкнуться с Масиро, ему, Тоцци, конечно, придется туго, но подонок больше не сможет нагнать на него страху. Никогда в жизни.

Глава 25

Прислонившись к груде коробок, Нагаи смотрел на крошечный экран портативного телевизора «Сони», который принадлежал Масиро. Противный распорядитель в развевающемся фраке стоял перед строем финалисток, одаряя девушек дурацкой улыбкой, дергая себя за черный галстук-бабочку, сунув микрофон под мышку, хорохорясь, как петушок. Все казались Нагаи одинаковыми – сплошная стена платьев с разрезами, блесток, безобразно взбитых волос, тревожно сдвинутых бровей и улыбок с рекламы зубной пасты. Ведущий все прихорашивался и пялился на девиц. Нагаи он напоминал Д'Урсо, сукина сына.

Нагаи оторвал взгляд от телевизора и посмотрел на Масиро, неподвижно сидящего в потемках в позе сэйдзи и совершающего свою медитацию. Нагаи взглянул на часы и нахмурился. Ну давай, Масиро. Поторапливайся. Джонни Карсон почти уже кончил свою программу по четвертому каналу. Нагаи почесал за ухом и снова уставился в телевизор. Иногда эти чертовы самурайские ритуалы надоедают хуже горькой редьки.

Ведущий опустил глаза на конверты у себя в руках.

– Ну вот, девушки. – Теперь и он сиял белозубой улыбкой. – Третье место на конкурсе «Мисс Вселенная» заняла... мисс Канада!

Нагаи буркнул что-то, глядя на крошечные движущиеся фигурки. Прямо как тараканьи бега.

Ведущий открыл следующий конверт.

– Второе место в конкурсе «Мисс Вселенная» заняла... мисс Эквадор!

Слезы, смятение. Нагаи опять посмотрел на Масиро. За последние полчаса он не пошевелился. Ну почему это должно продолжаться целую вечность? Давай же, Масиро, очнись. Нагаи снова повернулся к телевизору.

Ведущий встал боком к камере и поглядел на оставшихся двух девиц, которые стояли плечом к плечу и держали друг друга за руки. Вид у них был такой, словно им вот-вот объявят смертный приговор.

– Нервничаем, да? – пропел петушок и глупо хихикнул. Девушки закивали головами, как мартышки.

Ну поторапливайся же. Шевелись.

Оркестр загрохотал на драматической ноте, и ведущий открыл последний конверт. Он улыбнулся, глубоко вздохнул в микрофон и закатил глаза.

– Первое место, дающее право носить титул в том случае, если царствующая мисс Вселенная будет вынуждена сложить с себя корону, заняла... мисс Египет1. Египет!

Паника, смятение. Эффект разорвавшейся бомбы.

– А наша новая мисс Вселенная – это МИСС ГОНКОНГ!

Девушки, крича, подталкивали друг друга. Шум и невообразимая сумятица. На мисс Гонконг надели корону, на плечи набросили меховое манто, в руки вложили розы. Она что-то восклицала, расхаживала взад и вперед, махала руками.

Нагаи фыркнул. Хороший выбор. Интересно все же, что с мисс Японией. Поздно включил.

Когда заиграла музыка и под плачущей мисс Гонконг замелькали баллы, Нагаи заметил, что Масиро пошевелился: каменная статуя оживала.

– Масиро, – позвал он своего самурая. – У нас неприятности.

Масиро поднялся на ноги и затянул черный пояс на боевой куртке. Потом подошел к Нагаи и склонил голову.

– Неприятности? Какие?

– Вечером звонила Рэйко.

– Из дома Д'Урсо?

– Да, из дома Д'Урсо. – Нагаи почесал затылок. – Она полагает, что те готовы осуществить задуманное.

Масиро кивнул.

– Ты очень волнуешься. Что-то еще случилось?

– У панка Франчоне новый автомат. Рэйко сказала, что он пугал ее. Он напился, называл ее Антонелли и делал вид, что расстреливает. Сукин сын.

– Он не ранил ее?

– Она говорит, что нет. – У Нагаи, впрочем, были свои сомнения. Д'Урсо давно спит и видит, как залезть к ней в трусы. Панк, наверное, тоже ее хочет – тянется следом за боссом. Интересно, подумал Нагаи, расскажет ли ему Рэйко, если те двое пытались что-нибудь сделать с нею.

Масиро пошел к своему коврику и взял меч. Положил клинок себе на ладони и поклонился господину.

– Он обесчестил тебя. Должен ли я пойти и убить его?

Нагаи подумал с минуту, но в конце концов раздраженно покачал головой.

– Рэйко сказала, что пьяный ублюдок нес чепуху. Потеряв рассудок, плел что-то о том, как он забрызгает кровью Антонелли новую машину и утопит ее в воде. Стоянка новых машин в доках – вот о чем он говорил. Вот где они собираются пристрелить своего босса.

– Когда они собираются это сделать? Рэйко не говорила?

Нагаи пожал плечами.

– Панк об этом ничего не сказал. Ублюдки. Единственное, что она говорит, – Франчоне и Д'Урсо сейчас дома, спят.

– Я могу пойти прямо сейчас. Утром их найдут мертвыми в постелях.

Нагаи снова покачал головой.

– Нет, так нельзя. Это бросит на нас тень. Мы не можем действовать, как ниндзя. Хамабути этого так не оставит.

Масиро нахмурился. Нагаи совсем забыл: самураи ненавидели коварных, трусливых ниндзя и не выносили сравнения.

– Но мы должны спасти Антонелли, – заметил Масиро. – Все твои мечты покоятся на биении его сердца. Если Д'Урсо добьется своего, мечты твои погибнут. Давай я убью их до того, как они совершат покушение.

Нагаи давно уже устал от живых метафор Масиро. Самурай говорил, как Хамабути.

– Нет, мы не можем убить их в доме. Нужно застать их с поличным.

Масиро отложил меч в сторону.

– Тогда чего же ты ждешь от меня?

Нагаи полез в карман за сигаретой. Огонек зажигалки блеснул в темноте, и Нагаи сделал длинную, глубокую затяжку.

– Приходи в доки до рассвета. Спрячься там где-нибудь и будь готов ко всему. Тем временем я еще раз попробую заставить Д'Урсо отказаться от его грандиозного плана.

– Почему ты так добр к нему? Он не заслуживает того, чтобы ему дали еще один шанс.

Нагаи сделал еще затяжку и выпятил губы, выпуская дым. Он еле заметно улыбался.

– Может, Д'Урсо послушает меня, когда возникнет опасность кое-что потерять. Кое-что, чем этот сукин сын дорожит.

Ухмылка появилась и на лице Масиро. Он догадался, что задумал Нагаи.

– Отдыхай, – сказал Нагаи. – Если нам повезет, то ничего не случится. Но ты приходи туда – просто на всякий случай. Может быть, панк выкинет какую-нибудь глупость и даст тебе повод познакомить его с твоим мечом.

– Хай. – Ухмылка Масиро сделалась шире. Он повернулся и посмотрел на доспех предка, висящий на стене, который в потемках казался призраком.

– В те дни, когда мой предок Ямашита сражался за своего господина Нагаи, – проговорил Масиро, – самураи делали господина сильным, а сильные воеводы делали сёгуна непобедимым. Из таких великолепных нитей ткалось самое великое военное общество всех времен. – Масиро вздохнул полной грудью. – Я придерживаюсь той же традиции. Сила твоя будет прибывать, как речные воды, мой господин. Я тебя не подведу. Нагаи бросил окурок на пол и затоптал его каблуком.

– Да... я знаю, что могу на тебя положиться. – Он никогда не знал, что отвечать, когда Масиро начинал говорить о традициях. – Увидимся завтра, Масиро.

Он повернулся и пошел, потом вспомнил про портативный телевизор.

– Кстати, я оставил твой телевизор вон на тех коробках.

Масиро поклонился, и Нагаи пошел прочь. Гулко отдавались его шаги по бетонному полу. Он обернулся на ходу и увидел, как Масиро идет за своим телевизором.

Нагаи поглядел на Ямашиту, который парил над складом. Духохранитель. Нагаи пожал плечами и направился к двери. Кто знает? Может, так оно и есть.

Проходя длинными коридорами между тележек, доверху заставленных коробками и ящиками, Нагаи вдруг явственно услышал голос, доносящийся сзади. Он остановился и прислушался, потом посмотрел на часы. Десять минут первого. Ну да, конечно, кому же еще быть? Масиро любил Леттермана. «В этом шоу полно дураков, и все классные», – говаривал он.

Глава 26

Лоррейн бежала по улице; холодный ветер дул ей в спину, развевал волосы, а она все вглядывалась в номера на фасадах домов, отыскивая сорок девятый. Публика вокруг нее спешила по своим утренним субботним делам; особое оживление наблюдалось у супермаркетов и винных магазинов. Стайка мальчишек промчалась мимо, истошно вопя, и все они столпились, толкая друг друга, у дверей маленького магазинчика напротив, в витрине которого висели пластмассовые и резиновые маски для праздника Хэллоуин. Лоррейн тоже остановилась посмотреть. Большинство персонажей были ей незнакомы, но некоторых она все же узнала. Дракула, Фред Флинтстоун, Смарф, Чарли Браун и Люси...

Черт бы их всех побрал.

Она стала разглядывать свое отражение в стекле. Растрепанные ветром пряди упали на изможденное лицо. Темные круги под глазами, на лице отражена вся накопившаяся усталость. На ней были мешковатые джинсы, которые следовало постирать еще на прошлой неделе, а на ссутулившихся плечах – старая в черно-белую клетку короткая куртка. И то и другое она кое-как напялила на себя нынче утром, когда ей пришла в голову мысль поехать сюда, в Мэплвуд. Она глядела на свой удручающий облик на фоне зловещих пластмассовых рож и думала, что сама похожа на Злую Колдунью с Запада. Ведьму с Запада. Если она и ведьма, то не ее в том вина. Это Гиббонс, сукин сын, сделал из нее старую перечницу.

Девочка с короткими рыжими косичками вышла из магазина, цепляясь за руку отца. Свободной рукой она придерживала у себя на голове соломенную широкополую китайскую шляпу, чтобы ее не унесло ветром. Лица не было видно, только косички. Девочка хныкала, что ветер поднимет ее и унесет прочь, а отец говорил, что ни за что этого не допустит и можно спокойно идти. Оба прошли мимо Лоррейн, даже не взглянув на нее.

