Дэвид Эддингс

Келльская Пророчица


ПРОЛОГ

<p>ПРОЛОГ</p>

Отрывки из Книги Веков — первой книги Маллорейских проповедей

Итак, вот века рода человеческого. В веке первом род людской был сотворен и пробудился от небытия, смущенный и изумленный, узрев мир, объемлющий его. И создатели его оценили свое творение и выбрали из числа людей тех, кто понравились им, а прочих прокляли и изгнали прочь. Некоторые отправились на поиски бога, именуемого Ул, — они покинули нас и потянулись на запад, и мы не видали их более. Иные отвергли богов и ушли далеко на север, дабы сражаться с демонами. Другие же обратились к делам земным — эти устремились на восток и выстроили там великие города.

Но мы скорбели. Мы сели прямо на землю в тени гор Корим и в горести великой оплакивали нашу судьбу — то, что сотворены были, а затем прокляты и изгнаны.

И случилось так, что, когда горевали мы и печалились, одна из наших женщин забилась в припадке, словно трясла ее некая могучая десница. Поднялась она с земли, на которой сидела, завязала глаза свои платком, ибо видели они то, что ни одному из смертных прежде видеть не доводилось, — и была это первая прорицательница на свете. И все еще во власти видения своего, обратилась она к нам:

— Внемлите! Стол для пира накрыт перед теми, кто создал нас, — и пир этот станете вы отныне звать Пиром Жизни. И те, кто создали нас, избрали пришедшихся им по нраву, а не понравившиеся не были избраны.

Теперь мы скорбим от того, что ни один из Гостей не избрал нас. Прочие Гости насытились, но Пир Жизни все еще ожидает Долгожданного Гостя. И я говорю тебе, народ мой: он — и есть тот, кто изберет нас. Будьте непоколебимы, терпеливо ожидайте его явления, ибо он придет. Забудьте скорбь свою и обратите лица к небу и земле, чтобы могли вы читать знаки, начертанные там, внемлите, ибо к каждому из вас обращены слова мои! От вас зависит, что случится, когда явится он. Услышьте и запомните: он может и не избрать вас, если вы сами не изберете его. Вот для чего были мы созданы, вот Промысел о нас! Теперь же восстаньте с земли, на которой сидите вы в праздности, предаваясь глупым жалобам! Примите на плечи свои бремя миссии вашей и приготовьте пути тому, кто непременно придет!

Мы премного дивились этим словам и тщательно осмысливали услышанное. Мы расспрашивали прорицательницу, но ответы ее были туманны и покрыты мраком тайны. И тогда мы обратили лица к небесам и склонили слух к шепотам земли — чтобы видеть, слышать и учиться. И когда научились мы читать в Книге Небес и слушать шепоты скал, стали внятны нам мириады знамений. Узнали мы, что два духа явятся нам и один из них будет воплощением добра, а другой — зла. Долго мы трудились, пытаясь распознать, который из духов — дух истины, а который — лжи, но все втуне. Ибо зло приняло обличье добра даже в Книге Небес, и нет среди смертных мудреца, способного распознать их.

Размышляя об этом с печалью, вышли мы из тени гор Корим и отправились в низины, где и принялись ждать. И отринули мы земные заботы, и устремились всем существом своим к миссии, на нас возложенной. Колдуны наши и провидцы обращались к помощи мира духов, наши черные колдуны совещались с душами умерших, прорицательницы искали ответов у земли. Но все напрасно — никто из них не узнал больше, чем ведомо было всем нам.

Наконец собрались мы на плодородной равнине, дабы собрать воедино все крупицы наших знаний. Вот они, те истины, которые поведали нам звезды, скалы, сердца людей и разум духов

Узнайте же, что сквозь пучины времен пролегает черта, разделяющая все сущее, ибо разделение кроется в самом сердце творения. Некогда сказано было, что это и должно быть так и что останется так до конца дней, но сие неправда. Звезды, духи и голоса в скалах твердят о том дне, когда разделению настанет конец и мир вновь станет единым, ибо само творение знает, что день этот придет.

Узнайте также, что два духа вступят в единоборство в самом сердце времени: и духи эти суть две стороны того, что разделило все сотворенное. В условленный час два духа эти встретятся в этом мире, и тогда настанет время выбора. И если выбор не будет сделан, то мир этот погибнет, и Долгожданный Гость, о котором говорила первая прорицательница, никогда не придет, ибо именно это разумела она, говоря: «Внемлите, он может не избрать вас, если вы сами не изберете его». И выбор, который предстоит сделать нам, — выбор между добром и злом и разделение на добро и зло. Тот мир, который явится после совершения выбора, окажется миром добра или миром зла — и уже до скончания дней.

Узнайте также и другую истину: скалы этого мира и всех иных миров неумолчно шепчутся о двух камнях, лежащих в самом центре разделения. Некогда эти камни были единым целым, но, как и все остальное, расколоты были силой, угасившей множество солнц. Там, где камни эти вновь сойдутся, произойдет последнее сражение между двумя духами. И тогда настанет день, когда все вновь сделается единым — все, кроме этих двух камней, ибо столь велика сила, разделившая их, что им никогда не слиться воедино. В тот день, когда разделению настанет конец, один из камней сгинет навеки — и в тот же самый день навек погибнет один из духов.

Вот истины, собранные нами по крупицам, — и это наше открытие ознаменовало конец первого века.

Началом же второго века стали громы и землетрясения, ибо сама земля разверзлась, и воды моря хлынули в расщелины, разделяя страны, населенные людьми, подобно тому, как все в мире разделено. Горы Корим содрогнулись, застонали и зашатались — и море поглотило их. Но знали мы, что время это минует, ибо наши прорицательницы предупредили нас о том, что будет так. Поэтому шли мы своим путем и добрались в безопасное место прежде, чем мир раскололся, и море сперва отхлынуло, а затем нахлынуло вновь — и мир никогда более не разделялся.

Во дни же, последовавшие за возмущением моря, из вод его вышли дети бога-дракона и поселились к северу от нас, по другую сторону гор. И тогда пророчицы поведали нам, что настанет день, когда дети бога-дракона придут и завоюют наши земли. Тогда мы держали совет и размышляли, как сделать нам, чтобы не оскорбить детей бога-дракона и не дать им повода прервать наши занятия. И вот порешили мы, что воинственные соседи наши не станут опасаться простых земледельцев, мирно живущих на земле и питающихся плодами ее. И мы разрушили наши города, убрали даже камни их и возвратились к земле.

Шли годы, складываясь в века, а века слагались в тысячелетия. И вот, как и было предсказано, явились к нам дети Ангарака и воцарились над нами. И назвали они земли, в которых мы обитали, Далазией, а мы подчинились им во всем и продолжили наши занятия.

В то же самое время с дальнего севера явился апостол бога Алдура со своими товарищами, дабы вернуть себе то, что бог-дракон похитил у Алдура. Столь велико было значение этого события, что, когда оно произошло, закончился второй век и положено было начало третьему.

В третьем же веке жрецы Ангарака, коих люди именовали гролимами, явились к нам с речью, говоря о боге-драконе и о том, как жаждет он нашей любви. Мы внимательно выслушали и обдумали услышанное — подобно тому, как обдумывали все, что бы ни услышали от людей. Заглянули мы в Книгу Небес и узнали, что Торак — воплощение божественной сущности одного из тех духов, коим предстоит сразиться в самом центре мироздания. Но где же второй? Как могут люди совершить выбор, если перед ними предстал лишь один из двух духов? Именно тогда и ощутили мы, сколь велика ответственность, возложенная на нас. Духи станут являться нам, каждый в свой срок, и каждый объявит, что он есть добро, а другой есть воплощение зла. Но выбор сделать придется людям. И вот мы снова держали совет и порешили принять те формы богопочитания, на которых так настаивали гролимы, дабы исследовать нам природу бога-дракона и лучше подготовиться к выбору, когда перед нами предстанет и второй бог.

Шло время, и вот дела мирские потревожили нашу мирную жизнь. Ангараканцы породнились с великими градостроителями востока, именовавшими себя мельсенцами, и вместе с ними создали великую империю, которая раскинулась на весь континент. Отныне ангараканцы стали теми, кто совершает поступки, а мельсенцы — теми, кто выполняет миссии. Ибо поступок совершается раз и навсегда, а миссия всякий раз обновляется. Мельсенцы явились к нам и стали искать среди нас тех, кто помог бы им в выполнении их бесконечных миссий. Случилось так, что один из нас, пособляя мельсенцам, получил возможность отправиться на север для того, чтобы выполнить их задание. И прибыл он на место, именуемое Ашаба, и там нашел укрытие от внезапно налетевшего шторма. Хозяин же дома, в котором укрылся наш родич, не был ни гролимом, ни ангараканцем — он вообще не принадлежал ни к одному из известных нам народов. Родич наш, сам того не подозревая, попал в дом Торака. Тораку же любопытны были людские обычаи, и он послал за путником. Наш родич вошел под его кров и узрел бога-дракона. И в тот самый миг, когда взглянул он в лицо Торака, закончился третий век и начался четвертый, ибо бог-дракон Ангарака не был одним из тех богов, которых мы ожидали, — знаки на челе его свидетельствовали, что он не бессмертен, и родич наш тотчас же увидел: Торак обречен, и все, что есть он, сгинет без следа в момент его смерти.

И тогда поняли мы ошибку нашу, и восхитились тому, что узнали, — даже бог может быть всего-навсего орудием судьбы. И стало ясно нам, что Торак был частью одного из двух жребиев — но лишь частью, а не целым.

Случилось так, что на другом краю земли умерщвлен был король со всеми его родичами, кроме одного-единственного. Погибший король обладал одним из камней власти. И когда известие об этом дошло до Торака, он возликовал, ибо решил, что давнего недруга его нет более в живых. Тогда и начал он готовиться пойти войной на королевства Запада. Но знаки на небесах и шепоты скал сказали нам, что все на самом деле не так, как думает Торак. Камень в надежных руках, и род властелинов его не прервался. И открылось нам, что война, затеянная Тораком, приведет его к гибели.

Бог-дракон долго готовился к войне, и миссии, которые возлагал он на свой народ, были длиною не в одну человеческую жизнь. Подобно нам, Торак глядел в небеса, ожидая знамений, которые скажут ему, что настало время двигаться на запад. Но Торак искал в небесах лишь того, что сам хотел видеть, не читая всей Книги Небес. И вот двинул он силы свои на запад в самый что ни на есть неблагоприятный день.

Как и гласило предсказание, армия Торака полегла бесславно на широкой равнине подле города Во-Мимбр, далеко на западе. Бога-дракона сковал мертвый сон, и в сне том предстояло пребывать ему, дожидаясь явления своего противника.

И тогда чуткий слух наш уловил в шепоте скал новое имя. Шепот делался все отчетливее, громче и вот превратился в громогласный вопль в тот самый день, когда на свет родился тот, кто получил это имя. Белгарион Богоубийца явился наконец в этот мир.

С этого времени события ускорились, и мир устремился к страшному противостоянию столь стремительно, что страницы Книги Небес замелькали и слились в туманное облако. В тот самый день, когда люди празднуют годовщину сотворения мира, камень власти попал в руки Белгариона, и едва рука его коснулась камня, Книга Небес засияла ярким светом и имя Белгариона донеслось с самой далекой звезды.

Мы почувствовали, что Белгарион движется по направлению к Маллорее и что камень власти при нем, и ощутили, как Торак все беспокойнее ворочается во сне. И вот наконец настала эта ужасная ночь. Мы беспомощно глядели, как огромные страницы Книги Небес перелистываются столь стремительно, что ничего нельзя прочесть. Наконец мелькание страниц прекратилось, и мы прочли лишь одну строку, но строка эта была ужасна: «Торак убит». Книга Небес содрогнулась, и все мироздание погрузилось во мрак. Именно в этот ужасающий миг тьмы и тишины закончился четвертый век и начался пятый.

И когда начался пятый век, явилась нам тайна в Книге Небес. Прежде все мироздание ожидало встречи Белгариона и Торака, теперь же оно стремилось к иной встрече. Знаки и знамения открыли нам, что два Жребия выбрали иные сущности для последнего единоборства, но не знали, кто они или что они есть, ибо страницы великой книги были темны, а письмена — невнятны. Но мы ощущали, что близится некая сущность, окутанная туманом и мраком, и оставляет печать на судьбах людских, и яснее всего говорила о ней луна, шепча нам, что сущность эта — женская.

Одно мы ясно видели, взирая на окутанную тайной Книгу Небес: века рода человеческого делались все короче, и великие вехи — встречи между двумя Жребиями — стали появляться все чаще. Время неторопливого созерцания миновало, и теперь должны были мы торопиться, дабы последняя встреча не застала нас врасплох.

И послали мы воплощение той, которая должна сделать выбор, к таинственной сущности, сокрытой во мраке, и к Белгариону Богоубийце, и она направила обоих на тропу, ведущую к месту битвы, нами избранному.

И тогда занялись мы приготовлениями, ведь было ведомо нам, что встреча эта станет последней. Разделение мироздания продлилось слишком долго, а встреча эта положит конец разделению, и все вновь станет единым.


Часть первая

КЕЛЛЬ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

<p>Часть первая</p> <p>КЕЛЛЬ</p>
<p>Глава 1</p>

Холодный прозрачный воздух благоухал смолистым ароматом вечнозеленых деревьев. Яркое солнце над головами путников щедро проливало свет на снежные равнины, а в их ушах неумолчно звенели голоса ручьев, бегущих по каменистым руслам и питающих реки низин Даршивы и Гандахара. И аккомпанементом журчанию вод, стремящихся к назначенной судьбою встрече с великой рекой Маган, звучало тихое и печальное пение неутомимого ветра, блуждающего по смолистым зарослям сосен, пихт и елей, венчавшим горы, тянущиеся к небу в вечном томлении. Караванный путь, по которому ехали Гарион и его друзья, все выше и выше поднимался в горы, петляя вдоль звонких потоков по склонам горных хребтов. С гребня каждого хребта виден был следующий, а над всем этим каменным нагромождением главенствовали вершины такой немыслимой высоты, что они, казалось, подпирали небесный свод. Девственные пики эти окутывала королевская мантия вечных снегов. Гарион и прежде много времени проводил в горах, но никогда не приходилось ему видеть столь величественных вершин. Он знал, что до этих остроконечных колоссов много лиг пути, но горный воздух был так чист и прозрачен, что ему казалось, будто достаточно протянуть руку — и можно коснуться вечных снегов.

Здесь царил вечный покой, заставлявший позабыть о суматохе и суете равнин, которых они вкусили сполна, и безмятежность эта умиротворяла, отгоняя прочь все тревожные мысли. За каждым поворотом открывалась новая изумительная картина, всякий раз прекраснее прежней, и все ехали в полнейшем молчании, преисполненные изумления. Здесь лучшие творения рук человеческих казались незначительными и жалкими. Да, вовек рукам смертных не касаться этих вечных гор…

Солнечные летние дни были нескончаемо длинны. С ветвей деревьев, стоявших по обе стороны тропы, доносилось пение птиц, а к аромату хвои примешивался тонкий и нежный запах диких цветов, приносимый ветром с горных лугов. Изредка откуда-то из скал долетал пронзительный крик орла, усиленный горным эхом.

— Ты никогда не подумывал перенести сюда свою столицу? — спросил Гарион императора Маллореи, ехавшего бок о бок с ним.

Он говорил тихо. Ему казалось, что громкий человеческий голос может осквернить окружающее великолепие.

— Всерьез, разумеется, нет, Гарион, — ответил Закет. — Мое правительство не смогло бы тут работать. Чиновники мои в основном мельсенцы. А хотя мельсенцы и снискали репутацию людей в высшей степени прозаичных, на самом деле это далеко не так. Боюсь, мои министры дни напролет любовались бы пейзажем, а устав от созерцания, принялись сочинять дурные вирши. Кстати, ты ведь и понятия не имеешь о том, каково тут зимой.

— Снежно?

Закет кивнул.

— Местные жители никогда не измеряют толщину снежного покрова в дюймах — здесь это делается только в футах.

— Неужели в этих краях кто-нибудь живет? Я никого не вижу.

— Да лишь добытчики пушнины, золотоискатели и прочие авантюристы. — Закет слабо улыбнулся. — Впрочем, думаю, это лишь повод. Есть люди, предпочитающие одиночество.

— Здесь для этого самое подходящее место.

Император Маллореи заметно переменился с тех пор, как они покинули лагерь генерала Атески на берегах реки Маган. Он приосанился, а в глазах появился живой блеск. Подобно Гариону и остальным, он ехал настороже, пристально всматриваясь и чутко вслушиваясь в происходящее вокруг. Но перемены в нем отнюдь не были исключительно внешними. Закет всегда был человеком мечтательным, даже меланхоличным, порой страдал приступами черной депрессии, но в то же время обладал холодным честолюбием. Гариону часто приходило на ум, что типично маллорейское честолюбие и неутолимая жажда власти, характерные для императора, не столько качества природные, сколько средства постоянной проверки самого себя на прочность, и, возможно, происходят от глубоко скрытой потребности в самоуничтожении. Прежде и впрямь казалось, что Закет устремляется сам и бросает все военные силы империи в неравный бой, втайне лелея надежду, что встретит противника, который одолеет его, тем самым освободив от бремени жизни, которое ему столь тяжко нести.

Но теперь и это было уже не так. Встреча Закета с Цирадис на берегах Магана навсегда преобразила императора. Мир, казавшийся ему прежде серым и скучным, похоже, засиял для него новыми красками. Порой Гариону казалось, что лицо друга озаряется светом надежды, что прежде было вовсе нехарактерным для Закета.

За крутым поворотом тропы Гарион увидел волчицу — ту самую, которую нашел он раненной в мертвом лесу, в Даршиве. Она спокойно сидела, поджидая их. Поведение зверя все сильнее озадачивало Гариона. Теперь, когда лапа у волчицы зажила, она рыскала по лесам в поисках своей стаи, но всегда возвращалась, ничуть не опечаленная тем, что ей не удалось разыскать своих. Казалось, волчица преисполнена решимости не покидать путешественников и стать полноправным членом их и без того необычного отряда. Покуда они странствовали по диким местам, причуда волчицы не вызывала особых проблем. Но ведь не могли же они вечно оставаться в лесах и пустынных горах, а появление дикой и, возможно, агрессивной волчицы на оживленных городских улицах, по меньшей мере, привлекло бы к ним нежелательное внимание.

— Как твои дела, сестренка? — вежливо спросил у нее Гарион на языке волков.

— Хорошо, — ответила она.

— Ты нашла следы сородичей?

— В здешнем краю много волков, но мне они не родня. Волчица еще немного побудет с вами. А где мой волчонок?

Гарион оглянулся через плечо на маленький двухколесный фургончик.

— Он с моей волчицей в этой штуке с круглыми лапами.

Волчица вздохнула.

— Если он слишком долго просидит там, то не сможет потом ни бегать, ни охотиться, — неодобрительно сказала она. — А если твоя волчица станет и дальше его перекармливать, то у малыша растянется желудок и он не переживет бескормицы.

— Волк поговорит с нею об этом.

— Но послушается ли она?

— Возможно, и нет, но волк все равно поговорит с нею. Она слишком любит твоего волчонка, и ей приятно держать его рядом с собою.

— Скоро волку надо будет начать учить его охотиться.

— Да, волк знает об этом. Волк все объяснит своей волчице.

— Сестренка благодарит тебя. — Волчица помолчала, настороженно озираясь. — Будьте осторожны, — предупредила она. — Здесь живет какое-то существо. Волчица несколько раз почуяла его запах и, хотя ни разу не видела его, знает, что существо это очень велико.

— А каких оно размеров?

— Больше, чем животное, на спине которого ты сидишь.

Волчица оценивающе поглядела на Кретьена. Огромный серый жеребец уже попривык к зверю, отметил Гарион, однако он был бы благодарен волчице, если бы она не подходила к коню так близко.

— Волк передаст твои слова вожаку нашей стаи, — пообещал Гарион.

По неизвестной причине волчица явно избегала Белгарата. Гарион предполагал, что такое поведение диктует ей таинственный волчий этикет, правил которого сам он не знал.

— А теперь сестренка продолжит свои поиски, — сказала волчица, вставая. — Возможно, мой брат встретится с неизвестным зверем, и тогда мы узнаем, кто это. — Она помолчала. — Но если судить по запаху, он очень опасен. Он ест все подряд — даже тех животных, которых мы опасаемся.

И волчица побежала в чащу, двигаясь легко и бесшумно.

— Знаешь, даже жуть берет, — сказал Закет. — Я и прежде слышал, как люди разговаривают с животными, но не на их языке, как ты.

— Это фамильная способность, — улыбнулся Гарион. — Поначалу я тоже в это не верил. К Полгаре все время прилетают поболтать разные птички — обычно они судачат о яйцах. Птицы больше всего на свете любят поболтать о яйцах. Иногда их глупость просто потрясает. Волки — существа куда более достойные. — Он помолчал и прибавил: — Знаешь, вовсе не обязательно передавать Полгаре эти мои слова…

— Неужто это трусость, Гарион? — рассмеялся Закет.

— Нет, благоразумие, — поправил его Гарион. — А теперь я должен поговорить с Белгаратом. Гляди вокруг во все глаза. Волчица сказала, что где-то неподалеку обитает некий зверь. Говорит, он больше лошади и очень опасен. Она даже вскользь намекнула, будто бы этот зверь — людоед.

— А как он выглядит?

— Она его не видела, только учуяла, а еще набрела на его следы.

— Я буду внимателен.

— Неплохая мысль. — И Гарион, поворотив коня, поскакал к Белгарату и Полгаре, увлеченным беседой.

— Дарнику нужна башня где-нибудь в Вейле, — говорил дочери Белгарат.

— Не пойму, зачем ему она? — отвечала Полгара.

— У каждого апостола Алдура есть своя башня, Пол. Таков обычай.

— Да, старые обычаи живучи — они сохраняются, даже если давно утратили смысл.

— Ему придется много учиться, Пол. Ну посуди сама, как сможет он заниматься, если ты будешь постоянно путаться у него под ногами?

Полгара ответила отцу долгим ледяным взором.

— Ну, может, я неловко выразился…

— Поступай как знаешь, отец. Я подожду его сколько потребуется.

— Дедушка, — Гарион натянул поводья, — я только что говорил с волчицей, и она сказала мне, что в здешнем лесу обитает какое-то очень крупное животное.

— Может, медведь?

— Не думаю. Волчица несколько раз почуяла его запах, но ведь запах медведя она наверняка узнала бы, правда?

— Полагаю, ты прав.

— Она не говорила напрямик, но из ее слов я заключил, что зверь этот не слишком-то разборчив в еде. — Гарион помолчал. — Либо это плод моего воображения, либо она — необычная волчица…

— Не говорила напрямик? Что ты имеешь в виду?

— Вроде бы говорит все как есть, но остается ощущение, будто многого недоговаривает.

— Она умна — вот и все. Это качество нечасто, встретишь у самок, но тем не менее такое случается.

— Какой забавный поворот принял ваш разговор! — едко заметила Полгара.

— Ах, ты еще здесь, Пол? — ласково спросил Белгарат. — А я думал, ты давным-давно занялась делами…

Ответом ему был ледяной взор, но Белгарата это нимало не смутило.

— Поезжай и предупреди остальных, — сказал он Гариону. — Такая волчица и словом не удостоила бы обычного зверя. Как бы там ни было, но это таинственное существо безусловно необычно, а значит, опасно. Вели Сенедре держаться поближе к остальным. Одна в своем возке она чересчур уязвима. — Он минутку поразмыслил. — Не говори ничего такого, что могло бы ее встревожить, — просто пусть Лизелль едет вместе с нею в возке.

— Лизелль?

— Блондинка. Девушка с ямочками на щеках.

— Я прекрасно знаю, кто она такая, дедушка. Но, может быть, пусть лучше с Сенедрой поедет Дарник… или Тоф?

— Нет. Если кто-нибудь из них появится в возке, Сенедра тотчас же заподозрит неладное и испугается. А зверь, который охотится неподалеку, почует запах страха. Не следует подвергать ее такой опасности. Лизелль прекрасно натренирована, и под одеждой у нее наверняка припрятано по меньшей мере три кинжала. — Он тихонько хмыкнул и прибавил: — Полагаю, Шелк может точно сказать тебе, где именно…

— Отец! — укоризненно воскликнула Полгара.

— Хочешь сказать, что ты ни о чем не подозревала, Пол? Какая ненаблюдательность!

— Прекрасный удар! — оценил Гарион.

— Рад, что тебе понравилось, — довольно улыбнулся Белгарат, глядя на Полгару.

Гарион вынужден был пришпорить Кретьена, чтобы Полгара не смогла увидеть в этот момент его лица.

В тот вечер они особенно тщательно разбивали лагерь, избрав местом для ночлега осиновую рощицу, с одной стороны защищенную высокой крутой скалой, а с другой — глубокой горной речкой. Когда солнце опустилось за заснеженный горизонт и сумерки наполнили скальные расщелины призрачными синеватыми тенями, из дозора возвратился Белдин.

— Не рано ли мы остановились? — проскрипел он, приняв человеческий облик.

— Лошади устали, — ответил Белгарат, искоса наблюдая за Сенедрой. — Тропа слишком крута.

— Это еще цветочки. — Белдин, хромая, приблизился к огню. — Дальше подъем будет еще круче.

— Что у тебя с ногой?

— Не поладил с одним орлом — до чего же тупые они, эти орлы! Даже ястреба от голубя отличить не могут! Пришлось преподать ему урок. Покуда я выдирал перышки у него из крыльев, он цапнул меня за лапу.

— Ох, дядя, дядя… — осуждающе покачала головой Полгара.

— Он первый начал.

— Не видно ли позади солдат? — спросил Белгарат.

— Да тащатся какие-то даршивцы — мы опередили их дня на три пути, не меньше. Армия Урвона отступает. Теперь, когда нет ни его, ни Нахаза, солдатам незачем здесь оставаться.

— А это означает, что, по крайней мере, часть преследователей от нас отвяжется, — заключил Шелк.

— Не спеши радоваться, — остудил его пыл Белдин. — Учти, что теперь, когда нет ни церковных гвардейцев, ни карандийцев, даршивцам не на кого охотиться, кроме нас.

— Пожалуй, ты прав. А им известно, где мы сейчас?

— Зандрамас наверняка известно — и не думаю, что она станет скрывать это от своих воинов. А завтра к вечеру мы, похоже, доберемся до снегов. Пора подумать о том, как заметать следы. — Белдин огляделся. — А где твоя подружка-волчица? — спросил он у Гариона.

— Охотится. А еще ищет следы своих сородичей.

— И попутно кое-что разузнала, — тихонько сказал Белгарат, прежде оглядевшись, дабы убедиться, что Сенедра достаточно далеко и его не слышит. — Волчица рассказала Гариону, что где-то тут поблизости бродит некий крупный зверь. Нынче ночью Пол обследует окрестности, но, думаю, нам не повредит, если ты завтра тоже хорошенько все разведаешь. У меня настроение самое что ни на есть неподходящее для сюрпризов.

— Поглядим, что мне удастся выведать.

Сади и Бархотка сидели у костра. Они положили набок глиняный кувшинчик и всячески пытались выманить оттуда Зит с детенышами, соблазняя их кусочками сыра.

— Жаль, что у нас нет молока, — сказал Сади нежным контральто. — Молоко очень полезно для змеенышей. От него у них укрепляются зубки.

— Я это запомню, — отреагировала Бархотка.

— Вы собираетесь стать укротительницей змей, графиня?

— Они такие милашки, — ответила Лизелль, — чистенькие и спокойные, да и едят немного. К тому же могут быть весьма полезны в чрезвычайных ситуациях.

Сади ласково улыбнулся:

— Вскоре мы сделаем из тебя заправскую найсанку, Лизелль.

— Разве только через мой труп, — шепнул Гариону Шелк.

На ужин в тот вечер была жареная форель. Дарник с Тофом, едва закончив натягивать палатки, тотчас же направились прямиком на речной берег, прихватив с собою рыболовные снасти. Недавнее возведение в ранг апостола Алдура заставило Дарника перемениться, однако тяга к любимому времяпрепровождению осталась неизменной. У него давно отпала необходимость жестами договариваться о рыбалке с немым великаном — просто всякий раз, когда они разбивали лагерь поблизости от какого-нибудь водоема, оба действовали по давно установившейся традиции.

Сразу после ужина Полгара в птичьем обличье улетела в лесную тьму. Возвратившись, она рассказала, что не видела никаких признаков логова зверя, о котором предупреждала их волчица.

Утро выдалось холодным — дыхание лошадей тотчас же превращалось в пар, и Гарион и его спутники ехали, плотно запахнув плащи.

Как и предсказал Белдин, к вечеру они достигли границы снегов. Сперва тонким слоем инея были покрыты лишь колесные колеи, но впереди маячил уже сплошной снежный покров. Тем вечером они раскинули лагерь, немного не дойдя до снегов, а рано утром двинулись в путь. Шелк соорудил хитроумное приспособление — нечто вроде бороны, к которой на крепких веревках привязаны были камни величиной с человеческую голову. Надев хомут от этого приспособления на одну из вьючных лошадей, маленький человечек критически осмотрел следы, оставляемые камнями на снегу, и остался вполне доволен.

— Совсем недурно, — удовлетворенно отметил он.

— Не вполне понимаю, для чего нужна эта штука, принц Хелдар, — чистосердечно признался Сади.

— Камни оставляют на снегу следы, похожие на колесные колеи, — принялся растолковывать ему Шелк. — Следы подков могут насторожить солдат, идущих за нами, если кроме этих следов больше ни чего не будет. А вот следы колес вдоль караванного пути не вызовут у них недоумения — это дело обычное.

— Умно, — согласился евнух, — но почему было просто не нарезать веников из кустарника и не заметать след?

Шелк отрицательно покачал головой.

— Если замести все до одного следы, это будет выглядеть совсем уж подозрительно, ведь по этому пути ездят довольно часто.

— Похоже, ты обо всем подумал.

— В бытность свою в Академии принц усерднее всего учился заметать следы, — донесся голос Бархотки из возка, где она ехала теперь вместе с Сенедрой и волчонком. — Порой он делает это просто ради того, чтобы попрактиковаться в любимом искусстве.

— Не думаю, чтобы я стал бы делать это ради баловства, Лизелль. — Маленький человечек был до глубины души уязвлен.

— Да неужели?

— Н-ну… хорошо, может, оно и так, но не следовало бы тебе столь прямолинейно высказываться. К тому же, знаешь, «заметать следы» звучит как-то несолидно…

— Ты можешь предложить более подходящее словечко?

— »Тактический ход» куда лучше, не правда ли?

— Ну, поскольку оба эти термина, в сущности, означают одно и то же, зачем же копья ломать? — Лизелль ослепительно улыбнулась, и на ее щечках заиграли прелестные ямочки.

— Это вопрос стиля, Лизелль…

Караванный путь теперь поднимался круче, сугробы по обочинам становился все толще. Снег беспрестанно сыпался, прилетая с маячащих впереди вершин, ветер набирал силу, а морозец крепчал.

Около полудня заснеженные вершины внезапно заволокло туманом, а вскоре на них наползли зловещие черные тучи, принесенные западным ветром. Тут и появилась волчица — она трусила прямо навстречу путникам.

— Сестра советует вам поскорее найти убежище для вас и ваших зверей. — Слова ее звучали непривычно настойчиво, и это ни на шутку встревожило Гариона.

— Ты нашла существо, которое обитает в здешних местах? — спросил он.

— Нет. Дело куда серьезнее. — Волчица пристально вглядывалась в сгущающиеся тучи.

— Волк передаст твои слова вожаку нашей стаи.

— Это правильно. — Волчица мотнула мордой в сторону Закета. — Скажи этому волку, чтобы он следовал за мной. Мы с ним отыщем подходящее место.

— Она хочет, чтобы ты поехал за ней, — сказал Гарион маллорейцу. — Надвигается ненастье, и она считает, что нам лучше переждать его в безопасном месте, среди деревьев. Найдите подходящее убежище, а я пока предупрежу остальных.

— Снежная буря? — спросил Закет.

— Похоже на то. Волчица не стала бы понапрасну беспокоиться.

Гарион пришпорил Кретьена и поехал назад, чтобы предупредить товарищей. Крутой подъем сделался скользким, ледяной ветер безжалостно швырял людям в лица мелкие колючие льдинки. Но вот путники достигли наконец рощицы, которую отыскали волчица с Закетом. Молодые сосенки росли очень густо, а недавний обвал, проторив дорогу прямо сквозь молодую поросль, оставил после себя груду переломанных стволов прямо у подножия крутого утеса. Дарник с Тофом немедленно взялись за работу — ветер неумолимо крепчал, а снегопад усиливался. Гарион и остальные мужчины принялись им помогать, и вскоре уже был готов длинный импровизированный навес из палаточной ткани, крепко привязанный к деревьям и для верности прижатый к земле бревнами. Потом они спешно расчистили внутреннее пространство от валежника и ввели под навес лошадей — и вовремя: снежная буря забушевала в полную силу.

Ветер завывал как безумный, а сосновая рощица совершенно скрылась из виду в снежном буране.

— А с Белдином ничего не случится? — обеспокоенно спросил Дарник.

— За Белдина не беспокойся, — ответил Белгарат. — Он уже бывал в таких переделках. Либо взлетит выше полосы бурана, либо зароется в снег и переждет непогоду.

— Да он же замерзнет до смерти! — ахнула Сенедра.

— Как раз под снегом-то и не замерзнет, — уверил ее Белгарат. — Белдину любое ненастье нипочем. — Старый волшебник поглядел на волчицу, спокойно сидевшую у самого края навеса и глядящую на метель. — Старый волк благодарен тебе за предостережение, младшая сестренка, — вежливо сказал он.

— Сестра теперь принадлежит к вашей стае, вожак, — в тон ему отвечала волчица. — А благополучие всей стаи — дело каждого волка.

— Умно сказано, сестренка.

Волчица довольно вильнула хвостом, но не ответила.

Разбушевавшаяся стихия не унималась целый день, не стихла снежная буря и с наступлением темноты. Гарион с товарищами коротали время, сидя вокруг костра, разведенного Дарником. И вот около полуночи ветер стих так же внезапно, как и поднялся. Снег же продолжал падать до самого рассвета, но наконец снегопад кончился, однако свое черное дело он сделал: выйдя из-под навеса, Гарион по колено увяз в снегу.

— Думаю, придется нам прокладывать себе дорогу по целине, — сказал рассудительный Дарник. — До караванного пути не менее четверти мили, а под свежевыпавшим снегом может таиться все, что угодно. Негоже рисковать ногами лошадей — не время и не место.

— А как же мой возок? — спросила Сенедра.

— Боюсь, нам придется расстаться с ним, Сенедра. Снег слишком глубокий. Даже если бы нам удалось дотащить его до проезжей дороги, лошадь не смогла бы везти его вверх по крутизне.

— Такой миленький был возок, — вздохнула Сенедра и, с невозмутимым видом обращаясь к Шелку, сказала: — Искренне благодарна вам за то, что вы одолжили мне свой возок, принц Хелдар. Теперь, когда он мне больше не нужен, можете получить его назад.

Вверх по склону в направлении караванного пути дорогу по целине прокладывал гигант Тоф. Товарищи следовали за ним, расширяя тропу, то и дело натыкаясь на скрытый снегом бурелом. Путь до проезжей дороги занял у них не менее двух часов, и, дойдя до нее, все тяжело дышали: сказывался разреженный горный воздух.

Потом мужчины направились назад к навесу, где их поджидали женщины с лошадьми, но на полпути волчица насторожилась, прижала уши и оскалилась.

— Что такое? — спросил Гарион.

— Это то самое существо, — прорычала волчица. — Оно вышло на охоту.

— Приготовьтесь! — крикнул друзьям Гарион. — Зверь где-то поблизости!

Он крепко сжал рукоять Ривского меча.

И в этот момент из той самой рощицы, покалеченной недавним обвалом, согнувшись, почти на четвереньках, появилось неведомое существо. Лохматая шкура его была припорошена снегом, а морда казалась устрашающей и странно знакомой. Из-под тяжелых надбровных дуг посверкивали маленькие поросячьи глазки. Нижняя челюсть выдавалась вперед, а из пасти торчали два страшных клыка, желтых и загнутых вверх. Пасть широко раскрылась, и раздался рев — существо поднялось во весь свой исполинский рост — а в нем было не менее восьми футов — и замолотило кулаками себе в грудь.

— Невероятно! — воскликнул Белгарат.

— В чем дело? — спросил Сади.

— Это же элдрак, — ответил Белгарат, — а элдраки живут только на земле улгов!

— Думаю, ты ошибаешься, Белгарат, — не согласился Закет. — Этот зверь зовется медвежьей обезьяной. В этих горах обитает несколько таких животных.

— Не согласятся ли уважаемые господа с тем, что породу этого создания можно определить и позднее? — спросил Шелк. — Теперь же неплохо бы решить, что нам делать: вступить с ним в схватку или обратиться в бегство.

— Бежать по такому снегу невозможно, — мрачно сказал Гарион. — Придется нам принять бой.

— Я опасался, что ты именно так и скажешь…

— Главное — не дать ему приблизиться к женщинам, — вступил в разговор Дарник. Он поглядел на евнуха. — Сади, а твоим отравленным кинжалом его можно прикончить?

Сади с сомнением поглядел на косматого зверя.

— Уверен, что можно, — сказал он наконец, — но животное очень уж велико, и пройдет немало времени, прежде чем яд подействует.

— Тогда именно этот способ мы и изберем, — подытожил Белгарат. — Мы отвлечем зверя и дадим Сади возможность подкрасться к нему сзади. А когда он вонзит в тело зверя кинжал, мы отступим и подождем, пока яд подействует. А теперь рассредоточьтесь, но помните: никакого риска! — И старый волшебник обернулся волком.

Все остальные, держа оружие наготове, цепочкой двинулись навстречу зверю, стоящему на опушке. Животное рычало и по-прежнему колотило себя в грудь, постепенно приходя в неистовую ярость. Вот оно неуклюже заковыляло вперед. Из-под его гигантских лап во все стороны полетел снег. Сади тем временем, крадучись, поднимался по склону, сжимая в руке маленький кинжал, а Белгарат и волчица бесстрашно бросились на зверя и принялись рвать его клыками.

Мысль Гариона работала очень отчетливо. Он кинулся навстречу зверю, грозно размахивая мечом, но уже понимая, что животное это не столь проворно, как элдрак, ибо оно растерялось от неожиданной атаки волков, и вскоре снег окрасился алой кровью. Чудище заревело в бессильной ярости и в отчаянии бросилось на Дарника. Но гигант Тоф опередил зверя и изо всех сил ткнул концом своего огромного посоха прямо в морду. Животное взревело от боли и замахало лапами, пытаясь сграбастать могучего противника, но Гарион нанес удар по мощному плечу, а Закет тем временем ловко нырнул под другую лапу и принялся осыпать ударами меча брюхо и грудь зверя.

Чудище издало хриплый рев, кровь потоками хлынула из ран.

— Самое время, Сади, — сказал Шелк, готовясь метнуть в лохматую тушу один из своих кинжалов.

И тут, совершив удивительно меткий бросок, волчица впилась зубами в левую ляжку чудовища.

Вопль был ужасен — и отчасти потому, что удивительно походил на человеческий крик. Косматый зверь тяжело рухнул на спину, обхватив лапами раненую ногу.

Гарион перепрыгнул через тушу поверженного чудища, еще крепче сжал рукоять Ривского меча и замахнулся, готовясь вонзить сверкающее лезвие в волосатую грудь…

— Пощадите! — закричало существо. Безобразная морда его исказилась было гримасой боли и ужаса. — Пожалуйста, не убивайте меня!

<p>Глава 2</p>

Перед ними был гролим. Чудовищная туша на обагренном кровью снегу на глазах преображалась, а друзья Гариона надвигались с оружием наготове, чтобы нанести последние смертельные удары.

— Погодите! — отрывисто бросил Дарник. — Это же человек!

И все оцепенели, глядя на израненного жреца, лежащего навзничь на снегу.

Гарион приставил острие своего меча к шее гролима. О, как он был зол!

— Ну что ж, будь по твоему, — ледяным тоном сказал он. — Говори — и советую тебе выкладывать все начистоту. Кто подослал тебя?

— Это все Нарадас, — простонал гролим, — верховный жрец храма в Мал-Гемиле.

— Прихвостень Зандрамас? — изумился Гарион. — Тот, с белыми глазами?

— Да… Я лишь подчинялся его приказу. Умоляю, не убивайте меня!

— Для чего он приказал тебе напасть на нас?

— Я должен был умертвить одного из вас…

— Кого же?

— Не важно кого… Он просто сказал, что один из вас должен умереть…

— Они все еще играют в эту надоевшую старую игру, — отметил Шелк, пряча в ножны свои кинжалы. — Какое же у гролимов бедное воображение!

Сади вопросительно взглянул на Гариона и нерешительно взмахнул своим маленьким и тонким кинжальчиком.

— Нет! — воскликнул Эрионд. Гарион заколебался.

— Он прав, Сади, — сказал он наконец. — Мы не можем умертвить поверженного противника.

— О, эти алорийцы! — Сади всплеснул руками и обратил взор к небу. — Ведь вам всем прекрасно известно, что если мы оставим его здесь в столь плачевном состоянии, то он все равно не жилец! А если возьмем его с собой, это сильно нас задержит, не говоря уже о том, что этот парень явно не из тех, кому можно доверять…

— Эрионд, — обратился к юноше Гарион, — почему бы тебе не привести сюда Полгару? Надо унять кровотечение, не то он, того гляди, истечет кровью и умрет. — Он поглядел на Белгарата, уже принявшего человеческое обличье. — Есть возражения?

— Вообще-то я ничего не говорил.

— И я очень тебе за это признателен.

— Надо было убить его прежде, чем он обернулся человеком, — раздался откуда-то сзади знакомый скрипучий голос.

Белдин невозмутимо сидел на бревне и глодал бесформенный кусок явно сырого мяса, на котором кое-где сохранились перышки.

— Полагаю, тебе даже в голову не пришло поспешить нам на подмогу? — едко спросил Белгарат.

— Да вы и так делали все правильно, — пожал плечами горбун.

Он сыто и громко рыгнул, швырнув остатки своей трапезы волчице.

— Сестра благодарит тебя, — вежливо ответила та и захрустела косточками.

Гарион не мог поручиться, что Белдин понял волчицу, но ему показалось, что сварливый горбун прекрасно уразумел ее ответ.

— Что делает элдрак здесь, в Маллорее? — спросил Белгарат.

— Это не совсем элдрак, Белгарат, — ответил Белдин, выплевывая на снег перышки.

— Ну хорошо, но откуда маллорейскому гролиму ведомо, как выглядит элдрак?

— Ты, верно, туговат на ухо, старик. Ведь было же ясно сказано, что такие зверюшки водятся в этих горах. Они дальние родственники элдраков, но все же кое-чем от них отличаются — не столь велики и не столь смышлены.

— А я думал, что все чудовища живут только в Стране улгов.

— Пораскинь-ка мозгами, Белгарат! В Череке живут тролли, по всей Арендии распространены альгроты, а южная Толнедра населена дриадами. К тому же есть еще и драконша — правда, никто не знает, где именно она изволит проживать. Весь мир кишмя кишит чудовищами. Просто на землях улгов они встречаются немного чаще, чем в других странах.

— Пожалуй, ты прав, — сдался Белгарат. Потом поглядел на Закета. — Так как бишь ты назвал этих милых зверюшек?

— Медвежьи обезьяны. Возможно, это название не совсем точно передает их особенности, но здешние жители не слишком-то интеллектуальны.

— Где сейчас Нарадас? — спросил Шелк у раненого гролима.

— Я видел его в Баласе, — отвечал гролим. — А куда он направился оттуда, мне неизвестно…

— Зандрамас была с ним?

— Ее я не видел, но это вовсе не означает, что ее там не было. Великая колдунья больше не показывается так часто, как прежде.

— Полагаю, из-за того самого пламени, что у нее под кожей? — со свойственной ему проницательностью спросил маленький человечек с крысиным лицом.

Гролим, и без того бледный, совсем побелел.

— Нам строго-настрого запрещено это обсуждать! Даже друг с другом! — испуганно ответил он.

— Да полно, приятель. — Шелк извлек из ножен один из своих кинжалов. — Я тебе разрешаю.

Гролим судорожно сглотнул и кивнул.

— О, да ты отважный малый! — Шелк потрепал гролима по плечу. — Так когда появилось это свечение у нее на теле?

— Не скажу наверняка. Зандрамас долгое время пробыла на Западе вместе с Нарадасом. Светящиеся пятна стали появляться, когда она оттуда возвратилась. Один из жрецов в Мал-Гемиле много рассуждал об этом, утверждая, будто это какая-то болезнь.

— Рассуждал, говоришь?

— Она прознала про эти его разговорчики и вырезала сердце у него из груди.

— Да, хорошо нам знакомая и горячо любимая Зандрамас во всей красе!

А тем временем по утоптанной тропе в снегу уже спешила Полгара, сопровождаемая Сенедрой и Бархоткой. Волшебница молча занялась ранами гролима, а Дарник и Тоф направились к навесу вывести оттуда лошадей. Потом они сняли сам навес и выдернули опоры. Когда кузнец и немой великан привели лошадей к тому месту, где лежал раненый гролим, Сади подошел к своему коню, снял притороченный к седлу красный кожаный короб и раскрыл его.

— Это всего лишь для пущей уверенности, — пробормотал евнух, извлекая из короба маленькую бутылочку. Гарион удивленно поднял бровь.

— Это ему нисколько не повредит, — заверил его евнух. — Просто он станет послушным и сговорчивым. Кстати, коль скоро ты нынче изволишь быть гуманным, то сообщаю, что зелье еще и успокоит боль от ран.

— Так ты не одобряешь — ну, того, что мы сохранили ему жизнь? — спросил Гарион.

— Я считаю, что вы поступили неосмотрительно, — серьезно ответил Сади. — Лишь мертвый враг безопасен. Живой всегда может возвратиться и вновь начать тебя преследовать. Впрочем, дело твое…

— Что ж, иду на уступку, — сказал Гарион. — Оставайся подле него. Если он начнет недостойно вести себя, делай то, что посчитаешь нужным.

Сади слабо улыбнулся.

— Вот это уже куда лучше, — одобрительно произнес он. — Мы еще обучим тебя практическим основам политики.

Выведя лошадей на проезжую дорогу, путники сели в седла. Ураганный ветер, бушевавший во время бурана, сдул с дороги почти весь снег, хотя возле обломков скал намело огромные сугробы. Прежде они двигались куда быстрее — теперь же свежевыпавший снег, залитый солнцем, нещадно слепил глаза. Как ни щурился Гарион, все же уже через час голова у него прямо-таки раскалывалась от боли.

Шелк натянул поводья.

— Полагаю, настало время принять кое-какие меры предосторожности, — объявил он, извлекая откуда-то из-под одежды легкий шарфик, и завязал им глаза.

Гариону тотчас же вспомнился Релг — этот рыцарь-улг, рожденный в пещерах, всякий раз завязывал себе глаза, выходя на свет.

— Повязка на глазах? — изумился Сади. — Да неужто вы превратились в прорицателя, принц Хелдар?

— Нет, меня видения не посещают, Сади, — ответил Шелк. — Шарфик довольно тонкий, и сквозь него все видно. Я просто защищаю глаза от солнечного света, отраженного снегом.

— Солнечный денек, не спорю, — согласился Сади.

— Да, свет очень яркий, и учти — если на него чересчур долго смотреть, то можно ослепнуть — по крайней мере, на какое-то время. — Шелк поправил повязку. — К этому трюку прибегают погонщики оленей в северной Драснии. Прекрасно помогает.

— Тогда давайте не будем испытывать судьбу, — сказал Белгарат, завязывая себе глаза. Старик улыбнулся. — Может быть, именно так далазийские мудрецы ослепили гролимов, когда те пытались войти в Келль.

— Как бы я была разочарована, окажись все так просто! — заявила Бархотка, прикрывая себе глаза шарфиком. — Предпочитаю, чтобы чудеса оставались чудесами. Снежная слепота — о, это было бы так прозаично…

Они без помех проехали через заснеженное пространство и стали подниматься к двум горным пикам, между которыми пролегала дорога. К полудню путники достигли перевала. Сперва тропа петляла, огибая массивные валуны, но подле самого перевала вновь стала прямой. Тут все остановились, чтобы дать лошадям отдых и осмотреть пустынные земли, лежащие внизу.

Тоф развязал глаза и жестом привлек внимание Дарника. Кузнец стащил с глаз прикрывающий их шарф, и немой великан на что-то указал другу. На лице Дарника отразился благоговейный трепет.

— Смотрите! — сдавленно прошептал он.

— Белар! — ахнул Шелк. — Никогда не видел такой громадины!

Горные пики, окружавшие их до сих пор и казавшиеся столь огромными, теперь выглядели жалкими карликами. Прямо перед путниками во всем своем великолепии высилась гора таких размеров, что разум отказывался смириться с очевидностью. Гора, абсолютно симметричная, представляла собой совершенной формы остроконечный белый конус. Основание ее было невероятно обширно, а вершина возвышалась над окружающими пиками на тысячи и тысячи футов. Казалось, гора являет собою образец полнейшего покоя, словно, достигнув всего, чего можно лишь пожелать, она успокоилась и теперь просто существует…

— Это высочайшая вершина в мире, — очень тихо проговорил Закет. — Ученые из Мельсенского университета вычислили ее высоту и сравнили с высотой горных пиков Западного континента. Она на тысячи футов превосходит любую другую гору мира…

— О, умоляю, Закет… — Шелка передернуло. — Только не говори, сколько именно в ней футов! Закет был озадачен.

— Как все вы уже могли заметить, я не вышел ростом, — пояснил драсниец. — Все громадное меня гнетет. Признаю, что эта гора гораздо больше меня, однако не желаю знать, насколько именно.

Тоф вновь принялся жестикулировать, обращаясь к Дарнику.

— Он говорит, что Келль лежит в тени этой горы, — перевел кузнец.

— Это чересчур туманно, добрый человек, — поморщился Сади. — Уверен, что в тени этой горы лежит по меньшей мере половина континента.

С небес плавно опустился Белдин.

— Здоровая горка, правда? — Сощурившись, он озирал гигантский пик, упирающийся, казалось, в самое небо.

— Мы заметили, — съязвил Белгарат. — А что у нас впереди?

— Долгий и нудный спуск — вы еще нескоро достигнете склонов этого страшилища.

— Это и отсюда видно.

— Мои поздравления. Кстати, я нашел местечко, где вы можете отделаться от своего гролима. Да и не одно…

— Что значит «отделаться», дядя? — подозрительно спросила Полгара.

— На вашем пути будет немало крутых обрывов, — елейным голосом принялся растолковывать Белдин. — Ведь сама знаешь, в горах случается всякое…

— Это совершенно исключено! Не для того я перевязывала ему раны, чтобы ты, улучив момент, сбросил его с обрыва.

— Полгара, ты ущемляешь мою свободу отправлять обряды моей веры!

Полгара недоуменно подняла бровь.

— Думал, ты знаешь. Одна из наших заповедей гласит: «Встретил гролима — убей его!»

— Пожалуй, я подумаю, не перейти ли мне в вашу веру, — заявил Закет.

— А ты совершенно уверен, что ты не арендиец? — спросил Гарион. Белдин вздохнул.

— Ну, поскольку, Пол, твое призвание — отравлять мне жизнь, сообщаю: я отыскал внизу, чуть ниже линии снегов, поселение погонщиков овец.

— Они называются пастухами, дядюшка, — поправила его Полгара.

— Это одно и то же. А если приглядеться, то и слова-то похожи как близнецы.

— Но «пастухи» звучит все же куда приятнее.

— Приятнее! — фыркнул Белдин. — Овцы тупы, дурно пахнут и отвратительны на вкус. И те, кто всю жизнь посвящает этим тварям, — либо дефективные, либо извращенцы.

— Ты с утра в прекрасной форме, — отметил Белгарат.

— Нынче великолепный день для полетов, — широко улыбнулся Белдин. — Известно ли вам, что в такие солнечные деньки от снегов мощным потоком поднимается приятнейшее тепло? Однажды я взлетел так высоко, что у меня перед глазами замелькали мушки.

— Но это глупо, дядя! — резко оборвала его Полгара. — Очень опасно взлетать высоко, когда воздух такой разреженный!

— Все мы время от времени делаем глупости, — отмахнулся Белдин. — А какой вид открывается с высоты! Это что-то невероятное! Летим вместе — я тебе покажу.

— Неужели ты никогда не повзрослеешь?

— Сильно в этом сомневаюсь и даже надеюсь, что ничего подобного со мной не произойдет. — Он поглядел на Белгарата. — Советую вам спуститься на милю или около того и разбить лагерь.

— Но ведь еще рано.

— Отнюдь. Как бы не поздно. Вечернее солнце пригревает — это ощущается даже здесь. Снег начинает подтаивать. Я уже видел целых три снежных лавины. Если ошибиться в выборе места ночлега, то можно спуститься вниз много быстрее, чем вам хотелось бы.

— Мысль интересная. Мы последуем твоему совету и заночуем там, где ты укажешь.

— Я полечу впереди. — Белдин пригнулся и распростер руки. — Ты и вправду не хочешь меня сопровождать, Пол?

— Не глупи, — отрезала Полгара.

И Белдин, издав замогильный хохот, взмыл в небо.

Путники разбили лагерь на самом горном хребте. Хотя им и досаждал нестихающий ветер, но схода лавины здесь можно было не опасаться. Гарион дурно спал. От порывов ветра, вволю резвящегося на ничем не защищенном пространстве, их с Сенедрой палатка сотрясалась и гудела, не умолкая. Гариону казалось, что он вот-вот уснет, но этот гул пробирался, казалось, и в самые его сновидения. Он то и дело беспокойно ворочался.

— Тоже не можешь уснуть? — раздался из холодной тьмы голосок Сенедры.

— Это все ветер…

— Постарайся о нем не думать.

— Да я и не думаю, но у меня такое ощущение, будто пытаюсь уснуть внутри огромного барабана.

— Утром ты был очень храбр, Гарион. Когда я услышала о чудовище, насмерть перепугалась.

— Мы и прежде разделывались с чудовищами. Со временем ты привыкнешь.

— Боже, неужели нам никогда это не прискучит?

— Такова участь всех могущественных героев. Сразить парочку монстров перед завтраком — что может быть лучше для аппетита?

— Ты переменился, Гарион…

— Не может быть.

— Да, милый, это так. Когда я впервые встретила тебя, ты ни за что не сказал бы ничего подобного.

— Когда ты меня впервые встретила, я воспринимал все слишком серьезно.

— Но разве ты не относишься серьезно к нашему путешествию? — почти с укоризной спросила Сенедра.

— Разумеется, отношусь! Просто не хочу сосредоточиваться на маленьких неожиданностях, неизбежных в любом путешествии. К тому же нет решительно никакого смысла переживать по поводу того, что уже случилось…

— Ну что же, если заснуть мы все равно не можем… — Сенедра нежно обняла мужа и поцеловала его — с величайшей серьезностью.

Ночью сильно подморозило, и когда путешественники проснулись, снег, накануне вечером угрожающе подтаявший, вновь затвердел. Теперь можно было двигаться в путь, не опасаясь обвала. Поскольку основной удар снежной бури, отбушевавшей накануне, принял на себя горный кряж, на караванном пути снега почти не было, и путники быстро продвигались вперед. Уже к середине дня они миновали зону вечных снегов и тотчас же окунулись в весеннее тепло. Высокогорные луга радовали глаз цветами, которые слегка клонились под свежим ветерком. Ручейки, сбегающие с ледников, весело мчались по сверкающим на солнце камушкам, а лани ласковыми взорами провожали Гариона и его спутников.

В нескольких милях ниже границы вечных снегов им стали попадаться овечьи гурты — животные усердно поглощали на своем пути все подряд, жуя траву и ароматные цветы с одинаковым аппетитом. Все приглядывающие за ними пастухи облачены были в одинаковые белые балахоны без каких-либо украшений — сидя на камнях, они предавались мечтательному созерцанию окрестных красот, в то время как псы их прекрасно справлялись с работой.

Волчица спокойно трусила рядом с Кретьеном. Уши ее то и дело вздрагивали, а янтарные глаза настороженно следили за овцами.

— Не советую, сестренка, — сказал ей по-волчьи Гарион.

— Сестра и не собирается делать ничего такого, — ответила волчица. — Волчица и прежде встречалась с этими зверями, да и с людьми и собаками, которые их оберегают. Украсть овцу легче легкого, но тогда собаки выходят из себя, а их гавканье портит аппетит. — На волчьей морде появилась самая настоящая улыбка. — Правда, сестра может заставить этих зверюшек побегать. Всем надлежит знать, кто хозяин в лесах.

— Брат опасается, что наш вожак будет недоволен.

— Увы, — согласилась волчица. — Возможно, вожак чересчур много о себе понимает. Сестра отметила в нем эту особенность.

— Что она говорит? — с любопытством спросил Закет.

— Подумывает — не погонять ли овечек, — ответил Гарион. — Нет, не затем, чтобы убивать, а просто порезвиться. Думаю, ей хочется немного поразвлечься.

— Поразвлечься? Странно звучит, когда касается волка…

— Ничуть. Волки частенько играют друг с дружкой, к тому же у них весьма утонченное чувство юмора.

Лицо Закета сделалось задумчивым.

— Знаешь, что пришло мне на ум, Гарион? Человек считает себя властелином мира, но все прочие существа, соседствующие с ним, относятся к его величию с полнейшим равнодушием. У них своя жизнь, свое общество и, полагаю даже, свои разнообразные культурные традиции. Ведь они же не обращают на нас никакого внимания, правда?

— За исключением тех случаев, когда мы причиняем им неудобство.

— Какой сокрушительный удар по моему императорскому достоинству! — Закет криво улыбнулся. — Мы с тобою — самые могущественные люди во всем мире, а волки смотрят на нас лишь как на источник досадных неудобств.

— Это урок смирения, — согласно кивнул Гарион. — Смирение благотворно для души.

— Возможно…

Уже вечерело, когда они добрались до пастушеского стойбища. Поскольку подобные поселения гораздо реже перемещаются с места на место, нежели походные лагеря путешественников, порядка и размеренности здесь было куда больше. Просторные, натянутые на прочные каркасы из крепких шестов, шатры образовывали некое подобие улиц, даже вымощенных плотно пригнанными бревнами. Загоны для овец располагались в конце каждой такой улицы, а один из горных ручьев перегораживала бревенчатая плотина, образуя сверкающий на солнце небольшой прудик, откуда брали воду, чтобы поить животных. В уютной долине, где раскинулось поселение скотоводов, уже сгущались вечерние тени, а в безветренном недвижном воздухе поднимались синеватые столбы дыма от костров.

Высокий и худой человек с обветренным загорелым лицом и снежно-белыми волосами, облаченный в такой же белый балахон, как и у всех прочих пастухов, вышел из шатра сразу же, как только Гарион и Закет достигли границы поселения.

— Ваше явление было предсказано, — глубоким и тихим голосом произнес он. — Окажите нам честь и разделите с нами вечернюю трапезу.

Гарион внимательно глядел на пастуха, отмечая его сходство с Вардом — тем самым человеком, которого встретили они на острове Веркат, на другом краю света. Теперь у него уже не было сомнений, что далазийцы и раса рабов из Хтол-Мургоса родственны друг другу.

— Мы почтем это за честь, — ответил Закет. — Но нам не хотелось бы вас обременять.

— Это не бремя для нас. Меня зовут Берк. Я прикажу слугам позаботиться о ваших лошадях.

Тут подъехали и остальные путники.

— Добро пожаловать всем вам, — приветствовал их Берк. — Соблаговолите спешиться. Угощение для вечерней трапезы почти готово, и для вас уже разбит шатер.

Он серьезно посмотрел на волчицу и кивнул ей в знак приветствия. Видно было, что ее присутствие никоим образом его не беспокоит.

— Ваша учтивость достойна всяческих похвал, — спешиваясь, сказала Полгара, — а столь радушное гостеприимство совершенно неожиданно, особенно вдали от очагов культуры.

— Человек приносит культуру с собою туда, где поселяется, госпожа, — ответил Берк.

— С нами раненый, — сказал Сади. — Это несчастный путник, которого мы подобрали в горах. Мы помогли ему чем смогли, но неотложные дела зовут нас, а тряска в седле, боюсь, разбередит его раны.

— Можете оставить его здесь. Мы о нем позаботимся. — Берк внимательно поглядел на одурманенного зельями жреца, покачивающегося в седле. — Это гролим, — безошибочно определил он. — Целью вашего странствия, видимо, является Келль?

— Нам предстоит сделать там остановку, — осторожно ответил Белгарат.

— Тогда гролиму никак нельзя сопровождать вас.

— Мы слышали об этом, — сказал Шелк, ловко соскакивая наземь. — А что, гролимы действительно слепнут, если пытаются войти в Келль?

— Если понимать буквально, то так оно и есть. У нас в лагере живет один такой жрец. Мы нашли его блуждающим в лесу, когда перегоняли овец на летние пастбища.

Глаза Белгарата сузились.

— Как думаешь, добрый человек, могу я с ним перемолвиться? Я давно изучаю подобные явления и рад был бы получить ценную информацию.

— Разумеется, — кивнул Берк. — Он в последнем шатре по правой стороне улицы.

— Гарион, Пол, пойдемте, — бросил через плечо Белгарат и двинулся по бревенчатому настилу улицы.

— Откуда столь живое любопытство, отец? — спросила Полгара, когда они отошли достаточно далеко, чтобы никто не смог их услышать.

— Я хочу непременно выяснить, насколько сильно проклятие далазийцев, тяготеющее над Келлем. Если оно преодолимо, то мы можем наткнуться на Зандрамас, когда, в конце концов, доберемся туда.

Гролим неподвижно сидел на полу в шатре. Острые и резкие черты его лица словно смягчились, а незрячие глаза утратили безумный фанатизм, характерный для жрецов. Теперь лицо его выражало некое странное удивление.

— Как поживаешь, друг? — вежливо спросил жреца Белгарат.

— Хорошо, я всем доволен, — отвечал гролим. Эти слова странно прозвучали в устах жреца Торака.

— Зачем тебе понадобилось идти в Келль? Разве ты не знал о проклятии?

— Это не проклятие. Это благословение.

— Благословение?

— Жрица Зандрамас приказала мне попытаться проникнуть в священный город далазийцев, — продолжал гролим. — Она обещала возвысить меня над прочими, если мне это удастся. — Он слабо улыбнулся. — Думаю, на самом деле она просто хотела испытать силу чар. Хотела узнать, можно ли ей самой решиться на путешествие туда…

— Насколько я понимаю, ответ она получила отрицательный.

— Трудно сказать. Попасть туда было бы для нее величайшим благом.

— Не нахожу, что ослепнуть — это благо.

— Но я не слеп.

— Но ведь именно в этом и заключается заклятие!

— О нет. Правда, я лишен возможности видеть окружающий меня мир, но это лишь оттого, что я вижу нечто иное — и оно наполняет сердце мое великой радостью.

— Что? Что это такое?

— Я вижу лик бога, друг мой, и буду видеть его до конца моих дней.

<p>Глава 3</p>

Гора всегда была рядом. Даже блуждая в холодных дремучих лесах, они постоянно чувствовали, как возвышается она над всем миром — спокойная, белоснежная, безмятежная. Гора постоянно маячила у них перед глазами, настойчиво напоминала о себе, даже во сне являлась. Путники уже много дней ехали к этой сверкающей белой громадине, и день ото дня Шелк все больше мрачнел.

— Как вообще можно отдаться какому-то занятию в этом краю, где эта штука застит полнеба? — взорвался он однажды погожим вечером.

— Наверное, они просто не обращают на нее внимания, Хелдар, — мило улыбнулась Бархотка.

— Как можно не обращать внимания на такую громадину? — раздраженно ответил Шелк. — Интересно, известно ли ей самой, насколько она помпезна? Да что там, она просто вульгарна!

— Ты теряешь рассудительность, — ответила девушка. — Горе совершенно безразлично наше мнение о ней. Она будет вот так же стоять и тогда, когда никого из нас уже не будет. — Девушка помолчала. — Может быть, именно это и беспокоит тебя, Хелдар? Ну, то, что ты столкнулся с нетленным и вечным в своей бренной жизни?

— Звезды тоже вечны, так же, кстати, как и грязь у нас под ногами, — возразил Шелк, — но они не бесят меня так, как эта штуковина. — Он поглядел на Закета и спросил: — А кто-нибудь взбирался на ее вершину?

— А зачем это нужно?

— Да чтобы победить ее, чтобы унизить! — Маленький драсниец рассмеялся. — Хотя это еще менее разумно, не правда ли?

Но Закет оценивающе глядел на громадину, скрывающую половину неба на юге.

— Не знаю, Хелдар, — сказал он. — Я никогда даже не думал о возможности сражения с этой горой. Биться со смертными легко. Но биться с горой — это нечто совсем иное.

— А не все ли ей равно? — раздался голос Эрионда.

Юноша говорил столь редко, что порой казался немым, подобно гиганту Тофу. А в последнее время он еще больше ушел в себя.

— Гора, возможно, даже будет рада, — продолжал он. — Представляю, как ей одиноко. Наверное, она с радостью разделит удовольствие любоваться со своих высот этим миром со смельчаком, который отважится взойти на нее.

Закет и Шелк обменялись красноречивыми взглядами.

— Нам понадобятся веревки, — будничным тоном заявил Шелк.

— И еще некоторые приспособления, — прибавил Закет. — Всякие штуки, которые можно вбивать в лед, притом достаточно крепкие, чтобы выдержать вес человека.

— Дарник все придумает и сделает.

— Послушайте-ка, вы, двое, не пора ли остановиться? — резко остудила их пыл Полгара. — Сейчас не об этом надо думать.

— Мы просто рассуждаем, Полгара, — беспечно отвечал Шелк. — Не вечно же будет длиться наше путешествие, ну, а когда мы закончим дела — тогда…

Горы заставили их всех перемениться. Все реже и реже возникала надобность в словах, мысли делались более размеренными и длинными, и, сидя у огня во время ночных привалов, они делились ими друг с другом. Путешествие по горам словно стало для всех периодом очищения и духовного исцеления, а соседство величественной громады еще сильнее сблизило друзей.

Однажды ночью Гарион пробудился оттого, что вокруг стало светло, как днем. Он выскользнул из-под одеяла и отодвинул полог. Над миром стояла полная луна, щедро проливая на землю серебристое сияние. Гора, холодная и белоснежная, четко выделялась на фоне звездной россыпи, сияя в лунном свете столь ярко, что казалась почти живой.

Краем глаза Гарион заметил какое-то движение. Полгара выскользнула из палатки, где безмятежно спал Дарник. На ней был белый плащ, сиявший в свете луны столь же ярко, как вечные снега на далекой вершине. Она некоторое время постояла, любуясь величественным зрелищем, потом повернулась к палатке.

— Дарник! — шепотом позвала она. — Выйди и погляди!

Из палатки показался Дарник. Он был обнажен до пояса, и серебряный амулет на его груди сверкал в лунном свете. Он обнял Полгару за плечи, и оба они замерли, упиваясь волшебной красотой этой изумительной ночи.

Гарион уже собрался окликнуть их, но что-то его остановило. Этот момент был слишком интимным для супругов, чтобы посторонний мог позволить себе вмешаться. Некоторое время спустя Полгара потянулась к уху мужа и что-то зашептала, и они оба с улыбкой рука об руку направились к своей палатке.

Тихонько опустив полог палатки, Гарион вернулся туда, где расстелены были его одеяла.

Постепенно, когда путники взяли направление на юго-запад, лес стал меняться. Пока они ехали по горам, их окружали лишь хвойные вечнозеленые деревья да кое-где попадались купы тонких осинок. По мере приближения к подножию величайшей в мире горы им все чаще стали встречаться березы и вязы. И вот наконец они въехали в дубовую рощу.

Проезжая под сенью развесистых ветвей вековых дубов, Гарион невольно вспомнил Лес Дриад в южной Толнедре. Он взглянул в лицо своей миниатюрной жене и тотчас же понял, что сходство это не ускользнуло и от нее. Сенедра пребывала в состоянии мечтательной созерцательности — казалось, она вслушивается в голоса, внятные ей одной.

Однажды в ясный солнечный полдень они нагнали еще одного путника — седобородого старца, облаченного в одежду, сшитую из оленьих шкур. Орудия, торчащие из переметной сумы на спине покорного мула, выдавали занятие их владельца — золотоискатель, один из тех бродячих отшельников, ищущих покоя и уединения вдали от мирской суеты. Старик ехал верхом на косматой лошаденке, такой низкорослой, что ноги всадника почти касались земли.

— Значит, мне не послышалось, что кто-то едет следом за мной, — сказал он, поравнявшись с Гарионом и Закетом, облаченными в кольчуги и шлемы. — Вообще-то в этих лесах мне редко кто-то попадается — ну, из-за проклятия и всего такого прочего.

— Я полагал, что проклятие относится исключительно к гролимам, — сказал Гарион.

— Почти все считают, что доискиваться истины себе дороже. А вы куда путь держите?

— В Келль, — ответил Гарион. Он не видел никакого смысла делать из этого тайну.

— Надеюсь, вы едете по приглашению. Жители Келля не обрадуются чужеземцам, которым втемяшилось в голову явиться туда незваными.

— Там знают, что мы едем.

— Тогда все в полном порядке. Странное местечко этот Келль, и народец там необычный. Впрочем, долгая жизнь подле этой горушки хоть кого сделает странным… Если не возражаете, я поеду с вами до самого поворота на Баласу — это в нескольких милях отсюда.

— Чувствуй себя вполне спокойно, — сказал Закет. — А почему ты не моешь золото? Сейчас для этого самое что ни на есть подходящее время.

— Я прошлой зимой крепко застрял в горах, — принялся объяснять старик. — Вскоре у меня вышли все припасы. И потом, я стосковался по беседам с людьми. Лошадка моя и мул — прекрасные слушатели, но вот собеседники никудышные, а волки так быстро бегают, что и с ними разговора не получается. — Старик поглядел на волчицу и ко всеобщему изумлению обратился к ней на ее языке: — Здорова ли ты, матушка?

Акцент его был ужасен, да и фраза выстроена не вполне правильно, но говорил он, без сомнения, по-волчьи.

— Потрясающе! — Волчица слегка оторопела, но ответила на традиционное приветствие: — Волчица всем довольна.

— Брат рад это слышать. А как случилось, что ты путешествуешь с двуногими?

— Сестра примкнула к ним некоторое время тому назад.

— А-а-а…

— А как удалось тебе овладеть языком волков? — спросил Гарион.

— Так ты его тоже понимаешь? — Старика это открытие отчего-то очень обрадовало. Он поудобнее уселся в седле и сказал: — Я почти всю жизнь свою провел поблизости от волков. А правила вежливости велят выучить язык ближайших соседей. — Старик ухмыльнулся. — Честно говоря, поначалу я ни черта не понимал — но если долго вслушиваться, начинаешь в конце концов кумекать, что к чему. Лет пять тому назад я целую зиму прожил в волчьем логове. Это здорово помогло.

— И они вот так запросто позволили тебе жить вместе с ними? — усомнился Закет.

— Звери довольно долго ко мне привыкали, — признался старик, — но я был им небесполезен, вот они и приняли меня.

— Небесполезен?

— В логове было тесновато, а у меня при себе инструменты. — Старик указал на переметную суму. — Я расширил пещеру, и волкам это пришлось по нраву. Ну, а позднее я приглядывал за щенками, пока старшие охотились. Чудные ребятки! Играли, словно котята. Позже я пытался поладить таким же манером с косолапым. Ничего из этого не вышло. Мишки — чересчур высокомерные создания. Предпочитают держаться особняком. А олени слишком легкомысленны, чтобы с ними дружить. Так что лично я предпочитаю волков.

Лошаденка у старика была не очень быстроногая, и вскоре их нагнали остальные путники.

— Ну как, посчастливилось? — спросил Шелк, кивая в сторону сумы с инструментами.

— Худо-бедно, — уклончиво отвечал седобородый.

— Прости меня, — извинился Шелк. — Я и не думал допытываться.

— Ничего, друг. Я сразу увидел, что ты парень честный.

Бархотка, услышав эти слова, презрительно фыркнула.

— Я ответил тебе по привычке, — продолжал золотоискатель. — Не слишком разумно рассказывать всем и каждому, сколько золота тебе довелось намыть.

— Вполне тебя понимаю.

— Я никогда не держу при себе много золота, когда спускаюсь на равнины, беру ровно столько, чтобы хватило закупить все необходимое. А остальное надежно прячу в горах.

— Зачем ты этим занимаешься? — спросил Дарник. — Ну, я имею в виду, почему ты всю жизнь посвятил поискам золота? Ты же все равно не сможешь потратить всего, что отыщешь. Тогда ради чего все это?

— Надо же чем-то заниматься, — пожал плечами старик. — Человек распускается, не имея дела в жизни. — Он вновь хитро ухмыльнулся. — И потом, когда находишь в ручье самородок, чувствуешь такое волнение… На золото просто приятно смотреть.

— В самом деле, — искренне согласился Шелк. Старый золотоискатель поглядел сперва на волчицу, потом на Белгарата.

— По ее поведению можно заключить, что именно вы здесь главный, — отметил старик, обращаясь к волшебнику.

Белгарат был несколько удивлен.

— Ему знаком волчий язык, — поспешил объяснить ему Гарион.

— Потрясающе! — Белгарат, сам того не ведая, повторил то, что сказала волчица.

А старик продолжал:

— Я как раз собирался дать один совет этим двум юнцам, но, пожалуй, лучше мне поговорить об этом с вами.

— Со вниманием выслушаю.

