Джерри Эхерн

Вне Контроля





Глава первая

<p>Глава первая</p>

Низко наклонившись, Дэвид Холден шел вдоль цепи горных вершин. Его глаза непроизвольно зажмурились, когда из-за тяжелой свинцовой тучи неожиданно вынырнуло яркое рассветное солнце. Его армейские ботинки издавали хлюпающие и чавкающие звуки, так как они то и дело застревали в грязи. Обувка была дрянная, но он шел быстро, насколько это было возможно.

Внизу по двухполосному шоссе медленно ехал пикап с включенной мигалкой и знаком: «Уступите дорогу». За ним ехал большой грузовик, который тянул на прицепе фургон, стены которого были обшиты кедром. Дорога петляла и шла все выше в горы. Замыкал колонну средних размеров автомобиль американского производства, тоже с мигалкой и знаком.

Холден увидел ориентиры местности, которые запомнил перед наступлением темноты, и начал спускаться вниз по ущелью по грязи и грязному щебню между кустов дикой черники и карликовых сосен.

Утро было теплое, и нижнее белье, одетое под униформу, быстро пропиталось потом. Теперь он уже не торопился, а двигался, как можно осторожнее.

Местность, открывшаяся перед ним, несмотря ни на что, выглядела великолепно. И если бы время позволяло оценить красоту горных вершин, ухоженных долин между ними, покрытых туманом, уже рассеивающимся под солнечными лучами, как последний утренний поцелуй влюбленных, Холден считал бы, что этот пейзаж навевает поэтические образы.

Но времени на поэтическое вдохновение не хватало. С тех пор, как «Фронт Освобождения Северной Америки» начал «народную революцию» террора. Когда это все началось? И единственным поэтическим образом стала смерть.

Как и многие другие, в юности Холден писал пылкие и туманные поэмы, посвященные своей жене, которые она прятала где-нибудь в нижнем ящике комода и, к счастью, никогда никому не показывала. Теперь ее нет в живых, как нет в живых его сына и двух дочерей. Все они стали жертвами этой сумасшедшей революции.

Полиция и военные были по одну сторону, убийцы из ФОСА – по другую. Американский народ был между ними, и ему доставалось больше всех. И вот, как последняя надежда народа, появились «Патриоты».

Холден продолжал спуск и добрался до конца ущелья. Он повернул влево, где торчали естественным частоколом скалы, сразу же потеряв из виду колонну. В этом месте «Патриоты» и собирались встретить колонну машин ФОСА, на всех остальных участках это было обычное тихое горное шоссе.

– Дэвид! – раздался из-за скал негромкий голос Рози Шеперд. Он пробрался между скалами и очутился рядом с Рози и шестью другими членами группы «Патриотов». – Все…

– Все готово. Пэтси и другие сидят в той канаве возле дороги – вон там, внизу. Счастливчики. – Она улыбнулась. Когда она улыбалась, ее зеленые глаза были прекрасны. Когда она спала, а он по какой-то причине заснуть не мог, и было достаточно света, чтобы Дэвид мог видеть ее лицо, длинные пушистые ресницы напоминали ему театральный занавес, застывший в ожидании чудесного спектакля – когда ее глаза откроются.

Холден посмотрел на дорогу. Конвой, извиваясь по серпантину горного шоссе, приближался к ним. Сведения они получили от очень ценного источника – жены репортера Эванса, который сотрудничал с главным руководителем групп боевиков ФОСА, действовавших в районе метро и вообще в городе. Они ничего не знали об этом человеке, кроме его имени, которое, скорее всего, было вымышленным. Его фамилия была Джонсон. Но с тех пор, как они сорвали попытку покушения на директора ФБР (в случае удачи вина за это преступление была бы возложена на «Патриотов»), Холден стал гораздо осторожней. Стало известно, что ФБР создало специальную группу для проникновения в ряды «Патриотов». Причина была ясна. Хотя «Патриоты» и выполняли работу, которая была не по силам армии и полиции, – вели войну с «Фронтом», нанося ему тяжелые потери, они были большей костью в горле правительства, чем революционеры из «Фронта Освобождения Северной Америки».

И стремление полиции и военных искоренить «Патриотов» было сильнее, чем желание покончить с ФОСА.

«Патриоты» были вне закона. В средствах массовой информации либерального направления их предавали анафеме чаще и суровее, чем «Фронт Освобождения», невзирая на то, что боевики ФОСА взрывали церкви и синагоги, университеты и общественные здания, полицейские участки и места отдыха военных; несмотря на то, что экономика страны катилась в пропасть. Потому что постоянно звучали взрывы на заводах, фабриках, складах, в магазинах. А рабочие были настолько запуганы, что боялись идти на работу даже в светлое время суток. Ночные же смены во многих районах страны давно уже стали историей.

Пэтси Альфреди запрет колонну слева. Холден смотрел в окоп и не замечал их присутствия. И это было хорошо. Мужа Пэтси, который был полицейским, убили «революционеры». Смерть стала теперь обычным явлением.

Вокруг себя он слышал звуки последних приготовлений к бою. Холден обернулся к Рози. Она сидела на траве между скал, абсолютно спокойная. Ее М-16 лежала на коленях. Так, на коленях, многие женщины держат клубки ниток во время вязанья.

Холден проверил свое оружие: девятимиллиметровая «Беретта», «Беретта-компакт», две запасных обоймы с двадцатью патронами в каждой, нож «Защитник», «Орел пустыни» Руфуса Барроуса – «Магнум» 44-го калибра.

Холден задумался об этом пистолете. Он снял «Орла пустыни» с тела убитого Руфуса Барроуса. Барроус был первым командиром группы «Патриотов» в Метроу, офицер полиции, чья жена стала одной из первых жертв бандитов ФОСА. Человек, который спас Холдена от заключения по ложному обвинению и привел его к «Патриотам». Человек, который отдал жизнь, чтобы предотвратить взрыв ядерного реактора, намеченный «Фронтом».

Пистолет был реальным символом того обещания, которое Холден не давал Барроусу при жизни: несмотря ни на что, они добьются, что «Фронт Освобождения Северной Америки» будет разгромлен, и Америка опять станет свободной и безопасной страной.

Холден снова посмотрел на дорогу. Колонна была уже совсем близко. «Всем быть наготове», – скомандовал он.

Раздались звуки передергиваемых затворов, скрип расстегиваемых кобур, кашель.

Колонна делала крутой поворот и еще больше снизила скорость.

Пикап поравнялся с позицией группы Пэтси Альфреди и проехал дальше. Потом ее позицию закрыл фургон.

В этот момент началась стрельба, и замыкающая колонну легковая автомашина дернулась к правой обочине дороги. Из открытого ветрового стекла раздались ответные выстрелы. Брошенная граната закатилась прямо под днище автомобиля. Прогремел глухой взрыв и режущий уши скрежет. Машину охватило пламя. С сиденья водителя на дорогу вывалился еще живой факел. Он катался по дороге. Выстрел Пэтси Альфреди оборвал агонию водителя.

Холден бежал вниз, иногда скользил, как слаломист, перепрыгнул через ствол поваленного дерева и выскочил на обочину. Рози была неподалеку. После того, как зажило ранение в голову, полученное в поезде, когда они с Рози сорвали попытку ФОСА совершить покушение на директора ФБР, Холден стал посвящать немногие свободные часы тренировкам. И игра стоила свеч. Спокойный образ жизни, который он вел, работая профессором в университете Томаса Джефферсона, казался ему теперь чем-то нереальным. Он выскочил на середину дороги и громко крикнул: – Огонь!

М-16 Холдена прыгала в его руках, когда он разрядил весь магазин в радиатор пикапа. Из кабины машины началась ответная стрельба. Пикап стоял поперек дороги, из машины выскочил водитель и покатился по дороге. Человек на пассажирском сиденье продолжал стрелять.

Дверь кабины открылась, из нее выскочил стрелявший мужчина, откатился и продолжал стрелять лежа. В этот момент пикап вдруг взлетел в воздух и рухнул на дорогу, словно небрежно брошенный камень.

Из фургона велась автоматическая стрельба по обеим сторонам дороги. Предполагалось, что в нем размещен груз, а не бойцы «Фронта».

Холден перезарядил винтовку и направил ее на автоматчика, стрелявшего короткими очередями. Рози и двое других «Патриотов» тоже выстрелили в него. Тело стрелявшего задергалось от попадающих в него пуль, «Узи» выпал из рук, он откинулся назад и замер.

– Осторожно! – крикнул Холден. Он схватил Рози за воротник и резко потянул на себя, едва не свалив ее с ног.

Он протянул ей свою М-16 и побежал. Что-то было не так. Теперь он был рядом с фургоном. Стрельба велась из всех окон автофургона, но стреляли по обочинам. Правой рукой Холден схватился за ручку двери, а левой выдернул с пояса одну из трех висевших на ремне гранат. Повышенной взрывной мощности. Он бросил ее в одно из окошек автофургона, из которого стреляли. Холден отпрыгнул от фургона, больно ударившись левым плечом о покрытие дороги. – Черт возьми! – выругался он, откатываясь дальше. Потом вскочил на ноги и побежал, схватившись правой рукой за левое плечо. В эту секунду прогремело два взрыва – один глухой, другой очень громкий. Начал взрываться бензин, решил Холден.

Он остановился и обернулся, прикрывая ладонью лицо и глаза. В небо взметнулся огненный шар в клубах черного дыма. Из-под днища автофургона вырывались языки пламени. Сначала фургон, а потом и грузовик, который его буксировал, стали валиться набок. Холден опустил руку. Его ладонь опять сжимала пистолет Руфуса Барроуса. Из кабины грузовика выскочил человек. Он упал на колени, в правой руке он держал автомат «Мини-Узи».

Холден поднял руку с пистолетом. Палец нажал на спусковой крючок. Пистолет дернулся в его руке. Слева раздалась автоматная очередь, по асфальту возле ног Холдена застучали пули. Он снова выстрелил. Тело стрелявшего в Холдена откинулось назад, очередь из маленького автомата пошла вверх, потом мертвые пальцы выронили его.

Холден повернулся влево, откуда велась стрельба.

– Ты неплохо выглядел, – улыбалась Рози Шеперд, приставив винтовку М-16 к правому бедру.

Холден раздобыл большое количество патронов к «Магнуму-44» и долгое время тренировался в стрельбе из разных положений – лежа, стоя, на бегу, привыкая к «Орлу пустыни». Глядя на убитого противника, он подумал, что не зря потратил время.


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

Дмитрий Борзой налил из графина в стакан шерри и отхлебывал его, глядя сквозь стекло стакана на людей, сидящих рядом с ним. Он вполуха слушал то, о чем сейчас говорил Хэмфри Ходжес, но не упускал главного.

– Эти выборы имеют огромное значение, мистер Джонсон. Я не знаю, какие у вас указания на этот счет, но…

– Позвольте мне сказать вам, профессор Ходжес, какие у меня указания на этот счет, – начал Борзой. Ему нравились картины французских импрессионистов, наверное, копии, которые висели на дальней стене. Он перевел взгляд на книжный шкаф со стеклянными дверцами, заполненный всевозможными раритетами. – Выборы пройдут по всей стране, но нас должно волновать то, что произойдет сегодня на участке Метроу. Предвыборная кампания на должность мэра. Роджер Костиген строит свою предвыборную кампанию на решении проблем, связанных с деятельностью ФОСА. Если инициативы, выдвигаемые Костигеном, станут реальностью, деятельность «Фронта» будет серьезно затруднена. Наша задача – любой ценой сорвать предвыборную кампанию Костигена…

– А почему бы… – перебил Ходжес.

– Не убить его? – в свою очередь перебил Борзой. Он слегка хромал во время ходьбы – память о ранении, полученном во время перестрелки с агентами ФБР незадолго до неудачного покушения на Рудольфа Серилью. Он говорил себе, что если бы он был в нормальном физическом состоянии, дела пошли бы по-другому. Киллер, которого они наняли, этот хваленый талантливый профессионал, ничего не смог поделать с талантливым любителем, этим чертовым Дэвидом Холденом.

– Политическое убийство? Нет. Мы должны сделать так, чтобы люди, живущие в Метроу, не пришли на выборы. А те, которые рискнут, должны знать, на что они идут. Избирательные участки будут взорваны, избирательные бюллетени – украдены и сожжены, избиратели – убиты. А до выборов, во время предвыборной кампании, все, что может быть сорвано, должно быть сорвано. И сорвано с применением насилия. Пусть все американцы увидят, что представляют из себя выборы в других частях их так называемого «свободного мира».

– Значит, нам нужно поддерживать Хэрриса Гэнби?

Борзой засмеялся, усаживаясь напротив Ходжеса, поставил на стол свой стакан шерри и зажег сигарету.

– Хэррис Гэнби – это не наша забота. Наша цель – это программа Роджера Костигена «Законность и порядок».

– А если Костиген все же победит?

Дмитрий Борзой считал Хэмфри Ходжеса настолько тупым, что иногда сомневался, сумеет ли тот умножить два на два без калькулятора.


Глава третья

<p>Глава третья</p>

Лютер Стил стоял напротив человека в служебной форме, который прикрывался перепуганной заложницей и в руке которого был револьвер.

Стил вытащил из-под куртки свой «Зиг-Зауэр 226» и положил его на небольшой столик, стоящий перед ним.

Он сделал глубокий вдох и взял пистолет в руку. Быстро вскинув его на уровень плеча, сделал два молниеносных выстрела. Потом опустил пистолет.

Мишень вернулась, и он аккуратно положил шесть пуль, одна над одной. Первая пуля попала в горло, последняя – между бровей. Лютер подумал, что сейчас к огневой подготовке нужно подходить гораздо серьезнее, чем раньше.

Чтобы оружие в руках работников правопорядка действовало эффективно, на тренировочных стрельбах необходимо добиваться исключительной точности стрельбы, потому что в реальной ситуации точность резко падает. Учащается сердцебиение и дыхание, руки дрожат, да и вообще может случиться любая неожиданность.

Мишень достигла точки, заданной компьютером, и остановилась. Лютер вытащил из кобуры револьвер и приготовился.

Он сделал два быстрых выстрела от пояса, затем, вытянув руку на уровень плеча, перебросил револьвер в левую руку и выстрелил еще дважды.

Стил держал револьвер в левой руке и ждал, когда подъедет мишень. С тех пор, как он получил задание внедриться в группу «Патриотов» и вступить в контакт с Дэвидом Холденом, лидером группы «Патриотов» в районе Метроу, он, наконец, кое-чего добился. Директор ФБР Рудольф Серилья был к нему очень внимателен. Однажды он провел с семьей трехдневный уик-энд в Висконсине. Затем они съездили в Детройт, чтобы освободить его от расследования дела о похищении, которым он занимался до получения специального задания от директора ФБР.

В Детройте он поссорился с другим темнокожим агентом, с которым раньше был дружен. Тот пошутил: «Какое бы задание ни поручил тебе директор, если ты с ним хорошо справишься, тебе дадут возможность повидаться с детьми, когда они окончат колледж». Лютер Стил не посчитал это высказывание остроумным.

Когда мишень остановилась, он перезарядил барабан револьвера. Шесть отверстий располагались на двух восходящих параллельных линиях от верхней части руки до правого плеча мишени. Пули легли достаточно кучно.

Ежедневно, если позволяло время, Лютер Стил делал в тире минимум двенадцать выстрелов. Каждый вечер он проверял работу обоих стволов и хотя бы раз в неделю чистил их.

Вероятно, из-за жены и детей, да и не только из-за них, ему совсем не нравилась перспектива стать жертвой уличной перестрелки. Существовала организация ФОСА. Существовала организация, в которую он пытался внедриться, – «Патриоты». Преступность круто полезла вверх. Ежедневные акты насилия и террора уже почти никого не удивляли. За всю свою историю Америка такого еще не видела.

Лютер снял наушники, вложил револьвер в плечевую кобуру и пошел к лестнице, ведущей из подвала наверх. В его прямое подчинение была придана группа для выполнения задания, но никто из них не знал истинного замысла руководства. Только один, может быть, подозревал.

Тот, который, видимо, что-то подозревал, был старейшим членом группы. Его звали Кларк Петровски. Он проработал в Управлении Метроу четырнадцать лет и знал город лучше любого таксиста, а все притоны и «малины» – лучше любого полицейского.

Словно шестое чувство напомнило Стилу о Кларке Петровски. Тот стоял наверху лестницы.

– Вас спрашивают сверху, Лютер, я понял, что вы здесь, и пришел вас позвать.

Лютер побежал через две ступеньки и, одолев лестницу, пошел вслед за Петровски по коридору, сбавляя скорость, чтобы не обгонять пожилого человека.

Петровски уже достиг пенсионного возраста, но с тех пор, как началась вся эта заваруха, обратно на службу вернулись сотрудники даже старше, чем он. Правда, в основном на административные должности. Петровски же, как считал Лютер, был очень ценным оперативным работником.

– Что там случилось, Кларк?

– А черт его знает, Лютер. Сорок пять минут назад в Центральный госпиталь Метроу доставили женщину. Ее зовут Хэриет Эванс. Она все время зовет какого-то Холдена. Дежуривший там полицейский пораскинул мозгами, запретил к ней кого-либо пускать, кроме медперсонала, и позвонил нам. Может быть, это тот Холден, которого мы разыскиваем, может быть – нет. Мне только что сообщил об этом информатор из полиции.

– Мы федеральные агенты…

– И не должны иметь информаторов в полиции. Я это знаю.

– Значит…

– Нет, Лютер. Я просто проходил мимо, когда позвонил Ральф Камински. Он хотел срочно с тобой поговорить. Поэтому я спустился за тобой вниз.

Ральф Камински был заместителем начальника Управления полиции Метроу. Это был лысый, морщинистый пожилой человек с глазами-бусинками и невнятной речью. Лютер Стил улыбнулся про себя.

Лютер Стил пошел в свой кабинет, Петровски остался стоять.

– Заходи, Кларк, – позвал Стил своего пожилого коллегу.

Анна Комачо, которая подшивала документы, отвела глаза от картотеки и сказала:

– Заместитель начальника Камински на третьей линии, мистер Стил.

– Спасибо, Анна, – сказал Лютер, улыбнувшись ей своими темными глазами.

Он открыл дверь своего кабинета и вошел. Вслед за ним – Кларк Петровски.

– Прикрой дверь, Кларк. – У него было не много секретов от секретарши, но он не хотел устраивать тут радиотрансляцию. Петровски пристроился на углу стола, закурил сигарету и надел очки. Стил подошел к телефону и нажал кнопку вызова третьей линии. – Мистер Камински? Это Лютер Стил. Чем могу быть вам полезен?

В голосе Камински одновременно слышалось раздражение и язвительность.

– Какого хрена ты торчишь там в подвале?

– Сэр?

– Одного из моих ребят пристрелили десять минут назад. Пытался предотвратить кражу наркотиков в Центральном госпитале Метроу. У него нашли в нагрудном кармане листок, где были записаны фамилия одного из твоих агентов и два номера телефона. Один из них – твой. А второй, я проверил, – этого старого мудака Петровски. Что вы там творите?

Стил посмотрел на Петровски. Он прикрыл микрофон рукой и сказал: – Твоего парня убили, Кларк.

– Узнай у этого козла, какое у него на это время алиби, – ответил Петровски.

– Что происходит, черт возьми? – прохрипел из трубки голос Камински.

Стил, прокашлявшись, сказал: – Я не могу вам дать определенного ответа, мистер Камински, но специальный агент Петровски всегда был в хороших отношениях с местным начальством. Мне кажется – это наиболее вероятное объяснение того, что у вашего убитого офицера был его домашний телефон и телефон нашей конторы. Кто знает, почему он был у него в кармане? Может быть, он освобождал бумажник от лишних бумаг. Возможных объяснений может быть уйма. Но, поскольку он убит, мы вряд ли доберемся до истины. Передайте, пожалуйста, мои личные соболезнования семье погибшего. Я извещу специального агента Петровски об этой смерти. Правда, он спросит имя.

Некоторое время в трубке молчали. Затем Камински заговорил, и его голос звучал так, будто он читал: – Полицейский Реджиналд Вендт.

– Вы сказали Вендт, – повторил Стил, глядя в глаза Петровски. Они потемнели, и он глубоко затянулся, отвернувшись. – Я передам наш разговор агенту Петровски. Если он может пролить свет на то, как к вашему сотруднику могли попасть телефонные номера, я обязательно с вами свяжусь. Благодарю вас, мистер Камински, что поставили меня в известность об этом случае.

На другом конце провода положили трубку. Стил убрал трубку от лица и несколько секунд смотрел на нее. – Неприятный тип, – заметил Стил.

– Дерьмо собачье, так будет точнее, – ответил Петровски. Стил положил трубку.

– Твоим информатором был Вендт?

– Да, Лютер. Я уверен, что это не была простая кража наркотиков.

– А что?

– Лютер, тебе нужен Дэвид Холден. Я уверен, что ты не собираешься убивать его, тебе нужно с ним переговорить. И я знаю, что ты не можешь сказать мне все – это компетенция твоя и мистера Серильи. Но если я не ошибаюсь и эта женщина в госпитале зовет того Холдена, которого мы разыскиваем, за ней скоро придут парни из ФОСА.

В дверь постучали, она приоткрылась и к ним заглянула Анна Комачо.

– Кларк, ты был прав. Я навела справки о Хэриет Эванс. Это жена того самого телекомментатора.

– Молодец! – Кларк Петровски улыбнулся, соскочил со стола и поцеловал Анну Комачо в щеку. Он посмотрел на Стила.

– Ну что, босс?

– Я не могу похитить ее из госпиталя, но могу обеспечить охрану. Анна, сотвори какую-нибудь бумагу, чтобы она выглядела официально, но чтобы в ней ничего не говорилось, что миссис Хэриет Эванс – вдова федерального агента. Найди что-нибудь, за что можно зацепиться, чтобы забрать ее на несколько часов.

– Хорошо, мистер Стил.

Стил поднял трубку телефона и позвонил Тому Лефлеру. – Том, это Лютер. Поработай с Анной. Собери всю информацию, как сможешь, о миссис Хэриет Эванс и ее муже. У Анны есть картотека. Крикни Биллу, пусть зайдет ко мне. Себе в помощники возьми Рэнди.

– Хорошо, Лютер.

Стил поздравил Петровски: – Можешь надрать мне задницу, старина. – Он рассмеялся.

Петровски достал револьвер, проверил барабан и вложил обратно в кобуру. – Я потерял бы больше, Лютер.


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Дмитрий Борзой повернул ключ и съехал с тротуара, поглядев на часы. Рядом с ним, спокойно покуривая, сидел Ахмед Ферази, которого шумные подростки из уличных банд вроде «Леопардов» знали как Абнера. Подростки, сидевшие в фургоне, отпускали сальные шутки, которые не особо раздражали Борзого. Просто они были очень грязные.

– Этот Эванс, он опасен.

– Был опасен, – поправил Борзой. Секундная стрелка достигла двенадцати, раздался какой-то треск, перешедший в глухой рокот, а затем – в оглушительный грохот. Борзой посмотрел в зеркало заднего вида.

Весь дом был охвачен пламенем, грибовидное облако огня и дыма поднималось в полуденное небо. Теперь осталось только решить вопрос с женой Эванса.

– Каким же надо быть мерзавцем, чтобы стрелять в собственную жену! – неожиданно сказал Ферази.

Борзой взглянул на него, слегка опешив. Ахмед Ферази был одним из самых нужных людей как на Ближнем Востоке, так и в Европе для выполнения любых, иногда самых грязных дел. Убийства, которые он совершил, исчислялись трехзначным числом.

– Вы это серьезно?

– Конечно, серьезно, мистер Джонсон.

– Это был ценный для нас человек. Трусливый, но ценный. И мне кажется, именно трусость и явилась причиной того, что он стрелял в жену. Но даже это он не смог сделать, как следует.

– Все правильно. Убивают всегда по какой-то причине. У него причина заключалась в том, что он не мог ее контролировать. А это не причина, достойная мужчины. Человек, который не способен контролировать свою жену, я считаю, не способен контролировать и мочеиспускание. А потом просит вас довести дело до конца!

– Слава Богу, что он это сделал, – сказал Борзой, въезжая на эстакаду и сбавляя скорость, пытаясь влиться в поток машин. Где-то вдалеке раздались звуки пожарных сирен. – Все, что они найдут, – это обугленное тело с пулей в голове, если от тела вообще что-нибудь останется.

– Она информировала «Патриотов» о наших планах. Жаль, что мы должны ее убить – через некоторое время она сообщала бы нам планы «Патриотов» и все, что касается Дэвида Холдена и Рози Шеперд. Но если она заговорит, она знает меня в лицо. Я думаю, ей многое известно. Эванс очень многое выбалтывал ей.

– Мужчина не должен обсуждать такие вещи с женщиной. Американцы – разложившиеся люди.

– И плохие стрелки, – улыбнулся Борзой. – Эванс, по имеющимся у ФОСА данным, только ранил свою жену – серьезно, но не смертельно. Она сама приехала в госпиталь и потеряла сознание на автостоянке. Ее поместили в отдельную палату интенсивной терапии.

