Джерри Эхерн

Сибирская Альтернатива


Глава первая

<p>Глава первая</p>

В последнее время Хэнк Фрост начал серьезно задумываться, можно ли умереть от скуки. Он действительно любил Бесс и дни, проведенные с ней, считал счастливейшим временем своей жизни; здесь, конечно, о скуке и речи не было. Но зато все остальное…

Фрост проводил многие часы на стрельбище, упражняясь с браунингом, и достиг тут почти предела совершенства. Он приобрел и другие системы оружия и опробовал их; кое-что ему понравилось, кое-что — нет. Бывший наемник не пропустил ни одного мало-мальски приличного фильма и прочитывал теперь в среднем три книги в неделю, но все это было не то…

Он чувствовал, что просто пытается убить время, которое шло быстрее, если Фрост был чем-то занят. Эти занятия хоть как-то отвлекали его мысли и внимание, позволяли хоть немного выплеснуть накопившуюся энергию.

Новых контрактов капитану пока никто не предлагал, да он и сомневался, что согласился бы взяться за работу. Зачем? Ведь на его счету в банке лежал миллион долларов, и они с Бесс безбедно жили на проценты. Разве кто-нибудь мог бы предложить ему больше?

Но все чаще Фроста посещала мысль, что деньги сильно изменили его характер. И не в лучшую сторону.

Подумав об этом в очередной раз, капитан громко рассмеялся, и смех этот разнесся гулким эхом по безлюдному лесу. Да в самом деле, может ли вообще что-то изменить его, Хэнка Фроста? Такого горбатого, пожалуй, уже и могила не исправит.

Отголоски смеха стихли, и вновь наступила глубокая тишина. Здесь, в лесах Джорджии, капитану нередко казалось, что все остальное человечество просто перестало существовать, и он остался один в этом гигантском девственном лесу и вообще в мире.

Он пожал плечами, покачал головой и достал из кармана полупустую пачку “Кэмела”, потом вытащил зажигалку, щелкнул крышкой и поднес кончик сигареты к пламени своей старенькой “Зиппо”. Глубоко затянулся и выпустил облако ароматного дыма.

Затем наклонился и взял в руки охотничий арбалет, который лежал на большом сосновом пне. Оглядел это необычное оружие.

— Хм, — сказал Фрост, — забавная штука. Ему уже приходилось, хотя и не часто, стрелять из арбалета во Вьетнаме, когда капитан служил там в спецподразделении. Но то были совсем не такие арбалеты. А этот он сначала увидел в рекламном ролике, потом — в магазине и вот решил купить.

— Ну, попробуем, — буркнул капитан себе под нос. Он упер арбалет в землю и принялся натягивать тетиву при помощи специальной рукоятки. Когда замок защелкнулся, Фрост взял оружие в руки, достал из кожаного колчана, который висел у него на поясе, короткую широкую стрелу и аккуратно поместил ее в ложе. Потом поднял арбалет и прижал его приклад к плечу. Прицелился.

В ста ярдах от того места, где Фрост сейчас находился, он установил стандартную ружейную мишень. Капитан осторожно положил палец на спусковой крючок, затаил дыхание и потянул его на себя. Отдачи не было, арбалет лишь слегка вздрогну в его руках, раздался негромкий свист, скорее даже гудение, а потом послышался глухой звук удара. Стрела ударила в мишень с силой равной ста семидесяти пяти фунтам.

— Ничего себе, — сказал Фрост, качая головой. — Просто здорово.

Капитан положил арбалет на плечо и двинулся вперед, чтобы посмотреть, в какой сектор мишени он попал. Похоже было, что очень близко к “десятке”, но следовало убедиться.

Внезапно наемник остановился. Он почувствовал, что тишина, царившая вокруг, словно растаяла и лес наполнился новыми звуками. Это явно был не олень — ему нечего делать рядом с человеком, да и шум животное производит совершенно другой.

Напрягшись и подобравшись, Фрост медленно двинулся дальше. Вскоре он увидел, что действительно попал в “яблочко”.

— Неплохо, — пробормотал капитан, — Совсем неплохо. Его правая рука осторожно скользнула под куртку, пальцы сомкнулись на рифленой рукоятке браунинга, который висел в кожаной кобуре под мышкой. Капитан продолжал стоять возле мишени, но теперь уже явно слышал шелест листьев под чьими-то ногами у себя за спиной.

Он резко развернулся, все еще держа арбалет в левой руке. Большим пальцем правой взвел курок браунинга, указательный лег на спусковой крючок. К Фросту быстро приближался массивный мужчина, за ним следовали еще трое. У всех были пистолеты или револьверы разных систем.

Капитан нажал на спуск, потом еще раз. Бежавший впереди взмахнул, руками, сделал шаг назад и упал на спину. Его товарищи молча продолжали движение. Фрост дал еще два выстрела по крайнему слева, но не попал. Капитан только собирался бросить арбалет, чтобы взять браунинг в обе руки — так удобнее целиться, как вдруг услышал за спиной какой-то шум. Он крутнулся на месте, выбросив вперед руку с пистолетом, и увидел, как еще двое мужчин появляются из-за песчаного пригорка, на котором капитан разместил свою мишень, и бегут к нему.

Фрост послал в их направлении несколько пуль, один из нападавших упал и забился в агонии. Но в этот момент наемник почувствовал, как что-то бьет его по ногам, и они отрываются от земли. Падая, он успел подумать, что очень неудобно сражаться на два фронта.

Противник навалился на него, выстрелить Фрост не мог, а потому просто ударил рукояткой по затылку мужчины. Тот застонал и ослабил захват. Капитан повторил удар, но тут же почувствовал, как его хватают еще чьи-то руки. Он дернулся изо всех сил, каким-то образом сумел выбраться из-под первого мужчины, откатился в сторону и вскинул браунинг. За миг до выстрела он увидел незнакомое широкое скуластое лицо, на котором злобным огнем горели черные глаза. Фрост дважды нажал на спуск. Между глазами расцвел красный цветок, и лицо исчезло.

В следующий миг Фрост уже стоял на коленях; он отбросил арбалет и успел левой рукой блокировать сильный пинок одного из противников. Но тут же капитан почувствовал резкую боль в правом предплечье и через мгновение понял, что он уже не сжимает в ладони пистолет, и куда тот делся — неизвестно. Искать его времени не было.

Фрост прыгнул головой вперед, уходя из-под удара, и схватил арбалет. Когда он поднял голову, то увидел, что в него целится из маленького, словно игрушечного пистолетика, один из мужчин. Капитан взмахнул арбалетом и обрушил его приклад на голову противника.

Тот повалился на спину, взвизгнув от боли; его странный пистолет негромко хлопнул. Фрост увидел, что в земле, рядом с его ногой, торчит игла, похожая на те, которые вставляют в медицинские шприцы.

“Откуда она тут взялась?” — удивился наемник.

Но особенно раздумывать было некогда. Он вскочил и с силой пнул в живот очередного парня, который собирался схватить его за шею. У Фроста сложилось такое впечатление, что противники все прибывали и прибывали. Он уже устал считать, которого же послал в нокаут на сей раз.

— С деревьев они падают, что ли? — буркнул капитан, подпрыгивая и нанося удар из таэквондо в грудь широкоплечего молодого мужчины с усиками.

Мужчина упал, а Фрост бросился бежать по узкой просеке, решив, что сейчас самое подходящее время уносить ноги. И тут он просто не поверил своему глазу — действительно, прямо перед ним с дерева спрыгнул еще один рослый парень и тут же перешел в атаку. В его ладони был пистолет.

Капитан быстро сунул руку за пояс, где находились ножны с небольшим, но острым клинком, рукоятка которого была сделана таким образом, что могла одновременно служить и кастетом.

Мужчина вытянул вперед свой пистолет, но Фрост одним движением перебросил нож из правой руки в левую и тут же всадил его в грудь противнику. Тот в изумлении вытаращил глаза, но, видимо, так и не понял, что случилось, — лезвие вошло под сердце, и в следующий миг он уже был мертв. Нож остался в его теле, а капитан побежал дальше.

Справа послышался звук быстрых шагов. Фрост повернул голову и увидел ярдах в десяти от себя парня, который поднимал к плечу странной формы ружье. Выругавшись себе под нос, наемник отскочил в сторону, а в ствол дерева в двух дюймах от его головы впилась еще одна игла.

— Ах ты сукин сын! — прохрипел Фрост.

Он быстро упер арбалет в землю, натянул и защелкнул тетиву и бросил в ложе стрелу.

— Получай, сука!

Раздался щелчок, низкое гудение и глухой удар. Парень выронил свое ружье и отлетел на несколько шагов. Из его груди, под левым соском, торчало оперение стрелы.

Фрост удовлетворенно хмыкнул, снова упер арбалет в землю, натянул тетиву и побежал дальше, на ходу доставая очередную стрелу. За спиной он слышал топот нескольких пар ног — преследователи не собирались прекращать погоню.

Капитан неожиданно обернулся и нажал на спусковой крючок арбалета. Стрела глубоко вонзилась в горло ближайшего мужчины, тот схватился руками за шею и упал, издавая какие-то булькающие звуки. Остальные горестно взвыли, видя, что случилось с их товарищем.

Фрост помчался дальше, но теперь и слева появилось несколько человек, которые явно намеревались взять его в кольцо. У капитана не оставалось выхода, надо было только прорывать окружение. Он грозно взмахнул арбалетом и бросился на врагов, яростно крича:

— Убью, гады! Не подходи!

Первым же ударом он сбил с ног одного из парней, но тут и самого его крепко двинули в челюсть. Фрост полетел на землю и тут же почувствовал, как чьи-то руки пытаются вырвать у него арбалет. Он злобно двинул кого-то ногой в живот и услышал сдавленный стон. Тут же совсем рядом возникло широкое плоское потное лицо.

Капитан извернулся и ударил в него кулаком, пожалев в этот момент, что оставил свой нож торчать в теле мужчины, который спрыгнул с дерева. Обладатель потного лица хрюкнул и сильно выдохнул. Фрост почувствовал застоявшийся запах чеснока и увидел, что костяшки его пальцев разбиты в кровь. И неизвестно, что из этого было хуже.

Он попытался встать, но тут же на нем повисли еще двое. Наемник выхватил из колчана стрелу для арбалета и — пользуясь ею, как кинжалом — нанес одному из напавших глубокую рану в шею. Мужчина моментально выпустил Фроста и принялся кататься по земле, заливая траву кровью.

Капитану весьма понравился новый способ использования стрел, и он потянулся за следующей. Второй мужчина предусмотрительно отскочил в сторону, и Фрост опять мог продолжать свой бег.

“Кто же они такие? — думал он на ходу. — И почему, черт возьми, не стреляют? Похоже, они твердо решили взять меня живым. Но зачем я им понадобился?”

А за его спиной по-прежнему раздавался топот ног, густое сопение и хриплые выдохи.

До того места, где Фрост оставил машину, было уже совсем недалеко. А в ней лежит верный “Узи”. Вот если бы успеть добежать, то он показал бы этим парням, где раки зимуют.

Внезапно он услышал негромкий хлопок, словно выдернули пробку из винной бутылки. И тут же что-то укололо его в шею сбоку. Фрост прижал к ней ладонь и обнаружил третью иглу, которая вонзилась под кожу. В тот же момент он почувствовал странную слабость и тошноту, однако — собрав все силы — продолжал бежать.

Вдруг перед ним вырос ствол дерева, и Фрост почему-то не сумел обогнуть его — он обхватил сосну руками и прижался к ее шершавой коре. Чьи-то руки схватили его сзади за плечи. Капитан — уже теряя сознание — выдернул еще одну стрелу и начал отмахиваться ею, слабея с каждой секундой. Но он все еще не терял надежды на спасение…

Однако исход схватки был уже предрешен. Фрост почувствовал сильный удар по ногам, упал, кто-то навалился на него сверху, выкручивая руку. А в следующую секунду капитана накрыло густое черное облако, и он перестал сопротивляться, лишившись чувств.


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

Фрост открыл глаз, но перед ним все расплывалось, картина была очень нечеткая, и капитан поднял правую руку, чтобы протереть свой орган зрения. Вернее — попытался поднять, но не смог этого сделать. Тогда он попробовал пошевелить левой — тот же результат.

— Черт возьми, — буркнул он, стараясь перевернуться, но и этого ему сделать не удалось.

Капитан несколько раз быстро зажмурил глаз и вновь открыл. Картина несколько прояснилась, хотя вокруг все еще было полно тумана. Фрост огляделся, насколько это позволяло ему его положение.

Белый, покрытый штукатуркой потолок с трещинами. А вот еще что-то белое… Наемник с трудом приподнял голову и увидел, что лежит на какой-то койке, а одет почему-то в белый балахон, похожий на женскую ночную рубашку.

Или это Бесс так подшутила над ним? Но, приглядевшись внимательнее, Фрост признал, что эта штука скорее напоминает больничную одежду. Балахон едва доходил ему до коленей, и он мог видеть большой круглый синяк в районе левой коленной чашечки.

Фрост снова попытался пошевелить руками и тут заметил, что его запястья привязаны ремнями к металлическим поручням больничной койки. Щиколотки, судя по всему, опутывали такие же ремни. А затем капитан почувствовал настоятельную потребность опорожнить мочевой пузырь.

— Больница, черт побери? — пробормотал он себе под нос.

Его губы пересохли, язык плохо слушался и словно онемел.

— Я что, так много курил? — удивился капитан и вновь попытался перевернуться на живот, но этого ему не позволил сделать широкий ремень, удерживавший его за талию. — Проклятые веревки…

Значит — больница. Больничная кровать, больничная одежда. Но Фрост никак не мог вспомнить, как он угодил сюда. Да, было это столкновение в лесу с какими-то психами, но дальше…

Он прикрыл глаз, напрягая память. Смутно капитан припомнил как будто бы машину “Скорой помощи” и холодную клеенку или простыню. И качку, его словно все время раскачивали. Лодка? Самолет? Но почему?

Внезапно он почувствовал дикий страх — а что, если это больница для умалишенных?

Но все пересилило непреодолимое желание облегчиться.

— Эй, кто-нибудь! — слабо позвал капитан хриплым голосом. — Мне нужно в туалет!

Он ждал две минуты, затаив дыхание. Никто не ответил. Фрост еще раз оглядел комнату. Стены выложены кафельной плиткой, все в каких-то темных пятнах. Может, это кровь? Черт возьми, похоже, что эта палата звукоизолирована от остальных помещений.

— Эй, мне надо пи-пи! — в отчаянии закричал Фрост уже более громко. Он чувствовал, что с ним что-то не так, что он ведет себя как-то необычно, но не мог понять причину. — Эй, кто-нибудь! Пожалуйста!

Логика подсказывала ему, что если стены комнаты являются звуконепроницаемыми, то он может даже порвать голосовые связки, но все равно ничего не добьется. Однако Фрост продолжал кричать и звать на помощь. У него было ощущение, что его мозг работает как бы на двух уровнях: один нормальный, а второй…

— Эй! Есть там кто-нибудь!

Капитан попытался взять себя в руки, успокоиться, преодолеть стремительно нарастающую панику. Он принялся оглядывать свое тело, чтобы отвлечься от страшных мыслей. На руках и ногах было несколько синяков и кровоподтеков, на левом предплечье он заметил шесть или семь маленьких темных пятнышек и снова почувствовал страх.

Уколы! Это следы от уколов! Кто-то делал ему инъекции!

Фрост чувствовал боль в почках и в голове. Он испытывал желание снова закричать, но сдержался и стал более внимательно разглядывать комнату, в которой находился.

Это явно был врачебный кабинет, довольно чистый, с белыми стенами и кафельным полом, правда, без окон.

Вдоль стен тянулись полки с какими-то колбами, флаконами и коробочками. Фрост напряг зрение и различил даже буквы на пакете, в котором скорее всего были бинты. Но тут его опять охватил ужас: надпись была сделана кириллицей…

— Русские, — прохрипел Фрост и провалился в темноту.



Мужчина говорил на ломаном английском языке, с ошибками, но понять его было можно. Размерами он напоминал медведя-гризли, а в руке держал какую-то металлическую посудину.

— Сюда мочиться, — сказал он.

Фрост переводил взгляд с мужчины на посудину. Он кивнул, чувствуя себя неловко, потому что не мог сам справиться с потребностью. Потом наполнил сосуд и произнес одно слово:

— Еще.

Человеко-медведь молча кивнул, вышел куда-то, а потом вернулся с пустым сосудом. Фрост повторил операцию.

— Спасибо, — сказал он, чувствуя огромное облегчение.

— Мы идем, — произнес мужчина, отвязывая ремни на руках капитана.

Фрост пытался привести свои мозги в порядок. Он медленно сел на койке, а “медведь” принялся освобождать его ноги. На пороге комнаты капитан вдруг заметил женщину — очень большую женщину, похожую на борца-тяжеловеса. Она неуклюже подошла к кровати и протянула мужчине белую рубашку с длинными рукавами.

— Руками сюда, — сказал “медведь”.

Это была смирительная рубашка. Фрост попытался схватить мужчину за запястье, но тот моментально стиснул своей огромной лапой его горло, придавив кадык толстыми пальцами. Капитан почувствовал, что ему трудно дышать и сознание вновь покидает его…

Он еще смог перекатиться на живот и упал с койки на твердый кафельный пол, больно ударившись головой. Да и нос заболел. Фрост хотел попробовать, не сломан ли он, но не сумел поднять руку. Окончательно придя в себя, он увидел, что на него уже одели смирительную рубашку, длинные рукава которой завязали на спине.

Капитан попытался подняться, встал на колени. Его повело в сторону, и он чуть снова не упал. Собравшись с силами, Фрост повторил попытку, с трудом стал на ноги и тут же присел на край кровати.

Оглядевшись, он с удивлением убедился, что, кроме него, в комнате никого нет. Когда же вышли эти странные “санитары”? Почему он не слышал? Наверное, действительно потерял сознание на несколько минут, хотя никакого обрыва в его мозгу вроде бы не было.

Фрост поднялся с койки и — пошатываясь — начал обходить кабинет, глядя по сторонам; внимательнее присмотрелся к баночкам и коробочкам, которые стояли на полках. Действительно, надписи на них были сделаны по-русски. Языка этого капитан не знал, но такие буквы ему приходилось видеть достаточно часто, чтобы сейчас не осталось никаких сомнений.

— Россия… — прошептал Фрост. — Черт побери, я в России.

Но тут же он подумал, что, может, просто кто-то хочет заставить его поверить в это. Ладно, скоро все должно выясниться.

Фрост продолжил обход и с сожалением констатировал, что в комнате нет окон, и что тут не нашлось ничего, что он мог бы использовать в качестве оружия. Хотя какое к черту оружие со связанными руками?

Он чувствовал, как силы постепенно возвращаются к нему, голова тоже приходила в норму. Наемник вернулся к койке, сел и попытался как-то освободиться от смирительной рубашки. Но она была одета по всем правилам, аккуратно и добросовестно, узлы были завязаны крепко и надежно. Капитану не удалось даже ослабить их.

— Проклятие, — процедил он сквозь зубы в бессильной ярости.

Внезапно щелкнул дверной замок, Фрост повернул голову и увидел на пороге комнаты своих старых знакомых — мужчину, похожего на медведя, и женщину, похожую на борца.

— Вставать и идти, — сказал “медведь”. Фрост натянуто улыбнулся.

— А если я не пойду? — осторожно спросил он. — Если ты опять меня вырубишь, то это может повредить вашим опытам.

Капитан почему-то вдруг ясно понял, что его используют в качестве подопытного животного в каких-то тестах. Но тут же он сообразил, что не стоило вслух высказывать свою догадку. У мужчины-медведя оказались удивительно длинные и проворные руки. Левая вдруг словно тисками сжала плечо Фроста, а правая, сжавшись в кулак — двинула его в солнечное сплетение. Наемник рухнул на колени, чувствуя, как из него со свистом выходят остатки воздуха. На глаз навернулись слезы.

Мужчина раскатисто захохотал, а потом словно щенка поднял Фроста за шиворот и поставил на ноги. Он схватил его сзади за волосы и толкнул к двери. Теперь капитан уже не помышлял о сопротивлении, но, видимо, двигался недостаточно быстро, ибо “санитара с силой двинул его ладонью в спину. Фрост моментально оказался возле дверного косяка и едва не упал, но тут же его подхватила “медсестра” и выволокла в коридор.

Она хмуро взглянула на капитана, и тот почел за лучшее не вступать с ней в дискуссию. Женщина качнула головой, и Фрост покорно двинулся по коридору рядом с ней. Позади топал человеко-медведь, грозно сопя и злобно кряхтя.

Они преодолели несколько замысловатых поворотов; поначалу Фрост пытался запомнить маршрут, но скоро у него просто закружилась голова от этого мелькания и капитан смирился со своей судьбой.

Они остановились у неприметной двери, выкрашенной в белый цвет. Мужчина открыл ее и втолкнул Фроста внутрь. Наемник упал на колени и проехал пару футов по скользкому полу.

— Сволочь жирная, — сказал он, пытаясь презрительно улыбнуться, но улыбка застыла у него на губах.

Перед собой Фрост увидел предмет, очень походивший на те, которые ему доводилось видеть в кино. Тут трудно было ошибиться — в ярде от капитана находился электрический стул…

Голова снова закружилась, и Фрост опять потерял сознание.

Он почувствовал сильную жгучую боль, охватившую все тело. Капитан слышал лишь свое хриплое дыхание и низкое гудение какого-то аппарата. Тут же он вспомнил, что это за аппарат.

— Уберите ток! — крикнул Фрост. — Я уже очнулся.

На его голове был большой круглый шлем, вроде мотоциклетного, от которого отходили разные проводки. К груди, к рукам, к животу клейкой лентой было прикреплено множество электродов.

Капитан с некоторым облегчением понял, что его пока не собираются поджарить на электрическом стуле, а просто подвергают какому-то испытанию. Что ж, пока он жив, у него есть шанс на спасение.

Когда опыт закончился, Фрост был настолько слаб и подавлен, что без сопротивления позволил оттащить себя в палату. По пути ему позволили заглянуть в туалет и облегчиться уже в настоящий унитаз. Фроста шатало, перед глазом все плыло, и он сделал это не очень аккуратно — часть содержимого его мочевого пузыря попала на ноги мужчины-медведя, который стоял рядом, наблюдая. Это принесло капитану некоторое удовлетворение.

А затем его снова уложили на койку, сняли смирительную рубашку и привязали руки и ноги ремнями к поручням. “Санитар” злобно усмехался, но Фрост не поддался на провокацию и через несколько секунд погрузился в тяжелое забытье.


Глава третья

<p>Глава третья</p>

Он почувствовал, как в его тело вошла игла, открыл глаз и увидел шприц в руках женщины-борца. Сознание начало медленно возвращаться. Совсем оно вернулось, когда “медработники” затащили его под холодный душ.

Фрост извивался под тяжелыми струями ледяной воды, стукаясь головой о бетонные, стены; ноги не слушались его, и он с большим трудом удерживал хоть какое-то равновесие. Единственным утешением ему послужило то, что — размахивая руками — он залил с ног до головы и обоих своих мучителей. Но утешение это было слабым.

Наконец его извлекли из душа и принялись облачать в традиционную смирительную рубашку, не потрудившись даже вытереть. Фросту было холодно, он дрожал, но сопротивляться не пытался, помня звериную силу рук медведеподобного мужчины.

Затем повторился проход по коридору, посадка на “электрический стул”, и последовала новая серия опытов. Капитана опять облепили электродами, и аппарат загудел. Фрост заметил, что пока он находился в полном сознании, боль была слабая, но стоило ему начать дремать или отключаться — а это случилось три раза — как сила тока резко возрастала, и удар был поистине мучительным и страшным.

Капитан изо всех сил старался не уснуть, чтобы избежать дикой боли. “Я ненавижу вас, — повторял он мысленно, скрипя зубами. — Я буду резать вас на части тупым ржавым ножом. Я отрежу ваши носы и заставлю проглотить собственные зубы. Я прибью ваши языки гвоздями к стене. Я буду протыкать ваши яйца раскаленными спицами…”

Эти угрозы поддерживали в нем злость и помогали отвлечься. Иногда Фрост переключал мысли на Бесс или на друзей, вроде Майка О’Хары, но скоро понял, что это его расслабляет. Нет, только ненависть и жажда мести могут помочь ему выжить!

Капитан сидел в этом кресле каждый день по нескольку часов, то чувствуя себя беспомощной морской свинкой, с которой ученые делают что хотят, то закипая от ярости и рисуя себе заманчивые картины мести, которой он когда-нибудь насладится. Но он прекрасно понимал, что каждая новая минута, проведенная в кресле, значительно уменьшает его шансы победить или хотя бы сохранить свои мозги в первозданном виде — ведь Фросту уже было ясно, что все эти электроштучки имели одну цель: каким-то образом повлиять на его психику, изменить ее. И, наверное, не в сторону улучшения.



Вспыхнул яркий свет, который заставил Фроста зажмуриться. “Санитар” и “медсестра” принялись снимать электроды с его тела.

— Вставать, — приказал затем мужчина.

— Поцелуй меня в задницу, — дерзко ответил капитан, чувствуя какой-то прилив отваги.

“Медведь” ухватил его за шиворот и поставил на ноги, а тяжелой ладонью не очень сильно хлопнул по голове сбоку. Фрост дернулся, но не устоял на ногах и полетел на пол вместе с креслом. Тут же на его шею наступила огромная нога в уродливой белой туфле, по размеру напоминавшей канонерскую лодку. Это женщина пришла на помощь своему коллеге.

Капитан уже не сопротивлялся, когда его вновь подняли на ноги и стали облачать в смирительную рубашку. Но это была лишь уловка. Фрост выжидал момент, чтобы нанести удар. В конце концов, чего ему бояться? Хуже не будет, а может, смерть вообще станет избавлением от тех мучений, которые ему уготовили палачи в будущем.

Женщина только собиралась просунуть левую руку капитана в рукав, как Фрост резко вырвался, подпрыгнул и голой пяткой нанес удар по лицу мужчины-медведя. Он хотел исполнить свой любимый прием — сломать нос и протолкнуть обломки кости в мозг, что обычно вызывало немедленную смерть противника, но, видимо, сказалось отсутствие тренировок — удар пришелся в челюсть мужчины.

Тот неожиданно громко взвизгнул от боли. Такая женская реакция никак не вязалась с его размерами и свирепой физиономией. С разбитых губ “медведя” стекала кровь. На пол упали два зуба.

Но в следующий момент он опомнился и потянул свои громадные, широкие, словно лопаты, ладони к Фросту, намереваясь вцепиться капитану в горло. “Медсестра” схватила его сзади за руки, а мужчина вдруг изменил свое намерение и занес над головой лишенного возможности защищаться Фроста свой огромный кулак. Еще миг и…

— Нет! — громко крикнул по-русски кто-то за спиной капитана.

Это был первый человеческий голос, который Фрост слышал с момента своего пробуждения в больнице, не считая голосов своих мучителей.

Кулак замер в воздухе, а потом медленно опустился. Медведеподобный мужчина тяжело вздохнул и кивнул женщине. Та отпустила руки Фроста и быстро одела на него смирительную рубашку. Силы капитана уже были на исходе, и хотя “медведь” оказался слабаком, но оставалась еще “медсестра”, не намного уступающая ему размерами и мощью. А у Фроста не осталось запаса энергии, чтобы продолжать борьбу.

— Идти, — сказал санитар глухо.

Фрост улыбнулся, глядя на его разбитые губы и кровь, стекающую по подбородку. Женщина толкнула его в спину, и они двинулись к двери. Но в коридоре повернули не туда, куда обычно, а в другое ответвление.

— Новый маршрут? — спросил капитан. Женщина ничего не ответила, и Фрост решил, что она не знает английского. Он пожал плечами — насколько сделать это позволила смирительная рубашка — и двинулся вперед.

Они остановились у белой двери, очень похожей на ту, за которой таился электрический стул и прочие прелести.

— О Боже, — прошептал Фрост.

Неужели ему приготовили какие-то новые пытки? Тогда уж лучше бы “медведь” убил его. Женщина тем временем постучала в дверь, не дожидаясь ответа, открыла ее и втолкнула наемника внутрь.

В этой комнате было окно! Фрост не мог отвести от него глаза. Сколько же он не видел белого света?

Окно, правда, было закрыто толстой решеткой, но за стеклом виделся падающий снег и слышался шум уличного движения. Лишь через несколько секунд капитан заметил, что перед окном стоит стол, а за ним сидит мужчина. Он был одет в белый халат; высокий лоб прорезали глубокие морщины, седые и редкие волосы лишь слегка прикрывали череп. Дополняли картину очки в роговой оправе.

— Здравствуйте, капитан Фрост, — доброжелательно сказал мужчина.

Его английский был совсем неплох, слышался только легкий акцент.

— О, доктор Ливингстон, я полагаю? — осведомился наемник.[1]

— Что? А, это ваше знаменитое чувство юмора. Рад, что вы его не утратили и здесь. Хотя вы, наверное, считаете по-другому.

Он мило улыбнулся, а потом сказал что-то по-русски, и медсестра буквально швырнула Фроста на стул, стоявший напротив стола. Стул был деревянный и жесткий, но зато здесь отсутствовали электроды, и капитан сразу почувствовал себя так же удобно, как если бы развалился в мягком кожаном кресле с высокой спинкой.

Мужчина сказал еще что-то, послышался топот сродни слоновьему и хлопок двери. Можно было предположить, что медсестра удалилась. Этот факт тоже обрадовал Фроста.

— Ну, теперь мы одни, — снова улыбнулся мужчина в белом халате. — Можете расслабиться, капитан.

Фрост подбородком указал на смирительную рубашку.

— В этой штуке? Не так-то просто.

— К сожалению, эта штука, как вы выразились, крайне необходима. Тут я ничего не могу поделать.

— Меня считают буйным?

— Я бы сказал — опасным. Да, Игорь в этом убежден.

— Игорь? А, тот парень, похожий на медведя?

— Да, Игорь действительно крупный мужчина. Но сейчас я хочу говорить не о нем, капитан, а о вас.

— Это Россия?

— Да. Москва, если быть точным.

— Сколько я уже здесь нахожусь в качестве арестанта?

— Мы предпочитаем слово “пациент”. А находитесь вы тут ровно две недели. Девять раз вас подвергали тестам. И все девять вы позорно провалили. Это ваше несчастье, должен сказать.

— Я не понимаю…

— Я имею в виду ваше упрямство и нежелание сотрудничать. Нам так и не удалось более-менее удовлетворительно просканировать ваш мозг. Боюсь, что теперь у нас просто не осталось выбора. Таким образом вас ждет или эйтаназия, или полная институционализация.

Фрост с трудом проглотил слюну.

— Инсти… что? — хрипло спросил он.

— Институционализация, — повторил мужчина.

— Что это такое? Зачем я вам вообще понадобился?

Врач поднялся на ноги и вытащил шприц из небольшой коробочки, которая лежала у него на столе.

— Это легкое успокоительное средство, — сказал он. — Оно поможет вам хорошо выспаться, но не погрузит в транс. Ваша судьба будет мне известна завтра рано утром.

— Я не люблю вставать с рассветом, — грустно пошутил Фрост.

— Вы продолжаете смеяться перед лицом смерти, — произнес мужчина. — Или даже того, что хуже смерти. Поверьте, я испытываю к вам искреннее уважение, честное слово.

Он подошел к стулу, на котором сидел Фрост, держа в руке шприц, наполненный какой-то бесцветной жидкостью.

— Это только успокоительное, — мягко сказал он. — Надеюсь, мне не понадобятся мои помощники, чтобы сделать вам укол?

Капитан понял тактику этого человека. Он хотел вызвать его доверие, заставить лишенного надежды узника раскрыть перед добрым врачом свою душу и… мозг. Старый трюк. Они надеются, что тогда Фрост сам вручит им то, что им нужно.

“Ну что ж, — подумал капитан, — его намерения мне ясны, а ситуацию эту я могу впоследствии использовать в своих целях. Так что пока надо сделать вид, что я ему поверил”.

— Колите, — сказал он врачу. — У меня ведь все равно нет выбора, не так ли?

— Спасибо, — искренне улыбнулся мужчина. — В палату вас проводят двое вооруженных охранников. Я не хочу больше оставлять вас одного с Игорем и Василисой.

— Благодарю, — кивнул Фрост. — Это будет добрый поступок.

Пока мужчина делал укол, капитан раздумывал, что же в действительности хотят от него эти русские.

Он уже начал чувствовать приятное действие лекарства, когда открылась дверь и в комнату вошли двое мужчин в форме бойцов Советской Армии. На плече у каждого висел автомат Калашникова модели АКМ.


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Фрост открыл глаз. Он находился в своей палате. Капитан понял это по пятнам на потолке, расположение которых врезалось ему в память. Поверх его тела лежало белое одеяло, и наемник с удивлением почувствовал, что может шевелить руками и ногами. Он резко сел на кровати. Да, действительно, ремни отсутствовали.

Фрост протер глаз, пытаясь собраться с мыслями. Он хорошо выспался, хотя во рту был какой-то странный привкус. Капитан попытался вспомнить, когда он последний раз чистил зубы. Судя по налету на них — несколько недель назад. — Две недели, сказал тот тип, — пробормотал Фрост. Что ж, это вполне мог быть и месяц, и пять дней, а врач сказал это специально, чтобы дезориентировать его, а также чтобы вызвать его доверие. Именно этого мужчину в белом халате выбрали на роль человека, в котором Фрост должен был увидеть друга, почувствовать, что хоть кто-то здесь относится к нему хорошо и — как следствие — отдать ему ключик от своей психической защитной системы.

А потом уже с капитаном можно будет делать все, что угодно.

Фрост медленно опустился на постель. Теперь он даже начал сомневаться, действительно ли находится в России. Он вновь вспомнил машину “Скорой помощи” и ту странную качку. Самолет? Потом в памяти наемника появились и другие картинки, неясные, больше похожие просто на мелькание света и тени. И послышались голоса. Язык был ему незнаком. Так, может, все-таки это и правда Советский Союз? Но почему, черт возьми?

Может, КГБ обиделся на него за ту историю с доктором Калли и сатанистами? Но обычно эта организация после провалов не начинала мстить их виновникам, а принималась планировать новую операцию.

Но даже если Комитет и принял решение наказать Фроста, то это было бы сделано быстро и без выкрутасов. Бомба, пуля в голову, автомобильная катастрофа. А при чем тут похищение и обработка мозгов?

Нет, тут дело в другом. Значит, КГБ нужна не месть… Но тогда что же? А может…

Раздался громкий стук в дверь, потом щелкнул замок, и она открылась. В помещение вошел советский солдат в форме и каске, с автоматом на плече. Он сделал знак рукой, и Фрост встал с кровати.

— Одну минуту, — сказал капитан.

Солдат с удивлением покачал головой и вновь указал пальцем на дверь. Фрост тоже указал пальцем, но на низ своего живота, издал характерный звук и сказал с улыбкой:

— Отлить надо, приятель. Ну, понимаешь?

Он прошел в туалет и стал над унитазом. Его мозг напряженно работал. Разоружить солдата было бы не трудно, но ведь за дверью наверняка есть еще один. А сколько их всего в этом здании?

Фрост решил, что следует ждать, сделал свое дело и вышел. Возле охранника уже стояла женщина-борец со смирительной рубашкой в руках. Капитан вздохнул и покорно протянул руки. Она ловко завязала рукава за спиной и слегка подтолкнула его в спину. Наемник двинулся по коридору.

“Как жаль, что в детстве я так мало читал о трюках Гудини”, — подумал он с грустью.

