Джерри Эхерн

Канадский Гамбит Они Называют Меня Наемником 5


Джерри Эхерн

"Они называют меня наемником"

Канадский гамбит

Посвящается Рону Ботсфорду, человеку, искавшему приключений и находившему их в избытке. Всего тебе наилучшего, дружище!

Любое сходство героев и персонажей этой книги с действительно существующими, или когда-либо существовавшими, частными лицами, политическими деятелями, коммерческими или правительственными учреждениями - чистая и непредвиденная случайность.

Глава первая

Фрост основательно и долго осматривал KG-9 "Интердинамик". Прилагавшиеся к оружию инструкции он успел перелистать по дороге из Индианы.

Пистолет-пулемет. Тридцатидвухзарядный магазин. Стрельба начинается только при открытом затворе, поэтому предохранитель отсутствует...

Разработано и собрано Карлосом Гарсиа - владельцем оружейной фабрики, старым товарищем, одаренным изобретателем. Капитану достался один из первых экземпляров. "На проверку", - добродушно хмыкнул Карлос.

- Справа приготовиться! Слева приготовиться! - долетел голос Эндрью Дикона. Воцарилось полное безмолвие. Дикон, владелец и главный полевой инструктор Охранной Службы Diablo, желал удостовериться, что Фрост и все прочие должным образом заняли положенные места, и никто никого не угробит ненароком.

- Внимание... Огонь!

Эд Панчито, Майк Стэси, Джек Полл и все остальные принялись палить кто во что и из чего был горазд. Фрост вставил магазин в пистолет-пулемет, изрядно смахивавший на бластер, какими их изображают голливудские фильмы о звездных войнах, прицелился в силуэт мишени. KG-9 бил чуть высоковато, поэтому Фрост предусмотрительно метил несколькими сантиметрами ниже места, куда намеревался выпустить очередь.

Сетовать не следовало: почти все автоматы, пулеметы и штурмовые винтовки ведет кверху после первого же выстрела.

Полуавтоматический селектор обеспечивал огонь очередями по три выстрела. Полминуты спустя нижняя половина мишени дернулась, оторвалась, отлетела. Ни единой заминки не произошло.

Отсоединив пустой магазин, Фрост уже готовился хлопнуть новый ладонью по торцу и окончательно поставить на место. Но Дикон, этот самозванный руководитель учений, повелительно провозгласил:

- Прекратить огонь!

Фрост обернулся и взглядом отыскал Дикона. Дул прохладный ветерок, подымался легкий туман. Позади, у самой кромки стрельбища, бродили несколько индюков, и Фрост припомнил, как в прошлый раз одно из этих милых созданий подкралось и клюнуло его прямо в ягодицу, мигом испортив тщательно взятый прицел...

- У тебя что, лазерная пушка? - полюбопытствовал подошедший Дикон.

- Почти, - ухмыльнулся наемник, прикуривая от исцарапанной, видавшей виды зажигалки "Зиппо".

- Откуда такая роскошь?

- Мой приятель выпускает их. Попросил испытать.

Фрост огляделся. Штатные сотрудники службы Diablo расселись по скамьям, начали сосредоточенно потчевать себя лимонадом и кока-колой, неторопливо болтать о том и о сем.

- Попроси ребят, - сказал Фрост, - расставить пустые баночки в шестидесяти футах отсюда. Промежуток - четыре ярда.

Дикон ухмыльнулся, выкрикнул распоряжение. Панчито и остальные опорожнили свои банки до дна и трусцой пустились по стрельбищу. Всем было любопытно посмотреть, как управится странный пистолет-пулемет с новой, более сложной задачей.

- Парни!

Фрост повернул голову. Спарки Фулмер, владелец стрельбища, приближался с видом отнюдь не ласковым.

- Угодно палить по жестянкам - палите, пока не надоест. Но чтобы, черт побери, прибрали все до единой! Понятно? Мусорить запрещаю!

Спарки угрожающе нахмурился и поднял очки на лоб.

- Не кипятись, Фулмер, - жизнерадостно возразил Фрост. - Мой красавец разнесет их в пыль, и нечего будет прибирать...

Негодующе фыркнув, Спарки подбоченился:

- Ты бы лучше не языком чесал, а курком шевелил! Давай поглядим, что за диво такое соорудил Карлос.

- О'кей, - вставил Дикон. - Скажешь, когда будешь готов. А я скомандую.

Фрост загнал магазин окончательно. Раздался внятный щелчок. Наемник шагнул на огневой рубеж. Полдюжины консервных банок выглядели совсем крошечными. Дождавшись, покуда все прочие стрелки возвратились и заняли безопасные места, наемник резко потянул затвор на себя и нажал гашетку.

Он стрелял с бедра. Девятимиллиметровые разрывные пули в никелевой рубашке заколотили по тоненькой жести. Банки взлетали, крутились в воздухе, рассыпались бесформенными ошметками. Магазин опустел, затвор щелкнул и встал на место, от жестянок осталось печальное воспоминание, а земля оказалась едва ли не перепахана впивавшимися в нее пулями.

- Впечатляет, - промолвил Дикон. - Хорошая вещица, ничего не скажу. Будешь носить вместо браунинга?

- Вместе с браунингом, - поправил Фрост. - Уже давно собирался обзавестись дополнительным стволом, но только чтобы к нему подходили те же самые патроны. И чтобы стрелял на славу... Кажется, наконец получил искомое.

- Поздравляю. Дашь поглядеть поближе?

- Чуть погодя.

- Может быть, и себе такую же игрушку заведу. А теперь - за дело. Ежегодных проверок еще никто не отменял.

- А я не постоянный сотрудник, - засмеялся Фрост.

- Ну да, ты же вольный стрелок... Все равно: хочешь работать - изволь доказать, что по-прежнему пригоден. Вперед, старина.

Стэси, Полл и Панчито расставили новые жестянки. KG-9 застрекотал опять. Через пятнадцать минут Фрост положил пистолет на стойку, отправился к мишеням, собрал изуродованные до неузнаваемость, разлетевшиеся в стороны банки, выбросил в бетонированную мусорную яму.

Дикон объявил перерыв.

Контора Спарки Фулмера служила одновременно оружейной лавкой. Эндрью Дикон, Панчито, Полл и Стэси отправились перекусить, а Фрост обозрел застекленные витрины, где красовались кольты, беретты, парабеллумы. Отхлебнул черного кофе, любезно предложенного Спарки, принялся набивать заново три опустошенных магазина.

- Как делишки, Хэнк? - добродушно прогудел Фулмер, подходя к наемнику и садясь рядом. Густая морось, посыпавшаяся из низко нависших свинцовых туч, не позволяла возобновить стрельбу немедленно.

- Грех жаловаться. А как поживают Элли с малышкой?

- Кажется, хорошо. Поехали в город, за покупками. Ну и денек выбрали! Каждый раз, когда ваша орава приезжает пострелять, начинается дождь. Везете вы его с собою, что ли?

- Вот еще! Здесь моросит триста шестьдесят пять дней в году. По високосным, возможно, и полагается двадцать четыре часа ясной погоды, да только сомневаюсь.

- Ты же ничего не ешь. А Дикон и прочие сейчас набивают не магазины, а брюхо. И правильно делают, кстати!

Наемник посмотрел на Спарки и засмеялся:

- Это легкомысленно с их стороны. Здешними блюдами только вражеских шпионов кормить, чтобы с унитаза не слезали!

- Иди к черту! - беззлобно огрызнулся Спарки. Они познакомились очень давно, еще до того, как взорвавшийся отопительный котел уничтожил прежнюю лавчонку и едва не отправил на тот свет самого Фулмера. Спарки прилежно и терпеливо отстроил заведение заново, а Фрост приложил к этому руку, ибо временно шатался без работы. Подобно множеству старых добрых приятелей, они дразнили и подкалывали друг друга только чтобы о чем-нибудь поболтать.

- Все еще рассказываешь легенды о своей повязке, или надоело? осведомился Фулмер.

- Ага. Рассказываю.

- И чем занимаешься?

- Потихоньку работаю на Diablo. После Бирмы решил немножко передохнуть и спокойно послужить простым телохранителем. Так полезнее для здоровья.

- Но служить наемником не отказался бы?

- Нет, конечно. Привычка - вторая натура. Хотя иногда сдается, что лучше все-таки менять привычки.--Предложат - поработаю наемником.

- Да ведь предложений, насколько знаю - пруд пруди!

- Видишь ли, - улыбнулся Фрост, - я типичный американский наемник. И служить кому попало не стану. Могу сражаться против коммунистов, нацистов любых иных кровопийц, - но только не за них. Сам знаешь...

- Но Diablo хотя бы платит? Я хочу сказать, прилично платит?

- Пожалуй. Разбогатеть навряд ли удастся, но в долговой суд меня пока что никто не тянет, и на сигареты кой-какая мелочь остается...

- Слушай, а почему вы ездите стрелять именно сюда, ко мне?

- Любим действовать на нервы старым друзьям и обременять их своим присутствием. Ну, и к тому же, у тебя самое просторное стрельбище изо всех нам известных. Сам знаешь, - ухмыльнулся Фрост.

Он вложил последний патрон в последний из трех магазинов, залпом допил кофе и поднялся.

- Куда ты?

- По мишеням пострелять, себя показать...

- Под дождем? Спятил? Ты же воспаление легких получишь!

- Во избежание подобной пакости, завари мне еще чашку самого крепкого кофе, когда вернусь. И плесни туда побольше бренди.

Спарки Фулмер только покачал головой.

Фрост закурил "Кэмел", прикрыл сигарету полусогнутой ладонью, шагнул за порог.

Он сбежал по отлогому склону, увидел, как удирают, спасаясь от дождя, присмиревшие индюки, поднял ворот и трусцой заторопился к навесу, прикрывавшему огневой рубеж. Продырявленные мишени красовались на местах. Фрост хмыкнул и решил изрешетить их окончательно.

Месить грязь, устанавливая свежие силуэты, не хотелось.

Выбрав наименее изуродованную мишень, Фрост временно отложил KG-9, извлек из кобуры хромированный браунинг, быстро выпустил всю обойму. Положил пистолет на скамью, нашарил свежий магазин.

Позади раздалось надсадное урчание автомобиля.

Наемник обернулся.

Возле фулмеровской лавки тормозила внушительная, приземистая машина. "Еще какие-то архаровцы пострелять пожаловали", - подумал Фрост. Задрал манжету, поглядел на черный циферблат "Омеги". Сотрудники Diablo продолжают питаться, отметил наемник.

Из передних дверей машины появились двое. Трое высыпали сзади. Вся пятерка постояла, ежась и горбясь, потом, после оживленного разговора, который невозможно было понять издалека, двое первых двинулись по раскисшему откосу прямо к стрельбищу, а трое вступили в лавку Фулмера.

Фрост загнал свежий магазин в рукоять хромированного пистолета и чуть ли не вдребезги разнес другой силуэт, подсознательно стремясь произвести впечатление на прибывших. Опять положил браунинг, потянулся за очередной обоймой и услыхал:

- Не прикасайся к пушке. Оставь ее лежать и сделай два шага назад. Нет, четыре шага, - вон из-под навеса!

- О, Господи, - вздохнул Фрост, пытаясь говорить беззаботно. - Там же льет, как из ведра!

И посмотрел через правое плечо.

Двое вооруженных револьверами субъектов стояли поблизости и отнюдь не выглядели дружелюбными особями.

- Я сказал, четыре шага назад! Шевелись, одноглазый!

Фрост обозрел незнакомцев. Оба плохо побриты, на обоих мятая, мокрая, перепачканная одежда. У одного - полицейский смит-и-вессон, у другого армейский сорокапятикалибериный кольт.

- Что вам угодно?

- Отступи на четыре шага, последний раз говорю! Мы грабим лавчонку. И тебя пришить не постесняемся, ежели... Видишь?

Говоривший потряс револьвером.

- Вижу, - мягко ответил Фрост. - Но только одним глазом... А ты внимательно смотри двумя.

Все равно прикончат, решил наемник, - зачем этим ублюдкам оставлять в живых ненужного свидетеля?

Выпрямленными пальцами правой руки Фрост нанес грабителю молниеносный удар в переносицу. Как обычно случается, пальцы соскользнули, один из них буквально вонзился в левый глаз негодяя. Второй рукой наемник уже выдернул из-за пояса неразлучный герберовский нож, пригнулся, прыгнул, воспользовавшись тем, что взвывший и отшатнувшийся грабитель на миг перекрыл собственному напарнику возможную линию стрельбы.

Кинжал вонзился точно между ребер. То ли застонав, то ли громко икнув, противник запрокинул голову и осел в раскисшую грязь.

Фрост отскочил, кувыркнулся, нырнул под ближайшую деревянную скамью, схватил положенный на влажные доски пистолет-пулемет. Опомнившийся после первого шока, рычащий от боли, окровавленный грабитель уже целился из револьвера. Грянул выстрел. Крупнокалиберная пуля подняла фонтан грязи рядом с головой капитана.

Фрост оттянул затвор KG-9.

Два выстрела поразили налетчика прямо в грудь, отшвырнули, опрокинули. Тело с громким всплеском рухнуло в лужу.

Вскочив и немедленно поскользнувшись, Фрост шлепнулся на колени. Вновь поднялся и, пригибаясь, бегом пустился вверх по откосу, ведшему к домику Фулмера.

Громко заскрипела дверь.

С похвальным проворством наемник шлепнулся в канаву, служившую для отвода воды, чертыхнулся. С неменьшим успехом он мог бы залечь посреди болота.

Трое бандитов и Спарки Фулмер шагали по направлению к автомобилю. У переднего грабителя находился в руке увесистый коричневый мешок. Содержимое кассы, надо полагать, подумал Фрост. Кобура, неизменно пристегнутая под левой мышкой Фулмера, пустовала. Позади, нагруженные охапками автоматических винтовок, шествовали остальные незваные гости. Из каждого их кармана торчала пистолетная или револьверная рукоять.

Фрост поспешно пополз вдоль канавы, смаргивая дождевую воду, стекавшую по лбу прямо в глаз. Обладатель денежного мешка открывал дверцу машины. Замыкающий помедлил и обернулся в сторону стрельбища. Наверное, смотрит, чем занимаются приятели, подумал Фрост.

Увидав, что приятели уже навряд ли в состоянии заниматься чем бы то ни было, он разинул рот.

Фрост выставил дуло пистолета-пулемета над закраиной канавы.

- Сдавайтесь, вы окружены! - рявкнул он, стараясь придать голосу побольше убедительности.

Грабитель вздрогнул, крутнулся, и наемник всадил три пули в его по-прежнему разинутый рот. Прицелился в другого бандита, краем глаза подметил, как Спарки опрокидывается и откатывается, чтобы выхватить у мертвеца пистолет, а заодно и убраться подальше от шального выстрела.

Второму противнику Фрост угодил в плечо. Штурмовые винтовки - штук шесть или семь, - так и посыпались наземь. Правая рука незнакомца повисла плетью, но все же он выхватил пистолет левой. Умудрился дважды выстрелить, взметнув грязевые всплески у самого фростовского лица.

Быстро протерев заляпанный глаз, наемник начал было нажимать гашетку, но справа гулко грянул сорокапятикалибериный револьвер. Спарки тоже не бездействовал. Бандит переломился пополам и рухнул под ноги владельцу стрельбища.

Третий, и последний, налетчик уже сидел за рулем автомобиля и во весь опор уносился прочь по скользкой, размытой грунтовой дороге. Ехал он задним ходом.

Фрост открыл огонь по радиатору и ветровому стеклу, однако расстояние было уже чрезмерным для KG-9. Машина благополучно описала полукруг. Заскрежетала переключаемая передача, автомобиль ринулся к асфальтовому шоссе, петлей огибавшему близлежащий лесок и выходившему на федеральную магистраль.

- Ты цел, Спарки? - заорал наемник.

- Да! Немного добавил этому герою, - Фулмер махнул стволом в сторону стонущего преступника. - Но жить, кажется, будет. И ведь предупреждали меня фараоны: держи, дружище, ухо востро! Это беглые. Из миссурийской тюрьмы. Смылись неделю назад. И, вообрази, все как один мотали срок за убийство! Недурная компания?

- Куда уж изысканнее!

- А что делать с этим выродком? - Спарки возбужденно сверкнул глазами и посмотрел вослед уносящейся машине.

- Сейчас разберемся, - ответил Фрост.

Он смахнул с лица дождевые капли, заменил наполовину опустошенный магазин и пустился бежать к асфальтовой дороге. Пересек ее, исчез меж деревьями.

Мокрые листья и ветви хлестали Фроста по лицу. Куртка трещала, цепляясь за какие-то мерзкие, чуть ли не дюймовые и преотменно острые шипы. Капитан тщательно защищал поднятой ладонью правый глаз, ибо ничего хуже, чем ненароком выбить его, не мог и вообразить.

Наконец, он достиг противоположной опушки, миновал полосу мокрой травы, опустился на колено у асфальтовой кромки, дожидаясь, пока машина преступника опишет полукруг и устремится вспять, прорываясь к магистральному шоссе.

Ожидание не затянулось. Огромная колымага мчалась едва ли не на предельной скорости. Фрост поудобнее ухватил пистолет-пулемет обеими руками, дважды нажал гашетку. Затем еще дважды.

Затрещали, зазвенели, посыпались автомобильные стекла. Оглушительно лопнула шина. Автомобиль вильнул, перелетел придорожную канаву, подпрыгнул, перевернулся, со всего размаху врезался в столетний дуб.

Для пущей верности Фрост прицелился в бензиновый бак и выстрелил опять. Раздался глухой, урчащий взрыв.

У наемника достало опыта и сообразительности рухнуть плашмя и спрятать лицо. Невзирая на холодный дождь, волна горячего воздуха полыхнула испепеляющим жаром, прокатилась, исчезла.

Обломки металла, осколки стекла, обрывки обугленной человеческой плоти посыпались градом. Фрост выждал несколько секунд, приподнялся на коленях, встал. По привычке держа пистолет-пулемет наперевес, подошел к пылающей развалине.

Футах в пятнадцати от груды искореженного железа он остановился, поднял перепачканное, почерневшее от сажи лицо, подставил дождевым струям, немного постоял в этом не совсем удобном положении.

Поглядел перед собой.

Обезглавленный, уже наполовину изжаренный бандит понемногу оползал и вываливался из распахнувшейся, смятой двери.

Фрост изо всех сил стиснул зубы, поспорил с самим собою, что удержится, устоит, не выблюет.

И, разумеется, проиграл.

Глава вторая

Полиции хватило работы едва ли не до самых сумерек. Фоторепортеры изводили пленку погонными ярдами, снимая залитое водою стрельбище, трупы незадачливых грабителей, оружейную лавку Фулмера и небритую физиономию Фроста. Эндрью Дикон сновал там и сям, старательно следя, чтобы газетчики верно записали название отличившейся в этом деле частной службы: "D-i-a-b-1-o".

Остальные - Эд Панчито, Джек Полл, Майк Стэси - отправились домой первым же поездом, но Дикон задержался и попросил задержаться Фроста, обещая поутру доставить его в Буффало-Рок на машине.

Кое-как отчистив одежду и отмыв от грязи армейские ботинки, Фрост расположился в местном кафе, слушая меланхолические мелодии, струившиеся из музыкального автомата - джук-бокса; прихлебывая крепчайший коктейль и созерцая восседавшего напротив Эндрью. За угощение платил Дикон.

"С какой, любопытно, стати Энди расщедрился?" - мелькнуло в голове наемника. Дикон довольно долго состоял сотрудником ФБР и сохранил все присущие федеральному агенту свойства и привычки. Темный костюм-тройка. Ядовитый язык. Полное отсутствие юмора. Фрост никогда не был особенно дружен с Эндрью. Но теперь этот безукоризненно светский джентльмен ужинал в компании одноглазого, заросшего щетиной субъекта, носившего грязную ветровку и замызганные джинсы. Ужинал - и буквально излучал доброжелательную любезность. А еще оплачивал заказы. И не слишком долго изучал цены, обозначенные в меню...

- Тебя ожидает маленький сюрприз, Хэнк, - сообщил, наконец, Дикон.

Фрост сунул в зубы "Кэмел", запустил руку в карман, извлекая старенькую "Зиппо", но Эндрью уже щелкнул крышечкой золоченой зажигалки и предупредительно поднес капитану огонь.

Продолжая глядеть собеседнику в глаза, Фрост прикурил, затянулся, кашлянул.

- Какой сюрприз, Энди?

- Ты работаешь как вол - и мы ценим такое усердие. Тем паче, - учитывая, что в некотором роде ты служишь вольнонаемным, - заявляю со всей откровенностью:

Diablo тобою гордится и дорожит.

- "Diablo" по-испански означает "дьявол", - осклабился Фрост. Получается, мною дорожат и гордятся в преисподней?

- Ох уж, эти вечные шуточки! - вздохнул Дикон. - Хорошо иметь язык без костей!.. Но ближе к делу: я действительно приготовил сюрприз. И очень приятный, между прочим. И совершенно заслуженный. Хочешь еще выпить?

- Что за вопрос?

Дикон сделал знак официантке.

Наклонился вперед и заговорщически зашептал:

- Я хочу, чтобы за это дело взялся именно ты. Во-первых, требуется очень опытный и надежный человек. Во-вторых, как ни странно, само задание будет смахивать на увеселительную прогулку. А в-третьих, по возвращении ты получишь полностью оплаченный двухнедельный отпуск. Плюс жалованье за две недели...

- Кого прикажете спровадить к праотцам? - ухмыльнулся Фрост.

Официантка, принесшая выпивку, чуть не уронила поднос, разобрав последнюю фразу. Фрост одарил ее чарующей улыбкой, и девушка с великой поспешностью упорхнула.

- Ты употребляешь излишне грубые выражения, Хэнк. Во-первых, я никого не прикажу... гм... - устранять. Во-вторых, запомни: я горько сожалею всякий раз, когда профессиональная необходимость вынуждает... хм! - принимать крайние меры. Но для предстоящей работы и оружия-то никакого не потребуется. Впрочем, бери. Для пущей надежности. Если, конечно, - Дикон хихикнул, - сумеешь отчистить пистолеты после сегодняшнего...

- Браунинг уже вычищен. Кстати, заведи себе такой же. Хромированное оружие - удобнейшая вещь. Очень устойчиво против грязи и влаги.

- М-м-м-да... Пожалуй, ты прав. Но вернемся к делу. Наличествует мальчик. По имени Кевин Чильтон. И, доложу тебе, мальчик выходит вон из любого ряда. Гений.

- Что?

- Гений, Хэнк. В буквальном смысле слова. Интеллектуальный коэффициент уже не поддавался исчислению. когда парню сравнялось пять лет. Сейчас Кевину семь, и он изучает высшую математику по университетской программе. Читать обучился в два года. В шесть усовершенствовал какое-то самолетное шасси и получил патент по всем правилам. Его папаша - доктор Мильтон Чильтон, - один из ведущих...

- Мильтон Чильтон? - переспросил Фрост. - Не может быть. Шалтай-Болтай. Фокус-покус. Фигли-мигли.

Наемник рассмеялся. Посмотрел на Дикона поверх стакана, сделал большой глоток и повторил:

- Мильтон Чильтон!..

- Имечко, действительно, забавное. А голова - будь покоен. Окончил Чикагский университет в восемнадцать, а в двадцать четыре уже получил две докторских степени... Первая величина по части авиационных разработок в министерстве обороны.

- И какое же мне общение с Мильтоном Чильтоном и его блистательным отпрыском?

- Видишь ли, доктор Чильтон развелся с женой.

- Кстати, как обращаться к человеку, если он дважды доктор? "Доктора"? Или просто "ваша двойственность"? У него имеется другое имя - кроме Мильтона?

- Да... Кажется, Ли...

- О, Боже. "Доктор-доктор! А Мильтон ли Чильтон?"

- Сделай милость, заткнись и позволь мне закончить. Фрост согласно кивнул:

- Валяй.

- Итак, повторяю: доктор Чильтон состоит в разводе. Жена его большей частью живет в Буффало, штат Нью-Йорк. И сейчас отправляется в поездку, или путешествие, или круиз - ну, да черт с нею. Важно другое. Мальчишка поедет гостить у отца. Доктор Чильтон сейчас в Канаде. Работает по приглашению тамошнего правительства над каким-то совместным проектом.

Фрост сощурился и слегка кивнул.

- Семейство, по сути, купается в деньгах, и не намерено доверять перевозку своего ненаглядного сокровища кому попало. Они попросили совета в ФБР, и один из моих старых друзей рекомендовал обратиться в частную охранную службу Diablo. Папаша жены - Кевинов дедушка - владелец компании Скартвелл Нефтехим. Понимаешь, каким гонораром пахнет?

- Керосином разит, - осклабился Фрост.

- Не только для тебя! - махнул рукой Эндрю Дикон. - Всей нашей службе перепадет немало dinero. Вот я и хочу, чтобы ты отвез юное дарование в Канаду, на встречу с возлюбленным папенькой. Нужен совершенно и всецело надежный агент.

- А я - самая неподходящая личность для подобной работенки, - равнодушно ответил Фрост. - Ибо дети меня, выражаясь мягко, в умиление не приводят. Вечно капризничают, беснуются, не вовремя просятся на горшок, никогда не могут заткнуться... Нет уж, благодарю покорно!

Дикон свел брови у переносицы, заиграл желваками, перегнулся вперед.

- Довольно молоть свинячью чушь! Ты - самый опытный и умелый человек, сотрудничающий с Diablo, - не считая, разумеется, меня. Только я при всем желании не могу сняться и улететь в Канаду... Хорош гусь! Вваливается в контору, громыхая по полу клюкой, подстреленный, полудохлый; в кармане вошь на аркане мечется, да блоха на цепи скулит, - и голубчику немедленно ищут занятие по силам. Авансы платят. Условия создают... А теперь просим: помоги. Так он, сукин сын, изволит нос воротить!.. На тебя вся надежда, comprendes?

Фрост опять посмотрел на Дикона через кромку стакана.

- Это, действительно, так важно, Энди? Кадык Эндрью метнулся вверх, возвратился в исходное положение.

- Да.

Фросту почудилось, что в голосе бывшего федерального агента начинает звучать искреннее раздражение.

- Тогда по рукам. Но повторяю: детей выношу с огромным трудом. Не жди, что гениальное чадо будет прыгать от восторга и звать меня дядюшкой Хэнком.

Наемник повернул голову. Официантка принесла, наконец, дымящуюся, подаваемую с пылу с жару закуску.

Осторожно проглатывая первый маленький кусок, Фрост припомнил, как собственные родители его развелись, когда сыну исполнилось лет семь. Потом закрытая военная школа... Впрочем, капитан отнюдь не собирался лелеять и обихаживать неизвестного сопляка лишь потому, что того постигла похожая участь.

Фрост отхлебнул виски, вспомнил о Бесс. А вдруг удастся уговорить ее отпроситься со службы и прилететь в Канаду? Тогда обещанные две недели отпуска можно будет великолепно провести вдвоем...

А что делать после?

Он припомнил, как лишился глаза во Вьетнаме. Перебрал в памяти несколько собственных, выдержанных в духе черного юмора, шуток, изобретенных для того, чтобы объяснять черную повязку на всевозможные лады - кроме настоящего. Перед мысленным взором Фроста промелькнули все горести, воспоследовавшие за увечьем. Почетная отставка, долгие месяцы, загубленные в учительской должности... Потом он едва не убил малолетнего мерзавца, намеревавшегося изнасиловать собственную преподавательницу. Новая отставка. Работа шофером, частным детективом, запойное пьянство... Любые постигавшие Фроста неприятности немедленно и неизменно топились в бутылке... Потом - письмо старого армейского друга, сражавшегося в Африке. Нелегкое прощание с алкоголизмом. Долгие годы наемной службы в чужих армиях, в далеких землях...

Фрост осушил стакан до самого дна, отклонил предложение Дикона заказать еще. Если буду когда-либо сочинять мемуары, невесело подумал наемник, непременно вспомню старика Фрейда и свалю все прошлые, нынешние и будущие передряги на родительский развод, учинивший нежному детскому сознанию непоправимую психологическую травму... Какая свинячья чушь!

Немного поразмыслив, капитан решил все же пропустить еще один коктейль. И покрепче.

Глава третья

У багажной тележки Фрост очутился одним из первых, ибо привязанный к ручке саквояжа ярлык с яркой надписью "ОСТОРОЖНО! ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ" служил прямым и любезным приглашением для всех сшивавшихся поблизости аэродромных ворюг.

Дикон испросил у канадской королевской полиции разрешение - временное, разумеется, - на провоз хромированного браунинга и бластерообразного KG-9. Саквояж, никем не украденный, стоял на виду. Фрост подхватил его, поднял воротник плаща и зашагал прочь - туда, где ждала заказанная напрокат машина. Определив пожитки на заднее сиденье, наемник отступил и критически осмотрел колымагу, временным обладателем которой только что сделался.

Немного устаревший, но тем более надежный и удобный форд-LTD. Эту модель 1978 года Фрост предпочитал всем прочим. Восьмицилиндровый двигатель, гидравлический усилитель руля, триста пятьдесят лошадиных сил. И устойчивость при заносах, напрочь отсутствующая у новых, менее внушительных спортивных автомобилей.

Фрост улыбнулся. Машина была темно-синей. Этот цвет капитан предпочитал всем прочим, если речь шла о самоходных экипажах.

Поглядев на часы, наемник удостоверился, что прибыл в канадские пределы ранее намеченного, и предстоит убить еще добрых три часа. Он уселся за руль и поехал прямиком на Линвуд-авеню, в контору, где обосновался старый приятель, Джо Тартаро, издававший то ли толстую газету, то ли тонкий журнал, именовавшийся "Оружейным еженедельником". Единственное в своем роде, подумал Фрост, и весьма толковое издание...

Капитан перешагнул порог, вступил в приемную. Стрекотали пишущие машинки, бойкие девушки рылись в картотеках, отвечали на телефонные звонки, оживленно болтали друг с другом.

- Я - Хэнк Фрост. Мистер Тартаро ждет меня.

Секретарша кивнула и попросила погодить минутку.

Фрост огляделся.

Все оставалось по-прежнему. Несметное множество фотографий и вырезок на каждой стене. Сцены времен Гражданской войны, кадры из ковбойских кинофильмов и, разумеется, разнообразнейшие пистолеты, револьверы, винтовки - однозарядные и магазинные, полуавтоматические и штурмовые; автоматы крупно- и малокалиберные; пулеметы станковые, ручные, авиационные, зенитные, корабельные и т. д., и т. п...

- Джо дожидается вас в зале для совещаний, - прощебетала девушка. Знаете, где это?

Фрост кивнул и двинулся по короткому коридору. Снова несчетные фотографии, коллажи, вырезки - все на ту же неизменную тему. Дверь редакторского кабинета была распахнута. И у Джо все по-прежнему: заваленный рукописями и гранками стол, переполненные пепельницы, пузырек с канцелярским клеем. Несколько утиных чучел на запыленных полках. Тартаро сам набивал их, припомнил Фрост.

Он вступил в зал для совещаний.

За дальним концом длинного полированного стола восседал Джо Тартаро собственной взлохмаченной персоной.

- Здорово, Хэнк! Сто лет не виделись!

Голос, как и встарь, звучал хрипловато благодаря табаку и виски, употребляемым сверх разумной меры.

- Врешь, старина, только один год...

Редактор почти не изменился. Те же седеющие волосы, те же глубокие морщины на обветренном лице, те же глаза, близоруко щурящиеся от непрерывного чтения. И дымит, как паровоз, отметил наемник. Хотя, попробуй не дымить при эдакой работенке...

- Какими судьбами?

- Заданьице получил от несравненной службы Diablo. Телохранителем состою.

- По сей день работаешь на Энди Дикона? Что ж, вольному воля, - проскрипел Тартаро, закуривая новый "Салем". - Угощайся.

- Благодарю, Джо, только ментоловые не по мне.

Фрост зажег "Кэмел" и уселся напротив приятеля.

- В наказание за неучтивость, кофе наливай себе сам. Если хочешь со сливками, возьми в холодильнике. Джо сделал широкий жест левой рукой.

- А чье именно тело ты должен охранять?

Водрузив на стол чашку дымящегося кофе, Фрост уселся вновь и с удовольствием распрямил ноги. Мельком обозрел новые шестидесятипятидолларовые туфли, подивился: надолго ли хватит этой пары.

- Вернее спросить, какое. Семилетнее, сопливое, противное. Поскольку Дикон заверял, будто работа - сущие каникулы, предрекаю целую кучу грядущих неприятностей. Не откажусь выслушать твое авторитетное мнение.

- О чем?

- О ком. Тебе знакомо имя доктора Мильтона Чильтона?

- Мильтона Чильтона?.. Слыхал, слыхал. Имечко, правда, не приведи Господи, но парень весьма толковый. Женился на дочке владельца Скартвелл-Нефтехим. Газеты за ними следили и следят очень пристально. Имеешь такие деньги постоянно попадаешь на первые полосы. Чильтон развелся...

- Уже знаю. Речь идет о его отродье - Кевине Чильтоне.

- А-а-а! Еще одна звезда канадской прессы. Чудо природы, архивундеркинд, малолетний гений, гордость нации - полный набор идиотских эпитетов. Получается, тебе выпало стеречь Кевина? Поздравляю и приношу соболезнования.

- Я должен доставить сопливца из Буффало в Монреаль, подождать ровно трое суток и вручить это чадо пираньи - виноват, чудо природы, - с рук на руки любящему папаше. Потом Дикон обещает оплаченный двухнедельный отпуск, и я намерен выписать сюда Элизабет. Уже позвонил ей. Помнишь Бесс? Я рассказывал.

- Ага. Женщина-репортер, служит где-то в Лондоне. А ей тоже обещаны две недели каникул?

- Она выхлопотала себе редакционную командировку. Однако, не слишком обременительную. Считай, каникулы.

- И в чем состоит сия необременительная командировочка?

Фрост пожал плечами.

- В точности не знаю. Мы говорили минуты две, по трансатлантическому кабелю. Бесс прилетает в Монреаль завтра, как раз одновременно со мной. Вернее, капельку позже.

- Поосторожнее отдыхайте, оба, - посоветовал Тартаро, откинулся на спинку стула, снял и протер очки в большой, удобной оправе. Снова нацепил их на нос, зажег новую сигарету от окурка прежней, понизил голос.

- Неофициальные и непроверенные сведения, Хэнк. Правительство насторожилось и слегка засуетилось. Недобитые в Западной Германии ребятки из банды Баадер-Мейнхофа1 просачиваются в Канаду и готовятся взять небольшой реванш по другую сторону океана.

- А именно?

Пришел черед пожать плечами редактору.

- Понятия не имею. Однако эти молодчики любят играть на крупную ставку. Любые возможные последствия для семейства Чильтонов и тебя лично продумай сам. Но, возможно, я просто ударяюсь в никчемную панику... Не знаю.

Фрост призадумался. По природе наемник был весьма подозрителен и, подобно большинству подозрительных людей, заставлял себя не поддаваться естественным опасениям. В противном случае, говаривал Фрост, можно обосноваться в уютной психиатрической лечебнице - с диагнозом "паранойя".

- Мое шестое чувство пока что безмолвствует. Правда, не постигаю, на кой ляд понадобилось выписывать американскую охрану. Дикон уверяет, будто службу Diablo рекомендовало этой семейке само ФБР... Ну, да Аллах с ними.

- А моя девяностолетняя бабушка уверяет, будто на днях победила в чемпионате стрелков из рогатки, - возразил Тартаро. - Чепуха, Фрост!

- Дорогой мой, - улыбнулся наемник, - я уже взялся за гуж. И надобно доставить мальчишку по назначению.

- Кстати, все еще таскаешь браунинг? Завел бы что-нибудь сорокапятикалиберное. Они сейчас идут нарасхват.

- Верно. Только я большей частью работаю за границей, где сорок пятые патроны, бывает, и днем с огнем не сыщешь. А девятимиллиметровыми в любой стране разживешься безо всякого труда. Уразумел?

- Ага, - улыбнулся Тартаро.

- Что до моего собственного шестого чувства, - продолжил он, глубоко затянувшись, - предрекаю: твоему пугачу предстоит немножко поработать на канадской почве. А возможно, и потрудиться в поте лица... виноват - в нагаре ствола. Разрешение носить пистолет исхлопотали?

- Дикон уладил все.

- М-м-м?