– Там будут полицейские.

– Ни одного нашего.

– Прекрасно. Тогда убьем их всех.

– А хватит сил?

– Одно крыло больницы целиком взлетит на воздух. Миссис Эванс исчезнет с лица земли. И все остальное вместе с ней. Мы можем повернуть это к нашей выгоде.

Борзой кивнул. Он просигналил и втиснулся в правый ряд. Потом снова посмотрел на часы. Времени оставалось немного.


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

Она одевалась по дороге, и ей было ясно, что Дэвид Холден не имел ни малейшего представления о том, что значит надеть колготки, иначе он бы не делал таких резких поворотов. Он только что выехал на магистраль, ведущую в город. У них были поддельные удостоверения личности, которые сейчас так легко достать. Это несколько облегчало их поездку. Кроме того, безупречная работа Мими Бейкер, которая вступила в их ряды.

Наконец она решилась и быстро стала натягивать колготки. Вдруг – резкий поворот.

– Какого черта, Дэвид! – заорала Рози.

– Прошу прощения. В следующий раз одевайся медсестрой в задней части фургона.

Митч Даймонд сообщил им, что Хэриет Эванс, их наиболее ценный источник информации о передвижении и готовящихся операциях ФОСА, была ранена, находится в палате интенсивной терапии и все время зовет Холдена.

Было ли это каким-то образом связано с катастрофой минувшего дня? Пэтси Альфреди чуть не убили, двое других были ранены, и планы Дэвида экспроприировать оружие ФОСА рухнули.

Она застегивала пуговицы халата, поглядывая на плечевую кобуру, которая всегда была при ней. Но она не могла пойти с ней в больницу. – Черт!

– Что случилось, Рози?

– Да, ничего. Просто я подумала, что мне придется идти без оружия.

– Разузнаешь все, что сможешь, переговоришь с Хэриет Эванс, если сможешь, и сматывайся. Если она захочет, чтобы мы ее оттуда вытащили, приедем боевым составом, – предупредил ее Дэвид.

Рози Шеперд знала правила игры.

Она посмотрела в зеркальце. Мими потратила много косметики, и теперь лицо Рози было гораздо смуглее. Брови тоже стали темнее. И, конечно, контактные линзы. Рози осталось только надеть парик.

Она спрятала волосы под маленькую шапочку и достала парик. Она никогда не хотела быть блондинкой. Когда парик был на месте, она поняла, почему. Рози приколола булавкой белую шапочку медсестры.

– Мы почти у больницы, Рози. Я поставлю машину на внешней стоянке.

– Все будет в порядке. – Она завязывала шнурки на белых туфлях, взятых напрокат у гримерши.


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Лютер Стил, сопровождаемый Кларком Петровски и Биллом Раннингдиром, шел по коридору больницы. Двух частных охранников заменили полицейские из Метроу-сити.

Стил достал из кармана служебное удостоверение, взглянул на Билла, чтобы убедиться, что автомат не торчит из-под плаща, который обычно носят американские индейцы, и ускорил шаг.

– Я Лютер Стил, специальный агент ФБР. Нам нужно на восьмой этаж.

Он положил в карман удостоверение и хотел пройти мимо полисменов.

– Простите, агент Стил.

Стил остановился, обернулся и взял за локоть Кларка, чтобы тот ничего не брякнул.

– Сотрудник, – он посмотрел на его бляху, – сотрудник Кэлхаун. Это официальное правительственное задание.

– У меня приказ, агент Стил.

Некоторое время Стил изучал лицо полицейского. Оно ему не понравилось. Глаза его что-то скрывали, и это было не простое раздражение.

– Какой же это приказ? Не пропускать работников ФБР?

– Почему бы вам не спуститься к нам в управление?

– Потому что миссис Эванс находится на восьмом этаже.

– Послушай, Лерой, позвони…

– Лютер. Лютер Стил. Еще раз назовешь меня Лерой, и я надеру тебе задницу.

Правая рука полицейского начала движение. Это можно было расценить, как попытку достать револьвер. Левая рука Стила приготовилась блокировать оружие, а кулаком правой он нанес короткий резкий удар в челюсть полицейскому. Второй легавый отскочил назад. Кэлхаун ударился о конторку и рухнул на пол с удивленным выражением лица.

– Нормально, Лютер, – прокомментировал Петровски.

– «Золотые перчатки», когда я был пацаном. Как и чечетка. Мы все этим занимались. – Стил ухмыльнулся. Потом посмотрел на второго фараона.

– Сотрудник, вы не возражаете, если я и эти два агента поднимемся наверх?

– Я сообщу, что вы отказались выполнить приказ полиции, сэр, – ответил тот трясущимися губами.

– Я считаю, что вы просто обязаны это сделать по долгу службы. Позаботьтесь о своем товарище. Пластиковый пакет со льдом есть в любом кафе. – Лютер Стил отвернулся от него и пошел. Билл Раннингдир засмеялся. Кларк Петровски нажал кнопку вызова лифта. Двери открылись, они вошли в кабину лифта, и Петровски нажал кнопку восьмого этажа.

– Билл, не предпринимай сам ничего без меня, – предупредил Лютер Стил.

– Если они не хотели пускать нас наверх, они наверняка не захотят выпустить нас отсюда. Но это не постоянные кадры. А вот наверху нас ждет команда О'Брайена, могу спорить на что угодно.

– Они могут круто поговорить с нами, – сказал Лютер Стил.

– А как нам теперь быть с нападением на полицейского?

– Нормально, Кларк. Пусть вызывают судебного исполнителя, чтобы он меня арестовал.

– Они это сделают? – спросил Раннингдир. Лифт остановился.

– Я выполняю официальное задание, – сказал Стил, доставая из кармана свой значок и прикалывая его на лацкан пиджака.

Лифт остановился. Двери открылись.

Кларк Петровски рассмеялся: – Жалко, что никто не захотел спорить.

О'Брайена не было, но четверо ребят из его команды стояли у дверей лифта.


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

Голове под париком было жарко, кожа на черепе чесалась, но Роуз понимала, что последнее ощущение было чисто психосоматическим, как, например, ощущение летающих в желудке бабочек. Ей никогда не нравились парики, даже когда они были в моде. У нее был когда-то один, несколько раз она его надевала, затем положила на полку. Случай с бабочками на самом деле имел место, менее сложный и более реальный. А вот без оружия на улицах Метроу-сити она была впервые с тех пор, как достигла совершеннолетия.

Еще до того, как это можно было сделать законным путем, ее отец-полицейский решил, что у нее в сумочке должен быть пистолет. Тогда это был небольшой «Чиф 60». Она носила его в плечевой кобуре. Когда она поступила на работу в полицию, качество ее вооружения повысилось.

Она предполагала, что кто-нибудь может прыгнуть на нее сзади и попытаться изнасиловать, район госпиталя был, пожалуй, самым опасным в городе, но если кто-то и захотел бы это сделать, его ожидало крупное разочарование.

Рози начала заниматься боевыми искусствами еще будучи совсем маленькой девочкой, занималась год за годом и получала пояс за поясом. Продолжала тайком заниматься даже сейчас, находясь в запрещенной организации «Патриотов». Она никогда не строила иллюзий, что если ее схватит мужик весом в триста фунтов, она сломает его пополам, как доску. И он может взять ее, но лишь после того, как у него будут выдавлены глаза, перебит кадык, а то еще и оторваны гениталии.

У служебного входа было много полицейских, некоторых из них она знала. Здесь были и судмедэксперты. Убийство?

Рози Шеперд не сбавляла шаг, туфли, взятые напрокат у гримерши, были ей тесны, но она старалась не обращать на это внимания. Она рассеянно подумала, является ли большой размер ноги отличительной чертой полицейского.

Она стала подниматься по лестнице, и юноша, выглядевший, как античная статуя, остановил ее.

– Чрезвычайная ситуация, понимаете? – Она достала из кармана халата электронный пейджер и показала ему. Она не дожидалась ответа и быстро пошла дальше, улыбнувшись ему. В приемном отделении она кивнула двум женщинам, сидевшим за конторкой, и вошла в раздвижные двери, за которыми был коридор. Он был в серо-зеленых тонах и весь провонял дезинфицирующими средствами.

Она пошла дальше, засунув руки в карманы халата, кондиционированный воздух вдруг вызвал у нее озноб, кожа стала гусиной. А может быть, ей стало холодно от понимания того, что она внутри, а ей еще нужно как-то выбраться обратно.

Лифты хирургического отделения были впереди. Можно было ими воспользоваться, чтобы попасть на восьмой этаж…

– И у меня приказ, сэр, чтобы вы и эти двое джентльменов немедленно покинули этот этаж.

Лютер Стил не мешал говорившему, видимо, старшему в группе. Теперь была его очередь.

– Я здесь с официальным заданием, и мне кажется, что федеральные интересы имеют в данном случае приоритет, сэр.

– Я только выполняю свои инструкции.

– Это похвально, – сказал ему Лютер Стил. – Я не собираюсь обсуждать этот вопрос, стоя в лифте. – В этот момент лифт дрогнул, двери начали закрываться. Кларк Петровски нажал на кнопку, чтобы они снова открылись. Лютер Стил вышел из лифта, почти оттолкнув усатого полицейского в бронежилете.

– Где О'Брайен?

– У нас очень много работы в эти дни, сэр.

– Кому вы подчиняетесь?

Глаза полицейского стали жесткими: – Мы в прямом подчинении у заместителя начальника Камински.

– Сколько вас?

– Достаточно, сэр.

– Это не ответ, сотрудник. Это вызов.

Каждый в этой команде имел стандартный служебный револьвер, а кроме него, как подсказывало ему воображение, и боевой нож паршивого качества. Но автоматического оружия у них не было. – Мы пришли сюда, чтобы поговорить с миссис Эванс, если нам позволит ее врач. Вы знаете, зачем я здесь, а я знаю, зачем вы. И поскольку это вопрос национальной безопасности, я предлагаю вам связаться с Ральфом Камински и передать ему мои слова. Я даю вам две минуты, и мы пройдем к ней. Идет?

– Вы не пройдете, сэр.

– Звоните скорее, вы уже потеряли пятнадцать секунд.

Зажигалка Петровски громко щелкнула, и левая щека усатого полицейского дернулась. Его рука потянулась к револьверу. – Не будь… – Стил не успел произнести «идиотом». Он сильно ударил его левой в грудь, лишая равновесия. Из кобуры полицейского показался его револьвер.

Правая рука Стила действовала быстрее, «Зиг-Зауэр 226» был мгновенно выхвачен и приставлен ко лбу усатого полицейского. Стил услышал звук передернутого затвора «Узи» и голос Билла Раннингдира: – Не двигаться! – Зубы усатого полицейского клацнули. Снова заговорил Раннингдир: – Отдайте револьвер, мистер.

Стил оттолкнул полицейского и оглянулся в поисках Петровски. Тот бежал по коридору с пистолетом в руке. Стил кинулся за ним, крикнув на ходу: – Билл, разоружи этих ребят, воспользуйся их наручниками, а потом догоняй меня!

– Есть, сэр!

Петровски скрылся за углом, засовывая на ходу оружие в кобуру. Секунду спустя раздалась автоматная очередь. Стил понял, что людям Камински был отдан приказ стрелять. «Камински, ты – ублюдок!»

Петровски вломился в дверной проем, его пистолет снова был в боевом положении, в метре от него посыпалась со стены штукатурка, когда раздалась автоматная очередь. Перед дверьми в отделение интенсивной терапии в конце коридора стояли мужчины, одетые в камуфляж и в масках.

Вдруг стала медленно открываться дверь одного из поднявшихся в хирургическое отделение лифтов. К ней сразу бросилось человек восемь, один из которых был вооружен автоматом «Узи». Из лифта шагнула в коридор медсестра. Увидев поджидавших ее незнакомцев, она резко опустила руку в карман. Автоматчик мгновенно вскинул ствол, но Стил опередил его и всадил ему в грудь две пули.

Медсестра отпрыгнула в сторону и профессиональным ударом ногой добила падающего на пол человека с «Узи». Автомат выпал у того из рук, и она ловко подхватила его.

Шестеро в лыжных масках побежали по коридору, а седьмой, вооруженный М-16, ринулся к ней.

– Лютер, прикрой меня! – крикнул Петровски, выскакивая в коридор. Стил вскинул пистолет, но в ту же секунду оглушительно грохнули выстрелы «Магнума» Кларка. Человека с М-16 отбросило на больничную тележку, и он со всего маху обрушился на нее. Тем временем к двум бандитам, корчащимся на полу, подскочил третий. Как и на остальных, на нем была полувоенная одежда, которую обычно носили террористы из «Фронта». В этот момент сбоку появилась медсестра и в упор всадила бандиту в грудь короткую очередь из «Узи». Тело того сложилось пополам, словно складной нож, и он сполз по стенке коридора на пол.

Медсестра развернулась и побежала в ту сторону, откуда появился третий террорист.

– Кларк, обыщи этих троих! – крикнул Стил и побежал вслед за женщиной. Оглянувшись, он увидел, что к нему спешит присоединиться Билл Раннингдир, который перепрыгивал через распластанные на полу тела, сжимая в руках автомат.

Женщина в одежде медсестры исчезла за углом, и оттуда раздались очереди ее автомата. Лютер повернул за ней и увидел, как она исчезла в конце коридора. Можно ли вообще попасть отсюда в отдел реанимации? Этого он не знал.

Стил добежал до конца коридора, откуда продолжала доноситься стрельба, и увидел, что трое полицейских из спецотряда Камински попали под огонь террористов. Яростная перестрелка велась в упор. Через несколько секунд все трое упали, обливаясь кровью. Однако их последней очередью был срезан и один террорист.

Не успел Лютер как следует прицелиться в оставшихся бандитов, как из-за одной из дверей выпрыгнула та же медсестра и стала поливать свинцом противников, которые падали как подкошенные. Когда магазин ее «Узи» опустел, она отбросила автомат в сторону, подхватила с пола валяющуюся винтовку и побежала дальше, к вращающейся двери.

– Лютер, наверное, это Рози Шеперд! – услышал Стил за спиной крик Раннингдира. – Смотри, не попади в нее по ошибке!

Он на полном бегу проскочил сквозь вращающуюся дверь и услышал пронзительный крик справа, с той стороны, где находились стеклянные служебные кабинки. Одна из прозрачных стен разлетелась вдребезги, и из-за нее выпрыгнула медсестра. За ней появился человек в лыжной маске с винтовкой в руке. Не успел он вскинуть ствол, как Стил выстрелил в него два раза, одновременно слыша слева от себя бешеный треск «Узи» Билла. Тело бандита в маске содрогнулось от града ударивших в него пуль и рухнуло наземь. Лютер устремился дальше, догнавшие его Раннингдир и Петровски бежали немного сзади.

Впереди появился еще один бандит и тут же упал на кафельный пол, пронзенный пулями трех друзей.

Впереди показались двери, ведущие в палаты реанимационного отделения, и вскоре они нашли ту, которая была им нужна. Они припали к стене у ее двери, перезаряжая оружие.

– Давай первым, Кларк! – бросил Стил. – Мы прикроем тебя.

Петровски метнулся к двери, протаранил ее корпусом и ворвался в палату. Лютер и Билл прыгнули за ним в готовности в любой момент открыть огонь из пистолетов.

Однако они увидели не то, что ожидали. На полу за дверью женщина, которую Петровски назвал Рози Шеперд, боролась с верзилой в лыжной маске. Светлый парик и кокетливая шапочка медсестры слетели с ее головы. Она пыталась добраться до валяющейся на полу винтовки, которой не успела воспользоваться, и та, видимо, выпала в пылу рукопашной схватки.

Не успел Стил прийти ей на помощь, как в руке женщины вдруг оказался неизвестно откуда появившийся большой шприц и она с размаху вогнала его в левый глаз противника. Раздался нечеловеческий крик, террорист отпустил женщину, схватился за лицо и сорвал маску, выдергивая окровавленный шприц.

– Черт побери! – выкрикнул замерший рядом Раннингдир.

Это был Ахмед Ферази, один из самых опасных террористов, которого разыскивали по всему миру.

Он с ревом вскочил на ноги и выдернул из-за пояса пистолет, не обращая внимания на ручьем льющую по лицу кровь. Стил бросился к нему, но женщина опередила его. Она резко вскочила, коротко замахнулась ногой и нанесла мощный удар подъемом стопы в челюсть Ферази. Того отбросило в сторону, и он врубился в расположенное рядом огромное окно. Он успел нажать на курок, но пуля ушла в потолок. Зазвенело разбитое окно, во все стороны посыпались осколки, и Ахмед с выражением ужаса на обезображенном лице замахал руками, стараясь сохранить равновесие и не выпасть вниз. Лютер уже был рядом с ним. Он изо всей силы уцепился свободной от оружия рукой за одежду Ферази, стараясь удержать его на краю оконного проема. Тяжесть оказалась непосильной, он почувствовал такую боль в ногтях, как будто их отрывали с мясом. Раздался треск рвущейся материи, отскочило несколько пуговиц, и Ахмед с предсмертным криком полетел вниз, словно в замедленном кино.

Стил со стоном опустился на пол рядом с окном. В его руке остался оторванный кусок одежды Ферази. Снизу раздался удар, и крик затих. Лютер выглянул в разбитое окно восьмого этажа.

Внизу, под окнами, была припаркована машина «Скорой помощи». Тело Ахмеда ударилось о крышу автомобиля, основательно прогнув ее, отскочило и было отброшено на несколько шагов в сторону. Террорист лежал на асфальте, неестественно раскинув вывернутые руки, и под ним расплывалась лужа черной крови.

Стил только простонал. Как жаль, что не удалось взять живым этого преступника…

Он услышал за спиной смех Петровски, который, судя по всему, совсем не был разочарован таким поворотом дела.

– Привет, Рози! – продолжая улыбаться, обратился Кларк к переводящей дыхание женщине. – Давно тебя не было видно, где ты пропадала последнее время?

– Да здесь, неподалеку, где же мне еще быть, – в таком же шутливом тоне ответила та. – Все дела, дела… Как поживают твоя жена, внуки?

– Дети растут не по дням, а по часам. Жена вот только не так часто меня видит, как ей хотелось бы.

Лютер закрыл глаза и потряс головой. Разговор между Петровски и Рози продолжался. Стил открыл глаза, повернулся и взглянул на женщину. Она сняла с головы какую-то сетку, которая стягивала ее прическу, вытащила заколку, затем встряхнула головой, и по плечам рассыпались пышные волосы золотисто-каштанового цвета.

Стил выпрямился и шагнул к ней.

– Я – специальный агент Лютер Стил, – начал он, – а вы, насколько я понимаю, – детектив Шеперд?

Та не успела ответить, так как в эту минуту от кровати, на которой лежала миссис Эванс, раздался крик Раннингдира, который только что подошел к ней. Все бросились к нему.

– Она мертва, – прошептал Билл. – Три пулевых отверстия. Кто-то очень хотел ее смерти.

– Интересно, почему? – задумчиво протянул Лютер, смотря на Рози.

– Не думаю, что это большая тайна для вас, – ответила та. – Догадаться нетрудно.

– А что здесь делали вы?

– Пришла навестить больную подругу.

– Понимаю. И этой подругой была миссис Эванс…

– Шеф, – вмешался Петровски, – пора уходить. Через пару минут сюда набежит куча народу. А те ребята, которых мы видели на первом этаже…

– Что здесь происходит? – перебила его Шеперд, и ее глаза похолодели.

Стил взглянул на часы.

– Кларк, Билл, оставайтесь здесь до прихода полиции, только спрячьте свое оружие. Детектив Шеперд, как насчет того, чтобы проехаться со мной вниз на лифте?

– Отсюда лучше всего уходить через хирургическое отделение. Там тоже есть лифты. Но что вы хотите от меня? – удивленно спросила Рози.

– Идемте быстрее. Я вам все объясню. Только не сейчас, – бросил ей Лютер Стил, увлекая за собой из палаты.


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

Холден весь напрягся, когда увидел, что Рози выходит из здания без парика, а рядом с ней шагает высокий темнокожий мужчина. Издалека раздался вой полицейских сирен, что тоже не могло не насторожить его. Когда Шеперд с незнакомцем подошла поближе, он заметил в ее руке пистолет.

Дэвид вытащил свою «Беретту» и вышел из машины, в которой сидел все это время.

– Что случилось, Рози? – встревоженно спросил он.

– Не волнуйся, Дэвид, – успокаивающе проговорила та. – Этот человек хочет поговорить с тобой.

– Я – специальный агент Лютер Стил, мистер Холден, – представился чернокожий. – Выслушайте меня, а тогда уже можете убить, если сочтете нужным. У меня нет оружия, я отдал мисс Шеперд свой пистолет.

– Рози!

– Дэвид, он на нашей стороне! – воскликнула та. – Ну, пожалуйста…

– Сейчас сюда примчатся полиция и военные, – продолжал Стил. – Внутри осталось восемь трупов террористов и три убитых полицейских. У меня из-за этого могут быть серьезные неприятности, но мне нужно поговорить с вами по поручению Рудольфа Серильи. Не опасайтесь меня.

– Рудольфа Серильи?

– Да. Давайте сядем в машину и начнем наш разговор по дороге. Нам не стоит здесь задерживаться. Я оставил в палате наверху двух своих человек, которые направят полицию в другую сторону и дадут неверное описание мисс Шеперд. Но сильно на это рассчитывать не стоит. Минут через десять будет оцеплен весь район, из него и муха не вылетит незамеченной.

– Ладно, так и быть, давайте прокатимся, если вы на этом настаиваете, – кивнул Холден. – Садитесь в машину.


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

Они отъехали миль на двадцать от Метроу, свернули с автострады, остановили машину на проселочной дороге и вышли из нее, чтобы прогуляться по небольшому лесу. Холден медленно шагал, поддерживая Рози под руку. На ней оставалось все то же платье медсестры, она успела только переобуться в армейские ботинки. Сочетание платья, белых колготок и грубых шнурованных ботинок могло вызвать только смех.

Погода стояла теплая, сам он бросил куртку в машине и остался в одной рубашке с закатанными рукавами, поверх которой была наброшена наплечная кобура. Стил просто расстегнул куртку, под которой тоже виднелась кобура, только пустая.

– Директор ФБР хочет лично встретиться и поговорить с вами обоими.

– Он уже встречался с нами, – сухо бросил Дэвид.

– Да, и вы спасли ему жизнь. Он нам рассказал об этом, когда вышел из больницы. Но он хотел поговорить с вами еще до того, как произошло все это. Он поручил мне возглавить спецгруппу, перед которой была поставлена задача найти вас и организовать встречу с ним.

В теплом воздухе жужжали пчелы, под ногами хрустели веточки и шуршали сухие прошлогодние листья. Холден вспомнил, что прошлой осенью его жена и дети еще были живы…

– Вы хотите сказать, – проговорила Шеперд, – что Серилья хочет поддержать нас?

– Да, я вам уже вкратце сказал об этом в больнице, после того, как мистер Ферази решил так поспешно бросить нашу компанию, – вздохнул Стил – то ли притворно, то ли на полном серьезе. – Но директор сам обо всем подробно расскажет. Краткий ответ на ваш вопрос – да, он верит в то, что «Патриоты» помогут справиться с преступниками. В этом с ним согласен и президент, который не считает «Патриотов» врагами народа. Но официальная политика остается официальной политикой. Серилья объяснит все вам обоим.

– Скажите прямо, – резко повернулась к Лютеру Рози. – Ведь он хочет встретиться с одним Дэвидом? Меня приглашают только потому, чтобы он не отказался?

Тот отвел взгляд и замолчал.

– Что же вы ничего не ответили? – спросил Холден.

– Хорошо, – кивнул Стил. – Да, вы правы, детектив Шеперд. Ведь если я не ошибаюсь, место руководителя «Патриотов» города Метроу после смерти Руфуса Барроуса занял именно мистер Холден?

Дэвид ничего не ответил на этот вопрос и после долгого молчания произнес:

– Ладно, мы согласны встретиться с вашим шефом, но только после того, как убедимся, что это не ловушка. Слишком уж мягко нам стелят, и очень заманчивым кажется то, о чем вы говорите. Чересчур все хорошо, чтобы быть правдой.

– Почему, в таком случае, я вывел из больницы детектива Шеперд, пользуясь своим значком ФБР, и почему я отдал ей свое оружие? – парировал Лютер. – Вы ведь знаете такое слово – «доверие», не правда ли?

Да, Дэвид Холден когда-то знал это слово…


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

Директор ФБР Рудольф Серилья вышел неуверенной походкой из самолета и стал, покачиваясь, спускаться по трапу. Он держался одной рукой за живот, стараясь унять мучительно медленно отпускающие его спазмы. Рвать было уже нечем – за время полета его и так вывернуло наизнанку. Серилья преодолел последнюю ступеньку, стал на бетон, и его охватило желание опуститься на колени и поцеловать родимую землю. Слава Богу, еще один из его очень редких полетов закончился успешно, самолет не упал, не развалился на куски, не взорвался, чего он каждый раз панически боялся. Он заболевал от одной мысли о предстоящем иногда полете. Если же была возможность добраться в нужное место на поезде или даже машине, вариант с самолетом отметался самым решительным образом. Летал он только ввиду самой крайней необходимости.

