Джерри Эхерн

Выживших Не Было





Глава первая

<p>Глава первая</p>

С севера дул резкий и холодный январский ветер. Под его порывами ткань, скрывавшая статую, волновалась, порой на миг вплотную прижимаясь к памятнику. Затем ветер стихал, и фигура вновь становилась бесформенной.

— Эти годы уже позади, — продолжал он, — но память о них не умрет даже когда все мы, пережившие то время, в конце концов отправимся в мир иной. Создание Соединенных Штатов в 1776 году было величайшим человеческим экспериментом. Но поскольку кое-кто забыл, благодаря чему родилась эта страна и что сделало ее великой, наша нация, наше государство едва не погибли.

Во время избирательной кампании я говорил американскому народу, что я собираюсь совершить, придя к власти. Были люди, считавшие эти намерения политическим самоубийством. Но за эти годы я, мать, отчим и все, кто сражался рядом со мной, помогли мне понять, что лживых слов уже произнесено достаточно, что истинной причиной, приведшей нашу державу к перманентному хаосу и насилию, и была эта ложь.

Я обещал бороться за либерализацию законодательства, за уменьшение правительственного вмешательства в экономику, за верховенство личности. И сейчас я подтверждаю это обещание. Цель правительства — служить людям, наделившим его властью. И другой цели у него нет. Чтобы достигнуть этого, я намереваюсь, как и обещал народу в ходе президентской кампании, приложить все мыслимые усилия для того, чтобы любое выборное лицо в Соединенных Штатах могло оставаться на своей должности не больше одного срока. — Толпа, собравшаяся перед Капитолием, разразилась аплодисментами и радостными криками. — Я хочу обеспечить это посредством принятия соответствующей конституционной поправки. — Вновь гром аплодисментов. — Я имею в виду любую выборную должность: и членов городских муниципальных советов, и мэров, и губернаторов, и конгрессменов, и сенаторов, и президентов. — Собравшиеся встали, аплодируя и восторженно крича. Он молча подождал, пока они успокоятся, потому что отлично знал: при таком шуме не помогут даже усилители. — Я буду оставаться на своем посту, пока не добьюсь этой цели. Если я достигну ее в течение тех четырех лет, на которые избран на этот пост, то не выставлю своей кандидатуры на следующих выборах. Если достижение этой цели потребует большего срока, нежели четыре года, то я уйду в отставку, как только мое обещание будет выполнено.

— Нет! — раздались крики со всех сторон.

Он взглянул на закрытый тканью памятник, обернулся и посмотрел на мать, отчима и жену, сидевших сзади на трибуне. Глаза отчима блестели обычным спокойным достоинством, достоинством силы, а на глазах жены и матери были слезы.

Он вновь обернулся к толпе, заполнившей Капитолийский холм и близлежащие улицы:

— Мы бы не были здесь сегодня, если б не группа людей, известная всем, как «Патриоты». — В толпе мгновенно воцарилось благоговейное молчание. Он перевел взгляд на памятник, и горло его сжалось. — Без… без их усилий сегодня не было бы Соединенных Штатов Америки.

На миг он закрыл глаза не в силах говорить. Безмолвие сделалось осязаемым. Дэвид Холден. Рози Шеперд. Слезы подступили к его глазам.


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

Кларк Петровски все еще выглядел несколько бледным, но утверждал, что полностью поправился.

— Прекрасная идея, если только тебя не убьют, Рози, — произнес он, откидывая барабан своего «смит-и-вессона».

— Хочу попросить прощения за мою одежду, — сказала Роуз, разглаживая юбку. Она улыбнулась и, наклонившись, поцеловала его в щеку. — Ты, старый, чересчур переживаешь. Кстати, если меня убьют, то и тебя, наверно, тоже убьют. — Рози стала надевать пальто. Кларк, отложив оружие, принялся помогать ей. Она приподняла край длинного, с большим вырезом свитера и прикоснулась к револьверу, видневшемуся под блузкой. — Знаешь, Кларк, что я собираюсь сделать, когда все это закончится, если мы, конечно, выживем?

— Нет, детка. Так что? — Кларк, улыбнувшись, вставил барабан на место и спрятал «смит-и-вессон» под пальто.

— Помнишь, как в шестидесятых женщины сжигали бюстгальтеры?

— Ага. Они не все сожгли, — он чуть усмехнулся.

— Я вполне серьезно. Надо спалить мое обмундирование. Я устала все время ходить, как парень. Знаешь, как хорошо носить нейлоновые чулки, бюстгальтер и…

— Хочешь честного ответа? — Кларк Петровски усмехнулся. — Не знаю. Но ловлю тебя на слове, Рози.

Рози Шеперд, покачав головой, с улыбкой подумала о том времени, когда еще не началась борьба «Патриотов» с «Фронтом Освобождения Северной Америки». Тогда она была простым полицейским сотрудником, работавшим в штатском. Порой она не могла дождаться, когда придет со службы домой и, скинув юбку, блузку, колготки, туфельки, влезет в джинсы и свитер. Может, все так переменилось из-за Дэвида. Ведь познакомившись с ним, Рози в гораздо большей степени стала ощущать себя женщиной. И казалось, что ни в прошедшей, ни в предстоящей жизни не будет ничего важнее, чем это ощущение.

— Будь осторожна, — бросил Кларк, когда она выходила из машины.

— Да, — Рози кивнула. Неужто он считает ее способной на безрассудство?

Она запахнулась в пальто от ночного холода и поправила сумку на левом плече. На Рози была шерстяная клетчатая сине-черная юбка, доходившая до икр, такой же длины пальто и тяжелые ботинки на высоких каблуках. В такой одежде мерзли лишь ладони. Кожаные перчатки с шерстяным подбоем лежали в карманах пальто, но в них сложней управиться с оружием. Так что лучше пусть останутся на месте.

Рози шла по влажному, скользкому гудрону шоссе к высокой цепной изгороди и не отводила глаз от ворот. Они были заперты на навесной замок — точно так же, как в первый раз, когда она увидела их. Цепь от замка несколько раз обматывалась вокруг перекладины. За изгородью находилось стандартное бетонное здание с плоской крышей. Рози знала, что кроется за его неприметным фасадом.

Она приближалась к воротам, думая, не следят ли за ней. Соратники из группы в Метроу как-то непрерывно наблюдали за этим местом — базой подразделения «Дельта» — два дня и две ночи и не заметили ничего. Никто не входил и не выходил. Ни часовых, ни света. Абсолютно ничего.

В кармане у нее был дубликат ключа, которым Лютер Стил открывал этот замок, когда они с Дэвидом впервые приезжали сюда. Надо надеяться, что замок не поменяли. На всякий случай в багажнике «Форда» лежали инструменты, а базу со всех сторон окружали «патриоты», вооруженные взрывчаткой. Впрочем, преодолеть запор несложно, но что если внутри ее поджидали головорезы из президентских «Ударных отрядов»?

Слегка прибавив шаг, она вплотную подошла к воротам, вынула из кармана пальто перчатки и, надев их, небрежно провела рукой по изгороди. Тока не было.

Сжимая перчатки в левой руке, Рози покачала правой изгородь, крича:

— Эгей! Есть кто-нибудь? Мы с отцом заблудились. Есть кто-нибудь?

Ожидая ответа, она раздраженно притопывала правой ногой. Точь-в-точь одна из этих самоуверенных «яппи». Да и одеждой на них похожа.

Ответа не было. Свет не загорался. Ничего не происходило. Тогда, как и задумывалось, Рози окликнула Кларка Петровски:

— Папа, погуди клаксоном, пожалуйста!

Спустя секунду Кларк трижды протяжно прогудел клаксоном. Лишь глухой не услышал бы этих звуков.

— Эй, — вновь крикнула Рози Шеперд.

Ответа не было. Положив перчатки в карман, она открыла сумочку. Рядом с «Кольтом» сорок пятого калибра лежал ключ.

* * *

Замок поддавался не сразу — давно им не пользовались — но в конце концов открылся.

Джеффри Керни сидел один на скалах лицом к морю и чистил оружие, скалы были черны, но не столь черны, как его мысли.

Дело было не только в смерти Линды Эффингем. Ее убили, и зачем это сделали, было очевидно. Волны с ревом накатывали и тихо отступали. Из него хотели сделать светловолосого Петрушку, которому надо было предстать в глазах общества лидером, пай-мальчиком, главным оратором «Фронта Освобождения Северной Америки». А девушка с тягой к алкоголю в качестве его спутницы разрушала весь имидж. Рикардо Монтенегро, «узнав» о кончине Линды, сказал ему:

— Припомни старую поговорку, дружище. Женщины — как трамваи. Ты, конечно слишком молод, чтобы помнить, что такое трамваи, Тэд. Но запомни, они, как эти машины. За одной всегда придет другая.

«Тэд Борден» кивнул, стараясь показать, что его успокаивают слова торговца наркотиками. В то же время сидящий внутри Тэда Бордена Джеффри Керни едва удержался от убийства.

Конечно, Керни мог бы убить Дмитрия Борзого, он же мистер Джонсон, и Рикардо Монтенегро, финансировавшего ФОСА наркоденьгами. Мог бы убить, но банда безмозглых ублюдков, бывшая под рукой у Борзого, не дала бы ему уйти. А в глубине души Джеффри Керни знал, что во имя памяти Линды он не должен делать одного — жертвовать собственной жизнью. Линда бы этого не хотела.

Но если бы такое самопожертвование было единственным способом лишить их жизни, он сделал бы это, не раздумывая.

Да, надо подождать. Ведь убивая, нужно уничтожить не только Борзого и мерзкого рябого Монтенегро, но и нанести смертельный удар ФОСА. Для этого ему нужно подождать своего часа.

Почистив и собрав меньший из двух девятимиллиметровых «смит-и-вессонов», он зарядил его и затем, вынув патроны из большего пистолета, принялся разбирать его.

Этот час придет, настанет, он мечтал о нем в самых сокровенных мечтах. Но этот час не мог прийти ни слишком скоро, ни слишком неожиданно.

* * *

Томас Эшбрук тяжело спал, когда находился в одной постели со своей женой Дайаной. Но одному ему спалось легко. Отказавшись от красивой девушки, годившейся ему в дочери (многие мужчины его возраста не устояли бы против такого предложения), этой ночью он спал один.

Его привыкшие к темноте глаза были широко открыты. Оба «Зиг-Зауэра» — П-226 и П-228 — находились под рукой. Первый, больший пистолет, висел в кобуре под пиджаком на столике, стоявшем у постели. Второй, меньший, лежал вынутый из кобуры, под второй подушкой.

Томас Эшбрук медленно потянулся левой рукой к этой подушке. Ладонь скользнула под нее и сжала пистолетную рукоятку. Он медленно переложил оружие под простыню, а затем указательным пальцем правой руки перевел предохранитель и прикоснулся к курку.

В жарких странах всегда рискуешь больше. Казалось, теплый климат притягивает и плодит террористов и киллеров. Во всяком случае, опыт привел Томаса к такому выводу. Правда, он говорил себе, что в Израиле будет в безопасности, имея такого союзника, как «Моссад». Поэтому пистолеты лишь второстепенная мера предосторожности. Томас вспомнил библейский стих семнадцатого псалма: «Господь твердыня моя и прибежище мое, избавитель мой, Бог мой, — скала моя; на Него я уповаю».

Но кто-то стоял напротив него в патио, за стеклянными створчатыми дверьми в спальню. Перевернувшись в постели и открыв глаза, он уловил там мимолетное движение. Подумалось, что какой-то звук разбудил его. Можно было и не обратить внимание на это, но Эшбрук четко определил, что это за звук: один из камней, устилавших пол патио, пощербился и вчера Томас едва не упал, споткнувшись о него. Теперь с тем, кто выслеживал его, случилось то же самое.

Опираясь левой рукой на живот, он навел «Зиг» на двери.

Дышалось ему легко, но капли пота выступили под мышками.

Часы на ночном столике показывали четыре утра. Слишком рано для уборщицы или садовника.

Прислушиваясь, он пытался выработать план действий. Если киллер один, то шансы на успех весьма хорошие. Но в этой части света, где жизнь и смерть продаются и покупаются по дешевке, такие операции обычно делаются группами.

Киллер-одиночка скорей всего не обнаружил бы себя предательским звуком, возможно, и о камень не споткнулся бы.

Их двое-трое. Вряд ли четверо. Четвертый (если он был), очевидно, не в доме, а рядом — за рулем автомобиля. Томас Эшбрук оглядел спальню, стараясь определить наиболее вероятный сектор обстрела. Конечно, он изучил комнату на этот предмет, еще ложась в постель, как только вернулся в Израиль из Америки, куда привозил оружие для «Патриотов». Но надо было за несколько секунд еще раз все обдумать.

Кто-то войдет из патио. Может, их будет двое. А еще один скорей всего войдет в спальню через другую дверь.

Трое, решил он. Вот почему не поднял тревоги охранявший дом человек из «Моссад». Официальной договоренности с израильской разведкой не было, но Эшбрук вчера заметил неподалеку автомобиль и друг, обладавший важными контактами, подтвердил, что эта припаркованная машина принадлежала «Моссад».

Трое киллеров. Парень из «Моссад» убит. Значит, винтовка с очень хорошим глушителем, арбалет или нож. В этих краях скорей всего нож. Глушителей у палестинцев маловато, а с арбалетом, при всех достоинствах этого оружия, не так много людей может управиться.

Эшбрук тяжело выдохнул.

Логика диктовала… Но что она могла диктовать? Один будет ожидать его за дверью дома на случай, если двое в патио, преждевременно обнаружив себя, испортят дело.

Он посмотрел на дверь.

Капкан. Но можно ли обратить эту ловушку себе на пользу?

Эшбрук надеялся, что на этот вопрос можно ответить утвердительно. Но пора уже вылезти из постели.

Он сбросил ногой простыню и, спрыгнув с кровати, голый побежал по комнате, перевернув стул, с которого на бегу снял кобуру с пистолетом. Накинув ее на правую руку, Эшбрук стал, вплотную прислонясь спиной к стене. Порой он удивлялся быстроте реакции своего тела, за шестьдесят лет побывавшего в стольких переделках. И все же было ясно, что сегодняшняя игра — для более молодых.

Двигаясь вдоль стены, Эшбрук набросил кобуру на плечо и, сжав правой ладонью рукоятку, вытащил «Зиг-226», заряженный всеми патронами. Держа в каждой руке по пистолету, он быстро и бесшумно двинулся вдоль стены, перешагнул через перевернутое кресло и подошел к открытой двери в ванную. Внутри никого не было. Сняв с вешалки полотенце, Эшбрук положил пистолеты на ручку кресла, обвязался полотенцем и, взяв оба ствола, продвинулся еще на три-четыре фута к дверям в гостиную, не отводя глаз от стеклянной двери в патио.

У дверей в гостиную — они были такими же чуть приоткрытыми, какими Эшбрук оставил их, отправляясь спать — он остановился, прячась за невысоким, но, судя по всему, сделанным из крепкого материала комодом.

План не блестящий, но лучшего Эшбрук придумать не мог. Он трижды выстрелил из большего «Зига» в матрас кровати и, резко отступив назад, перевернул ударом ноги тяжелое кресло. Оно с грохотом перекатилось, а Эшбрук, издав звук средний между кашлем и сдавленным стоном, вновь укрылся за комодом.

Он ждал, нацелив пистолет в правой руке на двери в патио. Едва кто-то появится за стеклом, то будет стрелять, а стреляет он метко. Меньший «Зиг» оставался нацеленным на двери в гостиную, к которым и было приковано его внимание.

И движение послышалось.

— Помогите! — кашлянув, простонал Эшбрук.

Движения в патио не наблюдалось, и это начинало беспокоить.

А из гостиной послышался удивленный низкий голос, почти шепот.

— Ахмед?

Эшбрук вновь кашлянул, получше прячась за комодом.

Человек, которому принадлежал этот голос, был уже у дверей, потому что они распахнулись от удара ноги и две пули ударили в потолок. Эшбрук, держа «Зиг-228» на уровне пояса, принялся стрелять вслепую, чуть поводя стволом вверх, вниз и в стороны. Затем, опустошив магазин, несколько раз нажал на спусковой крючок. Послышались отчетливые щелчки. Он негромко, но, как надеялся, достаточно внятно для нападавших, выругался.

Створка стеклянных дверей разлетелась, пробитая камнем.

Эшбрук стрелял из 226-го. В пистолете оставалось еще десять патронов. Быстро переводя взгляд от одних дверей к другим, он положил меньший «Зиг» у левого колена, нажав на кнопку, вынул пустую обойму, достал из кармана кобуры новую, с пятнадцатью патронами, и медленно, несколько неуклюже (действовать приходилось одной рукой) вставил магазин в 228-й и бесшумно взвел курок. Теперь в обоих пистолетах было двадцать пять патронов.

Человек вышел из пробитой створки стеклянных дверей.

Эшбрук машинально определил оружие: «Узи», автомат, широко распространенный в этих краях. Когда вошедший открыл огонь, с другой стороны стеклянных дверей вышел еще один киллер со штурмовой винтовкой наперевес.

Раздалась автоматная очередь. Эшбрук, опираясь правым локтем на колено, выстрелил в человека с «Узи» из 226-го.

Пуля ударила автоматчику в переносицу, ближе к правому глазу. Тот упал навзничь. Очередь из «Узи» пошла по дуге, сперва в потолок, затем в раскрытые стеклянные двери.

Человек со штурмовой винтовкой — он был одет в камуфляж и выглядел небрившимся с неделю — зигзагами побежал к комоду.

Эшбрук, держа оба пистолета на уровне груди, выстрелил из них одновременно, затем еще раз. Штурмовая винтовка разрядилась в комод рядом с ним, а державший ее киллер распластался на полу.

Эшбрук сменил позицию. Теперь он прятался за лежавшим креслом. Оно давало ему неплохое укрытие на случай, если в холле оставался еще кто-нибудь живой, который захотел бы сыграть с Эшбруком тот же трюк, какой тот совершил сам.

Он отсчитывал секунды.

Шестьдесят.

Две минуты.

Вдалеке взвыли полицейские сирены.

Эшбрук, согнувшись, кинулся к дверям в холл и ударом ноги захлопнул их.

Дважды выстрелив в потолок, он шагнул к другой стороне дверей, распахнул их и стал, прижимаясь спиной к стене.

Ничего.

Держа в обеих руках по заряженному пистолету, Эшбрук переступил порог.

На полу лежал человек в истрепанных брюках и грязной футболке, местами покрытой пятнами запекшейся крови. Все его тело было в свежей крови и штукатурке.

Прижимаясь к стене, Эшбрук вернулся в спальню и устало выдохнул воздух.

Трое убитых и скорый приезд полиции. Остается лишь одно: сидеть тихо, ждать и просить тех, кто появится, связаться с его людьми из «Моссад».

Но стрельба окончилась. Он остался жив.

ФОСА и финансируемому мерзавцами из КГБ наркокартелю на этот раз не повезло.

«Само собой, на этом они не успокоятся, но все зависит от территории», — сказал себе Эшбрук.

Он разрядил оба «Зига» и принялся ждать полицию.


Глава третья

<p>Глава третья</p>

Шагая подземными коридорами базы «Дельта» с винтовкой Г-3 наперевес, Роуз Шеперд не могла отделаться от какого-то дурацкого чувства.

Коридоры были абсолютно пусты, но она не позволяла себе расслабиться и подвести товарищей.

Но все же глупо выглядит женщина в юбке и на высоких каблуках, сжимающая приклад штурмовой винтовки.

Том Лефлер и Рэнди Блюменталь с полдюжиной «патриотов» выбежали из уходившего вбок коридора. Роуз Шеперд перевела мушку на них и вздохнула. Она хотела заставить Тома и Рэнди вскрикнуть, но, видя, что они чуть не пришли в замешательство, спросила:

— Есть что-нибудь?

— Хоть шаром покати, — воскликнул в ответ Лефлер.

— Кажется, здесь давным-давно никого не было, Рози, — сказал чуть запыхавшийся Блюменталь. Он был почти ребенком, но она порой забывала это. — Мы здесь одни.

— Прикройте этот коридор, я скоро вернусь, — Рози устремилась к оружейной комнате; Кларк Петровски с группкой «патриотов» был уже здесь. Едва перешагнув порог, она изумилась своему везению. Арсенальная была такой, какой она запомнила ее — еще меньшей, чем похожее на эстраду помещение, где находился подземный командный пункт базы, но вдоль каждой стены стояли ряды оружейных пирамид. На западной и восточной стенах хранилось само оружие, на северной и южной — запасные магазины, обоймы и прочая амуниция. На каждом шкафу и отсеке четкие, трафаретные надписи. М-16, «Хеклер и Кох» Р-3 и Р-41 калибра 7,62-мм, ручные пулеметы К-13, пулеметы «Франчи» и «Си-Эй-Си», автоматы с глушителями, армейские пистолеты «Беретта», пистолеты «Зиг-Зауэр» Р-26, «Глок» и еще несколько марок пистолетов, газовые, осветительные, дымовые и осколочные гранаты, противотанковые гранатометы и изобилие другого, самого разнообразного снаряжения.

— Чувствуешь себя ребенком, запертым на ночь в кондитерской, — восторженно выпалила Роуз.

— Надо пригнать грузовики?

— Да, — она взглянула на Кларка и согласно кивнула, — но прикажи, чтобы все оставались начеку. Я ожидала перестрелки. Хорошо, что мы ее избежали, но все еще возможно. — Роуз повесила М-16 на плечо и взяла из уже открытого шкафа пистолет «Беретта». Убедившись, что он не заряжен, она разобрала его и осмотрела все детали. Да, оружие настоящее. Надо только почистить, зарядить и стрелять.

— Нужны запасные магазины, снаряжение для чистки, запасные детали и, конечно, все оружие, — бросила она через плечо Кларку. — Пусть кто-то скорей возьмет ракеты.

— Пригодится, когда мы передадим это добро другим ячейкам «Патриотов», — заметил Кларк.

— Аминь, дружище, — кивнув, произнесла Роуз.

Она закурила сигарету и, выпустив дым, улыбнулась, оглядывая ряды оружейных шкафов. Для женщины нет ничего приятнее удачного похода в магазин.


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Смит обнял Лилли Тубирс.

— Мэтью…

— Все нормально, Лилли, Уиздом, конечно, молод, но многим зрелым мужчинам до него далеко. Не взять его с собой будет еще хуже.

— Знаю. Но мне не страшно потерять вас обоих сразу.

— Так сказать, благородный эгоизм.

— Да, — она усмехнулась.

Смит крепко поцеловал ее в губы. Лилли правой рукой нежно коснулась его шеи, а правую прижала к плечу.

— Я люблю тебя, — прошептала она, когда он отошел.

— Знаю, — сказал Смит и бросил через плечо: — Уиздом, по коням.

Он двинулся в угол хижины, где в ожидании стояли обе лошади. Сжав правой рукой луку седла, Смит вскочил на спину Араби. Круп, готового к скачке коня, задрожал под всадником. Уиздом быстро обнял Лилли, поцеловал ее в щеку и пошел к своей лошади.

— Все в порядке, детка, — Смит мягко коснулся боков Араби каблуками ботинок и слегка натянул поводья. Кобылица чуть подалась назад, свернула направо и выскочила на заснеженное пространство. Смит оглянулся через плечо. Уиздом на большой серой кобыле с черными ногами, гривой и хвостом быстро следовал за ним. Мэтью натянул поводья Араби, давая пареньку поравняться с ним.

«Ударники» рыскали в горах повсюду. Поэтому Смит вынул из подседельного чехла автоматическую винтовку «Хеклер и Кох» и передал ее Уиздому. Парень был прирожденным стрелком, обладал превосходной координацией рук и глаз, спокойствием и крепкой фактурой. Теперь автомат висел на спине Уиздома.

Да, это совершенное оружие для Уиздома. Ведь он — дитя свободы, существо, которое некогда станет достойно собственного имени, которое, не задумываясь, сможет определить, что хорошо и что плохо, чем можно обладать и чем нельзя. «Хеклер и Кох», конечно, давно входил в число предметов, запрещенных правительством к ввозу в Америку еще за несколько лет до начала беспорядков. Какая глупость.

Смит погонял Араби по заснеженной тропинке, идущей вдоль края долины Траппер Спрингс. Долину с трех сторон окружали невысокие горы. В седельных сумках у всадников был приготовленный Лилли ленч. Рассвет только наступал. А Лилли провозилась на кухне целую ночь лишь потому, что ее сын любил шоколадный торт.

Смиту тоже весьма нравился шоколадный торт.

Они достигли вершины кряжа. Пять миль прямиком по снегу, и оба будут на месте встречи — у Пещеры Голландца. Остальные «патриоты» отправились туда на лошадях прошлым вечером вместе с Бобом, братом Лилли.

Смиту нравился Холден, бывший университетский профессор. Нравились манеры этого человека: думает много, а говорит мало. И вдобавок, храбрость. Легко понять, почему ФОСА хотел убить его или хотя бы взять в плен. Дэвид Холден представлял серьезнейшую угрозу для их кампании террора и дезинформации: этому честному и мужественному человеку не требовалось ничего, кроме свободы.

Все продажные политики, разносчики насилия, жадности и лжи, в глубинах своих душонок больше всего боялись честности и храбрости.

Смит дернул поводья Араби. Уиздом остановился рядом и поправил ремень винтовки.

— Тяжело?

— Разве ты не говорил мне, Мэтью, что самая тяжелая ноша порой бывает самой ценной?

— Наверно, да, Уиздом, — и Смит погнал Араби вдоль кряжа. Паренек скакал рядом…

* * *

— Мой отчим некогда говорил мне, что самая тяжелая ноша порой оказывается самой ценной, — говорил он. Толпа молчала. Вновь его глаза на миг остановились на статуе. Ветер подул сильнее, плотно прижимая ткань к граниту. Затем его порыв стих и смутно возникшие фигуры исчезли. — У меня как у вашего президента одна цель, хотя и многоплановая — вновь превратить державу в сияющее всему миру солнце свободы. А свободой могут обладать только личности. Права принадлежат личностям, а не коллективу и ответственность тоже. Обладая ответственностью, мужчины и женщины имеют право и обязанность определять собственную судьбу. Именно дух коллективизма едва ли не уничтожил эту страну. Ответственность за действия личности несет сама личность, а не коллектив. Это относится и к пьяному водителю, приписывающему фатальный исход несчастного случая алкоголю, который он добровольно выпил, и к неосторожному человеку, который употребляет какое-либо изделие не по назначению, а за печальные последствия винит изготовителей изделия. Если человек заблуждается, то это его личная ошибка и ее нельзя списывать ни на обстоятельства, даже самые печальные, ни на других людей, которые благодаря собственному разуму и трудолюбию могут ответственно относиться к тем вещам, к которым другие относятся безответственно. В этой стране было время, когда личности доставляло радость чувствовать себя личностью, когда она сама была себе оплотом. Затем те, кто хотели подогнать эту страну под собственные низменные стандарты, чтобы удовлетворить свою личную алчность и дать выход своему бессильному гневу, начали проповедовать доктрину, согласно которой индивидуализм — это эгоизм, а эгоизм — не выражение собственного истинного «я», не добродетель, а порок, неким образом предназначенный для уничтожения других людей. Следовательно, подобный эгоизм надо ограничивать, контролировать, регулировать, сдерживать, ставить вне закона. И при такой тенденции свобода оказалась едва ли не задушенной: ведь она принадлежит личности, а не коллективу. Крайним выражением этой философии негативизма стала попытка лишить личность ее основного человеческого права, права продолжать жить согласно собственному миропониманию. А для того, чтобы отстаивать это право, когда оно не вступает в конфликт с правами других, каждый человек имеет моральный, философский и персональный мандат прибегать к любым необходимым мерам. Вооружение всякого рода стало объектом ненависти, поскольку благодаря этому продукту человеческого разума личность способна сопротивляться государству и отстаивать собственную свободу тогда, когда то, что объявлено законом, является нарушением основополагающих принципов, на которых строится государство. Связь индивидуальности и свободы признали опасной и принялись искоренять. Правительство забыло или вообще так никогда и не узнало главный принцип, определяющий отношения между разумными людьми: неприменение силы первым.

Правительство незаконно навязывало народу свою волю, а затем стало пытаться сделать его настолько безвластным, чтобы он не мог и надеяться на реализацию своего права сопротивляться продажному государству, навязывающему свою волю вопреки общепризнанным законам и морали.

Вновь мужчины и женщины, собравшиеся на Капитолийском холме, несмотря на январский холод, встали и радостно закричали…

* * *

Роман Маковски вышел из самолета под номером один. Его забавляло, что такой номер был на любом летательном аппарате, в котором он передвигался: спортивном биплане, истребителе или, как было в нынешнем случае, боевом вертолете. Стоявший рядом с ним помощник напомнил:

— Командира базы зовут Хеклер. Он — подполковник, господин президент.

— Да, хорошо, — ответил Маковски.

Солдаты президентских «Ударных отрядов» в подчеркнутом камуфляже и новых беретах выстроились для смотра.

Офицер — «Должно быть, это командир базы», — подумал Маковски, — двинулся к вертолету.

Из усилителя раздавалась музыка. Играли «Слава вождю».

Маковски взглянул на здание штаба и двинулся к нему, но помощник, остававшийся у вертолета, окликнул:

— Господин президент…

— Холод собачий, — бросил Маковски через плечо.

— Господин президент, — подбежавший к нему офицер отдал честь.

— Рад видеть вас, Хеклер. Мне нужно сделать неотложный звонок. Передайте мое сожаление вашим солдатам.

— Но…

Маковски продолжал идти, сказав высокому мужчине с двумя пистолетами за поясом:

— Я — президент. И я должен ходить на этом сраном холоде? Ходите сами. — Здание штаба было уже совсем рядом. Над его дверью горела лампочка.

Роман Маковски прибавил шаг. Офицер с двумя пистолетами застыл подле:

— Может, позже, мистер президент?

Маковски остановился под лампочкой, повернулся и посмотрел на него:

— Я приехал сюда посмотреть, как движется дело с этими офицерами — бунтовщиками. И выманить этого чертового Холдена вместе с остальными бандитами-»патриотами» на открытый бой. Прибыл по этим двум причинам. Пневмония к ним не относится; если вас интересует мое мнение, то вы бы выглядели гораздо лучше, если бы заставили ваших людей построить побольше стен вокруг этого сраного холодильника, а не ходить вокруг, как игрушечные солдатики.

Президент Роман Маковски прошел мимо офицера, и двери магически открылись перед ним. Это сделала симпатичная блондиночка в камуфляжной форме. «Наверное, какой-то клерк», — подумал он.

— Как вас зовут?

— Андерсон, сэр. Капрал Луиза Андерсон.

— Покажете мне базу попозже вечером. Нужно будет, чтобы вы оказались в моем распоряжении как можно быстрее.

— Есть, сэр! — она отдала честь.

Он кивнул.

Она даст ему возможность оценить все достоинства новой постели. Позади раздался голос этого Хэрпера или Хэймера:

— Господин президент!

Что за неприятное раздражение в голосе. Маковски остановился и, обернувшись, спросил:

— А где Хобарт Таунс?

— Один из бунтовщиков уже почти раскололся. Мистеру Таунсу показалось, что ему следует быть с доктором Мастерсоном и доктором Лигетом.

— Лигетом?

— Полковым врачом, господин президент.

— Хорошо. Я хочу, чтобы эта молодая женщина показала мне, где я остановлюсь. Мне нужен ваш лучший «Бурбон» и два часа отдыха. Если этот бунтовщик собирается расколоться, я посмотрю на него позже. Если он не расколется, в этом вообще не будет смысла.

— Есть, господин президент.

— Хеклер, — он прочитал фамилию, вышитую на форме. — Вы производите хорошее впечатление. Вы далеко пойдете.

— Есть, мистер президент, — в голосе Хеклера чувствовался энтузиазм, но глаза казались рассерженными. Затем подполковник посмотрел на блондинку. — Вы будете сопровождать президента, капрал, и помогать ему всевозможным образом. Выполнять все поставленные им задачи. Ясно, капрал?

— Есть, сэр, — ответила она, вытягиваясь по струнке. «Симпатичная задница», — заметил Маковски.

Она повернулась и посмотрела на президента.

— Покажите, где моя комната, — сказал Маковски.