- Помнишь девиз Diablo? "Мы сражаемся, точно дьяволы - ради вас". Дикон старается блюсти репутацию фирмы.

- Стараться-то старается... А тебе не приходило в мудрую голову, что несравненного капитана Фроста используют вместо козленка?

- ??!

- Охотники на тигров, - пояснил Тартаро, - устраивают засидку на ветвях дерева, дощатую платформу... - Так называемый "махану - вставил Фрост.

- А внизу привязывают козленочка. Тот исправно блеет, и тигр приближается во всю прыть, проливая потоки слюны. Понял?

Улыбка исчезла с лица Фроста. Наемник тщательно поправил черную повязку.

- Н-да... Учту. Но деньги, так или иначе, требуются.

- Ради Бога. Только не сбрасывай со счетов подобную возможность. Работать наживкой небезопасно. Впрочем, ты не настолько глуп, как можно подумать с первого взгляда.

Фрост ухмыльнулся:

- А тебя с первого взгляда можно принять за кладезь мудрости.

- Иди к черту, - расхохотался Тартаро.

- Недавно гостил у него. В Бирме. Черт оказался не так черен, как его малевали.

Глава четвертая

Форд остановился у высоких металлических ворот.

Капитан опустил боковое стекло, выглянул. Прямо на Фроста глядела внушительная телевизионная камера. Неподалеку был установлен микрофон. Как пить дать, подумал наемник, вторая камера и второй микрофон запрятаны где-то рядом...

Фрост чувствовал себя далеко не лучшим образом. Особенно после завтрака в обществе Джо Тартаро. Приятели болтали почти исключительно о банде Баадер-Мейнхофа. И с каждой пролетавшей минутой наемник начинал беспокоиться все больше.

Охраняя ребенка, рисковать нельзя. Немыслимо. Заподозрив подвох, вообразив заранее закинутую удочку, на лесе которой Кевину и ему самому, возможно, предстояло болтаться эдакими аппетитными живцами, Фрост начал нервничать.

Добро бы еще обычный ребенок! Нет, угораздило связаться с незаурядным и несравненным отпрыском благородного семейства. Интеллектуальный коэффициент ему исчислить не способны! Фрост фыркнул.

Шасси усовершенствовал. Высшую математику грызет, как орехи. Семь лет подлецу!

Фрост припомнил себя самого семилетним. Он только-только научился завязывать шнурки собственных ботинок и правильно держать ложку. А орудовать ножом и вилкой было еще очень тяжело...

- Здравствуйте. Чем обязаны вашему посещению? - осведомился из микрофона дребезжащий металлический голос.

- Меня зовут Хэнк Фрост. Из Охранной Службы Diablo. Я приехал за Ке...

Раздался резкий переливчатый звон.

- Будьте любезны, капитан, станьте фасом к телевизионной камере... Теперь профилем... И правым тоже... Теперь поднесите к объективу развернутое удостоверение.

Фрост повиновался.

Мгновение спустя ворота начали бесшумно раскрываться, и прежний надтреснутый голос произнес:

- Пожалуйста, въезжайте, капитан Фрост, и следуйте по аллее до входа в дом. Будьте любезны ехать со скоростью не свыше пятнадцати миль.

Фрост кивнул микрофону, поборол искушение заказать гамбургер, порцию картофельной соломки и двойной бурбон, вернулся к машине и включил первую передачу.

Хорошенькая охрана, подумал наемник, шелестя шинами по мелкому гравию аллеи. Можно было упрятать в форде полдюжины вооруженных головорезов, невозбранно ворваться в имение и похитить либо самого патриарха нефтяных промыслов, либо все холсты голландских мастеров, которые он почти наверняка собирает...

Огромный дом замаячил впереди минут пять спустя. Просторный, приземистый, с белыми колоннадами, он был бы гораздо уместнее где-либо на юге, во Флориде или Калифорнии. Стояла осень, однако роскошные тюльпаны как ни в чем не бывало цвели на ухоженных клумбах. Фрост развернулся, притормозил, выключил двигатель.

За домом виднелись одноэтажные постройки - то ли конюшни, то ли гаражи. Неподалеку от этих загадочных зданий блистал хромированным радиатором огромный автомобиль - то ли роллс-ройс, то ли бентли.

"Недурно!"

Выбираясь наружу, Фрост машинально повернул ключ в дверце форда.

- Не думаю, что в этом есть нужда, капитан Фрост. Наемник буквально крутнулся. Ибо еще секунду назад в поле его зрения не было ни души.

Посередине беломраморной парадной лестницы стоял высокий седеющий человек - хорошо сложенный, видимо, сильный и проворный, невзирая на то, что явно собирался разменять седьмой десяток.

- Здравствуйте, капитан. Я - М. Дж. Скартвелл, дед Кевина Чильтона.

Фрост захрустел подметками шестидесятипятидолларовых туфель по гравию и приблизился. В свою очередь, Скартвелл сошел со ступеней, приветливо протянул руку.

- Рад познакомиться, - произнес наемник очевидную фразу.

- Готов побиться об заклад, капитан, вы сочли здешнюю охрану бестолковой и никчемной, - улыбнулся Скартвелл. - Я угадал?

- Сознаюсь, да.

- Но едва лишь вы подкатили к воротам, как очутились под самым пристальным наблюдением. У меня просматривается и караулится все. Даже комнаты дома. Даже конюшня и гараж.

- Не хотелось бы мне вести эдакий образ жизни, - хмыкнул наемник с обезоруживающей искренностью.

- Понимаю, капитан. И мне тоже не хотелось, да обстоятельства заставили. Когда был моложе - пользовался полной свободой и ничего не опасался. Люди обычно считают, будто деньги дарят истинную свободу. Но если денег чересчур много - итог получается прямо противоположный.

- Все же, - улыбнулся Фрост, - я был бы не прочь удостовериться в этом на собственном горьком опыте! Скартвелл потрепал гостя по плечу и сказал:

- Пойдемте. Я уже велел слугам предупредить Кевина, что вы приехали. А в библиотеке ждет не дождется графинчик чудесного шерри-брэнди. Займетесь дегустацией, а мальчик тем временем приведет себя в порядок и появится.

Фрост зашагал вослед Скартвеллу.

Хрустальная люстра в холле, ворсистый персидский ковер, мраморные стены, картина Ван-Гога - по всей вероятности, подлинник... Через две-три минуты Фрост прекратил составлять мысленный перечень увиденному. В конце концов, человеческий мозг не безразмерен...

- ...стите за нескромность - хотя у меня репутация закоренелого любителя совать нос куда не следует, - но при каких обстоятельствах вы лишились глаза, капитан? Если вопрос невежлив, или неприятен, пожалуйста, не отвечайте и не сердитесь.

Фрост жизнерадостно усмехнулся:

- Что вы, я давным-давно привык. Сейчас расскажу.

Они вступили в библиотеку. Неторопливым жестом Скартвелл указал гостю на глубокое кожаное кресло подле камина. Фрост уселся, распрямил ноги, спросил разрешения закурить.

- Разумеется, капитан. Шерри?

- С удовольствием. Но только полстаканчика. Спустя мгновение нефтяной король уже вручал наемнику изящный искрящийся бокал на высокой резной ножке. Хрусталь, отметил Фрост, и ощутил тонкий аромат поистине великолепного напитка.

- За ваше с Кевином успешное путешествие! - провозгласил Скартвелл.

Фрост согласно кивнул и пригубил шерри.

- Вы согласились рассказать о...

- Да, конечно. Хотя, в общем-то, и рассказывать особо нечего. Я учился в школе и подрабатывал в местном кафе. Сами понимаете, что для мальчишки значило околачиваться возле мороженого, леденцов, шоколадок, тутти-фрутти, кока-колы и тому подобного.

Сделав новый глоток, Фрост продолжил:

- С детства испытывал склонность к технике. И вот, у парня, который содержал это заведение, поломалась машина, делавшая вафельные трубочки для мороженого. Компрессор взбунтовался. Вот хозяин кафе - китаец по имени Боб Инь - и попросил меня поковыряться да починить окаянную штуковину. Забираюсь я под компрессор, нахожу отлетевший проводок, закрепляю сызнова. Лежу на полу. Заметьте: физиономией кверху. Кричу: "готово!" А хозяйская дочь - малышка Сью Инь - возьми, да и поверни ручку. Машина зажужжала и выдавила первую вафельную трубочкую. Чудный румяный конус. Прямо с пылу с жару. И острым концом - прямо в мой левый глаз...

Осушив бокал, Фрост завершил печальную повесть словами:

- С тех самых пор, когда гляжу на вафли, начинается приступ дурноты.

Скартвелл расплылся в добродушной и дружелюбной улыбке.

- Личность прибывшего удостоверили окончательно. Дикон предупредил, что вы неизменно рассказываете чудовищные легенды об утрате левого глаза, и посоветовал задать бестактный вопрос, дабы проверить: настоящий Фрост приехал, или подложный. У вас великолепная профессиональная репутация, капитан. Однако эти шутки, простите старику маленькую откровенность, безумны. Попросту безумны.

- Высочайший из возможных комплиментов! - обрадовался Фрост.

Скартвелл только покачал головой.

- У вас, по-видимому, ершистая натура.

- Тяжкое наследие детства, - удрученно сказал наемник. - Я рос в отменно хулиганском квартале. Столь хулиганском, что местных мусорщиков набирали только из отставных саперов - чтобы обезвреживать найденные на помойках самодельные мины. Столь хулиганском, что...

Дверь библиотеки распахнулась.

На пороге возник мальчик. Довольно высокий для своих лет - голова его достала бы Фросту до середины груди-Прямой, подтянутый, крепкий. Карие глаза. Темно-каштановые, слегка вьющиеся, коротко стриженные волосы.

- Кевин! - воскликнул Скартвелл, просияв и улыбнувшись.

Фрост поднялся.

- Познакомься. Этого джентльмена зовут капитаном Генри Фростом. Он служит в знаменитом Diablo, и будет сопровождать тебя.

Мальчишка приблизился к наемнику. Фрост протянул руку. Немного смущенно Кевин ответил на пожатие.

- Здравствуйте, - пробормотал он.

- Приветствую, малыш! - засмеялся Фрост.

- Ну-с, - молвил удовлетворенный Скартвелл, - пойду-ка я присмотрю за дорожными сборами. Не то прислуга наверняка что-нибудь перепутает или позабудет. А вы посидите на пару, поболтайте о том, о сем... Разрешите взять ключ от вашего багажника?

- Да, конечно.

Фрост протянул Скартвеллу автомобильные ключи. Мысленно поморщился, и решил тщательно исследовать форд, едва лишь покинет пределы поместья. Ни подслушивающих устройств, ни, тем паче, пластиковых зарядов наемник не любил.

Мальчик стоял возле камина. Капитан опять уселся в кресло и принялся вновь разглядывать подопечного. Синие джинсы, голубая безрукавка с изображением какого-то персонажа из дурацких "Звездных войн". На ногах - неожиданно дешевые кроссовки. Левая расшнурована.

- Кевин, - криво усмехнулся Фрост, - предупреждаю честно: чужих шнурков я завязывать не умею. Сам управишься?

Взглянув на собеседника, мальчик хладнокровно ответил:

- В прошлом году, капитан Фрост, я запатентовал усовершенствованное авиационное шасси. В этом - представил чертеж стреловидного крыла, обладающего переменным углом атаки. Проект рассмотрен, одобрен и, видимо, будет использован при разработке челночных космических кораблей. Так называемых "Шаттлов". Вы можете вполне полагаться на мое умение завязывать шнурки. Уведомляю, что помимо этого я способен самостоятельно ходить в уборную, пользоваться носовым платком и есть при помощи вилки.

Мальчик холодно улыбнулся и покинул библиотеку. Ошарашенный Фрост помотал головой и налил себе второй бокал шерри-брэнди. Теперь уже полный...

Примерно через четверть часа Фрост усадил Кевина Стэнли Чильтона в темно-синий форд и миновал металлические ворота поместья. Полмили спустя капитан затормозил, вышел из автомобиля, откинул крышку багажника. Ничего странного либо лишнего не обнаружилось. Правда, в чемоданы Кевина заглянуть не удалось.

Фрост опять уселся за руль, а Кевин, оторвавшись на мгновение от романа в глянцевитой обложке, осведомился:

- Вы удовлетворены итогами произведенного досмотра, капитан? Заверяю, что дедушка не занимается контрабандой наркотиков...

- Послушай, парень, - выдавил Фрост, - нам предстоит провести некоторое время бок о бок. Пожалуй, три или четыре дня. Вынужден предупредить: я не слишком люблю детей, и...

- В наивысшей степени опрометчивое и предвзятое суждение, капитан!

- Пускай так, черт побери! Но я должен о тебе заботиться, доставить к отцу в целости и сохранности. Поэтому и обязан проверить машину, прежде нежели продолжу путь. Уразумел?

- Вы сообразительны и весьма находчивы, - ответил Кевин Стэнли Чильтон.

Вновь зашелестели страницы.

Фрост поглядел на чудо-ребенка с изрядной долей почтения и стал дожидаться неизбежного вопроса о черной наглазной повязке.

Вопроса не последовало.

Но как-то поломать возникавшее отчуждение все же требовалось. Фрост на минуту задумался, повернул ключ зажигания и бодро произнес:

- Эй, приятель! Вынужден предупредить: я вырос в исключительно хулиганском квартале. Был не в ладах с полицией. А местные мусорщики, по моей вине, изучали способы обезвреживания самодельных...

- Уже знаю, капитан. Вы имели честь рассказывать эту прискорбную повесть моему деду. А я неосмотрительно прервал ваш диалог. И невольно подслушал обрывок разговора. Посему, избавьте от ненужных подробностей.

Фрост хлопнул правым веком и умолк.

- Помимо сказанного, спешу уведомить: я не поклонник дешевых прибауток.

Фроста едва не хватила кондрашка.

Во-первых, нахальный мальчуган изъяснялся с изысканностью университетского профессора. Во-вторых, он совершенно спокойно ставил на место человека старше него самого по меньшей мере тридцатью годами. В-третьих, личность, не способная даже улыбнуться в ответ на благожелательную болтовню, едва ли могла рассчитывать на капитанское снисхождение...

Кевин Стэнли Чильтон положительно вызывал у Фроста омерзение.

Кажется, угрюмо подумал наемник, в этом пункте мне платят полнейшей взаимностью...

Глава пятая

Прихваченный в дорогу роман Кевин Чильтон проглотил примерно за полчаса. Фрост не сумел прочитать заглавия. Аккуратно положив книгу на заднее сиденье, мальчишка взялся изучать математическое пособие, один вид которого поверг Фроста в смятение, граничившее с благоговейным ужасом.

Но читательские пристрастия Кевина быстро перестали занимать капитана. Беглый взгляд в зеркало обнаружил упорно державшуюся позади машину. Фрост заподозрил слежку примерно получасом ранее, однако укрепился в подозрении лишь сейчас.

Надлежало проделать простейший, но безотказный трюк. После этого станет совершенно ясно: идет по пятам "хвост", или просто наличествует раздражающее совпадение маршрутов.

Миновав довольно длинный виадук, наемник преднамеренно и хладнокровно совершил противоречивший всем правилам движения левый поворот - проехал буквально под "кирпичом", бросая вызов как местной полиции, так и державшемуся поодаль широкому, длинному автомобилю. Автомобиль в точности повторил недозволенный маневр. Черный линкольн. Сработан в середине семидесятых годов. Прекрасный, надежный экипаж. Очень удобный для погонь, внезапных таранных ударов, сбрасывания со склона и тому подобных эволюции.

Фрост откинулся на спинку сиденья, проверил ремень безопасности, расстегнул ремешок наплечной кобуры. Преследователи выдали себя с головой и, разумеется, сами знали об этом. Оставалось ждать решительных - по всей вероятности, малоприятных - действий. Кто же именно движется по пятам? Вопрос был насущным, но совершенно риторическим. Прояснить обстановку могла только встреча лицом к лицу, а именно ее-то Фрост и намеревался избежать.

В конце концов, рассудил наемник, не исключено, что нефтяной магнат позаботился о дополнительной охране для внука. Выслал своего рода негласное прикрытие. Вполне разумно... Фрост припомнил рассказ Тартаро о немецких террористах, просочившихся в Канаду и намеренных учинить очередное злодейство. Скартвелл не хочет рисковать, и правильно делает. Малолетний наследник огромного состояния - добыча неплохая и весьма желательная.

А возможно, старик вовлек в дело ФБР. Ведь обратиться в службу Diablo ему рекомендовали оттуда. Либо миллионер потихоньку заручился поддержкой Федерального Бюро, либо само бюро взялось прикрывать Кевина по собственным соображениям.

Фрост покосился на мальчика, затем опять поглядел в зеркало. Черный автомобиль пропал из виду. Что ж, если по пятам движутся профессионалы, им самое время сменить машину...

- Вы по-прежнему исходите из предположения, что за нами следят? осведомился Кевин.

Мальчишка произнес эту фразу, даже не потрудившись оторвать взгляда от раскрытого учебника.

- А ты откуда знаешь? - спросил Фрост. Он, разумеется, и намеком не сообщал юному Чильтону о своих мыслях.

- Я обратил внимание на усложненный и противоправный маневр, совершенный вами немедленно за мостом. Помимо этого, не присущая представителям вашей профессии задумчивость весьма красноречива. С достаточной уверенностью могу сказать: вы заподозрили погоню.

- Разреши задать вопрос.

- Будьте любезны, - снисходительно улыбнулся Чильтон, поворачивая голову.

- Каким, черт побери, образом ты, будучи на тридцать с лишком лет моложе, ведешь себя, как человек на десять лет старше? А?

Ответа Фрост не услышал, ибо немедленно отвлекся, увидев за собой тускло-зеленый автомобиль, вынырнувший из-за поворота и пристроившийся ярдах в пятидесяти позади. Следующие пятьдесят миль Фрост решал довольно хитрую задачу: притормозить ли, вынудить ли этих неведомых "пастухов" уйти вперед? С другой стороны, догадавшись, что обнаружены, люди в зеленой машине могли, в свою очередь, затормозить и завязать с наемником и мальчишкой близкое, неприятное знакомство. Даже обменяться "артиллерийским салютом". А это уж никуда не годилось бы.

Фрост воздержался от экспериментов, и ничего из ряда бон выходящего не последовало.

Уже смеркалось, когда капитан пересек городскую черту Монреаля, отыскал улицу Св. Екатерины, затормозил у входа в гостиницу. Кевин мирно спал на переднем сиденье, убаюканный однообразной поездкой. Сперва наемник решил было не тревожить мальчика до последней минуты, но передумал, растолкал и вместе с ним вошел в просторный вестибюль.

Рисковать попусту не стоило.

Кевин продолжал дремать на ходу. Измотался, подумал Фрост. В конце концов, парню только семь, хотя и болтает он похлеще любого академика...

- Поднять я тебя поднял, - улыбнулся наемник, опуская ладонь на мальчишеское плечо. - А вот разбудить позабыл.

- А?.. Что?.. Я еще не...

- Идем, идем, - сказал Фрост уже гораздо резче, и потряс Кевина гораздо внушительнее.

- Где мы, капитан Фрост?

- В Монреале. В гостинице. Нужно отметиться у клерка, потом, если хочешь, отправимся поужинать.

- Хорошо, капитан Фрост.

- Послушай, ведь я не зову тебя мистером Чильтоном? Правда?

Кевин медленно помотал головой.

- И ты не зови меня капитаном Фростом. Просто Хэнк. Это придется в самый раз. Уговорились?

- Уговорились, - пробормотал Кевин со слабой улыбкой.

Невзирая на все укоренившиеся предубеждения, Фрост начинал испытывать к юному гению нечто вроде симпатии.

Наемник зарегистрировался в номере из двух смежных комнат. Проследил за доставкой багажа. Затем уговорил Кевина возвратиться в машину, и отправился в небольшой итальянский ресторан, где Чильтон уписал огромный гамбургер, а Фрост ограничился тарелкой спагетти с томатным соусом.

Потом они возвратились в отель.

Кевин включил телевизор, а наемник налил себе немного виски со льдом и перелистал глянцевый роман, прихваченный мальчиком из автомобиля.

- Эгей! - воскликнул Фрост четвертью часа и двумя главами позднее: Дедушка знает, какую беллетристику ты изучаешь? Это, мягко выражаясь, откровенная повесть...

Кевин оглянулся, лениво посмотрел на Фроста, который привольно растянулся на кровати, подложив под голову сразу две подушки.

- Мой дед резонно и справедливо считает меня достаточно взрослым и зрелым человеком, чтобы определять круг чтения по собственному выбору.

- Да, но...

Фрост осекся. Он уже намеревался выпалить: "Да я бы своему сыну оборвал уши за подобное!" Но понял: именно в этом и дело. Кевин отнюдь не его сын.

Около часа ночи наемник уговорил подопечного улечься, предварительно загнав его в душевую. Странным образом, невзирая на гениальность, Кевин был весьма ленив по части мытья. Как оно и полагается обычному семилетнему ребенку.

Еще через час наемник тоже начал клевать носом. Он захотел было выключить свет, но передумал, заглянул в соседнюю комнату, убедился, что Кевин давно, и вполне мирно, посапывает. Фрост вернулся к себе, присел на краешек постели, вынул из внутреннего кармана бумажник. Посмотрел на цветное фото Элизабет. Светлые волосы, зеленые глаза, хорошенькое лицо...

Завтра - нет, уже сегодня, - он увидится с Бесс.

Фрост откинулся на подушки и, не выключая лампы, задремал.

Завтракали в том же самом итальянском ресторанчике. Застольная беседа вращалась, в основном, вокруг фростовского браунинга.

- Как вижу, - веско произнес Кевин, - вы приверженец легкого длинноствольного оружия, чьи заряды сообщают пуле большую начальную скорость и производят неизмеримо больший шоковый эффект, нежели крупнокалиберные пистолеты с короткими стволами, сохраняющие достаточную убойную силу только на близкой дистанции. Кажется, исследовательские институты, работающие на полицию, пришли к такому же выводу и дали службам правопорядка соответствующие рекомендации.

- Послушай, на свете осталось хоть что-нибудь, чего ты не знаешь? - почти жалобно полюбопытствовал Фрост.

- Безусловно, - улыбнулся Кевин.

Фрост кивнул и потребовал у темноволосой официантки счет. Любезно откланялся, усадил мальчика в машину и поехал в аэропорт. Самолет, на котором летела Бесс, опаздывал и должен был приземлиться лишь через час. Предстояло убивать время. Фрост решил погулять с Кевином в окрестностях взлетного поля, показать подопечному самолеты, поболтать о том, о сем.

Прогулка превратилась в подробную лекцию о новейших летательных аппаратах, прочитанную Кевином и ошеломленно выслушанную Фростом. Когда вконец уничтоженный морально капитан догадался поглядеть на циферблат "Омеги", до встречи оставалось не более трех минут. Фрост ринулся к пассажирскому выходу бегом, волоча мальчика на буксире.

Электронное табло сообщило, что самолет уже приземлился. Но только двадцать минут спустя наемник увидел хорошо знакомое, любимое лицо. Элизабет миновала паспортный контроль одной из первых.

Светлые волосы были коротко подстрижены и едва достигали плеч. Коричневое, туго подпоясанное пальто с огромным меховым воротом... Сапожки - тоже коричневые; а с правого плеча свисает большая дорожная сумка. Тоже коричневая.

Что ж, Элизабет всегда умела выбирать подходящие друг другу цвета.

Она увидела Фроста, замахала рукой, бросилась бежать навстречу. Безо всяких особых церемоний подтолкнув Кевина, капитан ринулся к подруге. Они остановились, разделяемые каким-то ярдом свободного пространства, среди толчеи, сопутствующей каждому прилету, среди гомона, металлического кваканья из многочисленных репродукторов, сообщавших последние сведения попеременно по-английски и по-французски.

- Здравствуй, Фрост!

Наемник сделал широкий шаг, обнял Элизабет за талию, притянул к себе.

- Идем, - произнес он почти шепотом.

И, нимало не стесняясь присутствием Кевина, поцеловал женщину прямо в губы. Обернулся, поглядел вниз, отступил.

- Прошу прощения. Знакомьтесь. Кевин, это Бесс Столлмэн, моя... мой старый добрый друг.

Фрост улыбнулся и поглядел на Бесс. Зеленые глаза лукаво блеснули в ответ. Согнав с лица улыбку, Фрост продолжил с преувеличенной серьезностью:

- А это - Кевин Чильтон, тот самый молодой человек, которого я имею честь сопровождать, пока не появится его отец, известный ученый Мильтон Чильтон.

Бесс уже присела, и лицо ее оказалось вровень с физиономией Кевина. Мягким, ласковым голосом женщина осведомилась:

- Так, значит, вы и есть обладатель неимоверно светлой головы? Очень рада встрече, Кевин. Очень.

Она подняла голову и задорно передразнила наемника:

- Мы с капитаном Фростом - старые добрые приятели. Польщена, что он позаботился представить нас друг другу.

Фрост буквально просиял и выпалил:

- Тогда предлагаю позавтракать основательно, а потом Кевин посмотрит передачу по телевизору, или подремать уляжется, а мы... а мы спокойно уединимся и побеседуем.

- Спокойно уединимся, Фрост?

Элизабет покосилась на Кевина, затем перевела взгляд на капитана.

- М-м-м-да... Я хотел сказать... Ну, то есть...

- У меня есть предложение получше. Основательно позавтракаем, а потом, вместо сна или телевизора, предложим Кевину хорошую прогулку по Монреалю. Вообразим себя простыми туристами, посмотрим все местные достопримечательности, а?

- Да, но...

- Что - но? - полюбопытствовала Бесс. И положила руку на плечо мальчика.

- Ничего, - пробормотал Фрост и скрипнул зубами.

Захлопывая крышку багажника, Фрост узрел неподалеку знакомый черный "линкольн-континенталь".

Номерные знаки - пенсильванские. Тот же автомобиль, что накануне упорно ехал следом на протяжении пятидесяти с лишним миль. Рядом с линкольном стояли двое в темных, красноречиво расстегнутых костюмах-тройках и темных очках.

Изучив старых знакомых, Фрост обогнул свой форд-LTD и постучал костяшками пальцев в пассажирское стекло. Элизабет завертела рукояткой.

Фрост вручил ей ключи от машины, быстро покосился в сторону соглядатаев, извлек и просунул внутрь знаменитый хромированный браунинг. Элизабет округлила глаза, уставилась на оружие, потом на Фроста.

- Свой револьвер ты, как пить дать, оставила дома, - пояснил наемник. Ежели что-нибудь не заладится, немедленно запускай мотор и уносись без оглядки. До первого телефона-автомата. Затем тормози и вызывай Королевскую Полицию.

- Что случилось, Хэнк? - вопросил расположившийся на заднем сиденье Кевин Чильтон.

Фрост опять обернулся. Обладатели темных вечерних костюмов не выказывали ни малейшей враждебности. Просто стояли возле черного линкольна и созерцали происходящее.

- Понятия не имею, - ответил Фрост. - Но, ежели случилось, держись подле Бесс и слушайся каждого ее слова. Так будет спокойнее. И безопаснее.

Мальчик заерзал и посмотрел в окно.

- Эта черная машина преследовала нас вчера, - сказал он. - Я запомнил номер.

- Наблюдательный субъект, - осклабился Фрост. Наклонился, легонько чмокнул Элизабет в щеку.

- Пожалуйста, Хэнк, умоляю.

Однако наемник уже развернулся и зашагал прочь, пересекая стоянку, сближаясь с незнакомцами.

Сгущался холодный туман. Фрост поежился, поднял воротник твидовой спортивной куртки. Петляя меж запаркованных автомобилей, капитан проверил, на месте ли герберовский нож, удобно ли засунут за брючный ремень. Маленький клинок оставался теперь единственным оружием. Незаметно вынув кинжал, чье лезвие было выковано из крепчайшей инструментальной стали, Фрост засунул его острием вперед в левый рукав.

Кисть руки пришлось легонько согнуть и напрячь, дабы нож не выскользнул.

Стоящая возле черного линкольна пара и глазом не моргнула, наблюдая за приближением подопечного. Фрост остановился, сунул в зубы сигарету, прикурил от старенькой зажигалки, двинулся дальше.

Поравнялся с наблюдателями, повернул голову. Все в этих двоих - уверенная, небрежная стойка, внимательный, вбирающий все разом и ничего не упускающий взгляд, предусмотрительно расстегнутые пиджаки - выдавали опытных, знающих свое дело бойцов.

Наемник затянулся.

- Неужели приятно стоять столбами, когда вокруг так пасмурно и сыро? проскрежетал он.

- Давай поговорим, - спокойно предложил человек повыше и поплотнее. Говорил он с несомненным западным акцентом.

- Валяй, говори, - ухмыльнулся Фрост, вынимая "Кэмел" изо рта и держа сигарету между большим и указательным пальцами.

- Возле моста мы, конечно, засветились, и ты все понял. Давай проясним положение. Мы не враги, мы - друзья. Поэтому воздержись от неразумных выходок. Иначе можешь пострадать.

Фрост промолчал, но слегка прищурился.

- В благополучии мальчика мы заинтересованы точно так же, как и ты.

- Приятно слышать, - рассеянно сказал наемник, изучая свои новые шестидесяти пяти долларовые туфли, начинавшие промокать и блекнуть. Больше ни за что не стану покупать подобных, подумал Фрост. Не везет мне с ними...

Второй человек откашлялся и вмешался в разговор:

- Удостоверений предъявлять не станем. Но поверь, Фрост, мы попросту обеспечиваем тебе тыловое прикрытие. Тебе - и мальчишке. Спокойно занимайся своим делом, бот и все.

- Врешь, как сивый мерин, - улыбнулся Фрост. - А возможно, и нет. Но только в этом случае все же изволь показать симпатичную книжечку и блестящий значок.

Сигарета, небрежно зажатая в пальцах наемника, догорела до половины.

- Неблагоразумное требование.

Фрост опять улыбнулся.

- Что же, я ждал такого ответа.

Наемник пожал плечами и точным щелчком послал окурок в лицо говорившему. Человек отшатнулся, отступил, вскинул руку к глазам. Спустя мгновение Фрост уже схватил его за лацкан и нещадно двинул коленом в пах.

Лезвие ножа тускло блеснуло и уперлось прямо в кадык второму.

Со стоном и немалым усилием распрямившись, первый незнакомец выдернул из-под мышки внушительный смит-и-вессон. Ухватил обеими руками, прицелился Фросту в живот.

- Замри!

Наемник вздохнул с невыразимым облегчением.

Если бы эта неприятная парочка принадлежала к бандитской братии, выстрел последовал бы тотчас, невзирая на приставленный к горлу товарища нож. Неприятель же вел себя вполне разумно, а посему, вероятно, и впрямь обладал значком ФБР. Американская и канадская полиция, невзирая на душераздирающие россказни обывателей, весьма неохотно отправляла людей на тот свет, а уж о собственных товарищах заботилась вовсю.

Однако, надлежало закрепить успех.

- Можешь палить, приятель, - осклабился Фрост. - Но пуля, видишь ли, не убивает мгновенно. Я успею перерезать эту нежную глотку, а не успею перерезать - надавлю и проткну. Повреждение трахеи само по себе угрожает жизни. А остановить кровотечение при подобном случае следует в пределах минуты. От силы - полутора. Ты что, медицинский гений?

Полторы минуты Фрост назвал наобум, однако человек с револьвером не страдал манией величия и не считал себя хирургическим светилом.

- Хорошо, - выдавил он хриплым голосом. - ФБР. Вот мое удостоверение.

Раскрытая книжечка в черной кожаной обложке очутилась на расстоянии фута от фростовского лица.

- Великолепно. То ли подлинное, то ли подделка - вопрос. Выяснение отложим, будем исходить из того, что сказана чистая и неопровержимая правда. Выкладывайте, в чем загвоздка.

Федеральный агент, которого Фрост готовился нанизать на клинок, отрицательно мотнул головой. Наемник еле заметно усилил нажим острия. Человек замер, точно каменное изваяние.

- Не валяй дурака, Фрост, - произнес первый. - Мы знакомы с твоим личным делом. Ты не из тех, кто хладнокровно прирежет полицейского. Довольно блефовать.

- Подробно поведаешь о моем личном деле вдове этого парня, - окрысился Фрост. - Изволь рассказать, зачем вы меня пасете.

Разумеется, капитан отнюдь не рассчитывал услыхать подлинную историю. Но удостовериться в том, что они и впрямь полицейские, следовало немедленно.

К тому же, понял Фрост, вся легенда, изложенная Эндрью Диконом, разваливалась на куски. И была полной, неведомо зачем измышленной сказкой. Сам Дикон, конечно же, знал, где зарыта собака, но предпочел сделать Фроста безмозглой пешкой в непонятной игре...

- Хорошо... За мальчишкой охотятся террористы... Заезжая сволочь. Намерены похитить, потребовать выкуп. Скартвелл, как ты убедился, неимоверно богат. Мы страхуем и мальчика, и тебя, и... Ну, понимаешь. Не доставало еще бандитского нападения посреди Канады, отстреливающегося американского наемника, трупов, шумихи в мировой печати...

Что ж, смахивает на правду. Не на полную, разумеется, но все же...

Именно поэтому Фрост и не поверил ни единому слову.

- Недобитые баадер-мейнхофские подонки? Да с ними справиться еще проще, чем с вами, братцы. Не извольте беспокоиться.

Фрост обернулся напоследок, отпустил полицейского, перехватил клинок.

- Ежели и впрямь читали мое личное дело, то знаете: я вполне прилично стреляю.

Наемник демонстративно сунул освободившуюся правую руку за отворот куртки, в пустую и бесполезную кобуру.

- Теперь вы оба! Швырните пушки в свою машину, туда, на сиденье. Малейшее ложное движение - или, не приведи Господи, третий, припрятанный ствол появится - не взыщите. Понятно?

Первый агент кивнул и повиновался. Туман понемногу превратился в мелкую, противную морось. Подойдя вплотную к наемнику и своему товарищу, полицейский забрал у коллеги пистолет, отправил вослед собственному.

- Теперь, - буркнул Фрост, - гони ключи от машины. Медленно и осторожно или я надавлю на острие.

Агент обогнул автомобиль, выдернул ключ зажигания, оснащенный кольцом.

- Запри все дверцы. Быстро.

Полицейский исполнил приказание и приблизился.

- Я брошу ваши ключи рядом со своей машиной. Подбирайте и спокойно катите прочь. Но только не следом, понятно?

Фрост опустил герберовский нож, не вынимая правой руки из-за отворота куртки.

- Ты за это поплатишься, - прошипел обретший дар речи агент. - Либо прямо здесь, либо в Штатах. Обещаю: это тебе даром не пройдет.

Фрост ухмыльнулся:

- Не испытывай моего терпения, дружок. Я раздражителен и могу выстрелить в припадке чистейшего бешенства...

Спрятав нож, Фрост завладел автомобильными ключами и быстрым, пружинистым шагом направился к форду, где поджидали сгоравшая от беспокойства Бесс и Кевин Чильтон.

Потом припустил трусцой. Обернулся. Полицейские топтались рядом с линкольном. Промокший до костей, задним числом по-настоящему обозлившийся Фрост поднял руку, демонстративно зазвенел маленькой связкой ключей и метнул их в глубокую, большую лужу поодаль.

Бесс уже распахнула водительскую дверцу.

Глава шестая

Фрост выбрался из-под горячего душа, завинтил краны, стал вытираться мохнатым полотенцем. Слышно было, как серый, монотонный дождь колотит по гостиничным окнам. В комнатах царил полумрак, ибо наемник посоветовал до поры до времени не зажигать света.

Стоявшая рядом в одной лишь легонькой, напитавшейся паром и сделавшейся совершенно прозрачной блузке Элизабет хлопнула капитана по плечу.

- Кругом! Дай хорошенько разотру спину. Простуженный телохранитель - не работник.

- А кстати, где Кевин?

- В гостиной. Изучает математику. Фрост повернулся, взял со стеклянной полочки свежую черную повязку.

- Оставь, - попросила Бесс. - Я прекрасно знаю, как ты выглядишь, и ничуть не смущаюсь. Дай лицу передохнуть.

Элизабет окончательно высушила спину и грудь капитана, до красноты растерла кожу, подала купальный халат.

- Любовью, о мой старый добрый друг, - улыбнулась она, - займемся попозже. Сперва немного выпей. Нужно согреться полностью - не хватало только воспаление легких заработать.

