Джерри Эхерн

Букингем


Глава первая

<p>Глава первая</p>

Фрост проснулся от стонов, которые доносились откуда-то издалека.

Он открыл глаз и понял, что это стонет он сам. В ночной темени ничего нельзя было рассмотреть. Хэнк притих и заморгал, пытаясь сообразить, где он находится. Когда к нему немного вернулось зрение, он понял, что лежит у какой-то серой кирпичной стены. Что же это за стена?

Фрост попробовал повернуть голову, чтобы оглядеться по сторонам, но тут же снова застонал от пронзившей его боли, замер и тяжело задышал. Грудная клетка невыносимо болела при каждом вдохе и казалось, что всего его пропустили через мясорубку.

Он облизал пересохшие губы и, стараясь не обращать внимания на боль, рвущую мышцы на куски, перевернулся на живот и медленно поднялся на колени. Совсем рядом, параллельно первой, тянулась вторая мрачная стена, конец которой исчезал в ночном мраке. Для улицы узко, наверное, какой-то переулок.

Что за переулок… как он в нем оказался?

Хэнк собрался с силами и после нескольких неудачных попыток поднялся на ноги, качаясь и придерживаясь за стену. Его стала пробирать дрожь. Он почувствовал, что в воздухе висит холодный влажный туман, а когда опустил взгляд вниз, то заметил, что вся его одежда промокла до нитки — он валялся в луже. Пиджак оказался разорванным, а спереди рубашки он обнаружил какое-то маслянистое пятно. В туфлях хлюпала вода, а на штанине у колена красовалась дыра, в которую можно было просунуть кулак.

— Ну и видок… — едва слышно прошептал Фрост.

Он осторожно поднял голову, стараясь не обращать внимания на пульсирующие в ней спазмы, и всмотрелся в конец переулка: едущие мимо машины, грузовики, странные на вид автобусы… Наверное, какой-то город. Только теперь он расслышал доносящийся до него обычный городской шум.

Что же делать? Конечно, лучше всего будет добраться домой, помыться и переодеться.

Хэнк нахмурился от этой мысли. А где же его дом? Он с ужасом начал осознавать, что у него каким-то образом напрочь отшибло память.

— Черт побери, — пробормотал он и провел рукой по лицу. Его пальцы наткнулись на повязку, закрывающую отсутствующий левый глаз. Так, значит, одноглазый…

Боже, что происходит и кто он такой!?

Руки лихорадочно забегали по мокрым карманам пиджака и брюк в поисках бумажника, чековой книжки, водительского удостоверения — любой бумажки с фамилией. Ничего…

Он повернулся налево и поплелся к концу переулка, где был виден проносящийся мимо по большой улице транспорт. Нужно найти ближайший полицейский участок…

— Надеюсь, — прошептал он, — я не преступник и мне там хоть как-то помогут.

Фроста до костей пробирала промозглая сырость, и он поплотнее запахнул промокший пиджак, пытаясь хоть немного согреться.

Вдруг он остановился. Впереди в переулок свернула огромная черная машина и с визгом колес остановилась, полностью перегородив его.

— Вот он! — крикнул высунувшийся в окно с переднего сиденья пассажир, показывая на Хэнка. — Все, теперь не уйдет!

Двери черной машины распахнулись и из нее вывалились четверо незнакомцев.

Тот, который заметил Фроста первым, не стал дожидаться своих товарищей и побежал к нему, доставая на ходу из-за пояса длинный нож и угрожающе размахивая им.

Хэнк остановился в полной растерянности. То, что его сейчас будут убивать, не оставляло никаких сомнений. Но почему? Ни малейшего понятия…

Три сообщника немного приотстали, давая возможность своему другу самому расправиться с беззащитной жертвой. Вот до вооруженного ножом бандита осталось тридцать футов… Двадцать… Десять… Пять — и в воздухе мелькнуло направленное в грудь Фроста лезвие.

Но жертва оказалась совсем не такой безобидной, как на то рассчитывали нападающие. Хэнк в последний момент нырнул вправо, уходя от удара, и бандит проскочил мимо него, едва не потеряв равновесие от нежданного маневра.

Не успел он опомниться, как Фрост инстинктивно сделал пол-оборота на правой ноге и после резкого размаха ударил левой пяткой противника по позвоночнику. Раздался крик боли, хруст ломающихся костей и нападающий стал медленно валиться на землю. Хэнк быстро шагнул к нему и добавил носком туфли в висок.

— Значит, вот так? — с усмешкой произнес он. — Ну что же, совсем неплохо.

Фрост обнаружил, что откуда-то знает приемы самообороны, как будто раньше тренировался постоянно и эти навыки пришли к нему автоматически в нужное время.

Он оглянулся вокруг, но ножа нигде не было видно. А искать его не оставалось времени — три оставшихся противника быстро приближались. Двое из них достали из-под курток то ли дубинки, то ли прутья, а третий — нож.

— Ничего себе! — прохрипел Хэнк. Он развернулся и побежал к противоположному концу переулка, стараясь спастись бегством от таких серьезных ребят.

— Уходит! Уходит! — взвыл за спиной противный голос. По-английски, но не с американским акцентом.

— Только осторожнее! — раздался другой голос. — Этот козел умеет драться…

Фрост быстро оглянулся. Расстояние между ним и тремя преследователями неумолимо сокращалось. Он бежал, как мог быстро, и не знал, что ожидает его в темном конце переулка, надеясь, что все-таки не тупик.

Плотный влажный туман превратился в дождь, капли стучали по мостовой и по жестяным крышкам мусорных баков, мимо которых он пробегал. Струйки воды сбегали по и без того мокрой одежде Хэнка.

Вдруг он с ходу уперся в высокую каменную стену. Так и есть, тупик. Справа виднелись узкие решетчатые ворота, но исследовать, куда они ведут, не было времени. Фрост развернулся и прижался спиной к камням, приготовившись к нападению.

— Смотрите за его ногами! — подбегая, крикнул первый, размахивая прутом. — Эта сволочь умеет ими дрыгать!

— Знаю! — ответил его дружок с ножом. — Ну-ка отойди, я выпущу ему кишки…

Хэнк выжидал. Двое с прутьями немного приотстали, а третий стал медленно приближаться, поводя лезвием из стороны в сторону.

— Ладно, приятель, — прошептал Фрост. — Сам напросился.

Тот кинулся на него и взмахнул ножом, явно намереваясь распороть живот. И снова Хэнка спас инстинкт — он уклонился от удара, мгновенно повернулся на девяносто градусов и рубанул ребром левой ладони по вытянутой кисти с зажатым в ней ножом. Кость треснула, и рука бандита изогнулась под неестественным углом, нож выпал из нее и со звоном покатился по мостовой. Убийца стал хватать ртом воздух, но Фрост опередил вырывающийся крик, вогнав кончики сведенных вместе и напряженных пальцев ему в горло, под кадык. Тот отшатнулся назад, голова его с хрустом ударилась о стену, он сполз на землю и затих.

Хэнк нагнулся и подхватил нож, стараясь не упускать из вида двух оставшихся бандитов, которые взвыли, увидев печальную участь своего дружка, и теперь осторожно заходили с разных сторон. Он принял боевую стойку и издевательски поманил противников пальцем:

— Давайте, ублюдки, смелее! Вам что, особое приглашение нужно?

Первым на него бросился тот, что подкрадывался слева. Он зарычал, поднял над головой прут и со свистом обрушил его вниз, целясь в голову Фроста.

Но Хэнк моментально сделал шаг вперед и перекрещенными запястьями сумел блокировать удар, захватив между ними кулак с прутом. Почти одновременно с этим он саданул правой ногой убийцу между ног. Тот согнулся, схватившись за разбитый всмятку пах, а Фрост изо всей силы грохнул его по затылку кулаком с зажатой в нем рукояткой тяжелого ножа и оттолкнул падающее тело под ноги последнему противнику, который споткнулся и растянулся на мостовой…

Хэнк повернулся и бросился к воротам. Как и следовало ожидать, они оказались запертыми.

Он схватился повыше за железные прутья, подтянулся и стал карабкаться вверх, когда один из успевших опомниться бандитов подбежал и ударил его по спине. Превозмогая боль, Фрост перевалился через верх ворот, разжал руки и тяжело приземлился на другой стороне.

Поднявшись на ноги, он посмотрел назад. Оба верзилы ухватились за одну половинку ворот, которая заходила ходуном под рывками огромных мясистых рук, и стали сдергивать ее с петель. Хэнк легко представил, что останется от него самого, когда и он попадет в эти руки.

Он развернулся и побежал по узкому проходу между зданиями. Через несколько секунд сзади раздался грохот, свидетельствующий Ь том, что ворота сопротивлялись недолго.

— Эх, ноги мои, ноги, — тяжело выдохнул Фрост и из последних сил устремился вперед, увидев, что узкий проход дальше расширяется и выходит на какую-то улицу. Торопливые шаги за спиной не отставали.

Он выскочил на скользкий тротуар, едва не упал на нем и понесся дальше, лавируя между пешеходами и расталкивая в стороны не успевших уступить дорогу. Сзади раздавались рассерженные крики, но Хэнк не обращал на них внимания.

Пробежав несколько десятков шагов по тротуару, он кинулся к обочине, быстро бросил взгляд влево, выскочил на проезжую часть и в то же мгновение едва не попал под колеса огромного двухэтажного автобуса, который почему-то мчался по левой стороне дороги.

Он в самый последний момент увидел краем глаза красного монстра и прыгнул вперед под визг тормозов и женские крики. Автобус вскользь ударил его по ногам и он взлетел в воздух, пролетел несколько шагов и упал на другую сторону дороги.

Все машины на улице затормозили. Автобус тоже остановился посреди улицы и из него выбирался побелевший водитель, явно намереваясь разобраться с Фростом.

Фрост поднялся, похлопал себя по рукам и ногам, проверяя, целы ли кости и заметил, что двое, которые вознамерились его убить, так и не отстали. Они вырвались из толпы зевак и бежали к нему.

Вокруг него начали собираться прохожие, кольцо которых стало угрожающе сжиматься. Он сбросил с плеча руку какого-то особенно инициативного зеваки и побежал к углу ближайшего здания, расталкивая по дороге толпу. Бандиты догоняли, до них оставалось не более тридцати шагов. Самое плохое было то, что он потерял нож при столкновении с автобусом.

Хэнк завернул за здание и остановился рядом с углом, прижавшись к стене, тяжело дыша и прислушиваясь к приближающемуся топоту ног.

— Один, два, три, четыре… — с хрипом считал он, стараясь точно рассчитать время.

Вот первый преследователь вылетел из-за угла и Фрост в ту же секунду ударил его подъемом правой ноги точно в кадык. Раздалось бульканье, бандит выронил прут, схватился за горло, и из его рта хлынула кровь. Хэнк подхватил прут, резко размахнулся и нанес им смертельный удар противнику в висок. Раздался хруст костей, и обмякшее тело рухнуло на асфальт.

Фрост мгновенно развернулся и с трудом успел отбить удар таким же прутом, которым последний оставшийся противник хотел снести ему голову. Затем он одной рукой перехватил его запястье, а второй изо всей силы вогнал прут острием врагу в живот. Тот охнул, отпрыгнул назад и схватился за дырку в животе, из которой хлестала кровь. Однако он еще не думал сдаваться. Придерживая одной рукой вываливающиеся кишки, он пошарил второй за поясом, и в его ладони появился пистолет.

— Не успеешь! — зло бросил Хэнк и стал от души отхаживать его прутом по лицу, по голове, по шее, по плечам, по рукам…

Через несколько секунд он опомнился и отшатнулся в сторону. Тело бандита превратилось в кровавое месиво. Фрост отбросил ненужный теперь прут, выдернул из переломанной кисти пистолет, вытер с него кровь и взглянул на оружие поближе. Это был браунинг, модель “хай пауэр”. Отчего-то он сразу удобно лег в ладонь и у Хэнка возникло чувство, будто он давным-давно знаком с этим пистолетом.

Он засунул браунинг за пояс и поднял голову к ночному небу. В его мозгу проносились десятки вопросов — и ни одного ответа.


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

Фрост бесцельно слонялся по улицам уже больше часа и читал на табличках ничего не говорящие ему названия — Бэк Черч Лейн, Коммешл Роуд, Ганторп Стрит. Надоедливый дождь закончился, но на смену ему пришел пронизывающий ветер, который насквозь продувал промокшую одежду.

Хэнк решил, что он находится в Англии, а говоря более точно, в Лондоне. Об этом свидетельствовал и британский выговор прохожих, двухэтажный автобус, под который он едва не попал, промозглая островная погода…

Лондон.

От этого слова Фросту стало совсем не по себе. Как он сюда попал? Как вообще оказался в Англии? Почему очутился в том переулке и за что его хотели убить? Когда ему казалось, что еще немного — и спасительное важное воспоминание всплывет в измученном мозгу, как тут же в голове вспыхивала острая боль, которая заслоняла собой все прошлое и до него становилось невозможно дотянуться.

Расправившись с последним неудавшимся убийцей и забрав у него пистолет, Хэнк больше ни с кем не разговаривал. Один раз дорогу ему перегородили три ухмыляющихся юнца с бритыми головами, лет по двадцати, но Фрост небрежно откинул в сторону полу пиджака, продемонстрировав им засунутый за пояс браунинг, тех сразу и след простыл.

Прослонявшись вот так около двух часов, он очутился в каком-то ободранном районе, на грязных улицах которого не было видно ни одного приличного дома и где запах бедности буквально витал в воздухе. Хэнку показалось, что он находится посреди огромного тюремного двора, стен которого не видно…

Он завернул за угол и побрел вдоль улицы под названием Бетнал Грин Роуд. Рядом с неприглядным зданием он увидел небольшую унылую очередь, которая в основном состояла из мужчин в видавшей виды одежде. Фрост опасливо приблизился к ним и до него донесся прогорклый запах еды. Он совершенно не помнил, когда ел последний раз, рот его наполнился слюной, а в животе заурчало.

Вывеска снаружи непритязательного дома с беленькими занавесками на запотевших окнах, к которому двигалась очередь, гласила, что здесь размещается благотворительный центр.

Хэнк неуверенно стал в хвост очереди.

— Здесь можно поесть? — тихо спросил он у седого субъекта неопределенного возраста, стоящего впереди. Тот молча кивнул в ответ.

— И за сколько?

— На шару, — прошамкал тот. — За все уже уплачено. Благодетели…

Очередь двигалась довольно живо, и вскоре Фрост зашел в здание. Ему показали, где помыть руки и после этого он взял поднос и проследовал к окошку раздачи пищи. Ему протянули тарелку с тушеной капустой, вареной картошкой и горкой зеленого горошка, булочку с кусочком желтого маргарина и чашку чая с молоком и сахаром.

Хэнк прошел к одному из складных обеденных столиков, расставленных в обеденном зале, и быстро расправился с нехитрым угощением. Он уже допивал чай, когда рядом неожиданно для него раздался заботливый женский голос:

— Хотите еще?

Он вздрогнул, поднял голову и подумал, что улыбающейся ему женщине больше всего подходит слово “элегантная”. Ее привлекательное лицо, на котором выделялись удивительной красоты карие глаза, обрамляли аккуратно уложенные каштановые волосы, одежда отличалась изысканностью подобранных в тон цветов и дороговизной материала.

— Вы случайно не заснули? — улыбнулась она. — Я спрашиваю, не налить ли вам еще чаю?

И она подняла алюминиевый чайник, с которым проходила между столиками.

— Да, — впервые улыбнулся Фрост. — Налейте, пожалуйста.

Женщина кивнула и стала наливать дымящийся напиток в чашку.

— Вы американец?

— Как будто да, — непонятно ответил он и спросил в свою очередь, — вы тоже, судя по произношению?

— Точно, — усмехнулась она, поднимая чайник от наполненной до краев чашки.

— Спасибо, — поблагодарил ее Хэнк и, немного поколебавшись, задал вопрос, — скажите, если это не секрет, что делает такая красивая американка, как вы, в этом заведении… как его…

— В благотворительном центре, — подсказала она ему.

— Ну да, в благотворительном центре. Помогаете лондонским беднякам?

— Да, помогаю…

— Видите, как я угадал, — улыбнулся Фрост и отхлебнул чай. — Вкусно, спасибо вам.

— Я рада, что вам понравилось, — ответила женщина и отошла к другим столикам, за которыми сидели потрепанные посетители.

Хэнк проводил взглядом неожиданную собеседницу, определив ее возраст как лет тридцать шесть — тридцать восемь.

Через несколько минут она снова подошла к нему.

— Можно мне на минутку присесть к вам? — спросила она.

— Пожалуйста, — приглашающим жестом показал Хэнк на свободный стул.

Женщина поставила пустой чайник на стол и села напротив Фроста.

— Я здесь вас раньше не видела… Вы впервые у нас? Что-то я вас не припоминаю.

— Я сам себя не припоминаю, — невесело усмехнулся он.

— А как вы очутились в нашем заведении?

— Очень просто. Пришел пешком, — кратко ответил Хэнк. — И сразу отвечаю на ваш следующий вопрос — нет, я не знаю; откуда пришел и как вообще оказался в этом городе. Скажу правду — кроме того, что я американец и нахожусь сейчас в Лондоне, я ничего не знаю.

— Вы попали в какую-то неприятность? — медленно спросила женщина, взвешивая каждое слово. — С вами случилась беда?

— Да, только я еще и сам не знаю, какая точно. Это мне хотелось бы понять и самому…

И он рассказал то немногое, что знал и помнил, этой красивой женщине с прекрасными глазами, которая сидела и участливо слушала его сбивчивый рассказ. Она ни разу его не прервала, не задала больше ни единого вопроса, и Фрост подумал, что она или считает его умалишенным или просто не верит ни единственному его слову.

— Я не знаю, кто я такой, откуда, как попал в Англию, что делаю здесь, и почему очутился в Лондоне, — хмуро закончил он свое невеселое повествование. — Единственное, в чем я уверен — кому-то я очень сильно не нравлюсь, за мной охотятся и пытаются убить. Хотя бы мне вспомнить свое имя, может, потом пришло бы и все остальное…

— Ну, кое-что может о своем владельце рассказать одежда, например, — заметила женщина.

— Моя одежда может рассказать только то, что я валялся в луже, в каком-то переулке, — прокомментировал он ее замечание.

— Не только это, — взглянула она на него более пристально. — Ваша одежда покупалась явно не на распродаже и была довольно дорогой. Значит, вы — не из бедных.

— Хоть это радует, — засмеялся Хэнк.

— Радоваться пока нечему, — прервала она его. — Чем вы можете доказать, что то, что вы тут мне нарассказывали — правда?

— Ничем, — пожал плечами Фрост, начиная жалеть, что так раскрылся перед первой встретившейся женщиной. — Я могу лишь повторить то, что только что рассказал. Как пару часов назад на меня напали несколько ненормальных, которых я впервые видел. Скольких из них я убил, защищаясь, не знаю. После встречи с этими убийцами-неудачниками у меня кое-что осталось от них на память.

Хэнк немного привстал из-за стола и приоткрыл полу пиджака. За поясом блеснул вороненый металл пистолета.

— Дорогая моя, эта пушка самая настоящая. Настоящее не бывает, — добавил он и опустился на стул.

— Не сомневаюсь, — протянула его собеседница. — А ты умеешь с ним обращаться?

Они сами не заметили, как перешли на ты.

— Думаю, что да. Оказалось, что я обладаю приемами самозащиты, они-то и помогли мне выжить этой ночью. Происходит что-то странное — в критической ситуации срабатывают какие-то инстинкты, которые меня и выручают. Так что не удивлюсь, если я ко всему окажусь еще и снайпером.

— А ты не думал о том, чтобы обратиться в полицию?

— Думаю, мне нужно сначала попытаться побольше разузнать о самом себе и о тех, кто за мной охотится — вдруг я окажусь каким-нибудь преступником? Нет, я теперь опасаюсь всего и всех и бежать сдаваться в полицию я пока не намерен…

— Ты и меня опасаешься? — неожиданно спросила она.

— Для такой прекрасной незнакомки, пожалуй, я сделаю исключение, — ответил он.

— Тогда будем знакомы, — протянула она ему руку. — Меня зовут Моника Хьюлетт-Джонс. Ну а как зовут тебя, мы узнаем позже.

Фрост пожал ее ладошку, она была мягкая и теплая. Моника встала из-за стола.

— Подожди меня, пока я оденусь.

— А потом что? — удивленно поинтересовался Хэнк.

— Потом поедем ко мне. Или у тебя есть лучшее предложение?

— Пока нет, — улыбнулся Фрост.


Глава третья

<p>Глава третья</p>

Усаживаясь в машину, Моника сказала, что ехать от благотворительного центра до ее квартиры, расположенной, кстати, в Челси — одном из самых престижных районов Лондона — минут сорок. Ее автомобилем оказался шикарный “ровер”, в стиле ретро.

— Ничего себе тачка! — присвистнул Хэнк, осматривая кожаную обивку салона и отделку из редких пород дерева. — И дорого стоило восстановить ее?

— Автомобиль никто не восстанавливал, — ответила Моника, пряча улыбку. — Он таким и был с самого начала, когда мой муж купил его на выставке.

Фрост потянулся к приборному щитку и открыл заслонку обогревателя, чтобы струя теплого воздуха била в продрогшие ноги.

— Так ты замужем?

— Была замужем. Джонатан погиб в аварии одиннадцать месяцев назад.

— Извини… Не знаю, женат ли я сам или нет, но понимаю, каково терять любимого человека. Жизнь иногда бывает очень жестока…

— Да уж, — закашлялась Моника. — Я была в полном отчаянии, когда поняла, что Джонатан ушел от меня навсегда. Первые шесть месяцев жила, как затворница. Ничего не хотела делать, никуда не ходить, никого не видеть. Жизнь стала мне в тягость. Потом, одним утром, я проснулась, посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась, увидев, в кого я превратилась. Вместо волос на голове была какая-то копна сена, в мешки под глазами можно было запихнуть по килограмму картошки, а лицо опухло, как после беспробудного пьянства. Я не на шутку перепугалась, решила сразу же бросить эту свою жалость к себе и вернуться к нормальной жизни. Вскоре после этого я добровольно пошла работать в центр милосердия на Бетнал Грин Стрит, дважды в неделю раздавать еду беднякам. Конечно, я все еще сильно страдаю и скучаю по Джонатану, но поняла, что все равно нужно продолжать жить…

— А ты никогда не думала о возвращении в Америку? — спросил Хэнк. — Наверное, там у тебя остались родственники, они могли бы как-то помочь.

