Джереми Эмрис

Ледяной Бог


<br /> Джереми Эмрис Ледяной Бог

Крохотное, злое северное солнце сочилось кровью, день был на исходе. Небо почернело. Набухло тяжелыми свинцовыми тучами, грозило разразиться бурей и, запорошив все дороги и пути, погрузить людей в вековую темень. Близилась ночь. Она несла путнику беспокойный сон, если удастся развести костер на этих бесплодных равнинах, и опасность быть сожранным свирепыми, вечно голодными волками, потерявшими чувство страха перед божественным огнем.

Снежная равнина с голыми холмами простиралась перед взором одинокого странника.

Легкий ветерок, вздымавший снежную пыль, шевелил черную, покрытую коркой инея гриву волос великана. Он продвигался быстрым шагом, переходящим в бег, по снежному одеялу, превратившемуся в вечную мерзлую твердь.

Укутанный с головы до ног волчьими шкурами, — на некоторых еще сохранились следы крови, — человек плотнее заворачивался в них, надеясь защититься от жестокого мороза и леденящего ветра, несущего пургу, а обоюдоострый двуручный клинок, висевший на ремнях за спиной, был готов к любым опасностям, которые могли подстеречь одинокого путника на трудной дороге через снежную холодную Гиперборею.

Он был в пути третий день. Беглый гладиатор, убивший брата своего хозяина и его дочь. Они оказались колдунами-оборотнями, нагонявшими страх на всю Халогу, сеявшими ужас и смерть на узких, мрачных улочках гиперборейского города. Теперь же за ним охотилась вся Халога, а до спасительной цепочки гор, отделяющих Гиперборею от Бритунии, оставалось еще пару дней пути.

Сумерки сгущались, отбрасывая на белоснежную равнину, призрачные тени. Рослая широкоплечая фигура быстро передвигалась по безлюдной мертвой пустыне, оставляя за собой цепочку следов на нетронутом веками снежном покрове. Путь его лежал на юго-восток, в неплодородную неприветливую Замору, где он надеялся завербоваться в наемную армию местного правителя, искавшего повод развязать военные действия со своим недружелюбным соседом из-за куска земли, который их семьи не могли поделить вот уже два столетия.

Погода портилась. Небо хмурилось. Казалось, боги недовольны этим неуютным, ледяным краем, полным смерти. Сплошным потоком хлынул с неба снег. Жуткое уродливое божество вспороло ткань неба, чтобы затопить людей в непроглядной снежной мгле. Сколько путников заблудится в эту ночь и уже никогда не найдет дорогу домой под уютный теплый кров, где каждого ждет любимая женщина и раскаленный на огне котел, в котором варится ароматная пища.

Конан упрямо продолжал путь, не обращая внимания на усиливающийся ветер, который готовился сорвать с варвара одежды, раздувал их как парус на корсарском судне, и трепал своей ледяной ладонью.

Снег непроглядной стеной отгородил убегавшего убийцу от гнева преследователей. Конан продвигался вперед, полагаясь на свое звериное чутье, но снежная стена упорно скрывала от него дорогу, и он уже не знал, следует ли правильному пути. Быть может, впереди притаились земли Асгарда, или, заблудившись на сумрачных равнинах, он повернул назад, сам того не замечая, и крепостные стены Халоги приготовились принять его под свою защиту, спрятав от ледяного ветра. Но Конан не питал иллюзий: попав в плен к халогцам, варвару предстояло расстаться с жизнью. Его казнили бы в тот же день, покарав за убийство Сигмунда и Соль — оборотней, поэтому он предпочитал до последнего дыхания сражаться с пронизывающим насквозь ветром, нежели погибнуть под топором палача.

Тряхнув копной черных, как смоль, волос, Конан отогнал от себя невеселые мысли и с еще большим остервенением и упорством бросился вперед, собираясь покорить своим упрямством и смелостью природу, но она была неприступна. Если бы вместо свирепого ветра перед ним встали полчища воинов, вооруженных острыми клинками, он прорубился бы сквозь них, как через стену хрупкого тростника в человеческий рост, но с природой бороться бессмысленно, и варвар чувствовал себя ничтожной песчинкой в царстве вечных льдов.

Ноги вязли в сугробах, возвышающихся толстым слоем над промерзшей землей. Напрягая мускулы ног, Конан остервенело переставлял их, погружая в пронизывающий холод. Ничто не могло спасти от беспощадного снега. Он был один. Один на один со смертью.

Стоит ли двигаться вперед? Может лучше упасть на снег и, зарывшись в его спасительную толщу, поплотнее закутаться в шкуры и переждать бурю. Стихнет ветер. Устанут боги засыпать снежной крупой землю, и над Гипербореей снова воцарится мир. Перестанут враждовать земля и небо. Спокойствие продлится до тех пор, пока нечестивые колдуны вновь не прогневают справедливость небес и не обрекут эту неуютную землю на новые страдания.

Сомнения закрались в смелое сердце варвара.

Он потерял счет времени. Сколько часов назад скрылось солнце за неприветливыми холмами и скалами Пограничного Королевства? Как долго он блуждает, захваченный в плен снежной бурей? Как далеко прорвался сквозь пелену непроглядной тьмы и непроходимых сугробов?

Быть может, он удалился всего на несколько шагов от того места, где его застал врасплох первый порыв пронизывающего ветра? А может впереди за стеной снегопада, в нескольких шагах, его ожидают спасительные подножия скал?

Внезапное падение на ровном месте (поскользнулся на обледенелом камне) вызвало у варвара лавину проклятий. Снег залепил лицо, набился в рот, и руки свело судорогой. Отплевываясь от снега, одеревенелыми от мороза пальцами он счистил с лица промерзшую снежную коросту.

Молиться Крому бесполезно. Он, в бездонной вышине необъятного неба, не прислушивается к мольбам людей. Но варвар все же проревел громогласным голосом:

— Кром!!!

Крик его разнесся над бескрайней безлюдной пустыней, покинутой богами, но остался без ответа.

Горячее дыхание вырвалось изо рта и поднималось паром к оглохшему от человеческих стенаний небу. Волосы покрылись ледяной коркой и стали больше похожи на ледяной шлем.

Поднялся с колен. Распрямил могучее тело. Почувствовал теплую кровь, разбежавшуюся по жилам, и продолжил путь с еще большим упорством.

Снег слепил глаза, и, казалось, не будет конца этой буре. Она вечна и больше никогда не покинет Гиперборею. Белоснежное проклятие. Боги отвернулись, предоставляя в полное распоряжение эти мертвые земли, жалких людишек, ютящихся за каменными стенами и влачащих жалкое существование на окраине мира смерти.

Но вот сквозь туманную дымку снега стали проступать смутные очертания какого-то громоздкого сооружения. Конан ускорил шаг, все ближе и ближе приближаясь к вырисовывающемуся силуэту стен. Надежда на кров, очаг и пищу. Варвар не ел с самого побега из Халоги. На бесплодных снежных равнинах Гипербореи изредка можно встретить стада северных оленей, мускусных быков и мастодонтов, но Конану не везло. За два дня пути он видел только тухлую тушу задранного волка, над которым изрядно постарались сородичи, и теперь голод мучил воина, неустанно напоминая о себе. В Халоге хозяин кормил варвара на убой, и теперь измотанный двухдневной дорогой и свирепой бурей Конан мечтал только о прожаренной на огне оленине, о жестком ложе и ворохе теплых одеял.

Последний раз он спал день назад. Уклонившись от намеченного пути, Конан набрел на горстку разрушенных лачуг, огражденных от непрошеных Юстей каменной стеной в человеческий рост. Вокруг не было ни души. И вот удача снова повернулась к нему лицом.

Громадный величественный замок все явственнее выступал из тьмы. Он поражал своими высокими стенами, так непохожими на халогские крепостные стены, башнями, возвышающимися над давно вымершим ярусом боя, на котором больше не вышагивали воины и с которого больше не обозревали окрестность дозорные.

Над замком царила тишина. Пугающая, зловещая, мертвая. Обледенелые стены вещали Конану о том, что много столетий назад крепость была покинута жителями, или, быть может, все они пали жертвами страшного мора, разбушевавшимся над маленьким неуютным уголком Гипербореи.

— Печень Нергала! — выругался Конан, обозревая длинную стену в надежде отыскать ворота.

Пронизывающий насквозь ветер, словно чувствовал, что упускает жертву, и все больше свирепел, страстно желая впечатать тело человека в камень и размазать по стене, но варвар усиленно сопротивлялся и медленно, цепляясь скрюченными от холода пальцами за выступы в стене, продвигался вдоль каменной кладки в надежде найти врата и спрятаться от ветра за неприступными стенами крепости.

Медленно тянулись мгновения, не приносившие никакого результата. Стена казалась нескончаемой, а буря была неумолима. Она пригибала рослого воина к земле, надавливая яростно на плечи. Битва с бурей была пострашнее всех вместе взятых поединков на ристалищах в Халоге.

Конан уже терял надежду попасть в замок, когда стена, доселе казавшаяся ему неприступной, вдруг расступилась, явив удивленному варвару сводчатую арку распахнутых ворот. Конан был готов побиться об заклад, что всего несколько минут назад на этом месте не было ничего, только грубо отесанные каменные глыбы, уложенные друг на друга и скованные ледяными узами вечного мороза, царившего над Гипербореей.

— Великий Кром, — изумленно промолвил Конан, и тут же буря прекратилась, словно никогда и не начиналась. Не было свирепого ветра, только дорога и только двуручный меч, притянутый ремнями к спине.