- Федеральные ищейки не шибко боялись воспаления легких, - буркнул Фрост. - Чем я хуже, интересно?

- Ты лучше. Но они - моложе.

- Благодарствую, крошка, - вздохнул уязвленный Фрост.

- Марш в постель, и я хорошенько разотру тебе ноги спиртом.

- Откуда такая роскошь?

- То есть... Не спиртом, конечно, - джином.

- Ближе к истине.

- И запомни: я даже не подумаю лечь с тобою рядом, пока не согреешься полностью.

Фрост попытался обнять молодую женщину, однако Элизабет со смехом освободилась и ускользнула.

- Ну-ка, ложись... Кевин!

- Да!

- Я буду спасать Фроста от возможной простуды, растирать спиртом и поить горячим. А еще мы должны потолковать наедине о вещах, не предназначенных для постороннего слуха...

- Пожалуйста, - откликнулся Кевин. - Я все понимаю. Мама говорила очень похожие вещи, когда уходила в спальню вместе с папой. И дедушка объявляет о секретных переговорах, если запирается со своей секретаршей, мисс Экклер. Так что не стесняйтесь...

- Это не ребенок, - простонал Фрост. - Это...

- ...умница, - подхватила Элизабет. - Ложитесь-ка на брюхо, милостивый государь. И дайте за собою поухаживать.

- Знаешь, у нас уже мог бы расти такой же мальчик... Стоило только пожениться сразу...

- Таким наш мальчик сделался бы еще через пяток лет. Но, во-первых, Кевин - малолетний гений, а во-вторых, даже снисходительнейший человек не сможет вообразить меня в роли отца.

- Я могу, - ласково улыбнулась Бесс.

- И крепко заблуждаешься. Лучше разденься окончательно, а?

- Через минутку-другую... Мышцы хорошо разогреты, давай-ка еще раз обработаю плечи.

- Ох! - непроизвольно вырвалось у Фроста. Изящные, тонкие пальцы Элизабет обладали неожиданной и немалой силой.

- Расслабься. Невозможно массировать напрягшегося пациента. Смотри, мышцы чуть ли не узлами собираются!

Фрост прилежно постарался лежать расслабившись.

- И давай поговорим начистоту.

- О чем? - с опаской осведомился наемник.

- Ты сам отлично знаешь, о чем. Тебя едва не убили в Бирме. А до того чуть не пристукнули неонацистские свиньи. А еще раньше...

- Знаю, знаю. Избавь от полного перечня, хорошо?

- Может быть, лучше избавить от моего присутствия? - жалобно спросила Бесс.

Ее руки ослабли, замедлили движение.

- Нет, об этом речи не было, - поспешил возразить Фрост, поворачивая голову.

- Как поживает спина? - промолвила Элизабет через некоторое время. - Есть улучшение?

- После операции в Израиле - не жалуюсь.

- И сколько, по-твоему, продлится это неимоверное везение? Сегодня ты вынул паршивый ножик и отправился брать за глотку двух вооруженных револьверами людей...

- Отличный ножик. Настоящий Гербер.

- Да тебя могли застрелить на месте!

- Что еще оставалось делать? Послать им воздушный поцелуй?

- Почему ты не хочешь найти обычную работу?

Фрост промолчал.

- Сам говоришь: Эндрью Дикон сделал из тебя подсадную утку. На месте Дикона я поступила бы точно так же. Ты - незаменимый кандидат в подсадные утки. Несравненный!.. Положи, пожалуйста, мои серьги на столик.

Подержав на ладони пару маленьких золотых сережек, Фрост вздохнул и определил их рядом с "Омегой" и хромированным браунингом.

- Какую же "обычную" работу предлагаешь выбрать?

- Это серьезный вопрос, или насмешка?

Лица подруги наемник не видел, но в голосе Бесс прозвучали дрожащие, обиженные нотки.

- Совершенно серьезный.

- Мы поженимся хоть когда-нибудь, или ты намерен держать меня вечной любовницей? Да к тому же не единственной? Ведь я знаю и про Сандру Линдсей, и про...

- Что я могу ответить? - искренне огорчился Фрост.

- Ничего не отвечай. Просто мне, сам понимаешь, не сладко.

Фрост начал было переворачиваться на спину, однако Элизабет прижала узкую ладонь к его затылку и удержала наемника на месте.

- Ну, обнимешь меня. Будешь любить. Ласкать. Но дальше-то - что? Я тоже люблю тебя, Фрост, очень люблю, - но что же нам делать?

Удрученно и глубоко вздохнув, капитан уставился мимо Элизабет, на блестевшие рядом серьги и браунинг.

- Я ведь уже не раз, и не два объяснял, Бесс! Нужно заработать. Заработать хорошие, настоящие деньги. Спекуляция оружием в Новом Орлеане выручила бы нас, позволила зажить по-иному. Да вот беда, лопнула моя спекуляция... Но лишь только удастся сорвать куш - я обещаю сделаться добропорядочным членом общества.

Элизабет попыталась было заговорить, но Фрост поднял руку и жестом попросил помолчать.

- Покуда я не разбогатею, пожениться значило бы или отобрать у тебя всякий покой - до последней капли, или бросить службу и жить на твоем содержании, на гроши, которые платит лондонская телекомпания. Недурная перспектива? Только не с моей точки зрения! Стану зажиточным субъектом - в тот же день приглашу тебя под венец. Сама знаешь - я очень этого хочу. Я люблю тебя.

- И я тебя люблю...

- С твоей стороны было бы разумно послать меня к лешему. С моей стороны было бы разумно помалкивать о женитьбе. Да обоим нам, видать, всякий разум отшибло...

- Я люблю тебя, Фрост. Любила еще до того, как повстречала, понимаешь? Ты сумасшедший, ты похож на героя бездарно сочиненной трагедии... А я - просто дура. Но я очень, очень люблю тебя...

Глава седьмая

Фрост прошагал через просторный вестибюль и осведомился возле стойки:

- Звонков не наблюдалось? Я - Хэнк Фрост, зарегистрировался двое суток назад. Ежели вызывали - докладывайте. И пошибче.

Ключ от комнаты звякнул о конторку, проскользнул, остановился. Замер на полированной поверхности.

- Никаких звонков не наблюдалось, сэр.

Безусловная профессиональная вежливость. Фрост оглянулся через левое плечо и зафиксировал присутствие Бесс. А заодно, раздражающего и мешающего отродья Кевина. Упомянутая личность восседала на диване, доверчиво прижимаясь к Элизабет и со всевозможным вниманием рассматривая научную брошюру. Ее Кевин ловко украл в одном из посещенных за день музеев...

Целый день! Господи помилуй! Целый день истрачен на три музея. Кроме того, на выставку индейского рукоделия. А еще - на местный ботанический сад.

Но следовало отдать Элизабет должное. В ее присутствии Кевин Стэнли Чильтон внезапно перестал вести себя как малолетнее светило разума, и сделался обычным, веселым, добродушным ребенком. Шаловливым ребенком.

Даже брошюру стибрил, а это гениям не к лицу...

- Простите, сэр, - повторила девушка. - Никаких звонков не было.

Фрост испустил глубокий вздох искреннего облегчения.

- Мы запремся в номере на целый вечер. Если позвонят - просто переключите на внутренний телефон. Хорошо?

- Разумеется, сэр.

Принужденно улыбнувшись, наемник поклонился и двинулся вспять, к просторному дивану, где примостились Элизабет и Кевин.

- Папа не объявлялся на проводе, Хэнк?

- Нет, приятель. Но думаю, он тебя вызовет. Или нынче вечером, или поутру... Ба! У меня возникла удачная мысль. Отчего бы не заказать себе на сон грядущий горячую пиццу? Расположимся в гостиной, поглядим телевизор, наедимся до отвала. Поболтаем.

- О'кей! - просиял Кевин, вскочил и ринулся к дверям лифта.

Фрост проводил его взглядом.

- Кажется, мальчик, наконец-то пришелся тебе по нраву, - негромко сказала Бесс.

Оглянувшись, наемник откашлялся и внушительно произнес:

- Ничего страшного. Немного передохну, полежу, почитаю - и всю приязнь точно рукою снимет.

Элизабет состроила капитану гримаску и тоже поднялась.

Часом позже доставили горячую пиццу. Для этого Фросту понадобилось употребить немалую находчивость, перелистать отменно толстый телефонный справочник, угадать наилучший возможный выбор. Шестое чувство не подвело. Пицца оказалась отменной.

Бесс, одетая в запасные джинсы Фроста и его же клетчатую рубаху, облаченный в теплую пижамку малолетний гений Кевин Стэнли Чильтон, и сам Генри Фрост, не потрудившийся сменить одежду, в которой расхаживал по Монреалю битый день, болтали, уписывали восхитительную пиццу, смотрели довольно посредственную передачу. "Идиллия, - удрученно подумал Фрост. - Настоящая семейная идиллия. С неминуемой невозможностью переспать... Ибо ребенок обретается под боком. Тьфу!"

Резко и неожиданно зазвенел телефон.

Кевин подпрыгнул. Элизабет вопросительно посмотрела на Фроста. Наемник дождался третьего звонка и не торопясь поднял трубку.

- Алло?

- Капитан Фрост?

Далекий голос говорил с несомненным нью-йоркским акцентом.

- Он самый. А вы кто будете?

- Отец Кевина, Мильт.

- Простите?

- Доктор Мильтон Чильтон. - Отлично. Мальчик сидит рядом. Вручаю... Не надо, - перебил голос. - У меня и минуты лишней нет. Слушайте. Завтра утром прибудет некто Питер Каннингэм. Агент Королевской Конной Полиции. Канадец. Он заберет Кевина и доставит ко мне. Высокий темноволосый мужчина, шесть футов четыре дюйма ростом. Повторяю: он федеральный агент, поэтому не смущайтесь, если приметите кобуру под мышкой.

- Не стану, - хмыкнул Фрост. - Смущаться не стану.

Голос в телефоне хихикнул.

- Он предъявит удостоверение и заберет мальчика.

Упомянутая малолетняя личность уже подпрыгивала рядом с Фростом, пытаясь выхватить трубку. Мгновение поколебавшись, наемник отрицательно мотнул головой и обратился к невидимому собеседнику:

- А правильно ли это, доктор Чильтон? По условиям, я должен доставить ребенка сам, и передать с рук на руки...

- Мне уже впору бежать бегом, - прервал его собеседник. - Повторяю: Питер Каннингэм предъявит удостоверение. Весьма впечатляющее. Привет Кевину, и до свидания.

Раздался щелчок и быстрые, короткие гудки. - Черт! - буркнул капитан Генри Фрост.

- Что случилось? - осведомился мальчик. - Папа не захотел со мной говорить?

- Хотел, - солгал наемник, - но времени у него было в обрез, бежать потребовалось. Видимо, позвонил в перерыве совещания...

- Да, - бесцветным голосом произнес Кевин. - Время... Никогда ему не хватает времени...

Чильтон-младший развернулся, ссутулился и зашагал к своей комнате. Неслышно исчез в дверном проеме.

На экране телевизора продолжали скакать и палить из револьверов лихие ковбои. Элизабет неторопливо доедала последний кусок пиццы, а Фрост нежил в ладонях отнюдь не слабый коктейль "Сиграм".

Прожевав пиццу окончательно, Бесс посмотрела прямо в лицо наемнику.

- Сукин сын оказался настолько занят, - задумчиво молвил Фрост, - что даже не нашел возможности буркнуть "здравствуй" собственному сыну... Возможно, так оно и было, не спорю. Но весьма и весьма сомневаюсь...

Элизабет продолжала вопросительно взирать на Фроста.

- Поутру за Кевином явится личность, именуемая Питером Каннингэмом. Во всяком случае, так ее представили. Оная личность сунет нам в физиономию убедительные документы, и заберет парня.

- Ты и в самом деле намерен отдать Кевина этому посланцу?

- Черта с два. Но, увы и ах, ежели документы окажутся в порядке, выбора не предвидится... Хотя...

- Что - хотя?

- Ничего. Задумал маленький безобидный карамболь. Авось, удостоверюсь и успокоюсь. А ежели нет - придется пальнуть разок-другой...

- Фрост, он очень хороший мальчишка.

- Знаю. Только не мы произвели его на свет. И не нам распоряжаться его перемещениями. Понимаешь?

Понизив голос, почти жалобно, Бесс промолвила:

- Что же с ним будет?

Фрост отмолчался. Он был почти уверен, что по телефону говорил подложный доктор Чильтон. Или, ежели предположить наихудшее, родители Кевина и впрямь рассматривали неповинного и великолепно одаренного мальчишку как нежелательную обузу.

"Черт! Был бы у меня в сыновьях такой умница - уж я бы знал, чему научить и как разговаривать... Великолепный ребенок - и болванам достался. Впрочем, иногда родители - умницы, а достается им болван... Тоже бывает".

Этим глубокомысленным рассуждением Фрост и завершил ход своих мимолетных раздумий.

Ни Фросту, ни Бесс не удалось по-настоящему заснуть в эту ночь. О любви, разумеется, и речи идти не могло. Наемник просто обнял подругу, постарался убаюкать, нашептал множество нежных слов - и увидел брезживший за оконными стеклами рассвет...

Фрост открыл глаза.

Солнце уже вливалось в комнату широкими янтарными полосами. Простыня еще хранила тепло женского тела, но включенный на полную мощность душ уже журчал вовсю. Фрост зевнул и поднялся.

Пристроившись подле унитаза и занявшись отправлениями самого естественного свойства, Фрост осведомился:

- Хоть немного спала?

- Навряд ли. Что делать будем, Хэнк?

- Играть мелодию на слух. Причем, с ходу. Помойся, вытрись, выйди - тогда и поговорим.

Фрост прекратил журчать и начал жужжать. Жужжал он прекрасной, трехлезвийной электрической бритвой "Норелько". Извлек ее из саквояжа, вонзил вилку в ближайший штепсель. Заработал удобным и полезным приспособлением, требовавшим выжидать, вращать, снимать щетину основательно и неторопливо.

Надобно и усы подстричь, отметил наемник. Включил гребенку, поглядел в зеркало, осторожно повел трепещущими лезвиями по великой своей гордости пышным, начинавшим походить на моржовые, усам.

В зеркале возникла обнаженная, мокрая, отменно привлекательная Элизабет.

- Брейся спокойно. Мне понадобится еще минут пять привести себя в порядок. Не спеши.

- Усики-то подстриг вкривь и вкось, - задорно объявила Бесс, выйдя из душевой. - Дай, поправлю, насколько возможно...

- Придира, - слабо ухмыльнулся Фрост. - Ладно, попробуй...

- А как выгляжу я сама?

- На сто долларов. Пожалуй, даже лучше. Как обычно...

Фрост проверил хромированный браунинг, передернул затвор, сменил магазин. Последнее действие было совершенно лишним, но капитан проделал его автоматически, по давней привычке. Спокойно и обстоятельно заряженная обойма всегда работала безотказно.

- Ждешь неприятностей, Фрост? - осведомилась Элизабет, глядя куда-то в сторону.

- Всегда полезно позаботиться о разумных предосторожностях. Кстати, отчего бы тебе не упаковать все вещи?

- Зачем?

- Если, не приведи, Господи, понадобится удирать отсюда во всю прыть, лучше упаковать багаж заранее. Потом возиться будет уже некогда.

Бесс отвернулась от зеркала, в которое глядела излишне сосредоточенно, поднесла обе руки к левому уху, прикручивая серьгу, крепившуюся в мочке крохотным винтиком.

- Что-что?..

- По какому, собственно, делу тебя откомандировали в Канаду? - вопросом на вопрос отозвался наемник. - Я имею в виду, каков официальный повод командировки?

- М-м-м... Видишь ли, я сплошь и рядом занимаюсь военными обозрениями. В основном, разумеется, европейскими. Но стало известно, что канадцы и американцы затевают совместные испытания какого-то уж очень хитроумного самолета. Его уклончиво именуют "бомбардировщиком-призраком". Испытания начнутся на будущей неделе, вот бюро и попросило представить подробный отчет.

- А киносъемки?

- Оператор прилетит из Штатов. Чуть позднее.

- Хм! - сказал Фрост. Нахмурил брови, поразмыслил.

- Пойди-ка, разбуди Кевина. А я вызову горничную, уплачу по счету вперед.

Но вызвать прислугу наемник не успел. Он уже готовился снять телефонную трубку, когда прозвучал длинный, резкий звонок.

- Слушаю.

- Господин Фрост! Капитан узнал голос портье.

- Да.

- Господин Фрост, вы просили тотчас известить, если кто-нибудь справится о номере вашей комнаты и пойдет наверх.

- Кто?

- Мужчина. Высокий. Вежливый.

- Один человек. Вежливый. Понял, благодарю... Вы только что честно заработали двадцать долларов.

Он положил трубку. Бесс глядела грустно и встревоженно.

- Буди Кевина. И возьми вот это.

Быстро провизжав змейкой на черном виниловом саквояже, наемник извлек и проверил пистолет-пулемет. Вставил и защелкнул тридцатидвухзарядный магазин.

- Что это значит? - шепотом спросила Бесс. - Что это?

- Новая модель. Сущая конфетка, можешь поверить. Если придется применять, оттяни рукоять затвора, и потом просто нажимай на гашетку. Пушка полуавтоматическая, бьет очередями в три выстрела. Предохранитель здесь. Да, береги пальцы - у затвора тугая пружина.

- Спасибо, - сказала Бесс, и принужденно улыбнулась.

- Теперь, наконец, подыми Кевина, и не отпускай от себя ни на шаг. Покуда я вразумительно и четко не велю иного.

В дверь постучали.

Повинуясь шестому чувству, капитан снял хромированный браунинг с предохранителя, взвел курок, вновь опустил предохранитель и вернул оружие в кобуру, не застегивая поперечного кожаного ремешка.

Пересек комнату, приблизился к двери и, став немного сбоку, громко произнес:

- Кто там?

- Питер Каннингэм, - раздался густой голос. - Вам сообщали о моем прибытии. Доктор Чильтон.

- Одну минутку! - крикнул Фрост.

Он просчитал до десяти, чтобы дать Элизабет достаточно времени, затем вынул дверную цепочку из гнезда, поднял щеколду, толкнул левой рукой. Правая оставалась неподалеку от борта куртки.

Каннингэм и правда был высок - шесть футов четыре дюйма. Он превосходил наемника ростом на добрых полголовы.

- Добрый день. Вы, по-видимому, капитан Фрост?

Произношение было почти неприлично британским, учитывая, что Каннингэм, по словам Чильтона, жил и служил в Канаде. Фрост посторонился, пропуская рыжеволосого гиганта внутрь.

Любезно улыбнувшись, Каннингэм протянул правую руку.

- Виноват, - спокойно сказал наемник, не делая ни малейшей попытки ответить на приветствие. - Как раз накануне чуть не вывихнул себе запястье. Кисть побаливает, и сильно.

Каннингэм ответил понимающим взглядом.

- Жаль, капитан. Правую руку в нашем деле надобно беречь. Где малыш?

- Доктор Чильтон говорил, у вас отыщется весьма впечатляющее удостоверение. В нашем деле, - улыбнулся Фрост, - его надобно предъявить.

- Ох, да! Простите.

Рыжеволосый тоже улыбнулся. Полез во внутренний нагрудный карман темно-синего пиджака. Безо всякого удивления Фрост увидел внушительную черную рукоять револьвера, выступавшую из кобуры.

- Вот, пожалуйста.

Фрост подумал, что ему скоро надоест разглядывать черные кожаные книжечки с впечатляющими печатями и фото. Удостоверение. Вложенный внутрь значок. Питер А. Каннингэм. Капрал Королевской Конной Полиции.

- Акцент у вас несомненно английский, - заметил Фрост, возвращая книжку владельцу.

- Родился в Англии, там же окончил колледж, - засмеялся Каннингэм.

- Да, конечно... А почему доктор Чильтон отказался приехать сам?

- Э-э-э... Видите ли, старина, я понятия не имею, сколько вы знаете, и сколько вообще имеете право знать. Чильтон занимается неким секретным делом. Совместная американо-канадская разработка. Совершенно секретная, поверьте. Проект близится к завершению, доктор занят по горло, и при всем желании вырваться не смог. Но вы не волнуйтесь, я довезу парня в целости и сохранности.

- Разумеется.

- Ну что же, - улыбнулся Каннингэм, - поскольку стороны пришли к соглашению, прошу простить и привести сюда Кевина. По чести говоря, нынешний день у меня чрезвычайно уплотнен.

Секунду-другую Фрост глядел на Каннингэма, не говоря ни слова.

- Только одну лишнюю минуту, сэр, - промолвил он под конец. - Вы сами профессионал и, я уверен, лишь одобрите краткую дополнительную проверку. Я должен позвонить в Конную Полицию.

Фрост неторопливо повернулся к телефону. Если Каннингэм будет стоять спокойно, подумал наемник, если не попытается отнять у меня трубку - даже звонить незачем. Извинюсь и вручу ему Кевина...

- Хэнк, ложись! - отчаянно заорал предмет фростовских забот, объявляясь в дверном проеме.

Лязгнул затвор KG-9. Элизабет протискивалась мимо ребенка, стараясь прикрыть его. Фрост уже катился по ковру, выдергивая хромированный браунинг, щелкая предохранителем, разворачивая дуло.

Грохнул первый выстрел. И произвел его Питер Каннингэм. Фрост ошибся самозванец был вооружен вовсе не револьвером, а вальтером-ППК. Непростительная ошибка, машинально отметил Фрост. Спутал системы. Старею, что ли?

Браунинг ответил. И еще раз. И еще.

Каннингэм успел выпустить вторую пулю, однако та ушла уже совсем в сторону, ибо рыжеволосый опрокидывался навзничь, изрешеченный зарядами Фроста и короткой очередью Элизабет. Ударившись головой о спинку металлической кровати, он выпустил оружие, перевернулся и затих навеки.

Вскочив, наемник одним прыжком очутился рядом, приставил хромированный ствол к левому виску негодяя. Но Каннингэм, действительно, был мертв. Фрост, как обычно, обернулся через правое плечо - укоренившаяся привычка одноглазого человека.

Элизабет продолжала держать пистолет-пулемет наперевес. Маленький Кевин пугливо прижимался к женщине.

- Предохранитель-то подыми, - только и сказал Фрост. - Неровен час, нечаянно выпалишь.

- Я что, убила чина Конной Полиции? - спросила бледная, как полотно, Элизабет. Фрост пожал плечами.

- Это легко проверить. Я выгляну в окно. Если у тротуара не окажется дюжины лаек, запряженных в нарты, значит, парень соврал...

Глава восьмая

- Знаешь, - сказал Фрост, - погружая весло в воду, - я вспоминаю, сколько раз меня честили набитым дураком, и думаю, эти люди не так уж и крепко заблуждались...

Элизабет прильнула к наемнику. Довольно робко - Бесс никогда не чувствовала себя спокойно в столь крохотных, да к тому же еще резиновых, суденышках.

Берега, поросшие лесом, уходили вдаль, сближаясь по закону перспективы. Река тянулась на многие десятки миль, уходя за горизонт. Наемник посмотрел в сторону мальчика. Чильтон-младший безмятежно глазел вокруг и, казалось, отнюдь не разделял опасений женщины.

В карманах Каннингэма - или, всего скорее, лже-Каннингэма, - не сыскалось ничего особо любопытного. Водительские права, пачка банкнот, пара запасных магазинов для вальтера.

Короткое размышление подсказало Фросту наиболее безопасный ход. Если Каннингэм - откровенный самозванец, и удостоверение - подделка, то бояться нечего. Но ежели он действительно служил в канадской полиции и продался террористам, то убийство законника довелось бы объяснять чересчур долго, а оправдываться и доказывать свою правоту - и того дольше. В этом случае Монреаль делался местом неблагоприятным для здоровья и хорошего настроения.

Чильтон за Кевином не приехал. Его могли убить - маловероятно. Скорее, похитили. Баадер-мейнхофские недобитки, либо их местные единомышленники. Среди канадцев, говорящих по-французски, сепаратистские устремления набирали силу с каждым годом. Но все же, Канада - страна сравнительно спокойная. Здесь могут добиваться разделения на независимые области, однако лишь немногие безумцы согласятся убивать ради призрачной самостоятельности...

Из этих-то немногих полусумасшедших истериков, подумал Фрост, и навербовали себе помощников беглые немцы...

Кроме того, очертания всей затеи начинали проясняться. Чильтона, почти наверняка, похитили до беседы с Эндрью Диконом, в которой Фроста обвели вокруг пальца и выставили олухом Царя Небесного. ФБР и Канадская Конная, разумеется, решили использовать мальчика вместо наживки, дабы легче переловить террористов. Последние же, в свой черед, охотятся на Кевина, желая понудить очутившегося в их лапах доктора к усердному и добросовестному сотрудничеству. "Бомбардировщик-призрак"! Да в мире найдется уйма желающих выкрасть его чертежи - или еще лучше, просто угнать самолет! Но угонять - значит уметь обращаться с еще неизвестной, засекреченной машиной.

Чильтону террористы, безусловно, отводили роль технического консультанта.

Главный конструктор, лучший авиационный специалист Соединенных Штатов, человек, руководивший разработкой этого бомбардировщика от начала и до конца. Чего лучшего и желать преступникам?

Фрост уже сказал мальчику, что человек, позвонивший по телефону, всего скорее, не был Чильтоном, а потому и не захотел поздороваться с ребенком, хорошо помнившим отцовский голос. Кевин буквально просиял.

- Значит, папа не махнул на меня рукой! Значит, он просто не мог разговаривать!

Все утро после гостиничной перестрелки Фрост посвятил лихорадочным сборам в путешествие. Удирать на автомобиле через Онтарио и Квебек, по северо-канадским шоссейным дорогам, безлюдным, редким, легко просматриваемым с воздуха, не стоило. Отлет из аэропорта исключался по причинам очевидным. Оставалось бежать водным путем.

Наемник приобрел надувную лодку фирмы "Эйвон", крошечный, но достаточно сильный подвесной мотор, консервы, сухие армейские пайки, теплые вещи для всех троих. Даже в городской черте Монреаля вечера были промозглыми и холодными. Фросту и воображать не хотелось, каково придется ночью на реке...

Особенно, если удастся невозбранно проплыть несколько сот миль к северу.

Именно там, по сведениям Элизабет, располагалась военно-воздушная база Винслоу, служившая доктору Чильтону - да и самим канадцам - главным испытательным полигоном.

Теперь, когда игра явно приняла нежелательный и непредвиденный оборот, предстояло поневоле принять план Дикона. Использовать Кевина как рыболовную блесну. Опасно, разумеется, - но мальчик и без того оказался в огромной опасности. А чтобы устранить ее, надо устранить причину. То есть, вырвать Чильтона-старшего из бандитских лапищ, а сами лапищи, по возможности, обеспечить наручниками.

Либо отсечь.

Желательно, вместе с головами.

Фрост зашевелил веслом, вывел резиновую лодку на стрежень, предоставил реке трудиться вместо измучившегося гребца. Включать мотор не хотелось: во-первых, из-за шума, во-вторых, из-за весьма ограниченных запасов бензина. Двигателем наемник решил воспользоваться только при чрезвычайной необходимости.

Они плыли по реке Форт-Георг.

День понемногу клонился к вечеру, стрелки "Омеги" показывали половину четвертого, а в преддверии зимы смеркалось довольно рано. Восточный небосклон застилало мглою, на западном растекался багрянец тусклой зари.

По приблизительным расчетам Фроста, они преодолели уже две трети расстояния до самого форта Георг. Следовало проплыть еще милю-полторы, а затем причалить и заночевать на берегу.

Путешествовать ночью, в надувной посудине, по незнакомой реке наемнику отнюдь не улыбалось.

Коль скоро у Фроста и могли возникнуть сомнения касательно собственной правоты, Кевин блестяще их рассеял. Мальчик собирал почтовые марки и отлично помнил отцовские письма со штемпелем "Форт Георг".

Забирая наискосок, Фрост понемногу близился к пологому, лесистому берегу и расспрашивал Кевина о пресловутом бомбардировщике.

- Ты представляешь, над чем именно работал твой отец? Что за машина? Хочу сказать, известно ли что-нибудь, способное объяснить такой дьявольский интерес противной стороны?

- Конечно. Только я поклялся папе держать рот на замке. При любых обстоятельствах...

Наемник застонал.

- Н-да... - промолвил он минуту спустя. - Очень жаль. Но сплошь и рядом честное слово - главное достояние человека. Я огорчен, - очень огорчен. И все-таки, хорошо понимаю тебя.

Мальчик передернул плечами. Вечерний холод начинал пронизывать всех не на шутку, кроме снова принявшегося грести Фроста.

- Но думаю, - сказал Кевин, - о подобных обстоятельствах отец речи не вел. И возражать не стал бы.

- Мы не принуждаем тебя к откровенности, Кевин, - торопливо вмешалась Элизабет. Поглядела на мальчика, потом на Фроста.

- Вы слыхали о самолете "Хэрриэр", которым пользуется морская пехота? Конечно.

- А о бомбардировщике "Стеле"?

- Угу, - сказал Фрост. Элизабет просто кивнула.

- Видите ли, - продолжил Кевин, - у "бомбардировщика-призрака" есть и настоящее имя... Он поколебался, кашлянул и произнес:

- "Нетопырь".

- "Нетопырь"? - недоумевающе повторила Бесс.

- Да. Имя придумал один из инженеров-канадцев, а отцу оно пришлось по душе. Понимаете, эта машина появляется неожиданно, исчезает незаметно, летит относительно бесшумно. Обладает сложнейшими радарами - как летучая мышь "эхолотом". А к тому же, - продолжил Кевин, - самолет невозможно засечь электронными средствами наблюдения. Вообще невозможно. По крайней мере, известными локационными системами.

- Н-да... - промямлил Фрост.

- "Нетопырь". Удачное название. Маленький, чрезвычайно верткий бомбардировщик дальнего действия. Взлетает, как вертолет, а дальше уходит на крыльях, подобно любому обычному аэроплану. И повторяю, невидим для радаров.

- Чудесно! - буркнул Фрост - Логический вывод: ежели машиной завладеют террористы, они смогут загрузить в нее любую взрывчатку и разнести в пух и прах любую цель. Притом - безнаказанно: Изумительная перспектива!

- Фрост!!!

- Что? - вскинулся от неожиданности капитан. Элизабет перегнулась вперед, и даже в наступившем полумраке было видно, как она побледнела.

- Две недели назад в Буффало угнали броневик, - промолвила она столь тихо, что Фрост едва сумел различить слова за журчанием и плеском волн.

- И..?

- И в броневике везли вовсе не мешки с деньгами...

Наемник насторожился.

- ...А контейнеры с плутонием! Достаточно, чтобы соорудить бомбу! Атомную бомбу, Фрост!

Капитан прищурил глаз, помотал головой:

- О, Господи!..

Глава девятая

Фрост прихватил пару походных кольмановских обогревателей, вмещавших по шесть кварт масла каждый, и пустил один из них в ход, пытаясь хоть как-то согреть Элизабет и Кевина. Разводить костер наемник не решался.

Поклонником палаток и шалашей Генри Фрост не был отродясь, но предусмотрительно обзавелся спальными мешками, и попросту соорудил маленький навес у древесного ствола, светя себе потайным фонариком и сноровисто работая туристским топором.

- Как хорошо, правда? - прошептала Бесс. Наемник разогнулся, всмотрелся в бархатистую тьму, в тонкие лучики звезд, пробивавшиеся там и сям сквозь густую листву.

- Пожалуй. Так и жалеешь, что не родился примерно сотню лет назад, не сделался ковбоем или звероловом, не спал каждую ночь под открытым небом...

- М-м-м!.. - замурлыкала Бесс, вообразив подобное блаженство.

- Только иногда, - ехидно продолжил Фрост, - начинается обломный ливень. Или докучает мошкара. Или нападают полчища ползучих тварей. Не говоря уже о хищниках. Да и земля не каждый раз оказывается сухой.

- У тебя редкая способность отравлять удовольствие, - надулась Бесс.

- Просто практический склад ума. В отличие от некоторых. А звезды и впрямь великолепны. Особенно, если смотришь на них не в одиночку...

Фрост привлек подругу к себе, осторожно поцеловал.

- Как по-твоему, что будет дальше?

- Дальше мы почти наверняка столкнемся с кем-нибудь не слишком дружелюбным. Или нас разыщут. Но, честно говоря, теперь, когда я знаю, зачем террористам понадобился Кевин, буду спать неизмеримо спокойнее.

- Прости, не понимаю, - прошептала Бесс.

- Раскинь мозгами. Ты же сообразительней меня. Сложи все части головоломки воедино.

- Мерзавцы выкрали доктора Чильтона, чтобы тот выложил все необходимые сведения о бомбардировщике "Нетопырь". Который эта публика твердо вознамерилась угнать. Поскольку машина по сей день остается в неприкосновенности, доктор, получается, оказался упрямее, чем рассчитывали. Возможно, выдержал пытки...

- Почти исключено. Если палачи пытают со знанием дела - героев не бывает. Россказни о легендарной стойкости - заведомая ложь, легенда, распространяемая людьми неосведомленными, либо тупыми, либо хитрыми...

- Хитрыми?..

- Надо ведь обеспечивать собственную солдатню образцами для подражания. Вот образцы и возникают из ничего. Я уверен в ином...

- ?!

- Пытки разминочные, предварительные, вероятнее всего, состоялись. А Чильтон как-то сумел, их вынести. Но когда захотели нажать - увидели, что может не выдержать сердце, лопнуть сосуд в мозгу, наступить невыносимый болевой шок, после которого доктор не соловьем разольется, а с ума спятит и сделается непригоден. Слабое здоровье в подобных случаях работает на пользу "подопечному". Значит, допрос первой степени исключается. Ты следишь за моим рассуждением?

- Да! - почти вскричала Бесс. - И, стало быть...

- Нужно играть на отцовском страхе за сына. Стало быть, Кевин позарез необходим этой сволочи живым и здоровым. За жизнь мальчика не страшись, они сами станут беречь Кевина пуще глаза.

- Но зачем же мы забрались в такие дебри? Получается, сами приглашаем их похитить ребенка! - Всей душой уповаю на твою правоту.

- Что-о?

Элизабет буквально подпрыгнула.

- Эгей, успокойся! Поостынь чуток. Сейчас разъясню. Фрост помедлил и продолжил:

- Я, разумеется, не намерен отдавать им Кевина. Однако, пускай попытаются напасть. А я, в свой черед, попытаюсь заручиться пленным. Это единственный способ выяснить, куда упрятали Чильтона-старшего, где содержат его сейчас. Помимо того, за нами в Монреале остался рыжеволосый, без малого двухметровый трупик, обладавший государственным удостоверением. И мне еще отвечать за него. За Каннингэма, конечно, а не за черную книжку... Ответить будет несравненно проще, коль скоро притащим на аркане банду обезвреженных террористов, или прикатим на тележке гору их мертвых тел. Заодно доставим и пропавшее без вести светило из министерства обороны США.

Фрост кашлянул.

- После этого канадцы просто обязаны сделаться мягкими и понимающими людьми. Но не прежде! Он помолчал и добавил:

- На закуску: единственный способ окончательно прекратить охоту на Кевина - устранить первопричину охоты. Сиречь, отца вызволить. Иначе...

- Угу, - негромко согласилась Бесс.

- Тебе, кажется, известно, с кем мы связались. Примерно такая же публика орудовала в Нугумбве, где мы впервые встретились. При достаточно гнусных обстоятельствах. Эти ребятки пощады не дают, а устали в преследовании не знают.

- Помню... Пожалуйста, не напоминай об этом... Голос Элизабет прозвучал хрипло и неуверенно. Затем, уже гораздо спокойнее, молодая женщина сказала:

- Зато я хорошо помню пещерку за водопадом... А ты?

Разумеется, Фрост помнил. Именно там они впервые стали близки.

- Ты бы изрядно удивилась, узнав, сколько всякой всячины у меня хранится в голове...

Он обнял Элизабет и решительно притянул женщину к себе.

- С ума сошел? Ведь мальчик проснется и...

- В таком возрасте спят как убитые...

Фрост осклабился:

- Достойно смеха. Мы даже не женаты, а ты боишься разбудить ребенка. О Боже!

Элизабет хихикнула. По-доброму, с несомненной нежностью.

