Джерри Эхерн

Миссия В Китае Они Называют Меня Наемником 16


Джерри Эхерн

"Они называют меня наемником"

Миссия в Китае

Глава первая

Рекламные брошюрки утверждали, что Гонконг в переводе значит "место тихих лагун", но Хэнку Фросту, который пробирался темной ночью вдоль доков, примыкающих к Виктория Харбор, это место больше напоминало западню.

Нервно оглядываясь в незнакомой обстановке, он вытащил пачку "кэмела", зажигалку и закурил, пытаясь трезво оценить складывающуюся ситуацию. С того момента, когда он и О'Хара попали в доки, дело стало пахнуть керосином, а не только грязной морской водой и гниющей рыбой.

- Черт побери, - пробормотал Хэнк, - не нравится мне все это...

- Это уж точно, дружище, - поддержал его замечание шагающий рядом О'Хара. - Эта затея была тухлой с самого начала. Спросить нас - какого хрена мы здесь делаем посреди глупой ночи? Да еще и без оружия... Я чувствую себя так, словно у меня голая задница. Капитан лишь хмуро кивнул и ускорил шаг. Высокая и поджарая фигура его приятеля, сотрудника ФБР, маячила сзади, не отставая. Фрост на ходу прислушивался к плеску воды в бухте, жалея о том, что полчаса назад опустился густой туман, укрывший все вокруг плотной влажной пеленой.

- Ни черта не видно! - снова выругался он. - Как тут найти этого агента, чтоб он провалился? Расставить руки пошире и ходить кругами? Идиотское положение... Кажется мне, упустим мы его и не получим никакой информации.

- Это уж точно, - проворчал О'Хара.

Какова истинная причина того, что им приказали прилететь в Гонконг? Это им не было известно. Они лишь должны были прибыть в доки в определенное время и просто прогуливаться по ним. Связной сам подойдет к ним. Какой связной, как его зовут, как он выглядит, - друзья не имели ни малейшего понятия. Фросту очень не понравилось, что их не соизволили посвятить хотя бы вкратце в суть предстоящей операции.

Он почувствовал, как О'Хара толкает его в бок.

- Который там час?

- На пять минут позже того, что ты спрашивал в прошлый раз.

Капитан поднес к лицу черный циферблат своего "ролекса" и взглянул на светящиеся стрелки. Десять тридцать семь. Связной опаздывал больше чем на полчаса. Из-за одного этого, будь его воля. Хэнк уже отменил бы тайную встречу, повинуясь своему внутреннему голосу, и убрался бы вместе со своим другом подальше из этих вонючих доков. Ведь неспроста же связной не появлялся, видимо, на то были очень серьезные причины...

- Так, гуляем еще пять минут и возвращаемся в гостиницу, - повернулся он к Майку.

- Да что нам дадут эти пять минут? Ну как могли эти зануды из госдепа поверить, что какой-то вшивый красный китаец придет...

- Не ной, Майк, - оборвал его Фрост. Он вспомнил, что за все их время ожидания им повстречалось только двое портовых рабочих, три пьяных матроса, переругивающихся между собой по-немецки, и велосипедист, который едва не наехал в тумане на О'Хару.

А единственным их компаньоном после этого был лишь туман. Однако, не успел капитан развить эту философскую мысль, как заметил вдали тусклое желтое пятно фонаря, а подойдя немного поближе, и стоящую в освещенном кругу одинокую фигуру.

- Наверное, это он. Что скажешь? О'Хара пожал плечами, чуть подбежал, чтобы поравняться со своим напарником и бросил, скривив рот:

- Если это действительно наш связной, я ему ноги поотрываю за то, что он опоздал, сукин сын.

- Ладно, дай хоть только поговорить с ним вначале. Ну, а если это не тот, которого мы ожидаем?

Хэнк не договорил, так как фигура зашевелилась, услышав торопливые приближающиеся шаги, и шагнула навстречу. Через несколько секунд друзья различили улыбающееся лицо китайца.

- Добрый вечер, - пропел он по-английски, не убирая с лица клоунскую улыбку. - Где же вы были? Я тут жду, жду...

- Где мы были? - взорвался Майк, шагнул к китайцу и чуть не проткнул его впалую грудь выставленным пальцем. - Ты что, не видишь, что мы ходим взад-вперед по этим проклятым докам и ищем тебя?

- Очень хорошо, очень хорошо... Вы ведь американцы, правильно?

- Самые настоящие, аж до седьмого колена, - со всей серьезностью заверил его Фрост. - Давай ближе к делу. Что там у тебя для нас?

- Нет, все наоборот. Это я должен спросить, что у вас есть для меня!

Капитан взглянул на Майка.

- Черт побери, похоже, это не наш связной.

- Елки-палки! Действительно! - удивленно воскликнул тот.

Вдруг китаец привычным движением засунул в рот два пальца и пронзительно свистнул, явно подавая кому-то сигнал. Через мгновение из тумана со всех сторон вынырнуло с десяток фигур, окружив плотным кольцом оторопевших друзей. У каждого из бандитов в руке было какое-то оружие.

- Жаль мне тебя и всех остальных, - громко обратился самоуверенным голосом Хэнк к первому китайцу, явному заводиле. - Не завидую я вам, ребята. Положение ваше - хуже некуда.

Он старался не переиграть, цепко посматривая на сужающееся кольцо нападающих, сжимающих кто нож, кто цепь, кто обрезок металлической трубы.

- Сколько вас против нас двоих? Всего лишь десять? Плохо ваше дело, ублюдки. Ну скажите хоть, пока зубы целы, кто вы такие и что вам надо?

- Ты что, одноглазый, совсем рехнулся? - с какой-то обидой в голосе проговорил заводила, явно не ожидая такого начала. - Здесь все знают, кто мы такие. Наша банда - Толстые Коты - самая крутая во всем городе! Мы грабим богатых и отдаем все бедным. Только дело в том, - заржал китаец громче, чем надо было, - что самые бедные - мы сами.

- Пойми меня правильно, - бросил ему капитан, когда вымученный смех затих, - я люблю бедных так же сильно, как и мой друг, но дело в том, что ты и твои... как вас там?

- Толстые Коты!

- ...Да, Толстые Коты, так вот... вы сделали большую ошибку. Может, мы с моим другом и похожи на богатых американцев, но на самом деле мы нищи, как церковные мыши.

Хэнк заговорщеским жестом показал на свою черную повязку, закрывающую пустую глазницу.

- Даже эту повязку я взял напрокат. Главарь банды самодовольно ухмыльнулся.

- Тем хуже для тебя и твоего товарища. Хватит болтать и поскорее выворачивайте карманы, мы торопимся. Уже поздно и нам надо поскорее возвращаться под теплые крылышки наших девочек. И не вздумайте дергаться! Если будете вести себя хорошо, мы, так и быть, расщедримся и не станем вас раздевать. Договорились, американец?

Фрост расслабленно опустил плечи.

- Так вам нужны деньги?

- Угадал! Нам нужны все ваши деньги. И чем быстрее, тем лучше.

"Безысходные ситуации требуют необычных решений", - мелькнула мысль в голове капитана, и он с покорным видом повернулся к Майку.

- Ты видел тот старый фильм с участием Хоупа и Кросби?

Эфбээровец в растерянности только развел руками.

- О чем ты говоришь? Надо как-то срочно выпутываться...

- Я тебя серьезно спрашиваю!

- Ты имеешь в виду тот, где они дерутся с такой же бандой? Да, видел когда-то.

- И ты помнишь, как те ребята вышли из этого положения?

- Эй! - крикнул китаец и толкнул Хэнка в грудь. - Что там еще за разговоры? Не ясно, что ли? Деньги гоните!

- Помню, - кивнул О'Хара в ответ Фросту. - Так что ты предлагаешь..?

- Да ладно, давай убедим этих скотов, что мы настоящие американцы, а то они все еще не верят. Ну, три-четыре!

Они по команде одновременно присели и прыгнули в разные стороны. Капитан бросился вперед, взмахнул правой ногой и изо всей силы засадил носком своей шестидесятипятидолларовой туфли предводителю Толстых Котов прямо в зубы. Майк тем временем врезал костлявым кулаком в висок невысокого грязного китайца с ржавой цепью в руках.

Хэнк выругался, ощутив боль в пальцах ноги, которые он едва не выбил о челюсть главаря. Изо рта того хлынула кровь, бандит отлетел в сторону и рухнул без сознания на асфальт, подавившись собственными зубами.

Фрост подлетел к дергающемуся телу, вырвал из безвольных рук стальную трубу, развернулся на месте и едва успел отбить удар таким же куском трубы, нацеленный ему в голову.

- А вот и не попал! - крикнул он и резким прямым тычком вогнал зазубренный конец прямо противнику в пах. Тот дико взвыл, выронив трубу и схватившись обеими руками за рану, но тут же покатился по земле со сломанной от второго удара ключицей.

Капитан крутанулся на месте, разворачиваясь к остальным грабителям, но вдруг почувствовал резкую боль в левой ноге, вокруг которой обвилась цепь. Он вскрикнул от боли и запрыгал на правой, стараясь не потерять равновесие и не упасть под ноги озверевшей толпе, которая, правда, стала редеть благодаря их совместным с Майком стараниям.

- Извини, приятель, но я с мужиками не танцую, - прорычал он и обрушил трубу на голову китайца на другом конце цепи.

Освободив ногу, он ринулся к своему товарищу, чтобы помочь ему, но О'Хара в его помощи, похоже, не нуждался. Отобрав у кого-то цепь, он уже рассердился всерьез и со свистом крушил ею направо и налево, так что налетчики, которые едва доставали ему до плеча, с криками разлетались во все стороны, заливая все вокруг кровью.

Они стали спина к спине и продолжили избиение бандитов, которые явно погорячились, вознамерившись потягаться врукопашную с двумя американцами, которые на этом деле собаку съели. Окровавленные тела валились направо и налево.

Осталось несколько противников, вооруженных ножами. Они кружились, как шакалы, и готовились бросить их с расстояния, видя, что в ближнем бою ничего не получается. Ситуация могла измениться не в пользу обороняющихся...

Внезапно неподалеку раздалась трель свистка, затем другая, и до них донесся торопливый топот приближающихся шагов.

Китайцы что-то возбужденно закричали, в течение считанных секунд разбежались во все стороны и исчезли в тумане, так же неожиданно, как и появились. Только на асфальте осталось несколько окровавленных тел, то ли просто без сознания, то ли уже распрощавшихся с жизнью.

- Что это? - тяжело дыша, спросил Майк, повернувшись к Хэнку и опустив цепь. - Неужели еще одна банда?

- Ты прав, - кивнул капитан, бросая в сторону трубу. - Еще какая банда. Это полиция.

- Мать моя! Да ты посмотри вокруг, нас в момент арестуют за это побоище!

- Сматываемся!

Фрост кинулся в сторону от приближающихся трелей, О'Хара побежал за ним. За спиной они слышали крики - наверное, полиция заметила убегающих и требовала, чтобы они остановились.

Но друзья неслись со всех ног. Вот они добежали до угла, свернули в узкий переулок и помчались по нему. Вдруг в его конце они увидели силуэт машины с зажженными фарами, которая медленно двигалась в сторону, как будто поджидая беглецов, а затем вообще остановилась.

- На ловца и зверь... - прохрипел на бегу Майк. - Давай к машине!

- Такси! - бросил капитан, - вперед! Они подбежали к автомобилю - это действительно оказалось такси - я запрыгнули внутрь. Хэнк хлопнул дверцей и крикнул водителю:

- Молодец, шеф, вовремя подъехал! Давай, жми на газ.

Таксист что-то пробормотал, затем обернулся к оторопевшим пассажирам и помахал у них перед носом пистолетом с глушителем.

- Для меня большая честь встретиться с вами, капитан Фрост, обратился он к Хэнку на безупречном английском. - И с вами тоже, агент О'Хара. Я - тот связной, с которым вы должны были встретиться сегодня.

Фрост что-то нечленораздельно произнес, не сводя взгляда с черной дырки в стволе пистолета.

- Меня зовут Линь Вао, - продолжал водитель, как ни в чем не бывало. Очень приятно с вами познакомиться. Добро пожаловать в Гонконг, место тихих лагун.

Капитан повернулся к Майку, и они оба захохотали.

Глава вторая

Кобра поняла тщетность своих поползновений к сопротивлению и перестала извиваться. Повар, на вид ровесник Фроста, - лет тридцати пяти - мастерским движением схватил змею за шею у раздувшегося капюшона, опустил ее, прижал к полу и быстро наступил одной ногой на хвост, другой - на голову. Выхватив нож, он молниеносным движением вспорол кобре живот, выбросил внутренности, сделал на ее теле два надреза и снял кожу, словно узкий чулок. Еще один удар ножом - и голова змеи отлетела в сторону. После этого повар стал рубить длинную и тонкую кровавую полоску, оставшуюся от змеи, на мелкие кусочки, которые тут же были отправлены на кухню ресторана.

- Господа, у нас, китайцев, есть пословица, - когда начинают дуть осенние ветры, змеи становятся жирными и вкусными, - обратился к Хэнку и Майку Линь. - Вам повезло, сейчас в Гонконге самый сезон для лакомства кобрами.

- Лучше бы это был сезон для лакомства бифштексами, - недовольно проворчал О'Хара.

- Не упускайте такую редкую возможность попробовать вкуснейшее блюдо, которое я заказал - мясо кобры с кусочками куриной печени. Вкуснотища пальчики оближешь!

Капитан прихлебнул виски и более внимательно присмотрелся к их таинственному спутнику, Линь Вао. На вид этому невысокому коренастому китайцу с заметной сединой в короткой прическе было под пятьдесят. Он был одет в скромный темно-коричневый костюм и подобранную в тон ему рубашку.

Однако, самой интересной чертой во внешности нового знакомого казались его глаза, которые иногда называют окнами души. Это были расчетливые глаза человека-машины, который в течение многих лет вынужден был вырабатывать в себе способность видеть и запоминать все, не проявляя при этом никаких эмоций. Они служили своеобразным защитным барьером между духовным миром человека и той реальностью, в которой ему приходилось жить.

- Мы не хотим показаться неблагодарными, ценим ваше гостеприимство и уверены, что угощение будет действительно вкусным, - обратился к нему Хэнк, - но поймите и вы нас. С чего нам подпрыгивать до потолка от радости, если вы только пятнадцать минут назад совали нам под нос пистолет?

- А, - закудахтал китаец, - я действительно продемонстрировал свое оружие вам и агенту О'Хара, но был вынужден сделать это только потому, что не был уверен, что вы именно те, кто был мне нужен. Не хотелось рисковать жизнью, напоровшись совсем не на тех иностранцев. Виноват, виноват...

- Да, кстати, - оторвался Майк от своего стаканчика с ромом, - почему это ты не ждал нас возле доков, как было договорено?

- Тот район, о котором вы говорите, - с таинственным видом поведал им Линь, - пользуется недоброй славой, там полно бандитов, особенно после наступления темноты. О'Хара рассмеялся.

- Вот спасибо, что хоть предупредил, а то мы не знали. Да ты знаешь, что нас там чуть не пришили, пока мы слонялись в поисках тебя.

- У нас есть еще одна поговорка - мышке не стоит искать сыр в пасти у льва.

- Поговорки есть и у нас, например, такая - желторотый птенчик всегда боится летать по ночам, - вмешался в разговор Фрост.

- Я специально держался в стороне, - не обратил внимания Линь на это замечание, - чтобы не попасть по-глупому в лапы преступников. Если бы на меня напали, ограбили или, не дай Бог, прирезали, то как бы я потом передал вам необходимую информацию?

- Ну так давайте, выкладывайте свою информацию, - потребовал Хэнк, зачем мы притащились сюда - змеей закусывать, что ли?

- Хорошо, капитан Фрост, - согласно кивнул китаец. - Но только вначале я хотел бы узнать ваши полномочия и то, что вы знаете о проведенной конференции.

- Об этом можешь не беспокоиться, - заверил его О'Хара, - мы наделены самыми обширными полномочиями. Говори уже, не тяни.

- Ладно, - Линь поднял руки, как будто сдаваясь. - Я - сотрудник Отдела социальных дел Китайской Народной Республики (Хэнк знал, что это учреждение занималось примерно тем же, что и американское ЦРУ). Мы будем работать в одной команде, так что называйте меня просто Вао.

- Как скажешь, Вао, - ответил капитан. - Меня зовут Хэнк, а специального агента О'Хара - Майк. Я не хочу тянуть кота за хвост, в отличие от кое-кого, и сразу расскажу то немногое, что нам известно. С нами вчера утром связались представители Государственного департамента США и дали понять, что где-то здесь случилась какая-то заваруха и они хотят, чтобы мы кое-что проверили. Вот и все. Эти ребята сказали, чтобы мы собрали чемоданы, прилетели в Гонконг, поселились в гостинице и прогулялись по докам в десять часов. Всю дальнейшую информацию, как нам сообщили, мы получим непосредственно от связного.

- Совершенно верно, - подтвердил Вао, - я тоже встречался с вашими людьми из посольства, и они заверили меня, что вы будете полностью следовать тем инструкциям, которые я вам дам.

- Остановись на секунду, Линь, Вынь, Сунь или как там тебя, - О'Хара со стуком поставил на стол пустой стакан. - Я согласился принимать участие в этой операции только из-за того, что для ее выполнения пригласили и Фроста, но, черт побери, я не собираюсь стоять здесь на задних лапках и выслушивать приказы от какого-то краснопузого китайского комми, который собирается корчить из себя большого начальника. Ясно?

- Я полностью понимаю ваши чувства, мистер О'Хара, - кивнул Вао, - и ценю такое патриотическое настроение. Честно говоря, если бы я был на вашем месте, то тоже позволил бы себе выразить некоторый протест...

- Прекрати это словоблудие, - прервал его Майк. - Я тебе прямо говорю, что не позволю, чтобы мной командовал какой-то коммунистический сукин сын. Точка.

Фрост подумал, что их собеседник смертельно обидится на эти слова, но он лишь откинулся на стуле, отрешенно потягивая горячий настой женьшеня с медом.

- Ладно, не будем ссориться, - попытался сгладить обстановку капитан, - но я согласен с Майком. Мы должны работать на равных друг с другом, если хотим хоть чего-то добиться в составе нашей команды.

- Именно это я и хотел сказать, но ваш друг не дал мне договорить, встрепенулся китаец. - Правила уже не те, что были раньше и причина того ухудшение связей моей страны с СССР.

- Понимаю, - протянул Хэнк и достал из пачки сигарету. - Более того, и мои отношения с Советами не отличались особой теплотой в последнее время...

- Тогда тем более вы понимаете, чем может быть чреват китайско-советский конфликт, если дело до него дойдет. А это вполне возможно.

Фрост пристально посмотрел на своего собеседника.

- Я слышал заявления, что грызня между Советским Союзом и Китаем может перерасти в третью мировую войну.

- Может, - невесело согласился Линь. - И именно это предположение заставило наше правительство всерьез задуматься о возможности создания с США совместного оборонного пакта.

- Да хватит вам о политике, - простонал Майк, показывая пустой стакан пробегающему официанту, - а то сейчас вы договоритесь до того, что нам по возвращению в Штаты надо будет срочно садиться за учебники по китайскому языку.

- Ладно, давайте действительно ближе к делу, - поддержал Хэнк своего товарища. - Какое все это имеет отношение к нашему заданию?

Вао подождал, пока уйдет официант, и продолжил:

- В начале этой недели в Пекин прибыл специальный американский эмиссар по имени Брюс Торесен, который от имени правительства США занимался именно вопросом создания совместного оборонного договора.

- И произошла какая-то неприятность, - попробовал угадать капитан.

- Не то, что неприятность, а целая катастрофа, - подтвердил китаец. Принимая во внимание щекотливый предмет переговоров, были приняты все возможные меры безопасности, но даже их оказалось недостаточно. Должен признать, что в моей стране действуют просоветские террористические группировки, одна из которых каким-то образом разузнала о переговорах и совершила нападение на место их проведения. Произошло целое побоище. Все телохранители эмиссара погибли, а самого Брюса Торесена похитили и увезли в неизвестном направлении. Мы можем только догадываться об истинной причине этого похищения, но и наши, и ваши спецслужбы предполагают, что его станут пытать или накачают наркотиками и заставят выложить все о переговорах. Затем поднимут шумиху в средствах массовой информации и отношения между Америкой и Россией неминуемо ухудшатся, что опять же может привести к угрозе войны между сверхдержавами. А уж конфликт на китайско-советской границе я вам точно гарантирую!

Фрост и сам понимал всю серьезность того, что им рассказал Вао. Международные отношения и так не отличались стабильностью, а уж когда мир узнает о тайном пакте между Китаем и США, то последствия могут быть самые непредсказуемые.

- И какова же была реакция наших властей, когда они узнали об исчезновении Торесена? - спросил он.

- Ваше правительство потребовало, чтобы расследованием этого дела занимались и американские спецслужбы. Наши власти согласились, но потребовали, чтобы американское вмешательство в это дело ограничилось двумя экспертами. Один должен быть представителем Министерства юстиции, второй специалистом по борьбе с террористами. Вот так в Гонконге и появились вы со своим товарищем. Теперь, надеюсь, понятно, что целью нашей операции является розыск и спасение господина Торесена.

О'Хара сделал глоток рома и наклонился над столом.

- И когда нам надо будет приступать к ее выполнению?

- Наш самолет улетает из Гонконга на материк ровно через двенадцать часов, - взглянул Линь на часы. - Уже подготовлено оружие и все необходимое снаряжение. К работе приступим сразу по прибытию.

Хэнк затушил окурок в пепельнице.

- Ты сказал "наш самолет", - обратился он к китайцу. - Это значит, что и ты полетишь с нами в Китай? Линь Вао только кивнул в ответ.

- Что-то я не пойму, - повернулся к нему Майк. - Если Торесена действительно похитили так, как ты рассказал, то это значит, что у кого-то из ваших слишком длинный язык и произошла утечка информации о переговорах. А вероятнее всего, в вашу организацию внедрился какой-то просоветский фанатик. Черт побери, кто знает, может даже быть, что этот шпион - ты сам. Информации мы получили от тебя совсем немного, одних твоих слов мне недостаточно и если ты не предоставишь чего-нибудь более обстоятельного, чем простая болтовня, я и пальцем не пошевелю, чтобы хоть чем-то тебе помочь.

Линь допил свой горячий эликсир и поставил чашку на стол.

- Я так и знал, что вы потребуете дополнительных доказательств, агент О'Хара. Понимаю, понимаю... После того, как мы покушаем, я отвезу вас в американское посольство. Там вы получите все необходимые подтверждения.

- Посмотрим, посмотрим, - упрямо проворчал Майк. - Правда, Хэнк?

- Пожуем - увидим, - угрюмо сострил тот, заметив, что к их столику приближается официант с уставленным дымящимися тарелками подносом. - Если выживем. А вот и наша старая змея с гарниром из ведьминого зелья...

Глава третья

- ну что мне делать с этой изжогой? - заныл О'Хара замогильным голосом. - Где взять соды или хотя бы минеральной воды?

Две минуты назад их новый знакомый-коммунист высадил их у ворот посольства США, извинился, что не может присоединиться к ним, пожелал удачи и скрылся за углом на своем "такси".

- Уверен, что после разговора в посольстве у вас не останется вопросов, сомнений и мы будем работать вместе без взаимных претензий и недоверия друг к другу, - обратился он к ним перед тем, как нажать на газ. - Но если судьбе будет угодно, чтобы мы больше не встретились, то спасибо за теплую компанию и приятный вечер. До свидания.

Он хлопнул дверкой, включил скорость и умчался прочь, а друзья повернулись и зашагали ко входу в посольство.

