/ / Language: Русский / Genre:love_short

Заколдованная любовь

Джул Макбрайд

Бриджит Беннинг не везет в любви. Как, впрочем, и двум ее сестрам. И Бриджит знает — почему. Над женщинами их семьи висит полутаравековое проклятье. Избавиться от него можно, лишь найдя старинное кольцо, спрятанное в старом доме в болотах Флориды.

Заколдованная любовь Радуга Москва 2006 5-05-006375-2 Jule McBride Nights in White Satin

Джул Макбрайд

Заколдованная любовь

ПРОЛОГ

Биг-Свэмп, Флорида. Шестидесятые годы девятнадцатого века. Бурная февральская ночь…

— Скорее! Надо бежать, мисс Марисса!

— Лавиния, не смей указывать, что я должна делать!

Сегодня Мариссе Дженнингс предстоит выйти замуж за Форреста Хартли, но его до сих пор нет. От страха за жениха глаза Мариссы наполнились слезами, и сердце неистово забилось. Конечно, Форрест будет здесь! И преподобный Джордж тоже!

Сверкнула молния, и в ее резком свете Марисса ясно увидела свою экономку Лавинию — стройную креолку с кожей цвета обожженной глины и волосами, заплетенными в аккуратные косы. Ужас был написан у нее на лице.

— Быстрей! Надо скрыться в болотах!

— Нельзя, Лавиния! Вот-вот придет Форрест! Но, понимая, что покинуть Хартли-Хаус все равно придется, Марисса сквозь слезы смотрела на комнату, желая навсегда сохранить в памяти огромный обеденный стол, камин из грубо отесанных камней и люстру, привезенную Форрестом из Парижа. Мариссе и Лавинии так и не удалось снять ее. Она будто вросла в лепной медальон на потолке.

Форрест называл эту люстру их омелой[1]. О, как они целовались под ней, держа друг друга в объятиях, отчаянно заставляя себя отложить исполнение желаний!

На стене виднелись следы, указывающие, где висел портрет Мариссы, теперь укрытый в надежном месте. К этому портрету Форрест отнесся очень серьезно, подробно указывая, как Марисса должна позировать художнику. А потом тщательно выбирал место, где должен висеть портрет.

Своего любимого Марисса неожиданно увидела неделю назад, впервые за два года войны. В мареве февральского полдня он появился на ракушечной дороге, как видение из пророческого сна Лавинии. Форрест шел, тяжело опираясь на винтовку.

В Хартли-Хаусе Форрест выздоравливал после ранения и отдыхал. А Марисса не отводила глаз от того, с кем рядом намеревалась отныне пробуждаться каждое утро.

Свадьбу решили сыграть до возвращения Форреста в свою часть, чтобы успеть провести вместе хотя бы одну ночь, полную страсти. Потом Марисса и Лавиния должны были уехать к сестре Мариссы.

Поэтому сегодня утром Форрест отправился за священником.

Кто же мог предположить, что войска южан так быстро отступят и к вечеру северяне-янки дойдут до дверей Хартли-Хауса?

— Мисс Марисса! Бежим скорее! — Лавиния повернулась на каблуках и устремилась к двери.

Уже были слышны выстрелы и топот копыт, но Марисса не двигалась с места. Кольцо! Нельзя брать в болота символ любви Форреста! Теперь Мариссе стало жаль, что она не позволила Лавинии спрятать кольцо вместе с остальными драгоценностями под половицами второго этажа.

— Торопитесь, мисс Марисса! У нас больше нет времени!

Марисса бросилась на колени и сняла с пальца кольцо.

— О, пожалуйста, сохранись, — прошептала она, опуская кольцо в тайник, известный лишь ей и Форресту.

Едва она встала, как голос Лавинии прозвучал уже у двери:

— Бежим!

И Марисса выбежала из дома.

— Такая ночь — это проделки нечистой силы, мисс Марисса!

Лавиния не могла ошибиться. Она разбиралась в травах, умела колдовать и была ясновидящей.

Треск выстрелов уже заглушал раскаты грома, и сполохи орудий озаряли небо ярче молний. Марисса поглядела на темные тучи и задрожала. В их зыбких очертаниях ей мерещились безглазые черепа, скрещенные кости и рогатые чудища.

Вцепившись в руку Лавинии, Марисса ступила на лужайку. В свадебном платье бежать под дождем было очень трудно, но Мариссе удалось не запутаться в кустах. Скользя и оступаясь, она заторопилась к темным кипарисам, росшим на краю зловещих болот.

Зацепившись за сучок, с громким треском разорвалось платье, и Марисса вскрикнула от огорчения. Атласное свадебное платье сшили ее сестры-белошвейки, а мама украсила белые туфельки хрустальными бусинками. И вот платье погублено, а туфельки измазаны грязью!

Молния осветила небо, и за кипарисами стала на миг видна плантация Бенчли, которые даже не предложили Мариссе помощи! А на ракушечной дороге уже показались янки.

Порыв ветра едва не сбил Мариссу с ног, но Лавиния удержала ее.

Хватаясь за узловатые корни кипарисов, женщины залезли в неспокойную черную воду и затаились.

А солдаты с пылающими факелами уже входили во двор.

— Эй, вы там! — неожиданно прозвучал грубый окрик. — Я видел, как вы бежали! Вылезайте!

Марисса едва не лишилась чувств, зная, как тупые янки поступают с женщинами. Лавиния схватила Мариссу за плечо, пытаясь успокоить.

Когда вспышка снова осветила небо, стали видны воины на лошадях. Их жестокие лица несли на себе отпечаток войны.

Внезапно с плеча Мариссы исчезла рука Лавинии — просто исчезла! Когда опять сверкнула молния, стало ясно, что креолки нет! Неужели ее смыло волной? Не ее ли голова мелькнула среди бурных вод? Не ее ли рука взмахнула? Или это только игра воображения?

Марисса приподнялась, опираясь на корни, и при следующей вспышки молнии увидела… Форреста?

Да, это Форрест. Он приближается к янки, находящимся во дворе. Он потерял разум? Нет… Как и Марисса, Форрест влюблен. Он ищет ее, но если она его окликнет, то оба будут убиты!

О, как она ненавидит этих янки, которые осквернили дом ее возлюбленного! Здесь она должна была познать ту страсть, о которой женщины рассказывали вполголоса, плотно закрыв двери, и то только много времени спустя после свадьбы.

Когда небо снова осветилось, Марисса опять увидела Форреста. Он жив! В форме, которую она зашила и вычистила, он был очень красив.

Внезапно огненный шар просвистел у Мариссы над головой, и раздался всплеск. Пуля? Пушечное ядро? Надо как-то дать знать Форресту, что она в безопасности. Их любовь достаточно сильна, чтобы победить все, даже эту войну.

Внезапно один из всадников поднял лошадь на дыбы, будто услышал шаги Форреста. И в этот ужасный для ее возлюбленного момент Форрест вышел на середину дороги. Янки выхватил из ножен и поднял над головой саблю. Клинок блеснул и, описав дугу, упал вниз.

— Форрест! — дико вскрикнула Марисса, и беззвучный мрак опустился на нее.

Постепенно она начала понимать, что Форреста больше нет. Ну за что именно ей выпало такое страдание? Почему у других может быть и любовь, и семья, но не у нее? Почему другие счастливы, когда несчастна она? Зависть — особый вид ненависти, о существовании которого в себе Марисса и не подозревала, — вскипела у нее внутри. Разум ее помутился, и в исступлении она воскликнула:

— Так пусть же будет проклята плантация Хартли, где я потеряла любимого! И пусть женщины, родившиеся на этой земле, не найдут счастья ни в любви, ни в браке, пока я буду разлучена с Форрестом!

Будто подтверждая ее слова, изломанная полоска молнии прочертила небо, и раздался оглушительный раскат грома.

Марисса заметила неяркую вспышку и почувствовала, будто воспарила над собственным телом. Потом оцепенела, всей кожей ощущая холод. Вдруг на нее полилось что-то горячее. Кровь? Марисса не могла понять. Точно знала она лишь то, что Лавиния ушла. Ушли ее мама, папа и сестры, которых она очень любила. И только что ушел Форрест.

Ее руки скользили, но она еще держалась за корень. Если она выпустит его, то погибнет. Но, черт побери, она выстоит! Ради Форреста!

Дышать в промокшем корсете становилось все труднее. Силы уходили, и Марисса поняла, что пуля нашла ее.

Внезапный порыв ветра ударил в лицо. Пальцы разжались, и бурлящий темный водоворот поглотил Мариссу.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Город Нью-Йорк. Начало двадцать первого века. Снежная февральская ночь…

— Никуда не убегай, Маг, — велела Бриджит Беннинг своему мопсу, опуская его на пол. Потом подняла руку с темно-синим маникюром и позвонила в дверь.

Сегодня она решила, что ее лучший друг Дермотт Брандт должен вместе с ней немедленно отправиться во Флориду, в Хартли-Хаус — старый дом с привидениями, принадлежащий бабуле Джинни. Ехать одной было страшно, а просить, кроме Дермотта, некого — из всех друзей Бриджит только он знал о проклятии, произнесенном Мариссой Дженнингс, когда во время Гражданской войны был убит ее жених Форрест Хартли. Из-за этого старого проклятия до сих пор несчастны в любви женщины, рожденные на земле Хартли.

А сестры Беннинг родились именно там, потому что их настоящим отцом был Джаспер Хартли, сын бабули Джинни. Он умер вскоре после рождения Бриджит, в пьяном виде упав со стола. Спустя немного времени мать девочек, Вив, вышла замуж за Джо Беннинга, который всегда относился к девочкам, как родной отец, и даже лучше.

Оставшаяся в Хартли-Хаусе после смерти сына бабуля Джинни рассказывала про это проклятие каждый раз, когда приезжала повидать внучек. Две недели назад она снова приехала и едва не лишилась чувств, увидев кольцо с фианитами, которое Бриджит сконструировала сама. Старая леди объяснила, что оно в точности такое, как обручальное кольцо с бриллиантами, которое Форрест Хартли подарил своей невесте Мариссе Дженнингс и которое до сих пор не найдено. Правда, на портрете, висящем в Хартли-Хаусе, Марисса изображена с кольцом на руке, но Бриджит была очень мала, когда видела этот портрет, и запомнить его вряд ли могла.

Поразмыслив, бабуля Джинни решила, что у Бриджит есть сверхъестественная связь с Хартли-Хаусом, и поэтому только она сможет найти настоящее кольцо, после чего призрак Форреста наденет его на палец призрака Мариссы, и семейное проклятие наконец развеется.

Конечно, все были уверены, что бабуля Джинни рассказывает сказки. Но и Бриджит, и ее старшие сестры-близняшки Эди и Марли уже испытали столько неудач в любви, что Бриджит была готова отправиться даже в дом с привидениями, лишь бы проклятие перестало действовать.

Но пока она стоит перед закрытой дверью.

— Быстрее, Дермотт, — шептала Бриджит, снова нажимая кнопку звонка.

Она не хотела прожить жизнь старой девы, а проклятие воздействовало на нее даже сильнее, чем на сестер. Эди ходила на свидания, хотя и редко. К тому же она владела агентством «Невесты Большого Яблока» и была организатором свадеб — правда, пока чужих. А Марли однажды даже вышла замуж, но, когда ее муж опустошил их общий счет в банке, она развелась с ним. Теперь, правда, она начала встречаться с парнем по имени Кэш Шэмпейн, который до этого уже успел поухаживать и за Эди.

Кто, как не Дермотт, мог бы поддержать Бриджит? В прошлом году он же помогал ей, когда она захотела попасть в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, пережившая самые неудачные свидания во всей Америке! К сожалению, из этой затеи ничего не вышло, так как для одной Бриджит не стали создавать такой раздел.

— В ванне ты, что ли? — заворчала она, позвонив еще раз.

С улицы она видела свет в его окнах, значит, Дермотт дома. Она опять позвонила, потом стряхнула воду с зонтика и поставила его на пол у стены. Ей хотелось, чтобы Дермотт поспешил. Так много надо сказать ему! Последний раз они говорили по телефону две недели назад. Столь долгий перерыв в общении случился у них впервые.

Разглаживая прямые белокурые волосы, падавшие на плечи, Бриджит ждала. Неужели Дермотт сердится на нее? Но за что? А вдруг он болен?

Она постучала кулаком, уже не надеясь на звонок. Через секунду дверь распахнулась.

Дермотт разглядывал Бриджит. На ней были расстегнутый желтый пластиковый плащ, мини-юбка, чулки в сеточку и горные ботинки.

— Знаешь, — Бриджит раздвинула в улыбке накрашенные ярко-розовой помадой губы и уперла руки в бока, — я две недели не могу дозвониться до тебя!

— Бридж, — только и ответил он.

Ее улыбка стала шире, когда она увидела много необычного. Полузастегнутая рубашка едва закрывала грудь Дермотта. Он был босой и прыгал на одной ноге, другой пытаясь попасть в брюки.

— Кажется, я не вовремя?

Он поморщился.

— Ну… не очень.

Через его плечо она заглянула в комнату и увидела шоколадные конфеты, свежую клубнику и цветы.

Конечно! Дермотт так же одинок, как и она, и в День святого Валентина сам сделал себе подарок! Однажды — ко дню рождения — Бриджит тоже послала сама себе праздничный пирог.

Бриджит с улыбкой рассматривала Дермотта. Он здорово загорел во время своей поездки в Лос-Анджелес. Его темные волосы были растрепаны, подбородок украшала по меньшей мере трехдневная щетина.

— Растишь бороду?

— Да, — признался он.

— Мне нравится. Очень сексуально.

— Спасибо.

— Маг! — внезапно воскликнула Бридж когда мопс пробежал в квартиру мимо ее ног. Маг! Ма… — И запнулась на полуслове, увидев темноволосую женщину в длинном причудлив! платье без бретелек, стоявшую к ним спиной.

Женщина ?

Что может делать женщина в кухне Дермотт у открытой дверцы холодильника? Глаза Бриджи округлились. Сегодня она была без очков и сна чала подумала, что на гостье платье, но теперь узнала коричневый цвет и ромбовидный узор не ткани. Это же покрывало с кровати Дермотта, которое Бриджит подарила ему на Рождество!

Когда же это Дермотт успел завести подружку? И почему ничего не сказал?

Он всегда был озабочен карьерой. Он записывал на пленку звуки для кинофильмов, часто работая сутки напролет.

— Маг! — снова позвала Бриджит. — Ко мне! Но мопс, припав на передние лапы, схватил край покрывала, дернул… оно упало… и перед Бриджит оказалась совершенно голая женщина с открытой бутылкой шампанского в руке!

Бриджит полезла в карман плаща за очками, а женщина в это время пыталась отнять покрывало у Мага, решившего, что с ним весело играют. Бриджит наконец водрузила на нос очки в черной прямоугольной оправе. Что ж, ей надо признать, что у новой подруги Дермотта большая грудь, чертовски тонкая талия и шикарные бедра.

Наконец, отняв у мопса покрывало и снова обернув его вокруг себя, женщина задрала подбородок, и у Бриджит перехватило дыхание.

— Это ты, Кэрри, — только и смогла она выговорить.

Будто подтверждая ее слова, за окном сверкнула молния и грянул гром. Потоки дождя хлынули по высоким, от пола до потолка, окнам.

Кэрри была давней подругой Эллисон, чью свадьбу с Кеннетом организовывала Эди. Через две недели на этой свадьбе Дермотт должен быть шафером, а Бриджит — подружкой невесты. Бриджит надеялась, что заказ на платье невесты и костюм жениха получит мама, но Эллисон обратилась к Кэрри.

Бриджит вздохнула. Они с Кэрри Мастерсон такие разные!

Фигуру Бриджит можно было назвать плоской. Кэрри обладала полной грудью.

Бриджит была белокурой. Волосы Кэрри были темными.

Бриджит училась в монастырской школе. Кэрри происходила из богатой семьи, получила образование в Гарварде и собиралась стать дизайнером женской одежды.

Бриджит работала клерком у «Тиффани», недавно получила повышение и стала менеджером офиса. У Кэрри уже был собственный салон, открытый с помощью отца.

А теперь Дермотт оказался с Кэрри! С самой знаменитой, великолепной, совершенной девушкой в Нью-Йорке! Бриджит смогла лишь промямлить:

— Ну… простите… наверное… я помешала…

Не пытаясь скрыть свое неудовольствие, Кэрри послала Дермотту долгий страдающий взгляд, будто желая сказать «А что я говорила!» Потом повернулась и, медленно передвигая невероятно длинные ноги, направилась к спальне.

— Рада видеть тебя, Бриджит. — Голос Кэрри был подчеркнуто вежлив.

— Я тоже, — ответила Бриджит и, когда мопс снова накинулся на покрывало, добавила:

— Маг, иди сюда, мой маленький!

С облегчением подхватив песика на руки, она снова посмотрела на Дермотта. И поняла, что закипает от ревности.

О, она всегда знала, что Дермотт красив. На его худом удлиненном лице выделялись темные глаза и густые брови, но Бриджит никогда не думала о Дермотте как о мужчине, хотя они с детства жили рядом.

Что происходит в мире? Как давно Дермотт и Кэрри вместе?

— Слушай… — начала она. — Извини, Дерм, я не знала…

— Нет проблем. — Прочистив горло, будто это могло бы помочь ему справиться с ситуацией, Дермотт отвел глаза. — Я думал, ты собиралась в горы кататься на лыжах.

— И поэтому не звонил?

Он долго молчал.

— Ну… да.

— Ты сердишься на меня?

— Нет. Чем могу помочь?

Чем могу помочь? Он говорит так, будто они чужие друг другу! Ее горло сжалось.

— А… ничем.

— Но что-то же нужно тебе, Бридж, иначе ты не пришла бы в такой дождь.

— Вообще-то да, — выдавила она. — Но это не так уж и важно.

Его брови тревожно сошлись.

— Что-то не так, Бридж?

Да. Нет. Ничего. Все! Она только что почувствовала вспышку сексуального притяжения к Дермотту и взрыв ревности. Все это показалось ей совсем не правильным. Тем более что Дермотт был просто ее лучшим другом. Соседским парнем, на помощь которого она всегда полагалась.

— Бриджит? Что случилось?

— Ничего.

Разве только то, что весь мир полетел вверх тормашками. Неужели у Дермотта и Кэрри серьезные отношения? Ее взгляд медленно скользил по его телу, и Бриджит была уже ошеломлена тем, что чувствовала. Дермотт прекрасен, сексуален и выглядит так, будто только что вылез из постели. С Кэрри. Интересно, это их первая ночь? Или они проводят вместе все время?

— Бридж, дома все хорошо?

— Прекрасно.

Преодолевая дрожь в подбородке, она сжала зубы, не отводя взгляда от Дермотта, чтобы не видеть ни Кэрри, ни конфет, ни клубники, ни цветов. Но легче ей не стало. Какие у него глубокие, чудесные глаза и широкие плечи. Уловив аромат, она спросила вздрогнувшим голосом:

— Ты пользуешься тем лосьоном, который я подарила тебе? Ну, тем, что купила в Чайнатауне?

Он кивнул:

— Да… тем самым. Рассказывай, что случилось?

— Помнишь, пару недель назад я сказала тебе, что приехала бабуля Джинни?

Он медленно кивнул, и перед его мысленным взором возникла небольшого роста старушка почти девяноста лет. Зимой она приезжала в неизменном розовом пальто с меховым воротником и маленькой круглой шляпке, тоже розовой.

Заставив себя забыть, что Дермотта ждет в спальне обнаженная женщина, Бриджит прижалась щекой к Магу.

— Она собирается пробыть в городе еще несколько дней, и у тебя есть шанс увидеть ее. Она очень тебя любит.

Дермотт что-то уклончиво промычал.

И Бриджит напомнила Дермотту — на тот случай, если он забыл — о старом проклятии, а потом добавила:

— Бабуля Джинни однажды рассказала, что кто-то из ее родственников даже обратился к спириту, который вызвал дух Мариссы и подтвердил, что проклятие существует. — Помолчав, Бриджит привела последний довод:

— Бабуля еще сказала, что по ночам ее пугают привидения.

Дермотт уставился на Бриджит.

— Неужели ты и этому веришь?

— А что, если кто-то пытается причинить старушке вред? Из некоторых слов бабули Джинни можно сделать вывод, что кто-то хочет отнять у нее дом и для этого пытается запугать ее привидениями. Ну так вот, я еще раз поговорила с бабулей. Теперь она утверждает, что проклятие развеется, если найдется кольцо Хартли… — Она вытянула руку, показывая свое кольцо на безымянном пальце.

Дермотт не мог оторвать взгляд от фианитов.

— Это кольцо придумала я, а бабуля Джинни считает его копией обручального кольца, спрятанного Мариссой больше ста лет назад и не найденного до сих пор. Бабуля утверждает, что на портрете Мариссы изображено точно такое же кольцо. Но когда я видела портрет, мне еще и года не было. А с тех пор я ни разу там не была. Я не могу помнить это кольцо! — (Дермотт пожал плечами.) — О… ты думаешь, это выдумки бабули? Впрочем, может быть и так, — неожиданно призналась Бриджит. — Но все равно надо поехать и посмотреть. Она говорит, что портрет висит на прежнем месте. И мне рассказывали, что меня укладывали спать в гостиной на столе под люстрой, поэтому я думаю, что если подвески люстры похожи на это кольцо, — она снова вытянула руку, — то кольцо Хартли спрятано там.

— Если бы кольцо Хартли было спрятано в люстре, Бридж, неужели бы его до сих пор не нашли?

У Дермотта всегда такой ясный ум!

Снова поцеловав Мага, Бриджит сказала:

— Бабуля Джинни считает, что Марисса и ее экономка Лавиния, вероятно, пытались разобрать и спрятать люстру, но не смогли ее снять, будто люстра не желала расставаться с Хартли-Хаусом.

Дермотт не удержался от смеха.

— Нуда, конечно. Там и люстра поступает, как хочет. Бридж, ты же не можешь верить во всю эту чушь! Твоя бабушка стара. Возможно, ее разум…

— Разум у нее по-прежнему ясный. — В этом-то Бриджит была совершенно уверена. — Вот я и решила, что ты должен помочь мне найти настоящее кольцо и развеять проклятие.

— Чтобы твоя любовная жизнь наладилась?

— Потише…

Он мягко засмеялся, и она улыбнулась в ответ.

— Но это же вовсе не тайна. Это самая главная проблема в твоей жизни, Бридж!

— Ты прав. Ну… раз у меня отпуск на неделю и я не собираюсь кататься на лыжах, то…

— То ты хочешь отправиться во Флориду и найти кольцо?

— Да. Но я боюсь лететь на самолете.

— О. Теперь понятно, зачем ты пришла. Ты хочешь, чтобы я отвез тебя туда на машине?

— Ты сам говорил, что у тебя отпуск, Дермотт. Ты, как никто другой, знаешь о моих неудачах в любви и об этом проклятии. И поскольку не веришь в него, то я и подумала, что ты мог бы держать меня под контролем…

— Если ты увидишь привидение?

— Да. И еще я помню, что ты хотел записывать звуки для нового фильма.

— Это будет фильм о Гражданской войне, — кивнул он.

— А что, если привидения существуют, Дермотт? Что, если мы услышим их?

— Да не верю я в привидения!

— Конечно, не веришь, но я думала… тебе понравится поиграть в охотников за привидениями. Бабуля Джинни говорит, что всегда чувствует запах виски и сигар моего отца, видит следы грязных сапог и открытые двери. А я хочу хоть разок взглянуть на портрет и на люстру. И, если повезет, ты запишешь голоса настоящих привидений! У тебя в джипе ведь есть оборудование для звукозаписи?

Дермотт очень долго молчал.

— А если ты найдешь это кольцо, то прекратится действие проклятия и ты выйдешь замуж?

— Это было бы идеально. Что ж, я, пожалуй, пойду…

Дермотт потеребил свою будущую бороду.

— Вообще-то у меня сейчас есть несколько свободных дней. Мой агент заключил новый договор, и в этот уикенд мне надо отправиться в Лос-Анджелес. А потом мы с тобой должны быть на свадьбе Эллисон и Кеннета. Но до Лос-Анджелеса… — Он вздохнул. — Ладно, Бридж. Пойду собирать вещи. Когда заехать за тобой?