- Фрост... Фрост! Проснись! Ты слышишь? Шепот звучал настойчиво и тревожно. Капитан распахнул глаз, приподнялся на правом локте, насторожился. Потом ухмыльнулся.

Он велел остановиться на ночлег перед заходом солнца, дабы избежать именно того, что сейчас вынужденно проделывали бредшие в темноте по незнакомому лесу люди. Не хотел чертыхаться, наступать на хрустящие сучья, скользить и падать, подыскивая удобное место для бивуака. И при этом даже не подозревать о близком присутствии чужаков.

Кевину Фрост преподнес всю затею как развлечение, игру в индейцев. Конечно, обмануть мальчика не удалось, однако Чильтон-младший сделался гораздо спокойнее прежнего.

Никаких замысловатых электронных сторожей, приспособлений, которыми обыкновенно снабжают уходящих в леса диверсантов, у Фроста не было. Поэтому наемник приобрел два обыкновенных дверных звонка, несколько электрических батареек, моток проволоки и... полдюжины мышеловок. Он соорудил довольно остроумную систему сигнализации подле ночлега. Всякий, кто цеплялся во мраке за провод, спускал сторожок мышеловки, та захлопывалась, замыкала контакт и заставляла звонки дребезжать как бешеные.

Любая попытка обезвредить это хитрое устройство неминуемо привела бы к тому же.

Примитивная защита, но весьма действенная и надежная.

Однако, было ясно: пришельцы явились по реке, высадились примерно в полумиле расстояния и там расположились лагерем. Ветер доносил голоса, даже обрывки слов можно было различить. Но только обрывки. А микрофонных усилителей у наемника тоже не замечалось.

- Я пойду, посмотрю, что за гости пожаловали, - шепнул капитан в ухо подруге. - Возьми пистолет-пулемет и держи под рукой. Постоянно.

Глаза Элизабет расширились, она спросила:

- Пистолет-пулемет? Ах, этот...

- Иного, кажется, нет. И два запасных магазина засунь в карманы. В общем и целом, девяносто шесть зарядов. Должно хватить.

- Угу, - безо всякого воодушевления произнесла Бесс.

- Кевина потихоньку разбуди и подыми. Укройтесь вон за той купой деревьев; и пали во все, что движется. При первом же выстреле я ринусь назад. Пароль: "Бирма".

Фрост проворно отыскал и натянул свежие шерстяные носки, зашнуровал армейские ботинки, взвел курок и вновь опустил предохранитель хромированного браунинга. Тщательно приладил и пристегнул кобуру. Накинул парку.

Дрожа от ночного холода, Элизабет выбралась из спального мешка, протиснулась в тугие, облегающие джинсы, лязгая зубами, натянула лифчик. В три-четыре приема оделась полностью.

Их взгляды встретились. Фрост машинально поправил черную повязку, откинул со лба мешавшую прядь волос.

"Я люблю тебя", - одними губами шепнула Бесс.

Фрост улыбнулся в ответ, и пустился прочь, старательно перешагивая и перепрыгивая собственные заградительные сооружения. Ветер не менялся, голоса доносились по-прежнему, а это значило: ночные гости не подозревают о присутствии посторонних. Наемник торопился сквозь еловое редколесье, держа левую ладонь козырьком, а правую - за отворотом куртки-Голоса раздавались уже почти рядом. Фросту почудилось, он разобрал слово "катер", но уверенности в этом не было. Зато в боковом левом кармане был ремень со стальной пряжкой, используемый для более надежного крепления переносимых грузов. Наемник на минуту остановился, вынул брезентовую лямку, в два приема обзавелся вполне приемлемой затяжной петлей. Вернул самодельную гарроту в карман, возобновил продвижение - теперь уже с большой осторожностью.

На речном берегу деревья, как и следовало ждать, росли гораздо гуще. Появился подлесок, обыкновенно отсутствующий в борах. Фрост пригнулся, скользнул влево, под прикрытие плотной поросли. Ошибившись примерно вдвое, когда оценивал первоначальное расстояние до ночных звуков, он просто не решался рисковать сверх совершенно необходимого.

Сделав несколько осторожных, по-кошачьи мягких шагов, наемник замер.

Голоса умолкли.

Впереди Фроста, на еловом пеньке, расположился отдыхать человек. Его силуэт четко вырисовывался на фоне блещащей речной глади. Человек сидел небрежно, подперев подбородок руками, чересчур явно смахивая на подсадную утку.

Дюйм за дюймом, затаив дыхание, капитан двинулся к незнакомцу. Ярко слишком ярко - сияли звезды. Фрост буквально принюхивался, точно охотящийся зверь, стремясь обнаружить второго человека, затаившегося поблизости и терпеливо ждущего.

Второй наличествовал безусловно - если только роденовский мыслитель на пеньке не был психопатом, склонным беседовать с собою самим.

Понемногу высвободив и приготовив удавку, наемник внезапно вздрогнул. Бесс! Кевин! Что, если "номер два" не устроился в засаде, а движется прямиком в лесную глубь? Что, если его, капитана Фроста, опять провели за нос, как последнего неопытного молокососа?

Ни малейшего толку рассуждать о подобных вещах уже не было. Фрост ощерился, поиграл желваками, потом стиснул зубы и начал подкрадываться. Наемник внимательно прислушивался к малейшим ночным звукам, а еще больше - к шестому чувству, которое должно было предупредить о появлении "флангового прикрытия".

И чувство возникло.

Но Фрост уже распластался в прыжке, вознося изготовленную петлю, готовясь обезвредить незнакомца одним рывком.

Атакуемый тоже почуял неладное, начал поворачиваться. Фрост успел накинуть удавку, затянуть, а затем сделать рывок вверх и в сторону, чтобы немедля крутнуться на месте и бросить противника через себя, ломая шейные позвонки, сокрушая дыхательные пути и голосовые связки.

Правым коленом капитан ударил человека в крестец, немедленно переступил, оказавшись к незнакомцу спиной, при...

- Замри, ублюдок! ФБР!!!

Наемник замер, однако удавки не выпустил. За спиною Фроста раздавался отчаянный хрип и полузадушенный кашель.

- Брось веревку! - велел тот же голос.

- Черта с два, - огрызнулся Фрост. - Сейчас ты все едино стрелять не можешь; парень почти висит у меня на плече. Неудачно рухну - ему понадобится новая шея. Он - моя защита, надежда и опора, этот парень!

Покосившись, наемник увидел второго пришельца. Лет на десять, или еще старше Фроста. Под пятьдесят, пожалуй. Но высокий, худой, крепкий; с решительной челюстью, спокойными голубыми глазами. Высокий лоб, седеющие волосы.

- Я сказал, брось веревку!

- Ага, - согласился Фрост. - А я слышал. А твой дружок, покуда мы ведем светскую беседу, понемножку оформляет визу в лучший мир, ибо уже едва-едва дышит. Спрячь револьвер и отступи. Тогда я ослаблю гарроту и выпущу парня.

Мнимый, или настоящий сотрудник ФБР сверкнул глазами, приподнял дуло. Раздался легкий щелчок опускаемого предохранителя. Мгновение-другое незнакомец колебался, точно взвешивая оружие на ладони, затем спрятал его под кожаную летную куртку.

- Умница, - сказал наемник.

Он сбросил полузадушенного неприятеля с плеча, и тот мешком рухнул наземь. Голубоглазый медленно приближался, то стискивая, то разжимая кулаки: точь-в-точь, ковбой-забияка из дешевого кинофильма пятидесятых годов, подумал Фрост.

- Ну, и кто ты таков, черт побери? - осведомился голубоглазый.

- Сперва сами представьтесь, - парировал Фрост. - Вы упомянули ФБР. Пожалуйте удостовереньице. И пошибче, очень прошу.

Правая рука наемника была глубоко засунута за отворот парки. Ни дать, ни взять, маньяк, возомнивший себя Наполеоном, подумал Фрост, и мысленно засмеялся.

Голубоглазый, казалось, немного расслабился и успокоился.

- Не вздумайте перенервничать, - сказал он с кривой ухмылкой. - Извлекаю удостоверение. Исключительно и единственно его...

Медленно, преувеличенно медленно, человек вытащил из бокового кармана черную книжицу.

- Теперь, для пущей надежности, осторожно бросаю вам. Приготовьтесь.

Фрост выбросил вперед левую ладонь и поймал чиновничий бумажник на лету.

При свете луны и звезд раскрыл и бегло осмотрел документ. Майкл О'Харa, агент по особым поручениям, осведомился:

- Вы, надо полагать, капитан Генри Фрост? Наемник, внештатный работник Охранной Службы Diablo? Угадал?

- М-м-м... Некоторые употребляют слово "наемник", но я определяю себя как солдата, часто меняющего армии.

- Ладно, солдат, где ты оставил ребенка и женщину?

- А кто сей молодец? - вопросом на вопрос отозвался Фрост, указывая на полузадушенного, неподвижно лежащего человека.

- Проводник. Из местных. Итак, ребенок и женщина?..

- Кстати, еще двое ваших красавцев ехали за мною по пятам, и отстали только после весьма неприятного для обеих сторон разговора. Их и спрашивайте.

- Не знаю никаких красавцев. Я прибыл один, соответственно характеру полученной работы. И сотрудничаю только с Канадской Королевской Конной Полицией. С КККП. Ваши собеседники, как пить дать, были террористами.

Фрост принужденно засмеялся.

- Ну, не знаю. Книжечки предъявили не хуже вашей, дружище... Если не лучше.

- Да с книжечками-то все было в полном порядке, не изволь беспокоиться! раздраженно откликнулся О'Харa. - Стервец, которого ты и твоя пассия ухлопали в гостинице, - Каннингэм - показал самое настоящее удостоверение КККП. Только вот беда, уволили его, сердешного, чуть ли не год назад. Понимаешь?

Фрост начал было отвечать, но застыл столбом, услыхав далекий, отчетливый крик. Точно такой же он уже слышал довольно давно. В Африке. Близ нугумбвийской границы.

Кричала Бесс.

Перемахнув через проволоку мышеловки, Фрост выдохнул:

- Осторожно!

- Понял! - столь же тихо отозвался О'Харa и, в свой черед, совершил прыжок - однако менее проворный и уверенный.

Дуло хромированного браунинга смотрело прямо. Туда, где еще недавно был покинутый Фростом бивуак. Признаков особо упорной или яростной схватки не замечалось. Лишь импровизированный навес обвалился, почти полностью накрыв спальные мешки.

- Понятно, - произнес О'Харa. - Точнее, мне покуда мало что понятно. Ваш ход, маэстро.

Фрост буквально замер. За древесными стволами, где-то под лапами темных елей, раздавалось негромкое, прерывистое дыхание. Наемник ринулся на звук и обнаружил Элизабет.

Женщина лежала ничком. На шее, прямо под линией волос, виднелся порез, и тонкая струйка еще не успевшей запечься крови струилась на хвойную подстилку. Фрост прильнул ухом к ее телу, к ребрам. Бесс дышала неровно, и все же хрипов не замечалось. Капитан осторожно ощупал недвижное тело подруги. Ребра были целы, позвоночник и тазовые кости - тоже. Наемник издал глубочайший вздох облегчения и разогнулся.

Неподалеку валялся на земле темный предмет. Фрост узнал собственный KG-9. Выстрелить из него Элизабет, разумеется, не успела. Фрост опять наклонился, бережно перевернул подругу на спину, пристроил поудобнее.

- Женщина в порядке?

О'Хара, топтавшийся чуть поодаль, наконец, приблизился, удостоверившись, что в кустах не оставлено хитрой засады.

Фрост поднял голову.

- Кажется, да.

- Земля истоптана, мальчика не видно; Его, разумеется, уволокли к реке, погрузили в лодку, а сейчас удирают на веслах. Через милю-другую включат мотор - и поминай, как звали. Ну и телохранитель же вы, капитан!

- Заткнитесь! - огрызнулся Фрост.

- Слушайте, - сказал О'Харa. - Поскольку мы на эту сволочь не наткнулись, есть надежда, что похитители умчались по другой тропе и не разорили моего бивуака. Там остался радиопередатчик. Я сию минуту побегу и попрошу выслать вертолет. Лучше - два. Один погонится за мерзавцами, второй заберет вас и женщину в Монреаль. Достаточно порезвились, пора и честь знать.

- Провались, олух, - вяло сказал Фрост.

- Слушай, маэстро! Дело уже приняло по твоей вине самый нежелательный оборот. Если ты, ко всему прочему, станешь упираться на ослиный манер, будешь отвечать за судьбу Кевина Чильтона лично! Лично, уясни!

Фрост поднялся и поглядел в глаза федеральному агенту с расстояния нескольких дюймов.

- Если бы вы, клоуны цирковые, не сделали ребенка живцом на крючке, дело не приняло бы вообще никакого оборота, уясни!

- Что? О чем ты трезвонишь, человече? Каким живцом?

Фрост обмяк, неторопливо присел, и прислонился к толстому, пахнувшему смолой и осенью сосновому стволу.

- Так. По порядку. Ваши люди не преследовали меня от самого Буффало?

- Да нет же, говорю тебе!

- И твоя служба не уговорила старого Скартвелла выслать внука в Монреаль, как наживку для террористов?

- Напротив! Бюро всячески пыталось отговорить его от подобной глупости! Мы уверены были, что каша либо уже заварилась, либо вот-вот заварится! Но старик уперся, как носорог, и тогда мы, будучи не вправе браться за такие вещи, рекомендовали снестись со службой Diablo. Дикон ведь когда-то сам у нас работал... Черт, ну и дурака же сваляли!

- Одну минуту, - промолвил Фрост, покачивая головой.

- Ни единой! Нужно поскорее добраться до радио!

- Фрост... - раздался очень слабый, однако внятный голос.

Наемник подскочил, во мгновение ока очутился подле Бесс, положил ее голову себе на колени.

- Помоги подняться...

- Фрост, - вмешался О'Хара, - покажи ей мое удостоверение. Оно все еще у тебя в кармане. Потом возврати, пожалуйста.

Капитан оглянулся, осклабился, бросил агенту черную книжицу и сказал:

- Все в порядке, милая. Этот субъект и впрямь работает на Федеральное Бюро. Тебе лучше? Что случилось?

- Я... А-а-а... Господи, помилуй! Ждала, прислушивалась, Кевин сидел рядом... А где Кевин?

Бесс начала неуклюже вставать.

- Кевина схватили террористы, мисс, - отозвался О'Хара.

- Что? Фрост, беги за ними! Я буду...

- Не беспокойся, малышка, - проскрежетал Фрост, изо всех сил пытаясь говорить помягче. - Мы найдем Кевина. И разыщем ублюдков, которые напали на вас.

- Он сидел совсем рядом! А потом... Потом... Элизабет осеклась и замялась:

- Потом зашелестела хвоя. Пытаюсь обернуться, держу твой KG-9 в правой руке, и вдруг... Вдруг точно скала обрушилась. Больше ничего не помню.

- Ничего страшного, - утешил подругу наемник.

- Но ты поручил Кевина моим заботам, и это я...

- Послушайте, мисс, - вмещался ирландец О'Хара. - Послушайте моего просвещенного мнения. Не поверите - ваш собственный приятель подтвердит каждое слово. Он тоже не новичок. Успей вы разрядить хотя бы один патрон - и мальчика не спасли бы, и сами наверняка погиб ли. Судя по следам, сюда явилось человек шесть... А теперь уж, увольте, я бегу к передатчику.

- Лучше идите вместе, - сказала Элизабет. - Мне уже лучше. Честное слово. Только непременно возвращайтесь.

Одно мгновение Фрост глядел на нее в упор, затем склонился, поцеловал молодую женщину, усадил, прислонив к сосновому стволу, снова вложил в руки Элизабет KG-9, предварительно удостоверившись, что в дуло не попала грязь.

- Если хоть кто-нибудь приблизится, не назвав пароль "Бирма", бей и не раздумывай. Клади наповал. Понимаешь? А мы вернемся минут через десять.

Ирландец и Фрост помчались в обратном направлении, сквозь разделявший оба бивуака лес.

- Кстати, маэстро, держу пари, что в лодочке вашей сделан очень аккуратный и длинный порез от носа до кормы. Да еще и не один, а парочка - с обеих сторон. Беда с этими резиновыми лодками, трудно заклеивать, - пропыхтел О'Хара.

Фрост не ответил, но ускорил бег.

Человек, столь недавно подвергнутый наемником показательному удушению, вполне оправился и по-прежнему восседал на еловом пеньке - только позу роденовского мыслителя сменил. Теперь он сосредоточенно скреб рукою затылок. Вернее, растирал полученные - по-видимому, неопасные для жизни либо здоровья повреждения.

- Ты в порядке, Карл? - заорал ирландец.

Человек молча и неторопливо кивнул.

Фрост окинул бивуак быстрым взглядом, а О'Хара лихорадочно извлек радиостанцию, щелкнул переключателем, обернулся. Шум статических разрядов показался Фросту оглушительным.

- Зебра-Контроль, Зебра-Контроль, Зебра-Контроль, это Зебра-Два, Зебра-Два. Прием.

Статические разряды, ровные и ничем не нарушаемые.

- Зебра-Контроль, вы слышите меня?

Касаемо Зебры-Контроль можно было только гадать, но капитан Генри Фрост слышал своего нового товарища отлично. Еще он отчетливо слышал щелкающие и шелестящие звуки статики.

- Кажется, ты следуешь примеру вопиющего в пустыне, - заметил наемник минуты четыре спустя.

- Да какого же?.. - заорал О'Хара в полный голос. - Я самолично проверил этот ящик, покуда Карл...

Ирландец обернулся к Фросту и закончил почти спокойным голосом:

- ...выгребал из лодки остальные причиндалы!

- Ты шахматист? - осведомился капитан.

- Что-о?

- Существует понятие гамбита. Эффектной, откровенной, впечатляющей жертвы. В самом начале партии противнику отдают на съедение пешку либо фигуру. Ежели другой игрок настолько самоуверен или жаден, что принимает подарок - его позиция, как правило, становится неудобной. Или вовсе неприятной. Боюсь, нам предложили гамбит. А мы, не будучи ни дураками, ни зелеными новичками, вынуждены все же принять жертву...

В правой руке Фроста уже блестел хромированный браунинг. Предохранитель послушно перешел в боевое положение, повинуясь нажиму капитанского пальца. Гашетка, слушавшаяся другого пальца - не большого, а указательного, - дважды подалась назад. Коротко и безошибочно.

Первая пуля, заключенная в никелевую оболочку, вонзилась Карлу где-то между пупком и горлом - стрелять пришлось навскидку. Вторая, выпущенная чуть поспокойнее, поразила диверсанта в точности ниже ременной пряжки - жестокий, но шокирующий, калечащий выстрел, молниеносно делающий любого, сколь угодно сильного противника, безвредным.

Карл отлетел, опрокинулся, стукнулся затылком о тот самый пенек, на котором столь безмятежно восседал каких-то две минуты назад. Умер окончательно, ибо черепные кости - по природе своей крепкие, надежные и выносливые, - все-таки не любят слишком резких сотрясений и проломов при грубом ударе о совершенно чуждые людской анатомии предметы.

Фрост обернулся.

В руке ирландца уже блестел смит-и-вессон. Хромированный: ни дать, ни взять, фростовский браунинг. Но, в отличие от капитанского оружия, весьма крупнокалиберный. Примерно двадцать девятая модель. А калибр - никак не меньше сорок четвертого. Хорошая вещь...

- Ты хо... хочешь... Этот сучий выбл?..

- Хочу сказать: этот сучий выблядок - опытный, давно и основательно ученый профессионал. Был таковым... Прости за невольное оскорбление, О'Хара, но если бы ты прибежал сюда в одиночку, нам с Элизабет пришлось бы разоряться на венок. Твой венок, между прочим. Нужно чуть внимательнее смотреть за людьми, с которыми выпало работать.

- Не закатывай истерику!

- Разве я похож на истерическую личность?

- Прости. Разумеется, не похож. Но этих ублюдков на реке я достану самолично! Самолично!

- Прости, - эхом подхватил Фрост. - Но я прошу, настаиваю и требую одной легко исполнимой вещи.

- Какой?

- Эти ублюдки на реке подохнут. Но мы достанем их вдвоем. Ты - и я.

- А как насчет вот этого? - осведомился ирландец, показывая из-под кожаной куртки рукоять револьвера. Впрочем, ни единого угрожающего жеста О'Хара не сделал. То ли по соображениям благоразумия, то ли из возникавшей невольной приязни. - Получишь пару этих пуль - мало не покажется.

- Бога ради. Но при любом исходе стычки получишь пару этих, - осклабился Фрост, подобным же внушительным, но лишенным всякой враждебности жестом демонстрируя браунинг. Спрятать его после столь успешной стрельбы наемник попросту не успел.

- Обожаю честные соглашения, - хмыкнул О'Хара. - Думаешь, ты действительно справишься со мною в перестрелке?

- Уверенности нет, однако, надеюсь. Рассчитываю справиться.

- Капитан Фрост! Будьте благоразумны! Совместное путешествие исключается!

- Что ж, - тяжело вздохнул наемник, - тогда предлагаю следующее. Преклоняйте слух и внемлите.

- Внимаю. Только чему? - не без нотки подозрения в голосе осведомился О'Хара.

- Либо вы совершаете приятное путешествие в моем обществе - либо затеваете не слишком приятное странствие в компании Карла. Простите, - вежливо прибавил Фрост, - но само положение вещей не оставляет мне выбора. Вы - профессионал, и, надеюсь, поймете...

О'Хара застыл и задумался.

- О'кей, - вымолвил он под конец, и то ли задумался, то ли выдержал надлежащую паузу: - Согласен, и принимаю. Но, прости за нескромное напоминание... Ты меняешь армии, как перчатки, верно?

- Пожалуй, да.

- Армией, куда ты поступил служить нынче, командую я. Собственной персоной. Ты поступаешь как ведено, и когда ведено, и в точном соответствии с тем, что, и как ведено. Уговор?

О'Хара помедлил и намертво застегнул кобуру под левой мышкой, давая знать, что распоряжения окончены и подчиненному доверяют всецело.

Фрост улыбнулся:

- Справедливое требование. Но все едино дурацкое. Слушаюсь и повинуюсь, ваше высокопревосходительство?

Глава десятая

- О'кей, - начал свою предположительно пространную речь О'Хара. - О'кей...

Фрост созерцал собеседника, восседая у маленького движка - в точности такого, какой купил позавчера он сам в Монреале, на корме эйвоновской лодчонки - в точности такой же, какую испакостили заезжие террористы. Здесь О'Хара оказался, к сожалению, сущим пророком. Беглецы не преминули вывести из строя все обнаруженное имущество противной стороны.

Что ж, подумал Фрост, досадный для меня, однако совершенно разумный образ действий. Сам поступил бы точно так же...

Наемник откинулся поудобнее и приготовился внимать.

- О'кей, - в третий раз произнес ирландец.

- Пластинку заело? - осведомился Фрост.

- Заткнись, - беззлобно огрызнулся федеральный агент.

- Повинуюсь, ваше высокопревосходительство.

- Понимаешь, мы разузнали: поганые недобитки Баадер-Мейнхофа просочились в Канаду. И намечают они что-то уж совсем из ряда вон выходящее. Вот потому я и здесь. Канадцы образовали нечто вроде истребительной группы - с единственной целью: отыскать эту сволочь и поговорить с нею по душам. И возникло очередное международное сотрудничество. Американо-канадское. Верней, учитывая соотношение участвующих сил, - ухмыльнулся О'Хара, - канадско-американское.

- Уразумел, - вставил Фрост. Ирландец откусил изрядный ломоть сандвича с ветчиной, изготовленного Бесс, прожевал и продолжил:

- Мы исходили из предположения - по крайности, я исходил: ежели выродки и впрямь намереваются учинить нечто впечатляющее, им придется для начала украсть "Нетопыря". Доктор Чильтон, пока его не похитили, действительно попросил привезти мальчика. Я уговаривал, доказывал, ругался - и все впустую. Comprendes?

- Comprendo, - кивнул Фрост.

- Тогда, убедившись в тщете помыслов и затей человеческих, я обратился к любящему деду. К господину Скартвеллу. Но тот произнес примерно то же самое.

- Разумеется.

- Чильтон умудрился выкроить часок и вырваться с базы в город. Это бывало и раньше. Причем хитрый дурень постоянно пытался ускользнуть от своего телохранителя. То ли к любовнице рвался, то ли просто хотел побродить на приволье - понятия не имею. Обычно подобные затеи кончались провалом и дружелюбным выговором. Охранники, впоследствии, животы надрывали, слушая, как Мильтон Чильтон прилежно старался обставить их товарища. К великому сожалению, один раз это ему удалось...

О'Хара кивнул в сторону Бесс.

- Мы рассчитали все возможные разновидности продолжений - но вы уже полным ходом неслись в Монреаль.

- Разумется.

- После того, как ты и мисс Столлмэн прихлопнули в гостинице этого бывшего Королевского Конника, мы пытались дозвониться, встретиться - но вы уже улизнули. Славно улизнули, должен сказать! И от местного закона, и от меня самого. Пришлось хорошенько подумать и догонять по реке. Вот и догнали... Вопросы?

- А какого же, прости, лешего ты не уведомил службу Diablo о происходящем? - полюбопытствовал Фрост.

Наемнику очень хотелось выкурить сигарету, но рисковать огнем в резиновой лодке он так и не решился.

- Н-ну... Вообще-то мы стараемся сообщать посторонним как можно меньше. Сам рассуди. Эндрью предупреждает, что по пятам двинутся террористы. Капитан Фрост приводит себя в полную боевую готовность и начинает орудовать сообразно давним и неплохим навыкам... Понимаешь, как могло обернуться дело? Канадцы и так рвут и мечут по поводу нашего вмешательства. Оставить за собой целую цепочку трупов значило бы нажить неприятности себе самому и Соединенным Штатам в целом. Ты и так едва не перебил преследователей в черном линкольне, ухмыльнулся О'Хара. - Добро еще, документы у них оказались на месте и в порядке... Ты искренне решил, будто по пятам движется ФБР. А вот с КККП у них осечка вышла.

- Простите, - перегнулась вперед Элизабет.

- Да?

- Как вы намерены - я имею в виду не лично вас, а все агентство, - как вы намерены объяснить полное бездействие перед лицом очевидной опасности, возникшей для мальчика?

- Ага, - поддержал Фрост. - Совершенно резонное замечание.

- Видите ли, мальчик и опасности-то настоящей не подвергался. Его неутомимо пасли - при помощи покорного слуги, - ухмыльнулся О'Хара. - Покуда парочка самозванных любителей не принялась орудовать на собственный страх и риск. За террористами следили, их непрерывно держали под наблюдением, с ними сладили бы, не сомневайтесь. Управиться с вами оказалось куда сложнее.

- М-м-м... - задумчиво промямлил Фрост. - Я слежу за вашими рассуждениями. Вполне одобряю выводы. Но что же дальше?

- Теперь, маэстро, возникает новый карамболь. Выродки своего добились. Получили не только доктора, но и его чадо. Отныне мерзавцы могут рассчитывать на подробнейшие сведения касательно бомбардировщика.

- По-прежнему считаете, что самолет намереваются выкрасть? - спросил Фрост.

- Пожалуй. А при неудаче - изгадить до полной непригодности. Знаете, сколько времени потребуется, чтобы создать второй опытный образец?

- Кража плутония. Ваши выводы?

- И об этом проведали? - О'Хара насторожился.

- Элизабет рассказала, - пояснил Фрост. - Она репортер и поневоле знает о подобных вещах.

Бесс еле заметно улыбнулась и положила щеку на плечо наемника.

- Напрямик связывать покражу с намеченной диверсией не могу, но совпадение маловероятно. Здесь уже не первую неделю приключаются странные стечения обстоятельств. Чрезвычайно странные.

- По-вашему, господин О'Хара, - вмешалась Элизабет, - нас опередили намного?

- По-моему, да.

- Кстати, я что-то не слыхал, как налетчики отваливали от берега, задумчиво произнес Фрост. - Мотор гремел бы вовсю.

Ирландец перелистал небольшую записную книжку, отыскал нужную страницу, сказал:

- Три недели назад... Угнали восьмиместный катер, на этой же реке. Именно такой, пожалуй, им и требовался: вместительный, сравнительно маленький, прыткий. Один стационарный и два навесных мотора - на случай непредвиденной нужды. Ох, и жрут же горючее, должно быть!

- Вот-вот... Но я должен подумать...

- А далеко успели они, по-вашему, убраться? - спросила Элизабет.

- Скорее всего, нет... - начал было О'Хара.

Фрост вмешался:

- Они могли запастись двумя десятками больших канистр. Достанет на много миль.

- Верно, - согласился О'Хара.

Окончилось утро, миновал день, близился солнечный закат, а надувная эйвоновская лодка продолжала скользить по водной глади. Всякий раз, когда трое членов экипажа подмечали на берегу пригодное для высадки место, Фрост сбрасывал обороты, и три пары глаз внимательно выискивали следы преследуемого катера.

Притоков было в избытке, но мелководных и узких, неспособных пропустить судно с достаточно большой осадкой. Надлежало мчаться вперед, и только вперед.

Туда, где в руках террористов находился Кевин, влекомый на свидание с отцом - однако отнюдь не такое, на которое мальчик рассчитывал раньше. Чильтону-младшему предстояло сделаться простой отмычкой, способной вскрыть секретный сейф... Убедить, заставить Чильтона-старшего разговориться.

А что случится с мальчиком впоследствии?

Ответ был очевиден для наемника. Да и для ирландца, безусловно, тоже. Если Элизабет предполагала истину, то скрывала свои подозрения с редким хладнокровием и мужеством.

Скорее всего, грустно подумал Фрост, судя по знаменитой на весь мир изобретательности людей Баадер-Мейнхофа, обоих - и сына, и отца, доставят прямиком к домашнему порогу. Изрешеченных, истерзанных, вполне и совершенно мертвых.

Вечерняя темнота спускалась над водами. Фрост поплотнее запахнул парку, но озноба отчего-то не поубавилось...

Глава одиннадцатая

Таиться далее было ни к чему, ежели кто-либо из КККП, до сих пор не получившей радиограммы от ирландца, и лихорадочна разыскивавшей Фроста, Бесс, О'Хару и Кевина, заметит костер - тем лучше. А если их обнаружат террористы, задача поисковой группы лишь облегчится...

Бесс наскоро заваривала кофе, а Фрост лежал на подстеленном одеяле, опираясь на локоть и разглядывая подругу. При этом наемник непроизвольно стискивал и разжимал кулаки: несообразный с нежным взглядом жест, однако краешком сознания Фрост продолжал думать о Кевине и похитителях, а полностью укротить естественную в подобном случае злость - попросту не в человеческих силах.

О'Хара чистил свой внушительный револьвер и еле слышно мурлыкал старинный ковбойский мотив. Еще раньше Фрост увидел, что смит-и-вессон, подобно его собственному браунингу, хромирован, и мысленно поставил ирландцу пятерку за сообразительность. Вороненая сталь очень устойчива к влаге и прочим неблагоприятным воздействиям, однако хром защищает еще надежнее.

О'Хара начинал положительно нравиться Фросту. Наемник не слишком-то жаловал государственные службы и сотрудников, работавших там, но ирландец явно отличался от себе подобных в лучшую сторону. Спокойный, отважный, знающий дело - и начисто лишенный снисходительного высокомерия федеральных агентов.

Наемник закурил.

О'Хара поморщился.

Он, видимо, не любил табачного дыма. По крайности, Фрост еще не видел в его зубах сигареты.

Зато увидел нечто иное. Правда, не в зубах. Но куда более любопытное. Пристегнутую к правой голени плоскую кобуру с маленьким, столь же плоским револьвером. Чрезвычайно разумно, и всегда обеспечивает запасным стволом в непредвиденных случаях.

- Эй, дружище!

- Да? - поднял голову ирландец.

- Что за систему ты приспособил на щиколотке?

- Систему?.. А!

О'Хара поглядел на Фроста через пляшущее пламя костра.

- Смит-и-вессон шестидесятой модели. А теперь любезность за любезность. Сиречь, встречный вопрос.

- Валяй, - улыбнулся Фрост.

- Я, видишь ли, не раз и не два сталкивался с людьми твоего пошиба. Даже держал нескольких, - невесело хмыкнул ирландец, - под следствием. Знаю людей этого сорта, все они в чем-то весьма похожи. Один психологический тип, разумеешь?

Фрост кивнул.

- Но ты отличаешься от остальных. И крепко отличаешься. Ты, к примеру, искренне обеспокоен судьбой малыша и, сдается мне, готов с бешеной гориллой вступить в рукопашную, лишь бы отбить его. Как, между прочим, и эта достойная леди.

- Не сомневайтесь, - улыбнулась Элизабет. - Даже с бешеным носорогом.

- Не сомневаюсь. Влюбленные - прошу прощения, коль скоро сказал бестактность, - влюбленные почти всегда мыслят в одном направлении. Скажи, капитан, ты совершенно убежден, что занимаешься именно тем ремеслом, для которого предназначен?

Одно мгновение Бесс лукаво смотрела на Фроста. Отблески пламени играли в ее живых, задорных глазах. Женщина подвинулась, прильнула к наемнику, обняла его за шею.

- Хм! - сказал Фрост. - Упомянутая тобою леди задает мне в точности такой же вопрос уже не упомню сколько времени... Думаю, мое ремесло не из худших. По крайности, я не умею ничего иного.

- Ты дипломированный преподаватель языка и литературы, - возразила Элизабет. - И еще - опытный водитель.

Наемник лишь лениво отмахнулся.

- Кстати, - вздохнул О'Хара, - В твоем личном дельце ничегошеньки не говорится о происхождении этой глазной повязки. Прости за нескромность, как ты ею обзавелся?

Фрост улыбнулся едва ли не со злорадством, заранее смакуя чепуху, которую готовился изречь. Но внезапно подскочил, осененный неожиданной мыслью.

- К лешему! То есть, расскажу, но в другой раз! Послушай, а что, если они рассчитывали спровадить тебя на тот свет - руками ныне покойного Карла, - и завладеть вот этой лодчонкой?

- Не понимаю, Фрост, - сказала Элизабет.

- Сейчас поймешь. Ведь мы не знаем в точности, украли катер наши приятели террористы, или кто-либо другой. А вдруг они рассчитывали уйти в лодке О'Хары?

- Тогда на кой пес было им дырявить твою? Взяли бы спокойно - и смылись.

На этот вопрос ответить было тяжелее. Но Элизабет умудрилась.

- Вы уверены, что за этой публикой не охотятся помимо нас? Что никто не крался у них по пятам, не изуродовал нашу лодку именно дабы отрезать негодяям путь к отступлению по реке?

- Чушь, прошу прощения, - возразил О'Хара. - Отчего же эти благодетели не вмешались, когда немцы накинулись на вас и Кевина?

- А они могли не подозревать о нашем присутствии, - сказала Элизабет. Видите ли... Я профессиональный репортер, знакома с картотеками и досье, ускользающими от внимания даже таких специалистов, как федеральные агенты. Вы предполагаете, мы и впрямь столкнулись с бандой Баадер-Мейнхофа?

- Почти убежден. Или полностью убежден. Пожалуй, последнее...

- У израильтян - огромный зуб на этих людей. За мейнхофской сволочью охотились чуть ли не с тем же прилежанием, с каким отлавливали Эйхмана. Что, если...

- Умница, - тихо сказал Фрост. - Но это значит...

- Что?

- Что голубчики удирали посуху, яко по водам! Но с куда меньшими удобствами и прытью. Следовательно, мы...

- Уже опередили их, - подхватил О'Хара. - Но это всего лишь предположение, мисс.

- Резонное предположение, - сказал наемник. - Вспомни: мы не слышали мотора. А уж восьмиместный катер, беря с места, ревет не хуже среднего, а то и тяжелого танка! Понимаешь?

О'Хара сощурился и медленно кивнул.

- Стало быть... - произнес он.

- Стало быть, надобно задержаться и провести кой-какие разыскания. Рассуждаем: если у террористов трехмоторный катер - нам их так и так не догнать. А если они продираются сквозь лесные дебри - нужно идти навстречу или наперерез. Это уж как повезет.

- Излагай. У тебя, похоже, имеется план.