— Далазийцы — народ странноватый, друг мой, и суеверия у них не вполне обычные. Было бы преувеличением сказать, что эти леса они считают священными, но все же относятся к ним очень почтительно. Я не советовал бы вам рубить здесь деревья — и пуще того, убить здесь кого-нибудь! — Старик указал на волчицу. — Она об этом знает. Вы, верно, уже заметили, что она здесь не охотится. Далазийцы не желают, чтобы лес этот был осквернен кровью. На вашем месте я бы это учел. Если вы оскорбите их верования, то можете чрезвычайно осложнить себе жизнь.

— Весьма благодарен за информацию, — ответил Белгарат.

— Никогда не вредно передать другому то, что сам уже знаешь, — сказал старик. Потом поглядел вперед. — Здесь мы с вами и распрощаемся. Отсюда дорога сворачивает на Баласу. Приятно было с вами поболтать. — Он почтительно приподнял потрепанную шляпу, глядя на Полгару, потом взглянул на волчицу. — Удачи тебе, матушка, — сказал он и пришпорил свою лошаденку. Низкорослое животное припустилось рысью, и вскоре старик исчез за поворотом.

— Что за милый старик, — сказала Сенедра.

— К тому же весьма полезный, — добавила Полгара и, обращаясь к Белгарату, сказала: — Лучше тебе предупредить дядюшку Белдина, отец. Пусть оставит в покое кроликов и голубей — по крайней мере, пока мы едем через этот лес.

— Я про него совсем позабыл, — спохватился Белгарат, — но тотчас же это сделаю.

Старый волшебник поднял лицо к небу и закрыл глаза.

— А этот старикашка и впрямь может разговаривать с волками? — спросил Шелк у Гариона.

— Он знает их язык, — ответил Гарион. — Говорит, правда, не слишком хорошо, но все понимает.

— И сестра уверена, что он понимает много лучше, чем говорит, — сказала вдруг волчица.

Гарион уставился на нее, пораженный: она поняла человеческую речь!

— Языку двуногих несложно выучиться, — пояснила волчица. — Как сказал этот двуногий с белой шерстью на морде, можно всему научиться довольно быстро, если дать себе труд внимательно слушать. Правда, сестра не собирается говорить на вашем языке, — критически прибавила она. — А то недолго и язык себе откусить…

Внезапно Гариона осенила одна мысль, и тотчас же на него снизошла абсолютная уверенность в том, что мысль эта здравая.

— Дедушка! — позвал он Белгарата.

— Не сейчас, Гарион. Я занят.

— Хорошо, я подожду.

— А это очень важно?

— Полагаю, да.

Белгарат открыл глаза.

— Ну, что там еще?

— Ты помнишь тот наш разговор в Тол-Хонете — ну, тем утром, когда шел снег?

— Ну, в общих чертах…

— Мы рассуждали о том, как часто кажется, будто все, что происходит, уже случалось когда-то прежде…

— Теперь припоминаю.

— Ты говорил тогда, что, как только два Пророчества разделились, время словно бы остановилось — и будущее не станет настоящим до тех пор, пока они вновь не соединятся. Потом ты сказал, что, покуда этого не произойдет, мы вновь и вновь будем ходить по замкнутому кругу одних и тех же событий, поступков…

— Я на самом деле так сказал? — Старик явно был доволен. — Глубокая мысль, не правда ли? А с чего вдруг ты заговорил об этом сейчас?

— Потому, что, как мне кажется, нечто подобное только что произошло. — Гарион поглядел на Шелка. — Помнишь того старика золотоискателя, которого мы повстречали в Гар-ог-Надраке, когда втроем ехали в Хтол-Мишрак?

Шелк кивнул и вопросительно взглянул на друга.

— А не показалось тебе, что старик, с которым мы только что разговаривали, точь-в-точь такой же?

— Пожалуй, теперь, когда ты это сказал… — Шелк прищурился. — Послушай, Белгарат, что это может означать?

Белгарат задумчиво изучал дубовые ветви у них над головами.

— Дайте мне поразмыслить минутку… Да, сходство бесспорно есть. Они оба люди одного сорта, и оба предостерегли нас от опасности. Думаю, надо поскорей вызвать Белдина. Это может быть крайне важно.

Не прошло и четверти часа, как с неба спикировал ястреб с синей лентой на лапе и, не успев коснуться земли, обернулся горбатым волшебником.

— Что вас так встревожило? — недовольно спросил он.

— Мы только что кое с кем повстречались, — ответил Белгарат.

— Мои поздравления.

— Полагаю, это очень серьезно, Белдин. — И Белгарат коротко все растолковал горбуну, не обойдя вниманием и теорию повторяющихся событий.

— Немного примитивно, — проворчал Белдин, — впрочем, оно и понятно. Твои гипотезы этим всегда отличались. — Старик сощурился. — Хотя, возможно, они довольно стройны — по крайней мере, временами…

— Весьма признателен, — парировал Белгарат. Затем принялся более подробно описывать обе встречи с золотоискателями — в Гар-ог-Надраке и в дубовой роще.

— Сходство удивительное, не правда ли? — заключил он.

— Может, простое совпадение?

— Отмахиваться от таких знаков свыше, называя их совпадениями, — вернейший способ крупно влипнуть.

— Ну хорошо. Для начала допустим, что это не было совпадением. — Горбун прикрыл глаза. — Но почему бы не развить немного твою теорию? — принялся рассуждать он. — Давай предположим, что эти повторяющиеся события совпадают по времени с важнейшими этапами нашего странствия.

— Нечто вроде путеводных вех? — предположил Дарник.

— Вот именно. Я сам не смог бы подобрать лучшего определения. Осталось лишь допустить, будто эти путеводные вехи указывают нам на то, что вот-вот произойдет нечто чрезвычайно значительное. Это для нас нечто вроде предупреждений.

— Чересчур много всяких «допустим» и «предположим», — скептически вставил Шелк. — Вы ударились в отвлеченные разглагольствования.

— Ты храбрый человек, Хелдар, — сардонически прищурился Белдин. — Кто-то или что-то пытается предупредить тебя о том, что грядет катастрофа, а ты упорно предпочитаешь этого не замечать. Это либо очень храбро, либо крайне глупо. Разумеется, я предоставляю тебе самому право выбора, употребив в качестве эпитета слово «храбрый» вместо другого…

— Один-ноль в пользу старика, — пробормотала Бархотка.

Щеки Шелка слегка зарумянились.

— А как мы узнаем, что именно должно случиться? — не сдавался драсниец.

— А этого и не требуется, — ответил Белгарат. — Довольно того, что обстоятельства диктуют нам удвоить бдительность. Нас предупредили. Остальное — наше личное дело.

Вечером, расположившись на ночлег, путники приняли все меры предосторожности. Полгара быстро приготовила ужин, а поев, они тотчас же загасили костер. Первыми в дозор отправились Гарион и Шелк. Они стояли на холме позади лагеря и вглядывались в темноту.

— Как это противно, — прошептал Шелк.

— Что противно?

— Знать, что вот-вот случится нечто неожиданное, и понятия не иметь, что именно. Жаль, что старички не оставили при себе свои великие теории…

— А ты и вправду любишь сюрпризы?

— Уж лучше получить сюрприз, чем вечно жить, дрожа от страха. Да и нервы у меня уже не те, что прежде.

— Ты порой принимаешь все чересчур близко к сердцу. Попытайся превратить все это в развлечение — этакое приятное волнение в предвкушении неведомого…

— Я жестоко разочаровался в тебе, Гарион. Я-то думал, ты разумный мальчик…

— А что я не так сказал?

— Ты сказал «предвкушение». В нашей с тобой ситуации это синоним беспокойства, а в беспокойстве ровным счетом ничего хорошего нет.

— Нам надо быть начеку, только и всего.

— Я всегда начеку, Гарион. Именно поэтому и прожил на свете так долго, но сейчас я весь как туго натянутая струна.

— Постарайся об этом не думать.

— Ну да, — саркастически хмыкнул Шелк, — тогда к чему предостережение? Разве для того, чтобы о нем не думать?

Солнце еще не поднялось, а Сади уже возвратился в лагерь и теперь шнырял от палатки к палатке, приглушенно что-то шепча.

— Кто-то приближается, — сообщил он, отогнув полог палатки Гариона.

Гарион ужом выполз из-под одеял, и рука его автоматически стиснула рукоять Ривского меча. Но он тотчас же опомнился — ведь старый золотоискатель предупреждал, что здесь нельзя допускать кровопролития. Неужели именно это должно было произойти? Но чего ждут от них? Чтобы они соблюли запрет или преступили его во имя некоей высшей цели? Но времени раздумывать у него не было. Сжимая в руке меч, Гарион вынырнул из палатки.

С бесцветного неба струился холодный стальной свет — так часто бывает перед самым рассветом. Тени еще не появились, а под сенью развесистых дубов царила даже не мгла, а некий призрачный неверный полумрак. Гарион двигался стремительно и бесшумно, ноги его сами собой перешагивали груды мертвых дубовых листьев и сломанные ветви, усыпавшие всю землю под древними исполинами.

Закет уже стоял на холме с мечом наготове.

— Где они? — даже не прошептал, а выдохнул Гарион.

— Они идут с юга, — еле слышно шепнул Закет.

— Сколько их?

— Трудно сказать.

— Они пытаются подкрасться незамеченными?

— Непохоже… Те, которых мы увидели, легко могли бы укрыться за стволами, но они не таясь идут по лесу — вот и все.

Гарион пристально вгляделся в лесную мглу и наконец увидел их. Идущие облачены были в белое — то ли в балахоны, то ли в длинные халаты — и даже не пытались скрываться. Двигались они размеренно и неторопливо, держась друг за другом на расстоянии ярдов десяти. И то, как они шли, вдруг явственно напомнило Гариону уже виденное прежде…

— Только факелов не хватает, — сказал подошедший сзади Шелк. Маленький человечек говорил в полный голос.

— Тише, ты! — прошипел Закет.

— А с какой стати? Им прекрасно известно, что мы здесь. — Шелк издевательски хохотнул. — Помнишь остров Веркат? — спросил он у Гариона. — Мы с тобою полчаса ползали по мокрой траве за Вардом и его людьми, а теперь я совершенно уверен, что они все время знали об этом! Мы с таким же успехом могли бы просто идти за ними след в след — это только избавило бы нас от неудобств.

— О чем ты толкуешь, Хелдар? — хриплым шепотом спросил Закет.

— Просто это одно из тех самых повторяющихся событий, о которых рассуждал Белгарат, — ответил Шелк. — Мы с Гарионом уже однажды видели точно такую же процессию. — Он горестно вздохнул. — Жизнь становится ужасно скучной — решительно ничего нового не происходит! — И, возвысив голос, он вдруг закричал: — Эй! Мы здесь! — Маленький драсниец явно обращался непосредственно к облаченным в белое фигурам.

— Ты спятил? — воскликнул Закет.

— Скорее всего нет, но ведь безумцы никогда наверняка не знают, безумны ли они, правда? Эти люди — далазийцы, а я сомневаюсь, что кто-то из далазийцев способен нанести обиду — с самого сотворения мира о таком не слыхивали.

Предводитель странной процессии остановился у подножия холма и откинул с лица капюшон своей белоснежной одежды.

— Мы поджидали вас, — объявил он. — Нас послала великая прорицательница, чтобы мы проводили вас в Келль.

<p>Глава 4</p>

С утра король Хева Драснийский пребывал в раздражении. Накануне вечером он подслушал разговор матери с посланником короля Анхега Черекского, и причиной для раздражения послужила дилемма морально-этического толка. Нечего было и думать о том, чтобы покаяться перед матерью в своем грехе, а иначе никак не найти повода обсудить с нею услышанное прежде, чем она сама соблаговолит заговорить об этом. Судя по всему, она вовсе не собиралась делать этого, и положение представлялось Хеве совершенно безвыходным.

Следует отметить, что Хева отнюдь не был одним из тех мальчиков, что вечно суют нос не в свое дело. И все-таки, как каждый истинный драсниец, он обладал национальной чертой характера, которую за неимением более подходящего термина именуют любопытством. Разумеется, все люди в той или иной степени обладают этим качеством, но у драснийцев любопытство в крови. Некоторые полагают, что именно это природное свойство помогло драснийцам стать лучшими в мире шпионами. Другие же придерживаются мнения, что именно потомственный шпионаж из поколения в поколение оттачивал это качество. Спор этот сродни дебатам о том, что появилось раньше: курица или яйцо — и столь же бессмысленный. Еще мальчишкой Хева частенько таскался хвостиком за одним из придворных шпиков — тогда и обнаружил он укромный чуланчик, примыкавший вплотную к восточной стене приемных покоев матери. Мальчик время от времени забирался туда, чтобы быть в курсе событий государственного значения, а также всего прочего, что представлялось ему любопытным. Он как-никак был королем и имел полное право все знать, а посему счел не лишним получать информацию и при помощи подслушивания, тем самым избавив мать от хлопотной надобности все ему пересказывать.

Последний же услышанный им разговор касался таинственного исчезновения графа Трелхеймского, его корабля под названием «Морская птица» и еще нескольких персон, включая сына графа Унрака.

Бэрака, графа Трелхеймского, в определенных кругах почитали неблагонадежным, а многие из тех, кто исчез вместе с ним, были и того хуже. Королей Алории крайне беспокоило то, что Бэрак со своей когортой гуляет на свободе в океане — а в каком именно, про то никому не ведомо. Это сулило массу неприятностей.

Но юного короля Хеву волновали не столько эти призрачные несчастья, сколько то обстоятельство, что закадычного приятеля Унрака взяли в плавание, а его самого — нет. Хеву терзала обида: королевское достоинство автоматически лишало его всякой возможности участвовать в предприятиях, хотя бы в малейшей степени сопряженных с опасностью. Все только и делали, что обеспечивали безопасность и неприкосновенность юного наследника престола, но сам Хева отчаянно не желал ни безопасности, ни неприкосновенности. И то, и другое сулило смертную скуку, а Хева был как раз в том возрасте, когда именно скуки больше всего хочется избежать.

Этим зимним утром, облаченный в красное с головы до ног, он шел по мраморным залам дворца в Бокторе. Остановившись перед большим гобеленом, он прикинулся, будто внимательно его изучает, — но, убедившись, что никто за ним не подсматривает — Драсния как-никак! — юноша скользнул за гобелен и очутился в том самом потайном чулане.

Его матушка как раз беседовала с надракийской девушкой по имени Велла и Ярблеком, злосчастным компаньоном принца Хелдара. При виде Веллы Хева всякий раз начинал нервничать. Она пробуждала в юноше чувства, с которыми он пока еще не умел справляться, и потому старался всячески ее избегать. А вот Ярблек его здорово забавлял. Речь его была грубовата и зачастую приправлена цветистыми ругательствами, значения которых Хеве знать не полагалось.

— Они непременно объявятся, Поренн, — уверял Ярблек королеву-мать. — Бэраку просто стало скучно, вот и все.

— Я не так переживала бы, если бы стало скучно лишь ему одному, — ответила королева Поренн. — Меня волнует, уж не началась ли настоящая эпидемия скуки. Соратники Бэрака — далеко не самые благоразумные в мире люди.

— Я встречался с ними, — хмыкнул Ярблек. — Похоже, вы совершенно правы на их счет. — Он прошелся взад-вперед по комнате. — Я прикажу нашим людям пристально следить за ними и доложить об их приближении, — сказал он.

— У меня самая лучшая разведка в мире, Ярблек.

— Может, оно и так, Поренн, но у нас с Шелком куда больше людей, чем у вас, — к тому же есть штаб-квартиры и резиденции в таких местах, о которых Дротик и слыхом не слыхивал. — Он взглянул на Веллу и спросил: — А ты хочешь вернуться со мной в Гар-ог-Надрак?

— Но ведь на дворе зима, — возразила Поренн.

— Оденемся потеплее, и дело с концом, — пожал плечами Ярблек.

— А что ты собираешься делать в Гар-ог-Надраке? — спросила Велла. — Мне вовсе не улыбается сидеть там и слушать ваши разглагольствования.

— Я собирался ехать в Яр-Надрак. Похоже, людям Дротика не посчастливилось разузнать, что именно на уме у Дросты. — Он замолчал и задумчиво посмотрел на королеву Поренн. — Во всяком случае, если даже они за последнее время преуспели, то мне об этом неизвестно, — дипломатично прибавил он.

— К чему мне что-либо скрывать от тебя, Ярблек? — с притворной искренностью воскликнула королева.

— Может, оно и так… Но если вы знаете что-то, Поренн, лучше скажите мне об этом. Я не хочу зазря таскаться в Яр-Надрак, да и зимы там лютые.

— Нет, пока я ничего не знаю, — серьезно ответила Поренн.

Ярблек хмыкнул.

— А вот я так не думаю. У драснийцев слишком характерная внешность, чтобы запросто разгуливать по Яр-Надраку и оставаться незамеченными. — Он взглянул на Веллу. — Ну, так ты едешь со мной?

— Почему бы и не прогуляться? — ответила девушка и, поглядев на Поренн, прибавила: — Не сочтите за оскорбление, госпожа, но ваше намерение сделать из меня истинную даму не идет мне на пользу. Поверите ли, вчера я покинула свои покои всего с одним-единственным кинжалом! Свежий воздух и крепкое пиво помогут мне вновь обрести ясность мысли и проворство.

Королева-мать вздохнула.

— Но постарайся не позабыть всего, чему я учила тебя, Велла.

— У меня прекрасная память, и я хорошо знаю, в чем разница между Боктором и Яр-Недраком. Начнем с того, что в Бокторе куда лучше пахнет.

— И надолго вы едете? — спросила Поренн у тощего Ярблека.

— На пару месяцев, полагаю. Думаю, нам лучше добраться до Яр-Надрака окольными путями — я не желаю объявлять Дросте о том, что я иду.

— Ну хорошо, — согласилась королева. Ее вдруг осенила какая-то мысль. — Вот еще что, Ярблек…

— Слушаю.

— Я очень привязалась к Велле. Не вздумай продать ее, когда будешь в Гар-ог-Надраке. Если ты это сделаешь, то очень меня огорчишь.

— Да кто ж ее купит? — искренне удивился Ярблек. И тотчас же принял боевую стойку — Велла машинально потянулась к одному из своих кинжалов.

Бессмертная Салмиссра недовольно взглянула на своего старшего евнуха Адиса. Помимо непроходимой глупости он отличался еще и досадной неопрятностью. Его одежда, переливающаяся всеми цветами радуги, была во многих местах заляпана жиром, а лицо и голова заросли густой щетиной. Этот человек, прежде всего-навсего жалкий приспособленец, заполучив высокий пост старшего евнуха и чувствуя себя в безопасности, беззастенчиво предался разнузданному пьянству, обжорству и прочим доступным ему порокам. Он в огромных количествах поглощал самые зловредные зелья, какие только можно отыскать в Найсс, и частенько представал перед королевой с остекленевшими, словно у лунатика, глазами. Мылся он крайне редко, а климат Стисс-Тора в сочетании со всевозможными снадобьями, которыми злоупотреблял евнух, способствовал тому, что евнуха окутывало облаком невыносимого зловония. А поскольку королева-змея теперь обладала быстрым раздвоенным язычком, то ощущала не только его запах, но и вкус.

Сейчас евнух лежал, распростершись ниц, перед тронным возвышением и докладывал своим визгливым гундосым голосом о чем-то малозначительном. В жизни главного евнуха вообще отсутствовали значительные события. Он всецело посвятил себя всяческой ерунде, ибо ни на что существенное просто не был способен. С бездумной сосредоточенностью, свойственной всем бездарям, он методично делал из мухи слона и повествовал о мелочах, словно о событиях мирового значения. Салмиссра не без оснований подозревала, что евнух пребывал в блаженном неведении по поводу событий, достойных самого пристального внимания.

— Довольно, Адис, — прошипела она. Тело ее, свитое в кольца, беспокойно шевелилось на троне, похожем на диван.

— Но, моя королева… — запротестовал он. Полдюжины различных снадобий, которые он уже успел заглотать после завтрака, сделали его необычайно смелым. — Ведь это дело величайшей важности…

— Для тебя — возможно. Мне же это совершенно безразлично. Кругом полно наемных убийц — прикажи отрезать Сатрапу голову, и покончим с этим.

Евнух оцепенел от ужаса.

— Н-но, бессмертная Салмиссра, — забормотал он, заикаясь. — Для безопасности нации Сатрап просто бесценен…

— Сатрап — просто ничтожный временщик, который подкупает тебя, чтобы оставаться на службе. Он совершенно бесполезен. Убей его и принеси мне его голову в доказательство твоей безраздельной преданности и послушания.

— Его г-голову?

— Ту часть тела, на которой располагаются глаза, Адис, — издевательски прошипела Салмиссра. — Смотри не ошибись и не принеси мне ногу или что-нибудь еще…

Евнух с трудом поднялся и стал пятиться к дверям, через каждые два шага падая на колени.

— Кстати, Адис, — спохватилась королева, — никогда впредь не входи в мои покои, не помывшись.

Евнух тупо уставился на нее.

— От тебя несет, Адис. Меня тошнит от этой вони. А теперь вон отсюда!

Евнуха как ветром сдуло.

— О, мой Сади… — горестно вздохнула Салмиссра. — Где ты теперь? Зачем ты покинул меня?

Ургит, великий король Хтол-Мургоса, облаченный в голубой камзол и трико ему в тон, горделиво восседал на своем безвкусно и кричаще изукрашенном троне во дворце Дроим. Дротик втайне подозревал, что переменой в костюме и осанке великий король всецело обязан своей молодой жене. Впрочем, непохоже было, чтобы женитьба очень уж пошла королю впрок. Лицо его теперь казалось слегка озадаченным, словно в его жизнь вторглось нечто в высшей степени неожиданное.

— Такова на данный момент наша оценка ситуации, — закончил Дротик свой доклад. — Каль Закет настолько сократил свое войско в Хтол-Мургосе, что его солдат можно без труда утопить в море, словно котят.

— Легко говорить, маркграф Хендон, — с легким раздражением ответил Ургит. — Я что-то не вижу, чтобы алорийцы дали труд своим войскам помочь нам в этом деле.

— Вы, ваше величество, коснулись деликатной темы. — Дротик стремительно соображал. — Хоть мы с самого начала и порешили, что у нас с вами один и тот же враг в лице императора Маллореи, долгие века вражды между нашими народами нельзя перечеркнуть вот так, сразу. Неужели вы хотите видеть черекский флот возле ваших берегов, а на равнинах Ктэна и Хагги — конницу алгарийцев? Разумеется, короли Алории и королева Поренн отдадут приказ своим войскам, но полевые командиры имеют досадную привычку перетолковывать приказы в меру собственного разумения. Да и мургские генералы могут предпочесть неверно истолковать ваши приказы, когда увидят несущуюся на них орду алорийцев.

— Да, все это не лишено смысла, — согласился Ургит. — А что насчет толнедрийских легионов? Ведь между Толнедрой и Хтол-Мургосом издавна существуют добрососедские отношения.

Дротик деликатно покашлял и демонстративно осмотрелся, давая королю понять, что не желает, чтобы их подслушали. Дротик знал: сейчас ему следует быть в высшей степени осмотрительным. Ургит на деле оказался куда проницательнее, нежели он ожидал, временами был скользок, словно угорь, к тому же схватывал все на лету и даже мог предугадать направление мыслей хитроумного драснийца Дротика.

— Полагаю, сказанное мною не выйдет за пределы этих покоев, ваше величество? — полушепотом спросил он.

— Слово короля, маркграф, — шепнул в ответ Ургит. — Но предупреждаю: тот, кто верит на слово мургу, а в особенности королю из династии Урга, не отличается дальновидностью. Вероломство мургов вошло в пословицу, а все мужчины из династии Урга умалишенные — это, полагаю, вам известно.

Дротик принялся грызть ноготь, подозревая, что его перехитрили.

— Мы получили из Тол-Хонета тревожную информацию.

— Что такое?

— Вы знаете толнедрийцев — они всегда ждут подходящего случая.

— О, еще бы. — Ургит расхохотался. — Одно из самых светлых воспоминаний моего детства о том, как мой покойный отец, которого все по сей день безутешно оплакивают, в ярости грыз мебель, получив из Рэн-Боуруна последний ультиматум.

— А теперь слушайте, ваше величество, — сказал Дротик. — Я вовсе не хочу утверждать, что в этом замешан император Вэрен собственной персоной, но вот кое-кто из очень знатных толнедрийцев тайно бывает в Мал-Зэте.

— Вы правы, это неприятно. Но ведь Вэрену подчиняются его войска. Покуда он противник Закета, мы в безопасности.

— Да, это так — пока Вэрен в добром здравии.

— Ты намекаешь на возможность переворота?

— Полагаю, это для вас не такая уж новость, ваше величество. Многие аристократические семьи северной Толнедры все еще с яростью вспоминают, как Боуруны и Анадилы возвели на трон императора Вэрена. Если что-то случится с Вэреном и на трон взойдет кто-то из Вордов, Хонетов или Хорбитов, все обещания обратятся в прах. Если между Мал-Зэтом и Тол-Хонетом будет заключен союз, равно для мургов и алорийцев это станет настоящей катастрофой. Более того, если этот союз будет заключен тайно, а в это время в Хтол-Мургосе окажутся толнедрийские войска, то, не ровен час, они получат приказ переметнуться — и тогда вы угодите прямо между толнедрийской и маллорейской армадами. На мой взгляд, не лучшее времяпрепровождение — особенно летом…

Ургит вздрогнул.

— Принимая во внимание эти обстоятельства, — продолжал Дротик, — могу посоветовать вам следующее. — И он принялся загибать пальцы. — Первое: резко сократить численность маллорейцев в пределах границ Хтол-Мургоса. Второе: присутствие алорийцев в стране нежелательно, и в нем нет необходимости. У вас достаточно многочисленные войска, чтобы без посторонней помощи сладить с маллорейцами, а рисковать опасно: могут произойти стихийные стычки между вашими и нашими солдатами. Третье: ввиду довольно неутешительной внутриполитической ситуации в Толнедре представляется крайне рискованным вводить войска в пределы этой страны.

— Погоди-ка, Хендон, — заупрямился Ургит. — Ты явился в Рэк-Ургу со сладкими речами о союзничестве и общности интересов, но как только дошло до дела — устремился в кусты! Я с тобой понапрасну трачу время!

— Со времени начала наших переговоров ситуация переменилась, ваше величество, — ответил Дротик. — Мы не могли предвидеть столь масштабного вывода из страны маллорейских войск, равно как и нестабильности в Толнедре.

— Тогда какой мне от всего этого прок?

— Как вы полагаете, что предпримет Каль Закет, когда услышит, что ваши войска маршируют к его границам?

— Повернет назад и бросит всю свою вонючую армию на Хтол-Мургос.

— Прямо через головы черекцев? — усмехнулся Дротик. — Он уже однажды попытал счастья — помните, после Тул-Марду? Король Анхег и его бесстрашные воины потопили почти все его суда и огромное количество солдат.

— Да, это правда… — Ургит задумался. — Так ты полагаешь, Анхег вознамерится блокировать восточное побережье, чтобы не дать возможности армии Закета повернуть вспять?

— Да, он будет просто счастлив. Черекцы радуются, как дети, топя чужие корабли.

— Но ему понадобятся морские карты, чтобы обогнуть южную оконечность Хтол-Мургоса, — задумчиво проговорил Ургит.

Дротик деликатно откашлялся.

— О, ваше величество, у нас они уже есть.

Кулак Ургита с силой ударил по подлокотнику трона.

— Черт подери, Хендон! Ты здесь в качестве посла, а вовсе не шпиона!

— Я просто не хочу терять форму, — потупился Дротик. — Итак, в дополнение к черекскому флоту в Западном море мы намереваемся укрепить северную и западную границы Рэк-Госку и северо-западную границу Рэк-Араги алгарийской кавалерией и пикинерами. Это отрежет путь к отступлению маллорейцам, засевшим в Хтол-Мургосе, блокирует излюбленный путь Закета к Мишрак-ак-Туллу и к тому же позволит окружить толнедрийские легионы — на случай, если снюхаются Тол-Хонет и Мал-Зэт. Таким образом, каждый будет защищать собственные территории, а тем временем черекцы преградят маллорейцам доступ на континент, и мы сможем уладить конфликт ко всеобщему удовлетворению.

— Но все эти меры совершенно отрежут Хтол-Мургос от мира. — Ургит все же ухватил суть, заметив именно то, что Дротик тщательно обходил молчанием. — Я из сил выбиваюсь, ты загребаешь жар чужими руками, а тем временем алорийцы, толнедрийцы, арендийцы и сендарийцы спокойненько явятся сюда, как к себе домой, и выбьют ангараканцев с Западного континента!

— Но у вас в союзниках надракийцы и туллы, ваше величество.

— Давай махнемся, — предложил Ургит. — Отдай мне арендийцев и риванцев, а я, так уж и быть, уступлю тебе туллов и надракийцев.

— Полагаю, настало время мне связаться со своим правительством — вы подняли чересчур важные вопросы, ваше величество. Я и так сильно превысил свои полномочия. Мне необходимо получить из Боктора дальнейшие распоряжения.

— Кланяйтесь Поренн, — сказал Ургит, — и скажите ей, что я всячески желаю здоровья нашему общему родственнику.

Дитя Тьмы с утра металась по своим покоям в храме гролимов в Баласе, вдребезги разбивая все зеркала. Огненная чума добралась наконец и до ее лица. Она заметила огоньки, пробегающие под кожей на лбу и щеках, и расколотила сперва то зеркало, что открыло ей эту страшную правду, а вслед за ним и все остальные. Покончив с ними, она в ужасе уставилась на свою ладонь, которую порезала осколком стекла. В крови, льющейся из раны, явственно различались огненные искорки. С горечью вспоминала она торжество, охватившее ее, когда она впервые прочла строку пророчества: «Внемлите! Дитя Тьмы вознесено будет превыше всех живущих на этой земле и отмечено будет светом звезд». Но этот звездный свет на поверку ничуть не походил на сияющий нимб над ее головой. Он обернулся неумолимой болезнью, медленно пожиравшей ее тело.

Но мучили ее не только эти мерцающие огоньки. Постепенно мысли, воспоминания и даже сны делались словно чужими, принадлежащими кому-то другому. Вновь и вновь пробуждалась она с отчаянным криком. Вновь и вновь видела один и тот же сон. Ей чудилось, что она, выпорхнув из тела, парит в бездонной пустоте, бесстрастно наблюдая за тем, как гигантская звезда вращается и дрожит, постепенно смещаясь со своей орбиты, — она наливалась алым огнем, двигаясь к неминуемой гибели. Впрочем, Дитя Тьмы поначалу равнодушно глядела на мерцание звезды, но постепенно алый свет стал нестерпимо ярким. И тут бестелесная и бесполая сущность, парящая в пустоте, ощутила слабый интерес к происходящему. Вслед за интересом пришло беспокойство. Что-то не так. Это не было предопределено, но случилось. Гигантская красная звезда, сойдя с орбиты, взорвалась не там, где ей следовало взорваться. Всепожирающее пламя объяло другие звезды. Огромный, все разбухающий гигантский огненный шар поглощал одно солнце за другим и вот уже пожрал всю галактику…

Бестелесная сущность, парящая в пустоте, ощутила внутри себя сильный толчок, когда взорвалась галактика. Какое-то время, казалось, она пребывала одновременно в нескольких местах и вот явственно ощутила, что уже не одна.

«Этого не должно быть», — произнесла она беззвучно.

«Правда», — откликнулся другой беззвучный голос.

Именно в этот момент Зандрамас пробуждалась с воплем ужаса ночь за ночью — ее страшило присутствие кого-то другого там, где она властвовала безраздельно, пребывая в вечном единстве.

Дитя Тьмы силилась освободиться от этих мыслей — а точнее, от страшного воспоминания, — когда раздался стук в дверь. Она поспешно опустила на лицо капюшон черного балахона — традиционной одежды гролимов.

— Кто? — хрипло спросила она. Дверь приоткрылась, и вошел верховный жрец храма.

— Нарадас отбыл, великая жрица, — сообщил он. — Вы просили сообщить вам, когда это произойдет.

— Хорошо, — безжизненно произнесла она.

— С Запада прибыл гонец, — продолжал верховный жрец. — Он принес весть о том, что иерарх западных гролимов Агахак высадился на пустынном западном побережье Финды и теперь держит путь через Далазию в направлении Келля.

В душе Зандрамас робко шевельнулось что-то теплое.

— Добро пожаловать в Маллорею, Агахак, — почти промурлыкала она. — Я ждала тебя…

Южную оконечность острова Веркат в то утро окутала густая пелена тумана, но опытный рыбак Гарт мог плавать в этих водах с закрытыми глазами. Сперва он греб неторопливо, ведомый лишь запахом земли, оставшейся позади, отдавшись на волю течения. Время от времени он поднимал весла, выбирал сеть и освобождал ее от бьющейся и посверкивающей серебристыми боками рыбы, которую складывал в большой короб на дне лодки. Потом он вновь закидывал сеть и продолжал грести, а в лодке под ногами у него прыгали мелкие рыбешки, то и дело выскакивающие из короба.

Это утро как нельзя лучше подходило для доброй рыбной ловли. Гарт знал, что в море есть и другие лодки, но туман создавал иллюзию, будто бескрайний водный простор всецело принадлежит лишь ему одному, и Гарту это нравилось.

Течение, несущее лодку, слегка переменило направление, и это насторожило рыбака. Он поспешно поднял весла, наклонился вперед и принялся звонить в небольшой колокол, подвешенный на носу лодки, чтобы предупредить людей на приближающемся корабле о своем присутствии.

И вот корабль появился в поле его зрения. Ничего похожего Гарту прежде видеть не доводилось. Судно было велико и вместе с тем очень изящно. Высокий бушприт украшала затейливая резьба. Из отверстий в корпусе торчало множество весел. Вид корабля не оставлял сомнений по поводу его предназначения. Когда зловещий корабль поравнялся с лодкой, Гарт невольно поежился.

На корме стоял громадного роста рыжебородый человек в кольчуге. Он перегнулся через борт.

— Хорошо идут дела? — спросил он у Гарта.

— Недурно, — уклончиво отвечал Гарт. В его планы не входило, чтобы корабль бросил тут якорь, а вся его многочисленная команда принялась вылавливать его рыбу.

— Скажи, мы уже достигли южного побережья острова Веркат? — спросил рыжебородый гигант.

Гарт втянул ноздрями воздух и уловил слабый запах земли.

— Вы почти проскочили мимо, — сказал он. — Отсюда вам надо свернуть на северо-восток.

Рядом с рыжебородым появился человек в сверкающих доспехах. Шлем он держал под мышкой, и ветер трепал черные кудри.

— Зрю я, что ты, друже, в совершенстве постиг искусство хождения по здешним водам. — Он говорил выспренним слогом, отдающим стариной, — такого Гарт прежде не слыхивал. — И то, как охотно пособляешь ты путникам, изобличает в тебе мужа благородного и чуждого корысти. Не укажешь ли ты нам, добрый рыбарь, кратчайший путь к землям маллорейский?

— Смотря куда вы хотите попасть в Маллорее, — ответил озадаченный Гарт.

— В ближайший порт, — уточнил рыжебородый. Гарт сосредоточился, припоминая морскую карту, припрятанную у него дома на полке.

— Стало быть, вам надобно в Дал-Зербу, что в юго-западной Далазии, — сказал он. — На вашем месте, добрые люди, я бы шел прямиком на восток еще лиг десять — двадцать, а потом двинулся бы на северо-восток.

— И сколь долгое странствие предстоит нам, прежде чем достигнем мы порта, про который рек ты, добрый рыбарь? — спросил человек в доспехах.

Гарт внимательно оглядел длинный и изящный корпус корабля.

— Все зависит от того, как быстро вы пойдете, — ответил он. — До Дал-Зербы отсюда лиг полтораста, но вам придется вновь выйти в открытое море, чтобы обогнуть Туримские рифы. Сказывают, там очень опасно, и никто даже не пытается пройти меж тамошних скал.

— Возможно, мы станем первопроходцами, господин, — весело бросил человек в доспехах рыжебородому.

Гигант вздохнул и приставил ко лбу козырьком огромную ладонь.

— Нет, Мандореллен, — печально сказал он, — если мы пропорем днище моего корабля на этих дрянных рифах, оставшуюся часть пути нам придется проделать вплавь, а костюмчик у тебя для этого неподходящий.

И огромный корабль заскользил прочь, постепенно тая в тумане.

— А что это за судно? — крикнул Гарт вдогонку кораблю.

— Черекский военный корабль, — громогласно и гордо донеслось с палубы. — Самый большой во всем флоте.

— А как он называется? — крикнул Гарт, сложив ладони рупором.

— »Морская птица», — уже тише послышалось из тумана.

<p>Глава 5</p>

Город был невелик, но подобной удивительной архитектуры Гариону никогда прежде видеть не приходилось. Располагался город на равнине у самого подножия гигантской горы — издалека казалось, что он игрушечный и лежит на коленях сказочного великана. Поражали воображение стройные белые башни и мраморные колоннады. У невысоких домов, расположенных меж увенчанных остроконечными шпилями башен, зачастую целые стены были из толстого прозрачного стекла. Радовали глаз зеленые лужайки вокруг домов и прелестные рощицы с бесчисленными мраморными скамеечками, уютно притулившимися под ласковой сенью деревьев. Аккуратные цветочные клумбы обрамляли идеально ровные мраморные бортики. В садах мелодично журчали прозрачные струи фонтанов. Закет глядел на прекрасный город Келль в полнейшем изумлении.

— Понятия не имел, что здесь есть нечто подобное! — воскликнул он, обретя дар речи.

— Ты не знал про Келль? — спросил Гарион.

— Да знал я, знал, но не представлял, что он такой. — Закет состроил горестную гримасу. — В сравнении с этой красотой Мал-Зэт — просто горстка жалких лачуг, правда?

— Да и Тол-Хонет, и даже Мельсен, — согласился Гарион.

— Прежде я думал, что далазийцы не умеют выстроить мало-мальски приличного жилища, — продолжал мельсенец, — и вот они изумили меня, да еще как!

Тоф принялся жестикулировать, обращаясь к Дарнику.

— Он говорит, что это самый древний город, — стал переводить кузнец. — Он был построен задолго до раскола мира и за почти десять тысяч лет нисколько не переменился.

Закет вздохнул.

— Тогда они, верно, позабыли, как строить такие сооружения. А я-то уже собирался нанять кого-нибудь из здешних архитекторов на королевскую службу… Мал-Зэт не худо бы подновить и украсить чем-нибудь в этом роде.

Тоф снова принялся жестикулировать, и Дарник нахмурился.

— Я, наверное, чего-то неверно истолковал… — пробормотал кузнец.

— А что он сказал?

— Насколько я его понял, ничто, когда-либо совершенное далазийцами, не позабыто. — Дарник поглядел на друга. — Ты это хотел сказать?

Тот кивнул и «заговорил» вновь. Глаза Дарника широко раскрылись.

— Он утверждает, будто каждый из ныне живущих далазийцев обладает знаниями, накопленными всеми поколениями его народа.

— Видимо, у них прекрасные школы, — предположил Гарион.

Тоф лишь улыбнулся в ответ на эти слова. Странная это была улыбка — с оттенком жалости. Сделав знак Дарнику, он спешился и удалился.

— Куда его понесло? — спросил Шелк.

— Он пошел повидаться с Цирадис, — ответил Дарник.

— Не отправиться ли и нам вместе с ним?

Дарник отрицательно покачал головой.

— Она сама придет к нам, когда настанет время.

Подобно всем далазийцам, которых Гарион видел прежде, жители Келля носили простые белые одежды с капюшонами, скрывавшими при необходимости голову и плечи. Они неторопливо прогуливались по лужайкам или, собравшись по двое-трое, сидели в саду на скамьях, погруженные в серьезные беседы. У одних в руках были книги или свитки. Другие просто бродили с пустыми руками. Гариону это все слегка напомнило университет в Тол-Хонете или Мельсене. Правда, он отчего-то был абсолютно уверен, что здесь, в этой общине мудрецов, люди занимаются исследованиями куда более важными и значительными, нежели мелочные и жалкие изыскания, коим предаются именитые профессора в этих двух прославленных учебных заведениях.

Группа далазийских проводников, которые показали Гариону и его друзьям дорогу в Келль, вела их вверх по улице в направлении простого дома неподалеку от тенистого сада. В дверях стоял, опираясь на длинный посох, облаченный в белое древний старец. Глаза у него были ярко-синие, а волосы белы, словно снег на горных вершинах.

— Мы долго ждали вас, — старческим дребезжащим голосом произнес он, — ибо Книга Веков открыла нам, что в пятом веке Дитя Света и его спутники явятся в Келль, ища мудрого наставления.

— А Дитя Тьмы? — спросил Белгарат, спешиваясь. — Она тоже придет сюда?

— Нет, древнейший Белгарат, — отвечал старец. — Но все равно мы обнаружим ее след — несколько иным способом. Имя мое Даллан, и я с радостью приветствую всех вас.

— Ты здешний правитель, Даллан? — спросил Закет, тоже соскочив с седла.

— В Келле нет правителей, император Маллореи, — ответил Даллан. — Даже ты здесь не властелин.

— Похоже, вы нас хорошо знаете, — отметил Белгарат.

— Мы знаем вас с тех самых пор, как Книга Небес впервые открылась для нас, ибо имена ваши начертаны меж звезд крупными буквами. Теперь же я провожу вас туда, где вы сможете отдохнуть и дождаться явления великой прорицательницы. — Старец взглянул на странно мирную волчицу, сидящую у ног Гариона, и резвящегося подле нее волчонка.

— Как поживаешь, сестренка? — вежливо спросил он.

— Сестра всем довольна, друг, — отвечала она по-волчьи.

— Брат искренне этому рад. — Старец легко перешел на язык волков.

— Неужели все в мире, кроме меня, говорят по-волчьи? — с легким раздражением воскликнул Шелк.

— Хочешь брать уроки? — спросил Гарион.

— Да ну тебя…

Старец, тяжело опираясь на посох, повел их через зеленую лужайку к большому мраморному строению. К крыльцу вели широкие сверкающие чистотой ступени.

— Этот дом выстроен для вас еще в третьем веке, древнейший Белгарат, — сказал старец. — Первый камень заложили в тот самый день, когда ты вызволил Шар Алдура из Города Ночи.

— Давненько это было… — заметил старый волшебник.

— Вначале века были длинны, — согласился Даллан. — Теперь же они стали много короче. Отдохните как следует. Мы приглядим за животными.

Он повернулся и, опираясь на свой посох, медленно побрел к своему дому.

— Тот день, когда далазиец заговорит по-человечески, не прибегая к загадочным иносказаниям, станет днем кончины мира, — проворчал Белдин. — Давайте войдем. Если этот дом и впрямь простоял столь долго, как сказал старик, то, верно, пылищи там по колено, и надобно его хорошенько вычистить.

— Ты стал чистюлей, дядюшка? — изумленно засмеялась Полгара. — Полно, да ты ли это?

— Ничего не имею против грязи, Пол, в разумных пределах, конечно. Но вот от пыли я начинаю чихать…

В доме царила безукоризненная чистота. Ласковый летний ветерок играл легкими занавесками на окнах. Мебель, хотя и несколько непривычных форм, оказалась очень удобной. Необычной формой удивляли и сами комнаты — здесь вообще не было углов.

Они бродили по этому странному дому, пытаясь к нему попривыкнуть. Потом все собрались в просторной сводчатой гостиной, где у самой стены журчал кристально чистый фонтанчик.

— Здесь даже нет черного хода, — критически заметил Шелк.

— Ты уже собрался откланяться, Хелдар? — спросила Бархотка.

— Пока нет, но предпочел бы иметь возможность сделать это быстро — в случае необходимости.

— Ты всегда можешь сигануть из окна, если потребуется.

— Это несерьезно, Лизелль! В Академии только студенты-первогодки прыгают из окон.

— Знаю, но иногда волей-неволей приходится импровизировать…

Ухо Гариона уловило странный звук, напоминающий тихий шепот. Сперва он подумал, что звук исходит от фонтана, но на журчание воды это меньше всего походило.

— Как думаешь, далазийцы не будут против, если мы выйдем из города и осмотрим окрестности? — спросил он у Белгарата.

— Не торопись. Нас явно привело сюда провидение. Я пока не знаю, должны ли мы остаться тут или нам предстоит нечто иное. Во всяком случае, надо хорошенько осмотреться, прежде чем что-то предпринимать. Здешним далазийцам, и в особенности Цирадис, есть что нам сообщить. Их ни в коем случае нельзя обидеть. — Старик поглядел на Дарника. — А Тоф хотя бы намекнул, когда она явится нас навестить?

— Да нет, но мне кажется, что она не заставит себя долго ждать.

— И что проку от твоего предположения, друг мой? — заявил Белдин. — У далазийцев странное представление о времени. Они измеряют его даже не веками, а тысячелетиями.

Тем временем Закет тщательно изучал стену в нескольких ярдах от журчащего фонтанчика.

— Даже следов раствора меж плит не видно, вы представляете?

К нему подошел Дарник, вынул нож и осторожно принялся ощупывать кончиком еле заметный шов между мраморными плитами.

— Наверное, шиповое соединение — ну, плотно пригнанный шип, скорее всего, конической формы, входит в паз, — принялся рассуждать он. — Похоже, на постройку этого дома ушли долгие годы.

— И долгие века на то, чтобы воздвигнуть весь город, — прибавил Закет. — Где они научились всему этому? И когда?

— Возможно, еще в первом веке, — задумчиво произнес Белгарат.

— Прекрати! — взорвался Белдин. — Ты говоришь точь-в-точь как они!

— Где бы я ни находился, всегда стараюсь следовать местным обычаям, — спокойно ответил волшебник.

— Пока что знаний у меня не прибавилось… — вздохнул Закет.

— Первый век — это период от сотворения человека до того дня, когда Торак расколол мир, — принялся растолковывать ему Белгарат. — О самом начале сведения слегка расплывчатые. Бог Алдур никогда не пускался в пространные рассуждения о том времени, когда они с братьями сотворили мир, и мне представляется потому, что их Отец этого не одобрял. Но вот о расколе мира многое известно, как и о том, когда именно он произошел.

— А когда это случилось, вы уже родились, госпожа Полгара? — с любопытством спросил Сади.

— Нет. Мы с сестрой появились на свет много позднее.

— А насколько именно позднее?

— Мы родились два тысячелетия спустя или около того — ведь так, отец?

— Примерно так.

— У меня кровь в жилах стынет, когда люди столь небрежно отсчитывают тысячелетия. — Сади содрогнулся.

— А почему ты думаешь, что искусство строительства далазийцы постигли еще до раскола мира? — спросил Закет у Белгарата.

— Я читал кое-какие главы из Книги Веков, — ответил старик. — Там довольно подробно изложена история далазийцев. После того как мир раскололся и воды Западного моря затопили континент, вы, ангараканцы, бежали в Маллорею. Далазийцы знали, что им так или иначе придется поладить с новыми соседями, вот они и решили прикинуться простыми земледельцами. Они разрушили свои города — все, кроме одного.

— А почему они оставили Келль нетронутым?

— Просто не было надобности его разрушать. Единственные, кто беспокоил их всерьез, — это гролимы, а гролимам вход сюда заказан.

— Но другие ангараканцы запросто могли явиться сюда, — возразил Закет. — Как же получилось, что никто ни разу не доложил нашим государственным чиновникам о таком потрясающем городе?

— Возможно, их заставили о нем забыть, — вмешалась Полгара.

Закет с любопытством взглянул на нее.

— Это не так уж трудно, Закет. — Лицо ее вдруг исказила гримаса раздражения. — Что это за странный звук, вроде шепота?

— Я ничего не слышу, — озадаченно заморгал Шелк.

— Значит, тебе уши заложило, Хелдар.

На закате несколько молодых женщин в одеждах из струящейся белой ткани принесли ужин на подносах, накрытых крышками.

— Вижу, что порядок вещей одинаков во всем мире, — как бы невзначай вздохнула Бархотка, повернувшись к одной из женщин. — Мужчины сидят и беседуют, а женщины трудятся.

— О, мы не в обиде, — искренне ответила девушка с большими темными глазами и блестящими каштановыми волосами. — Служить путникам — это честь.

— А это еще хуже, — покачала головой Бархотка. — Сперва они сваливают на нас всю работу, а потом убеждают нас, будто нам это весьма по душе…

Девушка ошарашенно поглядела на Лизелль, потом захихикала, но тотчас же виновато огляделась и покраснела.

Белдин завладел хрустальным графином тотчас же, как девушки вошли. Он торопливо наполнил кубок и шумно осушил его. Но тотчас же начал давиться, забрызгав красной жидкостью полкомнаты.

— Что это за гадость? — возмущенно спросил он.

— Фруктовый сок, господин, — очень серьезно ответила ему девушка с каштановыми волосами. — Очень свежий. Выжат из плодов сегодня поутру…

— А вы не даете ему постоять, чтобы он забродил?

— Нет, мы не даем ему испортиться! Но если это все же случается, тотчас же его выливаем.

Белдин застонал.

— А как же эль? Как же пиво?

— Что это такое?

— Я знал, знал, что в этом благословенном местечке что-то не так! — Горбун жалобно поглядел на Белгарата.

Лицо Полгары озарила улыбка блаженства.

— Зачем тебе это понадобилось? — пытал тем временем Бархотку Шелк. — Ну, эта болтовня с девицами?

— Это подготовительный этап, — таинственно ответила она. — Никогда не вредно прощупать информационные каналы.

— Ох, бабы! — Шелк возвел глаза к потолку.

Гарион и Сенедра обменялись быстрыми взглядами, одновременно вспомнив, как сами частенько говорили нечто подобное на заре своего брака, причем точно таким же тоном. И громко расхохотались.

— Что вас так развеселило? — подозрительно осведомился Шелк.

— Ничего, Хелдар, — отвечала Сенедра. — Не обращай внимания.

Ночью Гарион дурно спал. Неумолчный таинственный шепот вновь и вновь пробуждал его, вырывая из цепких объятий сна. Утром у него щипало глаза, и он пребывал явно не в лучшем настроении.

В гостиной он встретил Дарника. Кузнец стоял подле фонтана, приложив ухо к стене.

— Что стряслось? — спросил Гарион.

— Пытаюсь определить источник звука, — ответил Дарник. — Наверное, из водопровода. Откуда-то ведь попадает вода в фонтан! Может, внутри стены проложена труба, уходящая под пол или дальше, вверх по стене…

— Да разве может вода, идущая по трубе, издавать подобный звук?

Дарник рассмеялся:

— Никогда не знаешь, на что способен водопровод! Однажды все до единого жители покинули город, возомнив, будто там поселилось привидение. Виновницей на поверку оказалась система водоснабжения.

Сади торжественно вплыл в гостиную, щеголяя своим шелковым радужным нарядом.

— Веселенькие цвета, — оценил его наряд Гарион.

Впервые за несколько последних месяцев евнух надел тунику, чулки и сендарийские сапожки с короткими голенищами.

— Я отчего-то нынче утром сильно заскучал по дому, — вздохнул Сади. — К тому же мне кажется, что я буду вполне доволен жизнью, только если никогда больше не увижу ни единой горы… Что это ты делаешь, друг Дарник? Все еще обследуешь постройку?

— Нет. Пытаюсь отыскать источник шума.

— Какого еще шума?

— Ты что, ничего не слышишь?

Сади склонил голову к плечу.

— Отчего же? Слышу доносящееся из садика пение птичек, а еще журчание воды в фонтане. И ничего больше.

Гарион и Дарник обменялись долгими красноречивыми взглядами.

— Шелк вчера тоже ничего не слышал, — напомнил кузнец.

— Тогда, может, разбудить всех? — предложил Гарион.

— Это может кое-кого здорово рассердить, Гарион.

— Ничего, переживут. Думаю, дело того стоит.

Гариону пришлось вынести не один косой взгляд, когда его разбуженные соратники вошли в гостиную.

— В чем дело, Гарион? — раздраженно спросил Белгарат.

— Я хочу провести нечто вроде маленького эксперимента, дедушка.

— Экспериментируй вволю в свободное время!

— О, да мы нынче сердиты, — улыбнулась старику Сенедра.

— Я не выспался.

— Странно… Я спала сном младенца.

— Дарник, — заговорил Гарион. — Пожалуйста, встань вон туда. — Он указал на противоположную сторону комнаты. — А ты, Сади, сюда. Это займет всего каких-нибудь пару минут, — объявил он всем. — Я шепотом задам каждому из вас один вопрос, а вы ответите «да» или «нет».

— Что-то очень уж диковинно… — едко вставил Белгарат.

— Просто не хочу нарушать чистоту эксперимента, позволив всем вам обсудить то, о чем я спрошу.

— Вполне здраво и научно, — одобрил Белдин. — Пусть мальчик потешится. Да и мне уже стало любопытно.

Гарион подходил по очереди к каждому и на ухо задавал вопрос: «Ты слышишь непонятный звук, похожий на шепот?» В зависимости от полученного ответа он просил испытуемого встать либо рядом с Дарником, либо отойти к Сади. Действительно, много времени не потребовалось, и результат опыта подтвердил подозрения Гариона. Рядом с Дарником стояли Белгарат, Полгара, Белдин и, как это ни странно, Эрионд. Подле Сади остались Шелк, Бархотка, Сенедра и Закет.

— Может быть, соблаговолишь наконец объясниться? — ворчливо спросил Белгарат.

— Я задал всем один и тот же вопрос, дедушка. Те, кто стоят рядом с тобой, слышат напоминающий шепот звук. А стоящие вон там — нет.

— Не может быть! Я полночи проворочался!

— Может, поэтому ты нынче так туго соображаешь? — хмыкнул Белдин. — Прекрасный эксперимент, Гарион. А теперь пора все разжевать для нашего недотепы-друга.

— Все проще простого, дедушка, — примирительно сказал Гарион. — Возможно, ты не можешь ухватить суть именно потому, что для тебя это слишком просто. Этот звук слышат только те из нас, кто обладает даром волшебства. А обыкновенные люди ничего не слышат.

— Честно говоря, Белгарат, — вставил Шелк, — я ни звука не слышу.

— А я слышу его с тех самых пор, как мы увидели башни Келля, — прибавил Дарник.

— Ну разве не забавно? — спросил Белдин у Белгарата. — Может быть, мы с тобой разовьем эту тему — или предпочтешь идти досыпать?

— Не мели чепухи! — рассеянно ответил Белгарат.

— Ну, ладно, — продолжал Белдин. — Что мы имеем? Есть некий звук, которого не слышат простые смертные, а мы слышим. Я сразу же уразумел, в чем дело. А ты?

Белгарат кивнул.

— Этот звук издает кто-то, занимающийся колдовством.

— Значит, звук этот не естественного происхождения, — задумчиво проговорил Дарник. И вдруг рассмеялся. — Ты здорово придумал, Гарион! А я готов был уже начать разбирать пол.

— Но для чего? — изумилась Полгара.

— Я подумал было, что звук идет откуда-то из водопровода.

— Хотя нет, обычное колдовство тут ни при чем, — заявил Белгарат. — Звук не тот, и ощущение совсем иное.

Белдин в задумчивости теребил свою клочковатую бороду.

— Как это пришло тебе в голову? — спросил он. — Здешние жители достаточно могущественны, чтобы сладить с любым гролимом или даже целым их гуртом — так для чего же было прибегать к заклятию?

— Я что-то не понимаю тебя…

— Большинство гролимов заправские колдуны, так? А значит, этот звук прекрасно расслышат. Не для того ли надобно заклятие, чтобы они не могли приблизиться к городу достаточно близко, чтобы, услышать этот самый звук?

— Ты как-то путано изъясняешься, Белдин, — скептически прищурился Закет.

— Путано? Да что ты! Напротив, я все упрощаю. Заклятие, призванное не подпустить близко к городу тех, кто никоим образом не опасен, не имеет смысла. Всегда считалось, что заклятие защищает именно сам город Келль — но это столь же бессмысленно. Не проще ли предположить, что есть нечто иное, куда более важное, что нуждается в защите?

— Что же такого в этом звуке, коль скоро далазийцы так боятся, что его услышат посторонние? — озадаченно спросила Бархотка.

— Вот именно! — подхватил Белдин. — Давайте разберемся. Что же такое звук?

— Только не это! — взмолился Белгарат.

— Я не о лесном шуме толкую! Звук — это просто шум, если он ничего не означает. А как мы называем звук, несущий некий смысл?

— Видимо, речью? — осмелился предположить Шелк.

— Точно так.

— Не понимаю, — честно призналась Сенедра. — О чем тут беседуют далазийцы и что именно хотят сохранить в тайне? Ведь и так никто не понимает, о чем они толкуют…

Белдин беспомощно развел руками. Дарник же мерил шагами комнату, усердно размышляя.

— Может, дело не в том, что именно они говорят, а в том, как они говорят?

— И вы еще обвиняете меня, будто я путано излагаю свои мысли! — воскликнул Белдин. — К чему ты клонишь, Дарник?

— Это просто мысли вслух, — признался кузнец. — Этот шум, или звук, или как вам угодно это называть, не свидетельствует о том, что кто-то из здешних обитателей обращает людей в жаб. — Он запнулся. — А что, мы и в самом деле на такое способны?

— Да, — ответил Белдин. — Но овчинка не стоит выделки. Жабы размножаются с невероятной скоростью. Я предпочту одного двуногого субъекта, пусть даже самого противного, миллиону жаб, которых он произведет на свет после превращения.

— Ну, ладно, — продолжал Дарник. — Значит, этот шум ничего общего с колдовством не имеет.

— Возможно, — согласился Белгарат.

— Я подозреваю, что Сенедра абсолютно права. Никто не понимает сказанного далазийцем — кроме разве что другого далазийца. Когда я слушаю Цирадис, смысл сказанного уже на середине фразы начинает от меня ускользать.

— И что это нам дает? — Глаза Белдина загорелись.

— Не знаю… Просто я почему-то совершенно уверен: как много важнее, нежели что . — Дарник вдруг совсем растерялся. — Я слишком много говорю. Полагаю, у многих из вас есть что сообщить, притом гораздо более важное.

— Не думаю, — возразил Белдин. — Мне кажется, ты ухватил самую суть. Не теряй путеводной нити!

На лице Дарника выступили крупные капли пота. Он прикрыл глаза ладонью, чтобы сосредоточиться. Гарион заметил, что все, затаив дыхание, следят за мучительными усилиями друга осмыслить нечто, возможно, недоступное пониманию всех присутствующих.

— Далазийцы пытаются что-то защитить, — продолжал кузнец, — причем, должно быть, очень простое — по крайней мере, для них самих. Но тем не менее они не желают, чтобы это постиг кто-либо посторонний. Как жаль, что здесь нет Тофа! Он, возможно, смог бы все объяснить!

И тут глаза кузнеца чуть было не вылезли из орбит.

— Что такое, дорогой? — заботливо спросила Полгара.

— Не может быть! — воскликнул Дарник, придя в крайнее возбуждение. — Невозможно!

— Дарник! — произнесла она, уже раздражаясь.

— Ты помнишь, когда мы с Тофом впервые начали разговаривать — ну, объясняться жестами? — Дарник говорил теперь стремительно, на одном дыхании. — Мы вместе работали, а если с кем-то трудишься бок о бок, то вскоре начинаешь прекрасно понимать, что твой товарищ делает и даже о чем он думает. — Он уставился на Шелка. — Ведь ты, Гарион и Пол говорите на языке жестов?

— Да.

— Вы все видели, как жестикулирует Тоф. А разве можно на вашем тайном языке говорить так же красноречиво, как он это делает?

Гарион уже знал ответ.

Шелк растерянно сказал:

— Нет… Это никак невозможно.

— А между тем я всегда точно знаю, что он говорит, — настаивал на своем Дарник. — Сами по себе жесты ничего не значат. Он жестикулирует, просто чтобы дать мне понять… — На лице Дарника отразился благоговейный страх. — Он просто передает мне свои мысли — без единого слова. Он вынужден так делать — ведь он просто не может говорить. А вдруг этот вот шепот — точь-в-точь то же самое? Ну, если это разговор далазийцев друг с другом? Вдруг они умеют общаться друг с другом на расстоянии?

— И сквозь время также, — ошарашенно пробормотал Белдин. — Помнишь, о чем поведал нам твой немой друг-великан, когда мы пришли в Келль? Он сказал, что ничто из когда-либо совершенного далазийцами не забыто и что каждый из ныне живущих знает все, когда-либо ведомое далазийцам прошлых веков!

— Твое предположение абсурдно, Белдин, — насмешливо прищурился Белгарат.

— Ни в малейшей степени. Так происходит у муравьев. И у пчел.

— Но мы не муравьи. И не пчелы.

— Я могу делать почти все, на что способна пчела. — Горбун пожал плечами. — Вот только не умею делать мед. Уверен, что даже ты смог бы соорудить вполне приличный муравейник.

— Не потрудитесь ли объяснить, о чем это вы толкуете? — сердито спросила Сенедра.

— Они намекают на возможность объединенного разума, дорогая, — спокойно сказала Полгара. — Правда, делают это не слишком хорошо, но именно это они имеют в виду. — Она одарила стариков снисходительной усмешкой. — Существуют некоторые виды живых существ — в основном насекомые, — которые по отдельности не обладают разумом, но сообщество таких существ владеет истинной мудростью. Пчелка-одиночка не блещет умом, но пчелиный рой прекрасно знает обо всем, что с ним когда-либо происходило.

В комнату вбежала волчица, цокая когтями по мраморному полу. За нею весело трусил волчонок.

— Так и у волков, — подтвердила она, обнаружив тем самым, что подслушивала у дверей.

— Что она сказала? — спросил Шелк.

— Говорит, что в волчьей стае действует тот же закон, — перевел Гарион. И тут он кое-что вспомнил. — Однажды я беседовал с Хеттаром, и по его словам, нечто подобное происходит и у лошадей. Они даже не мыслят себя поодиночке — только как часть табуна.

— Неужели такое возможно и у людей? — недоверчиво спросила Бархотка.

— Есть верный способ это выяснить, — откликнулась Полгара.

— Не смей, Пол! — решительно воспротивился Белгарат. — Это чересчур опасно. Тебя может втянуть эта бездна, и ты никогда уже не вырвешься на волю.

— Нет, отец, — совершенно спокойно отвечала Полгара. — Далазийцы могут просто не впустить меня, но ни причинять мне вред, ни удерживать меня насильно они не станут.

— Откуда ты знаешь?

— Просто знаю — и все.

И она закрыла глаза.

<p>Глава 6</p>

Все со страхом следили за Полгарой, поднявшей вверх безмятежное и прекрасное лицо. Закрыв глаза, она сосредоточивалась. Затем на лице ее отразилась борьба.

— Ну, что? — спросил Белгарат.

— Тише, отец. Я слушаю.

Он принялся нетерпеливо барабанить пальцами по спинке стула, а другие затаили дыхание.

Но вот Полгара открыла глаза и вздохнула с сожалением.

— Он огромен, — очень тихо произнесла она. — В нем — все мысли, когда-либо посещавшие людские умы, и все людские воспоминания. Он помнит даже зарю мира, а вместе с ним и каждый далазиец.

— А теперь и ты? — спросил Белгарат.

— Это было лишь краткое мгновение, отец. Мне позволили уловить лишь общий абрис. Хотя кое-что надежно скрыто от посторонних.

— Этого следовало ожидать, — сердито буркнул Белдин. — Так они и позволили узнать нечто такое, что может дать нам хотя бы малейшее преимущество! Они, словно собака на сене, сидят на этой тайне с сотворения мира!

Полгара снова вздохнула и опустилась на низенький диван.

— Ты хорошо себя чувствуешь, Пол? — заботливо спросил Дарник.

— Прекрасно, дорогой, — ответила она. — Просто какое-то время — совсем недолго — видела нечто… невероятное, а потом меня просто попросили удалиться.

Глаза Шелка сузились.

— Как думаешь, не будут они возражать, если мы выйдем из дома и осмотрим окрестности?

— Нет. Они не против.

— Тогда это первое, что мы сделаем, — предложил маленький человечек. — Нам известно, что именно далазийцам принадлежит право Последнего выбора — по крайней мере, это относится к Цирадис. Но, возможно, эта их сверхдуша, или как там ее, напрямую руководит пророчицей и подскажет ей ответ.

— Весьма любопытный термин, Хелдар, — заметил Белдин.

— Какой?

— Сверхдуша. Как это пришло тебе в голову?

— А у меня язык вообще хорошо подвешен.

— Тогда ты не безнадежен. Когда-нибудь у нас с тобой будет долгий и серьезный разговор.

— Всегда к твоим услугам, Белдин. — Шелк церемонно поклонился горбуну. — Но мы отвлеклись. Итак, поскольку эти далазийцы собираются решать судьбы мира, полагаю, нам следует узнать их поближе. И если мысль их устремится в неверном направлении, то, возможно, нам удастся повлиять на ее ход.

— Типичный окольный путь, — пробормотал Сади. — Но идея, пожалуй, неплоха. Нам лучше разделиться. Тогда мы больше успеем разузнать.

— Сразу же после завтрака, — кивнул Белгарат.

— Но, дедушка! — запротестовал Гарион, мучимый нетерпением.

— Я проголодался, Гарион, а когда я хочу есть, то хуже соображаю.

— Это многое объясняет, — елейным голосом произнес Белдин. — Когда ты был молод, нам следовало кормить тебя вдвое чаще…

— Известно ли тебе, что порой ты просто несносен?

— Как это ни удивительно, да.

Вскоре вчерашние молодые женщины принесли путешественникам завтрак, и Бархотка тотчас же отвела в сторонку большеглазую с копной каштановых волос и быстро перекинулась с нею парой слов. Затем драснийка возвратилась к столу.

— Ее зовут Онатель, — доложила Бархотка, — и она пригласила нас с Сенедрой завтра в гости туда, где она и другие девушки работают. Знаете, женщины без устали чешут языком и, возможно, нам удастся разузнать что-нибудь полезное.

— Но ведь ту пророчицу, которую мы повстречали на Веркате, кажется, тоже звали Онатель? — припомнил Сади.

— Это очень распространенное женское имя в Далазии, — ответил Закет. — Самая знаменитая пророчица далазийцев носила это имя.

— Однако остров Веркат находится на территории Хтол-Мургоса, — отметил Сади.

— Ничего тут нет странного, — сказал Белгарат. — Мы располагаем достоверными сведениями о том, что раса далазийцев и раса рабов в Хтол-Мургосе родственны друг другу. А общие имена — лишь еще одно тому подтверждение.

Когда они вышли из дома и отправились в разные стороны, уже вовсю пригревало ласковое утреннее солнце. Гарион и Закет сняли доспехи и оставили в доме оружие, однако Гарион предусмотрительно прихватил с собой Шар, спрятав его в мешочек у пояса. Они с Закетом направились прямо через лужайку, туда, где стояло несколько довольно больших по здешним меркам домов, — почти в самый центр города.

— Ты всегда так трясешься над этим камнем? — спросил Закет.

— Не уверен, что это подходящее слово, — ответил Гарион, — хотя, впрочем, ты прав — пусть даже и не подозреваешь почему. Видишь ли, Шар очень опасен, а я вовсе не хочу, чтобы он, пусть даже по чистой случайности, кому-то повредил.

— А на что он способен?

— Точно не знаю. Пока он еще ничего худого никому не сделал — кроме разве что Торака. Но не исключено, что это была работа меча.

— И никто в мире, кроме тебя, не должен касаться Шара?

— Навряд ли. Эрионд таскал его с собой не один год. Все пытался кому-нибудь его всучить. Но люди эти были истинные алорийцы и предпочли не искушать судьбу.

— Значит, только вы двое можете к нему прикасаться?

— Еще мой сын, — ответил Гарион. — Я приложил его ручку к Шару сразу же, как только мальчик появился на свет. Шар был очень рад этой встрече.

— Камень? Камень радовался?!

— Он не такой, как другие камни. — Гарион улыбнулся. — Порой он позволяет себе милые глупости. Может потерять рассудительность, увлечься. Мне частенько приходится следить за собственными мыслями. Ведь решив, что мне чего-то очень хочется, Шар способен начать действовать по собственному разумению. — Он рассмеялся. — Однажды я размышлял о том, как Торак расколол мир, и Шар совершенно серьезно принялся объяснять мне, как его воссоединить.

— Да не может быть!

— Правда-правда! Для него не существует понятия «невозможно». Если бы я захотел, то он, наверное, смог бы столкнуть звезды с их орбит и сложить из них на небе мое имя. — Гарион вдруг почувствовал, что Шар в мешочке у него на поясе беспокойно зашевелился. — Прекрати! — резко приказал он. — Это был всего лишь пример, а вовсе не просьба!

Закет изумленно уставился на него.

— А фантастическое было бы зрелище, правда? — сказал Гарион. — Представь: из конца в конец ночного неба сияющими огромными буквами начертано «Белгарион»…

— А знаешь, Гарион, — обрел наконец дар речи Закет, — я всегда считал, что в один прекрасный день мы с тобой двинемся друг на друга войной. Не будешь ли ты жестоко разочарован, если я решу не высовываться?

— Думаю, я это стоически перенесу, — ухмыльнулся Гарион. — На худой конец, в этой войне я могу перебиться и без тебя. А ты будешь время от времени меня навещать и осведомляться, как идут дела. Сенедра угостит тебя ужином. Правда, повариха она не лучшая в мире, но ведь порой приходится идти на маленькие жертвы, правда?

Они какое-то время молча глядели друг на друга и вдруг расхохотались. Процесс, начавшийся в душе Гариона в первую встречу с чудаковатым и благородным Ургитом, благополучно завершился. Гарион с удовлетворением осознал, что сделал первые шаги к тому, чтобы покончить с вековой распрей между Алорией и Ангараком.

Далазийцы почти не обращали внимания на друзей, идущих по вымощенным мрамором улочкам мимо сверкающих фонтанов. Жители Келля спокойно и сосредоточенно занимались своими делами, погруженные в размышления. Разговаривали они крайне мало, поскольку в этом просто не возникало необходимости.

— Жутковатое местечко, правда? — заметил Закет. — Я не привык к городам, где никто ни черта не делает.

— Но ведь они заняты делом.

— Ты понимаешь, о чем я. Здесь нет лавок торговцев — да что там, даже улицы никто не метет!

— Немного странно, не спорю. — Гарион осмотрелся. — Но что самое удивительное, мы не встретили еще ни одной прорицательницы. Я думал, именно здесь они живут.

— Может, они сидят по домам?

— Не исключено.

Утренняя прогулка не помогла Гариону и его друзьям что-либо разузнать. Они несколько раз пытались завязать разговор с облаченными в белое далазийцами, но те, хотя и были безупречно вежливы, явно не горели желанием поддерживать беседу. Они просто отвечали на вопросы — но и только.

— Отвратительно, правда? — заявил Шелк, когда они с Сади возвратились в дом, где их поселили. — Никогда не встречал господ столь неразговорчивых. Представь, ни с кем не удалось поболтать даже о погоде!

— А не заметили ли вы часом, в какую сторону направились Лизелль и Сенедра? — спросил Гарион у Шелка.

— Кажется, куда-то на противоположный конец города. Скорее всего они вернутся вместе с уже знакомыми нам юными дамами, когда те принесут нам обед.

Гарион оглядел остальных.

— Кто-нибудь из вас видел хотя бы одну прорицательницу?

— А их здесь и нет, — ответила Полгара. Она сидела у окна, зашивая прореху на тунике Дарника. — Одна старая женщина рассказала мне, что они живут в особом месте. Это за пределами города.

— Как ты ухитрилась вытянуть из нее ответ? — изумился Шелк.

— Просто я была настойчива. Чтобы чего-то добиться от далазийца, необходимо на него надавить.

Как и предсказал Шелк, Бархотка и Сенедра возвратились в дом вместе с женщинами, несущими еду.

— У тебя изумительная жена, Гарион, — заявила Бархотка сразу же, как только далазийки удалились. — Она вела себя так, словно у нее внутри черепной коробки нет и грамма серого вещества! Трепалась, не закрывая рта, все утро напролет.

— Трепалась? — возмутилась Сенедра.

— А разве неправда?

— Ну хорошо, пусть так — но слово «трепаться» такое некрасивое…

— Но, видимо, на то были свои причины? — предположил Сади.

— Разумеется, — ответила Сенедра. — Я сразу же поняла, что девушки не склонны к болтовне, вот и «заполняла паузы». Через некоторое время они слегка расслабились. А покуда я… трепалась, Лизелль имела возможность следить за выражением их лиц. — Она довольно улыбнулась. — Все получилось как нельзя лучше, и не важно, что я сама себя хвалю, все равно это правда.

— Вам удалось что-нибудь из них вытянуть? — спросила Полгара.

— Не так уж много, — ответила Лизелль. — В общем, ничего особенного, только несколько намеков. Думаю, вечером нам больше повезет.

Сенедра огляделась.

— А где Дарник? — спросила она. — И Эрионд?

— Ну как вы думаете, где они могут быть? — вздохнула Полгара.

— Да где же они тут нашли водоем для рыбалки?

— Дарник носом чует воду на расстоянии нескольких миль, — с выражением обреченности на лице сказала Полгара. — К тому же может точно сказать, что за рыба там водится, сколько ее, и, возможно, даже всех рыб назвать по именам…

— Я никогда так не любил рыбы, — заявил Белдин.

— Не думаю, что и Дарник очень уж ее любит, дядюшка.

— Тогда зачем он мутит воду?

Полгара беспомощно всплеснула руками.

— Ну откуда я знаю? То, что движет рыболовами, скрыто непроглядным мраком тайны. Но вот одно могу сказать тебе точно.

— Да? И что именно?

— Ты не однажды говорил, будто хочешь серьезно с ним поговорить.

— Ну говорил. И что?

— Так вот: сперва тебе нужно научиться рыбачить. Иначе ты его просто не поймаешь.

