Джерри Эхерн

Коммандос Четвертого Рейха


Глава первая

<p>Глава первая</p>

Наконец-то Хэнк Фрост впервые в жизни чувствовал себя одетым действительно респектабельно. На лице его красовалась новая черная повязка, темные волосы были причесаны, синий костюм-тройка — вычищен и отутюжен, а туфли доведены до зеркального блеска. Он подумал, что одет так же хорошо, как вон тот молодой человек, который стоит у автоматической двери, ведущей внутрь здания аэропорта. Даже выпуклость под его левым плечом — точно такая, как и у Фроста. Впрочем, это Хэнка мало смущало — в Чикаго многие носили пистолеты, хотя в аэропорту О’Хара вооруженные встречались реже из-за эффективно работающих металлоискателей, установленных на выходах для посадки.

Капитан поднял воротник своего лондонского “противотуманного” плаща, повернулся к лимузину “линкольн континентал”, кивнул двум коллегам, с которыми он вместе работал, и занял место у двери, через которую должен был пройти в зал ожидания вверенный их заботам человек.

Первым из автомобиля вышел Пит Рокка и встал напротив Фроста, рядом с багажником “линкольна”. За ним на тротуар ступил и доктор Шалом Балсам — невысокий толстячок лет шестидесяти пяти с огромной шевелюрой курчавых седых волос. Очки в золотой оправе, постоянно сползающие с переносицы, придавали ему сходство с каким-то древнееврейским пророком, что, в общем, соответствовало действительности. Балсам и взаправду был евреем, обладателем нескольких ученых степеней и считался одним из самых проницательных экспертов по европейской геополитике.

Хэнк ни на секунду не выпускал из вида вооруженного человека, на которого он обратил внимание раньше, и, когда доктор вышел из лимузина, сразу шагнул к нему.

— Поторопитесь, пожалуйста, и проследуйте в зал ожидания. Ваши вещи занесет водитель.

— Будет сделано, капитан, — шутливо ответил Балсам с присущими ему жизнерадостностью и вежливостью и добавил, понизив голос, — вы наблюдаете за синим костюмом у двери?

Фрост с недоумением посмотрел на него, намереваясь спросить, как он догадался, но ответ опередил вопрос.

— Я бы просто не сумел продержаться четыре года и выжить в фашистском концентрационном лагере, если бы не выработал в себе способность предчувствовать опасность. Уверен, и вы наделены такой способностью. Не беспокойтесь, я не буду задерживаться.

Из машины тем временем выскочил третий член их группы — Джо Кребски, спеша обогнуть длинный лимузин и присоединиться к Хэнку. Но тот не стал его ждать, а сразу повел Балсама ко входу в аэропорт, засунув руку под плащ, в наплечную кобуру, и сняв браунинг с предохранителя.

Фрост выхватил пистолет после первых двух выстрелов, неожиданно ударивших один за другим. Он со злостью понял, что попался на старую уловку — сообщник с пистолетом под мышкой служил лишь для отвлечения внимания, а в это время убийство должны были совершить другие. Тот выстрелил снова, опять промахнулся, а капитан вскинул браунинг, нажал два раза на спусковой крючок и противник отлетел на бетонную стену, обливаясь кровью из пробитой груди.

Хэнк закричал, но Рокка уже успел прикрыть профессора и протолкнуть его через открывшуюся дверь в вестибюль. Он ринулся к ним, но в эту секунду сзади затрещала автоматная очередь, попавшая в верхнюю часть двери из пуленепробиваемого стекла, и из поврежденных электрических контактов посыпались искры. Фрост развернулся на бегу и, пригнувшись, несколько раз выстрелил по автоматчику — типу в кожаной куртке, стоящему у такси с открытым багажником.

Бросив взгляд в сторону входа в аэропорт, капитан увидел, что из-за короткого замыкания внешние и внутренние двери заклинило, и Балсам застрял между ними, а из зала ожидания к нему со всех ног бегут два молодчика с пистолетами в руках.

— Хэнк! — раздался вскрик.

Только теперь Фрост заметил, что Пит Рокка тяжело ранен. Обхватив окровавленный живот, он медленно сползал по стеклянной стене вестибюля, выронив пистолет из конвульсивно дергающихся пальцев. Ему уже ничем нельзя было помочь.

Капитан выругался от безысходности сложившейся ситуации. Автоматчик продолжал поливать огнем пространство перед входом, чтобы отрезать оставшихся в живых Фроста и Кребски от Балсама. Двое убийц спешили к соседним работающим дверям, стараясь успеть добраться до профессора и прикончить его. Со всех сторон раздавались крики перепуганных насмерть пассажиров и визги женщин, ошалевших от выстрелов и вида вооруженных бандитов, рвущихся в вестибюль.

Что делать? Промедление гибели подобно. Хэнк оглянулся по сторонам и заметил в нескольких шагах тележку с багажом, брошенную каким-то носильщиком после начавшейся пальбы. Оттащив мертвого товарища в сторону, он выждал момент и метнулся к тележке, стараясь не обращать внимания на град пуль, в куски разбивающих тротуар прямо под ногами. Капитан с разбега налетел на нее, уцепился за ручку, развернул на двух колесах и, прикрываясь багажом, стал изо всех сил разгонять тяжелую стальную тележку, направляя ее в стеклянную дверь. Раздался сильный удар, куски стекла брызнули на пол, и ворвавшийся следом за импровизированным тараном Фрост увидел, как профессор упал вбок — то ли его ранило, то ли он просто уклонялся от мчавшейся тележки. Та по инерции продолжала катиться дальше и остановилась, лишь ударившись о внутреннюю дверь.

Буквально в двух шагах от Хэнка стояли подоспевшие убийцы, совершенно ошеломленные его таким стремительным вмешательством в их планы. Не тратя времени на попытки вернуть их на путь истинный, он изрешетил сначала того бандита, который сжимал в руке короткоствольный пистолет-пулемет, а затем выстрелил два раза по второму, и у него кончились патроны. Он бросился на легко раненого второго убийцу, но тот успел поднять свой пистолет, грохнул выстрел и капитан почувствовал, как обожгло левую йогу. Колено подогнулось, но он успел схватить противника за голову и, рванув ее вниз, он до половины оторвал ухо бандита. Перенеся тяжесть тела на правую ногу, Фрост отвел окровавленный кулак и нанес ему удар в челюсть, после которого тот отлетел в сторону и упал на пол, выронив оружие. Когда молодчик начал подниматься, стараясь дотянуться до пистолета, Хэнк прихрамывая, сделал три шага вперед и, размахнувшись правой ногой, саданул носком точно в переносицу, вогнав осколки раздробленной кости прямо в мозг.

Капитан замер, тяжело дыша, и через несколько секунд послышался вой сирен. Одноглазый телохранитель медленно повернулся и увидел Кребски, стоящего у разбитой двери, и целого и невредимого Балсама, поднимающегося на ноги.

Он поднял с пола выпавший во время схватки браунинг, перезарядил его и, поставив на предохранитель, подошел к профессору. В аэропорту еще могли остаться сообщники убийц и он не хотел отходить от Балсама ни на шаг до прибытия полиции.

— Видите, как вы были правы, когда решили воспользоваться услугами телохранителей фирмы Diablo, — обратился он охрипшим голосом к своему подопечному. — Кто же эти убийцы? Вы, случайно, никого не подозреваете?

— Я не подозреваю, а знаю совершенно точно, капитан, — тяжело вздохнул профессор, — это — палачи из возрождающегося четвертого рейха. Убийцы были нацистами, будь они прокляты!


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

— Что это вы собираетесь делать? — с подозрением спросил Фрост доктора аэропорта, косясь на сверкающие ножницы в его руке.

— Сейчас разрежу вашу штанину, чтобы добраться до раны.

— Да вы что, это ведь мой лучший костюм! Дырку от пули я еще смогу заштопать, но дать вам порезать брюки… Я лучше сниму их.

Хэнк спрыгнул с операционного стола, поморщившись от боли, когда раненая нога коснулась пола, расстегнул ремень, змейку, и брюки упали на кафель. Укладываясь снова на стол, он подумал, что выглядит, наверное, по-идиотски в костюме-тройке без штанов. Подошла сестра и хотела снять с него наплечную кобуру, но капитан отрицательно покачал головой.

— Так, сейчас мы сделаем вам обезболивающий укольчик, и сразу станет лучше, — доктор больше обращался к раненой ноге, чем к пациенту.

— А нельзя ли обойтись без него? Я ведь еще должен сопровождать доктора Балсама в Париж, и мне нужна ясная голова, не затуманенная вашими препаратами. Вдруг будет второе покушение на его жизнь?

Врач пристально посмотрел ему в глаза.

— Будет очень больно, когда я начну зондировать рану в поисках пули. У меня ничего не получится, если вы станете подпрыгивать до потолка.

— Обещаю вам лежать спокойно, только постарайтесь сделать все как можно быстрее.

Доктор молча склонился над раной, а Фрост уставился в потолок, стараясь сконцентрироваться на чем-то отвлеченном, чтобы выдержать обжигающую боль, охватившую ногу. Вот врач извлек пулю и теперь искал ее осколки. Его голос отвлек Хэнка от созерцания потолка.

— Вы всегда были телохранителем?

— Это называется — обеспечение безопасности официальных лиц, — ответил он сквозь стиснутые зубы.

— Наверное, работали раньше в полиции?

— Нет, — поморщился капитан, — я — профессиональный солдат. Наемник. — Он едва не подпрыгнул от резкой боли, пронзившей все тело. — В перерывах между военными операциями работаю в команде Diablo, которая как раз и занимается безопасностью… Скоро вы там?

— Да, потерпите еще немного. Расскажите, как вы стали наемником? Я сам пару лет работал доктором в армии, но меня хватило не надолго. Не выдержал.

— Ну, — простонал Фрост, — после Вьетнама я чуть-чуть поработал учителем английского языка в школе, это была моя основная специальность, но школу пришлось бросить — я едва не прибил одного юнца, который пытался изнасиловать учительницу. Питом пробовал работать водителем грузовика, частным сыщиком. Стал выпивать от отвращения к такой гражданской жизни, а потом одумался и вернулся в армию. Будучи офицером, выполнял задания в Родезии.

— В звании капитана, так? Вы служили в спецназе?

— Да, насмотрелся всякого дерьма, — Хэнк взглянул на медсестру. — Извините. Вот так-то, а после войны, лишившись глаза — на что я мог рассчитывать? Таких инвалидов, как я, остались тысячи…

— Глаз потеряли во Вьетнаме? — спросил врач. Фрост улыбнулся, несмотря на боль.

— В общем-то, рассказывать особо не о чем, но, если хотите послушать…

— Давайте, расскажите. Я уже заканчиваю.

— Ну и слава Богу… Так вот, про глаз. Ничего героического, я предупреждал. Случилось это, значит во Вьетнаме, — капитан застонал и выгнулся на операционном столе.

— Все в порядке, осколков нет, рана чистая. Сейчас я нанесу мазь и забинтую. Немножко запечет, но скоро пройдет.

— Ничего себе немножко! — вскрикнул от полыхнувшего огня в ноге Хэнк.

— Ладно, успокойтесь и продолжайте свой рассказ.

— Во время военных действий я в одиночку уничтожил расчет крупнокалиберного пулемета вьетконговцев, — Фрост все еще вроде тяжело дышал. — И решили наградить меня медалью. В то время в тех краях находился с инспекционной проверкой генерал Хьюго Реп, вот он и должен был вручить мне награду. Ему оставалось всего несколько дней до выхода на пенсию, и это была его последняя церемония во Вьетнаме, сразу после которой он улетал в Штаты. Пожилой такой генерал и страшно близорукий. Короче говоря, стою я, вытянувшись по стойке смирно, а он подходит ко мне, смотрю на фамилию, указанную на груди его формы — так и есть, “Х. РЕН”. Радуюсь про себя, вот оно, думаю, счастье. Адъютант подает генералу медаль, старый X. Рен берет ее, копается с булавкой и, близоруко щурясь и, наверное, думая, что я намного выше, с размаху пришпиливает мне награду, как он думает, на грудь. Очень сильно промазал, очень сильно… Я, естественно, так и остался стоять по стойке смирно, чтобы не нарушить строй, несмотря на боль. Но как я ни старался прижмурить этот глаз, чтобы он не вытек, как ни сжимал веко, все оказалось напрасным — когда прозвучала команда “Разойдись!”, медаль закрывала лишь пустую глазницу…

Доктор поднял голову от полностью забинтованной раны и осудительно взглянул на Фроста, стараясь не рассмеяться.

— Надеюсь, что нога еще поболит, чтобы вы были хоть на время более серьезным.

Немного позже, больше беспокоясь о дырке в брюках, чем об огнестрельной ране в ноге, капитан покинул медпункт и захромал по коридору в сторону кабинета, занимаемого службой безопасности аэропорта. Там его ждали Балсам, Кребски, несколько полицейских и еще один человек, которого он не знал. Кребски подвел его к Фросту и представил:

— Хэнк, познакомься, это Арт Лейн, его прислали из Diablo вместо Пита Рокка. Как нога?

— Ничего вроде, — вздохнул Фрост и опустился на стул за большим металлическим столом. Закончив, он поинтересовался у своего напарника: — Джо, мы теперь полетим другим рейсом?

— Да, все уже улажено, нам с радостью пошли навстречу и перерегистрировали билеты. Вылетаем через час. Тут с тобой хотят переговорить чикагские полицейские — постарайся не нарываться на скандал с ними.

— Ладно, — простонал он и, поудобнее устраиваясь на сиденье, услышал голос доктора:

— Видно, рана все-таки серьезная. Может, вам нужно в больницу?

— Я сяду в самолет, отдохну немного и все будет в порядке, — сумел выдавить улыбку капитан. — Более того, мы с вами еще выпьем по стаканчику. Не беспокойтесь.

Его товарищи ушли, а к столу подсели двое полицейских и один из них, старший по званию, тут же начал задавать вопросы, которые не могли понравиться Хэнку.

— Капитан, я хотел бы видеть ваше удостоверение личности. Вы действительно являетесь сотрудником Diablo? Покажите разрешение на ношение оружия. Оно у вас есть?

— Это что еще за словесный понос? — недовольно проворчал Фрост.

— Что вы сказали? — взвился от негодования полицейский с лицом, покрасневшим от такого непочтения к представителям правоохранительных органов.

— Я сказал “словесный понос”, — раздельно повторил Фрост. — Вы отлично знаете, кто я такой и чей я сотрудник. Вам просто нужен предлог, чтобы отобрать у меня пистолет. Так вот — Diablo зарегистрирована в Индиане и я выполняю официальное задание, имея выданное этим штатом разрешение на скрытое ношение огнестрельного оружия. Кроме того, Diablo зарегистрирована и в Иллинойсе и я нахожусь тут по долгу службы…

— Это не значит, что вы можете иметь при себе оружие, пребывая в Иллинойсе.

— Но это и не значит, что вы можете лишить меня пистолета. Если это произойдет, я затаскаю вас по судам. Не будь я вооружен, доктор Шалом Балсам, выдающийся гражданин города Чикаго, был бы сейчас мертв и, несомненно, пострадали бы еще и многие невинные случайные свидетели. Отбирайте мой пистолет, но я сегодня же обращусь в газеты и выставлю вас, как идиота, на всеобщее посмешище.

Хэнк медленно засунул руку под плащ, извлек из кобуры браунинг и протянул его офицеру полиции. От неслыханной дерзости физиономия того изменила цвет с красного на свекольно-кирпичный. Он резко подхватил со стола форменную фуражку с околышком в шашечки, что сделало его похожим на напыженного таксиста, и возмущенно затопал прочь.

Второй полицейский тоже поднялся со стула и, проходя мимо капитана, незаметно похлопал его по плечу и показал большой палец, давясь от смеха.

Через несколько минут он и сам ушел из комнаты, прихрамывая, отправился на поиски своих друзей. Боль немного уменьшилась, но на душе от этого у него почему-то легче не стало. Он знал многих полицейских из Чикаго, и большинство из них были хорошими ребятами, но попадались и такие индюки, как вот этот офицер, которого пришлось поставить на место. Вместо того, чтобы ловить преступников, которые, чего доброго, могут и стрельнуть, они предпочитали показывать свою власть обычным людям и наезжать на законопослушных граждан, чтобы скрасить рабочее время.

Фрост нашел Балсама, Кребски и новичка — Лейна, в зале для официальных делегаций, в который никого не пускали, кроме них. Они спокойно посидели там полчаса, оставшиеся до начала посадки на трансатлантический рейс.

После взлета Хэнк обратил внимание, что сидящий рядом доктор читает какую-то дешевую книжку в бумажном переплете, уложив ее в дорогую элегантную кожаную обложку. Но он не стал забивать себе голову всякими ненужными мелочами, а закрыл глаз, отвернулся в сторону и сразу, погрузился в сон, успев подумать, что зря он, наверное, отказался от обезболивающего укола…

— Капитан, просыпайтесь, а то вы спите, — донеслись до него сказанные с юмором слова доктора, когда он стал расталкивать Фроста перед приходом стюардессы с подносом.

Тот оглянулся, соображая, где он находится, и поморщился, стараясь подвигать ногой.

— Сильно болит? — спросил Балсам сочувствующим голосом.

— Не болит, только когда смеюсь, — ответил Фрост и решил изменить тему разговора. — А что это вы читали?

В это время стюардесса начала расставлять на столиках подносы, хотя Хэнк не помнил, чтобы он что-либо заказывал. Наверное, доктор его угощает.

— Научно-фантастический роман. Я отдыхаю телом и душой, стоит мне хоть на несколько минут погрузиться в чужие миры, ощутить дыхание космоса. А кожаная обложка — для поддержания имиджа, чтобы не терять лицо перед посторонними. В общем, для показухи.

И они оба рассмеялись. Перекусив, переговорили о том, о сем, и беседа, конечно же, зашла о трагедии, разыгравшейся в аэропорту, которая, казалось, произошла несколько “световых лет” назад.

— Доктор, почему покушались именно на вас? Не на премьер-министра Израиля, не на какого-нибудь раввина, наконец?

— Все очень просто. — Балсам сдернул с переносицы очки и извлек из кармана огромный цветной носовой платок, чтобы протереть линзы. — Я стал своего рода символом. Если вы спросите любого еврея, что он думает о нацистах, он, конечно, начнет говорить, какие это были палачи, исчадье ада, демоны… число заслуженных эпитетов бесконечно. Но о фашистах почему-то почти всегда говорят в прошедшем времени. Очень мало людей, в том числе даже юристов, осуществляющих законное преследование нацистов, осознают, что к ним необходимо применять и настоящее время. Рейх остается рейхом, какой бы номер ему ни присвоили, и его руководители — все такие же. Вы не представляете — и евреи не представляют — сколько военных преступников гуляет сейчас на свободе.

— Но ведь главари были казнены.

— Это является самым распространенным заблуждением. Да, главарей, как вы их назвали, схватили и судили, но много таких же нацистских преступников, совершавших тягчайшие преступления во времена фашизма, живут себе сегодня преспокойно и, более того, находятся у власти. И еще — все знают, что нацисты уничтожали евреев. А про остальных забыли — поляков, например, украинцев? Фашисты убили шесть миллионов евреев, но они уничтожили не меньше и представителей других национальностей. Слишком просто назвать проблему преследования нацистов делом только евреев.

— Но все же, почему хотели убить вас? Вы ведь не занимаетесь преследованием нацистов, — спросил капитан, проглотив последний кусочек котлеты по-киевски.

— Да, не занимаюсь, но я постоянно говорю миру во всех средствах массовой информации о том, что существуют еще фашисты, которые хотят затоптать планету своими коваными сапогами и, что самое главное, нацисты — это угроза не только для евреев, но для всех стран и народов. Вот поэтому они и пытаются убить меня, чтобы уничтожить саму эту идею. Но им это не удастся. Если мне суждено умереть — я умру, пожил я достаточно. Другие люди продолжат мое дело.

— А что серьезного могут совершить немногочисленные престарелые офицеры третьего рейха? — поинтересовался Фрост, отхлебывая кофе. — Конечно, я знаю, что в настоящее время есть банды недоумков, называющих себя нацистами, но их ведь недостаточно…

— Эх, капитан, капитан… Если мне не изменяет память, бы специализировались в университете на только на английском языке, но еще и на истории, так?

— Да.

— Помните одно философское изречение — те, кто не извлекает должных выводов из уроков истории, будут вынуждены пережить их вновь? Не забывайте историю. Когда Гитлер стал канцлером в 1933 году, было немного нацистов, а до этого еще меньше. Над их пивным путчем смеялись, а Гитлера бросили в каталажку, посчитав его чокнутым. А теперь посмотрите, сколько человек в США, Франции и других странах называют себя нацистами. Они тоже чокнутые? Может быть — да, но кто знает, что произойдет завтра.

Сегодня мы виним только верхушку айсберга — айсберга международного правого терроризма и сопутствующей ему борьбы за власть. Новоявленные фашисты пользуются неограниченной финансовой поддержкой и старой нацистской гвардии, и секретных фондов третьего рейха, и современных богачей, наделенных властью, которые помогают неонацистам. Горькая ирония — у многих из них отцы погибли, воюя против Гитлера. По количеству имеющегося у них самого современного вооружения они могут сравниться даже с некоторыми странами третьего мира, а будет им нужно больше оружия — они легко его получат. Если бы вы увидели хоть десятую часть той информации, которая проходит через мои руки. Вот поэтому-то я и лечу в Париж.

— Вы собираетесь организовать сопротивление движению неонацистов? — спросил Хэнк.

— Сопротивление уже существует, но его нужно окончательно сформировать, направить, определить цели. Таким будет мое задание в Париже. Нельзя тратить попусту время, необходимо срочно начинать контрнаступление против фашистов и добиваться его успешного проведения.

Фрост кивнул в знак согласия, но про себя подумал, что Балсам очень преувеличивает — видимо, сказались годы, проведенные в концентрационном лагере или то, что он — еврей. Он вспомнил о Бесс — телевизионной журналистке, в которую он влюбился, когда спас ее от смерти от рук террористов в Нугумбве, где он пытался совершить кровавую месть над полковником Чапманом. Она ведь тоже еврейка, находится сейчас в Лондоне, надо будет обязательно связаться с ней из Парижа, как он и планировал. Может быть, девушка развеет все эти страхи, Хэнк просто не мог поверить словам профессора о том, какой мощью обладают неонацисты.

Он попросил проходящую рядом по проходу стюардессу принести ром с кока-колой — напиток, который он полюбил с тех пор, как залечивал раны в Мексике после убийства террористами президента Агилара-Гарсиа. Взглянув на часы, капитан подумал, что может себе позволить немного выпить хоть в полете. Он сделал маленький глоток и улыбнулся, смакуя темную жидкость, — если Балсам окажется прав хотя бы на десять процентов в отношении того, что на него действительно открыта настоящая охота, то о спиртных напитках во Франции придется забыть. Он откинулся на спинку кресла, наслаждаясь своим любимым ромом — маркой “Майерс”.


Глава третья

<p>Глава третья</p>

В Париже было холодно. Фросту приходилось часто бывать в этом городе в разные времена года, но никогда — весной. Он ни разу не видел танцев Джин Келли на набережной Сены, не любовался живописной панорамой с Эйфелевой башни. Он подумал, что, принимая во внимание его хроническое невезение, если он и соберется когда-нибудь подняться на эту французскую достопримечательность, то ее перед этим обязательно закроют на ремонт.

Конечно, их встречали в аэропорту, и с провозом оружия через французскую таможню не возникло никаких проблем. Водитель, он же сотрудник Diablo, подкатил прямо ко входу на примерно таком же лимузине, какой у них был в Чикаго, только теперь это был европейский “мерседес”, а не американский “линкольн”. В багажнике автомобиля, упакованные в безобидно выглядящие чемоданчики, находились автоматы “узи” с запасными магазинами на случай отражения массированного нападения террористов. Из-за непредвиденной задержки они не поехали в небольшую, но шикарную гостиницу, где для всех были забронированы номера, а сразу помчались на предварительную встречу, где должна была обсуждаться повестка дня запланированной на следующий день конференции с участием политических, деловых, религиозных и культурных кругов и руководителей европейских стран.

Во время этой встречи Фрост, Кребски и Лейн по очереди дремали в комнате, отведенной для охранников. Когда наступил черед Хэнка бодрствовать, он прихватил чашку с кофе, вышел из комнаты и устроился в ярко освещенном холле в нескольких шагах от входа в конференц-зал, а Кребски ушел отдыхать. Только он закурил, как вдруг сзади раздался незнакомый голос:

— А с кем вы сюда приехали, мон ами?

Капитан повернулся на стуле и увидел, что голос принадлежит невысокому брюнету, больше похожему на итальянца, чем на француза. По-английски он говорил с заметным акцентом.

— С профессором Шаломом Балсамом, экспертом по геополитике. А вы?

— Да так, с не очень уж важным лицом… С министром образования. Ему угрожали в последнее время, вот и… — не закончил француз свою мысль.

— Частная фирма по охране?

— Нет, особое подразделение полиции. А вы?

— Частная. Спецотряд Diablo по обеспечению безопасности, Соединенные Штаты.

— Американец, значит. Я всегда хотел побывать у вас в стране. Видел?

Француз распахнул плащ и продемонстрировал классическую наплечную кобуру тридцатых годов и такого же возраста револьвер в ней.

— Американский. Я достал его во время войны, когда воевал вместе с отцом в Сопротивлении. Мне тогда было двенадцать лет.

— Да, кстати, как у вас тут неонацисты? Я слышал, поднимают голову?

— Нет, пресса просто — как там у вас говорят — делает из муравья слона?

— Делает из мухи слона, — улыбаясь, поправил его Фрост. — Вы действительно так считаете?

— Ну да. Есть нацисты, но их немного, какие-то ненормальные, которые хотят пощекотать себе нервы чем-нибудь недозволенным. А у вас?

— Не знаю. Кто-то пытался совершить покушение на жизнь доктора Балсама в Чикаго — наверное, нацисты…

— А, Чикаго, — прервал его собеседник и, зажав в руках воображаемый автомат, застрочил, — тра-та-та-та-та!

— Вот-вот, веселый город, — засмеялся Хэнк, — так вот, эти фашисты хотели отправить на тот свет моего шефа в Чикаго, но теперь сами жарятся в аду.

— Это хорошо.

Они болтали так около часа, пока Фрост ожидал возвращения Балсама из конференц-зала. Переговорили обо всем — о фильмах, о девочках, об оружии, даже о пицце. С хрустящей корочкой, сыром, кетчупом и колбасой — француз назвал пиццей по-чикагски. Капитан объяснил ему, что в Чикаго такую пиццу называют нью-йоркской. Его коллега оказался большим гурманом и знатоком гастрономии и к четырем часам утра, когда живот Хэнка свели судороги от разговоров о всякой вкуснятине, наконец-то встреча закончилась и двери распахнулись. Балсам вышел в холл в сопровождении какого-то человека, которого капитан вроде бы видел по телевизору в программе новостей.

В комнате охраны прозвучал сигнал, дающий знать о появлении подопечных телохранителей в вестибюле, что было очень удобно, и к Фросту присоединились два его товарища. До гостиницы доехали без приключений, что показалось даже скучным, и в пять часов он завалился спать, предварительно позвонив, чтобы его разбудили в семь. Конференция начиналась в восемь.

Проснувшись, Фрост совершил свой утренний туалет и не забыл почистить после этого браунинг. Судя по тому безделью, которому он предавался со времени прибытия во Францию, ему грозила только одна опасность — смерть от скуки. Вложив пистолет в кобуру, он набросил пиджак и спустился в ресторан, чтобы быстро перекусить. Расправившись с завтраком, состоящим из небольшого бифштекса с яичницей, булочек, кофе и апельсинового сока — цены изумили его — Хэнк поднялся на шестой этаж, где находился номер Балсама. Кребски мерил ногами коридор, Лейн стоял рядом со свежим порезом от бритвы на лице, зевал и протирал глаза.

— Балсам уже готов? — спросил его капитан.

— Да, выглянул минут пять назад и сказал, что сейчас выйдет. Машина ждет перед гостиницей.

Фрост кивнул, прислонился к стене и закурил. Прошло еще несколько минут; наконец, дверь распахнулась и из номера вышел профессор. Протирая слипающиеся глаза и зевая, Хэнк поспешил к нему.

— Доброе утро!

Балсам зевнул в ответ и капитан улыбнулся:

— Оказывается, и вам не чужды маленькие человеческие слабости. Лейн, вызывай лифт.

Через мгновение раздался пронзительный крик. Хэнк в ту же секунду развернулся и увидел бьющегося в предсмертной агонии Лейна с пальцем, прилипшим к кнопке вызова лифта. Лицо бедняги исказила гримаса боли, и его трясло так, что ноги едва не отрывались от пола, спина билась о стену, а одежда и волосы стали дымиться.

Кребски бросился к нему, но Фрост успел крикнуть:

— Не подходи! Высокое напряжение!

Едва он успел нащупать рукоятку браунинга, как раскрылась дверь подъехавшего лифта. Капитан одновременно прыгнул к профессору, чтобы закрыть его своим телом, и открыл огонь по трем террористам, выбежавшим из лифта в коридор.

Кребски тоже стремительно выхватил пистолет и, взяв его двумя руками и присев в классической позе, поддержал огнем Хэнка. Совместными усилиями они завалили двух первых бандитов буквально в течение четырех секунд. Но третий террорист успел вскинуть автомат, и очередь прошла рядом с головой капитана, вывалив из стены большой кусок штукатурки. Оба телохранителя перевели огонь на последнего убийцу, бешено нажимая на спусковые крючки и вгоняя в него одну пулю за другой. Тот зашатался, его отбросило назад, и он отлетел в открытый лифт, продолжая давить на гашетку в предсмертной судороге.

Фрост развернулся, выстрелил в замок двери номера профессора, ударом ноги выбил ее и увлек профессора за собой в комнату. Неожиданно изнутри раздался звон разбитого стекла, и в гостиную из окна стали запрыгивать люди с пистолетами в руках. Снаружи раскачивалось на тросах какое-то сооружение, похожее на люльку мойщика окон. Хэнк в упор выстрелил в первого бандита, толкнув левой рукой Балсама на пол за диваном.

Едва он успел выпрямиться, как на него бросился второй террорист и свалил его на ковер. Капитан успел перевернуться в падении, подмял противника под себя, схватил его за горло левой рукой и изо всей силы несколько раз ударил кулаком в висок.

Резко вскочив, он увидел третьего, целящегося в него из браунинга с глушителем. Потеряв свой пистолет во время рукопашной схватки и не имея времени даже выхватить нож, Фрост стремительно прыгнул вперед и ударил бандита головой в живот. Тот зашатался, ловя ртом воздух, и согнулся от боли пополам. Хэнк уцепился одной рукой в пистолет противника, а локтем ударил сверху вниз по его открытой шее. Выкрутив кисть, он саданул по суставу коленом, и пистолет выпал из разжавшихся пальцев.