Конан обернулся и узрел нескончаемые снежные равнины, изредка встречающиеся невысокие холмы, серые точки, кружащиеся невдалеке, хорошо заметные на снегу.

— Волки, — подумал Конан и сделал два шага в сторону от каменной стены, и тут же на спину навалился смертельным грузом яростный ветер, взявшийся из пустоты, снежная стена отрезала варвара от всего остального мира, сделав побег невозможным.

Буря проснулась вновь. Завлекла жертву в ловушку и не давала ей вырваться.

Конан резко обернулся к крепости.

— Кто-то хочет, чтобы я остался, — подумал он. — Но кто?

Конан приблизился к воротам, и буря смолкла, на этот раз навсегда. Забытая богами крепость распахнула врата, приглашая путника в свое гостеприимное чрево.

Конан вступил под арку. Рука его потянулась за спину и выдернула меч из ножен. Лезвие сверкнуло, и блеск отразился от обледенелых стен.

Стены, сложенные из грубых, необработанных глыб, окружали серые, заваленные снегом строения, которые жались к центру, как озябшие птицы к теплу. Нельзя было разглядеть ни окон, ни дверей.

Их не было.

Конан почувствовал леденящий душу ужас. Не нравилась ему эта тишина. Как и все варвары, он испытывал страх перед проявлениями сверхъестественной силы. Он не боялся людей, но колдуны, оборотни, змеи с человеческими головами могли заставить его забыть о храбрости.

«Где же хозяева крепости? Неужели они бросили свои жилища? Куда они могли уйти? От кого бежали? Какая чудовищная сила выгнала их из своих жилищ? За такими стенами многонедельная осада покажется легким испугом!..»

Конан двинулся к близлежащему дому, погрузившемуся на человеческий рост в промерзшую землю. Он озирался по сторонам, сжимая в руках грозное оружие, которое против мистических сил казалось легким перышком, не способным причинить вреда, лишь только пощекотать нервы.

Ни окон, ни дверей, но стоит подойти ближе и вглядеться в ледяную корку, покрывающую толстым слоем стены.

Люди, — подумал Конан.

Когда-то здесь жили люди, но теперь их дома выглядели окаменевшими истуканами, присутствовавшими еще при рождении земли.

Крепость, умершая много столетий назад, оставалась безучастной к замерзающему человеку, ищущему за городскими стенами надежное укрытие от ветра, мороза и волков.

Неведомая человечеству болезнь опустошила город, выжгла всех провинившихся перед богами. Когда-то нечто подобное Конан уже видел. Пустые улицы, наполненные тишиной и колдовским смрадом (сам Нергал прошел по ним, выкашивая людей, отбирая у жалких смертных души) напомнили Конану городок в гирканской степи, на который он набрел в поисках наставника, познавшего могущество Огненной Силы. Тот городок напоминал рассадник зловония. Чума, унесшая жизни горожан, завалила улицы гниющими трупами, которые некому было убрать. Конан молнией промчался по мрачным улицам, полным смерти, чтобы не видеть искаженные агонией лица людей…

Но эта крепость была другой.

Холодный воздух обжег легкие. Конан взмахнул мечом и погрузил сталь в зеркальную поверхность льда. Льдинки осколками брызнули на незащищенное лицо, рассекая кожу.

Конан отскочил, ожидая нападения, и угрожающе поднял меч над головой, готовясь обрушить его на любого, кто осмелится броситься на беглеца, но дом оставался безучастным.

Раздался жуткий скрежет, и многовековой нарост льда, заключавший дом в оковы, осел на землю, вздыбив слой снежной пыли. Больше ничто не преграждало, доступ к двери.

Проход был открыт, но теперь, когда можно было беспрепятственно проникнуть внутрь и исследовать склеп, Конаном завладела нерешительность. Он был готов развернуться и отступить. То, что могло открыться за дверями дома, приводило варвара в суеверный ужас. Но отступать некуда…

Ворота закрыты, отворить их невозможно, и даже, если удастся покинуть крепость, то дальше стен ему все равно не удалось бы уйти. Поднимется буря и загонит его обратно. Оставалось только войти…

Конан вступил на порог и осторожно заглянул в сумрак, таивший в своем чреве немало тайн.

Тишина. Сырость. И темень.

Конан не удивился бы, если из темноты на него набросились люди в белых масках, черных одеяниях и в плащах с капюшонами. Он слышал о Белой Руке, настолько могущественной, что вся Гиперборея дрожала от страха и ужаса перед колдовской сектой. Может быть это крепость Похиола, в которой правит королева — жрица Лухи, и это она заманила его в свои сети, чтобы расправиться с ним и испить его крови. Хотя возможно Конан спутал Похиолу с Сигтоном, а Лухи с Сигтоной, королевой — ведьмой, но об этом он не задумывался.

Глаза постепенно привыкали к темноте. Из сумрака мертвого дома стали проступать неясные очертания громоздких предметов, которые неожиданно выглядывали из темных углов, заставляя Конана бросаться с мечом то на грубую деревянную скамью, которая рассыпалась в труху, лишь только клинок коснулся ее поверхности, то на груду окаменевших поленьев, сваленных возле очага.

Все было так, словно люди, обитавшие прежде в этих стенах, вышли куда-то, но скоро вернутся. Запляшет по-домашнему огонь в очаге, а женщины будут суетиться вокруг уставшего седовласого воина, и в углу снова, как много веков назад, захнычут сопливые дети.

Конан мотнул головой и отогнал от себя видения. Призраки минувших времен расступились, давая воину возможность рассмотреть обстановку.

Длинные дубовые скамьи заполняли просторное помещение, которое, по всей видимости, служило либо трапезной для братства воинов, либо домом совета старейшин, где решались важнейшие дела племени, вершился суд над преступившими закон, обсуждались вопросы войны и заключались перемирия. Дубовый стол стоял посередине комнаты, поверхность загромождали деревянные миски, составленные в многоэтажную крепость, ложки, ножи, лезвие которых давно источила ржавчина. Но не это привлекло внимание Конана. Огромная книга в драгоценном переплете зажгла в глазах варвара алчность. Древняя. Не одно столетие пролежала она здесь, дожидаясь его. Книгу можно было продать в Заморе. В лавке древностей за нее оторвали бы руки, только бы заполучить. Но удастся ли ее вынести из этой берлоги?

Конан подошел к столу и стряхнул с шероховатой поверхности миски, ножи и вилки, которые не упали на пол, а пылью осыпались на промерзшую землю. Конан не обратил на это внимания. Книга притягивала его. Он не мог отвести глаз от страниц, от которых веяло стариной и колдовством. Испещренные причудливыми знаками листы были покрыты толстым слоем пыли. Варвар положил на стол меч и склонился над гримуаром. Буквы не были похожи на гиперборейские иероглифы, и он не мог их разобрать. Что-то они ему напоминали, но прочитать написанное он был не в силах.

Конан протянул руку к магической книге. Он хотел взять ее, оторвать от стола, где она пролежала столетия, но отпрянул. Огляделся по сторонам, словно ожидал увидеть в доме живых людей. Тишина окружала его. Рука потянулась к книге. Любопытство овладело варваром. Пальцы коснулись ветхих страниц и пробежали по буквам, будто ласкали тело обнаженной женщины, подняли старинный фолиант и поднесли его к глазам. Дыхание пробудило мертвые страницы, и пыль полетела вместе с трухой. Книга рассыпалась на глазах. Пролежав несколько веков в закованном льдом доме, она погибла лишь только свежий воздух коснулся ее страниц. Конан засунул опустевший переплет в меховую суму, висевшую на плече, и выбежал из дома.

* * *

Он увидел храм сразу же, как только вышел на улицу. Высокое, лишенное украшений серое здание, слившееся со скалой, нависающей над городом.

Храм, замурованный в скальной породе, зазывающе распахнул широкий дверной пролом, в котором отсутствовали двери. Конан мог поклясться на своем мече, что, когда он входил в город, этого храма и скалы не было, а теперь… Откуда он появился? Что за чертовщина?! Проделки Нергала!

Конан развернулся спиной к храму и сделал пару шагов в сторону ворот с твердым намерением покинуть город. Не нравилось ему здесь! Но с каждым новым шагом на плечи наваливался груз, в десять раз превышающий его вес, и все же он упорно сопротивлялся и, стиснув зубы до скрипа, продолжал свой путь, надеясь дойти до ворот. Может быть, там отпустит…

До выхода оставалось всего несколько шагов. Последний отрезок пути, но самый сложный. На плечах лежала неимоверная тяжесть, пригибающая к земле. Словно все богатства мира свалили на его плечи, но непосилен был груз…

Конан оступился, и тяжесть придавила его к земле. Рукою он коснулся льда и заскрипел зубами. Сдаваться не собирался. Неведомая сила отбросила его от ворот к середине площади. Он поднялся с земли и попытался снова добраться до запертых ворот, но двигаться с каждым шагом становилось все труднее и труднее. Воздух стал вязким и с трудом пропускал могучее тело воина. Конан почувствовал мощный толчок в грудь. Глаза заволокла пелена боли. Он очнулся на земле, посреди площади, возле входа в храм.

