Джерри Эхерн

Побег Из Гарема Они Называют Меня Наемником 7


Джерри Эхерн

"Они называют меня наемником"

Побег из гарема

Глава первая

Хэнк Фрост медленно прикрыл свой единственный глаз, затем снова открыл его, повернул голову и с любопытством взглянул на красивую шатенку, которая сидела у окна слева от него.

Казалось, что земля внизу под ними медленно уплывает куда-то вдаль, а когда Фрост наклонился и выглянул в окно, то увидел длинную ажурную цепочку облаков на фоне ярко-голубого неба. Лучи невидимого солнца пронизывали их, заставляя переливаться многими красками.

Раздался негромкий мелодичный звонок, Фрост поднял голову и увидел, как вспыхивает светящаяся надпись: "Не курить".

Он полез в боковой карман своего еще довольно приличного, но изрядно помятого синего костюма, нашарил полупустую пачку "Кэмела" и зажигалку, выудил сигарету и прикурил ее от желто-голубого язычка пламени, выскочившего из старенькой "Зиппо".

"Сто тысяч долларов, - подумал он мечтательно, - лежат сейчас на моем счету в швейцарском банке и с нетерпением ждут своего обладателя".

Это, да еще, пожалуй, только начавшая заживать рана на правой руке - вот что он получил на память о пребывании в Монте-Ассуль, где возглавлял вооруженные формирования свергнутого антикоммунистического правительства, чтобы помочь демократическим силам восстановить контроль над этим стратегически важным регионом Южной Америки.

Фрост глубоко вздохнул.

В какой-то степени, сражаясь в джунглях, он чувствовал себя более уверенно, чем сейчас, когда оказался в непривычной ситуации. По крайней мере, там он знал, как себя вести.

Теперь же - первый раз в жизни - у него были деньги.

Конечно, сто тысяч еще не богатство, но для Фроста эта сумма являлась весьма существенной.

"Ну, и что же нам с Бесс теперь делать?" - подумал он с какой-то непонятной грустью.

А потом перевел глаз на проход между рядами кресел в салоне самолета. В самом его начале, у служебных помещений, происходило какое-то движение. Фрост равнодушно отвел взгляд, продолжая меланхолично размышлять о своем.

Уже недолго оставалось до посадки в Атланте; там ему придется с полчасика подождать в аэропорту, а затем пересесть на рейс до Альбукерке в Нью-Мексико. Его старый приятель по работе в службе безопасности был счастливым владельцем домика в горах в Альбукерке и Санта-Фе и радушно пригласил Фроста воспользоваться им в любое время и на любой срок.

Фрост решил, что поживет там недельку, может две. Приятно будет отдохнуть и расслабиться в тихом, безлюдном, спокойном и живописном месте.

По проходу, балансируя между креслами пассажиров, шла стюардесса. Фрост подумал, что она очень красивая и отвечает всем требованиям, которые предъявляются к претенденткам на такую работу в солидных авиакомпаниях. У нее были черные, как вороново крыло, волосы и профессиональная улыбка, демонстрирующая ослепительно-белые зубы; аккуратный макияж наложен очень умело; стройная фигура, плавные движения...

Но взглянув ей в глаза, Фрост сразу понял, что с девушкой что-то не так. Ее лицо было напряжено, а сами глаза словно остановились и остекленели.

Фрост почувствовал неясную тревогу, у него противно засосало под ложечкой. Когда девушка прошла мимо - задев краем накрахмаленного передника его руку он резким движением расстегнул свой ремень безопасности, одновременно гася сигарету в пепельнице на поручне кресла.

Стюардесса направлялась к туалетным кабинкам, расположенным в хвостовой части самолета. Убедившись в этом, Фрост поднялся на ноги и тоже двинулся туда, покачиваясь и хватаясь руками за спинки кресел.

Он достиг последнего ряда и просунул голову в дверной проем в задней стене салона. По левой стороне был узкий проход и один из двух туалетов, находившихся в этом отсеке.

Стюардесса стояла у двери кабинки, безуспешно пытаясь прикурить сигарету трясущимися руками. Фрост щелкнул своей зажигалкой и поднес огонек к лицу девушки. Похоже было, что она только сейчас его заметила и - натянуто улыбнувшись - наклонилась к язычку пламени.

- Что случилось? - шепотом спросил Фрост.

- Случилось? Ничего... нет, ничего...

Девушка с испугом подняла глаза на незнакомого мужчину, забыв даже о сигарете.

- Леди и джентльмены, - раздался внезапно голос из динамика на стене, говорит командир самолета. Прошу всех сохранять спокойствие, причин для волнения нет...

Фрост мельком взглянул на напряженное лицо стюардессы.

- ...Наш самолет вынужден изменить курс и теперь летит в Гавану на Кубе...

Из салона донесся чей-то истерический вскрик.

- На борту лайнера находятся террористы, однако я прошу не поддаваться панике и оставаться на своих местах. Эти люди обещали мне, что никто не пострадает, если им не будут препятствовать. Последние случаи с захватом самолета свидетельствуют о том, что на территории Кубы мы останемся лишь на время, необходимое для дозаправки, а потом продолжим наш полет. Повторяю, причин для тревоги нет...

Фрост резко повернулся к стюардессе:

- Как это нет, моя милая? Если я попаду на Кубу, мне конец, - хрипло прошептал он ей в ухо. - Где эти парни? Какое у них оружие? Кто-то взят в заложники?

- Я не...

- Не свисти. Ты видела их, вот почему твои руки до сих пор дрожат.

Фрост взял ее левую ладонь в свою и крепко сжал.

- Давай, выкладывай, и побыстрее.

Наконец профессиональная улыбка сошла с лица девушки. Фрост мельком подумал, что сейчас, видимо, уже выпускают водозащитную косметику, ибо слезы градом катились по щекам стюардессы, а между тем тушь на ресницах нисколько не пострадала.

- Изабель, моя подруга... и коллега... Они приставили ей к горлу кусок стекла или что-то такое и угрожают убить и ее, и всех, кого смогут, если их попытаются остановить...

- Ага, - глубокомысленно произнес Фрост, приподнимая за подбородок голову девушки и заглядывая ей в глаза. - Старый фокус с пластиковым ножом, да?

Девушка истерически рассмеялась.

- Да кто вы такой? Что вам...

- Видишь эту повязку? - спросил Фрост шепотом. - Нравится? На самом деле это только маскировка. Обычно я ношу две повязки. С разрезами в них, чтобы видеть все вокруг.

Стюардесса, лишившись остатка сил, со вздохом опустила голову ему на плечо и всхлипнула.

- Все будет хорошо, малышка, - мягко произнес Фрост. - А теперь скажи мне, где эти ублюдки, и я с ними разделаюсь.

- Они там... - девушка указала пальцем на носовую часть самолета. - Но ведь они убьют Изабель, если вы...

- Я не могу лететь на Кубу, - с сожалением сказал Фрост. - И точка. А Изабель они не убьют. Я им не позволю. Их двое?

- Да, кажется... Других я не видела. Они там, в проходе между салоном первого класса и кабиной управления...

- Еще что-нибудь?

- Это все... Но... как же вы...

- Ничего, справлюсь, - ответил Фрост с большей уверенностью, чем та, которую он на самом деле ощущал. - А теперь вытри глаза и докури свою сигарету. Я начну действовать, когда придет время. Расслабься и смотри, чтобы они ничего не заподозрили.

Он повернулся и вошел в туалетную кабинку, запер дверь на защелку и прислонился к стене, каждой клеточкой своего тела чувствуя вибрацию самолета. Затем медленно покачал головой, пожал плечами, поднял крышку унитаза, облегчился и спустил воду.

Выйдя из кабинки, Фрост закрыл за собой дверь и двинулся по проходу к своему месту. Стюардесса еще не ушла; она посмотрела на него взглядом, полным одновременно недоверия и надежды. Но руки ее уже не дрожали.

На ходу Фрост наклонил голову влево и подмигнул ей правым глазом, а затем вернулся в салон и опустился в свое кресло рядом с красивой шатенкой. Он немедленно полез в карман, достал маленький перочинный ножик на цепочке и принялся с энтузиазмом кромсать ремень безопасности в том месте, где он был прикреплен к креслу.

Женщина удивленно посмотрела на него. Фрост ответил ей обезоруживающей улыбкой.

- Привет.

- Что это вы делаете с ремнем?

- О, да это все нервы проклятые. Мне просто нужно чем-нибудь занять руки. Знаете, как оно бывает...

- Нет, не знаю. По-моему, это совершенно глупо.

- Что глупо? Резать ремень?

- Да.

- Наверное, вы правы. Но не обращайте внимания: я акционер этой авиакомпании.

- Я вам не верю, - резко сказала женщина.

- Тогда другой вариант - я инспектор из службы безопасности полетов. К нам поступила жалоба, что в самолетах этой фирмы используются негодные защитные ремни, и я хочу взять один на экспертизу.

- Слушайте, перестаньте нести чушь, иначе я сейчас позову...

- Кого? Одного из террористов? - спросил Фрост, пристально глядя на нее своим единственным глазом.

- Тогда скажите мне правду, зачем вы это делаете. Я требую.

- Я подготавливаю себе оружие.

- Что? Какое еще оружие?

- Ну, цеп или кистень, или как они там назывались в старину? Знаете, такая штука, ты ее раскручиваешь, вопишь диким голосом, а потом лупишь кого-нибудь по башке. Что-то в этом роде.

- Да вы сумасшедший.

- Возможно. А что?

- Вы собираетесь обезвредить террористов? В одиночку?

- А вы что, хотите записаться добровольцем в мою команду?

- Нет, но...

- Тогда закройте рот. Прошу прощения.

- Не закрою. Зачем вам это нужно?

- Сказать правду?

- Конечно.

Фрост покачал головой; плотный материал ремня был уже почти перерезан.

- Видите ли, я из тех парней, которых обычно называют наемниками. Только что я вернулся из Монте-Ассуль. Знаете такое место?

- Но это ведь та страна, где...

- Точно.

- И вы тот самый человек с повязкой на глазу, о котором столько писали газеты?

- Именно. А потому, если я ступлю на кубинскую землю, то не пройдет и тридцати секунд, как уже окажусь в ближайшей камере пыток. Впрочем, может быть кто-то из людей Кастро смилостивится и всадит мне пулю... чуть не сказал: между глаз. К сожалению, это невозможно.

Фрост коснулся пальцем своей повязки и послал женщине улыбку.

- Но тут же не Монте-Ассуль, - сказала шатенка с испугом. - Тут есть стюардессы, пассажиры...

- Да, есть стюардессы. Одна из них сейчас находится в переднем отсеке с ножом, приставленным к горлу. В любой момент ее могут убить. Хотя не думаю, чтобы террористы стремились к этому. Короче, я жду подходящего момента, чтобы нанести удар. Хотите мне помочь?

- Конечно нет. Вы сошли с ума.

- Ну, ладно.

Фрост наконец отделил ремень от сиденья и спрятал ножик. Он намотал ремень на правую руку и легонько взмахнул ею, проверяя действие своего необычного оружия.

- Жаль, что пряжка такая легкая, - с сожалением произнес он, а потом наклонил голову и выглянул в проход.

На пороге двери, которая вела в носовой отсек, появился человек и поднял руку.

- Командир сказал правда, - произнес он с сильным акцентом. - Никто не двигаться, а то женщина будет убить.

И тут Фрост увидел второго террориста. Он прижимал к себе стюардессу, держа нож у ее горла. Видимо, эта девушка - с безумными глазами и бледным лицом - и была той самой Изабель.

- Никто не вставать и не ходить по самолет, - продолжал говорить мужчина с угрозой в голосе.

Фрост опустил голову и буркнул себе под нос:

- Поцелуй меня в задницу, ублюдок.

- Если что не так, она умирать, а мы убивать другие пассажиры, - закончил террорист.

Это был смуглый, чисто выбритый мужчина в грязных ботинках. В нем было не меньше шести футов роста, а весил он примерно фунтов сто восемьдесят, Фросту не очень понравился вид его шеи - слишком мускулистая, такие обычно бывают у борцов или штангистов.

Бросив взгляд на светящуюся надпись; "Не курить", он невозмутимо закурил сигарету. Затем наклонился к женщине, сидевшей рядом.

- Как вас зовут?

- Фрэн Гуд. А зачем вам?

- Узнаете в свое время. Сейчас вы подниметесь и пойдете в туалет.

- Чего это вдруг?

- А того, что в противном случае та девушка умрет. Посмотрите на парня, который держит ее. Он же весь в нервах и боюсь, что долго так не выдержит. Сделайте, как я сказал.

- И не подумаю.

- Пожалуйста, я прошу.

Фрост улыбнулся.

Женщина сделала попытку отрицательно качнуть головой, но Фрост наклонился еще ближе.

- А если я начну угрожать вам? В общем, так: быстренько вставайте и идите в хвост. Точка.

Шатенка вновь подняла на него свои большие глаза. Ее лицо выражало смесь гнева и отчаяния.

- Ладно, - нехотя процедила она.

Женщина поднялась с места и начала протискиваться мимо Фроста, чтобы добраться до прохода. Фрост немного отодвинул колени, давая ей выйти. Первый террорист махнул рукой и закричал:

- Эй, ты! Садиться назад!

Фрэн Гуд остановилась в нерешительности, но в этот момент Фрост скользнул левой рукой ей под платье, просунул ее между ног и сильно сжал упругое тело.

Женщина громко взвизгнула, развернулась и с размаха влепила Фросту пощечину. Террорист прокричал еще что-то, но слов уже нельзя было разобрать. Однако Фрост увидел, что мужчина двинулся в их направлении и находится теперь буквально в двух шагах.

Он с силой толкнул шатенку, которая вылетела в проход и шлепнулась прямо на колени толстому китайцу с усиками, сидевшему по другую сторону. Фрост начал медленно подниматься на ноги.

Террорист был уже в каком-нибудь ярде от него, протягивая вперед руку и ругаясь по-испански.

Фрост взмахнул кулаком, крепко сжимая ремень; пряжка описала в воздухе дугу и врезалась в лицо смуглого мужчины. Фрост увидел, как его губы словно лопнули и из них брызнула кровь.

К этому моменту он был уже в проходе; его правое колено въехало в пах террористу, и тот переломился пополам. Фрост изо всех сил ударил его правым кулаком в висок. Мужчина рухнул ему под ноги.

Кругом уже раздавались испуганные крики пассажиров. Фрост, не глядя по сторонам, бросился вперед.

- Георгио! - послышался голос второго террориста. - Георгио!

А Фрост был уже у самой двери, оттолкнув с дороги полную женщину со светлыми волосами. На пороге стоял террорист; его лицо было белым, губы тряслись, а правая рука, в которой он сжимал нож, сильно дрожала.

Фрост остановился и посмотрел в глаза стюардессе.

- Изабель, - быстро произнес он, - когда я двинусь вперед, сразу же падай на пол.

С этими словами он сделал ложный наклон вправо и террорист резко развернул девушку влево, на миг убрав нож с ее шеи. Пряжка ремня взметнулась и обрушилась на его голову, другой рукой Фрост сильно дернул стюардессу на себя.

Послышался крик боли - его издал мужчина. Он пошатнулся и невольно сделал два шага назад. А девушка, которая потеряла равновесие, была уже вне досягаемости ножа. Фрост оттолкнул ее в сторону.

Он снова взмахнул ремнем, но тут же слегка пришедший в себя террорист двинул своим прозрачным оружием. Лезвие прошло в дюйме от запястья Фроста, но острие вонзилось ему в предплечье, глубоко разрезав кожу.

Кистень выпал из его ладони и Фрост - чуть скосив глаз - увидел, как из раны хлещет кровь.

Он отступил на шаг, но террорист - в глазах которого выражение страха и нерешительности уже сменило неукротимое бешенство - двинулся за ним.

Мужчина вновь резко выбросил вперед руку с ножом. Чувствовалось, что он не новичок в подобного рода схватках. Фрост продолжал отступать, уклоняясь от лезвия, но возле первого ряда кресел вынужден был остановиться - если он продолжит движение, то террорист окажется в проходе и его оружие будет представлять реальную угрозу для пассажиров.

Фрост быстро огляделся и заметил лежавшую на одном из свободных сидений подушку. Он молниеносно схватил ее, едва успев уклониться от лезвия, которое прошло на волосок от его лица. Фросту пришлось выгнуться, словно акробату, но зато теперь подушка была в его левой руке, служа одновременно и щитом, и тампоном, удерживающим кровь.

- Ну, иди сюда, сученок! - рявкнул Фрост.

Террорист сначала отшатнулся, а потом ринулся вперед, выставив нож. Фрост увернулся и левой рукой нанес сильный удар. В челюсть - куда целился - правда, не попал, но зато его твердый кулак врезался в нос мужчины, буквально смяв переносицу. Хлынула кровь.

Но противник еще не был побежден. Фрост отскочил вбок, уходя от очередного выпада, и чуть не упал. Нож мелькнул перед его глазом. Фрост хотел заблокировать руку террориста, но не успел...

Смуглый мужчина внезапно замер, словно разбитый параличом. Его глаза сначала широко открылись, а потом закатились под лоб. Колени подогнулись, и он рухнул на пол лицом вниз.

Фрост крепко стал на ноги, держась за кресло, нагнулся и вытащил нож из правой руки бандита. Посмотрел на это странное оружие. Чистый пластик. Поскольку в ноже не было ни крупинки металла, его можно было без труда пронести через детектор в аэропорту. Фрост осторожно провел пальцем по лезвию. Острое, словно край разбитого стекла.

Все еще стоя над безжизненным телом, он повернул голову.

- Спасибо, Фрэн Гуд, - сказал он с улыбкой, обращаясь к женщине с каштановыми волосами, с помощью которой ему удалось осуществить свой план.

В правой руке шатенка держала туфельку на высоком каблуке, крепко сжимая в ладони ее носок.

Она молча надела обувь на ногу и вновь выпрямилась.

- Я медсестра, - тоном приказа произнесла женщина. - Дайте-ка я осмотрю вашу руку.

- Хорошо, только подождите секундочку.

Фрост вновь развернулся, посмотрел вниз на террориста, а потом с силой ударил его в висок носком своего тяжелого ботинка, кожаного, купленного некогда за шестьдесят пять долларов.

- Вы ударили лежачего! - возмущенно воскликнула женщина.

Фрост подмигнул ей.

- Но так ведь намного легче, правда?

Глава вторая

- Мне бы не хотелось выглядеть бестактной, но не кажется ли вам, что вы слишком уж грубо разговаривали с этими полицейскими?

Хэнк Фрост посмотрел на бокал с виски, который он держал в левой руке, потом скользнул взглядом по стойке бара, отливавшей цветом красного дерева в мягких лучах света, и вновь поднял глаза на сидевшую рядом с ним женщину с каштановыми волосами.

- Грубо, вы считаете? Не сказал бы. Просто, когда имеешь дело с такой публикой, это самый подходящий тон.

Шатенка засмеялась. Фрост в очередной раз подумал, что у нее очень красивые карие глаза.

- Вы вообще когда-нибудь бываете серьезным?

- Стараюсь избегать этого, - признался Фрост и сделал глоток.

- Осторожнее. Вы не должны сейчас много пить. Может быть вообще лучше воздержаться. Алкоголь и антибиотики...

- А вы по-прежнему уверены, что вам необходимо попасть в Атланту именно сегодня? - перебил ее Фрост, глядя на свой бокал.

- Ну, мы ведь просто случайно встретились, - мягко ответила женщина и отвернулась.

- Да, - вздохнул Фрост и прикурил сигарету. - Значит... Он умолк.

- Ну, понимаете... У вас есть свои дела, а я должна...

- Но мы могли бы еще как-нибудь встретиться? Я бы, скажем, приехал в город, где вы живете. Как он, кстати, называется?

- В город? Да, конечно... - ответила она все тем же тоном.

- Это был чертовски смелый поступок - треснуть туфелькой вооруженного бандита.

- Ну, - женщина улыбнулась, - не могла же я просто так стоять и смотреть, как... Я подумала...

Фрост подмигнул ей.

- Я знаю, что ты подумала. Ты классная девчонка.

Переход на "ты" совершенно не смутил Фрэн Гуд.

- Спасибо.

Она снова улыбнулась.

Фрост тоже.

- Ну, а как теперь насчет Атланты? - спросил он.

- Все так же. Мне нужно быть там сегодня, - ответила женщина не очень уверенно.

- А что ты сделаешь, если вдруг в один прекрасный день я появлюсь у тебя дома и скажу: привет, а вот и я!

- Наверное, отвечу: привет, рада тебя видеть. Она негромко кашлянула и спросила уже каким-то другим голосом.

- А ты что собираешься делать, когда уедешь отсюда?

- Не знаю, - ответил Фрост. - Пока не ясно, Ребята из ФБР хотели завтра поговорить со мной, чтобы побыстрее состряпать отчет об инциденте в самолете, как они это называют. Вполне может статься, что какой-нибудь ловкий адвокатишка займется этими двумя индюками, и в итоге они еще потянут меня в суд за оскорбление действием и нанесенные увечья. Так что трудно сказать.

Фрэн Гуд взглянула на часы.

- Ну, мне пора. Ты меня проводишь?

Фрост улыбнулся и кивнул.

- Конечно.

Он проглотил остатки виски и положил деньги на стойку.

По пути через зал аэропорта они почти не разговаривали, обменялись лишь парой ничего не значащих фраз.

- Рейс номер сто одиннадцать авиакомпании "Тристар" на Атланту и Нью-Йорк, - раздался голос из динамика. - Пассажиров просят пройти контроль и следовать на посадку.

- Что же мне сказать напоследок? - спросил Фрост.

- Может, лучше вообще ничего не говорить? - со смехом ответила женщина с каштановыми волосами.

- Да, верно.

Он протянул правую руку и легонько коснулся пальцем ее щеки.

- Так значит, ты скажешь: привет, рада тебя видеть?

- Именно так.

Фрост наклонился, его губы коснулись лица шатенки. Милю торопливо проходили люди, некоторые оглядывались на них. Фрост несколько секунд смотрел в такие красивые карие глаза, а потом обнял ее правой рукой за плечи.

- Удачи тебе, Фрэн Гуд.

Фрэн Гуд улыбнулась и кивнула, не говоря ни слова. Фрост повернулся и отошел. Через двадцать шагов он оглянулся. Женщина с каштановыми волосами продолжала смотреть на него.

Фрост свернул в коридор, в конце которого размещалось отделение службы безопасности аэропорта, где находился его багаж. Даже если бы на следующий день ему не нужно было встречаться с сотрудниками ФБР и представителями авиакомпании, Фрост все равно не горел бы желанием улетать сейчас. Его рука почти уже не болела, просто он чувствовал себя не очень комфортно; но то, что ему довелось пережить - смертельная схватка на борту самолета - сильно на него подействовало.

Внезапно Фрост остановился, не обращая внимания на людей, которые проходили мимо, задевая его плечами и сумками. Его внимание привлек стоявший в неглубокой нише телевизор. Нет, не само это огромное, цветное, блестящее чудо техники - просто на экране он вдруг увидел свое собственное, до боли знакомое лицо.

Вокруг аппарата стояли полукругом несколько человек, и Фрост без труда пробрался на место, откуда ему было все хорошо видно. Ведущий выпуска новостей с оживлением рассказывал о мужчине с повязкой на глазу; который предотвратил угон самолета на Кубу.

Фрост довольно улыбнулся, слушая повествование о собственном беспримерном героизме. Тем более, что никогда раньше ему не доводилось покрасоваться на голубом экране.

- В жестоком бескомпромиссном поединке Генри Фрост, владея, по сути, лишь одной рукой, сумел обезвредить двух опасных террористов, которые готовы были устроить кровавую бойню на борту самолета. Один из бандитов - Георгио Кальверд - находился под надзором полиции в связи с серией вооруженных ограблений в районе Большого Майами. Недавно он был выпущен под залог по ходатайству своего адвоката. О втором известно лишь то, что его называют Кучильо - это по-испански значит "нож" - и что он разыскивался по подозрению в нанесении тяжких телесных повреждений в...

- Капитан Фрост?

Тот обернулся. Стоявший перед ним мужчина улыбался, но глаза его оставались напряженными. Фрост машинально посмотрел на плащ, который висел на руке этого смуглого черноволосого человека. Рука была согнута в локте под нужным углом - машинально отметил про себя наемник. Мужчина был одет в дорогой костюм-тройку.

Фрост взглянул ему в глаза. Лицо человека, который к нему обратился, покрывал темный загар, и он сразу подумал, что перед ним итальянец или грек.

- Этот трюк с пушкой под плащом я уже видел в фильмах сороковых годов, малыш, - презрительно фыркнул Фрост и вновь повернулся к экрану большого телевизора.

Мужчина за его спиной спокойно произнес:

- Да, правильно, но он все еще срабатывает. Так что веди себя тихо и не делай лишних движений, а то ведь штучка может и бабахнуть. Усек, кинолюб?

Фрост вновь обернулся, собираясь рассмеяться тому в лицо, но смех застрял у него в горле. Рядом с первым мужчиной стояли еще двое; все они походили друг на друга как три тома энциклопедии с одной полки.

- Что вам нужно? - спросил Фрост, засовывая руку в карман, чтобы вытащить сигареты.

Он видел, что парень с плащом напрягся, но, тем не менее, достал свой "Кэмел" и закурил. Потом по очереди оглядел всех троих.

- Пожалуй, я могу и сам угадать, - протянул он. - Сейчас вы скажете: поедешь с нами. Правильно?

- Заткнись, умник, и...

Фрост пронзил мужчину холодным яростным взглядом, а затем не спеша выпустил изо рта клуб дыма и отчетливо произнес:

- Следи за своим поганым языком, а то ведь мне плевать, что там у тебя под тряпкой, и ты сейчас можешь в этом убедиться, засранец.

Лицо мужчины окаменело, он сделал шаг вперед, Фрост не шевельнулся, по-прежнему сверля его единственным глазом.

- Ну, давай, - процедил он. - Действуй. При всем этом народе, при всех легавых. Только помолись Господу Богу, чтобы прикончить меня уже первым выстрелом, иначе потом ты будешь слишком мертвым, чтобы надевать на тебя наручники. Ну, рискни, продырявь этот свой плащик.

Внезапно взгляд мужчины ушел в сторону, Фрост тоже хотел сделать соответствующее движение, но вдруг услышал спокойный голос:

- Альберт, исчезни. И забери с собой Джорджа и Стэна. Быстро, не заставляй меня ждать.

Фрост не сводил глаза с мужчины с плащом. Тот смотрел на кого-то другого. Он неуверенно прошептал:

- Но, мистер Сарди, мы же хотели...

- Заткнись и убирайся, - повторил голос.

Фрост улыбнулся.

- Ты слышал, Альберт? Мистер Сарди попросил тебя закрыть рот и испариться. Так что шевели задницей, пока я не заставил тебя сожрать твой макинтош.

Мужчина подобрался и сделал движение, словно собираясь броситься вперед. Но прежде чем Фрост успел среагировать, между ними быстро вклинился какой-то человек. Фрост замер. Мужчина с плащом тоже.

- Я сказал: убирайся, Альберт, - произнес он, а затем - словно и парень, и его плащ перестали для него существовать - повернулся к Фросту и протянул холеную руку.

- Меня зовут Филипп Сарди, мистер Фрост. Мой клиент просил этих джентльменов передать вам приглашение на неофициальную, но очень срочную встречу с ним. К счастью, он и меня просил при этом присутствовать, на случай, если бы его люди не сумели убедить вас.

- К счастью для кого? - презрительно бросил Фрост. Он подивился сам себе, что так долго выслушивает эту дурацкую болтовню из дешевых гангстерских фильмов и до сих пор не лопнул от смеха.

- Я не совсем вас понимаю...

- Ладно, забудьте. Так что там такое с вашим клиентом?

- Мой клиент - это серьезный человек, мистер Фрост, весьма серьезный. О нем много пишут в прессе, хотя сам он и старается не привлекать к себе внимания и вести... з... упорядоченный образ жизни. Я полагаю, что таким людям, как вы, это должно прийтись по душе. К сожалению, я не могу назвать его имени, пока мы не прибудем на место. Но зато я уполномочен сообщить, что вас ожидает сумма в тысячу долларов наличными лишь за то, что вы встретитесь с ним. Но вы можете рассчитывать на гораздо большие деньги, если согласитесь принять предложение моего клиента.

- Ну-ну, - улыбнулся Фрост. - Представляю себе, чем ваш миролюбивый и безобидный клиент зарабатывает на жизнь. Нет, спасибо. Правда, такое в моей жизни бывало не часто, но сейчас я вполне могу обойтись без тысячи долларов.

Фрост начал разворачиваться. Рука Филиппа Сарди легла на его плечо. Лицо Фроста напряглось. Придется, видимо, еще разок сыграть роль крутого парня из боевика.

- Папаша, я не понял, тебе твоя рука нужна на прежнем месте или ты мечтаешь держать ее в растворе формалина на каминной полке?

- Вы правы, капитан. Извините, - сказал Сарди, убирая ладонь. - Но, возможно, я был недостаточно точен. Если мы можем поговорить об этом более обстоятельно, я буду вам весьма признателен.

- Только не здесь. Бар вас устроит?

- Вполне.

Фрост кивнул и двинулся дальше по проходу, удаляясь от ниши с телевизионным приемником. Новости уже закончились, и он пожалел, что ему не дали досмотреть сюжет о себе.

Внезапно он заметил, что несколько человек из числа зрителей с любопытством и удивлением поглядывают на них. Фрост широко улыбнулся и произнес неестественно громким голосом:

- Мы репетировали постановку нашего любительского спектакля. Очень правдоподобно получилось, не так ли? Мы ставим одну малоизвестную пьесу, написанную таинственным братом-близнецом Уильяма Шекспира, который был, пожалуй, самым известным хиропрактиком в Англии времен королевы Елизаветы.

Следуя к бару позади грузного Филиппа Сарди, Фрост с улыбкой подумал, что два-три человека из этой группы наверняка безоговорочно ему поверили.

Глава третья

Сарди остановился у стеклянной двери бара, но не вошел в нее. Вместо этого он обернулся и посмотрел на Фроста.

- Мой клиент находится в машине, рядом, но парковка тут запрещена. В его лимузине имеется самый широкий выбор напитков, капитан. Мы не собираемся причинять вам никакого вреда и очень не хотели бы, чтобы вы оказались хоть как-то замешаны во что-либо, хоть в самой малейшей степени не соответствующее общепринятым нормам морали. Итак?

Фрост несколько секунд пристально смотрел на него, а потом медленно кивнул.

- Ладно, только пусть те три обезьяны держатся от меня подальше. У вас есть оружие?

- Конечно нет, сэр.

- Все равно, идите впереди. Я просто подойду к машине. А дальше посмотрю по обстоятельствам.

- Согласен. Еще одно. Вы, вероятно, узнаете моего клиента в лицо. Насколько мне известно, вы встречались раньше.

- Не понял?

Сарди - в котором Фрост безошибочно распознал адвоката - загадочно улыбнулся и двинулся мимо двери бара в просторный вестибюль аэропорта. Фрост, после секундного колебания, последовал за ним.

Они пересекли вестибюль и вышли на улицу. Воздух был теплый, несмотря на сгустившиеся сумерки.

Теперь Фрост ясно увидел лимузин - жемчужно-серый "Линкольн Континентал", оснащенный всем, что к нему положено: телефоном, телевизором, пуленепробиваемыми стеклами и остальным.

Когда Сарди подошел ближе, дверца отделения для пассажиров открылась. Фрост чуть нагнулся и заглянул внутрь. В автомобиле загорелся неяркий мягкий свет.

Фрост увидел на заднем сиденье лимузина человека, которого он уже, несомненно, встречал раньше. Он не знал его имени, но помнил обстоятельства встречи.

Этот пожилой мужчина с солидным животиком однажды прервал на некоторое время совещание главарей двух мафиозных группировок в обеденном зале одного из нью-йоркских ресторанов, чтобы Фрост смог убить Роджера Фарборна...

Роджер Фарборн имел неосторожность подставить Фроста наркодельцам в Бирме, да так, что его чуть не прикончили, или - того хуже - не оставили калекой на всю жизнь.