— Нет. Мой дом теперь — Англия, уже целых девять лет. Мне очень нравится здесь, и я не хочу уезжать отсюда.

Не снимая правой руки с рулевого колеса, она покопалась в лежащей рядом с ней сумочке и достала пачку сигарет.

— Ты не против, если я закурю?

— Нет, если угостишь и меня. Моника протянула ему сигарету.

— Держи. Ментоловые. “Данхилл”. Достань, пожалуйста, зажигалку из сумочки, а то мне неудобно одной рукой.

Фрост извлек из сумочки одноразовую зажигалку, прикурил Монике и себе и несколько раз щелкнул зажигалкой, задумчиво глядя на нее. Его взгляд был гипнотически привлечен, заворожен голубоватым пламенем и он мучительно старался понять, почему вдруг оно оказало на него такое воздействие. Вдруг в мозгу пронеслось одно короткое слово из загадочного прошлого и Хэнк довольно рассмеялся, словно маленький ребенок, которому удалось сделать свой первый шаг в жизни без помощи взрослых.

— Смешное что-то вспомнил? — повернулась к нему Моника.

— Я смотрел на огонек, — глубоко вдохнул он ментоловый дым, — и вспомнил, какую зажигалку всегда носил с собой в прошлом — “Зиппо”. Понимаешь — я действительно вспомнил!

— Поздравляю. Вот видишь, начало уже есть.

— Ну да. Если я буду вспоминать такими темпами — по чайной ложке в день — то полностью вспомню, кто я такой где-то к середине следующего столетия.



Двухэтажная квартира Моники на Роял Авеню в Челси — одном из самых фешенебельных районов Лондона — впечатлила Фроста. Высокий потолок в просторном холле был обрамлен карнизами, на второй этаж вела длинная лестница, украшенная перилами из красного дерева, просторная гостиная была залита мягким светом нескольких светильников, полы из дубового паркета покрывали многочисленные персидские ковры ручной работы. Хэнк был просто поражен.

— Осмотром достопримечательностей квартиры займемся позже, — заявила Моника, как только они вошли в уютную гостиную. — А сейчас поднимайся на второй этаж и быстро в ванную. Там найдешь все необходимое — бритву, крем для бритья, мыло, чистое полотенце… Ничего не забыла?

— Нет, — замялся Фрост. — Но мне не во что переодеться, а моя одежда, сама видишь, в каком состоянии…

— Рядом с душевой кабинкой висит новый мужской халат. Как раз твоего размера.

— Мужской халат? — протянул он, — моего размера? Ты как будто знала, что встретишь меня сегодня.

— Нет, не знала, — засмеялась Моника, — но готовой надо быть всегда…

Фрост с наслаждением принял душ, переоделся в халат и начал тщательно бриться, вытерев запотевшее зеркало над девственно чистой раковиной.

— Ну почему я не очнулся каким-нибудь прекрасным принцем? — посетовал он на свое изображение, потирая безобразный шрам. — Так нет же, оказался одноглазым пиратом.

Как же он лишился глаза? Как он ни старался, не мог вспомнить. Вместо серьезного объяснения в голову лезли какие-то дурацкие шутки по поводу того, как он стал одноглазым…

Наконец, Фрост натянул повязку на ее привычное место, еще раз осмотрел себя в зеркало и вышел из ванной. Безошибочные звуки и приятные ароматы привели его на кухню, где в кокетливом передничке его встретила Моника. Она готовила что-то вкусное.

— Так вот ты какой, — с удовлетворением произнесла она, пристально рассматривая Хэнка. — Ну что же, совсем неплохо… Я сегодня заметила, с каким волчьим аппетитом ты уплетал картошку с капустой и решила, что ты совсем не против подкрепиться чем-нибудь более подходящим для такого мужчины. Как насчет бифштекса?

— Никаких возражений! — Фрост подошел к обеденному столу и сел на обитый кожей стул. — Спасибо за халат.

— Пожалуйста. Какой бифштекс ты любишь — с кровью, средний или прожаренный?

— Я люблю большой бифштекс.

— Какой изысканный у тебя вкус, — засмеялась Моника, расставляя тарелки на столе.

Бифштекс оказался отменным. Хэнк с большим аппетитом расправлялся с ним, отрезая сочные кусочки и запивая их ледяным пивом, которое достала из холодильника гостеприимная хозяйка. Моника сидела рядом и неторопливо говорила, словно желая поделиться с ним своей печалью:

— Джонатан работал в Форин Офис. Он получил образование в Итоне и Кембридже. Его направили в США руководить отбором квалифицированных экспертов по морской добыче нефти — в то время правительство Англии намеревалось увеличить добычу нефти в Северном море и хотело привлечь к этому американских специалистов. Тогда мы с ним и встретились. Я работала секретарем одного из вице-президентов компании “Стандард Ойл” в Калифорнии. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда и наш бурный роман продолжался ровно неделю.

Через неделю Джонатан должен был возвращаться в Великобританию. А я поняла, что совершенно безнадежно — именно безнадежно — влюблена в него. Да и он в меня тоже, только был слишком упрям, чтобы признать это. Я проводила его в аэропорт и проревела всю обратную дорогу.

Когда я вернулась домой и открыла дверь, то услышала, как разрывается телефон. Джонатан звонил прямо из самолета. Не тратя даром времени, он сделал мне предложение, я его приняла. Через две недели я прилетела к нему в Лондон и мы поженились.

Джонатан и раньше упоминал, что его родители не бедные, но мы об этом никогда с ним не говорили. Только здесь я поняла, из какой он богатой семьи, в которую, получается, попала и я: Большую часть времени мы жили здесь, но у нас есть еще и коттедж в графстве Сюррей, это недалеко от Лондона. Вернее, не коттедж, а большой дом с прислугой, лошадьми, охотничьими собаками. Как в кино. Да, вот так мы и жили…

Она закашлялась и опустила глаза.

Хэнк закончил бифштекс, отодвинул пустую тарелку и допил пиво.

— Спасибо за угощение, Моника, было очень вкусно. Я считаю, что Джонатану досталась замечательная жена.

— Да, так и он говорил. Он был в чем-то похож на тебя — я не имею в виду внешность — может, поэтому-то я и решила тебе помочь, когда поняла, в каком положении ты находишься…

— А как он погиб?

— Сбила неопознанная машина и скрылась с места преступления. Ее так и не нашли.

— Глупо, наверное, звучит, но я очень сочувствую тебе, — проговорил Хэнк.

— Не глупо, если это искренне.

Фрост хотел еще что-то добавить, но неожиданно в холле раздался мелодичный перезвон музыкального звонка.

— Это что еще? — тревожно воскликнул он. — Ты ждешь гостей?

— Да, — спокойно ответила Моника. — Не сердись, но пока ты принимал душ, я попросила зайти одного своего старого друга…

— Не из полиции ли случайно, — с подозрением в голосе проговорил Хэнк.

— Не говори глупости, — она встала из-за стола и направилась к входной двери. — Мой друг — врач. Но я должна тебя предупредить — он немного странный, помешан на ковбоях и американском диком Западе.

Друга звали доктор Фрэнк Титчен. Это был невысокий розовощекий господин лет шестидесяти с черным саквояжем, неизменным спутником его профессии. Хозяйка помогла ему снять длинный плащ, под которым на госте оказались отутюженные темные брюки и клетчатая ковбойская рубашка с замысловатыми нагрудными карманами и перламутровыми кнопками вместо пуговиц. Было видно, что врач ведет безуспешную борьбу с выпадением волос, но глаза его светились добродушием, словно у рождественского Санта-Клауса во время раздачи детишкам подарков.

Моника представила доктора Фросту и они обменялись рукопожатием.

— Здравствуйте, — улыбнулся ему Хэнк.

— Приветствую вас, незнакомец, — протянул тот с каким-то немыслимым лондонско-техасским акцентом. — Какой ветер занес вас в наши края?

— Вот именно это я и сам хочу разузнать.

Хозяйка предложила Титчену пива, но тот наотрез отказался.

— Как-нибудь в другой раз, мэм, — бросил он и показал Фросту, чтобы тот присел на стул. — Моника сказала мне, что вы, молодой человек, не можете вспомнить свое прошлое…

— Это точно. Ничего не помню, доктор.

— Хм, посмотрим, посмотрим… Врач покопался в своем саквояже и извлек из него маленький продолговатый карманный фонарик в виде авторучки. Он включил его, наклонился над Хэнком и посветил ему глаз, наблюдая за реакцией зрачка.

— Так, так… — многозначительно пробормотал он и стал внимательно ощупывать его голову. — Так я и знал…

— Ну что там? — нетерпеливо спросил Хэнк, которому не совсем понравились загадочные реплики врача. — Обнаружили что-нибудь?

— Думаю, что обнаружил, молодой человек. Похоже, что вы недавно перенесли сильный удар по голове. Спрошу прямо — помните ли вы, чтобы вас звезданули чем-то тяжелым по черепу?

— Нет, не помню, — ответил Хэнк, давясь смехом. — А что, если меня звезданули, как вы выразились, то это может объяснить потерю памяти?

— Еще как может, — кивнул Титчен. — Этот сюжет даже был использован в нескольких голливудских фильмах — наступление амнезии после сильного удара по голове. Я обнаружил у вас над правым ухом рваную рану, примерно двух с половиной дюймов в диаметре. Подобную рану мог оставить или удар тяжелым и острым предметом, или пуля, чиркнувшая по черепу. В последнем случае вам крупно повезло, молодой человек.

Фрост выпрямился и взглянул доктору в глаза.

— Сейчас опасности нет, — продолжал тот. — Кроме той, естественно, что, может быть, вас снова попытаются отправить на тот свет. Не исключено сотрясение мозга, но это я определю завтра у себя в кабинете. Сделаем рентгеновский снимок и посмотрим. Пока хорошенько отдохните, выспитесь, а завтра с утра пусть Моника приведет вас ко мне. Договорились, молодой человек?

— Да. Спасибо, доктор.

— Вот и хорошо, — Титчен захлопнул саквояж, направился в сопровождении хозяйки в дом и стал одеваться. — До свиданья, молодые люди, мне нужно торопиться на свое ранчо…

— Чистить шпоры? — улыбнулся Хэнк.

— Нет. Нужно покопаться кое в каких бумагах за стаканчиком огненной воды. Адиос, амиго, — помахал он на прощанье.

— До свидания, доктор, — ответил Фрост и тихо добавил, — вы забыли подарить мне серебряную пулю…


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Дверь в его комнату резко распахнулась и Хэнк автоматически вскинул на звук молниеносно выдернутый из-под подушки браунинг.

— Эй! — испуганно вскрикнула Моника и замерла в дверном проеме с подносом в руках, — поосторожнее, иначе будешь лишен завтрака!

— Прошу прощения, — чувствуя себя в глупом положении, проговорил Хэнк, положил пистолет на тумбочку и уселся на постели повыше, подложив под спину две подушки. — Это называется — кусать руку, которая тебя кормит.

— Вот именно, — улыбнулась она и поставила поднос ему на колени. — Такая реакция кое о чем говорит, ты ведь действовал инстинктивно, не раздумывая. А вдруг в действительности ты был убийцей-мафиози или кем-то типа этого?

— Великолепно! Теперь мы знаем, что у меня была зажигалка “Зиппо” и что моментально реагирую на любую опасность. Как говорят, развязка близится.

Фрост взглянул на яичницу с беконом, поджаренную сосиску, аппетитную булочку, намазанную маслом, и маленький кофейник.

— Вкусно пахнет, — заметил он. — Ничего, если я прямо вот так…

— Конечно, конечно. Ешь, а то остынет.

— Спасибо, — бросил Хэнк и подцепил вилкой кусок бекона. — М-м-м, язык можно проглотить… Уже, наверное, поздно. Сколько я спал?

— Думаю, что достаточно. Больше двенадцати часов. Я успела сходить в “Маркс и Спенсерс” и купить тебе новую одежду.

— Благодарю. Снова я перед тобой в долгу. А как ты узнала мой размер?

— По той одежде, которая была на тебе вчера.

— А где она сейчас?

— Я ее выбросила. Проверила карманы, они были пусты. Ладно, завтракай, не буду мешать. — Она повернулась, чтобы уходить, но на секунду задержалась. — Я принесла тебе сегодняшнюю утреннюю газету, она под подносом. Почитай, может, найдешь что-нибудь полезное для себя.

Фрост еще раз поблагодарил Монику, и она вышла из комнаты. Он быстро расправился с завтраком, выпил две чашки кофе, отставил поднос в сторону и развернул газету. Это был утренний выпуск “Гардиан”.

Он пошарил глазом по заглавиям, и его внимание сразу привлекла фотография в правом нижнем углу на первой странице, тут же вызвав накатившую волну головной боли.

На фото была изображена привлекательная блондинка, лицо которой показалось Хэнку смутно знакомым. Статья под ней была озаглавлена “Исчезновение журналистки” и Фрост, словно повинуясь какому-то руководящему им чувству, стал жадно ее читать.

Блондинку звали Бесс Столмен, и от этого имени приступ головной боли только усилился. Она была журналисткой в Международном Агентстве Новостей и ее отозвали из США на прежнее место работы, чтобы она заместила своего коллегу, который погиб, как было сказано, при загадочных обстоятельствах.

Последний раз ее видели в компании жениха, профессионального наемника Хэнка Фроста, и некоего мистера Майкла О’Хара, чей род занятий не был установлен. Мисс Столмен пропала без вести более двух суток назад. Поиски пока ничего не дали — полиция не обнаружила ни журналистку, ни двух указанных особ, с которыми, предположительно, она и исчезла. В конце маленькой статьи было обещано информировать читателей о дальнейшем развитии событий в этой загадочной истории.

Хэнк уронил газету, закрыл глаз и откинулся на подушки, стараясь унять серию взрывов в голове, от которых, казалось, сейчас лопнет череп. Тело его вдруг покрылось липким потом. Он отбросил одеяло, опустил дрожащие ноги на пол и, шатаясь и придерживаясь руками за стены, проковылял в ванную.

Чуть не падая, Фрост сбросил с себя халат, стал под душ и открыл краны. Мелкие и колючие струйки воды вызвали появление в воспаленном мозгу страшной картины…

Перед ним возникли вооруженные люди в военной форме. Они преследовали его, хотели убить, гнались, словно охотники за раненым зверем, и загнали на край скалы, за которым открывалось глубокое ущелье… Сильная стрельба… Он кричит, отшатывается назад и падает в бездонную пропасть, из которой нет возврата…

Хэнк открыл глаз и понял, что сидит, замерзший, на полу душевой кабинки. Горячая вода кончилась и сверху падали ледяные струи, которые и привели его в чувство. Он с трудом поднялся, закрыл кран слабыми пальцами и, дрожа, стал вытираться. В это время в ванную вошла Моника.

— С тобой все в порядке? — встревоженно спросила она. — Тебя так долго не было, что я уж подумала, не случилось ли чего…

— Мне холодно, — клацая зубами, выговорил Фрост и застонал, чувствуя, что головная боль так и не покинула его, — Я замерзаю… и что-то опять с головой…

Моника подхватила его халат, подошла к нему и накинула его ему на плечи, прижавшись к его спине. Сквозь тонкую ткань ее легкой блузки Хэнк почувствовал на своем мокром теле крепкую грудь и упругий сосок.

Поддерживая Фроста под руки, она провела его в спальню — на этот раз ее, не его — уложила на большую удобную кровать и укрыла одеялом.

— Теперь лучше, — прошептал Хэнк, — но все равно холодно…

Однако, его ноги и руки стали оттаивать, когда он увидел, как Моника расстегивает пуговицы блузки и снимает ее, обнажая высокую грудь, затем опускает юбку, оставшись только в трусиках, и ныряет к нему под одеяло.

— Я отогрею тебя, — донесся до него ее шепот и он ощутил ее горячее тело, жаждущее ласки.

— Моника, — прошептал Фрост, — только не подумай, что я тебя обманул, чтобы…

— Пусть даже и так — мне все равно, — улыбнулась она в его объятиях. — Какая теперь разница?

Хэнку действительно сразу стало лучше, куда и девался его холод…


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

— А вот тот кто?

— Где?

— Вон там, в дальнем углу, — кивнул Фрост. — Который разговаривает с женщиной с метлой на голове.

— Эх ты, деревня, это парик, — засмеялась Моника.

— Это ее проблемы. Так ты его знаешь или нет? Она кивнула.

— Конечно, это сэр Джон Пинкэм-Флетчер, сотрудник Форин Офис. А почему ты спрашиваешь, ты что, узнал его?

— Нет, я не узнал, — ответил Хэнк, отпивая свой коктейль. — Но я заметил, что он несколько раз пристально на меня посмотрел.

— А вдруг ты ему понравился?

— Ты действительно так думаешь?

— Все может быть, если верить слухам о нем. Но вероятнее всего, сэр Джон просто невоспитанно любопытен, ты ведь единственный одноглазый на вечеринке. Только и всего.

— Возможно, возможно, — пробормотал Хэнк. Они находились на официальной вечеринке в Кенсингтоне. Фрост не любил такие мероприятия и никогда бы не согласился сюда прийти, но Моника уговорила его, утверждая, что подобный вечер отдыха только пойдет ему на пользу. Кроме того, была небольшая надежда на то, что он встретит каких-нибудь знакомых, которые помогут восстановить его личность. По крайней мере, такую теорию разработала Моника.

Вот уже четыре часа они без дела слонялись в гуще нескольких десятков приглашенных особ, и Хэнк был готов отказаться от этой затеи, из которой ничего не получалось. Он не мог ни нормально отдохнуть в такой толпе народа, ни встретить кого-нибудь, кто бы узнал его. Единственное, что заинтриговало его — это то, что сэр Джон Пинкэм-Флетчер в открытую рассматривал его весь вечер. Конечно, черная пиратская повязка выделяла его из толпы, на него бросали любопытные взгляды, но никто больше не таращился на него, как этот сэр Джон.

Фрост определил его возраст как лет сорок пять — пятьдесят. Хорошо сохранился. Среднего телосложения. С тронутыми на висках сединой черными волосами, уложенными в безупречную прическу. Неужели и это парик?

— Он снова на тебя посмотрел, — тихо сказала Моника.

— Знаю.

Хэнк бросил короткий взгляд в угол и увидел, как сэр Джон что-то прошептал на ухо своей собеседнице с копной на голове, та громко засмеялась, а он быстро шагнул в сторону и исчез в толпе.

Фрост повернулся к Монике и едва удержался, чтобы не зевнуть.

— Что там у нас еще по плану?

— Тебе уже становится скучно?

— В общем, да. Его спутница нахмурилась.

— Неужели тебе здесь не нравится?

— Не сердись на меня, давай лучше уйдем по-английски, не попрощавшись, — просительно протянул он. — Нашего исчезновения даже и не заметят. Лучше займемся чем-нибудь дома. У тебя дома, я имею в виду.

Моника вздохнула, поставила пустой стакан на поднос пробегающего мимо официанта, и они вышли на террасу. Вечеринка была еще в полном разгаре, они проскользнули мимо многочисленных гостей и направились к стоянке, где был припаркован их “ровер”.

Ночь была сырой и ветреной, небо задернулось плотным одеялом темных облаков, предвещающих дождь. Хэнк поднял воротник пиджака, мысленно поблагодарив Монику за полный комплект одежды, который она ему купила.

— Сядешь за руль вместо меня? — спросила она его, когда они подошли к машине. — По-моему, последний коктейль был лишним, а правила здесь насчет этого очень строгие. Полиция просто безжалостна к выпившим водителям. Ехать совсем недалеко, а с левосторонним движением ты справишься, я уверена.

— Хорошо, уговорила, — кивнул Фрост, взял ключ от “ровера”, открыл машину и сел за руль. — Только говори, куда ехать. Ты быстро здесь привыкла ездить не по той стороне дороги?

— Нервничаешь?

— Еще бы.

Он включил зажигание, завел двигатель и медленно тронулся с места, выезжая со стоянки на дорогу.

— Восхитительная машина, — заметил он. — Совершенно не слышно работы мотора. Так куда рулить?

— Сейчас мы находимся на Итон Плейс, — тоном экскурсовода начала она. — Чтобы проехать в Челси, нужно сначала держать прямо, а потом повернуть налево. Попадем на Кингз Роуд, которая и приведет нас домой.

— Все, оказывается, довольно просто, — заметил Хэнк, увеличивая скорость и переключая передачу.

Вскоре он подъехал к перекрестку, посмотрел по сторонам, взглянул в зеркало заднего вида и аккуратно повернул налево, придерживаясь левой стороны.

Здесь, в автомобиле, он чувствовал себя более спокойно, чем на вечеринке, в гуще незнакомых людей. Возможно, его еще и успокаивало невидимое присутствие браунинга в перчаточном отделении напротив Моники. Он мысленно поклялся больше никогда не расставаться с пистолетом и играть по тем же правилам, которых придерживались охотившиеся за ним убийцы. Он не сомневался, что охота на него еще не закончилась, как бы этого ему ни хотелось.

Фрост взглянул на Монику и ощутил желание погладить ее каштановые волосы, развевающиеся под напором бьющего в окно потока воздуха. Ладно, подождем до дома.

Вскоре указатель сообщил, что впереди проходит Кингз Роуд. Хэнк повернул на зеленый светофор, выехал на широкое шоссе, нажал на газ и по сторонам замелькали многочисленные ярко освещенные магазинчики.

— Далеко еще до Челси? — спросил он.

— Минут десять.

— Хорошо. Скажешь, где сворачивать с шоссе, я не хочу ехать через весь этот остров… Черт побери! — вдруг воскликнул он, взглянув в зеркало заднего вида.

— В чем дело? — встревожилась Моника. — Что случилось?

Фрост нажал на педаль газа и мощный “ровер” рванулся вперед.

— Случилось! Если только тебя не преследуют чересчур навязчивые поклонники… С самого первого перекрестка нас преследует какая-то машина.

— Кто же это может быть?

— На полицию совершенно не похоже. Надо уйти от них! — воскликнул Хэнк. — Оторваться или попытаться сбросить в кювет. Это явно мои гости, но высадить тебя я не могу — слишком опасно. Они могут остановиться, схватить тебя.