— А не соизволил ли кто из горожан хоть словом обмолвиться о Цирадис? — спросил Гарион.

— Ни одна душа, — ответил за всех Белдин.

— Но у нас нет времени на то, чтобы здесь прохлаждаться! — раздраженно воскликнул Гарион.

— Возможно, я смогу добиться от кого-нибудь внятного ответа, — предположил Закет. — В конце концов, она сама приказала мне явиться в Келль, чтобы встретиться с нею! — Он поморщился. — Собственным ушам не верю! Неужели я такое сказал? Никто ничего мне не приказывал с тех пор, как мне исполнилось лет восемь! Но, так или иначе, все поняли, что я хотел сказать. Я имею право настаивать, чтобы кто-нибудь меня проводил к ней, — должен же я выполнить ее волю.

— Боюсь, что этот «кто-нибудь» рискует быть задушенным, Закет, — беспечно заявил Шелк. — К тому же тебе, ввиду высокого достоинства, трудно козырять желанием выполнить чью-то волю…

— Этот малыш просто невыносим! — заявил Закет, обращаясь к Гариону.

— Я это уже давно заметил.

— Помилуйте, ваши величества! — Шелк округлил глаза с выражением оскорбленной невинности. — О чем вы говорите?

— Ну полюбуйся, разве я не прав? — спросил Закет.

— Конечно. Но говорить об этом нехорошо.

Шелк был оскорблен.

— Уж не удалиться ли мне, чтобы вы смогли без помех обсудить мои недостатки?

— В этом совершенно нет надобности, Хелдар! — Бархотка улыбнулась, и на щеках у нее появились премилые ямочки.

К вечеру информации у них ни на йоту не прибавилось, и бесплодность объединенных усилий стала уже всерьез раздражать путешественников.

— Начинаю подумывать о том, чтобы сделать по-твоему, — сказал Закету Гарион. — Почему бы нам завтра с утра пораньше не навестить этого старика, этого Даллана? Мы напрямик скажем ему, что ты должен явиться пред очи Цирадис. Думаю, пора начать действовать решительно.

— Правильно, — согласился Закет.

Но Даллан оказался не более сговорчив, нежели все прочие обитатели города.

— Терпение, император Маллореи, — спокойно сказал он. — Великая прорицательница явится к вам, когда настанет срок.

— А когда он настанет? — в лоб спросил Гарион.

— Об этом известно лишь Цирадис — остальное не так уж и важно.

— Не будь он так дряхл и немощен, я вытряс бы из него ответ! — бормотал Гарион на обратном пути.

— Если эта бодяга продлится еще некоторое время, я, чего доброго, позабуду о его возрасте и слабости, — откликнулся Закет. — Я не привык к тому, чтобы мои вопросы столь беззастенчиво оставляли без ответа!

С другой стороны к дому приближались Бархотка и Сенедра. Юные женщины шли быстро, и личико Сенедры сияло.

— Кажется, у нас клюнуло! — сказала Бархотка, когда они встретились с мужчинами на мраморных ступенях. — Давайте поскорее войдем в дом — мы хотим объявить всем сразу о нашем успехе.

Вскоре все собрались в сводчатой гостиной, и светловолосая драснийка очень серьезно начала свою речь.

— Конечно, это не слишком точно, — призналась она, — но, подозреваю, большего нам добиться не удастся. Сегодня утром мы с Сенедрой вновь явились туда, где работают наши новые подружки. Они ткали, а за этим занятием легче всего утратить бдительность. Вот только большеглазой девушки, этой Онатель, там почему-то не было. И вот Сенедра, прикинувшись дурочкой…

— Неправда! — возмутилась Сенедра.

— Ах, ты не прикидывалась? Впрочем, не важно — все равно это было великолепно. Так вот, она широко раскрыла свои невинные глазки и спросила, где может найти свою «дорогую подружку», и у одной из девиц слетело с языка нечто такое, о чем явно следовало помалкивать. Она сболтнула, что Онатель сегодня послана «туда, где обитают прорицательницы». Тут мордочка Сенедры стала еще глупее, а глаза еще больше — вообразите только, оказалось, это возможно, — и она невинно поинтересовалась, где это. Разумеется, ей никто не ответил. Но одна из девиц посмотрела в сторону горы.

— А как можно не пялиться на эту махину? — огрызнулся Шелк. — Что-то сомневаюсь в полезности вашего открытия, Лизелль.

— Но девушка в это время ткала, Хелдар! Я сама пару раз в жизни этим занималась и точно знаю, что надо постоянно смотреть на свои руки. Она же оторвала взгляд от работы в ответ на вопрос Сенедры, но, спохватившись, сразу уставилась на холст в тщетной надежде скрыть свою оплошность. Я тоже закончила Академию, Хелдар, и читаю по лицам не хуже тебя! Девушка могла с тем же успехом выкрикнуть ответ во весь голос. Прорицательницы скрываются там, на горе.

Шелк состроил гримасу.

— Знаете, а она, возможно, права, — вынужден был признать он. — Этой премудрости хорошо обучают в Академии. Ведь если точно знаешь, чего ищешь, то читаешь по лицам, как по книге. — Он сгорбился. — Ну что ж, Закет, — вздохнул он. — Сдается мне, придется нам карабкаться на гору несколько раньше, чем мы предполагали…

— Я так не думаю, Хелдар, — твердо сказала Полгара. — Можно полжизни ползать по ледникам, но так и не отыскать этих прорицательниц.

— А у тебя есть лучшее предложение?

— И даже не одно. — Она встала. — Пойдем, Гарион. И ты тоже, дядюшка.

— Что у тебя на уме, Пол? — спросил Белгарат.

— Мы поднимемся повыше и оглядимся.

— Но ведь я только что это самое и предложил! — воскликнул Шелк.

— Между нашими предложениями есть существенная разница, Хелдар, — мило улыбнулась Полгара. — Ты не умеешь летать.

— Хорошо, — обиженно нахохлился Шелк. — Если ты так ставишь вопрос…

— Именно так. Хорошо быть женщиной! Это дает массу преимуществ. Я могу себе позволить даже маленькую несправедливость, а ты, ввиду природного благородства и вежливости, вынужден с этим мириться.

— Один-ноль в пользу Полгары, — пробормотал Гарион.

— Ты все время это повторяешь, — недоуменно сказал Закет. — А что это значит?

— Просто народная алорийская поговорка, — объяснил Гарион.

— Почему бы тебе не сэкономить время, Пол? — спросил Белгарат. — Попробуй посовещаться с объединенным разумом далазийцев, прежде чем начнешь махать крылышками.

— Прекрасная мысль, отец, — согласилась она, закрыла глаза и запрокинула голову. Но почти тотчас же покачала головой и вздохнула. — Они не пускают меня…

— Это само по себе можно счесть подтверждением нашей правоты, — хихикнул Белдин.

— Что-то не пойму вас, — пробормотал Сади, потирая ладонью свежевыбритую голову.

— Спору нет, далазийцы мудры, — сказал ему горбун, — но вот проницательностью не отличаются. Нашим милым девушкам удалось выудить у них важные сведения. И если бы информация оказалась ложной, то далазийцам не было бы никакого резона отказывать Полгаре в общении с объединенным разумом. Коль скоро они не впустили ее туда, это значит, что мы напали на след. Давай выйдем из города, — предложил он Полгаре. — Нет надобности открывать им наши карты.

— Я не так уж хорошо летаю, тетушка Пол, — нерешительно произнес Гарион. — Ты уверена, что я вам нужен?

— Нам нельзя рисковать, Гарион. Если далазийцы против своего обыкновения сделали это место недоступным, нам может понадобиться помощь Шара, чтобы туда прорваться. Если мы сразу явимся туда с Шаром, то сэкономим время.

Гарион вздохнул.

— Может, ты и права…

— Держите с нами связь! — напутствовал их Белгарат.

— А как же иначе, — брюзгливо откликнулся Белдин.

Выйдя из дома, горбун осмотрелся.

— Думаю, во-он там хорошее местечко. — Он указал пальцем на рощицу. — Эти деревца надежно укроют нас от любопытных взоров.

— Хорошо, дядюшка, — согласилась Полгара.

— Вот еще что, Пол, — прибавил горбун. — И поверь, я вовсе не хочу тебя обидеть.

— Что-то новенькое в твоем репертуаре.

— Ты нынче утром в прекрасной форме. — Горбун ухмыльнулся. — Но тем не менее на горе вроде этой царит свой микроклимат и, что важнее, дуют свои, особые ветры.

— Да, дядюшка, я знаю.

— А я знаю, как ты любишь снежных сов, но у них оперение чересчур нежное. И если тебя подхватит горный ветер, ты рискуешь спуститься вниз нагишом.

Полгара внимательно взглянула на Белдина.

— Или, может быть, ты хочешь, чтобы ветер повыдергал у тебя все перья?

— Как ни странно, нет, дядюшка.

— Почему бы не взять пример с меня? Вдруг тебе даже понравится быть ястребом.

— И, конечно, с синей ленточкой?

— Ну, это дело твое, однако синий цвет тебе к лицу, Пол.

— Ты просто невозможный человек! — Она расхохоталась. — Хорошо, дядюшка, будь по-твоему.

— Только я первый, — заявил Белдин. — Тогда ты сможешь воспользоваться мною в качестве образчика — это поможет тебе.

— Я знаю, как выглядят ястребы, дядюшка.

— Разумеется, знаешь, Пол, но мне приятно помочь.

— Ты нынче удивительно добр.

Очень странно было Гариону оборачиваться не волком, а иным существом. Он внимательно осмотрел себя, сравнивая с Белдином, горделиво сидевшим на ветке у него над головой, сверкая пронзительными желтыми глазами.

— Сносно, — буркнул Белдин. — Но в следующий раз обрати внимание на хвостовое оперение. Оно должно быть погуще, ведь им приходится рулить.

— Итак, господа, — донесся с соседней ветки голос Полгары, — пора трогаться!

— Я полечу впереди, — сказал Белдин. — У меня ведь опыта побольше вашего. Если мы угодим в нисходящий воздушный поток, постарайтесь держаться подальше от горы. Ведь не хотите же вы насмерть расшибиться о камни?

Он взмахнул крыльями и легко заскользил прочь.

Гариону довелось лететь так высоко только один раз — когда он добирался из Ярвиксхольма в Риву, сразу после того, как похитили Гэрана. Тогда он обернулся крапчатым соколом. Но ястреб — птица куда более крупная, и к тому же полет в горах разительно отличался от свободного парения над Морем Ветров. Воздушные течения бурлили вокруг острых скал, делая полет совершенно непредсказуемым и оттого крайне опасным.

Три ястреба поднимались все выше и выше, подхваченные восходящим воздушным потоком. Для того чтобы держаться в воздухе, не требовалось никаких усилий, и Гарион постепенно стал понимать, отчего Белдин так любит летать.

Он обнаружил также, что зрение его необычайно обострилось. Он видел в мельчайших подробностях, словно на расстоянии вытянутой руки, все скрытое между скал — вплоть до насекомых и нежных лепестков цветов. Когтистые его лапы непроизвольно сжимались, когда внизу, в скальной расщелине, пробегал какой-нибудь мелкий грызун.

«Не забывай, для чего мы здесь, Гарион», — услышал он в своем мозгу голос Полгары.

«Но…»

Желание камнем упасть вниз и схватить когтями жертву было почти непреодолимым.

«Никаких „но“, Гарион! Ты ведь уже завтракал. Оставь бедняжек в покое».

«Ты отнимаешь у него маленькие радости!» — услышал Гарион ворчанье Белдина.

«Мы здесь не ради забавы, дядюшка. Не задерживайся».

Удар был силен и к тому же застал Гариона врасплох. Внезапный воздушный поток швырнул его прямо на острые скалы, и лишь в последний момент чудом удалось Гариону избежать неминуемой гибели. А мощный нисходящий воздушный поток швырял его из стороны в сторону, безжалостно сминая его крылья. Вдобавок начался проливной дождь, и крупные ледяные капли заколотили по его покрытому перьями телу, словно тысячи мокрых молоточков.

«Это неспроста, Гарион!» — раздался у него в голове громкий возглас Полгары.

Гарион огляделся, но нигде ее не увидел.

«Где ты?» — позвал он.

«Не важно! Настало время просить помощи у Шара. Далазийцы пытаются прогнать нас!»

Гарион не был вполне уверен, услышит ли Шар его в том странном месте, где он оказался, когда его владелец обернулся птицей. Но выбора не было. Беспощадно хлещущие ледяные струи и порывы ветра все равно не дали бы Гариону возможности опуститься на землю и принять человеческий облик.

— Прекрати это! — приказал он камню. — И ветер, и дождь — все разом!

Мощный поток энергии, вырвавшийся из Шара, отбросил Гариона назад, и он судорожно замахал крыльями, стараясь восстановить равновесие. Мгновение ему казалось, будто его окружило яркое голубое сияние.

Тут же прекратился дождь и стих ветер — Гарион снова очутился в восходящем воздушном потоке и взмыл в теплое летнее небо.

Он потерял около тысячи футов высоты, но вскоре заметил Белдина и Полгару, с которыми, видимо, случилось то же самое — их отнесло друг от друга не менее, чем на милю. Снова начав подъем по спирали, Гарион увидел, что они следуют за ним.

«Будь начеку! — зазвучал в его голове голос Полгары. — Чуть что, проси Шар о помощи!»

Минуты за две они наверстали упущенное и устремились выше, минуя поросшие лесами склоны, и вот достигли полосы между лесами и границей вечных снегов. Здесь царствовала безмятежность высокогорных лугов, поросших дикими цветами, клонящими головки под легким горным ветерком.

«Вот! — раздался скрипучий голос Белдина. — Вот она, дорога!»

«А ты уверен, что это не звериная тропа?» — спросила Полгара.

«Она чересчур пряма, Пол. Олень даже под страхом смерти не может ходить по идеальной прямой. Нет, без людей здесь не обошлось. Давай-ка поглядим, куда она ведет».

И Белдин плавно заскользил вдоль идеально ровной тропы, ведущей через луг в направлении скальной расщелины. На самом краю луга он взмахнул крыльями.

«Пора спускаться. По-моему, остаток пути лучше проделать на своих двоих».

Полгара и Гарион послушно опустились и приняли человеческий облик.

— Давеча я уже посчитал себя покойничком, — признался Белдин. — Чуть было шею не сломал… — Он критическим взором окинул Полгару. — Не хочется ли тебе пересмотреть свою теорию о том, что далазийцы никогда никому еще не причинили вреда?

— Что ж, видно будет.

— Жаль, что при мне нет меча, — вздохнул Гарион. — Если мы попадем в переделку, то окажемся совершенно беззащитны.

— Не думаю, что в переделке, которую сулит нам судьба, твой меч чем-либо нам поможет, — откликнулся Белдин. — Однако не прерывай контакта с Шаром. А теперь пойдем и поглядим, куда нас приведет эта тропка…

И горбун двинулся по тропинке прямо к расщелине. По обеим сторонам ее возвышались два огромных валуна. А в самом центре стоял Тоф, загораживая им дорогу.

Полгара ледяным взором взглянула прямо ему в глаза.

— Мы войдем в поселение прорицательниц, Тоф. Так предначертано.

Глаза великана на мгновение затуманились и стали пустыми. Потом он кивнул и отступил, давая им дорогу.

<p>Глава 7</p>

Пещера оказалась невероятно огромной — в ней умещался целый город. Он походил на Келль, лежащий у подножия исполинской горы, только тут не было ни садов, ни лужаек. Повсюду царил полумрак, потому что прорицательницам, не снимавшим с глаз повязок, света не требовалось, а их немые проводники, как отметил Гарион, прекрасно видели в темноте.

По пути им встретилось всего несколько человек, и те из них, кто видел, как Тоф ведет за собой чужаков, остались к этому совершенно безучастны. Белдин, ковыляя по улице, что-то бормотал себе под нос.

— Ну, что такое, дядюшка? — не выдержала Полгара.

— Просто удивительно, насколько люди рабы привычек и традиций.

— Не понимаю, о чем это ты.

— Город находится внутри пещеры, а они все равно строят дома с крышами. Ну не дикость ли? Ведь дождей и снегопада здесь явно не бывает.

— Но наверняка бывают холода — особенно зимой. А если у дома нет крыши, то тепло мгновенно улетучивается из жилища. Я права?

Белдин насупился и через силу признался:

— Об этом я как-то не подумал…

Дом, к которому вел их Тоф, располагался в самом центре этого дивного подземного города. Хотя внешне он ничем не отличался от прочих строений, но само его расположение свидетельствовало о том, что в нем проживает важная персона. Тоф вошел в дом без стука, и они оказались в простой комнате, где сидела, словно поджидая их, Цирадис. Ее бледное лицо озаряло пламя свечи.

— Вы прибыли несколько раньше, чем мы ожидали, — сказала она.

Голос ее звучал как-то странно — совсем не так, как во время их предыдущих встреч. Гарион поежился — ему показалось, будто у пророчицы не один голос, а сразу несколько. И все эти голоса говорили сейчас хором.

— Так вы знали, что мы придем? — спросила Полгара.

— Конечно. Это был только вопрос времени. Все зависело от того, когда вы трое выполните возложенную на вас миссию.

— Миссию?

— Для волшебницы столь могущественной, как ты, это пара пустяков. Но испытание было необходимым.

— Но я что-то не припоминаю…

— Я уже сказала, все очень просто, и вы, без сомнения, забыли об этом.

— Соблаговоли напомнить! — встрял Белдин.

— Изволь, благородный Белдин. — Цирадис улыбнулась. — Вы отыскали наше поселение, вы преодолели препятствия на вашем пути, а Полгара правильно произнесла слова, позволившие вам войти.

— Снова шарады! — едко ответил Белдин.

— Шарады — недурной способ тренировки ума.

Старик только буркнул что-то неразборчивое.

— И шараду необходимо было разгадать, и миссию выполнить, ибо только тогда я смогу открыть то, что надлежит открыть. — Пророчица поднялась на ноги. — А теперь давайте сойдем вниз, в Келль. Мой проводник и добрый друг понесет великую книгу, которую надлежит передать в руки бессмертному Белгарату.

Немой великан подошел к книжной полке, висевшей на противоположной стене полутемной комнаты, и достал оттуда огромный фолиант в черном кожаном переплете. Он сунул его себе под мышку, взял свою госпожу за руку и повел ее к выходу.

— А зачем столько таинственности, Цирадис? — спросил Белдин девушку с повязкой на глазах. — Почему прорицательницы скрываются в горах, а не живут себе спокойненько в Келле?

— Но ведь этот город и есть Келль, благородный Белдин.

— А как же тот, что внизу?

— Там тоже Келль, — улыбнулась прорицательница. — У нас это дело совершенно обычное. В отличие от других городов наши поселения очень обширны. Это — поселок прорицательниц. В горах есть и другие поселки — там живут мудрецы, колдуны, некроманты, лозоходцы. А все это вместе и есть Келль.

— Вечно вы, далазийцы, создаете ненужные сложности!

— Города у других народов выстроены для иных целей, Белдин. Некоторые для торговли. Другие для защиты от недругов. Наши города построены для того, чтобы в них учились.

— Да как можно учиться, если полдня надо потратить, чтобы повидаться с коллегами в других поселениях или там, внизу?

— А нам не надо никуда ходить, Белдин. Мы в любое время можем друг с другом говорить. Разве не так вы беседуете с бессмертным Белгаратом?

— Но это совсем другое, — проворчал он.

— А в чем же отличие?

— Наши беседы тайные…

— А нам нет надобности из чего-то делать тайну. Мысли каждого тотчас же становятся известны всем.

Они вышли из пещеры на яркий и теплый солнечный свет. Близился полдень. Бережно ведя за руку Цирадис, Тоф шел впереди. Они миновали расщелину в скале, два огромных валуна и направились вниз по тропе, ведущей через луга. Примерно спустя час путники окунулись в зеленую лесную прохладу — из раскидистых крон доносилось птичье пение, а насекомые мелькали в солнечных лучах, словно яркие огненные искорки.

Тропа шла под уклон отлого, но очень скоро Гарион в буквальном смысле на собственной шкуре почувствовал все неудобства долгого шаганья под гору. Даже не снимая башмака, он понял, что на большом пальце левой ноги у него вздулся огромный волдырь, причиняющий острую боль, а правый большой палец надсадно пощипывало, и было ясно, что вскоре он разделит судьбу левого. Гарион сжал зубы и, прихрамывая, продолжал путь.

До сверкающего города в долине они добрались на закате. А когда шли по мраморной улице, ведущей к дому, предоставленному путникам любезным Далланом, Гарион злорадно отметил, что Белдин тоже хромает.

Войдя в дом, они застали друзей за ужином. Гарион хорошо видел, как изменилось лицо Закета, когда маллореец увидел Цирадис, — из оливково-смуглого оно превратилось в белое, и короткая черная бородка, которую отрастил император, желая остаться неузнанным, лишь подчеркивала бледность. Он встал и склонил голову.

— Приветствую тебя, великая прорицательница, — почтительно произнес он.

— Приветствую тебя, император Маллореи, — откликнулась Цирадис. — Как я и обещала тебе там, в мрачной Даршиве, я сдаюсь вам на милость как заложница.

— К чему такие речи, Цирадис! — Император слегка растерялся и даже покраснел. — В Даршиве я был вне себя и не отдавал себе отчета, что говорил, я тогда просто не знал, как поступить. Зато теперь мне все ясно.

— Но я тем не менее ваша заложница, ибо так предначертано, и должна сопровождать вас в Место, которого больше нет, чтобы выполнить возложенную на меня миссию.

— Вы все, должно быть, проголодались, — спохватилась Бархотка. — Сядьте за стол и поешьте.

— Но прежде я еще кое-что должна сделать, Охотница, — ответила ей Цирадис.

Она вытянула вперед руки, и Тоф осторожно вручил ей книгу, которую они принесли с собою.

— Бессмертный Белгарат! — Голос прорицательницы вновь зазвучал сразу на несколько ладов. — Мы отдаем в руки твои нашу священную книгу, потому что так велели нам звезды. Читай внимательно, ибо на страницах ее начертана твоя судьба.

Белгарат стремительно встал, подошел к прорицательнице и принял из ее рук книгу. Старец дрожал от нетерпения.

— Мне известно, Цирадис, сколь драгоценна эта книга, и я обещаю бережно хранить ее и вернуть тотчас же, как узнаю то, что мне необходимо.

Он отошел к маленькому столику у окна, уселся, раскрыл книгу и углубился в чтение.

— Подвинься! — буркнул Белдин.

Горбун, хромая, подошел к столику и придвинул к нему другой стул. Два старика склонили головы над шуршащими страницами — и все окружающее для них перестало существовать.

— Может быть, поешь, Цирадис? — спросила Полгара.

— Ты добра, Полгара, — ответила келльская прорицательница. — Я постилась с тех самых пор, как вы вошли в пределы города, готовясь к этой встрече, и от голода чувствую слабость.

Полгара осторожно подвела Цирадис к столу и усадила ее между Бархоткой и Сенедрой.

— Как мой малыш, великая прорицательница? — с дрожью в голосе спросила Сенедра.

— С ним все хорошо, королева Ривы, только он очень скучает по тебе.

— Удивительно, что он помнит меня, — с горечью произнесла Сенедра. — Когда Зандрамас украла его, он был совсем крошкой. — Она вздохнула. — Сколь многого я лишилась и этого никак, никак нельзя вернуть… — Ее нижняя губа предательски задрожала.

Гарион подошел к жене и нежно обнял ее за плечи.

— Все будет хорошо, Сенедра, — уверил он королеву.

— Это правда, Цирадис? — Голосок Сенедры дрожал от слез. — Правда ли, что все кончится хорошо?

— Этого я не могу открыть тебе, Сенедра. Мы стоим на развилке двух дорог и на какую из них ступим, неведомо даже звездам.

— Как прошло ваше путешествие? — спросил Шелк отнюдь не из любопытства, а единственно ради того, чтобы уйти от скользкой темы.

— Пришлось понервничать, — ответил Гарион. — Я не больно-то хорошо летаю, да и погода нам не благоприятствовала.

Шелк нахмурился:

— Но ведь день был абсолютно безоблачным!

— Однако не там, где мы были. — Гарион взглянул на Цирадис и решил не распространяться о том, как их чуть было не расшибло в лепешку внезапным порывом ветра. — А можно ли рассказать им о селении, где вы живете? — спросил он прорицательницу.

— Разумеется, Белгарион, — улыбнулась она. — Тут все свои, а от друзей не следует ничего скрывать.

— Ты помнишь гору Кахша в Хтол-Мургосе? — спросил друга Гарион.

— Изо всех сил стараюсь о ней забыть.

— Ну так вот, прорицательницы живут в городе, похожем на тот, что выстроили дагаши внутри горы Кахша. Внутри горы очень большая пещера.

— Тогда я искренне рад, что меня с вами не было.

Цирадис повернулась к нему и между ее бровей залегла тоненькая морщинка.

— Так ты все еще не преодолел свой беспричинный страх, Хелдар?

— Нет… почти нет, кстати, не назвал бы его беспричинным. Поверь, Цирадис, у меня есть на то причины — даже множество причин.

Он беспокойно поежился.

— Ты должен собрать в кулак все свое мужество, Хелдар, ибо настанет час, когда тебе придется войти в такое место, которое внушит тебе ужас.

— Всеми силами постараюсь этого избежать.

— Ты должен, Хелдар. У тебя нет права выбора.

Шелк погрустнел, но смолчал.

— Скажи мне, Цирадис, — спросила Бархотка, — это ты приостановила течение беременности у Зит?

— Ты весьма проницательна, если заметила приостановку этого в высшей степени естественного процесса, Лизелль, — ответила пророчица. — Но это сделала не я. Волшебник Вард на острове Веркат предложил ей подождать с родами до тех пор, покуда она не выполнит свою миссию в Ашабе.

— Так Вард — волшебник? — изумленно спросила Полгара. — Обычно я распознаю волшебников без труда, но Варду удалось это от меня скрыть.

— Да, он очень скрытен, — согласилась Цирадис. — В Хтол-Мургосе ситуация такова, что нам приходится весьма осторожно пользоваться нашими искусствами. Гролимы в землях мургов всегда начеку и не любят беспокойств, которые неизбежно доставляет колдовство.

— На Веркате ты поставила нас в тупик, — сказал Дарник. — Это пока мы не уразумели, что заставило тебя действовать именно так. Боюсь, Тоф много претерпел от меня. Но он добросердечен и простил мне это.

Немой великан улыбнулся кузнецу и принялся жестикулировать.

Дарник расхохотался.

— Не трудись, Тоф! Я наконец-то разобрался, как именно ты разговариваешь со мной.

Руки Тофа опустились. А Дарник внимательно прислушался.

— Да, — согласился он. — Так много проще и быстрее. Хорошо, что теперь не надо размахивать руками. Кстати, мы с Эриондом отыскали неподалеку от города пруд. В нем водится великолепная форель.

Тоф широко улыбнулся.

— Так и знал, что ты это скажешь, — улыбнулся ему в ответ Дарник.

— Боюсь, мы испортили твоего проводника, Цирадис, — извиняющимся тоном сказала Полгара.

— Нет, Полгара. — Губы прорицательницы тронула улыбка. — Эта страсть обуревает его с детства. Частенько во время наших странствий он отыскивал повод задержаться на время подле какого-нибудь озера или речки. Я не корю его за это — рыба мне нравится, а он искусно ее готовит.

Закончив ужин, они сидели и вполголоса беседовали, стараясь не беспокоить Белгарата и Белдина, которые, не отрываясь, читали Маллорейские проповеди.

— А как Зандрамас узнает, куда мы направляемся? — спросил Гарион у Цирадис. — Поскольку она гролимская жрица, вход сюда ей заказан.

— Этого я не открою тебе, Дитя Света. Скажу лишь, что в назначенное время она будет в назначенном месте.

— С моим сыном?

— Как и было предсказано.

— Я с нетерпением жду этой встречи, — с мрачной суровостью произнес Гарион. — Нам с Зандрамас о многом нужно поговорить, многое уладить.

— Не позволяй ненависти застить твой разум. Не забывай о своей миссии. — Цирадис говорила с величайшей серьезностью.

— Но что это за миссия, Цирадис?

— Ты узнаешь об этом лишь тогда, когда настанет время ее исполнить.

— И не раньше?

— Нет. Если бы ты долго обдумывал свою миссию, то мог бы впасть в заблуждение.

— А что за миссия у меня, великая прорицательница? — спросил Закет. — Ты ведь говорила, что все расскажешь мне в Келле.

— Я буду говорить с тобою с глазу на глаз, император Маллореи. Пока же узнай, что срок твоей миссии настанет, когда товарищи твои выполнят свои предназначения, узнай также, что тогда течение жизни твоей утратит размеренность.

— Раз уж мы заговорили о миссиях, — сказал Сади, — может, объяснишь мне, в чем состоит моя?

— Ты уже приступил к ее выполнению, Сади.

— И пока справляюсь?

Цирадис улыбнулась:

— Справляешься.

— У меня выходило бы еще лучше, ежели бы я знал, что должен делать.

— Этого знать нельзя, Сади. Ты, как и Белгарион, мог бы ошибиться, узнав все заранее.

— А то место, куда мы направляемся, далеко отсюда? — спросил Дарник.

— До этого места тысячи лиг пути — и еще многое надо успеть сделать.

— Тогда мне следует потолковать с Далланом о припасах в дорогу. И непременно осмотреть подковы у лошадей. Сейчас самое время их перековать.

— Но это немыслимо! — неожиданно воскликнул Белгарат.

— О чем ты, отец? — поинтересовалась Полгара.

— Это Корим! Встреча должна состояться в горах Корим!

— Это еще где? — спросил озадаченный Сади.

— То-то и оно, что нигде, — проворчал Белдин. — Их больше не существует. Этот горный хребет поглотила морская пучина, когда Торак расколол мир.

— А ведь в этом есть некая странная логика, — заметил Шелк. — Именно это, вероятнее всего, и подразумевается во всех пророчествах, когда говорится о Месте, которого больше нет…

Белдин задумчиво потянул себя за мочку уха.

— Но это еще не все. Помните, что рассказывал нам Сенджи в Мельсене? Ну, о том, как один ученый украл Сардион? Его корабль в последний раз видели, когда он огибал южную оконечность Гандахара. С тех пор о нем никто ничего не знает. Сенджи полагал, будто корабль этот затонул во время шторма у берегов Далазии. Сдается мне, что он не ошибался. Теперь нам предстоит отправиться туда, где находится Сардион, и меня одолевает весьма неприятное ощущение, что он лежит на том самом горном хребте, погрузившемся в морские пучины пять тысячелетий тому назад.

<p>Глава 8</p>

Покидая сияющий мраморный Келль, королева Ривы пребывала в глубочайшей меланхолии. Когда путники въехали в леса, простирающиеся западнее Келля, ее и вовсе стали одолевать странная слабость и апатия, которые усиливались с каждой милей пути. Она не принимала участия в общей беседе, довольствуясь ролью слушательницы.

— Не пойму, отчего ты так спокойна, Цирадис, — говорил Белгарат прорицательнице с повязкой на глазах. — Ведь если Сардион и вправду лежит на дне морском, то твоя миссия — как, впрочем, и наши — останется невыполненной. И с какой стати мы делаем этот крюк? Зачем нам понадобилось ехать в Перивор?

— Только там ты вполне уразумеешь наставления священной книги, бессмертный Белгарат.

— Но разве ты не можешь растолковать мне все сама? Время-то поджимает.

— Этого мне не позволено делать, не дано права оказывать вам предпочтение — ведь, помоги я вам, мне пришлось бы помочь и Зандрамас. Вы сами — и она сама — должны разгадать эту загадку. А помогать только одному из вас строжайше запрещено.

— Я отчего-то именно так и подумал, — мрачно вздохнул старый волшебник.

— А где находится Перивор? — спросил Гарион у Закета.

— Это остров недалеко от южного побережья Далазии, — объяснил маллореец. — Люди там живут в высшей степени странные. Их легенда гласит, будто они потомки мореплавателей с запада, чей корабль сбился с курса и потерпел крушение у берегов острова две тысячи лет назад. Островок этот ничем не примечателен, а местные жители — отважные воины. В Мал-Зэте все придерживаются мнения, что его просто незачем завоевывать, а Урвон даже не счел нужным посылать туда гролимов.

— Если они там все такие воинственные, то не опасно ли это для нас?

— Вовсе нет. На самом деле они вполне цивилизованны и даже гостеприимны — но ровно до тех пор, пока на остров не высаживается армия завоевателей. Тогда начинается настоящая кровавая бойня.

— А есть ли у нас время посещать это прелестное местечко? — спросил Шелк у келльской прорицательницы.

— Вполне достаточно, принц Хелдар, — ответила она. — Еще тысячи лет тому назад звезды поведали нам, что Место, которого больше нет, ждет вашего появления и что вы с друзьями явитесь туда в назначенный день и час.

— Как и Зандрамас, я полагаю?

Цирадис слабо улыбнулась.

— Как может состояться поединок, если в назначенном месте не будет присутствовать Дитя Тьмы?

— Сдается мне, я уловил в твоем голосе нотку юмора, — хитро прищурился Шелк. — Мне казалось, прорицательницы менее всего склонны шутить.

— Как мало ты знаешь нас, принц Хелдар! — Она вновь улыбнулась. — Порой мы просто корчимся от смеха, глядя на пророчества, начертанные меж звезд, и на то, как усердно люди пытаются их игнорировать или избегнуть неизбежного. Всегда следуй наставлениям Неба, Хелдар. Так ты избавишь себя от лишних забот и неминуемых неудач, ибо все попытки уйти от судьбы обречены.

— С какой легкостью ты бросаешься словом «судьба», Цирадис!

— Но разве ты явился к нам вопреки судьбе, предначертанной тебе еще на заре мира? Твои занятия торговлей и шпионажем — это всего лишь развлечения, призванные помочь тебе скоротать время, покуда не настанет твой звездный день.

— Весьма изысканный способ упрекнуть меня в том, что я вел себя как ребенок…

— Все мы дети, Хелдар.

Лениво взмахивая крыльями и виртуозно лавируя меж стволов, появился Белдин. Опустившись на землю, он принял человеческий облик.

— Что-то неладно? — спросил Белгарат.

— Все лучше, чем я предполагал. Это-то меня и беспокоит…

— Ты противоречишь сам себе.

— Отсутствие противоречий — признак недалекого ума. Зандрамас не может войти в Келль. Так?

— Ну, насколько нам известно, да.

— Значит, она должна следовать за нами к месту встречи. Так?

— Если не найдет иного способа разузнать, где находится это самое место.

— Именно это меня и волнует. Вздумай она проследить за нами, то начинила бы этот лес своими воинами и гролимами. Так?

— Полагаю, да.

— Так вот, никого здесь нет.

Белгарат нахмурился:

— Что у нее на уме?

— И я хотел бы это знать. Подозреваю, она готовит для нас сюрприз.

— Тогда гляди в оба. Я не хочу, чтобы она тащилась за нами незамеченной.

— Если бы она тащилась за нами, это, возможно, все бы упростило.

— Сомневаюсь. До сих пор нам приходилось весьма и весьма непросто, и я не думаю, чтобы в одночасье все вдруг переменилось.

— Тогда я лечу на разведку. — И горбун, обернувшись ястребом, взмыл в небо.

Они разбили лагерь недалеко от родника, бьющего из расщелины в замшелой скале. Белгарат был мрачен и явно не в духе, поэтому его все избегали, занимаясь уже ставшими столь привычными делами.

— Ты такая тихая нынче, — сказал Гарион, когда они с Сенедрой после ужина сидели у огня. — Что с тобой?

— Просто мне не хочется говорить,

Странная слабость, одолевавшая королеву, не проходила — к вечеру Сенедра даже несколько раз чуть было не заснула, сидя в седле.

— Ты выглядишь усталой, — заметил Гарион.

— Я на самом деле немного утомлена. Ведь мы уже столько времени странствуем. Думаю, я просто выдохлась.

— Тогда иди и ложись. Хорошенько выспись, а утром почувствуешь себя лучше.

Сенедра зевнула и протянула руки к Гариону.

— Отнеси меня.

Гарион изумился. Сенедра очень любила удивлять мужа — лицо у него делалось совершенно мальчишеским.

— Ты что, плохо себя чувствуешь? — спросил он.

— Я чувствую себя замечательно, Гарион. Просто у меня глаза закрываются, я хочу, чтобы меня убаюкали… Отнеси меня в палатку, уложи в постельку и укрой хорошенько.

— Ну, если ты хочешь…

Он встал, легко подхватил ее на руки и понес через весь лагерь к палатке.

— Гарион… — сонно пробормотала Сенедра, когда он заботливо укрывал ее одеялами.

— Что, милая?

— Пожалуйста, не ложись спать в кольчуге. В ней ты пахнешь, словно старая железная сковородка…

Той ночью Сенедра видела удивительные сны. Ей снились люди и города, о которых она не вспоминала вот уже многие годы. Ей явились легионеры, охраняющие отцовский дворец, затем она увидела Морина, отцовского камергера, спешащего по выложенному мрамором коридору. И вот она уже в Риве и ведет долгий и путаный разговор с сенешалем Брендом, а его светловолосая племянница Арелл сидит у окошка и прядет, причем ее отчего-то совершенно не беспокоит, что между лопаток у нее торчит рукоять кинжала. Сенедра вздрогнула и забормотала, однако не проснулась, и вот она видит уже новый сон.

На сей раз она в Реоне, что в восточной Драснии. Она привычным жестом выхватывает кинжал из-за пояса у Веллы, надракийской плясуньи, и столь же заученным движением вонзает его по рукоять в живот чернобородому Ульфгару, главе Медвежьего культа. Ульфгар в этот момент шутливо говорит с Белгаратом и не замечает удара Сенедры. Он даже не вздрагивает и тогда, когда она медленно поворачивает в ране лезвие…

И вот Сенедра снова в Риве. Они с Гарионом, нагие, сидят возле сверкающего лесного озерца, а над головами у них порхают тысячи ярких мотыльков.

В своем беспокойном сне она побывала в древнем городе Вал-Алорн, что в Череке, потом попала в Боктор на церемонию погребения короля Родара. И снова видела она поле битвы при Тул-Марду и лицо своего защитника — сына Бренда, Олбана.

Во сне, запутанном и сбивчивом, она без усилий перемещалась с места на место, легко скользя сквозь время, преодолевая огромные расстояния, стараясь что-то отыскать, хотя и не помнила, что именно потеряла…

Утром она пробудилась такой же вялой, какой чувствовала себя и накануне вечером. Каждое движение давалось ей с неимоверным трудом, и она зевала не переставая.

— Что с тобой? — спросил ее Гарион, когда они оделись. — Ты дурно спала?

— Да нет… Просто видела странные сны.

— Хочешь рассказать мне о них? Это лучший способ сладить с ними, чтобы они не мучили тебя долгими ночами.

— В них не было смысла, Гарион. Они просто мелькали — вот и все. Мне казалось, кто-то переносит меня с места на место. Похоже, у нее были на это свои причины…

— У нее? Так это была женщина?

— Я сказала «у нее»? Сама не понимаю, почему у меня это сорвалось. Я даже ее не видела. — Сенедра зевнула. — Но кто бы это ни был, надеюсь, она натешилась. Я не перенесу еще одной такой ночи. — Она бросила на мужа смущенный взгляд и опустила ресницы. — Хотя были в этом сне премилые эпизоды. Мы с тобой сидели у того самого озерца, в Риве, помнишь? И знаешь, что мы делали?

У Гариона даже шея покраснела.

— Н-не надо, Сенедра. Думаю, не стоит…

Но она все равно ему рассказала — и столь подробно, что Гарион стремглав вылетел из палатки.

Беспокойная ночь только усугубила вчерашнюю слабость, и Сенедра ехала в каком-то странном полусне, с которым не могла справиться, как ни старалась. Гарион не раз окликал ее, увидев, что она уронила поводья, но, заметив, что глаза ее закрываются сами собой, отобрал у нее узду и повел ее коня.

Вскоре к ним присоединился и Белдин.

— Думаю, вам лучше схорониться, — обратился он к Белгарату. — Неподалеку шляется даршивский патруль.

— Они разыскивают нас?

— Кто знает? Если и так, то они не шибко стараются. Сворачивают с тропы, углубляются в лес на сотню ярдов и возвращаются на тропу снова. Я пригляжу за ними и дам вам знать, когда они проедут мимо.

— Хорошо.

Белгарат свернул с тропы, и все последовали за ним в густую чащу.

Уйдя на безопасное расстояние, они спешились и принялись ждать. Вскоре послышалось звяканье оружия — отряд рысью ехал по лесной тропе.

Даже перед лицом опасности Сенедра оказалась не в состоянии разлепить веки. Какое-то время она слышала приглушенные голоса своих спутников, но вот сон одолел ее.

И вдруг она проснулась или очнулась? Она в одиночестве шла через лес. Мысли ее путались. Умом она понимала, что удаляться от товарищей опасно, но страха не чувствовала. Она все шла и шла, без цели, ведомая странным наитием.

Вот она вышла на зеленую полянку и увидела высокую светловолосую девушку. Та стояла по колено в цветах, держа в руках что-то завернутое в одеяльце. Светлые косы девушки были уложены в пучки над ушами, а нежная кожа цветом напоминала молоко. Это была Арелл, племянница Бренда.

— Доброе утро, ваше величество, — приветствовала она королеву Ривы. Я ждала вас.

Сенедра смутно осознавала, что здесь что-то неладно, — эта рослая риванка никак не может быть здесь. Но почему именно, Сенедра, как ни старалась, так и не вспомнила — и смутное волнение постепенно улеглось.

— Доброе утро, Арелл, — ответила подруге Сенедра. — Что ты здесь делаешь? Откуда ты?

— Я пришла на помощь, Сенедра. Погляди, что я нашла.

Девушка отвернула уголок одеяльца, показав Сенедре младенческое личико.

— Мой малыш!

Сердце Сенедры переполнилось радостью. Она кинулась к девушке, торопливо выхватила у нее спящего младенца и прижала его к груди, прильнув щекой к его нежным кудряшкам.

— Как удалось тебе найти его? — спросила она у Арелл. — Мы так долго пытались отыскать его — и все тщетно.

— Просто я одна шла через лес, — ответила Арелл, — и вот учуяла запах дыма. Пошла на этот запах и обнаружила палатку, стоящую на берегу ручья. Я заглянула внутрь и увидела принца Гэрана. Вокруг никого не было, вот я и взяла его, а потом отправилась искать тебя.

Мозг Сенедры все еще подавал ей слабый сигнал опасности, но королева была слишком счастлива, чтобы прислушиваться к этому невнятному голосу. Она обнимала свое дитя, нежно баюкала его и что-то ворковала.

— А где король Белгарион? — спросила Арелл.

— Где-то тут, неподалеку. — Сенедра неопределенно махнула рукой.

— Тебе надо пойти к нему и поскорее сообщить, что его сын в безопасности.

— Да, он будет очень счастлив.

— Но мне надо спешить, Сенедра, — сказала Арелл. — Ты уверена, что найдешь одна обратную дорогу?

— Разумеется, найду. Но разве ты не хочешь пойти со мной? Его величество наверняка щедро наградит тебя за то, что ты вернула нам сына!

Арелл улыбнулась.

— Улыбка счастья на твоем лице — вот лучшая награда для меня. А мне необходимо спешить по неотложному и очень важному делу. Но, может быть, я нагоню вас позднее? Куда вы держите путь?

— Кажется, на юг, — ответила сияющая Сенедра. — Нам надо добраться до берега моря.

— Неужели?

— Да. Оттуда мы отправимся на остров — кажется, он называется Перивор.

— Так, значит, там и состоится вскорости некая важная встреча? Место этой встречи — остров Перивор?

— О нет! — рассмеялась Сенедра, баюкая свое дитя. — Мы плывем на Перивор для того, чтобы добыть нужные сведения про место встречи. А уже оттуда мы отправимся дальше.

Арелл слегка нахмурилась.

— Возможно, мне не удастся попасть на Перивор. Может быть, скажешь, где, хотя бы приблизительно, состоится встреча? Уверена, уж там-то мы повстречаемся.

— Дай мне подумать… — Сенедра принялась размышлять. — Как они говорили? Вот, вспомнила! Это место называется Корим.

— Корим?! — изумленно воскликнула Арелл.

— Да. Белгарат сперва страшно расстроился, узнав об этом, но Цирадис сказала, что все будет хорошо. Вот поэтому нам и надо на Перивор. Цирадис говорит, что там все прояснится. Сдается мне, она упоминала карту или нечто в этом роде… — Сенедра беспечно рассмеялась. — Честно говоря, Арелл, последние дни я все время такая сонная, что с трудом понимаю, о чем они болтают.

— Да-да, конечно, — рассеянно ответила Арелл. Она усиленно размышляла. — Почему разгадка скрыта на Периворе, — бормотала она, — и что может там быть такого, что объяснило бы всю эту дичь? Ты совершенно уверена, что они сказали «Корим»? Может, ты ослышалась?

— Я расслышала именно это слово, Арелл. Я сама не читала книги, но Белгарат с Белдином все время рассуждали о каких-то горах Корим, которых больше нет, и о том, что встреча назначена в Месте, которого больше нет… Мне кажется, все сходится, правда?

— Да, — странным голосом ответила Арелл. — Теперь все и впрямь сходится. — Высокая девушка выпрямилась и оправила платье. — Мне пора, Сенедра. Поскорее неси ребенка мужу. Кланяйся ему от меня. — Глаза ее странно блеснули на солнце. — И передай огромный привет Полгаре.

Последние слова она произнесла с затаенной злобой, а потом пошла прочь по цветущему лугу, прямо к темной лесной опушке.

— Пока, Арелл! — крикнула ей вслед Сенедра. — И спасибо за то, что нашла моего малютку! Арелл не обернулась и не ответила.

Гарион был вне себя. Обнаружив отсутствие жены, он вскочил на коня, пришпорил его и галопом понесся в лес. Он проскакал около трех сотен ярдов, прежде чем Белгарат нагнал его.

— Гарион! Остановись!

— Но, дедушка, я должен разыскать Сенедру!

— И откуда ты собирался начать поиски? Или ты предпочитаешь носиться кругами по лесу в надежде, что тебе повезет?

— Но…

— Шевели мозгами, мальчик! Попробуем по-другому — так будет гораздо быстрее. Ты хорошо помнишь ее запах?

— Конечно, но…

— Тогда нам помогут носы. Слезай с седла и скажи коню, чтобы скакал в лагерь. Мы обратимся волками и пойдем по ее следу. Это и быстрее, и куда надежнее.

Гарион вдруг почувствовал себя круглым идиотом.

— Я об этом не подумал.

— А я на это и не рассчитывал. Теперь избавься побыстрее от этой скотины!

Гарион соскользнул с седла и шлепнул Кретьена по крупу. Огромный серый жеребец крупной рысью поскакал туда, где все еще скрывались остальные.

— И о чем только она думает? — раздраженно воскликнул Гарион.

— Не уверен, что она вообще о чем-то думает, — проворчал Белгарат. — А последние дни девочка и вовсе очень странно себя ведет. Давай поторопимся. Чем скорее мы отыщем ее, тем скорее доставим к остальным. А уж твоя тетка докопается до сути.

Очертания тела старика уже становились расплывчатыми — он постепенно превращался в огромного серебристого волка.

— Веди! — провыл он. — Ты лучше знаешь ее запах.

Гарион быстро обернулся волком и принялся рыскать вокруг, принюхиваясь. Но вот чуткие ноздри его уловили знакомый аромат.

— Она пошла туда! — бросил он Белгарату.

— А след свежий? — спросил старый волк.

— Она прошла здесь не более получаса назад, — ответил Гарион, ускоряя шаг.

— Хорошо. За ней!

Волшебники — глядя со стороны, два охотящихся волка — крупной рысью бежали по лесу, опустив носы к самой земле.

Они увидели Сенедру примерно через четверть часа. Счастливая королева легким шагом шла по лесу, нежно прижимая к груди сверток.

— Не напугай ее! — предостерег Гариона Белгарат. — Творится что-то неладное. Просто соглашайся со всем, что бы она ни сказала.

И они вновь обернулись людьми.

Завидев мужа, Сенедра радостно вскрикнула и кинулась ему навстречу.

— Гарион! Взгляни! Она нашла нашего малыша! Арелл нашла его!

— Арелл? Но ведь Арелл…

— Не перечь ей! — еле слышно шепнул ему на ухо Белгарат. — Не то она ударится в истерику!

— А-а… что ж, это прекрасно, Сенедра. — Гарион изо всех сил старался говорить естественно.

— Сколько времени прошло, — в глазах Сенедры блестели слезы, — а он ничуть не переменился. Посмотри, Гарион! Ну разве он не прелесть?

Она отвернула уголок одеяльца, и Гарион увидел, что она прижимала к сердцу вовсе не ребенка, а тряпичную куклу.


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Холодный прозрачный воздух благоухал смолистым ароматом вечнозеленых деревьев. Яркое солнце над головами путников щедро проливало свет на снежные равнины, а в их ушах неумолчно звенели голоса ручьев, бегущих по каменистым руслам и питающих реки низин Даршивы и Гандахара. И аккомпанементом журчанию вод, стремящихся к назначенной судьбою встрече с великой рекой Маган, звучало тихое и печальное пение неутомимого ветра, блуждающего по смолистым зарослям сосен, пихт и елей, венчавшим горы, тянущиеся к небу в вечном томлении. Караванный путь, по которому ехали Гарион и его друзья, все выше и выше поднимался в горы, петляя вдоль звонких потоков по склонам горных хребтов. С гребня каждого хребта виден был следующий, а над всем этим каменным нагромождением главенствовали вершины такой немыслимой высоты, что они, казалось, подпирали небесный свод. Девственные пики эти окутывала королевская мантия вечных снегов. Гарион и прежде много времени проводил в горах, но никогда не приходилось ему видеть столь величественных вершин. Он знал, что до этих остроконечных колоссов много лиг пути, но горный воздух был так чист и прозрачен, что ему казалось, будто достаточно протянуть руку — и можно коснуться вечных снегов.

Здесь царил вечный покой, заставлявший позабыть о суматохе и суете равнин, которых они вкусили сполна, и безмятежность эта умиротворяла, отгоняя прочь все тревожные мысли. За каждым поворотом открывалась новая изумительная картина, всякий раз прекраснее прежней, и все ехали в полнейшем молчании, преисполненные изумления. Здесь лучшие творения рук человеческих казались незначительными и жалкими. Да, вовек рукам смертных не касаться этих вечных гор…

Солнечные летние дни были нескончаемо длинны. С ветвей деревьев, стоявших по обе стороны тропы, доносилось пение птиц, а к аромату хвои примешивался тонкий и нежный запах диких цветов, приносимый ветром с горных лугов. Изредка откуда-то из скал долетал пронзительный крик орла, усиленный горным эхом.

— Ты никогда не подумывал перенести сюда свою столицу? — спросил Гарион императора Маллореи, ехавшего бок о бок с ним.

Он говорил тихо. Ему казалось, что громкий человеческий голос может осквернить окружающее великолепие.

— Всерьез, разумеется, нет, Гарион, — ответил Закет. — Мое правительство не смогло бы тут работать. Чиновники мои в основном мельсенцы. А хотя мельсенцы и снискали репутацию людей в высшей степени прозаичных, на самом деле это далеко не так. Боюсь, мои министры дни напролет любовались бы пейзажем, а устав от созерцания, принялись сочинять дурные вирши. Кстати, ты ведь и понятия не имеешь о том, каково тут зимой.

— Снежно?

Закет кивнул.

— Местные жители никогда не измеряют толщину снежного покрова в дюймах — здесь это делается только в футах.

— Неужели в этих краях кто-нибудь живет? Я никого не вижу.

— Да лишь добытчики пушнины, золотоискатели и прочие авантюристы. — Закет слабо улыбнулся. — Впрочем, думаю, это лишь повод. Есть люди, предпочитающие одиночество.

— Здесь для этого самое подходящее место.

Император Маллореи заметно переменился с тех пор, как они покинули лагерь генерала Атески на берегах реки Маган. Он приосанился, а в глазах появился живой блеск. Подобно Гариону и остальным, он ехал настороже, пристально всматриваясь и чутко вслушиваясь в происходящее вокруг. Но перемены в нем отнюдь не были исключительно внешними. Закет всегда был человеком мечтательным, даже меланхоличным, порой страдал приступами черной депрессии, но в то же время обладал холодным честолюбием. Гариону часто приходило на ум, что типично маллорейское честолюбие и неутолимая жажда власти, характерные для императора, не столько качества природные, сколько средства постоянной проверки самого себя на прочность, и, возможно, происходят от глубоко скрытой потребности в самоуничтожении. Прежде и впрямь казалось, что Закет устремляется сам и бросает все военные силы империи в неравный бой, втайне лелея надежду, что встретит противника, который одолеет его, тем самым освободив от бремени жизни, которое ему столь тяжко нести.

Но теперь и это было уже не так. Встреча Закета с Цирадис на берегах Магана навсегда преобразила императора. Мир, казавшийся ему прежде серым и скучным, похоже, засиял для него новыми красками. Порой Гариону казалось, что лицо друга озаряется светом надежды, что прежде было вовсе нехарактерным для Закета.

За крутым поворотом тропы Гарион увидел волчицу — ту самую, которую нашел он раненной в мертвом лесу, в Даршиве. Она спокойно сидела, поджидая их. Поведение зверя все сильнее озадачивало Гариона. Теперь, когда лапа у волчицы зажила, она рыскала по лесам в поисках своей стаи, но всегда возвращалась, ничуть не опечаленная тем, что ей не удалось разыскать своих. Казалось, волчица преисполнена решимости не покидать путешественников и стать полноправным членом их и без того необычного отряда. Покуда они странствовали по диким местам, причуда волчицы не вызывала особых проблем. Но ведь не могли же они вечно оставаться в лесах и пустынных горах, а появление дикой и, возможно, агрессивной волчицы на оживленных городских улицах, по меньшей мере, привлекло бы к ним нежелательное внимание.

— Как твои дела, сестренка? — вежливо спросил у нее Гарион на языке волков.

— Хорошо, — ответила она.

— Ты нашла следы сородичей?

— В здешнем краю много волков, но мне они не родня. Волчица еще немного побудет с вами. А где мой волчонок?

Гарион оглянулся через плечо на маленький двухколесный фургончик.

— Он с моей волчицей в этой штуке с круглыми лапами.

Волчица вздохнула.

— Если он слишком долго просидит там, то не сможет потом ни бегать, ни охотиться, — неодобрительно сказала она. — А если твоя волчица станет и дальше его перекармливать, то у малыша растянется желудок и он не переживет бескормицы.

— Волк поговорит с нею об этом.

— Но послушается ли она?

— Возможно, и нет, но волк все равно поговорит с нею. Она слишком любит твоего волчонка, и ей приятно держать его рядом с собою.

— Скоро волку надо будет начать учить его охотиться.

— Да, волк знает об этом. Волк все объяснит своей волчице.

— Сестренка благодарит тебя. — Волчица помолчала, настороженно озираясь. — Будьте осторожны, — предупредила она. — Здесь живет какое-то существо. Волчица несколько раз почуяла его запах и, хотя ни разу не видела его, знает, что существо это очень велико.

— А каких оно размеров?

— Больше, чем животное, на спине которого ты сидишь.

Волчица оценивающе поглядела на Кретьена. Огромный серый жеребец уже попривык к зверю, отметил Гарион, однако он был бы благодарен волчице, если бы она не подходила к коню так близко.

— Волк передаст твои слова вожаку нашей стаи, — пообещал Гарион.

По неизвестной причине волчица явно избегала Белгарата. Гарион предполагал, что такое поведение диктует ей таинственный волчий этикет, правил которого сам он не знал.

— А теперь сестренка продолжит свои поиски, — сказала волчица, вставая. — Возможно, мой брат встретится с неизвестным зверем, и тогда мы узнаем, кто это. — Она помолчала. — Но если судить по запаху, он очень опасен. Он ест все подряд — даже тех животных, которых мы опасаемся.

И волчица побежала в чащу, двигаясь легко и бесшумно.

— Знаешь, даже жуть берет, — сказал Закет. — Я и прежде слышал, как люди разговаривают с животными, но не на их языке, как ты.

— Это фамильная способность, — улыбнулся Гарион. — Поначалу я тоже в это не верил. К Полгаре все время прилетают поболтать разные птички — обычно они судачат о яйцах. Птицы больше всего на свете любят поболтать о яйцах. Иногда их глупость просто потрясает. Волки — существа куда более достойные. — Он помолчал и прибавил: — Знаешь, вовсе не обязательно передавать Полгаре эти мои слова…

— Неужто это трусость, Гарион? — рассмеялся Закет.

— Нет, благоразумие, — поправил его Гарион. — А теперь я должен поговорить с Белгаратом. Гляди вокруг во все глаза. Волчица сказала, что где-то неподалеку обитает некий зверь. Говорит, он больше лошади и очень опасен. Она даже вскользь намекнула, будто бы этот зверь — людоед.

— А как он выглядит?

— Она его не видела, только учуяла, а еще набрела на его следы.

— Я буду внимателен.

— Неплохая мысль. — И Гарион, поворотив коня, поскакал к Белгарату и Полгаре, увлеченным беседой.

— Дарнику нужна башня где-нибудь в Вейле, — говорил дочери Белгарат.

— Не пойму, зачем ему она? — отвечала Полгара.

— У каждого апостола Алдура есть своя башня, Пол. Таков обычай.

— Да, старые обычаи живучи — они сохраняются, даже если давно утратили смысл.

— Ему придется много учиться, Пол. Ну посуди сама, как сможет он заниматься, если ты будешь постоянно путаться у него под ногами?

Полгара ответила отцу долгим ледяным взором.

— Ну, может, я неловко выразился…

— Поступай как знаешь, отец. Я подожду его сколько потребуется.

— Дедушка, — Гарион натянул поводья, — я только что говорил с волчицей, и она сказала мне, что в здешнем лесу обитает какое-то очень крупное животное.

— Может, медведь?

— Не думаю. Волчица несколько раз почуяла его запах, но ведь запах медведя она наверняка узнала бы, правда?

— Полагаю, ты прав.

— Она не говорила напрямик, но из ее слов я заключил, что зверь этот не слишком-то разборчив в еде. — Гарион помолчал. — Либо это плод моего воображения, либо она — необычная волчица…

— Не говорила напрямик? Что ты имеешь в виду?

— Вроде бы говорит все как есть, но остается ощущение, будто многого недоговаривает.

— Она умна — вот и все. Это качество нечасто, встретишь у самок, но тем не менее такое случается.

— Какой забавный поворот принял ваш разговор! — едко заметила Полгара.

— Ах, ты еще здесь, Пол? — ласково спросил Белгарат. — А я думал, ты давным-давно занялась делами…

Ответом ему был ледяной взор, но Белгарата это нимало не смутило.

— Поезжай и предупреди остальных, — сказал он Гариону. — Такая волчица и словом не удостоила бы обычного зверя. Как бы там ни было, но это таинственное существо безусловно необычно, а значит, опасно. Вели Сенедре держаться поближе к остальным. Одна в своем возке она чересчур уязвима. — Он минутку поразмыслил. — Не говори ничего такого, что могло бы ее встревожить, — просто пусть Лизелль едет вместе с нею в возке.

— Лизелль?

— Блондинка. Девушка с ямочками на щеках.

— Я прекрасно знаю, кто она такая, дедушка. Но, может быть, пусть лучше с Сенедрой поедет Дарник… или Тоф?

— Нет. Если кто-нибудь из них появится в возке, Сенедра тотчас же заподозрит неладное и испугается. А зверь, который охотится неподалеку, почует запах страха. Не следует подвергать ее такой опасности. Лизелль прекрасно натренирована, и под одеждой у нее наверняка припрятано по меньшей мере три кинжала. — Он тихонько хмыкнул и прибавил: — Полагаю, Шелк может точно сказать тебе, где именно…

— Отец! — укоризненно воскликнула Полгара.

— Хочешь сказать, что ты ни о чем не подозревала, Пол? Какая ненаблюдательность!

— Прекрасный удар! — оценил Гарион.

— Рад, что тебе понравилось, — довольно улыбнулся Белгарат, глядя на Полгару.

Гарион вынужден был пришпорить Кретьена, чтобы Полгара не смогла увидеть в этот момент его лица.

В тот вечер они особенно тщательно разбивали лагерь, избрав местом для ночлега осиновую рощицу, с одной стороны защищенную высокой крутой скалой, а с другой — глубокой горной речкой. Когда солнце опустилось за заснеженный горизонт и сумерки наполнили скальные расщелины призрачными синеватыми тенями, из дозора возвратился Белдин.

— Не рано ли мы остановились? — проскрипел он, приняв человеческий облик.

— Лошади устали, — ответил Белгарат, искоса наблюдая за Сенедрой. — Тропа слишком крута.

— Это еще цветочки. — Белдин, хромая, приблизился к огню. — Дальше подъем будет еще круче.

— Что у тебя с ногой?

— Не поладил с одним орлом — до чего же тупые они, эти орлы! Даже ястреба от голубя отличить не могут! Пришлось преподать ему урок. Покуда я выдирал перышки у него из крыльев, он цапнул меня за лапу.

— Ох, дядя, дядя… — осуждающе покачала головой Полгара.

— Он первый начал.

— Не видно ли позади солдат? — спросил Белгарат.

— Да тащатся какие-то даршивцы — мы опередили их дня на три пути, не меньше. Армия Урвона отступает. Теперь, когда нет ни его, ни Нахаза, солдатам незачем здесь оставаться.

— А это означает, что, по крайней мере, часть преследователей от нас отвяжется, — заключил Шелк.

— Не спеши радоваться, — остудил его пыл Белдин. — Учти, что теперь, когда нет ни церковных гвардейцев, ни карандийцев, даршивцам не на кого охотиться, кроме нас.

— Пожалуй, ты прав. А им известно, где мы сейчас?

— Зандрамас наверняка известно — и не думаю, что она станет скрывать это от своих воинов. А завтра к вечеру мы, похоже, доберемся до снегов. Пора подумать о том, как заметать следы. — Белдин огляделся. — А где твоя подружка-волчица? — спросил он у Гариона.

— Охотится. А еще ищет следы своих сородичей.

— И попутно кое-что разузнала, — тихонько сказал Белгарат, прежде оглядевшись, дабы убедиться, что Сенедра достаточно далеко и его не слышит. — Волчица рассказала Гариону, что где-то тут поблизости бродит некий крупный зверь. Нынче ночью Пол обследует окрестности, но, думаю, нам не повредит, если ты завтра тоже хорошенько все разведаешь. У меня настроение самое что ни на есть неподходящее для сюрпризов.

— Поглядим, что мне удастся выведать.

Сади и Бархотка сидели у костра. Они положили набок глиняный кувшинчик и всячески пытались выманить оттуда Зит с детенышами, соблазняя их кусочками сыра.

— Жаль, что у нас нет молока, — сказал Сади нежным контральто. — Молоко очень полезно для змеенышей. От него у них укрепляются зубки.

— Я это запомню, — отреагировала Бархотка.

— Вы собираетесь стать укротительницей змей, графиня?

— Они такие милашки, — ответила Лизелль, — чистенькие и спокойные, да и едят немного. К тому же могут быть весьма полезны в чрезвычайных ситуациях.

Сади ласково улыбнулся:

— Вскоре мы сделаем из тебя заправскую найсанку, Лизелль.

— Разве только через мой труп, — шепнул Гариону Шелк.

На ужин в тот вечер была жареная форель. Дарник с Тофом, едва закончив натягивать палатки, тотчас же направились прямиком на речной берег, прихватив с собою рыболовные снасти. Недавнее возведение в ранг апостола Алдура заставило Дарника перемениться, однако тяга к любимому времяпрепровождению осталась неизменной. У него давно отпала необходимость жестами договариваться о рыбалке с немым великаном — просто всякий раз, когда они разбивали лагерь поблизости от какого-нибудь водоема, оба действовали по давно установившейся традиции.

Сразу после ужина Полгара в птичьем обличье улетела в лесную тьму. Возвратившись, она рассказала, что не видела никаких признаков логова зверя, о котором предупреждала их волчица.

Утро выдалось холодным — дыхание лошадей тотчас же превращалось в пар, и Гарион и его спутники ехали, плотно запахнув плащи.

Как и предсказал Белдин, к вечеру они достигли границы снегов. Сперва тонким слоем инея были покрыты лишь колесные колеи, но впереди маячил уже сплошной снежный покров. Тем вечером они раскинули лагерь, немного не дойдя до снегов, а рано утром двинулись в путь. Шелк соорудил хитроумное приспособление — нечто вроде бороны, к которой на крепких веревках привязаны были камни величиной с человеческую голову. Надев хомут от этого приспособления на одну из вьючных лошадей, маленький человечек критически осмотрел следы, оставляемые камнями на снегу, и остался вполне доволен.

— Совсем недурно, — удовлетворенно отметил он.

— Не вполне понимаю, для чего нужна эта штука, принц Хелдар, — чистосердечно признался Сади.

— Камни оставляют на снегу следы, похожие на колесные колеи, — принялся растолковывать ему Шелк. — Следы подков могут насторожить солдат, идущих за нами, если кроме этих следов больше ни чего не будет. А вот следы колес вдоль караванного пути не вызовут у них недоумения — это дело обычное.

— Умно, — согласился евнух, — но почему было просто не нарезать веников из кустарника и не заметать след?

Шелк отрицательно покачал головой.

— Если замести все до одного следы, это будет выглядеть совсем уж подозрительно, ведь по этому пути ездят довольно часто.

— Похоже, ты обо всем подумал.

— В бытность свою в Академии принц усерднее всего учился заметать следы, — донесся голос Бархотки из возка, где она ехала теперь вместе с Сенедрой и волчонком. — Порой он делает это просто ради того, чтобы попрактиковаться в любимом искусстве.

— Не думаю, чтобы я стал бы делать это ради баловства, Лизелль. — Маленький человечек был до глубины души уязвлен.

— Да неужели?

— Н-ну… хорошо, может, оно и так, но не следовало бы тебе столь прямолинейно высказываться. К тому же, знаешь, «заметать следы» звучит как-то несолидно…

— Ты можешь предложить более подходящее словечко?

— »Тактический ход» куда лучше, не правда ли?

— Ну, поскольку оба эти термина, в сущности, означают одно и то же, зачем же копья ломать? — Лизелль ослепительно улыбнулась, и на ее щечках заиграли прелестные ямочки.

— Это вопрос стиля, Лизелль…

Караванный путь теперь поднимался круче, сугробы по обочинам становился все толще. Снег беспрестанно сыпался, прилетая с маячащих впереди вершин, ветер набирал силу, а морозец крепчал.

Около полудня заснеженные вершины внезапно заволокло туманом, а вскоре на них наползли зловещие черные тучи, принесенные западным ветром. Тут и появилась волчица — она трусила прямо навстречу путникам.

— Сестра советует вам поскорее найти убежище для вас и ваших зверей. — Слова ее звучали непривычно настойчиво, и это ни на шутку встревожило Гариона.

— Ты нашла существо, которое обитает в здешних местах? — спросил он.

— Нет. Дело куда серьезнее. — Волчица пристально вглядывалась в сгущающиеся тучи.

— Волк передаст твои слова вожаку нашей стаи.

— Это правильно. — Волчица мотнула мордой в сторону Закета. — Скажи этому волку, чтобы он следовал за мной. Мы с ним отыщем подходящее место.

— Она хочет, чтобы ты поехал за ней, — сказал Гарион маллорейцу. — Надвигается ненастье, и она считает, что нам лучше переждать его в безопасном месте, среди деревьев. Найдите подходящее убежище, а я пока предупрежу остальных.

— Снежная буря? — спросил Закет.

— Похоже на то. Волчица не стала бы понапрасну беспокоиться.

Гарион пришпорил Кретьена и поехал назад, чтобы предупредить товарищей. Крутой подъем сделался скользким, ледяной ветер безжалостно швырял людям в лица мелкие колючие льдинки. Но вот путники достигли наконец рощицы, которую отыскали волчица с Закетом. Молодые сосенки росли очень густо, а недавний обвал, проторив дорогу прямо сквозь молодую поросль, оставил после себя груду переломанных стволов прямо у подножия крутого утеса. Дарник с Тофом немедленно взялись за работу — ветер неумолимо крепчал, а снегопад усиливался. Гарион и остальные мужчины принялись им помогать, и вскоре уже был готов длинный импровизированный навес из палаточной ткани, крепко привязанный к деревьям и для верности прижатый к земле бревнами. Потом они спешно расчистили внутреннее пространство от валежника и ввели под навес лошадей — и вовремя: снежная буря забушевала в полную силу.

Ветер завывал как безумный, а сосновая рощица совершенно скрылась из виду в снежном буране.

— А с Белдином ничего не случится? — обеспокоенно спросил Дарник.

— За Белдина не беспокойся, — ответил Белгарат. — Он уже бывал в таких переделках. Либо взлетит выше полосы бурана, либо зароется в снег и переждет непогоду.

— Да он же замерзнет до смерти! — ахнула Сенедра.

— Как раз под снегом-то и не замерзнет, — уверил ее Белгарат. — Белдину любое ненастье нипочем. — Старый волшебник поглядел на волчицу, спокойно сидевшую у самого края навеса и глядящую на метель. — Старый волк благодарен тебе за предостережение, младшая сестренка, — вежливо сказал он.

— Сестра теперь принадлежит к вашей стае, вожак, — в тон ему отвечала волчица. — А благополучие всей стаи — дело каждого волка.

— Умно сказано, сестренка.

Волчица довольно вильнула хвостом, но не ответила.

Разбушевавшаяся стихия не унималась целый день, не стихла снежная буря и с наступлением темноты. Гарион с товарищами коротали время, сидя вокруг костра, разведенного Дарником. И вот около полуночи ветер стих так же внезапно, как и поднялся. Снег же продолжал падать до самого рассвета, но наконец снегопад кончился, однако свое черное дело он сделал: выйдя из-под навеса, Гарион по колено увяз в снегу.

— Думаю, придется нам прокладывать себе дорогу по целине, — сказал рассудительный Дарник. — До караванного пути не менее четверти мили, а под свежевыпавшим снегом может таиться все, что угодно. Негоже рисковать ногами лошадей — не время и не место.

— А как же мой возок? — спросила Сенедра.

— Боюсь, нам придется расстаться с ним, Сенедра. Снег слишком глубокий. Даже если бы нам удалось дотащить его до проезжей дороги, лошадь не смогла бы везти его вверх по крутизне.

— Такой миленький был возок, — вздохнула Сенедра и, с невозмутимым видом обращаясь к Шелку, сказала: — Искренне благодарна вам за то, что вы одолжили мне свой возок, принц Хелдар. Теперь, когда он мне больше не нужен, можете получить его назад.

Вверх по склону в направлении караванного пути дорогу по целине прокладывал гигант Тоф. Товарищи следовали за ним, расширяя тропу, то и дело натыкаясь на скрытый снегом бурелом. Путь до проезжей дороги занял у них не менее двух часов, и, дойдя до нее, все тяжело дышали: сказывался разреженный горный воздух.

Потом мужчины направились назад к навесу, где их поджидали женщины с лошадьми, но на полпути волчица насторожилась, прижала уши и оскалилась.

— Что такое? — спросил Гарион.

— Это то самое существо, — прорычала волчица. — Оно вышло на охоту.

— Приготовьтесь! — крикнул друзьям Гарион. — Зверь где-то поблизости!

Он крепко сжал рукоять Ривского меча.

И в этот момент из той самой рощицы, покалеченной недавним обвалом, согнувшись, почти на четвереньках, появилось неведомое существо. Лохматая шкура его была припорошена снегом, а морда казалась устрашающей и странно знакомой. Из-под тяжелых надбровных дуг посверкивали маленькие поросячьи глазки. Нижняя челюсть выдавалась вперед, а из пасти торчали два страшных клыка, желтых и загнутых вверх. Пасть широко раскрылась, и раздался рев — существо поднялось во весь свой исполинский рост — а в нем было не менее восьми футов — и замолотило кулаками себе в грудь.

— Невероятно! — воскликнул Белгарат.

— В чем дело? — спросил Сади.

— Это же элдрак, — ответил Белгарат, — а элдраки живут только на земле улгов!

— Думаю, ты ошибаешься, Белгарат, — не согласился Закет. — Этот зверь зовется медвежьей обезьяной. В этих горах обитает несколько таких животных.

— Не согласятся ли уважаемые господа с тем, что породу этого создания можно определить и позднее? — спросил Шелк. — Теперь же неплохо бы решить, что нам делать: вступить с ним в схватку или обратиться в бегство.

— Бежать по такому снегу невозможно, — мрачно сказал Гарион. — Придется нам принять бой.

— Я опасался, что ты именно так и скажешь…

— Главное — не дать ему приблизиться к женщинам, — вступил в разговор Дарник. Он поглядел на евнуха. — Сади, а твоим отравленным кинжалом его можно прикончить?

Сади с сомнением поглядел на косматого зверя.

— Уверен, что можно, — сказал он наконец, — но животное очень уж велико, и пройдет немало времени, прежде чем яд подействует.

— Тогда именно этот способ мы и изберем, — подытожил Белгарат. — Мы отвлечем зверя и дадим Сади возможность подкрасться к нему сзади. А когда он вонзит в тело зверя кинжал, мы отступим и подождем, пока яд подействует. А теперь рассредоточьтесь, но помните: никакого риска! — И старый волшебник обернулся волком.

Все остальные, держа оружие наготове, цепочкой двинулись навстречу зверю, стоящему на опушке. Животное рычало и по-прежнему колотило себя в грудь, постепенно приходя в неистовую ярость. Вот оно неуклюже заковыляло вперед. Из-под его гигантских лап во все стороны полетел снег. Сади тем временем, крадучись, поднимался по склону, сжимая в руке маленький кинжал, а Белгарат и волчица бесстрашно бросились на зверя и принялись рвать его клыками.