Конан поднялся с земли, выхватил из-за спины меч и, угрожающе выставив его перед собой, направился к храму. Большое серое святилище, спрятанное в возвышающейся скале, было напрочь лишено всяких украшений, и только статуи в четыре человеческих роста высились в выдолбленных специально нишах, по обеим сторонам прохода, ведущего в храм. Статуи представляли из себя каменных великанов — стражей, так не похожих на северян, в просторных одеяниях, ниспадавших до пят. Лица их — мрачные, с суровыми глазами, — обрамляли окладистые курчавые бороды и длинные волосы, прекрасно исполненные в камне. Мускулистые руки великанов лежали на крестовинах огромных мечей, упершихся остриями в землю. От взгляда пустых холодных глаз, устремленных на человека, Конану стало жутко, но он поборол поднимающийся из глубины души страх. Снова в нем проснулось желание повернуть назад, отступить, не входить в храм, но он вспомнил как боролся с демонической силой, не выпускавшей его из города, и понял, что усилия тщетны. Ему не удастся покинуть это проклятое место, пока не исполнится воля невидимого демона, удерживающего путника в оковах городских стен.

Конан помянул Крома и шагнул под своды храма, ожидая встретить в сумраке демона, который заждался человека, завлекая его в свои коварно расставленные сети.

Темнота окутала его. Когда глаза привыкли, Конан сумел разглядеть просторную, необъятных размеров залу, тускло освещенную дорожку, по обе стороны которой возвышались гранитные столбы, словно древние стражи, вставшие на охрану таинственного сокровища, спрятанного в глубине храма. Они были готовы в любое мгновение обрести человеческую форму, протянуть свои скрюченные руки к нечестивцу, посмевшему нарушить спокойный сон святилища, и разодрать его на части. Конана пробрала холодная дрожь, но он только сильнее сжал рукоять меча и осторожно двинулся по каменным плитам в глубь скалы.

Чем глубже он пробирался, тем дальше становилось до конечной цели. Зловещий мрак окутывал его сильное тело, заползал в душу, холодил сердце. С каждым новым шагом каменная тропа становилась все уже и уже. Колонны надвигались и устрашающе нависали над замершим на месте человеком.

Что ждало его там впереди? Что притаилось в темноте? Какая тварь, вылезшая из преисподней, точит сейчас гигантские клыки в предвкушении?

Конан поразился необъятным размером скалы и поднял в немом восхищении глаза. Он приготовился увидеть низкие, темные, неровные своды, свисающие сталактиты, но всего этого не было и в помине. Колонны поднимались и терялись в вышине, затянутые темными облаками. Конан крепче сжал во вспотевших ладонях меч и бросился вперед. Где-то там впереди его ждала цель, ради которой он был загнан в эту ловушку, и, словно запутавшаяся в паутине муха, он не мог из нее выбраться.

Колонны сдвинулись так тесно, что последние метры он бежал, локтями касаясь шероховатой поверхности гранитных столбов, но внезапно все изменилось. Стало просторно. Колонны расступились, выбросив человека в просторную освещенную круглую залу, края которой были выложены каменными брусками в половину человеческого роста. Обработанные человеческими руками, они выглядели как монолитное кольцо, окаймляющее священную залу. Только в одном месте кольцо было прервано, и сквозь образовавшийся проход к алтарю, возвышающемуся в середине круглой залы, была проложена дорожка из белого камня, который выделялся на фоне черных гранитных плит.

Напротив Конана, по другую сторону алтаря, в глубокой нише сидело хрупкое человеческое существо, выполненное в камне. Совершенно нагой, в натуральный человеческий рост, худощавый с неразвитой мускулатурой он восседал на троне, опираясь на толстую каменную стену. На детском лице застыло выражение умиротворения и сосредоточенности. Ребенок. Перед варваром предстало окаменевшее дитя.

На грубом, ожесточенном лице Конана показалась улыбка. Рука с мечом ослабла и, успокоившись, опустилась к земле. В упор, немигающим взглядом, на него смотрели по-детски наивные глаза мальчика.

Лицо каменного ребенка напомнило варвару детство, отца, долгие ночи вокруг костра и страшные ночные истории, от которых у юного Конана кровь стыла в жилах и уходил сон, обрекая мальчика на грезы о подвигах и бесконечных сражениях с несметными полчищами врагов. Грезы ушли, но аромат детства остался и теперь вернулся к нему, принося воспоминания.

Конан пристально вгляделся в спокойное красивое лицо мальчика. Озорство в глазах сочеталось со скорбностью позы. Руки, взметнувшиеся над головой, пытались закрыть лицо от надвигающейся опасности. Но что могло угрожать мальчику в этой каменной крепости? Что могло испугать малыша, исказив страхом его тонкие черты?

В груди варвара всколыхнулось чувство жалости к каменному детенышу. Как искусен был резчик по камню, что ему удалось наделить скульптуру чертами человеческого характера, и киммериец, вглядываясь в мертвое каменное лицо, видел в нем живое существо.

Глаза ребенка, переполненные человеческими страданиями, были устремлены к каменному резному алтарю, на котором покоился огромный двуручный меч, инкрустированный драгоценными камнями. Время не тронуло лезвие, пролежавшее несколько столетий под сводами храма, не коснулось костлявой лапой смерти и разложения, оно оставалось неизменным, сверкающим и ослепительным.

Алмаз, размером с человеческий кулак, выглядывал из рукоятки меча, плотно удерживаемый золотым ободом. Этот алмаз разжег в глазах варвара огоньки алчности.

Он хотел обладать этим камнем, и смертоносным клинком. Но в глубине глаз таился страх, сокрытый в небесной синеве, перед сверхъестественными силами, обитавшими в заброшенном городе. Он видел их за каждой неровностью льда, за каждой тенью, притаившейся на земле, за каждым мрачным пахнувшим сыростью склепом, и в этом храме Конан чувствовал их присутствие.

Массивные стальные цепи, над которыми не властно ни время, ни силы природы, опутывали меч. Прикованный к алтарю, он излучал неугасимую магическую силу власти, и Конану показалось, что сверкающее лезвие источало реки зловонной вязкой крови, которые стекали по стали, капали на алтарь и выжигали в камне дымящиеся дыры.

Конан хищно уставился на алтарь. Видение исчезло, а чудесный клинок манил его к себе, но присутствие демона (он чувствовал это присутствие) останавливало воина.

За этот меч сражались многие. Самые могущественные правители Хайбории отдали бы все свои богатства за то, чтобы обладать этим редким клинком. А алмаз, украшавший рукоять… такой алмаз редкость… он достоин украшать корону Аквилона или лежать в сокровищнице Немедии… на земле он единственный — так думалось Конану, и в своих мечтах он уже обладал им.

Конан осторожно приблизился к алтарю.

Где-то за колоннами раздался шорох, быть может, это мыши затеяли возню вокруг трупика своего собрата, или заманивший его демон подкрадывается со спины к варвару, собираясь напасть, но киммериец не обратил на шорох внимания. Его горящий взор был прикован к клинку. Опутанный цепями меч казался легкой добычей. За него не надо было проливать кровь. Вот он перед тобой. Протяни руку и возьми. А цепи?..

Конан размахнулся и изо всей силы рубанул по толстой цепи, приковывающей рукоять к алтарю. Меч легко прошел сквозь цепь, разрезав ее, как нож проходит сквозь масло, и стальная змея упала на каменный пол, громко звякнув звеньями. Раздалось шипение. Цепь заволокло едким, желтым дымом, и она исчезла, поглощенная камнем.

Лезвие оставалось опутанным. Конан замахнулся для последнего удара, как что-то тяжелое опустилось на его правое плечо. Варвар почувствовал мертвую хватку и тяжелое дыхание на своей спине. Мгновение и тело его было отброшено от алтаря к каменному кольцу, окаймлявшему круговую залу. Ударившись о гранитные плиты пола, Конан глухо зарычал от навалившейся на него боли, напряг мускулы и рывком подбросил тело вверх, вставая на ноги. Меч занял выжидающую позицию у груди Конана. Варвар озирался по сторонам, выискивая опасность, которую чувствовал звериным нюхом. Что ударило его? Что не дало овладеть мечом? Наделенный могуществом предков клинок отдаст свою древнюю магическую силу в руки того, кто им овладеет. Духи — стражи, веками блуждающие по храму, не хотят отпускать из святыни волшебный меч.

Конан топтался на одном месте.

Где-то в вышине послышался шелест крыльев. Конан запрокинул голову. Неужели его ударила птица? Под сводами храма, теряющимися в вышине, кружил громадный черный ворон, расправивший гигантские крылья. Ворон — птица Крома, бога могильных курганов. Варвар в первый раз видел такого ворона. Неужели бог направил к нему посланца, чтобы спасти одного из своих сыновей?

Птица зашуршала крыльями и растворилась в темноте, унося с собой ответы на вопросы киммерийца, и вместе с ними последнюю надежду на помощь свыше.

Прошло невесть сколько времени. Конан не двигался, застыв с обнаженным мечом, прислонившись к каменному столбу. Перед его горящим взором разворачивались картины прошлого. Он видел, как могучие прославленные воины пытались добраться до магического меча, заключенного в оковы цепей. Он видел, как они умирали один за другим, пожираемые жуткими тварями, порождениями Нергала, лишь только падала разрубленной первая цепь.

Конан видел, как на его глазах гигантская серая обезьяны схватили чернокожего воина, бог весть как попавшего в эти ледяные края, одной лапой за горло, а другой за ноги, и взметнуло обмякшее, полузадушенное тело над головой, размахивая им, как мешком с человеческими костями. Раздался звук лопающихся связок, вен и артерий. Голова отделилась от туловища и полетела на камни, разбрызгивая на плиты хлещущую кровь. Ноги были выдернуты с хрустом из суставов, и безжизненное тело чернокожего полетело за пределы круговой залы…

Видение оборвалось. Призраки прошлого покинули киммерийца.