- Будь проклята эта кобра вместе с куриной печенкой, - продолжал бормотать Майк. - Мой желудок явно решил отомстить мне и покончить жизнь самоубийством. И свою, и мою.

- Не преувеличивай эту гастрономическую опасность, дружище, - стал успокаивать его Хэнк. - Помнишь, не так давно твой желудок перенес намного более серьезное испытание в Канаде, неужели он теперь не выдержит какую-то жалкую порцию слегка экзотической еды?

- Сейчас мои кишки устроили такой хоровод, что по сравнению с ним гастрономическое испытание в Канаде кажется сладкой булочкой. Я, когда увидел варево из этой змеи, чуть не метнул харчи прямо в ресторане. Я глазам своим не поверил, когда увидел, что ты берешь добавку!

- А мне кобра очень даже понравилась.

- Фрост, в тебе не осталось ничего человеческого! У ворот путь им преградил морской пехотинец, который поинтересовался, какое такое дело привело их в посольство в столь поздний час.

- Вы знаете, который сейчас час? - спросил он их, держа перед собой винтовку. - Почти что час ночи, согласитесь, не совсем подходящее время для посещения посольства. Придется вам ждать до утра...

- Послушай, сынок, - по-отечески обратился к нему О'Хара, стараясь не обращать внимания на свистопляску в животе, - я - специальный агент ФБР Майк О'Хара. А это - капитан Хэнк Фрост, - он вытащил удостоверение и сунул его под нос охраннику, - ты знаешь, какой путь мы проделали, чтобы встретиться с послом? Ждать до утра мы не намерены. Понятно? Даю тебе ровно шестьдесят секунд, чтобы доложить о нашем прибытии дежурному офицеру. После этого мы пройдем на территорию посольства - с твоего разрешения или же без него.

Им было разрешено войти внутрь на пятьдесят пятой секунде и через пять минут они уже сидели напротив встревоженного, но заспанного посла.

- О'Хара, надеюсь, что у вас есть достаточно серьезное объяснение своего ночного вторжения сюда, - начал он тоном, не предвещающим ничего хорошего.

Посла звали Винстон Уорд. Это был человек средних лет, с заметным брюшком, выпирающим из дорогого шелкового халата. Фрост отметил, что такого красивого халата не было даже у Бесс дома в Атланте.

- Вы хоть понимаете, что ваше поведение не вписывается ни в какой протокол? - продолжал посол недовольным голосом.

- Давайте начихаем на протокол, - прямо заявил Майк, затем добавил более рассудительно, - сэр. У нас вопрос государственной важности и мы не можем ждать с его решением до утра.

- Ладно, все равно уже разбудили, - махнул рукой посол, опустился в кресло и скрестил руки на груди. - Какой там у вас вопрос, который якобы не может ждать до утра?

О'Хара объяснил ему все - как госдеп отрядил их в Гонконг, как им пришлось столкнуться с местной бандой в этом городе, как они встретились и о чем говорили со связным из Китая, Вао Линем. Он извинился за столь неожиданный визит в посольство и сказал, что единственная причина их прихода - получение подтверждения той фантастической истории, которую им рассказал китаец.

Посол Уорд внимательно выслушал Майка, ни разу его не прервав, затем извинился и вышел из комнаты, сказав, что хочет кое-куда позвонить по этому вопросу. Он возвратился минут через десять, полусонная маска на его лице сменилась выражением неподдельной тревоги.

- Ну что, - спросил посла О'Хара, поднявшись вместе с Фростом при его появлении, - есть хорошие новости?

- Боюсь, что новости вам не понравятся. Мне только что подтвердили, что все, что сообщил вам этот Вао Линь - чистая правда. Вы и капитан Фрост должны сегодня утром лететь в Китай.

В животе Майка раздалось громкое урчание, отдаленно напоминающее раскаты грома.

- Ох, извините, - смущенно пробормотал тот, - это все кобра и куриная печенка...

- Что? - не понял посол.

- Да ничего особенного, - пришел Хэнк на помощь своему другу. Кстати, у вас случайно нет здесь соды или хотя бы минеральной воды?

Глава четвертая

Катерок назывался "куай-ю", что значило "Быстрая рыба". Посудина с трудом пробиралась мимо десятков джонок, сампанов, паромов, моторных, парусных и гребных лодок, пассажирских и грузовых судов, которые сновали в гавани во всех направлениях. Фрост стоял на палубе и вертел головой.

- Удивительно, - шептал он с некоторым чувством потрясения, не в состоянии понять, как можно плавать в такой толчее, вместо того, чтобы сразу столкнуться с кем-то и пойти ко дну. - Невероятно...

Однако, вскоре его мысли переключились на то загадочное задание, для выполнения которого они с Майком и покидали Гонконг.

Этой ночью из посольства их отвезли в гостиницу, где они умудрились даже немного вздремнуть. Правда, Хэнк долго ворочался в постели, обуреваемый мыслями о Бесс, о том, когда же он наконец уступит ей и они поженятся, о том, стоит ли ей связывать свою судьбу с таким искателем опасных приключений, как он. Фрост заснул только под утро, совсем ненадолго...

- Ты знаешь, меня это совсем не удивляет, - вдруг ни с того, ни с сего заявил Майк, выбравшись из кубрика и подходя к Хэнку.

- Что тебя не удивляет? - не понял тот.

- То, что мы будем работать вместе с красными. Это же Гонконг, самый большой шпионский город в мире. Вот это честь для нас, правда? А все потому, что этот кусок скалы, за который уцепилось несколько миллионов человек, находится прямо перед порогом Китая.

- Что поделаешь, видно, кому-то из наших пришлось по душе это сотрудничество с коммунистами, раз в него решили втянуть и нас. Иначе были бы мы с тобой дома, в Штатах, я бы сидел с Бесс в кино, а ты бы чистил песком свой эфбээровский значок.

- Не нравится мне все это сотрудничество с красными китаезами, ох не нравится...

- Ты думаешь, я прыгаю от радости? Но что поделаешь, приходится мириться. Самое главное - где-то в Китае вляпался в большое дерьмо наш земляк и мы должны разыскать его и постараться освободить. Ради этого придется терпеть.

Они стояли на палубе "Быстрой рыбы", наблюдая за красными буями, отгораживающими фарватер, и посматривая на пенный след, оставляемый их катером. Они вышли на чистую воду и направлялись в устье реки Шам Чунь. Там, на берегу, их должен ожидать вертолет китайских ВВС. Куда он их доставит - друзьям оставалось только догадываться, никто об этом им не сообщил...

"Быстрая рыба" делала плавный поворот, заворачивая в сторону материка, когда Фрост первым заметил приближающуюся угрозу. Сначала он увидел лишь маленькую точку, которая шла им наперерез со стороны Южно-Китайского моря, постепенно увеличивающуюся в размерах, превращающуюся в скоростной катер, грозящий догнать их посудину в считанные минуты. Более того, вскоре капитан заметил на его палубе спаренную крупнокалиберную пулеметную турель, недвусмысленно поводящую стволами из стороны в сторону.

- Линь! - закричал он, торопясь предупредить всех о неожиданной опасности. - Что-то мне не нравится этот катер, посмотри! Похоже, что к нам пожаловали гости.

И Хэнк показал на быстро догоняющий их катер, до которого уже оставалось метров двести.

- Черт побери! - воскликнул О'Хара, всматриваясь в приближающееся судно из-под сложенной козырьком ладони. - Да эти ребята вооружены!

- Да уж, серьезные пулеметы, - добавил Фрост и повернулся к Вао, давай уходить на всех парах к берегу. Может, удастся удрать...

Линь печально покачал головой.

- Увы, наша лодка быстрая только по названию. Этот катер догонит нас буквально через минуту. Если он нас атакует, то придется принимать бой.

- А чем ты собираешься воевать? - оглянулся на палубу капитан. Руганью и плевками? Да они мокрого места от нас не оставят!

Линь что-то крикнул по-китайски одному из матросов немногочисленной команды "Быстрой рыбы", тот прыгнул в люк и исчез в трюме.

- Да, капитан, дело серьезное и этот катер может разбить нас в пух и прах, но враги могут нарваться на такие неприятности, о которых они и не подозревают.

Майк простонал и с болью в глазах посмотрел на Хэнка.

- Я себя опять чувствую голым на званом ужине. Но тут на палубу из люка вынырнул матрос, волоча за собой какой-то деревянный ящик.

- А вот и оружие! - воскликнул китаец. - Быстрее разбирайте его.

Не теряя ни секунды, капитан подскочил к матросу, отбросил крышку ящика и выхватил из него автомат Калашникова китайского производства. Это оружие пользовалось особенной популярностью среди террористов. Он захватил несколько запасных магазинов, щелкнул затвором и опустил переводчик стрельбы в крайнее положение - "автоматический огонь".

О'Хара, Линь и все члены команды тоже поспешно вооружались. Катер неумолимо приближался, видимо, решив наверняка расправиться с беззащитным суденышком, расстреляв его в упор.

- Ребята, нужно сразу постараться уложить пулеметчиков! - крикнул своим Хэнк, занимая удобное положение на палубе, - иначе они превратят нашу деревянную скорлупу в палочки, которые сгодятся только на то, чтобы есть ими рис. Не пойму только, зачем эти идиоты подходят так близко, такими пулеметами нас давно можно было расстрелять издали. Но это нам только на руку!

Линь повернулся к матросам и что-то крикнул им. Те кивнули и снова попрыгали в трюм.

- Что, еще один сюрприз? - поинтересовался Майк.

Но тот только хитро усмехнулся, занимая положение для стрельбы рядом с капитаном.

Катер почти догнал их и теперь шел параллельным курсом, немного сбавив скорость. За его надстройкой оказалась еще одна пулеметная установка и Фрост понял, что их дела совсем плохи. Он судорожно сглотнул и показал рукой, чтобы остерегались очередей не только с носа вражеского катера, но и с его кормы.

И в эту секунду раздался грохот крупнокалиберных очередей. Защитники "Быстрой рыбы" вжались в палубу, пытаясь найти хоть какое-то укрытие за деревянным планширом. Град пуль со зловещим стуком обрушился на кабинку их утлого судна, и во все стороны полетели металлические осколки и обломки дерева.

Капитан дождался, пока немного утихнет смертоносный смерч, привстал на одно колено, быстро прицелился и выпустил длинную очередь из АК. В ответ опять раздался злой пулеметный перестук, но он уже припал к палубе, вгоняя в автомат новый рожок.

На палубе раздался предсмертный вскрик. Хэнк повернул голову и увидел, как один из членов команды, совсем молоденький парнишка, потеряв самообладание, вскочил на ноги, тут его и достали тяжелые пули, едва не перерезав пополам. Бедняга зашатался, брызжа фонтанами крови, конвульсивно сделал несколько шагов к лееру и рухнул за борт.

Фрост услышал, как рядом что-то заорал Майк и, обернувшись к нему, увидел, что его товарищ поливает огнем палубу приблизившегося катера. Он присоединился к нему и совместными усилиями они завалили пулеметчика на передней палубе. Увидев этот успех, их поддержали очередями Линь и все остальные вооруженные матросы.

- Отлично! - воскликнул капитан, перенося огонь на второго человека, который кинулся было к замолкшему пулемету, но тоже покатился по палубе, изрешеченный автоматными пулями.

- Неплохо, Хэнк! - крикнул ему О'Хара, - мы еще покажем этим косоглазым сучьим детям!

Однако в этот момент катер взревел двигателем и стал уходить в сторону. Видимо, на нем догадались, что безопаснее будет отойти на приличное расстояние и расстрелять "Быструю рыбу" издали, не опасаясь попасть под ответный огонь.

- Можем и не показать! - ответил Фрост, - они хотят отойти подальше и расстрелять нас, как щенков на привязи:

Уйти не сможем, это корыто ползает не быстрее черепахи.

Наконец, из трюма показались два матроса, которых туда отправил Линь еще перед началом перестрелки. Казалось, с этого времени прошла целая вечность. Они несли части какого-то разобранного оружия.

- Срань господня! - воскликнул капитан.

- Нравится? - самодовольно поинтересовался Линь. Не успел Хэнк ответить, как с кормы вражеского катера снова раздались громовые раскаты крупнокалиберной очереди и оба матросика покатились по палубе, обливаясь кровью. Он пополз к ним, чтобы спасти хоть оружие, стараясь не попасть под огненный смерч.

О'Хара и Линь поняли, что он пытается предпринять и постарались хоть как-то прикрыть его огнем. Но это мало помогло. Более того, на носу катера вновь ожил замолчавший было пулемет и стал поливать их палубу свинцовым дождем.

Но капитан уже успел отползти за небольшую надстройку, толкая перед собой треногу, ствол, полный магазин и другие части советского автоматического гранатомета АГС-17 "Пламя". Не ожидал он здесь увидеть такое грозное оружие! Он нетерпеливо принялся за его сборку.

Не прошло и минуты, как гранатомет был готов к работе. Хэнк осторожно высунулся из-за надстройки, установил перед собой АГС, снял его с предохранителя, прицелился и нажал на спуск. Раздался неторопливый перестук и первые гранаты полетели в сторону вражеского катера, который, казалось, понял грозящую ему опасность и бешено огрызался из обоих пулеметов.

Перелет. Уши капитана заложило от грохочущих рядом с ним о металл и дерево пуль. Он скорректировал прицел, поймал катер в перекрестие и плавно нажал на крючок, удерживая подпрыгивающий ствол, изрыгающий гранаты.

Прямое попадание! Хэнк увидел, как гранаты падают прямо на палубу катера и взрываются, окутывая ее клубами пламени и прошивая смертоносными осколками. Он смахнул со лба пот, наблюдая за тем, как с катера прыгают в воду объятые огнем уцелевшие враги. Через мгновение судно с оглушительным гулом взорвалось и в небо поднялся огромный черно-оранжевый столб.

Фрост неуклюже поднялся на ноги, осознавая лишь одно - они остались в живых.

- А ты неплохо стрелял! - подбежал к нему Майк и похлопал по плечу. Я и не знал, что ты умеешь управляться с этой штукой.

- Умею, - кивнул капитан и повернулся к Линю. - Вао, спасибо тебе за гранатомет. Хорошая машина, но насколько я знаю, Советский Союз их не продает другим странам. Откуда он у тебя?

- Друг подарил, - уклончиво ответил тот, поднимаясь с палубы, затем извинился и стал смотреть, какой урон был нанесен "Быстрой рыбе".

- Ничего себе, веселенькое начало, - протянул Майк, - представляю себе, что нас ожидает дальше...

Глава пятая

Вертолет "БЕЛЛ", модель VI, - для самых больших шишек, - уже ожидал их на берегу реки Шам Чунь, прямо у ее устья. Фрост, О'Хара и Линь перебежали по песку, пригнувшись под вращающимися лопастями, и быстро забрались внутрь. Едва они успели упасть на сиденья, как сдвижная дверь захлопнулась, пилот вертолета что-то прокричал на своем птичьем языке Линю и машина мягко взмыла вертикально вверх.

Вскоре вертолет набрал достаточную высоту и заскользил, как определил Хэнк, в северо-восточном направлении.

- Они, конечно, краснопузые коммунисты, - наклонился к нему Майк, - но встречать нужных людей умеют. Неплохая вертушка, правда?

Он обвел довольным взглядом богатую обивку салона "Белла".

Капитан не успел ничего ему ответить, как к ним повернулся Линь и прокричал:

- Летим в район Гвандонг, там в одном месте недалеко от Кантона есть старенький аэродром. Мы приземлимся, пересядем на самолет и полетим в Пекин.

- В Пекин так в Пекин, - вздохнул Хэнк, - здесь можно курить?

- Курите, если не хотите поберечь себя, - ответил тот и присмотрелся к пачке "Кэмела", которую достал из кармана Фрост. - Здесь же написано: "Министерство здравоохранения предупреждает, что курение опасно для вашего здоровья".

- Пусть себе предупреждает, - выпустил тот клуб голубоватого дыма. Работа такая у этого министерства. У нас в Америке свобода выбора, хочешь кури, не хочешь - не кури.

- У нас в Китае тоже свобода выбора. Например, мы имеем право принимать к руководству указания наших лидеров.

- Да? - язвительно поинтересовался капитан, - а имеете ли вы право отказываться от их указаний?

Вао Линь заморгал, удивленный таким глупым вопросом. - Конечно, имеем, капитан. Только в этом случае мы теряем свободу выбора...

Минут через двадцать вертолет стал снижаться и вскоре мягко приземлился на аэродроме в окрестностях Кантона, рядом с самолетом, который должен был доставить их в Пекин.

Пассажиры "Белла" выпрыгнули из вертолета, который тут же улетел обратно. Вдоль взлетной полосы Фрост и О'Хара увидели шеренги китайских солдат с красными звездами на форменных головных уборах. Они держали наготове неизменные автоматы Калашникова, готовые отразить возможное нападение. При виде такого количества вооруженных "вероятных противников" друзьям стало не по себе. Если бы кто-нибудь несколькими днями раньше сказал Хэнку, что он будет сотрудничать с красными китайцами, он посчитал бы того конченым идиотом. И очень бы ошибся...

- Быстрее, господа, быстрее, - поторапливал их Линь, - самолет ждет только нас.

Вдруг Майк остановился на ходу, поближе присмотревшись, какой же самолет их ожидает.

- О Боже, только не это, - простонал он. - Никуда я в этом гробу не полечу!

- В чем дело? - встревоженно спросил его капитан. Он сам еще не совсем отошел от предыдущего перелета.

- Хэнк, я знаю этот самолет, "Мартин" четыреста четыре. Их выпускали еще в конце сороковых годов. Я думал, их уже и не осталось на белом свете, но вот на тебе... Еще тогда они пользовались дурной славой из-за чрезмерного веса двигателей и недостаточной прочности крыльев и падали, как камни. Уж поверь мне - у братьев Райт и то была более надежная машина.

- Да ладно, хватит тебе ныть. Наверное, эти недоработки были исправлены великими китайскими авиаконструкторами, правда, Вао? - обратился Фрост к семенящему рядом сопровождающему.

- Конечно! - с готовностью воскликнул тот. - У нас отличные конструкторы и инженеры. Китайская Народная Республика обладает третьими по величине военно-воздушными силами в мире. Я не могу и на секунду допустить, чтобы за нами прислали ненадежный самолет. Я на таких сам летал много раз и ничего, живой, как видите. У нас он называется "Майо-Гуанци".

- И что же значит это название? - полюбопытствовал капитан.

- Как бы это поточнее перевести, - замялся китаец, - одним словом, "Отчаянный".

- Отчаянный? - тревожно переспросил Хэнк, - отчаянный кто? Не самоубийца, случайно? Ну что же, делать нечего, полетели на этом старикашке. Будем молиться, чтобы он не развалился в полете, если сумеет взлететь.

- Ладно уж, - вздохнул О'Хара, - дайте мне только билет на место у окна...

Удивительно, но самолет все-таки умудрился удачно взлететь и набрать высоту. Линь сказал своим нервничающим друзьям, что перелет до Пекина займет около четырех с половиной часов, чем никак не улучшил их самочувствие.

Когда "Отчаянный" выровнялся и лег на курс, Вао проводил Фроста и Майка в транспортный отсек в кормовой части самолета.

- Чтобы вы не скучали в полете по своей родине и не ощущали себя беззащитными, ваше правительство передало вам вот эту посылку.

С этими словами Вао отбросил брезент, закрывающий объемистый деревянный ящик. В нем оказалось оружие капитана и О'Хары, которое они оставили в Штатах перед вылетом в Гонконг и никак не ожидали увидеть до окончания операции.

- Идите к папочке, маленькие мои, - заворковал Майк, вынимая по очереди из ящика свои смит-и-вессон и "магнум" с кобурами и запасными обоймами. Он отошел в сторону, любуясь своими игрушками, затем сразу повесил их на себя.

Фрост извлек девятимиллиметровый пистолет-пулемет "Кей-Джи-99" с тремя тридцатишестизарядными магазинами, боевой нож и, наконец, своего любимца никелированный браунинг "хай пауэр", сработанный ему по личному заказу. Он довольно взвесил его в руке, любуясь отделкой металлических частей и темной рифленой рукояткой. Экипировавшись, капитан спросил своего товарища:

- Ну что, Майк, теперь не чувствуешь себя голым? Тот улыбался на все тридцать два зуба, словно ребенок, добравшийся до бесплатных конфет.

- Вот теперь я чувствую себя отлично. Кто там хочет себе на задницу неприятностей, какие такие похитители или террористы, подходи по очереди!

И он от души засмеялся.

Линь помахал им рукой, чтобы они прошли вперед и сели на сиденья рядом с ним. Когда те заняли свои места, он обратился к ним с самым серьезным выражением лица:

- Во-первых, - начал Вао, - я хочу поблагодарить вас обоих за то, что вы согласились на сотрудничество с нами в таком неординарном деле. Я понимаю все предубеждения, особенно ваши, агент О'Хара, и тем более ценю ту готовность, с которой вы откликнулись на просьбу помочь нам в спасении вашего соотечественника. В Гонконге я просто не имел права рассказать вам обо всех подробностях, но теперь, когда мы находимся в воздушном пространстве моей страны, я могу говорить свободно. Майк, вас выбрали для участия в этой операции в качестве представителя юридических органов США благодаря вашей выдающейся карьере и многолетнему опыту борьбы с терроризмом. А вас, капитан, пригласили сотрудничать по двум причинам. Первое - вы уже довольно успешно работали вместе с агентом О'Харой в прошлом, и второе - у вас замечательный послужной список службы в качестве наемника. По поводу вашей кандидатуры у моих начальников не было ни малейшего сомнения, они сказали, что самой лучшей рекомендацией при вашей профессии является то, что вы до сих пор остались в живых.

- Передайте большое спасибо своим начальникам за такое доверие, ответил на эту тираду Хэнк.

- Так вот, - продолжал Вао, - я должен вам сказать, что нам придется очень и очень нелегко. Подробности таковы: конференция о подписании двустороннего защитного пакта, о котором я вам уже говорил, проводилась на западной окраине Пекина, у одного древнего храма. Из ее участников уцелел только американский эмиссар Брюс Торесен, которого напавшие захватили с собой в качестве заложника. Представитель китайской стороны и охранники были уничтожены на месте. Но один из телохранителей умер не сразу, а успел рассказать о тех, кто совершил нападение на участников конференции и устроил эту бойню.

- И кто же это был? - спросил Фрост. Линь задумался, подыскивая правильные слова.

- Как бы вам объяснить... Это были Ночные Духи. Их еще называют Невидимыми. Примерно то же, что и японские ниндзя. Они так же возвели убийство в ранг искусства.

- А какой интерес Ночным Духам похищать Торесена? - снова задал вопрос капитан.

- Интерес чисто финансовый, - ответил Вао. - Видимо, их просто наняла банда просоветски настроенных реакционных террористов, которые все еще орудуют у нас в стране. Они, вероятно, и удерживают сейчас Торесена. По нашим официальным оценкам, он сможет продержаться три, максимум четыре дня. За это время сопротивление американца сломят и под пытками заставят его выложить все о цели его визита в Китай и о готовящемся договоре с США. Возможно, его напичкают наркотиками, сделают так, что он во всем признается и запишут его показания на видеопленку. После этого Торесен станет не нужен террористам, его уберут, а видеокассету вывезут из Китая.

- Ну, этому мы с Фростом постараемся помешать, - пообещал Майк. - Я хочу, чтобы как только мы приземлимся в Пекине, нас сразу же отвезли на то место, где проводилась конференция. Нужно все осмотреть, может, ваши люди кое-что пропустили, недосмотрели...