Фрост сумел добраться до своего врага, а когда крепкие ребята из охраны мафиози собиралась проучить дерзкого пришельца, этот человек - сейчас казавшийся более старым и более мудрым - вмешался и позволил Фросту спокойно уйти, чтобы избежать кровавой перестрелки.

Некоторое время они смотрели друг на друга. Наконец мужчина заговорил, и Фрост узнал этот жесткий, решительный, но теперь очень усталый голос, звучавший глухо и невесело.

- Джозеф Канаретти, мистер Фрост. Когда-то я помог вам, а теперь хочу просить вашей помощи. Я увидел ваше лицо - и эту незабываемую черную повязку на экране телевизора в сегодняшних новостях и сказал себе: вот человек, который мне нужен. И я возблагодарил Господа Бога за свою удачу. Не откажитесь присесть рядом со мной. Гарантирую, что с вами ничего не случится.

- Как тогда, - улыбнулся Фрост. - Что ж, я полагаюсь на ваше слово.

- И вы не ошибетесь. А поскольку я не хочу, чтобы парни из ФБР, которые сидят вон там, в зеленом фургоне позади нас, оштрафовали меня за неправильную парковку, то давайте поторопимся.

Фрост усмехнулся, кивнул и шагнул к машине.

- Значит, ваше честное слово?

- Да. Вы же помните - на него можно положиться.

- Хорошо, я верю.

Он нагнулся и влез в автомобиль. Сарди заглянул внутрь и вопросительно посмотрел на Канаретти. Тот кивнул, и адвокат протянул руку.

- Было очень приятно познакомиться, капитан Фрост.

Я прослежу, чтобы ваш багаж незамедлительно доставили в резиденцию мистера Канаретти. Естественно, если вы не против.

Фрост посмотрел на Канаретти.

- Возможно, вы захотите погостить у меня некоторое время, и вам понадобятся ваши вещи, - сказал тот.

Фрост пожал плечами, а потом достал багажную квитанцию и протянул ее Сарди.

- Благодарю, капитан. До встречи.

Сарди пожал руку Фроста и захлопнул дверцу. А в следующий момент лимузин плавно соскользнул с места и слился с густым потоком машин, который тек мимо аэропорта.

Канаретти наклонился и согнутым пальцем постучал в прозрачную перегородку, которая отделяла его от водителя. Стекло опустилось, и Канаретти сказал шоферу:

- Не гони так, Гарри. Я не хочу, чтобы фэбээровцы арестовали меня за превышение скорости или что-то в этом роде.

Затем он снова откинулся на спинку сиденья и внимательно посмотрел на Фроста.

- Могу я предложить вам выпить, капитан? Есть виски, джин, водка. Чем вы предпочитаете травить организм?

Фрост отрицательно качнул головой.

- Я пью только за рулем. Если машину ведет кто-то другой, я люблю оставаться трезвым. Что вы хотели от меня, мистер Канаретти?

- Мне нравится ваша прямота, ей-богу. Трудно, конечно, поверить, что человек, занимающийся столь предосудительным бизнесом, уважает честный подход к делу, но я именно таков. Поэтому я не особенно расстроился, когда вы прикончили Фарборна. Он был нечестным партнером.

- Ну, а все же, чего вы хотите? - снова спросил Фрост.

Канаретти слегка улыбнулся.

- Мне кажется, вам не помешало бы сейчас плотно перекусить. Я приглашаю вас пообедать со мной в моем доме на побережье. А за едой обо всем и поговорим, Кстати, у меня прекрасный повар. Вы любите итальянскую кухню, мистер Фрост?

- Да, я люблю итальянскую кухню. Но почему вы не можете сейчас сказать мне, в чем дело?

Канаретти вздохнул.

- Вы должны понять, что я уже не тот главарь банды, которых показывают в старых фильмах. Я теперь бизнесмен и занимаюсь вполне легальной деятельностью. А возникшая проблема связана и с бизнесом, и с моей семьей. И под семьей я не имею в виду клан.

Вот поэтому я и предлагаю, чтобы мы сели за обеденный стол и все спокойно обсудили, а не делали это в машине, впопыхах.

- Предупреждаю, - сказал Фрост, - я не стану никого убивать по вашему заказу.

- Мне очень жаль, что вы обо мне такого мнения, - вздохнул Канаретти. Хотя не исключено, что мое предложение будет связано с некоторым насилием. Но это мы тоже обсудим за обедом. Ну, а что вы теперь скажете насчет выпить?

Фрост пожал плечами.

- Пусть будет виски.

- Отлично. Я тоже глотну немного.

Он нажал на кнопку, и в спинке переднего сиденья бесшумно открылись блестящие створки. Канаретти посмотрел на Фроста.

- Уже неделю я ищу человека, которому мог бы поручить это дело. Вы - тот, кто мне нужен. Мой приятель, работник телевидения, сообщил мне, что вы предотвратили попытку захвата самолета. Вы настоящий мужчина. Я изучил весь ваш послужной список, знаю все о вас, и о работе в службе безопасности, и остальное. И пришел к выводу, что вы самый подходящий для меня человек. Кстати, извините за нескромный вопрос, но могу я поинтересоваться, как вы лишились глаза?

- Да нечего тут рассказывать, - с улыбкой ответил Фрост. - Однажды я оказался на необитаемом острове вместе с красивой девушкой. Я любил, когда она закладывала мне в рот виноградины - одну за другой - ну, как в кино, видели?

И вот как-то раз я лежал на песке, а она доставала из корзинки виноград и кормила меня. Это было так приятно...

Правда, уже с первой нашей встречи я подумал, что с этой девушкой что-то не так. И вот внезапно я узнал, что именно.

Она поднесла к моему лицу руку с очередной виноградиной, я подался вперед... кошмар.

Во-первых, у нее были очень длинные ногти, а во-вторых, она оказалась очень близорукой. И как я сразу не догадался?

Он коснулся своей повязки.

- Естественно, я немедленно дал ей отставку, но было уже поздно.

Канаретти несколько раз кивнул, с трудом сохраняя серьезность.

- Мне нравятся люди, которые в наше трудное время сохраняют чувство юмора, капитан. Ей-богу, нравятся.

Он протянул Фросту стакан с густо-янтарной жидкостью.

- Виноградина, говорите? Черт побери!

И Канаретти засмеялся.

Глава четвертая

Фрост пустил холодную воду и стоял под душем несколько минут. Его тело и волосы были чисто вымыты, а бодрящие струи освежали и возвращали к жизни.

Затем он закрыл кран, вылез из ванны и ступил на резиновый коврик, лежавший на полу.

Он побрился, причесался и как был - обнаженный - направился из ванной в спальню.

Там он порылся в своем саквояже, нашел пару чистого белья, носки, белую рубашку. Потом достал новый, но несколько помятый белый костюм и начал одеваться.

Фрост постоял перед зеркалом, глядя на то место, где когда-то был его левый глаз, неодобрительно покачал головой, а потом взял свежую повязку и закрепил ее на голове.

Он снова причесался, с некоторой грустью отметив наличие в густых темных волосах нескольких седых прядей. Зато усы нисколько не изменились и по-прежнему отливали легкой рыжинкой. Фрост подумал, что надо бы их немного подровнять, но сейчас у него не было настроения.

Вместо этого он повязал изящный черный галстук и перекинул через плечо ремень кобуры, предназначенной для последней модели браунинга. Закрепив кобуру, Фрост надел пиджак и вновь остановился перед зеркалом. Глаз смотрел лениво, руки свободно висели вдоль тела...

А в следующий миг он молниеносно подобрался, его тело превратилось в упругую отпущенную пружину, правая рука вырвала пистолет из-под мышки, и ствол браунинга уперся в зеркало на высоте сердца Фроста.

Тот довольно улыбнулся. У него по-прежнему была отменная реакция и подвижность.

- Бах, - негромко сказал он, чуть качнув пистолетом.

Затем Фрост вновь спрятал браунинг в кобуру, разместил в карманах пиджака сигареты, зажигалку, перочинный ножик - все, что он обычно носил при себе, бросил последний взгляд в зеркало и вышел из комнаты.

В коридоре он закурил сигарету и двинулся по широкой галерее, опоясывающей большой дом, в котором жил Джозеф Канаретти.

По пути ему встретилась горничная, которая катила тележку, уставленную всевозможными бутылками и бокалами. Со стороны кухни долетал столь приятный аромат, что Фрост немедленно пожелал выяснить, что же именно может так вкусно пахнуть. Однако на это уже не оставалось времени.

Канаретти сказал, что будет ждать его на веранде, и Фрост свернул в коридор, надеясь, что выбрал верное направление. Он прошел в какую-то стеклянную дверь и почувствовал свежий соленый запах моря.

"Вот тут она и есть, эта самая веранда", - подумал Фрост и смело двинулся дальше.

И действительно - спустившись по деревянным ступенькам, он увидел большой стол, за которым уже сидел хозяин дома. На столе стояли изысканные серебряные приборы, вазы с букетами разноцветных цветов, лежали белоснежные крахмальные салфетки.

- Поздравляю, мистер Канаретти, - сказал Фрост, подходя ближе. - У вас прекрасный дом. Похоже, нарушать закон не так уж плохо.

Канаретти повернулся к нему, улыбнулся и покачал головой.

- Так вам кажется, что вы имеете моральное право судить меня? А что значит нарушать закон? Быть владельцем универсама и манипулировать с ценами? Или держать авторемонтную мастерскую и ставить клиентам старые запчасти вместо новых? По-моему, это самый обыкновенный бизнес.

Фрост пожал плечами.

- Возможно, вы и правы. Где я могу присесть?

- Здесь, рядом со мной. Отсюда вам будет хорошо виден океан, а мы сможем смотреть друг другу в глаза. Мне нравится ваше лицо. Впервые увидев вас, я сразу подумал: крутой парень, такому палец в рот не клади, таких я люблю. Вы напоминаете мне меня самого в молодые годы.

- Это комплимент? - спросил Фрост, приподнимая бровь.

- Да, это комплимент.

Фрост уселся за стол и погасил окурок в массивной позолоченной пепельнице. В тот же момент неизвестно откуда возник прилизанный молодой человек в белой ливрее, забрал пепельницу и поставил на ее место чистую, Затем он налил Фросту бокал вина из большого хрустального графина.

Капитан сделал глоток. Густо-красная, пахнущая фруктами жидкость имела приятный вкус. Такого он еще никогда не пил.

- Это "Сангриа"?

- Да, вроде того. Вам нравится?

- Да, вроде того, - ответил Фрост.

- Я рад. Ну, скоро можно будет приступать к еде. Я жду только еще одного человека. Он должен появиться с минуты на минуту. Выпейте еще вина - если, конечно, это вас не расслабит. Сегодня вам понадобится ясная голова. Я хочу слышать ваш ответ сразу же после того, как вы получите наводку, то есть, я хотел сказать - информацию.

Фрост улыбнулся, но, прикурив новую сигарету и делая очередной глоток вина, подумал, что ему уже начинает действовать на нервы гостеприимство главаря мафии.

- А зачем такая таинственность, мистер Канаретти? Не проще ли изложить суть дела напрямик. Вам нужно услышать от меня "да" или "нет"? Так в чем проблема? Объясните мне ситуацию, а я дам вам ответ.

- Дело в том, что это довольно длинная история. А вы должны знать все подробности, прежде чем принять решение.

- Мистер Канаретти, - задумчиво начал Фрост, глядя в свой бокал и не решаясь положить сигарету в пепельницу, поскольку юноша в белом затаился где-то неподалеку, готовый в любой момент заменить ее, - скажите откровенно: это ваше предложение, случайно, не сродни тем, которые делают гангстеры в кино? Помните, "Крестный отец" - предложение, от которого невозможно отказаться. Что будет, если я скажу "нет"?

- Я понял вас. Что ж, если вы скажете "нет", то мне конец. А вы совершенно не пострадаете. Я ясно выразился?

Фрост подумал, что не верит Канаретти и видел, что итальянец это понимает. Он погасил сигарету и открыл рот, но Канаретти опередил его.

- Привет, Джули, - произнес он, поднимаясь на ноги.

Фрост последовал его примеру.

На ступеньках лестницы стояла высокая черноволосая темноглазая женщина. У нее было красивое лицо, несколько изящных дорогих колец украшали пальцы, белое платье с большим вырезом оставляло открытыми плечи и спускалось до щиколоток. И сама эта женщина, и все, что было на ней, производило впечатление продукции высшего сорта.

Та, кого Канаретти назвал Джули, дружелюбно улыбнулась, слегка приподняла левой рукой край платья и двинулась вниз по лестнице. Она остановилась возле стола и кивнула обоим мужчинам в знак приветствия.

- Ты выглядишь на миллион долларов, - восхищенно сказал Канаретти. Познакомься, это капитан Фрост. - Он сделал жест рукой. - А это Джули Пульман. Вы наверняка читали о ней в газетах.

Женщина протянула руку, и Фрост коснулся ее ладони. Канаретти улыбнулся и вновь занял свое место. Тут же появился парень в белом. Он поставил еще один стул справа от хозяина и придерживал его за спинку, пока Джули не села. Они с Фростом оказались друг напротив друга.

- Итак, вы тот человек, которого искал мистер Канаретти, - начала женщина. - Я кое-что слышала о вас, мистер Фрост. Похоже, вы просто созданы для такой работы.

Несмотря на все ее очарование, Фрост почувствовал, что с него уже хватит.

- Какой работы, мисс Пульман? Я тоже читал о вас. Это было в каком-то женском журнале примерно год назад. Я тогда как раз сидел в приемной дантиста и от нечего делать просматривал прессу. Я помню, что вы закончили колледж и стали одной из самых высококлассных и высокооплачиваемых моделей в мире, но потом внезапно оставили карьеру и поступили на работу в полицию. Там вы пробыли...

- Полтора года, - подсказала Джули.

- Правильно. А потом открыли свое собственное сыскное агентство, Ваши прежние связи очень пригодились, у вас были самые солидные заказы. Кажется, вы специализировались на поиске пропавших людей. Для клиентов, готовых хорошо заплатить за работу, которую не могла или не хотела сделать полиция.

Женщина усмехнулась и прикурила сигарету.

- Все точно. Вы действительно хорошо осведомлены, Фрост пожал плечами.

- Ну, так кого похитили? - спросил он, поворачиваясь к Канаретти.

Несколько секунд итальянец молчал. Фрост посмотрел на Джули, но та опустила глаза, глядя в свой бокал, который юноша в белой ливрее уже успел наполнить.

Канаретти кивнул в направлении слуги.

- Он глухонемой и не умеет читать по губам. Мы можем говорить совершенно спокойно. Похитили мою дочь, Фрост. Наверное, вы и сами уже догадались.

- Но ведь в вашем распоряжении есть целая армия, мистер Канаретти. Зачем же...

Итальянец с силой ударил ладонью по столу, его бокал качнулся и вино пролилось. Лакей моментально оказался рядом и принялся вытирать лужу салфеткой. Канаретти теперь уже не был тем добрым, милым, улыбающимся старичком, роль которого пытался играть весь вечер.

- Может быть, лучше я ему объясню? - спросила Джули.

Ее голос тоже несколько изменился.

- Зачем? - пожал плечами Фрост. - Все ясно. Вы наняли ее, а ей нужно прикрытие. Я в такие игры не играю. Можете меня вычеркнуть. Ваш адвокат не сказал...

- Фрост, - глухо произнес Канаретти, - это не имеет никакого отношения к моим делам, это не месть конкурентов и такое прочее. Похитили мою дочь, Господи...

- Позвольте, я объясню капитану, - твердо сказала Джули Пульман, гася сигарету в пепельнице, которую парень в белом - верный своей привычке - тут же заменил.

Фрост покачал головой.

- По-моему, не стоит терять время.

- И все же, выслушайте меня.

- Ну, хорошо, - вздохнул Фрост.

- Что вы знаете о "белых рабынях"?

- В каком смысле?

- Меня интересует, знаете ли вы, кто такие так называемые "белые рабыни"?

- Ну, в общем, да.

Фрост умолк, повернулся и посмотрел на Канаретти.

- Моя дочь, - глухим усталым голосом произнес итальянец. - На нее накинули мешок и увезли. Это были торговцы "белыми рабынями". Я перепробовал уже все: адвокатов, полицию, моих собственных ребят - никакого результата. Мы не смогли вызволить ее.

- Почему? - спросил Фрост.

- Объясни ему, - сказал Канаретти Джули Пульман. - Я не в состоянии.

- Ну, так? - настаивал Фрост. Женщина посмотрела ему в глаза.

- Луизе Канаретти двадцать пять лет. Она осталась единственным ребенком мистера Канаретти.

Джули подчеркнула слово "единственным".

- Да, - подтвердил итальянец. - Мой сын Боб погиб пять лет назад от взрыва бомбы. И он закрыл лицо руками.

- Ваш пресловутый "бизнес"?

Канаретти молча кивнул.

- Луиза - это очень одаренная девушка, - продолжала Джули Пульман. Недавно она защитила диплом по палеонтологии, а теперь работает над докторской диссертацией. Некоторое время назад она получила приглашение принять участие в экспедиции, широко разрекламированной экспедиции на Ближнем Востоке, возле границ Акарана. И вот там она внезапно исчезла. Все ее вещи остались на месте, и никаких требований выкупа не поступало. Мистер Канаретти вызвал меня. Признаюсь, у меня тоже были определенные моральные предубеждения, но я скоро убедилась, что это похищение не имеет ничего общего с деятельностью мистера Канаретти. Такое могло случиться с любой девушкой - практически с любой. Здесь играют роль только ее внешние данные. У меня ушло четыре дня, чтобы восстановить картину происшедшего.

- И что же? - спросил Фрост, прикуривая очередную сигарету и уже не обращая внимания на парня в белом, помешанного на чистоте.

- Ее похитили местные бандиты - специалисты по такого рода работе. Эта группа входит в большую организацию, сети которой раскинуты по всему Ближнему Востоку и части Европы. Обычно они получают заказ, а потом находят подходящую жертву и похищают ее.

- Заказ? - спросил Фрост.

- Да. Все очень буднично, словно покупаешь автомобиль. А главным заказчиком у этих ублюдков является шейх Акарана. По некоторым сведениям в его гареме содержатся несколько десятков девушек, которые в свое время бесследно исчезли. В основном это американки, есть немки, француженки, итальянки; англичанок мало.

Я выяснила, что внешние данные Луизы Канаретти полностью отвечают вкусам шейха, а мой информатор сообщил, что, по слухам, в его гареме недавно появилась новая женщина.

- А как насчет вмешательства нашего Министерства иностранных дел?

- Они ничем не могут помочь. Государственный секретарь направил ноту, но ведь шейх славится своим воинствующим антиамериканизмом. Он даже не ответил на протест, заявил лишь, что понятия не имеет, о чем идет речь. Правительство не может предпринять более решительных шагов, потому что шейх пользуется большим влиянием в арабском мире и наши союзники на Ближнем Востоке остались бы недовольны.

И этот сукин сын прекрасно понимает ситуацию и выгоду своего положения. Небось сидит теперь спокойно и хихикает в усы. А девушка остается его собственностью, его рабыней.

Пока Луиза нужна ему, она будет жить. Но один мой друг из "Моссад" предупредил, что шейх известен своим жестоким обращением с женщинами. Если кто-то из них разозлит его, он отдает беднягу своим охранникам. Те сначала вволю натешатся ей, а потом провинившуюся казнят. Обычно каким-нибудь варварским способом.

Большинство женщин пытаются продлить свою жизнь и стараются всячески угождать шейху. Это единственный способ выжить.

- Я убью его...

- Подождите, мистер Канаретти, - перебила итальянца Джули Пульман. - Это не поможет.

Она вновь посмотрела на Фроста.

- Хочу подчеркнуть, капитан, что по характеру Луиза очень похожа на своего отца и это осложняет дело. Обычно при похищениях основное внимание уделяется преступникам, но тут мы обязаны принимать во внимание и личность девушки.

Мисс Канаретти - это прямая, сильная, гордая натура. И я не представляю, как она сможет терпеть унижения в гареме. Надеюсь, она все же поймет, что единственное ее спасение - это тянуть время.

Но если Луиза попытается бежать, - ее убьют, если она окажет хоть малейшее сопротивление, - ее убьют. Думаю, пока она еще жива, но вот как долго ей удастся сохранять жизнь...

Если бы мистер Канаретти не нашел вас, я бы сама отправилась в Акаран через пару дней.

- Я не могу себе представить, - с болью сказал Канаретти, - что моя дочь согласится служить подстилкой у какого-то вонючего погонщика верблюдов, как бы тот ее ни запугивал.

- Ну, а что вы хотите от меня? - спросил Фрост.

- Мне нужен совершенно другой человек, не такой, как мои парни, - начал Канаретти. - Они все привыкли к городу, и в пустыне просто заблудились бы без светофоров и указателей. Они хорошие бойцы, но понятия не имеют о такого рода операциях. Вы - другое дело. И я понял - особенно после того приключения в Бирме - что вы никогда не отступаете от задуманного. Даже в том случае, если это является единственным разумным решением. Я правильно выразился?

Фрост молчал несколько секунд. Что ж, Канаретти верно определил, пожалуй, главные черты его характера.

"Я упрямый и самонадеянный", - сказал себе Фрост и невесело усмехнулся в усы.

- И теперь мне нужен человек, - продолжал итальянец, - который может вести игру, не имея на руках козырей - крутой парень, который не сдастся до конца и не скажет мне: извините, я не могу, это слишком трудно и опасно. Вот так.

Без малейшего намека на улыбку Фрост заметил:

- Но это исчерпывающее описание дурака, мистер Канаретти.

- Капитан, - итальянец наклонился вперед, его глаза уперлись во Фроста, я давно занимаюсь моим предосудительным бизнесом и теперь являюсь человеком, которому подчиняются пять крупнейших "семей" Нью-Йорка. Я пользуюсь большим влиянием в своих кругах. И я готов заплатить вам любую разумную или неразумную сумму, если вы согласитесь помочь Джули и вытащить мою дочь из этого дерьма. А если вы откажетесь...

Канаретти развел руками и горестно покачал своей большой седой головой.

- Если вы откажетесь, я приму это очень близко к сердцу. Конечно, я не могу требовать от постороннего человека рисковать жизнью ради моего ребенка, но не забывайте: когда-нибудь и вам может понадобиться моя помощь, кто знает?

Ведь жизнь - штука непредсказуемая. Сегодня вы веселы, здоровы, полны сил и вдруг - бам! И вас уже нет.

Запомните, мое расположение к людям, которые помогли мне, воистину не знает границ.

- Неужели вы пытаетесь меня запугать? - с неподдельным удивлением спросил Фрост.

- Как я могу запугивать человека, которого прошу рискнуть жизнью? Нет, капитан. Вы можете уйти отсюда в любую минуту. Я гарантирую вашу безопасность.

Но мне кажется, что вы этого не сделаете. Знаете почему? Да, деньги имеют для вас немалое значение, но главное в другом, хотя вы можете получить их столько, сколько захотите. Главное в том, что вы из тех людей, которых дети называют "хорошими парнями". Я прав, капитан?

Что ж, мне сейчас нужен как раз "хороший парень". Ведь мои "плохие парни" - если они не обидятся на такое определение - тут ничем не могут помочь. Итак, что вы решили, Фрост?

Наемник немного помедлил.

- Вам придется раскошелиться. Мой гонорар, гонорар людей, которых я приглашу, расходы на...

- Вы получите столько, сколько понадобится, - оживленно перебил его Канаретти.

- Тогда о'кей, - кивнул Фрост, подумав, что порой ему и самому приходится удивляться собственной глупости.

Глава пятая

- Вот уж не думала, что вы согласитесь, капитан, - сказала Джули Пульман, остановившись у стены, сложенной из круглых морских камней, которая разделяла два пляжных участка.

Она прислонилась к ней спиной и сняла туфли.

- В них невозможно ходить по песку, - объяснила женщина.

Фрост наблюдал за ней.

- Давайте их сюда, - сказал он, забрал туфли и засунул их в карманы своего пиджака.

- Знаете, вы интересный человек, Фрост.

- Зови меня Хэнк.

- Хорошо. Ты интересный парень, Хэнк. Я не думала, что ты согласишься на это предложение.

- А ты почему согласилась? - спросил Фрост.

- Ну, это ведь моя работа. Я специализируюсь на похищениях и исчезновениях людей, особенно людей богатых и влиятельных. У меня есть репутация, которую надо поддерживать. Но почему ты?

- Деньги, - ответил Фрост, пожимая плечами. Он опустил голову и смотрел, как его шестидесятипятидолларовые ботинки с каждым шагом глубоко погружаются в песок.

Фрост и Джули шагали рядом, параллельно линии прибоя, постепенно удаляясь от дома Канаретти.

- Не смеши меня. Ты попросил двести пятьдесят тысяч долларов, а мог бы получить в четыре раза больше.

- У меня нелады с арифметикой, - улыбнулся Фрост.

- А вообще-то я ожидала, что ты потребуешь у него волшебную палочку или ковер-самолет, - засмеялась Джули.

- Ты напоминаешь мне одного человека, - сказал Фрост и словно невзначай взял ее руку.

Ладонь женщины напряглась; они оба остановились, глядя друг другу в глаза.

- Что ты делаешь? - тихо спросила Джули Пульман.

- Первый шаг, - ответил Фрост.

- Ну, и кого я тебе напоминаю, бедный, несчастный, несмелый влюбленный Хэнк?

- Ты тоже умеешь читать мои мысли.

- А к чему, собственно, ты делаешь свой первый шаг? - спросила женщина, но не стала дожидаться ответа.

Она выдернула свою ладонь из руки Фроста и вновь двинулась по пляжу. Мягкие волны накатывались на берег, солеными языками облизывая ее ноги. Левой рукой Джули приподняла край платья, чтобы он не намок.

Фрост выбрался из своих тяжелых шестидесятипятидолларовых ботинок и поспешил за женщиной, погружаясь в песок ногами в носках.

- Джули!

- Что?

- Я...

- Ах да. Ты хочешь знать мой план. Ну, так вот... Фрост подошел ближе. Он не мог положить в карманы свои собственные ботинки, а потому держал их в руках.

- Так вот, - продолжала женщина, - я поеду с тобой и твоей командой. Когда вы осуществите вторжение, я тоже буду там.

- Так я и думал, - покачал головой Фрост. - Что же касается вторжения...

- Не хочешь окунуться?

- Ты первая.

Он наблюдал, как Джули отошла немного дальше от воды, поставила сумочку на песок и принялась - явно провоцирующе, подумал Фрост, - расстегивать платье.

Женщина позволила ему соскользнуть с тела и упасть к ногам. Ночь была теплая и безветренная. Фрост увидел, что под платьем у Джули ничего нет, кроме узенького бюстгальтера без бретелек и тонких кружевных трусиков.

Она нагнулась, взяла платье, положила его на сумочку и побежала к воде. Фрост снял пиджак, кобуру, галстук и все это время не отрывал глаз от фигуры Джули.

- А, к дьяволу, - наконец буркнул он и бросился за женщиной, на ходу расстегивая рубашку.

Он избавился от нее уже возле самой воды и - сильно оттолкнувшись прыгнул в прохладные упругие волны.

Высунув голову, он увидел рядом Джули. Фрост протянул руки, взял ее за запястья и привлек к себе.

- А почему ты не снял брюки? - со смехом спросила она.

- Да просто подумал, что заодно можно их постирать, - ответил Фрост, прижимая ее все сильнее.

Казалось, что океан принял их тела, словно большая мягкая удобная постель.

Правая рука Фроста скользнула по телу женщины и легла на ее левую грудь. Он почувствовал, как под его прикосновением твердеет сосок, прикрытый тонкой материей бюстгальтера.

- Собственно говоря, чем это вы занимаетесь, капитан Фрост?

- Я буду объяснять поэтапно, - пообещал Фрост и обнял ее, чувствуя одновременно прохладу воды и тепло женского тела.

Их губы встретились и слились в долгом поцелуе, который имел солоноватый привкус.

Фрост подхватил женщину на руки, вынес на берег, опустил на песок. Потом быстро снял брюки. Джули что-то сделала с бюстгальтером, и тот исчез; на ней остались теперь только трусики. Фрост стянул с себя плавки.

- Твоя очередь, - сказал он.

- Но тут песок...

- Его потом можно будет смыть.

- Вообще-то я не привыкла заниматься любовью уже в первую встречу с мужчиной.

- А как насчет бурных ласк?

- Тоже редко, - рассмеялась женщина.

- Так значит, ты просто хочешь этим припечатать наше соглашение?

- Ну, скажем, я просто хочу, чтобы ты меня припечатал.

- Будет сделано, - ответил Фрост.

Он опустился на колени и привлек Джули к себе. Его левая рука легла на ее бедро и одним резким движением сорвала трусики. Женщина негромко вскрикнула и вцепилась зубами в мочку его уха.

Фрост толкнул ее на спину и в следующее мгновение уже был на ней; мокрая одежда валялась на песке, волны набегали на берег и лизали голые пятки Фроста, охлаждая его разгоряченное тело, а он сжимал Джули в объятиях, гладил ее шею, грудь, живот, то приближаясь, то отстраняясь.

- Ох, эти твои бурные ласки, - прошептала женщина. - Я уже...

Фрост впился губами в ее рот, а потом прошептал, слыша над ухом ее тяжелое дыхание:

- Иногда единственный способ заставить женщину замолчать, это поцеловать ее.

- О... из какого... о-о, Хэнк, из какого фильма... ох... ты это... ты это взял?

Она стонала под ним, содрогаясь всем телом от неописуемого наслаждения.

- Ты слишком много разговариваешь, - сказал ей Фрост.

И принял меры.

Вода в душе в комнате Фроста была теплой и оба они - мужчина и женщина это ощущали. Прозрачные струи с тихим журчанием стекали по их блестящим телам.

Фрост намыливал Джули спину, а она ему - грудь, и так они мыли друг друга и разговаривали.

- Итак, каков же твой план, крошка? - спросил Фрост.

- Есть у меня одна мысль. Она же единственная. Правда, не думаю, что это тебе понравится. Как, впрочем, и мне. Но у нас просто нет выбора.

- Хватит предисловий, говори, - поторопил Фрост, растирая губкой ее плечи.

Он просто застонал от удовольствия, когда рука Джули легла на его пах. Ловкие пальчики старательно смывали мыло.

- Нравится? - рассмеялась женщина. - Что ж, мужчины все одинаковы, независимо от того, сколько у них глаз - один или два.

- Ты, я смотрю, большой специалист по мытью мужчин.

- Нет, ты ошибаешься, - усмехнулась она. - Кстати, я получила всю необходимую информацию относительно вкусов и пристрастии шейха, Он любит девушек моего роста...

Она запнулась, потому что Фрост приступил к растиранию нижней части ее живота. Джули прижалась к нему всем телом и поцеловала его в губы.

- Так вот, он любит девушек моего роста, блондинок, правда, но это можно организовать. Ведь не зря же я была фотомоделью. Там многому научишься. Короче, я могу перекрасить волосы так, что никто ничего не заподозрит.

- И здесь тоже? - спросил Фрост, проводя рукой по ее бедру.

- Да, и здесь тоже.

- Ты будешь потрясно выглядеть, малышка, - хрипло произнес он, подражая голосу крутых героев кинолент.

- Можешь не сомневаться, - засмеялась женщина. - Получится блондинка на все сто.

Я сделаю так, чтобы торговцы "белыми рабынями" заинтересовались мной и похитили меня. А ты и твои люди будете следить за нами. Я проникну в самое логово, разузнаю все как следует, подготовлюсь, а потом появитесь вы, разнесете этот чертов бордель к такой матери и освободите дочь Канаретти и меня. Мы пробьемся обратно - хотя лучше, конечно, обойтись без стрельбы, чтобы не рисковать жизнью девушки, - и спокойно отбудем домой. Просто как дважды два.

- Ты с ума сошла! Тебя могут убить или еще хуже...