— Здесь, президент, — ответила она, показывая по коридору направо. Маковски пошел за ней. Он слышал, как за его спиной открываются и закрываются двери. Должно быть, Хеклер, или как его зовут, что-то собирается объяснить этому сборищу застывших на морозе остолопов. Не все ли равно, что объяснять. «Ударникам» нужны прежде всего хорошая форма, оружие и немножко власти. Как охранникам тюрьмы.


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

Ноги у Дэвида Холдена чуть замерзли, и ему вновь пришлось согревать их ходьбой. Он добровольно вызвался сменить на посту у входа в Пещеру Голландца молодого индейца из Калиспела. Тот стоял на часах с четырех утра и вконец окоченел.

Пройдя вдоль гребня холма, Холден спустился в глубокий снег. Его не удивило, что ногам здесь стало теплее, хотя продвигаться тут было труднее. Пронизывающие циклоны намели здесь сугробы, доходившие ему выше колен. Он поправил ремень, приподнимая винтовку повыше. М-16 — мощное и надежное оружие, но не стоит волочить ее по снегу без особой надобности.

Холден прошел мимо входа в главную пещеру — снаружи обманчиво маленького. Но стоило пройти несколько ярдов, чуть согнувшись, как перед тобой открывался широкий и высокий свод, с которого свисали, как будто навсегда замерзшие пятнадцатифутовые сталактиты.

Холдену хотелось вернуться с Рози сюда, когда все это закончится. (Если только они оба выживут.) Первозданная красота этих мест выглядела непостижимой, жестокой, но странным образом успокаивающей.

— Рози, — прошептал он.

Холдену не хватало ее больше, чем он мог поначалу представить. Нет, его любовь к погибшей жене и детям не уменьшилась. Просто Холден любил Рози больше любого живого существа. Порой, в одиночестве, он с тяжелой откровенностью признавался себе, что так, как ее, никогда и никого не любил в жизни.

Его душа умерла в тот самый день, когда ФОСА, заявив о своем существовании, убил Элизабет с детьми в университете. Казалось, этот день был так давно, но в его сознании он сохранился до мельчайших подробностей, словно все происходило вчера.

Рози вновь вдохнула в него жизнь.

Порой Холден рассказывал себе — напоминая торговца, пытающегося привлечь недоверчивого, но выгодного клиента — о том, что они с Рози будут делать, когда война за свободу победоносно завершится. Он отправится с ней в Швейцарию, она вновь увидится с его тестем Томасом Эшбруком и познакомится с матерью Элизабет, Дайаной. Холден предполагал, что Рози и Дайана понравятся друг другу.

Тогда найдется время поразвлечься.

Он никогда не ходил с Рози ни в ресторан, ни в дансинг, ни в кино, ни даже в кафе-мороженое. У них не было многого из того, что бывает между людьми, которые любят друг друга и хотят пожениться.

Кстати, когда война наконец закончится, они первым делом поженятся. И свадьба будет что надо. Может, с обилием гостей, может, в узком кругу. Рози все хорошенько обдумает. Женщины любят подробно планировать такие вещи. Холден вспомнил свою свадьбу с Элизабет. Нет, гостей обязательно будет много. Все «патриоты» из Метроу, других городов, а также Лютер и его ребята.

Он был уверен в том, что когда борьба завершится, Лютера Стила, Билла Раннингдира, Петровски, Лефлера и Блюменталя оправдают за их помощь «Патриотам». Но сперва должен появиться настоящий президент, человек, пост которого Роман Маковски занял, позаботившись об устранении истинного президента.

Маковски.

Холден вздрогнул, на миг, борясь с ветром, сорвал перчатку и закурил сигарету. Ему нравилось стрелять их у Рози. Забавная шутка. Затянувшись и надев перчатку, он двинулся дальше. Разумом он понимал, что от курения сжимаются кровеносные сосуды, а от этого острей ощущаешь холод. Но он ощущал прилив тепла, пусть даже чисто психологически. В конце концов, в сигарете горит огонь.

Маковски.

В качестве спикера Палаты представителей Маковски воплощал все плохое, что произошло с Америкой за эти годы. Повышение налогов, усложнение законов, ограничение свобод, контроль над каждым шагом на жизненном пути, приостановка Билля о правах, все больше и больше бумажной работы во имя этих сомнительных целей, все больше денег на эту работу. А как следствие — новое повышение налогов и процесс идет по новому кругу.

Президент. Маковски — президент.

Эти слова противоречили друг другу. Независимо от того, как часто и с какой интонацией они произносились. Язык просто не поворачивался их промолвить. А будучи сказанными, они оставляли горький привкус.

Холден услышал звук, похожий на удар топора по дереву, оглянулся направо и налево, побежал к скалам в ста ярдах от него, упал, встал на ноги, вновь побежал и опустился между скалами в снег, доходивший ему до плеч.

Глаза его пристально смотрели на появившийся вертолет.

Не проводят ли они рекогносцировки?

Или просто Роман Маковски летит в форт, столь безвкусно названный его именем?

Нет. Маковски летел бы в боевом вертолете или в сопровождении таких машин.

Но если разведка Боба Тубирса сработала точно, то Маковски все-таки прибывал сюда (или уже прибыл), а значит, нельзя было не воспользоваться шансом взять его в заложники и положить конец насилию.

Но такая возможность слишком хороша, чтобы стать реальностью. Дэвид Холден подумал, что здесь кроется ловушка, непременно кроется.

Но порой даже ловушек избегать не стоило.

Смит мягко придерживал Араби за холку. Глаза кобылы были широко раскрыты, но не от страха перед ним.

— Успокойся, детка, — прошептал он.

Смит взглянул на вертолет, почти скрывшийся за горизонтом, а потом на Уиздома. Паренек хорошо управлялся с конем.

Когда они вышли из небольшого узкого ущелья, вертолет внезапно оказался прямо перед ними. Ветер гудел так сильно, что заглушал рев моторов и прятаться было поздновато. Смит скатился с седла и, укладывая Араби в снег, приказал Уиздому сделать то же самое. Паренек среагировал тут же, но уложить лошадь в сугроб ему оказалось труднее. «Что ж, такие вещи не делаешь ежедневно», — напомнил себе Смит.

Они следили за вертолетом, успокаивая лошадей.

— Если нам понадобится «Хеклер и Кох», надо будет сработать побыстрее, Уиздом, — сказал Смит.

— Да, Мэтью.

Но вертолет уже исчез из виду.

Смит помог Араби встать и, слегка придерживая ее за поводья и гриву, прыгнул в седло и выпрямился.

Уиздом попробовал сделать то же самое, но его лошадь дернулась, и он упал навзничь. Лежа в снегу, Уиздом посмотрел на Смита и пробормотал:

— Ты — белый человек, а я — индеец. Как мог ты оказаться лучшим наездником?

— Очень мало способностей передается людям по наследству, остальному приходится учиться.

Паренек кивнул.

Смит взял серую лошадь за поводья, передал их Уиздому, и парень, стряхнув снег с автомата, с решительным видом схватился за луку седла обеими руками, прыгнул на спину коня, поправил ремень винтовки, кивком показал, что готов, и Смит хлопнул каблуками по бокам Араби.

Скоро они будут на месте встречи.

Смит раздумывал, правильно ли он поступил, беря паренька на такое мероприятие. Но ведь мальчик не станет мужчиной, если ему не предоставить шанс. А Смит слишком уважал Уиздома, чтобы не дать ему такой возможности…

— Тысячи людей эмигрировали из Соединенных Штатов в Канаду, в Латинскую Америку, кое-кто даже возвратился в Европу. Как американцы мы не можем не испытывать неприязнь к тем, кто отказался от борьбы за наш общий дом. Но были и тысячи других, воспользовавшихся насилием, убожеством и беспорядком ради собственной прибыли. Они — инициаторы всех бедствий. И сегодня я дал распоряжение Лютеру Стилу, назначенному на должность директора ФБР, предпринять все возможные усилия для сотрудничества со всеми федеральными, региональными и местными правовыми структурами для того, чтобы этих людей привлекли к суду.

Я говорю прежде всего о наркодельцах, финансировавших «Фронт Освобождения Северной Америки», об уличных гангстерах, ставших солдатами этого террористического движения, направленного на уничтожение самой сердцевины нашей нации, о лишенных морали иностранных резидентах, орудующих в стране без санкции правительства, для того чтобы разрушить Америку насилием и озолотиться на ее бедах. Должен сказать, что прежде чем приехать сюда, я провел очень важную беседу с советским послом. Как я и предполагал, Соединенным Штатам будет оказано всяческое содействие в выявлении тех сотрудников советского Комитета госбезопасности, которые втайне от собственного правительства спонсировали всемирную сеть террористов и наркодельцов, частью которой является ФОСА.

Но отъявленнейшие и опаснейшие преступники — это те, кто скрывается под личиной законного вооруженного формирования — президентских «Ударных отрядов». Эти люди — обычные уголовники, собранные из всех тюрем строгого режима Соединенных Штатов — стали тайной полицией и тайной армией, которой страшатся в любом уголке страны.

Я издал распоряжение, согласно которому все выжившие сотрудники этой организации должны будут отбыть полный срок по приговору, отмененному при их вступлении в отряды. Я также распорядился, чтобы отдельные высокопоставленные офицеры предстали перед сенатским комитетом по чрезвычайным ситуациям, где они будут допрошены — без предложения помилования за предыдущие преступления. — Слушающие встали все, как один, аплодируя и радостно крича. Когда шум стих, он продолжил. — Без предложения помилования за предыдущие преступления эти лица будут сурово допрошены для того, чтобы выявить сеть агентов, которыми располагали «ударники». И все, принимавшие участие в организованной президентскими «Ударными отрядами» кампании террора — как в качестве информаторов, так и в какой-либо другой форме — будут навсегда высланы из Соединенных Штатов. Если Конгресс не даст мне такого права, я издам президентский указ и сам буду иметь дело с Конгрессом.

Вновь прогремели аплодисменты.

Он увидел, как сидящий в первом ряду Лютер Стил улыбается, кивая седой головой…

Лютер Стил двинулся к входу в пещеру. Что же он делал здесь?

Конечно, боролся за свободу. Сперва он думал, что это лучше всего делать в рядах ФБР. Но теперь из-за Маковски и главного президентского палача Хобарта Таунса Лютер Стил оказался вне закона, а директор Федерального бюро расследований Рудольф Серилья — убит. Когда Серилья в первый раз сказал ему об этом плане, он не знал, как отнестись к нему. Это не чисто служебное дело, а возможность творить историю. Однако предприятие опасное. Имея жену и детей, надо хорошенько все взвесить.

Стил стоял у входа в пещеру, глядя на густо падающий снег и ощущая порывы ветра.

Рокки Сэдлер охранял его близких. Порой Стил звонил из телефона-автомата и Сэдлер соединял его с женой — несколько драгоценных минут простых слов и детского смеха, а затем разговор с Рокки:

— Как у них на самом деле? Ты уверен, что за тобой не следят? Дети не слишком страдают от разлуки?

Потом — торопливое «пока» жене, не зная, доведется ли снова говорить с ней, видеть ее, обнимать ее.

В таком же положении были все люди из спецгруппы Метроу. Их единственной задачей было установить посредством Серильи связь между ячейкой «Патриотов» из Метроу и президентом для того, чтобы укрепить свои позиции в войне с ФОСА и положить конец насилию. Вышедший с «Узи» на плече, Раннингдир стал рядом с ним. Стил оглянулся.

— Что, Билл?

— Думаю, я здесь и подохну.

Лютер Стил посмотрел на друга, не зная, что ему ответить, и отвернулся.


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Дмитрий Борзой закурил сигарету, встал, разминая затекшие ноги, и двинулся в сторону пруда.

— Тэд, эта история с твоей девушкой очень прискорбна. И ты знаешь, что я очень глубоко тебе соболезную.

— Спасибо, мистер Джонсон.

— Послушай, — Борзой улыбнулся, пожимая широкими плечами. — Слова не трудно сказать. Но я действительно имею в виду то, что говорю. Потеря любимой — это страшное горе.

Керни подумал, что согласен с этим.

Ветер развевал волосы Борзого, раздувал рукава его рубашки. Солнце светило ярко, но воздух еще оставался прохладным, и Керни был рад, что на нем летная куртка из козьей кожи. Борзой вновь заговорил:

— Для нас открылась возможность, Тэд. Я не предполагал, что тебе так скоро придется выступить в новой роли — лидера ФОСА, и, когда узнал об этом, подумал, стоит ли рассказывать тебе все сейчас, когда твоя потеря так свежа в памяти каждого.

— Все нормально, мистер Джонсон. Она бы гордилась мной.

Борзой улыбнулся, судя по всему, искренне, и, пристально взглянув на Керни, произнес:

— Я получаю заряд бодрости, общаясь с тобой, Тэд. Думаю, что мы сделали правильный выбор. У тебя тот имидж, который лучше всего воспримет американский народ. — Керни показалось забавным, что на роль общеамериканского символа подобрали его, англичанина. — Так вот о какой возможности я говорил, Тэд. Президент Маковски предложил ФОСА выступить по национальному телевидению. Мы поймали его на слове. Время эфира и все прочие подробности я улажу очень быстро. Твою речь уже пишут. Учить ее наизусть не обязательно. Ты будешь читать с телетекста, но я не хочу, чтобы казалось, что ты читаешь.

— Все будет сделано, мистер Джонсон.

— С этой речи ты стартуешь в будущее, Тэд. В будущее, где есть все, о чем только может мечтать человек.

— Я часто мечтаю, мистер Джонсон. — Он мечтал об убийстве…

Керни, положив руки в карманы модного пальто, сидел рядом с Лютером Стилом в первом ряду кресел, покрывавших Капитолийский холм. Ветер развевал его светлые волнистые волосы.

— Особо мы благодарны за вклад в победу нашему историческому союзнику, Великобритании. Несмотря на обилие собственных проблем, она не смогла игнорировать горестей друга, — он знал, что Керни исполнял свою миссию в британской разведке по необходимости, а не из альтруизма, что, однако, не уменьшало значения его работы. От матери и отчима он научился не доверять альтруизму.

Лилли Тубирс отложила книгу. Дом был прибран, а грандиозный обед стоял на плите. Она чувствовала усталость: вчера пришлось допоздна печь торт, а сегодня вставать чуть свет, чтобы приготовить завтрак Мэтью и Уиздому.

Чашечка кофе поправит положение.

В хижине было прохладно, несмотря на горящий камин (хорошо, что Мэтью и Уиздом так позаботились о ней, оставив дров не на день, а на целую неделю), и Лилли поплотнее закуталась в шаль.

Она пошла на кухню и принялась готовить кофе. На стене напротив раковины, над прибором для сушки посуды висела маленькая фотография Уиздома и Мэтью Лилли взглянула на нее. Уиздом как-то ее спрашивал:

— Почему матери делают то, что они делают?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду, Уиздом.

— Ну… Вы так рано встаете ради нас и работаете ради нас целый день напролет. Разве это не альтруизм?

— Нет. Ничуть нет.

— Но ведь это все не ради себя.

— О, ты рассуждаешь не как родитель, Уиздом. На самом деле здесь чистейший эгоизм. Мне доставляет удовольствие что-либо делать для тебя и Мэтью, поскольку я люблю вас обоих. Да, конечно, я устаю, и мне хочется завалиться в постель и вдоволь поспать. Но я получаю удовольствие, заботясь о вас двоих, об этом доме и обо всем остальном. Это доставляет мне гораздо больше удовольствия, чем лишний сон. Потому что я люблю вас. И встать рано, чтобы приготовить завтрак или сделать что-либо другое, для меня способ сказать, что я люблю вас. Мне это приятно. Понимаешь?

— Думаю, что да.

Порой она думала, действительно ли он понимает это, но в последние месяцы Уиздом перестал сомневаться. Ведь именно из такой любви они, уезжая на сегодня, оставили ей огромную груду дров. Именно поэтому Мэтью передал свой карабин Уиздому.

Встречая в книгах слова «неэгоистичная любовь», она удивлялась. Без «эго», без «я» и любви быть не может.

Люди, не понимавшие, что такое любовь, считали ее совершено неэгоистичной, тогда как в реальности любовь была наиболее эгоистичным чувством в мире, прекрасно эгоистичным.

Чайник, в котором она кипятила воду для растворимого кофе, стал свистеть. Машинально она положила чайную ложку с небольшим верхом на дно чашки и залила ее кипящей водой.

«Уиздом — уже почти взрослый человек, — сказала Лилли себе, — и Мэтью скорей умрет, чем допустит, чтобы с ним что-либо случилось». Такого чувства люди по-настоящему не понимали. Мэтью умрет, чтобы спасти Уиздома, потому что тот фактически был для него сыном.

Она научила Уиздома многому, но Мэтью научил его еще большему, особенно в том, что касалось чисто мужских дел. И оба они научили его прежде всего одному: нельзя ценить что-либо, не ценя себя. Вот почему доктор Холден эфбээровец Стил и Билл Раннингдир, так же, как и индейцы, она и Уиздом, сражались с ФОСА и президентскими «Ударными отрядами». Они так ценили личную свободу, что были готовы умереть за нее, ибо для них чувство свободы было органичной ценностью, а не неким приятным ощущением, ради которого не стоило отдавать жизнь.

Может, именно поэтому надо было сражаться именно сейчас: ведь слишком мало людей понимало истинную сущность свободы.

Лилли держала чашку с кофе обеими руками, стараясь согреться.

Она немного почитает, а затем найдет себе еще какое-нибудь занятие, чтобы скоротать время, пока Мэтью и Уиздом не вернутся, и она вновь станет жить, а не существовать в эмоциональном напряжении…

* * *

Дэвида Холдена представили им, как только они приехали. Из-за пересеченной местности и снегопада все были на лошадях. Сейчас метель мела вновь, и поднявшийся ветер, скрывая следы, делал встречу более безопасной.

Здесь были посланцы всех племен этого края: сиу, шайены, арапахо и другие, неизвестные ему даже по старым вестернам или книгам.

Всего — человек пятнадцать, от почти сорокалетних до шестидесятилетних; с каждым из них приехало несколько сопровождавших. Чем старше выглядел вождь, тем внушительней эскорт.

Но странно, что все они больше напоминали ковбоев, чем индейцев.

На них были ковбойские шляпы всех форм и размеров с полями, украшенными перьями, или серебряными раковинами, или просто ленточками; тяжелые ботинки, у кого поношенные, а у кого поблескивающие, несмотря на снег; блестящие ременные пряжки, синие джинсы и соответствующие рубахи. Волосы у молодых были темные, длинные. У одного — распущенные, как у женщины, у других заплетенные в косички. Холден подумал, что эти прически для них не просто оригинальность, а символ принадлежности к индейскому народу.

А еще у них было самое разное оружие: от заряжающихся с дула штуцеров до винтовок с оптическим прицелом.

И теперь Дэвид Холден стоял перед ними.

Они сидели на одеялах, расстеленных в пещере, или стояли у стен, куря сигареты или трубки. Один из них пожевывал сигару.

Мэтью Смит — мужчина, странно напоминающий Сократа, покуривал длинную тонкую сигару, а рядом с ним стоял юноша Уиздом Тубирс. Глядя на Уиздома, Холден сразу вспоминал о собственном сыне, погибшем при попытке защитить жизнь своей матери и обеих сестер.

Холден прочистил внезапно сжавшееся горло:

— Я почти не знаю вас, но думаю, что эта война оставила нам слишком мало времени на любезности. Многие должны удивиться, почему я попросил Боба Тубирса созвать всех вас сюда. Я думаю, вы понимаете, что я хочу попросить вас принять участие в нашей борьбе, но, может быть, не понимаете, ради чего я делаю это и за что ведется борьба.

— Человек, именующий себя президентом Соединенных Штатов, — продолжал Холден, — приказал, чтобы всех офицеров, как мужчин, так и женщин, сохранивших верность Конституции США, арестовали и привезли сюда в телячьих вагонах, чтобы убить их в тюрьме, если они под пытками и после промывания мозгов не перейдут на сторону президентских «Ударных отрядов».

— Естественно, есть некая горькая ирония в том, что американских индейцев просят помочь американской армии и другим вооруженным формированиям, — кое-кто засмеялся, а кое-кто улыбнулся. — Почему люди, лишенные своей исконной земли под дулом винтовки и изгнанные в резервации, должны рисковать своей жизнью во имя Конституции, более двух веков игнорировавшей их существование?

— Я думаю, на это можно дать лишь один ответ, — произнес Холден.

— Потому что из всех американцев вы — самые истинные. С тех пор, как белые люди появились здесь, вы видели редкие моменты нашей славы, видели и наши глупости, но независимо от того, равным или неравным было наше партнерство, эта земля — наша общая. И, возможно, сейчас вам предоставляется шанс подтвердить это так, чтобы мои слова стали для всех неоспоримой истиной. Впрочем, не знаю. Но я знаю, что цвет кожи, национальное происхождение и все остальное не имеет значения, когда делаешь выбор между добром и злом. Пренебрежение сегодняшней несправедливостью — не меньшее зло, чем пренебрежение нашими предками несправедливостью в далекие времена. Хорошие люди, столкнувшись со злом, не могут отказаться от борьбы, то ли словами, то ли идеями, то ли оружием.

— Теперь, — произнес Дэвид Холден, — настало время для оружия. Через несколько дней мои люди и я соединимся с «Патриотами» из отряда Боба Тубирса и Мэтью Смита и всеми остальными, кто пожелает нам помочь. Независимо от того, много нас будет или мало, мы собираемся атаковать форт Маковски, чтобы освободить захваченных офицеров. Нам нужно, чтобы они вернулись в свои подразделения и сражались на нашей стороне. Да и вообще люди, не утратившие совести, не могут, стоя в стороне, равнодушно глядеть на жестокость, не становясь ее невольными соучастниками. Все необходимое вооружение я вам предоставлю, — сказал он, имея в виду захват Рози оружия, амуниции и взрывчатки на базе «Дельты». — Но даже если по какой-либо причине обещанное оружие не прибудет, даже если нам придется пользоваться старыми охотничьими дробовиками, ножами, камнями и всем остальным, что под руку попадется, мы не можем уклониться от нашего долга. Я хочу знать, на кого я могу рассчитывать.

Безмолвие было холодным и каменным, как своды пещеры. Холдену хотелось курить, но он не желал отводить взгляда от индейцев.

Наконец один из пожилых вождей медленно, пошатываясь, встал с одеяла и снял заношенную серую фетровую шляпу. Такую носили в вестернах сороковых годов. На правом бедре виднелась кобура, пришитая к джинсам, кобура с «Кольтом» армейского образца.

Вождь курил трубку, но, когда начал говорить, вынул ее изо рта:

— Странно слышать, чтобы белый человек с таким уважением говорил об индейцах. Разве тех, кого уважаешь, можно было гнать все дальше, дальше и дальше, в то время как наши женщины и дети гибли от голода, а юноши гибли нравственно от нищеты, пьянства и отчаяния? И все же ты говорил о нас с уважением. И ты знаешь, что мы ответим. Честь живет в нас. Я думаю, она живет и в тебе. Я не могу говорить за всех моих братьев, сидящих здесь, но могу говорить о моем народе. Мои юноши будут сражаться. И молодые женщины тоже будут сражаться. Те, кто слишком стар для войны, помогут иначе. Я хочу видеть разрушенным это прибежище зла — форт Маковски. Хочу видеть уничтоженным зло, заполонившее эту землю. Хочу этого ради себя, а не ради вас, но работать мы можем вместе.

Дэвид Холден вздохнул.

Он подумал, что теперь можно закурить.


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

Роуз Шеперд надела наушники. Она сидела одна в палатке связистов.

Она решила, что сейчас скажет обо всем Дэвиду. Но их система радиосвязи в Монтане была весьма сложной. К тому же, из-за помех его голос казался очень далеким.

Может, поэтому Рози так и не сказала ему ничего.

Она знала, когда все это случилось.

Недавно, когда ее задела шальная пуля, пришлось сдать анализ крови. Доктор Вонг (он помогал «Патриотам» с самого начала и покинул город, чтобы работать с ними все время) сказал ей, что — слава Богу — она принадлежит к тем счастливым женщинам, которым уже нельзя принимать таблетки, поскольку это плохо сказывается на давлении.

Рози подумала, что в этом все и дело.

Она, конечно, сообщила об этой перемене Дэвиду, и он как будто не встревожился, и сказала, что если… Роуз тяжело и глубоко вздохнула.

Она подумала, что на самом деле настояла на перевозке оружия в Монтану под ее личным контролем только из-за того, чтобы взглянуть Дэвиду в глаза и рассказать ему обо всем.

Конечно, решить проблему можно было по-разному. Но Роуз помнила о фотографии стоящего где-то в Италии памятника жене Гарибальди — в одной руке пистолет, в другой — припавший к груди ребенок.

Какие бы сложности ее не ожидали — лучше всего сохранить существо, даровать жизнь которому она так страстно желала. Ведь это — половинка ее и половинка Дэвида. Если уничтожить его ради продолжения борьбы с Маковски, Таунсом, Борзым и всеми остальными врагами, разве это не станет победой Маковски и его приспешников? Человек имеет право делать то, что желает — рожать ребенка, красить волосы в голубой цвет или стричься налысо. Рози решила, что хочет этого ребенка, когда доктор Вонг сообщил ей о беременности.

У нее были подруги, катавшиеся на водных лыжах за две недели до родов. Война не более тяжелое занятие, чем подобный спорт. Разве не так?

Ее страшило, что Дэвид может не захотеть ребенка сейчас. Конечно, он не скажет об этом прямо, но что если она почувствует его подлинное отношение к случившемуся?

Она помнила выражение лица доктора Вонга.

— Рози, ты в положении.

— Но ведь у многих женщин бывают задержки, когда они…

— У тебя не задержка. Если б у тебя была только она, то ты бы ко мне не пришла, правда?

— Да.

— Рози, это ты с Дэвидом?

— Конечно… о Господи, — Рози помнила эту ночь. Они так устали. Его не было два дня. Естественно, это произошло тогда… Она вставила эту чертову штуку на пару минут позже.

— Ты очень здоровая женщина, Рози, — она слушала доктора Вонга, закрыв глаза. — Ты должна родить хорошего ребенка. Думаю, Дэвид будет счастлив.

— О, да.

— Конечно, будет. У вас все только начинается. Ни о чем не беспокойся и будь счастлива.

Рози поблагодарила доктора Вонга и ушла.

Больше об этом никто не знал.

Но принимая солнечные ванны вместе с остальными женщинами в лагере, нельзя будет скрывать свое положение слишком долго. К тому же, в последние дни она стала прожорливой, как гризли. Дэвид захочет отправить ее отсюда. «Из соображений безопасности». Такая мысль выводила из себя. Она может сражаться не хуже, а пожалуй, и лучше всех мужчин в лагере, за исключением Дэвида. И она стала чертовски хорошим стратегом. Или тактиком. Ей была неясна разница между этими двумя понятиями.

Будь что будет.

Роуз Шеперд посмотрела на передатчик:

— Дэвид, я беременна. Ты будешь папой, — она покачала головой, закрыв глаза. Почему все так сложно?


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

Смит и Уиздом вместе с Лютером Стилом и Дэвидом Холденом подъехали верхом к краю каньона, на другом конце которого на узком, окруженном с трех сторон обрывом, клочке каменистой земли находился форт Маковски.

Смит лежал на животе, опираясь на локти, и смотрел в бинокль.

— На вид — неприступная крепость, — сказал лежавший рядом справа Стил.

— Гм-м-м, — проворчал Смит.

— Ты был прав насчет этого поезда, — заметил находившийся в некотором отдалении доктор Холден. — Проникнуть туда можно только фронтальной атакой либо по воздуху.

Смит передал бинокль Уиздому.

— Спасибо, — произнес индеец.

— Я рассчитывал на воздушную атаку, — кивнув ему, сказал Смит Холдену и Стилу. — Возможно, с использованием планеров. Но у нас слишком мало людей, способных хорошо управляться с этой техникой. По крайней мере, сейчас их слишком мало. Все наши воздушные силы — это вертолет из резервации Боба Тубирса и полдюжины одномоторных самолетов, которые мы возьмем напрокат.

Форт Маковски представлял собой систему связанных друг с другом блокгаузов, окружающих многоэтажное центральное здание. Все постройки находились за бетонной стеной, обвитой сверху колючей проволокой. Несомненно, по проволоке был пущен электрический ток. Да и сигнализация подключена. Оставляя лишь путь сквозь стальные ворота по узкому коридору, в середине которого находилась железнодорожная колея. Очевидно, пространство между стенами и колеей было заминировано и простреливалось из пулеметов.

— Путь один — по железной дороге, а это очень рискованно, — продолжил Смит.

— Меня возьмете? — неожиданно спросил Уиздом.

Смит повернулся и посмотрел на паренька:

— Дело опасное, но, думаю, ты дорос до него. Проблема здесь одна — внешний вид. Понимаешь, все, находящиеся в поезде, должны быть в форме президентских «Ударных отрядов». Ты же выглядишь слишком молодо. И, кроме того, нам нужны надежные люди, чтобы обезвредить зенитное подразделение у железной дороги в форт. Думаю, что именно здесь ты лучше всего проявишь свой талант. Я говорю это не потому, что собираюсь оградить тебя: захват этих зениток — чрезвычайно опасное предприятие. А если кто-то пристально вглядится тебе в лицо и определит твой истинный возраст, это сорвет всю операцию, Уиздом.

— Хорошо, тогда я займусь захватом ПВО, — он вернул бинокль. Смит кивнул. — Мне лучше быть верхом.

Смит вновь кивнул, отвернувшись от Уиздома, он понял, что Холден и Стил смотрят на него:

— Что, джентльмены?

— Моему сыну было бы почти столько же, — бросил Холден и взял свой бинокль.

Смит не сказал ничего…

* * *

Роуз Шеперд складывала свой багаж в сумку. Все очень практично для войны — черные тяжелые ботинки, черные рубашки, теплый черный шерстяной свитер.

Бросив свитер на остальную одежду, она опустилась на колени на лежащее на полу одеяло.

Роуз закрыла глаза, но это не помогало.

Слезы текли все равно.


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

— Меня зовут Эмма, — сказала она.

— Привет, Эмма.

— Можно войти?

Джеффри Керни пристально взглянул на нее: он знал, зачем к нему прислали эту девушку. На ней была великоватая хлопчатобумажная ветровка, синие джинсы, обтягивающие, словно вторая кожа, и оранжевая вязаная блузка, оставлявшая открытой приличный кусок талии вместе с пупком. Светлые волосы ниже плеч, и очень молодое, симпатичное личико.

— Входите.

Она вошла в его спальню, не закрывая дверь (судя по всему, из застенчивости).

— Я, правда, сочувствовала, узнав о вашей девушке.

— Спасибо.

— Вы, наверно, ее очень любили.

— Да, — он стал говорить с американским акцентом, устав решать всю эту шараду. Прикончить Борзого и Монтенегро, и точка. Но еще рано. — Чем могу быть вам полезен?

— Мистер Монтенегро прислал меня к вам… чтобы…

— Я действительно устал, милая, — Керни знал, зачем именно прислал ее Монтенегро.

Но вместо того, чтобы повернуться к дверям, она спросила:

— Могу я поговорить с вами?

— Конечно, — ответил Керни.

Она сложила ладони, сплетя пальцы на голом животе:

— Если… а… если…

— Если что? — он достал «Зиппо» и закурил от сине-желтого огонька. Черт возьми, он не собирался облегчать ее задачу.

— Если я не… он будет…

— Что? Чуть-чуть пошлепает? — следи за акцентом, сказал себе Керни.

В симпатичных, синих, как маргаритки, глазах читался испуг. Она кивнула, опустив глаза, словно рассматривала ковер.

— Ты что, принадлежишь кому-то? Я хотел спросить, можешь ли ты самостоятельно принимать решения?

— Можно закурить?

Он кивнул, вытряхнул из пачки сигарету, даже зажег ее для девушки, а затем положил в карман «Зиппо».

— Без фильтра. Вы что, специально отрываете?

— Нет. Я такие покупаю.

— Не знала, что такие делают.

— Сколько тебе лет? Только говори правду.

— Девятнадцать, — произнесла она, прочистив горло.

— Хорошо, — Керни отвернулся от нее и глубоко затянулся. Почти докуренная сигарета обжигала губы. — Значит, Монтенегро послал тебя поднять мне дух. — К черту этот акцент.

— Он сказал, чтобы я легла в постель с тобой или сделала что-нибудь другое.

— Что?

— Ты знаешь, — мягко сказала Эмма.

— Нет, не знаю, — он очень разозлился. — Скажи. Что он имел в виду?