Вскоре Фрост уже сидел на стуле напротив знакомого врача в белом халате. Ему показалось, что это лицо он видел и до их вчерашней встречи, но как бы сквозь сон, смутно.

Мужчина не улыбнулся, он был очень серьезен.

— Простите, капитан, — сказал он и развел руками. — Я обещал сообщить вам вашу судьбу. Так вот… Понимаю, что вы бы предпочли смерть, но… Принято решение о вашей полной институционализации.

Фрост молчал, глядя на кружащиеся за окном снежинки.



— А что все-таки означает эта ваша полная институционализация? — спокойно спросил капитан.

Но он вовсе не был спокоен. Он боялся и жалел, что не напал на охранника, когда у него была такая возможность. Теперь, по крайней мере, он бы располагал автоматом.

— Вам введут ряд сильнодействующих средств, наркотиков, — заговорил врач. — Их названия вам все равно ничего не скажут, так что опустим детали. Эти препараты окажут определенное воздействие на ваш мозг, так сказать, переведут его в постоянное состояние чего-то вроде параноидальной шизофрении.

— Что? — прохрипел Фрост.

— Ну, не стоит так расстраиваться. С вами будут хорошо обращаться, вас будут кормить калорийной пищей, ухаживать за вами. В общем, ваша жизнь не будет абсолютно бесполезной. По крайней мере, в некоторые ее периоды.

— Ага, — с горечью сказал Фрост. — Отдельная палата в психушке и каждый день чистая смирительная рубашка.

— Ну, вы слегка сгущаете краски, — улыбнулся врач, — но в общем действительно что-то вроде того.

— А почему вы мне об этом говорите?

— Потому что уважаю вас за смелость и сильную волю. И могу сказать еще кое-что. — Он откинулся на спинку своего стула.

Фрост повернул голову и посмотрел в окно. Снег продолжал падать. Мужчина снова заговорил.

— Вот уже несколько лет, капитан, советская медицинская наука работает над очень важной проблемой. Над проблемой психологического воздействия на политических диссидентов. У вас в Америке это, кажется, называется “чистка мозгов”.

— Промывание мозгов, — машинально поправил Фрост.

— Простите. Так вот, именно эта задача стоит перед советской медицинской наукой. Ведь сами посудите: диссидента можно физически устранить, и этим занимаются соответствующие органы безопасности, диссидента можно изолировать, и здесь мы тоже добились значительных успехов, но эти два средства все же не являются радикальными.

И вот партия и правительство поручили именно нам, врачам, разработать так называемую программу институционализации.

Сейчас я поясню, что это такое. В данный момент мы работаем в двух направлениях, и выбор каждого зависит от личности пациента. К сожалению для вас, вы оказались в первой группе, к которой мы относим людей с нашей точки зрения бесперспективных. То есть тех, которые не поддаются нашему воздействию.

Конечно, рано или поздно сломить можно любого, но ведь время не ждет, да и стоят такие опыты дорого даже при нашей плановой экономике, поэтому мы предпочитаем работать с более податливым материалом, а остальных подвергаем полной институционализации.

После этой обработки человек полностью забывает все, что знал, меняется его менталитет, характер и остальное. Он становится покорным, послушным и тупым, как домашнее животное. Эти люди продолжают жить и работать — а как же, при социализме каждый должен работать — но делают это в специальных заведениях, предназначенных для таких целей. — Мужчина несколько смущенно улыбнулся, — Боюсь, что и вам скоро предстоит отправиться в подобное место. Поверьте, мне очень жаль.

Фрост похолодел. Он читал о советских психушках и методах советских врачей, из-за которых с ними отказывались иметь дело их коллеги из стран Запада. Но чтобы самому стать жертвой этой безжалостной машины подавления индивидуальности? Это капитану и в страшном сне не могло присниться. Да уж в тысячу раз лучше смерть.

— А что делают с теми, кто прошел тесты? — хрипло спросил он, стараясь выглядеть невозмутимым.

— Их подвергают частичной институционализации, это и есть второе направление. Правда, тут мы еще не достигли всего, чего хотели, но определенные успехи уже есть. — Глаза врача заблестели, он заговорил более оживленно, чувствовалось, что его просто распирает от гордости. — Здесь нам очень помогли разработки космических технологий. Были изобретены специальные электронные системы… Я не буду вдаваться в подробности, поскольку это государственная тайна, да и все равно вы бы ничего не поняли.

Короче, это весьма совершенные системы. Суть такова — в мозг определенного человека закладывается специальный датчик, которым можно управлять с помощью низкочастотного излучения. Примерно так же сейчас и американцы, и наши общаются со своими подводными лодками. А если использовать спутниковую связь…

Но простите, я увлекся, — Мужчина снова виновато улыбнулся. — В общем, дело в том, что человек с таким датчиком в мозгу может находиться, скажем, в Аргентине или Китае, а управлять его действиями можно из Москвы. А наше дело — дело медиков — дать гарантию того, что человек этот выполнит любой отданный ему приказ. Вот над этим мы сейчас и работаем и — повторюсь — добились уже определенных успехов.

Нам уже удалось несколько раз провести так называемую “деполитизацию” диссидентов. Ведь одно дело упрятать такого “борца” в сумасшедший дом и накачать лекарствами, что вызывает очень болезненную реакцию Запада, а другое — сделать так, чтобы этот диссидент сам (а он уверен, что делает это по доброй воле, не зная о наших датчиках) отказался от своих прежних заблуждений и стал настоящим патриотом своей страны, примерным советским гражданином.

Вот, например, недавно нам поручили обработать одну известную балерину, которая несколько раз пыталась сбежать на Запад. Мы сделали это — наша до сих пор лучшая операция, должен признать — и что же? Теперь она и думать забыла о “капиталистическом рае”, служит своим искусством только советскому народу и гневно клеймит американский империализм. Причем во всем этом она совершенно искренна.

А если вдруг партии потребуется от нее еще что-то… Ну, я сам не люблю насилие, но иногда интересы государства вынуждают… Короче, достаточно будет отдать ей приказ и она его выполнит. Любой. А ведь эта женщина часто выезжает за рубеж, на ее концерты ходят видные государственные деятели. Она может принести много пользы СССР.

— Так вы и из меня хотели сделать такого робота-убийцу? — с ужасом спросил Фрост.

— Да, капитан. К сожалению, вы не прошли испытаний. Очень жаль. Поверьте, это гораздо лучше полной институционализации. Здесь вы сохраняете свою личность и лишь меняете политические убеждения и идеалы. А это, согласитесь, не так уж и страшно.

— О, полная ерунда, — язвительно усмехнулся Фрост, обшаривая глазом комнату в поисках хоть какого-то оружия.

— Так что простите, — продолжал врач, — больше я для вас ничего не могу сделать. Наши правила достаточно суровы. Меня утешает только, что скоро вы все забудете, а может, новая жизнь начнет даже доставлять вам радость, кто знает?

— Хрен там, радость! — рявкнул Фрост. — Хоть бы не издевались.

— Извините. Что ж, осталось только одно. Если у вас есть какое-то последнее желание, я постараюсь его выполнить. Итак, чего вы хотите?

— Дайте мне гражданскую одежду, автомат и час форы, прежде чем начнете погоню. Мужчина рассмеялся.

— Ваше чувство юмора поистине неистребимо. Кстати, я читал ваше досье, а у вас в бумажнике видел фотографию светловолосой женщины. Полагаю, это мисс Столмен, журналистка?

— Последнее желание? — повторил Фрост. — Хорошо. Сожгите эту фотографию.

— Ладно, обещаю, — кивнул врач. — Больше никто тут ее не увидит.

Фрост подумал, что этот доктор, в сущности, не такой уж плохой парень. Просто сумасшедший, вот и все.


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

Фрост стоял в коридоре. Ему было холодно в смирительной рубашке и больничном халате, но все же не скудность одежды заставляла его тело дрожать крупной дрожью.

Рядом стояли двое солдат и “медсестра”. Из-за утла появился врач и подошел ближе. Его глаза смотрели с участием.

— Хотите совет, капитан? — спросил он. — Профессиональный?

— Да, — машинально ответил Фрост, мысленно взвешивая свои шансы.

Два солдата, два АКМа… Что ж, больше всего шансов тут умереть, но это еще не самое худшее. А если у него не получится, то ему тут же всадят укол и другой возможности спастись может и не быть.

Капитан поднял глаз на врача.

— Да, — повторил он. — Слушаю вас.

Он с некоторым удивлением отметил, что мужчина оказался несколько выше ростом, чем он сам.

— Не пытайтесь сопротивляться инъекциям, — мягко произнес врач. — Чем быстрее лекарство подействует, тем безболезненнее это пройдет для вас. Вы просто перенесетесь в другой мир, мир своих грез. Это не страшно. А вот балансировать на грани реальности и воображаемого — это действительно тяжело. Не продлевайте своих мучений.

Фрост облизал пересохшие губы.

— Помните, вы говорили о последнем желании? Так вот, у меня есть еще одно. Наверное, это как раз то, что позволит мне легче перейти в другой мир. Пожалуйста…

— Говорите, капитан, — доброжелательно кивнул врач.

— Я опять об этой фотографии. Позвольте мне взглянуть на нее еще раз, прикоснуться. Это не отберет много времени.

— Вы хотите посмотреть на снимок своей женщины?

— Да, на Бесс. Пожалуйста, доктор.

Мужчина взглянул на часы, а потом улыбнулся.

— Хорошо, конечно.

Он произнес что-то по-русски, и двое солдат с медсестрой отошли в сторону. Врач посмотрел на Фроста.

— Только имейте в виду, капитан, — я читал ваше досье. Похоже, выпутываться из самых безнадежных ситуаций это ваше хобби. Но не советую пытаться делать это сейчас. Я покажу вам фотографию, но и они, — мужчина указал на солдат и медсестру, — будут присутствовать.

Он вновь что-то сказал по-русски, и вся группа — включая Фроста — двинулась к уже знакомому капитану кабинету, Врач отпер дверь и вошел, остальные последовали за ним. Женщина задержалась и вновь прикрыла дверь.

Фрост подошел к столу и остановился возле него, наблюдая, как врач открывает шкаф с картотекой, достает оттуда картонную папку, развязывает тесемки и вынимает большой конверт. Папку он бросил на стол.

Все это Фрост видел точно в замедленной киносъемке. Врач высыпал на крышку стола содержимое конверта…

Вот “Ролекс”, часы, которые Бесс буквально заставила его купить. Вот кошелек для мелочи, похоже, в нем до сих пор лежат деньги. Вот ключи от квартиры в пригороде Атланты, которую они сняли с Бесс. Вот ключи от “Форда”, которого он купил несколько месяцев назад. А вот и бумажник, раздувшийся от находящихся внутри кредитных карточек и документов.

Мужчина взял бумажник, открыл и принялся выкладывать на стол его содержимое. Новенькие водительские права штата Джорджия, разрешение на оружие, членский билет стрелкового клуба и — наконец — цветную пластиковую фотографию улыбающейся Бесс.

— Вот, пожалуйста, — мягко сказал врач. — Мне очень жаль, что так все получилось.

Фрост кивнул, чувствуя, как к горлу подступает комок, а к глазу — слезы. Подумать только, что он больше никогда не увидит этого дорогого лица, вообще забудет его.

— Можно мне взять ее в руки? — спросил он хрипло.

— Ну… — нерешительно протянул врач.

— Послушайте, — нетерпеливо перебил его капитан — Вас здесь четверо, у солдат оружие. Что я могу сделать? Пожалуйста, разрешите мне попрощаться с ней.

Мужчина еще секунду колебался, но потом отдал короткую команду на русском языке. Фрост услышал шаги медсестры и почувствовал, что она начала развязывать узлы смирительной рубашки. Наконец-то у капитана были свободные руки, он мог даже немного пошевелить ими. Потом он ощутил, как женщина расстегивает застежки на спине.

Врач сам помог ему снять смирительную рубашку, потом взял со стола фотографию и протянул ее капитану.

— Вот, пожалуйста.

Фрост сделал шаг вперед, к столу, растирая руки, которые онемели от долгого бездействия. Первым делом он взял “Ролекс”. Часы шли, но ни на время, ни на дату нельзя было полагаться — все это могло быть подстроено специально. Затем Фрост подцепил пальцем ключи и зажал их в кулаке. И только потом поднял снимок Бесс.

О, Боже, как он любит ее! Только сейчас капитан понял это по-настоящему. Правда, ему уже не раз приходилось рисковать жизнью и рисковать, соответственно, потерей Бесс. Но то было другое дело. Смерть есть смерть, она играет по правилам, и Фрост принимал эти правила. Но то, что его ждало сейчас, — это совсем иное.

— Бывают вещи хуже смерти, — вполголоса произнес наемник, по-прежнему глядя на фотографию.

— Что? — не понял врач.

Фрост медленно покачал головой, выпустил из пальцев пластиковую карточку, быстро наклонился и обеими руками схватил большой кусок стекла, который прикрывал крышку стола.

Медсестра издала какой-то угрожающий рык. Капитан взмахнул стеклом, в котором было не менее шести миллиметров толщины, и ударил по лицу ближайшего из солдат, одновременно левой ногой двинув в пах второго.

Выпустив стекло, Фрост мгновенно развернулся и правой рукой заехал в челюсть врачу. Тот перекувыркнулся через стол и упал на пол. Рядом послышалось тяжелое дыхание, и капитан едва успел отскочить — руки медсестры уже тянулись к его горлу. Капитан нанес быстрый точный удар в подбородок, но женщина лишь ошалело потрясла головой и продолжала наступать.

Тут же возникла еще одна проблема — один солдат опомнился и уже вставал на ноги. Зато второй лежал мертвый в луже крови.

Фрост бросился к нему, но момент был упущен — парень уже крепко держал автомат в руках; стволом он отбил удар капитана и попытался мушкой выбить ему глаз.

Наемник пригнулся и с силой пнул солдата в коленную чашечку, а одновременно двинул левой рукой, в которой все еще держал ключи, зажатые на манер кастета. Удар пришелся в твердую голову противника, и Фрост едва не взвыл от боли, решив уже, что сломал себе пальцы.

Тут какая-то неведомая сила подхватила его сзади и швырнула на стол. Фрост пребольно ударился гениталиями об угол и снова чуть не взвыл, но ему удалось вырваться, перекатиться через стол и упасть на пол. Он поднял голову и убедился, что неведомой силой была медсестра. Ну, понятно, а кто же еще? Капитан медленно поднялся на ноги.

Женщина что-то говорила по-русски. Слов Фрост не знал, но смысл сказанного ясно читался на лице медсестры. — Фу, как некрасиво, — сказал наемник. — А еще дама. Он попытался провести хук с правой, но женщина вполне профессионально увернулась. Однако и Фрост был не лыком шит. Он тут же развернулся и ударил ее ногой в лицо, правда, при этом сам потерял равновесие и упал. Женщина тоже упала, но тут же с удивительной для ее размеров быстротой вскочила и устремилась на капитана.

Тот еле успел откатиться в сторону; инерция пронесла медсестру еще немного, а когда она повернулась, наемник был уже готов. Его нога вновь взвилась в воздух и вновь ударила в лицо женщины. На сей раз наконец-то получилось то, что Фрост задумал — он-таки сломал переносицу и загнал кость в мозг. Правда, он еще несколько мгновений сомневался, есть ли таковой вообще у этой горы мяса, но поскольку медсестра рухнула на пол и осталась лежать без признаков жизни, капитан здраво рассудил, что хотя бы одна извилина у нее все же должна была присутствовать.

Тяжело дыша, Фрост посмотрел на свою жертву и покачал головой.

— Надеюсь, крошка, — прохрипел он, — что больше тут нет таких, как ты.

Затем капитан нагнулся и осмотрел свою левую ступню. Она сильно кровоточила. Видимо, в горячке схватки он наступил на разбитое стекло. После этого Фрост подобрал один из автоматов, проверил наличие патронов и тут заметил, что недобитый солдат пытается подняться на ноги.

— Нет, не стоит, — покачал головой наемник, подходя ближе. — Отдохни еще, приятель.

Он ударил парня прикладом по голове, и тот вновь растянулся на полу. Зато теперь зашевелился врач — он с трудом выполз из-за стола и умоляюще посмотрел на капитана.

— Не надо, пожалуйста…

Фрост двинулся к нему.

— Считайте, что мы в расчете, — невесело усмехнулся он и ребром ладони ударил мужчину по шее сбоку. Тот свалился и замер. — Ничего, жить будешь, — пробормотал Фрост.

Он нагнулся и поднял с пола фотографию Бесс. Капитан знал, что это выглядит глупо, но, тем не менее, он поцеловал пластиковую карточку.


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Если Фрост правильно помнил советские военные знаки отличия, то парень, с которого он снял форму, был сержантом.

“Низко же я упал, а ведь был капитаном”, — подумал наемник.

Своей собственной одежды он в кабинете врача не обнаружил и весьма опечалился по этому поводу.

— Плакала очередная пара шестидесятипятидолларовых ботинок, — с горечью пробормотал Фрост.

Затем посмотрел на себя в зеркало. Ни повязки, ни темных очков. Шрам на месте его глаза сразу привлекал внимание. Он надвинул каску на лоб и искривил левую сторону лица. Это хоть немного скрыло следы увечья.

Фрост отрегулировал свой “Ролекс”, глядя на циферблат дешевых часов, которые были на запястье врача, но одевать его не стал. Дорогой хронометр никак не сочетался с формой советского сержанта и моментально бы выдал американца. У него и так забот будет предостаточно, одно незнание языка чего стоит.

Свое оружие — браунинг и нож — он тоже не нашел. Пистолетов у солдат не оказалось, и Фрост, вздохнув, взял один из АКМов, который был поновее, и все запасные магазины в количестве пяти штук. Что ж, патронов на первое время у него было достаточно. Хотя это и явно не тот боезапас, с которым можно пытаться вырваться с территории Союза Советских Социалистических Республик.

Фрост еще раз взглянул на фотографию Бесс, а потом положил ее в бумажник и рассовал по карманам все свои вещи.

Врач слабо пошевелился на полу, закашлялся.

— Ну, ты живучий, парень, — с сожалением сказал капитан, подошел ближе, прицелился и нанес удар ногой под ухо.

Он не хотел убивать этого человека, но обязан был на время вывести его из строя. Это удалось, и врач снова затих.

Фросту сказали, что он находится в Москве, но это тоже могла быть дезинформация. А как же проверить? Капитан бросился к столу, открыл ящик и принялся копаться в нем. Наконец он нашел что-то похожее на телефонный справочник и открыл первую страницу. Что ж, если он не ошибся в русских буквах, вверху действительно было написано слово “Москва”.

Наемник, впрочем, не знал, облегчает это или усложняет его ситуацию. Правда, у него были еще документы солдата, форму которого он одел, но Фрост не только понятия не имел, что там написано, но и не понял бы даже, если бы кто-то попросил его предъявить бумаги.

Но делать было нечего. Капитан медленно, но решительно двинулся к двери и остановился там, положив ладонь на ручку. Внезапно в голову ему пришла еще одна мысль. Фрост вернулся к столу и вновь открыл телефонный справочник. Там был и план города.

Фрост несколько секунд смотрел на него, а потом вздохнул. Даже если бы этот план был отпечатан качественно и на хорошей бумаге, он все равно не смог бы прочесть слова “Посольство США”.

— Чертов язык, — буркнул наемник и захлопнул справочник.

Он опять двинулся к двери, осторожно открыл ее и вышел в коридор, бросив последний взгляд на оставшихся в комнате мертвых и выведенных из строя людей. Затем быстро пошел по коридору — в направлении, противоположном тому, где находилась комната с “электрическим стулом”.

Дойдя до первого разветвления в форме буквы “Т”, Фрост остановился. После некоторого раздумья он двинулся вправо, не зная, идет ли к выходу, или забирается в глубь здания.

Вскоре он увидел две белые двери. На них были написаны какие-то слова, а сверху виднелись изображения непонятных символов.

Фрост передернул затвор автомата и опустил предохранитель. Затем, глубоко вдохнув, толкнул ногой дверь и вошел. Он увидел женщину, которая одергивала юбку, закрывая дверцу кабинки туалета. Она тоже заметила капитана и широко раскрыла рот от удивления.

Фрост не потерял присутствия духа, он обворожительно улыбнулся, отдал ей воинскую честь — на американский, правда, манер — и вышел из помещения. Вновь посмотрел на надпись на двери. Что ж, теперь он по крайней мере будет знать, как по-русски “женский туалет”.

Затем капитан продолжил свой путь по коридору. Пройдя мимо длинного ряда выкрашенных в белый цвет деревянных дверей, он наконец заметил одну стеклянную, вращающуюся. За ней на стуле сидел охранник. Пришлось принять на веру, что это выход из здания. Читать русские слова у Фроста больше не было желания.

Он решительно направился к двери и прошел сквозь нее. Охранника это нисколько не встревожило. Он повернул голову и слегка кивнул. Фрост тоже кивнул и прикладом автомата нанес короткий сильный удар по голове солдата. Тот свалился со стула и остался лежать на полу.

Фросту повезло — на поясе у охранника висел предмет, который был ему просто необходим. Пистолет. Капитан быстро расстегнул кобуру и вытащил оружие. Это был “Макарова калибра девять миллиметров, дальний родственник браунинга, значительно уступающий ему в качестве.

Фрост проверил патронник, предохранитель и удовлетворенно хмыкнул. Ну, уже кое-что. Он прихватил также две запасные обоймы и нож, который тоже висел на поясе охранника. Это была какая-то старая финка в кожаных ножнах. Капитан спрятал ее себе за пазуху.

Затем он огляделся и заметил в другом конце прохода массивные двойные деревянные двери. Оставалось надеяться, что именно они ведут на улицу. Возле того места, где сидел охранник, находился небольшой пульт, а на нем — две кнопки, красная и зеленая. Поскольку вся дверь была буквально обвита проводками, Фрост решил, что она открывается автоматически посредством нажатия на одну из кнопок. Но в таком случае другая находится здесь для того, чтобы с ее помощью подать сигнал тревоги.

Капитан положил палец на зеленую кнопку.

— Наверное, эта, — пробормотал он.

Затем убрал палец и покачал головой. У этих русских всегда все наоборот. Вот и предохранитель на “Макарове” устроен как полная противоположность предохранителей на нормальных пистолетах.

Фрост еще секунду раздумывал, не зная, на что решиться, а потом быстро прошептал:

— Господи, помоги, — и нажал на красную кнопку.

Что-то негромко загудело и раздался щелчок дверного замка. Довольный капитан убрал палец, но замок тут же щелкнул снова. Дверь оставалась открытой лишь до тех пор, пока кто-то нажимал на кнопку.

— Черт побери, — выругался Фрост.

Снова препятствие. Капитан поднял тело оглушенного солдата, посадил его на стул и опустил так, чтобы он своей поникшей головой давил на заветную кнопку. К счастью, вес оказался достаточным, снова что-то загудело, замок щелкнул, и Фрост бросился к двери. Оглянувшись на пороге, он увидел, что охранник чуть пошевелился, начиная приходить в себя.

— А, чтоб тебя, — буркнул наемник, распахнул дверь и выскочил из здания.

Он очутился на заснеженной городской улице, по которой ходили люди. За ней Фрост увидел огромный каток, залитый сверкающим льдом. Сотни детей и подростков со смехом и криками катались на коньках и играли в хоккей. Им было очень весело. В отличие от гражданина США Хэнка Фроста, который понятия не имел, что ему теперь делать.

Справа от себя капитан увидел высокое мрачное серое здание. Сердце его забилось сильнее. Он узнал этот дом. Его часто показывали по телевидению. Пожалуй, это было единственное здание в Москве, которое Фрост мог узнать безошибочно.

Он еще раз огляделся. Да, сомнения нет. Это площадь Дзержинского, а дом — управление КГБ.

— Боже ты мой, — прошептал наемник, — куда же меня занесло?

Внезапно за его спиной, из-за двери, через которую он только что вышел, раздался пронзительный звонок — сигнал тревоги. Дальше медлить было опасно. Фрост быстро перебежал через улицу и направился к катку.

Он увернулся от трамвая и подошел к деревянному бортику, окружавшему каток. Там он оглянулся и посмотрел на окна “больницы”, из которой только что сбежал, потом перевел взгляд на окна резиденции КГБ. Интересно, там уже знают о побеге американца, из которого хотели сделать сначала робота, а потом полного дебила? Наверное знают — позвонить недолго. Значит, теперь доблестные советские гэбэшники немедленно организуют погоню. Они не могут позволить ему уйти.

Фрост перелез через бортик и быстро двинулся вдоль него, стараясь затеряться в толпе детей. А те показывали на него пальцами, хохотали, что-то кричали. Капитан улыбался так, что челюсти болели, и все время кивал головой. А что ему еще оставалось делать, если он не знал языка?

Внезапно к нему буквально бросилась пожилая женщина в пуховом платке. Фрост снова улыбнулся и сделал попытку уступить ей дорогу, но она вдруг схватила его за рукав и возбужденно заговорила по-русски.

Капитан стоял в полной растерянности; видя, что он не реагирует, женщина более энергично встряхнула его и показала рукой куда-то вправо. Фрост посмотрел в этом направлении и увидел молодую девушку, которая лежала у самой кромки льда, держась обеими руками за левую ногу. Между ее пальцев выступила кровь.

Теперь Фрост понял, чего хотела женщина. В Советском Союзе военные часто выполняли функции милиции и население привыкло к этому. Тем более, что солдат должен уметь оказывать первую помощь.

Капитан увидел, как вокруг лежавшей девушки собирается группа молодых людей, которые возбужденно переговариваются, но не знают, что предпринять. Если он сейчас уйдет, это будет выглядеть очень подозрительно, но если остаться, тогда скоро выяснится, что он не говорит по-русски. Что же выбрать? На что решиться?

И тут Фрост взглянул на лицо девушки. Оно было бледное, на нем ясно читались боль и страдания, которые переживало сейчас это юное существо, стискивая руками свою поврежденную ногу.

Капитан улыбнулся пожилой женщине, успокаивающе похлопал ее по плечу и двинулся к пострадавшей. Он вежливо, но решительно раздвинул группу наблюдателей и опустился на колено рядом с девушкой.

Она подняла на него свои большие красивые глаза, правда, сейчас они были наполнены болью. Ей было лет пятнадцать-шестнадцать, максимум. Девушка слабо улыбнулась и быстро заговорила, но Фрост ни понял ни единого слова из произнесенных ею.

— Гм, — сказал он многозначительно, полагая, что это междометие является интернациональным, — гм…

Затем капитан осторожно убрал руку девушки с ее ноги; синие шерстяные спортивные штаны промокли от крови и липли к пальцам. Фрост сунул руку в карман и достал трофейную финку. Окружавшие их молодые ребята при виде ножа начали оживленно перешептываться, но наемник не обращал на них внимания.

Осторожно, аккуратно он разрезал набухшую от крови штанину. Под ней был толстый шерстяной носок, уже ставший из белого красным. Девушка закусила губу и непроизвольно схватила Фроста за руку. Видимо, он все же невольно причинил ей боль.

Капитан не мог сказать ничего утешительного — то есть вообще ничего — а потому лишь подмигнул ей успокаивающе своим здоровым глазом и улыбнулся. Девушка вдруг заметила его пустую глазницу, на миг ее лицо окаменело, но затем она превозмогла себя и улыбнулась в ответ.

Фрост стянул носок и осмотрел рану. Он понял, что она была нанесена острым лезвием конька, видимо, при столкновении на катке. Порез был широкий и глубокий, и кровь текла обильно.

Фросту в жизни часто приходилось видеть подобные раны — во Вьетнаме, а потом в Африке и Латинской Америке. Он сразу понял, что дело плохо. Если ничем не помочь, то через пять минут девушка потеряет сознание, а еще через пять минут окончательно истечет кровью и умрет.

— Э… ох, — капитан едва не выругался по-английски, но в последний момент прикусил язык.

Он очень хотел сказать этой бедной девчонке что-то хорошее, доброе, успокоить ее, но, к сожалению, не мог. Тогда Фрост просто протянул руку и погладил ее подбородок. Девушка с трудом отвела глаза от своей окровавленной ноги и проглотила комок, застрявший в горле. Но она уже немного отошла от первого шока.

Капитан от души надеялся, что кто-нибудь догадался вызвать “Скорую”, и через несколько минут врачи сделают все необходимое. А пока в его распоряжений имелось только одно средство — жгут.

На голове девушки был повязан изящный шарфик, как показалось Фросту — шелковый. Он осторожно протянул руку, развязал узел и снял шарф. Глаза его пациентки невольно расширились, в них был немой вопрос и снова появился страх.

Капитан ободряюще улыбнулся ей и принялся сворачивать шарф жгутом. Затем он перетянул им ногу девушки сразу под коленом. Оглядевшись, наемник увидел, что вокруг нет ничего, что могло бы послужить рычагом, а потому снова взял финку, просунул ее в петлю и принялся поворачивать, затягивая жгут.

Кровь стала течь медленнее, а потом и вовсе остановилась. Угроза смерти была снята.

Фрост облегченно вздохнул и начал подниматься на ноги, но девушка вдруг обхватила его руками за шею и поцеловала в щеку. В ее глазах стояли слезы, но это не были уже слезы боли или страха. Это были слезы благодарности.

Капитан был тронут до глубины души, но даже не знал как сказать: спасибо. Вместо этого он в очередной раз улыбнулся.

Фрост взял за руку ближайшего парня из группы зевак и знаком приказал ему держать финку, чтобы жгут не распустился. Тот — слегка удивленный — молча кивнул, опустился на колени и принял вахту.

Где-то рядом послышалось завывание сирены. “Вот и “Скорая”, — с облегчением подумал наемник. Он повернул голову и увидел, как пожилая женщина, которая первая обратилась к нему, со слезами на глазах осеняет себя крестом. Фрост машинально отметил, что она перекрестилась справа налево, как это принято в православном обряде.

Капитан дружески кивнул ей и двинулся сквозь толпу, решив, что пора уходить. Люди расступались перед ним, что-то говорили, смеялись, некоторые похлопывали его по спине и плечам. Фрост расточал улыбки и во всю кивал головой. Ему было даже приятно такое внимание.

“Эти русские, оказывается, не такие уж плохие парни, — подумал он. — Жаль, что они не могут выбрать себе другое правительство и зажить как люди. Стоит, наверное, им помочь…”

Пребывая в довольно благодушном настроении, Фрост наконец выбрался на открытое место и огляделся. В десяти ярдах от себя он вдруг увидел двух рослых милиционеров с коротко ствольными автоматами в руках. Рядом с ними стоял невысокий плотный мужчина в штатском — черном кожаном плаще и шляпе. Руки он держал в карманах, а на его лице — казалось — было написано большими буквами: “Комитет Государственной Безопасности”


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

Мужчина тоже заметил Фроста и тут же двинулся к нему. Капитан лихорадочно анализировал ситуацию. Если он начнет стрелять, те немедленно ответят. И тогда под угрозой окажутся жизни невинных людей, которые стояли за спиной Фроста. И жизнь той девушки, которую он только что спас.

Наемник крепко стиснул зубы и пошел навстречу мужчине в шляпе. Тот притормозил и сунул руку под плащ, откуда незамедлительно извлек черный пистолет. Фрост продолжал идти на него. Мужчина быстро огляделся по сторонам, крикнул что-то по-русски, а потом по-английски:

— Стой! Стрелять буду!

Капитан, упрямо наклонив голову, одним прыжком подскочил к нему, на ходу сдергивая автомат с плеча. Приклад описал в воздухе большую дугу и обрушился сбоку на голову кагэбиста. Тот отлетел на пару шагов и упал бы, если бы его не подхватили парни в милицейской форме.

Фрост бросился бежать через лед, но тут же поскользнулся и рухнул на колени. Он перекатился, вновь поднялся на ноги, но опять поскользнулся и упал, увлекая за собой и подростка с хоккейной клюшкой в руках. Автомат отлетел в сторону и поехал по гладкому блестящему льду куда-то под бортик.

— А, черт тебя возьми! — рявкнул капитан. Двое милиционеров были уже совсем рядом. Фрост огляделся, словно затравленный зверь, и увидел лежащего рядом подростка.

— Извини, приятель, — сказал он по-английски, выхватил из рук паренька клюшку и вскочил на ноги.

Первого стража правопорядка он двинул клюшкой в пах. Тот вскрикнул от боли, а Фрост тут же добавил ногой в голову. Раздался характерный треск, и наемник понял, что это сломалась шея.

Второй милиционер не успел еще опомниться, как Фрост уже держал в руках оружие — автомат АКС. Лишь тогда он бросился вперед, а сразу за ним бежал мужчина в шляпе, который уже опомнился после удара американца.

Капитан быстро разобрался в механизме автомата, опустил предохранитель и передернул затвор. Короткий ствол брызнул огнем. Фрост стрелял прицельно, так, чтобы не задеть никого случайного. Три пули вошли в грудь милиционеру, и тот рухнул на лед, который тут же стал красным.

Мужчина в шляпе упал на живот и бабахнул из своего пистолета. Пуля ушла в небо, а Фрост короткой точной очередью буквально пригвоздил противника ко льду. Тот еще раз дернулся и замер.

Капитан развернулся и бросился бежать, скользя и спотыкаясь. Но каким-то чудом ему удавалось сохранять равновесие. Наконец лед закончился, и Фрост с облегчением ступил на хрустящий белый снег. Улица была теперь ярдах в пятидесяти от него.

Он перекувыркнулся через сугроб и только собрался бежать дальше, как вдруг его схватили чьи-то руки. Фрост удивленно повернул голову. Это был просто какой-то рядовой, добропорядочный советский гражданин. Он увидел, что Фрост убегает от милиции, и решил помочь властям. Капитан двинул “патриота” в челюсть и продолжал свой путь.

Вдалеке справа, через улицу, он увидел большое здание, выстроенное в римском стиле (“По-научному; кажется, это называется: в стиле классицизма”, — подумал Фрост), — то ли музей, то ли театр. Капитан увидел рядом с ним остановку троллейбуса и бросился туда.

Ему удалось вскочить в салон уже отъезжавшей машины. Троллейбус не спеша покатил по улице, оставил позади еще одно похожее на музей здание и вырулил на широкий проспект.

Фрост стоял на задней площадке, люди таращились на его автомат, но вопросов никто не задавал — значит, так надо. Внезапно поблизости снова раздался вой сирен. Когда троллейбус остановился и дверь открылась, Фрост выскочил наружу и огляделся.

Он понятия не имел, где находится, но тут увидел перед собой комплекс каких-то официальных учреждений и бросился туда. Ему подумалось, что агенты КГБ не так ретиво будут дырявить фасады общественных зданий, как сделали бы это с жилыми домами.

Фрост перебежал через улицу, уворачиваясь от грузовиков и немногочисленных легковушек, едва снова не поскользнулся, удержал равновесие и поднял голову.

— Что за черт? — буркнул он. — Да это универмаг. Капитан посмотрел направо. И обомлел. Сколько же раз он видел эту картинку, когда по телевизору показывали празднества в Москве — Седьмое ноября или Первое мая.

— Мавзолей Ленина, — прошептал Фрост и вдруг вскинул вверх обе руки. — Привет, вождь! — крикнул он и вновь пустился бежать.

Внезапно очередная сирена взвыла совсем рядом, и капитан, не оборачиваясь, сорвал с плеча автомат. Это была милицейская машина. Из окошка ее выглядывал мужчина с пистолетом в руке.