Лоррейн прищурилась, разглядывая номера на противоположной стороне улицы. Читальня Христианского общества, канцелярский магазин – а вот и он, номер сорок девятый, выписан на стеклянной двери между двумя магазинами в нижнем этаже трехэтажного дома из желтого кирпича. Лоррейн полезла в нагрудный кармашек спортивной куртки и вытащила бумажку с адресом, списанным из телефонной книги: Академия Истлейк, Мэйн, 49, комн. 22.

Лоррейн отвела волосы с лица и бросилась через дорогу, направляясь прямо к комнате 22. На бегу она закусила губы. Пожалуйста, будь на месте.

Она толкнула стеклянную дверь, взбежала по лестнице, последовала за стрелками, которые указывали путь к Академии Истлейк. Когда она подошла к двери, оттуда доносилась музыка. Похоже на концерт Вивальди – что-то бравурное, решительное. Лоррейн постучала, подождала немного, постучала еще, потом просто вошла. Больше она не допустит, чтобы ее отодвигали в сторону. Хватит.

В приемной было пусто. Лоррейн проследовала "туда, откуда звучала музыка, – в соседнюю комнату, где Роксана сидела за столом, положив ноги на батарею и глядя в окно. Музыка раздавалась из стереомагнитофона, стоявшего вместе с книгами на высокой полке.

– Привет.

Роксана резко обернулась, глаза ее тревожно расширились. Какое-то время она молча смотрела на Лоррейн. И взгляд был не слишком приветливый.

– Боже, вы напугали меня. – Роксана встала и выключила музыку. Ей явно не хотелось никого видеть.

– Извините, что вламываюсь к вам так, но, как вы, наверное, заметили, я на грани отчаяния.

– Что-то случилось, Лоррейн? Чем я могу помочь? – Голос Роксаны звучал холодно, официально, в нем слышалась некая формальная отчужденность, словно она говорила с клиентом. Где та нежность, та женственность, которые поразили Лоррейн в больнице? Что-то угнетало ее.

– Не хотелось бы затруднять вас, Роксана, но вы моя последняя надежда. – Лоррейн присела на краешек темно-красного кожаного дивана. Она не спала почти всю ночь и была на пределе.

– Что-то не так?

– Гиббонс. С ним всегда все не так.

– Я вас не вполне понимаю. – Роксана села за стол. Держалась она прямо, говорила вежливо, любезно, но очень-очень холодно. Лоррейн решила не обращать на это внимания. Сейчас ей было не до чужих проблем.

– Только вчера его выписали из больницы. Только вчера! Врач сказал, что ему нужно отдыхать. Господи ты Боже мой. Но как вы думаете, где он сейчас? Вместе с Майклом на позициях.

– На позициях?

– Лоррейн вздохнула. Роксана пока не знает жаргона... пока.

– Так они это называют. Пост наблюдения. Засада. Вчера вечером Майкл сказал мне по телефону.

– Я с ним говорила утром. Вечером мы должны были встретиться, но у него, сказал он, случилось какое-то важное дело. И еще он сказал, что сегодня утром он работает, но никаких подробностей я не знаю.

Ах, вот откуда такой прием. Майкл ее подвел вчера вечером. И к двоюродной сестре Майкла – кровная вражда, Лоррейн вздохнула. Хотелось сказать что-нибудь Роксане, поделиться опытом, но что это даст? То же самое – когда профессор в колледже рассказывает юному студенту с горящими глазами, что не стоит избирать академическую карьеру, что у нее нет будущего. Они всегда все знают сами. И никогда не слушают.

– Оба они как дети малые, – вместо этого сказала Лоррейн, – лезут в самое пекло, так и напрашиваются, чтобы их убили. И самое страшное во всем этом – Гиббонс никак не хочет признаться самому себе, что годы его не те. Все думает, что может держаться вровень с Майклом, а Майкл ничего не делает, чтобы разуверить его. Майкл же со своей стороны тянется за живой легендой, Гиббонсом, матерым волком ФБР. Так они и заряжают друг друга. Просто невероятно.

Роксана вздохнула, покачала головой. Лед таял.

– Да, все это просто невероятно. – Она посмотрела вверх, на книжную полку, и фыркнула. – Видите ли, я знакома с вашим кузеном всего неделю. Точней, семь суток и одно утро; и вот уже веду себя как последняя дура. Думаю о нем все время. Смешно. Со школьной скамьи я не испытывала к мужчинам ничего подобного. И думала, что вряд ли когда-нибудь еще смогу испытать. У меня... у меня голова кружится... То есть я веду себя как девчонка. В конце концов, ведь всего неделя... и одно утро.

Лоррейн вздохнула.

– Похоже, ты влюбилась без памяти.

Роксана опустила глаза в свой блокнот и пожала плечами.

Снаружи донесся оглушительный треск. Наверное, маленький самолет, подумала Лоррейн. Она потуже запахнула курточку. В офисе Роксаны было холодно.

– Утром я ездила к тебе домой, но не застала. И тогда я нашла этот адрес в телефонной книге. Я должна была видеть тебя, потому что хочу просить об одном одолжении.

– Каком?

– Я хочу, чтобы ты дала мне адрес того бандита. Они сейчас там. Я хочу вправить Гиббонсу мозги, пока его снова не покалечили.

Роксана принялась вертеть колечко на пальце – серебряное, филигранное, с плоским овальным сердоликом.

– Ну, я...

– Ты знаешь, где это, – я в курсе. Гиббонс говорил, что это ты первая навела их на этого типа Д'Урсо. – Лоррейн поглядела ей прямо в глаза. На этот раз она не допустит, чтобы ее обошли.

Ее решимость удивила Роксану.

– Ну да, это правда: я рассказала Майклу о подпольном бизнесе миссис Д'Урсо, которая пристраивала нянечек, а одна из моих бывших клиенток, вечно сующая всюду свой нос, сообщила мне ее адрес. Я как-то туда ездила, просто из любопытства, так что могу тебя отвезти. Но... знаешь, Майкл и Гиббонс вряд ли обрадуются, увидев нас, так ведь? Наше вмешательство – это случайно не противозаконно? То есть с официальной точки зрения. Как-то ведь это называется – препятствование в отправлении закона, кажется?

Взгляд Лоррейн сделался жестким.

– Ты так разозлилась на Майкла, что не хочешь видеть его, или же он заморочил тебе голову этой фэбээровской чушью? Он промывает тебе мозги точно так же, как это делал со мной Гиббонс все эти годы. Ты пропускаешь ФБР впереди себя. Берешь мужика и в придачу Бюро. Одно без другого не продается. Думаю, что какая-нибудь стерва-свекровь со змеиным язычком и то лучше.

Роксана, все вертела и вертела колечко на пальце.

– Но ты действительно считаешь этот набег разумной акцией? Я имею в виду, станет ли Гиббонс слушать тебя, если ты вот так свалишься как снег на голову? Он только разозлится еще больше и наделает глупостей.

– Знаешь, мне плевать. Мне надоело щадить его чувства, лелеять его и ласкать, вечно стараться переубедить, заставить прислушаться к себе. Меня беспокоит то, как я переменилась сама, и об этом я и хочу с ним говорить. Если он действительно меня любит, то пойдет домой и будет отдыхать, как это от него требуется. Доктор сказал, что, если Гиббонс не побережется, могут быть необратимые неврологические последствия, даже, возможно, паралич. Так что, если он опять заведет эту шарманку насчет работы, так тому и быть. Тогда пусть его покалечат, пристрелят – мне и дела нет. На таких условиях он мне больше не нужен. – Лоррейн сунула руки себе под мышки. Пальцы окоченели. – Так дашь ты мне адрес или нет?

Роксана оставила колечко в покое.

– Думаю, на твоем месте я бы постаралась заставить его считаться с собой. Впрочем, я как раз могу оказаться на твоем месте. – Она вновь подняла глаза к книжной полке и вздохнула. – Хорошо. Я отвезу тебя.

– Просто дай мне адрес. Тебе ехать необязательно.

– Нет, я поеду. Иначе их будет двое против одного. – Роксана понимающе усмехнулась.

Лоррейн покачала головой и улыбнулась в ответ. Роксана – отличная девчонка. У нее еще есть надежда.

– Пойдем, – сказала Роксана, выбираясь из-за стола. – Возьмем мою машину.

Рыжие волосы Роксаны сверкнули в солнечном свете, и Лоррейн вспомнила девочку с рыжими косичками в соломенной шляпке.

– Чудесно. Только сделаем одну маленькую остановку.

Выйдя следом за Роксаной в приемную, Лоррейн взяла бумажную салфетку из коробочки на столе и высморкалась. Единый фронт. Двое на двое. Может, на этот раз Гиббонсу не удастся отделаться от нее.

Глава 27

Гиббонс заерзал на сиденье и оперся затылком о спинку, потом вынул бинокль и в который раз тщательно осмотрел участок перед домом Д'Урсо. Уже почти половина одиннадцатого, а вокруг все спокойно. Он просунул палец под воротничок: проклятая штуковина чертовски давила на адамово яблоко. Вчерашняя боль заметно поутихла, однако появилось нечто новенькое. На плечах словно перекатывались два тяжелых мяча, и их никак нельзя было скинуть. Неужели медсестра Фэй, двухтонный цветик, все время ощущает такую тяжесть?

– Ну, как шея? – осведомился Тоцци.

– Прекрасно. – Гиббонс кисло взглянул на напарника. – Ты что это всю дорогу спрашиваешь?

– Я обязан, – сказал Тоцци, не отрывая взгляда от «Дейли ньюс», развернутой на руле. – Я обещал Лоррейн, что прослежу за тобой. – Тоцци не поднимал глаз, однако так и видел на лице Гиббонса эту дерьмовую улыбочку.

– Треснул бы ты, Тоцци. – Гиббонс снова навел бинокль на особняк.

– Ты очень любезен. Гиб.

Гиббонс опустил бинокль.

– Это бесполезно. Тут ничего нет. Давай поехали. Расскажем Иверсу, и пусть делает что хочет. Во всяком случае, хоть что-то сдвинется с места.

Тоцци покачал головой.

– Ты же сказал, что мы можем придержать информацию до середины недели. Ты обещал.

– Ну и что?

– Обещал же.

– Беру назад. Поехали.

Тоцци снова покачал головой.

– Видишь? Лоррейн права. Ты не держишь слова.

– Отстань.

– Почему бы тебе не принять чертову пилюлю и не посидеть еще немного?

Гиббонс не ответил. Он захватил таблетки – так, на всякий случай. Но Тоцци заранее уверен, что лекарство у него с собой. Черт.

– Если до обеда ничего не увидим – снимаем пост. Идет?