Значит, он все еще ее лучший друг! Он собирается помогать ей, хотя в спальне его ждет обнаженная Кэрри Мастерсон!

— В семь утра сможешь?

Днем Кэрри почему-то захотела, чтобы Дермотт, не откладывая, примерил костюм для свадьбы Эллисон и Кеннета. И Дермотт велел швейцару пропустить Кэрри в квартиру.

Дермотт пришел домой, они с Кэрри немного пофлиртовали. И когда он вышел из ванной, где надевал костюм, то обнаружил в гостиной обнаженную Кэрри.

Теперь у Дермотта появилась замечательная возможность исключить Бриджит из своей жизни, что он и пытался сделать в течение двух недель. Стремительно подойдя к Кэрри, он схватил ее за руку и повел в спальню.

— Я боялась, что слишком рискую, — прошептала она.

— О, нет, — уверил он, поспешно начиная сбрасывать брюки и расстегивать рубашку.

Вот в этот-то момент Бриджит и начала звонить и стучать так настойчиво, что пришлось открыть ей дверь.

А теперь Кэрри в гневе мечется по его спальне.

— Не уходи, Кэрри, — попросил он, хотя знал, что слова бесполезны.

— Меня же предупреждали! — взорвалась в ответ та.

У Дермотта был очень хороший слух, и он слышал, как шуршит покрывало, которое она бросает на кровать, как мягко шелестят ее лифчик и трусики.

— Бриджит и я — всего лишь друзья.

Дермотт слукавил. Когда Бриджит снова начала говорить о проклятии своей семьи, он понял, как безнадежны его попытки расстаться с этой девушкой. Он давно уже знал, что любит ее. При виде Бриджит Беннинг его кровь вскипала. Он даже говорил ей об этом несколько раз, но она только смеялась в ответ. Однако Дермотт подозревал, что и она чувствует влечение к нему, но хорошо скрывает его от всех, даже от себя. Особенно от себя.

Неужели Бриджит не понимает, как близки они были на рождественской вечеринке у «Тиффани»? Он обнимал ее, шептал ей на ушко нежные слова. Она сводила его с ума своим маленьким черным платьем.

— Почему мы до сих пор не вместе, Бридж? — спросил он тогда.

А она засмеялась — зазвучали мягкие, воздушные музыкальные переливы, которые всегда лишали его способности думать.

— Мы — лучшие друзья.

— Разве дружба не может стать любовью?

Она непреклонно покачала головой.

— Никогда!

Голос Кэрри вырвал его из воспоминаний:

— Говорила же мне Эллисон, что ты ни с кем не встречаешься и всегда делаешь все, что скажет эта женщина!

— Я со многими встречаюсь.

— Но недолго и несерьезно.

— Бриджит бывает нужна моя помощь, когда она приходит в себя после своих неудавшихся романов.

— И поэтому ты завтра уезжаешь с ней?

Очевидно, его любовная жизнь тоже будет поражена проклятием, пока Бриджит рядом с ним!

— Я собираюсь сказать Бриджит, что мы больше не можем быть друзьями.

Схватив пальто со стула, Кэрри надела его и посмотрела на Дермотта.

— Неужели ты собираешься порвать с ней?

— Да. — Правда, до сих пор это не удалось. — Но сейчас надо ей помочь. Я думаю, что она действительно верит в то, о чем рассказывает ее бабушка.

— Я слышала.

— Возможно, если я помогу ей, она забудет о семейном проклятии. Видишь ли, Бриджит каждую неделю встречается с новым парнем, — добавил он на всякий случай, чтобы Кэрри не истолковала не правильно его намерения, — она не интересуется мной иначе как другом.

— Ты и сам не веришь тому, что говоришь.

— Почему же не верю?

Кэрри вздохнула и подняла глаза к потолку.

Она была не первой, кому помешала Бриджит. Все женщины, с которыми встречался Дермотт, хотели его — и ни одна не получила. Забавно, подумал он. За двадцать лет дружбы с Бриджит они ни разу не были в постели. Он по горло сыт такими отношениями и готов их завершить.

Дермотт посмотрел на Кэрри. Она могла бы выбрать любого — а выбрала его. Кэрри красива, талантлива и сексуальна.

— Бриджит и я знаем друг друга много лет, поэтому мне нужно время.

— Чтобы закончить вашу дружбу и двигаться дальше? Она стоит у тебя на пути, Дермотт. — Уже открыв дверь, Кэрри добавила:

— Я почти верю тебе. Хорошо. Одна неделя. Я буду часто звонить. — Она улыбнулась, и в ее темных глазах было обещание. — Но положить этому конец должен ты сам.

С этими словами Кэрри захлопнула дверь, и Дермотт оказался в тишине.

Кэрри права. Но когда он вернется, его отношения с Бриджит уже будут принадлежать истории.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Хартли-Хаус, сорок восемь часов спустя.

Вспоминая обнаженную Кэрри, Бриджит все более укреплялась в решении хоть раз заняться сексом с Дермоттом. Что, если Дермотт полюбит Кэрри, женится на ней и так никогда и не узнает, в какое наслаждение могла бы перерасти его дружба с ней, Бриджит?

Вчера вечером в Северной Каролине, в гостинице, Бриджит собиралась сделать первый шаг, но Дермотт быстро удалился в свой номер под предлогом того, что ему надо позвонить Кэрри. Конечно, острой необходимости не было. Кэрри звонила едва ли не каждые пять минут. А днем Дермотт почти на каждой остановке записывал звуки, характерные для юга. Было похоже, будто он использовал работу как оправдание, чтобы не разговаривать.

Пару часов назад они въехали в Биг Свэмп, штат Флорида, запаслись провизией, а потом пообедали в мрачноватом кафе рядом с мотелем, который показался Бриджит довольно зловещим, как в каком-нибудь примитивном фильме ужасов. Конечно, Бриджит привлекла внимание своим нарядом — мини-юбкой, чулками в сеточку и черными остроносыми туфлями. Но когда все узнали, куда едет эта парочка, то покачали головами так, будто Бриджит и Дермотт потеряли рассудок.

— Вы не сможете провести там ночь! — с беспокойством в глазах предупредила Нэнси, хозяйка и официантка одновременно. — Разве Джинни не сказала вам, что там привидения?

Когда Дермотт свернул на ракушечную дорогу, ведущую к Хартли-Хаусу, радио в машине смолкло. Он перегнулся через руль, пытаясь настроить приемник.

— Что за чертовщина! Ничего не слышно, кроме треска!

— Может быть, это предзнаменование? — Бриджит стало жутко. Ощутив холод, будто по салону джипа пронесся сквозняк, она поглядела на грозовые тучи, освещенные угасающим закатом, потом сунула руку в карман за очками и надела их. Маг прыгнул с коленей Дермотта ей в руки. — Тебе интересно, Маг? Как думаешь, кого увидим? Дракулу? Или Франкенштейна?

Дермотт заголосил страшным голосом, изображая Дракулу:

— Я здесь, чтобы сосать твою кровь!

В ответ Бриджит кокетливо пропела:

— Звучит многообещающе.

Он бросил на нее удивленный взгляд, затем снова уставился на дорогу, больше не желая флиртовать. Она вздохнула. Неужели Дермотт угадал, что она мечтает о сексе с ним, и отгородился от Бриджит, будто стеной?

Она сняла черную бейсболку и бросила ее на приборную панель. Маг повернулся и стал смотреть вперед.

Бриджит взглянула на Дермотта, желая угадать, как сложится сегодняшний вечер. Будут ли они близки? И вообще, что случилось с ней? Дермотт был ее лучшим другом, но в День святого Валентина, после того как она ушла из его квартиры, ее мечты стали такими горячими, каких не было никогда и ни с одним мужчиной. Это было странно, учитывая существование проклятия.

Дермотт выглядел лучше, чем мужчина имел право выглядеть. Его волосы были спутаны, щетина на подбородке стала более темной и более колючей. На нем были свободные черные джинсы и футболка, которую она подарила ему на день рождения. Хватит ли ей сил, чтобы сделать ему предложение? Бриджит вообразила, как спрашивает его, не хочет ли он заняться с нею сексом, как расстегивает его рубашку, как трогает завитки упругих темных волос. А почему бы и нет?..

— Попробуй найти музыку, Бридж!

Переместив Мага у себя на коленях, она покрутила ручку приемника. Но слышен был только треск.

— Привидения украли все звуки, — объяснила она.

Дермотт кивнул.

— Интересно, что они сделают с нашими мобильниками?

Чем ближе они подъезжали к Хартли-Хаусу, тем медленнее ехал Дермотт. Стало слышно, как под колесами хрустят ракушки. Маг замер у Бриджит на коленях, положив передние лапы на приборную панель. По крыше джипа заскребли ветки, и Бриджит инстинктивно пригнулась. Деревья были огромными, каких она не видела никогда. Их крючковатые корни были похожи на лапы пауков, выползших из сумерек навстречу джипу.

— Вот он!

Молнии вспыхивали, освещая белый кирпичный дом бабули, казавшийся заброшенным. Стены были увиты плющом. Окна второго этажа зияли подобно пустым глазницам. Веранда с колоннами окружала первый этаж. За домом виднелось болото.

Бриджит начала бить дрожь.

— Дермотт, дверь открыта!

— Точно.

— Позвонить в полицию?

— Не повредит.

Уже уверенная, что в доме есть привидения, Бриджит с трудом сглотнула и набрала 911. Очень долго никто не отвечал. Наконец раздался женский голос:

— Что я могу сделать для вас, мои милые?

Бриджит бросила взгляд на Дермотта.

— Эээ… Я нахожусь в Биг-Свэмпе, — начала она, — в гостях у родственницы, Джинни Хартли. И, ну, в общем, мы подъехали к дому, а дверь нараспашку. — Она сделала паузу. — Это 911, или я ошиблась?

— Конечно, 911, дорогая, — ответила женщина. — Но шериф пошел ужинать, а потом поедет к Мэри Лу Бидден, чтобы помочь закрыть окна.

Ее дому больше ста лет, и рамы осели. Я ей уже обещала…

— Понятно, — только и могла сказать Бриджит. Дермотт остановил джип под ивой. Дождь стал сильнее, и Бриджит едва могла видеть на пять футов перед машиной. Ее сердце застучало при мысли, что она скоро увидит такое же кольцо, как у нее на пальце.

— Не волнуйтесь. Не успеете оглянуться, как шериф уже проверит ваш дом.

Бриджит выключила телефон. Дермотт выключил двигатель.

Внезапно Бриджит ощутила тишину и почувствовала, что ей стало тесно в замкнутом пространстве джипа. Дермотт смотрел на нее с любопытством.

— В чем дело, Бридж?

Комок стал у нее в горле. Как она сможет существовать без Дермотта? Он так долго был частью ее жизни!

— А… ни в чем. — Она поглядела на дом, резко вздохнув. — Бабуля Джинни сказала, что привидения часто оставляют двери открытыми. Особенно Джаспер, мой настоящий отец. Ее сын.

Дермотт рассмеялся.

— Ты напрасно позволяешь свихнувшейся старухе морочить себе голову, Бридж. — Его выражение смягчилось. — Но поскольку ты думаешь, что все в твоей любовной жизни идет не так из-за проклятия, я могу понять, почему ты хотела бы верить ей.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну, если твоя бабушка говорит правду, ты найдешь кольцо и наладишь свою жизнь. А дверь, вероятно, забыла закрыть сама бабуля Джинни, — уверил он. — И внутри мы найдем полевых мышей или енота, а то и скунса.

— О, хорошо бы.

Потянувшись назад, он схватил фонарь.

— Тогда так. Мы не будем ждать шерифа. Я докажу тебе, что единственное, чего надо бояться, это только страха, дорогая. Пойдем.

Она хихикнула, решив забыть о странных чувствах, кипящих у нее внутри. Может быть, она считала само собой разумеющимся, что Дермотт всегда рядом с ней? Может быть, в этом и кроется причина их столь давней дружбы?

— До дома далеко.

— Ближе не подъедешь.

Она поглядела на дождь.

— Готов, Маг?

Маг тявкнул. Бриджит взяла свою сумку и куртку с капюшоном.

— У тебя есть зонтик?

— Нет, только фонарь.

Она подхватила Мага и выпрыгнула из открытой машины. Ее туфли погрузились в лужу, и она взвизгнула, когда ледяная вода залила лодыжки. Потом Бриджит захлопнула дверцу, следя за неярким лучом света, прыгающим, пока Дермотт вылезал из машины.

— А я-то думала, что во Флориде всегда тепло и солнечно.

— Но не в феврале и не ночью.

— И не в доме с привидениями, — добавила она. — Не будет у меня южного загара!

— Подумаешь, большое дело!

Дермотт всегда знал, что сказать. Пустяковая шутка, но какая хорошая поддержка!

Пригнув голову, Бриджит добежала до веранды, отбросила капюшон и наклонилась, чтобы поставить Мага на засыпанный листьями и ветками пол. Маг сразу же схватил ветку и начал с ней играть.

Бриджит замешкалась.

— Знаешь… ты иди первый. Веди себя как мужчина.

— То есть ты хочешь, чтобы я перенес тебя через порог?

От этой мысли ее сердце странно подпрыгнуло, вернулось на место и забилось быстрее.

— Да… нет. Привидениям это могло бы не понравиться. — Но почему он предложил это? — Я имела в виду только то, что ты пойдешь первым. Чтобы распугать привидения.

Когда Дермотт переступил порог, она поняла, что исчезающий вечерний свет не проникает внутрь. Дермотт посветил фонарем в комнату слева.

Маг заскулил с порога.

— Он не хочет входить. Думаю, боится. Ты думаешь, это знак нам…

Голос Дермотта приплыл из темноты.

— Что привидения уже здесь?

— Говорят, что собаки чувствуют их лучше, чем люди.

— Спасибо.

— Ничего личного. — Свистнув, она наклонилась и щелкнула пальцами. — Давай, Маг. Ну, всем же известно, что ты храбрец!

Маг прыгнул ей на руки. Бриджит закрыла за собой дверь, потянула носом, и у нее екнуло сердце.

— Чувствуешь, чем пахнет?

— Пылью и плесенью.

— Сигарами и виски. Бабуля Джинни говорила, что всегда чувствует этот запах. — Бриджит понизила голос:

— Значит, это Джаспер.

— Ууу-ооо-ууу, — провыл Дермотт и продолжал страшным ночным голосом, размахивая лучом фонаря:

— Я страшное привидение! Я ужасный Джаспер Хартли!

Бриджит почувствовала, что ее схватили за талию и возносят вверх. От страха она завизжала и лишь потом поняла, что это Дермотт поднял и закружил ее.

— Ты пугаешь Мага! — запротестовала она, но не прежде, чем почувствовала прижатое к ней тело Дермотта, его твердую грудь против ее груди. Когда он отпустил ее, она вздрогнула, но это уже не имело никакого отношения к привидениям. Она решила, что ей не о чем волноваться. Когда она сделает предложение Дермотту, он согласится. Обязательно. Ведь втайне он уже давно хочет ее, как и она его… Или нет?

— Я хочу найти портрет Мариссы и люстру.

— Найдем.

Она услышала щелчок, затем неяркий свет залил комнату. Бриджит увидела старую масляную лампу, в которой горела электрическая лампочка.

— Бабуля Джинни говорила, что на заднем крыльце есть ящик с дровами. И все камины в порядке. Развести огонь было бы неплохо.

А лежать с Дермоттом возле огня будет еще лучше…

Дермотт уже осматривал комнату слева, обставленную с викторианской роскошью: паркетный пол покрыт восточным ковром, мягкие диваны, кожаный стол для бриджа, торшеры с золотыми абажурами, украшенными бахромой, старинные фотографии — дагерротипы. В углу стояла старинная прялка.

Тяжелые красные бархатные шторы были подвязаны толстыми шнурами, и тонкие кружевные занавески подняты до половины окна. Бриджит вздрогнула, уловив в окне движение, но потом поняла, что видит собственное отражение. Когда снова сверкнула молния, на миг стал виден двор. Он зарос деревьями — кажется, апельсиновыми. Их ветки жутковато изгибались в темноте.

Дермотт прав. Она слышала истории бабули Джинни едва ли не со дня своего появления на свет, и теперь ее ум смущен.

— Я все думаю, нет ли тут попыток напугать ее, — внезапно сказала Бриджит.

— Кого? Твою бабушку?

Она кивнула.

— Когда она приехала к нам в Нью-Йорк, мне показалось, что она испытывает облегчение, будто и не хочет возвращаться сюда, хоть это ее дом. И если привидений нет… значит, она боится чего-то другого. Я задавала ей много вопросов…

— А сколько ей лет?

Бриджит улыбнулась.

— Ни у кого не хватило смелости посмотреть ее водительские права. Думаю, за восемьдесят. Однако она в совершенно ясном уме.

— Возможно, ей просто одиноко.

— Возможно, — согласилась Бриджит.

Она опустила Мага на пол, чтобы он побегал. Дермотт похлопал по дивану, подняв пыль, которая закружилась в застоявшемся воздухе.

— Вижу, бабуля Джинни не слишком любит наводить чистоту.

Оглянувшись, Бриджит ахнула. Грязные следы вели в комнату.

— Взгляни, Дерм. Следы!

Дермотт нагнулся.

— Это наши следы.

— О, — она была потрясена.

Что это с ней? Неужели сказалась долгая поездка? Нет!

— Здесь три следа!

— Третий след оставила твоя бабушка.

Сперва Бриджит почувствовала облегчение, но потом задумалась, поскольку Джинни была маленького роста.

— Это большие следы, Дермотт.

Он проследил за ее взглядом, его темные брови сошлись, и он послал ей дьявольскую усмешку.

— Значит, здесь прошло привидение с большими ногами!

Поглядев на свою сумку, она решила, что лучше не тащить вещи наверх прежде, чем они проведут кое-какое исследование…

— Пойдем, — сказала она, качнув головой направо, туда, где, по словам бабули Джинни, была гостиная с люстрой. — Я устала, но не могу ждать до завтра.

— Не думаю, что здесь кто-то есть, — заметил Дермотт. — Держу пари, твоя бабушка просто забыла закрыть дверь. — Он улыбнулся. — Я поведу себя как мужчина и пойду искать привидения.

— Это чисто мужская работа, — поддразнила его Бриджит. — А я буду делать женскую работу и разберу продукты. Не забудь принести дрова, — напомнила она, и ее настроение улучшилось. — Ты мог бы разжечь огонь.

— Ты, однако, умеешь найти занятие мужчине!

Они флиртуют! Бриджит даже затаила дыхание, и ее сердце замерло, когда он приблизился к ней и она рискнула взять его за руку. Было слышно, как дождь хлещет по оконным стеклам и шелестит в листьях, и как свистит ветер. Она боялась, что он отдернет руку, но он не отдернул…

Сколько раз она была наедине с Дермоттом? Наверное, тысячи. Возможно, даже десятки тысяч. Но сейчас, рядом с ним, в чернильной тьме этого скрипучего старого дома, она ощущала его как никогда. Она могла чувствовать дрожь его ладони и быстрый, как молния, бег его крови по жилам, слышать его дыхание и шорох джинсовки, когда он двигался…

— Сюда, Маг. — Она с облегчением услышала, как Маг галопом несется к ней.

Дермотт обвел лучом фонаря вокруг комнаты, Бриджит увидела лампы и включила их.

— Сигары, — снова сказала она. — И виски.

— Здесь запах сильнее, — согласился Дермотт, только теперь отпуская ее руку, и Бриджит тут же почувствовала себя покинутой.

Бриджит задрожала.

— В этом доме все так необычно, — прошептала она, включая лампу в следующей комнате. — Да это же та самая гостиная!

Наконец-то Бриджит увидела люстру, которая оказалась похожей на огромную свадебную диадему — трехъярусную, с хрустальными подвесками. Изяществом они напоминали бриллианты, с которыми Бриджит каждый день имела дело у «Тиффани». В люстре были бесчисленные тонкие светло-желтые свечи.

— Вот бы посмотреть на нее, когда она горит! Даже теперь, в свете одной только слабенькой электрической лампы, подвески сверкали удивительными цветами — ярко-розовым, серебристо-синим и изумрудно-зеленым.

Она переместила взгляд на зеленый ковер с бахромой по краям, который, по словам бабули Джинни, появился много позже войны, потом на камин, который заставил Бриджит замереть. Камни камина были зернисто-серыми, но в них были прожилки, блестевшие такими же цветами, как подвески.

Теперь Бриджит смотрела на огромный стол в середине комнаты, на котором она спала в плетеной кроватке, когда была маленькой. Наконец-то она сможет залезть на него и тщательно осмотреть подвески вблизи.

Вдруг Дермотт воскликнул:

— Смотри! Портрет! — Напротив камина висел портрет Мариссы Дженнингс в свадебном платье с кружевными манжетами. Указательный палец Мариссы был направлен в сторону книги, лежащей у нее на коленях, но на самом деле привлекал внимание к кольцу, — кольцу, которое было точно таким, как у Бриджит!

— Не зря, значит, бабуля говорила мне про кольцо…

Дермотт подошел и встал позади Бриджит. Время остановилось. Его дыхание было так близко, что она могла чувствовать его на своих щеках.

— Как же это… — прошептала Бриджит.

— Должно же быть какое-то разумное объяснение.

— И на портрете она кажется… такой живой, — продолжала Бриджит хриплым от шока голосом. — Она красивая. Этот идеальный овал лица, темные глаза, " очень красные губы, кожа белая, как фарфор. А такое свадебное платье понравилось бы Эди, — добавила она, размышляя, как оно могло бы выглядеть в витрине агентства «Невесты Большого Яблока».

— Красивое платье, — подтвердил Дермотт. — И кольцо… — Он задержал дыхание. — Это кажется сверхъестественным. Но хотя ты была в этой комнате совсем маленькой, возможно, ты запомнила…

Сомнительно, подумала Бриджит. Рассказы бабули Джинни оказались правдой. Бриджит ясно представила Лавинию с отблесками огня в темных глазах, когда она смешивала травы и варила колдовские зелья…

Любовные зелья…

— Марисса… очень любила его.

— Форреста?

Бриджит кивнула, рассматривая складки атласной юбки и высокий воротник, подчеркивавший стройную шею мисс Мариссы. Внезапно Бриджит задрожала, когда ее глаза обратились к кольцу, потом поглядела вниз на гроздь фианитов, которые были на ее пальце.

— Ну, не знаю. Даже если бы ребенок мог помнить этот портрет, каковы шансы запомнить кольцо во всех деталях?

— Здесь столько же смысла, сколько и во втором твоем предположении.

— Каком?

— Что тебя оставляли спать в кроватке на столе и ты видела кольцо, спрятанное в люстре. Хочешь осмотреть ее?

Встряхнув головой, чтобы привести мысли в порядок, Бриджит скинула туфли.

— Помоги мне, пожалуйста, влезть на стол.

Помещая обе руки на гладкую полированную древесину, она почувствовала, что стол испускал теплоту, почти как живое существо. Или, возможно, ей стало тепло от ладоней Дермотта, скользнувших вокруг ее лодыжек? Испытав моментальную невесомость, Бриджит оказалась на столе.

— Если я пойду проверить остальную часть дома, с тобой все будет в порядке? — спросил Дермотт.

— Конечно. Не волнуйся, со мной Маг. Он защитит меня.

Дермотт направился к двери.

— Я уберу еду, затем осмотрю второй этаж. Хочется поскорее лечь спать.

— Мне тоже. А если я увижу привидения, то буду визжать!

Он усмехнулся:

— Тогда я успею добежать до машины.

— О, спасибо, — ответила Бриджит надменно, — мой герой.

— Беру свои слова назад.

Она поморщилась.

— Кажется, снова запахло сигарами и виски?

— Держу пари, неподалеку есть бутылка. Когда я найду ее, ты выпьешь со мной?

— Это согрело бы меня.

— Надеюсь, что виски шотландское, а сигары гаванские.

Дермотт ушел, и Бриджит начала тщательно осматривать люстру. Пока Маг обнюхивал пол, она осмотрела каждую подвеску. Они висели гроздьями, как виноград, и у них были гладкие грани и острые ребра. Когда подвески звенели, мелодичный звон навевал мысли о старинных музыкальных шкатулках.