- Конечно, все будет сделано так, как вы просите, - кивнул Вао. - Для расследований этого преступления образована особая группа из числа сотрудников пекинской полиции и Отдела социальных дел. Вы входите в нее на правах руководителей, совместно с нашими начальниками. Мы на время забудем, что вы американские капиталисты, а вы забудьте, что мы - китайские коммунисты. И кто знает, может быть, от такого брака по расчету выиграют все? Только бы успеть спасти Торесена и помешать планам террористов...

Глава шестая

Караван из пяти машин с трудом пробивался через лабиринт переполненных улиц Пекина, направляясь к шоссе, ведущему к Храму Поющего Дерева, туда, где сорвалась попытка провести переговоры между Китаем и США о создании совместного оборонного пакта.

Фроста и О'Хару встретила в аэропорту целая делегация представителей особой группы, занимающейся делом о похищении Торесена. Их вместе с Линем посадили в один из автомобилей, которые теперь и проделывали себе путь через хитросплетение забитых толпами людей улочек китайской столицы.

Американцы были полностью вооружены, захватив с собой из самолета всю амуницию и патроны. Линь по пути с гордостью рассказывал им о Пекине, который они пересекали.

- В нем не очень много автомобилей, но зато велосипедов - больше двух миллионов!

- Не может, быть, - с улыбкой заметил Хэнк, - я считаю, что мы только что обогнали трехмиллионного велосипедиста!

Он смотрел в окно, не переставая удивляться. Куда бы он ни бросил взгляд, тот упирался в кишащие массы людей - едущих на велосипедах, идущих пешком, толкающих тележки, перекусывающих прямо на улице, тянущих с собой детей... Этот людской муравейник перекатывался с одних улиц на другие, не обращая никакого внимания ни на светофоры, ни на дорожных полицейских, стоящих на многочисленных перекрестках.

Наконец, к облегчению капитана, их машины вырвались из сутолоки центральной части города и покатили по шоссе. Он посмотрел на часы половина шестого вечера, скоро стемнеет. Линь говорил, что до Храма Поющего Дерева ехать совсем недолго. Удастся ли им с Майком обнаружить какую-нибудь зацепку, которую могли пропустить местные

Шерлоки Холмсы при осмотре места сразу после преступления? Да, начинать надо именно с этого...

Храм совсем не походил на место совершения похищения и убийства невинных людей. Он находился в мирной долине, отгороженной с трех сторон поросшими деревьями холмами и так и просился на картину, символизирующую покой и идиллию.

Машины остановились, капитан распахнул дверцу и уловил нежный аромат цветов, которым был напоен чистый воздух. Он размял затекшие мышцы, подошел к Майку и Линю и они вместе стали подниматься по широкой каменной лестнице, ведущей к храму.

Вао сказал, что Храм Поющего Дерева возвели много столетий назад в честь посадки обширного леса, заложенного после опустошающего урагана, который пронесся над этими местами и уничтожил много деревьев. С тех незапамятных времен это сооружение остается любимым местом людей, которые останавливаются здесь для отдыха по пути в Пекин или из него.

- Ну, теперь наплыва людей здесь вряд ли можно будет ожидать, заметил О'Хара, - кто захочет отдыхать в месте, где совсем недавно валялось столько трупов...

- А вот и не угадали, - возразил на это Вао, - о случившейся здесь трагедии почти никто не знает.

- Как? - нахмурился Майк. - Вы что, даже в газетах ничего не написали об этом преступлении?

- Зачем? - покачал тот головой. - Жизнь и без того достаточно тяжела, зачем же еще расписывать ее и в газетах темными красками? У нас это не принято.

Они поднялись на просторную террасу. Найти то место, где произошла бойня, не составило особого труда - на каменных плитах были видны очерченные мелом силуэты людей, упавших там, где их настигла смерть. Фрост насчитал больше двадцати фигур...

Пол на террасе и внутри самого храма во многих местах был покрыт коричневой коркой засохшей крови. Убийцы действовали быстро и безжалостно, успев за считанные секунды расправиться с таким количеством людей, в том числе и с вооруженными телохранителями, не встретив никакого сопротивления.

- Ты говоришь, что один из них умер не сразу и успел что-то рассказать, - обратился Майк к Линю. - Он не сказал, сколько было нападающих?

- Сказал, что человек десять. Но мы не уверены, что это точная цифра, он ведь уже находился в предсмертном бреду. По нашим расчетам, вся атака заняла около трех минут, что, в общем-то, подтверждает то, что сказал умирающий охранник.

Хэнк наклонился над нарисованным мелом силуэтом без головы.

- А кто был этот бедняга?

- Жу Гуодень, представитель китайской стороны на переговорах, вздохнул Вао и его обычно спокойное лицо перечеркнула гримаса боли. - Он был моим другом и вообще прекрасным человеком. Я его отлично знал, он не заслужил такой смерти. Убийцы отрезали ему голову и забрали ее с собой...

- Извини, Линь, - положил ему руку на плечо Фрост. - Я не знал... Когда-то я тоже потерял очень много своих друзей за один раз, целую роту, но отомстил за них всех. Мы отплатим и за твоего друга.

- Спасибо, капитан, - ответил Вао и его лицо приобрело прежнее выражение.

Однако тщательный осмотр места преступления не дал никаких дополнительных улик. Хэнк лишь пожалел, что их не доставили сюда как можно раньше, так как знал, что основную информацию о преступлении получают еще до того, как с места его совершения уберут трупы.

Его внимание привлек одетый в гражданскую одежду полицейский, который торопливо вошел в храм, подбежал к Вао Линю и стал что-то быстро говорить по-китайски.

- Хорошая новость, - шагнул Линь к друзьям, - наши сотрудники обнаружили базу, где происходит подготовка этих проклятых Невидимых.

- Отлично! - воскликнул О'Хара и потер ладони. - Начало есть. А не нанести ли нам им неожиданный визит? Даже если там нет Торесена, то, возможно, удастся захватить кого-нибудь из этих ублюдков и постараться развязать ему язык. Что ты на это скажешь, Линь? Тот посмотрел на циферблат часов.

- Обо всем уже договорено. Машины уйдут отсюда без нас, а за нами через пятнадцать минут прилетит сюда вертолет. Летим прямо к Ночным Духам. Туда уже подтягивается наша спецгруппа. Вопросы есть?

Глава седьмая

До захода солнца еще оставалось около часа, когда вся спецгруппа собралась, чтобы обсудить план проникновения в лагерь Ночных Духов. К нему Фроста, Майка и Линя доставил вертолет китайских ВВС "Смерч" - копия большого советского вертолета МИ-4.

Не успело обсуждение начаться, как О'Хара торопливо потянул Хэнка в сторону.

- Что такое? Что-то случилось? - встревоженно спросил его капитан.

- Случилось! Видишь стоящую вон там, рядом с Линем, женщину?

Фрост посмотрел туда, куда показывал его товарищ. С их сопровождающим разговаривала китаянка лет тридцати, Хэнку она показалась дюйма на три выше Вао. Ее длинные волосы цвета воронового крыла ниспадали на плечи, а красивое удлиненное лицо можно было смело помещать на обложку журнала мод.

- Вижу. А кто это?

- Ее зовут Элизабет Чуань. В Штатах у ФБР заведено на нее вот такое толстенное дело. Эта женщина занимает один из руководящих постов в секретной службе Китая.

- Значит, она хороший профессионал.

- Еще какой! Она несколько раз нелегально прибывала в Америку для выполнения каких-то важных шпионских заданий, и мы каждый раз ее едва не ловили, но ей каким-то немыслимым образом всегда удавалось ускользать. Однажды мы ее уже чуть не схватили в международном аэропорту Лос-Анджелеса. Наш агент выследил ее на автостоянке и вздумал взять в одиночку, чтобы хвастаться потом этим всю жизнь.

- И что же произошло? - с усмешкой поинтересовался капитан. - Как вижу, она ушла.

- Ушла - не то слово. Она сломала агенту четыре ребра и вывихнула челюсть. Боже, невероятно, - Чуань стоит в десяти шагах от меня, а я не могу ее и пальцем тронуть.

- Не стоит рисковать, Майк. Забудь на время об этом. Кроме того, если она действительно такой спец, как ты рассказываешь, то пригодится нам самим в этой операции.

- Наверное, - нехотя согласился О'Хара. - Но когда мы будем улетать домой, как хотел бы я захватить с нами и ее. В одну сторону, до Вашингтона.

- Ладно, давай пока помолчим об этом, - шепнул ему Хэнк. - Линь ведет ее к нам...

- Господа! - торжественно обратился к ним Вао, подойдя к друзьям вместе с темноволосой красавицей. - Я рад представить вам...

- Элизабет Чуань, - подхватил Майк. - Линь, я все о ней знаю. Мне чуть было не посчастливилось встретиться с мисс Чуань в Штатах, где она была, как я понимаю, в командировке. Но, к сожалению, эта благословенная встреча не состоялась. И не по моей вине.

- А вы - Майк О'Хара? - спросила его Элизабет на превосходном английском. - Извините, что не удосужилась встретиться с вами раньше, все дела, знаете ли, дела. Ни одной свободной минутки. Я очень торопилась тогда в Лос-Анджелесе, боялась опоздать на самолет. Но лучше поздно, чем никогда, и я очень рада, что мы, наконец-то, встретились. Она протянула руку, и Майк неохотно пожал ее.

- Вот и хорошо, что вы умеете преодолевать свои предубеждения, продолжала женщина. - Я понимаю, что это нелегко. В тысяча девятьсот пятьдесят четвертом году, на конференции в Женеве по Индокитаю, ваш Госсекретарь Джон Фостер Даллес отказался пожать руку нашему Джоу Эньлаю. Он просто не мог преодолеть свои предубеждения. Я очень рада, агент О'Хара, что вы не повторили выходку этого высокомерного дипломата.

Майк замер с открытым ртом, не в состоянии сразу найти достойный ответ.

- А это, мисс Чуань, - вклинился в напряженную паузу Линь, - капитан Хэнк Фрост, второй американец, который примет участие в операции.

Капитан сразу протянул Элизабет руку, даже сам не ожидая от себя такой поспешности. Она тепло пожала его ладонь.

- Майк рассказывал мне о вас, мисс Чуань...

- Пожалуйста, называйте меня просто Элизабет.

- Хорошо. Да, мой друг рассказывал мне о вас и если даже хоть половина из этого - правда, то ваша помощь в операции будет просто неоценимой...

- Да, мне не надо будет утирать сопли, словно малому ребенку, если вы это хотите сказать. Она повернулась к Линю.

- Уже поздно. Давайте обсудим план наших дальнейших действий и приступим к их выполнению. Темнеет, а если мы решим напасть на Духов Ночи, то это надо делать только засветло. В потемках это будет намного опаснее.

План был выработан простой - вместо того, чтобы предпринимать нападение на лагерь Невидимых всеми силами - Фрост насчитал вокруг около тридцати человек - решили выслать разведгруппу из восьми самых опытных профессионалов. Они смогут и быстрее продвигаться, легче маневрировать, да и проникнуть незамеченными на территорию противника легче восьми, чем тридцати. Если же потребуется подкрепление, то разведгруппа свяжется по рации с остальным отрядом, который тут же доставят в нужное место два вертолета, стоящих в готовности рядом.

Затем отобрали восемь человек. В состав группы вошли Фрост, О'Хара, Линь, Элизабет, еще одна женщина и три офицера китайской спецслужбы. После этого Линь приказал остальным разойтись, а они стали экипироваться перед выходом на задание.

Капитан достал из сумки свой пистолет-пулемет, перекинул его через плечо, проверил пистолеты, запасные обоймы и нож. Все было на месте.

- Я готов! - объявил он Майку, который возился со своим "магнумом".

Друзья присоединились к китайцам, вооруженным автоматами Калашникова. Линь осмотрел все снаряжение, чтобы убедиться, что ничего не забыто, и разведгруппа отправилась в путь.

Вао быстро шагал впереди идущей гуськом колонны, указывая путь. Через несколько минут узкая тропинка, по которой они продвигались, стала подниматься все выше и выше, петляя между появившимися скалами.

- Далеко идти? - спросил Вао Хэнк, чувствуя, что температура становится ниже, а воздух - суше. Группа продолжала подниматься в горы по все более крутой тропинке.

- Лагерь Ночных Духов находится среди руин древнего храма Лунь-мен, ответил тот, ни на секунду не замедляя быстрый темп ходьбы. - До него больше одной мили, но меньше двух.

- Отлично, - пробормотал Хэнк, перепрыгивая через перегородившее тропинку упавшее дерево. - Ответ настоящего дипломата. Интересно, могли эти Невидимые услышать звук вертолетов, которые высадили нас внизу, в долине?

- Вряд ли, - обернулся к нему Вао. - Здесь, в горах, не слышно даже бури, которая может бушевать за соседним холмом.

- Услышали ли нас Духи Ночи или нет - это не играет никакой роли, заметила шагающая за Майком Элизабет. - Они нас уже ждут.

- Как - ждут? - заморгал единственным глазом Фрост.

- Очень просто, капитан. Они живут с постоянным предчувствием смерти и всегда готовы к встрече с теми, кто им ее несет.

- Да, но перед своей смертью эти ненормальные уж постараются сделать все возможное, чтобы сначала умерли мы, - заметил О'Хара.

- Да, и это стремление - воплощение вечной борьбы двух противоположностей - Инь и Янь, - пояснила Элизабет. - Погибнем или мы, или они, третьего не дано.

- Огромное спасибо за моральную поддержку, - дурашливо поклонился ей на ходу капитан. - Знал бы - не спрашивал...

Глава восьмая

Капитан никогда еще не видел такого великолепия, как древний храм Лунь-мен. Да и весь Китай казался ему неожиданно красивой страной. Не отрывая взгляда, он с восхищением и благоговением смотрел на раскинувшийся внизу живописный античный храм, будто специально возведенный для съемок какого-нибудь триумфального фильма.

- Какая красота, - прошептал Хэнк, стараясь запечатлеть в памяти картину бесподобной красоты, которую вряд ли даже когда-нибудь видели европейцы, не говоря уж об американцах.

Тропинка, по которой они взбирались в гору, резко оборвалась на поросшем деревьями хребте, по другую сторону которого виднелась узкая долина, в которой и находился храм. К нему сверху вели крутые ступеньки, вырубленные прямо в горе. Они сбегали вниз футов на двести и терялись в густых деревьях и кустарнике, росшем у входа в храм.

С господствующей высоты Фросту был хорошо виден и сам храм, и каньон, в котором он был упрятан в окружении толстых каменных стен, как будто защиты ущелья было мало. Вокруг здания древнего мемориала, насколько хватало взгляда, по всему дну каньона стояли многочисленные каменные статуи Будды, некоторые из них достигали размера футов семидесяти в высоту. На лицах статуй древние ваятели сумели отразить самые разнообразные человеческие эмоции - и радость, и печаль, и смех, и плач. Эти огромные фигуры были вытесаны из каменных глыб, отколотых прямо от горы.

- Я и раньше слышал, что Китай славился своими мастерами, - тихо сказал Хэнк пригнувшемуся рядом Майку, - но такого не ожидал увидеть...

Вначале капитан подумал, что храм заброшен и в нем никого нет, но, присмотревшись повнимательнее, он заметил внизу двигающуюся с дальнего конца долины колонну людей в черных одеяниях. Духи Ночи! Они бесшумно бежали, синхронно скользя между статуями Будды и ни разу не нарушили строй. Колонна двигалась по песчаному дну каньона, как единый организм, и из-под многочисленных ног не поднималось ни единой песчинки.

- Как это они могут так бежать и совсем не взбивать пыли? - с удивлением спросил О'Хара.

- Говорят, что Невидимые умеют ходить, не касаясь земли, - ответила Элизабет Чуань. - Они могут пробежать по лугу и не примять ни единой травинки...

Смотря на танцующий бег Духов Ночи, Хэнк почти что готов был поверить в это. Он быстро пересчитал колонну - пятнадцать человек. На пять больше, чем во время бойни в Храме Поющего Дерева. Вероятно, это не все противники, другие должны охранять сам храм.

- Ну что, Фрост? - наклонился к нему Майк, посматривая вниз. - Восемь против пятнадцати. На нашей стороне внезапность и я не думаю, что нам придется так уж... Ах, ты, черт!

Капитан тоже увидел то, что расстроило его друга. Из-за огромной статуи выплыла вторая колонна, тоже численностью в пятнадцать человек, и присоединилась к первой.

- Да, теперь дело хуже, - добавил О'Хара. - Почти что четверо на одного. А сколько их еще внутри? Не лучше ли нам не тратить даром времени и вызвать по рации подмогу?

- Нет, это может быть опасно, - возразил ему Хэнк. - А вдруг они удерживают Торесена прямо в храме? Когда эти придурки услышат шум вертолетов, то прикончат его в ту же минуту.

- Это я понимаю, - ответил Майк, - но что остается делать в нашем положении? Я далеко не уверен, что мы сможем справиться с этим сами.

- Не дрейфь, дружище, справимся. Если уж действительно внизу станет жарко, тогда, обещаю тебе, вернемся наверх и подождем подмогу. Ну как, уговорил?

- А я не сильно и сопротивлялся, - проворчал тот. - У меня самого уже руки чешутся разобраться с этими чертовыми ниндзями...

Их группа незамеченной спустилась по каменной лестнице, ведущей к храму. Фрост взял наизготовку свой ПП, снял его с предохранителя и передернул затвор. О'Хара сжимал в своем костлявом кулаке неизменный "магнум".

В опускающихся на дно каньона сумерках они сбежали по последним ступенькам и выскользнули из-за укрывающих их тенистых деревьев на открытое пространство перед воротами в стене, ведущими в величественное сооружение. Капитан внимательно осмотрелся по сторонам, чтобы избежать внезапного нападения и увидел такое, от чего у него все перевернулось внутри. Если у кого-то и оставались хоть какие-то сомнения по поводу того, действительно ли зверства в Храме Поющего Дерева были устроены Невидимыми, то теперь они полностью рассеялись. Немного в стороне, с невысокого железного штыря, вбитого в песок, на них смотрела пустыми глазницами окровавленная голова.

- Жу Гуодень? - обернулся Хэнк к Линю. Ответ был очевиден. Вао судорожно сглотнул, на глаза его набежали слезы и он лишь кивнул.

- Капитан, помнишь, что ты мне обещал? - прошептал он охрипшим голосом.

- Помню, можешь на меня положиться, мы отомстим этим...

Но не успел он договорить, как в воздухе раздался свист и последовавший за ним негромкий звук удара. Стоящий рядом с Фростом китаец зашатался, схватился за голову и замертво рухнул оземь. Его руки безжизненно раскинулись в стороны, и стала видна вонзившаяся в лоб тяжелая восьмиконечная метательная звездочка.

Капитан резко развернулся, вскинув ствол и приготовившись нажать на спусковой крючок пистолета-пулемета, но стрелять было не в кого.

- Что за чертовщина? - выругался он.

В этот момент из-за стены донесся издевательский смех, который тут же стих так же внезапно, как и начался, а в воротах появилась задрапированная в черную одежду фигура. Были видны только сверкающие ненавистью глаза.

Дух Ночи рассерженно разразился потоком слов.

- Что он там лепечет? - спросил О'Хара.

- Говорит, что мы нарушили покой священной земли, - перевел Линь. - И, что если мы сейчас же не уйдем отсюда, то нас всех настигнет божественная кара.

Майк навел пистолет на черный силуэт.

- Вао, одно твое слово и он сам отправится на встречу со своим богом!

- В этом нет необходимости, - покачал тот головой и повернулся к своим товарищам. - Хуань!

Тот, к которому он обратился, положил на землю автомат и зашагал к Невидимому, что-то выкрикивая ему.

- Что происходит? - удивленно спросил Фрост у Элизабет, которая медленно подошла к нему и остановилась сбоку.

- Хуань обозвал Духа Ночи хвастуном и трусливой свиньей, которая только и может, что кидать свои железные игрушки. Хуань вызывает его на честный поединок, чтобы тот защитил честь своей школы в бою один на один, без оружия.

Дух Ночи стоял, не двигаясь, и ничего не отвечая.

- Ну и что он, согласен?

- О его реакции тяжело судить. Он знает, что мы сейчас не хотим поднимать стрельбу, чтобы не выдать себя: раньше времени. В то же время он не может закричать о помощи, потому что это считается трусостью и позором. Если он сделает это, и ему на помощь прибегут его товарищи, то потом они сами будут обязаны его убить, чтобы ничем не запятнать честь своего ордена.

- Хорошие правила, - кивнул капитан. В это время Невидимый что-то выкрикнул, разжал кулаки и на землю упало две смертоносные звездочки, которые он был в готовности применить.

- Похоже, что он согласился, - добавил Хэнк.

- Да, - подтвердила Элизабет. - Дух Ночи не перенес оскорблений и согласился на поединок с Хуанем.

Оба противника стали медленно приближаться, приняв боевые стойки.

- Кунг-фу, - шепнула женщина, - у нас это называется чуань-фа.

И тут начался поединок.

Дух Ночи остановился, выставив вперед правую ногу и слегка согнув в колене левую. Его ладони были крепко сжаты в кулаки, правый прижат к груди, а левый вытянут вперед до отказа. Вся его фигура выражала крайнюю враждебность и готовность к молниеносному нападению. По стойке Фрост действительно определил в нем приверженца школы кунг-фу.

Стойка Хуаня отличалась большей мягкостью и готовностью к защите, а не к нападению. Обе широко расставленные ноги были согнуты в коленях, руки вытянуты в сторону противника ладонями вверх.

Вдруг Дух Ночи присел, словно сжимающаяся пружина, упруго качнулся и прыгнул на противника, целясь костяшками пальцев ему в солнечное сплетение. Но удар не достиг цели. Он был мгновенно парирован четко поставленным блоком, за которым последовал резкий выверенный удар основанием ладони в лицо.

Не ожидавший такого отпора Дух Ночи отшатнулся, глухо зарычал и снова бросился вперед, пытаясь нанести удар ногой в бок. Хуань с трудом отбил и этот удар и решил контратаковать сам. Он замахнулся и отрывисто нанес удар двумя руками - сначала одной, затем сразу же второй - в переносицу и в шею. Прежде чем его противник успел оправиться после двух ударов, он резко отвел правую ногу и врезал носком Духа Ночи под коленную чашечку. Тот тяжело упал на землю и застонал, пытаясь подняться вновь, но после смертельного удара Хуаня ребром ладони по горлу затих и перестал шевелиться. Дух Ночи был мертв.

Тяжело дыша, Хуань отпрыгнул от поверженного врага.

- Отлично! - воскликнул О'Хара, - путь свободен, вперед!

- Путь не совсем свободен, - возразил ему Фрост, всматриваясь в ворота храма. - Мы были свидетелями первого раунда, а теперь, если мне не изменяет зрение, сами станем участниками второго. Смотри!

- Черт побери! - выругался Майк, бросив взгляд туда, куда указывал капитан.

Из-за одной из огромных статуй Будды в сотне ярдов от них показалось две колонны Духов Ночи, которые быстро приближались, потрясая каким-то оружием...

Глава девятая

Хэнк не стал дожидаться, пока противники добегут до них, а сам бросился в ворота на территорию храма, стреляя на ходу из пистолета-пулемета. Выстрелы оказались удачными - не успели Духи Ночи приблизиться и на пятьдесят ярдов, как двое бегущих во главе колонн покатились в пыль, обливаясь кровью.

Рядом с капитаном раздался на весь каньон грохот "магнума" О'Хары и еще одну черную фигуру отбросило назад тяжелыми пулями. Остальная группа тоже открыла огонь из автоматов и Фрост заметил, как через несколько секунд в песок повалились еще пятеро противников.

Но оставшиеся в живых Невидимые не прекратили атаку и продолжали стремительно бежать вперед, жаждая вступить в рукопашную схватку, в которой они имели бы явное преимущество.