– Не надо мне твоих чертовых поблажек.

Тоцци вновь уставился в газету, но Гиббонс знал, что ублюдок ухмыляется себе под нос. Скверно уже то, что он позволил Тоцци вести машину. И сам мог прекрасно вести, если бы захотел, – он же не калека. Проблема только в том, чтобы на перекрестке смотреть направо и налево. Иногда он забывал про шею и вертел головой, вместо того чтобы сворачивать плечи. Это было чертовски больно. Поэтому-то он и позволил Тоцци вести машину. А не потому, что сам не в состоянии. Просто требуется передышка, вот и все. Он опустил бинокль и взглянул на Тоцци. В его интересах это понять.

Через минуту Тоцци почувствовал, что на него смотрят.

– Почему ты смотришь на меня так?

– Как?

– Как сестра Тереза Игнатиус, моя училка в пятом классе, вот как.

Гиббонсу не понравилось сравнение с монахиней.

– Не понимаю, о чем ты.

– Ты ведь окрысился. Я тебе, что, руль захватал грязными руками?

– Заткнись. Читай свою газету.

Тоцци опустил глаза и перевернул страницу.

– Ладно. Я знаю, из-за чего ты страдаешь.

– Да неужели? Из-за чего же?

– Из-за Лоррейн.

– Иди ты... – Гиббонс попробовал повертеть плечами. Мячи сразу стали тяжелее.

– Я-то что – я могу и пойти. – Тоцци перевернул еще одну страницу. – Но ты – ты собачился с ней всю неделю, а теперь на мне хочешь отыграться. Впрочем, ладно. Валяй. Буду тебе мальчиком для битья. Я ведь понимаю.

Гиббонс чувствовал, как лицо его каменеет. Треснуть бы Тоцци биноклем по его длинному носу. Поганец. Конечно, он страдает из-за Лоррейн. Из-за чего же еще, как он думает? Тоцци слишком молод, вот в чем его беда. Он спит со всеми подряд и думает, что это любовь. Через десять – пятнадцать лет он не то запоет. И тогда он захочет иметь рядом порядочную женщину, а не какую-нибудь шлюху, женщину, с которой можно поговорить, которую можно вытерпеть больше десяти минут. Вот в чем его беда. Он не знает, что такое любить. Любить по-настоящему. Но ведь ему и не объяснишь. Он непробиваем. Вечно всему учится только на собственной шкуре. Паршивец.

Гиббонс испустил глубокий, утробный вздох, который закончился каким-то подвыванием.

– Ладно, поехали. Д'Урсо нет дома. Мы теряем время. Поехали отсюда.

Тоцци медленно покачал головой, не отрываясь от газеты.

– Кто же это талдычил без конца, что в засаде надо быть терпеливым? Спокойненько сидеть и ждать, покуда задницу не отсидишь? Всегда следовать плану, скучно тебе там или нет.

– Тут слишком тихо, – перебил его Гиббонс. – Если бы ты не зачитался так своей газетой, то понял бы это сам. Боже ты мой, мы же сидим тут с восьми часов, а единственное, что я углядел, – это паршивый пес, обмочивший лужайку Д'Урсо. Даже по соседству не видно ни души. Даже трусцой никто не бегает. Д'Урсо нету дома, поверь мне.

Тоцци поверх газеты взглянул на дом.

– Я вижу гараж на три машины, все двери закрыты. Кто тебе сказал, что «мерседес» Д'Урсо там не стоит? – Тоцци перевернул страницу и вновь уткнулся в газету. – Шорт-Хиллс – богатый квартал. Богачи не бегают по улицам трусцой. Они занимаются гимнастикой в клубах. Богач никогда не гуляет по своему району. Никогда не выходит на угол подышать свежим воздухом. Богачам не нравится, когда их видят около домов. Не спрашивай почему – просто они такие, и все. Что же касается пса – удивляюсь, как это его не пристрелили. Собачья моча – смерть для газона, особенно сучья. Единственное, что можно сделать, это вырезать весь кусок ножом для резки линолеума, заменить свежим дерном и надеяться, что приживется.

– Ты кончил, Тоцци? – Теперь Гиббонсу хотелось сломать ему нос каким-нибудь особо жестоким образом. Чертов умник.

– Я просто объясняю тебе, почему мы должны...

– Погоди-ка. Это еще что? – Гиббонс поднял бинокль и навел его на две фигуры, шагающие по дорожке за углом участка Д'Урсо. Две женщины, обе в джинсах и в шляпах. Да, в шляпах: китайских, с широкими полями. Глядя вниз с вершины холма, где они припарковались, Гиббонс не мог различить лиц. Лица скрывались под шляпами.

Он протянул бинокль Тоцци.

– По дорожке идут две японочки. Должно быть, из команды нянечек, что содержит жена Д'Урсо.

Тоцци поднял бинокль и посмотрел.

– Они не японки. Посмотри, как они идут. Это американская походка.

Гиббонс рассмеялся.

– Ты кому это лапшу на уши вешаешь? «Американская походка», Бога душу в рай.

– И потом, шляпы китайские, а не японские.

– Ах, правда, я и забыл. Ты у нас теперь специалист по Японии, с тех пор как занимаешься каратэ.

Тоцци сощурил глаза.

– Не каратэ. Айкидо. Зря я тебе рассказал.

Гиббонс ухмыльнулся по-крокодильи.

– Не-е-е-т уж. Я рад, что ты мне рассказал. То есть разве плохо иметь Брюса Ли в напарниках? Как-то даже чувствуешь себя уверенней, сидя тут рядом с тобой, мать твою за ногу.

– Я, Гиббонс, тебе больше никогда ничего не расскажу. Богом клянусь.

Гиббонс ущипнул себя за нос и закрыл глаза, стараясь сдержать смех. И все же он не мог не смеяться, представляя Тоцци в образе героя дурацких фильмов о кунг-фу. Шлеп! Хлоп! Бамс! Трамс! Это как раз для него. От смеха болели плечи, но Гиббонсу было все равно. Просто нужна разрядка.

Тоцци пытался не обращать внимания.

– Это две милые дамы, живущие по соседству, выбрались на прогулку.

– Ты вроде сказал, что богачи не гуляют. – Гиббонс никак не мог сдержать смех.

– Ты достал меня, Гиб.

– А эти шляпы, Тоц? Что ты о них скажешь?

Лицо у Тоцци застыло – видно, парня здорово проняло. Отлично.

– Не знаю. Гиб. Давай подумаем. Может, они только что вернулись из поездки в Китай. А может, это садовые шляпы. От солнышка.

– На дворе октябрь, гений. Солнышко не греет. Тоцци сделал вид, что не слышит, и снова уткнулся в «Дейли ньюс». Гиббонс тоже перестал хихикать и фыркать и стал снова следить за домом.

* * *

Нагаи вел машину. Хидэо сидел рядом с ним на переднем сиденье. Тосио на заднем. Икки ехал впереди в фургончике с остальными. Вслед за фургончиком Нагаи свернул на Саут-Орандж-авеню и направился вверх по дороге в Шорт-Хиллс. Никто не произнес ни слова с самого утра, с тех пор как Нагаи изложил каждому его задачу.

– Хидэо, – внезапно сказал он, нарушая тишину, – что бы ты сделал, если бы какой-нибудь мужик трахнул твою бабу?

– Замочил бы его, – ответил парень не рассуждая.

– Тосио?

– Трахнул бы его бабу, потом бы замочил его.

– А что бы сделал Икки?

Тосио с минуту подумал.

– Трахнул бы мужика и его бабу. Потом замочил бы его.

Все рассмеялись, но напряжение не исчезло.

Нагаи никак не мог отделаться от мыслей о Рэйко. Интересно, что Д'Урсо и панк сделали с ней? И почему она вчера вечером ничего не сказала? Нагаи представил себе, что она скажет, если он на нее чуть-чуть поднажмет. Будет вопить, скажет, что он сам во всем виноват: ведь говорила же она, что из нее собираются сделать шлюху. Нагаи старался об этом не думать. Есть вещи поважнее. И потом, если они тронули его женщину, он сделает то же самое с женой Д'Урсо. Око за око. Не только мафия может баб трахать.

Он вписал «кадиллак» в крутой поворот, старался не отрываться от фургончика. Интересно бы знать, насколько Д'Урсо идиот. Отступится ли он сразу же, как только они захватят его жену, или будет и дальше разыгрывать супермена, вынуждая их к дальнейшим действиям? Д'Урсо и не подозревает, что Нагаи готов на все. Сохранить жизнь Антонелли и угодить Хамабути – вот единственное, что имеет значение. Если для этого нужно убить ублюдка и уничтожить всю его семью, он сделает это. Д'Урсо увидит, что с якудза шутки плохи.

Фургончик свернул налево и начал взбираться на крутой холм. Нагаи ехал следом – коробка передач старого «кадиллака» тарахтела на подъеме, мотор жужжал. Дом Д'Урсо – на следующей улице, справа в конце квартала.

– Помните, что нужно делать? – спросил Нагаи у ребят.

– Хай.

– Хай.

– Хорошо.

Хотелось бы иметь рядом Масиро, но Моу, Ларри и Кудряшу тоже можно доверять. Отличные ребята. Д'Урсо и Франчоне нет дома, так что все без проблем. А даже если бы они и были – Хидэо, Тосио и Икки все равно справились бы. Без проблем. Отличные ребята.

Когда фургончик опять завернул за угол, Нагаи стиснул зубы и крепко сжал руль. Что же он скажет Рэйко, когда увидит ее?

* * *

– Черт, – вдруг выругался Тоцци.

Гиббонс скосил на него глаза.

– Что такое?

– Погоди-ка. – Тоцци ткнул пальцем в газету.

– Что у Тебя там?

Тоцци свернул газету и показал на статью.

– Тут пишут, что местный профсоюз портовых рабочих вчера объявил «дикую забастовку» «Импорту автомобилей из Азии».

– "Импорт автомобилей из Азии"? Это на их складе я нашел шланг и японскую банку из-под кока-колы.

– Да-да, помню. Вот послушай: "Представитель «Автомобилей из Азии» назвал забастовку «неожиданной и необоснованной» и добавил, что его компания подаст на профсоюз в суд за убытки, если портовики немедленно не приступят к работе. Судно с грузом новых автомобилей «Тойота» из Японии прибыло в ньюаркский порт ранним утром в пятницу и с тех пор стоит в доке компании, ожидая разгрузки. Нью-йоркская ассоциация импортеров «Тойоты» призывает «Автомобили из Азии» как можно скорее договориться и прийти к соглашению с профсоюзом, чтобы избежать убытков, связанных с задержкой продажи. Председатель профсоюза предсказал, что «стачка примет затяжной характер». Если требования рабочих не будут удовлетворены – и так далее и тому подобное, и тра-та-та, и тра-та-та. Семейство Антонелли связано с этими профсоюзами еще с сороковых годов.