— Как скажешь. Ты ведь за рулем. Моника сжала его руку на рычаге переключения передач. “Ровер” мчался по шоссе на полной скорости, но погоня не отставала. Впереди промелькнул знак — Сидней Стрит — и Хэнк заложил крутой поворот. С визгом колес машина прошла вираж и вылетела на неширокую улицу. Идущий за ними автомобиль проделал тот же маневр, рассеяв последние сомнения — их действительно преследовали.

— Ты была права, — бросил он Монике, не отрывая взгляда от дороги, — нужно было остаться на вечеринке. Пили бы себе коктейли… Интересно, что с нами сделают эти клоуны, когда догонят?

— Что же теперь делать? — в отчаянии воскликнула Моника, оглядываясь, — Они приближаются!

— А куда мы едем сейчас? В каком хоть направлении? Не в Челси? — спросил он.

— Конечно, нет! Мы же свернули. Если будем так нестись и дальше, то скоро попадем в Гайд Парк.

— Ладно, — успокоил он свою спутницу, уворачиваясь от выезжающего из переулка микроавтобуса. — К тебе домой сейчас все равно возвращаться очень опасно. Нас там уже могут ждать. А побывать в Гайд Парке я мечтал всю свою жизнь. Как это так — посетить Лондон и не видеть этой достопримечательности? Итак, следующая остановка — Гайд Парк!

Он утопил педаль газа до пола, покрепче взялся за руль и “ровер” рванулся вперед.

— Только бы не остановила полиция, — пробормотал он, — у меня ведь даже нет водительского удостоверения…


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Они мчались на красные огни светофоров, и Фрост каким-то чудом успевал уворачиваться от летящего наперерез транспорта. Дважды ему казалось, что погоня трагически завершилась: первый, когда их “ровер” едва не врезался в бок старомодного лондонского такси, и второй, когда на одном из перекрестков они чуть не столкнулись лоб в лоб с громадным двухэтажным автобусом. Хэнк еле успел вывернуть и они со скрежетом металла и со снопами искр пронеслись мимо красного монстра, оставляя на мостовой вырванные о бок автобуса дверные ручки.

Машина, в конце концов, все-таки освободилась из плена интенсивного транспорта и понеслась по Бромптон Роуд.

— Впереди — Гайд Парк, — бросила Моника. Фрост не имел ни малейшего понятия, что он будет делать и куда надо будет убегать, когда они очутятся в Гайд Парке. Он бросил взгляд в зеркало заднего вида и выругался.

— Черт побери! Они все еще сидят у нас на хвосте!

— Как? — воскликнула Моника. — Разве мы не оторвались от них?

— Нет, — отрезал он сквозь стиснутые зубы. — Жалко, что машину поцарапали…

— Ничего страшного, она застрахована.

— Похоже, что я тоже застрахован, — усмехнулся Хэнк. — Пока, по крайней мере. Но страховка может кончиться в любую минуту… Ну, где там ваш Гайд Парк?

— Прямо по курсу!

— Люблю точные высказывания, — сделал он ей комплимент и нажал на педаль газа. “Ровер” проскочил последний перекресток и вылетел на большой мост.

— Это Найтсбридж, — повернулась к нему Моника. — Гайд Парк начинается сразу на другой стороне реки.

— Откуда здесь столько автомобилей? — воскликнул Фрост, выкручивая руль в потоке транспорта.

— Как это — откуда? — засмеялась Моника. — Разве ты забыл, что находишься в одном из самых больших городов мира?

— Не забыл, но у меня такое впечатление, что все машины Лондона этой ночью собрались на этом мосту, как его, Найтсбридж…

Он снова взглянул в зеркало и заметил, что машина преследователей значительно сократила расстояние между ними и продолжает стремительно догонять их “ровер”, как будто собирается таранить его сзади.

Едва Хэнк успел покрепче схватиться за рулевое колесо, как их автомобиль потряс сильный удар и он закачался из стороны в сторону. Фрост изо всех сил старался справиться с управлением, чтобы предотвратить столкновение с летящими навстречу многочисленными машинами. За первым ударом последовал второй, машину бросило на тротуар, но Хэнк удержал руль и “ровер” с визгом колес завилял из стороны в сторону.

Машину потряс очередной удар. За ним — еще один. Автомобиль раскачивался на рессорах, словно готовился взлететь. Фрост наступил на газ до упора и ринулся в открывшееся впереди пространство между двумя неуклюжими такси.

Наконец, запруженная транспортом улица кончилась и по сторонам замелькали деревья Гайд Парка.

— Неужели вырвались? — тяжело дыша, спросил он и немного притормозил. — А как там наши друзья?

— Наши друзья у нас на хвосте, — повернулась назад Моника. — Они проскочили в ту же дыру, что и мы.

— Ничего, еще не вечер! — крикнул Хэнк, сворачивая на неширокую парковую дорогу, явно не предназначенную для таких гонок.

В парке было темно и безлюдно, среди подстриженных кустарников и ухоженных лужаек темноту безуспешно старались рассеять редкие фонари.

Фрост обернулся и заметил, что преследующая их машина не стала двигаться по дорожке, а свернула прямо на траву и мчится им наперерез. Он задергал ручкой переключения передач, стараясь развить скорость и уйти от неожиданного маневра преследователей.

— Ну, спасти нас теперь может только чудо, — бросил он Монике, утапливая педаль акселератора.

В это трудно было поверить, но чудо произошло. Автомобиль бандитов пошел юзом по скользкой траве на подъеме, теряя скорость и “ровер” вырвался вперед на повороте. Вдруг через секунду зеркало заднего вида со звоном разлетелось на мелкие кусочки.

— Боже! — воскликнул он, пригибаясь за рулем и нагибая Монику свободной рукой. — Они стреляют!

— Как стреляют? — перепуганно спросила та, — я не слышала выстрелов.

— Я тоже не слышал, но будь уверена. Не поднимай голову, это еще не все.

Как бы в подтверждение его слов по багажнику “ровера” забарабанило несколько пуль, а одна пробила ветровое стекло прямо над головой Хэнка.

Он непроизвольно еще сильнее вжался в сиденье.

— Ты хоть дорогу видишь? — крикнула Моника.

— Какую там дорогу!

— Понятно. Не пора ли доставать твой пистолет из бардачка?

— Очень своевременная мысль. Ты можешь дотянуться до него так, чтобы не сильно высовываться?

— Постараюсь. А что потом?

— Не задавай глупых вопросов. Давай, доставай пистолет, а там посмотрим…

— Ладно.

Не поднимаясь, Моника протянула руку к перчаточному отделению, открыла его и извлекла из него браунинг.

— Есть!

— Молодец. Теперь держись, впереди поворот! Фрост прошел возникший впереди резкий поворот на высокой скорости, похоже, он уже наловчился управляться с этим маневром.

— Что там впереди за вода? — воскликнул он, вглядываясь в покрытое паутиной трещин лобовое стекло. — Или мне кажется?

— Нет, не кажется. Это Серпентайн, небольшое озеро.

— Может, нам удастся искупать наших надоедливых друзей?

— А как?

— Сейчас решим, — ответил Хэнк. — Постараюсь что-нибудь придумать…

Но времени на раздумья не оставалось. Рядом снова просвистели пули, разбивая в куски стекло и впиваясь в металлическую обшивку. Раздался громкий хлопок и машина заходила из стороны в сторону — лопнула пробитая шина. Фрост вцепился в руль, стараясь удержать автомобиль на скользкой дороге.

Стрельба прекратилась, Хэнк приподнялся на сиденье и навалился на баранку, понимая, что он не в состоянии справиться с управлением. Машину несло боком на откуда-то взявшееся впереди здание.

— Падай на пол! — крикнул он Монике. — И прикрой голову!

“Ровер” слетел с дороги и с грохотом ударился о стену здания. Фроста сильно бросило вперед и он ударился головой о рулевое колесо. Перед глазом поплыли разноцветные круги. Он изо всех сил старался не потерять сознание, ощущая, как салон автомобиля наполняется дымом.

— Черт побери! — потряс он головой, вытирая кровь с разбитого лба, и повернулся к своей спутнице. — Ты как, жива?

— Жива… — закашлялась та, — дым… мы горим!

— Пистолет у тебя?

— Да, вот он.

Она бросила ему браунинг. Хэнк поймал его, распахнул дверцу и вывалился наружу, вытаскивая за собой Монику. Едва они отползли к стене, как “ровер” загорелся, пыхнув на них языками жаркого оранжевого пламени. Фрост вскочил на ноги и, не отпуская руку Моники и прикрывая ее от неминуемого взрыва топливного бака, кинулся прочь. Не меньшей опасностью были и пули, очередь которых ударила в землю у ног беглецов. Видимо, преследователям все же удалось выскочить на дорогу.

В ту секунду, когда они бросились за угол здания, в ночное небо с ревом взмыл огненный столб, и во все стороны полетели куски металла, в которые превратился совсем недавно еще бывший целехоньким автомобиль.

— А ведь там… внутри… могли бы быть мы… — с ужасом прошептала Моника.

— Не отчаивайся, — усмехнулся ей Хэнк. — Все еще впереди. Приключение не закончено.

Он выглянул из-за угла и увидел в свете догорающего “ровера”, что неподалеку стоит машина погони, но самих бандитов нигде не видно.

— А что это за здание? — повернулся он к Монике.

— Здесь летом переодеваются люди, которые приходят поплавать в этом озере.

— Наверное, это не люди, а пингвины, — пробормотал Фрост. — Кому взбредет в голову купаться здесь, даже летом?

— У тебя на лбу кровь…

— Ударился о руль, — объяснил он. — Жалко, что нас раньше не остановила полиция и не заставила пристегнуть ремни.

— Ну и как — после удара головой память не вернулась к тебе? Знаешь, так бывает в кино.

— Нет. Если что и вернулось, так это головная боль. Когда со мной произойдет что-то более радостное, я тут же сообщу об этом тебе, — пошутил Хэнк. — Меня волнует другое — почему эти люди гонятся за мной и пытаются убить меня? Ладно, отползи подальше за стену, замри и не высовывайся.

Он снова приблизился к углу, стараясь определить, где прячутся преследователи, которые выскочили из машины, но едва выглянул из-за него, как в стену над его головой со зловещим щелканьем ударило несколько пуль. Фрост отпрянул назад, так и не успев рассмотреть, откуда стреляли. Наверное, из-за деревьев с другой стороны раздевалки.

Самих выстрелов он так и не расслышал — значит, оружие убийц снабжено глушителями. Хэнк повернулся назад и постарался сориентироваться на местности — слева находится небольшое строение, служащее им укрытием, сразу за ним виднеется озеро, за которым и по сторонам от него темнеет обширный парк.

Он снял браунинг с предохранителя и только повернулся, чтобы посмотреть, в безопасности ли Моника, как с ужасом увидел, что слева, из-за противоположного угла здания кто-то выскакивает с автоматом в руках и поднимает ствол в направлении женщины.

Моника вжалась в стену и закричала от страха. Реакция Фроста была мгновенной. Он инстинктивно вскинул браунинг и два раза нажал на спусковой крючок, один за другим.

Пули достигли своей цели. Нападающий зашатался, сделал несколько неверных шагов назад по берегу озера и с шумом упал в воду.

Хэнк вскочил на ноги, бегом преодолел разделяющие их два десятка шагов и схватил за штанину погружающийся труп. Но тот быстро уходил в глубину под тяжестью оружия и намокшей одежды, и Фросту пришлось разжать пальцы — вытянуть тяжелое тело он был просто не в состоянии.

Как оказалось, сделал он это очень вовремя — на Хэнка летел еще один противник, рыча от ярости и размахивая ножом размером с хороший тесак.

Клинок уже был занесен над его головой, когда Фрост упал на спину и всадил снизу в зависший над ним силуэт одну за другой три пули. Когда противник грузно упал на берег и забился в конвульсиях, он резко вскочил и добил его ударом ноги в висок.

— Есть такое правило: не оставлять раненых убийц, которые охотятся за тобой, — бросил он насмерть перепуганной Монике, которая продолжала прижиматься к стене. — Они сами на это напросились…

Он быстро обыскал труп — ни оружия, ни бумажника, ни какого-либо документа. Он подтащил тело к озеру и бросил его в темную воду.

— Боже, ты их просто поубивал, — с ужасом прошептала дрожащим голосом медленно приблизившаяся к нему Моника. — Ты только что на моих глазах хладнокровно пристрелил двух человек…

— Я защищался, — резко ответил ей Хэнк. — Оборонял не только себя, но и тебя.

Он еще раз понял, что его инстинкты, о которых он даже не подозревал, снова спасли ему жизнь. Они просто автоматически управляли его телом в случае смертельной опасности, как это произошло и сейчас…

— И где же ты научился так… защищаться? — спросила Моника.

— Я и сам хотел бы это узнать, — вздохнул он. — Идем.

Они осторожно прокрались вдоль здания, и только когда убедились, что спереди него никого нет, проскользнули к деревьям и, прячась в их тени, подползли к брошенной машине. В ней больше никого не было видно, вокруг тоже ничего не нарушало спокойствия парка, кроме догорающего на дороге и потрескивающего костра.

Ключ оказался в замке зажигания, Фрост запрыгнул за Руль, Моника забралась на сиденье рядом, машина взревела мотором, развернулась и Хэнк погнал ее назад, петляя между деревьями.

Он почувствовал, как женщина дотронулась до его руки.

— И что же мы будем делать теперь, Хэнк?

— Убегать, — ответил он, — уносить отсюда ноги. Поверь мне, эти двое были не последними.


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

О возвращении в квартиру Моники в Челси не приходилось и думать — можно было не сомневаться, что за нею следят. Тогда они решили ехать и попытаться укрыться в ее коттедже, который, как она рассказала, находился недалеко от Лондона, в графстве Сюррей.

Фрост определил, что бензина должно хватить. Они без дальнейших приключений выбрались из города, выехали на окружную дорогу М25, через некоторое время свернули с нее на М23 и помчались в южном направлении. Моника была за штурмана и давала указания, куда ехать.

Они много не говорили в дороге. Хэнк понял, что ему во что бы то ни стало надо побыстрее установить, кто же он такой на самом деле и почему за ним охотятся. Кроме того, его беспокоила мысль о том, что он подвергает смертельной опасности и Монику, которая оказала ему великодушную помощь и сама оказалась втянутой в зловещий переплет. Он чувствовал себя безгранично обязанным этой женщине, и когда они выбрались из Гайд Парка, то прямо предложил ей бросить его на ближайшем перекрестке, а самой найти защиту в полиции, но она резко отказалась.

Они проехали еще около часа и повернули на съезд с автострады, ведущий к коттеджу Моники. Несколько миль по темной дороге — и они въехали в освещенную ухоженную аллею, усаженную ровными рядами деревьев и аккуратно подстриженным кустарником. Аллея привела их к просторной стоянке, за которой величаво высился двухэтажный длинный дом, не менее двухсот футов от одного конца до другого.

— Вот это да, — присвистнул от удивления Фрост, рассматривая резиденцию Моники в свете фар. — Это вот и есть твой коттедж?

— Ну да. Мой коттедж.

— Ничего себе, — прошептал он, притормаживая у массивной парадной двери, освещенной старинным фонарем. — Я видел дворцы поменьше… Моника рассмеялась.

— Не надо себя сразу настраивать против моего дома. Вот посмотришь, он тебе понравится.

Не успели они выбраться из машины, как широкая дверь в доме распахнулась и к ним навстречу заторопился прыгающей походкой сморщенный старичок.

— Мадам, — церемонно обратился он к Монике, помогая ей выйти из автомобиля. — Мадам, я просто не знал, что вы приедете сюда сегодня, иначе я был бы в полной готовности к вашему визиту.

— Не волнуйся, Грэхем, все в порядке, — ответила Моника. — Я и сама не знала, что придется приехать сюда. Мы с моим другом, — кивнула она в сторону Хэнка, — едва не попали в Лондоне в довольно щекотливую ситуацию — причем, не по своей вине — и решили, что лучше будет, если мы избавимся от нее и побудем некоторое время только в твоей компании.

— Понимаю, понимаю, миссис Хьюлетт-Джонс, — закивал старик, хотя Фрост не мог сообразить, что же ему вдруг вот так сразу все стало понятно.

— Есть ли у мадам сегодня какой-нибудь багаж? — почтительно поинтересовался Грэхем.

— Багажа нет, но я хочу попросить, чтобы ты занялся другими неотложными делами.

— Какими? — вытянулся старик в ожидании приказов. — Я вас внимательно слушаю.

Моника показала на форд, в котором они приехали.

— Мы с другом украли эту машину и нужно, чтобы с нее вытерли все возможные отпечатки пальцев, а потом каким-то образом от нее избавились.

— Все будет сделано, мадам. — Грэхем не моргнул и глазом. — Больше ничего, касательно этого автомобиля?

— Если вдруг найдешь в багажнике какое-либо оружие, то не оставляй его в машине. Спрячь где-нибудь здесь, в надежном месте. Я ничего не забыла? — повернулась Моника к Хэнку.

— Вроде ничего, — усмехнулся он.

— Это все, Грэхем, — добавила она. — Нам помогать не надо, мы с моим другом сами за собой поухаживаем…

— Слушаюсь, — слегка поклонился старик. — Тогда, с вашего разрешения, я покину вас, найду чистую ветошь и займусь отпечатками.

Моника кивнула ему и увлекла Фроста ко входу в дом.



— И сколько веков служит вашей семье Грэхем? — поинтересовался Хэнк, устраиваясь поудобнее в кресле и отказываясь от ментолового “данхилла” в пользу порции спиртного.

— Насколько я знаю, он всегда был в этом доме, во все времена, — ответила та, наливая ему стаканчик. — Надеюсь, тебе этот напиток понравится — ром “Майерс”.

— “Майерс”, — задумчиво протянул он, словно пытаясь вспомнить что-то приятное. — Думаю, что понравится, хотя еще не пробовал. Благодарю.

Он взял протянутый стакан и немного отпил из него. И вдруг в его мозгу пронеслась какая-то странная картина, как тогда, в квартире Моники. Он ясно увидел себя с каким-то большим пистолетом в руках. Он поднимает оружие, целится в первого из бегущих на него вооруженных людей в непонятной форме и нажимает на спусковой крючок. Пистолет оглушительно стреляет, из его внушительного ствола вырывается пламя и крупнокалиберная пуля разбивает в куски голову врага. Сильная отдача отбрасывает ладонь назад и в ней разливается тупая боль…

Он закрыл глаз и потряс головой, стараясь отогнать неожиданное наваждение. Когда он снова взглянул перед собой, то в его руке вместо непонятного пистолета был более привычный мирный стаканчик.

— Что случилось? — взволнованно спросила внимательно наблюдающая за ним Моника. — С тобой все в порядке?

— Что? А, да, все хорошо. Выключился на пару секунд. А откуда ты узнала?

— По твоему лицу. Оно изменилось, — она тоже попробовала немного рома. — Что, увидел маленький кусочек большой головоломки? Фрост кивнул.

— Да. Какое-то оружие, но не успел разобрать, что же это было такое.

— Оружие? — переспросила она, — похоже, что оружие играло большую роль в твоей прошлой жизни, если можно так выразиться. Идем, я тебе кое-что покажу.

Моника взяла его под руку, провела по длинному, устланному коврами коридору и остановилась у одной из многочисленных дверей. Она была открыта.

— Это был кабинет Джонатана, — шагнула она в комнату и щелкнула выключателем. — Тебе должно понравиться…

Он последовал за хозяйкой и увидел такое, от чего у него расширились глаза и зачесались руки. Всю противоположную стену просторного кабинета занимали стеклянные шкафы с коллекцией разнообразного стрелкового оружия.

— Вот это да, — восхищенно шептал он, переходя от одного шкафа к другому. — Ну и коллекция, просто нет слов…

— Это уж точно, — поддакнула Моника. — Джонатан очень гордился ею. Сама я в этом мало смыслю, но он говорил, что она просто бесценна.

— И это правда, — подтвердил Хэнк, не отводя завороженного взгляда от настоящих мужских игрушек. — А я всегда почему-то считал, что в Англии очень строгие законы по поводу хранения оружия. Как возможно было собрать такую богатую коллекцию?

— Да, здесь подобные законы намного строже, чем в Штатах, но Джонатан умудрялся находить какие-то юридические уловки, хоть и определенной ценой. И коллекция того стоит…

— А у тебя есть ключ вот от этого шкафа? — вдруг остановился Фрост у одной из витрин.

— Да.

Моника подошла к стеллажам книг у другой стены, которые поднимались до самого потолка и вытащила из многочисленных рядов книг один том.

— Джонатан называл эту коллекцию оружия своим вторым сокровищем — первым у него была я, поэтому мы прятали ключик от шкафов в корешке вот этой книги, “Остров сокровищ”…

Она извлекла ключ из укромного места, положила томик на стол, подошла к шкафу и вставила ключ в маленький позолоченный замок. Один поворот — и стеклянные дверцы распахнулись.

— Пожалуйста, можешь потрогать, если хочешь. Наверное, все мужчины неравнодушны к оружию…

Хэнк дрожащей рукой потянулся внутрь и взял с прозрачной полочки лишь один пистолет. Ладонь его привычно сжала рифленую рукоятку.

— Вот он, — показал он пистолет Монике, а затем стал пристально изучать его при свете яркой лампы. — Это “магнум” смит-и-вессон калибра ноль сорок четыре, модель шестьсот двадцать девятая. Примерно из такого я стрелял в своем непонятном воспоминании. Только тот выглядел немного другим, отделка, кажется, была не из нержавейки, а из чего-то другого…

Они вышли из кабинета, вернулись в гостиную и Фрост положил “магнум” себе на колени. Он не отрывал от него взгляда, пытаясь что-то вспомнить. В глазу начало покалывать, а голову стал сдавливать обруч боли.

— Не знаю, Моника, — тихо заговорил он с сидящей рядом женщиной, — что заставило меня все забыть. Наверное, какой-то сильный шок, но я все равно должен вспомнить…

Он потер наливающиеся мучительной болью виски.

— Черт побери! Только если бы это было не так больно!

Моника обняла его и привлекла к себе, успокаивающе поглаживая по голове, по затылку, по шее.

— Сегодня боли было намного больше, чем нужно, тебе нужно отдохнуть от нее. Будем надеяться, что завтра ты увидишь больше кусочков своей загадки и найдешь на нее хоть какие-то ответы.

Она наклонилась к Хэнку и поцеловала его в губы — долго и чувственно.