Конан стоял один посреди мертвого храма, наполненного тишиной, плесенью и смертью. В затхлости воздуха чувствовалось дыхание предшественников, боровшихся за меч и положивших свои жизни на алтарь преисподней.

Шуршащий звук вспорол тишину, и страшный удар пришелся в спину киммерийца. Удар откинул сильное тело варвара на каменный пол. Раздалось глухое рычание — тихое, с затаенной угрозой. Конан вскочил на ноги и обернулся.

— Прах и пепел! — вырвался возглас.

Изумленный Конан увидел вместо ожидаемых демонов фигуры вполне земных существ.

«Обезьяны. Гигантские серые обезьяны. Откуда они взялись здесь?»

Конан приготовился к бою.

Варвар чувствовал холодные свирепые взгляды, которые буравили его. Исподлобья за ним следили налившиеся кровью глаза обезьян, ожидавших нападения.

Конан прыгнул. Вонзил по рукоять меч в грудь ближайшей обезьяны и тут же выдернул клинок, исторгая потоки черной зловонной крови. В лицо Конану пришелся удар сжатой в кулак лапы, и он отлетел на камни. С трудом увернулся от нацеленной в голову когтистой ноги, которая могла бы раздавить череп с легкостью, словно гнилой персик, смешав мозги варвара с толстым слоем пыли, покрывавшим пол, колонны, алтарь и каменного мальчика.

Конан вскочил на ноги и повернулся лицом к врагу неистово колотящему лапами в волосатую грудь. Разъяренный рык рвал варвару барабанные перепонки. Конан полоснул мечом по обезьяной морде, взрезая глазные яблоки, которые лопнули и потекли по обвислым щекам. Обезьяна взвыла и бросилась бежать, не разбирая дороги, натыкаясь на колонны, дико вереща и размахивая волосатыми лапами. Конан замер, тяжело дыша. Он смотрел, как капала с клинка темная вязкая кровь. Она растекалась лужами по камням, затекая в щели, собирая грязь и пыль.

Два тела, сваленные Аруг на друга, безжизненно валялись на полу. Третья тварь, смертельно раненая, уносилась все дальше и дальше от места схватки, и Конан еще слышал дикие вопли, разносившиеся по храму.

«Слишком уж легко все получилось. Не ловушка ли это?» — засомневался Конан, но алчность победила в нем сомнения.

Варвар повернулся лицом к алтарю.

Путь свободен. Никто не мешает завладеть мечом. Стража умерщвлена, а внутри камня разгорелся с новой неистовой силой темный огонь. Конан протянул к камню руку и провел пальцами по гладкой поверхности алмаза.

«Обладать им! Во что бы то ни стало обладать им!»

Конан ухватился крепко двумя руками за рукоять меча, поднял его высоко над головой и изо всех сил опустил сверкающее лезвие на толстую цепь, притягивающую древнее оружие к алтарю.

Цепь упала к ногам. Туман окутал рослую фигуру киммерийца, напоминая воину о снежной буре, благодаря которой он попал в этот проклятый город. Когда туман рассеялся, исчезли цепи, тела поверженных врагов. Серые обезьяны, искромсанные мечом варвара, растворились в зловещем ускользающем тумане, не оставив после себя ни капли крови. Чистые каменные плиты пола. Сумрак и тишина.

* * *

Тяжелый вздох.

Конан вздрогнул и обернулся. На него немигающе смотрели глаза мальчика… теплые, доверчивые глаза, в которых теплился огонь разума и жизни. Ребенок ожил. Оковы камня рухнули, оживив существо, спавшее столетиями. Оно дождалось освобождения.

Маленькие хрупкие ручки, болезненное тело, неприкрытая нагота вызвали в душе варвара — грубой, непроницаемой — жалость и сострадание. Он пожалел мальчишку, мучавшегося так долго, но осознать разумом чудо, увиденное собственными глазами, он не мог.

Меч, ради которого он рубил цепи, ради которого сражался с обезьянами — хранителями сокровища, реликвии храма, должен быть его.

Не обращая внимания на мальчонку, Конан протянул руку к алтарю и сжал рукоять клинка. Приятное тепло разлилось по жилам, тепло, принесенное клинком.

Жажда была утолена. Клинок перешел в руки Конана, и пока варвар разглядывал сверкающее лезвие, от удовольствия цокая языком, мальчик вылез из ниши и спрыгнул на каменный пол, распрямляя хрупкое маленькое тело.

— Как давно это было, — послышался голос, и Конан перевел взгляд с меча на ожившего ребенка, который, не стыдясь своей наготы, разгуливал возле алтаря.

— Как давно я не ходил по земле.

Мальчик не видел варвара. Он вышагивал вокруг него, совершенно не обращая внимания на воина, пробудившего его к жизни.

— Как давно я не дышал, — мечтательно промолвил мальчик, и Конану захотелось что-нибудь сказать этому престранному существу.

Не выпуская меч из рук, варвар приблизился к мальчику и пристально посмотрел в его глаза.

— Кто ты? — сурово спросил он.

Мальчик отреагировал на звук голоса и удивленно захлопал ресницами. Лицо его озарилось любопытством и восхищением.

— Меня зовут Хор.

— Хор. Имя воина. Хор — значит «боец». Конан почувствовал в душе теплоту, которую пробудил в нем мальчишка. Она поднялась откуда-то из глубины и разлилась в сердце. Киммериец вспомнил отца и его суровую отцовскую любовь. Когда-то он был таким же мальчуганом и так же по-детски светились его глаза, но телом он не был так хрупок. Варвар пристально вглядывался в лицо мальчика, которое омрачилось испугом, лишь только Конан сделал первый шаг ему навстречу. Мальчик отступил за алтарь и приготовился забиться в нишу, где столетиями просидел, окаменевший на постаменте.

— Чего ты испугался? — киммериец постарался придать своему голосу побольше ласки, но вместо этого получилось нечто невообразимое, больше похожее на сварливое ворчание дикого медведя. И мальчишка отшатнулся от Конана, как от проказы.

— Дикий волчонок, — нахмурился варвар.

— Ты не причинишь мне зла? — прошептал мальчуган, так невинно улыбнувшись, что в сердце Конана окончательно растаял лед. Он улыбнулся неумело и тут же спохватился, смутился проявлению своих чувств и нарочито грубо спросил:

— Что ты здесь делаешь?

Мальчик нахмурился и ничего не ответил.

— Печень Крома! Что произошло в этом заклятом городе?

Неожиданно глаза мальчика прояснились, и он заговорил быстро, сбиваясь, торопясь рассказать своему освободителю историю своих злоключений.

— Меня зовут Хор, — повторил он уже сказанное ранее. — Я родом из племени атлантов, которые… После того как пробил час Великой Катастрофы, и земли Лемурии и Атлантиды ушли под воду, мои предки обосновали континентальную державу. А небольшая часть отделилась и ушла на север, поверив известию, которое принес странник, вернувшийся с Дальнего Севера. Странник сказал, что ледяные пустыни вовсе tee безлюдны. Там обитают многочисленные племена человекообразных обезьян. Странник настаивал на том, чтобы отправить за Полярный Круг вооруженные отряды и перебить бестий, но к его словам атланты остались глухи. Только небольшая группа воинов в поисках приключений двинулась вслед за проводником и пропала. Сородичи больше никогда о них не слышали. А эти воины, возглавляемые странником, осели на северных землях и основали этот город, просуществовавший много столетий, пока… — Мальчик замолчал и опустевшим взором уставился на пустой алтарь.

Конан насторожился. Этот пустой взгляд и оледенелость, появившаяся в мальчишке, заставили посмотреть на парня с осторожностью. Он больше не видел в этом хрупком создании ребенка. Маска была сорвана и перед ним на мгновение предстало холодное, взрослое существо, скрывающееся под юной личиной. Но спустя мгновение перед ним вновь был самый обычный ребенок, и киммерийцу оставалось лишь гадать, что за диковинные иллюзии то и дело посещают его в этом странном месте.

— Город поразила чума. Откуда-то с юга к нам пришел чародей. Мой отец — властитель этого города — принял его радушно, не догадываясь, что приютил змею. Многих принес в жертву этот колдун. Он поклонялся какому-то темному богу и на алтарях, подобных этому, он совершал жертвоприношения. Народ взбунтовался и готов был растерзать колдуна, и моего отца, попавшего под влияние демонических чар. Но толпа не успела. Мор поразил их и в одно утро никто не вышел из своих домов. Все мертвы. Город полон гниющих трупов, а те, кто остались живы, многое бы отдали, чтобы не отличаться ничем от мертвых. Слуги моего отца спустили тела горожан в гробницы. Город вымер. Жизнь теплилась только во дворце, где доживал последние дни мой отец. Колдун куда-то исчез из города. Долгое время не появлялся, но в один солнечный день полчища солдат осадили стены города. Во главе армии стоял колдун. Город был взят и разграблен, а все обитатели дворца окаменели. Пробудить нас мог только человек, сумеющий справиться с заклятием алмазного меча. Им оказался ты. — Мальчик замолчал, доверчиво уставившись на варвара.

Конан застыл. В рассказе мальчика что-то было не так, что-то настораживало киммерийца. Но что?

«Преисподня Нергала! Ах, вот как ты говоришь. Город разграбили, но как же тогда в том доме осталась книга. Даже если солдаты были безграмотны, их должен «был привлечь богатый переплет фолианта, украшенный драгоценными камнями. Как они смогли оставить его?»

Конан подозрительно посмотрел на мальчика, нетерпеливо переминающегося с ноги на ногу.

— Как, говоришь, тебя зовут? — неожиданно для себя спросил Конан. Он прекрасно помнил имя ребенка, но ему нужно было время для того, чтобы принять решение.