Разведгруппа рассредоточилась, ведя непрерывный огонь. Хэнк расстрелял весь магазин и нырнул за статую, быстро перезаряжая ПП.

- Фрост, берегись! - донесся до него тревожный крик Майка.

Капитан выглянул из-за Будды и тут же инстинктивно пригнулся от просвистевшего в дюйме над его головой широкого лезвия огромного меча "цен до". Клинок ударил по камню и высек из него сноп искр. Противник снова замахнулся, намереваясь одним движением снести Фросту голову, но тот успел передернуть затвор и в упор всадил несколько пуль Духу прямо в живот.

Раздался нечеловеческий крик, зловещий меч выпал из разжавшихся пальцев и смертельно раненный противник схватился за вываливающиеся из распоротого брюха кишки. Капитан вскочил на ноги, добил его короткой очередью и оглянулся вокруг.

Бой кипел вовсю. Духи Ночи кидались на бойцов со своим холодным оружием, но не могли тягаться против автоматов и пистолетов. Их количество постепенно уменьшалось, но, насколько успел заметить Хэнк, потери были и среди своих.

Расстреливая в упор бросающихся на него Духов Ночи, он ринулся в глубь каньона. Его догнал Майк, и они вдвоем устремились дальше, надеясь найти место, где Невидимые спрятали Торесена.

Фрост взглянул на своего товарища и заметил, что его плечо залито кровью.

- Ты ранен, Майк? Рана тяжелая?

- Да нет, все в порядке. Один из этих бешеных ножом зацепил. Я его уже отблагодарил...

Капитан на бегу огляделся по сторонам. Каньон уже утопал в сумерках. По нему во всех местах в самых разнообразных позах были разбросаны трупы фанатиков. Но тел членов разведгруппы видно не было.

- Какой счет, Майк?

Перед тем, как ответить, эфбээровсц вогнал в пистолет новую обойму.

- Я видел, как Хуань получил удар мечом... И еще - погибла одна из наших женщин.

- Что? - приостановился Хэнк. - Неужели Элизабет?

- Нет, другая. Ей попали в висок этой самой металлической звездочкой. Она скончалась на месте.

- А какие потери у Духов?

- Из тех, кто напал, вроде всех постреляли...

- Постой, Майк, - остановился Фрост, принюхиваясь. - Скажи, ты никакого запаха не слышишь?

- Какого запаха? Хотя... да, как будто что-то горит, - подтвердил его опасение тот.

- Дым! - вскрикнул капитан. - Побежали быстрее!

- Боже, Фрост, неужели ты думаешь, что они поджаривают Торесена? пыхтел за его спиной О'Хара.

Они ринулись к тому месту у стены каньона, откуда в вечернее небо поднимался легкий дым, но, подбежав к нему, обнаружили не похищенного американца, а одного из Духов Ночи. Тот бросал какие-то бумаги в полыхающий костер.

- Хэнк, нужно его немедленно остановить! - выкрикнул Майк.

Невидимый услышал крик и развернулся, готовясь метнуть выхваченный откуда-то нож. Но он не успел это сделать, упав с развороченной грудью после двух выстрелов Фроста прямо в огонь.

Друзья подбежали к костру и капитан, уворачиваясь от высоких языков пламени, попытался спасти хоть что-то из полыхающих документов. Однако ему удалось выхватить из огня всего лишь единственный не успевший сгореть листок, обгоревший по краям.

- И это все? - спросил О'Хара, отворачиваясь от жаркого пламени. Какой-то вшивый листок бумаги?

- Все, - подтвердил капитан. - Остальное сгорело.

- И что же нам теперь делать?

- Вернемся к Линю. Пусть он вызывает вертолеты, делать нам здесь больше нечего.

- А я ведь об этом еще когда говорил! - самодовольным тоном заявил Майк.

- Помню и ценю твое предвидение. Но тогда твое предложение казалось не совсем приемлемым.

- А сейчас оно, значит, приемлемо.

- Еще как, - ответил Хэнк, и друзья рассмеялись.

Глава десятая

Майку наложили на плечо семь швов и сделали укол против столбняка, но вышел он из врачебного кабинета отчего-то сияющий и улыбающийся.

- В чем дело? - поинтересовался Фрост, - чему это ты так радуешься? Когда заходил в кабинет, то стонал и чуть не плакал, а сейчас доволен, как слон.

- Я даже не ожидал такого лечения и теперь чувствую себя отлично. Никогда в жизни не чувствовал себя лучше. Капитан недоверчиво покачал головой.

- Что они там с тобой сделали? Угостили наркотиками?

- Лучше, - ответил О'Хара, надевая куртку, - перед тем, как накладывать швы, врач утыкал мне плечо и спину какими-то маленькими иголками. Это просто чудо, Фрост. Я совсем не ощутил боли, ни капельки.

- Поздравляю, считай, что легко отделался. Давай не будем терять времени, поехали, нас уже ждут.

В машине, которая везла их из госпиталя в управление полиции Пекина, Майк не смолкал ни на минуту, расхваливая "совершенно фантастическую" иглотерапию, которой его подвергли. Наконец, уже в здании управления, капитан не выдержал и вскинул вверх руки в шутливом жесте.

- Ладно, ладно, сдаюсь. Ты выиграл. Когда вернемся из лаборатории, я попрошу, чтобы в меня тоже кинули звездочку, такую же, как в тебя, а потом пойду на сеанс иглотерапии. Не могу же я пропустить такое наслаждение, какое написано у тебя на лице.

- Все, больше не буду, - стушевался Майк. - Я же не знал, что тебе это так действует на нервы. Молчу как рыба, об иголках больше ни слова.

- Вот и чудненько. Значит, договорились. У входа в лабораторию их ожидал Вао Линь.

- Вы пришли вовремя, - сообщил он им, поздоровавшись. - Сейчас должны принести результаты анализа того обгоревшего листка, который капитан спас от огня в храме. Как твоя рука, Майк?

Хэнк закатил глаза и отправился на поиски Элизабет Чуань. Минут через пятнадцать им было доложено о результатах расшифровки записи на уцелевшем от пламени документе. Содержащаяся в нем информация подтверждала, что американский эмиссар Торесен жив. Но не все было так хорошо, как могло показаться на первый взгляд.

- По имеющимся на бумаге записям специалисты примерно определили, где находится ваш соотечественник, - говорил Линь, посматривая на выданную ему справку. - Его удерживают в глубине территории Китая, в отдаленном районе провинции Сычуань, недалеко от реки Янцзы.

- И насколько удаленный это район? - задал вопрос Фрост.

- Не такой уж отдаленный, если высадиться в него с вертолета, но этот способ мы уже обсуждали и пришли к выводу, что он очень опасен для жизни самого Торесена. Его прикончат, не успеем мы даже высадиться из вертолетов.

- Ладно, значит, аэромобильная операция не подходит, - согласился капитан и закурил. - Что же мы предпримем, в таком случае? Должен же быть какой-то выход... Как нам туда попасть?

- Да, наши люди уже все продумали. Извините, что не привлекли вас, но это все-таки наша территория и мы ее хорошо знаем.

Хэнк переступил с ноги на ногу.

- Вот как? Ну что ж, хорошо. Если вы уже все продумали, то когда нам нужно быть в готовности, чтобы отправиться туда?

- Будет немного времени, чтобы помыться, переодеться... Вылетаем ровно в час ночи.

- Что, неужели опять летим на этом, как его, "Отчаянном", на гордости китайских ВВС? - язвительно спросил Фрост.

- Именно на нем, - кивнул Вао, - он еще послужит нам... И в это мгновение раздался мощный взрыв. Закачался пол, посыпались осколки разбитых окон, по стенам зазмеились длинные и широкие трещины. В ушах еще раздавался звон, когда с первого этажа до них донеслись автоматные очереди.

- Что за чертовщина? - крикнул Майк, не в состоянии ничего сообразить.

- Снова эти сукины дети! - дошло до капитана. - Они охотятся за нами!

В это время грохнуло второй раз, намного сильнее, чем в первый. На пол стали валиться куски потолка. Бегущая по коридору лаборантка истерически закричала и упала, цепляясь окровавленными пальцами за острый осколок оконного стекла, вонзившийся ей в бедро. Элизабет кинулась к ней на помощь, а Хэнк выхватил браунинг и побежал по коридору к лестнице, ведущей вниз.

- За мной! - крикнул он.

- Эти фанатики что, совсем с ума сошли? - крикнул догнавший его О'Хара, выхватывая на бегу пистолет. - Не могу поверить, мы ведь находимся в полицейском управлении, как они могли додуматься напасть на него?

- Так пойди и скажи им об этом! - повернулся к нему Фрост. - Они тут же образумятся и уберутся восвояси.

- Духи Ночи чувствуют позор за свое поражение в храме, - добавил семенящий за их спинами Линь, - ведь в бою их было больше, чем нас. Такое не прощается. Теперь они сделают все возможное и невозможное, чтобы отомстить нам и вернуть чувство гордости за свой орден.

- А я думал, что мы уничтожили их всех, - с удивлением сказал Майк. Откуда они взялись?

- Да, мы ликвидировали всех тех, кто был в храме, - бросил Линь, - но они были только маленькой группой большой организации.

- Вот как? - пробормотал Майк, - потирая раненое плечо. - Это мне совсем не нравится.

- Дружище, о чем ты переживаешь? - шутливо спросил его капитан. - Если тебя снова ранят, я тут же оттащу тебя к твоему знакомому доктору и он воткнет тебе в задницу пучок иголок. Только и делов. Зато покейфуешь от души.

- Ха-ха, очень смешно, - недовольно пробормотал тот.

Внезапно из-за одной из дверей по коридору раздался пронзительный вопль, она резко распахнулась и в коридор прямо перед ними выскочил одетый в черное Дух Ночи. В обеих руках у него было видно по ножу, которые он явно собирался метнуть в бегущих на него "друзей".

Однако он не успел этого сделать. Реакция обоих была моментальной. Ударило два выстрела, один - из браунинга, второй - из "магнума", и нерасчетливо выскочивший противник завалился на пол.

Из той же двери выскочил второй Дух, размахивая мечом, но его снял Линь, попав прямо меж глаз. Затем Вао подскочил к корчившемуся в предсмертных судорогах телу и заглянул в покрывающиеся пеленой глаза.

- Линь, что ты делаешь? - крикнул ему Хэнк. - Осторожно, а то он утащит тебя с собой на тот свет!

- Они накачались опиумом! - бросил тот. - Значит, нет никакой надежды взять в плен хоть одного, в таком состоянии они тем более не сдаются. Просто приканчивайте их - и все.

- Понятно, - кивнул Фрост.

Они добрались до лестницы, пристрелив еще трех Духов, и побежали вниз. На ступеньках лежали с перерезанным горлом тела двух сотрудников полицейского управления.

Капитан первым выскочил на первый этаж и тут же покатился по полу в сторону, уворачиваясь от пуль, вонзающихся в ковер рядом с ним. Он отполз за массивный стол и с помощью своих товарищей уложил двух вооруженных автоматическими винтовками субъектов, стреляющих от парадного входа.

- Похоже, что тут действуют не только Духи Ночи, - заявил поспешивший на помощь Линь, - здесь уже явно чувствуется рука просоветских террористов, с которыми снюхались Невидимые.

- Об этом я уже догадался, - ответил Хэнк, поднимаясь на ноги. Одного я не могу понять. Пусть Духи Ночи якобы спасают свою честь, но террористам нападать на полицейское управление... Это же чистое самоубийство!

- Они хотят любой ценой задержать нас в Пекине, - стал объяснять Вао, - чтобы дать своим товарищам побольше времени вырвать признание у Торесена.

- Ну, это у них черта с два получится! - воскликнул Майк, увлекая своих друзей за собой. - Вперед, надо с этим кончать!

Через пятнадцать минут бой был закончен. Насчитали двадцать три трупа нападавших и четырнадцать - оборонявшихся полицейских. Более половины из этих четырнадцати человек погибли от двух взрывов, которые Духи Ночи устроили перед нападением на здание.

Фрост поднялся наверх, к лаборатории, чтобы разыскать Элизабет, и с радостью обнаружил, что она жива-здорова. Ей удалось удалить осколок стекла из раны лаборантки и перевязать ее.

- Все в порядке, - обратилась она к капитану. - Кровотечение я остановила, она будет жить. Останется шрам, но девушка со временем забудет, откуда он у нее.

- Не всегда шрамы забываются, - заметил ей на это Хэнк, думая о той призрачной границе, которая отделяла физические шрамы от моральных. - Даже когда они исчезают с тела. Уж поверьте моему опыту...

Глава одиннадцатая

Приняв душ и переодевшись в чистую одежду, Фрост снова почувствовал себя готовым ко всему, ощущая новый прилив сил. Только во время бритья ему показалось, что в щетине прибавилось седых волосков, но даже это невеселое открытие не смогло победить в нем радость от того, что он уцелел и, несмотря на происки врагов, продолжал полную приключений жизнь.

Правда, его жизнерадостное настроение несколько омрачил тот факт, что они снова летели на "Отчаянном" - Майо-Гуанци. Капитан пытался переубедить себя, доказывая упрямому внутреннему голосу, что ничего же не случилось во время перелета из Кантона в Пекин, но тот не хотел и слушаться, нашептывая подробности всяких авиакатастроф...

Хэнк сидел на борту самолета, уносящего его. Майка и Вао все дальше и дальше в глубь таинственной страны и предавался философским размышлениям. Какое еще испытание готовила ему судьба? Жизнь и смерть представляли собой две стороны одной монеты и пока ему удавалось, подбрасывая монетку, выигрывать жизнь, в то время как ко многим его товарищам судьба была не так благосклонна...

Фрост задумчиво посматривал в иллюминатор на исчезающие внизу огни Пекина, надеясь, что удача улыбнется ему еще хоть раз.

- Капитан, я вам не помешал? - подошел к нему Линь.

- Нет, Вао, не помешал. Ты что-то хотел мне сказать?

- Да. У меня для вас сюрприз. Небольшой подарок.

- Неужели это вежливый способ сообщить мне, что самолет падает и мы все сейчас разобьемся?

Вместо ответа Линь молча потянул его за собой в грузовой отсек.

- Эй! - воскликнул Хэнк. - Мы уже играли в эту игру. Помнишь?

- Это не совсем то, что вы ожидаете, - ответил Линь, отбрасывая брезент с продолговатого ящика, намного меньше того, который был в прошлый раз. - Надеюсь, вам это понравится.

Он отступил в сторону, а Фрост нетерпеливо поднял крышку ящика и зашуршал упаковочным материалом. Когда он докопался до содержимого и бросил на него взгляд, его лицо расплылось в довольной улыбке.

- Да, Линь, мне это очень нравится. Спасибо.

- Ладно, не буду мешать вашей встрече, - проговорил Вао и ушел в кабину.

Капитан не сводил любовного взгляда с "Барнетт коммандо", который по праву считался королем арбалетов. Его алюминиевый приклад, латунный ствол и четырехкратный оптический прицел заставляли чаще биться сердце любого неравнодушного к оружию мужчины.

Хэнк знал о замечательных качествах этого, казалось бы, несерьезного оружия, так как ему уже приходилось иметь с ним дело. Он бережно извлек "коммандо" из упаковки, заметив в комплекте прилагающиеся несколько десятков алюминиевых стрел, которые отличались особенной устойчивостью полета и точностью попадания. Такие арбалеты в последнее время пользовались все большей популярностью среди спецподразделений американской армии.

Фрост уложил "коммандо" в ящик, прикрыл его брезентом и вернулся на свое сиденье.

- Линь сделал тебе какой-то подарок? - спросил у него сидящий рядом Майк. - Интересно, почему он мне ничего не дарит?

- Он подарил эту штуку нам обоим.

- Да? - заинтересованно поднял голову О'Хара, - и что же он нам преподнес?

- Арбалет "Барнетт коммандо", самый лучший, - довольно произнес капитан.

Майк разочарованно поморщился.

- Арбалет? Зачем он мне сдался?

- Наверное, Линь подумал, что он может нам пригодиться, - ответил Хэнк.

- Нет, такие игрушки не для меня, - бросил эфбээровец и похлопал по своей кобуре. - Я больше привык к своему неразлучному "магнуму". Играй сам со своим луком и стрелами. Мне такого подарка не нужно.

- Ну вот и хорошо, - похлопал Хэнк его по плечу, - а то я думал, что ты обиделся и нам придется распиливать арбалет пополам...

Глава двенадцатая

"Отчаянный" коснулся колесами грунтовой полосы и запрыгал по ней, постепенно снижая скорость. Фрост проснулся от толчка, уцепился за сиденье и с облегчением вздохнул, сообразив, что полет благополучно закончился. Он выглянул в иллюминатор, за которым лучи утреннего солнца освещали зеленые холмы и виднеющиеся вдалеке голью горные вершины.

Самолет развернулся, уходя с посадочной полосы на рулежку, и между аэродромом и холмами капитан увидел широкую полосу воды - реку Янцзы. Как недавно рассказывал Линь, это самая большая река Китая, она берет начало далеко в горах, пересекает почти всю страну и впадает в Южно-Китайское море возле Шанхая.

Наконец, "Отчаянный" остановился.

- Всем выгружаться! - скомандовал О'Хара. - Ох и засиделся же я. Руки уже чешутся, просят работы.

- Это уж точно, - согласно кивнул Хэнк. - Хватит кататься на самолетах и вертолетах, пора уже спасать этого Торесена, будь он неладен...

Разгрузка самолета заняла около часа. После этого они наскоро перекусили, перетащили все вещи на берег и занялись пакованием снаряжения для дальнейшего продвижения. Оружие, запасные патроны и остальная экипировка были уложены в пластиковые мешки, которые стянули нейлоновыми шнурами. Потом все это уложили в четырехместную резиновую лодку и путешествие по Янцзы началось. Линь сказал, что оно займет весь день, на ночь они остановятся на привал и будут на месте на следующее утро.

Конечно, туда можно было намного быстрее добраться по воздуху, но они не хотели подвергать жизнь заложника дополнительной опасности. Далее план был такой: их группа должна проникнуть в лагерь противника, найти Торесена - живого или мертвого - и только после этого вызвать но рации вертолеты.

- И где же находятся эти самые вертолеты? - поинтересовался Майк.

- Достаточно близко, чтобы прийти нам, в случае необходимости, на помощь, - ответила Элизабет, - но достаточно далеко от лагеря террористов, чтобы те их не обнаружили.

- Другими словами - вы не знаете, где они, - сделал вывод Хэнк.

- В общем, вы правы, - невесело сказал Вао.

- Это значит, - заворчал О'Хара, - что даже если вертолеты и услышат наш сигнал, то будут очень долго лететь к нам. Отсюда следует, что нам нечего рассчитывать на их подмогу, а придется полагаться только на свои собственные силы.

- Здорово, - хмыкнул Фрост. - Оставили нас ваши начальники на произвол судьбы...

Время приближалось к двум часам пополудни. В безоблачном небе сияло жаркое солнце и окружающий воздух был душным и липким. Капитан и Майк попеременно опускали в воду весла, следя лишь за тем, чтобы лодка шла ровно по течению. Они свернули с главного русла реки и плыли сейчас по одному из ее нешироких ответвлений, которое вновь соединялось с Янцзы миль через двадцать вниз по течению.

- Видите, так мы срежем путь и выиграем несколько драгоценных часов, говорил Линь, тыкая пальцем в тоненькую синюю линию на карте, которая отходила от реки и вновь соединялась с ней дюймом ниже.

Тогда эта мысль показалась капитану неплохой, но теперь он все тревожнее оглядывался по сторонам и всматривался в несущее лодку течение.

- Майк, ты ничего не замечаешь? Никаких изменений?

- Да вроде нет. А что?

- Да то, что мы плывем все быстрее и быстрее.

- Так разве это плохо? Линь сказал же, что мы срезаем путь.

- Знаю, но посмотри сам.

Хэнк прекратил грести и вытащил весло из воды.

- Видишь?

- Вижу. Ну и что?

Фрост снова попытался терпеливо объяснить своему беспечному другу нежелательные последствия, к которым может привести ускоряющееся течение, но слова вдруг застряли у него в горле, а глаз в страхе расширился от увиденного.

- Черт побери! - только и успел выкрикнуть он.

- Почему же ты сразу не сказал? - увидел подстерегающую их опасность и О'Хара. Они вогнали весла в воду и с силой гребли, направляя лодку к спасительному берегу. Однако, их усилия оказались тщетными. Лодка ударила в большую бурлящую волну, которую друзья заметили слишком поздно, и на сидящих в ней обрушился фонтан воды.

В резиновый бок ударила вторая волна, угрожая смыть разведчиков за борт.

- Ничего себе срезали путь! - крикнул капитан Линю.

И в это время лодка стрелой полетела вперед, подхваченная бурным течением. Слева и справа мелькали сужающиеся каменистые берега, образующие естественную воронку, в которой шумел пенный поток. Внезапно яркий солнечный свет над головой исчез, уступив место тени деревьев, кустарника и лиан, образующих свод над узким ущельем, в котором по воле стремительного течения неслись его невольные пленники. Лодка на полной скорости ударялась о буруны и перекаты, перекатывающиеся гребни волн захлестывали всю команду, которая вскоре промокла до нитки.

Теперь разведчикам не оставалось ничего, кроме как постараться удержать лодку посреди потока, чтобы ее не ударило о какой-нибудь порог или острый выступ отвесного берега. Все схватились за весла и бешено загребали, пытаясь сделать все, чтобы остаться на плаву.

Вдруг за очередным порогом лодку накрыла особенно крупная волна и она накренилась на правый борт, едва не перевернувшись под многокилограммовой массой воды.

- Хэнк! - донесся до слуха капитана сзади слабый выкрик, едва слышимый в реве обезумевшего потока. Он повернулся, стараясь удержаться на ходящем ходуном сиденье, и увидел, как пенный гребень уносит за борт пытающуюся уцепится за скользкую резину Элизабет.

Не раздумывая, Фрост прыгнул вслед за женщиной, ухватившись одной рукой за нейлоновый шнур, идущий по периметру лодки и достав второй до запястья тонущей Элизабет. Вес ее тела и накрывшая сверху вторая волна потащили его на дно, шнур впился в ладонь, но он не отпускал руку женщины. Капитан подтянулся, вынырнул на поверхность, вытаскивая за собой Элизабет, и судорожно глотнул воздуха.

- Фрост!

Ему показалось, что О'Хара кричит откуда-то издалека, как будто из другого мира. Ноги капитана ударило о каменистое дно и его снова потащило под воду. Неужели в последний раз? Силы уходили от капитана, но он все равно не бросал руку Элизабет. Единственное, что он чувствовал, - то, что погружается все глубже и глубже...

Ему казалось, что он пробыл под водой целое столетие. Последним усилием мозга он ощутил, что его кто-то тянет вверх за левую руку, вытаскивая на поверхность вместе с китаянкой, словно связку рыбы...

Очнулся Фрост уже в лодке. Он жадно задышал и закашлялся, выплевывая целые литры воды. Сердце стучало, как барабан.

- Как... как... Элизабет? - прошептал он, медленно приходя в сознание. - Она жива?

Он открыл глаз и увидел склонившихся над ним Майка и Линя.

- Промокла, так же как и ты, - ответил его дружок. - Но жить будет, ничего страшного. Так же, как и ты.

- Спасибо за разрешение, - пробормотал Хэнк, перед глазом поплыли разноцветные круги и он снова погрузился в темноту...

...Капитан пришел в себя минут через пятнадцать после того, как потерял сознание. Первое, что он осознал, когда очнулся, так это то, что повязка каким-то чудом удержалась на глазу. Второе, что его голова лежит на коленях Элизабет. Ее мокрые волосы свисали прядями и глаза распухли от воды, но она все равно показалась ему прекрасной...