— Пойдем наверх, — поднялась затем она и потянула его за руку.

Но какое-то мгновение перед взором Фроста еще стоял пистолет, вынырнувший из его неизвестного прошлого…


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

Утром, при свете неожиданно яркого для этих мест солнца, дом Моники поразил Хэнка еще больше. Он действительно больше походил на дворец, чем на обычное жилое здание.

Когда он проснулся, его одежда уже была вычищена и отутюжена, а после вкусного завтрака Фрост вообще почувствовал себя намного лучше. Появилась уверенность, что все обойдется и он выкарабкается из своей беды, такого чувства он не ощущал с самого начала своего опасного приключения.

После завтрака хозяйка настояла, чтобы они отправились на прогулку верхом, утверждая, что ему нужно отвлечься и подышать свежим воздухом. Хэнк сначала отнекивался, говоря, что ему не приходилось кататься на лошадях, но потом поддался на уговоры Моники. Ему действительно необходимо было дать хоть немного отдохнуть своим расшатанным нервам.

Небольшая чистенькая конюшня примыкала к тыльной стороне дома. Пара коней уже была оседлана, их держал за поводья старый знакомый Грэхем.

— Доброе утро, мадам, — поприветствовал свою хозяйку верный слуга и сдержанно поклонился Фросту. — Сэр…

— Доброе, доброе, — улыбнулся ему Хэнк. Моника приняла поводья своей лошади и погладила ее по выгнутой шее.

— Грэхем, с машиной все прошло гладко? — спросила она.

— Совершенно без никаких проблем, — заверил ее старый слуга, передавая Хэнку поводья второго коня. — Вас долго не будет?

Она вставила ногу в стремя, оттолкнулась от земли и грациозно взлетела в седло. Сегодня на ней были сапожки, Джинсы, светлая блузка и куртка-безрукавка из плотной ткани.

— Думаю, вернемся часа через два.

— Очень хорошо, мадам. К тому времени я приготовлю обед. Вы, должно быть, порядком проголодаетесь после такой прогулки.

С этими словами Грэхем повернулся и направился в дом.

— Ну что, — улыбнулась Моника Фросту, — ты думаешь садиться в седло или побежишь за мной пешком?

— Думаю, — ответил он, схватился одной рукой за луку седла, второй помог засунуть ногу в стремя и взгромоздился на спину коня.

— Вот видишь, ничего сложного. Молодец, — похвалила она его.

— Кому ты рассказываешь? — шутливым тоном и с техасским акцентом воскликнул он. — Старому ковбою из Рио Гранде?

Он тронул коленями бока коня и тот послушно побежал вперед.

— Осторожно, только не испугай своего жеребца, — предупредила его Моника.

— Ха-ха-ха, — деланно засмеялся Фрост. — Перестань меня смешить…

На всякий случай он еще до прогулки нацепил под куртку, которую дала ему хозяйка дома, наплечную кобуру с понравившимся ему пистолетом из коллекции Джонатана. Ему его любезно позволила взять на время Моника, видя его неравнодушное отношение к оружию.

Однако, ничто не предвещало опасности, и они мирно покачивались в седлах, а кони неторопливо бежали рядом друг с другом. Утреннее небо казалось необычайно чистым, воздух — прозрачным, и в нем было разлито идиллическое спокойствие.

Они поднялись по пологому, поросшему густой травой склону холма на его вершину и направились к темнеющему за ним лесу. До него было около четверти мили. Хэнку доставляло огромное наслаждение управлять своим послушным конем.

— Какая красота, — заметил он, оглядываясь по сторонам. — У тебя здесь свой собственный рай. Нет слов, квартира твоя в Лондоне мне тоже понравилась, но, будь моя воля, я бы именно здесь остался навсегда и ты меня ни за что бы не прогнала.

— А я и не стала бы тебя никуда прогонять, — ответила та, и лицо ее залил румянец.

Вдруг Фрост натянул поводья и, прислушиваясь к чему-то, резко остановил коня.

— Моника! — тревожно воскликнул он. — Ты ничего не слышишь? Неужели мне просто кажется…

— Нет, — взволнованно ответила она и тоже остановилась, — Хотя, постой… Какой-то шум…

— А здесь поблизости нигде не может работать газонокосилка?

— Нет, конечно, — уверенно бросила Моника, и глаза ее расширились от страха.

Звук работающего двигателя, доносящийся из-за холма, становился все громче. Пока никого не было видно, но Хэнк инстинктивно почувствовал приближающуюся опасность.

— Нам нужно уходить отсюда! — крикнул он. — И как можно быстрее!

— Но…

— Дорога каждая секунда! Вперед, к лесу!

Они ударили ногами в бока коней, ослабили поводья, пригнулись над гривами и понеслись к лесу в надежде найти там укрытие.

На полпути к спасительной сени деревьев Хэнк оглянулся и увидел, как на вершину холма, на которой они только что стояли, вылетел открытый джип с тремя вооруженными людьми, не считая водителя.

Вслед беглецам затрещали очереди и понеслись пули, но до леса уже было рукой подать. Когда кони галопом влетели в деревья, Фрост сразу натянул поводья, резко остановил своего жеребца, спрыгнул с седла и упал за толстый ствол, выдергивая из кобуры пистолет.

Он вскинул руку, прижал ее к дереву, стараясь унять Дрожь в пальцах, и прицелился в мчащийся прямо на него джип. Расстояние до него сокращалось с каждой секундой.

Первые два выстрела попали в водителя и тело того безжизненно откинулось на спинку сиденья. Третья пуля пробила топливный бак, джип полыхнул пламенем, и взрывом вверх подбросило тела остальных убийц, а машина исчезла в огненном клубке…

Хэнк выронил “магнум” и схватился за голову — ее снова пронзила острая боль, затуманившая на некоторое время сознание. Перед его мысленным взором чередой промелькнули какие-то люди в камуфлированной форме, вертолеты, поливающие всех вокруг огнем пулеметов… Затем картина боя исчезла, и ее место заняло лицо незнакомой красивой женщины… Потом и оно растворилось в обволакивающем мозг тумане.

Он покачал головой, отгоняя навязчивое видение, и открыл глаз.

К нему из глубины леса бежала Моника. Она обняла его, помогла встать и подняла с земли пистолет.

— И все-таки мы не дали себя убить, — прошептал Фрост. — Мы победили…

— Да, мы победили, — повторила Моника, но в ее голосе не ощущалось радости.

Хэнк почувствовал, что она дрожит и крепко ее обнял.

— Ну-ну, успокойся, уже все в порядке. Все будет хорошо, вот увидишь.

— Я боюсь, — прошептала Моника со слезами на глазах. — Что же нам теперь делать, скажи мне…

— Сделаем то, что нужно, чтобы остаться в живых. К черту все! Сейчас возвращаемся к тебе и я звоню в полицию. С меня хватит убийств, сыт ими по горло…


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

Они поспешно привязали лошадей к чугунной изгороди у дома и торопились по дорожке ко входу в здание, как вдруг парадная дверь резко распахнулась и из нее выпрыгнул незнакомец со штурмовой винтовкой в руках.

— Все, приятель, финита ля комедия! — выкрикнул он, поднимая ствол в сторону остановившихся на месте Моники и Фроста. — Когда мы услышали взрыв, то поняли, что тебе снова удалось уйти от судьбы. Но такое больше не повторится. Ну-ка, быстро подняли руки!

Рядом с ним появился второй бандит, а через раскрытую дверь Хэнк увидел в холле дома и третьего, который стоял с оружием наготове перед Грэхемом и двумя служанками.

— Обыщи его, — приказал ему первый, по всей видимости, главарь. Он не сводил ствола винтовки с Фроста и Моники.

Тот подскочил к Хэнку, стал его обыскивать и, конечно же, быстро обнаружил под мышкой “магнум”.

— Вот, — осклабился он, показывая пистолет предводителю и отходя в сторону. — Серьезная пушка… Другого ничего нет.

Тот ухмыльнулся.

— Больше эта пушка не спасет тебе жизнь, янки, Ты заставил нас погоняться за тобой, кроме того, убил нескольких наших лучших людей. Но сейчас и сам получишь пулю, которая уже давно приготовлена для тебя…

С дьявольской улыбкой на лице он вскинул винтовку к плечу, прицелился Фросту в грудь и палец его стал медленно нажимать на спусковой крючок. Хэнк оцепенел, не в состоянии даже пошевелиться.

— Нет! — раздался рядом с ним женский крик и Моника бросилась вперед, на секунду загородив его от убийцы. И в это мгновение грохнул выстрел. Моника как будто споткнулась, голова ее резко откинулась, рассыпав волну каштановых волос по плечам, и она упала назад. Фрост с ужасом смотрел на происходящее, как на замедленные трагические кинокадры.

Когда Моника рухнула на дорожку, в голове его вновь вспыхнула боль и перед его мысленным взором мелькнул образ другой женщины, перемежающийся с лицом распростертой перед ним хозяйки дома, которое подернулось смертельной бледностью.

— Убийца! — крикнул Хэнк, приходя в себя, и бросился вперед. Вооруженный бандит явно не ожидал такого развития событий, он не успел защититься и Фрост с разбега ударом ноги выбил у него винтовку, которая отлетела в сторону. Затем он моментально развернулся и кинулся на второго бандита, сбил его с ног и ухватился за рукоятку своего пистолета, который тот держал за ствол. Палец его нащупал спусковой крючок, одно нажатие — и в громовом раскате оглушающего выстрела лицо противника взорвалось осколками костей и струями мозга.

Хэнк вырвал “магнум” из мертвых рук и вскинул его навстречу третьему убийце, который выскочил из дома и несся на него, поднимая на ходу винтовку. Второй выстрел — тяжелая пуля вырвала кусок левого плеча бандита, третья — и он отлетел в сторону с развороченной грудью.

Слева раздались тяжелые шаги. Остался главарь. Фрост развернулся, прицелился в прыгнувшего на него врага, нажал на спуск, но выстрела не последовало. Кончились патроны.

Хэнк отбросил ненужный теперь пистолет и покатился по земле, сцепившись врукопашную с упавшим на него главарем. Они ударились о чугунное ограждение, разжали захват и вскочили на ноги.

— Что, не успел убежать, сукин ты сын? — прохрипел Фрост.

— А я и не собирался убегать от какого-то янки! — бросил тот в ответ, рука его метнулась к поясу и через мгновение в ладони оказался боевой нож, — Я тебя сейчас на куски порублю!

И он сделал выпад, проверяя реакцию Хэнка.

— Дети лучше управляются с ножом за столом, чем ты, — прокомментировал его движение тот, быстро расстегивая брючный ремень.

— Будь ты проклят, янки! — выкрикнул бандит, прыгнул вперед и ударил ножом снизу, целясь в живот. Но Фрост успел выдернуть ремень из петель, перехватил его двумя руками, выставив перед собой, и заблокировал удар. Затем он сделал резкий рывок, отбрасывая руку противника с лезвием в сторону, коротко замахнулся и вогнал локоть главарю в переносицу. Раздался хруст ломающихся костей и рев невыносимой боли от их острых осколков, вонзающихся в мозг. Нож выскользнул из разжавшейся ладони, бандит зашатался, схватившись за окровавленное лицо, и замертво рухнул на землю.

Хэнк взглянул на агонизирующее тело, подбежал к валяющейся неподалеку винтовке и схватил ее на тот случай, если в доме окажутся еще непрошеные гости.

Но первым делом он подскочил к распростертой на дорожке Монике, опустился перед ней на колени и прижал ее голову к груди. Сдерживая слезы, он целовал ее остывающий лоб, побелевшее лицо и холодные губы.

— Спасибо тебе за все, — прошептал он и закрыл глаза Моники, жизнь из которых уже ушла…

— Грэхем, звони в полицию! — крикнул он обезумевшему от горя старику, который стоял рядом и плакал навзрыд.

Фрост поднялся и зашагал в дом через трупы бандитов, мимо рыдающих служанок. В голове его пульсировали спазмы боли, а перед глазом плыли разноцветные круги. Шатаясь, он прошел в холл и, чтобы не упасть, схватился за край стоящего недалеко от двери стола. Когда головокружение немного прошло, Хэнк обратил внимание на газету, лежащую на столе.

Свежий номер “Гардиан”, на первой ее странице — статья о пропавшей американской журналистке по имени Бесс Столмен, тут же — ее фотография.

— Бесс, — прошептал он, опираясь дрожащими руками о стол, и поднял голову к зеркалу на стене. — Хэнк Фрост? — спросил он изображение, как будто то могло рассеять его последние сомнения.

В ту же секунду в его измученном мозгу возникла картина: он стоит на краю какой-то скалы, к нему бегут вооруженные люди в странной военной форме и один из них целится в него, стреляет, но тут между ними бросается Бесс и предназначенная ему пуля попадает в нее… О’Хара рядом, по он бессилен помочь Хэнку… Сразу после этого — черная вода кругом, тянущиеся к нему руки, но что-то тянет его вниз, сопротивляться невозможно… Потом темнота… и облегчение от всего…


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

— Капитан Фрост!

Хэнк медленно приходил в себя.

— Капитан! Вы слышите меня?

Голос доносился как будто из другой галактики.

— Да, да, слышу… — Фрост с трудом открыл глаз и попытался навести резкость на окружающей его обстановке. Он был одет в пижаму и лежал на чистой постели под простыней и теплым одеялом. Комната казалась небольшой, с серыми стенами и единственным окном с задернутыми шторами. Он сделал глубокий вдох и почувствовал запах лекарств.

— Где я? В больнице? — прошептал он.

— Да, капитан, вы в больнице, — подтвердил все тот же голос.

— А как я… — начал Хэнк, приподнимая голову с подушки, но вдруг запнулся, узнав человека, сидящего на стуле рядом с кроватью. — Инспектор Тармонд?

— Неужели узнали? — улыбнулся розовощекий гость. Небольшой акцент выдавал в нем уроженца Шотландии. — Рад, очень рад, что вы не забыли меня.

— Я даже помню Карлотту Флейш и банду ее террористов.

Фрост сел на постели, ощущая, что затылок онемел от долгого лежания.

— Думаю, эти воспоминания не совсем приятны для вас, — наклонился к нему инспектор. — Очень жаль, что нам опять приходится встречаться по такому печальному поводу… Хэнк нахмурился.

— Что? Неужели Бесс и О’Хара…

— Боюсь, что да… Именно поэтому-то я и шел по вашему следу, капитан, с того времени, когда вы, мисс Столмен и ваш друг из ФБР пропали. Об этом исчезновении я узнал в своем офисе в Глазго. Мы ведь сотрудничали с вами раньше, поэтому мне не стоило особенных трудов устроить себе командировку в Лондон, к своим коллегам из Скотланд-Ярда. Думаю, те лишь обрадовались такой возможности воспользоваться моими услугами. Кстати, Скотланд-Ярд также не имел ни малейшего понятия, куда вы все втроем запропастились.

Фрост облизал пересохшие губы и спросил хриплым голосом:

— В таком случае, как вы узнали, что меня надо искать в Лондоне?

— Сначала я об этом и не догадывался, но потом, когда стали один за другим появляться трупы тех убийц, которые охотились за вами, я понял, где вы разгуливаете.

— Только не надо мне льстить…

— А это совсем не лесть. Я ведь немного знаю о ваших профессиональных навыках, поэтому легко определил, что оставлять такой зловещий след из мертвецов может только такой специалист, как вы. Как видите, я не ошибся!

— Да, не ошиблись, — согласился Хэнк. — Только от этого все равно толку мало. Я ни черта не помню.

— Знаю, амнезия, — сказал инспектор. — Я читал заключение доктора… как его… доктора Тичена.

— А, старого ковбоя. Друга Моники…

— Я очень сожалею о том, что случилось с ней, — вздохнул тот и прокашлялся. — В общем, диагноз Тичена подтверждают врачи этой больницы. Поверхностное ранение головы, вам еще повезло, что пуля не пробила череп. Ладно, давайте ближе к делу, по которому я пришел. Капитан, я должен точно знать, что вы в состоянии вспомнить.

— Самое главное — я помню, кто я такой. Я также вспоминаю, как стреляли в Бесс. Когда я очнулся, то узнал вас. Я помню все, что произошло со мной с того момента, когда я пришел в себя в мокрой одежде в темном лондонском переулке. Но как я туда попал — черт его знает. Помню, на нас с Бесс и Майком О’Хара напали какие-то солдаты, я стрелял из пистолета Майка, Бесс заслонила меня от пули, затем была перестрелка, потом — какой-то туман и больше я ничего не помню… Извините, инспектор, понимаю, что этого очень мало, но просто не могу припомнить больше.

— Очень хорошо, капитан, — ободрил его Тармонд, придвинул стул поближе к кровати Фроста и заговорил тихим, почти заговорщическим голосом. — Я не стану от вас ничего скрывать, вы сами прекрасно понимаете, с каким серьезным противником столкнулись на этот раз. Нам позарез необходима ваша помощь. Мисс Столмен работала над репортажем, из-за которого, по нашей версии, погиб тот журналист, который начал его писать. Мне приходится допускать, что сейчас и ваша невеста… мертва. Все свидетельствует о том, что убийцы являются частью хорошо организованной безжалостной преступной группировки. Мы подозреваем, что они — террористы. Невероятно, но вы столкнулись с ними и вышли живым из всех переплетов. Они не могли бы так упорно охотиться за вами, если бы вы не обладали какой-то важной информацией о преступниках, разглашения которой они боятся больше всего. Что это за информация — месторасположение их базы? Численность группировки? Конспиративная сеть? Будущие операции? Не знаю. Что бы это ни было, оно спрятано в вашем мозгу, и нам необходимо каким-то образом до него добраться. Вы должны вспомнить…

— Только не думайте, что я не пробовал это сделать. Сперва я даже не знал, кто я вообще такой. Проклятая амнезия! По-моему, потеря памяти связана не только с раной головы. Я еще испытал и сильный шок, когда увидел, как Бесс спасла меня ценой своей жизни от неминуемой смерти…

— Да, вы правы, такое нелегко бесследно пережить, — согласно кивнул инспектор. — Однако, вы же сами только что сказали, что сначала даже не знали, как вас зовут. А потом вспомнили. Значит, память возвращается! Это также значит, что если мы с вами хорошенько постараемся, то есть шанс вытащить на свет божий все секреты, которые упрятаны у вас там.

И он постучал себя пальцем по лбу.

— Я помню лишь Бесс и О’Хару, — ответил капитан. — И еще Монику, которая погибла из-за меня. Черт побери, я готов согласиться на то, чтобы мой череп вскрыли консервным ножом, лишь бы это помогло найти проклятых убийц!

— Вот и хорошо, — инспектор встал и кивнул Хэнку. — Я приеду завтра в девять утра и перевезу вас в другое место. Постарайтесь хорошенько отдохнуть. О безопасности не беспокойтесь — за дверью палаты круглосуточно дежурят два вооруженных охранника.

— Спасибо, инспектор, — усмехнулся ему Фрост. Тармонд вышел, а капитан устало опустился на подушку и закрыл глаз. Он устал.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

Хэнк вытер губы салфеткой и обратился к медсестре:

— Отличный ужин, давно я так не откушивал. Передайте мою благодарность шеф-повару. Здесь у вас всех пациентов так кормят?

Сестра, девушка лет двадцати с небольшим, одетая в халат, лишь улыбнулась:

— Конечно, нет. Такой ужин даже мне не часто приходится пробовать.

— Примите мои соболезнования, — вздохнул капитан, прислушиваясь к подозрительному урчанию в животе. — Только передайте повару, чтобы он в следующий раз не сильно усердствовал по части горошка, а то боюсь, что сегодня мне придется спать на потолке.

— Вы всегда такой шутник? — засмеялась медсестра, убирая поднос с пустыми тарелками. — Вам повезло не только с питанием. Не знаю, за какие заслуги, но вас определили в отдельную палату, а ведь обычно все больные лежат в многоместных.

Она вышла с подносом из палаты, но буквально через две минуты вернулась, толкая перед собой небольшую тележку. Она подкатила ее к кровати, нагнулась над удивленным Фростом и аккуратно сняла с него одеяло вместе с простыней.

— Эй, эй, — запротестовал тот, — что вы собираетесь со мной делать?

— Тише, больной, не возмущайтесь, — невозмутимо ответила та, потянулась к стоящему на тележке пластиковому тазику и достала оттуда губку, с которой капала вода.

— Это еще что такое? — с отвращением спросил Хэнк.

— Разве не видите — мочалка. Сейчас буду вас мыть. Девушка выжала губку над тазиком и наклонилась над Фростом.

— Снимите пижаму, пожалуйста.

— Надеюсь; хоть брюки не надо будет снимать? — спросил он, нехотя повинуясь.

— Зря надеетесь. Давайте быстрее, а то вода остынет. Хэнк продолжал ворчать, но сестра уже ловко начала обтирать все его тело, сверху донизу, до пояса.

— Не ворчите, вот увидите, вам понравится, — приговаривала она, успокаивая норовистого пациента. — Скажите, а можно мне спросить… не знаю, прилично ли это…

— Что — как я потерял глаз? — сразу понял ее капитан. — Вам правда хочется знать?

— Ну, если вас это не сильно расстроит. Я понимаю, печальные воспоминания… Наверное, я чересчур любопытна, старшая медсестра накажет меня, если узнает о моих расспросах!

— Ничего страшного, я понимаю ваше любопытство, сам был такой в молодости. Так и быть, я вам расскажу все, как на духу, если хотите, — начал Хэнк. — Хотя, рассказывать особо не о чем… Случилось это еще когда я был студентом колледжа. Я специализировался на английском языке и литературе, знаете, разные там предлоги, глаголы, стишки всякие, но моей истинной страстью была астрономия. Ей я посвящал все свободное время, она стала моим самым серьезным хобби. Я представлял себя астрономом-любителем, открывающим новые звезды, кометы, планеты и так далее. Так вот, решил я построить действующую модель солнечной системы и продемонстрировать ее на выставке работ студентов, которая открывалась через две недели после моего замысла. Я проводил все свободное время, дни и ночи, у себя в мастерской, строгал, пилил, красил, клеил, чтобы создать свое детище. И оно того стоило! Когда открылась выставка, моя модель — радость и гордость — была готова и я был уверен, что получу за нее первое место…

— А когда же будет про глаз? — перебила его медсестра и похлопала по плечу, — пора снимать штаны, будем мыть ниже пояса.