— Хор, — гордо отчеканил мальчик.

— Скажи мне, Хор. А эти стражи?..

— Какие стражи? — с детской наивностью поинтересовался Хор и заглянул в глаза варвара.

— Те, которые тысячелетиями хранили меч и тебя.

— Ты говоришь о заклятии алмазного меча?

— Да. Печень Нергала. Именно это я имею в виду, — крякнул от нетерпении варвар.

— Никаких стражей нет и никогда не было.

— Как это? — раскрыл глаза киммериец.

— А что ты видел каких-то стражей? — изумился мальчик.

— Великий Кром! Их было трое. Три гигантские серые обезьяны. Страшные, рычащие, но стоило до них дотронуться мечом, как они… Этим громилам было достаточно всего одного удара, чтобы подохнуть.

— Каждый видит только то, что он хочет видеть.

— Что ты имеешь ввиду?

— Никаких стражей нет и никогда не было. То, что ты видел, существовало только в твоей голове, но не в жизни.

— Что ты хочешь этим сказать?! — взревел начавший терять самообладание Конан.

— Только то, что этих обезьян видел лишь ты. Другой воин мог видеть на их месте кого угодно: людей с волчьими головами, диких игуан в человеческий рост, людей-пауков, да кого угодно, хоть самого себя с клыками вампира. Но главное это то, что физически этих обезьян не победить, главное не бояться их, и победить монстров в своем сердце. Ты был уверен в победе — и победил.

Конан молчал.

— Ты спас меня. Теперь я буду служить тебе. — В глазах мальчика светилась такая проникновенная доверчивость, что варвар дрогнул.

— Я возьму тебя с собой. — Куда?

— Я направляюсь на юг. Видит Кром, из тебя получится прекрасный воин. — Киммериец уже видел, как из этого хрупкого, тщедушного тела слепить могучего атлета.

Глаза Хора заблестели азартом.

— Правда?! Ты обещаешь? — загорелся идеей мальчик. — Ты сделаешь из меня воина?!

Но усталость овладела телом варвара, продолжать разговор не хотелось. Вот уже несколько дней он провел без сна, в сражениях со снегами, и теперь веки киммерийца стали тяжелеть, руки опускались. Хотелось уснуть, раствориться в царстве сна. Но ночевать в этой зале, где когда-то рекою лилась кровь и правила черная сила, Конану не хотелось.

— Где здесь можно передохнуть? Паренек задумался.

— Пойдем. — Хор взял варвара за руку и потянул за собой куда-то во тьму.

Конан шагнул вслед за мальчиком.

* * *

Мы можем переночевать здесь, — промолвил мальчик и указал рукой на каменные ниши, выдолбленные в стене.

— Куда ты меня привел?

Конан озирался по сторонам и хищно скалился. Правой рукой он вцепился в рукоять меча, так что побелели костяшки пальцев.

Они стояли на пороге кельи, спрятанной в глубине скалы, за алтарем. Просторное помещение, покрытое толстым слоем пыли. Что могло находиться раньше в этом каменном мешке? Кто спал в этих нишах, где предстояло переночевать варвару и малышу?

Только тут Конан заметил, что в зале с алтарем и в этой пыльной и тесной келье отсутствовали факела, но было светло. Варвар отметил это и тут же забыл. Усталость мучила тело, хотелось отдохнуть, поспать. Глаза слипались, но киммериец не позволял себе расслабиться.

— Куда ты меня привел? — прорычал варвар.

— Это клетка для жертв. Здесь томились обреченные до того момента, когда им предстояло взойти на алтарь, под жертвенный нож.

— Ты предлагаешь нам остаться здесь? — проворчал киммериец.

Провести ночь там, где некогда обитала смерть, а теперь поселилось безмолвие, — это нравилось варвару все меньше и меньше.

— Ничего другого не остается. Можно конечно покинуть храм и поискать кров в городе, но по ночам это опасно… — Мальчик смутился и добавил, — Вернее так было несколько сот лет назад.

— Ну, раз ничего другого не остается, то мы заночуем здесь. И пусть хоть сам Нергал попытается добраться до нас, я выпущу ему кишки и размажу по стене.

— О, кстати, я даже не спросил… А как тебя зовут?

— Конан. Конан из Киммерии. Так меня называют.

— А где это… Киммер… Киммерия, — с трудом выговорил, исковеркав название страны, мальчик.

Конан промолчал. Оставил вопрос без ответа.

Глядя на парнишку, он видел в нем маленького мальчика, лет девяти, еще не допущенного к воинскому таинству. Мальчика, который вынужден с завистью наблюдать за старшими братьями, и глотать слюни, когда после тренировок они рассаживались за дубрвым столом, уставленным яствами, и наперебой, смеясь и распевая песни, рассказывали друг другу о своих подвигах и приключениях.

— Не болтайся под ногами.

Конан снял через голову ремни, удерживающие ножны с мечом за спиной. Скинул с себя волчьи шкуры и постелил одну на ложе, которое уже присмотрел для себя, поближе ко входу, чтобы успеть, в случае опасности, обнажить меч и не пустить врага дальше порога, а другую шкуру он расправил в другой нише — для мальчика.

— Ложись здесь, — приказал он, и мальчик подчинился. Неуклюже забрался на каменное возвышение, и свернулся комочком, подложив руки под голову.

Конан даже не взглянул на мальчика. Забрался на свою постель. Положил свой меч за спину, не вытаскивая из ножен, а магический клинок, добытый в схватке с демонами, уложил рядом с собой, так чтобы при надобности он всегда оказался бы под рукой.

Растянувшись на жесткой поверхности, Конан мечтательно поднял глаза к хмурому каменному своду, нависающему над головой.

— Может, расскажешь что-нибудь? — подал робкий голос мальчишка.

— Спать! — рявкнул варвар.

— А когда мы пойдем на юг?

— Завтра.

— А далеко идти?

— Далеко.

Мальчик уже начал надоедать варвару.

— А что мы будем делать на юге?

— Спать!!! — рявкнул Конан.

Мальчик притих. Было слышно, как завывает сквозняк, бродит по длинным пустым извилистым коридорам храма, брошенным человеком несколько сот лет назад.

Сон затягивал Конана. Он проваливался в мрачную бездонную пропасть, где не было сновидений, не было покоя — только темнота и смерть.

— А когда ты меня начнешь учить? — не успокаивался мальчик.

— Ты можешь помолчать?!

— Мой отец никогда не обращал на меня внимания. Он всегда был занят государственными делами, а меня воспитывал старик Ратф… Он говорил, что я будущий король, и все будет принадлежать мне. А теперь больше нет отца, и старика. Переметнувшийся стражник из личной охраны моего отца вспорол ему живот, и он умер в луже собственной крови и дерьма, и последние минуты перед своей смертью он видел свои кишки, и мог до них дотронутся… А я умею стрелять из лука! — мальчик подпрыгнул от гордости и сел на своем жестком ложе.

— Спи!

— Скажи, Конан, а ты воевал?

— Приходилось.

— А я когда вырасту, то стану великим героем? Ты меня научишь? Я буду много сражаться, совершу немало подвигов и завоюю себе царство… Мой отец был добрым и справедливым королем, пока не пришел колдун. Он заколдовал отца.

Мальчик, казалось, проникся доверием к варвару, и это было лестно, но сейчас превыше всего ему хотелось отдохнуть.

— Спи, — устало пробормотал Конан.

— Я помню как убили отца. Город был уже взят. Солдаты глумились над нашими святыми. Да какие солдаты!.. Те самые очеловеченные обезьяны, о которых предупреждал странник. Повсюду стоны, вопли, вой. Последняя горстка стражи засела в спальне отца и сопротивлялась из последних сил. Меня пытались спрятать за балдахином королевской постели. Двери под напором рухнули. Ворвались солдаты и стали убивать стражу… — голос Хора дрожал от волнения, словно он переживал заново все то, что видел в тот страшный час. — Я видел… рядом со мной упал стражник, совсем еще молодой. У него был вспорот живот, как у старика — учителя. Кровь фонтаном хлестала из раны, а он осатанело вращал безумными от боли глазами и орал, дико орал, а когда прекращал кричать, звал мать, просил его напоить молоком и жаловался на то, как ему плохо. Я видел, как в покои вошел колдун. Его люди расправлялись со стражей. Согнали ее обезоруженную в соседней зале и глумились над ними, кого-то заживо пожирали… больше никто не мог защитить отца. Он — этот проклятый колдун — рассмеялся отцу в лицо, выхватил меч и пригвоздил его к стене. Отец умер не сразу. Он долго агонизировал на острие клинка…

— А как тебя заколдовали?

— Меня нашли. Когда отца пригвоздили, я не мог удержать слез и расхныкался, как девчонка. Мне страшно было. Солдаты выудили меня из моего убежища. Я сопротивлялся, рычал, кусался, отбивался от солдат, но мне надавали пинков и выволокли за волосы. Колдун посмотрел мне в лицо. У него были такие черные, мертвые, колючие глаза. Он рассмеялся беззвучно и бросил в меня какой-то порошок. Жуткая боль, все разъедает, словно вытекают глаза, потом я ничего не помню, пока ты меня не разбудил…

— А где находится дворец? — спросил Конан, в тайной надежде, что дикари-завоеватели не все успели разграбить.

— Выйдем из храма и я найду его. Если только его не сравняли с землей. А еще, ты знаешь…

— Ладно, хватит болтать!!! — рявкнул варвар. — Расскажешь завтра!..