Не успел капитан повернуться, как отлетел в сторону от сильного удара в правый бок. Он с трудом удержался на ногах, ухватившись за край стола. Обезоруженный террорист не сдавался и еще раз изо всей силы ударил Фроста ногой в солнечное сплетение. Тот свалился назад, противник бросился сверху, но был отброшен в сторону. Они снова вскочили, и Хэнк нанес удар кулаком бандиту прямо в живот. Тот согнулся, капитан соединил руки и изо всей силы врезал между лопатками, добавив снизу в челюсть правым коленом.

Не теряя времени на то, чтобы прикончить бандита, капитан развернулся, намереваясь помочь Кребски, который схватился с четвертым — последним, как надеялся Фрост, — убийцей. Второй бандит валялся мертвым на полу за несколько секунд до этого его прикончил Кребски. Тот безнадежно проигрывал схватку с террористом. Противник свалил его на пол и уже приготовился добить ударом ноги в висок, как Фрост бросился между ними и отпихнул бандита к стене. Когда тот оттолкнулся от нее и снова кинулся вперед, Хэнк встретил его прямым под ребра и через мгновение нанес смертельный удар ладонью в нос, раздробив переносицу на мелкие осколки.

Не ожидая, пока мертвый бандит свалится на пол, капитан повернулся и увидел, что третий террорист, с которым он дрался минуту назад, пришел в себя и подбирается к доктору Балсаму. Тот с закрытым от ужаса руками лицом прижался к стене в трех шагах от Фроста.

Хэнк подпрыгнул и, ударив ногой в грудь бандита, оттолкнул его от профессора. Бросившись к убийце, он схватил его за волосы, пытаясь развернуть голову, чтобы ударить в висок — как вдруг волосы остались у него в руке! Выругавшись и отбросив парик в сторону, капитан не успел вывернуться от удара по голове вазой, схваченной террористом с ближайшего столика. Он на секунду замешкался, приходя в себя, а затем метнулся влево, уклоняясь от удара, и, в свою очередь, ответил контратакой, проведя Крюк левой в голову. Противник отшатнулся назад и прислонился к разбитому окну. Не теряя больше ни мгновения, Фрост догнал его и изо всей силы саданул ногой в солнечное сплетение. Бандит перевалился спиной через подоконник и, закричав от ужаса, выпал из окна под звон оставшихся осколков разбитого стекла. Хэнк подскочил к окну и выглянул наружу. Убийца отскочил от люльки Мойщика и рухнул вниз с высоты шести этажей, грохнувшись на брезентовый навес над входом в гостиницу и разбросав установленные под ним вазы с цветами.

В комнате царил хаос. Балсам дрожал от пережитого и стоял, прижавшись к стене и глядя на Фроста. Кребски сидел на полу, сжимая обеими руками живот. Капитан подобрал свой пистолет и, услышав приближающиеся шаги в коридоре, поспешил к двери. Приготовившись стрелять, он увидел бегущих вооруженных полицейских и поднял руки, не выпуская, однако, оружия.

— Я — телохранитель! — выкрикнул он, стараясь вспомнить хоть что-то по-французски. — Я… есть… американец… Ами! Ами!

Он продолжал повторять слово “друг?”, пока из номера не появился Балсам, который помахал полицейским и стал им что-то быстро объяснять. Те опустили пистолеты.

Хэнк повернулся к лифту. Лейн лежал на полу, но рука его так и осталась приваренной электричеством к кнопке. Фрост подошел поближе и в нос ему ударил тошнотворный запах горелой плоти.

— Ради Бога, профессор, скажите, чтобы отключили напряжение, — с трудом проговорил капитан и поспешил отойти в сторону, стараясь преодолеть рвотные спазмы.


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Фрост сидел рядом с Балсамом на заднем сиденье “мерседеса”, вытащив из чемоданчика “узи” и положив его на колени. Вглядываясь в пуленепробиваемое тонированное стекло, немного искажающее изображение, он рассматривал улицы Парижа, по которым они проезжали. Профессор опаздывал на заседание, где он должен был выступать с докладом, поэтому автомобиль в сопровождении эскорта из четырех полицейских на мотоциклах — двух спереди и двух сзади — спешил, насколько только могло позволить дорожное движение.

После нападения в гостиничном номере капитан практически не общался с Балсамом, успел только сказать ему, что если тот будет придерживаться общеизвестной программы конференции и строить по ней свой распорядок дня, это станет чистым самоубийством. А сейчас Хэнк пытался отогнать настойчиво преследующую его картину гибели Лейна — молодой коллега буквально заживо сгорел, бедняга. Такая смерть казалась Фросту намного более ужасной, чем, скажем, от пули, потому что она подкралась исподтишка, когда ее совсем не ждали. Один из его товарищей, работавший в ЦРУ, рассказывал ему как-то об изощрённом способе убийства, который иногда применяли русские, а до них нацисты: в матрас с обратной стороны втыкалась иголка или булавка, смоченная ядом кураре. Объект, приговоренный к смерти, ложился спать, во сне ворочался, иголка колола его — и все. Такой трюк или подведенный к кнопке электрический ток всегда пугали Фроста, как любого здравомыслящего человека. Это значит, чтобы хоть немного чувствовать себя в безопасности, нужно каждый вечер проверять постель? Заглядывать в бачок в туалете каждый раз перед тем, как дернуть цепочку — нет ли там бомбы? Не садиться на мягкие стулья и кресла, боясь, что в сиденье может быть ядовитая иголка? Не есть апельсины — вдруг в них закачали шприцом отраву? Не брать с собой в самолет газет — изобрели специальную бумагу, взрывающуюся от перепада давления после взлета? Не пить в ресторане из бокалов — на их внутреннюю поверхность могут нанести прозрачный ядовитый состав? И этот список бесконечен…

Капитан выдохнул густое облако сигаретного дыма и повторил последнюю мысль:

— Список бесконечен…

— Что вы сказали?

— Извините, профессор, просто думаю вслух, — повернулся он к Балсаму.

— Ну как, вы теперь стали относиться к “моим” нацистам более серьезно?

— Вы имеете в виду нападение в гостинице? Да, эти ребята были настроены очень серьезно, — кивнул Фрост. — А почему вы сразу после этого не изменили свои планы? Зачем вам нужно сейчас ехать на это дурацкое заседание? Пусть бы кто-нибудь прочитал ваш доклад вместо вас.

— Ответьте мне на такой вопрос, — улыбнулся профессор, — Вы бы сами на моем месте спрятались от страха и позволили бы выступить кому-то вместо вас?

— Не знаю. Наверное, нет… Но моя смерть не была бы потерей для всего человечества, я…

— Капитан, неужели вы такой несчастный, — не дал ему договорить Балсам, — что никто не пожалеет о вашей смерти?

Хэнк сразу после этих слов вспомнил о Бесс и о том, что он должен позвонить ей, на то было много причин.

Профессор продолжал, не дожидаясь ответа:

— Вы храбрый и отважный человек, это видно сразу. Вы сражаетесь, рискуете своей жизнью, подставляя голову под пули и ножи. Но старики тоже могут быть храбрыми. Если бы вы видели то, чего я насмотрелся в лагерях — хотя нет, этого лучше не видеть… Никому не пожелаю. Есть разная храбрость и отвага, а герои не обязательно высокие мускулистые брюнеты — как вы, с пистолетами и кулаками наготове, иногда героями становятся даже отчаявшиеся слабые люди. Самое главное — не дать сломить себя и не сдаться. В лагере я знал одного мальчика лет четырнадцати, самого настоящего мужчину в душе, который говорил, что даже умирая, он найдет в себе силы плюнуть в лицо убийце. Он так и сделал, перед тем как эсэсовец расстрелял его на плацу за то, что паренек отказался задушить маленького ребенка, который громко плакал. У эсэсовца, видите ли, болела голова. Вот такая бывает отвага…

Фрост ничего не ответил, и в машине повисла гнетущая тишина. Он хотел заговорить о чем-то другом, чтобы разрядить обстановку, но внезапно почувствовал, что водитель пытается лихорадочно затормозить, а Кребски, сидящий на переднем сиденье, берет “узи” наизготовку. Хэнк резко наклонился вперед и увидел через ветровое стекло, как один из мотоциклистов, едущих впереди машины, упал и скользит вдоль тротуара под прижавшим его сверху мотоциклом, а второй крутит рулем из стороны в сторону, пытаясь сохранить равновесие.

— Наверное, разлито масло! — крикнул Фрост водителю. — Быстрее разворачивайся!

Тот ударил по педали газа и резко закрутил руль влево. Огромный “мерседес” стало бросать из стороны в сторону, и его корма ударилась в ограждение для пешеходов. Водитель пытался справиться с управлением, чтобы выровнять машину, но ее занесло и один из мотоциклистов, следующих сзади, с разгону врезался в левый бок машины и исчез под ее колесами. Сцепления с дорогой не было совсем, и шофер бешено задергал ручку автоматической коробки передач. Большой неповоротливый “мерседес”, по длине почти равный автобусу, стал с трудом разворачиваться и капитан подумал, что лучше бы они взяли обыкновенный американский автомобиль.

Снаружи уже раздавался грохот выстрелов. Колеса выдерживали пулевые пробоины и самозатягивались, но если стрелять по ним очередями в упор…

— Давай быстрее! — снова закричал Хэнк.

— А я что делаю? — сердито воскликнул водитель под рев мотора и визг сцепления.

— Ложитесь на пол! — крикнул Фрост Балсаму, а сам открыл окно и стал стрелять из “узи” в направлении раздающихся выстрелов.

Машина, наконец-то, пробуксовывая, поползла вперед. Кребски тоже открыл окно и, высунувшись из него по пояс, поливал очередями тротуар. Вдруг он вскрикнул и безжизненно повис на дверке, прошитый пулями, изрешетившими его светло-серый пиджак. Капитан взглянул в окно поверх тела своего товарища и наконец-то увидел террористов — молодых людей, насколько он успел разобрать, одетых в рабочие комбинезоны, с винтовками в руках.

“Мерседес” набрал скорость. Фрост повернулся и стал стрелять назад. В это время очереди убийц настигли четвертого полицейского, который бросил мотоцикл и безуспешно пытался с пистолетом противостоять трем террористам.

Хэнк откинулся на сиденье и хотел снова поторопить водителя, но тот сердито огрызнулся:

— Знаю! Быстрее!

— Ты посмотри, какой телепат, — с деланным восхищением прокричал ему капитан, стараясь перекрыть свист ветра и двигателя.

Автомобиль несся вперед, бандиты остались далеко позади, и только Фрост хотел сказать Балсаму, что все обошлось, как услышал испуганный вскрик шофера: “Что это такое? О, Боже мой!”

Обернувшись к нему, он увидел, как тот бьет резкими ударами ногой по педали тормоза и пытается на полном ходу включить заднюю передачу. Поздно — машина летела прямо на перегородивший улицу огромный американский грузовик, какой обычно используют транспортные компании. Его гидравлическая подъемная платформа была выдвинута и находилась примерно на одной высоте с крышей “мерседеса”.

Капитан успел упасть между сиденьями и сильно ударился головой о выступ коробки передач. Перед тем как потерять сознание, он увидел, как крыша со скрежетом отрывается, как будто какой-то изголодавшийся людоед открывает консервную банку с человечиной. И последнее, что он заметил, была срезанная начисто гидравлической платформой голова водителя, слетевшая с плеч и упавшая рядом, разбрызгивая кровь…

Фрост открыл глаз и ощутил невыносимую головную боль, сопровождавшую малейшее движение. Издалека раздался вой полицейских сирен. “Где Балсам?” — всплыл у него в мозгу тревожный вопрос. Хэнк резко повернул голову и едва снова не потерял сознание от резкого движения. Стараясь не поддаваться головокружению, он осторожно оглянулся по сторонам. Профессор исчез! Капитан поднял к лицу руку — она была вся в крови, а, присмотревшись, он увидел, что и одежда его окровавлена. Он осторожно повернулся и посмотрел на переднее сиденье. Тело, находящееся на месте водителя, было невозможно узнать — из плеч торчал окровавленный обрубок шеи без головы. Фрост вспомнил, что ее снесло при столкновении с грузовиком.

Он растерянно посмотрел по сторонам, стараясь сообразить, как ему выбраться из разбитого “мерседеса”. Засунув руку в карман в поисках успокаивающих сигарет, он вдруг нащупал в нем какой-то посторонний предмет и похолодел от ужасного предчувствия.

Хэнк медленно вытащил руку из кармана, зажав в ней этот предмет, и догадался, что это такое, прежде чем увидел его. Он держал на ладони человеческий палец, мизинец, с которого стекала струйка крови. К нему булавкой был пришпилен маленький пластиковый пакетик с запиской внутри.

Фрост расправил ее и с трудом разобрал грубо нацарапанные буквы: “Каждые сорок восемь часов, пока мы не получим выкуп бриллиантами на сумму десять миллионов долларов, вы будете получать профессора Балсама частями. Вам позвонят и объяснят, как можно будет выкупить этого еврея”. Текст был написан по-английски.

Подписи не было, но вместо нее стоял красноречивый знак — несколько пересекающихся отрывистых линий, начерченных кровью жертвы. Линии образовывали свастику.


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

— Заказать вам еще картошки, месье Фрост?

Хэнк не знал, как именовалось это блюдо во Франции, но в Америке его называли картофелем по-французски. Ломтики с капающим с них кетчупом вызвали в памяти ужасное воспоминание о нападении на “мерседес”, после которого он обнаружил в кармане записку, прикрепленную к окровавленному кусочку мертвой человеческой плоти.

— Нет, спасибо, — вежливо отказался капитан, — Мне хватит и сэндвича с ростбифом.

Он отвел взгляд от картофеля с томатным соусом, от вида которого его стало подташнивать.

Фушар оказался неплохим парнем, но немного занудным и навязчивым.

— Наверное, проклинаете нас на чем свет стоит, — проговорил Хэнк, стараясь отвлечься и прожевать кусок мяса. — Да, задали мы вам работы — нападение на машины с официальным лицом, стрельба, похищение, требование срочно заплатить выкуп или получать профессора по частям. Вы знаете, Балсам — очень важный гость Франции и, кроме того, чрезвычайно хороший человек.

— Понимаю, понимаю… Конечно, я обеспокоен тем, что произошло, но не стану ни выходить из себя, ни орать, ни топать ногами. Я просто спокойно скажу вам, капитан, что и близко не подпущу вас к этому делу, что я конфискую ваш пистолет, — он кивнул на лежащий на его столе браунинг, — и нож, а возвращу их только тогда, когда вы будете уезжать из Франции. Зачем нервничать, когда все это само собой разумеется.

Фрост пристально посмотрел на инспектора, представляющего Сюртэ и кивнул на сэндвич:

— Отличное мясо. Аргентинское?

— Да, наверное.

— Как работа? Как успехи в борьбе с террористами? В Америке мы называем такую беседу “служебный разговор”.

— Борьба с терроризмом — тяжелая работа, но мы стараемся. Расскажите мне, Хэнк — могу я вас так называть? — как вы потеряли глаз? Конечно, если эта повязка — настоящая, а не для маскировки…

— Самая настоящая, настоящей не бывает, — заверил его капитан, дожевывая бутерброд и придвигая к себе пластиковую чашку с черным кофе. Он отпил немного и горячий крепкий напиток обжег язык.

— Ну, в общем, рассказывать особо не о чем, — привычно начал он.

— Ну, пожалуйста, если у вас это не вызовет неприятные воспоминания, — попросил Фушар, расстегнул ремень под заметным брюшком и откинулся на плетеном стуле, поглаживая усики.

— Ладно. Когда-то я увлекался археологией и встречался с одной девушкой, студенткой колледжа. А ее отец, врач, нашел где-то карту, на которой было обозначено место, где ацтеки спрятали свое самое ценное сокровище, когда Мексику захватил Кортес, — магическую маску из чистого золота с голубыми сапфирами вместо глаз. Это место находится в горах, далеко от цивилизации и там живут только дикие индейские племена. Короче говоря, во время каникул я, моя девушка и ее отец отправились в девственные горы на поиски маски ацтеков. Приходилось прорываться сквозь стены джунглей с мачете в каждой руке. Когда проводники узнали об истинной цели нашего путешествия, они ужаснулись и поведали нам о древнем проклятии, лежащем на маске. Сейчас постараюсь вспомнить — “тот, кто нарушит покой священной маски ацтеков, спрятанной от белого завоевателя, пострадает точно так же, как и сама святыня”…

— Это все правда? — повторил Фушар.

— Можете не сомневаться, — заверил его Фрост. — Так вот, проводники сбежали, захватив с собой все запасы продовольствия и лекарства, осталась только аптечка в сумке врача. Несмотря на это, мы продолжили путь, невзирая на тропические ливни, диких зверей, змей и другие подстерегающие нас опасности. Постоянное напряжение и усталость стали сказываться на Фелисити…

— Фелисити? — недоуменно повторил француз.

— Ну да, так звали мою любимую — Фелисити Энтвисл, а ее отца — Трокмортон.

— Трокмортон?

— Очень распространенное имя у нас в Штатах, очень распространенное… Так вот, шли мы шли и по просьбе девушки остановились на привал, совсем выбившись из сил. Утренний туман рассеялся и адское солнце стало расплавлять наши мозги, защищенные лишь слабыми тропическими шлемами. Мы посовещались с доктором Трокмортоном Энтвислом и решили поворачивать назад. Фелисити в это Бремя была у реки и стирала свои женские мелочи. Внезапно мы услышали ее пронзительный крик, от которого кровь стыла в жилах.

Ох, не знаю даже, как и продолжать… Мы похватали винтовки и побежали к реке. Девушка исчезла. В грязи остались только отпечатки ее модных туфелек на высоких шпильках, которые она упорно не снимала. А рядом были видны следы ног индейцев из кровожадного племени черепах — воинствующих дикарей, охраняющих, по преданию, маску адтеков.

— Вы не сочиняете? Разве…

— Мы преследовали индейцев три дня и три ночи и уже были готовы отказаться от бесплодной погони, как вдруг услышали в тишине джунглей ее голос — она пела песенку “Три поросенка”. Должен сказать, она всегда пела детские песенки, когда ей было страшно, например, когда она вела “феррари” своего папы. Мы проверили патроны, подкрались к поляне и… вот она, Фелисити! А рядом со связанной девушкой лежала золотая маска ацтеков, которую индейцы использовали для совершения своего дьявольского кровавого ритуала. И вот, когда шаман поднес огромную анаконду к обнаженному телу бедняжки, Энтвисл выстрелил и перебил змею пополам.

Я схватил мачете, врубился в толпу дикарей, прокладывая дорогу к Фелисити, и, освободив ее от пут, взял ее на руки. С девушкой, обвившей мою шею, я наклонился, поднял маску, но не удержал ее одной рукой и выронил на землю. Маска упала и один ее сапфировый глаз — левый — выпал из изъеденной временем глазницы, укатился в траву и мы не смогли его найти. Он исчез навсегда.

И вот, — стал завершать свою историю Фрост драматически возвышенным голосом, — тогда и свершилось древнее проклятие. Я потерял глаз. Это так напугало оставшихся в живых индейцев, что они в страхе разбежались кто куда.

— Ну а как же именно вы его потеряли?

— Точно так же, как и маска. Мой глаз выпал на землю и укатился. Я не суеверен, не верю ни в какие предрассудки и всегда считал, что тогда произошло совпадение. Хотя сейчас я в этом не уверен. Что же это было? — задал Хэнк риторический вопрос, закурил и многозначительно оттянул с глаза повязку.

Инспектор Фушар помолчал немного и спросил:

— Как это будет по-английски — крейзи? Точно, вы и правда ненормальный.

Он заулыбался, не смог сдержаться и рассмеялся. Сумев справиться с охватившим его приступом веселья, инспектор напустил на себя серьезный вид и продолжил по делу:

— Раз вы такой уж хороший сказочник, опишите еще раз нападение террористов на лимузин.

Фрост тяжело вздохнул.

— Я же вам уже рассказывал. Сколько можно?

— Если бы вы были не телохранителем, а полицейским, то понимали бы, что повторное описание преступления может высветить подробности, забытые в лихорадке расследования по горячим следам. Итак, я слушаю вас.

Капитан устроился поудобнее на стуле и только начал описывать трагические события, как в стеклянную дверь кабинета Фушара раздался стук.

— Антре! — прогнусавил инспектор. В комнату вошел тщедушный человечек в темном костюме, протянул ему какую-то бумагу и снова исчез за дверью.

— Мы сняли дактилоскопические отпечатки с… пальца… который был у вас в кармане, и сверили данные с вашим ФБР…

— Извините, ФБР — не мое.

— Какая разница — так вот, они идентичны отпечаткам, хранящимся в архиве департамента США по иммиграции и натурализации. Ошибки быть не может — отрезанный палец принадлежал профессору Балсаму. Группа крови, которой нарисована свастика на записке, тоже подходит.

К бумаге был прикреплен маленький листочек, прочитав который, инспектор взглянул на капитана и, не говоря ни слова, нажал на кнопку старенького переговорного устройства. Фрост не понял, что тот приказал по-французски, но Фушар поднял голову и объяснил:

— Прибыл ваш месье Эндрю Дикон, руководитель группы Diablo. Я только что сказал, чтобы его пропустили сюда. ФБР — не ваше, но хоть месье Дикон — ваш?

— Пока — да, — улыбнулся Хэнк.

В это время дверь кабинета открыл тот человек, который раньше принес бумаги, и впустил внутрь решительно шагающего Дикона.

— Привет, Энди! Как дела?

Высокий, словно баскетболист, и худой, как шпага, Дикон сверкнул глазами на Фроста и пробормотал сквозь сжатые зубы:

— И у него еще хватает наглости спрашивать, как дела…

— Месье Дикон, я — инспектор Морис Фушар из Сюртэ, — встал из-за стола француз.

— Спорим, ты принял его за уборщицу, — со смехом обратился к своему шефу Хэнк.

Фушар осуждающе взглянул на Фроста и продолжил:

— Я сожалею, что нам приходится встречаться по такому неприятному поводу…

— Да ладно, инспектор как-вас-там, мне эти ваши расшаркивания, как и другая не относящаяся к делу ерунда, не нужны. Зарубите это себе на носу, — бесцеремонно прервал его Дикон, уселся на стул напротив все еще стоявшего инспектора и упер ногу в туфле сорок пятого размера в верхний край стола.

Инспектор изобразил улыбку, полез в верхний ящик. Быстро извлек из него какой-то продолговатый предмет в виде рукоятки и поднес его к подошве американца. Раздался громкий щелчок, и из ладони Фушара выпрыгнул восьмидюймовый клинок — это был кнопочный нож с лезвием, выбрасывающимся из ручки.

— Я не совсем хорошо владею английским, что вы там намекали на то, чтобы отрубить или зарубить…? С чего начинать?

Капитан громко захохотал и показал инспектору большой палец.

— Пять баллов, Фушар, пять баллов. Счет — один ноль.

— Помолчи! — гаркнул Дикон через плечо на Хэнка и протянул руку инспектору, улыбаясь, — извините, если чем-то обидел. Я был в Западном Берлине, когда услышал о покушении на Балсама в гостинице, пришлось срочно ехать в аэропорт и лететь сюда. А не успел я сойти с самолета, как газеты уже вовсю трубили о втором нападении и о похищении профессора. Это не способствует имиджу нашей фирмы.

— А уж как это не способствует имиджу самого профессора, особенно имиджу его руки, — не смог удержаться Фрост, чтобы не съязвить.

— Я рад, что вы прибыли сюда, месье Дикон. Ваш капитан оказал нам неоценимую помощь, но, как я уже говорил ему ранее, перед вашим приходом, я вынужден конфисковать его пистолет и нож, пока он будет находиться во Франции. Конечно, у меня нет ни власти, ни желания ускорить его выезд из страны, это его личное дало. Капитан Фрост не совершил никакого преступления. Но, так как похищением доктора Балсама теперь занимается отдел по борьбе с терроризмом, которым я руковожу, меня наделили всеми полномочиями по расследованию этого дела. Если вы или месье Фрост решите вмещаться в поиски Балсама, мне придется арестовать вас с последующей депортацией из Франции и изъятием виз.

— Ничего страшного, не будет “Визы”, останется “Мастер Кард”, — сострил Хэнк и добавил извиняющимся тоном, — простите за каламбур, инспектор.

— Месье Дикон, хотя я и уверен, что капитан сделал все возможное, чтобы уберечь профессора от покушения нацистов или как там они себя называют — группа Diablo натворила достаточно. До прибытия Фроста у нас не было банды вооруженных до зубов похитителей, режущих на кусочки выдающегося американского общественного деятеля, не происходило ни ожесточенных перестрелок на дорогах или улицах, ни кровавой резни в гостиничных номерах. Тем не менее, я буду любезно держать вас в курсе событий, договорились?

В кабинете воцарилась напряженная тишина, которую неохотно прервал Дикон:

— А разве у нас есть выбор?

Хэнк и Эндрю вскоре оставили инспектора Фушара, вышли на улицу и минут через пятнадцать заглянули в небольшой ресторанчик, чтобы выпить кофе. Дикон раскурил свою неизменную большую сигару и первым затронул тему, которой они вдвоем пока не касались:

— Ты хочешь остаться, так?

— Так, — кивнул Фрост и проследил взглядом за стучащей каблучками хорошенькой девушкой.

— Я не могу тебе разрешить не выполнить приказание Фушара — если придется туго, будешь выпутываться сам. Единственное, что обещаю — возмещу твои расходы в разумных пределах, только старайся не попадаться на глаза этому хитрожопому инспектору.

— Мне всегда нравилась твоя воспитанность, Энди. И на том спасибо.

— Ты уже знаешь, с чего начинать? — спросил Дикон, не обращая внимания на язвительные замечания капитана.

— Попробую поговорить с коллегами Балсама — они уже начали собирать деньги для выкупа — и посмотрю, удастся ли что-нибудь разузнать. Точно еще ничего не решил. Перво-наперво хочу поспать.

— Держи, — и Эндрю протянул ему небольшой бумажник темного цвета, — здесь пять тысяч долларов дорожными чеками. Надеюсь, карточка “Америкэн Экспресс” при тебе?

— Не расстаюсь с ней даже во сне, — снова стал отшучиваться Хэнк, но Дикон не собирался выслушивать его до конца.

— Да иди ты к черту, юморист. Я сейчас ловлю такси — и в аэропорт, лечу в Нью-Йорк. Если понадоблюсь, звони туда, я буду в офисе. Счастливо.

Он встал, бросил на стол пару купюр и зашагал по тротуару.

Фрост посидел еще минут двадцать, поглядывая на девушек и на уличные сценки, но как ни старался, не мог расслабиться. Он допил, четвертую чашку кофе, встал, остановил такси и поехал в гостиницу.

В холле первого этажа гостиницы он заметил нескольких полицейских, разговаривающих с менеджером, который проводил капитана долгим взглядом. Но тот невозмутимо направился к лифтам и только в коридоре, увидев кнопки вызова, он вздрогнул и вспомнил о мучительной смерти Лейна.

Хэнк миновал лифт и стал подниматься по обычной лестнице. Открыв дверь своего номера, Хэнк заметил на полу два маленьких конверта. Один был от администрации гостиницы — он примерно знал, что находилось внутри — а на втором стоял телеграфный штамп. Он сначала открыл конверт с обратным адресом гостиницы и очень удивился, обнаружив в нем не распоряжение о его выселении, а записку от телефонистки снизу. В ней говорилось, что в такое-то время в холле гостиницы его будет ждать мадемуазель Шейла Балсам. Капитан взглянул на циферблат своей “Омеги” — до встречи оставалось пятнадцать минут. Он торопливо вскрыл второе послание — телеграмма, находящаяся там, гласила: “Фрост, очень рада, что ты остался жив. Приезжай скорее ко мне, у меня есть информация об интересующих тебя нацистах. Работаю над похожим материалом и очень занята, иначе бы сама прилетела к тебе. С любовью, Бесс”.

Он улыбнулся, сложил телеграмму и, чувствуя себя неловко, бережно положил ее в бумажник. Конечно, ему срочно нужно повидать Бесс. Интересно, какую информацию приготовила она для него? Быстро раздевшись и став под колючие струйки душа, смывающие оставшиеся капельки крови с волос и кожи, Хэнк вдруг отчетливо осознал, что сейчас ему нужна только информация и ничего, кроме информации. Меньше, чем через тридцать шесть часов, если до этого не будет уплачен выкуп, они получат еще один кусочек Балсама как зловещее напоминание, что его похитители не шутят.

Именно этот факт и беспокоил Фроста — если нацисты располагают огромными финансовыми возможностями, зачем они требуют выкуп? Конечно, десять миллионов долларов в бриллиантах — это целое состояние, но если Балсам был прав, рассказывая о невероятном масштабе нацистского движения, то для него это окажется каплей в море. И вообще, зачем им в принципе похищать кого-то вместо того, чтобы просто убить? Капитан не питал наивных иллюзий, что профессора освободят после передачи выкупа.

Одеваясь, он автоматически потянулся за наплечной кобурой, но, вспомнив, что браунинг и нож остались у Фушара, в сердцах отбросил ее в сторону. Хэнк раскрыл свою дорожную сумку и вытащил оттуда безопасную бритву, которую он использовал в полевых условиях, когда не мог бриться своей любимой, электрической. Раскрутив станок и вытащив из него лезвие, он обмотал один его конец кусочком изоленты, которую возил с собой на всякий случай. В бритвенном наборе также было несколько пакетиков зубочисток, один из которых вместе с модернизированным лезвием Фрост уложил в свободное отделение бумажника. Затянув узел шелкового галстука под жестковатым воротничком рубашки, он подхватил пиджак и выбежал из номера.

Спустившись по ступенькам в холл, Хэнк быстро окинул взглядом находящихся в нем людей. Только одна девушка могла быть Шейлой Балсам — вон та, с волосами цвета воронового крыла, загорелая, лет двадцати-двадцати пяти, одетая в модное платье изумрудного цвета. Капитан надел и застегнул пиджак, чтобы выглядеть более презентабельно, поправил галстук и направился к девушке.

Она тоже увидела его и заговорила первой:

— Повязка… Вы — капитан Генри Фрост? Меня зовут Шейла Балсам. Вы что-нибудь делаете, чтобы разыскать моего отца?

— Может, мы хоть сначала пожмем друг другу руки? — попытался улыбнуться Хэнк.

Та не обратила на его слова никакого внимания и продолжала свою тираду:

— Я-то думала, что вы, чертовы куклы, охраняете его, а не сидите на задницах, как старые чучела!

— Если вы хотите поговорить со мной, — попытался унять ее Фрост, — давайте поговорим. Если хотите кричать и ругаться, поищите себе для этого кого-нибудь другого.

И он развернулся, собираясь уходить.