Фрост нырнул вправо и дал длинную очередь. Лобовое стекло разлетелось на кусочки, машина крутнулась, потеряла управление и врезалась в большие железные ворота в высокой стене из красного кирпича.

Мужчина с пистолетом вывалился из кабины и снова попытался поднять оружие. Фрост выстрелил навскидку, пули разворотили кагэбисту грудную клетку. А капитан уже был возле машины.

Мотор все еще гудел, а за рулем сидел мертвый милиционер. Фрост вытолкнул тело наружу, сам уселся на место водителя и дал задний ход с помощью ручной передачи.

Сирены теперь звучали со всех сторон. Наемник видел, как отовсюду сбегаются люди, некоторые из них были в военной или милицейской форме, некоторые — в штатском. Капитан нашел переключатель скоростей и двинул машину вперед.

Какой-то грузовик попытался перекрыть ему дорогу, но Фрост ловко ушел влево, лишь слегка поцарапав бампер. А справа, вдалеке, он увидел высокий монументальный храм с православными куполами. Впереди была улица, а за ней мост.

Капитан выжал газ; трое солдат, которые подбегали к машине, отскочили в сторону, и наемник понесся дальше. Но слева вдруг появились двое парней с автоматами. Они вскинули оружие, готовясь открыть огонь. Фрост быстро сунул руку за пазуху, выхватил “Макарова” и дважды нажал на спуск. Один из мужчин упал, а другой бросился бежать и спрятался за угол дома. Тут же где-то рядом прогремел выстрел, и пуля пробила дверцу машины, но капитана не задела.

Подъехав к мосту, Фрост увидел, что посреди него стоит еще одна милицейская машина, блокируя дорогу. Капитан криво усмехнулся, дал полный газ, напрягся, крепко вцепившись в руль, и бросил свой автомобиль вперед.

Капот его машины ударил в задний бампер транспортного средства кагэбистов, послышался скрежет, грохот и визг тормозов. Краем глаза наемник увидел, как из машины выпрыгнул какой-то человек; Фрост крутанул руль и вырвался на простор. Секундой позже позади него прогремел взрыв, и милицейский фургончик исчез в пламени и клубах дыма.

Добравшись до конца моста, капитан свернул вправо, по-прежнему не зная, где находится и куда ему надо ехать, — просто слева появились еще две желто-синие машины с мигалками. Он промчался немного по улице и снова повернул.

Внезапно сердце его рванулось к горлу. На доме слева он вдруг увидел флаг, который с достоинством, медленно полоскался на легком ветру. Это был британский “Юнион Джек”.

— И-и-и-ийа-а! — торжествующе завопил Фрост, не веря своему счастью и боясь, что это окажется только миражем.

Вой сирен доносился сзади, впереди тоже появились несколько милицейских машин. А вдобавок над головой послышалось тарахтение вертолета. Кольцо вокруг Фроста сжималось.

“Обложили, как волка, — со злостью подумал капитан. — Ну нет, хрен вам, не возьмете”.

Он резко повернул руль, направляя машину к посольству Великобритании. Добавил скорости. Автомобиль теперь летел прямо на ворота.

— Стой! — кричали по-английски и по-русски со всех сторон.

Раздалось несколько выстрелов.

Упрямо сцепив зубы и наклонив вперед голову, Фрост гнал милицейскую машину прямо на ворота английского посольства. Казалось, он сейчас врежется в них. И разобьется. Все — и преследователи, и зеваки — замерли, ожидая, что же произойдет.

Но Фрост вовсе не был самоубийцей, зато был классным водителем. У самых ворот он вдруг резко осадил машину, ударив по тормозам, и автомобиль замер буквально в сантиметре от преграды. А сам капитан молниеносно выскочил из кабины, запрыгнул на капот, оттолкнулся, ухватился руками за металлические прутья, подтянулся и перебросил ногу через ворота на британскую территорию. Теперь русские уже не осмелились бы стрелять.

Капитан посмотрел вниз, на двор посольства. Там толпились люди, впереди стояли несколько крепких мужчин в военной форме и с оружием в руках. Они подозрительно разглядывали странного гостя.

— Я американец! — крикнул Фрост, переваливаясь через ворота и падая на асфальт. — Американец! Янки! Мы друзья! Да здравствует королева Елизавета! Правь, Британия!

Его окружили люди. Лица у всех были добрые, многие улыбались. Высокий человек в форме хлопнул капитана по плечу.

— Все в порядке, приятель. Ты среди своих.

Фрост взглянул в его глаза и почувствовал, как к горлу подходит комок. Он с испугом подумал, не произошли ли изменения в его сексуальной ориентации — ему вдруг ужасно захотелось расцеловать этого парня с огромными рыжими усами.


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

— Да, похоже, вы здорово повеселились, капитан Фрост, — сказал невысокий седоволосый мужчина, просматривая бумаги, лежавшие у него на столе. — Ну-ка, вот перечень ваших подвигов. Посмотрим… Так, побег из Института психиатрических исследований имени Дзержинского. Неплохо…

Фрост усмехнулся.

Мужчина поднял голову, посмотрел на него, а потом вернулся к бумагам и продолжал:

— Затем вы без билета проехали в троллейбусе от Большого театра — это то здание в римском стиле, как вы выразились. Далее последовали перестрелка с официальными властями между мавзолеем и ГУМом, главным московским универмагом, и угон казенной машины.

Мужчина покачал головой.

— Совсем, как у вас на Диком Западе. После этого вы, капитан, нанесли ущерб Советскому государству, уничтожив принадлежавший ему автомобиль. Это происходило… — он перевернул листок, — …возле Спасских ворот Кремля.

Он вновь посмотрел на Фроста.

— Странно, как это вы еще не заехали в храм Василия Блаженного. Он же был совсем рядом.

— Не было времени, — улыбнулся наемник.

— Понятно. Ну, а закончили вы свою эпопею незаконным вторжением на территорию Британского посольства. Вот и все. Да, список убитых и раненных вами сотрудников советских органов прилагается.

— Неужели это все я сделал? — со смехом спросил Фрост.

— Да, у меня есть основания полагать именно так.

— А что за колымагу я угнал?

— Это был “ЗИЛ” — не самая худшая машина в России.

— Мне больше нравится форд, — вздохнул Фрост.

— Я запишу это к себе в блокнот, — улыбнулся седой мужчина. — Хочу вас проинформировать, что мы получили… а вернее, сэр Артур, посол, получил от советской стороны меморандум, подписанный лично товарищем Андроповым…

— Что? Тем самым Андроповым?

— Да, Юрием Андроповым, человеком, который сменил на посту главы СССР покойного Брежнева. Так вот, этот документ выдержан в крайне резких выражениях и касается вашей персоны, мистер Фрост. Должен признаться, в свете всего этого мне очень жаль, что вы заехали именно к нам. Ну что вам стоило прокатиться немного дальше вдоль Москвы-реки, до Садового кольца, там свернуть направо и врезаться в ворота вашего собственного посольства?

— У меня не было плана города, — развел руками наемник.

— Вот именно, — вздохнул мужчина.

— Так вы что, собираетесь выкинуть меня обратно на улицу? — спросил Фрост.

Его собеседник улыбнулся и покачал головой.

— Не думаю, мой мальчик, не думаю. Мы проверили вашу историю, насколько это было возможно, и считаем, что вы рассказали правду. Если мы выдадим вас, то эти русские еще чего доброго вообразят, что в следующий раз они могут безнаказанно похитить британского подданного с британской земли. Нет, мы не собираемся выдавать вас, но боюсь, ситуация такова, что вам придется пробыть нашим гостем довольно долгое время.

— Довольно долгое — это сколько? — резко спросил Фрост.

— Ну, я не думаю, что ваше положение может сильно измениться в обозримом будущем. Капитан выругался сквозь зубы.

— Не расстраивайтесь так, — утешил его мужчина. — Посмотрите на это с другой стороны — вы не можете отсюда выйти, но ведь и они не могут сюда войти. Хотя и обвиняют вас в убийствах, а это весьма серьезное преступление.

Он снял с носа очки в золотой оправе и положил их на стол.

— Кстати, наши источники информации сообщили нам еще кое-что: вы спасли жизнь молодой девушке, которая истекала кровью. Не думаю, правда, что советские власти посчитают это смягчающим обстоятельством.

— Да я даже не знаю, спас ли ей жизнь или нет, — с горечью ответил капитан. — Но, мистер Хит…

— Не скромничайте, дорогой мой, не надо. Если вы признаетесь, что отобрали несколько человеческих жизней, так не стесняйтесь признать, что и спасли одну.

Мужчина снова одел очки.

— Я не хотел показаться невежливым, когда говорил, что было бы лучше для всех, если бы вы попали в американское посольство, поверьте. Это действительно так. Но, тем не менее, я счастлив, что мне удалось познакомиться со столь достойным человеком, как вы, капитан. Уверяю вас, мы все — и Ее Величество королева тоже — гордимся тем доверием, которое вы нам оказали, прибыв сюда. Я понимаю, что у вас не было выхода, — утопающий хватается за соломинку, так, кажется, говорят? Могу пообещать, что пока вы будете находиться здесь, на вас будут распространяться все права, которыми обладает британский гражданин. Однако хочу вас предупредить, что следует соблюдать осторожность во время прогулок по территории посольства и особенно в саду. Как вы сами недавно убедились, попасть сюда можно даже через закрытые ворота. — Хит рассмеялся. — Должен признать, что это самое интересное приключение, которое мне довелось пережить за время моей дипломатической службы, а ей я посвятил уже двадцать лет.

— Я рад, что сумел развлечь вас, — ответил Фрост.

Недавно он решил, что попробует бросить курить, но сейчас не выдержал, достал свою старенькую “Зиппо” (ему удалось отыскать зажигалку в ящике стола врача) и взял протянутую Хитом пачку “Плэйерс”; закурил, выпустил дым в потолок.

— А мое посольство поставлено в известность? — осведомился капитан после второй затяжки.

— Конечно, мой мальчик. Это мы сделали в первую очередь. Сегодня к ужину должен прийти один из ваших представителей и обсудить с нами эту проблему. Я распорядился, чтобы вам, капитан, подыскали подходящую одежду и туалетные принадлежности. Однако боюсь, что ваше посольство немногим сможет вам помочь. Они тут так же беспомощны, как и мы. Вывезти вас с территории СССР — это невыполнимая задача. Мне очень жаль…

— Но я еще не все вам сказал, мистер Хит.

— Да, бы уже упоминали, что вам известна некая тайна. Что ж, ваше право сохранять ее…

— Русские хотели превратить меня в психически ненормального человека, — перебил Фрост.

— Это вы мне уже говорили.

— Поскольку красные считали, что я больше не смогу им навредить, то в разговоре со мной проявили беспечность, выражались излишне откровенно. И в результате невольно сообщили мне информацию, за которую мое правительство — да и ваше тоже — многое готово отдать. Речь идет о национальной безопасности всего Западного содружества.

— А конкретнее?

Фрост покачал головой и затянулся.

— Больше я ничего не скажу. По крайне мере, пока нахожусь здесь, в России.

Он замолчал и испытующе посмотрел на седого мужчину, который снял очки и ответил ему таким же взглядом.

— Кстати, — сказал Фрост после паузы, — не могли бы вы еще раз связаться с моим посольством и попросить того парня, который придет сегодня, прихватить пару блоков “Кэмела”? Я был бы очень обязан и ему, и вам, мистер Хит.

“Плэйерс” это хорошие сигареты, но капитан уже прочно привык к одному сорту. То же относилось и к остальному — ему выделили роскошную комнату со всеми удобствами, но Фрост все же предпочитал свою собственную квартиру. И на мягкой кровати ему было очень неуютно без той женщины, которая последнее время делила с ним эту квартиру.

— Вы выполните мою просьбу? — с улыбкой спросил наемник.

Хит кивнул и встал.

— Конечно, мистер Фрост.


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

Фрост критически оглядел себя в зеркале. Новая черная повязка. Новые брюки, купленные в валютном отделе ГУМа. Новые туфли — хотя и далеко им до шестидесятипятидолларовых ботинок.

Секретарша посольства сняла с него мерку и к четырем часам привезла необходимые предметы одежды и все остальное. Единственное, что не устроило Фроста, так это розовые рубашки. Но он уже привык, что женщины обычно подбирают для мужчин совсем не те цвета, которые им нравятся. Делать было нечего.

Капитан пожал плечами, вздохнул, взял со спинки стула толстый шерстяной свитер и натянул его через голову. Затем посмотрел на циферблат “Ролекса”. Трудно было сейчас поверить, что еще двадцать четыре часа назад он перестреливался с милицией на улицах Москвы, а потом едва не врезался в ворота британского посольства.

Фрост попросил англичан послать весточку Бесс — телефонный разговор был невозможен. Хит обещал все сделать, и вот недавно капитану сообщили, что послание отправлено дипломатической почтой и мисс Столмен скоро узнает, что с ним все в порядке.

Наемник последний раз оглядел себя в зеркале, взял сигареты, зажигалку, выключил свет и вышел из комнаты.



Черноволосую молодую женщину, которая сидела на дальнем конце стола в кабинете посла Великобритании сэра Артура Борна, Фросту так и не представили, и теперь — прихлебывая кофе — он пристально смотрел на нее. А она на него внимания не обращала.

Она прибыла вместе с помощником американского поверенного в делах и еще одним мужчиной из посольства США. Мужчина этот официально считался представителем торговой делегации, но Фрост с первого взгляда безошибочно распознал в нем сотрудника ЦРУ.

Во время долгого обеда, на котором подавались самые изысканные блюда, разговаривали мало, и то в основном лишь о проблемах советской экономики и суровости здешней зимы. О Фросте и его проблеме не было сказано ни слова.

— Мистер Хит, — произнес наконец сэр Артур, — я полагаю, что вы и ваши американские друзья будете чувствовать себя удобнее в библиотеке. Я распоряжусь, чтобы Адольф принес вам бренди и кофе.

Посол встал, и все последовали его примеру.

— Прошу меня извинить, — с широкой улыбкой сказал сэр Артур. — Государственные дела — от них никуда не денешься.

Это был массивный высокий мужчина, который чем-то напоминал Фросту отца Тука из фильма о Робине Гуде; он никак не соответствовал прежним представлениям капитана о британском дипломате.

— Прекрасная мысль, сэр Артур, — улыбнулся Хит. — Джентльмены? — Он чуть поклонился присутствующим мужчинам. — Мисс Горина? Прошу вас следовать за мной.

Фрост кивнул и вновь посмотрел на женщину. Ее волосы были черными, как вороново крыло, но глаза казались еще более черными. Лицо носило явные славянские черты.

— Благодарю, мистер Хит, — с улыбкой ответила она, поднимаясь из-за стола.

На миг глаза женщины задержались на Фросте, а затем мисс Горина повернулась и вышла из комнаты, опираясь на руку Хита. Американцы последовали за ними.

Фрост на ходу достал из кармана пачку “Кэмела” — секретарша британского посла раздобыла где-то целых три блока — вытащил сигарету и прикурил. Дым приятно щекотал ноздри.

В библиотеке Хит указал ему на кресло возле камина, и наемник молча опустился в него. Появился Адольф, дворецкий, и англичанин приказал ему принести бренди, а потом взглянул на Фроста:

— А вы что будете пить, капитан?

— То же самое, — ответил наемник.

— Отлично.

Все пили бренди, лишь мисс Горина предпочла мятный ликер. Сотрудник ЦРУ попросил еще чашку кофе.

Никто ничего не говорил до тех пор, пока Адольф не прикатил маленький столик, уставленный бутылками и посудой, и не удалился, вручив каждому его заказ.

— Давайте выпьем, джентльмены, — весело сказал Хит, поднимая свою рюмку, — за то, чтобы наша нынешняя проблема была разрешена ко всеобщему удовлетворению.

— Тост, достойный дипломата, — улыбнулся Фрост. — Я с радостью поддерживаю.

— А кто еще, кроме дипломатов, произносит тосты в наши дни? — рассмеялся Хит.

— Эй, Фрост, — вмешался вдруг цээрушник. — Вы что, пришли сюда на светскую беседу?

— А, дорогой соотечественник, — разулыбался Фрост. — Вы, кажется, что-то сказали?

— Что вы там болтали о национальной безопасности? Эти ваши вытащенные из задницы истории не помогут…

— Мистер Крэйн, — укоризненно сказал Хит, — здесь дама.

— Она работает на нас, — огрызнулся американец.

— Крэйн, не лезь в бутылку, — сказал помощник поверенного в делах. — Он прав.

— Отлично, — буркнул агент ЦРУ. — Тогда вы пока сами беседуйте, а я выпью кофе.

— Я вам скажу, о чем я болтал, — ответил Фрост и сделал глоток из своего стаканчика; он был спокоен и не собирался встревать в перепалку с Крэйном — КГБ придумал дьявольский план, и мне случайно, по неосмотрительности его сотрудников, стали известны подробности этого плана. Я могу дать вам всю информацию, и вы получите возможность сорвать замысел коммунистов, когда для этого придет время.

— А что вы хотите взамен? — подозрительно спросил Крэйн.

— Билет до Соединенных Штатов, вот и все. Фрост обезоруживающе улыбнулся.

— А, понятно, — фыркнул Крэйн. — Что ж, билет я могу вам дать хоть сейчас, но вы никогда не сможете им воспользоваться. Вы перебили тут кучу народа, благодаря вам кагэбэшники сейчас выглядят, как банда сопливых засранцев…

— Мистер Крэйн! — повысил голос Хит.

— Может, я не совсем точно выразился, — спокойно сказал Фрост. — Дело в том, что мне совсем не улыбается провести остаток жизни за этими стенами, хотя я и не могу пожаловаться на гостеприимство моих британских друзей. — Капитан улыбнулся Хиту. — Так что, если вы хотите узнать то, что знаю я, то уж постарайтесь, пожалуйста, найти способ и вытащить меня из этой страны. Как — оставляю на ваше усмотрение.

— Да вы с ума сошли! — рявкнул Крэйн. — Как это мы вас вытащим из центра Советского Союза?

— Побег из Москвы, — усмехнулся Хит, — Да, если бы это удалось, красные бы ужасно расстроились, просто ужасно.

Хит нравился Фросту все больше и больше.

— Это невозможно, — сказала вдруг мисс Горина. У нее был низкий, красивый, бархатистый голос, в котором слышался легкий акцент.

Фрост допил свое бренди и закурил еще одну сигарету.

— Может, и невозможно, — согласился он. — Но это для вас единственный путь получить информацию.

— Хочу напомнить, джентльмены, — сказал Хит с виноватой улыбкой, — что все должно выглядеть так, будто мистер Фрост сам осуществил побег, и никто из нас ему не помогал. Иначе нам не избежать международного скандала.

— Да из этого вообще ничего не выйдет, — резко произнес помощник поверенного в делах. Фрост опять улыбнулся.

— Ну, как хочешь, Крэйн. Помнишь, как говорят у нас в прачечных: нету бирки, нет и стирки.

Он умолк и выжидательно смотрел на сотрудника ЦРУ, который побагровел и тяжело дышал.

— А почему вы считаете, что мне необходимо учить русский язык? — наконец спросил капитан у англичанина.

— Все может случиться, — пожал тот плечами. — Не исключено, что наши американские друзья все же найдут способ вызволить вас отсюда без ведома наших русских Друзей. Вот тогда знание языка может, в определенной степени, вам пригодиться.

Фрост невесело усмехнулся.

— Послушайте, — сказал он, — но ведь КГБ похитил американца на американской земле. Неужели Президент не может просто снять трубку телефона и пригрозить красным крупными неприятностями, если они не выпустят меня. А потом кто-нибудь отвезет меня в аэропорт…

— Размечтался… — протянул Крэйн.

— Сразу видно, что вы плохо знакомы с дипломатическими правилами, — грустно сказал Хит и снял свои очки в золотой оправе. — Мне и самому такой выход понравился бы больше всего, но в наше трудное, напряженное время главы правительств стараются всеми силами избегать открытых конфликтов. Обычно в подобных случаях…

Фрост обреченно махнул рукой.

— Ладно, Бог с ним. Когда я с ним встречусь?

— С кем?

— С человеком, который будет учить меня русскому.

— А вы с ним уже встретились, — с улыбкой сказал Хит. — Разрешите представить вашего учителя — вернее, учительницу — мисс Горина.



— Сколь-ка э-та сто-ит, — повторил Фрост по-русски, посмотрел на мисс Горину и перешел на английский. — Сколько это стоит, правильно?

Женщина кивнула.

— Черт возьми! — взорвался наемник. — Вы что, собираетесь вывезти меня отсюда через магазин или ресторан?

— Капитан, будьте благоразумны.

— Пардон. Я просто хотел привлечь ваше внимание, — улыбнулся Фрост.

— Ладно, продолжаем занятие. Итак, мы с вами только что встретились и вполне естественно будет, если вы спросите, — она заговорила по-русски: — Как вас зовут?

— Хорошо, — кивнул Фрост, — я обязательно скажу эту фразу, когда мы встретимся в следующий раз. Это вопрос?

— Да.

— Тогда я знаю ответ, — и капитан с улыбкой поднял руку, как это делают дети в школе.

— Отвечайте, Фрост, — тоже улыбнулась “учительница”.

— Вам уже говорили, что у вас очень утонченная натура?

— Что?

— Разве я неправильно перевел вопрос?

— Нет, конечно, нет. Как вас зовут? — вот что надо было спросить.

Она заглянула в свои записи.

— Хэнк.

— Что? — мисс Горина удивленно подняла голову.

— Хэнк. Мое имя. Вы же спросили: как вас зовут?

Фрост улыбнулся и закурил сигарету.

— А, понятно, — кивнула женщина. — Ну, что ж, меня зовут Алена. Так вы считаете, что я…

— Утонченная, — подхватил Фрост. — Это должно быть ясно и вам самой каждый раз, когда вы смотрите в зеркало.

— Ну… — женщина вновь опустила голову, глядя в тетрадь, а потом взглянула на капитана. — Так вы никогда не освоите русский язык.

— У меня потрясающие способности к иностранным языкам, — честно сказал Фрост.

— И вы пытаетесь…

— Не знаю, ей-богу, — перебил наемник. — Просто я подумал, что пора немного расслабиться.

— Если вы, американцы, о чем-то думаете, то для окружающих сразу возникает опасность, — рассмеялась мисс Горина. — Я бы даже сказала: роковая обреченность.

— Я был обречен с самого дня рождения, — махнул рукой Фрост. — Да и все мы в той или иной степени обречены. Если бы я позволил року довлеть надо мной, то… черт его знает, что было бы. Я не намерен оставаться здесь, в этих стенах, до конца жизни. Вполне понятное желание, не так ли? Сидеть здесь и брать уроки языка…

Он чуть улыбнулся и покачал головой.

— Мне пришла в голову интересная мысль. У нас в Штатах в газетах и журналах иногда попадаются объявления: даю уроки языка. Но это не совсем то, чем мы с вами сейчас занимаемся?

— А что же? — строго спросила женщина.

— Ну, я никогда не откликался на эти объявления, — ответил Фрост и почувствовал себя неловко.

— А почему? Вы же сказали, что вас интересуют иностранные языки, не так ли?

— Да, — согласился Фрост, — но языки, о которых идет речь в таких объявлениях, вовсе не являются иностранными.

— А, понятно. Это просто — как говорят по-русски: раз-вле-че-ни-е, да? Развлечение, — повторила она на английском.

— Ну, для кого как, — ответил Фрост. — Это зависит от того, что вас развлекает.

— Значит, вы хотите поговорить со мной о развлечениях. Вот почему вы назвали меня утонченной натурой.

— Вы действительно утонченная, — сказал капитан, — но…

В дверь постучали, и на пороге появился Хит.

— Надеюсь, я вам не помешал?

— Нет, — улыбнулся Фрост. — Мы просто… как это… раз-вле… — сказал он по-русски.

— Развлекались, — подсказала мисс Горина. — У нас был перерыв, мистер Хит, — перешла она на английский. Англичанин глубокомысленно покачал головой.


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

Фрост перечитал письмо в пятый раз. С Бесс было все в порядке, она делала, что могла, чтобы способствовать его освобождению, но в строках ее сквозила тревога. Бесс явно опасалась, что они уже никогда больше не встретятся.

Вопреки строгому запрету Фроста, она даже попыталась получить въездную визу в СССР, но советские власти ей отказали. Несмотря на то, что капитан очень хотел видеть Бесс, он был рад этому. Ведь если бы женщина попала на территорию Советского Союза, ее потом могли и не выпустить. Или — того хуже — КГБ устроил бы какую-нибудь провокацию, чтобы через Бесс иметь возможность воздействовать на Фроста.

Наемник отложил письмо, поднялся на ноги, потянулся. Он устал от безделья, чувствовал себя так, словно покрывается пылью, и его буквально жгло ощущение собственной бесполезности и собственного бессилия.

Фрост взглянул на часы — скоро должен появиться парень из ЦРУ, Крэйн. Сейчас он наверняка как раз входит в ворота посольства: Крэйн был пунктуален до абсурда. Капитан бросил на себя взгляд в зеркало и двинулся к двери.

В коридоре он свернул направо и пошел к лестнице. На площадке второго этажа капитан встретился с Крэйном.

— Вы опоздали, Фрост, — процедил цээрушник.

— А вы — нет, — улыбнулся наемник.

— Вы совершали ежедневные утренние прогулки по саду, как мы с вами договаривались?

— Да, — кивнул Фрост, прикуривая сигарету.

— Хорошо. И для здоровья тоже полезно.

— О здоровье и я подумывал, — сказал капитан. — Чтобы хорошо себя чувствовать, мне просто необходима свобода передвижений.

— Неужели? Что вы имеете в виду?

— Мне тесно в России. Я хочу уехать отсюда.

— Вы прекрасно знаете ситуацию, — буркнул Крэйн, направляясь в библиотеку.

Фрост последовал за ним. Сотрудник ЦРУ прошел в дверь и чуть повернул голову.

— Боюсь, что даже утренние прогулки вам придется прекратить. Мне очень жаль, капитан.

Он улыбнулся — как показалось Фросту — злорадно.

— Это почему?

— Потому что… Посмотрите в окно, только так, чтобы вас не было видно из-за шторы.

Фрост подошел к окну библиотеки, которое выходило в большой сад посольства. Снег лежал на деревьях, на дорожках, везде. Но этот русский снег был не белый, а скорее — серый. Наемник осторожно выглянул, прячась за шторой.

Он увидел, что по саду гуляет мужчина. Этот человек был такого же роста, как и он сам, и одет точно так же. Его левый глаз прикрывала черная повязка, а на лоб была надвинута шляпа, как две капли воды похожая на ту, которую Фросту подарил мистер Хит.

— Нравится? — спросил Крэйн. — Это вы. Мы решили устроить маленькую проверку. Если русские не заметят подмены в течение недели, то у нас будет шанс. Ваш двойник будет гулять и дальше, а вы попытаетесь сбежать. Надеюсь, с вашей стороны возражений нет?

Фрост резко погасил окурок в пепельнице и поднял голову, глядя в глаза Крэйну.

— Так значит вы…

— Ну, не обольщайтесь. Все это делается, конечно, не ради вашей драгоценной особы, а исключительно из-за информации, которой вы располагаете. Но послушайте меня внимательно, Фрост. Когда вы доберетесь до Лэнгли — если вы вообще туда доберетесь — то уж постарайтесь сообщить что-то действительно важное. Иначе вам придется пожалеть, что вы вообще сбежали из этого санатория КГБ. Вам ясно?

— Значит, через неделю? — спросил капитан, игнорируя вопрос и угрозы Крэйна.

— Вы занимайтесь русским языком. Я скажу вам, когда придет время. Но его у нас как раз не очень много. И помните — ваши шансы на успех настолько ничтожны, что даже нет смысла их анализировать.

— Спа-си-ба, — сказал Фрост по-русски.

— Пожалуйста, — ответил Крэйн на том же языке. Он повернулся и вышел из библиотеки, не взглянув более на капитана. Тот закурил новую сигарету и выпустил в потолок густое облако ароматного дыма.

— Ну, посмотрим… — задумчиво протянул Фрост.



— Без оружия я никуда не пойду, — решительно заявил Фрост.

— Но пистолет выдаст нас! — с возмущением сказала мисс Горина. Капитан повернулся на стуле и посмотрел на нее.

— Нас?

На вопрос ответил Крэйн, но наемник продолжал смотреть на черноволосую Алену.

— Мисс Горина не только учительница русского языка. Она одна из наших лучших агентов, работающих по контракту. И именно она попытается вывезти вас из страны. Если это не выйдет у нее, значит, не выйдет ни у кого. Придется подчиниться, капитан.

Фрост наконец оторвал глаз от женщины и повернулся к сотруднику ЦРУ. В его голосе прозвучала все та же решимость.

— Или я беру пистолет, Крэйн, или не еду. КГБ ожидает, что я буду вооружен, если они достаточно изучили мое досье. И если мы вдруг с ними встретимся, русские будут действовать так, словно у меня есть оружие. А я не хочу умирать без боя.

— Ну, ладно, уговорили, — махнул рукой Крэйн. Он положил на стол свой атташе-кейс, открыл его и достал два блестящих револьвера. Сотрудник ЦРУ с любовью разместил их на крышке стола, а между ними положил маленькую серую капсулу.

— Цианистый калий? — проницательно спросил Фрост.

— Он самый. Просто суньте в рот и раскусите.

— И скажите: ням-ням, — буркнул Фрост, с неудовольствием смотря на капсулу с ядом. — Ну, выкладывайте свой план.

Он смотрел на лицо Крэйна, освещенное настольной лампой, и ему все меньше и меньше нравилось выражение его лица.

— Вы когда-нибудь слышали об Элен Келлер?

— Смелая была женщина, — кивнул капитан.

— А кроме того, она была слепоглухонемой. Вот таким образом вы и покинете Россию. Это единственный способ. Алена будет вашим поводырем. Поймите, другого выхода нет. Ваш русский ужасен, а отсутствие у вас одного глаза невозможно скрыть без сложной пластической операции.

— Ах, вот как? — возмущенно спросил Фрост. — Похоже, вы решили не тратиться особо на мое спасение. Экономите деньги налогоплательщиков?

— Нет. Просто это единственный вариант, который дает хоть какой-то шанс. Если мы доставим в посольство хирурга-пластика, русские обязательно проведают об этом, прикинут, что к чему, и поставят на границах такую ограду, что и мышь не проскочит.

— Каких размеров мышь? — усмехнулся капитан, но было ему совсем не весело.

— Позвольте мне, мистер Фрост, — мягко сказал Хит. — Мы часто общались с вами с тех пор, как вы стали нашим гостем. И мне кажется, что я понимаю вас лучше, нежели кто-либо другой из присутствующих. А в данный момент, возможно, даже лучше, чем бы сами себя понимаете.

Я ведь не всегда был дипломатом. В свое время в течение нескольких лет я занимался такой же работой, какой сейчас занимается мистер Крэйн. Но я был на службе Ее Величества, разумеется.

Так вот, мне не раз доводилось посылать людей на задания, многие из которых были очень опасными. И я часто понимал, что уже никогда больше не увижу человека, которого отрядил на работу.

У меня был один сотрудник… его имя не имеет значения. Собственно, в нашей профессии имена никогда не имеют значения. В общем, это был такой неприметный человек — он старался так выглядеть намеренно. И он обладал хорошим чувством юмора.

И вот однажды нужно было выполнить одну работу. Это было очень опасное дело, исключительно опасное, но и весьма важное. Его необходимо было сделать. Мой сотрудник выполнил задание. И никогда больше я его не видел.

Я помню наш разговор, когда я посвящал его в суть дела. Он шутил, он казался очень уверенным в себе, но я чувствовал — он знает, что это будет его последняя работа.

У вас, американцев, есть даже такое выражение… Смеяться перед лицом смерти или как-то там…

— Да, — глухо сказал Фрост. — Есть.

Он прикурил сигарету и только тогда заметил, что прежняя — почти целая — лежит в пепельнице и дымится.

Капитан поднялся на ноги и взял в руку один из двух револьверов-близнецов. Это был вороненый смит-и-вессон тридцать восьмого калибра. Фрост внимательно оглядел оружие. Никаких номеров или серийных знаков. Ничего, что могло бы помочь выяснить происхождение револьвера.

— Это из спецзапасов? — спросил наемник.

— А как вы думаете? — ответил с мрачным видом Крэйн.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

Крэйн сказал Фросту, что то заведение для душевнобольных, куда его собирались отправить, по всей видимости, находится в Сибири, причем не в самой лучшей ее части. Поэтому капитан решил, что бегство из России через Ригу — даже в образе слепоглухонемого инвалида — будет неплохой альтернативой сибирским морозам и прочим прелестям социализма.

В течение недели Фрост старательно учил свою новую роль. Он перемещался только в темных очках с непрозрачными стеклами, приучался не отвечать на вопросы и ничего не говорить самому. Алена тренировала его, не жалея сил и времени.

Однажды она неожиданно прикоснулась к его руке зажженной сигаретой, чтобы проверить реакцию, но наемник лишь простонал глухо; ни одно слово не сорвалось с его языка.

— Вам следовало бы стать актером, — сказала женщина. Капитан снял темные очки, посмотрел на нее и покачал головой.

— Вряд ли бы у меня что-то получилось на этом поприще, — сказал он.

А потом обнял ее и привлек к себе.

Нет, Фрост не был охвачен страстью к ней, да и без сексуального удовлетворения мог бы прожить еще немного. Он сделал это, руководствуясь только холодным расчетом.

Если он собирался выжить, то должен был довериться этой женщине. А чтобы довериться ей, Фрост должен был узнать ее. Он слегка коснулся губами ее рта, Алена отодвинулась, взяла очки и протянула их капитану.

Фрост снова одел очки, и они продолжили занятие, но теперь у него появилось какое-то новое чувство по отношению к этой женщине, Алене Гориной. И это чувство заставляло его нервничать.



Фрост проверил оба револьвера. Они были заряжены стандартными патронами. К каждому полагалось еще по двенадцать зарядов, итого — в их распоряжении было тридцать шесть пуль.

— Ей-богу, вы решили на мне сэкономить, — невесело усмехнулся Фрост. — У вас что, какая-то растрата в конторе, которую надо покрыть?

— Вам и так будет тяжело спрятать все это, — ответил сотрудник ЦРУ. — Куда еще больше? Чтобы вас засекли через полчаса?

— А я вообще считаю, что нам не следует брать оружие, — сказала мисс Горина — Оно нам просто не понадобится. Но даже если…

— То все равно не поможет? — подсказал Фрост. — Я знаю. Но я не собираюсь позволить им захватить меня живым.

— А об этом вы забыли? — спросил Крэйн, протягивая капитану маленькую капсулу с ядом.

В поясе его брюк был сделан небольшой карманчик, туда Фрост и положил смертоносную капсулу. Наблюдая за ним, Крэйн улыбнулся в первый раз за все время.

— Черт возьми, иногда мне кажется, что вы действительно способны сделать это. Да к черту информацию, я от души желаю вам успеха.

Он протянул руку, и капитан пожал ее.

— Спасибо, — сказал Фрост. — Когда вернетесь в Штаты, приглашаю вас на обед.

— Договорились, — ответил Крэйн. Но наемнику показалось, что в его голосе прозвучало мало энтузиазма.

— Пожалуйста, оставьте оружие, — еще раз попросила Алена.

Фрост холодно посмотрел на нее.

— Нет.

— Ну, желаю удачи, мой мальчик, — вмешался Хит. Он взял Фроста за руку и похлопал по плечу. На его губах была дружеская улыбка.

— Спасибо, — искренне ответил капитан.