Мысль Гариона работала очень отчетливо. Он кинулся навстречу зверю, грозно размахивая мечом, но уже понимая, что животное это не столь проворно, как элдрак, ибо оно растерялось от неожиданной атаки волков, и вскоре снег окрасился алой кровью. Чудище заревело в бессильной ярости и в отчаянии бросилось на Дарника. Но гигант Тоф опередил зверя и изо всех сил ткнул концом своего огромного посоха прямо в морду. Животное взревело от боли и замахало лапами, пытаясь сграбастать могучего противника, но Гарион нанес удар по мощному плечу, а Закет тем временем ловко нырнул под другую лапу и принялся осыпать ударами меча брюхо и грудь зверя.

Чудище издало хриплый рев, кровь потоками хлынула из ран.

— Самое время, Сади, — сказал Шелк, готовясь метнуть в лохматую тушу один из своих кинжалов.

И тут, совершив удивительно меткий бросок, волчица впилась зубами в левую ляжку чудовища.

Вопль был ужасен — и отчасти потому, что удивительно походил на человеческий крик. Косматый зверь тяжело рухнул на спину, обхватив лапами раненую ногу.

Гарион перепрыгнул через тушу поверженного чудища, еще крепче сжал рукоять Ривского меча и замахнулся, готовясь вонзить сверкающее лезвие в волосатую грудь…

— Пощадите! — закричало существо. Безобразная морда его исказилась было гримасой боли и ужаса. — Пожалуйста, не убивайте меня!


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Перед ними был гролим. Чудовищная туша на обагренном кровью снегу на глазах преображалась, а друзья Гариона надвигались с оружием наготове, чтобы нанести последние смертельные удары.

— Погодите! — отрывисто бросил Дарник. — Это же человек!

И все оцепенели, глядя на израненного жреца, лежащего навзничь на снегу.

Гарион приставил острие своего меча к шее гролима. О, как он был зол!

— Ну что ж, будь по твоему, — ледяным тоном сказал он. — Говори — и советую тебе выкладывать все начистоту. Кто подослал тебя?

— Это все Нарадас, — простонал гролим, — верховный жрец храма в Мал-Гемиле.

— Прихвостень Зандрамас? — изумился Гарион. — Тот, с белыми глазами?

— Да… Я лишь подчинялся его приказу. Умоляю, не убивайте меня!

— Для чего он приказал тебе напасть на нас?

— Я должен был умертвить одного из вас…

— Кого же?

— Не важно кого… Он просто сказал, что один из вас должен умереть…

— Они все еще играют в эту надоевшую старую игру, — отметил Шелк, пряча в ножны свои кинжалы. — Какое же у гролимов бедное воображение!

Сади вопросительно взглянул на Гариона и нерешительно взмахнул своим маленьким и тонким кинжальчиком.

— Нет! — воскликнул Эрионд. Гарион заколебался.

— Он прав, Сади, — сказал он наконец. — Мы не можем умертвить поверженного противника.

— О, эти алорийцы! — Сади всплеснул руками и обратил взор к небу. — Ведь вам всем прекрасно известно, что если мы оставим его здесь в столь плачевном состоянии, то он все равно не жилец! А если возьмем его с собой, это сильно нас задержит, не говоря уже о том, что этот парень явно не из тех, кому можно доверять…

— Эрионд, — обратился к юноше Гарион, — почему бы тебе не привести сюда Полгару? Надо унять кровотечение, не то он, того гляди, истечет кровью и умрет. — Он поглядел на Белгарата, уже принявшего человеческое обличье. — Есть возражения?

— Вообще-то я ничего не говорил.

— И я очень тебе за это признателен.

— Надо было убить его прежде, чем он обернулся человеком, — раздался откуда-то сзади знакомый скрипучий голос.

Белдин невозмутимо сидел на бревне и глодал бесформенный кусок явно сырого мяса, на котором кое-где сохранились перышки.

— Полагаю, тебе даже в голову не пришло поспешить нам на подмогу? — едко спросил Белгарат.

— Да вы и так делали все правильно, — пожал плечами горбун.

Он сыто и громко рыгнул, швырнув остатки своей трапезы волчице.

— Сестра благодарит тебя, — вежливо ответила та и захрустела косточками.

Гарион не мог поручиться, что Белдин понял волчицу, но ему показалось, что сварливый горбун прекрасно уразумел ее ответ.

— Что делает элдрак здесь, в Маллорее? — спросил Белгарат.

— Это не совсем элдрак, Белгарат, — ответил Белдин, выплевывая на снег перышки.

— Ну хорошо, но откуда маллорейскому гролиму ведомо, как выглядит элдрак?

— Ты, верно, туговат на ухо, старик. Ведь было же ясно сказано, что такие зверюшки водятся в этих горах. Они дальние родственники элдраков, но все же кое-чем от них отличаются — не столь велики и не столь смышлены.

— А я думал, что все чудовища живут только в Стране улгов.

— Пораскинь-ка мозгами, Белгарат! В Череке живут тролли, по всей Арендии распространены альгроты, а южная Толнедра населена дриадами. К тому же есть еще и драконша — правда, никто не знает, где именно она изволит проживать. Весь мир кишмя кишит чудовищами. Просто на землях улгов они встречаются немного чаще, чем в других странах.

— Пожалуй, ты прав, — сдался Белгарат. Потом поглядел на Закета. — Так как бишь ты назвал этих милых зверюшек?

— Медвежьи обезьяны. Возможно, это название не совсем точно передает их особенности, но здешние жители не слишком-то интеллектуальны.

— Где сейчас Нарадас? — спросил Шелк у раненого гролима.

— Я видел его в Баласе, — отвечал гролим. — А куда он направился оттуда, мне неизвестно…

— Зандрамас была с ним?

— Ее я не видел, но это вовсе не означает, что ее там не было. Великая колдунья больше не показывается так часто, как прежде.

— Полагаю, из-за того самого пламени, что у нее под кожей? — со свойственной ему проницательностью спросил маленький человечек с крысиным лицом.

Гролим, и без того бледный, совсем побелел.

— Нам строго-настрого запрещено это обсуждать! Даже друг с другом! — испуганно ответил он.

— Да полно, приятель. — Шелк извлек из ножен один из своих кинжалов. — Я тебе разрешаю.

Гролим судорожно сглотнул и кивнул.

— О, да ты отважный малый! — Шелк потрепал гролима по плечу. — Так когда появилось это свечение у нее на теле?

— Не скажу наверняка. Зандрамас долгое время пробыла на Западе вместе с Нарадасом. Светящиеся пятна стали появляться, когда она оттуда возвратилась. Один из жрецов в Мал-Гемиле много рассуждал об этом, утверждая, будто это какая-то болезнь.

— Рассуждал, говоришь?

— Она прознала про эти его разговорчики и вырезала сердце у него из груди.

— Да, хорошо нам знакомая и горячо любимая Зандрамас во всей красе!

А тем временем по утоптанной тропе в снегу уже спешила Полгара, сопровождаемая Сенедрой и Бархоткой. Волшебница молча занялась ранами гролима, а Дарник и Тоф направились к навесу вывести оттуда лошадей. Потом они сняли сам навес и выдернули опоры. Когда кузнец и немой великан привели лошадей к тому месту, где лежал раненый гролим, Сади подошел к своему коню, снял притороченный к седлу красный кожаный короб и раскрыл его.

— Это всего лишь для пущей уверенности, — пробормотал евнух, извлекая из короба маленькую бутылочку. Гарион удивленно поднял бровь.

— Это ему нисколько не повредит, — заверил его евнух. — Просто он станет послушным и сговорчивым. Кстати, коль скоро ты нынче изволишь быть гуманным, то сообщаю, что зелье еще и успокоит боль от ран.

— Так ты не одобряешь — ну, того, что мы сохранили ему жизнь? — спросил Гарион.

— Я считаю, что вы поступили неосмотрительно, — серьезно ответил Сади. — Лишь мертвый враг безопасен. Живой всегда может возвратиться и вновь начать тебя преследовать. Впрочем, дело твое…

— Что ж, иду на уступку, — сказал Гарион. — Оставайся подле него. Если он начнет недостойно вести себя, делай то, что посчитаешь нужным.

Сади слабо улыбнулся.

— Вот это уже куда лучше, — одобрительно произнес он. — Мы еще обучим тебя практическим основам политики.

Выведя лошадей на проезжую дорогу, путники сели в седла. Ураганный ветер, бушевавший во время бурана, сдул с дороги почти весь снег, хотя возле обломков скал намело огромные сугробы. Прежде они двигались куда быстрее — теперь же свежевыпавший снег, залитый солнцем, нещадно слепил глаза. Как ни щурился Гарион, все же уже через час голова у него прямо-таки раскалывалась от боли.

Шелк натянул поводья.

— Полагаю, настало время принять кое-какие меры предосторожности, — объявил он, извлекая откуда-то из-под одежды легкий шарфик, и завязал им глаза.

Гариону тотчас же вспомнился Релг — этот рыцарь-улг, рожденный в пещерах, всякий раз завязывал себе глаза, выходя на свет.

— Повязка на глазах? — изумился Сади. — Да неужто вы превратились в прорицателя, принц Хелдар?

— Нет, меня видения не посещают, Сади, — ответил Шелк. — Шарфик довольно тонкий, и сквозь него все видно. Я просто защищаю глаза от солнечного света, отраженного снегом.

— Солнечный денек, не спорю, — согласился Сади.

— Да, свет очень яркий, и учти — если на него чересчур долго смотреть, то можно ослепнуть — по крайней мере, на какое-то время. — Шелк поправил повязку. — К этому трюку прибегают погонщики оленей в северной Драснии. Прекрасно помогает.

— Тогда давайте не будем испытывать судьбу, — сказал Белгарат, завязывая себе глаза. Старик улыбнулся. — Может быть, именно так далазийские мудрецы ослепили гролимов, когда те пытались войти в Келль.

— Как бы я была разочарована, окажись все так просто! — заявила Бархотка, прикрывая себе глаза шарфиком. — Предпочитаю, чтобы чудеса оставались чудесами. Снежная слепота — о, это было бы так прозаично…

Они без помех проехали через заснеженное пространство и стали подниматься к двум горным пикам, между которыми пролегала дорога. К полудню путники достигли перевала. Сперва тропа петляла, огибая массивные валуны, но подле самого перевала вновь стала прямой. Тут все остановились, чтобы дать лошадям отдых и осмотреть пустынные земли, лежащие внизу.

Тоф развязал глаза и жестом привлек внимание Дарника. Кузнец стащил с глаз прикрывающий их шарф, и немой великан на что-то указал другу. На лице Дарника отразился благоговейный трепет.

— Смотрите! — сдавленно прошептал он.

— Белар! — ахнул Шелк. — Никогда не видел такой громадины!

Горные пики, окружавшие их до сих пор и казавшиеся столь огромными, теперь выглядели жалкими карликами. Прямо перед путниками во всем своем великолепии высилась гора таких размеров, что разум отказывался смириться с очевидностью. Гора, абсолютно симметричная, представляла собой совершенной формы остроконечный белый конус. Основание ее было невероятно обширно, а вершина возвышалась над окружающими пиками на тысячи и тысячи футов. Казалось, гора являет собою образец полнейшего покоя, словно, достигнув всего, чего можно лишь пожелать, она успокоилась и теперь просто существует…

— Это высочайшая вершина в мире, — очень тихо проговорил Закет. — Ученые из Мельсенского университета вычислили ее высоту и сравнили с высотой горных пиков Западного континента. Она на тысячи футов превосходит любую другую гору мира…

— О, умоляю, Закет… — Шелка передернуло. — Только не говори, сколько именно в ней футов! Закет был озадачен.

— Как все вы уже могли заметить, я не вышел ростом, — пояснил драсниец. — Все громадное меня гнетет. Признаю, что эта гора гораздо больше меня, однако не желаю знать, насколько именно.

Тоф вновь принялся жестикулировать, обращаясь к Дарнику.

— Он говорит, что Келль лежит в тени этой горы, — перевел кузнец.

— Это чересчур туманно, добрый человек, — поморщился Сади. — Уверен, что в тени этой горы лежит по меньшей мере половина континента.

С небес плавно опустился Белдин.

— Здоровая горка, правда? — Сощурившись, он озирал гигантский пик, упирающийся, казалось, в самое небо.

— Мы заметили, — съязвил Белгарат. — А что у нас впереди?

— Долгий и нудный спуск — вы еще нескоро достигнете склонов этого страшилища.

— Это и отсюда видно.

— Мои поздравления. Кстати, я нашел местечко, где вы можете отделаться от своего гролима. Да и не одно…

— Что значит «отделаться», дядя? — подозрительно спросила Полгара.

— На вашем пути будет немало крутых обрывов, — елейным голосом принялся растолковывать Белдин. — Ведь сама знаешь, в горах случается всякое…

— Это совершенно исключено! Не для того я перевязывала ему раны, чтобы ты, улучив момент, сбросил его с обрыва.

— Полгара, ты ущемляешь мою свободу отправлять обряды моей веры!

Полгара недоуменно подняла бровь.

— Думал, ты знаешь. Одна из наших заповедей гласит: «Встретил гролима — убей его!»

— Пожалуй, я подумаю, не перейти ли мне в вашу веру, — заявил Закет.

— А ты совершенно уверен, что ты не арендиец? — спросил Гарион. Белдин вздохнул.

— Ну, поскольку, Пол, твое призвание — отравлять мне жизнь, сообщаю: я отыскал внизу, чуть ниже линии снегов, поселение погонщиков овец.

— Они называются пастухами, дядюшка, — поправила его Полгара.

— Это одно и то же. А если приглядеться, то и слова-то похожи как близнецы.

— Но «пастухи» звучит все же куда приятнее.

— Приятнее! — фыркнул Белдин. — Овцы тупы, дурно пахнут и отвратительны на вкус. И те, кто всю жизнь посвящает этим тварям, — либо дефективные, либо извращенцы.

— Ты с утра в прекрасной форме, — отметил Белгарат.

— Нынче великолепный день для полетов, — широко улыбнулся Белдин. — Известно ли вам, что в такие солнечные деньки от снегов мощным потоком поднимается приятнейшее тепло? Однажды я взлетел так высоко, что у меня перед глазами замелькали мушки.

— Но это глупо, дядя! — резко оборвала его Полгара. — Очень опасно взлетать высоко, когда воздух такой разреженный!

— Все мы время от времени делаем глупости, — отмахнулся Белдин. — А какой вид открывается с высоты! Это что-то невероятное! Летим вместе — я тебе покажу.

— Неужели ты никогда не повзрослеешь?

— Сильно в этом сомневаюсь и даже надеюсь, что ничего подобного со мной не произойдет. — Он поглядел на Белгарата. — Советую вам спуститься на милю или около того и разбить лагерь.

— Но ведь еще рано.

— Отнюдь. Как бы не поздно. Вечернее солнце пригревает — это ощущается даже здесь. Снег начинает подтаивать. Я уже видел целых три снежных лавины. Если ошибиться в выборе места ночлега, то можно спуститься вниз много быстрее, чем вам хотелось бы.

— Мысль интересная. Мы последуем твоему совету и заночуем там, где ты укажешь.

— Я полечу впереди. — Белдин пригнулся и распростер руки. — Ты и вправду не хочешь меня сопровождать, Пол?

— Не глупи, — отрезала Полгара.

И Белдин, издав замогильный хохот, взмыл в небо.

Путники разбили лагерь на самом горном хребте. Хотя им и досаждал нестихающий ветер, но схода лавины здесь можно было не опасаться. Гарион дурно спал. От порывов ветра, вволю резвящегося на ничем не защищенном пространстве, их с Сенедрой палатка сотрясалась и гудела, не умолкая. Гариону казалось, что он вот-вот уснет, но этот гул пробирался, казалось, и в самые его сновидения. Он то и дело беспокойно ворочался.

— Тоже не можешь уснуть? — раздался из холодной тьмы голосок Сенедры.

— Это все ветер…

— Постарайся о нем не думать.

— Да я и не думаю, но у меня такое ощущение, будто пытаюсь уснуть внутри огромного барабана.

— Утром ты был очень храбр, Гарион. Когда я услышала о чудовище, насмерть перепугалась.

— Мы и прежде разделывались с чудовищами. Со временем ты привыкнешь.

— Боже, неужели нам никогда это не прискучит?

— Такова участь всех могущественных героев. Сразить парочку монстров перед завтраком — что может быть лучше для аппетита?

— Ты переменился, Гарион…

— Не может быть.

— Да, милый, это так. Когда я впервые встретила тебя, ты ни за что не сказал бы ничего подобного.

— Когда ты меня впервые встретила, я воспринимал все слишком серьезно.

— Но разве ты не относишься серьезно к нашему путешествию? — почти с укоризной спросила Сенедра.

— Разумеется, отношусь! Просто не хочу сосредоточиваться на маленьких неожиданностях, неизбежных в любом путешествии. К тому же нет решительно никакого смысла переживать по поводу того, что уже случилось…

— Ну что же, если заснуть мы все равно не можем… — Сенедра нежно обняла мужа и поцеловала его — с величайшей серьезностью.

Ночью сильно подморозило, и когда путешественники проснулись, снег, накануне вечером угрожающе подтаявший, вновь затвердел. Теперь можно было двигаться в путь, не опасаясь обвала. Поскольку основной удар снежной бури, отбушевавшей накануне, принял на себя горный кряж, на караванном пути снега почти не было, и путники быстро продвигались вперед. Уже к середине дня они миновали зону вечных снегов и тотчас же окунулись в весеннее тепло. Высокогорные луга радовали глаз цветами, которые слегка клонились под свежим ветерком. Ручейки, сбегающие с ледников, весело мчались по сверкающим на солнце камушкам, а лани ласковыми взорами провожали Гариона и его спутников.

В нескольких милях ниже границы вечных снегов им стали попадаться овечьи гурты — животные усердно поглощали на своем пути все подряд, жуя траву и ароматные цветы с одинаковым аппетитом. Все приглядывающие за ними пастухи облачены были в одинаковые белые балахоны без каких-либо украшений — сидя на камнях, они предавались мечтательному созерцанию окрестных красот, в то время как псы их прекрасно справлялись с работой.

Волчица спокойно трусила рядом с Кретьеном. Уши ее то и дело вздрагивали, а янтарные глаза настороженно следили за овцами.

— Не советую, сестренка, — сказал ей по-волчьи Гарион.

— Сестра и не собирается делать ничего такого, — ответила волчица. — Волчица и прежде встречалась с этими зверями, да и с людьми и собаками, которые их оберегают. Украсть овцу легче легкого, но тогда собаки выходят из себя, а их гавканье портит аппетит. — На волчьей морде появилась самая настоящая улыбка. — Правда, сестра может заставить этих зверюшек побегать. Всем надлежит знать, кто хозяин в лесах.

— Брат опасается, что наш вожак будет недоволен.

— Увы, — согласилась волчица. — Возможно, вожак чересчур много о себе понимает. Сестра отметила в нем эту особенность.

— Что она говорит? — с любопытством спросил Закет.

— Подумывает — не погонять ли овечек, — ответил Гарион. — Нет, не затем, чтобы убивать, а просто порезвиться. Думаю, ей хочется немного поразвлечься.

— Поразвлечься? Странно звучит, когда касается волка…

— Ничуть. Волки частенько играют друг с дружкой, к тому же у них весьма утонченное чувство юмора.

Лицо Закета сделалось задумчивым.

— Знаешь, что пришло мне на ум, Гарион? Человек считает себя властелином мира, но все прочие существа, соседствующие с ним, относятся к его величию с полнейшим равнодушием. У них своя жизнь, свое общество и, полагаю даже, свои разнообразные культурные традиции. Ведь они же не обращают на нас никакого внимания, правда?

— За исключением тех случаев, когда мы причиняем им неудобство.

— Какой сокрушительный удар по моему императорскому достоинству! — Закет криво улыбнулся. — Мы с тобою — самые могущественные люди во всем мире, а волки смотрят на нас лишь как на источник досадных неудобств.

— Это урок смирения, — согласно кивнул Гарион. — Смирение благотворно для души.

— Возможно…

Уже вечерело, когда они добрались до пастушеского стойбища. Поскольку подобные поселения гораздо реже перемещаются с места на место, нежели походные лагеря путешественников, порядка и размеренности здесь было куда больше. Просторные, натянутые на прочные каркасы из крепких шестов, шатры образовывали некое подобие улиц, даже вымощенных плотно пригнанными бревнами. Загоны для овец располагались в конце каждой такой улицы, а один из горных ручьев перегораживала бревенчатая плотина, образуя сверкающий на солнце небольшой прудик, откуда брали воду, чтобы поить животных. В уютной долине, где раскинулось поселение скотоводов, уже сгущались вечерние тени, а в безветренном недвижном воздухе поднимались синеватые столбы дыма от костров.

Высокий и худой человек с обветренным загорелым лицом и снежно-белыми волосами, облаченный в такой же белый балахон, как и у всех прочих пастухов, вышел из шатра сразу же, как только Гарион и Закет достигли границы поселения.

— Ваше явление было предсказано, — глубоким и тихим голосом произнес он. — Окажите нам честь и разделите с нами вечернюю трапезу.

Гарион внимательно глядел на пастуха, отмечая его сходство с Вардом — тем самым человеком, которого встретили они на острове Веркат, на другом краю света. Теперь у него уже не было сомнений, что далазийцы и раса рабов из Хтол-Мургоса родственны друг другу.

— Мы почтем это за честь, — ответил Закет. — Но нам не хотелось бы вас обременять.

— Это не бремя для нас. Меня зовут Берк. Я прикажу слугам позаботиться о ваших лошадях.

Тут подъехали и остальные путники.

— Добро пожаловать всем вам, — приветствовал их Берк. — Соблаговолите спешиться. Угощение для вечерней трапезы почти готово, и для вас уже разбит шатер.

Он серьезно посмотрел на волчицу и кивнул ей в знак приветствия. Видно было, что ее присутствие никоим образом его не беспокоит.

— Ваша учтивость достойна всяческих похвал, — спешиваясь, сказала Полгара, — а столь радушное гостеприимство совершенно неожиданно, особенно вдали от очагов культуры.

— Человек приносит культуру с собою туда, где поселяется, госпожа, — ответил Берк.

— С нами раненый, — сказал Сади. — Это несчастный путник, которого мы подобрали в горах. Мы помогли ему чем смогли, но неотложные дела зовут нас, а тряска в седле, боюсь, разбередит его раны.

— Можете оставить его здесь. Мы о нем позаботимся. — Берк внимательно поглядел на одурманенного зельями жреца, покачивающегося в седле. — Это гролим, — безошибочно определил он. — Целью вашего странствия, видимо, является Келль?

— Нам предстоит сделать там остановку, — осторожно ответил Белгарат.

— Тогда гролиму никак нельзя сопровождать вас.

— Мы слышали об этом, — сказал Шелк, ловко соскакивая наземь. — А что, гролимы действительно слепнут, если пытаются войти в Келль?

— Если понимать буквально, то так оно и есть. У нас в лагере живет один такой жрец. Мы нашли его блуждающим в лесу, когда перегоняли овец на летние пастбища.

Глаза Белгарата сузились.

— Как думаешь, добрый человек, могу я с ним перемолвиться? Я давно изучаю подобные явления и рад был бы получить ценную информацию.

— Разумеется, — кивнул Берк. — Он в последнем шатре по правой стороне улицы.

— Гарион, Пол, пойдемте, — бросил через плечо Белгарат и двинулся по бревенчатому настилу улицы.

— Откуда столь живое любопытство, отец? — спросила Полгара, когда они отошли достаточно далеко, чтобы никто не смог их услышать.

— Я хочу непременно выяснить, насколько сильно проклятие далазийцев, тяготеющее над Келлем. Если оно преодолимо, то мы можем наткнуться на Зандрамас, когда, в конце концов, доберемся туда.

Гролим неподвижно сидел на полу в шатре. Острые и резкие черты его лица словно смягчились, а незрячие глаза утратили безумный фанатизм, характерный для жрецов. Теперь лицо его выражало некое странное удивление.

— Как поживаешь, друг? — вежливо спросил жреца Белгарат.

— Хорошо, я всем доволен, — отвечал гролим. Эти слова странно прозвучали в устах жреца Торака.

— Зачем тебе понадобилось идти в Келль? Разве ты не знал о проклятии?

— Это не проклятие. Это благословение.

— Благословение?

— Жрица Зандрамас приказала мне попытаться проникнуть в священный город далазийцев, — продолжал гролим. — Она обещала возвысить меня над прочими, если мне это удастся. — Он слабо улыбнулся. — Думаю, на самом деле она просто хотела испытать силу чар. Хотела узнать, можно ли ей самой решиться на путешествие туда…

— Насколько я понимаю, ответ она получила отрицательный.

— Трудно сказать. Попасть туда было бы для нее величайшим благом.

— Не нахожу, что ослепнуть — это благо.

— Но я не слеп.

— Но ведь именно в этом и заключается заклятие!

— О нет. Правда, я лишен возможности видеть окружающий меня мир, но это лишь оттого, что я вижу нечто иное — и оно наполняет сердце мое великой радостью.

— Что? Что это такое?

— Я вижу лик бога, друг мой, и буду видеть его до конца моих дней.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Гора всегда была рядом. Даже блуждая в холодных дремучих лесах, они постоянно чувствовали, как возвышается она над всем миром — спокойная, белоснежная, безмятежная. Гора постоянно маячила у них перед глазами, настойчиво напоминала о себе, даже во сне являлась. Путники уже много дней ехали к этой сверкающей белой громадине, и день ото дня Шелк все больше мрачнел.

— Как вообще можно отдаться какому-то занятию в этом краю, где эта штука застит полнеба? — взорвался он однажды погожим вечером.

— Наверное, они просто не обращают на нее внимания, Хелдар, — мило улыбнулась Бархотка.

— Как можно не обращать внимания на такую громадину? — раздраженно ответил Шелк. — Интересно, известно ли ей самой, насколько она помпезна? Да что там, она просто вульгарна!

— Ты теряешь рассудительность, — ответила девушка. — Горе совершенно безразлично наше мнение о ней. Она будет вот так же стоять и тогда, когда никого из нас уже не будет. — Девушка помолчала. — Может быть, именно это и беспокоит тебя, Хелдар? Ну, то, что ты столкнулся с нетленным и вечным в своей бренной жизни?

— Звезды тоже вечны, так же, кстати, как и грязь у нас под ногами, — возразил Шелк, — но они не бесят меня так, как эта штуковина. — Он поглядел на Закета и спросил: — А кто-нибудь взбирался на ее вершину?

— А зачем это нужно?

— Да чтобы победить ее, чтобы унизить! — Маленький драсниец рассмеялся. — Хотя это еще менее разумно, не правда ли?

Но Закет оценивающе глядел на громадину, скрывающую половину неба на юге.

— Не знаю, Хелдар, — сказал он. — Я никогда даже не думал о возможности сражения с этой горой. Биться со смертными легко. Но биться с горой — это нечто совсем иное.

— А не все ли ей равно? — раздался голос Эрионда.

Юноша говорил столь редко, что порой казался немым, подобно гиганту Тофу. А в последнее время он еще больше ушел в себя.

— Гора, возможно, даже будет рада, — продолжал он. — Представляю, как ей одиноко. Наверное, она с радостью разделит удовольствие любоваться со своих высот этим миром со смельчаком, который отважится взойти на нее.

Закет и Шелк обменялись красноречивыми взглядами.

— Нам понадобятся веревки, — будничным тоном заявил Шелк.

— И еще некоторые приспособления, — прибавил Закет. — Всякие штуки, которые можно вбивать в лед, притом достаточно крепкие, чтобы выдержать вес человека.

— Дарник все придумает и сделает.

— Послушайте-ка, вы, двое, не пора ли остановиться? — резко остудила их пыл Полгара. — Сейчас не об этом надо думать.

— Мы просто рассуждаем, Полгара, — беспечно отвечал Шелк. — Не вечно же будет длиться наше путешествие, ну, а когда мы закончим дела — тогда…

Горы заставили их всех перемениться. Все реже и реже возникала надобность в словах, мысли делались более размеренными и длинными, и, сидя у огня во время ночных привалов, они делились ими друг с другом. Путешествие по горам словно стало для всех периодом очищения и духовного исцеления, а соседство величественной громады еще сильнее сблизило друзей.

Однажды ночью Гарион пробудился оттого, что вокруг стало светло, как днем. Он выскользнул из-под одеяла и отодвинул полог. Над миром стояла полная луна, щедро проливая на землю серебристое сияние. Гора, холодная и белоснежная, четко выделялась на фоне звездной россыпи, сияя в лунном свете столь ярко, что казалась почти живой.

Краем глаза Гарион заметил какое-то движение. Полгара выскользнула из палатки, где безмятежно спал Дарник. На ней был белый плащ, сиявший в свете луны столь же ярко, как вечные снега на далекой вершине. Она некоторое время постояла, любуясь величественным зрелищем, потом повернулась к палатке.

— Дарник! — шепотом позвала она. — Выйди и погляди!

Из палатки показался Дарник. Он был обнажен до пояса, и серебряный амулет на его груди сверкал в лунном свете. Он обнял Полгару за плечи, и оба они замерли, упиваясь волшебной красотой этой изумительной ночи.

Гарион уже собрался окликнуть их, но что-то его остановило. Этот момент был слишком интимным для супругов, чтобы посторонний мог позволить себе вмешаться. Некоторое время спустя Полгара потянулась к уху мужа и что-то зашептала, и они оба с улыбкой рука об руку направились к своей палатке.

Тихонько опустив полог палатки, Гарион вернулся туда, где расстелены были его одеяла.

Постепенно, когда путники взяли направление на юго-запад, лес стал меняться. Пока они ехали по горам, их окружали лишь хвойные вечнозеленые деревья да кое-где попадались купы тонких осинок. По мере приближения к подножию величайшей в мире горы им все чаще стали встречаться березы и вязы. И вот наконец они въехали в дубовую рощу.

Проезжая под сенью развесистых ветвей вековых дубов, Гарион невольно вспомнил Лес Дриад в южной Толнедре. Он взглянул в лицо своей миниатюрной жене и тотчас же понял, что сходство это не ускользнуло и от нее. Сенедра пребывала в состоянии мечтательной созерцательности — казалось, она вслушивается в голоса, внятные ей одной.

Однажды в ясный солнечный полдень они нагнали еще одного путника — седобородого старца, облаченного в одежду, сшитую из оленьих шкур. Орудия, торчащие из переметной сумы на спине покорного мула, выдавали занятие их владельца — золотоискатель, один из тех бродячих отшельников, ищущих покоя и уединения вдали от мирской суеты. Старик ехал верхом на косматой лошаденке, такой низкорослой, что ноги всадника почти касались земли.

— Значит, мне не послышалось, что кто-то едет следом за мной, — сказал он, поравнявшись с Гарионом и Закетом, облаченными в кольчуги и шлемы. — Вообще-то в этих лесах мне редко кто-то попадается — ну, из-за проклятия и всего такого прочего.

— Я полагал, что проклятие относится исключительно к гролимам, — сказал Гарион.

— Почти все считают, что доискиваться истины себе дороже. А вы куда путь держите?

— В Келль, — ответил Гарион. Он не видел никакого смысла делать из этого тайну.

— Надеюсь, вы едете по приглашению. Жители Келля не обрадуются чужеземцам, которым втемяшилось в голову явиться туда незваными.

— Там знают, что мы едем.

— Тогда все в полном порядке. Странное местечко этот Келль, и народец там необычный. Впрочем, долгая жизнь подле этой горушки хоть кого сделает странным… Если не возражаете, я поеду с вами до самого поворота на Баласу — это в нескольких милях отсюда.

— Чувствуй себя вполне спокойно, — сказал Закет. — А почему ты не моешь золото? Сейчас для этого самое что ни на есть подходящее время.

— Я прошлой зимой крепко застрял в горах, — принялся объяснять старик. — Вскоре у меня вышли все припасы. И потом, я стосковался по беседам с людьми. Лошадка моя и мул — прекрасные слушатели, но вот собеседники никудышные, а волки так быстро бегают, что и с ними разговора не получается. — Старик поглядел на волчицу и ко всеобщему изумлению обратился к ней на ее языке: — Здорова ли ты, матушка?

Акцент его был ужасен, да и фраза выстроена не вполне правильно, но говорил он, без сомнения, по-волчьи.

— Потрясающе! — Волчица слегка оторопела, но ответила на традиционное приветствие: — Волчица всем довольна.

— Брат рад это слышать. А как случилось, что ты путешествуешь с двуногими?

— Сестра примкнула к ним некоторое время тому назад.

— А-а-а…

— А как удалось тебе овладеть языком волков? — спросил Гарион.

— Так ты его тоже понимаешь? — Старика это открытие отчего-то очень обрадовало. Он поудобнее уселся в седле и сказал: — Я почти всю жизнь свою провел поблизости от волков. А правила вежливости велят выучить язык ближайших соседей. — Старик ухмыльнулся. — Честно говоря, поначалу я ни черта не понимал — но если долго вслушиваться, начинаешь в конце концов кумекать, что к чему. Лет пять тому назад я целую зиму прожил в волчьем логове. Это здорово помогло.

— И они вот так запросто позволили тебе жить вместе с ними? — усомнился Закет.

— Звери довольно долго ко мне привыкали, — признался старик, — но я был им небесполезен, вот они и приняли меня.

— Небесполезен?

— В логове было тесновато, а у меня при себе инструменты. — Старик указал на переметную суму. — Я расширил пещеру, и волкам это пришлось по нраву. Ну, а позднее я приглядывал за щенками, пока старшие охотились. Чудные ребятки! Играли, словно котята. Позже я пытался поладить таким же манером с косолапым. Ничего из этого не вышло. Мишки — чересчур высокомерные создания. Предпочитают держаться особняком. А олени слишком легкомысленны, чтобы с ними дружить. Так что лично я предпочитаю волков.

Лошаденка у старика была не очень быстроногая, и вскоре их нагнали остальные путники.

— Ну как, посчастливилось? — спросил Шелк, кивая в сторону сумы с инструментами.

— Худо-бедно, — уклончиво отвечал седобородый.

— Прости меня, — извинился Шелк. — Я и не думал допытываться.

— Ничего, друг. Я сразу увидел, что ты парень честный.

Бархотка, услышав эти слова, презрительно фыркнула.

— Я ответил тебе по привычке, — продолжал золотоискатель. — Не слишком разумно рассказывать всем и каждому, сколько золота тебе довелось намыть.

— Вполне тебя понимаю.

— Я никогда не держу при себе много золота, когда спускаюсь на равнины, беру ровно столько, чтобы хватило закупить все необходимое. А остальное надежно прячу в горах.

— Зачем ты этим занимаешься? — спросил Дарник. — Ну, я имею в виду, почему ты всю жизнь посвятил поискам золота? Ты же все равно не сможешь потратить всего, что отыщешь. Тогда ради чего все это?

— Надо же чем-то заниматься, — пожал плечами старик. — Человек распускается, не имея дела в жизни. — Он вновь хитро ухмыльнулся. — И потом, когда находишь в ручье самородок, чувствуешь такое волнение… На золото просто приятно смотреть.

— В самом деле, — искренне согласился Шелк. Старый золотоискатель поглядел сперва на волчицу, потом на Белгарата.

— По ее поведению можно заключить, что именно вы здесь главный, — отметил старик, обращаясь к волшебнику.

Белгарат был несколько удивлен.

— Ему знаком волчий язык, — поспешил объяснить ему Гарион.

— Потрясающе! — Белгарат, сам того не ведая, повторил то, что сказала волчица.

А старик продолжал:

— Я как раз собирался дать один совет этим двум юнцам, но, пожалуй, лучше мне поговорить об этом с вами.

— Со вниманием выслушаю.

— Далазийцы — народ странноватый, друг мой, и суеверия у них не вполне обычные. Было бы преувеличением сказать, что эти леса они считают священными, но все же относятся к ним очень почтительно. Я не советовал бы вам рубить здесь деревья — и пуще того, убить здесь кого-нибудь! — Старик указал на волчицу. — Она об этом знает. Вы, верно, уже заметили, что она здесь не охотится. Далазийцы не желают, чтобы лес этот был осквернен кровью. На вашем месте я бы это учел. Если вы оскорбите их верования, то можете чрезвычайно осложнить себе жизнь.

— Весьма благодарен за информацию, — ответил Белгарат.

— Никогда не вредно передать другому то, что сам уже знаешь, — сказал старик. Потом поглядел вперед. — Здесь мы с вами и распрощаемся. Отсюда дорога сворачивает на Баласу. Приятно было с вами поболтать. — Он почтительно приподнял потрепанную шляпу, глядя на Полгару, потом взглянул на волчицу. — Удачи тебе, матушка, — сказал он и пришпорил свою лошаденку. Низкорослое животное припустилось рысью, и вскоре старик исчез за поворотом.

— Что за милый старик, — сказала Сенедра.

— К тому же весьма полезный, — добавила Полгара и, обращаясь к Белгарату, сказала: — Лучше тебе предупредить дядюшку Белдина, отец. Пусть оставит в покое кроликов и голубей — по крайней мере, пока мы едем через этот лес.

— Я про него совсем позабыл, — спохватился Белгарат, — но тотчас же это сделаю.

Старый волшебник поднял лицо к небу и закрыл глаза.

— А этот старикашка и впрямь может разговаривать с волками? — спросил Шелк у Гариона.

— Он знает их язык, — ответил Гарион. — Говорит, правда, не слишком хорошо, но все понимает.

— И сестра уверена, что он понимает много лучше, чем говорит, — сказала вдруг волчица.

Гарион уставился на нее, пораженный: она поняла человеческую речь!

— Языку двуногих несложно выучиться, — пояснила волчица. — Как сказал этот двуногий с белой шерстью на морде, можно всему научиться довольно быстро, если дать себе труд внимательно слушать. Правда, сестра не собирается говорить на вашем языке, — критически прибавила она. — А то недолго и язык себе откусить…

Внезапно Гариона осенила одна мысль, и тотчас же на него снизошла абсолютная уверенность в том, что мысль эта здравая.

— Дедушка! — позвал он Белгарата.

— Не сейчас, Гарион. Я занят.

— Хорошо, я подожду.

— А это очень важно?

— Полагаю, да.

Белгарат открыл глаза.

— Ну, что там еще?

— Ты помнишь тот наш разговор в Тол-Хонете — ну, тем утром, когда шел снег?

— Ну, в общих чертах…

— Мы рассуждали о том, как часто кажется, будто все, что происходит, уже случалось когда-то прежде…

— Теперь припоминаю.

— Ты говорил тогда, что, как только два Пророчества разделились, время словно бы остановилось — и будущее не станет настоящим до тех пор, пока они вновь не соединятся. Потом ты сказал, что, покуда этого не произойдет, мы вновь и вновь будем ходить по замкнутому кругу одних и тех же событий, поступков…

— Я на самом деле так сказал? — Старик явно был доволен. — Глубокая мысль, не правда ли? А с чего вдруг ты заговорил об этом сейчас?

— Потому, что, как мне кажется, нечто подобное только что произошло. — Гарион поглядел на Шелка. — Помнишь того старика золотоискателя, которого мы повстречали в Гар-ог-Надраке, когда втроем ехали в Хтол-Мишрак?

Шелк кивнул и вопросительно взглянул на друга.

— А не показалось тебе, что старик, с которым мы только что разговаривали, точь-в-точь такой же?

— Пожалуй, теперь, когда ты это сказал… — Шелк прищурился. — Послушай, Белгарат, что это может означать?

Белгарат задумчиво изучал дубовые ветви у них над головами.

— Дайте мне поразмыслить минутку… Да, сходство бесспорно есть. Они оба люди одного сорта, и оба предостерегли нас от опасности. Думаю, надо поскорей вызвать Белдина. Это может быть крайне важно.

Не прошло и четверти часа, как с неба спикировал ястреб с синей лентой на лапе и, не успев коснуться земли, обернулся горбатым волшебником.

— Что вас так встревожило? — недовольно спросил он.

— Мы только что кое с кем повстречались, — ответил Белгарат.

— Мои поздравления.

— Полагаю, это очень серьезно, Белдин. — И Белгарат коротко все растолковал горбуну, не обойдя вниманием и теорию повторяющихся событий.

— Немного примитивно, — проворчал Белдин, — впрочем, оно и понятно. Твои гипотезы этим всегда отличались. — Старик сощурился. — Хотя, возможно, они довольно стройны — по крайней мере, временами…

— Весьма признателен, — парировал Белгарат. Затем принялся более подробно описывать обе встречи с золотоискателями — в Гар-ог-Надраке и в дубовой роще.

— Сходство удивительное, не правда ли? — заключил он.

— Может, простое совпадение?

— Отмахиваться от таких знаков свыше, называя их совпадениями, — вернейший способ крупно влипнуть.

— Ну хорошо. Для начала допустим, что это не было совпадением. — Горбун прикрыл глаза. — Но почему бы не развить немного твою теорию? — принялся рассуждать он. — Давай предположим, что эти повторяющиеся события совпадают по времени с важнейшими этапами нашего странствия.

— Нечто вроде путеводных вех? — предположил Дарник.

— Вот именно. Я сам не смог бы подобрать лучшего определения. Осталось лишь допустить, будто эти путеводные вехи указывают нам на то, что вот-вот произойдет нечто чрезвычайно значительное. Это для нас нечто вроде предупреждений.

— Чересчур много всяких «допустим» и «предположим», — скептически вставил Шелк. — Вы ударились в отвлеченные разглагольствования.

— Ты храбрый человек, Хелдар, — сардонически прищурился Белдин. — Кто-то или что-то пытается предупредить тебя о том, что грядет катастрофа, а ты упорно предпочитаешь этого не замечать. Это либо очень храбро, либо крайне глупо. Разумеется, я предоставляю тебе самому право выбора, употребив в качестве эпитета слово «храбрый» вместо другого…

— Один-ноль в пользу старика, — пробормотала Бархотка.

Щеки Шелка слегка зарумянились.

— А как мы узнаем, что именно должно случиться? — не сдавался драсниец.

— А этого и не требуется, — ответил Белгарат. — Довольно того, что обстоятельства диктуют нам удвоить бдительность. Нас предупредили. Остальное — наше личное дело.

Вечером, расположившись на ночлег, путники приняли все меры предосторожности. Полгара быстро приготовила ужин, а поев, они тотчас же загасили костер. Первыми в дозор отправились Гарион и Шелк. Они стояли на холме позади лагеря и вглядывались в темноту.

— Как это противно, — прошептал Шелк.

— Что противно?

— Знать, что вот-вот случится нечто неожиданное, и понятия не иметь, что именно. Жаль, что старички не оставили при себе свои великие теории…

— А ты и вправду любишь сюрпризы?

— Уж лучше получить сюрприз, чем вечно жить, дрожа от страха. Да и нервы у меня уже не те, что прежде.

— Ты порой принимаешь все чересчур близко к сердцу. Попытайся превратить все это в развлечение — этакое приятное волнение в предвкушении неведомого…

— Я жестоко разочаровался в тебе, Гарион. Я-то думал, ты разумный мальчик…

— А что я не так сказал?

— Ты сказал «предвкушение». В нашей с тобой ситуации это синоним беспокойства, а в беспокойстве ровным счетом ничего хорошего нет.

— Нам надо быть начеку, только и всего.

— Я всегда начеку, Гарион. Именно поэтому и прожил на свете так долго, но сейчас я весь как туго натянутая струна.

— Постарайся об этом не думать.

— Ну да, — саркастически хмыкнул Шелк, — тогда к чему предостережение? Разве для того, чтобы о нем не думать?

Солнце еще не поднялось, а Сади уже возвратился в лагерь и теперь шнырял от палатки к палатке, приглушенно что-то шепча.

— Кто-то приближается, — сообщил он, отогнув полог палатки Гариона.

Гарион ужом выполз из-под одеял, и рука его автоматически стиснула рукоять Ривского меча. Но он тотчас же опомнился — ведь старый золотоискатель предупреждал, что здесь нельзя допускать кровопролития. Неужели именно это должно было произойти? Но чего ждут от них? Чтобы они соблюли запрет или преступили его во имя некоей высшей цели? Но времени раздумывать у него не было. Сжимая в руке меч, Гарион вынырнул из палатки.

С бесцветного неба струился холодный стальной свет — так часто бывает перед самым рассветом. Тени еще не появились, а под сенью развесистых дубов царила даже не мгла, а некий призрачный неверный полумрак. Гарион двигался стремительно и бесшумно, ноги его сами собой перешагивали груды мертвых дубовых листьев и сломанные ветви, усыпавшие всю землю под древними исполинами.

Закет уже стоял на холме с мечом наготове.

— Где они? — даже не прошептал, а выдохнул Гарион.

— Они идут с юга, — еле слышно шепнул Закет.

— Сколько их?

— Трудно сказать.

— Они пытаются подкрасться незамеченными?

— Непохоже… Те, которых мы увидели, легко могли бы укрыться за стволами, но они не таясь идут по лесу — вот и все.

Гарион пристально вгляделся в лесную мглу и наконец увидел их. Идущие облачены были в белое — то ли в балахоны, то ли в длинные халаты — и даже не пытались скрываться. Двигались они размеренно и неторопливо, держась друг за другом на расстоянии ярдов десяти. И то, как они шли, вдруг явственно напомнило Гариону уже виденное прежде…

— Только факелов не хватает, — сказал подошедший сзади Шелк. Маленький человечек говорил в полный голос.

— Тише, ты! — прошипел Закет.

— А с какой стати? Им прекрасно известно, что мы здесь. — Шелк издевательски хохотнул. — Помнишь остров Веркат? — спросил он у Гариона. — Мы с тобою полчаса ползали по мокрой траве за Вардом и его людьми, а теперь я совершенно уверен, что они все время знали об этом! Мы с таким же успехом могли бы просто идти за ними след в след — это только избавило бы нас от неудобств.

— О чем ты толкуешь, Хелдар? — хриплым шепотом спросил Закет.

— Просто это одно из тех самых повторяющихся событий, о которых рассуждал Белгарат, — ответил Шелк. — Мы с Гарионом уже однажды видели точно такую же процессию. — Он горестно вздохнул. — Жизнь становится ужасно скучной — решительно ничего нового не происходит! — И, возвысив голос, он вдруг закричал: — Эй! Мы здесь! — Маленький драсниец явно обращался непосредственно к облаченным в белое фигурам.

— Ты спятил? — воскликнул Закет.

— Скорее всего нет, но ведь безумцы никогда наверняка не знают, безумны ли они, правда? Эти люди — далазийцы, а я сомневаюсь, что кто-то из далазийцев способен нанести обиду — с самого сотворения мира о таком не слыхивали.

Предводитель странной процессии остановился у подножия холма и откинул с лица капюшон своей белоснежной одежды.

— Мы поджидали вас, — объявил он. — Нас послала великая прорицательница, чтобы мы проводили вас в Келль.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

С утра король Хева Драснийский пребывал в раздражении. Накануне вечером он подслушал разговор матери с посланником короля Анхега Черекского, и причиной для раздражения послужила дилемма морально-этического толка. Нечего было и думать о том, чтобы покаяться перед матерью в своем грехе, а иначе никак не найти повода обсудить с нею услышанное прежде, чем она сама соблаговолит заговорить об этом. Судя по всему, она вовсе не собиралась делать этого, и положение представлялось Хеве совершенно безвыходным.

Следует отметить, что Хева отнюдь не был одним из тех мальчиков, что вечно суют нос не в свое дело. И все-таки, как каждый истинный драсниец, он обладал национальной чертой характера, которую за неимением более подходящего термина именуют любопытством. Разумеется, все люди в той или иной степени обладают этим качеством, но у драснийцев любопытство в крови. Некоторые полагают, что именно это природное свойство помогло драснийцам стать лучшими в мире шпионами. Другие же придерживаются мнения, что именно потомственный шпионаж из поколения в поколение оттачивал это качество. Спор этот сродни дебатам о том, что появилось раньше: курица или яйцо — и столь же бессмысленный. Еще мальчишкой Хева частенько таскался хвостиком за одним из придворных шпиков — тогда и обнаружил он укромный чуланчик, примыкавший вплотную к восточной стене приемных покоев матери. Мальчик время от времени забирался туда, чтобы быть в курсе событий государственного значения, а также всего прочего, что представлялось ему любопытным. Он как-никак был королем и имел полное право все знать, а посему счел не лишним получать информацию и при помощи подслушивания, тем самым избавив мать от хлопотной надобности все ему пересказывать.

Последний же услышанный им разговор касался таинственного исчезновения графа Трелхеймского, его корабля под названием «Морская птица» и еще нескольких персон, включая сына графа Унрака.

Бэрака, графа Трелхеймского, в определенных кругах почитали неблагонадежным, а многие из тех, кто исчез вместе с ним, были и того хуже. Королей Алории крайне беспокоило то, что Бэрак со своей когортой гуляет на свободе в океане — а в каком именно, про то никому не ведомо. Это сулило массу неприятностей.

Но юного короля Хеву волновали не столько эти призрачные несчастья, сколько то обстоятельство, что закадычного приятеля Унрака взяли в плавание, а его самого — нет. Хеву терзала обида: королевское достоинство автоматически лишало его всякой возможности участвовать в предприятиях, хотя бы в малейшей степени сопряженных с опасностью. Все только и делали, что обеспечивали безопасность и неприкосновенность юного наследника престола, но сам Хева отчаянно не желал ни безопасности, ни неприкосновенности. И то, и другое сулило смертную скуку, а Хева был как раз в том возрасте, когда именно скуки больше всего хочется избежать.

Этим зимним утром, облаченный в красное с головы до ног, он шел по мраморным залам дворца в Бокторе. Остановившись перед большим гобеленом, он прикинулся, будто внимательно его изучает, — но, убедившись, что никто за ним не подсматривает — Драсния как-никак! — юноша скользнул за гобелен и очутился в том самом потайном чулане.

Его матушка как раз беседовала с надракийской девушкой по имени Велла и Ярблеком, злосчастным компаньоном принца Хелдара. При виде Веллы Хева всякий раз начинал нервничать. Она пробуждала в юноше чувства, с которыми он пока еще не умел справляться, и потому старался всячески ее избегать. А вот Ярблек его здорово забавлял. Речь его была грубовата и зачастую приправлена цветистыми ругательствами, значения которых Хеве знать не полагалось.

— Они непременно объявятся, Поренн, — уверял Ярблек королеву-мать. — Бэраку просто стало скучно, вот и все.

— Я не так переживала бы, если бы стало скучно лишь ему одному, — ответила королева Поренн. — Меня волнует, уж не началась ли настоящая эпидемия скуки. Соратники Бэрака — далеко не самые благоразумные в мире люди.

— Я встречался с ними, — хмыкнул Ярблек. — Похоже, вы совершенно правы на их счет. — Он прошелся взад-вперед по комнате. — Я прикажу нашим людям пристально следить за ними и доложить об их приближении, — сказал он.

— У меня самая лучшая разведка в мире, Ярблек.

— Может, оно и так, Поренн, но у нас с Шелком куда больше людей, чем у вас, — к тому же есть штаб-квартиры и резиденции в таких местах, о которых Дротик и слыхом не слыхивал. — Он взглянул на Веллу и спросил: — А ты хочешь вернуться со мной в Гар-ог-Надрак?

— Но ведь на дворе зима, — возразила Поренн.

— Оденемся потеплее, и дело с концом, — пожал плечами Ярблек.

— А что ты собираешься делать в Гар-ог-Надраке? — спросила Велла. — Мне вовсе не улыбается сидеть там и слушать ваши разглагольствования.

— Я собирался ехать в Яр-Надрак. Похоже, людям Дротика не посчастливилось разузнать, что именно на уме у Дросты. — Он замолчал и задумчиво посмотрел на королеву Поренн. — Во всяком случае, если даже они за последнее время преуспели, то мне об этом неизвестно, — дипломатично прибавил он.

— К чему мне что-либо скрывать от тебя, Ярблек? — с притворной искренностью воскликнула королева.

— Может, оно и так… Но если вы знаете что-то, Поренн, лучше скажите мне об этом. Я не хочу зазря таскаться в Яр-Надрак, да и зимы там лютые.

— Нет, пока я ничего не знаю, — серьезно ответила Поренн.

Ярблек хмыкнул.

— А вот я так не думаю. У драснийцев слишком характерная внешность, чтобы запросто разгуливать по Яр-Надраку и оставаться незамеченными. — Он взглянул на Веллу. — Ну, так ты едешь со мной?

— Почему бы и не прогуляться? — ответила девушка и, поглядев на Поренн, прибавила: — Не сочтите за оскорбление, госпожа, но ваше намерение сделать из меня истинную даму не идет мне на пользу. Поверите ли, вчера я покинула свои покои всего с одним-единственным кинжалом! Свежий воздух и крепкое пиво помогут мне вновь обрести ясность мысли и проворство.

Королева-мать вздохнула.

— Но постарайся не позабыть всего, чему я учила тебя, Велла.

— У меня прекрасная память, и я хорошо знаю, в чем разница между Боктором и Яр-Недраком. Начнем с того, что в Бокторе куда лучше пахнет.

— И надолго вы едете? — спросила Поренн у тощего Ярблека.

— На пару месяцев, полагаю. Думаю, нам лучше добраться до Яр-Надрака окольными путями — я не желаю объявлять Дросте о том, что я иду.

— Ну хорошо, — согласилась королева. Ее вдруг осенила какая-то мысль. — Вот еще что, Ярблек…

— Слушаю.

— Я очень привязалась к Велле. Не вздумай продать ее, когда будешь в Гар-ог-Надраке. Если ты это сделаешь, то очень меня огорчишь.

— Да кто ж ее купит? — искренне удивился Ярблек. И тотчас же принял боевую стойку — Велла машинально потянулась к одному из своих кинжалов.

Бессмертная Салмиссра недовольно взглянула на своего старшего евнуха Адиса. Помимо непроходимой глупости он отличался еще и досадной неопрятностью. Его одежда, переливающаяся всеми цветами радуги, была во многих местах заляпана жиром, а лицо и голова заросли густой щетиной. Этот человек, прежде всего-навсего жалкий приспособленец, заполучив высокий пост старшего евнуха и чувствуя себя в безопасности, беззастенчиво предался разнузданному пьянству, обжорству и прочим доступным ему порокам. Он в огромных количествах поглощал самые зловредные зелья, какие только можно отыскать в Найсс, и частенько представал перед королевой с остекленевшими, словно у лунатика, глазами. Мылся он крайне редко, а климат Стисс-Тора в сочетании со всевозможными снадобьями, которыми злоупотреблял евнух, способствовал тому, что евнуха окутывало облаком невыносимого зловония. А поскольку королева-змея теперь обладала быстрым раздвоенным язычком, то ощущала не только его запах, но и вкус.

Сейчас евнух лежал, распростершись ниц, перед тронным возвышением и докладывал своим визгливым гундосым голосом о чем-то малозначительном. В жизни главного евнуха вообще отсутствовали значительные события. Он всецело посвятил себя всяческой ерунде, ибо ни на что существенное просто не был способен. С бездумной сосредоточенностью, свойственной всем бездарям, он методично делал из мухи слона и повествовал о мелочах, словно о событиях мирового значения. Салмиссра не без оснований подозревала, что евнух пребывал в блаженном неведении по поводу событий, достойных самого пристального внимания.

— Довольно, Адис, — прошипела она. Тело ее, свитое в кольца, беспокойно шевелилось на троне, похожем на диван.

— Но, моя королева… — запротестовал он. Полдюжины различных снадобий, которые он уже успел заглотать после завтрака, сделали его необычайно смелым. — Ведь это дело величайшей важности…

— Для тебя — возможно. Мне же это совершенно безразлично. Кругом полно наемных убийц — прикажи отрезать Сатрапу голову, и покончим с этим.

Евнух оцепенел от ужаса.

— Н-но, бессмертная Салмиссра, — забормотал он, заикаясь. — Для безопасности нации Сатрап просто бесценен…

— Сатрап — просто ничтожный временщик, который подкупает тебя, чтобы оставаться на службе. Он совершенно бесполезен. Убей его и принеси мне его голову в доказательство твоей безраздельной преданности и послушания.

— Его г-голову?

— Ту часть тела, на которой располагаются глаза, Адис, — издевательски прошипела Салмиссра. — Смотри не ошибись и не принеси мне ногу или что-нибудь еще…

Евнух с трудом поднялся и стал пятиться к дверям, через каждые два шага падая на колени.

— Кстати, Адис, — спохватилась королева, — никогда впредь не входи в мои покои, не помывшись.

Евнух тупо уставился на нее.

— От тебя несет, Адис. Меня тошнит от этой вони. А теперь вон отсюда!

Евнуха как ветром сдуло.

— О, мой Сади… — горестно вздохнула Салмиссра. — Где ты теперь? Зачем ты покинул меня?

Ургит, великий король Хтол-Мургоса, облаченный в голубой камзол и трико ему в тон, горделиво восседал на своем безвкусно и кричаще изукрашенном троне во дворце Дроим. Дротик втайне подозревал, что переменой в костюме и осанке великий король всецело обязан своей молодой жене. Впрочем, непохоже было, чтобы женитьба очень уж пошла королю впрок. Лицо его теперь казалось слегка озадаченным, словно в его жизнь вторглось нечто в высшей степени неожиданное.

— Такова на данный момент наша оценка ситуации, — закончил Дротик свой доклад. — Каль Закет настолько сократил свое войско в Хтол-Мургосе, что его солдат можно без труда утопить в море, словно котят.

— Легко говорить, маркграф Хендон, — с легким раздражением ответил Ургит. — Я что-то не вижу, чтобы алорийцы дали труд своим войскам помочь нам в этом деле.

— Вы, ваше величество, коснулись деликатной темы. — Дротик стремительно соображал. — Хоть мы с самого начала и порешили, что у нас с вами один и тот же враг в лице императора Маллореи, долгие века вражды между нашими народами нельзя перечеркнуть вот так, сразу. Неужели вы хотите видеть черекский флот возле ваших берегов, а на равнинах Ктэна и Хагги — конницу алгарийцев? Разумеется, короли Алории и королева Поренн отдадут приказ своим войскам, но полевые командиры имеют досадную привычку перетолковывать приказы в меру собственного разумения. Да и мургские генералы могут предпочесть неверно истолковать ваши приказы, когда увидят несущуюся на них орду алорийцев.

— Да, все это не лишено смысла, — согласился Ургит. — А что насчет толнедрийских легионов? Ведь между Толнедрой и Хтол-Мургосом издавна существуют добрососедские отношения.

Дротик деликатно покашлял и демонстративно осмотрелся, давая королю понять, что не желает, чтобы их подслушали. Дротик знал: сейчас ему следует быть в высшей степени осмотрительным. Ургит на деле оказался куда проницательнее, нежели он ожидал, временами был скользок, словно угорь, к тому же схватывал все на лету и даже мог предугадать направление мыслей хитроумного драснийца Дротика.

— Полагаю, сказанное мною не выйдет за пределы этих покоев, ваше величество? — полушепотом спросил он.

— Слово короля, маркграф, — шепнул в ответ Ургит. — Но предупреждаю: тот, кто верит на слово мургу, а в особенности королю из династии Урга, не отличается дальновидностью. Вероломство мургов вошло в пословицу, а все мужчины из династии Урга умалишенные — это, полагаю, вам известно.

Дротик принялся грызть ноготь, подозревая, что его перехитрили.

— Мы получили из Тол-Хонета тревожную информацию.

— Что такое?

— Вы знаете толнедрийцев — они всегда ждут подходящего случая.

— О, еще бы. — Ургит расхохотался. — Одно из самых светлых воспоминаний моего детства о том, как мой покойный отец, которого все по сей день безутешно оплакивают, в ярости грыз мебель, получив из Рэн-Боуруна последний ультиматум.

— А теперь слушайте, ваше величество, — сказал Дротик. — Я вовсе не хочу утверждать, что в этом замешан император Вэрен собственной персоной, но вот кое-кто из очень знатных толнедрийцев тайно бывает в Мал-Зэте.

— Вы правы, это неприятно. Но ведь Вэрену подчиняются его войска. Покуда он противник Закета, мы в безопасности.

— Да, это так — пока Вэрен в добром здравии.

— Ты намекаешь на возможность переворота?

— Полагаю, это для вас не такая уж новость, ваше величество. Многие аристократические семьи северной Толнедры все еще с яростью вспоминают, как Боуруны и Анадилы возвели на трон императора Вэрена. Если что-то случится с Вэреном и на трон взойдет кто-то из Вордов, Хонетов или Хорбитов, все обещания обратятся в прах. Если между Мал-Зэтом и Тол-Хонетом будет заключен союз, равно для мургов и алорийцев это станет настоящей катастрофой. Более того, если этот союз будет заключен тайно, а в это время в Хтол-Мургосе окажутся толнедрийские войска, то, не ровен час, они получат приказ переметнуться — и тогда вы угодите прямо между толнедрийской и маллорейской армадами. На мой взгляд, не лучшее времяпрепровождение — особенно летом…

Ургит вздрогнул.

— Принимая во внимание эти обстоятельства, — продолжал Дротик, — могу посоветовать вам следующее. — И он принялся загибать пальцы. — Первое: резко сократить численность маллорейцев в пределах границ Хтол-Мургоса. Второе: присутствие алорийцев в стране нежелательно, и в нем нет необходимости. У вас достаточно многочисленные войска, чтобы без посторонней помощи сладить с маллорейцами, а рисковать опасно: могут произойти стихийные стычки между вашими и нашими солдатами. Третье: ввиду довольно неутешительной внутриполитической ситуации в Толнедре представляется крайне рискованным вводить войска в пределы этой страны.

— Погоди-ка, Хендон, — заупрямился Ургит. — Ты явился в Рэк-Ургу со сладкими речами о союзничестве и общности интересов, но как только дошло до дела — устремился в кусты! Я с тобой понапрасну трачу время!

— Со времени начала наших переговоров ситуация переменилась, ваше величество, — ответил Дротик. — Мы не могли предвидеть столь масштабного вывода из страны маллорейских войск, равно как и нестабильности в Толнедре.

— Тогда какой мне от всего этого прок?

— Как вы полагаете, что предпримет Каль Закет, когда услышит, что ваши войска маршируют к его границам?

— Повернет назад и бросит всю свою вонючую армию на Хтол-Мургос.

— Прямо через головы черекцев? — усмехнулся Дротик. — Он уже однажды попытал счастья — помните, после Тул-Марду? Король Анхег и его бесстрашные воины потопили почти все его суда и огромное количество солдат.

— Да, это правда… — Ургит задумался. — Так ты полагаешь, Анхег вознамерится блокировать восточное побережье, чтобы не дать возможности армии Закета повернуть вспять?

— Да, он будет просто счастлив. Черекцы радуются, как дети, топя чужие корабли.

— Но ему понадобятся морские карты, чтобы обогнуть южную оконечность Хтол-Мургоса, — задумчиво проговорил Ургит.

Дротик деликатно откашлялся.

— О, ваше величество, у нас они уже есть.

Кулак Ургита с силой ударил по подлокотнику трона.

— Черт подери, Хендон! Ты здесь в качестве посла, а вовсе не шпиона!

— Я просто не хочу терять форму, — потупился Дротик. — Итак, в дополнение к черекскому флоту в Западном море мы намереваемся укрепить северную и западную границы Рэк-Госку и северо-западную границу Рэк-Араги алгарийской кавалерией и пикинерами. Это отрежет путь к отступлению маллорейцам, засевшим в Хтол-Мургосе, блокирует излюбленный путь Закета к Мишрак-ак-Туллу и к тому же позволит окружить толнедрийские легионы — на случай, если снюхаются Тол-Хонет и Мал-Зэт. Таким образом, каждый будет защищать собственные территории, а тем временем черекцы преградят маллорейцам доступ на континент, и мы сможем уладить конфликт ко всеобщему удовлетворению.

— Но все эти меры совершенно отрежут Хтол-Мургос от мира. — Ургит все же ухватил суть, заметив именно то, что Дротик тщательно обходил молчанием. — Я из сил выбиваюсь, ты загребаешь жар чужими руками, а тем временем алорийцы, толнедрийцы, арендийцы и сендарийцы спокойненько явятся сюда, как к себе домой, и выбьют ангараканцев с Западного континента!

— Но у вас в союзниках надракийцы и туллы, ваше величество.

— Давай махнемся, — предложил Ургит. — Отдай мне арендийцев и риванцев, а я, так уж и быть, уступлю тебе туллов и надракийцев.

— Полагаю, настало время мне связаться со своим правительством — вы подняли чересчур важные вопросы, ваше величество. Я и так сильно превысил свои полномочия. Мне необходимо получить из Боктора дальнейшие распоряжения.

— Кланяйтесь Поренн, — сказал Ургит, — и скажите ей, что я всячески желаю здоровья нашему общему родственнику.

Дитя Тьмы с утра металась по своим покоям в храме гролимов в Баласе, вдребезги разбивая все зеркала. Огненная чума добралась наконец и до ее лица. Она заметила огоньки, пробегающие под кожей на лбу и щеках, и расколотила сперва то зеркало, что открыло ей эту страшную правду, а вслед за ним и все остальные. Покончив с ними, она в ужасе уставилась на свою ладонь, которую порезала осколком стекла. В крови, льющейся из раны, явственно различались огненные искорки. С горечью вспоминала она торжество, охватившее ее, когда она впервые прочла строку пророчества: «Внемлите! Дитя Тьмы вознесено будет превыше всех живущих на этой земле и отмечено будет светом звезд». Но этот звездный свет на поверку ничуть не походил на сияющий нимб над ее головой. Он обернулся неумолимой болезнью, медленно пожиравшей ее тело.

Но мучили ее не только эти мерцающие огоньки. Постепенно мысли, воспоминания и даже сны делались словно чужими, принадлежащими кому-то другому. Вновь и вновь пробуждалась она с отчаянным криком. Вновь и вновь видела один и тот же сон. Ей чудилось, что она, выпорхнув из тела, парит в бездонной пустоте, бесстрастно наблюдая за тем, как гигантская звезда вращается и дрожит, постепенно смещаясь со своей орбиты, — она наливалась алым огнем, двигаясь к неминуемой гибели. Впрочем, Дитя Тьмы поначалу равнодушно глядела на мерцание звезды, но постепенно алый свет стал нестерпимо ярким. И тут бестелесная и бесполая сущность, парящая в пустоте, ощутила слабый интерес к происходящему. Вслед за интересом пришло беспокойство. Что-то не так. Это не было предопределено, но случилось. Гигантская красная звезда, сойдя с орбиты, взорвалась не там, где ей следовало взорваться. Всепожирающее пламя объяло другие звезды. Огромный, все разбухающий гигантский огненный шар поглощал одно солнце за другим и вот уже пожрал всю галактику…

Бестелесная сущность, парящая в пустоте, ощутила внутри себя сильный толчок, когда взорвалась галактика. Какое-то время, казалось, она пребывала одновременно в нескольких местах и вот явственно ощутила, что уже не одна.

«Этого не должно быть», — произнесла она беззвучно.

«Правда», — откликнулся другой беззвучный голос.

Именно в этот момент Зандрамас пробуждалась с воплем ужаса ночь за ночью — ее страшило присутствие кого-то другого там, где она властвовала безраздельно, пребывая в вечном единстве.

Дитя Тьмы силилась освободиться от этих мыслей — а точнее, от страшного воспоминания, — когда раздался стук в дверь. Она поспешно опустила на лицо капюшон черного балахона — традиционной одежды гролимов.

— Кто? — хрипло спросила она. Дверь приоткрылась, и вошел верховный жрец храма.

— Нарадас отбыл, великая жрица, — сообщил он. — Вы просили сообщить вам, когда это произойдет.

— Хорошо, — безжизненно произнесла она.

— С Запада прибыл гонец, — продолжал верховный жрец. — Он принес весть о том, что иерарх западных гролимов Агахак высадился на пустынном западном побережье Финды и теперь держит путь через Далазию в направлении Келля.

В душе Зандрамас робко шевельнулось что-то теплое.

— Добро пожаловать в Маллорею, Агахак, — почти промурлыкала она. — Я ждала тебя…

Южную оконечность острова Веркат в то утро окутала густая пелена тумана, но опытный рыбак Гарт мог плавать в этих водах с закрытыми глазами. Сперва он греб неторопливо, ведомый лишь запахом земли, оставшейся позади, отдавшись на волю течения. Время от времени он поднимал весла, выбирал сеть и освобождал ее от бьющейся и посверкивающей серебристыми боками рыбы, которую складывал в большой короб на дне лодки. Потом он вновь закидывал сеть и продолжал грести, а в лодке под ногами у него прыгали мелкие рыбешки, то и дело выскакивающие из короба.

Это утро как нельзя лучше подходило для доброй рыбной ловли. Гарт знал, что в море есть и другие лодки, но туман создавал иллюзию, будто бескрайний водный простор всецело принадлежит лишь ему одному, и Гарту это нравилось.

Течение, несущее лодку, слегка переменило направление, и это насторожило рыбака. Он поспешно поднял весла, наклонился вперед и принялся звонить в небольшой колокол, подвешенный на носу лодки, чтобы предупредить людей на приближающемся корабле о своем присутствии.

И вот корабль появился в поле его зрения. Ничего похожего Гарту прежде видеть не доводилось. Судно было велико и вместе с тем очень изящно. Высокий бушприт украшала затейливая резьба. Из отверстий в корпусе торчало множество весел. Вид корабля не оставлял сомнений по поводу его предназначения. Когда зловещий корабль поравнялся с лодкой, Гарт невольно поежился.

На корме стоял громадного роста рыжебородый человек в кольчуге. Он перегнулся через борт.

— Хорошо идут дела? — спросил он у Гарта.

— Недурно, — уклончиво отвечал Гарт. В его планы не входило, чтобы корабль бросил тут якорь, а вся его многочисленная команда принялась вылавливать его рыбу.

— Скажи, мы уже достигли южного побережья острова Веркат? — спросил рыжебородый гигант.

Гарт втянул ноздрями воздух и уловил слабый запах земли.

— Вы почти проскочили мимо, — сказал он. — Отсюда вам надо свернуть на северо-восток.

Рядом с рыжебородым появился человек в сверкающих доспехах. Шлем он держал под мышкой, и ветер трепал черные кудри.

— Зрю я, что ты, друже, в совершенстве постиг искусство хождения по здешним водам. — Он говорил выспренним слогом, отдающим стариной, — такого Гарт прежде не слыхивал. — И то, как охотно пособляешь ты путникам, изобличает в тебе мужа благородного и чуждого корысти. Не укажешь ли ты нам, добрый рыбарь, кратчайший путь к землям маллорейский?

— Смотря куда вы хотите попасть в Маллорее, — ответил озадаченный Гарт.

— В ближайший порт, — уточнил рыжебородый. Гарт сосредоточился, припоминая морскую карту, припрятанную у него дома на полке.

— Стало быть, вам надобно в Дал-Зербу, что в юго-западной Далазии, — сказал он. — На вашем месте, добрые люди, я бы шел прямиком на восток еще лиг десять — двадцать, а потом двинулся бы на северо-восток.

— И сколь долгое странствие предстоит нам, прежде чем достигнем мы порта, про который рек ты, добрый рыбарь? — спросил человек в доспехах.

Гарт внимательно оглядел длинный и изящный корпус корабля.

— Все зависит от того, как быстро вы пойдете, — ответил он. — До Дал-Зербы отсюда лиг полтораста, но вам придется вновь выйти в открытое море, чтобы обогнуть Туримские рифы. Сказывают, там очень опасно, и никто даже не пытается пройти меж тамошних скал.

— Возможно, мы станем первопроходцами, господин, — весело бросил человек в доспехах рыжебородому.

Гигант вздохнул и приставил ко лбу козырьком огромную ладонь.

— Нет, Мандореллен, — печально сказал он, — если мы пропорем днище моего корабля на этих дрянных рифах, оставшуюся часть пути нам придется проделать вплавь, а костюмчик у тебя для этого неподходящий.

И огромный корабль заскользил прочь, постепенно тая в тумане.

— А что это за судно? — крикнул Гарт вдогонку кораблю.

— Черекский военный корабль, — громогласно и гордо донеслось с палубы. — Самый большой во всем флоте.

— А как он называется? — крикнул Гарт, сложив ладони рупором.

— »Морская птица», — уже тише послышалось из тумана.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Город был невелик, но подобной удивительной архитектуры Гариону никогда прежде видеть не приходилось. Располагался город на равнине у самого подножия гигантской горы — издалека казалось, что он игрушечный и лежит на коленях сказочного великана. Поражали воображение стройные белые башни и мраморные колоннады. У невысоких домов, расположенных меж увенчанных остроконечными шпилями башен, зачастую целые стены были из толстого прозрачного стекла. Радовали глаз зеленые лужайки вокруг домов и прелестные рощицы с бесчисленными мраморными скамеечками, уютно притулившимися под ласковой сенью деревьев. Аккуратные цветочные клумбы обрамляли идеально ровные мраморные бортики. В садах мелодично журчали прозрачные струи фонтанов. Закет глядел на прекрасный город Келль в полнейшем изумлении.

— Понятия не имел, что здесь есть нечто подобное! — воскликнул он, обретя дар речи.

— Ты не знал про Келль? — спросил Гарион.

— Да знал я, знал, но не представлял, что он такой. — Закет состроил горестную гримасу. — В сравнении с этой красотой Мал-Зэт — просто горстка жалких лачуг, правда?

— Да и Тол-Хонет, и даже Мельсен, — согласился Гарион.

— Прежде я думал, что далазийцы не умеют выстроить мало-мальски приличного жилища, — продолжал мельсенец, — и вот они изумили меня, да еще как!

Тоф принялся жестикулировать, обращаясь к Дарнику.

— Он говорит, что это самый древний город, — стал переводить кузнец. — Он был построен задолго до раскола мира и за почти десять тысяч лет нисколько не переменился.