Гиббонс кивнул.

– Помнится, лет десять назад кто-то из людей Антонелли был замешан в покупке контрольного пакета акций казино в Лас-Вегасе на деньги, выкачанные из пенсионного фонда профсоюза портовиков. Думаешь, тут Д'Урсо руку приложил?

– Конечно, а почему бы и нет? Наверно, хочет надавить на своего дружка Нагаи.

– Каким образом?

– Помнишь того паренька, Такаюки? Того, из трейлера за птицефабрикой, – я рассказывал тебе. Так он мне объяснял, как рабов провозят в багажниках новых автомобилей, как ребята берут с собой еды и питья ровно столько, сколько нужно до того момента, как машины выгрузят и рабов ночью выпустят из багажников. Еще он говорил мне, что сам голодал несколько дней, пока машины не выгрузили. Если в «тойотах» на борту корабля находятся люди, они уже сейчас остались без воды и еды. От жажды ведь умирают быстро, так? Значит, они в смертельной опасности. Сотни людей.

– А пропавший товар не принесет прибыли. Кто станет платить за мертвого раба?

Тоцци нахмурился.

– Твое красноречие просто убивает.

– Слушай, это разборки мафии. Если Д'Урсо хочет чего-то от этого типа Нагаи, таким путем он получит все что угодно.

Это называется взять за яйца и давить, пока человек не расколется.

Тоцци вставил ключ в зажигание и завел мотор.

– Надо бы найти где-нибудь телефон и позвонить. Пусть Иверс свяжется с береговой охраной. Сказать им – пусть поднимутся на борт, откроют багажники...

– Повремени-ка чуток. – Гиббонс разглядывал дом в бинокль. Две девицы в соломенных шляпах, все еще болтались на углу, но теперь у дома возникли две машины. Легкий серо-голубой фургончик и за ним – большой черный «кадиллак» старой модели. «Кадиллак» с острой решеткой на радиаторе. Боже. У «кадиллака» уже нет такой решетки на радиаторе – с каких пор? – лет, наверное, уже двадцать пять – тридцать.

– Это шестидесятка. Я отсюда вижу, – сказал Тоцци, заметив машину. – У моего старика была точно такая.

– Оставь-ка при себе турне по стране памяти, – пробормотал Гиббонс, не отрывая взгляда от бинокля.

Четверо вышли из фургончика, двое из «кадиллака». Будь я проклят, если эти ребята не японцы. Трое пересекли лужайку и обошли доме тыла. Остальные трое подошли к передней двери и позвонили. Японочка с длиннющими прямыми черными волосами открыла дверь и отчаянно зажестикулировала, показывая внутрь дома. Японцы долго кивали, потом те трое, что заходили за дом, вернулись, волоча по лужайке маленькую крашеную блондинку.

– Это жена Д'Урсо, – заметил Тоцци. – Что там такое творится?

– Думаю, очередная разборка.

Трое японцев, стоявших у входной двери, вдруг бросились прочесывать заросли кустарника и деревья, что отделяли лужайку от улицы, и наткнулись на двух девиц, которые попались, как кур в ощип, сами того не ведая. Японцы заломили им руки за спину и потащили в фургончик, куда уже сунули жену Д'Урсо.

– Что они с этими девицами возятся? Они же тут просто гуляли.

– В таких районах никто не гуляет, – мрачно произнес Тоцци.

Гиббонс снова поднес бинокль к глазам. Один из японцев неистово тыкал пальцем в двух женщин, а жена Д'Урсо отрицательно трясла головой. Женщины пытались высвободиться, но тщетно. Они боролись столь яростно, что соломенные шляпы упали. Гиббонс навел бинокль на их лица. Рыжая кого-то напоминала. Но когда Гиббонс хорошенько разглядел брюнетку, внутри у него все оборвалось.

– О Боже...

Тоцци вырвал у него бинокль и стал смотреть.

– Это Роксана и Лоррейн. Что за чертовщина?

Гиббонс не слушал. Он напряженно вглядывался в даль, туда, где маленькие фигурки исчезали в фургончике, и думал, как Лоррейн в этой своей нелепой шляпе безмолвно взывает о помощи. Он был зол на нее, как черт, его обуревали зловещие фантазии и предчувствия, которые так быстро сменяли друг друга, что ясно ощущались только страх и тоска, которые одни остались бы в мире, уйди из него Лоррейн. Он сунул руку в карман пиджака, где лежал пистолет, но движение было слишком резким, и от дикой боли в плече слезы выступили на глазах. Черт побери! Лоррейн ждет помощи, а он ничего не может! Он живой труп!

Пригвожденный болью к сиденью, Гиббонс увидел сквозь слезы, как японцы залезли в фургончик, выехали на дорогу, свернули направо и покатили вниз с холма. Старый черный «кадиллак» с решеткой на радиаторе следовал впритык, словно акула, стерегущая добычу.

Гиббонс повернулся к Тоцци.

– Да езжай же, черт тебя! Жми! Езжай! – Он даже не заметил, что Тоцци уже включил зажигание и давит изо всех сил на газ и что их темно-зеленый седан, пробуксовав, оставил на дороге длинный глубокий след. Он даже не чувствовал боли. Единственное, что он чувствовал, – тяжелый, внезапно нахлынувший страх, готовый раздавить его, расплющить, способный разрушить все вокруг. Страх и стыд при мысли о том, что он, возможно, окажется не в силах предотвратить самый жуткий кошмар в своей жизни.

О Боже... Лоррейн. Они увезли Лоррейн!

Глава 28

Антонелли сидел на краю заднего сиденья лимузина у открытой дверцы и тыкал в Д'Урсо костлявым пальцем. Старик весь побагровел от бешенства. Даже кожа на черепе под редкими седыми волосами и та была багровой.

– Мне хотелось бы знать, о чем ты думал, черт тебя возьми, самовольно устраивая стачку. Скажи мне, Джон. Я хочу знать.

Д'Урсо пожал плечами и оглянулся на Винсента, который стоял между бамперами лимузина и «мерседеса». Большой Винсент явно нервничал. Он сам выбрал этот конец стоянки – и все же нервничал. И все оглядывался назад, на изгородь из колючей проволоки, на полусгнившую пристань и брошенную лодку, перевернутую вверх дном.

Д'Урсо тоже глядел на острые колючки восьмифутовой изгороди. Что этот кретин Винсент себе думает? Что какой-нибудь боевик выскочит из-под лодки с пулеметом и начнет строчить из-за изгороди? Чертова горилла. И все же было приятно видеть для разнообразия, как Винсент писает кипятком. Верзила вглядывался в длинные ряды маленьких дерьмовых автомобильчиков, какие делают япошки, нервно сверлил глазами Бобби, который, опершись о бампер «мерседеса» и скрестив руки на груди, старался глаз не спускать со старика, как и было условлено. Винсент просто не знал, куда и смотреть. Единственное, что он знал, это то, что его надули и он впутал старика в гиблое дело. Если готовится покушение, то удар можно нанести откуда угодно. Д'Урсо приятно было видеть, как он дергается.

– Ты меня слышишь, Джон? Я хочу знать, о чем ты думал, когда делал это, где была твоя голова. Объяснись! Ты пытаешься разрушить наши отношения с людьми Хамабути? Так, да?! – Скрипучий голос старика уже звучал, как предсмертный хрип. Кожа вокруг глаз и на скулах так натянулась, что чуть ли не торчали кости. Старик уже и так не жилец.

– Не волнуйтесь, мистер Антонелли, не надо, – вмешался Винсент. Возможно, испугался, что с Антонелли случится сердечный приступ.

Старик ткнул в своего «шестерку» двумя костлявыми пальцами и сверкнул глазами. Знай место!

Д'Урсо выпятил губы, чтобы старик не заметил ухмылочки. Кажется, это будет даже слишком просто. Он раз за разом прокручивал это в голове, и каждый раз все выходило так, как ему хотелось. Он почесывает щеку и дает Бобби сигнал. Бобби вытаскивает «Линду» и убирает «шестерку». Тем временем он сам вынимает пистолет из кобуры, привязанный к лодыжке, и всаживает пару пуль в Винсента, на всякий случай. Потом оборачивается к жалкому старперу, у которого не хватило бы сил спустить курок, даже если бы он и имел при себе оружие, и метит ему в голову. Чистая работа.

– Черт побери, Джон, ты, кажется, меня вовсе не слушаешь! Отвечай, ради всего святого! Почему ты устроил стачку, не посоветовавшись со мной?

– Так вот, мистер Антонелли, я устроил стачку, не посоветовавшись с вами, потому, что счел это нужным. И знал, что вы не согласитесь, – поэтому вам ничего и не сказал.

Старик весь кипел. Губы его ввалились, рот крепко сжат – дряхлый-дряхлый дед.

– Я, черт возьми, не могу поверить...

– Нет-нет, погодите, – перебил Д'Урсо. – Сначала выслушайте меня. Эти япошки с самого начала задирали нос. Я вас предупреждал, но вы так ничего и не сделали. Хамабути считает, что он единственный в городе поставщик. Но он просчитался. Я нашел новых людей, более дешевых рабов...

– Черта с два ты там нашел. Я тебе говорю, что мы будем работать с Хама...

– Послушайте меня. Я знаю, как сделать деньги на этой торговле, настоящие деньги. Можно покупать дешево, большими партиями. Втрое больше, чем сейчас. Ввозить больше девушек. Отбирать хорошеньких для...

– Проклятье, ты прекрасно знаешь, что я говорил тебе насчет проституции.

– Да, знаю, вы этого не хотите, но вы не правы. Вот уже два месяца я содержу бордель на побережье. Очень доходный. Сейчас я все расскажу.

Старик сплюнул, и Джон быстро поглядел на Винсента. «Шестерка» очень нервничал. Он прижал руки к бокам, готовый в любую минуту достать пистолет из-под полы. Пора. С парнями вроде Винсента в такие игры не играют. Д'Урсо небрежно поднял руку и дотронулся до щеки.