— Да-да, — продолжал англичанин, — удача вам понадобится, но уже сейчас я уверен: если кто-то и сможет совершить такое деяние, так это только вы.

— Еще раз спасибо, мистер Хит, — Фрост тоже похлопал старого дипломата по плечу. — Если вам вдруг понадобится сломать кому-нибудь ногу, только позовите.

— Ха-ха, здорово сказано, мой мальчик, — засмеялся Хит. — Можете быть уверены — прежде всего я подумаю о вас.

Капитан огляделся и посмотрел на дверь черного хода посольства, затем одел свои черные очки, в которых не видел ничего, кроме слабого светового пятна с правой стороны.

— Вот ваши документы, — сказал Крэйн. — Паспорта, военный билет, все что нужно. Они будут у Алены.

— Это подделка?

— Нет. Мы раздобыли их другим способом, — уклончиво ответил Крэйн. — Тут не к чему придраться. Если ни у кого вокруг не возникнет подозрений, что вы действительно глухой, слепой и немой, то эти бумаги благополучно доведут вас до Риги. Ну, а там Алена знает, что делать.

— Подводная лодка? — спросил Фрост.

— Да, но детали вы узнаете, когда придет время. Мисс Горина в курсе.

— Хорошо, — кивнул Фрост, засовывая револьверы за пояс своих просторных брюк.

— Часы, капитан, — с улыбкой напомнил Хит. Фрост кивнул, снял с запястья “Ролекс” и протянул его англичанину.

— Эта вещь дорога мне как память.

— Я понял, капитан. Мы воспользуемся дипломатической почтой, и в США вы все получите обратно.

— Спасибо.

Фрост знал, что старый мистер Хит сдержит свое обещание. У него в ящике уже лежали другие вещи наемника: ключи, бумажник, зажигалка. Взамен он получил черные очки, мешковатые брюки, линялую голубую рубашку, растянутый старый свитер, грубые ботинки и тяжелое пальто, заштопанное в нескольких местах.

Волосы Фроста были теперь выкрашены под седину и зачесаны справа налево, усы он сбрил, а лицо покрывала четырехдневная жесткая щетина. Она сама по себе была седой, так что красить ее не было нужды. Ну, и черная повязка тоже лежала в ящике стола мистера Хита.

— Ну, пора, джентльмены? — спросил Фрост, одевая очки; потом посмотрел на женщину: — Вы готовы, Алена?

— Да, — кивнула мисс Горина.

— Я тоже, — ответил Фрост.

Ему было очень неприятно, что такое опасное дело приходится начинать со лжи.


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

Фрост старался вообще не дышать, чтобы охранники, голоса которых раздавались совсем рядом, не услышали его. Капитан лежал, а вернее — полулежал — в спинке заднего сидения автомобиля. Она была специально устроена таким образом, чтобы там мог разместиться человек.

Фрост буквально упирался в спины Крэйна и Алены Гориной, которые расположились на этом сиденье-Наемник освоил русский язык уже в достаточной степени, чтобы понять, о чем идет речь. Один из охранников спрашивал Крэйна, хорошо ли тот провел время в английском посольстве. Тот ответил, что дипломатические обязанности всегда одинаково скучны.

Алена рассмеялась и сказала, что ей вечер понравился. Ведь жизнь у учительницы русского языка очень бедна заметными событиями.

Еще чей-то голос сказал что-то о документах — что именно, Фрост не разобрал. А затем двигатель вновь заработал и “Кадиллак” тронулся с места. Кажется, все в порядке.

Фроста обычно никогда не мутило при поездках автомобилем, но сейчас он начинал чувствовать легкую тошноту — уж в очень странном и неестественном положении находилось его тело. А может, он просто наглотался выхлопных газов?

Капитан машинально взглянул на запястье, чтобы узнать время, но вспомнил, что “Ролекс” остался в посольстве. Взамен ему Хит тоже ничего не дал. Да и зачем слепому часы?

Они ехали уже очень долго — по крайней мере так казалось Фросту; внезапно раздался громкий хлопок, словно лопнула шина, и автомобиль остановился, перед тем вильнув несколько раз, что еще более усилило тошноту у человека, который лежал за спинкой сиденья.

Он услышал, как хлопнула дверь, услышал шепот рядом с собой — это Крэйн обменялся с Аленой какими-то фразами. Внезапно по его спине пробежал холодок, и Фрост понял, что открыли багажник машины.

— Придется менять колесо, сэр, — послышался где-то рядом громкий голос шофера.

— Только побыстрее, Гарри, — ответил Крэйн. — У меня важный телефонный разговор через двадцать минут.

— О’кей, мистер Крэйн. О, вон там машина остановилась. Может, я попрошу водителя посветить мне.

Фрост раздраженно подумал, что ни Крэйн, ни Гарри — его шофер и телохранитель — никогда не получили бы премию за актерское мастерство. Они сработали очень топорно и говорили неубедительно, а ведь машина, которая остановилась возле них, была частью плана, причем самой важной частью, на случай, если бы Крэйн находился под наблюдением КГБ.

Послышался еще один голос. Мужчина говорил на ломаном английском с жутким акцентом.

— Ваш машина не ехать дальше?

— Колесо пробило, — объяснил шофер, — Ну, понимаете, дырка. Бах, и все.

— А, понимать, — сказал мужчина. — Я могу вам сделать помощь.

— О, спасибо, — ответил шофер заученно. Фрост лежал, слушая шум и лязг, пока Гарри менял колесо; внезапно что-то трижды негромко ударило по обшивке машины возле его головы. Потом еще и еще раз. Это был условный сигнал.

Фрост мог видеть отсвет фар справа, там, где стояла машина неизвестного.

— Давай, — сдавленно произнес шофер. Фрост моментально проскользнул в багажник, перекатился, вывалился оттуда и бросился — пригнувшись — бежать по заснеженной улице. Скользя и спотыкаясь, он добежал до машины и свалился на заднее сиденье. Насколько он успел разглядеть, это был “Москвич”.

Капитан немедленно опустился на пол и вытянулся там. Рядом что-то пошевелилось.

— Я укрою вас одеялом, — сказал женский голос. Фрост снова начал дышать. Пот ручьями тек по его телу и лицу. Теперь приходилось ждать, пока владелец “Москвича” поможет Гарри поменять колеса. КГБ не должен ничего заподозрить.

Наемник про себя считал секунды: “Тысяча один, тысяча два, тысяча три…” Лишь через семь с половиной минут все благополучно закончилось. Фрост услышал, как Гарри и русский прощаются, шофер поблагодарил за помощь. Затем хлопнула дверь “Москвича” и загудел двигатель.

— Все в порядке, друг, — сказал тот же голос, но уже почти без акцента и на хорошем английском языке. — Теперь лежите тихо и молитесь. Машина КГБ подъехала четыре минуты назад, и теперь они за нами наблюдают.

— Чтоб они сдохли, — буркнул Фрост. Машина тронулась с места.



Наемник сидел в скромно обставленной комнате на стуле и курил советскую сигарету, названия которой так и не запомнил. Где-то он читал, что в СССР сигареты специально делают с очень длинным фильтром, поскольку зимой тут ужасно холодно, а это позволяет курильщику держать сигарету даже будучи одетым в толстые рукавицы. Сам Фрост фильтры не любил.

В комнату вошел водитель “Москвича”.

— Алена Горина пока не может выбраться из американского посольства, — сообщил он. — КГБ почему-то усилило наблюдение.

— Вы думаете, они что-то подозревают?

— Конечно, подозревают. Они всегда что-то подозревают. Уж такая у них работа. Вопрос в том, подозревают ли они что-нибудь относительно нашей операции?

— Ну, вот я и спрашиваю, — Фрост погасил сигарету в пепельнице. — Подозревают ли они что-нибудь относительно нашей операции?

— Думаю, что нет. По крайней мере гэбисты пока ограничиваются наблюдением, арестов еще не было, а это значит, что они не знают ничего конкретного. Полагаю, вам будет лучше остаться у нас хотя бы на несколько часов, капитал.

— Как вас зовут? — спросил Фрост.

— Мы стараемся обходиться без имен, когда делаем такую работу. Можете называть меня Иваном, если хотите. Это не настоящее мое имя, но я обещаю отзываться на него.

— Из ваших слов я могу сделать вывод, что здесь, в Москве, существует разветвленное антикоммунистическое подполье, это так?

— Вы можете делать любые выводы из моих слов, — улыбнулся Иван и уселся на стул рядом с Фростом.

— А вы неплохо живете, — заметил капитан. — Частный дом, машина.

— Да, по сравнению со средним советским тружеником я действительно хорошо обеспечен. Да и не мог же я привезти вас в коммунальную квартиру, не так ли?

— Вы, наверное, ученый?

Иван снова засмеялся. Нечасто в Советском Союзе Фрост видел смеющихся людей.

— Нет, я не ученый. У меня всегда были проблемы с точными науками, еще в школе. Но похоже, что ваше любопытство безгранично, а это очень опасно. Отвечая на ваши вопросы, я могу случайно проговориться, а это потом пагубно скажется на мне и моей семье. Поэтому прошу вас — не надо больше вопросов. Ради нашей и вашей безопасности.

— Согласен, — кивнул Фрост. — А поесть у вас что-нибудь найдется? — Он улыбнулся, — Прошу прощения, я опять задал вопрос.

— О, еда сейчас будет готова. Моя жена как раз этим занимается на кухне.

— Тогда еще один вопрос, — сказал капитан. — Я задам его, поскольку понимаю, что вы не в первый раз оказываете помощь американцам.

Иван покачал головой.

— Ну, и что же это за такой важный вопрос?

— Как вы думаете, у меня есть шанс?

— Нет. Но вы должны попытаться. Все мы должны пытаться что-то делать, и тогда рано или поздно успех придет.

Иван встал, подошел к стенному шкафу, открыл его и достал пол-литровую бутылку водки.

— Выпьете? По-моему, американцы любят водку.

Фрост усмехнулся.

— Да, мне тоже об этом говорили.

Он решил, что не стоит вспоминать об апельсиновом соке.



Фрост открыл глаз — его снова окружала темнота. Уже в течение более чем двадцати четырех часов он являлся гостем Ивана и его безымянной жены. Иван посоветовал ему воспользоваться возможностью и хорошенько выспаться, поскольку в дальнейшем на это просто не будет времени.

Капитан согласился, выпил водки и завалился спать. Сон — на удивление — был глубоким и крепким. Видимо, напряжение последних недель здорово вымотало наемника. Ну, и алкоголь оказал свое действие.

Фрост услышал стук в дверь и сообразил, что именно этот звук и разбудил его.

— Войдите, — сказал он.

Дверь открылась, на пол упала полоска желтого света. Это была женщина, жена Ивана.

— Капитан, мой муж хочет поговорить с вами, — сказала она на хорошем английском. — Это срочно.

— Сейчас иду, — ответил наемник, сел на кровати и протянул руку к ночнику, который стоял рядом на тумбочке.

Загорелась маленькая лампочка. Фрост — чувствуя холод по всему телу — принялся одеваться. Покончив с этим, он погасил свет и вышел в коридор.

Иван ждал его в гостиной за столом. Тут же стояла початая бутылка водки.

— Выпьете, капитан?

Фрост машинально глянул на запястье, вспомнил, что часов там нет, и посмотрел на Ивана.

— А вы считаете, что мне следует это сделать?

— КГБ известно, что вы покинули британское посольство, и что вы собираетесь играть роль слепого. Поэтому ваши документы теперь совершенно бесполезны. Мне очень жаль.

— А что насчет Алены Гориной?

— Она выскользнула из посольства США и сейчас, возможно, направляется сюда. Ну, так как, выпьете?

Фрост кивнул.



— Я не могу попадать к ним в руки — я советская гражданка. Меня будут судить за шпионаж и расстреляют. Или еще хуже…

Алена Горина сумела добраться до квартиры Ивана, и теперь они все вместе сидели в гостиной.

Что хуже? спросил Фрост.

— Что-то вроде того, к чему готовили меня, да?

— Да. А может, и что-то пострашнее. Я помню один американский фильм… — Она откинулась к окну. — Там показывали фашистского офицера, так вот он сказал главному герою, который попал в плен: “У нас есть средства заставить даже самого сильного человека буквально умолять нас, чтобы мы позволили ему рассказать то, что нас интересует”. Я знаю, что у КГБ тоже есть такие средства.

У Фроста постоянно было чувство, что что-то здесь не так. Причем это “что-то” имеет очень большое значение. Не просто сбой в системе конспирации, не ставшие бесполезными документы, и даже не Алена Горина, которая теперь тоже находится в розыске. Нет, дело тут было в другом, и это не давало Фросту покоя.

Капитан уже переоделся в костюм, одолженный у Ивана. Он принял душ, побрился и смыл с головы серую краску. На глазу красовалась черная повязка, которую он взял с собой втайне от Крэйна.

Оба револьвера торчали у него за поясом. Фрост был одет в толстый свитер с высоким воротом, пиджак и брюки. На его ногах были довольно удобные лыжные ботинки и чистые носки. В таком облачении наемник вновь почувствовал себя человеком. Недоставало только “Ролекса” и других мелочей, которые он обычно носил в карманах.

— Как бы то ни было, — сказал Фрост женщине, — а мы все же отправляемся в путь.

— Я так и знал, что вы это скажете, — усмехнулся Иван. Утром вы вели себя как рыцарь перед битвой. Исчез седой старик и появился воин, готовый к бою. Мне очень жаль, что у вас ничего не выйдет.

— У меня есть два револьвера и немного патронов. Может быть, вы еще одолжите мне кухонный нож? Если у меня ничего не выйдет, по крайней мере я погибну, сражаясь за свободу. Живым я им не дамся.

— Я и моя жена сделаем все, чтобы вам помочь, — серьезно сказал Иван.

Фрост посмотрел на Алену.

Что сказал Крэйн, когда узнал, что русские начали вас подозревать?

— Он сказал, что я поступаю очень глупо, пытаясь улизнуть из посольства. И просил — если мы с вами все же встретимся — уговорить вас вернуться обратно или в посольство США. По крайней мере, там ваша жизнь будет в безопасности.

— А как вам удалось выбраться?

— Я поменялась одеждой с уборщицей. Это было нетрудно. Я просто стукнула ее по голове и забрала платье.

— Зачем вам это нужно?

— Я хочу бежать, чтобы стать свободной. Как вы. Поймите меня, попытайтесь. Скорее всего, вы погибнете, но погибнете свободным человеком. Когда вы покинули британское посольство, вы стали сам себе хозяин. И я тоже хочу сама распоряжаться своей судьбой.

— Вы все еще можете выйти на связь с подводной лодкой?

— Да, думаю, лодка будет вас ждать, хотя никто не верит, что вы доберетесь до Риги.

— КГБ уже будет знать ваш предполагаемый маршрут, — предостерег Иван.

— Тем лучше. Значит, они не ожидают, что мы им все равно воспользуемся.

Фрост закурил сигарету и посмотрел на Алену.

— Вы знаете расположение милицейских и армейских постов на дорогах?

— Да, но это нам мало поможет. Я уверена, что будут установлены дополнительные посты. А если вы решите съехать с дороги — в такую погоду это чистое безумие, то рискуете нарваться на патрули и дозоры, на сторожевых собак и всевозможные препятствия.

— Отлично, — сказал Фрост. — На это можно посмотреть и с другой стороны. Ведь патрули — это источник питания, оружия, боеприпасов, одежды. С ними мы не пропадем.

— Вы что, собираетесь с боем пробиваться через полстраны, от Москвы до Балтийского моря? — недоверчиво спросил Иван.

— Да, — просто ответил наемник. Он почувствовал, что на его лице появляется улыбка. — По-моему, Советский Союз — самое подходящее место для таких прогулок.

Он залпом выпил стакан водки; огненная жидкость скользнула по пищеводу и горячей волной окатила желудок.


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

— Кратчайший путь — это из Москвы до Минска, оттуда — на Вильнюс, а затем в Ригу. Но об этом нечего и мечтать. Так далеко мы не заедем, — сказала Алена.

Фрост улыбнулся и застегнул пальто, пряча под ним рукоятки револьверов, которые торчали из-за пояса.

— Будь оптимисткой, крошка. Мы сделаем это.

Он и сам не верил тому, что сказал.

— А документы? Ведь…

— Документы нужны рабам, а мы свободные люди.

Он повернулся к Ивану.

— Я не знаю вашего настоящего имени, но что бы ни случилось, я…

Иван покачал головой.

— Если они вас поймают, вы им все расскажете. У вас просто не будет выбора. Но мы будем молиться за вас и вашу удачу. Я очень хочу, чтобы вы вырвались на свободу.

Фрост молча кивнул, повернулся, взял Алену за руку и повел ее к черному ходу. Они вышли из дома на небольшой дворик, покрытый снегом. За забором виднелась темная стена леса. Когда капитан оглянулся, он увидел, что ни Ивана, ни его жены рядом уже нет.

— Нам никогда это не удастся, — словно в бреду повторяла Алена Горина, дрожа всем телом.

Фрост не тратил время, чтобы переубедить ее. Он глубоко вдохнул и размашистым шагом направился к лесу.



Грузовик замедлил ход и раскатисто загудел, тормозя. Этот номер Фрост уже использовал пару раз в Африке, когда он познакомился с Бесс. А чем Россия хуже?

Алена лежала на дороге. Она не шевелилась, снег уже успел покрыть тонким слоем ее одежду. Капитан даже начал бояться, что водитель машины может не заметить тело.

Но грузовик все же остановился, из него вылезли двое парней в форме солдат Советской Армии, с автоматами в руках. Водитель первым подошел к Алене и наклонился над ней.

Женщина моментально перевернулась на спину. В ее правой руке был револьвер, она в упор выстрелила в голову солдата. Второй парень крикнул что-то, но последние его слова утонули в грохоте выстрелов. Это Фрост появился из кустов и открыл огонь из второго револьвера.

Через несколько секунд два тела в военной форме лежали на снегу, из-под них растекалась кровь.

Фрост удовлетворенно хмыкнул. Он был не в восторге от того, что им пришлось убить этих мальчишек, но другого выхода у них не было. В смертельной схватке с КГБ для милосердия не оставалось места.

Поэтому им пришлось забрать жизни двух солдат, а так же их грузовик, оружие и одежду.

— Они… — Алена с ужасом смотрела на тела, не в силах произнести ни слова, как будто это не она только что убила одного из солдат.

— Они умерли, — мягко сказал Фрост.

Он подошел к трупу парня, которого застрелил. Обе пули попали в голову. Капитан вздохнул. Почему-то он вдруг почувствовал себя старым и уставшим. Старым в тридцать шесть лет и уставшим от бесконечных убийств. Скольких же он убил за свою жизнь? Уже не подсчитаешь…

Фрост расстегнул пальто и засунул револьвер за пояс.

— Давай снимем с них одежду, — сказал он Алене, — а потом закопаем тела в снегу. Документы положим рядом, чтобы их могли опознать, если звери и птицы уничтожат трупы.

Он услышал какие-то странные звуки и оглянулся. Алену Горину жестоко рвало на снег…

Переодевшись в форму сержанта Советской Армии — к этому званию Фрост уже начинал привыкать — он приступил к осмотру грузовика. Алена — немного придя в себя — занималась своим туалетом в кустах.

Капитан отвернул брезент и залез в кузов машины. На его лице появилась широкая улыбка. Он не мог читать по-русски, но знаки, изображенные на ящиках, были красноречивее любых слов. Взрывчатка.

— Алена! — крикнул он. — Что это за буква: две палочки… нет, одна… и какая-то загогулина…

— Кричать не обязательно, — сказал спокойный голос у него за спиной.

Фрост обернулся. Женщина стояла возле машины.

— Это означает, — сказала Алена, — я имею в виду всю надпись — что в ящиках находится пластиковая взрывчатка.

— Отлично, — разулыбался капитан. — В случае чего, провод от зажигания можно будет использовать в качестве детонатора. Живем, крошка.

Оставшись вдвоем, они как-то незаметно перешли на “ты”.

Наемник посмотрел на дешевые наручные часы, которыми его снабдил Иван. Захват грузовика занял семь минут.

— Давай, милая, — заторопился Фрост. — Удираем отсюда, и побыстрее. Неровен час…

Он выпрыгнул из кузова и влез в кабину. Тут, в “бардачке”, он первым делом наткнулся на пачку “Уинстона”. Фрост снова улыбнулся. Похоже, советским солдатам живется вовсе не так плохо, как пишут в американских газетах. Есть основания надеяться, что следующим его трофеем станет любимый “Кэмел”.



Они проехали уже несколько километров. Фрост крутил руль, женщина изучала карту.

— Ну, тебе уже получше? — участливо спросил капитан, объезжая очередную колдобину.

— Мне еще не приходилось никого убивать, — тихо ответила Алена и посмотрела в окно.

— Да, это бывает, — глубокомысленно изрек Фрост. — Тут или надо иметь железные нервы, или большой опыт. Иначе ощущение не из приятных. Мне и самому иной раз становится не по себе.

— Значит, ты не любишь убивать?

— Нет. Но если это необходимо, то я не колеблюсь. Вот и ты смогла нажать на спуск, когда от этого зависели наши жизни. Инстинкт самосохранения оказался сильнее моральных принципов.

— Это другое дело. Но когда убивают хладнокровно…

— Таких людей очень мало. В основном, это психи. И они уже сами потенциальные покойники.

Он вытащил из пачки сигарету и прикурил, выпустил густое облако дыма и блаженно полуприкрыл глаз.

— А что ты собираешься делать с взрывчаткой?

— А я уже сделал. Когда мы остановились полчаса назад и ты пошла в лес, я открыл несколько ящиков, нашел провода и детонаторы и заминировал грузовик.

Он протянул руку вниз и взял два проводка, торчавших из-под сиденья. Один из них был обмотан изолентой, все концы зачищены.

— Первый подключен к зажиганию, — объяснил капитан, — а второй к детонатору и взрывчатке. Если потребуется, мне достаточно только снять изоляцию и получится грандиозный фейерверк. Два проводка соединятся, и будет большой “бам”.

— Но ведь мы сами тоже погибнем!

— Вероятно, но не обязательно. А в крайнем случае это будет красивая смерть. Если мы поймем, что нам не уйти, то остановимся, подождем, пока нас окружат, а потом отправимся на небо вместе.

Фрост улыбнулся, но улыбка тут же сошла с его лица. Он увидел впереди на дороге милицейский пост. Возле него стояли несколько машин, а среди них — точно такой же военный грузовик, как и тот, на котором они сейчас ехали. Зеленый, с красными звездами на дверцах.

— Ч-черт, — процедил наемник.

Он сбавил скорость и посмотрел в зеркальце, выискивая пути спасения. Их документы наверняка не выдержат серьезной проверки, а раз уж один военный грузовик остановили, значит и их остановят тоже. Возможно, исчезновение машины с грузом взрывчатки и сопровождавших ее солдат как раз и вызвало весь этот переполох.

— Они ищут нас, — сказала Алена глухо. — Тут не должно быть поста, я знаю. Он только через пять километров. Они ищут нас, Хэнк.

Мозг Фроста напряженно работал. Он снова бросил взгляд в зеркало, а потом вдруг ударил по тормозам, левой ногой выжал сцепление и переключился на вторую скорость.

— Будем уносить ноги, малышка, — прохрипел капитан, ожесточенно выворачивая руль влево.

— Мы не сможем уйти! — истерично взвизгнула женщина. — Они нас не выпустят!

— Заткнись!

Он продолжал разворачивать грузовик. Для этого ему пришлось немного съехать с дороги, и колеса теперь вязли в густом снегу. А со стороны поста к ним уже спешили несколько милицейских машин и военных “газиков”.

— Черт бы вас побрал! — яростно ругался наемник, сражаясь с рулем и переключателем скоростей.

Наконец машина ожила и вновь начала двигаться. Фрост выжал сцепление, надавил на газ, грузовик дернулся несколько раз и с трудом выбрался на твердую поверхность дороги.

Капитан включил дворники, которые тут же принялись сметать со стекла налипший снег. Внезапно автомобиль провалился в какую-то выбоину и тяжело подпрыгнул, руль едва не вырвался из рук наемника. Но тот сумел удержать баранку и вывел-таки машину на середину шоссе.

По встречной полосе на них неслась милицейская машина. Она была уже совсем рядом. Мигалка разбрасывала голубые блики, сирена надрывно выла. В салоне сидело несколько человек.

Фрост криво улыбнулся. Машина вильнула в сторону, чтобы не налететь на грузовик, а капитан повернул руль, чтобы ударить в машину. Удар был силен, автомобиль вылетел с дороги, несколько раз перевернулся и увяз в снегу.

— Один есть! — торжествующе крикнул Фрост.

— Перестань! Они убьют нас? — взвизгнула Алена, теряя контроль над собой.

— Закрой рот, — бросил наемник.

Он снова разворачивал грузовик. Фрост решил добраться до проселочной дороги, которая отходила влево от основной, ибо со всех сторон на него уже неслись машины врагов.

Темно-зеленый военный “газик” вырвался вперед и мчался навстречу их грузовику. Из заднего окошка выглядывал человек с автоматом в руках. Он пытался прицелиться.

— Алена, стреляй в него! — крикнул Фрост. Женщина схватила АКМ, прикладом высадила стекло в окошке и высунула ствол наружу.

— Стреляй! — орал Фрост.

Он крутанул руль, и теперь грузовик катился прямо на “газик”. Прогремела первая короткая очередь, а потом Алена уже не снимала палец со спускового крючка, пока магазин не опустел.

Военная машина вильнула вправо, капитан тоже вывернул руль. Может, Алена Горина и была хорошим агентом, но стреляла она довольно паршиво — парень с заднего сиденья “газика”, судя по всему, чувствовал себя прекрасно и спокойно вел прицельный огонь. Пули дырявили кабину грузовика. Если вдруг хоть одна из них пробьет ящик и попадет во взрывчатку…

Фрост скрипнул зубами и прогнал от себя эту мысль. Он добавил скорости, военная машина сумела увернуться, и теперь они на какую-то секунду оказались рядом. Капитан молниеносно выхватил револьвер, просунул руку в окно и выстрелил два раза. Одновременно и противник нажал на спуск.

Сначала разлетелось на кусочки зеркало заднего вида рядом с лицом Фроста, а потом — голова мужчины из “газика”. Третьим выстрелом капитан убил водителя, военная машина слетела с дороги и ткнулась носом в снег. Взрыва не последовало.

Однако это был лишь временный успех. Силы противника все прибывали. Капитан переключился на четвертую скорость и выжал газ до максимума. Грузовик взревел, прыгнул вперед и понесся прямо на милицейский пост, возле которого скопилось множество машин и людей в форме и в штатском.

— Пригнись, милая, — сказал он, не глядя на Алену, — А еще лучше — садись на пол.

Милицейский кордон был все ближе. Фрост высунул в окошко руку с револьвером и быстро расстрелял оставшиеся заряды. В ответ загремели автоматы и пистолеты. Лобовое стекло вдруг разлетелось на кусочки. Капитан еле успел прикрыть глаз, чтобы уберечь его от осколков стекла, и пригнулся, пряча голову.

— Держись, родная! — взвыл наемник.

Грузовик ударил в ряд машин, из которых был сооружен дорожный блок. Легковой милицейский автомобиль подался в сторону, остальные тоже словно расступились. Продолжали грохотать автоматы, слышались крики и ругательства на русском и английском.

Фрост мгновенно сорвал изоленту с проводка, который был соединен с зажиганием, крепко перемотал его с тем, который вел к детонатору, и обернул сверху изолентой.

Детонатор должен был сработать через шестьдесят секунд, если советская техника не подведет.

Фрост пинком распахнул дверцу и схватил Алену за руку.

— Идем! Быстро!

Они буквально вывалились из кабины и — пользуясь полной неразберихой, которая царила в рядах милиции и военных — бросились по снегу в сторону от дороги. Тут кто-то опомнился и открыл огонь им вслед. Наемник на бегу обернулся и выпустил очередь из АКМа, который не забыл прихватить с собой. Затем побежал дальше, покрикивая на Алену:

— Быстрее! Быстрее! Шевелись!

А в мозгу его работал счетчик: тысяча пятьдесят пять, тысяча пятьдесят шесть, тысяча пятьдесят семь…

— Пора! — крикнул Фрост и прыгнул в снег, увлекая женщину за собой. Он толкнул ее на землю, сам упал сверху и зажал уши ладонями. Земля под ними вздрогнула и закачалась. Алена раскрыла рот, но крика не было слышно из-за оглушающего грохота взрыва.

Фрост чувствовал, что на него падают какие-то предметы, но боялся поднять голову. Вот что-то тяжелое и горячее ударило по ноге, капитан громко выругался, но не услышал сам себя.

Наконец все стихло и успокоилось. Фрост осторожно встал на ноги и огляделся. Женщина тоже поднялась с земли. По ее щекам катились слезы, она что-то кричала, но капитан ничего не слышал, в его ушах по-прежнему сильно звенело.

Но он знал, почему она кричит.

Все милицейские и военные машины (и те, что подъехали сзади) оказались в непосредственной близости от груженного взрывчаткой грузовика. Тут же была сконцентрирована и живая сила противника. А теперь впечатление было такое, что и люди, и техника куда-то исчезли, испарились, оставив после себя лишь груду обгоревших обломков.

Фрост отвернулся. Ветер дул прямо ему в лицо, но он не слышал завывания. Капитан знал, что пройдет еще несколько часов, прежде чем его слух восстановится полностью.

Он увидел на дороге военный “газик”, с которым разделался до атаки на милицейский кордон. Что ж, оставалось надеяться, что машина не очень пострадала и можно будет использовать ее в качестве средства передвижения.

Ведь пешком далеко не уйдешь.

Фрост повернулся и взял Алену за руку, но женщина вырвала свою ладонь. Она что-то кричала, ее лицо было искажено болью и яростью. Капитан не слышал звуков, но во время их занятий русским языком он научился читать по ее губам и сейчас без труда понял, что Алена хотела ему сказать.

Наемник невесело улыбнулся. Женщина повторяла всего одно хлесткое и злое слово: убийца.


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

Военная машина — хотя и поврежденная — довезла их все-таки до окраины Минска. Там Фросту удалось угнать другой автомобиль, частный. Из-за снегопада до Вильнюса они добирались целый день, удлиняло маршрут и то, что приходилось выбирать окольные дороги.

После угона машины Фрост совершил еще и кражу со взломом — забрался в небольшой магазинчик, выдавив стекло витрины. Там он позаимствовал несколько предметов одежды для Алены и теплую куртку для себя.

И вот теперь — в новой куртке, с револьверами, заткнутыми за пояс галифе, — Фрост стоял и с грустью смотрел на недавно похищенную им машину, которая замерла на обочине дороги.

— Может, лучше пристрелить ее, чтоб не мучилась? — спросил он у женщины.

Та не поддержала шутку.

— Мне не смешно, — сказала она и отвернулась. На ней было серое платье, которое Фрост забрал из магазина, и длинное пальто.

Капитан вспомнил, что прихватил также и пару женских брюк и вновь посмотрел на Алену.

— Перестань дуться и лучше переоденься. Похоже, дальше нам придется идти пешком.

— Пешком? Да ты хоть знаешь, сколько отсюда до Риги? Ты вообще знаешь, где мы находимся? Я — нет! Оказаться в этой глуши без машины! Это просто замечательно!

— Прекрати истерику, — холодно сказал Фрост. — И напомни мне никогда больше не брать тебя с собой в дорогу. Если я правильно понял, Иван дал нам надежный контакт в Риге?

— В Риге! До Риги еще надо добраться. А мы, скорее всего, просто замерзнем здесь насмерть.

— Вот, возьми шоколадку, — сказал Фрост, протягивая ей плитку. — Я нашел это в машине.

Он вытащил из кармана вторую плитку, развернул и принялся жевать.

— Не очень-то я люблю сладкое, — сказал наемник, — но бывают в жизни такие моменты…

Он помолчал, а потом положил руку на плечо женщине.

— Не расстраивайся, малышка. Я угоню еще одну машину, и мы обязательно попадем в Ригу. А там нас уже ждет подводная лодка.

— Она уйдет. Мы должны были выйти на связь еще два дня назад. Никто не станет нас ждать. О, Господи, как я устала.

Она расплакалась.

— Иди сюда, — мягко сказал Фрост.

Он заключил Алену в объятия. Ее тело дрожало и сотрясалось от рыданий. Капитан чувствовал соленые слезы на своей щеке.

Бензин в баке еще был, Фрост завел двигатель, и они вдвоем уселись на заднее сиденье. Капитан чуть приоткрыл окошко, чтобы случайно не отравиться выхлопными газами. Темнота стремительно сгущалась, и можно было немного посидеть в тепле, а заодно и решить, что делать дальше.

Внезапно он почувствовал, как руки женщины расстегивают его куртку и шарят по телу.

— Я хочу тебя… — прошептала она ему в ухо, все еще всхлипывая и давясь слезами.

Капитан прижался губами к ее рту.

С тех пор как он стал постоянно жить с Бесс, отношение Фроста к случайным связям несколько изменилось. Однако в глубине души он остался все тем же почитателем женских прелестей, перед которыми никак не мог устоять. Вот опять пришел момент…

Руки Алены уже забрались ему под свитер. Внезапно Фрост понял, что, в сущности, делает это только по привычке, а в действительности не хочет заниматься любовью с черноволосой мисс Гориной. Он осознал, что не отталкивает ее от себя лишь из расчета.

Дело в том, что капитан хотел по-настоящему узнать эту женщину. Она беспокоила его. Горина была агентом ЦРУ, контрактным агентом, но оставалась гражданкой СССР. Крэйн разработал план бегства капитана из страны, единственный возможный вариант. Женщина была в курсе его. И вот, с самого начала все пошло не так.

Алене удалось выскользнуть из американского посольства, находившегося под пристальным наблюдением КГБ, а потом они с Фростом проделали длинный путь от Москвы почти до самого Балтийского моря.

Наемник прекрасно понимал, что обыграть КГБ на его территории практически невозможно, и не строил иллюзий. Попытку побега он предпринял только из отчаяния и был готов к смерти. И вот, им почти удалось.

А теперь эта странная, женщина хочет заниматься любовью. Капитан подумал, что ее поведение очень часто меняется. То она хладнокровно стреляет в людей, то чуть не падает в обморок при виде крови, то явно ненавидит его, Фроста, то готова отдаться прямо в машине.

Он прижал женщину к себе, еще раз поцеловал, провел ладонью по груди, которая моментально отвердела. В машине было тепло, негромко урчал двигатель. Они улеглись на заднем сиденье, и Алена буквально заставила Фроста снять с нее одежду.

Теперь ее тело дрожало и извивалось под телом капитана, а его руки гладили и ласкали ее груди, чуть пощипывали твердые соски. Фрост тоже стянул брюки, его зад холодил ветерок из открытого окна.

Он правой рукой раздвинул ноги женщины и прижался к ее животу. Его кожа ощутила тепло и влагу. Алена застонала, и Фрост резко вошел в нее. Она обхватила его руками за шею и сжала изо всех сил.

Ее тело билось и корчилось под мужчиной, она безошибочно выдерживала ритм, работала с полной отдачей. — Хэнк… Хэнк… — шептали ее губы ему в ухо. Фрост почувствовал, как его охватывает экстаз, его тело содрогалось и подпрыгивало синхронно с телом Алены. Она вдруг изогнулась под ним и крикнула что-то непонятно, наверное, по-русски. Спазм пробежал по телу Фроста, волна блаженства окатила его с головы до ног. Они замерли, тяжело дыша и прижимаясь друг к другу.

