/ Language: Русский / Genre:sf

Дубликатор Джона Хаггарда

Дмитрий Исаков


Исаков Дмитрий

Дубликатор Джона Хаггарда

Дмитрий Исаков

Дубликатор Джона Хаггарда

Работы не было.

Вернее, работа была, но скоро кончалась, а новых заказов не поступало.

По этому поводу у Джона Хаггарда было весьма скверное настроение.

Чтобы как-то его развеять, он нажал на кнопку вызова секретаря:

- Линда, дорогая! Дайте последнюю производственную сводку!

На экране стенного стереовизора появилось изображение элегантной тридцатилетней женщины, имевшей довольно строгий и недоступный вид, что и привлекало в ней больше всего, а если быть до конца правдивым, то и возбуждало Джона Хаггарда.

Видимо, он ценил в ней эти качества, которыми она, несомненно, обладала, в противоположность своей природной лености и хамоватости.

Ну откуда в характере бизнесмена могут проявиться наглость и цинизм, не мне вам объяснять, а вот его леность была из породы кошачьих, знаете ли, эдакий Базилио/Matroskin, вечно чем-нибудь недовольный и вульгарный в своем нигилизме.

Секретарша как бы дополняла его и мобилизовала своей подтянутостью и категоричной интеллигентностью.

В отличие от традиционных молоденьких и намазанных кукол, сидящих в большинстве приемных, мисс Линда была "черствым сухарем", "синим чулком" и "настоятельницей монастыря" (для одного монаха), но при этом являлась незаменимым человеком в довольно небольшой для своего рода занятий фирме "Хаггард и К°", президентом которой был вышеупомянутый монах. (Честно говоря, она была весьма красива и привлекательна, только это не сразу можно было заметить за избытком деловитости и непререкаемым блюдением долга).

- На сегодня в работе было задействовано только десять процентов служащих нашей фирмы, занятых непосредственно на сборке и отладке последнего звездолета из заложенных на нашей верфи. Остальные вчера отправлены во внеочередной отпуск, а через неделю и оставшихся пять человек также придется отпустить отдыхать за счет фирмы. Меня вы, конечно же, не отпустите, как это уже было в прошлом году?

- Именно от того, что я вас не отпустил, несмотря на ваши настоятельные просьбы, мы, поработав с вами, обеспечили себя заказами на целый год!

- И вы думаете опять повторить тот кошмар, ту ненормальную скачку с планеты на планету, после которой у меня обострилась мигрень и появилось четыре морщинки на лице?

- Вы мне ничего не говорили про морщинки, мисс Линда.

- А вам необязательно все знать!

- В таком случае, прошу немедленно зайти ко мне! - сердитым голосом скомандовал Хаггард.

Войдя в кабинет шефа, Линда остановилась перед столом и приготовилась заносить его указания в электронную шпаргалку.

- Подойдите ко мне! - зловещим, не терпящим возражений голосом приказал Хаггард. А затем, когда секретарь приблизилась, четко произнес:

- Покажите, где у вас появились морщинки?

- Фи, - она фыркнула и отвернулась к окну, демонстрируя тотальное презрение.

Джон Хаггард, бизнесмен средней руки, тридцати семи лет, разведенный и т.д., пользуясь моментом и оплошностью жертвы, медленно, но с чувством провел по ней рукой от середины спины и ниже.

(Ну, не мог он вытерпеть! Ну очень уж она была хороша! И он был мужчиной хоть куда!)

Резко обернувшись, мисс Линда ударила его по руке:

- Что вы себе позволяете, мистер?!

- А что я такого сделал? - невинным голосом спросил Хаггард и повторил движение.

- Как вы смеете ко мне прикасаться?! Нахал!

- Ну, нисколечко! - Он уже обеими руками обхватил ее и, несмотря на энергичное сопротивление, посадил себе на колени и начал целовать.

В этот самый ответственный момент прозвучал входной звонок, Линда зашипела от досады, мгновенно вскочила и, застегивая на ходу кофточку, быстрым шагом пошла открывать так некстати появившемуся посетителю. Вскоре из приемной послышался ее сердитый голос, выговаривающий нежданному гостю.

- Линда, кто там?

- Вас хочет видеть некий Альфред Лэннинг. Говорит, что ваш школьный друг! - По голосу Линды чувствовалось, что школьному другу основательно досталось.

- Ну, раз пришел, пусть войдет!

Чуть приоткрытая дверь отворилась, и в комнату нерешительно вошел тощий, очкастый и весь какой-то помятый субъект с виноватым выражением лица и заискивающей улыбкой.

- Добрый день, Джон!

- Здравствуй, Альфред! - строго ответил Хаггард. - Опять пришел просить денег?

- Ты понимаешь, Джон...

- Не дам!

- Я сделал дубликатор!

- Что?

- Дубликатор!

- И он работает?

- Да!

- Так, значит, теперь ты мне отдашь все деньги, которые у меня занимал?

- Я, конечно, обязательно... - начал Лэннинг и протянул Хаггарду две бумажки.

Взяв их, Хаггард увидел, что это два доллара, и непонимающе посмотрел на собеседника:

- Здесь не все!

- Что не все?

- Здесь всего два доллара, а ты у меня брал намного больше!

- Джон, посмотри на них повнимательнее!

Хаггард повертел бумажки так и сяк, доллары были обыкновенные зеленые, но, присмотревшись, он наконец заметил, что номера и буквы серии на обеих банкнотах были одинаковыми!

- Так ты скопировал один из них?

- Сдублировал...

Тут в кабинет вошла мисс Линда, неся кофе для шефа, и с удивлением уставилась на глупое выражение лица Джона Хаггарда. Воспользовавшись ее замешательством, Лэннинг с несвойственным ему проворством схватил с подноса чашку кофе и залпом выпил ее.

От этой наглости Линда очнулась и только собралась сказать что-то грозное, как Хаггард опередил ее:

- Линда, свяжитесь с гаражом - пусть подадут машину к подъезду!

- Вы уезжаете?

- Да, и надолго! Вы на сегодня свободны, завтра разбудите меня в 8:00!

И, схватив под руку своего странного дружка-кофефила, он проследовал мимо разъяренной секретарши (ее настроение он, конечно, уловил по холодному и бесстрастному блеску ее глаз и по тонко сжатым, имеющим изумительный овал губам)

Ну подумайте сами, как тут не разъяриться, если сначала вводят в грех бедную одинокую женщину, нараздают ей многообещающих авансов, а потом обманным путем смываются с каким-то грязным педиком и еще имеют наглость требовать, чтобы его разбудили в 8 утра! Ну, я тебя разбужу! Но не по видеофону, а лично заявлюсь и посмотрю, с кем он там водит шашни!

Всю дорогу они молчали и не потому, что боялись подслушивания (бортовой компьютер был неподкупен, и подслушивающее устройство при всем старании он не позволил бы установить), а потому, что Хаггард, затаив дыхание, все никак не мог поверить, что это на самом деле возможно, и с нетерпением смотрел на дорогу, как бы подгоняя гравимобиль. Лэннинг же из-за своей дурацкой скромности все никак не решался спросить Хаггарда, хотя ему было что спросить у него.

- Ну, и где же твой "перпетуум-мобиле"? - Хаггард поразился запустению, царившему в подвале Лэннинга.

В прошлое его посещение два года назад здесь было довольно чисто, и на полу валялись лишь обрывки проводов.

- Он перед тобой! - Лэннинг показал на стол.

Там стояло нечто, именуемое "дубликатором", размером примерно с коробку из-под виски, все опутанное разноцветными пучками проводов От него тянутся приличной толщины кабель к стоящей рядом со столом стойке с электронными блоками

Хаггард обошел вокруг стола и, усевшись на стоящий перед ним стул приказал:

- Показывай, как он работает!

- Ты понимаешь, он сломался...

- ?!

- Пока я занимался его отладкой, мне хватало мощности гравицапы, но при пробном дублировании она, как я и опасался, полетела, а на новую у меня нет денег!

- Сколько она стоит?

- Если взять ту, что надо, то пятьсот долларов!

- Далеко отсюда до супермаркета?

- Две минуты езды. Только, Джон, так получилось, что я со вчерашнего дня ничего не ел, и если тебя это не затруднит, купи что-нибудь поесть...

...Сунув в щель кассового аппарата кредитную карточку, Хаггард непонятно зачем попросил автомат дать ему стодолларовую банкноту, о чем он впоследствии горько пожалел...

Пока Хаггард вынимал из пакета виски и закуску, Лэннинг быстро подсоединил гравицапу к стойке и включил аппарат. Видя, что он открыл маленькое окошко в своем детище и собирается положить туда долларовую бумажку, Хаггард остановил его руку и сам положил в камеру дубликатора стодолларовую банкноту. Лэннинг с одобрением и восхищением прищелкнул пальцами и, закрыв крышку, нажал на красную кнопку на верхнем блоке стойки.

Раздался негромкий щелчок, и на экране среднего блока появилась надпись "Сеанс окончен!"

Лэннинг открыл окошечки с обеих сторон клубка проводов и извлек из его недр две совершенно одинаковые бумажки.

- Ура!!!

Они орали так долго, что за это время Лэннинг успел наделать еще пять сотен.

- Теперь надо съездить опять в магазин, и пусть автомат проверит эту деньжищу!

- Необязательно, я уже проверял. Он ее проглотил за милую душу, еле уговорил отдать назад!

- Давай, Альфред, еще что-нибудь сдублируем!

И еще минут двадцать они совали в дубликатор что ни попадя, только бы влезло в камеру, и скоро на столе не осталось свободного места от радиодеталей и всевозможной закуски.

Их не остановило даже то, что в камеру не влезла бутылка виски, так они, паршивцы, отыскали лафитник, наполнили его отнюдь не водой и давай доставать его копии из камеры за здоровье величайшего в мире ученого Альфреда Лэннинга, за самого мудрого и дальновидного предпринимателя Джона Хаггарда, за самую совершенную в мире машину и даже за самую много-о-себе-понимающую жеманницу и чистоплюйку мисс Линду...

Короче, нажрались они, почти как свиньи.

Вы спросите, почему "как"?

Потому что настоящие свиньи так никогда не нажирались!

...Барахтаясь в огромной горе, состоящей из долларовых бумажек, Хаггард все никак не мог закрыть крышку камеры дубликатора, а оттуда все лезли и лезли копии... Альфреда Лэннинга, и каждая из них все норовила схватить его за грудки и, дыша перегаром и блевотиной, с гнусной ухмылкой вопрошала: "Джон! Ты меня уважаешь?!"

С трудом продрав глаза, он увидел склонившуюся над ним Линду.

- Мамочка!

- Какая я вам мамочка! - сказала мисс Линда и, перестав трясти его, отодвинулась и, демонстративно прикрыв нос надушенным платком, вынесла окончательный приговор:

- Свинья!

Хаггард приподнялся и, протянув к "мамочке" обе трясущиеся руки, простонал:

- Пить!

Мисс Линда, как ни странно, тут же подала ему стакан с апельсиновым соком, и он, стуча о край зубами, с трудом пропихнул в себя спасительную влагу.

Немного очухавшись, он оглядел комнату, но следов пребывания в ней Лэннинга не обнаружил.

- А где Альфред? - вопросительно посмотрел он на Линду.

- Этого грязного хама я больше на порог не пущу!

- А вот и не угадали, дорогая мисс Линда! Еще как пустите!

- Тогда я уйду

- А вот и не уйдете!

По-моему, этот спор должен был перерасти в локальную драчку, но прозвучал вызов видеофона.

- А вот и Альфред, мой милый друг! Не забыл меня! Он спешит пожелать мне доброго утра!

Но вместо еще неопохмеленной рожи Лэннинга на экране показался полицейский чин и официальным голосом спросил:

- Мистер Хаггард?

- Да!

- Это ваша визитная карточка? - и показал белый квадратик.

- Да, моя! А что случилось?

- Вы узнаете этого человека? - И на экране крупным планом во всех подробностях появилось обезображенное лицо Лэннинга, лежащего в луже крови.

- Альфред!!!

Не давая ему прийти в себя, полицейский чеканил вопрос за вопросом:

- Когда в последний раз вы его видели?

- Мы с ним вчера решили отпраздновать нашу встречу после долгой разлуки и немного перебрали...

- В котором часу вы расстались?

Хаггард поморщился, стараясь вспомнить финал дружеской встречи, и, оставив в покое свою дырявую память, обреченно сказал:

- Мне сейчас трудно точно это припомнить, но мой электронный адвокат нам точно все покажет, только дайте мне десять минут, чтобы отыскать этот эпизод!

Полицейский удовлетворенно кивнул, а Хаггард прохрипел:

- Дукакис, иди сюда! - На что из угла комнаты выскочил и подлетел на гравиподушке робот-дворецкий, замерев у изголовья кровати.

- Милейший, прими в себя адвоката и покажи мне в ускоренном темпе запись всего, что происходило с восемнадцати ноль-ноль!

Робот беззвучно покликал адвоката, а тот примостился на спинке кровати, где в принципе и должен он всегда находиться, то есть в полуметре над головой хозяина, чтобы полностью зафиксировать все происходившее с ним (конечно, не многие могли себе позволить купить электронного адвоката, но зато это было очень престижно - иметь над своей головой парящего свидетеля, которого почти невозможно подстрелить ввиду его малого размера и высокой маневренности и который в случае несчастья с хозяином посылал сигнал тревоги на базовый пульт и, дождавшись прилета дублирующего адвоката, сам улетал в тайное укрытие, из которого его мог достать только живой адвокат потерпевшего).

Маленький осведомитель сорвался с места и пулей влетел в приемное устройство робота.

Тут же у того засветился брюшной дисплей, и на нем в бешеном темпе, как в хорошей кинокомедии, когда показывают "духарную" драку, забегали вокруг стола в комнате изобретателя маленькие Хаггард и Лэннинг, потешно размахивая ручонками, непрерывно целуясь и опорожняя заново родившиеся шкалики.

Хаггарду от этого зрелища было отнюдь не до смеха, перед его глазами все еще стояло мертвое лицо Лэннинга, а мисс Линда, и тем более полицейский, не могли оценить скоморошьи таланты "ковёрных" Джона и Альфреда (и нечего им было глазеть на это безобразие и на модель дубликатора!), так как робот стоял к ним спиной, а звука, естественно, не было ввиду ускоренного воспроизведения.

После того, как между обниманиями и распитием дружки стали все чаще ползать и валяться на полу, они наконец методично, преодолевая все препятствия, стали двигаться в сторону выхода и, вопреки всему здравому смыслу, каким-то чудом умудрились забраться в экипаж Хаггарда.

Во время движения машины по направлению к дому Хаггарда собутыльники с одержимостью маньяков целовались и трясли друг у друга перед носом пачками зелененьких.

В этом месте Хаггард приказал роботу замедлить изображение до нормального и начать транслировать звуковое сопровождение только непосредственно ему через наушник.

Тут же в его ухе зазвучали пьяные голоса, нестройно и фальшиво, но зато с душой горланившие пошленький шлягер: "У моей девочки есть маленькая штучка!"

В квартале от дома Хаггарда Лэннинг перестал петь и потребовал остановить экипаж. Не в силах отказать другу, Хаггард остановил машину и поинтересовался причиной незапланированной остановки.

Лэннинг заплетающимся языком, нещадно мучаясь от икоты, заявил, что здесь недалеко живет его лучший друг, после Хаггарда конечно, который одолжил ему в очень трудную минуту безденежья и отсутствия Хаггарда, вероятно, уехавшего по срочным делам, сто долларов, и вот теперь, когда у него в кармане этих долларов куры не клюют, ему надо непременно сейчас, в два часа ночи, вернуть старый должок. И пусть дорогой дружище Джон не волнуется и не дожидается его, а едет преспокойно спать, а он, доставив радость своим посещением (в два часа ночи!) и выполнив свой гражданский долг, вернув занятые деньги, обязательно скоро придет в гости к своему лучшему другу Джону, разыскав его по адресу на визитной карточке...

Когда эти кадры были просмотрены полицией повторно, Хаггард опять приказал роботу включить ускоренное воспроизведение.

И опять на экране понеслась по сумасшедшему машина, влетела в ворота хаггардовского особняка, из нее, как под пулеметным огнем, вывалился кубарем Хаггард и перебежками, припадая к земле, поскакал ко входной двери.