Услышав от бабули Джинни о кольце, Бриджит сразу поняла, что приедет сюда. И теперь она не могла не вспомнить, что ее собственный отец умер…

…когда упал с этого стола! Да, возможно, он был очень пьян. Но что он делал на столе? Осматривал подвески? И почему острый аромат сигарного дыма опять заполняет воздух?

Бриджит уже открыла рот, чтобы позвать Дермотта, но успокоилась, услышав его шаги над головой.

— Здесь ведь нет никого, Маг?

Вскоре все подвески были осмотрены. Кольца в люстре не было, и острое разочарование охватило Бриджит. Но сколько времени она была здесь? Минуты или недели? Ей показалось, что она потерялась в вечности. Она посмотрела на каминные часы, высокие, с черными римскими цифрами. Стрелки показывали двенадцать.

А по словам бабули, мисс Марисса и Форрест Хартли должны были вступить в брак в полночь!..

Встряхнув головой, Бриджит поглядела на запястье. Наручных часов не было — как нарочно, сегодня она забыла их надеть.

— Возьми себя в руки, — прошептала она, но, чувствуя необъяснимую растерянность, позвала, борясь с внезапной паникой:

— Дермотт!

Ответа она ждала, казалось, бесконечно долго, и его голос прозвучал издалека:

— Все хорошо, Бридж?

— Прекрасно. — Она начала слезать со стола. — Ты где?

— Наверху. Бридж, ты могла бы подняться сюда?

— Иду! — Подняв Мага и прижав его к груди, Бриджит быстро пробежала через комнаты, которые ранее пересекла с Дермоттом. Когда она поднялась по полутемной лестнице, покрытой красным ковром, то была рада увидеть свет за открытой дверью одной из комнат. — Я не нашла кольца, — объявила Бриджит, когда пересекла порог спальни.

— Завтра найдешь. А я обнаружил вот что.

Дермотт протянул ей бутылку виски и окурок сигары со следами яркой розовой помады того оттенка, какой любила бабуля Джинни. Значит, прощай, мысль о том, что запахи насылали привидения!

Оглядевшись, Бриджит удивилась:

— До чего же здесь уютно!

В центре комнаты была высокая железная кровать с покрывалом цвета сливочного масла, которое гармонировало с солнечно-желтыми стенами и светлым деревянным полом. В углу стоял шкаф, рядом комод, а на нем — старинный таз для умывания. Кружевные занавески были раздвинуты, и, когда сверкнула молния, стали видны апельсиновые деревья во дворе, и за ними неспокойные черные воды болот. Дождь стучал по стеклам.

— Рад, что тебе понравилось, — ответил Дермотт, разжигая огонь в камине. — В другие комнаты никто не заходил уже много лет. Если твоя бабушка действительно видела привидения, то там им самое место. А эта спальня единственная, где можно жить.

Значит, он будет спать с ней на одной кровати! И, лежа рядом с ним, ей будет легко… Сжав бутылку, Бриджит подняла ее к губам и, хоть не имела привычки пить, сделала большой глоток. Неожиданно ей понравился вкус, похожий на медленный огонь, двигающийся вниз по ее горлу.

— Все так страшно?

— Даже хуже, — уверил он. — Поэтому я буду спать внизу.

О, нет!

— На том пыльном диване? — Выпив еще, исключительно для храбрости, она решилась:

— Почему бы тебе не спать здесь со мной?

Брови Дермотта поднялись в изумлении.

— На кровати?

Чувствуя, что ее щекам стало жарко от виски, она взглянула вниз.

— Да уж не на полу. Здесь даже коврика нет.

— Ну, разве что одну ночь, — нехотя согласился он.

— А завтра мы проветрим одну из других комнат.

— Хороший план.

Воздух, казалось, стал насыщен электричеством, и она почувствовала, что они одновременно задержали дыхание.

И в этот миг раздался вой сирены.

Бриджит быстро поставила бутылку и заторопилась к двери, пока эмоции не вышли у нее из-под контроля. Дермотт будет с ней в кровати сегодня вечером, а значит, почти половину своего плана она уже выполнила!

Торопясь вниз по лестнице, она думала о большой пустой кровати наверху. От одних этих мыслей в коленях у нее появлялась слабость, а тут еще Дермотт шел за ней, так близко, что она могла ощущать его дыхание. Он, очевидно, тоже сделал пару глотков огненной воды бабули Джинни.

За дверью на веранде стоял высокий худой мужчина в коричневой форме.

— Закариа Уолш, — прогудел он, шагая через порог. Рука его лежала на кобуре. — Я приехал к Нэнси поесть, и мне сказали, что вы двое здесь. А потом сообщили, что вы звонили 911, — объявил он, глядя острыми темными глазами. — Сначала я не поверил. Нет, сэр, конечно, Джинни Хартли — очень своеобразная женщина! Но послать сюда двух таких неподготовленных молодых людей, как вы! — Он неодобрительно покачал головой. — Значит, они оставили дверь открытой? Кого же вы видели? Лавинию или Джаспера? Сколько от них беспокойства! Даже пока он был жив, Джаспер Ли, это было его второе имя, и так его здесь называли, знаете ли… Да, от него и тогда было много шума. — Уолш вздохнул. — Но я не знаю, чего вы от меня ждете. Наручники не сдержат эту компанию. Джинни заставила меня однажды попробовать, но металл проходит сквозь них. А может быть, приходила Марисса? Или Форрест? Почему вы молчите? Вы меня не понимаете? — Внезапно его глаза сузились, он вытянул губы и вскричал:

— О, мне все ясно! Да, сэр, мне все совершенно ясно! Джинни даже не потрудилась предупредить вас, что ее дом кишит привидениями!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Шериф уехал после того, как проверил двери и окна. Грозу сменил шелестящий дождик. Бриджит и Дермотт уже час лежали на кровати без сна.

— Этот шериф странный какой-то, — вдруг проворчал Дермотт и усмехнулся.

— Неужели и он тоже верит, что здесь есть привидения? — прошептала Бриджит дрожащим голосом.

— Испугалась?

— Да, — призналась она. — А ты почему не спишь?

— Из-за привидений, — солгал он.

Дермотт и себя пытался уверить, что его бессонница не имеет никакого отношения к лежащей рядом почти обнаженной Бриджит. Просто он переутомлен поездкой, раздражен постоянными звонками Кэрри.

Не помогло даже то, что они с Бриджит выпили еще немного виски, перед тем как лечь. Тихо вздохнув, он погладил Мага, который лежал у него под боком.

Бриджит прошептала:

— Хорошо бы, если бы все мои свидания оказались только видениями.

— Мне нравился Антонио, — откликнулся Дермотт, вытягивая ноги и наслаждаясь ощущением силы своих мускулов. — Он был кровь с молоком. Жаль, что в Мексике у него уже была жена.

— Дуэйн был честнее, — согласилась Бриджит.

— А помнишь парня, который брил все тело? Он все спрашивал меня, не хочу ли я побрить себе…

— Да, был и такой. — Она помолчала. — И еще Артур. Я давно не вспоминала о нем. Помнишь? Одержимый парень из Квинса, который пел мне серенады? В конце концов ты вызвал полицию.

Снова уловив дуновение цветочного аромата Бриджит, Дермотт пожалел, что не лег на диване. Задохнуться в пыли было бы лучше, чем мучиться, сдерживая свои желания. Когда Кэрри позвонила, то намекнула, что ему надо возвращаться в Нью-Йорк. Он возразил, что они с Бриджит только что приехали, и Кэрри сразу заметила перемену в его настроении.

Впрочем, Кэрри была права. Он все больше вовлекался в мир Бриджит. Ему нравились ее манера одеваться, ее уверенность в успехе, то, как она ласкает Мага. Ему нравилось, как они подшучивали друг над другом и как часами могли сидеть в тишине. Слова были им не нужны, потому что они знали друг друга много лет. Некоторым Бриджит могла бы показаться ветреной, главным образом из-за ее постоянной болтовни об одежде, украшениях и кино, но он всегда видел в ней радость жизни и любовь к красоте. Этими же качествами обладал и он сам.

— Дермотт… — внезапно шепнула Бриджит в тревоге. — Я могу поклясться, что оставила внизу свет, а сейчас там темно.

— Темно, — эхом отозвался он. — Ну и что?

— А когда шериф Уолш уезжал, свет горел.

— Вероятно, ты выключила и забыла.

— Нет, я уверена, что не выключала. И стало так тихо…

— Засыпай.

— Но здесь слишком тихо!

Дермотт повернулся на бок и оперся на локоть.

— Не заводи себя, Бридж. Послушай, ночь полна звуков, — уговаривал он голосом, хриплым от виски, — и ни один звук не вызван привидениями.

В следующую секунду послышался шелест ткани — Бриджит опустила голову на подушку. Дождь почти прекратился, но редкие капли еще падали с крыши. Потрескивали догорающие угольки. Издалека доносился плеск воды в болоте.

— Если бы сейчас мне надо было записывать звук, — пробормотал он, — я бы использовал что-нибудь темное и тяжелое. Возможно, Вагнера.

— И не забудь вставить волчий вой. — Она помолчала. — Эди сейчас занята организацией свадьбы Джулии Дарден и хочет, чтобы ты подобрал музыку. Эди думает, что ты мог бы даже пригласить музыкантов. Она говорила мне, что ты уже сказал «нет», но я должна за оставшееся время уговорить тебя.

— Это называется «сменить тему». — Не мог же он сказать Бриджит, что отказался, чтобы быть подальше от нее. — Я не занимаюсь свадьбами.

— Это не простая свадьба. Это высококлассная свадьба. О тебе будут писать в журналах.

Снова он почувствовал, что глубже втягивается в мир Бриджит — в ее мечты и желания.

— У меня слишком много другой работы. Как только мы вернемся, я полечу в Лос-Анджелес.

— Значит, ты сможешь подумать в самолете.

На следующей неделе Эди ждет твоего окончательного ответа. По крайней мере ты должен ответить ей до свадьбы Эллисон и Кеннета. — Совсем сонно Бриджит прошептала:

— Мы должны были принести звукозаписывающее оборудование из машины.

— Ты думаешь, что мы услышим привидения?

— Шериф Уолш уверен в этом.

— Завтра принесу магнитофон. Я слишком устал, чтобы идти за ним сейчас.

Хотя Бриджит лежала под одеялом, и он знал, что на ней надето — пижамные штаны и коротенький топ с узенькими бретельками, под которым не было лифчика. Кэрри Мастерсон со своими намеками была далеко, а Бриджит рядом. Только мысли об ее упругой груди под невесомым хлопком заставляли его дыхание прерываться.

Маг встал и перебрался к Бриджит, и Дермотт почувствовал холод на том месте, где лежал песик. Подняв головой край покрывала, Маг влез под него. Бриджит переместилась поудобнее и закрыла глаза.

— Мне кажется, он чего-то боится, Дерм.

— Или у него болит живот после того, как он доел остатки в том грязном кафе возле мотеля.

— До сих пор не могу поверить, что не нашла кольца в люстре.

— Завтра найдем.

Его голос звучал уверенно, но они оба знали, что этого, весьма вероятно, не случится. Однако, если они вдруг нашли бы кольцо, Дермотт мог бы надеть его на палец Бриджит… Интересно, закончилось бы тогда действие проклятия? Она смогла бы выйти замуж? И если да, то за кого? Через неделю Дермотт возвратится в Нью-Йорк и займется любовью с Кэрри Мастерсон, которая ждет его там…

— Спокойной ночи, Дермотт.

— Спокойной ночи.

Пули со свистом летели сквозь залитую дождем ночь в красных вспышках огня, похожих на кровоточащие раны. Был слышен топот копыт, отбрасывавших комья влажной земли. Лавиния кричала:

— Мисс Марисса! Бежим скорее!

Но она должна спрятать кольцо! Быстро оглядев комнату, она обратила внимание на подвески люстры. Некоторые сверкали, как алмазы… но нет. Пусть они с Лавинией не смогли разобрать люстру, но солдаты-янки с этим бы справились.

Сердце билось у нее где-то в горле. Ну почему она не послушалась Лавинию и не позволила ей спрятать кольцо вместе с остальными драгоценностями под половицами второго этажа!

— Торопитесь, мисс Марисса! У нас больше нет времени!

Марисса бросилась на колени и сняла с пальца кольцо.

— О, пожалуйста, сохранись, — прошептала она, опуская кольцо в тайник.

Потом она оказалась во дворе, торопясь к болоту. Где же ее возлюбленный?

Пока она, скользя и оступаясь, бежала сквозь дождь, ей казалось, что сердце вот-вот разорвется. О, мое платье, подумала она в жутком ошеломлении. Великолепное белое платье из атласа, сшитое руками сестер, было порвано, и его прекрасная ткань забрызгана грязью. Она приподняла юбки. Вытягивая шею, она искала Форреста среди деревьев. Сегодня в полночь он женится на ней, а потом они будут заниматься любовью на большой железной кровати наверху. Она представила, что уже придвинулась к своему возлюбленному…

…к своему возлюбленному, и ее кожу будто охватило пламя. Тело жаждало испытать наслаждение, которое он даст ей. Она была обнаженной и, слегка приподняв ногу, прижалась к нему, тоже обнаженному, лаская его лодыжки и рельефные мускулы его бедер. И затем, под покрытием полночной тьмы, его рот накрыл ее горячие, влажные губы, потом отодвинулся, и она…

…и она побежала к темной болотной воде. Порыв ветра едва не сбил ее с ног, но Лавиния удержала ее.

Хватаясь за узловатые корни кипарисов, она погрузилась в холодную воду. Как страшно! Неужели у этого кошмара не будет конца?

Она видела мятущееся небо, и ветер резал ей глаза. Ее сердце скакнуло куда-то, когда при следующей вспышки молнии она увидела Форреста…

…увидела Форреста. Но она уже была не Мариссой, а Бриджит Беннинг, и Форрест превратился в Дермотта Брандта, который зачем-то тряс ее за плечо и торопливо говорил:

— Скорее! Надо бежать отсюда, Бридж!

Почему у нее першит в горле от табачного дыма?

— Сигары, — пробормотала Бриджит.

Привидения? Неужели она сейчас увидит, как курит отец, которого совсем не помнит?

— Ты курил?

— Нет, Бридж. Да вставай же!

— Красные огни, — едва смогла выговорить она, чувствуя странное головокружение, пока вылезала из-под одеяла. Дермотт уже встал. В тревоге она прижалась к нему и вздрогнула, ощутив жар его тела.

— Проснулась, наконец, Бридж!

— Там кто-то есть, — хрипло прошептала она, ничего не видя в темноте, но ощущая движение за окном. Быстро заморгав, она поняла, что огонь в камине давно погас, и дым шел откуда-то еще. В комнате было темно и холодно.

— Дерм, ты чувствуешь сквозняк?

— Да. Пойдем. Надо забрать вещи.

— Что значит — забрать вещи?

Он бросился к двери, и только теперь она поняла, что дом наполнен звуками. Маг был все еще в кровати и скулил от страха, и она могла поклясться, что внизу раздаются шаги.

— Ты слышишь?

Голоса уже на лестнице! Вернулся шериф Уолш? Нет, это не его голос. Хотя Бриджит не могла разобрать слова, они напоминали ей о только что виденном сне.

Она взяла на руки Мага.

— Я почувствовала ветер, — прошептала она. — Холодный ветер. Кажется, из-под кровати.

Вспомнив, что после этого обычно происходит в фильмах ужасов, она затаила дыхание.

— Я тоже, — прошептал Дермотт.

— Что случилось?

— Не знаю, — Дермотт оттянул занавеску, — но взгляни на это.

У Бриджит от удивления раскрылся рот, когда она увидела нечто, напоминающее лазерное шоу. Красные вспышки выстрелов мелькали среди деревьев. Взрывы красного, синего и желтого цветов у самой земли были похожи на винтовочный огонь. Издалека слышались раскаты грома, и она подумала, что гроза еще не кончилась, но потом поняла, что дождя нет.

Ее сердце забилось от страха, она вздрогнула и приникла к Дермотту. Он быстро обнял ее и прижал к себе.

— Что это?

— Не знаю.

За апельсиновыми деревьями, около болота, появился легкий голубоватый туман. Он плыл в темноте, причудливо клубясь, как дым от сигары Джаспера. Бриджит пыталась найти разумное объяснение увиденному… Белые, синие, красные, желтые пятна…

Нечто сверхъестественное разворачивалось у нее перед глазами.

В ошеломляющем ужасе смотрела она, как в черноте ночи туман белел и сгущался, становился менее прозрачным, приобретая форму колокола, затем песочных часов…

— Это же свадебное платье Мариссы! — воскликнула Бриджит.

Теперь желтый и синий цвета собрались, будто нити на ткацком станке, и сложились в другое платье. Над ним появилось очень смуглое лицо, но было слишком темно, чтобы различить его черты.

— Лавиния?

Призрачные фигуры двух женщин плыли по воздуху от болота к дому. Бриджит никогда не была так рада руке Дермотта на своих плечах…

— Вот они, привидения, — тревожно сказал Дермотт. — Надо уходить, и поскорее.

Разрываясь между желанием все рассмотреть и ужасом, Бриджит отшатнулась от окна, когда женские лица стали более отчетливыми. Будто выступая из серого тумана, появился белый овал, дуги темных бровей, полоска красных губ. Лавиния тоже была различима теперь. Ее волосы были закрыты платком.

— Это подстроено, — прошептал Дермотт.

Ей так хотелось бы верить ему!

— Возможно, кто-то пытается запугать бабулю Джинни. Может быть, проектор скрыт в деревьях?

— Конечно, — ответил он, но в голосе его не было уверенности. — И звуковая система тоже.

Женщины выглядели очень реальными. Гусиная кожа покрыла тело Бриджит, пока она смотрела, как призраки плывут к дому.

— Скорее, мисс Марисса! — послышался голос.

А может, Бриджит подумала, что слышит голос? Возможно, она сходит с ума? Или все еще спит? Но и Дермотт встревожен.

Бриджит повернулась к Дермотту.

— Где моя куртка?

— Внизу. Висит на перилах.

— А твоя?

— Там же.

Стремительно повернувшись, она пробормотала:

— Что, если они будут двигаться быстрее нас? Дермотт был уже у двери. Быстро подхватил сумки.

— Постараемся добежать до джипа, прежде чем те штуки окажутся в доме.

Те штуки. Кто знал, что это было? Если не часть лазерного шоу, то…

Бриджит очень не хотелось бы встретить Мариссу и Лавинию. В конце концов, это же их дом, правильно? Возможно, они не хотели, чтобы здесь находились чужие люди. Ускоряя шаг, Бриджит бежала позади Дермотта.

Дермотт пощелкал выключателем.

— Света нет, Бридж.

Тяжелые шаркающие шаги звучали по всему дому, пока Бриджит и Дермотт бежали вниз. Задыхаясь от страха, Бриджит прижала Мага так сильно, что он взвизгнул, задрожав у нее в руках. Дермотт накинул куртку ей на плечи и открыл входную дверь. Порыв ночного воздуха налетел на Бриджит. Она задержалась на веранде, ожидая, пока Дермотт закрывал дверь.

— Лошади! — ахнула она.

— На ракушечной дороге, — так же тихо произнес он.

Под приближающийся стук копыт они бежали к джипу. Бриджит крепко держалась за Дермотта и отпустила его лишь тогда, когда он устремился к дверце водителя. Она влетела внутрь с Магом на руках и с облегчением захлопнула свою дверцу.

Они заперлись изнутри, не надеясь, впрочем, что замки будут преградой для привидений. Дермотт повернул ключ, и, к счастью, двигатель взревел. Колеса бешено завертелись, отбрасывая ракушки, и машина сорвалась с места.

— Взгляни, Дермотт!

Лошади, на которых сидели северяне-янки, неслись галопом, опустив головы и роняя пену. Их было десятка полтора. Они то исчезали, то вновь появлялись, и через них можно было видеть деревья.

— Ты проедешь сквозь них? — пролепетала Бриджит.

Один из всадников бросился вперед, будто желая напасть на джип.

— Похоже на то.

Готовясь почувствовать удар, она задержала дыхание, а потом ахнула, когда машина, даже не вздрогнув, прошла сквозь лошадей и всадников.

Глядя через плечо в заднее стекло, она видела крупы лошадей и развевающиеся хвосты. Внезапно один из всадников поднял лошадь на дыбы. Бриджит в ужасе сделала глубокий вдох и затаила дыхание, уже зная, что сейчас произойдет.

Красивый стройный мужчина в безупречно чистой военной форме вышел из-под деревьев на середину дороги. Бриджит хотелось закричать, предупредить его, но голос не слушался. Янки выхватил из ножен и поднял над головой саблю. Клинок блеснул и, описав дугу, упал вниз.

— Форрест! — дико закричала Бриджит, и беззвучный мрак опустился на нее.

Она не сразу поняла, что находится в джипе с Дермоттом. Потом увидела, как осветилось окно на втором этаже. Чьи-то тени начали двигаться за занавесками. Дермотт нажал педаль газа еще сильнее, машина рванулась вперед, и, когда Бриджит снова взглянула назад, дом уже исчез из виду.

— Куда мы едем?

— У нас нет выбора, — сказал Дермотт, с усилием выворачивая руль на повороте. — В мотель.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда они примчались, владелица мотеля объяснила, что уже приготовила для них комнату. Она была уверена, что они приедут, так как всем известно, как привидения Хартли-Хауса буйствуют по ночам. Раньше Дермотт посмеялся бы над таким заявлением, но теперь чувствовал себя неловко.

Бриджит отпустила Мага, он кинулся в ванную комнату и забился в угол. Она достала из сумки собачью футболку, быстро вдела дрожащие лапки Мага в рукава и возвратилась в комнату, где Дермотт возился с радиатором, который вскоре начал потрескивать, нагреваясь.

Голос Бриджит еще дрожал.

— Здесь не очень-то уютно.

В комнате были двуспальная кровать с потертым покрывалом и телевизор на ветхом изрезанном комоде.

— Зато… — Дермотт поискал слово, вспомнил жуткий туман, поднимающийся над болотом и сгущающийся в призрачные фигуры, — безопасно, — закончил он решительно. — Дом твоей бабушки, должно быть, набит лазерным и звуковым оборудованием, — заговорил он о том, что беспокоило его. — Должен быть набит.

Бриджит скрестила руки на груди.

— О, не знаю, Дермотт. Я верю в привидения. Бабушка много лет рассказывала мне о них.

— Ты говорила, что у бабушки были неприятности?

— У нее есть враги, — признала Бриджит. — Ее соседка, Мейвис Бенчли, бабулю терпеть не может. Их семьи враждуют со времен Гражданской войны. — Глянув в ванную, чтобы проверить Мага, Бриджит расстегнула куртку и сняла ее, оставшись в топе и пижамных штанах. — А еще бабуля говорила о ростовщике Гарте Казинсе. Она сказала, что он давно пытается купить ее землю, но было что-то странное в том, как она говорила о нем… Будто чего-то не договаривает.

— Возможно, Мейвис или Гарт что-то сделали с домом. — Дермотт замолк, пытаясь вообразить, как такие привидения могли бы быть созданы пожилой соседкой или местным ростовщиком, и покачал головой. — Не знаю. Для такого шоу нужно современное оборудование. С другой стороны, привидений не может быть, Бридж.

Работа в кино научила Дермотта, что действительность часто бывает просто химерой. В руках мастера она может быть искажена до неузнаваемости. Даже самого скептического зрителя можно заставить поверить чему угодно. Он вспомнил то, что они видели с Бриджит: напрягающиеся шеи лошадей, их тугие мускулы, их тела, блестящие от пота, красные полосы огня и белые клубы дыма. Сделать такое было возможно, но человеку без соответствующего опыта это слишком сложно.

— Учитывая сложность светового шоу, кто-то должен был управлять им.

— Мужчина за занавеской?

— Или женщина.

— Звук-то был какой-то странный, — он закрыл глаза. — Будто я когда-то слышал все это…

— Что?

— Не знаю, Бридж. Но если никто не управлял оборудованием, то должна быть автоматическая система, возможно, таймеры. Или что-то в этом роде.

— Но какое оборудование будет работать при такой погоде? Да и зачем кому-то создавать впечатление, что в доме есть привидения?

— Чтобы запугать твою бабушку, ты сама предполагала. — Но он все думал о звуке. — Возможно, средства управления находятся внутри дома. Похоже, что бабушка не бывала в некоторых комнатах много лет и могла бы не заметить, как кто-то использует ее дом.