- Вот это "или" меня и волнует больше всего. Но если у тебя нет лучшей идеи, нам придется принять этот план. Ну, а если что-то сорвется, если, например, все похитители вдруг уйдут в отпуск или я им не понравлюсь, тогда будем изобретать что-нибудь другое. Рассматриваются все предложения.

- А почему бы тебе просто не застрелиться? Это проще и почти так же эффективно. Кроме того, мы сэкономим деньги на транспортировке тела, - сказал Фрост, прижимая к себе Джули под струями горячей воды.

- Мне и раньше приходилось рисковать, Хэнк. Я взрослая женщина, если ты этого еще не заметил.

- Ну да, конечно, - сказал Фрост, поцеловал ее и оглядел с головы до ног. - Но, по крайней мере, в этом одном ты безусловно права.

Глава шестая

Используя дом Канаретти в качестве оперативной базы и обеспечив гостеприимному хозяину изрядный счет за телефон, Фрост еще до завтрака успел договориться с двумя из шести наемников, которых планировал взять себе в помощники. Для этого ему даже пришлось разбудить одного из них, Арона Коэна, в Калифорнии, в четыре часа утра.

Но ключевой фигурой всего предприятия, по глубокому убеждению Фроста, должен был стать Морис Жильдер. Жильдер - чернокожий участник множества самых разнообразных боевых операций в Африке - как-то провел несколько месяцев в Акаране в качестве сотрудника службы безопасности.

Это было еще до того, как нынешний шейх отобрал власть у своего отца, настроенного явно проамерикански. Теперь Жильдер свободно говорил на фарси, государственном языке Акарана.

Такое у Мориса было хобби. Когда он был не занят в боевых действиях, то посвящал все свое время изучению новых языков, а также работал преподавателем и консультантом-переводчиком в одном элитарном учебном заведении в Париже.

Фросту пришлось сделать восемнадцать международных звонков, чтобы вычислить нынешнее местопребывание Жильдера. Оказалось, что он находился в Норвегии, где писал научную работу о некоторых аспектах наречия саами.

К ленчу Фросту, наконец, удалось дозвониться до последнего из шестерых, Колдуэлла Майлса. Главным достоинством Майлса было то, что он в течение трех лет проходил курс обучения у самого знаменитого японского специалиста по искусству ниндзя.

В перерывах между командировками в горячие точки Майлс работал каскадером в Голливуде. Его любимым трюком было карабканье по гладкой отвесной стене.

Однажды ему удалось забраться на высоту пятнадцатого этажа без всяких технических приспособлений.

Фрост откусил кусок сэндвича, который Джули Пульман принесла ему в комнату, и наблюдал, как женщина с любопытством листает его блокнот, лежащий возле телефона.

- Похоже, для тебя не существует тайны переписки, - со смехом заметил он.

- Мне нравятся этот Жильдер и этот Майлс, - ответила Джули. - Именно такие парни нам нужны. Мне до сих пор и в голову не приходило, что образованный и одаренный человек может стать наемником. Я всегда думала, что это удел неудачников. Не обижайся, Хэнк.

- Ну, - невнятно ответил Фрост, яростно пережевывая сэндвич, - в общем... угу...

- О Жильдере я читала, - продолжала женщина. - Майлса видела по телевизору, он давал интервью о том, как делает трюки. А что касается Арона Коэна, то мы даже работали вместе года два назад. И ты говоришь, что все они наемники?

- Это зависит от того, что ты подразумеваешь под словом "наемник", ответил Фрост, глядя, как внизу под ними ветер гоняет по поверхности океана белые буруны волн. - Этим занимаются отнюдь не фаталисты и не психи; я думаю, многие американцы согласились бы взяться за такую работу, имей они соответствующую подготовку.

Подумай сама: американская девушка похищена каким-то азиатским ублюдком, который хочет надругаться над ней и так далее. Кроме того, известно, что этот араб ярый противник Соединенных Штатов и Израиля.

Какой великолепный стимул - освободить соотечественницу из когтей мерзкого коммунистического монстра. Да если бы я намекнул об этом газетчикам, то мы могли бы за три дня собрать армию в десять тысяч человек и повести ее против шейха Акарана Али Хасана Фудани. Мы могли бы вообще стереть Акаран с лица земли, точнее - пустыни. Сейчас многие не любят кровожадных и лживых диктаторов. А ты?

- Я тоже не люблю. Что ж, может ты и прав.

Джули закурила сигарету прямо на ветру, чем вызвала одобрительный кивок Фроста, и уселась в шезлонг напротив него.

На ней были белые шорты, сандалии и узкая полоска ткани на груди, которая, казалось, держится только благодаря силе трения, ибо всякие тесемки и бретельки напрочь отсутствовали.

- Мой человек, - сказала она, - который находится в Акаране, связался со мной час назад. Он выяснил, что похитители продолжают охоту и сейчас подыскивают новую жертву.

- А что будет, если эти парни захватят тебя, но продадут кому-нибудь другому, например, миллионеру из Питтсбурга?

- Ну и что, Хэнк? Ты со своими ребятами в момент освободишь меня. Это для вас раз плюнуть.

- Нет, - сказал Фрост, дожевывая сэндвич и запивая его несколькими глотками пива из бутылки. - Кстати, а сколько их там всего, этих работорговцев? Вдруг придется вступить с ними в бой.

- На территории Акарана человек сорок. Ты не очень испугался?

- Сорок? Ого!

Фрост задумался, глядя на поверхность океана. Что же получается? Рядом с ним будут Жильдер, Майлс, Коэн, Лючиано, Больс и Смит, все люди опытные, надежные, не с голыми руками. Оружие будет ждать их в условленном месте, когда они прибудут в Северную Африку. Оружие и все остальное, что может понадобиться...

Итого, шестеро наемников, плюс он сам, плюс Джули, которая тоже не подарок. Восемь человек.

Фрост усмехнулся.

- Что тебя так развеселило, Хэнк? - спросила Джули, подвигая свой шезлонг и прижимаясь к Фросту.

Тот покосился на ложбинку между ее грудей, а потом достал сигарету и закурил.

- Итак, нас восемь, - сказал он. - Восемь против сорока похитителей и армии шейха Акарана. Вот уж действительно, какие пустяки. Это будет просто избиение младенцев.

Он вздохнул и покачал головой. Джули была права - ему следовало попросить больше денег.

Глава седьмая

В Северную Африку они прибыли по отдельности. И теперь, идя рядом с Джули по пыльным грязным улочкам восточного городка, Фрост мог с трудом узнать ее.

Волосы женщины были выкрашены в светлый цвет столь мастерски, что прошлой ночью Фрост - несмотря на тщательный обыск, который вызвал у Джули взрывы смеха, едва не разбудившие весь отель, - так и не смог обнаружить ни одного темного волоска. Нигде.

У них не было времени, чтобы доставить оружие и все необходимое из Соединенных Штатов, но эту проблему Джули Пульман тоже решила. Однажды ей довелось вырвать из рук безжалостных бандитов сына одного из крупнейших греческих торговцев оружием и теперь агент этого человека ждал их здесь, в Баранабаде, со всем, что им требовалось для операции.

Когда они дошли до глиняного забора, окружающего нужный дом, Фрост приподнял темные очки, огляделся, а потом посмотрел на Джули. Женщина - как и он сам - изображала из себя типичную туристку: на шее фотоаппарат, в руках путеводитель.

Фрост был одет в белую рубашку с коротким рукавом и легкие светлые брюки, а Джули - в юбку цвета хаки, голубую блузку и сандалии. Ну и, конечно, солнцезащитные очки.

Фрост постучал в обшарпанную деревянную дверь; прошло некоторое время и, наконец, изнутри послышался голос:

- Кто там?

- Это Сэм и Сьюзен Шмулович из Сан-Себастьяна, - ответил Фрост, чувствуя себя очень глупо.

Джули еле сдержала смех. Фрост посмотрел на нее.

- Ты же сама говорила, что следует соблюдать конспирацию. Это лучшее, что мне удалось придумать.

Дверь открылась. В проеме стоял мужчина в белом костюме и красной феске. В нем было не больше пяти футов и шести дюймов роста. Он радушно улыбался.

- Ага, наши дорогие супруги прибыли, - сказал он весело.

- Да, - буркнул Фрост в ответ.

Он мягко отодвинул мужчину и вошел во дворик, ведя Джули за руку.

Они оказались на территории какого-то склада, судя по всему - склада ковров. Возле металлических ворот небольшого гаража стоял запыленный белый джип.

- То, что вам нужно, находится там, - продолжая улыбаться, сказал мужчина и показал на автомобиль.

Фрост двинулся к машине и открыл заднюю дверцу. Там лежали несколько восточных молитвенных ковриков. Сзади подошли Джули и мужчина в феске, который и был агентом греческого продавца оружия.

- Хорошие ковры, - сказал Фрост.

- То, что вам требуется, лежит под ними, - заметил мужчина.

Фрост приподнял коврики и сдвинул их в сторону. Под ними оказалась большая плетеная корзина. Фрост и Джули откинули крышку и некоторое время молча смотрели на содержимое корзины.

Затем Фрост повернулся к мужчине в феске.

- Где, черт возьми, вы это взяли?

А Джули все не могла отвести глаз от новеньких, в смазке, автоматических винтовок М-16 с клеймом "Собственность правительства США", от целой кучи самых разнообразных пистолетов и револьверов: люгеры, армейские кольты, специальные полицейские модели тридцать восьмого калибра; тут же лежали коробки с патронами и снаряженные магазины.

- Там есть еще кобуры, ремни, штыки, - пояснил мужчина в феске и снова улыбнулся.

Он выглядел очень довольным собой; его явно забавляло изумление, проявленное гостями.

Фрост покачал головой.

- Отлично сработано, приятель. Только запомните - я не желаю знать, каким образом это попало к вам в руки. Пожалуйста, ничего мне не говорите на этот счет.

Мужчина рассмеялся.

- Если бы я сказал вам, то вы бы удивились, насколько легально все это было добыто. Во всяком случае, оружие не краденое, насколько мне известно. А для вас у меня есть нечто особенное.

- Что именно? - с оживлением спросил Фрост.

- Вот, - ответил мужчина и открыл небольшой саквояж, стоявший рядом с корзиной.

Он достал оттуда пистолет и протянул Фросту. Тот, вообще-то, считал себя большим знатоком оружия, но такую штуку видел впервые. Фрост, правда, распознал базовую модель, но остальное...

- Что это?

- Это новейший вариант П-7, изготовленный фирмой "Хеклер и Кох". В последнее время появилось несколько довольно интересных модификаций. Перед вами - одна из них.

- Глушитель у него, как у автомобиля, - заметил Фрост.

- О чем это вы? - спросила Джули.

- А вот, взгляни.

Он взял пистолет из рук мужчины в феске и протянул ей.

- Да-а, - с уважением произнесла женщина. - Слона можно уложить с двухсот ярдов.

- Точно. Причем без всякого шума.

- Я рад, что вы довольны, - сказал мужчина в феске. - Вижу, вы уже разобрались, что тут к чему.

- Да, более-менее, - кивнул Фрост. - На досуге изучу подробнее. Восьмизарядный, патроны калибра девять миллиметров... - бормотал он себе под нос, не сводя глаз с пистолета и качая головой. - Черт возьми, эта пушка мне нравится.

- Слушайте, ребята, - взмолилась Джули, - если вы уже закончили с этой гаубицей, то может мы будем сматываться отсюда со всех барахлом, пока кто-нибудь не заявился в неподходящий момент?

Фрост похлопал ее по плечу и посмотрел на мужчину в феске.

- Вижу, тут есть и пули со смещенным центром тяжести?

- Да, вы не ошиблись. Но может вам еще что-нибудь требуется? Я или мой хозяин охотно...

- Классные у тебя друзья, - сказал Фрост Джули. - Похоже, тут есть все необходимое. Но как нам вывезти оружие?

- О, просто закройте корзину, замаскируйте ее ковриками и поезжайте. У меня есть другая машина.

Фрост сунул пистолет обратно в саквояж и протянул руку мужчине в феске.

- А вы знаете, зачем нам все это нужно?

- Для моего хозяина значение имеет лишь то, что мисс Пульман спасла жизнь его сына, и он просил передать, - мужчина повернулся к Джули, - что если вам еще что-либо когда-либо потребуется, он будет рад оказать вам любую услугу. Он сказал, что находится перед вами в неоплатном долгу, ибо вы сохранили самое дорогое для него.

- Спасибо, - с некоторым смущением ответила Джули.

Глава восьмая

Это была долгая-предолгая поездка через пустыню, и Фрост с Жильдером по очереди вели одну из трех машин.

Когда Фрост открыл глаз, Жильдер что-то бормотал себе под нос, а "Лендровер" трясся и подпрыгивал на неровной дороге. Фрост с неудовольствием отметил, что темнота еще не совсем сгустилась.

- Эй, Морис, - позвал он, разминая затекшие ноги, - долго я спал?

- Два часа. Да все нормально, тебе ведь понадобятся силы сегодня ночью.

- Точно, - согласился Фрост, достал из нагрудного кармана карту, некоторое время изучал ее, а потом спросил: - Мы уже проехали этот оазис?

- Десять минут назад. Я решил, что не стоит делать остановку, - ответил Жильдер.

- Полагаюсь на твое суждение, - улыбнулся Фрост. - Значит, теперь у него остается около шестидесяти миль до Эль-Ремака. Там мы на время сойдем со сцены, пока Джули будет привлекать к себе внимание.

- Не нравится мне это, - покачал головой Жильдер. - Она рискует чем-то большим, чем жизнь.

- Это я ей уже говорил, - с грустью заметил Фрост.

- Но ведь она не собирается отступать! Это же безумие!

- А разве то, что мы с тобой делаем, не безумие? - с улыбкой спросил Фрост.

- Ну, с твоей логикой невозможно спорить, - ответил Жильдер, выворачивая руль, чтобы объехать какую-то рытвину.

Джули Пульман под именем мисс Паркер поселилась в номере единственного отеля в Эль-Ремака, Она представилась туристкой и сказала, что ожидает приезда брата.

Фрост наблюдал за полоской желтого света, который пробивался сквозь занавески ее окна. Он знал, что Джули сейчас сидит одна в комнате и ждет, когда за ней придут похитители.

Женщина хорошо изучила вкусы шейха Акарана - он обожал высоких блондинок и сделала все, чтобы понравиться ему. Тем более, одинокие путешественницы на Ближнем Востоке являются столь редким и лакомым кусочком, что торговцы "белыми рабынями" обязательно должны были клюнуть на нее.

Ну, разве что они заподозрили бы ловушку. Фрост курил сигарету, стоя в тени какого-то здания неподалеку от гостиницы. Указательным пальцем он залез под бурнус, который покрывал его голову и лицо, и поскреб двухдневную щетину. Под просторным балахоном у него были штык от М-16 и пистолет "Хеклер и Кох" с глушителем.

Морис Жильдер стоял на противоположной стороне улицы, тоже прячась в тени. Если бы кто-то обратился к Фросту, тот мог бы отделаться парой фраз на фарси, которым его научил Морис. А если что случится - Жильдер придет на помощь. Во всяком случае, Фрост на это очень рассчитывал.

Коэн и Майлс находились с тыльной стороны отеля, они тоже были в арабской одежде. Остальные трое из их команды ждали в машинах сразу же за чертой города.

Внезапно из темноты донесся негромкий свист, и Фрост прижался к стене, бросив окурок на землю и затоптав его. Свистел Морис Жильдер, и это означало, что кто-то приближается.

Послышался глухой рокот двигателя, и через несколько секунд Фрост увидел слабый отблеск фар на выщербленном асфальте улицы. Автомобиль подъезжал с левой стороны и явно направлялся к отелю.

"Они или нет?" - подумал наемник, вглядываясь в темноту.

Фрост и его люди ждали уже три часа. Обычно торговцы "белыми рабынями" похищали свои жертвы из гостиничных номеров, потому-то Джули и сидела в отеле.

Фрост хотел, чтобы она взяла с собой оружие, но женщина отказалась - ведь это выдало бы ее с головой. Фрост сказал, что ему плевать, но Джули настояла на своем.

В следующий миг машина - открытый джип - проехала мимо Фроста и подкатила ко входу в гостиницу, где в номере на втором этаже находилась Джули Пульман. Одна и без оружия.

В автомобиле сидели шесть человек - двое впереди и четверо сзади. Теперь Фрост уже не сомневался, что это похитители.

"Черт возьми", - пробормотал он, терзаясь страхом за Джули.

Его ладонь скользнула под балахон, пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета.

Машина остановилась. Из нее вылезли четверо мужчин, они несли с собой большой свернутый восточный ковер.

Человек, сидевший рядом с водителем, закурил сигарету. Четверка не спеша и уверенно поднялась по ступенькам крыльца и скрылась за дверью гостиницы.

Фрост поднял голову и посмотрел на окно, из которого падал желтый свет. Он попытался представить себе, что сейчас делает Джули. Наверное, сидит на кровати, читает или думает о чем-нибудь. Она сказала ему, что наденет прозрачную ночную рубашку. Джули считала, что это подогреет аппетит бандитов, а кроме того заставит их воздержаться от насилия, дабы не испортить первоклассный товар и не потерять хорошие деньги.

Фрост выругался про себя и машинально потянулся за сигаретой, но тут же убрал руку, вспомнив о двух мужчинах, остававшихся в джипе.

Внезапно ему показалось, что он услышал слабый крик. Фрост вновь поднял голову и увидел, как за занавеской окна мелькнула тень. Это несомненно была Джули. А затем погас свет.

Фрост глубоко вздохнул, сдерживая свои эмоции. Больше всего на свете сейчас ему хотелось выхватить пистолет и перестрелять всех этих ублюдков к чертовой матери. Но вместо этого он сжал кулаки и продолжал ждать, дрожа от ярости.

"Это был идиотский план, - подумал он. - И Джули - самая настоящая идиотка. Но... чертовски храбрая идиотка".

Свет в окне снова вспыхнул, но больше ничего Фрост не смог разглядеть. Он посмотрел на свою "Омегу" - электричество оставалось выключенным в течение пяти минут. Вполне достаточно времени, чтобы четверо мужчин успели скрутить одну женщину. Вдобавок, если женщина сама этого хотела.

В холле гостиницы послышались громкие шаги, дверь распахнулась. Похитители возвращались к своей машине, по-прежнему неся с собой свернутый ковер. Но теперь этот ковер казался более толстым.

Фрост от души надеялся, что с Джули все в порядке, и мысленно поклялся, что если она хоть немного пострадала, то он отыщет и убьет всех, кто имеет отношение к банде торговцев "белыми рабынями".

Четверо мужчин довольно бережно уложили ковер в джип, сами тоже влезли, мотор взревел и автомобиль сорвался с места.

- Ночные ковбои, мать вашу, - со злостью прошептал Фрост и сплюнул на землю.

Затем он вытащил из-под балахона портативную рацию, настроил ее и нажал кнопку.

- Одноглазый вызывает тыловое охранение. Объект движется на юг, одна машина, джип, открытый, номеров не видно, экипаж шесть - повторяю - шесть человек. Рыбка внутри ковра на заднем сиденье. Конец. Прием.

Фрост прижал рацию к уху и нажал другую кнопку.

- Тыловое охранение отвечает Одноглазому. Обстановка ясна. Действуем по плану. Конец связи.

- Одноглазый - конец связи, - ответил Фрост и выключил рацию.

Он вышел на тротуар, ему сейчас хотелось бежать изо всех сил, но он знал, что этого делать нельзя. Скорее всего, дежурный в отеле действовал в сговоре с похитителями и если бы он вдруг увидел странную активность незнакомых людей, то не исключено, что успел бы каким-то образом предупредить своих дружков. И тогда Джули ждала смерть.

Фрост медленно миновал вход в гостиницу, равнодушно поглядывая по сторонам, заметил в окне фигуру дежурного, который сидел за низкой конторкой в углу холла, закусил губу и процедил сквозь зубы:

- Ну, подожди, сука...

Затем двинулся дальше.

Он дошел до утла, там остановился и огляделся, проверяя, нет ли "хвоста". Фрост хорошо видел Мориса Жильдера, который шел по другой стороне улицы. Тот тоже был в бурнусе и балахоне, да еще и опирался на костыль, изображая хромого.

Фрост невольно усмехнулся. Да, в воображении Морису не откажешь. Он знал, что его товарищ все видел, а потому двинулся дальше - уже более быстрым шагом.

Обогнув отель, он отбросил всякую осторожность, набрал в легкие побольше воздуха и свистнул, давая сигнал Коэну и Майлсу, которые находились где-то неподалеку.

Его рация имела только один канал, а потому Фрост мог связаться лишь с теми, кто находился в машинах. С остальными контакта не было.

Он подождал несколько секунд и свистнул еще раз. Из темноты показались две черные фигуры и двинулись к нему. Сзади подходил и Жильдер, держа свой костыль под мышкой.

Фрост махнул рукой, и все четверо бегом бросились по пустынной улице, направляясь туда, где заканчивались городские постройки и где их ждали машины. Это было недалеко - не более, чем расстояние между двумя нью-йоркскими кварталами.

Вскоре они уже увидели окраину Эль-Ремака, а за ней - бесконечные ряды барханов, уходящие за горизонт. Где-то здесь их ждали два "Лендровера". А водитель третьего, Смит, уже должен был сесть на "хвост" джипу с похитителями и следовать за ним.

Фрост, а потом и остальные, на бегу сбросили свои неудобные просторные одеяния и принялись взбираться на ближайший песчаный холм. Добравшись до верха, они увидели, что по другую сторону стоят две машины с уже заведенными двигателями. Этот звук придал им уверенности.

Фрост одним прыжком вскочил в свой "Лендровер" и схватил с пола готовую к бою М-16. Тут же сидевший за рулем Лючиано уступил место Жильдеру, который тяжело дышал после быстрого бега.

- Эта книжная работа плохо влияет на твою физическую форму, Морис, прохрипел Фрост.

- Заткнись, - прерывистым голосом ответил Жильдер. - Ты просто меня еще не знаешь.

Когда машина тронулась с места, Лючиано наклонился к Фросту и крикнул ему в ухо, перекрывая рев двигателя:

- Только что я связался со Смитом. Он держит джип в поле зрения и говорит, что они снижают скорость, наверное, собираются съехать с дороги в пустыню.

Жильдер, громко ругаясь, боролся с рулем и с барханами. "Лендровер" то поднимался, то опускался, словно на качелях.

- Смит на связи, капитан, - сказал вдруг Лючиано.

Фрост схватил рацию.

- Что там, Луиджи?

- Джип свернул в пустыню. Я наблюдаю за ним. Жду вас.

- Понял. Сейчас будем. Где ты находишься?

Смит объяснил, Фрост выслушал и хлопнул Жильдера по спине.

- Давай, родной, жми!

Морис пробормотал что-то, весьма напоминавшее проклятие, и включил третью скорость. "Лендровер" взревел во весь голос, машина несколько раз судорожно подпрыгнула, дрожа всем своим металлическим телом, но все же выбралась на дорогу и понеслась по ней, поднимая тучи пыли.

Фрост посмотрел на часы, чтобы засечь время. Он с трудом разглядел стрелки - было темно, поскольку Жильдер включил только подфарники; вторая машина тоже двигалась почти вслепую. Закрытые облаками звезды и луна давали не много света.

Фрост передернул затвор своей автоматической винтовки. Да, не долго ему пришлось ждать новой встречи с М-16 - выполняя работу в Монте-Ассуль, он пользовался таким же оружием.

Затем он вытащил из-за пояса "Хеклер и Кох" и тоже внимательно осмотрел его. Кажется, все в порядке, не подведет.

Жильдер чуть повернул голову и ухмыльнулся.

- Ты что, записался в противотанковую бригаду, Хэнк? Что это у тебя за тяжелая артиллерия?

- Слушайте, ребята, - не отвечая на вопрос, сказал Фрост, - у меня просто руки чешутся разобраться с этими ублюдками. И вот я подумал: после того, как они уже передадут Джули людям шейха, мы можем смело напасть на банду, женщине это уже не повредит. Все будет походить на столкновение двух конкурирующих группировок. Никаких подозрений.

Жильдер хмыкнул.

- Возможно. Сколько их там всего, ты говорил? Сорок, кажется?

- Да, примерно, - ответил Фрост. - Сорок разбойников. Как в сказке.

- Ну, тогда это ерунда, - подключился Лючиано. - По шесть сосунков на каждого из нас. Семечки.

Фрост усмехнулся и кивнул. Жильдер присвистнул.

- Что ж, по крайней мере, с устным счетом у тебя все в порядке, Луиджи. Мне нравятся твои ребята, Хэнк. Они такие же психи, как и ты.

Все трое расхохотались, но при этом Жильдер не забывал о руле, Лючиано - о рации, а Фрост - о часах.

Он вновь взглянул на циферблат.

- Кажется, подъезжаем.

- Черт, вызывать Смита сейчас опасно, - сказал Лючиано. - Он может быть слишком близко к ним.

- Да, - согласился Фрост и тронул Жильдера за плечо. - Морис, останови эту развалину.

Тот резко нажал на педаль тормоза, Фрост схватился руками за поручни.

- Дьявол, ты что, хотел, чтобы я вылетел через ветровое стекло?

Вторая машина тоже остановилась. Оба двигателя негромко гудели, звуки далеко разносились на открытой местности.

Фрост вылез из "Лендровера" и движением руки подозвал всех к себе.

- Сделаем так, - скомандовал он. - Лючиано, ты остаешься здесь на случай, если Смит сам выйдет на связь. Остальные пойдут со мной. Мы должны найти место, где они остановились. Там подождем, пока Джули передадут агентам шейха, а заодно убедимся, что она попала в нужные руки.

А потом побеседуем по душам с теми сукиными детьми, которые похитили ее. Думаю, не стоит оставлять их в живых и дать им возможность потратить полученные деньги или украсть еще какую-нибудь несчастную девчонку.

Никто не возражал.

Фрост еще раз оглядел свой отряд и резким движением забросил М-16 на плечо.

- Ну, тогда вперед, ребята.

Глава девятая

Они пустились бежать вдоль шоссе, по самому краю. Ноги часто вязли в песке, песок набивался в рот, в нос, лез в глаза. Фрост словно собака принюхивался и оглядывался, пытаясь обнаружить следы автомобильных шин, уходящие в стороны от дороги.

Этот бег продолжался минут десять. Фрост уже успел пожалеть, что не надел куртку - раскаленный днем воздух пустыни теперь резко остыл, и сделалось очень холодно, особенно это ощущало потное разгоряченное тело.

Вдруг ему показалось, что он нашел то, что искал. Фрост опустился на колено и щелкнул зажигалкой. Действительно, это были следы машины, судя по ширине отпечатков - джипа. Второй колеи не было. Ну, конечно - Смит не такой дурак, чтобы выдать себя. Он наверняка проехал дальше и свернул в пески в другом месте.

Фрост выпрямился, повернулся к Майлсу и Коэну и сказал:

- Ребята, вы пойдете дальше, найдете следы машины Смита и двинете по ним. Таким образом мы окружим нужное место со всех сторон. Договоримся так: ровно через час выходите на связь с Лючиано. Мы тоже выйдем. Тогда и скоординируем действия.

Все посмотрели на часы.

- Вопросы есть? - спросил Фрост.

- Один, - отозвался Майлс, встряхивая головой, чтобы отбросить со лба светлую челку. В его руках тоже была М-16.

- Какой? - отрывисто произнес Фрост. Он услышал свой собственный резкий и напряженный голос и понял, насколько сильно нервничает и волнуется за Джули Пульман.

- Если связь не состоится, а девушку заберут и нужно будет начинать операцию...

- Понял. Я сделаю первый выстрел. По этому сигналу немедленно подключаетесь вы.

- Но их же там сорок человек, - предостерегающе сказал Жильдер. - Не забывайте об этом.

- Мне плевать, - ответил Фрост. - Чем больше этих засранцев, тем легче в них попасть. Ну, хватит разговоров. За дело.

Фрост, Жильдер и Больс повернулись и тяжелой рысью пустились по следам джипа, который увез Джули Пульман.

Через десять минут капитан жестом приказал замедлить ход. Перед ними ярдах в ста - высилась длинная гряда барханов. Трое наемников осторожно приблизились к ним.

Начался подъем. Песок осыпался под их ногами, ухватиться было не за что, но в конце концов им с немалым трудом удалось забраться на самый верх одного из песчаных холмов.

Фрост осторожно поднял голову и почувствовал, как его единственный глаз дернуло нервным тиком. Взору капитана открылась небольшая овальная долина, в которой сгрудились человек сорок мужчин и две женщины. Тут же стояли шесть или семь джипов и потрясающий "Лендровер", больше похожий на роскошный лимузин.

Дверца "Лендровера" открылась, и из машины вылез мужчина в бурнусе. У него был хищный крючковатый нос, волевой подбородок и аккуратно подстриженная бородка-клинышек. Он носил маскировочную форму военного образца, а на его правом боку висела кобура.

Из другой дверцы появился еще один человек, видимо шофер, и они вдвоем, не торопясь, с достоинством, двинулись к группе людей, которая собралась у джипов.

Из висевшего на шее футляра Фрост достал бинокль ночного видения, приставил окуляр к правому глазу и навел резкость. Он вдруг вспомнил Бесс и ее слова о том, что человек с одним глазом довольно глупо выглядит в паре с биноклем. Более уместной была бы подзорная труба.

Но Фрост упрямо пользовался именно биноклем, сам не зная почему. Возможно, это хоть как-то возвращало для него то время, когда еще оба его глаза были на месте.

Фрост направил бинокль на мужчину с бородкой и негромко хмыкнул. Да, это лицо вполне соответствовало описанию внешности Али Хасана Фудани, шейха Акарана. Капитан перевел бинокль на женщин, но тут неожиданно уронил его.

- Черт побери...

- Что там? - прошептал залегший рядом Жильдер.

- Ничего.

Фрост подобрал оптический прибор, очистил его от песка и вновь навел на женщин. В одной из них он сразу узнал Джули Пульман, хотя на ее голову был надет толстый мешок. Она все еще оставалась в своей ночной рубашке - теперь измятой и порванной - и дрожала всем телом. На ее запястьях тускло поблескивали наручники.

А вот присутствие второй женщины оказалось для Фроста полной неожиданностью. Она была одета в шорты цвета хаки, высокие ботинки на шнуровке, белую рубашку и маскировочную куртку. На поясе этой амазонки болталась кобура с торчавшей из нее рукояткой пистолета.

В правой руке женщина держала сигарету, а в левой - короткоствольный автомат. Фросту показалось, что это "Узи".

- Черт меня побери, - прошептал он, обращаясь то ли к Жильдеру, то ли к самому себе.

- Дай-ка взглянуть, - попросил Морис.

Фрост протянул ему бинокль.

- Вон там женщина, посмотри на нее...

Жильдер приставил прибор к глазам.

- Так... Этот тип с бородкой - наверняка шейх собственной персоной пожимает ей руку. Они разговаривают... Чертова баба словно расхваливает свой товар - Джули.

- А ну-ка, дай...

Фрост забрал бинокль. Да, сцена, которая разыгрывалась внизу, не оставляла никаких сомнений: женщина с сигаретой и автоматом была главарем банды торговцев "белыми рабынями".

Фрост внимательно присмотрелся к ней. Темные волосы, хорошая фигура, европейский тип лица...

В этот момент женщина бросила окурок на песок и с жестом циркового фокусника сорвала мешок с головы Джули Пульман.

Фрост стиснул зубы, наблюдая, как она правой рукой берет Джули за подбородок и заставляет ее открыть рот.

Шейх тщательно осмотрел зубы пленницы, словно покупал лошадь. Затем он одобрительно кивнул и пальцем указал на тело Джули.

Женщина-главарь забросила автомат за спину и обеими руками сорвала с "белой рабыни" остатки ночной рубашки. Фросту показалось, что он услышал треск рвущейся материи.

А Джули стояла перед своими мучителями полностью обнаженная. Фрост навел бинокль на ее лицо и отметил, что или она хорошая актриса, или действительно очень напугана.

Шейх медленно обошел вокруг Джули, пощупал бедра, взвесил в руке грудь. Затем присел, заставил женщину поднять ногу и чуть ли не носом влез к ней в промежность.