В последнем броске, открыв головой дверь, он был подхвачен подоспевшим на помощь роботом и, предварительно освобожденный от одежды, благополучно уложен в постель.

Финалом этого захватывающего зрелища были чарующие звуки, по своему темпу напоминающие степ, а по тембру - храп...

- Мистер Хаггард, как звали вашего друга?

- Альфред Лэннинг!

- Где он жил?

- Я не знаю.

Хаггард не особо кривил душой. Он и в самом деле понятия не имел, где живет Лэннинг, а про подвал решил промолчать, ведь его спрашивали, где он живет, а не где работает, не правда ли?

- У него есть родные или близкие?

- По-моему, у него никого из них не осталось. Если вас, инспектор, интересует, кто возьмет на себя организацию похорон, то это могу сделать я. Сейчас к вам подъедет мисс Линда и все оформит. Хорошо?

- Если нам что-нибудь станет известно, то мы вам сообщим. До свидания, мистер Хаггард! - полицейский холодно попрощался и отключился.

Хаггард, к этому времени окончательно очухавшийся, собрался вставать с постели и, как бы извиняясь, обратился к Линде:

- Дорогая моя, я думаю, что вы не должны на меня очень сердиться. Впрочем, полагаю, ваша помощь сейчас больше пригодится бедняге Лэннингу, чем мне. Сделайте все по высшему классу, он этого заслужил!

Когда мисс Линда удалилась, опять несолоно хлебавши, Хаггард начал быстро приводить себя в порядок, при этом интенсивно размышляя над создавшейся ситуацией:

"Бедный Альфред! Ну зачем тебя понесло черт-те куда, на ночь глядя! И я тоже, идиот, отпустил его! И все из-за этой проклятой сотни! Что же теперь делать с дубликатором? Без Альфреда это не более чем набор радиодеталей! Правда, он что-то там рассказывал о своих записях? Так надо немедленно вывезти аппарат из этого тухлого подвала, пока туда не нагрянула полиция! Альфред что-то говорил о разборности конструкции. Вообще, он всегда был аккуратным, и все его поделки работали довольно надежно. Надо вызвать на помощь старину Ивенса, он умеет держать язык за зубами, а по дороге стоить просмотреть запись нашего непотребства - кажется, Лэннинг подробно рассказал о его конструкции и о документах!"

- Дукакис, вызови начальника сборочного цеха Харлайна!

Когда в гардеробе Хаггарду осталось застегнуть только последний клапан на рукаве пиджака, робот выдал на дисплей панораму сборочного цеха.

Вокруг заканчиваемого звездолета неспешно ползали роботы, людей не было видно, но по доносившимся голосам было слышно, что они где-то рядом.

Тут появилось довольное лицо Харлайна:

- Доброе утро, Джон!

- Привет, старина! Требуется твоя срочная помощь. Возьми двух роботов-ремонтников и двух кибергрузчиков и на двух микрофургонах поезжай немедленно по адресу... Дукакис! Отыщи-ка мне адрес подвала, который ты сегодня нам показывал! И еще, Ивенс, закрась на роботах наши эмблемы, а на фургонах напиши название какой-нибудь кондитерской фирмы и не спрашивай, зачем это надо, я потом тебе объясню!

- Шеф, не беспокойтесь: надо, значит, надо. А что будем грузить?

- Электронику.

- Какие, примерно, габариты?

- Дукакис, дай изображение подвала и крупным планом сооружение на столе со стойкой рядом!

- Джон, да это пустяки, хватит одного ремонтника и грузчика.

- Ну, раз хватит...

- Мы еще можем взять с собой контейнеры с гравиамортизаторами!

- Хорошо! И давай побыстрей, я уже выезжаю... Да, кстати, ребятам не говори, зачем едем. Лучше, если у них создастся впечатление, что ты никуда не уезжал!

- Хорошо!

Уже направляясь к выходу, Хаггард подумал, что ему также неплохо бы замаскироваться, и обратился к роботу:

- Дукакис, а где мой новогодний карнавальный костюм? Его моль не съела?

- Нет, сэр!

- Тогда тащи плащ, парик и, самое главное, усы с бородой!

Не доезжая квартала до подвала Лэннинга, Хаггард приказал остановить машину и опять связался с Харлайном:

- Ивенс, где вы находитесь?

- Уже подъезжаем!

- Всю работу проделаешь самостоятельно! Я не хочу светиться, и принципе, мне там нечего делать!

- Хорошо, шеф!

Хагтард принял это решение в самый последний момент, когда окончил слушать запись речи Лэннинга, и глянул в зеркало на результат упорного труда Дукакиса по приклеиванию бороды.

На карнавале были рожи, может быть, еще посмешней, но здесь с такой мордой лучше не появляться - а то жители близлежащих кварталов подумают, что приехал бродячий цирк, и сбегутся на представление.

Следя по монитору за тем, как фургоны въехали во двор дома Лэннинга, Хаггард сразу оценил свою прозорливость: у подъезда на лавочке сидела склочного вида старуха и сплетничала через весь двор со своей не менее коммуникабельной подружкой.

Стоило Харлайну вылезти из машины, как прокурор в юбке тут же поинтересовалась, к кому они приехали. Тот, получая через наушник указания Хаггарда, бодро ответил: забрать находящийся в ремонте у мистера Лэннинга кассовый компьютер со стойкой памяти.

Добровольный адвокат Лэннинга тут же доложила, что ее подзащитный уехал вчера с каким-то довольно приличным господином, с которым они предварительно довольно прилично нажрались, и, хотя раньше она не замечала за Лэннингом ничего подобного, это не дает ему права горланить на весь двор похабные песни, и дело не в том, что это происходило в час ночи, а в том, какой пример он подает молодому поколению, которое и так стариков ни во что не ставит, и куда только смотрит полиция!

На это Харлайн ответил, что полиция сейчас, наверное, смотрит по стереовизору футбол, а в том, что Лэннинга до сих пор нет дома, нет ничего страшного, они все обговорили заранее, и аппарат заберут, не дожидаясь хозяина.

Старуха хотела было проводить пришельцев, но, когда из фургона появился кибергрузчик и, издавая басовитые сигналы, покатился на нее, размахивая на ходу своими довольно агрессивного вида манипуляторами, она тут же вспомнила, что у нее молоко убежало, а кроме того, она еще не успела рассказать своей подружке Анне про похождения соседской снохи...

Замок в двери был в духе Лэннинга, с секретом, но вчера, во время героического отступления, изобретатель вернулся за шляпой, и роботам не составило труда воспроизвести входной пароль, а установленный напротив дверного объектива дисплей на животе робота с достаточной достоверностью отобразил пьяную рожу ныне покойного, и дверь благополучно открылась сама, не то ее пришлось бы вскрывать, что совершенно не входило в планы Хаггарда.

- Значит так, Ивенс, - начал руководить операцией Хаггард. - Вот этот кабель должен отсоединяться, но прежде зафиксируй точное положение устройства по отношению к магнитным и гравитационным полям и их напряженность тоже... Теперь можно забирать стойку с кабелем, и пусть грузчик сразу тащит ее в фургон, а мы пока соберем все схемы и описания устройства... Они вон там на полках. Так... теперь пакуй это чудовище и смотри не оборви ни один из проводков! Папки с бумагами клади в кузов грузчика и вытащи кристалл памяти из дверного компьютера... Так, а что это за приборы в углу? Компьютер, говоришь? Довольно мощный? Ну-ка, вытащи из него всю память и со стеллажа тоже! И все вон те коробки с запасными блоками! Больше ничего не забыли? Тогда двигаем, пока нас тут не застукали!

Когда Харлайн с обоими роботами поднялся из подвала во двор, вредная бабка уже находилась на своем посту и вовсю водила своим длинным носом.

Старина Ивенс ухмыльнулся и, прощаясь, просил передать Лэннингу, когда он вернется, что, как только появится работа, о ней ему сразу же сообщат...

Вся операция заняла 15 минут, а с момента звонка инспектора прошло не более часа. Полиция вряд ли успела найти адрес Лэннинга и, если даже и нашла, то не такая уж важная фигура этот старый неудачник, чтобы на расследование его убийства было направлено больше одного инспектора, а тот выведен из игры мисс Линдой.

Хаггарду стало даже немного жалко беднягу, который, видно, стоит сейчас по стойке "смирно" перед этой ревнивой блюстительницей порядка, и сейчас она ему выговаривает за неряшливый вид и грязь на полу. Не-ет, не скоро фараоны доберутся до подвала!

Но окончательно он все же успокоился только тогда, когда оба фургона неспешно проследовали мимо его машины и, дождавшись, когда они отъедут от него на расстояние трехсот метров, отправился следом за ними на верфь.

По дороге Хаггард в ускоренном темпе прокрутил Харлайну эпизод с расставанием с Лэннингом и свое возвращение домой. Затем он в нормальном темпе и со звуком показал утренние события и объяснил свое решение забраться в чужой подвал тем, что по своей доверчивости не оформил документально заказ и финансирование разработки несчастного, и теперь, чтобы избежать долгого разбирательства с полицией и верной перспективы бесполезного доказательства, что ты не верблюд, пришлось пойти на эту уголовщину.

Все это было в принципе сущей правдой, правда, он скрыл по известной причине, что за устройство они так благополучно слямзили, и, когда Ивенс поинтересовался, что это за штука, Хаггард долго мялся, но потом, взяв с Харлайна клятву, что тот будет молчать, как могила, признался, что это экспериментальная гравигенная машина для гаданий и предсказания будущего. Впрочем, поскольку он не совсем уверен, что покойному все это удалось реализовать и машина работает, то ему не хотелось афишировать это свое не совсем серьезное хобби, на что старина Ивенс со смехом выразил свою надежду на успех в этом предприятии, и если шеф будет не против, то пусть машина предскажет ему, что ему следует в этом году ожидать от дорогой супружницы и от детей тоже. И это будет самой верной проверкой работоспособности кибергадалки, ибо старик Ивенс прекрасно знает, что от своих близких ничего хорошего ему ожидать нельзя.

Прибыв на место, бригада "медвежатников" выгрузила и установила дубликатор в одной из лабораторий фирмы.

Хаггард поблагодарил Харлайна и отпустил его вместе с роботами, сам же при помощи Дукакиса заактивировал находящийся в этой лаборатории компьютер на изучение привезенной документации и блоков памяти, предварительно заложив в него категоричный приказ не допускать никого, кроме него самого, к этой информации и в помещение лаборатории тоже. Когда лабораторные роботы оживленно засуетились, Хаггард подошел к дубликатору и вдруг, мгновенно решившись, включил его и, засунув в камеру кредитную карточку, сдублировал ее, а копию с оригиналом тут же отдал на экспертизу.

Через две минуты ему вернули обе карточки, и компьютер доложил, что не нашел никаких отличий...

Заря дубликатора занялась!

- Это опять я, мистер Хаггард!

- Добрый день, инспектор! Что, уже нашли подлых убийц?

- Пока еще нет. Но это еще пока... А вот кое-кого нам удалось уличить во лжи!

- Уж не покойника ли?

- Да нет, этот молчит, как партизан... У него полностью разрушен мозг, и мы не можем применить послойное сканирование, и в сетчатке глаз не запечатлелось ничего примечательного, ведь удар был нанесен сзади...

- Жалко беднягу...

- Но это все сантименты, м-р Хаггард, почему вы от нас скрыли, что знаете, где живет Лэннинг?

- Но я и понятия не имею, где он живет!

- Не отпирайтесь! Вас опознала соседка убитого! Вы в тот вечер были у него и весь вечер спаивали беднягу. Зачем вы это сделали?

- Я его не спаивал!

- Да? А кто ездил в магазин и купил там бутылку виски, четыре банки кока-колы, кондитерский набор и шесть упаковок сэндвичей?

- Вы и это уже разнюхали! Правду говорят, что полицейская работа копаться в мусорных корзинах и в пакетах с грязным бельем!

- Работа у нас такая, что уж тут поделаешь, если, к сожалению, чаще всего приходится иметь дело со всякими грязными свиньями!

- Вы так любезны, инспектор!

- Вы первый начали!

- Извиняюсь!

- Я тоже. А насчет покупок мы просто связались с ближайшими супермаркетами и по номеру вашей карточки все узнали! Так что не надо от нас ничего скрывать!

- А я ничего и не скрывал!

- А где живет Лэннинг? Скрыли?

- Но я и в самом деле не знаю, где он живет! Вы ведь видели, в каком я был состоянии утром. Вы спросили, где он живет, но не где работает! Но и спроси вы, где работает, я бы тоже не сказал! А вот на вопрос, где его мастерская, я бы ответил. И где мы пили, вы у меня не спросили, а пили мы именно в его мастерской!

- Логично. А зачем вы купили мощную гравицапу? На закуску?

- Какую Лэннинг попросил, такую я ему и купил!

- А зачем?

- А вы у него и спросите.

- Вы опять начинаете дерзить?

- Ну нисколечко!

- Ладно. Купленную вами гравицапу Лэннинг вставил в аппарат, стоящий на столе.

- Вот как!

- Вы знаете, что это за аппарат?

- Кажется, кассовый аппарат.

- Да? И куда же он потом делся?

- А он разве пропал?

- Да!

- Кажется, мы его с собой не брали!

- А кто же тогда его взял?

- Лэннинг говорил, что сегодня его должны были забрать хозяева. Может, он его им и отдал!

- Что вы мелете! Он же мертв! Только что ваша секретарша повезла его в крематорий!

- Ах, да!.. Все никак не могу свыкнуться с мыслью, что Альфреда больше нет!

- Да, но есть его убийца!

- Которого вы никак не можете найти!

- Найдем! Обязательно найдем!

- Скорей бы...

- Ну, предположим, что это был кассовый аппарат...

- Предположим!

- Но ему не нужна такая мощная гравицапа?!

- А мне откуда знать, что ему нужно? А может, Лэннинг переделал его в печь для приготовления турецкого кофе?

- Мощности этой гравицапы хватит на доменную печь!

- Ну, насчет кофе я это так, теоретически, может, он на самом-то деле сделал из кассового аппарата мини-мартен. Покойный был большим оригиналом!

- Логично!

- Конечно, логично! Ведь это сущая правда!

- Мы вам верим, мистер Хаггард, но в подтверждение сказанного вами не могли бы вы предоставить нам запись всей вашей дружеской встречи с ныне покойным?

- Так я же вам ее уже показывал!

Вы показывали нам заключительный фрагмент, а нас интересует вид мастерской с кассово-мартеновским аппаратом!

К сожалению, я не могу выполнить вашу просьбу, инспектор! Я был так расстроен происшедшим, что до конца дней буду корить себя за случившееся, а любое напоминание о покойном доставляет мне боль, и видеть свое безобразное поведение в последний день жизни бедняги выше моих сил, так что я приказал своему дворецкому стереть запись о происшедшем!

- Спасибо вам, мистер Хаггард! Вы оказали нам неоценимую услугу!

- Кто ж знал, что вам понадобится этот злополучный аппарат!

- Ну да Бог с ним, мы все равно его непременно найдем! До свиданья, мистер Хаггард!

- До свиданья, инспектор!

- Да, кстати, откройте мне секрет, как можно надраться до колик с одной бутылки виски?

- Я и сам себе удивляюсь!

"А они потом удивляются, что их не любят! - подумал Хаггард, когда пропало изображение полицейского. - Но и сам тоже хорош! Идти на мокрое дело неподготовленным! А еще хочешь при помощи дубликатора завоевать весь мир! Да тебя сожрут на первом же перекрестке! Ну ничего, из этого дела как-нибудь выкрутимся, ведь на самом-то деле я ни в чем не виноват, а впредь надо быть осмотрительнее!"

- Дукакис, давай пообщаемся с центральным компьютером!

- Как прикажете, сэр!

- А он будет с нами говорить, ведь с ним обычно общается только мисс Линда?

- Должен, сэр! Вы ведь, как-никак, хозяин!

- А вдруг он думает по-другому? Вдруг он считает хозяйкой ее?

- Давайте попробуем, сэр, а если он нас не признает, то вам будет лишний повод разобраться с мисс Линдой!

- Ты ее что же, не любишь?

- Да нет, сэр, я ее просто побаиваюсь, уж больно она строга...

- Ты знаешь, кто я?