Капитан молча смотрел в темноту. В его мозгу уже давно появилась одна страшная мысль, и вот теперь она получила подтверждение. У него было такое ощущение, что сейчас он лежал рядом либо с самой искушенной в любви представительницей женского пола, которую ему только доводилось встречать, либо с человеком, скорее похожим на машину, и в мыслях, и в действиях.

Подумав об этом, Фрост вздрогнул.



По подсчетам Фроста они прошли около двух миль, но за это время успели устать и замерзнуть. Все вокруг было покрыто снежным ковром, уже ощущалось близкое дыхание моря.

Если бы капитан был один, он бы, пожалуй, продолжил пеший переход — красть машину так близко от Риги было очень рискованно. Но женщина уже просто не могла идти дальше. Фрост понятия не имел о размерах столицы Латвии, но прекрасно знал, что попытка пересечь, скажем, Нью-Йорк или Чикаго в морозную погоду была бы очень серьезным испытанием даже для подготовленного человека.

Итак, выхода не было — следовало раздобыть транспорт.

Глядя сбоку на Алену, капитан думал о том, что ему еще не приходилось видеть такую уставшую и отрешенную от всего женщину. Она совершенно не походила на ту полную страсти любовницу, с которой он не так давно проводил время в машине.

— Держись, крошка, — сказал он, стуча зубами от холода, — Вон там какой-то подъем. Сейчас я залезу туда и посмотрю, что тут вокруг. Держись, милая, все будет хорошо.

В ста ярдах слева возвышался небольшой холм. К нему Фрост и направился. Он даже пробежал немного, чтобы восстановить кровообращение в замерзших ногах.

С немалым трудом ему удалось взобраться на вершину холма по скользкому склону. Усталость давила на плечи неподъемным грузом. Хрипло дыша, капитан огляделся по сторонам.

Он увидел вокруг безбрежную белую равнину, только снег, снег и снег. Поворачиваясь справа налево, Фрост уже окончательно потерял надежду, как вдруг заметил не далее чем в полумиле от холма какую-то ферму: два деревянных Домика, сарай, амбар, из трубы идет дымок. Он знал, что в Советском Союзе очень мало частных фермерских хозяйств. Капитану повезло — он нашел одно из них. Но добраться туда с почти потерявшей сознание Аленой будет неимоверно трудно.



Фрост энергично сжимал и разжимал пальцы на правой руке в течение последних десяти минут и теперь мог уже удержать в ней револьвер. От АКМа толку было немного, и он висел у наемника на плече.

Наконец им удалось дойти до двери ближайшего дома. Алена тяжело привалилась к стене, а Фрост постучал левой рукой. Никто не отозвался. Капитан снова постучал. Тот же результат.

Внезапно Фрост заметил, как шевельнулась синяя занавеска на окне. В доме явно кто-то был и сейчас наблюдал за ними.

Капитан напряг память, вспоминая уроки Алены Гориной, и с трудом выдавил по-русски:

— Па-ма-гай-те…

Голова закружилась, и Фрост ухватился рукой за косяк двери. За ней вдруг послышался какой-то шум, лязг засова, и тяжелая деревянная дверь медленно, со скрипом открылась…



— Да, я немного говорить по-английски… Я учиться в школе…

— Отлично, — улыбнулся Фрост. — Спасибо вам. В руках он держал большую чашку горячего чая и чувствовал, как его закоченевшее тело медленно, но верно, оттаивает под благотворным воздействием тепла.

— А этот женщина…

— Эта женщина, — машинально поправил капитан.

— Это ваша жена? — спросила хозяйка дома.

— Друг, это друг, — ответил Фрост.

— А, понимать. Вы есть американцы?

— Я — да, — признался капитан, не видя причин лгать — Нас разыскивает милиция.

— Милиция?

— Да. И КГБ.

— О, это есть плохо. Что вы такое сделать?

— Ничего. Просто я хочу вернуться домой, в Америку, а они меня не пускают.

— Домой? — переспросила женщина.

— Да, домой. В Атланту.

— Вы идти пешком?

— У нас была машина — я угнал ее — но она сломалась.

— Угнать? Что это?

— Ну, украсть, — пояснил наемник.

— А, красть. Тогда вы будете красть еще один машина.

— Что? — теперь уже Фрост ее не понял. Женщина покачала головой, улыбнулась и вышла из комнаты. Она была немного полная, лет пятидесяти, в аккуратном домашнем платье. Ее лицо излучало доброту.

Она вернулась и остановилась напротив Фроста. В ее руке были ключи от машины.

— Красть, — сказала она с улыбкой. — Вы красть моя машина, да? Американец будет ехать домой.

На глаз Фроста навернулись слезы. Принимая от женщины ключи, он поцеловал ей руку.


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Фрост связал женщине руки и ноги, не крепко, так, чтобы она смогла освободиться через несколько минут. Она сама предложила сделать это. Капитан опасался, что, оставшись одна на ферме, без машины, женщина поставит себя в трудную ситуацию, но хозяйка сказала, что ее муж вернется утром из Елгавы с трактором, который он возил туда на ремонт.

— Он есть коммунист, — пояснила женщина, — а я есть нет.

Она сказала, что сообщит ему, будто двое американцев ворвались в дом, связали ее и забрали машину. Он поверит, потому что считает американцев злыми и жадными.

Фрост еще раз поблагодарил пожилую латышку. Выводя старенький фургончик с проселочной дороги на шоссе, которое вело к Риге, капитан был просто счастлив оттого, что сама женщина не считала граждан США исчадиями ада, как то усиленно внушала здешним людям советская пропаганда.

— Эта женщина рискует жизнью, — заметила вдруг Алена, словно прочитав его мысли.

— Я знаю. Я сам слишком часто рискую жизнью, чтобы не догадаться об этом. Может, ты тоже когда-нибудь поймешь.

Он закурил сигарету и выпустил дым в окно, а потом сказал, не глядя на свою спутницу:

— Обычно я зарабатываю на жизнь в качестве наемника.

— Я в курсе, — негромко ответила женщина.

— И, тем не менее, очень часто мы не можем чего-то понять, пока сами этого не испытаем. Иногда, например, можно встретить замечательных людей прямо посреди кучи дерьма. Просто, так получилось, что они застряли там, как, собственно, и ты сам в данный момент.

— Перестань философствовать, — со злостью сказала Алена.

Фрост посмотрел на дорогу, а потом — на женщину. Медленно покачал головой и вновь уставился на асфальтовую полосу шоссе.

Хозяйка фермы сказала, что через три часа они должны добраться до побережья. Затем пройдет, вероятно, еще несколько часов, прежде чем они свяжутся с субмариной и попадут на ее борт.

Капитан вздохнул. Что ж, придется потерпеть. Зато потом он будет навсегда избавлен от общества Алены Гориной, от одного вида которой по его спине теперь пробегал холодок.

Наемник крепче сжал руль, вглядываясь в темноту.

Они объехали вокруг Риги, не наткнувшись, к счастью, ни на один милицейский пост, и вот теперь Фрост стоял рядом с Аленой и смотрел на холодные серые воды Балтийского моря. Внизу, у подножия каменистой возвышенности, на которой они находились, лежал песчаный пляж, который тянулся вдоль моря насколько было видно. А вдоль самого пляжа тянулся высокий забор с колючей проволокой.

— Не завидую я советским любителям позагорать, — буркнул Фрост. — В такой обстановке…

— Огораживают только некоторые пляжи, — пояснила Алена, — которые находятся рядом с военными объектами. А чтобы позагорать и выкупаться здесь, есть чудесные места.

— Ну, ладно, — Фрост вымучено улыбнулся. — Что ты теперь будешь делать? Пустишь ракету?

— Чтобы вызвать на связь подводную лодку?

— Да, именно.

Женщина грустно покачала головой.

— Здесь нужно радио. Но я не могла взять с собой передатчик…

— Отлично, — с сарказмом заметил наемник. — Значит, мы проделали весь этот путь для того, чтобы теперь стоять и смотреть на море, не имея возможности связаться с подводной лодкой?

— Но ты же не такой беспомощный парень, Хэнк. Тут кругом полно рыбацких баркасов, а на них есть радиопередатчики. Ты можешь украсть один аппарат.

— Ты, кажется, говорила что-то насчет катера, который должен нас доставить на субмарину.

— Говорила. Катер должен был ждать нас в течение трех дней. В этой бухте. Под предлогом того, что у него испортился двигатель. Оглянись-ка, не видишь ли ты его?

Фрост покрутил головой и пожал плечами.

— Не вижу.

— Правильно. Срок закончился вчера. Катер не мог больше тут находиться.

— А ты знаешь человека, который собирался осуществить нашу переброску?

— Нет. Мне не полагалось знать его имя, и я о нем не спрашивала. Предусматривался только единичный контакт. А сейчас нас уже считают погибшими и просто не ждут.

— Очень смешно, — буркнул Фрост.

— Конечно. Поэтому я и предлагаю — ты угонишь лодку с радиопередатчиком, и мы попробуем связаться с субмариной. Может, она еще на месте.

— А если нет?

— Тогда попытаемся перейти финскую границу. Это наш последний шанс. А если и тут ничего не выйдет, что ж — тогда давай взорвем хотя бы эту военно-морскую базу. По крайней мере, наша смерть не будет напрасной и когда-нибудь…

Она не закончила, разрыдалась и повалилась на колени, едва не уткнувшись лицом в камни.

Фрост присел рядом с ней.

— Что с тобой?

Алена раскачивалась из стороны в сторону; она держалась руками за голову и громко стонала.

— Моя голова! О, Боже, моя голова!

Капитан ладонью зажал ей рот, чтобы ее крики не привлекли ненужного внимания. Теперь он уже точно знал, что тут не так, что тревожило его все это время…



Фрост оставил фургончик старой латышки на обочине, надеясь, что машину найдут и вернут владельцу. Он со стыдом вспомнил, что даже не спросил имя женщины, которая спасла им жизнь.

Пришлось бросить и оба автомата — идти пешком с АКМ на плече было бы настоящим безумием и моментально вызвало бы всеобщее подозрение. И милиция не заставила бы себя ждать.

Капитан бросил машину в полумиле от базы берегового наблюдения Военно-Морских Сил СССР. И вот теперь он и Алена — из глаз которой текли слезы боли и отчаяния — медленно, но верно приближались к сторожевым вышкам, окружавшим базу.

— Это самоубийство, — все время твердила женщина. — Это безумие. О, как у меня болит голова…

— Успокойся, — посоветовал Фрост. — Я знаю, на что иду. Не в первый раз.

Перед тем, как двинуться к базе, Фрост оставил Алену с машиной и провел разведку на местности. Он убедился, что тут кругом полно милиции и солдат, они прятались за каждым камешком, за каждым кустиком. Видимо, на сей раз КГБ не собирался упускать свою добычу.

“Что ж, — криво усмехнулся наемник, — тем хуже для КГБ”.

Но несмотря на эту браваду, капитан чувствовал себя довольно паршиво. Рассчитывать он мог только на то — и Фрост это прекрасно понимал — что русские не ожидают от него столь самоубийственного шага, как вторжение непосредственно на военную базу. Эффект внезапности должен был сыграть свою роль. Впрочем, шансы на успех все равно оставались мизерными. Но другого выхода не было.

Фрост с некоторой грустью подумал, что очень часто в жизни ему доводилось совершать невозможное и когда-то этому должен прийти конец. Удача любит молодых и сильных, а он все больше чувствовал себя старым и уставшим.

Капитан с удивлением осознал, что ему, в общем-то, все сейчас безразлично. Он просто подойдет к первому же посту и привычно убьет часового. Если получится — без шума, нет — и не надо. Затем угонит первую подвернувшуюся Машину и — стреляя направо и налево — пробьется на ней к пристани, а там захватит патрульный катер, на котором есть радио, и уйдет в открытое море.

Вот такой был план, простой и практически невыполнимый. Фрост знал это и даже не тратил время на обдумывание деталей. Надо действовать, а там — как Бог даст.

К тому же, и выбора у капитана не было. Даже если в Риге и существовало антикоммунистическое подполье, аналогичное московскому, выйти на него в короткий срок не представлялось возможным, да и вряд ли борцы с советами имели радио — слишком опасно было бы им пользоваться в местности, нашпигованной пеленгаторами.

Они остановились в конце небольшой улочки, которая вела к воротам базы.

— Господи, Хэнк, ведь тебя… — начала Алена.

— Убьют, — закончил за нее Фрост. — Ты мне это уже говорила. Но дело в том, что здесь я себя и так ощущаю покойником. В этой стране просто нет жизни. Я не понимаю, как ты и другие люди можете тут находиться. Здесь даже воздух пропитан насилием и страхом.

Здесь считается преступлением против государства иметь оружие, здесь могут отправить в сумасшедший дом или в тюрьму за высказывание собственных мыслей, здесь даже думать запрещено.

Нет, моя милая, пока я нахожусь здесь, — я мертв. Если мне удастся вырваться — вот тогда я начну жить. А пока… Так что мне терять нечего. Абсолютно нечего. А тебе?

Не дожидаясь ответа, Фрост двинулся к воротам базы. Он очень жалел, что рядом нет Бесс. Тирада, которую капитан произнес сейчас, была исполнена столь глубокого смысла, что ее обязательно следовало сохранить для потомков. Бесс могла бы записать это бессмертное высказывание и увековечить память о Хэнке Фросте.

Приближаясь к цели, наемник подумал еще, что хорошо бы сказать часовому по-русски: “Сдохни, красная сволочь”. Но, впрочем, тот и так должен понять, что его ожидает.

Притаившись в густой тени в непосредственной близости от входа на базу, капитан дождался, пока ворота открыли, чтобы пропустить какую-то машину, и бегом бросился вперед. Он был уже в пяти ярдах от контрольно-пропускного пункта, когда один из двух охранников что-то крикнул по-русски. Фрост даже не пытался понять смысл его слов. Вместо этого он вытащил из-под пальто револьвер, большим пальцем взвел курок, прицелился — не замедляя хода — и нажал на спуск.

— Умри, ублюдок! — рявкнул наемник. Один из двух караульных взмахнул руками и повалился на землю. Второй сдернул с плеча автомат и передернул затвор, но больше ничего сделать не успел — Фрост всадил ему две пули в грудь, и солдат упал в грязь лицом вверх. И замер.

— Алена, сюда! — крикнул Фрост в темноту. Затем он бросился бежать, на ходу подхватил автомат одного из караульных и спрятал револьвер за пояс. С пояса другого солдата капитан сорвал штык-нож. Магазины — пять штук — оставались у него еще с прежней экспроприации, и Фрост не стал пополнять запасы. Нет времени. Тем более, что еще три магазина были у Алены.

— Ну, где ты там? — крикнул капитан. — Скорее!

Где-то рядом пронзительно взвыла сирена, вспыхнули огни прожекторов. К воротам и КПП сбегались люди и мчались машины. Фрост подобрал и второй автомат.

— Алена, мать твою! Ты идешь или нет!

Оглядевшись, наемник заметил рядом с воротами небольшой грузовичок. Этот должен подойти. Наконец из темноты появилась и Алена. Она шла медленно, как в трансе.

— Черт тебя побери!

Капитан кинулся к грузовику. Внезапно из кабины выскочил солдат с автоматом. Прогремела очередь. Фрост прыгнул на землю, откатился в сторону и тоже выпустил несколько пуль. Послышался звон стекла, вскрик и звук падения тела. Потом все затихло.

Капитан вскочил на ноги, подхватил второй АКМ и побежал к машине. Людей возле нее больше не было. Фрост забрал и третий автомат, бросил его на сиденье и оглянулся. Где же там эта чертова неврастеничка?

Алена уже прошла в ворота и двигалась к грузовику, но по-прежнему очень медленно.

— Скорее!

Сирена продолжала завывать, прожекторы вспарывали темноту своими лучами, слышался шум автомобильных двигателей, крики и ругательства солдат и офицеров базы.

— Да шевелись же! — рявкнул капитан. Он хотел, чтобы Алена села за руль, тогда он мог бы обеспечить огневое прикрытие. Не выдержав, капитан бросился к женщине, схватил ее за руку и потащил к машине. Горина слабо упиралась.

Терпению Фроста пришел конец. Он взмахнул рукой и двинул ее в челюсть. Женщина моментально обмякла, ноги под ней подогнулись, и она едва не упала. Наемник подхватил ее и побежал обратно, затолкал безжизненное тело на сиденье и сам прыгнул за руль.

Алена сообщила ему частоту, на которой подводная лодка выходила на связь. “На всякий случай”, — сказала она.

— На всякий случай! — повторил капитан, поворачивая ключ зажигания и крепко берясь за руль.

Один автомат лежал у него на коленях, два других находились рядом. Во все три Фрост вставил полные магазины. Да и за поясом торчали два револьвера, поблескивав вороненой сталью.

Капитан выжал сцепление, но грузовик не двинулся с места. Фрост выругался сквозь зубы и принялся лихорадочно манипулировать рукоятками и педалями. Наконец двигатель зарычал, и машина покатила вперед по дорожке. Кольцо огней вокруг нее все сжималось…


Глава шестнадцатая

<p>Глава шестнадцатая</p>

Это было настоящее сражение. Грузовик словно танк пробился сквозь бесчисленные преграды к пристани. Плотный огонь противника временами напоминал шквал, но Фрост упрямо крутил руль правой рукой; в левой он держал автомат, из которого небезуспешно отстреливался.

И вот, наконец — израсходовав почти все магазины, протаранив два вражеских автомобиля и уложив полтора десятка бойцов Советской Армии — капитан сумел добраться до цели. На грузовике к тому времени уже не осталось живого места, да и сам наемник получил по пуле в руку и в ногу. У Алены было слегка задето плечо.

Бросив машину, они перескочили с причала в ближайший патрульный катер. Там оказалось всего два члена экипажа, с которыми Фрост без труда справился. Усадив женщину за установленный на корме пулемет и приказав сдерживать напор противника, капитан побежал в рубку и попытался запустить мотор. Это удалось ему с третьего раза, и судно понеслось по волнам к выходу из гавани. Но преследователи не собирались прекращать погоню…



Отдалившись немного, Фрост высунулся из рубки и крикнул, не выпуская штурвал из рук:

— Алена! Бросай пулемет и иди сюда. Займись радио.

Пристань была ярко освещена прожекторами, и он видел, что значительные силы русских погружаются в другие катера, чтобы устремиться за ними. Интересно, далеко ли до нейтральных вод? Этого Фрост не знал. Что ж, значит надо было просто удирать как можно дальше.

Стрельба возобновилась — видимо, к делу подключились береговые пулеметные гнезда.

— Хоть бы еще из пушек палить не начали, — пробормотал Фрост, беспокойно оглядываясь.

— Алена, да где ты есть, черт возьми!

Капитан мысленно поклялся себе, что еще один фокус, и он вышвырнет ее за борт. Сколько же можно издеваться над и без того нервным наемником? Что она там себе думает?

Фрост перевел рукоятку двигателя на “полный вперед”. Надо было оторваться от погони, чтобы иметь хоть пару спокойных минут для выхода на связь с подводной лодкой.

Наконец Алена появилась в дверях рубки. Капитан молча указал ей на радиопередатчик.

— За работу, крошка. Не теряй времени и не зли дядю Хэнка.

Женщина апатично кивнула и уселась за столик радиста. Она принялась щелкать переключателями на панели. Загорелись какие-то лампочки, что-то загудело.

“Слава Богу, — подумал Фрост, — хоть радио работает”.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил он. — Нашла частоту?

— Секунду, — ответила Алена напряженным голосом, — да, все в порядке. Начинаю.

Она нажала какую-то кнопку и заговорила в микрофон:

— Эмигрант вызывает Папочку. Эмигрант вызывает Папочку. Мы на связи. Прием.

Фрост, забыв обо всем на свете, как зачарованный смотрел на репродуктор. Его сердце учащенно билось, а пальцы до боли стискивали штурвал.

— Эмигрант вызывает Папочку, — продолжала твердить Алена, склонившись над микрофоном. — Эмигрант вызывает Папочку. Ответьте нам. Прием.

Радио молчало.

Прошло несколько минут. Фрост медленно отвернулся и вновь смотрел теперь на серые волны Балтики. Ему хотелось упасть на палубу и завыть во весь голос от безысходной тоски и отчаяния. Но он не сделал этого, а лишь махнул рукой Алене.

— Стань за штурвал. Я займусь кормовым пулеметом. Похоже, эти ублюдки скоро нас догонят.

— Но ты же ранен, — сказала женщина.

— Да, но пока еще не убит.

Капитан взял Алену за плечи, подвел к рулю, а сам вышел из рубки, прихватив один из автоматов.

— Жми на полную, — приказал он, задержавшись на пороге. — А если выдастся свободная минута, поищи патроны к пулемету. Где-то тут должен храниться боезапас.

Простреленная левая нога сильно болела. Прихрамывая, Фрост двинулся на корму. До катеров противника было ярдов триста, поэтому он положил автомат на палубу и присел за пулемет. Капитан принялся старательно поливать преследователей свинцовым дождем. В ответ тоже загремели выстрелы, а вдобавок вспыхнул большой прожектор.

Его яркий луч нащупал суденышко Фроста и словно пригвоздил его к поверхности моря. Пули засвистели совсем рядом с наемником, и ему это совершенно не понравилось. Он выпустил из рук пулемет, вскинул к плечу АКМ и дал несколько коротких очередей. Третья достигла цели, и прожектор погас. Снова стало относительно темно.

— Держи, Хэнк! — раздался голос Алены. Она сунула ему коробку с пулеметной лентой и тут же бегом вернулась в рубку. Капитан удовлетворенно хмыкнул. Что ж, патроны есть, теперь можно дать русским жизни.

— Попробуй еще раз выйти на связь? — крикнул он женщине. — Эта чертова лодка должна быть где-то рядом.

До выхода из бухты было уже не так далеко, но катера противника все приближались, растягиваясь в линию, чтобы отрезать Фросту путь. А вдобавок где-то в небе, прямо над головой капитана, застрекотал вдруг пропеллер вертолета.

— А, чтоб вас разорвало, — недовольно буркнул наемник, вставляя новую ленту в пулемет. — Садись за радио! — снова крикнул он Алене.

Субмарина оставалась их единственным шансом на спасение.

Стрельба с обеих сторон продолжалась. Фрост самозабвенно давил на гашетку пулемета, противник отвечал плотным огнем. Пули дырявили палубу, летели щепки, пахло сгоревшим порохом и кровью — нога капитана сильно кровоточила.

Вертолет завис над катером. Его экипаж явно замышлял что-то нехорошее. Фрост выругался и схватил АКМ. Очередь… вторая… третья…

Внезапно у него возникло ощущение, что на небе появилось солнце. В ту же секунду раздался оглушительный взрыв. Капитан инстинктивно пригнулся, закрывая голову руками, и обломки вертолета рухнули в море. Казалось, что громадная машина вдруг просто испарилась.

Весьма довольный собой, Фрост снова взялся за пулемет. Это несколько напоминало дуэль — пулеметчики с других катеров тоже не оставляли его в покое. Правда, капитан стрелял немного получше и успешно гасил одну цель за другой.

В самый разгар веселья у Фроста закончились патроны.

— Ах, мать вашу! — огорченно взвыл капитан, беря автомат. — Ну, повезло вам, засранцы, а то бы я показал…

Внезапно что-то ударило его по ноге, Фрост повалился на бок со стоном и ругательством.

— Вторую продырявили, суки, — прохрипел он, кусая губы.

Огонь противника усилился. Понимая, что не сможет теперь оказать достойного сопротивления, Фрост ползком двинулся к рубке, там с трудом встал, держась за перила, спустился по ступенькам и вошел в помещение.

— Выжимай полный газ, — кривясь от боли, приказал наемник, — и садись за радио. Я подержу штурвал.

— Но ты же сейчас умрешь! — крикнула Алена.

— Здорово у тебя получается подбадривать человека, — буркнул Фрост. — Иди. Выходи на связь. И делай это, пока кто-то не отзовется, иначе я выкину тебя в море вместе с этим передатчиком.

Слабеющими руками он взял штурвал, опираясь плечом о стенку, чтобы не упасть.

Погоня продолжалась — по крайней мере два катера мчались за ними, оба кормовых пулемета работали вовсю. А рядом с берегом виднелись еще ходовые огни.

— Они что, поднимают по тревоге весь Балтийский флот? — удивился капитан. — Вот сколько чести скромному американскому наемнику.

Однако, несмотря на показную веселость, он чувствовал себя все хуже — потеря крови и болевой шок давали о себе знать. Выход из бухты был уже совсем рядом, и Фрост направил судно к нему. Когда же закончатся советские территориальные воды? Ведь если подлодка и ждет их, то она вряд ли рискнет забираться во владения СССР и наверняка останется в нейтральной зоне. Думая об этом, капитан вертел штурвал, направляя катер в открытое море.

— Нам не уйти, — сказала вдруг Алена.

— Не каркай! — зло бросил Фрост. — Крути свое радио.

Женщина вновь взяла микрофон.

— Эмигрант вызывает Папочку! Эмигрант вызывает Папочку! Отвечайте. Прием.

— Папочка, чтоб тебя! — завопил капитан в ярости. — Куда ты подевался, мать твою! Ответь сыночку! Но никто не ответил.


Глава семнадцатая

<p>Глава семнадцатая</p>

Бросив штурвал, Фрост подскочил к столику радиста, вырвал микрофон из рук Алены и принялся лихорадочно нажимать на кнопки и щелкать переключателями. Три катера, полные русских пограничников, стремительно приближались справа. Деваться уже было некуда. По-видимому, их судно все еще находилось в советских территориальных водах и одному Богу было известно, сколько еще плыть до нейтральных.

— Эмигрант вызывает Папочку. Эмигрант вызывает Папочку, — срывающимся голосом заговорил Фрост. — Мэйдэй, черт вас возьми. Мэйдэй![2] Папочка, ответьте Эмигранту. Прием.

Несколько секунд в эфире было тихо, а потом вдруг что-то щелкнуло и четкий голос спокойно произнес:

— Чего ты так горячишься, Маэстро? Что, коммунисты на задницу наступают, а? Прием.

Фрост едва не завопил во весь голос. В следующий миг он подумал, что это галлюцинация. Конечно, потеря крови… все понятно…

Он дрожащей рукой сжал микрофон и надавил на кнопку.

— Папочка, говорит Эмигрант. Повторите, что вы сказали. Жду на связи. Прием. Радио снова щелкнуло.

— Если ты меня еще раз назовешь “папочкой”, Фрост, — сказал злой голос, — я пристрелю тебя из моего “Магнума”.

— О’Хара? Майк, это ты?

— А кто же еще? Мы тут вместе с дядей Сэмом и всей его кавалерией — вернее, флотом. Давай, шевелись, Маэстро. Мы уже видим тебя на радаре, но надо подойти поближе.

— Майк!

— Все, все. Не теряй времени, потом поговорим. Конец связи.

Фрост со смехом бросил микрофон на столик. Алена подняла на него полные удивления глаза.

— Что случилось, Хэнк?

— Ничего интересного, — соврал капитан и выровнял штурвал.

Ускориться он уже просто не мог. А катера пограничников заходили на вираж, пытаясь отрезать Фроста от моря. Наемник снова схватил микрофон.

— Папочка, это Эмигрант. Когда будет рандеву? Меня тут обложили, как волка. Эти красные…

— Гони вперед, Хэнк, гони, милый. Мне тут подсказывают, что до нейтральных вод еще одна морская миля. Доплыви, родной, и они уже не смогут тебя тронуть. Гони, малыш. Конец.

Фрост бросил микрофон и повернулся к женщине.

— Возьми автомат и попугай их немного, а то они слишком уж разогнались. Вперед.

— Но их катера более быстроходные. И у них есть пулеметы. Они потопят нас или догонят…

Фрост хлопнул ее по плечу.

— Не волнуйся, милая. Я только что разговаривал с моим лучшим другом. Нам надо продержаться еще немного, и мы будем в безопасности. Поэтому закрой рот и делай, как я сказал.

Женщина выбежала на палубу, но тут же до капитана донесся ее испуганный крик:

— Вертолет!

— А, черт возьми! — выругался Фрост. — Иди сюда, возьмешь руль.

Алена снова вскочила в рубку.

— Держи этот курс, — продолжал Фрост, — и включи радио на прием. Если что, зови меня. А я пойду немного постреляю по летящим целям.

— Мы не успеем пройти эту морскую милю, — снова расплакалась Алена. — Они нас…

— Да заткнешься ты сегодня или нет? — взвыл Фрост и, не дожидаясь ответа, поспешил на палубу.

Он чувствовал страшную слабость, ноги уже почти не держали его. Капитан сел, прислонившись спиной к наружной стене рубки, и поднял АКМ к плечу. Прицелился.

Вертолет словно стервятник кружил над катером; его прожекторы освещали море. Рев моторов преследователей становился громче с каждой минутой. Фрост нажал на спуск. Первая очередь прошла мимо.

— Я вижу перископ! — раздался громкий голос Алены. — Нет, это башня субмарины!

Фрост приподнялся и выглянул через борт. И тоже увидел. Он отложил автомат и двинулся к рубке. На пороге капитан услышал, как захрипело радио:

— Эмигрант, вы в нейтральных водах. Прекратить стрельбу. Все в порядке. Прием.

Вертолет на несколько секунд завис в воздухе, а потом начал разворачиваться. Фрост почувствовал горячее желание упасть на колени и вознести молитву Господу.

Закончилось… все закончилось. Они в безопасности. Кто бы мог подумать, что они сделают это?

Пограничные катера тоже начали разворачиваться. Стрельба прекратилась. Над морем повисла тишина.

Башня подлодки все выше поднималась над водой.

— Капитан Фрост! — послышался голос, усиленный громкоговорителем. — Выключите двигатель.

Это был не Майк О’Хара. Капитан повернулся к женщине.

— Выключи мотор. Сейчас будем швартоваться.

Рев двигателя заглох, и катер медленно дрейфовал к громаде субмарины. И вот, наконец, вновь раздался голос — громкоговоритель уже не требовался:

— С вами все в порядке, капитан?

Фрост поднял голову и увидел мужчину в мундире морского офицера ВМС США. Да мундир был и ни к чему — на лице этого парня было ясно написано, что он глубоко почитает родной дом, яблочный пирог и бейсбол — главные ценности американцев. Мужчина широко улыбался.

Фрост почувствовал как его губы тоже растягиваются в улыбке, но в этот момент его голова резко закружилась. Капитан ухватился за поручень и с трудом перелез на палубу ядерной подводной лодки. Его подхватили чьи-то сильные руки.

— Скажите Майку О’Харе, прошептал Фрост, — что если бы я был “голубым”, я бы расцеловал его.

Глаз капитана закрылся, и он потерял сознание.



— Скажи спасибо, что тебя подстрелили, Маэстро, а то бы я тебе надрал задницу, — со смехом сказал О’Хара, похлопывая Фроста по левому невредимому плечу.

— Чего от тебя еще ожидать? — слабо спросил капитан, чувствуя сильную тошноту — следствие обезболивающих уколов. — Собственно, я мог бы догадаться, что ты будешь на этой лодке.

— Как у тебя все просто. Да ты хоть представляешь, сколько инстанций мне пришлось обойти, прежде чем агенту ФБР позволили ступить на борт атомной подводной лодки. А вдобавок я ненавижу воду, особенно соленую. Это было страшное испытание.

— Как Бесс?

— Это она заставила меня впутаться в такую авантюру. Когда ты не вернулся домой в тот день, она тут же связалась со мной и подняла крик. Она любит тебя, Фрост, хотя это и очень глупо с ее стороны. Ну, в общем, как только тебя и эту русскую красавицу приняли на борт, я попросил капитана отправить радиограмму…

— На субмаринах сейчас используют лазеры, — поправил его грамотный Фрост.

— Ну, пусть будет лазер. Какая разница? Короче, Бесс уже знает, что ты жив и относительно здоров.

— Спасибо, друг, — с чувством сказал капитан.

— Ну-ну, парень, ты становишься сентиментальным, — испугался Майк О’Хара.

Фрост протянул правую руку.

— Ты мой друг, — еще раз сказал он. Ирландец пожал его ладонь.

— А ты — мой, — произнес он уже серьезно.

— Они уже проверили ее? — спросил капитан после недолгой паузы.

— Ты насчет электродов в голове, да? Я наслушался об этом, когда ты бредил после операции.

— Это не бред, Майк. У Алены Гориной действительно датчик в голове.

О’Хара пожал плечами.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, Маэстро. Может, ты прав, а может, и нет. В любом случае эти коновалы из местного лазарета разбираются только в пулевых ранениях. Ну, может, еще сумеют вырезать аппендицит. Так что придется подождать, если ты хочешь услышать мнение специалиста.

— Послушай, Майк, я говорю совершенно серьезно. Эта женщина… она уже не человек. Она словно машина. Это просто бомба замедленного действия и в любой момент…

— Ладно, успокойся, — мягко сказал ирландец. — Разберемся. А сейчас тебе надо отдохнуть.

— Нет, — волновался Фрост, — я не могу отдыхать. Послушай, мы не должны спускать с нее глаз. Только я прошу — никакого насилия. В том, что с ней сделали, виновата не она, а КГБ. Вот о чем я собирался сообщить Президенту. Об этих электронных датчиках, которые можно устанавливать в мозгу человека. Это страшно, Майк. У них разработана целая программа. Они могут контролировать поведение своих “роботов” на любом расстояний, могут отдавать им любые приказы, и приказы эти будут беспрекословно выполняться. Ты понимаешь, чем это грозит?

О’Хара успокаивающе похлопал его по плечу.

— По-моему, ты читал слишком много научной фантастики, Хэнк. Я всегда советовал тебе переключиться на вестерны. Вот это настоящая литература. И там все гораздо ближе к жизни, чем в этих твоих “звездных войнах” и прочей чепухе.

Фрост чувствовал, что снова начинает отключаться. Это действие наркоза.

— Майк, — шепнул он, еле шевеля губами, — пообещай мне, что не выпустишь ее из виду. Приставь к ней охрану, пусть сидит в каюте и никуда не выходит. Это очень серьезно…

Ирландец кивнул.

— Не сомневайся, — весело сказал он. — С такой девочкой я и сам не откажусь провести время. Обещаю, Хэнк, она будет под круглосуточным присмотром.

Фрост кивнул, проваливаясь в сон. Последнее, что он услышал, были слова О’Хары:

— Отдыхай, приятель. Расслабься.

Капитан решил, что самое время принять совет друга, и послушно закрыл глаз.


Глава восемнадцатая

<p>Глава восемнадцатая</p>

Левая рука все еще висела на перевязи, а левая нога была обмотана бинтами так сильно, что при ходьбе Фросту приходилось пользоваться костылем, с которым он чувствовал себя чрезвычайно глупо. Вдобавок, на входе костыль был подвергнут флюороскопии. Капитан решил, что это была проверка — не спрятан ли внутри стилет или что-то в этом роде.

Фрост и О’Хара расстались на ступеньках перед входной дверью. Они договорились встретиться за ужином в семь часов.

И вот теперь наемник сидел в кабинете руководителя отдела восточно-европейских стран Центрального разведывательного управления. Пока делать было нечего, и он задумчиво смотрел то на свой костыль, то на поднятые жалюзи, то на зеленую лужайку за окном.

Фрост очень хотел, чтобы это все поскорее закончилось. Бесс ждала его — они ведь еще не виделись, хотя и поговорили по телефону. А вечером он пойдет в ресторан с Май-ком О’Харой.

Жизнь начиналась сначала.

— Здравствуйте, капитан, — раздался властный резкий голос. — Нет, нет, не вставайте, прошу вас.