Именно такая необходимость позвала его в ненавистное небо после звонка Лютера Стила. Директор ФБР находился в это время в одной из гостиниц городка Санта-Фе, штат Нью-Мексико. Стил сообщил вкратце по телефону о том, что ему удалось выйти на Дэвида Холдена, руководителя «Патриотов», установить с ним контакт и договориться о встрече. От мысли о том, что придется срочно лететь в Метроу на эту встречу, Серилье стало плохо еще в гостинице. Но теперь, хвала Спасителю, все позади…

Из-за спины выскочил с дорожными сумками Тим Кьелстрем – новый помощник – и заспешил к стоящему рядом черному «Линкольну». Но с переднего сиденья уже поднимался молодой человек в плаще, который предупредительно распахнул перед Серильей заднюю дверцу лимузина.

– Рад приветствовать вас, сэр.

– Спасибо, – буркнул Серилья, опустился на мягкое кожаное сиденье и облегченно откинулся на спинку. Машина плавно тронулась, набрала скорость и стала стремительно удаляться от взлетно-посадочной полосы одного из неприметных аэродромов, расположенного к северо-западу от Метро.

– Живой, – еще раз прошептал директор ФБР. – Все, больше никаких самолетов…

* * *

Это был один из одноэтажных мотелей, которые строились еще в те годы, когда земли было вволю для всех и расширяться в стороны было дешевле, чем надстраивать дополнительные этажи.

Серилья выбрался из машины и осмотрелся по сторонам. На плохо освещенной стоянке было темно, но он хорошо видел в сумерках – натренировал зрение в темных переулках Чикаго, еще будучи сотрудником полиции. Тим Кьелстрем остался в машине, а к нему подошел местный агент по имени Уильям Раннингдир – Серилья знал, что это один из членов спецгруппы Лютера Стила. У входа в один из номеров мотеля, выходящего прямо на широкую веранду, которая тянулась вдоль всего здания, он заметил еще одного человека, с сигаретой в руке. Это был Кларк Петровски, единственный агент из Метроу, которому Лютер доверил службу в своей группе.

Петровски отбросил в сторону окурок и быстрым шагом подошел к директору ФБР.

– Здравствуйте, сэр. Мы очень рады видеть вас у себя в городе.

– Здравствуй, Кларк. Я слышал, вам тут пришлось немного подраться…

– Так точно, сэр, – замялся тот, – но мы не посрамили честь мундира. Эти полицейские оказались просто бандой сволочей.

– Понятно, – вздохнул Серилья и кивнул в сторону входа, у которого чуть раньше прогуливался Петровски, – туда?

– Да, сэр.

Кларк подбежал к двери и распахнул ее перед ним. Директор зашел в номер и был немного удивлен, когда навстречу ему из глубины комнаты заторопилась молодая женщина. Она была одета в белую блузку с короткими рукавами и голубую юбку, за поясом которой совсем некстати торчала ручка большого автоматического пистолета. Ее густые каштановые волосы были перехвачены на затылке ленточкой, образуя легкомысленный хвостик.

Петровски закрыл за ним дверь и остался снаружи.

– Проходите, мистер Серилья, – улыбнулась она и, увидев его удивленный взгляд, выдернула оружие и спрятала его в кармане своей широкой юбки. – Будьте нашим гостем и чувствуйте себя, как дома.

– Спасибо. Видимо, вы и есть детектив Шеперд? – спросил тот, проходя к столику, у которого стояли три кресла. С одного из них поднимался Лютер Стил.

– Была когда-то детективом…

Напротив него сидел еще один человек, и Серилья узнал его лицо в свете горящего рядом стенного бра – высокие заостренные скулы, темные проницательные глаза, черные волнистые волосы. Это было лицо, которое в последний раз он видел в поезде Метроу – Новый Орлеан. Лицо человека, который спас ему жизнь, рискуя собственной, который ликвидировал убийцу, подосланного «Фронтом Освобождения Северной Америки», чтобы расправиться с неугодным директором ФБР.

Он поздоровался со Стилом и подошел поближе к столику. Дэвид тоже поднялся с кресла.

– Здравствуйте, мистер Холден, – первым протянул руку Серилья и улыбнулся.

– Здравствуйте, сэр.

– А вы лучше выглядите сейчас, чем тогда, когда я видел вас в последний раз. По-моему, вас ранило в голову…

– Да. Обширная потеря крови, как всегда бывает при таких ранениях, и небольшое сотрясение. Но я уже полностью поправился. Вы тоже выглядите намного лучше.

– Ну, не совсем. Левая рука до сих пор болит, хотя врачи считают, что скоро все будет в порядке.

– Честно говоря, сэр, я рад, что вы отделались только этим, – откровенно высказался Холден.

– А представьте, как этому рад я сам, – усмехнулся тот.

Все рассмеялись.

– Присаживайтесь, прошу вас, – показала на свободное кресло подошедшая Рози.

Мужчины уселись за столик, и Серилья смог рассмотреть руководителя «Патриотов» города Метроу более внимательно. Он был одет в белую рубашку с закатанными выше локтей рукавами и брюки защитного цвета. За ремнем виднелся пистолет, судя по размеру – «Беретта».

– Долго же я ждал этой встречи, – проговорил Серилья.

В эту секунду раздался условный стук в дверь. Шеперд метнулась к зашторенному окну, осторожно выглянула в узкую щелку между шторами, затем подошла к двери и открыла ее. В дверном проеме показался Кларк с двумя плоскими квадратными коробками в руках.

– А вот и пицца, – проговорил он, ставя коробки на стол. – Не беспокойтесь, сэр, ваш помощник уже уплетает за обе щеки, не выходя из машины. Вы тоже, наверное, успели проголодаться в самолете. Разве там еда…

Рудольф Серилья не выдержал и расхохотался. Если бы они только знали, до еды ли ему было в самолете…

* * *

Дмитрий Борзой посмотрел на себя в зеркало, и то, что он в нем увидел, совсем ему не понравилось. Он раздраженно отвернулся от зеркала и нервно заходил из угла в угол.

Итог последней стычки оказался малоутешительным. Погиб Ахмед Ферази, было убито и несколько лучших боевиков из числа «Леопардов». Единственное, что хоть немного радовало, – то, что все-таки удалось прикончить Хэрриет Эванс.

– А откуда эфбээровцы узнали об Эванс? – раздался неприятный вкрадчивый голос сидящего поодаль Хэмфри Ходжеса. Тот как будто прочитал его мысли.

– Наверное, им рассказал о ней кто-то из служащих больницы или, что более вероятно, кто-то из полиции. Но теперь об этом уже поздно говорить. Сейчас наша самая важная задача – выиграть выборы, повернуть избирательную кампанию таким образом, чтобы у конкурентов нашего кандидата не осталось никаких шансов на пост мэра Метроу.

– Но что произойдет, мистер Джонсон, – продолжал настаивать тот, – если избиратели все-таки откажутся выбирать Роджера Костигена? Что будет в этом случае?

Борзой опустился в кресло перед столом, за которым сидел Ходжес, уставился в темное окно и погрузился в мрачные раздумья. Действительно, что тогда случится?

* * *

– То, о чем мы будем говорить, должно остаться строго между нами. Господа, говоря коротко, президент приказал мне встретиться с вами и я с радостью делаю это.

Рудольф Серилья отложил в сторону недоеденный кусок пиццы и откинулся на спинку кресла.

– Я полностью поддерживаю его план. Дело в том, что угроза, которую представляют нашему обществу террористы из так называемого «Фронта Освобождения Северной Америки», чрезвычайно серьезна. Мы стоим на пороге кровавой революции, каковы бы ни были ее побудительные мотивы. И для решения такой неординарной проблемы не подходят ординарные методы. Федеральная полиция и даже армия показали свою полную несостоятельность в борьбе против «Фронта». На одну эффективную операцию, удачно проведенную группой специального агента Стила, приходится десять неудач военных и полиции. Поэтому мы пришли к выводу, что нам следует искать выход из кризиса, помогая тем, кто знает, как бороться с преступниками, и доказали это на деле. Поэтому и президент, и я заявляем о своей готовности сотрудничать с вами, мистер Холден, мисс Шеперд, и с остальными членами организации «Патриотов», которую вы оба возглавляете. Единственная просьба – чтобы это осталось в строгом секрете и о нашем союзе никто не узнал, кроме присутствующих в этой комнате. Мы будем тайно обеспечивать вас всей необходимой поддержкой для борьбы с ФОСА.

Дэвид вытер салфеткой руки и губы. Рози невольно залюбовалась им. Это был самый красивый человек – и физически, и духовно, – которого она когда-либо встречала. Он казался ей привлекательным даже будучи ослабевшим от ран, в грязи, уставшим и измотанным от схваток с бандитами.

– Вы почти совсем ничего не съели, сэр, – заметил он.

– Да слава Богу, хоть так поел, – махнул рукой тот. – Не люблю я летать самолетами, они мне выворачивают наизнанку не только душу… Предпочитаю поезда, но надо было торопиться на встречу с вами.

– Думаю, мистер Холден, это доказывает ее важность и серьезность для таких высокопоставленных лиц, как президент и директор ФБР, – добавил Стил, расправляясь с последним кусочком пиццы. – И то, как ценят вас и мисс Шеперд.

Разговор зашел о последних преступлениях, совершенных террористами из ФОСА. В их мрачном числе были погромы в нескольких церквях в северной части тихоокеанского побережья США; взрыв пассажирского самолета, в результате которого погибли четыреста пятьдесят девять человек, включая двадцать детей; убийства нескольких политических деятелей в западных штатах, в основном кандидатов на предстоящие выборы, и множество других.

Рози сидела рядом с мужчинами за столом, сложив руки на коленях, и время от времени посматривала на Рудольфа Серилью. Можно ли верить тому, что обещает этот человек?

Тот тем временем продолжал:

– Скоро в Метроу состоятся выборы, поэтому приходится ждать и в этом городе новых крупных террористических актов. Надо срочно что-то предпринимать, чтобы сорвать замыслы бандитов. Иначе снова прольется кровь невинных людей.

Дэвид молчал. Рози взглянула на него, думая о том, что его, наверное, одолевают те же мысли, что вертятся и у нее в голове, – о директоре ФБР и о заманчивом предложении президента.

– Хэррис Гэнби – не тот кандидат, который нам нужен, хотя у нас и нет никаких доказательств его связи с ФОСА, – говорил Серилья. – Более, чем он, по нашему мнению, в эти опасные времена на пост мэра Метроу подходит Роджер Костиген.

Холден невесело усмехнулся и заметил:

– Когда я еще работал в университете, все вокруг просто шутили об «опасных временах», которыми, как казалось, людей просто пугали. Потом они действительно наступили, но по сравнению с теперешним временем это были просто детские шуточки. И кто знает, что нас еще ожидает в будущем? Роджер Костиген – псевдопатриотический демагог, а Хэррис Гэнби, наоборот, политическая тряпка. Что же мы имеем? С одной стороны – мистер Закон-и-Порядок, а с другой – мистер Размазня. Кто бы ни победил на выборах, простым людям от этого легче не станет. Иногда я думаю, что двери всех правительственных учреждений нужно сделать запирающимися только снаружи, как в палатах психических лечебниц.

За эти слова Рози захотелось тут же расцеловать Дэвида, но она лишь вздохнула и осталась сидеть на своем месте.

Серилья немного помолчал, затем бросил:

– Что поделаешь, свобода волеизъявления – одно из прав американского народа.

– Свобода избирать полных идиотов? Это вряд ли. Эти политики думают только о том, как подольше удержаться у власти, и о своих политических амбициях, а не об интересах народа, который их избрал. Конечно, я верю в то, что большинство наших руководителей не такие, но и их работа идет насмарку из-за того, что все хорошее, что они пытаются сделать, перечеркивают те, кто дорвался до высоких постов только из-за своих шкурных интересов. Дай Бог, чтобы когда-нибудь они взяли и сами выбросили это отребье из правительства, очистили его от всякой мрази. Только доживем ли мы до этого? Сомневаюсь… А пока для меня не существует большой разницы между Костигеном и Гэнби, между «железной рукой» и слюнтяем.

В комнате повисла напряженная тишина, которую не скоро нарушил Серилья.

– Вы действительно думаете так, как говорите, Холден? – тихо спросил он.

– Да. Мне ни к чему что-то скрывать от вас.

– Ну, допустим – только допустим, что вы правы. В таком случае, может, нам лучше сложить руки и отказаться от борьбы за нашу страну?

– Если бы вы думали, что мне нужно задавать такой вопрос, то никогда бы не прилетели на встречу с нами. В этом я уверен, – так же тихо ответил Дэвид.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

Необходимо лично было проследить за всем и убедиться, что ничего не забыто. Кто бы ни стал новым мэром города, было ясно, как Божий день, что начальника полиции сразу же уволят за полное поражение в борьбе с преступниками и на его место назначат другого человека. Пригласят кого-нибудь со стороны, из другого штата? Вряд ли. Это не понравится ни горожанам, ни самим полицейским, да и будет, в первую очередь, непрактично: ведь постороннему понадобится немало времени, чтобы войти в курс местных безрадостных дел. Так что вполне логично то, что шефом полиции станет именно он – Ральф Камински, занимающий сейчас должность заместителя начальника. В этом не стоит и сомневаться. Служит он достойно, всегда справляется с порученными ему заданиями, замечаний не имеет. Да, он точно будет главным полицейским в Метроу…

– Мистер Камински, – окликнули его, прервав сладкие мечтания.

– Ну что там еще? – бросил он недовольным голосом.

Правая дверка машины распахнулась и показалась физиономия О'Брайена. Он как-то странно посмотрел на своего начальника, как будто догадывался, каким грезам тот предавался.

– Сэр, все готово. Я просто хотел сказать, что, может, вам все-таки не стоит рисковать собственной жизнью…

О'Брайен командовал спецотрядом полиции города Метроу, который непосредственно воевал с бандитами. За последнее время численность отряда увеличили втрое, но особыми успехами в борьбе с преступниками хвастаться не приходилось.

– Сэр, я действительно думаю…

– Не стоит беспокоиться, – оборвал Камински своего подчиненного. – Спасибо, конечно, за заботу, но я не мог позволить, чтобы какой-нибудь мой тупой подчиненный завалил всю операцию. Поэтому ею займусь я лично. Разговор окончен.

– Понял, сэр. Тогда вам уже пора снаряжаться.

Это он понимал, не дурак же он, в самом деле. Камински взял лежащий на соседнем сиденье бронежилет и вышел из прохладной кабины своего кондиционируемого лимузина в душную летнюю ночь. Он неожиданно осознал, что не знает толком, как одевать это чертово устройство. Куда просовывать голову, и где же здесь пуговицы?

– Разрешите, я вам помогу, – обратился к нему О'Брайен, заметив, что начальник недоуменно вертит бронежилет в руках. Сам он был одет в полную боевую форму – бронежилет, камуфляж, черное кепи и высокие армейские ботинки.

Камински что-то буркнул в ответ, нашел, наконец, лямки и просунул между ними голову. Теперь встала новая задача – как этот проклятый жилет застегивается?

– Застежки вон там, сэр, – показал ему О'Брайен. – А сверху они закрываются липучкой.

– Сам знаю, – бросил Камински, справившись наконец с неуклюжим и тяжелым одеянием. – Это что, винтовочные обоймы? – похлопал он по кармашкам в нижней части бронежилета.

– Нет, запасные автоматные магазины. А вот то – пистолетные обоймы. Мы дадим вам «Беретту».

«Беретты» он знал. Читал о них в романах про Джеймса Бонда и в полицейских журналах.

О'Брайен вытащил из своей кобуры пистолет внушительных размеров, чем-то щелкнул в нем и протянул оружие Камински. Тот понятия не имел, как с ним обращаться. Очень давно, когда он был обычным полицейским – а это длилось совсем немного, все офицеры носили одинаковые простенькие штатные пистолеты. А теперь сколько развелось разного оружия, разве за всем уследишь?

– Сэр, там слева маленький рычажок, при необходимости переведите его вниз и оружие будет готово к бою. Если пистолет не понадобится – кобура на жилете под вашей левой подмышкой.

– Понятно, – пробормотал Камински, неловко вертя «Беретту» и ругаясь вполголоса.

Хорошо О'Брайену, он практически не расстается с оружием, потому все и знает, но он-то – начальник, зачем ему все эти премудрости? Но ничего не поделаешь, командир своих солдат должен вести в бой всегда с пистолетом в руке.

О'Брайен протянул ему еще и черное кепи, такое же, какое было и у него. Камински натянул его на голову и лихо заломил набок, надвинув козырек на лоб. Так, наверное, он больше похож на профессионального коммандос.

Ральф Камински знал правила ожидающей его игры. После того, как закончится стрельба – а ее вряд ли будет много, – пригласят журналистов. И он выступит перед ними с заявлением, что теми негодяями, которые безжалостно расправились в больнице с Эванс, были «Патриоты», но доблестным полицейским под его героическим руководством удалось справиться с этими бандитами, частично убив и частично взяв в плен. Он раскроет всю мерзкую личину «Патриотов»…

Размахивая пистолетом, он зашагал вперед, навстречу своей судьбе.


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

Огни освещенных витрин закрытых на ночь магазинов и кафе исчезли, когда «Форд» свернул с автострады на дорогу, ведущую в расположенную внизу долину.

Правая рука Холдена сжимала обе ладошки Шеперд, которая сидела рядом, прижавшись к нему. Машину он вел одной левой. Голова женщины покоилась на его правом плече, и Дэвид не был уверен, проснулась его спутница или нет. Выбившаяся прядь волос Рози мягко касалась его щеки.

Он чувствовал себя подростком, мчащимся в отцовской машине по предрассветному шоссе в компании очаровательной девушки.

Сначала он думал, что это просто вполне природная реакция на свое одиночество, которое мучило его после потери жены и детей. Но с течением времени он понял, что чувство, которое он ощущал к Рози Шеперд, – такая же глубокая любовь, которую он испытывал к Элизабет, своей жене, когда та еще была жива. Иногда это пугало Дэвида, потому что он понимал, если что-то случится и с Рози, он останется одиноким на всю оставшуюся жизнь. Она была его вторым шансом, а третьего дано не будет.

Впервые после потери своей семьи Холден почувствовал надежду на будущее, пусть и совсем небольшую. Она объяснялась не только тем, что рядом с ним находилась женщина, которую он любил, но и тем, что была достигнута договоренность с директором ФБР Рудольфом Серильей – а через него и с президентом.

– О чем ты думаешь? – спросила Рози сонным голосом, поднимая голову с его плеча.

– В основном о тебе.

– Я спала…

– Это я заметил, – прошептал Дэвид, сжимая ее ладошки.

Он ощутил легкое прикосновение ее губ к правой щеке.

– Сегодня я просто гордилась тобой, когда ты разговаривал с Серильей. Как ты в два слова объяснил ему, во что веришь и ты, и я.

Холден обнял ее свободной рукой. Рози прильнула к его груди и с улыбкой продолжала:

– Когда я служила в полиции, я видела, как молодые люди водят машину так, как ты это делаешь сейчас. Я их останавливала и штрафовала. За руль нужно держаться обеими руками. Но я никогда не думала, что сама попаду в такую ситуацию.

Дэвид прижал ее покрепче к себе.

– Я люблю тебя, – прошептал он, – но, наверное, ты и сама об этом уже догадалась.

– Да, – засмеялась Рози.

В свете фар впереди показался поворот.

– Извини, теперь мне понадобятся обе руки, – произнес Холден, кладя и вторую руку на руль. Шеперд сама прижалась к его правому плечу.

– Если нам действительно помогут и ФБР, и президент, возможно, удастся справиться с этими проклятыми террористами? – задумчиво произнесла она.

– Не забывай, что наша договоренность – неофициальная, – заметил Дэвид, выкручивая руль на крутом повороте. – Если мы не справимся с бандитами при нынешнем президенте, на его место придет другой и мы окажемся в совершенно иной ситуации. Тогда и директором ФБР наверняка будет не Серилья.

– Знаешь, что я хочу сказать на все это? Я тебя люблю…

– Знаю, – прошептал Холден, наклонился к ней и поцеловал ее волосы.

Рози только вздохнула в ответ.

Дэвид хотел что-то добавить, но в это время откуда-то послышались звуки стрельбы. Он вывернул руль вправо и притормозил на обочине, ярдах в ста от поворота на проселочную дорогу, ведущую на ферму, которая была целью их поездки. Эту ферму, которая использовалась боевиками из «Фронта» как тренировочный лагерь, «Патриоты» планировали штурмовать наступающим утром.

Холден выключил фары, заглушил двигатель и в свете заходящей луны взглянул в лицо прильнувшей к нему Рози. Открыв окно, он расслышал стрельбу более четко.

– Я пойду один, – бросил он ей. – А ты возвращайся по дороге к той стоянке на автостраде, где стоят большие грузовики. Помнишь, мы проезжали ее?

– Постой! – тревожно воскликнула Шеперд. – Похоже, что стреляют в стороне фермы…

– Я не могу рисковать твоей жизнью, хотя и знаю, что ты сумеешь постоять за себя, – перебил ее Дэвид. – Ты это понимаешь, Рози?

Он наклонился и, не дожидаясь ответа, крепко обнял и поцеловал ее в губы, ощущая теплоту женского тела под своими ладонями.

– Ладно, – разорвала она первой поцелуй. – Иди, я буду ждать тебя на стоянке.

Холден открыл дверцу и вышел из машины, а Рози заняла место за рулем. Через секунду «Форд» с визгом колес развернулся и умчался в обратном направлении.

Дэвид смотрел ему вслед.

До него снова донеслись звуки выстрелов.

Он опустил голову, взглянул на свои серые летние брюки и легкие туфли и улыбнулся. Да, нечего сказать, хорош преподаватель истории!

Он прошел несколько десятков шагов по дороге, затем свернул на проселочную дорогу, которая шла вдоль полей, где громко стрекотали кузнечики и сверчки.

Вскоре Холден покинул и эту дорогу и стал пробираться между деревьями негустого леса, растущего по обочинам. Стрельба звучала все громче. Теперь он не сомневался, что она доносится с фермы. Он вытащил из-за пояса «Беретту» и поставил ее на боевой взвод.

Отводя в сторону толстые ветви елей, он продолжал пробираться в сторону фермы, туда, откуда доносилась стрельба.

Что там происходит? Неужели «Патриоты» напоролись на засаду?

Дэвид спешил, как только мог.


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

Рози въехала на автостоянку, потушила фары и выключила мотор. Она не торопилась выходить из машины, а осталась сидеть за рулем, передернув плечами от холода, который она только теперь ощутила. Шеперд потянулась на заднее сиденье, подхватила лежащий там теплый свитер и накинула его себе на плечи. Затем бросила взгляд сквозь ветровое стекло на ярко освещенное придорожное кафе, расположенное рядом с автостоянкой.

Она заметила, как распахнулись его двери, из кафе вышли два рослых человека – явно охранники – и неторопливым шагом направились к ее машине. Когда они подошли поближе, Рози увидела в руке одного из них дымящуюся чашку. Второй, более плотного телосложения, держал обе руки в карманах.

Ничего не оставалось, кроме как выйти из машины и направиться в кафе. Одинокая женщина, сиротливо сидящая в автомобиле на стоянке в такое время, могла привлечь к себе лишнее внимание и напроситься на ненужные проблемы. Шеперд взглянула на часы – почти половина шестого утра. Она выдернула ключи из замка зажигания, но не стала прятать их в сумочку, а опустила в карман. Они могут понадобиться в любую секунду.

Она выбралась из-за руля, не забыв подхватить сумочку и свитер, и хлопнула дверкой «Форда». Поеживаясь от предутренней прохлады, она быстро зашагала ко входу в кафе, решив не сворачивать с дороги идущих навстречу ей охранников. Не стоило показывать, что она их опасается, это лишь ухудшило бы ее положение.

Когда до них осталось несколько шагов, тот, который держал руки в карманах, окликнул ее:

– Не слишком ли рано начинаешь свой рабочий день, красавица? Или для тебя это слишком поздно?

Его приятель заржал, как будто услышал остроумную шутку.

Шеперд продолжала идти, не останавливаясь.

– Такая крошка… – снова начал крепыш.

Всегда существовала возможность того, что ее лицо узнают из-за расклеенных полицейских объявлений с заголовком «разыскивается», из газет или теленовостей, но тут она не сдержалась.

– Послушай, ты, урод! – резко бросила она раскрывшему рот охраннику. – Сейчас сюда подъедет мой парень и если ты сейчас же не заткнешься, он смешает тебя с твоим же дерьмом и размажет вот по этой стенке. Так что закрой свою поганую пасть и не выводи меня из терпения.

Оба охранника одновременно остановились, явно не ожидая такого отпора. Рози прошла мимо них и толкнула дверь, ведущую в кафе.

Внутри было всего несколько посетителей – коренастых водителей в ковбойских рубашках и рабочих в комбинезонах, которые сидели в разных концах зала и потягивали кофе. Шеперд присела за расположенный недалеко от выхода столик, откуда могла видеть в окно свою машину. Она взяла меню и стала его читать.