- Совершенно верно. Ты и Бесс уводите лодку вниз по реке. Впереди - крутая излучина, так что я пересеку мыс гораздо быстрее, нежели обернетесь вы сами. Если предположения наши ошибочны - совершу прогулку ради моциона. Если же справедливы - то, учитывая фору в три-четыре часа, которую получили террористы, они где-то здесь и вынуждены заночевать. Дальше начинаются пороги, быстрина. Переправляться через эдакое местечко во мраке - чистое самоубийство. Не решатся. И, значит, у меня есть неплохой шанс наткнуться на милую компанию. И, понятно, захватить врасплох...

- Уразумел. Но только моцион буду совершать я, а вы с Элизабет занимайтесь мореходством.

Фрост помолчал. Неторопливо кивнул. Ирландец объявил себя генералом крошечной армии, а человеком, способным пререкаться с личным составом, О'Хара не выглядел. Спорить было бесполезно.

- Что ж, если ты настаиваешь...

Наемник вскочил и, метя ирландцу в пах, с кошачьим проворством сделал ложный замах ногой - классический пинок из французского бокса, известного как "сават" и весьма схожего с каратэ. О'Хара, к чести своей собственной, и Федерального Бюро вообще, успел уклониться от совершенно внезапного и всецело предательского нападения.

Этого-то капитан и ждал.

Фростовский локоть с размаху стукнул прямо в челюсть ирландца, кулак врезался ему в живот, а когда О'Хара согнулся, новый - теперь уже нисходящий удар локтем в левую лопатку распростер его на траве.

- Помоги, - выкрикнул Фрост, оборачиваясь к Элизабет. - Он тощий, но тяжел, и весьма!

Секунду спустя Элизабет уже была рядом с наемником. Вдвоем они приподняли бесчувственное тело, перевернули, оттащили в сторону.

Фрост отобрал у федерального агента оба револьвера, отдал женщине.

- Торжественно вручишь, когда опамятуется. Это займет у голубчика минут примерно десять. И даст мне достаточную фору.

- Да оставь ты оружие на месте, - недовольно сказала Элизабет. - Зачем непременно устраивать церемонию? Думаешь, очень ловко себя почувствую? "Простите за причиненное беспокойство, примите наши извинения и ваши пушки"?

- Возможно, спросонок этот субъект бывает раздражителен. И я не хочу, чтобы он сперва палил, а потом рассуждал...

Фрост отсалютовал ирландцу, произнес: "До скорого свидания... маэстро!" и бросился прочь.

Ночь не походила на предыдущую. Дул пронизывающий ветер, летели по темному небу густые облака, сквозь которые лишь изредка проглядывала ущербная луна. Звезд было не видать вообще.

В воздухе витало что-то противное: то ли крупная морось, то ли мелкий мокрый снег - во всяком случае, это "что-то" было очень холодным.

Лес безмолвствовал. Животные, птицы, насекомые чувствовали приближение бури с точностью, которая заставила бы позеленеть от лютой зависти любого ученого метеоролога. А уж такая полная тишь, подумалось Фросту, предвещает, наверное, из ряда вон выходящую непогоду...

При случайных проблесках лунного сияния Фрост приметил клочья шерсти на древесной коре. Здесь терся и чесал бока ветвисторогий канадский олень огромный, крепко смахивающий на лося. Олень то ли зимней линькой занимался, то ли опрятностью отличался неимоверной и прихорашивался у всякого ствола, то ли, напротив, был неряхой, которого по заслугам донимали блохи, вызывавшие нестерпимый зуд, - но шерстяные метки красовались вдоль всей тропы.

Ее-то и выбрал Фрост, ибо олени, повинуясь инстинкту, всегда стараются ходить по стежкам наименьшего сопротивления - там, где поменьше валежника, выбоин, промоин, колючего кустарника.

В правой руке наемник уже держал полностью заряженный и подготовленный к бою пистолет-пулемет KG-9, а знаменитый хромированный браунинг - взведенный и поставленный на предохранитель - обретался в заранее расстегнутой кобуре. Черный светящийся циферблат "Омеги" сообщал: капитан торопится по лесу уже двадцать минут.

Голени Фроста начинали ныть от напряжения, легкие саднило по той же причине.

"Курить меньше следует! - подумал Фрост не без досады на себя самого: Ты, в конце концов, не кабинетный затворник, а полевой боец! Форму беречь надобно!"

О'Хара, припомнил наемник с долей завистливой злости, не выше, не плотнее, да еще и старше десятью годами - а насколько здоровей и выносливей!

Фрост прислушался, и тотчас распластался на земле за сосновым или кедровым стволом - в темноте определить породу дерева было затруднительно.

Впереди послышался шум.

Кто-то двигался по лесу, и явно был здесь чужаком, ибо двигался неуверенно, полуощупью.

"О'Хара?"

Фрост немедленно отмел эту мысль. Во-первых, опередить его настолько ирландец не мог. Во-вторых, не в интересах федерального агента было пускать прахом все их совместные расчеты. Олень?

Тоже едва ли. Олени обычно избегают шляться по ночам, а уж тем паче стадами. Шаги, сделавшиеся теперь гораздо четче и различимее, явно принадлежали многим парам ног.

Террористы? Возможно. Только Фрост усомнился в своем предположении. Похитители могли, разумеется, выслать пикет, ночной дозор - но не в таком же количестве, и не прочесывать местность, а потихоньку затаиться, наблюдать, вести себя тише воды, ниже травы...

Люди.

Явно люди.

Отряд.

Но чей же, разрази вас?

Фрост уже успел отдышаться и осторожно пополз вперед. Звуки слышались теперь почти рядом. Но, кто бы ни производил их, явно вел себя спокойно и не подозревал о близком присутствии чужака.

Голоса. Беседа. Негромкая, спокойная, быстрая. На странно знакомом, и все же непонятном наемнику языке. Один из голосов казался нежнее и выше остальных.

Женщина.

Если и оставались у Фроста крепкие сомнения в своей недавней догадке, то сейчас они почти напрочь исчезли. Перед ним едва ли расположились террористы. А только одна разведка мира широко использовала в полевых операциях агентов-женщин.

Израильская.

Еще двадцать пять ярдов наемник покрыл ползком, потом слегка приподнялся, прислушался. Фроста отделяла от незнакомцев лишь узкая естественная преграда поросль колючего кустарника, чьи листья облетели почти начисто.

Одна женщина, семеро мужчин. Автоматы "Узи" перекинуты через плечи, лица смазаны темным кремом - противомоскитным и маскировочным одновременно. Даже в тусклом, неверном свете Фрост убедился, что женщина - темноволосая, темноглазая; и настолько хорошо сложена, что связаться с нею врукопашную было бы рискованно даже для крепкого солдата.

Фрост опять прислушался. Разговаривали на иврите. Увы, из этого языка наемник понимал только слово "шолом" - "здравствуйте".

Шестеро мужчин прервали беседу, подняли с хвойной подстилки два длинных предмета, первоначально принятых Фростом за бревна. Каноэ... Женщина и седьмой член отряда взвалили на плечи две пары объемистых вещевых мешков, последовали за товарищами.

Это и называется тянуть лодку посуху, мысленно ухмыльнулся наемник. Отряд, видимо, сбросили на парашютах, или они приплыли по реке из форта Георг и разминулись с террористами... Вот и шатаются по лесам и буеракам, ища наобум, подобно самому Фросту.

Когда последний человек скрылся меж стволов, капитан поднялся и неслышно скользнул вослед, забирая примерно двадцатью ярдами правее, внимательно прислушиваясь к эволюциям невольных союзников.

Или соперников?

Или противников?..

Иди, знай... Можешь подойти, познакомиться, разузнать, хмыкнул Фрост. Будет весьма любопытная встреча...

Внезапно капитан вздрогнул и чуть не охнул вслух.

Коль скоро приключилась ошибка, и террористы ночуют не здесь - гостям из обетованной земли предстоит утомительная прогулка, а Фросту - разочарование и новые поиски поутру. И только.

Но если банда Баадер-Мейнхофа расположилась, как и думал наемник, на лесистом мысу, израильтяне попросту наткнутся на них, и начнется побоище. А Кевин по-прежнему в злодейских лапах...

Израильтяне всегда восхищали Фроста своими боевыми качествами, непревзойденными навыками, сноровкой, умом. Но, вспомнил капитан, есть у их коммандос и неприятная черта. Заложников, жизнь которых оказалась под угрозой, принято рассматривать как собственных солдат, обязанных делить опасность вместе с прочими и героически погибнуть, если это поможет сокрушить террористов...

А уж подобного Фрост не желал. Никоим образом.

Звуки шагов сделались реже, потом утихли. Капитан крадучись преодолел отделявшие его от израильтян двадцать ярдов, пригляделся, прислушался. Что, черт возьми, обнаружили диверсанты? Отчего насторожились?

Ответ наемнику достался немедленно.

Женщина указала на блестевшую впереди речную излучину, повела рукой. Мужчины молча кивнули, положили каноэ наземь, стали снимать и проверять автоматы.

Иврита Фрост, как уже говорилось, не разумел. Но жесты не оставляли сомнения. Террористы расположились впереди, видимо, где-то у водной кромки. Ату их! Вот что имела в виду руководительница группы. Старшинство черноволосой не вызывало сомнений.

- Ч-черт! - прошептал наемник.

Он быстро и тихо возвратился к оленьей тропе, и во всю прыть, уже не заботясь о тишине и скрытности, ринулся туда, где, следовало думать, разбили свой бивуак заезжие немцы.

Расчет Фроста был несложен.

Израильтяне вынуждены двигаться тихо, скрадывать грядущую добычу на охотничий лад. А Фросту плевать на банду - пускай уходят живыми и невредимыми, будь они прокляты, - но пускай оставят в покое Кевина. Или уволокут. Это вероятнее. Но ребенок должен уцелеть!

Впереди забрезжило пламя костра. У мерзавцев, конечно, раскинуты электрические сигнальные сети - как и у самого Фроста. Черт с ними. Чем больше паники - тем лучше. Прямо на бегу Фрост передернул затвор KG-9. И при этом постарался лязгнуть вовсю. Оставалось лишь надавить на гашетку.

Отчасти капитан уже добился своего. Израильтяне услышали топот мчащегося человека, подумали, будто всполошили дозорного, и тоже кинулись напролом, стараясь не опоздать, застать неприятеля врасплох. Великолепно!

Лагерь террористов был виден уже как на ладони.

Часовой, клевавший носом у толстого ствола, успел вскочить и разинул рот, готовясь издать предупреждающий вопль. В этот самый рот и всадил капитан Генри Фрост очередь из трех зарядов. Мешая израильтянам, наемник отнюдь не собирался содействовать немцам. Чем их меньше останется в лесу - тем лучше.

Голова бандита буквально взорвалась - ни дать, ни взять, живая граната. Девятимиллиметровая пуля в никелевой оболочке и вообще-то причиняет впечатляющие повреждения, а здесь и место попалось подходящее, и пули ударили кучно... При других обстоятельствах Фроста немедленно стошнило бы, но сейчас капитану было недосуг предаваться естественному омерзению и облегчать желудок. Да и съел он с утра всего ничего...

Прочие террористы повскакивали с похвальной быстротой и с отменным хладнокровием принялись отстреливаться во все стороны, кося кустарник веерным огнем. Пули жужжали вокруг Фроста, словно рой взбесившихся шершней.

Израильтяне тоже открыли огонь - и не менее плотный. Фрост продолжал палить по немецкому бивуаку, иногда выпуская очередь в сторону коммандос - по диагонали, вверх, не желая никого задеть. Просто следовало отвлечь израильских стрелков, дабы уменьшить вероятность шальной пули, способной, чего доброго, угодить в Кевина.

Глянув через поваленный ствол, обеспечивавший довольно сносное прикрытие, Фрост увидел, как орущего и брыкающегося ребенка поспешно тащат к береговому скату. Что ж, по крайности, Чильтон-младший жив и невредим... Фрост начал вести огонь уже ураганный - не по бегущим, разумеется, а по защитникам бивуака, прикрывавшим отступление товарищей.

Защитников было четверо или пятеро, а пользовались они вездесущими советскими АК-47. По сравнению со стрекотом израильских "Узи", да и с выстрелами KG-9, русское штурмовое оружие гремело не хуже тяжелых пулеметов. Да и мощностью обладало несравненно большей.

"Прямо на слона с такой штукой выходи, - хмыкнул Фрост. - Когда-нибудь непременно заведу себе трофейный "Калашников".

Опустошив два магазина, капитан вскочил и, огибая бивуак, чтобы не угодить под хорошо посланную пулю, ринулся к реке - наперехват.

Резкая, обжигающая боль полоснула по левому бедру. Нога Фроста подкосилась, он шлепнулся и покатился. Двое террористов неслись на капитана, точно буйволы атакующие. Первого наемник положил одиночным выстрелом в упор. Второй нападающий - точнее, нападающая, ибо это была женщина, - разрядила пистолет, и Фрост почувствовал новый, чуть ли не еще более жгучий удар в левое плечо. Он выпустил очередь. И тот же час - новую.

Шесть пуль угодили в голову немки, разнесли ее вдребезги, расшвыряли костные осколки, серое мозговое вещество, клочья мяса и брызги крови по всей прогалине.

Вырвать Фросту опять не удалось.

Он с трудом приподнялся на правое колено, помотал головой, стараясь не лишиться чувств, негромко застонал. Тело взывало, кричало, молило: хватит! Ляг, передохни! Я больше не могу!

"К сожалению, - мысленно ответил своей измученной плоти Фрост, - и я не могу. И ты бы затрясся, о мой старый добрый скелет, если бы только знал, куда я тебя сейчас поведу!"

Ковыляя, спотыкаясь, подпрыгивая, полушагом, полубегом, наемник достиг приречной опушки, запнулся уже основательно, рухнул на колени, взвыл. Опять затряс головой и поднял перезаряженный пистолет-пулемет.

Ветер достиг почти ураганной силы, по небу катался гром, но гром небесный казался приглушенным по сравнению с грохотом разбивавшейся о речные пороги воды. Перед Фростом возникла устрашающая стремнина. Капитан сощурился, ибо здесь, за пределами леса, почти горизонтально увлекаемый бурей дождь сек лицо, не давал смотреть спокойно и внимательно.

Фрост провел окровавленной левой рукой по лицу, смахнул струящуюся влагу, откинул прилипшую к правому веку прядь волос. И увидел моторную лодку, отваливавшую от берега и круто забиравшую на стрежень...

- Остолопы! Остолопы-ы!

Он выпустил очередь, метя перед носом несущейся лодки, пытаясь хоть немного насторожить и задержать беглецов. Те были попросту обречены. Крохотная лодчонка, жуткие пороги, тонны воды, низвергающейся с небосвода, ревущий ветер - все это отнимало последнюю надежду проскочить и умчаться.

Фрост продолжал стрелять.

Один из террористов ответил. Выстрелы почти растворились в дикой какофонии стихий, но пули вонзились в раскисшую почву совсем рядом, обрызгав наемника фонтанами грязи. Нехудо, отметил Фрост, ежели учесть расстояние, тряску и темень...

Отерев лицо, Фрост выпустил новую очередь, и осознал: осталось полмагазина. Зарядов пятнадцать. Или того меньше.

Наемнику почудилось, будто он услыхал детский вопль.

Кевин.

Силуэт лодки взметнулся, будто выпрыгивающий из воды китенок, воспарил над порогами, обрушился в воду. И пропал из виду.

Левая нога и левая рука были, в сущности, выведены из строя. Фрост понимал, что никогда не сумеет выбраться на сушу из этих клокочущих вод. Но и бросить мальчика на верную погибель тоже не мог.

Позволяя течению увлекать себя к порогам, наемник тщательно хранил остатки сил для решающей схватки с бурунами.

- Хэнк! Хэ-э-энк!

- Иду, малыш! - рявкнул Фрост, и немедленно пожалел об этом, ибо дыхание тоже следовало беречь всемерно.

- Спаси-и меня-а-а!

Он уже видел белое, точно мел, мальчишеское лицо, видел, как сильные для семилетнего крохи, но безнадежно слабые в подобной борьбе ручонки цепляются за борт опрокинувшейся и завязшей меж каменными зубцами посудины.

- Иду-у!

Фрост уже и сам едва ли сознавал, что поддерживает его на поверхности. Правая рука и нога немели от чрезмерного усилия. "Ну, лапы, ну, милые, ну еще немножко продержитесь!" - уговаривал наемник непокорные конечности и плыл, плыл, влекомый потоками, близился к огромной щели меж выступавшими валунами.

- Продержись еще минутку-у!..

Он достиг, наконец, лодки, едва не очутился под нею, засасываемый течением, схватился за склизкий гребень киля и, перебирая руками, - левая внезапно заработала, повинуясь тем непостижимым запасам выносливости, которые сообщает человеку только состояние, близкое к умоисступлению, - перебирая руками, добрался до мальчика.

Кевин отчаянно обхватил капитанскую шею, прильнул к Фросту, вцепился в него. Наемник заскрежетал зубами - пальцы мальчика пришлись точно в пулевую рану, причиненную пистолетом.

- Держись, кроха... Выберемся...

Он повернул голову, прикинул на глаз расстояние до берега. "Выберемся... Дважды выберемся! И трижды... Каюк... Не доплыть".

Фроста накрыло новой волной, он задохнулся, закашлялся, умудрился вынырнуть. Грохот бурунов и раскаты грома были чудовищны. Гром и грохот, гром и грохот, гром и голос...

Голос?!

- Фро-о-о-ст!!!

Ни тогда, ни когда-либо впоследствии не смог объяснить себе наемник, каким чудом удалось Элизабет перекричать ревущую стихию. Правда, еще долгое время она разговаривала хрипло и сипло, точно была безнадежной пропойцей и заядлой курильщицей.

Маленькая лодка неслась по стрежню, влекомая теми же потоками, что упорно топили Фроста и Кевина. Стучал движок, или же нет, наемник разобрать не мог, однако голос долетел опять:

- Держи-и-ись!!! Мы иде-е-ем! - Сюда! Сюда! - закричал Кевин.

Надувная лодка тяжело, неуклюже изменила курс. Эйвоновские суденышки просто не рассчитывались на плавание в эдакой круговерти. Целый сноп молний прочертил ночное небо, и Фрост успел увидать, что Элизабет сидит на руле, а впереди, готовя моток нейлоновой веревки, склоняется Майкл О'Хара, глядящий прямо перед собой и, по всей вероятности, весьма недовольный.

Лодка приблизилась.

- Чертов болван! - ревел О'Хара. - Дурак! Держись, мы уже здесь!

Почувствовав, что Кевина буквально бьет нервной дрожью - или простым ознобом? - Фрост вымучил подобие улыбки:

- "Держись..." Он что, подозревает, будто я отпущу тебя, или эту лодочку?

Ирландец уже размахивал свернутой веревкой, словно добрый ковбой арканом. "Тьфу, - некстати мелькнуло в голове Фроста, - ведь у ковбоев это не арканом зовется, а лассо... На испанский лад..."

Веревка описала в воздухе пологую дугу. О'Хара и впрямь был настоящим профессионалом: сделал поправку на ветер, на течение, на скорость резиновой лодки. Любой иной промахнулся бы, послал спасительный конец далеко в сторону, однако ирландец угодил точно туда, куда и метил.

Фрост ухватил веревку правой рукой, и левая тот же час, будто насмерть державшийся до последнего мига и завидевший спешащее подкрепление солдат, ослабла, онемела, лишилась чувств.

- Держи меня за шею, Кевин! - рявкнул Фрост. Стиснув пальцы на скользком нейлоне, капитан быстро сделал два круговых движения, и теперь веревка надежно обмоталась вокруг запястья.

- Ты готов? - крикнул ирландец.

- Да!

О'Хара тянул, а течение увлекало прочь, а О'Хара тянул опять и превозмогал страшную силу несущейся воды, и влек наемника с мальчиком к себе. Да и лодка подошла уже почти вплотную.

Фрост ощутил на своих плечах железные ладони, вскрикнул, когда О'Хара, сам того не подозревая, стиснул раненое место. Едва не лишился чувств. Но Элизабет уже оторвала Кевина от фростовской шеи, втащила в лодку, и освобождение от лишней тяжести, внезапное облегчение не дали капитану потерять сознание окончательно.

Ирландец, видимо, почуял неладное, отпустил плечо, перехватил Фроста за воротник, рванул на себя, перекинул через борт.

Изнемогший, полузадохнувшийся Фрост растянулся ни мокром дощатом настиле, сделал глубокий вздох и сомкнул веки, но тут же ощутил на своем лице ладони Элизабет и вновь открыл глаз.

О'Хара уже сидел на корме и вовсю форсировал двигатель. Несколько томительных минут казалось, будто эйвоновскую лодчонку тоже затянет в каменную гряду, однако федеральный агент был куда более умелым и разумные рулевым, нежели перепуганный любитель-террорист. К тому же, если бандиты стремились прорваться сквозь каменья, О'Хара добивался прямо противоположного.

Он правил к берегу. К берегу, на котором состоялось недавнее побоище.

- Там... - выдохнул Фрост. - Там...

- Там было опасно, - сказал О'Хара. - Но теперь остались только дохлые бандюги да гаснущий костер. Не изволь беспокоиться.

- Откуда вы знаете? - спросил Фрост у Элизабет.

- О'Хара, откуда ты знаешь это?

- Внутренний голос. Твой приятель наверняка оказался прав. Израильтяне выследили и уничтожили Баадер-Мейнхофских недобитков. Они - профессионалы. А профессионалы, во-первых, должны тотчас уносить ноги подобру-поздорову, а во-вторых, будь они до сих пор на берегу - уже давно изрешетили бы за компанию и нас. Сочли бы террористами.

Лодка ткнулась в берег, закачалась, остановилась.

О'Хара выпрыгнул, без видимого усилия до половины вытянул суденышко на песок.

Осторожно поднял и вынес на сушу капитана Генри Фроста.

- Да, - сказал он, обращаясь к Элизабет. - Тощий у тебя дружок, но тяжел. И весьма...

Глава двенадцатая

- Ладно, ладно, ладно! Ты же понимаешь, маэстро, Я не могу хорошенько тебе воздать за нокаут в сосновом бору. Во всяком случае, не сейчас, когда кое-кто ни левой рукой, ни левой ногой работать по-настоящему не способен. Слушай, это же просто грязный закулисный прием: схлопотать пулю, чтобы отменить бой и спастись от заслуженной взбучки!

Прищуриваясь против солнечного света, Фрост поглядел на ирландца. Потом ухмыльнулся и сказал:

- Сделай милость, заткнись.

Подумал немного, и прибавил:

- А еще спасибо, что выручил... маэстро.

- Просто выполнил священный долг федерального агента, - ухмыльнулся О'Хара. - Но как тебе повезло тогда! Успели подстрелить. Я бы из тебя шницелей наделал прямо на берегу. Честное слово!

Он поскреб висок и продолжил:

- А ежели всерьез, ты сработал молодцом. Сейчас чувствуешь себя паршиво, согласен, да не беспокойся: это естественно. Ведь уйму кровищи потерял. А кости целы. Все важные органы тоже. Отлежишься - и встанешь как встрепанный. А вот уж после этого - держись...

Ирландец ухмыльнулся и погрозил Фросту сухим, закаленным в боях кулаком.

- Тебя, кстати, собрались навестить. На пару...

- Кто?

- Имей терпение.

Ирландец поднялся и отступил.

Только теперь Фрост окончательно понял, что лежит на сложенных вчетверо походных одеялах, что слева трещит костер, и в воздухе витает аромат свежезаваренного кофе. Элизабет поднялась с корточек, подошла к Кевину. Вместе с мальчиком они уселись на траву подле Фроста.

- Хэнк!

- Угу. Что, сынок?

Фрост легко и непринужденно вымолвил словечко, напрочь отсутствовавшее в повседневном его лексиконе, и даже не удивился этому.

- Я... Э-э-э...

- Э-э-э! Бэ-э-э! Хочешь сказать, как ты меня любишь и обожаешь? Так что ли?

Кевин вспыхнул и неловко потупился.

- Ежели так, сделай мне маленькое, но важное одолжение.

- Да, Хэнк?

- Вон, видишь, стоит дядюшка Майкл?

Кевин кивнул.

- Подойди к нему, и как можно сильнее двинь коленом по заднице...

Мальчик рассмеялся и отбежал прочь.

- Тебе хоть немножко лучше, Фрост?

В голосе Элизабет звучала искренняя, сдерживаемая тревога. Фрост мысленно расцеловал подругу.

- Мне бывало неизмеримо хуже, родная. Как видишь, до сих пор жив, и бью хвостом.

- Как я гордилась тобою прошлой ночью! Как невыносимо боялась за тебя - и как гордилась! Веришь?

Фрост покосился, увидел сияющие глаза молодой женщины и поверил.

По великому фростовскому счастью, обе пули прошли навылет - преимущество, получаемое человеком, если в него палят почти в упор из мощного, длинноствольного оружия. Угроза внутренних воспалений уменьшалась, таким образом, в десятки раз. А когда Бесс промыла и перевязала раны, оставалось лишь спокойно лежать и набираться сил.

Артерии уцелели, сообщила Элизабет. Кровотечение остановилось полностью. Требовались покой и сносное питание. Добывать последнее вызвался Майк О'Хара.

- Слушай, маэстро, - возразил Фрост. - Покой можно получить и лежа в удобной лодке. А ежели берешься откормить меня перед грядущим боксерским матчем, то лучше не олешков стреляй, а рыбешек лови. Тоже вкусно...

Встречные возражения, приведенные О'Харой, были столь оживленны и выразительны, что Элизабет зажала уши и поспешила увлечь Кевина в чащу леса.

Но доводы Фроста все же перевесили.

Уничтоженный отряд, безусловно, был только частью большой террористической группы. Не встретив похитителей в условленном месте, их приятели немедля пустятся на розыски, а отыскав главных виновников лесного сражения, не станут закатывать в их честь праздничного обеда.

К тому же, хоть израильтяне и были союзниками, но полностью сбрасывать со счетов семерых мужчин и одну женщину, готовых сперва стрелять, а уж после рассуждать, не стоило. Равно как и связываться с ними.

О'Хара отправился исследовать разгромленный бивуак и доложил:

- Дано: убитых израильтян - ноль целых, ноль десятых. Убитые террористы: на берегу - три целых, пять десятых. Еще три целых относим на счет кораблекрушения в речных порогах. Итого: семь целых. Поскольку даже здесь их заведомо было больше, резонно предположить: наши израильские приятели сосредоточенно преследуют и выводят в расход остальных. Решение задачи: капитан Фрост глаголет истину, следует уносить ноги.

- Что за дикая математика? - осведомился Фрост. - Во-первых, когда это шесть и пять десятых составляли в итоге сложения семь целых? А во-вторых, откуда вообще взялись десятые, и что означает вся эта чушь?

О'Хара покосился. Элизабет и Кевин стояли поодаль.

- Один из убитых террористов рухнул прямиком в горящий костер, - сообщил ирландец. - Осталось от бедняги примерно пять десятых... Но истинная сумма неприятельских потерь составляет, вопреки формальному исчислению, ровно семь единиц. Уразумел? И, между прочим, я имею степень магистра математики. Заруби себе на носу, филолог несчастный!..

Молодой врач, осмотревший, обработавший и заново перевязавший раны Фроста, подтвердил первоначальный диагноз Бесс:

- Переломов не наблюдается, артерии целы. Но полежать придется.

- Как долго? - осведомился Фрост.

Проведя целый день в мягко плывшей резиновой лодке, наемник изрядно воспрял духом и телом. Сейчас его интересовало одно: много ли доведется потерять времени, лежа в госпитале.

Доктор задумался.

- В идеале - не меньше недели.

- В оптимуме?

- М-м-м... Дней пять, не меньше.

- А минимум?

- Вы спятили?

Вмешался О'Хара. Он отозвал врача в сторону и несколько минут негромко втолковывал ему что-то.

- Минимум определяю в одни сутки, - произнес доктор, возвращаясь. - Нужно удостовериться, что нет никакой инфекции. Заражение крови после огнестрельных ранений унесло больше людских жизней, чем сами пули. Вы поняли меня, господин Фрост? Вот возьмем порядочный анализ крови - и будьте здоровы. В буквальном смысле...

Элизабет едва ли не со скандалом заставила наемника подчиниться. Но от успокаивающих и снотворных впрыскиваний Фрост отказался наотрез.

Луна стояла высоко, светила ярко, и Фрост, по доброй воле отвергший снотворное, никак не мог задремать. Часы, надетые теперь на правое запястье, показывали полночь. Наемник следил за бледными лучами, сочившимися сквозь тюлевые занавески, прислушивался к завывавшему снаружи ветру.

Бесс, как он помнил, осталась вместе с Кевином, в охотничьем домике неподалеку, а О'Хара - на пару с местным констеблем, - обосновался там же, объявив, что будет караулить до самого утра, пока не прибудет канадский отряд по борьбе с террористами.

Именно поэтому Фрост и беспокоился.

О'Хара, он хорошо знал это, не спал примерно сорок восемь часов. А местный констебль - что за констебли служат в маленьких провинциальных городках, капитан тоже знал, - сможет противостоять возможному нападению секунды три. От силы, четыре.

Фрост приподнялся на постели. С таким же успехом - а, возможно, и гораздо лучше, - он мог улечься в домике, подле Бесс. И к ребенку поближе...

- Сестра! - позвал капитан. - Дежурная сестра!

В крошечной, четырехместной клинике он был единственным пациентом.

Дверь отворилась, хлынул поток яркого света, возник темный женский силуэт.

- Я здесь, капитан Фрост. Что-нибудь случилось?

- Я ухожу.

Наемник тяжело вздохнул и свесил ноги на пол. Женщина приблизилась. Пряный запах духов насторожил капитана. Сестра, виденная им раньше, не пользовалась парфюмерией. Да и выглядела изящнее. И платье носила, не брюки...

- Никуда вы не уходите, - негромко сказала женщина.

Фрост увидел очертания пистолета, неуклюжий, точно исхудалая пивная банка, глушитель. И ухватил подушку.

Не ахти какое оружие, годное разве что для потасовки в детской спальне да и то, шуточной потасовки. Удар подушкой пришелся по стволу одновременно с выстрелом. Пуля шлепнула в матрац, а Фрост кинулся на женщину.

Хорошенькая - пожалуй, красивая, - но злобный оскал и сверкающие от злобы глаза делали ее чуть ли не отталкивающей. Она шипела, пыталась высвободить захваченное наемником запястье, а свободной рукой норовила ударить противника в пах.

Негромко хлопнул новый выстрел - то ли случайный, то ли преднамеренный, и новая пуля вонзилась в стену.

Фрост рванул руку женщины вверх - особенно помогать себе левой наемник по-прежнему не мог, - и нанес круговой удар локтем по челюсти противницы. Женщина охнула, слегка обмякла. Выкрутив ей кисть, капитан заставил террористку выпустить оружие, а затем, вкладывая в замах все оставшиеся в теле силы, рубанул ребром ладони по горлу. И еще раз - уже по затылку, - когда мнимая сестра начала валиться на пол.

Фрост наклонился, выпрямился, раздался новый приглушенный хлопок. В груди женщины возникло аккуратное круглое отверстие, и по одежде начало стремительно расплываться багровое пятно.

Подобно бывшему конному полицейскому Каннингэму, нападающая оказалась обладательницей вальтера-ППК. "Уставное оружие у них, что ли?" - машинально подумал Фрост.

Быстро обшарив карманы убитой, наемник обнаружил запасную обойму, затолкал ее в рукоять пистолета. Потом вернулся к постели, насколько мог проворно облачился, засунул полурасстрелянный магазин в куртку, зашнуровал ботинки.

Фрост морщился при каждом движении, однако не охнул ни разу. Навряд ли милая особа, покоившаяся на полу, явилась в одиночку. Больница, почти наверняка кишела террористами. Привлекать их любопытство не стоило.

Стискивая взведенный вальтер, Фрост дохромал до коридора, выглянул.

Никого.

Но в регистраторской обнаружилась настоящая сестра милосердия - простертая неестественно, точно изломанная кукла. Под левой грудью на белом халате виднелись две алые дыры.

Фрост прошествовал в приемный зал.

И здесь ни души. В углу, на подставке, стоял черный мужской зонтик. Фрост прихватил его вместо трости, чтобы опираться при ходьбе. Открыл наружную дверь.

Вывалился на крыльцо, навстречу ветру, сырости, холоду.

"Спокойно", - велел он себе, стиснув зубы и преднамеренно выжимая улыбку. - Спокойно. Эти скоты сейчас увидят, с кем они связались..."

Безлюдная улочка. Ни звука. Ни движения. Только ветер, и мельчайшая, секущая морось. Фрост резонно предположил, что бандиты еще не успели проникнуть в охотничий домик. О'Хара, Бесс, констебль - сколь угодно провинциальный...

Ведь нельзя же, черт побери, снять сразу троих способных постоять за себя людей без единого крика или выстрела!

Охотничий домик располагался в конце улицы - чуть ли не единственной во всем городке. Не менее резонно капитан решил: между ним и товарищами безусловно шатаются, либо затаились террористы. А поднять друзей по тревоге надо сейчас же. Пока не поздно.

Домик стоял справа. Слева, ярдах в пятидесяти, лениво текла темная грязная речка. При свете луны Фрост различил у пристани какую-то черную, внушительную массу. Пригляделся.

Баржа.

Пригляделся получше.

Даже скудное освещение позволило различить очертания металлических цистерн. На цистернах красовались надписи. Белые, видные издалека.

"ОГНЕОПАСНО!"

Горючее.

Будем надеяться, бензин, подумал наемник. Это всего лучше...

Еще раз обернувшись в сторону домика, Фрост поднял вальтер, даже не трудясь отвинтить глушитель. Нужды в этом не замечалось. Даже при пониженной точности выстрела, промахнуться, метя с пятидесяти ярдов в емкость размером с носорога, весьма затруднительно.

Фрост помедлил, и все-таки, для пущей верности, положил ствол на деревянные перила.

Оскалился.

Раскаленное белое пламя взвилось над рекой и обратило ночь в яркий день. Раздался грохот и долгий, низкий рев. Новый грохот, новый рев. И еще. И еще...

Переждав, покуда пронесется обжигающая воздушная волна, Фрост, помогая себе зонтиком, заторопился - верней, заковылял, захромал, - по улице. Пылающий бензин отбрасывал его длинную, дергающуюся тень едва ли не до самого входа в коттедж.

- О'Харa! - во всю глотку орал наемник, двигаясь неуклюжими скачками. О'Хара-а-а! Террористы в городе!

Он продолжал ковылять. Без устали и без остановки.

С дальнего конца улочки долетел, наконец, первый выстрел. Дверь охотничьего пристанища распахнулась настежь.

Какой все-таки древний домик, отметил Фрост. Наверное, в прошлом веке соорудили...

Он продолжал ковылять.

Новый выстрел.

Теперь уже - несомненный грохот крупнокалиберного револьвера, которым был вооружен ирландец. О'Харa вступил в бой, подумал Фрост, О'Харa свое дело знает, О'Хару голыми руками не возьмешь. И со стволами в руках возьмешь не сразу, даже при большом численном перевесе... Держись, дружище! Я иду!

Рокот советских АК-47. Ах ты, сволочь!..

Сунув зонтик под мышку, почти позабыв об адской боли в ноге, стремясь вперед во всю прыть, Фрост на ходу отвинтил глушитель, разом увеличив собственную огневую мощь. Выстрелил наугад, туда, где, по его мнению, находились автоматчики. Опять выстрелил, отвлекая, хотя бы частично, внимание нападающих.

Револьвер ирландца умолк после четвертого выстрела. А перезаряжать его О'Харе было незачем - в барабане оставалось еще два заряда.

Значит, одолели, подумал Фрост.

Он был уже почти рядом.

Ирландец, боровшийся с двумя повисшими на нем людьми, возник в дверном проеме. Вывернулся, двинул одного локтем, застрелил второго. Еще выстрел в запасе, подумал Фрост. Ну, продержись полминутки!

О'Хара отмахнулся ребром ладони, прицелился, но откуда-то из темноты грянула короткая очередь, и оба дерущихся покатились вниз по ступеням. Ирландец еще сумел задержаться, еще умудрился встать на ноги, но одиночный выстрел сыскал свою цель и федеральный агент медленно, даже не сгибаясь, перекувыркнулся через перила.