— Будет, будет еще про глаз, — заверил ее Хэнк и нерешительно предложил, — а может, не будем снимать штаны. Я все равно завтра уезжаю от вас, наверное, в гостиницу, там и приму душ. Честное слово, девушка.

— Мне что, вызывать старшую медсестру, — притворно нахмурилась та, — поверьте мне, неприятно не будет. Даже наоборот. Не бойтесь, я вас не укушу.

— Ладно, поверю, — вздохнул Фрост и стыдливо стащил с себя пижамные штаны.

Девушка принялась привычно обтирать его влажной губкой ниже пояса, как будто делала эту процедуру каждый день.

— Так где я остановился? — спросил ее, улыбаясь, Хэнк.

— На том, что вы были уверены, что получите первое место на выставке.

— Да! Так вот — в день проведения выставки все экспонаты были выстроены в ряд, а комиссия переходила от одного к другому, осматривала их и изучала, чтобы определить победителя. Когда почтенные профессора подошли к моей действующей модели солнечной системы, я с гордостью воткнул вилку в розетку и все просто рот разинули, когда по орбитам вокруг вспыхнувшего ярким светом Солнца плавно закружились разноцветные планеты из железных шариков, замелькали крошечные спутники-горошинки и все такое прочее. Первое место было почти у меня в кармане!

Но тут случилось непоправимое. То ли из-за какого-то замыкания, то ли еще по какой причине, но электромоторчик, который крутил всю эту систему, вдруг взвыл, как раненый зверь, и пошел вразнос. Я имею в виду, он начал вращаться с такой бешеной скоростью, что все мои планеты раскрутились, как на светопреставлении, и стали сходить с орбит и с жужжанием разлетаться в разные стороны. Члены комиссии разбежались, кто куда, а я смело бросился к своей модели, чтобы выдернуть вилку из розетки, но не успел… Вот тут-то трагедия и произошла.

Когда я подбежал к своей солнечной системе, то мне прямо в лицо пулей полетел Марс, и ударил прямо в глаз. Возможно, его еще можно было спасти после одного удара, но точно за Марсом последовал Юпитер, который ударил по Марсу, как по биллиардному шарику и вогнал его глубоко в глазницу. Ну, а когда их догнал Нептун, то….

Фрост смахнул с лица невидимую слезу и закончил дрожащим голосом:

— Извините, но мне очень трудно вспоминать об этой трагедии…

Девушка как-то странно посмотрела на него и философски заметила:

— Да, неудивительно, что вам выделили отдельную палату. Теперь мне понятно, что судьба у вас и впрямь необычная, видно, действительно планеты не ошиблись в своем выборе…

— Сейчас же перестаньте кощунствовать над инвалидом, — с серьезным видом потребовал капитан.

Медсестра прыснула и протянула ему несколько таблеток.

— Это снотворное. Оно заставит вам преодолеть ваше игривое настроение и поможет поскорее заснуть. До свидания, больной. Выздоравливайте.

Она улыбнулась и вышла из палаты, укатив тележку…

Фрост запил таблетки водой из стакана, стоящего на прикроватной тумбочке, и закрыл глаз, стараясь поскорее уснуть. Но вместо сладких грез в воспаленном мозгу возник другой сон — бегущие на него солдаты, он стоит на краю скалы, в него стреляют, пуля попадает в заслонившую его Бесс, он падает с обрыва, но не в воду, а на камни… боль… темнота…

Он открыл глаз, чувствуя, как его прошибает холодный пот, и ровно и глубоко задышал, стараясь успокоить бешено колотящееся в груди сердце. Слишком уж этот сон был похож на кошмарную реальность…

И вдруг по спине пополз предательский холод — капитан понял, что он в палате не один…


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

Фрост надавил пальцем кнопку вызова медсестры, расположенную на стене, и тут же скатился с кровати. В тот же момент в подушку впилось две пули, но капитан не услышал выстрелов — только негромкие хлопки и клацанье затворной рамы. Он упал на пол и бросился к стене.

Дверь открылась, и в палату из коридора ворвался сноп света. В проеме показался силуэт медсестры с графином в руке. Снова раздался хлопок и стеклянный сосуд, который держала девушка, разлетелся на мелкие осколки, а медсестра пронзительно закричала.

Хэнк вскочил с пола и прыгнул через кровать на одетого в черную одежду непрошеного посетителя, который уже направил пистолет на него. Он сумел дотянуться до руки с оружием, ударить по ней — и следующая пуля ударила в стену. Фрост автоматически отметил — четвертый выстрел. Сколько еще патронов осталось у убийцы? Максимум шесть-семь…

Он резко ударил противника левым коленом в пах, но тому удалось оттолкнуть его, и капитан со стоном упал на кровать, ударившись спиной о ее железную раму.

Пистолет снова повернулся в его сторону, но Хэнк поднялся на локтях и достал пальцами ноги до ствола, удлиненного глушителем-. Глухо прозвучал пятый выстрел и пуля свистнула над головой.

Фрост оттолкнулся от кровати, кинулся вперед и ударил головой в грудь массивного противника, хватаясь за его руку с пистолетом. Тот в борьбе нажал на спусковой крючок и шестая пуля ушла в пол.

Медсестра все еще кричала, но теперь ее крик постепенно затихал — видимо, она убегала по коридору. Вдруг верзила, с которым боролся капитан, с остервенением выругался по-испански.

— Испанец? — прохрипел Хэнк и тут же получил удар в живот, от которого согнулся, но все равно не отпускал руку противника с оружием. Он успел заметить летящий в его голову кулак, мгновенно отклонился и рука убийцы с грохотом ударила в стену.

Тот взвыл и присел от боли, что-то крикнув по-испански, а Фрост разогнулся, сделал короткий замах и ударил ногой верзилу слева в голову.

Щелкнул седьмой выстрел, и пуля впилась в кровать.

Капитан оперся о тумбочку и что-то нащупал на ней. Металлический поднос! Он схватил его и врезал ребром по шее нападающего. Тот уже нажимал на спуск, но рука его дернулась, две пули ударили в окно и оно с треском рассыпалось. Девять.

— Мьерда! — прохрипел убийца.

Не выпуская из рук поднос, Хэнк прыгнул на противника и изо всей силы врезал ему коленом в пах. Десятая пуля просвистела рядом с ухом. Десять выстрелов! Остался ли еще один патрон или нет?

Он отвел руку в сторону и что было мочи рубанул острым ребром металлического подноса по лицу присевшего от боли верзилы, который пытался снизу ударить его в челюсть тяжелым пистолетом. Раздался хруст перерубленной переносицы, и на пол хлынула кровь.

Фрост сделал шаг назад, чтобы замахнуться как следует и завершить схватку с противником, но опоздал. В эту секунду взгляд его уперся в черное отверстие ствола, который убийца успел вскинуть и навести в голову капитана.

Раздался сухой щелчок, но выстрела не последовало.

Хэнк усмехнулся — патроны все-таки кончились. Он резко размахнулся и ударил ногой в солнечное сплетение опешившего верзилы. Но тот устоял на ногах, отбросил в сторону ненужный теперь пистолет и с рычанием кинулся на Фроста, вытянув вперед толстые ручищи с явным намерением задушить его, как котенка.

Но капитан не стал переходить в контратаку, а плавно подался назад, увлекая за собой громилу, перекатился на спину, схватив противника за грудь и подводя под него одну ногу, а затем резко ее разжал и перебросил противника далеко через себя. Раздался крик ужаса, звон оставшихся осколков стекла и треск оконной рамы. За этими звуками откуда-то издалека прозвучал глухой удар и наступила непривычная тишина.

Хэнк перевернулся, вскочил на ноги и подбежал к разнесенному в куски окну. Вдали раздавались полицейские сирены, а по освещенному двору бежали сотрудники больницы в белых халатах.

Он перевел взгляд пониже, увидел, куда они торопились, и лишь покачал головой. Под окном его палаты стоял микроавтобус-фольксваген. В его вогнувшейся крыше зияла рваная дыра, из которой торчали ноги его недавнего противника. Фрост подумал, что врачам не стоит торопиться — после приземления верзилы головой на крышу им там делать уже нечего…


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

Капитан курил “Кэмел” и с довольным видом прислушивался к собственному дыханию. Это был ободряющий звук, свидетельствующий о том, что он остался жив.

На нем теперь была своя собственная одежда, которую инспектор Тармонд забрал из гостиницы, где он останавливался с Бесс и Майком О’Харой.

Остаток ночи он провел в палате в компании двух вооруженных полицейских. Те не сомкнули глаз ни на минутку — видно, этому способствовал тот факт, что двух предыдущих охранников, которые дежурили у входа в палату, нашли с перерезанными горлами в темном углу коридора.

Пистолет, которым был вооружен преступник, оказался десятизарядным “вудсменом”, а наконечники всех пуль, как показала экспертиза, содержали сильный яд, что гарантировало немедленную смерть даже при легком ранении.

— Это был аргентинец! — заявил с порога Тармонд, распахнув стеклянную дверь и стремительно влетая в комнату, в которой сидел капитан.

— Что? — сразу не понял его Хэнк. — О ком вы говорите?

— Я говорю о вашем ночном госте. Это был наемный убийца из Аргентины.

Инспектор упал на стул, закинул ногу за ногу и расслабил галстук.

— Скажите, — задумчиво проговорил Фрост, — я как будто вспоминаю, что у Майка был пистолет. Зачем он ему был нужен, если он просто хотел отдохнуть со мной и Бесс?

— Вы же понимаете, капитан, — ответил тот, — что иногда даже друзья не имеют права делиться служебными секретами.

— Понимаю. Что вы хотите этим сказать?

— То, что О’Хара сопровождал вас и мисс Столмен не для того, чтобы отдохнуть. У него было свое задание.

— Да не темните вы, объясните толком.

— Конечно, объясню, только немного попозже. Всему свое время. Расскажите вы мне сначала о том, что помните о Майке и его оружии.

Хэнк затушил сигарету в пепельнице.

— Насколько я припоминаю, у него был “магнум” калибра ноль сорок четыре. Очень серьезная пушка. Большая и тяжелая.

— Да, — подтвердил Тармонд. — Мне как-то приходилось стрелять из такой.

— Он очень любил свой “магнум” и всегда брал его на серьезные задания. Наверное, он хотел уж попасть так попасть. Да, и он все время еще подшучивал над моим…

— Над чем же он подшучивал? — напрягся инспектор.

— Над моим браунингом! — воскликнул Фрост. — Я вспомнил! Вспомнил! Я всегда носил браунинг “хай пауэр”, никелированный. Его отделал для меня Рон Маховски…

— Очень хорошо, капитан, — одобрительно произнес Тармонд. — Вот видите, память постепенно возвращается. А каким ножом вы предпочитали вооружаться?

— Сейчас, сейчас, — облизал Хэнк пересохшие от волнения губы, — по-моему, боевой нож “гербер”. Я носил его в ножнах на ремне, сзади…

— В кабинете мисс Столмен, в сейфе, полиция нашла другой пистолет — “питон”. Что вы можете сказать о нем?

— Да, я когда-то подарил его ей, когда мы только встретились в Африке, чтобы она могла защищаться…

— Хорошо, что еще вы можете вспомнить? Носит ли О’Хара нож?

— Нет, только иногда маленький, складной.

— Ну что же, неплохо для начала, — улыбнулся Тармонд. — И где же Майк держал свой пистолет?

— В перчаточном отделении нашей машины.

— Какой машины? Ваша машина так и осталась припаркованной у гостиницы, а автомобиль мисс Столмен стоял у агентства новостей.

— Да нет, в другой машине, — напряг память Фрост, пытаясь свести воедино разрозненные картинки прошлого. — Майка почему-то не устраивали эти наши микролитражки, и он все время зудел, что нам нужно взять напрокат машину побольше.

— И что вы сделали, капитан? Что вы сделали потом?

Хэнк встал, потер виски и нервно заходил по комнате.

— Черт побери! Мы взяли такую машину…

— Какую? Где?

— Форд. Довольно вместительный. Вот только где? — он наморщил лоб, пытаясь подогнать ход мыслей. — По-моему, в какой-то конторе по прокату, которая называлась не то “Акне”, не то “Акме”… Кажется, “Акме”. Он тяжело задышал и устало вытер со лба пот.

— Молодец, капитан! — воскликнул Тармонд и довольно потер руки. — Теперь и я вам кое-что расскажу. Агент О’Хара ездил не отдыхать с вами, а присматривать за Бесс и охранять ее по заданию ФБР. Дело в том, что цепь убийств, над которыми она проводила журналистское расследование, была системой заказных убийств. Ее предшественник, который до нее занимался этим, видимо, слишком много узнал, за что и был сбит насмерть какой-то машиной. И вероятно, эта банда убийц имела отношение к ряду подобных преступлений в США. Теперь понятно, почему Майк имел при себе такое серьезное оружие? Потому что готовился к встрече с действительно грозным противником — группой заказных убийц высшей категории…

Он протянул руку к телефону, поднял трубку и набрал номер.

— Алло, говорит инспектор Тармонд… Да, есть кое-что. Срочно разыщите мне координаты конторы по прокату автомашин, в ее названии есть слово “Акме”. Понятно? Только побыстрее.

Хэнк устало опустился на стул и закрыл глаз. Он очень устал…


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

— Куда вы девали нашу машину? — вскрикнула стоявшая за стойкой толстенькая женщина с припухшими глазами, не сводя взгляда с одноглазого посетителя.

— Погодите, не кричите, — попробовал успокоить ее вошедший в грязную, выкрашенную желтой краской, контору по прокату автомашин следом за Хэнком инспектор Тармонд. — Какую машину взяли у вас те, среди которых был и этот господин? — и он показал на Фроста.

— Голубой форд. На одном колесе не было колпака. Его взял на свое имя американец, который был вместе с этим…

— Да, — подтвердил капитан. — Машину брал О’Хара.

— И где же она? — снова занервничала женщина. — Вы брали ее максимум на четыре дня, а прошло уже больше недели!

— Мадам, — снова обратился к ней инспектор, показывая удостоверение личности. — У Скотланд-Ярда есть намного более серьезные причины интересоваться этими двумя американцами и той женщиной, которая была с ними.

— Так это была та блондиночка, о которой писали газеты? Вот это да! — удивленно воскликнула владелица заведения.

— Вы ее помните? — порывисто наклонился над стойкой капитан.

— Теперь, когда увидела вас, вспомнила, — ответила толстушка. — Не каждый же день к нам заходят такие вот одноглазые пираты.

Она умерила свой воинственный пыл и улыбнулась.

— Мадам, Скотланд-Ярд возместит вам стоимость этого злосчастного форда, — заверил ее Тармонд, чем привел в еще большее расположение. — Но нам нужна кое-какая информация.

— К сожалению, больше ничего не знаю. Я сообщила о пропаже машины в полицию два дня назад.

Инспектор повернулся к своему помощнику, который сопровождал их с Хэнком:

— Питер, нужно объявить местный розыск этого голубого форда. Для этого возьми сейчас у мадам точные данные машины — не забудь об отсутствующем колпаке — и сразу же выйди на связь со всеми патрульными машинами.

Фрост перегнулся через стойку и поцеловал толстушку в щечку.

Она рассмеялась.


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Тармонд пригласил капитана в небольшой ресторанчик, где они сейчас и сидели, попивая ром и не спеша перекусывая.

— Ну как, — поинтересовался инспектор после того, как они поговорили о всяких мелочах, — ничего важного больше не вспомнили?

— Нет, — засмеялся Хэнк. — Вы думаете, это так легко?

— Не думаю, — согласился тот, — но мне необходимо, чтобы вы вспомнили.

Он подцепил кусочек цыпленка, отправил его в рот и запил глотком воды из стоящего рядом с его тарелкой бокала.

— Значит, мы выяснили, что О’Хара держал свой “магнум” в бардачке голубого форда, который вы взяли напрокат. Больше там ничего не было, кроме пистолета?

— Была, — задумчиво протянул Фрост. — Коробка с патронами.

— Хорошо, — кивнул инспектор, — и что же заставило вашего друга достать пистолет из перчаточного отделения?

— Мы… мы что-то увидели.

— Кто — мы? Вы и Бесс или вы и Майк? Или все втроем?

— Да.

— И кто увидел это первым?

— Бесс.

— Где она сидела?

— Она сидела между Майком и мной.

— Значит, она смотрела вперед, в ветровое стекло?

— Да.

— Значит, то, на что вы обратили внимание, находилось впереди. Вел машину О’Хара?

— Да. Он сказал мне, чтобы я открыл перчаточное отделение и дал ему пистолет. Я даже не знал, что он там лежит. Конечно, я его видел у него до этого и спросил, для чего ему на отдыхе такая пушка, но он отделался какой-то шуткой, как он всегда это делает, — Хэнк сглотнул, — или делал…

— Чем быстрее вы вспомните, тем раньше мы будем знать, что делать, — сказал Тармонд. — Возможно, еще не все потеряно, у нас ведь нет никаких доказательств их смерти. Впрочем, доказательств обратного тоже нет, — расстроенно закончил он.

Фрост сжал руками раскалывающуюся от боли голову.

— Не могу…

— Так что же произошло, когда вы передали “магнум” Майку? — настаивал инспектор.

— Мы вышли из машины и углубились в лес… Я как будто стал упрекать Майка, что надо было оставить Бесс, а не брать с собой. Он сказал, что уже поздно, они повсюду и окружают нас…

— Кто — они? — встрепенулся Тармонд.

— Не знаю. Черт побери, как болит голова! Он со звоном отбросил вилку на тарелку, так, что на него оглянулись из-за соседних столиков. Капитан опомнился, подобрал вилку и стал через силу есть.

— Так кто там вас окружил? — повторил инспектор.

— Не помню, — на этот раз тихо ответил капитан.

— А что вообще произошло в лесу? Вы хоть что-то можете вспомнить?

Хэнк прикоснулся к своей правой щеке.

— Я напоролся на ветку и поранил щеку. Бесс достала носовой платок и вытерла кровь…

— Хорошо, — вздохнул Тармонд. — А что потом? Вспоминайте, вспоминайте, капитан.

— Да, — оживился Фрост, — затем произошло что-то необычное. Стоял ясный день, но вдруг откуда-то взялся туман… А может, туман просто возник у меня в голове.

Он засмеялся и отхлебнул рома. Инспектор терпеливо ждал продолжения его рассказа, не совсем будучи уверенным, что оно последует.

— Нас окружил странный туман, и Майк почувствовал себя очень плохо. Его даже вырвало. Затем мы увидели солдат, — тихо, почти шепотом, говорил Хэнк, закрыв глаз и морщась от пульсирующей боли в голове. — О’Хара был совсем плох, не знаю только, почему. Я забрал у него пистолет… потом не помню… затем снова солдаты… “магнум” оказался у кого-то другого, он стреляет в меня… Бесс подставляет себя под пулю и…

— И что? — услышал он голос инспектора.

— И я падаю, — закончил Фрост, открыл глаз и улыбнулся. — Я был бы лучшим учеником Фрейда.

Он поспешил открыть глаз, потому что боялся увидеть, как умирает Бесс…


Глава шестнадцатая

<p>Глава шестнадцатая</p>

Гостиница, в которую поселил его Тармонд, показалась ему старинной и красивой. В холле никого не было, кроме дежурной, наверное, из-за позднего часа. Инспектор проводил Хэнка в номер. Фрост захватил с собой только сумку с самым необходимым, включая бутылку виски “Джек Дэниэлс”. Тармонд заверил его, что здесь он будет в полной безопасности — по его словам, вся гостиница буквально нашпигована полицейскими из отдела Скотланд-Ярда по борьбе с терроризмом. Он попрощался, подмигнул и ушел.

Капитан сидел на кровати, угощался виски и смотрел по телевизору какой-то старый вестерн с участием молодого Рональда Рейгана. Президент играл хорошего парня и собирался драться с плохими.

— Пристрелите этих ублюдков, сэр, — посоветовал ему вслух Хэнк.

Было уже поздно, но он не хотел ложиться спать, так как боялся, что когда закроет глаз, то увидит, как погибла Бесс. Он старался вымотать себя или напиться, чтобы просто забыться до утра без никаких сновидений и воспоминаний.

Президент был готов отомстить плохим парням, а те горели нетерпением расправиться с ним.

Стрельба должна была разразиться в любую секунду.

Так и случилось, только выстрелы послышались не с экрана, а из коридора.

— Мать твою! — выкрикнул капитан, хватаясь за первый подвернувшийся под руку предмет — бутылку. В коридоре раздался взрыв ручной гранаты и из-под двери потянуло удушливым дымом.

Кто же это может быть — солдаты из его смутных воспоминаний или те, кто охотились за ним в Лондоне? Наверное, солдаты, ведь гостиница охраняется, как крепость — Хэнк не сомневался в правдивости инспектора. Чтобы ее захватить, нужно провести целую военную операцию. По этому об обыкновенных бандитах или наемных аргентинских убийцах-одиночках в данном случае говорить не приходится. Тармонд обнаружил в картотеке отпечатки того аргентинца, который пытался прикончить Фроста в больнице. Им оказался Альфредо Лорка Ла Круз. Хорошенькая же компания подобралась против него — солдаты, убийцы-аргентинцы, лондонские бандиты…

Сжимая бутылку в руке, он спрыгнул с кровати и подкрался к двери, жалея о том, что оказался безо всякого оружия. В сумке у него были только туалетные принадлежности, да кое-что из одежды.

Капитан медленно приоткрыл дверь и осторожно выглянул в коридор. В нем клубился тяжелый тошнотворный дым и вспыхивали языки багрового пламени. Что же делать. Его номер находился на четвертом этаже, спина не выдержит прыжка с такой высоты, она до сих пор болела после схватки в больнице, когда он сильно ударился позвоночником о кровать.

Выхода нет — придется прорываться через коридор. Он высунулся за дверь, но тут же отшатнулся назад — где-то рядом ударили автоматные очереди.

У выхода из комнаты стояла большая лампа, похожая на торшер. Хэнк отставил в сторону бутылку, выдернул вилку из розетки, наступил ногой на основание лампы и вырвал из него электрошнур. Перехватив его, словно удавку, он приготовился к появлению противника.

До него снова донеслась вспышка перестрелки, которая происходила настолько близко, что он расслышал топот бегущих ног.

Фрост прижался спиной к теплой стене, которую снаружи лизал огонь и почти что желал, чтобы его враги поторопились, ведь еще немного — и по объятому пламенем коридору невозможно будет спастись.