К ее столику подошла облаченная в розовую юбку официантка.

– Доброе утро. Слушаю вас.

Шеперд решила не ограничиваться одним кофе, а подкрепиться более основательно.

– Пожалуйста, яичницу, гренки и немного картофеля.

– Кофе?

– Да.

– Сейчас принесу кофейник, а остального придется немного подождать. О'кей?

– Хорошо, – кивнула Рози, откладывая меню в сторону.

Охранники, к ее радости, больше не появлялись. Она привела в порядок наброшенный на плечи свитер, незаметным движением поправила засунутый за пояс юбки револьвер, укрытый под блузкой, и почувствовала себя более уверенно.

Официантка принесла кофе, Шеперд улыбнулась ей, налила горячий и ароматный напиток в чашечку и стала согреваться им.

Дверь кафе распахнулась, и вошли двое, один из них – совсем подросток. Рози узнала его. Этот недоросль с прыщавым лицом не так давно прислуживал банде «Леопардов». Будучи на службе, она как-то поймала его на улице с ножом и, когда везла в полицейский участок, этот сопляк пытался пырнуть ее.

Шеперд незаметно перевела взгляд на спутника подростка. Это был высокий и довольно симпатичный мужчина средних лет. В нем явно было что-то иностранное, только она затруднялась определить, что именно. Он тоже показался ей знакомым, она где-то встречала его еще до того, как начались неприятности с ФОСА.

Рози напряглась, пытаясь вспомнить его имя. Наконец, это ей удалось – Джонсон! Правда, она не была уверена, настоящая это фамилия или вымышленная.

Шеперд задумчиво потягивала кофе, больше не чувствуя его вкуса, а таинственная парочка тем временем уселась за соседний столик, буквально в трех шагах от нее. Рози на всякий случай положила правую руку на пояс, поближе к револьверу.


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

Звуки перестрелки доносились из глубокого ущелья, на дне которого журчал узкий ручеек, прозрачная вода его слабо отсвечивала в сером рассвете. Над ручьем Холден заметил нескольких человек, укрывающихся за стволами деревьев и стреляющих в сторону больших валунов, разбросанных в сотне шагов ниже по течению. Пули ударяли в камни и со свистом рикошетили. В звуки выстрелов вплетались крики команд.

Дэвид узнал людей, которые заняли позицию на склонах ущелья по обе стороны ручья. Это были его товарищи, «Патриоты» из Метроу. Но кто укрывался за валунами в другом конце ущелья? Логика подсказывала такое развитие действий: каким-то образом одна из пробирающихся к ферме групп «Патриотов» столкнулась с террористами из «Фронта» и между ними завязалась перестрелка. И с одной, и с другой стороны подоспело подкрепление, и стычка грозила перерасти в настоящий полномасштабный бой.

Дело худо. К боевикам могут в любую минуту присоединиться все их остальные сообщники, а «Патриотам» надеяться на помощь извне не приходилось.

Дэвид проверил обойму «Беретты», щелкнул предохранителем, засунул пистолет за пояс и стал пробираться вперед вдоль по склону ущелья, ближе к его гребню, не опускаясь к ручью. Склон порос густым кустарником, который служил хорошим прикрытием. Между его колючими ветками и полз Холден, моля Бога о том, чтобы его передвижение не выдал случайно скатившийся из-под ноги камень. Вскоре поле боя осталось внизу, но он продолжал красться до тех пор, пока валуны с засевшими за ними бандитами остались за спиной, и только тогда спустился к воде.

Он понимал, что с пистолетом много не навоюешь против хорошо вооруженных многочисленных противников. Нужно раздобыть по крайней мере винтовку, а еще лучше – автомат, который был бы незаменим в ближнем бою.

Этим он сейчас и займется.

Холден повернулся, выдернул «Беретту» из-за пояса и стал осторожно красться в обратном направлении, стремясь незамеченным зайти противникам с тыла. Вдоль ручья лежало огромное упавшее дерево, и он пополз вдоль него, решив воспользоваться неожиданно предоставившимся укрытием. Дэвид добрался до конца дерева и осторожно выглянул из-за него.

Слева раздалось несколько беспорядочных очередей из М-16, но стреляли не в него, а в противоположную сторону – туда, где засели «Патриоты».

Холден припал к сырой земле, покрытой прелыми листьями, и стал медленно ползти к тому месту, откуда стреляли. Через несколько секунд он рассмотрел в двух десятках ярдов темную фигуру человека, который возился с винтовкой, видимо, перезаряжая ее.

Общая стрельба в ущелье тем временем усиливалась. Нельзя было терять ни секунды драгоценного времени, тем более, что представилась такая неожиданная возможность добыть трофей, пока противник не успел вогнать в свою М-16 полный магазин.

Холден встал и негромко свистнул. Тот, кто возился с винтовкой, на мгновение замер, развернулся и поднял голову, стараясь рассмотреть, кто к нему подошел сзади. Он явно предполагал, что это кто-то из своих. В этом тот глубоко ошибался, в чем его и собирался сейчас же убедить Дэвид.

Он сделал вперед два быстрых шага, чтобы стрелять наверняка, затем резко вскинул «Беретту» и стремительно нажал на спусковой крючок. Два раза, затем еще два. Бандит не только не успел повернуть винтовку в его сторону, он даже не сообразил, что произошло. Смерть наступила мгновенно. Одна пуля попала ему прямо в лоб, другие пробили грудь, и террорист без звука рухнул в мокрую траву.

Холден заткнул пистолет за ремень, подскочил к бьющемуся в агонии телу и подхватил откатившуюся в сторону М-16. Перезарядить ее бывший хозяин так и не успел.

Он сорвал с пояса убитого подсумок, выхватил из него два полных магазина, один из них быстро подсоединил к винтовке, а второй бросил в карман. Вот теперь он вооружен более серьезно.

Дэвид взял оружие на изготовку и начал подкрадываться с тыла в глубину позиции противника.

Спереди раздались команды, из которых он понял, что командир боевиков приказывает своим подтянуться поближе и приготовиться к атаке и рукопашному бою.

Холден продолжал ползти.

Вскоре он увидел свою очередную цель – между деревьями крались двое, пригнувшись и прикрывая друг друга.

Дэвид поднял винтовку и тщательно прицелился. Грохнули три выверенные короткие очереди, по три патрона каждая, и оба бандита покатились вниз по склону, обливаясь кровью.

Холден не стал проверять, наверняка ли он убил их или только ранил, а заторопился дальше.

Вдруг справа протрещала автоматная очередь и несколько пуль впилось в ствол березы над его головой. Дэвид отшатнулся, резко развернулся вправо и веером застрочил в ту сторону, откуда по нему стреляли. Затем он побежал дальше, поливая все впереди себя смертоносным свинцовым дождем.

Он выскочил к валунам, за которыми укрывались противники, и в упор расстрелял сзади несколько человек, которые не успели среагировать на его появление. Остальные прыснули во все стороны, отстреливаясь на бегу. Рядом с Холденом в землю ударило несколько пуль, он отпрыгнул влево и перекатился по влажной траве, росшей по берегу ручья.

Вдруг от ближайшего дерева отделилась неясная тень и метнулась к нему. Дэвид успел поднять винтовку и изо всей силы вогнал конец ствола с пламегасителем на нем прямо в глаз упавшему на него противнику. Тот дико заорал и скатился вниз по склону. Холден тем временем расстрелял еще двоих, которые ринулись на помощь своему товарищу.

Воспользовавшись секундной передышкой, он перезарядил винтовку и поднял голову в готовности отразить очередное нападение.

Из-за деревьев засверкало пламя выстрелов, и он выпустил туда одну длинную очередь. Вдруг сзади раздался шорох, Дэвид резко развернулся, но было слишком поздно. На него сверху прыгнул какой-то верзила, они покатились вниз, и оба упали в ручей, текущий на дне ущелья.

Винтовка выпала из рук Холдена, и они сцепились врукопашную. Ему в рот попала вода, дыхание перехватило, он закашлялся, чем и воспользовался его противник, сильно ударив его кулаком в челюсть. Дэвид отшатнулся, но тут же пришел в себя. Реакция была автоматической – он рванулся к противнику, мгновенно схватил его левой рукой за горло, правой – за грязные волосы, навалился всем телом и погрузил его голову под воду. Бандит был не из слабых – футов шести роста, крепкого телосложения, с бычьей шеей и толстенными ручищами. К тому же, он оказался еще и довольно проворным. Ему удалось сбросить с себя Дэвида, и, когда он вынырнул, изрыгая проклятия, в его руке блеснул пистолет, который он успел выдернуть из кобуры. Холден бросился вперед и сумел вцепиться в руку с зажатым в ней оружием. Грохнул выстрел, второй, третий, но все пули ушли вверх.

Дэвид боролся из последних сил, противник явно превосходил его физически. Он все-таки умудрился подпрыгнуть в воде и садануть коленом более высокого бандита в пах. Тот согнулся, и Холден, не отпуская его руку с пистолетом, врезал кулаком в левый висок. Противник на секунду потерял сознание и с шумом упал в ручей, но тут же пришел в себя и вскочил на ноги. Однако этого секундного замешательства Дэвиду было достаточно, чтобы вырвать из-за пояса «Беретту», о которой он совсем забыл в пылу схватки, и всадить две пули в грудь верзилы. Тот заревел, как смертельно раненный бизон, выронил пистолет, плашмя рухнул в воду и затих.

Холден выпрямился, тяжело дыша, и, словно затравленный зверь, оглянулся по сторонам в ожидании наихудшего.

Он увидел мелькающие за деревьями тени бегущих к нему людей и вскинул пистолет, решив дорого продать свою жизнь.

Вдруг он услышал крик:

– Дэвид!

Кричала Пэтси Альфреди.

– Не стреляйте! Это Холден! – снова выкрикнула она своим, чтобы никто не попал в него по ошибке.

Оставшиеся в живых террористы отходили по ущелью в сторону фермы.

Дэвид облегченно вздохнул и посмотрел на лежащее в воде тело их главаря.


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Двое встали из-за столика и зашагали к выходу из кафе. Рози Шеперд допивала третью чашку кофе, а к еде лишь притронулась.

Она бросила им вслед осторожный взгляд и заметила то, что не увидела раньше, – тот, кого она знала как Джонсон, заметно хромал. И она тут же вспомнила, что в перестрелке, которая произошла несколько недель тому назад с участием двух агентов ФБР, тот преступник, которому удалось скрыться, был ранен. Один из сочувствующих «Патриотам» полицейских говорил, что на месте схватки осталась целая лужа крови. А ранение в ногу и отличается сильным кровотечением…

Джонсон и его прыщавый дружок открыли дверь и вышли наружу. Рози перевела дыхание. Конечно, женщина в роли полицейского не может сравниться с сотрудником-мужчиной, но одно из немногих преимуществ – это то, что мало кто из преступников видит полицейского в одетой в гражданскую одежду женщине. Ну какая может исходить угроза от обыкновенной бабы? По сложившемуся мнению, полицейский – это обязательно мужчина. Вот и хорошо…

Рози следила в окно, как Джонсон и юнец из банды «Леопардов» пересекают стоянку, направляясь к своей машине. У нее перехватило дыхание от вдруг вспыхнувшей надежды, когда их путь пересекли те два охранника, которые приставали к ней, но они лишь дружески им помахали и прошли мимо.

– Козлы, – прошептала она, бессильно сжимая кулаки.

Она быстро нашла в сумочке кошелек и бросила на столик несколько мелких купюр, поглядывая в окно. Джонсон с другом стояли у зеленого «Шевроле».

Быстрее к выходу! Она побежала к двери, придерживая локтем рукоятку тяжелого пистолета.

Опыт работы в полиции подсказывал ей, что если она попытается задержать этих двух прямо на стоянке – а те, несомненно, вооружены, – то начнется стрельба, в которую сразу же ввяжутся охранники, которые неизвестно еще чью сторону примут. Лучше всего было бы незаметно сесть на хвост «Шевроле» и посмотреть, куда он ее приведет. Но ведь Дэвид сказал, чтобы она ждала его здесь, на автостоянке! Что же делать?

Но тут вмешалась сама судьба. Юнец распахнул дверцу машины, и, когда наклонился, чтобы сесть в нее, у него из кармана вдруг выпал пистолет и со звоном упал на асфальт. Два охранника, которые не успели отойти далеко, разом повернулись.

– Эй, парень! – крикнул тот из них, который был покоренастее. – А ну-ка подойди сюда!

Прыщавый замер от страха, не решаясь поднять пистолет и не зная, что ему делать. Шеперд выдернула из-за пояса свое оружие и взвела курок. В руках охранников тоже показались пистолеты.

И в эту секунду раздались автоматные очереди. Было неизвестно, откуда Джонсон взял автомат, наверное, он лежал на переднем сиденье, прикрытый чем-нибудь.

Коренастый отлетел назад с такой силой, будто его на всей скорости ударил грузовик. Второй охранник присел, вскинул пистолет и стал отстреливаться, но Рози понимала, что против автомата он долго не продержится.

Она лихорадочно прицелилась и тоже открыла огонь. Первая пуля ударила в капот «Шевроле», рикошетом отскочила, высекая искры, и разбила зеркало заднего вида. Вторая попала в переднее стекло, и во все стороны посыпались мелкие осколки.

Увидев неожиданную поддержку, второй охранник кинулся к ней, отстреливаясь на бегу от Джонсона и юнца, который поднял свой пистолет и тоже стал стрелять. Несколько пуль попало в огромное окно кафе, у которого засела Шеперд, и оно со звоном обрушилось вниз.

Из кафе раздались крики перепуганных посетителей. Рози метнулась в сторону и укрылась за большой телефонной будкой. Она продолжала стрелять мимо бегущего в ее сторону охранника в Джонсона и его сообщника, спрятавшихся за «Шевроле».

Вдруг охранник остановился и стал перезаряжать пистолет, стоя на открытом месте.

– Ложись! – закричала ему Рози. – Падай же, черт тебя побери!

Из-за машины прогрохотала длинная очередь, и охранник покатился по асфальту, изрешеченный несколькими пулями. Вторая очередь ударила в телефонную будку, за которой спряталась она сама, и ее обсыпало осколками.

Из кафе снова донеслись крики.

Выбрав момент, она высунулась из-за укрытия и выстрелила еще два раза, целясь в Джонсона. Тот пригнулся за дверкой «Шевроле» и прыгнул в машину. Через секунду она взревела двигателем и с визгом колес стала разгоняться, разворачиваясь в сторону выезда со стоянки. На том месте, где она стояла, в расплывающейся луже крови осталось лежать тело его малолетнего сообщника.

Джонсон высунул автомат в открытое окно и на ходу выпустил длинную очередь. Пули ударили в кирпичную стенку над головой Шеперд. Она выскочила из-за телефонной будки, вскинула револьвер обеими руками и стала яростно палить вслед удаляющемуся «Шевроле». Машину бросило из стороны в сторону, автомат выпал из окна и покатился по асфальту. Попала!

Но «Шевроле» выскочил с территории стоянки и помчался к выезду на автостраду.

Не выпуская оружия, Рози приблизилась к кафе, откуда стали выходить перепуганные водители.

– Спокойно, ребята! – бросила она им, увидев, что они с опаской посматривают на ее револьвер. – Быстро вызовите «Скорую помощь» для охранников.

Однако, она знала, что медицинская помощь им уже не нужна. Теперь их можно отвезти только в морг.

Она бросилась к своей машине, затем остановилась и крикнула смотрящим ей вслед свидетелям перестрелки:

– Эти двое были из «Фронта Освобождения Северной Америки». Они первыми открыли огонь и убили охранников. Скажите это полиции!

Она подбежала к «Форду», открыла его, поспешно завела и на полной скорости вылетела со стоянки. Посмотрев в зеркало заднего вида, она увидела, что никто за ней не гонится. Несколько водителей склонились над лежащими в крови охранниками.

Ей хотелось плакать. Единственным утешением было то, что она ранила Джонсона. И еще – она чисто автоматически запомнила номерной знак «Шевроле», когда тот выезжал со стоянки.

Сирены выли все громче. Шеперд сбавила скорость и свернула с автострады на первом же съезде с нее, чтобы не напороться на полицейские машины.

Она взглянула на свою одежду. Юбка была вымазана чем-то черным и липким, похожим на машинное масло. На блузке не хватало нескольких пуговиц, а свитер вообще потерялся.

Она вела машину, сдерживая подступающие к глазам слезы.


Глава шестнадцатая

<p>Глава шестнадцатая</p>

Перед тем, как взять у Пэтси Альфреди машину, чтобы поехать на стоянку, где он условился встретиться с Рози, Дэвид решил на всякий случай связаться по рации с Митчем Даймондом. Тот остался на базе с мощным приемником и занимался прослушиванием эфира, в том числе и полицейских радиопереговоров. Холден не сомневался, что известие о перестрелке в ущелье уже достигло Управления полиции, так как едва они отъехали от ущелья, как увидели несколько полицейских автомобилей, которые с воем сирен мчались к месту происшествия. «Патриоты» еле успели загнать свои машины в ближайшую рощицу.

К счастью, убитых среди них не было, только несколько «Патриотов» получили ранения разной степени тяжести, однако ни одно из них не представляло угрозу для жизни.

– Дэвид, у нас проблемы, – раздался в наушниках голос Митча. – Как меня слышишь? Прием.

– Слышу тебя нормально, – с нетерпением ответил Холден, прижимая к губам микрофон рации. – Что за проблемы?

Их радиообмен проходил на запасной частоте, уменьшающей риск подслушивания, кроме того, спецаппаратура кодировала разговор, так что обычные приемники уловили бы их разговор только в виде неразборчивого шума и треска.

– В кафе на стоянке у автострады тоже произошла какая-то перестрелка. Три трупа.

Дэвид едва не выронил микрофон. Солнце поднялось высоко и успело нагреть воздух даже в глубине рощи, где стоял их микроавтобус, но Холден задрожал, словно от подувшего на него холодного ветра.

– Известно, кто убит? – закричал он в микрофон.

– Нет. Имен не называли. Известно только, что все трое – мужчины. Но это еще не все…

– Что еще? – спросил Дэвид более спокойным голосом.

– Полицейские упоминали, что с места происшествия после перестрелки скрылась на автомобиле какая-то женщина, по описанию похожая на Рози Шеперд. О том, что она ранена, разговора не было. Но самое плохое не это… Дэвид, ты меня слышишь? Прием.

– Да, Митч, слышу нормально, давай говори быстрее, что там у тебя еще?

– Я только что прослушал какой-то подозрительный радиообмен между патрульными машинами. Похоже, что полицейские планируют крупномасштабную операцию против нас. Возможно, собираются напасть на наш базовый лагерь… Конец связи.

Холден быстро рассчитал план дальнейших действий. Пэтси Альфреди и еще троих «Патриотов» он послал на одной из машин в сторону автострады постараться разведать более подробно, что же там за бой произошел у кафе и, по возможности, определить, куда уехала оттуда Рози. Оставшихся людей он разбил на две группы. Семь человек взял с собой в микроавтобус, и они помчались к основному базовому лагерю, чтобы посмотреть, не происходит ли там чего-нибудь серьезного на самом деле, как говорил Митч. Дэвид также надеялся перехватить по пути Шеперд или, если она уже успела добраться до лагеря сама, выручить ее из возможной там заварухи. Оставшихся «Патриотов» он направил вместе с ранеными на запасной лагерь, который был не таким удобным, как основной, но теперь казался самым безопасным местом.

По пути Холден переоделся прямо в машине в полевую форму, которую его товарищи приготовили ему еще раньше для так и несостоявшегося штурма базы террористов. Он вдруг понял, что теперь «Патриоты» – его настоящие боевые товарищи, подчиненные, за жизнь которых он отвечает головой, а не просто группа людей, которые автоматически перешли под его командование после гибели Руфуса Барроуса.

Руфус Барроус. Дэвид вспомнил о нем, опоясываясь широким ремнем с кобурой, снаряженной «Магнумом» 44-го калибра. И в сотый, в тысячный, в стотысячный раз Холден спросил себя – если бы он прислушался к предостережениям Руфуса раньше, возможно, Элизабет и дети были бы живы сейчас? На этот вопрос он уже никогда не сможет ответить…

Микроавтобус запрыгал по разбитой проселочной дороге. Покончив со снаряжением, Дэвид перепрыгнул на переднее сиденье.

– Педро, передай винтовку, – повернулся он к Педро Вильялобосу. Тот кивнул, достал из-за заднего сиденья М-16 и протянул ему ее прикладом вперед. Холден автоматически проверил патронник, магазин и рукавом вытер пропахший пылью ствол.

– Нам лучше будет остановиться вот там, – показала Хелен Свенсен сквозь переднее стекло на лежащий впереди холм. – Можно подкрасться к гребню и посмотреть, не творится ли что-нибудь в лагере.

– Согласен, – кивнул Дэвид. – Остановимся на склоне холма, вон между теми деревьями.

Микроавтобус подъехал к растущей на склоне группе дубов и сосен, и Холден выпрыгнул из него, как только он сбавил скорость. Становилось жарко, лучи солнца снопами пробивались сквозь листву, и в них плавали мириады пылинок.

Он забросил винтовку за спину и оглянулся на остальных шестерых «Патриотов», которые выскакивали из машины и рассредоточивались между деревьями, как и было договорено.

Дэвид пригнулся и побежал к гребню холма. Он оказался каменистым и довольно крутым, поэтому ему понадобилось больше времени, чем он рассчитывал, чтобы добраться до вершины. Наконец, он достиг ее, припал на колени, выдернул из футляра на боку бинокль и осторожно выглянул на противоположную сторону холма.

Отрегулировав резкость, он с безнадежной четкостью увидел стоящие на территории лагеря полицейские автомобили и машины «Скорой помощи». Повсюду валялись разорванные палатки и разбитое снаряжение. Был поврежден и дом, который «Патриоты» использовали в качестве штаба.

Единственное утешение теперь состояло в том, что еще раньше он предусмотрительно закопал герметический контейнер с деньгами, пистолетом, который оставил ему тесть, с фотографиями своей погибшей семьи в надежном месте, о котором знали только он и Шеперд. Именно тогда он впервые ощутил всю глубину своего чувства к Рози.

Он присмотрелся внимательнее и заметил у машин «Скорой помощи» несколько черных прорезиненных мешков, в которых обычно увозили с места происшествия трупы. Между ними прохаживались одетые в темную форму и вооруженные винтовками полицейские из спецотряда.

– Черт вас побери, – прошептал он сквозь стиснутые зубы.

То, что нигде не было видно Рози, его одновременно и успокаивало, и озадачивало…

* * *

Измазанное платье Рози зацепилось за колючку в густом кустарнике, по которому она пробиралась, и ей пришлось остановиться, чтобы освободить одежду. Именно в этот момент она и услышала впереди незнакомые голоса.

Шеперд тихонько выдернула платье из зарослей и припала к земле, прислушиваясь. Она осторожно достала из-за пояса револьвер, в котором осталось всего три патрона, и почувствовала, как покрывается потом ее ладонь, сжимающая ребристую рукоятку.

Снова раздались голоса, на этот раз немного громче. Значит, идут в ее сторону…

– Да нет здесь никого, говорю тебе!

– Дружище, ты же сам слышал, что приказал Камински: "Идите и прочешите лес. В нем могли укрыться «Патриоты». Вот мы ходим и ищем этих проклятых «Патриотов». Чушь собачья, конечно. Еще немного походим, а затем выйдем на связь и доложим, что никого здесь нет.

– И на черта ему сдались эти «Патриоты»? Лучше бы воевал с террористами из «Фронта».

– Ну это ты ему сам скажешь, когда вернемся.

Теперь она увидела тех, кому принадлежали голоса. Это были два молоденьких полицейских в черной спецназовской форме, совсем еще мальчишки. Они держали винтовки М-16 за верхние рукоятки, словно школьники, несущие портфели. Рози прикинула, что быстро воспользоваться своим оружием они никак не успеют.

Один из них был примерно ее роста, второй – немного повыше, но оба еще не отличались сформировавшимся мужским телосложением. Они остановились шагах в трех от кустов, за которыми она спряталась, и продолжали препираться, повернувшись к ней спиной.

Шеперд медленно встала, подняла револьвер и нацелила его между головами двух юных полицейских.

– Стоять на месте! – резко выкрикнула она, и те подпрыгнули от страха фута на два. – Не оборачиваться! Медленно положите оружие на землю. Только очень медленно. Попробуйте что-нибудь выкинуть, и я продырявлю ваши дурацкие головы!


Глава семнадцатая

<p>Глава семнадцатая</p>

Понаблюдав некоторое время за захваченным полицейскими лагерем и определив, наконец, где те держали пленных «Патриотов», Холден спустился с вершины холма и вернулся к товарищам, уже поджидавшим его возле машин у деревьев. Необходимо было что-то срочно предпринимать, чтобы освободить закованных в наручники боевых друзей, которых ждали неминуемая перевозка в полицейский участок, допросы с пристрастием и тюремное заключение. Ходили слухи о том, что с захваченными «Патриотами» в полиции обращаются, как с животными, а не как с людьми. Утверждали даже, что их пичкают особыми психотропными средствами, чтобы развязать языки. Дэвид не мог поверить, что американская полиция может позволить себе такое, особенно сейчас, после встречи с Рудольфом Серильей, когда он стал ощущать растущее доверие к нему, Лютеру Стилу и всему их ведомству. Неужели ФБР не запретит такое отношение полиции к пленным «Патриотам»?