— Я…

— Что? — он повернулся и посмотрел на нее. — Французский массаж? Содомские игры? А если ни одно из этих удовольствий меня сейчас не интересует?

— Он побьет меня.

— Он бил тебя раньше?

Эмма кивнула.

— Куда?

Она повернулась спиной, сбрасывая с плеч ветровку, и чуть приподняла эластичную блузку. Он сразу заметил шрамы, а когда она разделась до пояса, поразился. Очень профессиональная работа ремнем. Для такого профессионализма нужна большая практика.

— Это Монтенегро?

Эмма кивнула, не поворачиваясь.

— Он сделает это снова, если я не пересплю с тобой?

Она опять кивнула.

Керни хотел предложить ей сесть, докурить сигарету и солгать. Но Монтенегро все из нее выбьет. Эмма выглядела женщиной, совершенно неспособной к вранью. В других обстоятельствах он нашел бы подобное качество восхитительным.

Резким движением он захлопнул дверь, схватил ее за плечи и повернул к себе. Она не подняла ладоней, чтобы закрыть грудь, однако закрыла глаза.

— Посмотри на меня, — сказал Керни.

— Да… — открыв глаза, Эмма посмотрела на него. — Если ты не сделаешь этого, он узнает.

Опустив руки с ее плеч, он взял девушку за грудь. Он подумал о Линде Эффингем. Как ни глупо, он любил Линду Эффингем даже мертвую. То, что будет сейчас, не изменит его чувств. Если не заняться любовью с этой перепуганной девчушкой, то Монтенегро, выбив из нее информацию, может много о чем подумать. Прежде всего, это помешает его появлению на национальном телевидении в качестве светловолосого символа народной революции.

Он уже знал, что передаст в эфир. Это не имело ничего общего с заранее написанной речью.

Не отводя рук от маленькой груди Эммы, Керни привлек ее к себе и, наклонившись, поцеловал в губы. Она упала на него, словно тряпичная кукла. Он придерживал ее, продолжая целовать, но абсолютно не желая. Затем приподнял — Эмма склонила ему голову на грудь — и понес через всю комнату к постели.

Раздевая ее, раздеваясь сам и ложась рядом с ней, Керни начал кое-что понимать. Ведь она не знала таких ласк. Для нее мир состоял из Монтенегро и ему подобных, тех, кто всегда требовал, а не давал, кому сила заменяла нежность. Одними лишь пальцами довел он ее до наслаждения. А затем еще раз и еще раз.

Он лег на нее, раздвигая ноги — она стала извиваться и закрыла глаза.

Забавно, но ему вовсе не хотелось иметь ее таким способом. Ну и ладно. Скорей кончить с этим и выгнать сучку из комнаты.

— Прошу, — шептала Эмма. — Любишь меня?

Керни отвернулся, проклял себя, свою работу, мир, а затем взглянул на маленькую блондиночку. Настоящая, не крашеная. Он погладил ей левой рукой поясницу и приподнял, целуя в шею. Правая рука терла ей соски.

Она обхватила его бедрами и застонала.

— Все хорошо, Эмма. Все будет хорошо.


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

Смит зажег спичку от камина, закурил сигару и бросил спичку в огонь.

Сегодня Лилли прибирала на кухне одна. Обычно он и Уиздом ей помогали. Но сегодняшний вечер был очень важен для Уиздома, и Смит знал, что Лилли Тубирс тоже знает об этом.

Уиздом сидел рядом с мужчинами.

Его дядя Боб Тубирс говорил:

— Мы должны молниеносно захватить их противовоздушные установки незадолго до того, как поезд двинется в форт Маковски. Сохранив их систему коммуникаций, мы погибнем.

Лютер Стил кивнул, а Билл Раннингдир заметил:

— Мы должны так рассчитать атаку на зенитки, чтобы она совпала по времени с движением поезда в форт. Меня больше беспокоит не как добраться туда, а как выбраться оттуда. У нас нет ни приказов, ни каких-либо других официальных бумаг, чтобы сделать законным наше появление там. Как только мы приедем или даже еще раньше, весь обман может вскрыться и его последствия обрушатся на нас.

— Я долго думал об этом, — начал профессор Холден. — Если Маковски находится там, то только для того, чтобы затянуть нас в столь заманчивую ловушку.

— Браво! — мягко произнес Смит, выпуская густой клуб дыма.

— Я не понимаю, — прервал Уиздом. — Если вы знаете, что это — капкан…

— Видишь ли, сынок, — стал объяснять Холден. — Мы можем обратить такую ситуацию себе на пользу. Мы знаем, что командир базы…

— Юджин Хеклер, — пояснил Стил. — Вооруженное ограбление, убийство, изнасилование… По-моему, этого достаточно. Пока ты разговаривал с Рози, я побеседовал с Кларком Петровски.

— Петровски? — удивленно спросил Смит.

— Это один из моих агентов. Он был ранен и не участвовал в последних операциях, а сейчас вновь приступил к работе. Ты скоро его увидишь.

— Роуз сообщила о Хеклере Кларку, — продолжал Стил, — а у того остаются кой-какие дружки в ФБР, ребята, на которых можно положиться. Они навели справки. Хеклер — типичный уголовник, правда, сметливый и в высшей степени энергичный.

— Мы знаем, — сказал Холден, — что этот парень жаждет затянуть нас в форт. Так что он может подстроить какую угодно ловушку. Но это сработает на нас. Главное, что мы должны сделать — а я долго все продумывал — это заставить Хеклера — так его зовут, Лютер?

Стил кивнул.

— Заставить Хеклера залезть в собственный капкан.

— Интересно, как? — прервал Стил.

— Мы загрузим один из вагонов взрывчаткой на случай, если дела пойдут плохо. Так мы заберем их на тот свет вместе с собой. Но Боб Тубирс подал превосходную идею, как их облапошить.

— Я? — несколько недоверчиво спросил Боб.

Смит невольно улыбнулся.

— Вот в чем дело, — стал пояснять Холден. — Боб говорил, что в его народе много искусных плотников. Помнишь, ты даже оставил пометки в списке, когда я расспрашивал тебя о твоем племени? Во всяком случае плотники у вас есть. Сегодня утром, когда Мэтью, Уиздом, Лютер и я наблюдали за фортом, мы видели один из поездов.

Я присмотрелся к вагонам. Судя по всему, они металлические, но помнится, что в некоторых из них деревянные двери. Мы можем установить это. Впрочем, главное — узнать точные размеры вагонов.

Ваши люди могли бы сделать искусственные платформы из фанеры толщиной в четверть дюйма. Мы положим их над полом вагона — цвет и тому подобное обговорим заранее — чтобы оставить достаточно места для бойца с полной выкладкой. Так у нас в каждом вагоне, кроме начиненного взрывчаткой, будет человек двадцать пять. Чем больше я думаю об этом, тем больше прихожу к выводу, что взрывчатку надо поместить в последний вагон.

Так мы сможем выбираясь оттуда — если до этого, конечно, дойдет — сразу отцепить его и взорвать вместе с путями. Наши главные силы остаются спрятанными в вагонах под ложным полом. Когда этот Хеклер откроет капкан, наши ребята в подходящий момент выскочат из вагонов и остается только пробиться.

— Модернизированный троянский конь, очень хорошо, доктор Холден, — одобрительно произнес Смит.

— Я всегда считал, что классиков следует изучать, — Холден улыбнулся.

— Arma virumque cano, Trojae qui primus ab oris… — Смит посмотрел на языки пламени, лижущие каминную решетку. — «Энеида». «Оружье пою я и мужа, что первый от берега Трои…» Кажется, так это в переводе.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

Юджин Хеклер смотрел на человека, именовавшего себя президентом.

Вид у него был не радостный.

— Вы не одобряете, — произнес стоявший рядом Хобарт Таунс.

— Я? Нет, сэр.

Президент Роман Маковски вел допрос с помощью электродов доктора Мастерсона. Допрашиваемый, морской офицер, который, судя по всему, уже был готов поддаться, теперь вновь упорствовал, не желая присягнуть на верность новому президенту. Это был молодой небритый лейтенант с перебинтованными ступнями. Его привезли сюда одним из первых и несколько раз заставляли ходить в одних носках в ледяной воде. Так он потерял один палец на левой ноге и два — на правой.

Президент Маковски уменьшил напряжение до минимума.

Электроды были прикреплены к яичкам, соскам и языку юного офицера. Моряк упорно не поддавался воздействию тока. Президент Маковски очень медленно, словно ждал этого момента всю жизнь, повернул рубильник, усиливая ток.

Тело молодого моряка стало трястись, словно в пароксизме лихорадки.

Подождав несколько больше, чем казалось Хеклеру благоразумным, президент ослабил напряжение.

Фельдшер, работавший с доктором Мастерсоном, надел резиновые перчатки и, подойдя к офицеру, убрал электроды с почерневшего, кровоточившего языка.

— Ты будешь сдаваться, сынок? — спросил Мастерсон.

— Тебе нужно всего лишь перейти на мою сторону, парень, — сказал Маковски.

Очевидно, этих слов не следовало произносить. Морской офицер почернел и вымолвил:

— При всем уважении… уважении к вашей должности, сэр… сэр… идите вы на…

На лице Маковского замелькали красные пятна. Он спросил:

— Доктор Мастерсон, что произойдет, если снять повязки с ног этого человека и поставить там дополнительные электроды?

— Я, гм, предполагаю, господин президент, — помолчав, ответил Мастерсон, — что это вызовет очень острую боль. Раны после ампутации не зажили, и, господин президент, это могло бы…

— Мне все равно. Развязывайте. Я хочу взглянуть, что будет.

Хеклер заметил, как он сжимает и разжимает кулаки.

Стоявший рядом с ним Таунс чуть слышно прошептал:

— Вам надо бы посмотреть на женщин, выходящих из его спальни в Белом доме.

Хеклер бросил беглый взгляд сперва на лицо Таунса, затем на лицо молодого моряка. Этот человек не сломается.

— Господин президент, простите, но у меня есть здесь еще обязанности, — сказал он.

— Кишка тонка поглядеть, Хеклер.

— Я — комендант, господин президент. У меня правда много дел здесь.

— Найдете мне еще одного, когда с этим закончим. Дело презанятное.

— Я спрошу доктора Лигета, господин президент.

— Да, сделайте это, Хеклер.

Юджин Хеклер еще раз посмотрел на Таунса. Тот улыбнулся.

Хеклер повернулся и вышел, ощущая приступ тошноты…

* * *

Дмитрии Борзой смотрел; подслушивающих устройств при нем не было. Глядеть на двух людей, занимающихся сексом, не доставляло ему, в отличие от Монтенегро, особого наслаждения.

Сидевший в раскладном кресле рядом с Борзым Косяк, очевидно, очень возбудился.

— Только посмотрите, мистер Джонсон!

Борзой насмотрелся достаточно.

Рикардо Монтенегро почесал оспинку на щеке и закурил сигарету, не отводя взгляда от телеэкрана.

— Не правда ли, этот Тэд Борден — хороший жеребец, — произнес он.

— Да, — благоразумно согласился Борзой, — настоящий жеребец.

— Ты знаешь, я никогда не видел, чтобы Эмма так реагировала. У нее громадный потенциал. Когда она уйдет от Бордена, приведи ее ко мне, Косяк.

— Да, сэр.

Дмитрий Борзой посмотрел на Косяка. За время знакомства с этим пареньком он по-отцовски привязался к нему. Конечно, Борзой понимал его недостатки, но видел, что преданность искупает их. Он не мог противиться своим чувствам.

— Косяк, почему ты смотришь?

— Мистер Джонсон? — Рифер взглянул на него.

— Почему ты смотришь на это? Разве здесь нет девушки, с которой ты бы мог побыть?

— Да, но…

— Но?

— Такие вещи видишь не каждый день.

— Да, это уж точно, — Борзой кивнул. Он был разочарован. Но не в Тэде Бордене. У того юноши были все достоинства: хорош в бою, при необходимости жесток и, очевидно, хорошо умеет очаровывать женщин.

Последнее качество очень поможет при создании его имиджа как симпатичного лидера «Фронта Освобождения Северной Америки».

— Если бы мы показали это по телевидению, то половина женщин этой блядской страны перешла бы на нашу сторону, едва взглянув на него, — восторженно сказал Монтенегро.

Борзой посмотрел на его лицо, но не сказал ничего. Глаза у Монтенегро расширились, губы увлажнились. Может, именно поэтому он стегал женщин тяжелым ремнем. Может, он вообще не совсем нормальный! Борзой внезапно подумал: «А за кем, собственно, Монтенегро больше следит на мониторе: за мужчиной или за женщиной?»

Борзой закурил сигарету, воспользовавшись этим как поводом отвернуться от экрана. Ноги его все еще болели после перелома, мускулы судорожно напрягались.

Настанет день, и Холден получит свое.

И, возможно, Тэд Борден поможет ему в этом.


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

Роуз Шеперд сидела в пилотской кабине рядом с Честером Литлом. Тот был, как всегда, хмур и не говорил ни слова. Она сама завела беседу.

— А до Колорадо, где мы поменяем самолеты, ведь долго лететь?

— Да.

— Вы когда-нибудь летали с таким грузом: оружием, патронами и тому подобным?

— Нет.

— Почему вы стали летчиком?

Он пожал плечами, по-прежнему не смотря на нее.

— Самолеты всегда несколько пугали меня, — сказала Рози, вглядываясь в окружавшую их тьму. — Полеты меня не особо беспокоят, но вот на взлете и посадке я нервничаю. Кажется, что на мне сглаз какой-то, понимаете? Тогда, когда за рулем кто-то другой.

Он не сказал ничего.

— Вы женаты? — глупый вопрос. Ее голос звучал, словно со сцены.

— Ага.

— Давно?

— Двенадцать лет.

— И дети есть?

— Ага.

Роуз закурила, выпуская сигаретный дым на ветровое стекло. Что за ответ!

— И сколько?

— Трое.

Наконец он что-то сказал. Но секс — такая тема, что не требует от собеседника особых талантов.

— Мальчики, девочки?

— Да.

— И, — она едва не сказала «черт возьми», — сколько одних и других?

— Два мальчика, одна девочка.

— Сколько им?

— Одиннадцать, девять, семь.

— Кому именно? — Он что, на шифре разговаривает?

— Мальчикам — одиннадцать и девять.

Значит — дочке семь.

— Ваша жена работает?

— Угу.

— Чем она занимается?

— Телефонами.

— Телефонная компания?

— Нет.

— Телефонистка?

— Ага.

— Где вы выучились летать?

— В армии.

«Чьей армии?» — хотелось спросить ей, но она задала другой вопрос:

— Как скоро мы доберемся туда?

— Еще два часа.

— Тогда мы сменим самолеты?

— Угу.

— Вы знаете другого пилота?

— Ага.

— Он хороший?

— Она.

— Она хорошая?

— Угу.

Роуз Шеперд стала думать, что ей надо было взять с собой книгу.

Она потушила сигарету и, повернув голову, опустила ее к крошечному окну, воспользовавшись сложенной курткой, как подушкой. Может, ей удастся уснуть…

* * *

— Как мы знаем из недавней истории, сама воина длилась более четверти века. Но переломный момент в борьбе с «Фронтом Освобождения Северной Америки» и его сообщниками в правительстве Соединенных Штатов — такими, как Роман Маковски и Хобарт Таунс — настал около двадцати четырех лет назад. Американский народ наконец сплотил свои ряды вокруг организации «Патриотов» и вступил в битву. После резни в столице и последующей атаки на форт Маковски рядовой американец больше не мог терпеть всего этого, считать, что ничего не происходит, считать, что насилие совершается не над ним, а над другими, считать, что личные свободы, гарантированные Биллем о правах, только временно ограничены и не имеют основополагающего значения. Американский народ стал понимать, что свобода слова, свобода собраний, свобода от незаконного обыска и задержания, свобода иметь и носить оружие — неотъемлемое качество Соединенных Штатов. Американцы начали понимать, что на них надели цепи основанного на неравенстве феодального общества, общества, от которого их пращуры эмигрировали в Америку. И надело эти цепи правительство, которое пожелало не представлять народ, а править народом.

— Действительно, — продолжал он, — нас, наверно, должно что-то шокировать, чтобы, выйдя из состояния самодовольства, мы крикнули «Хватит!». И это наконец случилось.


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

Утро было солнечным, безоблачным и холодным. Лем Пэрриш потрогал рукоятку револьвера «смит-и-вессон» здоровой рукой. Выбраться из столицы было безумно опасно, но в глубине души он хотел никогда не возвращаться туда. Жена его была в безопасности, и он мог присоединиться к ней. Автофургон катил по сельской дороге, и Лем смотрел на голые зимние деревья.

Здесь даже пахло свободой.

Такого еще не было в его жизни. Раньше он много раз испытывал отвращение, когда, гоняясь за новостями, пытался откопать правду, а находил грязь. Но никогда прежде его профессия не доставляла ему столько огорчений.

Слишком много представителей пишущей и электронной прессы следовали официальной правительственной линии, согласно которой все преступления были на совести «Патриотов», солдаты из президентских «Ударных отрядов» были героями, а «Фронт Освобождения Северной Америки», скорей всего, являлся народным движением, желающим для страны благотворных перемен.

«Свобода печати само собой необходима, но преступление — высказываться против правительства в такое кризисное время, как наше. Ведь мы не имеем доступа к тайной правительственной стратегии, даже не знаем, что правительство говорит публично для того, чтобы дезинформировать так называемых «Патриотов», заливающих страну кровью. Поэтому я говорю, что мы должны остановиться и подумать, прежде чем открыть рот. И тогда никому не надо будет бояться, что его арестуют по подозрению в призывах к мятежу, и правительство спокойно будет заниматься своим делом — обеспечением безопасности наших улиц, домов и предприятий.

Мы, американцы, привыкли к обыскам с санкции прокурора. Но для того, чтобы справиться с нынешним необычайным кризисом, необычайным по самой своей природе, требуются и необычные меры. Нет, мне самому бы не нравилось, если б кто-то вломился ко мне в дверь среди ночи и принялся обыскивать дом. Но у меня нет оружия, нет радиопередатчика, нет никакой контрабанды. Так чего мне бояться? Да, это некоторое неудобство, но правительство заплатит за новую дверь. По крайней мере, я смогу ночью спать крепче, зная, что мое правительство использует все возможные средства для того, чтобы защитить мою семью, чтобы справиться с заполонившими улицы отъявленными головорезами. Во имя общего блага необходимо идти на жертвы.

Когда за время нынешнего небывалого экономического спада вы устраивали вечеринку, где бы собиралось более шести взрослых? Так о чем же столько говорить. Чтобы помочь нам преодолеть кризис, президент Маковски издал Указ — по-моему, очень разумный — о том, что для любого собрания, где присутствует более шести взрослых людей, требуется простое, легко доступное разрешение. Вы обращаетесь в штаб «Ударных отрядов», либо придя туда, либо по почте, либо даже по телефону. Просите дать письменное разрешение. Вам присылают бланк с оплаченным ответом. Надо лишь ответить на пару вопросов — назвать присутствующих людей, цель собрания и тому подобное. Вот и все. Затем отправляете конверт по почте, оставляя дубликат бланка у себя. И автоматически получаете разрешение. А кроме того, обретаете душевный покой, зная, что недозволенные собрания — такие, как тренировки «Патриотов», сборища бандитов и так далее — теперь легче обнаружить, предотвратить, прервать. Зная, что нарушителей закона теперь легко упрятать за решетку и убрать с улиц, сделав наши города безопаснее для вас и ваших семей. Это временная мера, но, несомненно, необходимая. Я, например, был бы рад, если бы эта мера оставалась в силе и после того, как кризис будет взят под контроль. Она станет мощным оружием для борьбы с растущей наркоманией и сдерживания уличной преступности. Давайте прислушаемся к доводам президента Маковски.

В современном обществе оружие не имеет места. Оно присутствует лишь в руках армии и полиции. Разве не было б прекрасно, если б Америка стала такой страной, как Англия, где даже полиции не нужно носить оружие? В Японии ношение оружия запрещено законом уже давно, и уровень преступности, в частности, насильственной преступности, в этой стране настолько низок, что каждый американец должен стыдливо склонить перед ней голову. Тот факт, что незначительное число мужчин обладают психосексуальной склонностью убивать беззащитных зверей и птиц, абсолютно не означает, что этим людям дано право ходить со своими разрушительными орудиями и убивать направо и налево. А ведь именно это и происходит, не так ли? Я приветствую недавно изданный билль президента Маковски, согласно которому владение нелегально приобретенным огнестрельным оружием или ножом, не предназначенным для домашней работы, с длиной лезвия свыше трех дюймов наказывается штрафом в двадцать пять тысяч долларов и лишением свободы на срок до пяти лет. Такой жесткий закон следовало ввести еще несколько десятков лет назад. Надо подумать, что имели в виду отцы — основатели государства, когда вводили поправку к Конституции, разрешающую ношение оружия. В те дни народ сталкивался с дикарями-индейцами: апачами, сиу и команчами. Возможно, было и правильно, что два века назад обычные люди имели доступ к оружию, но дикого Запада давно больше нет и нельзя больше мириться с десятками тысяч убийств, совершаемых ежегодно, посредством финок, навах, револьверов, пистолетов и штурмовых винтовок. Президент Маковски — это первый президент в истории, выступивший против оружейных лоббистов, объединившихся в «Фонд защиты второй конституционной поправки». Именно подобное мужество нужно Америке сегодня. Мужество, которое не должно подкрепляться базукой».

Журналисты. Он мог припомнить десятки передовиц, столь же бессодержательных и устрашающих. Лем Пэрриш вздохнул.

— Что тебя так изводит, Лем? — спросила Пэтси Альфреди, сидевшая рядом с ним за рулем.

— Я просто думаю, что за сумасшедшая у меня профессия. Вот и все. Я пытаюсь говорить правду, чтобы люди научились мыслить самостоятельно. Но повсюду столько лжи.

— Это значит, что ты по-прежнему должен говорить правду?

Пэрриш покачал головой и улыбнулся. Численный перевес был не на его стороне. Если американский народ слушал одну и ту же ложь, растиражированную почти всеми средствами массовой информации, и узнавал правду только от нескольких подпольных газет и передвижных радиостанций, то как можно было предполагать, что он отличит ложь от правды? Если слышишь ложь весьма часто, то разве не начинает она через какое-то время звучать правдиво?

— Думаю, ты чем-то раздражен, Лем.

— Как ты это вычислила, Пэтси?

— Помнишь, — она не засмеялась, — моего мужа и сына?

Пэрриш помнил, что ее муж был полицейским, убитым ФОСА, а сын — одним из многих десятков военных, павших от бомб «Фронта».

— Так как ты справляешься с такой ситуацией? — спросил он.

— Как? Каждое утро встаю с постели вместо того, чтобы вскрыть себе вены. — Он не знал, что ответить на такие слова. — Вообще-то, это просто, — продолжала Пэтси. — Я говорю себе, что если не буду продолжать борьбу, то ублюдки, убившие мою семью, победят. Если я продолжаю борьбу, я показываю им, что не смирилась, что есть люди, не отступающие даже под страхом смерти.

— Я боюсь умереть.

— Мы все боимся, черт возьми. Но я хочу, чтобы боялись и они — ФОСА и «ударники». И, может, поэтому какой-то другой женщине не придется терять своего мужа и сына. Понимаешь, что я имею в виду?

Пэрриш кивнул. Человек, всю жизнь имевший дело со словами, на этот раз не находил нужных слов…

* * *

— Я — праведный мститель, лидер «Фронта Освобождения Северной Америки», который возглавил во имя угнетенных народов здесь и во всем мире. Народов, борющихся за свободу, экономическую и социальную справедливость. Слишком много так называемые Соединенные Штаты грабили бедных и слабых, наполняя карманы богатым и сильным. Угнетенным народам мира уже надоел этот анекдот, именуемый Америкой. — Джеффри Керни посмотрел на Борзого и Монтенегро. Последний весь день глядел на него несколько странно. — Ну и как, мистер Джонсон?

— Думаю, очень хорошо, Тэд.

— Esta bien, amigo! Мне нравится, когда говорят с таким чувством.

— Только одно несколько беспокоит, Рикардо, — сказал Борзой. Он встал, разминая ноги, и закурил сигарету. — Хотелось бы большей убедительности. Такие слова должны идти из самого сердца, Тэд. Как у тебя дела с заучиванием?

— Весьма неплохо. Да, знаешь, я хотел поблагодарить за то, что ты прислал Эмму прошлым вечером. Я уже совсем было нос повесил, но она меня здорово взбодрила.

— Ты ее тоже взбодрил? — Рикардо Монтенегро засмеялся, а потом ухмыльнулся, показывая, что ждет ответа.

— Да, несколько оживилась, — произнес Керни с подчеркнутым американским акцентом и стараясь пошире ухмыльнуться. Ухмылка, очевидно, сработала. Монтенегро шлепнул себя по правому колену и бросил:

— Когда мы возглавим эту сраную страну, у нас будут все девушки, каких мы захотим. Держи хвост морковкой, парень!

Борзой добродушно улыбнулся. Керни подумал, что отношения между двумя лидерами весьма странные. Борзой явно не одобрял поведения своего товарища, а Монтенегро явно казался к этому равнодушным.

— Давай послушаем еще кусок твоей речи Тэд, — произнес Борзой.

— Хорошо, мистер Джонсон, — Керни прочистил горло, чуть поерзал в кресле и вновь стал читать. — У нас, назвавших себя ФОСА, есть только одна цель. Эта цель — освобождение американского народа. Она будет достигнута следующими действиями, — он вновь прочистил горло.

— Может, воды? — спросил Монтенегро.

— Нет, спасибо господин Монтенегро. Понимаете, столько слов.

— Они будут легко ложиться на язык, когда ты начнешь выступать, Тэд, — Борзой понимающе улыбнулся. Керни кивнул, продолжая:

— …следующими действиями: захватом и разоружением членов террористической организации, именующей себя «Патриотами»; ликвидацией нынешней валюты Соединенных Штатов; поэтапным переходом к равному распределению богатства и собственности между всеми американцами.

— Теперь запомни, что репортеры, приглашенные на передачу, будут задавать тебе специфические вопросы. Конечно, все вопросы мы заранее заготовили, — сказал Борзой. — Один из них будет касаться плана распределения. Представь, что я задал тебе этот вопрос. Ты уже выучил ответ?

— Еще не совсем, мистер Джонсон. Но он у меня записан.

— Хорошо, тогда прочитай мне его.

Керни принялся копаться в записях, затем стал читать.

— Да, мистер Бэйли. Очень рад, что вы попросили прояснить нашу точку зрения на этот счет. Прежде всего, отменив нынешнюю американскую валюту, мы превратим в бумажки несправедливо накопленную наличность, а ее обладателей вынудим либо обменять их на новую, девальвированную валюту, либо вообще оставим без денег. Да, очень короткое время, — необходимо подчеркнуть слово «очень» — средний американец будет испытывать некоторые трудности. Но вскоре после этого каждому человеку и каждой семье будет дана его доля в общем богатстве, определенная правительством, и все обретут материальную стабильность и независимость. Так будет во всех Соединенных Штатах, или, как мы надеемся, в стране, которую некогда назовут Народно-демократическая республика Северной Америки. Стране, что включит в себя нынешние США, Канаду и Мексику.

— Затем Лоренс Пильзнер, — сказал Борзой, — ты, наверно, видел его в вечерних новостях, спросит тебя, что произойдет с отмененной американской валютой. Мы намеренно включили этот вопрос, потому что существует слишком много скептиков, чьи сомнения необходимо развеять. Можешь найти этот ответ и прочесть его нам, Тэд?

— Да, сэр, — опять Керни стал копаться в листках бумаги и закурил.

— Помни, — заметил Борзой, — не кури перед телекамерами. Курение осуждается обществом, а тебе ведь надо иметь незапятнанный имидж.

— Хорошо, мистер Джонсон. Вот он! — Керни нашел напечатанный ответ. — Я рад, что вы спросили об этом, мистер Пильзнер, ибо я уверен, что многих зрителей беспокоит эта проблема. Во-первых, перераспределение богатства будет происходить под гарантии правительства. Кроме того, на короткий период мы сохраним американскую валюту для внешнеторговых операций. Это позволит Народно-демократической республике Северной Америки погасить внешнюю задолженность.

Ему было ясно, что имеется в виду: собрать все деньги, выбросить их на международный финансовый рынок по демпинговой цене, скупив за них золото и швейцарские франки, а затем девальвировать доллар. Так за один день экономический хаос поразит всех, за исключением ставших мультимиллиардерами правителей новой «демократической республики».

— Тэд, — вновь обратился Борзой, — еще будет вопрос насчет названия новой страны. Можешь ответить?

— Конечно, — Керни сразу нашел нужный листик и, затянувшись сигаретой, стал читать. — Почему мы даем ей название, похожее на коммунистическое, хотя коммунистические режимы рушатся во всем мире? Позвольте заверить вас, что слова могут казаться коммунистическими, слова, но не суть. Я говорю о демократии в чистейшем и наиболее традиционном смысле этого слова. Демократия означает власть народа, самоуправление народа. Конечно, народ, если пожелает, может изменить название государства. Ведь он управляет страной.

Керни задумывал оглушительный финал для телешоу.


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

— Вы уверены в себе, мистер Камински? — спросил О'Брайен.

— Насколько трудно это будет?

— Револьвер очень прост, но… — О'Брайен пожал плечами.

— Этой штукой в последнее время пользовались только сумасшедшие.

— Занятно, — О'Брайен снял темные очки, бросил окурок на землю.

— Смотрите, что вы делаете. Это «смит-и-вессон», 686-я модель. Со специальным патроном тридцать восьмого калибра, отдача вовсе не чувствуется. — Он вынул барабан. — Это пружинная защелка, когда толкаешь ее от себя, барабан откидывается. Барабаном называется эта штука. Когда он пуст, как, например, сейчас, вы просто заряжаете патроны.

— Пули, значит.

О'Брайен только кивнул.

Ральф Камински подумал, что командиру спецотряда следовало бы больше знать об оружии, и спросил:

— А где дополнительные пули?

— Вы имеете в виду запасные…

— Да, дополнительные пули.

— Вот в этих кармашках на вашем поясе. Все красиво и удобно. Вы расстегиваете кнопку, и кармашек открывается сам собой. Остается только взять дополнительные пули. Но сперва надо будет вынуть стреляные гильзы из барабана.

— Что за стреляные гильзы?

— После выстрела в барабане остаются гильзы от патрона. Они извлекаются все сразу звездчатым экстрактором. Вот как он работает, — О'Брайен несколько раз ткнул тонким металлическим стержнем, находившимся в центре барабана, в ладонь одетой в перчатку левой руки. — Задача очень простая, мистер Камински. Выталкиваете гильзы, заряжаете новые патроны, затем возвращаете барабан в прежнее положение. Вам нужно только нажимать на спусковой крючок. Курка взводить не надо. Вы будете с нами, сэр, а президентские «Ударные отряды» будут между нами и «Патриотами»…

— Не хочу, чтобы вы их так называли.

— «Патриотами»? Но так они зовутся, сэр.

— Это ничего не значит. Употребление таких слов наводит на мысль, что они и впрямь патриоты. — Камински взял револьвер, переданный О'Брайеном. Затем О'Брайен передал ему шесть пуль. Камински положил их в ладонь, пытаясь припомнить, как открыть барабан. Он подвигал похожую на выключатель штучку и тряхнул револьвером.

Потом сделал, как ему сказали, но едва не потерял пули. Наконец он зарядил их одну за другой, но когда стал закрывать барабан, они начали выпадать. О'Брайен помог собрать их.

— Не переворачивайте револьвер, сэр. Дуло — эту штуковину на конце ствола — надо направлять вниз.

Камински ничего не сказал, но послушался совета. Когда он в этот раз закрыл барабан, пули не выпали. Камински решил не класть револьвер в кобуру, а оставить его в руке.

У края дороги офицер «Ударных отрядов», капитан Карлсберг, что-то говорил своим подчиненным.

— Давайте подойдем, посмотрим, что они собираются делать, — сказал Камински О'Брайену.

— Да, сэр. Только уберите палец со спускового крючка. Земля очень неровная, и если вы поскользнетесь и случайно нажмете на него, произойдет выстрел.

Что, О'Брайен его совсем за идиота держит? Но Камински решил не спорить и снял палец со спускового крючка. «Пусть этот чертов придурок порадуется», — подумал он.