— Подождите! — воскликнула девушка уже не таким сердитым голосом. — Прошу прощения, но я должна найти отца…

— В таком случае идемте посидим где-нибудь и поговорим обо всем.

Капитан помог ей подняться, осторожно взяв под локоть, и она зашагала рядом с ним. “Где-нибудь” оказалось баром в двух кварталах от гостиницы. Над ним горела неоновая вывеска, очень похожая на американскую и, зайдя внутрь, он на мгновение подумал, что действительно попал в Штаты. Бар утопал в темноте, стены были обшиты панелями, а вдоль всей стены тянулась длинная разукрашенная стойка, за которой они и уселись на высоких стульях.

Бармен вырос перед новыми посетителями буквально через две секунды.

— Что будете пить? — спросил Хэнк у своей спутницы.

— Джин и тоник.

— Джин и тоник для дамы, а мне — сейчас посмотрим… — да, дайте “отвертку”.

Бармен кивнул и испарился, а Фрост повернулся к девушке.

— Ну что ж, давайте разговаривать.

— Я повторю свой вопрос — что вы делаете?

— В данный момент я собираюсь выпить с прекрасной молодой незнакомкой, — мечтательно проговорил капитан, когда принесли их напитки. — Вот что я делаю сейчас. Позже — не знаю. Вы что-то хотите предложить?

— Ах ты… — Шейла вскочила со стула, собираясь уйти, но Хэнк положил ей руку на плечо.

— Не горячитесь! Я вижу, у вас совсем нет чувства юмора. Расслабьтесь.

— Как вы смеете так шутить, когда мой отец находится в лапах нацистов и подвергается нечеловеческим пыткам?

Он тяжело вздохнул, закурил и ответил вполне серьезно:

— Только не надо нервничать и паниковать, это еще никому не помогало. Хочу хорошенько поработать с коллегами профессора, которые сейчас собирают выкуп и попытаюсь найти ниточку… Начну с этого. Я ведь не Шерлок Холмс, девочка.

— И это — все? — спросила та высоким прерывистым голоском, едва не заверещав на последнем звуке. “Неужели истерия?” — удивился Фрост.

— Если у вас есть лучшее предложение, обращайтесь к инспектору Фушару. Вы его еще не видели? Производит впечатление компетентного специалиста и искренне желает как можно быстрее освободить вашего отца. Хотя не нуждается в моей помощи.

Попробовав коктейль, он добавил:

— Может, вам удастся заставить его передумать? Девушка примолкла, затем залпом осушила свой стакан и попросила:

— Закажите мне еще.

— С удовольствием, — ответил капитан, помахал рукой бармену, показал на стаканы и поднял два пальца.

— Как вы думаете, отец останется жить? — задала она вопрос вдруг охрипшим и перепуганным голосом.

— Честно или хотите, чтобы я вас успокоил?

— Честно, — запинаясь, прошептала Шейла.

— Если мы найдем его — отлично, есть шансы на то, что удастся спасти. Не обнаружим, где его прячут — я почти уверен, что с ним расправятся. Им нет смысла оставлять вашего отца в живых.

Пожав плечами, капитан допил свою “отвертку” из первого стакана и отхлебнул из второго.

— Помогите, я заплачу, — тихо проговорила девушка.

— Я постараюсь и сделаю все от меня зависящее, мисс Балсам. Денег с вас брать не буду — расходы оплачивает моя фирма. Познакомьте меня с участниками конференции, с людьми, которые собирают деньги для выкупа. Может быть, вам удастся немного урезонить полицейских из Сюртэ… Начнем с этого.

— Ладно, — согласилась Шейла.

— Вот и хорошо. Давайте поужинаем сегодня вместе и наметим более конкретные планы. Вы давно из Америки?

— Я прилетела сюда из Израиля. Работаю там в составе совместной американско-израильской экспедиции, проводящей археологические раскопки недалеко от Иерусалима.

— Ух ты, — восхищенно протянул Фрост. — А здесь вы где остановились?

Он договорился встретиться с девушкой в семь часов в ее гостинице, поужинать и затем, если повезет, повидаться с членами комитета, в состав которого входил профессор Балсам. Посадив Шейлу в такси, Хэнк сразу отправился решать один очень важный вопрос, жалея о том, что так и не удалось ни минутки передремать.


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Фрост почти ничего не знал о Париже, но он считал, что преступный мир одинаков везде, во всех странах, и именно там, на дне Парижа, надеялся он раздобыть пистолет. Другого выхода не было, принимая во внимание то, что он являлся иностранцем. Надежды капитана также питала мысль о том, что и сотрудники ЦРУ иногда доставали себе оружие таким образом в других странах. Да и вообще, темные личности во всем мире вооружались нелегально, на черных рынках — это ведь только законопослушные граждане шли в специальные магазины, предъявляли документы, платили налог… Поэтому Фрост попросил таксиста высадить его недалеко от Сены, в каком-то райончике, выглядевшем достаточно подозрительно.

Улицы здесь были уже, тротуары — более растресканы, а вывески на конторах — меньше и безвкуснее. Спустя два часа и три бара у Хэнка уже имелось имя человека, к которому нужно было обратиться, а в четвертом баре он нашел и его самого.

Прислонившись к стойке, капитан обратился к нему:

— Парень по имени Пьер сказал, что ты можешь помочь мне.

— Я не понимаю по-английски, — отрезал тот на французском и отвернулся, продолжая, однако, бросать косые взгляды.

Фрост изучающе посмотрел на его кричащего цвета костюм, небритую физиономию и заметил выражение подозрительности и почти животного страха в глазах собеседника. Вытянув из кармана несколько купюр, он помахал у него перед носом.

— А вот это ты понимаешь?

— А, так ты американец? — заухмылялся француз.

— Ну да, я вице-президент одной нефтяной компании, мы с друзьями устроили здесь небольшой пикничок и хочу увезти домой какой-нибудь экзотический сувенир. Пушку, например.

— Пушку?

— Пушку, стреляющую ядрами, — улыбнулся Хэнк. — Ты что, не понимаешь? Нужен пистолет.

— Тихо, не так громко, — прошептал тот, — ладно, идем. Он поднялся и сделал шаг к выходу, как вдруг глаза его расширились и остановились на человеке, сидящем в углу бара, за дальним столиком. Челюсть его отвисла, и с губ непроизвольно слетело одно слово, произнесенное с выражением неподдельного страха:

— Жерар!

Фрост посмотрел на Жерара, который так испугал его нового друга, и заметил, что тот тоже их увидел и поднимается из-за столика с угрожающим видом.

— Бертон! — заорал он, сжимая кулаки, и бросился через зал, размахивая бутылкой и разбрызгивая из нее вино. Жерар оказался малым огромного роста, он выкрикивал какие-то слова, одно из которых капитан сумел понять — “морг” — смерть.

— Он хочет убить тебя? — повернулся он к своему спутнику.

Не успел тот ответить, как подбежавший верзила кинулся на Бертона, замахнувшись бутылкой и стараясь ударить по голове. Тому удалось увернуться, и удар пришелся по правому плечу. Только после этого Бертон вышел из психологического ступора, рожденного страхом, и в руке его сверкнул нож.

Хэнк сделал пару шагов назад на всякий случай и почувствовал, что толкнул кого-то спиной. Развернувшись, он увидел какого-то работягу в комбинезоне, которого он только что нечаянно задел и тот залил себе пивом из стакана в руке всю рубашку. Работяга был раза в два крупнее Фроста.

— Экскьюзе муа, — улыбнулся он, но любитель пива уже начал широко размахиваться, а уклониться в тесноте было просто невозможно. Капитану не оставалось ничего другого, как резко нанести прямой удар тому в солнечное сплетение. Он так и рухнул назад с кулаком, занесенным за спину.

Тут-то все и началось. Все присутствующие в баре, словно по команде, кинулись драться. В воздухе мелькали кулаки, летали стулья и бутылки.

Разбросав еще нескольких французов, капитан, наконец-то, увидел парня, у которого он собирался купить пистолет. Ножа у него уже не было, а сам он находился в медвежьих объятиях Жерара, который пытался сломать ему шею, сжимая ее толстенными ручищами.

Фрост почувствовал, что обещанное оружие уплывает из рук и кинулся к борющейся паре, пробивая себе дорогу сквозь дерущихся. Глаза Бертона уже закатились под лоб, а лицо приобрело багровый цвет, когда он подскочил к ним и, схватив со стойки чудом уцелевшую бутылку, шваркнул ею Жерара по затылку. Хэнк не мог поверить — тот, похоже, даже не заметил, что его ударили, и продолжал с неослабевающей силой душить беднягу.

Видя такое дело, капитан сцепил оба кулака, отвел руки далеко назад, словно при ударе битой в бейсболе, и изо всей силы врезал его по почке. Раздался глухой утробный звук, Бертон выпал из смертельных объятий Жерара и рухнул на пол. Не дожидаясь, пока разъяренный противник повернется к нему, Фрост снова размахнулся и так же, с двух рук, звезданул его сбоку в челюсть с такой силой, что француз упал спиной на стойку бара, перекатился по ней и свалился вниз с ее другой стороны.

Бертон лежал без сознания. Хэнк подхватил его под руки и потащил к выходу, но в этот момент снаружи раздались свистки полицейских. Вскинув тело торговца-неудачника на плечи, он устремился к задней двери, расталкивая молотящих друг друга завсегдатаев бара. Она оказалась запертой и капитан, проклиная все на свете, стал подниматься с нелегкой ношей на спине по ступенькам, ведущим на второй этаж, где находились жилые комнаты.

Едва он взобрался наверх и выпрямился, как вздрогнул от неожиданности — там его поджидал тип в полосатом костюме и рубашке лилового цвета, загородив дорогу и выставив вперед хромированный пистолет. Фрост как будто споткнулся на последней ступеньке и, наклонившись вперед, сбросил с плеч Бертона прямо на него. Тип упал под весом свалившегося на него тела, а Хэнк подскочил, выкрутил из руки пистолет и добавил с носка по голове.

— Похоже, дружище, что твои услуги мне больше не нужны, — шутливо обратился он к Бертону, засовывая пистолет в карман.

Капитан пробежал по коридору и, распахнув дверь одной из комнат, подбежал к окну. В комнате — она оказалась спальней — никого, к счастью, не было. Увидев, что окно открыть невозможно — раму навсегда закрыли и заколотили гвоздями — он разбил локтем стекло и выглянул наружу. Пожарной лестницы, увы, не было, однако на находящемся под окном переулке не было и французской полиции. Фрост выбрался на узкий длинный карниз, опоясывающий стену, проковылял по нему на четвереньках, выбирая удобное место, затем уцепился за него руками, повис, раскачиваясь, и прыгнул, оттолкнувшись ногою от стены. Тяжело упав на тротуар, он перекатился, гася инерцию удара, и вскочил на ноги. В переулке никого не было видно, и он припустился прочь от этого злачного места, придерживая в кармане пистолет.

Через час он сидел у себя в гостиничном номере, попивая кофе и покуривая, и исследовал свой трофей. Пистолет был явно приобретен нелегальным путем — тот, в полосатом костюме и лиловой рубашке очень уж смахивал на сутенера — и, как все оружие такого происхождения, выглядел броско, но качеством и надежностью похвастаться не мог. Хэнк подумал, что большей опасности будет подвергаться он сам, чем тот, в которого будут стрелять. Ладно, выбирать не приходилось.

Немного раньше, когда капитан спешил в гостиницу со своим приобретением, он заскочил в книжный магазин и купил томик сочинений Шекспира на английском языке в твердой обложке. Теперь он раскрыл его и вырезал внутри углубление для пистолета при помощи припасенного лезвия. Прочитав за свою жизнь все написанное этим великим человеком, Фрост не чувствовал за собой большой вины, когда кромсал его бессмертные комедии.

Быстренько приняв душ — третий за день, настолько он был насыщен событиями, — он переоделся и вышел из номера, взглянув на часы — почти семь. Сжимая под мышкой книгу, Хэнк прошел мимо лифта и спустился в холл по лестнице, негромко насвистывая, чем вызвал злой взгляд менеджера гостиницы. Приветливо помахав ему рукой, капитан важно проследовал через вестибюль, вышел на улицу, сел в такси и отправился в гостиницу к Шейле Балсам.

Она уже ждала его в холле, одетая в вечернее платье черного цвета, с глубоким вырезом, в кожаных туфельках, с подобранной в тон сумочкой и красивой вязаной шалью, наброшенной на плечи, что придавало ей очень женственный вид. Фрост подошел поближе и заметил, что ювелирных украшений на девушке было немного — маленькие сережки, нитка жемчуга и элегантные золотые часики.

— Вы потрясающе выглядите, — сделал он ей честный комплимент, не покривив душой. Присмотревшись, он заметил зеленый цвет ее глаз, грациозный изгиб шеи и маленькие локоны черных волос, выбившиеся из прически.

— Почему вы так смотрите на меня, капитан?

— Извините, — улыбнулся он и поспешил заговорить на другую тему. — Вы знаете Париж?

— Да. А вы?

— В общем нет. Вы знаете место, куда мы могли бы пойти?

Она знала такое место: маленький ресторанчик, хвастающийся в рекламке тем, что он “интимный” и с “исключительной кухней”. Они доехали до него на такси буквально за несколько минут и Хэнк был приятно удивлен, когда их сразу же усадили за столик, без всякой очереди.

Интерьер слабо освещали причудливые свечи, по залу ходили и играли “живые” скрипачи, улыбаясь посетителям, — обстановка напоминала декорации какого-нибудь фильма.

Меню было на французском и Фрост оказался в затруднительном положении. Однако, Шейла говорила на этом языке — он убедился в этом еще во время поездки в такси, — и пришла ему на помощь. Он заказал то, что она перевела как “говядина, тушенная в винном соусе со спаржей в сливочном масле”, но официант принес, по его мнению, нечто совершенно другое. Хотя, прожевав первый кусочек, он смирился и согласился, что на вкус это блюдо совсем недурно. Хэнк вспомнил, что в любовных романах герой всегда заказывал розовое шампанское “Татижер” и попросил Шейлу, чтобы подали именно его, хотя сам он был равнодушен к шампанскому.

Заканчивая десерт, состоящий из ванильного мороженого, украшенного подогретыми вишнями, он заметил:

— А мороженое-то — ничего, наверное, домашнее…

— Вы меня удивляете своими американскими манерами, — улыбнулась ему девушка, — или вы это делаете нарочно?

— Откуда им взяться, манерам, — притворно вздохнул капитан. — Я ведь профессиональный солдат, ведущий грубую мужскую жизнь на открытом воздухе. Я не привык к такой экзотической еде.

— А к чему же вы привыкли? Сейчас попробую угадать… к сэндвичам и виски, правильно?

— Нет, вы недооцениваете меня, я предпочитаю пиццу и светлое пиво в жестяных банках, — согнав с лица улыбку, Фрост продолжал: — Что вы хотите, я и за день не смогу заработать вот на такой ужин. Да и времени нет, чтобы тратить его на всякие утонченные материи.

— Похоже, что вам нравится такая жизнь. А что бы вы сделали, если бы разбогатели?

— Кто — я? Не знаю, может, накупил бы запасных обойм для пистолета, сменил бы свою “Омегу” на “Ролею”, купил бы новый костюм, а то этот продырявлен пулей… и тому подобное.

— А почему вы сегодня целый вечер не расстаетесь с книгой Шекспира?

— Хочу произвести на вас впечатление уровнем своего культурного развития. Ну и чтобы пистолет был постоянно под рукой. Он — там, в книге.

— Вы просто шутите! — воскликнула Шейла.

— Никогда! Меня называют “старым занудным Хэнком”. Я никогда не шучу.

— Не может быть. Инспектор Фушар сказал, что вы — наемник. Это правда?

— Смотря что иметь в виду под этим словом, — вздохнул капитан и закурил.

— Вы меня удивляете — у вас такой вид, будто вы целиком довольны собой. Неужели это действительно так?

— Нет не так, но и слишком быть недовольным собой у меня тоже нет причин. Вы взаправду хотите знать, что я делал бы, если бы не нуждался в деньгах? Я доволен “Омегой”, у меня столько запасных обойм к браунингу, сколько нужно, и я не люблю носить костюмы. Говоря серьезно, есть одна девушка, на которой, возможно, я женюсь. Я купил бы небольшой дом в Джорджии или в Нью-Мексико, ходил бы на охоту, ловил рыбу, или даже писал книгу… Из жизни наемника — слава Богу, материала хватит. Жил бы себе спокойно и наблюдал со стороны за всей этой политической грызней между идиотами, наделенными властью, которые когда-нибудь доиграются и взорвут мир к чертовой матери. Придется мне тогда сидеть возле своего домика и наблюдать ядерные закаты и атомные восходы.

— А я хочу только одного — чтобы вернулся мой отец, — тихо произнесла девушка. — Я сведу вас с его коллегами, но будет ли из этого толк?

— Я думаю, что нужно собрать выкуп, передать его похитителям, проследить их путь, вычислить бандитов и попытаться обезвредить их до того, как они расправятся с вашим отцом. Но это мой всего лишь предварительный план, если представится какой-нибудь более реальный способ его спасения, я с радостью ухвачусь за него.

— Не очень-то вы оптимистически настроены.

— Я думал, вам нужна правда, а не оптимистическая ложь.

— Отвезите меня в гостиницу, — взглянула Шейла на часы. — Сегодня был такой напряженный день, я устала. Да и завтра придется подниматься рано утром.

— Боже, они, наверное, пошутили, — пробормотал Фрост, увидев счет, и вытащил кредитную карточку, мысленно поблагодарив своего шефа за великодушие.

Девушка взяла его под руку, и они вышли из ресторана. Такси не было видно, и они медленно зашагали по тротуару. Через несколько минут им пришлось пересечь небольшой парк, который показался Хэнку особенно темным из-за низких дождевых туч и неработающих уличных фонарей. Им овладело беспокойное чувство грозящей опасности.

— Вы ничего не слышали? — встрепенулся он, обращаясь к Шейле и сжимая томик Шекспира.

— Нет. А что случилось, Хэнк? И в эту секунду он ясно расслышал топот торопливо бегущих ног по тротуару. Оттолкнув девушку в сторону, капитан выхватил из книги пистолет и развернулся, приготовившись обороняться. Из темноты, окутывающей парк, на него бежали трое. Он вскинул оружие и нажал на спусковой крючок. Пистолет выплюнул одну пулю и заел. Бешено передергивая затворную раму, Фрост успел заметить, что один из нападающих все-таки схватился за живот, согнулся пополам и упал на землю, но двое набросились на него.

Он успел встретить первого ударом в лицо, выполненным без особых выкрутасов, но второй все-таки достал его в челюсть и они покатились по тротуару, колотя друг друга по чем попало. Каким-то образом Хэнк умудрился садануть его коленом в висок и добавить прямым ударом пальцами по кадыку. Когда тот успокоился, он поднял голову и отпрянул в сторону, увидев, что первый негодяй пришел в себя и бежит прямо на него.

— Убегай! — крикнул капитан девушке и перекатился вбок, уходя от удара ногой. Он успел схватить ступню, просвистевшую мимо, вскочить и, выкручивая ногу противника, изо всей молодецкой мочи садануть того подъемом стопы по его мужской гордости. Бандит охнул и медленно завалился, держась обеими руками за пах. Краем глаза Фрост заметил, что первый бандит шевелится и пытается что-то достать из кармана. Он кинулся к нему, но было поздно сверкнула вспышка, раздался приглушенный выстрел и что-то вонзилось в шею. Рука инстинктивно дернулась вверх и нащупала маленькую иголку. Выдернув ее, Хэнк заметил, как противник бежит на него. Он попытался защититься, но внезапно ощутил, что двигается как будто с замедленной скоростью, не в состоянии противостоять стремительным действиям нападающего. Рука еле поднялась, чтобы защитить лицо от удара ногой, да и сама боль уже не казалась такой страшной. Фрост попробовал повернуть голову и почувствовал, как онемела левая щека. “Это я что, не смогу улыбаться?” — пронеслась в мозгу смешная мысль, и он стал смеяться, не обращая никакого внимания на приближающийся кулак.



— Фрост! Вы слышите?

Капитан с трудом открыл глаз.

— Что? Где мы?

— Слава Богу, вы живы, — прошептала Шейла, взволнованно дыша. Хэнк попытался оглядеться по сторонам. Они находились в каком-то подвале, довольно просторном. Пытаясь приподняться, он оперся руками о деревянный пол, натертый мастикой и отражающий свет двух ламп дневного света, подвешенных под потолком. В конце длинного помещения, похожего на пенал, он заметил кованую металлическую дверь.

— Мы заперты? — спросил Фрост, разминая ноги и проверяя, работают ли руки.

— Да, дверь закрыта на замок. Боже, что они сделали с твоим лицом! — девушка коснулась пальцами его левой щеки, которая почти не болела до этого.

Он что-то пробормотал, с трудом поднялся и на негнущихся ногах заковылял к двери. Подергав ее и убедившись в том, что она заперта и нет никакой надежды ее взломать, он повернулся к Шейле.

— Что делать, Хэнк?

Капитан взглянул на девушку и заметил ее вымазанное лицо, разорванное платье — шаль вообще исчезла — и единственную оставшуюся сережку.

— Сними сережку, — посоветовал он ей.

— Ты хочешь попробовать открыть ею замок?

— Нет, просто ты глупо выглядишь с одной сережкой на два уха.

Он механически покопался в карманах — все было на месте, в том числе маленький перочинный нож, бумажник со спрятанным в нем лезвием, сигареты и зажигалка.

— А мы можем поджечь комнату и вырваться из нее? — спросила Шейла. — Нет, мы задохнемся, прежде чем дым выйдет наружу.

Фрост обследовал стены — ни малейшего оконца, ни вентиляционного отверстия — ничего.

— Так ты думаешь, те, кто напали, на нас — нацисты? — спросил он, закурив и выпустив густое облако дыма.

— Не знаю… Но говорят они с акцентом.

— Понятно, — кивнул он и изобразил на лице улыбку, от которой неожиданно закружилась голова. Взглянув на девушку, он заметил, что она дрожит и пытается закутаться в изорванное платье. Хэнк обнял ее, пытаясь согреть и прошептал: — Не бойся, если бы они хотели убить нас, то уже бы сделали это. Посмотрим, что будет дальше.

— Отвернись, пожалуйста, я больше не могу терпеть. Мне нужно пописать, — вдруг попросила его Шейла и показала на подобие унитаза в дальнем конце помещения.

— Конечно, — пробормотал пораженный капитан и отвернулся к стене, непроизвольно прислушиваясь к цокоту ее каблучков, интимному шороху и журчанью тонкой струи.

— Все, можно, услышал он одновременно с шумом спускаемой воды

Повернувшись, он увидел, как девушка отходит от унитаза со смущенным видом.

— Что же, все-таки, нам делать? — повторила она свой вопрос.

Фрост шагнул ей навстречу и положил ей руки на плечи, пытаясь согреть.

— Нам ничего не остается, как ждать их Ты замерзла?

— Да, — еле слышно ответила Шейла и нерешительно прильнула к нему.

— Давай ляжем рядом и согреемся, — прошептал Хэнк, привлекая ее.

Они опустились на пол, прямо там, где стояли во всем помещении не было никакой мебели, которая так бы пригодилась им теперь и капитан стал поглаживать ее голое плечо, опускаясь все ниже и ниже к груди.

Он коснулся губами ее шеи и она закинула голову назад, издав мягкий мурлыкающий звук и дрожа от нетерпения. Фрост нежно гладил пальцами ее грациозную шею и мягкие локоны на затылке, ощущая едва уловимый за пах дорогих духов. Полные влажные губы цвета спелой вишни уже ждали его, и он погрузился в них, касаясь своим языком податливого языка девушки.


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

— Ну сколько вас можно ждать, у меня уже сигареты почти закончились, — заявил четверым вошедшим Фрост, сидя по-турецки на полу посреди подвала. Шейла прильнула к нему, свернувшись клубочком. Часы показывали семь утра. Те направились прямо к нему, один хромал на левую ногу — Фрост узнал в нем вчерашнего бандита, стрельнувшего ему иголкой в шею. Он быстро вскочил на ноги и стал закатывать рукава рубашки.

— Только без своих дурацких штучек, — угрожающе заговорил хромой.

— Скучные вы, мужики. Отчего же немного не повеселиться? — спросил он, переступая с ноги на ногу, чтобы хоть немного размяться, и кося взглядом на приближающихся противников — оружия у них не было видно.

— Сейчас вы и девушка пойдете с нами.

— Как скажете.

Хромой нерасчетливо подошел совсем близко, и капитан взмахнул правой ладонью с зажатым между вторым и третьим пальцами лезвием, закрепленным при помощи зубочистки. Хромой отшатнулся, но было слишком поздно. Острая кромка черкнула его по щеке и сразу из раны ручьем хлынула кровь.

Фрост шагнул назад под страшный крик раненого, сжимающего двумя руками зияющий разрез, пересекающий всю нижнюю половину лица.

Не дожидаясь, пока ближайший враг кинется на него, Хэнк выдернул из брюк левой рукой ремень и обрушил тяжелую бляху прямо тому на голову. Круто развернувшись, он сам кинулся на очередного противника, выбросив вперед руку с лезвием. Тот закрылся локтем, пряча лицо от удара, и по рукаву рубашки заструилась кровь. Фрост воспользовался моментом и успел нанести удар бляхой в висок. Последний оставшийся на ногах бросился прямо головой вперед на капитана, врезался ему в живот и они вдвоем свалились на пол. Хэнк успел вскочить первым и изо всей силы саданул ему в челюсть. Тот снова рухнул и больше не поднимался. Лезвие где-то затерялось и капитан стал оглядываться по сторонам, потирая ушибленный кулак. Пока противники не успели придти в себя, он схватил под руку Шейлу, и они побежали к двери.

— Да, драться вы умеете, капитан, — вдруг раздался громкий голос с американским акцентом и в дверном проеме вырос загорелый, чисто выбритый мужчина, сжимая в руке “узи”. — Я тоже капитан и зовут меня Юрий Карков. Я из Моссада. Вы знаете, что это такое?

— Если я отвечу правильно, — ответил не успевший прийти в себя Фрост, — и скажу, что это — израильская разведка, я выйду в финал игры для эрудитов и получу пятьсот долларов?

— Не пятьсот, а пять тысяч. И жизнь в придачу.



В отличие от холодного и пустого подвала, столовая, где они сейчас завтракали, залитая лучами солнца, пробивающимися сквозь высокие окна, производила очень приятное впечатление. Молодая женщина принесла кофе, горячие булочки для всех, сидящих за столом — Фроста, Шейлы Балсам, капитана Каркова и девушки по имени Мириам.

— Капитан, мои люди недовольны вами.

— Я тоже недоволен ими, — отпарировал Хэнк, потягивая ароматный напиток. — Что это они себе позволили вчера и вообще, что вам нужно?

— Мы хотим, чтобы вы помогли нам разыскать доктора Балсама.

— Ничего себе! И для этого вы натравливаете на меня четырех человек, которые стреляют в меня каким-то наркотиком? Надеюсь, они в больнице.

— В госпитале, скажем так, в полевом госпитале. Есть у нас тут такой, который мы делим с ЦРУ. Мы им не задаем вопросы, они — нам. Очень удобно. Расположен в красивом старом здании, но лучше вам туда не попадать…

Карков взял с блюда морковку и стал ее жевать. Кофе он не употреблял, булочек не ел, а допивал второй стакан молока.

— Предпочитаете здоровую пищу?

— Предпочитаю, — улыбнулся Карков. — Так вы нам поможете?

— Сначала ответьте на мой вопрос — зачем был нужен мордобой?

— Все очень просто — мы хотели убедиться, действительно ли вы тот человек, который нам нужен. Поздравляю, экзамен вы сдали успешно. Даже чересчур.

— Спорю, что тем четверым, в госпитале, от этого не легче.

— Это точно. Вы жестокий человек, но что поделаешь, все мы занимаемся жестоким делом. Согласны со мной?

— Спрашиваете. Ладно, давайте ближе к делу. О чем вы там хотели меня попросить?

— И как вы собираетесь найти моего отца? — вмешалась Шейла.

— Я хочу, чтобы вы внедрились во французское неонацистское движение. Для человека с вашей подготовкой это будет не так сложно, как может показаться на первый взгляд. У нас есть на примете один американец, член нацистской партии. Его зовут Джеймс Вильям Карлсон. У него тоже нет левого глаза, и он носит повязку. Внешность примерно такая, как и у вас. Изменим прическу, сбреем усы, оденем в другой костюм. Другие часы, пистолет, такой, как у него, — и получится очень большое сходство.

— “Омегу” я не поменяю, — улыбнулся Фрост, щурясь от солнца.

— А вы всегда носили эти ручные часы? — спросила Шейла.

— Ну, — начал Хэнк, — в дни моей молодости, когда я только учился профессии военного, которая так пригодилась мне и в гражданской жизни, я носил часы на шее. Циферблат был с перевернутыми цифрами и с собой я всегда имел карманное зеркало, которое приставлял к горлу, когда хотел узнать время. Но когда я ослеп на левый глаз — а правый у меня страдает дальнозоркостью — появилась резь и пришлось приделать к зеркалу ручку, чтобы хоть немного увеличить расстояние до отраженного в нем циферблата. Но от этого у меня стала кружиться голова, и пришлось купить ручные часы.

— Капитан, а вы не пробовали послать свои шуточки в какой-нибудь юмористический журнал? Или сами выступали бы с конферансом в ночном клубе.

— Отличная мысль, — усмехнулся Фрост и приподнялся из-за стола. — Ладно, я вас покину, пойду запишу пару анекдотов, пока не забыл.

Только Карков начал сам тревожно подниматься, как он опустился обратно на стул и со смехом бросил:

— Расслабьтесь! Ну никакого чувства юмора…

— Короче, вы согласны или нет проникнуть во французскую нацистскую партию под видом Д. В. Карлсона? — вспыхнул Карков, пристально всматриваясь в Хэнка.

— Так говорите, нужно усы сбрить? — протянул капитан, переводя взгляд с Каркова на Шейлу, — Может, разрешите еще одну чашечку кофе выпить перед этим?



Фрост расстался с усами с большим сожалением, так как он уже не представлял себя без них и отнесся к их потере почти что как к потере глаза. Он всмотрелся в свое изображение в зеркале ванной комнаты. Прическу ему уже сделали — девушка по имени Мириам оказалась неплохим парикмахером. Она убрала баки, подстригла волосы с боков, чтобы подчеркнуть пробивающуюся седину — Карлсон был на пять лет старше Фроста, приближаясь к сорока годам.

Сполоснув лицо, он вытерся и надел повязку. Выйдя из ванной, капитан направился в столовую, где его уже ждали Шейла и Карков. Солнце садилось, весь день прошел в зубрежке самых главных фактов из биографии Карлсона — выучить за один день все подробности целой жизни было просто невозможно.