В комнату вошел высокий худой мужчина с песочного цвета волосами и длинным носом. Фрост вновь опустился на стул.

— Меня зовут Хэлси Бернс, — сказал мужчина, протягивая правую руку и улыбаясь.

Капитан пожал его узкую ладонь.

— Наслышан о ваших подвигах, — покачал головой Бернс. — Тяжело вам пришлось, ничего не скажешь. Надеюсь, самочувствие уже получше?

— У меня бывали и более серьезные раны, — ответил Фрост, доставая сигарету из полупустой пачки.

Бернс обошел стол, сел за него и тут же выдвинул верхний ящик. Капитан сунул руку в карман в поисках коробки спичек, но тут заметил, что высокий мужчина подает ему какой-то предмет. Это была зажигалка, видавшая виды “Зиппо”. Прикуривая от ее огонька, Фрост сказал:

— Это моя зажигалка.

— Совершенно верно, — согласился Бернс.

Он положил “Зиппо” на стол перед наемником.

— И вот это тоже ваше.

Мужчина принялся доставать из ящика часы “Ролекс”, бумажник, ключи и еще что-то.

Фрост взял в руку “Ролекс” и некоторое время смотрел на часы. Они шли и шли точно. Это весьма порадовало капитана.

— Мы хранили эти вещи для вас, — пояснил мужчина. — А часы я взял на себя смелость почистить и отрегулировать. Надеюсь, вы не обиделись?

— А заодно и проверить их, да? — улыбнулся Фрост. — Что ж, претензий я не имею.

— Слава Богу, — рассмеялся Бернс. — Мне сообщили, что вы были в контакте с агентом ФБР, мистером… э…

— О’Харой, — подсказал Фрост. — Да, точно. И вы говорили ему что-то насчет электродов и датчиков в мозгу, правильно?

— Вы проверили Алену Горину?

— Разумеется. Не сразу, правда, но наши медики сумели обнаружить небольшой шрам возле… Впрочем, вам ни к чему знать эти детали. В общем, мисс Горина согласилась на операцию, и мы извлекли из нее постороннее тело…

— Я бы сказал — потустороннее, — мрачно пошутил Фрост.

— Тело, — повторил Бернс, не улыбнувшись. — Оно находилось непосредственно в коре головного мозга. Врачи изъяли этот объект. Мисс Горина поправляется и чувствует себя хорошо. Должен, однако, признать, что наши эксперты так и не смогли определить назначение и функции этого предмета. Возможно, здесь вы могли бы нам помочь…

Фрост снова улыбнулся.

— Я уверен, что вы проверили меня в первый же день моего пребывания в вашей больнице.

— Да, естественно. И не нашли ничего подозрительного. Но вот что касается мисс Гориной, это уже другое дело. Что это за штука, капитан? Наемник нахмурился.

— Когда я был в том кагэбэшном медицинском центре, один из врачей — думая, что ничем не рискует — рассказал мне много интересного. Это новая программа, над которой сейчас работают многие ученые Советского Союза. Я тоже был похищен в связи с этим проектом. Целью разработок является борьба с политическими и идеологическими противниками советской власти. Коммунисты хотят поставить под свой полный контроль всех людей, которые до сего дня считались неблагонадежными, и сделать из них верноподданных граждан.

— Но при чем тут вы? На советского диссидента вы не очень похожи.

— Позвольте мне закончить. И учтите — я всего лишь повторяю то, что сказал русский врач. Итак, они намеревались поставить под контроль тех, кто мог представлять опасность для советского строя. С этой целью в мозг такого человека вводился специальный микроприбор, которым можно было управлять с помощью лазера на значительном расстоянии. Таким образом, объект с датчиком в голове становится послушным орудием своих хозяев, делает только то, что ему велят, и, уж конечно, не высказывает никаких крамольных мыслей. Врач упоминал об одной балерине…

— Мы разрабатываем этот след, — кивнул Бернс.

— Это хорошо. У меня такое впечатление, что, несмотря на незавершенность исследований, кагэбисты обработали подобным образом уже очень много людей. А потом они решили пойти дальше — поставить опыт на американце. Им удалось погасить политическую активность диссидентов, но теперь они хотели большего — создать человека — робота, безжалостного убийцу, который не задумывается над своими поступками и лишь слепо следует приказу. Такая “машина” способна совершать самые нелогичные поступки, и бороться с ней было бы чрезвычайно сложно.

— А почему вы решили, что мисс Горина тоже была подвергнута этой психоэлектронной обработке?

Фрост погасил окурок в пепельнице.

— Когда я общался с ней, у меня постоянно было чувство, что что-то здесь не так. Поначалу я не мог разобраться, в чем дело, но потом, когда мы отправились в наше путешествие… Ее поведение порой бывало просто необъяснимым, она часто жаловалась на сильные головные боли. Мне кажется, что она подсознательно пыталась сопротивляться психическому воздействию, которое на нее оказывал КГБ с помощью электродов, и иногда ей это удавалось. Отсюда и резкие перепады настроения. То она полна сил и энергии, а через минуту уже находится в глубочайшей депрессии. То она смело вступает в бой, то вдруг начинает просто дрожать от страха. Короче, я начал подозревать, что красные узнали, что она работает на вас, и решили этим воспользоваться. Ее схватили и…

— Насколько мне известно, не так давно мисс Горина лежала в больнице по поводу операции аппендикса. Но мы не думали…

— А вот и напрасно, — сказал Фрост. — Скорее всего, так оно и было. Каким то образом у нее вызвали приступ аппендицита, поместили в больницу и провели две операции вместо одной.

Бернс помолчал, нервно постукивая пальцами по столу. Наконец он поднял голову и взглянул на Фроста.

— Я хочу попросить вас об одной услуге, капитан. Вернее, это будет услуга не мне, а всей нашей стране.

— Чтобы я поехал обратно в Россию? И думать забудьте. Бернс рассмеялся. “Слишком уж добродушно”, — подумал Фрост.

— Нет-нет, капитан. Все гораздо проще и совершенно безболезненно. И может даже оказать положительное воздействие на ваш организм. Другими словами, я хочу, чтобы вы добровольно согласились подвергнуться сеансу гипноза. В процессе этого вы, возможно, вспомните какие-то Детали, которые сейчас находятся на дне вашей памяти и без посторонней помощи не могут всплыть наверх.

Нас интересуют не только то, что касается этой программы КГБ и электродов, но и все остальное, что вы видели или слышали в Советском Союзе. Вы ведь могли столкнуться с чем-то, что является недоступным даже для наших лучших агентов. Ну, например, та ферма, о которой вы говорили мистеру О’Харе. Я имею в виду женщину, спасшую вам жизнь. А велик ли у нее участок? Что там растет? Вы заметили это?

— Я не обращал внимания. Мне было не до того, — раздраженно ответил Фрост.

— Ну, вот видите. Вы не обращали внимания, но ваше подсознание наверняка зафиксировало какие-то детали, которые могут представлять для нас интерес. Мы сможем проанализировать их и прийти к каким-то выводам. Это и есть работа разведчика.

— Но и слова врача вас тоже интересуют?

Бернс молча кивнул.

— А какая у меня будет гарантия, — заговорил капитан, — что бы не попытаетесь провернуть какой-нибудь фокус? Ну, например, заставите меня вообще забыть все, что я видел и слышал в России?

Мужчина улыбнулся одними губами.

— Я думаю, мы уже дали вам такую гарантию, хотя и не намеренно. Находясь на борту подводной лодки, вы постоянно общались с агентом О’Харой и наверняка многое ему рассказали. А ФБР никогда не позволит нам допрашивать своего человека, разве что в присутствии еще одного представителя Бюро. Поэтому мы не можем стереть из памяти О’Хары все то, что он от вас услышал. Таким образом, нет смысла подвергать подобной процедуре и вас — все равно ведь останется кто-то, кто владеет информацией.

Бернс достал длинную сигару из деревянного ящичка, который стоял на столе, и принялся вертеть ее в пальцах.

— Что еще? — спросил Фрост. Сотрудник ЦРУ достал из кармана небольшие ножнички на цепочке, отрезал кончик сигары и сунул ее в рот.

— Я попросил бы вас, — заговорил он, — больше никому не рассказывать о ваших советских впечатлениях. О’Хара уж ладно, он все-таки в какой-то степени наш коллега, но остальные… Особенно это касается вашей знакомой мисс Столмен, журналистки.

— Еще чего, — засмеялся Фрост.

— Но она ведь работает в средствах массовой информации!

— Ну и что? — пожал плечами Фрост. — То, что говорится между нами, между нами и остается. Разгласить то, что я ей скажу, она может лишь в одном случае — если вы, ребятки, начнете со мной какую-нибудь нечестную игру. И советую хорошенько это запомнить.

— Я не понимаю, — сказал Бернс, прикуривая сигару, — какие у вас есть основания не доверять американским спецслужбам?

— А кто сказал, что я им не доверяю? — улыбнулся Фрост — Я просто хочу под страховаться. На всякий случай. Вы же не сядете за руль незастрахованной машины и не станете жить в незастрахованном доме? И это правильно. Оформить страховку, это примерно то же самое, что носить оружие. Оно может вам не понадобиться сегодня, завтра, через год, но если вдруг что-то случится, то — согласитесь — весьма полезно иметь его под рукой.

Бернс усмехнулся.

— Я понял вас, капитан.

Он громко закашлялся, с неудовольствием глядя на сигару. Судя по запаху, который из нее исходил, для неудовольствия у сотрудника ЦРУ были все основания.

— Но на гипноз вы согласны? — спросил наконец Бернс.

Фрост секунду раздумывал, а потом молча кивнул.



— Так они ничего тебе толком не сказали? — спросил О’Хара.

Фрост покачал головой.

— Ну, так выпьем за неосведомленных, — возвестил ирландец, поднимая стаканчик с виски.

Капитан невесело усмехнулся, но тоже поднял свой стакан. Они чокнулись.

— Куда теперь собираешься? — спросил О’Хара. Наемник пожал плечами, думая о своем.

— Как это все глупо, — пробормотал он. — А может, и нет…

Затем Фрост словно встряхнулся и посмотрел на своего собеседника.

— Что ты спросил? А, конечно, я поеду к Бесс. Семь недель были выброшены из моей жизни, и надо как-то их компенсировать. Да и придется подобрать новый браунинг — мой, боюсь, пропал безвозвратно.

— Наверно, его стянул кто-то из кагэбистов, — подсказал О’Хара. — И, может, подарил самому Андропову. Мол, поздравляю с началом правления, Юра. Бабахни-ка разок, чтоб все знали, что их ждет.

Фрост усмехнулся.

— Я все вспоминаю ту женщину на ферме. Она ведь тоже советский человек, но все-таки помогла мне. В сущности, она спасла мне жизнь. Нельзя всех мерить одной меркой.

— Да ладно, — буркнул О’Хара, — одно хорошее яблоко не может спасти от загнивания целую бочку.

— С такими доводами бесполезно спорить, — рассмеялся Фрост и глотнул виски. Затем он внимательно посмотрел на ирландца. — Так что ты сам думаешь насчет этих электродов? Они существуют или просто КГБ запустил новую утку?

— Ну, ведь врачи же нашли такую штуку в голове этой твоей русской. Как, кстати, ее зовут?

— Алена Горина.

— Горина… Ну, что ж, я не знаю… Вот, подожди-ка. О’Хара сунул руку в карман и достал небольшую коробочку, обернутую в фольгу.

— Что ты, Майк, — улыбнулся Фрост. — Я ведь уже обручен.

— Заткнись и с благодарностью прими подарок, — сказал ирландец и подвинул коробочку по столу к капитану.

Тот взял ее и принялся разворачивать фольгу. Она была прикреплена клейкой лентой, и пришлось воспользоваться столовым ножом, чтобы ее перерезать. Тут к столику подошла официантка, и наемник поднял голову.

— Что подавать на десерт, джентльмены?

— У вас есть яблочный пирог? — спросил О’Хара.

— Конечно. А как насчет мороженого?

— Ладно, давайте и мороженое, только, пожалуйста, без орехов.

— Хорошо, сэр, — улыбнулась девушка и посмотрела на Фроста. — А вы, сэр?

— То же самое, пожалуйста, — сказал капитан. Еще они заказали кофе, и официантка удалилась. Фрост посмотрел на коробку, но не открывал ее.

— Ну, давай, решайся, — поторопил его ирландец. Капитан усмехнулся и поднял крышку. Внутри лежали зеленые кожаные ножны и узкий острый клинок с зеленой рукояткой.

— Ты знаешь, как тяжело в наше время достать такую штучку? — с гордостью спросил О’Хара. — Это настоящий “гербер”, теперь таких уже не делают. Появилась новая модель.

Фрост осторожно вытащил нож из ножен и взвесил его в руке. Это было какое-то особое чувство, и капитан его очень любил.

— Спасибо, — сказал он с чувством.

Наемник был действительно благодарен О’Харе и не стал ему говорить, что у него дома лежали еще три такие же ножа, припасенные на черный день. Во всяком случае, к этому подарку он будет относиться по-особенному.

— Спасибо, друг, — еще раз сказал Фрост.


Глава девятнадцатая

<p>Глава девятнадцатая</p>

Фрост — все еще опираясь на костыль — прошел через контроль и двинулся в зал ожидания аэропорта. И тут он увидел лицо, которое снилось ему в России, лицо женщины, по которой он так скучал. Капитан увидел Бесс.

Он со всей возможной скоростью поспешил к ней, уже издали заметив, что глаза женщины наполнены слезами. Бесс тоже бросилась ему навстречу и повисла на шее, едва не сбив с ног.

— Господи, спасибо тебе, — прошептала она.

Фрост чуть отодвинул ее, чтобы получше рассмотреть.

— Тебе не нравится мой внешний вид? — спросила Бесс, силясь на улыбку. — В чем дело?

— Мне очень нравится твой внешний вид, — сказал наемник.

А потом крепко прижал к себе и поцеловал в губы. Запах ее духов казался ему самым божественным запахом на свете.



— Я приготовила одно из твоих любимых блюд, — крикнула Бесс из кухни.

— Наверное, макароны с сыром из пакета? — отозвался Фрост.

— Не выводи меня, — с угрозой произнесла женщина, а потом вдруг рассмеялась.

Капитан сидел в кресле у окна. Его нога уже почти пришла в норму и больше не доставляла ему неудобств. Наемник смотрел вниз, на огни большого города. Он чувствовал себя прекрасно. Как хорошо иметь дом — он только сейчас по-настоящему это понял.

Родители Фроста развелись, когда он был еще ребенком, и свое детство и молодые годы он провел в военном училище, полевых лагерях, а потом и в джунглях Вьетнама.

После того, как он лишился глаза и был демобилизован, капитан снял себе квартиру, но так и не смог ее полюбить, да и бывал там очень редко. Она служила ему лишь временным пристанищем для короткого отдыха перед выполнением очередного задания.

А потом он встретил Бесс. В Африке. И еще до того, как они стали жить вместе, эта женщина сумела дать ему ощущение уюта и тепла, ощущение дома. Места, куда можно всегда прийти. Места, где всегда можно оставаться самим собой.

— Ну, так все-таки, что у нас на ужин? — крикнул Фрост. — Я больше не буду дразниться.

— Скоро узнаешь, — ответила Бесс. — Это сюрприз.

Фрост с некоторым трудом встал с кресла, потянулся, а потом двинулся к обеденному столу. На столе была новая белоснежная скатерть и подсвечники с длинными свечами. Капитан почувствовал себя настоящим аристократом, и это не было ему неприятно.

— А по какому случаю все это? — спросил он.

— По случаю твоего возвращения, — ответила женщина, — Сам ведь знаешь.

— Ах, вот оно что, — глубокомысленно произнес Фрост и присел за стол.

Он почувствовал запах пищи, но пока не мог определить, что же это такое.

— Я уже иду! — послышался голос Бесс. Фрост прикрыл глаз и расслабился. Вернее — попытался расслабиться. Внезапно он снова напрягся, услышав какой-то странный звук, который явно доносился не из кухни. Это напоминало шорох и царапанье по твердой поверхности.

— Эй! — крикнул Фрост. — Ты тут не завела кота или другое животное, пока я отсутствовал?

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

— Да так, — ответил капитан уклончиво, чувствуя укол совести как наказание за ложь.

А звук тем временем повторился. Фрост поднялся на ноги.

Он двинулся — прихрамывая — в спальню, только сейчас по-настоящему осознав, какое большое расстояние ему придется пройти и как тяжело дается каждый шаг.

— Побудь пока в кухне! — крикнул он Бесс, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и естественно.

В спальне капитан распахнул дверцы стенного шкафа и под грудой пустых сумок и чемоданов нашел свой армейский вещмешок. Одним движением расстегнул молнию. Внутри лежал пистолет-пулемет “Узи” израильского производства.

Фрост быстро схватил оружие, вставил полный магазин и передернул затвор. “Узи” был готов к бою. Прихватив еще два магазина, капитан поспешил обратно в гостиную. Странный звук больше не повторялся.

— Нервы проклятые, — буркнул наемник себе под нос. — И чего это я так взволновался?

Он медленным движением повесил оружие на плечо и взялся рукой за ремень.

— Что там такое? — спросила Бесс, выходя из кухни с большим подносом в руках. — Ой, горячее?

Их глаза на миг встретились, и тут же Фрост увидел, как взгляд женщины переместился к двери. Рефлекторно капитан и сам повернулся, выводя ствол “Узи” на выстрел. А на лице Бесс появилось выражение удивления и испуга.

Капитан кивком указал ей на кухню; она поставила поднос на стол, аккуратно сняла передник, повесила его на спинку стула, одернула юбку и двинулась в указанном направлении. Фрост пошел за ней. Они остановились возле мойки.

— Рис подгорит, — грустно сказала Бесс.

Фрост протянул руку и повернул ручку на плите.

— Все равно подгорит, — еще более грустно произнесла женщина, взяла кастрюльку и переставила ее на другую конфорку.

Снова послышался странный звук. Теперь он стал гораздо громче.

— Хорошие замки я поставил, — криво улыбнулся Фрост. — С ними приходится возиться.

Он положил руку на плечо Бесс и заставил женщину опуститься на колени и спрятаться за выступом стены. Затем посмотрел ей в глаза и ободряюще подмигнул.

— Господи, — простонала Бесс. — Опять…

— Все будет хорошо, — шепнул наемник. Он повернулся к двери, снимая “Узи” с плеча, в этот момент послышался глухой удар, треск ломающегося дерева и скрежет. Дверь слетела с петель и с грохотом упала на пол.

За ней стояли люди. Фрост видел их лица — они были ему незнакомы, но он прекрасно знал, зачем сюда пришли эти джентльмены. Не колеблясь ни секунды, капитан нажал на спуск.

Очередь разворотила грудную клетку первому из четырех мужчин, и тот с хриплым криком повалился под ноги остальным. Стоявший за ним высокий парень дважды выстрелил с бедра из обреза дробовика.

Но за миг до того Фрост бросился на пол рядом с Бесс, и дробь хлестнула по стене над его головой. Тут же заговорили и два пистолета — видимо, к делу подключились и остальные противники. Капитан осторожно высунул ствол “Узи” и сделал несколько выстрелов наугад.

Ответный огонь не ослабевал. Слышался звон посуды, которую крошили пули.

— Мой сервиз! — в отчаянии крикнула Бесс. — Вот ублюдки!

— Женщины, — с некоторым презрением пробормотал Фрост и выпустил очередь из “Узи”.

Судя по раздавшемуся громкому стону, капитан попал в кого-то. Но, видимо, рана была не очень серьезной. Фрост только собирался сменить позицию и обстрелять противника с другого фланга, как вдруг услышал звук, которого раньше не было — стрекот легкого автомата калибра 5,65 миллиметра. А затем раздался крик:

— ФБР! Бросайте оружие!

Фрост — на миг позабыв об осторожности — высунул голову. Он увидел, что двое из тех четверых, которые ворвались к нему в квартиру, лежат на полу, причем один уже мертвый. Двое других стояли с мрачными физиономиями и поднятыми руками, а за их спинами находились трое мужчин в штатском. В руках у одного был автомат, остальные держали пистолеты.

Человек с автоматом заметил голову Фроста.

— Все в порядке, капитан! — крикнул он. — Можете выходить.

— Да кто это такие, черт возьми? — послышался возмущенный голос Бесс, и Фрост увидел, что она уже стоит рядом с ним.

— Меня зовут Арнольд Либерман, — представился мужчина с автоматом. — Военная разведка. Мистер Бернс… Полагаю, вы его знаете, капитан?

Фрост кивнул и посмотрел на Бесс.

— Это тот парень из ЦРУ, о котором я тебе говорил.

— Мистер Бернс, — продолжал Либерман, — попросил нас держать вас под наблюдением. На всякий случай, для подстраховки. Вы ведь ничего не делаете без подстраховки, да, капитан?

Он улыбнулся.

Фрост что-то пробормотал и полез в карман за сигаретами, но их там не оказалось.

— Вот, возьми, — Бесс протянула ему новую пачку “Кэмела” и спички, которые взяла с кухонного стола.

— Спасибо, — сказал наемник, прикурил и глубоко затянулся, все это время глядя на Либермана.

— Мистер Бернс опасался, — сказал тот, — что КГБ может попытаться…

— Какой, к чертям собачьим, КГБ? — возмутился один из мужчин, стоявший с поднятыми руками. — Один тип просто нанял нас, чтобы…

— КГБ, — терпеливо объяснил Фрост, — это Комитет государственной безопасности Советского Союза.

— Чего? Да за кого ты нас держишь? За сраных коммунистов?

Возмущению честного мокрушника не было предела.

— Заткнись, — негромко сказал Либерман. Фросту понравился этот человек. Он решил, что ему можно верить.

— Благодарю, мистер Либерман, — улыбнулся он. — Вы подоспели вовремя.

— О, черт! — вдруг вскрикнула Бесс.

Капитан проследил за ее взглядом. Женщина в ужасе смотрела на поднос с едой, который теперь валялся на полу. Белоснежная скатерть была испачкана пищей и кровью, свечи лежали вперемешку с вилками и ножами.

— Вот тебе и праздничный ужин, — с горечью сказала женщина, еле сдерживая слезы.

Фрост повесил “Узи” на плечо, левой рукой обнял Бесс и привлек к себе. Наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Ну, не может же все быть хорошо, — философски заметил он. — Жизнь есть жизнь.

Для Бесс сейчас это было слабым утешением, но все-таки она сподобилась улыбнуться.

— С тобой так всегда, Фрост, — обреченно сказала женщина и положила голову на плечо капитана.


Глава двадцатая

<p>Глава двадцатая</p>

Они сняли небольшой летний домик в горах Джорджии, записавшись в регистрационной книге, как мистер и миссис Беркли из Чикаго. Тут было тихо и спокойно.

Целыми днями Фрост пристреливал свой новый браунинг, который получил за час до того, как они с Бесс — под эскортом людей Арнольда Либермана — покинули Атланту. Это было сделано по убедительной просьбе Хэлси Бернса из ЦРУ.

Еще находясь в Вашингтоне — сразу после бегства из СССР — капитан связался со своим старым приятелем Роном Маховски, знаменитым оружейником, который проживал в городе Рино, штат Пенсильвания. Фрост сказал, что нуждается в новом браунинге, ибо прежний его пистолет забрали бессовестные кагэбисты.

Маховски понял ситуацию и не тратил зря времени. Посылка от него была доставлена на квартиру Фроста как раз тогда, когда капитан и Бесс готовились отбыть на конспиративную квартиру, и этот факт весьма обрадовал наемника. Без пистолета под мышкой он чувствовал себя крайне неуютно.

И вот теперь у него была прекрасная возможность пристрелять новое оружие, опробовать его. С каждым днем браунинг все больше нравился Фросту. Это был действительно великолепный пистолет.

— Ты волшебник, Рон! — орал капитан, всаживая в мишень пулю за пулей. — Это не пистолет, а произведение искусства! Спасибо тебе, дружище. Я этого никогда не забуду!



— Фрост, проснись. Слышишь? Проснись. Ты же бредишь, тебе снятся кошмары.

Капитан тряхнул головой и открыл глаз. В спальне было темно, и он видел лишь силуэт Бесс на краю кровати.

— Хочешь, поговорим об этом? — предложила женщина.

— Черт его знает, чего я хочу, — сонным голосом сказал Фрост.

Он притянул Бесс к себе, поцеловал ее в губы и опустил ноги на пол. Широко зевнул.

Женщина зажгла маленькую лампу. Капитан увидел, что она одета в длинную белую ночную рубашку. Женщина встала с кровати, подошла к стулу, взяла с него свой халат, накинула на себя и завязала поясок. Фрост тоже встал и потянулся. На нем зато не было даже фигового листочка. Скромная Бесс бросила ему махровый халат.

— Прикройся, бесстыдник.

Капитан поймал халат и одел его. Потом взглянул на циферблат “Ролекса”. Было чуть больше трех часов утра.

— Кофе хочешь? — спросила Бесс.

— Да, сделай, пожалуйста.

Женщина вышла из спальни, а Фрост двинулся в ванную. Он облегчился, сполоснул руки и лицо, а потом посмотрел в зеркало. После недавней поездки в Вашингтон — несмотря на регулярные занятия любовью с Бесс — ему не удалось еще ни разу нормально выспаться. И это уже было заметно — черные круги вокруг глаз, мешки, морщины.

Фрост задумчиво поскреб подбородок и вспомнил, что не одел повязку на глаз. Он вернулся в спальню, нашел ее на столике рядом с браунингом и закрепил на голове. Наемник подумал, что Бесс — это единственная женщина, с которой он мог спать и без повязки.

Оставив горящую лампу, капитан вышел из комнаты и двинулся по коридору на кухню, откуда уже доносился запах кофе. На пороге он остановился. Бесс услышала его шаги и обернулась. На ее губах появилась улыбка.

— Ну, халат носить я тебя уже научила, — со смехом сказала женщина. — Может, теперь научить еще одевать тапочки?

Фрост посмотрел на свои босые ноги и покачал головой.

— Похоже, я здорово мешал тебе спать последнее время.

— Нет, все в порядке. А если ты намекаешь на мешки у меня под глазами, так это, наверное, от горного воздуха.

— Я…

— Знаю, Фрост. Тебе очень жаль, но ты ничего не можешь с этим поделать. Сядь и успокойся. Кофе сейчас будет.

Сразу же после ее слов засвистел кофейник на плите. Бесс повернулась к нему, а Фрост прошел в кухню и присел на табуретку возле стола.

— Тебе черный?

— Да, — ответил капитан, беря в руки сигареты и зажигалку.

— Держи, — Бесс пододвинула к нему чашку.

— Спасибо.

Женщина взяла пепельницу, вытряхнула ее содержимое в мусорник и тоже поставила перед Фростом.

— А ты что пьешь? — спросил капитан.

— Чай. Хочешь попробовать?

— Не сейчас.

Бесс тоже села на табуретку, рядом с Фростом.

— Ну, — сказала она, — когда же ты думаешь обратиться за помощью?

— За помощью? К кому?

— К психиатру.

— Ты думаешь…

— Да. И ты сам это знаешь. Ты просто не можешь нормально спать. С тех пор, как тебя подвергли этому гипнозу, что-то в твоем организме нарушилось. Может быть, твое подсознание подает тебе какие-то сигналы и возбуждает нервную систему?

— Я смотрю, ты здорово разбираешься в психиатрии, — заметил капитан с грустной улыбкой.

— Иди к черту, — буркнула Бесс и взяла сигарету.

Фрост поднес к ее лицу зажигалку и щелкнул крышкой. Выскочил маленький язычок пламени, женщина прикурила и затянулась. Потом выпустила дым в потолок.

— Психиатр может снова загипнотизировать тебя, — сказала она. — Только на сей раз ты будешь знать, что ему скажешь.

— Из-за этого у меня могут быть неприятности, — покачал головой Фрост. — Тут ведь речь идет о государственной тайне.

— Да глупости! Помочь тебе избавиться от ночных кошмаров — это что, разглашение государственной тайны?

— Не знаю, — задумчиво произнес капитан и глубоко затянулся. Потом посмотрел на Бесс. — Видимо, ты уже нашла человека, который может загипнотизировать меня, иначе бы не затевала этот разговор. Я прав?

— Неужели так легко раскрыть мои намерения?

— Только тогда, когда ты сама этого хочешь.

— Да, я нашла такого человека. Но я не заставляю тебя идти к нему. Тебе принимать решение и…

Фрост взял ее за плечи и привлек к себе. Поцеловал, провел носом по волосам.

— Помолчи, — сказал он тихо.


Глава двадцать первая

<p>Глава двадцать первая</p>

— Вы спрашиваете, что я делал, когда находился в добровольном заточении в британском посольстве? — переспросил Фрост.

— Да, — подтвердил доктор Тернбер. Капитан внимательно посмотрел на врача.

— Я смотрел советское телевидение, — ответил он. — Они пытаются подражать американцам, но у них ничего не получается. Там была такая программа… Ну, да ладно, черт с ней. А вот моим любимым был фильм о том, как группа молодых инженеров в порядке эксперимента взяла на себя управление сталелитейным заводом. Вот это была драма! Таких социально-производственных конфликтов вы в жизни не видели.

— Вижу, вам больно вспоминать об этом, — сочувственно сказал доктор Тернбер.

— Да, — кивнул Фрост, прикуривая сигарету.

— В этом случае можно воспользоваться гипнозом. Это позволит вам забыть все отрицательные реакции и…

— Я пришел сюда не для того, чтобы менять свою жизнь. Я хочу узнать, что это такое сидит в глубине моей памяти, о чем я должен помнить, но никак не могу вытащить на поверхность.

— Хорошо. Мисс Столмен сказала мне, что вы человек довольно упрямый и с трудом поддаетесь внушению.

— С чего это она взяла?

Доктор Тернбер покачал головой.

— Я хочу, чтобы вы прежде всего уяснили одну вещь. Несколько лет назад мисс Столмен написала статью о моей работе. Эта публикация имела для меня огромное значение — после нее я сразу пошел вверх и сделал неплохую карьеру. Поэтому то, что я делаю сейчас, я делаю исключительно в качестве услуги мисс Столмен. В данный момент я нахожусь в отпуске, и потому наша сегодняшняя встреча носит частный характер.

— Понимаю, — кивнул Фрост. — Я бы тоже хотел хоть ненадолго уйти в отпуск. Но это пока невозможно. Может быть, вы думаете, что мы отдыхаем в этом домике в горах? Ничего подобного, док. Мы там скрываемся от агентов КГБ.

Челюсть Тернбер а отвисла.

— Что?

— Я так и думал, что Бесс ничего вам не сказала на этот счет, — невесело усмехнулся Фрост. — Что ж, лучше свяжитесь с ней и выясните все до конца. Тогда вы, наверное, поймете, что я ношу оружие не потому, что у меня мания преследования, а потому, что оно мне действительно необходимо. А сейчас особенно.

Доктор облизал губы и выдавил кривую улыбку.

— Что ж, понятно. Давайте, пожалуй, начнем. Кажется, я здесь не единственный человек, ценящий свое время.

— Это вы правильно заметили, — усмехнулся капитан. — Хорошо, тогда приступим.

— Согласен, — кивнул врач. — Итак, предварительно должен заметить, что есть несколько способов погрузить человека в так называемый гипнотический сон, или транс. Ваша задача — максимально расслабиться и позволить мне работать. Кстати, нам обоим будет удобнее, если вы все-таки отложите ваш пистолет. Мне еще никогда не приходилось гипнотизировать вооруженного человека, и у меня нет ни малейшего желания ставить такой эксперимент сейчас. Не возражаете?

Фрост подумал, что Бесс сидит в приемной Тернбера и ждет его. А в сумочке у нее лежит смит-и-вессон тридцать восьмого калибра. Этот револьвер капитан купил ей сразу же по возвращении из России.

— Хорошо, согласен, — Фрост вновь посмотрел на доктора.

Он вытащил браунинг из кобуры, достал из него обойму, сунул ее в карман, а пистолет положил на стол.

— Вы удовлетворены? — спросил он. Тернбер кивнул.

Наемник не чувствовал себя разоруженным. Ведь у него был еще и нож.



Фрост вновь зарядил пистолет. Бесс сидела рядом с ним на низкой кушетке, которая стояла у стены во врачебном кабинете Тернбера. Доктор прокашлялся и заглянул в свой блокнот.

— Меня мучает один вопрос, — сказал он. — Не знаю, должен ли я сделать еще что-нибудь, кроме того, что сообщу вам эту информацию.

Фрост пожал плечами. Он чувствовал себя на удивление спокойно и комфортно. Давно уже у него не было такого ощущения. Вот оно, следствие гипноза.

— Если вы говорите о сведениях, составляющих государственную тайну, — сказал капитан, — то ребята из ЦРУ все это уже знают. Они ведь тоже опрашивали меня под гипнозом. Разве что, вам удалось вытащить из моего подсознания нечто такое, чего не сумели они.

Врач поднял палец.

— В том-то и дело. После сеанса вы рассказали мне то, что помните сами, но во время процедуры был затронут еще один вопрос. Очень важный вопрос. И, судя по всему, это действительно находится лишь в вашем подсознании, а сейчас вы ничего не помните.

— Что-то вы туманно изъясняетесь, — пожаловался Фрост. — Нельзя ли более конкретно?

— Можно, — кивнул Тернбер. — Находясь в гипнотическом сне, вы говорили о некоем списке. О списке советских граждан, сбежавших на Запад. Этот документ вы видели в ящике стола врача в больнице КГБ перед тем, как покинули это заведение.

Вы назвали мне целый ряд имен, и я их записал. Там есть несколько довольно известных людей, но наиболее интересный из них — Эфраим Зимров. Вам что-нибудь говорит это имя?

— Он ведь какой-то знаменитый ученый, — вмешалась Бесс. — Дайте-ка я вспомню…

— Проблемы использования лазеров, — подсказал Тернбер. — Не так ли?

— Да, совершенно верно, — оживилась женщина. — Ультрафиолетовое излучение…

— Что? — не выдержал Фрост. — О чем вы говорите, дорогие мои?

Бесс посмотрела на него и улыбнулась.

— Зимров в Советском Союзе работал над тем же, над чем трудятся и наши ученые. Они пытаются найти универсальный способ применения лазера для связи с атомными подводными лодками, когда те находятся в плавании глубоко под водой. А Зимров еще занимался и проблемами спутниковой связи, он разрабатывал метод передачи информации…

— Если я правильно понял, — сказал доктор Тернбер, — мистер Фрост под воздействием гипноза упоминал о спутниках, способных отражать излучения лазера и воздействовать таким образом на какие-то специфические электроды и датчики…

— Господи, Боже мой, — прошептал капитан, доставая сигареты и прикуривая одну. — Нас провели, как детей.

Теперь он точно это знал, но уже ничего не мог изменить и потому чувствовал, как в его душе закипает ярость.


Глава двадцать вторая

<p>Глава двадцать вторая</p>

Фрост и Бесс держались за руки, идя по дороге. Кроме гнева, капитан чувствовал еще и какое-то удивительно приятное умиротворение. Такого ощущения у него уже давно не наблюдалось. Однако настойчивые и неприятные мысли продолжали шевелиться в мозгу.

— Да не видел я никакого списка, — сказал наконец Фрост, когда они уже подошли к своему летнему домику.

— Но ведь доктор Тернбер…

— Перед тем, как мы ушли — ты тогда была в ванной, я спросил его, возможно ли сделать человеку такое внушение, чтобы он сам поверил, что видел что-то, ну, например, этот список, но на самом деле ничего не было. И Тернбер ответил, что да. Но для этого требуется очень хороший специалист. Впрочем, я не сомневаюсь, что на ЦРУ работают хорошие специалисты, может быть, даже самые лучшие.