Закет вздохнул.

— Тогда они, верно, позабыли, как строить такие сооружения. А я-то уже собирался нанять кого-нибудь из здешних архитекторов на королевскую службу… Мал-Зэт не худо бы подновить и украсить чем-нибудь в этом роде.

Тоф снова принялся жестикулировать, и Дарник нахмурился.

— Я, наверное, чего-то неверно истолковал… — пробормотал кузнец.

— А что он сказал?

— Насколько я его понял, ничто, когда-либо совершенное далазийцами, не позабыто. — Дарник поглядел на друга. — Ты это хотел сказать?

Тот кивнул и «заговорил» вновь. Глаза Дарника широко раскрылись.

— Он утверждает, будто каждый из ныне живущих далазийцев обладает знаниями, накопленными всеми поколениями его народа.

— Видимо, у них прекрасные школы, — предположил Гарион.

Тоф лишь улыбнулся в ответ на эти слова. Странная это была улыбка — с оттенком жалости. Сделав знак Дарнику, он спешился и удалился.

— Куда его понесло? — спросил Шелк.

— Он пошел повидаться с Цирадис, — ответил Дарник.

— Не отправиться ли и нам вместе с ним?

Дарник отрицательно покачал головой.

— Она сама придет к нам, когда настанет время.

Подобно всем далазийцам, которых Гарион видел прежде, жители Келля носили простые белые одежды с капюшонами, скрывавшими при необходимости голову и плечи. Они неторопливо прогуливались по лужайкам или, собравшись по двое-трое, сидели в саду на скамьях, погруженные в серьезные беседы. У одних в руках были книги или свитки. Другие просто бродили с пустыми руками. Гариону это все слегка напомнило университет в Тол-Хонете или Мельсене. Правда, он отчего-то был абсолютно уверен, что здесь, в этой общине мудрецов, люди занимаются исследованиями куда более важными и значительными, нежели мелочные и жалкие изыскания, коим предаются именитые профессора в этих двух прославленных учебных заведениях.

Группа далазийских проводников, которые показали Гариону и его друзьям дорогу в Келль, вела их вверх по улице в направлении простого дома неподалеку от тенистого сада. В дверях стоял, опираясь на длинный посох, облаченный в белое древний старец. Глаза у него были ярко-синие, а волосы белы, словно снег на горных вершинах.

— Мы долго ждали вас, — старческим дребезжащим голосом произнес он, — ибо Книга Веков открыла нам, что в пятом веке Дитя Света и его спутники явятся в Келль, ища мудрого наставления.

— А Дитя Тьмы? — спросил Белгарат, спешиваясь. — Она тоже придет сюда?

— Нет, древнейший Белгарат, — отвечал старец. — Но все равно мы обнаружим ее след — несколько иным способом. Имя мое Даллан, и я с радостью приветствую всех вас.

— Ты здешний правитель, Даллан? — спросил Закет, тоже соскочив с седла.

— В Келле нет правителей, император Маллореи, — ответил Даллан. — Даже ты здесь не властелин.

— Похоже, вы нас хорошо знаете, — отметил Белгарат.

— Мы знаем вас с тех самых пор, как Книга Небес впервые открылась для нас, ибо имена ваши начертаны меж звезд крупными буквами. Теперь же я провожу вас туда, где вы сможете отдохнуть и дождаться явления великой прорицательницы. — Старец взглянул на странно мирную волчицу, сидящую у ног Гариона, и резвящегося подле нее волчонка.

— Как поживаешь, сестренка? — вежливо спросил он.

— Сестра всем довольна, друг, — отвечала она по-волчьи.

— Брат искренне этому рад. — Старец легко перешел на язык волков.

— Неужели все в мире, кроме меня, говорят по-волчьи? — с легким раздражением воскликнул Шелк.

— Хочешь брать уроки? — спросил Гарион.

— Да ну тебя…

Старец, тяжело опираясь на посох, повел их через зеленую лужайку к большому мраморному строению. К крыльцу вели широкие сверкающие чистотой ступени.

— Этот дом выстроен для вас еще в третьем веке, древнейший Белгарат, — сказал старец. — Первый камень заложили в тот самый день, когда ты вызволил Шар Алдура из Города Ночи.

— Давненько это было… — заметил старый волшебник.

— Вначале века были длинны, — согласился Даллан. — Теперь же они стали много короче. Отдохните как следует. Мы приглядим за животными.

Он повернулся и, опираясь на свой посох, медленно побрел к своему дому.

— Тот день, когда далазиец заговорит по-человечески, не прибегая к загадочным иносказаниям, станет днем кончины мира, — проворчал Белдин. — Давайте войдем. Если этот дом и впрямь простоял столь долго, как сказал старик, то, верно, пылищи там по колено, и надобно его хорошенько вычистить.

— Ты стал чистюлей, дядюшка? — изумленно засмеялась Полгара. — Полно, да ты ли это?

— Ничего не имею против грязи, Пол, в разумных пределах, конечно. Но вот от пыли я начинаю чихать…

В доме царила безукоризненная чистота. Ласковый летний ветерок играл легкими занавесками на окнах. Мебель, хотя и несколько непривычных форм, оказалась очень удобной. Необычной формой удивляли и сами комнаты — здесь вообще не было углов.

Они бродили по этому странному дому, пытаясь к нему попривыкнуть. Потом все собрались в просторной сводчатой гостиной, где у самой стены журчал кристально чистый фонтанчик.

— Здесь даже нет черного хода, — критически заметил Шелк.

— Ты уже собрался откланяться, Хелдар? — спросила Бархотка.

— Пока нет, но предпочел бы иметь возможность сделать это быстро — в случае необходимости.

— Ты всегда можешь сигануть из окна, если потребуется.

— Это несерьезно, Лизелль! В Академии только студенты-первогодки прыгают из окон.

— Знаю, но иногда волей-неволей приходится импровизировать…

Ухо Гариона уловило странный звук, напоминающий тихий шепот. Сперва он подумал, что звук исходит от фонтана, но на журчание воды это меньше всего походило.

— Как думаешь, далазийцы не будут против, если мы выйдем из города и осмотрим окрестности? — спросил он у Белгарата.

— Не торопись. Нас явно привело сюда провидение. Я пока не знаю, должны ли мы остаться тут или нам предстоит нечто иное. Во всяком случае, надо хорошенько осмотреться, прежде чем что-то предпринимать. Здешним далазийцам, и в особенности Цирадис, есть что нам сообщить. Их ни в коем случае нельзя обидеть. — Старик поглядел на Дарника. — А Тоф хотя бы намекнул, когда она явится нас навестить?

— Да нет, но мне кажется, что она не заставит себя долго ждать.

— И что проку от твоего предположения, друг мой? — заявил Белдин. — У далазийцев странное представление о времени. Они измеряют его даже не веками, а тысячелетиями.

Тем временем Закет тщательно изучал стену в нескольких ярдах от журчащего фонтанчика.

— Даже следов раствора меж плит не видно, вы представляете?

К нему подошел Дарник, вынул нож и осторожно принялся ощупывать кончиком еле заметный шов между мраморными плитами.

— Наверное, шиповое соединение — ну, плотно пригнанный шип, скорее всего, конической формы, входит в паз, — принялся рассуждать он. — Похоже, на постройку этого дома ушли долгие годы.

— И долгие века на то, чтобы воздвигнуть весь город, — прибавил Закет. — Где они научились всему этому? И когда?

— Возможно, еще в первом веке, — задумчиво произнес Белгарат.

— Прекрати! — взорвался Белдин. — Ты говоришь точь-в-точь как они!

— Где бы я ни находился, всегда стараюсь следовать местным обычаям, — спокойно ответил волшебник.

— Пока что знаний у меня не прибавилось… — вздохнул Закет.

— Первый век — это период от сотворения человека до того дня, когда Торак расколол мир, — принялся растолковывать ему Белгарат. — О самом начале сведения слегка расплывчатые. Бог Алдур никогда не пускался в пространные рассуждения о том времени, когда они с братьями сотворили мир, и мне представляется потому, что их Отец этого не одобрял. Но вот о расколе мира многое известно, как и о том, когда именно он произошел.

— А когда это случилось, вы уже родились, госпожа Полгара? — с любопытством спросил Сади.

— Нет. Мы с сестрой появились на свет много позднее.

— А насколько именно позднее?

— Мы родились два тысячелетия спустя или около того — ведь так, отец?

— Примерно так.

— У меня кровь в жилах стынет, когда люди столь небрежно отсчитывают тысячелетия. — Сади содрогнулся.

— А почему ты думаешь, что искусство строительства далазийцы постигли еще до раскола мира? — спросил Закет у Белгарата.

— Я читал кое-какие главы из Книги Веков, — ответил старик. — Там довольно подробно изложена история далазийцев. После того как мир раскололся и воды Западного моря затопили континент, вы, ангараканцы, бежали в Маллорею. Далазийцы знали, что им так или иначе придется поладить с новыми соседями, вот они и решили прикинуться простыми земледельцами. Они разрушили свои города — все, кроме одного.

— А почему они оставили Келль нетронутым?

— Просто не было надобности его разрушать. Единственные, кто беспокоил их всерьез, — это гролимы, а гролимам вход сюда заказан.

— Но другие ангараканцы запросто могли явиться сюда, — возразил Закет. — Как же получилось, что никто ни разу не доложил нашим государственным чиновникам о таком потрясающем городе?

— Возможно, их заставили о нем забыть, — вмешалась Полгара.

Закет с любопытством взглянул на нее.

— Это не так уж трудно, Закет. — Лицо ее вдруг исказила гримаса раздражения. — Что это за странный звук, вроде шепота?

— Я ничего не слышу, — озадаченно заморгал Шелк.

— Значит, тебе уши заложило, Хелдар.

На закате несколько молодых женщин в одеждах из струящейся белой ткани принесли ужин на подносах, накрытых крышками.

— Вижу, что порядок вещей одинаков во всем мире, — как бы невзначай вздохнула Бархотка, повернувшись к одной из женщин. — Мужчины сидят и беседуют, а женщины трудятся.

— О, мы не в обиде, — искренне ответила девушка с большими темными глазами и блестящими каштановыми волосами. — Служить путникам — это честь.

— А это еще хуже, — покачала головой Бархотка. — Сперва они сваливают на нас всю работу, а потом убеждают нас, будто нам это весьма по душе…

Девушка ошарашенно поглядела на Лизелль, потом захихикала, но тотчас же виновато огляделась и покраснела.

Белдин завладел хрустальным графином тотчас же, как девушки вошли. Он торопливо наполнил кубок и шумно осушил его. Но тотчас же начал давиться, забрызгав красной жидкостью полкомнаты.

— Что это за гадость? — возмущенно спросил он.

— Фруктовый сок, господин, — очень серьезно ответила ему девушка с каштановыми волосами. — Очень свежий. Выжат из плодов сегодня поутру…

— А вы не даете ему постоять, чтобы он забродил?

— Нет, мы не даем ему испортиться! Но если это все же случается, тотчас же его выливаем.

Белдин застонал.

— А как же эль? Как же пиво?

— Что это такое?

— Я знал, знал, что в этом благословенном местечке что-то не так! — Горбун жалобно поглядел на Белгарата.

Лицо Полгары озарила улыбка блаженства.

— Зачем тебе это понадобилось? — пытал тем временем Бархотку Шелк. — Ну, эта болтовня с девицами?

— Это подготовительный этап, — таинственно ответила она. — Никогда не вредно прощупать информационные каналы.

— Ох, бабы! — Шелк возвел глаза к потолку.

Гарион и Сенедра обменялись быстрыми взглядами, одновременно вспомнив, как сами частенько говорили нечто подобное на заре своего брака, причем точно таким же тоном. И громко расхохотались.

— Что вас так развеселило? — подозрительно осведомился Шелк.

— Ничего, Хелдар, — отвечала Сенедра. — Не обращай внимания.

Ночью Гарион дурно спал. Неумолчный таинственный шепот вновь и вновь пробуждал его, вырывая из цепких объятий сна. Утром у него щипало глаза, и он пребывал явно не в лучшем настроении.

В гостиной он встретил Дарника. Кузнец стоял подле фонтана, приложив ухо к стене.

— Что стряслось? — спросил Гарион.

— Пытаюсь определить источник звука, — ответил Дарник. — Наверное, из водопровода. Откуда-то ведь попадает вода в фонтан! Может, внутри стены проложена труба, уходящая под пол или дальше, вверх по стене…

— Да разве может вода, идущая по трубе, издавать подобный звук?

Дарник рассмеялся:

— Никогда не знаешь, на что способен водопровод! Однажды все до единого жители покинули город, возомнив, будто там поселилось привидение. Виновницей на поверку оказалась система водоснабжения.

Сади торжественно вплыл в гостиную, щеголяя своим шелковым радужным нарядом.

— Веселенькие цвета, — оценил его наряд Гарион.

Впервые за несколько последних месяцев евнух надел тунику, чулки и сендарийские сапожки с короткими голенищами.

— Я отчего-то нынче утром сильно заскучал по дому, — вздохнул Сади. — К тому же мне кажется, что я буду вполне доволен жизнью, только если никогда больше не увижу ни единой горы… Что это ты делаешь, друг Дарник? Все еще обследуешь постройку?

— Нет. Пытаюсь отыскать источник шума.

— Какого еще шума?

— Ты что, ничего не слышишь?

Сади склонил голову к плечу.

— Отчего же? Слышу доносящееся из садика пение птичек, а еще журчание воды в фонтане. И ничего больше.

Гарион и Дарник обменялись долгими красноречивыми взглядами.

— Шелк вчера тоже ничего не слышал, — напомнил кузнец.

— Тогда, может, разбудить всех? — предложил Гарион.

— Это может кое-кого здорово рассердить, Гарион.

— Ничего, переживут. Думаю, дело того стоит.

Гариону пришлось вынести не один косой взгляд, когда его разбуженные соратники вошли в гостиную.

— В чем дело, Гарион? — раздраженно спросил Белгарат.

— Я хочу провести нечто вроде маленького эксперимента, дедушка.

— Экспериментируй вволю в свободное время!

— О, да мы нынче сердиты, — улыбнулась старику Сенедра.

— Я не выспался.

— Странно… Я спала сном младенца.

— Дарник, — заговорил Гарион. — Пожалуйста, встань вон туда. — Он указал на противоположную сторону комнаты. — А ты, Сади, сюда. Это займет всего каких-нибудь пару минут, — объявил он всем. — Я шепотом задам каждому из вас один вопрос, а вы ответите «да» или «нет».

— Что-то очень уж диковинно… — едко вставил Белгарат.

— Просто не хочу нарушать чистоту эксперимента, позволив всем вам обсудить то, о чем я спрошу.

— Вполне здраво и научно, — одобрил Белдин. — Пусть мальчик потешится. Да и мне уже стало любопытно.

Гарион подходил по очереди к каждому и на ухо задавал вопрос: «Ты слышишь непонятный звук, похожий на шепот?» В зависимости от полученного ответа он просил испытуемого встать либо рядом с Дарником, либо отойти к Сади. Действительно, много времени не потребовалось, и результат опыта подтвердил подозрения Гариона. Рядом с Дарником стояли Белгарат, Полгара, Белдин и, как это ни странно, Эрионд. Подле Сади остались Шелк, Бархотка, Сенедра и Закет.

— Может быть, соблаговолишь наконец объясниться? — ворчливо спросил Белгарат.

— Я задал всем один и тот же вопрос, дедушка. Те, кто стоят рядом с тобой, слышат напоминающий шепот звук. А стоящие вон там — нет.

— Не может быть! Я полночи проворочался!

— Может, поэтому ты нынче так туго соображаешь? — хмыкнул Белдин. — Прекрасный эксперимент, Гарион. А теперь пора все разжевать для нашего недотепы-друга.

— Все проще простого, дедушка, — примирительно сказал Гарион. — Возможно, ты не можешь ухватить суть именно потому, что для тебя это слишком просто. Этот звук слышат только те из нас, кто обладает даром волшебства. А обыкновенные люди ничего не слышат.

— Честно говоря, Белгарат, — вставил Шелк, — я ни звука не слышу.

— А я слышу его с тех самых пор, как мы увидели башни Келля, — прибавил Дарник.

— Ну разве не забавно? — спросил Белдин у Белгарата. — Может быть, мы с тобой разовьем эту тему — или предпочтешь идти досыпать?

— Не мели чепухи! — рассеянно ответил Белгарат.

— Ну, ладно, — продолжал Белдин. — Что мы имеем? Есть некий звук, которого не слышат простые смертные, а мы слышим. Я сразу же уразумел, в чем дело. А ты?

Белгарат кивнул.

— Этот звук издает кто-то, занимающийся колдовством.

— Значит, звук этот не естественного происхождения, — задумчиво проговорил Дарник. И вдруг рассмеялся. — Ты здорово придумал, Гарион! А я готов был уже начать разбирать пол.

— Но для чего? — изумилась Полгара.

— Я подумал было, что звук идет откуда-то из водопровода.

— Хотя нет, обычное колдовство тут ни при чем, — заявил Белгарат. — Звук не тот, и ощущение совсем иное.

Белдин в задумчивости теребил свою клочковатую бороду.

— Как это пришло тебе в голову? — спросил он. — Здешние жители достаточно могущественны, чтобы сладить с любым гролимом или даже целым их гуртом — так для чего же было прибегать к заклятию?

— Я что-то не понимаю тебя…

— Большинство гролимов заправские колдуны, так? А значит, этот звук прекрасно расслышат. Не для того ли надобно заклятие, чтобы они не могли приблизиться к городу достаточно близко, чтобы, услышать этот самый звук?

— Ты как-то путано изъясняешься, Белдин, — скептически прищурился Закет.

— Путано? Да что ты! Напротив, я все упрощаю. Заклятие, призванное не подпустить близко к городу тех, кто никоим образом не опасен, не имеет смысла. Всегда считалось, что заклятие защищает именно сам город Келль — но это столь же бессмысленно. Не проще ли предположить, что есть нечто иное, куда более важное, что нуждается в защите?

— Что же такого в этом звуке, коль скоро далазийцы так боятся, что его услышат посторонние? — озадаченно спросила Бархотка.

— Вот именно! — подхватил Белдин. — Давайте разберемся. Что же такое звук?

— Только не это! — взмолился Белгарат.

— Я не о лесном шуме толкую! Звук — это просто шум, если он ничего не означает. А как мы называем звук, несущий некий смысл?

— Видимо, речью? — осмелился предположить Шелк.

— Точно так.

— Не понимаю, — честно призналась Сенедра. — О чем тут беседуют далазийцы и что именно хотят сохранить в тайне? Ведь и так никто не понимает, о чем они толкуют…

Белдин беспомощно развел руками. Дарник же мерил шагами комнату, усердно размышляя.

— Может, дело не в том, что именно они говорят, а в том, как они говорят?

— И вы еще обвиняете меня, будто я путано излагаю свои мысли! — воскликнул Белдин. — К чему ты клонишь, Дарник?

— Это просто мысли вслух, — признался кузнец. — Этот шум, или звук, или как вам угодно это называть, не свидетельствует о том, что кто-то из здешних обитателей обращает людей в жаб. — Он запнулся. — А что, мы и в самом деле на такое способны?

— Да, — ответил Белдин. — Но овчинка не стоит выделки. Жабы размножаются с невероятной скоростью. Я предпочту одного двуногого субъекта, пусть даже самого противного, миллиону жаб, которых он произведет на свет после превращения.

— Ну, ладно, — продолжал Дарник. — Значит, этот шум ничего общего с колдовством не имеет.

— Возможно, — согласился Белгарат.

— Я подозреваю, что Сенедра абсолютно права. Никто не понимает сказанного далазийцем — кроме разве что другого далазийца. Когда я слушаю Цирадис, смысл сказанного уже на середине фразы начинает от меня ускользать.

— И что это нам дает? — Глаза Белдина загорелись.

— Не знаю… Просто я почему-то совершенно уверен: как много важнее, нежели что . — Дарник вдруг совсем растерялся. — Я слишком много говорю. Полагаю, у многих из вас есть что сообщить, притом гораздо более важное.

— Не думаю, — возразил Белдин. — Мне кажется, ты ухватил самую суть. Не теряй путеводной нити!

На лице Дарника выступили крупные капли пота. Он прикрыл глаза ладонью, чтобы сосредоточиться. Гарион заметил, что все, затаив дыхание, следят за мучительными усилиями друга осмыслить нечто, возможно, недоступное пониманию всех присутствующих.

— Далазийцы пытаются что-то защитить, — продолжал кузнец, — причем, должно быть, очень простое — по крайней мере, для них самих. Но тем не менее они не желают, чтобы это постиг кто-либо посторонний. Как жаль, что здесь нет Тофа! Он, возможно, смог бы все объяснить!

И тут глаза кузнеца чуть было не вылезли из орбит.

— Что такое, дорогой? — заботливо спросила Полгара.

— Не может быть! — воскликнул Дарник, придя в крайнее возбуждение. — Невозможно!

— Дарник! — произнесла она, уже раздражаясь.

— Ты помнишь, когда мы с Тофом впервые начали разговаривать — ну, объясняться жестами? — Дарник говорил теперь стремительно, на одном дыхании. — Мы вместе работали, а если с кем-то трудишься бок о бок, то вскоре начинаешь прекрасно понимать, что твой товарищ делает и даже о чем он думает. — Он уставился на Шелка. — Ведь ты, Гарион и Пол говорите на языке жестов?

— Да.

— Вы все видели, как жестикулирует Тоф. А разве можно на вашем тайном языке говорить так же красноречиво, как он это делает?

Гарион уже знал ответ.

Шелк растерянно сказал:

— Нет… Это никак невозможно.

— А между тем я всегда точно знаю, что он говорит, — настаивал на своем Дарник. — Сами по себе жесты ничего не значат. Он жестикулирует, просто чтобы дать мне понять… — На лице Дарника отразился благоговейный страх. — Он просто передает мне свои мысли — без единого слова. Он вынужден так делать — ведь он просто не может говорить. А вдруг этот вот шепот — точь-в-точь то же самое? Ну, если это разговор далазийцев друг с другом? Вдруг они умеют общаться друг с другом на расстоянии?

— И сквозь время также, — ошарашенно пробормотал Белдин. — Помнишь, о чем поведал нам твой немой друг-великан, когда мы пришли в Келль? Он сказал, что ничто из когда-либо совершенного далазийцами не забыто и что каждый из ныне живущих знает все, когда-либо ведомое далазийцам прошлых веков!

— Твое предположение абсурдно, Белдин, — насмешливо прищурился Белгарат.

— Ни в малейшей степени. Так происходит у муравьев. И у пчел.

— Но мы не муравьи. И не пчелы.

— Я могу делать почти все, на что способна пчела. — Горбун пожал плечами. — Вот только не умею делать мед. Уверен, что даже ты смог бы соорудить вполне приличный муравейник.

— Не потрудитесь ли объяснить, о чем это вы толкуете? — сердито спросила Сенедра.

— Они намекают на возможность объединенного разума, дорогая, — спокойно сказала Полгара. — Правда, делают это не слишком хорошо, но именно это они имеют в виду. — Она одарила стариков снисходительной усмешкой. — Существуют некоторые виды живых существ — в основном насекомые, — которые по отдельности не обладают разумом, но сообщество таких существ владеет истинной мудростью. Пчелка-одиночка не блещет умом, но пчелиный рой прекрасно знает обо всем, что с ним когда-либо происходило.

В комнату вбежала волчица, цокая когтями по мраморному полу. За нею весело трусил волчонок.

— Так и у волков, — подтвердила она, обнаружив тем самым, что подслушивала у дверей.

— Что она сказала? — спросил Шелк.

— Говорит, что в волчьей стае действует тот же закон, — перевел Гарион. И тут он кое-что вспомнил. — Однажды я беседовал с Хеттаром, и по его словам, нечто подобное происходит и у лошадей. Они даже не мыслят себя поодиночке — только как часть табуна.

— Неужели такое возможно и у людей? — недоверчиво спросила Бархотка.

— Есть верный способ это выяснить, — откликнулась Полгара.

— Не смей, Пол! — решительно воспротивился Белгарат. — Это чересчур опасно. Тебя может втянуть эта бездна, и ты никогда уже не вырвешься на волю.

— Нет, отец, — совершенно спокойно отвечала Полгара. — Далазийцы могут просто не впустить меня, но ни причинять мне вред, ни удерживать меня насильно они не станут.

— Откуда ты знаешь?

— Просто знаю — и все.

И она закрыла глаза.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Все со страхом следили за Полгарой, поднявшей вверх безмятежное и прекрасное лицо. Закрыв глаза, она сосредоточивалась. Затем на лице ее отразилась борьба.

— Ну, что? — спросил Белгарат.

— Тише, отец. Я слушаю.

Он принялся нетерпеливо барабанить пальцами по спинке стула, а другие затаили дыхание.

Но вот Полгара открыла глаза и вздохнула с сожалением.

— Он огромен, — очень тихо произнесла она. — В нем — все мысли, когда-либо посещавшие людские умы, и все людские воспоминания. Он помнит даже зарю мира, а вместе с ним и каждый далазиец.

— А теперь и ты? — спросил Белгарат.

— Это было лишь краткое мгновение, отец. Мне позволили уловить лишь общий абрис. Хотя кое-что надежно скрыто от посторонних.

— Этого следовало ожидать, — сердито буркнул Белдин. — Так они и позволили узнать нечто такое, что может дать нам хотя бы малейшее преимущество! Они, словно собака на сене, сидят на этой тайне с сотворения мира!

Полгара снова вздохнула и опустилась на низенький диван.

— Ты хорошо себя чувствуешь, Пол? — заботливо спросил Дарник.

— Прекрасно, дорогой, — ответила она. — Просто какое-то время — совсем недолго — видела нечто… невероятное, а потом меня просто попросили удалиться.

Глаза Шелка сузились.

— Как думаешь, не будут они возражать, если мы выйдем из дома и осмотрим окрестности?

— Нет. Они не против.

— Тогда это первое, что мы сделаем, — предложил маленький человечек. — Нам известно, что именно далазийцам принадлежит право Последнего выбора — по крайней мере, это относится к Цирадис. Но, возможно, эта их сверхдуша, или как там ее, напрямую руководит пророчицей и подскажет ей ответ.

— Весьма любопытный термин, Хелдар, — заметил Белдин.

— Какой?

— Сверхдуша. Как это пришло тебе в голову?

— А у меня язык вообще хорошо подвешен.

— Тогда ты не безнадежен. Когда-нибудь у нас с тобой будет долгий и серьезный разговор.

— Всегда к твоим услугам, Белдин. — Шелк церемонно поклонился горбуну. — Но мы отвлеклись. Итак, поскольку эти далазийцы собираются решать судьбы мира, полагаю, нам следует узнать их поближе. И если мысль их устремится в неверном направлении, то, возможно, нам удастся повлиять на ее ход.

— Типичный окольный путь, — пробормотал Сади. — Но идея, пожалуй, неплоха. Нам лучше разделиться. Тогда мы больше успеем разузнать.

— Сразу же после завтрака, — кивнул Белгарат.

— Но, дедушка! — запротестовал Гарион, мучимый нетерпением.

— Я проголодался, Гарион, а когда я хочу есть, то хуже соображаю.

— Это многое объясняет, — елейным голосом произнес Белдин. — Когда ты был молод, нам следовало кормить тебя вдвое чаще…

— Известно ли тебе, что порой ты просто несносен?

— Как это ни удивительно, да.

Вскоре вчерашние молодые женщины принесли путешественникам завтрак, и Бархотка тотчас же отвела в сторонку большеглазую с копной каштановых волос и быстро перекинулась с нею парой слов. Затем драснийка возвратилась к столу.

— Ее зовут Онатель, — доложила Бархотка, — и она пригласила нас с Сенедрой завтра в гости туда, где она и другие девушки работают. Знаете, женщины без устали чешут языком и, возможно, нам удастся разузнать что-нибудь полезное.

— Но ведь ту пророчицу, которую мы повстречали на Веркате, кажется, тоже звали Онатель? — припомнил Сади.

— Это очень распространенное женское имя в Далазии, — ответил Закет. — Самая знаменитая пророчица далазийцев носила это имя.

— Однако остров Веркат находится на территории Хтол-Мургоса, — отметил Сади.

— Ничего тут нет странного, — сказал Белгарат. — Мы располагаем достоверными сведениями о том, что раса далазийцев и раса рабов в Хтол-Мургосе родственны друг другу. А общие имена — лишь еще одно тому подтверждение.

Когда они вышли из дома и отправились в разные стороны, уже вовсю пригревало ласковое утреннее солнце. Гарион и Закет сняли доспехи и оставили в доме оружие, однако Гарион предусмотрительно прихватил с собой Шар, спрятав его в мешочек у пояса. Они с Закетом направились прямо через лужайку, туда, где стояло несколько довольно больших по здешним меркам домов, — почти в самый центр города.

— Ты всегда так трясешься над этим камнем? — спросил Закет.

— Не уверен, что это подходящее слово, — ответил Гарион, — хотя, впрочем, ты прав — пусть даже и не подозреваешь почему. Видишь ли, Шар очень опасен, а я вовсе не хочу, чтобы он, пусть даже по чистой случайности, кому-то повредил.

— А на что он способен?

— Точно не знаю. Пока он еще ничего худого никому не сделал — кроме разве что Торака. Но не исключено, что это была работа меча.

— И никто в мире, кроме тебя, не должен касаться Шара?

— Навряд ли. Эрионд таскал его с собой не один год. Все пытался кому-нибудь его всучить. Но люди эти были истинные алорийцы и предпочли не искушать судьбу.

— Значит, только вы двое можете к нему прикасаться?

— Еще мой сын, — ответил Гарион. — Я приложил его ручку к Шару сразу же, как только мальчик появился на свет. Шар был очень рад этой встрече.

— Камень? Камень радовался?!

— Он не такой, как другие камни. — Гарион улыбнулся. — Порой он позволяет себе милые глупости. Может потерять рассудительность, увлечься. Мне частенько приходится следить за собственными мыслями. Ведь решив, что мне чего-то очень хочется, Шар способен начать действовать по собственному разумению. — Он рассмеялся. — Однажды я размышлял о том, как Торак расколол мир, и Шар совершенно серьезно принялся объяснять мне, как его воссоединить.

— Да не может быть!

— Правда-правда! Для него не существует понятия «невозможно». Если бы я захотел, то он, наверное, смог бы столкнуть звезды с их орбит и сложить из них на небе мое имя. — Гарион вдруг почувствовал, что Шар в мешочке у него на поясе беспокойно зашевелился. — Прекрати! — резко приказал он. — Это был всего лишь пример, а вовсе не просьба!

Закет изумленно уставился на него.

— А фантастическое было бы зрелище, правда? — сказал Гарион. — Представь: из конца в конец ночного неба сияющими огромными буквами начертано «Белгарион»…

— А знаешь, Гарион, — обрел наконец дар речи Закет, — я всегда считал, что в один прекрасный день мы с тобой двинемся друг на друга войной. Не будешь ли ты жестоко разочарован, если я решу не высовываться?

— Думаю, я это стоически перенесу, — ухмыльнулся Гарион. — На худой конец, в этой войне я могу перебиться и без тебя. А ты будешь время от времени меня навещать и осведомляться, как идут дела. Сенедра угостит тебя ужином. Правда, повариха она не лучшая в мире, но ведь порой приходится идти на маленькие жертвы, правда?

Они какое-то время молча глядели друг на друга и вдруг расхохотались. Процесс, начавшийся в душе Гариона в первую встречу с чудаковатым и благородным Ургитом, благополучно завершился. Гарион с удовлетворением осознал, что сделал первые шаги к тому, чтобы покончить с вековой распрей между Алорией и Ангараком.

Далазийцы почти не обращали внимания на друзей, идущих по вымощенным мрамором улочкам мимо сверкающих фонтанов. Жители Келля спокойно и сосредоточенно занимались своими делами, погруженные в размышления. Разговаривали они крайне мало, поскольку в этом просто не возникало необходимости.

— Жутковатое местечко, правда? — заметил Закет. — Я не привык к городам, где никто ни черта не делает.

— Но ведь они заняты делом.

— Ты понимаешь, о чем я. Здесь нет лавок торговцев — да что там, даже улицы никто не метет!

— Немного странно, не спорю. — Гарион осмотрелся. — Но что самое удивительное, мы не встретили еще ни одной прорицательницы. Я думал, именно здесь они живут.

— Может, они сидят по домам?

— Не исключено.

Утренняя прогулка не помогла Гариону и его друзьям что-либо разузнать. Они несколько раз пытались завязать разговор с облаченными в белое далазийцами, но те, хотя и были безупречно вежливы, явно не горели желанием поддерживать беседу. Они просто отвечали на вопросы — но и только.

— Отвратительно, правда? — заявил Шелк, когда они с Сади возвратились в дом, где их поселили. — Никогда не встречал господ столь неразговорчивых. Представь, ни с кем не удалось поболтать даже о погоде!

— А не заметили ли вы часом, в какую сторону направились Лизелль и Сенедра? — спросил Гарион у Шелка.

— Кажется, куда-то на противоположный конец города. Скорее всего они вернутся вместе с уже знакомыми нам юными дамами, когда те принесут нам обед.

Гарион оглядел остальных.

— Кто-нибудь из вас видел хотя бы одну прорицательницу?

— А их здесь и нет, — ответила Полгара. Она сидела у окна, зашивая прореху на тунике Дарника. — Одна старая женщина рассказала мне, что они живут в особом месте. Это за пределами города.

— Как ты ухитрилась вытянуть из нее ответ? — изумился Шелк.

— Просто я была настойчива. Чтобы чего-то добиться от далазийца, необходимо на него надавить.

Как и предсказал Шелк, Бархотка и Сенедра возвратились в дом вместе с женщинами, несущими еду.

— У тебя изумительная жена, Гарион, — заявила Бархотка сразу же, как только далазийки удалились. — Она вела себя так, словно у нее внутри черепной коробки нет и грамма серого вещества! Трепалась, не закрывая рта, все утро напролет.

— Трепалась? — возмутилась Сенедра.

— А разве неправда?

— Ну хорошо, пусть так — но слово «трепаться» такое некрасивое…

— Но, видимо, на то были свои причины? — предположил Сади.

— Разумеется, — ответила Сенедра. — Я сразу же поняла, что девушки не склонны к болтовне, вот и «заполняла паузы». Через некоторое время они слегка расслабились. А покуда я… трепалась, Лизелль имела возможность следить за выражением их лиц. — Она довольно улыбнулась. — Все получилось как нельзя лучше, и не важно, что я сама себя хвалю, все равно это правда.

— Вам удалось что-нибудь из них вытянуть? — спросила Полгара.

— Не так уж много, — ответила Лизелль. — В общем, ничего особенного, только несколько намеков. Думаю, вечером нам больше повезет.

Сенедра огляделась.

— А где Дарник? — спросила она. — И Эрионд?

— Ну как вы думаете, где они могут быть? — вздохнула Полгара.

— Да где же они тут нашли водоем для рыбалки?

— Дарник носом чует воду на расстоянии нескольких миль, — с выражением обреченности на лице сказала Полгара. — К тому же может точно сказать, что за рыба там водится, сколько ее, и, возможно, даже всех рыб назвать по именам…

— Я никогда так не любил рыбы, — заявил Белдин.

— Не думаю, что и Дарник очень уж ее любит, дядюшка.

— Тогда зачем он мутит воду?

Полгара беспомощно всплеснула руками.

— Ну откуда я знаю? То, что движет рыболовами, скрыто непроглядным мраком тайны. Но вот одно могу сказать тебе точно.

— Да? И что именно?

— Ты не однажды говорил, будто хочешь серьезно с ним поговорить.

— Ну говорил. И что?

— Так вот: сперва тебе нужно научиться рыбачить. Иначе ты его просто не поймаешь.

— А не соизволил ли кто из горожан хоть словом обмолвиться о Цирадис? — спросил Гарион.

— Ни одна душа, — ответил за всех Белдин.

— Но у нас нет времени на то, чтобы здесь прохлаждаться! — раздраженно воскликнул Гарион.

— Возможно, я смогу добиться от кого-нибудь внятного ответа, — предположил Закет. — В конце концов, она сама приказала мне явиться в Келль, чтобы встретиться с нею! — Он поморщился. — Собственным ушам не верю! Неужели я такое сказал? Никто ничего мне не приказывал с тех пор, как мне исполнилось лет восемь! Но, так или иначе, все поняли, что я хотел сказать. Я имею право настаивать, чтобы кто-нибудь меня проводил к ней, — должен же я выполнить ее волю.

— Боюсь, что этот «кто-нибудь» рискует быть задушенным, Закет, — беспечно заявил Шелк. — К тому же тебе, ввиду высокого достоинства, трудно козырять желанием выполнить чью-то волю…

— Этот малыш просто невыносим! — заявил Закет, обращаясь к Гариону.

— Я это уже давно заметил.

— Помилуйте, ваши величества! — Шелк округлил глаза с выражением оскорбленной невинности. — О чем вы говорите?

— Ну полюбуйся, разве я не прав? — спросил Закет.

— Конечно. Но говорить об этом нехорошо.

Шелк был оскорблен.

— Уж не удалиться ли мне, чтобы вы смогли без помех обсудить мои недостатки?

— В этом совершенно нет надобности, Хелдар! — Бархотка улыбнулась, и на щеках у нее появились премилые ямочки.

К вечеру информации у них ни на йоту не прибавилось, и бесплодность объединенных усилий стала уже всерьез раздражать путешественников.

— Начинаю подумывать о том, чтобы сделать по-твоему, — сказал Закету Гарион. — Почему бы нам завтра с утра пораньше не навестить этого старика, этого Даллана? Мы напрямик скажем ему, что ты должен явиться пред очи Цирадис. Думаю, пора начать действовать решительно.

— Правильно, — согласился Закет.

Но Даллан оказался не более сговорчив, нежели все прочие обитатели города.

— Терпение, император Маллореи, — спокойно сказал он. — Великая прорицательница явится к вам, когда настанет срок.

— А когда он настанет? — в лоб спросил Гарион.

— Об этом известно лишь Цирадис — остальное не так уж и важно.

— Не будь он так дряхл и немощен, я вытряс бы из него ответ! — бормотал Гарион на обратном пути.

— Если эта бодяга продлится еще некоторое время, я, чего доброго, позабуду о его возрасте и слабости, — откликнулся Закет. — Я не привык к тому, чтобы мои вопросы столь беззастенчиво оставляли без ответа!

С другой стороны к дому приближались Бархотка и Сенедра. Юные женщины шли быстро, и личико Сенедры сияло.

— Кажется, у нас клюнуло! — сказала Бархотка, когда они встретились с мужчинами на мраморных ступенях. — Давайте поскорее войдем в дом — мы хотим объявить всем сразу о нашем успехе.

Вскоре все собрались в сводчатой гостиной, и светловолосая драснийка очень серьезно начала свою речь.

— Конечно, это не слишком точно, — призналась она, — но, подозреваю, большего нам добиться не удастся. Сегодня утром мы с Сенедрой вновь явились туда, где работают наши новые подружки. Они ткали, а за этим занятием легче всего утратить бдительность. Вот только большеглазой девушки, этой Онатель, там почему-то не было. И вот Сенедра, прикинувшись дурочкой…

— Неправда! — возмутилась Сенедра.

— Ах, ты не прикидывалась? Впрочем, не важно — все равно это было великолепно. Так вот, она широко раскрыла свои невинные глазки и спросила, где может найти свою «дорогую подружку», и у одной из девиц слетело с языка нечто такое, о чем явно следовало помалкивать. Она сболтнула, что Онатель сегодня послана «туда, где обитают прорицательницы». Тут мордочка Сенедры стала еще глупее, а глаза еще больше — вообразите только, оказалось, это возможно, — и она невинно поинтересовалась, где это. Разумеется, ей никто не ответил. Но одна из девиц посмотрела в сторону горы.

— А как можно не пялиться на эту махину? — огрызнулся Шелк. — Что-то сомневаюсь в полезности вашего открытия, Лизелль.

— Но девушка в это время ткала, Хелдар! Я сама пару раз в жизни этим занималась и точно знаю, что надо постоянно смотреть на свои руки. Она же оторвала взгляд от работы в ответ на вопрос Сенедры, но, спохватившись, сразу уставилась на холст в тщетной надежде скрыть свою оплошность. Я тоже закончила Академию, Хелдар, и читаю по лицам не хуже тебя! Девушка могла с тем же успехом выкрикнуть ответ во весь голос. Прорицательницы скрываются там, на горе.

Шелк состроил гримасу.

— Знаете, а она, возможно, права, — вынужден был признать он. — Этой премудрости хорошо обучают в Академии. Ведь если точно знаешь, чего ищешь, то читаешь по лицам, как по книге. — Он сгорбился. — Ну что ж, Закет, — вздохнул он. — Сдается мне, придется нам карабкаться на гору несколько раньше, чем мы предполагали…

— Я так не думаю, Хелдар, — твердо сказала Полгара. — Можно полжизни ползать по ледникам, но так и не отыскать этих прорицательниц.

— А у тебя есть лучшее предложение?

— И даже не одно. — Она встала. — Пойдем, Гарион. И ты тоже, дядюшка.

— Что у тебя на уме, Пол? — спросил Белгарат.

— Мы поднимемся повыше и оглядимся.

— Но ведь я только что это самое и предложил! — воскликнул Шелк.

— Между нашими предложениями есть существенная разница, Хелдар, — мило улыбнулась Полгара. — Ты не умеешь летать.

— Хорошо, — обиженно нахохлился Шелк. — Если ты так ставишь вопрос…

— Именно так. Хорошо быть женщиной! Это дает массу преимуществ. Я могу себе позволить даже маленькую несправедливость, а ты, ввиду природного благородства и вежливости, вынужден с этим мириться.

— Один-ноль в пользу Полгары, — пробормотал Гарион.

— Ты все время это повторяешь, — недоуменно сказал Закет. — А что это значит?

— Просто народная алорийская поговорка, — объяснил Гарион.

— Почему бы тебе не сэкономить время, Пол? — спросил Белгарат. — Попробуй посовещаться с объединенным разумом далазийцев, прежде чем начнешь махать крылышками.

— Прекрасная мысль, отец, — согласилась она, закрыла глаза и запрокинула голову. Но почти тотчас же покачала головой и вздохнула. — Они не пускают меня…

— Это само по себе можно счесть подтверждением нашей правоты, — хихикнул Белдин.

— Что-то не пойму вас, — пробормотал Сади, потирая ладонью свежевыбритую голову.

— Спору нет, далазийцы мудры, — сказал ему горбун, — но вот проницательностью не отличаются. Нашим милым девушкам удалось выудить у них важные сведения. И если бы информация оказалась ложной, то далазийцам не было бы никакого резона отказывать Полгаре в общении с объединенным разумом. Коль скоро они не впустили ее туда, это значит, что мы напали на след. Давай выйдем из города, — предложил он Полгаре. — Нет надобности открывать им наши карты.

— Я не так уж хорошо летаю, тетушка Пол, — нерешительно произнес Гарион. — Ты уверена, что я вам нужен?

— Нам нельзя рисковать, Гарион. Если далазийцы против своего обыкновения сделали это место недоступным, нам может понадобиться помощь Шара, чтобы туда прорваться. Если мы сразу явимся туда с Шаром, то сэкономим время.

Гарион вздохнул.

— Может, ты и права…

— Держите с нами связь! — напутствовал их Белгарат.

— А как же иначе, — брюзгливо откликнулся Белдин.

Выйдя из дома, горбун осмотрелся.

— Думаю, во-он там хорошее местечко. — Он указал пальцем на рощицу. — Эти деревца надежно укроют нас от любопытных взоров.

— Хорошо, дядюшка, — согласилась Полгара.

— Вот еще что, Пол, — прибавил горбун. — И поверь, я вовсе не хочу тебя обидеть.

— Что-то новенькое в твоем репертуаре.

— Ты нынче утром в прекрасной форме. — Горбун ухмыльнулся. — Но тем не менее на горе вроде этой царит свой микроклимат и, что важнее, дуют свои, особые ветры.

— Да, дядюшка, я знаю.

— А я знаю, как ты любишь снежных сов, но у них оперение чересчур нежное. И если тебя подхватит горный ветер, ты рискуешь спуститься вниз нагишом.

Полгара внимательно взглянула на Белдина.

— Или, может быть, ты хочешь, чтобы ветер повыдергал у тебя все перья?

— Как ни странно, нет, дядюшка.

— Почему бы не взять пример с меня? Вдруг тебе даже понравится быть ястребом.

— И, конечно, с синей ленточкой?

— Ну, это дело твое, однако синий цвет тебе к лицу, Пол.

— Ты просто невозможный человек! — Она расхохоталась. — Хорошо, дядюшка, будь по-твоему.

— Только я первый, — заявил Белдин. — Тогда ты сможешь воспользоваться мною в качестве образчика — это поможет тебе.

— Я знаю, как выглядят ястребы, дядюшка.

— Разумеется, знаешь, Пол, но мне приятно помочь.

— Ты нынче удивительно добр.

Очень странно было Гариону оборачиваться не волком, а иным существом. Он внимательно осмотрел себя, сравнивая с Белдином, горделиво сидевшим на ветке у него над головой, сверкая пронзительными желтыми глазами.

— Сносно, — буркнул Белдин. — Но в следующий раз обрати внимание на хвостовое оперение. Оно должно быть погуще, ведь им приходится рулить.

— Итак, господа, — донесся с соседней ветки голос Полгары, — пора трогаться!

— Я полечу впереди, — сказал Белдин. — У меня ведь опыта побольше вашего. Если мы угодим в нисходящий воздушный поток, постарайтесь держаться подальше от горы. Ведь не хотите же вы насмерть расшибиться о камни?

Он взмахнул крыльями и легко заскользил прочь.

Гариону довелось лететь так высоко только один раз — когда он добирался из Ярвиксхольма в Риву, сразу после того, как похитили Гэрана. Тогда он обернулся крапчатым соколом. Но ястреб — птица куда более крупная, и к тому же полет в горах разительно отличался от свободного парения над Морем Ветров. Воздушные течения бурлили вокруг острых скал, делая полет совершенно непредсказуемым и оттого крайне опасным.

Три ястреба поднимались все выше и выше, подхваченные восходящим воздушным потоком. Для того чтобы держаться в воздухе, не требовалось никаких усилий, и Гарион постепенно стал понимать, отчего Белдин так любит летать.

Он обнаружил также, что зрение его необычайно обострилось. Он видел в мельчайших подробностях, словно на расстоянии вытянутой руки, все скрытое между скал — вплоть до насекомых и нежных лепестков цветов. Когтистые его лапы непроизвольно сжимались, когда внизу, в скальной расщелине, пробегал какой-нибудь мелкий грызун.

«Не забывай, для чего мы здесь, Гарион», — услышал он в своем мозгу голос Полгары.

«Но…»

Желание камнем упасть вниз и схватить когтями жертву было почти непреодолимым.

«Никаких „но“, Гарион! Ты ведь уже завтракал. Оставь бедняжек в покое».

«Ты отнимаешь у него маленькие радости!» — услышал Гарион ворчанье Белдина.

«Мы здесь не ради забавы, дядюшка. Не задерживайся».

Удар был силен и к тому же застал Гариона врасплох. Внезапный воздушный поток швырнул его прямо на острые скалы, и лишь в последний момент чудом удалось Гариону избежать неминуемой гибели. А мощный нисходящий воздушный поток швырял его из стороны в сторону, безжалостно сминая его крылья. Вдобавок начался проливной дождь, и крупные ледяные капли заколотили по его покрытому перьями телу, словно тысячи мокрых молоточков.

«Это неспроста, Гарион!» — раздался у него в голове громкий возглас Полгары.

Гарион огляделся, но нигде ее не увидел.

«Где ты?» — позвал он.

«Не важно! Настало время просить помощи у Шара. Далазийцы пытаются прогнать нас!»

Гарион не был вполне уверен, услышит ли Шар его в том странном месте, где он оказался, когда его владелец обернулся птицей. Но выбора не было. Беспощадно хлещущие ледяные струи и порывы ветра все равно не дали бы Гариону возможности опуститься на землю и принять человеческий облик.

— Прекрати это! — приказал он камню. — И ветер, и дождь — все разом!

Мощный поток энергии, вырвавшийся из Шара, отбросил Гариона назад, и он судорожно замахал крыльями, стараясь восстановить равновесие. Мгновение ему казалось, будто его окружило яркое голубое сияние.

Тут же прекратился дождь и стих ветер — Гарион снова очутился в восходящем воздушном потоке и взмыл в теплое летнее небо.

Он потерял около тысячи футов высоты, но вскоре заметил Белдина и Полгару, с которыми, видимо, случилось то же самое — их отнесло друг от друга не менее, чем на милю. Снова начав подъем по спирали, Гарион увидел, что они следуют за ним.

«Будь начеку! — зазвучал в его голове голос Полгары. — Чуть что, проси Шар о помощи!»

Минуты за две они наверстали упущенное и устремились выше, минуя поросшие лесами склоны, и вот достигли полосы между лесами и границей вечных снегов. Здесь царствовала безмятежность высокогорных лугов, поросших дикими цветами, клонящими головки под легким горным ветерком.

«Вот! — раздался скрипучий голос Белдина. — Вот она, дорога!»

«А ты уверен, что это не звериная тропа?» — спросила Полгара.

«Она чересчур пряма, Пол. Олень даже под страхом смерти не может ходить по идеальной прямой. Нет, без людей здесь не обошлось. Давай-ка поглядим, куда она ведет».

И Белдин плавно заскользил вдоль идеально ровной тропы, ведущей через луг в направлении скальной расщелины. На самом краю луга он взмахнул крыльями.

«Пора спускаться. По-моему, остаток пути лучше проделать на своих двоих».

Полгара и Гарион послушно опустились и приняли человеческий облик.

— Давеча я уже посчитал себя покойничком, — признался Белдин. — Чуть было шею не сломал… — Он критическим взором окинул Полгару. — Не хочется ли тебе пересмотреть свою теорию о том, что далазийцы никогда никому еще не причинили вреда?

— Что ж, видно будет.

— Жаль, что при мне нет меча, — вздохнул Гарион. — Если мы попадем в переделку, то окажемся совершенно беззащитны.

— Не думаю, что в переделке, которую сулит нам судьба, твой меч чем-либо нам поможет, — откликнулся Белдин. — Однако не прерывай контакта с Шаром. А теперь пойдем и поглядим, куда нас приведет эта тропка…

И горбун двинулся по тропинке прямо к расщелине. По обеим сторонам ее возвышались два огромных валуна. А в самом центре стоял Тоф, загораживая им дорогу.

Полгара ледяным взором взглянула прямо ему в глаза.

— Мы войдем в поселение прорицательниц, Тоф. Так предначертано.

Глаза великана на мгновение затуманились и стали пустыми. Потом он кивнул и отступил, давая им дорогу.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Пещера оказалась невероятно огромной — в ней умещался целый город. Он походил на Келль, лежащий у подножия исполинской горы, только тут не было ни садов, ни лужаек. Повсюду царил полумрак, потому что прорицательницам, не снимавшим с глаз повязок, света не требовалось, а их немые проводники, как отметил Гарион, прекрасно видели в темноте.

По пути им встретилось всего несколько человек, и те из них, кто видел, как Тоф ведет за собой чужаков, остались к этому совершенно безучастны. Белдин, ковыляя по улице, что-то бормотал себе под нос.

— Ну, что такое, дядюшка? — не выдержала Полгара.

— Просто удивительно, насколько люди рабы привычек и традиций.

— Не понимаю, о чем это ты.

— Город находится внутри пещеры, а они все равно строят дома с крышами. Ну не дикость ли? Ведь дождей и снегопада здесь явно не бывает.

— Но наверняка бывают холода — особенно зимой. А если у дома нет крыши, то тепло мгновенно улетучивается из жилища. Я права?

Белдин насупился и через силу признался:

— Об этом я как-то не подумал…

Дом, к которому вел их Тоф, располагался в самом центре этого дивного подземного города. Хотя внешне он ничем не отличался от прочих строений, но само его расположение свидетельствовало о том, что в нем проживает важная персона. Тоф вошел в дом без стука, и они оказались в простой комнате, где сидела, словно поджидая их, Цирадис. Ее бледное лицо озаряло пламя свечи.

— Вы прибыли несколько раньше, чем мы ожидали, — сказала она.

Голос ее звучал как-то странно — совсем не так, как во время их предыдущих встреч. Гарион поежился — ему показалось, будто у пророчицы не один голос, а сразу несколько. И все эти голоса говорили сейчас хором.

— Так вы знали, что мы придем? — спросила Полгара.

— Конечно. Это был только вопрос времени. Все зависело от того, когда вы трое выполните возложенную на вас миссию.

— Миссию?

— Для волшебницы столь могущественной, как ты, это пара пустяков. Но испытание было необходимым.

— Но я что-то не припоминаю…

— Я уже сказала, все очень просто, и вы, без сомнения, забыли об этом.

— Соблаговоли напомнить! — встрял Белдин.

— Изволь, благородный Белдин. — Цирадис улыбнулась. — Вы отыскали наше поселение, вы преодолели препятствия на вашем пути, а Полгара правильно произнесла слова, позволившие вам войти.

— Снова шарады! — едко ответил Белдин.

— Шарады — недурной способ тренировки ума.

Старик только буркнул что-то неразборчивое.

— И шараду необходимо было разгадать, и миссию выполнить, ибо только тогда я смогу открыть то, что надлежит открыть. — Пророчица поднялась на ноги. — А теперь давайте сойдем вниз, в Келль. Мой проводник и добрый друг понесет великую книгу, которую надлежит передать в руки бессмертному Белгарату.

Немой великан подошел к книжной полке, висевшей на противоположной стене полутемной комнаты, и достал оттуда огромный фолиант в черном кожаном переплете. Он сунул его себе под мышку, взял свою госпожу за руку и повел ее к выходу.

— А зачем столько таинственности, Цирадис? — спросил Белдин девушку с повязкой на глазах. — Почему прорицательницы скрываются в горах, а не живут себе спокойненько в Келле?

— Но ведь этот город и есть Келль, благородный Белдин.

— А как же тот, что внизу?

— Там тоже Келль, — улыбнулась прорицательница. — У нас это дело совершенно обычное. В отличие от других городов наши поселения очень обширны. Это — поселок прорицательниц. В горах есть и другие поселки — там живут мудрецы, колдуны, некроманты, лозоходцы. А все это вместе и есть Келль.

— Вечно вы, далазийцы, создаете ненужные сложности!

— Города у других народов выстроены для иных целей, Белдин. Некоторые для торговли. Другие для защиты от недругов. Наши города построены для того, чтобы в них учились.

— Да как можно учиться, если полдня надо потратить, чтобы повидаться с коллегами в других поселениях или там, внизу?

— А нам не надо никуда ходить, Белдин. Мы в любое время можем друг с другом говорить. Разве не так вы беседуете с бессмертным Белгаратом?

— Но это совсем другое, — проворчал он.

— А в чем же отличие?

— Наши беседы тайные…

— А нам нет надобности из чего-то делать тайну. Мысли каждого тотчас же становятся известны всем.

Они вышли из пещеры на яркий и теплый солнечный свет. Близился полдень. Бережно ведя за руку Цирадис, Тоф шел впереди. Они миновали расщелину в скале, два огромных валуна и направились вниз по тропе, ведущей через луга. Примерно спустя час путники окунулись в зеленую лесную прохладу — из раскидистых крон доносилось птичье пение, а насекомые мелькали в солнечных лучах, словно яркие огненные искорки.

Тропа шла под уклон отлого, но очень скоро Гарион в буквальном смысле на собственной шкуре почувствовал все неудобства долгого шаганья под гору. Даже не снимая башмака, он понял, что на большом пальце левой ноги у него вздулся огромный волдырь, причиняющий острую боль, а правый большой палец надсадно пощипывало, и было ясно, что вскоре он разделит судьбу левого. Гарион сжал зубы и, прихрамывая, продолжал путь.

До сверкающего города в долине они добрались на закате. А когда шли по мраморной улице, ведущей к дому, предоставленному путникам любезным Далланом, Гарион злорадно отметил, что Белдин тоже хромает.

Войдя в дом, они застали друзей за ужином. Гарион хорошо видел, как изменилось лицо Закета, когда маллореец увидел Цирадис, — из оливково-смуглого оно превратилось в белое, и короткая черная бородка, которую отрастил император, желая остаться неузнанным, лишь подчеркивала бледность. Он встал и склонил голову.

— Приветствую тебя, великая прорицательница, — почтительно произнес он.

— Приветствую тебя, император Маллореи, — откликнулась Цирадис. — Как я и обещала тебе там, в мрачной Даршиве, я сдаюсь вам на милость как заложница.

— К чему такие речи, Цирадис! — Император слегка растерялся и даже покраснел. — В Даршиве я был вне себя и не отдавал себе отчета, что говорил, я тогда просто не знал, как поступить. Зато теперь мне все ясно.

— Но я тем не менее ваша заложница, ибо так предначертано, и должна сопровождать вас в Место, которого больше нет, чтобы выполнить возложенную на меня миссию.

— Вы все, должно быть, проголодались, — спохватилась Бархотка. — Сядьте за стол и поешьте.

— Но прежде я еще кое-что должна сделать, Охотница, — ответила ей Цирадис.

Она вытянула вперед руки, и Тоф осторожно вручил ей книгу, которую они принесли с собою.

— Бессмертный Белгарат! — Голос прорицательницы вновь зазвучал сразу на несколько ладов. — Мы отдаем в руки твои нашу священную книгу, потому что так велели нам звезды. Читай внимательно, ибо на страницах ее начертана твоя судьба.

Белгарат стремительно встал, подошел к прорицательнице и принял из ее рук книгу. Старец дрожал от нетерпения.

— Мне известно, Цирадис, сколь драгоценна эта книга, и я обещаю бережно хранить ее и вернуть тотчас же, как узнаю то, что мне необходимо.

Он отошел к маленькому столику у окна, уселся, раскрыл книгу и углубился в чтение.

— Подвинься! — буркнул Белдин.

Горбун, хромая, подошел к столику и придвинул к нему другой стул. Два старика склонили головы над шуршащими страницами — и все окружающее для них перестало существовать.

— Может быть, поешь, Цирадис? — спросила Полгара.

— Ты добра, Полгара, — ответила келльская прорицательница. — Я постилась с тех самых пор, как вы вошли в пределы города, готовясь к этой встрече, и от голода чувствую слабость.

Полгара осторожно подвела Цирадис к столу и усадила ее между Бархоткой и Сенедрой.

— Как мой малыш, великая прорицательница? — с дрожью в голосе спросила Сенедра.

— С ним все хорошо, королева Ривы, только он очень скучает по тебе.

— Удивительно, что он помнит меня, — с горечью произнесла Сенедра. — Когда Зандрамас украла его, он был совсем крошкой. — Она вздохнула. — Сколь многого я лишилась и этого никак, никак нельзя вернуть… — Ее нижняя губа предательски задрожала.

Гарион подошел к жене и нежно обнял ее за плечи.

— Все будет хорошо, Сенедра, — уверил он королеву.

— Это правда, Цирадис? — Голосок Сенедры дрожал от слез. — Правда ли, что все кончится хорошо?

— Этого я не могу открыть тебе, Сенедра. Мы стоим на развилке двух дорог и на какую из них ступим, неведомо даже звездам.

— Как прошло ваше путешествие? — спросил Шелк отнюдь не из любопытства, а единственно ради того, чтобы уйти от скользкой темы.

— Пришлось понервничать, — ответил Гарион. — Я не больно-то хорошо летаю, да и погода нам не благоприятствовала.

Шелк нахмурился:

— Но ведь день был абсолютно безоблачным!

— Однако не там, где мы были. — Гарион взглянул на Цирадис и решил не распространяться о том, как их чуть было не расшибло в лепешку внезапным порывом ветра. — А можно ли рассказать им о селении, где вы живете? — спросил он прорицательницу.

— Разумеется, Белгарион, — улыбнулась она. — Тут все свои, а от друзей не следует ничего скрывать.

— Ты помнишь гору Кахша в Хтол-Мургосе? — спросил друга Гарион.

— Изо всех сил стараюсь о ней забыть.

— Ну так вот, прорицательницы живут в городе, похожем на тот, что выстроили дагаши внутри горы Кахша. Внутри горы очень большая пещера.

— Тогда я искренне рад, что меня с вами не было.

Цирадис повернулась к нему и между ее бровей залегла тоненькая морщинка.

— Так ты все еще не преодолел свой беспричинный страх, Хелдар?

— Нет… почти нет, кстати, не назвал бы его беспричинным. Поверь, Цирадис, у меня есть на то причины — даже множество причин.

Он беспокойно поежился.

— Ты должен собрать в кулак все свое мужество, Хелдар, ибо настанет час, когда тебе придется войти в такое место, которое внушит тебе ужас.

— Всеми силами постараюсь этого избежать.

— Ты должен, Хелдар. У тебя нет права выбора.

Шелк погрустнел, но смолчал.

— Скажи мне, Цирадис, — спросила Бархотка, — это ты приостановила течение беременности у Зит?

— Ты весьма проницательна, если заметила приостановку этого в высшей степени естественного процесса, Лизелль, — ответила пророчица. — Но это сделала не я. Волшебник Вард на острове Веркат предложил ей подождать с родами до тех пор, покуда она не выполнит свою миссию в Ашабе.

— Так Вард — волшебник? — изумленно спросила Полгара. — Обычно я распознаю волшебников без труда, но Варду удалось это от меня скрыть.

— Да, он очень скрытен, — согласилась Цирадис. — В Хтол-Мургосе ситуация такова, что нам приходится весьма осторожно пользоваться нашими искусствами. Гролимы в землях мургов всегда начеку и не любят беспокойств, которые неизбежно доставляет колдовство.

— На Веркате ты поставила нас в тупик, — сказал Дарник. — Это пока мы не уразумели, что заставило тебя действовать именно так. Боюсь, Тоф много претерпел от меня. Но он добросердечен и простил мне это.

Немой великан улыбнулся кузнецу и принялся жестикулировать.

Дарник расхохотался.

— Не трудись, Тоф! Я наконец-то разобрался, как именно ты разговариваешь со мной.

Руки Тофа опустились. А Дарник внимательно прислушался.

— Да, — согласился он. — Так много проще и быстрее. Хорошо, что теперь не надо размахивать руками. Кстати, мы с Эриондом отыскали неподалеку от города пруд. В нем водится великолепная форель.

Тоф широко улыбнулся.

— Так и знал, что ты это скажешь, — улыбнулся ему в ответ Дарник.

— Боюсь, мы испортили твоего проводника, Цирадис, — извиняющимся тоном сказала Полгара.

— Нет, Полгара. — Губы прорицательницы тронула улыбка. — Эта страсть обуревает его с детства. Частенько во время наших странствий он отыскивал повод задержаться на время подле какого-нибудь озера или речки. Я не корю его за это — рыба мне нравится, а он искусно ее готовит.

Закончив ужин, они сидели и вполголоса беседовали, стараясь не беспокоить Белгарата и Белдина, которые, не отрываясь, читали Маллорейские проповеди.

— А как Зандрамас узнает, куда мы направляемся? — спросил Гарион у Цирадис. — Поскольку она гролимская жрица, вход сюда ей заказан.

— Этого я не открою тебе, Дитя Света. Скажу лишь, что в назначенное время она будет в назначенном месте.

— С моим сыном?

— Как и было предсказано.

— Я с нетерпением жду этой встречи, — с мрачной суровостью произнес Гарион. — Нам с Зандрамас о многом нужно поговорить, многое уладить.

— Не позволяй ненависти застить твой разум. Не забывай о своей миссии. — Цирадис говорила с величайшей серьезностью.

— Но что это за миссия, Цирадис?

— Ты узнаешь об этом лишь тогда, когда настанет время ее исполнить.

— И не раньше?

— Нет. Если бы ты долго обдумывал свою миссию, то мог бы впасть в заблуждение.

— А что за миссия у меня, великая прорицательница? — спросил Закет. — Ты ведь говорила, что все расскажешь мне в Келле.

— Я буду говорить с тобою с глазу на глаз, император Маллореи. Пока же узнай, что срок твоей миссии настанет, когда товарищи твои выполнят свои предназначения, узнай также, что тогда течение жизни твоей утратит размеренность.

— Раз уж мы заговорили о миссиях, — сказал Сади, — может, объяснишь мне, в чем состоит моя?

— Ты уже приступил к ее выполнению, Сади.

— И пока справляюсь?

Цирадис улыбнулась:

— Справляешься.

— У меня выходило бы еще лучше, ежели бы я знал, что должен делать.

— Этого знать нельзя, Сади. Ты, как и Белгарион, мог бы ошибиться, узнав все заранее.

— А то место, куда мы направляемся, далеко отсюда? — спросил Дарник.

— До этого места тысячи лиг пути — и еще многое надо успеть сделать.

— Тогда мне следует потолковать с Далланом о припасах в дорогу. И непременно осмотреть подковы у лошадей. Сейчас самое время их перековать.

— Но это немыслимо! — неожиданно воскликнул Белгарат.

— О чем ты, отец? — поинтересовалась Полгара.

— Это Корим! Встреча должна состояться в горах Корим!

— Это еще где? — спросил озадаченный Сади.

— То-то и оно, что нигде, — проворчал Белдин. — Их больше не существует. Этот горный хребет поглотила морская пучина, когда Торак расколол мир.

— А ведь в этом есть некая странная логика, — заметил Шелк. — Именно это, вероятнее всего, и подразумевается во всех пророчествах, когда говорится о Месте, которого больше нет…

Белдин задумчиво потянул себя за мочку уха.

— Но это еще не все. Помните, что рассказывал нам Сенджи в Мельсене? Ну, о том, как один ученый украл Сардион? Его корабль в последний раз видели, когда он огибал южную оконечность Гандахара. С тех пор о нем никто ничего не знает. Сенджи полагал, будто корабль этот затонул во время шторма у берегов Далазии. Сдается мне, что он не ошибался. Теперь нам предстоит отправиться туда, где находится Сардион, и меня одолевает весьма неприятное ощущение, что он лежит на том самом горном хребте, погрузившемся в морские пучины пять тысячелетий тому назад.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Покидая сияющий мраморный Келль, королева Ривы пребывала в глубочайшей меланхолии. Когда путники въехали в леса, простирающиеся западнее Келля, ее и вовсе стали одолевать странная слабость и апатия, которые усиливались с каждой милей пути. Она не принимала участия в общей беседе, довольствуясь ролью слушательницы.

— Не пойму, отчего ты так спокойна, Цирадис, — говорил Белгарат прорицательнице с повязкой на глазах. — Ведь если Сардион и вправду лежит на дне морском, то твоя миссия — как, впрочем, и наши — останется невыполненной. И с какой стати мы делаем этот крюк? Зачем нам понадобилось ехать в Перивор?

— Только там ты вполне уразумеешь наставления священной книги, бессмертный Белгарат.

— Но разве ты не можешь растолковать мне все сама? Время-то поджимает.

— Этого мне не позволено делать, не дано права оказывать вам предпочтение — ведь, помоги я вам, мне пришлось бы помочь и Зандрамас. Вы сами — и она сама — должны разгадать эту загадку. А помогать только одному из вас строжайше запрещено.

— Я отчего-то именно так и подумал, — мрачно вздохнул старый волшебник.

— А где находится Перивор? — спросил Гарион у Закета.

— Это остров недалеко от южного побережья Далазии, — объяснил маллореец. — Люди там живут в высшей степени странные. Их легенда гласит, будто они потомки мореплавателей с запада, чей корабль сбился с курса и потерпел крушение у берегов острова две тысячи лет назад. Островок этот ничем не примечателен, а местные жители — отважные воины. В Мал-Зэте все придерживаются мнения, что его просто незачем завоевывать, а Урвон даже не счел нужным посылать туда гролимов.

— Если они там все такие воинственные, то не опасно ли это для нас?

— Вовсе нет. На самом деле они вполне цивилизованны и даже гостеприимны — но ровно до тех пор, пока на остров не высаживается армия завоевателей. Тогда начинается настоящая кровавая бойня.

— А есть ли у нас время посещать это прелестное местечко? — спросил Шелк у келльской прорицательницы.

— Вполне достаточно, принц Хелдар, — ответила она. — Еще тысячи лет тому назад звезды поведали нам, что Место, которого больше нет, ждет вашего появления и что вы с друзьями явитесь туда в назначенный день и час.

— Как и Зандрамас, я полагаю?

Цирадис слабо улыбнулась.

— Как может состояться поединок, если в назначенном месте не будет присутствовать Дитя Тьмы?

— Сдается мне, я уловил в твоем голосе нотку юмора, — хитро прищурился Шелк. — Мне казалось, прорицательницы менее всего склонны шутить.

— Как мало ты знаешь нас, принц Хелдар! — Она вновь улыбнулась. — Порой мы просто корчимся от смеха, глядя на пророчества, начертанные меж звезд, и на то, как усердно люди пытаются их игнорировать или избегнуть неизбежного. Всегда следуй наставлениям Неба, Хелдар. Так ты избавишь себя от лишних забот и неминуемых неудач, ибо все попытки уйти от судьбы обречены.

— С какой легкостью ты бросаешься словом «судьба», Цирадис!

— Но разве ты явился к нам вопреки судьбе, предначертанной тебе еще на заре мира? Твои занятия торговлей и шпионажем — это всего лишь развлечения, призванные помочь тебе скоротать время, покуда не настанет твой звездный день.

— Весьма изысканный способ упрекнуть меня в том, что я вел себя как ребенок…

— Все мы дети, Хелдар.

Лениво взмахивая крыльями и виртуозно лавируя меж стволов, появился Белдин. Опустившись на землю, он принял человеческий облик.

— Что-то неладно? — спросил Белгарат.

— Все лучше, чем я предполагал. Это-то меня и беспокоит…

— Ты противоречишь сам себе.

— Отсутствие противоречий — признак недалекого ума. Зандрамас не может войти в Келль. Так?

— Ну, насколько нам известно, да.

— Значит, она должна следовать за нами к месту встречи. Так?

— Если не найдет иного способа разузнать, где находится это самое место.

— Именно это меня и волнует. Вздумай она проследить за нами, то начинила бы этот лес своими воинами и гролимами. Так?

— Полагаю, да.

— Так вот, никого здесь нет.

Белгарат нахмурился:

— Что у нее на уме?

— И я хотел бы это знать. Подозреваю, она готовит для нас сюрприз.

— Тогда гляди в оба. Я не хочу, чтобы она тащилась за нами незамеченной.

— Если бы она тащилась за нами, это, возможно, все бы упростило.

— Сомневаюсь. До сих пор нам приходилось весьма и весьма непросто, и я не думаю, чтобы в одночасье все вдруг переменилось.

— Тогда я лечу на разведку. — И горбун, обернувшись ястребом, взмыл в небо.

Они разбили лагерь недалеко от родника, бьющего из расщелины в замшелой скале. Белгарат был мрачен и явно не в духе, поэтому его все избегали, занимаясь уже ставшими столь привычными делами.

— Ты такая тихая нынче, — сказал Гарион, когда они с Сенедрой после ужина сидели у огня. — Что с тобой?

— Просто мне не хочется говорить,

Странная слабость, одолевавшая королеву, не проходила — к вечеру Сенедра даже несколько раз чуть было не заснула, сидя в седле.

— Ты выглядишь усталой, — заметил Гарион.

— Я на самом деле немного утомлена. Ведь мы уже столько времени странствуем. Думаю, я просто выдохлась.

— Тогда иди и ложись. Хорошенько выспись, а утром почувствуешь себя лучше.

Сенедра зевнула и протянула руки к Гариону.

— Отнеси меня.

Гарион изумился. Сенедра очень любила удивлять мужа — лицо у него делалось совершенно мальчишеским.

— Ты что, плохо себя чувствуешь? — спросил он.

— Я чувствую себя замечательно, Гарион. Просто у меня глаза закрываются, я хочу, чтобы меня убаюкали… Отнеси меня в палатку, уложи в постельку и укрой хорошенько.

— Ну, если ты хочешь…

Он встал, легко подхватил ее на руки и понес через весь лагерь к палатке.

— Гарион… — сонно пробормотала Сенедра, когда он заботливо укрывал ее одеялами.

— Что, милая?

— Пожалуйста, не ложись спать в кольчуге. В ней ты пахнешь, словно старая железная сковородка…

Той ночью Сенедра видела удивительные сны. Ей снились люди и города, о которых она не вспоминала вот уже многие годы. Ей явились легионеры, охраняющие отцовский дворец, затем она увидела Морина, отцовского камергера, спешащего по выложенному мрамором коридору. И вот она уже в Риве и ведет долгий и путаный разговор с сенешалем Брендом, а его светловолосая племянница Арелл сидит у окошка и прядет, причем ее отчего-то совершенно не беспокоит, что между лопаток у нее торчит рукоять кинжала. Сенедра вздрогнула и забормотала, однако не проснулась, и вот она видит уже новый сон.

На сей раз она в Реоне, что в восточной Драснии. Она привычным жестом выхватывает кинжал из-за пояса у Веллы, надракийской плясуньи, и столь же заученным движением вонзает его по рукоять в живот чернобородому Ульфгару, главе Медвежьего культа. Ульфгар в этот момент шутливо говорит с Белгаратом и не замечает удара Сенедры. Он даже не вздрагивает и тогда, когда она медленно поворачивает в ране лезвие…

И вот Сенедра снова в Риве. Они с Гарионом, нагие, сидят возле сверкающего лесного озерца, а над головами у них порхают тысячи ярких мотыльков.

В своем беспокойном сне она побывала в древнем городе Вал-Алорн, что в Череке, потом попала в Боктор на церемонию погребения короля Родара. И снова видела она поле битвы при Тул-Марду и лицо своего защитника — сына Бренда, Олбана.