Этого преступника разыскивали в Соединенных Штатах за убийство при отягчающих обстоятельствах, за участие в заговоре, хищения в особо крупных размерах и нападение на полицейского. Как и Хэнк, он тоже служил во Вьетнаме, но, с другой стороны, был и ветераном бесславного форта Лавенворта. Карлсон вступил в американскую нацистскую партию в Чикаго, еще будучи молодым. Участвовал в расистских демонстрациях и столкновениях со сторонниками доктора Кинга незадолго до убийства последнего. Левый глаз ему выбили в драке, которую он сам и начал, в тюрьме штата Арканзас. Он совершил побег из больницы и за свои последние гастроли теперь его уже разыскивает ФБР.

Сев напротив Каркова, Фрост показал на свою обритую губу.

— Что еще прикажете, шеф?

— Сейчас получите пистолет и последние указания перед дорогой. Оружие мы забрали у него при аресте, он с ним никогда не расставался.

Карков расстегнул потрепанный кейс, а Хэнк задал немаловажный для него вопрос:

— Да, кстати, где он находится сейчас?

— В Израиле, в военном госпитале. Его накачали сильнодействующими успокаивающими препаратами. Карлсон пытался вступить в ряды Фронта национального освобождения Палестины и его опознал один наш переодетый полицейский по расклеенным фотографиям, которые ФБР распространило через Интерпол, когда возникло подозрение, что он выехал из Штатов. Вот, держите.

И он положил на стол кольт калибра ноль сорок пять, три поцарапанных обоймы, коробку патронов и грубо сделанную кобуру, Фрост проверил действие затворной рамы, щелкнул предохранителем и зарядил пистолет. Осторожно спустив курок, он заметил:

— Ну что же, довольно профессиональная штука. А кобуру можете оставить себе на память.

— Но…

Хэнк рассовал обоймы и патроны по карманам.

— Скажете нацистам, что я ее потерял. У вас денег не хватит уговорить меня надеть ее. Хотя, вы мне и так платите. Давайте уже заканчивать с инструктажем.

Они еще немного побеседовали, Фрост покинул заведение израильской разведки и шагнул в поджидающую за дверью темноту. Шейлу должны были отвезти в ее гостиницу чуть позже, она же и поработает связной Хэнка. В качестве члена Моссада ее не знают, да и как дочь Балсама вряд ли узнают. Хэнк был не в восторге от привлечения девушки к выполнению опасного задания, но ему пришлось уступить.

Оказавшись на улице пригорода Парижа — как ему объяснили чуть раньше — Фрост зашагал в указанную сторону, направляясь к станции метро. Карков дал ему билет и сообщил пароль, Мириам улыбнулась на прощание, а Шейла одарила поцелуем.

Он доехал до центра, там пересел на другую линию и проехал еще три остановки. Выйдя на безлюдную улицу, Хэнк обратил внимание, что этот район сильно отличается от пригорода, где размещалась штаб-квартира израильтян. Как и у всех крупных городов, у Парижа тоже были и свои светлые пятна, и темные стороны. Улица, по которой он шел сейчас, находилась где-то посредине этой шкалы. Не такое место, где прохожие на каждом углу считают стодолларовые купюры, но и не район притонов.

Часовая мастерская — пункт его назначения — размещалась на углу. Подойдя к витрине, он незаметно снял выданные ему “Сейко” и немного согнул звенья браслета. Опустив часы в карман, Хэнк поднял воротник плаща — начинал накрапывать дождь — надвинул поглубже тирольскую шляпу и постучал в дверь из цветного стекла.

Мастерская оказалась запертой, но в ее глубине горел неяркий свет. Фрост постучал снова, и внутри зажглась яркая люстра, и донесся голос, спросивший что-то по-французски.

— Посмотрите, пожалуйста, браслет, — обратился он через стеклянную дверь с условным паролем. — С часами все в порядке, а вот браслет сломался.

За дверью раздались шаги, и она приоткрылась на цепочке.

— Что вам нужно? — раздался мужской голос с небольшим акцентом.

Капитан повторил пароль.

— Браслет? — пристально посмотрел на него хозяин. — Я не вижу, где он поврежден. Приходите завтра.

— Я уезжаю сегодня вечером, — закончил Фрост свой пароль и выжидательно замолчал.

Хозяин покопался с задвижкой и распахнул дверь, приглашая немного изменившимся голосом с более явным немецким акцентом:

— Заходите, не стойте под дождем. Хэнк вошел в помещение и в голове у него пронеслось — а не попал ли он из огня да в полымя?


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

— Знакомьтесь, это Женевьев, — сказал хозяин, проводив Фроста через все помещение, занимаемое мастерской, заходя в заднюю комнату. Хэнк протянул руку женщине, сидящей за маленьким столом, на котором были аккуратно разложены разнообразные части часовых механизмов. Женевьев оказалась блондинкой лет сорока, в глазу у нее торчала лупа часовщика.

Она не обратила ни малейшего внимания на протянутую для дружеского рукопожатия ладонь. Повисла гнетущая тишина и только через пару минут блондинка соизволила оторваться от своего занятия и поднять голову, уронив в кулак увеличительное стекло. У нее оказались неожиданно яркие голубые глаза, по крайней мере, такими они показались капитану в желтом свете настольной лампы.

— Да, меня зовут Женевьев, — кивнула она. — По-моему, мне знакомо ваше лицо.

Фрост выдавил вымученную улыбку и произнес:

— Вы работаете на…

— Кто вы такой, во-первых?

— Я — Джеймс Вильям Карлсон. Можете называть меня просто Джеймс. А вы?..

— Вам ведь сказали, как меня зовут. Этого пока хватит.

— Ладно, — улыбнулся Хэнк, — все равно, рад встретиться с вами.

На ее лице не отразилось никаких эмоций. Капитан скрестил руки и присел на краешек стола.

— Послушайте, перестаньте заниматься ерундой, если вам знакомо мое лицо и это, — он показал на повязку, — значит, вы знаете, кто я такой. Вы связная или нет? Если я по ошибке забрел не в ту часовую мастерскую, так я уйду.

— А вы думали, что вас встретят криками “хайль Гитлер”? Насколько я знаю, вы еще находитесь в розыске, мистер Карлсон. И откуда я знаю, что вы именно тот человек, за которого себя выдаете?

— Ну хорошо же, — многозначительно произнес капитан и его рука вынырнула из-под плаща, сжимая пистолет. Раздался щелчок взведенного курка, неожиданно громко прозвучавший в резко наступившей тишине, прерываемой только тихим тиканьем часов. — Говорите или да, или нет, дамочка, иначе…

И он угрожающе покачал стволом диаметром почти что полдюйма.

— Ладно, вы действительно — Карлсон. До нас дошли сведения, что вы находились на севере Африки — в Палестине.

— Да, еле ушел от проклятых израильских полицейских, туго пришлось… — заметил он, пытаясь подыграть под характер Карлсона.

— Ничего, им недолго осталось там править, — почти промурлыкала Женевьев. — Хорошо, я познакомлю вас с местным партийным руководством. Как известно, хотя мы и координируем свою работу с ними, но не являемся частью их организации. Я представлю вам всех нужных людей.

— Вот и отлично, — постарался скрыть свои эмоции Фрост.

— Я много читал о вашей партийной работе в Штатах. Оказывается, вы довольно хладнокровный убийца, мистер Карлсон.

Хэнк что-то невнятно пробормотал, не имея ни малейшего понятия, был ли в действительности тот убийцей и не желая продолжать разговор на эту тему.

— У нас есть еще время. Может, пойдем ко мне? Я покажу свою квартиру, отдохнешь с дороги. Мало ли чем можно убить время двум молодым людям…

Он пожал плечами, засунул пистолет за пояс и заметил:

— Кобуру вот только потерял, надо новую купить.

Женевьев поднялась, встряхнув волосами, и Хэнк впервые по-настоящему рассмотрел ее. Волосы были удивительного платинового цвета, а глаза — неестественно голубыми. Под прилегающим вязаным платьем скрывалась красивая фигура со всеми положенными выпуклостями.

— Ну так что, идем?

— А почему бы и нет, радость моя.

Ее квартира находилась недалеко, в полутора кварталах от мастерской, в довольно неприглядном здании, хотя сами комнаты, расположенные на втором этаже, оказались уютными и буквально залитыми светом, когда Женевьев щелкнула выключателем.

— Присаживайся. Что будешь пить?

Капитан был готов к этому вопросу. Не удержавшись и скривившись, он попросил:

— Если нет шотландского виски, то можно бурбон.

Женщина улыбнулась и исчезла в кухне. Фрост бросил мокрый плащ на деревянный обеденный стол, сел на низкий диван и закурил. Карлсон предпочитал “Куле”. Вдыхая ментоловый дым, Хэнк рассмеялся — тот человек, роль которого он играл, был известен не только своей ненавистью к евреям, но и к неграм, среди которых, как он заметил, имелось особенно много почитателей сигарет с ментолом. Он поигрался своей зажигалкой “Зиппо”, не особенно ее скрывая от вернувшейся Женевьев — у Карлсона тоже была “Зиппо”.

— Держи, Джеймс. Шотландского не нашлось, но это хороший бурбон.

— Спасибо тебе, моя спасительница, — поблагодарил капитан. Он не мог переносить этот напиток.

— Идем в спальню, там допьешь.

Он поднялся с дивана, расстегнул галстук и последовал за хозяйкой.

В углу спальни стояла стерео система, Женевьев подошла к ней и включила музыку. Комнату заполнили звуки песни Шарля Азнавура.

— Пожалуйста, выключи музыку. Я так устал…

Последний раз он слушал Азнавура вместе с Бесс в Швейцарии, и у него не было ни малейшего желания испортить приятные воспоминания тем, что сейчас произойдет в этой спальне.

Женщина выключила стерео и подошла к кровати, освещенной маленькой настольной лампой.

— Раздень меня, — попросила она.

Фрост приблизился к ней, и она прильнула к его груди. Он обнял женщину, нащупал сзади платья крючок, молнию и неумело расстегнул одежду. Женевьев убрала руки с его плеч, и платье упало на пол. Лифчика под ним не оказалось, это он заметил еще в часовой мастерской. Чулок тоже не было, лишь коротенькая комбинация и трусики. Отбросив в сторону туфли и сразу став на два дюйма ниже ростом, она потянулась к нему всем пышным телом и спросила возбуждающим шепотом:

— Интересно, одноглазые лучше целуются?

— Они лучше не только целуются. Сейчас убедишься в этом сама…

То, что произошло потом между ними, можно описать двумя словами — неистовство и ярость. Не любовь, даже не секс — неистовство, граничащее с насилием. Он яростно вбивал свое тело в ее, она стонала и в кровь царапала ногтями его спину, вскрикнув один только раз: “еще!”

Пока Женевьев принимала душ, он оделся, проверил пистолет и с отвращением выкурил еще одну ментоловую сигарету. Затем они сели в ее машину — маленький “рено” — и поехали в район, который и в подметки не годился той улице, где была расположена мастерская. В этом на каждом углу находилось сомнительное увеселительное заведение и пока они шли от того места, где запарковали машину, Хэнк насчитал до десятка проституток и их коллег мужского рода, слоняющихся по улице.

— Отличное местечко, — сделал он комплимент женщине, но та не стала пялиться по сторонам, а взяла его под руку и увлекла за собой в один из диско-клубов. Фрост успел заметить название — “Голубой Париж” — но его смысл дошел до него, только когда они попали внутрь.

Капитан быстро осмотрелся по сторонам и убедился, что около половины посетителей накачаны наркотой. К ним, виляя задом, подошла рыжеволосая “официантка” в кокетливом передничке — без всякого сомнения, “голубой” — и, видимо, зная Женевьев, “провела” их к одному из столиков недалеко от танцевальной площадки.

Хэнк заказал бурбон, его спутница — джин и тоник.

— Потанцуем? — спросила она его.

Фрост смутно вспомнил, что Карлсон считал себя неплохим танцором и с готовностью согласился.

Музыка в стиле “диско” грохотала вовсю. Капитан отхлебнул обжигающего виски и поспешил за Женевьев, которая уже выскочила на площадку. Высоко под потолком вращался зеркальный шар, отбрасывая сотни зайчиков от направленных на него фонариков. Не успел он догнать свою партнершу, как громкие аккорды стихли, но через секунду вновь раздались мощные звуки чего-то похожего на диско-аранжировку Бетховена.

“Да какого черта, плясать — так плясать!”, — с решимостью подумал Фрост, подхватил Женевьев и закружил ее между парами, из которых примерно две трети были однополыми. Или можно было сказать по-другому — целая одна треть пар состояла из обеих полов. Он не удержался и рассмеялся.

— Что смешного? — постаралась перекричать шум музыки его спутница.

— Ничего! — крикнул он в ответ, захохотав еще громче. Подумать только — он, Хэнк Фрост, опустился до того, что вот сейчас отплясывает в дискотеке для гомосеков! “Эх, видела бы меня Бесс”, — едва не вырвалось у него вслух.

Следующая песня походила на танго. Капитан подхватил партнершу и заскользил по площадке, словно заправский танцор, наклоняя Женевьев, вращая ее, отбрасывая от себя и вновь привлекая.

— Джеймс, ты танцуешь фантастически, — жеманно прошептала она ему на ухо.

— Я же тебе говорил, что одноглазые делают кое-что совсем неплохо.

Закончилась и эта песня и через пару минут раздалась барабанная дробь. Фрост повернулся к центру площадки и услышал восхищенный голос своей спутницы:

— Начинается! Представление начинается! Он кивнул, взял ее под локоть и провел к столику, пробормотав:

— Сгораю от нетерпения…

Однако вскоре он понял, что можно было и не сгорать. Представление оказалось обычными садомазохистскими выкрутасами, едва облаченными в кое-какую хореографическую форму. Некоторые номера он мог бы поставить и сам, причем намного лучше. Наряды из черной кожи выглядели, как дешевые поделки из блестящего кожзаменителя; хлысты, цепи имели устаревший, подержанный вид, что с полным правом относилось и к грудастому танцору в светлом парике. Он извивался на сцене, игриво замахиваясь плеткой-семихвосткой на молодого парня женственного вида, прикованного к металлическим стойкам, опустившимся из-под потолка танцплощадки.

Хэнк бросил взгляд на зрителей, которые вели себя довольно непринужденно, громко хлопая, стуча ногами, свистя и подбадривая выступающих. На сцене “представление” было в самом разгаре — вот жеманного вида “страдалец” опустился на колени и стал ползти, высунув язык, к потрясающему плеткой “палачу”. Капитан залпом прикончил свой бурбон и громко прошептал на ухо Женевьев:

— Он что, собирается у него…

Та что-то утвердительно промычала, не сводя глаз с площадки и едва дыша от возбуждения.

— Боже мой, — вздохнул с осуждением Фрост, обращаясь больше к себе самому, — моя мамочка никогда не водила меня по таким местам.

Когда гомик подполз к своему старшему товарищу и начал делать то, во что до самого конца не верилось Хэнку, он нервно закурил и выругался про себя.

Однако, ему пришлось признать по мере развития “представлений” что то, что так потрясло его вначале, оказалось детскими забавами по сравнению с тем, что стало твориться на сцене немного погодя. Зрители, в отличие от капитана, получали огромное наслаждение от выступления и неистово аплодировали “артистам”.

— И такое представление дают здесь каждый вечер? — спросил он у подружки.

— Да, только сегодня они выступают последний раз — клуб ненадолго закрывается. Я сейчас поведу тебя за кулисы и там ты встретишься со связным.

Он заказал еще выпить и взглянул на часы, браслет которых ему так и не починили. Четыре утра. Снова зазвучала танцевальная музыка, на площадку выскочили пары, Женевьев вопросительно взглянула на Фроста, но он отрицательно покачал головой:

— Нет, давай просто посидим, отдохнем. Для меня слишком много впечатлений за раз.

Они осушили стаканчики, и его спутница поднялась, наконец, из-за стола.

— Ладно, пойдем, Джеймс, я тебя познакомлю с кем нужно.

Он поспешил за ней, лавируя между танцующими, к “кулисам”, а попросту говоря, к потрепанной ярко-красной бархатной шторе, отгораживающей кабинки для переодевания от сцены. За ней оказался узенький коридор с несколькими дверьми: За дверью справа шла разудалая гулянка, судя по доносившимся изнутри звукам.

— Там — кордебалет, — с гордым видом объяснила Женевьев и постучалась в дверь слева, добавив голосом, полным благоговейного почтения: — Вот его гримерная.

— Антре! — услышал капитан и последовал за женщиной в комнатку.

Она показалась ему обыкновенной захламленной гримерной, типичной для какого-нибудь дешевого театра. За столиком сидел, вытирая с лица грим, тот самый грудастый блондин с плеткой.

— Виктор, это Джеймс Карлсон. А это — Виктор Либлинг, руководитель парижского отделения французской национал-социалистической рабочей партии.

Виктор Либлинг повернулся к гостю и протянул ему руку. Фрост обхватил ее своей ладонью и в этот момент понял, что попался на старую уловку, знакомую ему еще по старым ковбойским фильмам. Неожиданно сильным рывком на себя блондин в парике рванул руку Хэнка и тот, рванувшись левой к пистолету на бедре, почувствовал укол чем-то острым под лопатку. Резкая боль и жар, разлившийся по спине… Нож? — мелькнула догадка, но тут капитан обессилено опустился на колени.

— Вы слышите меня, герр Карлсон?

Он не мог произнести ни слова, а перед глазами расплывались разноцветные пятна.

— Не переживайте, вас всего лишь укололи шприцом. Мы проверили отпечатки пальцев, оставленные вами в квартире Женевьев и, по данным Сюртэ, они не принадлежат Джеймсу Карлсону. Это значит, что вы не тот, за кого себя выдаете и, следовательно, работаете либо на ЦРУ, либо на Моссад. Вы — не Карлсон.

Фрост взглянул на гротескное лицо, до половины покрытое гримом, попытался что-то произнести, но не смог пошевелить онемевшим языком в сухом рту.

— Не надо нам пытаться что-то объяснить прямо сейчас, герр как-вас-там. Мы скоро все узнаем. На верится, что так легко провалились? Так вот вам главное доказательство — мы сразу узнали, что вы не Карлсон после того, как вы поразвлекались с Женевьев. Ведь Карлсон — убежденный гомосексуалист!

Хэнк отрешенно закрыл глаз, найдя в себе все-таки силы пробормотать:

— Ни хрена себе…


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

Фрост открыл глаз и прищурился, стараясь сообразить, где он находится. Хэнк почувствовал, что руки его связаны и, взглянув вверх, увидел, что он подвешен на толстой цепи к балке какого-то старого сельского дома. Ноги его раскачивались в футе от пола и вместе с чувством боли вернулось ощущение холода — он был полностью раздет. Капитан сумел снова поднять голову и заметил, что запястья ему сковывают не обычные современные наручники, а старинные толстые ржавые кандалы, и от них тянется к потолку цепь не менее мрачного вида. Комната была похожа на библиотеку — вдоль трех стен тянулись шкафы с книгами, а посредине четвертой гудел пламенем большой камин, обложенный грубым природным камнем.

Вдруг между шкафами Фрост различил многочисленные предметы, о существовании которых в настоящее время он и не подозревал. Он уставился на орудия пыток, чье незамысловатое страшное назначение было подсознательно понятно любому человеку. На стенах были развешаны усеянные шипами металлические ошейники с огромными стяжными болтами по бокам; колючая проволока; железные пруты; деревянные брусья, сжимающиеся, как тиски; полураскрытые маски с иголками внутри; чугунные сапоги с решеткой вместо подошв для раскаленных углей…

— Вижу, вы заинтересовались декорациями, герр Карлсон. Может, назовете свое настоящее имя, перед тем, как мы приступим к нашему вечернему представлению?

Хэнк узнал голос Либлинга и повернулся в ту сторону, откуда он раздался. Рядом с тем стояло еще несколько человек, принимавших ранее участие в шоу в диско-клубе. Женевьев, единственная женщина, тоже находилась здесь. Кожаные кресла выстроились полукругом вокруг пленника на безопасном расстоянии, чтобы он не мог достать до мучителей ногами. У тех был действительно такой вид, будто они с нетерпением ожидали начала представления.

— Как тебя зовут? — закричал Либлинг.

Фрост с безразличием посмотрел на него и негромко, но раздельно произнес:

— Пошел к черту, педик!

На того, похоже, оскорбление не произвело никакого впечатления и он более спокойно продолжил:

— Нас интересуют три вопроса, и я добьюсь ответов на них с удовольствием для себя и ужасом для тебя. Первый кто ты такой и на кого работаешь? Второй — с какой целью ты пытался проникнуть в нашу организацию и что твоя контора знает о нас? И третий — известно ли тебе, кто украл этого еврейского профессора Балсама?

Хэнк подумал, что, если бы он не висел, а стоял, то упал бы от удивления. Самый главный нацист в Париже не знает, кто похитил Балсама?

— Не хочешь отвечать сейчас — ответишь позже. Мы с тобой, с твоим телом и разумом сделаем такое, что ты будешь молить о смерти как о счастливом избавлении.

Капитан подумал, что ему не станет легче оттого, что он признается, кем он является на самом деле. Вежливость тоже не даст никаких преимуществ. Он от души выругался, упомянув о сексуальной склонности всех собравшихся, причем из его длинной тирады только два слова были печатными “идите” и “засуньте”

— Ты поплатишься за свой длинный язык! Женевьев, ты его привела к нам, ты и начинай.

Краем глаза Хэнк увидел, как та встала, оправляя юбку. Исчезла из поля зрения и появилась уже с другой стороны с опасной бритвой и кожаным ремнем в руках.

— Кто бы ты ни был, тело у тебя волосатое, а вот те шрамы на ногах совсем свежие, кожа должна быть очень чувствительной. Вот оттуда и начнем.

Она стала править бритву о ремень, и в комнате раздалось довольное кудахтанье собравшихся извращенцев. Но как только она дотронулась лезвием до нежной, до конца не зажившей кожи, и дернула им вверх, капитан перестал слышать посторонние звуки, так как сам закричал от резкой боли. Однако, сознание не уходило. Он чувствовал боль и ничего, кроме боли. Женевьев с видимым удовольствием срезала с ног не только волосы, но и полоски кожи, иногда отходя немного в сторону и любуясь проделанной работой. Потом она взяла ремень, о который правила лезвие, и стала хлестать им по обнаженным кровоточащим ранам. Процедура с поочередным применением бритвы и ремня продолжалась, казалось, целую вечность, но капитан только кричал и кричал, а спасительное забытье не приходило.

— Ладно, хватит, — остановил увлекшуюся мучительницу Либлинг и обратился к Фросту: — Достаточно накричался? Может, поговорим?

Тот был в настолько остром болевом шоке, что не нашел в себе силы ответить и только покачал головой — нет.

— Самое трагическое, что ты можешь и не знать все, что нас интересует, но когда мы закончим наше представление, то забудешь даже свое собственное имя. Марсель, теперь твоя очередь, но оставь немного и для нас, а то Женевьев уж очень пожадничала…

Раздался смех, с кресла поднялся высокий женственный тип, участвовавший в представлении в клубе и неестественно бабской походкой, сжимая коленки, направился к камину. Он еле семенил, а голубые джинсы настолько плотно обтягивали его бедра и задницу, что было тяжело понять, как он вообще шевелит ногами.

Подойдя к огню, он вынул из него заблаговременно положенную туда кочергу и стал с удовлетворением рассматривать ее раскаленный конец. Затем он шагнул к пленнику и стал заходить ему за спину, оскалившись в похотливой ухмылке.

— Нет, Марсель! Кочерга в анусе может его сразу прикончить. Еще рано!

Сзади раздался визгливый обиженный крик Марселя. Хэнк впервые слышал его голос:

— Если мне не разрешают делать то, что хочу, я вообще не буду играть! — Он обиженно фыркнул, пробежал мимо камина, бросил в него кочергу и выскочил из комнаты.

Капитан уже решил для себя, что его палачи полностью помешанные и окончательно свихнувшиеся психи. Ему и раньше приходилось подвергаться пыткам, но такой мучительной боли, как при срезывании лоскутов кожи, испытывать не приходилось. Однако, когда он взглянул в глаза подошедшего к нему Либлинга, то понял по его ожесточенному взгляду, что ему уготована ужасная участь и ожидает еще более адская боль. Тот вытащил из кармана несколько небольших длинных металлических штопоров и многообещающе продемонстрировал их узнику:

— Я буду медленно вкручивать их тебе в живот, мой молчаливый друг, а ты будешь просить меня о смерти. Может, я сжалюсь над тобой и пристрелю, но только тогда, когда ты нам выложишь всю информацию.

Капитан почувствовал, что его сейчас вырвет. Он и так дышал с трудом из-за рук, высоко поднятых над головой, но справился с секундной слабостью и ничего не ответил. Либлинг поднес первый штопор к животу Фроста и притронулся острым металлом к мягкой коже.

Неожиданно раздался крик — не пленника, на этот раз, — а похожий на визг Марселя. За ним из коридора послышался топот бегущих ног. Один из нацистов подскочил к двери, распахнул ее и Хэнк заметил пробивающиеся в полузашторенное окно лучи солнца — было уже утро. Из коридора раздался истошный крик:

— Марсель снова поджег свою комнату! Бегите сюда!

— Я сейчас вернусь! — пролаял Либлинг, бросил орудия пытки на пол и выбежал из библиотеки, крикнув: — Женевьев, не спускай с него глаз!

Хэнк опустил взгляд — ноги истекали кровью, капли которой капали на кусок брезента, брошенный внизу, и смешивались с засохшими пятнами, оставшимися после предыдущих несчастных жертв палачей. Женевьев подошла к нему и ухмыльнулась, снова достав свою бритву.

— Он ведь не запретил мне немного поиграть с тобой, пока его не будет. А не отрезать ли веко твоего здорового глаза — вот будет смешно…

Она взяла небольшой стул, стоящий у книжного шкафа, поставила его рядом с подвешенным пленником и встала на него, угрожающе поводя лезвием из стороны в сторону.

— Как тебя зовут? Говори!

Хэнк взглянул ей прямо в зрачки, находящиеся совсем близко от своего глаза, прикрыл его, как будто теряя сознание и прошептал:

— Хэнк Фрост…

— Что ты сказал? Громче!

Он открыл глаз, усмехнулся и повторил:

— Фрост!

В то же мгновение он резко ударил правым коленом мучительницу в живот и сбил ее со стула. Не успела она опомниться, как он зажал ей голову между своими коленями и, словно тисками, сдавил изо всех оставшихся сил.

Женевьев пронзительно заверещала, и он сам едва не закричал от боли, разрывающей израненные ноги на части. “Я должен сломать ей шею”, — стал он настойчиво повторять про себя снова и снова. Даже если ему не суждено спастись, эта тварь умрет. Капитан напряг мышцы, раскачиваясь на наручниках и чувствуя, как руки вырываются из суставов.

Раздался хрип и Хэнк взглянул вниз, на сдавленную голову женщины, на глаза, вылезшие из орбит, побагровевшее лицо и вывалившийся язык. Он разжал ноги, тело тяжело рухнуло на пол и осталось лежать без малейшего движения.

Капитан тяжело дышал, едва не потеряв сознание от страшного физического напряжения. Несмотря на холод, по лицу его струился пот, мускулы дрожали, и он никак не мог отдышаться. Все нацисты, наверное, услышали крики, сейчас вбегут сюда и конец не заставит себя ждать.

Вдруг он обратил внимание, что в дверь библиотеки стал сочиться дым.

— Пожар, — промолвил он, — они все еще тушат комнату, которую поджег этот голубой.

Фрост с трудом поднял голову — он помнил, что цепь, на которой он висел на наручниках, была наброшена на крюк, вбитый в потолочную балку. Он знал, что делать, но совсем не был уверен, хватит ли силы. Капитан стал понемногу раскачиваться из стороны в сторону и ему, наконец, удалось перехватить цепь, к которой были прикованы кандалы. Перебросив и вторую руку, он подтянулся и сумел уцепиться за балку, переводя дыхание и пытаясь собраться перед самым главным “гимнастическим упражнением”. Повиснув, Фрост стал делать махи ногами, с каждым разом поднимая их все выше и выше, пока резким рывком не забросил пятку на балку. Напрягаясь и едва не теряя сознание, он начал боком карабкаться наверх, цепляясь за толстый брус руками и ногами. Перебросив тело и улегшись ходуном ходившим животом на балку, он сбросил цепь с крюка и досмотрел вниз. Надо было прыгать, ссаживать его никто не собирался.

Приземлился капитан очень тяжело, и голову после удара о пол стала окутывать темнота, но он уцепился пальцами в окровавленный брезент, стараясь не поддаваться слабости и предательскому внутреннему голосу, нашептывающему: “Усни… отдохни…”

Он перевернулся на спину, сумев справиться с подступившей слабостью и болью, и встал на колени. Фрост замерз, дрожал от холода и от потери крови. Нельзя было терять ни секунды, нацисты могли вернуться в любой момент. Дым у двери комнаты начал постепенно рассеиваться. Хэнк осмотрелся по сторонам и, не в силах подняться на ноги, пополз на коленях к сумочке Женевьев, которая осталась на кожаном кресле.

Порывшись в ней, он обнаружил плитку шоколада, на которую с жадностью набросился — его организм настоятельно требовал подкрепления после потери большого количества крови. Но главное, что обрадовало его больше всего — в сумке был малокалиберный женский пистолет, почти игрушка, но все же хоть какое-то оружие! Ключа от своих оков он не смог найти.

Фрост поднялся и заковылял к двери, не обращая внимания на то, что на нем нет одежды. Выглянув в коридор, он заметил пламя, все еще вырывающееся с лестницы, ведущей наверх, оттуда также доносились рассерженные крики фашистов и визг Марселя.

— Теперь ты точно умрешь, ублюдок, — еле слышно прошептал Хэнк. Шестое чувство подсказало капитану, что, если он поторопится, то сумеет отплатить своим палачам.

Осторожно прикрыв дверь, он вернулся в библиотеку и заметил валяющуюся в углу свою собственную одежду, вернее, вещи Карлсона.

— Безмозглые идиоты, — пробормотал он, доставая кольт — намного более серьезное оружие, чем найденный минуту назад пистолетик. Фрост схватил в охапку одежду и подошел к трупу Женевьев, валяющемуся рядом. Без лишних эмоций он оторвал несколько широких полос от ее юбки и кофточки и перевязал самые обширные раны на ногах. Натянув брюки и засунув носки и трусы в карман, он поднял бритву, выпавшую из рук мучительницы, и забрал ее с собой. С трудом надев туфли и не имея возможности набросить пиджак — запястья все еще продолжали сжимать наручники — он снова зашагал к двери.

Сверху раздались торопливые шаги, и послышался громкий голос с грубым немецким акцентом:

— Женевьев! Иди сюда, надо срочно дать укол Марселю. Мы никак не можем его успокоить. Ты слышишь меня?