Он поднял импровизированную удавку и притаился сбоку от двери. Если оружия нет — придется его отбить.

И вот тот, кого он ожидал, вынырнул из задымленного коридора и шагнул в дверной проем. Капитан увидел фигуру с автоматом в камуфлированной форме, разрисованное темными полосами лицо и армейскую кепи. Он бросился на него сбоку, подпрыгнул и нанес резкий удар коленом в позвоночник между почками, одновременно набросив ему на шею Удавку. Затем он повернулся на сто восемьдесят градусов, крепко сжимая шнур обеими руками, и провел бросок через плечо. За хрипом последовал треск ломающихся шейных позвонков, и обмякшее тело безвольно свалилось на пол.

Автомат отлетел в сторону и не успел Хэнк подобрать его, как в коридоре показался еще один противник, передергивая на ходу затвор. Фрост схватил стоящую рядом с ним бутылку виски и швырнул ее в лицо второго врага. Голова того от сильного удара запрокинулась назад и очередь ударила в потолок, отбивая куски штукатурки.

Секундного замешательства хватило капитану, чтобы броситься к лежащему на полу автомату первого противника, подхватить его и разрядить магазин в того, кого он оглушил бутылкой. Изрешеченный пулями со стоном повалился в расплывающуюся лужу собственной крови.

Хэнк наклонился, чтобы забрать у него подсумок с запасными магазинами и перезарядить автомат, но не успел это сделать.

— Не надо дергаться, капитан Фрост, — неожиданно раздался рядом до боли знакомый голос, от которого ему стало не по себе. — На этот раз твоя песенка спета…

Голову Хэнка вдруг захлестнула волна боли — он узнал голос и лицо убийцы в лесу, которому он принадлежал.

— Ах ты гадина! — прохрипел он и прыгнул в ноги врагу, не выпуская из рук автомат. Тот выстрелил, но пули просвистели над спиной Фроста.

Капитан врезался в противника, сбил его с ног и они выкатились в задымленный коридор. В это время в его дальнем конце раздался взрыв и огонь полыхнул с новой силой. Враг пытался освободиться от захвата, чтобы поднять автомат, но Хэнк навалился сверху, не давая ему это сделать, затем изловчился, приподнялся на коленях и изо всех сил саданул его прикладом в лоб. Еще удар, еще один — и противник с проломленным черепом безжизненно раскинул руки в стороны.

Фрост скатился с него и сам упал на пол, задыхаясь от напряжения и от удушливого дыма. Однако промедление было смерти подобно. Он вскочил, вогнал в автомат новый магазин, засунул за пояс запасной, и, пригибаясь, побежал по коридору туда, где полицейские из отдела по борьбе с терроризмом из последних сил отбивали нападение на гостиницу.


Глава семнадцатая

<p>Глава семнадцатая</p>

Кашляя от едкого дыма, капитан подбежал к углу коридора и, держа наготове автомат, выглянул из-за него. В другой стороне коридора, за лестницей, пятеро полицейских — вероятно, последние оставшиеся в живых — отстреливались от наседающих снизу врагов численностью около десяти человек, одетых в какую-то черную военную форму.

“Кто эти зловещие солдаты?” — пронеслось у него в мозгу. Насколько Хэнк мог вспомнить, именно с ними он дрался в лесу.

Он понял, что уйти из гостиницы по лестнице не удастся. Неужели нет выхода из этого разгорающегося костра? Смерти он не боялся, но не хотел уйти из жизни, оставшись в неведении о Бесс, о Майке, не найдя главного виновника его беды.

Как бы в подтверждение его мрачных мыслей грохнул еще один взрыв, и часть пола в коридоре провалилась на третий этаж. В образовавшееся отверстие снизу полыхнули языки пламени. Нет, сгореть заживо он не согласен…

Фрост выскочил из-за угла и стал поливать очередями ползущих наверх врагов. Те не ожидали такого нападения с тыла и на некоторое время растерялись. Капитану его хватило, чтобы превратить нескольких врагов в решето и те с воплями покатились вниз по ступенькам.

Когда патроны закончились, он рванулся через открытое пространство к полицейским, залегшим по другую сторону лестницы. Они не ожидали такого подкрепления и приветствовали его дружными и довольно бодрыми криками, как будто им всем не угрожала смертельная опасность.

Все это привело врагов в неописуемую ярость. Они вскочили и, подняв шквал огня, ринулись по лестнице вверх на штурм четвертого этажа. Защитники встретили врагов свинцовым ливнем. Они уступали в численности, но занимали более выгодное положение, расстреливая в упор бегущих по ступенькам противников.

Спустя несколько минут яростный и скоротечный бой закончился. Залитая кровью лестница была завалена трупами и стонущими ранеными, но и среди полицейских не обошлось без потерь. Рядом с Фростом осталось только двое ребят, и еще один стонал, держась за простреленную грудь.

Капитан отбросил в сторону разряженный автомат и схватил валяющийся на полу кольт.

— Надо уходить отсюда! — крикнул он своим, кашляя от дыма. — Иначе сгорим или задохнемся!

Он шагнул к раненому полицейскому, приподнял его, взвалил на плечо и они втроем тяжело побежали в тот конец коридора, куда еще не успел добраться огонь.

— Балкон! — вдруг воскликнул один из полицейских, когда они достигли расширителя, они свернули и заторопились к разбитой стеклянной двери. Удар ноги — остатки двери со звоном отлетели в сторону, и Фрост с полицейским вывалился на балкон.

Придерживая раненого, он подошел к ограждению. Где-то внизу выли сирены, но ждать немедленной помощи не приходилось.

— Смотрите! — крикнул стоящий рядом полицейский, совсем молоденький паренек, показывая рукой на ветки растущих рядом высоких и развесистых деревьев. — До них недалеко. Надо попробовать перепрыгнуть туда.

Он без лишних слов перелез через перила, оттолкнулся от балкона и сиганул в гущу толстых веток.

В этот момент за спиной капитана ухнуло пламя и огонь стал подбираться к выходу на балкон. Отход был полностью отрезан, вся гостиница пылала, как факел.

— Капитан, передавайте мне его! — услышал он голос паренька, перепрыгнувшего на дерево. — Гарри, помоги ему!

С помощью второго полицейского Хэнк перебрался через балконное ограждение. Первый тем временем перебрался на самую ближнюю толстую ветку, расположенную футах в четырех от балкона и протягивал оттуда руку. Держась за перила, они уцепились за ремень раненого и вдвоем медленно отвели его от балкона.

— Все, держу! — крикнул первый, — теперь кто-нибудь прыгайте сюда и помогите мне!

Фрост прыгнул на нижнюю ветку и едва не сорвался, неправильно рассчитав расстояние. Но он судорожно вцепился в нее обеими руками, перехватился ногами и подполз к полицейскому, держащему своего раненого товарища.

— Держитесь, прыгаю! — донесся с балкона голос третьего и внизу раздался треск веток. — Я здесь, внизу, потихоньку спускайте его, я приму!

Они стали спускаться, передвигаясь с ветки на ветку, местами падая, и, когда увидели под собою того, кто готовился поймать раненого, осторожно отпустили его. Когда они убедились, что тот благополучно приземлился в руки своего товарища, сбив, правда, его с ног, то устало улыбнулись друг другу.

— Вообще-то я люблю лазить по деревьям… Капитан, может, вы пока отдохнете здесь и полюбуетесь видом горящей старинной гостиницы, а я быстренько спущусь и притащу вам какую-нибудь лестницу, а?

Хэнк рассмеялся, кивнул в ответ и закрыл глаз. Из него текли слезы, но не от едкого дыма, а из-за воспоминаний, которые он хотел бы забыть навсегда.


Глава восемнадцатая

<p>Глава восемнадцатая</p>

— Все указывает на связь с Аргентиной. В ней вся отгадка, — устало произнес Тармонд.

Фрост кивнул, поглядывая на серое утро в окно кабинета инспектора. Оба они после трагедии в гостинице провели остаток ночи здесь. Все его вещи тоже находились здесь, и он только что принял душ в душевой спортзала полицейского управления.

— Так говоришь, что все вспомнил? Расскажи по порядку, — попросил его Тармонд.

Капитан закурил и глубоко затянулся.

— Вскоре после того, как Бесс ознакомилась с делом, о котором должна была писать репортаж, ей стало ясно, что наемных убийц использовали и для совершения политических преступлений. Причем настолько эффективно, что расследование всегда заходило в тупик. Но у нас не было никаких улик, мы ничего не могли доказать и оказались в безвыходной ситуации. Затем ей вдруг на глаза попался материал о том, что школьники в одном из городков на севере Англии пострадали от какого-то странного заболевания — сильного раздражения глаз. Помню, я сказал ей, что симптомы похожи на отравление слезоточивым газом. Мы как раз были в гостинице, все втроем, и Майк подтвердил мои слова. Тогда Бесс предложила немного отдохнуть от дела о наемных убийцах, раз мы зашли в тупик, съездить в тот городок на пару дней и расследовать, что же произошло со школьниками.

— И что было потом? — спросил инспектор.

— Потом, — кивнул Хэнк и улыбнулся, — Майк настоял, чтобы мы взяли напрокат машину побольше. Теперь я думаю, что ему была нужна просто машина с более объемистым бардачком, чтобы туда мог поместиться его “магнум”. Тармонд засмеялся.

— Бесс также сказала, что если наши мозги немного проветрятся, то, возможно, мы придумаем что-нибудь новое по делу об убийствах. Короче, мы так и сделали. Взяли в “Акме” форд, добрались до того городка, Бесс поговорила с ребятишками, а О’Хара отметил на карте то место, где они впервые почувствовали сильное раздражение глаз. Это все больше и больше походило на слезоточивый газ, у одного из школьников даже лопнули кровеносные сосуды в глазном яблоке. Впрочем, врач сказал, что с пареньком все будет нормально.

— А кто-нибудь пытался установить источник этого отравления?

— Майк предположил, что в тех местах проводились учения британских войск, и каким-то образом произошла утечка отравляющего газа. И что военные не стали делать это достоянием общественности.

— Да, иногда и у нас кое-что замалчивается, — согласился инспектор, — особенно, если это связано с армией.

— Как и в Америке, — усмехнулся капитан. — А Бесс сказала, что это могла быть утечка промышленного газа на аварии какого-нибудь предприятия. В общем, чтобы разобраться, мы выехали на то место, о котором говорили школьники. Оно было в лесу.

Когда мы подъезжали к нему, Бесс первой увидела непонятное движение за деревьями. Мы остановились, Майк достал пистолет, и они с Бесс первыми направились в лес, а я шел за ними. Я тогда впервые увидел, что мой друг захватил с собой в Англию свой “магнум” и это меня задело. Я шел сзади и кричал, как ненормальный, интересуясь, откуда у него взялось оружие, есть ли разрешение на его ношение в Англии и почему он ничего о нем не говорил все это время.

Вот тут-то я напоролся на ветку и поранил щеку. Бесс повернулась, достала носовой платок и стала вытирать кровь. И в этот момент я услышал, как О’Хара что-то кричит впереди. Мы побежали к нему и увидели, что он упал на колени, держится рукой за горло и его тошнит. Только тогда я обратил внимание, что вокруг него клубится что-то похожее на дымку или туман.

Я остановил Бесс, задержал дыхание и побежал в это облако, чтобы вытащить из него Майка. Мне еле удалось это сделать, потому что он едва шевелил ногами. Но я все-таки выволок его назад, туда, где стояла Бесс, схватил его пистолет и бросил в карман. Из глаза лились слезы, я едва мог видеть и сам еле сдерживал рвоту.

Вот тут-то и появились солдаты в противогазах, хотя, судя по форме и снаряжению, они более походили на коммандос. Они бежали к нам с винтовками наперевес и, кроме противогазов, на них больше не было никаких противохимических средств. Я подумал, что они сейчас окажут нам помощь и стал махать им, показывая, что моему товарищу плохо.

Они подбежали к нам, и один из них — наверное, офицер, так как винтовки у него не было — заорал через противогаз, что пристрелит нас всех. Он задергал из кобуры пистолет, а один из солдат направил винтовку на Бесс. Тогда я выхватил из кармана “магнум” Майка и выстрелил прямо в грудь этому солдату. Отдачей у меня чуть не вывихнуло кисть, и я выронил пистолет. На меня тут же набросились со всех сторон и скрутили руки. Офицер поднял “магнум” и прицелился из него мне прямо в лицо, но тут между нами вдруг возникла Бесс, выстрел — и она упала, как подкошенная…

— И что было потом? — спросил Тармонд, видя, что Фрост грустно замолчал.

— Не помню. Наверное, меня ударили прикладом по голове, так как я потерял сознание. Очнулся в какой-то камере. Рядом Бесс, раненная в плечо. Она была без сознания — потеряла много крови. О’Хара пытался остановить кровотечение. Он пришел в себя, но ничего не видел из-за потоков слез и его уже давно пустой желудок до сих пор выворачивало наизнанку. А Бесс ранило, насколько я помню, когда она встала между мною и солдатом, который стрелял в меня.

— Может, все еще не так плохо и она жива.

— Не знаю, — прошептал Хэнк. — Рана была серьезная. Бесс побелела, как полотно, и едва дышала. Затем в камеру вошли трое вооруженных военных и один гражданский — врач. Все англичане. Нас с Майком вывели и он попытался раскидать их, но получил кованым ботинком в пах. А я все еще находился в полубессознательном состоянии. Когда я окончательно пришел в себя, то увидел, что все мои вещи пропали — сигареты, зажигалка, часы, даже галстук и брючный ремень. Но я постарался запомнить, как выглядели нашивки на форме этих скотов.

— И как же? — встрепенулся инспектор.

— Точно не могу сказать, какие там были буквы и цифры, но когда увижу, то узнаю.

Тармонд сделал пометки в блокноте и снова взглянул на капитана.

— И что было после того, как вас с Майком вывели из комнаты?

Хэнк вздохнул и закрыл глаз.

— Мы шли, поддерживая друг друга. Нас привели за какой-то старый каменный фермерский дом. Там стояла группа военных и среди них один человек в дорогом гражданском костюме, как с иголочки. Но самое главное — на его лице была маска только с прорезями для глаз, а на руках — перчатки. Он отдавал какие-то приказы остальным, а те стояли и лишь молча слушали его. Когда этот человек увидел нас, то сказал, что мы увидели то, чего не должны были видеть и за это умрем.

Фрост затушил сигарету и подошел к окну.

— Он пообещал нам мучительную смерть, если мы не расскажем, что нам удалось увидеть. Ну, а Майк хоть едва и держался на ногах, но спокойно сказал этому ублюдку, чтобы тот связался с ФБР, которое вот уже семьдесят пять лет задницу подтирает такими, как он.

В это время к нему подошел врач и что-то сказал. Этот, в маске, крикнул нам, что Бесс уже на том свете. В голове моей помутилось, я что-то заорал, бросился на солдата, который стоял рядом со мной и заехал ему локтем в зубы. А Майк прыгнул на второго, вырвал его винтовку и вогнал штык между ребер. Мы тут же со всех ног бросились в лес, нам вслед стали стрелять, ранили Майка в руку, но мы бежали, что было сил.

— И тебе удалось уйти от них? — сочувственно спросил инспектор.

— Нет, — покачал головой капитан. — Я не мог оставить Бесс. Майк предложил разделиться и выбираться из леса поодиночке, чтобы не попасться вместе, а потом найти полицию. Он думал, что это какие-то незаконные наемники или террористы. Он все говорил правильно, но я хотел отомстить этим гадам за Бесс. Короче, мы разделились, как и предлагал О’Хара, и разбежались в разные стороны. Больше я Майка не видел… Все говорит о том, что его догнали и убили, иначе полиция бы уже обо всем знала.

Тармонд только кивнул.

— Меня тоже поймали — загнали на какой-то скалистый обрыв. Впереди солдат был тот офицер, который ранил Бесс, и человек в маске. Он заорал: “Застрели его! Чего ты ждешь?” Я был уже на самом краю, когда офицер поднял пистолет. Он выстрелил, а я в этот момент прыгнул. На что надеялся — не знаю. Пуля оказалась быстрее, она попала в голову и я почувствовал, будто с нее содрали кожу. Я полетел вниз, мимо мелькали камни, потом — удар, вода…

И Фрост замолчал.

— Ну а потом, что было потом? — подстегнул его инспектор.

— Почти ничего не помню. Какие-то лица, руки, вытаскивающие меня из воды. Меня куда-то везли на грузовике… Я пришел в себя только ночью в лондонском переулке.

— В грузовике, говоришь, — задумчиво протянул Тармонд. — Как бы нам найти водителя этого грузовика или тех, кто вытащил тебя из воды? Нужно, наверное, поместить твою фотографию в газетах, может, кто узнает… Но это все долго, очень долго. Что же делать? А не попробовать ли по твоим описаниям найти то место и фермерский дом, в котором вас держали? Сейчас узнаю, может ли начальство предоставить нам вертолет.

Он поднял телефонную трубку, но перед тем, как набирать номер, заговорщически прошептал Фросту:

— Если органы правосудия не найдут тех, которые убили мисс Столмен и агента О’Хару, я отдам тебе пистолет и не буду мешать самому разобраться с ними. Все-таки в мире еще осталось такое понятие, как честь.


Глава девятнадцатая

<p>Глава девятнадцатая</p>

Облет предполагаемого места в лесу ничего не дал, но Тармонд тем не менее снарядил для его прочесывания большую группу полицейских. С воздуха обнаружить фермерский дом не удалось. Инспектор также распорядился опросить окрестных жителей, не видели ли они солдат, не слышали ли выстрелов, не обратили ли внимание на какие-нибудь странные события в последние несколько дней.

Они вернулись на вертолете в часть королевских военно-воздушных сил, которая оказала им помощь в облете местности и теперь находились в штабе вместе с другими офицерами эскадрильи.

Фросту показали множество воинских нашивок, но ни одна из них и отдаленно не напоминала те, которые он видел на черной форме убийц в лесу.

— А почему бы тебе не взять карандаш и не попробовать самому нарисовать эти проклятые нашивки, — подал, наконец, один из офицеров, майор Блотт, разумную мысль.

Хэнк взял ручку, листок бумаги, уединился за самым дальним столиком и стал мучительно вспоминать.

Он закрыл глаз и мысленно представил перед собой нашивку. Что на ней было изображено? Череп! И еще что-то…

Через пятнадцать минут он, явно не обладая способностями к рисованию, кое-как намалевал на листке бумаги то, что смог вспомнить: уродливый череп и на его фоне перекрещенные винтовка и кинжал.

— Там внизу еще что-то было написано, — прошептал он, вглядываясь в зловещий рисунок, — по-моему, по-латыни. “Легио Интерити”, что ли… Может, окончания другие, но слова вроде бы эти.

Он поднялся и подошел к Тармонду, который разговаривал с майором.

— Вот, — протянул он им бумажку. — Нашивки у этих коммандос были примерно такие. Эта надпись означает “Легион смерти”…

Майор пригласил их перейти в свой кабинет, чтобы побеседовать наедине и помочь, по возможности, выработать план дальнейших действий, да заодно угостить и кофе.

— До этого я только один-единственный раз видел такую нашивку, — рассказывал Фрост, отпивая горячий напиток из фарфоровой чашки. — Было это очень давно, я тогда служил в Африке, в Родезии, и пришлось мне встретиться с одним старым наемником-сержантом, бывалым воякой. Звали его Вине, фамилию уже не помню. И вот мы как-то раз во время отдыха здорово надрались в баре, Вине вытащил из бумажника такую нашивку и показал мне. Он сказал, что одно время служил в этом легионе, но потом почему-то сбежал, взял другое имя, переменил, как мог, внешность, чтобы эти ребята его не достали…

— Веселенькая история вырисовывается, — пробормотал майор. Инспектор ничего не сказал.

Капитан прокашлялся и продолжал, попивая кофе:

— Старина Вине сказал, что “Легион смерти” — это своего рода секретная армия, спецчасть наемников, которую привлекают только для выполнения скрытых операций особой важности. Легион существует уже около столетия, а может, и намного дольше. Он не вмешивается в политику, никого не поддерживает, а лишь выполняет поставленную перед ним задачу. И убивает, уничтожает, ликвидирует — в нем собраны лучшие в мире специалисты этого дела.

Тогда я подумал, что Вине просто набрался и рассказывает разные страшные истории, чтобы попугать необстрелянного наемника, каким я был в то время. Но теперь вижу, что старик был прав. Они расправились с журналисткой, с агентом ФБР, едва не отправили меня на тот свет…

— Не хотите выслушать мою версию происходящего? — спросил инспектор. — Кажется мне, что аргентинцы наняли коммандос из “Легиона смерти”, когда поняли, что Фроста так просто не убрать. Но зачем они охотятся на него, зачем он им сдался мертвый?

— Боже, “Легион смерти” какой-то, — прошептал майор. — Все это напоминает детский фильм ужасов или дурацкий комикс.

Капитан в упор посмотрел на него.

— Хотел бы я посмотреть, что бы вы запели, если бы встретились с этими коммандос. Вине еще сказал, что они дают клятву молчания и присягают не попадать в плен. Вот вам и комикс…

— В твоей истории, Хэнк, есть одна маленькая зацепка, — бросил Тармонд.

— Какая? — поднял тот голову.

— Не в этой, а в другой. Помнишь, ты мне рассказывал, как ходил со своей подружкой на вечеринку и там кто-то все время наблюдал за тобой?

— Конечно! Неужели ты думаешь, что он мог…

— Думаю, — не дал ему договорить инспектор. — Думаю, что это он послал за вами погоню, после которой вы очутились в Гайд Парке.

— Сэр Джон Пинкэм-Флетчер, — прошептал Фрост.

— А возможно, этот самый сэр и гражданский тип в маске — одно и то же лицо.

— Маске? Какой еще маске? — ничего не понял майор.

— Дело в том, капитан, — стал объяснять Хэнку Тармонд, — что у нас есть кое-какие улики против сэра Джона. Мы подозреваем его в связях с мафией, которая осуществляет заказные убийства, из-за которых в Англию и прибыла Бесс после загадочной смерти ее коллеги. ФБР тоже прислало агента О’Хару в Англию, потому что подозревало связь мафии со Штатами…

— А почему же ты мне раньше не рассказал, что полиция его подозревает? — недоуменно спросил его Хэнк.