Нужно их освободить, причем немедленно. Дело в том, что рядом с захваченной базой он увидел в бинокль большие машины с телевизионщиками и их оборудованием, а чуть поодаль, в открытом поле, даже вертолет одной из крупнейших телекомпаний. Полиция явно хотела устроить шумиху вокруг своей операции, представив себя на всю страну национальными героями, а «Патриотов» – закоренелыми преступниками. Рядом с вертолетом телекомпании стояли две полицейские вертушки, каждая из них была достаточно вместительной, чтобы взять на борт полтора десятка человек.

Дэвид имел опыт полетов за штурвалом и самолетов, и вертолетов. Этому он научился, еще когда служил в частях специального назначения, но теперь, после стольких лет, не был уверен, что справится с вертолетом. Он бы еще мог занять место пилота самолета, но управлять вертушкой ему не приходилось очень давно.

Холден вдруг вспомнил о Педро Вильялобосе, который служил летчиком во Вьетнаме. Педро был спокойным и задумчивым парнем, немного не от мира сего, впрочем, такими были все, кто пережил войну во Вьетнаме и вернулся домой. Для этой задумчивости у них, наверное, имелись веские причины.

Пит, Хелен и остальные пять «Патриотов» сгрудились вокруг Дэвида. Он пристально посмотрел на Вильялобоса.

– Ты сможешь управлять вертолетом?

– Каким вертолетом?

– Одним из тех, которые стоят за холмом.

– Да, смогу.

– Ну что же, – с облегчением выдохнул Холден, – тогда у нас есть шанс…

* * *

Под дулом револьвера Рози разоружила обоих полицейских. Затем она заставила одного из них раздеться, уложила парней на землю, защелкнула на заведенных за спину руках их же наручники, крепко связала им ноги и заткнула рот кляпами из разорванной формы второго.

Она быстро сбросила свою одежду и полностью переоделась в трофейную форму, не забыв о ботинках и форменном кепи. Подпоясавшись портупеей и заправив длинные волосы под кепи, Шеперд бросила своим связанным пленникам:

– Извините, ребята. Лежите спокойно, вас скоро найдут.

Она спрятала одну винтовку в близлежащих кустах, зная, как сурово наказывают полицейских за утерю оружия, а вторую М-16 и пистолеты захватила с собой.

Рози закурила и как можно спокойнее зашагала в сторону лагеря, где теперь хозяйничали люди Камински. Подойдя ближе, она заметила возле одной из машин телевизионщиков и О'Брайена, командира спецподразделения полиции, который вместе с другими офицерами разговаривал со смазливой ведущей программы новостей.

– Черт побери, неужели и ты с ними? – прошептала она, сворачивая к дому, у которого лежали ее связанные друзья.

Шеперд шла к ним, настороженно посматривая по сторонам и сжимая рукоятку М-16. Вдруг она замерла на полпути, увидев Ральфа Камински.


Глава восемнадцатая

<p>Глава восемнадцатая</p>

Лютер Стил стоял под теплыми струями душа и жмурился от удовольствия, чувствуя, как уходит усталость.

С того времени, когда он принял командование специальной группой ФБР, ему приходилось жить одному, отправив жену и детей в более безопасное место.

Его жизнь с тех пор стала подчиняться жесткому графику. Он вскакивал рано утром с постели под звон будильника, делал короткую, но интенсивную зарядку, брился, мылся, завтракал и торопился на службу. Теперь он был в отличной физической форме и никогда еще не чувствовал себя так хорошо.

Вдруг раздался телефонный звонок. Лютер чертыхнулся, выключил воду, обернулся широким полотенцем, вышел из ванной и поднял трубку.

– Стил слушает.

Звонил старина Кларк Петровски, которому, казалось, годы совсем не мешали быть крутым агентом.

– Ты давно проснулся?

– Нет, – удивленно ответил Лютер. – А что случилось?

– Телевизор еще не включал?

– Нет? Да можешь ты толком сказать, в чем дело?

– Этот идиот Камински напал на лагерь «Патриотов». Несколько человек убил на месте, остальных захватил в плен. Через полчаса устраивает пресс-конференцию прямо с места событий. Будет идти прямая телетрансляция.

– Кретин! – не сдержался Стил.

– Это уж точно, – протянул Кларк. – Что будем делать?

– Прыгай в машину и срочно лети ко мне.

– Что мне захватить с собой?

– Захвати лучше по дороге Тома Лефлера и Билла Раннингдира. Жду!

Он опустил трубку и задумался. А что если Ральф Камински схватил Дэвида Холдена, прижал его и тот рассказал ему о встрече с ним и с Рудольфом Серильей? С чего ему молчать, он ведь теперь имеет все основания думать, что налет на лагерь «Патриотов» – это скоординированная акция между полицией и ФБР, а то, что ему говорили раньше, – наглая ложь… А может, Холдена уже вообще нет в живых?

Лютер начал торопливо вытираться, бормоча проклятия в адрес безмозглого Камински.


Глава девятнадцатая

<p>Глава девятнадцатая</p>

Рози Шеперд стояла у одной из огромных машин телевизионщиков и смотрела в ее открытые двери на установленный внутри телемонитор.

«Пресс-конференция» Ральфа Камински была в полном разгаре. Шеф полиции брызгал слюной от ярости.

– Пусть эти преступники не забывают, что никто не может поставить себя над законом! А именно это и пытаются делать так называемые «Патриоты». Но это им не удастся. Операция, которую я возглавил, сломала хребет их преступной организации в Метроу! И теперь мы можем спокойно заняться переговорами с «Фронтом Освобождения Северной Америки», чему постоянно мешали «Патриоты» раньше. Когда «Патриоты» были на свободе, они всегда провоцировали «Фронт» на противоправные действия, но теперь с этим покончено! Сейчас перед нами открываются отличные перспективы для урегулирования наших отношений с ФОСА, за которым наступит мир и спокойствие в американском обществе!

– Но я хочу еще раз подчеркнуть для некоторых телезрителей, – продолжал Камински, показывая на выставленных за его спиной нескольких раненых, но тем не менее связанных веревками «Патриотов», под усиленной охраной полиции, – что если вы питаете хоть малейшие симпатии к «Патриотам», то с вами произойдет то же, что и с этими преступниками. Никто не имеет права нарушать закон, это говорю вам я – Ральф Камински!

Шеперд оглянулась по сторонам. По лагерю бродило около трех десятков полицейских из особого отряда, все они были вооружены до зубов. «Патриоты», которые стояли за спиной начальника полиции, были ранены, но могли передвигаться самостоятельно. Тяжело раненные находились у дома, с ними возились врачи из машин «Скорой помощи». Неподалеку лежали застегнутые на молнии длинные черные мешки с телами погибших.

Она снова стала смотреть на экран. Камера скользила вдоль рядов захваченного на базе «Патриотов» оружия. Пистолеты, винтовки, охотничьи ружья, которые они отбили у террористов из «Фронта», но комментатор об этом, естественно, не говорил. Но откуда взялись взрывчатка и даже противотанковые ракеты, которых она никогда не видела на базе? Видимо, их подсунул Камински, чтобы еще более усугубить кажущуюся вину «Патриотов»…

Шеперд не сводила взгляда с телемонитора. В ее голове постепенно вырисовывался смелый план действий. Дэвид бы его вряд ли одобрил, назвал бы глупым и безрассудным, но попробовать стоило. Она усмехнулась, зная, что, несмотря на слова, Холден поступил бы на ее месте точно так же…

Где Дэвид теперь?

Ушел на помощь своим и не вернулся…

Шеперд отбросила от себя мысли о смерти, развернулась и решительно зашагала к тому месту, где брали интервью у Ральфа Камински, проверяя на ходу боеготовность трофейного оружия. Сейчас или никогда…

* * *

Все три вертолета стояли посреди небольшого поля, поросшего высокой и густой травой, которую, как знал Холден, выращивали на корм скоту. Две машины были помечены большими надписями «Полиция Метроу», третья – рекламным знаком телекомпании. К ним-то Дэвид и полз по траве, моля Бога о том, чтобы его и пробирающегося рядом с ним Педро не заметили раньше времени.

У вертолетов стояло три человека. Двое полицейских, а третий – в модном костюме, который больше подходил для светского приема, чем для полетов. Холден опустил голову и продолжал ползти вперед, слыша шелест травы там, где по-пластунски пробирался Вильялобос.

До ближайшего вертолета – гражданского – осталось пятьдесят ярдов.

Сорок.

Тридцать.

Двадцать пять.

Дэвид осторожно выглянул из густой травы. Три летчика беззаботно болтали между собой. Он взглянул в сторону Педро. Тот показал ему большой палец. Все в порядке, можно начинать. Холден выдернул из ножен нож, вскочил на ноги и метнулся к вертолету, так, чтобы машина закрывала его от летчиков.

Он отлично знал, как можно незаметно и эффективно вывести вертолет из строя, что и было проделано через пару минут. Дэвид спрыгнул с подножки, вернул нож на место и вместо него взял в руку пистолет, «Орла пустыни».

Вильялобос тем временем подкрался поближе к первому полицейскому вертолету, кивнул Холдену, приподнял над травой винтовку и навел ее на трех летчиков.

Дэвид вышел из-за гражданского вертолета и щелкнул курком пистолета.

– Эй, ребята!

Оба полицейских резко повернулись и потянулись к кобурам на поясе, но Холден крикнул им:

– Замрите на месте, или получите по пуле в лоб! Вы полностью окружены.

Полицейские на секунду заколебались, и на их лицах появилось унылое выражение проигравших.

– Педро! Выходи и разоружи их! – продолжал Дэвид. – Всем остальным приказываю стрелять, как только они пошевелятся!

Педро быстро подскочил к троице, забрал у полицейских пистолеты и уложил всех троих на землю. Холден тем временем прикрывал его. Вильялобос сковал наручниками полицейских между собой и снова обыскал их, но никакого другого оружия не нашел.

– Эй, ты, гражданский, – обратился Дэвид к парню в стильном костюме. – Ну-ка, подойди сюда.

Тот с опаской поднялся и медленно приблизился к Холдену.

– Ты знаешь, что это такое? – помахал он у него стволом перед носом.

– Знаю, – прошептал тот, – пистолет…

– Правильно, – засмеялся Дэвид, – а какой пистолет?

– Не знаю.

– «Магнум» 44-го калибра. Модель «Орел пустыни».

– «Магнум» 44-го калибра, – повторил парень, как попугай.

– Правильно. Видел фильм «Грязный Гарри»?

– Видел.

– Так вот, мой – такого же калибра. Ты можешь управлять полицейским вертолетом?

– Могу, – кивнул тот и спросил, немного осмелев: – А что случилось с моим?

– Твой больше не летает.

– Понятно.

– Ну тогда – вперед, раз понятно.

Холден взял его за плечо и, подталкивая перед собой, побежал к одному вертолету, а Вильялобос – к другому.

* * *

Шеперд стояла в нескольких шагах от Ральфа Камински, который с таким деловым видом отвечал на вопросы прессы, будто занимался этим всю жизнь.

Когда он рассуждал о «так называемых „Патриотах“, которые используют текущий кризис для прикрытия своих бандитских вылазок», Рози стремительно шагнула вперед, выхватила револьвер из кобуры, оттолкнула в сторону телеведущую и ткнула стволом Камински в горло.

– Ральф, детка, ну-ка быстро скажи, чтобы твои придурки не наделали второпях глупостей, а не то мне придется тебя пристрелить.

Глаза того расширились от ужаса. Со всех сторон послышалось щелканье передергиваемых затворов.

«Если кто-то потеряет от неожиданности голову, – подумала Рози, – то и я, и Камински умрем, не сходя с этого места».

– Ральф, я не шучу и успею вышибить твои мозги, если они у тебя еще остались.

– Не вздумайте стрелять! – закричал, наконец, Камински.

Шеперд обвела взглядом схватившихся за оружие полицейских и отшатнувшихся в сторону журналистов.

– Не выключайте камеры! – приказала она. – Продолжайте прямую трансляцию!

На нее тут же обрушилась лавина вопросов, но Рози перебила их, прижимая ствол оружия к подбородку шефа полиции:

– Помолчите и внимательно послушайте то, что я буду говорить!

Репортеры притихли, а операторы снова прильнули к своим камерам.

– Все, кто меня видит и слышит! Меня зовут Роуз Шеперд, я – бывший сотрудник полиции города Метроу. Ральф Камински говорил вам неправду. В то время, как Камински и подобные ему начальники тратили попусту время и силы на преследование «Патриотов», «Фронт Освобождения Северной Америки» распоясался окончательно. «Патриоты» были созданы для того, чего не смогла или не захотела сделать полиция – остановить террористов из «Фронта» и спасти страну, пока еще есть, что спасать. Необходимость в существовании «Патриотов» исчезнет тогда, когда деятели типа Камински перестанут использовать кризис для достижения своих политических амбиций и станут не на словах, а на деле заботиться хоть немного о судьбе американского народа. Если бы не было нас, «Патриотов», проклятый ФОСА давно бы победил и пришел бы к власти. Подумайте об этом и постарайтесь понять, кто прав, а кто – нет.

Краем глаза Рози заметила какое-то движение справа и поняла, что не сумела сказать всего, что хотела.

– Не двигаться, – бросила она в сторону, – иначе Камински – мертвец!

– Каковы ваши требования? – вклинилась с вопросом та самая настырная телеведущая.

– Требования? – недоуменно повторила Шеперд. – Неужели вы думаете, что я какая-нибудь террористка? С ума сошли… Ну-ка, подойди сюда!

Ведущая с опаской приблизилась к ней.

– Возьми нож, который у Камински на поясе. Живо!

Та покопалась с ножнами и извлекла из них нож.

– А теперь иди к пленникам, которые у меня за спиной, и разрежь веревки на руках вот того, высокого, с повязкой на голове.

Это был Ларри Перкинс, хладнокровный боец, на которого можно было положиться в самую трудную минуту.

– Давай быстро! И не вздумай шутить со мной, пристрелю на месте!

Шеперд следила краем глаза, как девушка делает то, что ей приказано.

– Пожалуйста, не убивайте меня! – взмолился в это время Камински.

– Если твои люди не выкинут никакого фокуса, может, и останешься в живых…

– Конечно! – воскликнул он. – Я приказываю никому не…

Вдруг его перебил громкий голос О'Брайена:

– Шеперд! Бросай оружие!

– Черта с два!

– Тебе не удастся уйти отсюда живой!

– Замолчи! – крикнул Камински, и в его голосе прозвучал неподдельный страх. – Заткнись сейчас же!

Тот замолчал.

– О'Брайен! – выкрикнула Рози, немного поворачиваясь в его сторону, но продолжая держать револьвер у челюсти Камински. – Ты ведь был честным офицером. Что же ты теперь делаешь в компании этого негодяя?

Он ничего не ответил.

– Я освободил наших, Рози! – раздался сзади голос Ларри Перкинса.

– Хорошо, – ответила Шеперд, не глядя назад, – возьми эту журналистку с собой на всякий случай и разоружи всех полицейских. Потом быстро собери медикаменты, все самое необходимое и погрузи в машины. Ну-ка, – ткнула она стволом Камински в шею, – быстро прикажи своим сдать ему все оружие!

Вдруг вверху раздался шум двигателей и из-за дома вынырнули два вертолета. Шеперд на мгновение растерялась, но из переднего вертолета раздался усиленный мегафоном знакомый голос:

– Рози, это Дэвид! Мы захватили вертолеты, а третий вывели из строя. Идем на посадку, готовь наших к погрузке!

Рози не знала, что ее обрадовало больше – то, что она слышит голос Холдена, или то, что они одержали победу…

* * *

Дэвид выпрыгнул из вертолета и, пригибаясь под вращающимися лопастями, побежал к «Патриотам», которые с криками радости встретили его нежданное появление. В вертолеты сразу стали грузить раненых и медикаменты, а в двух микроавтобусах разместили оружие, боеприпасы и другое снаряжение, для которого в вертолетах не хватило места.

Чтобы избежать преследования, остальные машины вывели из строя, прострелив колеса, и отобрали у полицейских все магазины с патронами. Вертолеты взлетели, как только два захваченных автомобиля с «Патриотами» за рулем исчезли из виду. Одним управлял Вильялобос, другим – гражданский пилот.

Когда винтокрылые машины набрали высоту, летчик в модном костюме покосился на направленный в его голову пистолет в руке Дэвида.

– Только не надо мне угрожать. Как вы приземлитесь, если убьете меня?

– Не переживай об этом, приятель, приземлимся и без твоей помощи, – заверил его Холден. – Хочешь проверить? Скажи, когда мне стрелять!

Тот ничего не ответил.

Второй, свободной рукой Дэвид обнимал Рози.


Глава двадцатая

<p>Глава двадцатая</p>

Лютер Стил предъявил свое удостоверение личности и стремительно прошагал мимо полицейского, который толком так его и не рассмотрел. Петровски, Раннингдир и Лефлер шли за ним по пятам.

– Что здесь произошло, черт побери? – пробормотал Лефлер, вертя головой по сторонам.

Стил сам не мог ничего понять. В стороне стояли полицейские машины с пробитыми колесами, несколько человек суетились у вертолета, видимо, стараясь его починить, повсюду царила неразбериха.

– По-моему, эти ребята застали полицейских со спущенными штанами, – ответил Билл Раннингдир.

Стил с удивлением посмотрел на пробежавшего мимо них полицейского с М-16 без магазина.

– Да, наши новые друзья оказались не промах, – засмеялся Кларк Петровски.

Лютер увидел у дома Ральфа Камински, буквально отбивающегося от телерепортеров, и решил пройти мимо, но тот сам окликнул его.

– Эй, Стил! А ты что здесь делаешь, черт тебя побери? – закричал он визгливым голосом.

Половина журналистов отделилась от своей жертвы и устремилась к эфбээровцам. Лютер решил сам перейти в нападение, чтобы его не стали бомбардировать вопросами по поводу того, что произошло в больнице.

– Это я хотел бы тебя спросить, что ты здесь натворил? – бросил он в ответ. – Мне кажется, кое-кого придется сегодня арестовать за нарушение федеральных законов. Почему выведены из строя все машины? Почему твои подчиненные ходят с незаряженными винтовками? Они что, потеряли магазины?

В ответ на его тираду посыпался град вопросов репортеров, которые заговорили все вместе, так что никого невозможно было понять. Подчиненные Стила взяли своего шефа в кольцо, чтобы не подпустить прессу слишком близко.

– Нет, ты лучше скажи мне, на чьей ты стороне? – снова закричал Камински дурным голосом.

Стил не стал говорить первую фразу, которая пришла ему в голову, – она было слишком нецензурной.

– Я на стороне закона, мистер Камински, – громко ответил он. – Надеюсь, что и ты на этой же стороне. И думаю, что тебе сейчас надо не вступать в конфликт с представителем федеральных органов, а просить его о помощи в разрешении той неприятности, в которую ты вляпался. Я служу закону, а значит, и всему обществу. А ты, судя по всему, служишь чему-то другому…

Журналисты отступили от Ральфа Камински, и даже с такого расстояния Лютер увидел, как у того отвисла челюсть и сузились от бессильной ярости глаза.


Глава двадцать первая

<p>Глава двадцать первая</p>

Дмитрий Борзой скользнул на переднее сиденье поджидавшего его «Мерседеса», захлопнул дверку и бросил взгляд на сидящего за рулем человека.

– Не нравятся мне такие встречи, – резко бросил тот.

– А где бы ты предпочел встретиться – в ресторане? Чтобы тебя там узнал какой-нибудь журналист и сделал фото на память? Думай головой, а не задним местом…

– Послушай, Джонсон…

– Нет, это ты послушай, – Борзой оглянулся по сторонам, но никого не было видно в потемках вокруг машины. – Все, что тебе надо делать, – это повторять прессе то, что ты говоришь сейчас, продолжать делать то, чем занимаешься последнее время. Выборы я возьму в свои руки. То, что я говорю, – это не просто слова, а приказ. И ты победишь на выборах только в том случае, если будешь его выполнять. Испугаешься – погубишь всю игру.

– Но что, если…

– Что? Мы разработали прекрасный план, и у тебя нет никаких оснований сомневаться в нем. А если ты хочешь уйти в сторону, – Борзой извлек из кармана пистолет и упер его в бок собеседнику, – то мы найдем другого кандидата, который тут же займет освободившееся место. А в твоей смерти обвиним «Патриотов». Не думай, что ты такой уж незаменимый. Или можем обойтись и без мокрого дела, просто ознакомим газетчиков с твоей пылкой любовью к…

– Джонсон!

– К молоденьким мальчикам. Покажем им коллекцию видеокассет, журналов и книжонок с отпечатками твоих чудненьких пальцев на них.

– Ладно, хватит об этом. Неужели ты думаешь, что я против нашей общей победы?

Джонсон усмехнулся в темноте.

– Конечно, разве мы можем проиграть с такими кандидатами, как ты? Значит, договорились, действуй, как и раньше, выступай со своими обычными речами, и победу на выборах мы тебе обеспечим.

– Хорошо тебе говорить, ты-то ведь ничем не рискуешь. Никто даже не знает твоего настоящего имени. А чуть что, моя голова покатится в первую очередь.

– Значит, ты сам будешь виноват в этом. И я буду тем, кто снимет твою голову с плеч. Так что действуй и не трепыхайся. И будь готов завтра в программе новостей услышать о новых актах нашей мести. Мы тут приготовили кое-что веселенькое, начинаем сегодня ночью…

– Но…

Борзой не стал больше слушать. Он соскользнул с сиденья, хлопнул дверкой и скрылся в темноте.

Он шагал к своей машине по пустынному ночному парку, слегка придерживая раненую левую руку, которую прострелила ему Рози Шеперд.


Глава двадцать вторая

<p>Глава двадцать вторая</p>

Дэвид Холден с «Патриотами» прибыл на запасную базу, расположенную на окраине Метроу в заброшенном здании, которое двадцать лет назад использовалось в качестве местной тюрьмы. Вокруг него они поставили несколько больших армейских палаток, в одной из которых и сидели теперь Дэвид с Рози, занимаясь чисткой оружия.

Они больше никому не сказали о встрече с Рудольфом Серильей и Лютером Стилом, согласившись с ними, что чем меньше людей будет знать о союзе между ФБР и «Патриотами», тем лучше. Тем более, что союз был пока довольно неясным и Холден пока сомневался в его эффективности.

– О чем ты думаешь? – спросила его Шеперд.

– Обо всем понемножку.

– И обо мне?

– Нет, о тебе я не думал.

Она обиженно надулась и отвернулась от него. Дэвид рассмеялся.

– Я хотел сказать, что думаю о наших делах – о Серилье, Стиле и тому подобном. Моя голова была занята этим, поэтому я и не думал о тебе.

– Если я не имею отношения к делу, тогда к чему же я отношусь? К удовольствию?

Холден потянулся к ней, обнял, привлек к себе и поцеловал.

– Конечно, к удовольствию, – прошептал он ей на ушко.

– Ах, вот как, – прошептала Рози, поглаживая его грудь. – Но ведь женщины – тоже личности, а не просто объекты сексуальных домогательств… Впрочем, я могу предложить тебе сделку.

– Да? Какую сделку?

– Я буду твоим сексуальным объектом, – засмеялась она, – если ты будешь моим. Договорились?

Он шутливо повалил ее на пол.

– Конечно договорились.

– Только пообещай, что это навсегда, на всю жизнь.

– Обещаю.

И они слились в жарком поцелуе, одновременно расстегивая одежду друг на друге…


Глава двадцать третья

<p>Глава двадцать третья</p>

Маленькую девочку – младше, чем его дети – не просто убили. Ей всадили в живот нож и выпустили наружу кишки.

– О Боже мой, – прошептал замерший рядом со Стилом Кларк Петровски. Он зажал рот рукой и выбежал из комнаты.

– Да, когда убивают ребенка, это совсем не похоже на убийство взрослого, – сказал подошедший к ним судмедэксперт, которого Лютеру приходилось встречать все чаще и чаще. – К тому же, похоже на то, что бедную девочку еще и изнасиловали. Проклятые сволочи…

Стил горестно смотрел на маленький труп, стараясь запечатлеть образ невинной жертвы на всю жизнь, чтобы не уставать мстить за нее.

Ральф Камински так и не появился на месте совершенного преступления, что показалось Лютеру очень подозрительным.

Специалисты тем временем снимали отпечатки пальцев с дверных ручек, мебели и с телевизора, который остался включенным с прошлого вечера.

Девочку подняли с залитого кровью ковра, положили в мешок, застегнули его и унесли к стоящим снаружи дома машинам «Скорой помощи», куда перед этим погрузили трупы ее родителей.