Во сне, запутанном и сбивчивом, она без усилий перемещалась с места на место, легко скользя сквозь время, преодолевая огромные расстояния, стараясь что-то отыскать, хотя и не помнила, что именно потеряла…

Утром она пробудилась такой же вялой, какой чувствовала себя и накануне вечером. Каждое движение давалось ей с неимоверным трудом, и она зевала не переставая.

— Что с тобой? — спросил ее Гарион, когда они оделись. — Ты дурно спала?

— Да нет… Просто видела странные сны.

— Хочешь рассказать мне о них? Это лучший способ сладить с ними, чтобы они не мучили тебя долгими ночами.

— В них не было смысла, Гарион. Они просто мелькали — вот и все. Мне казалось, кто-то переносит меня с места на место. Похоже, у нее были на это свои причины…

— У нее? Так это была женщина?

— Я сказала «у нее»? Сама не понимаю, почему у меня это сорвалось. Я даже ее не видела. — Сенедра зевнула. — Но кто бы это ни был, надеюсь, она натешилась. Я не перенесу еще одной такой ночи. — Она бросила на мужа смущенный взгляд и опустила ресницы. — Хотя были в этом сне премилые эпизоды. Мы с тобой сидели у того самого озерца, в Риве, помнишь? И знаешь, что мы делали?

У Гариона даже шея покраснела.

— Н-не надо, Сенедра. Думаю, не стоит…

Но она все равно ему рассказала — и столь подробно, что Гарион стремглав вылетел из палатки.

Беспокойная ночь только усугубила вчерашнюю слабость, и Сенедра ехала в каком-то странном полусне, с которым не могла справиться, как ни старалась. Гарион не раз окликал ее, увидев, что она уронила поводья, но, заметив, что глаза ее закрываются сами собой, отобрал у нее узду и повел ее коня.

Вскоре к ним присоединился и Белдин.

— Думаю, вам лучше схорониться, — обратился он к Белгарату. — Неподалеку шляется даршивский патруль.

— Они разыскивают нас?

— Кто знает? Если и так, то они не шибко стараются. Сворачивают с тропы, углубляются в лес на сотню ярдов и возвращаются на тропу снова. Я пригляжу за ними и дам вам знать, когда они проедут мимо.

— Хорошо.

Белгарат свернул с тропы, и все последовали за ним в густую чащу.

Уйдя на безопасное расстояние, они спешились и принялись ждать. Вскоре послышалось звяканье оружия — отряд рысью ехал по лесной тропе.

Даже перед лицом опасности Сенедра оказалась не в состоянии разлепить веки. Какое-то время она слышала приглушенные голоса своих спутников, но вот сон одолел ее.

И вдруг она проснулась или очнулась? Она в одиночестве шла через лес. Мысли ее путались. Умом она понимала, что удаляться от товарищей опасно, но страха не чувствовала. Она все шла и шла, без цели, ведомая странным наитием.

Вот она вышла на зеленую полянку и увидела высокую светловолосую девушку. Та стояла по колено в цветах, держа в руках что-то завернутое в одеяльце. Светлые косы девушки были уложены в пучки над ушами, а нежная кожа цветом напоминала молоко. Это была Арелл, племянница Бренда.

— Доброе утро, ваше величество, — приветствовала она королеву Ривы. Я ждала вас.

Сенедра смутно осознавала, что здесь что-то неладно, — эта рослая риванка никак не может быть здесь. Но почему именно, Сенедра, как ни старалась, так и не вспомнила — и смутное волнение постепенно улеглось.

— Доброе утро, Арелл, — ответила подруге Сенедра. — Что ты здесь делаешь? Откуда ты?

— Я пришла на помощь, Сенедра. Погляди, что я нашла.

Девушка отвернула уголок одеяльца, показав Сенедре младенческое личико.

— Мой малыш!

Сердце Сенедры переполнилось радостью. Она кинулась к девушке, торопливо выхватила у нее спящего младенца и прижала его к груди, прильнув щекой к его нежным кудряшкам.

— Как удалось тебе найти его? — спросила она у Арелл. — Мы так долго пытались отыскать его — и все тщетно.

— Просто я одна шла через лес, — ответила Арелл, — и вот учуяла запах дыма. Пошла на этот запах и обнаружила палатку, стоящую на берегу ручья. Я заглянула внутрь и увидела принца Гэрана. Вокруг никого не было, вот я и взяла его, а потом отправилась искать тебя.

Мозг Сенедры все еще подавал ей слабый сигнал опасности, но королева была слишком счастлива, чтобы прислушиваться к этому невнятному голосу. Она обнимала свое дитя, нежно баюкала его и что-то ворковала.

— А где король Белгарион? — спросила Арелл.

— Где-то тут, неподалеку. — Сенедра неопределенно махнула рукой.

— Тебе надо пойти к нему и поскорее сообщить, что его сын в безопасности.

— Да, он будет очень счастлив.

— Но мне надо спешить, Сенедра, — сказала Арелл. — Ты уверена, что найдешь одна обратную дорогу?

— Разумеется, найду. Но разве ты не хочешь пойти со мной? Его величество наверняка щедро наградит тебя за то, что ты вернула нам сына!

Арелл улыбнулась.

— Улыбка счастья на твоем лице — вот лучшая награда для меня. А мне необходимо спешить по неотложному и очень важному делу. Но, может быть, я нагоню вас позднее? Куда вы держите путь?

— Кажется, на юг, — ответила сияющая Сенедра. — Нам надо добраться до берега моря.

— Неужели?

— Да. Оттуда мы отправимся на остров — кажется, он называется Перивор.

— Так, значит, там и состоится вскорости некая важная встреча? Место этой встречи — остров Перивор?

— О нет! — рассмеялась Сенедра, баюкая свое дитя. — Мы плывем на Перивор для того, чтобы добыть нужные сведения про место встречи. А уже оттуда мы отправимся дальше.

Арелл слегка нахмурилась.

— Возможно, мне не удастся попасть на Перивор. Может быть, скажешь, где, хотя бы приблизительно, состоится встреча? Уверена, уж там-то мы повстречаемся.

— Дай мне подумать… — Сенедра принялась размышлять. — Как они говорили? Вот, вспомнила! Это место называется Корим.

— Корим?! — изумленно воскликнула Арелл.

— Да. Белгарат сперва страшно расстроился, узнав об этом, но Цирадис сказала, что все будет хорошо. Вот поэтому нам и надо на Перивор. Цирадис говорит, что там все прояснится. Сдается мне, она упоминала карту или нечто в этом роде… — Сенедра беспечно рассмеялась. — Честно говоря, Арелл, последние дни я все время такая сонная, что с трудом понимаю, о чем они болтают.

— Да-да, конечно, — рассеянно ответила Арелл. Она усиленно размышляла. — Почему разгадка скрыта на Периворе, — бормотала она, — и что может там быть такого, что объяснило бы всю эту дичь? Ты совершенно уверена, что они сказали «Корим»? Может, ты ослышалась?

— Я расслышала именно это слово, Арелл. Я сама не читала книги, но Белгарат с Белдином все время рассуждали о каких-то горах Корим, которых больше нет, и о том, что встреча назначена в Месте, которого больше нет… Мне кажется, все сходится, правда?

— Да, — странным голосом ответила Арелл. — Теперь все и впрямь сходится. — Высокая девушка выпрямилась и оправила платье. — Мне пора, Сенедра. Поскорее неси ребенка мужу. Кланяйся ему от меня. — Глаза ее странно блеснули на солнце. — И передай огромный привет Полгаре.

Последние слова она произнесла с затаенной злобой, а потом пошла прочь по цветущему лугу, прямо к темной лесной опушке.

— Пока, Арелл! — крикнула ей вслед Сенедра. — И спасибо за то, что нашла моего малютку! Арелл не обернулась и не ответила.

Гарион был вне себя. Обнаружив отсутствие жены, он вскочил на коня, пришпорил его и галопом понесся в лес. Он проскакал около трех сотен ярдов, прежде чем Белгарат нагнал его.

— Гарион! Остановись!

— Но, дедушка, я должен разыскать Сенедру!

— И откуда ты собирался начать поиски? Или ты предпочитаешь носиться кругами по лесу в надежде, что тебе повезет?

— Но…

— Шевели мозгами, мальчик! Попробуем по-другому — так будет гораздо быстрее. Ты хорошо помнишь ее запах?

— Конечно, но…

— Тогда нам помогут носы. Слезай с седла и скажи коню, чтобы скакал в лагерь. Мы обратимся волками и пойдем по ее следу. Это и быстрее, и куда надежнее.

Гарион вдруг почувствовал себя круглым идиотом.

— Я об этом не подумал.

— А я на это и не рассчитывал. Теперь избавься побыстрее от этой скотины!

Гарион соскользнул с седла и шлепнул Кретьена по крупу. Огромный серый жеребец крупной рысью поскакал туда, где все еще скрывались остальные.

— И о чем только она думает? — раздраженно воскликнул Гарион.

— Не уверен, что она вообще о чем-то думает, — проворчал Белгарат. — А последние дни девочка и вовсе очень странно себя ведет. Давай поторопимся. Чем скорее мы отыщем ее, тем скорее доставим к остальным. А уж твоя тетка докопается до сути.

Очертания тела старика уже становились расплывчатыми — он постепенно превращался в огромного серебристого волка.

— Веди! — провыл он. — Ты лучше знаешь ее запах.

Гарион быстро обернулся волком и принялся рыскать вокруг, принюхиваясь. Но вот чуткие ноздри его уловили знакомый аромат.

— Она пошла туда! — бросил он Белгарату.

— А след свежий? — спросил старый волк.

— Она прошла здесь не более получаса назад, — ответил Гарион, ускоряя шаг.

— Хорошо. За ней!

Волшебники — глядя со стороны, два охотящихся волка — крупной рысью бежали по лесу, опустив носы к самой земле.

Они увидели Сенедру примерно через четверть часа. Счастливая королева легким шагом шла по лесу, нежно прижимая к груди сверток.

— Не напугай ее! — предостерег Гариона Белгарат. — Творится что-то неладное. Просто соглашайся со всем, что бы она ни сказала.

И они вновь обернулись людьми.

Завидев мужа, Сенедра радостно вскрикнула и кинулась ему навстречу.

— Гарион! Взгляни! Она нашла нашего малыша! Арелл нашла его!

— Арелл? Но ведь Арелл…

— Не перечь ей! — еле слышно шепнул ему на ухо Белгарат. — Не то она ударится в истерику!

— А-а… что ж, это прекрасно, Сенедра. — Гарион изо всех сил старался говорить естественно.

— Сколько времени прошло, — в глазах Сенедры блестели слезы, — а он ничуть не переменился. Посмотри, Гарион! Ну разве он не прелесть?

Она отвернула уголок одеяльца, и Гарион увидел, что она прижимала к сердцу вовсе не ребенка, а тряпичную куклу.


Часть вторая

ПЕРИВОР

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

<p>Часть вторая</p> <p>ПЕРИВОР</p>
<p>Глава 9</p>

Бессмертная Салмиссра с утра освободила старшего евнуха Адиса от занимаемой должности. Совершенно одуревший от солидной дозы своего излюбленного снадобья, Адис неверным шагом вошел в Тронный зал, чтобы представить королеве традиционный рапорт. Когда он приблизился к тронному возвышению футов на десять, Салмиссра тотчас же ощутила прогорклый запах, из чего заключила, что Адис ослушался ее запрета входить к ней, предварительно не приняв ванну. Ледяным взором следила она за тем, как евнух, простертый на мраморном полу, что-то невнятно бормочет. Но свой доклад ему так и не довелось закончить. Повинуясь повелительному свисту королевы-змеи, откуда-то из-за трона, более похожего на диван, тихо мурлыча, выползла маленькая зеленая змейка, и Адису воздалось сполна за его ослушание. И вот теперь Салмиссра, печально свившись в кольца на троне, задумчиво любовалась своим отражением в зеркале. Ей предстояло весьма хлопотное дело — избрать нового старшего евнуха, но для этого она была явно не в настроении. И вот наконец ей пришло на ум вовсе не делать этого — по крайней мере какое-то время, чтобы дать дворцовым евнухам возможность посостязаться между собой за эту великую честь. Состязания подобного рода частенько сопровождались несчастными случаями, а во дворце как раз развелось слишком много евнухов.

Из-под трона послышалось раздраженное ворчание. Зеленая змейка явно была чем-то крайне раздосадована.

— Что такое, Эзах? — спросила королева.

— Нельзя ли устроить так, Салмиссра, чтобы они мылись, прежде чем я буду их кусать? — посетовал Эзах. — Или хотя бы предупреждай меня, чего ожидать.

Хотя Эзах и Салмиссра принадлежали к разным змеиным видам, языки их были на удивление схожи.

— Сожалею, Эзах. Я поступила опрометчиво.

В отличие от отношения Салмиссры к двуногим, которых она брезгливо презирала, с рептилиями королева-змея была неизменно вежлива — и в особенности с ядовитыми особями. Так предписывал мудрый закон, правящий миром змей.

— В этом не только твоя вина, Салмиссра. — Эзах тоже был змеей и поэтому мог похвалиться столь же изысканной вежливостью. — Я просто хотел бы избавиться от отвратительного вкуса во рту.

— Могу приказать принести блюдечко молока. Может быть, это поможет.

— Благодарю, Салмиссра, но от привкуса этого евнуха молоко тотчас же скиснет. Мне бы хотелось сейчас толстенькую откормленную мышку — и, если можно, живую.

— Тотчас же прикажу принести, Эзах. — Треугольная головка королевы грациозно повернулась на тонкой шее. — Ты! — взглянула она на одного из евнухов, благоговейно стоящих на коленях подле трона. — Пойди и поймай мышь! Мой маленький зеленый дружок проголодался.

— Сию минуту, божественная Салмиссра! — подобострастно пролепетал евнух.

Он вскочил на ноги и стал пятиться к дверям, через каждые несколько шагов падая ниц.

— Ты очень любезна, Салмиссра, — промурлыкал Эзах. — Двуногие существа невероятно примитивны, не так ли?

— Ими правит только страх, — согласилась она. — И еще похоть.

— Ну, раз уж ты сама об этом заговорила… Не настало ли время вспомнить одну мою известную тебе просьбу?

— Мои люди уже ведут поиски, — заверила Эзаха королева. — Но ты довольно редкого вида, и чтобы отыскать для тебя подругу, надо хорошенько потрудиться.

— Я могу и подождать, если нужно, — промурлыкал Эзах. — Мы, змеи, очень терпеливые создания. — Он помолчал. — Знаешь, не хочу тебя обидеть, но если бы ты не прогнала Сади, то теперь у тебя не было бы хлопот. Мы с его змейкой были в прекрасных отношениях…

— Я это замечала. Может быть, ты уже стал отцом.

Из-под трона высунулась маленькая зеленая головка и пронзительные глазки пристально взглянули на Салмиссру. Подобно всем змеям своего вида, Эзах щеголял ярко-алой полоской вдоль спины.

— А что это такое — «отец»? — спросил он, не обнаруживая живого интереса.

— Это довольно сложное понятие, — ответила королева. — Но двуногие отчего-то почитают его очень важным.

— Но какое дело совершенным созданиям вроде нас с тобой до глупых людских предрассудков?

— Меня они совершенно не волнуют — по крайней мере с некоторых пор.

— У тебя всегда было змеиное сердце, Салмиссра.

— Благодарю за комплимент, Эзах, — довольно прошипела она. Некоторое время слышалось лишь шуршание — свитое в кольца тело беспокойно шевелилось. — Я должна избрать нового старшего евнуха, — задумчиво проговорила она. — Ох и хлопотное это дело!

— Но зачем же беспокоиться? Назначь на эту должность кого угодно. Люди все одинаковы.

— Большинство из них — да. Но я все еще пытаюсь отыскать Сади. Хочу уговорить его возвратиться в Стисс-Top.

— Да, этот не такой, как другие, — согласился Эзах. — Порой кажется даже, что он нам родня.

— А ведь правда, он обладает некоторыми качествами, характерными для рептилий? Конечно, он вор и негодяй, но тем не менее справлялся с придворными обязанностями лучше, чем кто-либо другой до и после него. Если бы в тот момент, когда он впал в немилость, я не линяла, то, скорее всего, простила бы его.

— Да, нелегко менять кожу, — согласился Эзах. — Прими маленький совет, Салмиссра. Постарайся в этот трудный период не общаться с двуногими.

— Но несколько слуг мне необходимы. Хотя бы для того, чтобы было кого укусить в ярости.

— Ограничься мышами, — посоветовал Эзах. — Они гораздо вкуснее, и к тому же их можно проглотить.

— Если бы мне удалось уговорить Сади вернуться, тогда и мои, и твои проблемы были бы решены, — сухо прошипела она. — Было бы кому управлять делами во дворце, при этом не беспокоя меня, а ты получил бы свою милую подружку.

— Интересная мысль, Салмиссра. — Эзах огляделся. — Неужели тот двуногий, которого ты послала за мышью, вознамерился вынянчить ее с колыбели?

Снежным вечером Ярблек и Велла проскользнули в ворота Яр-Надрака — их как раз уже закрывали на ночь. Велла оставила все шелковые платья в Бокторе и вновь облачилась в свой привычный облегающий кожаный наряд. Но поскольку на дворе лютовала зима, она накинула поверх него соболью шубу, которая в Тол-Хонете стоила целое состояние.

— Почему тут всегда так дурно пахнет? — спросила она своего хозяина, когда они ехали по заснеженным улочкам в сторону реки.

— Возможно, потому, что Дроста предоставил заботу о городской канализации одному из своих родственников. — Ярблек зябко вздрогнул и поднял воротник потрепанной куртки. — Горожане уплатили кучу денег в казну, чтобы эта система функционировала, но родственник Дросты оказался на поверку искусным растратчиком и никчемным инженером. Я думаю, это у них фамильное — Дроста ворует даже из собственной казны.

— Но ведь это нелепо!

— Наш король — вообще ходячая нелепица, Велла.

— А я думала, что дворец находится вон там. — И девушка указала в направлении центра города.

— В это время Дросты никогда не бывает во дворце, — ответил Ярблек. — На закате он начинает мучиться от одиночества и обычно отправляется на поиски теплой компании.

— Тогда он может быть где угодно.

— Не думаю. В Яр-Надраке есть всего несколько мест, где ему рады после наступления темноты. Ведь наш король не пользуется всенародной любовью. — Ярблек свернул на замусоренную аллею. — Поедем этим путем. Я хочу заехать в контору нашего агента и подобрать для тебя подходящий наряд.

— А чем плохо то, что на мне надето?

— Твои соболя, душечка, привлекут внимание в той части города, куда мы направляемся. Нам не следует вызывать подозрений.

Яр-надракская контора одного из многочисленных агентов торговой империи Шелка и Ярблека располагалась на чердаке склада, битком набитого связками ценных меховых шкурок и штабелями маллорейских ковров. Агентом оказался узкоглазый надракиец по имени Зелмит, на лице которого ясно написано было вероломство — и лицо это не лгало. Велла всегда его недолюбливала, поэтому, представ перед ним, взялась за рукояти своих кинжалов, позаботившись о том, чтобы Зелмит это заметил, — она хотела быть уверенной, что между ними не возникнет непонимания. Официально Велла была собственностью Ярблека, а Зелмит довольно вольно обращался со всем тем, что принадлежало его господину.

— Ну, как идут дела? — спросил Ярблек, когда они с Веллой вошли в тесный чулан под самой крышей.

— В общем и целом недурно, — проскрипел Зелмит.

— Нельзя ли поточнее, Зелмит? — раздраженно бросил Ярблек. — От общих фраз у меня зубы ноют.

— Мы нашли способ обойти и Боктор, и драснийские налоговые инспекции.

— Это весьма полезно.

— Конечно, обходной путь длиннее, но мы можем ввозить меха в Тол-Хонет, не уплачивая драснийским чиновникам подать. Таким образом, наш доход от продажи мехов возрастает на шестьдесят процентов.

Ярблек довольно улыбнулся.

— Если Шелк когда-нибудь будет здесь проезжать, то, полагаю, не следует тебе рассказывать ему об этом. Его периодически обуревают приступы безудержного патриотизма, а Поренн — его родная тетка.

— Я и не собирался с ним откровенничать. Но маллорейские ковры нам так или иначе придется возить через Драснию. Лучший рынок сбыта для них — это ярмарка в центральной Арендии, и пришлось слишком много уплатить тому, кто отважился бы провезти товар через земли улгов. — Он нахмурился. — Однако кто-то постоянно сбивает цену. Пока мы не дознаемся, что происходит, разумно было бы сократить импорт.

— А удалось тебе продать те драгоценные камни, что я привез из Маллореи?

— Естественно. Мы торговали ими из-под полы на всем протяжении нашего путешествия на юг.

— Хорошо. На рынке всегда начинается неразбериха, если вдруг появляется некто с полным ведром этих побрякушек. А не знаешь ли, нынче вечером Дроста там же, где и обычно?

Зелмит кивнул.

— Он направился туда сразу же, как солнце закатилось.

— Велле нужен какой-нибудь неприметный наряд, — сказал Ярблек.

Зелмит, сощурившись, оглядел девушку.

Велла распахнула полы собольей шубы и продемонстрировала свое оружие.

— Не хочешь ли попытать счастья, Зелмит? Давай поскорее со всем покончим.

— Я ни о чем таком и не думал, Велла, — с невинным видом ответил Зелмит. — Просто прикидывал, какой тебе нужен размер.

— Я заметила, — съехидничала девушка. — А что, рана на плече все еще беспокоит тебя?

— В плохую погоду немного ноет, — жалобно ответил он.

— Тогда ты больше не станешь распускать руки.

— Думаю, у меня есть старая шубка — тебе подойдет. Правда, она несколько потрепанная…

— Тем лучше, — ответил Ярблек. — Мы направляемся сейчас в «Одноглазую собаку» и должны выглядеть соответственно.

Велла выскользнула из собольей шубы и перекинула ее через спинку стула.

— Шуба не должна никуда запропаститься, — предупредила девушка Зелмита. — Она очень мне дорога, и, полагаю, мы оба будем весьма расстроены, если вдруг выяснится, что она отправилась с караваном в Тол-Хонет.

— Не надо стращать его, Велла, — мягко сказал Ярблек.

— Да разве я его пугаю? Просто мне надо знать наверняка, что мы с Зелмитом понимаем друг друга.

— Так я принесу другую шубку? — нерешительно спросил Зелмит.

— Неси.

Шубка оказалась не просто потрепанной, а выглядела так, словно ее рвала стая бешеных псов, и к тому же, судя по запаху, ее никогда не чистили. Велла с величайшей брезгливостью накинула ее на плечи.

— Накинь-ка капюшон, — велел Ярблек.

— Но ведь потом мне придется голову мыть!

— Ну и что?

— Знаешь, как долго зимой сохнут волосы — особенно такие, как у меня.

— Делай, что я велю, Велла! Почему ты вечно мне прекословишь?

— Но это дело принципа.

Ярблек обреченно вздохнул.

— Пригляди за лошадьми, — велел он Зелмиту. — Остаток пути мы проделаем пешком. — И он повел Веллу к выходу.

Едва они вышли на улицу, Ярблек достал из кармана длинную позвякивающую цепочку, прикрепленную к кожаному ошейнику.

— Надень, — велел он девушке.

— Я уже много лет не надевала ни цепей, ни ошейника…

— Это для твоей же безопасности, Велла, — устало объяснил он. — Мы идем в трущобы, а «Одноглазая собака» — самое грязное место в этих трущобах. Надень цепь, и к тебе никто не привяжется — если, конечно, не вознамерится помериться со мной силой. Если ты просто войдешь в таверну рядом со мной, тамошние кавалеры могут это неверно истолковать.

— Но ведь на этот случай у меня есть кинжалы, Ярблек.

— Прошу тебя, послушайся, Велла. Ты мне весьма по душе, и я не хочу подвергать тебя опасности.

— Так я нравлюсь тебе, Ярблек? — Велла расхохоталась. — А я-то думала, что ты ничего не любишь, кроме денег.

— Я не вполне законченный негодяй, Велла.

— Ничего, все еще впереди, — сказала она, застегивая на шее кожаный ремешок. — Кстати, ты тоже мне не противен.

Глаза Ярблека широко раскрылись, и он ухмыльнулся.

— Учти, не до такой степени, — поспешно прибавила девушка.

«Одноглазая собака» оказалась самой грязной и гнусной таверной, где когда-либо приходилось бывать Велле, а ей к злачным местечкам было не привыкать. С двенадцати лет она прибегала к помощи кинжалов, чтобы отвадить докучливых поклонников. Хотя ей и нечасто приходилось кого-то убивать — за исключением разве что нескольких особенно страстных ухажеров, — она тем не менее стяжала репутацию девушки, посягать на честь которой безрассудно. Порой ее это даже слегка печалило — случалось, Велла с радостью приняла бы ухаживания того или иного кавалера. Один-два безобидных пореза могли бы немного охладить пыл влюбленного, а потом… Кто знает?

— Не вздумай пить пиво, — предостерег ее Ярблек. — Бочка здесь без крышки, а в таких случаях в ней обычно плавает пара-другая дохлых крыс.

И он предусмотрительно обмотал вокруг руки цепочку.

Велла огляделась.

— Да, на редкость отвратное местечко, Ярблек.

— Ты чересчур много времени провела в обществе Поренн, — ответил он. — Стала настоящей неженкой.

— Как тебе понравится, если я сейчас выпотрошу тебя, как петуха? — огрызнулась Велла.

— Вот теперь я узнаю мою девочку, — улыбнулся Ярблек. — Пошли наверх.

— А что там?

— Там? Шлюшки. Ведь не за пивом же, воняющим крысами, Дроста приходит сюда.

— Какая гадость!

— Ведь ты еще не встречалась с Дростой, правда? Гадость — это мягко сказано. От него даже меня тошнит.

— И ты собираешься идти прямо к нему? Не лучше ли сперва пошнырять тут немного?

— Ты слишком долго прожила в Драснии, — сказал он, ведя ее вверх по ступенькам. — Мы с Дростой хорошо знакомы. Он понимает, что лгать мне бесполезно. Я тотчас же доберусь до сути, а потом можно убираться из этой вонючей дыры.

— Кажется, ты тоже становишься неженкой…

В конце коридора виднелась дверь, по обеим сторонам которой стояли надракийские воины, — это красноречивее всяких слов свидетельствовало о том, что за дверью находится король Дроста-Лек-Тан собственной персоной.

— Ну, и сколько цыпочек посетило его величество на этот раз? — спросил у солдат Ярблек.

— Кажется, три… Так? — неуверенно поглядел на товарища один из караульных.

— Я сбился со счета, — пожал плечами другой. — Для меня они все на одно лицо. Три, а может, четыре…

— В данный момент король… занят? — поинтересовался Ярблек.

— Отдыхает.

— Видимо, он стареет. Раньше никогда не отдыхал после всего-навсего трех девочек. Не доложите ли ему обо мне? — Ярблек выразительно потряс цепочкой, прикрепленной к ошейнику Веллы. — У меня деловое предложение.

Один из солдат оглядел Веллу с головы до ног.

— Сдается мне, ей быстро удастся разбудить короля, — хмыкнул он.

— И столь же быстро смогу вновь усыпить. — Велла распахнула полы драной шубки, показав свои кинжалы.

— Ты из тех самых диких лесных дев, правда? — спросил другой. — Мы не можем впустить тебя к нему с этими твоими ножами.

— Уж не хочешь ли ты их у меня отобрать?

— Только не я, девочка, — честно отвечал вояка.

— И хорошо. Точить кинжалы — дело муторное, а в последнее время я частенько туплю их, попадая в кость.

Солдат поспешно распахнул двери.

— Это снова Ярблек, ваше величество, — объявил он. — С ним девушка, которую он хочет тебе продать.

— Я только что купил трех, — раздался визгливый голос, а потом из-за дверей донеслось похабное ржание.

— Но эта совсем другого сорта, ваше величество.

— Какой приятный комплимент, — пробормотала Велла.

Солдат молча подмигнул ей.

— Входи, Ярблек! — визгливо скомандовал король.

— Сию минуту, ваше величество. Пошли, Велла.

Ярблек потянул за цепочку, и они с девушкой вошли.

Дроста-Лек-Тан, король Гар-ог-Надрака, лежал полуодетый на измятой постели. Такого отталкивающего уродства Велле видеть еще не приходилось. Даже горбун Белдин в сравнении с Дростой казался красавчиком. Лицо у Дросты было рябое и костлявое, с глазами навыкате. Довершала это великолепие клочковатая грязная борода.

— Идиот! — закричал он, завидев Ярблека. — Яр-Надрак кишит маллорейскими агентами. Им известно, что ты партнер Хелдара, как и то, что ты практически живешь во дворце у Поренн!

— Меня никто не видел, Дроста, — ответил Ярблек. — Но даже если бы и видели, то у меня есть вполне законные основания для того, чтобы здесь находиться.

И он зазвенел цепочкой.

— Ты и впрямь хочешь ее продать? — спросил Дроста, пристально изучая девушку.

— Едва ли. Но мы сможем объявить всем, что не сошлись в цене и сделка не состоялась.

— Тогда для чего ты здесь?

— Поренн живо интересуется твоими делами. Дротик заслал в твой дворец шпионов, но ты оказался достаточно хитроумен, чтобы скрыть от них то, что затеваешь. Вот я и решил сэкономить массу времени, явившись прямо к тебе.

— А с чего это ты решил, будто я что-то затеваю?

— У тебя вечно что-то на уме.

Дроста визгливо рассмеялся.

— Так оно и есть, ты прав. Но с какой стати я стану откровенничать с тобой?

— Потому что, если ты этого не сделаешь, я подниму бучу во дворце, и маллорейцы подумают, будто ты идешь против них.

— Но это же шантаж, Ярблек, — обиженно проворчал Дроста.

— Кое-кто называет это именно так.

Дроста вздохнул:

— Ну хорошо, Ярблек. Но это сведения только для Поренн — к тому же я не хочу, чтобы вы с Шелком ими воспользовались. Я пытаюсь наладить отношения с Закетом. Он был очень зол, когда в Тул-Марду я переметнулся. Покорение им всего Хтол-Мургоса — вопрос времени, и я вовсе не желаю, чтобы ему взбрело на ум идти на север, ища моей крови. Я вел переговоры с Брадором, его министром внутренних дел, и мы почти достигли соглашения. Я сохраню мою шкуру нетронутой, позволив агентам Брадора беспрепятственно пройти через Гар-ог-Надрак, чтобы внедриться на Западе. А Закет достаточно прагматичен — он с легкостью откажется от удовольствия заживо содрать с меня кожу, если поймет, что я ему полезен.

Ярблек скептически поглядел на короля.

— Ладно, Дроста. А еще что? Ведь этого явно недостаточно, чтобы Закет отказал себе в наслаждении очистить тебя, как апельсин.

— Иногда ты чересчур прозорлив. Это может плохо для тебя кончиться, Ярблек.

— Полно, Дроста. Я просто не хочу провести в Яр-Надраке целый месяц, привлекая к себе внимание.

И Дроста сдался.

— Я резко ограничил пошлины на импорт маллорейских ковров. Закету нужны значительные поступления в казну, чтобы продолжать войну с Хтол-Мургосом, а маллорейские купцы при таких пошлинах получат возможность сбросить цены на западных рынках в сравнении с тобой и Шелком. Таким образом я стану столь необходимым для его императорского высочества, что он оставит меня в покое.

— А я-то голову ломал, почему так резко упал доход с продажи ковров! — пробормотал Ярблек. — И это все?

— Клянусь, Ярблек!

— Клятвы твои тоже резко упали в цене за последнее время, мой король.

Дроста с вожделением глядел на Веллу.

— А ты совершенно уверен, что не хочешь продать мне эту девочку? — спросил он.

— Вы не можете себе позволить поступать столь опрометчиво, — ответила Велла. — Ведь рано или поздно не совладаете с вашим… аппетитом, и мне придется принять кое-какие меры.

— Но ты же не пронзишь кинжалом своего короля, правда?

— А вы проверьте.

— Да, вот еще что, Дроста, — добавил Ярблек. — Отныне мы с Шелком будем платить такие же пошлины, что и маллорейцы.

Глаза Дросты совсем вылезли из орбит.

— Но об этом и речи быть не может! — почти закричал он. — А что, если об этом прознает Брадор?

— Придется устроить так, чтобы он оставался в полном неведении. Вот цена за мое молчание, Дроста. Если ты не снизишь для нас пошлины, я вынужден буду открыть всем, что ты уже сделал это для маллорейцев. Тогда ты не будешь столь необходим Закету, правда?

— Ты грабишь меня, Ярблек!

— Дело есть дело, Дроста, — примирительно сказал Ярблек.

Король Анхег Черекский прибыл в Тол-Хонет на переговоры с императором Вэреном. Войдя в императорские покои, он без околичностей произнес:

— У нас неприятности, Вэрен.

— Неужели?

— Ты знаком с моим родственничком, графом Трелхеймским?

— С Бэраком? Знаком, конечно.

— Его уже долгое время нигде не видно. Он сгинул вместе со своим громадным кораблем и с компанией друзей.

— Ну, океан не купленный… А кто с ним?

— Сын Хо-Хэга Хеттар, рыцарь Мандореллен, Лелдорин… С ним еще сынок графа Унрак и улгский фанатик Релг.

Вэрен нахмурился:

— Веселая компания…

— Как нельзя более с вами согласен. Такое ощущение, что над океаном мечется тайфун, ища, где бы ему разразиться.

— Есть ли сведения о том, что они поделывают?

— Если бы я хотя бы предполагал, куда они держат путь, то мог бы высказать несколько догадок…

Раздался вежливый стук в дверь.

— К вам просится черекец, ваше императорское величество, — доложил охранник. — Он моряк и говорит, что ему надо срочно поговорить с королем Анхегом.

— Впустите, — велел император.

Вошел Грелдик. Он был слегка под мухой.

— Думаю, я решил твою проблему, Анхег. Высадив тебя на пирсе, я пошатался по докам, пытаясь что-нибудь разузнать.

— Разумеется, по тавернам. Это заметно.

— В чайных ни одного матроса днем с огнем не сыскать. И вот набрел я на капитана толнедрийского торгового судна. Он с грузом товаров из Маллореи идет на юг через Западное море в направлении южной оконечности Хтол-Мургоса.

— Это очень занятно, но я не пойму, к чему ты клонишь.

— Капитан видел в море корабль, а когда я описал ему «Морскую птицу», он сказал, что именно ее и повстречал.

— Становится интереснее. Так куда направляется Бэрак?

— В Маллорею, куда же еще?

Примерно через неделю «Морская птица» вошла в гавань Дал-Зербы, что на юго-западном берегу Маллорейского континента. Бэрак задал несколько вопросов в порту и повел друзей в контору агента Шелка.

Агент оказался чрезвычайно тощим заморенным человеком — он был изнурен скорее не голодом, а непосильным трудом.

— Мы ищем принца Хелдара, — громовым голосом объявил Бэрак. — Дело у нас к нему неотложное, и мы будем благодарны за любую информацию о его местонахождении.

Агент нахмурился:

— В последний раз до меня дошел слух, что он в Мельсене, на другом конце континента. Но это было уже месяц назад, а принц Хелдар стремительно перемещается.

— Шелк во всей красе… — пробормотал Хеттар.

— Наша контора основана недавно, — сказал агент. — И я обо всем узнаю последним. — Он состроил кислую гримасу. — Агент в Дал-Финде был немного расстроен, когда открылась эта контора. Думаю, он возомнил, будто я стану его соперником, поэтому частенько «забывает» передать мне информацию. Контора его уже долгое время процветает, поэтому курьеры всегда останавливаются там. И если кто-нибудь в этой части Далазии знает что-нибудь о местопребывании Шелка, то это именно он.

— Хорошо. А где находится Дал-Финда?

— Примерно в сорока лигах отсюда вверх по реке.

— Спасибо за помощь, приятель. А есть ли у тебя карта этой части Маллореи?

— Думаю, для вас карта у меня найдется.

— Внакладе не останешься. Мы никогда не бывали в этой части света.

— Так мы отправимся вверх по реке? — спросил Хеттар, пока агент шарил по полкам в поисках карты.

— Если только там можем разузнать, где сейчас находится Гарион с друзьями, то делать нечего, придется.

Река Финда несла свои воды небыстро, и грести было легко. К вечеру следующего дня «Морская птица» достигла Дал-Финды, и Бэрак со спутниками незамедлительно отправились в контору Шелка.

Здешний агент оказался полнейшей противоположностью своего коллеги из Дал-Зербы. Он был не столько жирен, сколько мясист, на руках играли крепкие мускулы, а красное лицо лоснилось. Держался он не слишком доброжелательно и любезно.

— А откуда мне знать, что вы друзья принца? — подозрительно сощурился он. — Не собираюсь я рассказывать незнакомцам, где его найти!

— Да ты упрямец! — воскликнул Бэрак. Агент поглядел на рыжебородого гиганта и с трудом сглотнул.

— Нет, но порой принц предпочитает, чтобы его местопребывание держали в тайне.

— Возможно, если он собирается что-то украсть, — вставил Хеттар.

— Украсть? — сипло воскликнул агент. — Принц — уважаемый торговец!

— Но он также лжец, мошенник, вор и шпик. — подхватил Хеттар. — Итак, где он? Нам известно, что некоторое время назад он был в Мельсене. Куда он отправился оттуда?

— А вы можете хотя бы описать его внешность? — все еще колебался агент.

— Он коротышка, — отчеканил Хеттар, — притом тощий. У него крысиная рожица и длинный острый нос. У него здорово подвешенный язык, и он мнит себя остроумцем.

— Вы в высшей степени точно описали принца Хелдара, — согласился агент.

— Прослышали мы, что друг наш ныне в большой опасности, — сказал Мандореллен. — И мы проделали долгий путь, чтобы пособить ему в трудный час.

— А я-то удивился, что вы все в доспехах. Ну хорошо. Последний раз я слышал о принце, когда он направлялся в город под названием Келль.

— Покажи! — властно приказал Бэрак, разворачивая карту.

— Это вот тут. — Палец агента уперся в пергамент.

— А река судоходная?

— По крайней мере до самой Баласы.

— Хорошо. Мы обогнем по морю южную оконечность континента и войдем в устье реки. А далеко ли оттуда до этого Келля?

— Город примерно в лиге от восточного берега. Он находится у подножия огромной горы. Но я на вашем месте поостерегся бы. У Келля дурная репутация. Местные жители не очень дружелюбно относятся к чужеземцам.

— Мы попытаем счастья, — сказал Бэрак. — Спасибо за помощь, приятель. Непременно передадим от тебя поклон принцу Хелдару, когда повстречаем его.

На следующее утро они отправились вниз по реке. Дул легкий попутный ветерок, наполняя паруса, что очень помогало гребцам, и корабль шел очень быстро. Но около полудня они услышали странный треск, доносящийся как раз оттуда, куда держали они путь.

— Мнится мне, грядет великая буря, — сказал Мандореллен.

Бэрак нахмурился.

— На небе ни облачка, Мандореллен, а звук нимало не походит на гром. — Он возвысил голос. — Спустить паруса! Суши весла! — скомандовал он матросам, резко поворачивая к берегу.

На палубу вышли Хеттар, Релг и Лелдорин.

— Почему мы сменили курс? — спросил Хеттар.

— Впереди творится что-то странное, — ответил Бэрак. — Думаю, лучше сперва взглянуть что к чему, чем вляпаться в неожиданную переделку.

— Выводить лошадей?

— Думаю, нет надобности. Это совсем недалеко, и к тому же всадники могут вызвать подозрения.

— Ты говоришь совсем как Шелк.

— Мы довольно долго прожили бок о бок. Унрак! — позвал он сына, сидящего верхом на носу корабля. — Мы пойдем и посмотрим, откуда доносится шум. Остаешься здесь за старшего.

— Но, отец! — запротестовал рыжеволосый юноша.

— Это приказ, Унрак! — загремел Бэрак.

— Слушаюсь, капитан, — грустно ответил Унрак.

«Морская птица», покачиваясь на волнах, тыкалась носом в поросший травой берег. Бэрак и остальные спрыгнули с борта на берег и осторожно пошли вперед.

Спереди снова послышался треск, совершенно не походивший на раскаты грома.

— Что бы это ни было, оно прямо впереди, — тихо сказал Хеттар.

— Нельзя обнаруживать себя, покуда мы не выясним, что происходит, — шепнул Бэрак. — Ведь мы уже слышали этот звук — в Рэк-Хтоле, когда боролись Белгарат и Ктучик.

— Мнишь, там бьются кудесники? — спросил Мандореллен.

— Пока не уверен, но начинаю всерьез это подозревать. Лучше нам спрятаться, пока не узнаем точно, кто там — или что там…

Они бесшумно прокрались через заросли низкорослых деревьев и затаились на самой опушке, глядя на простирающуюся перед ними равнину.

На траве лежало несколько тел в черных одеждах. От них поднимался дымок. Уцелевшие люди пугливо сгрудились у самого края поля.

— Мурги? — озадаченно пробормотал Хеттар.

— Пребываю в сомнении, добрый господин, — возразил Мандореллен. — Ежели отважился бы ты приблизиться, то узрел бы, что подкладки капюшонов у сих злополучных созданий разных цветов — это отличительный признак гролимов различных рангов. Ты прав был, господин мой Трелхейм, когда мудро присоветовал нам быть осмотрительными.

— А отчего они дымятся? — шепотом спросил Лелдорин, нервно сжимая в руках лук.

И словно ему в ответ, на верхушке холма появилась фигура в черном и презрительно взмахнула рукой в сторону перепуганных людей. Прямо из ладони странного существа вылетел ослепительный огненный шар, стремительно пролетел над полем и ударил в грудь одного из гролимов. Раздался сухой треск. Гролим взвизгнул, схватился за грудь и упал.

— Вот объяснение этим странным звукам, — заметил невозмутимый Релг.

— Бэрак, — тихо сказал Хеттар, — а ведь это женщина.

— Ты уверен?

— У меня острое зрение, и к тому же я всегда сумею отличить женщину от мужчины.

— И я тоже — если бы, разумеется, не этот ужасный бесформенный балахон.

— Когда она снова поднимет руки, взгляни повнимательнее на ее локти. Женский локоть сгибается совсем не так, как мужской. Адара говорит, так устроено для того, чтобы им способнее было носить на руках младенцев.

— Так ты боишься биться со мной один на один, Агахак? — презрительно спросила фигура, стоящая на верхушке холма, женским голосом. Из ее ладони вылетел еще один огненный шар — и очередной гролим рухнул замертво.

— Я ничего не боюсь, Зандрамас, — донесся гулкий голос из рощицы на противоположном краю поля.

— Ну вот, теперь мы знаем, кто они, — сказал Хеттар. — Но почему они сражаются?

— Так, значит, Зандрамас — женщина? — изумился Лелдорин. Хеттар кивнул.

— Королеве Поренн это уже известно. Она послала весточку об этом королям Алории, а Хо-Хэг рассказал мне.

Тем временем Зандрамас без всяких усилий покончила с тремя оставшимися гролимами.

— Ну что же, Агахак, — сказала она, — может, выйдешь из укрытия или мне самой прийти к тебе?

Из-за деревьев выступил высокий, похожий на мертвеца, гролим.

— Твой огонь против меня бессилен, Зандрамас, — сказал он, приближаясь к женщине, лицо которой скрывал капюшон.

— А мне и не понадобится огонь, — почти ласково промурлыкала она. — Вот твой конец, Агахак!

Очертания ее фигуры вдруг стали расплывчатыми — и через мгновение на месте женщины стоял огромный, ужасающего вида зверь с длинной змеиной шеей и перепончатыми крыльями, словно у гигантской летучей мыши.

— Белар! — выбранился Бэрак. — Она превратилась в дракона!

Дракон распростер крылья и взвился в воздух. А похожий на мертвеца гролим воздел руки к небу. Раздался громовой удар — и дракона объяло зеленое пламя, совершенно его обездвижив. Голос, донесшийся из зубастой драконьей пасти, по-прежнему принадлежал Зандрамас.

— Следовало тебе быть более усердным в учении, Агахак! Тогда ты бы знал, что по воле Торака драконы не страшатся колдовства!

И дракон в мгновение ока оказался прямо над головой гролима, лицо которого исказила гримаса ужаса.

— Кстати, чуть не забыла, Агахак, — продолжала Зандрамас. — Спешу обрадовать тебя — Урвон мертв. Кланяйся ему от меня — ведь ты вскоре с ним свидишься.

И, бросившись на Агахака, она вонзила острые когти ему в грудь. Гролим успел отчаянно вскрикнуть, прежде чем дракон выплюнул ему в лицо сноп огня и дыма. Но длилось это лишь мгновение, ибо монстр тотчас же откусил своей жертве голову.

Лелдорин издал подозрительный звук — казалось, его вот-вот вырвет.

— Великий Чолдан! — с отвращением просипел он. — Она его ест!

С поля слышался ужасающий хруст — дракон продолжал свое отвратительное пиршество. И вот наконец, издав пронзительный торжествующий вопль, чудовище взмахнуло крыльями и полетело на запад.

— Уже можно выйти? — раздался где-то поблизости незнакомый дрожащий голос.

— Выходи, не то худо будет, — угрожающе отвечал Бэрак, обнажая меч.

Из кустов появился тулл. Он был молод, с тусклыми, какими-то серыми волосами и безвольным ртом.

— Что туллу понадобилось в Маллорее? — спросил незнакомца Лелдорин.

— Меня привез с собой Агахак, — ответил юноша, дрожа всем телом.

— Как тебя зовут? — спросил его Релг.

— Я Натель, король Мишрак-ак-Тулла. Агахак обещал сделать меня королем над всеми королями Ангарака, если я помогу ему в каком-то его деле. Пожалуйста, не бросайте меня здесь одного!

И по лицу его заструились слезы.

Бэрак оглядел друзей. На всех без исключения лицах заметил он выражение жалости.

— Ну, полно-полно, — проворчал он. — Пошли, бедолага…

<p>Глава 10</p>

— Что с нею, тетушка Пол?

Гарион не отрываясь смотрел на Сенедру, которая сидела, нежно баюкая тряпичный сверток.

— Это мне и предстоит выяснить, — ответила Полгара. — Сади, мне нужно немного орета.

— Мудро ли это, госпожа Полгара? — спросил евнух. — В ее нынешнем положении… — Он красноречиво развел нежными руками.

— Если есть хоть малейшая опасность, тетушка Пол… — начал было Гарион, но Полгара жестом остановила его.

— Орет сравнительно безвреден. Он слегка ускоряет сердечный ритм, но у Сенедры здоровое сердце. Я услышала бы его биение, будь на другом краю континента. Нам непременно нужно выяснить, что произошло, а при помощи орета этого можно быстрее всего добиться.

Сади раскрыл свой красный кожаный короб и осторожно вручил Полгаре один из пузырьков. Она тщательно отмерила три капли в кубок, затем налила туда воды.

— Сенедра, дорогая, — обратилась она к маленькой королеве. — Тебя наверняка мучит жажда. Вот, это тебя освежит. — И она протянула кубок рыжеволосой женщине.

— О, благодарю, Полгара. — Сенедра жадно осушила кубок. — Я только что хотела попросить кого-нибудь дать мне напиться.

— Чисто сработано, Пол, — прошептал Белдин.

— Элементарно, дядюшка.

— Ты понимаешь, о чем это они? — спросил Закет у Гариона.

— Полгара внушила Сенедре, что та хочет пить.

— Вы и в самом деле на такое способны?

— Как она сказала, это элементарно.

— И ты так можешь?

— Не знаю. Никогда не пробовал.

Гарион не отрывал взгляда от личика безмятежно улыбающейся Сенедры.

Полгара терпеливо ждала.

— Думаю, можете начинать, госпожа Полгара, — спустя несколько минут сказал Сади.

— Сади, — рассеянно произнесла она, — мы достаточно хорошо успели узнать друг друга, чтобы отказаться от пустых формальностей. Я же не ломаю язык, называя тебя «ваше превосходительство», так к чему тебе эта дурацкая «госпожа»?

— О, вы так добры, Полгара!

— Послушай, Сенедра, — обратилась к королеве Полгара.

— Что, тетушка Пол? — произнесла маленькая королева.

Глаза ее уже слегка блуждали.

— Она впервые обратилась так к Полгаре, — сказал Белдину Шелк.

— Они с Гарионом уже довольно долго вместе, — ответил горбун. — Привычки заразительны.

— Интересно, какое лицо будет у Полгары, если я стану звать ее по имени?

— Не советую экспериментировать, — буркнул Белдин. — Конечно, дело твое. Но предупреждаю, из тебя может выйти весьма занятная редисочка…

— Сенедра, — говорила тем временем Полгара, — не хочешь ли поведать мне, как получила ты назад своего мальчика?

— Его отыскала Арелл. — Сенедра улыбнулась. — Теперь у меня еще больше причин ее любить.

— Мы все любим Арелл.

— Ну разве он не красавчик? — Сенедра снова отогнула уголок одеяла, показывая Полгаре тряпичный сверток.

— Он прелестен, дорогая. А тебе удалось хотя бы немного поговорить с Арелл?

— Конечно, тетушка Пол. Она направлялась по какому-то чрезвычайно важному делу, поэтому и не могла прийти повидать всех нас. Девушка пообещала, что, возможно, нагонит нас на Периворе или позднее, в Кориме.

— Так, стало быть, она знала, куда мы держим путь?

— О нет, тетушка Пол, — рассмеялась Сенедра. — Это я ей рассказала. Арелл так хотела нас видеть, но ее звали неотложные дела, и она спросила у меня, куда мы направляемся, вот я и рассказала ей про Перивор и Корим. Правда, когда я сказала про Корим, она очень удивилась.

Полгара сощурилась.

— Теперь понимаю… Дарник, поставь-ка палатку. Думаю, Сенедре и малышу надобен отдых.

— Сейчас, Пол, — взглянув на сонное личико маленькой королевы, согласился кузнец.

— Как это ты догадалась, тетушка Пол? — радостно и немного устало спросила Сенедра. — Я и вправду утомилась, да и Гэрану надо поспать. Знаешь, маленькие очень много спят… Я покормлю его грудью, и он уснет. Поев, он всегда засыпает…

— Держись! — тихо сказал Закет королю Ривы, увидев, что глаза у того наполнились слезами. Рука маллорейского императора легла на плечо друга.

— Что же будет, когда она проснется?

— Полгара все устроит.

Дарник поставил палатку, и Полгара бережно отвела туда полусонную Сенедру. Через минуту Гарион почувствовал словно дуновение ветерка и уловил слабый звук, который способны были слышать лишь избранные. Мгновение спустя из палатки вышла Полгара. В руках у нее был тряпичный сверток.

— Убери это подальше, — сказала она, сунув сверток в руки Гариону.

— С нею все будет в порядке? — спросил Гарион.

— Она уснула. Примерно через час она проснется, позабыв все, что с нею случилось. Никто из нас, уверена, ни словом об этом не обмолвится — словно ничего и не было.

Гарион отнес сверток подальше в чащу и спрятал там под кустом. Возвратившись к остальным, он подошел к Цирадис.

— Это была Зандрамас, правда? — спросил он.

— Да, — без обиняков ответила Цирадис.

— И ты знала, что это должно произойти?

— Знала.

— Тогда почему ты нас не предупредила?

— Но ведь это значило бы вмешаться в ход предначертанных свыше событий.

— Как это жестоко, Цирадис…

— Так порой случается. Ведь я говорила уже, Гарион, Зандрамас не может, подобно вам, войти в Келль. Вот ей и пришлось узнать, где именно состоится встреча, у одного из вас — иначе она не смогла бы прибыть на Место, которого больше нет, в назначенный час.

— Но почему именно у Сенедры?

— Зандрамас, как ты помнишь, когда-то уже овладевала душой Сенедры. Восстановить эту связь для нее не представляет труда.

— Этого я не прощу тебе, Цирадис…

— Полно, Гарион, — вмешался Закет. — С Сенедрой ничего дурного не случилось, а Цирадис лишь делает то, что должна делать.

Видно было, что маллореец со всей решительностью встал на защиту прорицательницы. Гарион повернулся и побрел прочь. От злости у него подергивалась щека.

Сенедра, пробудившись, совершенно не помнила о злополучной встрече в лесу и вообще вела себя как обычно. Дарник свернул палатку, и все тронулись в путь.

К вечеру они достигли опушки леса и заночевали там. Гарион демонстративно избегал Закета — он не ручался за себя после того, как его друг бесстрашно встал на защиту прорицательницы. Закет и Цирадис очень долго проговорили, прежде чем путники покинули Келль, и теперь маллореец стоял за нее горой. Глаза его то и дело странно загорались, и он все время вертелся в седле, не упуская случая взглянуть на нее.

Однако ночью, когда они с императором вместе стояли в дозоре, избежать беседы было немыслимо.

— Ты все еще сердишься на меня, Гарион? — в лоб спросил Закет. Гарион вздохнул.

— Думаю, уже нет. Наверное, я и не злился по-настоящему — просто был сильно раздражен. Я страшно зол на Зандрамас, а ты и Цирадис тут ни при чем. Не выношу, когда шутят шутки с моей женой.

— Но ведь что-либо подобное должно было случиться. Зандрамас так или иначе требовалось выяснить, где состоится встреча. Ведь ей необходимо там быть.

— Видимо, ты прав. А что, Цирадис хотя бы намекнула тебе, в чем твоя миссия?

— Кое-что она мне сказала. Но об этом я должен молчать. Одно лишь могу открыть тебе: грядет некто очень значительный, и я должен ему служить.

— Этому ты и посвятишь весь остаток жизни?

— Вероятно, далеко не я один…

— И я тоже?

— Не думаю. Полагаю, когда встреча состоится, твоя миссия будет выполнена. Мне кажется, Цирадис подразумевает, что ты уже очень многое сделал.

Они тронулись в путь ранним утром и вскоре выехали на холмистую равнину, тянущуюся вдоль западного берега реки Баласы. Тут и там виднелись деревеньки — с первого взгляда они казались обычными, но все же видно было, что домишки тут очень ладные. Далазийские крестьяне использовали для полевых работ самые примитивные инструменты.

— И все это ради конспирации, — хитро прищурился Закет. — Эти люди наверняка много цивилизованнее, чем даже мельсенцы, и вот сколько усилий им приходится прилагать, чтобы это скрыть.

— Но разве твои люди или жрецы Торака пощадили бы их, узнав правду? — спросила Цирадис.

— Скорее всего нет, — признался император. — Мельсенцы наверняка силой заставили бы далазийцев служить себе…

— Что совершенно несовместимо с нашей миссией, — закончила Цирадис.

— Теперь-то я это понимаю. Когда я ворочусь в Мал-Зэт, то заставлю чиновников пересмотреть нашу политику в отношении Далазийских протекторатов. Ваш народ способен на нечто много более важное, чем выращивание свеклы и турнепса для всей Маллореи.

— Если все пойдет удачно и назначенная встреча состоится, наша миссия будет выполнена, император Закет.

— Но вы, надеюсь, продолжите ваши научные изыскания?

Пророчица улыбнулась:

— Несомненно. Древние обычаи живучи.

Белгарат подъехал к Цирадис.

— Не могла бы ты немного точнее указать нам, что именно искать на Периворе? — спросил он.

— Я уже сказала тебе об этом в Келле, древнейший Белгарат, вы должны разыскать карту, которая и приведет вас в то Место, которого больше нет.

— А как случилось, что жители Перивора знают об этом больше, чем все остальные народы?

Но прорицательница промолчала.

— Полагаю, это один из тех вопросов, на которые ты не собираешься отвечать.

— Еще не время, Белгарат.

С неба камнем упал Белдин.

— Будьте начеку, — предупредил он. — Прямо впереди даршивский патруль.

— Сколько их? — спросил Гарион.

— Около дюжины. С ними гролим. Я боялся подлетать близко, но мне показалось, что это белоглазый. Они скрываются в зарослях, что в следующей долине.

— Как ему удалось узнать, что мы едем этим путем? — ошеломленно пробормотала Бархотка.

— Зандрамас известно, что мы направляемся на Перивор, — ответила Полгара. — А это самый кратчайший путь.

— Дюжина даршивцев не представляет реальной угрозы, — уверенно заявил Закет. — Зачем это нужно, не понимаю.

— Для того чтобы задержать нас, — ответил на его слова Белгарат. — Зандрамас хочет первой добраться до Перивора. Она ведь способна общаться с Нарадасом даже на большом расстоянии. И, вполне возможно, он расставил нам ловушки через каждые пару миль до самой Ленгхи.

Закет в задумчивости почесал свою короткую бородку. Потом расстегнул одну из сумок у седла, достал оттуда карту и принялся ее внимательно изучать.

— Мы сейчас лигах в пятнадцати от Ленгхи, — сказал он. Потом поглядел на Белдина. — Сколько тебе понадобится времени, чтобы долететь туда?

— Несколько часов. А что?

— В Ленгхе расквартирован имперский гарнизон. Я передам с тобой грамоту, скрепленную императорской печатью, для командира гарнизона. И он со своими воинами сметет с нашего пути все эти дурацкие ловушки. Когда мы встретимся с этим отрядом, Нарадас ничего больше не сможет нам сделать. — И тут он о чем-то вспомнил. — Великая прорицательница, — обратился он к Цирадис, — там, в Даршиве, ты велела мне покинуть мои войска и явиться в Келль без сопровождения. Этот запрет все еще действует?

— Нет, Каль Закет.

— Хорошо. Тогда я пишу командиру гарнизона.

— А как с этим патрулем, который нас поджидает в засаде? — спросил Шелк у Гариона. — Или мы проторчим здесь до тех пор, покуда не явится войско Закета?

— Не думаю. Не хочешь ли немного поразмяться?

Шелк только злорадно улыбнулся в ответ.

— И все же есть одна проблема, — заметила Бархотка. — Если Белдин улетит в Ленгху, кто предупредит нас, если поблизости в засаде засел еще кто-нибудь?

— Скажи желтоволосой, чтобы она не волновалась, — сказала Гариону волчица. — Сестра умеет передвигаться незамеченной, но даже если ее и заметят двуногие, то не придадут этому значения.

— Все в порядке, Лизелль, — успокоил девушку Гарион. — На разведку пойдет волчица.

— Она — незаменимая персона, — улыбнулась Бархотка.

— Персона? — переспросил Шелк.

— А разве это не так?

Шелк нахмурился.

— А знаешь, ты права. И к тому же яркая личность.

Волчица вильнула хвостом и потрусила прочь.

— Ну что ж, господа, — Гарион вынул из ножен Ривский меч, — пора нанесли даршивцам визит вежливости.

— А Нарадас не осложнит вам задачу? — спросил Закет, вручая Белдину грамоту.

— От души надеюсь, что попытается, — ответил Гарион.

Однако среди даршивских солдат, хоронящихся в рощице, Нарадаса не оказалось. Схватка была короткой, поскольку сразу же обнаружилось, что даршивцы бегают куда лучше, чем обороняются.

— Жалкие дилетанты, — презрительно бросил Закет, вытирая лезвие меча плащом одного из поверженных.

— Ты, сдается мне, становишься заправским рубакой, — удовлетворенно заметил Гарион.

— Просто начинаю припоминать уроки, которые мне давали в юности, — скромно потупился Закет.

— Он орудует мечом точь-в-точь таким же манером, как Хеттар своей саблей, — заметил Шелк, вытаскивая один из своих кинжалов из груди убитого солдата.

— Очень похоже, — согласился Гарион. — А Хеттара обучал сам Хо-Хэг, первый боец во всей Алгарии.

— В чем Таур-Ургас убедился на собственной шкуре, — добавил Шелк.

— Дорого бы дал за то, чтобы увидеть тот бой, — мечтательно сказал Закет.

— Да и я тоже, — согласился Гарион. — Но как раз в то время я занят был важным делом.

— Подкрадывался к Тораку незамеченным? — спросил Закет.

— »Подкрадывался» — слово неподходящее. Торак прекрасно знал, что я приближаюсь.

— Съезжу-ка я за женщинами и Белгаратом, — сказал Дарник.

— Я пообщался с Белдином, — сообщил подъехавший Белгарат. — Нарадас смылся из рощи как раз перед тем, как вы напали на даршивцев. Белдин хотел было с ним разделаться, но лапы у него были заняты императорской грамотой.

— А в кого он превратился? — спросил Шелк. — Ну, я имею в виду Нарадаса?

— В ворона, — с отвращением поморщился Белгарат. — Гролимы отчего-то обожают воронов.

Шелк вдруг расхохотался.

— А помните, как Ашарак мургский обернулся вороном на равнине Арендии и как Полгара позвала орла, чтобы с ним расквитаться? Потом целый час с неба сыпались черные перышки.

— А что это за Ашарак мургский? — поинтересовался Закет.

— Мелкая сошка из свиты Ктучика, — ответил Белгарат.

— И орел его прикончил?

— Нет, — отвечал Шелк. — Это сделал Гарион — несколько позднее.

— При помощи меча?

— Нет. Голыми руками.

— Должно быть, славный был удар! Мурги — ребята крепкие.

— На самом деле это был легкий шлепок, — нехотя ответил Гарион. — Я спалил его заживо.

Он вот уже многие годы не вспоминал об Ашараке и теперь с изумлением понял, что это воспоминание больше не печалит его.

Закет в ужасе уставился на друга.

— Он убил моих родителей, — объяснил ему Гарион. — Меня можно понять. Он заживо сжег их обоих и получил по заслугам. А теперь вперед!

Неутомимая волчица трусила впереди и до захода солнца обнаружила еще два патруля, затаившихся в засаде. Но жалкая горстка уцелевших после первого боя солдат успела поведать товарищам о своей горькой участи и, стоило даршивцам увидеть Гариона и его друзей, как они в панике обратились в бегство.

— Какая досада! — не выдержал Сади, глядя на удирающих солдат.

И он с великой неохотой вложил в ножны свой маленький отравленный кинжальчик.

— Полагаю, у Нарадаса будет серьезный разговор с этими трусами, когда он обнаружит, что все его усилия оказались напрасными, — весело засмеялся Шелк. — Наверняка он принесет в жертву немало этих горе-воинов, как только ему попадется подходящий алтарь.

На следующий день около полудня они повстречали солдат имперского гарнизона из Ленгхи. Командир подъехал к путешественникам и уставился на Закета в величайшем изумлении.

— Ваше императорское величество, да вы ли это?

Закет потрогал бороду.

— Ах, вот о чем вы, полковник, — засмеялся он. — Эта прекрасная мысль принадлежит вон тому уважаемому старцу. — Император указал на Белгарата. — Мы не хотели, чтобы кто-то узнал меня — ведь мой профиль отчеканен на всех маллорейских монетах. Не повстречали ли вы кого-нибудь по пути сюда?

— И говорить-то не стоит, ваше величество. Мы столкнулись с десятком даршивских патрулей — они трусливо прятались в рощицах и придорожных кустах. Мы их окружали, и все они немедленно сдавались в плен. Они прекрасно обучены сдаваться без боя.

— Да и бегать мастера, — улыбнулся Закет. Полковник помялся в нерешительности.

— Надеюсь, вы не обидитесь, ваше величество, — неуверенно начал он, — но вы сильно переменились с тех пор, как я в последний раз видел вас в Мал-Зэте.

— И в чем именно?

— Перво-наперво я никогда прежде не видел вас в доспехах.

— Нелегкие времена, полковник.

— А еще — да простит меня ваше величество — я ни разу не слышал, чтобы вы прежде смеялись. Вы даже не улыбались никогда!

— А у меня не было на то причин, полковник.

По прибытии в Ленгху Цирадис, направляемая Тофом, тотчас же повела путешественников в гавань, где их уже поджидал необычного вида корабль.

— Благодарю за службу, полковник, — сказал Закет командиру гарнизона. — Подготовить для нас корабль было весьма предусмотрительно с вашей стороны.

— Простите, ваше величество, — растерялся полковник, — но я не имею к кораблю ни малейшего отношения…

Закет озадаченно взглянул на Тофа, а немой гигант с улыбкой поглядел на Дарника.

Дарник сосредоточился.

— Приготовься к неожиданности, Закет, — сказал он. — Корабль этот поджидает нас вот уже несколько тысяч лет.

Лицо Белгарата озарила вдруг лучезарная улыбка.

— Похоже, что мы прибыли как раз по расписанию. Терпеть не могу опаздывать!

— Да неужто? — издевательски прищурился Белдин. — Помню, однажды ты появился в условленном месте на пять лет позже, чем обещал…

— Значит, меня задержали важные дела.

— Отговорку найти легко. Но разве ты не провел эти пять лет в обществе прелестниц в Марадоре?

Белгарат кашлянул и бросил смущенный взгляд на дочь.

Полгара изумленно подняла бровь, но смолчала.

Матросы на корабле были немыми, подобно тем, что доставили их некогда с побережья Рэк-Горут, а в Хтол-Мургосе на остров Веркат. И вновь Гариона поразило почти точное повторение некогда случившегося. Как только последний человек ступил на борт, матросы убрали трап и подняли паруса.

— Странно как-то, — отметил Шелк. — Ветер явно дует с моря, а мы плывем прямо ему навстречу.

— Я это заметил, — кивнул Дарник.

— Похоже, для далазийцев законы не писаны…

Когда они вышли в открытое море, Цирадис спросила:

— Не соблаговолишь ли, Белгарион, и ты, Закет, сопроводить меня на корму?

— Разумеется, великая прорицательница, — почтительно ответил Гарион.

Он заметил, что Закет взял девушку с повязкой на глазах за руку совершенно бессознательно, но на удивление точно копируя заботливую манеру Тофа. В этот момент и пришла в голову короля Ривы занятная мысль. Он пристально поглядел на друга. Лицо Закета выражало странную нежность, а глаза словно светились. Мысль была дикой, абсурдной, но Гарион ни секунды не сомневался в том, что это правда — словно читал в сердце маллорейского императора. Он поспешно отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

В каюте на корме они увидели два полных комплекта сверкающих рыцарских доспехов — они выглядели точь-в-точь так, как вооружение знаменитых рыцарей из Во-Мимбра.

— Вы должны облачиться в эти доспехи, прежде чем ступите на берега Перивора, — объявила Цирадис.

— Полагаю, на то есть веские причины, — ответил Гарион.

— Да, есть. Когда мы приблизимся к острову, вы оба должны опустить забрала ваших шлемов и не поднимать их до тех пор, пока я вам этого не позволю.

— И, разумеется, ты не дашь нам ровным счетом никаких объяснений?

Прорицательница ласково улыбнулась, и ладошка ее легла на плечо Гариона.

— Вы знаете все, что вам необходимо знать.

— Так я и думал, — сказал Закету Гарион. Подойдя к двери каюты, он позвал: — Дарник! Нам необходима твоя помощь.

— Но ведь пока рано все это надевать, — сказал Закет.

— А ты хотя бы раз в жизни надевал рыцарские доспехи?

— Нет. Врать не стану.

— Тогда поверь на слово, что к ним необходимо попривыкнуть. Даже Мандореллен кряхтел, когда впервые надел латы.

— Мандореллен? Это твой дружок из Во-Мимбра?

— Да, верный рыцарь и защитник Сенедры.

— Я думал, ты ее рыцарь…

— Я ее супруг. Это совершенно разные вещи. — Гарион критическим взором смерил меч Закета — легкий, с узким лезвием. — Ему понадобится меч побольше, Цирадис, — сказал он пророчице.

— Вы найдете его в этом футляре, Белгарион.

— Ты все предусмотрела, — улыбнулся Гарион.

Раскрыв футляр, он извлек оттуда массивный широкий меч, рукоять которого достигала плеча взрослого мужчины.

— Ваш меч, император, — сказал он, протягивая оружие Закету.

— Благодарю, ваше величество, — усмехнулся тот в ответ.

Приняв меч из рук Гариона, Закет вдруг округлил глаза и чуть было не выронил оружие.

— Зубы Торака! Неужели люди такими вот штуками пыряют друг в друга?

— Частенько. Это самое распространенное развлечение в Арендии. Если тебе кажется, что он тяжеловат, попробуй мой.

И тут его осенило.

— Проснись! — властно приказал он Шару. Камень невнятно зароптал — он был слегка обижен.

— Только не перестарайся! — сразу же предупредил его Гарион. — Меч этот немного тяжеловат для моего друга. Сделай-ка его полегче. Начинай потихоньку, — велел он Шару, увидев, как Закет силится приподнять оружие. — Теперь еще немного…

Острие меча оторвалось от пола.

— Ну, довольно? — спросил Гарион.

— Может, еще немного? — прокряхтел красный от натуги Закет.

— Действуй! — приказал Шару Гарион.

— Вот теперь как раз то, что надо, — удовлетворенно вздохнул Закет. — А позволительно ли разговаривать с Шаром в таком тоне?

— С ним нужна твердость. Он порой напоминает мне собаку или лошадь, а то даже женщину.

— Я запомню эти ваши слова, король Белгарион, — сухо сказала Цирадис.

Гарион улыбнулся.

— Я вовсе не имел в виду вас, великая прорицательница, — примирительно произнес он.

— Один-ноль в твою пользу, — тут же заявил Закет.

— Ну вот, сам видишь, сколь полезна эта поговорка, — расхохотался Гарион. — Погоди, еще сделаю из тебя заправского алорийца!

<p>Глава 11</p>

Корабль легко скользил против ветра и, когда до гавани оставалось всего около трех лиг, над ним появился альбатрос. Он, словно призрак, беззвучно парил на громадных белоснежных крыльях. Вдруг он издал крик — один-единственный, похожий на стон одиночества, — и Полгара поклоном поприветствовала птицу. Тогда альбатрос полетел впереди корабля, перед самым бушпритом, словно лоцман, оберегающий судно.

— Ну, не странно ли? — сказала Бархотка. — Точь-в-точь такой же, какого мы повстречали по пути на Веркат!

— Что ты, дорогая, — спокойно ответила Полгара. — Это тот же самый.

— Но это немыслимо, госпожа Полгара! Тогда мы были на другом краю света!

— Расстояния — ничто для столь мощных крыльев.

— Но что он здесь делает?

— У него своя миссия.

— Да? И какая именно?

— Он не счел нужным мне об этом сообщить, а спрашивать было бы невежливо.

Закет разгуливал взад и вперед по палубе, привыкая к доспехам.

— Как это красиво со стороны и как, оказывается, неудобно!

— Гораздо неудобнее оказаться без доспехов в тот момент, когда они жизненно необходимы, — возразил Гарион.

— Но ведь со временем к ним привыкаешь и почти их не чувствуешь, правда?

— Настолько — нет, пожалуй.

Хотя до острова Перивор было довольно далеко, корабль с его молчаливой командой быстро достиг цели и уже в середине следующего дня высадил путешественников на лесистый берег.

— Откровенно говоря, — признался Шелк Гариону, когда они вели по сходням лошадей, — я просто мечтал поскорее убраться подальше от этого судна. Корабль, идущий против ветра, и матросы, которые не бранятся, — от всего этого я начинаю всерьез нервничать.

— Во всем нашем предприятии есть много такого, отчего поневоле занервничаешь, — ответил Гарион. — Это и меня касается.

— Разница лишь в том, что я обыкновенный человек. А ты — герой.

— А что это меняет?

— Героям нервничать непозволительно.

— Где ты это вычитал?

— Это общеизвестно. А куда делся альбатрос?

— Улетел — сразу, как только на горизонте показалась земля, — сказал Гарион, опуская забрало.

— Мне все равно, что говорит Полгара об этих птичках. — Шелка передернуло. — Я знаком со многими моряками, и ни один из них еще не сказал доброго слова об альбатросах.

— Моряки очень суеверны.

— Гарион, но ведь суеверия появились неспроста! — Маленький драсниец, прищурившись, поглядел в сторону леса, окаймлявшего берег. — Не слишком-то многообещающий вид. Странно, почему нас не высадили в каком-нибудь порту?

— Не думаю, чтобы кто-нибудь мог с уверенностью сказать, почему далазийцы делают то или другое.

Наконец все лошади оказались на берегу. Гарион и остальные сели в седла и поехали по направлению к лесу.

— Думаю, надо соорудить вам с Закетом копья, — сказал Гариону Дарник. — У Цирадис были причины облачить вас в латы, а я давно заметил, что рыцарь в латах и без копья выглядит… ну, не вполне одетым, что ли.

Кузнец спешился, прихватил топор и углубился в чащу. Вскоре он возвратился с двумя прочными шестами.

— Я выкую наконечники, когда мы вечером сделаем привал, — пообещал он.

— Наверное, это ужасно неудобно, — сказал Закет, вертя в руках шест и щит, явно не зная, куда девать то и другое.

— Вот как надо. — Гарион стал показывать. — Согни левую руку и возьми в нее щит. В ладони той же руки держи поводья. Теперь вставь древко копья в правое стремя и направляй острие правой рукой.

— Ты когда-нибудь сражался при помощи копья?

— Да, и не раз. Очень действенное средство против соперника, облаченного в латы. Если сшибить его наземь с коня, он нескоро встанет на ноги.

Белдин, как обычно, летел впереди. Но вот он возвратился, скользя меж древесных стволов, словно привидение, на почти неподвижных крыльях.

— Ты не поверишь! — было первое, что он сказал Белгарату, приняв человеческий облик.

— И что же там такое?

— Прямо впереди — замок!

— Что-о?

— Это такое большое строение. Оно обычно состоит из стен и башен. У него есть еще подвесные мосты.

— Мне известно, что такое замок, Белдин.

— Тогда чего спрашиваешь? Замок, который я видел, выглядит так, словно неведомая сила перенесла его сюда прямо из Арендии.

— Не объяснишь ли ты нам сию странность, Цирадис? — спросил прорицательницу Белгарат.

— Ничего странного тут нет, древнейший Белгарат, — отвечала она. — Около двух тысяч лет тому назад море выбросило на здешний берег корабль с путешественниками из далекой страны. Поняв, что починить разбитый корабль им не удастся, они поселились здесь и взяли себе в жены местных девиц. Однако сохранили все обычаи, манеры и даже наречие своей родной земли.