Часы показывали десять минут девятого. Группа недавно остановилась на ночевку и на костре уже закипал чайник.

- Скажите мне, агент О'Хара, - сказал Вао, заваривая чай, - когда вы родились?

- Это не является засекреченной информацией, - ответил тот и сообщил Вао дату своего рождения. - А зачем тебе это?

Тот лишь посмотрел на него и усмехнулся.

- Так я и думал. Вы - свинья. Вернее, кабан.

- Не понял, - ответил тот угрожающим тоном. - Пусть у нас и разные политические взгляды, но я не потерплю, чтобы меня обзывали.

- Вы не поняли, - поспешил объясниться Вао. - Я назвал вас свиньей, ни в коей мере не желая вас оскорбить.

- Он просто имел в виду знаки китайского астрологического календаря, прервала его Элизабет.

- Конечно, - подтвердил тот. - Я хотел сказать, что вы родились в год свиньи. Я, например, по календарю лошадь.

Майк посмотрел на китаянку и спросил:

- А под каким знаком родились вы?

- Под знаком змеи, - улыбнулась она.

- Так я и думал, - прокомментировал О'Хара.

- Линь, ты не ошибся со знаком Майка? - спросил Фрост.

- Нет. А что?

Капитан рассмеялся.

- Я знаю его уже очень давно, и для него мне кажется более подходящим знак какого-нибудь жалящего скорпиона.

К Хэнку подошла Элизабет и села рядом.

- Я хотела вас поблагодарить за то, что вы спасли меня

- А мне просто не оставалось ничего другого.

- Что вы имеете в виду?

- Ну, вы ведь выкрикнули мое имя, когда падали борт. Я чувствовал себя обязанным...

- Вот за это и спасибо, - добавила она. - Я даже не надеялась, что вы будете рисковать своей собственной жизнью, спасая какую-то вражескую шпионку.

- Элизабет, какой вы теперь мне враг? - возразил на это Фрост. - Мы партнеры, ведь делаем общее дело. Если же, не дай Бог, мы когда-нибудь окажемся по разные стороны баррикад, то я... в общем, я решу, что мне делать тогда, когда придет на то время...

Они оставили Майка и Вао у костра спорить о социальных реформах и общественных формациях, а сами решили немного прогуляться, чтобы не слушать этот политический бред.

Они зашли за скалу и сели на поваленный ствол. Элизабет набросила на плечи прихваченное одеяло.

- Хэнк, можно задать вам один вопрос? - немного помявшись, спросила она.

- Только такой, на который я могу ответить, - улыбнулся Фрост, разминая руку, которая все еще болела.

- Я не решалась спросить раньше, потому что совсем вас не знала, но теперь, когда вы спасли меня, я думаю, нам можно обходиться без формальностей...

- Конечно. Давайте, задавайте свой вопрос, - подбодрил он ее.

- Это... ваш глаз...

- Вы хотите узнать, как я его потерял?

- Да, если вам не тяжело это вспоминать, - кивнула она.

- Для вас - нет. Все началось, когда я впервые приехал в Лос-Анджелес. Там был такой густой туман, что у меня от него началась какая-то аллергия и я страшно расчихался. Когда я ехал в такси и оглушительно чихнул, то водитель остановился, выскочил из машины и стал доставать запасное колесо. Ему показалось, что взорвался баллон.

Я решил пройтись пешком, увидел на углу ресторанчик - кстати, китайский - и захотел перекусить. Проходя какой-то банк, я опять пару раз чихнул и прохожие в ужасе разбежались. Они подумали, что это вооруженное ограбление и началась перестрелка.

Наконец, я зашел в ресторан, изо всех сил растирая нос, чтобы удержаться, сел за столик и сделал заказ. А официантка была очень хорошенькая... И черт меня дернул покрасоваться перед ней и показать, как я ловко умею управляться с палочками для еды. И вот я вертел этими деревяшками туда-сюда, залихватски подхватывая с тарелки кусочки цыпленка и отправляя их в рот, ну и довертелся. В носу опять засвербило...

- И вы чихнули? - не удержалась Элизабет.

- Не перебивайте! - рассержено воскликнул капитан, - Кто рассказывает - вы или я?

- Значит, не чихнули?

- Конечно, чихнул. На "а-а-а" откинул голову назад, а на "пчхи!" ее бросило вперед, ну и... - Элизабет по-детски рассмеялась.

- Очень печальная история, Хэнк.

- И заметьте, каждое ее слово - чистая правда. Он стал разминать ноющее плечо.

- Болит?

- Ничего страшного. Просто потянул мышцу, когда О'Хара вытаскивал нас из воды. Еще побаливает.

- Тогда давайте я хоть немного облегчу ваши страдания. Не успел Фрост запротестовать, как она прильнула к нему и стала нежно массировать его руку и плечо, изгоняя боль из ноющих мышц.

- А-а-а, - тихо простонал капитан.

- Собираетесь чихнуть? - серьезно поинтересовалась Элизабет, не прекращая растирать его тело чувственными пальцами.

- Нет, - через силу улыбнулся Хэнк. - Это просто вздох облегчения. Мне очень приятно...

Он закрыл глаз и расслабился, чувствуя, как женщина все крепче прижимается к нему.

- Элизабет... - прошептал он.

- Не надо ничего говорить, Хэнк Фрост, - прижала она ладошку к его губам. - Как ты думаешь, зачем я захватила это одеяло?

Он привлек ее к себе и поцеловал в раскрытые влажные губы, ощущая растущее в себе желание. Одеяло соскользнуло на землю, как будто подсказывая, что нужно делать и они опустились на него. Хэнк стал расстегивать рубашку Элизабет, которая вздымалась на груди от охватившего ее возбуждения, но в этот момент из-за скалы донесся крик Майка:

- Фрост, куда ты пропал, черт побери? Иди срочно сюда, тут все гранаты намокли!

Ему ничего не оставалось, как выматериться про себя И с сожалением оторваться от желанной женщины, проклиная своего бестолкового друга.

Глава тринадцатая

На следующее утро Фрост с облегчением узнал, что Линь больше нигде не планирует "сокращать" их путь, который осталось пройти по реке.

- Я очень сожалею о случившемся, капитан, - стал объяснять тот виноватым тоном, - но на этой карте не обозначено такое бурное течение, с которым мы столкнулись вчера...

- Может, ее вообще лучше выбросить, раз она такая неточная? - ответил Хэнк, с удовольствием задирая голые ноги на теплый борт резиновой лодки. Его ботинки до сих пор были влажные.

- Когда мы вернемся с задания, я обязательно доложу о тех подробностях, которые следует дополнительно нанести на карты, чтобы никто больше не попал в такое трудное положение, какое пережили мы, - разразился витиеватой тирадой Вао.

- Кстати, - вмешался О'Хара, более внимательно присматриваясь к средству их передвижения, - а ведь лодка-то - американская. Такие только у нас в армии. Откуда она у тебя, Линь?

- Все просто, Майк, - ответил за него Фрост. - Он сейчас расскажет тебе, что это подарок друга. Ведь правда, Вао?

- Конечно, правда, - рассмеялся тот, - у меня много друзей...

Солнце уже стояло высоко, когда они завершили водную часть своего пути и вытащили лодку на берег. День обещал быть еще жарче, чем предыдущий, душный воздух был насыщен влажными парами Янцзы и терпким ароматом густого тропического леса, растущего по берегам реки.

Они стали распаковывать захваченное с собой снаряжение, в которое, помимо всего, входило два акваланга и пара подводных ружей. Линь напоследок извлек из полиэтиленового мешка какой-то продолговатый пластиковый футляр и подошел с ним к Майку, который занимался проверкой своих пистолетов.

- Что там у тебя? - спросил тот.

- За тот короткий промежуток времени, который мы с вами знакомы, начал Вао свои разглагольствования, - я понял, что несмотря на наши политические и культурные разногласия, мы очень похожи.

- А если короче, - не вытерпел О'Хара.

- Не перебивай, дай человеку высказаться, - осуждающе вставил Фрост.

- Спасибо, - повернулся к нему Линь и продолжил. - Так вот, мы одинаково ценим преданность своей родине, верность друзьям и даже тому оружию, которое мы выбираем, так же, как и самых близких приятелей. И вы, и я придерживаемся своих традиций и привычек, потому что понимаем, что с каждой маленькой переменой в нашей жизни мы навсегда теряем такой же кусочек нашей старой жизни, частичку самих себя.

И он протянул Майку футляр, по всей видимости, довольно увесистый.

- Что это? - непонимающе спросил тот после такого длинного вступления.

- Это мой подарок вам, агент О'Хара. Но я уже успел узнать ваш характер и не обижусь, если вы его не примете.

- Дай мне сначала посмотреть, что там внутри, а потом уж я скажу, приму его или нет, - с нетерпением ответил заинтригованный Майк.

Хэнк тоже заинтересовался и подошел поближе к трогательной сцене, разворачивающейся между китайцем и американцем. Майк взял футляр, положил его на землю, открыл крышку и присвистнул от удивления.

- Только не говори мне, - поднял он к Вао улыбающееся лицо, - что это дал тебе все тот же друг!

- Не пойму, почему вам не нравятся мои друзья, - притворно вздохнул тот.

- Ему понравился, как ты думаешь? - подошла к Фросту Элизабет.

- Судя по его довольной роже - да, - ответил Хэнк и бросил своему дружку, - Майк, не тяни, давай доставай, что там внутри! Может, поделишься?

- Нет, дорогой, эта малютка - моя. У тебя уже есть арбалет.

С этими словами О'Хара любовно извлек из футляра штурмовую винтовку "хеклер-и-кох", модель Джи-11 - мечту любого, кто разбирался хоть немного в оружии. Она так и просилась в руки, поблескивая серым высокопрочным пластиком зализанного приклада, вороненым металлом ствола, ребристой поверхностью магазина на пятьдесят патронов.

- Не слабый подарок, - прошептал капитан.

- Совсем не слабый, - поддакнул довольный эфбээровец, встал и повернулся к Линю. - Даже не знаю, что тебе сказать и как отблагодарить за такую вещь...

Он взял винтовку под мышку и протянул Вао руку.

- Спасибо тебе, большое спасибо.

- Пожалуйста, - пожал тот ладонь Майка и обратился ко всем, - ну что, в путь?

- Конечно, - ответил Хэнк. - Давно пора продолжить нашу увеселительную прогулку. Погода просто отличная, как по заказу для таких туристов, как мы. Хорошо, что водные процедуры уже закончились!

Они взвалили на плечи рюкзаки и углубились в лес по едва заметной тропинке, которая через сотню ярдов стала подниматься все выше и выше по склону горы. Здесь уже начиналась вражеская территория, поэтому было необходимо соблюдать особую осторожность при продвижении сквозь густые заросли.

Впереди цепочки из четырех человек шел Линь. Отдыхать приходилось через каждые полчаса по пять минут. В половине второго они сделали более длительный привал для приема пищи. Вао выдал всем по банке консервированного риса с кусочками мяса, о которых О'Хара выразился, что они "отдают собачатиной", на что китаец только промолчал, видимо, желая оставить гостей своей страны в таинственном неведении.

Они запили обед водой из фляжек и снова тронулись в путь, постепенно приближаясь к цели своего путешествия, о которой ни Хэнк, ни Майк особых подробностей не знали.

Группа зашагала дальше по взбирающейся в горы тропинке, которая еще миль через пять выровнялась, а затем стала постепенно вести вниз. Переход значительно облегчился, и они даже решили не останавливаться на положенный перерыв, чтобы побыстрее выбраться из гор. Те вскоре превратились в холмы, за которыми раскинулись такие непроходимые джунгли, которых капитан никогда в жизни не видел.

Тропа попросту исчезла, но неутомимый Линь уверенно вел цепочку за собой, пробивая дорогу в густых тропических зарослях. Еще две убийственные мили - и он поднял руку, приказывая остановиться.

Они спрятали свою ношу среди разросшихся кустов, Вао шепотом приказал всем двигаться абсолютно бесшумно и повел группу дальше. Через сотню ярдов джунгли стали редеть. Разведчики подползли к последним деревьям, осторожно выглянули из-за них и увидели перед собой каменистый берег, за которым простиралось большое озеро.

Фрост прикинул, что его ширина никак не меньше трех миль. Но основной примечательностью озера были не его размеры, а вздымающийся в центре водного зеркала обширный остров, на котором виднелось похожее на крепость сооружение. Это и была вражеская цитадель, в которую им предстояло проникнуть.

Ее толстые каменные стены поднимались более чем на пятьдесят футов, а на всех четырех углах громоздились массивные башни, еще более высокие, чем сами стены. В башнях и на верху стен можно было заметить вооруженных часовых.

Из своего невыгодного положения капитан сумел рассмотреть только одно трехэтажное здание внутри крепости, но, очевидно, оно было не единственным в цитадели. Его плоская крыша представляла собой отличную посадочную площадку для вертолета.

- Хорошенькое сооруженьице, - прошептал он. - Эх, была бы у меня рота коммандос, я бы очень огорчил этих гадов... Вчетвером же найти Торесена будет не в пример сложнее, не говоря уже о том, чтобы отбить его живым. Слышишь, Линь, а на твоей дурацкой карте случайно не написано, как называется это озеро?

- Написано, - отозвался тот, даже не потрудившись взглянуть на карту. По-английски это будет "Райское Озеро".

- Чудненько, - хмыкнул Хэнк. - Слышала, Элизабет? Нам нужно переплыть Райское Озеро, чтобы добраться до ада...

Глава четырнадцатая

Полная луна висела в черном бархатистом небе, словно отполированная золотая монета. Ее яркий свет облегчал путь к вражеской крепости, но одновременно намного усиливал опасность быть замеченными часовыми на стенах.

После рекогносцировки на местности Фрост провел остаток дня в подготовке своего оружия, чтобы быть на сто процентов уверенным в нем. Он старался отвлечься и не думать о предстоящей ночной вылазке.

Но вот пришло и ее время. Он натянул на себя гидрокостюм и подхватил водонепроницаемый пакет со снаряжением.

- Ничего не забыл? - забегал вокруг него О'Хара, который суетился с самого вечера. - Проверь, потому что просто так вернуться за чем-нибудь тебе не удастся.

- Да перестань ты кудахтать, как наседка, - успокоил его капитан. Ничего я не забыл.

Он вогнал десятидюймовый нож в пристегнутые у колена ножны. Кроме него, во время заплыва он сможет воспользоваться только подводным ружьем с тремя запасными гарпунными стрелами.

- Помоги мне одеть акваланг, - обратился он к Майку. С его помощью Хэнк продел руки в лямки баллонов со сжатым воздухом, щелкнул на груди карабином и застегнул на поясе тяжелый свинцовый пояс.

- Ну как? - с трудом повернулся он на месте. - На кого я похож?

- На клоуна из комиксов, - ответил тот. - А ты думал, на Джеймса Бонда?

Фрост отрегулировал положение указателя давления и глубины и повернулся к своему другу.

- Майк, скажи мне, почему ты нервничаешь?

- Как это - почему? Ты уходишь на задание, а я остаюсь здесь сидеть на заднице.

- Да ладно тебе... ты же сам прекрасно знаешь наш

план - мы с Элизабет идем вдвоем, потому что мы самые подготовленные для такой операции.

- Да, но.., - задвигал О'Хара своей каменной челюстью.

- Я не говорю, что ты не справился бы с ним, но ведь ты же сам утверждал, что Элизабет - классный профессионал.

- Да, но...

- Ну что ты заладил - да, но, да, но... Если мы не сможем освободить Торесена без посторонней помощи, то сразу вызовем вертолеты. Когда они будут подлетать сюда, Линь, как и договорились, запустит сигнальную ракету. Одна из вертушек подберет вас и со всеми удобствами доставит на остров. Будешь лететь первым классом! Это мне надо жаловаться на судьбу, а не тебе.

- Почему это? Фрост показал ему маску для подводного плавания.

- Видишь? Как это называется?

- Что - как называется? - непонимающе протянул О'Хара. - Маска, как же еще...

- Нет, это не маска, - заявил капитан, - а пример наглой дискриминации. Когда я вернусь в Штаты, то буду жаловаться в комиссию по правам человека.

- Что ты болтаешь? - спросил совсем сбитый с толку эфбээровец.

- Неужели ты не понимаешь? Это же нахальное ущемление прав одноглазых ныряльщиков. Почему до сих пор не налажен выпуск моноклей для подводного плавания?

- Знаешь, - рассмеялся Майк, я еще раньше сомневался, но теперь уверен - ты точно ненормальный.

- А как же, - довольно кивнул Хэнк. - Можешь в этом и не сомневаться. Подай-ка лучше ласты...

Глава пятнадцатая

Темная вода озера сомкнулась над головой Фроста, и золотая монета луны исчезла, растворившись в мерцающей поверхности. Капитан заработал ластами и стал уходить в глубину, прижимая к себе наглухо завязанный тяжелый пластиковый пакет.

Рядом с ним плыла Элизабет Чуань, в черном облегающем гидрокостюме, вооруженная таким же ножом и подводным ружьем, как и Хэнк. Теперь он не сомневался, что она была одной из самых храбрых женщин, которых ему приходилось встречать. Перед погружением Элизабет вела себя так спокойно, как будто собиралась в соседний магазин за покупками.

- Не понимаю, как ты можешь быть такой флегмой, - сказал он ей на берегу, - такое впечатление, что ты отключила частичку своего мозга, которая ведает страхом.

- Так оно и есть на самом деле, - ответила Элизабет. - Я научилась управлять своими эмоциями, чтобы они не мешали в моей работе. Но глубоко в душе я, конечно же, страшно боюсь. Вначале это мне очень мешало, но потом я научилась откладывать все свои заботы, сомнения и вопросы без ответов в сторону и таким вот образом покорила страх. Тебе как профессиональному наемнику он вообще, наверное, неведом?

- Ну почему же неведом? - спросил Фрост. - Иногда очень даже ведом...

Он ожидал, что на глубине в тридцать футов, на которой они договорились плыть, будет непроглядная темень, но слабый лунный свет проникал даже сюда, помогая им ориентироваться в толще воды. И именно это спасло их от столкновения с сетью, которую они вовремя заметили.

Когда-то капитан видел такие сети из толстой стальной проволоки, ими загораживали входы в бухты от вражеских подводных лодок. При ближайшем рассмотрении он обнаружил, что сеть была переплетена проволокой, которая, видимо, была подключена к системе сигнализации.

Он посмотрел вниз, надеясь увидеть конец сети, но она опускалась до самого дна. Хэнк сделал рукой знак своей спутнице, повернул налево и поплыл вдоль неожиданной преграды. Через тридцать ярдов сетка заканчивалась, но рядом с ней начиналась вторая, которая тянулась дальше, и ей не было видно конца. Однако Фроста интересовала не она, а расстояние между двумя препятствиями.

Он подплыл поближе и увидел, что сети разделяет расстояние фута в три с половиной. Вполне достаточно, чтобы осторожно в него проскользнуть. Он подождал, пока к нему приблизится Элизабет, показал ей рукой на щель между сетками и медленно первым проплыл сквозь нее, стараясь не задеть ячейки пластиковым мешком, который он тянул за собой.

Оказавшись по другую сторону, капитан развернулся, подал руку Элизабет и осторожно перетянул ее к себе. Получилось! Он мысленно поздравил себя с маленькой победой, но женщина вдруг резко потянула его за плечо, показывая вперед пальцем. Хэнк напрягся, всматриваясь в колеблющуюся полутьму, и вздрогнул от страха.

Прямо перед ними покачивались на разной глубине многочисленные подводные мины, приякоренные к дну тонкими тросиками. Что делать? Сзади сеть, впереди - минное поле... Последствия того, что будет, если они заденут хоть одну из ловко расставленных смертельных ловушек, представить было нетрудно.

Фрост мысленно выругался, жалея о том, что нельзя закурить, и медленно поплыл вперед.

Глава шестнадцатая

В герметичном гидрокостюме капитан чувствовал себя, как в сауне. Он потряс головой, пытаясь стряхнуть заливающие глаз капельки пота, от которых все расплывалось перед маской. Это было очень опасно.

Окруженные минами со всех сторон, а также снизу и сверху, они с Элизабет проделали опасный путь уже до середины минного поля. Это было просто отлично! Одно не нравилось Хэнку - вместо того, чтобы редеть к концу поля, мин становилось все больше и больше. Он с ужасом представил, что будет, если кто-нибудь из них двоих малейшим неверным движением заденет хоть одну адскую машину. Наверное, последует цепная реакция, сдетонирует все минное поле и одноглазый наемник Хэнк Фрост превратится в сотни маленьких кусочков живого корма для рыб.

Он пристально вглядывался в качающийся перед ним зловещий лабиринт, выбирая наибольшие проходы между минами и осторожно проплывая в них. Элизабет медленно следовала за ним.

Расстояние между одними минами не превышало нескольких дюймов, между другими - нескольких футов. Капитан не знал ни их надежности, ни чувствительности, ни принципа действия. А вдруг они настолько ржавые, что могут взорваться без посторонней помощи?

Осталось опасных футов двадцать пять. Дальше вроде не было видно никаких препятствий. Хэнк увидел, что от следующей мины его отделяет безопасное расстояние, и оглянулся назад, чтобы показать Элизабет, что спасительный конец близок.

Однако он увидел такое, что заставило его развернуться и броситься ей на помощь, лавируя между минами.

Элизабет каким-то образом зацепилась шнуром, на котором она тащила свой пластиковый пакет с оружием, за трос, крепящий одну из мин ко дну. И ей не оставалось ничего делать, как оставаться на месте и ждать помощи Фроста. Отпустить тяжелый пакет она тоже не могла, тот бы дернул трос мины, падая на дно, и взрыв был бы неминуем.

Делая сигналы, чтобы Элизабет не двигалась, капитан подплыл к тому месту, где шнур зацепился за трос и понял, что распутать узел без риска для жизни невозможно.

Он осторожно достал из ножен, прикрепленных к ноге, десятидюймовый нож, перехватил другой рукой трос в месте узла, прижал острое, как бритва, лезвие к шнуру и одним движением перерезал его.

Элизабет освобождена! Но это было еще не все. Хэнк постепенно стал подавать трос, вытравливая слабину, потом почувствовал его нормальное натяжение и отпустил совсем.

Он с облегчением вздохнул, засунул нож в ножны и осторожно заработал ластами, направляясь к женщине. Он подплыл к ней, крепко взял за руку и потянул за собой по оставшемуся смертельному лабиринту. Вот до его конца осталось двадцать футов... Теперь пятнадцать... Десять... Пять... Все прошли!

Они отплыли подальше от опасного места и Фрост поднес к маске светящийся циферблат своего "ролекса". Невероятно - со времени их погружения прошло всего пятнадцать минут! Ему они показались пятнадцатью годами.

Он оглянулся назад, чтобы убедиться, что Элизабет плывет за ним и чуть не подавился загубником, увидев в призрачном рассеянном свете неясные приближающиеся тени. Через несколько секунд они подплыли поближе и превратились в четырех вооруженных большими подводными ружьями аквалангистов.

Видимо, это был своеобразный патруль, охраняющий подходы к острову. Они неторопливо плыли друг за другом, медленно поворачивая головы из стороны в сторону. Аквалангисты пока не заметили смельчаков, но капитан знал, что ждать этого недолго.

Так и произошло.

Плывущий первым вдруг резко остановился и выбросил вперед руку, показывая своим товарищам на капитана и Чуань. Он быстро заработал ластами и рванулся к нарушителям, готовя к стрельбе ружье. Другие поспешили за ним.