— Неудивительно, что она испугана и хочет остаться в Нью-Йорке. Когда я увидела Мариссу и Лавинию, я думала, у меня будет сердечный приступ. А как ты?

Этот вопрос заставил его улыбнуться.

— Как можно? Я должен защищать тебя.

Благодарность засветилась у нее в глазах.

— Мой герой!

Несмотря на иронию, она не шутила. Что-то сжалось у Дермотта в горле, и появилось знакомое тоскливое чувство, как и всегда, когда он был рядом с Бриджит Беннинг. Это чувство мучило его уже давно, и он безуспешно пытался от него избавиться. Внезапно ему захотелось пересечь комнату, схватить Бриджит за плечи и сказать: «Черт побери, Бридж. Я же вижу, как ты иногда смотришь на меня. Почему ты не можешь признаться себе? Ты же хочешь меня».

Но он пожал плечами и сказал совсем другое:

— Просто один из твоих друзей.

— Да, конечно, — тихо подтвердила она.

Раздался сигнал сотового телефона Дермотта.

Он увидел номер Кэрри и поспешно отключил телефон, решив перезвонить ей позже. Бриджит притворилась, что ничего не заметила.

— Если кто-то из врагов твоей бабушки пытается напугать ее, то зачем?

Она пожала плечами.

— По злобе. Или, возможно, из-за ценной древесины. Она сказала, что получила много предложений. Здесь довольно большой лес. Или, может быть, из-за чего-то еще, о чем я не знаю.

Его глаза сами собой скользнули с ее лица на плавную линию ее груди под крошечным топом, на пижамные штаны, сидевшие так низко… Он даже не удивился, почувствовав возбуждение. Он видел Бриджит восторженной, веселящейся, разъяренной. Сегодня он даже видел ее бегущей от привидений. Но никогда не видел ее на вершине страсти. Заметив, как она смотрит на него, он подумал: «Попался!» Она поняла, как он разглядывает ее. Но и она будто ждала от него каких-то действий.

Привидения, подумал он со вздохом. Каждый миг, проведенный рядом с Бриджит, был наполнен призраками прошлого. Но она-то не была привидением. Она была из плоти и крови. Почти раздетая и прямо перед ним. Его грудь сжалась, и он вынудил себя снять с пояса телефон.

— Думаю, надо перезвонить Кэрри.

Хотя для этого было явно неподходящее время, поскольку грудь Бриджит так соблазнительно обрисовывалась под тонкой тканью… И кровать в комнате была только одна…

Голос Бриджит разрушил его фантазии.

— Мы можем посмотреть вокруг дома завтра, когда будет светло. — Она вздохнула. — Бабуля Джинни говорила, что в последнее время привидения стали вести себя хуже.

— Твоя мать видела их, когда была замужем за Джаспером?

— Если бы даже и видела, никогда бы не призналась. Она не хочет, чтобы мы верили в привидения и в проклятие. Мама говорит, что бабуля все придумала.

Подавив зевок, Бриджит поглядела на кровать. В городе все, включая владелицу мотеля, продолжали считать, что Дермотт и Бриджит женаты.

— Что ж, надо поспать. Поговорим утром. Устал?

— Немного.

Но когда она наклонилась, чтобы отодвинуть покрывало и в вырезе ее топа он увидел ложбинку, усталость как рукой сняло. Дермотт резко отвернулся, решив найти в холле кресло и сидеть там, пока Бриджит не заснет.

— Пойду-ка посмотрю телевизор.

— Ты сказал, что тебе надо перезвонить Кэрри, — напомнила она, включая лампу у кровати. — Ты можешь выключить верхний свет?

Он подошел к выключателю около двери, выключил свет, повернулся — и обнаружил, что Бриджит обошла вокруг кровати и направляется к нему. В горле пересохло, когда он снова увидел едва прикрытые груди, обнаженный живот и округлые контуры бедер. Тишина окружила их. Немного опустив подбородок, Бриджит глядела на Дермотта из-под полуопущенных век.

Он не мог понять, что происходит. И тут Бриджит прижалась к нему, обвив его шею руками. Ее руки скользили, поглаживая его шею. И прежде, чем он успел подумать, его руки ответили, обняв ее за талию. Его кровь вскипела.

— С тобой все хорошо? — сумел выговорить Дермотт. — Ты напугана?

— Тем, что мы видели? Конечно. Но я не поэтому… Я просто подумала…

Размышлять стало опасно, решил он, когда Бриджит начала рисовать круги на его груди длинным синим ногтем. Сердце забилось как сумасшедшее.

— Бридж, ты ведешь себя… странно. Неужели привидения…

— Околдовали меня?

Это казалось маловероятным, но ведь вся эта ночь была необычной.

— Ну… да.

Она сонно улыбнулась.

— Сексуальным колдовством?

Секс? Черт возьми, если бы он мог, то отступил бы сейчас и побежал куда-нибудь!.. Да хоть в ванную, чтобы звонить Кэрри.

— Ты слишком много выпила. — Он отодвинулся от нее.

И тогда Бриджит приподнялась на цыпочки, будто желая поцеловать его, пошатнулась и потеряла равновесие. Дермотт подхватил девушку и внезапно почувствовал, что необыкновенно сильно желает ощутить все ее тело — ее грудь против его груди, ее жаркую кожу на его такой же пылающей коже.

Дермотт попробовал отодвинуться еще немного, но ее руки охватили его лицо. Поцелуй, как и объятие, прилетел на легких колдовских крыльях.

Ее теплые ненакрашенные губы имели вкус мяты. Если бы она не отодвинулась и не поглядела в его глаза, он бы потерял контроль над собой. Но она отодвинулась, и тогда появился гнев.

Черт возьми! После стольких лет, после всех его отчаянных и безуспешных попыток к сближению она думает, что может просто придвинуться к нему — и он будет делать все, что она захочет? Она относится к нему, как к своей собаке?

— Что все это значит, Бридж?

— Я хочу спать с тобой.

— Не играй моими чувствами, Бридж.

— Игра? Какая игра? О чем ты говоришь? Только секс, — пояснила она. — Разве ты не хочешь?

Дермотт знал, что совершает ошибку, знал, что должен бежать отсюда быстро и далеко, но стоял как вкопанный.

— Ведь ты на каждое мое предложение отвечала: «Нет!»

— Это было давно.

Он наклонился и тут же пожалел об этом. Ее дыхание оказалось на его щеке, губах и волосах.

— А что изменилось? Разве что сейчас у тебя очередная прихоть, Бридж, — сказал Дермотт, вынуждая себя отойти. — Это пройдет.

Она с трудом глотнула, переживая его отказ. Дермотта это почему-то не обеспокоило. Он много лет мечтал об их близости, но теперь было слишком поздно. Он дал Кэрри обещание и не собирался его нарушать.

— Пусть будет хотя бы секс. — Ее голос был едва слышен, но в нем звучала такая мольба…

Он попытался выровнять дыхание и обуздать безудержный пульс.

— Пока тебе не надоест развлекаться со мной, как было у тебя с другими? Боюсь, потом ты будешь сожалеть.

— Если мы не попробуем, то никогда не узнаем, будем ли мы сожалеть.

— Позволь мне сказать прямо, ты предлагаешь…

— Только сегодня.

Он попытался прогнать воспоминания о своих одиноких ночах после вечеров, проведенных с Бриджит.

— Сегодня?

— И завтра. Если… если нам понравится.

О, конечно, понравится!

Он не смог побороть искушение и придвинулся к ней. Румянец залил ее щеки. Ему очень захотелось поцеловать то местечко на ее шее, где бился пульс.

— Черт побери, — прошептал он, когда его сердце сжалось от чувств.

— Хотя бы один раз, — снова попросила Бриджит.

— И завтра? Если я захочу?

— Пока мы не вернемся в Нью-Йорк.

— Хорошо. — И не в силах терпеть дольше, он наклонился и прижался губами к ее губам.

Она таяла. Его твердые губы обещали ей все, что она хотела бы получить.

Углубляющийся поцелуй будто наполнял ее мерцающим сиянием, вытесняя внутреннюю темноту, и Бриджит спросила себя, почему же она боялась испытать это раньше.

Но она никогда не думала о Дермотте как о мужчине. Точнее, не разрешала себе так думать.

Она не была готова почувствовать абсолютную власть его тела, жар его плоти. А теперь ни одна клеточка в ней не осталась равнодушной к его ласкам, и Бриджит задыхалась и стонала, теряя опору под ногами.

Импульсивно она сжала руки вокруг его шеи, и его волнение передалось ей. Она откинула голову назад, чтобы он мог проложить пылающую дорожку поцелуев вниз по ее шее.

Дермотт повлек ее к кровати и опрокинул на спину. Они оба упали на матрац и перекатились по нему. Она была ошеломлена и задыхалась, охваченная страстью. Она хотела…

— Бриджит…

Она сняла с него рубашку и провела ладонями по его мускулистой груди…

Оставалось лишь надеяться, что Маг не выйдет посмотреть, что здесь за шум. Она не хотела, чтобы что-нибудь мешало им.

Теперь ее больше не беспокоило, что Дермотт ее лучший друг. Теперь она могла делать все, что хотела. И когда она сняла свой топ, облегчение охватило ее. Дермотт покрывал поцелуями ее грудь. Что же с ними произошло? Колдовство старого дома на плантации воздействовало на них? Дермотт был реальным мужчиной из плоти и крови, а наслаждение, охватившее Бриджит, слишком велико. Ни один мужчина никогда не доставлял ей такого восторга, и она знала, что никогда и ни с кем другим не будет ничего подобного.

Он дрожал, как и она, и его глаза были полны огня, увлекавшего ее выше и выше. Теперь Дермотт переместился ниже и целовал ее живот. Его небритый подбородок царапал ее кожу.

Не в силах отвести глаза, она смотрела, как он снимает джинсы.

— Ты удивительная, Бридж, — тихо сказал он. Хрипловатый голос прозвучал возле ее уха, когда он наклонился, чтобы снова поцеловать ее шею. Потом он упал рядом с ней, и его рука нашла ее грудь и начала ласкать ее с таким жаром, что наслаждение стало почти невыносимо.

— У меня в сумке есть презерватив, — прошептала она.

— О, Бридж…

Ее пальцы впивались ему в плечи, и она неотрывно смотрела ему в глаза. Его глаза. Глаза Дермотта. Темные, красивые. Она глядела в них больше двадцати лет, но теперь чувствовала, что никогда не видела их. Потому что прежде он был только ее другом, а теперь они стали возлюбленными.

— Как ты, Бридж?

Совершенно. Удивительно. Прекраснее всего.

— Хорошо, — только и могла она выдавить из себя, и ее глаза внезапно закрылись. Бриджит не справлялась с ощущениями, захлестнувшими ее, и уже не помнила ни о шерифе, ни о доме с привидениями. И когда ощутила поцелуй на своих губах, то задрожала в сильных руках Дермотта, который продолжал возносить ее — вверх, вверх, в сверкающие дали…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Успокойся, говорила себе Бриджит, когда на следующее утро бежала через парковку к кафе, держа куртку над головой и прыгая через лужи. Не сходи с ума! Джип стоит здесь, и, значит, Дермотт никуда не уехал.

Ночью Дермотт был удивителен. Бриджит никогда не испытывала подобного наслаждения. Они заснули, когда начало светать, и теперь она чувствовала невероятную легкость во всем теле… и на сердце тоже. Дермотт никогда не откажется от нее, хотя и был странно холоден в последнее время.

Она заставила себя остановиться. И затем начала идти. Медленно. Достойно. Несмотря на дождь. Никакой мужчина, даже Дермотт, не превратит ее в сумасшедшую. Ей нужен холодный рассудок, чтобы найти кольцо, а она еще даже не знает, как это сделать. Да и времени остается все меньше. Если Кэрри Мастерсон позвонит еще раз, Бриджит закричит от отчаяния. Она и так близка к панике.

Когда она проснулась, с ней был только Маг, и первая мысль, что пришла ей в голову, — Дермотт возвратился в Нью-Йорк, чтобы отомстить ей за прежние отказы в близости.

— Он здесь, — прошептала Бриджит. — Так успокойся же.

Сквозь запотевшее окно кафе она видела, как Дермотт оживленно беседует с Нэнси. Потом Нэнси отошла, унося кофейник и пустую тарелку, и Бриджит с облегчением вздохнула. Она толкнула дверь кафе, и все посетители тут же повернулись и уставились на нее. Тут-то она и поняла, что ее одежда совершенно не соответствует местной моде: черные колготки, остроносые туфли и прозрачная кружевная блузка. Да еще вокруг шеи нарисована татуировка в виде виноградной лозы!

— Теперь-то ты веришь историям о привидениях? — захохотал кто-то.

И все засмеялись. Глубоко вздохнув, она пошла прямо к Дермотту. Его открытый ноутбук был на столе перед ним.

— Ты уже поел?

Бриджит старалась не показывать, как расстроена тем, что он уже закончил завтракать. Его ответ прозвучал довольно холодно:

— А что-то не так?

Неужели он ищет ссоры? Она стряхнула воду с куртки, положила ее рядом с собой и собралась ответить, но подошла Нэнси.

— Кофе, дорогая?

— Пожалуйста.

Бриджит покорно ждала, пока Нэнси наливала в чашку подозрительно водянистый кофе.

— Благодарю. — Когда Нэнси ушла, Бриджит продолжила:

— Мог бы разбудить меня, знаешь ли.

Он уставился на нее с недовольным выражением.

— Ты и сама смогла проснуться.

Чудненько! Дермотт не собирался говорить, что у него на уме. Бриджит не могла поверить этому. Стараясь не вздыхать и не суетиться, чтобы не выказать раздражения и не выглядеть глупо, она открыла меню, но есть не хотелось. Если бы Дермотт разбудил ее и они провели утро вместе…

Она закрыла меню.

— Надеюсь, что не мешаю тебе.

— Не будь смешной, Бридж.

Ах, так! Значит, она просто выдумала, что он неприветлив? Бриджит начала медленно закипать.

Может быть, ему жаль, что они занимались любовью? Она уже раскрыла рот, чтобы спросить об этом, но подошла Нэнси, и пришлось делать заказ. В это время Дермотт направил все свое внимание на экран компьютера.

Когда Нэнси направилась на кухню, Бриджит поглядела на Дермотта. Противоречивые эмоции кружились в ней, и самой сильной был гнев, потому что Дермотт смотрел не на нее, а на компьютерный экран. А между тем после такой ночи, думала она, он мог бы хотя бы улыбнуться или сказать несколько нежных слов, например: «Я когда-нибудь говорил тебе, какая ты потрясающая, Бриджит?»

Ее мысли вернулись в прошлое, и сердце внезапно дрогнуло. До вчерашнего вечера он поцеловал ее только один раз! Тогда ему было пять лет…

Когда Брандты поселились по соседству, миссис Беннинг пригласила миссис Брандт приводить ее сына на их детскую площадку. Многое из того дня осталось туманным в памяти Бриджит, но она запомнила поцелуй. Был ранний вечер, небо еще не потемнело, и дул легкий ветерок. Дермотт поцеловал ее на прощание, будто они не должны были встретиться снова.

В тот момент Бриджит и влюбилась. С тех пор она уже не могла жить без него. А сейчас он сидел, пристально вглядываясь в экран из-под полуопущенных век.

— Ты не мог заснуть? — внезапно догадалась она.

— Я спал просто прекрасно.

— Странно, ты почему-то не в духе.

— У меня грузится файл.

Неужели этого достаточно, чтобы игнорировать ее? Не успев подумать, что делает, она наклонилась вперед, чтобы сплетники в кафе не могли ее слышать.

— Знаешь, я хорошо изучила тебя за столько лет. Каждый раз, когда появляется женщина, с которой ты не хочешь иметь дела, ты погружаешься в работу. Так что я все понимаю. Не поступай так со мной, Дермотт.

Его челюсти сжались, и он тоже наклонился.

— Что? Ты думаешь, я такой из-за того, что произошло между нами?

— Вот именно, — кивнула она.

— Ты не могла бы быть дальше от истины, Бриджит.

Запах его лосьона затопил ее ум воспоминаниями о прошедшей ночи.

— Я далека от истины? — пролепетала она.

Не удостоив ее ответом, он повернул компьютер так, чтобы она могла видеть экран, и включил проигрыватель. Она сразу забыла обо всем.

— Что…

Он прижал палец к ее губам.

— Шшш. Слушай.

Наклонившись ближе, она замерла. Гремели копыта, раздавались выстрелы. Воющие снаряды проносились сквозь воздух.

Она нахмурилась. Звук был таким знакомым. Она уже слышала эти звуки вчера и в точно такой же последовательности.

— Это часть звуковой дорожки фильма «Унесенные ветром».

Если кто-то мог бы догадаться, то только Дермотт!

— Значит, в том, что мы слышали вчера, нет ничего сверхъестественного, Бриджит.

Она почувствовала облегчение, но только на мгновение. Затем пришло разочарование. Она будто лишилась опоры под ногами.

— Если это так, то рассказам бабули нельзя верить.

Глядя на Дермотта и вспоминая прошедшую ночь, она уже не была уверена в существовании проклятия.

— Надо поговорить с людьми, которые могли бы затаить недовольство против твоей бабушки или извлечь пользу, если она продаст свои владения. Нэнси рассказала о ростовщике Гарте Казинсе, у которого есть магазин на Мэйн-стрит. Она не рассказала подробностей, но, по слухам, между семействами Казинсов и Хартли существуют какие-то давние отношения. А Мейвис Бенчли каждое утро добровольно работает в библиотеке. Это на другом краю города, сказала Нэнси, меньше мили отсюда. Мы могли бы и туда зайти.

Бриджит не могла поверить своим глазам, когда он закрыл компьютер, схватил его и бросился к двери. Прощай, секс сегодня утром! Или теплая улыбка. Или хотя бы разговор…

— Прости, что задерживаю тебя, но ты не возражаешь, если я поем?

Казалось, он не сразу понял, о чем она говорит.

— Конечно, ты можешь поесть, — наконец разрешил он.

Нэнси будто ждала этих слов, чтобы подойти и поставить на стол завтрак Бриджит. Но молчание оказалось только затишьем перед бурей, потому что в следующий момент зазвучал телефон Дермотта. Звонила Кэрри.

Поев, Бриджит ненадолго возвратилась в мотель, только чтобы взять Мага. Дермотт же, не веря, что сможет спокойно находиться в комнате и с Бриджит, и с кроватью одновременно, ждал снаружи. Он оставил ее завтракать в одиночестве и позвонил Кэрри из джипа.

Через полчаса Бриджит и Дермотт толкнули захватанную руками стеклянную дверь и вошли в магазин Гарта Казинса, сопровождаемые долгим звоном медных колокольчиков, висящих на двери. Увидев на грязном окне плакат «Собакам вход воспрещен», Бриджит, держа Мага на руках, изогнула большой палец, указывая на надпись через плечо:

— На самом деле Маг совсем не похож на собаку.

— Черт меня побери! — удивленно произнес Гарт Казинс и погрузился в созерцание мопса. — Думаю, вы правы, молодая леди. Эта собака выглядит скорее как болотная крыса.

Эти неожиданные слова переломили настроение Бриджит. Она рассмеялась и, наклонившись к мопсу, прошептала:

— Ты слышал, Маг? Ты болотная крыса!

Маг счастливо взвизгнул и лизнул Бриджит в нос.

Дермотт огляделся вокруг. Кругом были шкафы, полные старинного оружия, монет и драгоценностей. К его удивлению, владелец магазина пересек комнату, схватил Бриджит за руку и поднес ее к своим губам, как будто собираясь поцеловать.

Протест умер в Дермотте сам по себе, уступив место любопытству, так как он впервые видел, что с Бриджит обращаются, будто с особой королевской крови, находящейся в городе проездом. Но оказалось, что Гарта интересует вовсе не рука Бриджит, а кольцо на ее пальце.

Гарт присвистнул:

— Боже мой! Какое чудо!

— Благодарю вас…

— Можешь называть меня просто Гартом. Я уже слышал, что в город приехала девочка Хартли, — продолжил он, не вынимая изо рта незажженной трубки, сделанной из кочерыжки кукурузного початка, — но никто даже не упомянул, что это драгоценное кольцо, наконец, найдено!

— У вас, я вижу, слухи расходятся очень быстро!

Гарт радостно засмеялся, все еще глядя на кольцо.

— Ты пришла, как я понимаю, чтобы продать его и заплатить налоги за старую плантацию?

Бриджит поглядела на Дермотта, и он почти пожалел, что она так сделала. Пока они шли от кафе до магазина, он все ждал, когда она вынудит его рассказать, что он чувствует после совместно проведенной ночи. Но что ему было рассказывать? О, конечно, Дермотт хотел ее! Сегодня утром он стоял около кровати, и его глаза упивались красотой обнаженного женского тела. Он старался сохранить в памяти ее изящные ступни с покрытыми темно-синим лаком ноготками, стройные линии лодыжек и бедер. Ее груди не были скрыты простыней, и кожа светилась молочно-белым светом.

С тех пор он только и думал о том, как они снова будут заниматься любовью.

Но вместо этого Дермотт погулял с Магом, накормил его, а потом выскочил из мотеля. Теперь же он уговаривал себя, что случившееся у них с Бриджит могло быть лишь один раз. Ну, возможно, два. Только развлечение, и то в течение тех нескольких дней, что они проведут здесь. В конце концов, если бы она хотела от него большего, то сказала бы давным-давно.

Ее голос вернул его в настоящее.

— Спасибо, что вы так восхищены кольцом, — говорила Бридж, — но оно украшено…

— Фианитами, — радостно перебил ее Гарт Казинс, выпуская ее руку. Задрав вверх хилую серую бородку, он проводил Бриджит к старому креслу-качалке, стоявшему в углу. Потом и сам сел напротив нее на пыльный диванчик, обитый тканью с золотыми узорами.

Дермотт последовал за ними и прислонился к стене.

Устраивая Мага на коленях, Бриджит спросила:

— А как вы узнали, что это не бриллианты?

Старик принял вид обиженный, если не оскорбленный. Его взгляд переместился на шкафы с драгоценностями, потом вернулся к Бриджит.

— Это моя профессия.

— Конечно, — быстро согласилась она и тут же, изумившись, сделала резкий вдох. — Вы знаете мое имя?

Теперь настала его очередь удивиться.

— Конечно, знаю. Я видел так много твоих фотографий, что мог бы считать тебя своей собственной дочерью. Я помню твой первый день в школе, когда у тебя волосы были уложены, как у симпатичного маленького эльфа, и на тебе было белое платье, которое ты выбрала самостоятельно, с набивным узором из маргариток. И мне кажется… — он поглядел на Дермотта, — что этот парень в тот день провожал тебя до двери классной комнаты. Мистер Брандт тогда был одет в новые джинсы и маленькое полосатое пальтишко, если я правильно помню. — Вынув изо рта трубку, он широко улыбнулся. — Но в моем возрасте я уже не поручусь за свою память.

Бриджит взволнованно вздохнула.

— Откуда вы знаете все это?

Старик нахмурился.

— Разве Джинни не сказала тебе?

Бриджит наклонилась вперед. Значит, Дермотт прав — бабуля Джинни не сообщила им и половину тех сведений, в которых они нуждались…

— И что она должна была мне сказать?

Гарт думал достаточно долго, чтобы Дермотт смог лучше рассмотреть его. Старик был очень колоритным. Он был одет в изношенные сверх меры ботинки из крокодиловой кожи и синие джинсы с широким поясом ручной работы с большим куском бирюзы вместо пряжки. Бусы племени навахо свисали с его тощей шеи на аккуратно выглаженную клетчатую рубашку. Наконец он сказал то, что Дермотт и Бриджит меньше всего ожидали услышать:

— Ну… я друг Джинни.

Бриджит могла только хлопать ресницами, осознавая сказанное.

— Ее друг? — повторила она. — Знаете… Мне крайне неприятно говорить это, но бабуля Джинни ни слова не говорила о вас.

— Джинни предпочитает держать свою любовную жизнь скрытой от посторонних глаз, — объяснил Гарт. — Так что я не удивлен. Это началось, когда умер ее муж, отец твоего отца Джаспера. Видишь ли, Джинни и я начали встречаться через несколько месяцев после того, как он скончался, и мы хотели сохранить это в тайне, чтобы горожане не чесали языками. Ты не поверишь, какие сплетники живут здесь, в Биг-Свэмпе!