— То есть всякие там «милостивый сударь» и «соблаговолите»? — уточнил Шелк. Цирадис кивнула.

— И они выстроили тут замки?

Пророчица снова кивнула.

— И все здешние мужчины носят доспехи? Такие же, как на Гарионе и Закете?

— Все в точности так, принц Хелдар.

Шелк застонал.

— Что-то не так, Хелдар? — спросил его Закет.

— Мы проделали путь в тысячи лиг — и все для того, чтобы вновь повстречать мимбрийцев!

— Мне докладывали с поля битвы при Тул-Марду об их отчаянной храбрости и беспримерной воинской доблести. Возможно, это объясняет репутацию этого острова?

— То-то и оно, Закет, — ответил маленький человечек. — Мимбрийцы — самые смелые люди на свете. Возможно, от того, что слишком глупы, чтобы чего-либо бояться. Друг Гариона, Мандореллен, тот и вовсе уверен, что непобедим.

— Так оно и есть, — встала Сенедра на защиту своего верного рыцаря. — Я видела однажды, как он убил льва голыми руками!

— Я наслышан о его подвигах, — сказал Закет. — Но думал, что многое преувеличено.

— Не столь уж многое, — ответил Гарион. — Однажды я своими ушами слышал, как он предложил Бэраку и Хеттару втроем атаковать целый толнедрийский легион.

— Может, он пошутил…

— Мимбрийские рыцари понятия не имеют, что такое шутка.

— Не собираюсь я сидеть тут и выслушивать, как вы оскорбляете моего рыцаря! — горячо воскликнула Сенедра.

— Но я вовсе не оскорбляю его, Сенедра, — возразил Шелк. — Мы просто расписываем его достоинства. Он столь благороден, что мне делается не по себе.

— Подозреваю, что понятие благородства чуждо драснийцам! — кипятилась королева.

— Не чуждо, Сенедра, а непонятно.

— Может быть, за две тысячи лет они все же переменились? — с надеждой вздохнул Дарник.

— Я бы на это не рассчитывал, — проворчал Белдин. — Мой опыт подсказывает, что люди, долгое время оторванные от внешнего мира, обычно свято сохраняют все свои обычаи.

— Должна еще кое о чем вас предупредить, — сказала Цирадис. — Население этого острова представляет собой довольно странную смесь. Конечно, они во многом именно таковы, как вы говорите, но унаследовали также и некоторые традиции далазийцев. В частности, они знакомы с нашими традиционными искусствами.

— Как мило! — сардонически прищурился Шелк. — Мимбрийцы-волшебники! Это, без сомнения, означает, что они пользуются колдовством в совершенно определенных целях.

— Так вот почему мы с Закетом должны были надеть доспехи? — спросил Гарион у Цирадис.

Пророчица кивнула.

— Почему было прямо так и не сказать?

— Необходимо было, чтобы вы сами дошли до этого.

— Ладно, посмотрим, — вмешался Белгарат. — Нам уже приходилось общаться с мимбрийцами — и ничего, все целы.

Они ехали по лесу, пронизанному золотым предвечерним светом, и, добравшись до опушки, увидели то, о чем говорил Белдин. Замок стоял на вершине скалистого мыса, словно щеголяя великолепными, надежно укрепленными зубчатыми стенами.

— Изумительно! — пробормотал Закет.

— Нет никакой надобности скрываться в лесу, — сказал Белгарат. — Ведь нам все равно не удастся пересечь эту равнину незамеченными. Гарион и Закет, поедете впереди. Людей в латах обычно встречают с особенной учтивостью.

— Что, мы вот так просто поедем к этому замку? — спросил Шелк.

— А почему бы нет? — пожал плечами Белгарат. — Если они остались истинными мимбрийцами, то долг велит им гостеприимно предоставить путникам ночлег. И потом, нам так или иначе надо о многом разузнать…

Они выехали на равнину и, пустив коней неторопливым шагом, направились к мрачноватому замку.

— Когда мы войдем туда, предоставь говорить мне, — сказал Закету Гарион. — Я недурно владею их диалектом.

— Хорошая мысль, — согласился Закет. — Я только давился бы всеми этими «извольте» да «соблаговолите»…

Из-за зубчатых стен послышался резкий звук рога, свидетельствующий о том, что путников заметили, и несколько минут спустя по подвесному мосту из замка выехал десяток рыцарей в сверкающих доспехах. Гарион пришпорил Кретьена и двинулся к ним навстречу.

— Соблаговолите помешкать, господин рыцарь, — произнес предводитель новоприбывших. — Я Астеллиг, здешний барон. Могу ли осведомиться о вашем благородном имени и титуле, а также узнать, что привело вас и спутников ваших к воротам моего обиталища?

— Имени своего открыть я не могу, господин рыцарь, — ответил Гарион. — На то есть веские основания, о коих вы узнаете впоследствии. Мы с моим доблестным другом и остальными нашими спутниками направляемся по делу великой важности, а сюда явились, дабы искать убежища от тьмы и ночного хлада, кои, по моему разумению, вскоре объемлют сию равнину.

Гарион был искренне горд своим словотворчеством.

— Не утруждайте себя просьбой, — произнес барон, — ибо всем истинным рыцарям если не природная учтивость, то святой долг велит предложить стол и кров странствующему собрату.

— Благодарность мою бессильны выразить слова, барон Астеллиг. Как изволите видеть, с нами странствуют дамы благородного происхождения, кои весьма утомлены тяготами пути.

— Тогда соблаговолите незамедлительно следовать за мной под кров моего замка, господа. Забота о благополучии дам — долг и высокая честь для каждого рыцаря.

Он эффектно поворотил коня и поехал по крутому склону в направлении замка. За ним последовали и путники.

— Как изысканно ты, оказывается, умеешь изъясняться, — восхищенно прошептал Закет.

— Мне пришлось довольно долго прожить в Во-Мимбре, — объяснил Гарион, — и через некоторое время я волей-неволей заговорил, как они. У этой манеры единственный недостаток: речь надобно столь щедро приправлять красивостями, что порой забываешь, о чем хотел сказать, не успев закончить фразы…

Барон Астеллиг миновал подвесной мост, и вскоре все спешились на вымощенном булыжником дворе.

— Мои слуги проводят вас и спутников ваших в подобающие вам покои, где вы сможете восстановить силы, господин рыцарь, — сказал хозяин. — Теперь же окажите мне честь, пройдя вместе со мною в главный зал замка, где вы и поведаете мне, чем могу я помочь в достижении вашей благородной цели, ради которой и пустились вы в путь.

— Ваша учтивость безмерна, а гостеприимство безгранично, господин барон, — отвечал Гарион. — Заверяю вас, что мы с моим братом-рыцарем явимся в главный зал вашего замка тотчас же, как только проводим наших дам в отведенные для них покои.

И они стали подниматься вслед за слугами барона на второй этаж, где обнаружили уютные гостевые комнаты.

— Ты поражаешь меня, Гарион, — сказала Полгара. — Прежде я пребывала в уверенности, что ты и понятия не имеешь, как изъясняются истинно воспитанные люди.

— Благодарю, — ответил он.

— Наверное, вам с Закетом лучше поговорить с бароном с глазу на глаз, — сказал Белгарат. — Ты очень вразумительно объяснил ему, почему путешествуешь инкогнито, а если к нему явимся мы все, он может попросить нас ему представиться. Осторожненько прощупай этого барона. Поинтересуйся местными обычаями, спроси, не идет ли здесь война. — Белгарат взглянул на Закета. — Как называется здешняя столица?

— Полагаю, Дал-Перивор.

— Вот туда-то нам и надобно. А где она находится?

— На противоположной оконечности острова.

— Кто бы мог подумать… — горестно вздохнул Шелк.

— Не тяните время, — сказал облаченным в латы спутникам Белгарат. — Неприлично заставлять хозяина ждать.

— Когда все закончится, могу я нанять к себе на службу этого старика, как ты думаешь? — спросил Закет у Гариона, когда они, позвякивая латами, неловко спускались по лестнице. — Я хорошо заплатил бы тебе за посредничество, а мое правительство стало бы самым лучшим в мире.

— Ты и впрямь хочешь, чтобы человек, который, похоже, будет жить вечно, возглавил твое правительство? — Гариона намерение императора несколько позабавило. — И это не говоря уже о том, что он более испорченный и продажный, чем Сади и Шелк вместе взятые? О, это очень дурной старик, Каль Закет. Он мудрее целых сонмов мудрецов, но у него масса отвратительных привычек.

— Но он же твой дед, Гарион, — запротестовал Закет. — Как можешь ты говорить о нем в таком тоне?

— Истина мне дороже кровного родства, ваше величество.

— Вы, алорийцы, странные люди, друг мой…

За их спинами раздалось клацанье когтей — их нагоняла волчица.

— Сестра хочет знать, куда вы направляетесь, — обратилась она к Гариону.

— Брат и друг брата идут к хозяину этого дома, чтобы поговорить, сестренка, — ответил он.

— Сестра будет сопровождать вас, — заявила волчица. — И если возникнет надобность, поможет вам избежать оплошностей.

— Что она сказала? — спросил Закет.

— Говорит, что пойдет с нами, чтобы не дать нам совершить серьезных ошибок, — перевел Гарион.

— Что-о? Волчица?

— Это необычная волчица, Закет. У меня на ее счет появляются все более серьезные подозрения…

— Сестра рада тому, что даже такие волчата-подростки, как ты, обнаруживают зачатки проницательности, — фыркнула волчица.

— Благодарю, — ответил Гарион. — Брат счастлив снискать одобрение нежно любимой сестры.

Волчица ласково вильнула хвостом.

— Однако сестра советует брату держать при себе свое открытие.

— Разумеется, — пообещал он.

— О чем это вы болтали? — спросил Закет.

— Игра слов волчьего языка, — объяснил Гарион. — Это совершенно непереводимо.

Барон Астеллиг уже освободился от лат и теперь восседал в массивном кресле возле камина, где потрескивали поленья.

— Тут всегда зябко, господа рыцари, — сказал он. — Камни предохраняют от превратностей судьбы, но они вечно холодные: за зиму успевают остыть настолько, что за все лето так и не нагреваются. Сему явлению обязаны мы тем, что вынуждены топить камины даже тогда, когда летнее солнце проливает благословенное тепло на наш благословенный остров.

— Ваша правда, барон, — ответил Гарион. — Даже массивные стены Во-Мимбра все лето удерживают сей мертвенный хлад.

— Неужто вы, господин рыцарь, бывали в Во-Мимбре? — изумленно спросил барон. — Я отдал бы все, чем владею, и даже все то, что мне предначертано судьбой приобрести, за счастье узреть сей славный град. Каков же он, расскажите?

— Он весьма велик, барон, — ответил Гарион. — И стены его, сложенные из золотых слитков, отражают солнечный свет, словно желая посрамить сами небеса своим великолепием.

Глаза барона наполнились слезами.

— Это благословение небесное, господин рыцарь. — Голос его дрожал от волнения. — Небо подарило мне встречу с доблестным героем, влекомым по свету великой целью и обладающим изысканным красноречием. Это величайшее событие в моей жизни, ибо воспоминания о Во-Мимбре, бережно передаваемые из уст в уста многими поколениями, согревали нас, разлученных с родным краем, долгие тысячелетия. Но воспоминания эти тускнеют и отдаляются от нас с каждым годом подобно тому, как по мере приближения старости забываются лица людей, дорогих сердцу, отнятых у нас неумолимым роком, являясь нам лишь в мимолетных сновидениях.

— Господин барон, — несколько неуверенно заговорил Закет, — слова ваши глубоко тронули мое сердце. Обладая дарованной мне Небом властью, обещаю в недалеком будущем возвратить вас в столь любезный вам Во-Мимбр, собственноручно подвести к трону тамошнего государя и воссоединить с собратьями!

— Вот видишь, — шепнул другу Гарион, — привычки легко приобретаются.

Барон, уже не стыдясь, вытирал глаза.

— Я заметил вашу собаку, господин рыцарь, — обратился он к Гариону, желая сгладить некоторую неловкость. — Насколько могу я судить, это сука?

— Спокойно! — властно приказал волчице Гарион.

— Какое оскорбление! — зарычала она.

— Не он выдумал это слово. Он ни в чем не повинен!

— Она поджарая и несомненно проворная, — продолжал барон, — а золотые глаза ее с первого же взгляда изобличают в ней ум, коим она явно во много раз превосходит бастардов, заполонивших сие королевство. Не соблаговолите ли, господин рыцарь, открыть мне, какой она породы?

— Это волчица, барон, — ответил Гарион.

— Волчица? — воскликнул барон, проворно вскакивая на ноги. — Надо бежать, покуда сей дикий зверь не ринулся на нас и не разорвал в клочья!

То, что сделал вслед за этим Гарион, с полным правом можно было бы назвать бахвальством, но именно такое поведение частенько производит наиболее сильное впечатление. Он протянул руку и почесал у волчицы за ушами.

— Храбрость ваша не знает границ, господин рыцарь! — восхитился барон.

— Мы с нею друзья, барон, — поведал ему Гарион. — Мы связаны прочнейшими узами, кои превыше человеческого понимания.

— Сестра от души советует тебе прекратить, — тихо прорычала волчица, — если не желаешь лишиться лапы!

— Ты не сделаешь этого! — воскликнул он, проворно отдергивая руку.

— Значит, ты все же не вполне в этом уверен? — оскалилась волчица, изображая нечто весьма отдаленно напоминающее улыбку.

— Вы говорите на языке зверей? — ахнул барон.

— Я знаю несколько звериных языков, господин барон, — ответил Гарион. — Вы, без сомнения, знаете, что у разных зверей и наречия тоже различны. Правда, я не постиг еще змеиного языка — полагаю, для этого язык у меня неподходящей формы.

Барон неожиданно рассмеялся.

— Да вы шутник, господин рыцарь! Многое из сказанного вами мне предстоит еще долго осмысливать, а все остальное достойно лишь восхищения. Итак, перейдем к делу. Что соблаговолите вы поведать мне о цели ваших странствий?

— Будь предельно осторожен, Гарион, — предупредила волчица. Гарион задумался.

— Как вам, вне сомнений, ведомо, господин барон, — начал он, — в большом мире ныне царит зло и великая смута…

Он был предельно честен, ибо в мире смута царит всегда, да и зла предостаточно.

— И цель моя, равно как и присутствующего здесь отважного друга моего, — противостоять этому злу. Известно вам также и то, что слух, словно брехливый пес, может опередить нас и донести наши имена — ежели бы мы опрометчиво назвали их — до слуха отвратительных негодяев, на которых и идем мы войной. Тогда злобный враг наш, прослышав про наше приближение, насторожился бы, и его приспешники могли бы подстеречь нас в засаде. Вот почему должны мы скрывать наши лица под забралами и остерегаться называть наши имена, которые, надо вам доложить, пользуются некоторой славой в большом мире.

Гарион постепенно увлекся — все происходящее начинало ему все больше нравиться. И он вдохновенно продолжал:

— Ни один из нас не страшится ни единого из живых существ в мире сем.

Даже сам Мандореллен не смог бы произнести это более уверенно.

— Но с нами путешествуют те, чью жизнь мы не смеем подвергать опасности. А в пути подстерегают нас столь опасные чары и заклятия, что доблесть наша порой не в силах им противостоять. Посему, как это ни удручает нас, должны мы, словно тати в ночи, подкрадываться к нашему врагу, дабы понес он от нашей руки заслуженную кару.

Последние слова он произнес столь выспренно, как только смог.

Барон тотчас же уловил суть.

— Мой меч, равно как и мечи моих подданных, в любое время в вашем распоряжении, господин рыцарь. Можете всецело располагать нами в вашей благородной битве. Да сокрушится зло навек!

Положительно, барон был мимбрийцем до мозга костей.

Но Гарион огорченно развел руками.

— Увы, барон Астеллиг! Это невозможно, хотя я сердечно рад был бы помощи столь доблестных рыцарей. Миссия эта возложена на наши плечи, и мы обязаны нести сие бремя. Принять же вашу помощь значило бы прогневать обитателей мира духов, у которых общий с нами недруг. Мы — всего лишь ничтожные смертные, в мире же духов обитают бессмертные создания. Если бы мы отважились бросить вызов духам, то тем самым спутали бы планы тех из них, кто в этой великой битве сражается на нашей стороне.

— Хотя это и ранит мне сердце, — печально ответствовал барон, — я вынужден согласиться, что доводы ваши весьма вески. Но считаю своим долгом сообщить вам, что родич мой недавно возвратился из столицы нашей, именуемой Дал-Перивор, и с глазу на глаз сообщил мне о волнениях при тамошнем дворе. Не далее чем несколько дней тому назад при королевском дворе появился кудесник. При помощи заклятий, подобных тем, про которые говорили вы, благородный рыцарь, он за несколько кратких часов обольстил и очаровал короля так, что стал единственным его советником, коему монарх доверяет беспредельно. Теперь власть кудесника сего в королевстве поистине безгранична. Посему берегитесь, господа рыцари! Ведь окажись кудесник сей одним из ваших недругов, он мог бы серьезно повредить вам. — На лице барона вдруг появилась ухмылка заговорщика. — Сдается мне, обольстить нашего короля было для него делом не слишком утомительным. Хоть и недостойны дворянина сии слова, но Небо, увы, не слишком щедро наделило его величество умом.

«И это говорит мимбриец!» — вновь невольно изумился Гарион. А барон продолжал:

— Знайте, что кудесник сей — мерзкое существо, и как истинный друг советую вам по возможности его избегать.

— Искренне благодарен вам, барон, — ответил Гарион. — Но судьба наша, равно как и долг, неодолимо влекут нас в Дал-Перивор. И если будет на то воля свыше, мы бросим вызов сему колдуну и избавим королевство от его злых чар.

— Да пребудут с вами боги и добрые духи! — пылко воскликнул барон. И тотчас же ухмыльнулся. — Может быть, — разумеется, если вы не будете против, — я погляжу, как вы и ваш доблестный, но немногословный друг обрушите на главу сего чудовища карающий меч правосудия!

— Почтем за честь, господин барон, — заверил его Закет.

— А ежели так, господа, — продолжал барон, — то узнайте, что я и еще несколько благородных рыцарей завтра утром отправляемся в королевский дворец в Дал-Периворе для участия в рыцарском турнире, который распорядился провести сам король, дабы избрать самых доблестных рыцарей королевства. Удел этих избранных — мечами своими разрубить узел местных распрей. Узнайте также, что по многовековой традиции в преддверии турнира по всей стране объявляется перемирие, и в нашем путешествии на запад нам ничто не грозит. Посему ответьте: не соблаговолите ли вы сопровождать меня и моих воинов в столицу?

— Господин барон, — Гарион поклонился, лязгнув доспехами, — ваше любезное приглашение как нельзя более согласуется с целью нашего путешествия. Теперь же, если господин барон милостиво позволит, мы удалимся, дабы достойно подготовиться.

Гарион и Закет шли по длинному коридору, а волчица трусила рядом. Когти ее со странным, почти металлическим звуком цокали по каменным плитам пола.

— Сестра довольна вами, — сказала она. — Вы держались совсем недурно — по крайней мере, для таких щенков, как вы.

<p>Глава 12</p>

Перивор действительно оказался красивым островом — на пологих зеленых холмах мирно паслись овечьи стада, а на тщательно вспаханных полях зеленели всходы. Барон Астеллиг огляделся с некоторой гордостью.

— Прекрасная и плодородная земля, — сказал он. — Но ее нельзя сравнить с нашей далекой Арендией.

— Полагаю, вы были бы премного разочарованы нынешней Арендией, господин барон, — ответил Гарион. — Хоть земли тамошние и остались прекрасными, но королевство то и дело потрясают народные волнения, да и бедственное житье рабов достойно жалости.

— Неужели сие прискорбное явление все еще не изжито в Арендии? Здесь рабство упразднено уже много столетий назад!

Гарион был несколько удивлен.

— Народы, населявшие сии земли, когда предки наши попали сюда, оказались людьми добрыми, и праотцы наши взяли себе жен из местных. Поначалу они пользовались рабским трудом, как заведено было в Арендии, но вскоре открылось им, что сие есть величайшая несправедливость — ведь рабы их были им родней, ибо приходились родичами их женам. — Барон слегка нахмурился. — Неужели смута народная, о коей вы упомянули, сильно повредила королевству?

Гарион вздохнул.

— В душе моей надежда на то, что там воцарилось спокойствие, ничтожна, господин барон. Три великих герцогства долгие века вели между собой войну, покуда одно из них — герцогство Мимбр — не получило номинальной власти. Но то и дело вспыхивают междоусобные войны. Более того, бароны из южной Арендии по зачастую ничтожному поводу идут войной друг на друга и беспощадно проливают кровь.

— Идут войной? О Небо! Хотя здесь, на Периворе, тоже возникают распри, но нам удается улаживать споры, и дело редко доходит до смертельных исходов.

— Что вы разумеете под «улаживанием», господин барон?

— Возникающие споры и распри — за исключением разве что кровных обид и насилия, вопиющего к Небу о немедленном отмщении, — мы обычно улаживаем на ристалищах. — Барон улыбнулся. — Дошло до меня также, что порой два рыцаря по обоюдному соглашению выдумывают повод для единоборства на турнире — ведь это равно развлекает и благородных, и простолюдинов.

— Как изящно и изысканно, господин барон! — восхитился Закет.

Выстраивание изощренных фраз в духе старины постепенно начало утомлять Гариона. Он изысканно попросил прощения у доброго барона, сказав, что ему надобно посовещаться с товарищами, и подъехал к Белгарату и остальным.

— Ну, и как вы ладите с бароном? — спросил Шелк.

— По-моему, замечательно. Смешанные браки первых поселенцев с далазийскими девами избавили их потомков от самых отталкивающих арендийских зол.

— От каких, например?

— Перво-наперво от досадной тупости. А еще они упразднили рабство и обычно все споры решают на рыцарских турнирах, не прибегая к кровопролитным войнам.

Гарион скосил глаза на клюющего носом Белгарата.

— Дедушка!

Белгарат открыл один глаз.

— Как думаешь, удалось нам добраться сюда прежде Зандрамас?

— Этого никак нельзя узнать наверняка.

— Но я мог бы посовещаться с Шаром.

— Лучше будет, если ты от этого воздержишься. Если Зандрамас на острове, то мы все равно не узнаем, где именно. Может быть, она шла другой дорогой — тогда Шар не почует ее следа. Но вот она, будь уверен, тотчас же почувствует Шар. С таким же успехом мы могли бы послать ей официальное сообщение о том, что мы здесь. Да и Сардион, кстати, находится в этой части света. Лучше пока его не будить.

— Можешь спросить своего друга барона, Гарион, — предложил Шелк. — Если она здесь, то, может, он что-то о ней слышал?

— Сомневаюсь, — сказал Белгарат. — До сих пор она пускалась во все тяжкие, только бы остаться незамеченной.

— Это правда, — согласился Шелк. — И, полагаю, теперь удвоит усилия. Трудненько будет ей объяснить происхождение этих ее светящихся пятен на коже.

— Давайте подождем, покуда не доберемся до Дал-Перивора, — решил Белгарат. — Я хочу точно знать положение вещей, прежде чем делать решительные шаги.

— Как думаешь, имеет смысл спросить Цирадис? — тихо поинтересовался Гарион, косясь на великолепную карету, которую гостеприимный барон предоставил дамам.

— Нет, — ответил Белгарат. — Ей не позволят ответить нам.

— Думаю, из сложившейся ситуации можно извлечь немалую выгоду, — рассудил Шелк. — Ведь именно Цирадис принадлежит право Последнего выбора, а одно то, что она путешествует с нами, а не с Зандрамас, уже можно счесть добрым предзнаменованием.

— Не думаю, — возразил Гарион. — Полагаю, она не столько путешествует с нами, сколько приглядывает за Закетом. Ему предстоит сделать нечто очень важное, и она не хочет, чтобы он оплошал.

Шелк хмыкнул.

— Где ты предполагаешь начать поиски той карты, которую должен найти? — спросил он у Белгарата.

— Скорее всего, в библиотеке, — ответил старик. — Карта эта — очередная таинственная «шарада», а другие я прежде довольно успешно находил в библиотеках. Гарион, попробуй убедить своего барона представить нас при дворе в Дал-Периворе. Дворцовые библиотеки обычно очень богаты.

— Конечно, дедушка, — кивнул Гарион.

— К тому же мне очень хочется поглядеть на упомянутого бароном кудесника. У тебя есть контора в Дал-Периворе, Шелк?

— Увы, нет, Белгарат. Отсюда совершенно нечего импортировать.

— Ну да ладно. Ты — человек деловой, а в городе наверняка сыщутся тебе подобные. Потолкуй с ними о делах. Скажи, что хочешь ознакомиться с морскими путями, ведущими сюда. Обнюхай каждую карту, какая тебе попадется. Ты знаешь, что мы ищем.

— Ты ловчила, Белгарат, — проворчал Белдин.

— То есть?

— Ведь Цирадис сказала, что ты сам должен отыскать карту!

— Я всего лишь передаю ему свои полномочия, Белдин. Это абсолютно правомочно.

— Сдается мне, она так не думает.

— Предоставляю тебе право объясниться с нею. Ты лучше умеешь убеждать.

Путники ехали короткими перегонами — более всего затем, чтобы не утомлять лошадей, как решил Гарион. Лошади на Периворе были некрупные, и им нелегко приходилось под бременем облаченных в латы всадников. Лишь через несколько дней, въехав на вершину холма, увидели они наконец портовый город — это и был Дал-Перивор.

— Узрите Дал-Перивор, сердце острова и королевскую столицу! — торжественно объявил барон.

Гарион тотчас же понял, что некогда потерпевшие кораблекрушение арендийцы, строившие этот город, совершенно сознательно пытались воссоздать облик Во-Мимбра. Желтые городские стены были высоки и толсты, а на шпилях башен развевались яркие флаги и вымпелы.

— Где удалось вам отыскать желтый камень, господин барон? — изумился Закет. — По пути сюда я нигде не видел ничего похожего.

Барон смущенно кашлянул.

— Стены выкрашены желтой краской, господин рыцарь, — объяснил он.

— Но зачем?

— В память о незабвенном Во-Мимбре, — печально ответил барон. — Предки наши тосковали по милой Арендии. Во-Мимбр — жемчужина нашей утраченной родины, а златые стены его взывают к нашим сердцам даже из невероятной дали.

— А-а-а… — протянул Закет.

— Как я и обещал вам, господин рыцарь, — обратился барон к Гариону, — я с великой радостью сопровожу вас и друзей ваших в королевский дворец, где вам, без сомнения, воздадут достойные почести и примут с великим радушием.

— Мы в неоплатном долгу у вас, господин барон, — ответил Гарион.

Барон хитровато прищурился:

— Признаюсь вам, господин рыцарь, что руководят мною не только великодушие и бескорыстие. Представив при дворе странствующих рыцарей, устремленных к благородной цели, я упрочу свою репутацию.

— Ну хорошо, друг мой, — рассмеялся Гарион. — Таким образом все остаются в выигрыше.

Дворец оказался почти точной копией королевской резиденции в Во-Мимбре — крепость внутри крепости, с высокими стенами и крепкими воротами.

— По крайней мере на этот раз, надеюсь, моему деду не придется выращивать дерево, — прошептал Гарион на ухо Закету.

— Чего-о?

— Когда мы впервые попали в Во-Мимбр, рыцарь, стоявший на страже у ворот, не поверил Мандореллену, когда тот представил дедушку как великого волшебника Белгарата. Тогда дедушка вытащил хворостинку, запутавшуюся в хвосте его коня, воткнул ее в землю прямо на площади перед дворцом — и тотчас же выросла яблоня. Потом он приказал недоверчивому рыцарю всю оставшуюся жизнь за нею ухаживать.

— И что, рыцарь послушался?

— Не сомневаюсь. Мимбрийцы воспринимают подобные приказы исключительно серьезно.

— Странный народ…

— О да. Я вот, например, приказал Мандореллену жениться на девушке, которую он любил чуть ли не с детства, а еще прекратил войну в самом ее разгаре.

— И как тебе это удалось?

— А я пригрозил. Полагаю, они восприняли меня всерьез. — Подумав, он прибавил: — Хотя, наверное, немного помогла и буря, которую я обрушил на головы сражавшихся. А Мандореллен и Нерина долгие годы нежно обожали друг друга и пребывали в романтической тоске. Мне это, в конце концов, надоело, и я заставил их пошевелиться. Им я тоже пригрозил. Видишь вот этот ножичек? — Он указал на рукоять Ривского меча, торчавшую из-за его плеча. — Он сразу бросается в глаза.

— Гарион! — Закет расхохотался. — Да ты деревенщина!

— Да. Возможно, — согласился Гарион. — Но ведь они и впрямь поженились. Теперь оба безмерно счастливы, а ежели что-то пойдет не так, им есть, кого винить, правда?

— Ты совершенно необыкновенный человек, друг мой, — серьезно сказал Закет.

— Нет, — вздохнул Гарион. — Наверное, нет. А так хотелось бы… Судьбы мира тяжким бременем лежат на наших с тобой плечах, Закет, и на самих себя времени не остается. Вот скажи, разве тебе не хотелось бы в одно прекрасное летнее утро выехать из дому, просто чтобы полюбоваться восходом и поглядеть, что находится за ближайшим холмом?

— Я думал, именно этим мы и занимаемся.

— Не совсем так. Мы делаем все это по принуждению. Я же говорил о развлечении.

— Уже многие годы я ничего не делал ради развлечения.

— А разве ты не развлекался от души, угрожая распять Гетеля, короля туллов? Сенедра мне рассказывала.

Закет расхохотался.

— Это было совсем недурно, — признался он. — Но, разумеется, я никогда бы этого не сделал. Спору нет, Гетель полный идиот, но в тот момент он был мне нужен.

— Вот именно! Все упирается в необходимость. Мы с тобой делаем лишь то, что нужно, а вовсе не то, чего нам хочется. Ни один из нас не искал столь высокой миссии, но теперь оба мы вынуждены делать то, что необходимо, и то, чего от нас ожидают. Если мы взбунтуемся, мир погибнет — и жертвами падут многие честные и благородные люди. Я не предам людей честных и благородных — и ты не предашь. Ты сам слишком благороден для этого.

— Благороден? Я?

— Ты недооцениваешь себя, Закет, и, я думаю, очень скоро некто поможет тебе покончить с ненавистью к самому себе.

Закет вздрогнул.

— Ты думал, я не знаю? — продолжал Гарион, не щадя застенчивости друга. — Но ты почти исцелен. Ты почти изжил страдания, боль и раскаяние, а если тебе нужен добрый совет, я научу тебя быть счастливым. Иначе для чего существует дружба?

Из-под забрала Закета донеслось сдавленное рыдание.

И тут между коней двух друзей неизвестно откуда возникла волчица. Ее янтарные глаза устремлены были на Гариона.

— Отлично сказано, — произнесла она. — Возможно, сестра и недооценила тебя, юный волк. Похоже, ты и в самом деле уже не щенок.

— Брат очень старается, — отвечал Гарион по-волчьи. — Брат надеется, что не слишком разочаровал тебя.

— Ты подаешь надежды, Гарион.

И эти слова ее разрушили последние сомнения Гариона. Он уже давно кое о чем подозревал…

— Благодарю тебя, бабушка, — сказал он, уже совершенно точно зная, с кем разговаривает.

— Долгонько же ты собирался, чтобы наконец это выговорить!

— Боялся показаться не вполне вежливым…

— Я считаю, что ты слишком много времени провел в обществе моей старшей дочери. Она, как я заметила, чересчур увлекается соблюдением приличий. Надеюсь, тебе достанет благоразумия держать свое открытие при себе?

— Как ты пожелаешь.

— Это будет мудро. — Волчица взглянула на ворота дворца. — Что это за строение?

— Королевский дворец.

— А кто такой король? Растолкуй по-волчьи.

— В обычаях двуногих чтить их превыше всех прочих собратьев, бабушка. Правда, это скорее дань обычаю, нежели самому двуногому, носящему на голове корону.

— Как любопытно! — фыркнула волчица.

Но вот со скрежетом и звоном опустился подвесной мост, и барон Астеллиг со своими рыцарями, сопровождаемый путешественниками, въехал во двор.

Как и в Во-Мимбре, Тронный зал королевского дворца в Дал-Периворе был просторным, со сводчатыми потолками и резными колоннами вдоль стен. Между колоннами располагались узкие и высокие окошки с витражами, и солнечный свет, льющийся сквозь цветные стеклышки, играл всеми цветами радуги. Пол был выложен отполированными до блеска мраморными плитами, а на крытом алым ковром возвышении в дальнем конце зала стоял трон Перивора, эффектно выделяясь на фоне тяжелых пурпурных драпировок. На богатой ткани вокруг трона развешано было массивное старинное вооружение — реликвии двухтысячелетнего правления династии. Были тут копья, жезлы и мечи, зачастую выше человеческого роста, и потрепанные военные стяги давным-давно позабытых королей.

Обстановка показалась такой знакомой Гариону, что голова у него пошла кругом. Казалось, вот-вот навстречу ему выйдет Мандореллен в сверкающих доспехах, сопровождаемый рыжебородым Бэраком и страстным любителем коней Хеттаром. И вновь странное ощущение поразило Гариона. Все это уже происходило с ним прежде. И ему вдруг открылось нечто важное: рассказывая Закету о прошлом, он сам как бы переживал его вновь. И было это не что иное, как духовное очищение в преддверии уже ставшей неизбежной встречи в Месте, которого больше нет.

— Соблаговолите, господа рыцари, приблизиться к трону короля Ольдорина, дабы мог я представить вас его величеству, — сказал барон Астеллиг. — Я сам поведаю ему о некоторых ограничениях, кои накладывает на вас ваша великая миссия.

— Ваша учтивость и предусмотрительность делают вам честь, господин Астеллиг, — сказал Гарион. — Мы сердечно рады будем приветствовать государя.

И они втроем двинулись по мраморному полу к покрытому ковром тронному возвышению. Король Ольдорин оказался еще более дюжим молодцом, чем даже Кородуллин Арендийский, но в глазах его не было заметно даже слабого проблеска интеллекта.

Высокий, крепкого сложения рыцарь неожиданно заступил путь Астеллигу.

— Сие непочтительно, господин барон. Вели спутникам поднять забрала свои, дабы король мог видеть лики тех, кто приближается к нему!

— Я сам объясню его величеству причину сей скрытности, господин рыцарь, — решительно ответил Астеллиг. — Уверяю вас, что сии рыцари, коих смею я именовать друзьями, вовсе не желают выказать неуважения к нашему государю.

— Искренне скорблю, барон Астеллиг, — упрямился рыцарь, — но я не могу этого дозволить!

Барон потянулся к рукояти меча.

— Спокойно! — Рука Гариона в тяжелой перчатке опустилась на плечо Астеллига. — Как ведомо всем в подлунном мире, обнажать оружие в присутствии короля строжайше запрещено.

— Вы весьма искушены в придворном этикете, господин рыцарь.

Голос придворного звучал уже далеко не так уверенно.

— Мне доводилось представать пред многими государями мира, господин, и я поднаторел в придворной учтивости. Уверяю вас, что мы никоим образом не желали оскорбить его величество, приблизившись к его трону с опущенными забралами. Поступать так велит нам наш долг и великая миссия, кою призваны мы исполнить.

Рыцарь уже явно колебался.

— Речь ваша весьма учтива, господин рыцарь…

— Так не будете ли и вы учтивы в ответ, господин рыцарь? Соблаговолите проводить нас с другом и барона Астеллига к трону его величества. Вне сомнения, столь доблестный воин, как вы, сможет предотвратить любую неожиданность, однако, заверяю вас, ничего непредвиденного не произойдет.

— Да будет так, господин рыцарь, — решился наконец упрямец.

Они вчетвером приблизились к тронному возвышению и склонились в поклоне.

— Да пребудет в добром здравии мой король, — сказал Астеллиг.

— Приветствую, барон, — рассеянно ответил монарх.

— Имею честь представить вам двух странствующих рыцарей, прибывших сюда издалека. Они направляются туда, где судьбой назначено им совершить великий подвиг.

В глазах короля затлел слабый огонек интереса. Слово «подвиг» для мимбрийца звучит сладчайшей музыкой.

— Как видите, ваше величество, — продолжал Астеллиг, — друзья мои не поднимают забрал. Но не воспримите это как жест неуважения — это всего лишь необходимая предосторожность в преддверии их доблестного подвига. В большом мире царствует зло, а рыцари эти со спутниками своими должны противостоять ему. Оба они стяжали славу в большом мире, и ежели бы открыли они лики свои, то в тот же миг были бы узнаны, и злобный враг их, коего они преследуют, был бы предупрежден об их приближении и воспрепятствовал бы им. Посему забрала их должны пребывать опущенными.

— Разумная предосторожность, — согласился король. — Приветствую вас, господа рыцари. Добро пожаловать.

— Вы добры, ваше величество, — произнес Гарион. — И мы благодарны вам за то, что со столь мудрым пониманием отнеслись вы к обстоятельствам, побуждающим нас скрывать свои лица. Подвиг наш труден, и подстерегают нас на пути чары и заклятия — и случись нам быть узнанными, мы были бы побеждены, от чего пострадал бы весь мир.

— Вполне понимаю вас, господин рыцарь, и не стану далее расспрашивать о вашем подвиге. У стен любого дворца есть уши, а здесь вполне может оказаться некто из приспешников вашего недруга.

— Мудро сказано, мой король, — раздался скрипучий голос за их спинами. — Как мне самому довелось убедиться, сила кудесников весьма велика, и даже доблесть сих двух отважных рыцарей может оказаться бессильной перед нею.

Гарион обернулся. Глаза у говорящего были совершенно белыми.

— Се — кудесник, про которого я говорил, — прошептал барон Астеллиг. — Берегитесь его, господин рыцарь, ибо король — послушная игрушка в его руках.

— О, добрый Эрезель! — Лицо короля озарилось радостью. — Будь любезен, приблизься к трону. Возможно, ты со столь свойственной тебе мудростью присоветуешь сим двум отважным воинам, как им избежать ловушек, расставленных на их пути злобными колдунами.

— Служить вам — счастье для меня, — ответил Нарадас.

— Ты знаешь этого типа? — спросил Закет у Гариона.

— Да.

Нарадас подошел к трону.

— Осмелюсь кое-что предложить вам, господа рыцари, — елейным голосом начал он. — Вскоре при дворе состоится великий турнир. Ежели вы не примете в нем участия, то прихлебатели недруга вашего, кои несомненно следят за вами, могут насторожиться. Вот первый совет мой: соблаговолите выйти на ристалище, дабы избежать беды.

— Мудрый совет, Эрезель, — закивал пустоголовый монарх. — Господа рыцари, се Эрезель, великий волшебник и ближайший мой советник. Прислушайтесь к его речам, ибо мудрость их безгранична. Мы же с нашей стороны будем весьма польщены, если два столь доблестных воина примут участие в предстоящем развлечении.

Гарион стиснул зубы. Одно невинное с первого взгляда предложение — и Нарадас преуспел в своем намерении задержать их, чего долго и безуспешно добивался. И теперь выхода у них просто не было.

— Мы почтем за честь разделить с вашими могучими рыцарями предстоящее удовольствие, ваше величество, — ответил он. — А позвольте полюбопытствовать, когда начнется турнир?

— Ровно через десять дней, господин рыцарь.

<p>Глава 13</p>

Покои, куда их препроводили вскоре, вновь оказались на удивление знакомыми. Арендийцы, разлученные с родиной два тысячелетия тому назад, с благоговейной любовью, в мельчайших деталях воссоздали королевский дворец в Во-Мимбре. Даже неудобства тут были точно те же. Практичный Дарник тотчас же это заметил.

— Сдается мне, они вполне могли бы кое-что усовершенствовать.

— Но ведь в архаизме есть свое очарование, дорогой, — ответила мужу Полгара.

— Виной всему, вероятно, острая ностальгия, Пол, и все же, если бы они кое-что тут модернизировали, было бы только лучше. Ведь ты заметила, что ванные комнаты находятся в подвале?

— Точно так, госпожа Полгара, — подтвердила наблюдательная Бархотка.

— В Мал-Зэте было куда удобнее, — вздохнула Сенедра. — Ванные комнаты там находятся прямо в покоях — можно вволю веселиться и шалить…

У Гариона даже уши сделались пунцовыми.

— Похоже, я опять проворонил самое интересное, — хитровато произнес Закет.

— Ничего подобного, — быстро ответил Гарион.

И тут явились королевские портные. Полгару и остальных женщин тотчас же как ветром сдуло. Гарион и прежде замечал, что искусство портных в чем-то сродни колдовству, поскольку завладевает сердцами даже самых достойных женщин.

Вслед за портными появились швеи, которые, подобно портным, работали в духе седой старины. Белдин, разумеется, был непоколебим — он тотчас же со всей решительностью отверг их услуги. Одному особенно настойчивому портному ему даже пришлось показать корявый большой кулак, и тот понял наконец, что горбун вполне удовлетворен своим внешним видом.

Гарион же и Закет пребывали во власти запрета, наложенного на них прорицательницей из Келля, и оставались в доспехах.

Когда же наконец их оставили в покое, Белгарат сурово насупился.

— Предупреждаю вас двоих: будьте предельно осторожны во время турнира. Нарадасу известно, кто мы такие, — видели, как легко ему удалось нас задержать? Он вполне может пойти и несколько дальше. — Старый волшебник пристально посмотрел в сторону дверей. — Куда это ты направляешься? — спросил он у Шелка.

— Хотел немного погулять, принюхаться, — с невинным видом отвечал маленький мошенник. — Никогда не вредно знать, что нас ожидает.

— Ну ладно, но будь осторожен. И гляди, чтобы что-нибудь чужое ненароком не перекочевало в твой карман. Если тебя застукают, нам всем не поздоровится.

— Ты обижаешь меня, Белгарат! — возмутился Шелк. — Никто никогда еще не видел, чтобы я что-то украл!

И удалился, все еще возмущенно бормоча что-то себе под нос.

— Как думаешь, этим он хотел сказать, что красть вообще не в его привычке? — спросил Закет.

— Нет, — вдруг раздался голос Эрионда. — Он сказал лишь то, что сказал, — никто никогда не заставал его за воровством. — Юноша ласково улыбнулся. — У него есть несколько дурных привычек, но ведь мы пытаемся его перевоспитать…

Впервые за очень долгое время Гарион услышал голос своего юного друга. Эрионд делался все более молчаливым, все глубже уходил в себя. И это беспокоило Гариона. Эрионд всегда был странным мальчиком и умел предчувствовать грядущие напасти даже тогда, когда все остальные оставались безмятежно спокойными. Гарион с ужасом вспомнил роковые слова Цирадис, прозвучавшие в Реоне: «Путь твой исполнен будет великих опасностей, Белгарион, и один из друзей твоих сложит голову в этом пути».

И тут, словно в ответ на его безмолвную мысль, из комнаты, где дамы совещались с портными, явилась келльская прорицательница с повязкой на глазах. Вслед за нею выпорхнула Сенедра, облаченная в одну лишь сорочку, притом весьма короткую.

— Но это же такое роскошное платье, Цирадис! — умоляющим тоном воскликнула королева.

— Оно хорошо для тебя, королева Ривы, — ответила пророчица. — Но эта роскошь не для меня.

— Сенедра! — Гарион задохнулся от возмущения. — Ты же не одета!

— Да ну тебя! — отмахнулась Сенедра. — Кто из вас не видал голых женщин? Важнее то, что я никак не могу сладить с моей загадочной подружкой. Цирадис, если ты не наденешь это платье, я очень, очень рассержусь на тебя! К тому же нам срочно нужно соорудить тебе подходящую прическу.

Пророчица же, словно на глазах у нее и не было повязки, приблизилась к Сенедре и нежно заключила ее в объятия.

— Дорогая, дорогая моя Сенедра, — ласково заговорила она, — сердце твое больше, чем ты сама, моя крошка, а твоя заботливость согревает мне душу. Но я вполне удовлетворена моим незатейливым нарядом. Возможно, со временем вкусы мои и переменятся — тогда я с радостью прибегну к твоим любезным услугам.

— С нею решительно невозможно разговаривать! — всплеснула руками маленькая королева. И грациозно скользнула в двери дамской комнаты — только взметнулся коротенький подол.

— Ты должен получше ее кормить, — заявил Белдин Гариону. — Не пойму, в чем душа держится…

— Она и такой мне нравится, — ответил Гарион. Потом взглянул на Цирадис. — Не желаешь ли присесть, великая прорицательница?

— Если позволишь.

— Разумеется!

Гарион жестом отклонил помощь Тофа и сам подвел девушку с завязанными глазами к мягкому креслу.

— Благодарю тебя, Белгарион, — сказала она. — Ты столь же добр, сколь и отважен. — Улыбка ее была словно луч солнца в ненастный день. Рукой она коснулась своих волос. — Неужели это и впрямь столь безобразно?

— Это прекрасно, Цирадис, — чистосердечно ответил Гарион. — Сенедра частенько преувеличивает, к тому же обожает выводить из себя людей — меня, в частности.

— Разве тебе это столь уж неприятно, Белгарион?

— Н-нет. Я, наверное, заскучал бы по этим ее выходкам, если бы она вдруг сделалась благоразумной.

— Ты попался в любовные сети, король Белгарион. Ты могущественный волшебник, но, смею думать, твоя маленькая королева при помощи еще более сильных чар околдовала тебя и держит сердце твое на своей маленькой ладошке.

— Это правда, но, знаешь, я ничего не имею против.

— Если вы не прекратите этой слащавой тягомотины, меня вырвет! — ворчливо заявил Белдин. И тут воротился Шелк.

— Ну как, клюнуло? — спросил Белгарат.

— Нарадас обставил тебя и с библиотекой. Я заглянул туда, и тот, кто ведает книгами…

— Библиотекарь, — рассеянно уточнил Белгарат.

— Хоть черт в ступе. Так вот, он сказал, что, как только Нарадас появился в замке, он тотчас же перевернул все вверх дном в библиотеке.

— Это уже кое-что, — сказал Белгарат. — Значит, Зандрамас нет на острове. Она послала сюда Нарадаса, чтобы он выполнил ее поручение. И что, он все еще разыскивает карту?

— Похоже, нет.

— Значит, он ее нашел.

— И, скорее всего, уничтожил, чтобы мы до нее не добрались, — прибавил Белдин.

— Нет, добрый Белдин, — вмешалась Цирадис. — Та карта, что вы ищете, все еще существует, но она вовсе не там, где вы намеревались ее искать.

— Но, разумеется, нечего и ожидать, что ты намекнешь, где именно она сейчас находится? — без всякой надежды спросил Белгарат.

Цирадис отрицательно покачала головой.

— Не стоит, уважаемый Белгарат.

— Погоди-погоди, ты сказала «карта»? — Белдин, как всегда, атаковал лоб в лоб. — Значит ли это, что она существует в единственном экземпляре?

Цирадис кивнула.

Горбун передернул плечами.

— Ну да ладно. Поиски карты заполнят наш вынужденный досуг — нам все равно нечего делать, покуда двое наших героев не начнут пробовать на зуб доспехи своих противников.

— Кстати, чуть не забыл! — воскликнул Гарион, пристально глядя на Закета. — Ты ведь не умеешь орудовать копьем, я правильно понял?

— Честно признаться, не умею.

— Тогда завтра утречком мы с тобой куда-нибудь подадимся, и я дам тебе несколько добрых советов.

— Мне это представляется вполне разумным.

Наутро оба друга поднялись рано и верхом выехали из дворца.

— Думаю, нам лучше отправиться за городские стены, — сказал Гарион. — Конечно, неподалеку от дворца есть учебное ристалище, но там наверняка практикуются другие рыцари. Я, конечно, не хочу тебя обидеть, но несколько первых ударов новичка обычно бывают просто уморительны. А ведь мы с тобой — великие доблестные рыцари и не можем никому позволить заподозрить в нас щенков.

— Весьма признателен, — сухо отвечал Закет.

— Но, может быть, тебе по вкусу публичный позор?

— Совсем нет.

— Тогда пусть будет по-моему, ладно?

Миновав городские стены, они направились на луг в нескольких милях от города.

— Ты взял два щита, — заметил Закет. — Так принято?

— Другой предназначается для нашего противника.

— Для кого-о?

— Это будет какой-нибудь пень или дерево. Нам нужна мишень. — Гарион натянул поводья. — Кстати, учти, что турнир, в котором мы собираемся участвовать, чисто формальный. Никто никого не намеревается убивать — это считается дурным тоном. Скорее всего, мы будем сражаться при помощи копий с тупыми наконечниками. Это помогает предотвратить несчастные случаи.

— Но ведь кто-то порой все-таки гибнет?

— И такое случается, но крайне редко. Цель поединка считается достигнутой, если один из сражающихся вылетел из седла. Тогда ты подъезжаешь к нему и упираешь кончик своего копья в самый центр его щита.

— Разумеется, ежели наземь лечу я, он делает то же самое…

— Верно.

— Но это же, наверное, больно!

— Так оно и есть. После нескольких ударов соперника ты покроешься синяками с головы до ног.

— И они тут так развлекаются?

— Это не только забава. Это своего рода состязание. Оно выявляет сильнейших.

— Хоть это я могу понять…

— Полагаю, это состязание должно тебе понравиться.

Они прикрепили щит на пружинистую ветвь кедра.

— Как раз нужная высота, — сказал Гарион. — Сперва я покажу тебе, как это делается. Смотри внимательно. А потом попробуешь сам.

Гарион, уже изрядно поднаторевший в боевом искусстве, с каждой попытки попадал в цель.

— А зачем ты в последнюю секунду привстаешь в стременах? — спросил внимательный Закет.

— Я не столько привстаю, сколько наклоняюсь вперед. Суть в том, чтобы получше упереться ногами в стремена, наклониться вперед и напрячь все мускулы. Таким образом к твоему весу прибавится еще и вес лошади, что значительно увеличит силу удара.

— Умно. Дай-ка я попробую.

С первой попытки Закет блистательно промазал.

— И что же я сделал не так? — обиженно спросил он.

— Когда ты приподнялся и наклонился вперед, конец твоего копья ушел вниз. Надо поточнее целиться.

— А, теперь понятно. Ладно, давай-ка еще разок.

Со второй попытки он нанес по цели скользящий удар, и щит волчком завертелся вокруг своей оси.

— Ну как, уже лучше? — спросил он. Гарион отрицательно покачал головой.

— Считай, ты убил противника. Ты ударил в самый верх щита. Теперь копье твое чересчур задрано вверх — так ты угодишь рыцарю прямо в забрало и сломаешь ему шею.

— Тогда я еще попрактикуюсь.

К полудню Закет сделал значительные успехи.

— На сегодня довольно, — сказал Гарион. — Становится чересчур жарко.

— А я прекрасно себя чувствую! — возразил окрыленный Закет.

— Признаться, я пекусь вовсе не о тебе, а о твоей лошади.

— А-а-а… Да, она уже в мыле — слегка…

— Не слегка, Закет. К тому же лично я уже нагулял прекрасный аппетит.

День турнира выдался очень солнечным. Толпы празднично разодетых горожан тянулись по улицам к ристалищу, где должны были состояться поединки.

— Знаешь, мне кое-что пришло в голову, — сказал Закету Гарион, когда они вышли из дворца. — И мне, и тебе, в сущности, наплевать, кто выйдет победителем в турнире, правда?

— Что-то я тебя не пойму.

— У нас есть дела поважнее, а ушибы и переломы были бы для нас только досадной помехой. Так что достаточно нанести несколько ударов, повергнуть наземь пару рыцарей, а затем беспрепятственно позволить другим выбить нас из седел. Честь наша останется таким образом незапятнанной, да и серьезных ранений мы избежим.

— Ты предлагаешь нам сдаться добровольно? И это ты, Гарион?

— Но это разумно.

— Я в жизни еще не проигрывал сражения!

— С каждым днем ты все больше и больше делаешься похожим на Мандореллена, — вздохнул Гарион.

— Кстати, — продолжал Закет, — ты забываешь кое о чем. Мы ведь назвались доблестными рыцарями и сверх того сообщили, что нам предстоит великий подвиг. Если мы не сделаем все, что в наших силах, Нарадас напоет королю всякой всячины и заронит в его сердце подозрение. Ну, а если мы победим, то вырвем у змеи жало.

— Победим? — фыркнул Гарион. — Конечно, ты многому научился за эту неделю, но ведь нам предстоит сразиться с теми, кто орудует копьем всю жизнь! Так что, думаю, победа нам не грозит.

— Тогда идем на компромисс? — хитренько прищурился Закет.

— Да что у тебя на уме?

— Если мы выйдем победителями в турнире, король не сможет ни в чем нам отказать, правда?

— Обычно так и происходит.

— Тогда, возможно, он с радостью позволит Белгарату взглянуть на вожделенную карту? Уверен, он прекрасно знает, где она находится, или вынудит Нарадаса показать ее.

— Слова твои не вполне лишены здравого смысла…

— Ты ведь волшебник. Так устрой, чтобы мы выиграли!

— Да ведь это же мошенничество!

— Ты удивительно непоследователен, Гарион. Сперва ты предлагаешь нам свалиться с коней, словно кули с мукой, но ведь и это мошенничество, не так ли? Вот что я тебе скажу, друг мой. Я, император Маллореи, даю тебе свое императорское соизволение: можешь мошенничать сколько влезет. Ну как, теперь ты согласен?

Гарион с минуту поразмышлял и кое о чем вспомнил.

— Помнишь, я рассказывал тебе, как прекратил войну, чтобы дать возможность Мандореллену и Нерине без помех пожениться?

— Ну да. А что?

— Вот как я это сделал. Любое копье рано или поздно ломается. К концу турнира лошади будут разгуливать по колено в щепках. Мое же копье стало прочнее стали. Это великолепно сработало. В тот день ни один из самых доблестных рыцарей во всем Мимбре не усидел в седле.

— А мне казалось, ты говорил, будто обрушил на их головы бурю…

— Это было несколько позднее. Тогда две огромные армии сошлись лицом к лицу на равнине. Даже мимбрийцы не могут сражаться на поле, которое то и дело дырявят кошмарные молнии. Они не настолько глупы.

— Прекрасная военная карьера, мой юный друг, — засмеялся Закет.

— Да, забавный выдался денек, — признался Гарион. — Нечасто удавалось мне в одиночку обратить в бегство сразу две армии. Правда, потом я долго выпутывался из того, что сам нагородил. Когда портишь погоду, никогда не знаешь, каковы окажутся последствия. Белгарат и Белдин потом полгода шныряли туда-сюда по свету, усмиряя стихию. Дедушка был невероятно зол, когда вернулся. Среди прозвищ, которыми он щедро меня одаривал, «болван» было самым ласковым.

— Кстати, ты вскользь упоминал о каких-то «заграждениях». Что это за штука?

— В землю в самом центре ристалища вбивают нечто вроде свай, между которыми укрепляют длинные шесты — примерно на высоте лошадиной груди. Противники с противоположных сторон съезжаются как раз к этому шесту. Полагаю, это делается для того, чтобы лошади не налетели друг на друга. Добрые кони нынче в большой цене. Кстати, это мне кое о чем напомнило. На нашей стороне еще одно преимущество — и, надо сказать, немалое. Кони наши крупнее и сильнее здешних.

— Правда твоя — и все же я чувствовал бы себе спокойнее, ежели б ты прибег к хитрости.

— Одно другого не исключает. В честном бою мы с тобой оба нахватали бы столько синяков и ссадин, что потом неделю не смогли бы подняться с постели. Но нам предстоит важное свидание — если, разумеется, удастся дойти до места, где оно назначено.

В преддверии поединка ристалище щедро украсили яркими флагами и вымпелами, а для короля, придворных дам и тех, кто в силу почтенного возраста уже не мог принимать участия в состязании, возвели трибуну. Простолюдины плотным кольцом окружили ристалище — они глазели на двух шутов, развлекавших толпу, покуда рыцари заканчивали последние приготовления. В противоположных концах поля высились яркие полосатые шатры — они предназначались для рыцарей, которым могло понадобиться починить доспехи или вволю пострадать вдали от посторонних глаз: ведь стоны и зубовный скрежет поверженных могли бы испортить всеобщее веселье.

— Я сейчас вернусь, — сказал другу Гарион. — Хочу потолковать с дедушкой.

Он спешился и двинулся к тому краю трибуны, где восседал Белгарат, облаченный в белоснежное одеяние, нимало не согласующееся с сердитым выражением лица.

— Как ты элегантен! — оценил его наряд Гарион.

— Вероятно, таково у здешних портных представление о шутках, — буркнул Белгарат.

— Твое высокое чело изобличает почтенный возраст, старина, — довольно дерзко вставил Шелк, сидевший у Белгарата за спиной. — Они бессознательно попытались придать тебе — если, конечно, это возможно — еще более импозантный вид.

— А тебя это задевает? Что у тебя, Гарион?

— Мы с Закетом решили немножко схитрить. Если мы выйдем победителями на турнире, король осыплет нас милостями — к примеру, даст взглянуть на карту.

— Знаешь, это может сработать.

— А как ты собираешься схитрить во время турнира? — спросил Шелк.

— Н-ну, есть способы…

— А ты уверен, что вы победите?

— Могу это гарантировать.

Шелк стремительно вскочил на ноги.

— Куда ты собрался? — спросил Белгарат.

— Пойду сделаю ставки. — И маленький человечек поспешил прочь.

— Он верен себе, — отметил Белгарат.

— И еще кое-что, дедушка. Здесь присутствует Нарадас — он гролим и, вне сомнений, поймет, что к чему. Прошу, дедушка, возьми его на себя. Я вовсе не хочу, чтобы он помешал мне в решительный момент.

— Я придержу его, — уныло сказал Белгарат. — А ты отправляйся и сделай все, что в твоих силах, но помни об осторожности.

— Хорошо, дедушка.

И Гарион отправился к Закету, который поджидал его около лошадей.

— Мы с тобой — вторые или даже третьи, — сказал ему Гарион. — В соответствии с обычаем первыми состязаются победители предыдущих турниров. Такая позиция сохранит нашу репутацию скромняг — к тому же ты успеешь понять, как правильно приближаться к заграждению. — Он огляделся. — Нам придется перед началом поединка отдать оруженосцам наши копья, а они выдадут нам вон те, с тупыми наконечниками, которые стоят на подставке. Я позабочусь о копьях сразу же, как только они окажутся у нас в руках.

— Ты — хитер, хоть и молод, Гарион. А что поделывает Хелдар? Смотри, мечется в толпе, словно заправский карманник.

— Прослышав про то, что мы задумали, он тотчас же побежал делать ставки.

Закет оглушительно расхохотался.

— Я мог бы догадаться! Я сам дал ему несколько монет, чтобы он поставил на меня.

— Правда, получить с него половину барыша тебе вряд ли удастся…

Их новый друг, барон Астеллиг, лежал на земле уже после второго удара.

— С ним все в порядке? — взволнованно спросил Закет.

— Вроде двигается, — ответил Гарион. — Наверное, всего-навсего сломал ногу.

— По крайней мере, с ним нам сразиться не придется. Терпеть не могу поднимать руку на друзей. Их у меня и без того не так уж много…

— У тебя их больше, чем ты думаешь.

Когда последняя пара обменялась третьим по счету ударом, Закет спросил:

— Гарион, ты когда-нибудь учился фехтованию?

— Алорийцы не сражаются легким оружием — за исключением разве что алгарийцев.

— Знаю, но принцип тот же. Если в последний момент перед ударом слегка согнуть руку в запястье или локте, можно отвести удар копья противника. А потом хорошенько прицелиться и поразить его в самый центр щита, ибо его копье будет совершенно для тебя неопасно. Тогда у него нет ни малейшего шанса.

Гарион поразмышлял.

— Это в высшей степени нетривиально, — с сомнением в голосе произнес он.

— Как и колдовство. Но ведь это сработает!

— Закет, ведь у тебя в руках будет пятнадцатифутовое копье — представляешь, сколько оно весит? Чтобы с такой быстротой манипулировать им, надо иметь руки как у гориллы!

— Вовсе нет. Им почти не надо двигать. Достаточно одного едва заметного движения. Можно я попытаю счастья?

— Это твоя идея — тебе ее и испробовать. Случись что, я буду рядом и подниму тебя с земли.

— Я знал, что могу на тебя рассчитывать.

Голос Закета стал по-мальчишечьи звонким.

— О боги! — почти в отчаянии пробормотал Гарион.

— Что-то не так? — спросил Закет.

— Да нет, все в порядке. Давай попробуй, если тебе невтерпеж…

— Но что тут такого? Со мной все равно ничего не случится.

— Я не был бы столь легкомысленным. Вот это ты видел?

И Гарион указал на рыцаря, которого только что сшибли с коня. Упав, он с силой ударился спиной о сваю заграждения — и во все стороны разлетелись осколки его доспехов.

— Но ведь он не ранен серьезно, правда?

— Конечно, он шевелится, хотя слабо, но прежде, чем доктора займутся его ранами, кузнецам предстоит вызволить несчастного из доспехов.

— И все-таки я думаю, мой план сработает, — упрямился Закет.

— А если он провалится, то мы похороним тебя со всеми почестями. Хорошо. Теперь наша очередь. Поехали за копьями.

Острия турнирных копий были обмотаны в несколько слоев овечьими шкурами, а сверху перетянуты холстиной. На кончике образовывалось нечто вроде мягкого мяча, который выглядел совершенно безобидно, однако Гарион знал, с какой чудовищной силой сшибает он с коня облаченного в тяжелые латы рыцаря. Но кости ломало вовсе не копье — опаснее всего было падение. Гарион начал концентрировать волю, пребывая в расстроенных чувствах, и поэтому на ум ему не пришло ничего лучшего, кроме слов «сделай так, как я повелеваю». Поэтому он не был вполне уверен, что далее все пошло по плану. Первый его противник вылетел из седла, когда кончик копья Гариона был еще футах в пяти от его щита. Тогда Гарион сосредоточил все внимание на неуязвимости копий и тут с изумлением заметил, что хитроумная техника Закета работает безотказно. Одним неуловимым движением руки тот отводил удар соперника, и тотчас же тупой конец его копья поражал самый центр щита. Человек птицей перелетал через круп испуганной лошади и приземлялся довольно далеко, производя при падении устрашающий звук, — с таким звуком могла упасть наземь с большой высоты целая кузница. Обоих их соперников бесчувственными унесли с ристалища.

Для Перивора настал черный день бесчестия. Попривыкнув к заговоренному оружию, король Ривы и император Маллореи буквально расшвыряли во все стороны закованных в сталь рыцарей Перивора, и вскоре передвижной лазарет битком набит был ранеными, которые стонали на разные голоса. Но вот наконец даже тупоумный наследник королевского дома Во-Мимбра уяснил, что они столкнулись с бойцами воистину непобедимыми. Рыцари Перивора собрались, долго совещались и наконец официально объявили о том, что признают себя побежденными.

— Какой позор! — огорченно вздохнул Закет. — Мне это начало по-настоящему нравиться…

Гарион сделал вид, что ничего не слышал.

Когда они вдвоем направились к трибунам, дабы воздать традиционные почести королю, навстречу им с елейной улыбкой на устах выступил белоглазый Нарадас.

— Мои поздравления, господа рыцари, — сказал он. — Вы доблестные, искусные ратники и по праву стяжали нынче славу. Возможно, вы уже слышали, каков первый приз турнира и какой великой чести удостаиваются победители?

— Нет, — ответил ничего не подозревавший Гарион.

— Мы состязались ныне за право сразить ужасное чудовище, смущающее покой сего благословенного королевства.

— Что это за чудовище? — подозрительно спросил Гарион.

— У вас еще есть сомнения, господин рыцарь? Дракон, разумеется.

<p>Глава 14</p>

— Он снова обвел нас вокруг пальца! — ворчал Белдин, когда они возвращались в отведенные им покои. — Этот белоглазый начинает меня раздражать. Думаю, я этого так не оставлю.

— Он производит слишком много шума, — согласился Белгарат. — Здешние люди все же не вполне мимбрийцы. Я явственно слышу, как кто-то здесь прибегает к колдовским чарам, — сказал он, адресуясь к келльской прорицательнице.

— Да, — ответила она. — Я это знаю.

— И ты тоже слышишь этот звук?

Цирадис кивнула.

— Означает ли это, что здесь, на острове, есть и другие далазийцы, которые его слышат?

— Да, почтеннейший Белгарат.

— А эти фальшивые мимбрийцы? Они, по крайней мере, наполовину далазийцы. Возможно ли, что кто-нибудь из них тоже слышит этот звук?

— Вполне.

— Дедушка, — взволнованно заговорил Гарион, — это означает, что половина жителей Дал-Перивора прекрасно осведомлена о том, что я выделывал на ристалище!

— Не думаю — толпа отчаянно шумела.

— Но какая разница?

— Разница есть, и большая.

— Ну что ж, — мрачно заявил Шелк. — Я безо всякого колдовства могу покончить с Нарадасом и при этом гарантирую, что шумихи вокруг этого не будет.

— Но все будет шито белыми нитками, Хелдар, — возразил Сади. — Мы здесь, во дворце, всего лишь чужаки, и если Нарадас будет найден мертвым с одним из твоих кинжалов в спине, может возникнуть масса нежелательных вопросов. Почему бы не предоставить это мне? Я могу обделать дельце более естественным образом.

— Ты толкуешь о хладнокровном убийстве, Сади — с упреком проворчал Дарник.

— Мне по нраву твое благородство, добрый Дарник, — ответил евнух, — но Нарадас уже дважды провел нас и оба раза надолго задержал. Нам необходимо убрать его с пути.

— Он прав, Дарник, — сказал Белгарат. Бархотка поглядела на Сади и произнесла одно лишь слово:

— Зит?

Но Сади отрицательно покачал головой.

— Она не покинет деток — даже ради удовольствия кого-нибудь цапнуть. Но в моем арсенале есть и другие средства, не менее эффективные. Они не столь быстродействующие, но не менее верные.

— А нам с Закетом так и так драться с Зандрамас, — уныло проговорил Гарион. — Но на этот раз придется действовать в одиночку — и все из-за этого дурацкого турнира.

— Но это будет вовсе не Зандрамас, — возразила Бархотка. — Мы с Сенедрой пощебетали со здешними девицами, покуда вы тут щеголяли своей удалью. Они поведали нам, что «сие устрашающее чудовище» время от времени объявляется в здешнем краю вот уже не первое столетие, а Зандрамас творит бесчинства всего каких-нибудь лет десять. Я всерьез подозреваю, что дракон, с которым вам предстоит сразиться, самый настоящий.

— Не уверена, Лизелль, — сказала Полгара. — Зандрамас может в любой момент обернуться драконом. И если настоящий мирно дремлет в своем логове, то, вполне возможно, здешние деревни терроризирует сейчас именно Зандрамас, причем единственно с целью спровоцировать схватку прежде, чем мы доберемся до назначенного места.

— Стоит мне взглянуть на эту гадину — и я тотчас же узнаю, Зандрамас это или нет, — сказал Гарион.

— Как? — спросил Закет.

— Когда мы с нею встретились впервые, я отрубил у нее около четырех футов хвоста. Если у дракона, с которым вы вскоре свидимся, вместо хвоста будет обрубок — значит, это точно Зандрамас.

— Неужели нам и впрямь придется нынче вечером тащиться на эти празднества? — спросил Белдин.

— Но нас там ждут, дядюшка, — сказала Полгара

— Да рази у меня есть што надеть? — заявил он в манере шута Фельдегаста.

— Мы все позаботимся о тебе, дядюшка, — угрожающе произнесла Полгара.

К торжественному вечеру готовились не одну неделю — как-никак это был блистательный финал турнира. Программа развлечений включала танцы, в которых Гарион и Закет, все еще закованные в латы, не могли принять участия. Далее следовал банкет, но опущенные забрала не позволяли беднягам есть. А вокруг звучали цветистые тосты «за здравие могучих и непобедимых воителей, почтивших своим присутствием сей отдаленный остров» — придворные короля Ольдорина наперебой состязались, стремясь изяществом речей превзойти друг друга.

— И сколь долго это продлится? — пробормотал Закет, обращаясь к Гариону.

— Еще не один час…

— Так я и думал… О, вот и наши дамы!

Полгара, сопровождаемая Сенедрой и Бархоткой, величественно вплыла в Тронный зал, словно полновластная владычица. Странно или, наоборот, естественно, Цирадис с ними не было. Полгара, как обычно, облачилась в сапфировое бархатное платье, расшитое серебром. Она выглядела ослепительно. На Сенедре было платье цвета сливок, очень походившее на ее свадебный наряд, — не хватало только россыпи крупных жемчужин, украшавших ее в тот счастливый день. Роскошная медно-рыжая грива маленькой королевы была перекинула через плечо, и по всей груди рассыпались тугие колечки. Бархотка щеголяла бледно-лиловым атласным туалетом. Все молодые рыцари Перивора — то есть те из них, кто еще держался на ногах после ратных подвигов, — были сражены ею наповал. Теперь поражение местных воинов с полным правом можно было считать окончательным.

— Настало время заморочить королю голову — представить дам, — прошептал Гарион на ухо Закету.

Сославшись на необходимость уединения, дамы до сей поры пребывали в своих покоях. Теперь же Гарион выступил вперед и сопроводил их к трону.

— Ваше величество, — обратился он с легким поклоном к королю Ольдорину, — хотя и не дозволено мне, ввиду крайней необходимости в анонимности, поведать вам во всех подробностях об их происхождении и достоинстве, с моей стороны было бы неучтиво — как по отношению к вам, так и к присутствующим здесь прекрасным дамам, — не представить их вам. Итак, имею честь представить вам ее высочество герцогиню Эратскую.

Тут он ничем не рисковал. Никто в этом краю даже приблизительно не представлял себе, где находится Эрат.

Полгара склонилась в реверансе с изысканной грацией.

— Ваше величество, — приветствовала она короля своим звучным голосом.

Король с необычайной живостью вскочил на ноги.

— Ваша высочество, — ответил он с глубоким поклоном. — Вы поистине озарили мое убогое обиталище нездешним светом своей красоты!

— Смею представить вам также ее высочество принцессу Ксеру, — продолжал Гарион.

Сенедра во все глаза уставилась на него, и он, склонившись к ее уху, прошептал:

— Твое настоящее имя слишком широко известно.

Сенедра тотчас же овладела собой.

— Ваше величество, — произнесла она и поклонилась королю с изумительной грацией — изяществом манер она теперь почти не уступала Полгаре. В конце концов, девушка, выросшая при дворе императора, хоть чему-то должна была там научиться!

— Ваше высочество, — кивнул король. — Волшебная краса ваша лишает меня дара речи.

— Ну разве он не мил? — прошептала Сенедра.

— И последней, ваше величество, — продолжал Гарион, — позвольте представить вам, как изволите видеть сами, отнюдь не последнюю в рядах прелестниц мира графиню Турия.

Имя для Бархотки он выдумал тут же на месте.

Бархотка невозмутимо присела в реверансе.

— Ваше величество…

Выпрямившись, она улыбнулась, насмерть сразив короля ямочками на нежных щеках.

— О, госпожа… — Король запнулся и вновь поклонился. — Когда вы изволили улыбнуться, сердце мое остановилось. — Он смущенно огляделся. — Мне казалось, с вами была еще одна дама, господин рыцарь.

— Это слепая бедняжка, ваше величество, — вмешалась Полгара, чтобы спасти положение. — Боюсь, столь искрометное веселье утрачивает всю свою прелесть для той, что пребывает в вечной тьме. Мы передали ее заботам того исполина, что путешествует вместе с нами, — он один из верных слуг ее семейства, оберегающий и сопровождающий ее повсюду с того самого прискорбного дня, когда для нее навек погас свет солнца.

По щекам короля скатились две крупные слезы. Арендийцы, пусть даже в глаза не видевшие родины предков, остались людьми в высшей степени эмоциональными.

Тут вошли и все остальные, и Гарион искренне порадовался, что лицо его скрывает забрало — иначе вряд ли сумел бы скрыть ухмылку. Лицо Белдина было мрачнее грозовой тучи. Волосы его и борода были вымыты и тщательно, волосок к волоску, расчесаны, а сверх того он щеголял синим камзолом, всем, кроме цвета, походившим на одеяние Белгарата. Гарион весьма успешно навешал королю лапши на уши, представляя друзей. Белдина, однако, он приберег «на закуску».

— А это, ваше величество, великий искусник Фельдегаст, необычайно одаренный шут, скрашивавший долгое странствие наше своими изысканными остротами.

Белдин оскалился, сверкнув глазами на Гариона, и небрежно поклонился монарху.

— Ох, ваше величество, и передать не могу, как ослеплен я великолепием града сего и красотами вашего дворца. Видывал я за годы скитания и Тол-Хонет, и Мал-Зэт, и Мельсен и скажу без обиняков, что Дал-Перивор вполне выдерживает сравнения со столь славными градами. А я много земель исходил, торгуя своим искусством и демонстрируя свои таланты.

Лицо короля расплылось в улыбке.

— Господин Фельдегаст, — с поклоном отвечал он, — в мире сем, полном горестей, люди, подобные вам, ценятся на вес золота.

— Ох, ваше величество, вы великодушны сверх всякой меры!

Наконец с формальностями было покончено, Гарион, Закет и остальные смешались с толпой. И тут к Гариону и Закету приблизилась юная дама весьма решительного вида.

— Вы — величайшие рыцари среди всех смертных, господа. — Она грациозно присела. — А высокие титулы спутников ваших красноречивее всяких слов изобличают в вас людей высокородных — возможно даже, королевских кровей. — Она одарила Гариона томным взором. — Обручены ли вы, господин рыцарь?

Гарион беззвучно застонал — вновь все повторялось до мельчайших деталей!