Земля на поляне была сырой и неровной, и Камински старался идти осторожно.

Когда он с О'Брайеном подошли к капитану Карлсбергу, офицер перевел взгляд на руку Камински:

— Думаю, вы так растрясете оружие, а «смит-и-вессон» — вещица нежная. Понимаете, что я имею в виду?

Посмотрев на револьвер, Камински переложил его в кобуру. «Плохо влазит, черт побери», — подумал он и спросил:

— Как скоро оба вражеских подразделения должны соединиться, капитан?

— Примерно через четверть часа. Наши информаторы в столице накрыли еще один их замысел. Пэрриш и его подонки выехали из города, и, насколько нам известно, Даймонд и его банда тоже двинулись в путь. Я связывался с нашим наблюдательным пунктом на дороге. Только что видели, как они проехали.

— А Холден и эта бабенка Шеперд с ними? Чертова предательница!

— Не знаем, мистер Камински. Может, нам очень повезет. Правда, скорей всего, повезет не очень, но мы захватим кого-нибудь живьем, заставим разговориться и, возможно, узнаем, где их главные базы.

— Вы выглядите серьезным человеком, капитан. Не могу отделаться от чувства, что мы раньше с вами где-то встречались. Судя по вашей безукоризненной речи, вы несомненно из столицы.

— О'Брайен, конечно, узнал бы меня, — Карлсберг усмехнулся, — но вас я вовсе не видел.

— Харрелстон? — стоявший рядом с Камински О'Брайен сделал резкий шаг вперед. — Сэм Харрелстон?

— Господи, — засмеялся капитан, — у тебя хорошая память. Это было пять лет назад.

— Вы тогда служили рядовым в армии, и там была эта женщина…

— Эта сучка, — ухмыльнулся Карлсберг. — Очень жаль, что ваши ребята утащили ее прежде, чем я успел вышибить ее блядские мозги.

Когда Карлсберг отвернулся, Камински посмотрел на О'Брайена и увидел, что лицо его побелело, а жилка на правом виске дрожала.

* * *

— Ты знаешь, Пэтси, мы и без тебя нашли бы это место. Тебе не надо было рисковать, появляясь в городе и отправляясь с нами. Ты же понимаешь, что это не воскресная прогулка в парке.

— У меня там племянница, Лем, и я хотела ненадолго ее увидеть. Ферму, куда мы едем, не так легко обнаружить. Так что не беспокойся. А я, если временами не буду выбираться из лагеря, вообще могу чокнуться.

— Понимаю о чем ты говоришь.

— Думаю, что если мы будем сражаться спокойно и расчетливо, Лем, то когда подрастут наши внуки, настанет мир. Я говорю с оптимизмом, Лем: ведь я считаю, что мы все-таки победим.

Пэрриш громко рассмеялся.

— После того, как мы победим, — продолжала она, — потребуются годы, чтобы выкорчевать всех правительственных чиновников, поддерживавших ФОСА. А эти президентские «Ударные отряды» — просто сброд уголовников, отменно вооруженных уголовников. И они не сдадут оружие, не отправятся в тюрьму, откуда их выпустили, а будут грабить на большой дороге еще лет двадцать.

— А не задумывалась ли ты над тем, что мы, возможно, сражаемся против хода истории? — он произнес мысль, беспокоившую его Бог знает сколько времени.

— Что ты имеешь в виду? — голос Пэтси вздрогнул.

— Что мы просто анахронизмы, живые ископаемые. Словно динозавры в опере. Что мы не понимаем пути развития человечества и сражаемся с неизбежностью.

— Ты думаешь, что все должны тронуться мозгами?

— Нет, но я имею в виду, что мы обманываем себя, говоря; что боремся за восстановление свободы. Может, это логично, что люди в наши дни не хотят беспокоиться насчет собственной свободы, что им удобно, когда жизненно важные решения принимают не они, а за них? Разве свобода не приносит слишком много беспокойства?

— Если б я так думала… если б я задумалась над этим и согласилась с такой мыслью, то, наверно, вскрыла бы себе вены.

Пэрриш пожал плечами.

* * *

Мира оказалась симпатичной женщиной. Пока Кларк, Том и Рэнди спали в грузовом отсеке самолета, так же, как и во время перелета из столицы в Колорадо, Роуз вновь уселась в пилотскую кабину.

— Так как с Дэвидом и остальными? Вы ведь знаете, я не могу много говорить по радио?

— Вы об этом огромном форте? Он как из «Звездных войн». Мощные укрепления, электронная сигнализация и тому подобное. Там все похищенные офицеры. И Дэвид, Лютер и этот парень Мэтью Смит — знаете, женатый на симпатичной индианочке Лилли — считают, что есть лишь одна возможность проникнуть туда — украсть поезд и прорваться. Во мне все переворачивается, когда об этом подумаю.

Роуз посмотрела вниз. Небо было ясным, редкие облака плыли высоко над ними, и горный ландшафт просматривался четко. Гранитные кряжи и серо-белый снег между ними. Сине-черные ленты речек, змеящихся между горами. Порой глубокая гладкая долина, порой гора, так резко поднимавшаяся ввысь, что, казалось, ее пик проткнет самолет. Они садились прямо на землю, а это требовало от летчика предельного внимания. Однако Мира, слава Богу, казалась хорошим пилотом, словно специально приспособленным для таких перелетов, где в отличие от обычных коммерческих рейсов обязательно сталкиваешься со всякими сюрпризами природы. Роуз пыталась не думать о своем животе и втайне завидовала тому, что Кларк и еще двое могут спать…

* * *

Джеффри Керни вынул все тринадцать патронов из обоймы «смит-и-вессона», а затем вернул ее в прежнее положение. Пистолет с ударно-пусковым механизмом двойного действия был заряжен вхолостую.

Джеффри стоял перед зеркалом в спортивном костюме и репетировал.

Но не собственную речь.

Выхватывая пистолет из-за пояса, он оборачивался и нажимал на спуск, затем переводил оружие на сорок пять градусов направо и вновь нажимал спуск. Потом — на девяносто градусов налево. При этом Керни не поднимал пистолет, чтобы воспользоваться прицелом.

Он вновь положил пистолет за пояс, застыл на миг и опять повторил упражнение, стараясь добиться максимальной легкости.

Если надеешься выжить, надо делать все очень быстро. Не зная, где именно будут сидеть Борзой и Монтенегро, Керни не мог точно определить сектор обстрела.

Он попробовал еще, на этот раз целя резко налево, затем приседал, направляя пистолет как можно правее.

Керни пытался припомнить все, чему его учили старшие, более опытные разведчики, и все, что он узнал от твердых, как сталь, ребят из Специальной воздушной службы, с которыми ему порой приходилось работать.

Он и прежде убивал по долгу службы. Иногда думалось, что делал он это слишком часто. Но такой важной задачи у него еще не было и, очевидно, не будет.

Керни положил пистолет под куртку и попробовал снова. Конечно, первые два выстрела он сделает с заранее опущенным курком: так нажимать на спусковой крючок будет легче. Но, поднимая курок потом, потеряешь время, а в его положении это приведет к фатальному исходу.

Он видел, как хорошо работали ребята из израильской службы безопасности, с которыми ему пару раз приходилось сотрудничать. Глаза только на мишени, все остальное — побоку. Так будет все нормально, лишь бы не произошло ничего непредвиденного. Это совсем не нужно. Что если Борзой на этот раз возьмет свой «Глок» и будет стрелять в ответ?

Керни придумывал все новые и новые варианты упражнения. Он понимал, что все его движения записывают на видео. Но ведь его считали крутым парнем, не мыслившим жизни без насилия. И кроме того, в любом случае надо рисковать, если хочешь успеха.

«Глок», конечно, непредсказуемое оружие. Ни у одного из распространенных автоматических пистолетов не было столь быстрого первого выстрела. Да и точность весьма хорошая.

Керни продолжал тренироваться…

* * *

Митч Даймонд понимал: что-то не так. Уже на протяжении нескольких миль. Надо было реагировать быстрее, подумал он. Их преследовали. На вид небрежно, ненавязчиво. Тем не менее преследовали.

— Помнишь, я тебе показывал, как надо махнуть рукой? — обратился он к сидящему рядом юному Дэйву Винтерсу.

— Да. Так что?

— Взмахни из пассажирского окна.

— Хотите сказать, что мы уходим из конвоя?

— Ты чертовски прав, Дэйв, — Даймонд взял микрофон рации. Если его преследуют, значит, Лему Пэрришу, Пэтси Альфреди и всем другим «Патриотам» в городе надо о себе побеспокоиться. — Бетонные ребята — Я — Ток-Ток. Бетонные ребята — Я — Ток-Ток. Возвращайтесь.

Ответа не последовало. Даже несмотря на усилители, расстояние было чересчур большим.

— Черт возьми! — выругался он, сворачивая на боковую дорогу…


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Он решил быть в первых рядах, и по какой-то причине О'Брайен находился рядом с ним. «Наверно, хочет заграбастать себе всю славу», — подумал Камински. Справа от него стоял капитан Карлсберг. Ральф Камински хорошо понимал, что все бойцы «Ударных отрядов» — бывшие заключенные, но гнев О'Брайена казался ему совершенно необоснованным. Ведь совершенно правильно, что в организацию набрали именно таких людей: на реабилитированных можно рассчитывать больше всего.

Карлсберг разговаривал по рации. Конвои из Метроу приближался. Но конвой из загородного лагеря «Патриотов» ушел от преследовавшей машины.

— Педрило вонючий, — орал капитан. — Попадешься мне в руки, пожалеешь, что на свет появился! — Карлсберг бросил рацию. — Потеряли мы оружие, но, кажется, им не удалось предупредить остальных. Так что второй конвой через пять минут окажется здесь.

— Я думал, капитан Карлсберг, — начал Камински, — что я должен попытаться арестовать их. У меня есть все данные законом…

— Сперва мы начнем стрелять, затем скрутим тех, кто может рассказать кое-что ценное об этих сраных «Патриотах». Остальных пустим в расход. Так что арестовывайте мою задницу, мистер Камински.

— Но мы не можем, — Камински покачал головой, прищуриваясь, — стрелять в раненых людей, если они не сопротивляются. Это…

— Именно это и произойдет сейчас, — Карлсберг ухмыльнулся.

— Вы — скотина, Карлсберг, — почти зарычал стоявший рядом с Камински О'Брайен. — Как бы вы себя не называли.

— Это война, О'Брайен, а не студенческая воскресная пьянка с жареными цыплятами. У нас уже достаточно пленных. Больше мы взять не можем. Если вам не нравится, можете убираться отсюда. Нет — стреляйте вместе с нами. Понятно? — Карлсберг показал винтовкой на дорогу.

На краткий миг Камински подумал, что О'Брайен схватится за пистолет…

Митч Даймонд вновь взял рацию:

— Оставайтесь со мной. У меня прекрасная девушка. Действуйте, — он положил микрофон.

«Прекрасная девушка» была зеленым фургоном в полумиле позади. Даймонд еще раньше заметил, что эта машина преследовала их. Он понял, что ему сели на хвост. То, что он сообщил по рации, расшифровывалось: остальные машины конвоя должны были свернуть в его сторону, зажимая в коробочку преследующий автомобиль.

Это не касалось лишь машин с оружием, которые сейчас будут возвращаться в лагерь объездной дорогой. Двести штурмовых винтовок, десять тысяч патронов, взрывчатку, рации и (один из самых важных предметов амуниции) походные ботинки никак нельзя было потерять. Найти всему этому замену практически невозможно.

Тесть Дэвида Томас Эшбрук и его израильские друзья организовали подвоз оружия к берегам Флориды и Джорджии, используя старые контрабандные трассы.

Транспорт приходит дважды в неделю. Но для того, чтобы пройти мимо контролируемой «Ударными отрядами» береговой обороны, требовались маленькие быстроходные суда, а они могли перевезти слишком мало оружия. Очевидно, потребовался бы год такой работы, чтобы она дала заметный эффект.

То, что раздобыла Рози на подземной базе «Дельты», оказалось просто золотой жилой.

Даже больше, чем золотой жилой.

Черный рынок был переполнен огнестрельным оружием. Люди из «Ударных отрядов» крали их с собственных складов и продавали за наличку. М-16 калибра 5,56 миллиметра с двумя магазинами на двадцать патронов шла по пять тысяч долларов за штуку. Цена на автоматы «Хеклер и Кох», состоявшие на вооружении у элитных подразделений, доходила до десяти тысяч.

Даже обладая подобными деньгами, «Патриоты» не могли позволить себе пойти на безнравственный шаг ради приобретения хотя бы одного ствола.

Митч вновь взял микрофон рации:

— Бетонные ребята, я Ток-Ток. Возвращайтесь назад. Вы движетесь в капкан.

Ничего. Они по-прежнему были слишком далеко или капкан уже захлопнулся.

Митч Даймонд смахнул слезу. За все время он так и не смог сказать Пэтси Альфреди, какая она хорошенькая.

— Черт возьми, — прошипел он. Горло его сжималось.

— Что? — спросил Винтерс.

— Упустил прекрасную возможность, малыш. Вот проклятие.

Митч вновь увидел зеленый фургон.

Он надеялся, что когда капкан захлопнется, противник будет сопротивляться так упорно, что это даст моральное право убить их. В отличие от «Ударных отрядов» «Патриоты», как правило, не убивали тех, кто сдается.


Глава шестнадцатая

<p>Глава шестнадцатая</p>

За одним фургоном следовало четыре больших, взятых напрокат грузовика с названием компании-владельца, написанным на кузовах ярко-желтой краской.

Камински вынул револьвер из кобуры на левом бедре. Он помнил свой недавний опыт обращения с оружием и решил, что лучше было бы надеть перчатки.

У сидевшего справа капитана Карлсберга была винтовка М-16.

«Говорят, чертовски сложная», — подумал Камински. У сидевшего слева О'Брайена был пистолет.

— Что это за оружие, О'Брайен? — Камински нервничал, и ему нужно было поговорить.

— «Вальтер» Р-88, калибр девять миллиметров, — ответил несколько удивленный О'Брайен.

— Вижу, — кивнул Камински. Такого названия он, конечно, не слышал, но помнил, что именно из такого калибра поранил руку в прошлый раз. Почти незаметно для других он отстранился от О'Брайена.

— Когда они свернут с дороги сразу за изгородью, — говорил Карлсберг по рации, — подождите, пока последняя машина не заедет за угол. Слышите? Тогда ваши люди с ракетами перекроют им дорогу обратно. — Он положил рацию. Камински смотрел, как фургон обогнул изгородь, за фургоном последовал первый грузовик, затем второй, третий, четвертый.

Спустя секунду прогремел взрыв, похожий на оглушительный удар. Казалось, вся дорога за последним грузовиком скрылась в дыму.

Капитан Карлсберг открыл огонь из винтовки. Камински навел револьвер на шедший впереди фургон, целясь в ветровое стекло. Почти закрыв глаза и вытягивая руку вперед, он надавил на спусковой крючок.

Тот не двигался с места.

Камински поднял палец выше и нажал изо всех сил. Казалось, что его «смит-и-вессон» взорвался. В ушах слышался звон, винтовочные гильзы безостановочно падали рядом с ним. А кусочки горячего металла из чертового «Вальтера» О'Брайена падали на пиджак Камински.

Страшная боль пронзила ему правый указательный палец. Взглянув на руку, он понял, что порезал палец спусковым крючком. Взяв оружие другой рукой, Камински увидел струйку крови.

— Цельте этой долбаной пушкой во врага, Камински, — вопил Карлсберг, — а не мне в лицо. Слышите!

Камински пытался еще раз надавить на спусковой крючок, но тот не поддавался. А палец вновь стал болеть и кровоточить.

Новый взрыв.

Один из грузовиков разлетелся на части.

Вокруг стояла такая стрельба, что Камински не мог собраться с мыслями.

В отчаянии он убрал палец от револьвера и закричал от боли. Палец был залит кровью.

Шины фургона были прострелены, сама машина задымилась, очевидно, загоревшись изнутри. Оттуда выбежали двое: мужчина и женщина. Женщина сильно хромала. Наверно, ее ранило в ногу. Камински выронил револьвер, пытаясь левой рукой достать носовой платок, но сделать это было очень сложно, поскольку платок находился в правом кармане брюк, закрытом кобурой. Камински сдвинул пояс с кобурой.

Женщина упала. Мужчина, который, судя по всему, мог сейчас работать лишь одной рукой — тот самый дотошный радиокомментатор Лем Пэрриш! — стрелял из маленького пистолета в шестерых «ударников», ринувшихся за ним.

Один из «ударников» — убитый или раненый — упал. Палец Камински болел, словно зуб. Оставшиеся пятеро открыли огонь. Женщина выстрелила в ответ. Вся рубашка Лема Пэрриша покраснела от крови, и он осел на землю, а женщина, получив свою пригоршню пуль, рухнула замертво.

Камински наконец достал носовой платок.

Огонь стал еще интенсивнее, раздался новый взрыв, и он зажал уши руками.

Внезапно все прекратилось. Лишь слышался шум, напоминавший гул океанского прибоя. Камински огляделся. Раздавались крики.

Карлсберг и О'Брайен побежали. Подобрав револьвер левой рукой, Камински выскочил на насыпь, едва не уронив носовой платок, и устремился за ними.

Бой завершился.

Но трое «патриотов» были еще живы, хотя двое из них тяжело ранены. Их уложили на землю, одев на запястья наручники.

Капитан Карлсберг приставил винтовку к голове женщины:

— Где загородный лагерь «Патриотов»? Мы знаем, где ваша база в городе. Ее сейчас уничтожили, и последние ваши ублюдки подыхают. Так где другой лагерь?

Кровь шла у женщины изо рта. Она выплюнула выбитые зубы. Наверно, кто-то успел ударить ее. «На вид не больше двадцати», — подумал Камински.

— Где! — заорал Карлсберг и, приставив дуло винтовки к ее левому уху, повертел стволом. Женщина лежала ничком, и Карлсберг упал ей на спину, продолжая крутить стволом в ухе; оттуда начала литься кровь.

— Скотина, — бросил О'Брайен.

Карлсберг посмотрел на него.

О'Брайен направил «Вальтер» на капитана.

Камински шагнул назад. От того, что делали с девушкой, его стошнило.

— Угрожаешь мне, твою мать, — Карлсберг встал.

— Я не меньше ненавижу этих людей, чем вы, — почти зарычал О'Брайен, — но они — граждане Соединенных Штатов и они, черт возьми, имеют право предстать перед судом!

— Я думаю, вы правы, — Карлсберг улыбнулся. — Я погорячился. — Он убрал винтовку от уха девушки и отвернулся.

Потом наклонился над лежащей и прошептал:

— У вас есть право не отвечать на вопросы…

Камински начал говорить ему, что действие закона приостановлено, но капитан Карлсберг, резко обернувшись, пустил очередь в спину О'Брайену.

Пули прошили его насквозь, разрывая рубашку и заливая костюм и землю кровью.

Девушка вскрикнула, когда О'Брайен упал на нее.

— Вы хотели что-то сказать? — Карлсберг посмотрел на Камински.

— Нет… нет, капитан.

Капитан Карлсберг ударом ноги сбросил тело О'Брайена с девушки и поставил ее на колени:

— Хочешь того же, что и он, сука? Где этот чертов лагерь?

— Не знаю, — ответила она, посмотрев на него, — но если бы знала, то скорей умерла, чем сказала бы вам. — Она плюнула кровью, но не попала капитану Карлсбергу в лицо. Карлсберг, сделав шаг назад, выстрелил ей в голову, и ее тело повалилось на труп О'Брайена.

Мысли о боли в пальце исчезли. Кишки переворачивало.

Ральф Камински отвернулся, двинулся обратно, оступился и упал. Оглядевшись, он оказался лицом к лицу с Лемом Пэрришем. Тот, конечно, был мертв.

Но в этих широко открытых глазах виднелось что-то, пугавшее Ральфа Камински больше, чем кровь и смерть.

Там была вера в своей правоте.

Камински вырвало.


Глава семнадцатая

<p>Глава семнадцатая</p>

Дэвид Холден выпрыгнул из кабины вездехода. Сидевший за рулем Мэтью Смит сделал то же самое. Холден посмотрел на свои часы «Ролекс» на левом запястье и произнес:

— Еще пять минут, если все идет по графику.

Грузовик, на который должны были сложить оружие и снаряжение, привезенные самолетом, тащился по снегу неподалеку от них.

Дэвид стоял у кабины, глядя на небо. Зимнее солнце стояло низко над сумрачным горизонтом. Ветра почти не было, и силуэты людей и машин виднелись на снегу особенно четко. Несмотря на мороз, Холден не стал застегивать молнию летной куртки и одевать перчатки и лишь, откинув полы, засунул руки в карманы брюк. Смит закурил сигару, первую за день.

— Ты ведь не заядлый курильщик, правда? — спросил Холден.

— Я? Наверно, ты прав. Стань я таковым, сигара из предмета наслаждения превратилась бы для меня в биологическую потребность. А вообще-то я хотел сказать, что восхищался твоим ножом. Можно посмотреть поближе?

— Конечно, — ответил Холден, расстегнул правой рукой застежки висевших на правом плече кожаных ножен и, вынув клинок, передал его Смиту рукояткой вперед.

— «Защитник», — произнес Смит, беря его медленно и осторожно. — Очень подходящее название для такого ножа, профессор. — Холден не знал, что ответить. — Да, конечно, полая рукоятка, плоское лезвие. Вижу. Нож Джека Крейна. Скажи, его работа? — Холден кивнул.

Если эта война когда-нибудь закончится, надо будет найти мистера Крейна и попросить сделать себе такой же. Если ты, конечно, не возражаешь.

— Абсолютно не возражаю, — ответил Холден, когда Смит вернул ему «Защитника». — Позволь только спросить, чего ты носишь с собой этот пистолетик двадцать пятого калибра?..

Смит поправил сдвинувшуюся едва ли не на глаза шляпу и, расплываясь в улыбке, вытащил из-за пояса «Беретту», словно фокусник. Он взвесил ее на ладони:

— Некоторое время назад я обнаружил, что люди любят быть довольными собой, причем для некоторых из них такое чувство дает власть над другими. Так что в ситуациях, когда употреблять мое главное оружие неудобно, приходится использовать это. Если же дело дошло до того, что мне серьезно угрожают, тогда я употребляю это, — он хлопнул рукой по черной кожаной кобуре у своего правого бедра. Там находился большой пистолет «Беретта», калибра девять миллиметров. Такая же была у Холдена. — Когда я его вытягиваю, противник сразу теряет появившееся у него на миг чувство превосходства. Но и двадцать пятый калибр не раз помогал мне выжить. Пистолет точный, легкий, почти невидимый, если носить его правильно, и, что самое главное, исключительно надежный. Но, к сожалению, слишком маленький.

— Ты, кажется, прирожденный боец.

Маленький черный пистолет исчез за поясом Смита, который, вынув сигару изо рта, внимательно посмотрел на ее горящий кончик:

— Можно сказать и так. Я всегда считал, что самые главные способности, которые должен развивать в себе человек, — это те, которые помогают ему остаться в живых. Все прочие способности исчезают перед лицом смерти. Во имя чего избегать знания основ самозащиты, точнее говоря, самосохранения, и в то же время посвящать себя изучению столь важных дисциплин, как медицина, педагогика, искусство? Ведь все это прилежание, весь талант теряются для тебя и для мира, потому что кто-то не заботится о развитии своей человечности и предпочитает убивать. Сколько Пастеров и Кюри, Делакруа и Дали, Дикенсов и Шекспиров, Эйнштейнов и Дарвинов оказались потерянными для мира, поскольку они не научились весьма простой вещи: защищать собственную жизнь? Думаю, их было слишком много.

— Конечно, — продолжал Смит, выпуская дым, — я не сравниваю себя с этими людьми, но каждая человеческая жизнь одинаково важна хотя бы потому, что является высшей ценностью для своего обладателя. Да, я действительно всерьез изучал оружие. Это было для меня и времяпрепровождением, и страстью. Тренируясь в стрельбе, ты состязаешься лишь с собой. Стреляя на соревнованиях или в тех редких ситуациях, когда речь идет о жизни и смерти, состязаешься с другими. Но все же в конечном итоге главным твоим соперником оказывается собственное «я».

— Когда ты кратко отвечал на вопросы? — Дэвид Холден засмеялся.

— Порой такое бывало, — улыбнувшись, ответил Смит.

Позади послышался неясный звук, и Холден обернулся к востоку. Всего лишь точка на горизонте. Это и был самолет…

Роуз смотрела на руки Миры. Они казались отдельными существами, управляющими самолетом по собственной воле.

— Как давно ты так умеешь? Похоже, ты можешь управлять этой штукой вслепую, — спросила ее Роуз Шеперд больше из желания удостовериться в своем впечатлении, чем из чистого любопытства.

— Довольно давно. Я всегда любила летать. А ты что, нервничаешь, Рози?

— Да, — Мира называет ее «Рози», пообщавшись с Дэвидом, Лютером и Биллом, — я слегка нервничаю. А для тебя это, наверно, привычный полет?

— Да, поэтому я и люблю свое дело. Знаешь, несколько лет назад у меня была возможность летать на одной из весьма крупных авиалиний. Я долго обдумывала предложение. Думала, как красиво буду выглядеть в их униформе. Но все же решила, что не хочу этой работы. Лучше летать по-настоящему.

— Что ты сейчас делаешь? — Рози по-прежнему смотрела на руки Миры.

— Выпускаю шасси. Мы почти у цели. Я уже вижу вездеход Смита, — она показала рукой направо, на снеговое поле, куда они садились. Роуз увидела Дэвида.

— Не беспокойся, Рози, я садилась в местах гораздо похуже. А это поле гладкое, как шоколадный батончик.

— Да.

— Вспомни старую поговорку о хороших посадочных площадках.

— Посадочных площадках?

— Да. На любую землю, по которой хорошо ходить, хорошо и сесть.

Мира усмехнулась.

— Правильно. Но знаешь, что я тебе скажу насчет нашего штурма форта Маковски…

— Да?

— Есть старая поговорка насчет того, что любой бой, из которого ты можешь выбраться, — хороший бой.

— Я побеждена, — Мира засмеялась. — Через сорок пять секунд мы сядем. Держись покрепче, Рози.

Рози крепко ухватилась за поручни кресла второго пилота. Костяшки ее пальцев побелели. Глаза сосредоточились на второй ручке управления. Она вертелась, двигалась, словно направляемая невидимыми пальцами. Роуз перевела взгляд дальше, остановив его на вездеходе, на Дэвиде, который пошел в сторону поля, куда должен был сесть самолет.

Роуз Шеперд ощутила толчок, затем ее подбросило, едва не выворачивая живот. Потом еще два толчка, и она поняла, что они наконец на земле и самолет катит по снеговому полю. Мира уверенно вела машину, не обращая внимания на все ее подскоки. Внезапно самолет остановился.

— Дерни эту ручку и проследи, чтобы опустился трап, — сказала Мира.

Роуз посмотрела на нее и улыбнулась, одной рукой берясь за ручку, другой отстегивая ремень.

Она открыла дверь. Ноги слегка оцепенели от долгого сидения, от приземления, от вида Дэвида. Он двинулся к самолету.

Холодный воздух обжег ей щеки. Роуз подумала, что миллионы женщин не жалели денег, чтобы добиться такого румянца на лице.

Она начала спускаться.

Дэвид побежал к ней.

Она спрыгнула, упала на колени, встала и побежала.

Дэвид обнял ее, поцеловал и сказал:

— Господи, я люблю тебя, Рози.

Роуз Шеперд хотела сказать ему о ребенке, однако сказала не менее важные, правда, легче произносимые слова:

— Я никогда ни по ком в жизни так не скучала, Дэвид.

Он прижал ее к себе, поцеловал, вновь прижал. Его руки крепко обхватывали ее талию, а губы целовали лоб, глаза, щеки.

Рози думала, что умерла и вознеслась на небеса. Но ей все равно, жива она или нет, раз рядом находился Дэвид.

Она закрыла глаза, пытаясь забыть, что при ней полный мужской боекомплект: автомат, пистолет, тяжелые ботинки и все остальное, пытаясь острее ощутить, как Дэвид прикасается к ее волосам, лицу, телу.

Не все ли равно — на небе или на земле, если рядом Дэвид. Он любит ее навеки. А это — самое главное.


Глава восемнадцатая

<p>Глава восемнадцатая</p>

Роуз Шеперд помогала Лилли Тубирс на кухне.

Хижина была большой и уютной. Место — прекрасным. Роуз всегда мечтала жить в таких краях. Вокруг — засыпанные снегом сосны.

Рядом — источник. Сейчас он почти замерз, но весной будет забавно лепетать, словно сказочный ручеек.

Лилли превосходно гармонировала с этой обстановкой. Длинные и пышные волосы, такие прямые и блестящие. Очень естественная, мягкая женственность, улыбка, контральтовый голос, симпатичные темные глаза.

Роуз Шеперд чувствовала себя не совсем в своей тарелке.

Когда мужчина несколько загадочного вида, Мэтью Смит (одетый во все черное он походил на героя старых вестернов) привез их к хижине, Лилли уже ждала на пороге. В этот момент Рози поняла, что высокий юноша по имени Уиздом, помогавший перегружать оружие с самолета на грузовик, и был сыном Лилли. Вскоре ей стало ясно, что индианка и Мэтью Смит живут вместе: достаточно было взглянуть, как Лилли бросилась в его объятия.

Мира не стала сопровождать их, а перегнала самолет в более безопасное место. Так что Роуз Шеперд осталась здесь единственной женщиной.

Обнявшись с Лютером и Биллом, пожав руки Бобу Тубирсу (брату Лилли) и согревшись рюмкой виски у камина, Роуз сама решила помочь хозяйке, готовившей обед на всех приехавших.

Биологическое предназначение? Возможно. Но она против него не возражала. Пока мужчины занимались важным делом — говорили, женщины занимались делом второстепенным — готовили. Но весьма забавно, что превратить груду самых разнообразных ингредиентов во вкусную еду — заметно труднее, чем говорить, курить и пить, а затем вновь курить и говорить.

Роуз принялась резать овощи, но Лилли на миг оставила кухонные дела, обратившись к ней:

— Может, вам стало бы удобней, если б вы переоделись?

— В моем багаже то же, что и на мне, — Роуз показала на свою черную футболку, черные брюки и ботинки.

— У нас примерно одинаковый размер. Мои вещи вам подойдут.

На Лилли была свободная, удобная юбка защитного цвета, красно-коричневая шерстяная рубашка и накинутый на плечи свитер, обвязанный рукавами вокруг шеи.

— Хорошо.

Они вышли из кухни.

— Знаем ли мы точно, каковы силы противника в этом форте со столь отвратительным названием?

Смит засмеялся.

— В худшем случае — около шестисот человек, — ответил Лютер Стил.

— А мы получим большую помощь от местных племен, — добавил Билл Раннингдир. — Так что у нас будет даже некоторый перевес.

— В конечном итоге это отчаянный план, — медленно произнес Смит, — но столь дерзкий и хитроумный, что у него есть некоторый шанс осуществиться.

Рэнди Блюменталь, самый молодой из всех, за исключением Уиздома Тубирса (оба парня моментально стали друзьями), прочистив горло, спросил:

— Так сколько нас сможет проникнуть в форт?

— Если Смит не возражает, — Холден тут же принял решение, — ты вместе с Уиздомом будешь среди тех, кто нанесет удар по их противовоздушным установкам. Рэнди — ты уже опытный и если не возражаешь, чтобы вы с Уиздомом поработали вместе, все пройдет хорошо.

— Какие возражения, — ответил Рэнди, взглянув на сидящего рядом паренька.

— Хорошо, — Холден кивнул, — но, отвечая на твой вопрос подробней, скажу: мы сможем перебросить в форт сто — сто двадцать пять человек. В лучшем случае нас будет в четыре раза меньше. Но на нашей стороне эффект неожиданности. А когда мы освободим пленных, перевес противника уменьшится в два раза или еще больше. Я исхожу из того, что большая половина пленников от истощения не сможет взять в руки оружие.

— Кроме того, — продолжал Холден, — у нас весьма крупные силы за стенами форта, которые способны атаковать из засады любых наших преследователей. Весь гарнизон, конечно, за нами не бросится, на это я и не рассчитываю. Я рассчитываю на то, что, когда главные ворота форта откроются и преследователи ринутся за нами, наши силы, ждущие за стенами, ворвутся внутрь и захватят форт. По моим расчетам, «Ударные отряды» потеряют человек семьдесят пять — сто и отправят за нами в погоню сто — двести. Значит, численность гарнизона сократится вдвое. Так что Боб и его индейский отряд… Я думаю, Билл Раннингдир будет прекрасным связным между нами, правда?