Страшно ныло тело, голова отказывалась думать, хотелось спать и видеть сны. Последнее видение, промелькнувшее перед его мысленным взором, перед тем, как заснуть, были огромные, окованные железом ворота, захлопывающиеся перед его носом, когда он пытался покинуть город. Киммериец провалился в тяжелый, беспокойные сон, лишенный сновидений. В голове роились мысли и уже где-то на исходе сна, перед тем как проснуться, Конаном завладели сомнения. Стоило ли доверять мальчишке, о котором он знал только то, что тот рассказал ему сам. Чутье подсказывало, что нельзя, но наивный вид Хора и его по-детски чистые глаза вводили в заблуждения и притупляли чувства. Во сне варвар вспомнил лицо мальчика, когда он запнулся во время своего рассказа и пустым взглядом уставился на опустевший алтарь. Взглядом, в котором был холод, жестокость и ненависть.

Сон оборвался. Конан выскользнул из его скользких объятий, но не открыл глаза, а продолжал лежать, прислушиваясь к окружающим его звукам. Что заставило его проснуться? Что потревожило его? Пространство вокруг него безмолвствовало. Но что это?.. Тихий шорох, словно кто-то крадется, боясь сделать лишнее движение и нарушить спокойный сон воина. Конан замер, продолжая делать вид, что спит, а для убедительности еще продолжал похрапывать. Он почувствовал, как чьи-то цепкие пальцы осторожно коснулись алмаза, вставленного в рукоять меча. Он не мог видеть это, но почуял прикосновение пальцев к камню.

Кто-то пытался вытащить меч из правой руки Конана. Больше ждать нельзя. Конан перевернулся на правый бок, левой рукой перехватил запястье осторожного человека и широко раскрыл глаза.

Он увидел склонившегося мальчика, пытающегося вытащить волшебный меч из ножен.

— А не кажется ли тебе, что для ночных похождений рановато?! — поинтересовался Конан и сорвал руку мальчика с меча. Он отшвырнул паренька от себя.

Хор приземлился на пол, поджал под себя ноги, обнял колени и захныкал.

— Ты обещал меня не обижать. — прочитал он, заливаясь неподдельными детскими слезами.

— Но что ты тут делал?

Конан поднялся и сел, опираясь спиной на холодную стену, и пристально воззрился на испуганного Хора. Как он может в чем-то подозревать этого невинного, слабого ребенка?! Да, но зачем тому потребовался клинок?

— Этот меч… — начал было мальчик, но осекся и посмотрел на варвара, пытаясь прочитать на суровом лице сострадание, жалость, однако оно оставалось непроницаемым и холодным. — …Этот меч. Я уже видел его раньше.

— И что? — зловеще поинтересовался киммериец.

— Этим мечом колдун убил моего отца! — На лице мальчика появилась печать боли, оно исказилось и паренек заплакал сдержанно, глотая слезы, как плачут только мужчины. — Я проснулся и не смог заснуть. Стал разглядывать тебя. Увидел этот меч, и мне показалось, что я уже где-то видел его. Подошел поближе и узнал.

— Ладно, хватит. Ложись спать. Надо хорошо отдохнуть. Мы покинем этот город. Я возьму тебя с собой, сделаю из тебя настоящего воина, — смущенно пробормотал Юонан и забрался обратно в нишу.

Повернулся спиной к мальчику и постарался хоть немного расслабиться.

Он еще долго слышал всхлипывания мальчишки, который забрался к себе, закутался в шкуру и тихо заскулил.

* * *

Здесь не было утра и отсутствовала ночь. Храм, словно находился в вечном безвременье.

Только полусумрак в тесных помещениях и в просторных залах, где когда-то служили свои черные мессы жрецы и заливали алтари жертвенной кровью…

Конан проснулся с твердым, нестерпимым желанием покинуть этот проклятый город как можно скорее. Ворота больше не остановят его. Ведь смог же он убежать из Халоги!

Мальчик бодрствовал, озирался по сторонам, не вылезая из-под шкуры. Конан вспомнил ночное происшествие и стало немного не по себе. Что скрывает мальчишка?

— Нам пора идти, — суровым тоном произнес киммериец.

Мальчик еще сильнее вжался в шкуры.

— Нам пора идти, — повторил варвар более мягко, и мальчуган оживился, соскочил с ложа и бросился к киммерийцу.

Хор запричитал так быстро и сбивчиво, словно от того, что он просил зависела его жизнь и смерть.

— Ты можешь сказать толком. Что тебе надо? — не выдержал Конан.

— Здесь под городом находится склеп. Там похоронена вся моя семья… вся, кроме отца. Перед тем, как покинуть город я хотел бы с ними попрощаться.

Конан задумался.

— Там же похоронены и горожане. Мы снесли их туда…

Склеп. Само слово не нравилось варвару, и идти туда жутко не хотелось. Мальчик, заметив, что воин колеблется, спохватился и добавил:

— Там находится наша сокровищница. Отец говорил, что золото приносит смерть, и распорядился спустить все в подземелье, все в сундуки с золотом. Ты можешь забрать с собой столько, сколько сможешь унести.

Конан задумался. Упоминание о золоте заставило его позабыть о своем нежелании спускаться в склеп. Золото могло потребоваться в Заморе, куда направлялся киммериец. От золота Конан, вообще, не отказывался, тем более тогда, когда ради него никого не надо было убивать. Протяни руку и возьми. Вот оно лежит перед тобой.

— Веди, — коротко приказал Конан.

На этот раз мальчик не брал киммерийца за руку. Он просто пошел впереди, совершенно не интересуясь, следует ли за ним воин. Ступал Хор медленно, с трудом разбирая дорогу, припоминая давно забытые повороты, за которыми открывались новые залы, новые коридоры храмового лабиринта.

«Будет ли ему когда-нибудь конец?» — думал Конан, продолжая вышагивать за поводырем.

За спиной в ножнах бряцал меч, добытый при побеге из Халоги. За него варвар свернул шею стражнику, заснувшему возле темницы. В руках сверкал алмазный клинок, освещавший путь. Идти в склеп не хотелось. Что может быть привлекательного в древних гробах, затхлом воздухе, пропахшем плесенью… Однако там было золото! Он не задумывался о том, как вынесет сокровище из подземелья. Может быть, там что-нибудь подвернется под руку, куда можно будет ссыпать богатство… а потом — вон из этого проклятого места!

Мальчик вывел Конана из храма. Стены расступились резными дверями и отпустили на свободу человеческие существа, оказавшиеся по ошибке заточенными в плену у потусторонних сил, но вслед за ними стены сомкнулись.

«Я входил не отсюда» — подумал Конан, отходя от храма на несколько шагов. Первый камень упал за его спиной. Варвар обернулся и увидел, как скала-храм обваливается, точно стремясь как можно скорее завершить свое земное существование. Непосильная ноша сброшена, теперь можно и на покой…

Страшный грохот. Снежный туман окутал мальчишку и киммерийца, а когда он рассеялся, на месте храма красовалась бесформенная куча глыб. Невозможно было поверить, что раньше здесь возвышалось культовое сооружение, сложенное много столетий назад атлантами. Об этом напоминали теперь лишь обломки статуй. Из каменной груды торчали руки, выглядывала одинокая голова, украшенная курчавой бородой.

Каменный меч рукоятью вверх предостерегал и устрашал.

Конан отвернулся и, к удивлению своему, обнаружил, что Хор не только не обернулся на шум обваливающегося храма, но даже и не остановился. Маленькая фигурка мальчишки мелькнула возле серого полуразрушенного здания и исчезла, скрывшись за углом.

Конан бросился догонять Хора, осыпая паренька отборнейшей хайборийской бранью. Он нагнал его за домом. Мальчик застыл перед входом, затянутым ледяной пленкой, и в нетерпении смотрел туда, откуда должен был появиться варвар.

— Это здесь.

— Что здесь? Ты издеваешься надо мной, щенок?!

— Здесь вход в подземелье.

Хор шагнул вперед, словно и не замечая льда, а Конану почудилось, будто мальчик протек сквозь ледяную пленку. Он готов был биться об заклад, поставив на кон все то что имел, что это так и было. Оказавшись внутри дома, Хор обернулся и поманил киммерийца за собой.

— Помоги мне Кром, — молвил про себя варвар, памятуя, что Кром все равно не услышит и не поможет.

Он сделал шаг навстречу мальчику. Лед обнял его со всех сторон, и киммериец почувствовал дьявольский холод, словно погрузился с головой в воды реки мертвых. В его тело впились иглы мороза, и появилась ломота в костях.

Конан видел, как яростно замахал руками мальчишка, привлекая к себе внимание замерзающего, но сдвинуть свое тело с места уже не мог. К нему протянулась сквозь лед рука, ухватившая его за одежду, и выдернула из объятий смерти.

— Там нельзя оставаться долго. Замерзнешь и навсегда останешься внутри, — пояснил Хор.

Конан тяжело дышал.

Лачуга была наполнена никчемными полуистлевшими вещами. Плошки, из которых хлебали горячую пищу обитатели дома, ложки, примерзшие к деревянному столу, окруженному скамьями…

С удивлением, Конан уставился на Хора, который, склонившись, изучал промерзший насквозь пол, словно искал чьи-то следы.

— Кром, это мало похоже на склеп! Мальчик не обращал внимания на замечания варвара. Разогнулся и вперил свой взгляд в ледяную стену, у которой возвышалось непонятное каменное сооружение, состоящее из двух глыб, сложенных друг на друга.

— А где сокровищница?

Хор обернулся к Конану и с видом невинного младенца попросил.

— Помоги мне. Варвар приблизился.