— Да улики-то довольно жиденькие, вроде той, что он таращился на тебя весь вечер, хоть Скотланд-Ярд и следит за ним уже несколько месяцев. Есть подозрение, что по его приказу ликвидировали Джонатана — мужа Моники Хьюлетт-Джонс. Джонатан, как представитель Форин Офис, помогал Скотланд-Ярду в расследовании серии политических убийств. Он и раньше оказывал неоценимые услуги Англии на разведывательном поприще, скажем так…

— А что-нибудь более существенное у вас есть против этого сэра Джона? — с нетерпением спросил Хэнк.

— Есть немного. Существуют косвенные улики, что он не так давно связался с определенными кругами Аргентины, которые жаждут реванша за поражение в Фолклендской войне. Видимо, затевается что-то такое, на что его мафиози-убийцы не способны. Но это только предположения, пока мы ничего не можем доказать.

— А какого черта делает в Англии “Легион смерти”? — недоуменно добавил Фрост. — Ясное дело, что не проводит

учения.

— Смогу я от вас позвонить? — повернулся инспектор к майору и продолжил, когда тот молча кивнул, — начинаем операцию по штурму поместья сэра Джона Пинкэм-Флетчера. Я также возвращаю тебе, Фрост, твое оружие. И на то, и на другое было нелегко добиться разрешения, но я его выбил. — Тармонд улыбнулся. — А если Пинкэм-Флетчер окажется невиновным, ну что же, я надеюсь, ты найдешь для меня место копа в каком-нибудь занюханном американском городишке…

— Можно и мне хоть слово сказать? — сумел, наконец, ввязаться в разговор и молчавший все это время майор. Он погладил усы и предложил: — давайте я свяжусь с командиром и спрошу, не надо ли случайно провести небольшие армейские маневры рядом с поместьем этого вашего сэра Джона. По-моему, наши солдаты засиделись без дела…

Фрост засмеялся и похлопал его по плечу. В его груди разгоралась жажда мести…


Глава двадцатая

<p>Глава двадцатая</p>

Капитан сидел в сером микроавтобусе рядом с инспектором, на коленях которого лежала полицейская винтовка. В машине сидело еще несколько полицейских. Хэнк был вооружен более основательно — наплечную кобуру приятно оттягивала тяжесть его неразлучного браунинга, а за поясом находился смит-и-вессон, принадлежавший Майку. В ножнах был зачехлен боевой нож.

Фрост наклонился, поднял с сиденья пистолет-пулемет “Кей-Джи-99” и стал его проверять.

— Когда я смотрю на твой арсенал, — засмеялся Тармонд, — то со своим единственным пистолетом, если не считать этой винтовки, чувствую себя совершенно безоружным.

— Зато у вас, шотландцев, смелые сердца, — пошутил тот. — А это самое главное.

— Да, ты прав, капитан, — довольно закивал польщенный инспектор. — Ты прав…

Запиликал радиотелефон, который находился в микроавтобусе, и Тармонд поднял трубку.

— Да, я слушаю. — Последовала пауза. — Все в сборе? Да, по моему сигналу. И не забывай, что сказал наш американский друг — легионеры умирают, но не сдаются. Хорошо. Инспектор положил трубку и повернулся к водителю.

— Артур, давай прямым ходом — к поместью Пинкэм-Флетчера. Нанесем ему официальный визит.

С этими словами он протянул винтовку коллеге, сидящему напротив, а Фрост передал пистолет-пулемет полицейскому рядом с водителем.

— Когда он увидит нас в такой экипировке, то сразу учует неладное, — заметил капитан.

— Да, он это учует сразу, как только увидит у себя твое распрекрасное лицо, приятель, — рассмеялся Тармонд. — Разве не так?

Капитан молча закурил. Он всегда избегал давать банальные ответы на риторические вопросы.


Глава двадцать первая

<p>Глава двадцать первая</p>

Когда микроавтобус с полицейскими и Фростом подъехал к внушительной ограде особняка сэра Джона, один из коллег инспектора выпрыгнул из машины, подбежал к запертым воротам, поколдовал немного над замком и распахнул их.

Тармонд и капитан последовали за ним. Хэнк на бегу расстегнул куртку, чтобы было удобнее, в случае необходимости, быстро добраться до оружия.

Его в свое время поразил “коттедж” Моники Хьюлетт-Джонс, но по сравнению с открывшимся перед ним великолепием особняка сэра Джона тот теперь показался жалкой лачугой. Одного лишь боялся Хэнк — если хозяин дома действительно имел наемных убийц-мафиози и был связан с “Легионом смерти”, то их нежданный, как они надеялись, визит могли отслеживать телекамеры. Вряд ли можно было полагаться на то, что система охранной сигнализации в таком преступном гнезде не поставлена на должный уровень. В таком случае, они должны быть готовы к соответствующей встрече со стороны хозяина.

Фрост, инспектор и еще один полицейский бегом пересекли ухоженную лужайку, раскинувшуюся напротив парадного входа, и взбежали по мраморной лестнице к огромным дубовым дверям.

Капитан присвистнул от удивления — особняк, который с полным правом можно было назвать дворцом, протянулся в длину на добрых два городских квартала, он поднимался в высоту на четыре этажа и был сложен из крупных гранитных блоков.

Когда они подкрались к парадной двери, по спине у него пробежал холодок: он шестым чувством ощутил внутри какое-то движение. Тармонд тем временем шагнул к двери и громко постучал в нее. Второй полицейский стоял рядом с ним.

Повинуясь внутреннему голосу, Хэнк вырвал пистолет из кобуры, прыгнул вперед и оттолкнул инспектора в сторону, крикнув его коллеге:

— В сторону! Прыгай в сторону!

Он сбил Тармонда с ног, они упали на полированные плиты веранды и в это же мгновение дубовая дверь резко распахнулась, и из-за нее посыпался град пуль. Фрост вскочил на ноги, прижался к стене и несколько раз выстрелил в окно, расположенное рядом с дверью. Он обернулся назад — сопровождающий их полицейский не успел отскочить и корчился на полу, изрешеченный свинцовым градом.

Инспектор тоже проворно поднялся и стал палить из своего “вальтера” по окнам дома. Однако, что они могли сделать с пистолетами против автоматных очередей, которые трещали уже не только из окон, но и с крыши?

— Нужно отходить к машине! — крикнул ему капитан.

Они спрыгнули с веранды и стали уходить короткими перебежками, прикрывая друг друга и прячась за густым подстриженным кустарником. Открытое пространство они просто пересекли, улепетывая со всех ног и кидаясь из стороны в сторону, словно зайцы, причем инспектор проявил неожиданную для его возраста прыть. Сжав зубы, Хэнк пообещал, что он еще отплатит за такое позорное отступление.

Они выскочили из ворот, бросились в микроавтобус и водитель с места рванул вперед. Он бешено несся до первого поворота, за которым сбавил скорость и остановился.

— Ты как, не ранен? — тяжело дыша, спросил Фроста Тармонд.

— Нет, — бросил тот.

— Капитан, ты спас мне жизнь…

— Ничего, еще будет возможность ответить мне тем же.

— Все, этому негодяю конец, — бросил инспектор. — Сейчас вызываю на подмогу полицейское подкрепление и подразделение майора Блотта. Мы ему покажем, сукиному сыну…

Хэнк облизал пересохшие губы, переводя дыхание, и взглянул в окно на виднеющийся за деревьями прилегающего парка особняк и примыкающее к нему большое застекленное здание — то ли зимний сад, то ли оранжерея.

— Мать честная, да там на крыше вертолет, — присвистнул он, — нечего сказать, серьезный парень этот самый сэр Джон… Чувствую, мы потеряем массу молодых ребят, если будем штурмовать эту крепость в лоб. Нет, сделаем по-другому. Я возьму человек двенадцать, самых опытных, из полицейских-контртеррористов, мы попробуем пробиться вон к тому зимнему саду, а из него прорваться в дом. Сначала нужно провести плотную огневую подготовку и разнести этот стеклянный дом на куски. Если есть снайперы, пусть обстреливают вертолет на крыше и никому не дают к нему приблизиться. Были уже у меня случаи, когда добыча уходила из-под носа… А когда подойдут солдаты, пусть поддержат нас огнем и идут на подмогу. Может, это хоть немного отвлечет огонь изнутри, а то нам одним там придется очень жарко…

— Ты словно ищешь смерти, — мрачно прокомментировал его план инспектор.

— Не смерти, а расплаты, — коротко ответил Фрост, перезаряжая браунинг.

Он мысленно поклялся, что уничтожит предводителя “Легиона смерти”, кем бы тот ни оказался.


Глава двадцать вторая

<p>Глава двадцать вторая</p>

Фросту не хотелось верить в дурные предзнаменования — их группа составила тринадцать человек, в его подчинение передали двенадцать вооруженных штурмовыми винтовками и автоматами полицейских из отдела по борьбе с терроризмом. Они пересекли парк и залегли за последними деревьями. Перед ними расстилалось открытое пространство, за ним — зимний сад, примыкающий к особняку.

Капитан тоже основательно подготовился к штурму — кроме браунинга и смит-и-вессона, он захватил с собой пистолет-пулемет и подсумок с осколочными гранатами.

Он кивнул залегшему рядом с ним сержанту Чалмерсу:

— Сержант, давай сигнал.

— Есть, сэр, — кратко ответил тот и поднес к губам микрофон рации. — Ударная группа вызывает командный центр, ударная группа вызывает командный центр. Как меня слышите? Прием.

Из рации послышался голос инспектора:

— Ударная группа, говорит Тармонд. Вы готовы к фейерверку? Прием.

— Мы готовы, повторяю, мы готовы. Начинайте работу. Конец связи.

Сержант кивнул Фросту и капитан оглянулся на остальных ребят. Сейчас на зимний сад должен обрушиться огонь, после его окончания они пойдут на приступ…

Хэнк облизал губы.

— Говорят, что в “Легионе смерти”, — начал он достаточно громко, чтобы его слышала вся группа, — одни из самых лучших бойцов в мире. Они никогда не повернутся к вам спиной — не поворачивайтесь и вы к ним. Если есть выбор между тем, ранить легионера или убить его — пристрелите его без колебаний. Может, это звучит жестоко, но даже ранеными они продолжают оставаться смертельно опасными и будут стрелять, если не в вас, так в ваших товарищей. Не забывайте об этом и забудьте на время о жалости.

Майор со своими солдатами должен подойти с минуты на минуту. Когда они присоединятся к нам, мы должны будем пробиться на крышу и разнести этот вертолет к чертовой матери. Значит, проводим штурм по следующему маршруту — зимний сад, из него — в особняк и на крышу. К тому времени дом будет окружен солдатами, и можно ожидать, что крысы, засевшие в нем, будут драться до конца, а их главари попытаются удрать на вертолете. Я не знаю, сколько против нас легионеров, но могу точно сказать, что вооружены они до зубов — винтовки, автоматы, пулеметы, возможно, взрывчатка. У них сильные оборонительные позиции, они — профессиональные солдаты и знают, как убивать. В этом их преимущество. Но они негодяи, а мы — хорошие парни. В этом наше преимущество.

В это время по зимнему саду ударили очереди и послышался громкий треск лопающихся от пуль стекол.

— Так что давайте надерем этим сволочам задницу, за мной! — закончил капитан, вскочил и бросился во главе ударной группы на штурм.



Стреляя на ходу, они преодолели открытое пространство, добежали до ближнего конца зимнего сада, чьи стеклянные стены и крыша рассыпались на куски под шквалом огневой подготовки, и бросились на землю рядом с ним.

— Чалмерс! — крикнул Хэнк, перекрывая стрельбу. — Передай Тармонду, чтобы он прекратил стрельбу, пока мы не ворвемся внутрь, а не то он положит своих!

— Слушаюсь, — бросил тот и сорвал с пояса рацию.

— Но сначала вот что, — добавил Фрост, — видишь вон там, под потолком сада, головки разбрызгивателей? Это для полива. Так вот, прикажи своему лучшему стрелку, пусть он разнесет их к чертовой матери. Посмотрим, смогут ли те, кто засел там, спокойно постреливать в нас, когда на них сверху будет хлестать вода…

— Понятно, — кивнул Чалмерс и оглянулся на своих людей. — Капрал Даннер!

К ним подполз один из полицейских со штурмовой винтовкой.

— Капитан хочет, чтобы ты занялся поливом цветов.

Похоже, что там внутри очень сухо… Видишь вон те разбрызгиватели? Ну-ка, прострели их, чтобы оттуда полилась вода…

Даннер засмеялся, оглянулся по сторонам в поисках удобного места для стрельбы и крикнул:

— Прикройте меня!

Вся группа подняла ураганный огонь, под прикрытием которого Даннер подполз совсем близко к стене зимнего сада, приподнялся и, положил винтовку на фундамент в том месте, где недавно было стекло.

— Прекратить огонь! — приказал капитан, видя, что тот занял положение для стрельбы.

Чалмерс стал связываться с Тармондом, а Хэнк приподнял голову, наблюдая за Даннером, который тщательно целился, приподняв ствол.

Выстрел — и из-под потолка сада ударила первая струя воды.

“Сколько же всего этих разбрызгивателей? — подумал Фрост. — Штуки три-четыре?”

Второй выстрел — и новый фонтан.

— Еще два! — крикнул, повернувшись, Даннер. Два следующих выстрела тоже попали точно в цель.

— Наши прекращают огневую подготовку, — бросил ему сержант, пряча рацию.

— За мной! — вскочил капитан и, непрерывно стреляя из ПП, во главе группы ворвался в разбитое здание, с потолка которого хлестали струи воды.

С дальнего конца зимнего сада раздался шквал огня, который разносил на куски стеллажи и горшки с цветами. На другом конце можно было видеть перебегающих с места на место легионеров в полевых камуфлированных куртках и черных беретах.

— Всем на пол! — приказал Хэнк, и они попадали на мокрый пол, стараясь хоть как-то укрыться за рядами столов с растениями.

Он вогнал в пистолет-пулемет новый магазин и крикнул:

— Гранаты!

Фрост выхватил из подсумка гранату, приподнялся и швырнул ее в дальний конец помещения. Вслед ей полетело еще несколько смертельных подарков.

Через пару секунд оттуда донеслась череда звонких взрывов, и оставшиеся куски стекла разлетелись в разные стороны.

Когда шум утих, капитан вдруг услышал странный шипящий звук.

— Берегитесь, сейчас взорвется! — раздался крик кого-то из полицейских.

Хэнк поднял голову и увидел окрашенную в желтый цвет трубу, тянущуюся под потолком.

— Черт побери, газ… — прошептал он и обернулся к своим. — Всем наружу! Это газ!

Едва они успели высыпать наружу в выбитые рамы без стекла и попадать на землю, как внутри пыхнуло и затем раздался такой оглушительный взрыв, от которого чуть не полопались барабанные перепонки. Здание наполнилось всепожирающим пламенем, дымом и разлетающимися острыми осколками. Изнутри донеслись крики ужаса. Орали раненые и обожженные легионеры.

— Сержант! — крикнул Фрост, осматривая себя. Ран не было видно, только незначительные порезы.

— Да, капитан! — услышал он ответ Чалмерса.

— Пересчитай наших, есть ли потери. Сейчас снова будем атаковать.

Огонь в развалинах зимнего сада понемногу угасал, металлические конструкции были покорежены взрывом и окутаны дымом и паром.

— Сэр, потерь нет, — подполз к нему сержант. — Только у одного сломана нога, да двоих порезало стеклом. Но они могут держаться.

— Ладно, оставь их здесь, пусть они прикрывают нас огнем, — бросил ему капитан. — По моей команде — вперед.

Они подготовились к окончательному броску, снова ворвались внутрь разбитого здания и устремились к его противоположному концу, примыкающему к особняку. На дорожке они натолкнулись на несколько обгоревших трупов. На этот раз им не было оказано никакого сопротивления.

Вдруг снаружи Хэнк расслышал очереди крупнокалиберных пулеметов, которые он не мог спутать ни с чем другим. Майор Блотт!

Фрост бежал вперед, перепрыгивая через трупы, куски стекла, разбитые горшки и кучи мокрой земли. От него не отставали Чалмерс, Даннер и другие полицейские.

Вот они достигли конца здания и перед ними возникла дверь, ведущая в особняк. Группа остановилась.

— Так, теперь самое главное, — повернулся к ним

Хэнк. — Делимся на две группы, одна поочередно прикрывает вторую во время маневра. Вспомните свою армейскую подготовку. Одной командую я, другой — сержант Чалмерс. Сержант, ты сейчас прикрываешь меня, а я со своими врываюсь в дом. Потом — наоборот, и так во время продвижения по всему особняку. Ясно?

— Так точно, сэр, — ответил сержант, — сейчас я разделю группу. С вами пойдет четверо, — и он назвал фамилии.

— Начинаем, — бросил Фрост, и с разгона ударил ногой по двери. Она слетела с петель и провалилась внутрь. Капитан пригнулся и во главе своей четверки бросился вперед, слыша за собой дружные очереди, а над головой — свист десятков пуль.


Глава двадцать третья

<p>Глава двадцать третья</p>

Однако, и ворвавшись в дом, ударная группа не встретила серьезного сопротивления. Видимо, причиной тому был шквальный огонь крупнокалиберных пулеметов подразделения майора, который разнес все внутри. Повсюду валялись каменные и кирпичные обломки, отбитая штукатурка, куски мебели и трупы легионеров, буквально разорванные страшными очередями на части.

Военные прекратили огонь, когда увидели, что группа Фроста уже в особняке и сами ворвались в него с парадного входа под предводительством майора Блотта. Оба отряда соединились в холле, затем капитан повел свою группу, не останавливаясь ни на минуту, наверх по лестнице, а солдаты стали занимать этаж за этажом.

Здесь им пришлось уже столкнуться с серьезным сопротивлением оставшихся в живых легионеров, но группа упорно продвигалась вперед, поливая огнем каждую открывающуюся перед ними лестничную площадку. Двое раненых из группы остались лежать на ступеньках, и Хэнк крикнул бегущим сзади солдатам, чтобы им оказали помощь.

Наконец, он, сержант Чалмерс и Даннер выскочили на последний этаж и устремились по коридору к виднеющейся в его конце двери. Она вела на крышу.



Капитан выбил дверь и увидел легионера с автоматом, загораживающего выход на крышу. Он всадил ему две пули в голову.

Он проскочил в дверь, вылетел на крышу, но не успел вмешаться в то, что там происходило, замерев от разворачивающейся перед ним картины.

На взлетной площадке вращал лопастями готовый взмыть вертолет, а напротив друг друга стояли сэр Джон Пинкэм-Флетчер и офицер “Легиона смерти”, как понял

Хэнк, его руководитель, — тот самый, кто стрелял в Бесс, кто преследовал его самого, кто ранил его в голову, кто был виновен в смерти Моники Хьюлетт-Джонс.

В руках у легионера была винтовка. Он поднял ее, нажал на курок и голова сэра Джона исчезла в серо-кровавом облаке, во все стороны полетели брызги и куски плоти.

В ладони легионера появилась граната. Бросок — и она упала на стоящие в стороне ящики с надписями “взрывчатка”. Еще секунда — и он запрыгнул в вертолет.

— Сейчас все взорвется к чертовой матери! — крикнул Фрост своим, которые высыпали на крышу и стреляли во взлетающую машину. — Прыгаем с крыши! Быстро!

Они подскочили к краю крыши и, не раздумывая, прыгнули вниз. Капитан отбросил в последний момент оружие в сторону и в полете услышал сзади мощный взрыв. Затем последовал удар о землю и тишина…


Глава двадцать четвертая

<p>Глава двадцать четвертая</p>

Он открыл глаз и ощутил страшную головную боль.

— Капитан, — донесся до него знакомый голос. — Слава Богу, ты жив!

Он слабо задышал и прошептал:

— Инспектор, я, наверное, уже на том свете, так что оставь меня в покое.

— Не притворяйся, — раздался над ним смех. — У нас еще много работы, так что не надо отлынивать.

Фрост приподнял голову, огляделся вокруг и понял, что вечному покою действительно еще не время.

— Не двигайся, — строго сказал ему Тармонд. — Сейчас прибегут медики.

Несмотря на это предупреждение, он пошевелил руками и ощутил под собой что-то мокрое и липкое.

— Что это? — со страхом спросил он, — Неужели…

— Это всего лишь грязь, — поспешил успокоить его инспектор. — Ты приземлился в грязь. Полежи пока спокойно.

— Лежу, лежу, — прошептал он и закрыл глаз, чувствуя, что снова куда-то пропадает.



Капитан задумчиво сидел в одной из полицейских машин, стоящих недалеко от дымящегося особняка, центральную часть которого наполовину разрушил взрыв. Все его кости болели, напоминая о полете с крыши, который, впрочем, и спас его.

Свое спасение Хэнк относил только к Божьей милости. Когда в зимнем саду взорвался газ, то лопнули трубы для полива и вода наполнила траншею, которая была вырыта рядом с домом для замены канализационных труб. В нее он и свалился после прыжка с крыши. Это его и спасло, потому что если бы грохнулся о твердую землю, то костей бы не собрал…

Другие, которые были с ним на крыше, погибли, и среди них — сержант Чалмерс. Капрала Даннера увезли в госпиталь с множественным переломом ног. Майора Блотта извлекли из-под обломков мертвого и из его подчиненных погибли трое солдат. Вот такие невеселые итоги штурма…

Сэра Джона Пинкэм-Флетчера застрелил командир “Легиона смерти”, которому удалось сбежать на вертолете. Всего нашли двадцать пять трупов легионеров, но сколько их еще покоится под обломками — неизвестно.

Фрост вздохнул и закурил.

Надо подумать…

Почему в этом особняке собралось такое количество легионеров во главе со своим главарем?

— Капитан! — донесся до него голос спешащего к нему Тармонда.

— Да, — поднял он голову.

— Помнишь, я говорил, что мы опишем тебя в местных газетах и попросим откликнуться тех, кто видел тебя у леса или подвез. Так вот — нашелся водитель грузовика, который подобрал тебя там и отвез в Лондон. Не помнишь? Он говорит, что ты голосовал. Отличный парень, шотландец, естественно.

Хэнк непроизвольно улыбнулся.