Капитан притаился у выхода из библиотеки, подождал, пока нацист не вбежит в нее, и моментально сбил его с ног ударом тяжелых наручников. Не успел тот опомниться, как он навалился сверху, выхватил бритву и рассек шею врага пополам. Отворачиваясь от фонтана крови, хлынувшей из перерезанной артерии, он быстро обыскал карманы бившегося в агонии нациста, нашел кнопочный нож и то, что искал, — ключ от наручников.

— Не повезло тебе в этот раз. Попытаешь меня в следующий… — прохрипел Фрост, освобождаясь от оков. Бритвой он отрезал кусок рубашки уже успокоившегося противника и кое-как перевязал себе кровоточащие запястья. Бросив лезвие в карман брюк, он набросил пиджак и заторопился из библиотеки.

Хэнк взглянул на циферблат часов со сломанным браслетом, обнаруженным в пиджаке, с горечью осознавая, что время бежит неумолимо. Что пришлют похитители профессора на этот раз, если сегодня не будет заплачен выкуп в чем он очень сомневался. Ухо? Очередной палец? И кто его похитил, если не нацисты? Вряд ли стал бы Либлинг врать…

Выбравшись в коридор, он повернулся и взглянул на лестницу, ведущую на задымленный второй этаж. По ней спускался Марсель с автоматом в руках.


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

Не тратя даром времени, Фрост вскинул кольт и прицелился в противника. Марсель успел вильнуть в сторону, и первый выстрел попал ему в руку, а вторая пуля вообще пролетела мимо. Он не воспользовался автоматом, а кинулся прочь по лестнице, визжа, словно перепуганная девчонка и прижимая раненый локоть. Хэнк еще раз прицелился, на этот раз более тщательно, и влепил третий свинцовый гостинец прямо в худую задницу голубого, свалив его замертво лицом на ступеньки.

— Ты хотел что-то подобное проделать со мной, дружище? — не мог он удержаться от последнего вопроса к своему неудавшемуся мучителю.

Сначала он хотел подобрать автомат, но потом передумал и рванул к наружной двери. Либлинг с тремя приспешниками уже торопились вниз по лестнице, все четверо вооруженные автоматами.

Дверь оказалась запертой и капитан, успевший немного восстановить свои силы, с разбега ударил ногой по замку, ощутив, как по израненным мышцам волной прошел болевой спазм. Тот поддался и Фрост выскочил на каменное крыльцо под грохот очередей, злобно разбивающих в щепки филенчатые половинки двери позади него. Он услышал разъяренные крики преследователей, и, развернувшись и присев, выстрелил два раза, свалив нациста, бежавшего справа от главаря. Либлинг в испуге тоже упал на пол, прикрывая зачем-то лицо рукой. Капитан выпустил еще одну пулю, скатился с крыльца и кинулся через двор к автомобилям, стоящим в дальнем его углу.

Не успел он преодолеть и половины расстояния, отделяющего его от спасительных машин, как к ним вдруг подрулил черный “ситроен” и из него вывалилось трое вооруженных бандитов.

— Остановите его! — снова раздался за спиной крик Либлинга. — Хельмут, вот он! Спускайте собак!

Хэнк резко остановился, повернулся на каблуках и, израсходовав последний патрон, во весь дух помчался к лесу, виднеющемуся за домом.

— Давай, давай, только не останавливайся, шевели ногами, — подбадривал он себя на бегу, стараясь вскидывать повыше плохо слушающиеся коленки. Едва он достиг первых деревьев, как услышал сзади злобный собачий лай. Бросив через плечо настороженный взгляд, Фрост в отчаяния увидел нескольких огромных животных, в исступлении рвущихся с натянутых поводков, с мощными мышцами, ходуном ходящими под гладкой кожей, с темно-багровыми пастями, брызжущими слюной и длинными клыками.

Доберманы!

Капитан в ужасе ломанулся сквозь осенний лес, оставляя на сухих сучках и колючках лоскуты одежды и кожи. Лай, тем не менее, становился ближе, а боль в ногах — все сильнее. Он на секунду остановился, чтобы вздохнуть полной грудью, и заметил, что по изорванным штанинам стекают капельки крови — отличная приманка для собак-людоедов. Успев поднять голову к небу — утро было в полном разгаре, часов девять, — Хэнк снова побежал куда глаза глядят.

Тяжело переставляя ноги, он понял, что уйти от доберманов и их хорошо вооруженных хозяев не удастся. Слишком много крови он потерял и совсем запыхался, хоть и преодолел не более мили. Придерживая в карманах оба пистолета и патроны к ним, Фрост вдруг заметил большую поляну и заспешил к ней. Необходимо захватить автомат, чтобы хоть как-то увеличить шансы на спасение.

На середине поляны он споткнулся и упал. Поднявшись на колени, он оглянулся — нацисты с собаками уже выбегали на поляну, поливая очередями кусты перед собой. Тщательно прицелившись из кольта, капитан постарался унять дрожь в руках и нажал на спусковой крючок. Он не надеялся на удачный выстрел, но действительность превзошла все ожидания — ближайший противник свалился на землю, продолжая строчить из автомата и случайно изрешетив свою собственную собаку, прыгающую вокруг него на поводке. Хэнк выстрелил еще раз — мимо — и побежал дальше, заметив, что за ним кинулись три добермана.

Он достиг деревьев, растущих с другой стороны поляны, и прижался спиной к тоненькой сосне. Первая собака неслась на него огромными прыжками, раскрыв кровожадную пасть и выставив смертельно опасные клыки. Фрост всадил ей пулю прямо в грудь и доберман споткнулся о нее в высоком прыжке, словно натолкнувшись на каменную стенку. Беглец снова пустился наутек, проклиная фашистов за то, что они научили животных охотиться на людей и жалея о пуле, истраченной на собаку, а не на ее хозяев.

Он старался не замедлять свой бег и несся зигзагами между деревьями, чувствуя горячее дыхание погони. Перепрыгивая через поваленную березу, капитан споткнулся и тяжело упал на землю. Едва он успел перевернуться, как на него сверху бросился доберман, брызгая слюной и пытаясь вцепиться в горло. Хэнк сумел защитить шею левой рукой и перебросить злобное животное через себя, но в ту же секунду на него налетела еще одна собака. В этот раз Фрост вскинул пистолет и вогнал две пули в голову зверя, который безжизненно свалился в опавшие листья, словно пробитый воздушный шар.

Он приподнялся на коленях и хотел застрелить собаку, отлетевшую двумя секундами раньше в сторону, но патронов в обойме больше не оказалось и затворная рама так и осталась в отведенном положении. Доберман прыгнул, рассвирепев от неудавшегося первого нападения и намереваясь растерзать жертву на куски, и капитану ничего не оставалось, как отвести кулак с зажатой в ладони рукояткой кольта, как кастетом, и изо всей силы садануть распластанную в прыжке собаку по голове. Животное отлетело в сторону и затихло, а Фрост охнул от боли и бросил взгляд на костяшки своих пальцев — из-под ободранных лоскутков кожи стала обильно сочиться кровь.

Он неуклюже поднялся, вогнал в пистолет новую обойму и заспешил вперед, ощущая сзади топот бегущих преследователей и жаркое прерывистое дыхание алчущих зверей. Деревья стали редеть, и за ними неожиданно выросла живая изгородь из густого кустарника. Хэнк кинулся прямо на нее, замедлив свой бег и стараясь пробиться сквозь густые ветки. Прорвавшись на другую сторону этой естественной стены, он отбежал десятка два шагов, развернулся и припал на одно колено, готовясь дать бой преследователям, когда тем придется тоже приостановиться, тараня плотную изгородь. Сколько их осталось — человек пять? Фрост сжал кольт обеими руками и попал первым выстрелом прыгнувшему на кусты нацисту прямо в переносицу. Тот без единого звука свалился назад, на руки своих подоспевших сообщников. Вторая пуля сразила на лету одну из двух оставшихся собак, проскользнувшую между ветками и метнувшуюся черной молнией на беглеца. За этим последовала захлебывающаяся от бессильной ярости очередь, и капитан нажал несколько раз на спусковой крючок, расстреливая в упор преодолевшего кустарник и бегущего прямо на него автоматчика. Тот рухнул оземь, продолжая поливать свинцом ближайшие деревья, не в состоянии разжать сведенные предсмертной судорогой пальцы. Но за ним последовал еще один нацист и Хэнк едва успел перекатиться и снять его, запыхавшегося от бега, последним патроном.

Не теряя ни секунды, он бросился на четвереньках к убитому им перед этим автоматчику и выдернул спасительное для него оружие из холодеющих рук. Это оказался девятимиллиметровый пистолет-пулемет времен корейской войны.

— Взять, Фриц! — вдруг услышал он бешеный вскрик и не успел поднять автомат, как на него налетел доберман и повалил навзничь на землю, стараясь достать до горла. Капитан не смог выдернуть оружие из-под огромного животного, распластанного прямо на нем, — и щелкающего клыками перед самым лицом, он лишь сжал кулак и изо всех сил ударил собаку в шею. Та взвизгнула и сползла с него, потом заскулила и отбежала в сторону.

Краем глаза Фрост заметил, что к нему спешат два нациста, готовясь прикончить свою жертву. Он перевернулся на живот и сам бешено застрочил, выкрикивая в ярости какие-то ругательства. В глубине мозга вертелся навязчивый вопрос — неужели и он помешался и перешел границу, отделяющую жестокое, но справедливое возмездие, от безумия?

Противники покатились по земле, сраженные свинцовым дождем, а Хэнк подскочил к одному из них, все еще дергающемуся, и добил его ударом приклада. Наверное, это все-таки было безумие…

Он сам устало опустился на ковер из опавших листьев рядом с убитыми врагами, не в силах сдержать охватившую его слабость, не видя перед собой ничего, кроме расплывающихся цветных кругов. Магазин автомата был расстрелян полностью и из оружия при нем остался лишь дамский пистолет да бритва… Единственный оставшийся в живых доберман лежал совсем недалеко и тихо рычал, не спуская с Фроста взгляда угольно-черных глаз и подрагивая оскаленными губами.

Капитан обессилено закашлялся и вытянул по направлению к собаке окровавленные ладони, приготовившись к последней схватке в своей жизни, — он понимал, что не сумеет справиться с доберманом. Но тот чего-то выжидал, видимо, выбирая удобный для нападения момент. Хэнк стал дрожать от холодного ветра, поднявшегося в лесу, зашелся в кашле, разрывающем надорванные бегом легкие, в снова перед его глазом все поплыло… “Воздуха, не хватает воздуха!”, — требовал мозг, не выдерживая напряжения, в Фрост погрузился в темноту…

Он открыл глаз, чувствуя, что лицо покрыто грязью, и посмотрел на окровавленную руку и ободранные пальцы в засохшей коричневой корке с прилипшими к ней листочками. “Собака!”, — вдруг вспомнил он и, дрожа, поднял голову. Животное так и не сдвинулось со своего места и продолжало смотреть на него. Увидев, что человек зашевелился, доберман стал медленно подползать к нему на животе. Капитан дернулся было за пистолетом или за бритвой, но собака неожиданно уткнулась мокрым носом в израненную ладонь и стала ее лизать, потом вскочила и встала рядом с распластанным на земле Хэнком.

Он с трудом поднялся, заметив, что ранен в левое плечо, на котором расплылось пятно засохшей крови. В горячке боя он даже не почувствовал попавших в него пуль. Доберман снова ткнул капитана мордой в руку, и тот недоуменно посмотрел на него, не в состоянии объяснить такое поведение. Он нерешительно погладил животное, негромко обращаясь к нему:

— Что, брат, и тебе больше нравится дружба, чем война? Ну что же, я не против, давай дружить.

Стараясь не поддаваться вновь охватившей его слабости, Фрост медленно подошел к лежащим рядом трупам, все еще с опаской поглядывая на своего нового друга. Забрав автомат с тремя запасными магазинами, он стянул с одного мертвого нациста теплую куртку, не сильно изрешеченную пулями, и толстый свитер, который положил на раненое плечо.

Капитан никак не мог согреться и дрожал от холода, несмотря на трофейную одежду, защищавшую от пронизывающего ветра. Стараясь сориентироваться на местности, капитан посмотрел на небо — по его подсчетам, было около полудня, — по сторонам, и зашагал, определив примерное направление. Оглянувшись, он с удивлением увидел, что собака нерешительно трусит следом за ним.

Хэнк вспомнил, что кричали нацисты, перед тем как она бросилась на него, и позвал ее, так и не будучи полностью уверенным, что это кличка, а не команда атаковать:

— Фриц!

Та на мгновение остановилась, насторожила уши, а затем побежала к нему. Фрост еле удержался от непроизвольной реакции вскинуть автомат и прикончить приближающегося к нему добермана. Собака подбежала и уселась рядом, заглядывая ему в лицо. Он усмехнулся от такой неожиданной преданности, наклонился и почесал добермана за ушами.

— Вообще-то я работаю один… Ну да посмотрим.

И они вдвоем стали выходить из леса. “Сейко”, находившиеся в кармане, оказались напрочь разбитыми, и капитан мог только приблизительно гадать о времени. Когда за спиной остались последние деревья, он заметил дорогу, извивающуюся ярдах в ста, и взглянул на небо.

— Около четырех часов, Фриц. Скоро будет темнеть. Надо поторопиться.

Они заспешили к дороге и, не доходя до нее, Фрост увидел приближающийся издали автобус. Он ускорил шаги, стараясь успеть перехватить его, собака бежала рядом. Выскочив на покрытый выбоинами асфальт, он постарался стать так, чтобы меньше было видно окровавленную одежду, и спрятал за спиной автомат, не снимая пальца со спускового крючка, готовый на все, только бы остановить автобус. Дрожа то ли от холода, то ли от нервного шока, Хэнк понимал, что долго он так не протянет — за последние часы ему приходилось останавливаться, чтобы отдохнуть, все чаще и чаще, а пару раз мерещился топот настигающей его погони. Может, действительно, это был Либлинг?

Автобус приближался на такой скорости, как будто и не собирался останавливаться, и Фрост стал потихоньку выводить оружие из-за спины. Но тут раздался визг тормозов, и капитан прошептал насторожившейся собаке:

— Спокойно, Фриц, спокойно, мальчик…

Полуобернувшись, он увидел краем глаза, что машина остановилась всего в десяти шагах от него, дверь распахнулась, и на дорогу спрыгнул водитель, оказавшийся женщиной, к удивлению капитана. Ей на вид было лет пятьдесят пять, а седина и пухлая внешность делали ее похожей на чью-либо мамашу. Она медленно направилась к неожиданному пассажиру, а тот тихо стал успокаивать зарычавшего добермана.

— Вы говорите по-английски? — шагнул к ней навстречу капитан, не имея возможности больше скрывать ни свою окровавленную куртку, ни автомат.

— Да… немного… Выучила еще во время войны.

— Не бойтесь, я не…

Фрост не смог договорить, согнувшись от внезапно пронзившей его боли. Собрав все оставшиеся силы, он сумел закончить:

— Я не сделаю ничего плохого ни вам, ни вашим пассажирам. За мной гонятся нацисты… неонацисты, вернее. Помогите, увезите меня отсюда.

— Нацисты? — повторила женщина с ужасом в голосе.

— Да, те, которые взрывают синагоги и убивают детей. Неонацисты. Вот что они сделали со мной.

Он показал ей пропитанный кровью рукав куртки и израненные ноги, едва прикрытые изорванными лохмотьями брюк.

— Боши! — вскрикнула она и подхватила вконец обессиленного Хэнка, прикрикнув на недовольно заворчавшего было Фрица.

— Идемте быстрее, все будет в порядке. Мари Буле и раньше воевала с фашистами.

Она обернулась и что-то крикнула, обращаясь к пассажирам автобуса. Из него выскочило несколько человек и помогли Фросту взобраться по ступенькам внутрь, обмениваясь между собой взволнованными фразами.

— Что они говорят? — еле слышно обратился он к Мари.

— Если за вами действительно гонятся нацисты, то они нарвутся на такую встречу, которой и не ждут. Собака! Она не хочет идти за вами, прикажите ей.

— Фриц! — выкрикнул капитан, повернувшись к двери, и доберман запрыгнул в автобус.

Хэнка бережно уложили на длинное сиденье за водителем, женщина уселась за руль, дверь с шипением закрылась, и автобус со скрипом тронулся с места. Он в изнеможении закрыл глаз, чувствуя теплое тело прижавшейся к нему собаки…

Фрост открыл глаз… Салон автобуса еле освещала слабо мерцающая под потолком лампочка. Над ним стоял на коленях человек и накладывал на руку самодельную повязку из грубой ткани. Капитан резко отодвинулся от него, не до конца придя в себя.

— Все в порядке, лежите спокойно, — успокоил его тот. Только после этих слов Хэнк заметил на нем темную одежду священнослужителя и особый воротничок.

— До города осталось полчаса езды. Я — священник, но немного обучался и медицине.

— Понятно, значит вы — “отец милосердия”? — прошептал Фрост растрескавшимися губами.

— Если вы можете шутить в вашем положении, значит ожили. Могли бы просто сказать “спасибо”, — вроде бы даже обиделся тот.

— Хорошо, спасибо за милосердие, — поспешил добавить капитан.

— А, вы уже очнулись? — послышался голос Мари.

— Да, — ответил вместо него святой отец.

— Нацистские свиньи так и не появились, — добавила она. — Я когда-то знала одного американца, еще во время войны, он работал в ОСС. Эта служба существует и теперь?

— Да, — прошептал Фрост. — Она работает совместно с ЦРУ и выполняет такие же задания.

— Он был отличным парнем, — добавила женщина грустным голосом и замолчала, погрузившись в воспоминания.

— Хотите сигарету? — снова обратился к Хэнку священник. — Я нашел пачку в кармане вашей куртки, когда снимал ее.

Он кивнул и жадно затянулся.

— Американец! — снова позвала его женщина.

— Что?

— Недолго мы радовались. Впереди две машины перегородили дорогу. Объехать их нельзя, что делать? Таранить и попробовать прорваться? Вряд ли это у меня получится.

— У меня получится, — ответил капитан, пытаясь подняться.

— У нас получится, американец, а не у меня, — поправила его Мари каким-то отрешенным голосом. — У нас.

— Помогите мне, — попросил Фрост, и священник усадил его поудобнее, опустив ноги на пол.

— Вот, отец, дайте это американцу, — он повернулся и увидел, что женщина протягивает ему пистолет, который, видимо, они забрали у него, пока он был без чувств.

— А где автомат? — запинаясь пробормотал Хэнк.

— У меня. Я ведь не всегда был служителем церкви, да простит меня Бог…

Капитан ощутил, что автобус сбавляет скорость, приближаясь к заслону на дороге, и проверил обойму в пистолете. Она была полная — он вспомнил, что перезарядил кольт, когда вышел из леса. Рядом тревожно заворчал Фриц.

Подобравшись к краю сиденья, Фрост бросил взгляд поверх плеча Мари, крепко сжимающей руль, сквозь лобовое стекло. Прямо в глаза били снопы света фар, поставленных посреди шоссе автомобилей.

— Потихоньку, они вооружены, — подсказал он Мари.

— Мы тоже, — сухо констатировала она. — Вы знаете — мои отец, брат и старшая сестра погибли, сражаясь в Сопротивлении с этими… — и она замолкла, не сумев подобрать нужного английского слова.

— Извините, я не знал… — прошептал Хэнк, жалея о том, что не знает французских слов, чтобы поблагодарить его неожиданных друзей за такое искреннее участие и помощь.

Он почувствовал, как священник положил ему на плечо руку, и прикрикнул на зарычавшую собаку-Автобус постепенно замедлил свой ход и вот полностью остановился. В свете фар выросли очертания четырех человек, медленно приближающихся к ним. Фрост услышал крик и французскую фразу, которую он не понял.

— Как этот автомат снимается с предохранителя? — донесся до него шепот священника.

Он протянул руку, нащупал оружие в руках святого отца и щелкнул предохранителем. Неожиданно услышав снаружи английскую речь, он повернулся к двери.

— Американец, мы знаем, что ты там. Выходи или все в автобусе погибнут!

— Стреляйте, как только я открою дверь, — еле слышно проговорила Мари.

Раздалось шипение сжатого воздуха, и створки стали медленно раскрываться под гортанные крики на немецком языке. В тот же момент затрещали выстрелы, продырявливающие дверь.

Капитан и священник тоже открыли огонь в открытый проем, по всему салону полетели горячие стреляные гильзы, и остальные пассажиры автобуса закричали от страха. Фрост продолжал непрерывно стрелять, опустившись на пол на колени, а рядом зло лаял Фриц.

Мари дернула ручку переключения передач, ударила по педали и автобус рванулся с места. Хэнк вогнал в рукоятку кольта новую обойму и выстрелил прямо в лицо запрыгнувшего на ступеньки нациста. Голова того, находившаяся на расстоянии вытянутой руки от пистолета, взорвалась, как ручная граната. Тело отбросило назад и оно отлетело в кювет, оставив, как воспоминание, туфлю, зажатую продырявленными половинками дверей.

Автобус успел разогнаться и на полном ходу врезался в две машины, блокирующие дорогу, и притормозил на секунду, скрежеща металлом о металл. Со всех сторон раздались крики и выстрелы. С усилием автобус протаранил затор и, дернувшись, вырвался вперед, оставив позади грохот автоматных очередей.

Фрост опустил руку, чтобы погладить оставшегося верным ему добермана, но почувствовал, что сильное тело не двигается. Он порывисто нагнулся к нему, провел пальцем по голове и ощутил ручеек пульсирующей между ушами крови. Лапы собаки дернулись в последний раз и она замерла навсегда. Хэнк заскрипел зубами, но его вывел из оцепенения голос Мари:

— Американец! Что-то с двигателем. Видно, в него попали пули. Можем не доехать.

— А в городе есть полиция?

— Есть, но немного. Если там начнется стрельба, могут пострадать невинные люди.

Он оглянулся назад и увидел, что погоня возобновилась — автобус догонял свет трех фар, видно, одну разбили при столкновении. Капитан наклонился к водителю.

— Автобус длиннее и массивнее машин… Вы не сможете попробовать столкнуть их в кювет?

— Конечно, могу, — ответила женщина вновь ожившим голосом, и Фрост с признательностью положил ей руку на плечо. — Перед въездом в город будет поворот и крутой обрыв. Попробуем…

— Дайте автомат, — повернулся Хэнк к священнику.

Он передвинулся по сиденью к боковому окну, развернул автомат и сильно и резко ударил металлическим прикладом по стеклу. Выбив наружу оставшиеся крупные острые осколки, он до половины высунулся из окна, сжимая в руках оружие и чувствуя напор обтекающего автобус потока воздуха, и оглянулся назад, в сторону преследующих их “ситроенов”.

Машина с одной разбитой фарой как раз поравнялась с кормой автобуса. Капитан заметил, что из его окна показался человек, силуэт которого он едва различал в сумерках, и открыл огонь по колесам автобуса. Его качнуло из стороны в сторону, но Фрост сумел удержать равновесие. Он вскинул автомат, прицелился и застрочил короткими очередями, стараясь попасть в ветровое стекло “ситроена”.

Машина резко затормозила, и стрелок поспешно спрятался в кабине.

— Держитесь! — услышал Хэнк крик святого отца. Начинается поворот и обрыв.

Он бросил взгляд вперед — с внутренней стороны виража пошла отвесная каменная стена, а с наружной глубокое ущелье.

Преследователи снова увеличили скорость и стали догонять автобус, мчась по полосе встречного движения. Из него опять раздались автоматные очереди, капитан оглянулся и заметил язычки пламени и дым в задней части автобуса, в тех местах, куда попадали пули. Сидевшие там пассажиры закричали от ужаса и попадали на пол, перекрывая своими воплями даже шум гудящего ветра и треск стрельбы. “Ситроен” неумолимо приближался. Вот он поравнялся с беглецами и Фрост явственно увидел высунувшегося из его окна нациста, оскалившегося в предчувствии скорой победы, поливающего свинцом железный корпус автобуса в тщетных попытках попасть в бензобак.

Капитан в мгновение ока вскинул автомат, не дожидаясь, пока это случится, и почти в упор расстрелял противника, отвлеченного стрельбой по топливному баку. Голова того откинулась назад, автомат выпал на дорогу и машину бросило в сторону. Мертвое тело повисло, до половины высунувшись из окна, и водитель резко затормозил, видимо, решив больше не рисковать.

В это время он увидел, что Мари стала крутить рулем, и автобус стало бросать то влево, то вправо. Фрост метнулся к противоположной стороне и выглянул из разбитого окна. Он пытался обогнать второй “ситроен”, но женщина не давала это сделать, дожидаясь, пока машина станет обходить их со стороны ничем не отгороженного обрыва. Вот она резко вильнула в сторону, и массивный корпус автобуса ударил “ситроен”. Раздался скрежет, визг колес и тормозов. Автобус затрясло, он прополз немного юзом, но затем словно сбросил с себя какую-то ношу и вновь облегченно помчался вперед.

Капитан кинулся по салону в заднюю часть и успел заметить взлетевшую в воздух, как с трамплина, машину преследователей, ее удар о склон, вспышку пламени… Она катилась вниз по крутому склону, разливая по своему пути жидкий огонь, выплеснувшийся из бензобака, который осветил все окрестности.

— Всем перейти вперед! — закричал он пассажирам и с помощью священника стал помогать им уходить, так как в задней части уже начал заниматься пожар. Пытаясь сбить вырывающиеся из-под пола языки пламени, Фрост с тревогой посматривал на убегающую назад дорогу. Так и есть! Одноглазый “ситроен” не отказался от погони и снова быстро их догонял. Бросив взгляд вперед, он заметил дорожный знак, указывающий, что они въехали в город.

— Тормоза! Нет тормозов! — внезапно раздался крик Мари.

Хэнк бросился к ней, проталкиваясь сквозь сгрудившихся в проходе пассажиров, женщин, нескольких детей, стараясь не обращать внимания на плач, возгласы отчаяния и тянущиеся к нему за помощью руки.

— Дайте же мне пройти, ради Бога! — закричал он сам, увидев впереди массивную каменную стену, прямо на которую они летели. Бросившись, наконец, к водителю, капитан прыгнул на рулевое колесо и, пересиливая мертвую хватку оцепеневших от ужаса пальцев Мари, крутанул его влево.

Из салона раздался еще более пронзительный общий вскрик, завизжали в крутом вираже колеса, оставляя резину на асфальте, автобус встал на два правых колеса, но не успел перевернуться, а врезался боком в стену. В самый последний момент перед столкновением Фрост успел упасть перед Мари и закрыть руками лицо.

…Он со стоном поднял голову, ощущая пульсирующую в ней боль.

— Выходите из автобуса! Всем — срочно наружу! закричал он, поворачиваясь к пассажирам.

Задняя часть автобуса полыхала вовсю. Дверь оказалась прижатой к каменной стене, и женщины начали высаживать детей из разбитых окон. Капитан и священник стали им помогать. На одном из мужчин загорелась одежда, Фрост схватил подвернувшееся под руку пальто, сбил пламя, а затем помог ему выкарабкаться наружу

— Вылезайте, святой отец! — крикнул он, когда в салоне не осталось никого.

Тот выпрыгнул в окно и только Хэнк намеревался последовать за ним, как вдруг увидел Мари, парализованную страхом и в оцепенении стоящую в опустевшем проходе между сиденьями. Он в недоумении уставился на нее, но затем понял, в чем дело — толстушка при всем желании не смогла бы вылезти из довольно узких окон.

Сзади раздался взрыв, бросивший капитана на колени. Видимо, пламя добралось до топлива. Он лихорадочно зашарил по карманам и с облегчением ощутил приятную тяжесть в одном из них. Выхватив кольт, Фрост шагнул мимо растерявшейся Мари и выстрелил несколько раз в лобовое стекло, разнеся его на куски. Еле протолкав дородную женщину в большое прямоугольное отверстие, он поспешил нырнуть в него сам, чувствуя, что промедление приведет к неминуемой смерти.

Приземлившись на ноги, он едва успел подхватить Мари под руку и протащить ее несколько шагов вперед, как сзади раздался еще один взрыв, на этот раз намного более мощный. Они упали на землю, закрываясь от разлетающихся во все стороны осколков. Обернувшись, капитан увидел, что автобус превратился в огромный длинный костер, полыхающий до неба.

Он поднялся, тяжело дыша, и вместе с подбежавшим священником поставил толстушку на ноги. Невзирая на свою полноту и более чем средний возраст, она нежно прижалась к Фросту, обхватила его руки обеими руками и, потянувшись, с благодарностью поцеловала в щеку. В ее помолодевших глазах сияли отблески пожара.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

Капитана увели еще до прибытия полиции и почти насильно уложили в постель, в которой он провалялся два дня, пока немного не оклемался. Наконец, он покинул гостеприимных французов и, с забинтованными ногой, левой рукой и плечом, заковылял к указанному ему маленькому серому “фиату”. С кольтом, естественно, он не стал расставаться, засунув его за пояс брюк.

Это священник сказал Фросту о том, что ему следует украсть “фиат”, и что о краже не будет заявлено минимум один день. Этого времени хватит, чтобы доехать до Парижа. Когда же он, в свою очередь, спросил, кому принадлежит машина, тот туманно ответил:

— Человеку, который ненавидел фашистов не меньше вас… Не беспокойтесь, все будет в порядке.

И тут он сменил тему разговора.

Не удержавшись, капитан обернулся и помахал на прощание своим спасителям — пухленькой Мари Буле и худому, как грабли, отцу Ренару, стоящим на пороге церкви.

Он не обольщался по поводу того, что ушел от нацистов — ведь оставался еще “ситроен” с разбитой фарой, который не решился подъезжать к взорвавшемуся автобусу, наверное, боясь встречи с полицией. Хэнк взглянул на дату на циферблате часов, одолженных ему священником, сегодня должно было прийти очередное ужасное послание от похитителей доктора Балсама. Что они прислали на этот раз? А может, бедняга уже мертв?

Дорога в Париж оказалась довольно утомительной, ведь он все еще был слаб от потери крови и испытанного ранее физического напряжения. Фрост бросил “фиат” в самом злачном районе города, чтобы у полиции не возникало лишних вопросов, когда она обнаружит автомобиль. Он прошел два квартала от этого места и только тогда взял такси, решив не тратить попусту времени и сразу направиться к штаб-квартире Моссада.

Он вышел из такси в сотне шагов от известного ему здания и остаток пути прохромал пешком. Однако, в доме никого не оказалось и он выглядел вообще опустевшим и заброшенным. Фрост обследовал всю улицу, пытаясь убедить себя, что перепутал дома, ведь тогда была ночь, сейчас же — день, но убедился лишь в том, что резиденции израильской разведки больше не существовало.

Устав до изнеможения и не видя такси в этом районе, он доплелся до станции метро, подняв воротник клетчатой куртки и засунув руки в карманы от холода, доехал до центра, там поймал такси и добрался до гостиницы, где остановилась Шейла Балсам.