Потом Али Хасан Фудани встал, медленно кивнул и - не взглянув больше на Джули - повернулся и двинулся к своей машине. Темноволосая женщина-главарь последовала за ним.

Фрост продолжал наблюдать.

Шейх и его спутница оживленно переговаривались. Женщина несколько раз указала пальцем на Джули. Видимо, речь шла о цене за товар. Наконец шейх решительно покачал головой и открыл дверцу "Лендровера". Женщина протянула руку и прикоснулась к его плечу. Фудани развернулся, словно разъяренный тигр. Казалось, что он готов убить ее за такую вольность.

Женщина поспешно отдернула руку, сказала еще что-то, а потом с неохотой кивнула.

Шейх довольно улыбнулся и сделал знак своему шоферу. Тот полез в карман и извлек толстую пачку банкнот. Видимо, Фудани за свои прихоти расплачивался наличными на месте.

Женщина-главарь повернулась к своим людям и что-то крикнула. Двое из них подбежали к Джули, один засунул ей в рот кляп, а другой обернул ее одеялом, подхватил на руки и побежал к "Лендроверу".

Шофер шейха помог погрузить Джули в машину; перед этим ей еще связали ноги куском веревки. Фудани уселся в автомобиль, и "Лендровер" покатил по песку, направляясь в сторону шоссе.

Как только машина исчезла за барханами, женщина-главарь триумфально вскинула вверх руку с зажатыми в ней деньгами и все сорок разбойников восторженно завопили. Все это напоминало сцену из плохого кинофильма.

Фрост очень надеялся, что они задержатся еще немного - пересчитать деньги, поделиться впечатлениями - чтобы шейх успел уехать подальше и не услышал выстрелов.

Он посмотрел на часы; Жильдер прошептал ему в ухо:

- А если Майлс и Коэн еще не добрались до места, что тогда?

- Ну, - задумчиво ответил Фрост, - тогда нас вероятно убьют.

Он повернул голову и взглянул в глаза Жильдеру.

- Поэтому хочу сказать, пока не поздно: ты всегда был классным парнем, Морис.

- Да пошел ты...

- Сейчас пойду. Жильдер покачал головой.

- Псих, форменный псих.

Фрост посмотрел на часы и приказал Больсу занять позицию в пятидесяти ярдах слева. Потом вновь поднял бинокль, осмотрел лагерь похитителей, отметив про себя, что на одном или двух джипах под тентом вполне могли находиться пулеметы.

Тем временем бандиты готовились к отъезду. Фрост опять посмотрел на часы и увидел, что времени уже не остается.

- Ладно, Морис, - сказал он. - Начинаем.

С этими словами капитан вскинул М-16 к плечу и открыл огонь, стреляя короткими очередями, по три-четыре патрона.

Первым на песок рухнул усатый мужчина, который как раз забирался в джип. Фросту показалось, что прошла целая вечность, прежде чем что-то начало происходить. На самом деле это заняло полторы секунды.

Головы похитителей повернулись в сторону бархана, откуда велась стрельба. Затем из нескольких десятков глоток вырвался дикий вопль ярости. Затарахтели автоматы.

- Ну, поехали! - крикнул Фрост, перекрывая шум, - Давай, Морис, гаси ублюдков!

Вся долина сотрясалась от грохота выстрелов и отчаянных криков. То тут, то там на песок падал очередной бандит, разбрызгивая вокруг кровь и корчась в агонии.

Теперь Фрост ясно видел, что не только они с Морисом и Больсом ведут огонь - пули летели и с другой стороны. Отлично, значит Майлс и Коэн успели вовремя.

- Здорово! - крикнул капитан. - Теперь они наши! В этот момент к его щеке словно прикоснулись раскаленной спицей, что-то взвизгнуло возле уха. Жильдер, расстреляв первый магазин, вставил новый.

- Пора! Вперед! - крикнул Фрост, вскакивая на ноги.

- Идиот! Куда? - взвыл Жильдер, но последовал его примеру.

А Фрост уже огромными прыжками несся вниз по склону бархана, не переставая палить из М-16. На ходу он сменил магазин, левой рукой вытащил из-за пояса "Хеклер и Кох" и из него тоже открыл огонь.

Он услышал крики с противоположной стороны и увидел, что Майлс, Коэн и Смит тоже спускаются в долину, щедро поливая ее свинцом на бегу.

Один из бандитов - с длинным блестящим ножом в руке - метнулся навстречу Фросту. Тот отскочил в сторону, одновременно нажав на спуск и винтовки, и пистолета. Пули буквально разнесли противника на части.

Фрост перепрыгнул через остатки тела и продолжал свой путь.

Краем глаза он увидел, что слева приближается Больс, а за его спиной непрерывно стучала М-16 Жильдера.

Фрост метким выстрелом из пистолета уложил еще одного бандита и на этом заряды в "Хеклере и Кохе" закончились. Он сунул оружие за пояс и вновь взял автоматическую винтовку в обе руки. Пули из нее врезались в живую стену, состоявшую из тел членов банды, крошили ее, пробивали в ней бреши.

Теперь Фрост увидел и женщину-главаря - она бежала к одному из джипов, стреляя на ходу и отдавая команды своим людям.

На пути Фроста вырос здоровенный парень с автоматом Калашникова наперевес. Капитан буквально уткнулся стволом своего оружия ему в лицо и тут же нажал на спуск. Голова парня разлетелась, словно глиняный горшок с красной краской.

А Фрост бежал дальше.

Женщина уже взбиралась в джип; тут она заметила капитана и послала в его направлении длинную очередь из своего "Узи". Фрост бросился на песок, перекатился два раза и выпустил несколько пуль в ответ. Женщина уже почти скрылась под тентом джипа и находилась теперь спиной к Фросту, озабоченная только тем, как поскорее удрать из долины.

Фрост вскочил на ноги и прицелился; в этот момент женщина внезапно повернулась к нему лицом. Палец капитана надавил на спуск и долго не отпускал спусковой крючок.

Он видел, как ее грудь и лицо превращаются в кровавое месиво; автомат выпал из руки амазонки, тело перевалилось через борт джипа, бесформенной грудой рухнуло на песок и осталось лежать неподвижно.

Фрост бросился вперед, на ходу перезарядил винтовку и в следующий момент уложил еще троих бандитов, которые пытались укрыться за барханом. Его друзья тем временем расправились с остальными.

Наемники молча стояли на залитом кровью и заваленном трупами поле боя. Они тяжело дышали, по их лицам стекал пот. Пахло сгоревшим порохом и смертью.

Фрост забросил М-16 на плечо и коснулся пальцем царапины на щеке, оставленной пулей.

"Что ж, - подумал он, - с этим заданием мы справились неплохо. Теперь остается только найти то место, куда отвезли Джули Пульман, и ждать, пока представится возможность нанести удар".

Глава десятая

- Черт возьми, - сказал Морис Жильдер, - это самые классные приборы наблюдения, которые я видел в жизни. Даже во Вьетнаме у нас такого никогда не было.

- Поблагодари Джули, - ответил Фрост. - Это все она организовала.

- Потрясающе, - снова восхитился Жильдер, но тут же помрачнел. - Слушай, Хэнк, прошло уже три дня и никаких результатов. Все это время я сшивался возле дворца шейха и пытался что-то узнать. Но сам видишь... Если бы она хотела передать нам весточку, то...

Фрост махнул рукой.

- Наберись терпения. Джули говорила, что Фудани имеет обыкновение пичкать своих женщин наркотиками. Возможно, он накачал ее какой-то дрянью, и Джули не в состоянии что-либо сделать.

Он поднялся на ноги и вышел на балкон. Жильдер принялся складывать в футляры части приборов наблюдения.

Они сейчас находились в доме в столице Акарана на расстоянии полумили от дворца шейха Али Хасана Фудани. Фрост снял здесь комнату, чтобы иметь возможность круглосуточно наблюдать за резиденцией диктатора.

Они могли видеть, кто входит во дворец или выходит оттуда, как сменяется караул, могли даже обозревать часть сада, примыкавшую к гарему. Иногда перед их глазами появлялись женщины в восточных одеждах. Вероятно, это были наложницы шейха, но ни одна из них не оказалась Джули Пульман или Луизой Канаретти.

Фрост закурил сигарету и вернулся в комнату, присел за низенький столик. Он взял блокнот, в котором они записывали результаты своих наблюдений, и перевернул несколько страниц. Да, тут были все детали, все подробности из жизни дворца, которые им удалось подметить, но ни одна из них не приближала долгожданный момент освобождения похищенных женщин.

Фрост со злостью захлопнул блокнот и швырнул его на стол. Его нервы были уже на пределе.

- Не бесись, Хэнк, - сказал Жильдер. - Это не поможет. Ладно, ты тут отдыхай, а я выйду на улицу и постараюсь подобраться поближе. Вдруг что-то узнаю...

Он замолчал и припал глазом к окуляру мощной подзорной трубы, которая стояла на треножнике возле окна.

- Эй, посмотри-ка! Опять эти странные парни.

Фрост бросил окурок в пепельницу, поднялся и подошел ближе. Жильдер отодвинулся, чтобы дать ему возможность посмотреть в окуляр. Капитан навел резкость и прижался к нему своим единственным глазом. Этих двоих мужчин они видели уже несколько раз за три дня наблюдения за дворцом шейха. Оба явно были европейцами, один среднего возраста, другой - лет двадцати с небольшим. Что-то в их внешности настораживало Фроста, но он никак не мог понять, что именно.

Каждый день с утра эти двое покидали дворец, а возвращались к вечеру. И каждый день их ждала чистая, вымытая до блеска машина. Но вот когда они приезжали обратно, автомобиль был покрыт толстым слоем пыли. Пыли, которая обычно клубилась на дорогах, проложенных через пустыню.

Фрост отметил и их одежду - маскировочные комбинезоны, высокие сапоги. У каждого была кобура с пистолетом.

И чем больше он смотрел на них, тем чаще посещало его это странное чувство - незнакомцы внушали ему какую-то необъяснимую тревогу, даже страх.

Фрост оторвался от окуляра и повернул голову.

- Морис, свяжись с ребятами, пусть будут готовы. Мы сейчас прокатимся в пустыню за этими парнями и посмотрим, что они там делают.

- Зачем тебе это нужно, Хэнк? Своих проблем мало?

- Да нет, хватает... Но у меня есть предчувствие. Короче, сделай, как я сказал.

- Ладно, - вздохнул Жильдер. - Но почему тебе обязательно хочется быть затычкой к каждой бочке?

- Таким уж меня Бог создал, - улыбнулся Фрост. Он снова припал к подзорной трубе, наблюдая, как двое мужчин выходят из ворот дворца, садятся в машину и уезжают.

Рядом раздавался голос Жильдера, который по телефону давал указания Смиту, Больсу, Лючиано и Майлсу.

Поездка по пустыне была долгой и трудной. И совершенно - как казалось бессмысленной.

Солнце палило немилосердно, раскаленный воздух с трудом протискивался через ноздри и рот, обжигая легкие. Тучи песчаной пыли клубились над головой.

У каждого следующего бархана приходилось останавливаться; кто-то из них Смит, Фрост или Жильдер - взбирался наверх и оглядывал окрестности, чтобы убедиться, что машина, за которой они ехали, удалилась на достаточное расстояние. Капитан никак не хотел, чтобы двое странных парней и их водитель-араб сориентировались, что за ними следят.

А для того, чтобы за ними самими никто не проследил, они прицепили позади "Лендровера" широкое одеяло, которое должно было затирать их следы на песке.

- Опять бархан, - вздохнул Жильдер. - Они только что скрылись за ним.

Фрост кивнул и посмотрел на Смита.

- Твоя очередь, приятель. Давай.

Смит с обреченным видом вылез из машины и двинулся вперед. Фрост оглянулся, чтобы проверить, хорошо ли одеяло стирает следы их колес, И в этот момент они услышали выстрел.

Фрост напрягся и выхватил из-за пояса неизменный "Хеклер и Кох". И замер, прислушиваясь.

Смит распластался на песке, сжимая в руках М-16. Тут же раздался еще один выстрел, потом еще и еще...

Однако стреляли не в них, Фрост понял это уже в следующую секунду. Они с Жильдером бросились к Смиту и упали рядом с ним.

- Что такое? - переводя дыхание, спросил Жильдер.

- Черт его знает, - ответил Смит. - Палят там, за барханом.

Он показал рукой.

Фрост выругался и быстро двинулся вверх по склону, низко пригибаясь к земле, В десяти ярдах от вершины бархана он снова лег и остаток пути проделал по-пластунски, с яростной гримасой выплевывая песок, который набивался ему в рот.

На гребне он махнул рукой Смиту и Жильдеру, призывая следовать за ним, а потом осторожно высунул голову и посмотрел вниз. Он не стал пользоваться биноклем, чтобы отблеск солнца на линзах не привлек к нему ненужного внимания.

Когда Смит и Жильдер тоже взобрались наверх, они застали Фроста сузившимся глазом глядящего вниз, на округлую песчаную долину в форме блюдца, которая находилась между двумя рядами барханов.

А там... а там находился целый небольшой бутафорский городок, высились деревянные постройки странной формы, дома различной конфигурации и размеров, даже протянулись улицы. Все это явно служило одной цели - сымитировать какое-то место, существующее в действительности.

Посреди долины возвышалось что-то вроде трибуны, с которой обычно произносят речи государственные деятели. Ее окружал участок песка, огороженный флажками, рядом высились несколько макетов многоэтажных домов, а на самой трибуне виднелись десятка полтора манекенов, изображавших людей. В центре стоял манекен в смокинге: он, по-видимому, и являлся главной фигурой всего маскарада.

Фрост понял это сразу. Да, никаких сомнений - вся сцена служила тому, чтобы кто-то мог хорошенько присмотреться к человеку в смокинге на трибуне. А может, и не только присмотреться...

А слева виднелись какие-то деревянные подмостки, и на них вдруг появились двое мужчин. Один держал в руках автомат, а другой - снайперскую винтовку. Одеты они были в форму военного образца и береты, но с такого расстояния Фрост не мог разглядеть, были ли там какие-то знаки отличия.

Он повернулся и посмотрел на Жильдера.

- По-моему, эти парни репетируют тут покушение на кого-то. Что скажешь?

- Похоже, - согласился Жильдер. - Но кто будет их жертвой?

Фрост не ответил, снова обратил взгляд на долину и увидел, как молодой незнакомец осторожно приблизился

К трибуне и вдруг резким движением вскинул винтовку и послал пулю в манекен в смокинге.

Затем он обернулся к своему спутнику и улыбнулся. Тот одобрительно кивнул и молодой - стремительно выпрямившись и приняв стойку - выбросил руку вперед в фашистском приветствии.

Фросту даже показалось, что он услышал слова: "Хайль Гитлер!".

- Черт возьми! - изумленно сказал Жильдер. - Как вам это нравится? Готов поспорить, что это было...

- Не надо спорить, Морис, - ответил Фрост, - я знаю, что это было, не хуже, чем ты.

Он глотнул из чашки холодный водянистый кофе и окинул взглядом небольшой зал ресторана, в котором они сидели.

- Ты узнал что-нибудь новое о дворце шейха?

Как и Фрост, Жильдер был одет в полосатый бурнус и видавший виды балахон. Они договорились встретиться здесь, а не на квартире, где находились приборы наблюдения, на случай, если бы Мориса приметили и установили за ним слежку.

Они сидели в этом грязном ресторанчике уже минут двадцать, но пока ни солдаты шейха, ни агенты его тайной полиции не появились. Во всяком случае, Фрост их не заметил.

- Ни черта я не вынюхал, - с сожалением сказал Жильдер. - Надо было нам заранее договориться о том, как вступать в контакт. Я мог бы попытаться подкупить кого-нибудь из слуг, скажем, на кухне. Эта публика очень любит денежки.

- Да. Но тогда тебя могли бы вычислить и убить. А теперь уже поздно что-то придумывать. Я принял решение, когда увидел эту репетицию покушения сегодня днем. Тревожно мне что-то, Морис.

Короче, я сделаю то, что должен был сделать уже давно - войду во дворец, заберу женщин и выйду оттуда. А тебе и всем остальным незачем рисковать своими жизнями. Я не обижусь, обещаю. Лишние жертвы нам совершенно ни к чему.

- Похоже, ты не равнодушен к этой Джули Пульман, а?

- Может быть, - буркнул Фрост.

Ему очень хотелось курить, но он не мог достать сигареты - это сразу привлекло бы к нему ненужное внимание. Ведь очень немногие арабы были подвержены этой привычке, запрещенной Кораном.

- Ну, в общем, - снова заговорил капитан, - это не то, что ты думаешь. Да, она классная девчонка и все такое, но тут дело в другом... Понимаешь, как бы это объяснить...

- Ну, выкладывай же, Хэнк, - поторопил Жильдер.

- Понимаешь, я так подумал... Вот я, ты, любой из нас - мы мужики и естественно должны рисковать, драться. Такими уж нас создал Господь Бог. Наша психика и все остальное... И вот Джули Пульман... Да, она смелая, до глупости смелая, но не потому ли ей приходится быть такой, что мы, мужики, ее толкаем на это?

- Ну, ты и накрутил.

- Подумай сам, Морис. Если бы тебе сказали, что ты встретишься с частным детективом, одним из самых классных, самых крутых и самых высокооплачиваемых в мире, который имеет дело с террористами и похитителями и тому подобной публикой...

- Ты хочешь сказать, что при таких рекомендациях я ожидал бы встретить мужчину?

- Вот взять тебя, - все больше горячился Фрост. - Почему ты пашешь, как лошадь, в своем университете? У тебя есть научная степень, ты опубликовал несколько работ. Так почему ты вкалываешь до седьмого пота?

- Наверное, потому, что я негр.

- То-то. Так и с ней. Если уж она, женщина, выбрала себе такую работу, то тут она должна быть не просто лучшей, а самой лучшей. Она должна прыгнуть выше головы, чтобы доказать миру: я могу это делать не хуже, чем мужчины. Вот почему она сейчас сидит там, в гареме шейха. Вот почему она готова на все, готова рискнуть там, где даже парни вроде нас дважды подумают. У нее нет выбора.

Жильдер задумчиво покачал головой.

- Черт возьми! - взорвался Фрост. - Ну почему она просто не вышла замуж за приличного человека или не стала секретаршей в уважаемой фирме? Разве это женская работа?

- Похоже, ты стал ярым противником эмансипации, - заметил Жильдер с улыбкой.

- Да нет, не в том дело, - отмахнулся Фрост. - Просто я думал о комплексах, которые мы все имеем...

- Понял, Хэнк. Ты стараешься, потому что у тебя только один глаз, и ты хочешь доказать, что не хуже других. Я негр и должен доказывать, что не хуже белых. А она женщина, занимающаяся мужской работой...

- Ну, примерно так, - кивнул Фрост. - Ладно, давай сматываться отсюда. А ночью я пробьюсь в этот проклятый бордель и увезу ее отсюда. И к дьяволу все остальное.

Фрост начал подниматься, Жильдер положил руку ему на плечо и улыбнулся грустной улыбкой.

- Можешь рассчитывать на меня. Я ведь тоже законченный идиот.

- Спасибо, друг, - с чувством сказал Фрост и обнял его.

Глава одиннадцатая

Таможенник, который досматривал багаж Фроста на границе, окинул капитана озадаченным взглядом. В его чемодане лежали два черных шелковых шарфа. И ничего больше.

Очень сомневаясь в том, что чиновник знает достаточно английский, Фрост все же пояснил:

- Я собираюсь вскоре сломать руку, а потому решил запастись материалом для перевязи. Ведь неизвестно, можно ли что-то подобное достать в вашей стране.

Таможенник закрыл чемодан и снова подозрительно посмотрел на странного пассажира.

И вот теперь один из шарфов был повязан на голове Фроста в лучших традициях цыган, а второй закрывал нижнюю часть его лица, словно маска. Его лоб был покрыт черным маскировочным составом, от которого кожа стягивалась и болела, на руках он носил темные перчатки с обрезанными пальцами. Фрост был одет в облегающие, но не тесные черные джинсы, заправленные в высокие армейские ботинки. Довершала экипировку черная рубашка с длинными рукавами.

Фрост решил, что нет смысла брать с собой М-16. Вместо этого он прихватил два штыка, свой собственный и Жильдера. Они теперь висели на обоих его боках. Основным его оружием пока являлся незаменимый "Хеклер и Кох" с глушителем. Ну, а уж потом, на территории дворца можно будет завладеть и автоматом.

Несколько запасных магазинов были рассованы по карманам. Фрост подготовился к операции очень тщательно.

Между тем местом, где он сейчас стоял, прячась в тени какого-то дома, и стеной дворца шейха было около двухсот ярдов. Бурнус и надоевший балахон сейчас валялись у его ног. Но не просто так валялись - они скрывали несколько приспособлений, которыми обычно пользуются ниндзя и которые понадобятся Фросту, когда он начнет действовать.

Жильдер и остальные тоже придут на помощь, но не сейчас, в свое время. Задачей Фроста было проникнуть на территорию дворца и отыскать женщин. Он собирался сделать это без особого шума. Ведь стрельбы, скорее всего, и так не избежать, а потому следовало максимально оттягивать этот момент. И все же главное было - спасти Джули Пульман и Луизу Канаретти, которые томились в гареме шейха Акарана.

Фрост посмотрел на часы. Через двадцать минут Жильдер, Больс, Майлс, Лючиано, Смит и Коэн предпримут атаку на западные ворота дворца, чтобы отвлечь внимание.

Фрост огляделся, потом еще раз проверил пистолет. А потом начал двигаться. По его губам, скрытым под маской, скользнула улыбка. Он подумал, что жизнь внесла свои коррективы в его планы и планы Бесс, которые он строил, когда летел на самолете.

Капитан вспомнил и красивую шатенку, Фрэн Гуд, которая спасла ему жизнь. Где-то она теперь?

Если эта работа закончится благополучно, на его счету в швейцарском банке будут лежать триста пятьдесят тысяч долларов. Этого вполне хватило бы благоразумному человеку - если умело вложить деньги - на остаток жизни, чтобы провести его приятно и без забот.

Если, конечно, ему удастся сохранить эту самую жизнь.

Капитан снова улыбнулся - подумать только: Хэнк Фрост в качестве благоразумного человека. Классная шутка. Да нет, чем вести такую жизнь, уж лучше взять автомат, пистолет иди нож и вновь вступить в борьбу с теми, кто сеет зло на земле.

Трудно представить, что ему придется существовать в зависимости от того, какой будет курс акций на бирже. Нет, уж лучше, как сейчас. Здесь, если ты сделаешь ошибку, то можно вообще не волноваться о будущем... Его просто не будет...

Человек с одной извилиной - кто-то когда-то назвал его так. Что ж, может тот был и прав. Для Фроста не существовало оттенков, только хороший - плохой, жизнь - смерть. Вот и все. Куда проще? И ему всегда нравился именно такой незамысловатый расклад.

Он мельком бросил взгляд на часы и глубоко вздохнул.

- Ну, вот и опять все сначала, - прошептал капитан и бросился бежать к высокой стене дворца шейха, стараясь выбирать наиболее затененные места на пути.

Он отдавал себе отчет, что если там, на стене, есть часовой и часовой этот заметит его, то капитан Фрост закончит свой жизненный путь раньше, чем рассчитывал. Его попросту пристрелят.

И тем не менее, он продолжал бежать, с трудом переводя дыхание, жадно хватая воздух, который с трудом проходил через шелковую маску.

И вот, наконец, стена дворца. Фрост прижался к ней спиной, пытаясь восстановить дыхание и подготовиться к следующему этапу смертельно опасной операции.

Майлс, Колдуэлл Майлс, знаменитый каскадер и знаток искусства ниндзя, объяснил ему, что делать дальше.

Фрост сунул руку в большую сумку, которая висела на его левом боку и достал странное приспособление, похожее на гибрид пары коньков и альпинистских крюков.

Он нагнулся и прикрепил эти штуки к носкам своих армейских ботинок, а специальными зажимами зафиксировал их на подошвах и на каблуках. Из той же сумки он достал подобные приспособления и для рук. Затем забросил сумку куда-то в темноту.

Фрост проверил, сможет ли он держать пистолет в руке, окольцованной штучкой из арсенала ниндзя, но сразу понял, что тут ничего не выйдет. Что ж, остается надеяться, что оружие не понадобится ему, пока он не взберется по стене.

Перед этим на квартире, которую они сняли, капитан пытался провести пару тренировок. И ему действительно удавалось взобраться на стену комнаты. Но только на три фута, не более.

Майлс объяснил, что если приспособлениями правильно пользоваться, то с их помощью можно даже ползать по потолку, но Фросту в это верилось с трудом, и он не рискнул поставить эксперимент. В этот момент он отдал себе отчет, что просто боится высоты, и понял, почему не любил до сих пор летать на самолетах.

Но теперь отступать было некуда. Капитан пожал плечами и двинулся вдоль стены, выискивая наиболее подходящее место, чтобы начать опасный, но неизбежный подъем.

Идти на шипах было очень неудобно, раз он неосторожно поставил нога слишком близко и сцепился крюками, а при попытке разъединить ступни едва не лишился пальца.

Но наконец Фрост отыскал наиболее приемлемое место на стене и остановился, пытаясь дышать глубоко и размеренно. Он поднял правую ногу и поставил ее на стену на уровне колена. Подергал. Вроде держит крепко. Потом протянул левую руку, вцепился в гладкий камень. Затем взялся и правой.

- Ну, с Богом, - шепнул капитан себе под нос и начал подъем.

Шаг, перехват... шаг, перехват...

"Ну ничего себе", - подумал Фрост, глядя вниз и улыбаясь.

Он взобрался уже на два фута по совершенно гладкой отвесной стене дворца шейха.

"Вот бы так и дальше", - мысленно сказал он и продолжал карабкаться, стараясь не думать о том, что забирается все выше и выше.

Он, собственно, не очень хорошо понимал, что делает - просто повторял те движения, которым научил его Майлс. Через какое-то время ему начало даже нравиться это приключение, и он попытался вспомнить, как звали того героя комиксов, который любил взбираться на стены.

Но стоило только бросить взгляд вниз, как эйфория прошла. Капитан находился теперь на высоте в пятнадцать футов. И еще столько же оставалось преодолеть. Фрост продолжал свой путь.

Наконец его правая рука ухватилась за верх стены, и он остановился, переводя дыхание. Похоже, часовых здесь не было. Видимо, шейх слишком уж надеялся на неприступность своей ограды.

По краю стены бежал бесконечный ряд острых металлических прутьев, футов в пять высотой. Фрост ухватился за один из них и взобрался наверх. Ну, вот и конец подъему.

Он оглянулся и посмотрел вниз.

- Ого, - пробормотал капитан. - Не хотел бы я отсюда слететь.

Он осторожно двинулся по стене, стараясь не задевать ногами прутья, ибо при этом раздавался громкий металлический звук. Фросту уже изрядно надоела обувь ниндзя, и он не мог дождаться, когда же наконец избавится от нее.

Но для этого еще необходимо было спуститься вниз - прыгать было высоковато, и Фрост вовсе не хотел, чтобы охранники шейха утром обнаружили его в саду со сломанными ногами.

Пользуясь той же методикой, капитан начал осторожно спускаться вниз по внутренней стороне стены. Это оказалось значительно легче, чем подниматься, и вскоре он с облегчением спрыгнул на мягкую траву газона.

- Слава Богу, - шепнул сам себе Фрост.

- Кто здесь? Стой!

Раздавшийся внезапно крик на мгновение парализовал его, но уже в следующий миг Фрост разглядел темную фигуру в трех футах от себя. Вот и часовой...

"А почему он заговорил по-английски?" - машинально подумал наемник, в то время как его рука - на которой по-прежнему были шипы ниндзя - ударила охранника в лицо.

Тот застонал, Фрост прыгнул вперед и нанес еще один удар - коленом в пах. Человек переломился пополам, а капитан ударил его в висок другой рукой. Часовой повалился на землю и замер.

Фрост протянул руку и пощупал его пульс. Пульс отсутствовал. Оттащив тело к самой стене и спрятав его в густой тени, Фрост обыскал часового. Из оружия при нем были лишь широкий короткий меч, напоминавший ятаган, и старая "Беретта" образца 1951 года.

Фрост почувствовал некоторое разочарование - он очень надеялся разжиться автоматом, который наверняка облегчил бы ему жизнь в процессе передвижения по территории дворца шейха. А вдобавок и запасных магазинов к пистолету у охранника не было.

Чертыхнувшись, Фрост бросил меч на мертвое тело, сунул "Беретту" за пояс и осторожно двинулся вдоль стены в направлении гарема. А местоположение этого очага сладострастия шейха Али Хасана Фудани они с Жильдером определили довольно точно, благодаря самым совершенным приборам наблюдения, предоставленным в их распоряжение Джули Пульман.

Фрост поднял руку к глазу и посмотрел на циферблат своей "Омеги". До подключения к действию Жильдера и остальных было еще десять минут. Ну, теперь можно уже, наконец, избавиться от полезных, но таких неудобных приспособлений, придуманных изобретательными японскими ниндзя.

Фрост отстегнул от ботинок шипы и все прочее и - выкопав штыком ямку положил их туда и засыпал землей. Затем еще раз огляделся.

Справа от него находилась ярко освещенная большая веранда, пристроенная к высокому белокаменному дому; отсюда было еще ярдов двести до гарема. А вокруг простирался великолепный сад со всевозможными деревьями и кустарниками.

Фрост еще раз внимательно огляделся и быстро двинулся вперед, время от времени прячась за толстыми стволами и прислушиваясь. Он направлялся к веранде.

Сделав очередные несколько шагов, он буквально сросся со стройной пальмой, ибо мимо проходили еще трое охранников, вооруженные и одетые в точности как и тот парень, которого он прикончил возле стены. Они прошли буквально в двух шагах от наемника, негромко переговариваясь. Когда их шаги затихли вдали, капитан продолжил свой путь.

Когда до веранды оставалось всего несколько ярдов, он опустился на четвереньки и пополз. Какой-то экзотический куст оцарапал его своими острыми колючками. Фрост выругался сквозь зубы. Оставалось только надеяться, что кровожадный шейх не держал в своем саду ядовитых растений.

Подкравшись еще ближе, Фрост прислушался. Теперь он мог ясно различить голоса, хотя слов и не понимал. Он осторожно поднял голову. Его лицо напряглось.

На широкой веранде, оформленной в восточном стиле, стоял большой стол. А за столом сидели трое мужчин. Во главе его находился не кто иной, как сам шейх, Али Хасан Фудани, собственной персоной. По обе руки от него разместились двое парней, которые днем в пустыне отрабатывали покушение на кого-то. Теплая компания, ничего не скажешь.

Фашистское приветствие, которым тогда обменялись двое европейцев, вхожие во дворец шейха, по-прежнему беспокоило Фроста. Неужели это настоящие нацисты, вроде тех, которые сражались за Гитлера во вторую мировую войну. Похоже на галлюцинацию. Но капитан точно знал, что это не бред. Он полностью доверял своему единственному глазу.

Шейх, говоря что-то, поднял стакан с вином. Фрост укоризненно покачал головой. Насколько он знал, правоверные мусульмане не пьют алкоголь. Впрочем, если бы Фудани был действительно правоверным мусульманином, он бы не похищал женщин для своего гарема, а следовательно, и сам Фрост не находился бы сейчас здесь.

Ох, как бы он хотел оказаться в другом месте!

"Ладно, - подумал капитан, - приятного аппетита. Посидите тут подольше, а я займусь остальным".

Он взглянул на часы - еще семь минут.

Помещения, в которых располагался гарем, были слева, ближайшие ворота находились в ста ярдах. Пробираясь сквозь густую растительность к живой изгороди, капитан вынужден был еще раз укрыться за деревом, когда мимо проходили двое охранников, позвякивая своими средневековыми мечами и негромко переговариваясь.

Когда те отдалились, Фрост перебрался через живую изгородь и вновь посмотрел на часы. Время неумолимо шло. Надо было торопиться, иначе вся синхронизация действий полетит к чертям.