Раннингдир на миг задумался, затем утвердительно кивнул.

— В общем, — излагал далее свой план Холден, — Боб и Билл поведут индейские силы на форт, заберут оттуда все необходимое и уничтожат укрепление. Таким образом форт стирается с лица земли. Даже если нам на поезде не повезет, то преследующим нас «ударникам» все равно будет некуда возвращаться и нечем питаться.

— Удостоверься, — обратился он к Бобу Тубирсу, — чтобы на всех фермах, ранчо и во всех прочих местах знали, что сделать для самозащиты. Ведь оставшиеся «ударники» вконец озвереют от голода и будут набрасываться на любое жилье, попавшее им на глаза.

— Мои люди будут готовы. И белые тоже.

— Одна из самых главных задач, — заметил Лютер Стил, — освободить как можно больше пленных офицеров, переправить их в безопасное место, оздоровить, снабдить дорожными документами и переправить туда, где они принесут наибольшую пользу, чтобы они могли поднять свои бывшие подразделения за Конституцию, против Маковски.

— Давайте не забывать о мерзостном мистере Маковски, — вставил Смит. — Если он отправился в место, носящее его имя да еще в сопровождении Ховарда Таунса, мы должны сделать все возможное, чтобы захватить либо, при необходимости, уничтожить их.

— Рад, что ты говоришь это, — сказал Смиту Холден. — Оптимальный вариант — похитить Маковски и Таунса и использовать их для торга с ФОСА и «Ударными отрядами». Но если захват не получится, их надо убить. Конечно, любая смерть достойна сожаления, но другого выхода у нас нет.

Холден посмотрел в глаза Уиздому Тубирсу. Они даже не моргнули…

— Задача, стоявшая перед «Патриотами» и их союзниками из числа коренных американцев, была грандиозной, а ее выполнение требовало предельного риска, — говорил он людям, собравшимся на Капитолийском холме, и вновь его глаза остановились на статуе. — Тогда я понял, что история разворачивается у меня перед глазами, что если мы потерпим неудачу, наша страна, какой мы ее знали и надеялись возродить, погибнет навеки; что если мы победим, то происшедшее станет легендой.

Уиздом Тубирс посмотрел в глаза жены, затем матери и наконец в глаза Мэтью Смита, человека, который был для него единственным отцом…

В маленькой конюшне Уиздом Тубирс смотрел, как Мэтью Смит кладет сено Араби. Мэтью уже накормил серую кобылку Уиздома, затем остальных лошадей и лишь потом обратил внимание на Араби. Подбросив сено в одно из стойл, Уиздом спросил:

— Почему ты всегда кормишь Араби последней?

— Почему, по-твоему, я кормлю Араби последней? — Мэтью был несколько удивлен вопросом; он сдвинул большим пальцем со лба черную ковбойскую шляпу и повернулся к Уиздому.

— Я знаю, у тебя есть на то какая-то причина.

— Спасибо. Так какая же причина?

Уиздом задумался, но в конце концов пожал плечами и произнес:

— Сдаюсь.

— Причина очень простая, — Мэтью засмеялся. — Перебравшись в эту хижину, мы стали испытывать некоторые перебои в снабжении, так ведь?

— Да, конечно.

— Нам не хватало кофе, чая, еще некоторых припасов. Так вот: Араби — самая сильная и быстрая из наших лошадей. Но твоя кобыла почти не уступает ей ни в силе, ни в быстроте. А я на несколько фунтов тяжелее тебя. Так что при равных условиях ты на своей лошади будешь скакать заметно быстрее, чем я. В Араби, конечно, есть арабская кровь. А арабские кони издавна привыкли претерпевать трудности. Так что я всегда кормлю твою лошадь первой. Так я достигаю наилучшего сочетания коня и всадника. Понимаешь? Простая логика. Ты почти не уступаешь мне в росте. Если б я, как и ты, весил сто сорок восемь фунтов, то кормил бы Араби первой. Теперь ясно?

Уиздом кивнул и принялся вновь кидать сено…

Рози принесла жареную оленину. Но Холден не смотрел на еду, хотя устал, провозясь с грузом, и съел за ленчем лишь яблоко и сэндвич с арахисовым маслом.

Рози была прекрасна.

Ее волосы — он заметил, что они стали длиннее — были теперь завязаны бантиком, а сама она переоделась в простую белую блузку, серую кофточку на пуговицах и длинную серую вельветовую юбку. Ее словно окружал некий ореол, которого он раньше не видел. Поставив поднос с олениной, она улыбнулась серо-зелеными глазами и вернулась на кухню.

Все, стоявшее на столе, пахло изумительно. Из мяса подавалась исключительно дичь: олень, луговой цыпленок, дикий кролик. Хлеб был только из печи, а торт и пирог ожидали своей очереди на кухонном столе.

— Моя сестра — потрясающая повариха, — Боб Тубирс не скрывал восторга. — Похоже, что и твоя подруга неплохо справляется.

— Да, она хорошо готовит, — согласился Холден, по-прежнему не отводя глаз от Рози.

Дверь снаружи распахнулась, и он сразу потянулся к «Беретте» на поясе, но это были лишь Смит и молодой Уиздом, накормившие лошадей.

Дрова трещали в камине.

Рози вернулась из кухни с тарелкой дикого риса, поставила ее на стол и села в кресло рядом с Холденом.

Смит и Уиздом вновь вошли в комнату, причесавшись и помывшись после работы на конюшне.

Смит сел во главе длинного стола, Лилли — напротив него, на другом конце.

Уиздом уселся напротив Рози.

— Ну что, Уиздом, прочтешь молитву? — произнес Мэтью Смит.

— Боже, — кивнув, начал юноша, — давший нам мозг, чтобы думать, руки, чтобы превращать абстракцию в реальность, и мир несказанной красоты, который мы можем одновременно и защищать и употребить себе на пользу, благослови эту пищу и тех, кто собрался за этим столом. Помоги нам и сейчас, и всегда обретать знания, благодаря которым мы станем человечнее и лучше поймем смысл твоего Провидения. Аминь.

Холден поднял глаза, посмотрел на паренька, а затем на его мать и отчима. Подумав об авторстве молитвы, он приписал его Мэтью Смиту.

Под столом Рози сжала его руку. Он сжал ее руку в ответ.

Дэвид Холден подумал о погибшем сыне, о его глазах, неизменно исполненных надежды на счастливое и достойное будущее. Переведя взгляд на юного Уиздома, он произнес:

— Аминь.


Глава девятнадцатая

<p>Глава девятнадцатая</p>

— Эта штука не для отвода газов, как в других автоматических винтовках, а для заряжания. Затвор отодвигается вот так, — говорил Мэтью Смит двенадцати соплеменникам Боба Тубирса, которые сидели вокруг него на цветастых одеялах, устилавших пещеру.

Каждый индеец взял М-16 и повторил его движение…

Роуз Шеперд взяла «Беретту» и принялась говорить собравшимся мужчинам:

— У таких моделей, как мои «Беретта» и «Глок», а также «Зиг-Зауэр», «смит-и-вессон», «Таурус», большая емкость магазинов. Поэтому некоторые любят, так сказать, палить напропалую из этого оружия. Если б к нам без конца подъезжали грузовики, набитые патронами, то, думаю, с такой манерой можно было бы согласиться. Но это несбыточная мечта. Так что если придется использовать пистолет в нашей операции, то делайте это лишь на близкой дистанции и каждый раз говорите себе, что в обойме остается только два патрона. Конечно, вы можете выстрелить шестнадцать раз, прежде чем придется перезаряжать оружие. Но в таком случае вы напрасно израсходуете слишком много боеприпасов. А из этих пистолетов, кстати, можно стрелять очень точно.

Она подняла «Беретту», держа ее обеими руками, и навела на рисованный фанерный силуэт. За мишенью лежали сено и дрова, чтобы свести к минимуму возможность рикошета, однако Рози все же чувствовала себя неуютно, стреляя в пещере.

— Смотрите, не оглохните! — бросила она. Летя сюда, Роуз не взяла с собой тампонов (в них долго не будет необходимости), но на такой случай одолжила один у Лилли и, разорвав его надвое, заткнула себе уши ватой. Двенадцать окружавших ее мужчин воспользовались либо стрелковыми наушниками, либо берушами, либо просто кусками тряпок. Рози дважды выстрелила в голову силуэта. Эхо гулко раскатилось по галереям пещеры.

— Это дальняя дистанция. А теперь станьте в шеренгу и смотрите, — она взвела курок и подошла к силуэту. Теперь от мишени ее отделяло не двадцать пять, а двенадцать с половиной футов.

Последовало два выстрела, и две дыры на расстоянии дюйма друг от друга появились на груди рисованного человека. Затем вновь взведя курок, Рози опустила пистолет к бедру.

— Несмотря на стрелковые уставы и учебники, я всегда считала, что на совсем близком расстоянии не нужно поднимать оружия, чтобы лучше прицелиться: теряешь слишком много времени. Так что упритесь ногами получше и делайте так. — Она десять раз подряд выстрелила от бедра, затем подняла «Беретту» к плечу и послала две оставшиеся пули в переносицу силуэта.

Десять первых выстрелов вконец разворотили грудь и живот рисованной фигуры. Последние два оказались наиболее точными.

Она всегда хорошо стреляла. С тех самых пор, как отец (он тоже служил в полиции) вложил ей в руки пистолет. Тогда Рози только исполнилось семь.

Он помогал ей держать оружие.

И тогда ей каким-то образом удалось попасть.

Но Рози всегда не нравилось стрелять в присутствии зрителей. От этого она нервничала. Когда слишком много приходилось думать о смотревших на нее людях, а не о стрельбе, то это плохо сказывалось на меткости. Обернувшись, Рози посмотрела на дюжину окружавших ее индейцев (сиу, шайены и воины из еще двух племен, названий которых она не помнила) и сказала:

— Не забудьте. Вы не стреляете в самых больших монстров на этом свете, просто делаете то, что должны делать.

— Хорошо, а теперь иди ко мне, — Холден пригнулся. «Защитник» оставался в ножнах.

Двадцатилетний темноволосый сиу бросился на него, держа в правой руке нож в ножнах.

Холден сделал шаг в сторону и подставил пареньку ногу. Индеец опрокинулся, а Холден скрутил ему правое запястье и приставил «Защитника» к горлу:

— Ирвинг, помнишь, что я тебе говорил? Не подражай низкопробным киношкам.

— Да, сэр, — парень кивнул.

Билл Раннингдир передернул затвор автомата «Хеклер и Кох».

— Главное, — говорил он дюжине индейцев, стоявших полукругом перед ним, — не опустошать весь магазин с каждым нажимом на спуск. Я отнюдь не собираюсь показывать вам, как не надо вести огонь. Вам нужна аккуратная, контролируемая стрельба очередями. С этим оружием она достигается легко, потому что на автомате есть переключатель управления огнем. Так можно производить только одиночные выстрелы, правильно — стрелять очередями, хоть длинными, хоть короткими, все зависит от опыта и желания стрелка. Можно выпустить очередь из определенного числа пуль. Далеко не на всех моделях есть подобное приспособление. Сейчас оно настроено на стрельбу по три патрона. Наденьте наушники, пожалуйста.

Раннингдир сделал короткую очередь, пробив дыру в груди самодельной человекоподобной фигуры.

Холден и Смит стояли, окруженные тридцатью с лишним индейскими добровольцами, представлявшими несколько племен.

— Было время, — говорил Смит, — когда каждый индейский мальчик вырастал, зная, как бороться. И несомненно, что став взрослыми людьми, мы все знаем, как сражаться. Но что происходит в особо опасных ситуациях, джентльмены? Об этом и пойдет речь. Смотрите.

— Прошу заметить, — сказал подходящий к нему Дэвид Холден, — что этот пистолет не заряжен. В реальной жизни вам вряд ли так повезет. — Он несколько раз вынул и вставил пустую обойму, затем, опустив пистолет на уровень пояса, остановился перед Смитом. Тот поднял руки. Холден улыбнулся, тихо произнеся: — Не сломай мне запястья.

Смит шагнул в сторону, выбивая у него пистолет ударом левой руки, Холден отскочил в сторону, чтобы избежать удара коленом в пах и правой рукой в горло.

— Ну, джентльмены, — произнес Смит, — кто еще вызовется попробовать?

Около половины осторожно подняли руки.

— Ну, бросайся на меня изо всех сил, — сказал Лютер Стил стоявшему напротив индейцу. Тот устремился вперед. Стил уклонился и сымитировал удар, остановив локоть перед самым его носом, а потом, сделав шаг назад, сказал добровольцу: — Спасибо. Конечно, нас учили технике рукопашного боя в ФБР, — индеец сел на одеяло рядом с остальными. — Но убийственным приемам нас не учили. К сожалению, время изменилось. Этой штуке меня обучил джентльмен по имени Рокки Сэдлер. По возрасту он годится мне в отцы, а некоторым из вас в деды. Но всех нас, вместе или порознь, он запросто свалил бы.

— Дело не в силе, — продолжал Стил, — хотя она, конечно, далеко не помешает и Рокки весьма силен для человека любого возраста. Но знание нужных приемов — важней, чем сила. Как нам всем известно, локоть — самая твердая часть человеческого тела, а нанося удары самыми твердыми частями нашего тела в самые мягкие части тела противника, мы причиним ему наибольший ущерб. Так что запомните: берите самый твердый предмет, с которым только можно маневрировать, а если деретесь голыми руками, используйте самые твердые части собственного тела — например, верхнюю часть лба, надо только знать технику — и атакуйте самые мягкие, уязвимые места противника. Нос представляет собой исключение. Нам кажется, что кость переносицы — твердая. Она действительно твердая, но это не значит, что ее нельзя трогать. Здесь твердость сработает на нас. Если перебить нос, как надо, можно сломать решетчатую кость. Эта кость находится рядом с мозгом и, когда ломается, легко входит в него, вызывая мгновенную смерть. Так что, владея техникой, вы, независимо от собственной силы, способны убить противника, который гораздо мощнее вас.

Лютеру Стилу было противно учить людей убивать. Это противоречило его естеству: ведь на протяжении почти всей взрослой жизни он занимался лишь тем, что старался восстановить законность наименее насильственным способом.

— Помните, — произнес он, понижая голос, — у нас нет возможности захватывать и содержать пленных. Один «ударник», убитый в день нашего рейда, — это один человек, который не будет больше преследовать нас, врываться в чужие жилища, угрожать безоружным женщинам и детям или участвовать в новом бою. Так, к несчастью, обстоят дела. Мы можем утешиться лишь тем, что не мы начали войну. И это должно придать нам сил. Так что помните — твердое к мягкому. Кто вызовется добровольцем?

Руки поднялись…

Они легли в постель, свернулись калачиком, обнялись и сразу заснули.

Ей хотелось большего.

Когда они скакали обратно к хижине у Траппер Спрингс, она смотрела на Дэвида.

Ему не совсем привычно было сидеть на лошади, но конь подчинялся ему.

Она тоже подчинялась ему. Надо, наконец, сказать обо всем.

Быть может, этой ночью.


Глава двадцатая

<p>Глава двадцатая</p>

Раздев Эмму, Керни увидел на ее спине новые рубцы.

Он чувствовал жалость, но знал, что за ним следят.

— Ты и хочешь лечь со мной, милый, и не хочешь.

— Ты такая красивая, — Керни не совсем понял ее слова.

— Ты ведь любишь ее, свою девушку, правда?

Линда Эффингем. Он закрыл глаза, но вновь их быстро открыл.

— Да, но ты помогаешь мне справиться с этим чувством, — он лгал.

От секса с другой женщиной утрата Линды становилась еще острее.

— Мы можем помочь друг другу, — помолчав, произнес Керни.

В ее голубых глазах появилось подобие улыбки. Он прикоснулся губами к губам Эммы. Она прижалась к нему. Соски ее были твердыми и горячими.

Прикасаясь к ней, целуя, обнимая, Керни все время сознавал, что Монтенегро и Борзой следят за ним. Борзой представлял собой тип, с которым ему часто приходилось иметь дело в работе: очень компетентный, ровный до безликости и, если необходимо, совершенно бесстрастный. Даже при других обстоятельствах, Керни не мог бы с ним подружиться. Но, по крайней мере, у этого человека были некоторые достоинства, хотя и сомнительные.

Монтенегро же выглядел совершенным подонком, подобранным на какой-то свалке.

Именно Монтенегро бил Эмму ремнем. Несомненно, именно ему пришла в голову мысль убить Линду. Именно Монтенегро сейчас улыбался, а, возможно, и онанировал, глядя на мониторы.

И у Джеффри Керни оставался лишь один выбор: устроить ему хорошее шоу.

— Иди ко мне, — сказал он девушке, затем подвел ее к постели, посадил на простыню и стал снимать брюки.


Глава двадцать первая

<p>Глава двадцать первая</p>

В последние шесть ночей они трижды занимались любовью, но она так ничего и не сказала Дэвиду.

Индейцы хорошо усваивали то, чему их учили. Ведь большая их часть была уже знакома с огнестрельным оружием, по крайней мере, охотничьим, а природными атлетами были почти все.

Более старшие, которые не могли выдержать максимальной физической нагрузки, составили отряд, призванный сразу ворваться в форт, когда (в случае удачного поворота событий) оттуда выскочит поезд с Дэвидом и всеми остальными.

Самые младшие, которые лучше всего проявили себя на интенсивных тренировках, должны были залечь под фальшивым полом вагонов. Этот пол как раз сейчас и делали столяры. Сама же Роуз сегодня тренировалась с тремя дюжинами индианок, которые должны были помогать в атаке на противовоздушные установки.

Все они старались, и недостаток опыта быстро преодолевался благодаря энтузиазму.

Рози казалось, что возможно именно из-за работы с женщинами она так и не сказала Дэвиду о ребенке.

Что если тогда он даст ей то же задание, что и Биллу Раннингдиру — участвовать в штурме бункеров с зенитками? Это, по крайней мере, безопасней. Если что-то пойдет не так, все равно останется шанс спастись.

А что если он вообще не даст ей сражаться.

Мысль о том, что мужчина ей что-то разрешает или чего-то не разрешает, выглядела для нее после смерти отца совершенно непривычной.

Конечно, она проработала с полицейскими — мужчинами всю свою взрослую жизнь, многим приходилось подчиняться по службе, но каждого всегда можно было попросить не лезть в ее дела.

Однако в случае с Дэвидом ей искренне хотелось делать так, как хочет он.

Чувство было одновременно и приятным, и пугающим.

Но что бы он ни сказал, она будет рядом с ним на этом поезде.

Рози ощутила, что Лилли смотрит на нее, и опустила чашечку кофе на стол:

— Что тебя беспокоит? — спросила Лилли.

— Не понимаю.

Индианка улыбнулась и перешла на шепот, хотя никого из мужчин в хижине было: они по-прежнему тренировались в пещере, а Уиздом кормил лошадей на конюшне. Роуз подумала, что ей тоже надо было бы остаться в пещере.

— Ты ждешь ребенка от профессора Холдена, правда?

Роуз была рада, что чашка кофе стояла на столе. Иначе он весь расплескался бы.

— Откуда ты знаешь? — помолчав, спросила она.

— По глазам. Мужчина не узнает этого, но женщина может. Срок у тебя еще небольшой.

— Небольшой, но, — Роуз покачала головой, — если Дэвид узнает, он…

— Даст тебе более безопасную работу? Что в этом плохого?

— Все!

— Нет. Что плохого в заботе о жизни нерожденного ребенка? Если что-то случится…

— Если Дэвид умрет, умру и я. Здесь все ясно, — ответила Роуз. Она старалась поменьше курить, заботясь о ребенке. Но это будет лишь третья сигарета за день, а день был на исходе и ей хотелось плакать, а руки ее дрожали.

Роуз затянулась.

— Думаю, он знает, как ты любишь его.

Роуз закусила нижнюю губу, затянулась, кивнула и, пожав плечами, ответила:

— Да.

— Значит, ты боишься сказать ему о ребенке лишь потому, чтобы он не отстранил тебя от операции? Правильно.

— Да, — Роуз кивнула. — Что дальше?

— Ты думаешь, он хочет ребенка?

Роуз много думала об этом, и каждый раз, какой бы извилистый путь ни проделывала ее мысль, приходила к одному выводу: Дэвид хотел ребенка.

— Да, — ее голос походил на звук надтреснутой пластинки.

— Тогда ты думаешь, что он рассердится на тебя за эту неожиданную весть, весть, которая наполнит новым смыслом и надеждой его жизнь, и поэтому молчишь?

— Я — не эгоистичная, я…

— В эгоизме нет ничего плохого, Рози. Только подумай, какой трепет охватит тебя, когда он обнимет тебя и начнет беспрестанно расспрашивать о ребенке, о твоем самочувствии! Твое ощущение невозможно будет передать словами. Как, по-твоему, я себя чувствовала, когда носила Уиздома? Ведь мой муж был конченый алкоголик. А Мэтью тогда я еще не повстречала. Ты же счастлива. Ты нашла мужчину своей мечты. Скажи ему все. Если он прикажет тебе не идти в бой, тогда можешь спорить с ним, переживать. Но не разрушай себя сейчас.

Роуз подошла к ней, обняла и положила голову на плечо:

— Спасибо, — она услышала, как позади открылась дверь и раздались стон ветра и мужские голоса.

Один из них был голосом Дэвида…

В спальне, куда их поселили, обычно спал Уиздом. Но постель была широкой и куда более уютной, чем одеяла и надувной матрас, на которых они спали в полевом лагере.

Дэвид Холден заметно беспокоился. Митч Даймонд еще три дня назад должен был выйти на связь по рации, но этого до сих пор не произошло.

Но что здесь можно поделать? Оставалось лишь вновь пытаться выйти на связь в назначенное время и надеяться на лучшее.

Рози лежала в объятиях Холдена.

В спальне было несколько прохладно. За окном дул сильный, холодный ветер. Но им было тепло на фланелевых простынях, под одеялами и пледом.

Рози вплотную прижала к нему свое обнаженное тело.

В их ласках проступала нечто, о чем он упорно старался не думать: отчаяние.

Лови момент, переживи его, насладись им, вкуси его. Ведь он, возможно, последний.

Ее руки прикоснулись к Холдену. Он поцеловал ее левый сосок. — Я хочу немного побыть сверху, — сказала Рози.

Дэвид перекатился на спину, Рози села на него, поглаживая пальцами волосы на его груди.

Затем ее правая рука резко опустилась ниже, и он внезапно вошел в нее.

— Дэвид?

Тело Рози раскачивалось, как цветок на ветру. Он приподнялся на локтях, беря ее за грудь. Она наклонилась. Холден крепко поцеловал ее.

— Дэвид?

Он опустился на спину, тяжело дыша, ощущая влажную теплоту ее лона.

— Что?

— У меня ребенок, наш ребенок.

— Что? — Дэвид вышел из нее.

Рози по-прежнему сидела на нем, раздвинув ноги. Ее пальцы гладили его лицо:

— Я — беременна. Мы — беременны, Дэвид.

— Уф… — ему столько хотелось сказать ей, подумать о стольких вещах, но вместо этого он перевалил ее на спину и вошел в нее сверху, сказав: — Я люблю тебя, Рози.

— Ты…

— Счастлив? — губы Холдена прижались к ее губам. Тело Рози стало двигаться еще быстрее. — Да, я счастлив… Я так хочу этого ребенка, — сказал он.

Холден понимал, что это когда-нибудь произойдет, но не знал, что ему нужно сказать в этом случае.

Не знал, что он ощутит.

Ему хотелось Рози, хотелось ребенка. Холден приподнял ее спину, а Роуз обхватила его бедрами.

Ее тело трепетало. Его тоже.

Наконец он медленно опустился в ее объятия и прикоснулся к ее губам своими. Ощутив ладонями теплый живот Рози, он поцеловал ее крепче.


Глава двадцать вторая

<p>Глава двадцать вторая</p>

— Нет, черт побери!

— Почему?

Холден взял у Рози сигарету, зажигалку и, затянувшись, сказал:

— Потому что тебя могут ранить и даже убить. И ребенка тоже! Вот почему! И на кой черт тебе сигареты, раз ты беременна? — он затянулся и выпустил дым.

— Я иду, Дэвид Холден! Я люблю тебя. Жду твоего ребенка. Ежедневно молю Бога, чтобы мы поженились. Но я иду с тобой, Дэвид.

— Ты ведь можешь…

— Что? Если я не буду с тобой, я все равно умру, черт побери. Подумай об этом. Лишь на одну жалкую минуту подумай об этом! Прошу тебя! Я хочу быть с тобой.

Горло Холдена перехватило. Руки его дрожали. Он затянулся, но не мог втянуть в легкие достаточно дыма и потушил сигарету:

— Ты, уф… я… я люблю тебя и если ты умрешь или…

— Дэвид. Прошу тебя, — она потянулась к нему обеими руками.

Слезы стояли у нее на глазах.

Холден пристально посмотрел на Рози. На ней не было ничего (даже трусиков), кроме черной футболки.

— Если ты умрешь, — он сел на постель, — то что мне останется делать… — Холден отвернулся.

— Дэвид? Если один из нас умрет, я имею в виду, я. — она упала перед ним на колени, обнимая и целуя его бедра. — Просто обними меня, прошу тебя.

Он привлек ее голову к себе и обнял.

Она поцеловала его в живот. Руки по-прежнему сжимали его бедра.

Если он потеряет Рози, он потеряет все.

«Нельзя дважды потерять все и выжить», — сказал себе Холден.

Он посмотрел на нее, поцеловал ее душистые волосы и зарылся в них лицом.

Она была его возлюбленной. Была женой, словно их обвенчала тысяча священников. Но она, к тому же, была его другом:

— Ты не можешь…

— Почему? Разве это и не моя борьба, Дэвид? Прошу тебя, скажи мне, что делать?

Он хотел, как и прежде, сказать, что ей нельзя идти.

Любимая. Жена. Друг.

Дэвид Холден поднял Роуз Шеперд себе на колени и обнял ее за шею. Она засунула голову ему под мышку и подобрала ноги, почти касаясь коленями подбородка:

— Скажи мне, что делать, Дэвид?

Дэвид Холден качал ее в объятиях.

Он ощутил, что слезы стоят и в его глазах, пытался втянуть их обратно, но не смог. Дал им пролиться, обнял ее покрепче и ощутил, как дрожит ее тело рядом с ним. Когда ты рождаешься, тебе надо давать учебник, говорить тебе, что делать, как реагировать, что говорить. И внезапно Холден понял, что Он обо всем позаботился. Учебником была его совесть, и ее правилам он следовал своим сердцем.

Холден крепко обнял ее, одолел слезы и попытался произнести как можно более ровным голосом:

— Мы будем вместе. Все время. Если это случится, то случится с нами обоими. А если нет, значит, мы выберемся вместе. Но не могу потерять тебя. И ребенка тоже.

Рози всхлипнула, прижимаясь своим лицом к его лицу. Когда она вытянула губы, целуя Дэвида в щеки, на них был солоноватый привкус слез.

— Что в этом будет хорошего, Дэвид?

«Она права», — понял Холден.

Ни в чем ничего хорошего.

Он обнял ее и закрыл глаза.

Перед ним лежали Элизабет, Дэйв, Мэг и маленькая Айрин. Его прекрасная семья. Но на их мертвых лицах не было ни жизни, ни счастья, ничего.

Если он умрет и встретится с Элизабет на небе или в каком-то другом месте, то что он ей скажет: «Я по-прежнему люблю тебя, но я люблю и Рози». Сказать ей это?

Он обнял Рози так крепко, что на миг испугался, что сломает ей кости. Она сейчас вовсю расплакалась. И он тоже. И тогда Дэвид Холден ясно осознал: если земля — их не единственное местожительство, то Элизабет поймет все. Больше не противясь слезам, он хрипло прошептал, прижимаясь губами к волосам Рози:

— Ты бы понравилась моей жене, Элизабет. И Дэйв, Мэг и Айрин тебя бы полюбили. Все четверо решили бы, что лучше тебя никого нет, Рози.

Они будут атаковать форт послезавтра утром (если только настанет завтра). А до этого ночью надо нанести удар по противовоздушным установкам.

— Я хочу спросить у Мэтью и Лилли, нет ли здесь поблизости пастора или католического священника. Нам, собственно, он не нужен, но мне бы так хотелось, — прошептал Холден, обнимая ее.

Роуз расплакалась.


Глава двадцать третья

<p>Глава двадцать третья</p>

Это был низенький лысеющий мужчина с характерным для священников жестким воротничком и со словно отчеканенным южным акцентом, но — как заметила про себя Рози — абсолютно без южных оборотов речи.

А еще у него была приятная улыбка.

Лилли настояла, чтобы Роуз надела ее лучшие вещи. Сейчас она стояла в традиционном индейском свадебном наряде: белом замшевом платье, щедро украшенном бисером и бахромой. В первый раз надев его, она некоторое время не могла отделаться от какого-то дурацкого чувства.

Но это было свадебное платье.

Дэвид же надел одолженные у Мэтью Смита черный костюм с черным вязаным галстуком и белую рубашку.

На голову Роуз накинула кружевную шаль.

Опустив глаза, она крепче сжала руку Дэвида.

Лилли была ее дружкой и выглядела очень красивой.

— Возлюбленные мои, — начал низенький мужчина, одетый в пуловер и серые шерстяные брюки. — Мы собрались здесь все вместе, чтобы соединить этих мужчину и женщину в таинстве брака… Роуз Шеперд сказала себе, что это счастливейший день в ее жизни. Так почему же она плакала?

Лютер Стил передал Дэвиду кольцо.

— Я согласна, — прошептала Роуз из-под вуали.

— Я согласен, — твердым, сильным голосом сказал Дэвид, держа ее правую руку обеими своими руками.

— Отныне объявляю вас мужем и женой и те, кого соединил Бог, да не будут разъединены человеком. Можете поцеловать невесту.

Дэвид обернулся и обнял ее.

— Вместе навсегда, Рози, — прошептал он и крепко-крепко поцеловал ее. И в тысячный, в десятитысячный раз в ее голове промелькнула одна и та же мысль: она — Роуз Холден. Муж целовал ее так крепко, что Роуз едва могла дышать.


Глава двадцать четвертая

<p>Глава двадцать четвертая</p>

Кольца, которые они носили, были совершенно одинаковыми, за исключением размера. Мэтью Смит сделал их на кузнице в конюшне: выплавил и выковал из гвоздей.

Дэвид Холден посмотрел на кольцо на левом безымянном пальце и надел перчатку.

Он дал сигнал Биллу Раннингдиру и Лютеру Стилу и стал ждать, смотря на закат, озарявший заснеженные горные вершины.

Послышался ружейный залп, а спустя секунду — отдаленный звук взрыва. Это взлетела в воздух спутниковая антенна, обеспечивавшая связь между зенитными установками и форт Маковски.

Затем раздался звук, не сравнимый ни с чем, что слышал Холден на своем веку. Он обернулся. Оказалось, что какой-то индеец издал боевой клич шайенов.

— Идем, — прошептала стоявшая рядом Рози.

— Идем, миссис Холден.

Они принялись бок о бок взбегать по снеговой насыпи. Автоматные очереди полетели из амбразур в стене бункера. Тут же последовал взрыв за взрывом — это Кларк Петровски и Том Лефлер обезвредили противопехотные мины, защищавшие бункер по периметру. Снег словно купался в оранжевых волнах. Холден прищурился от слишком яркого солнца.

Из бункера выскочили трое. Двое стреляли из штурмовых винтовок М-16, третий держал в руке гранату. Холден и Рози одновременно выстрелили в третьего, сбив его на ходу. Граната упала в снег и разорвалась рядом с двумя бегущими «ударниками».

— За мной! — крикнул Холден.

Они устремились к вершине…

После первой удачной атаки отряд «Патриотов» разделился. Блюменталь и юный Уиздом пошли вместе с еще сорока пятью индейцами, большая часть из которых была вооружена старыми магазинными винтовками, охотничьими ружьями, пистолетами и револьверами — всем, что удалось насобирать. Им противостояли президентские «Ударные отряды», оснащенные самым современным боевым оружием. Холден помнил, какую истерическую кампанию развернули газеты, радио и телевидение против современного оружия перед самым началом беспорядков. Помнил безудержный энтузиазм, с которым журналисты и отдельные конгрессмены со всех сторон атаковали вторую конституционную поправку, стараясь методом «разделяй и властвуй» победить тех, кто отстаивал право хранить и носить оружие.