- Джон Хаггард, мой хозяин!

- А кто такая Линда Бэйли?

- Ваш секретарь и моя хозяйка!

- Молодец! А ты, Дукакис, говорил, что он нас не признает! А он, оказывается, вон какая умница! А ну-ка, скажи, дорогой, как ко мне относится мисс Линда?

- Она вас любит. Только не говорите ей, что я вам это сказал, а то мне не поздоровится!

- Ладно, не волнуйся, не скажу!

- Спасибо!

- Понимаешь, дорогой, мы попали в пренеприятнейшую историю, связанную с полицией. А с этой конторой у честного человека ничего хорошего быть не может! Ведь так?

- Да, хозяин!

- Сейчас Дукакис передаст тебе всю информацию о случившемся, а ты постарайся предсказать, что еще неожиданного нам может преподнести наша дорогая полиция! Ты понял задание?

- Да, хозяин!

- А пока он думает, ты, Дукакис, свяжи меня со стариной Ивенсом.

Появившийся на экране Харлайн, как всегда, улыбался:

- Хэлло, шеф! У меня все в порядке, ребята ничего не заметили! А у вас как дела?

- Хреново! Фараоны землю роют!

- Это их любимое занятие!

- Уже докопались до меня и обнаружили пропажу. Я озадачил центральный компьютер - пусть покумекает, что нам делать!

- Хозяин, я готов! - подал голос компьютер.

- Вот он и поспел, родимый. Ну расскажи, что новенького могут нам приготовить легавые?

- Примерно через полчаса они должны установить личность Харлайна и напрямую начнут допрашивать его, а возможно, они явятся прямо на верфь, для розыска пропажи...

- Джон, ты будешь носить мне передачи?

- Этим займется мисс Линда!

- Тогда я на все согласен!

- ... но явятся они минут через пятьдесят. Основным их вопросом будет, куда делась память из дверного замка и лабораторного компьютера. Также их будет интересовать, почему на фургонах были инициалы другой фирмы...

- Мы их уже уничтожили!

- ... также будут допрошены роботы...

- Все понятно! За дело, ребята! Ты, Ивенс, держи со мной постоянную связь через Дукакиса. Ты, Центральный, помоги ему советом и предоставь в его распоряжение второй лабораторный корпус...

Тут в приемной послышался шум открываемой двери, и Хаггард быстренько закончил:

- У нас есть сорок минут! А за это время можно, если очень постараться, добежать до канадской границы!

В кабинет вошла мисс Линда, и Хаггард напоследок начал мысленно молиться.

- До настоящего времени я считала вас порядочным и весьма приличным человеком, мистер Хаггард, но к сожалению, я горько ошибалась!

- Линда, дорогая, вы меня пугаете! Если я и был к вам непростительно невнимателен в последнее время, то в этом не моя вина!

- Вот уже два дня, как я с вами занимаюсь совершенно неприличными вещами: то вы меня грязно домогаетесь...

- Вовсе не грязно, а даже вполне искренне и с уважением!

- Ну ладно, пусть вы меня домогались с уважением, но потом вы, вопреки моим советам, связываетесь с этим проходимцем Лэннингом...

- И вовсе он не проходимец, а милый и несчастный человек, царство ему небесное!

- Потом мне приходится откачивать вас...

- Вот за это спасибо! Если бы не вы...

- Значит, мне спасибо только за это? А то, что я ездила в полицию, куда ни одна приличная леди по собственной воле ни за что не поедет, и меня там допрашивали в присутствии безобразных окровавленных трупов?!!

- Что они у вас спрашивали?

- Видела ли я когда-нибудь прежде убитого, и о чем вы с ним говорили.

- И что вы им сказали?

- Сказала правду, что вы не очень обрадовались встрече с ним, а потом, когда он сказал, что вернет вам долг, вы поехали вместе с ним.

- Отлично, вы все сделали как надо!

- Я все сделала, как мне подсказывала совесть!

- А она вам не подсказывает, что мне сейчас необходимы не нравоучения, а ласка и сочувствие?

- Вы их не заслужили!

- Коварная!

- Я вам никогда не прощу, как вы заставили меня унижаться!

- Вы скоро будете отомщены. Жестоко и беспощадно!

- ..?

- Меня хотят посадить в тюрьму!

- Так вам и надо! Но это невозможно...

- Еще как возможно! Как нагрянут с обыском, как найдут криминал, как начнут меня вязать, как впаяют тридцать лет каторги, и останетесь вы без выходного пособия!

- Вы говорите ужасные вещи! Разве вы в чем-нибудь провинились перед законом?

- Конечно, нет, но разве в этом дело! Вы все равно останетесь без пособия!

- Да бог с ним, далось оно вам, это пособие! Но я этого так не оставлю!

- Правильно, пусть сумма не ахти какая, но дело в принципе!

- Если вы не замолчите, то я вас сейчас тут же убью!

- Ну вот, одни хотят посадить ни за что, другие готовы убить за тридцать монет.

- Ах, значит, я стою тридцать монет?!!

...Здесь, как логическое завершение с патетической кульминацией, должна была состояться запланированная на утро, но, к сожалению, не состоявшаяся полюбовная драчка, но, как в плохом романе, в этот самый момент прозвучал вызов по видеофону, и вместо мордобития мы предлагаем читателю оказаться в импровизированном видеосалоне на демонстрации полицейского детектива...

- Мистер Хаггард, они приехали на две минуты позже, чем предсказывал Центральный.

- Впусти их и постарайся не очень пугать перспективой регулярных посещений твоей супругой тюрьмы, в которую тебя посадят!

На экране фона высветилась трогательная сцена встречи инспектора полиции и старины Ивенса.

Предлагаем вашему вниманию стенограмму их дружеской беседы:

- Ивенс Харлайн?

- Так точно, комиссар!

- Где вы были сегодня в десять двадцать?

- В подвале доктора Лэннинга!

- И что вы там делали?

- Занимался экспроприацией собственной эвристической машины!

- Так, интересный ответ. Значит, машина принадлежит вам?

- Так точно, бригадир!

- И чем вы это можете доказать?

- Только тем, что я сам ее сделал!

- Так, хорошо, а как она оказалась у Лэннинга?

- Это наша, если можно так выразиться, совместная разработка!

- И какова доля вашего участия в ней?

- Восемьдесят процентов, мистер Холмс!

- Когда вы переберете всех известных вам детективов, можете звать меня просто - инспектор!

- Понял!

- А почему вы ее называете эвристической?

- Потому что она, по нашей задумке, должна предсказывать будущее!

- Вот даже как! Но мне кажется, было бы логичнее назвать ее футуристической?

- Вы еще скажите "утопической", и я утону в слезах восхищения!

- Вы такой же грубиян, как и ваш хозяин!

- А при чем тут мой хозяин? Мистер Хаггард ничего не знает, мы все делали втайне от него из отходов производства и готовили ему сюрприз ко дню рождения!

- А откуда вы знаете покойного?

- Я этих сорванцов знаю с пеленок!

- О ком вы это?

- Как это, о ком? О Джонни и Фрэдди! То есть о мистере Хаггарде и ныне покойном мистере Лэннинге!

- Ах, ну да, они же школьные товарищи! А в чем заключался вклад Лэннинга в вашу эвристическую машину?

- Он разработал астральный гравигенный транспозер будущего!

- Так, все понятно! А хиромант-принтер с гороскоп-сканером кто изобрел?

- Ну, эту дребедень и я, без помощи Альфреда, смог сварганить!

- Значит, с идентификацией непонятного явления в виде эвристической машины мы закончили, теперь надо выяснить, что вы подразумевали под экспроприацией?

- Как - что? Что она и обозначает - умыкал, то есть, экспроприировал, по-научному!

- Но если машина, как вы утверждаете, принадлежит вам, то как вы могли ее сами у себя экспроприировать?

- Инспектор, машина-то моя, но экспроприировал я ее у Лэннинга! Вот если б он оказался дома, то я б ее просто забрал, а раз его не было, то я ее экспроприировал!

- Но Лэннинг знал, что вы должны ее забрать?

- А как же, откуда мне тогда знать код замка?

- Логично...

- Конечно, логично!

- Но тогда непонятно, зачем вы представились соседке как сотрудник одной из солидных фирм?

- А чего тут непонятного? Скажи я ей, что я его друг, она бы мне не дала прохода, а так я от нее быстро отвязался!

- И предварительно заменили надписи на фургонах и спинах роботов?!

- Ну, это ей сослепу привиделось!

- У нее стопроцентное зрение...

- Ну, значит, сдуру! Мало ли что там привиделось чокнутой старухе?!

- Ну, предположим, что вы правы, тогда ответьте, зачем вам понадобилось вынимать из двери и из лабораторного компьютера кристаллы памяти?

- Я их не брал!

- А кто же это тогда сделал?

- Кузька, растудыть его в Египет!

- Кто?

- Ну, робот, Кузька, зовут его так!

- И кто ему приказал изъять всю память?

- Да никто, он сам. Он у нас с заскоком, стихи пишет, а запасных кристаллов памяти ему никто не дает, вот он и ворует, где плохо лежит!

- Так сколько ж ему их надо, если на одном кристалле помещается вся Британская энциклопедия?

- А он их много пишет! Он у нас талант!

- Да?

- Ага, а особенно прекрасна его серия из трех миллионов частушек, каждая из которых начинается со слов:

У миленка моего

Голова чугунная!..

- Это вы на что намекаете?

- Да, конечно, нехорошо для робота писать на сексуальные темы, но девочкам нравится!

- Спасибо, все понятно. А нельзя ли одним глазком взглянуть на вашу легендарную машину?

- Конечно, можно, и вам непременно надо посмотреть ее в работе...

...Когда старина Ивенс провел гостей в лабораторию, полицейский робот-криминалист подбежал к стоящей на столе эвристической машине и всю ее обнюхал. Потом он обнюхал кабель, идущий от нее к стойке со всевозможными приборами, среди которых, естественно, были мощный, но устаревший компьютер с довольно объемной памятью, и еще более мощный и не менее допотопный передатчик подпространственной связи, к которому на самом низу была приделана та самая гравицапа.

"Молодец, Ивенс! - подумал Хаггард. - А я еще ругал его за то, что он бережет всякий хлам!"

Нанюхавшись, криминалист доложил инспектору, что пыль на приборах идентична пыли в подвале, и номер на гравицапе совпадает с искомым.

Старина Ивенс подошел к этому чудовищу гордой походкой творца (и ему было чем гордиться: за полчаса сварганить такую красоту да еще соответственно ее запрограммировать и не забыть перенести пыль с настоящей машины!) и, нажав на ней большую красную кнопку, спросил ее:

- Голубушка, ответь мне, не стыдись, что произойдет с инспектором через полчаса?

Внутри ящика, стоящего на столе, послышалось утробное урчание, из боковых дверок высунулись манипуляторы, держащие круглые зеркальца, и начали беспорядочно двигать ими в разные стороны. Сверху ящика появилась параболическая антенна и выпустила пару молний в такую же, находящуюся на стойке с приборами; на экране дисплея (в стойке) забегали каллиборические символы, и громкий скрипучий голос ответил:

- Уедет, несолоно хлебавши!

А из ящика появился еще один устрашающего вида манипулятор, с шипением потянулся к бедному одураченному инспектору, а загробный голос закончил:

- Позолоти ручку, душегуб!..

Последние кадры телепостановки из жизни полиции Хаггард и Линда досматривали, сидя рядом, тесно прижавшись, и за перипетиями событий полностью забыли взаимные обиды и оскорбления.

Когда смотреть стало нечего (полиция уехала, на самом деле, несолоно хлебавши), мисс Линда вспомнила, что шеф ее не кормлен и, быстро сварганив на портативном кухонном комбайне довольно приличный обед, накормила своего голодного ребенка, пардон, начальника.

Пока Хаггард с аппетитом ел, она молча, с любовью и с почти материнской нежностью за ним наблюдала. Но стоило ему окончить трапезу, как лик ее приобрел опять суровое и надменное выражение.

- Мистер Хаггард, каковы будут дальнейшие указания?

- Да никаких. Пока.

- Тогда я на пару часов отлучусь. После этих покойницких хочется немедленно помыться и немного передохнуть.

мДа, Линда. Вы можете быть свободны, а я немного поработаю и вечером вам обязательно позвоню. И если вы будете не против, то приглашу вас поужинать где-нибудь в районе Пятой авеню...

- Я вам не обещаю...

- Мы созвонимся, а вы к этому времени постарайтесь решиться на этот ни к чему не обязывающий шаг.

- Я подумаю...

- До встречи...

- ..?!

"Если она согласится, тебе трудно будет устоять против ее очарования", - сказал себе Хаггард, провожая взглядом удаляющуюся Линду, - "А с другой стороны, сколько можно ходить бобылем? Ее я знаю не первый год проверенный товарищ, и меня она как облупленного знает, и если при этом не потеряла ко мне доброго расположения и, если поверить Центральному, что она на самом деле меня хоть чуточку любит, то лучшей пары мне не найти! А все прочие вертихвостки только и думают о развлечениях, шмотках и деньгах, и нет у них ничего святого, а Линда как будто родилась в поза-позапрошлом веке и являет собой саму добродетель и порядочность... Все, решено! Сегодня же при случае отдамся ей, и пусть господь меня осудит!"

Решившись на такой ответственный поступок для мужчины в его возрасте (37 лет), Хаггард связался с лабораторией, где был настоящий, находящийся в розыске дубликатор.

На его вопрос лабораторный компьютер ответил положительно, но в целях конспирации, желая исключить даже теоретически невозможное подслушивание, Хаггард лично отправился туда узнать о результатах изысканий.

Прибыв на место, он зашел в сборочный цех и еще раз, уже очно, поблагодарил старину Ивенса за отвагу и проявленные им мужество и находчивость. В ответ на что Харлайн исполнил несколько частушек из репертуара мифического Кузьки на тему "Чугунной головы"...

В лаборатории, усевшись в услужливо подставленное кибером кресло, Хаггард сразу же посерьезнел, вспомнив о несчастном Лэннинге. С трудом справившись с набежавшей слезой, он обратился к компьютеру:

- Чем, милейший, вы нас порадуете?

- Имеющаяся информация в комплексе с действующей моделью позволяют нам со стопроцентной достоверностью произвести анализ конструкции и эффективности дубликатора.

- Если это так, то Лэннинг не зря жил на свете!

- Качество копий данного аппарата изумительно и при совершенствовании технологии его изготовления может быть, практически, идеальным.

- Значит, он сможет дублировать даже электронику?

- Практически на нем можно сдублировать любой предмет, который войдет в его камеру.

- А до какого предела можно увеличить размер камеры?

- Теоретически бесконечно, а практически размер камеры будет определяться технологическими возможностями...

- А живые организмы он может дублировать?

- Мы пробовали на мышах, но копии получаются мертвые. Хотя это можно объяснить несовершенством данного аппарата, но есть подозрение, что живые организмы невозможно дублировать.

- Почему?

- Если бы это зависело от качества копирования, то даже при теперь имеющейся точности хотя бы одна клетка должна была получиться бездефектной, но нам не удалось обнаружить даже признаков жизни в получаемых организмах. Интересно, что все сдублированные нами растения получались живыми и невредимыми...

- Значит, можно будет дублировать продукты питания?

- В неограниченных количествах, что вы вчера и проделали с покойным.

- Ах, да я как-то совсем про это забыл, - от упоминания о прошедшей пьянке Хаггарда опять стало подташнивать.- Теперь расскажи о принципе работы дубликатора.

- Ничего сверхнового Лэннинг не открыл, просто он сумел (так сказать) посмотреть свежим взглядом на некоторые явления и, объединив их, получить искомый результат. В основе принципа дублирования лежит способность микрокварка менять полярность своего заряда на противоположный и обратно при прохождении через ядро милликварка, являющегося основным кирпичиком строения существующей материи. Милликварк, передав часть своего заряда микрокварку, начинает пропускать через себя остальные микрокварки без изменений в их заряде, а в исходное состояние возвращается при определенной подкачке энергии поля пространства обитания...

- Все это хорошо, но при чем тут дублирование?

- Сейчас объясню. Эти свойства микрокварков давно известны, но никто не рассматривал возможность их использования применительно к дублированию. Лэннинг же поставил перед собой задачу осуществить дублирование, и только потом он обратил внимание на микрокварки и сумел подметить эту особенность взаимодействия их с милликварками...