Фрост - низко пригнувшись - двинулся к ограде, окружавшей гарем. За ней он ясно видел несколько построек и вход в ближайшую из них - двустворчатую застекленную дверь, задрапированную длинными занавесками весьма крикливой расцветки.

Фрост осторожно подкрался к воротам в ограде из металлических прутьев. Тут он заметил еще двух охранников - здоровенных парней, вооруженных опять же мечами и пистолетами.

Капитан приблизился к суровым стражам, прячась в тени здания и размышляя, как бы ему нейтрализовать их обоих без особого шума. Бросил взгляд на часы. Еще четыре минуты и Жильдер поведет ребят на приступ. Теперь уж не до ухищрений.

Он взял в руку свой пистолет с глушителем. На глаз, каждый из охранников весил не менее двухсот пятидесяти фунтов. Они походили скорее на борцов, нежели на солдат. И пули калибра девять миллиметров тут может и не хватить.

Фрост невесело улыбнулся. Выбора у него не оставалось. Приходилось рисковать и уповать на Господа Бога.

Глава двенадцатая

Фрост сделал шаг и вышел из тени в десяти футах от обоих охранников. На его губах играла нехорошая улыбка.

- Эй, мальчики! - позвал он.

Ближайший охранник резко крутнулся на месте, хватаясь за меч. Пистолет он почему-то игнорировал. Фрост выбросил вперед руку с "Хеклером и Кохом". Раздался негромкий хлопок и во лбу мужчины появился третий глаз, словно у мифического циклопа.

Второй страж оказался более сообразительным - он уже вытаскивал свой пистолет, одновременно широко открыл рот, собираясь заорать и поднять тревогу. Фрост мгновенно переменил позицию и выстрелил. Пуля вошла охраннику прямо в разинутый рот и навсегда заставила его замолчать. Тело медленно сползло по прутьям ограды и растянулось на земле.

Фрост замер и прислушался, поводя стволом пистолета из стороны в сторону. Он хотел быть готовым, если бы кто-то вдруг услышал приглушенные хлопки, и теперь шел проверить, в чем дело. Но никто не появился.

У капитана не оставалось времени, чтобы как-то замаскировать трупы, к тому же отсутствие охранников уже само по себе вызвало бы изрядный переполох во дворце. Фрост забрал оба пистолета, засунул их за пояс - один справа, другой слева - и обыскал тела в поисках ключей от железных ворот гарема.

Ключей, однако, не оказалось. Видимо, шейх не настолько доверял своим людям, чтобы дать им возможность входить на заповедную территорию. Что ж, весьма предусмотрительно.

Фрост выругался и окинул взглядом ограду. Пятнадцать футов высотой, с острыми шипами наверху. Но зато это была уже не сплошная стена, а скорее решетка, сваренная из металлических прутьев. Залезть по ней будет совсем не трудно.

- Отлично, - пробормотал Фрост и двинулся к воротам.

Он подошел совсем близко, ухватился руками за два параллельных толстых прута и полез вверх, ловко переставляя ноги. После карабканья по внешней стене это упражнение казалось детской забавой.

Через пару минут он уже был наверху, перелез на другую сторону и начал спуск, не рискуя прыгать. Оказавшись на земле, Фрост низко пригнулся, вытащил "Хеклер и Кох" и внимательно огляделся, прислушиваясь.

Убедившись, что поблизости никого нет, капитан бегом бросился к застекленным дверям, которые вели во внутренние помещения гарема. Во всяком случае, он на это рассчитывал.

У самой двери он задержался и взглянул на часы. Две минуты и Жильдер с ребятами начнут действовать. Капитан осторожно тронул ручку двери. Заперто, как и следовало ожидать.

Фрост покачал головой и отошел на пару шагов. Что ж, придется разбить стекло, а это чревато. Даже если тут и не было системы сигнализации, звон осколков и сам по себе обязательно привлечет чье-нибудь внимание. И еще несколько джентльменов с мечами и "Береттами" непременно появятся на сцене. И захотят узнать, какого черта капитан Фрост тут делает.

Впрочем, шума все равно не избежать. Ведь в любой момент кто-то может наткнуться на тела двух мертвых охранников у ворот или обнаружить труп часового возле стены.

- Ну, делать нечего, - шепнул сам себе Фрост. Он вытащил трофейную "Беретту" и глубоко вздохнул, собираясь с силами. Но какое-то неясное подозрение заставило его проверить магазин пистолета. В обойме не было ни одного патрона.

- Черт побери, - со злостью буркнул капитан, сообразив, почему охранники в первую очередь хватались за мечи. - Идиоты, что тут еще скажешь?

Он выбросил бесполезные железки, взял в руку "Хеклер и Кох" и прицелился в дверь на уровне нижней петли.

Раздался хлопок, но сила удара была так велика, что дверь буквально слетела с место, и громкий звон стекла разнесся далеко окрест. Из помещения раздался истошный женский крик.

"Что ж, - мрачно подумал Фрост, - по крайней мере, в одном я не ошибся. Это действительно гарем".

Фрост перешагнул через порог и очутился в большом, ярко освещенном помещении. По нему во всех направлениях в ужасе метались женщины, одетые в костюмы, которые напоминали оперетку низкого пошиба.

- Джули! - проорал капитан во всю силу легких и бросился вперед, пересекая комнату и оглядываясь по сторонам.

Он миновал большой фонтан и - скользя по мозаичному полу - побежал к дальней стене, где заметил несколько кабинок, отгороженных цветастыми ширмами.

В этот момент откуда-то с улицы послышались автоматные очереди. Фрост взглянул на часы. Жильдер не опоздал.

- Джули! Мисс Канаретти! - продолжал кричать Фрост.

Внезапно распахнулась какая-то дверь и из нее появились несколько охранников. Капитан дважды выстрелил; шедший первым мужчина вскрикнул и повалился на тех, кто следовал за ним.

Остальные рассыпались цепью и устремились на дерзкого пришельца, размахивая мечами. Фрост быстро расстрелял остаток зарядов в двух ближайших охранников и сменил магазин.

Он уже сориентировался, что попал в какое-то подобие гаремного вестибюля, а отсюда уже небольшие коридорчики вели в комнаты, где и обитали наложницы шейха.

Фрост метнулся к ближайшему коридору, по пути срывая рукой шелковые и атласные занавески. Женщины в ужасе удирали от него, пронзительно визжа и что-то выкрикивая на неизвестном Фросту языке.

А стрельба снаружи все усиливалась, послышались даже несколько взрывов Джули Пульман сумела сама, без помощи греческого торговца оружием, раздобыть некоторое количество гранат и теперь Жильдер и его люди успешно их использовали.

Однако следовали поторопиться - наверняка уже совсем скоро в игру вступят отряды тайной полиции шейха, а то и воинские подразделения. И станет совсем жарко.

Фрост - метким выстрелом уложив еще одного охранника - проломил тонкую дощатую перегородку и ворвался в какую-то комнату. А на пятки ему уже наступали - размахивая мечами - семь или восемь парней, которые явно не отличались особым дружелюбием.

Капитан развернулся и всадил две пули в грудь ближайшему преследователю. Это несколько охладило пыл остальных и заставило их задержаться. Но зато в стену над головой Фроста ударили пули. Оказывается, не все охранники ходили с незаряженными пистолетами.

Капитан укрылся за каким-то восточным диваном и опорожнил магазин "Хеклера и Коха", отправив в лучший мир еще двух слуг шейха Али Хасана Фудани. Затем вскочил на ноги и осмотрелся.

Силы противника все увеличивались. Фрост бросился дальше по коридору, заглядывая во все комнаты, которые попадались на пути. Резким движением он сорвал с головы и лица шелковые черные шарфы - маскировка была уже не нужна, а ткань мешала дышать. Затем капитан достал новую обойму и хотел на ходу перезарядить пистолет, чтобы не терять времени.

Фрост бежал, словно молодой олень; заворачивая за угол, он неожиданно столкнулся с какой-то преградой. Преграда оказалась огромных размеров мужчиной в чалме и с неизменным мечом в руке. Это был, наверное, самый крупный экземпляр среди охранников дворца.

Мужчина яростно завопил и выкрикнул что-то, звучавшее довольно угрожающе, но смысла Фрост не понял. Но зато капитан понял другое - он остался совершенно безоружным против этого монстра, ибо еще не успел вставить в "Хеклер и Кох" новую обойму, а просто держал ее в руке.

- Америка! - злобно взвыл охранник с такой гримасой, будто произнес какое-то неприличное слово.

И налетел на Фроста, потрясая мечом и размахивая огромной рукой, больше похожей на ковш экскаватора.

Капитан швырнул ему в лицо ставшую бесполезной обойму и охранник невольно отшатнулся, замедлив развитие атаки. Фрост в отчаянии оглянулся. Его взгляд упал на тело мужчины, которого он пристрелил перед этим и которое лежало в нескольких шагах позади.

Пистолета на нем не было видно, поэтому капитан - одним прыжком преодолев разделяющее их расстояние - схватил меч охранника. Разворачиваясь, чтобы встретить гиганта, который вновь устремился в наступление, Фрост успел подумать, что он понятия не имеет, как обращаться с этой штукой. То ли дело М-16.

А охранник несся на него, словно рассвирепевший буйвол, на его губах играла садистская улыбка.

- Америка! - орал он в возбуждении.

"Ну, что ж, - подумал Фрост, - будем пользоваться мечом так, словно это всего лишь штык, прикрепленный к стволу автоматической винтовки. Господи, помоги".

Он взмахнул рукой и два блестящих лезвия скрестились, послышался звон стали. Лица противников были теперь совсем близко друг от друга. По щекам Фроста стекал пот.

"Кто бы мог подумать, что у меня такая одышка", - мысленно удивился капитан.

Он отскочил назад и присел, клинок охранника свистнул у него над головой. Тут же Фрост нанес удар мечом по ногам великана, но тот неожиданно резко подпрыгнул и лезвие лишь рассекло воздух.

Фрост выпрямился и бросился бежать по коридору, преследователь тяжело сопел у него за спиной.

А снаружи продолжали трещать автоматы и рваться гранаты. Шум стоял невообразимый, ибо все новые женщины - на сей раз в весьма откровенном нижнем белье - словно тараканы выскакивали из щелей и с воплями метались по гарему, внося свою лепту в оглушительную какофонию звуков.

Фрост продолжал бежать, вот он резко свернул в какой-то боковой проход. Там капитан задержался, пытаясь преодолеть дрожь в руках, чтобы наконец вставить новую обойму в "Хеклера и Коха".

Но охранник - несмотря на свои размеры - передвигался очень быстро, и прежде чем Фрост успел зарядить оружие, вновь появился рядом, яростно размахивая мечом и по-прежнему крича во все горло:

- Америка!

Видимо, более грязных ругательств он не знал.

Фрост в отчаянии сунул пистолет за пояс, а обойму - в зубы, и нанес удар своим клинком. Промахнулся на ярд, не меньше. Великан-охранник презрительно захохотал.

Теперь он явно наслаждался своим преимуществом: несколько раз ловко перебросил меч из правой руки в левую, выполнил три-четыре искусных фехтовальных приема, чтобы поразить неграмотного чужеземца своим мастерством и лишить его последних иллюзий.

Но вот ему надоело паясничать, и охранник нанес удар. Фрост успел подставить свое оружие, но мощный толчок швырнул его на колени. Меч противника взвился над его головой, но капитан сумел быстро уклониться и откатиться в сторону.

Еще лежа, он опять отбил меч араба и вскочил на ноги. Но тот нападал снова и снова, лезвие мелькало перед глазами Фроста, а сил в руках - он чувствовал оставалось все меньше и меньше.

- Америка!

Боевой клич великана разрывал капитану барабанные перепонки.

Он в очередной раз ушел корпусом в сторону, чтобы избежать удара, и понял, что долго так не выдержит. Внезапно краем глаза он заметил появившуюся невесть откуда женщину со светлыми волосами. Это не была Джули Пульман, следовательно, оставалось уповать, что это Луиза Канаретти.

Фрост на миг отвлекся и араб тут же воспользовался этим - только чудом капитан уклонился от очередного страшного удара, но зато потерял равновесие и полетел на пол.

Правда, противник тоже зацепился своей огромной рукой за какой-то выступ, и Фрост успел подняться на ноги раньше, чем лезвие охранника рассекло его пополам.

- Вы Канаретти? - прохрипел Фрост, не глядя на блондинку.

Все его внимание было поглощено великаном и мечом, который тот сжимал в руках.

- А кто же еще? - ответила девушка.

Фрост бросил на нее быстрый взгляд и окаменел. Девушка была не одна - за собой она волокла лежащего на одеяле неподвижного человека. Очередную блондинку. Ее глаза были закрыты, кожа отличалась неестественной бледностью. То была Джули Пульман. Джули Пульман без сознания.

Араб наконец собрался с силами и возобновил атаку. Фросту снова пришлось падать на колени и откатываться в сторону. Таким манером они добрались до какого-то каменного ограждения - видимо, парапета, окружавшего один из фонтанов.

Араб свирепел все больше и больше - забава перестала ему нравиться, он мечтал поскорее добраться до американца и отрубить ему голову.

Но ярость - плохой помощник в бою. Фрост этим воспользовался. Когда охранник в очередной раз взмахнул мечом, капитан не стал выполнять свой обычный маневр, а просто бросился на великана мечом вперед.

Тот испугался, отшатнулся, но успел отбить клинок Фроста, направленный ему в живот. Однако острое лезвие с силой ударило его по правой ноге, рассекло бедро до самой кости. Хлынула кровь.

Решив довершить дело, Фрост подскочил к охраннику и ударил его коленом в пах. Но ожидаемой реакции не последовало. Наоборот, охранник захохотал и сделал попытку схватить капитана за горло своей огромной ручищей. Тот еле успел отступить.

- Осторожно! - крикнула где-то позади Луиза Канаретти. - Они тут все евнухи.

- И ты только теперь это вспомнила? - рявкнул Фрост.

Несмотря на то, что из широкой раны на ноге араба хлестала кровь, он не думал прекращать борьбу и упорно надвигался на американца. Тот уже был на последнем издыхании.

Фроста спасла его любовь к кинематографу. Каким-то проблеском через его мозг пролетело воспоминание о старом фильме, герой которого применял один интересный трюк, когда ему приходилось сходиться с кем-нибудь в рукопашной.

Фрост незаметно опустил левую руку и отстегнул штык, висевший на боку.

Араб взмахнул мечом, капитан подставил свое оружие, и лезвия снова столкнулись в воздухе. Охранник оскалился в злобной улыбке. Это было последнее, что он сделал в жизни.

Фрост резко двинул левой рукой вперед и вверх; от сильного удара его запястье едва не хрустнуло. Но зато улыбка мгновенно сошла с лица великана. Он в изумлении выкатил свои круглые глаза, несколько раз дернулся и упал. Умер сразу.

Фрост отступил на шаг от огромного окровавленного тела и тыльной стороной ладони вытер пот со лба.

- Благослови, Бог, того, кто изобрел огнестрельное оружие, - хрипло проговорил он.

Потом бросил меч на пол, перезарядил "Хеклер и Кох" и поспешил туда, где были Луиза Канаретти и Джули Пульман.

Глава тринадцатая

- А кот вы, собственно, такой, черт побери? А, наверное, вас прислал мой отец? Старый...

- Помолчи, - бросил Фрост. В данный момент Луиза Канаретти меньше всего его интересовала. Он склонился над телом Джули. - Ее что, накачали наркотиками?

- Снотворным, - ответила Луиза уже не таким агрессивным тоном. - Она работала с вами?

- Угу. А зачем это было нужно?

- Ну, знаете, это как наркоз после операции...

- Какой еще операции?

Луиза Канаретти с трудом проглотила комок, застрявший в горле, и опустила глаза.

- Ну... в общем... шейх пришел сюда и начал избивать одну из женщин, а Джули вступилась за нее. Она просто вышла из себя, она назвала его трусом, который только и способен, что издеваться над женщинами. А он... он приказал отрезать ей язык. Я тут ничего не могла...

Она умолкла, не поднимая головы.

Грохот автоматического оружия все усиливался, разрывы гранат тоже звучали ближе. Зато крики и визг прекратились почти совсем, ибо большинство женщин уже удрали из гарема.

- Что? - переспросил Фрост, не веря своим ушам. - Отрезал язык? Господи Боже!

Он посмотрел на лицо Джули, спокойное бледное лицо. Ее губы были плотно сжаты.

"Уже навсегда", - подумал Фрост с горечью.

- Эй, послушайте, - снова пришла в себя Луиза Канаретти, - лучше бы вы забрали нас отсюда, иначе и Джули, и мне придется еще хуже. Да и вам не поздоровится.

Фрост как в трансе медленно поднял голову.

- Да, конечно, я увезу вас отсюда. Но...

Он почувствовал, что его горло сжал спазм, Капитан нагнулся и поднял на руки безжизненное тело женщины.

- Но этот подонок, этот сукин сын...

- Осторожно!

Фрост неловко развернулся, держа Джули на руках, но и не выпуская из ладони пистолет. По коридору прямо на них бежал один из охранников, размахивая мечом.

- На, сука! - прорычал Фрост, посылая в его направлении две пули.

Мужчина волчком крутнулся на месте и упал на пол лицом вниз, прижав руки к груди.

- Ладно, давай сматываться, - коротко бросил Фрост Луизе.

Он подошел к телу охранника, наклонился и попытался вытащить из-за его пояса традиционную "Беретту". Но Фросту было очень неудобно делать это с Джули на руках.

- Давайте я помогу, - предложила Луиза. Она схватила оружие и посмотрела на капитана.

- Молодец, - похвалил тот. - По пути постарайся раздобыть еще пару пушек. Они нам пригодятся. Ты умеешь обращаться с такими штуками?

- Я дочь своего отца, - гордо ответила Луиза Канаретти.

Но голос ее звучал прерывисто, на глаза навернулись слезы. Лицо Фроста смягчилось.

- Ну, ладно, крошка. Сейчас мы им устроим изящную жизнь.

Фрост двинулся вперед со всей возможной скоростью, неся Джули на руках. Она была почти такого же роста, как и он сам - по крайней мере, когда носила туфли на каблуках - и весила тоже не так мало, как на первый взгляд.

Капитан мельком взглянул на Луизу Канаретти и подумал, что она довольно смешно выглядит в восточных шароварах, какой-то прозрачной накидке и с пистолетом в руке.

- Как быстрее выйти к западным воротам дворца?

- Сюда.

Девушка показала на массивную дубовую дверь в конце коридора.

- О'кей, мисс Канаретти. Вперед.

- Оставьте эту "мисс". Мои друзья зовут меня Луи. А вас, мистер, как вас там, я уже считаю своим другом.

Фрост невольно улыбнулся. Девушка опередила его и побежала к двери. По дороге она подобрала еще три пистолета и меч.

Фрост следовал за ней, пытаясь не отставать, и с сожалением думал, что если его сегодняшняя удача осталась на прежнем уровне, то дверь наверняка окажется запертой на амбарный замок.

Когда он добежал, Луиза уже безуспешно сражалась с дверной ручкой, закусив губу в бессильной злобе.

- Она закрыта!

Фрост обреченно пожал плечами, приподнял тело Джули Пульман и положил его себе на плечо. Затем взял "Хеклер и Кох" в левую руку, а правой забрал у Луизы один из трофейных пистолетов.

- Как ты думаешь, зачем люди придумали огнестрельное оружие? - спросил он и отступил на шаг от двери. - Отойди.

Он вскинул "Беретту" и одну за другой послал три пули в то место, где должен был находиться замок.

- Стань сзади и поддержи меня, если я потеряю равновесие, - сказал он Луизе.

Девушка обошла Фроста и уперлась руками в его спину. Капитан поднял правую ногу и изо всех сил ударил по двери. Он действительно чуть не потерял равновесие, но дверь распахнулась с грохотом.

За ней оказались еще двое охранников, которых капитан тут же пристрелил, использовав оставшиеся в магазине "Беретты" патроны. Одному из стражей пуля попала в пах и тот громко вскрикнул от боли, прижимая руки к нижней части живота.

- Вот этот уж точно не евнух, - пробормотал Фрост и перешагнул через порог. - Куда теперь? Девушка огляделась и указала пальцем:

- Туда.

- Бежим.

И они побежали. Тело Джули Пульман свешивалось с плеча Фроста, а в обеих руках он сжимал пистолеты. Луиза двигалась немного сзади.

Из-за поворота впереди появились еще несколько охранников - Фрост перестал их считать, дойдя до шести - и бросились вперед, потрясая мечами и испуская дикие вопли.

Фрост открыл огонь. Тут же он услышал звуки выстрелов у себя за спиной и оглянувшись - увидел, что Луиза Канаретти тоже включилась в игру, держа пистолет в вытянутой руке, словно стрелок в тире.

- Умница! - крикнул Фрост, перекрывая грохот. - Дай им жизни, ублюдкам!

Словно идя навстречу его пожеланиям, девушка метким выстрелом уложила одного из охранников. Те, которые еще стояли на ногах, где-то попрятались, воя от страха.

- За мной! - скомандовал Фрост и ободряюще улыбнулся Луизе.

До него внезапно дошло, что она сейчас в прямом смысле слова сражается за свою жизнь. Сам Фрост, конечно, тоже не хотел умирать, но для нее это имело совсем другой смысл.

Ведь если шейх приказал отрезать Джули язык за пару необдуманных слов, то можно представить, что он сделает с Луизой, когда узнает, что она стреляла в его охранников.

Выстрелы продолжали звучать в помещении - люди шейха палили по ним из укрытия, без особого, впрочем, успеха. Фрост и Луиза наконец добежали до конца коридора, но капитан успел расстрелять боезапас и второй "Беретты". "Хеклера и Коха" он берег на крайний случай. Луиза отдала ему очередной пистолет, подобранный рядом с трупом кого-то из охранников, да и сама обзавелась двумя.

- Теперь я понимаю, почему мой папа подался в гангстеры! - крикнула она. Это действительно потрясающее ощущение!

Фрост бросил на нее недоверчивый взгляд.

- Ты так считаешь? Ну, ладно, двигаем дальше. Куда теперь?

Но тут он и сам сориентировался и со всей возможной скоростью побежал на звуки автоматных очередей, которые доносились откуда-то слева. Грохнула еще одна граната.

Через несколько шагов Фрост увидел прямо перед собой живую стену из дворцовой стражи и солдат в форме. Видимо, вооруженные силы Акарана тоже приняли участие в боевых действиях.

А за этой толпой Фросту удалось разглядеть и своих собственных ребят - по крайней мере, некоторых из них, - которые вели ответный огонь.

Капитан повернулся к девушке.

- Эй, Луи, ты когда-нибудь играла в американский футбол?

- Я? Нет. А что...

- Я тоже нет. Ну, сейчас будем учиться. Нам надо пробиться сквозь защиту соперника и забить гол. Ты готова?

Девушка посмотрела на пистолеты в своих руках.

- Да. Ну, сейчас мы им накидаем.

- Вперед!

Фрост бросился бежать, во все горло выкрикивая самые грязные ругательства из известных ему. А знал он их немало. Луиза Канаретти бежала рядом. Они в четыре ствола палили в спины людей шейха, которые в изумлении поворачивались, тараща глаза.

Некоторые опомнились довольно быстро и попытались оказать сопротивление, но тут же прогремел взрыв, потом еще. Фрост видел, как его товарищи переходят в контратаку и напирают на противника.

"Ну, - подумал он, - теперь нам осталось только пробиться на соединение с ними. И при этом остаться в живых".

Он три раза выстрелил из "Беретты", сразив двоих охранников, но еще несколько человек устремились на него. Фрост врезался в толпу как хищный ястреб в стаю уток. Отбросив пистолет, в котором закончились патроны, он вытащил штык и наносил им короткие точные сильные удары, вспарывая животы и рассекая шеи врагам. Рядом отчаянно сражалась Луиза Канаретти.

Раз за разом хлопал "Хеклер и Кох", брызгали огнем "Беретты" в руках девушки, сверкал штык, без промаха разя людей шейха Акарана.

Фрост в очередной раз взмахнул рукой, но тут услышал знакомый голос:

- Тихо, тихо! Свои! Это был Жильдер.

- Давай ее сюда! - крикнул он и подхватил Джули.

Фрост помог ему закинуть женщину на плечо и, облегченно вздохнув, схватил взамен М-16 и два запасных магазина, которые ему протянул Колдуэлл Майлс с ободряющей улыбкой.

- Уплати-ка им должок, Хэнк.

Фрост вскинул автоматическую винтовку к плечу и открыл огонь. Они отрезали язык Джули Пульман, и капитан жаждал крови. Он стрелял и стрелял, меняя магазины и не замечая больше ничего кругом.

Внезапно он понял, что грохочет уже только его М-16. Майлс положил руку ему на плечо. С другой стороны стояла Луиза Канаретти.

- Все кончено, - сказала девушка. - Они мертвы или разбежались. Ты победил.

Фрост видел, что она права - впереди были только трупы и кровь. Но в любой момент могло появиться подкрепление. Пора было уходить отсюда. Фрост посмотрел на Луизу.

- Одного из них я не смог достать сегодня, - глухо сказал он. - Возможно, мне не удастся это сделать и завтра, и через год, и через два. Но рано или поздно я доберусь до него. И он может уже сейчас писать завещание.

Он сложил руки рупором у рта и прокричал, обращаясь к молчаливой громаде дворца?

- Ты слышишь меня, ублюдок? Али Хасан Фудани! Ты уже покойник. Это говорю я, Хэнк Фрост!

Глава четырнадцатая

Фургон - к счастью - оказался на месте, и Фрост мысленно возблагодарил Бога. Этот фургон они угнали еще вечером и загрузили его провизией и всем необходимым.

"Лендровер" они взорвали, чтобы сбить со следа погоню. Пусть думают, что участники нападения на дворец погибли. Но им повезло еще раз - люди шейха устремились совсем в другом направлении, разыскивая мужчину с одним глазом, двух женщин и наемников. Тех из них, которым удалось выжить.

Те, кто выжил... Фрост сидел в фургоне, голова Луизы Канаретти покоилась на его плече, а единственный глаз капитана не отрывался от лица Джули Пульман, которая лежала на подстилке на полу автомобиля.

Луиджи Лючиано погиб, когда бросился животом на гранату, чтобы спасти Больса и Смита.

Затем получил свое Больс - очередь из автомата буквально снесла ему голову с плеч.

Санни Смит принял три пули левой ногой и еще одну - правым предплечьем, но, по мнению Жильдера, должен был выкарабкаться, если не разовьется заражение крови.

Арон Коэн был ранен в руку, но не очень опасно. К этому времени кровотечение прекратилось, и он уверял всех, что с ним полный порядок.

Колдуэлл Майлс, американский ниндзя, вышел из заварухи без единой царапины, но в его глазах появилось какое-то новое ожесточенное выражение. Фрост подумал, что если бы он сейчас взглянул в зеркало, то увидел бы подобное выражение и в своем глазу.

Слишком большие потери, слишком большие даже для них, солдат фортуны. Сколько они убили охранников, никто не считал. Фрост пытался вспомнить, но не мог. Лишь одно капитан мог сказать определенно: после того, как он узнал о судьбе Джули, убийство людей шейха стало доставлять ему удовольствие. И это было тревожным симптомом.

И сейчас у Фроста была главная цель в жизни - уничтожить Али Хасана Фудани и капитан чувствовал, что пока не избавит мир от этого злого демона в образе человека, он не сможет спать спокойно.

Он пообещал себе сделать это. И не было тут места всякой поэтической ерунде, вроде священной клятвы мести; Фрост не призывал Бога в свидетели и не уверял, что отрежет шейху язык, дабы покарать его за совершенное преступление. Нет, он просто знал, что рано или поздно убьет его. Как это будет - неважно. Главное - отобрать жизнь у этого чудовища. Любым способом, даже самым прозаическим.

Фрост мог, в принципе, нарушить любое свое обещание, но только не то, которое дал самому себе. И уж тем более, не в этом случае, поскольку его обещание в равной степени касалось и несчастной изуродованной женщины - Джули Пульман.

Они ехали сквозь ночь, через пустыню, затирая следы шин с помощью все того же одеяла. К полудню добрались до заранее подготовленного места, в котором можно было отсидеться и переждать.

Это было высокое скалистое плато, на вершине которого стояли несколько давно покинутых людьми домиков. Здесь можно было отдохнуть некоторое время в относительной безопасности, даже в случае, если бы шейх организовал поиск с воздуха.

Несмотря на усталость, Фрост сидел по-турецки на полу в одном из домиков и сосредоточенно рылся в рюкзаке. Наконец он нашел то, что искал - бутылку виски. Открыл ее, поднес горлышко к губам и сделал большой глоток. А потом привалился спиной к стене, глядя перед собой.

В крыше помещения была дыра, и сквозь нее Фрост мог видеть голубое ясное небо, не подвергая себя воздействию палящих солнечных лучей. И так он сидел один и думал. Джули Пульман до сих пор не пришла в себя, но сердце ее билось размеренно и спокойно.

Морис Жильдер проверил и убедился, что Луиза Канаретти не преувеличивала язык действительно был вырезан, причем очень аккуратно и профессионально. Луиза объяснила, что шейх поручил эту "работу" дворцовому хирургу, а у того уже накопился приличный опыт такого рода операций.

Фрост снова глотнул из бутылки. Джули лежала в соседнем доме, а Луиза Канаретти пока приводила себя в порядок и переодевалась в те вещи, которые Джули привезла для нее.

Остальные наемники или отдыхали, или несли караульную службу снаружи. В первую смену заступили Жильдер и Майлс, как наименее пострадавшие во время сражения во дворце.

Фрост опять посмотрел на бутылку.

- Черт побери, - буркнул он и закрыл ее, завинтив пробку, чтобы не разлилось.

Он продолжал задумчиво смотреть на небо над головой, потом закурил сигарету и услышал чьи-то шаги.

Фрост повернул голову. Это была Луиза Канаретти, но он не сразу узнал ее. Одежду наложницы из гарема она сменила на брюки цвета хаки, рубашку с длинными рукавами и пару удобных легких сандалий.

- Как дела, Хэнк?

- Ты выглядишь потрясающе, Луи, - ответил Фрост, жадно затягиваясь сигаретой.

- Дай мне закурить, ладно?

- Конечно, возьми.

Он бросил ей пачку и зажигалку. Девушка поблагодарила кивком, вытащила сигарету, прикурила, затянулась и долго держала дым в легких.

Потом она села рядом с ним на пол и вернула пачку и зажигалку.

- Значит, мой отец нанял тебя и твоих парней. Я знала, что он не оставит меня в беде. Сколько он вам платит?

- Четверть миллиона долларов. Но работа этого не стоила, если ты не обидишься на такие слова.

- Да ладно, брось. Я поняла, что ты имеешь в виду. Ты чертовски смелый парень, Хэнк. Тебе об этом уже говорили?

- Да, я догадываюсь, - ответил Фрост.

- А что ты собираешься предпринять в отношении того дела?

- Не волнуйся, я разделаюсь с шейхом. Не знаю, правда, когда, но...

- Я не об этом.

- А о чем?

Выпитое на голодный желудок виски оказывало свое действие, и Фроста начинало клонить в сон, но он боялся уснуть, чтобы ему не приснилась Джули Пульман.

- Я говорю об этих хреновых фашистах. Они работают на шейха - я подслушала один разговор и знаю это. Они собираются укокошить...

Фрост резко вскочил на ноги, услышав звук выстрела, который прогремел где-то рядом. В следующий миг он уже выскочил из домика и бежал по пыльной улочке, сжимая М-16 в обеих руках. Порыв ветра бросил ему в лицо горсть песка, но он даже не заметил этого. А потом раздался громкий крик Жильдера:

- Сюда! Черт возьми, сюда! Скорее!

Фрост свернул и помчался на голос, к домику, в котором они оставили Джули Пульман.

Он заметил в дверном проеме Жильдера, который склонился над чем-то, а потом выпрямился и повернулся. Фрост никогда не видел, чтобы негр был таким бледным.

Он подбежал ближе, с трудом переводя дыхание. Глаза Мориса смотрели строго и скорбно.