В душе у Хэнка теплилась надежда, что она будет ждать его внизу, в фойе, но он особо и не удивился, когда администратор сказал, что о такой здесь даже не слышали и не видели даже приблизительно похожей девушки, подходящей под его описание.

Когда капитан уже собрался уходить, так ничего и не добившись от дежурного администратора, тот неожиданно спросил:

— Скажите, пожалуйста, вы случайно не мосье Фрости?

— Да — Фрост, — поправил он его.

— Ну да, Фрост.

— Да, вы не ошиблись, моя фамилия — Фрост. А в чем дело?

— Какой-то джентльмен — он не назвался — оставил для вас пакет.

— И я могу его забрать?

Администратор кивнул и извлек из-под стойки небольшой пакет из плотной коричневой бумаги, которую используют для упаковки бандеролей. В нем оказались пять тысяч долларов наличными, а также личные вещи Хэнка — часы и две пачки “Кэмела”, оставшиеся в его старой одежде. К ним была приложена краткая записка, гласившая “Извини — капитан”. Он решил, что это красноречивое послание, судя по размашистому почерку, было написано Карковым.

Капитан быстро закрыл пакет, засунул его в карман и вышел из гостиницы на улицу. Натянув на запястье свои неразлучные часы — те, что одолжил ему святой отец, он оставил в “фиате” — он медленно зашагал по тротуару, думая о том, что предпринять. Сначала он хотел вернуться к себе в гостиницу, но поразмышлял получше и решил отказаться от этой мысли. Вероятно, Сюртэ уже разыскивает одноглазого мужчину и знает, что это — он. Наверное, были свидетели аварии автобуса, которые заметили окровавленного одноглазого пассажира, и если это станет известно полиции, то инспектор Фушар, естественно, догадается, что это был Фрост. А самое главное — за ним будут охотиться и нацисты. Капитан был почти уверен, что Либлинг все еще жив, несмотря на сброшенный Мари с обрыва “ситроен”. Но и в Париже оставаться опасно, полиция может загрести его в любой момент.

Он остановился перед витриной большого магазина с товарами для мужчин и притворился, что рассматривает его витрину. Надо как можно быстрее покинуть Францию, здесь он пока ничем не может помочь профессору Балсаму. Но в аэропорту на него тут же наденут наручники, едва он достанет паспорт с фамилией Фрост.

Решив, что нужно позвонить Бесс в Лондон, он засунул замерзшие руки в карманы и нащупал там пакет с деньгами. Как он мог о них забыть? Хэнк решительно шагнул в магазин, побродил между полками и выбрал себе джинсы “Ливайс” — отчего-то страшно дорогие — рубашку в тон им, широкий ремень, кроссовки, толстый вязаный свитер, теплые носки, белье и кожаную куртку коричневого цвета. Зайдя в примерочную якобы прикинуть джинсы, он там полностью переоделся, заплатил на выходе за свои покупки, а в другом отделе приобрел зеркальные солнечные очки и взял пустую подарочную коробку, в которую засунул старую одежду

Фрост вышел из магазина совсем другим человеком, по крайней мере, внешне. Заметив неподалеку небольшой парк, он направился к нему, там засунул в мусорную корзину коробку, быстро снял с головы повязку и надел очки.

Еще минут через десять он зашел в приглянувшийся ему ресторанчик, с трудом заказал — едва нашли одного официанта, понимающего английский — бифштекс с яичницей, картофель, кофе и виски. При виде еды пришло ощущение голода, он быстро расправился со всей этой вкуснятиной, попросил на десерт яблочный пирог и ликер. Ожидая последний заказ, Хэнк заметил у дальней стены ресторана платный телефон и решил им воспользоваться.

С Лондоном удалось связаться на удивление быстро. К телефону на другом конце долго не подходили, но, наконец, в трубке раздался любимый нежный голос:

— Алло, говорит мисс Столлмэн. Я слушаю вас.

Привет, девочка моя, — прошептал он, улыбнувшись, и откашлялся.

— Это ты, Фрост? Слава Богу, я уже думала, что тебя убили! Полиция… ну да ты сам знаешь.

— Знаю. Происшествие с автобусом? Оно уже дошло и до вас? — понизил он голос, оглядываясь на проходящего рядом официанта и надеясь, что тот не понимает по-английски.

— Да. Ты можешь прилететь ко мне? У меня есть срочная информация для тебя. Она тебе жизненно необходима.

— Понимаю. Кроме того, у тебя есть еще кое-что, жизненно мне необходимое.

— За неприличные разговоры по телефону могут оштрафовать, мистер.

— Ладно, об этом поговорим попозже. Думаю, ты понимаешь, какие у меня теперь в Париже проблемы, не могла бы порекомендовать кого-нибудь, кто помог бы мне выпутаться из этой ситуации и прилететь к тебе на крыльях любви? А?

— Сейчас подумаю… Тебя там никто не подслушивает?

— Может быть, может быть, — неопределенно ответил капитан, прижимая трубку поплотнее к уху.

— Да, вспомнила! Эл Бест, он работает в нашем агентстве. Ты помнишь, как оно называется?

— Да. Ну все, я побежал. Пока.

— Эй, Фрост, ты забыл мне кое-что сказать!

— И что же я такого забыл? Вроде все сказал, что мог.

— Что ты любишь меня. Будь осторожен.

— Хорошо, повторяю, что у тебя глупые напутствия и повторяю, что люблю тебя. До встречи.

Капитан положил трубку, полистал лежащий рядом с телефонным аппаратом телефонный справочник и нашел адрес парижского отделения агентства, в котором работала Бесс. Он решил не звонить Элу Бесту, надеясь, что застанет его прямо на работе. Да и, зная характер своей девушки, он был уверен, что она уже звонит ему сама, чтобы тот ожидал посетителя.

Вернувшись за столик и покончив с десертом, он расплатился долларами и вышел на тротуар. Фрост немного прошелся, через два квартала остановил такси и назвал нужный адрес. Оказалось, что агентство находится совсем рядом с управлением Сюртэ и он пережил неприятную минуту, когда машина проезжала мимо этого здания.

Редакция новостей размещалась на втором этаже. Хэнк миновал лифт, к которым он стал питать неприязнь, и стал подниматься по лестнице, чувствуя себя лучше после сытного обеда, но все же ощущая боль в ногах. Он нашел кабинет с указанной на матовом стекле фамилией, постучался и подергал ручку.

— И это грязное пятно под носом она назвала усами? — внезапно раздался рядом мощный голос.

Фрост нырнул в сторону, а рука автоматически скользнула под куртку.

— Ладно, вижу, вы действительно Хэнк Фрост, — прозвучал тот же голос. — А я — Эл Бест.

Капитан окинул взглядом коридор и только теперь заметил нишу в стене и выглядывающего из нее плотного лысеющего человека лет пятидесяти.

— Вы чуть не стали покойником, Эл Бест, — мрачно пошутил Хэнк, шагнув к журналисту и протянув ему руку.

Тот вышел из своего укрытия, в которое он непонятно зачем залез, и крепко пожал ладонь Фроста.

— Бесс — очень хорошая женщина и отличный мастер своего дела. Что она в вас нашла? — приговаривал он, отпирая дверь и приглашая капитана в кабинет.

— То, что я такой же обаятельный, как и вы. Она дала понять, что мне нужно?

— Да, — промолвил Бест, опускаясь в кожаное кресло, стоящее у большого полузашторенного окна, через которое в комнату вливались солнечные лучи.

— Ну и как, вы сможете это сделать?

— А чего ради я должен этим заниматься?

— Вы же сами уже сказали — потому что Бесс — очень хорошая женщина, — ответил Хэнк.

— Да, но хорошая женщина не всегда значит — умная женщина. Я вот думаю — если бы у меня была дочь — в действительности ее у меня нет — разрешил бы я ей встречаться с таким типом как вы? Может, для нее самой будет лучше побыть одной, а вам — покуковать в тюряге?

Капитан невозмутимо сидел на стуле напротив стола, отворачиваясь от яркого солнечного света.

— Она сказала, что вы носите черную повязку и усы. Вы что, представляете себя каким-то пиратом, крутым бандитом или что?

— А какое это имеет отношение к делу?

Как — какое? Вы врываетесь ко мне с какой-то чахлой редкой щетиной и вообще без повязки!

Фрост снял очки и повернулся так, чтобы был виден изуродованный глаз.

— Ну что же, смотрите. Усы еще вырастут, что они и делают в настоящее время, а глаз — увы… Эх, как бы я хотел сказать так же и про глаз! — и он снова надел очки.

— А как вы его потеряли? Наверное, ковырялись в носу и промазали?

— Нет, — усмехнулся Хэнк, — этот вариант уже был. В общем, рассказывать особо не о чем… Так, пустячок.

— Да хватит вам ломаться, капитан Фрост, — махнул рукой Бест, — давайте, просветите меня.

— Ладно, слушайте. Когда я был студентом, то подрабатывал на конфетной фабрике, которая выпускала шоколадные наборы “Вишня в шоколаде”. Моя специальность называлась “макальщик”, потому что я макал вишни в этот самый шоколад. Едва я постиг все секреты такой сложной профессии — у меня было три наставника, которые собирались уходить на пенсию, отдав все свое здоровье родному производству — как на фабрику завезли сложнейшее электронно-пневматическое оборудование, которое должно было заменить непосильный физический труд. Все операции теперь возлагались на роботов — от мытья вишен и приготовления шоколада до перевязывания коробок шелковыми ленточками. И вот оборудование установили, настал торжественный момент пуска автоматизированно-роботизированной линии в строй. На это торжество съехалась куча знаменитых гостей вплоть до губернатора штата. Изобретатель всех этих умных машин, профессор Фельдспар Корнбю Мак Хурл перерезал ленточку, нажал красную кнопку и все завертелось, как в аду. Вот тут-то все и произошло. Я был молод, таких чудес в жизни не видел, и засмотрелся на работу электронного извлекателя косточек из вишен. Действовал он примерно так, дай Бог памяти, ведь сколько лет прошло, — по конвейеру потоком шли вишни, а сверху опускались особые металлические щупальца, подхватывали вишню, извлекали из нее косточку и бросали готовую ягоду в чан с шоколадом. И вот когда я стоял, открыв рот, над этим конвейером, носу меня вспотел от восхищения, защитные очки соскользнули с него и упали вниз, прямо в вишни. А с дисциплиной у нас было строго, если кого видели на территории производства без очков, то сразу выгоняли с работы. И решил я спасти свой очки, так как здорово перепугался, что стану безработным. Перегнулся через перила, да сгоряча не рассчитал молодых сил и свалился прямо на конвейер, который подвез меня под эти самые щупальца, одно из которых вместо вишни взяло и вырвало… Простите, не могу продолжать, слезы душат…

— Кто бы мог подумать, какая печальная история, — покачал головой Бест и улыбнулся.

— Но это еще не конец, — смахнул невидимую слезу Хэнк. — Я сумел заметить оставшимся глазом, что тот, который у меня извлекли, так сказать, отправился с вишнями в чан с шоколадом! Через неделю на фабрику заявляется жена какого-то миллионера и грозится упечь весь персонал в тюрьму. Оказывается, ее еле откачали в больнице, когда она попробовала купленную “вишню в шоколаде”, начала жевать, та ей, ясное дело, пришлась не совсем по вкусу, она выплюнула, посмотрела… Короче, сердечный приступ, она подумала, что проглотила свой собственный глаз.

— Не понимаю, — задумчиво протянул Эл, рассматривая капитана, — чего такого смешного находит в этих историях Бесс и как она может восхищаться вашим чувством юмора.

Фрост перестал улыбаться и прямо спросил:

— Так вы поможете мне или нет? Скажите прямо.

— Помогу, ради Бесс. Насколько я понимаю, вы — наемник, а я не люблю наемников. Когда-то я работал в Конго, приходилось встречаться с вашими коллегами, но ни один из них не пришелся мне по душе.

— Это потому, что вы не встретили там меня, — парировал Хэнк.

— Вы хоть понимаете, что меня могут выслать из Франции или сделать даже кое-что похуже за то, что я устрою вам фальшивый паспорт? И что делать с этим глазом, черт бы его побрал? Как его спрячешь? Никак…

— Ну, это нам не впервые, — заверил его Фрост, — фотография для паспорта ретушируется, пририсовывается второй глаз, а я его забинтовываю или просто надеваю темные очки. Нет проблем, как два пальца…

— Да, вижу, у вас богатый опыт. Наверное, частенько приходится удирать из разных стран?

— А как же, — с готовностью поддакнул капитан, — представляете, какую тяжелую профессию я выбрал, в конце концов. Макал бы себе спокойно вишни в шоколад, и в ус не дул.


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

Не успела секретарша доложить о его приходе, как Фрост сам шагнул в довольно внушительный кабинет, и Бесс выпорхнула из-за огромного стола и побежала ему навстречу, не ожидая, что он появится у нее так быстро.

Он подхватил ее в объятия и закружил по комнате, затем опустил девушку и немного отошел в сторону, проговорив:

— Дай мне хоть рассмотреть тебя.

Он впервые видел ее с длинной прической с той поры, как ему пришлось обрезать ей волосы ножом, чтобы спасти от гибели. Бесс повернулась перед ним несколько раз, смеясь и демонстрируя простенькое голубое платье, несколько тоненьких золотых цепочек, обвивающих стройную шею, и маленькие золотые сережки.

Хэнк снова привлек ее к себе, но вдруг почувствовал на спине шестым чувством чей-то пристальный взгляд. Повернувшись к дальней стене кабинета, он увидел сидящего на диване человека.

— Дорогая, а что здесь делает инспектор Фушар? спросил он у Бесс, сумев моментально справиться с замешательством.

— Ну…

— Что “ну”?

Она старалась поймать его взгляд, чтобы молчаливо успокоить, дать понять, что все в порядке, по-матерински утешить, как она умела это делать. Фрост обвил рукой ее талию, наклонился к ушку и прошептал:

— Ты — единственный человек, которому я верю. Не волнуйся, я понимаю…

Повысив голос, он повернулся к французу, которого совсем не ожидал здесь встретить:

— Ну так что, инспектор?

— Вот, он пришел ко мне… — стала что-то запоздало объяснять непонятно кому девушка.

— Да, тяжело вести за вами слежку, капитан. Мы полностью потеряли ваш след после происшествия с автобусом.

В этот момент Хэнк потянулся в карман за пачкой сигарет, рука Фушара тоже одновременно исчезла под плащом, но через секунду оба улыбнулись. Инспектор раскрыл стоявший рядом с ним кейс и извлек из него хромированный браунинг Фроста и его же боевой нож. Положив оружие на край заваленного бумагами стола Бесс, он покопался в карманах, достал паспорт и перебросил его Хэнку. Тот поймал его на лету, открыл на последней странице и увидел официальный штамп, свидетельствующий о том, что он легально покинул Францию.

— Зачем вы это сделали? — спросил он.

— Затем, что мне нужна ваша помощь. Да, кстати, все ваши вещи, которые были в гостинице, кобура и прочее находятся в квартире мадемуазель Столлмэн.

— Какая помощь? — перебил его капитан, не выслушав до конца.

— Длинная история, как говорят у вас в Америке. Может, присядете? — пригласил их инспектор Сюртэ, по-хозяйски откинулся на спинку дивана и закинул ногу за ногу.

Фрост с деланным раболепием поклонился, горячо его поблагодарил и присел на кожаное кресло у журнального столика, стоящего напротив Фушара. Бесс нажала кнопку внутреннего переговорного устройства, попросила кофе и уселась на подлокотник кресла Хэнка.

— Я вас внимательно слушаю, — обратился к своему собеседнику капитан, закуривая.

— Так вот, мои ребята из отдела по борьбе с терроризмом следили за вами, да не уследили. Друг мой, вам известно, сколько французских законов вы нарушили?

— Готов поспорить, что много. Это зависит от того, с какого момента вы установили за мной слежку.

— С того момента, как вы вышли из моего кабинета и до вашего побега из особняка в лесу — ну, до вашей связи с женщиной, которая представилась вам как Шейла Балсам…

Фрост почувствовал, как в его шею впились острые ноготки Бесс, и поежился.

— Мы знаем о вашем похищении израильской разведкой, затем — нацистами, о жестокой драке в баре, где вы пытались достать пистолет, — короче, нам известно все.

— А почему же ваши ребята не вмешались? — спросил капитан.

— Когда вас пытали нацисты? Признаюсь, мы выпустили вас из вида перед этим, а когда прибыли туда, вы уже сами освободились, мягко говоря. Конечно, мы бы пришли вам на помощь, если бы были поблизости.

— Глубокое вам мерси, — пробормотал Хэнк, затягиваясь.

В кабинет вошла девушка, которую он видел в приемной, с большим подносом, поставила его на кофейный столик, налила три чашки кофе и поставила их перед присутствующими.

— Вот пирожные, угощайтесь, — вежливо промолвила она, ставя на край журнального столика тарелку со сладостями.

— Спасибо, Хелен, — улыбнулась ей Бесс и девушка вышла.

— Мы надеялись, — продолжил инспектор, — что нацисты выведут вас на доктора Балсама, вот в чем дело. Могу я теперь спросить — вы приблизились к решению этой чудовищной загадки?

— Нет, даже наоборот — удалился, честно говоря, заметил усталым голосом Фрост. — Балсама у них нет, и они даже не знают, где он. Интересовались у меня и по этому поводу, вежливо так… А если уж они не знают, я вообще без понятия, кто это может знать.

— По данным полиции, бандиты, напавшие на вас в аэропорту Чикаго — американские нацисты. Те, кто хотел убить вас в парижской гостинице — тоже нацисты, судя по нашим подтвержденным источникам. Но мы не обладаем никакими сведениями о личности или принадлежности тех, кто совершил нападение на автомобиль и похитил профессора. Возможно, это были не нацисты.

— А как же свастика, ненависть к евреям, жестокое отсечение пальца? Я думал, что нет сомнений в том, что Балсам захвачен именно ими.

— Увы, — немного помолчав, вздохнул Фушар, теперь мы не можем так утверждать. Да простит меня мадемуазель за такие подробности, но отрезанные органы действительно принадлежали Балсаму. И вот тут-то и выяснился один чрезвычайно интересный факт, узнав о котором я решил, что нам поможет мадемуазель Столлмэн. И правда, мы с ней разными путями пришли к одинаковым выводам.

— И что же это такое? — спросил заинтригованный капитан, бросив быстрый взгляд на сидящую рядом подругу.

— Фрост, — ответила та почти шепотом, — дело в том, что профессор умирает, он неизлечимо болен раком. Есть неопровержимое медицинское заключение о распространении метастаз и о поражении кровеносной системы. Жить ему осталось считанные месяцы, а то и недели.

— О, черт, — не мог поверить в услышанное Хэнк. — Да как вы узнали об этом?

— Мадемуазель, — стал объяснять француз, — перерыла все медицинские документы, относящиеся к состоянию его здоровья и лечению за многие годы жизни. А мы обнаружили это случайно, во время проведения анализа крови присланного пальца. Мы ведь получили еще два пальца — последний вчера — и новые результаты подтверждают полученные ранее.

Капитан задумчиво отхлебнул кофе, не обращая внимание на его чересчур горький привкус.

— Вероятно, те, кто его похитил, не знали, что он умирает, — заметил он с отсутствующим видом, о чем-то размышляя.

— Есть и другое предположение, — возразил ему инспектор.

— Что? И какое же? — встрепенулся Фрост.

— Существует возможность того, что наш бедный профессор Балсам находится в сговоре с похитителями и желает сам заполучить выкуп или часть его. Если поверить этой гипотезе, то можно допустить и то, что он добровольно расстается с пальцами. Кстати, они — с его левой руки, а Балсам — правша.

— Вот это вряд ли. Это все равно, что сказать, будто я согласился, чтобы мне вырвали левый глаз, потому что я лучше вижу правым, — насмешливо заметил Хэнк.

— Ладно, я приведу вам один пример. Насколько я понял, вы и мадемуазель Столлмэн… э-э-э… как бы это сказать…

— Любим друг друга, — пришел ему на помощь Фрост, улыбнувшись и подняв бровь.

— Ну да. Неужели бы вы не отдали свой глаз взамен на ее жизнь, если бы случилась такая печальная необходимость? Насколько я знаю ваш характер, в этом не может быть сомнений.

Капитан на секунду задумался над словами Фушара, взглянул на Бесс единственным глазом и сжал ее руку. Повернувшись к инспектору, он негромко спросил:

— Вы думаете, что Балсам настолько сильно кого-то любит, что согласен ради этого расстаться со всем?

— Может любит, а может и ненавидит… Они молча допили кофе и Фрост узнал еще несколько небезынтересных фактов, о которых он и не догадывался. Оказывается, у профессора нет дочери — Шейла Балсам в действительности является агентом Моссад и ее настоящее имя Марита Литски. А Сюртэ стало следить за Бесс сразу после того, как Хэнк получил от нее телеграмму — французы предположили, что если они потеряют след капитана, он все равно свяжется с нею. Так и произошло.

— А почему вы позволяете израильской разведке действовать таким образом? — задал он вопрос инспектору.

— Ну, она является секретной службой дружественного Франции государства. Кроме того, они об этом, правда не догадываются, через них я получаю информацию о нацистском движении в нашей стране. В моем отделе постоянно не хватает людей… Своим-то офицерам я доверяю полностью, но что касается других подразделений французской полиции… Боюсь, что в них могли проникнуть даже некоторые из тех нацистов, которых мы разыскиваем. Как только я начинаю какую-нибудь широкомасштабную операцию по поимке руководителей неонацистского движения, с привлечением всей полиции, как те исчезают из поля зрения и залегают на дно — видимо, кто-то им сообщает о начавшейся на них охоте. А я не хочу, чтобы все эти новоявленные фашисты ушли в подполье — это будет хуже, чем то положение, которое сложилось сейчас. Поэтому и приходится использовать Моссад. Я знаю, что где-то в нашей полиции работает нацистский агент, но пока занят другим.

— Давайте вернемся к моему первоначальному вопросу, — сказал капитан, — о чем вы хотите меня попросить?

— Ничего сложного, — улыбнулся Фушар, — не сравнить с тем подвигом, который вы совершили, спасая ту молодую леди — как ее звали, Фелисити? — из рук кровожадных индейцев-черепах.

Фрост рассмеялся, а Бесс едва не хватил удар.

— Что? Погодите, каких индейцев, каких черепах?

— Он стал расспрашивать, где я потерял глаз, — начал объяснять Хэнк, затем просто махнул рукой, — ну, ты сама понимаешь…

— Значит, уже пошли индейцы с черепахами, — заметила девушка голосом, в котором сквозила и насмешка, и отвращение.

— Ну, так что дальше, — поторопил капитан инспектора.

— Участники конференции, перед которыми должен был выступать профессор Балсам, собрали десять миллионов и приобрели на них бриллианты, как того требуют похитители.

Выкуп будет передан послезавтра утром. Если я привлеку на выполнение этой операции одного из своих офицеров, то существует вероятность, что об этом станет известно нацистам, или террористам, или кто там удерживает Балсама. Я хочу, чтобы вы находились вблизи места передачи выкупа — это должно произойти в одном лесу, — а затем проследили за тем, кто его получит. Я дам вам… как же звучит та фраза, которую вы, американцы, позаимствовали из нашего языка… да, карт бланш, так вот, я дам вам карт бланш на любые действия, которые приведут к обнаружению их укрытия. А сразу после этого за дело примется мой отдел по борьбе с терроризмом и поможет вам.

— А что, если Балсама уже хлопнули?

— Убили? Мы знаем, как действовать в таких случаях, хотя, я думаю, этого не произойдет. Вы же являетесь профессиональным солдатом, имеете опыт войны в джунглях, так что слежка за бандитом в лесистой болотистой местности вряд ли окажется сложной для вас. Там в различных местах будут находиться всякие транспортные средства, на тот случай, если они вам понадобятся. Вам выдадут радиопередатчик, и с нами можно будет поддерживать постоянную связь.

— А если они задумают удрать по воздуху? — спросил Фрост.

— Мы вызовем вертолеты для преследования. Даже если мы потеряем кого-то из своих, будет шанс, пусть небольшой, освободить Балсама живым. Выкуп будет уплачен настоящими бриллиантами, коллеги профессора настояли на этом со всей решимостью. Хорошо хоть согласились с. необходимостью отследить, куда этот выкуп проследует.

— Ладно, — решительно заявил капитан, — уговорили. Попробую, что в моих силах…

— Вот и отлично. Значит, можете вылететь в Париж завтра после обеда, — инспектор сделал широкий жест и улыбнулся сначала Фросту, затем Бесс. — До того времени можете быть свободны.


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

— Ты хоть понимаешь, что погибнешь, если будешь продолжать заниматься этим своим дурацким делом? И что тогда я буду делать, черт тебя побери? Хорошенькая перспектива — овдоветь, даже не став невестой! Отвечай, чего ты молчишь?

— Утю-тю, как мы разволновались, — попытался успокоить девушку Хэнк, сладко ей улыбаясь.

— Утю-тю? — с негодованием вскрикнула она. — О Боже!

— Подожди, не кричи, — протянул он ей руку над столом с чашками кофе.

— Подожди! Я только то и делаю, что жду. Тебе уже было сказано — не хочешь на мне сейчас жениться — ладно, только сохрани хоть свою жизнь. Ну, Фрост, пожалуйста! — Бесс наклонилась и крепко сжала его пальцы. — Неужели ты не можешь привыкнуть к мысли, что тебя кто-то любит, волнуется о тебе?

Капитан нервно встал и подошел к стене, отделяющей столовую от маленькой кухни. Повернувшись, он проговорил:

— Привыкнуть-то я могу, но что дальше? Ну скажи, как мы будем жить дальше? Чем я могу заниматься, кроме одного, в частности, и из-за этого? — он показал на повязку. — Кто я такой? Кто? Ты хочешь, чтобы я зарабатывал четыре доллара в час, охраняя какой-нибудь банк или что-то типа этого? А ты в это время будешь вкалывать и приносить в семью тридцать или сорок тысяч в год. Нет уж, спасибо…

— Ну, а что ты можешь…

— Да, я могу так работать, но только до тех пор, пока не подвернется что-то крупное, тогда я брошу все и рискну.

— Наверное, все дело в том, что тебе нравится играть в солдатиков? — спросила Бесс упавшим голосом.

Хэнк порывисто шагнул к ней, обнял и повернул к себе.

— Ну что же мне, быть охранником всю оставшуюся жизнь? За жалкие гроши?

— Разве ты никогда не задумывался в детстве, — девушка встала из-за стола и отошла в угол, — о том, кем ты хочешь стать, когда вырастешь и чем будешь зарабатывать на жизнь?

— Я тебе уже рассказывал об этом, — Фрост шагнул в противоположный угол, — меня учили быть солдатом и не моя вина, что теперь я превратился в какой-то чертов анахронизм. Да, я готовился стать преподавателем. Отлично! Ты работаешь в городской школе, но только называешься преподавателем, на самом деле ты тот же солдат, только без оружия. И если приходится защищаться, то можешь полагаться только на Бога. Я чуть не прикончил того подонка, который пытался изнасиловать учительницу. Провести всю жизнь в таком сумасшедшем доме, по ошибке называемом школой, живя от получки до получки? Нет!

— Но…

— Но что?

— Разве нет ничего другого?

— Пойми, я в ловушке, которую построил своими собственными руками. Чтобы опять стать преподавателем, мне самому нужно учиться, а где я возьму деньги на переподготовку и повышение квалификации? Где мне набраться терпения для этого? С одним глазом меня не возьмут на службу ни в одну армию, ни в одной стране. Дядя Сэм мне просто сделал ручкой на прощанье — гуд бай, капитан Фрост, какая жалость, что тебя ранили.

— А как насчет… пенсии по инвалидности?

— Да, она мне положена, но я никогда не возьму этих денег. Они хотели даже как-то мне помочь, намекали на то, что разрешат остаться в армии. Да пошли они все и пусть засунут себе мою пенсию… Нет, лучше я буду продолжать заниматься тем, что я делаю сейчас. Ведь должно мне хоть когда-нибудь повезти!

— Ты просто хочешь драться, вот и весь секрет, — воскликнула Бесс.

— С кем? С коммунистами и диктаторами? Да, я хочу с ними драться. Только не хочу драться с тобой, — добавил Хэнк тихим голосом.

— Ты боишься, что я уйду от тебя? Как твоя мать ушла от твоего отца?

Фрост кивнул, прошел в кухню, достал бутылку виски и плеснул в стакан на три пальца — двойную порцию.

Они продолжили разговор и больше уже не спорили.

— Я стала лучше готовить? — спросила она его.

— Да, исправляешься на глазах. Иди сюда. Хэнк потянул Бесс за собой на диванчик и усадил ее на колени.

— Почему мы ссоримся? — тихо спросила она.

— Наверное, репетируем будущую супружескую жизнь.

— Не неси словесный понос!

— Как ты разговариваешь со старшими? Прекрати сейчас же!

— А что будет, если не прекращу? — улыбнулась Бесс, и на ее щеках у уголков рта появились маленькие ямочки.

Фрост крепко обнял девушку, сжал ее в объятьях и приблизил свое лицо, пристально всматриваясь в милые черты.

— Что ты делаешь? — шепотом спросила Бесс. Он прижал ей к губам кончики своих пальцев.

— Смотрю на тебя. Стараюсь выучить тебя на память, чтобы вспоминать потом, когда я буду далеко. Все-все, например, какая ямка на щеке больше…

— Вот это фраза! Хоть сейчас бери и вставляй ее в фильм про войну. Сцена — трогательное расставание перед уходом на фронт, — рассмеялась девушка.

— Замолчи, — вспыхнул Хэнк.

— Заставь меня замолчать, — парировала Бесс.

— Ладно же, — он посмотрел на нее, улыбнулся и пожал плечами.

Фрост привлек ее к себе еще ближе, и руки девушки обвили его шею. Он крепко прижал ее тело и попытался встать с Бесс на руках, но это неожиданно оказалось не так-то легко сделать. Капитан сразу вспомнил эпизоды из фильмов, где парень легко подхватывает свою девушку на руки, как будто та невесома, словно пушинка.

— Ты что, кирпичей наелась? — сдавленно прошептал он, все-таки сумев подняться на ноги.

Девушка лишь что-то промурлыкала, прижимаясь к нему, как кошечка.

Хэнк отнес ее в спальню и усадил на покрывало, разостланное на широкой кровати. Отбросив в сторону туфли и выпрыгнув из брюк — “черт с ним, с остальным!” — он присел рядом с Бесс и стал нежно гладить ее по всему телу, снимая одежду и целуя вздрагивающую под ласками кожу…

Они заснули в объятиях друг друга, а утром занялись любовью еще раз, теперь медленно, понимая, что это может быть их последняя встреча. За завтраком Бесс неожиданно предложила поехать покататься верхом.