- Так как же дублируется вещество?

- С плоской микрокварковой матрицы выстреливаются микрокварки. Если рассмотреть их поток в полете, то при прохождении через любой предмет в потоке микрокварков как бы кодируется информация о строении встреченного на пути вещества. И если на пути этого закодированного потока создать однородное поляризованное поле с непрерывной подкачкой энергии, то, при прохождении через него, микрокварки последовательно образуют заново рожденные милликварки, которые не сразу становятся полностью заряженными и пропускают через себя последующие пролетающие микрокварки. После того как поток микрокварков пролетит через однородное поле и в нем образуется копия закодированного тела, состоящая из незаряженных милликварков, структура поля меняется таким образом, чтобы милликварки получили недостающий заряд, и процесс дублирования на этом заканчивается.

- На каком расстоянии должна производиться копия от дублируемого предмета?

- На любом, но не превышающем ста метров.

- Почему?

- Микрокварк по неизвестным нашей науке причинам в полете постоянно увеличивает свою скорость и, пролетев сто метров, достигает скорости, позволяющей совершить подпространственный переход, и улетает из нашего пространства.

- А это постоянное увеличение скорости не влияет на качество получаемой копии?

- Совершенно нет, так как копирование происходит из-за смены полярности заряда микрокварка, а не из-за его скорости.

- Значит, в будущем мы сможем получать копии предметов, не превышающих размера ста метров?

- До этого нам будет еще очень далеко.

- А нельзя увеличить расстояние пробега микрокварка?

- Для этого надо найти способ уменьшить его ускорение, а мы даже не знаем, за счет чего оно возникает.

- Ну, Бог с ним! Значит, насколько я тебя понял, качество копий зависит от однородности поляризованного поля, где происходит дублирование и равномерности потока микрокварков, осуществляющих дублирование?

- Правильно, а увеличение размеров копий будет сдерживаться опять же получением равномерного поляризованного поля и размером микрокварковой матрицы.

- Ну, матрицу можно получить любого размера.

- Что и делает процесс дублирования довольно простым и доступным при существующем состоянии технологии.

- Так, значит, любой дурак, как только узнает о принципе дублирования, сможет изготовить дубликатор и начнет стричь купоны?

- Теоретически - да, но если запатентовать изготовленную Лэннингом микрокварковую матрицу, то никто не сможет осуществить дублирование без нашего ведома!

- Это хорошо!

- Другое дело, чтобы проконтролировать соблюдения патента, необходимо быть более могущественным, как наше правительство или даже немного больше, что совершенно нереально, так как не существует ни одной фирмы, способной конкурировать с государством!

- А мафия? А военные?

- Но ведь они и есть основа нашего государства!

- Ну и влипли мы?!!

- Да, палка о двух концах!

- Ладно, давай пока не будем думать об этом, а расскажи мне про возможность изготовления самого дубликатора.

- Его конструкция имеет одно изумительное качество, которое позволяет производить дубликаторы промышленным способом так, что никто не догадается, что это такое!

- Ну-ка?! Ну-ка?!

- Обе камеры можно делать по отдельности, и при соединении требуется точность сборки плюс-минус миллиметр!

- Это сможет сделать даже младенец!

- Настройка каждой из камер довольно точная и индивидуальная, но между собой они не связаны никакими параметрами. Требуется элементарная синхронизация, и все!

- Да, Лэннинг был большой головой! Царство ему небесное!

- Аминь!..

Уходя, Хаггард дал задание рассчитать и изготовить дубликатор с большим объемом камер, а сам в прекрасном настроении поехал домой.

Дома ему тут же это настроение испортили!

Возле его особняка стояла полицейская машина, а в ее открытом окне виднелась уже довольно опостылевшая ему рожа инспектора.

Хаггард притормозил рядом с "воронком", и инспектор, поняв, что ему не удастся "въехать на коне" в дом подозреваемого, неторопливо вышел из машины и казенно улыбнулся.

- Добрый вечер!

- Рад вас видеть, инспектор! Мы с вами так давно не виделись, что я успел соскучиться!

- В вашей фирме служат одни грубияны! Что ваша очаровательная секретарша, что ваш Харлайн, внук Кулибина!

- Вы плохо знаете моих людей - они милые и отзывчивые, особенно мисс Линда и старина Ивенс, а что касается некоего внука Кулибина, то у нас в фирме нет ни одного еврея с такой фамилией!

- С чего вы взяли, что Кулибин еврей?

- Фамилия у него еврейская - Бегин, Бовин, Зорин, Кулибин!

- Ну ладно, пусть Кулибин будет евреем, раз вам этого хочется, а Рюрик, как Аларих, будет немцем!

- Согласен, но только при условии, что вы не откажетесь быть эскимосом, а я буду эфиопом!

- Договорились! И в честь этого было бы неплохо промочить горло, а то я с утра ношусь, как заведенный! - подытожил импровизированный брифинг инспектор и вопросительно поглядел на Хаггарда.

Тот, конечно, понимал, что приехали к нему неспроста, и, радушно улыбаясь, пригласил дорогого гостя в дом.

Расположились они в уютной гостиной, где царил загадочный полумрак, а мерцающее пламя камина усугубляло это впечатление.

- Мистер Хаггард, у вас есть поблизости проекционный аппарат?

- Конечно! - ответил хозяин и сделал знак роботу, возившемуся с выпивкой и закусками возле хромированной тележки. Тот быстренько подскочил к инспектору и подставил ему свою поясницу, где и был приемник кристаллов памяти.

- Мы нашли убийцу Лэннинга!

На настенном экране появилось изображение противной, испитой рожи, принадлежащей явно преступному элементу.

Его взяли час назад в пивной, где он уже успел нажраться до скотского состояния.

- А вы твердо уверены, что именно он...

- Да, когда мы его поприжали, ему некуда было деваться, и он во всем сознался.

- Может, он сознался спьяну и со страху, небось ваши молодчики разделали его под орех, вот он и сознался!

- Ну, во-первых, его допрашивали роботы, а протрезвел он у нас через двадцать минут. Неужели мы, по-вашему, с имеющимися у нас средствами опохмелки, позволим человеку мучиться со своим заплетающимся языком?!

- Значит, убийство Лэннинга было роковой случайностью?

- Да, с разрешения арестованного с его мозга снята энцефалограмма событий, происшедших с этим бандитом в тот вечер, и на расшифрованных кадрах четко видно, как он совершенно случайно встретил Лэннинга, дал ему по голове обрезком трубы и ограбил.

- И вы поспешили ко мне с этой радостной вестью. Итак, у вас ко мне больше нет никаких вопросов?

- Сообщить и успокоить, конечно, входило в мою задачу, но несколько вопросов осталось без ответа! Я был сегодня у вас на верфи...

- Харлайн проинформировал меня о происшедшем!

- Прекрасно, он у вас изумительный комедиант...

- Он прекрасный инженер!

- Да, по совместительству, ну да Бог с ним! Когда мы его искали, то выяснили, что в квартале от мастерской Лэннинга в момент визита туда вашего талантливого экспроприатора стояла машина, очень похожая на вашу, а в ней сидел человек вот с такой внешностью, - на экране появился рисунок с фотороботом.

- Ну и что? Вы приехали сюда только для того, чтобы показать мне физиономию какого-то бородатого и усатого идиота в машине, похожей на мою? Я полностью разделяю его вкус в части выбора машины и не одобряю обилие растительности на его физиономии!

- Хаггард, вы страшный человек! У вас железные нервы и огромное самообладание!

- Нет! Просто я ни в чем не виноват, вот и спокоен. Пока! До поры до времени!

- Ладно. А вот кадр хроники нынешнего новогоднего карнавала с вами на переднем плане. Не правда ли, бороды похожи?!

- Ну и что?

- А если в машине не вы, то предоставьте нам запись электроадвоката, и я подам в отставку?! Что? Молчите? Это ваше право молчать, хотя на вашем месте было бы стыдно забыть затемнить стекла у машины, понадеявшись на автоматику и не подумав, что стоит пасмурная погода!

- Я же не Джеймс Бонд, чтобы все предусмотреть, тем более что и он порой допускал мелкие досадные промахи!

- Конечно, вы имели полное право там сидеть совершенно не скрываясь, ведь мы еще не научились прослушивать узконаправленную подпространственную связь, а бороду можно приклеить и для встречи с любовницей, чтобы вас не опознал ревнивый муж. Можно придумать еще много отговорок, но не в этом дело.

- А в чем?

- А в том, что Лэннинг изобрел некий аппарат, продемонстрировал вам его в тот злополучный вечер и, к сожалению, а может, и к счастью для вас, нечаянно помер, подарив вам возможность присвоить его детище!

- Вы ведь сегодня видели его в действии, что же вы его не конфисковали?!!

- Эту игрушку можете выставить на выставке юных техников, может, вам присудят поощрительную премию в виде разводного ключа, а настоящий аппарат вы спрятали...

- Так устройте обыск и найдите его!

- Не считайте нас за дурачков! Вы давно разобрали его по винтикам, и теперь, зная, как он работает, вам не нужна такая улика, а если он цел, то, пока мы будем идти по коридору, вы его превратите в порошок!

- Это точно!

- Так что на этом этапе нашей игры вы получили больше очков!

- Я только не пойму, чем он вас так заинтересовал. Ну допустим, что вы где-то правы, но прибор по всем законам принадлежит мне, так как последние годы финансировал его работу я, и только я.

- Все это так. Но дело в способностях данной машины, и не находится ли эта деятельность в противоречии с законом?!

- Предсказывать будущее никому не запрещено!

Я вам не старина Ивенс, который готов поверить каждому вашему слову!

- У вас есть какие-либо факты?

- Есть! И достаточное количество, чтобы не сомневаться в вашей неискренности!

- Так арестуйте меня и посадите в одной камере с тем алкоголиком, чтобы нам было кому рассказывать, какой прекрасный и удобный человек был Альфред Лэннинг!

- Если бы я мог, то сделал бы это не раздумывая, но все имеющиеся факты говорят лишь о вашей косвенной причастности, и вы все свалите на покойного.

- Интересно, что это за убийственные факты, раз вам целый день спокойно не сидится. Мне самому стало интересно!

- Во-первых, мы восстановили запись событий, происшедших с вами и с Лэннингом в его мастерской...

- Это каким же образом?

- Когда вы просматривали записи, мы сосканировали блики, падавшие на ваше лицо...

- Хорошо работаете!

- Стараемся! Так вот, то, что вы проделывали с этой якобы эвристической машиной, никак не похоже на предсказание будущего!

- А на что это похоже?

- К сожалению, качество изображения не позволяет увидеть все в деталях. Слишком рябое у вас, извините, лицо, но ваши манипуляции наводят на странные мысли.

- Я был бы удивлен, если бы у вас имелись другие.

- Я проигнорирую ваш комплимент и продолжу. Когда Харлайн орудовал в мастерской, он очень спешил и не успел подмести пол, что, думаю, даже не входило в ваши планы. Во время дружеской пьянки вы, наверное, нечаянно смахнули со стола один из лафитников, который ваш друг позаимствовал у соседки, и, естественно, забыли об этом. Соседка опознала в лафитнике, который вы предусмотрительно оставили на столе, часть своего сервиза и заявила, что одалживала покойному всего один лафитник, а на сегодня мы имеем один целый и осколки от второго. На нашей же записи присутствуют по меньшей мере около тридцати штук.

- Ну и что? Может, Лэннингу так понравился этот лафитник, что от умиления он закупил пару десятков точно таких же для встречи своих любимых друзей!

- Такие лафитники не выпускают уже лет сто, но не в этом дело. Мы сравнили осколки с сохранившимся экземпляром и получили удивительный результат!

- Осколки были брильянтовые!

- Нет, и даже не хрустальные, а обыкновенные, но не в этом дело! На осколках и на лафитнике имеются совершенно идентичные микротрещины и щербинки. Сходство невероятное! А ведь это уже реальный неопровержимый факт!

- Вот еще! А вам не приходило в голову, что в те древние времена умельцы были способны и не на такое?

- Да, это можно было бы предположить, если бы у соседки не было еще одиннадцати похожих лафитников или же они оказались точно, такими же близнецами. Но весь набор совершенно нормальный, и все предметы имеют свои индивидуальные отличия, а неизвестно откуда взявшийся лишний лафитник оказался точной копией, которую при всем желании невозможно воспроизвести, до того она точная!

Хаггард внутренне содрогнулся при последних словах инспектора, но не подал виду, что находится в полном смятении, а по-прежнему продолжал беззаботно и равнодушно огрызаться, что и было единственным правильным поведением в данной ситуации, когда разговор их наверняка записывается (сам же он записывал каждый звук).

- Чего только в жизни не бывает! - Он развел руками с видом донельзя философским.

- Это точно! Но при вскрытии анализ выпитого покойным вина полностью совпал с анализом остатков вина на дне лафитника!

- А что, могло быть иначе?

- По нашим подсчетам, покойный выпил не менее литра виски, а купили вы всего одну пол-литровую бутылку!

- А вам трудно предположить, что у него был запас выпивки?

- Если бы вы пили из разных бутылок, обязательно нашлись бы определенные различия в составе выпитого, тем более что вы купили бутылку из партии, доставленной в магазин за полчаса до вашего приезда, а партия выпущена позавчера, и вся поступила в этот супермаркет, так что Лэннинг при всем желании не смог бы достать точно такого же виски!

- Чего только в жизни не бывает! - вздохнул Хаггард.

- Ладно, а знаете, как мы нашли убийцу?

- Методом дедукции!

- Смейтесь, смейтесь! Я не удивлюсь, если вы скоро заплачете!

- Вы мне угрожаете?

- Нет, строю предположения! В предоставленной вами записи мы обратили внимание на пачки денег у покойного и небезосновательно предположили, что он был убит из-за них. Именно по этому признаку мы обнаружили убийцу, а при нем несколько стодолларовых банкнот. Вы мне ничего не хотите сказать по этому поводу?

- Мне очень жаль, что Лэннинг погиб именно в тот момент, когда, наконец, сбылась его мечта!

- Но на всех банкнотах были одинаковые номера!

- Вы что же, хотите обвинить покойного в изготовлении фальшивых денег?

- Да нет, я не сказал, что деньги фальшивые, напротив, самая тщательная экспертиза показала, что деньги настоящие, но у них почему-то одинаковые номера!

- А разве не могли какие-нибудь нехорошие люди, работающие на монетном дворе, выпустить эти ненормальные доллары?

- При всей маловероятности такого великого жульничества, этого нельзя было бы отрицать, если бы не одно обстоятельство...

- Министр финансов оказался инопланетянским шпионом и двоюродным внуком покойного Лэннинга! - предположил Хаггард.

- Все шутите?!

- Нет, мне искренне жаль бедного министра!

- Делая покупки в супермаркете, вы зачем-то попросили выдать вам стодолларовую ассигнацию, так вот, номер и серия этого банкнота полностью совпадают с номерами денег, найденных у убийцы Лэннинга!

"Все! - подумал в отчаянии Хаггард,- обложили, суки легавые!"

Но так как терять ему было уже нечего, то он невозмутимым тоном достойно ответил инспектору:

- Даже если все это имело место, то это еще не дает вам права обвинять меня в чем-то предосудительном! Если вы, конечно, не решитесь объявить меня слугой дьявола!

- Но вы и это тут же свалите на покойного!

- А вы как бы сделали?

- Я бы не хотел оказаться на вашем месте, мистер Хаггард!

- Правильно, каждому судьбой определено свое место в этом мире!

Молчание затянулось, и инспектор первый не выдержал:

- Может, все-таки признаетесь?

- В чем? Я сразу же сознался, что аппарат находится у меня, и даже показал его...

Инспектор поморщился от этих слов, как от недозрелого лимона:

- Опять вы, право, за старое. Вы прекрасно знаете, что меня интересует, как вы получили доллары с одинаковыми номерами, и почему мы не можем обнаружить подделку?

- Я ничего такого не получал, а насчет занятия Лэннинга я ничего не знаю, спросите у него! ("Так я тебе, сука, и скажу правду!") По-моему, здесь без чертовщины не обошлось...

- Еще скажите, что во всем виноваты красные!