Так что за свободу приходилось воевать в основном нелегально приобретенным оружием, на век отстававшим от нынешней технологии. Второй отряд, целиком состоящий из индейцев, возглавил Билл Раннингдир. Третий — Лефлер и Кларк Петровски.

На пятый и последний бункер двинулись Холден, Рози, Стил и Мэтью Смит. Теперь уже нельзя было рассчитывать на то, что зенитчиков застигнут врасплох.

Сперва предполагалось, что атака на противовоздушные установки произойдет одновременно со штурмом форта Маковски. Но затем Холден решил обернуть в недостаток еще одно преимущество противника. Если в форте Маковски их и в самом деле ждала западня, то его гарнизон уже находился в полной готовности. И Холден надеялся, что предварительная атака на зенитные батареи вызовет ответные действия гарнизона, выманит часть его за стены форта и таким образом ослабит противника. Вечерние сумерки сменились кромешной тьмой. Дэвид и Роуз двигались во главе двадцати пяти плохо вооруженных, но преданных делу мужчин и женщин к вершине горы, на которой находился пятый, ближайший к форту бункер.

— Вызываю передовой отряд, — Холден взял рацию. — Говорит лидер группы. Как слышите? Прием.

— Говорит передовой отряд, — донесся кристально четкий голос Стила. — Слышимость хорошая, без помех. Встретили некоторую активность. Они нас ждут. Сюрпризы наготове. Прием.

Холден смотрел на движение секундной стрелки на черном циферблате «Ролекса» и, когда она завершила круг, произнес:

— Передовой отряд. Ждите сигнала. Конец связи.

Рози благоразумно захватила с подземной базы «Дельты» два пистолета «Хеклер и Кох», стреляющих осветительными ракетами. И теперь Холден, обернувшись к восемнадцатилетнему парню, который стоял за его спиной, сказал:

— Род, пусти ракету по моему сигналу.

— Хорошо, профессор.

Рози вставила магазин в свою М-16.

Холден еще раз проверил, у всех ли все в порядке с оружием, постоянно посматривая одним глазом на часы, и, наконец, сказал юному индейцу.

— Все в порядке, стреляй. — Род пустил ракету, и Дэвид закричал: — За мной!

Со стороны бункера послышалась стрельба. Взрывы напоминали звук разрываемой ткани. Это заработал гранатомет М-1. Затем последовал более громкий взрыв: одна из немногих кумулятивных противотанковых ракет, бывших у Холдена, ударила прямо в бронированную дверь. Холден, Рози и индейцы устремились к бункеру. Двое часовых открыли огонь из винтовок М-16. Роуз, выпустив две короткие очереди из своего оружия, скосила одного из них. Холден прицелился в другого, стоящего левее, но его опередила индианка со старой магазинной винтовкой тридцатого калибра, одним выстрелом уложившая противника в снег.

Холден рассмеялся на бегу. Они приближались к главному входу в бункер.

Мэтью Смит, два индейца из племени арапахо и женщина из племени шайенов добрались к крыше бункера. За спиной у Смита висел автомат «Хеклер и Кох». Трое индейцев были вооружены охотничьими карабинами прошлого века и револьверами различных модификаций — один из них даже старым «Кольтом» с ударно-спусковым механизмом одинарного действия. За такое оружие коллекционеры выложили бы в свое время кругленькую сумму.

В крыше бункера были большая амбразура для зенитного орудия и две меньшие — для спаренных крупнокалиберных пулеметов с дистанционным управлением.

Обе меньшие амбразуры стали открываться при приближении наступавших.

— Подождите! — предупредил Смит тройку, стоявшую позади, и, вытащив из кармана куртки овечьей кожи мощную гранату, выдернул чеку и швырнул гранату в амбразуру.

Он и индейцы распластались на бункере. Купол содрогнулся от взрыва, и, несмотря на оглушительный звон в ушах Смит ощутил, как на него и вокруг падают бетон и стальные куски пулемета.

Он поднялся и подбежал к четырехфутовой воронке, бывшей несколько минут назад аккуратной амбразурой восемнадцати дюймов в окружности. Смит бросил в воронку еще одну гранату, отскочил в сторону и вновь упал.

Взрыв, раздавшийся на этот раз далеко под ним, у основания бункера, теперь был едва слышен, но только он прозвучал, Смит вместе с тремя индейцами вновь поднялся во весь рост.

Вокруг тела шайенки был обвит пятидесятифутовый канат с узлами через каждые восемнадцать дюймов. Она стряхнула с себя моток и бросила его в дыру, концом с грузом вперед.

Смит плотнее надвинул черную шляпу на лоб, схватился за канат и опустился в амбразуру. Он вгляделся сквозь дым. Ковбойские ботинки обхватывали один из узлов каната. Кашлянув и тихо поворчав, Смит принялся опускаться в неизвестность.

Судя по напряжению каната и собственному глазомеру, он понял, что уже почти достиг дна. Едва эта мысль возникла в мозгу Смита, как очередь перебила канат над самой его головой, и он прыгнул. Падение оказалось более тяжелым, чем он предполагал. Смит пригнулся и повернулся. Левое плечо внезапно уткнулось во что-то твердое, спина ощущала каждый миллиметр винтовки. Но сквозь дым он не мог видеть, на что наткнулся. Надо стрелять, кто бы там ни был, и рука потянулась к кобуре на правом бедре. Он вытащил «Беретту», спустил предохранитель большим пальцем, а указательным нажал на спусковой крючок. За первым выстрелом последовали второй, третий, четвертый.

В это время раздалась еще одна автоматная очередь, и дым несколько рассеялся. Смит увидел человека с М-16, выстрелил и уложил его.

Но не было времени ни выхватить у мертвеца винтовку, ни сбросить с плеча автомат. Рядом находилась дверь. Смит услышал крик оттуда и успел сделать шаг назад за миг до того, как в проходе появился «ударник». Сжав еще крепче «Беретту» правой рукой, Смит ударил появившегося пистолетом в основание черепа и свалил с ног.

Второй «ударник» переступил порог. Смит выстрелил в него не целясь. Пуля пробила насквозь грудную клетку.

Взяв «Беретту» в левую руку, Смит взял правой «Хеклер и Кох», переведя предохранитель автомата.

Затем он поставил на предохранитель «Беретту» (курок опустился, как и полагалось) и засунул пистолет в кобуру, чтобы взяться за более тяжелое оружие обеими руками.

Теперь можно было устремиться в проход…

Дэвид Холден и Рози достигли взорванных дверей бункера. Холден, отпрянув назад, стал пускать очереди в развороченную дыру, переводя огонь верх, вниз и в стороны.

Поменяв магазины, он дал сигнал остальным. Холден и Роуз двинулись первыми (жена — справа, муж — слева), индейские бойцы последовали за ними.

За наружной дверью находился коридор с гладкими стенами. Дым стоял повсюду. Несколькими секундами раньше Холден услышал взрывы на куполообразной крыше. Значит, Смит делает все по расписанию. Затем раздался взрыв и на другой стороне здания.

Это Лютер Стил с главными силами пробивался сквозь запасной выход бункера.

Холден побежал, держась стены. Роуз с другой стороны коридора делала то же самое.

Холден остановился и двинулся осторожней.

Роуз по-прежнему держалась рядом.

Из задымленного пространства донесся голос Смита:

— Не стреляйте. Кроме нас, здесь одни мертвецы.

— Пароль, Смит, — крикнул в ответ Холден.

— Сам понимаешь, что это довольно глупое слово, — главной целью пароля было уберечься от неожиданностей со стороны противника, выманив его оставшиеся силы в ловушку. — Ча-ча-ча, — произнес Смит.

— Тебе нравится ча-ча-ча? — улыбнувшись, спросила Роуз.

Холден, покачав головой, устремился в дверной проем.


Глава двадцать пятая

<p>Глава двадцать пятая</p>

Патрули президентских «Ударных отрядов» рыскали повсюду в горах и межгорных долинах, поэтому когда «Патриоты» скакали на лошадях вдоль самого кряжа на соединение с силами, которые готовились к утренней атаке на форт Маковски, им несколько раз пришлось остановиться, успокоить лошадей и подождать минут двадцать — тридцать, пока не проедет патруль далеко под ними, у подножия гор. Затем вновь — по коням и в путь.

Роуз Холден — забавно было повторять свою новую фамилию — теперь поняла, что значит широко распространенная в вестернах фраза: «седло натерло».

Копчик у нее болел.

Они продолжали скакать. В вышине ярко светила луна и неслись облака, подгоняемые неистовым ветром, который пробирался ей под военную куртку М-65 с подкладкой, шерстяной свитер, футболку и пронизывал тело. Она прикрыла ноги и живот пончо, но даже пончо не защищало от ветра.

Они продолжали скакать.

«Конь, по крайней мере, попался хороший, — подумала Роуз, — ни скинуть ее не пробовал, ни головы не поворачивал, чтобы куснуть, а двигался легким, приятным аллюром». Чем дольше они ехали, тем больше она привыкала к ритму подобной скачки.

Рози решила, что подобная езда ей бы вполне понравилась, если б только было чуточку теплее. Почему они не скачут вдоль какого-нибудь пляжа под мягкий шум прибоя? И их только двое — она и Дэвид…

Порыв ветра сдул снег с черной плоской скалы и обдал лицо Рози ледяными крупинками.

Реальность.

Она замерзла, устала, хотела сейчас лежать в постели рядом с мужем и понимала, что через несколько часов ей с Дэвидом придется рисковать жизнью.

«Порой, — подумала Роуз, — жизнь высасывает все силы».


Глава двадцать шестая

<p>Глава двадцать шестая</p>

Джеффри Керни лежал в постели и смотрел в потолок.

После того, как ушла Эмма, спать он не мог.

Линда.

И вновь мысли о возмездии.

Во всех средствах массовой информации сообщали о его выступлении в прямом эфире на национальном телевидении.

Завтра.

Или, может, уже сегодня.

Он посмотрел на часы.

Сегодня.

Керни еще раз по деталям обдумал свой план. С предельными ловкостью и везением выжить можно. Но ловкости и везения от него потребуется заметно больше, чем когда-либо раньше.

Он уже дал понять, что должен быть вооружен: ведь правительство могло прибегнуть к покушению на лидера ФОСА, праведного мстителя. А еще раньше Керни узнал, что одним из условий телешоу с его речью и вопросами-ответами было появление лидеров «Фронта» с оружием: ведь главы стран третьего мира зачастую также участвуют вооруженными в сессиях Генеральной ассамблеи ООН. Ситуация давала фосавцам временный дипломатический иммунитет против законов, разоружавших американских граждан.

Ясно, что убийство Борзого и Монтенегро будет самой легкой (и к тому же, самой важной) частью его задачи. Еще надо выбраться из зала, из здания и удрать на машине. Это он тоже собирался сделать.

Но если еще повезет…

Керни рассчитывал на панику, но на контролируемую панику. Что, в конце концов, будут делать руководители США, если он убьет лидеров «Фронта Освобождения Северной Америки»? Вот если он пустит пулю в одного из журналистов, сидящих с заранее подготовленным вопросом, то здесь реакция окажется более предсказуемой.

Главное, чтобы реакция на оба события наилучшим образом послужила его интересам.

Самый известный из всех, кто будет задавать вопросы, конечно, свободный журналист Колин Бест. Поговаривали, что этот симпатичный либералишка вскоре получит какой-нибудь пост в администрации. Пока же Бест работал на кучу газет и программ и отвергал колоссальные суммы, предлагавшиеся ему за то, чтобы он стал штатным сотрудником какой-либо из них.

Естественно, Колин Бест имел большую цену.

По сути, успех или неудача всего плана Керни лежали на плечах облаченного в модный пиджак Колина Беста. Джеффри Керни закрыл глаза и вновь открыл их. Увидев Линду Эффингем, он опять сомкнул веки.

Керни стал повторять про себя расписание на завтра, словно считая слонов, чтобы заснуть. Подъем в восемь. Затем пробежка, более длинная и быстрая, чем обычно, потом бассейн и прочая, но в такой момент более, чем необходимая, рутина. Далее репетиция с Борзым и Монтенегро, легкий завтрак, переодевание в костюм для шоу — ему приготовили искусно, даже щегольски сшитую камуфляжную форму. Потом — на телестудию. Проверка звука и света и легкий, но очень калорийный ленч. Грим (да, придется пройти и через это) и ровно в семь вечера по столичному времени — на выход. «Прямой эфир из Метроу!». Керни ощутил, что невольно улыбается.

Он попытался закрыть глаза. Если хватит ловкости и везения, то он выживет и сможет еще не раз так улыбнуться.


Глава двадцать седьмая

<p>Глава двадцать седьмая</p>

В кузова нагружали последние куски поддельного пола. «В вагонах они сложатся, как китайская головоломка, — с надеждой думал Холден. — Если в этот день попадутся нестандартные вагоны, то все будет потеряно».

Он постарался не думать об этом.

Рози ушла переодеваться. Единственная женщина, которая будет среди штурмующих форт Маковски (и, надо верить, останется в живых). Совесть по-прежнему мучила Холдена: как можно было брать ее с собой! Ужас охватывал при мысли, что она и ребенок могут быть ранены или даже убиты.

Но другого выбора не оставалось. Он слишком уважал ее, чтобы отказать.

Холден переоделся в кузове одного из грузовиков. Большинство участников операции уже надели «облачение». Боевую форму «ударников» нельзя было назвать иным словом. Подчеркнутый камуфляжный узор на гимнастерке в реальной боевой обстановке превращал человека в подобной форме в превосходную мишень.

Ботинки, портупея и, конечно, берет — последняя новация в полевой форме президентских «Ударных отрядов». Лишь пистолет и патроны к нему — «Беретта» — были его собственными. Под гимнастеркой находились кобура со второй «Береттой», «Защитник» работы Джека Крейна и две обоймы на двадцать патронов каждая.

Камуфляжный узор на полевых куртках М-65 был таким же непригодным к боевой обстановке. Но приходится надевать. Правда, подкладка плотнее, чем на обычных М-65. Хоть какое-то преимущество.

За пояс гимнастерки Холден заткнул израильский пистолет «Дезерт игл» сорок четвертого калибра, доставшийся ему от Руфуса Барроуса. Кобуру, в которой он обычно носил это оружие, пришлось оставить, а запасные обоймы засунуть в карманы.

Прежде чем надеть берет, он взглянул в маленькое прямоугольное зеркальце для световых сигналов. (И этот предмет необходим для выживания). Фальшивые усы казались вполне настоящими, во всяком случае, «ударникам» они точно такими покажутся. Вглядевшись в собственное лицо, Дэвид Холден прошептал сам себе:

— Не теряй того, что имеешь.

Рози. Их нерожденный ребенок.

Он положил зеркальце в сумку вместе с прочими принадлежностями и вынул бумажник из только что снятой черной гимнастерки. В бумажнике была фотография, потрескавшаяся, с потертыми краями. Элизабет, Дэйв, Мэг и маленькая Айрин. Холден провел по фотографии пальцами. Рядом находилось другое, более свежее фото: Рози. Он посмотрел на оба снимка сразу. Вот вся его семья на веки веков.

Холден положил бумажник в сумку и засунул берет в карман. Этот головной убор лучше подержать там до последней минуты. Если б эта вещица символизировала нечто почетное, он не преминул бы надеть ее.

Но как новейший символ президентских «Ударных отрядов» она воплощала лишь бесчестие и зло.

Холден подошел к борту грузовика, открыл дверцу и выпрыгнул. Стил и Смит стояли рядом с машиной тоже облаченные в униформу.

— Ты выглядишь не столь неотразимым, Смит, — сказал Стил. Холден закурил сигарету. Стил, теперь уже без юмора в голосе, добавил. — По-моему, время пришло, Дэвид.

Дэвид Холден и без него знал, что час настал, и глубоко затянулся дымом.


Глава двадцать восьмая

<p>Глава двадцать восьмая</p>

Роуз глядела на себя в зеркальце. «Роуз Шеперд Холден. Миссис Роуз Шеперд Холден. Миссис Дэвид Холден. Доктор и миссис Дэвид Холден». Как нравились ей эти слова.

Она отложила зеркальце и принялась переодеваться в ненавистную форму президентских «Ударных отрядов». Эта униформа была противна ей не только как символ отвратительной организации: неестественный камуфляжный узор казался Роуз похожим на рисунок на дешевом домашнем халате.

Но все же пришлось переодеться, правда, поверх бюстгальтера она оставила черную футболку с белой пластмассовой кобурой с миниатюрным «смит-и-вессоном» (ствол длиной всего два дюйма). Вырез у футболки был достаточно велик: под гимнастеркой ничего не заметишь.

Роуз убрала все следы помады. Теперь поводов для беспокойства нет, разве что маленькие золотые сережки. Она сняла их и положила в сумочку. Дырочки в ушах разглядеть очень трудно. Если кто-то вздумает подойти поближе и покажется подозрительным, его запросто застрелит раньше, чем он что-то высмотрит.

Наконец Роуз взяла берет. Да, придется постараться. После нескольких попыток ей удалось убрать под него все волосы… В «Ударных отрядах» служили женщины, но их было очень мало, и чем меньше внимания привлечет она к себе, тем лучше. Пару дней назад Роуз думала, что стоит постричься, но все же решила, что можно обойтись и без этого (по крайней мере, так она себя убедила). С волосами все в порядке, а если кому захочется присмотреться поближе, ответ наготове.

Держа зеркальце на вытянутой руке, Роуз вглядывалась в свое изображение. Впервые ей стало приятно, что у нее маленькая грудь. Для кормления малыша (а к искусственному питанию она относилась с недоверием) это, конечно, плохо, но не слишком.

Теперь она — жена. А через семь с половиной месяцев станет матерью. Чуть боязно, но приятно. Она выскочила из грузовика, поправив ремень и набросив на плечо сумку с противогазом. Лишь бы ветра не было, когда понадобятся эти маски со стандартными фильтрами.


Глава двадцать девятая

<p>Глава двадцать девятая</p>

Как поведут себя на авиабазе Стейнмец — вот главный вопрос. Холден знал, что сейчас она находилась под непосредственным контролем президентских «Ударных отрядов». Воспрепятствовать этому было нельзя, оставалось лишь надеяться, что разум и патриотизм возьмут верх над преступными приказами. К этим доводам примешивался еще один, не столь веский: если они действительно схватят Маковски, то авиация побоится вступить в дело, чтобы ненароком не убить президента.

Так что он не стал думать о том, что будет, если эскадрильи штурмовиков поднимутся в воздух и начнут их расстреливать. Дэвид Холден не хотел приказывать командовавшим зенитными установками Биллу Раннингдиру, Лефлеру, Блюменталю и еще двум «патриотам» из группы Калиспела открывать огонь по американским самолетам.

В окрашенных в камуфляж грузовиках отряд двинулся в Форт Девон, маленький городок у подножия плато под названием Уидоус Тейбл, на котором и находилась их главная цель — форт Маковски.

Форт Девон напоминал живописное полотно о временах покорения Дикого Запада. Два ряда зданий (многие из домов — с фальшфасадами) стояли по обеим сторонам широкой немощеной улицы. За этими двумя рядами расположились жилые кварталы, а на другом конце городка находились покрытая навесом платформа, приземистые склады с покатыми крышами и большие пустые загоны для скота. Перерезая район, занятый платформой, складами и загонами, лежали сплетения подъездных и тупиковых путей и похожий на карусель разъезд. Железнодорожная станция, она и была сейчас единственным смыслом существования Форт Девона. Многие рельсы покрывал снег, а некоторые поржавели, но два ряда путей ярко блестели в солнечном свете, пробивавшемся из-за гор сквозь серо-синие тучи.

Наступал час рассвета.

Одна дорога из Форт Девона шла в Хелену, Грейт-Фоллс, а дальше в похожую на карте на дымовую трубу северную часть Айдахо, где находился город Спокан. Другая вела через напоминавшее полуостров скалистое плато под названием Уидоус Тейбл, которое нависало над Фулс-Каньоном и Хардшип-ривер, чьи пенистые воды, извиваясь в ущелье, прорезали его, словно малайский крис.

Поезд пыхтел на путях: два локомотива, три стандартных грузовых вагона в пятьдесят футов длиной, два телячьих вагона, в которых обычно перевозили в фортовую тюрьму арестованных офицеров, а в конце состава платформа и тормозной вагон.

— Это Джи-Пи, — объяснял, склонившись над плечом Холдена, Чарли Тандерклэп, — шестнадцатицилиндровый дизельный двигатель с водяным охлаждением. Для этих гор — лучший локомотив в мире. За ним тепловоз такой же модели. Производство корпорации «Дженерал моторс». Этот мотор вытягивает восемьдесят две мили в час.

Чарли Тандерклэп был из племени сиу и последнее десятилетие работал железнодорожным инженером в Британской Колумбии, Альберте и Саскачеване. Однако, когда в Америке настали тяжелые времена, пришлось вернуться из Канады, чтобы помочь соплеменникам. Холден смотрел на поезд сквозь наполовину затянутое паром ветровое стекло грузовика.

Вокруг сновали жители Форт Девона, загружавшие один из вагонов. На крышах вагонов стояли часовые из президентских «Ударных отрядов» с винтовками М-16 наготове. Картина напомнила Холдену книги и кинохронику о нацистской Германии. Теперь такой страной стали Соединенные Штаты.

Вагоны оказались такими, как надо.

— Пойдем, — сказал Холден.

— Говорит начальник конвоя, — Смит взял микрофон рации. — Движемся в Форт Девон, как планировалось. Ответа не нужно. Связь окончена. — Слова «как планировалось» означали, что они будут штурмовать поезд, как было задумано…

Дэвид Холден носил форму полковника: с ней он превосходил по званию всех, кто попадется на пути до встречи с Романом Маковски и президентским советником Хобартом Таунсом. Командир гарнизона форта Маковски Юджин Льюис Хеклер имел звание подполковника.

Во флоте Холден служил капитаном третьего ранга. Чин не столь уж маленький.

Он вышел из головного грузовика. «Защитник» — под левым рукавом куртки. Нарисовать камуфляж на машинах оказалось делом нелегким, но, оглядев конвой, Холден увидел, что все же их раскрашенные грузовики не так легко отличить от настоящих, захваченных у «ударников».

Смит в форме старшего сержанта вынул из нагрудного кармана бумагу с написанным на ней приказом.

Единственной функцией приказа был выигрыш нескольких секунд — документ подделывался семидесятитрехлетней женщиной из племени арапахо, большую часть жизни (с перерывами на роды и кормление детей), проработавшую художницей. Когда поезд будет захвачен, в дело пойдут уже настоящие документы, с которыми они прорвутся сквозь кордон безопасности форта.

Холден, Рози, Смит, Стил, Боб Тубирс и еще трое индейцев вышли из машин и пешком по снегу двинулись к поезду.

Солнце поднялось выше и скрывалось лишь тонкой кромкой сине-серых туч.

Холден оглянулся через плечо.

Гарри Блэкдог из Калиспела, командир второго отряда, должен был занять позицию в лесу близ самого города, готовый прийти на помощь, если события начнут развиваться неблагоприятно.

Холден очень надеялся, что такая подмога не понадобится. Отряд приближался к поезду, двигаясь параллельно путям. В обоих телячьих вагонах виднелись сбившиеся в кучу мужчины и женщины в истрепанной одежде. Дэвид ощутил прилив гордости, когда одна из женщин при виде их формы попыталась плюнуть сквозь решетки, а пленный офицер громко ругался.

Они двигались к локомотиву. Лишь трое индейцев располагали винтовками М-16. У Холдена, Рози и остальных были только пистолеты.

Один из офицеров, судя по всему, командовавший погрузкой вагона, до конца которой было еще не скоро, обернулся к ним и, отдав честь, произнес:

— Доброе утро, сэр.

— Лейтенант, — Холден отдал честь в ответ, — что здесь, собственно, происходит? — Годы военной службы научили: чтобы привести противника в замешательство, надо заставить его защищаться.

— Гм-м, сэр?

— Вы слышали меня, лейтенант? Что, черт подери, здесь происходит?

Теперь Холдена отделяли от молодого офицера всего три фута.

— Мы загружаем поезд… провиантом и амуницией… в форт, сэр.

— Покажите ему приказ, сержант Смит.

— Есть, сэр, — Мэтью Смит передал подложный приказ и сказал: — Прошу прощения, господин полковник, но я как раз вспомнил, что нам надо поправить сцепление на том грузовике.

Эта фраза означала, что Смит определил, где надо нанести главный удар.

— Очень хорошо, сержант, посмотрите.

— Есть, сэр, — и Смит сказал, обращаясь к своим троим сержантам:

— Третий автомобиль, джентльмены. Посмотрите на верх приборной доски и в центр. Возьмите нужные инструменты из второго от конца грузовика. Там в плоском ящичке все, что вам надо. Поищите хорошенько. — Эти слова переводились: сначала напасть на «ударников» в третьем вагоне по центру, затем на второй вагон от конца, с открытой платформы. — А с первого грузовика я все сам возьму. — Это значило, что работавшие в тандеме Смит и Стил возьмут на себя охранников, стоявших неподалеку от них на крыше первого вагона.

Холден смотрел, как лейтенант стал внимательно читать приказ. Он не хотел давать ему слишком много времени и выхватил бумагу, бросив:

— Как видите, мы собираемся сменить подполковника Хеклера и, судя по тому, как халатно здесь относятся к мерам безопасности, делаем это совершенно правильно.

— Но сэр…

Холден ожидал сигнала: первого выстрела.

Послышались очереди из штурмовых винтовок. Холден выбросил левую руку вперед, и «Защитник» скользнул в его заблаговременно одетую в перчатку ладонь. Пальцы крепко сомкнулись на рукоятке, и клинок вошел лейтенанту в живот снизу вверх, в то время как правая рука Холдена потянулась к «Беретте» на правом боку. Роуз всадила офицеру пулю в переносицу.

Краем глаза Дэвид видел, как Смит, пригнувшись, выстрелил, вытянув правую руку с «Береттой», по крыше первого вагона. Пистолет Стила заговорил лишь мгновением позже. Холден дважды выстрелил лейтенанту в грудь, чтобы, опрокинув его навзничь, высвободить нож, и, резко повернувшись направо, всадил две пули в одного из охранников, который, несмотря на ранение, продолжал вести огонь из М-16. Рози же четырежды выстрелила в часового, стоявшего на крыше второго вагона, и «ударник» вместе с винтовкой рухнул наземь.

Снег в ярде от Холдена был изрыт пулями.

Стил побежал обратно и, увидев, как еще один охранник просунул голову между вагонами с другой стороны поезда, дважды выстрелил ему в голову. Трое индейцев в форме сержантов пустили очереди из штурмовых винтовок по открытой платформе, но находившиеся там пулеметчики повели ответный огонь.

Холден опустился на колено, взявшись за рукоятку «Беретты» обеими руками. Смит стоял рядом с ним прямо, как дуэлянт, держа пистолет на вытянутой руке. Оба стали стрелять в двоих солдат, залегших за пулеметом М-60. Рози, распластавшись перед ними, пускала пули в охранников на крыше второго вагона.

Пулемет дал длинную очередь. Один из индейцев упал.

Но пулеметчик был мертв.

И его помощник тоже.

Один из «ударников» побежал к пулемету, стреляя на ходу из М-16, но Боб Тубирс вскочил на платформу и, выстрелив в него в упор раз шесть, в конце концов уложил наповал.

Холден оглянулся на крыши вагонов. Стил стоял на третьем, обстреливая платформу.

Дэвид встал. Рози, поднимаясь по лестнице на крышу второго вагона, стреляла в охранника, бегущего к ней по снегу. Ответная очередь из М-16 пробила стенку вагона. Холден повернулся и выстрелил, но солдат с окровавленными шеей и щекой уже падал, сбитый пулей Рози.

Последовало еще несколько спорадических выстрелов. Затем огонь прекратился. Смит взял рацию.

— Говорит Смит. Гарри, двигай сюда, помоги нам собраться. Поставь с полдюжины людей на обоих концах главной улицы. Всех «ударников», кроме наших, расстреливайте. Связь окончена.

— Освободи людей в телячьих вагонах, Боб, — крикнул Холден, меняя обойму в пистолете, — и посади их в машины.

— Сделаю.

Холден наклонился над телом убитого солдата, вытер кровь с ножа, вложил лезвие в ножны и двинулся вдоль состава.

Рози подбежала к Холдену справа, Чарли Тандерклэп — слева.

Машинист и офицер президентских «Ударных отрядов» стояли в кабине локомотива, подняв руки вверх.

— Ваши услуги не потребуются, машинист, выходите, — сказал Дэвид и перевел взгляд на мужчину с капитанскими погонами. — Вы здесь главный?

— Да, сэр… что, черт возьми…

— Заткнись, или я последую логике и забрызгаю твоими мозгами всю кабину. Отдавай свои приказы. Сразу. Иначе ты — труп.

Роуз вскочила в открытую дверь кабины и приставила дуло пистолета к левому виску капитана. На куртке офицера была вышита его фамилия. Джонс. «Как оригинально, — подумал Холден. — Джонс начал передавать приказы…»

* * *

— Тогда я впервые побывал в настоящем бою, — говорил Уиздом Тубирс, переведя взгляд от доклада на все еще не открытый памятник. — Меня взял с собой Рэнди Блюменталь, сотрудник ФБР, которого разыскивали власти за то, что он остался верен убитому президенту и своему шефу Лютеру Стилу. С Рэнди мы сразу подружились, возможно, потому, что как самый молодой сотрудник отдела в Метроу Рэнди был почти что моим сверстником. Но, кроме того, я думаю, он не отпускал меня от себя, чтобы обеспечить мне максимальную безопасность. Мой отчим Мэтью Смит был, конечно, вместе с Лютером Стилом, профессором Дэвидом Холденом и Рози Шеперд — Холден, самыми деятельными и славными патриотами за все время существования организации. Я, агент Блюменталь и две дюжины коренных американцев удерживали одну из зенитных установок, захваченных «патриотами» вместе с индейскими борцами за свободу, чтобы предотвратить удар с воздуха по поезду, на котором собирались вывезти пленных офицеров из форта Маковски. Конечно, все мы знаем, что произошло тогда, и никогда не забудем жертв, принесенных в этот день.


Глава тридцатая

<p>Глава тридцатая</p>

Дэвид Холден, оглядываясь, бежал по неглубокому снегу вдоль головного локомотива. Треугольник ослепительных желто-белых фар на фоне густой синевы снеговых туч делал машину похожей на обложку научно-фантастической книги. Когда была жива Элизабет, Дэвид подрабатывал, рисуя подобные обложки.

Рози вытянула руку из кабины, но Холден отпрянул: локомотив выпустил снеговой плуг, похожий на скотосбрасыватель прошлого века. Теперь все готово. Дэвид прыгнул в кабину, одновременно схватив и ладонь Рози, и перила.

Никто в Форт Девоне не преследовал их, и ничего необычного не происходило вблизи состава.

Дизельный мотор загудел, и Чарли Тандерклэп стал наращивать скорость.

Вагоны с помощью местных жителей разгрузили, частично настелив ложный пол. Когда под настилы спрятались индейцы, «патриоты» добавили оставшиеся детали пола.

Освобожденных пленников отпустили, но самых крепких попросили отправиться в форт, чтобы, оставаясь в телячьих вагонах, они закрывали собой индейских воинов.

— Я отключил механизм превышения скорости, — сказал Чарли Тандерклэп обернувшемуся к нему Дэвиду Холдену. — Он автоматически прекращает поступление топлива в цилиндры, если скорость становится слишком большой. Но я могу контролировать этот процесс с помощью ручного управления. Мне надо следить за дорогой. Ведь если мы на что-нибудь наткнемся, то произойдет немедленное выключение машины.

— Согласен, — Холден кивнул, захлопывая дверь за собой. Рози потирала одетыми в перчатки ладонями. Он прикоснулся губами к ее лбу. — Расслабься.

— Сколько нам ехать до форта?

Дэвид посмотрел сперва на часы, затем на Чарли и спросил:

— Минут двадцать пять?

— Примерно так.

Из рации донесся голос Смита. Холден ответил:

— Говорит лидер группы. Слышимость хорошая. Прием.

— Просто проверяю связь. У нас все в порядке. Прием.