- Наверное, она пришла в себя раньше, - сказал он глухо, - и спрятала под одеждой один из пистолетов, которые мы захватили во дворце. Господи, зачем?

Он тряхнул головой и скрылся за углом дома. Фрост оттолкнул Луизу Канаретти, которая уже стояла рядом.

- Побудь здесь.

Затем он вошел в домик. Здесь не было дыры в потолке, и освещение было слабое. Фрост только обрадовался этому.

Джули Пульман лежала на полу, возле ее правой руки валялась "Беретта". Она выстрелила себе в висок, и теперь ее лицо и голова представляли собой ужасное зрелище.

Фрост медленно опустился на колени рядом с телом. Пол был покрыт толстым слоем пыли, а на нем капитан вдруг увидел слова, выведенные пальцем. Это было посмертное послание Джули Пульман.

"Хэнк Фрост, ты молодец. Спасибо тебе за все. Надеюсь, ты закончишь дело и доставишь Луизу к ее отцу. Извини, у меня не было другого выхода. Люблю тебя. Джули".

Фрост взял одеяло, валявшееся в углу, и накрыл тело. Потом тяжелым шагом вышел из домика. Луиза все еще стояла у входа.

Фрост закурил сигарету и посмотрел ей в лицо.

- Жильдер и остальные отвезут тебя к отцу. А я остаюсь. У меня есть еще работа.

- Вот тут ты прав, - сказала девушка со своим неподражаемым нью-йоркским акцентом. - У тебя действительно есть работа. Эти фашисты на жаловании у шейха. Ты знаешь, кого они собираются прикончить?

- Мне все равно. Пусть хоть друг друга перебьют.

- А сейчас тебе не будет все равно. Шейх Акарана - один из этих фанатиков-исламистов, которые ненавидят Америку, ненавидят всех прогрессивных арабских лидеров, ненавидят Израиль, короче, ненавидят всех, кто не является таким же фанатиком!

- А мне плевать на них! - рявкнул Фрост.

- Ты дурак. Если они осуществят то, что задумали, мир вполне может оказаться на грани третьей мировой войны. Я подслушала разговор во дворце и знаю...

- Ну и что?

Луиза Канаретти закусила губу и отпустила Фросту звонкую пощечину. Капитан удивленно и с некоторым уважением посмотрел на нее.

- Эти двое фашистов собираются переодеться в форму израильских коммандос и совершить покушение на Президента Египта. А потом во всем обвинят евреев! Ты понимаешь, к чему это может привести?

Фрост продолжал смотреть на девушку. Это все было словно страшный сон. Бойня во дворце, отрезанный язык Джули Пульман, потом ее самоубийство, теперь вот еще какие-то фашисты, готовящиеся убить Президента Египта. Кошмар.

- Ты слышишь меня? - Луиза уже почти кричала.

- Да, я слышу тебя, - спокойно сказал Фрост.

Алкоголь уже испарился из его мозга.

- Я хорошо тебя слышу. Мы наблюдали за теми двумя, когда они тренировались, но не знали, кого они собираются убить. Где это будет? И когда?

- Я не знаю. Мне помешали дослушать до конца. Один из охранников заметил меня, и я получила ремнем по заднице, чтобы не лазила, где не надо.

Голос Фроста прозвучал как-то безжизненно и равнодушно, когда он сказал:

- Там, в пустыне, мы видели что-то вроде трибуны, с которой выступают с речами. И еще там были копии каких-то древних статуй и дворцов.

- Отвези меня туда, - оживилась Луиза. - Я изучала археологию. Возможно, я смогу опознать это место.

- А что, если нас поймают? Если тебя поймают?

- Ты правда хочешь это знать?

Фрост посмотрел на нее и кивнул, мельком подумал, что выражается она скорее как героиня детективного романа, а не как кандидат исторических наук.

- Тогда, - медленно, но решительно произнесла Луиза, - я сделаю то же, что и Джули. Али Хасан Фудани никогда больше не затащит меня в свое логово.

- Ладно, - ответил Фрост, чувствуя громадную усталость, которая внезапно навалилась на него. - Я отвезу тебя туда, а потом посмотрим. Сейчас нам надо похоронить...

- Я зайду в дом, - твердо сказала девушка. - Если мы собираемся похоронить ее, то надо сменить одежду. Она бы не хотела лечь в землю в этих тряпках наложницы шейха.

- Да, но... это зрелище не для тебя.

- А разве когда они вырезали ей язык, это зрелище было для меня? А нас всех заставили смотреть. В порядке воспитания, сказал Фудани. И улыбался при этом. Ублюдок хренов...

Фрост молча повернулся и отошел. Девушка скрылась в домике. Капитан еще услышал сдавленный крик, но потом все было тихо.

"Если бы я был женщиной, - подумал он угрюмо, - я бы сейчас вопил во весь голос".

И он двинулся через плато к своему временному жилищу. Погасшая и забытая сигарета свешивалась из угла рта, М-16 покачивалась на правом плече, единственный глаз смотрел в землю.

"Значит, он улыбался, - подумал Фрост. - Фудани улыбался..."

Глава пятнадцатая

Жильдер и Майлс остались возле машины, а Фрост с Луизой направились к тому месту, где двое неизвестных ранее отрабатывали покушение на Президента Египта.

За все время поездки - а она заняла несколько часов - они не обменялись и десятком фраз. Вот и теперь капитан и девушка шли молча.

Машинально переставляя ноги, Фрост обдумывал ситуацию, в которой теперь оказался. Он прекрасно понимал, что стал чуть ли не врагом номер один для всего мусульманского мира. Ведь несмотря на свою мерзкую натуру и приверженность к исламскому фундаментализму, шейх Али Хасан Фудани пользовался все же большим влиянием в регионе.

Ему ничего не стоило представить вторжение в гарем как надругательство над святым для каждого правоверного понятием семьи и собственности. А человек, обвиненный в таком преступлении, не может рассчитывать на долгую жизнь.

Теперь каждый приверженец ислама будет почитать своим священным долгом отомстить Фросту за оскорбление святыни и не колеблясь убьет его при первой возможности.

И, принимая во внимание все это, капитан уже не сможет обратиться ни к одному из лидеров арабского мира, даже самому прогрессивному, даже к Президенту Египта - и предупредить об опасности.

Да, можно подключить израильские спецслужбы - евреи не питали теплых чувств к Фудани - однако "Моссад" не много тут могла бы сделать, учитывая международную обстановку. Обвинения в адрес шейха должны быть гораздо более аргументированными, нежели те, которыми располагал Фрост, чтобы появилась возможность принять действенные меры.

Даже если бы ему поверили, расследование заняло бы много времени, а вот времени-то как раз было мало - судя по всему, покушение планировалось на ближайшие дни.

И Фрост без особой радости понял, что у него опять нет другого выхода. Он сам должен остановить убийц и помешать покушению. Помочь ему здесь могут только друзья-наемники, да еще дочка Джозефа Канаретти. Но основное ему предстоит сделать самому и на него же ляжет ответственность за предотвращение мировой войны.

- Ты что-то сказал? - спросила Луиза.

- Нет, ничего. Это ветер. Скоро уже придем на место, это там, за той грядой.

- Хорошо, - ответила девушка и чуть ускорила шаги.

- Подожди, не спеши. Сначала надо проверить местность, а то еще нарвемся на теплую встречу.

- Понятно, - согласилась Луиза.

Они остановились у первого бархана. Затем двинулись - осторожно и бесшумно - наверх, увязая в песке. В нескольких футах от вершины Фрост лег на живот, жестом приказал девушке лечь рядом и дальше они уже продолжали путь по-пластунски.

Добравшись до цели, Фрост приподнял голову и посмотрел вниз, в ложбину. Декорации по-прежнему находились на месте, но вот актеров видно не было.

- Кажется, никого нет, - шепнул Фрост Луизе. - Ну, теперь твоя очередь. Смотри и вспоминай.

- Господи Боже, - сдавленно произнесла девушка, - да я же знаю это место. Видишь вон то здание... И эти статуи? И фасад дворца... Это Долина Царей, священное место в Египте. Перед тем, как меня похитили, я как раз читала об этом в каком-то историческом журнале. В древности там был храмовый город, сейчас он частично восстановлен. А Президент собирался выступить там с речью.

- Ну и...

- Какое сегодня число?

- Ты сошла с ума?

- Оставь свои шуточки. У нас в гареме не было календаря. Какое сегодня число?

Фрост посмотрел на свою "Омегу" и назвал дату.

- О Боже, осталось только четыре дня, нет, пять. Вот что они придумали совершить покушение, когда Президент будет выступать с речью по поводу завершения первого этапа реставрационных работ. Он собирается говорить о культурном наследии Египта, о его вкладе в широкую культуру. Чтобы западные страны лучше осознали, что нынешний Египет неразрывно связан с Египтом фараонов и пронес его величие через века.

- Да, для фашистов это будет весьма увлекательная лекция.

- Сукины дети. Но как мы можем остановить их, Хэнк?

Фрост посмотрел на девушку.

- Я ждал этого вопроса. И боялся его.

Он вновь перевел взгляд на бутафорскую трибуну, пытаясь запомнить каждую деталь увиденного. Интуиция подсказывала, что это ему очень понадобится в будущем.

- Ладно, прежде всего надо выбраться из Акарана. Пока мы здесь, у нас связаны руки. А затем, наверное, придется обратиться к израильским спецслужбам.

Фрост прервался, напрягая память. В его голове упорно крутилось одно имя, вернее - часть имени. Он вспомнил, что несколько лет назад работал в тесном контакте с одним египетским сотрудником службы безопасности.

- Как же его звали?

- Кого? - удивленно спросила девушка.

- Да этого египтянина, с которым мы как-то встретились. Он мне понравился тогда - опытный, компетентный, настоящий профессионал. С ним можно иметь дело. Да как же его...

Он вспомнил густые усы, тронутые сединой волосы, умные черные глаза. Египтянин был лет на десять старше Фроста. А, есть! Шариф Абдусалем. Он работал в египетской службе безопасности, в каком конкретно отделе - капитан не знал.

- Шариф Абдусалем...

- Чего ты ругаешься? - спросила девушка.

- Я не ругаюсь, - с неожиданным раздражением ответил Фрост. - Так зовут того парня. Если мне удастся отыскать его и если он меня помнит, то наша задача упрощается. Он знает, что я не какой-нибудь трепач, поверит мне. Ладно, давай выбираться отсюда. Ты уже насмотрелась?

Девушка не ответила. Фрост начал спускаться по склону. Сам он уже видел достаточно. Более чем достаточно.

Фрост решил, что незачем привлекать к операции Жильдера и остальных. Они тут ничем не могли помочь. С фальшивыми документами, которые у них были, и без оружия они могли спокойно пересечь границу. Ведь люди шейха искали главным образом мужчину с одним глазом и двух светловолосых девушек.

Поэтому Фрост отдал друзьям остававшийся еще "Лендровер", а они с Луизой взяли фургон. Иметь дело с фургоном было более рискованно - ведь эта машина использовалась при нападении на дворец.

Капитан решил выбрать тот путь отхода, который они разработали вместе с Джули и при помощи доверенного лица, греческого торговца оружием. Было условлено, что на самом дальнем участке границы Акарана каждый день в определенное время будет находиться вертолет. Машина будет ждать в течение десяти минут, а затем улетит. Так что теперь Фросту и девушке оставалось только добраться на место и молить Бога, чтобы вертолет все еще придерживался графика.

Жильдер и остальные наемники не хотели оставлять их одних, аргументируя это тем, что в случае встречи в пустыне с патрулем шейха у Фроста не будет шансов. Но капитан твердо ответил, что решение принято, что только разделившись они смогут выбраться из страны, а потому все разговоры на эту тему прекращаются.

Они условились, что если все пройдет хорошо, их встреча состоится на Крите через два дня.

Раскаленный днем воздух пустыни делал даже саму мысль о еде невыносимой, но когда Фрост и Луиза Канаретти наконец разбили лагерь на ночь, капитан с жадностью набросился на продукты, которые были, к сожалению, уже далеко не самыми свежими.

Разжигать огонь они не осмелились и просто сидели в тени фургона, укрывшись за очередным барханом. Луиза некоторое время провела в машине, занимаясь своим туалетом, а потом вышла и опустилась на песок рядом с Фростом. Тот посмотрел на нее и отметил, что лицо девушки чисто вымыто, а волосы аккуратно расчесаны.

Заметив его взгляд, Луиза немного смутилась.

- Ты же сказал, что у нас достаточно воды, вот я и решила...

- Все нормально, Луи. Ты отлично выглядишь, - усмехнулся Фрост.

- О чем ты думаешь?

- Да так, обо всем и ни о чем. Тебе это неинтересно.

- Ты спас мне жизнь, И меня интересует все, что касается тебя.

- Напрасно, - ответил Фрост.

- А если я так хочу?

- Твоему отцу это не понравится.

- Ой-ой-ой! Ты думаешь, что если тронешь меня, то он нашлет на тебя наемных убийц?

- Можно задать тебе вопрос? - не отвечая, спросил капитан. - Насколько я знаю, ты окончила хорошую школу, училась в университете, причем была одной из лучших студенток. Так почему ты...

- Изъясняюсь на языке уличных девок, ты хотел сказать?

Фрост пожал плечами.

- Ну, можно и так сформулировать.

- Я делала это специально. По крайней мере, раньше. Теперь это уже стало привычкой.

Понимаешь, я всегда знала, чем занимается мой отец. Дети замечают намного больше, чем думают взрослые. Я узнала, что отец был большим человеком в мафии, возможно даже Капо де тутти капи, если ты понимаешь, о чем я говорю. И я никогда не забывала об этом.

Правда, первое время мне было очень стыдно, я даже хотела быть дочерью другого человека. Но потом увидела, что моя мать любит отца, любит по-настоящему. И я тоже его люблю. Он всегда к нам хорошо относился, был внимателен, ласков. Я говорю сейчас не о подарках и таком прочем, нет, главное, что он все время был рядом с нами, даже когда уезжал. Ну, ты меня понимаешь?

- Нет, - покачал головой Фрост и закурил сигарету. - Тебе повезло больше, чем мне. Я не очень люблю вспоминать свое детство.

- Ой, извини, я не хотела... Короче, я твердо решила, что когда вырасту, не буду заниматься криминалом, не женское это дело. И легче всего на свете для меня было бы изменить прежний образ жизни, например - заговорить так же, как и те девчонки из приличных семей, с которыми я ходила в школу.

Но... ведь мой язык, язык, которым мы пользовались дома, остался по сути единственной ниточкой, которая связывала меня с семьей. Таким образом я могла показать им, что все равно люблю их, более того - уважаю их и не считаю для себя чем-то зазорным... Наверное, это звучит очень глупо, да, Хэнк?

- Может то, что ты сделала, и глупо, - задумчиво ответил Фрост. - Но не причина, по которой ты решилась на такой поступок. Нет, это вовсе неглупо, и ты молодец, Луи.

- Послушай, Хэнк...

- Что?

- Похоже, ты никогда этого мне не предложишь. Наверное, смерть Джули мешает... И не думай, пожалуйста, что я одна из этих давалок, которые ложатся под каждого. Но... ты не хотел бы переспать со мной?

- Скажи, а как твои родители умудрились произвести на свет такую светловолосую голубоглазую итальяночку?

Девушка рассмеялась, на ее щеках появились ямочки, и это понравилось Фросту.

- Ну, моя мать действительно итальянка, но вот ее отец был швейцарцем. Наверное, это у меня какой-то атавизм; знаешь, как гены перескакивают через поколение?

- Атавизм, - повторил Фрост. - Ну, ладно, теперь ясно.

Он протянул руку, обнял Луизу за плечи и привлек к себе.

- Ты уверена, что хочешь этого?

- Да... И не в знак благодарности за спасение моей жизни. Просто ты мне действительно нравишься.

- Ты глупая ветреная девчонка, - сказал Фрост, и крепко прижался губами к ее рту.

Девушка сомкнула руки у него на шее. Капитан провел ладонями по ее телу, чувствуя, как оно поддается ему. Он слышал прерывистое дыхание Луизы, ощущал его на своем лице.

Только теперь Фрост понял, как ему нужно было что-то, способное отвлечь его мысли от того, что случилось. Что-то, что позволило бы ему снова вернуться к жизни, почувствовать себя человеком. И Луиза Канаретти дала ему это.

Он так впился в нее губами, что девушка вскрикнула, но потом лишь сильнее прижалась к нему.

Глава шестнадцатая

Утром, когда они тронулись в путь, Фрост решил съехать с дороги и двигаться через пустыню. Ведь чем ближе граница, тем вероятнее встреча с патрулем.

Правда, из-за сыпучего песка скорость уменьшилась почти вдвое, к тому же приходилось останавливаться перед каждой новой грядой барханов и проверять, нет ли засады. Этим занимался Фрост, но подъемы и спуски под жарким солнцем давались ему со все большим трудом.

Заметив это, девушка предложила свою помощь, и капитан - после некоторого колебания - разрешил ей несколько раз самой провести разведку. По крайней мере она умела стрелять, в этом Фрост убедился во время сражения во дворце.

До границы оставалось уже каких-нибудь десять километров. Фрост сидел за рулем фургона и медленно плавился в раскаленной утробе кабины. Мотор работал на холостых оборотах и еще больше усиливал жару, сжигая такой необходимый кислород. Луиза Канаретти как раз взбиралась на песчаный холм, чтобы осмотреть местность.

Фрост взглянул на часы. Если их ничто не задержит, к границе они должны подъехать как раз к тому времени, когда сядет вертолет. Он хотел крикнуть и поторопить девушку, но передумал. Она и так устала гораздо сильнее, чем делала вид.

Фрост терпеливо ждал. Он закурил сигарету и снова посмотрел на часы. Потом проверил свой "Хеклер и Кох", с которого уже скрутил глушитель. Теперь это было ни к чему. Под левой рукой в кобуре у него был браунинг калибра девять миллиметров.

Луизе он дал кольт армейского образца и несколько запасных магазинов. Фрост понимал ее решимость наложить на себя руки, если плен окажется неизбежным, но он пообещал себе, что сам убьет ее раньше, чем девушка успеет пустить себе пулю в лоб. Ведь она была католичкой и самоубийство для нее являлось одним из смертных грехов. Фрост не мог позволить ей умереть с сознанием чего-то такого.

Он поднял голову и увидел, что девушка спускается с бархана, вернее съезжает с него, явно торопясь и размахивая руками, чтобы привлечь его внимание.

Капитан вылез из кабины. Когда Луиза подбежала ближе, он увидел в ее глазах ужас и отчаяние. И тут же понял, в чем дело - до его ушей долетел рев нескольких двигателей. Звуки раздавались где-то совсем рядом за барханами.

Фрост прыгнул обратно в машину, включил зажигание и сбросил тормоз, ожидая, когда девушка залезет в машину. Он вновь посмотрел на гряду песчаных холмов. Наверху одного из барханов вдруг появился человек в форме солдата вооруженных сил Акарана. В его руках был автомат АК-47 советского производства.

- Черт возьми! - рявкнул Фрост, выворачивая руль автомобиля левой рукой и хватая пистолет правой. Он высунул ствол в окно и дважды нажал на спуск. Видимо, обе пули попали в цель, поскольку солдат подпрыгнул и исчез из вида, перелетев через гребень бархана.

Фрост услышал отчаянный крик Луизы:

- Хэнк! Они едут сюда! Там десяток "Лендроверов" и куча солдат!

Капитан бросил пистолет на сиденье.

- Быстрее! Шевели ногами!

Он тронул машину с места, на малой скорости двинулся навстречу девушке, а когда та ухватилась руками за поручень, нажал на газ. "Лендровер" взревел и прыгнул вперед.

- Я здесь! - раздался голос Луизы.

Фрост оглянулся и увидел, что передовая машина преследователей тяжело переползает через бархан. Он выжал газ до предела, перескочив сразу на третью скорость и молясь в душе, чтобы сыпучий песок не сыграл с ним какую-нибудь злую шутку.

- Что мне делать? - крикнула Луиза с заднего сиденья.

- Возьми оружие и стреляй по ним. Что еще тебе остается делать?

Капитан вывернул руль вправо; "Лендроверы" шейха приближались, растянувшись цепью, чтобы отрезать им пути отхода. Передовая машина была уже не более чем в тридцати ярдах. В этот момент заговорил пулемет, установленный на одном из автомобилей.

Тут же ответный огонь открыла Луиза - она взяла лежавшую на полу М-16 и от души поливала преследователей свинцом. Однако видимого урона им пока не наносила, насколько Фрост мог видеть.

Он резко крутил руль то вправо, то влево, пытаясь не дать пулеметчику как следует прицелиться, и это ему удавалось. Пока.

Фрост насчитал двенадцать машин, которые устремились за ними в погоню, а на них - три десятка солдат с автоматами и винтовками.

Пулеметчик стрелял, не переставая, пули взрывали песок вокруг их машины. Фрост снова повернул направо, видя, что его хотят отрезать от гряды барханов. Возможно, они были ближе к границе, чем капитан рассчитывал. Что ж, надо делать именно то, чего противник не хочет допустить. Это вполне логично.

Фрост переключился на первую скорость, совершил еще несколько крутых поворотов и - сделав солидный крюк и оттянув на себя преследователей - вновь рванулся к заветной гряде.

Ему удалось проскочить между двумя вражескими "Лендроверами", а в следующий миг он просто протаранил третью машину - тяжелый фургон смял ее бампер и отбросил автомобиль с дороги.

Примолкший было пулемет вновь подал голос. Несколько пуль продырявили обшивку фургона.

- Ложись, - крикнул Фрост девушке. - Скорее!

Лобовое стекло разлетелось вдребезги, осколки усыпали и Фроста, и переднее сиденье. Капитан мысленно похвалил себя за то, что догадался надеть темные очки - он очень переживал за свой единственный глаз. В последнее время мысль о сохранности его органа зрения все чаще преследовала капитана, стала чем-то вроде мании. Фрост предпочел бы лучше умереть, чем остаться слепым на всю жизнь.

Фургон начал взбираться по склону. Два "Лендровера" устремились за ним. Фрост внезапно дал задний ход, и его тяжелый автомобиль просто столкнул преследователей с холма. А потом опять принялся штурмовать бархан. Позади слышался скрежет металла и испуганные крики людей.

Пулемет вновь начал их нащупывать, пули свистели все ближе, и капитан молился, чтобы они не попали в двигатель, радиатор или бензобак. Он включил вторую скорость и продолжал тянуть машину по склону песчаного холма наверх.

Луиза все так же вела ответный огонь и Фрост - чуть повернув голову увидел, как она меткими выстрелами сбросила с "Лендровера" двоих солдат, которые покатились по песку, забрызгивая его кровью.

- Молодец, крошка! - крикнул он, перекрывая шум двигателя и грохот выстрелов.

- Спасибо на добром слове, - ответила девушка и выпустила длинную очередь в направлении ближайшей машины.

- Попробуй достать пулеметчика, - посоветовал Фрост.

- Или, еще лучше - выведи автомобиль из строя. Сможешь?

- Обижаешь, Хэнк, - фыркнула Луиза, сменила магазин и М-16 вновь затарахтела.

Они были уже рядом с вершиной холма, но тут машина что-то стала сдавать. Фрост, яростно ругаясь, крутил руль и дергал ручки. Ему удалось заставить фургон сделать последнее усилие и автомобиль тяжело перевалился через гребень бархана. Теперь капитан всеми силами пытался удержать его, чтобы он не полетел вниз кувырком, а как можно более плавно спустился в ложбину.

Оглянувшись, он увидел, что один из "Лендроверов" тоже преодолел препятствие и движется за ними. Луиза выпустила в его направлении очередь, но это не помогло - машина не снижала скорость. Однако девушка продолжала упорно долбить ее из М-16.

И добилась своего. Видимо, пуля попала в бензобак, потому что вдруг прогремел оглушительный взрыв, объятый пламенем "Лендровер" подпрыгнул и покатился вниз по склону, дребезжа, словно пустая консервная банка.

Фрост продолжал крутить руль и переключать скорости. Ложбина медленно, но неотвратимо приближалась. До нее было уже каких-нибудь двести ярдов, не больше.

Какое-то шестое чувство заставило Фроста посмотреть на часы. До появления вертолета оставалось пять минут. Всего лишь пять минут!

Фургон был уже у самого основания бархана. Но на гребне его вдруг появился "Лендровер", оснащенный пулеметом, ствол которого брызгал огнем. Фрост глянул в зеркало заднего обзора и понял опасность.

- Пригнись, Луи! - крикнул он. - Этот гаденыш опять взял нас на мушку!

- Спокойно, Хэнк, он свое получит, - невозмутимо ответила девушка и шарахнула по "Лендроверу" из М-16.

Фрост вывернул шею, желая взглянуть на результат, и увидел, что машина замерла на гребне бархана, ее лобовое стекло перестало существовать, а пулемет умолк.

- Я беру тебя в свою команду, родная! - восторженно крикнул капитан. - В любой момент, когда захочешь.

Появился еще один "Лендровер", и капитан решил, что ему, видимо, тоже пора принять участие в перестрелке. Он протянул руку и схватил лежавший на сиденье "Хеклер и Кох".

Не забывая о руле, он прицелился и выстрелил. Потом еще раз и еще. Машина зарылась носом в песок и замерла.

- Ты попал в нее! - крикнула Луиза.

- Естественно, - буркнул Фрост, вновь бросая пистолет на сиденье и беря руль обеими руками.

Когда он поднял голову, то сразу вспомнил все рассказы о том, что в пустыне часто бывают миражи. Что ж, оставалось надеяться, что вертолет, который показался вдали, таким миражом не являлся.

Фрост выжал газ и погнал фургон вперед. Только бы пилот не испугался стрельбы и не повернул. А уж когда они пересекут воображаемую линию, служившую здесь границей между государствами, солдатам шейха не останется ничего другого, как только прекратить преследование.

- Держись, Луи, - крикнул он девушке. - Прямо по курсу вертушка!

Теперь он почему-то был уверен, что это именно та машина, которую они ждут, а граница находится не более чем в пятистах ярдах от гряды барханов.

Но пока радоваться было рано - погоня продолжалась, и вот еще два "Лендровера" появились на гребне холма. Огонь со стороны противника заметно усилился.

- Осторожно, Хэнк! - крикнула Луиза. Фрост увидел мушку ее винтовки прямо перед своим носом.

- Что ты делаешь, черт возьми?

- Как что? Пытаюсь подстрелить этих придурков.

Капитан не успел ничего сказать, М-16 выплюнула струйку огня. Один из солдат, державший в руках автомат Калашникова, вылетел из машины и покатился вниз по склону. Но остальные продолжали обстреливать фургон.

Фрост, сжав зубы, гнал машину вперед, на сближение с вертолетом. В один момент ему показалось, что тот собирается повернуть в сторону от границы. Капитана прошиб холодный пот, несмотря на жару.

- Нет! - заорал он изо всех сил. - Подожди, мать твою!

Но пилот, конечно, не мог его слышать. Фургон мчался по песчаной долине, пять "Лендроверов" преследовали его, словно свора собак. А вертолет совершал какие-то непонятные маневры, как будто раздумывая, что ему предпринять.

- Он не знает, мы это или нет! - крикнул Фрост. - Давай, милая, посигналь ему!

Девушка секунду раздумывала, а потом решительно рванула блузку на груди, Оставшись в одном бюстгальтере, она высунула в окно руку с куском белой материи и принялась отчаянно размахивать ею.

- Ну, ты и придумала, - рявкнул Фрост, но тут же сообразил, что другого сигнального средства у них просто нет.

Вертолет теперь находился ярдах в ста от них. Вот он начал снижаться и вскоре завис в нескольких футах от земли.

- Приготовься выскочить и бежать, - скомандовал Фрост Луизе Канаретти, яростно крутя руль.

Он с силой ударил ногой по тормозу, машина резко остановилась, и капитан выпрыгнул из кабины, с пистолетом в левой руке и М-16 в правой. Он видел, как девушка тоже покинула автомобиль, не переставая стрелять по приближающимся "Лендроверам". Фрост хотел крикнуть ей, что уже хватит, но он сам бы не услышал собственного голоса из-за грохота выстрелов и рева вертолетного двигателя.

Он бросился бежать, иногда оборачиваясь и посылая несколько пуль в направлении преследователей.

Луиза была в десяти футах от него впереди, и уже подбегала к хвостовому винту вертолета.

На миг желудок Фроста обдало холодом - а вдруг это не та машина, которую они ждали? Но теперь уже было поздно выяснять. Через пару секунд он был возле вертолета, крутящиеся винты поднимали тучи песка, словно в песчаную бурю. Отплевываясь, капитан выпустил остаток зарядов в ближайший "Лендровер", разнеся лобовое стекло, и прыгнул к двери вертолета, забросив винтовку за спину.

Он ухватился за поручень, подтянулся, его подхватили чьи-то руки, и через секунду он был уже в кабине. Вертолет стремительно набирал высоту, оглашая окрестности ревом двигателя.

Фрост встряхнул головой, огляделся и увидел Луизу. Рядом с ней стоял смуглый мужчина. Он улыбался.

- Меня зовут Мехмет, капитан Фрост, - сказал он. - Я работаю на одного греческого коммерсанта. Вы меня помните?

Это был человек в феске. Фрост готов был расцеловать его и прижать к груди. Вертолет развернулся и взял курс на север, удаляясь от границ Акарана.

Глава семнадцатая

Фрост сидел на грубом деревянном стуле, его ноги покоились на невысоком каменном бордюре. Далеко внизу под ним синело море.

Они находились в доме греческого торговца оружием на острове Крит уже почти сутки. Фрост взглянул на стрелки "Омеги" - девять тридцать утра. Он проспал восемь часов, но чувствовал себя так, словно уже месяц не смыкал глаза.

После полета вертолетом через пустыню их ждала утомительная автомобильная поездка к морю, затем какой-то катер доставил их на гидроплан, а гидроплан на Крит.

У Мехмета были для них наготове все необходимые документы, визы, паспорта. Фальшивые, конечно, но изготовленные на высоком уровне. Таможенники в аэропорту ничего не заподозрили.

Затем капитана и Луизу Канаретти отвезли в резиденцию грека. Тут Фрост проглотил два двойных виски и завалился спать. Луиза провела ночь рядом с ним, положив голову ему на плечо и негромко постанывая во сне. Когда Фрост проснулся, его правая рука совсем онемела.

Утром на кухне Луиза приготовила яичницу с ветчиной и поджарила картофель. Они позавтракали. И вот теперь Фрост сидел на стуле, допивал свою шестую чашку кофе и смотрел вниз, на бескрайнее синее море с белыми барашками волн.

Фрост радовался жизни и мысленно благодарил судьбу, что остался в живых после всех этих приключений.

Мехмет поехал в город, чтобы убедиться, что Жильдер и остальные благополучно покинули Акаран. Он также обещал разузнать, каким образом можно связаться с Шарифом Абдусалемом, сотрудником египетской службы безопасности, который был крайне необходим Фросту, чтобы предотвратить покушение на Президента Египта.

Капитан посмотрел на часы, чтобы узнать дату. Если Луиза - которая опять отправилась спать - не ошиблась, то до выступления Президента оставалось всего три дня, даже меньше. Мехмет - бесценный помощник - должен был проверить и это.

Фрост допил кофе, отставил чашку и закурил сигарету. Потом повертел в руках зажигалку, старенькую "Зиппо". Да, выглядит она уже не очень, но сколько же ей пришлось всего перенести - штормы на море, песчаные бури, арктический холод и тропические дожди.

А зажигалка работала! Фросту нравились вещи, которые выполняют свои функции в любых условиях. Возможно, потому, что он и сам был чем-то вроде такой вещи.

- Капитан Фрост, капитан!

Он оглянулся и увидел Мехмета, который приближался быстрым шагом, возбужденно размахивая руками.

- Доброе утро, Мехмет. Вы выяснили что-нибудь?

- Да, сэр, - отдуваясь и с трудом переводя дыхание, ответил мужчина. - Все сделал, как вы сказали. Президент Египта выступит с речью вечером послезавтра в Долине Царей. Ваши друзья прибудут на Крит через три дня. Они уже в безопасности и сейчас находятся на борту пассажирского теплохода, идущего своим обычным маршрутом. В случае вашего отсутствия я могу встретить их и устроить.