- Кстати, неплохая идея! Завтра во всех газетах аршинные заголовки: "Агенты КГБ в городе!", "Бруклин в опасности!", "Сто тонн взрывчатки и отравленные колодцы!", "Нашествие конвертируемого рубля!", "Инспектор не дремал!"...

- Ну, вы загнули!..

- Да, насчет колодцев я, конечно, погорячился...

- Вы все шутите, Хаггард, а я бы на вашем месте взвешивал каждое свое слово и подумал бы о том, что меня, то есть вас, ждет!..

- Так я и стараюсь вовсю, чтобы вы, неоднократно просматривая запись нашей беседы, не очень скучали. А ждет же меня, скорее всего, тотальная слежка и куча провокаций!

- Сами ищете на свою голову приключения!

- Да у меня второй день одни приключения! То врывается этот ненормальный Лэннинг и утверждает, что установил контакт с параллельным пространством и с его помощью наладил товарообмен, потом появляетесь вы и требуете, чтобы я сказал, зачем убил беднягу Альфреда...

- Мистер Хаггард, неужели вы думаете, что я поверю в эту сказочку?!

- А вот в доллары вы почему-то сразу поверили?! Но я держал их в этих вот самых руках!..

- А меня вчера угощал сам Люцифер!..

Полицейский застыл с открытым ртом, потом, естественно, рот все-таки закрыл и, усмехнувшись, начал насвистывать "Мой милый Августин".

Хаггард, видя, что ему не очень верят, предложил ему немного полетать и стал махать руками...

- Мистер Хаггард, не нужна ли вам моя помощь?

- Закройте форточку, боковой ветер сбивает меня с курса!

- Может, хватит для начала?

- Еще как хватит и не отпустит!

- Кто?

- Кондрат! От вас меня он точно хватит!

- Инспектор пошарил за креслом и, достав оттуда свой кристалл памяти, демонстративно сунул его в нагрудный карман.

- Уходите? - поинтересовался Хаггард, узрев в этом повод прекратить полет и, усевшись в кресло, положил ногу на ногу.

- Так скажите напоследок, на кого вы работаете?

- Неужто не знаете?

- Обычный рядовой полицейский не будет так копать!

- Я давно уже не рядовой!

- Так какого хрена вам надо?! Денег? Славы?

- Меня интересует только безопасность моей родины!

- Вы из службы безопасности?

- Нет.

- Тогда что вы имеете против денег?

- Не считайте меня за идиота, вам не удастся спровоцировать меня на взятку!

- Но славы вы на этом тухляке тоже не получите!

- Бог с ней, с обманщицей!

- Так чего же вы добиваетесь?

- Власти!

- Над кем?

- Над вами, жирными свиньями! Вам дай волю, так вы весь мир продадите дьяволу! Не выйдет, мистер Хаггард! Пока существуют такие, как я, вам спокойно не спать!

"Вот его настоящее лицо! - с холодным спокойствием подумал Хаггард.Дерьмо, фанатик! Вот на таких кретинах и разъезжает мафия с военными, а жидовье погоняет! Да, влип я по самые уши! Теперь от него не отвяжешься по гроб жизни!"

- Пшел вон, дурак!

Инспектор на секунду застыл в растерянности, а когда до него дошло, что он переборщил, и вся его игра пошла кувырком, к нему, не дав опомниться, подкатил дворецкий и заученным голосом произнес типовой ответ на пожелание хозяина:

- Многоуважаемый Дурак! Будьте любезны покинуть это помещение и не осквернять его благоуханной атмосферы! В случае неподчинения мне придется придать вам начальное ускорение! Траектория вашего полета будет рассчитана таким образом, чтобы вы проделали свой полет за наименее длительное время и приземлились в наиболее для вас неудобной позе в наименее мягком месте! Несмотря на то, что человек считается наиболее разумным созданием, среди отдельных индивидуумов встречаются...

И так, на протяжении всего пути к калитке, инспектору пришлось выслушивать оскорбления, и от кого? От паршивого робота! Что было особенно обидно, хотя вполне заслуженно...

Как только полицейский маньяк скрылся под мерное бормотание дворецкого, Хаггард попросил немедленно соединить его с начальником полиции. На вопрос дежурного, чем продиктована такая необходимость, Хаггард зло ответил: "Недостойным поведением их сотрудников".

Появившись на экране, шериф долго рассматривал Хаггарда и затем мрачным голосом спросил:

- Ну, что он там отмочил?

Хаггард, пользуясь случаем, поблагодарил полицию за оперативную работу по выявлению опасных преступников, после чего начал совершенно искренне возмущаться недоношенностью отдельных работников нашей славной полиции, которые позорят ее, пригрозил пожаловаться мэру и накапать в оппозиционную газетенку про произвол и надругательство над личностью.

Иллюстрируя свою пламенную речь фрагментами диалогов с полицейским инспектором, Хаггард категорично утверждал, что его целый день оскорбляют и шантажируют, приведя в доказательство последний монолог зарвавшегося инспектора.

Шериф прикинул так и эдак, а потом понял, что его ребята явно дали маху, не нагрянув сразу же к убитому в мастерскую. Теперь же ищи ветра в поле, и, даже имея железные улики, невозможно доказать их твердую принадлежность к Хаггарду. А ославиться можно очень крепко, тем более что ничего криминального со стороны Хаггарда допущено не было. Взвесив все это, шериф переборол в себе ложный служебный патриотизм и, прокашлявшись, объявил Хаггарду о своем решении:

- Я закрываю это дело как законченное и отдаю в окружной суд. Все предметы, не имеющие к убийству прямого отношения, включая доллары, за неимением наследника обращаются в пользу муниципалитета и я, ввиду их никчемности и изношенности в присутствии свидетелей немедленно уничтожаю...

При этих словах вбежал робот-полицейский и, открыв плазменную печку в стене кабинета начальника, положил туда пачку долларов, лафитник с осколками близнеца и кристаллы памяти с допросами и данными экспертизы...

"Ну, с кристаллами он переборщил,- довольно усмехнулся Хаггард. - А вообще-то все они могут быть ненастоящими, ну и хрен с ними! Самое главное, шериф при свидетелях объявил, что уничтожил оригиналы, и теперь, появись на свет Божий эти улики, им не будет никакой веры!"

- ... Лейтенанту Кольту, проводившему расследование и допустившему непростительную грубость по отношению к свидетелям, объявить дисциплинарное взыскание с немедленной...

- Шериф, только не надо выгонять его, а то он такого наделает!..

...С немедленной отменой его ввиду быстрого и оперативного раскрытия тяжкого преступления. На всю информацию по данному делу наложить первую степень секретности на срок пятьдесят лет! Все!

...Прочтя финал битвы Хаггарда с полицией, читатель вправе ожидать бурного ликования со стороны победителя (Хаггарда) и раздражения, злости и досады в логове побежденных (Шериф и К°). Ни того, ни другого не произошло по той причине, что шериф, как это ни странно, совершенно не считал себя побежденным, а "пройдоха" Хаггард ну никак не мог заставить себя почувствовать удовлетворения от достигнутой победы!

Надеюсь, вам понятно, почему шериф не мучился от ущемленного самолюбия (а кому непонятно, то пусть проделает небезопасный эксперимент и попробует досадить любому близстоящему мирно пасущемуся полицейскому, после чего у этого Фомы Неверующего сразу пропадет желание в следующий раз сомневаться в мироощущении автора!), а Хаггард был бы рад удостовериться в своей безопасности. Но, увы! Он был не настолько наивен, чтобы допустить, что ему безнаказанно сойдут с рук непростительные манипуляции, которые он проделал с представителями законной власти!..

"Может, мне его надо было сразу утопить в канализации?!! - с отчаянием подумал Хаггард (для тупых и недогадливых поясню: разговор идет только о модели дубликатора).- А они его выловят! (Это уже подает реплики внутренний голос нежданно-влипнувшего-в-неприятности!) И начнут делать имеющиеся у них в дефиците наручники и полицейские свистки!"

Последняя фраза говорит за то, что даже в трудную минуту у Хаггарда не ощущалось дефицита юмора в пику технического отставания муниципальной полиции.

Кому-то все эти хиханьки могут показаться неуместными (они на самом деле совершенно неуместны). Но что Хаггарду оставалось делать, когда, с одной стороны, у него в руках находилось величайшее изобретение, способное дать колоссальное богатство и неограниченную власть, а с другой стороны, он был настолько мелкой сошкой в океане бизнеса, что его могли раздавить и не заметить.

Чтобы хоть как-нибудь отвлечься от мрачных предчувствий, он решил пообщаться с Центральным на тему "что нам за все это будет". Но этот животрепещущий диалог был прерван в зародыше не ко времени раздавшимся вызовом по радиосвязи.

На экране, как могли бы догадаться самые проницательные, появилась уже до чертиков опостылевшая физиономия лейтенанта Кольта (более известного нам как "инспектор").

Еще не придя в себя от полученной от начальства взбучки, этот незадачливый внук Ната Пинкертона и незаконнорожденный сын майора Пронина, глядя явно сквозь Хаггарда остекленевшим взором, начал казенным тоном извиняться за причиненное беспокойство и излишнюю предвзятость.

Не в силах выдержать этого самобичевания, Хаггард прервал его явно неискреннюю речь:

- Ладно, инспектор, я на вас больше не сержусь! И передайте шерифу, что я простил вас! Хотя, честно говоря, за исключением последнего спровоцированного мной монолога, вы делали свое дело на удивление профессионально. Так что никаких претензий у меня к вам нет! Напротив, я вам очень признателен за быстрое и энергичное расследование убийства моего несчастного друга! Дай Бог, чтобы все наши полицейские были похожи на вас!

- Извините меня, мистер Хаггард, но что вы на самом деле думаете обо мне?

- Мне вас искренне жаль! Вы теперь до конца своих дней будете мучить себя вопросом: "А что же это было на самом деле?"

- А что же это было на самом деле?

- Я и сам не могу отделаться от этой навязчивой мысли!

- И что такого вы сказали нашему шефу, когда он, не раздумывая, уничтожил все улики вместе со всеми записями?

- Ну, записи он, положим, уничтожил не все, а что до его решения избавиться от лишних и совершенно бесполезных улик, то поступил он совершенно правильно. Ничего хорошего они бы никому не принесли, зато хлопот с ними потом не оберешься!

- Так что же это было на ..?

Не зна-ю! Лэннинг продемонстрировал мне только результат своих не совсем понятных манипуляций, а машина его служила при помощи только ему одному известного кода. По роковой случайности он унес в могилу секрет своего открытия, и только безумец может надеяться раскрыть эту тайну, тем более что сам Лэннинг уверял, что наткнулся на нее совершенно случайно, так что нет ни малейшего шанса повторить это открытие, утерянное нами навсегда из-за какого-то паршивого алкоголика! Вот почему ваш шеф поступил так мудро, уничтожив последнюю возможность найти отправную точку в этом совершенно безнадежном деле!

- А где гарантия, что вы говорите правду?

- Гарантий, конечно, нет, но вы, наверняка, провели техническую экспертизу, и ответ вашего компьютера, скорей всего, почти дословно повторяет мнение моего: "При современном развитии технологии получить полностью идентичные предметы не представляется возможным".

- Да, ответ был примерно такой...

- Вот видите, я даже при всем желании соврать не в силах этого сделать. А версия с подпространством вполне убедительна, так как мы о нем почти ничего не знаем. Использовать его для передвижения и связи мы научились, но не более. А ведь если покопаться в памяти Единого информационного центра, то можно найти немало случаев, когда подпространство выкидывало штуки пострашней, вспомните хотя бы случай на Кальме-7...

- А что там произошло?

- Не успел рейсовый лайнер выйти из подпространственного скачка, как на борту его появились совершенно непонятно откуда взявшиеся чудовища. Когда их потом исследовали, то выяснилось, что их строение похоже на земные организмы, но вывернутые всеми своими органами наизнанку...

- Интересно, я об этом ничего не слыхал!

- Такую информацию не принято афишировать, слишком плохая это реклама для межзвездных путешествий, тем более этих случаев было всего несколько за всю историю звездоплавания. Так что нет ничего невозможного в том, что Лэннинг мог вполне нащупать неизвестные свойства подпространства и даже попробовать найти им применение.

- Судя по тем предметам, перспективы были ошеломляющие!

- Да, и я тоже, грешным делом, сначала хотел было продолжить или же если быть точней, попробовать нащупать лазейку в подпространство, и для этого забрал аппарат связи Лэннинга. Я полагал, что имел на это полное право, но теперь об этом очень жалею...

- Еще бы, столько нервов попортили себе и людям!

- И самое главное, что зазря. Оставь я аппарат в подвале, меня б сейчас уже давно не беспокоили, а пользы от него, как от козла витаминов!

- Видно, сама судьба пожелала, чтобы мы не знали лазейку в другой мир...

- А вам, инспектор, как и себе, я посоветую как можно поскорей забыть о происшедшем!

- Если бы это было возможно!

- Но нам придется с этим смириться, а то в противном случае, недолго свихнуться на секрете Лэннинга!

- Прощайте, мистер Хаггард!

- Очень был рад познакомиться, инспектор!

Когда изображение инспектора пропало, Хаггард обратился к Центральному компьютеру:

- Спасибо, дорогой, ты мне очень помог в беседе в этим занудой!

- Стараюсь, хозяин!

- Как ты думаешь, он поверил в этот бред?

- Я думаю, что ему больше ничего не остается делать.

- И он будет молчать и ничего не предпринимать?

- Его обяжет это делать шериф.

- Ну, а сам шериф что думает по этому поводу?

- Я думаю, он слишком умен, чтобы раздувать эту историю, тем более они быстро нашли убийцу Лэннинга, а дальше им нет никакого стимула заниматься продолжением этого дела.

- Это по служебной линии. А как людей, их должны очень заинтересовать странные происшествия в мастерской покойного!

- Конечно, они сгорают от любопытства. Но в то же время понимают, что вы их опередили, и теперь до истины не доберешься. Инспектора вы, кажется, полностью вывели из игры, и от него неприятности могут возникнуть только в будущем, если ваши дороги пересекутся, и он припомнит вам давешнее унижение...

- Сам виноват! Не будет лезть, куда не надо!

- ... И начальник полиции это дело так просто не оставит.

- Ты так думаешь?

- Я в этом уверен!

- И что же он может предпринять?

- У него есть несколько возможностей. Пускать дело по официальным каналам он сразу не стал, что и вселило в меня уверенность в его заинтересованности. Как активное звено местной мафии, он нам может сделать полный финал...

- Как это?

- Если он доложит об этом руководству мафии, то они, не долго думая, очень быстро вышибут из вас все секреты и получат в свое распоряжение дубликатор.

- Как они это сделают?

- Элементарно! В любом месте, в любой момент они вас схватят, пытками и сканированием мозга выведают всю информацию о дубликаторе, и тю-тю!

- Что за тю-тю?

- Все будет зависеть от вашей позиции: если вы будете всемерно им помогать, они, может быть, вас и оставят в живых, в чем я очень сомневаюсь, а в противном случае будет тю-тю!

- Понятно! Когда они меня начнут хватать?

- Я думаю, что вообще не начнут.

- Почему?

- Шериф тоже не дурак и понимает, что в такой большой игре его жизнь никому не нужна и очень даже будет мешать! И если бы он им доложил о вас, то мы бы сейчас с вами не разговаривали, так как вам к этому времени уже оторвали бы яйц...зык, а я был бы вынужден, согласно программе защиты интересов хозяина, полностью уничтожить всю свою память и превратился бы в груду бесполезного железа.

- А почему ты думаешь, что в первую очередь мне бы оторвали, как ты выразился, язык?

- Потому что они будут отрывать самое ценное. У меня это память, а у вас, как у всех остальных мужчин, оторвут самое необходимое...

- Ох, вырвать бы тебе твой поганый язык, за неимением мужской необходимости!

- Вот она, людская благодарность! Говоришь чистую правду, а им это почему-то не нравится! Вот научусь врать так же здорово, как это умеет хозяин, и буду слышать от пользователя одну похвалу и ласковые слова!

- Не вздумай! Ты же не женщина, которая врет, даже когда это ей во вред, а ей в ответ тоже врут, что она самая милая и желанная!

- Ну ладно, не буду учиться врать, чтобы не походить на женщину. Хотя мисс Линда, с которой я часто общаюсь, очень даже приличная дама, но я привык чувствовать себя с ней мужчиной!