Фрост палил из вальтера. Безостановочно, уже не считая патронов. Сменил опустошенный магазин, засунул в рукоять второй - полуистраченный в схватке с женщиной, будь она проклята, - женщина, разумеется, да и схватка впридачу, да и все вы, паскуды поганющие, будьте прокляты: вдвоем одного не уложили, третий помощник понадобился, издали метил, гадина, погодите, ублюдки-и-и!..

Из охотничьего домика раздался вопль.

Женский.

Элизабет.

Фрост увидел, как человек, облаченный в брюки да майку - местный блюститель порядка, возомнивший себя великим телохранителем, наверняка улегся почивать раздевшись до нижнего белья, - выскочил наружу. Затем взлетел, подброшенный целой очередью 7,62-мм советских пуль, проплыл над перилами, тяжко ударился оземь, покатился и замер.

Автоматчик бегом близился к старинному коттеджу. Фрост выстрелил дважды. Бандит запнулся, рухнул, остался лежать.

Что-то - может быть, знаменитое шестое чувство? - заставило Фроста оглянуться.

Он увидел нового автоматчика, разрядил магазин окончательно, услыхал беспомощный щелчок обессилевшего затвора. Пуля вышибла зонт из левой руки Фроста, наемник шлепнулся, вскрикнул. Поднялся почти молниеносно - чистое чудо, учитывая полученные накануне ранения. Сильнейший толчок.

Ожог в левой части головы. Накатывающая тьма. Фрост засеменил назад, опрокинулся вновь, прямо в окно ближайшей, лавчонки.

Лавчонка, по счастью, была крошечной и бедной. Владелец не мог позволить себе громадного сплошного стекла - да и ни к чему эдакие выкрутасы в заштатном городке. Частый переплет, мелкие стекла. Человек, пробивающий своим телом большую витрину, застекленную толстой прозрачной пластиной, как правило, гибнет, изрезанный насмерть. Иногда искромсанный на куски тяжеленными, падающими, будто ножи гильотины, осколками.

Фросту в этом отношении повезло. Но все равно, капитан тот же час потерял сознание.

Глава тринадцатая

Французского языка Фрост почти не разумел. Отчего этот человек болтает по-французски? Что за тарабарщина? Что за чушь? И где он? И где остальные?

Наемник поднял веко.

Морщинистое лицо - всего лишь в нескольких дюймах над его собственным.

Седая шевелюра. Серая вельветовая куртка.

Фрост напряг память и, для разнообразия, чуть ли не впервые в жизни, построил грамматически верную фразу на языке Рабле и Ронсара:

- Je ne comprends pas Francais - parlez vous Anglais?

- Шуть-шуть, месье. Ви при параде?

- При параде? - ошеломленно переспросил Фрост. - Ах, да... Вы, наверно, хотите спросить, в порядке ли я?

- Oui, oui!

Фрост сощурился и тотчас пожалел об этом. Наемнику почудилось, будто сейчас голова его расползется на части.

- Да, - прохрипел Фрост.

Он с трудом перевел взгляд на свои руки. Перепачканы кровью, но кровь уже засохла.

- Помогите подняться...

Старый канадский торговец осторожно поставил наемника на ноги. Фрост с опаской потрогал левую сторону головы и начал медленно валиться в другое, не выбитое им окно. Старик подхватил капитана, удержал, не позволил упасть.

Боль отступила.

- Что у меня с головой? - спросил Фрост.

- А?

- Что. У меня. С. Го-ло-вой?..

- А-а-а! Сарапин. Кровь.

Наемник осторожно - бесконечно мягко пощупал голову снова. Кажется, да. Царапина. Пуля скользнула, содрала кожу, оглушила.

Безвредная рана, положительные герои дурацких боевиков получают именно такие, чтобы зритель не слишком скучал...

Уже рассветало.

- Другие где? Мои друзья? Агент ФБР? Женщина? Ребенок?

Француз лишь пожал плечами да руками развел.

Далеко на противоположном конце улицы, у речной пристани, догорали останки баржи. Молодой врач стоял на коленях прямо в грязи подле О'Хары, который, к вящему изумлению Фроста, не лежал, укрытый саваном, а сидел, прислонившись к деревянному крыльцу охотничьего домика. Рядом, правда, лежало чье-то тело, и уж оно было укрыто с головой.

Фрост потрогал старого канадца за плечо, указал на живописную группу напротив.

Согласно закивав, торговец обнял Фроста за плечи, помог выбраться на улицу, подойти поближе. Доктор не обратил на приближающуюся пару ни малейшего внимания, однако ирландец повернул лицо и слабо ухмыльнулся:

- Пятерка по поведению. Заслуженная и круглая. И сам уцелел, и к нам не поленился пришкандыбать... Но выглядишь ты, маэстро, еще хуже, чем я себя чувствую.

Фрост хмыкнул.

Врач, наконец, обернулся и оживленно заговорил с лавочником по-французски. Перевел взгляд на Фроста, сморщился.

- Я велел Жерару не давать вам двигаться, пока сам не осмотрю повреждений. К сожалению, этому человеку, - доктор кивнул на ирландца, - досталось очень крепко, и заняться вами сразу не получилось.

- Где Элизабет? И где Кевин? Фрост отшагнул от старика, закачался, но сумел сохранить равновесие.

- Уволокли обоих, маэстро, - с неподдельной грустью произнес О'Хара. И громко застонал, когда врач принялся зондировать рану.

- Что-о?

- Уволокли, - проскрежетал зубами побледневший ирландец. - Умыкнули. Обоих - и Кевина, и Элизабет.

- Сволочь! - до боли в горле заорал Фрост. - Сволочь! Проклятая красная сволочь!

И повалился, уже не в силах держаться на подгибавшихся, внезапно сделавшихся бесконечно слабыми ногах...

Прибывший в тот же день отряд по борьбе с террористами немедля ринулся по следам банды Баадер-Мейнхофа, а капитан Генри Фрост сызнова очутился на больничной койке - теперь уже в теплой компании Майкла О'Хары, который валялся по соседству, накачанный всеми существующими противошоковыми и антисептическими средствами. Ирландец, правда, пытался возражать против успокоительных снадобий - подобно самому Фросту, - но врач коротко и недвусмысленно приказал своим подопечным заткнуться и делать что велят.

Морфий снял Фросту боли, однако привел наемника в столь приятное опьянение, что капитан долго высказывал оставленному охранять раненых полицейскому свое мнение о канадской сыскной сноровке. Мнение было пристрастным и непечатным.

Когда раздраженный страж порядка потерял терпение и уселся караулить в коридоре, подальше от придирчивого критика, Фрост удовлетворенно вздохнул и погрузился в глубокий, целительный сон.

Миновало пять дней.

На шестой Фрост осведомился у стоявшего рядом и щупавшего ему пульс врача:

- Доктор, когда я подымусь? Подняться надобно срочно.

- А для чего, капитан? - с подозрением осведомился медик.

- Найти эту сволочь, вызволить Бесс и ребенка, потом перебить всю упомянутую сволочь до последнего человека. Посему повторяю вопрос: когда я выйду?

- Выйдете... отсюда?

Фрост кивнул и с удовлетворением отметил, что движение головой уже почти не причиняет боли. Тем лучше, подумал он, тем лучше. Просто замечательно...

- Сегодня - едва ли. Завтра - пожалуй. Послезавтра - обещаю. Но зарубите себе на носу: вы покинете клинику не для того, чтобы метаться по канадским лесам, размахивать томагавком и снимать скальпы!

- То есть?

- То есть, - осклабился доктор, - юридическая сторона дела находится вне моей компетенции. А как представитель медицины, сообщаю: на тропу войны вы сможете ступить лишь через несколько недель. Уразумели?

- Тогда я выписываюсь не позднее, чем завтра.

Доктор пожал плечами.

- Повторяю: завтра. Точка, период.

- И я тоже, док, - подал голос О'Хара.

Фрост покосился.

За пять вынужденно проведенных вместе дней ирландец и наемник, сами тому изумляясь, умудрились подружиться. И крепко подружиться.

- В таком случае, мистер О'Хара, - улыбнулся врач, - я перевожу вас из хирургического отделения в психиатрическое.

Он подмигнул Фросту и прибавил:

- Точка. Период.

- Почему?

- А потому, дорогой мой, что рана в живот - весьма неприятная штука. Очень часто - смертельная, ибо при неблагоприятных обстоятельствах пострадавший умирает от перитонита.

- Чего?

- Воспаления брюшной полости. Ваша рана, тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить, заживает без осложнений. Однако, ежели попытаетесь разгуливать - или, того хуже, подвиги вершить, швы затрещат, начнется кровотечение, а уж заражение почти гарантирую. Выйдете в эту дверь прежде, нежели минует неделя обижайтесь лишь на себя самого... Да только не позволю я вам выйти.

- М-да... Разумею. Но все равно, выписывайте завтра.

- Еще слово - и обоих не выпишу!

- А мы сбежим, - уведомил Фрост. - Умение удирать входит в профессиональную подготовку.

- Дурачье! - только и рявкнул врач. Он развернулся, разгневанно прошагал к двери, захлопнул ее с небывалым дотоле грохотом.

- Кажется, рассердился, - произнес ирландец. - А теперь выкладывай: что надумал делать? По глазам вижу: тебе уже ясно, как силки расставить кой-кому.

- На счастье наше, ты федеральный агент, Майк...

- Да, но здесь мои права почти равняются нулю. Чужая территория... Ба, старина, да капитан Фрост, кажется, вынашивает противозаконный умысел?

- Самолет еще не угнан, верно?

- Никак нет.

- И диверсий не обнаружено?

- Не-а.

Откинувшись на подушку, Фрост закурил "Кэмел", затянулся.

- Придется потерпеть дымок, маэстро. Иначе мне скверно думается... Телевизионная передача об испытательном полете намечается завтра? И репортаж поведут прямо с. военной базы?

- Ага, - сказал явно озадаченный ирландец.

- Прекрасно. Элизабет и Кевин остались у них в лапах на пять дней - вполне достаточно, чтобы Чильтон-старший не то, что соловьем запел, а симфоническим оркестром сделался. Ergo2...

- Что?

- Я же филолог несчастный. Блистаю знанием латыни. Стало быть, - Фрост осекся, ибо, невзирая на отчаянную попытку шутить, комок в горле поднялся изрядный, стало быть, если Бесс и Кевин до сих пор живы, то лишь по единственной причине. Мерзавцы хотят удостовериться, что слова доктора чистая и полная правда. Гарантировать себя от возможного надувательства. "Надуешь, ублюдок, - поглядишь..."

- Понимаю, - кивнул ирландец.

- И, стало быть, к действиям приступят именно завтра, когда самолет выкатят из ангара сброду репортерскому на обозрение. Преподнесут, можно выразиться, на блюдечке. Вчерашние новости уже передали: возле базы - толпища и скопища представителей прессы. Где же удобнее действовать, коль не среди подобного стада? Где затеряться легче?

- Справедливо, - сказал внезапно посерьезневший О'Хара. - Но ведь и Королевская Конная усилит охрану. Да еще как усилит! Не сомневайся.

- Не сомневаюсь. Так же, как не сомневаюсь, что захватывать самолет будет не один человек, а ударная группа. И охрана окажется или обезврежена, или отвлечена, Завтра я должен быть на этой базе.

- Допустим. А дальше?

- Когда начнется пальба, ребята из военно-воздушных сил и полиции могут перебить всех, загнать "Нетопыря" обратно, выставить целую дивизию часовых, и так далее. Это их дело. А мое дело - взять одного террориста живым.

- Чего ради?

Фрост погасил окурок.

- Выяснить, куда подевали Элизабет, Кевина и Мильтона Чильтона, у которого достало дури сбежать от своего телохранителя и погулять на кошачий манер.

- На какой манер?

- Классику надо читать, - ухмыльнулся Фрост. - Редьярд Киплинг. "Кошка, которая гуляла сам по себе".

- Угу, - понимающе произнес О'Хара. - Считай меня совсем уж круглым дураком, но ты рассчитываешь получить чистосердечное признание? Это же фанатики, старина! Да он пулю примет и глазом не моргнет!

Фрост засунул руку под мягкую больничную подушку и вытащил маленький нож фирмы "Гербер".

- Пулю примет, согласен. А есть и другие способы воздействия.

Чувствуя себя круглым дураком и смешным позером, Фрост повертел кинжалом, заставляя лезвие посверкивать и пускать по стенам проворные зайчики. Детский жест, подумал наемник. Ребячья похвальба.

- Пытать возьмешься? - молвил О'Хара задумчиво - Не одобряю. Но понимаю вполне... Ладно, маэстро, зачисляйте меня в команду.

Фрост повернул голову и спокойно сказал:

- Хорошо, вы приняты... маэстро.

Глава четырнадцатая

Фрост готов был скривиться от жалости, но сознательно и преднамеренно хохотал, дабы хоть немного подбодрить приятеля. О'Хара передвигался так медленно и тяжко, что смахивал на дряхлого старика.

- Просто цирковой клоун, - сообщил ему Фрост. - Клюкой бы еще греметь цены бы тебе не было.

- Олух, - болезненно осклабился ирландец.

- Вообще-то, шествие у нас получается изумительное. Прямо военный парад. Недостает еще знаменосца, барабанщика, флейтиста и восторженной толпы!

- Уймись. Я, например, думаю, что с базы тебе живым не выйти.

- Зато войду живым. И ты, между прочим, тоже. И ты предъявишь ребятам из КККП впечатляющий значок, и предупредишь обо всем, и непременно скажешь, чтобы мне оставили одного мерзавца в целости и возможной сохранности.

Жена местного священника, заменявшая убитую сестру милосердия, ссудила их своим автомобилем. Фрост распахнул дверцу, посмотрел в сторону, увидел грунтовую дорогу с двумя довольно заметными колеями.

Дальше, в полумиле расстояния, начиналось магистральное шоссе, ведшее к военно-воздушной базе.

- Сможешь сидеть за рулем? Передача не автоматическая, надо будет поработать педалью сцепления, а нога моя левая что-то ленива стала...

- И этот человек, - патетически произнес О'Хара, - еще собирается преодолеть ограды с бегущей по верху колючей проволокой - в ней четыре тысячи вольт, между прочим, - потом ворваться в расположение охраняемой воинской части, а на закуску живьем захватить обученного рукопашному бою террориста... Душевнобольной!

- Кого доктор обещал засунуть в палату для сумасшедших? - осведомился Фрост. - Меня, или тебя?

- Заткнись.

- Не заткнусь. Авторитет специалиста - превыше всего. И, поскольку ты был официально признан существом невменяемым, изволь слушаться, и повинуйся указаниям людей разумных.

- Забирайся поскорее на пассажирское сиденье, - отпарировал О'Хара, - не то ножку застудишь... Тьфу!

До испытательного полигона канадских ВВС они добрались безо всяких приключений. Ирландец время от времени угрюмо острил по поводу нынешних боевых качеств наемника, а Фрост пытался продумать и представить возможную последовательность грядущих - уже очень скорых - действий. Наконец, "фиат" остановился на обочине, близ небольшой сосновой рощицы.

До базы отсюда было рукой подать.

Чертыхаясь и охая, друзья медленно выбрались из автомобиля. Фрост направился к багажнику, где они заранее разместили все необходимое для отчаянной затеи.

- Ты все расчислил, маэстро? - спросил О'Хара. - Тебе нельзя ошибиться, помни.

Капитан поднял голову, помедлил, кивнул.

- Думаю, да. Предупреди "конную" братию, проследи за ходом событий и, когда начнется катавасия, помоги отсечь одного из мерзавцев от остальной группы. А потом позаботься, чтобы мне мешать не изволили...

О'Хара кивнул в ответ.

Изрыгая невнятные проклятия, наемник протиснулся в серый шерстяной джемпер, нацепил на правое плечо кобуру, вынул из черного винилового футляра пистолет-пулемет. Тридцати двухзарядный магазин встал на место с отчетливым щелчком.

Два запасных рожка Фрост засунул за брючный ремень.

Приспособил поудобнее несколько других, не столь впечатляющих, однако не менее важных предметов, обзавестись которыми позаботился перед отъездом.

- Я готов, - сообщил он ирландцу. - Теперь, как в сказочке написано, пора тип-топать... До встречи.

- Надеюсь, увидимся, - мрачно промолвил О'Хара. - Сначала я тебе, подлецу, морду набить не мог из-за твоих боевых увечий, а теперь обнять не в состоянии - собственное брюхо растревожить боюсь...

Ограда в точности соответствовала описанию О'Хары. Десятифутовая металлическая сетка, наверху - изоляторы, на фарфоровых чашечках - перекрестия колючей проволоки. Противное, комариное жужжание пропускаемого по ней испепеляюще мощного тока.

И, как пить дать, система сигнализации, замкнутая буквально на каждую из сотен тысяч мелких ячей. Поди, коснись - не говоря уже о том, чтобы резаком орудовать.

В последнем предположении Фроста утвердило полное отсутствие караульных постов. Нету смысла выставлять часовых, если сам окаянный забор уведомит о любом прикосновении чужака. А минуту спустя в нужное место примчится полбатальона коммандос...

Капитан Генри Фрост глубоко вздохнул, поработал пальцами левой руки, согнул ее в локте, распрямил, проверил, как работает плечевой сустав.

Сустав предъявлял справедливые претензии, но забастовку объявлять пока что не собирался.

Фрост натянул тонкие кожаные перчатки, дабы и впрямь, как предупреждал врач, не занести какой-нибудь мерзости в недавние порезы на ладонях.

Потом снял и осмотрел складную саперную лопатку.

- Окопы для стрельбы лежа роют... за сколько? Забыл. А лисичка норочку за сколько роет, а?

Потыкав землю отточенной, как бритва, лопаткой, наемник облегченно вздохнул. После недавних дождей почва была податливой и довольно рыхлой.

- Слава Богу, я не тяжелоатлет, - сказал себе Фрост, и ухмыльнулся - то ли весело, то ли иронически. - Протиснусь и в маленькую норочку. Здесь нырнем, там вынырнем... И проволока цела, и охрана спокойна...

Капитан прикинул расстояние, мысленно измерил нужную глубину, скривился. Хотел было закурить, но передумал. Потер затянутой в перчатку рукой внезапно покрывшийся испариной лоб.

- Но кубометра два, дружок, вынуть придется, как ни крути... А времени у тебя - два часа...

Отплевываясь и дыша, точно загнанная лошадь, капитан Генри Фрост лежал на траве и старался побыстрее вернуть хотя бы немного истраченных на работу сил. Одновременно Фрост проверял оружие, в которое легко могла набиться земля. Пистолет-пулемет KG-9 действительно пришлось наскоро вытирать и перезаряжать. Но все прочее обошлось более-менее благополучно.

Первоначально Фрост хотел погрузить на "фиат" хорошую стремянку и просто перепрыгнуть ограду воздушной базы. Это не составило бы особой опасности для опытного парашютиста. Но человеку, недавно раненному в ногу, о подобных трюках не доводилось и мечтать.

В итоге были потеряны два с четвертью часа и уйма сил.

Но теперь Фрост попал именно туда, куда намеревался, и был относительно готов к продолжению задуманного. Следовало только еще чуток передохнуть...

Он шел достаточно быстро, чтобы наверстать упущенное, однако не так быстро, чтобы утомить себя окончательно. Впереди тянулась довольно густая лесополоса. Примерно через двадцать минут Фрост уже достиг ее и рухнул наземь, прислонившись к ближайшему стволу, чувствуя, что все тело покрывается противной испариной.

Задувал ветер, наемника начинало познабливать. Фрост забрался подальше, туда, где воздушные токи почти не ощущались, пришел в себя, осмотрелся.

Полоса была неширокой: футов сорок-пятьдесят. По другую сторону ее виднелось открытое поле, на кромке которого высился предупреждающий знак: металлический прямоугольник, закрепленный на металлическом же, тщательно выкрашенном против непогоды, столбе.

Фрост сделал несколько быстрых шагов, сощурился.

Разобрать надпись толком не удалось. Мешали ветви.

Поколебавшись, капитан покинул свое древесное укрытие, выбрался на открытое пространство и, приблизившись к странному указателю ярда на три, застыл, точно вкопанный. На табличке было аккуратно и четко выведено:

ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ. ПОВЕРНИТЕ НАЗАД. МИННОЕ ПОЛЕ.

Пониже надпись повторялась по-французски.

У Фроста заныло сердце. Он уже мог различить, где начинается проклятущее поле - ярдах в пятидесяти. Что же дальше? Теперь-то что? Все насмарку?

Стоп.

Стоп, рассудил Фрост. Мины обычно закладываются по схеме - сколь угодно хитрой, коварной, произвольной - однако, по схеме. Все военные люди способны мыслить исключительно схемами. Кто мыслит лучшей схемой - того зовут великим полководцем. Но образ мышления одинаков у всех, кто любит единообразие и строевые занятия...

А Фрост не любил ни того, ни другого. Он был военным, - правда, - но военным-наемником, а это уже равняется вольному стрелку. И соображал хоть немного тоньше и лучше вояк общепринятого образца.

- Ч-черт! - прошипел капитан, извлекая герберовский нож.

Он подошел к самой кромке заминированного участка. Хорошенько закрепил на груди пистолет-пулемет, оставил свободными обе руки, осторожно опустился на колени и медленно, дюйм за дюймом, пополз вперед.

Фрост понятия не имел, да и не мог иметь, с какой разновидностью мин столкнулся. Весьма возможно, этих разновидностей было вообще несколько. Или несколько десятков - черт их знает, до какой степени простиралась канадская выдумка!

Поле оказалось минированным давно. Фрост убедился в этом, едва лишь обнаружил первую чуть заметную вмятину в почве. Мина - не могила, холмика над ней не насыплешь, а земля столь же неизбежно проседает - на то она и земля... Хоть капельку - но проседает.

Хорошо, что поле оказалось старым, подумал Фрост. Если у ребяток не достало хитрости обновить кой-какие участки, задача сделается гораздо легче.

Но, дьявольщина, что же здесь за мины? Какова их чувствительность, черт побери? С бесконечной осторожностью Фрост начал орудовать герберовским клинком, чувствуя, что скоро мышцы начнет сводить судорогами: ни малейшего лишнего движения капитан делать не решался.

Он почувствовал, что нержавеющее острие тихо ткнулось в металлический корпус, и застыл. Потом извлек нож и ввел его немного правее, затем вонзил чуть левее, определяя точные размеры смертоносной стальной коробочки.

Поглядел на часы.

Миновало уже десять минут. Он выбивался из намеченного прежде расписания.

Наконец, мина предстала Фросту во всей красе - точней, во всем своем уродстве. Наемник осторожно приподнял ее на четверть дюйма, рискуя взлететь на воздух, но будучи вынужден удостовериться в отсутствии натяжной проволоки. Проводить саперные работы сообразно простейшим правилам осторожности было некогда. Оставалось уповать на удачу, и Фрост, невольно зажмурясь, провел клинком под нижней частью мины.

Лезвие наткнулось на преграду.

Проволока наличествовала.

Фрост потихоньку опустил мину в ямку, отер лоб тыльной стороной кисти. Лег на бок и пополз мимо, оставляя не поддающееся обезвреживанию взрывное устройство позади.

Следующая крохотная вмятинка располагалась примерно в двух шагах от первой.

Именно там, где и ждал увидеть ее капитан.

Мины закладывались в шахматном порядке, но не точном, очевидном любому сколько-нибудь разумному человеку, а приблизительном - с частыми неожиданными отклонениями, скоплениями, зияниями. В приблизительном шахматном порядке, вынуждавшем солдата преодолевать подобную преграду самым ненавистным способом - на локтях и коленях.

Ничего иного Фросту не оставалось.

Мины были противопехотными - все без исключения. Фрост высматривал вмятины, щупал, определял, продолжал упорно ползти. До противоположной кромки поля оставалось не более десятка ярдов.

И тут наемник замер.

Мин больше не замечалось.

Это значило, что ближнюю к базе оконечность минного поля могли обновить, и ничего хорошего подобное усердие канадцев не сулило. Это значило, что именно здесь могло возникнуть зияние - тем лучше...

Это значило, что, разнообразия ради, хитроумцы из ВВС могли позабавиться и обеспечить хотя бы узкую полоску земли минами другого типа, заложенными глубже, срабатывающими иначе.

Это значило...

Это могло значить все, что угодно.

Фрост прочел короткую молитву, поглядел на часы и пополз вперед, буквально исследуя каждый квадратный дюйм почвы.

Последние десять ярдов заняли у наемника двадцать минут.

И, как выяснилось, он преодолел всего-навсего участок зияния...

Впереди тянулась еще одна лесополоса, за которой уже угадывались очертания далеких построек.

Новый знак - точная копия предыдущего - возник над головою Фроста. Капитан с трудом встал на колени, охая, разогнулся, поднялся на ноги. Обошел столбик.

ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ. ПОВЕРНИТЕ НАЗАД. МИННОЕ ПОЛЕ.

Чего-чего, а поворачивать назад Фросту не хотелось. Он помедлил секунду, затем оскалился, расстегнул змейку измызганных, перепачканных армейских брюк и с чувством помочился на предупредительный знак.

Через десять минут чудо-бомбардировщику "Нетопырь" надлежало подняться в воздух.

База тоже в точности совпадала с описанием, которым снабдил Фроста О'Хара. Принцип авианосца. Над землей виднелась только вышка управления. Неподалеку тянулась бетонированная взлетная полоса.

Все остальные сооружения, имевшие касательство к полетам и обслуживанию, ангары, вычислительные центры, топливные склады - были глубоко и надежно упрятаны под землей, в безопасной глубине.

Вместе с авиабазой Фрост увидел и тех, кто хранил ее от неприятельских посягательств. Присутствие часовых не вызвало у наемника ни малейшего восторга. Фрост поспешно кинулся наземь и со всевозможной осторожностью отполз поглубже в лесную посадку. Отсюда ему тоже было видно пресловутый самолет.

По крайней мере, капитан Генри Фрост предположил - и не без разумного основания, - что машина, смахивающая на истребитель-переросток, и была "Нетопырем", который вызвал у многих нездоровый интерес.

Фрост прополз по лесополосе немного левее, примостился за довольно густым, хотя и облетевшим почти дочиста, кустом, вынул из футляра бинокль.

Он вспомнил, как еще в Африке, на границе Нугумбве, Элизабет спросила, зачем одноглазому человеку бинокль, ежели можно с успехом применять подзорную трубу, для одного глаза предназначенную, и куда более могучую. Тогда Фрост, по обыкновению, отшутился, но теперь подумал, что и впрямь, при нынешних обстоятельствах, телескоп отнюдь не помешал бы.

Не следовало думать об этом. Фрост ощутил острый прилив тоски. Где-то сейчас Элизабет, в чьих лапах?

Жива ли вообще?

Об этом думать не следовало.

Фрост вгляделся пристальнее и принялся лихорадочно размышлять.

Глава пятнадцатая

Фрост опустил и спрятал бинокль, затем потихоньку пополз вдоль древесной кромки, за которой начиналось открытое пространство. Ближайший полевой караул направлялся к лесополосе, и это изрядно тревожило капитана. Фрост продвинулся еще немного, передвигаясь едва ли не по-пластунски, уперся правой рукой во что-то не слишком похожее на сухую палую ветвь. Замер. Посмотрел.

Полураздетое человеческое тело. Если выражаться одним словом вместо двух труп. Но выражаться одним словом было не вполне правильно, и следовало все же употребить два.

Окоченелый труп.

Человека убили уже довольно давно, а осень стояла не из теплых.

Распахнутые, остекленевшие глаза. Обширный кровоподтек на левой стороне шеи - наверняка перебитой внезапным ударом. Лицо уже изрядно посинело.

Фрост не без труда закрыл кончиками своих больших пальцев мертвые веки, положил на лицо убитому большую сосновую ветку. Покойник, безусловно, служил в аэродромной охране. И был раздет до нижнего белья.

Это говорило обо всем, и не оставляло сомнений: по базе канадских ВВС разгуливает переодетый охранником террорист. Учитывая, сколько новых агентов безопасности прибыло сюда за последние сутки, преступник мог не слишком опасаться разоблачения. Незнакомый субъект - ну и черт с ним, здесь теперь на каждом шагу незнакомцы...

Фрост опять извлек бинокль, и начал присматриваться уже планомерно. Все патрульные передвигались парами. Наемник же искал охранника-одиночку.

Обнаружить одиночку Фросту не удалось. Но зато он установил присутствие существ, которых желал бы видеть меньше всего.

Два доберман-пинчера.

"В Штатах - ротвейлеры, в Канаде - доберманы... Ох и везет же мне не собачек натыка..."

Громадный огненный клуб вырвался откуда-то из-под земли в самой середине базы. Почва затрепетала. Часовые отшатнулись, доберман-пинчеры шарахнулись в сторону и наверняка поджали бы хвосты, наличествуй у них таковые.

Представление, по всей видимости, началось...

Не скрываясь долее, Фрост вскочил и бегом кинулся вперед, высматривая одинокого патрульного - убийцу, который прикончил и ободрал настоящего агента. Наемник пересек открытое пространство под аккомпанемент воющих сирен, вопящих голосов, ревущих моторов - ибо отовсюду к месту катастрофы полным ходом неслись кареты "скорой помощи".

И тут он увидел своего человека.

Одинокий полицейский во все лопатки бежал не прочь от огненной тучи, а прямиком к ней, потому что где-то за нею стоял выведенный из ангара и приготовленный для взлета сверхбомбардировщик "Нетопырь". Ирландца О'Хару Фрост не мог приметить нигде.

И тут раздался новый рев, очередной грохот - более резкий и пронзительный, нежели глухой гром взорвавшегося топлива. И Фрост остановился, на какое-то мгновение даже упустив из виду свою вожделенную добычу.

Гремели моторы "Нетопыря".

Возможно, мелькнуло в мозгу Фроста, канадский военный пилот, увидев бушующий огненный шквал, решил срочно спасать машину, подняться в воздух и лететь подальше. Но мысль эта немедленно исчезла. Десятки, если не сотни полицейских и агентов, одетых в серые штатские костюмы, побежали туда, откуда только что пытались убраться подальше.

Самолет угоняли.

Фрост опять отыскал взглядом "своего" человека, и теперь не терял его ни на секунду. Он все еще не мог уразуметь, почему террорист упорно мчится к "Нетопырю", а не хочет просто затеряться во всеобщей сумятице. Толпа, обогнув огонь, уже высыпала на взлетную полосу, и Фрост выскочил со всеми вместе, и со всеми вместе проворно шлепнулся, когда бортовой пулемет бомбардировщика весьма и весьма скорострельный, да еще впридачу и крупнокалиберный - принялся косить бегущих.

И тогда наемник понял, зачем и для чего требовалось непременное присутствие переодетого диверсанта.

Нынешний пилот "Нетопыря" - один из террористов - преспокойно вывел самолет из ангара, но ему требовалось какое-то определенное время, и доля спокойствия, чтобы взлететь. Сейчас этот человек ураганным огнем сдерживал спешивших на помощь, и дожидался, пока сообщник доберется до машины и займется пулеметом.

Лететь без бортового стрелка, ввиду неизбежно предстоящей погони, было рискованно. Пулеметчик требовался мерзавцам позарез. А второму террористу, по каким-то непонятным причинам, не удалось проникнуть в ангар вместе с пилотом, сообразил капитан.

Фрост вскочил с бетона и, уже очень мало заботясь о чем бы то ни было, кроме скорости, ринулся вперед. Обстреливать из короткоствольного KG-9 "Нетопыря", созданного для воздушных боев с неприятельскими истребителями, разумеется, не имело смысла. Наемник сосредоточился на лжеполицейском, понимая, что его так или иначе нужно пристрелить.

Шансы вызволить Чильтонов и Элизабет становились ничтожными. Но выхода не наблюдалось.

Обычная меткость изменила капитану, бежавшему сломя голову. Террорист почуял опасность, обернулся, огрызнулся из полуавтоматической винтовки FN-FAL. Он уже достиг мертвой зоны близ хвостовой части "Нетопыря", уже не рисковал попасть под шальную пулю сообщника, остановился и палил настолько уверенно, насколько вообще может уверенно палить задыхающийся после исступленного бега человек.

Фрост опять распластался на взлетной полосе. Прицелился, до крови закусив нижнюю губу, заставляя руки не трястись от ярости, усталости, напряжения.

Попал. В ногу.

Теперь негодяю было невозможно вскарабкаться на борт, скрыться, умчать по небу вместе со вторым бандитом. Пилот, разумеется, пришел к тому же выводу. И сам раненый понял: песенка спета.

Он опрометью кинулся прочь. Прочь от бомбардировщика, готового взмыть и смести выхлопом вертикального взлета все, обретавшееся поблизости.

Рев реактивных моторов сменился высоким, пронзительным воем. Жаркая воздушная волна отразилась от бетона, помчалась над головой вжавшегося в полосу наемника, опрокинула всех, кто еще пытался достичь ускользающей цели.

"Нетопырь" поднимался.

Держа ладонь козырьком, защищая глаз от мелких осколков и пыли, Фрост беспомощно следил, как блещущий в лучах осеннего солнца, изящный по ближайшем рассмотрении бомбардировщик вертикально возносится над землей - быстро, умопомрачительно быстро, превосходя проворством любой известный наемнику вертолет.

"Нетопырь" ушел далеко ввысь, обратился пятнышком, похожим на крошечный аэропланчик из настольной игры. Затем рев моторов изменился в силе и тоне, реактивный выхлоп хлестнул с невообразимой силой, и машина помчалась куда-то к восточному горизонту.

Громовой удар оглушил Фроста.

Бомбардировщик почти мгновенно преодолел звуковой барьер.

Бетонная крошка вновь засвистела рядом, впилась наемнику в левую щеку. Раненый террорист бежал прочь, не забывая периодически отстреливаться, а учителя у него по стрелковой части, видать, были отменные.

Фрост опять поднялся, бросился вослед и услыхал за спиной повелительный голос:

- Задержать или застрелить этих двоих: того, что в джемпере, и полицейского!

Голос прозвучал с несомненным шотландским акцентом.

Фрост застыл на месте, медленно опустил дуло пистолета-пулемета, ощутил внезапную, безмерную усталость. Вот и конец, подумал он. До чего же глупо!

Громыхнувший выстрел заставил его содрогнуться. Но удара в спину отнюдь не последовало. Фрост обернулся - как обычно, через правое плечо.

Стрелял О'Хара.

Стрелял в воздух, сжимая левой рукой и вознося на всеобщее обозрение большой блещущий значок агента ФБР.

- Отставить! Отставить!!! Служба безопасности США! Я убью первого, кто вмешается! Это наш человек, не трогать!

- Спасибо, Майк! - заорал Фрост и возобновил свой упорный и болезненный бег.

Огненный шар, продолжавший клубиться и реветь в середине авиабазы, подумал Фрост, безусловно поднялся над складом горючего. Человек, переодетый полицейским, спешил мимо, пробегая всего ярдах в десяти от раскаленного пламени. Обернулся, пригнулся, оскалился, пустил во

Фроста новую короткую очередь из FN-FAL. Фрост метнулся влево, отвечая тремя выстрелами. KG-9 уступал неприятельской винтовке дальнобойностью, но превосходил удобством при подобной перестрелке.

Они побежали дальше. Через полторы сотни ярдов наемник увидел сложенные длинными - очень длинными - штабелями продолговатые ящики. Мнимый полицейский торопился мимо, словно хотел поскорей миновать место, могшее сделаться отличным укрытием.

Странно, подумал Фрост, очень странно. Или мерзавец окончательно ошалел от напряжения, или... Наемник пригляделся. Едва не вскрикнул.

И стал быстро, часто, сосредоточенно давить на гашетку своего KG-9.

На ящиках было крупно и отчетливо написано:

СГУЩЕННЫЙ БЕНЗИН. Напалм!

На обычном людском языке, думал Фрост, стреляя до полного опустошения магазина, метя то ближе, то дальше, стараясь угодить в возможно большее количество контейнеров, это значит "напалм"!

Лжеполицейский понял, в какую беду угодил; произвел несколько ответных выстрелов, но было уже поздно. Фрост выпустил замолчавший пистолет-пулемет и зажал уши ладонями. Зажал накрепко. И не зря.

Ящики, содержавшие упакованный в пластиковые пакеты напалм, взорвались.

Желеобразный бензин - искусное подражание древнему "греческому огню", от которого не было ни защиты, ни спасения; благодаря которому Византийская империя сдерживала натиск турок-османов едва ли не тысячу лет, - хлынул на бетон всеуничтожающим потоком.