В дверях появился Кларк.

– Шеф, – подошел он к Стилу. – Поступило сообщение о таком же зверском убийстве еще одной семьи, в миле отсюда. Поехали, здесь мы уже ничем не поможем…

* * *

Билл Раннингдир и Том Лефлер уже были на месте второго убийства, когда туда приехали Стил и Петровски. А перед тем, как они вышли из машины, на полицейской волне прозвучало сообщение о третьем преступлении.

– Не заходите в дом, – встал на крыльце Лефлер, но Стил прошагал мимо него. – Они заплатят за это, клянусь!

Лютер и Кларк прошли прихожую, в которой стояли два побледневших полицейских. Они показали им свои удостоверения ФБР, и те лишь кивнули, не в состоянии вымолвить ни слова.

Тела лежали во всех комнатах.

Шесть жертв.

Женщина с разрубленным черепом.

Рядом с ней на полу – мертвый мальчик лет шести.

В углу одной из комнат сидела в кресле старуха с перерезанным горлом, в залитом кровью платье.

Подросток с простреленной грудью.

Две девочки лет десяти, двойняшки, с пулевыми отверстиями в головах. Даже после смерти они остались неразличимо похожими друг на друга.

Было и седьмое тельце – убитой собачонки.

Лютер наклонился над мертвым животным и заметил в уголке оскаленной пасти кусочек материи «Лучше бы это был кусок мяса из горла одного из бездушных убийц», – подумал он, едва сдерживая слезы.


Глава двадцать четвертая

<p>Глава двадцать четвертая</p>

В Метроу был радиорепортер по имени Лем Пэрриш. В детстве – как Петровски рассказал Стилу – он мечтал работать в органах безопасности и читал все подряд об Эллиоте Нессе, Мелвине Первисе, Эдгаре Гувере, засматривался старыми фильмами Джимми Кегни.

Однажды ночью уже сменившийся с дежурства полицейский, которого Пэрриш хорошо знал, зашел в небольшой бакалейный магазинчик в своем районе – место, чудом выжившее из-за конкуренции универсамов.

Он как раз покупал себе пару сэндвичей на ужин, когда в помещение вошли двое парней, находившихся в розыске за вооруженное ограбление. Их выпустили под залог, а они забыли вернуться в нужное время.

Один из них держал в руке обрез дробовика (как позже выяснилось – краденый), а у другого был большой нож для резки мяса. Этот тут же приставил лезвие к горлу молодой девчонки, которая зашла купить хлеба. И тогда полицейский начал действовать.

Тогда же начал действовать и Лем Пэрриш.

Полицейский получил ранение, но потом поправился и вернулся к несению службы. Лем Пэрриш тоже пострадал – он лишился всех пальцев левой руки.

Полицейский подстрелил обоих налетчиков, но поскольку тот, который выжил (а это именно он перерезал горло девчонке), заявил, что в него стреляли без предупреждения – а так и было, – бандиту не стали предъявлять обвинение и государство еще и оплатило его больничный счет.

Пэрриш поступил в юридический колледж, но быстро ушел оттуда, когда понял, что правосудие в стране не отвечает его принципам. То, что судьи, как правило, больше слушают адвоката, нежели прокурора, вызывало в нем раздражение.

Пришлось поставить крест на карьере юриста.

Лем Пэрриш – рост шесть футов, светлые волосы, красивый, но обезображенный увечьем – пошел на радио. Он сделал этот выбор, зная, что место на телевидении ему не светит из-за физического недостатка. И ему удалось сделать там карьеру.

Лем Пэрриш успешно выдерживал конкуренцию со своими коллегами – обладателями полного набора пальцев – во всем, будь то благотворительный баскетбольный матч или комментарий боевых действий где-нибудь на Ближнем Востоке.

Он сразу вступил в ряды «Патриотов».

И в конце встречи между дирекцией ФБР и «Патриотами» из Метроу Дэвид Холден сообщил, что их связным будет Лем Пэрриш.

Лютер Стил сидел у стойки бара и потягивал пиво, чтобы не выделяться из толпы прочих посетителей. Впрочем, независимо от этого, он и так выделялся более чем достаточно – единственный негр среди белых посетителей во всем заведении.

Лем Пэрриш опустился на стул рядом с ним.

– Мы так не договаривались, – сказал он.

– У меня не было выбора, – ответил Стил. – Пришлось прийти самому. Надеюсь, в дальнейшем все будет организовано по всем законам конспирации.

Он говорил, наклонившись к кружке и не глядя на Пэрриша, чтобы никто ничего не заметил.

– Один раз может испортить все.

– Мне нужно встретиться…

– Только без имен.

– Это должна быть личная встреча.

– После того, что случилось? – рассмеялся Пэрриш. – Будьте благоразумны.

– Но мы не имели отношения к этому инциденту.

– Я тоже так думаю, иначе меня бы здесь не было. Но дело не в этом. Они сейчас зализывают раны. И они теперь ко всему относятся очень настороженно.

– Это было худшее утро в моей жизни. Я…

– Могу себе представить, – кивнул Пэрриш. – И чувствовал бы себя лучше, если бы не мог. То, что я услышал по радио и на полицейской волне, – полный кошмар. Что общего это имеет с нашими знакомыми?

Стил со свистом выпустил воздух.

– Ни на радио, ни полиция не знают сути дела. А суть эта в том, что мы взяли одного парня, из тех, которые совершали эти зверские убийства.

Напротив стойки бара висело зеркало, и в нем Стил следил за выражением лица Пэрриша. Челюсть репортера отвисла. Подошел бармен и спросил, чего тот желает. Пэрриш пробормотал что-то, закурил сигарету и взглянул Стилу прямо в глаза.

– ФОСА?

– Да.

– И он хочет сделать признание?

– Да.

– Вы чего-то недоговариваете.

– Да.

Стил умолк, ибо бармен вернулся с кружкой импортного пива, которое Лютер всегда считал разновидностью мочи. Когда парень в белом кителе удалился, он произнес:

– Просто передай Дэвиду, что это может быть единственный шанс для нас обоих. Этот парень, которого мы взяли – а взяли его мы, не легавые, – судя по всему, в курсе многих дел «Фронта Освобождения». Такой добычей нельзя пренебрегать. И, кстати, на твоем месте я бы не доверял телефону.


Глава двадцать пятая

<p>Глава двадцать пятая</p>

В толстом вязаном свитере ему было очень жарко, но только так он мог пронести с собой то, что хотел. Можно было, конечно, вместо этого одеть куртку, но вряд ли тогда ему было бы прохладнее.

Здесь можно было позавидовать женщинам. Они имели сумочку, в которой нетрудно было скрыть все что угодно, вплоть до оружия. В сумочке Рози Шеперд лежали два ствола и один из них принадлежал Холдену.

Роуз была одета в свободную блузу и по своему обыкновению изображала беременную. В ее «животе» был умело скрыт короткоствольный револьвер 38-го калибра.

Холден остановил машину и подождал, пока его глаза привыкнут к темноте. Фары он выключил еще раньше.

Перед ними возвышалась металлическая ограда из переплетенных прутьев. Ворота, к которым подходила дорога, были заперты на мощного вида замок.

– Я не устаю повторять себе, что это может быть ловушка. Тут для нее просто идеальные условия. И все же…

Дэвид повернулся к Рози, и женщина не закончила фразу.

– Но у нас ведь есть оружие. Хорошая у тебя блузка.

– Если она тебе не нравится, я больше не буду ее носить.

– Она мне нравится.

– Нет. Иначе бы ты не говорил такое.

– Какое?

– Ну, я же не виновата, что под ней нельзя спрятать автомат или гранатомет.

– И тем не менее, мне нравится твоя блузка.

– Хорошо, я подарю ее тебе. Только придется убрать наплечники – ты ведь покрупнее меня.

– Спасибо, милая, я тронут.

Холден усмехнулся, но внутренне все еще был напряжен. А что если Стил хочет просто подставить их и запланировал ловушку? Слишком уж хорошо выглядела приманка – живой и готовый к сотрудничеству парень из высших эшелонов ФОСА.

Холден вытащил «Беретту» из-под свитера. На оружии остались следы его пота.

До сих пор единственными пленными, которых удавалось захватить «Патриотам» и которых они потом оставляли связанными для полиции, предварительно позвонив по телефону, были натуральные дебилы, уличные хулиганы, рядовые бойцы, не имевшие понятия о планах «Фронта Освобождения» или о его руководителях.

Холден услышал, как лязгнул замок на воротах. Они открылись. Дэвид сжал пальцы на рукоятке пистолета.

В проеме стоял Лютер Стил.

– Это только я, – улыбнулся он.

Холден остался сидеть за рулем, готовый в любой момент сорвать машину с места.

– Тут довольно безлюдно, – сказал он, произнеся первые слова, пришедшие в голову.

– Мы хотели, чтобы так выглядело. О существовании этого места я узнал всего шесть часов назад.

Стил улыбнулся.

– Мистер Серилья арендовал его у командования Военно-воздушных сил, когда президент согласился на нашу операцию.

Стил кашлянул и продолжал:

– Я связался с директором, когда мы взяли того парня. И мистер Серилья сказал мне об этом месте.

Стил указал на небольшую бетонную будку с плоской крышей, которая виднелась за его спиной.

– О нем не знает больше никто, кроме троих ребят из моей команды и нас. Я имею в виду себя, вас, Холден, мисс Шеперд, президента и мистера Серилью. Вам это нравится?

– Знаете, о чем я сейчас думаю? – спросил Холден с улыбкой.

Лютер Стил двинулся к машине.

– Наверное, да. Вы думаете, что если это ловушка, то вы меня убьете. Угадал?

Холден усмехнулся.

– Угадали.

– Что ж, тогда мне нечего беспокоиться. Это не ловушка. Поезжайте прямо. Я могу идти рядом, могу сесть в машину, как захотите. Наши техники уже почти подготовили клиента.

В следующий миг Роуз Шеперд выскользнула из машины и ствол ее «Кольта» уперся в живот Стила.

– Вы же только что сказали, что, кроме вас, президента, ваших сотрудников и Серильи, никто ничего не знает.

– И я готов под этим подписаться. Все остальные, кто входит или выходит с территории этого объекта, делают это с завязанными глазами. Сейчас внутри находятся два врача из спецполиклиники и медсестра. Больше никого нет, и в случае чего нам придется самим заботиться о своей безопасности.

– Если вы лжете, – сказала Рози театральным шепотом, – то Дэвиду не придется вас убивать. Потому что это сделаю я.

Женщина повернулась к Холдену.

– Я буду рядом с ним, Дэвид.

Она сунула револьвер Стилу в спину, и прежде чем Холден успел возразить, они уже двинулись к воротам.

Местонахождение этого сооружения, спрятанного в горах, и все необходимые подробности сообщил «Патриотам» Лем Пэрриш. Так же он передал им содержание разговора со Стилом, того разговора, который имел место в баре для белых.

Холден повернул ключ зажигания, притормозил, выключил фары. Когда машина проезжала в ворота, Стил повернул голову:

– Вы сами закроете это на замок или мне придется?

– Я сделаю, – отозвался Холден.

Он вышел из машины, все еще держа «Беретту» в правой руке, закрыл ворота и набросил цепь.

Он не мог понять, каким образом два врача, медсестра, пленный, четверо агентов ФБР да еще и они с Рози могут уместиться в этом домике? А, кстати, где же автомобили?

Холден двинулся обратно к машине. Стил окликнул его.

– Припаркуйте прямо здесь, возле этого автомата.

Холден оглядел старый автомат для продажи кока-колы. Наверняка какой-нибудь коллекционер заплатил бы за него немалые деньги. И что он тут делает?

Роуз Шеперд не отходила от Стила ни на шаг. Тот приблизился к автомату и принялся шарить в карманах, словно в поисках монетки. В следующий момент Холден понял, что Стил действительно ищет монету. Он бросил деньги в прорезь и махнул рукой Холдену, призывая подвести машину ближе.

Стил нажал какую-то кнопку на панели автомата, и вдруг земля у самых колес автомобиля поползла в стороны, открывая черный проем. Роуз сжала пальцы на револьвере.

– Что происходит, Стил?

– Расслабьтесь, детектив Шеперд. Все в порядке.

Машина Холдена тем временем медленно опускалась в подземелье.

Дэвид подошел к Стилу.

– Что эта такое?

– Я же объяснил – это секретный объект Военно-воздушных сил.

– Для чего он используется? – спросила Роуз.

Она нервно облизала губы.

– Спокойно, – шепнул ей Холден.

– Тут есть три автоматические платформы. Когда одна опускается вниз, другая занимает ее место. Сейчас съедем на дно и включим систему охраны.

Стил сунул руку в карман, Роуз напряглась, но эфбээровец достал всего лишь лист бумаги.

– Комбинацию на автомате я запомнил, – пояснил он. – Но вот код для платформ…

Через некоторое время они уже были внизу, в бетонном коридоре. От главного хода отходили многочисленные ответвления. Холден огляделся. Он увидел неподалеку несколько маленьких автомобилей, напоминавших те, на которых ездят игроки в гольф.

– А все же для чего ВВС используют этот объект? – снова спросил он у Стила.

Тот пожал плечами.

– Не знаю. Меня об этом не проинформировали. Возможно, здесь хранится какое-то стратегическое оборудование.

– Но ведь кто-то в командовании ВВС должен знать об этом месте, – сказала Роуз.

Стил кивнул.

– Я говорил об этом мистеру Серилье.

Он сошел с платформы и двинулся к двери лифта, возле которой в стену была вделана панель с разноцветными кнопками.

– Тут, наверное, использовался старый египетский метод, – предположил Холден.

– Вы полагаете, что по завершении работ жрецы убили строителей, а потом кто-то отрезал языки жрецам? – спросил Стил. – Вряд ли. Это все же не пирамида. Припаркуйте машину.

Холден двинулся к автомобилю, шепнув Рози:

– Надеюсь, что эта яма не станет нашей могилой. Не отходи от Лютера.

Женщина кивнула. Поставив машину в боковом коридорчике, Холден вернулся к своим спутникам.

– Мое любопытство все возрастает, – сказал он. – А что если кто-то просто перелезет через забор, бросит в автомат монетку и пожелает получить бутылочку кока-колы? Такое может случиться?

– Да. Но тогда вспыхнет надпись: «Автомат не работает» и клиент получит обратно свои деньги. Так мне сообщил мистер Серилья.

– Великолепно, – хмыкнул Холден.

Они двинулись к ближайшему автомобильчику, Стил уселся за руль, а Холден и Роуз – на заднее сиденье. Эфбээровец повез их по тоннелю на север. Холден достал из сумочки Роуз свою «Беретту» и засунул ее за пояс. Тот факт, что пистолет был отлично заметен, его не смущал.

Когда машина остановилась, Дэвид выскочил из нее и протянул руку, помогая Рози, хотя вряд ли она нуждалась в его помощи. Эта женщина могла постоять за себя в любой ситуации.

– Заходим, – коротко бросил Стил, указывая на какую-то дверь.

Он нажал кнопку на стене, и створки двери поползли в стороны. Холден слегка придержал Рози и вслед за Стилом шагнул в помещение. То, что он увидел здесь, напомнило ему телевизионную студию, только гораздо больших размеров.

Потолок поднимался футов на тридцать, не меньше. Повсюду виднелись кабели и тросы. Сама комната словно состояла из нескольких отдельных помещений, не отгороженных, правда, стенами. В углу стоял мягкий диван и два кресла. Рядом – столик на колесиках. В нескольких ярдах от всего этого находился медицинский стол с ширмой.

В дальнем конце помещения было что-то вроде кухни с плитой и мойкой.

– Ничего себе, – протянул Холден.

– Прошу за мной, – сказал Стил.

Они двинулись к стене, в которой была еще одна дверь. Холден подумал, что это место может служить прекрасным бомбоубежищем, и покачал головой при мысли о том, куда идут деньги налогоплательщиков.

Стил снова нажал кнопку, и дверь открылась. Внутри были двое мужчин и женщина. Врачи и медсестра?

– Настоящих имен мы называть не будем, – произнес Стил, когда они вошли внутрь. – Ко мне и моим людям это не относится. Теперь давайте знакомиться.

Он жестом указал на Холдена и Роуз.

– Ларри, Сара, представляю вам Элеонору, она один из врачей. А это Том и Терри. Они занимаются оборудованием.

Холден пожал ладони мужчин, а потом протянул руку Элеоноре. Это была симпатичная женщина лет тридцати с каштановыми волосами и голубыми глазами. Роуз тоже поздоровалась с ней.

– Мой коллега, доктор Боб, – начала она, – проведет допрос. Ассистировать ему будет сестра Нэнси.

Холден поднял руку.

– Сначала мне хотелось бы узнать, как мистер Стил сумел заполучить этого парня?

И он взглянул в глаза агенту ФБР.

– По второму адресу, – сразу ответил тот, – на месте преступления мы нашли собаку. В зубах у нее был кусочек ткани. Я не мог изучить ни ткань, ни собаку, не нарушив картины преступления, но мне подумалось, что, возможно, защищая хозяев, собака укусила одного из убийц.

А поскольку не во всякой аптечке найдется вакцина против бешенства, начал проверять больницы. Вскоре мне сообщили, что в клинику в западном районе обратился мужчина с жалобой на то, что его укусила собака. Мы быстренько помчались туда. По нашей просьбе врач усыпил пациента, а проснулся он уже здесь. Мы знаем его имя. Подлинное оно или нет – установить сложно, но мы располагаем отпечатками пальцев и я с минуты на минуту жду информацию.

В этот момент в комнату вошел пожилой эфбээровец, которого Холден и Роуз видели ранее.

– Мы знаем настоящее имя, – сказал он. – Дактилоскопический анализ подтвердил это. Его зовут Абдул Вазил. Телетайп вот уже пять минут передает его послужной список.

– Мне бы хотелось с ним ознакомиться, – произнес Холден.

Стил кивнул Кларку. Тут вновь заговорила Элеонора:

– В любом случае доктор Боб и сестра Нэнси введут в организм этого мистера Вазила определенные медикаменты. Затем доктор, который является опытным психотерапевтом, будет задавать пациенту вопросы. Ответы мистера Вазила, его реакции, физическое состояние и все прочее поступит в наш компьютер. Затем я проанализирую материал.

И снова Холден подумал, что, может, они находятся в каком-то секретном медицинском центре, где ставятся эксперименты по изучению человеческой психики.

Роуз Шеперд недовольно тряхнула головой.

– Но это же незаконно. Нельзя использовать медикаментозные средства при допросе подозреваемого.

Элеонора молча перевела взгляд на Стила. Тот прокашлялся.

– Мы поставлены в особые условия. Не думайте, что мне это все нравится больше, чем вам. Но мы нуждаемся в информации больше, чем в обвинительном приговоре. После того, как мы с ним закончим, он получит разрешение покинуть страну. Ему будет гарантирована личная неприкосновенность. Можете не сомневаться – никто не будет его убивать. Даю вам слово.

– Можно здесь курить? – спросил Холден.

Никто не дал отрицательного ответа, и Дэвид посмотрел на Рози, которая сунула руку в сумочку. Холден заметил, что пистолета там уже нет, – видимо, женщина укрыла его где-то на теле. Она протянула Дэвиду сигареты и зажигалку. Тот закурил.

– Ну, когда будем начинать? – спросил он.

Стил сделал знак Элеоноре, и та взяла микрофон.

– Нэнси, вези объект, – сказала она.

Нэнси оказалась высокой блондинкой двадцати с чем-то лет. На ней был классический наряд медсестры – чепец, передник и остальное. Перед собой она катила кресло на колесиках.

В кресле сидел мужчина. Его голова была опущена на грудь. Появился и доктор Боб в белом халате. На его шее висел стетоскоп. С помощью медсестры Боб поднял мужчину и уложил на стол. Элеонора защелкала переключателями на панели.

Вспыхнули экраны мониторов, освещение в комнате стало слабее. Стил подвинул Рози стул, и женщина опустилась на него. Холден присел рядом с ней. С другой стороны устроился Стил.

Боб взял шприц и сделал укол в левую руку Вазила. Еще один укол – в правую руку – пациенту сделала Нэнси. Врач подождал немного и заговорил по-английски. Холден удовлетворенно вздохнул – он опасался, что беседу с Вазилом доктор будет вести на родном языке допрашиваемого, на арабском или фарси.

– Расслабься, Абдул, – говорил Боб спокойным мягким голосом. – Сейчас ты погрузишься в приятный сон. Такого приятного сна у тебя не было с самого детства.

Холден скрипнул зубами. С этим ублюдком еще разговаривают, как с ребенком. Рози положила ладонь на его руку.

– Тебе хорошо, Абдул? – спрашивал дальше врач.

– Да, очень, – ответил мужчина.

– Это замечательно. Просто расслабься и отдохни немного. Думай о чем-нибудь приятном, о самых счастливых детских годах твоей жизни. Если какая-нибудь неприятная мысль попытается проникнуть в твою голову, ты просто отмети ее в сторону, понял, Абдул? О чем ты сейчас думаешь?

– О моей матери.

– Она была красивая?

– Да, очень.

– Хорошо. А что она сейчас делает, Абдул?

– Она рассказывает мне сказку.

– Это твоя любимая сказка?

– Да.

– А мне ты расскажешь что-нибудь, Абдул? Я хочу почувствовать, какой ты сейчас счастливый.

– Да, расскажу, – ответил мужчина.

– Спасибо. Тогда скажи, почему ты оставил свой дом на Ближнем Востоке и приехал в Соединенные Штаты? Пожалуйста, начни с самого начала, чтобы ничего не пропустить.

Сигарета догорела и обожгла пальцы Холдена. Он погасил ее в пепельнице. Элеонора старательно оперировала какими-то клавишами на своей панели. На мониторе появилось изображение головы Вазила. Холден видел, как его зрачки прямо на глазах меняют форму. Странно, он думал, что веки пациента будут опущены.

Абдул Вазил снова заговорил:

– Русский сказал, что если я приеду в Штаты, то не пожалею. Я верю русскому. И вот я приехал. В Европе было трудно – меня разыскивала полиция, а спрятаться было негде. Я очень устал от такой жизни. Я боялся, что меня арестуют. А ведь я еще не сделал то, что должен был сделать. Никто меня не остановит, ни полиция, ни иностранная разведка. Русский сказал, что мне нужно ехать в Америку, и он был прав.

– А как зовут этого русского, Абдул?

– Дмитрий Борзой.

– Черт, – процедил сквозь зубы Стил.

– А вы можете спросить у него, не пользуется ли Борзой еще каким-нибудь именем? – отозвалась Роуз.

Доктор Боб еле заметно кивнул.

– Так этот русский твой друг? – продолжал он расспрашивать своего пациента.

– Да, – ответил Вазил.

– А он никогда не говорил тебе своего другого имени? Может, я тоже его знаю?

– Говорил, – произнес Абдул. – Его еще зовут мистер Джонсон.


Глава двадцать шестая

<p>Глава двадцать шестая</p>

Наверное, редко кого из ораторов слушали с большим вниманием, чем сейчас Абдула Вазила.

Когда он сообщил, что в Штаты его надоумил приехать русский по имени Дмитрий Борзой, который пользуется также псевдонимом мистер Джонсон, собравшиеся в комнате люди отреагировали по-разному.

– Это тот человек с остановки. Тот, который подбирался к «Леопардам». Черт, это Джонсон… – возбужденно заговорила Роуз.

– Русский, – произнес Стил.

Врач Элеонора глубоко вздохнула.

Вазил продолжал говорить.

– Дмитрий сказал, что мы сможем легко победить. Кое в чем он был прав.

– А почему только кое в чем, Абдул?

– Чем больше свободы в стране, тем легче ее завоевать. Свобода передвижения, конституционные права – все это делает Америку очень уязвимой. Наш кандидат победит, потому что мы умнее. Но есть другие вещи…

– Какие? – спросил Боб.

– Соединенные Штаты никогда не победят нас, потому что такая уж это страна.

– Какая страна, Абдул?

– Открытая. Тут каждый готов жизнь отдать за свою личную свободу, и поэтому нам тут очень легко работать.

– А что у вас за работа?

– Терроризм.

– Ты террорист, Абдул?

– Нет, – глухо ответил мужчина.

– Может, вы борцы за свободу? – спросил Боб.

– Некоторые из нас, да.

– А о каких выборах ты говорил?

– О выборах мэра Метроу. Это очень важный пост.

– Какого кандидата вы с Дмитрием поддерживаете?

Рози усмехнулась.

– Ну, уж могу поспорить, что не Костигена. Он обещает навести порядок и разобраться с ФОСА.

Холден согласно кивнул. Похоже, Боб зря тратит время.

– Я не знаю, – сказал Абдул. – И это не имеет значения. Главное то, что сами выборы должны быть сорваны. Это очень поможет нам свалить всю систему.

– На кого работает Борзой? – спросил доктор Боб.

Холден сжал кулаки.

– Давно пора бы об этом спросить, – шепнул он.

– Борзой работает… – начал Абдул.

Медсестра Нэнси взмахнула рукой. В кулаке у нее был зажат шприц. Она с силой вонзила иглу прямо в сердце Абдула.