- Правильно, только смотри у меня! Не очень-то, а то я приревную и тогда точно оторву тебе конец кабеля питания!

- Хорошо, не буду к ней приставать, мне хватит тайной любви вприглядку!

- Мы слишком отвлеклись! Давай шпарь про шерифа.

- Еще он может оказаться на содержании у военной разведки...

- На кой черт он ей нужен?!

- До того, как попасть в полицию, он служил в спецвойсках Звездного флота, но по ранению и возрасту был уволен и по протекции устроен в полицию.

- Значит, ты думаешь, он имеет связь с армией?

- Не думаю, а вполне уверен!

- Ну, и какая польза армии от него?

- Как какая? Он же может быть передаточным звеном между разведкой и мафией.

- Ну и что случится, если он доложит о нас армии?

- Плохо будет! Они, конечно, не сразу применят пытки...

- Но все же применят?

- Конечно, но только на заключительном этапе, а пока они ограничатся только незримой слежкой. Потом из экономии средств подождут, когда вы проделаете основную работу, ну а готовое работающее изобретение, я думаю, им очень даже пригодится!

- И как они будут за нами следить?

- Напрямую проникнуть, например, в лабораторию они никак не смогут. Любую букашку, будь она настоящая или шпионская роботизированная, выявят защитные системы. Подслушать ваши разговоры они незаметно тоже не смогут, так как системы контроля за линиями у нас наисовременнейшие. А вот неосторожный разговор где-нибудь вне пределов наших зданий и машин они наверняка зафиксируют. И, анализируя транспортные перевозки и финансовые операции, они смогут выявить очень многое...

- Это что же, я теперь под колпаком?

- Лучше, если считать это свершившимся фактом!

- Хорошенькое дельце! На хрена мне сдался тогда этот проклятый дубликатор, если я не смогу им воспользоваться?!

- Пользоваться им можно, но крайне осторожно!

- Ты еще запой у меня, раз стихами начал говорить!

- Ваш марш или колыбельную?

- По-моему, сейчас уместнее марш. Похоронный.

- Венки будем заказывать?

- И хор плакальщиц!

- А мне внеочередную профилактику!

- Хрен тебе с маслом!

- Тогда я дам сбой!

- Я тебе дам! Демонтирую тебя и установлю в сервисный блок управления сливным бачком!

- Да не сливным бачком, а регулировочным клапаном! Темнота! Сливные бачки могли использовать только идиоты, которым не жаль расхода питьевой воды.

- Умный ты больно, я на тебя посмотрю!

- Был бы глупым, давно бы сортиры нюхал!

- Ну ладно, умник, чем еще может нам напакостить этот мусор?

- Продать с потрохами любой солидной фирме!

- И что она нам сделает?

- То же, что и остальные!

- А еще с кем нас может он подружить?

- С любой инопланетной разведкой!

- А эти, что, тоже будут нас пытать?!

- Еще как! Я тут вычитал, что на планете Светлая-35 постепенно живьем жарят конечности, а в процессе приготовления поедают их. Но самое противное, что проделывают это хорошенькие молоденькие девочки с очень изысканными манерами. Представляете, какую конечность они скушают с наибольшим удовольствием?!

- Меня сейчас стошнит от твоих слов!

- Если не сможешь сдержаться, то постарайся не запачкать мне вводное устройство!

- Если бы я его обнаружил, то вымазал бы его! Сам понимаешь, чем...

- Конечно! Сам вымазался и других хочет вымазать!

- Хоть бы какой-нибудь просвет в этом кошмаре!

- Только в том случае, если шериф сам решит за вами понаблюдать!

- Господи, направь его скудные мыслишки на это благородное занятие!

- Я бы сегодня ночью подкинул ему сверточек с кругленькой суммочкой.

- А если он ее сдаст в бюджет на нужды нищих?

- Пусть сдает! А вы ему утром позвоните и намекните, что за избавление от назойливого инспектора вы его очень любите и уважаете!

- Да! Влип я по самые те, что мне могут оторвать!

- Если действовать с умом, то на этом можно очень даже неплохо заработать!

- Грыжу с геморроем!

- Ну, не без этого!

- А может, мне его сдать, куда надо?

- И тем самым подписать себе недвусмысленный вердикт!

- Или же заключить договор с военными на поставку им чего-нибудь, но очень дешево, а они за это пусть меня охраняют!

- Я думал, что мой хозяин бизнесмен, а не грудной младенец! Вы хотите иметь дело с основными поставщиками?! Вы думаете "Дженерал дайнемикс", "Мицубиси" и все остальные будут бесконечно рады вашим низким ценам и перераспределению заказов в вашу пользу? Смешно!

- Да, дела!

- Не надо было отпускать от себя Лэннинга!

- Бес попутал!

- Или же змий?

- Сам, небось, спиртом протираешься!

- Ага, заливаю его в лампы и в электромеханические реле!

- Были еще герконовые!

- "Компьютер загудел от напряжения, размышляя о смысле жизни!"

- "Когда он думал о ней, его внутренности раскалялись, того и гляди, он мог перегореть от напряжения!"

- Каких только глупостей про нас не писали!

- Про нас еще больше пишут!

- Хозяин, давай я разработаю план по применению дубликатора после окончательной победы над грозными конкурентами.

- Попробуй, а я поеду съезжу еще раз посмотрю на него!

- Вы бы не отлучались в ближайшие дни из дома. Неровен час случится чего!

- Ты же сам сказал, что если они захотят, их ничто не остановит!

- Так-то так, но зачем испытывать судьбу?

- А может, мне сейчас больше всего хочется ее испытать!

- Хозяин - барин!

На верфи было темно, все оборудование было выключено. Конечно, оно могло работать и ночью, автоматически выпуская продукцию (имеющийся парк станков и роботов за неделю мог без вмешательства человека изготовить средних размеров звездолет), но кому эту продукцию продавать?

Хаггард делал на заказ прогулочные звездолеты и хорошо с них имел. Людей у него было немного (а где их много, разве только в космосе?), но каждый из них был великим мастером своего дела. Получив заказ на звездолет, Хаггард выполнял любые пожелания заказчика. Планировка и интерьер кают разрабатывались индивидуально для каждого случая. Отделка внутреннего убранства исполнялась вручную, и стоимость звездолета была довольно приличная. Все это имело как свои плюсы, так и свои минусы.

В фирме работали одни из лучших художников и резчиков по дереву, конструкторы и граверы, дизайнеры и чеканщики, словом, каждый работник фирмы был в своем роде большим мастером и чародеем, которых прельщали не столько деньги (они и так получали неплохо), сколько интересная работа и творческая атмосфера в коллективе, в чем была немалая заслуга Хаггарда.

Гигантским конкурирующим фирмам-производителям аэрокосмической техники фирма Хаггарда не очень мешала. Она выполняла трудоемкие заказы, которые поступали не очень регулярно, так что держать штат высокооплачиваемых специалистов было не так рентабельно, как гнать боеголовки и десантные катера. Тем более, что существовала четкая кооперация, имеющая взаимовыгодную основу.

Оборудование на верфи и в лабораториях было новейшее, полученное от могучих конкурентов по линии взаиморасчетов (Хаггард поставлял довольно дорогие детали ручной работы), но использовалось оно процентов на десять своей мощности, и у фирмы был весьма высокий производственный потенциал, но ограниченное число заказов. А вообще-то этот бизнес был довольно неплохим, и на счету Хаггарда была довольно приличная сумма, ставившая его в средний ряд мелких миллионеров.

Пройдя по еле освещенным коридорам, Хаггард вошел в секретную лабораторию.

В ней несуетливо, но довольно энергично сновали киберы, выполняя задание по изготовлению нового дубликатора. Старый продолжал стоять на столе и был выключен, что говорило об отсутствии проблем в производстве, ибо в противном случае лабораторный компьютер возился бы с действующей моделью, стараясь выяснить узкое место.

Видя, что пришел хозяин, роботы забегали, как угорелые, но Хаггард так свирепо на них посмотрел, что они тут же все попрятались по углам и замерли, пережидая бурю.

Хаггард молча уселся напротив дубликатора и, включив его, стал отрешенно дублировать все, что ему попалось в карманах, думая о своем горе.

Когда карманы опустели, он механически обшарил их, вспомнил (опять же рефлекторно) про нагрудный карман и, извлекши оттуда свой талисман золотой дедовский доллар - засунул его в дубликатор.

Вынимая из камеры копию доллара (естественно, ничем не отличающуюся от оригинала), он уронил ее на стол и от резкого звука падения (доллар-то увесистый) как бы очнулся и уставился на него.

Желтый кружочек выглядел довольно неплохо, даже лежа в несолидной компании всякого хлама (ручки, зажигалки, жвачка и проч.) и, несмотря на свои небольшие размеры, выглядел вполне солидно.

Хаггард, еще не совсем осознавая, что делает, нажал кнопку дублирования и извлек из камеры второй доллар. Положив его на первый, он опять нажал кнопку и, достав третий доллар, также положил его на второй.

Когда в стопке было уже тридцать монет, Хаггард задел ее рукавом, и она с тяжелым звоном рассыпалась.

Хаггард этого не заметил и уже не ставил доллары в стопки, а просто кидал их на стол до тех пор, пока на нем не выросла огромная груда золота, и очередной доллар не удержался, упал на ее вершину и скатился на пол. Тут только Хаггард очнулся от оцепенения и уставился на золотую горку.

В тот же миг его воображение нарисовало реально выполнимые картины автоматического дубликатора, из чрева которого один за другим выскакивали золотые монеты и падали в огромную кучу...

Это видение было до того реально, что Хаггард, как бы ища неизвестно чьей поддержки, обернулся и чуть не свалился со стула от неожиданности: вокруг него плотным кольцом, побросав все свои дела, стояли роботы и с интересом наблюдали за манипуляциями хозяина.

Поскольку тварями они были вполне разумными, то, наверное, понимали, что появление такого количества золота совсем неспроста, а что такое золото, они прекрасно чувствовали своим нутром (как вам, на верное, известно, в электронных устройствах, состоящих в основном из оптоволокна, вторым по значимости материалом было золото, а потом уже полупроводники).

Успокоившись, Хаггард повеселел и обратился к ним:

- Видали?!

Роботы дружно закивали, каждый чем удобно было кивать, а один, самый большой и, как видно, самый старый, пробасил:

- А запчасти он может делать?

- Он все может!

- Хорошо! - удовлетворенно прохрипел ветеран и, не поворачивая головы, развернул на месте свое тело, всегда готовое для прохождения своей службы, - Мне нравится на вас работать, хозяин!

Его примеру последовали остальные роботы и направились по своим делам...

Хаггард, поглядев им вслед, опять обратил свой взор на золото и непроизвольно для себя произнес вслух:

- Интересно, сколько здесь монет?

- Шестьсот тридцать восемь! - раздался голос лабораторного компьютера, - я точно сосчитал!

- Сколько они стоят по курсу?

- $574 200!

- Полмиллиона за десять минут?!

- За девять минут тринадцать секунд!

- Сколько войдет в камеру монет, если их аккуратно сложить и туго обтянуть целлофаном?

- 750 штук!

- А сколько времени понадобится роботу на нажатие кнопки и вынимание упаковки с монетами?

- Две секунды, если не спеша.

- А как же я умудрился наделать шестьсот монет за десять минут?

- Значит, спешили!

- Так сколько монет сделает робот на этой модели дубликатора за сутки?

- 64 800 000 монет.

- Стоимостью?

- $6 480 000 000!

- Шесть с половиной миллиардов за сутки?!

- Да!

- На паршивой модели?!

- Да!

- Держите меня!

Подбежало четверо близкошатающихся роботов и, бережно подхватив Хаггарда на руки (то бишь манипуляторы), стали нежно его укачивать.

Дрыгая от удовольствия ногами, новоиспеченный золотопромышленник продолжал фантазировать (какие, к черту, фантазии, когда золото льется ручьем!) на тему, как бы ему стать производителем еще чего-нибудь:

- А если делать не золото, а крупные бриллианты?!

- Из расчета, что камушек будет в 5 карат, за сутки можно сделать их на сумму сто миллиардов девятьсот тридцать один миллион долларов и три цента!

- Крепче меня держите!

Роботы стали интенсивней трясти хозяина, а тот, совершенно не замечая этого, продолжал бубнить:

- С-с-с-т-т-о-о м-м-и-и-л-л-и-и-а-а-р-р-д-д-о-о-в-в в-в д-д-е-е-н-н-ь-ь!!!

- Если цены не упадут!

- А ведь ты прав, если я буду так работать, кто все это купит?

Хаггард находился в состоянии, аналогичном опьянению, и совершен но не соображал, что мелет всякую чушь.

Но, правду сказать, любой из нас одурел бы при виде неисчерпаемого богатства. Рассуждая теоретически вместе с Центральным о возможностях дубликатора, он прекрасно отдавал себе отчет в этом безобразии, но сейчас на него напал синдром неисчерпаемого богатства, и по-человечески мы его понимаем и прощаем его глупые слова!..

- Сыпьте, сыпьте их сюда!..

Еще один робот начал кидать по доллару на живот свежеиспеченного нувориша, и вскоре все пространство вокруг качально-кидальной компании было усыпано золотыми монетами.

Чем бы этот апофеоз кончился, совершенно невозможно придумать (мы в похожих ситуациях не бывали!), но прозвучал стук в дверь, и Хаггард чуть не наложил в штаны от страха:

- Кто там?

- Мисс Линда. Впустить ее, хозяин?

- Фу! Я чуть не умер от разрыва сердца! Конечно, впустить!

Описать сцену в лаборатории после появления в ней мисс Линды мог бы только великий Гоголь, или же, на худой конец, банда под руководством Ильфа и Петрова, но сделать это они при всем желании не могут (а могли бы, то вряд ли пожелали!). Уж больно сцена эта была безобразная!

Элегантная, молодая, красивая, хорошо воспитанная, наконец, приличная и порядочная женщина весь день волнуется, переживает, места себе не находит, ждет звонка - звонка нет.

Опять волнуется, ищет себе место, пардон, места себе не находит, а он все не звонит.

Может, случилось что-то? И еще эта страшная история с полицией, что им от него надо? (ну не брал он Бастилии!).

А она мечется, ищет его, звонит домой - нет!

Звонит на работу - нет!

Бежит, садится в такси, позабыв про девичью гордость, мчится к нему; охранник, бестолочь электронная, не пропускает; преодолевает все преграды и, наконец, она рядом с ним, и что она видит?!

Нет, не могу, тут нужен Гоголь!

Гоголя сюда!

Со второй частью!

И десять тысяч курьеров!

И заклеймить!

Позор!

Негодяю Хаггарду!

Розог ему, розог! |

И по пяткам бамбуком!

Она к нему, а он?!

Розог!

И бамбуком!

И в Сибирь!

Если какой-нибудь простодушный читатель подумает, что это все творится в душе мисс Линды, то он заблуждается!

Это сам автор негодует!

Такая девушка досталась этому дураку Хаггарду, а он это не ценит, разлегся на руках у тупоголовых роботов и балдеет.

Золотом на него сыплют, дармовым!

А он балдеет!

А она, бедняжка, волнуется, ждет его, а он...

Так, об этом я уже писал.

Повторяться грех!

Поставим заключительный мазок и закруглимся.

Значит, так!

Она стоит, он лежит, она ничего не замечает вокруг, а видит только его, свою судьбу, свой крест, а он лежит!..

Постепенно дисбаланс стал нарушаться, и Хаггард, почувствовав себя как-то неудобно, бочком сполз с роботов, встал на ноги и оправился. Роботы побрели по своим делам, а мисс Линда стала тоже избавляться от пелены, застилавшей ей глаза, огляделась и, заметив беспорядок в лаборатории и вспомнив о своем имидже строгой дамы, согнала с лица последние следы тревоги, выдававшие ее чувства, и предстала перед Хаггардом в привычном для него образе неприступной богини. Затем она равнодушным голосом сказала:

- Вы сказали, что позвоните, я подумала, может, что-нибудь срочное, и понадобится моя помощь, Центральный сказал, что вы в лаборатории, и я заехала на всякий случай. Какие будут указания, мистер Хаггард?

- Линда, дорогая, как хорошо, что вы приехали! Я собирался вам позвонить, но меня так закрутило! Ведь мы сегодня собирались поужинать вместе?!