— О, — уверила Бриджит, — думаю, что поверю. В городе уже все знают, что мы с Дермоттом здесь. Закариа Уолш узнал о нас от посетителей кафе, и, когда мы оказались в мотеле, нас уже ждала комната.

Дермотт внезапно понял, что глазеет на Бриджит. В черных колготках и прозрачной кружевной блузке Бриджит выглядела так, будто перенеслась сюда из другого времени. Его грудь сжалась от желания. Он с трудом отвел глаза и стал снова осматривать магазин. Здесь было много интересного, от антиквариата до резьбы по дереву, корзин и индейских ковриков.

Бриджит рассказала Гарту, какие приключения выпало пережить ей и Дермотту в старом доме на плантации. Потом она поведала о недавнем открытии Дермотта, что звуки издавали вовсе не привидения, а просто была воспроизведена фонограмма фильма «Унесенные ветром».

— Это не объясняет того, что мы видели, конечно. Но Дермотт убежден, что и изображениям привидений должно быть разумное объяснение, — закончила она.

Гарт откинулся назад, решительно хлопнув рукой по широкому подлокотнику.

— Я не хочу вас разочаровывать, — начал он и сунул трубку в рот. Потом, глядя то на Бриджит, то на Дермотта, продолжил:

— Но вы, дети мои, будьте осторожны. Лавиния Делрой всегда клялась, что к этому месту приложил руку сам дьявол. Форрест и мисс Марисса погибли там, и это совершенно точно, так что не обманывайте себя. Они все еще ходят там по ночам. И сын Джинни тоже. Я понятия не имею, почему звуки, которые вы слышали, совпадают со звуками из кинофильма, но могу ручаться, что на старой плантации полно привидений. Всего один раз я остался там ночью с твоей бабушкой, — продолжал он, обращаясь к Бриджит, — и этого одного раза мне оказалось достаточно. Я поклялся никогда не делать этого снова. Я сказал: «Джинни, дорогая, если ты захочешь компанию, тебе придется посетить мою квартиру над магазином». Теперь вы, дети мои, можете понять, почему в течение многих лет я пытался избавить ее от этого проклятого дома и от земли.

— Это мы слышали, — вмешался Дермотт, только чтобы отвлечься от мыслей о Бриджит. — Но мы думали, что вы хотели получить древесину. По крайней мере так сказала Джинни.

— Так и есть, — согласился Гарт.

— Это очень странно, — размышляла вслух Бриджит. — Мы с Дермоттом и понятия не имели, что вы с бабулей… близки.

— Не только мы, но и наши семьи были в некотором роде близки. Казинсы живут в этих краях так же долго, как и Хартли, и мы были ростовщиками в Биг-Свэмпе намного раньше, чем это стало уважаемым занятием. Дом, где мы сейчас сидим, построен еще до Гражданской войны. Конечно, кое-что здесь изменилось, потому что помещения над магазином раньше имели плохую репутацию. Мой прадедушка был первым, кто начал скупать драгоценности Хартли, главным образом те, что Лавиния спрятала под половицами второго этажа — там, где теперь спальня твоей бабушки. Лавиния успела сделать это незадолго до прихода янки, но вы, вероятно, знаете все это. Без сомнения, Джинни рассказала вам и о люстре. Я не единственный, кого она просила снять ее. Но это оказалось невозможным. Люстра вросла в потолок и не намеревается покидать его.

— И вы не смогли снять ее? — переспросила Бриджит, затаив дыхание.

Он покачал головой.

— Никоим образом. И янки не смогли. А после войны Хартли возвратились, нашли спрятанные драгоценности и начали их понемногу продавать. Ни у кого не было денег, чтобы нанять рабочих для обработки всех этих плантаций. В те дни у Хартли было гораздо больше земли, чем сейчас у Джинни. Им принадлежала даже земля за болотами, проданная в начале прошлого столетия. Здесь, знаете ли, и зарыты корни вражды Бенчли с Хартли. Мейвис и Джинни давно спорят о границах своих владений. Во всяком случае, если Джинни не упоминала, то я вам скажу, что Казинсы покупали драгоценности в течение многих лет, чтобы Хартли могли платить налоги на собственность. Твоя бабушка, Бриджит, ни одного дня в жизни не работала. Я считаю, что такая симпатичная женщина, как она, не создана для тяжелого труда. — Его голос затих, когда он начал думать о Джинни. — Дело в том, — продолжал он, — что от мужа Джинни не было толка, да и от сына тоже. — Он сделал паузу. — Не обижайся за отца, Бриджит, но человек, который вырастил тебя, гораздо лучше него. Первый муж вашей мамы был красив, как дьявол, так что неудивительно, что он покорил ее сердце, но он преступно обращался с деньгами, играл на скачках и любил выпить. Да и женщины всегда липли к нему… Ну, как бы то ни было, после того как ее муж скончался, твоя бабушка осталась без средств. И тут в ее жизни появился я. Она отправилась в Биг-Свэмп — под покровом ночи, имейте в виду, — чтобы заложить последние драгоценности, которые Лавиния успела спрятать во время войны, и встретила меня. Что касается нашего романа, то искра вспыхнула, а остальное принадлежит истории. Впрочем… — Он поднялся и пригласил:

— Ну что ж, следуйте за мной.

Мучимый любопытством, Дермотт последовал за Гартом и Бриджит в заднюю комнату, где Гарт повернул ручки с цифрами на массивной стальной двери, открыл ее и жестом пригласил Дермотта и Бриджит войти.

— Драгоценности Хартли, — сказал он просто.

Ослепительные кольца и броши лежали аккуратными рядами на устланной черным бархатом полке, на которую указал Гарт. Дермотт поглядел на Бриджит, и его сердце сжалось. Он никогда не видел настолько зачарованного выражения лица. Хотя, возможно, видел — вчера вечером, когда они ласкали друг друга, и он рукой приподнял ее подбородок, чтобы видеть ее глаза…

— Они все у вас? — прошептала Бриджит. — Как это возможно? Разве никто не купил их после того, как вы и ваши родственники приобрели их у бабули?

— О, конечно, кое-что купили, — сказал Гарт. — Но… — Его глаза засияли так же ярко, как великолепные бриллианты, которые он собрал. — Вы можете пока не говорить этого Джинни, но я постепенно выкупил большую часть. Я хотел… — Его голос внезапно прервался. — Если она когда-либо скажет, что согласна выйти за меня…

Бриджит догадалась:

— Они будут свадебным подарком?

Гарт кивнул.

— Как романтично, — прошептала Бриджит.

— Единственное, чего еще здесь нет, — это оригинала кольца, копия которого у тебя на пальце, — объяснил Гарт. — И если кольцо когда-нибудь найдется и будет продано, то у вас появится достаточно денег, чтобы оплатить счета…

— Оплатить счета? — переспросила Бриджит.

— Твоя бабушка в долгах, как в шелках, — уверил ее Гарт. — Но Джинни никогда не продала бы кольцо Мариссы. Она убеждена, что действие проклятия закончится, только если кольцо — когда найдется — останется в доме, в котором мисс Марисса должна была жить с Форрестом.

— Где же мне его искать? — вздохнула Бриджит.

— Не знаю. И хотя продажа кольца предотвратит конфискацию ее владений, она никогда не согласится на это, потому что хочет обеспечить ваше будущее счастье. И чтобы сохранить Хартли-Хаус, я и уговариваю ее продать лес. Я хочу, чтобы вы помогли мне в этом. Но она так упряма! Она говорит, что слишком любит свои деревья. Объясните же ей, что они стоят больших денег!

Бриджит была поражена словами Гарта. Дермотт тоже. И вдруг он увидел, что стены комнаты будто растворились в тумане — ему показалось, что он уже нашел настоящее кольцо и теперь собирается преклонить колени и надеть его на палец Бриджит! Дермотт заставил себя очнуться. Интересно, это Лавиния навеяла ему такое видение или он просто на миг сошел с ума?

— Я не верю в привидения, — уверил он больше себя, чем других, и скептически поглядел на Гарта. — Я действительно доказал, что звуки, которые мы слышали, это звуки из кинофильма. И это значит, что должно существовать разумное объяснение и тому, что мы видели.

— Поступай, как знаешь, сынок. — Гарт помолчал и примирительно продолжил:

— Сказать вам кое-что? Я хотел бы еще встретиться с вами. Да и Джинни убьет меня, если вы будете питаться только яичницей с жирным беконом в кафе у Нэнси. Так что приходите сегодня ко мне. Я приготовлю обед, какой вам и не снился! А пока я буду ходить за продуктами, вы можете продолжить вашу… как бы это сказать… экспедицию. Если вы действительно убеждены, что кто-то хочет навредить Джинни, вам было бы полезно поговорить с Мейвис Бенчли. Из всех, кого я знаю, только она достаточно хитра и мстительна, чтобы попробовать выжить твою бабушку из ее родного города!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Библиотека в Биг-Свэмпе помещалась в двух крошечных комнатах. Она называлась «Библиотека Бенчли», поскольку была построена на пожертвования этой семьи, о чем и сообщала специальная табличка на стене.

По дороге Бриджит вспоминала, как начался день. Дермотт успел позвонить Кэрри, пока Бриджит завтракала в кафе, и потом ждал во дворе, пока она забирала Мага. Неужели Дермотт боится, что в уединении спальни Бриджит начала бы обсуждать их отношения? И даже более того — приставать к нему?

А раз так, то она притворится, будто и для нее ночь с Дермоттом не значит ровным счетом ничего!

Бриджит отвернулась от Дермотта и занялась разговором с Мейвис Бенчли.

Как же Мейвис и Джинни похожи! Обе пожилые, но при этом все еще могли похвастаться хорошим здоровьем. Обе миниатюрные, с белокурыми локонами и пергаментной кожей. Они могли бы быть родными сестрами — если бы не были давними врагами.

Довольно быстро выяснилось, что Мейвис тоже знает о кольце, изображенном на портрете мисс Мариссы.

— Вы были в доме у бабушки? Я не думала, что вы поддерживаете отношения.

— Я слышала описания портрета.

Бриджит сделала вид, что верит. В Биг-Свэмпе сплетни расходятся мгновенно. Да и Джинни, вероятно, тоже прекрасно знает, что происходит в доме Мейвис, вплоть до того, сколько у той серебряных ложечек…

А Мейвис в изумлении качала головой.

— Ты никогда не видела кольца, но сделала точно такое же? Наверное, не я первая говорю это, но тебя наставляла Лавиния!

— Нет. Я увидела кольцо во сне.

— Не обманывай себя. Это ее проделки! Трудно даже представить себе, какой коварной она была. — Мейвис указала на стеклянную витрину. — К сожалению, это все, что осталось у нас от Лавинии Делрой.

Тон Мейвис был дружелюбным, но глаза опасливо прищурены. Бриджит рассматривала набитых соломой кукол из черной мешковины с пуговицами вместо глаз.

— Интересно.

— Эти куклы использовались Лавинией для колдовства. Она мастерила их сама. А вот это, — указала Мейвис, — один из ее мешочков для трав. Многие из этих трав мы и сейчас используем, их можно купить в магазинах. — Тут Мейвис запнулась и заговорила о другом:

— А если ты хорошенько посмотришь на чердаке в доме твоей бабушки, то найдешь настоящие сокровища. Я просила ее принести в библиотеку бумаги семьи, но она говорит, что не может доверить их Бенчли. Честно сказать, я бы тоже никогда не доверила свои документы твоей бабушке, и у меня есть на то причины даже более веские, чем у нее. Однако около месяца назад, я сказала ей: «Джинни, почему мы не можем зарыть топор войны? Мы теперь стали старыми. Ни у одной из нас нет настоящего мужа. Ни у одной из нас нет детей — хотя у тебя есть внучки. Надо, чтобы в Биг-Свэмпе не пропала память о нас». И тогда Джинни сказала мне, что у нее есть дневники мисс Мариссы и Лавинии, а также альбомы со старыми фотографиями. Она сказала, что они спрятаны в старом котле на чердаке. Еще она сказала, что у нее есть много платьев времен Гражданской войны. Теперь такие платья стоят целое состояние, и многие музеи хотят их иметь, но… но дело в том, что Джинни никогда ничего не даст Бенчли!

Бриджит начала думать, что Гарт не напрасно посоветовал повидать Мейвис Бенчли. Она говорила так, будто знает множество вещей, неизвестных Бриджит.

— Джинни случайно не упомянула, что Гарт Казинс был моим мужем? — неожиданно спросила Мейвис.

Сзади раздалось противное хихиканье Дермотта, и Бриджит очень захотелось повернуться и пнуть его посильнее.

— Вашим мужем?!

— Мы живем раздельно, но мы не разведены. Конечно, я бы не стала говорить, что твоя бабушка украла его из моей постели, — объяснила Мейвис, и в ее голосе зазвучала сталь. — Но едва мы с Гартом расстались, как Джинни начала с ним встречаться.

— И давно это случилось?

— Лет сорок назад. Чуть позже, чем умер ее муж, но раньше, чем твоя мама вышла за ее сына. В то время у Джинни не было денег, чтобы платить налоги. Ее никчемный сын вряд ли собирался ей помогать. Вот она и пошла к Гарту, чтобы заложить часть фамильных драгоценностей, оставшихся после войны, а потом…

— О, — перебила Бриджит, даже не сообразив, что говорит вслух, — Так значит, ваши проблемы совсем недавние?

Если «недавним» можно было считать то, что произошло сорок лет назад! Мейвис и Гарт, должно быть, не стали разводиться потому, что в таком маленьком городе это выставило бы Мейвис в плохом свете. Придется как следует поговорить с Джинни, подумала Бриджит. Ей все меньше и меньше нравилось, что бабуля послала ее в Биг-Свэмп, не рассказав всего.

Мейвис уставилась на нее.

— Ты что-то сказала?

— Я знаю, что семьи Хартли и Бенчли до сих пор спорят о границах своих владений.

— И о границах тоже.

— И еще говорят, что ваша семья отказалась укрыть Лавинию и Мариссу, из-за чего они и погибли в болоте.

Мейвис даже задохнулась от возмущения.

— Нет, это миф, придуманный Хартли! Конечно, их никто не приглашал, но если бы Лавиния и Марисса пришли к нам, мы укрыли бы их. Мы спорили о границах владений еще до войны, и у нас в семье считают, что женщины Хартли оказались слишком гордыми, чтобы просить помощи у Бенчли.

Бриджит поняла, что такой разговор ни к чему не приведет, и решила взять быка за рога.

— Гарт и Джинни говорят, что только вы могли бы держать зло на Джинни, и мне кажется, вы объяснили, из-за чего. И вот еще что. Мы с Дермоттом думаем, что вы могли бы из злости устроить появление привидений в доме моей бабушки.

Мэйвис инстинктивно вытянула вперед руки.

— Я? Устроить появление привидений? — Она укоризненно посмотрела на Бриджит. — Ну, тогда вы оба такие же сумасшедшие, как и все Хартли. Во владениях Джинни всегда было полно приведений. И не я их туда привела! Их вопли слышны издалека, и даже сам Закариа Уолш может вам это подтвердить!

— Но звуки — не привидения, — возразила Бриджит. — Дермотт узнал все эти крики. Они из фильма «Унесенные ветром».

Рот Мейвис открылся от неожиданности.

— Что, мисси?

Дермотт вмешался в разговор:

— И если есть аппаратура для воспроизведения звуков, то должны быть средства для показа изображений!

Мейвис вздохнула в точности так, как Гарт.

— Я понимаю, что вы мне не верите. Но моя семья живет здесь очень давно, и… ну, не знаю, как сказать… и Бенчли, и Хартли слышали эти звуки задолго до появления Интернета и кино. — Глядя то на Бриджит, то на Дермотта, Мейвис вдруг совершенно неожиданно спросила:

— Вы женаты?

Бриджит потеряла дар речи и даже не захотела повернуться, чтобы увидеть реакцию Дермотта.

— Ну… нет. Конечно, нет.

Мэйвис смотрела недоверчиво.

— Говорят, что вы знакомы друг с другом еще с детского сада, и ночь в мотеле вы провели в одной кровати. Возможно, вы живете в грехе, но я заговорила об этом, только чтобы объяснить вам — у вас нет ни малейшего шанса остаться вместе, пока вы не найдете настоящее кольцо Хартли. А до тех пор женщины Хартли прокляты, и это здесь знают все!

— Мне крайне неприятно говорить это вам, но у бабули есть… — Бриджит поискала подходящее слово, — кавалер.

— Такой, за которого она никогда не сможет выйти замуж, — чопорно ответила Мейвис.

— Почему же?

— Потому что, пока она не пожертвует «Библиотеке Бенчли» бумаги с чердака, я не дам развода Гарту. Когда вы вернетесь в дом Джинни, поищите те бумаги. Возможно, вы многое поймете и узнаете, где спрятано кольцо. — Она снова поглядела на Бриджит, потом на Дермотта и, будто желая быть более любезной, добавила:

— Удачи вам в поисках кольца. Если вы не хотите расстаться друг с другом, вам придется найти его.

Отобедав у Гарта, Бриджит и Дермотт решили не возвращаться в мотель, а попытаться провести еще одну ночь в Хартли-Хаусе. Борясь с дрожью в прохладе комнаты, Бриджит посмотрела на камин. Пока она принимала душ, Дермотт успел разжечь огонь, но теперь угольки уже догорали. Придется подбросить дрова, как только она закончит говорить по телефону.

— Бабуля Джинни еще не вернулась, мама?

— Нет, Бриджит. Ты звонишь уже четвертый раз за вечер. — Услышав мамин голос, Бриджит захотела оказаться дома. — Знаешь, дорогая, — продолжала Вив, — уже довольно поздно, так что бабушка, пожалуй, позвонит тебе завтра. — Бриджит глубоко вздохнула. Как могла ее старенькая бабуля за столь короткое время стать такой занятой в Нью-Йорке? Но не успела она ничего сказать, как мать добавила:

— Марли, Кэш и Эди пригласили ее на обед, чтобы папа и я могли бы…

— Побыть одни?

Вот как! Все, кроме нее, хорошо проводят время! Это чувство мучило ее всю жизнь. Марли и Эди были близнецами и всегда общались друг с другом. А у мамы был папа. Бриджит же часто чувствовала себя покинутой, и Дермотт был единственным, кто действительно спасал ее от гнетущего ощущения, что она лишняя для всех…

Ее мать, казалось, прочитала ее мысли:

— Как у тебя дела с твоим приятелем?

Сердце Бриджит затрепетало, и она поглядела на свою соблазнительную, почти прозрачную белую ночную сорочку, которую выбрала для сегодняшней ночи. Пусть Дермотт пока не собирается Ни говорить, ни спать с нею, но против такой сорочки он не сможет устоять. Бриджит надеялась, что он сможет уловить и возбуждающий аромат ее духов…

— Это долгая история, — пробормотала Бриджит.

Закончив разговор с мамой, она выключила телефон и поправила сорочку, искусно расположив узенькие бретельки и оттянув край шелковой ткани, чтобы лучше были видны выпуклости. Удостоверившись, что соски почти обнажены, и наклонив голову, она стала прислушиваться к шагам Дермотта на лестнице.

Казалось, он чем-то обеспокоен. Каким-то образом ей удалось избегать его весь день, хотя они почти все время находились рядом друг с другом. Лишь когда они искали звуковое и световое оборудование, Бриджит настояла, чтобы он искал в доме и осматривал тот конец двора, что был возле болота, а она собиралась прочесать лес. Они оба были совершенно уверены, что обнаружат оборудование и найдут разумное объяснение тому, что видели и слышали.

В течение нескольких часов Бриджит безуспешно бродила по темным зарослям. Когда же собралась бросить поиски и идти в дом, чтобы одеваться к обеду у Гарта, Дермотт крикнул ей, чтобы она скорее бежала к нему.

— Говорил же я тебе, — торжествующе объявил Дермотт, когда она поднялась на второй этаж и нашла его в одной из комнат для гостей.

Отодвинув занавеску, он показал Бриджит звуковое оборудование, управляемое с помощью таймеров.

— Бабушка пытается заставить всех поверить, что у нее в доме есть привидения? — заворчала Бриджит, не желая верить тому, что видит.

Но зачем бабуле Джинни устраивать шоу в своем собственном доме? Это не имеет смысла, подумала она, и тут Дермотт нажал кнопку. Звуки, которые так напугали их прошлой ночью, снова раздались во дворе.

— Если мы пойдем на звук, то найдем деревья, в которых скрыты громкоговорители, — предложил Дермотт, указывая в окно.

Так и было сделано.

Пока Дермотт нес в дом найденные в ветвях деревьев звуковые системы, Бриджит рассуждала вслух:

— Значит, все это — дело рук бабушки. Но как она могла пойти на такое? И, главное, зачем?

— Нам придется спросить ее, — предложил Дермотт. — А если она установила звуковое оборудование, то она же приложила руку к световым эффектам. Я совершенно уверен в этом.

— Я тоже думаю, что лучше всего сейчас же позвонить ей, — согласилась Бриджит.

Как нарочно, в тот момент бабули не оказалось дома, и Бриджит пришлось переодеваться и отправляться к Гарту на обед. А чтобы Дермотт наконец-то понял, что может упустить в своей жизни, она надела самую соблазнительную одежду, какая нашлась у нее в сумке, — чулки в сеточку, туфельки на шпильках и облегающее мини-платье. Бриджит понятия не имела, как все это подействовало на Дермотта, потому что, когда она сошла по лестнице, он ничего не сказал, словно онемел.

Зато Гарт Казинс при виде нее по-джентельменски пришел в восторг. Они без умолку говорили во время всего обеда, хотя Бриджит решила ничего не рассказывать о том оборудовании, которое обнаружили они с Дермоттом. Она помогала Гарту готовить, а потом убирать со стола, так что наедине с Дермоттом провела совсем мало времени.

Вернувшись от Гарта, Бриджит и Дермотт занялись поисками бумаг на чердаке.

И вот теперь в ее распоряжении вся ночь…

Вздохнув, Бриджит наклонилась с бабушкиной перины через край кровати, взяла стопку пожелтевших документов себе на колени и откинулась на подушку. Она уже успела прочитать дневники Лавинии и Мариссы. Мейвис Бенчли оказалась права. Бумаги были старыми, готовыми рассыпаться в прах, и место им было если и не в «Библиотеке Бенчли», то, во всяком случае, в музее. Об этом тоже надо будет поговорить с бабулей. Медленно перебирала Бриджит старые письма, фотографии и рисунки, желая найти намек на то, где скрыто кольцо Хартли. Потом она положила часть бумаг на пол, оставив у себя фотографии. Они были сделаны в разное время и разными способами, иногда совсем не такими, какие используются теперь. Некоторые снимки относились к сороковым годам двадцатого века. Бриджит, приглядевшись, узнавала места и людей.

— Бабуля, — прошептала она, и ее лицо смягчилось, когда она увидела бабушку. На снимке ей было лет двадцать, и она была в открытом купальнике. — А вот и дом. — Глядя на Хартли-Хаус, она почувствовала, как странно замирает ее дыхание. Забавно, думала Бриджит, дома стареют подобно людям. На снимке дом было трудно узнать. Все вокруг было очень ухожено, дорога из ракушек выровнена, плодовые деревья аккуратно подрезаны. Круговая подъездная дорожка не заросла кустами, как теперь, и в центре бил фонтан. Бриджит захотелось узнать, что случилось с этим фонтаном, и было ли здесь так же красиво и до Гражданской войны. — А вот и Джаспер.

Бабуля говорила, что он — вылитый Форрест Хартли. На отца Бриджит стоило посмотреть. Он и в самом деле был красавцем. На снимке он стоял рядом с темной лошадью, одетый в обтягивающие брюки для верховой езды, и широко улыбался, держа бутылку виски в одной руке и дымящую сигару в другой.

Ее сердце внезапно дрогнуло.

Теперь у нее в руках была не фотография, а миниатюра, исполненная маслом, вставленная в тонкую рамку.

— Это, должно быть, Форрест.

Бабуля права. Как и у Джаспера, у Форреста были буйные белокурые волосы и дьявольские темные глаза. Судя по фляге, висящей у него на боку, он знал толк в выпивке, как, видимо, и все мужчины Хартли.