Рози и Холден одновременно вскочили на ноги, опрокинув стулья. Боб попытался схватить медсестру, но та увернулась и кулаком ударила его в переносицу. Глаза врача закатились под лоб.

Нэнси бросилась к двойной двери, через которую вошли Роуз и Холден. В руке Роуз появился пистолет.

– Не убивайте ее! – крикнул Стил, размахивая служебным «Кольтом». – Ее нужно взять живой!

Медсестра была уже у двери. Холден бежал сразу за ней. Он услышал, как Роуз кричит:

– Замри, сука!

Дверь начала открываться. Нэнси попыталась протиснуться в появившуюся щель, но Холден был уже рядом. Он прыгнул вперед, вытягивая руки. Женщина развернулась и нанесла ему удар ногой в живот. Холден услышал треск рвущегося материала и понял, что это ее платье.

Уклоняясь от очередного удара, он схватил женщину за одежду и сильно дернул. Та упала на него, перекатилась и вскочила на ноги. Холден потянулся за «Береттой».

– Пусть бежит, сволочь, – спокойно произнесла Роуз. – Посмотрим, далеко ли она уйдет.

Щелкнул курок.

Нэнси замерла и медленно обернулась. В ее глазах вспыхнули какие-то странные огоньки, которые Холден так сразу не сумел классифицировать. Нэнси широко открыла рот.

– Черт возьми! – рявкнул Холден, бросаясь вперед.

Его правый кулак с силой врезался в челюсть медсестры. Ее голова резко дернулась, на пол посыпались зубы, закапала кровь. Женщина взмахнула руками, упала на пол и осталась лежать неподвижно.

– В этом не было необходимости, – сухо сказал Стил.

Холден открыл рот, но Рози его опередила.

– А это что такое? – спросила она, указывая стволом пистолета на белую капсулу, которая лежала возле тела. – На витамины не похоже.

Холден присел на корточки и оглядел капсулу.

– Однажды, когда я служил в спецвойсках, мы поймали одного парня, – заговорил он, не глядя на Стила. – И он тогда открыл рот точно так же, как и эта красавица сейчас. И взгляд у него был такой же, безумный. Тот человек положил в рот капсулу с цианистым калием, и мы так ничего от него не узнали.

Холден повернул голову.

– Ваши меры предосторожности, Лютер, явно оставляют желать лучшего.

Он пощупал пульс на шее женщины. Она была жива. Холден стащил у нее с головы светлый парик, под которым оказались короткие темные волосы, и отбросил его в сторону. Похоже было, что у медсестры Нэнси настоящей была только грудь.


Глава двадцать седьмая

<p>Глава двадцать седьмая</p>

Они сидели в комнате. Холден расположился на диване рядом с Рози, Стил занимал стул. На другом стуле сидел пожилой эфбээровец, Кларк Петровски. На другом краю дивана сидела женщина, известная им как Элеонора.

Двое агентов Стила присматривали за «медсестрой» Нэнси, ожидая, когда женщина придет в себя. Техники по оборудованию курили и жевали бутерброды у противоположной стены комнаты.

Холден предложил открыть друг другу свои настоящие имена, ибо маскарад уже не имел смысла.

– Хорошо, – согласилась женщина. – Меня зовут Рита Харрингтон. Я действительно врач. А вы, как можно догадаться, Дэвид Холден, не так ли? Я узнала вас сразу же, как только вы вошли со специальным агентом Стилом. Я много читала о вас. Ну, так что тут все-таки происходит?

Стил энергично растирал себе виски, видимо, у него болела голова.

– Конспирация была полнейшая, – сказал он. – Мы приняли самые строгие меры предосторожности. Каким образом эта сука смогла пробраться сюда и убить Вазила?

– Это уже не так важно, – отозвался Холден. – Интереснее другое – в какой момент она убила Вазила?

– Непонятно, почему она не сделала этого раньше, – сказал Петровски и закурил сигарету. – Ведь она позволила ему сообщить нам о Борзом – Джонсоне, о том, что он русский.

– Видимо, она не хотела обнаруживать себя слишком рано, – заметила Рози. – Если бы она поторопилась, то все могло бы сорваться.

– А кто она? – спросила Рита Харрингтон.

– Скорее всего – профессиональный убийца, – ответил Стил. – Видимо, она была в курсе дел ФОСА, поэтому и убила парня в тот момент, когда он собирался сообщить, на кого работает Борзой, но не вмешивалась, когда он говорил о выборах мэра.

– Ну, тут и так все очевидно, – сказала Роуз. – Зачем ФОСА поддерживать Костигена, если…

Она резко умолкла и посмотрела на Холдена.

– Костиген, – негромко повторил тот.

– Она знала, что Вазил в это не посвящен, – произнес Петровски. – А может, ей было все равно, что он скажет.

– Но Вазил сказал, что они собираются сорвать выборы, – заметил Лютер Стил.

– Но если Роджер Костиген, – заговорил Холден, – стоит за жесткий порядок, а Хэррис Гэнби выступает с умеренной программой, то в случае вспышек насилия во время выборов выгоду из этого извлечет…

– Да, – кивнул Стил. – Выгоду из беспорядков и массовых убийств извлечет именно Роджер Костиген.

– Правильно, – согласилась Рози. – Если весь мир летит к чертям, то за кого вы будете голосовать – за либерального хлюпика или твердую руку?

– Да, что бы ни сказал нам Вазил, это не имело значения, – произнес Стил. – Совершенно логично, что ФОСА поддерживает Гэнби против Костигена.

Холден кивнул.

– Слушайте, – сказал он задумчиво, – если Борзой действительно руководит «Фронтом Освобождения» в Метроу, а эта подставная медсестра заняла место настоящей или как там они это сделали… Я имею в виду, что приказ ей отдал человек, через которого мы можем выйти на Борзого.

А если в ближайшее время ФОСА предпримет меры по срыву выборов и запугиванию людей, то мэром наверняка станет Костиген, и значит, Костиген – человек «Фронта».

– Но если эта женщина сумела проникнуть сюда, на этот объект, – заговорил Стил, и его голос стал жестким, – значит, существует утечка информации, причем настолько большая…

– Но ведь это идет не через нас? – спросил Петровски и тут же добавил: – Или все же?

– Не думаю, – покачал головой Холден. – Это наверняка кто-то, стоящий между Серильей и вами. Этот человек занимает высокий пост – ведь ему пришлось обеспечить операцию транспортом, раздобыть личные дела, все подготовить. Короче, ФОСА проник в ФБР.

– Черт побери! – крикнул Стил и ударил себя кулаком по колену. – Черт побери! Вы правы!

Холден повернул голову и посмотрел на Риту Харрингтон.

– Вы можете привести в чувство эту «медсестру» и сделать ей какой-нибудь укол? Сможете сделать то, что делал Боб? Кстати, как было его настоящее имя?

– Не знаю. Что ж, медикаменты у него должны быть, но это не моя работа. Нам и раньше приходилось сотрудничать, но я всегда занималась только анализом и аппаратурой. Боб был специалистом в своей области, а я нет. Если я что-то сделаю не так, женщина может умереть.

– Но сначала она будет говорить, ведь так? – глухо спросила Роуз Шеперд.

Рита Харрингтон молча кивнула.



Нэнси лежала на спине на том же самом столе, который еще недавно занимал Вазил. Рита Харрингтон воткнула ей в вену иглу, к которой крепилась тонкая трубочка, и содержимое какого-то пузырька начало поступать в кровь женщины.

Холден почувствовал, как Рози сжала его руку. Кларк Петровски закурил сигарету. Другой агент ФБР, индеец, стиснул кулаки так, что побелели суставы.

Ресницы Нэнси вздрогнули.

Один из техников поднял голову от контрольной панели.

– У нее резко возрастает частота пульса, – сказал он.

– Задавайте вопросы, – распорядился Холден. – Не теряйте времени.

Рита Харрингтон кашлянула.

– Вас послал Борзой?

– Нет.

– Кто вас послал?

– Я не могу…

– Кто вас послал?

– Нет…

– Сделайте ей еще один укол, – приказал Холден.

– Но ее пульс и дыхание…

Рита Харрингтон с сомнением покачала головой.

– Она умирает? – спросил Холден.

– Может умереть.

– Все равно, мы должны попробовать.

Роуз еще крепче сжала руку Дэвида.

– Начинайте, – глухо произнес Стил. – Я беру ответственность на себя.

– Но это убийство, – сказала Рита.

Холден протянул руку и взял шприц.

– Нет! – женщина вцепилась в его одежду. – Дайте сюда. Немедленно. Ее пульс… – Холден вонзил иглу в вену Нэнси. Та вздрогнула.

– Кто приказал вам прийти сюда?

– К… Кьел… Кьел…

– Это невозможно! – воскликнул Стил.

– Кьел-стрем… Кьелстрем, – повторила Нэнси все более отчетливо.

Внезапно ее глаза закрылись, грудь приподнялась и опала.

– О, Боже… – прошептала Рита Харрингтон. – Она…

– Умерла, – резко закончила фразу Роуз Шеперд.

– Кьелстрем, – медленно произнес Кларк Петровски.

– Тим Кьелстрем, – как эхо отозвался Стил.

Дэвид Холден молча смотрел на него.


Глава двадцать восьмая

<p>Глава двадцать восьмая</p>

– Существует высокая вероятность того, – говорил Лютер Стил, – что ФОСА знает о встрече между мистером Серильей и доктором Холденом.

Они – Холден, Роуз, сам Стил и три его агента: Петровски, Раннингдир и Лефлер – сидели в небольшой комнатке с бетонными стенами.

Тут была почти абсолютная звукоизоляция, и они позаботились, чтобы поблизости не находилось никаких проводов, кабелей или даже розеток. Впрочем, это тоже не давало гарантии того, что их не подслушивают.

– Тим Кьелстрем – это помощник мистера Серильи по административным вопросам. Если он чего-то и не знает, то может очень легко это выяснить. Если Кьелстрем сумел подсунуть нам эту убийцу в юбке вместо настоящей медсестры, то это означает, что он очень хорошо ориентируется в планах мистера Серильи.

Правда, к счастью, Кьелстрему вряд ли известно местонахождение этого объекта, иначе он бы не рисковал, посылая всего одного человека, который мог и не выполнить задание. Тем более он не упустил бы возможность разделаться с доктором Холденом.

Возможно, Борзой работает на Кьелстрема, но скорее всего наоборот. В любом случае Кьелстрем должен знать, как найти Борзого. Поэтому если мы возьмемся за Кьелстрема…

– Может, связаться с мистером Серильей? – спросил Том Лефлер, высокий стройный агент с песочного цвета волосами.

Кларк Петровски выпустил облако дыма и ответил:

– Если Кьелстрем действительно один из Главарей ФОСА, то мы не можем предупредить мистера Серилью без риска, что все станет известно его помощнику. А тогда Кьелстрем примет меры, возможно, даже убьет директора. Думаю, прошлую встречу мы провели так спокойно лишь потому, что Кьелстрем не знал, о чем там пойдет речь.

Но теперь-то им уж точно все известно – я имею в виду ФОСА – и этот проклятый коммуняка Борзой прекрасно осведомлен, что ФБР поддерживает контакты с «Патриотами».

– А не мог этот Борзой, или Джонсон, возвращаться со встречи с Кьелстремом, когда я наткнулся на него возле паркинга? – спросила Рози.

– Вполне вероятно, – согласился Стил.

Холден молча закурил сигарету.

– А где сейчас этот Кьелстрем? – снова спросила женщина.

– Обычно он держится рядом с мистером Серильей, – ответил Стил. – Вероятно, и сейчас тоже.

– А где директор? – поинтересовался Раннингдир.

Стил взглянул на часы.

– До встречи он был в Санта-Фе, в Нью-Мексико. Сегодня днем он должен был выехать в Альбукерке на секретную конференцию по вопросам безопасности. Это будет что-то вроде делового обеда.

Но мистер Серилья не переносит самолетов, пришлось дать ему сильнодействующие средства, чтобы он мог преодолеть себя. Поэтому обед был перенесен и время встречи изменено. Сейчас директор чувствует себя гораздо лучше. Когда я получал у него санкцию на арест Вазила, это был уже совсем другой человек.

– А в чем там дело в Альбукерке? – спросил Холден.

Стил взглянул на него.

– В последнее время участились акты насилия в Сан-Диего, Эль-Пасо, Ларедо, других пограничных городах. Террористы даже переходят мексиканскую границу и чинят там разбой. Это очень сильно подорвало отношения между США и Мексикой. А провести эту конференцию рекомендовал…

– Дай-ка я угадаю, – сказал Петровски. – Наверняка старина Тим собственной персоной.

– А кто отвечает за безопасность присутствующих? – спросил Том Лефлер.

Петровски коротко рассмеялся.

– Что ж, – сказал Холден, – у нас есть несколько элементов этой головоломки и нет времени долго с ними возиться.

Он взглянул на часы. Уже начался следующий день.

– Когда начинается конференция в Альбукерке?

– В десять утра, – ответил Стил.

– Сейчас начало девятого. Итак, Борзой знает о нашем союзе против ФОСА. Но он не будет распространять эту информацию, он ее придержит. Потому что если он поддерживает Костигена, то можно предположить, что и в других городах выборы пройдут по такой же схеме. А сведения о нашем альянсе он выложит на стол во время президентских выборов. Вот, дескать, президент и директор ФБР заигрывают с «Патриотами».

– Так они хотят и в Белый дом своего человека засунуть? – удивился Лефлер.

– Очень хотят, – кивнул Холден. – И это будет такой скандал, которого еще не случалось в нашей истории. К этому они очень тщательно готовятся, поэтому Борзой пока придержит известную ему информацию.

А наша задача – не позволить сорвать выборы в Метроу и других городах. В нашем распоряжении всего несколько недель, времени нет. ФОСА актами террора будет продолжать запугивать людей, и тогда Костиген одержит убедительную победу, так же, как и его коллеги в других местах.

И вот тогда «Фронт Освобождения» совершенно легально возьмет в свои руки управление страной. Они создадут свой собственный репрессивный аппарат и не позволят никому и слова сказать против.

Холден огорченно махнул рукой.

– Так что насчет Альбукерке? – спросила Рози.

Дэвид закурил очередную сигарету.

– Если ФОСА хочет подорвать отношения между США и Мексикой, то они должны сделать две вещи. Во-первых, вызвать беспорядки среди гражданского населения в Мексике – кто знает, не начались ли они уже. Тогда правительство Соединенных Штатов вынуждено будет отправлять на границу дополнительные контингента войск, а это уменьшит боеспособность армии в случае вооруженного выступления террористов.

И второе. Мы должны тщательно проанализировать предыдущую попытку покушения на жизнь мистера Серильи. Тогда ФОСА пытался свалить вину на нас. И теперь ситуация аналогичная – если этот Борзой не дурак, он поймет, что ему будет очень выгодно совершить нападение на участников конференции и вновь обвинить в этом «Патриотов».

Тем более, что если в результате погибнут несколько высокопоставленных мексиканских чинов, это только углубит конфликт между нашими странами. «Патриоты» же могут потерять доверие людей, кроме того, на них натравят местную полицию. А когда Борзой потом объявит о связи между ФБР, президентом и «Патриотами», то главу государства могут обвинить в пособничестве убийцам и взвалить на него ответственность за гибель участников конференции.

– Да, он вполне может до этого додуматься, – согласился Стил.

Он поднялся на ноги и подошел к столу, на котором лежало оружие. Тут были два помповых дробовика, «Ремингтон» и две М-16. Присутствовали также два револьвера 38-го калибра, стояли коробки с патронами и лежали магазины.

– Похоже, мы влезли в изрядное дерьмо, – заметил Петровски.

– Скажи мне, Холден, – внезапно спросил Стил, – ты думаешь о том же, о чем и я?

Дэвид посмотрел на него и усмехнулся.

– Похоже, что да. Мне доводилось бывать в Альбукерке. Там жарковато, но когда дует бриз, то вполне сносно.

Стил покачал головой.

– Все не так весело. Я знаю место, где состоится конференция. Охрана не будет предупреждена о нашем прибытии, и им все равно в кого стрелять, в нас или террористов. И даже если мы пробьемся внутрь, то нет никакой гарантии, что мы сможем уйти живыми. Кларк, Билл, Том, я не могу тут вам ничего приказывать.

Билл Раннингдир поднялся на ноги.

– А ты, Лютер?

– Я должен туда идти.

– Тогда и я тоже.

Петровски закурил очередную сигарету.

– Я уже старый человек, ребята. Если уж мне придется в таком возрасте поиграть в супермена, то что ж, я готов. Скажете, что от меня требуется, чтобы я зря не тратил энергию.

– Я тоже иду, Лютер, – сказал Лефлер.

– Рози, ты вернешься и… – начал Холден.

– Нет, дорогой. Я не хочу, чтоб повторился прошлый раз.

Холден окинул ее долгим взглядом и молча кивнул.

– Ну, так что будем делать? – в голосе женщины слышалось оживление. – Угоним самолет?


Глава двадцать девятая

<p>Глава двадцать девятая</p>

Оказалось, что угонять самолет не было необходимости. Холден из телефонной будки у дороги связался с Лемом Пэрришем, который ждал известий в баре в двух десятках миль от засекреченного объекта ВВС.

Дэвид просил радиорепортера передать «Патриотам», что они с Рози будут отсутствовать несколько дней. Командование на это время должна была принять Пэтси Альфреди. Все запланированные операции откладываются.

А когда Холден спросил, не поможет ли им Пэрриш найти пилота, оказалось, что он как раз в контакте со своим старым приятелем по Вьетнаму Честером Литлом и тот – опытный авиатор – готов оказать требуемую услугу. Более того, в данный момент Литл был владельцем небольшой чартерной фирмы и предложил предоставить в распоряжение Холдена любой из своих самолетов. О такой удаче можно было только мечтать.

Уже не было времени усиливать группу кем-то из «Патриотов»; Стил не решался также попросить помощи у ФБР, чтобы об этом как-нибудь не проведали Кьелстрем и ФОСА.

Холден был вооружен «Береттой» и своим верным ножом, у Роуз были пистолет и револьвер. Все остальное – автоматические винтовки, специальная форма и всевозможные боеприпасы – в большом количестве имелось на складе секретного объекта. Холден вновь терялся в догадках, что же это все-таки такое.

Дэвид и Рози облачились в свои любимые черные комбинезоны армейского образца и запаслись кобурами для своих стволов.

Да, оружия в подземном сооружении хватило бы, чтобы начать небольшую войну и успешно ее завершить. Тут были стандартные М-16, автоматы «Хеклер и Кох», легкие ручные пулеметы «Франчи», помповые дробовики полицейского образца, большое количество пистолетов: «Беретты», «Вальтеры», «Глоки»; газовые, дымовые и осколочные гранаты, даже портативные установки ПТУPC и ручные гранатометы.

Роуз с уважением покачала головой.

– Что же это за место, а? – спросила она.

– Я ломаю себе над этим голову с первой минуты, как попал сюда, – ответил Холден. – Но ответа пока не нашел.

– Что ж, – пожала плечами женщина, – во всяком случае тот, кто это все придумал, явно имеет хороший вкус. Тут собраны образцы лучшего оружия, которое только можно купить за деньги.

– Знаешь, а мне пришла в голову одна мысль, – задумчиво протянул Холден. – Группа «Дельта». Ты заметила, какой диаметр у этих платформ? Возможно, здесь базируется какое-то подразделение «Дельты». Спецдесант.

– Мне тоже так подумалось, – кивнула Роуз. – Значит, здесь находятся боевые вертолеты?

– Точно.

– Ну, ладно. Ты возьмешь М-16?

Холден положил руки ей на плечо.

– Сначала сделаем так.

Он прижал женщину к себе и крепко поцеловал в губы. Потом взглянул на часы. Да, времени на любовь явно не оставалось, это лишь героям кинофильмов так везет.

Они взяли по штурмовой винтовке и по автомату, Роуз прихватила еще «Вальтер», и направились туда, где их уже ждали Лютер Стил и его команда, чтобы всем вместе подняться наверх.


Глава тридцатая

<p>Глава тридцатая</p>

По причине, которую Роуз Шеперд не могла понять, некоторые мужчины считали, что чем сдержаннее они себя ведут, тем более достойно выглядят. Их пилот, Честер Литл, принадлежал как раз к такому типу мужчин.

За несколько часов полета, во время которых были преодолены две тысячи миль, он ограничился десятком скупых фраз и вот как раз повернул голову, чтобы произнести очередную.

– Я буду ждать, пока не решу, что уже никто не вернется. Тогда я подожду еще немного. У меня есть время.

– Хорошо, – кивнул Стил, собираясь покинуть машину.

Он сам подивился своей лаконичности. Возможно, это было влияние неразговорчивого пилота.

Честер Литл посадил самолет в пустыне, и по расчетам Стила они сейчас находились милях в двадцати от места проведения конференции. А местом этим было ранчо к югу от Альбукерке. Им пришлось приземлиться так далеко от цели, ибо небо над ранчо наверняка держали под контролем радары. Не было смысла раньше времени себя обнаруживать.

Роуз шла между Дэвидом и Кларком Петровски. Во время полета, когда никто не мог уснуть, Кларк показывал ей фотографии своих внуков. Было довольно интересно взглянуть на этого человека с другой стороны. Старый легавый, тем более из федеральной, оказывается, еще не утратил простые человеческие чувства.

Петровски был одет в старый шерстяной свитер, цивильный, не армейский. И брюки – обыкновенные, синие, чуть помятые. Кобура с пистолетом висела у него на поясе. На ногах – старые охотничьи сапоги.

Впереди всех двигался Лютер Стил. Черный комбинезон еще больше оттенял темноту его кожи. Он был примерно такого же телосложения, как и Холден, – высокие, рослые мужчины. На поясе и под мышкой Стила висели кобуры с пистолетами. В руках он нес автомат.

Роуз оглянулась. Поход замыкали Лефлер и Раннингдир, тоже вооруженные до зубов.

Согласно плану, выработанному в самолете, им предстояло похитить одну из машин охранников, которые наверняка будут припаркованы где-то на боковой дороге. Таким образом, они получат и средство передвижения, и выход на радиосвязь.

С воздуха – выискивая удобное для приземления место – они заметили несколько таких машин, причем автомобили не блокировали дорогу, а просто стояли на обочине. Возле них крутились мужчины в спортивных костюмах, делая вид, что с их машинами что-то не в порядке.

Они шли молча, пока наконец Стил не дал команду остановиться. Дэвид подошел к нему, и они принялись о чем-то совещаться шепотом. Роуз навострила уши, но не смогла ничего разобрать. Кларк Петровски отечески похлопал ее по плечу:

– Не волнуйся, детка. Скоро все узнаешь.

– Я и не волнуюсь, – ответила женщина.

Холден указал рукой на запад, и группа двинулась в том направлении. Шли минут двадцать, приближаясь к раскаленным скалам. А потом Роуз увидела, как Дэвид и Стил бесшумно побежали вперед.



Холден опустился на колени рядом со Стилом. Они находились ярдах в ста от большого фургона. Возле «Форда» прохаживались двое мужчин, под легкими ветровками которых ясно просматривалось оружие.

Холден наклонился к Стилу.

– Как думаешь, они бросят оружие, если увидят, что у них нет шансов? Или будут драться?

– Будут драться.

Холден и ожидал услышать такой ответ.

Он осторожно высунул голову из зарослей кактусов, в которых они укрылись, и оглядел местность. Что ж, кругом ровная поверхность, на протяжении этих ста ярдов спрятаться совершенно негде. Правда, справа тянулось высохшее русло ручья; оно доходило почти до дороги, а до охранников оттуда оставалось еще ярдов двадцать.

Холден прижал губы к уху Стила.

– Я поползу по руслу. Когда прикинешь, что я уже должен быть на месте, то поднимайся и зови на помощь. Сбрось куртку и покажи им свой значок эфбээровца.

Лицо Стила напряглось.

– Ну что ж, другого выхода нет, – ответил он. – Давай действуй.

Холден бросил еще один взгляд в направлении дороги, а в следующий момент уже был на ногах. Винтовка висела у него за спиной, а в руках он держал автомат с глушителем.

Он добежал до высохшего русла и нырнул в канаву, оцарапав руку о камень. Затем низко пригнулся и быстро бросился вдоль русла к дороге. Холден уже почти добежал, когда вдруг раздался голос Стила:

– Эй! Я из ФБР! Мне нужна помощь.

Холден высунул голову и увидел, как оба охранника повернулись на голос, оказавшись теперь спинами к нему. В их руках появилось оружие. Что ж, это нормально.

Холден осторожно двинулся вперед, сокращая расстояние между собой и двумя мужчинами. Двадцать ярдов. Пятнадцать…

Стил пока объяснял, что ему нужна помощь, чтобы сорвать заговор против Рудольфа Серильи. Холден отметил, что агент ФБР говорил очень искренне. Артист.

Десять ярдов.

Семь…

– Никому не двигаться!

Холден бабахнул из автомата в песок между охранниками.

– Вы окружены. Только пошевелитесь и я стреляю.