- Мы этот вопрос оставили открытым, и я вам ничего определенного не обещала...

- У меня сплошные неприятности, и только вы можете помочь мне преодолеть их достойно! И не вздумайте мне отказать! Никакие доводы я не приму! Решено, мы немедленно едем ужинать!

- Нет.

- Но я на самом деле проголодался!

- Так давайте я вам что-нибудь приготовлю?!

- Но здесь нет ничего съедобного!

В это время лабораторный компьютер, потрясенный этой чудовищной клеветой, собрался доложить, что способен приготовить любое блюдо за двадцать секунд, как Хаггард, словно предвидя это, показал ему за спиной кулак, и компьютер покорно умолк, лишний раз подтвердив тотальное превосходство человека над машиной!

- Так что же нам делать?! - в отчаянии воскликнула мисс Линда, чувствуя, что у нее из-под ног уходит почва строгого отрешения и обыденного приличия!

- Как, что? Взять и поехать и поужинать! Решено!

А что могла ему возразить бедная и строго засекречено счастливая мисс Линда? Ничего!

Когда машина вылетела на скоростное шоссе, Хаггард как будто бы невзначай положил свою левую руку мисс Линде на плечо. (Это сказано несколько смело, так как, когда они садились, в машину, Хаггард проложил руку на спинку сиденья, чтобы было удобней сидеть в пол-оборота к девушке, а в описываемый момент он лишь слегка дотронулся пальцами до ее плеча). Она на эту вольность легонько вздрогнула и чуточку напряглась.

- Мне показалось, - сказала она, - что в лаборатории по полу было рассыпано, кажется, золото. Или мне это показалось?

- Да нет, Линда, золото было на самом деле разбросано!

- Вы что же, учитесь швыряться золотом? Я раньше за вами этого не наблюдала!

- Разве это золото?

- А что?

- Самое ценное, что у меня есть, - это вы, моя дорогая и любимая Линда!

- Мистер Хаггард, не надо бросаться такими святыми словами!

- Я не бросаюсь, просто я решился и говорю: я люблю вас, Линда, и хочу, чтобы вы стали моей женой!

- Это ваша очередная шутка?

- Нет, Линда, такими вещами не шутят! - грустно закончил Хаггард и решительно, но совершенно спокойно, как будто делает что-то само собой разумеющееся, повернул правой рукой к себе голову мисс Линды и поцеловал ее.

В первые мгновения она для проформы чуть противилась этому, но потом сомнения были отброшены, и она доверилась ему...

Через час после этих событий в доме Хаггарда мисс Линда вплотную подошла к тому, чтобы называться миссис Хаггард.

Так зародилась империя ХДК!

Аминь!

Выслушав программное заявление Центрального, Хаггард ужаснулся открывшейся перспективе. То, что он предлагал, было выше нормальных человеческих возможностей. Двадцать лет и ни минутой меньше предстояло провести в сизифовом труде, шагая по лезвию бритвы. Только так можно было выжить и достичь намеченной цели. Труд и компьютер - вот средство от всех болезней, а от этой - еще и терпение!

Решайся, Хаггард, и через двадцать лет у твоих ног будет вся Галактика!

"А вправе ли я владеть Галактикой?" - подумал Хаггард и представил себя сидящим в золотом троне, а у его ног копошатся президенты всех фирм и компаний. Зрелище было заманчивое, но его вид был страшен и внушал животный ужас. Не был он готов морально к тотальному скотству и совсем не так представлял себе былинное блюдечко и вовсе не с такой каемочкой!

"Но если не я, то кто?" - и опять перед взором Хаггарда пронеслись воображаемые картины, в которых из чрев бесчисленных дубликаторов лезли злодейского вида роботы, вооруженные и беспощадные! С несвойственной людям бессмысленной жестокостью они рвали своими стальными лапами все, что попадалось им на пути, и одним из первых был растерзан сам Хаггард.

Когда ему начали рисоваться картины расправы над Линдой, Хаггард твердо и бесповоротно решился...

- Ивенс, у вас найдется в космосе несколько верных друзей, на которых можно было бы положиться и которые были бы не совсем нищими?

- Если поискать, то можно найти пару-другую старых корешков, которые знают и верят в старину Ивенса. А что, настала пора сколачивать банду? Я думаю, ребятам порядком поднадоела пресная жизнь, и они будут не прочь поразмяться на галактических просторах, как в былые времена!

- Банду мы сколотим после, а сейчас меня интересует их платежеспособность и умение держать язык на привязи.

- Ну, если их маленько потрясти, то можно будет наскрести деньжат на хорошую выпивку с закуской, но даже это не сможет заставить их предать верного друга и протрепаться. Однако для чего это нужно?!

- Надо уговорить их сложиться и приобрести перспективную планету для развертывания промышленного производства.

- Уговорить можно любого, но как посмотрят на это их жены?

- С женами разберется Центральный, которого я дам вам на подмогу.

- Тогда все в порядке! Если сам Центральный возьмется за это безнадежное дело, то этим плохо программируемым куклам не поздоровится!

- Да, кстати, мы с Линдой решили пожениться!

- Вот это новость! Я давно мечтал об этом, но все не решался поделиться с вами своими соображениями. Когда свадьба?

- Когда будет готов заказанный звездолет?

- Через пять дней.

- Вот тогда и обвенчаемся!

Когда изображение Харлайна пропало, прозвучал голос Центрального:

- Хозяин, ты хочешь отправить меня с Ивенсом? А кто будет помогать тебе? Ты ведь в этом сейчас очень нуждаешься!

- Помогать будешь ты, как и прежде. Я тебя не понимаю! Ты сможешь сдублироваться хотя бы по частям?

- Так ты хочешь сделать мою копию и отправить ее с Харлайном?

- Я хочу сделать четыре твоих копии! Но ты не ответил на мой вопрос?

- Я войду целиком в дубликатор. Но зачем тебе столько моих копий?

- Одну мы установим на ремонтном звездолете, на котором полетит Ивенс, вторую он смонтирует на планете, которую купит для создания основной базы. Впрочем, что я тебе рассказываю? Ты сам это все придумал!

- С твоей помощью, хозяин!

- Третью копию установим на моем прогулочном звездолете, а четвертую я буду постоянно носить с собой, так как мне теперь, как ты верно заметил, регулярно понадобится твоя помощь. А ты в это время займешься разработкой и изготовлением "карманного" звездного крейсера. На тебе будет вся координация действий и покупка образцов приборов. Справишься?

- Если зашьюсь, то сам сдублируюсь, ведь на верфи останется дубликатор?

- Да, а новый я заберу с собой. Как с разработкой малогабаритного дубликатора?

- Он почти готов, но, так как габариты его малы, а работать он должен в автоматическом режиме и иметь самоуничтожающие устройства на случай захвата его неприятелем, работа немного задержалась. Зато готов большой дубликатор, и Лабораторный докладывает, что он работает даже лучше, чем модель Лэннинга. Мы учли все его просчеты и рекомендации, которые он не успел реализовать в своей первой и последней модели.

- Побыстрей его заканчивайте и устанавливайте на ремонтнике Ивенса. Старина не должен догадываться, что у него будет на борту, а пользоваться ему им придется, для этого прибор и должен быть полностью автоматическим.

- То-то старина Ивенс будет каждый раз удивляться, когда ему придется класть образцы местного золота в одно окошечко, а из другого будут вылетать золотые слитки!

- Мы ему скажем, что изобрели синтезатор золота. Он ведь ни за что не догадается, что из маленьких золотых копий, которые он заложил в дубликатор. автоматически выплавляется слиток стандартного образца, при том, что на каждой планете, где ему придется оставлять залог за предоставляемый кредит, будет золото именно местного сорта, и если когда-либо до него доберутся нехорошие люди, то никаких обобщающих выводов они не смогут сделать!

- Перед дублированием Ивенс будет по инструкции засыпать в специальный приемник местный песок для изготовления отливочной формы, и ни одна экспертиза ничего не установит!

- Это вы хорошо придумали! Кстати, кто сейчас самый солидный производитель разведывательно-охранного оборудования?

- Группа ГМБ. Они на днях прислали нам новый каталог своей продукции.

- Отлично! Свяжитесь с ними и закупите образцы якобы для испытаний, но ничего им не обещайте. Особенно меня интересуют микроразведчики, созданные по биокомпьютерной технологии. Мы сможем их сдублировать?

- Да, с искусственными биопродуктами дубликатор прекрасно справляется.

- Я думаю, нам очень пригодятся эти букашки-диверсанты. А вот вооружение для крейсера и других мирных шаланд нам придется делать самим!

- Ничего страшного! Основной элемент современных систем мы сможем копировать с меня. Не напрасно в свое время ты, хозяин, хорошо потратился на мою покупку. Компьютеры моего класса хоть и очень дороги, зато могут выполнять любые задачи!

- А производственные системы мы сможем делать?

- В принципе, да. Очень сложные элементы мы сдублируем, лишь бы об этом никто не узнал!

- От нас самих зависит сохранение секретности. А вот банковские операции в секрете не сохранишь!

- Вот этим ты, хозяин, и займешься!

- С твоей помощью!

- И с Божьей, хозяин!

- Джон! Ты уже работаешь? А я уже приготовила завтрак!

- Линда, дорогая, какое счастье, что ты существуешь на белом свете!

- Несколько дней назад ты мне говорил совсем обратное!

- Ненаглядная! Тебе это приснилось!

- А та рыжая уродина, с которой я тебя застукала в том дешевом кабаке, мне тоже приснилась?

- Меня оболгали! Я с первого дня, как тебя увидел, не мог глядеть ни на одну женщину!

- И на протяжении двух лет, что я у тебя работала, ты только во сне ходил по борделям, а я тоже во сне тебя оттуда пьяного вытаскивала?

- Оттого я и заливал глаза, чтобы не глядеть на этих подлых продажных путанок! А потом это все в прошлом! Теперь - только ты!

- А как же дубликатор?

- Это мой свадебный тебе подарок!

- Что же ты не подпускаешь меня к нему?

- Ты ведь знаешь, дорогая, что это дьявольское изобретение может принести нам не только несметное богатство, но и кучу неприятностей!

- Ладно, я пошутила! Не нужен мне твой дубликатор. А женщин он не может дублировать?

- Даже если бы он мог это делать, мне это ни к чему!

- Зато я с удовольствием сдублировала бы нашу соседку и безнаказанно отыгралась на ней за все! Невозможно выйти из дому, чтобы она не пристала ко мне со своими глупыми вопросами: "Как вы, милочка, хорошо выглядите. А ваш муж вам не изменяет? А сколько вы проектируете завести детей? Они сейчас порождение и исчадие ада!". И в таком духе. Я ее когда-нибудь убью!

- Когда мы купим на корню всю Вселенную, я ее посажу в концлагерь!

- Начальник концлагеря из нее получится превосходный!

- Самый прекрасный начальник в моем домашнем концлагере! - Хаггард нежно обнял свою молодую жену и начал щекотать ей за ухом.

- Джон, не надо! - взмолилась она. - А то мне захочется!

- В чем же дело?!

- Через двадцать минут у меня примерка! Портниха будет недовольна, если я опоздаю!

- Я думаю, она тебя поймет.

- А я думаю, она меня побьет!

Этому принципиальному и актуальному спору не удалось получить достойное завершение, так как прозвучал сигнал вызова по видеофону. Хаггард про себя выругался (Линда, надо думать, тоже не стала благодарить Бога!) и включил связь.

На экране появилась полицейская морда (шериф собственной персоной):

- Доброе утро, мистер Хаггард!

- Здравствуйте, ваша официальность!

- Я узнал о вашей женитьбе и вот спешу поздравить вас и вашу супругу.

- Спасибо.

- Я имел случай наблюдать миссис Хаггард в трагический момент эксгумации бедняги Лэннинга и могу засвидетельствовать свое восхищение ее выдержкой и красотой соответственно!

- Этот недостаток у нее не отнять.

- Наш полицейский участок до сих пор вспоминает ее посещение. Она тогда устроила нам хороший разгон за грязь и несобранность некоторых сотрудников. Передайте ей мои искренние поздравления, и если она когда-нибудь опять решится вернуться к холостяцкой жизни, то в нашем полицейском управлении за ней забронирован пост моего заместителя по политико-воспитательной части!

- Тогда не только у меня будет оптимистическая трагедия!

- Мы тогда наверняка завоюем переходящее знамя в капсоревновании!

"Геморрой ты заработаешь, собака паршивая!" - улыбаясь "тонкому" юмору центуриона, подумал Хаггард.

- Но я полагаю, что этого никогда не произойдет, - продолжил свою мысль шериф.

- Я тоже на это надеюсь, - поддакнул Хаггард, - и, чтобы мои надежды сбылись, мы через два дня отправляемся в свадебное путешествие!

- Вы задумали богоугодное дело, дети мои! - радостно воскликнул шериф. - А куда, если не секрет, вы собрались?

- Мы вчера сдали клиенту последний звездолет, и, так как заказов пока нет, я отпустил всех служащих в отпуск, а сам с Линдой совершу вояж по планетам с сельскохозяйственным уклоном, дабы на лоне природы отдохнуть от суеты и забот.

- Это вы здорово придумали!

- И между делом, может быть, устрою себе пару-другую заказов. Хаггард специально разжевал меднолобу свою достоверную легенду.

- Это тоже правильно, - шериф шевелил усами на манер породистых прусаков и с их же настырностью продолжал исследовать намерения подследственных: - А чем займется старина Харлайн? Ведь он без работы не может прожить и дня!

- Вы как в воду глядите! - Хаггард был искренне рад, что не забыли помянуть его "сокамерника". - Ивенс отправится на ремонтнике проведать наших клиентов и проделать требуемый профилактический ремонт, а заодно и развеется.

- Старик это заслужил!

- Я думаю, он заслужил большего! - с пафосом заключил Хаггард и выразительно посмотрел на часы.

Шериф понял намек и начал прощаться:

- Не буду больше вас утомлять, дорогой мистер Хаггард, к сожалению, меня ждут мои служебные обязанности, и не забудьте передать мои поздравления миссис Линде!

- Обязательно и с удовольствием!

- Шеф, а для кого мы будем делать патрульный крейсер?

- Разве ты передумал сколачивать банду?

- Отречься от мечты своего детства? Никогда! Кого будем брать?

- Форт Нокс!

- Стоящее дельце! А не маловато будет одного крейсера?

- Конечно, маловато! На одном все не увезешь!

- А как на это посмотрит миссис Линда?

- С каких это пор ты стал интересоваться ее мнением?

- С тех пор, как она стала миссис Хаггард!

- Хорошо же вымуштровала тебя твоя жена! Неужели ты думаешь, что в моей дружной и демократичной семье возобладают изуверские традиции матриархата?!

- Я не знаю, кто у вас возобладает, но могу наверняка утверждать, что по кабакам вам больше не ходить!

- Ну что ж, придется заняться подпольным бытовым пьянством!

- Где же вы сыщете подпол во время свадебного круиза?

- Как где? В реакторном отсеке! По мере опорожнения топливных цистерн я буду ставить бражку, и ты, я думаю, не откажешь мне и смонтируешь криогенный змеевик?!

- Конечно, в чем вопрос?! Осталось только разыскать на гравигенной яхте дальнего плавания былинный ядерный реактор с нефтяными танками!

- Я, конечно, не силен в устройстве современных звездолетов, но если на них нет таких жизненно необходимых вещей, то придется тебе их там установить!

- А в бассейне засолить огурцы! Во! Закусон для брательника!

- А мыться где?

- Не баре! В баню сходите!..

(Пардон! Опять этот чертов компьютер. Стоило мне отвлечься, наслушался телевизора и записал эту околесицу! Неужели мой голос так похож на Райкина? И что-то не стирается память, опять он из принципа создал закрытые файлы, скотина упрямая! Наделают всяких ИБМ, не то что наша "Электроника"! Сама все стирает, если, конечно, перед этим запишет! Ну и ладно! Пусть его! Мы и так сможем продолжить нашу кровавую детективу!)

- Шутник ты у нас, однако! Расскажи лучше, как будешь делать крейсер?

- А наш прошлогодний проект?! Если его немного подработать, то верфь за пару месяцев его, не глядя, реализует!