— Хорошо. Связь окончена, — Дэвид положил микрофон и взглянул на Рози, а потом на машиниста. — Предположим, все сложится хорошо и мы вырвемся оттуда… Второй локомотив готов?

— Все механизмы проверены и находятся в хорошем состоянии. Можно заранее залить горючее, и все будет готово. Не забудьте, профессор, тогда нам придется ехать не в гору, как сейчас, а под гору.

Холден кивнул. Он потянулся к руке Рози. Та сняла перчатку и вложила свою ладонь в его.

Дэвид выглянул в окно.

Повсюду лежал снег. При ярком солнце его белизна казалась ослепительной.

Чем выше они забирались в горы, тем глубже становился снег, тем упорнее он заползал на колею, даже покрывая серый гравий между шпалами. Все грознее поднимались гранитные горные вершины, под которыми извивалась дорога. А у подножия гор и на кое-каких низких склонах стояли вечнозеленые деревья. Их ветви прогибались под густым, налипшим снегом.

Поезд повернул. Слева появилась река, местами серая, как ружейные стволы, местами черная. Темно-синий лед сковал ее у берегов. Холден крепче сжал руку Рози…

Противник наступал там, где и предвидел Рэнди Блюменталь: с западного склона, лежавшего ниже бункера. Уиздом Тубирс забрал винтовку М-16 у одного из убитых «ударников», охранявших зенитную установку, и, прижав приклад к плечу, смотрел сквозь амбразуру.

Он ждал команды от Рэнди Блюменталя.

Ему раньше никогда не приходилось целиться в человека. Поэтому его подташнивало, сердце колотилось, руки и лоб покрывала испарина.

Через амбразуру местность просматривалась неважно, но он насчитал не менее тридцати солдат. Уиздом снял палец со спускового крючка, пару раз согнул его, расслабляя мышцы, и вновь прижал к самому кончику крючка.

Дыша учащенно и сбивчиво, он вспоминал так часто повторяемые слова Мэтью: «Тело — это платформа, с которой выпускается снаряд. Оружие, каким бы оно ни было, всего лишь носитель. Если платформа колеблется, то ни о какой точности говорить не приходится. И запомни, Уиздом, один из главных ключей для устойчивости платформы — контроль дыхания».

Уиздом заставил себя дышать помедленней.

Холодный воздух, врываясь в амбразуру, обжигал ему лицо. Но он радовался этому: так обострялись ощущения. Амбразуры величиной с большую монету были выбиты в стене бункера с помощью пластиковой взрывчатки. Края у них вышли неровные, но размер — на удивление подходящий.

Уиздом видел: число противников растет. Что же не так?

Отчего Рэнди Блюменталь не приказывает открыть огонь?

И Уиздом не стрелял, ожидая приказа, полагаясь на командира.

Он уже овладел дыханием, и винтовка почти не вздрагивала. Уиздом расслабил мышцы, чтобы улучшить циркуляцию крови, чтобы руки и ноги ненароком не вздрогнули.

И внезапно у него перехватило дыхание.

Рэнди Блюменталь наконец отдал приказ открыть огонь.

И, когда в прорези прицела показался устремившийся к амбразуре офицер президентских «Ударных отрядов», палец Уиздома двинулся почти автоматически. Винтовка чуть выдвинулась вперед и прозвучала коротая — четыре-пять выстрелов — очередь.

Офицер упал как подкошенный.

Уиздом убрал щеку от приклада.

Его тело трясло, как в лихорадке.

И, когда глаза уже стали застилаться слезами, он увидел, как вражеский солдат опустился на колено и двое других по сторонам сделали то же самое. На плече солдата появилось что-то похожее на длинную трубку. И Уиздом понял, что это реактивный гранатомет, базука.

Смахивая слезы рукавом куртки, он навел оружие на человека с базукой.

Уиздом выстрелил. Пуля взбила снег рядом с гранатометчиком, оставив самого солдата невредимым.

Ответные пули ударили в края амбразуры. Бетонная крошка посыпалась Уиздому на винтовку, ветер нес ее прямо в глаза. Приподняв оружие повыше, он выстрелил снова.

Тело гранатометчика отбросило назад, а снаряд полетел, но не в сторону бункера, а вверх, оставляя за собой хвост серого дыма. Затем уклонился вправо, почти уйдя из поля зрения Уиздома, и взорвался. Судя по всему, несколько солдат-»ударников» пали от собственного оружия.

Уиздом Тубирс нашел себе очередную мишень. Еще один противник. Он выстрелил и, очевидно, убил его первой же пулей. Кровь хлынула из горла, заливая белый снег.

Уиздом продолжал стрелять, пока не израсходовал весь магазин, быстро припомнил, как перезаряжать винтовку, выбросил пустой рожок, вставил новый и опять стал у амбразуры.

Впервые с начала боя он ощутил окружающую какофонию, ружейная стрельба раздавалась со всех сторон, взрывы гремели по всему периметру бункера.

Наконец один, а может, два спаренных пулемета с дистанционным управлением открыли огонь с купола бункера. Солдаты валились, как костяшки домино.

Уиздом продолжал стрелять…

Чарли Тандерклэп сидел в кресле машиниста, краем глаза глядя в окно справа.

— Профессор! Я вижу форт.

— Посмотри на меня, Рози, — сказал Дэвид Холден, остановив взгляд на жене. — Я люблю тебя.

— И я люблю тебя, Дэвид, — она погладила его лицо.

Он обнял ее и, крепко прижав к себе, поцеловал.

Если хоть на секунду позабыть обо всем, думая лишь о ней, тогда все, что случится потом, уже не будет иметь никакого значения.


Глава тридцать первая

<p>Глава тридцать первая</p>

Когда поезд вышел из промозглой черноты короткого тоннеля, железнодорожная колея рассекла шоссе, шедшее параллельно с ней последние двадцать миль. Справа от рельсов была двухрядная дорога на север, слева — такая же дорога на юг. Само шоссе было чистым, но по обеим его сторонам стояли сугробы выше человеческого роста.

Всего в нескольких милях отсюда находились передовые укрепления форта. Дорога резко пошла в гору, поднимаясь к Уидоус Тейбл — скалистому плато, с трех сторон нависавшему над каньоном. На дальней оконечности плато возвышались бетонированные стены, опутанные колючей проволокой, по которой был пущен электрический ток. За стенами стояли многоэтажные соединенные друг с другом блокгаузы, представлявшие собой собственно форт. Холден навел бинокль. Шлагбаумы были опущены и над шоссе, и над железнодорожными путями.

Сидевший рядом с Холденом Чарли Тандерклэп уже начал сбавлять скорость.

Рози вынула черный «Детоникс» сорок пятого калибра из-под футболки, взвела курок, поставила предохранитель и запрятала этот пистолет вместе с «Глоком» в холодильник за два шестибутылочных ящика пепси-колы. Когда она отошла от холодильника, Холден взглянул ей в глаза.

— На всякий случай, — Роуз улыбнулась.

Большой нож в черных ножнах оставался у нее на портупее.

Холден вновь посмотрел на бумаги, захваченные у капитана президентских «Ударных отрядов», оставшегося в Форт Девоне в плену у местных жителей.

Согласно путевому листу, поезд с припасами и пленниками должен был прибыть в форт Маковски, оставить там как человеческий, так и неодушевленный груз, и тут же отбыть в Хелену, где вечером предстояло погрузить в вагоны новый этап пленников, доставленных туда грузовиками и по железной дороге. Чтобы все прошло по расписанию, поезду нельзя было задерживаться в форте Маковски.

Поэтому надо надеяться, что в зоне наружного контроля к ним придираться не станут.

Холден отложил бумаги…

Билл Раннингдир двигался вдоль купола бункера с «Узи» на боку. Он шел пригнувшись. Сейчас по нему стреляли с трех сторон. Один из находившихся на куполе пулеметов с дистанционным управлением уничтожили еще когда «Патриоты» вместе со своими индейскими союзниками захватили укрепление. А дверца второй амбразуры была повреждена и пулемету пришлось замолчать. «Ударники» атаковали бункер большими силами около часа назад. Пока никто не имел перевеса, но солдаты обладали преимуществом и в численности, и в вооружении, и чем дольше длился бы бой, тем весомей становились их шансы на победу.

Пулемет с дистанционным управлением склонил бы чашу весов на сторону «Патриотов» и индейцев.

Раннингдир приблизился к вершине купола, но ему пришлось залечь и отпрянуть: автоматные очереди «ударников» ударили в бетон прямо перед ним.

Он подал «Узи» вперед.

Затем подождал, когда огонь стихнет, и вновь устремился к вершине купола. Пули барабанили рядом с ним, осыпая лицо снегом и бетонной крошкой. Он упорно полз вперед. Правая ладонь кровоточила, но думать об этом было некогда.

Билл продолжал карабкаться по куполу бункера, стараясь как можно плотнее прижимать свое тело к бетону.

Пуля пробила ему левое бедро. Раннингдир юзом заскользил вниз, но принялся цепляться за холодный шершавый бетон обеими руками и наконец остановился.

Он посмотрел на раненую ногу. Снег и поверхность купола вокруг нее покраснели от крови. Билл громко выругался.

Он перевернулся на спину, оторвал кусок штанины и туго обвязал им рану, закрыв глаза и скрежеща зубами от боли.

Вновь стрельба. Теперь огонь вели ярдов с пятидесяти к северу.

Раннингдир выдвинул «Узи», приложил автомат к плечу и дал две короткие очереди. Когда последовал ответный огонь, он стал стрелять в ту сторону длинными очередями, опустошив тридцатидвухпатронный магазин.

Выброшенный рожок скользнул на землю по куполу бункера, Билл вставил новый (теперь на двадцать патронов) и принялся вновь карабкаться вверх.

Он опять приблизился к вершине купола. Пули ударили рядом, взбивая снег, лед и бетонную крошку. Раннингдир отпрянул. Прямо перед ним виднелось полуоткрытое окошко амбразуры. Билл вновь стал карабкаться вверх.

Пуля вошла ему в спину. Он распластался, громко ругаясь от боли, но в этот раз удержался на месте.

Раннингдир покачал головой, чтобы прояснить сознание.

Он вспомнил свою жизнь: классический пример для телефильма — потенциальный малолетний преступник, едва ли не с пеленок познавший убогость и жестокость жизни в резервации. Ранний уход из школы.

Билл никогда не понимал, что изменило его судьбу, но он вернулся в школу, окончил ее, затем колледж и поступил на службу в Федеральное бюро расследований, всегда втайне думая, что его взяли туда лишь из-за специальной квоты для небелых.

Но все складывалось для него как нельзя лучше. Работа пришлась по душе. Больше нее Раннингдир любил лишь Родину.

Билл вновь принялся карабкаться и наконец достиг заклинившей дверцы амбразуры. Он взял автомат за ствол, сунул приклад в щель, протолкнул его вперед и навалился на дверь всем телом, используя «Узи» в качестве ломика.

Дверца не поддавалась.

Раннингдир опустился на правое колено. Левая нога больше не слушалась его. Он толкнул дверцу изо всех сил.

Послышался щелчок, и она широко распахнулась.

Склонясь над амбразурой, Билл внезапно ощутил пулю, засевшую в спине. Он стал скользить вниз, автомат вылетел из рук, левое плечо ударилось о бордюр купола, послышался оглушительный треск, и Раннингдир полетел на землю.

Он упал на спину глубоко в сугроб и вскрикнул от боли.

С трудом повернув голову, Билл увидел, как один из солдат бежит к нему с винтовкой М-16. Но не стреляет. Очевидно, хочет прикончить штыком. Раннингдир улыбнулся.

Его правая рука сжимала рукоятку висевшего на поясе «Зиг-Зауэра». Он схватился за нее, еще слетая с купола.

Билл услышал, как высоко над ним заработал спаренный пулемет. Его огонь решит исход боя.

«Ударник» со штыком походил на тысячи уличных подонков, которых Билл повидал в наркоманских притонах, в полицейских участках, на плитах морга.

Он поднял пистолет и дважды выстрелил, сперва в шею, затем в лицо, громко произнеся: — Сейчас ты проиграл, ублюдок.

Раннингдир ощутил, как острая боль пробежала вверх по позвоночнику, ударив в голову. Руки и ноги стали сводить судороги. Пистолет упал в снег. — Господи, — пробормотал Билл.

Затем нарастающая боль в его голове словно взорвалась, и он закрыл глаза.


Глава тридцать вторая

<p>Глава тридцать вторая</p>

Семафоры поднялись, и капрал с поста наружного наблюдения вернул документы Дэвиду Холдену, отдав честь и сказав:

— Спасибо, сэр.

Холден отдал честь в ответ.

Чарли вновь запустил мотор, и поезд медленно двинулся вдоль линии проволочных заграждений, за которыми лежали минные поля и другие ловушки.

Холден посмотрел сперва на часы, затем на Рози.

Он перевел взгляд вперед. Внутренние ворота оставались закрытыми. Если подполковник Хеклер действительно был хитрым тактиком, то ему и следовало держать их закрытыми, чтобы поезду пришлось остановиться и попытаться дать задний ход. Тогда-то капкан и захлопнется. Но Холден надеялся, что противник не столь хитер.

Ворота начали открываться.

Дэвид услышал, как рядом его жена (жена!) громко вздохнула. Стил, Смит и несколько индейцев еще у наружного поста залезли на крыши вагонов, как обычных, так и тех, где находились пленники. «Все, как у настоящих «ударников», — заметил про себя Холден.

Наконец ворота полностью открылись. Казалось, крепость жила обычной жизнью. Часовые прохаживались по стенам за рядами электрифицированной колючей проволоки, но их было не больше, чем Холден видел ранее, когда наблюдал за прибытием и отправлением поездов в форте Маковски.

Эта рутинность и беспокоила его больше всего, вселяя еще большую уверенность в то, что капкан наготове.

Ряды соединенных друг с другом многоэтажных блокгаузов теперь можно было рассмотреть, как никогда, подробно. Здания блочной конструкции, но на вид прочные. Сооружения, казавшиеся изолированными, соединялись друг с другом округлыми тоннелями, напоминавшими входы в эскимосские иглу.

Увидев конец колеи, Чарли Тандерклэп стал вновь сбавлять ход.

Да, если Хеклер и впрямь хитрец, он заминирует пути позади поезда. Так капкан будет еще надежней.

Заскрипели тормоза, словно вскрикнул какой-то дикий зверь, которому перебило лапу. Но крик стих, и поезд остановился.

— Готовься, — хриплым шепотом сказал Холден Чарли.

Когда он открыл дверь и стал спускаться по лесенке, из центрального здания вышли трое. Значит, подтверждалось то, что еще раньше разведка сообщала Холдену: именно это здание и являлось командным пунктом форта.

Он не стал ожидать, пока трое подойдут к нему. Уже кое-кто из его отряда, в основном индейцы, но все одетые в полевую форму, стали спускаться с крыш и выпрыгивать из большого тормозного вагона.

— Сержант, — крикнул Холден Смиту, стоявшему на головном вагоне, — дайте приказ выгрузить пленных.

— Есть, сэр.

— Начинайте разгрузку, — крикнул Смит, обернувшись. — Выгоняйте их побыстрее.

Рози спрыгнула из кабины на землю. Холден всматривался в троицу, приближавшуюся к нему. Все офицеры. Все трое лишь с пистолетами. Он повернулся к Рози:

— Лейтенант, проследите за выгрузкой. Пусть все подонки, у кого хватает сил, помогут вывести ослабленных пленников, а потом разгрузят провиант, — и шепотом добавил: — Держи голову прямо, милая.

Рози быстро подмигнула ему и отдала честь. Он отдал честь в ответ. Рози отошла. В других обстоятельствах Холдена бы забавляло глядеть на то, как она старается подражать мужской походке.

Но он обернулся к троим офицерам, от которых его теперь отделяло всего десять ярдов.

Приблизившись на пять ярдов, офицеры остановились. На стоявшем в центре были погоны подполковника. Хеклер. Но Хеклер не отдал честь, а вместо этого заявил:

— Кто бы вы ни были, сэр, ваше отступление теперь невозможно. Дорога за вами заминирована. Если вы дадите задний ход, детонатор сработает.

Итак, игра началась. Но они — в форте, а это для Холдена при любом раскладе было наилучшим вариантом.

— Вы — подполковник Хеклер? — обратился он к офицеру.

— Совершенно верно. А ваше имя, сэр?

— Я — Дэвид Холден.

— Ожидал вашего прибытия, сэр, — ответил подполковник после некоторой паузы. — Вы должны сложить оружие и приказать вашим людям сделать то же самое. В противном случае по ним будет открыт огонь.

Холден посмотрел на окружавшие его серые бетонные стены. Они поразительно напоминали тюремные стены из фильмов 30-х годов. Затем он перевел взгляд на Хеклера и произнес:

— Один из вагонов, подполковник, снизу доверху набит взрывчаткой и горючими смесями, — он говорил правду, но горючих смесей было побольше, чем взрывчатки. — И если я или кто-либо из других командиров даст приказ, он взорвется. И будут убиты все, здесь стоящие, и все ваши люди у восточной стены. Разрушится даже сама стена, так же, как и внутренние ворота. Взрыв будет столь мощным, что сдетонируют и минные поля у входа в форт. В результате ваше сооружение будет уничтожено более, чем наполовину.

Хеклер помолчал, а затем с улыбкой произнес:

— Но, сэр, моя главная цель будет достигнута: вы погибнете.

— Подполковник, — Холден улыбнулся в ответ, — я восхищен вашей решимостью. Но прежде чем мы перейдем к решению данного вопроса, во имя общего блага я настоятельно попрошу позволить пленным покинуть телячьи вагоны и отойти к западной стене.

— Я не могу удовлетворить вашу просьбу, — прозвучало после некоторой паузы.

Главной целью Холдена было выиграть время, чтобы индейцы вылезли из-под ложного пола и приготовились к бою. Но если ему удастся переместить пленных, а также прятавшихся в телячьих вагонах бойцов к западной стене, тем лучше. Пока надо потянуть, поупорствовать:

— Я настаиваю на том, чтобы вы связались с теми, кто мог бы дать вам подобное разрешение.

Хеклер молчал.

— Я знаю, — продолжал Холден, — что в форте находятся Роман Маковски и Хобарт Таунс. — Последние данные разведки свидетельствуют, что Таунс точно здесь. Шансы на присутствие Маковски равнялись процентам шестидесяти.

— Президент? Здесь?

— Да, подполковник, — теперь Холден не сомневался. — Я не предполагал, что вы заминируете колею за нами. Вы поставили меня в сложное положение. Но условия я буду обсуждать, если вы позволите пленным отойти к западной стене.

Счет шел на секунды. Сейчас большинство людей в телячьих вагонах — три дюжины настоящих пленников и человек семьдесят индейцев, вооруженных пистолетами, гранатами и ножами — должны уже выйти.

Сейчас поднимут ложные полы в грузовых вагонах и бойцы с М-16, захваченными Рози на базе «Дельта», и несколькими автоматами, взятыми в рейде на Форт Девон, приготовятся к атаке.

— Профессор Холден, — ответил Хеклер, — либо сдавайтесь сейчас, либо мы взорвем железнодорожные пути и откроем огонь.

— Мой вагон со взрывчаткой, — произнес Дэвид, оглядев поезд, — в конце состава, подполковник. И мне даже не нужно приказывать его взорвать. Ваша взрывчатка сделает все за меня. — Он пристально взглянул на Хеклера и улыбнулся. — Ваш ход.

Хеклер как будто изучал его лицо. После долгой паузы он потянулся к висевшей на поясе рации. Холден был готов броситься на него, но Хеклер произнес в микрофон:

— Мистер Таунс, это Хеклер. Профессор Холден утверждает, что последний вагон у него начинен взрывчаткой и горючими смесями и заявляет, что готов подорвать его, если пленникам не позволят выйти из телячьих вагонов к западной стене. Что я должен делать, сэр?

Холден не мог сдержать улыбки.

Хеклер поднес трубку к уху. Его лицо можно было читать, как книгу. Уголки губ офицера скривились, выражая одновременно разочарование и отвращение. Он бросил трубку и посмотрел на Холдена.

Холден не ждал ответа. Он уже предугадал его. У таких людей, как Хобарт Таунс и Роман Маковски, был ограниченный набор ответов на все вопросы и в каждом из них отсутствовали благоразумие и сострадание.

— Сейчас! — крикнул Холден и рванулся назад и направо, выхватывая «Беретту» из кобуры на правом боку.

Он только перевел предохранитель, как с крыш вагонов и со стены послышались выстрелы. Пуля задела левый бицепс Холдена. Он направил пистолет в сторону троих офицеров. Хеклер тоже вытащил свое оружие.

Оба выстрели одновременно.

Боль прожгла Холдену левое бедро, но тут же сменилась ощущением леденящего холода при виде того, как Хеклер покачнулся и упал, а кровь ударила из его горла.

Заухал «Хоук» ММ-1. Газовые гранаты взрывались по всему четырехугольнику форта.

В ответ последовал мощный залп из М-16. Холден опустился на колено, придвигаясь к локомотиву. Чарли выстрелил из автомата в двух отбегавших офицеров. Дэвид залез под поезд, вытащил противогаз, скинул берет и надел противогаз. Затем выдохнул, надувая щеки маски, и вдохнул. Запах резины всегда вначале вызывал у него легкий приступ тошноты. Но слезоточивый газ пахнет похуже.

Обе раны кровоточили слабо. Почти царапины.

Вылезая из-под локомотива, Холден глянул в другую сторону. «Ударники» устремилась к поезду от восточной стены.

Холден выругался и вытащил из-под гимнастерки вторую, меньшую «Беретту». Большая в левой руке, компактная — в другой. Выскочив из-под машины, Холден стал на колено, одновременно стреляя из обоих девятимиллиметровых пистолетов. Солдаты падали.

Пуля ударила в землю справа от него. Холден отпрянул и прицелившись в часового на восточной стене, опять выстрелил из обоих пистолетов. Солдат рухнул на проволоку, и ток пронизал его тело так, что лицо и форма задымились.

Холден поднялся и побежал. Левую ногу жгло. Но не слишком сильно. Еще один «ударник». Холден застрелил его и, подбежав к трупу, засунул оба пистолета в карманы куртки и выхватил у убитого М-16. Он пустил очередь по верху стены, сняв по меньшей мере пять солдат. Патроны в магазине кончились, и он уже собирался бросить винтовку, как тут один из охранников прыгнул на него со стены. Холден уклонился от него, противник покатился по земле, стал на четвереньки и вытащил пистолет.

Браться за «Беретту» не было времени, и Дэвид, крепче сжав М-16 обеими руками, ударил врага со всего размаха ствольной накладкой в переносицу. Кровь брызнула струей.

Краем глаза Холден заметил какое-то движение, отскочил назад и увидел «ударника», который бежал на него, замахиваясь прикладом.

Перевернув свою винтовку, Холден первым ударил его прикладом в правый висок, а затем обернулся к тому, что прыгал с крыши, и, пользуясь М-16, как дубинкой, врезал ему по темени. Приклад едва не разлетелся, и кровь хлынула из головы.

Холден сделал шаг назад и вытащил пистолеты. Газ подползал к поезду большими серыми облаками.

Вновь послышались разрывы сорокамиллиметровых гранат: опять заговорил «Хоук» ММ-1. Трое карабкались на крышу первого вагона. Холден выстрелил, и один из них упал, но в магазинах пистолетов патронов не оставалось. Засунув обе «Беретты» за пояс, Холден полез под рубашку за «Магнумом», крикнув: «Смит! Сзади!».

Он вытащил пистолет, спустил предохранитель и выстрелил, сняв с лестницы еще одного солдата. Когда он навел дуло на третьего, на краю крыши появился Смит с «Береттой» в правой руке и всадил врагу пулю прямо в лоб. Труп скатился с лестницы.

Холден вскочил на сцепку второго локомотива с первым вагоном. Бой теперь шел по всему четырехугольнику форта. Бывшие пленники из телячьих вагонов вместе с индейцами стреляли с близкого расстояния в нескончаемые шеренги солдат, стремившихся на них из бетонных блокгаузов. Но у добровольцев были только пистолеты и ножи против штурмовых винтовок.

Оглядев крыши вагонов, Холден увидел Боба Тубирса с ММ-1.

— Тубирс. Огонь по бегущим из блокгаузов. Быстро!

Боб махнул ему в ответ, изготовился и выстрелил. Первая фаната разорвалась в двадцати пяти ярдах от ближайшего блокгауза посреди дюжины «ударников», убив или ранив всех.

Рози внезапно оказалась рядом с Холденом и протянула ему М-16 и сумку с запасными магазинами. Он засунул пистолет за пояс.

— Все заряжено, Дэвид.

— Хорошо! — Холден и его жена побежали к главному зданию, приказав Смиту и Стилу спуститься. — Лютер, возьми еще две дюжины бойцов. Идем брать Маковски и Таунса! Пошли людей освободить пленных из казематов. Мы можем вооружить тех, кто еще способен сражаться!

Холден подождал, пока Стил не махнул ему в ответ, и побежал вперед. Рози не отставала. Раненая рука теперь болела больше, чем бедро. Но боль не слишком сильная и кровотечение, кажется, — тоже.

Позвав на подмогу еще полдюжины бойцов из вагонов, он вместе с ними и Рози устремились к дверям главного здания.

Двери были тяжелые, но не бронированные снаружи. Холден ударил по ним ногой. Не поддались. Пустил очередь в замок. Ничего, кроме пуль, которые с визгом рикошетили. Он выхватил рацию.

— Тубирс! Тубирс! Это Холден. Тубирс!

— Что вы хотите?

— Стреляйте в эти двери. Побыстрее.

— Отойдите назад.

Холден спрятал рацию и крикнул Рози и всем окружавшим:

— Все от дверей. Прячьтесь за что угодно. Хоть за мертвецов.

Схватив Рози, он побежал с ней, следуя собственным советам. Поблизости лежало три убитых солдата. Холден взгромоздил один труп на другой, затем они с Рози вдвоем швырнули на эту гору третьего и распластались на земле. Холден закрыл ее голову собственным телом.

Взрыв. Еще один взрыв. Еще один. В ушах у Холдена звенело. Тубирс заговорил по рации. Дэвид перевел громкость на максимум. — Мы пробили дверь.

— Слава Богу! Теперь опять возьмись за выходящих из блокгаузов, — Холден вскочил с М-16 в одной руке и «Магнумом» в другой. Рози бежала рядом. Стил, Смит и еще более двадцати человек устремились к вышибленным дверям головного здания.

Оно было самым крупным и, пожалуй, за исключением тюремных казематов, наиболее неприступным.

Стил, Смит и еще трое бойцов пустили автоматные очереди в дверной проем. Рози вытащила газовую гранату и, выдернув чеку, швырнула ее.

— Теперь светозвуковые! — приказал Холден.

— Все назад! — крикнул Стил, выдергивая чеку и бросая гранату в коридор. Пронзительный свист показался Холдену невыносимым, хотя правое ухо он прикрывал правым плечом, а левое — левой рукой, по-прежнему сжимавшей «Дезерт игл».

Отсчитав секунды, он открыл глаза и крикнул:

— Еще одну газовую, и идем!

Рози бросила третью газовую гранату, и Холден крикнул: — Пошли!

Он вбежал в проход, едва туда бросили гранату. Облака газа стояли вокруг, но маска надежно защищала лицо.

Задыхающийся от кашля «ударник» наобум стрелял в него из пистолета. Холден уложил его одним выстрелом в грудь из «Дезерт игл».

Затем бегом двинулся по коридору, Рози бежала справа, не отставая, Смит, Стил и все остальные следовали за ними. По пути попадались перевернутые столы и рассыпанные бумаги. Даже армии злостных уголовников приходится писать отчеты.

В кабинетах, куда они заглядывали, никого не было. В конце коридора была лестница.

— Лютер, возьми первый этаж и удерживай его. Смит, то же самое на втором.

— Есть!

Холден побежал по ступенькам, крикнув двадцати шести бойцам за спиной:

— Все за нами!

Они достигли второго этажа. Смит и еще несколько человек отделились от группы, бросая гранаты в открытую дверь.

Холден, несмотря на рану в бедре, бежал через две ступеньки. Рози не отставала. Еще четверо вплотную следовали за ними.

На лестничной площадке находилась металлическая закрытая дверь.

— Есть изолента? — спросил Холден Рози.

— Да.

Они двинулись к дверям. Холден крикнул остальным:

— Прикройте лестницу и будьте подальше от дверей.

Рози вытащила широкую клейкую ленту и прикрепила ее к дверям у косяка, в то время как Холден, вытащив гранату, прицепил ее под лентой, как раз у замка. Вторую полосу Рози наклеила поперек дверей, а Холден установил гранату у другого косяка.

— Мы сейчас будем! Потеснитесь на лестнице!

Рози посмотрела на мужа, сжимая чеку и бросая неиспользованный моток ленты в сумку. Холден взялся за другую чеку.

— Считаю до трех, Рози! Раз. Два. Три!

Оба одновременно выдернули чеки и побежали к лестнице. Рози упала на колени и покатилась по ступенькам. Холден схватился за перила и, спрыгнув, распластался.

Звук оказался столь громким, что он на миг испугался за свои барабанные перепонки. Куски металлической двери разлетались подобно шрапнельным осколкам. Один из них вонзился в ногу стоявшего рядом с Холденом бывшего пленника, флотского офицера. Холден подался вперед, крича во всю мощь легких:

— Помогите ему кто-нибудь! Все остальные — за мной!

Вместе с Рози они побежали по обломкам сквозь разнесенные взрывом двери. Рози швырнула в проем газовую гранату. Холден пустил очередь из М-16, и они стали по обе стороны дверного проема.

— Светозвуковую! — крикнула Рози. Холден отвернулся, закрывая уши. Свист пронзил воздух и стих. Холден открыл глаза, огляделся и вставил новый магазин.

— Я прикрою! — кричал офицер, раненный осколком.

Холден махнул ему и крикнул Рози и остальным спутникам: — Пошли!.. — Он дал короткую очередь. Его жена тоже, только под другим углом. Они перешагнули порог.

Автоматные пули ударили в стену рядом с ними. Стреляли с другого конца коридора. Холден хотел поручить Рози бросить гранату, но она крикнула:

— Назад! Граната!

Они отпрянули.

Когда граната взорвалась, пол под ними содрогнулся и стена слева рухнула. Рози и Холден отскочили.

Пыль штукатурки наполняла воздух, но противогазные фильтры ее не пропустят.

Пламя и дым стояли вокруг.

Холден подозвал к себе троих бойцов:

— Когда я скажу «огонь», стреляйте длинными очередями в конец коридора. Когда прикажу прекратить огонь, делайте это немедленно.

Он распластался среди пыли и обломков. Рози лежала рядом чуть позади. Остальные бойцы тоже изготовились к стрельбе. Противник вновь дал очередь из комнаты в конце коридора, судя по всему, из ванной или туалета.

— Огонь! — крикнул Холден.

Все пятеро одновременно нажали на спуск. Куски стены разлетались в стороны, стулья и столы подпрыгивали по полу и распадались на части. Холден сменил магазин и продолжил стрельбу. Дверь рядом с огневой точкой противника сорвалась с петель. От стены отлетело еще несколько кусков штукатурки. Вставив новый магазин в М-16, Холден крикнул изо всех сил, заглушая грохот:

— Прекратить огонь! Прекратить огонь!

Этажом ниже еще звучала стрельба, но здесь уже все стихло. Холден приподнялся на корточки, сказав Рози и всем остальным:

— Рассредоточьтесь и будьте осторожней, — он сжал рукоятку «Магнума» левой рукой.

Рози отодвинулась к стене направо с «Береттой» в левой руке и М-16 — в правой.

Холден остановил взгляд на стене в конце коридора. Да, конечно, туалет.

Мертвое тело лежало за перевернутым столом.

Большая, продолговатая лужа крови на полу, труп в конце коридора, возле шкафа с каталожными ящиками.

Холден достиг противоположной стены и укрылся за металлическим столом. Когда Рози и другие его спутники сделали то же самое, он крикнул:

— Все, кто остался жив, слушайте! — невольную улыбку вызвала у него глупость этих слов. — Выходите, или мы вас размажем по стенам. Поживее!

— Нет! — ответ прозвучал немедленно. — Прошу вас! Я совсем один и не могу выйти.

— Хорошо, — негромко проворчал Холден.

— Прошу вас, — на этот раз голос показался знакомым, — не трогайте меня! Я дам вам все, что хотите.