Оба мужчины замерли, опустив руки с револьверами вдоль тола. Холден подошел ближе.

– Ведите себя спокойно и никто не пострадает.

С этими словами он отобрал у охранников их «смит-и-вессон». Стил на миг исчез среди кактусов, но тут же появился вновь с М-16 в руках. Он побежал к дороге. Холден глубоко вздохнул…



Холден изучал план, обнаруженный в машине. Правда, он не совсем понимал, почему этот документ оказался в «бардачке» автомобиля охранников. На нем был подробно изображен весь комплекс строений ранчо, а не только дороги и подъезды.

Один из охранников прокашлялся.

– Слушайте, ребята, если вы и правда из ФБР, то мы вам поможем. Не надо держать нас на мушке.

Оба мужчины – с руками, скованными за спиной их собственными наручниками, – сидели в тени машины на земле. Холден покачал головой.

– Не думаю.

Затем он направился к Стилу и Петровски.

– Смотрите, – протянул он им план, – что это за цифры тут в уголке?

Пока агенты ФБР изучали их, Холден повернулся к Рози.

– Попробуй включить радио и проверь, что это за частота. Только сначала запиши исходные данные.

И он продиктовал ей цифры, записанные на плане. Когда они захватили машину, Дэвид выключил рацию, ибо она передавала только обычные сводки дорожной полиции.

Роуз защелкала переключателем, некоторое время раздавались только треск и шум. А затем вдруг в эфир вошел отчетливый мужской голос. Он зачитывал какие-то цифры.

Стил наклонился к охранникам.

– Что означают эти цифры? – спросил он резко.

– Понятия не имею, – ответил один из мужчин.

Кларк Петровски вытянул руку и упер ствол пистолета в лоб охранника.

– Это 30-й калибр, парень. Представляешь, что останется от твоей черепушки?

Мужчина побледнел.

– Но вы не…

– Посмею, милый. Это вот он, – Петровски кивнул в направлении Стила, – у нас щепетильный. А я, старая сволочь, посмею. Ну, или говорите правду, или…

Щелкнул курок.

У одного из мужчин между ногами появилось мокрое пятно и начало расползаться по песку. Запахло мочой. Петровски скривился и покачал своей седой головой.

– Умный парень. Он мне поверил.

В итоге они узнали, что цифры – код. С его помощью отдаются приказы и согласовываются действия. Частота принадлежала «Фронту Освобождения Северной Америки». Охранники тоже работали на эту организацию. С пистолетом у виска они быстро признались, что лично Тим Кьелстрем выбрал их и проинструктировал. И они были далеко не единственными.

Судя по цифрам, которые безликий голос все произносил по радио, нападение на ранчо уже началось. Код был нетрудным, и Холден быстро с ним разобрался.

– Мы опоздали, – с горечью сказал Лефлер.

Дэвид и Стил одновременно качнули головами:

– Еще нет, – произнесли они в один голос, так, словно репетировали заранее.

Холден взглянул на Рози.

– Переключись на первую частоту.

Через несколько секунд по радио опять зазвучали сообщения дорожной полиции и обычные позывные службы охраны.

Билл Раннингдир почесал в затылке.

– Или у них там свой человек в радиоцентре, – сказал он. – Или они просто прокручивают пленки.

Роуз Шеперд уселась за руль и повернула ключ зажигания.

– Ну, так что будем делать?

Холден махнул рукой Лефлеру и Раннингдиру.

– Оттащите эти два куска дерьма в тень, – распорядился он, указывая на охранников, – чтобы они не так быстро завонялись.

Затем он повернулся к машине.

– Вылезай, милая. Я поведу.


Глава тридцать первая

<p>Глава тридцать первая</p>

Главные ворота на подъезде к ранчо – согласно плану – находились в двух милях от самого здания. Когда они приблизились к ним, Холден сказал:

– Они не будут пользоваться взрывчаткой до самой развязки. Дым и огонь заметят с воздуха, и это привлечет сюда воздушный патруль с базы ВВС и охранников, которых Кьелстрем не успел завербовать.

– А как мы отличим своих от чужих? – спросила Роуз.

– Те, кто живы и вооружены, скорее всего окажутся плохими парнями, детектив, – ответил Стил.

– Да, наверное, – согласился Кларк Петровски. – Если Тим Кьелстрем действительно организовал тут ловушку, то его люди из охраны уже должны были справиться с теми, кто не изменил своему долгу. Ведь на их стороне эффект неожиданности. Так что, судя по всему, на данный момент ранчо уже находится в руках бандитов из ФОСА.

Перед воротами стояли два автомобиля. Они блокировали дорогу. Возле машин прохаживались четверо парней с М-16 на плече.

– Это явно не настоящие охранники, – шепнула Рози.

– А если да? – спросил Стил. – Мы не можем рисковать и убивать их.

Они сидели в своей машине на передних сиденьях, женщина между Стилом и Холденом.

Стил повернул голову.

– Раннингдир, – распорядился он, – приготовь-ка вот эту штучку.

Он указал на «Франчи», легкий ручной пулемет, а потом опустил стекло в заднем окне.

– Ну-ка, притормози, – сказал Стил.

– Только смотри, не дай себя прикончить, – посоветовал Холден.

– Будьте осторожны, босс, – добавил Петровски.

Стил толчком открыл переднюю дверцу со стороны пассажира и полез из машины. Высунув полкорпуса, Лютер сказал резким голосом полицейского:

– ФБР. Вот мои документы.

И тут же Холден и Рози одновременно заорали:

– Назад!

Все четыре охранника вскинули к плечу свои М-16 и без всякого предупреждения открыли огонь. Лобовое стекло «Форда» покрылось паутиной трещин. Холден резко вывернул руль, а Рози помогла Стилу вернуться в машину.

– Может, они просто не любят чернокожих, Лютер? – крикнул Кларк Петровски.

А Роуз Шеперд уже высунула в окно ствол своего автомата и поливала свинцом ворота и людей возле них.

Петровски и Лефлер тоже недолго оставались безучастными зрителями. Холден принялся разворачивать машину.

– Билл, твоя очередь! – крикнул он.

Раннингдир с готовностью схватил пулемет. Через пару секунд уже вся машина сотрясалась от грохота: Роуз и Стил палили через передние пассажирские окна, Лефлер и Петровски – через боковые, а Раннингдир лупил из пулемета через заднее.

Один Холден пока уделял внимание лишь рулю.

Двое охранников у ворот уже лежали на земле. Остальные, сообразив, что им сейчас придется туго, кинулись в свои машины, побросав винтовки. Один не добежал, взмахнул руками и повалился на асфальт. Второй все же завел автомобиль и сорвал его с места.

Но в этот момент очередь из пулемета разнесла в клочья обе его задние шины. Автомобиль завертелся на дороге и врезался в ворота. Мужчина поспешно выскочил из кабины и бросился бежать.

– Пригнись, Билл! – рявкнул Петровски.

Индеец послушно нагнул голову, и «Магнум» в руке старого полицейского дважды подпрыгнул. Охранник упал и больше не шевелился.

– Держитесь крепче! – крикнул Холден. – Идем на таран.

Он развернул «Форд» и выжал полный газ. Машина понеслась прямо на уже частично разбитые пулями ворота.

– Как только я остановлюсь, все сразу выходят, – скомандовал Дэвид. – С машиной что-то не то, как бы не взорвалась.

«Форд» ударил в створки ворот, те распахнулись, и автомобиль покатил по широкой аллее, по обеим сторонам которой высились стройные ряды деревьев. Время от времени мелькали аккуратные зеленые газоны.

– Надо рискнуть, – сказал Стил. – Подгоняй прямо к дому, чем ближе, тем лучше, иначе можем не дойти.

– Хорошо, – кивнул Холден. – Лютер, ты, Билл и Лефлер пойдете справа. Мы втроем – слева.

– Понял.

Стил заговорщицки подмигнул Холдену.

Внезапно впереди послышались звуки выстрелов, которые не заглушал даже рев двигателя «Форда».

– Когда выйдем, – сказал Холден, – я брошу в машину гранату. Взрыв и дым должны привлечь внимание воздушного патруля.

На обочине дороги стоял одинокий «Мерседес». Когда они проезжали мимо, Дэвид увидел водителя – мужчина сидел, откинувшись на спинку кресла. В голове у него была черная дыра. Двигатель «Форда» уже не ревел, а стонал. Холден никогда еще не слышал таких звуков. Пахло гарью.

– Не забудьте, – напомнил он, – выскакиваем, как только я остановлю. Боюсь, что нам не понадобится граната.

Они преодолели довольно крутой поворот, и вдруг перед ними выросло здание ранчо.

Его трудно было назвать скромным сельским жилищем. К дому вел широкий подъезд, вымощенный бетонными плитами. Рядом виднелся большой фонтан с массивным каменным парапетом. Толстая струя воды плясала в воздухе. Справа тянулся огромный тенистый сад, а за фонтаном и находилось собственно ранчо. Дворец в пустыне.

На ступеньках, которые вели к дому, шел форменный бой, переходящий в рукопашную. А подъезды к зданию со стороны аллей блокировали фургоны с вооруженными людьми. Холден сразу понял, что дальше на машине им не проехать. Придется пешком.

– Я торможу, и все выходят. Потом я разгоняю машину и направляю в фургон справа. Вот вам будет и взрыв с дымом. Дайте-ка мне мою винтовку.

Дэвид почувствовал руку Рози на своем плече, но женщина ничего не сказала.

– Все на выход! – рявкнул Холден.


Глава тридцать вторая

<p>Глава тридцать вторая</p>

Дверцы распахнулись. В зеркало Холден видел Раннингдира с пулеметом в руках. Затем появились Петровски и Лефлер.

Стил крикнул:

– Удачи, друг!

И тоже выскочил из машины. Тут раздался голос Рози:

– Ты же не можешь одновременно таранить их и стрелять по ним. Пожалуйста, не отговаривай меня.

Он услышал щелчок затвора.

– Хорошо, – коротко ответил Холден.

Он нажал на педаль газа. Мотор лишь слабо подвывал, зато откуда-то валил черный дым. Рози закашлялась, но тут же эти звуки утонули в грохоте выстрелов – женщина открыла огонь по людям, находившимся возле фургона справа.

Холден пригнул голову так низко, как только мог. Дыма становилось все больше.

– Будь готова!

– Всегда готова!

Так ответил Уорд Бонд в вестерне Джона Уэйна. Холден не смог сдержать улыбки.

– Выходи! Сейчас!

– Я захвачу твою винтовку.

Рози уже была снаружи, когда Холден распахнул дверцу со своей стороны и покатился по асфальту.

Удар был силен, на миг у него парализовало дыхание. Он заставил себя вскочить на ноги и укрыться за бетонным бордюром, ибо вокруг уже свистели пули. Холден выхватил «Беретту», и в этот момент «Форд» врезался в фургон.

Взрыв был действительно оглушительным, казалось, что земля вздрогнула. Но наслаждаться эффектом не было времени.

– Рози!

Черно-оранжевый шар взмыл в голубое небо пустыни; сверху посыпались кусочки металла, пластика и еще чего-то.

– Рози! Где ты?

– Здесь! Все в порядке.

Он увидел, как женщина бежит по направлению к взорванному фургону, пытаясь приблизиться к дому. Холден бросился за ней, догнал. Роуз на бегу бросила ему М-16.

– Лови!

Он поймал.

Под их ногами мелькала зеленая трава. Холден на ходу передернул затвор, опустил предохранитель. Боковым зрением он видел слева Петровски, который поджидал их, паля из своего дробовика по крыльцу.

Стил, Раннингдир и Лефлер тоже бежали к зданию, стволы их винтовок брызгали огнем.

В этот момент Петровски угодил под перекрестный обстрел из двух фургонов. Холден на бегу развернулся и выпустил длинную очередь по одной из машин. Двое находившихся рядом мужчин упали, лопнула передняя шина, разбилось зеркало.

Третий мужчина спрятался за автомобилем. Холден, не останавливаясь, сменил магазин.

– Смотри, Дэвид! – крикнула Рози. – Восходящая звезда баскетбола!

В воздухе мелькнула граната и упала как раз перед фургоном. Холден прыгнул в сторону, Рози бросилась за ним. Граната взорвалась, подбросив в воздух капот машины.

С другой стороны приближался Петровски. Его помповый дробовик хлопал, не переставая.

На крыльце столпилось большое число боевиков ФОСА. В основном они уже преодолели сопротивление охранников, и все вокруг было усыпано мертвыми телами.

Петровски добежал до фонтана и укрылся за парапетом. Холден тоже затащил Рози за гранитный обелиск. По ним стреляли, пули отбивали кусочки камня. Они эпизодически огрызались огнем.

Холден повесил винтовку на плечо и достал пистолет. Потом посмотрел на Рози.

– Когда мы подойдем поближе к фонтану, повтори, пожалуйста, свой трюк с гранатой.

– Хорошо, – усмехнулась женщина.

С пистолетом в левой руке и короткоствольным автоматом в правой Холден еще раз посмотрел на Роуз.

– Готова?

Женщина держала в обеих руках свою М-16. За поясом у нее торчали два пистолета.

– Готова!

– Вперед!

Холден выскочил из укрытия и бросился вдоль бордюра. Роуз держалась чуть сзади.

В доме прогремел взрыв, зазвенели выбитые стекла, посыпалась штукатурка со стен.

Дэвид открыл огонь по крыльцу. Короткие очереди из автомата и двойные щелчки из «Беретты».

Они уже были почти у фонтана. Петровски возобновил стрельбу, и боевики ФОСА подались назад.

– Прямо по ступенькам, Рози – крикнул Холден.

Роуз выпустила винтовку, которая повисла на ремне, сорвала с пояса гранату и швырнула ее. В тот же момент женщина споткнулась и полетела на землю.

– Нет! – крикнул Холден, бросаясь к ней.

Граната ударилась о бетонный столб, отскочила и взорвалась в воздухе. Дэвид упал на Рози, прикрывая ее своим телом.

– Со мной все в порядке, – сказала женщина. – Только больно немного.

Она растирала левое плечо. Холден помог ей подняться на ноги, и вот уже опять в ее руках была винтовка. Дэвид тоже возобновил стрельбу, продвигаясь к крыльцу.

Петровски выскочил из укрытия и бросился к ступенькам, но тут очередь хлестнула его по правой ноге и старый полицейский упал, его дробовик выстрелил в воздух.

– Я здесь! – крикнула Рози, бросаясь к нему.

Холден прикрыл их огнем из М-16, продолжая продвигаться к крыльцу; срезал одного из боевиков, второго уложила Рози.

– Давайте, ребята! – прокричал Петровски. – На крыльцо и в дом. Я не пропаду!

Холден бросил на него взгляд и метнулся вверх по ступенькам, прыгая через три за раз. Слева на него бросился здоровенный парень, но прежде чем Дэвид успел выстрелить, раздался грохот сорокапятки Рози и боевик рухнул на бетон.

Наверху было полно фосавцев, а патроны у Холдена уже заканчивались. Он забросил винтовку на плечо и выхватил «Беретту», в которую ранее успел вставить новую двадцатизарядную обойму.

Тут же двумя выстрелами он сразил боевика с «Узи» в руках, и тот покатился по ступенькам, оружие выпало из его ладоней. Холден проворно нагнулся и схватил автомат. Теперь можно было продолжать перестрелку.

Он увидел, что снизу к нему бежит Рози.

– Оставайся там! – крикнул он, но женщина не обратила на его приказ внимания.

На крыльце появился Стил, рядом с ним был Раннингдир. Лефлер остался помочь Петровски.

– Идем в дом! – крикнул Холден, бросаясь к входной двери.

– Быстрее! – поддержал его Стил.

Они устремились вперед.

За колоннами, окружавшими вход в здание, был внутренний садик с экзотическими деревьями. Столпившись на балконах второго этажа, боевики поливали свинцом всех, кто находился внизу.

Перестрелка ничего бы не дала, только потеряли бы время. Надо было что-то придумать.

– Прикройте меня! – крикнул Стил и бросился из-под защиты колонн на открытое пространство.

В каждой его руке была М-16, брызгающая огнем. Он бежал к дальней стене, возле которой росли розовые кусты. Там пули бандитов его бы уже не достали.

Внезапно он на миг остановился, но потом словно с усилием продолжил бег. Холден понял, что его товарищ ранен, но не очень серьезно. Он тоже бросился к дальней стене и достиг ее почти одновременно со Стилом, по пути еще забросив гранату на один из балконов.

В это же время Роуз Шеперд засыпала смертоносными черными шариками галерею справа. Взрывы гремели один за другим. Слышались крики и стоны раненых боевиков.

– Оставайся там! – крикнул Холден женщине и присоединился к Стилу.


Глава тридцать третья

<p>Глава тридцать третья</p>

Посреди стены был проход в форме арки. Стил уже укрылся там и вел огонь по балконам. Но винтовку он держал как-то неуклюже. Холден понял, почему, когда оказался рядом. Левый рукав комбинезона Лютера набух от крови.

– Достали меня, суки, – процедил Стил. – Две пули, плечо и предплечье. Но это ерунда, я еще в форме. Нам нужно проникнуть на второй этаж. Если мистер Серилья и остальные…

– Да, – кивнул Холден, наблюдая, как Билл Раннингдир зигзагами бежит через дворик.

По нему почти не стреляли. Это хороший знак.

– Вот возьми, – сказал Холден, протягивая Стилу два магазина. – Наверх пойду я один, а это пригодится тебе здесь.

Не слушая возражений, он быстро двинулся вдоль стены влево, пробираясь под балконами, изрядно поврежденными взрывами гранат.

На входе никто его не встретил, и Дэвид быстро взбежал по лестнице на второй этаж, прыгая через несколько ступенек. Тут царил полный разгром, людей не было видно. Пахло гарью, и Холден вспомнил взрыв, который слышал снаружи.

На первом этаже пальба все еще продолжалась. Из какой-то двери вдруг выскочили двое боевиков и бросились на балкон. Холден снял их меткой очередью.

Он осторожно продвигался по коридору, держа «Узи» в левой руке, и принюхивался, пытаясь определить источник дыма.

– Я с вами, мистер Холден, – раздался позади голос Билла Раннингдира.

– Отлично. Будем искать. Они где-то здесь.

На противоположном конце галереи находилось несколько двойных дверей. Когда одна из них медленно приоткрылась, Холден едва не нажал на спуск, но это была Рози. Ее левая рука была перевязана платком, в опущенной правой она держала пистолет.

Холден жестом указал на другую дверь, к которой он осторожно подбирался. Женщина понимающе кивнула.

Здесь очень сильно пахло дымом. Возможно, сработала пластиковая бомба.

Холден остановился у двери, развернулся и с силой ударил правой ногой по замку. Дверь распахнулась, резко качнувшись на петлях. Холден придержал ее. Рози стояла слева от него, Раннингдир – чуть позади.

Холден снял с пояса гранату, не выдергивая чеку. Он решил рискнуть. Подмигнув Рози, Дэвид швырнул гранату в дверной проем и тут же прыгнул туда сам. Билл Раннингдир дал очередь в потолок, чтобы показать, что тут не шутят.

Холден растянулся на полу за перевернутым дубовым столом.

Больше никто не стрелял.

Холден приподнял голову.

– Кьелстрем! – крикнул он.

Он изрядно удивился, когда ему ответил хриплый голос:

– Убирайтесь отсюда.

– Что тут случилось? – тянул Холден время. – Пластиковая взрывчатка не сработала так, как вы рассчитывали?

– Убирайтесь!

– Где ваш босс? Я имею в виду Серилью.

Ответа не было.

Позади Холдена раздался голос Стила. Да, Лютер был настоящим мужчиной.

– Тим, – спокойно говорил он, – это Лютер Стил. Послушай меня. Может, то, что случилось здесь, еще не означает конец света? Возможно, все еще удастся исправить.

Запах взрывчатки давил в ноздри. У Холдена от него уже начала кружиться голова.

И тут раздался полный боли торопливый голос Серильи:

– У него тут все заминировано и опутано проводами. Он…

Послышался звук удара и стон.

Холден осторожно выглянул из-за стола. Он увидел еще одну дверь, открытую, а за ней – комнату. Посреди стоял круглый стол заседаний. Вокруг него в креслах находились люди. Кто сидел прямо, кто склонился на стол. У дальней стены красовался мраморный камин. Все присутствующие были в строгих деловых костюмах, все среднего возраста или старше. Некоторые были уже мертвы, другие подавали признаки жизни.

К ножкам стола и стульям – как сразу заметил Холден – были привязаны опутанные проводами кубики пластиковой взрывчатки. Под столом, возле его центра, лежало нечто, напоминавшее большую черную змею.

Холден понял, что произошло. Что-то не сработало, часть зарядов взорвалась в нежелательное время, а часть проводов сгорела. В столе виднелась обгоревшая дыра.

– Кьелстрем, с вами все в порядке? – позвал Холден.

– Убирайтесь к такой матери! Вы проиграли!

– Не думаю.

Ведь когда Серилья подал голос, Кьелстрем не пристрелил его. Значит, еще не все потеряно.

Дэвид Холден поднялся на ноги, оставив трофейный «Узи» лежать на полу под столом.

– Дэвид! – испуганно воскликнула Рози.

– Все нормально, – ответил ей Холден.

Он медленно двинулся вперед, не притрагиваясь к винтовке, которая висела у него на плече.

– Ни шагу дальше, иначе эта проклятая страна наконец-то испытает, что такое возмездие!

– Ты полное дерьмо, Тимми, – спокойно произнес Холден. – Ну, убей меня, давай.

Он чуть ускорил шаги. Войдя в конференц-зал, Холден первым делом увидел молодого мужчину в костюме-тройке, который лихорадочно соединял провода, идущие от детонатора к огромному блоку пластика.

– Вы проиграли! – крикнул Кьелстрем, поднося провода друг к другу, чтобы сработал детонатор и раздался страшной силы взрыв.

Хотя автомат спокойно висел на плече Холдена, в правой руке у него была «Беретта», которую он прикрывал бедром. Теперь же Дэвид молниеносно вскинул руку, одновременно взводя курок.

Грохнул выстрел. Кьелстрем находился всего футах в десяти, поэтому особое мастерство тут не требовалось. Пуля вошла в левый глаз помощника директора ФБР.

– Это ты проиграл, – глухо сказал Холден.

«И ФОСА вместе с тобой», – добавил он мысленно.

Дэвид Холден выстрелил еще дважды, в переносицу и в сердце предателя. Тело Тима Кьелстрема обмякло, провода выпали из рук. Он – уже мертвый – отшатнулся к стене, сполз по ней на пол и замер там. Кровь из ран медленно вытекала на ковер.


Глава тридцать четвертая

<p>Глава тридцать четвертая</p>

По мнению врачей, большинство из участников конференции должны были выжить, среди них и Серилья. Правда, несколько человек – и директор в их числе – были тяжело ранены…

Погибли два сотрудника Министерства юстиции Соединенных Штатов, два представителя мексиканской федеральной полиции, офицер американской пограничной службы и начальник техасской полиции.

Были убиты также семнадцать сотрудников службы безопасности, оставшиеся верными своему долгу. Еще восемь получили ранения, но жизни их уже ничего не угрожало.

Сорок три боевика – в основном уличные бандиты из разных городов США, среди них несколько иностранцев – были убиты во время перестрелки. Несколько раненых попали в руки властей.

В следующую секунду после того, как Холден застрелил Кьелстрема, Рози Шеперд была рядом с ним.

Он взял ее за руку.

Затем командование принял Лютер Стил, который словно забыл о своих ранах. Врачи и медперсонал со всего Среднего запада вертолетами свозились на ранчо.

Из Лос-Анджелеса истребителем была срочно доставлена специальная бригада, которая должна была заняться взрывчаткой.

Рана Роуз Шеперд была признана поверхностной. Кларка Петровски быстро доставили в близлежащий госпиталь. Врачи работали не покладая рук, и к чести Стила и Лефлера следует отметить, что оба они отказались получать помощь, пока ее не окажут более серьезно раненным.

Сельский доктор, который в общей суматохе тоже попал на ранчо, перевязал Рози руку и сделал ей укол против столбняка. Затем его срочно отправили домой, напомнив, что он несет ответственность за разглашение государственной тайны, имеющей отношение к национальной безопасности Соединенных Штатов.

Билл Раннингдир раздобыл ключи от «Мерседеса», и Стил шепнул Холдену и Рози:

– Давайте, надо сматываться отсюда, пока никто не разобрал, кто вы такие. Когда я вернусь в Метроу, у нас будет полно работы в связи с этими выборами.

Холден сел за руль. Рози положила голову ему на плечо и уснула. А Дэвид все думал. Думал о выборах и о Дмитрии Борзом, он же Джонсон.

Холден вел машину по пустынной дороге среди обломков скал и кактусов. Он не особенно спешил.

– Дэвид? – внезапно спросила Рози.

– Да, милая.

– О, я просто хотела убедиться, что ты рядом.

– Я всегда рядом с тобой.

Наконец на горизонте показался самолет Честера Литла.

– Сейчас ты отдохнешь, – сказал Холден женщине.

А потом дважды нажал на клаксон, чтобы дать знать Честеру о своем прибытии.