— Нужно убрать эти глыбы, — пояснил мальчик.

Киммериец спрятал алмазный меч на своей спине, засунув его между ремнями, и склонился над камнем. Ухватившись ручищами за неровные края глыбы, Конан напрягся… было видно, как вздулись бугры его мышц… и своротил верхний валун, приваленный одним концом к стене. Со вторым справиться было значительно легче, и, откатившись, глыба открыла под собой пролом в полу и лестницу, ведущую вниз. Было видно, что входом давно не пользовались. Покрытые толстым слоем льда ступеньки выглядели устрашающе, угрожая смельчакам сломанными шеями и проломленными головами.

— Войти в склеп можно из любого дома. В каждом есть такой лаз. Мы можем всегда находиться рядом со своими предками. Я часто играл на этих лестницах со своими друзьями. Нам запрещали это делать и даже наказывали. Публично пороли всех, кроме меня. Я — сын короля. Меня пороли во дворце. Старик Ратф. Аж десять раз, — заявил он с гордостью.

Когда мальчик рассказывал о своих приключениях или о своем отце, в нем просыпалось что-то безудержное, невинное. Он взахлеб, давясь словами, выдавал свои истории, и Конан, сам того не замечая, заслушивался и забывал о тех подозрениях, которые рождались в его голове ранее. Когда мальчик начинал рассказывать об отце, он хмурился. Его чело покрывала тень горя и страдания, и варвару становилось жалко ребенка, стоящего перед ним. Он был таким беззащитным и хилым, что в душе воина загоралось желание укрыть его от всех несчастий злого мира.

— Лезь первым, — приказал киммериец и мальчик повиновался.

«Может я напоминаю ему отца?» — подумалось варвару, но он отогнал от себя эту мысль.

Хор повиновался.

Конан последовал за ним. Приходилось держаться руками за предыдущую ступеньку, чтобы не поскользнуться и не рухнуть всем своим весом на спускающегося впереди мальчика. Винтообразная лестница, с обеих сторон окруженная каменной стеной, вела спутников все глубже и глубже вниз. Они спустились в каменный колодец. Конан осознал, что подняться по этой лестнице обратно будет практически невозможно. Он задумался над тем, как потом выбраться на белый свет, но пока ничего стоящего не пришло на ум.

Появились перила — выбоины в камне, сделанные трудолюбивыми и терпеливыми людьми. Они располагались на уровне плеч и служили надежным подспорьем при спуске. Теперь можно было развернуться и не пятиться задом.

Несколько раз почва выскальзывала из-под ног, и киммериец повисал на руках, зацепившись за выбоины, затем, слепо нащупав утерянную ступеньку, возвращался на прежний путь.

Как долго они спускались, Конан не знал. Он давно потерял счет времени и посвятил все свои усилия сражению с обледеневшими камнями, но вот мальчишка скрылся за очередным поворотом, а когда варвар догнал его, Хор стоял лицом к киммерийцу, и в его глазах светился огонек злого торжества.

— Когда-то по этим ступенькам можно было бегать, сломя голову, не боясь упасть и разбиться. Это было очень, очень давно, но для меня, все как вчера… — Во взгляде появилась печаль, скрывшая злобу, так что киммериец вновь уверил себя, что это лишь померещилось ему, но все же ощущение оставило после себя скверный осадок.

— Иди за мной.

Хор развернулся спиной к северянину и бросился быстрым шагом по извивающемуся туннелю. Шаги его гулкими ударами разносились по подземелью. Конану показалось, что сквозь этот гул он услышал тихие, печальные слова, брошенные мальчиком себе под нос: «Как здесь все изменилось».

Но сказал это Хор, или Конану это почудилось, — ведал лишь Кром.

Мальчик вывел варвара на просторный пятачок, откуда расходились в разные стороны три туннеля. Низкие своды и свисающие каменные наросты заставляли Конана продвигаться вслед за пареньком, низко пригнув голову, но теперь, выйдя на просторное ровное место, он распрямился и огляделся по сторонам.

Стены, освещенные призрачным, невесть откуда взявшимся светом, покрывали загадочные рисунки и неведомые письмена. Конан узнал их — точно такие же изображения испещряли страницы древнего гримуара, найденного варваром в одном из жилищ.

Внезапно Конану показалось, будто кто-то буравит его холодным пристальным взглядом и стало не по себе.

Конан оглянулся и увидел на стене лицо, знакомое до жути. Полустершиеся черты напомнили Конану Хора. Непонятно страшное сходство. Неужели этот древний лик был срисован художником с ребенка?!

Конан почувствовал, как по его телу пробежали мурашки ужаса, а рука невольно потянулась за спину, извлекая волшебный меч.

— Нам туда, — невинно пробормотал себе под нос Хор, и Конан устыдился своего неверия, смело ступил на тропу, выбранную мальчиком.

Шли они долго. Конан не выпускал из рук клинок, выставив его перед собой. Он видел, как обречено никла голова мальчика, который долго искал что-то и никак не мог найти.

«Мы идем не туда» — мелькнула мысль и пропала.

Вслух же варвар прорычал:

— Где твоя хваленая сокровищница? Вопрос Конана вывел Хора из оцепенения. Он встрепенулся, мотнул непонимающе головой и остановился.

— Здесь все так изменилось. — пробормотал в свое оправдание мальчик и обернулся лицом к воину. — Я многое не могу узнать, словно кто-то прорыл новые проходы, новые туннели. Может, я слишком долго спал. — Казалось, еще чуть-чуть, и мальчуган разрыдается, и лишь присутствие храброго воина сдерживало его. Не хотелось мальчику, чтобы Конан видел его слезы.

— Пошли, — рявкнул киммериец, не умеющий успокаивать и говорить ласковые слова.

В этот момент он увидел, как в глазах мальчика сверкнули странные искорки, будто в чистом голубом небе вспыхнула молния, предвещающая приближение грозы. Конан не придал этому никакого значения. Он оттолкнул мальчугана со своего пути и пошел вперед, жестом приказывая следовать за ним.

Они поменялись ролями. Поводырем стал Конан. Своим звериным чутьем он ощущал, что цель близка. Где-то там впереди был выход из нескончаемого туннеля. Где-то там, а не в оставленных позади пещерах, скрывалась желаемая сокровищница, в которой найдется чем поживится, чтобы, не зная нужды в пище и крове, добраться до Заморы… Там, впереди… Он был в этом уверен!

Киммериец оказался прав. Через четыре поворота туннеля они вышли в просторную длинную залу, заполненную каменными саркофагами с прозрачными крышками, под которыми скрывался прах исчезнувшего народа, последним представителем которого стал Хор. Бросив взгляд на близстоящий саркофаг, Конан увидел лицо живого человека с широко раскрытыми, устремленными на пришельца глазами. Умерший прижался к крышке и созерцал безмолвный мир склепа. Не было праха, не было полуистлевших костей — только лицо живого существа, замурованного в оковы гробницы. Почему-то Конану вспомнился рисунок на стене, изображающий лицо мальчика. И это выражение опустевших глаз — безжизненных бесчеловечных — привело варвара в суеверный ужас.

Саркофаги, покоящиеся на искусственных возвышениях, располагались в зале кольцами, сходящимися к центру, где возвышался круглый алтарь, лишенный всяких украшений. Теперь алтарь пустовал, покинутый своими владыками, служителями неведомого кровожадного бога, которому поклонялись и которого боялись.

От гробниц пахло сыростью и плесенью. Сумрачная зала с низким сводчатым потолком, поддерживаемым резными колоннами, с намерзшими сталактитами, навевала на Конана уныние и смертельную тоску. Хотелось броситься прочь из этого подземного города, но без Хора дорогу назад не найти…

Внезапный шум отвлек его. Хор что-то выкрикнул в пустоту, и Конан обернулся рывком, готовый сразиться с любыми врагами. Будь то люди, или демоны — он не устрашился бы никого. Однако, похоже, его единственным противником был этот ребенок. А как он может сражаться с детьми?!

— Да сбудется пророчество! — торжествующе повторил мальчик.

Пламя объяло руку Конана, сжимающую алмазный клинок. Словно раскаленными добела щипцами неведомая сила стала вытягивать пальцы, выламывать их из суставов. Меч в правой руке разгорелся синим пламенем, и камень засиял голубоватым призрачным светом, своим мерцанием затопляя гробницу.

— Час истины настал, варвар, — заговорил мальчишка, в котором теперь не осталось ни следа наивности и чистоты, так подло обманувшей Конана там, наверху. — Теперь я могу без опаски открыть тебе всю правду. Ты меня знал как Хора — маленького мальчика, заколдованного колдуном… Боюсь, был неискренен с тобой.

«Почему-то это меня не удивляет», — подумалось Конану и, несмотря на боль в руке, он сжал сильнее меч.

А мальчик продолжал.

— Это племя жило мирно и в согласии с самим собой. Когда первые поселенцы пришли сюда, они были истинными атлантами и поклонялись богам своего народа, но шаг за шагом старая вера была вытеснена… мной. — Лицо мальчика исказилось, и он зашелся в жутком хохоте. — Да. Это я был их богом! Мои слуги основали этот город и почти сразу же возвели храмы в мою честь. Приносили мне в жертву младенцев и заливали алтари жертвенной кровью девственниц. Но пришли тяжелые времена…

Краем глаза Конан уловил, как зашевелились крышки саркофагов и начали падать на пол, разбиваясь и превращаясь в осколки голубоватого льда.