Бобби покосился на Винсента, удостоверился, что тот не смотрит, затем вынул автомат из-под пиджака и открыл стрельбу. У Д'Урсо зазвенело в ушах. Из дула «Линды» вырывались вспышки белого пламени. Винсент успел-таки вытащить свой пистолет, но Бобби всадил ему в грудь еще одну очередь, и телохранитель закачался, по-дурацки взмахнул руками и выронил пистолет, который взлетел в воздух прямо над его головой. Д'Урсо слышал, как пистолет Винсента стукнулся о проволочную изгородь с резким пружинистым звуком, будто мяч в бейсболе отскочил от биты и ударил в ворота.

Старик долго смотрел на своего мертвого телохранителя, лежавшего между двумя машинами. Потом поднял глаза на Д'Урсо и прошипел:

– Подонок!

* * *

Нагаи взглянул на Хидэо и Тосио. Те молчали. Хидэо держал пистолет на коленях. Нагаи посмотрел в зеркальце на фургон. Икки не отрывался, держал дистанцию. Женщины с ними. Теперь только бы найти Д'Урсо, пока он не убил Антонелли. Там Масиро, но Нагаи все же волновался. Масиро хорош, но не может же он останавливать пули. Надо было вчера ночью все лучше продумать.

Он проскочил на желтый свет под закопченные железные конструкции эстакады Пуласки и направился к выезду на Доремус-авеню. «Кадиллак» подскакивал на рытвинах. Нагаи никогда не слышал, чтобы машина так грохотала. Чертова дорога напоминала поле боя. Он снова взглянул в зеркальце. Фургончик ехал позади. В ветровое стекло был виден кусочек неба и в нем – самолеты, снижающиеся перед аэропортом. Почти приехали. Пять минут. Пять минут, Д'Урсо. Повремени еще пять минут. Нагаи изо всех сил жал на газ. Чертовы рытвины.

* * *

Старик что-то бормотал и ругался по-итальянски. Д'Урсо не понимал, какую белиберду он там несет. Но кому теперь какое дело, что он лепечет? Бобби крепко сжимал «Линду» в руках, держа Антонелли на прицеле. Сразу видно – у парня самые серьезные намерения. Д'Урсо поднял пистолет, нацелился прямо в лицо Антонелли и улыбнулся.

– Эй, эй, эй! Заткнись, Антонелли, и послушай меня.

Старик продолжал бормотать, сидя у открытой дверцы, всплескивая руками и показывая на Винсента, словно старый маразматик, выживший из ума.

– Послушай, Антонелли, это конец. Как босс ты проиграл. И должен уйти.

Антонелли потер под подбородком тыльной стороной ладони и сплюнул на землю. Древнее сицилийское проклятье. Да будешь ты харкать кровью. Господи Иисусе, да этот тип – настоящее ископаемое.

– Послушай меня, Антонелли. Я тебе предлагаю сделку. Ты умрешь – другого выбора нет. А вот легко ты будешь умирать или тяжело – можешь выбрать. Так вот: ты сей момент передо мной признаешь, что ты старый припадочный маразматик, что ты посадил семейство в такую глубокую задницу, что я и не знаю даже, как начинать выпутываться, и что на самом деле семейству теперь нужен человек способный, молодой, напористый, знающий свою выгоду. Иными словами, я хочу услышать от тебя, что этот человек – я, что я достоин сделаться новым боссом.

– Сначала научись подтираться!

Д'Урсо поднял пистолет. Ну-ну, вот это-то мне и хотелось услышать.

– Потому что, если ты этого не скажешь, я начну стрелять тебе в колени. Потом – в локти. Потом – в горло, а это больно, как...

Его слова заглушил приближающийся шум моторов. Д'Урсо обернулся через плечо и увидел голубой фургон, несущийся к ним на полной скорости. Фургон развернулся на тесной площадке и встал задом к ним. Следом за фургоном тащился дедушка автомобилестроения. Старый черный «кадиллак» Нагаи. Черт!

Д'Урсо взглянул на Бобби, Который стоял в смятении, словно боялся потерять из виду старика. Да проснись же, кретин. Поверх крыши «мерседеса» Д'Урсо увидел, как задние дверцы фургона распахнулись. Там, внутри, сидели три бабы, связанные спина к спине. Трое косоглазых громил стояли над ними. Они держали баб под прицелом, пихали и подталкивали их к краю, заставляя развернуться. Тут Д'Урсо сообразил, зачем они разворачивали баб. Чтобы он мог увидеть лицо блондинки, которая сидела спиной к дверям. Чертова его женушка, вот это кто. Боже Милосердный!

Дверцы «кадиллака» открылись. Из него выскочили еще два боевика, укрылись за дверцами и нацелили пистолеты в них с Бобби. С места водителя Нагаи просунул голову в окошко.

– Ты накрылся, Д'Урсо! – завопил он. – Бросайте оружие оба – и ты, и Бобби.

– Чтоб ты сдох, Нагаи!

– Ты что, ослеп? У нас твоя жена и ее подруги.

Нагаи прокричал что-то по-японски своим людям в фургоне, и те заставили женщин встать. Д'Урсо понятия не имел, кто остальные две. У Мишель не было никаких подруг. Что это за чертовщину затеял Нагаи?

– Бросайте оружие, или мы начинаем стрелять.

Кем он себя вообразил? Королем преступного мира?

Нагаи еще что-то завопил по-японски, и один из боевиков в фургоне отделил от остальных старшую из баб, с длинными темными волосами. За эти самые волосы он и схватил ее и приставил пистолет к уху так, чтобы все видели.

– Ее – первую, – крикнул Нагаи. – Потом – рыжую. Потом – твою жену. Хочешь посмотреть, шучу я или нет? Хочешь?

Д'Урсо взглянул на Бобби, который все никак не мог прийти в себя.

– Мужик, они захватили Мишель. – Казалось, Бобби вот-вот разревется. Так переживает за свою чертову сестричку, сопляк. Свет клином сошелся.

– Джон! – заверещала Мишель. – Бобби! Послушайтесь их! Пожалуйста!

Заткнись, паскуда. Черт бы тебя побрал!

– Что это здесь творится? – Д'Урсо обернулся на скрипучий голос. Старик встал, опираясь на дверцу лимузина.

– Мистер Антонелли! – завопил Нагаи. – Он привез вас сюда, чтобы убить.

– Мишель! – заорал Бобби. Ни дать ни взять чертов Сильвестр Сталлоне в конце первой серии «Рокки» зовет свою девушку. Потом Бобби застрочил в яков из своего чертова автомата.

Д'Урсо бросился на землю ничком и подполз ближе к «мерседесу».

– Смотри не пристрели свою паскудную сестричку, – крикнул он, но Бобби не слышал. До него донеслись другие выстрелы, одиночные, в ответ на огонь Бобби. Пули яков ударялись в машину с другой стороны. Ах, черт возьми, сказал он себе и кое-как поднялся на ноги. За «мерседесом» от этих психов, пожалуй, и не спрячешься. Он прикрыл голову руками и побежал к лимузину, наскочил на Антонелли, сбил его с ног и вместе с ним рухнул на заднее сиденье. Быстро закрыл дверцу и выглянул наружу как раз в тот момент, когда очередь, выпущенная Бобби, зазвенела по распахнутой дверце фургона.

– Эй, Бобби! Ты же пристрелишь свою сестру, ты, болван!

Стрельба на секунду прекратилась, и Д'Урсо услышал истошный визг Мишель, которая вопила брату, чтобы тот перестал стрелять. Но тут Д'Урсо всего передернуло: он почувствовал костлявую руку старика у себя на спине – Антонелли сгреб фалды его пиджака, пытаясь подняться на ноги. От прикосновения старого урода Д'Урсо чуть не стошнило, и он с силой оторвал цепляющуюся руку. Антонелли рухнул на пол, издавая странные, хлюпающие звуки.

Стрельба вроде бы поутихла – слышались только шальные трехчастные очереди из автомата Бобби. Когда Д'Урсо вновь подобрался к окну, то увидел, почему яки перестали стрелять. Сзади к его спятившему шурину подползал парень, похожий в своем шлеме на большого броненосца, держа обеими руками устрашающего вида меч. Иисусе Христе! Да это чертов Масиро!

– Бобби, обернись! – заверещала Мишель.

Но было уже поздно. Острие меча высунулось из живота Бобби. Его проткнули насквозь, как какой-нибудь окорок. Автомат Бобби выпустил еще одну очередь, продырявив покрышки «мерседеса». Масиро уперся ногой Бобби в задницу и вытащил из него свой меч. Бобби сложился пополам и рухнул на спину – темное кровавое пятно расплылось по серой рубашке, и дурацкая прядь свесилась на широко открытые мертвые глаза.

– Не делай этого, Д'Урсо! – крикнул Нагаи. – Тебе говорят. – Нагаи стоял теперь совсем рядом, за «мерседесом». – Если ты убьешь Антонелли, мы убьем тебя. – Он обошел «мерседес» сзади, не сводя пистолета с окна лимузина.

Д'Урсо закусил губу. Какого черта, кем этот тип себя считает? Ишь расхрабрился, супермен. Он что, думает, у него одного пистолет? Идиот. Д'Урсо переложил свой 38-й калибр в левую руку, вытер потную ладонь о штаны, затем снова взял револьвер правой.

– Не дури, Д'Урсо, давай вылезай. Ты ничего не выиграешь.

Д'Урсо взялся за ручку двери и подождал немного – пусть Нагаи думает, что он собирается сдаться.

– У меня, по крайней мере, хватило духу убить моего босса, – закричал он, пинком распахивая дверь. – Чего не скажешь о тебе.

Д'Урсо сделал два выстрела – один за другим. Нагаи опять скрылся за «мерседесом», а гигантский броненосец выбежал на линию огня. Кретин стоял, не двигаясь с места, прикрывая своего босса. Чертовски благородно. Д'Урсо закусил губу и выпустил в Масиро последние четыре пули. Чертов идиот стоял, скрежеща зубами. По меньшей мере три пули попали в Масиро, и каждый раз он дергал головой. Но продолжал стоять, и злобное, ублюдочное выражение застыло на его безобразной роже. Прошло с полминуты, прежде чем дурацкий япошка наконец зашатался и рухнул на труп Бобби.

– Джон! – Мишель визжала и всхлипывала.

Она все еще была связана вместе с другими двумя бабами, а за ними, укрывшись, лежали два яка – Д'Урсо, во всяком случае, мог разглядеть двоих. За фургоном, на некотором расстоянии, Д'Урсо заметил темно-зеленый седан, мчащийся к площадке на полном газу. Седан остановился, заскрежетали тормоза, водитель выскочил и побежал к багажнику вытащить что-то оттуда. Потом захлопнул багажник и вернулся к дверце.

– О Боже! Джон! На помощь!