— Верхом? Это что — на лошадях? — недоуменно спросил Фрост.

— Нет, на бегемотах! Ну конечно же на лошадях, какой ты только непонятливый. Давай, решайся — свежий воздух, природа. Поехали?

Уговаривать долго его не пришлось и через полчаса они уже мчались на машине с откидным верхом, принадлежащей Бесс, по утренним улицам, направляясь за город. Вещи капитана лежали в багажнике, в квартиру девушки он уже не собирался возвращаться.

— Ты почему глаз закрываешь? — спросила Бесс, переходя на пониженную передачу, стараясь перекричать шум ветра, в котором они неслись.

— Ты очень быстро ездишь а у меня слабое сердце. Не могу смотреть, боюсь, что разорвется.

— Ах вот как, — пробормотала она, снова дернула ручку переключения передач и надавила до отказа на педаль акселератора.

Минут через двадцать машина подъехала к большому строению, выкрашенному в красный цвет, расположенному в живописной местности.

— Здесь живут лошади? — наивно спросил Хэнк.

— Да. Конюшня называется, — кратко объяснила Бесс, выбираясь из-за руля. На ней был плотный серый свитер с какими-то странными рукавами, которые не доходили до запястья, и из-под них выглядывали манжеты белой блузки. Ноги облегали черные брюки, заправленные в высокие сапоги для верховой езды.

— Ты забыла взять с собой из машины сумочку! — крикнул он ей, проверяя, все ли взял с собой и думая больше о Париже, чем о верховой прогулке. — Там же кошелек!

— Да пусть лежит. Хватит тебе копаться, давай быстрее! — крикнула ему Бесс, быстрым шагом направляясь к конюшне.

Капитан вздохнул и последовал за нею. Вскоре лошади были оседланы и конюх, похожий на статиста из фильма об Ирландии, вывел их из конюшни. Бесс подошла к крупной гнедой кобыле и легко вспрыгнула в седло, а он направился к стоящему рядом серому жеребцу.

— А почему у нас неодинаковые седла? — спросил Фрост.

— Просто у меня — английское, а у тебя — “вестерн”. Я подумала, что тебе оно больше понравится.

— Как его зовут? — показал он на своего коня.

— Лентяй. Как раз то, что тебе нужно. Вы просто созданы друг для друга. Садись уже, не тяни.

Капитан сурово взглянул на конюха, приготовившегося помочь ему поставить ногу в стремя, и тот отошел в сторону.

— Я сам справлюсь, — заверил его Хэнк не допускающим сомнения голосом и взял в левую руку поводья. Взявшись другой рукой за луку седла, он попытался засунуть ногу в стремя, но конь заволновался, и конюх поспешил успокоить его, чтобы дать незадачливому наезднику взгромоздиться на спину бедному животному.

— Оказывается, ты не шутил, когда говорил, что не умеешь ездить верхом, — колко заметила Бесс устраивающемуся поудобнее в седле Фросту.

— Если бы Бог хотел, чтобы человек передвигался на четырех ногах, он дал бы их нам, а не лошадям, — ответил тот.

Девушка улыбнулась и с места поскакала вперед, а капитан с недоумением уставился на поводья в своих руках, не зная, что с ними делать.

На помощь снова пришел конюх.

— Сэр, вы просто отпустите повод, и конь сам пойдет за Повязкой, лошадью мисс Столлмэн.

— Что? Повязка? Странное имя для лошади, — пробормотал Хэнк с удивлением.

— Согласен с вами, сэр, поддакнул тот. Раньше мисс Столлмэн называла ее очень красиво Звездочка, а после того, как возвратилась из Швейцарии, почему-то стала звать ее Повязкой.

— Повязка, значит, — многозначительно проговорил Фрост, провожая взглядом гарцующую на лошади Бесс. В Швейцарии ведь она была с ним!

Он ударил пятками по бокам коня и уцепился за луку седла. Через несколько минут Лентяй догнал Повязку и они поехали бок о бок. Оба наездника наслаждались красивой природой, но капитан с непривычки быстро устал, и через полчаса решили немного отдохнуть.

— Когда ты вернешься? — спросила Бесс, после того как они спешились.

— Как только смогу.

— А что будешь делать потом, после выполнения этого задания?

— Может быть, удастся принять участие в одной сделке по поставкам оружия, законной, все чин по чину. Для этого придется лететь в Штаты. Хочу поработать посредником, свести кое-каких моих знакомых, у одних есть оружие, у других — деньги. Если дело выгорит, получу процент со сделки, тысяч шестьдесят пять.

— А я помню, как ты говорил, что почти все покупатели вооружения похожи на несмышленных детей, плачущих у витрины магазина игрушек.

— Это как раз не тот случай, — усмехнулся Фрост, отбросил сигарету и только теперь заметил солнечные блики, играющие на лице девушки. — Какая ты вкусная на холоде, — шепнул он ей.

— Наверное, я дура, но я буду ждать тебя. Но, Фрост, если тебя убьют…

Хэнк не дал Бесс договорить, закрыв ей рот жарким поцелуем.

— Спасибо тебе за эти слова, я их и ждал…

Спустя два часа он уже был на борту самолета, пересекающего Ла-Манш.


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

С сырого болота клубился туман и стелился по лесу, закрывая землю и обволакивая разбросанные стволы мертвых деревьев. На краю туманного облака стоял человек. Никаких деталей его внешности Фрост рассмотреть не мог, хотя вглядывался изо всех сил, скрючившись на толстой ветви большого раскидистого дерева, растущего у лесной дороги. Ему мешал надоедливый зуд от защитной краски, которой было разрисовано его лицо. Ноги тоже ныли от неудобной позы. Он медленно подвигал ими, стараясь устроиться поудобнее и не свалиться вниз с довольно большой высоты, на которую его занесло, вцепившись в мокрую кору руками в перчатках без пальцев. Однако его глаз ни на секунду не отрывался от силуэта, вырисовывающегося на краю небольшой поляны сбоку от дороги. Натянув поглубже на голову армейскую камуфлированную кепи, капитан проверил оружие — браунинг, нож и ракетницу. Ее ему вручил Фушар, чтобы подать сигнал группе поддержки, если выйдет из строя рация, которая находилась здесь же, под курткой. Две ракеты — и помощь не заставит себя ждать. Так, по крайней мере, ему обещали.

Вот таинственный незнакомец пересек поляну и его фигуру наполовину скрыл туман. Хэнку страшно хотелось курить или хотя бы пожевать особого табачку, что делали его многие друзья-наемники. Он вспомнил одного своего старого приятеля, Джорджа Дрейера, живущего в Штатах, который в добрые старые времена все уговаривал его нюхнуть табачка, но Фрост так и не решился.

Силуэт полностью исчез в предрассветном тумане, но капитан не сильно волновался по этому поводу. А куда он денется — сумка с бриллиантами находилась прямо под деревом, на котором он устроил наблюдательный пункт. Камни по пять-восемь каратов на сумму десять миллионов долларов. В соответствии с указаниями террористов, эту довольно тяжелую сумку спрятал в условленном месте французский полицейский час назад.

Вот фигура снова вынырнула из дымки. Хэнк подумал в шутку, что ему, как Робин Гуду в Шервудском лесу, проще всего было бы сигануть с дерева на бандита, приставить нож к горлу и заорать: “Говори, мерзавец, где Балсам, а не то смерть тебе, подлому!” Только ничего не выйдет. Сейчас террористы пошли такие фанатичные, что в этом случае вместо информации есть вероятность остаться с носом, то есть — с трупом с располосованной шеей. Нет уж, лучше попытаться проследить за бандитом, пришедшим за выкупом, а дальше действовать по обстоятельствам.

Теперь Фрост уже мог рассмотреть, что приближался мужчина. Ожидать можно было всего, принимая во внимание, сколько среди террористов расплодилось женщин.

На плече у него висел маленький автомат, чуть больше пистолета. Одет он был в темную одежду — не камуфлированную — и высокие ботинки. Капитан притаился, наблюдая за тем, как незнакомец прошел прямо под ним, направляясь точно к тому месту, где лежала сумка с бриллиантами. Он в душе возмутился его неспешной походке, самоуверенности, с которой тот подхватил выкуп, не соизволив даже оглянуться по сторонам, нисколько не сомневаясь, что не может быть ни ловушки, ни засады, а должно быть только так, как приказали террористы. Такая наглость в деятельности последних всегда бесила Фроста. Беззащитные люди уступали самым диким требованиям бандитов, вместо того, чтобы дать им достойный отпор. Досюсюкались!

Тем временем незнакомец закинул сумку на плечо и, не торопясь, пересек дорогу и зашагал по направлению к скрытой туманом поляне.

Хэнк осмотрелся и, не заметив ничего подозрительного, быстро слез по стволу дерева вниз. Отряхнув выпачкавшиеся перчатки, он побежал медленной трусцой за похитителем, намереваясь не пересечь поляну, а обогнуть ее, чтобы не высовываться на открытое пространство. Через минуту он достиг ее дальнего края, — и заметил темную фигуру, углубляющуюся дальше в лес. Фрост стал пробираться параллельно ей, держась, чуть сзади. Судя по всему, незнакомец хорошо знал дорогу и умел передвигаться по пересеченной местности так же бесшумно, как и капитан. Однако он не прятался, не оглядывался в страхе возможного преследования, не избегал открытых участков, а просто уверенно шел вперед, просто как опытный охотник.

— Спасибо и за это, — прошептал капитан и, оглянувшись, заметил какое-то движение между густо растущими соснами. Неужели и за ним следят? Однако временем, чтобы выяснить это, он не располагал, иначе можно было упустить человека с выкупом.

Он пробрался на возвышение, поросшее кустарником, и увидел, что за ним расстилается большая опушка, через которую шагал похититель, направляясь к узкой дороге, пролегающей за ней. Хэнк тревожно покачал головой, бесшумно сбежал вниз и под прикрытием деревьев стал быстро огибать открытое пространство, стараясь не выпустить из вида свою добычу на тот случай, если незнакомца на дороге поджидает машина.

Бросив взгляд назад, он убедился в том, что его действительно преследуют. Решив не обращать на это пока особого внимания, а выполнять свою непосредственную задачу, Фрост снова устремился вперед.

Бандит тем Бременем вышел на дорогу, посмотрел влево, вправо, словно это была обычная городская улица, и спокойно зашагал по ней, сняв автомат с плеча и засунув его под куртку.

Солнце уже поднялось над горизонтом, и утренний туман стал рассеиваться. Капитан крался вдоль дороги, перебегая от дерева к дереву, и стараясь производить как можно меньше шума. Мельком взглянув на циферблат, он отметил, что преследование длится около часа. Куда же идет человек с выкупом? Вдруг тот свернул с дороги и пропал из вида. Фрост изо всех сил помчался напрямик, боясь потерять его, и внезапно выбежал на край леса. Оказывается, в этом месте дорога разветвлялась и одна ее часть вела к старому особняку, о существовании которого он и не подозревал. Хэнк упал за крайними деревьями, наблюдая за тем, как бандит с выкупом, который он держал совсем непочтительно, словно хозяйственную сумку, направляется к дому, из трубы которого поднимается идиллический дымок. Еще минута — и он скрылся в особняке.

Вдруг сзади раздался подозрительный шум, и капитан понял, что в этот момент перед ним стоит еще одна проблема: необходимо срочно выяснить, кто его преследует, и что-то с этим делать. Он стал бесшумно отползать в глубь леса, в сторону от дороги, пытаясь вычислить, кто это может быть. Человек Фушара, если тот не доверяет ему? Вряд ли в этом случае он вообще бы связывался с Фростом, а поручил бы это задание своему офицеру. Нацисты? Может быть, если Балсам действительно у них в руках и они решили подстраховать человека, забравшего выкуп. Даже если профессора похитил кто-то другой, то нацисты могли получить информацию о передаче выкупа и теперь стараются перехватить и Балсама, и бриллианты.

Хэнк распластался за небольшим бугорком, вжимаясь в землю. Теперь он видел, кто следил за ним — шагах в пятидесяти выросла фигура той, которую он знал под именем Шейлы Балсам, а на самом деле агента израильской разведки Мариты Литски. Ее темные волосы закрывал туго повязанный черный платок, такого же цвета была вся ее одежда. Лицо покрывала защитная краска, как и у капитана, но он живо представил ее выразительные глаза, во многом похожие на глаза Бесс.

Он отказался от мысли спокойно встать, подойти к ней и сказать: “Привет!” Лучше устроить небольшой сюрприз, так будет и веселее, и безопаснее. Фрост пополз навстречу Марите, стараясь не выдать себя раньше времени. Когда до нее осталось шагов десять, он притаился за поваленным деревом, готовясь к последнему броску. Та оглядывалась назад все чаще и чаще, видимо, слыша какие-то подозрительные звуки.

Медленным движением достав из кобуры браунинг, Хэнк выбрал удобный момент и рванулся из-за укрытия к Литски. Та услышала топот шагов чересчур поздно и вскинула было ствол “узи”, но Фрост бросился прямо на нее, с лету сбил с ног и вдобавок еще с силой припечатал спиной к корявой сосне. Едва он успел вырвать из ее рук автомат, как она выхватила откуда-то нож, резким неожиданным ударом ноги выбила оружие у него и отпрыгнула в сторону.

— Ну, давай, нацистская свинья, подходи! — прошипела она.

— Ты кого называешь нацистом, дура? Тебе что, шрамы показать? — спросил, тяжело дыша, Хэнк, сумев увернуться от ее первого выпада.

— Врешь! — едва не брызнула слюной она ему в лицо и снова кинулась на Фроста, размахивая ножом.

— Да успокойся ты, — стал увещевать он ее, едва защитившись от второго удара и чувствуя, что терпение кончается. — Я тебе не враг, следил за бандитом, который забрал выкуп, чтобы обнаружить, где прячут доктора Балсама. Понятно? У тебя ведь тоже такое задание?

— Врешь! — снова закричала Марита.

— Прекрати орать, а не то горько сейчас пожалеешь о своей дурости, — мрачно предупредил ее в последний раз капитан.

Но та снова завизжала и бросилась на него, выставив вперед нож и целясь прямо в горло. Не в состоянии больше выносить такое к себе отношение, он нырнул в сторону, сделал подсечку и женщина полетела на землю. Едва она успела вскочить, как Фрост ударил ногой по руке с ножом, а через мгновение нанес сильный удар ей прямо в челюсть локтем. Агент рухнула на землю, как мешок с костями, не успев сказать даже “мама”.

Хэнк убедился, что она действительно валяется без сознания, а не притворяется — в последнем случае ей можно было бы смело давать звание “лучшая актриса года” — и подобрал растерянные во время схватки браунинг и “узи”. Нашел он и нож, с которым на него кидалась Литски и который валялся далеко в кустах.

Он сидел под деревом и курил, посматривая на дом, когда та стала постепенно приходить в себя.

— Слышишь, Марита, — обратился к ней немного спустя капитан, — я ведь настоящий джентльмен, даже не воспользовался моментом и не стал тебя обыскивать, а ведь у тебя точно где-то спрятан пистолет. Только попробуй дернуться за ним — убью на месте. А теперь слушай внимательно, что я тебе буду говорить…

Литски приподнялась на локте, пристально посмотрела на него, но ничего не сказала. Фрост вкратце рассказал ей всю правду — от его захвата нацистами и побега до задания Фушара проследить за террористом, который получил выкуп. О Бесс он, естественно, скромно умолчал.

— Неужели ты думаешь, что я поверю во всю эту чушь? Да ты с ума сошел, — отреагировала она на его откровения.

— Ладно, — проворчал Хэнк, — тогда мне придется пристрелить тебя.

— Давай, давай, — рассмеялась Марита ему в лицо, — пусть там, в доме, узнают, что мы за ними следим.

— Когда я тебя прихлопну, то здесь будет не “мы”, а “я”, — поправил он ее, — Что же ты хочешь?

— Ладно, давай объявим перемирие, — с неохотой предложила она.

— Хорошо, — Фрост затушил окурок и растер его в пыль. — Тогда давай прекратим собачиться и постараемся проникнуть в дом. Автомат я пока оставлю себе. У тебя есть запасные магазины?

— Вот. Четыре штуки, — перебросила она из-за спины небольшую полевую сумку.

— Отлично. Пошли. Надеюсь, пистолет у тебя все-таки есть.

Да, — Марита поднялась на ноги, покопалась под курткой и извлекла оттуда длинноствольный “Вальтер” с глушителем.

Они вскоре подкрались к последним деревьям, некоторое время внимательно изучали особняк, находящийся на расстоянии пятидесяти шагов, огороженный белым деревянным забором, которые капитан часто встречал в Америке.

Фрост побежал первым. Он быстро пересек пространство, отделяющее забор от леса, и прижался к толстому столбу. Через минуту за ним последовала и девушка, скрывшись за следующим — соседним столбиком. Он знаками показал ей, чтобы она следовала за ним, по тому же пути, по которому будет продвигаться он. Та согласно кивнула, и капитан устремился к дому, скользнув за забор. Во дворе он заметил обложенный кирпичом колодец — опять же, совсем как где-то на юге Штатов — пригибаясь, добежал и укрылся за ним. Марита последовала немного погодя.

— Ты не видишь охранников? — прошептал он.

— Нет. Все спокойно. Такое впечатление, что здесь вообще никого нет и дом пустой.

— Ну не невидимки же они, в самом деле. Я все время наблюдал за домом, не считая только тех двух минут, когда дрался с тобой. Если бы они уехали на машине, все равно был бы слышен шум мотора.

— А может, они просто не подозревают ни о чем? Странно…

— Ладно, сейчас узнаем.

Хэнк привстал и метнулся от колодца к стене дома со стороны дороги, замерев под окном. Литски побежала следом. Он прижал палец к губам и немного приподнялся, не решаясь заглянуть внутрь дома, а лишь прислушиваясь. Изнутри послышались голоса, затем — чей-то смех. Вдруг он расслышал голос профессора Балсама, слов было не разобрать.

Капитан прижал губы к уху своей помощницы:

— Я слышал его голос, значит, он жив. Он не один, там есть еще люди. Попробуем ворваться в дом, я — через переднюю дверь, ты — через заднюю. Считаем до двадцати — и вперед.

Он начал пробираться вдоль стены, как внезапно повернулся, бросил взгляд на дорогу и закричал:

— Марита!

Но было поздно. Раздались автоматные очереди и среди неожиданных визитеров, выпрыгивающих из четырех подъехавших автомобилей, Фрост с ужасом узнал одного. Это был Либлинг.


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Капитан бросился к Марите, увлекая ее на землю, и в ту же секунду окно, под которым они упали, зазвенело и разлетелось на мельчайшие осколки. Пули, выпущенные из автоматов и винтовок, впивались в деревянные планки, которыми были обшиты стены дома так, что только щепки сыпались.

— Хэнк, что делать? — повернула к нему девушка испуганное лицо.

— Надо укрыться внутри, иначе нам крышка.

Похоже, что стрельба, наконец, разбудила обитателей дома. Из разбитого окна над их головами показался ствол винтовки, за который Фрост тут же уцепился снизу, вырвал оружие сам не зная у кого, резко поднялся и отчаянно прыгнул головой вперед в оконный проем. Упав на пол и не выпуская из одной руки автомат, из другой — винтовку, он перекатился в сторону, заметив, что Марита последовала за ним. Он не успел ничего предпринять, а только стал вскидывать оружие, как услышал громкий крик Балсама:

— Стойте! Не стреляйте! Здесь нет врагов.

Не спуская пальцев со спусковых крючков, капитан рывком повернулся в ту сторону, откуда раздался знакомый голос, и увидел сидящего за столом профессора, живого и здорового, лишь с забинтованной левой рукой.

— Черт побери, что это все значит?

Литски уже стояла рядом, сжимая в обеих руках “Вальтер” и поводя им из стороны в сторону, гибкая и опасная, как дикая кошка.

— Сейчас я все объясню. Ребята, — громко обратился ко всем в комнате Балсам, — это мой друг, капитан Фрост.

Огонь по дому затих, можно было немного отдышаться, и Хэнк сам обратился к доктору:

— А давайте я сам попробую угадать. Ваши ребята — это борцы против нацизма, может быть, даже идеолога антифашистского движения. Вы знали о том, что неизлечимо больны раком, и решили помочь им с деньгами, так сказать, учредить фонд. Правильно?

— В общем, верно. Своего рода прощальный подарок. Для борьбы с этими людоедами, — он показал на окно, я могу принести любые жертвы.

— Даже тех французских полицейских-мотоциклистов или водителя, которому снесло голову, когда мы врезались в грузовик? Вы принесли в жертву и их жизни? — задохнулся от негодования Хэнк.

— Эти люди, — Балсам обвел рукой комнату, в которой собиралось все больше и больше молодых ребят, — не знают, как совершать насилие, их можно назвать обычными новичками, а не профессионалами в этом смысле. Они допустили некоторые ошибки при осуществлении своего плана, и это привело к гибели нескольких невинных людей. Но сколько невинных людей спасут от смерти мои бриллианты, подумайте об этом.

— А не перешагнули ли вы черту в своем праведном гневе? Не превратились ли вы в таких же убийц, как те, на дороге?

Фрост не договорил, увидев, что пистолет Мариты нацелен в голову профессора и она готовится нажать на спусковой крючок. Бросив “узи” на пол, он бросился к ней и в самый последний момент успел выбить оружие из ее рук.

— Не смей останавливать меня! — кричала она. — Если то, что натворил этот идиот, попадет в газеты, дело, за которое борются евреи во всем мире, будет опорочено на многие годы! Боже мой!

Он понял, что девушка в истерике и отвесил ей несколько увесистых пощечин. Она прекратила визжать и стала плакать. За стеной снова раздались выстрелы. Капитан посмотрел на доктора и негромко, но твердо сказал:

— А ведь она права.

Еще одно оконное стекло разлетелось от попавшей в него очереди, и все попадали на пол. Один из подростков потянулся за автоматом, который выронил Хэнк чуть раньше, но он тут же извлек из кобуры браунинг и погрозил им:

— Только попробуй, сынок, и от тебя мокрого пятна не останется. Понимаешь по-английски?

— Да, месье, — поспешно ответил “сынок”, который, как заметил капитан при более пристальном рассмотрении, оказался девушкой.

Не выпуская руку Мариты из своей, Фрост подобрал “узи”, “Вальтер”, которые он выбил у девушки, и подобрался к большому дубовому столу, за которым сидел Балсам. Из дома пока не раздалось ни единого ответного выстрела — вся молодежь с интересом наблюдала за Хэнком и его подругой.

— Ребята, может, постреляем для разнообразия, — обратился к ним Фрост, стараясь вложить в голос весь свой сарказм.

Как будто по команде, все сразу разобрали свое разномастное оружие, заняли места у окон и стали, наконец, оборонять дом.

Видя, что Литски успокоилась, капитан обратился к профессору, стараясь не смотреть на его левую руку, вернее, на то, что от нее осталось:

— Ну почему?

— Вы сами знаете, почему, мой друг, — ответил тот, улыбаясь.

— Да, но почему именно таким способом?

— Все очень просто. Согласно моему плану, мы должны были выполнить две задачи — поверьте, мы не хотели никаких жертв, никаких невинных пострадавших. Если бы нацисты не совершили нападение в тот день на гостиницу, с нами не было бы мотоциклистов, нашу машину просто бы остановили, и водитель бы тоже остался жив. Мы все думали, что мое похищение привлечет внимание во всем мире к тому факту, что неонацисты представляют сейчас очень серьезную опасность для всего человечества. Это отнюдь не банда недоумков, как вы выразились когда-то в самолете. Необходимы средства — ведь этим молодым людям, которых вы видите здесь, нужно будет покупать оружие, чтобы сражаться с фашистской чумой, пропагандировать свои идеи, увеличивать количество своих сторонников, даже платить за убийство нацистских лидеров, чтобы предупредить возникновение еще одной катастрофы.

Балсам продолжал улыбаться, и Хэнк подумал, что тот потерял рассудок. Он вздохнул, хотел что-то сказать, но махнул рукой, наклонился к Марите и протянул ей ее пистолет.

— Держи. Надо убивать нацистов, настоящие враги гам — за окном.

Девушка вымученно усмехнулась, взяла “Вальтер” и прошептала:

— Со мной уже все в порядке.

Фрост подкрался к окну, передал Литски автомат, а сам достал браунинг и, дождавшись, пока град пуль, стучащих по стене дома, немного стихнет, осторожно выглянул наружу и стал методично стрелять, целясь в бензобак ближайшей машины нацистов. Только с пятого выстрела он попал в цель, автомобиль вспыхнул, как свечка, а враги, укрывающиеся за ним, бросились наутек.

— Стреляйте в них! — крикнул он защитникам дома, расстреливая остаток обоймы.

— Бедные, они горят! — вдруг раздался в комнате тоненький девичий вскрик.

Когда браунинг замолк, капитан подхватил стоящую рядом с окном винтовку М—16 и, сделав несколько коротких очередей, сразил наповал двух нацистов, убегающих от горящей машины. Вручив оружие юноше, которому оно принадлежало, он повернулся к профессору и прокричал:

— Вряд ли вы были правы, доктор! Смотрите — вон та девочка плачет, потому что она пожалела горящего человека, несмотря на то, что он нацист. Она не желает зла никому, а вы хотите сделать из таких молодых людей хладнокровных убийц. Вы разжигаете ненависть, ничем не отличаясь в этом от фашистов.

В этот момент его обличительную речь прервал крик одного из юношей в комнате:

— Полиция! Ура!

— Чему ты радуешься, — повернулся к пареньку Фрост, — да тебя сейчас же арестуют за убийство, терроризм, вымогательство и за все другое, что они только смогут пришить.

Капитан выглянул в окно и увидел приближающиеся машины с мигающими маячками на крышах — наконец-то сотрудники отдела по борьбе с терроризмом соизволили прийти на помощь! Полицейские выскочили и сразу открыли огонь из автоматов. Хотя их было вдвое меньше, чем нацистов, те не ожидали внезапно подоспевшей подмоги защитникам дома, дрогнули и стали отходить.

— Стреляйте! — закричал Хэнк, — мы возьмем их под перекрестный огонь.

Но мало кто откликнулся на его призыв и Хэнк увидел, как противник перегруппировывается за уцелевшими “ситроенами”, готовясь предпринять штурм особняка, чтобы захватить его и укрыться от прицельного огня полицейских.

— Есть ли какой-нибудь другой выход из дома? — воскликнул капитан, видя, что им не удастся сдержать атаку с такими неопытными юнцами, тем более, что один из нацистов стал обстреливать обороняющихся гранатами и с крыши в комнату стал просачиваться дым.

— Да, есть подземный ход, который ведет из дома, — послышался голос девушки, которая чуть раньше горько плакала о фашисте, на котором загорелась одежда.

— Где? — бросился он к ней, пригибаясь из-за влетающих в окна многочисленных пуль.

Фрост махнул рукой Марите и последовал за девушкой, которая бегом провела его в кухню и показала под стол. Общими усилиями они отодвинули его, отбросили ковер и увидели массивную ляду.

Хэнк потянул за толстое кольцо, с огромным трудом поднял крепкую дубовую крышку и сдвинул ее в сторону.

— Вы знаете, куда ведет этот ход? — спросил он у сгрудившихся у входа в таинственное подземелье ребят.

— Да, — ответила та же девушка, — он идет под домом, мимо дороги и выходит на поверхность у холма, там, где начинается лес.

— У вас есть фонарики?

— Да.

— Хорошо. Принесите их и скажите всем, кто остался, пусть бегут сюда. Хотя нет, оставьте у окон человек пять, самых опытных, пусть они пока ведут ответный огонь и последуют за нами минут через пять.

— Неужели нам удастся спастись? — с недоверием произнесла Литски.

— Может быть, если подземный ход действительно ведет к лесу. Но что произойдет, когда мы выберемся из него — одному Богу известно. Как же нам выйти к людям Фушара, к полицейским? Ладно, посмотрим.

Тем временем в кухню вбежали Балсам и другие защитники.

— Мы пойдем первыми, — обратилась к Хэнку все та же девушка, — от хода под землей отходят два тоннеля, которые заканчиваются тупиками. Я знаю дорогу.

Его новые друзья попрыгали вниз, а он взял Мариту под руку.

— Ладно, пусть они идут вперед, а мы будем прикрывать их сзади. Вдруг нацисты прорвутся…

Подземелье оказалось довольно узким и, судя по прогнившим подпоркам, ему было несколько десятилетий, возможно, оно использовалось бойцами Сопротивления во время второй мировой войны. Впереди, в свете фонариков, Фрост заметил фигуру пробирающегося одним из первых профессора. Ход стал заворачивать в сторону и неяркий свет, пробивающийся из лаза в кухне, исчез совсем.

Минуты через три, во время которых они торопились, насколько это было возможно в узком и тесном тоннеле, вдали забрезжил свет. Вдруг спереди ударили очереди и люди, оставшиеся в подземелье, попадали на землю. Однако выход был недалеко и Хэнк был уверен, что ребята, идущие первыми вместе с Балсамом, уже вышли из тоннеля. Неужели, их схватили и теперь уничтожают остальных?

Внезапно спереди раздался еще более зловещий звук — загадочное шипение, значение которого, однако, было знакомо капитану. Он схватил Мариту за руку и бегом увлек ее назад, за спасительный поворот подземного хода. От выхода катился огромный огненный язык, который остановился, лишь ударившись в стенку тоннеля в двух шагах от них.

— Огнемет, — едва смог выговорить Хэнк, закашлявшись от невыносимо едкого дыма горящего напалма — Нужно возвращаться в дом. Видишь, горящие подпорки — ход сейчас завалится.

И они заторопились обратно, проклиная про себя неудавшуюся операцию, которая привела к гибели юных патриотов. Люк в кухне, к счастью, оказался открытым, более того, в доме осталось несколько самых отчаянных ребят, увлекшихся стрельбой по нацистам. Может быть, поэтому те так и не решились идти на приступ особняка.

Фрост подбежал к окну и, осторожно выглянув наружу, увидел, что два оставшихся у нацистов автомобиля трогаются с места, и в одном из них он заметил Балсама, затиснутого между двумя бандитами. К машинам от кромки леса торопились еще два человека, один радостно размахивал до боли знакомой сумкой с бриллиантами, а у второго за плечами был заметен металлический ранец огнемета.

Капитан выхватил браунинг, положил его на подоконник для упора, тщательно прицелился и плавно нажал на спусковой крючок. Мимо. Однако, со второго раза он поразил цель, пробив емкость с всепожирающей смертоносной жидкостью, и огнеметчик превратился в катающийся по земле огненный факел. Но второй, с бриллиантами, все-таки успел метнуться вбок от вспыхнувшего пламени и вскочить в последнюю машину, которая на всей скорости помчалась вслед за первой.

— Вот тебе и удачный исход операции… — в бессильной ярости прохрипел Фрост.