И вот о чем я еще подумал — почему я тогда не убил этого русского врача, когда бежал из больницы?

— Ты сказал, — тихо произнесла Бесс, — что был благодарен ему за разрешение взглянуть на мою фотографию.

— Да, конечно, я был ему кое-чем обязан. Ну, а если бы я вдруг оказался неблагодарным хамом и вместо “спасибо” сломал бы ему шею? Нет, тот парень не рисковал, он знал, что я ему ничего не сделаю. А из этого следует вывод, что все было запланировано и подстроено заранее. Опять что-то вроде гипнотического внушения — будь хорошим мальчиком, не убивай дядю врача. И сработало, черт возьми.

— Так ты думаешь, они намеренно позволили тебе бежать? — с изумлением спросила Бесс.

— Да, теперь я именно так и думаю. И на это у них была по крайней мере одна веская причина.

— Подставить тебя? Но зачем? Фрост взял газету, которую держал под мышкой, и развернул ее. Ткнул пальцем в одну из статей.

Вот почему.

“Сбежавший на Запад выдающийся советский ученый приглашен на встречу с Президентом”, — прочла Бесс. — “Известный советский физик профессор Эфраим Зимров, который попросил политического убежища на Западе во время научной конференции в Цюрихе три месяца назад, что вызвало крайне негативную реакцию Кремля, заявил: “Моей мечтой всегда было пожать руку Президенту США, и наконец-то она сбудется”.

Зимров, которого недавно выписали из больницы в пригороде Вашингтона, где он провел несколько дней по поводу пищевого отравления, уверяет, что после встречи с Президентом его здоровье тут же поправится.

Источники, близкие к Белому дому, сообщают, что советский ученый готов предоставить главе американского государства бесценную информацию, касающуюся новых аспектов использования лазера.

После бегства на Запад, Зимров в течение некоторого времени работал в лаборатории Министерства обороны, где имел возможность завершить свои исследования.

Встреча, которая состоится в ближайший уик-энд, будет иметь историческое значение и по другой причине. Еще никогда в истории США не было предпринято таких мер безопасности. Загородная резиденция Президента Кэмп-Дэвид будет практически изолирована от внешнего мира, исключается всякая возможность проникновения на закрытую территорию нежелательных и посторонних лиц.

Высокопоставленный чиновник Министерства внутренних дел объяснил это тем, что, по его сведениям, КГБ — советская секретная служба — планирует убить Зимрова”.

Бесс подняла голову и посмотрела на Фроста.

— Это его пищевое отравление… — сказала она. — Ты считаешь, что ЦРУ специально организовало госпитализацию, чтобы проверить Зимрова на предмет датчиков в мозгу?

Капитан пожал плечами.

— Вполне возможно. КГБ мог заранее обработать его, а потом позволить бежать на Запад. В лице профессора они бы имели тогда бомбу замедленного действия, готовую разорваться в любой момент по приказу из Москвы. Очень удобно и совершенно безопасно.

— Так они хотят убить Президента?

— А вот и нет. Иначе, зачем понадобился этот несуществующий список? Все это одна большая мистификация, моя милая. Если эти электроды действительно работают так хорошо, то почему же Алена Горина только путалась у меня под ногами и не сделала ничего, достойного упоминания? Почему она не убила меня или не сдала в милицию?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь? — удивленно сказала Бесс.

— Я говорю о том, что меня опять подставили. И это было запланировано с самого начала. Взять хотя бы этот электрод, который цээрушники вытащили из головы Гориной. Бернс сказал, что их эксперты так и не смогли разобраться, как эта штука действует…

— Подожди минуту, — Бесс взяла капитана за руку. — Пойдем.

Они двинулись к дому, пересекли зеленую лужайку, поднялись по деревянным ступенькам крыльца и вошли внутрь. Бесс сразу же прошла на кухню, прихватив телефон с тумбочки в холле. Когда Фрост тоже появился там, он увидел, что женщина сидит за столом и держит трубку возле уха. Она улыбнулась ему.

— Дай мне сигарету, пожалуйста.

Капитан кивнул, достал из кармана пачку “Кэмела”, прикурил две сигареты и одну протянул Бесс.

Женщина кивнула с благодарностью и сказала в трубку:

— Мне нужно поговорить с Гарри Элмсом из Министерства иностранных дел. Пожалуйста, попросите его.

— Кофе хочешь? — спросил Фрост.

Бесс кивнула, а потом произнесла громким шепотом:

— И выпить чего-нибудь.

— Будет сделано.

Фрост подошел к бару и открыл дверцу. Первой ему под руку попалась бутылка водки, но у капитана почему-то не было желания пить этот русский напиток. Он выбрал виски “Сиграмс”, прихватил два стакана и двинулся к холодильнику.

А Бесс тем временем разговаривала по телефону.

— Да, Гарри, правильно… Бесс Столмен. Как твои дела?.. Слушай, ты не мог бы мне помочь? Я работаю над материалом по этому Зимрову, советскому ученому… Да… Да… Дело в том, что я где-то слышала, что он попал в автомобильную катастрофу лет шесть или семь назад… А, и ты слышал? Что? Девять лет? Да, конечно. Старею. Гарри, память уже не та… Да брось ты…

Она звонко рассмеялась и покосилась на Фроста.

— Ладно, Гарри, спасибо тебе… Нет, не забуду. С меня причитается. Ну, счастливо, целую.

Бесс повесила трубку.

— Держи, — Фрост подал ей стаканчик виски со льдом.

— Ты был прав, — сказала женщина, — это была подставка.

Она сделала большой глоток, лед звякнул о стекло.

— Что ты узнала о Зимрове?

— Насчет автомобильной катастрофы? Просто подтвердилась моя догадка. Ему была сделана операция — в голову вставили стальную пластину. Поэтому, если там и есть какой-то электрод или датчик, или как там они называются, обнаружить его с помощью рентгена будет невозможно. Чтобы найти это устройство, придется залезть внутрь головы профессора.

— А Зимров, естественно, будет уверять, что никакого электрода в его мозгу нет, поскольку, даже если его и установили, он все равно об этом не подозревает.

— Но почему ему все же разрешили встретиться с Президентом?

Фрост допил виски и поставил стакан на стол. Потом посмотрел на Бесс и сказал:

— А как тебе такой, например, газетный заголовок: “КГБ ликвидирует советского ученого-диссидента по дороге на встречу с Президентом Соединенных Штатов”?

— Ты хочешь сказать…

— КГБ не может добраться до Зимрова, иначе его убрали бы уже давно. Но ЦРУ или какая-нибудь другая американская спецслужба имеют все возможности сделать это. И устроить все так, чтобы ни у кого не осталось сомнений — это дело рук КГБ.

Бесс сделала глоток и покачала головой.

— Просто здорово. Значит, русские нашими руками ликвидируют опасного для них человека, а ЦРУ будет уверено, что спасло жизнь Президенту?

Фрост чувствовал себя разбитым, уставшим, подавленным и злым — еще более злым, чем раньше.

— А я сделал все, чтобы им помочь, — с горечью произнес он и полез за сигаретой.


Глава двадцать третья

<p>Глава двадцать третья</p>

Фрост шагал быстро, несмотря на то, что нога все еще побаливала. О’Хара, который шел рядом, уже начинал задыхаться, он сопел и кряхтел, вытирая платком пот со лба.

— Если бы ты не летел, как угорелый, — прохрипел он, — я бы нашел лучшее место для парковки.

— Мы не можем ждать, — ответил Фрост, тоже испытывая трудности с дыханием.

Они были уже возле высокого и длинного жилого дома. На ступеньках крыльца капитан остановился.

— Дай-ка мне тот маленький револьвер, который та носишь в носке, — сказал он ирландцу.

— А где твоя пушка?

— Я не мог взять ее с собой. Не моя вина, что в округе Колумбия такие дурацкие законы.

О’Хара с явным неодобрением покачал головой, но потом махнул рукой и извлек на свет Божий хромированный револьвер двадцать второго калибра с рукояткой из орехового дерева.

— Держи, — буркнул он, протягивая оружие Фросту и недовольно хмуря брови.

Капитан спрятал револьвер за пояс и застегнул плащ.

— Возьми уж и это, — сказал ирландец и вручил ему две кассеты с патронами.

— Спасибо, — кивнул Фрост и двинулся вверх по ступенькам.

Алена Горина сняла квартиру в этом доме чуть больше двух недель назад. При этом она воспользовалась вымышленным именем. Фросту удалось убедить О’Хару, что для них крайне важно выяснить местонахождение русской женщины, и агент ФБР — хотя и весьма неохотно — согласился. Ему удалось раздобыть необходимую информацию.

Капитан остановился в холле возле почтовых ящиков и повернулся к своему другу.

— Тебе не обязательно идти туда, Майк, — сказал он. — Ты ведь лицо официальное, и у тебя могут быть крупные неприятности. Я-то как-нибудь вывернусь, а вот ты…

— Закрой рот, — буркнул О’Хара. — Я иду с тобой.

Капитан секунду смотрел на него, а потом кивнул и сразу же нажал кнопку домофона, под которой висела табличка: “Андреа Гаррет”.

Прошла минута. Ответного сигнала — показывающего, что дверь, которая вела внутрь открыта и можно войти, — не последовало. Селектор молчал. Фрост снова позвонил.

Не дождавшись результата, капитан достал из кармана пластиковую кредитную карточку и принялся с ее помощью обрабатывать замок. Ему удалось зацепить краем карточки язычок замка, тот сухо щелкнул, и дверь открылась.

— Из тебя бы получился классный домушник, — заметил О’Хара.

— Да? — сказал Фрост, пряча карточку в карман. — Может быть. Но я не думаю, что нам так же легко удастся справиться с замком в двери ее квартиры.

— А что ты, собственно, хочешь там найти? — спросил ирландец. — Членский билет профсоюза русских шпионов?

Капитан усмехнулся.

— Возможно. Если я найду то, что мне нужно, то уж буду точно знать, что это то самое.

Он толкнул застекленную дверь и шагнул в проем. О’Хара покачал головой.

— Ты хоть сам понял, что сказал? — спросил он.

— Идем, — бросил через плечо капитан, не отвечая на вопрос. Квартира Гориной была на восемнадцатом этаже, и даже при всей своей глубоко укоренившейся нелюбви к лифтам, Фросту не оставалось ничего другого, как воспользоваться подъемником. Взбираться на такую высоту с простреленной ногой было ему явно не по силам.

Он нажал кнопку вызова лифта. Вскоре кабина спустилась, и дверцы разъехались в стороны. Оба мужчины вошли внутрь, и капитан надавил на кнопку восемнадцатого этажа.

— У тебя есть перчатки? — спросил он ирландца.

— Что? А, ты не хочешь оставлять отпечатки пальцев?

— Вот именно.

Я сотрудник ФБР. Мне не о чем беспокоиться.

Он широко улыбнулся.

— Да? — скептически произнес Фрост и сунул руку в карман. — Вот, возьми.

Он достал пару черных тонких кожаных перчаток и одну из них протянул ирландцу.

— Будешь прикидываться левшой.

В этот момент кабина остановилась, дверь открылась к они вышли из лифта в узкий коридор. Его стены были выкрашены в белый цвет. По обеим сторонам виднелись двери квартир.

— Ну, вперед, — сказал Фрост и двинулся по коридору, глядя на таблички с номерами.

Наконец он остановился у нужной двери и вновь сунул руку в карман.

— Чего ты там ищешь? — подозрительно спросил О’Хара.

— Отмычки.

— Очень смешно. Это квалифицируется, как уголовное преступление, разве ты не знаешь?

— Знаю, Майк, знаю, — нетерпеливо ответил капитан и достал связку отмычек. — Ты умеешь ими пользоваться?

— Нет. Если уж ты решил нелегально проникнуть в чужую квартиру, то мог бы и сам научиться.

— Хорошо, учту на будущее, — кивнул Фрост. Он наклонился к замочной скважине и принялся совершать какие-то манипуляции, легонько позвякивая металлическими отмычками и ругаясь себе под нос.

— Так… вот эту попробуем, — бормотал он. — Ах, черт, не лезет… Ну-ка теперь эту… Еще хуже, мать ее…

О’Хара с явным неудовольствием наблюдал за действиями своего друга, прислонившись спиной к стене.

— А вот если так, — продолжал Фрост. — И еще разок… ну… А, чтоб тебя, зараза!

— В чем дело? — спросил ирландец.

— Сломалась, проклятая, — прошипел Фрост. — И застряла в замке, сволочь.

— Да, вижу, я тебя перехвалил, — сказал агент ФБР. — Никакой ты не домушник, а так, хрен знает что.

— Перестань трепаться, — со злостью ответил капитан — Что мне теперь делать?

— Попробуй выковырять обломок, — посоветовал мудрый О’Хара. — Хотя ни черта у тебя не выйдет.

И действительно, Фрост потел над замком еще минут пять, но успеха так и не добился. Потеряв терпение, наемник с силой стукнул кулаком по проклятой двери.

— Ничего себе! — изумленно произнес О’Хара. Дверь открылась. Она вовсе не была заперта.

— Ты, однако, чертовски наблюдательный парень, — язвительно заметил ирландец.

Фрост ничего не ответил. У него было какое-то странное ощущение, что за этой дверью их ждет неприятный сюрприз. Капитан осторожно вошел в квартиру.

— О, Господи! — тут же вскрикнул он.

— Что там такое? — поинтересовался О’Хара, выглядывая из-за его плеча. — Твою мать!

Фрост продолжал молча стоять и смотреть. Он уже не помнил имя этого человека, но фамилию знал хорошо — Бернс. Это был тот самый агент ЦРУ, который беседовал с капитаном после его возвращения из России и который потом организовал сеанс гипноза в Лэнгли.

Именно ему Фрост звонил не так давно, чтобы предупредить об опасности, которая исходила от Алены Гориной, и о возможном покушении на русского ученого Зимрова.

— Похоже, что он был толковым парнем, — заметил О’Хара, глядя на труп, — но вот с оружием обращаться не умел.

Тело лежало на полу в гостиной. Судя по всему, Бернс был мертв уже несколько часов. Кровь успела засохнуть на ране, там, куда вошла пуля. Прямо под сердцем.

В правой руке агента ЦРУ был зажат служебный револьвер тридцать восьмого калибра, в левой он все еще держал окурок сигары.

— Наверное, ему надоел запах этих сигар, — произнес Фрост и тут же пожалел о сказанном.


Глава двадцать четвертая

<p>Глава двадцать четвертая</p>

Носовым платком Фрост тщательно протер дверные ручки, а также кнопки звонка и лифта. О’Хара скептически наблюдал за его действиями, не произнеся ни слова, Закончив, капитан коротко кивнул ему:

— Расслабься, и пойдем отсюда.

— Расслабься? Хорошенькое дело! Как, черт возьми, я могу расслабиться? Ведь это тебе не рядовое убийство — прихлопнули Бернса, большого человека из ЦРУ. А ты говоришь — расслабься.

Капитан вернул ирландцу револьвер и патроны. Тот спрятал оружие и недовольно крякнул.

— Ты собираешься сообщать об этом в полицию или нет? — спросил он с вызовом.

— Зачем? Здесь уже есть полиция — ты, Майк.

— Тогда почему ты не позволяешь мне действовать по своему усмотрению? Сомневаешься в моих способностях?

— Нет. Просто у нас мало времени. Мы должны угадать следующий ход Алены Гориной. До того, как она убьет Зимрова…

Он умолк и почесал в затылке.

— А может, все совсем не так, — сказал капитан задумчиво. — Может, и действительно у профессора в голове электронный датчик и он собирается убить Президента.

О’Хара остановился возле своей машины “только для служебного пользования” и открыл дверку. Фрост обошел автомобиль и влез на сиденье с другой стороны.

— Давай остановимся где-нибудь возле бара, где мы сможем спокойно поговорить за чашечкой кофе, — предложил капитан.

— Хорошо, — кивнул ирландец. — Я знаю одно местечко в паре кварталов отсюда.

Он завел двигатель и тронул машину с места, потом свернул налево, чуть не налетев при этом на фургон телефонной компании. Послышались сердитые гудки клаксонов.

— Да успокойся ты, Майк! — воскликнул Фрост. — Или ты хочешь нас на тот свет отправить?

— Я спокоен, как сто чертей, — сквозь зубы сказал О’Хара. — Разве ты не видишь?

Он увеличил скорость и крепко вцепился побелевшими пальцами в руль, не отрывая глаза от дороги. Фрост вздохнул и закрыл глаз. Он решил, что так будет лучше для его нервной системы.



Фрост осторожно прихлебывал горячий кофе, опираясь локтями на стойку бара. Это было одно из любимых заведений О’Хары, но у капитана оно почему-то не вызывало особого доверия. Однажды у него уже была дизентерия, и теперь ему оставалось лишь надеяться, что кофе достаточно горячий, чтобы убить микробы, которые наверняка в большом количестве имелись в плохо вымытой чашке.

Пока наемник у стойки размышлял о гигиене, ирландец разговаривал по телефону. Он занимал общественный аппарат уже в течение десяти минут. Несколько человек, желавших также воспользоваться телефоном, время от времени подходили поближе и бросали на О’Хару красноречивые взгляды, но, поскольку ирландец на них совершенно не реагировал, с недовольным видом возвращались за свои столики.

Вот и сейчас очередной клиент — здоровенный парень в джинсах и футболке — направился к автомату. Судя по всему, это был водитель грузовика. Он приступил к делу более решительно.

— Эй, — сказал он, тронув О’Хару за плечо, — закругляйся, приятель. Ты тут не один.

Ирландец обезоруживающе улыбнулся, повернулся к нему спиной и как ни в чем не бывало продолжал разговор. Мужчина побагровел и снова тронул его за плечо.

— Слушай, приятель, ты уже десять минут занимаешь телефон. А ну-ка, отвали. Читать умеешь — это общественный аппарат.

О’Хара чуть повернул голову.

— Исчезни, — сказал он тихо. — Тут дело государственной важности.

И сделал попытку снова показать мужчине спину.

— А мне плевать! — рявкнул тот. — Я плачу налоги и имею право. А если хочешь поболтать, заимей свой телефон.

Видя, что ирландец и не думает подчиняться, он решительно схватил его за правую руку и дернул на себя. О’Хара — с выражением недовольства на лице — достал из кармана свое удостоверение и сунул под нос водителю.

— А ты умеешь читать? ФБР. Катись отсюда.

Мужчина яростно засопел. Фрост подумал, что у него, должно быть, очень плохое настроение. Тем временем, водитель ухватил предплечье О’Хары и второй рукой с явным намерением оторвать ирландца от телефона.

Внезапно его рот широко открылся, а глаза полезли на лоб. В дюйме от своей груди парень вдруг увидел ствол “Магнума” сорок четвертого калибра.

— Я же тебе сказал, — процедил О’Хара, — у меня важный разговор. Но через пару минут я закончу и освобожу телефон.

Водитель скованно кивнул, косясь на револьвер, а потом повернулся и двинулся к своему столику. Ирландец проводил его взглядом и спрятал оружие под куртку.

Фрост усмехнулся и глотнул кофе. Затем закурил сигарету. Его голова напряженно работала.

Наверное, у Бернса появились какие-то свои догадки, когда капитан предупредил его об опасности, и он решил их проверить. Агент ЦРУ отправился к Алене Гориной, возможно, — так же, как Фрост с О’Харой — не сообщив предварительно о своем визите. Женщина каким-то образом усыпила его бдительность, а потом застрелила.

Фрост покачал головой и сделал еще глоток. Кто-то коснулся его плеча. Наемник резко развернулся и увидел О’Хару.

— Я узнал то, что нам требовалось, — сказал ирландец.

— Ну?

— Пойдем в машину. Здесь не очень удобно говорить о таких вещах.

Капитан кивнул, положил на стойку деньги, и они двинулись к выходу. Внезапно ирландец остановился — путь ему преграждала вытянутая нога разгневанного водителя.

— Куда ты так спешишь, приятель? — с издевкой спросил мужчина. Рядом с ним стояли еще несколько человек. Они все громко расхохотались, неприязненно глядя на О’Хару.

— Не лезь, — еле слышно шепнул ирландцу Фрост и сделал быстрый шаг вперед.

Он схватил со стола большую чашку с горячим кофе и швырнул ее в водителя. Дымящийся напиток растекся по его груди. Мужчина вскочил на ноги с диким воплем ярости и боли, его руки тянулись, чтобы схватить капитана за горло.

Фрост ловко увернулся от огромных ладоней, шагнул в сторону, взмахнул рукой и обрушил кулак сбоку на челюсть водителя. Тот покачнулся и с грохотом растянулся на полу.

— Извини, приятель, — с сожалением сказал наемник, огляделся и пошел к двери.

О’Хара поспешил за ним, пряча улыбку.

— Ты сегодня злой, — заметил ирландец, когда они уже были на улице. — Впрочем, я и сам мог бы справиться с этим придурком.

— Тебе нельзя, ты на службе, — ответил капитан. — А с меня какой спрос? Ладно, забудем об этом. А вообще, мне давно пора было размяться немного.

Они подошли к машине, ирландец достал ключи и открыл дверку. Фрост наблюдал за ним.

— Ну, так что ты узнал?

— Да кое-что… Ты сам понимаешь, что о таких вещах никто не любит распространяться, тем более, что я говорил из телефона-автомата. Короче, я связался с моим приятелем, который негласно сотрудничает с “Фирмой”. По его словам, Бернс, видимо, нанял троих крутых парней для выполнения какой-то работы. Что это за народ — неизвестно. Может, из мафии, а может, — вольные стрелки. Но это квалифицированные убийцы, тут нет никаких сомнений. А вчера Бернс пытался связаться с ними, но не смог.

— А зачем они ему понадобились? — спросил Фрост, усаживаясь в автомобиль.

— Догадайся. Он ведь не мог использовать агентов ЦРУ — если тех задержат, получится грандиозный скандал. А самое интересное здесь то, что, скорее всего, Бернс и эта Алена… как там ее?

— Горина.

— Вот именно, Горина… Так вот, они были любовниками.

— Что? — удивился Фрост. — Ты уверен?

— Практически да. Это у них началось сразу же, как только Горину завербовало ЦРУ, когда она была тут на стажировке в университете. И возобновилось сейчас, когда она вернулась из России. А в перерыве она три года работала в Москве, в посольстве. В качестве учительницы русского языка и переводчицы.

Поскольку у Бернса и у Гориной был допуск одинаковой категории, никто особенно не возражал против их романа. Кстати, эта дамочка не являлась контрактным агентом — ее уже давно зачислили в штат ЦРУ.

О’Хара включил зажигание, мотор загудел, и машина покатила по улице.

— И я узнал еще кое-что, — продолжал ирландец. — Как-то, выполняя задание, Алене Гориной пришлось убить человека. Так вот, она всадила ему пулю точно под сердце. Так же был убит и Бернс. И еще, мне сказали, что наша милая Алена прекрасно владеет всеми видами огнестрельного оружия. У нее даже какой-то диплом есть.

— Час от часу не легче, — вздохнул Фрост. — Все оказалось еще сложнее, чем я думал.

— А что касается Бернса, — продолжал О’Хара, — то он, скорее всего, тоже был коммунистическим агентом. Он испугался, что ты разоблачишь его и сообщишь об этом мне, вот и сделал глупость.

— Я в это не верю, — покачал головой Фрост. — Может, он просто попался в ловушку… Или эта Горина…

Капитан достал сигарету и щелкнул зажигалкой. Выпустил дым в окошко.

— Давай попробуем представить такой вариант, — сказал он затем. — Допустим, Бернс был хорошим честным парнем, но тут вдруг обнаружил, что Горина работала на красных. Это ставило крест на его карьере. А может, Алена еще и чем-то шантажировала его.

Короче, Бернс никому ничего не сказал и постарался сделать так, чтобы Горину отправили в Россию. Там она уже не представляла для него такой угрозы. Но вдруг Горина возвращается в Штаты, да вдобавок оказывается еще как-то связанной с этими электродами и программой КГБ. Берне выясняет, что у нее в голове находится датчик, но в действительности все это было подстроено специально. Никакого прибора в ее мозгу нет.

— Я не совсем понимаю… — начал О’Хара. — А зачем им понадобилась такая мистификация?

— По той же причине, по которой похитили меня, — пояснил Фрост. — Все это было частью тщательно продуманного плана, а цель преследовалась одна — сделать так, чтобы ЦРУ само, своими руками, уничтожило профессора Зимрова.

Допустим, русские действительно имели какую-то программу по этим электродам. Но когда Зимров сбежал, все их надежды рухнули — ведь профессор был единственным человеком, который мог осуществить ее. Только он мог довести до конца исследования и дать красным возможность подавать команды своим “роботам” через спутник при помощи лазера.

Это был серьезный провал, не говоря уже о нескольких миллиардах рублей, выброшенных на ветер. КГБ решил отомстить человеку, который так подвел его. И вот тогда кому-то в голову пришла мысль использовать эту незавершенную программу для того, чтобы ликвидировать главного виновника ее провала.

— О чем ты говоришь?

— Подумай сам, Майк. Они рассчитывали, что у нашей разведки наличие такой программы не вызовет сомнений. Ведь слухи об этом ходили уже давно. Красные похищают меня, а потом дают мне возможность бежать. Более того, они позволили мне даже пристрелить несколько человек, чтобы все выглядело правдоподобно.

Расчет был на то, что я вернусь в Штаты, свяжусь с ЦРУ и под гипнозом назову им список диссидентов с датчиками в мозгу. Тебя не удивляет, почему это вдруг он был написан по-английски? Да потому, что по-русски я бы и собственное имя не смог прочесть.

Таким образом, я подставляю ЦРУ Зимрова, вернее — не ЦРУ, а его сотруднику, который и так знает, что я должен это сделать. Этот сотрудник начинает проверку, кладет Зимрова в больницу и “обнаруживает” в его голове стальную пластину, из-за которой невозможно определить, есть там датчик или нет. Без операции не обойтись, но для нее нет подходящего предлога. А профессор клянется и уверен сам, что никакого постороннего тела в его организме нет и быть не может.

Впрочем, об этом его и спрашивать не будут — ведь ЦРУ известно, чем он занимался в СССР, и они в любом случае не станут ожидать правдивого ответа.

Короче, “Фирма” окажется в некоторой растерянности — возможно, Зимров в порядке, но не исключено, что КГБ специально устроил его побег, чтобы он тут втерся в доверие, получил работу, а потом передавал русским информацию о наших достижениях в области использования спутниковой и лазерной связи. А может, и еще хуже — если датчик на самом деле существует, то Зимров в любой момент может превратиться в хладнокровного убийцу. И это в преддверии встречи с Президентом Соединенных Штатов! Что бы ты, Майк, сделал на их месте?

О’Хара пожал плечами.

— Выбор тут невелик. Я не имею права рисковать и обязан принять решение о ликвидации Зимрова. Даже если и не уверен до конца в его преступных намерениях. Это просто необходимая подстраховка. В нашей профессии часто бывают такие ситуации.

— А как бы ты провел операцию?

— Так, чтобы все подумали, что это дело рук КГБ.

— Вот именно. Поэтому ты не стал бы привлекать к делу своих штатных агентов, а просто нанял бы парочку профессиональных убийц и указал им цель. Видимо, Бернс и планировал так поступить. А чтобы все же контролировать ситуацию, он собирался послать с убийцами своего сотрудника. И кто же лучше всего подходит для такого задания? Конечно, Алена Горина, женщина, которая три года провела в Советском Союзе и которую Бернс знает, как двойного агента. Таким образом, смерть Зимрова будет объявлена делом рук КГБ, а Горина будет нести ответственность, как исполнитель и организатор. В этом случае Бернс избавился бы от нее и от шантажа и вновь смог бы стать честным человеком и гражданином.

— Понятно, — кивнул ирландец. — Но тут вдруг позвонил ты. Бернс понял, что ему не удастся провернуть дело, и решил убрать Горину.

— А она оказалась быстрее, — подхватил Фрост.

— Значит, Алена и те трое убийц по-прежнему собираются ликвидировать Зимрова?

— Вероятно. Попробуй узнать маршрут, которым профессора повезут на встречу сегодня днем.

— Ладно, — ответил О’Хара. — Только давай поищем другой телефон-автомат.


Глава двадцать пятая

<p>Глава двадцать пятая</p>

После нескольких звонков, которые О’Хара произвел с телефона на бензозаправочной станции, обнаруженной неподалеку, Фрост утвердился во мнении, что он или гений, или злодей, ибо сумел путем логического анализа выявить истинные намерения КГБ и раскрыть дьявольский план русских.

Оказалось, что Зимрова действительно даже не спрашивали о наличии электронного устройства в его мозгу. Что бы он ни сказал — ему бы все равно не поверили.

А Бернс и в самом деле нанял троих мокрушников — братьев де Сото из Лас-Вегаса и Винсента Карильо. Этот последний уже отбывал два срока в связи с гангстерскими разборками, а братья де Сото были известны тем, что выполняли работу для различных мафиозных кланов, специализируясь на убийствах, поджогах и нанесении тяжких телесных повреждений. В данный момент они проходили по очередному уголовному делу и были выпущены из-под ареста лишь под большой залог и благодаря стараниям своего адвоката.

Насколько О’Харе удалось выяснить, никто в ЦРУ толком не знал, зачем Бернс вошел в контакт с подобными типами. Но зато было известно, что контроль над этой группой должна осуществлять Алена Горина.

Труднее всего было выяснить маршрут передвижения машины с профессором Зимровым. О’Хара надавил на своего шефа, а тому пришлось вытягивать информацию сначала из председателя сенатской комиссии по разведке, а потом из заместителя директора ЦРУ.

Это отняло много времени, ибо никто не собирался признавать, что государственными структурами планируется убийство, да вдобавок еще и на американской земле — заповеднике демократии.

Фрост стоял возле машины “только для служебного пользования” и переваривал последний кусок информации. Ситуация складывалась следующим образом: Алена Горина и ее ударная группа знали маршрут, а поскольку Зимров уже выехал на встречу с Президентом, то не представлялось возможным предупредить его охрану об опасности.

О’Хара получил сведения, что в целях безопасности машина пойдет не по официально объявленному маршруту, а другой дорогой и агенты секретной службы, сопровождавшие Зимрова, не будут включать радиосвязь, если не возникнет особой необходимости. И только они сами могут решить, когда выйти в эфир.

— ФБР отрядило несколько вертолетов, чтобы обнаружить машину и попытаться предупредить их, — сказал ирландец. — Это может получиться.

— А что, если нет? — спросил Фрост. О’Хара пожал плечами.

— В любом случае Зимров не попадет в Кэмп-Дэвид, так что Президент вне опасности.

— А как насчет самого профессора и тех ребят, которые его охраняют? Их можно бросить на произвол судьбы?

— Мои парни сделают все, что от них зависит, — с мрачным видом сказал О’Хара.

— Даже если и удастся предупредить охрану и спасти Зимрова, — произнес капитан, — то все равно Алена Горина выйдет из этого чистой. Нет, Майк, давай двигай обратно к телефону и не отходи от него, пока не выяснишь, что нам нужно.

— Чего? — изумился О’Хара. — Ты что, с ума сошел?

— Ладно, — махнул рукой Фрост. — Черт с тобой. Есть другая возможность.

Он повернулся и быстро зашагал к телефону. Пройдя три ярда, капитан осознал, что это была не другая возможность — это была единственная возможность.



Когда в небе послышался треск пропеллера, и на асфальтовую площадку возле бензоколонки приземлился небольшой вертолет, работники станции и несколько клиентов удивленно подняли головы и вытаращили глаза. Но Фрост и О’Хара не обращали на их реакцию никакого внимания. Они быстро подбежали к машине и поднялись на борт. Вертолет тут же снова взлетел.

Капитан почувствовал, как кто-то трясет его за плечо, повернул голову и увидел О’Хару, который что-то кричал с возмущенным видом. Фрост снял защитные наушники.

— Что, Майк?

— Ты, кажется, еще больший псих, чем я думал, — сказал ирландец.

— Это я и сам знаю, — улыбнулся наемник.

Он наклонился вперед, внимательно глядя на серую ленту шоссе, которая разматывалась внизу, взбираясь на холмы и спускаясь в овраги. Внезапно капитан напрягся. Это оно!

Фрост тронул за плечо пилота и указал ему на машину “только для служебного пользования”, которая стояла на обочине на пересечении с пыльной проселочной дорогой. Вертолет немедленно начал снижаться. Наемник нетерпеливо расстегнул ремень безопасности.

Когда до земли оставалось уже совсем немного, Фрост махнул рукой пилоту и выпрыгнул из вертушки. О’Хара сделал то же самое. Они бегом бросились к машине, возле которой стоял мужчина с выражением крайнего удивления на лице.

— Я агент ФБР О’Хара, — сразу же заявил ирландец, показывая ему удостоверение.

— Мое имя Диркенс, я из Министерства сельского хозяйства, — ответил мужчина. — Что тут, черт возьми, происходит?

— Извини, приятель, — дружелюбно сказал О’Хара, — нам очень нужна вот такая машина, а ты оказался ближе всех. У нас есть разрешение забрать ее. Твое начальство не возражает.

— Что за дурацкие игры? — возмущенно сказал мужчина, пожал плечами и направился к вертолету, который терпеливо ждал его.

Фрост немедленно уселся за руль, О’Хара поместился рядом. Капитан завел двигатель и сорвал машину с места. Он заставил автомобиль свернуть на проселочную дорогу и покатил по ней в густых клубах пыли.

— Ты уверен, что так мы попадем на шоссе, по которому едет Зимров? — спросил наемник.

— Да, разве что в ЦРУ что-то перепутали, — ответил ирландец. — А теперь скажи мне, мой милый, как ты собираешься остановить четверых профессиональных убийц, располагая только мною и двумя револьверами, один из которых и оружием-то назвать стыдно?

— Ничего, — усмехнулся Фрост. — Зато наше дело правое и мы победим.

Он резко повернул руль, объезжая какую-то выбоину, бросил взгляд на спидометр — семьдесят миль в час — и посмотрел в зеркало, но из-за густой пыли ничего не увидел.

— А скажи, пожалуйста, — не отставал О’Хара, — каким образом тебе удалось убедить их дать нам разрешение на эту авантюру?

— Да очень просто, — улыбнулся капитан — Я доказал, что у них нет выбора. Если вертолеты обнаружат машину Зимрова и предупредят охрану, то Горина и ее мокрушники останутся чистыми и вполне могут попытаться прикончить профессора при другой оказии. Надо брать их теплыми, пока есть возможность.

— Все это так, — кивнул О’Хара. — Ну, а что если у них есть бомба или что-то в этом роде? Ведь им надо как-то остановить машину.

— Тебе бы стоило годик-другой поработать наемником, Майк, — весело сказал Фрост. — Есть много способов это сделать. И могу поспорить, что наша Алена знает их все.

— Ну, понадеюсь на тебя, — мрачно изрек О’Хара. — Остается только уповать, что мы успеем перехватить их и заменить машины, иначе все, что мы получим за труды, — это труп Зимрова.

Фрост ничего не ответил. Он увеличил скорость до восьмидесяти миль в час и все свое внимание уделял выбоинам и кочкам на разбитой проселочной дороге.

Как только они выскочили на шоссе, капитан сразу заметил черный “Кадиллак”, который шел на большой скорости. В такую удачу просто трудно было поверить — они нашли то, что искали.