Фрост и Элизабет метнулись в разные стороны. Хэнк увидел, что головной аквалангист выбрал в качестве цели его, надеясь, что в более крупную цель будет легче попасть, оставив хрупкую женщину на закуску.

Гарпун пронесся рядом с капитаном, чуть левее от него, и Фрост решил без промедления контратаковать. Противник отбросил разряженное ружье и схватился за нож, но был остановлен короткой, но толстой стрелой, выпущенной капитаном. Она пробила стекло маски и вошла в голову аквалангиста.

Хэнк развернулся ко второму противнику, приближающемуся к нему, и заметил, что двое остальных бросились к Чуань. Он увидел, как противник поднимает ружье, схватил безвольное тело только что застреленного врага, развернул его и прикрылся, как щитом.

Раздался глухой удар. Гарпун вонзился в ничем не защищенный живот первого аквалангиста, пробил насквозь его тело и вышедший из спины зазубренный наконечник едва не ранил Фроста. Он оттолкнул дважды простреленный труп, выхватил из ножен нож и бросился вперед, энергично работая ластами.

В руке противника оказался длинный кинжал, но он им просто неумело размахивал, явно не умея управляться с холодным оружием, а тем более под водой. Капитан закружил вокруг него, уворачиваясь от замедленных ударов, выбрал момент, поднырнул под руку аквалангиста и всадил нож ему в бок по самую рукоятку.

Он выдернул лезвие, и в воде заклубилось черное пятно хлещущей из раны крови. Но противник не хотел умирать, он цеплялся за Хэнка, пытаясь добраться до лица и содрать с него маску. Фрост оттолкнулся от него, отплыл в сторону, вогнал в ружье новую стрелу и выстрелил ему в упор прямо в живот. Глаза того за стеклом расширились от ужаса и он забился в предсмертной агонии.

Капитан быстро перезарядил оружие и оглянулся в сторону Элизабет, которая боролась футах в двадцати от него с одним из противников, как успел он заметить - с последним. Еще один аквалангист медленно опускался на дно со стрелой, насквозь пробившей его шею.

Женщине грозила опасность получить в бок лезвие длиной с небольшой меч. Хэнк сильно заработал ластами и устремился ей на помощь. Он налетел сзади на последнего врага, который, видимо, неосмотрительно забыл о его существовании, мгновенно приставил ружье сбоку к его голове и нажал на крючок. Толстая стрела вонзилась в ухо, пробила мозг насквозь и вышла с другой стороны черепа. Рука мертвеца разжалась, и кинжал выскользнул из задергавшихся пальцев. Он больше не был нужен своему хозяину.

Тяжело дыша, Фрост показал Элизабет поднятый большой палец. Теперь он чувствовал себя в гидрокостюме не как в сауне, а как в микроволновой печи.

Глава семнадцатая

Они связали мертвые тела между собой ремнями их же собственных аквалангов, навесили на них свои свинцовые пояса и отправили зловещую связку на дно. После этого капитан и Элизабет определили по компасу направление и продолжили свой опасный путь к Райскому Озеру. Он точно не знал, когда террористы обнаружат пропажу подводного патруля, но надеялся, что в их распоряжении есть хотя бы час.

Хэнк плыл и не мог отделаться от мысли, что они успели пережить за последние тридцать минут, прошедшие с того времени, когда они оставили Майка и Линя на берегу. Они сумели преодолеть заградительную сеть, проплыть сквозь подводное минное поле и отправить на тот свет четырех вооруженных врагов. А ведь это еще далеко не конец - все приключение еще ожидает их впереди, на острове, кишащем Духами Ночи и террористами.

Минут через десять они заметили, что дно озера начинает подниматься. Когда до него осталось футов десять, Фрост показал Элизабет, что пора медленно всплывать на поверхность.

Они поднялись к границе, отделяющей темную воду от залитого лунным светом воздуха, и осторожно выглянули наружу, подняв над поверхностью только краешки масок.

Прямо перед ними тянулась узкая полоска песчаного берега, на котором недалеко от воды высоко поднималась стена вражеской крепости.

Они тихо поплыли вперед, бесшумно шевеля ластами, и вскоре стали на дно.

Пока все шло хорошо.

Капитан снял ласты, маску, тревожно оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что их не заметили, вышел из воды, перебежал под стену и укрылся в отбрасываемой ею тени. Через секунду к нему присоединилась и Элизабет.

Помогая друг другу, они освободились от тяжелых аквалангов и сняли гидрокостюмы. Под ними была свободная черная одежда, похожая на одеяния Невидимых, которую им дал Линь.

Хэнк вытер заливающий глаз пот и с наслаждением подставил разгоряченное тело свежему ночному бризу.

- В хороший же переплет мы попали под водой, - прошептал он Элизабет. - Я уже и не надеялся...

- Я тоже, - так же тихо ответила она. - Особенно там, среди мин.

- Слава Богу, что мы все-таки добрались сюда...

- Как ты думаешь, когда на острове хватятся тех, кого мы убили?

- Думаю, что не раньше, чем через час, - ответил он. - Плюс то время, которое они потратят на их поиски. Его нам должно хватить с головой. Я не думаю, что они такие ненормальные, что не станут дожидаться утра, а прямо ночью пошлют аквалангистов в озеро на их поиски.

- Да, - кивнула Элизабет, - это логично, но дело в том, что они действительно ненормальные. Вспомни их нападение на полицейское управление в Пекине... Такое безрассудство вообще нельзя объяснить. Больше всего следует опасаться тех, кто не испытывает страха перед смертью.

- Поэтому нам нужно быть такими же ненормальными, как и они, - сделал неожиданный вывод Фрост. - Если их поведение не поддается логике, то и мы должны драться с ними, как бешеные.

- Это ты так меня подбадриваешь?

- Да, девочка, не бойся. Папа с тобой, - улыбнулся он.

Они распаковали пластиковые мешки и стали вынимать из них свою экипировку. Капитан первым делом натянул на ноги специальную легкую обувь с прорезиненными подошвами. Такую носили японские ниндзя. Потом он занялся оружием - повесил наплечную кобуру с браунингом, забросил за спину пистолет-пулемет "Кей-Джи-99" и затянулся в тяжелый пояс с запасными магазинами и обоймами. Боевой нож тоже занял свое место на ремне.

Наконец, он извлек из пакета арбалет, который подарил ему Линь. Он пристегнул к поясу колчан с короткими мощными стрелами, вложив одну из них в "Барнетт коммандо", и поставил оружие на предохранитель. Арбалет был готов к мгновенному применению.

Элизабет тоже полностью вооружилась, добавив к их разнообразному арсеналу несколько гранат.

- Куда же пристроить еще и рацию? - наморщила она лоб. - У меня уже нет свободного места. Может, ты возьмешь ее?

- Я буду чувствовать себя спокойнее, если она останется у тебя, ответил Хэнк и усмехнулся. - Кроме того, если я повешу на пояс еще и рацию, то с меня просто свалятся штаны. Давай лучше решать, каким образом нам перелезть через эту проклятую стену. Не потащу же я тебя на спине...

- Ты меня явно недооцениваешь, - парировала она, покопалась в своем мешке, достала из него какие-то приспособления и протянула Фросту.

- Что это? - недоуменно спросил тот.

- Текаги, по-другому их еще называют когтями тигра. Специальные крючья, китайские Духи Ночи и японские ниндзя пристегивают их к рукам и ногам, чтобы взбираться на высокие стены.

Он покорно натянул две пары когтей и предстал перед Элизабет:

- Ну как? На кого я похож?

- На ходячую открывалку для консервных банок.

- Ха-ха! Ты тоже.

- Давай я полезу первой, а ты посмотришь, как это делается.

Капитан покачал головой.

- Нет, полезем вместе. Это займет вдвое меньше времени, чем взбираться поодиночке. И так меньше шансов быть замеченными...

- Ладно, пусть будет по-твоему. Она осторожно приблизилась к Хэнку, стараясь не зацепить его крючьями, и поцеловала в щеку.

- Удачи нам! Буду ждать тебя наверху.

- И у тебя хватает наглости намекать, что ты доберешься туда быстрее, чем я? - шутливо щелкнул он ее по носу. - Это вряд ли.

Они проверили, ничего ли не осталось на месте их подготовки к подъему - все было в порядке, распластались у основания стены и стали взбираться...

Фрост сильно запыхался, пока добрался до ее середины, поочередно вгоняя между камней острые когти, прикрепленные к рукам и ногам, еле превозмогая ноющую боль в мышцах. Он чувствовал себя беззащитным, словно таракан на сковородке. Перенося вес своего тела с одной ноги на другую и помогая себе руками, он еле-еле продвигался вверх.

Элизабет же карабкалась легко и свободно, ее ноги мелькали где-то высоко у капитана над головой. Она ни разу даже не соизволила оглянуться после начала этого альпинистского восхождения.

Хэнк решил, что единственное, чего их дуэту не хватает под ярким прожектором луны - это циркового марша и регистрации их исключительного авторского права на такой сногсшибательный акробатический номер. Однако отсутствию зрителей он был рад.

Наконец, вверху показался долгожданный край стены, до которого измученный Фрост уже потерял всякую надежду добраться. Элизабет не было видно - наверное, она уже успела перелезть внутрь.

Из последних сил он подобрался к краю и только хотел перевалиться на верх толстой стены, как услышал рядом громкий голос.

- Тинь ши? - промяукал чей-то голос, вероятнее всего, часового. - Бу яо донь?

Неужели он обнаружил Элизабет и сейчас поднимет тревогу? Необходимо как-то ему срочно помешать!

Капитан замер и негромко свистнул, так, чтобы его услышал только охранник.

- Шень ми? - снова послышался голос и совсем близко от него над краем стены появилось круглое лицо часового.

- Здравствуйте, пожалуйста, - вежливо поздоровался с ним Хэнк, широко размахнулся правой рукой и вогнал ему в затылок заточенный изогнутый крюк. Он поднатужился, подтащил к себе бьющегося в агонии противника и перебросил его через край стены. Тело полетело вниз, сорвав текаги с руки Фроста, и секунды через три глухо ударилось о землю.

Вдруг вверху раздался какой-то щелчок, за ним - хрип и вдогонку первому со стены рухнул второй труп. Затем из-за стены высунулась рука Элизабет и помогла капитану преодолеть оставшийся путь наверх.

- Ничего себе сюрпризы, - тяжело дыша, прошептал он. - Я думал, что часовой один...

- Нет, - отрицательно мотнула головой та, - их оказалось двое.

Хэнк молча стащил крючья со второй руки.

Глава восемнадцатая

- Ну ладно, а что делать теперь? - прошептала Элизабет.

- Переплывать озеро обратно и возвращаться к своим.

- Я серьезно спрашиваю.

- И я серьезно, - Фрост кивнул вниз, на внутренний периметр крепости. - Взгляни туда. Их там не меньше сотни, не считая тех двух, которых мы убрали.

- Так что, вызываем вертолеты? Капитан покачал головой.

- Только после того, как точно узнаем о Торесене. Пока нас не обнаружили и еще есть время поиграть...

- Пока не обнаружат исчезновение этих двух часовых, которых мы перебросили за стену.

- Ну да. Значит, действуем. Посмотри, вот то трехэтажное здание в центре похоже на их штаб. Ручаюсь, что там мы и найдем Торесена.

- Согласна. Ну и что ты предлагаешь? Как нам попасть из пункта А в пункт Б?

- Да просто попасть туда несложно. Труднее другое - как добраться до штаба так, чтобы нас не подстрелили по этому самому пути из пункта А в пункт Б... Но сначала нам нужно спуститься со стены. - Он оглянулся по сторонам. - Здесь случайно нет лифта поблизости?

- Лифта нет, - засмеялась Элизабет, - но должны быть ступеньки. Хотя, зачем нам они, мы ведь легко можем спуститься на текаги.

- Нет, нет, - поспешил отказаться от такого предложения Хэнк. - Я предпочитаю ступеньки...

Перебегая от одного темного участка к другому и стараясь долго не задерживаться под ярким лунным светом, они нашли каменную лестницу, ведущую с тянущейся вдоль верха стены террасы вниз. Внутри все было тихо - значит, их присутствия пока не заметили. Фрост приготовился ко всякой неожиданности и держал арбалет наизготовку, положив палец на предохранитель.

Внутренний двор был освещен не только луной. Ей помогали несколько мощных прожекторов, которые питались электричеством от негромко стучащего в дальнем углу двора дизельного генератора. Однако разведчикам пока везло лестница утопала в темноте, которую едва рассеивали редкие слабые лампочки.

Они успели пробежать два лестничных пролета из четырех и заворачивали на третий, как вдруг услышали внизу чьи-то шаги. Кто-то поднимался по ступенькам.

Что делать? Бежать без оглядки назад, чтобы их заметили и подняли тревогу? Оставался единственный выход.

- Рискнем, - шепнул капитан Элизабет. - Может, удастся проскочить...

Хэнк завел арбалет за спину, и они продолжили свой путь, стараясь шагать неторопливо и спокойно. Через несколько секунд из-за угла появилась темная фигура приземистого китайца, который медленно и лениво тащился наверх с автоматом на плече.

Фрост и Чуань опустили головы и прижались в стенке, пропуская его наверх. Китаец молча скользнул по ним подслеповатым взглядом и протопал дальше. Они были готовы праздновать победу, как вдруг шаги смолкли. Хэнк быстро оглянулся и увидел, что китаец остановился шагах в шести, смотрит им вслед и судорожно сдергивает с плеча автомат.

Его реакция была мгновенной. Он моментально развернулся, поднял арбалет - и в воздухе зловеще прошуршала семнадцатидюймовая стрела с тяжелым трехгранным наконечником.

Китаец так и не успел поднять свой автомат. Он дико захрипел, когда стрела вонзилась между ребрами с такой силой, что пробила тело и вышла со спины, опустился на каменные ступени и затих.

Разведчики замерли, стараясь определить, не слышал ли кто этого шума. Нет, все вроде было так же спокойно, как и раньше, никто не бежал на помощь китайцу.

Капитан подбежал к телу и оттащил его подальше, в самый темный угол.

- И что мы будем делать дальше? - притворно пожаловался он Элизабет, перезаряжая арбалет. - Каждую минуту приходится избавляться от трупов - то отправлять их на дно, то перебрасывать через стены, то распихивать по углам. Скоро здесь не останется свободного места...

- Ты хотя бы в такой важный момент операции можешь быть немного серьезнее и перестать нести хреновину? - прошептала ему Элизабет, чем вызвала приступ смеха Хэнка. - Чего ты ржешь?

- Я просто никак не ожидал, что благовоспитанная и очаровательная китайская леди знает такие слова - "хреновина", "ржешь"...

- Ты забыл, что меня обучали в соответствующей спецшколе, чтобы я могла сойти за американку.

- Нет, не забыл, - ответил он серьезным тоном. - Я просто не хотел это вспоминать.

Они снова бесшумно побежали вниз.

Глава девятнадцатая

Фрост и Элизабет по-прежнему старались, где только могли, держаться тени и избегать участков, залитых светом луны и прожекторов. Они короткими перебежками медленно, но уверенно продвигались к трехэтажному зданию, расположенному в противоположной стороне внутреннего двора цитадели.

Все строения в крепости были видны, как на ладони. Слева, шагах в семидесяти, примыкала изнутри к главному входу столовая, возле которой виднелась очередь выстроившихся на ужин террористов. Хотя в неподвижном воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, оттуда доносился вкусный запах мяса и риса, от которого у Хэнка потекли слюнки.

За столовой находились другие здания - казармы, оружейный склад, небольшой лазарет, за которым тянулся плац размером с половину футбольного поля.

- Где же облака, которые я заказывал? - прошептал Фрост, перебегая к углу казармы и выглядывая из-за него. Им просто повезло, что в ней никого не было, все находились на ужине. Изнутри казармы доносилась лишь музыка, вероятно, кто-то оставил включенным радиоприемник.

До их цели оставалось всего шагов тридцать. Трехэтажное здание было выложено из больших гранитных блоков, к единственному входу в него вела узкая каменная лестница. Рядом с массивной дверью капитан увидел двух вооруженных часовых, которые посматривали по сторонам.

- Не сидеть бы вам сейчас в столовой и не ужинать с остальными... проворчал капитан, мысленно обращаясь к ним, и обернулся к Элизабет. Придется что-то решать с этими часовыми. Может быть, в здание есть второй вход, но у нас нет времени на его поиски.

- Что ты предлагаешь? - тихо спросила она.

- Закричу "в атаку!", и ты поведешь меня в бой.

- Хэнк, прекрати свои дурацкие шуточки, они уже мне перестают нравиться; Сейчас не время для них.

- Ладно, не нервничай. Есть у меня одна задумка, но она тоже тебе вряд ли понравится.

- Давай, рассказывай свою задумку. Посмотрим.

Фрост выложил свой план и оказался прав - он Элизабет не понравился. Но они все равно решили попытаться его осуществить, ведь другого выхода не оставалось.

Капитан знал, что одним из основных секретов разведывательного мастерства является умение заставить окружающих противников поверить в ту роль, которую ты играешь. Именно этого и хотела добиться Элизабет.

Она неторопливо вышла из-за казармы, спокойно пересекла короткое расстояние ко входу в здание, и поднялась по ступенькам, словно делала это по десять раз на дню.

Затаив дыхание, Хэнк поднял арбалет, прильнул к четырехкратной оптике и тщательно прицелился. Его мишенью был часовой, стоящий справа от двери.

Он видел, как Элизабет заговорила с охранниками и они обменялись несколькими фразами. То, что они подпустили ее к себе и не пытались сразу применить оружие, было хорошим знаком. Видимо, в крепости находилось несколько группировок, которые плохо знали друг друга в лицо. И, если часовые спокойно заговорили с Элизабет, наверное, среди террористов присутствовали и женщины.

Фрост увидел в окуляре прицела, как охранник сердито покачал головой и замахал рукой, явно показывая Чуань, чтобы та убиралась, откуда пришла. В соответствии с полученными от капитана указаниями она поспешно закивала, как будто собираясь уходить и шагнула в сторону.

И в это мгновение Хэнк выстрелил. Стрела с шуршанием сорвалась с пропевшей тетивы, со свистом взрезала ночной воздух и ударила охранника прямо в сердце.

Фрост стал быстро перезаряжать арбалет, не сводя взгляда с разворачивающихся перед ним событий. Не успел убитый на месте противник рухнуть на землю, как Элизабет выхватила нож, бросилась на второго часового и вонзила лезвие ему в грудь. Тот не успел даже крикнуть.

Капитан метнулся из-за угла казармы к зданию, стараясь преодолеть открытое пространство как можно быстрее. Он бежал по залитому лунным светом двору и чувствовал собственную уязвимость, каждую секунду ожидая пулю в спину. Еще немного - и он запрыгал по ступенькам, спеша присоединиться к своей спутнице. Все, как будто живой, опасность миновала. Пока, по крайней мере.

- А ты молодец, - бросил он Элизабет.

- Да ты тоже неплохо выстрелил, - ответила она, наклоняясь над мертвым часовым. - Похоже, мы уже сработались, жалко будет расставаться... если выживем.

- Это уж точно, - поддакнул Хэнк. Они торопливо затащили еще не успевшие остыть трупы охранников внутрь здания и бросили их в темном углу недалеко от входной двери.

- Быстрее, быстрее, - торопила его Элизабет.

- Сам знаю, - огрызнулся Фрост и первым побежал по длинному коридору с низко нависшим потолком.

Они проверяли по пути все комнаты, двери которых выходили в коридор, но помещения были пусты.

- Пока нам с тобой везет, - бросил на бегу капитан. - До сих пор никто еще не заметил навсегда ушедших в самоволку бандитов, которых мы убрали. Но вот часовых хватятся очень быстро. В нашем распоряжении минут десять, не больше. После этого сюда столько завалит террористов, что только держись...

Они достигли конца коридора, так никого и не обнаружив, и взбежали по лестнице на второй этаж, перепрыгивая через две ступеньки.

Интенсивное обследование второго этажа также ничего не принесло. Некоторые комнаты явно использовались в качестве жилых помещений, но в это время в них никого не было.

Оставался последний, третий этаж. Они преодолели лестницу и увидели перед собой узкий маленький коридор, длиной шагов в шесть, который заканчивался массивной металлической дверью.

Неужели они достигли долгожданной цели? Хэнк и Элизабет молча пересекли коридор, Фрост взялся за ручку и подергал ее. Конечно, заперто.

Не успел он решить, что предпринять, как Чуань покопалась в своей бездонной сумке и протянула ему несколько каких-то предметов. Капитан присмотрелся к ним и довольно хмыкнул. Можно считать, что ключ от запертой бронированной двери был у них на тарелочке с голубой каемочкой, потому что Элизабет держала в ладонях брикеты пластической взрывчатки. Хэнк вообще считал, что такая штуковина является универсальной отмычкой для любой неподдающейся двери. И зачем вообще грабители утруждают себя подбором отмычек?

Он укрепил два брикета на больших дверных петлях и воткнул в них переданный ему электрический взрыватель с часовым механизмом, работающий на маленькой батарейке. Элизабет тем временем сняла с пояса радиопередатчик и, вздохнув, нажала кнопку. В эту секунду вертолеты должны были принять сигнал вызова и на всех парах нестись на помощь разведчикам. Так, по крайней мере, они надеялись. После взрыва им будет необходима подмога, как никогда ранее.

Фрост поставил взрыватель на шесть секунд, они с Элизабет отбежали в другой конец коридора и упали на лестнице, укрывшись за ступеньками. Капитан понял, что все их ухищрения остаться незамеченными и хитрые бесшумные перебежки пошли коту под хвост. Сейчас грохнет так, что их услышат и в Вашингтоне.

- Если террористы еще не знают, что у них гости, то сейчас они это должны понять, - прошептал Хэнк, плотно закрывая уши.

И он оказался прав.

Глава двадцатая

От мощного оглушительного взрыва здание закачалось, словно карточный домик, по его стенам побежали широкие трещины, а часть потолка обрушилась на пол третьего этажа. Не успел рассеяться дым и каменная пыль, как Фрост забросил арбалет за спину, а вместо него сорвал с плеча пистолет-пулемет и передернул затвор, вгоняя в ствол патрон.

Он похлопал Элизабет по плечу и прокричал:

- Вперед!

Они вскочили на ноги, ринулись вверх по ступенькам, в одно мгновение пробежали по коридору и остановились у зияющей дыры, с острыми зазубренными краями, которая - образовалась на месте двери. Из-за нее доносились стоны, но ничего рассмотреть в дыму и пыли было нельзя. Капитан взял протянутую ему гранату и метнул ее за дверь.

От сотрясения задрожала стена, за которой они спрятались. Оттуда, где разорвалась граната, донеслись предсмертные вопли, а когда черные клубы рассеялись, Хэнк выглянул из-за угла и отвел свой взгляд с отвращением. Недалеко от развороченного дверного проема валялась оторванная по локоть рука какого-то Духа Ночи, все еще продолжающая сжимать широкий меч.

- Готова? - повернулся он к своей напарнице.

- Готова, - кивнула та.

- Давай!

Вытянув впереди себя ПП, Фрост бросился в пролом и очутился в широком коридоре, который тянулся вперед шагов на тридцать. Справа и слева он увидел ужасные останки двух террористов. Вероятно, они стояли по обе стороны двери, когда сдетонировала пластическая взрывчатка. Их обезображенные тела были утыканы осколками взорванного на мелкие части металла. Через несколько шагов он споткнулся еще об один труп, у него не хватало руки...

Внезапна из-за одной из дверей, которые выходили в коридор, раздался пронзительный визг и оттуда выпрыгнул Невидимый, зловеще размахивая мечом. Он что-то громко заорал на своем птичьем языке, но что именно, капитан, конечно же, не понял.