Глава шестнадцатая

<p>Глава шестнадцатая</p>

— По крайней мере, у нас есть один положительный результат — мы знаем, что профессор жив и кто его похитил, теперь уже похитил на самом деле. Я уверен, что они заточили его в своем замке в Альпах.

Фушар откинулся в кресле и закинул ногу за ногу.

Фрост оглянулся на Мариту.

— Наверное, я чего-то не понимаю. В каком замке? В каких Альпах?

— Сейчас я все объясню вам обоим, — поспешно перебил его француз. — У нас уже давно есть сведения, что немецкая нацистская партия использует в качестве своей штаб-квартиры один замок, расположенный в Баварских Альпах. Им завещал его один из старых фашистов, и теперь они руководят оттуда всей деятельностью организации в Европе. Мы не можем отобрать замок — что поделаешь, частная собственность… Я почти уверен, что Балсам был переправлен туда.

— Это значит, — заявила решительным голосом Литски, — что мы должны или освободить его, или ликвидировать.

— А к чему здесь — ликвидировать? — недружелюбно взглянул на нее капитан.

— Я не могу…

— А вы попробуйте, мадемуазель, — угрожающим тоном проговорил Фушар, — и объясните нам, в чем дело, иначе я и пальцем не пошевелю, чтобы чем-то вам помочь, а вы меня об этом скоро сами попросите. Мне кажется, теперь я и сам понимаю, почему вдруг Балсам стал такой важной персоной, но хочу услышать объяснения лично от вас.

— Ну ладно, — нерешительно протянула та, — только пусть то, что я вам сейчас расскажу, останется между нами. Мы уже давно знаем о существовании общеевропейского антинацистского движения, сторонники которого всерьез готовятся к вооруженной борьбе с нацистами. И слава Богу, это нас только радует. До последнего времени, однако, мы не имели сведений, кто является идеологическим вдохновителем, так сказать, этого движения. Теперь выяснилось, что это — профессор Балсам. И если его захватили и доставили и замок в Баварских Альпах, то только с одной целью — заставить его назвать имена, раскрыть численный состав, выдать финансовые секреты антинацистского движения в Европе. Для этого неофашисты не остановятся ни перед чем — они накачают его наркотиками, станут пытать, применят электронику и тому подобное. Похоже, что в ближайшем будущем нацисты сами развяжут самую настоящую террористическую войну и сейчас они предпринимают все возможное, чтобы избавиться от своих главных противников; пусть даже молодых и неопытных.

— Значит, тогда, в гостинице, — стал вслух размышлять Хэнк, — они пытались похитить Балсама, а не убить?

— Да. Видимо, после неудавшегося покушения на профессора в аэропорту Чикаго нацисты решили, что он больше пригодится им живой, чем мертвый.

— Следовательно, — добавил Фушар, уставившись в потолок, — то, что Балсам выложит им все секреты под действием наркотиков — только вопрос времени. После этого они уничтожат всех лидеров антинацистского движения и займутся осуществлением своих планов по ведению террористической войны. Что же нам делать?

— Я могу вызвать из Израиля спецгруппу по борьбе с террористами, но она прибудет не раньше чем через двадцать четыре часа, — предложила Литски. — Это может быть слишком поздно.

— Есть еще один вариант, мадемуазель, — загадочно улыбаясь, произнес французский инспектор.

— А что, про меня уже забыли? — напомнил о своем присутствии Фрост, и все трое начали обсуждение совместного плана.


Глава семнадцатая

<p>Глава семнадцатая</p>

— Я и не думал, что такие самолеты еще производят, — постарался Фрост перекричать шум четырех пропеллеров, прижимая левой рукой к себе упакованный парашют

— Правильно думали! — наклонился к нему Фушар.

— Тогда все понятно, — проворчал капитан, окидывая недоверчивым взглядом старенький четырехмоторный винтовой бомбардировщик, помнящий еще вторую мировую Горизонт скрывала темнота, но он знал, что когда самолет пробьет слой тяжелых утренних туч, направляясь на восток, к Баварским Альпам, то они увидят солнце.

Марита Литски стояла рядом, все в той же черной одежде и плотных брюках, заправленных в десантные ботинки.

— Хэнк, лучше бы вы остались, — принялся за свое Фушар.

— Если не я, то кто же, — улыбнулся ему Фрост

— Я думаю, что моих людей и офицеров из Моссада вполне достаточно. Вас ведь в Лондоне ждет Бесс. Зачем вам все это?

— Эх, если бы я знал ответ на этот вопрос, я давно был бы не здесь, а в том же Лондоне.

— Я все понял, вы — не наемник, — хлопнул его по плечу Фушар.

— Тихо, никому об этом не говорите, — шутливо прижал палец к губам Хэнк.

Он пожал ему на прощанье руку и присоединился к группе коммандос, садящихся в самолет. Когда посадка была завершена, член экипажа захлопнул люк, задраил его, двигатели взревели, набирая обороты, и бомбардировщик, дрожа, понесся по взлетной полосе. Через несколько ми пут он набрал высоту и лег на заданный курс.

Фрост и остальные пятнадцать коммандос занялись проверкой оружия, как огнестрельного, так и холодного, а поверх своей защитной одежды они натянули маскировочные комбинезоны армии Западной Германии.

Дело в том, что они действовали, не поставив в известность представителей немецких властей о предстоящей операции, так как не были уверены, что среди них нет внедрившихся агентов нацистов или просто сочувствующих, которые могли бы сообщить обитателям замка о планируемом штурме. Поэтому группа рассчитывала высадиться недалеко от него и под видом подразделения западногерманской армии, осуществляющего патрулирование местности, приблизиться к своей цели — нацистской базе.

Десантники встали, проверили в последний раз свои парашюты и надели их. Через несколько минут из кабины летчиков показался один из членов экипажа и открыл люк. Коммандос выстроились вдоль левого борта самолета. Десантированием руководил капитан Карков, стоящий рядом с люком и отдававший команду “пошел”. Первым прыгнул Контень из отряда инспектора Фушара, за ним — Марита, за девушкой пристегнул карабин к тросу вытяжного фала Фрост. Он подошел к открытому люку, за которым свистел пронизывающий ветер, и, услышав команду, оттолкнулся от борта и нырнул головой вперед в страшную неизвестность.

От обжигающе холодного напора воздуха, рванувшегося снизу, не спасала даже специальная защитная одежда. Капитан почувствовал рывок фала принудительного раскрытия парашюта, но падение не замедлилось. Он вытянул шею, стараясь заглянуть за спину, и беззвучно выругался — фал оторвался, не успев выдернуть купол!

Фрост раскинул руки, стараясь хоть немного снизить скорость, мысленно отсчитывая оставшиеся секунды, не в состоянии отвести взгляд от земли, которая приближалась неотвратимо, зримо, ужасающе…

Он рванул кольцо запасного парашюта — безрезультатно! Руки инстинктивно опустились на пояс и стали лихорадочно расстегивать ножны. Земля неслась навстречу, и сознанием Хэнк понимал, что не успеет, но руки действовали самостоятельно, не подчиняясь отчаянию, охватившему мозг, полосуя боевым ножом клапан, мешающий выходу запасного парашюта.

Усилием воли он оторвал взгляд от летящей вверх поверхности, схватил купол и с трудом бросил его от себя, моля Бога о том, чтобы его раньше не задело лезвием. Одного маленького разреза в шелке хватило бы, чтобы он превратился в изысканный белый саван, которым укроют тело Фроста на месте его гибели.

Вот купол заполоскался, наполняясь ветром, наконец, последовал спасительный рывок, и падение замедлилось.

Буквально через несколько секунд капитан упал в снег, перекатился и отстегнул лямки дрожащими руками, все еще не веря в спасение. Немного придя в себя, он закопал парашют в снег, сел на землю, тяжело дыша, и услышал скрип приближающихся шагов.

— Фрост, это я! — донесся до него голос Мариты.

— Ты видела? — прохрипел ей Хэнк. — Это Карков, я заметил, что в самолете он копался рядом с моим парашютом, но не мог даже предположить… Неужели он работает на нацистов, ублюдок? Убью его!

— Не может быть! Я давно его знаю, он — еврей, с чего ему помогать своим врагам?

— У них везде есть свои агенты. У Каркова не было возможности предупредить обитателей замка об этой операции, вот он и решил попытаться расправиться с нами по одному. Только сейчас я понял, что он подставил меня с часовой мастерской — неужели он не знал о сексуальных наклонностях Карлсона, что не предупредил меня о них? Не верю.

— Если все, о чем ты говоришь — правда, — произнесла Литски угрожающим голосом, — я сама убью негодяя. Идем, найдем остальных ребят.

Пройдя полмили, они вышли на условленное место встречи, где их уже ждала вся группа, за исключением французского полицейского Блушара, у которого тоже не раскрылся парашют, и бедняга не смог ничего сделать.

— Фрост, — шагнул к капитану первым находящийся здесь же Карков, — я видел, какое несчастье чуть не произошло с тобой. Слава Богу, что все обошлось!

— Не добавляй еще и кощунство к своим преступлениям, — ответила вместо капитана Марита, словно прочитав его мысли.

— Что ты болтаешь? — с опаской спросил тот, пятясь назад. — А где Блушар, он не с вами, случайно?

— Он там, где должен был быть я, — прорычал Хэнк, — я задушу тебя, проклятый нацист!

— Тебе конец, Карков. Теперь я вижу, что капитан был прав, — выкрикнула Литски, быстро шагнув из-за спины Фроста, и в ее руке мелькнуло лезвие ножа. Предатель даже не успел дернуться к оружию, спрятанному под комбинезоном, как нож вонзился ему в горло. Он захрипел и упал на колени в снег, покрасневший от хлынувшего ручья крови.

Фрост опустил ствол винтовки, так и не успев применить оружие, и прошептал Марите:

— Я так и думал, что ты умеешь обращаться с острыми столовыми приборами…


Глава восемнадцатая

<p>Глава восемнадцатая</p>

Переход по снегу под пронизывающим ветром оказался чрезвычайно трудным, один из их команды — Контень — даже обморозил ступни. Однако никто не жаловался и все продолжали упорно продвигаться вперед. О трагическом происшествии больше не вспоминали. Через пару часов группа остановилась на привал, до замка остался еще один час пути.

Марита стала оказывать помощь Контеню, а капитан поднялся на пригорок, чтобы более точно определить местонахождение коммандос, и вдруг подал товарищам сигнал тревоги, негромко, но отчетливо свистнув. Все укрылись в сосновом лесу, покрывающем склон, и через несколько минут увидели небольшое подразделение западногерманских солдат, идущих по их следу.

— Может, они заметили, как мы опускались на парашютах? — предположил один офицер из Моссад. — Я знаю немецкий, попробую с ними переговорить.

Он осторожно вышел из укрытия и медленно направился к немецким солдатам, что-то крича им издалека и размахивая руками, чтобы его появление, даже без оружия, не привело к трагическому недоразумению.

Оказалось, что это маленькое подразделение — шесть человек во главе с сержантом — осуществляло патрулирование горного района, так как имелись сведения о появлении в нем группы террористов. Фрост улыбнулся и обратился к своим союзникам по НАТО с такой речью, после того как две группы сошлись вместе:

— Ребята, не буду от вас скрывать — мы выполняем особое разведывательное задание Организации Объединенных Наций по поимке особо опасных нацистских главарей, укрывшихся на своей базе в горах. Двое из нашего отряда уже погибли в неравном бою, поэтому я предлагаю вам присоединиться к нам и разделить славу после победы, в которой мы не сомневаемся. Не беспокойтесь, о вашем участии в осуществлении операции будет доложено не только вашему непосредственному командованию, но и в штаб вооруженных сил ООН. Кстати, там нами руководит ваш земляк, фельдмаршал Рихтер. Я не сомневаюсь, что вы слышали, кто это такой. Ладно, кончаем базар. В путь!

Естественно, не существовало никакого Рихтера, и Хэнк надеялся, что немцы не знают об этом.

— А вы кто? — спросил его сержант, возглавляющий патруль.

— Вы можете называть меня капитан Фрост. Сами понимаете, это не является моими настоящими званием и фамилией. Ну да ладно, вам, как командиру отряда, раскрою секрет — на самом деле я адмирал Луций Бланкеншит из спецназа вооруженных сил США, только об этом ни слова. Я замолвлю за вас словечко там, наверху. Такие храбрецы как вы нам нужны. Не сомневайтесь и идите с нами. Вы можете попасть служить в штаб ООН даже раньше, чем можете себе это представить.

Фрост собрал свою группу, и они тронулись в путь. Сзади послышались отрывистые команды на немецком языке и топот догоняющих их подчиненных сержанта.

— Ты ненормальный, — восхищенно произнесла шагающая рядом с Хэнком Марита. — Хотя, мне нравятся ненормальные мужчины. А ты — особенно.

— Да, я понял, что нравлюсь тебе еще тогда, — без ложной скромности заявил Фрост, — когда мы занимались любовью. Ведь это был не просто способ согреться, признайся?

— Конечно, нет, — улыбнулась девушка.


Глава девятнадцатая

<p>Глава девятнадцатая</p>

Коммандос замерли на крутом склоне узкого ущелья, поросшего чахлым кустарником. На другой его стороне высился замок — цель их тяжелого перехода.

— Адмирал, как же мы проберемся в него, — прошептала Литски.

— Сейчас подгоню пару фрегатов вон к тому ручью на дне ущелья и возьмем замок на абордаж. А говоря серьезно, нам ничего не остается, как незаметно перебраться на противоположную сторону, подкрасться к стенам замка и постараться взобраться на них. Здесь ничего другого не придумаешь.

Объединенный отряд по одному скатился на дно ущелья, принимая все меры предосторожности, чтобы их случайно не заметили часовые на высоких стенах, и быстро пересек замерзший ручей, находящийся внизу. Теперь перед ними возвышалась отвесная гора, на вершине которой и стоял замок.

— Я занимался альпинизмом, капитан, дайте мне первому взобраться под стену, а оттуда я брошу вам веревку, по которой поднимутся все остальные, — предложил Кон-тень.

— А как же твои ноги?

— Ничего, с ними все в порядке. Я потому и прошу, что хочу как можно быстрее выйти из глубокого снега, — подмигнул ему француз, и Хэнк понимающе улыбнулся.

— Ладно. За тобой пойду я и потом уже сам первым попытаюсь вскарабкаться на стену. Это я умею делать.

— Договорились.

Контень обвязался вокруг пояса и стал взбираться по крутому каменистому откосу, а оставшиеся внизу замерли, наблюдая за своим товарищем и потихоньку вытравливая свободный конец веревки. Его восхождение под стены замка заняло целых полчаса. Наконец, он достиг верхней площадки, закрепил там веревку и подал знак, что можно подниматься следующему. Фросту уже было намного легче это сделать по проторенному пути, и через несколько минут он присоединился к Контеню наверху.

— Ну ты молодец! — восхищенно прошептал он ему, обнимая за плечи.

Тот лишь кивнул в ответ, не в состоянии выговорить ни слова, и только сейчас Хэнк обратил внимание на его синие губы и дрожащие руки.

— Ты что? — тревожно проговорил он, — а ну-ка, покажи мне свои ноги.

Не обращая внимания на протесты француза, он расстегнул его ботинки, стянул носки и застонал — кожа на ногах Контеня приобрела синюшне-черный цвет.

— Боже мой, дружище, у тебя может быть гангрена!

— Знаю, только не говорите остальным.

— Но ведь это опасно!

— Неважно. Моего отца убили фашисты во время войны. Моя мать — еврейка. Сейчас во всех газетах трубят, что французы смирились с нацизмом. Я француз, и я не смирился. Я все равно буду их убивать!

Фрост осторожно обул его и сочувственно похлопал по плечу.

— Я уже говорил, что ты молодец.

Они вдвоем помогли подняться остальным, подтягивая их на двух веревках наверх. Теперь осталась последняя преграда, отделяющая смельчаков от замка — толстенные стены высотой в тридцать футов.

— Как там это делали рыцари? — пошутил капитан, разматывая крепкий трос с “кошкой” на конце. — Только бы на стене никого не было, если нас сейчас заметят, расстреляют на месте или забросают гранатами.

Раскрутив “кошку” как можно сильнее, он бросил ее наверх, стараясь, чтобы она зацепилась за внутренний край стены. Это удалось сделать со второго раза.

— До встречи, ребята, — бросил Фрост, дернув за трос, чтобы убедиться в его надежности, и стал карабкаться вверх, отталкиваясь ногами от стены замка.

Медленно перебирая руками и подтягивая тело, капитан подобрался к ее краю и осторожно заглянул внутрь. Он сразу заметил часового, находящегося шагах в тридцати и, к счастью, шагающего в противоположную сторону. Хэнк подтянулся на руках, перепрыгнул через край стены и упал на каменную дорожку, по которой тот вышагивал. Выхватив из-под одежды пистолет с глушителем, он стал ждать, когда часовой повернется к нему лицом. Тот завершил свой маршрут и едва успел развернуться, как рухнул без звука от точного попадания в лоб. Самым громким шумом при этом был стук винтовки, выпавшей из мертвых рук.

Фрост выглянул наружу и подал своим знак, что можно подниматься. За ним стала карабкаться Марита. Он бросился к лежащему в луже крови часовому, подхватил его винтовку и вытащил пистолет. Пока никто не заметил вторжения на территорию замка и все внутри было тихо. Капитан припал к каменной дорожке и стал внимательно обозревать двор.

Возле дальней стены, у ворот, находилось десятка полтора машин. В центре обширного двора была оборудована взлетно-посадочная площадка для вертолетов, на которой стояли три вертушки — две “Хью Кобра” — больших, военных; и один маленький вертолет с кабинкой из прозрачного пластика.

— Наверное, в замке полно людей, — прошептал он Литски, — ты только посмотри, сколько транспорта. Слава Богу, что теперь холодно, а то они бы все выползли во двор.

— Что будем делать?

Не успел Хэнк ответить, как сверху послышался шелест вертолетных лопастей, натужный гул двигателя и над замком завис еще один маленький вертолет, как тот, который уже стоял на площадке. Он быстро приземлился и к нему из западного крыла здания выбежал человек, одетый в белый больничный халат. Фрост и Марита вжались в камни, моля Бога о том, чтоб их присутствие не было обнаружено раньше времени.

Санитар принял у пилота вертолета маленький чемоданчик и, пригибаясь под все еще вращающимися лопастями, побежал назад, туда, откуда и появился.

— Там лазарет, наверное, — бросил капитан. — Готов поспорить, что Балсама держат именно в этом месте.

Они поползли к остальным, которые уже успели перелезть через стену и залегли под ней, с ее внутренней стороны.

— Майн готт, — прошептал сержант, — вот это такая база?

— Да, — кивнул Хэнк, — неонацисты удерживают здесь одного старого профессора и пытают его, чтобы узнать имена людей, возглавляющих антинацистское движение в Европе. Надеюсь, вы не испугались?

— Нет, — проворчал тот, — мои солдаты и я поможем вам.

Отлично, сержант, вот что мы сделаем…

План был прост — к счастью, оказалось, что один из немцев умеет управлять вертолетом. Марита — тоже, кто бы мог ожидать! Поэтому решили разделиться на группы, одна попытается захватить вертолеты, Контень возьмет несколько человек и будет прикрывать огнем со стены, а Фрост, Марита и еще несколько офицеров Моссад прорвутся в лазарет и попытаются спасти Балсама. Если все пройдет удачно, перед тем, как улететь, они заложат взрывчатку и поднимут замок в воздух.

Они быстро распределились и стали красться вниз, во двор, зная, что сопутствующая им удача сейчас закончится и их присутствие будет обнаружено.

Так и произошло.


Глава двадцатая

<p>Глава двадцатая</p>

Не успел Фрост сбежать и до половины лестницы из грубых каменных блоков, как по двору разнесся громкий крик по-немецки, их заметил второй часовой и спешил поднять тревогу. Капитан вскинул винтовку и прошил орущего благим матом охранника, судорожно сдергивающего с плеча автомат. Перепрыгивая через две ступеньки, капитан устремился к двери, ведущей, предположительно, в лазарет, поливая все пространство впереди себя короткими очередями.

Стрельба уже разгорелась вовсю. Контень со своими людьми косил нацистов, которые кучами выбегали из замка, выпрыгивали из вертолетов и даже лезли из припаркованных машин.

Капитан и Марита со своими офицерами добежали к стене замка, и один из сотрудников Моссада упал замертво прямо перед дверью, прошитый очередью изнутри. Они в ту же секунду подняли такой ураганный огонь из всех стволов, направив его в дверной проем, что, как оказалось чуть позже, два нациста были разрезаны во внутреннем коридоре свинцовым дождем на куски. Только после такой огневой подготовки группа захвата ринулась внутрь замка, на ходу меняя магазины и стреляя в любую движущуюся мишень. Вдоль потолка узкого мрачного коридора тянулся ряд голых ламп, тускло освещавших развернувшуюся внизу бойню. Едва они ворвались в замок, как в нем завыли сирены, словно при воздушном налете, настолько громко, что перекрыли даже грохот перестрелки.

Фрост с товарищами пробивался дальше, в упор расстреляв нерасчетливо выбежавших из боковой двери нацистов. Бегущий последним поливал очередями пространство сзади на случай преследования. От невыносимого шума все оглохли, горячие гильзы из автоматов и штурмовых винтовок сыпались во все стороны, пули рикошетили от стен, с визгом исполняя свой смертный танец.

Они пробежали еще две-три минуты, уже не встречая сопротивления, заметив, что коридор понижается и уходит под землю. Сирены продолжали безумно выть. Группа перешла с бега на быстрый шаг и вскоре Фрост, идущий первым, осторожно выглянул за угол и поднял руку, показывая следующим за ним четыре пальца. За поворотом коридор заканчивался большими дверьми белого цвета, а рядом с ними стояли с автоматами наизготовку четыре человека. По счету “три” он и еще один офицер выпрыгнули из-за угла и, отвлекая на себя внимание, откатились в сторону, беспрерывно стреляя с пола. Остальные коммандос их в то же мгновение поддержали и совместными усилиями они изрешетили охранников таинственной двери.

Вскочив и подбежав к ней, капитан ударом ноги распахнул ее. Выстрелов изнутри не последовало, и через секунду они все ворвались в комнату, держа пальцы на спусковых крючках, в готовности к любой неожиданности.

Хэнк бросил взгляд на находящихся в ней людей, и ему на ум пришла детская игра “замри”. Посреди комнаты стоял операционный стол и на нем лежал профессор Балсам, его едва можно было узнать из-за синяков и ссадин на лице. Над ним замер человек в белом халате, сжимающий в руке скальпель, с которого капала кровь. Рядом сидела женщина с блокнотом и ручкой в руках, приготовившись что-то записывать. Возле операционного стола стоял на подставке магнитофон: в нем крутилась кассета. Балсам что-то нечленораздельно бормотал по-немецки, явно находясь под действием наркотиков. В дальнем углу стоял Либлинг и с ужасом во взгляде смотрел на Фроста и Мариту.

— Не убивайте! — вдруг закричал он, широко раскрыв рот, в который Хэнк тут же вогнал две пули и тот завалился на пол, словно подрубленное гнилое дерево. Рядом с ним упал и врач со скальпелем в руке, которого прошила очередью девушка. Когда она развернула ствол в сторону стенографистки, капитан остановил ее:

— Не будем сами превращаться в них!

Женщина тут же бросила свой блокнот и выбежала из комнаты.

— Она ведь знает, что сказал Балсам, — с укором проговорила Литски.

— Нет, он ничего не сказал, — прошептал Фрост и подошел к профессору.

С первого взгляда было ясно, что он находится на пороге смерти, и жить ему осталось считанные минуты. Видно, его пытали всеми известными и неизвестными способами, однако, не учли одно — Балсам все равно был обречен, мучений он не боялся и никогда бы не выдал своих секретов. Может, он молчал бы даже под действием наркотиков или других психотропных препаратов.

Литски подошла к шкафчику и вернулась со шприцом и какой-то ампулой.

— Подожди, — хотел остановить ее капитан.

— Не бойся, я не собираюсь его убивать, ты и так видишь, что он обречен. Я облегчу боль…

После укола профессор слабо зашевелился и с трудом прошептал:

— Я… ничего…

— Да, — закашлялся Хэнк, — я понимаю, вы ничего им не сказали.

— Правильно, ничего. Здесь, рядом, за стенкой… склад вооружения, арсенал….

— Я сейчас! — воскликнул капитан и выбежал в коридор. В темном углу он действительно обнаружил небольшую металлическую дверь, запертую на висячий замок, который разлетелся после второй очереди из винтовки. На выстрелы выскочил офицер Моссада, они вдвоем открыли дверь и замерли от удивления — все открывшееся помещение, от пола до потолка, занимали ящики со стрелковым оружием, взрывчаткой, ручными гранатами, минометными минами…

— Вот это да! — присвистнул от удивления Фрост. — Обязательно захвачу парочку гранат родным на сувениры.

Они набрали столько гранат, сколько смогли унести, а капитан, подумав о чем-то, прихватил еще и базуку, противотанковый гранатомет.

Он покопался в его спусковом устройстве ножом, присоединил к контактам два провода, которые нашел здесь же, на оружейном складе, и вывел их концы в комнату, где лежал умирающий Балсам. Затем он установил базуку в дверном проеме склада, привалив ее ящиком со взрывчаткой и нацелив на полки, забитые минами и патронами.

— Доктор Балсам, — вернулся он после этих приготовлений к профессору, — вы знаете, что умираете. Сэр, вы еще можете нанести свой последний удар по нацистам. После того, как мы уйдем, сосчитайте до пятидесяти и соедините вот эти два проводка. Арсенал взорвется, но погибнете и вы. Согласны ли вы на такую жертву?

— Да, — прошептал Балсам.

— Я очень сожалею, что все так получилось, — осторожно подал он ему провода, — но если вы хотели известить мир о надвигающейся нацистской угрозе, вам это удалось. Благослови вас Господь.

— И вас благослови Господь, — выдохнул профессор свои прощальные слова.

И вся группа устремилась к двери. Фрост бежал по коридору и в уме вел счет. Четырнадцать — они беспрепятственно добежали до поворота. Двадцать три — остановились под кинжальным огнем и один человек упал, получив пулю в голову. Сорок один — удалось прорваться, положив всех врагов в коридоре. Сорок три — из какой-то комнаты на их пути выскочили три нациста и упали, обливаясь кровью. Сорок пять — в этой же комнате Фрост нашел сумку с бриллиантами, которые те, видимо, охраняли.

Сорок шесть — снова стремительный бег, конец коридора впереди, виден выход во двор.

— Пятьдесят! — оставшиеся в живых выскочили из замка и в ту же секунду услышали за собой гул вздымающегося взрыва, дохнувший смертью им в спины.


Глава двадцать первая

<p>Глава двадцать первая</p>

Каменный двор задрожал, сверху посыпались осколки, и после оглушительного грохота одна из стен замка покачнулась и медленно завалилась внутрь, взметнув вверх огромное облако дыма и пыли. Капитан бросился на землю, прикрывая собой не отходящую от него Мариту.

— Я и не ожидал такого мощного взрыва, — прокричал он ей через несколько секунд и они снова вскочили и устремились к маленькому вертолету, стоящему на взлетной площадке. Яростная стрельба, утихшая было во время взрыва, возобновилась вновь.

— Быстро в кабину! — скомандовал он ей, подобрав по пути пару автоматов, валяющихся возле убитых нацистов. Краем глаза он заметил, что остальные коммандос бегут к военному вертолету, стоящему рядом, и его уже пытается запустить немецкий солдат.

Литски прыгнула на место пилота, и лопасти стали невыносимо медленно раскручиваться. Хэнк вскарабкался в прозрачную кабину с другой стороны, продолжая поливать двор очередями и бросив пару гранат в уцелевших врагов. Вертолет, наконец, начал подниматься, потом наклонился и еле перевалил через наружную стену, пройдя над ней буквально в нескольких футах. После этого он просел, и Литски изо всех сил старалась удержать машину от падения, направляя ее к дальнему склону ущелья.

Через несколько секунд за ними показался грозный силуэт второго вертолета, боевого, из открытых дверей которого их товарищи поливали свинцовым дождем оставшихся в живых защитников замка. Он легко их обогнал и Фрост увидел, как немец-пилот показал ему “о’кей”.

— Домой! — не смог сдержать радости капитан и решил в последний раз посмотреть на остатки зловещего замка. Похолодев от ужаса он заметил еще один боевой вертолет, поднимающийся со взлетной площадки.

— Нацисты, — прошептал он и взглянул вперед — их друзей уже не было видно.


Глава двадцать вторая

<p>Глава двадцать вторая</p>

Вертолет преследователей стремительно сокращал расстояние, настигая беззащитных беглецов. Против крупнокалиберных спаренных пулеметов, которые уже начали свой смертоносный перестук, с автоматом не попрешь. Вдруг Марита радостно вскрикнула — им на помощь торопились товарищи на боевом вертолете, которые вернулись, увидев начало неравного боя. Теперь уже нацисты попали под кинжальный огонь пулеметов “Хью Кобры”.

— В нас попали! — закричала Литски, и Фрост ощутил запах горящего масла и почувствовал, что рокот лопастей замедлился, двигатель заглох, и в свисте ветра стали приближаться заснеженные верхушки сосен.

— Держись! — снова раздался голос девушки, бешено работающей органами управления. Склон рос на глазах и через секунду последовал удар. Фрост потряс головой и крикнул:

— Быстро убегаем, пока он не взорвался!

Он выпрыгнул из кабины и покатился по снегу, стараясь как можно дальше оказаться от неминуемого взрыва, который и раздался через несколько секунд, отбросив капитана еще дальше вниз по склону. А где же Марита?

Хэнк поднял голову и увидел ее, стоящую по другую сторону полыхающего вертолета, рядом с тлеющими деревьями. Даже на таком расстоянии было видно ее перепачканное лицо. Он поднялся на ноги и стал пробираться к ней, увязая в снегу. Обняв девушку, капитан услышал еще один взрыв. На этот раз в отдалении на склон рухнул взорвавшийся в воздухе боевой вертолет нацистов, а над ним делал вираж немецкий пилот, возвращающийся, чтобы забрать Литски и Фроста.

Капитан помахал ему рукой и прошептал, прижимая к себе Мариту:

— Ты знаешь, тебе нужно бросать свои шпионские страсти и летать на вертолетах. Из тебя получился бы отличный пилот. И еще — не отдать ли нам эти бриллианты — они у меня в рюкзаке — действительно тем антинацистам, с которыми работал доктор Балсам. Ведь он этого хотел. Ты, наверное, могла бы найти тех молодых людей..

Капитан вдруг вспомнил их разговор на борту самолета, когда они летели в Париж. Как говорил профессор — тем, кто не извлекает уроков истории, суждено их пережить вновь?

Фрост зашагал к ожидающему их вертолету, бережно поддерживая Мариту и думая о том, какой урок преподнес миру Балсам…