Д'Урсо высунулся из-за спинки заднего сиденья и взглянул на зажигание. Ключей не было. Черт. Он переполз через старика, который все еще лежал на полу задыхаясь, и выбрался наружу с другой стороны. Пули застучали по крыше лимузина, пока Д'Урсо бежал, пригибаясь, к трупу Винсента. Укрывшись за бампером, он обыскал карманы убитого в поисках ключей. Ему повезло – кольцо с ключами оказалось в нагрудном кармане. На цепочке, подвешенной к кольцу, была золотая подкова. Дерьмовое твое счастье, Винсент.

– Джон! О Боже! Джон!

Он побежал обратно к лимузину, моля Бога, чтобы эти яки стреляли так же, как они говорят по-английски, сел за руль и вставил ключ в зажигание. Как только мощный мотор загудел, Д'Урсо нажал на газ.

– Джон! Помоги нам! Джон! О Боже!

Пропади ты пропадом, Мишель.

Он еще раз надавил на газ. Коробка передач барахлила. Лимузин пыхтел-пыхтел – и внезапно тронулся с места. Д'Урсо вел машину вслепую, нагнув голову, петляя между рядами «королл».

– Джон ?! Джон!

Он взглянул поверх щитка управления и выжал акселератор до конца, сворачивая в проход между двумя длинными рядами «королл», а по следующему проходу в противоположном направлении мчался тот зеленый седан – он ехал туда, где разыгрывалась сцена, в которой Д'Урсо не желал принимать никакого участия.

– Джон!!! Джон, вернись!!! – вопила Мишель Д'Урсо вслед удаляющемуся лимузину. – Черт тебя побери, Джон! Ты слышишь меня, Джон?! Ах ты, подонок несчастный!!!

Заткнись, Мишель, зараза.

Интересно, подумал Д'Урсо, что же это за зеленый седан? Он посмотрел в боковое зеркальце – и увидел лицо Нагаи с развевающимися по ветру волосами. Что за?.. Он обернулся. Нагаи висел, уцепившись за ручку задней дверцы, ногами на подножке – долбаный человек-паук! Сукин сын! Д'Урсо, не останавливаясь, протянул руку через заднее сиденье, прицелился через заднее стекло и спустил курок.

Клик. Пусто. Черт!

Д'Урсо вертел руль направо и налево, лимузин петлял и крутился. Но полное решимости лицо Нагаи все отражалось в зеркале.

– Чтоб ты сдох, Нагаи! Чтоб ты сдох!

Д'Урсо взялся за руль и выровнял машину.

Глава 29

Гиббонс с силой надавил на тормоза и остановил седан справа за черным «мерседесом» Д'Урсо, так чтобы этот «мерседес» оказался между ними и ребятами в фургончике. Он осмотрел «мерседес» с револьвером в руке на случай, если кто-нибудь там затаился, а тем временем Тоцци с автоматическим пистолетом занял позицию за задним бампером машины Д'Урсо.

– ФБР! – крикнул Тоцци, обращаясь к ребятам в фургоне. – Бросайте оружие.

Гиббонс напрягал зрение, пытаясь рассмотреть, там ли еще Лоррейн. Он различал фигуры в темном кузове, но ее никак не мог разглядеть. Узнал только жену Д'Урсо и девушку Тоцци. Лоррейн, должно быть, позади. В горле у Гиббонса пересохло, он тщетно пытался сглотнуть. Это хорошо, что она позади. Меньше вероятности, что ее заденет шальная пуля, что более чем возможно, когда автоматический пистолет 12-го калибра находится в шаловливых ручонках Тоцци. Господи Иисусе.

– Не стреляйте! – заверещала крашеная блондинка. – Мы здесь!

Кто-то заорал по-японски, и одиночным выстрелом разбило заднее стекло «мерседеса». Стреляли из-за старого «кадиллака», что стоял рядом с фургоном.

Гиббонс увидел лицо Тоцци; сжатые зубы, напрягшаяся челюсть, взгляд, как у психа. О черт. Начинается.

– Ну ладно, поганцы. Сами просили. – Тоцци поднял пистолет и открыл огонь – дверцу «кадиллака» оторвало совсем, а корпус стал похож на крупную терку для сыра. Грохот прокатился по всей площадке. Ответного огня не последовало. Прониклись.

– Еду за лимузином! – крикнул Гиббонс Тоцци.

– Забудь о лимузине! – крикнул Тоцци в ответ, кинув на него озабоченный взгляд. «Не-переутомляйся-ты-так», – явственно читалось в этом взгляде.

Иди ты в задницу, Тоцци.

– Осторожней с этой штукой, – сказал Гиббонс, показывая на пистолет. – Не пристрели Лоррейн.

– Ладно, не беспокойся.

Еще один выстрел из-за «кадиллака» окончательно выбил стекло. Тоцци тут же ответил, наделав в «кадиллаке» еще больше дырок. От сотрясения черный монстр раскачивался на рессорах. Гиббонс колебался, заглядывая в кузов фургона. Он повернул зеркальце заднего вида, чтобы следить за лимузином, который как раз сворачивал в боковой проезд – какой-то псих вроде бы высунулся из окна. Черт. Он вскочил за руль, включил мотор и поехал, вначале петляя между «тойотами», а потом, на открытом пространстве, удалось набрать скорость. Гиббонс оглянулся на напарника с пистолетом в руках. Лучше бы Тоцци не пережимать с этой проклятой штуковиной. Если Лоррейн пострадает, ему не поздоровится.

Лимузин мчался впереди. И вдруг Гиббонс увидел его задние фары прямо перед собой. Заехал в тупик. С двух сторон до самой изгороди сплошной стеной тянулись «тойоты». Гиббонс улыбнулся, показав все свои зубы. Лимузин влип.

Тут он снова услышал позади две быстрые пулеметные очереди. Сердце замерло. Лоррейн! Он резко повернул голову, чтобы глянуть, все ли в порядке, и острая боль пронизала плечи. Вот еще черт! Боль пульсировала, и он машинально в такт давил на акселератор. И тут его внимание привлек невероятный металлический грохот. Длинный поджарый лимузин толкался багажником о малолитражки, брал разгон, давал задний ход, сжигая покрышки, любой ценой пытаясь пробиться сквозь строй маленьких машин. «Тойоты», однако, не так-то легко было распихать, а одна докучливая малютка еще и сцепилась с лимузином задними бамперами. Тот парень, который висел за окном, теперь лежал ничком на капоте, отчаянно цепляясь за «дворники» на переднем стекле, чтобы не свалиться и не погибнуть.

Гиббонс поднажал на газ, торопясь к лимузину. Резко затормозил, потом опять припустил быстрее, чтобы совпасть по фазе. Лимузин дал задний ход, отчаянно скрипя покрышками, и запихнул упрямую «тойоту» у себя на хвосте обратно в строй. Гиббонс быстро подъехал к лимузину, уткнувшись в самый его радиатор и едва не столкнувшись бамперами.

– ФБР! – заорал он в окно и нажал на парковочный тормоз.

Лимузин дал задний ход и пошел на таран, разбив свои фары и фары седана. Машина Гиббонса тряслась и колыхалась, и ортопедического воротника на шее было явно недостаточно для амортизации. Скрипя зубами от боли. Гиббонс обе ноги поставил на тормоз и сдвинул колени. По ужасному скрежету металла он понял, что машины сцепились бамперами. Кажется, зверь попался. Матерый зверь.

Через два ветровых стекла Гиббонс мог видеть Джона Д'Урсо, сидящего за рулем. Японец на капоте пытался подняться на колени. Знаменитые волосы Д'Урсо, серо-стальные, модно подстриженные, изрядно растрепались. Блестящий шелковый галстук сбился набок. Трещины на ветровом стекле искажали его бычье лицо со злобными, бешеными глазами. Между ветровыми стеклами двух машин клубился пар, смешанный с выхлопными газами.

Гиббонс переложил револьвер в левую руку и выставил его в окошко. От запаха горячего антифриза щипало в горле.

– Эй ты! Руки на голову, – крикнул он. – Д'Урсо, выключи мотор и положи руки на руль, чтобы я их видел. Вы оба арестованы! – Но вряд ли эти двое Могли что-либо расслышать сквозь оглушительный рев и пронзительные завывания перегретого мотора лимузина. Гиббонс закричал опять, но без толку. Боль в шее не унималась.

– Сдавайся, Д'Урсо! – завопил японец, прижав револьвер к ветровому стеклу.

– Скройся с глаз моих, Наган!

Нагаи выстрелил в упор через ветровое стекло. Он бы не мог промахнуться.

И тут Гиббонс сквозь треснувшее ветровое стекло увидел это. С заднего сиденья поднялась кисть, потом рука по локоть и револьвер.

– Пригнись! – крикнул он и нырнул под щиток управления. Один за другим прогремели три выстрела, перекрывая треск взбесившегося мотора. Через мгновение раздался еще один выстрел. Потом еще. Гиббонс выжидал до тех пор, пока не услышал, как завывания мотора сменились тихим шипением. Лимузин уже не шел на таран. Гиббонс чувствовал это по своему тормозу. Подняв глаза, он увидел на ветровом стекле причудливые узоры разломов, прерванные в четырех местах круглыми дырочками. Нагаи растянулся на капоте. Он не шевелился. Кровь струилась у него изо рта и из носа и стекала вниз по черному гладкому металлу. Еще больше крови вытекло из двух маленьких ранок на груди. Гиббонс поглядел на дырки в ветровом стекле. Их должно было быть пять.

Гиббонс снял ноги с тормоза, чтобы проверить, удержит ли парковочный предохранитель тяжесть лимузина. Седан откатился назад. Нет, не удержит.

– Выключи мотор и бросай оружие, – приказал Гиббонс. – ФБР!

Через минуту лимузин затих. Гиббонс выключил свой мотор, и внезапная тишина ватой обложила голову. Потом Гиббонс снова увидел, как с заднего сиденья поднимается рука и кладет револьвер на крышу. Рука протолкнула револьвер вперед, он завертелся по крыше, соскользнул по ветровому стеклу, стукнулся о «дворник» и застрял в паху у Нагаи. Револьвер был маленький. Скорее всего 22-го калибра.

Задняя дверца лимузина открылась, звякнув о серебристую «тойоту», что стояла рядом, и показались две руки, цепляющиеся за дверцу. Старые руки, костлявые, покрытые веснушками.