— Короче, он рассказал нам, в каком месте он тебя увидел, мы прочесали все окрестности и нашли дом, в котором держали вас троих. Никаких тел не обнаружено, но мы нашли гильзы, остатки военного снаряжения и все такое прочее. Там точно были легионеры! И еще одна новость — пока я со своими людьми занимался всем этим, ребята Скотланд-Ярда и Секретной службы нанесли визит коллегам Пинкэм-Флетчера в Форин Офис и познакомились с его помощником, который давно уже на него работает. Тот явно что-то знает, но молчит, зараза.

— Куда улетел вертолет? — продолжал инспектор. — Видимо, у них где-то есть база, штаб. Значит, они планируют какую-то крупномасштабную операцию, а легионеры, которые находились в этом особняке, служили лишь резервом.

— И как же мы обнаружим их базу? — спросил Фрост.

— Единственная ниточка — этот помощник в Форин Офис. Я распорядился, чтобы его доставили сюда. Если он действительно осведомлен о планах своего хозяина, то есть шанс. Есть даже шанс, что мисс Столмен жива, ведь мы нигде не обнаружили ее тело, а легионеры вряд ли стали бы брать с собой труп. Хотя я и не могу представить, зачем она им нужна даже живая. Что я хочу предложить — раз наши ничего не добились, может, ты сам наедине поговоришь с помощником Пинкэм-Флетчера? Я предоставлю тебе такую возможность. Ты меня понимаешь?

— Да, — вздохнул капитан и закрыл глаз. — Понимаю…


Глава двадцать пятая

<p>Глава двадцать пятая</p>

Помощника звали Ричард Белл. Это был довольно рослый детина, на дюйм выше самого Фроста, с длинными руками и темными редеющими волосами.

Они стояли друг напротив друга между деревьями, недалеко от разрушенного особняка Джона Пинкэм-Флетчера.

Капитан не стал брать с собой никакого оружия. Он понятия не имел, что Тармонд сказал другим полицейским и сотрудникам Секретной службы, которые остались у машин, помимо того, что он быстро развяжет этому типу язык, что те сразу привели к нему помощника и оставили их наедине.

Белл стоял, широко расставив ноги в стороны.

— Мне нужна вся информация, которую ты имеешь, о связях своего босса с “Легионом смерти”, с аргентинцами и наемными убийцами, — начал Фрост.

— Я ничего не знаю, — зло бросил Белл. — И я это уже говорил полицейским. Я требую адвоката! Какого черта меня привезли сюда!

Хэнк обратил внимание на его гнусавый голос и всмотрелся в его лицо. У того казался перебитым нос.

— Ты что, занимался боксом? — спросил он.

— В колледже…

— А сейчас боксируешь?

— Да, иногда, чтобы поддерживать форму.

— Это хорошо, — кивнул Хэнк. — Понимаешь, в чем дело — эти легионеры захватили мою девушку и лучшего друга, возможно, даже убили их. Из-за них погибла еще одна женщина, моя знакомая, они пытались прикончить и меня, уже не помню, сколько раз… “Легион смерти” недаром находится сейчас в Англии, они явно что-то замышляют. Если ты ничего не знаешь, я заранее прошу прощения. Но если это не так и ты просто скрываешь эту информацию, я смешаю тебя с дерьмом.

— Не говори ерунду! — воскликнул Белл. — Я знаю свои права и ты не посмеешь меня и пальцем тронуть. Тебя посадят за это в тюрьму.

— А мне плевать, — недобро усмехнулся Фрост. — Ладно, у меня нет времени. Будешь говорить или нет?

— Ты, проклятый янки, — прохрипел тот. — Ты что, насмотрелся дурацких голливудских фильмов и корчишь из себя крутого? Думаешь, что со всеми можешь справиться?

— Правильно, — подтвердил капитан. Он сделал шаг вперед, сделал ложный замах левой и врезал справа Беллу в челюсть. Тот отлетел в сторону и ударился головой о ствол дерева.

— Ты, варвар! — заорал он.

— Варвар не я, — ответил Хэнк, — а твои легионеры. Почему же ты не защищаешься, боксер? А то я как будто принимаю участие в избиении младенца. Но лучше брось-ка ты свое ослиное упрямство и расскажи то, о чем тебя просят. Как ты не понимаешь — мне нужно знать, где легионеры держат Бесс, чтобы спасти ее, если она жива. А если нет, все равно необходимо узнать, где они находятся, чтобы отомстить. И так, и так, я должен найти “Легион смерти”.

В эту секунду Белл сделал выпад вперед и провел хук слева. Фрост инстинктивно блокировал его, но едва не пропустил мощный удар справа. Он резко пригнулся и кулак просвистел в дюйме над головой. Капитан ударил противника в низ живота, а когда тот согнулся, врезал снизу в челюсть и тут же обрушил обе сведенных вместе руки ему на затылок. Тот упал и протяжно застонал:

— Я ничего не знаю…

— Ладно, — бросил Хэнк. — Я сейчас потренируюсь на тебе еще немного, а если и что не поможет, то я тебя отпущу, только попрошу полицию распустить везде слухи, что ты во всем сознался и продал “Легион” с потрохами. А также мафию. Если ты действительно ничего о них не знаешь — они тебя не тронут, но если врешь, как сивый мерин, они тебе мозг вырвут и в череп помочатся. Вспомнишь тогда еще меня, гнида.

Он подошел к нему и саданул носком по голове.

— Ты ведь знаешь, ведь знаешь! Убью, скотина! — рычал он, избивая Белла ногами и чувствуя, что звереет.

— Подожди, не бей! — заскулил Белл.

Тяжело дыша, Фрост отошел в сторону и постарался взять себя в руки.

— Знаю, но тебе от этого легче не станет, — простонал Белл, поднимаясь на колени и вытирая струящуюся по лицу кровь. — Девчонка жива или, по крайней мере, ее хотели пока оставить в живых. Американец — тоже. Но лучше бы ты этого не знал…

— Почему же? — хрипло спросил капитан.

— Потому что их скоро прикончат и оставят трупы, чтобы указать на американское участие в одном деле. Больше всего они хотели добыть твой труп, как американского наемника, но ты оказался чертовски удачлив…

— И что же это за дело? — с ужасом произнес Хэнк. — Что легионеры замышляют?

Белл с трудом встал на ноги и поднял левую руку. Фрост шагнул в сторону и приготовился к продолжению схватки, но тот только вскинул запястье, чтобы посмотреть на часы.

— Через полчаса “Легион смерти” совершит нападение на Виндзорский дворец, чтобы уничтожить королевскую семью.

Капитан охнул, шагнул к Беллу, врезал ему напоследок ногой в пах и побежал к машинам с полицейскими.


Глава двадцать шестая

<p>Глава двадцать шестая</p>

Как оказалось, до окончания кошмара было еще далеко. Вертолет с Фростом, лейтенантом Криспом — адъютантом погибшего майора Блотта и инспектором Тармондом на борту на предельной скорости несся мимо аэропорта Хитроу, направляясь в крепость Виндзор. Напрямую позвонить в Виндзор не удалось — что-то случилось с телефонной линией. Попытки связаться с местной полицией тоже не увенчались успехом. Тармонду удалось выйти по рации на полицейскую патрульную машину и ему сообщили, что с автострады М4 в сторону королевского замка свернула колонна военных грузовиков с солдатами, которые прибудут к нему минут через двадцать.

Единственным воинским подразделением, которое находилось недалеко от этого места и могло оказать вооруженное сопротивление “Легиону смерти”, были солдаты погибшего майора Блотта, которые принимали участие в штурме поместья Джона Пинкэм-Флетчера. Инспектор вышел на связь с Би-Би-Си, кратко объяснил им угрозу, нависшую над королевской семьей, и заставил сотрудников компании пообещать ему, что об этом немедленно сообщат по радио и телевидению. Самое главное — срочно эвакуировать членов королевской семьи из Виндзора!

После этого Тармонд сказал Фросту, что единственная надежда на то, что в замке всегда, когда там находится королева, дежурит, по крайней мере, один вертолет, а и принц Филипп, и принц Чарльз — хорошие летчики. Если хоть кто-то в Виндзоре услышит сообщение Би-Би-Си, то семья может спастись и сама. Однако слишком надеяться на такой небольшой шанс не приходилось, ведь находящиеся в замке могут принять входящую воинскую колонну за отряд, который прибыл для их эвакуации.

Инспектор связался по рации с заместителем Блотта капитаном Стриклендом и сказал, чтобы он со своими людьми срочно грузился в машины и мчался к замку. Тот ответил, что они будут там минут через сорок. Это значило, что первые минут десять легионерам, переодетым в форму британских солдат, будут противостоять только те, кто находится сейчас в вертолете, так как доберутся туда быстрее других.

Обо всем этом их проинформировал инспектор, а Хэнк в это время проверял и перезаряжал все свое оружие. Его одежда все еще была покрыта засохшей грязью.

— Когда мы приземляемся? — крикнул он пилоту.

— До Виндзора осталось пять минут, — ответил тот.

— Послушай, вертолет оборудован громкоговорителем?

— Да, сэр.

— А возле Виндзора есть какой-нибудь населенный пункт? — повернулся Фрост к Тармонду.

— Есть. А что? — недоуменно спросил тот.

— У вас ведь все любят королеву, так?

— Конечно, — с гордостью ответил инспектор. — Любой англичанин готов пожертвовать жизнью ради своей королевы.

— Вот и хорошо. Давайте пролетим над домами, и ты через громкоговоритель скажешь, что королеве грозит смертельная опасность, пусть все вооружаются, кто чем может и торопятся в замок спасать ее. Может, нас услышит и полиция. Тармонд с восхищением посмотрел на капитана.

— Хэнк, ты гений.

— Может быть, — скромно заметил тот. Когда внизу замелькали аккуратные домики, инспектор приказал пилоту снизиться и сбавить скорость. Летчик передал ему микрофон громкоговорителя и внизу раздался многократно усиленный голос инспектора:

— Внимание! Говорит инспектор полиции. Колонна грузовиков с террористами направляется к замку Виндзор. Они намереваются уничтожить всех членов королевской семьи. Мы видим, как они уже приближаются к главным воротам замка. Террористы обрезали все телефонные линии. Би-Би-Си должно было недавно сообщить об этом нападении. Англичане, вооружайтесь, кто чем может и спешите на помощь королеве!

Было видно, как на улицах останавливаются машины и из домов выбегают люди. Некоторые из них уже торопились к замку с охотничьими ружьями в руках.

Вертолет заложил вираж и вернулся на свой маршрут. Впереди Фрост увидел последние грузовики колонны легионеров, втягивающиеся на территорию Виндзора. У ворот ограждения, тянущегося вокруг замка, он рассмотрел трупы двух часовых.

— Лети к последнему грузовику и зависни над ним! — крикнул он летчику. — Я перепрыгну на него.

— Да ты разобьешься насмерть! — воскликнул Тармонд.

— Нет. А вы ведите огонь по другим грузовикам!

Капитан забросил за спину пистолет-пулемет, проверил пистолеты, нож, подсумок с гранатами и сдвинул в сторону дверцу вертолета. Придерживаясь за сиденье, он встал на шасси и приготовился к прыжку.

Вертолет снизил скорость и завис над крышей последнего грузовика. Летчик не мог опуститься ниже из-за опасности грохнуться на землю.

Хэнк подмигнул инспектору, выхватил из ножен нож, выбрал удобный момент, прицелился и прыгнул вниз.

Он сильно ударился животом о распорки под брезентовым кузовом, но, вогнав нож в брезент, словно якорь, сумел удержаться на крыше. Он сразу пополз к кабине, а на том месте, где он лежал секунду назад, возникли рваные дыры от пуль — стреляли изнутри кузова.

Фрост перепрыгнул на кабину и рванул из-за спины пистолет-пулемет. Грузовик стал сбавлять скорость, чтобы не врезаться в предпоследнюю машину. Вертолет в это время начал поливать ее огнем, и та завиляла из стороны в сторону по шоссе.

Капитан опустил ствол и длинной очередью прошил всю крышу кабины. Грузовик задергался и стал сбавлять скорость. Хэнк упал на кабину, перегнулся и заглянул сверху вниз в окно. Водитель лежал на руле, из его шеи хлестала кровь, рядом с ним корчился еще один легионер. В это время машина вильнула на обочину и остановилась.

Фрост спрыгнул на землю, рванул дверь грузовика, запрыгнул в кабину и выбросил из нее два окровавленных тела. Через секунду он сидел за рулем и машина набирала скорость. Сзади, из кузова, до него донеслись крики и непонятные звуки борьбы.

Грузовик, идущий впереди него, продолжать вилять из стороны в сторону, а затем резко свернул вправо, сбил ограждение и сполз боком в кювет — все-таки огонь из вертолета не был впустую.

Сам вертолет был уже далеко впереди и готовился к посадке внутри замка.

Тем временем непонятная стрельба в кузове его машины продолжалась, но она показалась капитану направленной не на него, не из кузова, а на кого-то внутри.

— Майк! — что было силы закричал он. — О’Хара! Это ты?

— Я! — послышался сзади приглушенный брезентом знакомый голос. — Хэнк, скорее помоги мне!

Фрост ударил по педали тормоза, выкатился из кабины и, сорвав с плеча ПП, подскочил к хвосту машины и откинул брезент в сторону.

В кузове, одетый в форму легионеров, О’Хара отбивался от наседающих на него коммандос.

— Майк, на пол! — крикнул капитан и стал короткими очередями в упор расстреливать врагов, не успевших среагировать на неожиданно возникшую угрозу.

Через несколько секунд все было кончено. На полу кузова в лужах крови валялось с полдесятка трупов. Прямо в объятья Хэнку упал О’Хара, живой и невредимый, только заметно похудевший от пережитого.

— А они говорили мне и Бесс, что убили тебя! — воскликнул он, обнимая и хлопая его по спине. — Но я не верил…

— Так она жива? — выдохнул Фрост.

— Да. В первом грузовике. С ихним главарем Робертом Вальтером, который называет себя полковником, но на самом деле он просто куча дерьма.

— Я убью его, — мрачно пообещал капитан.

— Боюсь, дружище, что тебе придется стать в очередь. Будешь после меня. Это он забрал твои часы, зажигалку и мой любимый пистолет, — Майк понизил голос. — Меня поймали, я не сумел с ними справиться, их было шестеро…

— Ладно, давай быстрее в кабину — и вперед, — поторопил его Хэнк. — Нас ждет война.

Значит, Роберт Вальтер. Фрост жаждал встречи с ним…


Глава двадцать седьмая

<p>Глава двадцать седьмая</p>

Когда они подъезжали к замку, в зеркало заднего обзора капитан увидел, что к резиденции королевы подтягиваются вооруженные чем попало жители. О’Хара тем временем срывал с формы нашивки “Легиона смерти”.

— Не хочу, чтобы меня пристрелили свои.

— Это вряд ли, — заметил Хэнк. — Своих здесь слишком мало.

— Ты знаешь, что задумали эти гады? — спросил его Майк. — Они хотели оставить наши с Бесс тела на месте преступления, чтобы показать, будто американцы участвовали в составе “Легиона смерти” в нападении на королевскую семью и ее уничтожении. Представляешь? Вот так аргентинцы хотели отомстить Великобритании за Фолклендскую войну и насолить Америке за военную помощь Англии. Скоты!

— Ты помнишь инспектора Тармонда?

— Да.

— Я работаю вместе с ним надо всей этой чертовщиной. Он говорит, что это никакая не секретная акция правительства Аргентины, а просто чудовищный план группы каких-то свихнувшихся аргентинских патриотов.

— Вполне может быть, — кивнул О’Хара. Он поднял два противогаза, уложенные между сиденьями, и протянул один из них Фросту. — Давай оденем, не даром же они их приготовили…

Капитан остановил грузовик, натянул противогаз и распахнул дверцу машины. Легионеры уже начали атаку.

Хэнк с Майком, который вооружился трофейной винтовкой, побежали ко входу в замок, поливая очередями встречающихся на пути коммандос. Во внутреннем дворе рядом со старинными башнями уже клубилось облако отравляющего газа, и немногочисленные защитники и гвардейцы лежали на лужайке и корчились в судорогах.

— Вальтер постарается убить Бесс в апартаментах королевской семьи и бросить там ее труп, — донесся до него глухой голос Майка.

Фрост вспомнил, что по описаниям инспектора, апартаменты членов королевской семьи находились в правом крыле замка. Он круто повернул вправо и устремился туда, стреляя в спины бегущих впереди легионеров. Во двор крепости тем временем хлынула масса местных жителей, их первая волна тоже испытала действие газа, но остальные стали разбегаться в стороны, огибая опасное облако.

— Вперед! — закричал он сквозь противогаз своему другу. — Мы уже не одни.

Поливая все впереди себя градом пуль, они прорвались ко входу в правое крыло замка и на плечах противника влетели в огромную дверь.

Прямо перед ними расстилался широкий коридор, устланный огромной ковровой дорожкой, по которой бежали легионеры. Капитан выхватил из подсумка две гранаты, протянул одну из них Майку и обе они тут же полетели вслед противнику.

Они упали на ковер, прикрыв головы руками, когда в коридоре грохнул взрыв и по замку полетело многократно отраженное каменными стенами эхо.

Хэнк перевернулся на спину и достал из кобуры браунинг — пистолет-пулемет он бросил, когда расстрелял все патроны. На разорванной в клочья дорожке валялись семь трупов, обломки старинных статуй и рыцарских доспехов.

Они стали продвигаться по коридору, оглядываясь по сторонам в готовности отразить нападение с фланга или с тыла. Вдруг впереди друзья увидели еще одно облако газа.

— Наверное, королевская семья где-то там, — показал рукой О’Хара.

Фрост кивнул и они с еще большей осторожностью продолжили свой путь. Теперь они должны быть готовы к встрече с элитой “Легиона смерти” и с самим Робертом Вальтером. И с королевской семьей Великобритании.

Капитан вошел в облако газа и тут до него донесся женский крик. Кто же это — королева, Бесс или кто-то из прислуги? Он взвел курок и взглянул на стоящего плечом к плечу Майка.

— Майк, если мы умрем… я хочу сказать, что любил тебя, как брата… — глухо проговорил он через противогаз.

— Я тоже, дружище, — обнял тот его.

Они вместе шагнули из коридора в открытые резные двери и вошли в королевские апартаменты…

В центре огромной комнаты он увидел Вальтера, а в углу с одним из легионеров боролся человек, в котором Хэнк узнал принца Филиппа. Принц, похоже, побеждал. Других людей, лица которых капитан знал по фотографиям в газетах, держали под прицелом. Здесь же находилась и королева, она с вызовом смотрела на Вальтера, который держал за руки отбивающуюся от него Бесс.

Майк повел стволом винтовки из стороны в сторону, а Фрост сорвал противогаз и закричал:

— Вальтер, гадина! Теперь ты не уйдешь от меня!

— Ты не успеешь помешать мне сделать то, зачем я пришел сюда! — крикнул тот в ответ, поднимая пистолет в сторону королевы.

— Ты не посмеешь убить этих невинных людей! Я растерзаю тебя на куски!

— Пристрелите его! — заорал Вальтер. Однако легионеры не успели выполнить приказ своего главаря. В этот момент заговорила винтовка Майка, и два врага упали на пол, пронзенные пулями. Принц Чарльз одновременно с очередью ударил третьего легионера в челюсть и вырвал у него винтовку. Принц Филипп разделался, наконец, врукопашную со своим противником, поднялся с пола с пистолетом в руке и навел его на Вальтера.

— Вот тебе и конец, подонок! — выкрикнул Фрост, вскидывая браунинг. Вальтер стал судорожно взводить курок, ему помешала Бесс, оттолкнув в сторону.

Первая пуля попала ему прямо между глаз и из головы брызнула кровь.

Второй выстрел — и из шеи забил красный фонтан.

Третий — и в груди появилась аккуратная дырка, точно против сердца.

Четвертый выстрел, пятый, шестой — все достигли своей цели. Вальтер зашатался и свалился на пол, словно набитый мусором мешок.

— Хэнк, хватит, он мертв! — крикнул Майк.

Капитан опустил браунинг, и к нему бросилась Бесс.

— Бесс, — прошептал он.

— Фрост, — едва слышно ответила она сквозь слезы. Стрельба снаружи замка затихла. В комнату кто-то зашел и капитан тревожно оглянулся. В дверном проеме стоял старик в каске времен первой мировой войны и с охотничьим ружьем, взятым на плечо. Он откашлялся, встал по стойке смирно и громко обратился к королеве:

— Ваше величество, ваши подданные устранили угрозу. Теперь вам ничего не угрожает…


Глава двадцать восьмая

<p>Глава двадцать восьмая</p>

Капитан устроился поудобнее на заднем сиденье “роллс-ройса” и положил руку на оголенное плечо Бесс, на которое были наброшены дорогие меха. Выглядела она в длинном вечернем платье необыкновенной красавицей, настоящей принцессой.

О’Хара сидел напротив и, наоборот, выглядел нелепо в смокинге, который совершенно ему не шел. Хэнк вспомнил, как, одев смокинг, Майк пытался запихнуть под него свой пистолет.

— Что ты смотришь? — спросил его тот.

— Ты — и в смокинге, — засмеялся Фрост. — Не верю собственному глазу.

— А ты хотя бы по такому случаю повязку надел какого-нибудь более веселого цвета, — парировал Майк.

— Ладно, ребята, хватит вам подшучивать друг над другом, — вмешалась в их препирания Бесс.

— Да, вот это был вечер, — мечтательно протянул капитан, решив переменить тему разговора.

— Да, неслабо было поужинать с королевской семьей, — согласился О’Хара.

Хэнк поднял руку и взглянул на циферблат “ролекса” — полночь. Он покопался в карманах, нашел пачку “Кэмела”, свою старенькую зажигалку “Зиппо” и закурил.

— Никогда не думала, что придется сидеть за одним столом с королевой, — прошептала Бесс.

— Да уж, — кивнул Фрост. — А кто был тот маленький мальчик, смышленый такой?

— Наверное, сын принца, — предположил Майк.

— Я тоже хочу такого сына, — повернулся Хэнк к Бесс и улыбнулся. — Давай больше не терять даром время…

Она прижалась к его руке. Фрост наклонился и поцеловал ее в губы.

— А что мы это едем молча? — раздался громкий голос Майка. — Хэнк, давай, расскажи нам, как же ты все-таки потерял глаз!

Бесс улыбнулась, не сводя любящего взгляда с Хэнка.

— Да что тут рассказывать, — начал Фрост, смотря ей прямо в глаза, — рассказывать, в общем-то, и нечего…