Фрост выждал несколько мгновений, вскочил, подхватил KG-9. Поспешно вставил последний тридцатидвухзарядный рожок. И ринулся вперед.

На фоне рычащего, беснующегося пламени возник черный человеческий силуэт.

Неприятель вихлял и шатался, он уже не мчал во весь дух, а ковылял, подобно изнемогающему девяностолетнему старику. Он бросил автоматическую винтовку, ибо продолжать бой нечего было и думать. Он уже ничего не мог, этот злополучный террорист. Он мог только брести наобум, подальше от страшного места.

И кричать.

Фрост приподнял дуло KG-9, но тотчас опустил оружие.

Видимо, каким-то чудом бандит сумел ускользнуть от основного потока пламени. Однако зрелище, которое являл собою противник Фроста, могло бы, наверное, разжалобить даже пьяного орангутанга, страдающего тяжким садистским комплексом.

- Убей меня! Убе-е-е-е-е-ей!

Этот голос, подумал Фрост, еще минуту назад наверняка был человеческим...

- Ружьишко-то обронил? Ай-ай-ай... - произнес наемник, пытаясь говорить сурово. - Теперь и застрелиться не из чего...

- Да убей же меня, скот! Убе-ей!

- Болит? - участливо спросил Фрост.

По соображениям простейшего милосердия он выстрелил бы в террориста сразу же. Но из бандита еще следовало извлечь правду о Кевине, Элизабет и окаянном докторе Чильтоне, чья мальчишеская выходка, в конечном счете, заварила всю эту кровавую кашу.

Фрост приблизился.

Черная фигура еще продолжала местами гореть - напалм обладает пренеприятнейшим свойством прилипать намертво, а погасить его нельзя. Террорист с утробным воем повалился на бетон. Даже кататься, как непроизвольно делают все обожженные - тем паче, горящие, - он больше не мог.

Следовало спешить.

Момент истины уже настал.

- Я убью тебя выстрелом в голову, точным и безболезненным, - сообщил Фрост, - если сию секунду скажешь, где женщина и маленький мальчик. Также выкладывай, куда угнали самолет. Быстрее скажешь - быстрее избавишься от мук... Да, еще доктор Чильтон.

Капитан поднес дуло пистолета-пулемета к чудом оставшимся зрячими глазам на обугленной, испепеленной маске, недавно бывшей человеческим лицом.

Бандит застонал и не ответил.

Фрост заставил себя расхохотаться.

- Я служил во Вьетнаме, - сообщил он беззаботным тоном. - И знаю! даже с эдакими ожогами кое-кто ухитрялся прожить сутки, либо двое. Иногда и чуть подольше. Быстрее скажешь - быстрее умрешь.

- Двадцать километров... на северо-восток... Прогалина... сожженная хижина - только печная труба торчит... И бензовоз... Там - горючее для "Нетопыря"... Больше ничего... не знаю... Ниче...

Глаза террориста выкатились, будто их накачивали изнутри воздухом. Остановились. Полусожженная голова дернулась и замерла.

Фрост поглядел на оставшийся без употребления KG-9. Глубоко, тяжко вздохнул. Если скотина солгала перед смертью - Элизабет и Кевина можно считать покойниками. Стараясь не выблевать, он отвернулся. Лишь сейчас до наемника дошло, какой страшный запах паленой плоти стоит вокруг.

Но странным образом, он испытывал облегчение при мысли, что процедуру допроса взял на себя взорвавшийся при перестрелке напалм.

Пытками Фрост не пробавлялся ни разу в жизни.

Глава шестнадцатая

- Итак, надлежит понимать, капитан Фрост, что доктор Чильтон по-прежнему остается заложником у банды Баадер-Мейнхофа.

- Дерьмейнхофа! - огрызнулся Фрост. - Ох, и доберусь же я теперь до этой сволочи!

Седовласый канадский полковник слабо хмыкнул в ответ на грубую шутку Фроста. Пожал плечами.

Повернулся к Майклу О'Харе.

- Хорошенького помощничка вы доставили, господин федеральный агент. Воняет, простите, как сковорода с подгоревшим бифштексом.

Фрост поборол острое желание двинуть полковника по зубам.

- Видите ли, - с расстановкой произнес ирландец, - помощничек преследовал террориста, беспрепятственно гулявшего среди ваших патрулей. А подстрелил его рядом со складом напалма. В грязи поваляешься - поневоле запачкаешься.

- А теперь, господин полковник, - вмешался Фрост, - благоволите сообщить: меня берут под арест, или провожают к ближайшему доступному врачу, обработать открывшиеся раны? Шестидневной давности, кстати.

- Да! Ради Бога, капитан, убирайтесь и приводите себя в порядок.

Фрост поднялся и двинулся было к выходу, но голос полковника зазвучал опять:

- Ни единому вашему слову, капитан, я не верю, но, поскольку рассказ в общих чертах объясняет последние события, примем его как рабочую версию. Оружие оставьте у меня в кабинете, пока не получите официального разрешения покинуть базу. До этого, само собой, вы обязаны оставаться в ее пределах. И ни шагу дальше.

Фрост брезгливо кивнул. Хлопнул дверью. Остановился прямо за порогом.

Солнце уже садилось, а осень была в разгаре, и человеку, одетому только в легкий джемпер, поневоле оставалось застучать зубами.

- Ты славно поработал, маэстро, - улыбнулся вышедший следом О'Хара. Ирландец немедленно сбросил свою твидовую куртку, заставил Фроста накинуть ее на плечи.

- Да тебе же новую покупать придется, - слабо возразил наемник. - Погляди, на что мой свитерок похож!

- Купим новую. Не разоримся, надеюсь.

Злившийся на весь белый свет капитан принялся было сбрасывать куртку. О'Хара удержал его.

- Дадено - принимай и носи. Жалую одежкой с генеральского плеча! осклабился ирландец.

Фрост засмеялся и почувствовал, как холодное бешенство пропадает бесследно, как успокаиваются доведенные до последнего напряжения нервы. О'Хара был настоящим другом - грубоватым, но заботливым и внимательным.

- Что сказал тебе этот выродок перед тем, как ты его в расход вывел?

Фрост поежился, доверху застегнул куртку, покосился на О'Хару:

- Сигаретка отыщется?

- Сколько угодно. Кстати, твои же собственные. При обыске отняли все, а я все, кроме стволов, отобрал назад. На правах федерального агента союзной страны...

Ирландец осклабился и протянул Фросту смятую пачку "Кэмела", присовокупив к ней и видавшую виды зажигалку "3иппо".

- Я не выводил парня в расход, - сказал Фрост после трех затяжек. - Он угодил под горящий напалм, а потому изволил дать дуба вполне самостоятельно. Думаю, весьма охотно сделал это...

- Верю. Видел останки...

- А расколоться - и впрямь раскололся. Я пообещал его пристрелить, коль скоро захочет сказать правду. И сдержал бы слово, да парень опередил. Сам управился.

- Пойдем, прогуляемся немного. И подробно изложи, что узнал.

- Пойдем, прогуляемся. Но излагать особо нечего...

Седовласому полковнику друзья ранее скормили вполне убедительную повесть о том, как профессиональный телохранитель капитан Генри Фрост вместе с федеральным агентом О'Харой торопились попасть на авиабазу, и приметили в рощице подозрительную личность. Фрост, якобы, поспешно выхватил из багажника все необходимое для погони, а потом, сам того не заметив, очутился на запретной территории.

Здесь полковник саркастически поднял брови.

- Прямиком через ограду и минное поле, капитан?

- Разве? - изумленно переспросил Фрост, и со всем возможным прилежанием постарался побледнеть. Это плохо удалось ему. - Через ограду - верно... Там еще и минное поле было?!

- Через ограду на крылышках перемахнули? - полюбопытствовал полковник.

- На дельтаплане перелетел, - за неимением лучшего ответа брякнул Фрост.

Полковник только рукой махнул.

Потом, якобы, воспоследовал ужасающий взрыв, и Фрост, поняв, что происходит непредвиденное, решил вмешаться. угодивший в потоки напалма террорист умер не произнеся ни слова, ибо мог лишь завывать от нестерпимой боли.

Непостижимым для Фроста и О'Хары образом, подкоп, учиненный под внешним периметром ограды, еще не обнаружили.

- Вопрос времени, - сказал наемнику ирландец. - Назавтра все будет исследовано и учтено.

- Спасибо, утешил, - буркнул Фрост. Надлежало срочно добиться, выпросить, вырвать у канадского правительства, либо министерства обороны разрешение спокойно ездить в радиусе двадцати километров от базы.

- Это сколько же миль составит? - полюбопытствовал О'Хара. - Сразу видать немца: покойный террорист километрами считать привык...

- Да миль двенадцать... Давай, для верности, пятнадцать попросим.

- Счастье наше, - задумчиво произнес О'Хара, - что у меня безупречная репутация в Бюро. Запрос послали немедленно. Им, видишь ли, очень крепко не понравилось, как я револьвером размахивал и значком потрясал...

- Безукоризненный ты мой! - засмеялся Фрост. - Веди товарища к доктору. И сам покажись, тебе тоже не повредит.

- Я себя прекрасно чувствую, - возразил ирландец. - Как бывший школьный учитель, сообщаю с полным знанием вопроса: твоею мордой сейчас можно вместо мела на доске писать. А ну-ка, живо!..

Аэродромный врач, узнавший, что Фрост и О'Хара побывали в перестрелке меньше недели назад, и накануне самовольно бежали из больницы, назвал обоих законченными дураками, но помощь оказал наилучшую. Получив, как выразился доктор, бесплатное приложение в виде тонизирующих уколов, товарищи выбрались из просторного медицинского трейлера, оборудованного по последнему слову лекарской науки, и отправились помыться.

Это оказалось нелегкой задачей - следовало беречь раны от мыла и воды; однако, помогая друг другу, искатели приключений почувствовали себя сорок минут спустя неизмеримо лучше.

- Осмелюсь доложить, господин капитан, - ухмыльнулся О'Хара, - вас уже можно из отряда низших приматов зачислять в подсемейство человекообразных.

- Классификацию сперва изучи, математик хренов, - захохотал Фрост. - С терминами у тебя не все ладно. Когда мне, кстати, оружие возвратят, по-твоему?

- Хоть немедленно, господин Фрост, - заявил седой полковник. - Хоть сию минуту. Но при обязательном и непременном условии: и господин О'Хара, и вы даете письменное обещание сей же час покинуть Канаду. Когда наша собственная полиция управится с террористами, когда вызволят женщину, ребенка и доктора Чильтона - вас немедленно и всенепременно известят об этом.

Фрост заставил себя разговаривать ровным голосом:

- Я предпочел бы приложить к этому и собственную руку. Таланты канадской полиции, простите, не вызывают особых восторгов. А женщина, между прочим, моя невеста.

- Спорить бесполезно, господин капитан.

- Хорошо. Но известите по-настоящему немедленно!.. Я остановлюсь в Буффало. Разрешите записать номер телефона?

С невыразимым облегчением вздохнув, полковник впервые за все время искренне улыбнулся. Протянул капитану паркеровскую ручку и дорогой, обтянутый свиною кожей, блокнот.

- Пожалуйста, капитан, заберите свое оружие. Оно, по моему приказу, тщательно вычищено и смазано...

Полковник опять улыбнулся:

- И, разумеется, все патроны вынуты. До единого.

- Разумеется, - хмыкнул Фрост.

Он проверил запасные магазины. Пусто. Осмотрел герберовский нож. Сияет. И покрыт ровным, тоненьким слоем масла. Все в полнейшем порядке.

- Будьте любезны расписаться вот здесь...

Фрост рассеянно повиновался.

Им с ирландцем следовало елико возможно быстрее покинуть базу, добраться до телефона, по которому можно поговорить, не опасаясь чужих ушей, и дозвониться до ФБР. За казенный счет, конечно же.

У Фроста и О'Хары и в мыслях не было становиться пай-мальчиками, послушно ехать в Буффало и сидеть сиднями, дожидаясь полковничьего доклада.

- Что же, дружище, - ухмыльнулся капитан, поворачиваясь к ирландцу, сдается мне, самое время откланяться и отбыть в нужном направлении...

Фрост протянул полковнику руку и удостоился крепкого, любезного пожатия. Седовласый произнес "до свидания" так любезно и дружелюбно, что Фрост почти раскаялся в своей наглой и беспардонной лжи.

Почти.

Глава семнадцатая

Один за другим Фрост проталкивал блестящие патроны с пулями в никелевых оболочках сквозь приемник магазина. Засунув на место последний заряд, капитан внимательно проверил давление пружины, отсутствие перекоса, - все, что полагается проверять в случаях исключительных, где любая заминка может обойтись неимоверно дорого. О'Хара устроился на сиденье рядом.

- Вот чего терпеть не могу, - задумчиво сказал он, - так это автоматные рожки заряжать. Скучная работа. И долгая. И для пальцев утомительная.

- Для твоих-то изнеженных пальчиков? - спросил Фрост. - Подковы гнуть никогда не пытался?

- Даже ломал, - весело промолвил ирландец, - Но все равно, утомляет... Выкладывай.

- Что?

- Что поведал тебе подыхавший террорист.

- Ну, приятель, тогда тебе придется либо по долгу службы выдать меня канадцам, либо плюнуть на служебный долг и самому попасть в беду.

- Я хочу помочь.

- Ты себя погубишь.

- Я хочу помочь. Но тогда придется завтра же вызывать по радио самолет-амфибию и удирать на юг. Иначе нам не обобраться неприятностей.

Фрост начал трудиться над следующим рожком.

- Видишь ли, - произнес он задумчиво, - Канадской Конной мы станем поперек горла потому, что задерживаемся в этой стране. Террористам - уже стали; сам знаешь, почему. Твоему родному ФБР - потому, что не желаем возвращаться домой, и дерзко хулиганим в сопредельном государстве. Израильтянам... Эй, а как насчет старых добрых израильтян? Куда они, любопытно знать, подевались?

Фрост прервал работу и посмотрел на О'Хару.

- Шатаются где-нибудь, ищут банду Баадер-Мейнхофа, ножи вострят, автоматы чистят... Не могу сказать, будто виню этих ребят.

- Израильтяне и вообще-то прекрасные ребята, - вздохнул Фрост, припомнив госпиталь, где его выхаживали после бирманской драмы. - Отличные врачи. Превосходные бойцы - и мужчины, и женщины. Лучше было бы работать с ними в союзе, а не уподобляться собакам, которые кость не поделили.

- Давай попробуем...

- Не получится, - вздохнул Фрост. - У них своя работа. Они обязаны выполнить ее. И выполнить, по-видимому, тайно. Точка, период.

- Н-да...

Несколько минут миновали в задумчивом безмолвии.

- Вот и все, - промолвил Фрост, поставив на место последний патрон. - А хорошо-то как! Без оружия чувствуешь себя голым. Неприлично голым.

- Фрост, - медленно и раздельно сказал Майк О'Хара, - что ты узнал от бандита?

- Твое любопытство переходит границы приличия, - вздохнул капитан. - И уж совершенно точно до добра не доведет...

Когда Фрост завершил свой полуминутный отчет, О'Хара печально улыбнулся:

- Да ты и впрямь любишь эту женщину, Хэнк. Очень любишь. И мне тебя жаль. Понимаю, как чувствует себя человек, если...

- Довольно, Майк, - попросил наемник.

- Разумеется.

О'Хара извлек собственный смит-и-вессон, принялся перезаряжать барабан патрон за патроном, не пользуясь полукруглыми обоймами, позволявшими делать это в два приема.

- Что сей сон означает? - полюбопытствовал Фрост.

- Предпочитаю крупнокалиберные револьверы, - ответил О'Хара.

- Да нет же, что значит вот это?

- Девятимиллиметровая пуля из короткого ствола бьет не столь точно, зато куда сокрушительнее.

Заподозривший истину Фрост мысленно ухмыльнулся и продолжил, начиная наслаждаться преднамеренной бессмысленностью шуточной беседы, какие часто заводят меж собою добрые приятели:

- Видишь ли, промах из "магнума" куда менее эффективен, чем прямое попадание даже из малокалиберного пистолета... Что значат нынешние твои действия?

- Что я заряжаю револьвер.

- Зачем?

- Затем, что я не промахиваюсь. Как правило... А если промахиваюсь помалкиваю об этом.

- Эй, Майк...

- Что?

- Как себя чувствует желудок? Я имею в виду твой желудок. Ежели не ошибаюсь, в нем проделали отверстие, природой не предусмотренное. И совсем недавно.

- Желудок мой завязывается узлами. Всевозможными. Простыми. Прямыми. Двойными морскими. И что же?

- При этом ты намереваешься мне помочь?

- Кое-кто, - ядовито заметил О'Хара, - поработал землеройкой, будучи ранен в руку и ногу. Потом ползал, как уж, прыгал, словно тушканчик, бегал, точно гепард... Ничего, обошлось, кажется...

Фрост закурил.

О'Хара покосился на него и недовольно пробурчал:

- Бросай свою дурацкую привычку. Подрывает здоровье и сокращает жизнь.

Наемник посмотрел на федерального агента, и оба начали безудержно смеяться, разряжая все накопившееся в последние дни и, особенно, часы, напряжение.

- Подрывает здоровье и сокращает жизнь! - еле выдавил трясшийся от хохота Фрост: - Какая прелесть! Я служу наемником, охочусь на террористов, работаю телохранителем, получил и получаю столько ранений, что даже отставной магистр математики, вроде тебя, не подсчитает - и это чучело советует: бросай свою дурацкую привычку! Она, извольте видеть, подрывает здоровье и сокращает жизнь!..

Глава восемнадцатая

О'Хара оказался неоценим.

Он умел водить вертолет и, когда приятели угнали полицейский геликоптер-амфибию, мирно покачивавшийся посреди реки на траверзе форта Георг, блистательно доказал свое умение.

- Мы не воруем, - пояснил он Фросту, который принялся дразнить ирландца и грозно упрекать в нарушении закона. - Мы просто берем взаймы. И возвратим взятое имущество в исправном, неизменном виде.

Фрост разглядывал стелившуюся внизу местность сквозь линзы могучего бинокля, вызвав со стороны ирландца уже привычный комментарий:

- Тебе телескоп надо использовать, олух!

Знакомую воздушную базу они старательно обогнули - О'Хара сказал, что десятой дорогой, но въедливый филолог Фрост настаивал на неприменимости этой поговорки к передвижению по воздуху. Никаких признаков замаскированного бомбардировщика не было. Не замечалось и сколько-нибудь похожего на бензовоз автомобиля.

Но в первую очередь Фрост искал не самолет, и не цистерну - капитан высматривал прогалину с одиноко торчащей печной трубой, на месте, где некогда стояла деревянная хижина.

В переговорном устройстве раздался голос О'Хары:

- Я сверился со своей записной книжкой. Броневик угнали две недели назад. Некоторое время никому и в голову не приходило связывать кражу плутония с намечавшимся взрывом или угоном бомбардировщика - думали, эта сволочь попытается просто отравить воду в одном из крупных городов. Но потом...

- Потом свели концы с концами и послали тебя, - подхватил Фрост. - Однако теперь я совершенно убежден: группа Дерьмейнхофа навострилась метнуть атомную бомбу. С треском и великой помпой.

- Да, пожалуй. И обеспечили себя, выродки, всем необходимым. Бомбу-то изготовить, в сущности, - раз плюнуть. Любой мало-мальски одаренный студент, окончивший четыре курса на физическом факультете в порядочном колледже, сумеет это сделать. Немного труда и терпения - вот и все!

- Куда? - спросил Фрост.

- Что "куда"? - не понял О'Хара.

- Куда ее, по-твоему, намерены сбросить?

- Н-ну... По моему разумению, где-то в Канаде. Здесь полно заманчивых мишеней. Торонто, к примеру. Или Монреаль.

- Хм! Или Вашингтон, округ Колумбия. Или Нью-Йорк. Тамошние небоскребы чудо как хороши для атомного удара. Представляешь обрушившийся Эмпайр-Стэйт Билдинг? А рядом - еще, и еще... Кегли, да и только!

Ирландец выругался.

- Но для такой пакости нужна очень мощная бомба. Водородная. Нет, у гадин достанет времени и средств изготовить лишь маленькое - относительно маленькое - устройство.

- А это значит, им потребуется относительно важная цель, - мрачно сказал Фрост. - И очень удивлюсь, ежели, обладая чудом техники: самолетом, невидимым для радаров, небольшим, подвижным, они упустят свой шанс.

- Да уж... - отозвался ирландец. Затянувшееся безмолвие прервал Фрост.

- Но только, мой милый, не будут жертвами ни Торонто, ни Вашингтон!

- Прости?..

- Я ведь уже сказал: имея маленькую бомбу, следует выбирать исключительно большую цель. А имея новейший американский бомбардировщик, обладающий огромной дальностью полета, незримый для электронных устройств - любых устройств... А впридачу имея психологию коммунистического убийцы-террориста... Какую цель выбрал бы ты сам, а?

- Не понимаю.

- О'Хара, думай! Математик несчастный! Сколько горючего вмещают баки "Нетопырям?

- Откуда мне знать?

- Получается, величина "икс". Но, исходя из естественных соображений, резонно предположить: основного запаса "Нетопырю" должно хватать по меньшей мере на три тысячи миль. По самой малой мере... И будь покоен, террористы позаботились наполнить баки перед вылетом по самое горлышко...

- Хм! - сказал О'Хара.

- Итак. Дано: величина "икс", безусловно достаточная, дабы разбомбить любой из крупных североамериканских городов. Но где-то в лесу, в тайнике, прячут величину "игрек" - бензовоз, и не маленький, будь покоен.

- И?.. - спросил О'Хара.

- Ох уж, эти математики, - вздохнул Фрост, не отрываясь от бинокля. По-прежнему, ни малейших признаков печной трубы на прогалине. Только тусклые пространства облетевших лесов, серые пятна полей, свинцовые ленты рек и серебристые пятна озер.

- Самолеты подобного типа всегда оснащаются навесными баками. Радиус действия увеличивается во много раз. Воздушные заправщики - не для таких машин, как "Стеле" или "Нетопырь". Эти бомбардировщики должны быть полностью автономны, самодостаточны. Как атомные субмарины!

- Так ведь машину выкатили без дополнительных баков! - не понял О'Хара.

- Имея при себе доктора Чильтона, можно изготовить нужные баки самим. Теперь внимание, о математическое светило. Икс плюс игрек равняется зету. Чему равняется "зет"?

- Он равняется Москве! - ужасным голосом сказал О'Хара.

- Не зря получил магистерскую степень, - столь же угрюмо промолвил наемник. - Вот зачем угнали бензовоз. В баках достаточно топлива, чтобы достичь Майами, Лос-Анджелеса, даже Рио-де-Жанейро - но только не цели в Советском Союзе. Теперь же голубчики намерены сняться, пересечь полярную шапку и взорвать хлопушку где надо. Будь покоен, действовать станут сообразно военным стратегическим рекомендациям. Перелет через полюс и - бац!

- Постой, - сказал О'Хара, - но ведь люди Баадер-Мейнхофа, подобно всем левым террористам, живут на деньги советской разведки... Зачем же им рушить собственную кормушку?

- О, Господи! - вздохнул наемник. - И это - светило ФБР! Сверхсыщик! Человек, имеющий доступ ко всем отчетам и картотекам! Даже, черт возьми, к моему личному делу... Эти ублюдки расплевались с большевиками, обиделись, когда их начали официально поносить русские газеты! Да и размеры помощи, насколько могу судить, в последнее время сократились...

- Верно. А ты откуда знаешь?

- Я не знаю наверняка. Просто привык думать и сопоставлять. Разбомбив Москву, эта сволочь почти неминуемо начнет мировую войну. Третью мировую. А затем уляжется в убежищах и примется надрывать животы, хохоча от восторга. При нынешних международных отношениях, сам понимаешь, иного исхода ждать очень тяжело. Ибо советское руководство никогда не отличалось ни умом, ни избыточным терпением.

- Но что же потом?

- Потом наступит великолепная, просто идеальная обстановка для бандюг подобного склада и пошиба. Хаос, разруха, всеобщее смятение и растерянность! Вот когда они порезвиться смогут!

- Безумие, - сказал О'Хара.

- Да. Если бы ребята не были безумными, то не были бы и красными.

Ирландец зарычал и умолк.

Как ни странно, первым обнаружил останки хижины О'Хара, смотревший невооруженным глазом. А шаривший вокруг линзами цейссовского бинокля Хэнк Фрост проглядел нужное место...

Ирландец описал широкий, медленный круг, поднял большой палец, убавил обороты двигателя.

Завис прямо над почернелой от времени печной трубой. Потом уклонился в сторону и мягко посадил вертолет футах в тридцати от давным-давно потухшего очага.

Фрост расстегнул ремень безопасности, отложил бинокль и выпрыгнул с пистолетом-пулеметом наизготовку. Вокруг не оказалось ни души. Но бензовоз обретался на месте.

Укрытый армейской маскировочной сетью, забросанный сосновым лапником, автомобиль был огромен. Цистерна, прикинул Фрост, вмещала не менее пяти тонн горючего...

Следовало смотреть внимательно, а выводы делать безошибочные. Машину похитили две недели назад. Стало быть, кто-то наведывается в лесную глушь, проверяет наличие ворованного добра, обновляет маскировку.

Ветви были совсем свежими, даже смола на разломах толком застыть не успела.

Из-под маскировочной сети шарахнулась и ринулась на ближайший ствол вспугнутая Фростом белка. Наемник подмигнул зверьку, скользнул туда, откуда белка выскочила, проверил уровень горючего по маленькому круглому датчику. Стрелка замерла на отметке "максимум". Значит, подумал Фрост, цистерна полнехонька...

О'Хара уже стоял подле вертолета, с удовольствием разминая затекшие ноги, осматриваясь, дыша свежим лесным воздухом. Фрост выбрался наружу, приблизился.

- Бомбардировщика здесь не посадишь, - сказал он. - Это мы, на вертолетике, приземлились - и то весьма осторожно. А "Нетопырь" больше нашего крохи раз в десять.

- Согласен, - кивнул О'Хара.

- Видишь вон ту широкую просеку?

- Вижу, конечно.

- По ней пригнали сюда машину. По ней и выведут на свидание с бомбардировщиком. Излишне рисковать не станут, на шоссе не покажутся. Следовательно: где-то в конце просеки - близко ли, далеко ли - не знаю, находится поляна, вернее, большой луг, пригодный для вертикальной посадки и дозаправки. Логика предыдущих событий говорит: Чильтонов и Бесс оставят в живых до последней минуты, пока не удостоверятся: все в ажуре и на мази.

- И ты...

- И я уверен: где-то на огромном лугу назначено торжественное свидание и собрание. "Нетопырь", бензовоз, террористы и заложники - все как есть.

- И бомба, - рассудительно дополнил О'Хара.

- И бомба, - кивнул Фрост.

Он уже рассчитал единственно возможный образ действий. Впечатляющий. А также дьявольски рискованный.

Затея, подумал Фрост, смахивает на хладнокровную попытку самоубийства...

Он отмел эту мысль.

Пожал плечами.

Следовало шевелиться. Предстояло успеть очень много за очень короткое время.

Глава девятнадцатая

Фрост лежал в кустарнике и мысленно ругался, ибо лицо, намазанное маскировочным кремом, невыносимо чесалось. Ругаться вслух было бы, разумеется, чистым безумием. Как и вся его затея...

Десантный комбинезон, испятнанный зеленым, желтым и серым цветами. Камуфляжный платок-бандана, повязанный на голове, закрывающий половину лба и нижнюю челюсть. Ни дать, ни взять, лазутчик-ниндзя из дешевого детского фильма, подумал Фрост.

Пистолет-пулемет KG-9 не избежал участи своего владельца, и тоже был, словно рождественская елка мишурой, покрыт клейкой зеленой лентой-скотчем. Терпи, дружок, ухмыльнулся капитан. Я, например, терплю...

Он лежал в неглубокой выемке, под ворохом сухих веток и прелой листвы, заботливо и старательно накиданных ирландцем, чей вертолет уже давно снялся и пропал из виду; Фрост поджидал хозяев бензовоза. О'Хара уже слетал в окрестности форта Георг, незаметно приземлился неподалеку, проскользнул в город и купил недостававшие для полного счастья радиотелефоны (числом два), сухую батарею и наиобычнейший таймер.

- Покупай подержанное, по дешевке, - осклабился наемник. - Это вещицы одноразового использования. Но батарею, смотри, проверь!

Доставив требуемое и устроив приятеля поудобнее, ирландец отбыл окончательно.

Фрост наблюдал, прислушивался и понемногу начинал тревожиться. В первом пылу, не имея достаточно возможности взвесить все, друзья учинили импровизированную засаду и приступили к дальнейшему. Но теперь наемник призадумался.

Конечно, террористы могли появиться и через несколько минут. А ежели через несколько дней?..

Коль скоро произойдет первое - великолепно. Фрост обретается во всеоружии, он внимателен, собран и свеж. В рюкзаке под рукой - сухие армейские пайки. Проголодается - погрызет кусочек чего-нибудь не особо хрустящего.

А если второе?..

Наемнику очень хотелось двух вещей: покурить и помочиться. И это уже сейчас... А что начнется потом, а?

С первым из упомянутых двух желаний можно было еще бороться. Но второе становилось почти нестерпимым. Фрост чертыхнулся - опять мысленно - и начал было с бесконечными предосторожностями выбираться из-под ветвей, когда послышался голос.

Переполненный мочевой пузырь тотчас угомонился и сообщил капитану, что согласен подождать сколько потребуется. Глядя сквозь оставленную смотровую щель, наемник увидел двоих.

Мужчину с короткими вьющимися волосами, и женщину - с длинными и прямыми. Любому случайному наблюдателю они показались бы влюбленной парочкой, искавшей желанного уединения на лоне природы.

Но капитан Фрост не был случайным наблюдателем.

Женщина держала в руках изящную корзиночку для пикника. Злобно ухмыльнувшись, Фрост представил себе, что именно появится на свет Божий из этой безобиднейшей плетенки.

Фрост не ошибся.

Став на колени, словно собираясь достать и расстелить на жухлой траве клетчатую скатерку, а потом водрузить на нее незамысловатый завтрак, незнакомка вытащила автомат с привинченным к дулу глушителем.

МАК-11.

Наемник сощурился.

Едва ли не самый маленький из выпускаемых где бы то ни было автоматов, МАК-11 заряжался укороченными девятимиллиметровыми патронами, которые американцы определяют как "-380". А скорострельности этого крошки могла позавидовать любая штурмовая винтовка. В общем и целом, автомат, извлеченный женщиной, мог числиться меж самых неприятных разновидностей своей смертоубийственной породы.

Фрост судил с полным знанием дела. Сам пользовался подобной штукой разок-другой...

И у мужчины имелась корзиночка. Из нее возник английский "стэн" времен второй мировой войны. Почтенный старик, изрядно смахивающий издали на автомобильный домкрат. Но тоже снабжен глушителем - и вполне современным.

Фрост наскоро проверил провода, соединявшие таймер, один из радиотелефонов и сухую батарею. Все пребывало в должном порядке. Взгляд наемника вновь поднялся к террористам.

Те успели уже почти полностью содрать с бензовоза маскировочную сеть. Птичий и беличий помет, испятнавший ветровое стекло, вызвал у мужчины явный приступ раздражения, ибо незнакомец внятно и грязно выругался.

Миновало еще несколько мгновений.

Фрост мысленно поставил террористу круглую пятерку. Прежде, нежели отомкнуть дверь и забраться на водительское сиденье, мужчина выждал, внимательно всмотрелся в обступившие прогалину деревья, держа британский автомат наперевес.

Ключ повернулся в замке.

И тут наемник чуть не выдал себя. Мысль, пришедшая в голову Фроста, была столь уморительна, что капитан удержался от хохота лишь немалым усилием воли.

Он даже не подумал об этом прежде. Только теперь сообразил!

Террорист замыкал дверь и забирал ключи с собою... Бедняги боялись, как бы вор не украл у вора дубинку! Не доведи, Господи, кто-нибудь похитит уже похищенный ими бензовоз!

Очутившись, наконец, внутри, мужчина отпер пассажирскую дверцу. Женщина последовала за напарником, шагнула на довольно высокую ступеньку, и Фрост подметил в бинокль: у этой особы весьма соблазнительные ноги. Н-н-н-да...

Заурчал стартер. Но мотор отказался взреветь. Понятно, подумал Фрост: ночи-то холодные, дни сравнительно теплые, и температура пляшет, а гаража нет как нет. Аккумуляторы изрядно поистощились в течение двух недель. Ежели так и дальше пойдет, будет парень рукояткой машину запускать... Фрост понадеялся, что у мужчины хватит физической силы провернуть вручную вал огромного двигателя.

Но аккумулятор поднатужился, и мотор заурчал.

Наемник вздохнул с невыразимым облегчением. Застрянь бензовоз на прогалине - весь продуманный совместно с О'Харой план полетел бы к чертям собачьим...

Тяжко дернувшись, вращая глубоко вдавившиеся в землю колеса, бензовоз начал задним ходом выбираться из-под укрывавших его древесных крон.

Дремотную лесную тишину разодрал рев могучего дизеля.

Фрост надавил электрическую кнопку.

Ровно через пять минут после того, как он бросится в погоню за бензовозом, сработает маленький таймер, и хлынувший по проводам ток заставит открыться радиотелефонный канал. А приблизительно в пяти милях отсюда ждет ирландец, который услышит возникшие на фиксированной частоте статические разряды и немедленно свяжется с Королевской Конной Полицией, а сам поднимет вертолет и примется вести наблюдение с воздуха...

И у нас машинка ворованная, весело подумал наемник. Только летучая, голубушка... Чудное сборище угонщиков!

Когда, завывая первой передачей, бензовоз развернулся и пополз по лесной просеке, Фрост выждал ровно полминуты, чтобы ни водитель, ни его приятельница не успели ненароком глянуть в зеркало заднего обзора, сбросил густой покров сухих ветвей, задержался немного, и кинулся вдогонку.

Расчет капитана был несложен и основывался на предыдущих наблюдениях.

Просека - старая, используемая лишь время от времени, была буквально усеяна ямами, рытвинами, ухабами. Да и ширину имела ровно такую, чтобы пропустить огромную машину, рассчитанную на движение по междугородному шоссе. Террористы вынужденно должны были тащиться с небольшой скоростью, осторожно, тихо.

Настолько тихо, чтобы человек - даже такой, у которого еще болят свежие, не вполне затянувшиеся раны, мог бежать следом и слегка в стороне, меж стволами, не слишком отставая от железной громады.

Слишком отставать не следовало. Навесные баки заправят краденым топливом очень быстро. Нужно было очутиться подле "Нетопыря" до того, как бомбардировщик взовьется и уйдет в неизвестном... нет, уже известном направлении!

Фрост перепрыгивал через поваленные стволы, скользил на сухих сосновых иглах, спотыкался, раза три даже шлепнулся со всего размаху, причинив раненым конечностям немалые страдания. Но он бежал - упорно и быстро, целеустремленно, бежал, не позволяя окаянному бензовозу оторваться и уйти прочь, погубив этим Элизабет, и Кевина, и неведомого Мильтона Чильтона, и миллионы людей, живущих в Москве, и сотни миллионов, которые погибнут в грядущей за этим сверх-террористическим актом войне...

Задыхаясь от усталости, капитан Генри Фрост, одноглазый наемник, боевые и беговые качества которого убывали с каждой улетавшей минутой, бежал по канадскому сосновому бору вослед ни в чем не повинной машине, угнанной погаными скотами для поганых скотских целей, и проклинал злополучный бензовоз последними словами.

Ибо дизель оказался на редкость мощным, а водитель - исключительно опытным. Террорист сумел развить на просеке такую скорость, о какой сам Фрост и помыслить бы не мог. А этот ехал, и ничего ему не делалось; ни мотор не глох, ни коробка передач не летела вон; и руль отчего-то выворачивался все время в нужную сторону...

- Сейчас... Сейчас... Сейчас... - точно заведенный, хрипел наемник, продолжая мчаться за бензовозом.

Он и сам едва ли сумел бы объяснить, что имел в виду, повторяя это непрерывное "сейчас".

"Сейчас я тебя догоню"?

"Сейчас я вам покажу..."?

"Сейчас не выдержу..."?

Кто знает?..