Хэнк моментально прицелился и вспорол грудь желающего броситься на него врукопашную противника короткой очередью. Тот споткнулся на бегу и шмякнулся на пол, продолжая сучить ногами.

Из дальнего конца коридора раздались многочисленные громкие крики.

- Плохо дело! - воскликнула Элизабет.

- Почему это? - не понял ее Фрост.

- Теперь они знают, кто ты такой. Этот Дух, которого ты только что застрелил, успел прокричать своим братьям, что им снова бросает вызов "одноглазая собака". Они орут, чтобы перепугать нас.

- Черта с два это им удастся. Нашли, чем нас пугать - идиотскими воплями...

Едва он успел это произнести, как в коридор высыпало около десятка Невидимых, причем все старались опередить друг друга, чтобы добыть честь убить капитана и его спутницу.

Но у "одноглазой собаки" были свои размышления по этому поводу.

Они стали с Элизабет плечо к плечу и обрушили ливень свинца на валящую на них толпу. Хэнк поливал из пистолета-пулемета, Чуань - из Калашникова. Бегущие первыми стали валиться на пол, как скошенная трава, но их озверевшие товарищи продолжали напирать сзади, не обращая внимания на град пуль и заглушая треск очередей душераздирающими воплями.

Им удалось приблизиться шагов на двадцать и одна метко брошенная метательная звездочка черкнула Фроста по уху, едва не срезав его. Рядом просвистел еще и нож, вспоров рукав у плеча.

И в это время в магазине ПП закончились патроны.

Времени перезаряжать его не было. Под треск Калашникова, из которого рядом палила Элизабет, капитан опустил пистолет-пулемет, выхватил из-за спины "Барнетт коммандо" и моментально выстрелил навскидку. Тяжелая стрела прошуршала в воздухе и вонзилась в горло не успевшего присесть противника. Она пробила его насквозь, вышла сзади и впилась в лицо Духа Ночи, стоящего за спиной своего товарища. Оба пришпиленных друг к другу противника повалились на пол, заливая его ручьями крови.

В этот момент Чуань выхватила осколочную гранату и метнула ее в средину поредевшей толпы врагов. Они вдвоем упали на пол, прикрывая руками головы, и через пару секунд раздался звонкий взрыв, сея смерть среди оставшихся в живых Невидимых.

Хэнк снова вскочил на ноги с браунингом в руке и всадил пулю в грудь единственного уцелевшего Духа Ночи. Тот как раз занес руку, чтобы бросить особенно большую звездочку, но от потрясшего его удара дернулся, судорожно сжал остро заточенные края своего зловещего метательного снаряда и начисто отрезал фаланги двух пальцев. Ноги его подкосились и он рухнул наземь.

По всему коридору валялись груды поверженных тел.

- Вперед! - крикнул Фрост и они побежали дальше, перепрыгивая через трупы и осторожно заглядывая по пути в каждую дверь. Но в помещениях за ними было пусто.

Вскоре они приблизились в конце коридора ко второй металлической двери, точно такой, которую только что взорвали.

- У тебя есть еще взрывчатка? - бросил капитан Элизабет.

Та отрицательно покачала головой.

- Ладно, обойдемся гранатами, - прохрипел Хэнк, мысленно моля Бога, чтобы вертолеты поторопились. - После взрыва беги за мной, но не спеши стрелять во что попало. Торесен должен быть где-то здесь, нам только не хватало застрелить его в сутолоке.

Женщина кивнула. Они взяли по гранате, одновременно сорвали чеку с каждой, подкатили гранаты под дверь, метнулись назад и распластались на полу. Коридор содрогнулся от двойного взрыва, от которого полыхнуло пламя и начало распространяться по деревянным балкам потолка.

- Черт побери, - выругался Фрост. - Только пожара нам не хватало...

Железная дверь слетела с петель и капитан бросился в открывшийся проем, сжимая в руке браунинг.

Перед ним открылась большая комната, в центре которой стоял операционный стол. На нем лежал связанный человек, и одного взгляда капитану оказалось достаточно, чтобы убедиться, что это - Брюс Торесен. Рядом со столом стоял толстый китаец в белом халате и суетливо набирал в шприц из большой ампулы какую-то прозрачную жидкость.

От окна к ним прыгнула террористка, поднимая на ходу автомат, но Элизабет сняла ее очередью из-за плеча Хэнка. Больше в помещении никого не было.

Фрост тем временем вскинул браунинг и сумел опередить врача, который уже поднес иглу к руке связанного пленника. После трех выстрелов по его халату заструились красные ручьи и он тяжело опустился в лужу собственной крови.

Торесен, как видно, очнулся от поднявшегося шума.

- Что такое? - слабо прошептал он, стараясь повернуть голову в сторону неожиданных гостей, - что происходит? Кто вы такие?

- Спокойно, спокойно, - поспешил подбодрить его капитан. - Мы - ваши друзья.

Он засунул пистолет в кобуру, выдернул из ножен нож и перерезал опутывающие американца веревки. Они с Элизабет осторожно подняли Торесена, усадили его на край стола и дали ему несколько секунд, чтобы прийти в себя, а сами тем временем перезарядили все свое оружие.

- Ну как, - спросил затем Хэнк пленника, - вы можете идти?

Вместо ответа американец вдруг расплакался, не сумев справиться с охватившим его шоком от испытанных мучений.

- Я не хотел рассказывать им... - всхлипывал он, - но они... заставили... они убили бы меня... если бы я не сделал то, что они...

- Торесен! - крикнул Фрост, стараясь привести его в чувство. Послушайте, вам нужно собраться и не расслабляться. Мы пришли сюда, чтобы помочь вам, но и вы должны нам в этом помочь.

Он крепко взял его за плечи и потряс.

- Черт вас побери, Торесен, очнитесь же!

- Что такое? - встрепенулся тот и посмотрел вокруг более осмысленным взглядом.

- Мы вас спасем. Нам надо немедленно уходить отсюда!

- А где все остальные? - спросил тот, не заметив в комнате больше никого, кроме Чуань.

- Мы все перед вами, - отрезал капитан. - Остальных пока нет. Так вы в состоянии идти или нет?

- Думаю, что да, - неуверенно ответил тот. Хэнк хмыкнул и признался:

- После этой передряги я сам не уверен, что смогу шевелить ногами. Значит, будем помогать друг другу...

Глава двадцать первая

Пламя успело распространиться по всему потолку и стенам коридора, наполнив закрытое пространство невыносимым жаром и удушающим дымом. Фрост перебросил руку Торесена себе на плечо и поволок его к лестнице в противоположном конце, стараясь избежать перспективы сгореть заживо.

Однако после нескольких шагов голова американца безвольно опустилась на грудь, ноги его подкосились и он потерял сознание.

- Хэнк! - вскрикнула Элизабет, пытаясь прийти ему на помощь.

- Ничего, я справлюсь! - бросил тот, присел, взвалил Торесена на плечо и, спотыкаясь под тяжелой ношей, заторопился дальше.

Уворачиваясь от языков пламени, они с трудом преодолели длинный коридор, усеянный мертвыми телами, и достигли лестницы. Чуань первой бросилась по ней вниз и капитан услышал треск ее автомата.

- Хэнк, быстрее! - услышал он ее крик.

- В кого ты там стреляешь? - прохрипел Фрост, преодолевая одну ступеньку за другой.

- В чересчур любопытных, - только и ответила она. Он зашагал дальше, переступая через тела двух "чересчур любопытных", как их назвала Элизабет. Снизу снова раздались очереди, и на лестничной площадке показалось встревоженное лицо вернувшейся Чуань.

- Иду, иду... - бросил ей капитан. - Что, еще любопытные?

- Нет, уже кончились, - усмехнулась она. Вдруг сзади раздался грохот наверное, обвалился объятый огнем потолок. По лестнице заклубился едкий дым, от которого Хэнк закашлялся.

- Плохо дело, - сказал он Элизабет, вытирая слезящийся глаз свободной рукой. - Через несколько минут все здание превратится в адский костер.

- Ну, давай, - поторопила она его, - еще один этаж - и мы выберемся из него.

- Да, выберемся, - хмыкнул Фрост, - и попадем из огня да в полымя...

К тому времени, когда они добрались до первого этажа, он еле мог передвигать ноги и с трудом удерживал Торесена на плече. До выхода из горящего здания было уже рукой подать, как вдруг из него материализовалось несколько террористов.

Капитан быстро, но осторожно, опустил американца на пол и схватился за ПП, который забился в его руках, изрыгая языки пламени. Элизабет поддержала его огнем из АКМ и трое первых фанатиков сразу "погибли за коммунистические идеалы", получив по несколько пуль в брюхо. Не найдя никакого укрытия, остальные с криками ужаса бросились назад, за дверь.

Хэнк вновь подхватил вырубившегося Торесена, подтащил его к двери и осторожно из нее выглянул, чтобы оценить то, что происходило снаружи, во дворе крепости.

В ту же секунду в стену рядом с его головой ударили три пули. Фрост отшатнулся назад и сказал Элизабет:

- Ну что же, теперь мы точно знаем, что они знают, где мы находимся.

- Может, поищем другой выход? - предложила та.

- Ни черта мы не найдем в таком дыму, только задохнемся, - резко отверг он ее предложение.

- Как ты думаешь, они пойдут на приступ?

- А зачем? В этом нет никакой необходимости. Им достаточно немного подождать и мы сами поджаримся здесь живьем.

- Да уж, веселенькая перспектива...

- Слушай, ты ведь говоришь по-ихнему, - усмехнулся капитан. - Крикни им, что если они нас выпустят, то будем считать, что встреча наших команд закончилась вничью и мы больше не жаждем реванша. Что ты на это скажешь?

Брошенный Элизабет взгляд был красноречивее любого ответа.

- Так я и знал, - вздохнул он.

- Но у меня нет никакого желания сгореть заживо в этой мышеловке, оглянулась Элизабет на подступающее к первому этажу пламя.

- Скажу - не поверишь: у меня тоже, - бросил Хэнк.

- Если уж умирать, то на поле боя, лицом к лицу с врагом, - произнесла Чуань возвышенным тоном. - Так меня учили. Я не стану дожидаться, пока превращусь в обугленную головешку.

- Ты хочешь отсюда вырваться? В лучшем случае пробежишь шагов пять, не больше.

- И все же это лучше, чем вот так сидеть и дожидаться позорной смерти.

Фрост бросил взгляд на циферблат "ролекса".

- Кстати, об ожидании. Где же вертолеты, мать их за ногу? Пора бы им уже прилететь и выдернуть нас отсюда...

- Неужели они не получили наш сигнал? - печально проговорила Элизабет.

Она прильнула к нему, крепко обвила руками его шею и поцеловала в губы.

- Прощай, Хэнк Фрост. Жалко, что нам так и не пригодилось одеяло, тогда, в горах. Прощай...

- Подожди! Элизабет!

- Нет!

Она схватила автомат обеими руками, выставила его перед собой и устремилась к выходу, бросив прощальный взгляд на прислушивающегося к чему-то Хэнка.

- Элизабет!

Фрост вскочил на ноги, бросился за ней и в самый последний момент успел схватить ее сзади и задержать в двух шагах от двери.

В ту же секунду снаружи донесся залп многочисленных автоматных очередей. Было такое впечатление, будто все террористы разом палят из всех имеющихся в наличии стволов.

- Что такое? - вздрогнула Элизабет. - Они нас атакуют?

- Да нет же! - закричал капитан. - Мы атакуем их! Наши!

Теперь и она расслышала вверху шелест лопастей снижающихся вертолетов, который прорывался сквозь отчаянную пальбу обитателей крепости. Хэнк снова выглянул наружу, но теперь по нему никто не стрелял. Террористы, среди которых было много одетых в черную одежду Духов Ночи, бегали по внутреннему периметру цитадели, словно тараканы по горячей сковородке и изо всех сил пытались предотвратить посадку пяти вертолетов на центральном плацу.

Сзади раздался грохот падающих перекрытий. Фрост оглянулся и увидел, что рухнул сгоревший пролет лестницы и пламя подбирается все ближе и ближе к ним. Он подошел к Торесену, который так и не пришел в себя, с трудом взвалил его на плечо и повернулся к выходу.

- Здесь становится слишком жарко! - крикнул он Элизабет. - Бежим!

И они рванулись из ада полыхающего здания. Капитан одной рукой придерживал американца, а в другой держал пистолет-пулемет. К этому времени два вертолета уже сумели приземлиться на площадке между лазаретом и оружейным складом, из них быстро выпрыгивали коммандос и тут же вступали в бой. Остальные вертолеты продолжали кружить над крепостью, поливая ее защитников губительным огнем из крупнокалиберных пулеметов.

Хэнк тяжело спускался по ступенькам, ведущим во двор, когда заметил нечто такое, что могло плачевно кончиться для одного из вертолетов. За дальней казармой один из террористов суетился у какого-то механизма, который неискушенному взгляду мог показаться похожим на длинный телескоп на треноге. Однако Фрост отлично знал, что эта безобидная с виду труба является безоткатным семидесятипятимиллиметровым орудием с дальностью стрельбы до семи километров. С такого короткого расстояния промахнуться было просто невозможно, единственный выстрел - и один из вертолетов разлетится на мелкие куски, которые могут задеть и вторую вертушку.

Он пробормотал какие-то извинения Торесену, опустил его на ступеньки, сорвал с плеча "Барнетт коммандо", поймал "артиллериста" в перекрестие прицела и мягко нажал на спуск...

Террорист, который еще секунду назад копошился у пушки, наводя ее на боевой вертолет, со стоном упал на землю, заливая ее кровью из пробитой стрелой груди, и остался лежать без движения.

Капитан вставил в арбалет новую стрелу и оглянулся по сторонам.

- Вот уж никогда не думал, - бросил он стоящей рядом с автоматом наизготовку Элизабет, - что меня будут выручать китайские вертолеты с коммунистами на борту. Я ведь всегда считал их своими врагами. Ну и денек сегодня, - Хэнк облизал пересохшие губы. - Осталось совсем немного перебежать к ним...

- Давай я понесу Торесена, - предложила Элизабет. - Ты ведь уже устал.

- Ничего. Он слишком тяжел для тебя.

- Ерунда. Нас учили таскать тяжести, мы тренировались переносить мешки с рисом, не легче, чем этот американец, на целую милю.

- Я удивлен, - кивнул он, - но ничего не выйдет. Отдыхай...

Капитан вновь поднял Торесена, стараясь показать, что ему намного легче, чем на самом деле.

- Если я уж донес его сюда, то смогу дотащить и до вертолета. Осталось немного.

- А ты упрямый человек, Хэнк Фрост!

- А ты очень красивая женщина, Элизабет Чуань! И зачем ты только решила стать шпионкой - не пойму...

Они побежали к лазарету, поливая огнем попадающихся на их пути бандитов. К этому времени бой был в полном разгаре. Среди грохота стрельбы слышались крики раненых и умирающих, воздух был наполнен дымом пожара и горьким запахом пороха и луна едва пробивалась сквозь черные клубы дыма.

Им удалось достичь здания лазарета, капитан прижался к его стене и осторожно выглянул за угол, на плац. Два вертолета, которые приземлились первыми, высадили коммандос и улетали, а их место спешили занять две следующие вертушки с десантниками. Одна боевая машина продолжала кружить вверху, прикрывая своих огнем.

Вдруг Хэнк увидел, как из одной из приземлившихся боевых машин выпрыгнул О'Хара, поливая все вокруг очередями из своей новой винтовки, подарка Линя. Рядом с ним показался и Вао, который выскочил из кабины и стал поддерживать Майка огнем из АКМ.

- Фрост! - закричал он изо всех сил, перекрывая шум боя. - Фрост! Где ты, черт побери? Если слышишь меня - хватай свою задницу в горсть и беги сюда!

Капитан засмеялся и взглянул на Элизабет.

- Ну и грубиян...

Они выбрали момент и бросились из-за лазарета, который совсем ненадолго послужил им укрытием, торопясь пересечь открытое пространство и добежать до поджидающих их вертолетов.

- Майк! - закричал на ходу Хэнк, придерживая сползающее с плеча тело соотечественника и чуть не валясь с ног от усталости. - О'Хара!

Тот заметил их и заорал в ответ:

- Фрост! Давай, еще немного, я прикрою тебя!

Террористы тоже увидели беглецов и подняли ураганный огонь. Пули свистели рядом с ними, ударялись в землю у их ног, осыпая капитана и Элизабет каменными осколками. Хэнк почувствовал удар в плечо и он услышал, как его арбалет покатился по земле - пуля перебила ремень, на котором он висел. Однако останавливаться было смертельно опасно. Краем глаза он видел бегущую рядом Элизабет. Его дыхание вырывалось короткими толчками, ноги подгибались под тяжелой ношей, но Фрост понимал, что обессилено остановиться - значит погибнуть.

До вертолета осталось пятнадцать шагов, когда капитан увидел, как Линь схватился за плечо и присел от боли. Зажав другой рукой рану, он перебрался к кабине и скрылся в ней. Майк продолжал вовсю строчить по продолжающим сопротивление бандитам, укрывшимся за строениями вокруг площадки.

- Бей их, гадов, - прохрипел капитан, из последних сил перебирая ногами и едва не падая у открытой двери вертолета. Но тут ему на помощь пришли пулеметчики, которые вели огонь прямо из вертушки. Торесена подхватили несколько пар рук и втащили внутрь.

Хэнк облегченно вздохнул и повернулся к Элизабет.

- Мы спасли его! Слышишь, спасли...

- Я всегда знала... - начала та, но вдруг прозвучал выстрел, более громкий, чем другие, и она замерла на полуслове, приоткрыв в немом вскрике рот. По левой стороне ее защитной рубашки побежала кровь.

- Хэнк... - прошептала Элизабет и он едва успел подхватить ее обмякшее тело. Фрост прижал ее к себе, бросил взгляд туда, откуда раздался выстрел и увидел того, кто его произвел - приземистого террориста в пятнистой куртке. Он поспешно скрылся за углом лазарета.

Он поднял раненую Элизабет и бережно передал ее внутрь вертолета. Солдаты осторожно подхватили ее, уложили на подвесную койку и тут же занялись ее раной. Капитан тоже склонился над ней.

- Как мне не повезло, Хэнк, - слабо прошептала она. - Сделать почти все и в самом конце...

- Тише, тише, девочка моя, - успокаивающе погладил Фрост ее лоб, все будет в порядке.

- Я буду скучать по тебе...

- Тише, тише, ты выздоровеешь и будешь еще даже красивее, чем раньше. И я тебе обещаю, что когда мы с тобой пойдем гулять в следующий раз, то нам обязательно пригодится одеяло, которое мы захватим с собой. Договорились?

Лопасти вертолета стали медленно вращаться, постепенно набирая обороты. Элизабет протянула руку и коснулась холодными пальцами лица Хэнка.

- Договорились...

Ее рука упала на койку и Фрост отвернулся, едва сдерживая слезы.

Он слишком часто видел в своей жизни умирающих друзей, чтобы обманывать себя и надеяться на невозможное...

- Убью тебя, падаль! - прорычал он и бросился мимо Майка туда, где он увидел террориста в пятнистой куртке.

- Хэнк! - крикнул О'Хара, пытаясь остановить его, но капитан был уже далеко.

Сцепив зубы и не обращая внимания на боль в измученных ногах, он бежал через плац и в нем клокотала ненависть к убийце Элизабет. Ничто в мире не могло ему помешать в мести.

Слева к нему метнулась толстая фигура женщины-террористки, но он автоматически повел в ее сторону стволом ПП и та упала, едва не перерезанная пополам свинцовой струёй. Фрост продолжал бежать. Из-за угла на него прыгнул одетый в черное Дух Ночи, размахивая нунчаками, но он снял его на лету метким выстрелом в лоб и тот покатился по земле, выронив свое странное оружие.

Капитан забежал за лазарет и недобро усмехнулся. Террорист больше не убегал. Он остановился, надеясь отбиться от своего преследователя. Он поднял АКМ, прицеливаясь в грудь Хэнка, но тот мгновенно бросился на землю, перекатился влево на несколько шагов и вскочил на колени, сжимая в руках бьющий длинной очередью ПП.

Террорист успел выстрелить лишь один раз, но пуля ударила в камень рядом с ногой Фроста, не причинив ему никакого вреда. Бандиту отделаться так же легко не удалось. Капитан расстрелял ему прямо в живот весь оставшийся магазин и продолжал нажимать на спусковой крючок даже тогда, когда пистолет-пулемет замолк.

В эту секунду к нему сзади подбежал О'Хара.

- Хэнк! Ты с ума сошел, нам нужно побыстрее убираться отсюда!

- Я пристрелил его, Майк. Я отомстил этому зверю, который убил Элизабет...

- Хорошо, хорошо, поговорим об этом в вертолете... Один, с Торесеном и Линем на борту, уже улетел. Второй ожидает только нас. Идем!

- Она поступила бы точно так же, если бы убили меня...

Глава двадцать вторая

В дверь постучали, но Фрост был не в настроении подниматься, идти и открывать ее.

- Входите, открыто! - крикнул он.

Ручка повернулась, дверь распахнулась и к нему в номер вошел О'Хара.

Через несколько минут он сидел напротив капитана и они отхлебывали из стаканчиков местное виски, бутылку которого принес Майк. На ее этикетке был изображен китайский старец с длинной белой бородой, одетый в шотландскую юбку-килт и играющий на шотландской же волынке.

- Ох, - скривился О'Хара, - ну и вкус, как у растворителя для краски.

- Тебе лучше знать, - заметил капитан, отхлебывая виски. - Я никогда не пил растворителя...

- Здесь лучше пить виски неразбавленным, - стал рассуждать Майк. Черт его знает, какие микробы живут в местной воде, а так хоть есть надежда, что они подохнут в спирте. Выпьем!

И он поднял стакан.

- За что пьем? - спросил Хэнк.

- А разве это имеет какое-нибудь значение?

- Нет, конечно.

- Тогда мы будем просто пить, чтобы напиться.

- Полностью тебя поддерживаю, - кивнул капитан, отважно наливая себе еще и присматриваясь к этикетке. - Это пойло называется "бонни-бой скотч". Эх, жалко, нет "майерса"...

Фрост устроился поудобнее на жестком гостиничном стуле и задумался. В общем, можно было считать, что операция по спасению Брюса Торесена завершилась успешно. Американского эмиссара удалось вырвать живым из лап террористов и теперь он находился здесь же, в Нанкине, в охраняемой палате госпиталя, который располагался милях в пяти от гостиницы Фроста и Майка.

Предварительная медицинская проверка показала, что Торесена пытали и подвергали воздействию наркотиков. Он перенес сильнейший шок - и физический, и психический - из которого его и выводили сейчас врачи. Но его сознание возвращалось только спорадически на краткие промежутки времени, после которых он опять впадал в беспамятство. Тем не менее во время одного из таких просветлении сегодня ранним утром он рассказал важную информацию. Оказывается, до того, как его спасли Фрост с Элизабет, просоветским террористам удалось после изрядной дозы наркотиков разговорить его и вырвать "у империалистической американской собаки признания в своих ужасных преступлениях". Так они это назвали. И самое главное - Торесен вспомнил, что его показания были сняты на видеокамеру.

Капитан сделал очередной глоток, решив про себя, что местное виски не такое уж и плохое.

- Если Линь не появится в течение часа, - заявил он, - то я прикажу принести к нам в номер еще одну бутылку.

- Люблю, когда ты говоришь дело, - с радостью согласился Майк. - И пусть захватят хоть каких-нибудь бутербродов или картошки.

- А я думал, что ты предпочитаешь китайскую кухню...

- Да, мне нравится китайская кухня, только не в Китае. Местных поваров нужно послать в Штаты, чтобы они поучились готовить у китайцев, которые живут у нас. А то эти ничего не знают, кроме змей. Он посмотрел на часы.