Бриджит начала быстрее перебирать бумаги в поисках портрета Лавинии.

И вздрогнула. В дверном проеме был Дермотт. Он уже успел снять рубашку и стоял, будто хвастаясь своим загаром, одной рукой опираясь на дверь. Его поношенные синие джинсы, который он надел, чтобы идти к Гарту, сидели низко на его бедрах. И когда она увидела его обнаженный живот, ей захотелось поцеловать его. А когда Дермотт бесшумно пошел к кровати, дрожь охватила Бриджит, но эта дрожь возникла совсем не потому, что в доме обитали привидения…

Она ждала его весь вечер, но никогда не позволит ему узнать об этом. Зевнув, Бриджит поглядела на фотографии, разложенные у нее на коленях, будто слишком заинтересовавшись ими, чтобы уделить Дермотту хоть частицу своего внимания. Только когда он остановился в ногах кровати, пытаясь выглядеть таким же безразличным и скучающим, как старался выглядеть весь день, Бриджит подняла на него глаза.

— А вот и ты, — пробормотала она, посчитав необходимым немного переместиться на покрывале, чтобы Дермотту было лучше видно, какие у нее длинные ноги. — Я уже думала, что ты ушел спать куда-нибудь.

Эти слова она постаралась произнести как можно более равнодушно.

Но Дермотт глядел на нее во все глаза, и казалось, что о сне он и не помышлял. Бриджит видела, как желание разгорается у него в глазах, и от этого ее возбуждение начало нарастать неожиданно для нее самой. Она даже была удивлена, почувствовав, как напряглись ее соски.

Продолжая дразнить Дермотта, Бриджит потянулась, медленно спустила ноги с кровати, встала и направилась к камину. Чувствуя, что Дермотт не отрывает глаз от ее обнаженной спины, она подавила улыбку. Грациозно изогнувшись, она взяла кочергу со стойки, пошевелила дрова и положила кочергу на место.

Потом медленно повернулась.

И испуганно расширила глаза, потому что неожиданно оказалась лицом к лицу с Дермоттом. Она не слышала, как он пересек комнату, и вот теперь он стоял перед нею. Она не собиралась спрашивать, где Дермотт будет спать сегодня вечером, поэтому только подняла бровь и улыбнулась. Глаза Дермотта сияли ярче огня в камине.

— Ты должен посмотреть фотографии, — заявила Бриджит. — Там есть еще маленький портрет. Все это очень интересно.

Но Дермотт не стал смотреть фотографии. Его жадный взгляд перемещался вниз по ее ночной рубашке, и он облизал губы, будто они внезапно пересохли. Бриджит скрестила руки на животе, стараясь всем своим видом выразить отчаянную скуку.

— Я не нашла портрета Лавинии, а как выглядела Марисса, мы уже знаем. Зато я нашла портрет Форреста. И фотографию моего отца.

Говоря это, Бриджит следила, как ускоряется дыхание Дермотта. Его взгляд был теперь прикован к ее ногам. И не надо быть психологом, чтобы понять, что происходило с Дермоттом, когда он уставился в огонь у нее за спиной. Без сомнения, его сердце уже билось в бешеном ритме, кровь кипела, и ему хотелось увлечь Бриджит в постель. Но вот решится ли он?

Когда он заговорил, его голос прозвучал хрипло.

— Огонь гаснет. Подвинься, я брошу еще полено. — Его глаза нашли ее. — Тебе не холодно?

— Немного.

— Мне тоже так показалось, — сказал он рассеянно, наклонился, поймал подол ее коротенькой рубашки и приподнял его, глядя на белый крошечный треугольник шелковых трусиков. Потом Дермотт потянул их вниз.

И, когда трусики упали на пол, Бриджит удовлетворенно улыбнулась.

— Дело сделано, — прошептала она.

Ну почему ей пришлось ждать этого момента целый день?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Дермотт тянул Бриджит к кровати и шептал:

— Как ты мучила меня весь день, Бридж!

Уже коснувшись перины ногами, она упрекнула его:

— Знаешь ли, ты сам начал!

И в ту же секунду, как они кувыркнулись в мягкий пух, перина окутала их. Вечерний холод бесследно исчез. Прищурившись, Дермотт любовался красотой Бриджит, и его руки перебирали пряди ее волос, рассыпавшиеся по подушке и по плечам.

— Тебе холодно? — тихо спросила она.

— Уже нет.

— Как жалко! Я бы согрела тебя.

— Знаешь, я только что понял, что совсем замерз!

Она улыбнулась.

Ее кожа выглядела пылающей в отсветах жаркого огня, и когда он поглядел в искрящиеся голубые глаза Бриджит, в которые смотрел в течение стольких лет, все его ощущения стали острее. Ему даже показалось, что контуры всех предметов, находившихся в комнате, обведены чьей-то невидимой рукой, владеющей черным маркером.

Дермотт подавил быстрый вздох. Ему показалось, что всю жизнь он блуждал в облаках и лишь только что вышел из густого белого тумана в ослепительную ясность солнечного дня.

Конечно, он знал, что за окном сейчас ночь, темная и бурная. Занавески были раздвинуты, и было видно, что дождь усилился, превратившись в ливень.

И еще он знал, что влюблен в Бриджит Беннинг с того момента, когда в пятилетнем возрасте поцеловал ее на прощание, расставаясь с ней на детской площадке.

— Как ты думаешь, мы увидим привидения сегодня вечером? — шепотом спросила она. — Ведь мы нашли только звуковое оборудование.

— Вряд ли.

Он поглядел в окно. Буря была такой же сильной, что и вчера. Дермотт закрыл глаза, как обычно делал, когда прислушивался, выискивая нужные ему звуки. Они представлялись ему огромным спутанным клубком, который ему предстояло размотать, осторожно отделяя нить за нитью. Он слышал неровное взволнованное дыхание Бриджит, шорох простыни, стук дождевых капель, бьющих наискось по оконным стеклам, шум ветра в деревьях, раскаты грома, до основания сотрясающие старый дом. Дермотт снова открыл глаза как раз тогда, когда молния залила комнату ярким белым светом и через миг погасла, погрузив все в темноту.

— Ты боишься, что привидения вернутся?

— Конечно, боюсь, — медленно ответила она. — Но ты же защитишь меня. — Она помолчала и встрепенулась:

— А где Маг?

— Внизу.

Протянув руку, он выключил лампу, стоящую возле кровати, желая видеть Бриджит, освещенную только отблесками огня в камине и светом молний, которые принимали форму то белых изломанных полос, то голубоватых вспышек, будто кто-то фотографировал. Каждый раз Дермотту требовалось некоторое время, чтобы глаза начали различать мягкие контуры лица и тела Бриджит. Неожиданно он почувствовал, что она вся дрожит.

Не ответив, Дермотт убрал руку от ее волос и, сдвинув шелк ночной рубашки, любовался ее сливочной кожей. Потом он перекинул ногу через ее ногу и рукой прикоснулся к груди Бриджит. Лаская ее, он застонал от охватившего его наслаждения. Бриджит тоже не хватало воздуха, и от звука ее дыхания мурашки побежали по спине Дермотта, еще больше возбуждая его. Как ему удалось продержаться целый день? И зачем он бегал от нее? В этой кровати они могли бы наслаждаться друг другом с утра до вечера и с вечера до утра…

Протянув свободную руку, он начал расстегивать свои джинсы, потом сдвинул их вниз. За ними последовали боксерки.

Бриджит не отводила от него восхищенного взгляда. Потом протянула к нему обе руки, и он ощутил мягкое и горячее ее прикосновение.

— Утром ты оставил меня, — с тихим укором произнесла она, поднимая руки над головой, чтобы он мог снять ее сорочку. — Ты не хотел секса со мной.

— Зато сейчас хочу!

Не желая объяснять и даже не зная, смог бы объяснить свое утреннее поведение, он прижался губами к ее губам, и кровь его ускорила свой бег. Ее губы были неописуемо сладкими и ароматными, и он на миг забыл, где он и кто он. Как Бриджит смогла так подействовать на него, что он начал терять голову? Может быть, уже потерял? Забыл же он о презервативе — даже не спросил, есть ли он у нее. У него-то, конечно, не было ни одного, поскольку он не рассчитывал, что…

— О, Бридж, — прошептал он едва слышно.

Сколько лет он безответно любил ее! Его руки скользили по ее телу, замирая и начиная двигаться снова, пока она не застонала от страсти.

Как давно Дермотт мечтал об этом! Весь день он старался не прикасаться к Бриджит, зная, что будущего у них нет. Это была только ее прихоть. Он же слышал, как возмущенно ответила она на предположение, что они женаты. Черт побери, она получит свое и снова уйдет от него, и достаточно скоро. Она проделывала такой фокус с каждым мужчиной, который пытался сблизиться с ней. Дермотт видел это в течение многих лет. Бриджит была непостоянной, нерешительной, импульсивной…

Но сейчас все не имело никакого значения, и он хрипло пробормотал:

— Я хочу свести тебя с ума так же, как ты сводишь сума меня…

Она затаила дыхание.

— Я свожу тебя с ума?

Вместо ответа он начал целовать ей шею, потом покрыл поцелуями ее грудь и прошептал:

— Да, я давно схожу с ума по тебе.

Он медленно скользнул рукой по ее спине. Она вздрогнула от охвативших ее чувств и попыталась выгнуться, но он обнимал ее так крепко, что ей осталось только лежать и наслаждаться.

Ни одна женщина во всем мире не смогла бы заставить его испытывать такие чувства. С Бриджит ему было не правдоподобно прекрасно. Слишком хорошо. Слишком совершенно. Он почувствовал себя на вершине мира, а потом все вокруг будто исчезло, и остались только он и Бриджит, сплетенные в объятиях и сотрясаемые страстью…

— Прости, — прошептал он, когда снова обрел способность говорить. — Кажется, я немного поторопился.

— Целуй меня, пока будешь приходить в себя, — прошептала Бриджит в ответ, еще задыхаясь после испытанного наслаждения. Она запустила пальцы ему в волосы, перебирая влажные пряди, захватывая их горстями. — Целуй меня, пока будешь приходить в себя, Дерм, — повторила она. — А потом мы все начнем сначала, только уже не будем так спешить.

Перекатившись на спину, он притянул ее к себе, потом вытащил из-под них простыню и укрыл ею Бриджит.

— Мне надо немного вздремнуть, — объяснил он. — Только десять минут.

— Пять.

Глядя, как спит Дермотт, она глубоко и счастливо вздохнула…

— Что, черт побери, творится с тобой? Почему ты не можешь услышать меня?

Бриджит попробовала моргать, но ее веки оказались слишком тяжелыми и не хотели подниматься. Она была утомлена любовными ласками, но понимала, что должна пробудиться! Должна! Происходило что-то очень для нее важное! Но что? И она должна слушать… но кого?

— Бриджит! Вставай! Тебе должно быть стыдно, что ты столь непристойно ведешь себя, вступив в связь с этим мужчиной! Неужели ты забыла, зачем приехала сюда? Ведь ты и твои сестры прокляты! Вы уже давно достигли того возраста, когда надо вступить в брак, и теперь вы уже старые девы. Жалкие старые девы!

Бриджит опять безуспешно попыталась моргать, но только беспокойно повернулась в кровати. Ее голова кружилась. Ей хотелось спать, так как она очень устала, но ей мешал голос, звучавший у нее в ушах.

И вдруг она поняла, что находится вовсе не в кровати! Она была на первом этаже в доме бабули и шла босиком через темные комнаты, беспокойными пальцами проводя по стенам в поисках выключателей, но не находила их. Они исчезли! Тем не менее где-то вдали был виден свет, и когда она подошла ближе, то увидела, что свет льется через открытую дверь, будто приглашая Бриджит войти.

Когда она встала на пороге освещенной комнаты, ее рот открылся от удивления. Конечно! Та самая комната! Следовало бы сразу догадаться. Но обстановка не была современной. Не было ни зеленого ковра с бахромой, ни масляных ламп, переделанных под электрические. Зато в люстре были зажжены свечи — по-видимому, сотни свечей! Пораженная увиденной красотой, Бриджит едва заметила, как пересекла порог. Ее ноги передвигались будто по их собственной воле. Глаза Бриджит распахнулись, вбирая мерцающие отблески пламени. Каждый луч света был стократно повторен в гранях подвесок, и переливающиеся радуги танцевали на стенах и потолке.

— Как здесь красиво, — прошептала она, думая, что хотела бы выйти замуж только здесь, в этой комнате. Но за кого?

И только она подумала о Дермотте, как услышала быстрые, короткие, звонкие шаги по деревянному полу. Они доносились из комнаты, которую она только что пересекла, и быстро приближались. Бриджит повернулась и прижала руку к груди, к сильно бьющемуся сердцу, и только теперь поняла, что одета не в свою легкомысленную ночную сорочку, а в необычно длинное, изящное платье из белоснежного муслина, какие носили в девятнадцатом веке. А шаги раздавались все ближе и ближе…

Высокая стройная женщина в шелестящем темном платье, закрытом белым передником, внезапно переступила порог. Красивая, с темными миндалевидными глазами, высокими скулами и толстыми чувственными губами. Ее кожа была красновато-каштановой, такого же цвета, как и платок у нее на плечах. Женщина положила руки на бедра и, осуждающе сложив губы, быстро осмотрела Бриджит с головы до ног.

— Рада видеть, что ты хоть что-то надела, — отметила она. — Мне очень неприятно приходить во сне к людям и говорить с ними, когда они голые. Ты бы удивилась, если бы узнала, сколько людей ложатся в постель голыми. Впрочем, неважно, — сказала женщина, удрученно вздохнув. — Главное то, что ты здесь, и мне все равно, что на тебе надето. Перейдем к делу. Я полагаю, что ты еще помнишь о проклятии?

Сердце Бриджит пропустило удар, и она почувствовала, что впадает в панику. Привидения вернулись? Это сон? Или реальность? Неужели она во сне пришла сюда, чтобы встретить Лавинию Делрой? И откуда взялось это белое платье? Такое платье могла бы носить Марисса…

— Эээ… — Голос не хотел звучать, и она прочистила горло. — Эээ… скажи, ты — Лавиния?

Женщина очень долго смотрела на Бриджит, не говоря ни слова.

— Кто же еще?

Понятно.

— Ты пришла… чтобы дать мне совет?

Лавиния покачала головой, подняла глаза к потолку, глубоко вздохнула и сказала:

— А зачем бы еще мне покидать загробный мир и проникать в твой сон? Да ты, кажется, туповата! Для чего, ты думаешь, я пришла? Колдовские зелья продавать?

— Конечно, нет, — ответила Бриджит, думая, что это самая странная беседа, которая вообще могла бы быть, даже если Лавиния действительно явилась из потустороннего мира.

— Мне, кажется, удалось разгадать, где мисс Марисса спрятала кольцо, — быстро сказала Лавиния. — Она не сказала бы мне, потому что все еще бесится из-за того, что была убита во время войны, и она, конечно же, по-прежнему хочет, чтобы земные женщины страдали, раз ее душа не может быть счастлива. Мисс Марисса не могла вытерпеть, когда кому-то хорошо, если ей плохо. На свете было, есть и всегда будет много людей такого типа. Правда, заметь, у нее были и хорошие качества, но милосердие никогда не было одним из них. Во всяком случае, что касается того кольца, мои обычные способности к ясновидению подвели меня, и мне пришлось прибегнуть к рассуждению. И теперь, чтобы проверить мою догадку, мне нужна твоя помощь, Бриджит. Я уверена, что ты согласишься помочь, так как и тебе, и твоим сестрам станет лучше, когда проклятие будет снято. Проблема в том, что одна я не могу подобраться к кольцу. Вот, смотри! — Замолчав, Лавиния подняла руку, которая начала удлиняться, пока не достигла люстры, и потом прошла сквозь нее. Ни подвески, ни огоньки свечей даже не качнулись. — Видишь, — объяснила Лавиния, — двигать предметы мне не по силам. Поэтому нужно, чтобы ты подошла к…

Но тут раздался такой раскат грома, что Бриджит едва не подскочила от испуга. Невозможно придумать худшего момента, чтобы быть выдернутой из сна. Кольцо было где-то здесь, в пределах досягаемости! Если бы Лавиния успела договорить, то проклятие удалось бы снять уже сейчас! От досады Бриджит заморгала…

…Бриджит заморгала и поняла, что находится рядом с Дермоттом на кровати в спальне бабули. Потом она осознала, что на ней уже нет платья из муслина, и лежит она полностью обнаженной.

— Бридж, — Дермотт говорил таким хриплым голосом, будто они только что занимались любовью, и тряс ее за плечо. — Бридж, просыпайся скорее…

Что-то в его тоне насторожило Бриджит. Он говорил так, будто не хотел испугать ее. Она с трудом приподняла веки и увидела, как Дермотт…

…как Дермотт, широко раскрыв глаза, смотрит на белую фигуру, стоящую в ногах кровати. Сердце Бриджит едва не выскочило из груди. Она инстинктивно приподнялась, натягивая простыню, чтобы прикрыть грудь, и заморгала снова.

Но видение не исчезло.

— Марисса, — прошептала Бриджит.

Марисса была в своем свадебном платье. К счастью, на нем не было крови. Ее красота была неземной. Кожа была безупречно белой, а глаза сверкали синими искрами. Контуры лица и платья были извилистыми, будто Марисса находилась в воде, под волнами. Через прозрачную фигуру Мариссы были видны предметы, находящиеся сзади нее. Бриджит в оцепенении смотрела, как Марисса медленно поднимает руку, чтобы показать, что у нее на пальце нет кольца.

Это все еще сон? Но нет. Бриджит уже так не думала. Она поглядела на Дермотта. Он тоже был обнажен и, казалось, проснулся, хотя и не совсем. Да, похоже, что все происходит наяву.

Решив не противиться ходу событий, Бриджит заставила себя спрятать свои опасения. Надо говорить самым строгим голосом, подражая Лавинии, которая, по-видимому, была одной из немногих на земле, — или на небесах, или в аду, кто знает? — кого мисс Марисса хоть немного слушалась.

— Слушай меня, Марисса! Лавиния хочет помочь мне закончить действие проклятия, но тебе не нравится, что я разговариваю с ней. И поэтому ты прерываешь мои сны. — Сказав это, Бриджит поняла, что ее слова совсем не действуют на привидение, стоящее перед нею, и она просто выпускает пар. Но ведь именно Марисса, в конце концов, разрушала любовную жизнь сестер Беннинг в течение многих лет! — И что у тебя за характер, если ты решила уничтожать любовь в жизни неизвестных тебе женщин, даже пусть твоя любовь и погибла? Знаешь ли ты, каково это — ходить на сотни отвратительных свиданий? Как это уничтожает чувство собственного достоинства молодой женщины? Не знаю, привидение ты или никакое не привидение, но ты — злая! — Бриджит больше не могла сдерживаться. Она сбросила простыню и, несмотря на страх, овладевший ею, выпрыгнула из постели. — Ты на самом деле хочешь разрушать жизнь других? Ты на самом деле так эгоистична?

Бриджит шагнула к ней, протянула руку…

…протянула руку, и видение исчезло.

И затем Бриджит поняла, что на мир опустилась мертвая тишина.

Нет молний. Нет грома. И шагов не слышно. И дождя с ветром больше нет.

— Дермотт, — пробормотала она, — включи свет.

Он щелкнул выключателем, и, поняв, что видела сон, Бриджит повернулась к Дермотту. Он был живым и настоящим, но таким бледным, почти белым, как привидение. Она с трудом сглотнула.

— Ты можешь поверить в это? — спросила она.

— Должно же быть разумное объяснение, — ответил он спокойно, но голос его дрожал.

Бриджит кинулась к бумагам, которые лежали на полу около кровати, босыми ногами ощущая холод деревянного пола. Завернувшись в простыню, она села на корточки перед кучей и начала ее быстро перебирать, глядя то на бумаги, то на Дермотта.

— Здесь был портрет Форреста, — объяснила она. — И, возможно, есть и портрет Лавинии. Я только начала просматривать их, когда… — Когда ты вошел, и мы занялись любовью. Замерев на полуслове, она посмотрела Дермотту в глаза и почувствовала во всем теле жар, но торопливо продолжала быстро перекладывать бумаги. — Портрет должен найтись.

— Бридж. — Дермотт медленно сел на кровати. — Ты тоже видела это? — пробормотал он в ошеломлении.

— Да, — просто сказала она, глядя ему в глаза. — Но все хорошо. Я не думаю, что они хотят причинить нам вред.

— Ты же не можешь верить, что… — Он запнулся. — Я хочу сказать, что, хотя мы не нашли оборудования для показа изображений, но мы установили, что Гарт хочет купить лес, а Мейвис таит злобу на Джинни не только из-за границ владений, но и из-за Гарта. И я все равно думаю, что где-то должны стоять проекторы.

— Вот она, — тихо произнесла Бриджит, поднимая написанную маслом миниатюру в красивой золотой рамке.

Гордая женщина с темной кожей, высокими скулами, миндалевидными глазами и полными чувственными губами. Нигде в доме не было ни одного ее портрета. Бриджит совершенно точно знала, что видела эту женщину только во сне. Протянув портрет так, чтобы Дермотт мог его видеть, она прошептала:

— Лавиния. Это доказывает, что она существует. И все те привидения существуют тоже.

Потом она отложила портрет и кинулась в объятия Дермотта, дрожащая, но счастливая. Она быстро рассказала ему все, что случилось в ее сне, стараясь не забыть ни слова из того, что сказала Лавиния. Конечно, Бриджит и не рассчитывала, что Дермотт когда-нибудь поверит в призраков. Он был прагматиком до мозга костей. Однако теперь он обнимал Бриджит и слушал, не перебивая, и она ясно видела, как разгорелись его глаза. Видимо, он тоже начал верить, что все произошло на самом деле и что Лавиния может появиться снова. И в следующий раз она, возможно, успеет показать Бриджит, где лежит кольцо.

А Бриджит представила себе, что будет освобождена от проклятия и сможет выйти за Дермотта…

— Давай займемся любовью, — негромко предложил он.

Но Бриджит вдруг засомневалась:

— А тебе не кажется, что на нас смотрят?

— Я думаю, что завтра мы найдем оптическое оборудование, как нашли и звуковое. И еще яду-маю, что твоя бабушка не звонит сюда именно из-за этого. Она не хочет оправдываться после того, как ты сообщишь ей, что привидения используют звуки из кинофильма, а оборудование расположено в ее же собственном доме. Да и мисс Марисса не могла быть настоящим привидением, — уверенно произнес Дермотт. — Но даже если бы и была, — добавил он, подумав немного, — мы же не собираемся вытворять ничего такого, чего привидения еще не видали.

— А вот на это я бы не рассчитывала, Дермотт Брандт, — с озорной улыбкой возразила Бриджит.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Телефон, — спросонья хрипло прошептала Бриджит, когда комнату заполнила мелодия из фильма «Изгоняющий дьявола».

Дермотт даже глаз не открыл.

— Твой или мой?

Они с Дермоттом смеха ради настроили свои телефоны на один и тот же сигнал вызова.

— Не знаю.

Он засмеялся.

— Придется бросить монету, кому из нас первому открыть глаза.

Просыпаясь, Бриджит подумала о Мариссе и о том, как страшно будет увидеть ее снова. Потом о том, не Кэрри ли это звонит. Если так, должна ли Бриджит отвечать по телефону Дермотта? Нет… никогда! Однако, возможно, если Кэрри поймет, что Бриджит и Дермотт спят вместе, она отступит. Сомнительно, решила Бриджит.

В современных романтических отношениях Бриджит больше всего ненавидела соперничество. Но ей пришлось тут же поправить себя. Соперничество в любви всегда было, есть и, видимо, будет. Взять хотя бы бабулю и Мейвис. Обе они хотят Гарта. А мисс Марисса? Она не смогла быть с Форрестом и поэтому захотела, чтобы другие тоже страдали…

Бриджит тяжело вздохнула из-за таких мыслей.

Но они с Дермоттом так много всего делали вместе, помимо того, что настроили телефоны на один сигнал! Они покупали одни и те же футболки, использовали одни и те же шампуни и гели для душа, по субботам делали вместе покупки в Чайнатауне.