Гиббонс тоже открыл дверцу, толкнувшись в сильно помятую красно-коричневую «короллу». Он держал свой пистолет нацеленным на заднюю дверцу лимузина все то время, пока пробирался через завалы с великим трудом, стараясь не обращать внимания на когти, впившиеся в шею. Спрыгнув со сцепившихся бамперов, он сорвал с себя воротник и отбросил его в сторону. Шее сразу стало холодно. Он согнул плечи и осторожно опустил голову. Боль немного утихла. Он шел к открытой дверце лимузина, стараясь держаться прямо, старательно нацелив пистолет на затененное окно под теми двумя руками. Когда он поверх дверцы заглянул внутрь, то увидел Кармине Антонелли – тот сидел на краешке сиденья, высунув ноги наружу. Гиббонс глубоко вздохнул.

– Вставай, – сказал Гиббонс.

Старик подчинился, и умиротворенное выражение не сходило с его лица все то время, пока Гиббонс обыскивал его, потом сообщал о его гражданских правах.

– Не затрудняйте себя. Я уже слышал это, – устало проскрипел Антонелли.

Но Гиббонс продекламировал все до конца. Неплохо было бы иметь при себе пару наручников, подумал он, но потом хорошенько разглядел хилого, жалкого старика. Этот бы не мог убежать, даже если бы и захотел. Гиббонс открыл переднюю дверцу и заглянул внутрь. Лучи солнца просачивались сквозь окровавленное ветровое стекло, как сквозь цветной витраж. Мертвый Д'Урсо лежал на боку. Серая плюшевая обивка пропиталась кровью из раны на груди. Затылок ему тоже разнесло. Кусочки мозга разлетелись повсюду.

– Ты пристрелил их обоих.

Старый босс отвернулся и промолчал.

– Почему обоих?

Антонелли посмотрел Гиббонсу в глаза.

– Самозащита. Ясно? Японец гнался за Джоном. – Он кивнул на труп Д'Урсо. – Я обязан защищать моих людей.

Гиббонс выпрямился и поворачивал голову, пока боль не утихла.

– Но почему ты убил и своего парня тоже?

Антонелли сплюнул.

– Поганый ублюдок. Он предал меня.

Гиббонс фыркнул.

– Не разыгрывай тут мне старого короля Лира.

– Вы и сами-то не так уж молоды.

– Знаю. Ну ладно, пошли. – Гиббонс взял его за локоть, но Антонелли не двинулся с места. Он все смотрел внутрь лимузина.

– Я не мог допустить, чтобы вы поймали его. Вы бы его просто посадили в тюрьму. А что это? Это ничто. Джон опозорил семейство. За то, что он сделал, его следовало покарать, покарать по-нашему.

– Ну конечно, конечно. Очень благородно с твоей стороны. Из твоей жизни надо бы сделать кино. Давай пошевеливайся. – Гиббонс поднял старика с сиденья, и тому не оставалось ничего другого, как только тронуться в путь. Шел он очень медленно, опираясь на руку Гиббонса.

– Мне нужен телефон, – проскрипел он сквозь одышку. – Ведите меня к телефону.

– Ты хочешь отменить забастовку?

– Не ваше собачье дело. Ведите меня к телефону.

– Об этом не волнуйся. Позвонить мы тебе позволим. Тут над площадкой раздались еще два выстрела. Гиббонс сжал локоть Антонелли и прищурился, стараясь рассмотреть, что творится у серебристо-голубого фургона. Будь проклят этот Тоцци. У него был восьмизарядный специальный полицейский «Итака-37», в кармане еще запасные обоймы. Автоматический пистолет 12-го калибра. Нельзя такое оружие давать в руки Тоцци – он, сукин сын, любит нажимать, на спуск. Поганец никогда не глядит, есть ли мирные люди вокруг. Если что-нибудь случится, я его убью. Кого угодно убью.

– Эй, отпустите руку, – заныл старый босс. – Мне больно.

Гиббонс не слышал. Издали он видел, как бандиты удирали, бросив фургон. Тоцци наконец нагнал на них страху своей пушкой.

– Потише! – скрипел Антонелли. – Я так быстро не могу.

Гиббонс разозлился – изволь еще приноравливаться к старику. Так, пожалуй, и сам покажешься стариком. А он не стар. Только чуток покалечен. Шея опять разболелась не на шутку.

Опять прозвучал выстрел и раздался испуганный визг. Дверца фургона слетела с петель и с громким стуком упала на асфальт.

– Черт бы тебя побрал, Тоцци! – заорал Гиббонс. – Осторожней!

– В чем дело? – осведомился старик.

– Заткнись!

Боль впилась в плечи, словно в каждом из них застряли острые секиры. Теперь он и сам не смог бы перегнать Антонелли. Впервые в жизни он почувствовал себя стариком. От тоски внутри у него все сжалось – от тоски, досады и страха. Старик – одинокий, без Лоррейн. Ноги его стремились вперед, но боль пригвождала к земле. И все же он должен добраться до фургона. Должен увидеть ее, убедиться, что все в порядке, помириться и извиниться. Он должен ее сохранить. Лоррейн.

У Гиббонса перехватило горло. Он не мог глотать. И все же он еще раз попробовал крикнуть:

– Если ты заденешь ее, Тоцци, я тебя убью! Ей-богу, убью!

– Что?!

– А ты заткнись и пошевеливайся!

Старик едва переставлял ноги.

– Ну давай же, давай! Двигайся, черт тебя побери!

Но старик не мог.

– Ну давай же, давай! Иди!

Тут Гиббонс остановился и чуть не разрыдался, обнаружив, что сам опирается на Антонелли. Старик.

Глава 30

Тоцци выглянул из-за «мерседеса» с пистолетом наготове. Расстрелянный, «кадиллак» походил на дохлую акулу. Фургон почти не задело, и три женщины так и сидели там, в темноте, спина к спине. Тоцци слышал, как волны плещутся о скалистый берег залива. Было очень тихо. Подозрительно тихо.

– Они ушли. Иди сюда, пожалуйста, и развяжи нас. – Голос Роксаны.

Голос, слава Богу, не слишком взвинченный. Но тут он представил себе, что один из яков скрывается там, во тьме, в глубине фургона, и под пистолетом заставляет объявить, что путь свободен. Немного отдает паранойей, если учесть языковой барьер. Тем не менее, если какой-нибудь бандит окопался там и прячется за женскими юбками, ему, Тоцци, следует отсидеться и переждать. Там ведь заложники. Так зачем же лезть напролом, пренебрегая элементом неожиданности? Он вытер рукоятку пистолета. Хотелось броситься туда, убедиться, что с Роксаной и Лоррейн все в порядке, но без прикрытия он не решался. Куда, к черту, запропастился Гиббонс? В одиночку тут неуютно.

Он внимательно осмотрел площадку, каждый автомобиль в пределах видимости – нет ли где какого-нибудь движения. Поглядел на три трупа, что валялись за «мерседесом»: голова здорового парня скрывалась под машиной, рядом лежал панк Франчоне, и ноги третьего, упавшего навзничь, покоились у него на груди. Этот третий – должно быть, Масиро. На нем был старинный доспех самурая. Со своего места Тоцци мог разглядеть сверкающий меч, лежащий рядом на асфальте. Невероятно.

Рядом с трупами опустилась чайка, склонила голову на одну сторону, потом на другую, изучая панка. Птица клюнула несколько раз рубашку у него на груди, потом полетела прочь.

Тоцци медленно выпрямился, ожидая выстрела отовсюду. Он обошел «мерседес» сзади, быстро пересек открытое пространство и укрылся за «кадиллаком». Он нацелил пистолет в кабину фургончика. Дверца водителя была открыта. Он не спеша обошел вокруг и убедился, что кабина пустая. Тогда он встал на колени и поглядел, не видно ли за фургоном ног, подозревая, что кто-нибудь дожидается с другой стороны. Ног не было. Он немного расслабился и встал, держа пистолет в согнутой руке. Прямо перед собой он увидел острую решетку радиатора на «кадиллаке». Не смог удержаться и потрогал ее, вспоминая отцовский «кадиллак» и те времена, когда он сам был ребенком. Однако тут же сжал обеими руками пистолет. Слишком уж много тут мест, где можно спрятаться, притаиться. Не время для тоски по ушедшим годам. Тоцци оглядел площадку. Но что же, черт возьми, стряслось с Гиббонсом?

Теперь Тоцци подошел к фургончику сзади и вгляделся в темноту.

– Ну что, одинокий охотник? – Он узнал насмешливый тон Роксаны. Она сидела по-турецки, с руками, связанными за спиной, и пыталась выплюнуть пряди волос, попавшие в рот.

– Где тебя носило, Майкл? Помоги же нам, ради всего святого. – Лоррейн читала ему нотацию, как и в те времена, когда сидела с ним маленьким. Она дергалась и извивалась, тщетно пытаясь освободиться.

– Ты кто такой? Полицейский, да? – Он узнал даже нервическое повизгивание Мишель Д'Урсо. Она корчила гримасы всякий раз, когда Лоррейн, стараясь высвободить руки, толкала ее.

– Спокойно, спокойно, – промолвил он устало, поднимаясь в кузов. С такими замашками лучше было бы оставить их так, как есть.

– Ну давай же, Майкл. Руки болят, не могу.

– Да, и у меня тоже.

– И у меня.

Почему яки заодно не сунули им кляпы в рот?

– Успокойтесь. Я здесь. – Он погладил Роксану по щеке, потом дотянулся до двоюродной сестры и положил ей руку на плечо. – С вами все в порядке?

– Нет, не все! – огрызнулась Роксана. – Сними с нас эти штуковины.

Скрещенные запястья были стянуты у них за спиной. Яки надели на них эти дурацкие пластмассовые наручники. Вот вам японцы с их высокой технологией. Нет, чтобы просто веревкой связать, как обыкновенные бандиты. Черт.

Тоцци положил пистолет и попытался снять наручники с Роксаны, но они были завинчены. Черт.

– Есть у кого-нибудь ножик, ножницы, что-нибудь в этом роде?

– Ты это серьезно? – Мишель Д'Урсо закатила глаза.

– Не смеши, Майкл.

– Майкл, нам не до шуток.

– Ну все, все. – Он порылся в карманах брюк и достал кольцо с ключами, к которому были подвешены кусачки для ногтей. Взялся за наручники Роксаны, вгрызаясь кусачками в жесткий пластик. Пришлось попотеть, но в конце концов дело было сделано.

– Спасибо, – сказала она, растирая запястья, все еще обиженная.

– На здоровье. – Тоцци не нравилось, как она на него смотрит: словно это он во всем виноват. Он занялся наручниками Лоррейн.