- А в котором часу обещал он прийти?

- Все зависит от того, насколько быстро его коллегам из секретной службы удастся развязать язык тому бандиту, которого взяли в плен во время налета на крепость.

- Ну, - засмеялся Майк, - это не займет много времени. Уверен, что китайцы умеют развязывать языки.

- Да.

Фрост закрыл глаз, чувствуя приятную усталость и тепло, разливающееся в животе. Торесена действительно спасли, но видеокассета-то с его показаниями осталась. Наверное, ее уже не было в крепости, когда туда проникли они с Элизабет, ведь они нигде не видели никакого видеооборудования.

- Черт побери... - прошептал он.

- Что такое? Вспомнил что-то? - спросил его О'Хара.

- Да. Элизабет.

- Да, понимаю...

- Майк, таких женщин я очень редко встречал.

- Да, она была одной из самых лучших. Я тебе сразу об этом сказал, помнишь, когда мы увидели, как она разговаривала с Линем?

- Помню...

- Ну ладно, теперь уже ничего не поделаешь... Меня вот что еще беспокоит, - задумчиво проговорил О'Хара, - задание свое мы вроде выполнили, Торесена вырвали из волчьих лап. Но ведь на этом все не закончилось!

- Ты имеешь в виду видеопленку?

- Да. Просто надеяться, что она сгорела в пожаре? Дай-то Бог, в этом случае нет никаких проблем. Но что-то мне подсказывает, что так нам повезти не может. Ты говоришь, что вы с Элизабет обследовали все комнаты в трехэтажном здании, когда искали Брюса?

Фрост кивнул.

- Да и мы не видели ни камер, ни видеомагнитофонов, ни другого оборудования. Ничего. По-моему, пленку вывезли с острова еще до того, как мы до него добрались.

- Согласен, согласен... Так что не будем обольщаться насчет того, что видеокассета сгорела. Террористы бы этого так просто не допустили.

- Значит, нам остается только любыми путями разузнать, куда они ее отправили.

Капитан отставил в сторону пустой стакан и потянулся за сигаретами. В это время в дверь постучали.

- Входите! - крикнул он. - Не заперто.

Дверь открылась и в комнату вошел Линь. Его левое плечо было обмотано бинтами и рука висела на перевязи.

- Здравствуйте, - поздоровался он.

- Привет, - откликнулся Хэнк. - Как твое плечо?

- Хорошо, спасибо. О'Хара показал ему на бутылку виски.

- Выпьешь с нами, Линь? Тот подошел к столу и присмотрелся к этикетке.

- "Бонни-бой скотч", - прочитал он и повернулся к Майку. - А вы храбрее, чем я о вас думал.

Тот рассмеялся.

- Значит, не хочешь?

Вао вздохнул.

- Только потому, что меня напичкали уколами.

Фрост прикурил и обратился к Линю.

- Ну как там твои коллеги? Выбили хоть что-нибудь из этой скотины?

Вао сел на стоящий рядом стул.

- Да. С ним не стали церемониться, принимая во внимание известные вам обстоятельства. Нам нужны были быстрые ответы - и мы их получили.

- Есть новости о видеокассете? - встрепенулся капитан.

- Есть. Как вы и говорили, капитан, пленку сразу же после записи увезли с острова. Если террорист сказал правду, то сейчас кассета находится на пути из Китая.

- Так почему же ты тогда сидишь здесь? - чуть не подпрыгнул до потолка О'Хара, - а не гонишься за ней?

- Это не так-то просто, - вздохнул Вао. - Мы знаем, что ее хотят вывезти из Китая, но не знаем, как и где это будет сделано.

- И что же теперь делать? - невесело спросил Хэнк. - Какой нам толк от этой информации, если мы не знаем, как ею воспользоваться?

- Я еще не закончил. Дело в том, что мы знаем, где видеокассета будет передана русским.

- И где же?

- В Непале, - ответил Линь. - В отдаленной горной деревушке недалеко от границы с КНР. Русские заберут кассету, а потом переправятся с нею в Советский Союз.

- Мы должны ее перехватить, - сделал заключение Фрост. - Отсюда можно долететь до Катманду?

- Конечно. "Отчаянный" будет готов к перелету через час.

- Что? Опять "Отчаянный"? - с тревогой спросил капитан. - Знал бы - не спрашивал. Мы полетим все вместе?

- Нет, к сожалению. Здесь мои права, увы, заканчиваются и вы полетите в Непал вдвоем, причем без каких-либо дипломатических полномочий.

- Нужны они нам, эти самые дипломатические полномочия, - проворчал О'Хара, залпом осушил стаканчик и улыбнулся Хэнку. - Собирайся на горный курорт, дружище, мы ведь давно с тобой мечтали об отдыхе...

Глава двадцать третья

- Одна тысяча три, одна тысяча четыре, одна тысяча пять...

- Майк, ты прекратишь считать или нет?

- Да, я уже почти закончил.

- Ты что, свихнулся? Ну скажи, зачем тебе это нужно? Ты считаешь уже третий раз!

- Я просто хочу узнать, сколько кирпичей в стенах этого домика. Да, я считал два раза, но каждый раз получал разный результат. Одна тысяча шесть, одна тысяча семь...

Фрост отвернулся и постарался отвлечься от монотонного голоса своего товарища. Они прилетели в Катманду без особых происшествий, если не считать того удивления, которое вызвал в аэропорту прилет их старичка. Они тепло распрощались с безрассудно храброй командой "Отчаянного", прошли через таможню и прямо из аэропорта отправились в американское посольство, где их должно было ждать оружие.

- Я не знаю, что вы собираетесь с ним здесь делать, - сказал посол, передавая его им, - Вашингтон не счел нужным проинформировать меня об этом, да это и не мое дело. Хочу только предупредить, чтобы вы были крайне осторожными. Если куда-то вляпаетесь, то рассчитывайте только на себя. Ни я лично, ни посольство не сможем вам ничем помочь...

Они поблагодарили посла за его мудрый совет, добрались на машине до городка Кодари, расположенного рядом с китайской границей, а там наняли проводника с лошадьми, и он привел их в горную деревню, где должна была состояться передача кассеты русским.

Шесть часов добирались они сюда верхом на лошадях по крутым горным тропинкам. Было это два дня назад. Достигнув, наконец, деревни, друзья расположились в одной из заброшенных хижин, сложенной из глины и кирпича, и дожидались теперь непальского связного, который должен был сообщить им о том, когда произойдет эта передача. Он уже приходил к ним ночью и сообщил о том, что в одном из домов на другой стороне деревни находятся трое русских, которые только что добрались сюда.

На улице было очень холодно, срывался снег и дул ветер, который вскоре грозил перерасти в снежный буран.

Капитан решил отвлечься от мыслей о том, сколько времени они будут еще здесь ждать впустую, и взглянул на Майка, который замолк и смотрел на стену с кислым выражением на лице.

- Что случилось? Ты почему не считаешь?

- Закончил.

- Слава Богу! А откуда такая печаль?

- Третий раз считаю - и третий раз получаю другой результат!

- Да не бери в голову! Вычисли среднеарифметическое из трех цифр и успокойся, наконец.

- Надеюсь, ты не думаешь, что я считаю эти проклятые кирпичи, чтобы досадить тебе?

- Нет, - зевнул Хэнк. - Но если ты опять начнешь их пересчитывать, я за свои действия не отвечаю.

- Не нервничай, они мне и самому надоели. Давай лучше прогуляемся немного по деревне, зайдем к русским, поговорим по-дружески...

- Нельзя, Майк. Если мы сейчас ликвидируем русских, то передачи видеокассеты вообще не произойдет и потеряет смысл все наше путешествие сюда, будь оно неладно. А кассета просто всплывет где-нибудь позже.

- Ладно, ладно, уговорил, - поднял руки О'Хара, как будто сдаваясь. Уговорил и убедил.

- В чем убедил? В том, что еще рано встречаться с русскими?

- Нет, - вздохнул тот. - В том, что нужно еще раз пересчитать эти злосчастные кирпичи. Раз, два, три, четыре...

Через три часа, когда Хэнк отчаянно боролся со сном, снаружи хижины прозвучал голос:

- Капитан Фрост! Капитан Фрост!

Дверь распахнулась и внутрь ввалился Бим - их непальский связной. Новости!

Хэнк встал, потянулся и протянул руку к своей утепленной куртке-аляске, висевшей на вбитом в стену гвозде.

- И какие же новости? - поинтересовался он. - Неужели нам пора уже приступать к делу?

- Да, Фрост-саиб, - ответил тот певучим голосом. - Мы должны очень, очень торопиться!

- А как там русские? - спросил его Майк, тоже одеваясь, - что поделывают наши коммунистические друзья?

- Они уже ушли.

- Как ушли? - воскликнул капитан, - когда?

- Не волнуйтесь, Фрост-саиб, - поклонился Бим, - я знаю, куда они направляются. Они идут одной дорогой, а мы пойдем другой, совсем короткой, как это сказать... да, напрямик!

Хэнк обменялся с Майком подозрительными взглядами.

- Кажется, мы недавно уже что-то слышали о переходах напрямик... И куда же они направляются?

- Дальше в горы, к одной заброшенной хижине.

- Далеко туда идти?

- Точно не знаю, как это сказать в милях... Напрямик - часа полтора.

- Ну что? - повернулся Фрост к своему товарищу, - посмотрим на его "напрямик"?

- Была не была, - решительно махнул тот рукой, - давай поторапливаться.

Обжигающе холодный ветер бросал им в лица пригоршни снега, когда они пересекли деревню и Бим вывел их на дорогу, которая вскоре распалась на несколько узких тропинок. Проходили ли здесь русские - определить было невозможно, так как землю успел укрыть толстый слой снега.

Они зашагали по самой крайней тропинке, которая вскоре стала подниматься вверх, петляя между отвесными скалами. Они молча взбирались все выше и выше в горы, отворачиваясь от порывов колючего ветра и думая только о том, чтобы не поскользнуться и не исчезнуть в бездонных расщелинах...

Действительно, часа через полтора Бим вывел их к занесенной снегом хижине. По всей видимости, русские еще здесь не появлялись. Проводник показал им укромное место, из которого можно было незаметно наблюдать за хижиной, пожелал американцам удачи и стал прощаться.

- Может, останешься? - спросил его капитан в шутку. - Здесь будет очень весело.

- Нет, нет, Фрост-саиб, никак не могу. Меня осчастливили только платой за мои услуги связного и проводника, но не за то, что я буду плечом к плечу с вами драться против коммунистов, как бы я этого ни хотел. Извините, но я лучше пойду...

- Подожди, как это ты пойдешь? - бесцеремонно перебил его О'Хара. - А как же мы вернемся в деревню без твоей помощи?

- Очень просто. Если вы победите в бою русских, то пойдете назад по той тропе, по которой мы пришли сюда. Если не победите, тогда вам не надо будет вообще об этом беспокоиться.

- Спасибо за моральную поддержку, - буркнул Хэнк.

Бим побежал по тропинке обратно и через несколько секунд пропал из вида...

Прошло минут сорок. Русских не было видно. Зубы Фроста стучали от холода, ему начинало казаться, что повязка примерзла к лицу, и он готов был поверить, что непалец что-то напутал и привел их не туда, куда надо, как вдруг из-за ближней скалы бесшумно вынырнули те, кого они ждали. Четверо русских, тепло одетые, вооруженные неизменными автоматами Калашникова, приближались сбоку к хижине.

Вот один из них отделился от остальных, подбежал к заброшенному жилищу, с опаской заглянул внутрь и махнул своим товарищам, что все в порядке. Они исчезли в хижине, и вскоре из ее трубы завился легкий дымок.

- Так, - протянул Майк. - Русские прибыли. Теперь только недостает последнего ингредиента заваренной каши - китайского террориста с видеозаписью показаний Торесена. Ох уж эти азиаты, никакого понятия о пунктуальности. Уж не случилось ли с ним чего, не дай Бог?

- И не говори, - прошептал в ответ Хэнк. - Я сам уже начинаю о нем волноваться...

Глава двадцать четвертая

- Как здесь холодно, - прощелкал зубами О'Хара. - Я сейчас замерзну окончательно и скачусь с горы, как кусок льда.

- Да, несколько прохладно, - согласился с ним капитан.

- Прохладно? Это все равно, что сказать, что в Сахаре посреди лета не совсем зябко! Так прохладно, что у меня челюсти скоро отвалятся от стука.

- Да ладно тебе. Не унывай, больше жизни, старайся видеть не только плохое, но и хорошее. Вот снег закончился, например...

- Да иди ты знаешь куда со своими шуточками?

- Знаю...

Русские были в хижине уже больше часа. Время от времени один из них выбегал, осматривался по сторонам, проверяя, не видно ли человека с кассетой, и снова исчезал в натопленном помещении.

Несмотря на утепленные куртки-аляски и шерстяные свитера, Хэнк и Майк продрогли до костей, но не было возможности даже размяться и хоть немного как-то согреться. Они вынуждены были лежать в снегу и даже не шевелиться, чтобы их не заметили.

- Фрост! - негромко окликнул через несколько минут О'Хара.

- Спокойно, Майк, вижу. Вот он, гость долгожданный.

Они притаились в своем укрытии, не сводя глаз с приближающейся к хижине фигуры, одетой в длинную куртку с капюшоном, который полностью закрывал лицо пришельца.

Капитан вынул руки из карманов и изготовил к стрельбе свой пистолет-пулемет, лежащий рядом Майк извлек из-под куртки "магнум".

- Конец близок, - наклонился он к Хэнку, - еще пара минут - и "финита ля комедиа".

Вместо ответа Фрост прижал к губам палец, показывая, что пока лучше помолчать. Гость подошел к хижине, отбросил с головы капюшон, распахнул дверь и исчез за нею.

- Ах ты, сукин сын! - воскликнул О'Хара. - Ты узнал его?

- Узнал. Ничего не понимаю...

- Линь! Будь он проклят! - с ненавистью прошептал Майк. - Неужели этот косоглазый работал на них? Как я мог быть таким слепым? Как я мог поверить этому предателю? Я ведь даже стал его уважать...

- Не торопись с выводами, - перебил его капитан. - Мы еще ничего не знаем.

- Да что еще нужно знать? Русские - здесь, к ним на встречу пришел Линь и сейчас спокойно передает им кассету. Как он нас провел, подлец...

- Не знаю, не знаю. Я...

И в это мгновение в хижине затрещали приглушенные выстрелы, ее дверь резко распахнулась, из нее вывалились трое русских, свернули налево и побежали к той тропе, по которой пришел Линь. Бегущий первым засовывал на ходу в карман небольшую черную коробку.

Хэнк и Майк вскочили и со всех ног бросились к хижине. Русские уже исчезли за скалой и не успели их заметить.

- Они же уйдут с кассетой! - крикнул О'Хара.

- Не успеют! Надо проверить, что с Линем. Они ворвались в открытую дверь и сразу увидели на грязном полу два распростертых тела - одного из четверых русских и Вао Линя. Рядом с секретным агентом валялся пистолет с глушителем.

- Линь! - подскочил к нему Майк и приподнял голову. - Ты живой? Что здесь произошло, черт побери?

Китаец слабо дышал, он закашлялся и по его губам потекла ярко-алая кровь.

- Помните, - едва слышно прошептал он, - я в Гонконге говорил вам, что мыши ни к чему искать сыр в пасти у льва, но сам не послушался этого мудрого совета... И он снова закашлялся.

- Спокойно, спокойно, - постарался устроить его поудобнее О'Хара. Все будет хорошо, поверь мне...

- Я перехватил террориста, который нес им кассету, решил занять его место и рассчитаться с русскими. Но не смог, как видите... Это оказалось трагической ошибкой. Жалко, я не знал, где вас искать...

- Линь, это не было ошибкой, - ответил Майк дрожащим голосом. - Я на твоем месте поступил бы точно так же, чтобы отомстить врагу.

- Да, я знаю это, - прошептал Вао слабеющим голосом. - Мы ведь с тобою похожи - ты и я... если бы мы встретились при лучших обстоятельствах... я думаю... что мы стали бы друзьями.

- Подожди, Линь. Я хочу попросить у тебя прощения. Я относился к тебе не так, как ты того заслуживал. Линь, ты слышишь меня? Линь!

Фрост положил руку ему на плечо.

- Все, Майк, он умер. Линь умер.

- Я так в нем ошибся, - едва не плакал тот, - ни черта я не научился разбираться в людях...

- Мы должны остановить русских и забрать кассету, иначе получается, что Линь и Элизабет погибли зря. Ведь Линь хотел именно этого...

О'Хара опустил голову Вао и медленно поднялся.

- Мы должны их перехватить. Умрем, но не дадим им уйти.

И они выбежали из хижины.

Глава двадцать пятая

Русским не удалось уйти далеко по глубокому снегу. Не в их пользу было и то, что они не подозревали о том, что их преследуют. Однако этим преимуществом Фросту и Майку не удалось воспользоваться. Когда они выскочили из-за одной из скал, между которыми петляла тропинка, на открытое пространство, идущий последним русский оглянулся и что-то крикнул своим товарищам, показывая на преследователей. Они тут же прибавили шагу и исчезли за следующим поворотом.

В это время снова налетел ветер и повалил снег. Капитан и О'Хара из последних сил бежали вниз по тропинке, едва переставляя ноги и отворачиваясь от бьющих по лицу острых снежных крупинок. Они приблизились к повороту, за которым исчезли русские, и тут какое-то шестое чувство подсказало Фросту не торопиться.

Он схватил своего товарища за руку и едва они успели прильнуть к скале, как из-за поворота показался один из противников и поднял АКМ, готовясь расстрелять преследователей в упор.

- Майк, берегись! - крикнул Хэнк, вскидывая оружие и нажимая на спусковой крючок.

Они выстрелили одновременно. Несколько пуль ударили в грудь русского, но он продолжал строчить, каким-то чудом держась на ногах. Пули с визгом пронеслись рядом с головой Фроста, он шарахнулся в сторону, поскользнулся на скользкой тропинке и упал в снег.

Смерть, казалось, была неминуема, но в эту секунду рядом грохнули выстрелы "магнума". Один, второй, третий... Русский зашатался, выронил автомат, замахал руками и с криком ужаса полетел вниз с крутого обрыва.

- Пули, похоже, его не брали, - прохрипел Майк. - Посмотрим, может, он и летать умеет...

- Спасибо тебе, дружище, - прошептал капитан, поднимаясь на ноги.

Они побежали дальше, надеясь, что русские не станут больше повторять свою тактику и устраивать засады. Через сотню шагов крутая горная тропа заворачивала и постепенно выравнивалась, выходя в небольшую долину, расположенную меж двух гор.

Снег снова прекратился и, казалось, даже ветер немного угомонился.

- Вот они! - крикнул О'Хара, показывая на две фигуры, бегущие по долине. Они ушли недалеко был даже виден пар, вырывающийся из их разгорячен и ых ртов. - Куда же они бегут, идиоты? Там ведь китайская граница.

- Ничего не понимаю, - озадаченно протянул Хэнк и они стали пробиваться дальше через снежные заносы.

Вдруг сверху раздался неясный гул. Они разом подняли головы и увидели, как над противоположным концом долины вынырнул вертолет и понесся вперед, к русским, постепенно снижаясь.

Фрост выругался и рванул вперед так быстро, как только мог. Рядом большими прыжками бежал эфбээровец, размахивая пистолетом.

- Если они успеют к вертолету, - бросил ему на ходу капитан, - можем распрощаться с кассетой. Вся операция коту под хвост!

Он стал стрелять на бегу, надеясь отпугнуть летчика, но вертушка, не обращая внимания на очереди, подлетела к русским и зависла над их головами. В это время у Хэнка кончились патроны в ПП. Он лихорадочно отстегнул пустой магазин, сорвал с пояса новый и стал его вставлять, не сводя взгляда с парящей над землей машины.

Он передернул затвор и снова открыл огонь, О'Хара поддержал его выстрелами из "магнума". Все это время они не переставали бежать. Вот один из русских повернулся и стал отстреливаться из АКМ, но упал, пронзенный пулями то ли Хэнка, то ли Майка.

В вертолете, зависшем в восьми футах над землей, открылась дверка, и изнутри высунулся русский, протягивая руку своему товарищу внизу. О'Хара на секунду остановился, прицелился и трижды выстрелил. Человек в вертолете зашатался, вывалился наружу и рухнул в снег.

Фрост тем временем торопился к четвертому русскому, который так и остался стоять у зависшего над ним вертолета. Тот внезапно запустил руку в карман и выдернул из него черную коробочку видеокассеты. Не успел капитан помешать ему, как он замахнулся и бросил ее в открытую дверцу вертолета, затем резко развернулся и вскинул автомат в сторону подбегающего к нему американца.

Хэнк срезал его короткой очередью и рванул к начинающему набирать высоту вертолету. Он прыгнул, успел ухватиться за стойки шасси и почувствовал, как машина закачалась из стороны в сторону - летчик старался сбросить его на землю. Но Фрост взобрался на шасси, перегнулся внутрь вертолета и схватил лежащую на металлическом полу кассету.

В этот момент он увидел, как из кабины перегнулся летчик и в его руке тускло блеснул пистолет. Капитан моментально сорвал с плеча свой ПП, вскинул ствол и вспорол очередью спинку кресла пилота. Тот задергался и упал головой на приборную панель, разбрызгивая кровь по всей кабине.

Вертолет просел, нос его опустился и он заскользил вперед, набирая скорость. Хэнк перегнулся и увидел, что. машина летит прямо на скалистый горный выступ. Он оттолкнулся от стойки, полетел вниз и упал в толстый сугроб снега, который и спас его.

Через секунду до него донесся оглушительный взрыв. который долгим эхом прокатился между гор. Он дождался, пока с неба прекратят падать тяжелые куски металла, выбрался из сугроба и полной грудью вдохнул воздух. Он больше ему не казался холодным.

Фрост услышал, как его издали зовет О'Хара.

Глава двадцать шестая

На следующий день Хэнк позвонил Бесс из американского посольства в Катманду. Теперь, когда кассета с информацией о переговорах между США и КНР о создании совместного оборонительного пакта была в надежном месте, он горел желанием сообщить Бесс, как он по ней скучает и что прилетит в Атланту буквально через двадцать четыре часа. Поговорив, он подошел к Майку.

- Ну как, рада была Бесс услышать твой голос? - поинтересовался тот. Не понимаю, что она в тебе нашла...

- Я сам не понимаю.

- Ты как будто расстроен? Что-то случилось?

- Ничего особенного, небольшие изменения в планах.

- Да?

- Да. - Фрост закурил. - Похоже, что ты полетишь в Штаты без меня.

- Почему это? Неужели к Бесс вернулся здравый рассудок и она больше не хочет тебя видеть? - съязвил О'Хара.

- Ха-ха, как смешно. Нет, просто, когда я ей позвонил, она сказала, что уже уезжает в аэропорт и вылетает в командировку. Я ее едва застал.

- И куда же она летит?

- В Лондон. Туда же, куда и я. Ее попросили заменить одного журналиста, которого сбила машина и скрылась с места преступления. Темная история... Парень погиб.

- Понятно. Ну что же, это меняет дело. Я лечу с тобой. В Лондоне у меня тоже кое-какие дела, да и отдохнуть немного хочется. Англия, кстати, очень подходящая страна для отдыха. Тебе бы тоже не помешало немного расслабиться.

- Да, - кивнул Фрост и добавил: - Майк, мы, конечно, хорошие друзья, но у меня есть к тебе одна просьба...

- Да, мы с тобой теперь кореша до гроба, - согласился О'Хара, - не стесняйся, говори свою просьбу.

- Когда мы будем лететь в Лондон, уступи мне место у окна...