Бриджит откатилась от теплоты его тела, дотянулась с кровати к куче на полу, разгребла ее — ночная сорочка, джинсы, бумажник, монеты, бабулины бумаги…

— Мой, — наконец объявила она. Вздыхая, она растянулась рядом с Дермоттом и поднесла к уху телефон. — Мы, должно быть, распугали всех призраков, — шептала она, рассматривая высветившийся номер и понимая, что звонит мама.

— От нас вчера исходило столько электричества, что, должно быть, сгорели все предохранители в доме.

— Может быть. А может быть, привидения решили предоставить нам возможность побыть наедине.

— Я слышу иронию в твоем голосе? Ты говоришь так, будто полагаешь, что привидения не существуют.

— Не хотел бы тебя обидеть, но меня утомил сигнал телефона. Почему бы тебе не ответить?

Зевнув, она открыла телефон.

— Алло. — Услышав голоса, она быстро заморгала и приподнялась на кровати. — Бабуля?

— Прости, что звоню столь рано, мисс Бриджит, — бабушка говорила сладким голоском, растягивая слова, — но твои сестры повели меня вчера вечером на обед вместе с новым кавалером Марли, Кэшем Шэмпейном, так что я только сейчас получила твою голосовую почту, моя драгоценная.

— Голосовую почту? — переспросила Бриджит. — А, конечно. Прости, я еще не совсем проснулась.

Бабушка захохотала, потом сказала в сторону, возможно, матери или отцу Бриджит:

— Она еще не проснулась. — Потом, понизив голос, обратилась к Бриджит:

— Как ты сможешь найти кольцо, если весь день находишься в кровати, мисс Бриджит? Ответь мне! И хотя мне очень неприятно говорить это, я слышу, что рядом с тобой кто-то еще, а это означает, что ты развлекаешься такими способами, которыми не должна развлекаться девочка, не состоящая в браке!

Бриджит поглядела на часы.

— Уже одиннадцать!

Они проспали половину дня! Конечно, они же не спали почти всю ночь! Медленная улыбка изогнула губы Бриджит, когда воспоминания захлестнули ее. Настроение было слишком хорошим, чтобы портить его, споря с коварной бабушкой, но другого выхода не было.

— Мы поговорили с Гартом и Мейвис, — начала она, не пытаясь скрывать, что ее самолюбие задето. — Мы даже обедали с Гартом. А Мейвис сказала мне, где на чердаке можно найти старые документы. Почему ты не сказала мне о них, бабуля? Как я могу найти кольцо при таких обстоятельствах? Ты даже не объяснила, в чем причина того, что ты и Мейвис…

— Что бы ни сказала вам Мейвис Бенчли, я и сама тщательно изучила те старые документы с чердака. Но это не то, из-за чего ты звонила.

Однако тон бабули Джинни стал тише. Бриджит поглядела через открытые кружевные занавески на новый серенький день. Шел медленный дождик, и Бриджит внезапно показалось, что это падают слезы Мариссы, плачущей о давно утраченной любви.

— Не то?

— Нет, — объявила старая леди. — Я уже поговорила с твоей матерью, и она сказала, что вы нашли оборудование, которое я разместила в одной из комнат. Мне так жаль, деточка. Я не хотела запутать вас. Но, видишь ли… В моем доме действительно есть привидения. Вы должны мне верить. Каждый житель Биг-Свэмпа подтвердит это. Но в последнее время стало тихо. О, я слышала их, но только один раз в месяц или около того. И я начала волноваться. В конце концов, они — наша единственная реальная надежда, чтобы найти кольцо и прекратить действие проклятия. Вероятно, Марисса помнит, где спрятала кольцо.

— И поэтому ты решила устроить звуковую систему?

— Да, милая. Но это все, что я сделала. Я только надеялась заинтересовать людей. Я думала, что могла бы открыть гостиницу, и привидения привлекали бы гостей. Тогда у меня появились бы деньги, и Гарт отказался бы от моего леса. Так или иначе, но у меня не было другого способа заинтересовать тебя. Когда на твоем пальце я увидела точную копию кольца Мариссы, я поняла, что поступила правильно.

Бриджит подумала о двух днях, проведенных с Дермоттом.

— А привидения?

Бабуля Джинни заговорила быстрее:

— Вы видели их? В доме? Или во дворе?

— Это долгая история. Я расскажу тебе, когда мы вернемся.

— Вернетесь?

— Нам надо быть на свадьбе Эллисон и Кеннета.

— Обещай мне, мисс Бриджит, что не возвратишься, пока не найдешь кольца. Иначе вы, девочки, будете прокляты навсегда, а Марли с Кэшем так хорошо выглядят вместе! Мне было бы крайне неприятно, если они разойдутся. Ты наша последняя надежда!

Чувствуя себя неловко, Бриджит поглядела на Дермотта. Он выглядел потрясающе, лежа обнаженным на спине, с рукой, лежащей на груди.

— Пожалуй, я пойду, — попрощалась она, не желая снова слушать истории бабули, потом обратилась к Дермотту:

— Бабуля все еще считает, что я должна найти кольцо. И она клянется, что, кроме звукового, не размещала никакого другого оборудования.

Как же продолжать поиски? Она уже просмотрела дневники и ничего в них не нашла.

— Придется обратиться к потусторонним силам, — внезапно решила Бриджит.

Дермотт не казался особенно заинтересованным.

— Помнишь, как это происходило в фильме «Изгоняющий дьявола»?

Бриджит повернулась, поместила сжатые руки на грудь Дермотта и улыбнулась ему в глаза.

— Конечно. Весь ад вырвался из преисподней. Но ты же не веришь в привидения, ведь правда?

Обняв ее за шею, он притянул ее к себе и крепко поцеловал.

— Не верю. Но давай скажем так: я не люблю искушать судьбу.

Его кожа была соблазнительно теплой, и она двинула распрямленную ладонь вниз по его боку, перемещаясь лишь настолько, чтобы положить руку между ними. Его глаза расширились, губы раскрылись, и стало слышно его дыхание.

— Так что ты хочешь делать? — тихо спросила она.

— Думаю, надо еще поискать в доме и во дворе. Может быть, найдем лазерные проекторы. Я не верю твоей бабушке.

— М-м-м. — Она продолжала ласкать его. — И?..

— И все, — сказал он. — Свадьба Эллисон и Кеннета через пару дней. Мы не можем опаздывать.

— Нам еще рано уезжать.

— Я хочу иметь немного времени в запасе, на случай, если машина сломается или случится еще что-нибудь непредвиденное. Ты можешь себе представить, что невеста — это ты, а твоя подружка не пришла?

Ее сердце пропустило удар, когда она вообразила себя невестой, выходящей замуж за Дермотта…

— А чем еще ты думаешь заняться сегодня? — прошептала она с намеком.

Засмеявшись, Бриджит переместилась еще немного и теперь лежала рядом с ним. Проводя пальцами поперек его груди и крепко зажмурив глаза, она произнесла заунывным голосом, изображая медиума во время спиритического сеанса:

— Я вызываю тело Дермотта Брандта… Пусть тело Дермотта Брандта ответит мне… — Ее пальцы двинулись вниз по его животу, и она почувствовала, что его тело ответило ей.

Возбуждение жаркой волной накрыло ее, когда она поглядела ему в лицо. Он тоже жаждал, и она наклонилась и приблизила губы к его губам.

Они вместе двинулись навстречу наслаждению.

Сон Бриджит снова был прерван мелодией из фильма «Изгоняющий дьявола». Она замигала спросонья, и у нее появилось ощущение дежа-вю.

— Дермотт?

Он не ответил. Ей на секунду показалось, что она видит сон, но, когда она перевернулась, потянув покрывало, то поняла, что уже не спит и Дермотта с ней нет.

Судя по запахам чеснока, базилика и перца, доносившимся снизу, он готовил на кухне. Должно быть, решил дать ей поспать подольше.

— О, кофе, — потянула она воздух и улыбнулась.

Дермотт будто прочитал ее мысли. Она могла держать пари, что он готовил пряный кофе с цикорием из той специальной смеси, которую Гарт Казинс уговорил их взять с собой. Ее улыбка стала шире. Гарт был большой оригинал, знаток истории Биг-Свэмпа и очень хорошо подходил ее бабушке.

Не переставая улыбаться, Бриджит глубоко вздохнула.

Какой день! Возможно, сегодня лучший день ее жизни.

Они больше не осматривали ни дом, ни двор. Они провели в кровати весь день, занимаясь любовью. Не одеваясь, сделали перерыв только для похода в кухню, чтобы выпить кофе, поесть фруктов и подкрепиться тем, что дал им Гарт.

Когда звонок прекратился и телефон перешел в режим голосовой почты, Бриджит расслабилась. Она перезвонит позже. Или Дермотт перезвонит, если звонок был для него. Она лишь надеялась, что звонила не Кэрри.

Бриджит поглядела вокруг. Холод февральского вечера просачивался внутрь через трещины в лепных украшениях окон. Тьма за окном сгущалась, и в углах комнаты почти ничего уже не было видно.

— Наступает час привидений, — прошептала она. Потом, уже громче, позвала:

— Появись, Лавиния. Дермотт не верит в тебя, но я верю. Почему ты не скажешь мне, где кольцо? Ты могла бы нарисовать карту на той пыли, что покрывает мебель.

Она поглядела на огонь, который Дермотт разжег прежде, чем ушел вниз. Языки пламени лизали поленья. Тихие потрескивания и летящие искры завораживали Бриджит. В комнате становилось все уютнее и теплее.

Но это не имело большого значения. В объятиях Дермотта ей было теплее, чем от тысячи каминов, и, кроме того, она не возражала ни против холодной погоды, ни против дождя, если можно было уютно устроиться под одеялом на уютной кровати бабушки.

День уже ушел, но ночь еще не упала. Через окно можно было видеть, как наступают сумерки. Дождь прекратился, и небо, казалось, разорвалось на части. С одной стороны розовые и фиолетовые лучи пронизывали тяжелые серые тучи с темно-синими тенями. С другой — легкие жемчужно-белые облака неслись по ветру, как клочья хлопка, который когда-то произрастал на плантации Хартли. Такое небо не дано видеть обитателям больших городов, да и Бриджит видела нечто подобное лишь в музее на картинах Тициана.

— И это все наше, — шептала она.

Ее и Дермотта. Небо. Любовные ласки. Привидения. Все вокруг. Она задрожала от восторга. Вероятно, пока Бриджит спала, Лавиния пыталась получить доступ к ее сознанию, но Дермотт утомил ее так, что Бриджит не могла воспринять слабый зов призрака…

Она вздрогнула, когда снова зазвучала мелодия из фильма «Изгоняющий дьявола».

— Кто же это?

Бриджит наклонилась, чтобы взять телефон. Вероятно, бабуля хочет знать, нашлось ли кольцо.

— Алло?

После долгой паузы в трубке прозвучало:

— Бриджит?

Только сейчас она посмотрела на телефон и поняла, что схватила трубку Дермотта. Когда они с Дермоттом покупали телефоны, то выбрали одинаковые модели, правда, разных цветов. Но в комнате было слишком темно, чтобы сразу отличить один от другого.

Бриджит решила не сдаваться и говорить так, будто понятия не имеет, кто звонит. Будто разные женщины звонят Дермотту целый день.

— Простите. Его здесь нет. Могу ли я узнать, кто говорит?

— Кэрри.

У Бриджит не было сил позвать его. Этот день принадлежал только ей и Дермотту.

— Он сейчас занят, но я передам ему, что ты звонила. — Услышав шум в прихожей, Бриджит повернулась и увидела, как Маг вбежал в комнату. Что-то темное шевелилось у него в пасти, и, прежде чем Бриджит смогла разобраться, он вспрыгнул на кровать, испачкав мокрыми лапами желтое покрывало и белые простыни. Бриджит взвизгнула, вскочила на ноги и, вскрикнув «Маг!», схватилась рукой за сердце. — Палка, — увидела она, осознав, что стоит возле кровати полностью обнаженная и сжимает телефон. — Маг принес палку в зубах, а я думала, что это… не знаю, мышь или еще что-то. Что-то живое. Слушай, мне очень жаль, но Маг только что вскочил на кровать, и у него грязные лапы, так что мне надо бы…

— Так ты в кровати? — вскричала Кэрри.

Учитывая время дня, Бриджит поняла, что ее слова звучат не слишком тактично. Она наклонилась, достала из сумки халатик, почему-то захотев прикрыть себя, хотя Кэрри Мастерсон, конечно, никак не могла ее видеть.

— Ну… да. — Она могла объяснить все, но с какой стати она должна оправдываться перед Кэрри Мастерсон? Кроме того, подозрения Кэрри были абсолютно правильными. Внезапная волна гнева подхватила Бриджит. Что за женщина эта Кэрри? Бриджит знала ее только поверхностно и понятия не имела, каковы ее отношения с Дермоттом. И он ничего не сказал ей. Но должен был бы сказать, решила Бриджит. Неужели Дермотт и Кэрри спали вместе? Внезапно ей стало очень важно знать это. Она глубоко вздохнула. — Мне надо идти. Я скажу Дермотту, чтобы он перезвонил тебе.

— Не могу поверить, — пробормотала Кэрри. — Ты в кровати… с ним?

— А что, если да?

Кэрри издала протестующий возглас.

— Ты слишком эгоистична, — быстро заговорила она. — Ты становишься на пути каждой женщины, едва только та захочет узнать Дермотта поближе. Он уже устал от этого. Он говорил, что ты вечно болтаешься рядом с ним. Он обещал мне, что поедет с тобой только для того, чтобы закончить ваши отношения.

— Ты спятила, — перебила Бриджит. — Дермотт никогда не сделал бы этого.

— О, не сделал бы? Почему бы тебе самой не спросить его? Он смог бы порвать с тобой, только если бы вообще не видел тебя! Это он и собирался тебе сказать. Дермотт — прекрасный человек. Он любит свою работу, но, кроме нее, хочет иметь детей, семью, дом. Но ты не можешь дать ему ничего этого. Что? Ты, наконец, совратила его? Поимела немножко секса? Это все, что тебе надо? Другие женщины хотят соединить с ним свою жизнь. Но ты мешаешь ему. Женщины уходят, потому что ты всегда влезаешь и требуешь от него какой-то очередной ерунды, а сама ничего ему дать не можешь…

— Я слушала достаточно, — сумела вставить Бриджит. Она чувствовала себя так, будто получила ошеломляющий удар в живот, и весь воздух вышел из нее. — Дермотт не хочет заканчивать нашу дружбу, — пролепетала она, защищаясь.

Подняв глаза, она увидела Дермотта и услышала его голос:

— Именно это я и хочу сделать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Ошеломленная его словами, Бриджит закрыла телефон и швырнула его на кровать, едва ли заботясь о том, что прервала разговор с Кэрри. Мага не волновало то, что происходило с людьми, и он продолжал грызть свою палку. Не в силах поверить словам Дермотта, Бриджит медленно встала с кровати. Пол был холодным, и дрожь охватила все тело. В камине вспыхнула щепка. Краткая вспышка пламени ярче осветила комнату.

Двигаясь к огню, стремясь к его теплу, Бриджит не отводила взгляда от Дермотта. Он был без рубашки, лишь в джинсах, которые натянул, отправляясь в кухню, и у него в руках был поднос, нагруженный дымящимися тарелками с едой. Еще он принес бутылку виски.

Дермотт позаботился о ней, зная, что она пробудится голодной!

Так и было. Но теперь не имело никакого значения. Весь ее мир летел вверх тормашками. Дермотт поглядел вокруг в поисках места для подноса и, не найдя, наклонился, поставил поднос на пол, выпрямился и повернулся к Бриджит.

Она вытянула руку, запрещая ему приближаться к себе.

— Кэрри сказала, что ты поехал со мной во Флориду не просто так. Ты собирался сказать мне, что ты не хочешь быть моим другом. — Она попыталась побороть приступ паники, но ее голос дрогнул. — Моим другом, — повторила она. — Ты больше не хочешь видеть меня? Вообще?

Он остановился перед нею. Радужка его глаз казалась того же цвета, что и зрачки, и из-за этого он выглядел еще более сердитым. За что Дермотт может сердиться?

— Да, Бриджит, — подтвердил он.

Его голос звучал хрипло, так, как звучал после занятий любовью, и все же не так. Мягкость исчезла, и Бриджит в ошеломлении поняла, что Кэрри не солгала.

— Почему? Что произошло?

Неужели он серьезно относится к Кэрри?

Странно, но от ее слов гнев Дермотта возрос, и его грудь вздымалась от тяжелого дыхания. Он придвинулся к Бриджит. Понимая, что упадет в огонь, если отступит еще на шаг, она отодвинулась в сторону, но Дермотт поднял руку, упершись в полку над камином, и не дал Бриджит отойти.

— Взгляни на меня, — тихо произнес он. — Чего ты ждала?

— О чем ты говоришь? — едва смогла она выговорить. — Только что ты был здесь… лежал около меня, Дермотт. Мы провели в кровати весь день. Как можешь ты… — ей не хватало слов, и она умоляла его взглядом, — быть таким чужим? Ты поговорил с Кэрри, пока был внизу?

— Что ты хочешь сказать?

— Похоже, это она настроила тебя против меня!

— Ты сошла с ума! — Он бросил взгляд на свой телефон. — А какое право ты имела отвечать на звонок?

— Твой телефон похож на мой, — напомнила она. — И было темно.

— Раньше ты умела находить твой собственный телефон.

— Ты, значит, не хотел, чтобы я говорила с нею? Ты боялся, что она поймет… — Внезапная догадка поразила ее. — Ты думал, что мог бы избежать неприятностей, скрыв от нее, что у тебя свидание со мной? Я знаю тебя много лет, Дермотт. Я думала, что ты честен…

— Свидание? — перебил он. — Это то, чем мы здесь занимаемся?

— Наверное, — согласилась она, проводя рукой по волосам. — У меня не было времени, чтобы подумать о наших отношениях.

— У тебя была вся жизнь.

— Я думаю, мы могли бы… — она помолчала, подыскивая правильные слова, — обсудить это.

— А потом?

— Не знаю. — Она не могла понять, хочет ли он, чтобы она продолжала. — Мы были друзьями… — Она ничего не могла поделать со своим умоляющим тоном. — Лучшими друзьями. Разве ты… Разве тебе это безразлично? Видно, ты начал спать с какой-то Кэрри Мастерсон и теперь собираешься порвать нашу дружбу?

— С какой-то Кэрри?

— Я не должна была так говорить, — призналась Бриджит.

— Кэрри совершенная. Интересная. Заботливая…

— Оставь это при себе, — перебила она. — Дело не в ней, Дермотт. Дело в нас.

— Точно. И, во-первых… — начал Дермотт. — Во-первых, — повторил он, — заруби себе на носу, что я не спал с Кэрри Мастерсон!

Никогда в жизни не чувствовала Бриджит такого облегчения.

— Тебе, кажется, это понравилось? — пробормотал он.

Неужели это тот же самый мужчина, чья плоть была едина с ее плотью? Который любил ее так самозабвенно, так горячо? Чьи голодные губы дрожали на ее губах, чьи нежные руки ласкали ее тело? Чей страстный шепот возбуждал ее?

— Что понравилось? — не поняла она. — В твоих словах нет смысла. — Бриджит казалось, будто Дермотт ведет какой-то старый спор с самим собой, а не говорит с ней.

— Нет смысла? — возмутился он. — А в твоей поездке сюда есть смысл? Ведь это ты веришь в привидения. А что скажешь о себе и тех парнях, от которых я спасал тебя все эти годы? Они и вправду так уж были тебе нужны, Бридж? Или ты просто отвергаешь мужчин, потому что не хочешь, — а, может быть, и не можешь, — сближаться ни с кем? Разве ты никогда не замечала, как твои собственные недостатки мешают тебе найти любовь, а вовсе не кем-то выдуманное проклятие?

— Не могу поверить, что ты это сказал, — прошептала она, чувствуя, как кровь отлила от ее лица. — Так ты думаешь обо мне?

— Я только имел в виду, как ты чертовски обрадовалась тому, что я никогда не спал с Кэрри Мастерсон!

— Я рада, что ты не спал с ней. Да. Очень рада.

— Я не спал с нею, Бридж. И теперь ты счастлива… потому что я не нашел счастья в любви? — Он укоризненно покачал головой. — Чего ты от меня хочешь? Чтобы я зачах ради тебя? Чтобы приходил всякий раз, когда ты нуждаешься во мне, и затем пропадал с глаз долой, когда переставал быть тебе нужен?

— Нет!

— Я хочу, чтобы ты поняла одну вещь, — продолжил он. — Давно уже хочу. Да, я флиртовал с Кэрри. Впустил ее в свою квартиру. Был рад, когда пришел домой и нашел ее обнаженной. Она принесла конфеты, цветы и шампанское. В тот раз я даже подумал, что у меня наконец-то будет настоящая ночь святого Валентина. Но ты начала ломиться в дверь. Ты знаешь, почему я хотел быть с Кэрри?

Бриджит было страшно спрашивать, но она выдавила из себя:

— Почему?

— Чтобы убрать тебя из моей жизни, — с таким ядом сказал он, что, казалось, сейчас последует бранное слово. — Я ходил за тобой следом в течение многих лет, и ты никогда не обращала на меня внимания. Всегда думала только о себе.

Твои потребности. Твои чувства. Твои представления о наших отношениях.

Такого потрясения она не могла бы себе даже представить.

— Это не правда!

Его взгляд смягчился. Подняв руку, он погладил пальцем щеку Бриджит. Его глаза наполнились болью, будто он подумал, что никогда больше не увидит ее. Инстинктивно она взяла его за руку и, сжав ее, притянула к своей груди, к тому месту, где билось сердце. И в изумлении увидела, как с едва сдерживаемой яростью он высвободил руку.

— Дермотт, — прошептала она, и ее сердце упало куда-то вниз.

Но Дермотт отвернулся, подошел к двери, сунул ноги в ботинки, взял свои вещи. Потом вышел из комнаты. Окаменев, Бриджит слышала, как он спускается по лестнице, прыгая через ступеньку. И тогда ноги сами понесли Бриджит к окну, и она увидела, как Дермотт открывает дверцу джипа.

Потом дверца хлопнула. У Бриджит вырвался крик, когда заработал двигатель. Потом она услышала, как бежит Маг. Она нагнулась, подхватила его и прижалась к нему лицом.

Джип двинулся с места.

Нет, она не могла поверить этому. Она стояла и смотрела, как Дермотт Брандт уезжает из ее жизни…

— И ведь он знает, как я боюсь самолетов, — прошептала она.

— Только не останавливаться, — бормотал Дермотт, крепче сжимая руль. Он смотрел на дорогу, стараясь не думать ни о чем. Снова началась гроза, и сильный дождь залил ветровое стекло. Стеклоочистители не справлялись с водой. Отопитель отказал, стекла запотели, и ничего не стало видно. Дермотт опустил свое окно, и холодный дождь мгновенно намочил рукав футболки. От ворвавшегося в машину ветра все тело покрылось гусиной кожей, но Дермотт был слишком измучен, чтобы чувствовать холод.

По крайней мере ветер удалил из машины цветочный аромат духов Бриджит. Но она все равно незримо была с ним. Ее темные очки лежали на приборной панели, ее бейсболка висела на солнцезащитном щитке, один из поводков Мага лежал около него на сиденье.

Однако ему хватило сил сделать то, для чего он прибыл сюда!

Черт побери, он достаточно долго жил в подвешенном состоянии, но не собирается так жить дальше. Она никак не хочет понять… Никогда не хотела понять, что он потратил впустую годы, бесплодно желая ее, как последний дурак. Хорошо, что ее нет сейчас в машине. Его тело жаждало ее так, как он и не ожидал. И он любит ее! Но иногда любовь ведет в никуда. Как и желание. Он должен теперь сам устроить свою жизнь. Так, как захочет.

Пригибаясь к рулю, мчался он сквозь темную бурную ночь, будто призраки прошлого вырвались из преисподней и гнались за ним по пятам. И, возможно, так оно и было.

Проснулась Бриджит внезапно. В голове у нее стучало. Застонав, она глубоко вздохнула и вспомнила, как после ссоры с Дермоттом долго плакала и пила виски — больше, чем следовало бы.

Увидев, что ее песик доедает то, что должно было быть ее ужином, Бриджит прошептала:

— Маг…

Но даже от столь ничтожного усилия в голове застучало еще сильнее.

И затем Бриджит почувствовала, что погода снова взбесилась.