Фрост поставил машину поперек дороги, и тут же из нее выскочил О’Хара со своим служебным значком в руке. Существовала вероятность, что автомобиль, в котором сидел Зимров, не станет останавливаться, а попытается прорваться, или — того хуже — охрана откроет огонь. Но делать было нечего, приходилось рисковать.

“Кадиллак” вдруг резко затормозил, и его водитель начал спешно разворачиваться.

— Стой! — крикнул О’Хара. — ФБР!

Произошло чудо — машина остановилась. Правда, никто не торопился из нее выходить. Фрост вылез из своего автомобиля и высоко поднял вверх руки, повернул раскрытые ладони в сторону “Кадиллака”.

— Майк, покажи им, что у нас нет оружия и мы не собираемся ничего устраивать, — сказал он ирландцу.

О’Хара секунду колебался, но потом тоже поднял руки, по-прежнему держа значок в одной из них.

— Я из ФБР! — крикнул он громко. — У меня для вас сообщение от вашего шефа, мистера Цайтера. Мое имя О’Хара. Включайте быстренько свое радио!

Из-за тонированных стекол “Кадиллака” Фрост не мог разглядеть, что делается в машине. Он даже не был уверен, услышали ли сидящие то, что сказал О’Хара.

— Иди к машине, — посоветовал он ирландцу. — Держи значок перед собой.

И капитан сам пошел вперед, медленно, осторожно, не делая резких движений.

До “Кадиллака” оставалось ярдов пятьдесят, когда внезапно открылись дверки с обеих сторон и на шоссе ступили двое мужчин с автоматами в руках. Они замерли возле автомобиля, направив стволы на Фроста и О’Хару.

— Мы друзья! — крикнул капитан, не опуская рук. — Я — Хэнк Фрост, а это — Майк О’Хара, агент ФБР. Мы имеем полномочия от вашего шефа, мистера Флойда Цайтера. Свяжитесь с ним по радио, и он подтвердит. Мы пока будем стоять здесь.

Мужчины переглянулись, а потом один из них нырнул в машину. Второй передернул затвор автомата и крикнул:

— Сейчас мы все выясним. А вы стойте спокойно. Одно лишнее движение — и я буду стрелять.

Фрост еле сдержался, чтобы не кивнуть в ответ. О’Хара недовольно нахмурился.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал он себе под нос. — Только шевелитесь, ребятки, мать вашу!


Глава двадцать шестая

<p>Глава двадцать шестая</p>

У Фроста было сильное опасение, что Алена Горина знает частоту, на которой охрана Зимрова держала связь со своим начальством. И теперь она могла быть в курсе, что профессор и его эскорт пересели в машину, принадлежавшую Министерству сельского хозяйства, и сейчас мчатся на ней по проселочной дороге туда, где их ждет группа сотрудников мэрилендской полиции и вертолет, чтобы доставить в Кэмп-Дэвид.

И все-таки капитан был почти уверен, что Горина не отступит от первоначального плана, зацепится за любую возможность, а потому вместе со своими бандитами попытается остановить или обстрелять их машину. На всякий случай. А вдруг это фокусы ЦРУ и Зимров никуда не пересаживался?

Ведь больше она все равно ничего уже сделать не могла — не вступать же в бой со всеми полицейскими силами штата Мэриленд?

За рулем сидел О’Хара. Взглянув на спидометр, Фрост увидел, что он держит скорость пятьдесят — пятьдесят пять миль в час. Не быстро и не медленно.

— Надо было взять оба автомата, — буркнул ирландец. Капитан покачал головой и поправил короткоствольный “Стэн”, который висел у него на плече.

— Нет, Майк. Не могли же мы оставить тех ребят только с пистолетами. А мы теперь и так неплохо вооружены: у тебя два револьвера, а у меня — вот это.

Он похлопал ладонью по автомату.

— Да-да, а если у них там базука и они просто взорвут нас к чертям собачьим?

— Не думаю, — сказал Фрост. — Горина должна быть уверена, что Зимров мертв. А если она воспользуется гранатой, то о стопроцентной уверенности речи быть не может. Нет, она будет действовать традиционно: попытается каким-то образом остановить машину, а потом убьет всех, кто окажется внутри. Ну, а поскольку в данном случае внутри окажемся мы — и, заметь, влезли сюда по собственной воле — то не стоит обижаться на бедную девочку, если она немного расстроится и нажмет на спуск.

— Ты опять за свои идиотские шутки, — недовольно сказал О’Хара и скривился.

— Смотри вперед! — вдруг крикнул Фрост. Прямо на них несся зеленый седан. У машины был дополнительный массивный бампер, который прикрывал капот, а сам этот бампер защищала предохранительная проволочная сетка.

— Они хотят нас протаранить! — завопил О’Хара. — Осторожно!

Он врезал по тормозам, выворачивая руль влево. Фрост крепко вцепился в поручни и напряг мышцы. “Кадиллак” занесло и чуть не выбросило с шоссе, но ирландец сумел кое-как совладать с управлением.

Седан проскочил мимо, но тот, кто сидел за его рулем, тоже знал толк в вождении — машина сразу же начала разворачиваться. А вдобавок из его бокового окошка высунулся ствол автомата и начал плеваться огнем.

Фрост машинально втянул голову в плечи, но О’Хара лишь ухмыльнулся.

— Спокойно, Маэстро, — сказал он. — В этой тачке все бронированное. Расслабься.

В этот момент пуля ударила в заднее стекло, и оно тут же покрылось паутиной трещин.

— Это ты им расскажи, — рявкнул Фрост.

— Черт, у них, наверное, бронебойные пули. Вот сукины дети!

— Да, серьезные ребята, — согласился капитан. Следующая очередь вообще высадила стекло, и осколки разлетелись по салону.

— А, чтоб вас… — прошипел О’Хара. Он прижал руку к шее, и Фрост увидел, что между его пальцами показалась кровь. Седан был ярдах в двадцати от них.

— Пригнись! — крикнул капитан и поднял “Стэн”. Он начал стрелять аккуратными короткими очередями, стараясь получше прицелиться.

— Есть! — крикнул он. — Попал! Трудно промазать по этому чертовому бамперу.

— Моя шея, Хэнк, — сказал О’Хара слабым голосом. — Крови до хрена. И голова кружится. Наверное, мне крышка.

— Держись, Майк! — крикнул наемник и тут же взвыл, — О, дьявол!

Он увидел, что с другой стороны к ним приближается еще одна машина, точно такая же, как и первая.

— Вот это называется зажать в тиски, — прокомментировал капитан. — Ничего, Майк, прорвемся.

— Я выхожу на связь, — сказал О’Хара. — Шутки кончились.

Он потянулся к микрофону. Фрост быстро высунул ствол автомата в боковое окно и открыл огонь по второй машине. Сквозь грохот выстрелов он слышал, как ирландец кричит в микрофон:

— Говорит О’Хара! На нас напали! Тридцать пять миль к западу от Кэмп-Дэвида… А, черт!

Его последние слова заглушила длинная очередь, выпущенная из второго седана. Повернув голову, Фрост увидел, что их рация разбита пулями и совершенно вышла из строя.

— Да что же там за стволы? — взвыл ирландец. — Хэнк, ты спец в таких делах. Какое у них оружие?

Капитан выпустил еще несколько пуль в направлении противника и пожал плечами.

— Скорее всего, какая-нибудь специальная модель двадцать второго калибра и пули с бронебойными головками. Только такой автомат может продырявить эти стальные листы. Я видел однажды похожую штуку в действии…

— Замечательно, — мрачно сказал О’Хара. — Это будет достойное завершение моей карьеры. И у меня на могиле напишут: “Агент О’Хара. Был убит из хлопушки двадцать второго калибрам. Какой позор!

— Этот парень хочет нас подрезать, — сказал Фрост. Ирландец выругался и завертел рулем, а наемник все пытался поймать машину в прорезь прицела своего “Стэна”. Наконец ему это удалось, и капитан — пользуясь моментом — выпустил полмагазина в лобовое стекло второго седана. Автомобиль вылетел с шоссе и исчез из виду. О’Хара тем Бременем развернул “Кадиллак”.

— Один есть! — торжествующе крикнул Фрост.

— А второй — слабо? — спросил ирландец.

Капитан посмотрел вперед и увидел, что первый седан на всех парах несется на них.

— Уже не увернуться! — взвыл О’Хара. — Держись!

Массивный бампер седана ударил в их машину. Послышался пронзительный скрежет металла. Ирландец проорал что-то, чего Фрост не понял, зато он услышал, как вновь заработал двигатель, и почувствовал, что “Кадиллак” швырнуло вперед.

Капитан развернулся на сиденье и вновь высунул ствол автомата в окно. Зеленый седан явно собирался повторить атаку. Из его бокового окошка высунулся человек. В руках он держал какую-то штуку, похожую на дезинтегратор из фантастического фильма. Ошеломленный Фрост несколько секунд молча наблюдал, как пули, выпущенные из этого оружия, дырявят бока их машины, словно бумагу.

Наконец капитан опомнился и снова взялся за свой “Стэн”.

— Надо скорее прихлопнуть этого парня, — крикнул наемник ирландцу, — а то он нас в решето превратит!

О’Хара не ответил. Фрост повернул голову и увидел, что его куртка сзади буквально пропитана кровью. Агент ФБР навалился на руль, с трудом удерживая его в руках. Он хрипло и прерывисто дышал.

Капитан схватил его рукой за плечо и потянул на себя, уложил на спинку сиденья. Он понял, что ирландец в любой момент может потерять сознание и тогда — катастрофа. Машина вильнула было в сторону, но Фрост крепко перехватил руль и выровнял ее ход. Они вновь мчались по шоссе.

Наемник на время забыл об автомате, пытаясь дотянуться ногой до педалей на полу. Пока он это делал, скорость автомобиля заметно снизилась. Зеленый седан тоже притормозил.

У Фроста был лишь один выход из создавшегося положения. Надо рисковать. Навалившись на тело О’Хары, капитан с силой двинул ногой по тормозам, одновременно выворачивая руль влево. Когда машину начало заносить, он крутанул баранку в другую сторону.

Капитан почувствовал сильный удар, когда седан врезался в бок их автомобиля. Снова послышался скрежет и лязг. Дополнительный бампер смял багажник “Кадиллака”, зазвенело стекло. Черная машина перевернулась два раза и замерла на обочине. Запахло бензином.

Пока “Кадиллак” кувыркался на шоссе, Фрост крепко прижимал к себе бесчувственного О’Хару, закрывая его тело своим. Теперь же надо было как можно быстрее выбраться из машины. Капитан пинком распахнул дверцу и выполз наружу. Потом потянул за собой и ирландца.

Пахло уже не только бензином, но и дымом. Наемник с трудом положил тело друга себе на плечо и со всей возможной скоростью побежал к неглубокой канаве в нескольких ярдах от шоссе.

В следующую секунду инстинкт заставил его упасть на землю. Он бросил тело О’Хары и навалился на него сверху. Оглушительный взрыв прогремел за его спиной, в воздух взметнулось облако черного дыма, дохнуло жаром. Фрост почувствовал, что от грохота у него заложило уши.

Тряхнув головой, чтобы вернулся слух, он сунул руку под куртку О’Хары и вытащил “Магнум” сорок четвертого калибра — любимый револьвер ирландца. Затем — стоя на коленях — развернулся к дороге.

За огненной и дымовой завесой Фрост разглядел фигуры двух человек, очень похожих друг на друга. — Братья де Сото, — пробормотал он. У первого бандита в руках был пневматический дробовик, у второго — какой-то автомат.

Фрост тщательно прицелился и выстрелил, “Магнум” коротко громыхнул и подпрыгнул в его ладонях. Однако пуля прошла мимо. Первый из братьев де Сото тут же бабахнул из дробовика наугад, а второй принялся поливать окрестности свинцом из своего автомата.

Капитан даже не мог сменить позицию — в этом случае О’Хара остался бы без защиты. Он вновь поднял “Магнум” и дважды нажал на спуск. На сей раз ему повезло больше — второй брат уронил свое оружие и рухнул на землю. А у первого что-то случилось с дробовиком — он отчаянно дергал затвор, но тот, видимо, заклинило.

Пользуясь моментом, Фрост встал и спокойно всадил пулю ему в голову. Мужчина упал, обливаясь кровью. А рядом с ним догорали остатки “Кадиллака”, заволакивая все вокруг вонючим черным дымом.

Капитан наклонился над О’Харой, пощупал его шею. Пульс был, но очень слабый. Нужна срочная помощь. Если на посту ФБР услышали хотя бы несколько слов из тех, которые ирландец сказал в микрофон, прежде чем рация была уничтожена, то люди оттуда вот-вот будут здесь.

Фрост огляделся и двинулся в направлении второго седана, который он вывел из строя еще раньше. В руке капитан по-прежнему сжимал револьвер; он был готов к любым неожиданностям.

В десяти ярдах от машины наемник остановился. Навел “Магнум” на голову человека, который сидел — а вернее, лежал — за рулем. Но тратить пулю уже не было необходимости. Винсент Карильо был мертв.

Но куда же, черт возьми, подевалась Алена Горина?


Глава двадцать седьмая

<p>Глава двадцать седьмая</p>

Через несколько дней в Белом Доме имела место встреча героев с сенатором — председателем комиссии по разведке, а затем и с самим Зимровым. Профессор, собственно, оказался тем человеком, который перепугался больше всех. Ему даже потребовалась помощь невропатолога.

О’Хара — несмотря на свою уверенность в скорой смерти — отделался довольно легко. Кровотечение было вызвано не пулевыми ранениями, а порезами от осколков стекла, и ирландец очень скоро поправился. Фрост вообще вышел из перестрелки без единой царапины.

Зато братья де Сото и Винсент Карильо наконец-то оказали большую услугу человечеству — отправились на тот свет.

Однако повода для радости все же не было — профессор Зимров оставался под прицелом КГБ, и можно было не сомневаться, что рано или поздно на него будет совершено еще одно покушение. А пока советскому диссиденту придется жить на конспиративной квартире под охраной. Приятного мало, по только так он будет иметь возможность продолжать свою работу. А работу эту предполагалось завершить не раньше, чем через несколько лет.



Фрост сидел в кресле-качалке и слышал, как Бесс возится на кухне. Она готовила ужин. Капитан сидел и думал о словах О’Хары, который уже поправился и вернулся к своим обязанностям. Ирландец обещал поставить его в известность, если им удастся обнаружить местонахождение Алены Гориной, и — более того — испросить у начальства разрешение привлечь Фроста к операции по аресту этой женщины, дабы тот мог присутствовать при последнем акте драмы.

Впрочем, капитан очень сомневался, что О’Хара сумеет выполнить свое обещание.

Выяснилось, что Бернса действительно убила Горина. Сотрудник ЦРУ был ее невольным соучастником в течение пяти лет — она использовала все средства, чтобы заставить его работать на Москву. В том числе и шантажировала его их любовной связью.

Имея жену, троих детей, работу и не имея денег в банке, Бернс был вынужден выполнять ее требования. И вот, после пяти лет обмана и предательства, погиб от пули своей любовницы.

Впрочем, в его оправдание надо сказать, что он изо всех сил старался делать для русских как можно меньше.

Фрост закурил сигарету, размышляя о печальной судьбе Бернса. Вот так хороший парень, патриот вдруг стал изменником Родины. Капитан глубоко затянулся и подумал, что жизнь — штука сложная и непредсказуемая.

— Фрост, ужин готов, — крикнула из кухни Бесс. Наемник поднялся на ноги и посмотрел на женщину, которая вошла в гостиную с большим подносом в руках. Она поставила его на стол, накрытый белоснежной скатертью и уставленный свечами в подсвечниках.

— Давай попробуем еще раз устроить себе праздничный вечер, — сказала Бесс. — А если кто-нибудь опять попытается ворваться сюда, то, пожалуйста, перестреляй их побыстрее и возвращайся за стол.

Фрост подошел ближе и обнял ее за плечи. Скосив глаз, он взглянул на поднос. Так, румяные отбивные с рисом и зеленью. Отлично.

— Есть еще яблочный пирог, — усмехнулась Бесс, перехватив его взгляд. — Между прочим, я сама все это сделала.

— Я люблю тебя, — тихо сказал Фрост и поцеловал ее в лоб.

— И я тебя. Но давай поедим, пока не остыло.

— Хорошо, — согласился капитан, — но за это я получу две порции десерта.

— Два куска пирога? — с улыбкой спросила женщина.

— Нет, — покачал головой Фрост. — Один кусок и кое-что еще.

Он наклонился к ее уху и прошептал несколько слов.



В спальне было темно. Фрост выключил свет, как только вошел в комнату.

— Но, я еще не разделась! — сказала Бесс.

— Я помогу, — ответил капитан.

Он прижал ее к себе, его руки скользили по телу женщины. Он чувствовал ее горячее дыхание.

— Ну, как у меня получается? — спросил наемник.

— Ну-у… — протянула Бесс неопределенно. Фрост нащупал крючок ее платья и после некоторых усилий расстегнул его.

— Спасибо за ужин, — негромко сказал он. — Все было очень вкусно.

— На здоровье, — ответила Бесс. — А вот если бы ты на мне женился, я бы тебе каждый день так готовила.

— Ну, посмотрим, — пробормотал Фрост. — Куда нам торопиться?

Он принялся искать замочек бюстгальтера, но поиски эти не увенчались успехом.

— Он спереди, — шепнула Бесс.

— И придумают же, — буркнул капитан. Прошло еще некоторое время, и ему, наконец, удалось раздеть свою любимую женщину.

— Теперь ложись на кровать и жди, — приказал он.

— Нет, — воспротивилась Бесс. — Я тоже хочу тебя раздеть.

Возражения Фроста ни к чему не привели. А может, он просто не очень решительно возражал?

Когда оба они остались совершенно обнаженными, капитан крепко обнял женщину и прижался губами к ее рту. Его правая рука гладила грудь Бесс, пощипывая твердые соски. Журналистка тоже не теряла зря времени. Эти ласки продолжались довольно долго.

Наконец они улеглись на кровать. Начиналось самое интересное…



Телефон звонил уже довольно долго, но Фрост не слышал его.

— Эй, Фрост, проснись!

Это был голос Бесс.

Капитан открыл глаз. За окном уже начинало светать. Он взглянул на светящийся циферблат “Ролекса”. Почти шесть утра.

— В чем дело? — сонно спросил наемник.

— А ты не слышишь? Телефон разрывается.

— А… Да, конечно.

Фрост слез с кровати и пошлепал к тумбочке.

— Куда? Он здесь! — крикнула Бесс.

— А… — снова вяло сказал Фрост и взял трубку. — Слушаю.

— Хреново слушаешь, — сказал Майк О’Хара. — Звоню уже полчаса. В общем, мы вычислили эту твою Алену. Через двадцать минут за тобой заедет машина.

Фрост повесил трубку, поставил телефон на пол и наклонился, чтобы поцеловать Бесс.

— Передавай привет Майку, — шепнула женщина, — и постарайся остаться живым, ладно?

— Обязательно, — пообещал Фрост и поплелся в ванную.


Глава двадцать восьмая

<p>Глава двадцать восьмая</p>

Фросту было жарко. Хотя двигатель машины и не работал, погода в Чарльстоне, Южная Каролина, стояла такая, что явно требовался кондиционер. Капитан очень хотел снять пиджак, но тогда кобура с браунингом оказалась бы выставленной на всеобщее обозрение и могла привлечь к ним ненужное внимание.

Удивленный вскрик, резкий поворот головы, вырвавшийся вдруг возглас: “Полиция!” — все это могло насторожить или спугнуть Алену Горину.

О’Хара, который сидел на переднем сиденье, сказал Фросту, что Горина путешествует в обществе мужчины. А мужчина этот, предположительно, был Сергеем Леонтовичем, агентом для особых поручений КГБ.

— Они остановились в этом отеле под вымышленными именами, — продолжал ирландец — Горина перекрасилась в блондинку. Или одела парик. Паспортов у них никаких нет. Я полагаю, они собираются нанять частный самолет — вроде как прокатиться — и угнать его на Кубу или куда-то еще.

— А что из себя представляет этот Леонтович? — спросил Фрост.

— У него под мышкой “Вальтер” П—38 и он умеет неплохо с ним обращаться. Мы точно знаем, что он совершил уже шесть убийств, но в действительности их должно быть намного больше. КГБ послал его, чтобы вытащить Горину. Они ему полностью доверяют.

— А как тебе удалось получить разрешение включить меня в группу захвата?

— Я напомнил ребятам из Бюро, что ты поступил порядочно — не стал ничего сообщать в газеты насчет своего путешествия в Россию. Только я тебя умоляю — не надо никого убивать, если в этом не будет крайней необходимости. Иначе мой шеф меня съест.

— Она мне нужна, — упрямо сказал Фрост. — И плевать — живая или мертвая. Меня волнует только одно — чтобы ее вдруг не выслали из страны или не обменяли.

— Ну, тут можешь быть спокоен, — заверил О’Хара. — Если дядя Сэм ее получит, девочка сгниет в тюряге. Там ей самое место.

— Шутишь, Майк, — сказал Фрост. — Неужели ты сам в это веришь?

Он достал сигареты и закурил.

— А я вообще не думаю, что тут будет какая-нибудь стрельба, — вмешался водитель.

Фрост с улыбкой посмотрел на него.

— Да? Ты полагаешь, что как только вы закричите:

“ФБР! Стоять!”, они тут же сдадутся?

— Фрост прав, Фергюсон, — сказал О’Хара. — Такие люди дерутся до последнего. Они используют любую возможность, один шанс из тысячи для них уже приемлемый расклад. Так что нам надо действовать побыстрее, пока не соберутся зеваки — потенциальные заложники.

— Дом уже окружен полицией, — сказал Фергюсон. — Через две минуты я выйду из машины и нажму на клаксон. Тогда кольцо замкнется.

— Они всегда появляются на паркинге ровно в семь часов? — спросил Фрост, бросив взгляд на “Ролекс”. Фергюсон пожал плечами.

— По крайней мере, три последних дня все было именно так. А затем они садятся в машину и едут к побережью, на Джеймс-Айленд или Фолли-Бич. Там устраивают маленький пикничок и возвращаются в отель в десять-одиннадцать.

— А почему вы не взяли их раньше? — спросил капитан.

— В первую ночь их засек сотрудник местной полиции, но пока он сверял фотографии и сообщал о своих наблюдениях, птички уже упорхнули, — объяснил Фергюсон. — На следующий день мы заявились в отель, предъявили ордер и проверили постояльцев. Сомнений не осталось — это были они. Мы решили последить за ними немного — может, они вывели бы нас на своих агентов или еще что. Но расчеты не оправдались. Поэтому было принято решение брать их сегодня.

— А они не могли заметить вашу слежку?

— Не думаю, — покачал головой О’Хара.

Фрост кивнул.

— Ну, не стану спорить. Вы, ребята, молодцы и сделали хорошую работу. Иначе наши клиенты не вышли бы из отеля как раз сейчас.

Наемник хищно улыбнулся и поправил темные очки. О’Хара довольно хмыкнул.

— Привет, Алена, — сказал он сквозь зубы. Водитель схватил рацию и нажал кнопку.

— Говорит Фергюсон. Ждите моего сигнала. Объект появился. Они идут от главного входа к паркингу. Мужчина одет в спортивную куртку, женщина несет большую сумку. Предположительно, оба вооружены. Соблюдать осторожность. Конец связи.

Фрост слегка коснулся кончиками пальцев кобуры с браунингом. Он еле поборол искушение выйти сейчас из машины и просто расстрелять Алену Горину. Мужчина его не очень волновал. Но капитан сдержался.

Он только вытащил пистолет и взвел курок. Что-то щелкнуло, и наемник увидел, что и О’Хара достал свой “Магнум” и готовит его к бою.

— Хорошо, что их только двое, — сказал ирландец.

— Вполне достаточно, — ответил Фрост.

— Слушайте, джентльмены, — вмешался Фергюсон, — это арест, а не вендетта.

Фрост взглянул на его серьезное лицо и натянуто улыбнулся.

— Это для вас — арест, — сказал он.

— А для нас с Хэнком, — подхватил О’Хара, — самая настоящая вендетта. Нам есть за что отомстить.

Тем временем сладкая парочка входила на территорию паркинга. Алена выглядела великолепно, ей очень шли светлые волосы. Она была одета в юбку, свитер и куртку. На ее левом плече висела черная сумка, судя по всему — довольно тяжелая.

Мужчина, который ее сопровождал, — Сергей Леонт-вич — был ниже ее ростом и отличался тщедушным телосложением. Руки с длинными изящными пальцами музыканта висели вдоль его тела. На нем была спортивная куртка и джинсы. А под курткой наверняка скрывался смертоносный “Вальтер”.

— А какое оружие у Гориной? — спросил Фрост.

— Обычно она носит смит-и-вессон, — ответил Фергюсон. — И нож-выкидушку. Ладно, внимание, они уже возле машины.

— Не надо выходить, — посоветовал капитан. — Подайте сигнал отсюда.

— Нет, так мы не договаривались, — сказал Фергюсон и открыл дверку.

Он ступил на асфальт паркинга.

— Господи, помоги, — шепнул О’Хара. Фрост опустил предохранитель браунинга.

А в следующий миг в уши ему ударил пронзительный гудок клаксона. Тут же откуда-то загремел решительный голос, усиленный громкоговорителем:

— Алена Владиславовна Горина! Сергей Артурович Леонтович! Вы арестованы! Поднимите руки вверх и не двигайтесь. Это…

Фергюсон не успел сказать: “ФБР”. Фрост увидел, как Леонтович молниеносно сунул руку под куртку, и в следующий миг в ней появился “Вальтер”. Хлопнул выстрел, Фергюсон схватился рукой за грудь и пошатнулся.

— Я помогу ему! — крикнул О’Хара, вываливаясь из машины.

Фрост кивнул, пинком распахнул заднюю дверцу автомобиля и нажал на спуск браунинга. Леонтович в этот момент как раз прятался за какой-то автомобиль, зато Алена открыла огонь из своего револьвера, который достала из сумки.

Со всех сторон вдруг появились полицейские в форме и в штатском. Женщина принялась с азартом палить по ним и тут же срезала двоих.

— Фергюсон в порядке! — послышался крик О’Хары. — Ранен. Я укрыл его за машиной.

И тут же раздался раскатистый грохот “Магнума”. А неподалеку из-за дерева выглянул молодой полицейский с громкоговорителем в руках.

— Здесь полиция штата! — загремел он. — Вы окружены! Сопротивление бесполезно! Сдавайтесь!

Алена Горина вскинула свой смит-и-вессон, грохнул выстрел, и полицейский со стоном опустился на землю. Леонтович тоже стрелял, его “Вальтер” не умолкал ни на секунду.

“Откуда у него столько патронов?” — подумал Фрост.

Наконец полиция тоже решила открыть огонь. Но было уже поздно. Капитан как-то просмотрел, когда Леонтович прыгнул за руль машины. Тут же взревел двигатель, Горина нырнула в открытую дверцу, и автомобиль сорвался с места.

— Ах, твою мать! — взвыл О’Хара.

Фрост уже стоял на асфальте, держа браунинг в обеих руках. Он посылал пулю за пулей вслед уходящей машине. Наконец заряды закончились.

Но за миг до того заднее стекло автомобиля разлетелось на кусочки. Полицейские тоже стреляли, даже из М—16, но это не помогло. Горина и ее товарищ ушли.

— Сукины дети! — рявкнул Фрост, прыгая за руль.

— Подожди! — крикнул О’Хара. — Я иду! Капитан завел двигатель и нажал на газ в тот момент, когда ирландец свалился на сиденье.


Глава двадцать девятая

<p>Глава двадцать девятая</p>

Машина вылетела из паркинга и понеслась по улице.

— Возьми рацию, Майк, — сказал Фрост. — Узнай, куда они направляются, черт возьми!

Ирландец некоторое время вел переговоры по радио, а потом доложил:

— Два квартала вниз и налево. У них на хвосте уже висит патрульная машина.

— Ясно.

Фрост пригнулся к рулю и добавил скорости. Слева от дороги тянулась зеленая лужайка с каменным фонтаном посередине. Ее окружал деревянный заборчик. Капитан сжал зубы и крутанул руль. Доски забора разлетелись в стороны, и машина понеслась по лужайке, срезая угол.

— Что ты делаешь? — воскликнул О’Хара. — Городские власти нас за это повесят. Или представят счет.

— Хрен с ними, — сквозь зубы ответил Фрост, проскакивая в двух дюймах от фонтана.

Через несколько секунд они опять были на оживленной улице.

— В этой колымаге есть сирена? — спросил Фрост.

— А как же!

— Ну, так вруби ее, черт возьми! Впрочем, сирены звучали уже со всех сторон. Ирландец снова взял рацию.

— Говорит О’Хара. Я в машине Фергюсона. Где преследуемые?

Он выслушал ответ и хлопнул Фроста по спине.

— Гони, Хэнк, они впереди.

Капитан и сам вдруг увидел перед собой желтый автомобиль, который как раз резко ушел в сторону, чтобы обойти полицейскую машину. Сирены просто разрывались.

— И стрелять нельзя, — с сожалением сказал О’Хара, — Столько народу кругом.

Зато те, кто сидел в желтой машине, не имели никаких сомнений. С их стороны загремели выстрелы. Одна из пуль пробила лобовое стекло, и Фрост недовольно поморщился.

— Как я не люблю эти осколки, — сказал он.

— Впереди торговые ряды, — крикнул О’Хара. — Там они так просто не проскочат.

— Но попытаются, — ответил капитан. Он яростно крутил руль и ругался, прокладывая себе дорогу на запруженной машинами улице.

— Ты нас убьешь сегодня! — взвыл О’Хара. А наемник не выпускал из виду желтый автомобиль, который стремительно приближался к торговому центру, заставленному всевозможными киосками и лотками. Дальше ехать уже было некуда.

“Фольксваген” занесло, он крутнулся на месте. “Плимут”, в котором сидели Фрост с О’Харой, был уже рядом. Капитан ударил по тормозам, и ирландец первым выскочил из машины. В его руке был неизменный “Магнум”.

— Разойдись! Дайте дорогу! — кричал он, расталкивая людей. — Это ФБР! Да уйди ты, мать твою!

Фрост — сжимая в обеих руках браунинг — заходил с другой стороны. Наконец они подбежали к желтой машине. Пассажиров и след простыл. Не было также никаких признаков того, что кто-то из них ранен.

— Куда они делись? — рявкнул О’Хара.

— Вон туда, — показала пальцем женщина из толпы, которая уже собралась вокруг.

— Спасибо, — бросил Фрост, и они побежали. Люди кричали, толкались, кругом стоял невообразимый шум и гам. Фрост с ирландцем решительно протискивались сквозь толпу, время от времени натыкаясь на лотки торговцев мелким товаром. Ярдах в пятидесяти справа появилось несколько полицейских в форме. Они тоже принялись пробиваться сквозь ряды лотков и людей.

Внезапно Фрост напрягся — он увидел Алену Горину. Ее светлый парик куда-то делся и черные волосы рассыпались по плечам. Перед собой она держала за плечо пожилую женщину, к голове которой приставила револьвер.

— Не делай глупостей, Алена! — крикнул Фрост. — Если ты никого не убьешь, тебя просто депортируют!

— Пошел в задницу, придурок! — ответила Горина.

А затем капитан увидел и Леонтовича, который втиснулся в группу подростков, используя их, как заслон. Левой рукой он держал за волосы девочку лет двенадцати, закрываясь ее телом. Девочка громко кричала от страха, по ее щекам катились слезы.

— А ну-ка, убирайтесь отсюда. Все! — крикнул Леонтович. — Чтоб ни одного легавого не осталось. Или я тут устрою бойню.

— Нет, — ответил Фрост. — Ты не сделаешь этого, ублюдок.

— Я тебя прикрою! — крикнул О’Хара. Капитан медленно поднял пистолет и прицелился в голову Леонтовича.

— Отпусти девочку, — сказал он глухо. — Или ты сейчас умрешь. — Затем бросил взгляд на О’Хару. — Майк, целься ему в правый висок. Если что, мы разбрызгаем его мозги по всему рынку.

— Алена! — крикнул Леонтович.

— Забудь об этом, — сказал Фрост. — Она не бросит свой щит, чтобы помочь тебе. Ты остался один, засранец. А теперь отпусти девочку, иначе мы будем стрелять. Майк, считаем до трех. Раз! Два!..

— Алена! — в ужасе взвыл Леонтович. Фрост прицелился ему в переносицу.

— Ну!

Мужчина оттолкнул девочку и бросился бежать.

— Всем лечь! — рявкнул капитан.

Леонтович ушел не больше чем на десять ярдов. Браунинг и “Магнум” одновременно подали голос. Тело русского выгнулось в пояснице и упало на лоток, заставленный дарами моря.

— Женщина уходит! — крикнул кто-то рядом, то ли один из полицейских, то ли простой зевака. Фрост повернул голову и увидел, что пожилая женщина лежит на земле, а Алена Горина прорывается сквозь толпу, направляясь к выходу из рынка.

Капитан бросился за ней.

— Стой, Алена! — кричал он.

Женщина резко развернулась и выстрелила, Фрост успел пригнуться, и пуля угодила в кого-то из прохожих.

Послышался громкий стон. Капитан сцепил зубы и послал две пули, но не попал.

Перестрелка продолжалась еще некоторое время, но успеха ни одной из сторон не принесла. Алена Горина перемещалась рывками, уходя все дальше, а Фрост преследовал ее тем же манером. Расстреляв одну обойму, он вставил новую.

Наконец они добрались до набережной, огороженной металлическим заборчиком. Там Алена пустилась бежать, время от времени поворачиваясь и стреляя из смит-и-вессона. Фрост продолжал преследование, уворачиваясь от пуль и нажимая на спуск браунинга.

Где-то позади раздавался голос О’Хары. Агент ФБР грязно ругался.

Алена Горина вдруг перепрыгнула через перила и побежала по песку пляжа. Фрост повторил маневр и тут же выстрелил, сжимая пистолет в обеих руках. Горина тоже развернулась, чтобы ответить. Два выстрела слились в один. Женщина покачнулась, чуть не упала, и капитан — поздравив себя мысленно с победой — бросился к ней.

Горина, впрочем, пока не думала умирать. Она вновь вскинула револьвер и нажала на спуск. Однако курок лишь сухо щелкнул.

Фрост — который бросился было на песок — вскочил на ноги. Он увидел, как женщина в порыве отчаяния швыряет револьвер в воду. Затем она сбросила с плеча и черную сумку, а в ее правой руке появился нож, из которого вдруг выскочило лезвие.

— Брось это, — сказал Фрост. Горина усмехнулась.

— Чего ты ждешь? Убей меня. Если сможешь.

— Не надо, Алена. У тебя нет шансов.

— Да? А помнишь ту женщину на ферме, которая помогла нам? Если я останусь в живых, то клянусь: при первой же возможности сообщу о ней в КГБ. Как ты думаешь, что ее ожидает?

Фрост покачал головой.

— Хорошо, — сказал он глухо.

Браунинг подпрыгнул в его руках. Во лбу у Гориной появилась аккуратная дырка. Женщина покачнулась и упала на песок. Показалась кровь.

Капитан спрятал пистолет в кобуру. Левой рукой он достал сигареты и закурил. Он подумал, что эти падения на землю испортили его костюм. Правда, шестидесятипятидолларовые ботинки, наверное, еще не пропали.

Фрост опустился на песок, глядя на чаек, которые носились над волнами. Он ждал, когда подойдут О’Хара и полиция. Перед его глазом стоял образ женщины, которую он только что убил. Но океан выглядел так спокойно и безмятежно…