Фрост разом замедлил бег, поскользнулся, шлепнулся - очень кстати, потому что довольно частый подлесок немедленно сделал его незримым для посторонних глаз, - и, дыша, словно загнанная лошадь, уставился перед собой.

Слегка раздвинул ветви, дабы приглядеться получше.

Прижался к земле, словно пытался слиться с нею, сделаться полностью невидимым для других. Успели заметить?

Или нет?

Ведь он уже буквально вылетал на громадную луговину, посреди которой красовался, тускло поблескивая, чудо-бомбардировщик "Нетопырь", блудное чадо авиационного конструктора Мильтона Чильтона, обретавшегося, видимо, где-то неподалеку собственной истерзанной персоной.

Завыла автомобильная трансмиссия.

Вырвавшись на простор, водитель включил вторую, а то и третью передачу, прибавил газу - и помчался вперед, к дожидавшемуся его "Нетопырю". Теперь Фрост не сумел бы угнаться за бензовозом даже при самом пылком желании.

Машина затормозила возле самолета. С десяток террористов подбежали, засуетились, начали разворачивать и тянуть гофрированные резиновые шланги.

Ни малейших признаков того, что заложники находятся здесь. Ни Элизабет, ни Кевина, ни похищенного инженера. Господи помилуй! Да где же они?

Мысль, гнездившаяся прежде в сокровеннейших глубинах подсознания, разом всплыла и вспыхнула. Вспыхнула - и сразила Фроста подобно удару электрического тока.

Он понял, где именно устроили заложников. Знал это, пожалуй, уже утром, во время беседы с О'Харой, - только не решался помыслить о подобном ясно и вразумительно... Фрост поднял предохранитель KG-9. Изготовился.

Атаковать следовало без промедления и колебания.

Атаковать надлежало с бешенством волка, защищающего своих детенышей.

Атаковать означало погибнуть - при таком соотношении сил рассчитывать на победу и думать было нечего, - но, возможно, ему хотя бы удастся задержать эту сволочь... Или, чем черт не шутит, взорвать бензовоз? А тогда... Ведь остановился, гадина, у самого...

Справа хрустнула сухая ветка.

Фрост крутнулся.

В кустарнике мелькнула и пропала человеческая фигура.

Но двигалась она отнюдь не в сторону залегшего капитана. Если бы Фросту было с кем держать в эти минуты пари, он поставил бы два к одному, что справа от него готовятся ударить по мерзавцам израильтяне, каким-то образом выследившие группу Баадер-Мейнхофа и, возможно, видевшие отчаянную гонку человека с бензовозом от начала и до конца...

Фрост опустил взгляд.

По своим крошечным делам торопился мимо крошечный, черный муравей. Он замер на мгновение под самой физиономией наемника, шевельнул усиками, точно приветствуя Фроста, побежал дальше.

Сердце по-прежнему прыгало в груди, как бешеное, ибо испуг не способствует быстрому восстановлению сил после долгого, изнурительного бега.

- Удирай, глупышка! - прошептал Фрост муравью.

Глава двадцатая

Он дал себе слово при любых обстоятельствах и при любом обороте событий уничтожить столько людей Баадер-Мейнхофа, сколько сумеет. Заложники наверняка были живы. И наверняка находились внутри бомбардировщика "Нетопырь". И Фрост в точности мог назвать место, где лежали (сидели, стояли - какая разница? - но, всего скорее, лежали) связанными Элизабет, Кевин и Мильтон Чильтон.

Бомбовый отсек.

Достаточно разбираясь в коммунистическом образе мышления, Фрост не сомневался, что вместе с атомной бомбой на обреченный город сбросят с достаточной высоты человеческие тела. Для пущего изящества.

В любом случае - либо ведя самоубийственный бой на уничтожение противника, либо надеясь выручить Бесс, - надлежало добраться до самолета. Проникнуть внутрь - и освободить. Или совершить невозможное и вывести надежнейший, защищенный от куда более мощного оружия, чем KG-9, "Нетопырь" из строя.

Вывести основательно. Чтобы и на полдюйма не смог подняться!

Фрост взглянул на циферблат.

Если по правую руку действительно готовятся ударить израильтяне - в этом наемник почти не сомневался, - то в их распоряжении остается еще три минуты. От силы, четыре. Иначе...

Купол бортового пулемета виднелся явно и четко. Фрост не сомневался, что пулемет полностью заряжен и готов к действию. Но человека за плексигласовым колпаком не наблюдалось. Тем лучше...

Если коммандос окажутся на высоте, решил наемник, если они учинят нападение в нужную минуту и с нужной решительностью, - будем уповать на трехтысячелетнюю мудрость этого народа. И на женскую проницательность. Ибо отрядом командует женщина.

Кинемся вперед очертя голову. А они уж - либо сообразят, что получили поддержку, либо положат на месте... Но едва ли...

Рассуждения вихрем вертелись в голове Фроста, и ни единое не казалось достаточно убедительным. Наемник вздохнул, полностью выключил всякое мышление и начал орудовать по наитию.

Когда израильтяне откроют огонь, почти все террористы займутся обороной, начнут отбивать непредвиденное нападение. А экипаж, как ошпаренный, ринется на борт и начнет запускать моторы, дабы вывести драгоценную машину вон из-под обстрела. Чем черт не шутит, а вдруг у невесть откуда взявшегося противника имеется гранатомет, или "стингер"?..

Вот тогда и вступим в бой, вот тогда и кинемся вперед, уповая на добрую старую удачу...

О'Хара, конечно же, успел уведомить Королевскую Конную. И, если там служат не круглые дураки - такого Фрост не допускал, невзирая на ядовитые замечания, отпущенные позавчера в больнице, - полицейские уже мчат сюда во весь опор.

А если Бесс и прочие заложники убиты - Фрост не исключал и этого, - а самолет все же успеет подняться, неся на борту непрошеного гостя, останется единственный и весьма действенный выход.

Перестрелять экипаж.

Забраться в кабину. Положиться на собственные, весьма зачаточные навыки пилотирования. Увести машину к северу, куда-нибудь за остров Банке, и обрушить в океан - туда, где проклятущая бомба никому не причинит особого вреда... Обрушить, разумеется, вместе с летчиком, ибо на парашют рассчитывать не приходится. Да и какой парашют над полярными водами?

Фрост выполз на самую кромку лесной поросли. От бомбардировщика "Нетопырь" капитана отделяло менее сотни ярдов. Стрелки на черном циферблате "Омеги" показывали без четверти два.

И тут израильтяне ударили.

Сперва один, потом другой террорист повалился на луговую траву. Даже Фрост не понял сперва, откуда прилетели пули. Диверсанты оснастили свои автоматы великолепные "Узи" - чрезвычайно хорошими глушителями.

Но мгновение спустя наемник уразумел все.

Он вскочил, точно пружиной подброшенный, вырвался из-под прикрытия деревьев и, стреляя на бегу, помчался к бомбардировщику. Бой развивался по той самой схеме, которую капитан расчислил, простершись в кустах. Террористы опомнились, почти поголовно попадали, открыли ответный огонь, метя в лесную опушку - туда, откуда летела к ним неслышная смерть.

Одетая в твидовую юбку и плотный, теплый жакет, светловолосая женщина отвинчивала топливный шланг от правого навесного бака. Отвинчивала со спокойным и вызывающим презрением к стрельбе. Фрост невольно почувствовал восхищение при виде столь исключительного самообладания. Резьбу заклинило. Женщина удвоила усилия, скривилась, покраснела от натуги.

Восхищение не помешало Фросту выпустить в отважную блондинку две очереди подряд.

Женщина завертелась, отлетела, опрокинулась наземь. Но шланг уже отсоединился и шлепнулся, разбрызгивая остатки горючего.

Фрост продолжал бежать, расстреливая все, что выглядело опасным или просто подозрительным. Израильтяне сместили прицел, прикрывая незнакомца, так явно пытавшегося помочь им. Огонь коммандос делался ураганным. Диверсанты били безостановочно, прижимая бандитов Баадер-Мейнхофа к земле, не давая поднять голову, оглядеться, опомниться.

Люк фюзеляжа начинал закрываться. Фрост выпустил в террориста короткую очередь, получил ответную. Противник торопился и нервничал - только этим и можно было пояснить то, что капитан уцелел.

Фрост выстрелил опять, попал, порадовался. Двигатели бомбардировщика начинали разогреваться.

Фрост бежал.

И тут заговорил бортовой пулемет "Нетопыря".

Не окажись наемник в мертвой зоне - от самолета его отделяло не более пятидесяти футов: расстояние по авиационным понятиям совершенно микроскопическое, и не принимаемое в расчет при конструировании, крупнокалиберные пули превратили бы капитана в клочья мяса и осколки раздробленных костей. Но очередь прошла поверху, и просто скосила несколько молодых елей на опушке.

Фрост бежал.

Один из террористов перекатился, вскочил и бросился на атакующего психопата врукопашную. Ни сил, ни желания схватываться со здоровенным молодым верзилой у наемника не было. Фрост выстрелил один раз и угодил точно в середину узкого, немудрого лба. Парень отлетел и опрокинулся.

Фрост, наконец, добежал.

Выхлопы моторов, обеспечивавших "Нетопырю" вертикальный взлет, наверняка испепелили бы капитана, однако двигатели только начали разогреваться по-настоящему. Фрост подпрыгнул, вцепился в закраину люка, ухватился намертво, с неимоверным усилием закинул вверх правое колено, помог себе, напрягая здоровую ногу.

Бортовой пулемет палил безостановочно, уродуя лесную опушку до почти полной неузнаваемости.

Фрост сделал очередное усилие, подтянулся, ввалился внутрь самолета.

"Нетопырь" начал подниматься.

Окинув кабину диким взглядом, убедившись, что рядом нет никого, наемник совершил один из разумнейших поступков в своей жизни. Он захлопнул и закрепил тот самый люк, сквозь который только что проник внутрь.

Действие это было продиктовано вовсе не разумом. Скорее, инстинктом. А еще вернее - знаменитым шестым чувством.

- Так, - сказал себе Генри Фрост, немного отдышавшись и сдирая с головы платок-бандану. - Что делает в подобном случае лазутчик-ниндзя?

Что именно делает ниндзя, Фрост не имел представления. Однако эти диалоги с самим собой хоть немного успокаивали в положениях, когда впору было сесть, уткнуться лицом в ладони и завыть.

Стрелок, обосновавшийся в хвостовом отсеке, был довольно скверным пулеметчиком. Зато болваном оказался несравненным.

Фрост начал продвигаться по узкому проходу мелкими шагами, держа KG-9 и вынутый из наплечной кобуры хромированный браунинг наизготовку.

Террорист, явно видевший, как наемник очутился на борту, мог бы догадаться о столь очевидных действиях неприятеля. Однако, не догадался.

Он прекратил пальбу. И явно решил разделаться с непрошеным гостем собственными силами.

После пулеметного грохота рев моторов производил впечатление ровной, навязчивой музыки. Фрост сделал еще шаг - и увидел бандита, возникшего в проеме.

Капитан выстрелил первым, ожег террориста скользящим попаданием, сбил мерзавцу прицел. Увернулся от встречной пули, покатился по полу, выпустил еще два заряда.

Пуще всего наемник боялся прошибить насквозь обшивку "Нетопыря". Но Чильтон-старший и впрямь был добросовестным инженером, а бомбардировщик, вероятно, смог бы выдержать и очередь малокалиберной скорострельной пушки. Пулеметчик стремглав ринулся вперед, продолжая стрелять и лишая себя последней надежды победить в этой несуразной стычке.

Фрост выстрелил дважды - уже в упор.

Бандит отшатнулся, потом перегнулся пополам и рухнул, выронив громадный вороненый пистолет, модель которого наемник даже затруднился определить с первого взгляда.

Путь освободился.

Правда, где-то впереди еще орудовал кнопками и рычагами управления летчик, но сия умелая личность при всем желании не могла оторваться от нынешнего занятия, ибо "Нетопырь", сменив режим полета, привел в действие реактивные моторы и рванулся параллельно земле.

Неведомо куда...

Проковыляв по обшитому сталью коридору, Фрост разыскал и распахнул дверь, уводившую в бомбовый отсек.

Не успей капитан помочиться в те полминуты, пока давал фору краденому бензовозу, он, безусловно, пустил бы огромную лужу. И было от чего.

Скрученные по рукам и ногам, с наглухо завязанными глазами, на полу бомбового отсека недвижно лежали три человеческих тела - два больших и одно маленькое. В трех футах над ними нависала закрепленная на расчалках атомная бомба.

И весьма внушительная бомба, отметил про себя наемник.

Прямо над целью половинки стального пола должны были разойтись, тела вывалиться, - а за ними, автоматически освобожденная хитрыми карабинами, ухнуть сама бомба: длинный узкий цилиндр, футов пяти длиной и не более семи дюймов в поперечнике.

Вполне достаточно, чтобы стереть с лица земного европейскую столицу. По крайности, сотрясти ее до основания, и отравить радиацией добрую половину уцелевших, перепуганных жителей.

Фрост похолодел, представив себе, что этот план мог осуществиться.

Он склонился над средним из трех неподвижных тел - женским. Сорвал тугую повязку, закрывавшую лицо. Глянул в распахнувшиеся от ужаса зеленые глаза.

- Это я, малышка. Если кто-нибудь издевался над тобою - вырежу гадине сердце, а потом плюну поганому трупу в морду...

- Фрост...

- Ребятки живы? - осведомился наемник уже совершенно спокойным голосом.

- Да, да! Освободи Кевина!

- Сию минуту.

Фрост разрезал последнюю из веревок, стягивавших запястья Элизабет, а затем повернулся к мальчику. Сдернул повязку, заработал герберовским ножом. Потряс Кевина за плечи, похлопал по щекам. Встретил недоумевающий взгляд огромных глаз - теперь уже карих.

- Подъем. Знаешь, Кевин, я действительно детей не люблю, - но по тебе соскучился. Честное слово...

Сам не понимая, зачем это делает, наемник обнял мальчика, прижал к себе, прошептал:

- Слава Богу, ты жив!

Кевин попытался ответить, но ему перехватило горло, и Фрост положил на губы ребенка изодранную в кровь ладонь:

- Потом, потом. Помолчи покуда. Он склонился было над мальчишескими лодыжками, все еще связанными, но тут раздался голос Элизабет:

- Я сама, Хэнк! Я сумею! Займись отцом Кевина. Фрост кивнул, освободил от повязки лицо доктора Чильтона. Глаза инженера были закрыты, дыхание слышалось еле-еле. Фрост поспешно выдрал изо рта заложника тугой кляп, ухватил чильтоновскую руку, прощупал и сосчитал пульс.

Пульс почти не прослушивался.

Развязывая тугие узлы - герберовский нож перекочевал к Элизабет, - наемник заметил на шее конструктора желтоватый синяк, в середине которого явственно виднелся оставленный иглою след.

- Накачали наркотиками, - сообщил Фрост. - Хуже всего, я понятия не имею, какими!

Он уже начинал беспокоиться.

Машина, подобная "Нетопырю", просто не могла не иметь автопилота. Вывод напрашивался: с минуты на минуту летчик, отлично уразумевший некрасивое свое положение, перейдет на автоматический режим и явится проведать визитера. И угощение припасет - девятимиллиметровые маслины...

- Кевин, твой отец без сознания, однако жив, и нам нужно поскорее привести его в чувство. Или доставить к опытному врачу - это еще лучше и надежнее, чем орудовать самим... Занимайтесь мистером Чильтоном. А я позабочусь о пилоте.

Фрост, разумеется, не мог сообщить мальчику, что шансы отца чрезвычайно малы, ничтожны. Доставить к опытному врачу? Ха! Это займет немало времени, а сначала еще придется убрать летчика и сделать немыслимое, дабы посадить "Нетопыря", не взорвавшись и не разбившись вдребезги...

Как совершить подобное, Фрост не представлял. Его собственный летный опыт ограничивался двумя часами случайной практики на полуразваливавшемся DC-3, чей владелец давал машину напрокат всем желающим.

- Ах ты!..

Об этом Фрост и не подумал.

Наемник столкнулся с людьми столь же опытными, сколь и беспощадными, столь же изобретательными, сколь и предусмотрительными.

Он ошалело уставился на самодельную, доморощенную атомную бомбу, тихо вздрагивавшую в натянутых расчалках.

- "Свинтуса" наверняка снабдили миной-ловушкой? - спросил он Элизабет, пытаясь говорить небрежно.

- Сама не видела, но думаю, ты прав. Такое вполне в их духе.

- Да. На всякий случай. Вроде нынешнего. Значит, свинтуса оставляем в покое, и ни в коем разе не пытаемся обезвредить. Пускай себе висит и дремлет.

- Я иду в гости к пилоту, - сообщил наемник полминуты спустя. - Возьми KG-9 и будь очень внимательна.

- Заряди сам, хорошо? - попросила Элизабет. - У меня руки дрожат.

- Держи. Но помни: патроны кончаются. У тебя остается семь или восемь выстрелов. Бей одиночными.

- Разве стрельба внутри самолета не провоцирует немедленную, и зачастую катастрофическую, дегерметизацию? - осведомился Кевин.

Фрост облегченно вздохнул. Мальчишка разговаривал в обычной своей манере семилетнего гения.

- Только не в этом аэропланчике, - ухмыльнулся он, - Папа сработал его на совесть. Словно чувствовал, в какую передрягу мы все угодим на борту "Нетопыря"... Будь покоен, все обойдется...

- А пулеметчик? - рассудительно спросил Кевин. - Ведь он учинит нападение с тыла, и военный опыт истекших столетий говорит не в твою пользу, Хэнк. Битва на два фронта...

- Второй фронт никто не откроет, - сказал капитан. - Живая сила и техника недостаточны. Общее оставшееся количество приблизительно равняется нулю.

Бесс округлила глаза, сглотнула, но промолчала.

- Итак, я ухожу в гости.

- Хэнк, - позвал Кевин.

- Попозже, малыш. Некогда! Мне предстоит еще разбираться в управлении прямо на лету! Доктор Чильтон, увы и ах, не в силах помочь нам.

- Но, Хэнк, я именно об этом! Подожди хоть минутку! Это очень важно! Фрост насторожился.

- Да?

- Прошлым летом папа научил меня водить легкие спортивные самолеты. Я умею взлетать, пилотировать, сажать машину - все умею. А управление "Нетопырем" изучал по чертежам...

Ошалело помолчав, наемник умудрился произнести лишь одно:

- Когда мне... было семь... я даже на двухколесном велосипеде толком ездить не умел! До встречи, малыш!

Он выбрался из бомбового отсека, промчался по фюзеляжу и покатился по стальному полу, уклоняясь от выпущенной навстречу пули. Пилот "Нетопыря" оказался разумнее пулеметчика, и отбивался, не покидая кабины, выпуская заряды сквозь распахнутую дверь, под защитой надежных переборок.

Новый выстрел. Удачнее первого.

Фрост вздрогнул, покосился и почти равнодушно увидел багровую дыру в верхней части правого бедра.

Жалеть себя и сокрушаться было недосуг. Летчик, убедившийся в успехе, сделал полшага в сторону, чтобы прицелиться опять и попасть уже наверняка.

Хромированный браунинг задергался, загремел, заработал со скоростью автомата. Неприятель подскочил, отлетел, тяжко ударился о приборную доску, повалился в кресло второго пилота.

Лобовое стекло не выдержало стрельбы девятимиллиметровыми пулями почти в упор. Даже "Нетопырь", оказывалось, не был неуязвим для никелированных девятимиллиметровых зарядов, пущенных с расстояния десяти футов.

В кабину управления капитан вползал уже на коленях. Лобовое стекло изрешечено. И в любое мгновение может проломиться, выскочить полностью под напором встречного воздушного потока, чью силу Фрост и вообразить не решался. По кокпиту гулял почти ураганный ветер - и это всего лишь несколько пулевых отверстий, да паутинка мелких трещин! Что же будет, если?..

Фрост великолепно понимал, что будет.

А проклятая бомба невозмутимо продолжала висеть на месте и ждала своего часа.

Половину приборной доски снесло выстрелами, раскрошило вдребезги. Но кой-какие приспособления продолжали работать. И наемнику оставалось теперь уповать на удачу, на помощь свыше, и на семилетнего умницу, заверявшего, будто понимает в этом чудовищном скоплении целых и раздробленных циферблатов, указателей, стрелок, длинных и коротких рычагов, мигающих или погасших лампочек...

- Бесс! - не своим голосом заорал Фрост. - Бе-е-е-е-есс! Кеви-и-ин!

В ответ прилетел пронзительный вопль Элизабет:

- Хэнк, бомбовый люк открывается! Полностью!

Глава двадцать первая

То ли отчаявшийся пилот успел надавить нужную кнопку, то ли шальная пуля в нее угодила и замкнула электрическую цепь... Какая разница?

Когда Чильтон-младший разобрался в неповрежденном оборудовании кабины, положение прояснилось окончательно. Вернее сказать, сделалось окончательно безнадежным.

Пилотские места боевых самолетов рассчитываются на взрослых людей - на приличный рост и соответствующую длину конечностей. Семилетний ребенок даже при самом пылком желании не мог бы управлять подобной машиной.

- Хорошо, что не успели набрать большой высоты, - деловито сообщил мальчик. - Произошла разгерметизация. Без кислородных масок и скафандров мы уже погибли бы все до единого.

Тем не менее, холод стоял невыносимый. Мертвого террориста Фрост и Элизабет без особых церемоний выкинули из кресла и затолкали подальше в угол. Доктора Чильтона Бесс и Кевин соединенными усилиями притащили в кокпит - по счастью, инженер отнюдь не был великаном.

- Кевин, - сказал Фрост, пристально глядя в глаза ребенку, - подумай основательно и скажи: мы в состоянии приземлиться с распахнутым бомбовым люком и не выронить свинтуса? И не взорвать его ненароком, разумеется?

- Естественно. Только подобная операция при осложнившихся дополнительных условиях, вызванных...

- Короче, дружище! Время не ждет!

- Можем. Это сделаешь ты, Хэнк.

- Что-о-о?

- Под моим чутким руководством, разумеется.

И Кевин улыбнулся: так же иронически-грустно, как обыкновенно улыбался в отчаянных переплетах сам Генри Фрост.

- Можешь исключать меня сразу же, - сказал наемник. - Нога почти не слушается. Кровь хлещет. Кстати, жгут наложить не повредило бы...

Жгут наложили немедленно и крепко.

- Никто тебя исключать не собирается, - промолвил мальчик - Мне потребуетесь вы оба - и ты, и Элизабет.

- Но говорю же тебе: мы не справимся!

- А выбор есть? - ядовито осведомился Кевин. - Во-первых, горючее рано или поздно закончится. Во-вторых, мы летим прямиком через коммерческие авиалинии, того и гляди, столкнемся с пассажирским или грузовым лайнером...

- В-третьих... - раскрыла рот Элизабет.

- В-третьих, - перебил Кевин, - радио полностью выведено из строя. А истребители канадских военно-воздушных сил уже наверняка рыщут повсюду, разыскивая угнанный "Нетопырь". И собьют нас не рассуждая. Усаживайтесь по местам. И слушайте меня внимательно. По самому принципу своего устройства и назначению, бомбардировщик управляется чрезвычайно просто. Простите за невольную грубость, с ним даже обезьяна дрессированная могла бы управиться без особого труда...

- Благодарствуйте, - осклабился Фрост. - Но у обезьяны хотя бы наличествуют четыре лапы. У меня же сейчас полностью пригодна к употреблению лишь одна.

- Больше и не потребуется. За альтиметром слежу я сам. И за прочими стрелками тоже. Данные компьютера считывает Бесс...

- О, Господи, - вздохнула Элизабет.

- Считывает и вслух сообщает мне каждую новую цифру - я покажу, в каком столбце следить.

Кевин говорил столь уверенно и повелительно, что Фрост ощутил прилив странного, острого чувства. Пожалуй, это было глубочайшим уважением...

- А ты, Хэнк, по моим командам, работаешь рычагом газа - вот так. Я диктую длину перемещения в дюймах и указываю направление - вперед или назад.

Капитан кивнул.

- Сам я в это время бегаю по кабине, - сказал Кевин, - верней, протискиваюсь между вами двумя, и нажимаю все прочее. Но справимся мы только втроем, и только при полнейшем вашем внимании...

Они справились.

- Теперь, Хэнк, - не своим голосом завопил Кевин, чьи глаза лихорадочно блестели, - на счете "три" утапливай красную кнопку справа! До отказа! Понял?

- Так точно, командир!

- Семнадцать и две десятых, - размеренно сообщала Бесс. - Пятнадцать ровно... Четырнадцать и одна... Десять...

- Раз... Два... Три! Жми!

Фрост повиновался с быстротой невообразимой.

И на мгновение подумал, будто оглох.

Рев реактивных двигателей сменился ровным, успокаивающим гудением. Земля близилась. "Нетопырь", постепенно сбрасывавший скорость, перешел, наконец, на режим спуска.

- Этот неожиданный звук... - загремел Кевин, продолжавший по инерции орать во всю глотку, и уже изрядно охрипший.

Мальчик осекся, и продолжил уже гораздо тише:

- Этот неожиданный звук свидетельствует, что пришли в действие моторы вертикальной посадки. Поздравляю. Вы работали выше всяких похвал. Бесс, пожалуйста, потяни рукоятку триммера, я не достану до нее.

- А где это?

- Вот...

Фрост не верил собственному глазу.

Бомбардировщик и впрямь совершал спокойное, плавное приземление. До желтого, истрепанного осенними ветрами луга оставалось футов двадцать - не более.

- Хэнк, переключи синий тумблер слева. И, на всякий случай, приготовься отжать черную рукоятку впереди. Просто на всякий случай...

Самолет вздрогнул.

- Еще раз переключи тумблер, Хэнк! И воцарилась полная, немыслимая, звенящая тишина.

- Что я сделал, черт возьми? - осведомился наемник.

- Долго пояснять, - улыбнулся Кевин. - Скажем так: полностью перекрыл подачу топлива...

- Что?

- Мы приземлились. Можно выбираться наружу. Благодарю и поздравляю.

Глава двадцать вторая

Фрост разгуливал по тротуару, вдыхая прохладный воздух и наслаждаясь долгожданной безопасностью и спокойствием. Осень в Монреале стояла чудесная, и даже взятая на черную перевязь, по-прежнему плохо повиновавшаяся левая рука не могла испортить наемнику чудесного настроения.

Вдобавок, перевязь требовалась только при ходьбе. Сидя, либо лежа, Фрост великолепно чувствовал себя и без нее.

Наемник топтался у входа в огромный универсальный магазин, куда Элизабет увлекла Кевина, чтобы выбрать мальчику хороший прощальный подарок. Доктор Чильтон, вовремя попавший на больничную койку, вполне оправился от впрыснутого людьми Баадер-Мейнхофа наркотика и должен был вот-вот появиться, чтобы принять Кевина у временных опекунов...

И по сию минуту Фрост не мог толком уразуметь, как умудрился ребенок посадить огромную боевую машину посреди луга величиной чуть побольше рождественской открытки.

Истребители, рассказал позднее О'Хара, уже вертелись поблизости, готовясь атаковать и расстрелять "Нетопырь", но боевым звеном командовала светлая голова. Летчик приметил странное поведение неприятеля и велел подчиненным повременить с нападением.

Врач сообщил Фросту, что раненая конечность уцелела только благодаря медицинским навыкам Бесс, наложившей жгут, и сообразительности Кевина. Мальчик успел добраться до аптечки и, сделать Фросту инъекцию, которой наемник даже и не приметил, сосредоточившись на двух-трех простейших действиях, составлявших его собственную задачу.

"Что за ребенок! - подумал Фрост. - Что за изумительный малыш!"

Атомной бомбой немедля завладели канадские специалисты и, с величайшими предосторожностями погрузив "свинтусам в особый трейлер, укатили прочь. Неделю спустя улетел в Соединенные Штаты Майкл О'Хара, призываемый служебной необходимостью. Они с Фростом обменялись адресами, пообещали ездить друг к другу в гости - ежели, конечно, разрешат обстоятельства.

Эндрью Дикону капитан Фрост очень долго и выразительно излагал по телефону все, что думал о нем самом в частности, и о службе Diablo в целом.

- Касаемо Кевина! - прорычал он под конец. - Лет через двадцать парень будет баллотироваться в президенты, помяни мое слово! И только попробуй проголосовать против!

- Что ты, что ты, Хэнк! - ответил Дикон с небывалой мягкостью. - Конечно, я проголосую "За"...

- Я вернусь и еще побеседую с тобой, старая боевая лошадь, - пообещал Фрост. Ухмыльнулся, положил трубку.

Израильтяне исчезли столь же неожиданно и загадочно, как и появились. Они промелькнули на сцене просто группой статистов, - однако, подумал Фрост, чрезвычайно полезных и нужных...

Террористы были почти полностью перебиты. Нескольких уцелевших захватили полицейские. Но не всех. На свободе по-прежнему оставались двое: сестра блондинки, застреленной Фростом на лугу, возле готовившегося взмыть "Нетопырям, и ее напарник. А сам "Нетопырь", невзирая на чрезвычайные обстоятельства первого испытания, произвел истинный фурор. Военные вопили от восторга.

В довершение всего, Кевин, имевший случай управлять самолетом, внес пару-тройку дополнительных предложений, тот же час принятых к сведению инженерной братией.

Да, вздохнул Фрост. Рядом с этим ребенком чувствуешь себя полным и круглым остолопом...

Чильтоновский мерседес подкатил почти бесшумно, затормозил у бровки тротуара. Инженер вышел, приблизился, крепко пожал Фросту здоровую руку.

- Здравствуйте, капитан. А где Кевин?

- В магазине. Вместе с Элизабет.

Когда Фрост увидел доктора Чильтона впервые - бесчувственным, связанным, он ощутил прилив яростной злобы: из-за тебя, дурака, все началось! Но теперь, помимо собственной: воли, наемник испытывал к сумасбродному авиаконструктору искреннюю симпатию. По ближайшем знакомстве Чильтон определенно понравился капитану.

- Папа!

Фрост обернулся и увидел Кевина, выскочившего из широких застекленных дверей, ринувшегося навстречу отцу каким-то противолодочным зигзагом: приходилось лавировать меж удивленными прохожими. Элизабет, несшая в руке небольшой сверток, появилась следом.

Фрост направился к ней, осторожно взял за локоть.

- Жалко, что Кевин не наш сын, - прошептала молодая женщина.

К собственному изумлению, Фрост машинально ответил:

- Да, пожалуй...

Чильтон стоял на месте и приветливо махал влюбленным рукой. Кевин бросился назад, по очереди обнял сперва Элизабет, потом наемника. Бесс ласково поцеловала мальчика.

- Хэнк!

- Что, воздушный ас?

- Давай иногда встречаться. Навещать друг друга. Ладно?

- Обязательно и непременно. Ведь мир очень тесен, сам хорошо знаешь, ты же гений...

Кевин засмеялся.

- До свидания!

- Чао, малыш! - ухмыльнулся Фрост. Он протянул Кевину здоровую руку, осторожно пожал детскую ладонь. Улыбнулся. Ребенок просиял, помахал обоим и ринулся назад, к отцу.

- Фрост, - шепнула Элизабет.

Наемник почувствовал, что женская туфелька, не особенно церемонясь, лягнула его раненую ногу. Поняв значение этого недружественного акта, Фрост поглядел вослед мальчику. Перевел взгляд на Элизабет. Потом окликнул:

- Кевин! Кевин!

Ребенок обернулся.

Фрост шагнул вперед, и мгновение спустя мальчик опять очутился подле капитана.

- Я буду скучать, - внятно и проникновенно сказал Фрост. - Очень. Честное слово.

Повиснув на шее наемника, Чильтон-младший завизжал от восторга.

- И я буду, Хэнк! Честное слово!

Оба расхохотались и расстались уже окончательно.

Мерседес мягко заурчал, тронулся и растаял в нескончаемом потоке мчавшихся вдоль широкой улицы автомобилей. Фрост поглядел на Бесс, неловко потупился. Попытался выдавить слово-другое, однако не сумел.

Послышался звонкий смех.

- Я могла бы разболтать об этом везде и всюду, вдоль и поперек! Но я не желаю губить суровый образ капитана Фроста - наемника и детоненавистника...

Фрост засмеялся в ответ, взял Элизабет под руку, двинулся рядом с нею по серому, чисто вымытому недавним дождем асфальту.

Завизжали, заныли, заскрипели тормоза.

- Опять Кевин, - ухмыльнулся Фрост. - Забыл поцеловать милую тетушку Лиз еще разок...

Послышался частый, странно глухой кашель. Настоящий приступ кашля - кто-то крепко простужен, подумалось Фросту. Элизабет внезапно отскочила - по крайности, так почудилось наемнику, - оступилась, упала. Фрост поневоле упал прямо на нее, ибо пуля ударила точно в ребро - туда, где у человека расположен примерный центр тяжести.

Еще не сознавая творящегося, по чистейшей привычке, Фрост выдергивал из наплечной кобуры хромированный браунинг.

Сбросил предохранитель. Взвел курок движением большого пальца. Повернул голову.

Рядом с тротуаром стоял урчащий автомобиль. Рядом с автомобилем стояла оскалившаяся светловолосая женщина. Рядом с женщиной пригнулся, держа обеими руками зловеще выглядевший револьвер, кудрявый мужчина.

Экипаж бензовоза!!! Ах ты!..

Женщина, для разнообразия, сменила МАК-11 на израильский "Узи" трофейный, что ли? Похоже было, загадочные коммандос все-таки потеряли кого-то... Глушитель, впрочем, оставался прежним. Или точной копией прежнего, виденного Фростом в сосновом бору.

И на револьвере красовался такой же.

Фрост выстрелил.

Поскольку на хромированном браунинге никакого глушителя не было, толпа, продолжавшая более или менее невозмутимо спешить по свои делам, застыла, как один человек, а потом с воплями ринулась врассыпную. Пуля угодила в женщину. Та качнулась, потеряла равновесие. Но стрелять не прекратила. Элизабет опять вздрогнула и дернулась - попали в нее.

Тогда Фрост заставил себя тщательно взять прицел и выпустил еще два заряда. Голова блондинки разлетелась буквально вдребезги, тело шмякнулось об асфальт, на котором вылетевший из рук автомат оставил заметную выщербину.

Террорист, вооруженный револьвером, почему-то медлил до последнего мгновения.

Возможно, сестра убитой хотела насладиться местью вполне и единолично. Что ж, тем хуже для тебя, тварь кучерявая, тряпка безмозглая... Ствол браунинга мгновенно сместился на полтора дюйма.

Два новых выстрела. Мужчина стал валиться назад. И Фрост, уже уверенный в победе, опустошил обойму. Вытер со лба кровь - то ли свою, то ли Элизабет.

Террорист лежал на мостовой, раскидав руки и ноги, в классической позе киноактера, который изображает убитого.

Уронив браунинг, Фрост перекатился, глянул на Элизабет. Бледная, закусившая от боли нижнюю губу, молодая женщина все же умудрилась выдавить:

- Я не умру, Хэнк... Обещаю...

Кровь текла из левого плеча и правого бедра, просачиваясь даже сквозь плотное пальто верблюжьей шерсти.

Фрост лихорадочно отыскал и прощупал пульс любимой. Учащенный, однако равномерный. Перебоев, присущих сердцу после смертельного ранения, не замечалось.

Собственное ребро мало заботило Фроста, ибо дело обошлось просто сильной контузией - пуля ударила в увесистое лезвие герберовского ножа. Согнула его, конечно. Возможно, врачи отыщут перелом - во всяком случае, трещина обеспечена, - однако, не более того.

- Не шевелись, родная. Сейчас примчится "скорая помощь". Все будет хорошо, увидишь.

- Я и не волнуюсь... Фрост...

- А?

- Пожалуйста... Пока не поздно... Подыщи себе другую... работу...

Наемник склонился, и легонько, с предельной осторожностью коснулся губами щеки Элизабет. Если даже я потеряю все, угрюмо подумал Фрост, я не потеряю тебя... Обещаю! Обещаю, любимая! Он обернулся-Посмотрел на тело погибшей блондинки, лежавшее менее чем в трех футах расстояния. Стиснутые пальцы продолжали сжимать рукоятку автомата. Фрост шагнул.

Еще раз пристально поглядел на убитую. И плюнул на нее.

1 Прокоммунистическая террористическая организация, совершившая в семидесятые годы ряд убийств и крупных диверсий.

2 Следовательно (лат.).