- А как насчет контакта с Абдусалемом? Человек в феске энергично закивал.

- Это тоже было сделано. Я выяснил адрес фирмы, под прикрытием которой он работает. Если Аллах будет милостив и он окажется на месте, вы сможете поговорить с ним по телефону уже сегодня.

Фрост посмотрел на мужчину с благодарностью, но еще не все до конца понимая.

- Так у вас есть и телефонный номер?

- Да, капитан, конечно.

- Дайте его мне, - сказал Фрост, поднимаясь на ноги, - и покажите дорогу к ближайшему телефону. И молитесь вашему Аллаху, чтобы он послал нам удачу.

Он взял листок бумаги с написанным на нем номером и недоверчиво покачал головой. Мехмет отлично сработал.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем его соединили с. нужным абонентом. В трубке что-то долго трещало, шипело и щелкало, но наконец нее же раздался долгожданный гудок.

Фрост еще не знал, что он будет говорить, но решил не играть в прятки, а выражаться максимально ясно.

Трубку поднял мужчина и сообщил, что Фрост разговаривает с представителем фирмы, специализирующейся на торговле коврами. Капитан почувствовал, что скоро его начнет тошнить от обилия продавцов ковров.

- Моя фамилия Фрост, - сказал он. - Мне нужно поговорить с одним из ваших сотрудников, Шарифом Абдусалемом. Несколько лет назад мы с ним встречались на... международной ярмарке. Дело в том, что глава вашей компании - я бы назвал его президентом - находится в опасности. Я могу помочь ему избежать ее, но сначала мне необходимо поговорить с Абдусалемом. Скажите ему, что звонит парень с одним глазом, с которым он был в Женеве. Тот, который все время шутил.

Мужчина на другом конце провода пробормотал что-то, и Фросту даже показалось, что связь прервалась. Прошло несколько минут, и когда капитан уже собирался попросить телефонистку повторить вызов, трубка внезапно ожила.

- Шариф Абдусалем слушает, - сказал глубокий приятный голос с сильным акцентом.

- Шариф? Это Хэнк Фрост. Вы помните меня?

- Я помню ваши шутки, приятель. И слышал, что недавно у вас возникли некоторые проблемы с властями одной соседней страны. Вероятно, вы хотите отдаться?

- Отдаться? А, вы имеете в виду - сдаться. Нет, не хочу, - автоматически ответил Фрост. - Я не совершил никакого преступления. Я все вам расскажу позже. Насколько свободно мы можем говорить?

- Не очень совсем, - после некоторого раздумья ответил Абдусалем.

Фрост подумал, что с английским у египтянина стало хуже. Наверное, не было практики в последнее время.

- Вы поняли, кого я подразумевал под президентом торговой компании? Тот парень сказал вам?

- Он сказал, что вы сделали интересный намек. Думаю, мне понятно, о ком вы говорили. Его ждет опасность?

- Да, такая же опасность, как и та, которую мы тогда устранили в Женеве. Это очень серьезно. Если мы не успеем принять меры до послезавтра, в Долине...

- Не говорите. Я знаю место, которое вы хотите называть. Где мы можем встретиться?

Фрост несколько секунд напряженно раздумывал.

- Сколько времени мне понадобится, чтобы с Крита попасть в Тель-Авив?

Абдусалем помолчал, а потом ответил:

- Нейтральная территория, да? Очень хорошо. Вы можете прибыть на место еще сегодня вечером. Я буду находиться в баре моего отеля в течение ночи и вечера.

Он продиктовал Фросту название гостиницы.

- Да, я знаю этот отель, - сказал капитан.

- Очень хорошо. Тогда будем встречаться сегодня вечером.

В трубке раздались гудки.

Фрост понимал, что сейчас Абдусалем запустит в ход всю свою машину, чтобы выяснить, кто или что может угрожать Президенту. Он считал агента египетской службы безопасности одним из самых компетентных людей в этой области, несмотря на его кажущееся добродушие и мягкий, почти сонный голос. Внешность часто бывает обманчива.

Что ж, оставалось надеяться, что египтянин оправдает высокое мнение о нем.

- Мехмет! - крикнул Фрост. - Мне сегодня нужно быть в Тель-Авиве. Вы можете это устроить?

Он двинулся вниз по ступенькам, направляясь в спальню, чтобы разбудить Луизу Канаретти.

Он с сожалением подумал о том, что этой ночью ему уже наверняка не придется спать.

Глава восемнадцатая

Фросту всегда нравился Тель-Авив, а сейчас особенно. Ведь если и было в мире какое-то место, свободное от агентов шейха Али Хасана Фудани, так это именно Израиль.

Правда, был один существенный минус - пришлось оставить на Крите оружие. Однако здесь Фрост ничего не мог поделать и пришлось подчиниться обстоятельствам.

Он устроился в том же отеле, что и Абдусалем, воспользовавшись очередным комплектом фальшивых документов на себя и Луизу Канаретти, которые с легкостью достал где-то незаменимый Мехмет.

"Такого человека очень полезно иметь под рукой", - подумал довольный Фрост.

И вот новоиспеченные мистер и миссис Штреберг вышли из своего номера и по лестнице - Фрост не доверял эскалаторам после одного неприятного случая спустились на первый этаж, где размещался бар.

Капитан не знал, под каким именем живет в гостинице Абдусалем, но это не имело большого значения.

Людей в баре было довольно много, и он выглядел как любое подобное заведение от Манхэттена до Сингапура, с обшитыми деревом стенами, неярким освещением и кондиционерами, очищающими воздух от избытков табачного дыма.

Фрост, ведя девушку за руку, вошел в помещение и двинулся через зал, оглядываясь по сторонам. Он направлялся в дальний конец бара, где было несколько отдельных кабинок. Капитан догадывался, что Абдусалем, скорее всего, будет находиться именно там, ибо стены кабинок давали хоть какое-то ощущение изоляции.

Внезапно Фрост остановился и крепче сжал руку девушки. Она повернула к нему голову, в ее глазах было удивление.

- Это он, - негромко сказал Фрост и двинулся к одной из кабинок, где за столиком сидел высокий смуглый мужчина с густыми усами и бокалом мартини в руке.

- А вы все сохраняете дистанцию, - с улыбкой сказал ему Фрост, - Все так же выглядите на десять лет старше меня.

- И я вижу вас, каким ожидал, - тоже с улыбкой ответил мужчина. - Но не буду вспоминать прошлое, потому что с нами присутствует дама.

Абдусалем поднялся на ноги и протянул руку Фросту. Капитан пожал ее. Египтянин посмотрел на девушку.

- Это Луи, - представил ее Фрост.

- О, какой красивый имя. А меня зовут Шариф. Пожалуйста, давайте присядем и будем заказывать выпить.

Фрост усадил Луизу на стул между Абдусалемом и собой, а потом и сам дал отдых ногам. Египтянин подозвал официанта, девушка заказала джин с тоником, Фрост - чувствуя, что надо повторить курс лечения - двойное виски со льдом, а Абдусалем остался верен мартини.

- Кажется, мусульманам нельзя употреблять алкоголь? - спросил Фрост с улыбкой. Абдусалем засмеялся.

- А евреям нельзя ничего делать в субботу. Но это их очень мало беспокоит, когда надо провести военную операцию.

- Ребята, вы всегда так начинаете разговор? - осведомилась Луиза Канаретти, делая глоток из своего бокала.

Мужчины переглянулись, потом посмотрели на нее и все трое звонко рассмеялись.

- Вас хотят разыскать много-много людей, - сказал Абдусалем Фросту. - Вы это знаете?

- Да, - кивнул капитан. - Популярность - это приятная штука.

- Конечно, но если кто-то из них вас поймает, это будет уже очень неприятная штука.

- Послушайте, - снова не выдержала Луиза, - может все-таки поговорим о деле?

- Она права, - кивнул Фрост и поднял бокал, качнул его в руке, позванивая кубиками льда.

- Хорошо, - сказал Абдусалем. - Вы вспоминали о проблеме для президента моей компании, так? Можно говорить более определенно?

- Хочешь объяснить ему? - спросил Фрост у Луизы.

- Нет, лучше ты.

- Ладно, - кивнул Фрост и посмотрел на египтянина, - О переполохе в гареме вы уже слышали. Дело в том, что отец Луи нанял меня, чтобы вытащить ее оттуда. Девушку похитила банда торговцев "белыми рабынями" и продала шейху Фудани. Так же ее отец нанял Джули Пульман...

- Это та женщина-детектив? - спросил Абдусалем.

- Да. Она была детективом. Джули сумела проникнуть в гарем, чтобы предупредить Луизу, но там шейх приказал отрезать ей язык за то, что она назвала его трусом и палачом. Когда мы выбрались оттуда, Джули застрелилась.

- Это очень плохо, - с грустью покачал головой Абдусалем. - Совсем нехорошо, когда умирает молодая женщина. И она могла бы подтвердить вашу историю. Я бы поверил ей.

Сейчас мне трудно верить, что Фудани есть готов на покушение. О его моральные качества говорят очень плохо, но политический убийство лидера арабского мира...

- Слушайте дальше. Луиза видела, как он общается с двумя парнями, которые, вероятно, с большим уважением относятся к идеологии фашизма. И вот они-то и собираются убить Президента Е... вашей торговой компании. А я и мои люди - еще до встречи с Луи - видели, как эти двое в пустыне отрабатывали сценарий покушения.

Я показал девушке то место, и она сразу узнала Долину Царей. А ваш Президент готовится выступить там...

- Я знаю. Один мой хороший друг будет отвечать за его безопасность.

- Да, но Фудани ничто не остановит, - вмешалась Луиза. - Он псих, он хочет начать новую мировую войну. Эти его долболомы...

- Долбо... как? - переспросил Абдусалем.

- Ну, парни, фашисты, которые на него работают, будут переодеты в форму израильских коммандос.

- Ага, - сказал египтянин. - Значит, если нашего Президента убьют или даже нет, все равно обвинят израильтян. И тогда Фудани, который очень хочет начинать войну всех арабов против евреев, будет иметь хорошее... как это... козырь.

- Вот именно, - кивнул Фрост. - Но вопрос в другом: как мы можем помешать этому?

Он прикурил сигарету и принялся вертеть в пальцах свою верную подругу "Зиппо".

- Вы хорошо сделали, что пришли ко мне с таким сообщением, - сказал Абдусалем. - Но почему но "Моссад", почему не Интерпол?

- Я обдумывал такие варианты. Но у израильтян не хватило бы времени, чтобы как следует подготовиться. Ведь они граждане другого государства. А вы именно тот, кто нужен в такой ситуации, я бы сказал - среднее звено. Что же касается Интерпола, то у него вообще нет возможности вмешаться. Что бы они смогли? Начать расследование? Да они провозились бы с ним полгода, тем более, что Фудани уж постарался бы насовать им палок в колеса.

- Насколько вы уверены, что информация отвечает правде? - спросил египтянин.

- Но я же слышала своими ушами, - возбужденно приподнялась на стуле Луиза.

- Я уверен, - серьезно сказал Фрост. - Если они еще не изменили планы, то покушение состоится.

- А что должен делать я? - осторожно спросил Абдусалем.

Он взял бокал и допил мартини.

- Ну... - Фрост пожал плечами, Египтянин поднял руку.

- Когда вы сказали мне это по телефону, я приложил усилия, чтобы обеспечить очень большие меры безопасности, Наши агенты будут искать этих фашистов по всей стране и на границе. Я уже много сделать и еще больше буду делать.

Но... вы должны понимать меня. После стрельбы в гареме, если я скажу моему начальству, кто передал мне информацию, у него будут много подозрений, Трудно верить, что шейх Фудани - уважаемый человек - готовит такой большое преступление.

Я не могут быть способен уговорить нашего Президента не делать выступление, это не есть возможно. И я не могу очень сильно увеличить меры безопасности. Они и гак хорошие, и Фудани это конечно знает и понимает. И если они действительно хотят сделать покушение, то они придумали план, как обмануть нашу обычную охрану.

Египтянин изъяснялся довольно путано, но основное Фрост нее же понял. Он покачал головой.

- Так вы считаете, что у нас нет возможности как-то повлиять на ход событий?

- Да. Но только одна вещь есть. Вы и девушка видели тех людей и видели, как они... это... репетируют покушение. Я так сказал?

- Да, но если я ступлю ногой на землю мусульманского государства, и меня узнают, то мне конец, - ответил Фрост.

- Но не тогда, если вы помешаете убить Президента такой страны.

- А если мы не сможем этому помешать?

- Я буду сделать все, что могу, чтобы защитить вас.

- Черт возьми, - буркнул Фрост, гася сигарету в пепельнице. - Ну и ситуация...

- Ну что, Хэнк? - нетерпеливо спросила Луиза Канаретти.

Фрост посмотрел на нее.

- Ничего. Я бы лучше спустился в ад, но... у меня, кажется, нет выбора.

- Очень хорошо, - удовлетворенно произнес Абдусалем. - Сегодня ночью я буду делать много телефонных звонков и буду усиливать безопасность Президента. Завтра мы будем уезжать в Египет. У нас есть надежный дом, где вы и девушка можете оставаться. А потом...

- А потом, - перебил его Фрост, - я опять начну играть в прятки со смертью. Замечательная перспектива.

Он одним глотком допил свое виски и потянулся за новой сигаретой.

Глава девятнадцатая

"Возможно, думал Фрост, дом этот и надежен, но уж о комфорте говорить не приходится".

Он находился в пригороде Каира, недалеко от столицы, и представлял собой скорее скромную квартирку, в которой, вдобавок, не открывались окна. Зато они были снабжены пуленепробиваемыми стеклами и стальными жалюзи, опускавшимися изнутри.

Тут был кондиционер, телевизор, набитый продуктами холодильник, электрическая плита и ворох газет и журналов, от последних выпусков бульварной прессы до научных альманахов.

Фрост подумал, что это чтиво отражает вкусы и запросы обитателей домика, которые жили здесь до него.

Шариф Абдусалем отвез капитана и девушку на место и предупредил, что заглянет вечером, чтобы обсудить ситуацию, которая сложится к тому времени. Это означало, что в течение всего дня Фрост и Луиза вынуждены будут оставаться в добровольном заточении...

Им нельзя было покидать дом, ибо если бы Фроста узнали на улице, то немедленно арестовали бы. По сведениям египтянина, шейх Фудани уже обзавелся фотографиями капитана и Луизы и разослал их в полицейские управления всех исламских государств.

Сначала Фрост со скуки включил телевизор, но вскоре выключил его за бесполезностью - он не понимал ни единого слова на языке, на котором изъяснялись в Египте. Телевизор - неизвестно по каким причинам - принимал всего лишь одну местную станцию.

Фрост, словно тигр в клетке, расхаживал по комнате, время от времени заглядывая на кухню, чтобы проверить, как там Луиза. Наконец он вошел туда, прислонился спиной к холодильнику и открыл рот, чтобы спросить, чем это она занимается.

Но девушка опередила его. Она подошла к холодильнику и бесцеремонно отодвинула Фроста.

- Отвали, Хэнк.

Он послушно "отвалил", девушка открыла холодильник, взяла что-то и вновь закрыла дверцу. Затем преспокойно повернулась спиной к Фросту и посвятила все свое внимание кухонному столу.

Капитан пожал плечами и подошел ближе.

- Так что ты, собственно, делаешь?

- Я делаю нам завтрак. А ты что думал - атомную бомбу?

- Ага, - глубокомысленно изрек Фрост. - Значит, завтрак?

- А что, не похоже?

Луиза повернулась к нему, сжимая в руке нож для резки мяса.

- О нет, - с деланным испугом отшатнулся Фрост. - Я пошутил.

Девушка усмехнулась.

- Я тоже.

Он положил руку ей на плечо.

- Пойдем со мной на минутку.

- Но мясо подгорит...

- Выключи плиту.

- Тогда оно испортится.

- Пусть портится. Выключай.

- Ага, значит тебя я уже разогрела, а мясо пусть остывает?

- Соображаешь, - усмехнулся Фрост.

- А что, по телевизору ничего нет?

- Закрой рот.

Фрост обнял ее, взял сзади за волосы и легонько отогнул голову девушки назад.

- Так ты собираешься поцеловать меня или снять скальп? - спросила Луиза.

- А как ты думаешь?

Но Фрост не стал ждать ответа. Он впился губами в ее рот, прижимая девушку к себе. Она сунула левую руку за спину. Фрост чуть скосил глаза. Луиза пыталась выключить плиту.

Они, не разжимая объятий, прошли в маленькую спальню, девушка одним движением сбросила на пол покрывало с кровати. Фрост начал расстегивать рубашку, Луиза поспешила ему на помощь. Потом она занялась своей собственной блузкой. Сняла ее, бросила на стул, затем расстегнула замочек бюстгальтера, выпустив на волю упругие груди.

- Меня всегда восхищало, - заметил Фрост, - как это ловко у вас, женщин, получается.

- Практика, - буркнула Луиза.

- Я могу рассказать тебе одну историю... - начал капитан.

- От которой у меня волосы встанут дыбом? - перебила девушка. - Не надо. Если бы я хотела, чтобы мои волосы встали дыбом, то пошла бы не в спальню, а в парикмахерскую.

- Неужели там такое делают?

- Да. Это называется химическая завивка. Ладно, я готова.

Она расстегнула джинсы, молнию, сунула большие пальцы рук за пояс и стянула сразу и джинсы и трусики. Одежда упала к ее ногам. Луиза сбросила сандалии и высвободила ноги.

Фрост тем временем избавился от брюк и всего остального и сделал два шага навстречу девушке.

- Ну, а что теперь, Хэнк? - спросила она.

- Как что? Будем играть в карты, - с улыбкой ответил Фрост.

- Да, это мысль, - кивнула Луиза. - Но... Она бросилась вперед и обхватила его руками за шею, капитан положил ладони ей на бедра. Он прижал ее к себе и поцеловал. Так они стояли некоторое время, а потом, движимые единым порывом, опустились на кровать. Девушка легла на спину, Фрост склонился над ней, продолжая целовать и ласкать ее тело. Его пальцы гладили грудь, живот, бедра Луизы.

Он почувствовал, как ее руки сомкнулись у него на спине, наклонился и шепнул ей в ухо:

- Могу поспорить, что когда ты танцуешь с парнем, то тоже любишь задавать тон.

- Да, надо признать, - со смехом согласилась девушка.

Фрост резко взялся за нее, раздвинул ноги и навалился всем телом. Но Луиза не разжимала рук. Фрост снова шепнул:

- А знаешь, мне это нравится. Продолжай задавать тон.

Девушка улыбнулась и взялась за работу. Фрост тихо постанывал от удовольствия, прикрыв свой глаз.

И все-таки он решил, что хорошего понемножку, и если ему доведется танцевать с Луизой, то уж там тон будет задавать только он.

Глава двадцатая

Фрост всегда радовался новой паре обуви. Абдусалем привез ему и Луизе комплект одежды, чтобы они выглядели как туристы. И среди этого была пара мягких белых кожаных туфель. В самый раз на его ногу. Правда, Фрост не очень любил белый цвет, но, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят.

Теперь он стоял перед зеркалом и оглядывал себя. Белые туфли, светлые полотняные брюки и белая спортивная рубашка с фирменным знаком на кармане. На шее висел японский фотоаппарат, но тут Абдусалем подчеркнул, что вещь казенная и выдана только на время операции. Повязки на глазу не было - вместо нее египтянин привез очки с тонированными стеклами.

Фрост надел их и вновь посмотрел на себя в зеркало.

- Неплохо, - пробормотал он, а потом вышел из спальни.

Луиза Канаретти - уже одетая - сидела в гостиной и разговаривала с Абдусалемом. На ней было желтое платье и белые сандалии. Рядом на столике лежала широкополая соломенная шляпка и сумочка.

Фрост посмотрел на египтянина.

- Ну, а что теперь?

- Мы будем ехать в Долину Царей. Я скажу вам по дороге, что я уже сделал. Сначала сядем в машину, а потом нас ждет вертолет. Вы уже были в Долине, Фрост?

- Нет, но не обижайтесь. Когда я был в Париже, то ни разу не видел Эйфелеву башню. А в Нью-Йорке даже не сходил посмотреть на Статую Свободы.

В неприметном автомобиле они проехали через окраину Каира. На небольшом служебном аэродроме их ждал военный вертолет. Фрост с интересом понаблюдал, как Луиза героически сражалась со своим платьем, которое поднимаемый винтами ветер пытался забросить ей на голову.

Капитан знал, что перелет будет долгим, а потому поудобнее расселся на скамье и прикрыл глаз. Абдусалем молчал, а Луиза Канаретти с благоговейным восторгом смотрела вниз, на древнюю египетскую землю. Ну, да понятно - она же была историком.

В домике, где они провели вчерашний день, Фрост нашел энциклопедию и несколько исторических книг на английском языке, и рано утром - когда Абдусалем еще не приехал, а девушка еще не проснулась - почитал немного, пытаясь восстановить в памяти названия и события, о которых когда-то рассказывали учителя в школе.

Фрост выяснил, что Долина Царей - известная также как Бибаль Эль-Мулюк вполне заслужила свое название. Здесь находились шестьдесят усыпальниц прежних правителей Египта, то есть шестьдесят были уже обнаружены, а сколько их еще хранила земля, никто не знал. Именно здесь раскопали могилу этого мальчика-царя, Тутанхамона, и только лишь одно это захоронение оказалось неразграбленным.

Фрост подумал, что все меры предосторожности и повышенная секретность, которую соблюдали египетские жрецы, в сущности, ничего не дали. Ведь большинство могил были разорены грабителями уже через несколько лет после захоронения.

Долина Царей была местом последнего земного пристанища фараонов в течение пятисот лет, начиная с пятнадцатого века до Рождества Христова. Богоравных правителей погребали тут вместе с их любимыми рабами, животными и драгоценностями, дабы те в загробной жизни - в которую свято верили древние египтяне - ни в чем не испытывали нужды.

Фросту было интересно, сумел ли хоть один из фараонов воскреснуть на том свете.

И тем не менее, могилы древних властителей были тесно связаны с современной жизнью. Вот и нынешний египетский Президент выбрал именно Долину Царей, чтобы со ступеней Луксорского храма произнести свою речь.

Этот храм был известен по всему миру благодаря своей замечательной архитектуре и грандиозным колоннадам. И речь Президента была обусловлена как раз завершением первого этапа реставрационных работ. Глава государства собирался говорить об истории Египта и международном значении этой страны как в стародавние времена, так и в современных условиях.

Вертолет летел вдоль русла Нила, великой египетской реки, долина которой была житницей империи фараонов, и параллельно Эс-Сахра Эш-Шаркия, Восточной пустыне, и направлялся в район, который в древности называли Верхним Египтом.

Фрост вспомнил, что правители страны носили двойную корону, символизировавшую единство Верхнего и Нижнего Египта.

Через некоторое время капитан задремал, его организм еще не пришел в норму после всех испытаний, которые ему довелось пережить в Акаране. Перед тем, как уснуть, Фрост вспомнил Джули Пульман и снова пообещал себе, что если выберется живым из очередной переделки, то обязательно приложит максимум стараний, чтобы расплатиться с шейхом Али Хасаном Фудани за то, что он сделал с Джули.

Фрост открыл глаз; Луиза Канаретти трясла его за плечо и кричала в ухо:

- Хэнк! Мы уже подлетаем!

Фрост зевнул, тряхнул головой, протер пальцами глаз и пожалел, что тут нельзя курить. Он потянулся и выглянул в иллюминатор. И застыл в изумлении.

Под ними развернулась величественная панорама Долины Царей, сверкал белоснежным мрамором в лучах яркого солнца знаменитый Луксорский храм. Фрост подумал, что все те фотографии древних строений, которые он видел, все фильмы на исторические темы не идут ни в какое сравнение с той картиной, которая сейчас открылась его единственному глазу.

Абдусалем тронул его за плечо.

- Скоро будем садиться, - сказал он. Фрост молча кивнул. Сейчас ему не хотелось разговаривать. По нескольким причинам.

Глава двадцать первая

Фрост подумал, что выступление президента - это для многих очень хорошая оказия. Люди везде одинаковы. Там, где собирается большая толпа, сразу возникают лоточники со своим товаром, который они громко расхваливают, музыканты с разнообразными инструментами, продавцы горячих и холодных закусок, напитков и сладостей.

Шум стоял невообразимый, и когда Фрост, Луиза и Абдусалем пробирались сквозь плотные ряды людей, египтянину приходилось почти кричать, чтобы его услышали:

- Вон там, смотрите, это трибуна. Скоро на нее будут подниматься министры и другие важные персоны. И Президент.

- Гляньте-ка, - сказала Луиза, - это же точная копия...

- Да, - буркнул Фрост, глядя на трибуну. - Но это настоящая, а копию мы видели в пустыне.

Он отметил, что убийцы отлично подготовились - их макет был выдержан до мельчайших деталей. Капитан вспомнил, что они даже установили в своем тренировочном лагере щит из пуленепробиваемого стекла, точно такой же, какой сейчас прикрывал подиум, на который поднимется Президент, чтобы произнести речь.

Фрост сказал об этом Абдусалему. Египтянин с сожалением покачал головой.

- Да, я согласен понимать, но пока у нас нет конкретных доказательств. Я не есть в состоянии быть в контакте с охраной Президента и отменить выступление или отложить его на другое время. Даже подиум передвинуть я не имею возможности.

- Так об этих фашистах вы ничего не выяснили? - спросил Фрост, протискиваясь мимо толстого мужчины, увешанного дешевыми наручными часами, словно новогодняя елка игрушками.

Он достал сигарету и закурил. Пряча в карман пачку "Кэмела", капитан увидел за изображением верблюда до боли знакомую пирамиду. Что ж, очень уместно.

- Мы не нашли людей, отвечающих какое описание вы дали, - ответил Абдусалем. - Никто такой не приехал в страну. Но пустыня есть очень большая и очень легко попасть в Египет... как это... нелегально.

И я хотел вас предупреждать, Фрост: если даже что-то будет случиться, все равно нам будет трудно доказать, что тут... как это... рукоприкладствовал шейх Фудани.

- Приложил руку, - машинально поправил Фрост.

- Да, я это хотел сказать. И эти люди, которые будут покушаться, они готовы на все, если пошли на такое дело. И если мы их арестуем, они не будут давать нам информацию, которую мы будем спрашивать. Они могут даже убить сами себя, что мы их не хотели арестовать. Как нам тогда будет доказывать?

- Замечательно, - прокомментировал Фрост не очень связную речь Абдусалема.

Внезапно капитан чуть не подпрыгнул, поскольку девушка крепко сжала его руку и ее длинные ногти больно впились в кожу.

- Какого черта... - начал Фрост.

- Это он, - прошептала Луиза, - вон там, смотри...

- Кто "он"?

- О чем вы говорите? - спросил Абдусалем.

- Да он же, один из фашистов, тот, молодой. Я видела его и второго с Фудани, они разговаривали о покушении. А потом меня заметили и надавали по заднице.

- Оставь в покое свою задницу, - прошипел Фрост.

- Где он? Показывай.

Луиза беспомощно оглянулась.

- Ну... я просто вдруг увидела в толпе его лицо. А потом он, наверное, ушел вон туда.

Она показала пальцем на храм, окруженный колоннами.

Абдусалем взглянул на Фроста. Что-то в его лице переменилось, глаза уже смотрели по-другому.

- Теперь я верю, что вы говорили правда, - сказал он.

- Эти следы от ногтей на вашей руке, они самые настоящие. Вот, вы будете брать это...

Он сунул руку под куртку, огляделся по сторонам и протянул Фросту револьвер.

Капитан бегло осмотрел оружие - кольт старого образца - и спрятал его под рубашкой.

- И вот это, - сказал Абдусалем, полез в карман и достал горсть патронов. - Возьмите.

Он наклонился ближе к уху Фроста и прошептал:

- Вы были видеть этих людей раньше. Я сейчас буду брать женщину с собой, мы пойдем к трибуне и будем осмотреть толпу. А вы идите в храм. Если вам будет понадобиться помощь, то остановите каждого полицейского и скажите ему мой имя. Мой брат есть очень важный человек из Каира. Он отвечает за безопасность Президента здесь и много-много его людей знают, кто я такой есть.

- Ладно, - хмыкнул Фрост и повернулся к девушке. - Эй, а ты не вздумай совершить какой-нибудь подвиг. Только не хватало, чтобы после всего этого еще и твой папочка взъелся на меня.

Луиза наклонилась к нему и быстро поцеловала в губы.

- Когда все закончится, я буду ждать тебя, Хэнк.

- Это угроза? - улыбнулся капитан, потом на миг сжал ее руку, повернулся и двинулся к беломраморной громаде храма, с трудом пробираясь сквозь густую толпу.

Через несколько шагов он оглянулся и увидел, что Абдусалем и Луиза уже затерялись в людской массе, среди туристов и одетых в бурнусы и балахоны местных жителей.

Энергично работая локтями, Фрост наконец выбрался к храму. Здесь народа было значительно меньше. Он остановился возле статуи какого-то из бесчисленных фараонов. В его голове крутилось имя: Рамзес Второй. Капитан хотел убедиться, не этот ли достойный джентльмен находится перед ним, и попытался прочесть надпись на постаменте, но тут же с улыбкой отвернулся.

- Жаль, что я провалил экзамен по иероглифам, - сказал он сам себе.

Оглядевшись, Фрост достал из-под рубашки револьвер. Это действительно был старый полицейский кольт тридцать восьмого калибра. Что ж, оружие неплохое, сила удара отменная, хотя, конечно, модель устарела и может преподнести сюрприз. Но выбирать было не из чего, а потому Фрост только пожал плечами и спрятал револьвер обратно под рубашку.

Повернувшись спиной к статуе - интуиция подсказывала ему, что это все-таки именно Рамзес Второй - он двинулся вдоль храма к трибуне. Перед глазами капитана была картина, которую он наблюдал в пустыне, в тренировочном городке, где убийцы отрабатывали сценарий покушения.

Он понял, что находится в нужном месте. Вот она, трибуна, за ней каменный фасад храма и пустое пространство между трибуной и толпой слушателей. Там, в пустыне, оно было огорожено флажками, а сейчас людей отделяли какие-то деревянные козлы, поставленные близко друг к другу.

Фрост повернулся и посмотрел на дальний угол храма, который был примерно в трехстах ярдах от места, где он сейчас находился. Вдоль фасада тянулся длинный ряд колонн, а где-то посредине виднелся широкий ступенчатый проход. И внезапно в мозгу Фроста все стало на свои места.

Он вспомнил пустыню и паутину деревянных строительных лесов, опутывающих макет храма. Леса были и здесь. А тогда по ним спускались двое мужчин - один со снайперской винтовкой, а другой с автоматом. Фрост на глаз оценил расстояние от небольшой площадки под крышей храма до трибуны, с которой будет выступать Президент. Тысяча ярдов, не меньше, но для хорошего стрелка с хорошим оружием это не представляло никакого препятствия. А в том, что убийца был хорошим стрелком, капитан нисколько не сомневался. Как и в том, что у него будет самое лучшее оружие.

Он вновь обвел взглядом фасад храма. Ему показалось, что он заметил какой-то блеск, что-то вроде солнечного зайчика. Вряд ли это был оптический прицел - профессионал обязательно предусмотрел бы такую возможность, но не исключено, что он просто решил закурить и забыл о том, что зажигалка тоже отражает солнечные лучи.

Фрост оглянулся на трибуну. Возле нее стоял полицейский в форме. Он не обращал внимания на капитана, но зато внимательно следил за толпой, которая все прибывала. А трибуна уже начинала постепенно заполняться людьми. В окружении офицеров в мундирах появился высокий, респектабельный, довольно смуглый мужчина в темном костюме с галстуком. Это и был египетский Президент. Фрост узнал его по фотографиям.

Пощупав рукой револьвер, который был заткнут за пояс и скрыт под рубашкой, Фрост быстрым шагом двинулся к полицейскому. Ему хотелось бежать со всех ног, но он сдержался, понимая, что это привлечет к нему ненужное внимание. Кроме того, убийцы могли что-то заподозрить, а в этом уж Фрост никак не был заинтересован.