— Я женат, госпожа, — твердо ответил он. На сей раз он уже знал, как достойно выйти из щекотливого положения.

— А-а-а… — разочарованно протянула девица. Но тотчас же повернулась к Закету. — А вы, господин? Связаны ли вы священными узами брака или, может быть, помолвлены с некоей счастливицей?

— Нет, госпожа, — озадаченно отвечал Закет. Глаза девицы сверкнули. И Гарион счел за благо вмешаться.

— Пора тебе, друг мой, принять очередную порцию снадобья — надо признаться, оно горькое, но это необходимо.

— Снадобья? — переспросил Закет. Гарион вздохнул.

— Твой недуг вновь обострился, — изображая горчайшее сожаление, заговорил он. — Сия забывчивость несомненно является предвестником куда более серьезных симптомов, которые не замедлят дать о себе знать. Я молю всех семерых богов, чтобы мы успели совершить наш благородный подвиг, прежде чем наследственное безумие совершенно овладеет тобой…

Решительная юная дама отпрянула. Глаза ее широко раскрылись и наполнились ужасом. Мгновение спустя ее как ветром сдуло.

— Что ты несешь, Гарион? — просипел Закет.

— Я уже бывал в подобных переделках. Эта девица ищет себе мужа.

— Но это же смешно!

— Для нее это было в высшей степени серьезно.

Но тут начались танцы. Гарион и Закет, отойдя к стене, наблюдали за происходящим.

— Какое глупое времяпрепровождение! — заметил Закет. — Никто в здравом уме не станет так бездарно тратить свое время.

— И все же люди делают это единственно потому, что танцы по вкусу дамам. Не знал еще ни одной, которая не любила бы танцевать. Думаю, это у них в крови.

Он поглядел на короля Ольдорина и увидел, что тот ничем не занят. Он увлеченно постукивал каблуком в такт музыке.

— Давай-ка поскорее отыщем Белгарата и потолкуем с королем. Самое время спросить у него насчет карты.

Белгарат стоял, прислонившись к колонне, и с выражением бесконечной скуки на лице наблюдал за танцующими.

— Дедушка, — обратился к нему Гарион, — сейчас никто не отвлекает короля. Давай-ка спросим у него про карту!

— Идея недурна. Похоже, празднество затянется до утра и получить у него официальную аудиенцию мало шансов.

Они приблизились к трону и поклонились.

— Позволено ли нам будет ненадолго отвлечь ваше величество?

— Разумеется, господин рыцарь. Вы и ваш друг — герои дня, и с моей стороны было бы неучтиво не выслушать вас со вниманием. Что заботит вас?

— Сущая мелочь, ваше величество. — Учитель Гарат (представляя деда королю, Гарион ограничился тем, что опустил приставку «Бель»), как я уже говорил, пестует меня с малолетства, да и доселе мудро руководит мною. Но он еще и довольно крупный ученый, а в последнее время увлекся географией. Издавна географы спорят о том, как именно выглядел древний мир — прежде, чем раскололся. По чистой случайности учитель Гарат прослышал о том, что некая древняя карта хранится здесь, во дворце Дал-Перивора. Обуреваемый любопытством, он просил меня поинтересоваться у вас, знаете ли вы о существовании карты сей, а если по счастью слух окажется правдой, то не позволите ли вы ему на нее взглянуть.

— Воистину, учитель Гарат, — отвечал король, — слух правдив. Карта, которую вы разыскиваете, — одна из самых драгоценных наших реликвий, ибо именно она привела наших далеких предков на сей пустынный брег. Как только выдастся свободная минутка, я счастлив буду оказать вам помощь в ваших ученых исследованиях.

И тут из-за пурпурных драпировок позади трона выступил Нарадас.

— Опасаюсь, нынче не лучшее время для научных изысканий, ваше величество, — самодовольно заявил он. — Да простит меня мой король, но я случайно услышал последние ваши слова — я как раз спешил сюда, дабы сообщить вам печальную новость. Прибыл гонец с востока и принес весть, что как раз сейчас злобный дракон разоряет деревушку Дал-Эста — это менее, чем в трех лигах от города. Он совершенно непредсказуем и всегда нападает неожиданно — он может вновь скрыться в леса на неопределенное время. Кажется мне, можно извлечь выгоду из постигшей деревню трагедии. Самое время нанести удар. Вряд ли представится для наших бесстрашных победителей лучшая возможность избавить нас от этой напасти. Я успел заметить также, что сии два отважных рыцаря со вниманием прислушиваются к мудрым советам своего старца-учителя, посему разумно будет ему сопровождать их на подвиг.

— Умно сказано, Эрезель, — с энтузиазмом согласился безмозглый король. — Я опасался, что нам не так-то скоро удастся выманить зверя из лесов. А тут все случилось само собой — и всего за одну ночь. Отправляйтесь же в путь, доблестные мои рыцари и учитель Гарат! Избавьте королевство мое от дракона — и вам ни в чем не будет отказа! Я осыплю вас благодеяниями!

— Вы подоспели как раз вовремя, добрый Эрезель, — сказал Белгарат.

Речь его была изысканно вежлива, но Гарион слишком хорошо знал деда, чтобы не понять, что у того на уме. А Белгарат тем временем продолжал:

— Его величество король как всегда прав — вы избавили нас от долгого ожидания. Как только выдастся свободная минутка, не сомневайтесь, что я найду способ достойно вас отблагодарить.

Нарадас испуганно отпрянул.

— Не стоит благодарности, учитель Гарат, — сказал он. — Я всего лишь сделал то, что велит мне мой долг.

— О да, — ответил Белгарат. — Все мы — люди долга. Засвидетельствуй мое почтение своей владычице, когда будешь возносить ей молитвы. Пусть Дитя Тьмы знает, что, как и было предсказано, мы вскоре встретимся.

Старец отвернулся и, сопровождаемый Гарионом и Закетом, с каменным лицом прошел между танцующих и вышел вон из Тронного зала. В присутствии посторонних он сохранял спокойствие, но в пустом коридоре дал волю чувствам.

— Карта была у меня почти в руках! — бушевал он. — Нарадас снова все испортил!

— Мне пойти и позвать остальных? — спросил Гарион.

— Нет. Все они только и ждут, чтоб как можно скорее отправиться в путь. Они тотчас же начнут спорить. Мы оставим им записку.

— Опять?

— События повторяются все чаще с каждым днем, не правда ли?

— Будем надеяться, что на сей раз Полгара поведет себя иначе.

— О чем это вы? Не понимаю. — Закет был совершенно сбит с толку.

— Мы с дедушкой и Шелком в свое время тайком ускользнули из Ривы на встречу с Тораком, — объяснил другу Гарион. — Мы оставили записку, но Полгара была вне себя от досады. Насколько мне известно, она вовсю бранилась, да и погода резко испортилась.

— Госпожа Полгара? Да она сама учтивость!

— Не обольщайся, Закет, — сказал Белгарат. — Нрав у Полгары крутой — и она дает ему волю тогда, когда все складывается не так, как бы ей хотелось.

— Должно быть, это у вас семейное, — откровенно заявил Закет.

— Пытаешься шутить? А ну-ка вы, двое! Шагом марш на конюшню! Велите конюшим седлать коней да расспросите подробно, как добраться до деревни. А я хочу перекинуться словечком с Цирадис. Уж теперь-то я добьюсь от этой девицы внятных ответов! Через несколько минут встретимся во дворе — ждите меня там.

Спустя минут десять они уже сидели в седлах. Гарион и Закет прихватили свои боевые копья. Когда они выехали со двора, Гарион спросил:

— Цирадис что-нибудь сказала?

— Кое-что. Мол, здешний дракон ничего общего не имеет с Зандрамас.

— Так, значит, он настоящий?

— Возможно. На сей счет она высказалась весьма туманно. Поведала, правда, что драконом руководит некий дух. А это значит, что вам обоим следует соблюдать величайшую осторожность. Обычный дракон туп как пробка. Но если им управляет дух, он становится много сообразительнее.

Из темного переулка наперерез им метнулась тень. Это была волчица.

— Как поживаешь, сестрица? — спросил Гарион.

Это было традиционное приветствие — в самый последний момент он решил не называть ее бабушкой.

— Сестра всем довольна. Вы едете на охоту. Сестра будет вас сопровождать.

— Брат предупреждает, что зверь, которого мы разыскиваем, непригоден в пищу.

— Сестра охотится не только для пропитания.

— Что она говорит? — спросил Закет.

— Хочет сопровождать нас.

— Ты предупредил ее, насколько это опасно?

— Полагаю, ей это известно.

— Ее личное дело, — пожал плечами Белгарат. — Объяснять волку, что ему делать, — все равно что переливать из пустого в порожнее.

Они миновали городские ворота и поехали по дороге, которую указал королевский конюший.

— Он сказал, что до деревни миль восемь, — сказал Гарион.

Белгарат поглядел на ночное небо.

— Хорошо. Очень хорошо. Полная луна в зените. Пустим лошадей в галоп и попридержим, когда будем примерно в миле от деревушки.

— А как мы узнаем, что деревня близко? — спросил Закет.

— Узнаем, — сказал как отрезал Белгарат. — Зарево пожара хорошо видно ночью.

— Но ведь не дышат же они огнем на самом деле?

— Как ни прискорбно, но это правда. Вы оба в латах, поэтому большого вреда он вам не нанесет. Попытайтесь сперва вонзить в его тело копья, а потом прикончите его мечами. И не тяните резину! Чем раньше мы возвратимся во дворец, тем скорее получим карту. Вперед!

Как и предсказал Белгарат, примерно через час они увидели впереди кровавое зарево. Старый волшебник натянул поводья.

— Теперь будьте осторожны! Надо сперва точно определить, где эта тварь находится.

— Сестра пойдет и поглядит, — промолвила волчица и исчезла в темноте, не дожидаясь ответа.

— Хорошо, что она пошла с нами, — сказал Белгарат. — Уж не знаю почему, но ее присутствие действует на меня благотворно.

Гарион улыбнулся под забралом.

Деревушка Дал-Эста лежала на склоне холма, и хорошо видны были объятые пламенем амбары и хижины. Они подъехали к холму чуть поближе и встретились с поджидавшей их волчицей.

— Сестра видела зверя, которого вы ищете, — сказала она. — Как раз сейчас он лакомится очередной жертвой с другой стороны холма — там, где находятся логова двуногих.

— А кого он ест? — спросил Гарион.

— Скотину вроде той, на которой ты сидишь.

— Что? — спросил Закет.

— Дракон по ту сторону холма, на краю деревни, — ответил Белгарат. — Поедает лошадь.

— Лошадь? Белгарат, сейчас не до шуток. А сам-то дракон какого размера?

— Величиной примерно с дом — разумеется, не считая крыльев.

Закет судорожно сглотнул.

— Может, еще не поздно передумать? До последнего времени в моей жизни было очень мало радостей. Я хотел бы успеть вполне насладиться…

— Боюсь, пути назад нет, — сказал Гарион. — Дракон не очень быстро летает, к тому же ему требуется некоторое время, чтобы взлететь. Если нам удастся застать его врасплох, покуда он лакомится, то, возможно, мы сможем убить его прежде, чем он поймет, что к чему.

Они осторожно объехали холм, миновав вытоптанные посевы и полусъеденные коровьи туши. Валялись окрест и другие мертвые тела, но Гарион предпочел на них не смотреть.

И вот они увидели дракона.

— Зубы Торака! — пробормотал Закет. — Да он больше слона!

Передними лапами с жуткими когтями дракон прижимал к земле растерзанную лошадь, и не столько ел, сколько забавы ради разрывал добычу на части.

— Давайте рискнем, — сказал Белгарат. — Когда дракон ест, он обычно теряет бдительность. Но будьте предельно осторожны! Вонзите поглубже в его тело копья — и быстро назад! Смотрите, чтобы лошади не споткнулись. Если хоть одна упадет, всаднику конец — нечего и думать пешему противостоять такому чудищу. Мы с сестрицей зайдем к нему в тыл и атакуем хвост. Это его слабое место — пара добрых укусов отвлечет тварь от вас.

Старый волшебник спешился, отошел на безопасное расстояние от лошадей и обернулся огромным серебристым волком.

— Меня такие штуки до сих пор нервируют, — признался Закет.

Гарион тем временем внимательно смотрел на пирующего дракона.

— Обрати внимание на положение его крыльев, — тихо сказал он. — Когда у него вот так опущена голова, он не видит, что позади него. Ты заходи с этой стороны, а я нападу с противоположной. Когда мы оба будем готовы, я свистну. По этому сигналу мы нападем. Скачи так быстро, как только сможешь, но постарайся оставаться под прикрытием крыла. Вонзи копье поглубже и оставь его в ране. Пара копий под мышками затруднят ему движение. Вонзив копье, тут же поворачивай коня.

— Как ты хладнокровен, Гарион.

— В такой ситуации это жизненно необходимо. Утратишь ясность ума — тотчас же все провалишь. Кстати, это далеко не самая заковыристая задачка — ты сам знаешь, мы справлялись кое с чем и потруднее. Ну, удачи!

— И тебе.

Они разъехались в разные стороны и вскоре оказались по бокам у дракона. Закет дважды взмахнул копьем, давая Гариону знак, что он готов. Гарион вздохнул всей грудью. Он заметил, что руки у него слегка дрожат. Он приказал себе ни о чем постороннем не думать и ничего не видеть, кроме драконьего бока. Потом оглушительно свистнул.

И оба всадника с разных сторон кинулись в атаку.

В общем и целом стратегический план Гариона сработал. Однако чешуйчатая шкура дракона оказалась много прочнее, нежели предполагал Гарион, и копья вошли в тело совсем не так глубоко, как он ожидал. Он поворотил Кретьена и стремглав поскакал прочь.

Дракон взревел, дохнул огнем и стал неуклюже поворачиваться, намереваясь броситься вдогонку за Гарионом. Но торчащие из тела копья мешали зверю двигаться. А тут еще подоспели Белгарат и волчица и теперь, утробно рыча, кусали и рвали драконий хвост. Отчаявшийся дракон замахал своими кожистыми крыльями, похожими на паруса, тяжело поднялся в воздух, хрипло рыча от боли и изрыгая пламя.

«Он уходит!» — мысленно крикнул Гарион деду.

«Он скоро вернется. Драконы — существа на редкость мстительные».

Гарион проехал мимо дохлой лошади и приблизился к Закету.

— Раны, которые мы нанесли ему, надо думать, смертельны? — с надеждой в голосе спросил маллореец.

— Я бы на этот счет не обольщался, — ответил Гарион. — Копья сидят у него в теле неглубоко. Нам нельзя расслабляться. Дедушка говорит, что он с минуты на минуту возвратится.

«Гарион! — прозвучал в мозгу у Гариона голос деда. — Я кое-что задумал. Предупреди Закета, чтобы не ударился в панику».

— Дедушка говорит, что прибегнет к волшебству. Поэтому, если что, не пугайся.

— Что он надумал?

— Не знаю. Он не сказал.

Гарион почувствовал знакомое напряжение и услышал тихий звук. И вдруг их с Закетом объяло бледное радужное сияние.

— Живописно, — оценил Закет. — А зачем это нужно?

Император явно начинал нервничать. Из темноты выскочил серебристый волк.

— Недурно вышло, — по-волчьи сказал он.

— Что это? — спросил Гарион.

— Нечто вроде щита. Он убережет вас от огня — по крайней мере отчасти. Остальное сделают латы. Возможны легкие ожоги, но, думаю, не более того. Однако не теряйте головы. В арсенале дракона есть еще и зубы, и когти.

— Это магический щит, — растолковал Закету Гарион. — Он предохранит нас от пламени.

И тут с восточной стороны донесся громкий рык, и в небе полыхнуло пламя.

— Готовься! — отрывисто приказал Гарион. — Он возвращается!

Наказав Шару не своевольничать, Гарион выхватил из ножен Ривский меч. Закет уже крепко сжимал в руках свое оружие.

— Разойдемся в разные стороны! — сказал Гарион. — Мы должны стоять достаточно далеко друг от друга, чтобы он мог напасть лишь на одного. Если эта тварь бросится на тебя, я атакую ее со спины, а если на меня — ты сделай то же. По возможности рубани ее по хвосту. Хвостом своим дракон отчаянно дорожит и непременно обернется. Тогда, кто бы из нас ни оказался от него спереди, сможет нанести удар по шее.

— Здорово придумано, — ответил Закет.

И они изготовились к бою.

Гарион заметил, что древки копья, которые они вонзили в тело зверя, были откушены — теперь из боков дракона торчали лишь коротенькие обрубки. Чудище избрало своей жертвой Закета — и столь мощен был его бросок, что император вылетел из седла. Он копошился на земле, силясь подняться, а дракон плевал в него огнем.

Закет предпринимал одну попытку встать за другой, но все тщетно. Он инстинктивно уворачивался от огненных струй — и вот острые когти дракона сцапали его, прижав к земле. Змеиная шея чудища грозно изогнулась, а страшные клыки лязгнули о доспехи.

И Гариону пришлось отвергнуть свою изящную тактику. Он поспешно соскочил с седла и бросился на подмогу Закету.

— Огня! — рявкнул он, обращаясь к Шару.

Ярко-голубое пламя тотчас же объяло его клинок. Гарион знал, что Торак сотворил дракона невосприимчивым к традиционному колдовству, но оставалась надежда, что чудище не устоит перед мощью Шара. Гарион загородил барахтающегося Закета и взмахнул мечом прямо перед оскаленной мордой дракона. Клинок Ривского меча со свистом рассекал плоть, и каждый удар сопровождался отчаянным визгом раненого зверя. Но чудище и не думало отступать.

— Вставай! — крикнул Закету Гарион. — Поднимайся на ноги!

Он слышал за спиной лязганье доспехов — маллореец судорожно пытался подняться. Вдруг, пересилив боль, дракон взмахнул когтистой лапой и сшиб Гариона с ног. Тот упал прямо на распростертого на земле Закета. Дракон издал торжествующий крик — его оскаленная пасть оказалась прямо перед лицом Гариона. В отчаянии он взмахнул мечом и угодил чудищу прямо в левый глаз. Даже в столь безнадежном положении Гарион не мог не провести некоей параллели — этот же глаз некогда благодаря вмешательству Шара потерял Торак. И отчего-то Гарион совершенно уверился в том, что победа близка.

Дракон отшатнулся, взревев от ярости и боли. И Гарион этим тотчас же воспользовался — он вскочил на ноги и рывком поднял Закета.

— Заходи слева! — прорычал он. — Теперь он слеп на левый глаз! Я его отвлеку. А ты рубани по шее!

Они снова разделились, спеша довершить дело, покуда дракон не оправился от потрясения. Гарион изо всех сил взмахнул мечом и глубоко рассек драконью морду — из раны хлынула кровь, обрызгав его доспехи, а дракон в ответ на удар дохнул на противника пламенем. Но Гарион, не обращая на это внимания, продолжал орудовать мечом. Он видел, как Закет, держа меч обеими руками, наносит удары по змеиной шее чудища, но прочная чешуя надежно защищала дракона. Гарион же продолжал рубить пылающим мечом. Полуослепший дракон взмахнул лапой, а Гарион с такой силой ударил по ней мечом, что почти перерубил ее пополам. Терпение у дракона наконец лопнуло, и он стал медленно, шаг за шагом, отступать.

— Действуй! — закричал Закету Гарион. — Не дай ему времени опомниться!

И они принялись преследовать зверя, не давая своим мечам отдыха. Когда удар наносил Гарион, дракон поворачивал морду к нему, чтобы дохнуть пламенем, а Закет в это время ударял по незащищенной шее. Тогда чудище неуклюже поворачивалось к новому врагу, а Гарион тем временем наотмашь рубил с другой стороны. Разъяренный и сбитый с толку дракон вертел головой в разные стороны, и снопы пламени куда чаще попадали в землю, чем в нападавших. Наконец, уже не в силах терпеть адскую боль, дракон отчаянно захлопал отвратительными крыльями, силясь оторваться от земли.

— Не позволяй твари взлететь! — орал Гарион. — Атакуй! Обруби ей крылья!

Теперь оба они сосредоточили свои усилия на том, чтобы лишить дракона крыльев — его последней надежды на спасение, но кожа чудища оказалась слишком прочной. И вот оно тяжело оторвалось от земли, взвилось в небо и, все еще вопя от боли, дыша пламенем и обливаясь кровью, струящейся из многочисленных ран, полетело на запад.

Белгарат, уже в человеческом обличье, бежал к друзьям, дрожа от ярости.

— Вы сдурели? — заорал он. — Я же приказывал вам быть осторожными!

— Все пошло не совсем так, как мы предполагали, — тяжело дыша, ответил Закет. — У нас не оставалось выбора. — Он взглянул на короля Ривы. — Ты снова спас мне жизнь, Гарион. Кажется, это у тебя уже вошло в привычку…

— Просто ничего другого мне не оставалось. — Гарион тяжело осел на землю. — Нам с тобой еще предстоит настичь и добить его. Иначе он возвратится…

— Сестра иного мнения, — заметила подошедшая волчица. — У сестры богатый опыт общения с ранеными животными. Вы воткнули ему в бока палки, выкололи глаз, почти что отрубили лапу и изранили морду. Он забьется в свое логово и не вылезет оттуда, пока раны не заживут. А может, там и сдохнет.

Гарион торопливо перевел ее слова Закету.

— Тогда на нас сваливается новая проблема, — огорченно сказал маллореец. — Как удастся нам убедить короля, что мы изгнали эту дрянь из пределов королевства? Если бы мы его убили, то тем бы дело и кончилось, а теперь король, не без наущения Нарадаса, может настаивать, чтобы мы остались в замке, покуда он сам не уверится, что дракон не вернется…

Белгарат нахмурился.

— Думаю, Цирадис была права. Дракон вел себя не вполне по-драконьи. Всякий раз, когда Гарион ранил его огненным мечом, он слишком проворно уворачивался от следующего удара.

— А ты бы на его месте как поступал? — упрямился Закет.

— Тут есть существенная разница. Обычный дракон нечувствителен к пламени. Этой же тварью руководило нечто, уязвимое для чар Шара. Мне необходимо обсудить ситуацию с Белдином, когда мы вернемся. Отдышитесь и едем назад. Мне надо как можно скорее вернуться в Дал-Перивор и заполучить карту.

<p>Глава 15</p>

Они возвратились во дворец перед самым рассветом и, к великому изумлению, обнаружили, что почти никто не спит. По Тронному залу пронесся всеобщий вздох, когда в дверях показались Гарион и Закет. Доспехи Гариона были местами оплавлены и обагрены кровью дракона, а короткий плащ, накинутый поверх лат Закета, — обуглен и изодран страшными когтями. Панцирь на груди маллорейского императора избороздили глубокие царапины. Доспехи рыцарей красноречиво свидетельствовали, сколь страшным был бой.

— Мои доблестные победители! — воскликнул король, завидев их.

Сперва Гариону почудилось, что король, увидев их живыми, ошибочно решил, будто они убили дракона.

— За все те годы, что это исчадие преисподней разоряет наше королевство, — продолжал король, — впервые кому-то удалось обратить сие отвратительное создание в бегство!

Заметив изумленное лицо Белгарата, монарх милостиво соизволил объясниться.

— Не далее чем два часа тому назад узрели мы в небесах над городом дракона, вопящего от боли и ужаса.

— И куда он полетел, ваше величество? — спросил Гарион.

— В последний раз его видели, когда он устремился на запад прямо через море, господин рыцарь, ведь, как известно всем в нашем краю, логово его находится где-то там. Заслуженная кара, понесенная им от руки твоей, благородный рыцарь, и твоего могучего сподвижника, заставила его покинуть пределы нашего благословенного королевства. Несомненно, чудище забьется в свое логово, чтобы зализать многочисленные раны. Теперь же не соблаговолите ли поведать в подробностях сражения вашего со зверем? Мы с великим нетерпением ждем рассказа.

— Позвольте-ка мне, — пробормотал Белгарат, выступая вперед. — Сии два непобедимых воина, ваше величество, люди весьма скромные, как и подобает рыцарям благородным. Сдается мне, что они окажутся чересчур сдержанными, описывая происшедшее, из опасения показаться хвастунами. Возможно, будет лучше, ежели я сам поведаю обо всем, чтобы ваше величество и придворные узнали всю правду о том, что произошло.

— Хорошо сказано, учитель Гарат, — похвалил старца король. — Истинная скромность — украшение всякого высокородного рыцаря. Но порой, как вы только что изволили заметить, она мешает восстановить во всех подробностях картину подвига. Прошу вас, начинайте.

— Право, не знаю, с чего и начать, — изобразил растерянность Белгарат. — Ну хорошо. Как уже известно вашему величеству, мудрый Эрезель подоспел вовремя с вестью о том, что дракон бесчинствует в деревеньке Дал-Эста. Тотчас же, покинув сей зал, мы вскочили в седла и помчались в направлении вышепоименованного селения. Там к тому времени бушевал пожар — огненное дыхание страшного чудовища не пощадило ни одного двора. Окрест виднелись мертвые тела селян и туши скотины, коих умертвил дракон и отчасти уже пожрал — ибо для него всякая плоть есть пища.

— Какая жалость… — вздохнул король.

— Его искреннее сочувствие весьма трогательно, — прошептал Закет на ухо Гариону. — Но я сильно сомневаюсь, чтобы он приказал отпереть сундуки с золотом, чтобы помочь крестьянам вновь отстроиться…

— Что? Добровольно отдать простолюдинам то, что он с великим трудом выбивал из них усилиями сборщиков податей? — притворно изумился Гарион. — Что за дикая мысль пришла тебе в голову!

— Доблестные рыцари сии обозрели окрестности, — продолжал Белгарат, — и вскоре обнаружили дракона, который как раз в тот момент пожирал табун лошадей.

— Я почему-то видел только одну лошадь, — прошептал Закет.

— Порой дедушка преувеличивает, чтобы рассказ получился более захватывающим, — шепотом ответил Гарион.

А Белгарат уже подбирался к самому драматичному эпизоду.

— Следуя моему совету, — скромно говорил он, — бесстрашные сии рыцари помешкали, дабы обдумать положение. Мы все тотчас же уразумели, что внимание дракона всецело поглощено страшным пиром — к тому же, ввиду исполинских своих размеров и жестокости нрава, существо это не привыкло никого опасаться. Рыцари наши разошлись в разные стороны, дабы атаковать дракона с разных сторон, лелея надежду пронзить внутренности его своими могучими копьями. Двигались они с великой осторожностью, шаг за шагом, ибо хоть и превосходят они всех в подлунном мире храбростью, но при этом отнюдь не глупцы.

В Тронном зале царила мертвая тишина — придворные, затаив дыхание, внимали старику. И Гариону невольно вспомнилось, как слушали его некогда обитатели фермы Фалдора…

— Послушай, не хватил ли он через край? — тревожно прошептал Закет.

— Это совершенно неизбежно, — вздохнул Гарион. — Дедушка просто не способен удержаться, чтобы не приукрасить рассказ, который и без того достаточно увлекателен. А ведь он еще и артист от природы…

Теперь, уверенный в том, что совершенно завладел вниманием аудитории, Белгарат прибег к излюбленным приемам профессионального рассказчика. Он то возвышал голос до крика, то переходил почти на шепот. Говорил то быстрее, то медленнее, при этом энергично жестикулируя. Очевидно было, что старец упивается происходящим. Он во всех подробностях описывал их одновременное нападение на дракона — рассказал о первом позорном отступлении чудища, приукрасив свое повествование тут же выдуманной сказкой о «ликовании, коим преисполнились сердца доблестных рыцарей, когда они решили, что уязвлено сие чудище смертельно». Но, невзирая на очевидность преувеличения, аудитория была зачарована.

— Хотелось бы мне посмотреть на этот бой, — пробормотал Закет. — Наш был куда прозаичнее…

А старик уже вовсю расписывал возвращение мстительного дракона и, для пущего интереса, долго и подробно рассказывал о том, как Закет свалился с коня.

— И тогда, презрев страх и рискуя жизнью, мужественный товарищ его вступил в смертельную схватку с чудищем. Опасаясь, что поверженный друг смертельно ранен, пылая праведным гневом, он ринулся прямо в отверстую пасть дракона, размахивая своим могучим клинком.

— Неужели ты и впрямь в тот момент забивал себе голову этими глупостями? — спросил Закет.

— Знаешь, как раз в этом дедушка недалек от истины.

— И тут, — продолжал Белгарат, — случилось нечто необъяснимое. Возможно, зарево пожара озарило клинок, но мне почудилось, будто меч героя объяло пламя. Он наносил удар за ударом, наградой за каждый из которых были реки зловонной драконьей крови и вопли боли. И вот — о ужас! — от случайного удара когтистой лапы монстра наш герой сперва споткнулся, а затем упал прямо на товарища, который все еще тщетно пытался подняться.

Из толпы раздались стоны отчаяния — невзирая на то, что присутствие обоих героев красноречиво свидетельствовало о том, что они целы и невредимы.

— Признаюсь, не стыдясь, — разглагольствовал Белгарат, — что сердце мое в тот миг утонуло в пучине отчаяния. Но когда чудище уже готово было пожрать наших храбрых рыцарей, один из них — имени его называть я не стану — вонзил свой пылающий меч прямо в глаз отвратительного дракона.

Наградой рассказчику был гром аплодисментов.

— Визжа от боли, дракон дрогнул и отступился от своих жертв. Герои же воспользовались преимуществом и встали на ноги. И тут закипела кровавая битва…

Белгарат, не жалея красок — в особенности красной, — описал битву, удесятерив количество нанесенных ударов и галлонов пролившейся крови.

— Если бы я и впрямь столько раз подряд взмахнул мечом, у меня бы просто отвалились руки, — усмехнулся Закет.

— Не обращай внимания, — дружески посоветовал Гарион. — Видишь, как он наслаждается?

— Наконец, — уже слегка утомленно проговорил Белгарат, — не в силах более сносить боль, дракон, дотоле не ведавший страха, трусливо обратился в бегство. Как уже сказал король, сие исчадие преисподней пролетело над городом, направляясь в свое логово, где, полагаю я, будет страдать от страха, который познал он в эту ночь, не менее, чем от многочисленных своих ран. Искренне верю я, что никогда более не отравит он мерзким своим дыханием воздуха сего благословенного королевства — ибо, как ни туп дракон по природе своей, но у него хватит ума не возвращаться туда, где пострадал он столь жестоко. На этом, ваше величество, позвольте мне завершить правдивый рассказ о случившемся.

— Изумительно! — восхищенно пробормотал король.

И собравшиеся в Тронном зале разразились овациями. Белгарат обернулся к толпе придворных и церемонно поклонился, дав знак Гариону и Закету, чтобы они сделали то же. У старика, однако, был такой вид, словно он милостиво разделяет с ними свой триумф.

Дворцовые аристократы, многие со слезами на глазах, ринулись поздравлять Гариона и Закета с блестящей победой, а Белгарата — с триумфом его повествования. Гарион уже заметил Нарадаса, стоящего подле короля. Его белые мертвенные глаза пылали ненавистью.

— Готовьтесь, — вполголоса предупредил друзей Гарион. — Нарадас что-то замышляет.

Когда суета немного улеглась, белоглазый гролим выступил вперед.

— Я с радостью присоединяю свой голос к хвалебным речам в адрес наших славных героев и мудрого их наставника. В королевстве нашем подобных им доселе не видывали. Однако опасаюсь, что учитель Гарат, окрыленный созерцанием этой, не стану спорить, потрясающей схватки, может некоторым образом заблуждаться насчет нынешнего образа мыслей раненого дракона. Не стану спорить и с тем, что обычный зверь, будучи столь жестоко изранен, забивается в укромное место, дабы исцелиться или же умереть. Загвоздка в том, что сие отвратительное и кровожадное создание — существо необычайное. Не может ли случиться так, что после всего, что выпало на его долю, оно не угомонится, но воспылает жаждой мщения? И если наши могучие рыцари сейчас покинут нас, не останется ли наше прекрасное и благословенное королевство беззащитным перед чудовищем, обуреваемым ненавистью?

— Так я и знал! — сквозь зубы прорычал Закет.

— Посему воспользуюсь предоставленной мне честью, — продолжал Нарадас, — и осмелюсь смиренно посоветовать его величеству и всем придворным хорошенько обдумать создавшееся положение, прежде чем поспешно отпускать с миром наших драгоценных гостей. Мы убедились, что они, возможно, единственные во всем свете, кто способен противостоять чудовищу хотя бы с некоторой надеждой на успех. Найдутся ли среди здешних рыцарей такие, о ком мы с уверенностью могли бы сказать то же?

— Возможно, в словах твоих и есть зерно истины, — с неожиданной холодностью ответил монарх, — но с моей стороны было бы неучтиво удерживать их здесь против воли — особенно если вспомнить об их священном долге. Мы и так их уже порядком задержали. Настаивать же на большем значило бы проявить вопиющую неблагодарность. Посему повелеваю завтрашний день в королевстве объявить днем торжеств и сердечной благодарности героям. Закончатся торжества королевским банкетом в честь отважных рыцарей. Воздав им все возможные почести, мы отпустим их с миром. Но солнце уже встало, а герои несомненно смертельно утомлены как вчерашним турниром, так и ночным подвигом. Нынешний же день будет днем подготовки к торжествам завтрашним. Теперь отойдем же ко сну, дабы освежиться, а затем заняться делами.

— Я полагал, он до этого не додумается, — говорил Закет, когда они пробирались сквозь толпу придворных. — Сдается мне, сейчас я вполне мог бы спать стоя…

— Только не это! — взмолился Гарион. — Ты же в латах и, когда рухнешь навзничь, весь город перебудишь! А я вовсе не желаю, чтобы мне мешали спать. Я ведь не меньше твоего устал…

— По крайней мере, тебе есть с кем лечь рядом.

— Да, и таковых даже двое — если считать волчонка. А все щенята на свете, как я заметил, испытывают нездоровый интерес к пальцам на людских ногах.

Закет расхохотался.

— Дедушка, до сих пор король безропотно соглашался со всем, что предлагал Нарадас. Сдается мне, ты немножко… помудрил над ним.

— Ну, разве что самую малость, — признался Белгарат. — Обычно я избегаю подобного, но на сей раз ситуация была слишком уж необычной.

В коридоре их нагнал запыхавшийся Нарадас.

— Ты еще не победил, Белгарат! — прошипел он.

— Возможно, — величественно кивнул Белгарат. — Как, впрочем, и ты, Нарадас. Подозреваю, что Зандрамас — ты, несомненно, слышал это имя — будет сердита на тебя за твой бездарный провал. Возможно, если ты ударишься в бега прямо сейчас, то сможешь ускользнуть от ее гнева — по крайней мере, хотя бы отсрочить свой конец.

— О, это еще не конец, Белгарат!

— Я этого и не говорил, старина. — Белгарат презрительно потрепал Нарадаса по щеке. — Уноси ноги, гролим, покуда они у тебя еще целы. — Он помолчал. — Но, впрочем, может быть, ты предпочтешь бросить вызов мне? Принимая во внимание твой более чем скромный дар, я бы тебе этого не рекомендовал. Хотя дело твое…

Бросив изумленный взгляд на бессмертного старца, Нарадас ретировался.

— Обожаю вот так расправляться с ихним братом! — злорадно ухмыльнулся Белгарат.

— Ты ужасный старик! — сказал Закет.

— А я этого никогда и не скрывал, Закет, — улыбнулся Белгарат еще шире. — Пойдем-ка потолкуем с Сади. Нарадас делается все несноснее. Полагаю, пора ему от нас отстать.

— Ты готов на все, не так ли? — спросил Закет, идя рядом со стариком по коридору.

— Для пользы нашего дела? Да, на все.

— А когда я встал на твоем пути там, в Рэк-Хагге, ты вполне мог бы оставить от меня мокрое место?

— Пожалуй, мог бы.

— Но ты этого не сделал. Почему?

— Просто подумал, что ты можешь мне пригодиться, к тому же я видел в тебе нечто большее, чем все остальные.

— Ты видел во мне нечто большее, чем императора, повелевающего половиной мира?

— Это все чепуха, Закет, — презрительно бросил Белгарат. — Твой друг — Повелитель Запада, а все еще по утрам мучается, не зная, какой башмак на какую ногу натянуть.

— Неправда! — вскинулся Гарион.

— Но только потому, что у тебя есть Сенедра, — она и помогает тебе решить эту проблему. Вот что тебе на самом деле необходимо, Закет. Жена, которая помогла бы тебе выглядеть презентабельно.

— Боюсь, это совершенно исключено, Белгарат, — вздохнул Закет.

— Поживем — увидим, — ответил бессмертный старец.

В отведенных им дворцовых покоях прием героям оказали отнюдь не радушный.

— Ты старый дурак! — хищной птицей накинулась на отца Полгара.

Далее события развивались стремительно.

— Ах ты идиот! — завизжала Сенедра, набрасываясь на Гариона.

— Прошу тебя, Сенедра, — спокойно прервала ее Полгара. — Позволь сперва закончить мне.

— О разумеется, Полгара, — вежливо ответствовала королева Ривы. — Простите. Вы терпите несправедливость много дольше, нежели я. К тому же я вполне могу разобраться с этим типом в постели — там он узнает, что я о нем думаю!

— И ты предлагаешь мне жениться? — спросил Закет у Белгарата.

— Не спорю, у брака есть и свои отрицательные стороны, — спокойно ответил волшебник. — Он огляделся. — Стены все еще стоят, да и следов взрывов я не наблюдаю. Может быть, ты когда-нибудь станешь взрослой, Пол.

— Снова записка? — взвизгнула она. — Снова дурацкая писулька?

— Мы были ограничены во времени.

— И вы втроем бросили вызов дракону?

— В общем, почти так оно и было. С нами отправилась еще волчица.

— Это животное? И вы надеялись, что она защитит вас от дракона?

— Волчица оказалась нам очень полезна.

Тут Полгара начала ругаться, причем на нескольких языках попеременно.

— Но, Пол, — мягко упрекнул дочь Белгарат, — ты ведь даже не знаешь значения всех этих слов — по крайней мере, я на это надеюсь.

— Ты недооцениваешь меня, старик! Мы с тобой еще поговорим. А теперь, Сенедра, твоя очередь.

— Полагаю, я предпочту поговорить с его величеством один на один — тогда я смогу высказаться куда более определенно, чем при свидетелях, — ледяным тоном произнесла маленькая королева.

Гарион вздрогнул.

И тут, к изумлению всех присутствующих, подала голос Цирадис:

— Весьма неучтиво с твоей стороны, император маллорейский, подвергать себя смертельной опасности, не посоветовавшись прежде со мною.

Таким образом выяснилось, что Белгарат, беседуя с прорицательницей перед схваткой с драконом, высказывался весьма обтекаемо и по обыкновению позабыл сказать конкретно, что они собираются предпринять.

— Молю тебя о прощении, великая прорицательница, — голосом кающегося грешника затянул Закет, бессознательно переходя на старинный слог. — Столь безотлагательным было дело наше, что спрашивать совета не нашлось времени.

— Кудревато сказано, — пробормотала Бархотка. — Эдак, чего доброго, мы сделаем из него благовоспитанного человека!

В ответ Закет приподнял забрало и улыбнулся девушке чарующей, совершенно мальчишеской улыбкой.

— Пусть так, Закет, — сурово продолжала Цирадис, — но знай, что я сердита на тебя за твою бездумную опрометчивость.

— То, что я оскорбил тебя, великая прорицательница, разрывает мне сердце — могу лишь трепетно надеяться, что в твоем сердце довольно доброты, чтобы простить мне мою оплошность.

— О-о-о… — вздохнула Бархотка. — Он великолепен! Хелдар, ты записываешь?

— Я? — изумился Шелк.

— Да. Ты.

От всего происходящего у Гариона уже круги плыли перед глазами.

— Дарник, — жалобно попросил он, — можешь ты вызволить меня из всего этого?

И он постучал по своей закованной в железо груди.

— Если хочешь.

Даже голос Дарника звучал холодно.

— Неужели он обязательно должен с нами спать? — жалобно спросил Гарион около полудня.

— Он тепленький, — все еще ворчливо ответила Сенедра, — чего порой нельзя сказать о некоторых. К тому же он хоть немного заполняет пустоту в моем сердце — конечно, совсем чуть-чуть, но все же…

Волчонок, ворочаясь под простынями, воодушевленно облизывал пальцы на ногах Гариона и вскоре, увлекшись, начал их покусывать.

Они проспали почти полдня, затем послали слугу к королю с просьбой освободить их от ночного веселья, ссылаясь на величайшую усталость.

— Но разве сейчас не время вновь завести разговор о карте? — спросил Белдин.

— Не думаю, — ответил Белгарат. — Нарадас вне себя. Он знает, как злопамятна Зандрамас, и пустится во все тяжкие, чтобы не допустить нас до карты. Он все еще пользуется безграничным доверием короля и напридумывает кучу поводов, чтобы нас остановить. Так пусть помучается, теряясь в догадках, что у нас на уме. Это поможет сбить злодея с толку, покуда Сади не усыпит его навеки.

Евнух шутовски отвесил всем поклон.

— Есть предложение, Белгарат, — заявил Шелк. — Я могу пошнырять по дворцу и добыть важную информацию. Если мне удастся разузнать, где находится карта, то изящная ночная кража со взломом разрешит все наши проблемы.

— А если тебя схватят? — спросил Дарник.

— Помилуй, Дарник! — возмутился Шелк. — Ты меня обижаешь!

— У него есть шанс, — сказала Бархотка — Хелдар способен стащить зубы у человека, не раскрывающего рта.

— Лучше не экспериментировать, — возразила Полгара. — Нарадас — как-никак гролим и, возможно, расставил вокруг карты малоприятные ловушки. Он знает всех нас — по крайней мере, чем мы славимся. Уверена, ему известно и о необыкновенных талантах Шелка.

— Неужели нам и впрямь придется его убить? — печально спросил Эрионд.

— Похоже, другого выхода у нас нет, друг мой, — ответил Гарион. — Покуда он жив, мы будем натыкаться на него за каждым углом. — Он нахмурился. — Может, у меня разыгралось воображение, но мне кажется, что Зандрамас отчаянно не хочет предоставлять Цирадис право выбора. Если мы не явимся на место встречи, она будет считаться победительницей.

— Твои предчувствия не всегда верны, Белгарион, — сказала Цирадис. — Не спорю, Зандрамас делает все, что в ее силах, чтобы не дать мне выполнить мою миссию. — Девушка слабо улыбнулась. — Скажу вам честно, она так досаждает мне, что, когда придется выбирать между ею и вами, у меня возникнет труднопреодолимое искушение сделать выбор не в ее пользу — хотя бы в отместку.

— Странно слышать нечто подобное от прорицательницы! — Белдин был поражен. — Неужели ты не свободна от симпатий и антипатий, Цирадис?

Пророчица вновь улыбнулась.

— Дорогой мой, добрый Белдин, — нежно сказала она. — Наш нейтралитет — вовсе не прихоть, а святой долг, завещанный нам еще задолго до того, как даже ты появился на свет.

Поскольку они почти целый день проспали, то вечером проговорили за полночь. Утром Гарион проснулся отдохнувшим и вполне готовым к дневным торжествам.

Придворные короля Ольдорина употребили весь предыдущий день и, вероятно, половину ночи на выдумывание речей — длинных, цветистых и невероятно скучных, призванных восславить «непобедимых победителей». Надежно защищенный от любопытных взоров забралом, Гарион то и дело клевал носом — вовсе не от усталости, а единственно от скуки. Неожиданно он услышал громкий лязг и ощутил слабый толчок в бок.

— Ой! — вскрикнула Сенедра и принялась потирать локоть.

— Что стряслось, дорогая?

— Ты действительно все время должен таскать на себе эти железки?

— Да. Но ведь тебе же прекрасно известно, что на мне доспехи. Зачем же ты толкаешь меня под ребра?

— По привычке, наверное. Не спи, Гарион.

— Я не спал, — солгал он.

— Правда? Тогда почему ты храпел?

Когда закончились заздравные тосты, король, оглядев осоловевших от вина придворных, попросил «доброго Фельдегаста» развеселить собравшихся.

Белдин в тот день явно был в ударе. Он ходил на руках, делал потрясающие сальто, очень ловко показывал фокусы — и при этом, не умолкая, шутил.

— Сдается, мне удалось хоть чуток расшевелить их, ваше величество, — в простонародной манере заявил он, откланявшись под бурные аплодисменты зрителей.

— Вы воистину виртуоз, добрый Фельдегаст, — восхищенно сказал король. — Воспоминания о вашем сегодняшнем выступлении скрасят нам долгие зимние вечера, когда мы будем томиться скукой в этом зале.

— Вы непозволительно добры ко мне, ваше величество, — низко поклонился монарху Белдин.

Перед банкетом Гарион и Закет удалились в свои покои и там перекусили — ведь за столом они все равно не смогли бы ничего съесть, не поднимая забрал. Однако в качестве почетных гостей они обязаны были присутствовать в пиршественном зале.

— Никогда так не развлекался, глядя, как другие едят, — тихо сказал Закет, садясь за стол рядом с Гарионом.

— Хочешь настоящего развлечения — гляди на Белдина. Полгара вчера вечером очень серьезно беседовала с ним. Ты прекрасно знаешь, каким манером он обычно ест, но сегодня он непременно будет из кожи вон лезть, силясь выглядеть пристойно.

Нарадас сидел по правую руку от короля. В белых глазах его заметно было замешательство. То, что Белгарат прекратил попытки завладеть вожделенной картой, сбило гролима с толку.

Но тут слуги стали вносить всевозможные яства. От дивных ароматов рот Гариона наполнился слюной, и он пожалел, что не наелся до отвала в покоях.

— Мне непременно надо повидаться с королевским поваром прежде, чем мы уедем, — сказала Полгара. — Этот суп просто изумителен!

Сади сдавленно хихикнул.

— Что смешного я сказала, Сади?

— Смотри внимательно, Полгара. Не стану портить тебе удовольствие.

Внезапно во главе стола возникло замешательство. Нарадас привстал, схватившись обеими руками за горло. Белые глаза его вылезли из орбит, он захрипел.

— Эрезель подавился! — закричал король. — Кто-нибудь, помогите!

Несколько придворных вскочили с мест и наперебой принялись колотить Нарадаса по спине. Но гролим продолжал задыхаться. Язык вывалился у него изо рта, а лицо начало синеть.

— Спасите его! — отчаянно закричал король. Но Нарадас был обречен. Тело его, выгнувшись дугой, напряглось — и в следующий миг он рухнул на пол. Отовсюду неслись тревожные крики.

— Как тебе это удалось? — шепотом спросил у Сади Шелк. — Поклясться могу, что ты и близко не подходил к кушаньям!

Сади хитровато ухмыльнулся.

— А мне этого вовсе и не требовалось. Я внимательно примечал, где он обычно сидит за столом. Всегда только по правую руку от государя. Примерно час тому назад я потихоньку проскользнул сюда и кое-чем смазал его ложку — от этого зелья опухает гортань и жертва задыхается. — Он помолчал. — Надеюсь, он успел насладиться супом. По крайней мере, я полакомился от души.

— Послушай, Лизелль, — сказал Шелк. — Когда мы вернемся в Боктор, почему бы тебе не потолковать с дядюшкой? Сади нынче не у дел, и я уверен что Дротик нашел бы достойное применение человеку с его талантами.

— В Бокторе зимой идет снег, — недовольно проворчал Сади. — Я терпеть этого не могу.

— Вовсе нет надобности тебе жить в Бокторе, Сади. Тол-Хонет тебя устроит? Хотя тебе придется отрастить волосы.

Закет умирал от смеха.

— Восхитительно, Сади! И удивительно, кстати! Нарадас отравил меня в Рэк-Хагге, а ты его — здесь. Вот что я тебе скажу: готов переплатить вдвое против любого жалованья, которое предложит тебе Дротик, если ты пойдешь ко мне в услужение.

— Закет! — только и смог вымолвить Шелк.

— Похоже, у меня неожиданно возникает широчайший выбор, — заметил Сади.

— Добрых слуг нынче особенно трудно отыскать, друг мой, — ответил Закет.

Короля Ольдорина, бледного и трясущегося, тем временем под руки выводили вон. Когда он проходил мимо них, Гарион расслышал сдавленные рыдания.

Белгарат начал вполголоса браниться.

— Что такое, отец? — спросила Полгара.

— Этот идиот будет убиваться недели напролет. Кажется, я никогда не заполучу карты!

<p>Глава 16</p>

Когда они возвратились в свои покои, Белгарат все еще бранился.

— Кажется, я перемудрил, — бушевал он. — Надо было разоблачить Нарадаса перед королем, покуда этот гад был еще жив! А теперь поздно!

Цирадис, питавшаяся исключительно самой простой пищей, сидела за столом и завтракала, а подле нее стоял ее верный защитник Тоф.

— Что тебе удалось, древнейший? — спросила она.

— Нарадас навсегда нас покинул, — ответил Белгарат, — и теперь король по нему убивается. Возможно, пройдет не одна неделя, прежде чем он оправится настолько, чтобы показать мне карту.

Лицо прорицательницы стало бесстрастным, и Гариону почудилось, будто он слышит шепот таинственной сверхдуши далазийцев.

— Мне позволено оказать вам помощь в этом деле, о древнейший, — сказала пророчица минуту спустя, словно очнувшись. — Дитя Тьмы ослушалась нашего приказания. Колдунья послала своего приспешника за картой, вместо того чтобы явиться сюда самой. И теперь я свободна от некоторых запретов.

Цирадис откинулась на спинку стула и кратко приказала что-то Тофу. Гигант кивнул и бесшумно вышел.

— Он приведет того, кто нам поможет, — объяснила прорицательница.

— А что конкретно ты собираешься предпринять? — спросил Шелк.

— Опрометчиво было бы с моей стороны открыть это преждевременно, принц Хелдар. Кстати, по силам ли тебе определить местонахождение останков Нарадаса?

— Еще как по силам, — отвечал он. — Пойду пошепчусь с придворными. — И он тоже вышел.

— Когда принц Хелдар вернется и сообщит нам, где лежит непогребенное пока тело Нарадаса, ты, король Ривы, и ты, император Маллореи, идите прямиком к королю и убедите его, употребив все дарованное вам красноречие, сопроводить вас ровно в полночь в это самое место, ибо истина, что откроется ему там, утишит его скорбь.

— Ах, Цирадис, — вздохнул Белдин, — ну почему ты вечно все усложняешь?

Прорицательница смущенно улыбнулась:

— Это одна из немногих доступных мне забав, добрый Белдин. Когда я говорю загадками, меня гораздо внимательнее слушают. А наблюдая, как в умах слушателей постепенно начинает брезжить догадка, я получаю удовольствие.

— Но ты забываешь, что это невероятно бесит!

— Возможно, отчасти поэтому мне это и нравится, — почти озорно заявила Цирадис.

— А знаешь, думаю, она все-таки обыкновенное человеческое существо, — сказал Белдин Белгарату. Минут через десять возвратился Шелк.

— Я его нашел, — самодовольно ухмыльнулся он. — Гроб с телом стоит в часовне Чолдана, что на первом этаже дворца. Я даже полюбовался на него. С закрытыми глазами он куда симпатичнее. Погребение назначено на завтра — как-никак на дворе лето, и дольше он не продержится.

— Как думаешь, который сейчас час, добрый человек? — спросила Цирадис у Дарника.

Кузнец подошел к окну и поглядел на звезды.

— До полуночи остался примерно час, — ответил он.

— Тогда пора, Белгарион и Закет! Уговаривайте короля любыми доступными вам способами. Совершенно необходимо, чтобы Ольдорин в полночь был в часовне.

— Мы приведем его, великая прорицательница, — пообещал Закет.

— Если понадобится, волоком притащим, — прибавил Гарион.

— Как бы мне хотелось знать, что она задумала, — говорил Закет, когда они с Гарионом шли по коридору. — Сдается мне, было бы легче убедить короля прийти, если бы он знал, чего ему ожидать.

— Но это могло бы его и насторожить, — возразил Гарион. — Подозреваю, Цирадис готовит нечто в высшей степени экзотическое, а некоторые с трудом воспринимают подобные вещи.

— Еще бы, — ухмыльнулся Закет.

— Его величество приказывал его не беспокоить, — ответил один из стражников у дверей королевской опочивальни, когда они попросили позволения войти.

— Прошу вас, сообщите государю, что у нас дело важное и неотложное, — сказал Гарион.

— Я попытаюсь, господин рыцарь, — неуверенно сказал стражник, — но государь вне себя от горя после смерти своего друга.

Минуту спустя стражник возвратился.

— Его величество выразил согласие встретиться с вами и вашим доблестным товарищем, господин рыцарь, но умоляю вас, будьте кратки. Страдания его невыносимы.

— Твердо обещаю, — пробормотал Гарион.

Покои короля были богато изукрашены. Сам монарх сидел в глубоком мягком кресле, обложенный подушечками, и читал какой-то тоненький томик при свете свечи. Выражение лица его было скорбным, а глаза припухли от слез. Когда друзья предстали перед ним, он показал им книгу.

— Томик мудрых изречений на все случаи жизни, — сказал он. — Правда, мне он почти не помогает. Что привело вас ко мне, господа рыцари?

— Мы явились отчасти затем, чтобы принести вам свои соболезнования, — осторожно начал Гарион. — Первые приступы горя всегда самые острые. Время утишит боль.

— Но никогда вполне не исцелит раненого сердца, господин рыцарь.

— Несомненно, ваше величество. Но как жесток ни покажется вам наш визит, поверьте, мы никогда не посмели бы нарушить вашего уединения, не будь причина, побудившая нас это сделать, столь важна и неотложна — и не столько для нас, сколько для вашего величества.

В глазах короля затлел слабый огонек интереса.

— Изложите суть, господин рыцарь.

— Этой ночью должна открыться вам правда, которая, уверяю, утешит вас в вашей печали. Эрезель был дражайшим вашим другом и никогда не заставил бы вас страдать без повода.

— Воистину, — согласился король. — Это было великое сердце!

— Не сомневаюсь, — кивнул Гарион.

— Но у вас есть и еще один повод, куда более личный, посетить часовню, где лежит тело доброго Эрезеля, ваше величество, — прибавил Закет. — Как нам стало известно, церемония погребения состоится завтра. На кладбище будет весь двор. И нынче ночью вы в последний раз имеете возможность проститься с ним с глазу на глаз и запечатлеть в памяти дорогие вам черты. Мы же с другом будем охранять двери часовни, дабы никто не потревожил вас, когда вы останетесь один на один с телом и все еще витающим поблизости духом покойного.

Король задумался.

— Возможно, вы и правы, господин рыцарь, — сказал он наконец. — И пусть ножом полоснет по сердцу, но я пойду туда и взгляну в последний раз на его лицо. Ну что ж, незачем мешкать.

И король тяжело поднялся с кресла.

Часовню арендийского бога Чолдана скупо освещала единственная свеча, стоявшая в изголовье гроба. Тело покойного по грудь накрыто было золотистой парчой. Лицо Нарадаса казалось спокойным, почти по-детски безмятежным. Прекрасно зная обо всем, что натворил за свою жизнь этот гролим, Гарион усмотрел в этой безмятежности насмешку.

— Мы встанем у дверей снаружи, ваше величество, — сказал Закет, — и оставим вас наедине с другом вашим.

Они с Гарионом вышли в коридор и прикрыли за собою дверь.

— Ты был сама мягкость, — оценил Гарион усилия друга.

— Да ты и сам неплохо сработал. Впрочем, мягко или грубо, какая разница? Главное, мы заманили его в часовню.

Они стояли у дверей, поджидая Цирадис и остальных. И примерно через четверть часа они явились.

— Он там? — спросил Белгарат.

— Да. Нам пришлось разливаться соловьями, и он в конце концов согласился.

Подле Цирадис стояла фигура в черном с опущенным на лицо капюшоном. Похоже было, что это женщина, к тому же далазийка, но Гарион впервые видел кого-то из далазийцев, облаченного не в белое.

— Это та, кто нам поможет, — сказала прорицательница. — Настало время нарушить уединение короля, ибо назначенный час пробил.

И Гарион открыл двери часовни.

Король обернулся с выражением удивления на лице.

— Не тревожься, король Перивора, — сказала Цирадис. — Ибо, как правдиво поведали тебе доблестные победители дракона, мы явились, дабы открыть правду, которая умерит твою печаль.

— Я благодарен тебе за труды, госпожа, — ответил король, — но вряд ли это возможно. Печаль мою нельзя ни умерить, ни усилить, ибо она безмерна. Дражайший друг мой лежит здесь во прахе, и сердце мое, вырванное из груди, — в этом гробу, подле его хладного тела.

— В твоих жилах течет кровь далазийцев, — сказала Цирадис, — посему ты, должно быть, осведомлен о том, что народ сей одарен сверхъестественными талантами. Есть нечто, о чем не поведал тебе тот, кого ты зовешь Эрезелем, покуда сердце его билось. Я призвала сюда ту, которая задаст несколько вопросов его духу, если он еще недалеко отлетел от бренной оболочки.

— Это черная колдунья, умеющая говорить с мертвецами? Неужели некромантия и впрямь существует? Я слыхивал о таком, но вот видеть ничего подобного мне не приходилось.

— Ведомо ли тебе, что некроманты никогда не перевирают ни единого слова из того, что открывает им дух?

— Я об этом слышал.

— Уверяю тебя, что это правда. Так давай сорвем покров с тайн Эрезеля!

Колдунья в черном приблизилась к гробу и положила бледную тонкую руку на грудь Нарадаса, а Цирадис начала задавать вопросы.

— Кто ты такой?

— Имя мое Нарадас, — ответила женщина в черном запинающимся гулким голосом. — Я верховный жрец храма Торака в Мал-Гемиле, что в Даршиве.

Король изумленно глядел то на Цирадис, то на тело Нарадаса.

— Кому ты служил?

— Госпожа моя — Дитя Тьмы, великая жрица гролимов Зандрамас.

— С какой целью явился ты в королевство сие?

— Госпожа прислала меня сюда, дабы отыскал я известную карту и задержал Дитя Света на пути его к Месту, которого больше нет.

— И что сделал ты, дабы преуспеть в этом?

— Я явился к здешнему монарху, человеку тщеславному и безмозглому, и без труда обольстил его. Он показал мне карту, которую я искал, и поведала мне карта сия нечто столь дивное, что тень моя тотчас же поспешила поведать об этом моей госпоже. Теперь ей доподлинно известно, где состоится решающая встреча. Затем, искусно манипулируя легковерным монархом, удалось мне надолго задержать Дитя Света и товарищей его, чтобы позволить госпоже моей первой достичь Места, которого больше нет, и не позволить известной прорицательнице осуществить Последний выбор, ибо госпожа моя не доверяет ей.

— Как случилось, что госпожа твоя пренебрегла личным своим долгом, переложив его на твои плечи?

Голос Цирадис зазвенел.

— У Зандрамас много иных забот. Я был правой ее рукой — и все, что я делал, с таким же успехом могла совершить она сама.

— Дух его неумолимо отдаляется, великая прорицательница, — сказала колдунья в черном своим обычным голосом. — Спрашивай скорее, ибо вскоре я не смогу более слышать его ответов.

— Что за заботы помешали госпоже твоей найти последнюю разгадку самой, как ей надлежало?

— Иерарх гролимов из Хтол-Мургоса, по имени Агахак, явился в Маллорею, ища Места, которого больше нет, стремясь опередить мою владычицу. Он был последним из гролимов, могучим настолько, что отважился бросить ей вызов. Она подстерегла Агахака на бесплодной равнине Финды и умертвила его. — Гулкий голос вдруг сорвался на отчаянный визг: — Зандрамас! Ты говорила, что я не умру! Ты обещала, Зандрамас!

Последние слова, казалось, донеслись из невероятной дали.

Колдунья в черном резко подалась вперед и ее забила крупная дрожь.

— Дух его отлетел, великая прорицательница, — произнесла она устало. — Да и полночь минула — теперь он вне досягаемости.

— Благодарю тебя, — просто сказала Цирадис.

— Могу лишь надеяться, что хоть немного помогла тебе в твоем многотрудном подвиге. Будет ли дозволено мне удалиться? Общение с этим больным разумом утомило и опечалило меня сверх всякой меры.

Цирадис наклонила голову, и некромантка беззвучно выскользнула за дверь.

Король Перивора с бледным, но бесстрастным лицом сделал шаг к гробу. Схватив золотую парчу, покрывавшую тело, он рывком сдернул ее и швырнул на пол.

— Сгодится и рогожа, — бросил он сквозь зубы. — Накройте его с головой! Я не желаю более видеть лица этого отвратительного гролима.

— Погляжу, что удастся отыскать, — сочувственно сказал Дарник и вышел в коридор.

Остальные молча стояли, глядя на короля, стоящего спиной к мертвецу. На щеках монарха играли желваки.

Спустя пару минут воротился кузнец с грязным мешком, выцветшим и покрытым кое-где плесенью.

— В подвале я нашел какой-то чулан, ваше величество, — сказал Дарник. — Этой рванью был заткнут крысиный ход. Сдается мне, нечто в этом роде вы и хотели…

— Прекрасно, друг мой. А теперь, будь любезен, набрось ветошь сию на эту падаль! Свидетельствую пред всеми вами: сей злодей недостоин честного погребения! Довольно с него сточной канавы да пары лопат земли. Вот достойная его могила!

— Полагаю, пары лопат будет недостаточно, — возразил рассудительный Дарник. — Он изрядно успел отравить воздух вашего королевства. Не позволите же вы ему распространить вокруг себя еще более сильное зловоние? Соблаговолите поручить это дело мне.

— Ты нравишься мне, друг мой, — сказал король. — Только прошу, похорони гролима сего лицом вниз.

— Обещаю, ваше величество, — сказал Дарник.

Он жестом подозвал Тофа, и они вдвоем бесцеремонно выдернули тело Нарадаса из гроба и, грубо сграбастав мертвеца за плечи, поволокли вон из часовни. Ноги Нарадаса в сандалиях безжизненно волочились по холодным камням.

Шелк шагнул к Закету.

— Теперь нам известно, что Агахак мертв, — тихо сказал он маллорейцу. — Ургит был бы счастлив узнать об этом. Правда, подозреваю, ты не горишь желанием послать к нему нарочного?

— Отношения мои с твоим братом, Хелдар, еще не настолько переменились.

— Да кто вы такие на самом деле? — воскликнул король. — И не предлог ли ваш так называемый «благородный подвиг»? Что вы таите от меня?

— Настало время нам открыться тебе, — серьезно сказала Цирадис. — Надобности скрываться нет более, ибо прочие шпионы Зандрамас без помощи Нарадаса все равно не смогут связаться со своей владычицей.

— Узнаю душку Зандрамас, — усмехнулся Шелк. — Она не доверяет вполне даже себе самой.

Гарион и Закет с видимым облегчением подняли забрала.

— Я понимаю, что ваше королевство изолировано от соседей, — перейдя на более привычный ему язык, сказал Гарион. — Что вам известно о том, что происходит в большом мире?

— В нашу гавань изредка заходят мореплаватели, — ответил король. — Они привозят не только товары, но и новости.

— А что вы знаете о событиях далекого прошлого?

— Праотцы наши везли с собою великое множество книг, господин рыцарь, дабы скрасить чтением долгое плавание. Среди этих томов есть и книги по истории — я с благоговением их прочел.

— Хорошо, — ответил Гарион. — Это многое упрощает — в том числе и объяснения. Я Белгарион, король Ривы, — представился он.

Глаза короля Ольдорина полезли на лоб.

— Богоубийца? — испуганно пробормотал он.

— Вижу, вы наслышаны обо мне, — криво усмехнулся Гарион.

— Вас знает весь мир! Неужели вы и вправду лишили жизни бога Ангарака?

— Да, это правда. А рядом со мной Каль Закет, император Маллореи.

Король затрясся.

— Какое же великое событие побудило вас двоих презреть многовековую вражду между вашими государствами?

— Все в свое время, ваше величество. Тот, кто столь любезно вызвался закопать Нарадаса, — Дарник, недавно ставший апостолом бога Алдура. Этот невеликого роста человек — Белдин, тоже апостол, а вон тот, старец, — великий волшебник Белгарат.

— Бессмертный? — сдавленно пробормотал король.

— Зря ты объявляешь об этом вот так, напрямик, — поморщился Белгарат. — Порой это очень огорчает людей.

— Так мы сэкономим время, дедушка, — отвечал Гарион. — Эта рослая женщина с белой прядью — дочь Белгарата волшебница Полгара. Рыжеволосая малышка — Сенедра, моя супруга. Блондинка — графиня Лизелль из Драснии, племянница начальника драснийской разведки, а девушка с повязкой на глазах, которая помогла разоблачить Нарадаса, — прорицательница из Келля. Великан, который сейчас помогает Дарнику, — Тоф, ее проводник. А это — принц Хелдар Драснийский.

— Самый богатый человек на свете?

— Это некоторое преувеличение, ваше величество, — скромно потупился Шелк. — Но оно вполне отражает мои стремления…

— Этого светловолосого юношу зовут Эрионд, он наш близкий друг.

— Быть представленным столь многим августейшим особам сразу — великая честь для меня. А кто из вас Дитя Света?

— Это бремя несу я, ваше величество, — ответил Гарион. — Поскольку вы, полагаю, недурно знакомы с историей Алории, то должны знать о том, что время от времени происходили встречи Дитя Тьмы и Дитя Света. Мы направляемся туда, где состоится последняя встреча, которая решит судьбу всего мира, и нам во что бы то ни стало надо определить, где именно состоится эта встреча.

— Подвиг ваш еще более велик, нежели я предполагал, король Белгарион. Я помогу вам всем, что в моих скромных силах. Злобный гролим Нарадас обманом заставил меня задержать вас — и теперь я готов на все, лишь бы загладить свою вину, пусть отчасти. Я пошлю корабли мои, дабы отыскать место встречи, где бы оно ни было. Воины мои обыщут все — от брегов Эбла до рифа Корим!

— До какого рифа?! — воскликнул Белгарат.

— Корим, древнейший Белгарат. Риф Корим пролегает подле северо-западного берега нашего острова. Местоположение его четко обозначено на карте, которую вы ищете. Соблаговолите пройти вместе со мной в мою опочивальню, и я покажу ее вам.

— Полагаю, близится к концу наше странствие, Белгарат, — сказал Белдин. — Как только ты взглянешь на карту, можешь смело поворачивать оглобли и двигать домой.

— Что ты несешь?

— На этом заканчивается твоя миссия, старик. Все мы весьма тебе признательны за труды.

— Но вы ведь не станете очень уж противиться, если мне вздумается и далее сопровождать вас?

— Как хочешь, но мы вовсе не желаем отрывать тебя от более важных дел, коими ты ради нас пренебрег.

Белдин злорадно ухмылялся. Задирать Белгарата было его любимым развлечением.

Распахнув двери часовни, Гарион увидел сидящую на пороге волчицу. Янтарные глаза ее пристально глядели на людей, а пасть была растянута в волчьей улыбке.

<p>Глава 17</p>

Они прошли вслед за королем по анфиладе скупо освещенных дворцовых залов Перивора. Волнение охватило Гариона. Они победили! Как ни старалась Зандрамас им помешать, они все же победили! Ответ на последнюю загадку был на расстоянии вытянутой руки — и как только они его получат, состоится встреча. Теперь никакая земная сила не могла этому помешать.

«Прекрати! — раздался голос в его мозгу. — Теперь ты должен быть спокоен. Очень спокоен. Попробуй думать о ферме Фалдора. Это всегда очень тебя успокаивало».

«Где ты…» — начал было Гарион, но осекся.

«Где я — что?»

«Не обращай внимания. Этот вопрос всегда тебя раздражал».

«Поразительно. Оказывается, ты все-таки помнишь кое-что из того, о чем я говорю. Итак, ферма Фалдора, Гарион. Ферма Фалдора».

И Гарион стал послушно делать то, что велел голос. И обнаружил, что воспоминания, потускневшие за эти долгие годы, обрели вдруг поразительную яркость. Он вспомнил во всех подробностях ферму — сарай, амбар, кухню, кузницу и столовую на первом этаже дома, а затем галерею на втором этаже, куда выходили двери спален, и внутренний дворик… Он явственно слышал стук молотка Дарника, доносящийся из кузницы, чуял запах свежего хлеба, только что испеченного тетушкой Пол… Он видел Фалдора, старого Кральто и даже Брилла. Видел Дороона и Рундорига. А вот и Зубретта — светловолосая, хорошенькая и удивительно ветреная. И на него снизошел безмятежный покой — подобный тому, что ощутил он некогда в гробнице одноглазого бога в Городе Ночи…

«Вот так-то лучше, — снова раздался голос, — Постарайся держаться в этом состоянии. Тебе понадобится предельная ясность мысли в последующие несколько дней, а если мысли твои будут блуждать, у тебя ничего не выйдет. Вот когда все останется позади, можешь думать хоть о десяти вещах одновременно».

«Если я останусь в живых…»

«Будем надеяться».

И таинственный голос умолк.

Стражники у дверей королевских покоев расступились, пропуская их. Король направился прямиком к секретеру, отпер его и извлек оттуда древний пергаментный свиток.

— Боюсь, чернила сильно выцвели, — огорченно бормотал король. — Мы всячески пытались предохранить карту от солнечных лучей, но ведь она так стара…

Он подошел к столу и осторожно развернул свиток, придавив уголки тяжелыми книгами. И вновь ощутил Гарион волнение, но усилием воли заставил себя думать о ферме Фалдора и ее обитателях, чтобы восстановить ясность ума и спокойствие.

Палец короля Перивора уперся в карту.

— Здесь лежит остров Перивор, — сказал он, — а вот здесь пролегает риф Корим.

Гарион знал, что если он надолго задержит взгляд на этом размытом пятнышке на карте, то дикое возбуждение вновь овладеет им. Поэтому он лишь скользнул взглядом по тому месту, куда указывал король, и тотчас же принялся изучать карту целиком. Все названия были написаны по-старинному. Гарион автоматически стал искать на карте свое королевство. На карте оно значилось как «Райва». Были тут и «Ариндия», и «Кереч», и «Тол-Найдра» — а еще «Драксния» и «Ктхал-Маргоз».

— Тут ошибка, — отметил Закет. — Риф этот называется Туримским.

Белдин пустился в пространные объяснения, но Гарион уже знал ответ.

— Времена меняются, — говорил горбун, — а помимо всего прочего, мы с течением времени и произносить многие слова начинаем иначе. Географические названия изменяются с течением столетий. Имя этого рифа, вероятно, менялось не однажды на протяжении нескольких последних тысячелетий. Это совершенно обычное явление. Если бы Белгарат сейчас заговорил так, как принято было в той деревушке, где он появился на свет, никто из нас не понял бы ни единого слова. Вполне возможно, некогда риф этот носил имя «Торим» или что-то в этом роде, а затем оно трансформировалось в «Турим». Вполне возможно, оно еще не однажды изменится. Я изучал такого рода феномены. Видите ли, то, что происходит, называется…

— Ты когда-нибудь заткнешься? — взорвался мучимый нетерпением Белгарат.

— Неужели ты не жаждешь расширить свой кругозор?

— В данный момент — нет!

Белдин вздохнул.

— И тем не менее, — упрямо продолжал он, — то, что именуется написанием, суть способ воспроизведения звучания того или иного слова. Если звучание изменяется, тотчас меняется и написание. Вот как просто объясняются некоторые расхождения в названиях.

— Твои объяснения в высшей степени убедительны, добрый Белдин, — сказала Цирадис. — Однако в случае с рифом новое имя было навязано извне.

— Навязано? — переспросил Шелк. — Но кем?

— Существуют два пророчества, принц Хелдар. Противоборствуя, они изменили название этого рифа, дабы скрыть его местонахождение от бессмертного Белгарата и от Зандрамас. Эти двое обязаны были разгадать шараду — только тогда последняя встреча могла состояться.

— Так это игра? — изумленно спросил Шелк. — Кто же осмеливается играть столь важными вещами?

— Две бессмертные сущности, принц Хелдар, непохожи на нас, смертных. Они состязаются друг с другом и в великом, и в малом. Например, одна из них может попытаться изменить орбиту планеты, в то время как другая употребит все силы свои, чтобы удержать ее на месте. А порой одна сущность пытается сдвинуть с места песчинку, тогда как другая изо всех сил эту песчинку держит. Эти игры порой длятся долгие тысячелетия. А игра с шарадами, которую измыслили они для Белгарата и Зандрамас, — всего лишь еще одна форма состязания между двумя сущностями, ибо, случись им сойтись лицом к лицу без посредников, вся вселенная разлетится на куски.

И Гарион вдруг вспомнил странное видение, посетившее его в Тронном зале Во-Мимбра. Он увидел двух безликих игроков, сидящих за игрой, правила которой столь сложны, что смертный разум просто не в силах их постичь. И теперь он совершенно ясно осознавал, что тогда ему на краткое мгновение открылась та высшая реальность, о которой сейчас говорила Цирадис.

«Так ты тогда сделал это намеренно?» — мысленно спросил он у таинственного голоса.

«Естественно. Мне надо было чем-то воодушевить тебя, чтобы ты сделал то, что было тогда необходимо. Ты азартный мальчик — вот я и выдумал эту картинку с игроками, чтобы тебя заинтриговать».

И тут до Гариона кое-что дошло.

— Цирадис, — обратился он к прорицательнице, — почему нас так много, тогда как Зандрамас, похоже, совершенно одинока?

— Так было всегда, Белгарион. Дитя Тьмы всегда пребывает в одиночестве — как Торак в его безумной гордыне. Вы же скромны. Не в ваших обычаях стремиться превзойти друг друга, ибо собственное «я» для вас отнюдь не превыше всего на свете. Это и подкупает в тебе, Дитя Света, ведь ты не ослеплен значимостью собственной персоны. Пророчества Тьмы всегда избирали кого-то одного и наделяли его всей возможной силой. Пророчества же Света неизменно распределяли силу между многими. И хотя основное бре