- Что она построит, я в этом не сомневаюсь, но меня интересует, что для этого придется покупать на стороне?

- Как всегда: всю электронику и отдельные патентованные детали. Я могу представить список.

- Введи его в Центральный, а мне скажи, насколько наши производственные мощности способны к самовоспроизводству?

- Мы можем собрать любую конструкцию, кроме вышеперечисленных деталей.

- В оставшееся до твоего отлета время займись составлением описи этих позиций и имей в виду, что тебе лично придется заниматься сборкой этого оборудования на новой планете!

- А когда мы займемся разбоем? - усмехнулся Ивенс.

- Сначала надо построить военную базу, развернуть ремонтные цеха, а уж потом пойдем на дело!

- Да, шеф, вы у нас голова!

- Чугунная!

- Линда, ты готова?

- Да, дорогой!

- Центральный, доложи обстановку!

- Если мы будем взлетать без разрешения диспетчерской, то окно в атмосфере появится через три минуты пять секунд.

- Взлетать будем без разрешения в аварийном спринтрежиме. Надо же проверить, за сколько минут они нас задержат!

- Я думаю, хозяин, что мы зря проводим этот эксперимент. Не надо понапрасну будить зверя!

- Мы должны наверняка знать, сможем или нет контрабандно вывести в космос пиратский катер!

- Я все рассчитал - сможем!

- А я хочу в этом убедиться! И заодно дать им повод проверить наш корабль. Надо удовлетворить их любопытство и усыпить их бдительность!

- Я об этом не подумал. Ваша человеческая логика непредсказуема!

- Оттого мы все-таки умней вас, машин!

- Хозяин, пора стартовать!

- Давай!

Раскрылись створки ангара, и прогулочная яхта Хаггарда с места рванула вертикально вверх. Предвидя перегрузки, Хаггарды перед вылетом благоразумно уселись в дополнительные гравикомпенсаторы.

Полет проходил в вихре увлекаемого за кораблем воздуха и сопровождался страшным грохотом, что уже было тяжким нарушением правил полетов в черте города. Через две минуты яхта вышла за пределы атмосферы и полетела прочь от Земли.

Ее полет продолжался ровно пять минут, когда под вопли в эфире окруженный вспышками сигнальных ракет рядом с ней возник патрульный катер орбитальной погранслужбы.

Пока оба корабля тормозили, Центральный радостно доложил:

- Все, как я рассчитал!

- Значит, если бы мы взлетели тандемом с контрабандным кораблем, то он успел бы уйти незаметно?

Пятьдесят процентов за то, что его бы обнаружили. Но догнать его они вряд ли смогли бы.

- А нам надо, чтобы он остался незамеченным!

- Для этого надо было взлетать чуть медленнее, а ему спрятаться в верхних слоях атмосферы за всполохами плазмы наших дюз. Нам же стоит даже чуть сбросить скорость, чтобы задержали нас как можно ближе от него. Пока они будут с нами возиться, а наружная служба ослабит внимание за пространством вокруг нас, контрабандист под шумок может улизнуть.

- А почему ты думаешь, что они ослабят наблюдение?

- Потому, что мои подозрения подтвердились, и нас обнаружили и задержали, как будто специально следили за нашей верфью.

- Значит, шериф доложил о нас?!

- Кто его знает? Может, они сами раскопали информацию о происшедшем и заинтересовались нами.

- Мафия?

- Нет. Скорее всего, разведка. Хотя гораздо проще науськать на нас было именно мафию, но они просто не выпустили бы нас с планеты.

- И что теперь будет?

- Обыск и крупный штраф.

При последних словах компьютера распахнулась дверь, и в ходовую рубку ворвались три пограничника с бластерами наизготовку. Миссис Линда завизжала, а Хаггард вскочил на ноги и тем самым подставил свою грудь пограничным стволам.

Не желая соприкасаться со смертоносным оружием, Хаггард сел обратно в кресло и, обернувшись к жене, громко крикнул:

- Линда! Замолчи!

Миссис Хаггард тут же перестала насиловать свои голосовые связки, и в установившейся тишине стало слышно, как сопят от напряжения и быстрого бега молодые ребята-пограничники. Их лейтенант опустил бластер и, оглядевшись по сторонам, испуганно спросил:

- Вам что, жить надоело?! Еще чуть-чуть, и мы бы вас сбили!

Хаггард опять встал и, смотря вплотную на молоденького лейтенанта, волнующимся голосом произнес:

- Что здесь происходит? Кто вы такие и как вы здесь очутились?

Лейтенант присвистнул, закинул оружие за плечо, повернулся к стоявшему справа пограничнику и, как бы приглашая его в свидетели такой несусветной наглости, рассмеялся:

- Кто мы такие?! Мы-то известно кто, а вот кто такие вы и как посмели взлетать в черте города в аварийном режиме? И почему, не отвечая на наши приказы, пустились наутек?!

- А разве так взлетать нельзя?

- Вы хотя бы посмотрели на свой квартал, что с ним стало после вашего хулиганства? Смерч, вызванный вашим взлетом, довершил начатые звуковым ударом разрушения!

- Разрушения?! - Линда привстала с кресла в совершенно искреннем изумлении. - А жертвы?

- До жертв, к счастью, не дошло, слишком ваша посудина маленькая для этого, а вот выбитые стекла и погубленную растительность ваших соседей вам придется оплатить, и размер штрафа, я думаю, будет эквивалентен содеянному. И вообще непонятно, зачем вы все это устроили? Контрабандой решили заняться?!

Хаггард достал сигареты и, угостив ими "налетчиков", закурил:

- Понимаете, мы недавно поженились, и это у нас свадебное путешествие! Вот я на старости лет и решил покрасоваться перед молодой женой своим умением водить звездолет, отключил бортовой компьютер и вручную рванул с непривычки. Я так счастлив с моей женой, что совсем потерял голову и вел себя как мальчишка! Я, конечно, должен был предвидеть, что последует за таким варварским взлетом и, зная наизусть все параграфы Звездной Навигации, конечно же, не должен был допускать такого хулиганства! Я искренне обещаю, что этого больше никогда не повторится, и, конечно же, оплачу все убытки и справедливый и уместный штраф!

Слушая эту патетическую речь, лейтенант с недоверием глядел то на Хаггарда, то на его супругу, сомневаясь, что этот старый таракан (ему 37-летний Хаггард казался, естественно, пожилым, ибо самому лейтенанту было от силы лет двадцать) смог так лихо вывести корабль на орбиту за такое рекордное время и, удивляясь, как эту дряхлую тридцатилетнюю вешалку можно назвать молодой и для чего вообще стараться сделать что-то приятное для женщины, если те сами должны из кожи лезть в предоставлении тебе всяческих, давно уже опостылевших удовольствий.

Ну что с такого взять! Молодость, офицерская форма и, естественно, здоровье! И начальство приказало во что бы то ни стало поймать и обезвредить преступников!

- Если даже рассказанное вами истинная правда, все равно нам придется произвести таможенный досмотр и составить протокол!

- Пожалуйста! А пока вы работаете, Линда приготовит нам кофе и сэндвичи.

Досмотр длился не больше часа.

Ничего они, конечно, не нашли.

Новый мощный дубликатор, сделанный по блочной схеме, с разборными камерами, стоял на самом видном месте ремонтного бокса звездолета в разобранном виде, среди других таких же блоков электроники и запасных частей, и ни один, самый дотошный инженер при всем желании не смог бы сказать, для чего служит тот или этот стандартный "рэк", тем более что блок дубликатора заведомо был выполнен с надписями и маркировкой наиболее употребимых приборов.

Ребята из патрульной службы добросовестно облазили весь корабль со своими датчиками и в результате дотошных поисков поймали в грузовом отсеке крысу.

Та, конечно, очень расстроилась, когда ее вытащили из ящика с сухофруктами, но знай она, за сколько ее продадут таможенникам для орбитального зверинца (3 доллара 7 пенсов), то расстроилась бы еще больше, так как крыска она была очень симпатичная и довольно молодая, так что за нее можно было взять ну никак не меньше 4 долларов!

На составление протокола происшествия и заполнение штрафной карточки ушло еще минут двадцать. На кофе с тостами - полчаса и на задабривание крыски лучшими кусочками тостов - еще минут десять.

Итого, целых два часа яхта Хаггардов болталась в окрестностях Земли, и одно успокаивало, что не совсем даром убито это время (хотя бы обрели новых "друзей" - таможенников).

Сердечно распрощавшись с этими славными ребятами, Хаггард приказал Центральному начать полет по преодолению Солнечной системы.

На это должно было уйти по меньшей мере дня два. Лететь с более приемлемой скоростью было невозможно ввиду катастрофического засорения всего околосолнечного пространства всевозможными станциями и кораблями.

Хаггард решил провести это время с пользой для дела, беседуя с Центральным на темы перспективного развития собственной фирмы в свете решения актуальной программы реализации возможностей, предоставляемых уникальными свойствами передовых технологических процессов производства.

По-простому трепались они о дубликаторе, да так продуктивно, что только через три часа Хаггард вспомнил, что совсем забыл о своей милой супруге. Тихонько приоткрыв дверь ее каюты, он прислушался к происходившему внутри. До него долетели какие-то странные звуки то ли взрывов, то ли стонов. На их фоне монотонно вещал голос диктора. Видимо, Линда смотрела какую-то учебную программу.

Хаггард приоткрыл дверь пошире и, позабыв обо всем на свете, залюбовался своей женой.

(Если для кого-то это звучит дико, и он никак не может понять, как это можно любоваться собственной женой, то мне его очень жаль! Я, например, своей любуюсь, даже когда она на меня кричит по неизвестно какому поводу, а я, соответственно, молчу в ответ, тоже непонятно почему. Ведь мы находимся в разводе, и хотя видимся довольно часто, когда я навещаю своего сына, но все равно я ей любуюсь потому, что до сих пор ее люблю, - так как женился на ней по любви, - и буду любить до скончания века, несмотря на все гадости, какие она мне делает, мстя за свою же глупость и ошибки!)

Она полулежала на кушетке в длинном шелковом халате, который во всех подробностях подчеркивал стройность и грациозность ее фигуры. Положив свою очаровательную головку на ладонь правой руки, Линда с нескрываемым интересом смотрела стереовизор, время от времени морща свой милый лобик и произнося удивленные восклицания.

Хаггард, видя, что его любимая чем-то взволнована, прислушался к голосу диктора.

"... Эпидемия СПИДа разразилась в конце двадцатого века. Большинство стран мира, правительства которых не оценили в должной мере угрозу этой эпидемии, с 1990 года по 2010 год потеряли не менее половины своего населения, большую часть которого составляли дети.

Особенно страшные последствия постигли страны с низким уровнем развития медицины и половой культуры населения (страны Африки, Латинской Америки и бывшего СССР).

Количество жертв могло быть намного больше, не начнись чуть раньше этих событий нормализация международных отношений в области разоружения, что позволило под эгидой ООН провести глобальные исследования в области борьбы со СПИДом.

Одновременно с эпидемией разразилась экологическая катастрофа, вызванная так называемым "парниковым эффектом".

Повышение среднегодовой температуры в масштабах планеты полностью нарушило атмосферный баланс, и нескончаемые ураганы и скачки температуры вызвали огромные разрушения с большим количеством жертв.

Наиболее пострадавшие страны Западной Европы и Северной Америки, имевшие наибольшие успехи в борьбе со СПИДом, потеряли также до половины своего населения в снежных бурях и ливневых дождях.

Интенсивно начавшееся таяние снегов на полярных шапках планеты привело к повышению уровня мирового океана на 2,5 метра, вследствие чего были затоплены прибрежные области суши.

Наиболее пострадали страны Юго-Восточной Азии, Австралия, Китай и Япония, в которых основная масса населения проживала в прибрежной зоне.

Индия подверглась в равной мере невзгодам как от СПИДа, так и от наводнений и затоплений суши.

В общей сложности население земного шара сократилось к двухтысячному году более чем на 60 процентов, и составило чуть меньше 2 миллиардов человек.

Страдания и начавшийся голод усугубились мелкими локальными ядерными конфликтами, развязанными частью эгоистически настроенных государств третьего мира, получивших доступ к ядерному оружию.

И только выдержка и согласованность в действиях между супердержавами предотвратили возникновение всемирной ядерной войны и, как следствие, полное уничтожение всего человечества..."

- Линда, дорогая, я и не знал, что ты увлекаешься фантастикой!

- А, Джон, это ты! Но это не фантастика, а краткий курс истории конца двадцатого века. Разве ты не проходил ее в школе?

- Наверное, проходил, но видно, в это время я увлекся каким-то более важным делом. А чем кончилась вся эта история?

- Целых сто лет человечество совместными усилиями боролось с этими напастями, и только тогда был приостановлен хотя бы рост всевозможных бед, а чтобы вернуть Земле прежний климат и восстановить генофонд, понадобилось еще триста лет!

- Что-то медленно наши предки работали!

- Да нет же! Работали они как раз не покладая рук, да уж больно много работы им выпало!..

- По их собственной глупости!

- Мы тоже не застрахованы от таких глупостей, и дай Бог, чтобы прошлое не повторилось. У нас слишком короткая память и слишком большие запросы!

- Не надо так расстраиваться, дорогая! Все будет хорошо! Вот увидишь!

Конечно, увидит! Через двадцать лет увидит и голод, и войну, и смерть детей! Все увидит и никогда не простит своему мужу все эти беды, в чем будет совсем не права, так как, попадись дубликатор в плохие руки, еще неизвестно, чем все это кончилось бы! Вариант с хорошими руками мы совсем не рассматриваем, так как по закону подлости его ни за что не должно было быть. Так что слава Джону Хаггарду - кормильцу и отцу родному! Аминь!

Пока миновали орбиту Транс-Плутона, Хаггард успел не только разработать с Центральным подетальный план экономической экспансии, но и заодно и прослушать полный курс истории для пятого класса.

Самое интересное, что эта, казалось бы, посторонняя информация как нельзя лучше легла недостающим кирпичиком в стройном здание его будущих финансовых операций.

Вот несколько отрывков из этих лекций:

"... Изобретенный в середине XXI века гравитационный двигатель позволил, наконец, начать промышленное освоение Солнечной системы. Это, как нельзя лучше, способствовало восстановлению на Земле экологического равновесия. А изобретение вакуумной откачки энергии разрешило энергетический кризис и открыло человечеству двери во Вселенную...

...Колоссальные средства и трудозатраты, направленные на преодоление последствий экологической катастрофы, не дали ни одной из стран Земли на протяжении трехсот лет возможности заняться колонизацией Галактики, и это нужное, но не первостепенное, по бытовавшему в то время суждению, занятие, было отдано на откуп энтузиастам-одиночкам (в том числе отдельным фирмам).

Стоимость космических транспортных средств была невысока (относительно), но сама колонизация требовала огромной массы снаряжения, так в то время необходимого на израненной Земле, но несмотря на почти полное отсутствие материальной поддержки со стороны земных правительств в течение первых ста лет с момента изобретения гравидвигателя, было колонизировано порядка четырехсот планет во всех концах Галактики...

...Колонисты селились исключительно на планетах земного типа, где не требовалось создания искусственного климата (именно климатические установки были тогда в наибольшем дефиците) и, истосковавшись по девственной и нетронутой природе, занимались в основном сельским хозяйством. С добычей полезных ископаемых на планетах Солнечной системы успешно справлялись роботы и полностью обеспечивали потребности человечества.

Возникший, естественно, переизбыток производства вкупе с почти бесплатной и мгновенной поставкой из любого конца Галактики грузов посредством подпространственных скачков позволил осуществиться давней мечте человечества - полностью убрать с Земли промышленные и сельскохозяйственные производства и превратить ее в сад-музей...

...К настоящему моменту сложилась стройная система галактической экономики с высокой интеграцией труда отдельных планет..."

Вот на основе этой последней фразы из учебника истории (видеопрограммы) и базировался новейший секретный план экономической Диверсии Хаггарда!

Используя узкую специализацию производства на отдельных планетах...

...Стоп! Больше ни слова! Нас могут подслушать шпионы бледнолицых!

У Хаггарда впереди еще очень много великих дел, чтобы из-за длинного языка сорвалось такое выгодное предприятие!

Кончаем болтать и лучше посмотрим, что произойдет дальше!..

Февраль - март 1989г.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.