— …обезьяно-люди, вооруженные примитивным оружием, осадили город. Тогда верховный жрец пришел ко мне и огласил предсказание, сделанное им несколько дней назад. Он прочитал его в звездах. Пророчество гласило, что мне и моему племени следует раствориться в вечности, уснуть в камне, чтобы дожидаться того времени, когда звезды примут нужное положение и родится на севере воин, который станет нашим освободителем. Волосами черен, глазами, как небеса, будет он потомком Кулла — короля древней могущественной Валлузии и атлантов. Он пробудит из небытия меня и мой народ!

— Чего ты хочешь? Пророчество сбылось. Я оживил тебя и вернул жизнь твоим людям. Что дальше? — Лицо Конана ожесточилось.

— Пророчество сбылось. Ты оживил нас при помощи магического меча, но теперь, когда я, обладающий могуществом богов, вновь дышу земным воздухом, мне мало этого маленького города и этой горстки подданных. Я хочу большего! Понимаешь?! — зашипел Хор. — Пожелай — и ты станешь моим верховным жрецом! Мое могущество безгранично, и я завоюю эту землю. Хочешь, я сделаю тебя наместником над всеми северными провинциями моей будущей империи? Ты будешь могущественен. Ты будешь всесилен. Я могу подарить тебе вечность. Соглашайся, и ты обретешь бессмертие!

Конан рассмеялся и вместо ответа со всей силы замахнулся на мальчишку мечом — но клинок рассек лишь воздух…

— Куда ты делся, жалкое отродье?!! — взревел Конан. — Клянусь Кромом, я разрублю тебя на куски!

— Что ж, ты сделал свой выбор, — раздался спокойный голос мальчишки. — Я предлагал тебе бессмертие. Ты отказался, тогда прими смерть, как подобает воину…

Конан захрипел от ярости, и резко обернулся. Хор оказался за его спиной. Со зловещей ухмылкой он вцепился руками в каменный столб. Невидимое, чудовищно мощное усилие… Колонна затрещала, посыпалась каменная крошка, — и столп обрушился вниз, стремясь погрести под собой варвара. В последнее мгновение Конан отскочил в сторону, задел саркофаг, крышка которого уже приподнималась над зашевелившимся телом черноволосого мужчины. Слетев с возвышения, саркофаг перевернулся и рухнул на пол. Крышка, съехав в сторону, отсекла голову оживающему жрецу, и та покатилась по полу, дико вращая глазами и вереща истошным голосом. Оказавшись под ногами варвара, голова попыталась укусить его за ногу, и Конан с отвращением пнул отвратительную башку, так что отлетела к противоположной стене, оставляя за собой кровавый след.

Конан метнулся к Хору, намереваясь выпустить всю кровь из тщедушного тела, но мальчишка растворился в воздухе, превратившись в облако желтой мошкары, разлетевшейся по всему склепу. Мошкара собралась в рой над постаментом, где располагался, алтарь, и приняла вид ехидно ухмыляющегося лица. Вслед за этим у него выросли ноги, руки, проглянуло туловище и он вновь оброс плотью.

— Это бесполезно. Ты ничего не сможешь сделать!

— Гиены плачут по тебе. И скоро примутся обгладывать твои кости.

— Ты сам не знаешь, что говоришь, Конан! — Хор зашелся в диком смехе, переходящем в кашель. Он взмахнул руками, и из камня вырос изящный резной трон, инкрустированный драгоценными камнями, с наброшенной поверх пятнистой шкурой. Он медленно с достоинством опустился на него, и взревел не по-детски суровым, хриплым голосом.

— Слуги мои, уничтожьте его!!!

Крышки гробов зашевелились, и стали спадать на землю. Из тьмы могил поднимались существа, обликом похожие на людей, но с пустыми мертвыми глазами и желтой, покрытой коростой кожей. Здесь были мальчики и взрослые мужчины, женщины и старики, старухи и даже один карлик в зеленом шутовском костюме.

Не ведая жалости и усталости, Конан принялся крушить мертвецов. Но мальчишка оставался его главной целью. Варвар запрыгнул на ближайший саркофаг и, перепрыгивая с крышку на крышку, двинулся в сторону потешающегося Хора.

— Ты похож на кузнечика! Присматривай за своими лапками, а то их оторвут мальчишки!

Конан полыхал гневом. Яростью сверкали его глаза. И если бы его взгляду было дозволено воспламенять, то склеп давно уже был бы объят огнем, и ничто не могло бы спастись.

Сотни полумертвых рук тянулись верх, пытаясь ухватить варвара за ноги и сбросить на пол, но их пальцы хватали воздух, тогда как Конан, выхватив из-за спины второй меч, уже сражался с очередными противниками.

Ударом ноги северянин сбросил паренька, пытающегося забраться на саркофаг, вогнал в грудь противника клинок по рукоять, а вторым раскроил череп появившемуся как из земли старику с массивной клюкой, которая едва лишь взметнулась в воздух — и выпала из ослабевших рук.

Выдернув клинок из обмявшего тела, Конан раскрутил оба меча перед собой и бросился в гущу врага, круша все на своем пути. Кровь покрыла его лицо и руки, залила одежду, а он все наносил и наносил удары, словно смертоносная мельница, кромсая ожившие тела.

— Уничтожьте его! — вскричал Хор, гневаясь, что до сих пор его приказ выполнен не был.

На пути Конана вырос смуглый лысый воин с крючковатым носом и пустыми глазницами. Он был вооружен железной палицей и жаждал крови. Варвар отступил, выманил врага на себя и, сделав отвлекающий маневр левой рукой, вогнал меч ему в живот, резко крутанул и выдернул на себя, увлекая за лезвием внутренности.

До постамента с алтарем оставалось совсем немного, но эти несколько шагов были завалены обломками саркофагов, которыми заградили своего бога ожившие мертвецы. Сами они плотной массой толпились у трона, готовые встать живой стеной между опасным убийцей и своим повелителем.

«Не пройти», — осознал варвар, и с этой мрачной мыслью пришло неожиданное решение.

Перехватив драгоценный меч поудобнее, Конан взмахнул рукой и из последних сил метнул его в Хора. Такого поворота событий мальчик-бог не ожидал. Он не успел и пальцем шевельнуть, чтобы спасти себя, как старинный волшебный меч прошил его грудь и отбросил вместе с троном к противоположной стене. Насажанный на острие, он беспомощно извивался, а кровь струйкой сочилась из его рта. Хор попытался встать, но это у него не получилось. Он попытался исчезнуть, вновь рассыпавшись облаком мошкары, но вместо того лишь сделался полупрозрачным, так что сквозь него стали видны камни.

Конан, довольно хмыкнув, разрубил от головы до пояса напавшую на него девчонку.

Внезапно дикий нечеловеческий вой потряс застоявшийся воздух. Хор корчился на острие, и все явственней сквозь человеческую оболочку проявлялась его демоническая сущность. Голова вытянулась на длинной раскачивающейся шее и ощерилась зубастой зеленой пастью. Сломанные крылья за спиной не могли развернуться и лишь жалко трепыхались, размазывая черную смоляную жидкость. Из пасти чудовища вызмеился длинный желтый язык, извивающийся в агонии.

Конан расхохотался.

— Кром! А ты оказывается смертен! Огонь…

Ожившие мертвецы вспыхнули багровым огнем. И в единой вспышке испепелились, превратившись в прах и пепел. С трудом ворочая удлинившимся языком, Хор шипя заговорил:

— Тебе не уйти из этого склепа. Он упокоит нас вместе…

Пасть чудовища распахнулась и исторгла ядовито-зеленое пламя, пронзившее мрак склепа. Струя ударила в потолок, проедая в нем дыру. Конан почувствовал, как крошится камень. Он бросился к выходу, а вослед ему несся гортанный хохот Хора, постепенно переходящий в вой.

Колонны обрушились, засыпая вход, последнюю надежду варвара на спасение. В ярости Конан взвыл и попытался расчистить проход, но все было напрасно. Он обратил свой взор к агонизирующему демону, и той ненависти, которая сочилась из этого взгляда, хватила бы на то, чтобы спалить три сотни подобных тварей.

Хор изрыгнул тонкую струю жидкого пламени, но она не достигла потолка и опала огненным дождем. Он дернулся в последний раз и издох, тело его растеклось гнилью, и по склепу разнеслась жуткая вонь. Конан поморщился в отвращении, и в тот же момент каменный потолок, казавшийся вечным, рухнул вниз.

Тяжелый обломок колонны ударил Конана в висок, и варвар покачнулся, осознавая, что это конец.

Кром! Прими меня в свое царство! — успел прохрипеть варвар, прежде чем потерять сознание.

* * *

Снег залепил глаза. С трудом удалось счистить налипшую корку, и осмотреться.

Насколько хватает глаз, кругом равнины — бескрайние ослепительно белоснежные равнины, наполненные смертью и холодом — адским холодом…

Конан поднялся на ноги, отряхнул с одежды оледенелый снег, и сплюнул накопившуюся слюну.

Страшно болела голова, саднил висок, словно ударом обожгло. Прислушавшись к своему телу, Конан сделал первый неуверенный шаг, и продолжил свой путь.

Он помнил все, но теперь, когда вроде бы смерть давно должна была забрать его, а он чудесным образом очнулся живой, все, что произошло с ним в заброшенном городе, стало казаться приснившейся сказкой, обратилось в мираж и рассеялось.

Он больше не верил, что это было в действительности.

Ухмыльнувшись собственному воображению, Конан ускорил шаг, надеясь напасть на след какого-нибудь животного, и насытить мясом бунтующий желудок… а из заплечной сумы выглядывал золотой переплет древнего гримуара, найденного в заброшенном городе.