– Где Гиббонс? – спросила Лоррейн, едва освободившись. – С ним все в порядке?

Тоцци нахмурился. Вот она, благодарность.

– Где-то здесь неподалеку. – Боже.

– Эй, а как же я? – заныла Мишель.

– А ты сиди, – сказал Тоцци. – Ты арестована.

– Что?!

Не обращая на нее внимания, он достал револьвер из кобуры под мышкой.

– Возьми это, Лоррейн. – Он протянул оружие двоюродной сестре. Та взяла револьвер так, словно от него исходила радиация.

– Ох... я не знаю, Майкл.

– Держи, Лоррейн, – приказал он. – Вы трое посидите здесь, пока я не вернусь. Если кто-то будет вам досаждать, пускайте оружие в ход. Слышите? Пускайте оружие в ход. Просто для острастки. – Он поглядел на большой револьвер в ее тонких вздрагивающих руках. Острастка не острастка, а шуму будет много. «Магнум-А-357» способен наделать много шуму. Возможно, он совершает ошибку. Черт, но выбора нет. Он тут один. Гиббонс, возможно, попал в беду. Потом нужно попросить подкрепления, сказать, чтобы задержали тех яков, что пустились наутек.

Он взял пистолет и поднялся на ноги. Роксана терла себе запястья и взглядывала на него все с тем же обиженным, негодующим видом. Когда они сегодня утром говорили по телефону, Тоцци показалось, что Роксана выходит из себя по поводу прошлого вечера. И он оказался прав. Боже. Сейчас только этого недоставало. Он выпрыгнул из кузова, стараясь не смотреть на нее.

– Сидите тихо, братва. Я скоро.

Он прикрыл глаза рукой от солнца и внимательно осмотрел площадку. Вдалеке он заметил Гиббонса с каким-то маленьким костлявым типом, и двигались они чертовски медленно. Что же это за картинка такая? Старость не радость? Потом вдруг ему пришло в голову, что Гиббонс, может быть, ранен. Но он держится на ногах, однако. Если и ранен, то не тяжело. Тоцци еще раз посмотрел вокруг. Нужно подкрепление. Просто необходимо найти телефон. На другом конце площадки Тоцци заметил бетонный бункер, но до него по меньшей мере сто пятьдесят ярдов. Будка охранника у входа – еще дальше. Ему не хотелось бы надолго оставлять здесь эту троицу. Пусть даже и с «магнумом». Потом ему попался на глаза расстрелянный «мерседес» Д'Урсо. Телефон в машине. Может быть, у него в машине есть телефон.

Да, Д'Урсо такой тип, что у него непременно есть телефон в машине. Тоцци побежал к черному «мерседесу», но, поравнявшись с трупами, остановился. Самурай лежал на спине, и черный шлем скрывал большую часть его лица. Тоцци смотрел на труп Франчоне и невольно радовался, что панка больше нет. С этим парнем одни заморочки. И чем дальше, тем больше. Уж лучше сразу конец. Тоцци глядел на кровь, что запеклась на шикарной рубашке, и спрашивал себя, кто же виновник торжества. Вскрытие покажет. Он вытянул шею, чтобы взглянуть повнимательнее на верзилу под «мерседесом», может быть, кто-то знакомый...

Внезапно Тоцци услышал скрежет металла о металл, пистолет выпал у него из рук, зазвенел по асфальту и закатился под черный «кадиллак». И прямо перед глазами он увидел сверкающий клинок – кобру, готовую ужалить. Тоцци отпрянул. Мертвое тело приподнялось на локте, оно двигалось – это был самурай. Меч был зажат в его руке. Инстинктивно Тоцци потянулся к пустой кобуре. Черт. Он оглянулся на фургончик. Масиро уже встал на ноги. Кровь стекала по его потному лицу, полускрытому шлемом. На груди, на причудливом доспехе, тоже было много крови. От него несло тухлятиной. На лице застыло злобное выражение. Пустые черные щели вместо глаз. Тоцци вдруг припомнил детскую скороговорку-прибаутку: «Из черного жука тек черный-черный сок». Повтори это быстро три раза. Пакость.

Позади себя он слышал из фургончика голоса Роксаны и Лоррейн. Несомненно, обсуждают, что им теперь делать. Лоррейн не умеет стрелять. А Роксана? Тоже скорее всего нет. Однако, если Лоррейн поднимет стрельбу, это может отвлечь придурка. Возможно, ей даже повезет и она попадет в сукина сына. Конечно, и в Тоцци она тоже может попасть. Нет. Лучше не стреляй, Лоррейн. Не надо.

Масиро схватил меч двумя руками и поднял высоко над головой, как бейсбольную биту. Он не спеша надвигался на Тоцци, согнув колени, широко расставив ноги. Дыхание было хриплым, клокочущим. Тоцци отступил, стараясь не глядеть на блестящий клинок. Он смутно припомнил, что говорил Нил Чейни во время их полуночного урока айкидо: надо сохранять дистанцию между собой и противником и ощущать его целиком, не сосредоточиваясь на чем-то одном.

Потом он вспомнил, что Нил говорил о воинских искусствах вообще. Пока, возможно, следует избегать боя. Избегать боя. Если нужно, удирай. Все лучше, чем пускать в ход свои умения.

Умения – какие умения?

Тоцци вспотел. В горле у него пересохло. Глаза воспалились.

Может, правда убежать? Это, наверное, получится. У Масиро короткие ноги, к тому же он ранен. Потерял много крови и вряд ли способен долго продержаться. Но тут он вспомнил про Роксану и Лоррейн в фургоне. И про Мишель Д'Урсо, все еще в наручниках. Он не может оставить их тут с этим психом. Не может просто взять да убежать. Он должен отвлечь Масиро на себя, во всяком случае, пока не придет Гиббонс и не разнесет этому ублюдку череп. Ну давай же, Гиб. Поднажми.

Тоцци отступил назад, сохраняя дистанцию, но Масиро, против всяких ожиданий, не отставал. Двигался он на удивление быстро, на полусогнутых, как нападающий скорпион. Проклятье. Вот тебе и короткие ноги.

Масиро что-то с горечью забормотал по-японски. Тоцци мог себе представить, о чем он говорит, – он и сам говорил бы что-нибудь в этом роде, если бы в нем сидела пара пуль и он бы жаждал отмщения. Внутри у него все сжалось, и он продолжал медленно отступать, соблюдая дистанцию, спрашивая себя, что, к черту, он станет делать, когда этот тип все же решится на бросок. Когда Тоцци занимался в Квантико, где готовят агентов ФБР, их не слишком-то учили обороняться от меча. Только в секции айкидо он немного занимался с учебным деревянным мечом, боккеном. Значит, используй то, что знаешь, верно? Если б только он смог до конца уверовать в то, что показал ему Нил. Сейчас не время для сомнений.

Тоцци все отступал и отступал, думая, не пропетлять ли направо и налево в надежде, что самурай выкажет какую-нибудь слабость, которой можно будет воспользоваться, – слабое колено, что-нибудь еще...

Но Масиро вдруг ринулся в атаку, нагнув голову и высоко подняв меч. Времени на раздумья не оставалось. И Тоцци проделал то же самое, что проделывал прошлой ночью всякий раз, как Нил бросался на него с деревянным мечом. Он ушел от уда-па. Не отступил, а внедрился в зону атаки, близко подойдя к Масиро, так близко, что длинный клинок не мог зацепить его. Тоцци увернулся, когда Масиро бросился на него, и быстро отступил назад, когда Масиро нанес горизонтальный удар на уровне пояса. Масиро в ярости что-то завопил, но Тоцци слышал только свист клинка, рассекающего воздух.

Сработало! Черт возьми, сработало! Тоцци вытер пот со лба. И тут же встал в правильную позицию, стараясь расслабиться перед самураем, расправить плечи, выпятить грудь, предоставить противнику, как говорил Нил, «большую мишень».

Масиро снова бросился на него, держа меч так, словно собирался отхватить Тоцци голову, но Тоцци снова ушел от меча, вступив в зону атаки, а потом обойдя противника сзади.

Снова сработало! Тоцци был на седьмом небе. Здорово! В этом айкидо и в самом деле что-то есть. А он еще сомневался.

Ворчание Масиро сделалось громче. Оно прерывалось короткими резкими выкриками, словно злая собака облаивает чужака. Внезапно, не прекращая гавкать, он снова устремился в атаку, занеся меч над головой так, словно собирался разрубить Тоцци пополам. «Сохраняй спокойствие, сохраняй спокойствие», – твердил Тоцци про себя. Он заставил себя ждать и ждать – пока Масиро не потеряет равновесия, пока можно будет обратить против него же силу атаки, – потом он ушел в сторону, чуть не столкнувшись плечом с чокнутым япошкой, а начищенный клинок, просвистев по воздуху там, где только что стоял Тоцци, зазвенел об асфальт и застрял в щели канализационного люка. Масиро испустил яростный вопль, вытащил меч, развернулся и тут же приготовился к новой атаке.

Черт. Тоцци понял, что на этот раз он мог бы сделать что-нибудь еще. Двигайся он чуточку поживее, он мог бы напасть на Масиро сбоку, пока тот еще не вытащил меч, и обезоружить его. Или отбить ему почки. Или наскочить сзади и связать ему руки морским узлом. Нил все время твердит, что надо подавлять в себе естественное желание вступить в драку, надо забыть о впитанных с молоком матери уличных приемах. Тоцци вспомнил все эти разговоры насчет того, как опасно потерять «одну точку» и утратить равновесие. Но это просто смешно. Уж в чем, в чем, а в уличной драке ему равных нет. Не то что в айкидо. И в конце концов, ему только и надо промурыжить Масиро, пока не подойдет Гиббонс. Он огляделся через плечо. Чертов Гиббонс все еще тащился в пятидесяти ярдах отсюда и вовсе не спешил закончить прогулку под ручку с этим своим старым дружком, кто бы он ни был.

Черный шлем самурая сверкал на солнце. Мелкие медные пластинки на доспехе тоже сияли. Масиро теперь вопил беспрерывно, всячески понося Тоцци. Самурай тяжело дышал, и пот стекал по его лицу, смешиваясь с засохшей кровью. Воняло от него ужасно.

Ну давай, дорогой. Повтори это еще раз. То же самое. Подойди, мерзкая рожа. Сделай одолжение.

Самурай издал гортанный нечеловеческий крик и бросился вперед, держа меч высоко над головой.

Тоцци ухмыльнулся. Черт возьми! Опять то же самое! Раз за разом!

Он стоял спокойно, заставляя себя не двигаться до нужного момента, ждать, пока ме