Он приблизился к полицейскому и тронул его за рукав.

- Да? - сказал молодой офицер, поворачиваясь к нему. - Могу я вам чем-нибудь помочь, сэр?

В отличие от Абдусалема его английский был безукоризненным.

- Вы знаете Шарифа Абдусалема из службы безопасности? - спросил Фрост. Его брат отвечает за охрану Президента.

Лицо полицейского напряглось, в глазах появилось выражение беспокойства. Теперь он был весь внимание.

- Я работаю с Шарифом, - продолжал Фрост. - Передайте ему, что я нашел место, с которого они будут действовать. Скажите, пусть соберет своих людей и позаботится о Президенте. Торопитесь, у нас очень мало времени. Вы меня поняли?

Молодой полицейский открыл рот, чтобы что-то сказать, но Фрост уже не слушал.

- Повторяю - объяснять некогда. Абдусалем поймет. Выполняйте.

Он повернулся и двинулся обратно к колоннаде, внимательно оглядывая местность, в надежде заметить кого-то из убийц. Пройдя несколько шагов, он убедился, что полицейский побежал выполнять его приказ, и несколько успокоился.

Фрост сунул руку под рубашку, вытащил кольт и проверил барабан. Потом бросился бежать. Капитан знал, что если убийцы заметят его, то будут вынуждены предпринять какие-то шаги - скорее всего, выстрелят в него. А это сорвет их дальнейшие планы. На такой оборот событий Фрост и рассчитывал, рискуя жизнью.

Продолжая бежать, он подумал, что на свете всегда есть что-то или кто-то, ради кого стоило бы умереть. И сейчас таким человеком был Президент Египта. Ведь на сегодняшний день именно он больше всех других заслужил почетное звание "государственного деятеля". Его мудрая политика могла бы, наконец, принести мир на многострадальный Ближний Восток, а вот если бы Фудани и его приспешники осуществили свой замысел - вдобавок, возложив вину на израильтян - то это вполне способно вызвать третью мировую войну.

Справа от Фроста теперь находилось какое-то каменное строение, значительно уступавшее своими размерами храму. И снова шестое чувство выручило капитана, включив в его мозгу сигнал тревоги.

Может, он услышал какой-то звук, может, увидел какую-то тень. Фрост стремительно развернулся и револьвер в его руке дважды плюнул огнем, гулкое эхо выстрелов отозвалось в колоннах храма.

И только тут капитан увидел, в кого стрелял. Мощного сложения мужчина в полосатом бурнусе еще секунду назад собирался прыгнуть на него. Вооружение этого человека состояло из широкого острого меча, вроде тех, которые входили в экипировку охранников дворца шейха Али Хасана Фудани.

Но пули Фроста попали в цель, и араб теперь лежал на земле, истекая кровью. Капитан молниеносно развернулся влево - шестое чувство все еще работало. И неплохо работало: с этой стороны приближался еще один парень в бурнусе и с мечом.

Фрост, недолго думая, нажал на спуск револьвера, но на сей раз неожиданно промахнулся. Меч свистнул над его головой, лезвие блеснуло в лучах солнца. Капитан успел уклониться, спасая шею, но все же острый клинок не миновал его левой руки.

Фрост чуть не вскрикнул от страшной боли. Он бросил беглый взгляд на свое предплечье и увидел, что лезвие - словно бритва - просто срезало кусок кожи на внутренней стороне руки. Кровь текла ручьем, боль все усиливалась.

Но Фросту пришлось забыть об этом. Он внезапно споткнулся о какой-то кусок древнего камня и чуть не упал. Чудом сумев сохранить равновесие, капитан вновь вскинул револьвер.

Противник только собирался повторить удар, но две пули, попавшие г, грудь, отшвырнули его на несколько шагов и заставили крутнуться вокруг своей оси. А затем он упал. Мертвый.

Фрост провел рукой по лбу, рукой, в которой сжимал револьвер с пятью выстреленными зарядами. Со второй руки на землю стекала кровь. Светлые брюки капитана теперь были покрыты красно-ржавыми пятнами.

Фрост огляделся, ожидая, что сейчас появятся охранники Президента, привлеченные звуками выстрелов. Но вокруг никого не было видно, только слышался громкий рев тысяч глоток и аплодисменты.

Фрост понял, в чем дело. Это Президент появился перед народом. Но популярность - это слишком мало по сравнению с жизнью. Капитан не хотел, чтобы Президент умер. Даже будучи в зените славы.

Он сорвал бурнус с головы одного из убитых арабов и неумело перемотал свою левую руку, чтобы остановить кровотечение. То, что он больше не видел открытой раны, немного успокоило капитана, хотя ткань очень быстро пропитывалась кровью.

У Фроста кружилась голова, перед глазами все плыло. Он знал, что уже скоро потеря крови полностью лишит его сил, и он потеряет сознание. Времени оставалось совсем мало.

Скрипя зубами от боли, он неловко зажал револьвер между левой рукой и животом, а потом вытащил пустые гильзы из барабана и заменил их боевыми патронами.

- Мне надо добраться до прохода, - пробормотал он и, пошатываясь, двинулся вперед.

На сей раз это было не шестое чувство. Фрост развернулся, когда его уши уловили знакомый звук, звук, который невозможно забыть, раз услышав. Это был характерный щелчок автоматного затвора.

В следующий миг Фрост увидел младшего из двух убийц, за которыми он наблюдал в пустыне. В руках фашист держал небольшой автомат, какой системы, капитан сразу не разобрал. Да и не было времени как следует присмотреться, ибо короткий ствол автомата - снабженный большим глушителем - уже чихал и плевался огнем, нащупывая Фроста.

Капитан бросился на землю, зацепившись раненой рукой да колонну. Волна страшной боли окатила его с головы до ног. Он почти ничего не видел, когда вскакивал на ноги и нажимал на спуск кольта. Раз, два! Потом еще и еще. Револьвер прыгал в руке, как живой.

Молодой фашист - голубоглазый блондин, истинный ариец, мельком подумал Фрост - на миг замер, его лицо исказила гримаса боли. Автомат в его руке все еще брызгал огнем, но теперь пули ударялись в камень прямо возле его ног, осколки мрамора разлетались во все стороны.

Наконец тело мужчины изогнулось, он сделал пируэт, словно в танце, и рухнул на землю лицом вниз. Автомат замолчал.

Фрост - не в силах совладать с дрожью в ногах - опустился на ступеньку. По его лицу стекали капли холодного пота.

Он бросил взгляд вправо. По-прежнему никто из охранников не спешил на шум. Продолжали греметь аплодисменты. Фрост с трудом поднялся и двинулся к телу мертвого фашиста. Там присел на корточки и посмотрел на автомат, который все еще сжимала белая рука. Это был израильский "Узи". В нем не осталось ни одного патрона, запасных магазинов у несостоявшегося убийцы тоже не было.

Фрост чувствовал, что его голова кружится все сильнее, перед глазами мелькали какие-то блики и пятна. Он попытался подняться, но ноги отказались слушаться его и капитан упал на твердый камень лицом вниз.

Очнувшись, он почувствовал боль в носу, по губам стекала кровь. Фрост подумал, что, наверное, лишился при падении пары передних зубов, но проверять это у него не было ни сил, ни времени.

С минуту он стоял неподвижно, не будучи в состоянии сделать хотя бы шаг. Его голова была повернута к колоннаде храма. Фрост пытался сфокусировать зрение, несколько раз открыл и закрыл глаз, напрягая мышцы лица, и вот, наконец, кое-что заметил.

Там, над колоннами, где была эта небольшая смотровая площадка, что-то черное торчало из-за выступа стены. То ли кусок трубы, то ли ствол снайперской винтовки. Фросту не нужно было гадать, что именно.

Его сильно качнуло, пришлось ухватиться за обломок какой-то древней скульптуры, Капитан встряхнул головой, чтобы мозги хоть немного прояснились, и открыл глаз. Он сразу же увидел оплетавшие колонны храма деревянные строительные леса. Вспомнил картину, которую наблюдал в пустыне. С. трудом оторвался от опоры и - шатаясь - двинулся к храму.

Глава двадцать вторая

Он остановился у самых лесов. Лестница, которая вела к смотровой площадке, была футах в тридцати над ним. Со стороны трибуны все еще слышались аплодисменты и приветственные крики, никто не спешил на помощь.

Фрост схватился правой рукой за деревянный брус, посмотрел вверх, напряг мышцы.

- Нет, не могу, - прошептал он себе.

Потом резко встряхнул головой и закусил губу.

- Надо, Хэнк... Ты должен...

Он сунул кольт за пояс, уже не давая себе труда, чтобы спрятать его под рубашкой - окровавленный бурнус на руке и так привлек бы к нему больше внимания, чем револьвер.

Левая рука совершенно не работала, он просто цеплялся ее запястьем за балку, подтягивался на правой и переставлял ноги. Секции лесов находились очень близко друг от друга, это заставляло Фроста делать больше шагов, но зато взбираться так было легче.

Аплодисменты и крики со стороны трибуны постепенно затихали. Видимо, скоро должно было начаться выступление Президента. А Фудани и фашисты - судя по всему - ждали именно этой минуты. Пока Президент двигался по трибуне, приветствуя своих слушателей, шанс промахнуться был довольно велик. А неподвижно стоящий на подиуме, он сделался бы идеальной мишенью, несмотря даже на предохранительный пуленепробиваемый щит.

Фрост еще раз поднял голову и попытался рассчитать траекторию выстрела. Да, совершенно ясно, что щит не спасет Президента. Он предохранял лишь от прямого попадания, а ведь убийца будет стрелять сбоку и сверху вниз.

Фрост, напрягая все силы и волю, продолжал свое восхождение. Ему в голову пришла мысль достать револьвер и бабахнуть в воздух. Может хоть сейчас это привлечет внимание людей. Но если бы он сделал это, то остался бы совершенно безоружным - у него было только два патрона в барабане и все.

"Нет, - подумал Фрост, - у меня нет выбора. Надо подняться наверх и самому убить снайпера".

Возможно, он был там не один, возможно, кто-то прикрывал его на всякий случай. Какой-нибудь парень с автоматом. Расчет здесь делался на то, что если вдруг появится кто-то вроде Фроста, то чувство самосохранения заставит его сначала выстрелить в человека с автоматом. Но в эту долю секунды снайпер успеет сделать свое дело и послать пулю в Президента. Смертельную пулю.

Фрост знал, что имеет дело не с дилетантами, а с очень предусмотрительными людьми. И решил, что сначала будет стрелять только в снайпера. Пусть даже потом автоматчик всадит в него целый магазин, он уже не сможет ничего сделать Президенту.

Фрост задержался на пару секунд, переводя дыхание и пытаясь преодолеть головокружение. Он подумал о Бесс - возможно, они больше никогда не встретятся. Как жаль...

Но потом он подумал о Джули Пульман. Даже если ему придется умереть здесь и он не сможет отомстить Фудани, все равно он нарушит планы шейха, возможно, приблизит конец его правления. Это была достойная цель, ради нее можно было и умереть.

"Бесс поймет меня, - подумал Фрост. - Поймет и простит".

Он снова двинулся вверх по лесам; единственный глаз застилала мгла, голова начала болеть. Капитан понял, что он, продержится еще минуты две-три, не больше. А потом потеряет сознание от потери крови и болевого шока. И сделается совершенно беспомощным.

До смотровой площадки было уже рукой подать. Фрост продолжал машинально переставлять ноги и подтягиваться на балках, словно робот, лишенный всяческих чувств. Когда до края площадки оставалось всего два фута и одно последнее усилие, он вытащил из-за пояса револьвер.

Внезапно он осознал, что слышит человеческую речь, усиленную громкоговорителем. Это Президент Египта начал выступление. Капитан пожалел, что не знает языка, на котором тот говорил. Ему было интересно, о чем хотел поведать собравшимся самый, пожалуй, популярный государственный деятель современности

Фрост глубоко вдохнул и поднял голову и руку с револьвером над уровнем смотровой площадки.

Действительно, там были двое. Снайпер - с винтовкой у плеча - смотрел в оптический прицел, выбирая подходящий момент для выстрела. Второй мужчина - с автоматом в руках - стоял рядом. Фрост с удивлением узнал в нем старшего из фашистов. Он ожидал, что роковую пулю должен будет послать кто-то из тех парней, которые отрабатывали сценарий покушения в пустыне, но оказалось, что на роль снайпера был приглашен другой человек, возможно, профессиональный наемный убийца. Да, они не хотели рисковать и все рассчитали до мелочей.

Фашист с автоматом - видимо, у него тоже сработало шестое чувство - резко обернулся к Фросту, вскидывая свое оружие. Фрост нажал на спусковой крючок кольта. Грохнул выстрел.

Снайпер выгнулся в пояснице, секунду стоял неподвижно, а потом рухнул на каменный пол, выронив винтовку. Он даже не вскрикнул. Пуля задела позвоночник и скользнула дальше, прямо в сердце.

Капитан попытался направить ствол кольта на человека с автоматом, но тот уже открыл огонь, укрывшись за небольшой колонной. Он яростно вопил от горя и ярости, глядя на труп снайпера, который не успел выполнить свою работу.

Фрост вдруг почувствовал, как что-то обожгло его левое плечо и левую щеку. Но он все же успел навести револьвер на цель и выстрелить. Второй фашист - он был, как и предупреждала Луиза, в форме израильского коммандос, - подпрыгнул и исчез из вида за мраморной балюстрадой.

Фрост попытался пошевелиться, но его левая рука совершенно онемела, а перед глазами клубился черный туман. Он хотел немного сдвинуть ствол револьвера, но вдруг осознал, что оружие выпало из его руки и неизвестно где теперь находится. Впрочем, в кольте все равно не осталось зарядов.

С трудом сфокусировав зрение, Фрост увидел пожилого фашиста, который - с автоматическим пистолетом в руке - двигался к нему. На боку мужчины расползалось кровавое пятно.

Убийца что-то кричал, но Фрост не понимал слов. Наверное, тот кричал по-немецки.

Капитан хотел ответить ему, хотел сказать, что хотя фашист может и добить его, все равно они проиграли. Фашисты всегда будут проигрывать. И Фудани тоже остался ни с чем. Фрост пытался объяснить все это, но звуки увязали у него в горле, и раздавалось лишь какое-то бессвязное бормотание. Но не это было главное...

Фрост поднял голову, лучи солнца слепили его. А потом солнце закрыла тень, тень человека с пистолетом. Внезапно зрение Фроста пришло в норму. Он отчетливо видел мушку "Беретты", которую фашист держал в руке. Да, это была именно "Беретта", капитан узнал ее сразу. Видимо, шейх Фудани снабжал своих людей только такими пистолетами.

Мужчина вдруг перестал кричать и перешел на английский.

- Сейчас ты умрешь, - сказал он глухо.

Фрост машинально еще хотел пошутить: дескать, не надо говорить об очевидном, но его язык словно одеревенел. Ствол пистолета был уже в нескольких дюймах от его лица. Фрост решил, что не будет закрывать глаз. Его никогда раньше не убивали, и он хотел во всех подробностях рассмотреть, что это за штука, смерть.

Он услышал выстрел... А говорили, что человек не может слышать выстрела, которым его убивают. Что ж, очередная сказочка для домохозяек. Жаль, что ему уже не придется поведать об этом поклонникам боевиков.

Мельком он еще увидел фигуру пожилого фашиста с пистолетом в руке, а потом перестал видеть что-либо. Только перед глазом вдруг вспыхнули сотни ярких горячих солнечных дисков.

Потом он услышал голос где-то рядом. Голос сказал:

- Я умел попасть очень хорошо.

Фрост открыл глаз, страшась того, что он может увидеть. Но возле него был Шариф Абдусалем.

"Он что, тоже умер? - подумал капитан. - Да нет, вряд ли..."

Рядом с египтянином он заметил Луизу Канаретти. В руке Шариф держал дымящийся "Вальтер". Похоже было, что он недавно стрелял из него. Фрост отвлеченно подумал, что Абдусалем должен был связаться с начальством и получить под расписку другое оружие, вместо того кольта, который он отдал ему.

- Держись, Фрост, - сказал кто-то.

Капитан хотел ответить, что покойники не могут держаться, но внезапно его тело прошила острая боль. Он понял, что зацепился за что-то искалеченной левой рукой.

- Держись, Хэнк.

На сей раз он узнал голос. Луиза Канаретти. "А что, вы думаете, я делаю?" - хотел ответить он, но вместо этого лишь закрыл глаз и провалился в пустоту.

Глава двадцать третья

ФРОСТ НЕ ВИДЕЛ ЛУИЗУ КАНАРЕТТИ В ТЕЧЕНИЕ девяти недель. Четыре из них он провел в больнице, частично в реанимации. Его левая рука до сих пор плохо сгибалась, но теперь, главным образом, из-за проведенной операции по пересадке кожи, а не потому, что кость или нерв были повреждены.

Он стоял у зеркала, повязывая галстук. Глядя на себя, Фрост отметил, что немного утратил загар. Закончив дела и Нью-Йорке, капитан собирался провести еще несколько дней с Луизой, а потом отправиться в Лондон. Он решил, что строить планы на будущее будет теперь только вместе с Бесс, иначе ничего не выйдет.

На сегодняшний день он обеспечил себе триста пятьдесят тысяч долларов и вечную признательность египетских властей и американской мафии.

"Жизнь - это не такая уж плохая штука", - подумал Фрост.

Он посмотрел на кровать, которая стояла у стены. На кровати лежала Луиза Канаретти.

- Чертова инфляция, - снова буркнул Фрост, закончив повязывать галстук.

- Что ты сказал?

- Я сказал - инфляция. Когда я в первый раз купил себе галстук, то он обошелся мне в восемь долларов. А за этот я выложил уже двадцать восемь. Кого мы выбираем в Конгресс?

Он отошел от зеркала, взял со спинки стула жилет, надел его, старательно застегнул. Затем прицепил под левую руку кобуру с любимым браунингом. Вернулся к зеркалу, чтобы проверить, как ему это удалось. Потом взял пиджак.

- Что это ты так разоделся? - спросила Луиза.

- У меня встреча с ребятами твоего отца. Одно небольшое дельце.

- Ты собираешься прикончить этого ублюдка Фудани? Я читала газеты. Он сейчас в Нью-Йорке и будет выступать на сессии ООН.

- А я-то думал, в мафии умеют держать язык за зубами. По-моему, там даже был какой-то специальный закон...

- Омерта, - сказала девушка. - Но не надо пудрить мне мозги. Ты приехал сюда не для того, чтобы встретиться со мной. Ты приехал, чтобы убить шейха Фудани.

Фрост поправил пиджак и опять взглянул в зеркало.

- Что ж, - ответил он, - факты вещь упрямая. Но, тем не менее, я очень рад тебя видеть. Ты будешь здесь, когда я вернусь?

Луиза вздохнула.

- Ты же знаешь, какая я глупая. Буду.

Фрост взял с вешалки свой плащ.

- Знаешь, а мне нравятся эти старые нью-йоркские отели. Возможно, на сей раз я задержусь и все-таки пойду взглянуть на Статую Свободы.

- Ладно, - усмехнулась Луиза. - Только смотри, не испорти сегодня свое красивое лицо.

Фрост тоже улыбнулся.

- Даже если бы оно у меня было, я бы сохранил его для тебя.

Он двинулся к двери, но остановился. Девушка соскочила с постели и полностью обнаженная - бросилась к нему в объятия.

- Будь осторожен. Я уже поняла, что не люблю тебя, но все же ты классный парень и было бы жаль, если бы тебе вышибли мозги.

- Спасибо, - ответил Фрост.

- Ты вернешься к той женщине, о которой вспоминал в бреду, когда лежал в больнице?

- Ее звали Бесс?

- Да, наверное.

- Тогда отвечу: да, наверное.

- А мы... А я и ты...

- Ну, если ты не против, то я бы хотел еще как-нибудь встретиться

- Встречи со мной не прибавляют тебе здоровья, Хэнк, - рассмеялась девушка.

- Посмотрим, - ответил Фрост. - Ладно, я скоро вернусь.

- Я буду ждать.

Луиза быстро поцеловала его в губы, а потом побежала обратно в постель. Ложась, она услышала, как закрылась дверь.

Фрост спустился вниз, пересек вестибюль и вышел на улицу через стеклянную вертящуюся дверь.

Он огляделся и увидел машину. Это был почти такой же роскошный лимузин, в котором Джозеф Канаретти встречал его в Майами. Фрост двинулся к автомобилю. Стоявший рядом с лимузином молодой парень в синем костюме кивнул ему и открыл дверцу. Капитан уселся на заднее сиденье. Машина мягко тронулась с места.

Несколько секунд Фрост смотрел в окно и пришел к выводу, что ездить по улицам Нью-Йорка нисколько не легче, чем сражаться с фашистами в Долине Царей. Мысли капитана вернулись к недавним событиям...

Да, он теперь в неоплатном долгу перед Шарифом Абдусалемом. Когда египтянин убил фашиста - как ему вообще удалось выстрелить из такого пистолета, старого "Вальтера"? - он спас Фросту жизнь. И именно Абдусалем на руках снес его безжизненное тело вниз. Этого капитан не помнил, поскольку потерял сознание, но Луиза рассказывала... Луиза. Роковая женщина, но такая милая и симпатичная.

- Сейчас мы пересядем в другую машину, мистер Фрост, - сказал парень в синем костюме.

Фрост кивнул. Лимузин остановился и он вылез наружу. Они заехали довольно далеко - капитан узнал окрестности Централ Парк.

- Сюда, пожалуйста, - показал парень. Фрост поплотнее запахнул плащ и снова кивнул. Было сыро и холодно. К ним стремительно и бесшумно подкатил черный автомобиль, распахнулась черная дверца. Фрост залез в машину.

Он сразу узнал мужчину, который сидел на заднем сиденье - их познакомил отец Луизы и сказал, что этот человек будет сопровождать его. Так, на всякий случай. Никаких имен никто не называл, да и не спрашивал о них.

- Как дела, мистер Фрост? - осведомился мужчина. Он походил на ирландца, голос звучал мягко, а в глазах даже светилась доброта. Правда, какая-то специфическая доброта.

- Нормально, - ответил капитан. - А как у вас?

- Все путем, лучше не бывает. Парень в синем костюме уселся рядом с водителем и машина покатила по улице.

- Вот, возьмите, - сказал ирландец. - Шеф говорил, вам такие нравятся больше.

Он сунул руку в черный саквояж и достал автоматический пистолет с облупившейся краской.

- Этот должен вам подойти.

Фрост протянул руку, но тут заметил, что ладони мужчины были облачены в резиновые хирургические перчатки.

- Ага, - кивнул ирландец. - Вам тоже надо бы надеть такие. Возьмите.

Он сунул Фросту большой пакет, набитый перчатками. Капитан выбрал подходящую пару и неловко натянул ее. Кожа на левой руке не очень приятно отреагировала на прикосновение резины.

Затем Фрост взял пистолет. Он чуть не рассмеялся. Это была древняя пушка, времен второй мировой войны. Такие выпускали в оккупированной фашистами Бельгии.

Фрост даже разглядел на рукоятке свастику. Он осмотрел оружие более внимательно и покачал головой. Что ж, стрелять из него еще можно.

- Вы не хотите сдать его в музей? - спросил он у ирландца.

Тот пожал плечами.

- Нет. Я выброшу его, как только приеду домой. Фрост проверил магазин, передернул, взвел курок. Ничего, работает. Потом капитан посмотрел на человека, который сидел рядом с ним. На коленях ирландца лежал дробовик со спиленными на две трети стволом и прикладом. Пятизарядка, Фрост уже видел такие.

- Я постараюсь не стоять слишком близко к вам, - сказал он с улыбкой.

- Правильно, - усмехнулся мужчина. - Береженого Бог бережет. Ну, мы уже почти на месте.

Фрост услышал резкий металлический щелчок, наклонился вперед и увидел в руках парня в синем костюме автомат "Томпсон" выпуска тридцатых годов. Да, похоже, мафия любит антиквариат.

- Это что-то вроде ностальгии, - ответил парень, заметив его взгляд. - Но заряжен бронебойными и может расколотить любое пуленепробиваемое стекло.

- Кошмар, - улыбнулся Фрост. "Господи, - подумал он, - с кем я связался?" Парень в синем взял портативную рацию и начал переговоры. С кем и о чем, Фрост не мог разобрать. Он выглянул в окно и отметил, что Централ Парк очень неплохо смотрится ранней осенью.

- Вон они, впереди, - сказал парень.

Капитан наклонился и выглянул через лобовое стекло. Он увидел небольшой грузовик муниципальной ремонтной службы, который блокировал одну из полос на улице с двусторонним движением. Рядом с машиной суетились несколько рабочих в комбинезонах. Они окружили открытый канализационный люк и держали в руках какие-то инструменты.

- Шейх уже подъезжает, - сказал парень в синем.

Фрост молча кивнул и откинулся на спинку сиденья. Он думал, будет ли у него возможность сказать что-то шейху Али Хасану Фудани перед тем, как он убьет его.

Черная машина медленно проехала мимо грузовика и группы рабочих и тут навстречу ей вывернул из-за утла роскошный лимузин. Роскошный - даже не то слово. По сравнению с ним автомобиль, в котором ездил Канаретти, выглядел почти как консервная банка.

Лимузин миновал черную машину, в которой сидел Фрост. Ее водитель резко нажал на тормоз и крутанул руль влево. Автомобиль развернулся на сто восемьдесят градусов, двигатель рявкнул, и машина устремилась за лимузином шейха.

Фрост чувствовал тяжесть пистолета в правой руке. Автомобиль Фудани увеличил скорость, направляясь к мосту. Капитан видел, как "рабочие" дружно попрыгали в кусты, а грузовик выкатился на середину дороги, перегораживая всю улицу.

Лимузин с визгом тормозов остановился, а потом начал быстро разворачиваться.

- Держитесь, ребята! - крикнул водитель черной машины Фросту и остальным.

Он снова резко вывернул руль влево, автомобиль вильнул и остановился прямо перед передним бампером лимузина.

Машина шейха со скрежетом врезалась в их транспортное средство. Удар был настолько силен, что Фрост едва не вылетел наружу вместе с дверью, но сумел удержаться.

А потом события развивались очень быстро.

Фрост выскочил из машины, с другой стороны появился ирландец с дробовиком в руках. Капитан помнил лекцию, которую ему прочел человек Канаретти, и низко пригнулся, держа голову ниже уровня крыши автомобиля шейха Фудани.

Раздался громкий хлопок дробовика, потом еще один. Телохранитель, который не успел вскинуть автомат, взмахнул руками и полетел на асфальт. Головы у него уже не было.

Фрост по-прежнему не высовывался.

Теперь заговорил "Томпсон", кроша стекла и дырявя обшивку лимузина. Пули снесли замок задней дверцы, и она широко распахнулась. Вот теперь, кажется, пора...

- Давай, парень! - услышал Фрост голос кого-то из гангстеров Джозефа Канаретти.

Он бросился к лимузину, ногой оттолкнул дверцу. Грохнули еще несколько выстрелов. В машине шейха кто-то застонал.

- Работай! - рявкнул ирландец, поводя спиленным стволом своего дробовика из стороны в сторону.

Фрост наклонился и заглянул в лимузин. Сиденье было забрызгано кровью. На полу лежал мертвый человек. А рядом с ним сидел мужчина в окровавленном бурнусе.

Это был шейх Али Хасан Фудани.

Фрост сунул свой пистолет ему в лицо, мушкой разодрав кожу на щеке. Шейх вздрогнул, но ничего не сказал.

- Быстрее! - крикнул парень в синем костюме, который по-прежнему держал в руках "Томпсон".

Фудани с ужасом в бесцветных глазах смотрел на Фроста. Его губы тряслись, щеки побледнели.

- Пожалуйста... - прошептал он, - я вас умоляю... Я дам вам денег, сколько захотите...

Фрост, сжав губы, смотрел на шейха. Ирландец с дробовиком опять что-то выкрикивал, но капитан его не слушал. Сейчас во всем мире для него существовал только этот перепуганный человек в окровавленном полосатом бурнусе.

- Что тебе сказала Джули Пульман? - с ненавистью в голосе спросил он. Что она сказала, когда ты угрожал отрезать ей язык? Она плюнула тебе в морду? За что ты изувечил ее? Только за то, что она вступилась за женщину, которую ты избивал? И тогда ты отрезал ей язык, ты, ублюдок хренов, мать твою...

Его слова заглушил грохот выстрела, пуля калибра девять миллиметров вырвалась из ствола и с силой врезалась в открытый рот шейха, оторвав язык. Голова Фудани запрокинулась, глаза закатились, а изо рта хлынула струя крови.

Фрост захлопнул дверцу лимузина и выпрямился.

- Ну, чего стоишь? - рявкнул ирландец. - Быстрее, пора сматываться отсюда.

- Хорошо, - ответил Фрост, сделал несколько шагов и занял свое место в черном автомобиле.

Но ему было совсем не хорошо. Много лет назад Фрост пообещал себе, что в тот день, когда убийство начнет доставлять ему удовольствие, он уйдет на пенсию.

"Но это был особый случай, - подумал он, откидываясь на спинку сиденья и глядя в окно. - И я действительно получил удовольствие".

Глава двадцать четвертая

Фрост раздвинул занавески на окне и выглянул на улицу. Уже начинало светать.

"Ну, что ж, - подумал он. - Начинается утро. Держись, наемник".

Вчера вечером они были в театре на Бродвее, и Фросту там очень понравилось. Он никогда раньше не посещал театры.

Обед в ресторане тоже был великолепен. Время пролетело весело и незаметно.

Фрост посмотрел на Луизу Канаретти, которая спала, положив голову ему на плечо. Они занимались любовью и до спектакля, и потом, когда вернулись в отель.

"Странная девчонка, - подумал капитан, - но, черт возьми, она мне нравится".

Через несколько дней он уедет отсюда и, возможно, никогда больше ее не увидит.

Фрост глубоко вдохнул, осторожно вытащил руку из-под тела девушки и приподнялся, опуская ноги на пол.

Он встал и двинулся в ванную. Там остановился перед зеркалом и оглядел себя. Раны на плече и щеке заживали хорошо. Фрост вернулся в спальню, взял сигарету, закурил и развалился в кресле. Он решил, что сейчас покурит, а потом примет душ и оденется.

Погасив окурок в пепельнице, капитан поднялся на ноги и потянулся. По крайней мере, Фудани был мертв. Ничто не могло вернуть жизнь Джули Пульман, но Фрост отомстил за нее.

Капитан улыбнулся. До сих пор ему не приходилось совершать ничего такого, что могло бы идти в сравнение со спасением жизни Президента Египта. И как приятно, что это ему удалось.

Фрост двинулся было в ванную, но решил, что душ подождет. Вместо этого он закурил другую сигарету. Скользнул взглядом по комнате, думая, чем бы заняться.

- Ну, хоть это, - буркнул он себе под нос, встал и включил небольшой телевизор на тумбочке. Потом вернулся в кресло.

- ... пока еще не были официальных сообщений из Каира, - говорил взволнованный голос диктора, - и из Вашингтона. Но нам стало известно, что в Египте была предпринята попытка покушения на Президента страны.

Фрост с напряженным лицом подался вперед, боясь пропустить хоть одно слово.

- Хотя подтверждение еще не поступало, есть основания предполагать, что в результате покушения Президент был убит.

Фрост встал, выключил телевизор и подошел к окну. Он раздвинул шторы, распахнул створки, высунулся наружу и крикнул:

- Все напрасно!

В его голосе была горечь.

Капитан повернулся и увидел Луизу Канаретти. Девушка сидела на постели, щуря глаза от яркого света.

- Все напрасно, - повторил Фрост, обращаясь к ней. Он опустился на край кровати и закрыл свой единственный глаз. Забытая сигарета медленно догорала между пальцами. Фрост пожалел, что у них нет виски. Сейчас бы выпить стаканчик...

Но тут же он поймал себя на мысли, что, в сущности, рад отсутствию алкоголя.