Кружевные занавески вытянулись наружу, и Бриджит поняла, что окно открыто. Поэтому здесь так холодно! Встав, она подбежала, чтобы закрыть его, но порыв ветра едва не сорвал с нее халатик. Она точно помнила, что не открывала окна. И Дермотт не открывал. Холод пробрал ее до костей, и когда что-то металлическое громыхнуло по крыше, Бриджит подскочила от страха.

Ветер начал трепать ее волосы, и дождь намочил ее с головы до ног. Она впилась пальцами в старую раму, но та сперва не поддавалась, а потом со сверхъестественной силой грохнулась о подоконник. Хорошо, хоть стекло не разбилось! Бриджит повернулась, чтобы направиться к кровати, — и у двери увидела Лавинию.

— Скорее, мисс Бриджит! Надо спешить! У меня нет времени на болтовню. На свободу вырвались темные силы!

Ноги Бриджит сами понесли ее к Лавинии.

Это только сон, я твердо помню, что закрыла окно.

Однако, понуждаемая тайной силой, Бриджит продолжала следовать за колеблющейся фигурой — и задохнулась от страха, когда на лестнице из стены выступил мужчина. Бриджит заморгала, не понимая, как в чернильной тьме может так четко различить его распутную усмешку и волну дыма, исходящего от сигары.

— Следуй за Лавинией, Бриджит, — произнес он, растягивая слова. — Если ты, дочь моя, хочешь, чтобы твоя жизнь наладилась, то делай все, как она скажет!

Под громкий стук своего сердца Бриджит смотрела, как видение рассеивается в воздухе. Неужели призрак ее отца только что говорил с ней? Но раздумывать было некогда. Она ускорила шаги, поскольку Лавиния была уже внизу.

— Проклятие, — прошептала Бриджит, больше не заботясь, сон это или явь.

Права бабушка, а не Дермотт. Пока Бриджит не найдет кольца, она и ее сестры не смогут найти счастье. Только проклятие могло быть причиной того, что Бриджит и Дермотт расстались.

Внизу, у подножья лестницы, у нее появилось странное чувство, будто она воспарила над собственным телом, которое само по себе продолжало двигаться вперед, протягивая руку к выключателям, но комнаты оставались в темноте.

Она была в доме с привидениями, окруженном чащобами и болотами. Возможно, ей следует схватить Мага и поскорее бежать отсюда?

Вдруг она поняла, что подошла к гостиной.

Как только она пересекла порог, вспыхнул яркий свет. Свечи в люстре загорелись, будто зажженные невидимыми руками, и комнату наполнили блики всех цветов радуги. И затем свет начал вращаться. Сперва Бриджит подумала, что у нее кружится голова, затем решила, что вертится люстра, но потом поняла, что свет перемещается сам по себе.

— Неужели ты собираешься уступить без борьбы? Ты позволишь этому мужчине покинуть тебя? — потребовала ответа Лавиния, стоя у портрета Мариссы. Бриджит уже открыла рот, пытаясь объяснить, что произошло, но Лавиния сердито перебила ее:

— Возьми со стола вон ту веревку и приложи ее к безымянному пальцу мисс Мариссы.

О чем говорит Лавиния? Уже не волнуясь, существуют привидения или нет, Бриджит направилась к столу. Веревкой Лавиния назвала длинный поводок Мага. Но как и, главное, зачем надо прикладывать поводок к пальцу Мариссы? Бриджит поглядела на портрет и ахнула:

— О! Как же я раньше-то не догадалась!

Бабуля всегда подробно рассказывала, что Форрест очень серьезно относился и к тому, как Марисса должна была позировать художнику, и к тому, где должен висеть портрет. Только он и Марисса знали тайну, которую теперь знала и Бриджит. Дрожа от предчувствия удачи, она открыла ящик буфета, нашла липкую ленту и приклеила конец поводка к портрету. Потом медленно пересекла комнату, направляя поводок вдоль пальца Мариссы, пока не оказалась у камина. Проведя рукой вокруг того камня, на который указывал поводок, она нащупала углубление… и когда потянула, то камень легко выдвинулся. За ним оказался ящичек, устланный синим бархатом. В нем лежали письма, перевязанные шелковой лентой, — вероятно, переписка Форреста и Мариссы.

И там же было кольцо!

Бриджит не могла вымолвить ни слова. Подняв руку, она потянулась к кольцу…

И услышала, как кто-то произнес, растягивая слова:

— На твоем месте я не брала бы того, что принадлежит привидению. — Холодный тон вселил ужас в Бриджит, и, когда она повернулась, то увидела Мариссу в свадебном платье с огромным кровавым пятном на плече и лифе. Маг, сжавшись в комок, был в руках Мариссы, и улыбка ее не предвещала ничего хорошего. — Мне потребовались годы, чтобы вступить в контакт с вашим миром, — продолжала Марисса, и ее голос был полон могильного холода, — и десятилетия, чтобы научиться перемещать вещи, но открыть тайник я не смогла. — На ее лице появилась жуткая усмешка. — Собаки же — другое дело. Так вот, ты отдашь мне кольцо, а я возвращу тебе собаку.

Бриджит уже потеряла Дермотта. Теперь подвергла опасности Мага! Она схватила кольцо и быстро положила его на стол. Глаза ее наполнились слезами, сердце неистово забилось, и ей стало не хватать воздуха.

— Сейчас же верни мне Мага! — закричала она.

Марисса отпустила песика, и он помчался к Бриджит так быстро, как только мог. Присев, она подхватила его, покрывая поцелуями и орошая обильными слезами. Во что она ввязалась? Когда же этот кошмар закончится? Громкое рыдание вырвалось у нее.

Лавиния начала таять, потому что в этом мире ее дело было завершено. Цвет ее платья становился тусклым, контуры — размытыми. Чувствуя, как Маг прижимается к ее плечу, Бриджит снова поглядела на Мариссу и увидела, что та быстро-быстро моргает.

И затем случилось то, чего Бриджит не ждала никак, — Марисса разрыдалась.

— Прости меня, — внезапно сказала она, и ее голос был едва слышен за ревом бури. — Ты кажешься такой испуганной. Но я не хотела никого пугать. Я ужасная… — Она вытянула платочек из кружевной манжеты и приложила к глазам. — Чуть не сказала «женщина», но я не человек… Так, несчастное глупое привидение… Когда я увидела, как ты ссоришься со своим кавалером, я почувствовала себя такой виноватой… О, я знала, что мое проклятие мучает живых людей, но, когда вы приехали, я, наконец, увидела, к чему привела моя месть… Но ведь и у меня когда-то был Форрест, любящий, добрый, нежный, верный…

Этого Бриджит выдержать уже не могла. Дермотт ушел, и Маг чуть было не пострадал.

— Да, ты ужасная! — Полные слез глаза Бриджит превратились в разъяренные щелочки. — Лавиния и бабуля правы. Все твои мысли только о себе. Ты не можешь вынести, что люди любят друг друга, а ты счастья в любви не нашла!

И только сказав это, она поняла, что почти в точности повторила то, что говорил ей Дермотт.

— Ты права, я знаю, — прошептала Марисса. — Прошу тебя, прости меня. Пожалуйста, прости.

Не собиралась Бриджит ее прощать! Она повернулась… и увидела Форреста Хартли в безукоризненной военной форме, с саблей на боку. Он приблизился к Мариссе, преклонил пред ней колени и взял ее за руку.

— Я столько лет ждал, чтобы услышать эти слова, моя возлюбленная Марисса! — Он говорил, растягивая слова. От его негромкого сексуального баритона колени Бриджит ослабели. — Долгие годы я ждал, томясь в плену, но не янки удерживали меня, любовь моя, а тайные могучие силы. — Он взял кольцо и поднес его к пальцу Мариссы. — Пока злость и зависть были в твоем сердце, любовь не была известна тебе, моя дорогая. Но как только ты поняла свою ошибку, мне позволили проследовать за твоим голосом через комнаты нашего дома и снова увидеть тебя. Столько лет прошло впустую! Будешь ли ты теперь со мной, любовь моя, моя дорогая, прекрасная невеста? Навсегда?

— Да, — прошептала Марисса. — Да!

И затем Бриджит в изумлении увидела, как призрак Форреста преклонил колени и надел кольцо на палец призрака Мариссы. И в ту секунду, когда кольцо заняло свое место, оба призрака растворились в воздухе. Бриджит повернулась к портрету Мариссы, но Лавинии возле него уже не было.

Внезапно налетевший порыв ветра погасил все свечи в люстре, и Бриджит очутилась в кромешной тьме.

Но она нашла кольцо! Значит, действие проклятия закончилось! Ноги сами пронесли ее сквозь мрак пустых комнат, потом по лестнице, и она оказалась в спальне. Неужели она спит и видит сны? А когда проснется, то Дермотт окажется с ней?

Но нет. Она не спит. И Дермотта с ней нет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда раздался сигнал сотового телефона, — это была мелодия «Болеро», — Дермотт быстро поглядел на высветившийся номер. Его губы сами раздвинулись в улыбке, а в груди что-то сжалось. Бриджит. Снова. Она звонила с тех пор, как он уехал из Флориды, но он не перезвонил ей. Ни разу.

Его поездка в Лос-Анджелес помогла ему отвлечься от воспоминаний о том, как хорошо им было вместе. Работа отнимала все силы, и только в Нью-Йорке у него оказалось немного свободного времени. К счастью, после свадьбы Эллисон и Кеннета ему надо будет снова на несколько дней возвратиться в Лос-Анджелес.

Отведя глаза от телефона, Дермотт заметил, что Кэрри внимательно смотрит на него. Она выглядела великолепно. Ее темные волосы были собраны в замысловатый узел, и крошечные белые цветочки вплетены в них. На ней было маленькое черное платье с узенькими бретельками и столь низким вырезом, что были видны соблазнительные округлости. Она медленно покачивала хрустальный бокал с бургундским, и ее губы были цвета вина. Ее взгляд говорил, что она знает, кто звонит. Дермотт постарался сделать непроницаемое лицо, будто ничего не произошло, и поглядел на стол, с которого только что унесли тарелки.

— Дать тебе меню? Десерт здесь изумительный.

Она не ответила. Вскоре после своего возвращения Дермотт пригласил ее на обед, и она согласилась на сегодняшний вечер. Теперь ему было жаль, что он выбрал этот ресторанчик на Гринвич-стрит. Конечно, это было отличное место для романтического свидания: тихое, немноголюдное. Но по чистой случайности этот ресторанчик оказался в том районе, где они с Бриджит выросли, и они ходили сюда бесчисленное количество раз.

Кэрри продолжала покачивать бокал, но теперь смотрела Дермотту прямо в глаза.

— Хмм. Значит, ты ей сказал…

Хоть ее слова и не были вопросом, он кивнул.

— Я готов к новой жизни. — Ну как же не вовремя снова раздались звуки «Болеро»! Дермотт огорченно хмыкнул. — Черт, надо было выключить телефон!

Но в этот раз это была не Бриджит, а ее сестра Эди. Она не раз уже звонила, чтобы узнать, какую он мог бы предложить музыку для свадьбы Джулии Дарден.

— Ты говоришь, надо было выключить… — Голос Кэрри был тихим. — Так почему ты его не выключил, Дермотт? — Не дав ему ответить, она начала вставать. — Извинишь меня?

— Конечно. — Он поднялся одновременно с ней, положив салфетку на стол, и сел, только когда Кэрри ушла. Вздыхая, он провел рукой по волосам. Взглянув на огонь в камине, он вспомнил, как они с Бриджит занимались любовью при свете камина в доме ее бабушки. Он быстро отвел взгляд и посмотрел в окно. Через кружевные занавески было видно, как падает снег. У Эллисон и Кеннета завтра будет белая свадьба…

— Что за…

Вскочив на ноги, Дермотт устремился ко входу в ресторан. Метрдотель подошел к нему и, слегка коснувшись рукава, тихим шепотом сказал:

— Сэр, леди попросила меня передать вам…

Дермотт во все глаза смотрел на Кэрри, с поднятой рукой стоящую на продуваемой ветром улице. Когда остановилось такси, она открыла заднюю дверцу и села в машину, не оглянувшись на ресторан. Дермотт повернулся с метрдотелю.

— Да?

— Она попросила меня передать вам, что вы любите другую женщину.

Наверное, так и есть. Подняв руку, Дермотт коснулся оконного стекла, провожая взглядом отъезжающее такси.

— Как ужасно, что любви иногда бывает недостаточно, — прошептал он.

— Я не могу, — заявила Бриджит, пока ее мать, сестры и бабушка суетились вокруг нее, поправляя платье, будто Бриджит была куклой, — и не хочу видеть Дермотта, и во всяком случае…

Во всяком случае, не на свадьбе. Но придется. Она никогда не сделала бы ничего, чтобы могло бы испортить знаменательный день Эллисон и Кеннета. Поэтому, когда Кэрри пришла просмотреть платье подружки невесты, Бриджит вела себя так, будто абсолютно ничто не случилось.

— Не волнуйся, — уговаривала сестру Эди, с Дермоттом у тебя все уладится, как всегда.

— Сейчас все по-другому, Эди.

Ее мать была поражена.

— О, Бридж, почему? Вы же знаете друг друга столько лет! Вы такие хорошие друзья!

Больше, чем друзья, чуть не сказала Бриджит. Но это касалось лишь ее. Кроме того, Дермотт прав. Она считала само собой разумеющимся, что он рядом, и ничего не делала для него. Вероятно, какая-нибудь прекрасная женщина уже смогла бы подарить ему дом, полный любви и чудесных детей, уж не говоря о бесчисленных ночах страсти.

И Кэрри, и Дермотт правы.

Бриджит не сразу поняла, что была эгоисткой — почти такой же, как и Марисса Дженнингс, но теперь больше не будет мешать Дермотту. Ее подбородок внезапно задрожал, но она сжала зубы. В розовом платье она рядом с Дермоттом пройдет по проходу. Она будет спокойна, когда прозвучат клятвы, и не заплачет. И выйдет с ним из церкви, не уронив ни слезинки.

Но почему свадьба должна быть в церкви Святого Павла? Это была ее любимая церковь, самая старая на Манхэттене, в которой скамья Джорджа Вашингтона была ограждена бархатными канатами, а старинные люстры были почти столь же красивы, как и та, что висела в доме бабули Джинни.

— Эта свадьба так безнадежно романтична, — отвечая своим мыслям, пробормотала Бриджит. — Эди, ты столько сделала для Эллисон и Кеннета!

— Я знаю, что тебе сейчас трудно, Бриджит. Но все не настолько плохо, как ты думаешь. Просто перестань вести себя так, будто враждуешь с Дермоттом. И не забывай, мне очень нужна твоя помощь.

— Нет проблем. — Бриджит помолчала. — Как там Эллисон?

— Она спокойнее тебя, — ответила Вив. — А после свадьбы я хочу поговорить о том, что происходит между тобой и Дермоттом.

Марли, уже в платье подружки невесты, сидела рядом с Кэшем. Бабуля Джинни выглядела восхитительно. На ней был костюм в сине-белую клетку и соответствующие двухцветные туфли. Бриджит была рада, что ее бабушка решила пока остаться в городе.

Так много случилось за то время, что Бриджит была во Флориде. Марли и Кэш становились все ближе друг к другу, и Бриджит ждала, когда же они объявят о помолвке — независимо от того, существует проклятие или нет. И мир Эди был потрясен, когда по национальному телевидению в «Рейтинге свиданий» обсуждали проклятие Хартли. Это отпугнуло многих ее клиентов, но она не сдавалась. Свадьба Эллисон и Кеннета была организована как нельзя лучше — цветы, музыка, стильные платья…

Бриджит сжала стебли букета, будто желая найти в них опору.

— Начинаем, — громко объявила Эди.

— Ты великолепно выглядишь, — сказала Вив, обращаясь к Бриджит. — Не могу дождаться, чтобы увидеть тебя рядом с Эллисон.

Бриджит тоже не могла дождаться, чтобы увидеть Эллисон, всем сердцем надеясь, что брак ее друзей окажется удачным.

Бабуля Джинни взяла Бриджит за руку.

— Да, бабуля?

— Мне так жалко тебя, дитя, — протянула она, коснувшись сухой рукой щеки Бриджит. — Ты любишь Дермотта. Для меня это ясно как день, хотя твоя мама и сестры привыкли вас считать только друзьями. Но я не понимаю, почему на тебя еще может действовать проклятие. — Вздохнув, она покачала головой. — Ты же нашла кольцо. Я уверена, что проклятие исчезло. — Бабуля повернулась и вместе с Вив и Эди направилась к двери, но на пороге обернулась. — Ты прекрасно выглядишь, дорогая.

Бриджит вздохнула. Она тоже пыталась понять, почему проклятие еще действует. Ее последняя ночь в доме бабули Джинни плохо сохранилась у нее в памяти. Она помнила, что выпила слишком много. И затем у нее были эти ужасные видения! Если только это были видения… Последнее, что она помнила, это то, что была в гостиной, когда погасли огни…

На следующее утро, когда Бриджит пробудилась, около кровати не было бутылки виски, будто ее унес Джаспер. Вместо бутылки она нашла кольцо.

А Дермотт не вернулся.

Бриджит села на самолет и полетела назад в Нью-Йорк, пытаясь дозвониться до Дермотта. Но он не отвечал на звонки и не перезвонил ей.

И вот сейчас она увидит его.

Все шло еще хуже, чем ожидал Дермотт. Бриджит выглядела такой чертовски прекрасной! Ее волосы были покрыты тонкой белой кисеей, и розовое платье было почти точной копией платья Эллисон, хотя и не таким пышным. Цветы в ее руке были белее снега. И каждый раз, когда он смотрел на нее, ему приходилось бороться с желанием выбежать из церкви на обжигающий зимний воздух, чтобы вернуть себе ясность рассудка.

Дермотту хотелось, чтобы все скорее закончилось. Он обменялся всего несколькими словами с Кэрри — не знал, о чем говорить. Она оказалась права. Он любит Бриджит, но понятия не имеет, что ему теперь делать. Разве что пригласить ее на свидание?

Но она всегда была частью его жизни, и его сердце было отдано ей. А что, кроме своего сердца, мог он дать женщине, которой он был безразличен настолько, что и поздоровалась-то она с ним очень холодно, будто соглашаясь с тем, что он оставил ее. Глаза, которые посмотрели на него, когда он изогнул руку, готовясь вести ее по проходу, были холодны. Рука, которая, волнуя его, легла на его руку, — тоже.

Стараясь не вспоминать, сколько раз он воображал, как она, обнаженная, лежит в его объятиях, Дермотт сосредоточился на клятвах, но ему стало еще хуже.

Когда настало время поцелуя, он почувствовал некоторое облегчение. А когда зазвучал орган, он окончательно приободрился — до свободы осталось лишь несколько минут. И тем не менее ему казалось, что все движутся, как в замедленном кино. Наконец невеста и жених направились к выходу. Он повернулся. Бриджит тоже повернулась. Он снова предложил ей руку, и, улыбаясь, как будто никого из них ничто в мире не волновало, они прошли по проходу еще раз, не останавливаясь, пока не достигли дверей церкви.

И здесь случилось неожиданное. Бриджит отвернулась, но он успел поймать выражение ужаса и паники на ее лице. Ее голубые глаза, столь неподвижные прежде, блестели от слез. Поняв, что он видел их, она заспешила, толкнула двери и выбежала на Пятую авеню. Она вовсе не была безразлична к тому, что случилось, как он думал во время церемонии!

И Дермотт бросился вслед за нею.

Она не справилась.

Она хотела быть храброй. И не собиралась плакать. Резкий ветер принес облегчение. Он обжигал кожу, и ей так было легче не думать о Дермотте. Зная, что привлекает к себе внимание, Бриджит повернула за угол и побежала вслепую, не зная, куда движется, сжимая в кулаки мерзнущие на ветру руки. Ей надо убраться подальше от церкви, от романтической свадьбы и от Дермотта.

Внезапно у нее перехватило дыхание, когда она поняла, что ноги сами принесли ее к квартире Дермотта. Конечно, она бежала сюда! Здесь она всегда находила помощь и утешение. Что же ей делать теперь?

Чьи-то руки опустились ей на плечи, и она в ужасе обернулась. Увидев Дермотта, она попыталась скрыть боль, но не смогла.

— Свадьбы, — пробормотала она, — всегда заставляют меня плакать.

— Я не верю, что сейчас тебя беспокоит это, Бридж.

Она попыталась отделаться шуткой, но начала дрожать. Здесь и вправду было холодно. А Дермотт в великолепном фраке выглядел невероятно красивым, похожим на жениха. Да и она в таком чудесном платье, да еще с букетом в руке, выглядела невестой…

— Со мной все в порядке. Точно. Просто мне надо побыть одной. Почему ты не идешь к себе домой?

Где тебя ждет Кэрри.

— Мы с Кэрри расстались. — Он будто прочитал ее мысли.

Она не смогла удержаться:

— Расстались?

— Конечно, — прошептал он, охватил ее талию руками, пригнул голову, и его губы коснулись ее губ.

Она хотела выскользнуть из его рук, но не могла сопротивляться теплу его объятий. Как давно она жаждет его! Как он мог покинуть ее? Оставить одну?

Он поймал ее свободную руку и положил на свое сердце, потом наклонился и снова поцеловал. Их губы были холодными от ветра, но согрелись, соприкоснувшись. Слезы хлынули потоком.

— Я так боялась, что никогда больше не увижу тебя!

— Мы больше никогда не расстанемся, — произнес он хрипло.

— Прости меня за то, что я считала, будто ты всегда будешь рядом, — попыталась она объяснить, поворачиваясь в его руках. — Я думала, ты всегда будешь моим. Я думала, что если дам тебе больше, то…

— То потеряешь меня?

Она медленно кивнула:

— Точно. А этого я пережить бы не смогла, Дерм. Никогда. Я не могу жить без тебя. Пожалуйста, не оставляй меня. Пожалуйста, обещай мне это. Я умоляю тебя. Пожалуйста…

Это было то признание в любви, которого он так долго ждал. Подняв руку Бриджит со своей груди, он посмотрел на кольцо и прищурился.

— Кажется, это другое…

Конечно. Оно сверкает ярче, как и полагается настоящим алмазам. Когда-нибудь она расскажет все, но еще не сейчас.

— Да. Я нашла кольцо после того, как ты умчался. Бабуля сказала, что я должна его носить, раз нашла. И я хочу, чтобы оно было у меня всегда. — Бриджит улыбнулась сквозь слезы. — Обручальное кольцо Хартли, — прошептала она. — Оно было так долго скрыто от глаз людей. У него долгая история, и оно стало символом любви не только Мариссы и Форреста, но и нашей с тобой. Мы полюбили друг друга, пока искали его… — У Бриджит перехватило дыхание.

— Но оно у тебя не на том пальце.

— О? Смотри-ка. А я и не подумала об этом! Секундой позже Дермотт уже стоял в снегу, преклонив колени и склонившись перед Бриджит. Как Форрест перед Мариссой, подумала она, — если, конечно, все это тогда не привиделось ей, не было игрой ее необузданного воображения. Бриджит покрутила и сняла кольцо с пальца правой руки, отдала кольцо Дермотту и протянула ему левую руку.

Надевая кольцо ей на палец, он торжественно спросил:

— Ты согласна стать моей женой, Бриджит Беннинг?

Когда кольцо заняло то место, где будет находиться всю ее жизнь, она почувствовала, что душа ее наполнилась миром. Внезапно ей стало ясно, что привидения Хартли-Хауса отныне обрели вечный покой.

— Да, — прошептала она. — О, да!

Сияя улыбкой, Дермотт поднялся с колен и скрепил их союз горячим поцелуем.

— Надо вернуться, пока нас не хватились, проговорила она ему в губы.

— Да, — просто сказал он, бросив быстрый взгляд в сторону своей квартиры, будто не хотел бы ничего иного, как скорее оказаться там с Бриджит.

Когда его рука охватила ее плечи, Бриджит внезапно поняла, что нашла свой дом. Она всегда будет жить здесь, в этом городе. С этим мужчиной.

И затем она заглянула в темные, волшебные глаза Дермотта Брандта и увидела в его взгляде огромную любовь.

— Мне кажется, что потерянное всегда можно найти. — Она привстала на цыпочки, чтобы поцеловать его. — Даже нашу любовь.