Холден и Роуз поднялись и встали у дверей с двух сторон. Остальные пока не покидали укрытия.

— Газ, — дал команду Холден.

— Последняя, — Рози, кивнув, вытащила гранату из сумочки.

— Все равно бросай.

Она выдернула чеку и метнула гранату, а Холден пустил очередь в потолок комнаты.

— Прошу! Не трогайте меня! — раздался пронзительный крик.

Теперь Холден наконец распознал голос.

Граната разорвалась, и газовое облако покатилось обратно. Холден метнулся справа налево, Рози — слева направо.

— Вот жук! В туалете спрятался!

Напротив виднелись писсуары, вода хлестала из разорванных труб. Холдена несколько смутила подобная картина:

— Вылезай!

— Успокойтесь!

Покачав головой, Дэвид вновь устремился вперед.

— Прошу вас! — вновь раздался голос. — Я дам вам все, что вы хотите.

Холден и его жена двигались вдоль стен. В кабинке, стоя на коленях в лужице воды дюйма два глубиной, обхватив в страхе унитаз, находился раненный в ногу человек в порванных брюках. Человек, именовавший себя президентом.

— Вы негодяй, Маковски, но вы можете помочь нам выбраться отсюда, — сказала Рози, плюнув на него.

— Помогите этому созданию, — крикнул Холден стоящим позади бойцам. — Перевяжите ему рану, и пойдем отсюда.

Роман Маковски по-прежнему обхватывал руками унитаз, как мужчина обнимает женщину…

— Мы загнали с полсотни вояк в казармы, — говорил Боб Тубирс по рации, — но все они хорошо вооружены. Наши люди на стене сообщили, что сюда движется колонна примерно из пятнадцати грузовиков с опознавательными знаками «Ударных отрядов». Должно быть, это те, кто остался от пытавшихся отбить противовоздушные установки.

— Быстро нейтрализуйте взрывчатку в вагоне, — отвечал Холден, уже сбежав на первый этаж, — и заложите более мощную в головной локомотив. Приготовьтесь вытащить цистерны с бензином. Прием.

— Мы погружаем пленных в вагоны. Уже заканчиваем. Смогли вооружить около сотни. Правда, многим придется постоять: мест в поезде мало. Здесь гораздо больше людей, чем мы предполагали. Прием.

— Ускорьтесь, Боб. Прием.

Холден шел по коридору первого этажа, Рози рядом с ним. Роман Маковски двигался под конвоем двоих «патриотов», раненый моряк, ковыляя, замыкал процессию.

Смит и еще двое его спутников уже стояли внизу, прикрывая вход в здание.

— Мы убили всех, кого увидели, — доложил он. — Но многие погибли еще раньше. Таунс пустил себе пулю в лоб.

— Пойдем, — сказал ему Холден.

Переступив через обломки двери, они вышли в четырехугольник двора. Оказавшись на воздухе, Дэвид сразу снял противогаз. Облака газа успели рассеяться. Клубы дыма поднимались с крыш нескольких блокгаузов.

Двор кишел людьми. «Патриоты» и более сильные пленники помогали ослабленным сесть в поезд. Холден вызвал Тубирса по рации:

— Боб. Это Дэвид. Те, на грузовиках, далеко? Прием.

— Наши ребята вступили с ними в бой. Но они не смогут их удержать. Противник движется по обеим сторонам дороги. Будет здесь минут через десять-двенадцать. Прием.

— Как только мы выедем, прикажите вашим людям прекратить огонь и рассредоточиться. «Ударники» станут преследовать нас, а не их. Когда поезд выйдет, надо будет взорвать минные поля по обе стороны дороги. У тебя пять минут, чтобы заложить взрывчатку туда, где она нанесет наибольший ущерб. Рози и Лютер знают, как это сделать. Дайте им в помощь несколько человек. Связь окончена.

Холден положил рацию в карман и посмотрел на Рози. Какая она красивая.

— Займись взрывчаткой. Я пойду к поезду. И дай мне сигарету.

Рози передала ему зажженную сигарету, улыбнулась и побежала с винтовкой наперевес. Холден, не оборачиваясь, крикнул Смиту:

— Мэтью, помоги Бобу с погрузкой. Мы опаздываем.

— Хорошо, — Смит побежал к поезду.

Дэвид повесил винтовку на плечо, вставил новую обойму в «Магнум», положил в карман частично израсходованную, спустил курок и заткнул пистолет за пояс.

Затем он поменял обоймы в обеих «Береттах» и вложил большую в кобуру на правом бедре, а меньшую — в кобуру на плече под курткой. Сжимая сигарету в правом уголке губ, Холден двинулся к поезду, сказав спутникам.

— Я прослежу за Маковски. Помогите с погрузкой, — сжав М-16 за пистолетную рукоятку, он навел ее на высшее должностное лицо. — Если вы побежите, я не убью, я только раню. Но больно.

Время становилось для «Патриотов» более опасным врагом, чем президентские «Ударные отряды»…

Поезд, дав задний ход, стал покидать двор форта. На полу первого локомотива сидел, заложив руки за голову (связывать его времени не было), Роман Маковски.

Холден взглянул на него и с отвращением отвернулся.

— Я могу дать вам место Таунса, профессор, — сказал Маковски. — Я всегда восхищался вашей храбростью. У вас есть лидерская жилка. Подумайте о власти, богатстве, об этой стране — обо всем, что будете делить со мной.

— Вам трудно будет защитить себя от обвинения в государственной измене, когда эта страна встанет на ноги. От обвинений в измене и убийствах, какие еще никто не рассматривал.

— Я предлагаю вам и вашей любовнице…

— Жене, — поправила Рози.

— Я предлагаю вам и вашей жене жизнь вместо смерти, богатство вместо существования в бегах и в подполье, всю власть, о которой только можно мечтать.

Дэвид Холден, глядя не на Романа Маковски, а на Рози, произнес:

— Скажи ему наше решение.

— Заткни пасть, — Роуз обернулась к Маковски, — или я разнесу тебе колено, сукин сын.

Холден засмеялся.

Они проезжали между внешними и внутренними укреплениями. Минные поля лежали по обе стороны дороги. Из рации донесся голос Боба Тубирса:

— Мои ребята отступают. Они не могут больше держаться. Прием.

— Все равно они здорово помогли нам выиграть время, — солгал Холден. — Прикажите им отойти. Пусть «Ударные отряды» преследуют нас. Связь окончена. — Он посмотрел на Смита. — Посмотри, можно ли связаться с «ударниками» по этому радио, — Холден показал на передатчик в кабине машиниста.

Смит кивнул.

— Боб, — Холден вновь вызвал Тубирса. — Прием.

— Скажи Лютеру, пусть приготовится подорвать пути и минные поля по моему сигналу. Не занимай частоту. Прием.

— Слушаюсь. Прием.

— Я связался, — начал Смит, — с отрядом, наступающим по шоссе. С капитаном Варгасом.

— Капитан Варгас, — произнес Холден, беря один микрофон и передавая другой Рози. — Это Дэвид Холден. Таунс и Хеклер убиты. Мы хорошо вооружены и захватили в заложники Романа Маковски. Прием.

— Подтвердите это, Холден.

Дэвид, пожимая плечами, кивнул Маковски.

Тот тяжело поднялся, волоча раненую ногу, словно та была переломана, хотя на самом деле осколок железа лишь задел мягкие ткани, кровотечение прекратилось и укол снял боль.

— Поговорите с этим человеком, — Холден передал Маковски микрофон. — Скажите ему, что мы удерживаем вас и убьем, если они будут атаковать нас. На самом деле до этого не дойдет, если не станет уж совсем плохо, но Рози может всегда показать вам, что значит пуля в колено.

— А если я скажу «нет»?

Дэвид Холден вытащил из-за пояса пистолет, взвел курок, навел ствол на лицо Маковски, чтобы тот хорошо разглядел калибр оружия, а затем опустил «Магнум», наводя его на правое колено заложника. — Я могу прострелить вам оба колена.

Маковски взял микрофон:

— Это президент. Не пытайтесь атаковать поезд. Понимаете, они меня убьют. Приказываю вам остановиться.

Холден взял микрофон, услышав ответные слова:

— Вы сукин сын и идиот, раз позволили себя захватить. Пускай вас убивают. Иначе это сделаем мы.

Связь прервалась, лицо Маковски побелело.

Холден пожал плечами.

— Я свяжусь с базой Стейнмец, — сказал Смит. — Они там, наверное, уже всполошились.

Дэвид кивнул.

— Эта наглость… — начал Маковски.

Холден посмотрел на него и отвернулся:

— Дай-ка мне сигаретку, Рози.

Она зажгла ему сигарету и закурила сама.

Дэвид ждал.

Смит все пытался соединиться с базой.

— Связался, — наконец произнес он.

Холден оценил позицию. Они уже почти прошли ряд наружных укреплений.

Он взял микрофон у Рози:

— Боб, это Дэвид. Скажи Лютеру, пусть взорвет всю взрывчатку в форту и вокруг. Прием.

— Понял. Связь окончена.

Холден положил микрофон и взял другой у Смита:

— С кем я разговариваю? Прием.

— Это подполковник Томас Фуллертон, командир эскадрильи, вылетающей в вашу сторону, изменник. Прием.

— Из Стайнмеца? Прием.

— Правильно. Приказываю вам оставаться на месте и сложить оружие. Прием.

— Мы не можем сделать это. Будьте добры, подождите и выслушайте важное сообщение. Прием, — Холден передал микрофон Маковски, сказав: — Получше позаботьтесь об имидже, Роман.

— Это, — Маковски облизал губы, — это Роман Маковски, президент. Приказываю вам повернуть обратно. Я в плену у этих людей, они убьют меня, если вы не подчинитесь.

— Простите, мистер Маковски, — раздался голос в ответ, — но я должен как-то удостовериться, что вы именно тот человек, за кого себя выдаете. Прием.

— Свяжитесь с Вашингтоном, — бросил Холден, выхватив микрофон. — Позвоните в офис Таунса. Мы слишком заняты сухопутными силами, которые хотят нас уничтожить. Командир отряда «ударников» капитан Варгас дал понять, что будет атаковать нас, чтобы вынудить убить Маковски. Командир вашей базы смог бы подтвердить, что Маковски был в форту, названном в его честь. Таунс застрелился, Маковски взят в плен, командир объекта Юджин Хеклер убит, форт почти уничтожен. Я — Дэвид Холден. Выйдите на связь, если не хотите, чтобы Маковски погиб от ваших рук. Все.

— Нет, подождите минуту, доктор Холден. Вылет отменяется. Удачи. Связь окончена.

Холден улыбнулся и вернул микрофон Смиту.

Раздался взрыв, за ним последовали еще и еще: вдоль обеих сторон путей, затем на самих путях возле стен, затем в зданиях. Блокгаузы оседали, и облака серого дыма поднимались из выбитых окон.

— Что же вы делаете? — спросил Маковски.

— Собираемся набрать максимальную скорость, опередить ваших друзей во главе с капитаном Варгасом, а затем повредить дорогу, чтобы они не могли преследовать нас. А вы сидите и не мешайте. Если мы останемся живы, вы предстанете перед судом. Обещаю вам, кстати, что это будет справедливый суд. Гораздо более справедливый, чем вершился при вашей власти.

Рози схватила Маковски за воротник и дернула:

— Заткнись и иди сюда.

Холден посмотрел на Чарли Тандерклэпа и спросил:

— Когда мы поравняемся с ними?

— Минуты через три, если там ловкие ребята.

Холден кивнул. Он понимал, что при отсутствии второго машиниста есть только один человек, который мог бы взять на себя управление вторым локомотивом перед тем, как произойдет расцепление машин. Этим человеком был Мэтью Смит. Чтобы облегчить переход из одного локомотива в другой между ними были протянуты тросы. Дэвид посмотрел на Смита:

— Мэтью, пойди во второй локомотив и подготовь его к работе. Скоро будем расцепляться.

Смит молча кивнул. Когда он проходил мимо Холдена, Дэвид остановил его и протянул руку. Смит пожал ее, посмотрел на товарища как-то странно и произнес:

— Я польщен, сэр, искренне польщен, — и, выйдя из задней двери, шагнул к тросам.

— Дэвид, — раздался голос Боба по рации, — через две минуты подойдет конвой «ударников». Цистерны с бензином и взрывчатка наготове. Занимаем огневые позиции. Прием.

— Смит пошел готовиться к расцепке. Связь окончена.

Холден, прихрамывая, подошел к взрывчатке, размещенной в передней части дизеля. Закладывали, конечно, впопыхах, но когда дойдет до дела, она не подведет, надеялся Дэвид.

Грузовики с камуфляжной раскраской «Ударных отрядов» стояли в ожидании возле входа в тоннель и по обеим сторонам дороги.

Роуз Холден двинулась вперед, держась за тросы. Чарли Тандерклэп уже подошел ко второму локомотиву. Дэвид пока управлял первым.

По поезду началась автоматная стрельба, но с дальнего расстояния она лишь раздражала, как назойливая муха, и не причиняла ущерба.

Между Рози и Чарли шел Роман Маковски.

Она знала план, в душе не принимала его, но понимала, что это — лучший выход.

Как только Дэвид удостоверится, что они перешли, он переберется сам и расцепит локомотивы. После этого Чарли Тандерклэп увеличит скорость на втором локомотиве, тогда как на первом сработает тормозная система.

Взрывчатка в головной части первого локомотива будет пущена в ход по радиосигналу с таким расчетом, чтобы взрыв произошел у входа в тоннель, разрушив виадук и заблокировав дорогу за ними. Тем самым обеспечивался спокойный отход в Форт Девон, где «Патриотов» ожидали подкрепление и транспорт.

Маковски уже был у выхода из первого локомотива.

Чарли Тандерклэп уже перебрался.

— Двигайтесь, Роман, — крикнула Роуз.

И тут Маковски поступил совершенно неожиданно для нее. Он показал, что все-таки не лишен храбрости: заложник неожиданно бросился на нее, с размаху толкая корпусом.

От удара правая рука Роуз Холден разжалась и выпустила трос.

— Дэвид! — крикнула она. Маковски вцепился в трос обеими руками, а раненой правой ногой неистово бил ее в левую грудь и в живот. — Дэвид!

Но шум вокруг был слишком громким…

Автоматные очереди звучали с машин по обеим сторонам дороги. Сейчас Лютер начнет сбрасывать контейнеры с бензином.

Едва она подумала об этом, как первая из пятидесятигаллоновых емкостей скатилась с крыши вагона на насыпь и вспыхнула, пробитая автоматной очередью.

Порыв жара обдал Рози. Она висела, держась за трос одной рукой, ноги болтались в воздухе, а Маковски бил ее ногой в живот.

Ребенок.

Воздух раскалился от пламени, Роуз с трудом дышала. Маковски стал молотить ее левой ногой по левой руке, целя в запястье и предплечье.

Затем он вновь ударил Роуз в живот, и она разжала пальцы, но успела — выбросив правую руку — схватить Маковски за левую лодыжку. Ноги ее волочились по снегу и гравию.

Пули забарабанили по корпусу локомотива.

Маковски ударил ее носком в левую щеку. Пальцы на правой руке Рози разжались, и президент тяжело двинулся в первый локомотив. Тело Рози висело на тросах, гравий разрывал ботинки, левую грудь и живот сводила боль.

Слезы лились по ее лицу, но от жара высыхали так же быстро, как и появлялись. Струя воздуха делалась все сильней и горячей. Взорвался еще один контейнер с бензином.

Роуз, приподняв правую руку, схватилась за верхний трос и попыталась подтянуть ноги. Правым ботинком удалось-таки опереться на нижний трос.

Лицо ее находилось в нескольких дюймах от снега и гравия. Пары горящего бензина плыли навстречу.

Стрельба велась из каждой вагонной двери, с каждой крыши, из каждой щели между досками телячьих вагонов.

Вражеский конвой вел ответный огонь.

Пуля пробила Рози левое предплечье. Она вскрикнула и разжала пальцы. Рука у нее онемела.

Но все же Рози держалась, повиснув на тросах, несмотря на боль и невыносимый жар.

— Черт побери! — она подняла раненую руку, перекинула локоть через нижний трос и судорожно подала тело вперед. Ей удалось сесть на трос верхом. Острая боль пронзила тело, и Роуз ощутила, что кричит.

Обхватив нижний трос, она выбросила правую руку вверх и ухватилась-таки за верхний.

И тут Роуз увидела, как по тросам из второго локомотива в первый идет Мэтью Смит. Он что-то кричал ей.

Когда она стала кричать в ответ, локомотивы расцепились.

Смита отбросило назад, он уцепился за тросы и собирался перепрыгнуть с машины на машину, но колеса первого локомотива заскрипели. Машина начала сбавлять скорость и тормозить. Смит тянулся к ней, но бесполезно. Пространство неумолимо увеличивалось.

Роуз Холден вцепилась в тросы.

Если локомотивы разъединятся, значит, Маковски доберется до Дэвида.

Кровь обильно шла из ее раны, судороги сжимали все тело. Она в последний раз взглянула на Мэтью Смита и двинулась вдоль канатов обратно в первый локомотив.

Роуз могла шевелить лишь правой рукой. Каждый раз, когда приходилось волочить левую руку вдоль троса, новый спазм боли пронизывал ее.

Роуз посмотрела на дорогу. Они поравнялись с машинами «ударников» и почти въехали в тоннель. Локомотив еще не остановился.

Три фута до открытых дверей в купе.

Два.

Рози бросилась внутрь.

Навстречу ей полетел огнетушитель. Он прошел лишь в нескольких дюймах от лица. На огнетушителе была кровь. Дэвид лежал, растянувшись рядом с креслом машиниста, возле головы растеклась лужица крови.

Роуз потянулась к кобуре на правом боку. Но не было ни кобуры, ни «Беретты».

У Маковски был «Дезерт игл», доставшийся в свое время Дэвиду от Руфуса Барроуса. Он пытался оттянуть затвор, по глупости своей не понимая, что надо лишь взвести курок и нажать на спуск.

Рози схватилась за рукоятку «смит-и-вессона», висевшего в кобуре у нее под футболкой.

Маковски возился с пистолетом. Курок наконец поднялся.

«Какой у него взгляд, — подумала Рози. — Так, наверно, дьявол приветствует входящих в ад».

— Сука!

Он направил пистолет ей на лицо, но Роуз выстрелила первой. Тело Дэвида чуть приподнялось. «Магнум» выстрелил в тот момент, когда над левым глазом Маковски появилась дыра. Роуз вновь нажала на спуск, вторая пуль пробила ему грудь.

Тело Маковски осело.

Дэвид поднялся на ноги, пошатнулся, наклонившись сначала в сторону приборной доски, затем — к Рози. Он потянулся к ней и упал на колени.

— Я ранена, — сказала она.

— Он разбил все приборы. Все. Надо прыгать. Ты первая и…

— Нет. Вместе. Помнишь?

— Тогда пошли, Рози, — Дэвид прикоснулся губами к ее щеке и придержал жену. Она с трудом могла стоять на ногах.

Он подтолкнул ее ближе к двери.

Локомотив вошел в тоннель.

— Я даже достал твои пистолеты из холодильника, — Дэвид с трудом изобразил улыбку.

Она увидела эти пистолеты у него за поясом.

— Спасибо.

Стрельба теперь шла и сверху, и с четырех сторон, гулко отдаваясь в тоннеле.

Дэвид навел пистолет на один из контейнеров с бензином и сказал:

— По моей команде быстро прыгай и скатывайся.

— Да, Дэвид.

Ей кружило голову от боли в животе. С ней происходило нечто, чего она не испытывала раньше. И в глубине души Рози ясно осознавала, что это.

Слезы полились по ее щекам.

Свет.

Теперь они катились из тоннеля.

— Прыгай! — крикнул Дэвид.

Рози прыгнула, и он выстрелил.

Ослепительно яркая вспышка, и Роуз Холден полетела на оснеженную насыпь, покатилась, ощутила, как что-то хрустнуло под ней, покатилась дальше и остановилась.

Рев, грохот… Ничего громче она не слышала в жизни, и волна жара окатила ее тело.

Роуз поняла, что локомотив взорвался. Она поднесла здоровую руку к голове. Обломки машины сыпались отовсюду. Футболка на Рози загорелась. Она покатилась по снегу и вскрикнула. Схватило правую ногу.

Правой, здоровой рукой Роуз зачерпнула горсть снега и бросила на языки пламени, что ползли по левой ноге. Затем стала бросать на себя снег еще и еще.

Огонь погас.

Она попыталась встать.

И вновь вскрикнула от боли.

Правая нога. Роуз опустила взгляд.

Кость торчала сквозь штанину.

Она отползла дальше от дороги.

— Дэвид! Дэвид! — боль в животе возобновилась, а вместе с ней и слезы. — Дэвид!

Ребенок.

— Дэвид!

И она увидела мужа.

Он полз к ней по снегу. Левая сторона его лица почернела, вывихнутая левая рука безжизненно волочилась.

— Рози!

Стрельба. Все громче и громче.

Дэвид перекатился на спину.

Огромный кусок металла торчал из его левого бока.

— Господи! — прошептала Рози. Она поползла к нему. Холден повернул к ней голову.

— Уходи отсюда, Рози.

— Не могу. А если б могла, то не захотела бы, Дэвид.

Она проползла еще несколько дюймов и прикоснулась губами к его губам.

— Навсегда вместе, — произнес он. Кровь тонкой струйкой текла из уголка его рта. Дэвид кашлянул, и кровь забрызгала ему грудь.

— Они подходят, — Роуз увидела, как «ударники» со штурмовыми винтовками бегут к ним со стороны железнодорожного полотна. За ними тоннель, вернее, то, что от него осталось, был объят пламенем.

Она потянулась к пистолетам за поясом Дэвида.

— Придержи мне рукоятку, милый.

Правая рука Дэвида держала «Детоникс», а Рози взвела курок.

— Держи. Это мое любимое оружие, Дэвид. Ты знаешь это?

Он, кашляя, кивнул.

Она увидела «Глок», вытащила пистолет и взвела курок.

Роуз придвинулась к Дэвиду ближе.

Он чуть приподнялся. Кашель усилился.

Солдаты приближались с обеих сторон.

— Я рад, что ты моя жена, — сказал ей Дэвид.

— И я рада.

Боль пронзила ее тело.

Она крепче уперлась локтями и прищурилась.

Дэвид открыл огонь.

Роуз открыла огонь.

«Ударники» падали с обеих сторон.

Она ощутила, как пуля вошла ей в правый бок, и «Глок» выпал из пальцев.

Дэвид осел в снег подле нее.

Его палец соскользнул со спускового крючка, и «Детоникс» упал в сугроб.

Роуз Шеперд — Холден почувствовала, как рука Дэвида Холдена сжала ее ладонь.


Глава тридцать третья

<p>Глава тридцать третья</p>

Керни, Борзой и Монтенегро в сопровождении почетного эскорта «ударников», который встретил их на окраине города, прибыли в телецентр Метроу. Видеокамеры, диктофону и магнитофоны окружали их со всех сторон.

Этим вечером много говорили о нападении «Патриотов» на военный объект где-то на Северо-Западе.

— Проходя в студию, Керни услышал, как об этом приглушенно шептались немногие из пришедших сюда настоящих журналистов и политиков. А прежде чем они покинули гримерную, Борзой сказал:

— Тэд, эта речь сейчас стала гораздо более важной, чем ты можешь себе представить. Будущее нашего дела зависит от тебя. Я все объясню позже.

— Не беспокойтесь, мистер Джонсон, — произнес Керни с подчеркнутым американским акцентом. И вместе они пошли узким коридором в Зеленый зал. Монтенегро уже ожидал их здесь, нахмурив брови:

— Дело не очень хорошее, Дмитрий.

— Что не так? — спросил Керни.

— Это не имеет отношения к тебе, — Борзой покачал головой. — Только твоя речь приобретает исключительное значение, Тэд.

Джеффри Керни закурил, сел в ожидании и подумал о Линде Эффингем. Одетый в несколько странную форму — черные брюки, зеленая гимнастерка, армейские ботинки, портупея — он чувствовал себя военной игрушкой. Что ж, ею он в сущности и являлся. Конечно, при входе в студию кое-кто побеспокоился из-за того, что они вооружены. Но одно слово возглавлявшего эскорт офицера «Ударных отрядов» полицейскому чиновнику по имени Камински решило все. Камински странно-скрипучим высоким голосом заявил:

— Дайте им пройти.

Когда устанавливали свет и звук, Керни все время держался за кобуру. В комнату вошла симпатичная девушка в черном платье, которая еще раньше приветствовала их от имени продюсера:

— Начинаем в пять, джентльмены. Мистер Борден, могу я показать вам дорогу? — она широко улыбнулась Керни.

Борзой пожал ему руку. Монтенегро тоже. Дмитрий сказал:

— Сделай, как надо, Тэд.

— Я уверен, что все так и будет, — искренне ответил Керни и удалился в сопровождении неизменно улыбчивой девушки.

Они ожидали в коридоре несколько минут, пока она объясняла, что красный свет на камерах означает готовность и просила вовсе не думать о них.

— Я знаю, все будет великолепно. Знаете, мистер Борден, я считаю себя совсем обыкновенной девушкой по имени Джейн. Но то, что сказано в вашей речи, имеет для меня большое значение. Уверена, что американский народ полюбит вас.

Керни тоже улыбнулся, но в улыбках ему было трудно с ней тягаться. Ну и слава Богу. И после момента, показавшегося ему вечностью, девушка слегка подтолкнула его со словами:

— Ни пуха, ни пера.

Он вышел на сцену. Журналисты, собравшиеся осыпать его вопросами после речи, учтиво зааплодировали.

Джеффри Керни поднялся на трибуну.

Он огляделся.

Красные глаза телекамер нагло смотрели на него. Ну и пусть. Керни увидел, где сидит Колин Бест. Как и предполагалось. Определил расстояние. Два шага. Нет, три.

Режиссер трансляции дал сигнал.

— Народ Америки! Насилие, как чума, неистовствует в стране. Кто виноват в этом?

Борзой, сидевший позади журналистов, одобрительно кивнул. За спиной Борзого, на изрытом оспинами лице Монтенегро появилась фальшивая улыбка.

— «Фронт Освобождения Северной Америки»? Или «Патриоты»? Я… — он остановился. Следующие слова — «праведный мститель». Однако Джеффри Керни двинулся с подиума к телекамерам, сокращая расстояние до Борзого, Монтенегро и Беста. — Я — человек, который скажет вам это, потому что знаю обе стороны. ФОСА и президент Маковски работают рука об руку ради вашего уничтожения, «Патриоты» работают ради вашей свободы.

Керни уже вытащил пистолет.

Он дважды выстрелил Дмитрию Борзому в шею, когда тот вытягивал свое оружие из находившейся под курткой кобуры. Повернувшись направо, Керни пустил Монтенегро две пули в грудь и третью — между глаз. Побежав к Колину Бесту, он навел пистолет на Борзого и выстрелил ему прямо в левый глаз. Полицейский кинулся на Керни, но тот оттолкнул его, приставляя пистолет к левому виску Беста.

— Выстрелите в меня, и Колин Бест мертв!

«Как просто», — подумал Керни. Он рискнул и пока выигрывал.

Никто не двигался в его сторону.

Полицейский чиновник Камински что-то кричал ему. Керни вспомнил этот странный скрипучий голос. Камински хотел знать его требования.

Прижимая к себе вспотевшее тело Колина Беста и прижимая дуло пистолета к его правому глазу, Керни заявил:

— Это здание и его окрестности нашпигованы фосавцами. Если я подвергнусь нападению за то, что застрелил этих предателей американского народа, то вместе со мной погибнут и многие, многие из вас. Мне нужна быстрая полицейская машина с полицейской рацией на нужной частоте. Я знаю эту частоту, так что хитрить не надо. Дальше. Мне нужно, чтобы в столичном аэропорту меня ждал заправленный «Боинг-747», на борту которого будут находиться пилот международного класса и карты обеих Америк. Лишь поднявшись в воздух, я сообщу пункт назначения. Когда я безопасно приземлюсь, Колин Бест будет освобожден.

И неожиданно полиция и «ударники» подчинились ему. Командир «Ударных отрядов», капитан Карлсберг проворчал:

— Наколол ты нас, англичанин.

— Чертовски верно, — ответил Джеффри Керни, крепче прижимая пистолет к лицу Колина Беста.

— Дайте этому сукину сыну, — заорал Карлсберг, — все, что он хочет, и пусть вылетает из этого говняного города. — Он посмотрел на Джеффри и засмеялся.

Уиздом Тубирс прочистил горло.

И сейчас в день инаугурации мы вспоминаем тех, кто по-прежнему с нами, кто рисковал своей жизнью… — он жестом показал на людей, сидевших перед ним. — Сэр Джеффри Керни, посол Великобритании, кавалер Креста Виктории, человек, делавший все, что он делал, из одной лишь искренней любви к добру и искренней ненависти к злу. — Керни кивнул, и ветер взлохматил его седые волосы. Он улыбнулся.

— Директор ФБР Лютер Стил, который вместе с членами почти легендарной группы из Метроу настолько преданно исполнял свой долг, что благодаря своим деяниям вошел в то редкое число людей, которых нельзя именовать иначе, как герои. — Справа от Стила сидела его очень симпатичная жена, на креслах сзади — их взрослые дети. Вместе с ними сидел старый чернокожий мужчина. Уиздом Тубирс еще не встречал столь старого негра. Это был одетый в черное, худой, как рапира, человек, чей взгляд был одновременно и теплым, и твердым, как алмаз.

Слева от Лютера Стила сидел Том Лефлер, а между ними — седовласый хрупкий старичок — Кларк Петровски. Два кресла рядом с Лефлером были пусты и обвязаны траурной лентой. Эти места предназначались агенту ФБР индейцу Биллу Раннингдиру и рано погибшему Рэнди Блюменталю, недолгую дружбу с которым Уиздом навсегда запомнил. А рядом с этими креслами сидела старая женщина, вдова одного из погибших героев.

— Пустые кресла в первом ряду принадлежат по самому высокому праву специальным агентам Раннингдиру и Блюменталю. Специальные агенты Лефлер и Петровски — единственные оставшиеся в живых члены возглавляемой Стилом группы из Метроу. Женщина рядом с ними — вдова Томаса Эшбрука, погибшего несколько лет спустя после резни в Метроу и атаки на форт Маковски. Томас Эшбрук обеспечил приток оружия в страну. И этот приток в конце концов дал возможность свободным людям Соединенных Штатов повернуть ход событий и отвоевать собственную свободу. Он погиб во время шторма в возрасте семидесяти четырех лет, когда контрабандой привозил патроны и медикаменты на помощь «Патриотам» из Чарльстона, Южной Каролины. Он погиб, но три ведомых им судна пробились, и в результате эпидемия гриппа в Чарльстоне прекратилась и «Патриоты» смогли выстоять против банды предателей из «Ударных отрядов», в конце концов они сняли осаду города и спасли тысячи жизней. Эшбрук обладал такой волей к жизни, какую имеют лишь немногие из нынешнего поколения. Вот почему он вошел в легенду.

Уиздом Тубирс протянул руки к матери и отчиму.

— Мэтью Смит, мой отчим, и Лилли Тубирс Смит, моя мать. Каждый из них по-своему герой. Мэтью Смит выжил во время штурма форта Маковски наряду с директором ФБР Лютером Стилом и моим дядей Бобом Тубирсом, — жестом он показал на своего дядю, сидевшего среди гостей. — Мэтью Смит и Лютер Стил стали лидерами движения «Патриотов», превратив его в силу, изменившую лицо страны, а, возможно, и мира.

Уиздом посмотрел на статую.

— На постаменте этого памятника, который мы собираемся открыть, начертаны имена героев. Конечно, многие остались безымянными и невоспетыми. Но всем им — и тем, кого помнят, и тем, кого забыли, народ Соединенных Штатов и всего свободного мира обязан вовеки и должен отдать дань безмерного уважения. Все они заслужили самый почетный титул: патриоты.

Уиздом Тубирс опустил голову.

С памятника сняли покрывало.

В центре его были три фигуры.

Держась за руки и за пистолеты застыли в свой последний миг и в предсмертном вызове врагам свободы доктор Дэвид Холден и его возлюбленная (и жена на один день), детектив Роуз (Рози) Шеперд — Холден.

За ними возвышалась как будто призрачная отдельная фигура чернокожего человека.

Правой рукой он крепко сжимал большой пистолет, а левой — древко американского флага, развеваемого ветром.

Его имя было Руфус Барроус.